/ Language: Русский / Genre:love_short / Series: Панорама романов о любви

Надо верить

Кэрри Томас

Только в романах бывает счастливый конец, считает Келли Эванс — молодая талантливая журналистка. Это убеждение основано на жизненном опыте: Келли понимает, что ее любовь к мужу лучшей подруги безнадежна. Лишь бумаге можно доверить тайну — и Келли берется за автобиографичную книгу об истории многолетней дружбы двух совершенно не похожих друг на друга девочек, девушек, женщин. Но как быть с финалом? Цепь фатальных событий, сюрпризов судьбы, не всегда приятных, доказывают Келли, что счастливый конец бывает и в жизни. Надо только верить — и все будет хорошо…

Кэрри Томас

Надо верить

1

Напряженно вглядываясь в темноту, Келли стала еще сильнее крутить педали. Она чувствовала, что плащ совсем промок, и холодные струйки воды стекают за воротник. Позади еще погромыхивало, и редкие разряды молний отбрасывали желтоватые блики на черную ленту дороги. Еще немного — и она дома! Наконец Келли с облегчением вздохнула и, соскочив на землю, пошла по гравию дорожки, ведя велосипед за руль и стараясь обходить глубокие лужи. Пройдя несколько шагов, она остановилась и прислушалась. Кто-то явно крался за ней следом. Келли резко повернулась.

— Кто здесь?! — воинственно крикнула она. — Сверкнувшая молния на мгновение осветила суровое мужественное лицо, тусклое пятно плаща, и вновь все поглотила темнота. — Ты? — с недоверием спросила девушка.

— Добрый вечер, Келли, — поздоровался Лоренс Лаутон. — Извини, что напугал. Я ждал тебя в машине…

Она вздохнула.

— Зачем? Уже очень поздно! Что-нибудь случилось?

— Да нет… Ты позволишь мне зайти на минуту?

Она всматривалась в высокую фигуру, стараясь незаметно перевести дыхание и заставить сердце успокоиться.

— Заходи. — Оставив велосипед у крыльца, она открыла сумку, пытаясь нащупать ключ. — Но придется пробираться на верхний этаж в кромешной тьме.

— Должно быть, эта лестница и помогает тебе сохранить форму? — заметил Лоренс в своей излюбленной манере: лаконично и бесстрастно, пока они пролет за пролетом преодолевали крутую лестницу.

— Вряд ли, — откликнулась Келли, думая о том, что в последний раз они говорили год назад. Она задыхалась, но лестница здесь была ни при чем… У входа в мансарду она повернулась к Лоренсу. — Пожалуйста, подожди здесь, а я пойду принесу фонарик. — Оставив своего нежданного гостя на площадке, Келли наощупь пробралась через гостиную на кухню. Ее руки дрожали, пока она шарила в ящике стола. Слава Богу, поиски фонарика увенчались успехом. Кроме того, она нашла и несколько свечек, укрепила их на блюдце, и мерцающий зыбкий свет озарил комнату. — Теперь можешь войти, — разрешила Келли, пропуская Лоренса в свое жилище. — Тебе лучше снять плащ, — предложила она, снимая свой дождевик. — Я отнесу их в ванную, стряхну как следует.

— Спасибо. — Лоренс с видимым удовольствием избавился от плаща и пригладил мокрые волосы. — Не дождь, а просто всемирный потоп! — Он взглянул на часы. — Для визита поздновато, прости, совсем потерял счет времени.

Келли взяла плащи и развесила их в крохотной ванной. Появление Лоренса привело ее в полное замешательство. Она уже свыклась с мыслью, что их встреча год назад, после случившейся трагедии, была последней. Лоренс не давал о себе знать, и Келли примирилась с фактом, что он забыл о ее существовании, а если и вспоминал, то разве что когда думал о своей ужасной потере… И вот теперь он здесь!.. Зачем? Теряясь в догадках, она несколько раз глубоко вздохнула, пытаясь унять неожиданную дрожь, и вернулась в комнату.

— Присядь, — вежливо предложила Келли. — Кофе?

Лоренс опустился на кушетку и скрестил длинные ноги.

— У тебя нет чего-нибудь покрепче?

Келли кивнула и отправилась на кухню за бутылкой бренди, которую хранила на всякий пожарный случай. Захватила и пару бокалов.

— Ты тоже немножко выпьешь? — вопросительно взглянул на нее Лоренс.

— Капельку. — Втайне надеясь, что алкоголь поможет успокоиться, Келли взяла бокал и присела на стул. — Какая глупость — предлагать тебе кофе, когда нет электричества… — вдруг сообразила она.

— С моей стороны было бы, наверное, невежливо указывать тебе на это, — заметил он, слегка улыбнувшись.

Смакуя бренди, он молча смотрел на Келли. Его лицо казалось ей осунувшимся и усталым, прибавилось и морщинок. Молчание слишком затянулось, и, испытывая неловкость, она напрямик спросила, каким образом он оказался здесь, да еще в столь поздний час.

— Я был в «Короне», обедал с коллегой, — как бы оправдываясь, ответил Лоренс. — Мы сидели в укромном уголке, и я заметил тебя за стойкой бара, но ты, закончив работу, быстро исчезла, не оставив мне шанса поговорить с тобой, поэтому я приехал сюда и ждал, когда ты вернешься домой…

— Но я могла и не вернуться или вообще за время, что мы не виделись, переехать.

— Я предварительно навел справки.

— Понимаю, — кивнула Келли, хотя на самом деле ничего не понимала.

— Ты помнишь, что сегодня за день? — спросил он.

Неужели думает, что она могла забыть? Келли уставилась в свой бокал.

— Годовщина твоей свадьбы.

— Ты не забыла?

— Конечно нет. — Она вздернула подбородок.

— Я так и думал, все-таки ты была подружкой невесты!..

Лоренс Лаутон пристально посмотрел на нее. В тусклом, дрожащем свете его глаза казались совершенно темными. На смуглом лице лежал привычный отпечаток высокомерия, и Келли опять показалось, что он словно возвышается над ней.

Келли Эванс и Лоренс Лаутон никогда не чувствовали себя уютно в компании друг друга. И уж совсем неловко — с того часа, когда он женился на ее ближайшей подруге Джилл Монд.

— Как ты? — спросила Келли после тягостной паузы.

— Так себе… — ответил он тихо. — А ты?

— Я много работаю, — вздохнула она.

— Помогает?

— Да. — Келли быстро взглянула на гостя. — Скажи, зачем ты пришел? Уж кого-кого, но в этот день тебе, наверное, меньше всего хотелось бы видеть меня?!

— Напротив. — Он отпил глоток бренди. — Сначала я тоже так думал и мечтал пообедать с кем-нибудь, кто не знал Джилл, чтобы избежать разговоров о ней, но потом… — Лоренс сделал паузу, стиснув зубы. — Мне все еще больно… — Келли не сомневалась в этом. — Потом я увидел тебя за стойкой и внезапно мне страшно захотелось поговорить о Джилл. А с кем бы я мог поговорить, как не с тобой? Вот и приехал сюда.

— Чтобы поговорить о Джилл? — Келли недоуменно посмотрела ему в глаза. — Помню, ты всегда обижался, когда мы проводили много времени вместе, ведь так?

— Ты ошибаешься. Я вовсе не обижался. — Он взглянул на свечу позади себя. — Она на последнем издыхании. У тебя есть еще?

— Боюсь, что нет.

— Может, попросишь у соседей?

— Никого нет, они в отъезде, — заметила Келли. — Нам ничего не остается, как довольствоваться тем что есть.

— Тогда погаси пару свечей и оставь их на потом.

Келли послушно задула две свечки. Комната погрузилась в полумрак. Девушка чувствовала легкое головокружение от усталости, на которую к тому же наложился шок от встречи с Лоренсом. Глупо отрицать этот факт: она испытывала именно шок, находясь в комнате с мужчиной, которого ее лучшая подруга с первого же взгляда определила себе в мужья. Лоренс был прекрасным супругом для Джилл, о котором лишь могли мечтать ее родители: преуспевающим, надежным и… чертовски привлекательным — с завораживающими, выразительными глазами.

Но только он, с грустью отметила про себя Келли, никогда не проявлял интереса к ближайшей подруге своей жены. Журналистка на вольных хлебах, вечерами подрабатывающая в баре, чтобы свести концы с концами, явно не занимала мыслей состоятельного, блестящего адвоката. Келли в ответ на его равнодушие была подчеркнуто сдержанна и, тщательно скрывая свою влюбленность в Лоренса, старалась, чтобы их пути пересекались как можно реже. Ради Джилл оба соблюдали видимость хороших отношений, и когда она умерла, у Лоренса не осталось причин продолжать эту игру. Сегодняшняя встреча была первой со дня похорон Джилл, и Келли с досадой отметила, что чувствует себя в присутствии Лаутона так же неспокойно, как прежде.

— Ты хочешь, чтобы я ушел? — спросил Лоренс, словно читая ее мысли.

— Нет, — быстро сказала она. — Если тебе это поможет, пожалуйста, оставайся. Поговорим о Джилл столько, сколько хочешь. Когда я навещала ее родителей, они не могли говорить ни о чем другом, кроме ее смерти, и это было ужасно!.. — Келли прикусила губу. — В моей семье Джилл вспоминают так, будто она с нами…

— Это хорошо. Джилл нравилось бывать в вашем доме, наверное, потому, что твоя семья отличалась от ее собственной. — Его глаза потемнели. Она ведь была единственным ребенком и росла не так, как ты, Келли… Расскажи мне о своей семье!

Она с сомнением посмотрела на него.

— Тебе это интересно?

Лоренс вяло улыбнулся.

— Да. Я часто расспрашивал Джилл, мне действительно было интересно, почему твой дом так притягивал ее.

— Я думаю — по контрасту. В моей семье никогда не было много денег, но зато взаимопонимания и согласия — в избытке. Мой отец преподавал древнюю историю и литературу в Ройстанской школе для мальчиков и тренировал школьную крикетную команду. К нему постоянно приходили ученики для дополнительных занятий. Отец был чудесный человек, но… типичный пример рассеянного ученого — ни малейшего представления о бытовых проблемах. Так как денег на прислугу не было, мама все делала сама — в перерывах между работой.

— Она брала какую-то надомную работу? — полюбопытствовал Лоренс.

— Если можно назвать так портреты соседских щенков и котят, — улыбнулась девушка. — Казалось, она всегда держит что-то в руках: кисть, или молоток, или дрель… Она постоянно что-то ремонтировала, пекла, чинила нашу одежду. Мама любила копаться в саду и находила время, чтобы помочь нам с уроками…

— Она жива?

— О, конечно! Моя сестра Эгина снимает часть превосходного загородного дома, а мама живет поблизости в маленьком флигеле. — Келли улыбнулась. — Она больше ничего не ремонтирует, но все еще пишет портреты домашних любимцев. А вторая моя сестра Хлоя тоже живет в Кембридже, всего в нескольких милях от мамы, так что это всех устраивает.

— Я слышал, что ваш отец умер?

— Да. — Улыбка Келли исчезла. — Я скучаю по нему. Это было так тяжело — потерять его сразу после… — Она отпила глоток бренди, закашлялась, потом робко взглянула на Лоренса. — Очень мило было с твоей стороны написать маме, она была страшно тронута. Но хватит о моей семье, ты хотел поговорить о Джилл.

— Не совсем так, мне просто нужно было поговорить с кем-то, кто ее любил, о ней, такой, какой она была — не сусально-святой, а живой и любящей жизнь. Ее родители буквально канонизировали Джилл после смерти… Можно мне еще бренди? — Смущение придало его голосу искреннюю душевность.

— Конечно.

Лоренс плеснул в бокал немного коричневатой жидкости.

— Я наконец продал дом.

— Может, и правильно…

— Да, мне следовало сделать это сразу, в нем все дышало Джилл. У меня не было надежды, что я справлюсь со своей потерей, если останусь там. Я все время ждал, что услышу ее голос, увижу, как она открывает дверь… — Его глаза потухли, он глотнул бренди. — Поэтому я переехал в город. Я сам разбирал вещи, упаковывал всякие сервизы и прочие мелочи и нашел вот это. — Лоренс вынул из кармана небольшой футляр и открыл его. — Я подумал, тебе будет приятно иметь что-нибудь на память о Джилл.

Сердце Келли сжалось от боли, когда она увидела серьги — бриллиантовые бантики с подвесками из каплеобразных жемчужин, — которые Джилл надевала на свадьбу.

— Я не могу принять это, Лоренс. Их следует отдать миссис Монд.

— Я передал ей все драгоценности сразу же после похорон, — тихо произнес он. — Но мне хотелось бы, чтобы этот жемчуг был у тебя. Думаю, и Джилл хотела бы этого. Ведь если ты помнишь, это был мой свадебный подарок…

Келли молча кивнула. Как она могла забыть? Весь тот день в мельчайших подробностях остался в ее памяти… Лоренс глубоко вздохнул.

— Я на днях наткнулся на свой старый смокинг и нашел в кармане эти серьги. Видимо, Джилл сняла их, когда мы были на какой-то вечеринке. Я уверен, она хотела бы, чтобы я отдал их тебе.

Келли осторожно взяла коробочку.

— Спасибо, Лоренс, я буду хранить их.

Но никогда не надену, подумала она. В напряженной тишине они избегали смотреть в глаза друг другу. Лоренс сидел, как истукан, уставившись в одну точку, и вдруг спросил:

— Ты по-прежнему пишешь?

— Да, я как раз заканчиваю роман.

О Господи! Зачем она говорит ему это?

— Роман?

— Ну да. Я ушла из редакции, потому что каждодневная погоня за сенсациями стала вызывать у меня идиосинкразию. Продолжаю заниматься журналистикой время от времени. — Она рассмеялась, стараясь разрядить атмосферу.

— Джилл никогда не упоминала о романе…

— Я не рассказывала ей. — Келли замялась. — Собиралась сделать это непосредственно перед тем, как объявят в программе новостей… — Она печально улыбнулась. — Но теперь уже поздно. Только мама в курсе, а больше никто. И вот сейчас ты…

— Не волнуйся, это останется при мне.

— Думаю, никому это и не интересно. — Девушка пожала плечами.

— И ты работаешь в «Короне», чтобы не умереть с голоду на своем чердаке и иметь возможность писать? — усмехнулся Лоренс, делая усилия, чтобы поддержать самим же затеянный разговор. — Ты достаточно зарабатываешь, чтобы жить сносно?

— О, да! С этим все в порядке, — заверила она. — Мои статьи хорошо оплачиваются. Отец оставил мне небольшое наследство, что тоже облегчает жизнь. Когда мама продала дом в Ройстане, она дала мне денег на роскошную электрическую машинку, и я даже положила в банк немного, на всякий случай… — Она внезапно замолчала, вдруг осознав, что говорит что-то лишнее. — А как ты живешь, Лоренс?

— Так же, как и ты — работа заполняет душевный вакуум. В конторе, как всегда, масса дел. Клиенты солидные, так что все нормально. Теперь еще и братец мой — Максимилиан — у меня работает.

— Я мало что понимаю в юриспруденции. Чем конкретно ты занимаешься?

— Я консультирую банки, различные компании по поводу правомерности их финансовых операций…

— Звучит впечатляюще.

— По крайней мере, заполняет пустоту моей жизни.

На какой-то момент опять воцарилась тишина. Затем Келли встала и вновь зажгла одну из свечей.

— Хоть бы дали электричество! Глупо, но ужасно хочется чаю.

— Это свойственно человеческой натуре: желать невозможное, — сказал Лоренс с внезапной горечью.

Келли почувствовала, как комок застрял у нее в горле: первый год вдовства явно дался Лоренсу нелегко.

Она снова села, глядя в напряженные мужественные черты его лица, которые едва угадывались в сумраке.

— Я понимаю, мы никогда не были душевно близки, но все же знакомы долгое время…

— Это ты всегда избегала меня, Келли!

— Мне казалось, что так лучше, чтобы не осложнять жизнь Джилл.

— О! Поверь мне, для Джилл жизнь была лишена бытовых сложностей. Единственное, чего ей всегда не хватало — это ребенка. Злая ирония судьбы: отказать ей именно в том, чего она хотела больше всего на свете!..

— Да, она ждала ребенка.

Он кивнул, его губы дрогнули.

— Странно, на самом деле. Двое нормальных здоровых людей поженились, и появление ребенка в семье — обычное явление! Но не в нашем случае. И хуже всего было то, что Джилл начала думать, будто обманула мои ожидания! Я не скрывал — я действительно хотел детей. И все еще хочу! Но я постоянно внушал Джилл, что люблю ее, независимо от того, есть ребенок или нет. Мы могли бы усыновить… — Лоренс провел дрожащей рукой по темным волосам. — Бедняжка! Это стало для нее навязчивой идеей — без конца глотать пригоршнями витамины, постоянно измерять температуру, чтобы выбрать благоприятный момент для зачатия… Она почти не могла разговаривать на другую тему, настаивала, чтобы мы занимались любовью только в определенные дни. — Он испуганно взглянул на Келли. — Прости, тебе, наверное, неприятно выслушивать все это?

— Я кое-что знаю от Джилл, — ответила она, не глядя на Лоренса. — Не из своего опыта, но мне известна эта методика: и витамин Е, и специальная диета… Может, я боюсь превратиться в такую же одержимую, как Джилл, и не могу решиться…

— Но ты ведь собиралась замуж за кого-то? Я только недавно узнал, что все расстроилось…

— Да. Не получилось. — Она пожала плечами. — Я не имею ничего против мужчин и, кажется, даже нравлюсь им… Но сейчас я наслаждаюсь, приходя домой и спрятавшись от всего мира. — Келли слегка улыбнулась. — Я воспитывалась в доме с явным преобладанием женщин, обожала отца и в своей теперешней жизни не вижу необходимости в присутствии мужчины.

— А секс? — напрямик спросил Лоренс.

— Секс? — Ее ресницы вспорхнули и тут же опустились. — О, да! В этом случае мужчина необходим. — Келли отвернулась, заливаясь краской. — Но если уж мы заговорили на эту тему, должна тебе признаться, что могу быть вполне счастлива и без сексуальных отношений.

— Счастлива?..

— Да, но тебе этого не понять — ты ведь мужчина!

Темные, слегка прищуренные глаза Лоренса впились в ее лицо.

— Ого, мне кажется, ты никогда не обращала на это внимания.

— Нет. Ты не прав! Ты как раз тот мужчина, которого нельзя не заметить. Но ты был… просто не в моем вкусе.

— Какая деликатность… и сейчас твоя позиция не изменилась?

Ах, если бы она не вдалбливала в свою несчастную голову, что это так, один нечаянный взгляд выдал бы ее мгновенно.

— Я давно не думала о тебе, — солгала Келли, стараясь, чтобы голос звучал ровно.

— По-моему, виной всему твоя проклятая честность, с которой я не смог совладать, — покачал головой Лоренс. — Это чертовски неприятно для мужского эго: сознавать, что ты не заслуживаешь женского внимания.

— Не скромничай, Лоренс. Я не поверю, что тебе не хватало женского внимания весь последний год: молодой вдовец, нуждающийся в утешении!..

— Как точно сказано, Келли! Вдовец! — подчеркнул он последнее слово. — Безутешный вдовец.

Наверное, это правда, грустно подумала Келли. После Джилл он скорее всего и подумать не мог о какой-то другой женщине.

— Но тебя наверняка приглашают на званые обеды в последнее время гораздо чаще, чем тогда?!

— Да, приглашают, — согласился он. — Но все эти церемонные посиделки невообразимо скучны, а холостяцкие забавы не по мне.

— Почему?

— Виновато мое старомодное воспитание. Я в трауре и стараюсь ни с кем не составлять пару даже за обеденным столом. Хотя я нормальный мужчина, Келли. Но я не хочу покупать секс, как не хочу нечаянно привязать к себе какую-нибудь милую девушку. Вдруг она решит, что у меня есть в отношении нее матримониальные планы?

Келли молча переваривала услышанное.

— Но ведь когда-нибудь ты женишься? — спросила она наконец.

— Кто знает! — Лоренс взглянул на часы. — Мне пора, но я не в восторге от мысли, что должен оставить тебя здесь одну, в темноте.

— Не беспокойся, это пустяки, — быстро сказала Келли, хотя ее вовсе не радовала перспектива провести в одиночестве ночь в пустом доме да еще без света. И она хотела бы, чтобы Лоренс задержался, но… совсем не из-за боязни темноты.

— Я предпочел бы подождать, пока дадут электричество, — упорствовал гость.

— И что же тебе мешает? — улыбнулась она. — Одно из преимуществ моего одиночества — делать то, что хочется…

Лоренс окинул ее долгим проницательным взглядом.

— А ты очень изменилась за последний год, Келли. Ты повзрослела.

— Что делать, жизнь не стоит на месте… От этого никуда не уйти.

— Я, наверное, неправильно выразился, — начал Лоренс, — но ты всегда выглядела моложе Джилл, хотя я знаю, что вы ровесницы.

— Я младше на год, если быть точной. Мы обе родились в сентябре, но с разницей в год. Джилл была самая старшая в классе, а я самая младшая.

— И самая умная, по мнению Джилл. Я получил исчерпывающие сведения о твоих оценках на экзаменах.

— Не знаю, как насчет «самой умной», но самая прямолинейная — это уж точно! У нас дома всегда было принято говорить что думаешь. В школе же меня все время одергивали — не рассуждай, прикуси язык, веди себя прилично и так далее… Джилл была совсем другой — прелестной, как картинка, любимицей учителей и соучеников, и всегда такой послушной — чистое золото!.. — Она замолчала, чувствуя, как странно перехватило горло.

— Всегда, — согласился он и улыбнулся. — Знаешь, это хорошо, что мы можем так просто говорить о ней, я благодарен тебе за твое терпение. Ночной гость, вероятно, не очень-то приятный сюрприз после утомительной работы в «Короне»? Но когда я тебя там увидел, не смог противостоять порыву…

— Порыв — это что-то новое, и уж никак не вяжется с тобой, Лоренс.

— Да, — согласился он. — Не в моем стиле. Но думаю, ты и понятия не имеешь, какой я на самом деле.

— Ты всегда неодобрительно относился к нашей дружбе.

Лоренс отрицательно покачал головой.

— Нет, хотя я, и правда, не мог понять, почему вы с Джилл неразлучны: двух более несхожих особ трудно себе представить!..

— Верно. Но мы стали не разлей вода как только познакомились, с первого дня пребывания в школе. Там учителя всех причесывали под одну гребенку, и разница не бросалась в глаза, а вне школы контраст был вопиющим!

— Наряды никогда не интересовали тебя? — полюбопытствовал Лоренс.

— Конечно, интересовали! Я нормальная женщина.

— Ты всегда носила джинсы, и сегодня я с трудом узнал тебя…

— Если это комплимент, благодарю, — сказала Келли с язвительной усмешкой. — Когда я работаю в «Короне», предпочитаю строгую блузку, темную юбку, легкий макияж и гладкую прическу.

— Профессия диктует особый стиль?

Она согласно кивнула.

— Это общеизвестно.

— И ты держишь всех мужчин на почтительном расстоянии?

— Нет, не всех, у меня есть несколько друзей. — Она подчеркнула слово «друзей». — Но они не любовники и не потенциальные мужья… Просто добрые приятели.

— Если бы это говорил кто-то другой, я бы усомнился в правдивости этих слов, — заметил Лоренс. — Всегда с недоверием относился к платоническим отношениям между мужчиной и женщиной.

— Что ж, — холодно заметила Келли, — мужчина, подобный тебе, естественно, может сомневаться, но уверяю тебя — это вполне возможно.

— Да, только вряд ли твоим друзьям это так уж нравится.

— Нравится или нет — они держат свое мнение при себе, — спокойно парировала она. — Я не собираюсь влюбляться. Я просто не способна растворяться в избраннике, как Джилл. Ты для нее был центром Вселенной, ее жизнь вращалась исключительно вокруг тебя. Я же не способна на подобное самоотречение. Единственное живое существо, которое еще занимало мысли Джилл, была ее лошадь, — Келли вдруг осеклась, проклиная свой неуправляемый язык. — Господи, что я говорю… Прости, Лоренс.

— Ничего. Это правда.

Девушка вздохнула.

— Если уж мы заговорили об этом, до сих пор не могу понять, как лошадь могла сбросить ее… Джилл ведь была такой великолепной наездницей!

— Должно быть, отвлеклась, — слегка нахмурившись, пожал плечами Лоренс. — Она была не в настроении в то утро, поняв, что у нас опять не получилось с ребенком… Каждый месяц одно и то же, и я ничем не мог успокоить ее. Единственное, что помогало ей разогнать тоску — вскочить в седло и нестись галопом по вересковым пустошам, пока не придет облегчение.

— Но это случилось в другом месте, не на пустоши, — грустно заметила Келли.

— Да, — кивнул он, и глаза его померкли. — Она спокойно ехала по тропе, по которой проезжала сотни раз, опустив поводья, но что-то, видимо, испугало лошадь… Та резко рванулась, и Джилл упала, ударившись виском о выступающий камень… Смерть была мгновенной. — Голос Лоренса дрогнул. — Мне говорили, что хотя бы за это я должен благодарить Бога. — Он тяжело вздохнул и беспомощно развел руками.

— Нет, это ужасно!

Келли импульсивно вскочила и села рядом с ним, положив ладонь на его руку. Лоренс сжал ее кисть с такой силой, что, казалось, кости хрустнули.

— Мне не следовало рассказывать тебе это. — Он нахмурился, увидев в зыбком свете свечей слезы, блеснувшие на щеках Келли. — Я заставил тебя плакать. Прости. — Он притянул ее к себе совсем близко, так, что она почувствовала его дыхание.

— Ты знаешь, я никогда до этого вечера не плакала, думая о Джилл, — всхлипнула Келли, ее прерывающийся от слез голос звучал глухо. — Я так хотела, но не могла…

— Теперь пришло время выплакаться, — проговорил он, поглаживая ее волосы. Легкое, нежное прикосновение вконец лишило ее самообладания: Келли словно оттаяла в его руках, захлебываясь слезами.

— Я испортила твой пиджак, — внезапно спохватилась она, и Лоренс, слегка отстранившись, снял его, а затем снова обнял девушку.

— Не беда. Можешь теперь испортить и рубашку, — отшутился он, и Келли, всхлипнув, все же чуть улыбнулась сквозь слезы. Лоренс притянул ее еще ближе и погладил по спине. Его рука была такой теплой и так приятно согревала…

Лоренс стало неловко и она попробовала выпрямиться, но не тут-то было. Рука Лоренса спустилась ниже и теперь по-хозяйски лежала на талии девушки. Келли умоляюще подняла голову:

— Лоренс…

Она замолчала, сердце глухо забилось, когда вдруг глаза ее встретили страстно-требовательный взгляд, перед которым было невозможно устоять… Когда губы Лоренса нашли ее рот, Келли часто задышала, пытаясь вырваться из его объятий, но тщетно. Его губы смягчились, лаская, язык стал настойчивее, губы ее раскрылись в ответ, и, ослабевшая после рыданий, Келли уже не могла сопротивляться…

Жар его тела пробудил в ней чувственность, Лоренс заметил это, и теперь его руки скользили по телу Келли с такой настойчивой уверенностью, с таким изощренным искусством, перед которым она была совершенно беззащитна. Келли самозабвенно отдавалась буре этих ласк, поражаясь не столько их силе, сколько собственной ответной страсти.

С ней случилось то, чего она всегда хотела, боясь признаться в этом даже себе самой. И не было такой силы, которая могла бы защитить ее от этого мужчины, стремившегося получить то, чего он жаждал в течение долгих одиноких месяцев. Когда они наконец обрели друг друга, горе и не находившие выхода эмоции объединили их неистовой необходимостью взаимного утешения, которое превратилось в ошеломляющий восторг разделенной страсти.

Неожиданно вспыхнула лампочка под потолком, заливая комнату ярким светом. Келли резко отпрянула и, вырвавшись из рук Лоренса, метнулась за одеждой. Пряча пунцовое от смущения лицо, она кинулась в ванную…

О Господи, что на нее нашло? Келли взглянула на свое отражение в зеркале и ужаснулась… Будь возможность выбирать, подумала она сердито, следовало бы подождать в ванной, пока Лоренс поймет намек и удалится, не попрощавшись. Но вряд ли воспитание позволит ему сделать это.

Прошло десять минут, прежде чем Келли почувствовала, что более-менее готова лицом к лицу встретиться с Лоренсом. Она вышла из ванной, застегнутая на все пуговицы, припудрив пылающие щеки, тщательно расчесав волосы…

Келли почему-то решила, что Лоренс сидит с видом победителя там, где она его оставила, — на софе. Но, вопреки ожиданиям, он хозяйничал на кухне.

— Ты говорила, что хочешь чаю, — тихо сказал он, наливая воду в чайник.

Но Келли не слушала: затаив дыхание, она смотрела на Лоренса. Его бронзового оттенка волосы уже высохли и под светом лампы отсвечивали серебром, словно осенняя листва, покрытая первым инеем. Контраст с загорелым лицом и темными глазами был поразительный.

Заметив ее взгляд, он усмехнулся:

— Я поседел не от того, что якобы шокирован твоим поведением. Это случилось, когда Джилл умерла.

Джилл! Удушливая волна стыда захлестнула Келли.

Лоренс включил чайник и, облокотившись на кухонную стойку, наблюдал за Келли.

— Теперь ты винишь себя и осыпаешь упреками мою голову?

Она передернула плечами.

— С чего ты взял? Мы оба взрослые, Лоренс, и знаем, что случившееся было просто взаимной потребностью в утешении. Ты сказал, что не спал ни с одной женщиной после смерти Джилл… Сегодня мы тосковали по близкому нам человеку особенно сильно… И когда я заплакала, ты утешил меня. Я все понимаю…

Да, Келли очень хорошо понимала отведенную ей роль. Она на час заменила Лоренсу Лаутону его прелестную, но, увы, умершую жену.

Лоренс не сводил с нее обеспокоенного взгляда. Келли старательно колдовала над заварным чайником, но, почувствовав, что молчание слишком затянулось, повернулась к гостю.

— Послушай, Лоренс, — вяло сказала она. — Давай не ходить вокруг да около. Что случилось сегодня, было естественной разрядкой, облегчившей бремя нашего общего горя. Это особенный день, и тебе нужно было…

— Я пришел сюда не за этим. — Он внезапно поморщился. — Я и в мыслях не держал… Просто хотел отдать тебе серьги и, может быть, поговорить… Что мы и делали, пока ты не расплакалась. — Он нахмурился. — Что-то словно перевернулось во мне, ведь Джилл уверяла, что никогда не видела твоих слез, даже когда вы были маленькими девочками.

— Это правда, но я ведь все-таки человек!.. — вздохнула она.

— Так же, как и я, Келли. Так же, как и я! — Лоренс взял ее руку. — Ты ждешь от меня извинений? Что ж, я готов. Но я бы солгал, если бы сказал, что сожалею… — Его глаза пристально вглядывались в ее лицо. — Потеря Джилл, видимо, что-то сотворила со мной, но, поверь, то, что произошло, было для меня не просто физиологическим актом…

— И для меня, — честно призналась Келли. Ее ресницы дрогнули. — Но от этого не легче, я чувствую такую вину…

— Я тоже. — Он глубоко вздохнул. — Хотя абсолютно уверен, что Джилл поняла бы нас.

— Возможно, — горько согласилась Келли. — Она была всегда более тонкой натурой, нежели я. Хотя ей, наверное, было бы легче понять, если бы сегодня на моем месте оказалась другая.

Лоренс не стал отрицать, и неловкое молчание повисло в воздухе.

— Я лучше пойду, — сказал он.

— Может, сначала выпьешь чаю?

— Нет, благодарю! Спокойной ночи.

— Спокойной ночи. — Она пошла проводить гостя до дверей. — Спасибо за серьги, я буду беречь их.

Лоренс достал из бумажника визитку и протянул ей.

— Здесь мой новый адрес и телефон. Если что-нибудь понадобится, позвони.

Келли равнодушно взяла карточку, втайне уверенная, что никогда не воспользуется ею.

— До свидания, Лоренс. Свет на лестнице включается автоматически и сам погаснет, когда ты захлопнешь входную дверь.

Какое-то мгновение Лоренс внимательно смотрел на Келли.

— С тобой действительно все в порядке?

Она твердо встретила его взгляд.

— Да, все хорошо.

К ее удивлению, Лоренс наклонился и поцеловал ее в щеку.

— Спокойной ночи. Береги себя!

— Ты тоже, — кивнула она.

Дождавшись, когда свет на лестничной клетке погас, Келли заперла свою дверь, убедилась, что все свечи погашены, подобрала с пола подушку и уселась на высокий табурет у кухонной стойки. Она пила чай, тупо уставившись в пустоту, чувствуя, что с этого момента ее жизнь уже никогда не будет такой, как прежде. Наконец Келли с трудом поднялась и побрела в ванную принять душ.

— Боже! — расстроенно ахнула она, увидев мужской плащ, сохнувший на перекладине…

Келли поспешила в постель, надеясь, что сон изгладит события последних часов из памяти. Конечно, глупо корить себя, ведь невозможно отказать мужчине, которого полюбила с той роковой минуты, когда увидела его впервые. Оставалось только надеяться, что после сегодняшней ночи Лоренс не понял этого, и ей удалось сохранить свою тайну.

Пока Джилл была жива, Келли упорно создавала видимость, что им с Лоренсом не суждено стать друзьями. С его стороны это соответствовало истине — и тогда, и теперь… Ведь последний год он не стремился встретиться с лучшей подругой жены, переживая свою утрату в одиночестве. Келли вздрогнула: она верила, что и сегодня Лоренс не собирался заниматься с ней любовью. Просто приехал передать серьги и поговорить о своей умершей жене с кем-то, кто тоже любил Джилл, по-другому, но не менее сильно, чем он. Келли была уверена, что у него и в мыслях не было намерения переспать с ней.

Для женщины, которая плакала очень редко, эта ночь была не самым подходящим временем для проявления чувств. Но просто так случилось. Правда, если бы я не заплакала, Лоренс не стал бы утешать меня, с горечью подумала Келли. И никогда бы не случилось того, что случилось. И я не потеряла бы контроль над собой, так же, как и он. Она громко застонала и, выключив свет, уткнулась в подушку.

Но заснуть не смогла. Лежа в темноте с широко открытыми глазами, она мучительно искала, за что бы мог зацепиться ее ум, чтобы стереть из памяти волшебство наслаждения, которое ей никогда не приходилось испытывать прежде.

В университете за ней ухаживал Шон Бэнкс — аспирант, поразивший своим вниманием простодушную первокурсницу и познакомивший ее с тем, что квалифицировал как «радость плоти». Затем, вместо того, чтобы условиться о помолвке, как Келли наивно ожидала, Шон уехал в Оксфорд, чтобы заняться исследовательской работой, даже не сказав последнего «прости». С тех пор Келли держалась подальше от мужской части студенчества. И уже позже на ее пути возник Айвор Дин. Какое-то время они были даже помолвлены…

Келли вздохнула, вспомнив, как ей сначала казалось, что она до умопомрачения влюблена в Шона, потом — что обожает Айвора. Ни с одним из них она не испытала того, что дал ей Лоренс. Келли беспокойно ворочалась с боку на бок, затем встала, выпила еще чаю, снова легла в постель и опять не могла уснуть…

Она пыталась запретить себе думать о Лоренсе, о его руках, о его поцелуях… Не хотела вспоминать и годичной давности встречу по такому печальному для обоих поводу. Но не в силах выкинуть из головы ни того, ни другого, она пришла к выводу, что лучше не думать вообще ни о чем…

2

Был жаркий августовский день, светящийся солнцем, беспредельно властвующим в ясном голубом небе. Погода более подходила для свадьбы, чем для похорон.

Впервые за время знакомства они стояли лицом друг к другу, по разные стороны разделяющей их могилы. Священник возносил последнюю молитву, и они были единственными среди прочих присутствующих на похоронах, чьи глаза были сухи, кто не всхлипывал и не прижимал промокший платок к лицу. Келли стояла неестественно прямо, сжав кулаки, и до боли впивалась ногтями в ладони, тщетно пытаясь осознать реальность происходящего.

В такой тихий, чудесный день невозможно было поверить, что Джилл навсегда покинула этот мир.

Запах свежескошенной травы дурманящей тяжестью наполнял воздух, унося память назад, к безмятежным летним каникулам, когда две школьницы наслаждались каждым мгновением, отделяющим их от начала осеннего семестра, который должен был положить конец упоительному безделью…

Несмотря на просьбу родственников не возлагать цветы, одинокие букетики все же лежали на отполированной дубовой крышке гроба. Келли вдруг увидела точную копию свадебного букета: именно такой Джилл держала в руках два года назад, когда выходила замуж за мужчину, который стоял сейчас у могилы горестно и неподвижно как статуя. Келли старалась не смотреть на него, сосредоточенно разглядывая нежные королевские лилии и желтые бутоны роз, и вздрогнула от неожиданности, когда первая горсть земли упала на крышку гроба.

Наконец все было кончено. Келли, дождавшись своей очереди, протянула руку Лоренсу Лаутону и пробормотала традиционные слова соболезнования. Он задержал ее ладонь в сильном пожатии и сказал что-то соответствующее моменту бесцветным, отрешенным голосом. Потом Келли подошла к родителям Джилл, чтобы обнять их на прощание. И скрепя сердце пообещала вернуться во внушительный викторианский дом, где росла ее подруга. Отказавшись от предложений подвезти ее, в одиночестве покинула кладбище. Темно-синее льняное платье, взятое у сестры, оказалось слишком жарким для этого дня, и Келли, сняв маленькую шляпку из черной соломки, шла, медленно обмахиваясь ею и втайне надеясь, что наконец заплачет, оказавшись одна. Но слезы облегчения так и не пришли. Она не любила поминок, но понимала, что это даст хоть какое-то утешение родителям Джилл. В течение последних дней, так же как и Лоренс, они были заняты организацией похорон, но Келли была уверена, что самое трудное для них еще впереди. Утрата будет реально ощутима, когда все закончится и последний гость закроет за собой дверь. И то же почувствует Лоренс, хотя он когда-нибудь найдет себе другую жену, а родителям Джилл никто не заменит их единственную дочь. У них даже не будет внуков, которые скрасили бы им старость.

— Мне еще нет и тридцати, Келли, — говорила Джилл всего несколько недель назад. — И я еще не попробовала все виды лечения. У меня еще есть время.

И вот эта нелепая, в расцвете лет, смерть…

Келли начала потихоньку приходить в себя, когда знакомый автомобиль, плавно обогнав ее, вдруг затормозил в нескольких футах.

— Я подвезу тебя, Келли! — Лоренс Лаутон, выйдя из машины, предупредительно открыл дверцу.

Последнее, чего она могла бы желать и в чем нуждались сейчас ее взвинченные нервы, — не оказаться наедине с этим человеком. Но все же она с неохотой уселась и накинула ремень безопасности.

— Я думала, ты уехал со всеми, — сказала Келли, чувствуя ожесточенное биение своего сердца.

— Я хотел побыть один.

— Понимаю, — вздохнула она. — Я пошла пешком по той же причине. — Она резко повернулась к Лоренсу. — Хотя я признательна, что ты подхватил меня.

— Не стоит благодарности, — отрезал он, затем легонько дотронулся до ее руки. — Прости, я на грани…

Келли обрадовалась, когда машина свернула на узкую дорожку, ведущую к дому Мондов. Лоренс припарковался в конце длинной вереницы автомобилей и Келли пошла рядом с ним по знакомой дорожке к открытым дверям роскошного особняка.

— Господи, как я хочу, чтобы все это поскорее кончилось, — вырвалось у Лоренса.

— Я тоже. — Келли прикусила язык.

— Да, конечно, ты тоже. — К удивлению Келли, Лоренс взял ее руку и некоторое время крепко держал. — Все хорошо? — Она кивнула, и его лицо немного смягчилось. — Пойдем, придется мужественно исполнить наш долг!

Родители Джилл встретили их в холле, они казались более спокойными, чем ожидала Келли. У Стеллы Монд глаза были красные, но сухие и с грустной безнадежностью смотрели из-под полей элегантной черной шляпы.

Питер Монд, большой и обычно добродушно-грубоватый, сейчас словно съежился; он взял зятя за руку и долго не отпускал. Келли с молчаливым сочувствием обняла мать Джилл, затем предложила помочь горничной накрывать на стол.

— О, моя дорогая, вы вправду хотите помочь? — с благодарностью воскликнула Стелла.

— Я пойду посмотрю, что там с напитками, — Лоренс осторожно высвободил свою руку из плена и направился к большому столу, уставленному разнокалиберными бутылками, хрусталем и блюдами с закуской.

Келли занялась делом, и это помогло ей отвлечься; она подозревала, что по той же причине Лоренс последовал ее примеру. Как всегда, элегантный, в темном строгом костюме, он циркулировал среди гостей с напитками и бокалами, переходя от одной группы к другой и старательно уклоняясь от долгих разговоров.

Келли подавала гостям закуски, затем последовал кофе с маленькими пирожными, и сердце ее вдруг заныло от боли, когда она обнаружила, что эти пирожные — из той самой булочной, куда они с Джилл так часто забегали после уроков, чтобы перекусить и посекретничать… Время от времени Келли приходилось принимать соболезнования от людей, знавших, как она была близка с Джилл, и ее хрупкое самообладание не раз было на грани срыва. Ей стоило неимоверных усилий держать себя в руках.

Наконец Питер Монд проводил последнего гостя и со вздохом облегчения закрыл дверь. Он пытался уговорить Келли остаться на обед.

— Простите, но никак не могу. Я работаю вечером, — отнекивалась та, отчаянно желая поскорее уйти.

— Они вас сегодня не могут освободить? — с надеждой спросила Стелла.

Келли покачала головой.

— Две другие девушки в отпуске, — объяснила она. — Я не могу подвести… И так уже опоздала к ланчу.

Лоренс нахмурился.

— Я думал, ты работаешь только по вечерам?

— Сейчас время отпусков, мне приходится замещать… — Келли неловко улыбнулась. — Да и лишние деньги тоже не помешают.

— По крайней мере, позволь Лоренсу отвезти тебя домой, — вмешался Питер. — Я бы охотно сделал это сам, но выпил чуть больше, чем следует.

Келли замахала руками.

— Нет, правда, я лучше пройдусь пешком. Мне нужно побыть на свежем воздухе до начала работы. — Но еще больше, чем свежий воздух, ей необходимо было одиночество, чтобы сказать последнее «прости» Джилл.

Лоренс проводил ее до ворот, его глаза покраснели, а лицо, наоборот, стало очень бледным.

— Ты действительно хочешь идти пешком? Позволь мне подвезти тебя?

— Спасибо, но лучше я пройдусь. Мне это необходимо, понимаешь? — Она начала терять терпение.

Лучи вечернего солнца упали на ее волосы, и они загорелись огнем. Он внимательно посмотрел на девушку.

— Ты выглядишь усталой… и похудела.

— Это из-за платья, оно мне велико: я взяла его у сестры. У меня не нашлось ничего подходящего, к тому же я всегда ужасно выгляжу в темно-синем. — Келли почувствовала, что с трудом держит себя в руках. — До свиданья, Лоренс. Мне действительно нужно идти.

— Я позвоню тебе, — бросил он вдогонку.

— Не стоит, — обернулась Келли.

— Как хочешь.

Она с тревогой заметила, каким жестоким стало выражение его лица, но знала, что права — сейчас не лучший момент для разговоров. У Лоренса, видимо, была другая точка зрения.

Он сухо откланялся:

— Всего хорошего, мисс Эванс.

Она ответила унылым кивком, секунду поколебавшись, повернулась и, совершенно подавленная, пошла прочь от этого человека…

Так будет лучше, лучше для нее же самой. Прекратить это знакомство. Зачем тешить себя иллюзиями? Она должна забыть его. Келли понимала, что даже со смертью Джилл у нее нет надежды на привязанность и любовь Лоренса. Джилл, прекрасная и душой, и телом, имела единственную цель в жизни — нравится мужу, который оказался интеллектуально гораздо выше ее. Келли знала, что никогда не могла бы стать просто дополнением к мужчине, даже будь это Лоренс Лаутон. Она не так покладиста, да и не столь красива, как Джилл. Единственное, что омрачало счастливую семейную жизнь подруги, — невозможность иметь детей. В остальном Джилл была счастлива…

Усталость положила конец самоанализу. Головная боль, которую Келли вынуждена была скрывать ото всех, теперь разошлась с новой силой. Слезы по Джилл или по несостоявшейся любви к Лоренсу словно застряли в горле, никак не желая вырваться наружу, чтобы хоть как-то облегчить страдания.

Для меня было бы лучше, если бы я могла заплакать в день похорон, думала Келли, лежа без сна в темноте. Это заглушило бы боль утраты.

В десять лет Келли Эванс прошла конкурс и получила стипендию для поступления в дорогую престижную школу, где в первый же день встретила маленькую Джилл Монд. Началась их дружба, которая закончилась только со смертью Джилл. Узы, связующие таких разных девочек, оставались загадкой для всех, кто знал их. Джилл нуждалась в дорогих репетиторах, чтобы выдержать вступительные экзамены в высшую школу, тогда как Келли, несмотря на то, что была на год моложе, одолевала твердыни науки с такой легкостью, что получила право на бесплатное продолжение образования. Джилл была не по возрасту рослой, сдержанной, светловолосой и хорошо сложенной, ее школьная форма всегда словно сияла чистой. Келли — несколькими дюймами ниже подруги, худая, с персиковым оттенком кожи, черными волосами, резкая и озорная, как мальчишка, не отличавшаяся особой аккуратностью с тех пор, как оставила родительский дом.

Впоследствии Джилл закончила колледж в Швейцарии, а Келли отправилась в университет изучать филологию, но их отношения остались на удивление прочными и хорошими. Конечно, они реже виделись друг с другом, но когда обе возвращались в Ройстан, вели себя так, будто и не расставались вовсе. Проводили вместе дни напролет, обмениваясь хвастливыми байками о своих поклонниках и заливаясь смехом над анекдотами из студенческой жизни.

Джилл постигала в колледже тайны первоклассной кухни, искусство вести домашнее хозяйство и устраивать приемы и, самое главное — искусство нравиться!.. Ее тонкая, словно просвечивающая кожа, эмалево-голубые глаза, нежный овал лица в обрамлении светло-золотистых волос заставляли не одно мужское сердце замирать от восхищения. Она стриглась у лучших парикмахеров и носила дорогую одежду от всемирно известных модельеров.

Келли делила свое безалаберное жилище с несколькими однокурсницами, ела что придется, все деньги уходили на книги. Ее стройная мальчишеская фигура скоро превратилась в скелет, обтянутый кожей. Темные волосы отросли и утратили блеск, а в целях экономии приходилось игнорировать искусство куаферов. Она упорно грызла гранит науки, подрабатывала репетиторством и просиживала часами со своими сверстниками из студенческих союзов за кружкой пива, горячо споря о том, как сделать мир справедливым. Приводя в отчаяние мать, Келли носила джинсы и хламидообразные свитера, купленные за бесценок на развалах, или донашивала обноски сестер.

Эгина и Хлоя, которые к тому времени имели хорошую работу в банке, все же уповали на превращение гадкого утенка в прекрасного лебедя, но время шло, и они потеряли всякую надежду, что это вообще когда-нибудь произойдет.

Но Келли преуспела в другом. Превосходно закончив университет, она получила работу в редакции местной газеты «Ройстан ньюс». И постепенно стала больше внимания уделять своей внешности, да и в манере одеваться у нее выработался свой стиль; ее волосы теперь всегда были вымыты и аккуратно уложены, фигура обрела женственность, и порой Келли подолгу торчала на кухне, присматриваясь к тому, как готовит мать… Хотя до подруги Келли было далеко, но в конце концов она стала больше походить на женщину, чем на младшего братишку своих сестер.

И все это время дружба с Джилл не прерывалась, даже тогда, когда на сцене появился Лоренс Лаутон. Келли, которая уже выступала в качестве подружки невесты на свадьбах своих сестер, не могла отказать Джилл в аналогичной просьбе и следовала за блестящей невестой по проходу церкви, одетая в бледно-лимонное шифоновое платье, которое стоило дороже всех ее нарядов, вместе взятых. Она оказалась тогда лицом к лицу с Лоренсом и от всех треволнений у нее слегка закружилась голова; она даже обрадовалась, когда толпа оттеснила ее и помешала подойти к жениху с ритуальным поцелуем. Келли впервые увидела его вблизи, и один-единственный взгляд решил все: это было подобно удару молнии!.. Впоследствии, возвращаясь мыслями к свадьбе Джилл, Келли вспоминала, что именно в тот момент у нее зародилась уверенность, что их дружбе с Джилл пришел конец.

Но Келли ошиблась. Лоренс быстро понял, что время, которое его жена проводила с подругой, было важной частью жизни Джилл. Если он и имел какие-то возражения, — а Келли была уверена, что имел, — то держал их при себе. Она старалась навещать подругу, когда глава семьи отсутствовал, и принимала приглашения Лаутонов только в том случае, если знала, что будет в числе других гостей. Эта тактика поведения себя оправдала: Джилл никогда не мучалась ревностью и не догадывалась об истинном отношении лучшей подруги к своему мужу.

Келли вздохнула и в очередной раз с досадой ударила подушку. Трагически ранняя смерть Джилл остается зияющей раной…

Да, иногда она ездит в Лондон, чтобы повидаться с друзьями по университету, но ее участие в светской жизни Ройстана сошло на нет, особенно с тех пор, как она начала писать роман…

Келли перевернулась на спину и уставилась в потолок. Она резко ограничила себя во всем, чтобы как можно больше времени уделять работе, хотя могла бы посещать гимнастический или любой другой клуб, вращаться в журналистских кругах. Она могла бы даже принять приглашение от кого-нибудь из посетителей «Короны», порой весьма респектабельных. Но Келли не делала ни того, ни другого… И если Лоренс Лаутон снова окажется у ее дверей — что маловероятно — то, как бы ей ни хотелось этого, она не предложит ему войти. Нет, и еще раз нет!..

Дрожь пробежала по ее телу, еще хранящему сладкую усталость этой безумной ночи. Теперь Келли понимала, что два ее юношеских приключения ни в какое сравнение не шли с тем, что произошло у них с Лоренсом. По правде сказать, не Шон Бэнкс, чересчур самоуверенный в своей неотразимости, и не Айвор — симпатичный и милый, а Лоренс зажег ее первым же прикосновением губ, и, судя по всему, с ним произошло то же самое!.. Келли снова задрожала и стиснула зубы. Тот, о ком она думала как об образце холодности и неприступности, оказался совсем другим человеком…

Утром, когда Келли встала и прошла в ванную, она с одинаковым отвращением взглянула на плащ Лоренса и на свое отражение в зеркале. Несмотря на то, что день выдался солнечный и теплый, настроение оставалось скверным. Она натянула шорты и майку, спустилась вниз забрать газеты и как только собралась за чашкой чая почитать их, раздался телефонный звонок.

— Келли!

Ее сердце бешено забилось, она судорожно перевела дыхание, прежде чем смогла ответить.

— Хелло, Лоренс. Ты забыл свой плащ…

— Неужели?

— Разве ты звонишь не по этому поводу?

— Нет, вовсе нет. Как ты себя чувствуешь?

Девушка провела дрожащей рукой по волосам.

— Измучилась, никак не могла заснуть.

— Наверное, это ужасно, но я спал как убитый. — Он замолчал. — Я хотел бы повидать тебя. Нам нужно поговорить.

— Нет! Это ни к чему. Я возьму твой плащ в «Корону», ты сможешь забрать его там, желательно днем, когда меня не будет.

Последовавшее молчание было таким долгим, что Келли уже хотела повесить трубку, когда Лоренс заговорил снова:

— Я не имею права возражать. — Его голос звучал бесстрастно. — Мое поведение было непростительным.

— Нет, — ответила она медленно, стараясь быть искренней. — Мы оба потеряли голову, и я так же виновата, как и ты. Мне следовало держать себя в руках.

— Это ничего бы не изменило, — возразил Лоренс. — Первый раз в жизни я потерял контроль над собой, и ты ничего не могла бы сделать, кроме того, что сделала. Поверь мне.

— И все же я бы меньше казнила себя сейчас, если бы хоть попыталась… — сказала она с горечью.

— Я могу тебя утешить, если скажу, что очень благодарен тебе?

— Зависит от того, что ты имеешь в виду…

— Ты подарила мне спокойный сон, о котором я мог только мечтать все последние месяцы.

— Какое счастье!

Он рассмеялся, на секунду став совсем другим, нежели тот Лоренс Лаутон, которого она знала.

— «Счастье», кстати, не самое неподходящее слово, чтобы описать то, что случилось между нами прошлой ночью.

— Послушай, Лоренс, я не хочу больше обсуждать это, — отрезала Келли. — Спасибо за звонок, надеюсь, ты заберешь свой плащ. До свидания. — И прежде чем Лоренс смог что-то сказать, повесила трубку.

Разговор обессилил ее.

Чтобы хоть как-то взбодриться, Келли пошла на кухню выпить кофе. Взяв ломтик поджаренного хлеба, густо намазала его ежевичным джемом и, с удовольствием прихлебывая душистый кофе, уселась почитать «Ройстан ньюс». Сегодня, решила она, нужно дать себе передышку. Роман подождет. Чувствовалось, что это уже последние погожие деньки. Она поднимется на крышу и будет наслаждаться теплом уходящего лета.

Нежный загар Келли был ровным и стойким благодаря частым вылазкам на крышу и необычайно жаркой погоде. Прихватив с собой темные очки, соломенную шляпу, пару подушек, книгу и крем для загара, она вылезла через окно на свой «солярий». Намазавшись кремом, с наслаждением растянулась на подушках, надвинув шляпу на глаза и решив, что почитает позже.

Незаметно Келли заснула, а когда открыла глаза, то обнаружила, что солнце уже в зените, а, значит, она проспала добрых часа три. Все тело горело, в горле пересохло, и Келли, собрав вещички, вернулась в мансарду. Взяв с собой книгу и стакан воды, отправилась в ванную. К вечеру, когда придется идти на работу, она будет в полном порядке.

«Корона» в восемнадцатом веке была постоялым двором и располагалась в нескольких милях от Ройстана. Впоследствии дом был перестроен и оригинально преобразован в гостиничный комплекс с тремя барами и рестораном. Пока две другие девушки были в отпуске, Келли, Ли Штернхайм — управляющий «Короны», а также Боб, молодой человек, проходивший тут стажировку, по вечерам обслуживали посетителей в барах. Жена Ли, Александра, вместе с тремя вышколенными официантами трудилась в ресторане.

Когда вечером Келли перешагнула порог «Короны», Ли ахнул от изумления.

— Вот это загар! Снова на своей крыше?

— Слишком долго на сей раз, — улыбнулась Келли. — Я заснула.

— Ты выглядишь потрясающе, можешь всем рассказывать, что прокатилась на Багамы. — Он хихикнул, удовлетворенно потирая руки. — Прекрасная приманка для клиентов!

По субботам Келли старалась одеться понаряднее. Желто-зеленая блузка отлично оттеняла ее загар, и вместо того, чтобы заплести волосы в косу или уложить в пучок на затылке, она позволила им свободно упасть на спину. Ее глаза излучали свет, любимые «цыганские» серьги блестели в ушах, и Келли сама понимала, что выглядит очень привлекательно.

Александра даже улыбнулась, когда проходила мимо:

— Что-то хорошее произошло сегодня, Келли? Ты чудесно выглядишь!

— Ничего особенного. Хорошо выспалась.

— А я подумала — новый поклонник!

— Я замужем за кассовым аппаратом, — хмыкнула Келли и отвела глаза. Они обе рассмеялись, затем девушка с улыбкой обратилась к первому посетителю: — Добрый вечер. Что будете пить?

И уже через несколько минут завсегдатаи заполнили бар, который сразу стал походить на разбуженный улей.

— Уф, — фыркнула Келли во время короткой передышки. — Слава Богу, что завтра меня здесь не будет.

— Везет некоторым, — с притворной завистью заметил Боб. — Постоишь за меня? Пойду соберу стаканы.

— Хорошо, — кивнула Келли и вдруг прямо перед собой увидела Лоренса Лаутона.

— Добрый вечер, — приветливо улыбнулся он. — Виски с содовой, пожалуйста.

Келли потеряла дар речи, сердце билось так, что ей казалось — все кругом слышат этот неистовый стук. Ее руки двигались автоматически; она наливала виски, втайне надеясь лишь на то, что загар скроет краску, заливавшую лицо. Она взяла протянутую банкноту и дала сдачу, даже не посчитав ее как следует.

— Два вечера подряд проводишь у нас, Лоренс?

— А что, разве это запрещается?

— Нет, но здешняя публика отличается от твоего привычного круга!

— Ты ничего не знаешь о моей жизни, поэтому вряд ли стоит быть такой категоричной, — сказал он миролюбиво.

— Возможно. — Она пожала плечами. — Но я никогда не видела тебя здесь прежде. Думаю, «Ротонда» более привычное место для тебя?

— Да, там я иногда встречаюсь со своими клиентами, но, кстати, мой знакомый, с которым я был здесь вчера, под сильным впечатлением от вашей кухни. — Он отпил глоток виски. — Я только вчера и узнал, что ты все еще работаешь здесь, так что теперь буду приходить сюда чаще.

Келли повернулась к очередному посетителю и, когда освободилась, увидела, что Лоренс сидит за столом, оживленно беседуя с яркой блондинкой, такой же загорелой, как и она сама. После жаркого лета загорелые лица в городе не были редкостью, но эта девушка выделялась еще и незаурядной красотой; она заразительно смеялась над тем, что рассказывал Лоренс. Келли пожала плечами: в конце концов, какое ей дело? Он свободный человек и может вести себя как заблагорассудится, говорила она себе, со злостью почувствовав укол ревности. Она всегда знала, что Лоренс вряд ли долго пробудет вдовцом, да и Джилл, с ее великодушием, не хотела бы подобных жертв…

В который раз сравнив себя с Джилл, в пользу подруги, конечно же, Келли обрадовалась, что субботняя суматоха бара закружила ее, не давая возможности размышлять над причудами светской жизни Лоренса Лаутона. Когда Ли, позвонив в колокольчик, объявил о закрытии, Келли наконец вздохнула с облегчением и оглянулась в поисках Лоренса, но ни его, ни блондинки нигде не было видно. Они уже, наверное, на полпути к постели, пронеслось у нее в голове. По-видимому, траур закончился, и Лоренс решил не терять время даром, горько усмехнулась Келли.

Она выкатила свой велосипед и, держа его за руль, направилась к дороге через автомобильную стоянку, как вдруг у самых ворот под фонарем увидела Лоренса.

— Я положу его в багажник и подвезу тебя домой. — Он решительно взялся за руль велосипеда.

В Келли боролись два чувства — радость от того, что он не уехал, и злость из-за его покровительственного тона.

— Спасибо, но я отлично доберусь сама.

— После такого вечерочка? — недоверчиво покачал головой Лоренс. — Перестань, Келли. Ты к закрытию едва держалась на ногах.

— Я думала, ты давно ушел…

— Нет, просто мы перешли в другой бар, когда пришел Макс. Мой брат — Максимилиан, помнишь? — пояснил он. — А Вивьен — его невеста. — Итак, блондинка — невеста брата. К своему стыду, Келли почувствовала себя на седьмом небе. — Ты слишком долго заставляешь себя уговаривать, — заметил Лоренс.

— Главным образом потому, что не понимаю, для чего тебе это нужно?

— Мои помыслы чисты, гарантирую тебе полную безопасность, — заметил он с сарказмом, — ты устала, а я на машине…

— Но почему ты здесь? — перебила она.

— Давай продолжим разговор в пути. — Лоренс нахмурился. — Тебе не приходит в голову, что я просто могу беспокоиться о тебе?

— Беспокоиться? Обо мне? — Ее глаза выражали искреннее недоумение.

— Послушай, — он начал терять терпение, — давай поговорим в машине! Велосипед, я полагаю, складной?

— Да, но я оставлю его здесь. Я всегда так поступаю, когда кто-то подвозит меня.

— Итак, мне позволено отвезти тебя домой?

— Да, — бросила Келли, глядя ему в глаза, — но предлагать тебе подняться в мансарду я не собираюсь.

— Не беспокойся, все, о чем я прошу, — несколько минут разговора, а не повторение вчерашней ночи, хотя это было восхитительно!..

Келли ничего не ответила и молча откатила велосипед на служебную стоянку. Когда же вернулась, Лоренс стоял там, где она его оставила, вертя ключи от машины на указательном пальце.

— У тебя другая машина, — заметила Келли, опускаясь на сиденье.

— Я избавился от старой сразу после похорон Джилл. — Они ехали молча, пока не повернули на тихую зеленую улицу в предместье, и Келли не вытерпела:

— Так о чем ты хотел поговорить со мной? О Джилл?

— Нет. — Лоренс повернул на Кросс-роуд, где в одном из старых домов времен короля Эдуарда, перепланированном внутри на современный лад, жила Келли. Затормозив, Лоренс погасил фары и повернулся к ней. — Я бы хотел получить некоторую информацию.

— Что именно тебя интересует? Как правильно нести поднос с кружками пива и умудриться не расплескать? Или что-то, связанное с моей работой в газете? Если последнее, то, увы! Репортеры никогда не раскрывают своих профессиональных тайн… Особенно многоопытным адвокатам!

— Меня вовсе не интересуют твои журналистские секреты.

— Трудно поверить, что я вообще могу интересовать тебя, — отрезала она, нетерпеливо ерзая на сиденье. — Говори прямо, в чем дело?

— Я готов, если ты обещаешь спокойно выслушать меня. — Лоренс глубоко вздохнул. — Начнем с начала. Ты помнишь, что сказала прошлой ночью? Ну, о том, что у тебя нет любовников?

Келли недоуменно взглянула на него. Неужели Лоренс собирается предложить себя в этом качестве? Она отогнала идиотскую мысль и постаралась сдержать себя и не послать его ко всем чертям за то, что навязывает ей такой нелепый разговор.

— Я ведь уже говорила тебе, Лоренс. Стоит ли повторять?

— И даже среди твоих друзей, о которых ты упоминала?

— Абсолютно никого. С тех пор, как я начала писать роман, моя жизнь в обществе сведена до минимума, за исключением вечеринок у сестер. — Она криво улыбнулась. — Они настаивают, чтобы я хоть изредка бывала на людях, говорят, что мое затворничество выглядит по меньшей мере странно. Возможно, но не для меня…

— Трудно стать затворницей, когда работаешь в баре, — возразил он. — Я наблюдал за тобой сегодня. Ты пользуешься успехом. Или ты держишься за эту работу из любви к контрастам?

— Что? — переспросила Келли.

— Сочетание затворничества и твоей работы в баре. Ты чувствуешь себя там как рыба в воде; само радушие и теплота, ловкость и…

— О, достаточно, Лоренс. Да, я стараюсь. Но если какой-нибудь клиент ошибочно принимает мое радушие за нечто другое, Ли, управляющий, всегда начеку. Он мастер улаживать конфликты. — Келли пристально посмотрела на Лоренса. — Что еще ты хочешь знать?

Лоренс повернулся к ней, встретив ее насмешливый взгляд.

— Это не так-то просто выразить, чтобы не обидеть тебя и одновременно быть откровенным. Мне нужно знать, у тебя был кто-то еще в последнее время?

— Что?! — Келли не верила своим ушам. — Что? — переспросила она и добавила: — Тебя абсолютно не касается моя интимная жизнь!

— Ты ошибаешься. Прошу, ответь мне, до нашей ночи когда ты в последний раз занималась любовью? — Вместо того, чтобы дать ему пощечину, Келли молча отстегнула ремень безопасности, так кипя яростью, что пальцы дрожали и не слушались ее. Но прежде чем она успела выскочить из машины, Лоренс схватил ее за руку. — Успокойся, я спрашиваю это не из-за похотливого любопытства.

— Мне вообще наплевать, почему ты меня об этом спрашиваешь!

— Ответь мне, потом я объясню тебе почему!

Келли какую-то долю секунды смотрела на его напряженное лицо, потом индифферентно пожала плечами.

— Если тебе так необходимо знать, я не имела подобных отношений довольно длительное время. Тебе понятно? — Она уставилась на Лоренса и после паузы продолжила: — Незадолго перед смертью Джилл я познакомилась с одним человеком, его звали Айвор Дин. После похорон я пребывала в подавленном состоянии… Айвор добрый и милый, а я страшно переживала одиночество, и все случилось само собой… Когда он сделал мне предложение, я согласилась. — Она вздохнула. — Это было ошибкой. Он намеревался полностью изменить мою жизнь, и я могла, конечно, не раздумывая, оставить работу в «Короне», но не журналистику. Чего уж теперь вспоминать, что было — то было… и прошло. Я вернула ему кольцо.

— Когда?

Она раздраженно пожала плечами.

— Я не могу помнить все с точностью до секунды! Где-то в ноябре прошлого года…

— И с тех пор никого?

— Да. — Глаза Келли смотрели воинственно. — Почему тебе обязательно нужно это знать?

— Потому что вчера я был неосторожен, и если ты забеременеешь, то я бы хотел быть уверен, что отец ребенка — я.

— О Господи! Что за нелепица! — возмущенно прошипела она и, выйдя из машины, взбежала по ступенькам крыльца.

Лоренс неотступно следовал за ней.

— Я должен был сказать…

Она обернулась, свирепо глядя на его лицо, невозмутимое выражение которого только добавило ей злости.

— Даже если это и случится, ты ничего не узнаешь.

— Это было бы очень глупо, — заметил Лоренс тоном, каким говорят с непослушным ребенком. — Помнишь, что я сказал тебе прошлой ночью?

— Ты много успел наговорить мне вчера, — нервно перебила она.

— Я сказал, что всегда хотел иметь ребенка, не менее сильно, чем Джилл. И сейчас хочу его. Поэтому, если окажется, что ты беременна, я, конечно, буду нести ответственность!

Глаза Келли сверкали яростью.

— О, ты будешь, ты будешь… размечтался! — Она коротко рассмеялась. — А ты меня спросил, хочу ли я этого?

Она вошла в дом, захлопнув дверь перед носом Лоренса. Затем стремительно взлетела по лестнице, и только когда оказалась в безопасности в своей мансарде, тяжело отдышалась. Тщетно стараясь успокоиться, Келли, словно разъяренная тигрица, металась из угла в угол…

Мне двадцать десять лет, напомнила она себе. Взрослая женщина, следует взять себя в руки и спокойно обдумать случившееся.

Келли приготовила себе кофе и, с ногами забравшись на софу, устроилась поудобнее. Слова Лоренса не давали ей покоя.

Что, если он окажется прав? В отличие от Джилл она не следила с такой тщательностью за своими «дамскими делами», особенно в последнее время, когда не было поводов для беспокойства. А о мерах предосторожности и вовсе забыла. Надо же быть такой идиоткой! Пока Лоренс не заговорил об этом, ей и в голову не пришло, что могут быть какие-то последствия… Зато теперь она не сможет думать ни о чем другом, пока не удостоверится, что все обошлось. А если нет?

С мучительным стоном Келли рванулась в ванную принять душ и вскрикнула от досады, увидев плащ Лоренса, преспокойно висящий на крючке.

На следующее утро она проснулась с головной болью от неимоверного количества выпитого кофе, которым тщетно стремилась заглушить тревогу.

Келли проглотила пару таблеток аспирина и выпила сладкого крепкого чаю. В дополнение ко всем ее печалям шел дождь, и поскольку в воскресенье газеты на дом не доставляли, она отправилась к ближайшему киоску. Выйдя на улицу, Келли поморщилась от дневного света, хотя день был пасмурный. Когда она вернулась с охапкой газет, на столике надрывался телефон. Келли схватила трубку и вздрогнула, услышав голос Лоренса.

— Привет! Я звоню из «Короны», здесь никто ничего не знает о моем плаще.

— Что ж, приезжай.

Головная боль стала потихоньку утихать, когда часом позже раздался звонок в дверь.

— Привет, Лоренс, извини, что забыла о твоем плаще. — Келли пропустила гостя в прихожую.

— Добрый день. Ты выглядишь усталой.

— Голова раскалывается. — Она жестом предложила ему сесть. — Сейчас принесу твой плащ. — Когда Келли вернулась из ванной. Лоренс, удобно расположившись на софе, углубился в газету. — Ты чувствуешь себя, как дома, — съязвила она, стараясь скрыть, что на самом деле ей это нравится.

Лоренс нехотя поднялся.

— Ты ждешь кого-нибудь?

— Нет. — Келли вздохнула. — Но я чувствую себя совершенно разбитой. Я бы очень хотела побыть одна.

— Ты часто страдаешь от головной боли?

— Только когда злоупотребляю тем, что ее вызывает. — Она колюче посмотрела на Лоренса. — Я была в таком состоянии вчера, что не заметила, как выпила чуть ли не пинту черного кофе.

Уголки его губ дрогнули.

— Чтобы избавиться от стресса?

— Да. Я не курю и почти не употребляю алкоголь. Иногда позволяю себе… бренди, — добавила она, и в ее глазах засветились теплые огоньки.

— Я хотел кое-что сказать тебе, а потом уйду.

— Хорошо. — Келли с выражением покорности судьбе скрестила руки на груди. — Говори.

— Я обратил внимание на твой календарь, пока ты была в ванной. И понял, что к следующему уик-энду ты будешь знать, беременна ты или нет, — затараторил Лоренс, словно боялся, что она не даст ему договорить.

— Как ты догадался? — Келли возмущенно уставилась на него.

— Ты забыла, — спокойно начал Лоренс, — для моей бедной Джилл жизнь сосредотачивалась исключительно на этих днях, которые она отмечала красными кружочками в календаре. Ты делаешь то же самое…

От гнева и смущения Келли залилась краской.

— Это невообразимо! Ты не имеешь права вмешиваться в мою жизнь, понимаешь?!

— В любом другом аспекте — да, но не в этом, — сказал Лоренс обескураживающе-уверенно и спокойно. — В этом случае я имею полное право вмешиваться.

— Да ничего не случится… — только и нашла что ответить Келли.

— Не уверен. Джилл говорила мне, что ты предпочитаешь заботы о мерах предосторожности оставлять мужчинам.

Келли стиснула зубы. Интересно, что еще Джилл говорила ему?

— Только двое мужчин фигурировали в моей интимной жизни, так что проблем не было. — Она отвернулась, уставившись в окно, где одинокий голубь разгуливал по краю крыши. — Но если на этот раз случится иначе и я буду в положении, то отдавая должное твоему вниманию, все же разберусь с этим сама!

— Что ты имеешь в виду под словом «разберусь»?

— Справлюсь. — Келли гордо вскинула голову. — Сама! Мне не нужен мужчина… даже в качестве отца моего ребенка. Смешно, Лоренс — мы оба поднимаем шум из-за чего-то, что еще не произошло… и, возможно, не произойдет.

— А я настаиваю, чтобы ты пообещала: если это произойдет — ты поставишь меня в известность. Я не уйду отсюда, пока ты не дашь мне слово!..

Взглянув в его глаза, Келли поняла: он сделает, как сказал.

— Хорошо, — наконец сдалась она. — Я обещаю. Только интересно, если я вдруг скажу тебе, что все обошлось, как ты проверишь, не лгу ли я?

— Я знаю о тебе очень многое. Например, о своей пресловутой честности. Джилл говорила, что ты никогда не лгала, ни по какому поводу — ни в большом, ни в малом, — Лоренс неожиданно протянул руку и, взяв Келли за подбородок, приподнял ее лицо. — Я дам тебе совет на будущее. Если ты вздумаешь солгать один раз, придется лгать и дальше, контролируя свое поведение с величайшей тщательностью, иначе ничего не скроешь. Ложь не для тебя…

Она увернулась, ужаснувшись своей реакции на его прикосновение.

— А что такого я сделала? — Келли ни с того ни с сего густо покраснела.

Лоренс рассмеялся, его глаза внезапно наполнились странной теплотой.

— Нет, это не для тебя, — повторил он. — Ты краснеешь, как девочка. Я учту эту твою особенность. — Он улыбнулся. — Может пригодиться в будущем.

— Сомневаюсь, что у наших отношений есть будущее. Не вижу повода.

— Кто знает, что готовит нам судьба, — ответил он задумчиво. — Оставляю тебя в покое, чтобы ты избавилась от головной боли.

— Очень мило с твоей стороны, — произнесла она ледяным тоном. — До свидания, Лоренс.

Он взял плащ и вышел на площадку.

— Не сомневаюсь, что просить тебя позвонить — бесполезно.

— Совершенно бесполезно.

— И так же бесполезно приглашать тебя пообедать?

— Именно так.

— Но почему?

— Почему?! — начала Келли с робкой надеждой, что он возразит. — Да ведь я даже не нравлюсь тебе!

Лоренс внимательно посмотрел на нее.

— Не нравишься? — переспросил он, и ничего не ответив, начал медленно спускаться по лестнице.

3

Несколько лет замысел романа зрел в голове Келли, прежде чем она решила взяться за перо. Оставив постоянную службу в газете, она перешла на вольные хлеба. Свободная журналистская практика приносила неплохой доход, ее репортажи и очерки пользовались успехом, она получила выгодные предложения и могла вести вполне сносную жизнь. Но ограниченная кругом своей семьи, Келли держалась за работу в «Короне» скорее ради общения с другими людьми и изучения жизни, нежели ради денег.

Когда ее мать, Берта Эванс, решила продать дом и переехать, она помогла Келли найти квартиру, подарила кое-какую мебель, смастерила красивые шторы и уже потом перебралась в Кембридж на постоянное место жительства, где заняла уютный флигель неподалеку от дома другой дочери, Эгины. Чувствуя свою вину перед родными за желание жить отдельно, Келли не стремилась найти ничего лучшего для себя и уже более полугода жила в своей мансарде.

— Тебе будет одиноко, дорогая, — увещевали сестры, — возможно, затворничество очень эксцентрично, но… жить одной, не видя никого?!

Мать же закрывала глаза на причуды Келли и старалась почаще навещать ее, приезжая в Ройстан на день-другой, регулярно звонила и постоянно приглашала свою младшую дочь приехать погостить в Кембридж — по крайней мере, раз в две недели.

С тех пор как Келли поселилась в мансарде, она ни разу не ощутила приступа одиночества. Но появление Лоренса Лаутона лишило ее покоя: ведь после долгой душевной борьбы ей удалось все же выкинуть Лоренса из головы, а сейчас он появился снова и сразу внес в ее жизнь ужасную сумятицу. Все, о чем она теперь могла думать, вращалось вокруг даты, которую Келли отмечала красным кружочком в своем календаре. В конце концов она сорвала календарь со стены и убрала его в ящик стола, заставляя себя переключиться на работу, но сосредоточиться так и не смогла. Каждое утро, садясь за машинку, она была счастлива, если удавалось напечатать хоть пару страниц, а потом уже бежать в «Корону».

В конце недели Келли поехала на кладбище к Джилл и была потрясена огромным количеством цветов, лежащих на ее могиле. Судя по всему, Лоренс уже побывал здесь. Она вернулась домой, села за машинку и долго смотрела на белый лист бумаги. Роман приближался к концу, оставалась заключительная часть, которой еще не существовало даже в черновиках…

В этот вечер в «Короне» было особенно многолюдно. И Келли, крутясь как белка в колесе, не заметила, когда появился Лоренс и сел в другом конце бара, наблюдая за ней. Келли обслуживала какой-то мальчишник. Будущий жених, облокотившись о стойку, придвинулся поближе и о чем-то разглагольствовал с лихорадочным возбуждением. Келли отвечала привычно приветливо, с улыбкой подавая юнцу поднос, заставленный выпивкой. Поблагодарила за щедрые чаевые, затем повернулась, чтобы убрать деньги, и в этот момент заметила подошедшего к стойке Лоренса; улыбка на ее лице мгновенно исчезла.

— Привет.

Она взглянула на него, стараясь вернуть улыбку на место.

— Виски?

Он кивнул, и Келли, налив виски, добавила содовой и поставила стакан на стойку бара.

— Как дела? — Лоренс даже не взглянул на виски.

Понимая, что вопрос не праздный, Келли неопределенно пожала плечами в ответ.

— Прекрасно.

— Когда ты освободишься сегодня?

— Это не от меня зависит. Вчера, например, ушла уже после полуночи.

— Я отвезу тебя домой.

— Не нужно. Я поеду на велосипеде.

— Ты не можешь ездить одна в такое время, — нахмурился Лоренс.

Глаза Келли сверкнули.

— Да, однако я ездила в течение нескольких лет, и это никогда не тревожило тебя.

— Потому что тогда мы не были… Словом, ты рискуешь, и это пугает меня.

— Дорога хорошо освещена, — нетерпеливо перебила она, ее глаза сощурились, — или ты говоришь о другом риске?

— Что ты имеешь в виду? — нахмурился Лоренс.

— Не притворяйся: ты прекрасно понял. — Келли поморщилась. — Если «случайность», которую мы обсуждали, все же имеет место, то езда на велосипеде кажется тебе рискованной.

Лоренс, к ее удивлению, пришел в замешательство.

— Такой мысли у меня не было. Я вообще-то думал о тебе, имея в виду хулиганов или еще что похуже…

— О! — только и могла сказать Келли, так как очередной наплыв посетителей потребовал ее внимания, а когда она освободилась, Лоренс уже куда-то исчез.

Казалось, вечеру не будет конца… Обычно в «Короне» время летело незаметно, но сейчас, после разговора с Лоренсом, минуты тянулись ужасно медленно. Келли была счастлива, когда Ли отпустил ее домой.

— Устала, милая? Когда вернутся Дора и Нэнси, возьми несколько выходных. Ты заслужила это.

— Спасибо, — пробормотала Келли, — я непременно воспользуюсь твоим предложением.

Подойдя к стоянке, она даже не взглянула на свой велосипед: Лоренс, как и следовало ожидать, стоял у машины. Он открыл дверцу, и Келли скользнула внутрь, радуясь про себя, что не придется крутить педали.

— Ты ела сегодня? — спросил он, заводя мотор.

— Да, бутерброды.

— Ты не набросишься на меня с кулаками, если я отвезу тебя к себе и накормлю ужином?

Она покачала головой.

— Нет, поскольку знаю, почему ты это делаешь.

Лоренс искоса взглянул на нее.

— Почему?

— Сегодня годовщина со дня похорон Джилл. Еще одна годовщина.

— Ты ошибаешься, Келли. Это было вчера.

— Что? — Она непонимающе уставилась на него. — Что ты сказал? Сегодня, в последний день августа, исполнился ровно год, как похоронили Джилл. И утром я положила цветы на ее могилу.

— Тебе не показалось странным, что там уже было много цветов?

Келли немного растерялась.

— Нет, я решила, что ты приходил раньше меня и родители Джилл тоже.

— Они в круизе. Я положил цветы за них. Вчера. Сегодня не последний день августа, а первый день сентября.

Келли словно ужаленная подпрыгнула на сиденье, не в состоянии собрать воедино нахлынувшие мысли.

— Не может быть! Я пропустила такую памятную дату и не навестила Джилл. — Она напряглась, когда Лоренс положил ладонь на ее руку.

— Но Джилл там нет, Келли.

— Да… — Она тяжело вздохнула, — не могу понять, как я могла перепутать? Я так часто смотрела на этот чертов календарь, что не выдержала и убрала его в стол… — И недоверчиво посмотрела на Лоренса. — Ты не шутишь?

— Конечно нет, — сказал он сурово.

— Не представляю, как я могла ошибиться, — продолжала сокрушаться Келли. — Если так, то это была самая длинная неделя в моей жизни. — Она прикусила губу. — Я работала в «Короне» не по своему обычному графику и выбилась из привычного ритма… — Ее лицо внезапно побледнело, Келли вздрогнула, вдруг сообразив: задержка! Пока только на день. Один день не считается, не стоит паниковать.

Лоренс остановил машину. Построенный в середине прошлого века, с витыми чугунными перилами балконов и множеством окон, нарушающих строгую симметрию архитектуры, дом находился в одном из лучших кварталов города.

— Удивительно, что ты переехал сюда. Я думала, ты предпочитаешь жить за городом?

Он помог ей выйти из машины.

— Нет. Это Джилл не хотела жить в городе из-за своего пристрастия к лошадям… Я же мечтал об особняке в центре. Правда, этот дом находился в плачевном состоянии и нуждался в капитальном ремонте, но цена оказалась столь соблазнительной, что трудно было отказаться. За последние полгода я кое-что успел отремонтировать, но это только начало, хотя самое главное уже сделано — крыша и полы в порядке…

Лоренс подвел гостью к внушительным входным дверям. Келли готовила себя к жестокому испытанию, когда шла по длинному холлу, но вопреки ожиданию, здесь ничего не напоминало о Джилл. Та любила полумрак комнат, тяжелые бархатные шторы от стены до стены, полы, устланные мягкими паласами, бесчисленное количество подушек, разбросанных на обитой ярким ситцем мягкой мебели, безделушки и повсюду — цветы.

Ничего подобного не было в доме, куда привел Келли Лоренс Лаутон. Современный дизайн, просторные, не загроможденные мебелью комнаты, огромные окна.

Этот дом поначалу казался даже излишне строгим. Пол в холле был выложен черно-белой керамической плиткой. Витые перила лестницы вели на второй этаж. Под этой лестницей стоял стол, над которым висело зеркало. Все это приятно удивило Келли, которая хорошо знала прежнее жилище Лоренса, пожалуй, даже лучше, чем его самого.

Они вошли в гостиную, стены которой были выкрашены в темно-красный цвет. Несколько стульев и большая тахта затянуты чехлами из неотбеленного льна, на высоких окнах — шторы из тяжелого шелка цвета соломы. Толстый старинный ковер с восточным орнаментом покрывал паркетный пол перед камином.

— Нравится?

— Да, очень, — искренне призналась Келли.

— Столовая здесь. — Они прошли через холл в комнату, где стены были золотисто-коричневого цвета, а из мебели — только овальный стол на изящных ножках. — Я еще не нашел подходящие стулья и буфет, — пояснил Лоренс и повел за собой Келли в просторную, с необычайно высоким потолком кухню — темно-зеленую с белыми стенными шкафами. Оттуда дверь вела в оранжерею, выходившую в узкий, окруженный высокой стеной сад. Лоренс пододвинул гостье стул. — Садись, я приготовлю какие-нибудь сандвичи.

Она села, радуясь, что может дать отдых уставшим за день ногам.

— А что ты сделал с вещами Джилл?

— Ты шокирована, что я не сохранил их?

Он наполнил чайник и включил его, затем достал хлеб и начал нарезать тоненькими ломтиками.

— Нет, — заверила Келли. — Я думаю, ты поступил мудро. Но, Бога ради, скажи, ты ведь действительно любил ее?

Лоренс, резко повернувшись, пристально посмотрел ей в глаза.

— Ты сомневалась в этом?

— Нет, никогда, — Келли отвернулась. — Я думаю, ты взял своеобразный реванш за то, что позволил ей обставить другой дом в ее вкусе. Здешние интерьеры вряд ли могли понравиться Джилл…

— Я знаю, она хотела жить в современном доме, не похожем на тот, в котором выросла. Поэтому я помог осуществлению ее мечты, купив Джилл дом и позволив делать там все, что она хотела. Результат тебе известен — комфорт и уют. — Лоренс водрузил на стол банку с растворимым кофе.

— Джилл ценила это, и вы были счастливы.

— Потому что она была счастлива… — согласился Лоренс. Он положил на хлеб кусочки рыбы, сбрызнул лимоном и разрезал сандвичи на аккуратные треугольники и подал угощение на плоском фарфоровом блюде, которое Келли прежде никогда не видела. — Всю жизнь Джилл окружали люди, стремившиеся сделать ее счастливой, в том числе и ты!

— Я никогда не задумывалась над этим.

— Да, но ты ведь согласилась, когда Джилл упросила тебя быть подружкой на нашей свадьбе, хотя тебе совсем не хотелось этого. — Он поставил на стол две тарелки, пододвинул блюдо с сандвичами поближе к Келли и сел напротив, вопросительно подняв темную бровь. — Признайся, ты ведь была не в восторге от этой идеи?!

— Откуда ты знаешь? — Келли не скрывала удивления.

— Джилл рассказывала. Кроме того, я отлично помню тебя на свадьбе. Тебя все угнетало тогда, но ты очень хорошо прятала свои чувства под своими роскошными ресницами!..

Келли проглотила комплимент, благодаря Бога за то, что у нее действительно необыкновенно длинные ресницы, как, впрочем, и у всех женщин в ее семье. Будучи еще студенткой, она щедрой рукой накладывала тушь, чтобы придать выразительность своим серо-зеленым глазам, считая, что это ее единственное достоинство. Она слышала много восторгов по этому поводу, но почему-то только восхищение Лоренса взволновало ее.

— Да, я не могла отказать Джилл, — сказала она наконец.

— Конечно, не могла, никто никогда не отказывал ей ни в чем. Главным образом потому, что она была на удивление нетребовательна и очень редко просила о чем-нибудь. Это удивительно, что достаток нисколько не испортил ее! — Лоренс пододвинул блюдо поближе к Келли. — Возьми сандвич. Извини за такое незамысловатое угощение, но стряпня — не моя стихия.

— Строго говоря и не моя тоже, — призналась Келли, без энтузиазма откусывая сандвич. Обычно она ела семгу с большим удовольствием, но не сегодня. — Как ты догадался, что я люблю семгу? Помнится, Джилл ее ненавидела.

— Я многое знаю о тебе, — в который раз напомнил Лоренс, внимательно разглядывая ее. — Джилл выдавала мне кучу информации. Например, я знаю, что будучи независимой до фанатизма, ты не принимала от нее дорогих подарков и не позволяла угощать себя деликатесами. Что ты до сумасшествия была влюблена в кого-то в университете…

— Господи, она рассказывала тебе все это? Могу представить, как ты умирал от скуки от этих откровений!..

— Вовсе нет. Джилл ведь говорила мне не все сразу, а постепенно. Поэтому прежде чем пригласить тебя в гости, я купил семгу, помня, что ты ее обожаешь! — Он улыбнулся. — Ты ведь знаешь, что человеческий мозг хранит информацию и выдает ее по мере надобности?!

И когда не нужно — тоже, мрачно подумала Келли. Она с вожделением смотрела на чашку кофе, размышляя, будет ли от него опять болеть голова, не нагрянет ли бессонница…

— Он без кофеина. — Лоренс, легко читая ее мысли, с обезоруживающей простотой добавил: — Я помню о твоей головной боли.

— Вот что значит тренированный ум, — Келли чуть улыбнулась и, взяв чашку с кофе, добавила молока. — Не будет ли бестактно с моей стороны, если я поинтересуюсь участью обстановки вашего с Джилл дома?

— Вовсе нет. Большинство вещей продано на аукционе. — Он бросил на нее темный, полный сожаления взгляд. — Извини, Келли, может быть, ты хотела что-то оставить себе? Мне не пришло в голову…

— Ну что ты! — поспешно заверила Келли. — И потом, ты ведь отдал мне серьги… Или это была идея Стеллы Монд?

— Нет, моя. — Он внимательно разглядывая свою чашку. — Вот копия свадебного букета на гроб — это действительно идея моей тещи.

Келли понимающе кивнула.

— Я сразу подумала тогда, что такое не могло прийти тебе в голову.

— Стелла полагает, что таким образом с Джилл навсегда останется наша любовь.

— Что ж, ей простительно.

— Знаешь, мы с Джилл зачастую видели вещи в разном свете. — Келли удивилась, что Лоренса вдруг потянуло на исповедь. — С кем-то другим это было бы невозможно, но нам удавалось обходить острые углы.

— А может быть, такая терпимость и есть верный признак любви? Принимать другого человека таким, каков он есть, даже если совсем не похож на тебя самого?! — осторожно сказала Келли. — Джилл и я тоже были во многом полярны. Даже удивительно, что мы так долго оставались близкими подругами. Мне очень часто было трудно мириться с ее принципами. — Келли улыбнулась. — Я знаю, что в свою очередь мой образ жизни был абсолютно неприемлем для нее и, если честно, ее для меня — тоже, но это не имело значения.

— Ты необычная женщина, Келли Эванс! И все ж, возьми еще сандвич. — Лоренс подвинул блюдо, но она покачала головой, пытаясь понять, что подразумевалось под словом «необычная».

— Извини, что тебе пришлось возиться, но я не голодна.

— Потому что ты слишком устала, — назидательно заметил он, убирая тарелки. — Тебе очень нужно надрываться в этом баре?

— Нет, мне не нужно работать там вовсе, если ты имеешь в виду финансовую сторону.

— Неужели твоя журналистская практика на самом деле так прибыльна?

— Гонораров хватает, чтобы держаться на плаву. Но даже если мне удастся издать роман, я все же буду уделять час или два «Короне», потому что мне необходимо общение с людьми. Если судьба не воспротивится, конечно.

Лоренс потянулся через стол и взял ее руки в свои.

— Перейди мост, если ступил на него, как любит говорить моя мать.

— Я тоже так говорю. — Келли улыбнулась. — А как она поживает? Я ведь довольно часто встречала ее у Джилл.

— У них были общие интересы, — хмыкнул Лоренс. — Мама в порядке. Сейчас они с отцом уехали в Швейцарию, это часть ее новой оздоровительной программы специально для него. Отец, увы, начал сдавать, с тех пор как вышел на пенсию.

Келли хихикнула.

— Если твоя мать взялась за мистера Лаутона, ему лучше подчиниться!

— Именно это я и сказал отцу. Мама очень решительная женщина… Ты нравишься ей, — небрежно добавил он. — Она недавно спрашивала меня, как ты живешь, а я вынужден был признаться, что не знаю.

— Господи! Так вот кому я обязана, что ты вспомнил обо мне?!

— Неправда. Ты знаешь, что это не так. Я пришел той ночью, потому что ты была единственным человеком в мире, с кем я мог поговорить. — Он не спускал с нее глаз. — Ничего другого не было в моих мыслях, Келли! Ты должна верить мне.

Она коротко вздохнула и отняла руки.

— О, я верю, да это и не трудно. Знаю, что я не в твоем вкусе… Но и ты не в моем, — добавила она, что было явной ложью, и потому в ту же секунду залилась краской.

— Что значит «не в моем вкусе»? Ты чертовски привлекательна. Умница. С прекрасной фигурой. И… такая земная… — Лоренс выразительно приподнял бровь. — И не один я понимаю это, правда? Сегодня я имел возможность наблюдать, как чей-то жених пожирал тебя глазами, забыв обо всем на свете. Он не мог заставить себя оторваться от стойки весь вечер.

Келли с удивлением посмотрела на него.

— Я думала, ты ушел…

— Я просто перешел в другой зал и решал кроссворд, но все видел.

— Ты подсматривал? — Она недовольно сдвинула брови.

— Нет, просто хотел удостовериться, что парень не позволит себе лишнего.

— И что бы ты сделал?

— Врезал бы как следует.

— А ты не подумал, что мне могло быть приятно его внимание?

— Сильно сомневаюсь в этом!

А ведь он прав, подумала девушка. В присутствии Лоренса все другие мужчины переставали для нее существовать… Она неожиданно резко встала.

— Мне пора домой, я не привыкла работать каждый вечер и устала.

Лоренс тоже поднялся.

— Поспи завтра подольше!

— Если я позволю себе это, то пропущу свою любимую газету, — объяснила Келли, когда они шли через холл.

Лоренс помедлил, прежде чем открыть дверь.

— Я куплю ее для тебя и привезу после полудня. Тогда ты хоть сможешь выспаться и отдохнуть.

Это уж слишком! Келли были убита наповал, но вдруг сообразила, что зря радуется: ведь его внимание, очевидно, вызвано весьма специфической причиной, и не будь ее…

— Очень мило с твоей стороны, но киоск открывается в десять. Это слишком поздно, чтобы валяться в постели. Даже в выходной.

Лоренс только пожал плечами и, провожая ее домой, без умолку рассказывал о своем брате и его предстоящей свадьбе.

— Мои родители вернутся довольно скоро: маме ведь нужно основательно подготовиться к свадьбе Макса. Она купила себе роскошное вечернее платье год назад, но…

— Твоя мать очень практичная женщина, — засмеялась Келли.

— Подозреваю, что только вероятность моей неадекватной реакции останавливает ее от того, чтобы появиться на свадьбе Макса в том же платье, что и на моей.

— Тебе было бы неприятно?

— Если честно, я не помню, в чем она была тогда.

Не удивительно, подавленно вздохнула Келли, потому что в тот день его глаза неотрывно следили за Джилл.

Лоренс вышел из машины и проводил девушку до дверей.

— Келли, не могла бы ты оказать мне услугу? Пойти со мной на свадьбу Макса? — спросил он как бы между прочим.

Келли, взмахнув ресницами, с ужасом уставилась на него.

— Ты шутишь?!

— Нет, и поскольку мы с тобой так давно и близко знакомы, никому не покажется странным, что я пригласил именно тебя.

— Мне покажется, Лоренс! — отрезала Келли. — Извини. Ничего не получится.

— Неужели ты не хочешь спасти меня от безумных идей Вивьен? Макс шепнул мне, что одна из незамужних подруг невесты приглашена специально для меня.

— У тебя достаточно опыта, чтобы справиться с ситуацией, — твердо стояла на своем Келли.

— И все же подумай над моим предложением, — не сдавался Лоренс. — Может, ты изменишь свое решение? Доброй ночи, дорогая!

4

К великому огорчению Келли, Лоренс не появлялся в течение нескольких дней, которые были наполнены лишь тоскливой неизвестностью. Она вернулась к своему обычному графику, работая в «Короне» три раза в неделю, но даже работа не отвлекала от тревожных мыслей.

В конце концов Келли не выдержала и отправилась к врачу; вердикт был однозначный: она беременна.

Придя на работу в пятницу, Келли поговорила с Ли Штернхаймом насчет обещанных отгулов. Управляющий сразу согласился и отпустил ее на целые две недели. Келли тепло поблагодарила его и, встав за стойку, принялась обслуживать очередного посетителя. Лоренса по-прежнему нигде не было видно, а Келли не располагала временем, чтобы искать его или думать о своем затруднительном положении. Было почти девять, многие клиенты перешли в ресторан, в баре наступило временное затишье. Келли вышла в зал собрать грязную посуду и тотчас лицом к лицу столкнулась с Лоренсом.

— Привет. — Он уселся на высокий табурет.

— Привет, — ответила Келли, стараясь скрыть, как рада этой встрече. — Что тебе налить?

— Пожалуй, сегодня выпью пива.

— Изменился вкус? — улыбнулась она, наполняя кружку.

— Просто за пивом я могу посидеть подольше, не привлекая внимания, — объяснил Лоренс, — и подожду тебя, чтобы отвезти домой.

Келли глянула на него исподлобья.

— Это совершенно не обязательно, я знаю дорогу домой.

— Несмотря на это, я подвезу тебя! — Он пристально вглядывался в нее, когда Келли протянула ему сдачу. — Ты плохо спала?

— Да, — буркнула она, радуясь стайке студентов, присутствие которых сделало невозможным дальнейший разговор.

Лоренс, отойдя от стойки, устроился в углу и развернул газету.

К изумлению Келли, не прошло и получаса, как Ли Штернхайм, протянув ей пакет с зарплатой, сказал, что она может быть свободна.

— Сегодня есть кому поработать за тебя. Иди домой. Счастливо отдохнуть!

— Спасибо, Ли. — Она благодарно улыбнулась. — Я заберу велосипед завтра, сегодня меня подвезут.

Управляющий кивнул, лукаво усмехнувшись.

— Я так и подумал, поэтому и отпустил тебя пораньше. Старый добрый дядюшка — это про меня.

Она хихикнула.

— Спасибо, Ли, и спокойной ночи!

Келли забрала куртку и помахала Лоренсу, который тут же поднялся и пошел к выходу.

— Ты сегодня рано.

— С разрешения босса.

— Отлично! — Лоренс помог ей сесть в машину. — Ты выглядишь усталой.

— Трудный вечер… — пожала плечами девушка.

— Поедем ко мне, — предложил он.

— Я бы хотела прямо домой. — Она украдкой взглянула на Лоренса, когда он опустился на соседнее сиденье. — Может, ты зайдешь ко мне?

— Конечно, с удовольствием. — Лоренс прямо-таки светился энтузиазмом.

В пути никто из них не проронил больше ни слова. Келли молча отперла дверь и пошла наверх впереди гостя, и только когда они вошли в комнату, нарушила молчание:

— У меня есть пиво и остатки бренди.

Лоренс посмотрел на нее и одна бровь его вопросительно приподнялась.

— Почему бы тебе не присесть, а я мог бы сам приготовить нам что-нибудь выпить? Разреши мне поухаживать за тобой!

Она покачала головой.

— Я проголодалась. Давай поужинаем?

— С удовольствием, у меня сегодня состоялся ужасно тоскливый обед с одним из моих клиентов, но это было давно, так что твое предложение очень кстати. Правда, я собирался приготовить что-нибудь у себя… С большим успехом, чем в прошлый раз, когда ты ничего не ела!

— Если быть честной… — начала она, но остановилась, заметив, что Лоренс вздрогнул. — Что случилось?

— Мне хочется заткнуть уши, когда ты говоришь так.

— Я просто хотела сказать, что не привыкла к твоему обществу. — Ее глаза перламутрово сверкнули на загорелом лице. — По-видимому, это и повлияло тогда на мой аппетит. Но сегодня я голодна как волк. Что ты скажешь насчет омлета?

— Отлично. Чем тебе помочь?

— Займись напитками, пока я готовлю. Пиво в холодильнике.

— Пожалуй, я не буду. Может, чашечку кофе после омлета?

Келли явно скромничала, когда говорила о своих кулинарных способностях. Шипящее, золотистое блюдо, которое она приготовила всего за десять минут, благоухало ароматом всяческих приправ и выглядело до невозможности привлекательно.

Закусывая хрустящими булочками из ближайшей пекарни и черными лоснящимися маслинами, они быстро покончили с омлетом и перешли к десерту. Яблоко для хозяйки и изысканный бри для гостя. Все было съедено мгновенно, под обсуждение последних новостей из газет.

Отвергнув предложение Лоренса помочь, Келли собрала тарелки, отнесла на кухню и вернулась оттуда с двумя кружками кофе.

— Покрепче тебе, а мне — без кофеина, учитывая мою бессонницу, — улыбнулась она.

— Что?

— Да так! Просто я подумала, до чего же мы оба сдержанные: образец учтивости и хорошего воспитания.

— …Хотя ты пригласила меня, чтобы ответить на вопрос, который я горю нетерпением задать?

— Ты чертовски умен, Лоренс. Удивительно, как могла очаровать тебя Джилл, которая сама признавалась в собственной бесхитростности.

— Именно это и привлекало меня в ней, и по этой же причине ты была ее лучшей подругой. Противоположности сходятся. — Он откинулся на спинку стула, наблюдая за Келли из-под полуприкрытых век.

— Я ничего плохого не хотела сказать! — вспыхнула Келли.

— Знаю. Мы с тобой очень похожи. — Он улыбнулся, перехватив ее недоверчивый взгляд. — Да, именно так. И я следую за ходом твоих мыслей с поразительной легкостью.

Возразить было нечего.

— Ну что ж, я, конечно, не могу на сто процентов угадать твои мысли, но одно знаю абсолютно точно: ты горишь нетерпением узнать, беременна я или нет? Беременна. Доктор подтвердил это.

Лоренс принял известие спокойно, минуту или две молча переваривая новость.

— Странно, не правда ли, — сказал он наконец. — Я два года старался стать отцом ребенка Джилл, и не получилось…

— А тут одна случайная встреча и на тебе — удача! — Келли горько усмехнулась. — По крайней мере теперь ты будешь знать, что Джилл не могла забеременеть не по твоей вине.

— Я знаю это. Мы оба проходили тестирование.

— О! — Келли покраснела, а Лоренс взял ее руки в свои.

— Теперь давай обсудим, что будет дальше…

Она нахмурилась.

— Что ты имеешь в виду? Ничего не будет до мая следующего года.

Он сжал ее ладони.

— Ты, очевидно, не все продумала…

— Шутишь! — бросила Келли, вырывая свои руки. — Я только об этом и думаю, с тех пор как ты обмолвился, что это может произойти. Действительно странно. Обычно неизвестность меня пугает, но как только все выясняется, приходит облегчение и сознание, что все ниспосланное судьбой — во благо. Только не на этот раз. — Глаза Келли вспыхнули, как у разъяренной кошки. — Помнится, Джилл была той, кто хотел от тебя ребенка. Но никак не я!

— Да, я тоже это помню! — Он глубоко вздохнул. — Послушай, Келли, мои извинения бесполезны. Что случилось, то случилось. Мне остается лишь уладить это все как-нибудь…

— Только не вздумай предлагать мне деньги! — резко перебила она.

— Я не об этом, — укоризненно взглянул на нее Лоренс.

— Во всяком случае ты получил ответ на свой вопрос и теперь можешь удалиться. Я устала.

— Сядь, — велел Лоренс бесстрастно. Она нехотя, но подчинилась. — Я предлагаю совершенно другое, — продолжал он. — Ты ведь знаешь, что я всегда мечтал о ребенке. И когда моя мечта вот-вот станет явью, я хочу, чтобы у него были законные родители. Ты со мной согласна?

— Конечно нет, — солгала она, втайне придя в восторг от столь оригинального предложения руки и сердца. — Ты, наверное, сошел с ума?

— Нет, я абсолютно здоров, чего и тебе желаю. Мы поженимся тихо и как можно скорее — сразу после свадьбы Макса. Ты переедешь ко мне, и все приличия будут вполне соблюдены, если тебя это беспокоит.

— Да, беспокоит, — простонала Келли, понимая, что ее ужасает совершенно другое: то, что Лоренс вынужден жениться на ней из-за досадной беспечности. — Я не собираюсь переезжать к тебе.

— А ты и не обязана. Оставь эту квартиру за собой, пусть у тебя будет укромное место, где ты сможешь работать над своим романом.

Келли покачала головой.

— Послушай, ты не обязан жениться на мне из-за нечаянного зачатия. Это очень благородно, и я ценю твое великодушие, но в наши дни случайная беременность — вовсе не повод идти к алтарю.

Лоренс скривил рот.

— Возможно, но не для меня.

Она нервно провела рукой по волосам.

— А что, собственно, мы обсуждаем? Ты предлагаешь мне выйти за тебя замуж, чтобы узаконить рождение моего ребенка, затем отобрать его и вычеркнуть меня из жизни малыша?

Он улыбнулся.

— Ты сказала «мой ребенок»? Ты будешь просто жить в моем доме и спокойно продолжать писать свой роман. Я бы мог превратиться в няню…

— Остановись, Лоренс! — Келли протестующе подняла руку. — Ты слишком торопишься. Мы не учли некоторые детали…

— Продолжай!

Она опустила глаза.

— Для начала: ты забыл о Джилл!..

Легкая тень легла на его лицо.

— Ты так думаешь?! Но я абсолютно уверен, она была бы категорически против, чтобы мы навечно оставались в трауре.

— Да. Но ведь она не могла и предположить, что мы вдруг поженимся!

— Почему ты так уверена?

— Хотя бы потому, что мы с тобой недолюбливали друг друга.

Лоренс снова поймал ее руки.

— Вот видишь, ты употребила прошедшее время…

— Я?..

— Да, ты! И что еще нам мешает?

— Ребенок. — Она тяжело вздохнула. — Если переиграть ситуацию, и я оказалась бы на месте Джилл, я бы так ревновала, что вернулась бы с того света и преследовала тебя повсюду.

— Джилл никогда не поступила бы так, — отмахнулся Лоренс.

— Я знаю, знаю! И именно поэтому ты не должен жениться на мне. Я совсем другая, не такая, как Джилл. Я взбалмошная, у меня дурной характер, и я не так привлекательна, как она…

— Да. Ты не она. И может быть, к лучшему… Я почему-то уверен, что все будет хорошо. — Он встал, потянув ее за собой. — Больше я ничего не скажу тебе сегодня. Усни с мыслью о нашей свадьбе, а завтра продолжим. Я заеду за тобой к шести и мы отправимся обедать!

Келли открыла было рот, чтобы возразить, но передумала. А почему, собственно, нет?

— Хорошо, но только, пожалуйста, не в «Корону».

— Разумеется, — скупо улыбнулся Лоренс, одним пальцем приподнимая ее лицо за подбородок. — И поверь мне, я никогда не хотел перевернуть твою жизнь с ног на голову, но так случилось, и теперь я обещаю тебе проявить максимум такта и заботы. Ты еще не говорила своей матери?

— Нет. — Келли тяжело вздохнула.

— Хорошо, и пока не звони ей. Мы вместе поедем в Кембридж и поделимся новостями.

— Но я еще не дала согласия!

— Согласишься ты или нет, но я обязан вразумительно объяснить твоей матушке случившееся. По крайней мере, постараюсь сделать это так, чтобы она поняла.

— Мама вряд ли поверит в это!

— В то, что ты ждешь ребенка, или что отец ребенка — я? — усмехнулся Лоренс.

Не желая того, Келли невольно улыбнулась в ответ.

— Да нет же, конечно, в последнее. Что касается ребенка, она будет в восторге — мои сестры что-то не торопятся подарить маме внуков…

К удивлению Келли, Лоренс притянул ее к себе и, нежно обняв, долго стоял, не говоря ни слова.

— А теперь иди спать и не думай больше ни о чем. Просто ложись и спи. Увидимся завтра вечером. Спасибо за омлет, это лучшее, что я когда-либо пробовал.

Келли постаралась улыбнуться.

— Тебе еще придется отведать моего цыпленка по-индейски.

— С удовольствием, в любое время, — счастливо засмеялся Лоренс. — Спокойной ночи, пусть тебе приснится что-нибудь хорошее!

Келли заснула, как только ее голова коснулась подушки, и проспала без сновидений до девяти утра. Проснувшись, она еще долго лежала, прислушиваясь к себе, и в конце концов поняла, что за прошедшую ночь ее мозг сам принял решение. Было бы глупостью отвергнуть предложение Лоренса, что бы ни случилось дальше. Она все равно не полюбит никого другого. И кто знает, может, со временем он ответит на ее чувство? Пусть это будет не так, как с Джилл, но достаточно для прочного брака…

Укрепившись в этом решении, Келли успокоилась и почувствовала желание работать. Вдохновение вернулось, мысли теснились в голове, просясь на бумагу. Горя нетерпением поскорее сесть за работу, Келли вскочила с постели и, наскоро приведя себя в порядок и позавтракав, уселась за машинку.

Она работала весь день, прервавшись только для того, чтобы съесть сандвич и выпить чашку кофе. Слова лились неудержимым потоком, словно кто-то невидимый, стоя за спиной, диктовал ей. Только привычка держать слово заставила Келли остановиться, принять ванну и приготовиться к встрече с Лоренсом.

Он появился ровно в шесть. Волосы Келли блестели, лицо подкрашено, только туалет еще не выбран.

— Привет, — улыбнулась она, приглашая его войти. — Я готова, нужно лишь переодеться. Забыла спросить тебя, где мы обедаем?

— Я заказал столик в «Ротонде», — сообщил Лоренс, рассматривая ее. — Ты сегодня лучше выглядишь. Выспалась?

— Спала как убитая, — призналась Келли. — Может быть, выпьешь чего-нибудь или почитаешь газету? Я быстро.

В воздухе уже пахло осенью, но вечер был теплый, и после некоторого колебания Келли остановилась на платье, которое подарила ей мать к дню рождения. Правда, стоимость наряда поначалу привела ее в ужас, но потом Келли оценила его элегантную простоту, однако все как-то не появлялся повод надеть обновку. Сегодняшний обед — вполне подходящий случай. Прямое платье, ультрамодное, короткое, открывающее ноги, чудесного зеленого оттенка, словно подчеркивало изумрудную глубину ее глаз. Келли удовлетворенно оглядела себя в зеркале и достала из шкафа туфли на невысоком каблучке.

При ее появлении Лоренс отложил книгу, которую листал от нечего делать, и поднялся.

— Келли! — Его глаза смотрели с явным одобрением. — Ты выглядишь бесподобно! Где ты отыскала это платье, точно под цвет твоих глаз?

— Мои глаза меняют цвет от серого до зеленого, в зависимости от того, что на мне надето, и от моего настроения, — пояснила она.

Лоренс шагнул ближе.

— Я могу считать, что сегодня у тебя прекрасное настроение?

— Получше, конечно, чем вчера. — Она улыбнулась, и глаза ее радостно блеснули. — Я написала сегодня шестнадцать страниц! Представляешь? Моя муза, которая на время оставила меня, вернулась. Я уже начала беспокоиться — окончание романа было у меня в голове, но я никак не могла изложить свои мысли на бумаге. Сегодня, когда я проснулась, просто что-то вытолкнуло меня из постели и заставило засесть за машинку…

Вечер начался с хорошей ноты. Правда, был момент, когда Келли вдруг овладела робость и ей захотелось повернуть назад при мысли, что придется войти в ресторан, где все знают Лоренса Лаутона как вдовца Джилл Монд. Но к счастью, она не увидела ни одного знакомого лица…

— Ты все излишне драматизируешь, — заметил Лоренс, наливая ей в бокал минеральную воду.

— Возможно. — Келли подняла на него глаза, удивляясь, что Лоренс и на этот раз угадал ее мысли, — но я все еще чувствую свою вину.

— Если кто-то и виноват, так это я, — сказал он твердо. — И если ты так переживаешь, то могу тебя успокоить: я редко приезжал сюда с Джилл, она предпочитала загородные клубы.

— Я помню. «Уайт Хилл» был ее любимый.

— Пожалуйста, давай не будем говорить о Джилл.

Она поставила бокал и сочувственно посмотрела на Лоренса.

— Тебе все еще больно?

Он перевел взгляд на окно, за которым угасал сентябрьский день, затем спокойно посмотрел ей в глаза.

— В последнее время, по правде говоря, уже не так. Особенно после той ночи, когда… — Он улыбнулся. — Ты покраснела, Келли.

— Что мне еще остается? — пробормотала она и склонилась над любимыми равиоли с креветками.

— Может, тебе покажется странным то, что я сейчас скажу, но я и раньше хотел… увидеться с тобой. Особенно в последнее время.

— И что же тебе мешало?

— Стелла Монд говорила, ты собираешься замуж. И мне казалось бестактным вторгаться в твою жизнь в такой радостный момент со своими печалями. И к тому же я знаю, что никогда не нравился тебе…

— Так же, как я — тебе! — Она закусила губу и отложила вилку.

— Теперь в это верится с трудом, — задумчиво произнес Лоренс.

Официант подошел забрать тарелки, и Келли обрадовалась вынужденной паузе.

— Что я пытаюсь сказать тебе… После той ночи я почувствовал, что с души упала какая-то тяжесть… — Они сидели за столом, стоящим в глубокой нише, и могли чувствовать себя уединенно. Их взгляды встретились. — Когда говоришь об этом — звучит нелепо!..

— Не для меня, — заверила Келли. — Я ощущала то же самое. До того как поняла, что будет продолжение… — Она криво усмехнулась. — Ты, возможно, подумаешь, что я хочу поймать тебя на слове…

Лоренс отложил нож и вилку и вопросительно уставился на нее.

— Так ты решила?

— Да, — сказала она твердо.

— И что тебя сподвигло на это?

— О, все очень просто. Вчера я сразу заснула, а когда проснулась, то поняла, что действительно — утро вечера мудренее!.. Женитьба кажется тебе естественным выходом в сложившейся ситуации, — вяло добавила она, — но, Лоренс, выйти замуж за все еще страдающего вдовца, да еще бывшего мужа лучшей подруги — вовсе не такая уж заманчивая перспектива!.. Но ты хочешь ребенка, а я намерена родить его, поэтому единственно разумное решение для меня — принять твое предложение.

— Ты хочешь еще чего-нибудь? — спросил Лоренс и, когда она отказалась, поднялся. — Тогда поедем ко мне, выпьем кофе и обсудим кое-какие детали.

Двадцать минут спустя Келли уже сидела на кухне Лоренса, перед ней стоял поднос, сервированный для кофе, который был явно загодя приготовлен.

— Ты очень предусмотрительный, — заметила она, разливая кофе.

— Я юрист и обязан быть предусмотрительным и последовательным. Поэтому женитьба кажется мне оптимальным решением нашей проблемы, хотя я вообще-то не вижу здесь проблемы. А ты?

Келли задумчиво уставилась в свою чашку.

— Сейчас уже в меньшей степени. — Она окинула помещение цепким взглядом, затем лукаво улыбнулась. — Хотя я думаю, этот дом заставляет мой мозг работать за меня. Перспектива жить здесь склоняет чашу весов в твою сторону!

— Не торопись, — усмехнулся Лоренс. — Наверху кавардак. Мне все не хватало времени, чтобы заняться переоборудованием ванных комнат и ремонтом спальни. Полы голые, а из мебели только гардероб и кровать. Прежде, чем ты переедешь, я должен привести все в божеский вид…

— Ты в состоянии позволить себе такие траты? В отличие от Джилл у меня нет денег!

Он пожал плечами.

— Я вполне могу прокормить тебя и дать тебе крышу над головой. Мне пришлось вложить кое-что в старый дом, чтобы повыгоднее продать его, но, в конце концов, затраты окупились. За него дали хорошие деньги — благодаря отремонтированным конюшням. Оказалось, покупатели так же помешаны на лошадях, как и Джилл.

— Не обижайся, Лоренс, но разве дом был твой? Не Джилл?

— Нет. — Он спокойно посмотрел ей в глаза. — У Джилл не было собственных денег. Ее отец намеревался назначить ей ежегодную ренту, когда мы поженились, но я воспротивился и позволил ему только оплатить покупку лошадей и уроки в школе верховой езды. Я не мог заставить Джилл написать завещание, да и не настаивал — кто мог подумать, что оно пригодится так быстро! Хотя оно мало что изменило бы. Ее страстью были платья «от кутюр» и умопомрачительные аксессуары, которые я отдал благотворительным организациям, а все драгоценности вернул ее родителям. — Он тяжело вздохнул. — Этот дом и все, что в нем — мое, Келли. Поэтому не вешай носа! Время подумать о нашей жизни. Как только Макс отпразднует свадьбу, мы объявим о нашей помолвке. — Он немного помолчал и добавил: — Только давай никому не говорить пока о ребенке, кроме твоей матери, конечно… Пусть это останется между нами.

— А своей ты расскажешь?

— Когда придет время. — Лоренс придвинулся ближе и еще крепче сжал ее руку. — Тебе все еще ненавистна мысль о материнстве?

— Я никогда не относилась к этому с ненавистью. Но о ребенке мечтала Джилл, я же могла родить только мой роман — ничто другое не занимало меня. Многие женщины воспитывают детей без посторонней помощи и делают это великолепно, но у меня вряд ли бы получилось. — Она открыто посмотрела на Лоренса. — Сначала я была в панике…

— А сейчас успокоилась? — Он улыбнулся.

— Что касается ребенка, да. — Келли задумалась. — А насчет замужества… не уверена. Ты ведь еще не пробовал жить со мной. Я могу быть очень капризной и противной, особенно когда что-то не ладится с работой…

— В такие моменты ты можешь уединяться в своей мансарде, — великодушно разрешил Лоренс. — В конце концов, мы умные, взрослые люди и, думаю, сможем привыкнуть друг к другу и быть терпимыми к особенностям наших характеров.

— Я тоже так думаю. Мне трудно было бы представить тебя размахивающим кулаками. — Она рассмеялась.

Лоренс отпустил ее руки и вынул из кармана ежедневник.

— Давай обсудим дату. Полагаю, мы могли бы пожениться недели через три, — он усмехнулся, — тогда моей матушке не придется думать о новом туалете, сойдет платье для свадьбы Макса.

— Так скоро? — вздрогнула Келли.

— Следует уладить наши дела как можно скорее, — пояснил Лоренс. — А если кто-нибудь из наших близких упадет в обморок от сюрприза, который мы им преподнесем, то мы объясним, что все это планировалось не вчера. Просто хотели дождаться окончания траура.

— Ты все продумал до мелочей, Лоренс, — холодно заметила Келли. — А что бы ты делал, если бы я отказала тебе?

— Настаивал бы на своем, пока бы ты не согласилась!

— Неужели ребенок так много значит для тебя?

— Теперь, когда есть реальная возможность иметь его — да. — Он встал. — Давай отвезу тебя домой, тебе пора спать.

Ее глаза округлились.

— Ты собираешься изводить меня своей заботой?

— Изводить? — переспросил он. — Не понимаю, о чем ты…

— Не притворяйся! Ты отлично понимаешь, о чем речь! Собираешься следить за моим поведением? Правильно ли я питаюсь, вовремя ли ложусь спать, и вообще — соответствую ли образу будущей матери?! — Она смотрела воинственно, и в ее зеленых глазах полыхало пламя. — Я привыкла делать то, что мне нравится. Если мы будем жить вместе…

— Когда, — поправил он.

— Хорошо, когда мы будем жить вместе, ты не должен ограничивать мою свободу. Я отшельничала последние полгода, и мне понравилось. Я не собираюсь расставаться со своими привычками так молниеносно!

Лоренс снова сел.

— Я запретил всякие сравнения и себе, и тебе, но одну вещь мне хотелось бы прояснить для твоего же спокойствия, Келли. Я дорожу своей свободой, так же, как ты. Джилл никогда не понимала этого. Одиночество было ей противопоказано: она боялась его.

— Я знаю. — Глаза Келли погасли. — Страшно сказать, но, к счастью для нее, она умерла мгновенно. По крайней мере, Джилл никогда не узнает, что мы… — Лоренс вскочил и, подняв Келли со стула, нежно прижал к себе. — Все хорошо, — глухо сказала она, спрятав лицо на его груди. — Я не собираюсь снова плакать.

Лоренс не сделал попытки ослабить объятья, и она прижалась к нему, наслаждаясь его близостью, пока какой-то внутренний голос не напомнил ей о той ночи… Келли слегка отстранилась, его руки разжались и, когда она подняла глаза, то встретила взгляд, устремленный на нее с ехидным лукавством. Келли вспыхнула, поняв, что ее мысли опять разгаданы.

— Не волнуйся, я не перейду границы дозволенного.

Она покраснела и не очень уверенно промямлила:

— Я знаю.

— Но это вовсе не значит, что мне этого не хочется. Я ведь мужчина, мисс Эванс!..

— О Господи! Почему мы вообще обсуждаем это?

— Не беспокойся. Я отложу свои притязания до лучших времен. Всему свой час, ведь так?

5

Келли с удивлением обнаружила, что ее согласие на брак придало событиям невероятную скорость.

— Мама, — сказала она по телефону на следующее утро после традиционного обмена приветствиями, — ты не могла бы сегодня приготовить что-нибудь вкусненькое на ланч для одного непредвиденного гостя?

— Конечно, дорогая, — ответила Берта Эванс после недолгой паузы. — А с кем ты придешь?

— С Лоренсом Лаутоном, — брякнула Келли, не пытаясь сообщить эту новость более осторожно.

На другом конце провода воцарилась тишина.

— Ты имеешь в виду мужа Джилл? — наконец произнесла Берта.

— А ты знаешь еще какого-нибудь Лоренса Лаутона?

— Не дерзи! Это так неожиданно, прости, конечно, я не могла даже предположить, что ты пригласишь его на ланч. По-моему, вы всегда недолюбливали друг друга?

Келли покраснела. Хорошо, что мать не могла ее видеть.

— С тех пор кое-что изменилось. Мы часто встречались в последнее время и…

— Господи! Но ты никогда не говорила об этом!

— Верно. А вот теперь говорю… Так ничего, если я приведу его?

— Конечно, дорогая! Может быть, я приглашу Эгину и Арчи?

— Нет! Пожалуйста, мама, давай сегодня мы будем только втроем.

После нескольких минут разговора и отчета о том, как продвигается работа над книгой, Келли повесила трубку и тут же набрала номер Лоренса.

— Приглашение получено.

— Прекрасно. Как ты себя чувствуешь?

— Отлично. А ты?

— Спокойно.

— Потому что я сказала «да»?

— Угадала.

— Однако ты не слишком словоохотлив, — усмехнулась она.

— Если ты хочешь, чтобы я рассыпался в любезностях, ради Бога!

— Нет, нет, Лоренс. Это ты извини меня, просто я немножко нервничаю. Заезжай за мной в одиннадцать. Пожалуйста!

Когда Лоренс приехал, Келли была уже готова и быстро спустилась к машине. Оделась она практично: желто-зеленая рубашка, кремовые льняные брюки, на плечи наброшен светло-коричневый пуловер, завязанный узлом на груди. Келли не зря выбрала именно эти цвета: знала, что они выгодно оттеняют ее загар.

— Привет. — Она улыбнулась Лоренсу, который совершенно неожиданно наклонился и поцеловал ее в щеку.

— На тот случай, если соседи наблюдают. — Он предупредительно открыл перед Келли дверцу машины. — Ты чудесно выглядишь сегодня!

— Хорошее утро, — улыбнулась она в ответ, оглядывая его. — Ты тоже выглядишь отлично!

— Я стараюсь понравиться. — Он хитро улыбнулся.

Если мне, то успешно, подумала Келли. Лоренсу Лаутону удавалось всегда без особых ухищрений выглядеть весьма элегантно, во что бы ни был одет. И сегодняшний день не стал исключением. Серые фланелевые брюки подчеркивали стройность длинных ног, рубашка тоже была серебристо-серого оттенка, только более светлого тона. Пиджак небрежно лежал на заднем сиденье, из кармана торчал шелковый галстук.

— Надеюсь, мне удастся произвести благоприятное впечатление на твою мать.

— Я немножко трушу, — призналась Келли. — Мама очень удивилась, когда я сообщила, что приеду с тобой.

— Как, ты думаешь, она воспримет нашу новость?

— Лучше не загадывать. Моя мама вообще непредсказуема. — Келли пожала плечами. — Но каково бы ни было ее мнение, это не имеет значения.

— Ты хочешь сказать, что даже отрицательная реакция не изменит твоего решения?

— Именно. Если я даю слово, то держу его.

— Похвально, Келли. — Он погладил ее по руке. — Наверное, все-таки миссис Эванс будет очень удивлена!..

Берта, одетая в темно-зеленое платье, вышла им навстречу. Она поцеловала дочь, затем повернулась к гостю, который вышел из машины уже в пиджаке и при галстуке.

— Вот это сюрприз! — воскликнула Берта, протягивая руку. — Как поживаете, Лоренс? Мы не виделись со дня вашей свадьбы.

Да, моя мать не любит ходить вокруг да около, подумала про себя Келли.

— Сейчас уже получше, спасибо, миссис Эванс, — Лоренс галантно поцеловал протянутую руку. — Очень мило с вашей стороны, что вы не отказались пригласить меня на ланч.

Покончив с любезностями, Берта Эванс провела их в коттедж, маленький и уютный, где из открытой кухни пахло розмарином и чесноком.

— Прошу простить за запахи. В моем игрушечном домике невозможно держать меню в секрете. Все уже готово, но, думаю, мы немножко выпьем перед ланчем? — Лоренс попросил джин с тоником и, извинившись, вернулся к машине, предоставив Берте возможность устроить дочери маленький допрос, прежде чем перейти к аперитиву. — Как долго это продолжается, Келли? — Дочь неопределенно пожала плечами. — Ты не приходила сюда с мужчиной с тех пор, как отказала Айвору. Должна ли я понять, что ты и Лоренс — больше, чем просто друзья?

— Да, — быстро ответила Келли. — Я бы хотела только тоник, мама. Без джина.

Разговор прервало появление Лоренса с букетом хризантем в руках. Берта приняла цветы с неподдельным восторгом.

— Какая прелесть! — щебетала она. — Я так люблю осенние цветы! Хотя для хризантем, пожалуй, еще рановато: сейчас так тепло. Спасибо, Лоренс, вы угодили мне. Пойду поставлю их в воду, а вы пока возьмите свой джин.

Лоренс вопросительно приподнял бровь, когда Келли протянула ему тяжелый хрустальный стакан с кусочками прозрачного льда.

— Скажем потом, — прошептала она.

Берта вернулась, определенно решив оставить ситуацию без дальнейших комментариев, и оживленно болтала о последних событиях в Ройстане, прежде чем пригласить Келли и Лоренса за стол, накрытый в просторной кухне.

— Может быть, здесь слишком по-домашнему, но когда мы делали ремонт, то решили объединить две комнаты в одну, и мне пришлось пожертвовать столовой, зато кухня стала такой просторной!

— Вы правильно сделали, — одобрил Лоренс, пока хозяйка наливала ему суп из собственноручно выращенных помидоров. — А вид на сад просто чудесный!

Гость рассыпался в любезностях по поводу жареной баранины, которую взялся разрезать, и Берта явно потеплела к нему. Потом они ели сливовый пирог и пили кофе в гостиной. Келли вдруг поставила свою чашку и обменялась взглядом с Лоренсом, который сидел рядом с ней на софе.

— Как ты верно предположила, мама, — начала Келли, — этот визит не совсем обычный.

Берта медленно кивнула.

— Я догадываюсь.

— Миссис Эванс, Келли ждет ребенка, моего ребенка, — вмешался Лоренс. Он протянул руку и обнял Келли за талию. — Мы собираемся пожениться через три недели и пришли, чтобы сообщить вам эту новость и попросить вашего благословения.

Миссис Эванс сидела очень прямо, не двигаясь, ее глаза просто-таки округлились от шока.

— О Господи, — тихо прошептала она, посмотрела на дочь, потом перевела взгляд на Лоренса Лаутона, который в этот момент инстинктивно обнял Келли в бессознательном порыве защитить ее. — Действительно необычный визит, — сказала она наконец, затем раскрыла объятия, и Келли упала в руки матери.

Берта нежно обнимала ее, как маленькую поглаживая по голове, и Келли почувствовала внезапное облегчение. Стало так легко и радостно, что она даже стиснула зубы, чтобы не расплакаться.

С этого момента всякая скованность в отношениях исчезла. Оправясь от шока и уяснив для себя окончательно, что Лоренс Лаутон ее будущий зять, Берта пришла в неописуемое волнение от того, что скоро станет бабушкой. Довольная, что она единственная, кому доверен секрет, Берта торжественно обещала хранить его, и Лоренс откупорил по этому поводу бутылку шампанского… Конец дня прошел так мило, что Берта даже заключила Лоренса в объятия, когда они прощались.

— Мама восприняла все даже более спокойно, чем я ожидала, — с облегчением вздохнула Келли, когда они возвращались в Рой-стан. — Признаться, у меня были сомнения…

— У меня тоже, — отозвался Лоренс, искоса взглянув на нее. — Ты считаешь, Берта и в самом деле так довольна, как говорит?

— О, да. Что у нее на лице, то и в голове. Поэтому иногда с ней бывает довольно неуютно. Ты заметил, как поначалу она не могла скрыть недоумения по поводу того, что я пригласила «мужа Джилл» на ланч.

— Келли, мы оба очень любили Джилл, но будет лучше для нас обоих, если ты постараешься не думать обо мне исключительно как о муже Джилл, — деликатно заметил Лоренс.

Она смотрела на дорогу, не отвечая.

— Да, — наконец произнесла Келли задумчиво. — Похоже, ты прав.

— Неужели тебе так трудно представить меня своим мужем?

Если бы он только знал, как долго эта мечта питала ее фантазии, мечта, которую она всегда гнала прочь!.. Когда Лоренс остановил машину на Кросс-роуд, Келли какую-то секунду молча смотрела на него.

— В это мне все еще трудно поверить, — призналась вдруг она.

— Возможно, ты поверишь, когда пойдешь со мной на свадьбу Макса? — Лоренс вышел из машины, прежде чем она успела отказать. — С сегодняшнего дня мы помолвлены.

— Объявить о помолвке еще не значит быть помолвленными, — буркнула Келли, отпирая дверь. — Ты не зайдешь на минутку?

— С удовольствием. Мне нужно получить от тебя некоторые сведения для подачи заявления. И обсудить окончательно, как быть со свадьбой, — добавил он, поднимаясь по лестнице. — Мои родители возвращаются завтра. По крайней мере, они узнают все от меня, прежде чем я дам объявление в газете.

Келли прошла в комнату и аккуратно повесила пуловер на спинку стула.

— Нам обязательно давать это объявление?

Лоренс кивнул, затем двинулся следом за ней на кухню и остановился, прислонившись к двери и наблюдая, как струйка воды наполняет чайник.

— Давай соблюдать общепринятые нормы поведения!

Келли через плечо посмотрела на него.

— В таком случае, полагаю, если я не пойду на свадьбу Макса, это будет выглядеть странно?

— Совершенно верно. — Лоренс подошел к ней и, взяв за плечи, повернул к себе. — Кроме всех этих глупых условностей, я просто очень хочу, чтобы ты пошла со мной!

— Ты не догадываешься, почему я не в восторге от этой идеи?

— Думаю, это потому, что свадьба Джилл все еще у тебя в памяти, и с тех пор ты не посещала подобные мероприятия. — Он в упор смотрел на Келли. — Для меня это тоже первый выход.

Она сдалась.

— Хорошо, я пойду. А сейчас давай поедим, я умираю с голоду.

Он усмехнулся.

— После такого сытного ланча? Ну и ну!

— Кажется, мой аппетит осваивает новые территории, — улыбнулась она. — Разве вам не приходит на ум, мистер Лаутон, что я ем за двоих? — Келли повернулась к нему спиной и стала что-то искать в холодильнике. — Я хочу креветок. Ты их любишь? И приготовлю салат из овощей, что дала мне мама из своего сада. А на десерт она завернула мне кусочек сливового пирога.

— Если бы я мог предположить, что ты проголодаешься, мы бы заехали куда-нибудь!..

Келли покачала головой, начиная мыть салатные листья.

— Ты предпочел бы пойти «куда-нибудь»?

— Я — нет. Это тебе трудно представить меня своим мужем, я же, напротив, с каждым днем все легче представляю тебя своей женой.

Неожиданно кровь бросилась ей в голову, и пряча свое смущение, Келли отвернулась и начала смешивать салат с соусом. Затем быстро вынула из воды креветки, добавила их в салат, более неуклюже, чем обычно, нарезала не первой свежести хлеб, потому что Лоренс наблюдал за каждым ее движением.

Когда они уселись за стол, на котором кроме большой миски с салатом стояла тарелка с сыром и хлеб, Келли облегченно вздохнула.

— Пока мы будем есть, нужно кое-что прояснить, Лоренс.

Он внимательно и с выражением крайней вежливости посмотрел на нее.

— Что такое?

— Ты должен дать мне время, чтобы я привыкла ко всему этому. — Она покраснела. — Я не говорю, что ты не нравишься мне. Но поверь, у меня и в мыслях никогда не было, что я могу выйти за тебя замуж… ребенок или не ребенок…

— Не надо продолжать, Келли, ты ведь уже сказала, что согласна выйти за меня замуж потому только, что собираешься стать матерью моего ребенка, но не по какой-либо другой причине. — Он положил себе салат. — Я понимаю, что ты имеешь в виду, и не собираюсь тешить себя иллюзиями.

— Отлично! — Келли улыбнулась. — Теперь скажи, что за сведения тебе необходимы?!

— Самые элементарные вещи — твое полное имя, дата рождения и так далее, — бросил он небрежно. — Кстати, соус превосходный.

— Это мамино изобретение.

— Мне понравилась Берта. Интересно, а я ей?

— Еще бы! — Келли усмехнулась. — Раз уж она поцеловала тебя на прощание, считай, ты попал в любимчики. Ведь на самом деле она терпеть не может поцелуи, и в этом мы с ней похожи.

Глаза Лоренса остановились на ее губах.

— Жаль, — сказал он мягко. — Тебе оставить салат, или я могу его доесть?..

После ужина Лоренс достал свою записную книжку, вписал туда дату ее рождения, а затем спросил:

— Келли — твое полное имя?

Она закатила глаза к потолку.

— Увы, нет. Мой отец преподавал древнюю историю и литературу, может, помнишь? Поэтому я — Клитемнестра.

— Ничего себе! — присвистнул Лоренс. — Клитемнестра! — Он усмехнулся. — Теперь понятно, почему ты не испытываешь страстной тяги к материнству. Сыночек Клитемнестры Орест не очень-то миндальничал со своей матушкой!

— Давай без параллелей, Лоренс. Я сама назвала себя Келли, когда начала говорить. С тех пор все так и зовут меня. Я очень любила отца, только все же не понимаю, как мама позволила ему дать нам такие имена. Близнецы — Эгина и Хлоя, бедняжки! Холли и я по крайней мере смогли переделать свои имена на английский лад, а что было делать Эгине? Она так ничего и не придумала…

— А как мы назовем… нашего ребенка?

Глаза Келли расширились.

— О Господи! Не знаю. Я не заглядываю так далеко. Дадим какое-нибудь имя, но уж, конечно, не связанное с греческой мифологией.

— А у тебя есть второе имя?

— Нет, Клитемнестры более чем достаточно.

Лоренс лукаво взглянул на нее.

— Знаешь, а тебе подходит твое имя. Может быть, мне так и звать тебя — Клитемнестра?

— Тогда тебе не поздоровится!

— Нет, лучше подожду, пока мы официально поженимся. — Лоренс рассмеялся тихим смехом и, взяв ее руку, поцеловал кончики пальцев. — Не сердись, я шучу, конечно. График работы на этой неделе у тебя по-прежнему плотный?

— Нет. Меня ведь отпустили на четырнадцать дней. — Келли вдруг забеспокоилась. — Но теперь, думаю, нужно предупредить Ли, что я не собираюсь возвращаться вообще?..

— Рад, что ты тоже пришла к такому выводу.

Она улыбнулась.

— Как ты терпелив, Лоренс! Спасибо, что не оказываешь на меня давление. Только вот свою книгу я не могу бросить. Сейчас я должна закусить удила и во что бы то ни стало закончить роман — прежде чем мы поженимся.

— Согласен. Но на время медового месяца я упрячу твою машинку в сундук.

— Медовый месяц?! — Келли смотрела на него с изумлением. — Это обязательно?

— Нет, — Лоренс пожал плечами. — Но таков обычай, и я бы хотел, чтобы мы придерживались традиций. — Лоренс взял ее за плечи. — Смотри на медовый месяц, как на репетицию нашей совместной жизни… Ты согласна?

Келли обдумывала его слова.

— Я предпочитаю не летать на самолетах, меня укачивает и… это не очень хорошо для ребенка. — Она вздернула подбородок. — Кстати, я бы не хотела ехать туда, где ты был с Джилл.

— Я ведь не осел, чтобы предлагать такое, — буркнул Лоренс, едва сдерживая раздражение. — Поверь наконец, что у меня тоже есть сердце!

Внезапно в воздухе запахло войной. Келли отвернулась, но Лоренс взял ее за плечи и заставил смотреть на себя.

— Извини, — попросил он коротко. — А теперь скажи, куда бы ты хотела поехать, и я все организую. Даю тебе два дня на размышление. Хорошо? — Келли молча кивнула, а он наклонился и поцеловал ее в щеку. — Давай встретимся завтра в городе и вместе позавтракаем?

— Я собираюсь завтра поработать…

— Нам нужно пройтись по магазинам, Келли. Купить кольцо, — добавил он.

В ее глазах мелькнул испуг.

— Лоренс, я не хочу кольца!

— Понимаю. — Он развел руками. — Но мы все равно должны купить его.

Она смотрела на него долгим взглядом, затем вздохнула.

— Ну хорошо.

— Я встречу тебя возле здания суда в полдень. Сначала кольцо, потом ланч, и потом я оставлю тебя в покое на пару дней. Если ты хочешь… — Лоренс замолчал, может быть, ожидая, что она возразит, но не дождавшись, резко повернулся и пошел к дверям. — До свидания, спокойной ночи.

— Спокойной ночи, — ответила она так грустно, что Лоренс вернулся, обнял ее и нежно поцеловал в губы.

— Спокойной ночи, Клитемнестра Эванс.

Когда Лоренс ушел, Келли, которую несколько успокоил поцелуй, позвонила матери посоветоваться, что лучше надеть на свадьбу Макса, и ответить на все вопросы, которые Берта не могла задать в присутствии Лоренса.

Позже, уже лежа в постели, Келли пришла к выводу, что все могло быть гораздо хуже… Лоренс встретился с ее матерью, благословение получено, зеленое платье «как нельзя лучше» подойдет для свадьбы Макса… То есть все вопросы решены, успокоилась Келли, и идея выйти замуж за Лоренса с каждой минутой нравилась ей все больше и больше.

Если бы только… Она жестко оборвала свои мысли: бессмысленно хотеть луну с неба. Келли очень хорошо знала, что Лоренс женится на ней только ради ребенка, и хотя сама выходила замуж по той же причине, любила его с каждым днем все больше и больше.

И ребенок тут был ни при чем…

6

Когда на следующий день Келли примчалась в город на встречу с Лоренсом, он нетерпеливо расхаживал у машины, то и дело поглядывая на часы. Как только Лоренс заметил ее, лицо его прояснилось.

— Остановись, не спеши! Где ты была?

— Я заработалась и совсем забыла о времени. — Келли едва переводила дух. — Пришлось на бегу приводить себя в порядок.

— Ты отлично выглядишь, просто цветешь. — Он взял ее под руку и повел к магазинам на Бонд-стрит. — Я уже был у «Тиффани». Там отличный выбор колец.

— Мне хочется что-нибудь простенькое, — предупредила Келли. — В нашей ситуации кольцо ведь не будет ничего символизировать.

— Хватит об этом. — Лоренс улыбнулся, глядя в ее взволнованные глаза. — Не смотри так, пройдет время и тебе даже понравится быть моей женой!

— Все произошло так неожиданно и так стремительно, — вздохнула она.

— Как только мы поженимся, ты сможешь отдохнуть и придешь в себя, — пообещал он. — А теперь пойдем к «Картье». И если тебя это интересует, кольцо Джилл было не от лондонского ювелира.

Пропустив последнюю реплику мимо ушей, Келли вошла в магазин, и вскоре на ее бронзовой от загара руке блестело кольцо в античном стиле, с бледно-зеленым хризолитом в бриллиантовой россыпи.

— Ты могла бы выбрать кольцо с изумрудом, — заметил Лоренс.

— А мне понравилось это. — Она слегка поворачивала руку, любуясь игрой камней. — Куда мы поедем на ланч?

— К моим родителям. — Лоренс распахнул дверцу машины.

— Но…

— Никаких «но», Келли. Если бы я сказал тебе об этом заранее, ты бы придумала сотню причин, чтобы остаться дома. Мама хотела вечером устроить торжественный обед, но мне нужно во второй половине дня быть в Лондоне, до конца недели я занят, так что пришлось ограничиться ланчем.

Потом Келли была даже рада, что у нее не осталось времени на волнения. Чета Лаутон тепло приняла их в уютном маленьком доме в предместье Ройстана. Родители дали понять, что считают решение сына жениться второй раз самым естественным поступком и одобряют его выбор. Без излишнего смущения они упоминали о Джилл и оценили тактичность Келли, не пожелавшей «из уважения к ее памяти» объявить о помолвке раньше. Вскоре, после краткого обсуждения свадебных планов, Лоренс увез Келли, пообещав матери, что в следующий раз задержится подольше.

— Я не буду заходить, — сказал он, когда они подъехали к дому Келли. — Я бы отложил поездку, но хочу закончить все дела до нашего медового месяца. Ты согласна?

Келли кивнула. Поскольку их медовый месяц не был традиционной мечтой двух людей, жаждущих побыть как можно дольше наедине, ей в голову пришла, как Келли показалось, блестящая идея.

— Мне бы хотелось пожить в Лондоне в хорошем отеле, походить по театрам, выставкам. Я всегда проводила каникулы на побережье Уэльса и только однажды с Джилл и ее родителями ездила во Францию. А огни больших городов так привлекательны и заманчивы!..

— Отлично, я все устрою, пока буду в Лондоне. Предпочитаешь какой-нибудь шикарный отель?

Она улыбнулась.

— На твой вкус.

— Ты будешь сговорчивой женушкой!

— И не рассчитывай!

Лоренс провел пальцем по ее щеке.

— Береги себя и не забывай поесть, когда приклеишься к машинке.

— К сожалению, поработать не удастся: завтра на пару дней приезжает мама, чтобы помочь с покупками.

Лоренс, порывшись в бардачке, протянул ключи:

— Почему бы тогда не показать ей наш дом?

Келли просияла.

— Спасибо, она будет в восторге. — Поколебавшись, она добавила: — Спасибо за кольцо, Лоренс.

Он с минуту молча смотрел на нее, словно что-то припоминая.

— Только не обижайся. Эти покупки… Не свадебное ли платье?

— Конечно. А что?

— А то, что оно ведь из-за меня тебе понадобилось. Позволь мне оплатить счет!

— Совершенно исключено.

Келли резко выпрямилась на сиденье и открыла дверцу. Лоренс удержал ее.

— Клянусь, у меня были самые добрые намерения. Не сердись! Я быстро учусь и никогда не повторяю своих ошибок.

Ее глаза полыхнули зеленым огнем.

— У меня будет прекрасная возможность убедиться в этом.

Он улыбнулся в ответ, но тень гнева скользнула по его лицу.

— Мой тебе совет: никогда не отказывайся от предложения, не выслушав его до конца.

Она без единого слова вышла из машины и, кусая губы от возмущения, поспешила к дому. Лоренс включил зажигание и умчался, прежде чем Келли добралась до двери.

К великому ее удивлению, размолвка совершенно не сказалась на работоспособности, и остаток дня Келли провела за машинкой, радуясь, что еще несколько дней — и роман будет завершен.

Поздним вечером, когда занывшая от напряжения спина заставила ее оторваться от клавиш, раздался телефонный звонок. Это был Лоренс.

— Ты все еще сердишься?

— Конечно нет, — ответила она беззаботно. — Я не злопамятна.

— Я больше никогда не буду предлагать тебе деньги.

— А я обещаю никогда не напоминать тебе, что наше супружество — всего лишь деловое соглашение, — парировала Келли.

На мгновение в трубке воцарилась тишина.

— Что ж, тогда все в порядке, — сказал он наконец. — Тебе удалось поработать над книгой?

— Еще как! Я засиделась допоздна, чтобы завтра, когда приедет мама, быть свободной.

— Передай ей привет.

— Обязательно. Она поможет мне выбрать шляпку к свадьбе твоего брата.

— Шляпка, конечно, штука важная, но смотри, не переутомись, бегая по магазинам.

— Постараюсь. — Она вздохнула. — Такие прелести, как отеки ног, начнутся, насколько я знаю, несколько позже.

— Тебя не тошнит?

— Нет. Я совершенно не чувствую себя беременной. А что, если это ошибка и все наши приготовления напрасны?..

— Если твой врач ошибся, надеюсь, ты поставишь меня в известность?

— Конечно. Какой смысл жениться, если ребенка не будет, — съязвила Келли.

— Совершенно верно, — сухо согласился Лоренс. — Я позвоню тебе, когда вернусь из Лондона. Спокойной ночи.

Берта Эванс осталась у Келли всего на одну ночь, чтобы не отрывать дочь от работы над романом. Их поход по магазинам был весьма успешен. Мать купила Келли светлое платье из матового шелкового крепа и категорически отказалась позволить дочери расплатиться. Поэтому Келли здорово потратилась на широкополую шляпу из натуральной соломки с маленьким букетиком шелковых роз, в которую буквально влюбилась с первого взгляда. К свадьбе Макса купили простую соломенную шляпку-канотье, украшенную зеленой лентой.

— Как жаль, что я не могу надеть одну и ту же шляпку на обе свадьбы, — пожаловалась Келли, оплачивая счет.

— Нет, дорогая, даже и не думай, — улыбнулась миссис Эванс. — Могу себе представить, какое лицо было бы у Эгины, сделай ты это!

— Не сомневаюсь, что у моих сестричек голова пошла кругом от последних новостей, — улыбнулась Келли, когда они зашли перекусить в маленькое кафе.

— Разумеется. Хотя, подозреваю, Эгина считает твою свадьбу с Лоренсом моей старческой выдумкой. — Берта испытующе посмотрела на дочь. — Дорогая, это изысканное кольцо… и все, что устроил Лоренс… Скажи, состоялась бы свадьба, если бы ты не была беременна?

Келли даже не попыталась солгать.

— Нет. Но он всегда хотел иметь семью и детей, вот почему Джилл прошла все круги ада, стараясь забеременеть. Что касается меня, я бы обошлась без мужа, но Лоренс считает, что ребенок должен расти в большом доме и с обоими родителями… Это прекрасный дом, мама, потом мы его посмотрим!

— Дом был решающим фактором? — с улыбкой спросила мать.

— Немаловажным. Итак, через три недели я стану женой бывшего мужа Джилл. Временами в это просто невозможно поверить!..

Берта деликатно кашлянула.

— Во что и впрямь трудно поверить, так это в то, как тебе удалось забеременеть.

Келли залилась краской.

— Обычным способом, мама.

Даже собственной матери она не могла признаться, что всю жизнь была безнадежно влюблена в Лоренса.

Келли страшила свадьба Макса Лаутона, и она расслабилась, только когда торжественная процедура закончилась. Гости вслед за новобрачными двинулись по проходу из церкви. Келли отпустила руку Лоренса, которую крепко сжимала от волнения, и облегченно улыбнулась.

— Все в порядке? — вполголоса спросил он, заглядывая ей в глаза.

— Да, — кивнула Келли, — но я рада, что у нас будет простая гражданская церемония.

— Странно, что ты так думаешь, — шепнул он ей на ухо, когда они вслед за всеми вышли из церкви. — Мы тоже могли бы обвенчаться здесь.

— Нет!

Несмотря на теплый день, Келли даже вздрогнула. Только что Макс и Вивьен под церковными сводами обещали любить друг друга, пока смерть не разлучит их. С какой жестокой поспешностью разлучила она Лоренса и Джилл!

Гости собрались в большом саду дома родителей невесты, и, против ожидания Келли, праздник удался на славу. Бракосочетание Джилл отмечали в банкетном зале роскошного лондонского отеля, все было чинно и церемонно, играл струнный квартет… А свадьба Макса и Вивьен походила на милую семейную вечеринку, какие-то дети носились по саду, а жених с невестой переходили от одного столика к другому, принимая поздравления. Дошла очередь и до Лоренса с Келли. И Макс, и сияющая Вивьен были в восторге от предстоящего брака Лоренса.

— У него был тяжелый год, да и у тебя, наверное, тоже, — сказал Макс, который был копией старшего брата. — Я нарадоваться не мог, когда узнал, что вы будете вместе. Добро пожаловать в нашу семью!

Было просто невозможно не ответить на искреннюю теплоту этих слов, и Келли с улыбкой поблагодарила Макса за доброту и сердечность.

— Как только молодые уедут, мы сделаем то же самое, — решил Лоренс, когда счастливая пара направилась к другим гостям. — Как ты?

— Прекрасно. Честно говоря, я боялась встречи с твоей семьей.

— Почему?

— Потому что в последний раз я виделась с ними на твоей свадьбе, — напомнила Келли. — Конечно, никто не упомянул об этом, но многие были поражены, увидев меня.

— Ты не из тех, кого можно забыть, встретив однажды. Кстати, мне нравится твоя шляпка.

— Спасибо. — Она улыбнулась. — Ты можешь поверить, что я купила две? Мама запретила мне надевать одну и ту же на обе свадьбы.

Лоренс усмехнулся и съехидничал:

— Страсть к экономии — признак того, что ты будешь прекрасной хозяйкой.

Келли хихикнула.

— Не торопись, выводы сделаешь, когда будешь менее взволнован.

Он многозначительно взглянул на нее.

— Хотел бы я посмотреть на мужчину, которого не волновала бы перспектива женитьбы на тебе.

— Не вгоняй бедную девушку в краску, — вмешалась миссис Лаутон. — Идите сюда. Макс и Вивьен уезжают, а я припасла немного свадебных конфетти и для вас.

Когда протестующих Келли и Лоренса осыпали разноцветными бумажными кружочками и они попрощались с родителями новобрачной, Лоренс задержался на несколько минут побеседовать с отцом, а миссис Лаутон отвела в сторону Келли и поинтересовалась, не нужна ли помощь в предстоящей свадьбе.

Девушка поблагодарила будущую свекровь и передала приглашение Берты — посетить ее дом. Миссис Лаутон обняла Келли.

— Спасибо. Поблагодарите от меня свою маму, дорогая, мне будет приятно увидеться с ней!

Позднее в доме на Грейт Честерфорд Келли в полосатом фартуке поверх зеленого платья, готовила Лоренсу, сменившему строгий костюм на джинсы и свитер, обещанного цыпленка по-индейски. Пока куриные грудки обжаривались на сковороде, она толкла чеснок с розмарином.

— Я хотел пригласить тебя куда-нибудь поужинать, чтобы ты не стояла у плиты после такого трудного дня.

— Я предпочитаю остаться дома. — Келли добавила на сковородку немного винного уксуса. — Я даже рада, что побывала на свадьбе. Было так мило, особенно после того, как закончилось венчание.

— Я заметил, как ты вздрогнула при словах «пока смерть не разлучит нас», — быстро сказал Лоренс. — По крайней мере, от тебя никто не потребует произносить их.

— Очень хорошо.

Келли посыпала цыпленка чесноком, розмарином и другими пряностями и попросила открыть бутылку вина.

— Хочешь выпить?

— Нет, добавлю в блюдо. Теперь пусть тушится, а я пока приготовлю салат.

Лоренс с наслаждением вдохнул щекочущий ноздри пряный аромат.

— Мне кажется, ты не так плохо готовишь, как об этом рассказываешь.

— Мой репертуар весьма ограничен, уверяю тебя. — Она убавила огонь под сковородкой. — В качестве свадебного подарка можешь преподнести мне поваренную книгу.

— Я уже купил тебе свадебный подарок.

Келли смутилась.

— Я пошутила, мне не нужно никакого подарка, Лоренс!

— Знаю, ты очень нетребовательная невеста. Но, думаю, он тебе понравится. После ужина покажу!

Раздумывая, что она может подарить Лоренсу, Келли заправила салат, нарезала хлеб, достала из холодильника масло. Лоренс поставил все это на стол и зажег свечи.

— Как трогательно, — улыбнулась хозяйка. — Это добавит изысканности моему заурядному меню.

Лоренс ел с таким неподдельным удовольствием, что она совсем растаяла.

— Что ж, — сказал он, когда совместными усилиями посуда была вымыта, — пойдем посмотрим, угадал ли я с подарком.

— Неужели не мог принести в столовую, — проворчала разморенная Келли, когда они начали подниматься по винтовой лестнице.

— Без риска для собственного здоровья — нет, — усмехнулся Лоренс и торжественно указал на одну из дверей.

Небольшая комната была совершенно пуста, только у окна стоял маленький прелестный столик, а на нем — суперсовременная электрическая машинка. Келли ахнула от восхищения и в восторге уставилась на Лоренса.

— Это мне?! Какое чудо!

— Утонченность восемнадцатого века породнилась с техническими достижениями двадцатого. Выбор остальной мебели, разумеется, за тобой. Но я подумал, если вдруг вдохновение посетит тебя здесь и не будет желания возвращаться на Кросс-роуд, ты сможешь работать и на ней…

— Я так признательна тебе, Лоренс, — просияла Келли, но все же не решилась поцеловать его. — Это самый лучший подарок в моей жизни. Я просто сражена наповал.

Она по очереди выдвигала ящики и как ребенок радовалась и играла с новой игрушкой: включила машинку, но тут же выключила…

— Нет, — сказала она твердо, — если я начну работать, то не смогу оторваться. Подожду, пока не перееду сюда.

— Вот об этом и поговорим, — сказал Лоренс, когда они снова спустились в столовую. — Пожалуй, тебе придется устроить себе выходной в понедельник, чтобы выбрать мебель для спальни. Встретимся после ланча?

Келли кивнула.

— Тогда я завтра поработаю подольше.

Лоренс нахмурился.

— Я думал, ты никогда не работаешь в уик-энд.

— Обычно нет, но мне осталось совсем немного, и если я завтра как следует поработаю, то закончу книгу.

— Как хорошо, что я отказался от маминого приглашения на завтрашний ланч. Думаю, общения с моим семейством тебе пока хватило, так что я в твоих интересах отказался — очень вежливо, разумеется.

— Ах вот как! — воскликнула она задиристо, но воинственность покинула ее, и Келли уже не протестовала, когда Лоренс предупредил, что зайдет завтра вечером убедиться, что она не работала весь день напролет.

— Я предпочитаю, чтобы у тебя были круги под глазами после медового месяца, а не в день свадьбы, — пошутил он и улыбнулся, заметив, как румянец смущения пробился сквозь ее густой загар.

Келли сердито взглянула на Лоренса и направилась в холл за своей шляпкой.

— В таком случае я лучше поеду домой, чтобы выспаться.

Она грустно подумала, что никакой сон не придаст ее лицу того выражения ослепительного счастья, которым светилось личико Джилл на ее свадьбе…

Лоренс обнял Келли за плечи, повернул к себе.

— Я пошутил. Меня беспокоит твое здоровье, а не твой внешний вид. Я заеду завтра в восемь и надеюсь, к этому времени ты уже вылезешь из-за своей ужасной машинки?

Она взглянула на него, потом пожала плечами.

— Хорошо, хотя ты обещал не вмешиваться.

— Да, во все, что не касается ребенка. — Он пристально посмотрел на нее. — Когда я в четверг вернулся из Лондона, ты походила на привидение. Меня это тревожит!

Келли опустила глаза и пробормотала:

— Тебе не нужно беспокоиться обо мне. Я сама в состоянии следить за своим здоровьем.

— И твоя усиленная работа, вероятно, лучшее тому доказательство! — саркастически заметил Лоренс.

Она застенчиво улыбнулась.

— Это только потому, что уже близится конец, я чувствую себя, как марафонец, увидевший наконец финишную ленточку.

— А когда закончишь роман, будешь страдать от ощущения опустошенности?

— Возможно. — Келли прищурилась. — Ты никогда не спрашивал, о чем я пишу. Тебе это совсем не интересно?

— Как раз наоборот. — Он криво усмехнулся. — Но наши отношения так своеобразны и таят в себе столько подводных камней, что я не решаюсь посягать на твое творчество.

— Какая щепетильность!

Он вскинул брови.

— Скорее осторожность…

— Это довольно обычная история о дружбе двух девочек из совершенно разных семей и о том, что произошло с ними, когда они стали взрослыми. — Она кивнула в ответ на немой вопрос. — Да, там много обо мне и Джилл, во всяком случае в начале. Но когда девочки выросли и каждая выбрала свой путь в жизни, судьба неожиданно готовит им испытание: обе влюбляются в одного и того же мужчину…

— Какая у тебя богатая фантазия, — сухо заметил Лоренс.

Келли рассмеялась.

— А теперь мне пора отдохнуть. Свадьбы так утомительны! Слава Богу, у нас не будет много гостей. — Уже у машины она сказала: — Еще раз спасибо за подарок. Я постараюсь придумать для тебя что-нибудь столь же полезное.

Сев за руль, Лоренс буркнул:

— Мне не нужно никакого подарка.

— Знаю, — улыбнулась Келли, положив ладонь на его руку. — Я просто хочу, чтобы и у тебя осталась память о предстоящем событии.

— Но я не смогу забыть его, независимо от того, будет подарок или нет, — заверил он.

— Конечно, особенно если невесту во время церемонии внезапно начнет тошнить… — Лоренс удивленно поднял брови. — Нет, я всего лишь пошутила. Я прекрасно себя чувствую. Ты предпочитаешь, чтобы было иначе?

— С чего ты взяла? — раздраженно отозвался он. — Конечно нет.

— Мне просто иногда кажется, что тебе хотелось бы увидеть подтверждение моего состояния… Что делать, — она пожала плечами, — я совершенно не чувствую никаких симптомов.

Лоренс остановил машину на Кросс-роуд и повернулся к Келли.

— …И надеешься, что произошла ошибка?

Она вздохнула.

— Да нет, я же была у врача, просто, наверное, у всех беременность протекает по-разному… У меня совсем нет опыта в этих вещах, как и в обращении с младенцами… Но я обещаю научиться, у меня уже есть несколько книг для будущих матерей. Как только закончу роман, буду штудировать их с прилежанием примерной ученицы.

— Научимся вместе, Келли. — Он потянулся и поцеловал ее в щеку. — Я не буду заходить.

— Мне что-нибудь приготовить на завтра?

Лоренс улыбнулся и покачал головой.

— Нет. Не надо. Если я и отказался от завтрашнего визита, то только от твоего имени, но мне самому никак не отвертеться от матушкиного ростбифа и йоркширского пудинга.

— Ах ты хитрюга! Не передумать ли мне насчет свадьбы?

Лоренс внимательно посмотрел на нее.

— Ты серьезно, Келли?

Она опустила ресницы.

— Нет, конечно нет. Я уже говорила тебе, что выполняю свои обещания.

7

Следующая неделя промелькнула быстро. Келли закончила свой роман. И только радость от завершения многомесячного труда удержала ее от критики сумасбродной расточительности Лоренса, настоявшего на покупке антикварной кровати вместо несравненно более дешевой — современной. Кровать, широкая и роскошная, с точки зрения Келли, имела единственный недостаток — она была двуспальной!..

Келли с сияющими глазами описывала новое приобретение на семейном воскресном ланче у матери, а та весело смеялась, когда Лоренс рассказывал, какую настоящую битву с Келли выдержал он в магазине из-за цены…

— Ваша дочь просто одержима страстью к экономии, миссис Эванс.

— Боюсь, тому причиной ее воспитание, — отозвалась Берта.

— Тебе надо Бога благодарить за это, — вступила в разговор мать Лоренса.

Роджер Лаутон подмигнул Келли.

— Лучше не экономить на супружеском ложе, дорогая.

Ланч удался на славу. Лоренс, оставив родителей и хозяйку дома за кофе, повел невесту в сад.

— Думаю, мне лучше побыть последнюю неделю с мамой. Я знаю, что она никогда об этом не попросит, но ей будет очень приятно, — сказала Келли.

— Осталась всего лишь неделя. — Лоренс взял ее руку. — Никаких сожалений?

Келли остановилась и посмотрела ему прямо в глаза.

— Скорее сомнения, чем сожаления. А у тебя?

— Думаю, нам будет хорошо вдвоем.

— И ребенок будет третьим, — задумчиво добавила Келли. — Я еще никак не могу в это поверить.

— И я, — серьезно подхватил Лоренс, затем улыбнулся. — Но, по всей вероятности, присутствие нашего отпрыска скоро почувствуется. Для тебя, наверное, даже слишком скоро?!

Келли кивнула и указала на западное крыло дома.

— Это владения Эгины. Ты немного похож на Арчи, ее мужа. Они вернутся из Италии не раньше четверга. Сестра будет в отчаянье, что пропустила сегодняшний ланч. Уж она бы настояла, чтобы мама устроила его на ее территории.

— Твоя мать не производит впечатления человека, легко поддающегося на уговоры.

— Да, но Эгину это не останавливает. Она так сердилась, что я не пригласила ее выбирать платье!

— Оно мне понравится?

— Надеюсь. — Келли закусила губу. — Я ведь так мало знаю тебя, Лоренс.

— Как и я тебя, — согласился он. — Что ж, у нас еще будет время…

— Ты говоришь так, как будто познать друг друга — самое легкое дело на свете.

Лоренс остановился под старым развесистым буком.

— Тогда я не прав! Супружество — сложная вещь, каждому нужно потрудиться, чтобы сделать другого счастливым.

— Но ты уже был женат, — возразила Келли, — а я новичок в этом деле.

По его лицу ничего невозможно было прочесть.

— Не обижайся, но опыт моего первого супружества вряд ли поможет во втором…

Она отвела глаза.

— Я понимаю, Джилл была образцовой женой, и ты любил ее.

— Я имел в виду вовсе не это. Ты настолько отличаешься от Джилл, что наша совместная жизнь будет совсем иной.

— Джилл доставляло счастье быть просто твоей женой, — задумчиво сказала Келли. — Она обожала устраивать ланчи, принимать гостей. Я — совсем другого склада человек…

— Не волнуйся, — улыбнулся Лоренс, — когда нам придется принимать гостей, я обо всем позабочусь.

— Так ты не доверяешь моим кулинарным способностям? — лукаво осведомилась она.

— Тебе едва будет хватать времени на ребенка.

— Что ж. — Глаза Келли потемнели. — Это к лучшему: твоим друзьям не придется сравнивать твоих жен.

— Мы гораздо чаще принимали знакомых Джилл, чем моих друзей. Честно говоря, я бы с радостью ел на кухне или сидя перед телевизором. Это Джилл настаивала на ежедневных обедах со свечами, столовым серебром и цветами.

— Так было заведено в доме ее родителей, — вздохнула Келли. — У меня же аристократические привычки напрочь отсутствуют.

— Это совершенно не должно тебя волновать. Поступай, как тебе хочется, и забудь о приемах. Первое время мы будем принимать друг друга!

— Это тревожит меня даже больше, — простодушно призналась она.

— Боишься, что я тебе наскучу?

— Нет, думаю, тебе будет скучно со мной.

— Тебя это беспокоит?

— Меня всегда беспокоит, когда людям со мной скучно, — возмутилась она, увидев, как в глазах Лоренса заплясали веселые огоньки. — Для тебя все это шутки!

— Конечно, шутки. — Он поймал ее за локоть. — Когда иссякнут все темы для бесед, ты будешь читать мне отрывки из своего романа, а я — развлекать тебя анекдотами, в конце концов — будем смотреть телевизор. А когда появится ребенок, нам некогда будет скучать, придется развлекать нашего отпрыска и успокаивать, когда он будет плакать вечерами…

— Она, — уточнила, смеясь, Келли. — Кстати, ты наденешь на свадьбу смокинг?

Он прищурился.

— Тебе бы этого не хотелось?

Келли застенчиво улыбнулась.

— Ты не мог бы надеть обычный костюм? Ой, я вовсе не хотела сказать, что твои костюмы… ну, ты понимаешь… — Она остановилась, чувствуя, что совсем запуталась…

— Да, Келли, — спокойно ответил он. — Ты хочешь, чтобы твоя свадьба была совсем иной, чем у Джилл.

— Именно так. — Она посмотрела ему в глаза. — Тебе кажется это странным?

— Нет, я полностью с тобой согласен и выполню твою просьбу.

— Спасибо, Лоренс.

К тому времени как Келли и Лоренс оказались в роскошном номере-люкс, забронированном на «медовый месяц», новоиспеченная миссис Лаутон слишком устала, чтобы испытывать неловкость, которая, по ее мнению, неизбежно возникает, когда новобрачные остаются наедине. Комнаты были обставлены с изысканным комфортом, из окон открывался вид на сияющий осенней красотой Гайд-Парк, в довершение всего Лоренс заказал в номер цветы и шампанское.

— Они еще предлагали шоколад, — сообщил он, с улыбкой глядя на вспыхнувший на щеках Келли румянец, — но я отказался.

— Мудрое решение, — согласилась она. — Спасибо за все, Лоренс. Здесь восхитительно и, наверное, жутко дорого.

— Но это только на четыре дня, ты ведь не захотела остаться дольше, — напомнил он.

— Большие города довольно быстро надоедают. Не забывай, я все-таки провинциалка.

— Тогда зачем было выбирать для медового месяца Лондон? — спросил он, развязывая узел галстука.

— Потому что в нашей ситуации это самое разумное решение.

— Ты хочешь сказать, что театры и музеи отвлекут меня от того страстного желания, удовлетворить которое рассчитывает любой жених?

Келли, однако, не поддержала легкого тона.

— Поскольку ты сам заговорил об этом — да. — И она принялась распаковывать чемодан.

Лоренс быстро подошел к ней и нежно взял за подбородок.

— Мир, Келли! Если помнишь, когда я заказывал номер, то настоял на двух кроватях. Но если мое присутствие тебя нервирует, я могу спать на диване в другой комнате.

Это было так далеко от того, о чем она мечтала!

— Нет. — Келли опустила ресницы. — Сегодня чудесный день. — Он вопросительно вскинул брови. — Я и не предполагала, что буду себя чувствовать так раскованно… Но церемония была такая короткая и простая, а ланч такой веселый. Я даже в самых радужных фантазиях не могла себе этого вообразить. Поэтому ни дразни меня, Лоренс!

Он коснулся ее щеки.

— Извини, девочка. Оставь в покое свой чемодан, давай выпьем шампанского.

Келли многозначительно улыбнулась.

— Я предпочла бы чай.

— Что ж, сейчас закажу, миссис Лаутон, — шутливо поклонился Лоренс.

В тот вечер они собирались поужинать в знаменитом белом зале отеля. Келли понежилась в ванной и прилегла отдохнуть. Когда проснулась, Лоренс был уже одет и, сидя у телевизора, просматривал вечернюю газету. Келли поспешно выскользнула из постели.

— Прости, Лоренс, я сейчас.

Он улыбнулся, глядя на нее поверх газеты.

— Не торопись. Ты уже выглядишь лучше.

— Кажется, мне нужно больше спать.

Приняв душ и сделав макияж, она еще раз оглядела себя в зеркале и с удовлетворением отметила, что выглядит в новом платье потрясающе. Представ перед Лоренсом, Келли вручила ему коробку.

— Это мой свадебный подарок.

Она с трепетом наблюдала, как он открывает коробку и вынимает золотые карманные часы на цепочке с брелоком из играющего гранями топаза. Он уставился на часы, совершенно ошеломленный.

— Даже не знаю, что и сказать!

— Тебе нравится?

— Просто фантастика!

— Там в коробочке — сертификат. Часы — ровесники века, а цепочка чуть-чуть моложе.

Лоренс снял с запястья хронометр и бережно положил подарок в кармашек жилета, затем нагнулся и осторожно поцеловал Келли в губы.

— Я очень тронут. За такой подарок — особый поцелуй. Я буду беречь эти часы, чтобы потом передать нашему сыну. — Он нежно провел рукой по ее животу.

— Или дочери, — настойчиво поправила Келли.

Дни проходили в посещениях Британского музея и Национальной галереи, Вестминстерского аббатства и собора святого Павла. Келли каждый вечер валилась с ног и ложилась спать слишком усталой, чтобы пробудить в муже желание заняться любовью.

В последний вечер она предпочла визиту в театр ранний ужин и какой-нибудь телевизионный фильм.

— Как хочешь, — согласился Лоренс. — Можно заказать ужин в номер.

Келли пришла в восторг от этой идеи.

— У меня ноги горят от постоянной ходьбы, — призналась она.

— Прими душ, а потом закажем на ужин что-нибудь особенное. — Лоренс хитро улыбнулся. — Тебе не жаль возвращаться в Рой-стан?

— Нет, нисколько. — Она опустилась рядом с ним на диван, чтобы посмотреть телевизионные новости. — Ты разве забыл, что мне надо редактировать книгу?

— Я-то как раз помню! — Он взглянул на Келли. — Мы договорились, что ты будешь заниматься книгой в своей прежней квартире. А что, если ты некоторое время поработаешь дома?

«Дома», горько повторила про себя Келли и спросила:

— Почему?

— В ближайшие две недели привезут мебель. Хорошо было бы тебе проследить… Но если ты не можешь там работать…

— Я везде могу работать, — уверенно заявила она, — для моей музы совершенно не важно место обитания — была бы только машинка под рукой!

— Договорились, — подвел итог Лоренс. — Примешь душ?

— Иди ты первый. — Она улыбнулась, удивляясь странному выражению его темных, чуть отливающих синевой глаз, которые так редко выдавали Лоренса. — Что случилось?

— Ничего. — Он пожал плечами.

«Домашний» вечер приятно уравновесил неистовую активность предыдущих дней. Они неторопливо ели салат из омаров, знаменитую французскую шарлотку, о которой легенда гласит, что когда-то на королевской кухне ее случайно уронили, с тех пор так и пекут — кладя яблоки вниз. А под конец Лоренс открыл шампанское.

Келли забралась с ногами на диван, держа в руке бокал искрящегося шампанского. Лоренс устроился рядом. По телевизору шла легкая романтическая комедия, весьма соответствующая настроению Келли.

— Обычно я предпочитаю фильмы ужасов, — сообщила она, — и люблю ходить в кино, но телевизор — тоже хорошо!

— Я уже сто лет не был в кино. Если хочешь, сходим, когда вернемся в Ройстан.

— С удовольствием.

Фильм оказался необычайно остроумным и заканчивался любовной сценой. Напряжение Келли росло с каждой минутой, она предпочла бы сейчас что-нибудь менее откровенное. Наконец пошли титры, и она почувствовала явное облегчение.

— Неплохо, — прокомментировал Лоренс и снова наполнил ее бокал.

— Конец несколько надуман.

— Людям нравятся благополучные финалы. — Лоренс смотрел на пузырьки, медленно поднимающиеся со дна бокала. — Что не так уж часто случается в реальной жизни.

Как верно, печально подумала Келли. Она встала и, к своему неудовольствию, поняла, что ноги плохо слушаются ее.

— Думаю, мне лучше лечь.

Глаза Лоренса весело блеснули.

— А ведь вы нетвердо держитесь на ногах, миссис Лаутон.

— Да, — сокрушенно призналась она.

— Любовная сцена привела тебя в такое возбуждение, что ты и не заметила, как выпила два бокала шампанского.

— Два? Тогда тебе придется нести меня.

Лоренс усмехнулся и, взяв на руки, отнес ее в ванную комнату.

— Дальше справишься?

— Надеюсь.

Когда она наконец вышла из ванной, Лоренс ждал под дверью.

— Все в порядке?

— Да.

Келли с сомнением смерила глазами расстояние до кровати.

— Позволь мне. — Он улыбнулся, снова подхватил ее на руки и опустил на кровать с подчеркнутой осторожностью.

— Это ноги меня подвели, — смеясь, уверила Келли и откинулась на подушки. — Все остальное в полном порядке.

Лоренс, улыбаясь, присел на край ее постели.

— Ну что, Клитемнестра Лаутон? Медовый месяц позади, и, по-моему, ты неплохо перенесла его. Или лучше сидеть в мансарде?

— Нет. Все просто восхитительно, я в первый раз в таком роскошном отеле.

— И не в последний, — пообещал он нежно склоняясь над Келли и опираясь на руки.

Келли зачарованно смотрела в синие-пресиние сейчас глаза Лоренса с расширившимися зрачками. Вдруг он согнул локти и, оказавшись совсем близко, спрятал лицо в ее волосах.

— Я так этого хочу, — сказал Лоренс глухим голосом, — и думаю, что смогу…

— Что? — прошептала она с неистово бьющимся сердцем.

— Спать рядом с тобой. — Он вдруг поднял голову и заглянул Келли в глаза. — Ты можешь поверить, что я хочу всего лишь спать рядом с тобой?

К глубочайшему сожалению, Келли знала, что Лоренс имеет в виду именно то, о чем говорит. Она вздохнула.

— Иди сюда.

Он с недоверием уставился на нее.

— Правда?

— Да.

— Ты не передумаешь, пока я почищу зубы?

— Нет, — улыбнулась она, — но если ты не поторопишься, я просто засну.

Через невероятно короткое время Лоренс скользнул в постель, свежевыбритый и в пижаме, которую, как подозревала Келли, надел исключительно из практических соображений.

— Ты всегда носишь пижаму? — Она решила удовлетворить свое любопытство.

— Нет. Я специально купил три к свадьбе. Сегодня на мне темно-синяя.

Она хихикнула.

— А на мне розовая ночная рубашка, подходящая для стыдливой невесты.

— О, мне следует благодарить шампанское.

— Почему?

— Если бы не оно, я вряд ли удостоился бы такого приглашения…

Не в силах дискуссировать, Келли со вздохом зарылась в подушку. Сердце ее глухо заколотилось, когда Лоренс, обвив талию Келли, притянул ее к себе. На мгновение она напряглась, потом расслабилась и совершенно неожиданно для себя быстро заснула в объятиях мужа.

Среди ночи Келли встала, подошла к бару, выпила стакан сока и, полусонная, снова нырнула в теплую постель, как вдруг, окончательно проснувшись, каждой клеточкой своего существа ощутила рядом сильное мужское тело.

Лоренс резко вздохнул, шевельнулся и… их губы встретились. Он целовал ее рот, глаза, нежно касался мочки уха, снова возвращался к губам, его руки были так осторожны, так чутки, что Келли просто таяла под их ласковым прикосновением.

Она сознавала, что все это время он держал себя в узде, в поисках способа разрушить ее защиту. Если бы он знал, что не встретил бы сопротивления!

Взаимные поцелуи становились все настойчивее, дыхание — прерывистым, и Келли уже не могла сдержать страстного стона в ответ на его ласки. Искры желания все сильнее разгорались, зажигая кровь. Лоренс приподнялся над ней, заглядывая в глаза, и Келли ответила на его безмолвный вопрос непроизвольным движением бедер навстречу его возбужденному телу. С приглушенным стоном он медленно вошел в нее, ритм их движений становился все неистовее и нарастал, пока волна наслаждения одновременно не накрыла их; оба успели подумать, что их первая близость не была простой случайностью.

Келли проснулась от яркого солнечного света и приглушенных голосов, доносящихся из другой комнаты, и приподнялась на подушках. Вспомнив события прошедшей ночи, она залилась краской.

— Доброе утро. — В спальню в роскошном шелковом халате вошел Лоренс. — Завтрак готов. Наверное, я заказал его слишком рано? Ты могла бы еще поспать.

— Доброе утро, — пробормотала Келли, натягивая одеяло до подбородка. — Который час?

— Половина девятого. — Он сел на край кровати и взял Келли за руку. — Ты в порядке, дорогая?

Она искоса взглянула на Лоренса.

— Если не считать, что немного смущена — в полном!

Его лицо прояснилось.

— Как всегда честно. Неужели все дело в шампанском?

Он так и не понял настоящей причины!..

— Что было, то прошло, — сухо сказала она и добавила: — Что-нибудь случилось? Ты выглядишь озабоченным.

— Когда я утром проснулся рядом с тобой, то сообразил, что совершенно забыл о ребенке.

Лицо ее стало бесстрастным.

— Ах, да, ребенок. Причина, по которой мы оказались в столь необычной ситуации. — Келли пожала плечами. — Думаю, все будет в порядке. — Ее глаза холодно блеснули, но на душе скребли кошки. — Но если тебя беспокоит безопасность нашего будущего ребенка, впредь мы будем спать врозь!..

Она выскользнула из постели и, не обращая внимания на лежащую на полу ночную рубашку, медленно направилась в ванную, прекрасно сознавая, что взгляд мужа прикован к ее обнаженному стройному телу.

8

Когда они возвращались из Лондона, движение было настолько интенсивным, что не позволяло отвлекаться на разговоры, и Келли благодарила за это судьбу…

Утром за завтраком они обменялись ничего не значащими фразами, и после двух-трех бесплодных попыток Лоренс оставил надежду обсудить будущность их отношений и лишь с холодной учтивостью убеждал Келли съесть хоть что-нибудь. Она объяснила отсутствие аппетита вчерашним злоупотреблением алкоголя, попросила не упоминать при ней об омарах и шампанском и отправилась складывать вещи.

Келли чувствовала себя такой несчастной, что, усевшись в машину, извинилась и объявила, что попробует подремать.

Лоренс вел машину в полном молчании, пока они не оказались на окраине Ройстана. Он тронул Келли за руку и сказал, что они уже почти дома.

— Ты очень бледная, — нахмурился он, когда машина остановилась перед домом на Грейт Честерфорд.

— Мне немного нехорошо, — призналась она. — Просто я вчера слегка перепила, а мне потом всегда бывает плохо.

Лоренс открыл дверь и подхватил Келли.

— По традиции молодую жену переносят через порог на руках, — напомнил он, видя ее изумление. — Сейчас, думаю, это более чем необходимо. Ты выглядишь очень скверно, девочка.

Он поднялся по лестнице, внес Келли в спальню и осторожно опустил на пуфик у туалетного столика. Одного взгляда в зеркало было достаточно, чтобы убедиться в правоте Лоренса.

— Если ты не возражаешь, я опробую мою новую кровать. — Келли с трудом поднялась и пересела на край кровати.

Лоренс взглянул на нее, снова нахмурился, потом снял с нее туфли и расстегнул пуговицы жакета. Расстроенная тем, что нуждается в помощи, Келли без возражений позволила ему снять блузку и юбку.

— Ты справишься с остальным? — тревожно спросил он, на виске у него билась голубая жилка. Келли молча кивнула. — Я сейчас вернусь, только приготовлю чай.

— Спасибо, — прошептала она, чувствуя, что с каждой минутой ей становится все хуже и хуже. Непослушными пальцами она сняла белье и, не в состоянии искать ночную сорочку, легла под одеяло. Если это токсикоз, раздраженно подумала Келли, то сейчас это совсем некстати. Лоренс с ее чемоданами вернулся в комнату. — Пожалуйста, достань мой халат и рубашку, они в маленьком чемодане.

— Тебе помочь?

Келли печально кивнула.

— Извини за этот приступ слабости. У меня голова кружится. Пожалуйста, проводи меня в ванную.

Лоренс, как заправская сиделка, ловко надел на нее рубашку, помог подняться. Келли вцепилась в него, чувствуя, как на лбу выступают капельки пота. Без единого слова Лоренс отнес ее в ванную комнату, затем снова уложил на подушки.

— Сколько из-за меня хлопот, — с усилием выговорила она. — Я постараюсь вести себя так, чтобы этого не повторилось.

Он накрыл ее одеялом.

— Лежи спокойно. Сейчас я принесу тебе чай.

Келли лежала неподвижно, лоб покрылся испариной, дышать становилось все труднее. Вдруг страшная боль пронзила низ живота, и она стиснула зубы, стараясь сдержать стон.

— Что с тобой?

Лоренс бросил поднос на туалетный столик и в два прыжка оказался у кровати.

— Больно, — еле слышно прошептала Келли, когда боль тисками сжала ее тело.

Лоренс дрожащими руками схватился за телефон.

— Я вызову врача.

Словно в тумане, сквозь волны боли она слышала, как Лоренс объясняет, что у его жены беременность шесть недель, что у нее сильная боль, потом снова набирает номер, на этот раз «скорой помощи».

— «Скорую»? Не нужно, Лоренс.

Новый приступ боли, и Келли провалилась в небытие, пока не приехал врач. Ее уложили на носилки и прямо в санитарной машине подключили к капельнице. С воющей сиреной и включенной мигалкой автомобиль помчался к больнице.

— Я потеряю ребенка?

Келли умоляюще смотрела на Лоренса, державшего ее за руку. Успокаивающий ровный голос вовсе не соответствовал выражению его глаз. В больнице бригада врачей уже ждала их в полной готовности. Последнее, что видела Келли, это бледное осунувшееся лицо Лоренса и его потухшие глаза, затем какой-то укол погрузил ее в блаженный покой.

Келли с трудом подняла веки и обнаружила, что лежит в маленькой светлой комнате. На мгновение ей показалось, что она снова в лондонском отеле. Попыталась шевельнуть рукой и увидела, что к сгибу локтя тянутся трубки, подсоединенные к аппарату переливания крови. Нет, это не отель. Не удалось пошевелить и другой рукой. С величайшей осторожностью Келли повернула голову, и, к своему удивлению, увидела Лоренса, спящего в кресле у кровати. Он так крепко держал ее руку, что даже сон не ослабил хватки его пальцев.

Она бесстрастно вглядывалась в его лицо. Смуглая кожа приобрела желтоватый оттенок, белая рубашка помята, на щеках и подбородке — щетина. Разве его волосы так отливали серебром, когда она видела его в последний раз? Келли на мгновенье задумалась. Когда был этот «последний раз»? Она попыталась пошевелиться и вздрогнула от боли. Память мгновенно вернулась, и она закрыла глаза, чтобы удержать подступившие слезы, но они потоком вырвались из-под ресниц и покатились на подушку. Она все поняла.

— Келли, — тихо позвал Лоренс, заглядывая в лицо и вытирая ей слезы. — Как ты себя чувствуешь?

— Болит, — пожаловалась она.

Он кивнул и закусил губу. В комнату вошла медсестра.

— Хелло, миссис Лаутон, — сказала она бодро. — Ну, как у нас дела? Хотите попить? — Келли кивнула. Медсестра приподняла ее на подушках и поднесла к губам стакан. Один глоток, другой, казалось, прохладная вода приносит облегчение, хотелось еще, но медсестра покачала головой. — Пока больше нельзя. Я скоро снова загляну к вам.

— Который час? — спросила Келли, когда они снова остались одни.

Лоренс взглянул на часы.

— Десять вечера.

— А когда меня сюда привезли?

— Около часа. Тебя сразу же прооперировали, ты немного побыла в реанимации, а вечером тебя перевели сюда. — Он коснулся рукой подбородка. — Извини за мой вид, я еще не был дома.

Келли благодарно взглянула на него.

— Ты не обедал?

— Нет. — Он хмуро улыбнулся. — Я не голоден.

Она попыталась улыбнуться в ответ, но вместо этого из глаз хлынули слезы.

— У меня был выкидыш?

— Нет. — Он гладил ее по руке. — У тебя оказалась внематочная беременность, произошел разрыв трубы.

Ее бледное лицо совсем побелело и слилось с подушкой.

— Что они со мной сделали?!

— Спасли тебе жизнь. Доктор Холман, делавший операцию, сказал, что нам повезло, что все это случилось, когда мы уже вернулись домой.

— Повезло! — горько повторила она. — Тебе-то совсем не повезло, Лоренс. Я ведь знаю, как ты хотел ребенка!

— Больше всего на свете я хотел, чтобы ты осталась жива, — резко возразил он.

Глаза ее расширились.

— Ты хочешь сказать, что я могла умереть?

— У тебя открылось сильнейшее кровотечение.

Он нервно провел рукой по волосам, в его глазах светилась неподдельная боль.

— Отправляйся домой и поспи. — Келли старалась говорить спокойно. — Сейчас я в порядке. Правда? — обратилась она к вошедшей медсестре. — Я уговариваю мужа поехать отдохнуть.

— Совершенно правильно. Не беспокойтесь, мистер Лаутон, мы присмотрим за вашей женой. Я пробуду с ней ночь, а утром вы придете снова. Обещаю, вы ее просто не узнаете!

Медсестра улыбнулась, и Лоренс неохотно поднялся.

— Вы правы, но если ты хочешь, я останусь, — обратился он к Келли.

— Нет, тебе необходимо поесть и отдохнуть. — Она из последних сил старалась улыбаться. — Ты не позвонишь моей маме?

— Уже позвонил. Она завтра приедет. — Лоренс поколебался, потом поцеловал жену в сухие губы. — Спокойной ночи. Утром я приду.

— Спокойной ночи, — Келли с жалостью взглянула в его измученное лицо. — Возьми такси, ты слишком устал, чтобы садиться за руль.

Он покачал головой.

— Придется! Ты забыла, что я приехал сюда вместе с тобой на «скорой»?

Келли храбро выдавила из себя улыбку, но как только за Лоренсом закрылась дверь, упала на подушки, содрогаясь от рыданий. Медсестра терпеливо вытирала ей лицо и добродушно ворчала. Слезы наконец иссякли. Обещанный чай немного подбодрил ее.

— Простите, что я такой нытик, — всхлипнула Келли, — это все потому что…

— Знаю, — мягко прервала медсестра. — Не отчаивайтесь! Ничто не мешает вам опять забеременеть.

Келли просияла.

— Правда?

— Доктор Холман завтра утром зайдет посмотреть вас и все объяснит.

Проведя бессонную ночь, Келли обрадовалась раннему визиту врача. Задав несколько вопросов, Холман осмотрел ее, сел в кресло и подробно объяснил, что с ней произошло и какая была сделана операция. Стоявшая рядом медсестра смотрела на врача, как на бога, и глубокомысленно кивала в такт его словам.

— Вам повезло, что доктор Холман оказался в госпитале. Ваше состояние было угрожающим, миссис Лаутон, — провозгласила она.

Уильям Холман ободряюще улыбнулся.

— Извините за большой шрам, на ювелирную работу не было времени. Но операция прошла удачно, и вы вернетесь к нормальной жизни раньше, чем предполагаете.

Келли облизала пересохшие губы.

— Доктор, — спросила она, страшась ответа, — пожалуйста, будьте со мной откровенны. Я никогда не смогу иметь детей?

— Боже правый, с чего вы взяли? — искренне удивился он. — Конечно, это не просто, но большинство женщин, перенесших подобную операцию, благополучно рожают. Надеюсь, весьма скоро вы снова посетите меня, и именно по этому поводу.

Келли смотрела на него с сомнением.

— Тогда, что мне нужно делать и чего остерегаться, чтобы избежать повторения случившегося?

— Ничего, дорогая. Человек здесь бессилен, это жестокая ошибка природы.

Он похлопал пациентку по руке, встал и в сопровождении поджидавших в дверях ассистентов направился в операционную.

Поскольку Келли лежала в отдельной палате, количество посещений никто не ограничивал. К концу дня она уже пожалела об этом. Первым с изысканным букетом осенних цветов явился Лоренс. Он принес также туалетные принадлежности, пару книг, журналы.

— Ну как ты? — Он поцеловал Келли в щеку и сел.

— Лучше, — заверила она, — а когда закончат переливать кровь, будет совсем хорошо.

— Я разговаривал с врачом, — Лоренс взял ее руку в свои ладони. — Он обрисовал мне ситуацию, сказал, что причин, мешающих тебе в будущем иметь детей, нет. — Он посмотрел жене прямо в глаза. — Хотя после того, что довелось пережить, ты вряд ли захочешь сделать еще одну попытку.

Они обменялись долгими взглядами. Келли первая отвела глаза.

— Какие замечательные цветы! Спасибо, Лоренс.

— Тебе нужно еще что-нибудь?

— Нет, ты все предусмотрел.

Он поднялся — бледный, осунувшийся.

— Я на пару часов съезжу в офис и вернусь.

Она вяло кивнула.

— Спасибо за все.

— Тебе не за что благодарить меня, Келли, — уголки его губ опустились, — совсем наоборот.

В этот момент в дверях показалась Берта Эванс. Лоренс обменялся с ней приветствиями и вышел.

Обняв дочь, Берта уселась рядом и пожелала в деталях узнать, что же произошло.

— Конечно, я сообщила обо всем Эгине и Хлое и убедила их подождать, пока тебе не станет лучше. Они собирались сегодня ехать со мной, но я запретила. — Мать виновато взглянула на Келли. — Пришлось рассказать им о ребенке, дорогая.

— Все в порядке, мама, — утомленно отозвалась дочь. — Теперь это ни для кого не секрет. — Слезы снова потекли по ее щекам, и она торопливо вытерла их тыльной стороной ладони. — Смешно, правда? Было время, когда я не могла заплакать, теперь не могу остановиться.

— И не старайся. Тебе надо выплакаться. — Мать коснулась ее руки. — Ты ведь хотела этого ребенка?

Келли, всхлипнув, кивнула.

— Теперь получается так, что Лоренс напрасно женился на мне. Ведь ребенка не будет…

Миссис Эванс ошеломленно уставилась на дочь.

— И Лоренс так считает?

— Откуда я знаю, мама?! — вспылила Келли. — Никогда невозможно догадаться, о чем он думает.

— Он был в ужасном состоянии, когда вчера звонил мне, просто как помешанный.

Келли мрачно кивнула.

— Наверное, считает себя убийцей…

— Убийцей?

— Я ведь могла умереть! А забеременела-то от него!

Берта решила, что хватит травить душу, и занялась своей пухлой сумкой.

— Эгина прислала тебе любовный роман, Хло — цветы, а я прихватила кулинарную книгу.

Келли неохотно улыбнулась.

— Кулинарную книгу? В больницу?!

— Думаю, ты сможешь запомнить пару-тройку рецептов и удивишь Лоренса, когда вернешься домой. — Миссис Эванс улыбнулась дочери. — Или ты вообразила, что если ребенка не будет, он отправит тебя в твою мансарду и вернется к холостяцкой жизни?..

В сущности, именно так Келли и рисовала свое будущее. Она снова залилась слезами. Мать прижала ее к себе и гладила по голове, как маленькую…

На следующий день появились родители Лоренса, полные искренней заботы и сочувствия, с пожеланиями скорейшего выздоровления от Макса и Вивьен. И Келли уже гораздо меньше смущалась, что им стало известно о ее беременности. Роджер Лаутон пробыл у невестки недолго, а его жена осталась поболтать с Бертой. Келли с удивлением прислушивалась, как две женщины, словно забыв о ее присутствии, строили планы семейной жизни своих детей. Наконец дамы решили, что второй ребенок — лучшее средство пережить первую неудачу, и Лоренсу будет предложено позаботиться об этом, как только Келли поправится.

— Мне кажется, моя матушка превзошла самое себя, — сказал Лоренс, навестивший жену вечером. — Извини. Она хотела как лучше…

— Моя мама точно такая же, — успокоила его Келли.

— Сейчас ты выглядишь получше.

— Через пару дней буду в полном порядке.

— Сомневаюсь, — решительно возразил он. — Когда тебя выпишут, тебе нужно будет какое-то время поберечься.

— Мама принесла мне поваренную книгу, — уклоняясь от щекотливого разговора, похвасталась Келли. — Так что дома я удивлю тебя какими-нибудь новыми блюдами…

— Твоя мама поразительная женщина. Знаешь, она не захотела остановиться ни у меня, ни у моих родителей и поселилась на Кросс-роуд.

— Она такая же, как я. Нуждается в собственном жизненном пространстве. У нее здесь масса старых знакомых, и остановившись в моей прежней квартире, она может пригласить их в гости. — Келли улыбнулась. — Она очень старается быть необременительной тещей и ненавидит даже мысль о том, что станет кому-то в тягость.

— Ну, этого никогда не будет! — Он встал и протянул руку к тумбочке, чтобы посмотреть, что Келли читает. Закладка лежала в романе, который он принес утром. — Тебе нравится?

— Очень.

— Что-нибудь еще принести?

— Нет, — Келли обхватила плечи руками. — Сядь, Лоренс. Через два дня меня выпишут. Нужно поговорить.

Он сел, но в его глазах Келли ничего не удалось прочесть.

— Что ты хочешь обсудить?

— Наше будущее.

— Начинай!

— Я знаю, ты женился на мне, потому что я ждала ребенка от тебя. — Она откашлялась. — Теперь ребенка не будет, и я готова понять тебя, если ты не захочешь больше оставаться моим мужем.

Лоренс смотрел на нее без всякого выражения.

— Насколько я понял, ты считаешь, что теперь мы еще более далеки друг от друга, чем в начале супружества?

Келли опустила глаза.

— Да, — призналась она с отчаянием. — И если ты не хочешь, чтобы мы официально были связаны друг с другом, то и не нужно.

— Ты в самом деле так думаешь?

Самым страстным ее желанием было оставаться женой Лоренса до конца своих дней. Келли покачала головой и отвела взгляд, боясь, что Лоренс прочтет ее мысли.

— Нет.

— Хорошо. — Лоренс осторожно повернул ее голову к себе. — Я категорически возражаю против того, чтобы ты покинула мой дом, еще толком не успев стать женой. Раз мы поженились, то будем жить так, словно ничего не случилось.

Она молча смотрела на него, а сердце колотилось так, что Лоренс, наверное, мог слышать его удары.

— Правда? Ты этого хочешь?

— Да. — Он поднялся. — Доктор Холман сказал, что я могу забрать тебя послезавтра. А пока советую свыкнуться с той перспективой, которую я тебе нарисовал, — Лоренс посмотрел на нее. — Моя неосторожность причинила тебе много страданий. Конечно, это слабое утешение, но поверь, мне тоже очень больно.

— Тебе?

— Что в этом удивительного? — Он горько вздохнул. — Поставь себя на мое место. В ту первую ночь я потерял контроль над собой и ты забеременела, потом в Лондоне… и вот… такое несчастье…

— Это произошло не потому, что мы занимались любовью, — возразила Келли. — Это невозможно ни спровоцировать, ни предотвратить, как говорит доктор Холман.

— И все равно, из-за меня ты могла погибнуть!

— Чепуха, — презрительно отмахнулась Келли. — Так вот почему ты хочешь, чтобы мы остались вместе? Из чувства вины?

— Нет! — Лоренс твердо выдержал ее взгляд. — Я давно пришел к выводу, что мы поженились только потому, что хотели жить вместе. — Его глаза вдруг блеснули. — Судьба быстро оборвала мой первый брак. И когда ты попала в больницу, мне показалось, что все повторяется… Но это не так. Я уверен, наша жизнь будет счастливой и длинной!

9

Поскольку Келли, за исключением обычных детских хворей, болела крайне редко, медленное возвращение к нормальной жизни страшно раздражало ее. Шов заживал, боль постепенно утихала, анализы были хорошие, но она стала вялой, апатичной и, что по ее мнению было хуже всего, плаксивой. Это все гормоны, говорила себе она, стараясь по крайней мере в обществе Лоренса удержаться от слез.

— Не насилуй себя, — убеждал он.

— Я совершенно здорова.

— Ну, до совершенства еще далеко. Моя мама все время уверяет, что тебя нужно баловать.

— Какое чудесное слово.

— Дай моей матушке волю, она забалует тебя до смерти, — предупредил он, усмехаясь. — Берта уехала, и сегодня моя мама целый день будет потчевать тебя крепким бульоном.

— Как трогательно, — улыбнулась Келли. — Только если ты каждую свободную минуту мчишься домой, чтобы покормить меня, ты должен знать — в этом нет необходимости, я сама справлюсь.

— Ты не хочешь меня видеть, потому как теперь можешь общаться с машинкой. — В его голосе звучала обида.

— Нет, — она отвела взгляд, — вовсе нет.

— Хорошо. — Лоренс умолк, словно ждал, что она скажет что-нибудь еще, затем направился к двери. — Увидимся за обедом.

— Я могу приготовить…

— Нет, пока не можешь! — Лоренс улыбнулся. — Я ведь не говорю, что собираюсь готовить сам, обед нам доставят из нового итальянского ресторана.

Делить дом и жизнь с Лоренсом оказалось гораздо легче, чем Келли предполагала. Мало-помалу она обнаруживала, что у него с ней гораздо больше общего, чем с Джилл, перед которой все еще чувствовала себя виноватой. Но теперь это чувство немного притупилось, ведь ребенка не стало. Его никогда и не будет, ведь вторая миссис Лаутон спала в своей роскошной постели в одиночестве…

Несмотря на протесты мужа, Келли возвратилась к работе над романом, чему очень способствовало то, что Лоренс попросил женщину, убирающую дом его матери, дважды в неделю убираться и у них на Грейт Честерфорд.

— Если уж ты занялась романом, позволь мне немного облегчить твою жизнь. Поскольку Макс покинул родительский дом, Мегги не нужна маме каждый день.

Помощь по дому оказалась для Келли приятным сюрпризом. Такой роскоши ведь не знали в доме ее родителей. У Эгины и Хлои была няня — хрупкая, маленькая, застенчивая девушка. Мегги же, как звали Маргарет Смит в доме старших Лаутонов, была совсем другой — средних лет, высокая, крепко сложенная, с неиссякаемой энергией и всегда в хорошем настроении. Она так ловко и споро справлялась со всеми делами, что успевала еще и приготовить ланч для молодоженов.

Жизнь пошла своим чередом. И через два месяца супружества Келли призналась себе, что весьма удовлетворена всем и прежде всего — работой над книгой.

— Я и не предполагала, что редактирование займет столько времени, — сказала она как-то Лоренсу за обедом.

— При нынешних обстоятельствах это неудивительно.

— На самом деле, — Келли тщательно подбирала слова, — работа над книгой оказала мне большую помощь… в выздоровлении.

— Мы уже однажды договорились…

— Ты сердишься, — перебила она, улыбаясь, — потому что когда ты вернулся домой, я все еще сидела за машинкой.

— Только потому, что ты выглядишь очень усталой. Пожалуйста, устрой себе передышку, когда отправишь роман в издательство.

— Хорошо, — пообещала Келли, сделав вид, что не услышала в его голосе раздражения, — хотя у меня в голове уже вертится новый сюжет… Не беспокойся, мне нужно переделать массу дел, прежде чем я займусь следующей книгой.

— Приятно слышать, — сухо заметил он. — Когда ты собираешься посетить доктора Холмана?

— Завтра. — Келли уставилась в свою тарелку. — Правда, в этом нет никакой необходимости, я прекрасно себя чувствую.

Лоренс крепко взял ее за запястье.

— Но ты пойдешь?

— Да, — выдохнула она.

Келли зашла на почту и отослала рукопись в издательство с такой щемящей тоской, словно отрывала часть себя, своей души. После этого направилась прямо к врачу. Осмотрев ее, доктор Холман объявил, что весьма удовлетворен состоянием пациентки, и посоветовал вернуться к обычной жизни, «как в спальне, так и за ее пределами»… Она поблагодарила и поспешила домой, в глубине души радуясь тому, что доктор и понятия не имеет о том, насколько она одинока. С тех пор как Лоренс привез ее из больницы, он не переступал порога ее спальни…

Без работы, которая скрашивала ее дни, Келли почувствовала себя совершенно потерянной, но постепенно привыкла к новой жизни. По утрам заезжала к свекрови на чашечку кофе, потом они вместе отправлялись за покупками, а после полудня ее ждали домашние дела. Несколько раз Вивьен приглашала ее на ланч. Келли регулярно навещала свою мансарду на Кросс-роуд, чтобы убедиться, что там все в порядке. Она не намеревалась приезжать туда работать. Разумнее было бы перестать платить за эту квартиру, но сжечь за собой все мосты не хватало духу.

— Я получила письмо из издательства, — поделилась она с Лоренсом как-то вечером.

— Так быстро? И что они пишут?

— Это всего лишь уведомление в получении рукописи, — криво улыбнулась Келли. — У меня сердце оборвалось, когда я увидела фирменный конверт издательства, и тут такое разочарование!

Лоренс улыбнулся.

— Ты слишком торопишься.

— Наверное, рукопись вернут, — вздохнула она, — но я не оставлю своей затеи и сделаю все, чтобы мой роман увидел свет!..

В конце концов она перестала просыпаться по утрам в ожидании почтальона и занялась приготовлениями к Рождеству. Обычно вся семья Эванс отмечала этот праздник в респектабельных апартаментах Эгины и Арчи. Но в этом году и Холли и Эгина уезжали к родителям мужей и своей заботой о том, как Берта проведет праздник, превратили жизнь сестры в настоящую муку. Келли прекратила все эти душещипательные разговоры, заявив, что мама переезжает на Грейт Честерфорд и вместе с ней и Лоренсом приглашена на рождественский обед к старшим Лаутонам.

Берта Эванс с восторгом приняла предложение младшей дочери.

— Слава Богу, девочки теперь от меня отстанут, — с облегчением вздохнула она.

— Рождество — главный праздник в доме Лаутонов. Наверное, будет очень весело, — предположила Келли.

— Как это мило со стороны Гертруды, я пошлю ей открытку, поблагодарю за приглашение. И в Ройстан я буду рада приехать, но при одном условии: я остановлюсь в твоей мансарде.

— Мама, — сердито прервала Келли, — в доме полно свободного места, комнаты для гостей пустуют.

— В гостях хорошо, но ты ведь меня знаешь! Такой уж у меня характер. Теперь поговорим о тебе. Как ты, девочка?

— Отлично. Доктор Холман сказал, что я совершенно здорова.

— Ты с ним согласна?

— О, да, если не считать глубокую депрессию оттого, что из издательства нет никаких известий…

Рождество пышно отпраздновали в доме Роджера и Гертруды Лаутонов. С утра Лоренс съездил за Бертой на Кросс-роуд, чтобы они втроем могли открыть подарки, прежде чем отправиться на праздничный обед к его родителям. В гостиной горел камин, Келли всматривалась в пляшущие язычки пламени. Несмотря на всю странность положения, первые месяцы ее супружества оказались вполне терпимыми. По ее лицу пробежала тень, когда Келли вспомнила о ребенке, который никогда не появится на свет… Звук подъехавшей машины вернул ее к реальности, и она отправилась готовить для матери кофе.

Позднее, когда они собирались к Лаутонам, Лоренс красовался в подаренном женою жилете из китайского шелка, а Берта куталась в роскошную шаль того же происхождения.

— Лоренс, как ты догадался, что я мечтаю именно о таких серьгах? — спросила Келли, любуясь в зеркало золотыми кольцами, покачивающимися в такт движениям ее изящной головки.

— Я умею читать мысли, Келли, — прошептал он ей на ухо.

— Придется быть начеку, — рассмеялась она.

Гертруда Лаутон пригласила на Рождество не только членов семьи, но и нескольких пожилых родственников, которым некуда было пойти, родителей Вивьен и ее младшую сестру, соседа, который остался на праздники один, поскольку его жена отправилась в Австралию навестить дочь.

Это было разношерстное, но очень милое общество. После застолья перешли к шумным играм. Келли с энтузиазмом присоединилась, с восхищением глядя на мужа и просто не узнавая его…

Под председательством старой тетушки Лоренса, по возрасту годящейся ему в прабабки, играли в фанты. Лоренсу выпало изобразить название какой-нибудь песни. Он скинул пиджак и галстук, опустил глаза, тронул струны воображаемой гитары, потом томным взглядом обвел комнату и шевельнул бедрами, изображая страстные па — то ли танго, то ли румбы — и вызвав взрыв хохота и восторженный свист всех зрителей, включая Келли. Тогда Лоренс показал три пальца, давая понять, что в названии три слова, затем бросился перед женой на колени, с мольбой простирая к ней руки и вытягивая губы.

— Целуй, — воскликнула Вивьен.

Лоренс утвердительно кивнул, затем указал на себя.

— Меня, — хором закричали несколько гостей.

Лоренс вновь кивнул и обвил руками талию жены, страстно глядя ей в лицо.

— Крепче, — мгновенно крикнул седовласый джентльмен, очевидно, большой поклонник Лолиты Торрес.

— Как тебе моя импровизация? — поинтересовался Лоренс, когда Вивьен, вытащив фант, заняла его место в центре комнаты.

— Просто потрясающе, — засмеялась Келли, — я и не подозревала в тебе актерских способностей.

— Скрытый талант, — прошептал он, и его улыбка разожгла в Келли пламя надежды, неугасшее до конца вечеринки.

Они вернулись домой под утро.

— Что с тобой произошло? — спросил он, помогая жене снять пальто.

Проклиная способность Лоренса читать ее мысли, Келли стала уверять, что все хорошо, а после чашечки чая будет еще лучше…

Лоренс последовал за ней в кухню и, облокотясь о стойку, наблюдал, как Келли готовит чай.

— У тебя было слезливое настроение, когда мы возвращались. О чем вы с Бертой шептались в машине? Разумеется, если это очень личное, можешь не говорить. Какие-нибудь печальные новости?

Келли заварила чай и уставилась на поднос с чашками, стараясь унять слезы.

— Нет, — выдавила она. — Совсем наоборот. Хлоя ждет ребенка.

— И ты все вспомнила?!

Лоренс подошел совсем близко, погладил ее волосы, и Келли уткнулась лицом в его широкую грудь. Героическая борьба со слезами наконец увенчалась успехом. Келли медленно подняла голову и улыбнулась все еще дрожащими губами.

— Этот жилет так тебе идет. Мне бы не хотелось его испортить.

Лоренс одним движением снял пиджак и жилет и снова притянул жену к себе.

— Тебя нужно больше баловать.

От воспоминаний о другой ночи, когда она так же прижималась к его груди, ее смех походил скорее на всхлип.

— От слова «баловать» так веет детством. Прости, что испортила тебе праздник, Лоренс!

— Совсем нет. — Он чуть отстранил ее от себя и внимательно оглядел. — Ты просто устала. Иди спать, я принесу тебе чай.

— Спасибо. — Она вытерла лицо салфеткой и улыбнулась. — Подумать только, были времена, когда я совершенно не могла плакать…

Келли поднялась в спальню, разделась и накинула подаренный Лоренсом роскошный халат, любуясь переливами тяжелой пурпурной ткани. Присев на постель, она взяла инкрустированную перламутром щетку и начала задумчиво расчесывать волосы.

Лоренс остановился на пороге, затем поставил поднос с чаем на столик у кровати.

— Ты выглядишь потрясающе. — Лицо его было непроницаемым. — Я так и думал, что тебе пойдет этот цвет.

— Я не похожа в нем на Санта-Клауса? — спросила она, скрывая за улыбкой нервозность.

— Вовсе нет, — заверил он и замер, потому что Келли протянула к нему руки. — Лоренс, ты бы не мог побаловать меня? Ведь сегодня Рождество…

На какую-то долю секунды ей показалось, что он откажет, но Лоренс уже упал на кровать, сжимая ее в объятиях. Его рот искал ее губы с жадностью путника, истосковавшегося по живительной влаге. Келли сомкнула руки на его шее, страстно отвечая на поцелуи, затем в нетерпении стала помогать бороться с атласным поясом ее халата. Наконец ненужная одежда упала с ее плеч, и Лоренс застонал, увидев нагое, все еще смуглое от загара тело. Он опустился на колени и приник губами к ложбинке между ее напрягшихся грудей. Келли откинула голову, все больше прогибаясь назад и сдерживая страстные стоны. Лоренс, лаская языком ее шелковистую кожу, опускался все ниже и ниже и вдруг замер. Повернув голову, Келли увидела, как он расширившимися от ужаса глазами уставился на шрам на ее животе, потом вскочил на ноги. Дрожащими пальцами она подхватила с пола халат и, путаясь в рукавах, натянула на себя. У нее было ощущение, что ее ударили.

— О Боже! Прости… — прохрипел Лоренс. — Я совсем забыл, Келли, я не могу…

— Понимаю. — Она отвернулась и обеими руками оперлась на столик. — Пожалуйста, уйди.

— Послушай!..

Она покачала головой.

— Уйди, Лоренс! — глухо повторила она, чувствуя, что больше не выдержит этого кошмара и закричит.

В зеркале она увидела, как рука Лоренса потянулась к ней, потом упала. Лоренс повернулся и вышел, тщательно закрыв за собой дверь.

К счастью, на следующий день Берта отправилась с визитами к старым друзьям, и Келли была избавлена от необходимости весь день изображать счастливую супругу. Те полчаса, что они втроем провели за кофе, Келли держалась замечательно, оживленно обсуждая, в том числе и с Лоренсом, вчерашний праздник.

Рука об руку супруги проводили Берту к машине, но как только автомобиль скрылся за углом, Келли вырвала руку и направилась к дому, демонстративно игнорируя мужа. Без слов она поднялась в свою комнату и захлопнула дверь. Пару минут постояла, прислонившись к стене, затем выпрямилась и села за рабочий стол. Собрав волю в кулак, просмотрела свои записи, включила машинку, выбросила из головы Лоренса и начала писать пролог нового романа…

В полдень Лоренс, постучавшись, принес затворнице чай и бутерброды со свининой, которую Келли собственноручно запекла к Рождеству. Ей очень хотелось сказать, что она не желает его гадких бутербродов, но от переживаний и работы Келли так проголодалась, что с ледяной учтивостью поблагодарила мужа, подождала, когда он уйдет, и набросилась на еду. Во второй половине дня Лоренс напомнил, что вечером они приглашены к Максу и Вивьен, но не сделал попытки завязать разговор. Келли убеждала себя, что очень рада его сдержанности, и поклялась больше никогда не плакать. Слезы превратили ее в безрассудную, нервическую особу. Она сама все испортила. Каких усилий стоило сблизиться с Лоренсом… И ведь его порыв был подлинной страстью.

Келли заставляла себя сосредоточиться на вымышленных персонажах нового романа, но перед мысленным взором стояло лицо Лоренса, когда он увидел шрам. Другой бы постепенно привык и обо всем забыл. Другой!.. Ее мужа отрезвил один только взгляд. Он не мог себе позволить коснуться ее. Лоренс Лаутон — воплощенное совершенство, горько подумала она. И ему нравятся безупречные женщины.

Такие, как Джилл.

10

Вести из издательства появились только в феврале… Ожидание сделало жизнь Келли еще более мучительной. Что творилось в душе у Лоренса, она не знала, потому как демонстративно ни о чем не спрашивала. После нескольких бесплодных попыток навести мосты через внезапно разверзшуюся между ними пропасть, он поступал точно так же.

С трудом выдерживая ежедневную пытку совместным обедом, Келли завтракала у себя в спальне, не в состоянии выносить молчаливого противостояния, в которое превратился их брак. Поэтому, когда однажды утром Лоренс постучал в дверь спальни, она была крайне удивлена.

— Входи. — Келли вопросительно смотрела на мужа, уже одетого в безукоризненный серый костюм. Казалось, все это время он спал не больше, чем она. Лоренс подошел к кровати и протянул конверт.

— Это из издательства. Ты, наверное, прочтешь письмо прямо сейчас. — Он, улыбаясь, приподнял бровь. — Мне интересно, что они пишут.

— Спасибо. — Келли с опаской взяла послание.

— Конверт маленький. Не похоже, что рукопись возвращают.

— Правда? — Ей удалось улыбнуться. — Но мне страшно открывать.

— Вероятно, проще это сделать в одиночестве, — насупился он и повернулся, чтобы выйти.

— Нет, — остановила его Келли. — Конечно нет, Лоренс. Это просто глупая трусость.

Она вскрыла конверт и вытащила листок плотной кремовой бумаги, прочитала написанное про себя, потом перечитала снова и снова, словно не веря своим глазам.

— Ну? — нетерпеливо потребовал Лоренс. — Что там?

Изумленная Келли протянула ему письмо.

— Им понравилось, и после некоторых поправок мой роман напечатают!

На лице Лоренса — впервые с Рождества — появилась улыбка.

— Прекрасная новость. Поздравляю!

Он непроизвольно шагнул к Келли, но спохватился и вместо того, чтобы, как она надеялась, поцеловать ее, вернул письмо.

— На следующей неделе меня приглашают в Лондон на деловой ланч, — похвасталась Келли.

— Замечательно! — Он взглянул на часы и вздохнул. — Пора идти, опаздываю. Как насчет праздничного обеда? Нельзя, чтобы такое событие осталось неотмеченным.

Келли с минуту смотрела на него, потом кивнула.

— Я — за!

— Я все устрою. Куда ты хочешь пойти?

— В «Корону». Я там давно не была, с тех пор как… мы поженились.

— Хорошо. — В дверях он обернулся. — Ты, конечно, будешь звонить своей матери, позвони и моей, ее обрадует эта новость.

— Обязательно.

Келли сидела, откинувшись на подушки, темные волосы рассыпались по плечам.

— Ты выглядишь лучше…

— Спасибо.

— Увидимся вечером.

Дверь закрылась. Несколько минут Келли безутешно смотрела на нее. Так хотелось позвать Лоренса, попросить остаться, чтобы разделить с ней радость победы. Затем она перевела взгляд на письмо и взялась за телефонную трубку.

— Мама? Угадай, что произошло?!

В это утро Келли болтала по телефону необычайно долго: наслаждалась поздравлениями и купалась в похвалах матери, обещала в ближайшее воскресенье приехать с Лоренсом на ланч; потом позвонила свекрови, которую новость привела в неописуемый восторг. Ах, если бы можно было рассказать обо всем Джилл!..

Пока Келли одевалась, созрело решение позвонить Стелле Монд. Нехорошо, если мать Джилл узнает об успехе Келли от кого-нибудь чужого!.. Это была непростая задача. Стелла так и не смирилась с тем, что Лоренс снова женился и простушка Эванс заменила ее обожаемую, несравненную Джилл.

Миссис Монд сухо поздравила Келли и, не интересуясь подробностями, почти сразу же начала говорить о том, как тоскует по дочери.

— И Лоренс тоже, — добавила она. — Он мне недавно говорил об этом. Он так любил Джилл, ты ведь знаешь!

— Знаю, — спокойно согласилась Келли. — Мне тоже ее очень недостает.

— Конечно, я должна благодарить судьбу, что у Лоренса теперь есть ты — чтобы немного облегчить ему ведение хозяйства…

Когда наконец удалось закончить этот разговор, Келли тяжело опустилась в кресло. Вся ее радость испарилась. Зазвонил телефон, и она улыбнулась, услышав в трубке милый голосок Вивьен, приглашающий на ланч.

Келли полюбила Вивьен. Всегда жизнерадостная, общительная, она любила своего мужа, свою работу, прекрасно ладила с людьми. И никогда не видела Джилл. Для Келли сейчас это обстоятельство имело огромное значение, и она стала быстро собираться в город.

— Келли! — Сияющая Вивьен торопилась ей навстречу. — Какая же ты умница! Такой успех нужно отметить. Забудем о фигуре и съедим что-нибудь очень сладкое и очень вкусное!

После холодной реакции матери Джилл ликование Вивьен бальзамом пролилось на сердце начинающей писательницы, и она откровенно призналась:

— Спасибо, мне так надо разрядиться!..

— Ты выглядишь лучше. — Вивьен закусила губу. — Я немного беспокоилась, да и Макс тоже.

Ее карие глаза смотрели озабоченно.

— Из-за наших с Лоренсом отношений?

Вивьен облегченно вздохнула.

— Как хорошо, что ты сама об этом сказала.

— Это трудно уладить.

— С тех пор, как ты потеряла ребенка?

— Да. И не забывай, я вторая жена Лоренса, так что все совсем не так, как у вас с Максом.

— На Рождество все было так хорошо, но потом… Ясно, что вы не очень счастливы. Мы… мы беспокоимся!

Келли уныло улыбнулась.

— А я-то думала, нам удается делать вид, что все в порядке!..

— Конечно, удается, но все равно что-то витает в воздухе. — Вивьен положила ладонь на руку Келли. — Макс предлагал вечером пойти в театр, давай вместо этого устроим праздничный обед?

— Лоренс ведет меня сегодня в «Корону», чтобы я могла похвастаться перед старыми знакомыми.

— Отлично. Желаю хорошо провести время и, пожалуйста, помирись с Лоренсом!

Легко сказать, подумала Келли, готовясь к вечернему выходу в свет. К приходу мужа она была одета в черное кашемировое платье, подаренное на Рождество сестрами. Эгина и Хлоя никогда не оставят попыток улучшить мой внешний вид, нежно заметила Келли, разглядывая свое отражение в зеркале, и их вкус, как всегда, безупречен. Платье плотно облегало фигуру, подчеркивая ее стройные изгибы. Вдев в уши серьги-кольца, она бросила в зеркало последний взгляд и… увидела Лоренса с огромным букетом чайных роз.

Они заговорили одновременно, потом замолчали и улыбнулись друг другу.

— Сначала я, хотя бы потому, что должен сказать: ты потрясающе выглядишь. — Он протянул ей розы. — Моей талантливой жене!

— Спасибо, дорогой, — растрогалась Келли.

— Я принес их к ланчу, — удивил ее Лоренс, — но не застал тебя и забрал цветы с собой.

— Ты бы мог оставить их с запиской.

— Я предпочел вручить букет лично.

Начавшийся на такой чудесной ноте вечер, вопреки опасениям Келли, продолжался в том же духе. Поскольку Лоренс заранее сообщил Ли Штернхайму приятную новость, в «Короне» Келли встретили объятьями, поцелуями, поздравлениями и шампанским, которое щедро подавали к обеду, как всегда очень вкусному.

— Теперь я хочу произнести тост, — заявил Лоренс, когда они наконец оказались за столиком вдвоем, в относительном покое. Он поднял бокал, глаза его потеплели. — За Клитемнестру Лаутон и ее заслуженный успех!

— Спасибо, Лоренс. — В ее глазах заплясали озорные чертики. — Если книга будет хорошо продаваться и издательство захочет продолжить сотрудничество со мной, то в будущем все может перемениться.

Улыбка исчезла с его лица.

— Каким образом?

— У меня будет столько денег, что ты сможешь оставить работу. — Она рассмеялась и откинулась на спинку стула. — Почему у тебя такой потрясенный вид?

— Я думал, ты имеешь в виду совсем другое.

— Что, например?

Лоренс отодвинул тарелку.

— Что ты захочешь оставить Ройстан. — И после небольшой паузы без всяких эмоций добавил: —… и меня.

Келли, не поднимая глаз, с излишней аккуратностью стала укладывать нож и вилку на свою полупустую тарелку.

— А ты этого хочешь?

Ее слова почти утонули в праздничном шуме ресторанного зала.

— Нет. — Он подался вперед. — Давай поговорим начистоту, Келли. Последние несколько недель были дьявольски тяжелыми, во всяком случае для меня.

Ее глаза вспыхнули.

— Мне они тоже не доставили удовольствия.

— Знаю. — Лоренс протянул ей открытую ладонь, и Келли положила на нее свою руку. — Я понимаю, что ты никогда не вышла бы за меня замуж, не заставь я тебя силой. Но ведь до Рождества мы прекрасно ладили?! — Он чуть улыбнулся. — С тобой очень легко жить.

— И с тобой, — согласилась Келли и вдруг озорно усмехнулась. — К моему глубочайшему изумлению.

Он сжал ее пальцы.

— Но потом ты не выказывала большой радости от наших отношений.

— Ты можешь меня в чем-нибудь упрекнуть? — спокойно спросила она.

— Если ты намекаешь на тот эпизод в рождественскую ночь…

— Именно, но я не желаю обсуждать это ни сегодня, ни когда-либо еще. — Келли решительно вскинула голову. — Если ты хочешь вернуться к нашим прежним отношениям, я согласна. Но ты мужчина и очень привлекательный… Я прекрасно понимаю, как тебе трудно…

— Сомневаюсь, — саркастически прервал Лоренс, удерживая руку, которую она старалась высвободить. — Но мне не совсем ясно, куда ты клонишь. Ты хочешь сказать, что закроешь глаза на то, что я иногда буду удовлетворять свои мужские потребности на стороне?

Она вспыхнула.

— Об этом не может быть и речи! Я только хочу сказать, что я в любой момент разведусь с тобой, если ты этого захочешь.

— В самом деле? — вкрадчиво спросил он. — А как быть с голосом твоего тела?

— Он всегда беспокоил меня крайне редко. — Она высвободила наконец руку.

— Итак, если я соглашусь подавлять свои плотские порывы, то ты останешься моей женой?

Келли хотела совсем другого, но это было начало. Возможно, со временем… Она утвердительно кивнула.

— Да.

— Большего энтузиазма я и не предполагал.

Она улыбнулась.

— Будь серьезным, Лоренс. Я только имела в виду, что если ты захочешь, чтобы мы расстались, я не стану чинить препятствий. — Келли заметила направляющуюся к ним официантку. — Я больше ничего не хочу. Поедем домой!

После этого праздничного обеда к ним словно вернулась спокойная дружба, объединявшая их до Рождества, поэтому на ланче у матери Келли была в прекрасном расположении духа. Эгина и Арчи тоже пришли, а Хлоя, поздравив сестру по телефону, сказала, что из-за беременности не переносит никаких запахов, не ест ничего, кроме безвкусной диетической каши, и поэтому не хочет портить всем праздник.

Келли и Лоренс, вернувшись домой, обсуждали предстоящий визит в издательство.

— Завтра куплю тебе билет. — Лоренс потянулся за чашкой кофе.

— Я все еще поверить не могу. Это такое странное чувство, когда кто-то посторонний будет читать то, что я написала.

— А когда я прочитаю?

— Как только получу сигнальный экземпляр. Я хочу, чтобы ты прочитал настоящую книгу, а не рукопись своей жены.

— Так ты сознаешь себя моей женой?

Келли вспыхнула и одним глотком допила кофе.

— Да. Ты находишь это странным?

Лоренс покачал головой.

— Во всяком случае мне это доставляет удовольствие!

— Ты всегда так тщательно подбираешь слова. Хоть раз в жизни ты сказал что-нибудь необдуманное?

— Нет. Кстати, что ты собираешься надеть в четверг?

— Мне нравится быть непредсказуемой, и я с радостью бы сказала, что понятия не имею, но это не так. У тебя есть предложение?

— Да. Купить новое пальто и надеть поверх этого платья. И если ты по-прежнему отказываешься пользоваться моей кредитной карточкой, я выберу пальто сам.

Это был камешек в огород Келли. После Рождества она была так враждебно настроена, что тратила деньги мужа только на еду и оплату услуг Мегги.

— Хорошо, я воспользуюсь карточкой. — Она улыбнулась Лоренсу. — Красивые перышки придадут мне уверенности.

— Неужели ты в этом нуждаешься?

— Что касается внешности, да. — Она подняла голову. — Мне всегда хотелось быть высокой и красивой, как…

— Джилл? — быстро спросил он. — Пора уже покончить со сравнениями!

— Вообще-то я имела в виду своих сестер. Папа всегда звал меня маленькой обезьянкой и поддразнивал маму, говоря, что я очень похожа на нашего разносчика молока. — Она зевнула и поднялась. — Пойду спать.

— Я тоже. — Лоренс погасил свет и вслед за женой поднялся по лестнице. — Так ты едешь завтра за покупками? — спросил он, когда они подошли к спальне Келли.

— Да, но без особых надежд. Пальто почему-то всегда шьют на высоких женщин.

Лоренс усмехнулся.

— Хочешь, я выкрою часок и пойду вместе с тобой?

— Боже избавь, — немедленно отказалась она. — Ты умрешь со скуки. Я позову Вивьен, она настоящий специалист в этом деле.

— Да, конечно, — бесстрастно согласился Лоренс и поцеловал ее в щеку, как делал каждый вечер с тех пор, как между ними снова воцарился мир. — Спокойной ночи.

Утром Келли еще лежала в постели, как вдруг вспомнила о странной реакции мужа на отказ взять его с собой выбирать пальто. Это заставило ее окончательно проснуться.

— Лоренс, — сказала она без предисловий, когда он зашел пожелать ей доброго утра, — я не хотела тебя обидеть, я действительно думаю, что тебе будет скучно ходить по магазинам.

— Знаю. Мое самопожертвование было, с одной стороны, вызвано желанием сдержать твою пресловутую страсть к экономии…

— А с другой?

— Предоставляю тебе самой догадаться. — Он провел пальцем по ее щеке и улыбнулся сводящей с ума улыбкой. — Мне пора, до встречи!

Келли отправилась в Лондон в прекрасном настроении, сознавая, что выглядит как нельзя лучше в своем черном платье и коротком пальто необыкновенного абрикосового цвета, выгодно оттенявшего ее смуглую кожу. Вивьен действительно оказалась прекрасной помощницей, она не только подобрала цвет и фасон, но и строго следовала инструкциям Лоренса — проследить, чтобы Келли не экономила на себе. Мало того, что она сразу привела Келли в отдел, специализирующийся на продаже одежды самых известных фирм, так еще и подбила на покупку туфель и сумочки.

Келли вошла в издательство, и ее уверенности в себе слегка поубавилось. Чарлз Мэн заболел, сообщили ей в приемной, но если миссис Лаутон соблаговолит немного подождать, ею займется другой редактор. Через несколько минут дверь в кабинет распахнулась, и на пороге показался мужчина.

— Простите, что заставил вас ждать, миссис Лаутон… — Он вдруг замолчал, его брови от изумления поползли вверх. — Келли?! Глазам не верю! Так это ты — Клитемнестра Лаутон?

— Господи! Шон Бэнкс!

Келли протянула ему руку, но он заключил ее в объятья и звонко расцеловал в обе щеки.

— Я даже не подозревал, что твое полное имя Клитемнестра.

Лучезарная улыбка не сходила с его лица.

— Это моя страшная тайна! Черт побери, Шон, так ты здесь работаешь? А я предполагала встретиться с неким Чарлзом Мэном.

— Это мой шеф. Он свалился с гриппом, но несравненная миссис Мэн, надеюсь, облегчит его страдания!..

Ухоженный, прекрасно одетый и отлично выглядящий Шон разительно отличался от тощего, вечно голодного студента, которого Келли знала в прошлом. Он предложил ей кресло, а сам устроился за столом.

— Ну и ну! Маленькая Келли — наш подающий надежды автор и к тому же замужняя дама. — Шон окинул ее оценивающим взглядом. — Ты прекрасно выглядишь!

Благодаря Вивьен и Лоренсу, с тайным удовольствием подумала она.

— Ты тоже, Шон.

С ним было очень легко, словно в их дружбе и не существовало двенадцатилетнего перерыва, хотя Келли и улыбнулась скептически, когда Шон стал уверять, что никогда не забывал ее.

— Расскажи кому-нибудь другому! Я немного выросла и уже не та наивная девочка, которую ты знал. — Она улыбнулась. — Я действительно верила тогда, что ты заберешь меня в Оксфорд и будешь очень счастлив со мной.

— Правда? — изумился он. — Мне это никогда и в голову не приходило.

— Разумеется! Теперь-то я это знаю и постараюсь быть предельно осторожна, или тебе придется отказаться от публикации романа.

— И не надейся! Чарлз уже включил его в план. Моя работа заключается в том, чтобы помочь тебе немного сократить объем книги и внести кое-какие поправки. Не беспокойся, я хороший редактор, — уверил он.

Келли не сомневалась. Шон был самым умным из всех молодых людей, которых она знала. За исключением Лоренса Лаутона, конечно!..

Затем последовал насыщенный беседами и встречами день, с роскошным ланчем в фешенебельном ресторане.

Келли возвратилась домой в полной эйфории. Чарлз Мэн и Шон полагали, что книга, если над ней еще немного поработать, безусловно станет бестселлером!..

— Как прошел день? — поинтересовался Лоренс.

— Все так чудесно — просто голова кругом! — просияла она. — Роман издадут, нужно только внести кое-какие поправки. Я расскажу тебе все за обедом, правда, я сама не голодна: поела в ресторане.

Лоренс поцеловал ее в щеку.

— Заказать что-нибудь к обеду?

— Нет, я вчера приготовила запеканку, ее нужно только разогреть… Обещаю рассказать тебе все-все в мельчайших подробностях, но сейчас я просто мечтаю о горячей ванне, прости меня…

Они сидели за столом на кухне, которую Келли очень любила. Пока она принимала ванну, Лоренс сменил строгий костюм на свитер и вельветовые брюки. При верхнем свете его волосы поблескивали, как отполированное серебро, и даже несмотря на темные тени под глазами, он выглядел потрясающе привлекательно. Келли стояла у плиты в алом свитере и черных джинсах. Накладывая в тарелки запеканку, она тайком еще раз внимательно взглянула на мужа. И как она могла считать Шона неотразимым? Теперь он явно проигрывал в сравнении с Лоренсом.

— Я жду, — голос Лоренса не выражал никаких эмоций, — когда ты наконец придешь в себя и расскажешь, как тебя приняли в издательстве.

Келли собралась с мыслями и принялась рассказывать. Она не скрывала своего огорчения по поводу того, что нужно что-то менять в романе, искренне радовалась обрушившимся на нее в этот день похвалам и комплиментам, но самое главное она все-таки приберегла под конец…

— Чарлз Мэн заболел, — сказала она в заключение и улыбнулась, глаза ее заискрились. — Книгу передали другому редактору, и, к моему величайшему удивлению, им оказался Шон Бэнкс, которого я знала еще в университете!

Лицо Лоренса приняло то невозмутимое выражение, которого Келли очень боялась.

— Шон Бэнкс, — процедил Лоренс, прищурившись. — Если мне не изменяет память, ты очень хорошо его знала. Разве не он был предметом твоего юношеского обожания?

11

Келли в полном изумлении уставилась на него, и улыбка медленно сползла с ее лица.

— Боже праведный! Откуда ты знаешь?

Он пожал плечами.

— Джилл много говорила об этом.

— Должно быть, тебе было очень скучно все это слушать. — Она поднялась. — Хочешь сыра?

— Нет, мне не было скучно, и я не хочу сыра. — Лоренс внезапно взял ее за руку и повернул к себе. — Кстати, ты могла бы уже понять, что рассказы Джилл никогда не надоедали мне, если касались тебя! Она говорила, что ты была без ума от своего Шона Бэнкса.

— Он вовсе не мой.

Келли попыталась вырваться, но Лоренс крепко держал ее.

— Однако ты ведь хотела, чтобы он стал твоим?!

Она выразительно посмотрела на свое запястье. Лоренс перехватил ее взгляд, но руки не выпустил, лишь погладил красные отметины, оставленные его пальцами.

— Мне было всего восемнадцать, Лоренс, — спокойно сказала Келли. — Шон был аспирантом и гораздо старше меня. До этого я общалась только с отцом и его учениками, которые иногда заходили к нам, и в том, что касается мужчин, была абсолютно несведуща и наивна. Мне льстило, что Шон оказывает мне какие-то знаки внимания. Все подружки завидовали. Разумеется, я была без ума от него!

— Это из-за него ты решила отправить роман в определенное издательство?

— Нет! — Она наконец высвободила руку и собрала тарелки. — Я выбрала это издательство только потому, что они издают подобного рода литературу. Я и понятия не имела, что там работает Шон.

В глазах Лоренса читалось такое явное недоверие, что Келли от смущения с особой тщательностью занялась столом. Лоренс тем временем отнес поднос с кофейником и чашками в гостиную. У Келли возникло большое желание оставить его там одного, но воспоминание о «холодной войне» между ними заставило ее переступить порог гостиной. Она села на свое обычное место на софе и принялась разливать кофе.

— Было бы странно, — заметил Лоренс, принимая чашку, — если бы у меня это не вызывало дурного предчувствия.

— Что ты имеешь в виду? — нахмурилась Келли.

— Нашу совместную жизнь. Мне не нравится, что моя жена работает в тесном контакте с мужчиной, который когда-то был ее любовником.

— Ты ревнуешь? — Глаза Келли округлились.

Лоренс саркастически усмехнулся.

— Разве в это невозможно поверить?

— Нет, — отрезала она. — У нас с тобой не те отношения.

Лоренс пожал плечами.

— Какими бы они ни были, это не исключает ревность с моей стороны. Признаюсь, это чувство для меня новое и, как выясняется, малоприятное, поэтому постараюсь сделать так, чтобы ты никогда не узнала его.

Келли допила свой кофе, поднялась и бросила на мужа спокойный, слегка презрительный взгляд.

— Единственная женщина, к которой я могла бы ревновать, мертва. Спокойной ночи. Лоренс. — Она гордо вышла из комнаты.

Всю ночь Келли вертелась с боку на бок, пыталась читать, но заснула, только когда забрезжил рассвет.

Войдя утром в кухню, она обнаружила записку:

«Ты спала, когда я уходил. Не работай слишком много. До вечера. Л.»

Да, такое послание не станешь перевязывать розовой ленточкой и хранить в потайном ящичке секретера до старости, угрюмо подумала она и, отчитавшись о поездке перед матерью, свекровью и Вивьен, занялась правкой рукописи в соответствии с рекомендациями Шона. Лоренс, вернувшись домой, вел себя так, словно между ними ничего не произошло, и Келли облегченно вздохнула. После ужина смотрели телевизор. Раздался звонок, Лоренс взял трубку, коротко ответил, передал ее жене и вышел из комнаты. Спина его при этом выражала неодобрение гораздо красноречивее лица…

— Привет, Келли. Это Шон. Прости, что беспокою. Как продвигается работа? Шеф интересуется, когда ты закончишь.

Келли рассказала о своих успехах и услышала в ответ много приятных слов.

— Мне нужна еще неделя. Я никак не могу приступить к самым сложным моментам.

— Это даже хорошо, потому что мне видится совсем новый поворот любовной линии. Я все как следует обдумаю и позвоню тебе завтра утром, — очень довольным голосом закончил разговор Шон.

Когда Лоренс вернулся, в руке он держал стакан виски. Одного взгляда на его лицо было достаточно, чтобы отказаться от желания объяснить причину звонка Шона. Это несправедливо, обиженно подумала Келли. Лоренс не имеет права вести себя как собственник!..

— Что ему было нужно?

Глаза Келли опасно сузились.

— Если ты имеешь в виду Шона, он интересовался ходом работы над романом. Чарлз Мэн заинтересован, чтобы я закончила как можно скорее.

— Хотелось бы верить, что мистер Бэнкс не столь же сильно заинтересован в скорейшей встрече с тобой по личному поводу, — горько съязвил Лоренс, чем невольно вновь привлек внимание Келли к стакану в его руке.

— Сколько ты выпил?

Лоренс бросил на нее враждебный взгляд.

— За исключением тех случаев, когда ты едешь со мной в машине, тебя это не касается, женушка!

Только Лоренс способен произнести слово «женушка» как оскорбление, горько подумала она.

— Совершенно верно, — сдержанно сказала Келли и поднялась. — Пойду спать. Спокойной ночи.

— Не спешите, миссис Лаутон. — Он вскочил, загородив ей дорогу. — Вы еще не поцеловали меня. Даже такое супружество, как наше, допускает целомудренный поцелуй на ночь!

— У тебя сегодня отвратительное настроение.

Она потянулась к его щеке, но Лоренс схватил ее в объятия и яростно поцеловал в губы, пресекая какие бы то ни было попытки вырваться.

Его поцелуй все еще хранил холод льда, брошенного в виски, но страстные движения горячего языка мгновенно зажгли кровь Келли. Вдруг Лоренс отстранил ее, да так внезапно, что она пошатнулась.

— Иди спать, — неприязненно буркнул он и поднял свой бокал. — За супружеское блаженство, дорогая!

— Ты ведь юрист, Лоренс, и если тебя не устраивает семейная жизнь, ты прекрасно знаешь, как с ней покончить, — бросила она и быстро вышла из комнаты.

На следующее утро Келли так намеренно долго находилась в ванной, что когда спустилась в кухню, муж уже ушел. На этот раз записки не было. Наскоро позавтракав, она села за машинку. Править роман оказалось не легче, чем его писать. Мегги в этот день взяла выходной, ничто не отвлекало Келли, и она с головой ушла в работу. Лишь настойчивая трель звонка вернула ее к реальности. Она раздраженно отложила рукопись, спустилась по лестнице и замерла от удивления, увидев на пороге своего дома Шона Бэнкса. Вернее, на пороге дома Лоренса, горько подумала она.

— А я решил сделать тебе сюрприз. Позавтракал я в поезде, так что мы можем сразу же заняться работой. — Шон обнял и расцеловал ее, затем оглядел с ног до головы. — Тебе сейчас не дашь больше шестнадцати!

Поскольку на Келли были старые джинсы и безразмерный свитер, а лицо совсем не тронуто косметикой, это замечание больше рассердило ее, чем польстило.

— Тебе все же следовало позвонить, Шон, и не говори, что у тебя не было возможности!

— Конечно, была, — согласился он, — но я хотел преподнести тебе сюрприз! — Он с восхищением оглядывался вокруг, пока хозяйка вела его на кухню. — Какой потрясающий дом! Твой муж при деньгах?

— Хочешь кофе? — Келли дала понять, что не собирается обсуждать эту тему.

— С превеликим удовольствием. Только пойдем в твой кабинет, там и попьем за работой. Мне нужно успеть на шестнадцатичасовой поезд.

Поскольку кабинетом Келли была спальня, ей не оставалось ничего другого, как пригласить Шона туда.

— Фантастическая кровать, — прокомментировал гость.

— Да, — кратко отозвалась она в надежде, что Шон не станет обсуждать отсутствие в комнате мужских вещей. — Начнем. Но только в следующий раз — сначала позвони!..

Когда Лоренс вернулся с работы, Келли умышленно осталась в джинсах, на лице не было и следа макияжа, непокорные пряди выбились из косы. Ее подмывало сохранить в тайне неожиданный визит Шона, но природная честность взяла верх. Она всегда была такая, слишком открытая, чтобы хитрить, а уж тем более — обманывать.

— Трудный был день? — участливо спросил Лоренс, войдя в кухню.

Обычно она заранее прекращала работу, чтобы к приходу мужа привести себя в порядок. Лоренс без всяких усилий всегда выглядел элегантно, что бы на нем ни было надето, и Келли старалась подражать ему в этом, так что его удивление видом жены казалось вполне оправданным.

— Да. — Она почувствовала, что закипает, как соус, который поставила на плиту. — Боюсь, сегодня моя кулинария не на высшем уровне. Я заработалась. — Она повернулась и посмотрела ему прямо в глаза. — Приезжал Шон Бэнкс. Не делай поспешных выводов: визит его был совершенно неожиданный. Он провел здесь два часа за работой над книгой, а затем поездом уехал обратно в Лондон.

На лице Лоренса как всегда ничего не отразилось.

— Это была плодотворная работа?

— Не знаю. — Она нахмурилась. — У него на многое существует свой, отличный от моего взгляд.

— Но это твоя книга! И если ты не согласна, ничего не меняй, — посоветовал Лоренс. — Так что у нас на обед?

Вопрос с Шоном закрыт, облегченно решила она. Лоренс за весь вечер ни разу не упомянул о нем, как, впрочем, и ни о ком другом. Его традиционный поцелуй перед сном, мысль о котором весь день время от времени будоражила Келли, был на сей раз обычным прикосновением к щеке. Разочарованная, она отправилась в спальню и заснула сразу же, как только голова коснулась подушки. Утром ее разбудил стук в дверь. Лоренс, по своему обыкновению, зашел попрощаться.

— Я вернусь поздно. Не готовь для меня, я пообедаю с клиентами, но сама обязательно поешь!

Келли работала как одержимая, Лоренс неодобрительно отнесся к тому, что она собиралась просидеть и все выходные за машинкой.

— Ты выглядишь очень усталой. Нужно отдохнуть! Обещают хорошую погоду — можно выбраться куда-нибудь на природу, если хочешь…

Соблазн был велик, но все же пришлось отказаться от предложения. При этом Келли робко произнесла:

— Еще один уик-энд. Потом я уже смогу отдохнуть, ладно?

Он безразлично пожал плечами.

— Как хочешь.

Она хотела совсем другого, но должна была на следующей неделе закончить правку, как обещала Чарлзу Мэну.

За выходные Келли сделала действительно очень много и в понедельник уселась за машинку с чувством победителя. Среди дня Мегги постучалась к ней в комнату и просунула голову в дверь.

— Там внизу джентльмен по фамилии Бэнкс.

Келли в отчаянии схватилась за голову.

— Нет, Мегги, нет! Мне так хорошо работалось!

— Он сказал, что является вашим редактором, и я проводила его в гостиную, — извинилась Мегги. — Я собиралась принести вам бульон и сандвичи. Могу я предложить мистеру Бэнксу то же самое?

— Мегги — вы просто ангел!

Келли привела в порядок волосы, слегка подкрасила губы и спустилась вниз.

— Ты обещал звонить, — проворчала она вместо приветствия и увернулась от поцелуя.

Шон совершенно не смутился.

— Я придумал потрясающий конец! Давай…

— Остановись! Я соглашалась с твоими поправками, потому что понимаю, насколько они целесообразны и улучшают текст. Но конец останется моим! Я хочу, чтобы он был именно такой! Если это означает, что вы откажетесь опубликовать роман, я предложу его другому издательству.

— Ну, не надо так. — Шон примирительно обнял ее.

— Отстань, Шон, — раздраженно сказала Келли и оттолкнула его. — Моя драгоценная служанка приготовила нам ланч. Совместим приятное с полезным.

Шон с энтузиазмом согласился. Келли спорила до хрипоты, чего никогда не стала бы делать с незнакомым ей Чарлзом Мэном, но все же сумела доказать, что окончательный вариант должен быть именно таким, с ее оригинальной концовкой, которую Бэнкс в результате вынужден был признать лучшей.

— Отлично, — удовлетворенно улыбнулась Келли. — Дай мне пару дней, я просмотрю весь текст и отправлю рукопись тебе.

Шон встал и потянулся, расправив плечи.

— Мы с тобой отличная команда, Келли. Когда снова будем работать?

Втайне радуясь, что его издательство хочет продолжить сотрудничество, она беззаботно заявила:

— Я уже готова начать новую книгу.

— Умница! — Шон смотрел на нее оценивающим взглядом. — Кто бы мог подумать! Малышка Келли!..

Она подтолкнула гостя к двери.

— Ты опоздаешь на поезд.

— Правда. Спасибо за ланч.

Шон обнял ее и поцеловал.

— Я не помешал? — раздался позади них холодный бесстрастный голос.

Келли обернулась. На пороге стоял Лоренс.

— Вовсе нет, — спокойно сказала она. — Дорогой, это мой старый знакомый Шон Бэнкс. Шон, это мой муж Лоренс Лаутон.

Мужчины пожали друг другу руки. Шон не знал, куда деваться. Его застали целующимся с чужой женой, причем муж явно взбешен этим. Он смущенно поздравил Лоренса с тем, что у него такая талантливая супруга, попросил Келли прислать рукопись как можно скорее и быстро откланялся.

Не успела за ним закрыться дверь, как Келли спряталась в своей комнате. Ее подташнивало от дурных предчувствий. Как последний трус, она оттягивала объяснение, сначала долго стоя под душем, затем тщательно одеваясь. Когда она наконец спустилась в кухню и занялась обедом, ее ужасное состояние скрывала маска обычной приветливой доброжелательности.

— Ты сегодня вернулся раньше обычного, — начала она, решив все же, что нападение — лучшая защита.

— Да, — мрачно ответил Лоренс. — Прошу извинить за несвоевременное появление.

— Не извиняйся: Шон уже уходил.

— Надеюсь, получив то, за чем приехал?!

— Да. — Она проглотила комок, застрявший в горле. — Мы в целом закончили работу.

— Когда? До того как он переспал с тобой или после?

— Что? — Келли в ярости уставилась на мужа. — Ты с ума сошел!

— Должно быть. — Лоренс бросил на нее убийственный взгляд. — Для начала предлагаю тебе работать внизу, а не в спальне. Стоит ли удивляться, что я, по твоему выражению, сошел с ума, когда застал другого мужчину там, куда меня никогда не приглашают? — Он схватил ее за руку. — Я не сумасшедший и не слепой, я видел твою постель. Ты даже не удосужилась привести ее в порядок. Но я ведь обычно не прихожу так рано. Ты думала, что у тебя масса времени, чтобы скрыть улики!..

Глаза Келли вспыхнули.

— Кровать в беспорядке, потому что мы раскладывали на ней рукопись. Не забывай, что Шон и я — старые друзья, поэтому он поцеловал меня на прощанье, и совсем невинно… Дай мне пройти и отпусти руку, ты делаешь мне больно!

Лоренс отбросил ее руку, словно она жгла ему ладонь.

— И ты просишь меня поверить в то, что Бэнкс провел несколько часов в твоей спальне и не пытался заняться с тобой любовью?

— Конечно, потому что это правда. Почему тебе так трудно поверить в это, Лоренс?

— Потому что он мужчина, дурочка, и потому что когда-то он уже был твоим любовником!

Они смотрели друг на друга, не отрываясь и тяжело дыша, словно занимались любовью, а не вели словесную войну.

— Просто поразительно, как такой блестящий юрист может так ошибаться! Поверь мне, Лоренс, у меня есть очень веская причина, чтобы не позволить Шону преступить границу дозволенного… Продолжай, ты же знаешь судебные порядки, теперь ты должен спросить «Какая?»

— Другой мужчина?

Он бросил на нее такой странный взгляд, что Келли не знала, как его истолковать. Но разве она когда-нибудь знала, что думал и чувствовал Лоренс Лаутон, если только это не касалось Джилл?

— И речи быть не может! — презрительно бросила она.

Лицо Лоренса стало каменным, глаза померкли.

— Хватит играть в шарады, если хочешь — говори, если нет — извини, я ухожу.

— Куда? — Она невольно подалась вперед.

— Понятия не имею. — На его лице появилась улыбка, которую Келли особенно не любила. — Разве это имеет значение?

Она глубоко вздохнула и отложила деревянную ложку, которой мешала соус, боясь поддаться искушению и ударить Лоренса.

— Хорошо. Я скажу… Даже если бы я и хотела — хоть это не так, — я уже никогда не позволю ни Шону, ни любому другому мужчине стать моим любовником. В этом виноват ты!

— Я?!

— Да. — Келли скрестила руки на груди. — Я никогда не заблуждалась насчет своей внешности, но твой демонстративный отказ на Рождество… Ты ясно дал понять, что физическая близость для тебя возможна лишь с женщиной совершенной!..

Кровь бросилась Лоренсу в лицо, затем вдруг отхлынула, и только темные угольки глаз горели теперь на этом бледном лице, которое сливалось с белоснежным воротничком сорочки.

— Совершенной? — хрипло произнес он. — О чем ты?

Он двинулся к ней, но Келли едва дыша отступила.

— Мой шрам, — выговорила она, заикаясь. — Он оттолкнул тебя.

— Это правда, — вдруг подтвердил Лоренс и придвинулся к ней вплотную. Отступать было некуда, и Келли прижалась спиной к буфету. — Я испугался: ведь я его никогда не видел. Это просто потрясло меня!.. — Он схватил ее за плечи. — В ту ночь я с ума сходил от желания, но увидел шрам и…

— Я понимаю тебя, он отвратителен! — тупо повторила Келли.

Лоренс слегка встряхнул ее.

— Дело не в этом. Подумай сама, дорогая!

Дорогая? Слово резануло ее слух.

— О чем я должна подумать? — почти выкрикнула Келли.

Лоренс притянул ее к себе и прижал к груди.

— Я первый раз занимался с тобой любовью, и ты забеременела, второй — ты оказалась в госпитале и чуть не умерла, и тогда я поклялся не прикасаться к тебе, пока не обрету уверенность, что не причиню тебе страданий. На Рождество я забыл обо всем, кроме того, что люблю и хочу тебя…

— Любишь? — Келли подняла голову и взглянула ему в глаза.

Он нахмурился.

— Ты отлично это знаешь!

— Откуда? — Она продолжала смотреть ему в глаза. — Откуда, Лоренс? Ты забыл сказать мне об этом.

— Я все ждал подходящего случая… Но, черт возьми, жизнь слишком коротка! — Он припал к ее губам, отвечающим ему с долго сдерживаемой и наконец прорвавшейся страстью, затем поднял голову. — Дело не в шраме, просто он напомнил мне, что я не могу снова подвергнуть тебя опасности!..

— Опасности?! — переспросила Келли прерывающимся голосом и теснее прижалась к мужу.

— Наши отношения сделали для тебя заботу о контрацепции совершенно излишней, не так ли? — Келли утвердительно кивнула. — Как и для меня. И я не мог допустить, чтобы ты опять забеременела…

Их губы снова слились в поцелуе, но что-то заставило Келли отстраниться. Она испытующе посмотрела ему в глаза.

— Ты правда меня любишь, Лоренс?

К ее разочарованию, вместо прямого ответа он провел рукой по пышным серебрящимся волосам и бросил взгляд, внушивший ей глубокое опасение.

— Пришло время поговорить начистоту. Давай сделаем это в приятной обстановке, у камина.

— А как же обед? — спросила она с упавшим сердцем.

— Может, отложим на потом?

Келли смущенно улыбнулась.

— Вообще-то я успела приготовить только соус. А филе лосося еще не совсем разморозилось…

— Вот она — женская хитрость! Ты собиралась смягчить мое сердце, приготовив мне самое любимое блюдо? — Он взял ее за руку. — Я открою тебе один секрет: это можно сделать гораздо проще, потом напомни показать тебе как!.. — Келли просияла, и они, держась за руки, вошли в гостиную. В камине весело потрескивал огонь. Келли зажгла свечи, Лоренс опустил шторы и уселся рядом с ней на софу. — Я знаю, ты считаешь эту софу своим владением, но мне нужно во время исповеди чувствовать тебя рядом…

— Исповеди? В чем же ты грешен?

Лоренс набрал в легкие побольше воздуха, словно намеревался прыгнуть в холодную воду.

— Думаю, тебе пора узнать, что я полюбил тебя в тот день, когда женился на Джилл.

— Что? — Келли невольно отшатнулась и посмотрела ему в глаза. — Ты… ты серьезно?

— Абсолютно. — Лоренс нежно погладил ее по щеке. — Судьба сыграла со мной злую шутку… Мы познакомились с Джилл на вечеринке. Она была красива и обаятельна, и вскоре мы стали встречаться… Но она не хотела переезжать ко мне еще и потому, что ее родители не одобрили бы этого. Да и сама она, как тебе известно, была очень благовоспитанна и хотела замуж. Я привязался к ней, мне понравилась мысль о семейной жизни, и через некоторое время, которое понадобилось ее матери, чтобы устроить «свадьбу века», мы поженились. И слава Богу, потому что иначе я никогда бы не встретил тебя…

— Это верно. — Келли почувствовала, как мир вокруг нее вдруг преобразился. — Я часто слышала от Джилл, что ты великолепный, потрясающий и вообще самый восхитительный мужчина на свете. Но во время вашей помолвки я была в отпуске. Ты работал в Лондоне. Джилл часто туда ездила, а мне почему-то не удавалось. Однажды мы чуть не встретились за ланчем, когда я приехала с Джилл, чтобы купить себе платье, ведь я должна была быть безукоризненно одета на вашей свадьбе — по дружка невесты!..

— Да, помню, я тогда еще задержался и когда пришел, тебя уже не было. Я даже начал сомневаться, существуешь ли ты на самом деле?!

— В отличие от Джилл мне приходилось зарабатывать на жизнь. Я торопилась на поезд, чтобы вовремя успеть в «Ройстан ньюс». — Келли разглядывала кольцо на своей руке. — Поэтому мы встретились только на свадьбе. Я чуть было не опоздала, поскольку шеф отправил меня брать интервью у какой-то местной знаменитости.

— Я не сразу заметил тебя, когда ты выходила из церкви. Джилл из-за фаты в этот день казалась еще выше, и тебя совсем не было видно за ее пышным нарядом.

— А я тебя видела, — прошептала Келли.

— Первый раз мы встретились лицом к лицу, когда все вышли из церкви и целовались.

— Ты не поцеловал меня.

— Черт меня побери, если я мог это сделать! Я боялся прикоснуться к тебе! — воскликнул Лоренс с внезапной яростью. — Минуту назад я клялся перед алтарем своей избраннице в верности до гроба, а потом вдруг увидел маленькую фигурку с цветами в волосах и впервые в жизни потерял голову от любви! Но было уже слишком поздно!.. Я не мог сказать Джилл, что передумал. Ни тогда, ни потом…

— Фантастика, — прошептала Келли.

— Конечно, ты облегчила мне жизнь тем, что старательно избегала меня. — Лоренс взял ее за подбородок. — Почему, любимая? Я полагал, что неприятен тебе, из-за этого и Джилл оставила попытки устроить нашу дружбу.

Келли печально покачала головой.

— Твоя свадьба была худшим днем в моей жизни. Джилл и я часто посмеивались, перечитывая книгу с записями гостей, которую ее мать завела согласно свадебному этикету. Но в этой книге отсутствовала одна очень важная глава… Глава о том, как влюбилась в жениха подружка невесты, которой была я. — Келли вздохнула. — И чтобы скрыть это, я изображала неприязнь к тебе. Я думала, что если буду хорошо притворяться, это чувство постепенно станет реальностью. Но не стало!.. Я так старалась, что даже согласилась на помолвку с другим…

Лоренс ошеломленно уставился на нее, затем нежно обнял и поцеловал с такой страстной благодарностью, что, когда Келли наконец открыла глаза, ресницы ее были мокрыми от слез. Он прижался к ее щеке, и взгляд его светился любовью.

— Я делал все, чтобы быть хорошим мужем для Джилл.

— Я знаю. Ты сделал ее счастливой. — Келли вздрогнула. — Я тоже старалась быть хорошей подругой, но иногда это было невыносимо больно.

— Джилл все время рассказывала мне о тебе и даже однажды хотела заставить нас потанцевать на новогодней вечеринке.

— Я помню. Мелодия была такая медленная и чувственная, а ты шарахнулся от меня, как от зачумленной.

— Я боялся, что ты по глазам поймешь, что со мной сделала.

Она спрятала лицо у него на груди.

— А я считала, что ты меня просто не выносишь. Наверное, Джилл думала так же.

— Да, наверное… Но в той ситуации это было лучшим вариантом… А когда Джилл умерла, я испытывал страшное чувство вины, оттого что все, включая тебя, считали, что я раздавлен этой смертью. Хотя так оно и было: меня жгло сознание, что я не любил Джилл так, как она этого заслуживала. — Он выпрямился, поддерживая Келли за плечи. — Итак, я обрел свободу. Но к тому времени ты была уже помолвлена, и до первой нашей ночи я и не знал, что все расстроилось.

— Нашей ночи! — чуть слышно эхом повторила Келли.

— Ночи, когда мы впервые любили друг друга!

Они какое-то мгновение смотрели друг на друга молча.

— Ты голодна? — вдруг спросил Лоренс.

— Нет.

— Хорошо. — Он встал и потянул ее за собой. — Не забывай, что я юрист. Ты сказала, что любишь меня, но мне нужны доказательства.

— Боюсь, ты будешь возражать против доказательств, от которых я снова могу забеременеть.

— Этого не случится.

— Но я хочу ребенка, — протестовала Келли, пока они поднимались в ее спальню.

Лоренс поднял ее на руки и понес к кровати.

— И я. Но не сейчас. Я только что узнал, что женщина, которую я люблю, давно отвечает мне взаимностью. Я хочу безраздельно владеть тобой, дорогая! Давай насладимся нашим супружеством, прежде чем станем родителями… — Он лег рядом и обнял ее. — Все еще не могу поверить, что это правда.

— И я, — сказала Келли, с безудержной радостью сознавая, что взаимная любовь пришла наконец на смену их не всегда мирному сосуществованию.

Лоренс медленно раздевал ее, целуя каждый дюйм обнажающегося под его руками стройного тела. Добравшись до шрама, он нежно провел губами по всей его длине. Келли не могла дольше выносить этой медлительности и страстными ласками сама приблизила вожделенный момент, о котором оба мечтали долгие месяцы холодного отчуждения.

— Я так ждала этого, Лоренс, — прошептала Келли, когда наконец смогла говорить, — и никогда не верила, что это произойдет. Когда ты настоял на нашей женитьбе, я думала, что для тебя это вопрос чести.

— Твоя беременность слишком быстро положила конец нашей интимной близости, — Лоренс неторопливо поглаживал ее бедро. — Если бы этого не случилось, я стал бы добиваться тебя, и все равно когда-нибудь ты стала бы моей!

— Добивался бы? — рассмеялась она. — Этот глагол нравится мне почти так же, как «баловать». — Она вдруг посерьезнела. — Бедная Джилл. Надеюсь, она не подозревала о наших чувствах?

— Думаю, если мы сами ни о чем не догадывались, она тем более пребывала в неведении. Я делал все, что в моих силах, и она была счастлива. — Лоренс провел рукой по волосам Келли. — Мы оба вели себя так, что она ничего и не могла узнать. И не ее вина, что невеста оказалась не той!..

— А мне казалось, что это я теперь занимаю чужое место! И миссис Монд думает так же. Она недавно говорила мне, что ты никак не оправишься от потери Джилл…

Лоренс нахмурился.

— Ведь это она ввела меня в заблуждение относительно твоей помолвки.

Келли села на постели и откинула волосы назад.

— Ты не думаешь, что она догадывалась о наших чувствах?

— Нет. — Лоренс обнял ее за плечи и снова опустил на подушку. — Просто Стелла никак не может смириться с мыслью, что бывший муж ее драгоценной Джилл снова женат и счастлив.

— Когда ты узнал, что я расторгла помолвку с Айвором?

— В тот вечер, в «Короне». Я увидел тебя за стойкой и спросил Штернхайма, замужем ли ты.

— Он мне об этом и словом не обмолвился.

— Я просил его ничего тебе не говорить.

Она теснее прижалась к Лоренсу.

— А знаешь, миссис Монд не слишком обрадовалась за меня, когда я рассказала ей о книге.

— Но зато я очень обрадовался, — смеясь, уверил ее Лоренс. — Я ведь отлично помню твое обещание содержать меня на гонорары.

Однажды вечером Лоренс, вернувшись домой, застал жену в эйфории.

— Что случилось, дорогая? — спросил он, поцеловав ее.

Келли потащила его в гостиную. На столике красовалась стопка книг.

— Мой роман, — объявила она, сияя.

Лоренс обнял ее и, не отпуская, потянулся за книгой. Вертя роман в руке, он принялся разглядывать обложку, на которой легкими мазками на фоне штормового неба были изображены две босоногие девушки, бегущие по пустынному берегу моря к размытому силуэту мужской фигуры. Лоренс открыл книгу и молча уставился на титульный лист:

Клитемнестра Лаутон

Предчувствие бури

За этим следовало простое посвящение: «Памяти Джилл».

— Тебе не нравится? — спросила Келли чуть дыша.

— Да я даже и представить себе не мог… — медленно начал он, — что ты…

— Посвящу эту книгу Джилл?

— Нет, совсем нет: это прекрасная мысль, дорогая! Я говорю о фамилии автора… — У него перехватило голос.

Келли в нерешительности посмотрела на мужа.

— Я не сообразила спросить. Ты хочешь, чтобы я подписывалась девичьей фамилией?

— Нет, конечно нет! — Он крепче обнял ее. — Я бесконечно горд!

— Ведь я же твоя жена?!

Лоренс взъерошил ей волосы.

— Я счастлив этим. А ты?

— Ты же знаешь, что да! — Келли подняла голову, и в глазах ее заплясали огоньки настоящего счастья. — Теперь я уверена, что нахожусь на своем месте, и мне очень нравится быть твоей женой, Лоренс.

— А я не уверен, что слово «очень» соответствует истине и требую доказательств! — заявил он притворно сердито, увлекая жену в спальню.

Когда доказательства были получены, они долго умиротворенно лежали рядом.

— Какой долгий путь пришлось нам пройти, прежде чем мы обрели друг друга…

Она тихо вздохнула:

— А говорят, счастливый конец бывает только в романах!

— Счастливый конец? — переспросил он и поднеся к губам ее руку, нежно поцеловал. — Нет, девочка, это только начало.