/ Language: Русский / Genre:love_short / Series: Панорама романов о любви

Сбывшиеся грезы

Кэрри Томас

Поссорившись с женихом – Роджером Нойсом, Лиана Браун отправляется на выходные дни к родителям. В дом, где прошло ее детство. Неожиданно она встречает соседа Эдварда Ньюфилда, к которому питала в юности романтическую любовь. Внезапная болезнь дочери Эдварда, за которой девушка ухаживает, сближает молодых людей. Лиана осознает, что она по-прежнему влюблена… В это время в поместье приезжает бывшая жена Ньюфилда, а Лиану навещает Роджер. Как разрешится этот сложный любовный четырехугольник?..

ruen И.А.Куртееваecb66ec0-3ba3-102c-b1cf-18f68bd48621 Roland FB Editor v2.0 28 June 2009 OCR Anita, вычитка anechka bd57713e-b54c-102c-a682-dfc644034242 1.0 Сбывшиеся грезы Панорама Москва 1996 5-7024-0510-2

Кэрри Томас

Сбывшиеся грезы

Пролог

Лиана Браун скучала. Деловые переговоры ее шефа – главы фирмы по производству электроприборов – интересовали ее мало. И в ожидании Роджера Нойса девушка слонялась по квартире.

Нет, они никак не могут найти общего языка, размышляла Ли. Род – хороший друг, заботится о ней, дарит цветы… Мгновенно загорается желанием, стоит ему лишь прикоснуться к ее полным чувственным губам… Все чаще говорит о свадьбе как о само собой разумеющемся.

А будет ли она счастлива с ним? Тот ли Роджер мужчина, с которым ей предстоит делить радости и невзгоды?

Девушка задумчиво остановилась у зеркала. В нем отражалось живое выразительное лицо с глубокими голубыми глазами, подчеркивающими нежную белую кожу. Длинные пепельные волосы густыми волнами ниспадали на плечи. Ли машинально провела щеткой по роскошной копне, поправляя прическу, подкрасила губы и взглянула на часики: Род опять задерживался.

Лиана вздохнула. Прошлась по комнате. Посмотрела в окно. Увы! Индустриальный пейзаж быстро развивающегося города Хэмстеда не радовал глаз. После сельского ландшафта Ландлоу с его плавными изгибами холмов, ухоженными лугами, изумрудной зеленью травы, поразившей еще римских легионеров, девушка чувствовала себя здесь неуютно. Ее раздражали одетые в асфальт улицы, вечно спешащие автомобили, запах выхлопных газов, выкрики таксистов.

Задернув шторы, Ли включила телевизор. На экране, завывая полицейской сиреной и мигая голубыми огнями, проносился армейский бронетранспортер. Девушка хотела было переключить программу, но, услышав слово «Сандхэрт», остановилась и сделала звук погромче. Лондонское телевидение передавало репортаж о занятиях в военной академии, посвященных использованию войск для поддержания внутренней безопасности.

Сердце Лианы екнуло: а вдруг она увидит Эдварда Ньюфилда? Ведь он майор Королевской гвардии и с полным правом мог участвовать в учениях. Но камера, не задерживаясь на лицах, показывала современную военную технику.

Где он, Эдвард, романтический герой ее детства? Несет нелегкую службу в Индии или в Сингапуре? Или изнывает от жары в Африке?.. Девушка подошла к комоду, вытащила заветную шкатулку и достала фотографию: со снимка улыбался молодой Ньюфилд в военной форме…

Как быстро пронеслись годы! Сколько ему сейчас лет? Где-то за тридцать. Мать рассказывала Лиане, что отношения с красавицей-женой у Ньюфилда не сложились, Эд скучает по маленькой дочурке.

Голубые глаза девушки затуманились. Казалось, она снова превратилась в строптивую девчонку с вечно сбитыми коленками и ссадинами на руках. И будто наяву услышала звонкие мальчишеские голоса:

– Эй, Ли! Выходи играть!

И не допив молоко с кукурузными хлопьями, Лиана стремительно выскакивала из-за стола.

Старинные поместья Ньюфилдов и ее родителей – Билла и Кэтлин Браун – располагались рядом. Семьи слыли добрыми соседями, их сады, густо заросшие фруктовыми деревьями и кустарниками, разделяла живописная изгородь из кустов жасмина и сирени. Ньюфилд-старший с утра до вечера занимался адвокатской практикой, его жена постоянно хворала. Старший сын Эдвард учился в школе, и все заботы по хозяйству взяла на себя домоправительница миссис Брайен, добрый гений семьи, где подрастали Чарли и Стив – младшие братья Эда.

Стиву исполнилось двенадцать, Чарли – десять. Столько же было и Лиане, единственной дочери в семье врачей Браунов. Они еще учились в школе, когда Эдвард поступил в Оксфордский университет. Ньюфилды, как и большинство в провинции, считали, что, чем раньше сын покинет дом, тем лучше для его дальнейшей жизни. Напутствуя Эда, отец приговаривал:

– Птенцов нужно выкидывать из гнезда быстрее, чтобы они научились летать.

И Эдвард, не раздумывая отправился постигать науки, изредка приезжая в Ландлоу на каникулы.

А маленькие сорванцы, предоставленные самим себе, весело носились по садам, с гиканьем мчались по перелескам, разбросанным среди дубрав, спускались к реке, где под обрывом находилось их тайное место – большая пещера, в которой детвора, сидя у костра, разрабатывала планы самых фантастических путешествий.

В Ландлоу, следуя моде больших городов, построили площадку. Перед входом красовалась надпись: «Взрослым вход воспрещен». Она напоминала, что ребятишки должны вырабатывать в себе самостоятельность, карабкаясь по вантам на корабельную мачту, удерживаясь на канате, с ветерком съезжая с крутой горки. И если ребенок сорвался и заработал пару синяков, значит, извлечет поучительный урок на будущее. Младшим Ньюфилдам и Лиане такая практика не требовалась – они проходили ее в усадьбах родителей, где соблазнов открывалось намного больше, чем на замкнутой детской площадке.

Любимым развлечением неразлучной троицы стала игра в лесных разбойников, к которым непременно когда-нибудь придет Робин Гуд. Они прятались в чаще, нападали на воображаемых врагов, скрывались от преследования, забирались на высокие деревья, высматривая королевские кареты. Вглядываясь в проселочную дорогу, Лиана терпеливо ожидала появления романтического героя английских легенд, которым, по ее представлению, должен быть обязательно Эдвард Ньюфилд. Именно ему предстояло спасти ее от неминуемой опасности.

Однажды девочка забралась на громадный ветвистый дуб. Чарли и Стив, на этот раз «разбойники», долго искали ее и, не обнаружив, отправились домой. А Ли, как ни пыталась, не могла слезть с дерева. Она замерзла, дрожала от холода и едва сдерживала слезы. И лишь самолюбие удерживало Лиану от плача – она помнила строгое внушение родителей: нужно самой выпутываться из любой ситуации, не хныча и не впадая в панику.

Девочка не знала, сколько времени просидела в плену старого дуба. Уже стало темно, глаза слипались. Сквозь дрему она вдруг услышала знакомый голос:

– Ли! Крошка! Где ты?..

Робин Гуд! – заволновалась Лиана. Он пришел спасти ее. И, захлебываясь от восторга, закричала:

– Я здесь!

Эдвард принес лестницу, помог девочке спуститься с дерева и, бережно взяв на руки, отнес в дом. Счастливая, она с благодарностью прижалась к сильному мускулистому телу, представляя, как всю жизнь будет укрываться от жизненных невзгод в надежных объятиях своего рыцаря.

Эдвард, словно заботливый старший брат, уложил ее на диван, смазал йодом израненные коленки и напоил горячим ароматным чаем. А затем позвонил Браунам и укрыл Лиану пледом. Пригревшись, из-под опущенных ресниц она наблюдала, как Эд, устроившись с матерью перед камином, рассказывал ей об учебе, показывал снимки. Миссис Ньюфилд достала семейный альбом и пополнила его новыми фото сына.

Тут раздался звонок, и, пока хозяева взволнованно рассказывали соседям о приключении их дочери, она потихоньку встала с дивана и быстро спрятала под свитер фотографию Эдварда…

Девушка очнулась от воспоминаний, заметив, что по-прежнему держит в руках драгоценную реликвию. Лиана с тех пор лишь изредка видела своего кумира, да и то издали. От своих родителей знала, что после Оксфорда тот закончил военную академию Сандхэрт и получил назначение в полк. Глубоко в душе она схоронила первую пылкую любовь. Еще не расцветшая женственность проявилась в ее робком чувстве к смуглому Робин Гуду в военной форме. И до сих пор, как оказалось, Ли не избавилась от наваждения, рожденного детской влюбленностью.

Ах, как мечтала Ли очутиться сейчас в своей маленькой спаленке, устроиться на заветной скамеечке, отгородившись от всего мира! Ей вдруг стало зябко. Поежившись, она выглянула в окно – по небу плыли свинцовые облака, предвещая обложной дождь. Комната дышала холодом, несмотря на июльские дни. Ли включила отопление, взяла шаль и, закутавшись, уютно устроилась на тахте.

Где-то за стенкой звучала тихая умиротворяющая музыка, и девушка не заметила, как задремала. Ей снились сады Ландлоу. Она в белом нарядном платье срезает душистые ветки сирени и неожиданно слышит голос Эдварда. Ли бросается навстречу любимому и крепко прижимается к его губам. Сладостное трепетное волнение растекается в ней, подобно лучам солнца. Он гладит ее волосы, нежно проводит сильной рукой по щекам, влажным от нахлынувших слез.

– Эд, Эд, – шепчет девушка, – как же долго я тебя ждала!..

Она открывает глаза, пробудившись от сна, и видит… Роджера.

Глава I

Одинокая женская фигурка терялась в белой пелене снегопада. До родного дома оставалось около мили, но ветер усиливался. Он подхватывал снежные хлопья, кружил в причудливом танце и с силой швырял в лицо, как бы досадуя на запоздалого путника. Уличные фонари попадались редко. Их тусклый свет не рассеивал мглу – она казалась еще более непроглядной, когда очередной слабый луч оставался за спиной Лианы Браун.

Досадуя на разыгравшуюся вьюгу и свое легкомыслие, она уже не раз пожалела о том, что не заказала такси, прежде чем сесть на поезд до Ландлоу. Но отъезд Ли походил скорее на паническое бегство. И теперь на безлюдном участке заметенной снегом дороги она пробиралась со скоростью черепахи. Девушка с трудом тащила набитые до отказа чемоданы – один, казалось, весил не менее тонны, до боли оттягивая руку, лямка другого, глубоко врезаясь, натирала плечо. Лиана знала дорогу как свои пять пальцев, но в темноте она выглядела пустынной и незнакомой. По пути изредка попадались дома, но многие стояли так далеко от дороги, что огоньки из окон едва пробивались сквозь плотную пелену.

На смену усталости и отчаянию пришел страх. Лиана вдруг осознала всю степень своей беспомощности, здесь, за городом, в поздний непогожий час. А в Хэмстеде сверкают витрины магазинов, приветливо зажигаются окна многочисленных домов, да и такси всегда под рукой. Тут же одни изгороди да деревья, которые гнутся под сильными порывами ветра. Как зловеще он завывает! Вырывает пряди светлых волос из-под шерстяного красного берета и стегает ими по лицу. Снег лепит в глаза. О плаще и говорить нечего. Он приемлем лишь для города – дойти от машины до двери квартиры. А на загородной дороге сквозь плохо утепленную ткань холод пробирает до костей. Девушка поежилась, когда ее модельные туфельки захлюпали по снежной слякоти.

Девушка радовалась предстоящему уединению. Ее родители недавно вышли на пенсию и уехали в Ирландию, где проживали их родственники. Как воспримут отец с матерью известие, что она не намерена выходить замуж за Роджера? Они очень переживают, что у Лианы не складывается личная жизнь, мечтают о внуках, которым, как и ей когда-то, было бы так привольно в старинных садах. Ли отогнала навязчивые мысли и храбро зашагала вперед, борясь со шквалистым ветром.

Наконец, к великому облегчению, Лиана увидела ворота усадьбы. Собрав последние силы, она прибавила шаг. Прошла мимо вторых ворот, повернула на узкую колею, ведущую к большому одноэтажному строению, архитектурные достоинства которого вызывали явное сомнение. В этом коттедже она впервые появилась на свет. Дом стоял, погруженный в темноту. Однако Ли не удивилась. Тяжело дыша, она уронила чемодан на ступеньку крыльца, стянула зубами намокшую шерстяную варежку и стала рыться в другом чемодане в поисках ключей. Вдруг девушка всплеснула руками и застонала в отчаянии, вспомнив, что кинулась на вокзал, не переодевшись, в вечернем платье, в котором собиралась с Роджером в гости. И ключи, вероятно, остались в маленькой замшевой сумочке на туалетном столике.

Вспомнив о Роджере, Лиана вздохнула с облегчением: слава Богу, их связь наконец-то закончилась! Даже сейчас, спустя полгода со времени их знакомства, она не могла бы ответить, нравится ли ей Нойс. Несомненно, он привлекательный мужчина, хотя и намного старше нее, прекрасно одевается. Выглядит респектабельно в дорогих кашемировых свитерах и шерстяных костюмах, сшитых на заказ. Впрочем, так и полагается преуспевающему бизнесмену. Галантен, остроумен, обходителен. Но… И девушка даже покраснела, признавшись самой себе в сокровенной тайне, – он не давал ей того, чего требовала ее здоровая женская натура.

Встречаясь с шефом каждый день в офисе, она не испытывала волнения, когда Роджер вдруг ненароком касался ее обнаженной руки или несколько дольше, чем требовали служебные отношения, задерживал на ней взгляд. Они сблизились совершенно неожиданно.

В тот день Лиана, как секретарь и стенографистка, присутствовала на переговорах Роджера с представителями смежной фирмы, после чего тот пригласил всех в ресторан. Строгое темно-синее шелковое платье подчеркивало стройную фигуру девушки, высокую грудь и длинные ноги, которые открывались при ходьбе в разрезе юбки. Мужчины то и дело приглашали ее на танец, а на заключительное танго ей предложил руку Роджер. Голова Ли слегка кружилась от выпитого шампанского, ее волновали томительные, полные любви звуки музыки, и, закрыв глаза, она не протестовала, когда Род тесно прижал ее к себе. Она почувствовала волны жара, исходившие от мужчины, и сама ощутила легкое жжение внизу живота.

Само собой разумеется, шеф предложил отвезти ее домой. По дороге он остановил машину в тенистой улочке и, дрожа от возбуждения, обрушился на нее с поцелуями. Дурманящая истома разлилась по телу Лианы. Ее руки скользнули вниз по спине Рода, задержались на талии, проникли под рубашку и замерли на горячей коже. Долгое время девушка была лишена удовольствия ощущать под пальцами трепещущую мужскую плоть, и теперь инстинкт взял верх над разумом.

– Я хочу тебя, – хрипло прошептал Роджер и, резко усадив Лиану на колени, мгновенно погрузился в мягкое податливое лоно.

А каждая клеточка ее тела жаждала любовной игры. Ей хотелось, чтобы мужчина добрался до самых сокровенных уголочков, ласкал грудь, целовал шею, живот, доведя ее до упоительного блаженства. Но Род торопился утолить желание. Она машинально подчинилась его ритмическим движениям, и, когда он, застонав, оторвался от нее, вожделение, наполнявшее Ли несколько минут назад, пошло на убыль…

Они стали встречаться. Но девушке не доставляли наслаждения их непродолжительные свидания. Род вечно куда-то торопился, его постоянно ожидало множество неотложных дел. Казалось, он приходил к Лиане в перерывах между совещаниями и переговорами. В конце концов, она поняла, что он заинтересован в карьере больше, чем в ней. Почему же тогда Лиана позволила их отношениям тянуться так долго?

И, отвечая себе, девушка невесело усмехнулась: может, потому, что английская пословица гласит: «Для танго нужны двое»?

… Лиана лихорадочно бросилась к окнам. Но они имели двойные рамы, а внешняя дверь из прочного дуба открывалась на крыльцо, которое, в свою очередь, отделялось от прихожей еще одной дверью из небьющегося стекла. Ли не сомневалась в прочности тяжелого засова и секретных замков на окнах. Устало прислонившись к перилам, она заставила себя успокоиться. Должен же существовать какой-то выход! О том, чтобы попасть в дом, не могло быть и речи. Стучать в поздний час к соседям и просить о ночлеге неудобно. Полуживая от холода и усталости, Лиана с тоской представила тепло и уют домашней обстановки. Она почти задремала…

Вдруг страшной явью обрушились на нее кошмары ночных сновидений. Кто-то грубо завернул руки Лианы за спину, приставив к горлу холодное острие ножа.

– Только попробуй дернуться! – раздался из темноты злобный шепот.

Но предостережение было излишним. Несчастная Ли онемела от ужаса. Она не смогла бы вымолвить ни слова, даже если бы от этого зависела ее жизнь.

– Так, посмотрим, что ты из себя представляешь. – Голос был под стать стальному лезвию у ее горла. Незнакомец чуть не вывернул Лиане руки. Луч фонаря осветил ее расширенные от ужаса голубые глаза с длинными ресницами, припорошенными снегом.

– Что за черт? – грубо выругался мужчина и неожиданно отпустил ее. – Лиана Браун! – изумился он. – Ради всего святого, что заставило тебя пробираться тайком в такую темень? – Он скользнул лучом по своему лицу, закрытому капюшоном, чтобы Ли смогла узнать его.

– Эдвард! – Девушка задохнулась от негодования, тотчас забыв о пережитом страхе. – Эдвард Ньюфилд? Так, по-твоему, я крадусь? Ради Бога, что за дурацкую игру ты затеял?

– Я обещал твоему отцу присматривать за усадьбой, – сердито ответил Эд. – Разве я ожидал, что ты вдруг здесь объявишься?

– Я у себя дома, – напомнила Лиана, еще не остыв от гнева. Сейчас она совершенно забыла о былой детской влюбленности в неотразимого Эдварда Ньюфилда. – В спешке я оставила ключи, только и всего. А такси здесь не дождешься. Я шла пешком от самой станции, промокла, замерзла. И в чем я меньше всего нуждаюсь, так это в дурных шутках! – выговорила девушка в запальчивости, на одном дыхании.

– Сожалею, что испугал тебя, – сдержанно извинился Эдвард, хотя девушке не показалось, чтобы он о чем-то сожалел. – Я должен быстро реагировать. За последнее время в округе взломали несколько коттеджей. Да постой же. – Он поймал Лиану за руку. – Я отведу тебя в свое поместье. Тебе, не мешает хорошенько обсушиться. Потом сообразим, как попасть в дом.

– Не смею вас беспокоить, – съязвила Лиана, но тут же прикусила язык, сообразив, что в ближайшие часы едва ли получит лучшее предложение.

– Не глупи, – устало сказал Эдвард, – где твой багаж?

– На крыльце.

Эд повел девушку к воротам. Мокрый снег по-прежнему слепил глаза. Едва они свернули на скользкую подъездную дорожку к коттеджу Ньюфилдов, как тут же сработала сигнализация – зажглись многочисленные прожекторы, и стало светло как днем. Наконец они вошли в комнату, выложенную кирпичом, и Лиана испытала истинное блаженство, окунувшись в долгожданное тепло.

Эдвард откинул капюшон, стряхнул снег с ботинок. Лиана заметила, что он едва сдерживает смех, и тут же поняла причину его неуместного веселья. Увы, да, выглядит она не лучше огородного пугала! Мокрые пряди волос выбились из-под бесформенного блина, бывшего недавно кокетливым красным беретом, свисая тонкими крысиными хвостиками. В цвет ему наверняка был и замерзший нос.

– Ну и видочек, – не удержался от замечания Эдвард, снимая парку и вешая ее на крючок, – давай помогу тебе снять плащ.

Лиана стащила перчатки, берет, расстегнула пуговицы одеревеневшими от холода пальцами, в который раз проклиная себя за побег.

– Ты наверняка промокла до нитки, – заметил хозяин, вешая ее плащ, – думаю, горячая ванна не помешает, да и переодеться нужно во что-нибудь сухое. Иди наверх. Я принесу чемодан.

С трудом передвигая ноги, смущенная Лиана пошла следом за Эдвардом через большую кухню. В конце концов, здравый смысл одержал верх над самолюбием. Во-первых, предложение Эда вполне разумное, а, во-вторых, майор Королевской гвардии Эдвард Ньюфилд умел повелевать людьми и явно привык к беспрекословному повиновению. Он провел девушку в ванную, хорошо знакомую ей по прежним временам, поставил чемодан и предложил располагаться как дома.

Лиана со вздохом облегчения погрузилась в теплую воду. Ей хотелось полежать подольше, но она стеснялась. Растираясь досуха полотенцем, Лиана невольно думала об Эдварде. Интересно, что он делает здесь в такое время года? Если бы она знала, что он окажется по соседству, то едва ли кинулась сломя голову в Ландлоу. Хотя, кто знает… После бурной сцены с Роджером она летела сюда как почтовый голубь.

Хорошенько просушив густые волосы, девушка быстро надела свежее белье, желтую шерстяную юбку, черные рейтузы, толстый свитер, шерстяные носки. Костюм довершили сабо на плоской подошве, которые она обычно носила вместо комнатных тапочек. В косметичке Ли нашла черепаховую заколку, которой перехватила сзади мокрые волосы, и, захватив сумку, спустилась вниз. Эд как раз появился из кухни с подносом в руках.

– Ну, совсем другое дело, – сказал он, окинув ее одобрительным взглядом. – А я собирался позвать тебя.

Лиана почувствовала, как румянец заливает и без того покрасневшие после ванны щеки.

– Мне так неудобно беспокоить вас.

– Глупости, давай открывай дверь кабинета. Она молча повиновалась. Но когда Эдвард прошел мимо нее, девушка ощутила странное волнение и смутилась.

Они расположились за маленьким столиком между двумя креслами – кожаным и покрытым выцветшим ситцевым чехлом. Сухие поленья мирно потрескивали в камине, плотные ночные шторы из дамасской ткани надежно закрывали окна, за которыми, не переставая завывал ветер, наметая снег на подоконник. Лиана неожиданно почувствовала умиротворение. Она внимательно оглядела знакомую комнату. Сколько лет прошло, а здесь ничего не меняется! Вот диван, такой же глубокий и удобный, и стоит на прежнем месте, перед камином. А там, в углу, стол с ворохом газет и брошюр, из-за которых выглядывает зеленый абажур. Полки от пола до потолка набиты до отказа книгами на любой вкус. Вроде бы телевизор другой, больше прежнего. Все остальное располагалось так, как в далеком детстве.

До сегодняшнего вечера Лиане ни разу не приходилось бывать наедине с Эдвардом. И теперь, когда переживания остались позади, она чувствовала странную скованность. Близкое присутствие этого человека напрягало ее эмоции, заставляло учащенно биться сердце. И Лиана раздражалась. Ведь она не подросток!

Девушка решительно пододвинула тарелку.

– У меня, к сожалению, лишь овощной суп, – сказала хозяин, – ешь, не отравишься.

Она вздохнула в отчаянии:

– Мне очень жаль, но вы не далеки от истины. У меня аллергия на лук.

Эд внимательно посмотрел на нее, забрал суп и предложил:

– Есть немного печенья. Тогда наливай чай, а я приготовлю себе аперитив. И пожалуйста, давай перейдем на ты.

Девушка кивнула, заливаясь краской смущения.

– Согласна.

Лиана взяла серебряный чайник и налила чай в красивые чашки из тонкого фарфора, в который раз укоряя себя за необдуманный побег. Почему она не проявила терпения? Может, в конце концов, она бы привыкла к Нойсу? Лиана же помчалась в родительский дом, да еще без ключей! Вот идиотка! И что теперь? Едва она сообщила подруге Берте, с которой снимала квартиру, что уезжает на несколько дней, как та не теряя времени, пригласила туда своего последнего обожателя. Конечно, она не хотела помешать воссоединению новоиспеченной влюбленной парочки.

– Не следует хмуриться, – прервал ее размышления Эдвард, вернувшийся с тарелкой сандвичей и печеньем. – Не горюй, Лиана! Переночуешь здесь. Угощайся! Никакого лука, одна ветчина. Только не говори мне, что ты вегетарианка.

– Нет, нет. – Она вежливо улыбнулась. – Спасибо. Не стоило так беспокоиться.

– После тяжелого пути, да еще такой отвратительной погоды, ты должна как следует подкрепиться. – Тон Эда, как и прежде, не допускал возражений. Он повернулся спиной к огню, молча наблюдая, как девушка поглощает сандвичи. – Кстати, сущее безумие отправиться пешком одной в поздний час. Мало ли что могло случиться!

– Единственная опасность – твой кошмарный нож. Я решила, что пришел мой последний час. – Лиана сверкнула глазами, тут же забыв о застенчивости. – Неужели ты не нашел более оригинального способа встретить незнакомку под окнами виллы?

Эд пожал плечами. Похоже, упреки Лианы не произвели на него должного впечатления.

– Но я же принял тебя за взломщика.

– И ты действительно способен пустить в ход нож?

– Обычно достаточно одной угрозы.

– Хочешь сказать, что уже имел дело с грабителями? – Девушка не на шутку забеспокоилась.

– Нет, я говорю о чисто профессиональных качествах, – пояснил хозяин, сохраняя невозмутимость. – Налить еще чаю?

Лиана задумчиво смотрела на человека, сидевшего напротив. Реальный Эдвард Ньюфилд выглядел гораздо привлекательнее, чем герой ее юношеских грез. Одет очень просто: старые ботинки на толстой подошве, брюки из рубчатого плиса, вязаный свитер цвета хаки поверх шерстяной рубашки. Но незатейливая одежда не скрывала высокой мускулистой фигуры, гибкой и тренированной. Густая шевелюра каштановых волос. Лицо с правильными чертами и безупречной смуглой кожей обладало особой притягательностью. Глаза миндалевидные, цвета горького шоколада.

– Что случилось, Лиана? – вдруг услышала она голос хозяина. – Ты так внимательно меня рассматриваешь, как будто видишь впервые в жизни.

– Ты недалек от истины. Мы действительно встречались редко и никогда наедине. – Девушка говорила искренне. – Извини меня. Я просто задумалась, не представляю, что же мне делать вечером.

– Как что? – удивился Эд. – Уже далеко за полночь, ехать в отель поздно, еще более неуместно будить соседей. Ты остаешься у меня.

Он даже не спрашивает моего согласия, просто констатирует факт, невольно подумала Лиана.

– Ты уверен, что это удобно? – сказала она вслух.

Эдвард нахмурил брови:

– Удобно – неудобно… О чем ты говоришь? В доме пять спален на втором этаже, помимо моей собственной. Выбирай любую. – Он вдруг улыбнулся, осознав смысл ее вопроса. – А, ты, видимо, решила, что в моей спальне находится некая таинственная особа, которая ждет, не дождется, чтобы разделить со мной любовное ложе? Не беспокойся, Лиана, здесь нет никого, кроме нас с тобой. Супруги Брайен уехали.

Девушка снова ощутила странное волнение и поспешила кивнуть в знак согласия.

– Ты очень любезен. Спасибо. Угощайся. – Она показала на тарелку с сандвичами.

– Я действительно не вижу другого способа попасть в твой коттедж, кроме как взломать дверь, – сказал Эдвард чуть позже, дожевывая бутерброд. – Если завтра погода наладится, я настоятельно рекомендую тебе вернуться в Хэмстед.

Лиана решительно отклонила его предложение.

– Утром я позвоню, миссис Нортон, она помогает матери по дому. Возможно, у нее есть ключ.

Эдварду явно не понравилась ее идея.

– Почему ты так стремишься на виллу? Что ты собираешься делать там одна в такую погоду?

– Похоже, тебе хочется поскорее избавиться от меня? – Лиана позволила себе легкое кокетство, оставив вопрос без ответа. – Обещаю, как только окажусь дома, проблем у тебя со мной не возникнет. Да и в чем, собственно, дело? Вокруг полно людей, которые живут одни.

– Правильно, но они, в общем-то, находятся довольно далеко отсюда.

Эдвард выглядел настолько угрюмым, что Ли вдруг почувствовала беспричинный страх.

– Скажи мне правду, в Ландлоу происходит что-то нехорошее?

– Да. – Он взглянул ей в лицо. – Ты разве не заметила, что в доме чего-то не хватает?

– Может, объяснишь?

– Я имею в виду собаку.

От изумления Лиана широко раскрыла глаза. Она тут же вспомнила ирландского волкодава, всеобщую любимицу Мэг, охранявшую поместье.

– Ну, конечно же! В другое время она раз будила бы всю округу сумасшедшим лаем… – Лиана вдруг осеклась, похолодев от дурного предчувствия: – Что с собакой?

– Вчера какой-то негодяй бросил через забор кусок отравленного мяса. К счастью, я обнаружил его прежде, чем спустил Мэг с цепи. И тут же отправил ее в собачий питомник. Там она в безопасности.

У Лианы похолодели руки.

– Какой ужас! Ты кого-нибудь подозреваешь?

– Кто-то вышел на тропу войны. Полагаю, пока он только испытывает мое терпение. Но Эдвард Ньюфилд для него – слишком крепкий орешек. Однако я не могу рисковать жизнью своих людей, поэтому отправил супругов Брайен в отпуск, они не вернутся без моего разрешения. Я же, оставшись один, намерен выяснить, осмелится ли злоумышленник сыграть подобную шутку со мной.

– И думать забудь! – Лиана зябко повела плечами, несмотря на тепло от камина. – Так, значит, ты в отпуске?

– Нет, я вышел недавно в отставку.

– Вот как! А я и не знала. – Лиана смущенно улыбнулась. – Честно говоря, ты меня удивил. Твои братья всегда говорили, что ты будешь, по меньшей мере, генералом.

– С меня достаточно военных операций. Как только мне исполнилось тридцать семь, а это пенсионный возраст, я подал прошение об отставке. А вот миссис Ньюфилд оставила меня еще раньше.

Некоторое время Эд молча смотрел на огонь, полыхавший в камине, затем вдруг повернулся к Лиане.

– Полагаю, ты в курсе моего развода?

– Да, – призналась девушка, – мне сказала мама. Я… мне очень жаль.

В ответ Эдвард пожал плечами.

– К сожалению, судьба была предопределена с самого начала. Сэлли никогда не могла смириться со сложностями армейской жизни. Особенно ее раздражали сборы, когда мой полк отбывал за границу. Оно и понятно. Сэлли – актриса, говорят, неплохая, нет ничего удивительного, что она по-своему распорядилась своей жизнью, пока я отсутствовал.

Лиана сидела тихо, боясь шелохнуться. Неужели все происходит наяву? Она здесь, наедине с Эдвардом, который исповедуется перед ней. Эдвард Ньюфилд, такой недоступный, такой непохожий на своих братьев-сорванцов, всегда внушавший ей благоговейный трепет.

– Прости, я утомил тебя разговорами. – Эд резко встал, как бы очнувшись от забытья. – Пошли, я покажу тебе твою спальню.

Девушка медлила.

– А как же Эмилия? Ты часто ее навещаешь? – Ли затаила дыхание, испугавшись собственной смелости. Да сейчас он поставит ее на место! Однако при упоминании имени дочери суровое лицо Эдварда смягчилось.

– Эмилия со мной. Она выздоравливает после ветрянки. Супруги Брайен слишком балуют девочку, но после случая с собакой я отправил ее вместе с ними. У их родственников есть частный пансион. Я не мог отослать Эмилию к матери. Сэлли сейчас на гастролях с господином, занявшим мое место, – закончил Эдвард не без горечи.

Девушка поспешила сменить тему разговора.

– Ты узнал, кто пытался отравить собаку?

– Нет. Признаться, я даже разочаровался, когда вместо коварного взломщика увидел тебя, едва не замерзшую от холода. А я-то решил, что наконец-то схватил мерзавца!

– А если он опередит тебя и первым нанесет удар?

Эдвард пожал плечами:

– Ну что же, тогда мои проблемы разрешатся сами собой.

Состроив комичную гримаску, Лиана поднялась с кресла:

– Позвольте принести глубочайшие извинения за то, что в неурочный час и в неудачном месте оказалась именно я.

Он посмотрел на нее так, словно увидел впервые:

– А ты осталась таким же сорванцом. Помнишь, как вы носились по саду сломя голову? Вот только волосы у тебя другие, тогда ты была светленькой.

– Да я такой и осталась, просто волосы мокрые.

Эдвард протянул руку и, коснувшись длинных влажных прядей, нахмурился:

– Непорядок, можно и простуду подхватить. Пойду-ка поищу фен.

– Спасибо, – поблагодарила Лиана, одарив хозяина скромной улыбкой. – Когда-то я здесь ночевала. Мои родители уехали на какую-то конференцию, и твоя мама предложила, чтобы я пожила тут до их возвращения. Помню, спала в маленькой комнатке наверху. Там такие миленькие обои в цветочек, они мне очень нравились.

– Вот и отлично. Я как раз собирался тебя там разместить. Теперь это комната Эмилии, она самая теплая в доме.

Они поднялись наверх. Чемодан Лианы лежал на кровати, покрытой знакомым цветным стеганым одеялом. Взгляд девушки задержался на старом потрепанном плюшевом медвежонке, видимо забытом Эмилией.

– Какая жалость! Твоя дочка оставила игрушку.

– Нет, медвежонок всегда живет здесь. – Эд выглядел до смешного смущенным. – Вообще он принадлежит мне, эдакая сентиментальная память о далеком детстве. Эмилия любит спать с ним, когда приезжает сюда. Ей очень не хотелось покидать меня, но при сложившихся обстоятельствах я не мог рисковать. Она не вернется, пока я не разберусь с этим чертовым делом.

– Ты очень скучаешь по ней. – Лиана притихла, сочувственно глядя на Эдварда.

Тот молча кивнул.

– Да, я привык к топоту ее ножек… Кстати, она останется со мной. Сэлли вновь выходит замуж, и новоявленный жених не намерен принимать шестилетнюю падчерицу в качестве свадебного подарка.

– А как Эмилия отнеслась к такой перемене в ее жизни?

– Она вне себя от радости, и я тоже. – Эд расплылся в улыбке и сразу помолодел.

– Надеюсь, ты хорошо представляешь, что тебя ожидает, – весело рассмеялась Лиана.

– С тех пор как Сэлли получила ведущую роль в новом сериале, у нее не оставалось времени на девочку. Днем она в школе, а после обеда за нею присматривает няня, очень милая женщина, но ей трудно справиться с таким чертенком, как Эмилия. Кстати, она очень напоминает тебя в, детстве: волосы вечно в беспорядке, платье замызгано.

– Вот уж спасибо.

Эдвард улыбнулся.

– Признаюсь, когда я увидел тебя под окнами коттеджа, то узнал сразу. Ты мало изменилась и выглядела чуть лучше общипанного цыпленка!

– Кто-то упомянул о фене, – надула губы Лиана.

Эдвард отправился на поиски. Девушка почистила зубы, Наложила крем на обветренное лицо. Услышав стук, открыла дверь, взяла фен и еще раз поблагодарила хозяина за гостеприимство.

– Я действительно рад, что встретил тебя, – ответил он.

Девушка нахмурила брови.

– Ты снова напомнил о причине, но которой оказался у моего дома в такую непогоду. Неужели ты действительно мог бы ударить ножом?

– Возможно, сначала в качестве предупреждения. – Холодная улыбка Эда заставила Лиану поежиться. Она внимательно посмотрела ему в глаза.

– Конечно, я не имею право вмешиваться, но, судя по всему, это не обычный грабитель.

– Напротив, профессиональный преступник способен быть на удивление беспощадным. – Хозяин замолчал, задумавшись, затем вновь обратился к Ли, стараясь, чтобы его голос звучал убедительно: – Лиана, пойми меня правильно, ты бы очень облегчила мне жизнь, если бы завтра отправилась обратно.

– Но право же, Эдвард, какая опасность может угрожать мне? К тому же, если я достану ключ, то смогу пробыть дома несколько дней. – Она смущенно улыбнулась и объяснила, почему не имеет возможности сразу вернуться в свою городскую квартиру.

Эдвард не нашелся, что ответить и только пожал плечами.

– Конечно, я не могу тебе приказывать…

– Так точно, майор, – согласилась Ли с лукавой улыбкой.

– С некоторых пор всего лишь мистер, но только не для тебя, крошка Браун. За сегодняшний вечер ты не раз удивила меня. Мне как-то не приходило в голову, что ты уже выросла.

– Ты, верно, забыл, что мы с Чарли – одногодки, – оживилась Лиана, – месяц назад мне стукнуло двадцать пять. На днях я случайно встретила твоего брата в городе. Он сообщил, что, продолжая семейные традиции, работает в юридической фирме Ньюфилда. Вот уж не представляла Чарли в роли стряпчего! Я всегда считала, что он станет военным, как ты и Стив.

– Отец надеялся, что мы все пойдем по его стопам. Хорошо, что хоть Чарли оправдал его надежды, – грустно заметил Эдвард.

– Но он наверняка гордился тобой, – горячо заверила его Ли. – Как же иначе при твоей-то карьере? Ты так быстро дослужился до высокого звания! А твои награды? Когда война была в разгаре, я буквально прилипала к телевизору, и каждый вечер ждала, что вот-вот покажут тебя. Но потом Чарли сказал мне, что ты участвуешь в каких-то сверхсекретных операциях и никогда не появишься в новостях….

– У брата длинный язык, – перебил ее Эдвард, – давай-ка лучше займись волосами, и марш в постель! Спокойной ночи…

Сидя в кровати, Лиана сушила волосы. Длинные шелковистые пряди постепенно приобретали естественный цвет – целую гамму оттенков от светло-бежевого до пепельного. Изящная, обаятельная, немного лукавая, она являла собой достойный образец лучшей половины человеческого рода.

Глава II

Лиана нашла постель теплой и удобной. Но она слишком устала и поэтому спала урывками. Просыпаясь, она прислушивалась к странным звукам, доносящимся с улицы. Возможно, по-прежнему завывал ветер, который проникал даже сквозь прочные стекла окон.

Открыв глаза в очередной раз, девушка увидела, что комнату заливал всет, словно наступило солнечное утро. Оказалось, сработала система сигнализации и прожекторы осветили двор и подъездной путь. Сердце у Ли забилось, как у загнанного зайца. Она с трудом успокаивалась, стараясь убедить, себя в том, что нарушителем стал барсук или незадачливая лисица. Эдвард спал в другом конце коридора, в комнате, которая условно считалась «родительской». Поворочавшись, девушка провалилась в сон…

Первый утренний свет проник в комнату Лианы необычно рано для февраля. Он отражался от снега, покрывшего двор ровным белым покрывалом. Девушка вскочила с постели, отдернула ночные шторы и посмотрела в окно. Но сквозь плотную пелену метели разглядеть что-либо было невозможно.

Да, с сожалением подумала Лиана, поеживаясь от холода, в такую погоду я никуда не смогу выбраться. Ну а взломщик, видимо, предпочтет не высовывать нос из своего убежища.

Она быстро оделась, натянув для тепла плотные черные рейтузы. Хотя дом обогревался центральным отоплением, по утрам в комнатах чувствовалась прохлада.

В доме не раздавалось ни звука. Девушка решила отправиться на кухню и подогреть чаю, надеясь, что хозяин отнесется одобрительно к ее незаконному вторжению. Она тихо проскользнула мимо его спальни и, спустившись вниз, тут же столкнулась нос к носу с Эдвардом. Он уже приготовил завтрак, в воздухе плавали восхитительные запахи жареного бекона, тостов и кофе.

– Доброе утро, – смутилась Ли, – я подумала, ты еще спишь.

– Армейская привычка подниматься чуть свет. – Эдвард поспешно поднялся и пододвинул ей стул. – Кофе и тосты готовы, но, может быть, ты предпочитаешь что-то другое? Ветчину с яйцами?

Девушка отказалась:

– Нет, благодарю. Вполне достаточно.

Эдвард снова сел, пристально глядя на Лиану.

Под взглядом его темных глаз девушка чувствовала себя скованно. Нахмурившись, она ухватилась за кофейник, как утопающий за соломинку.

– В чем дело?

– Сегодня ты какая-то другая.

– Немного косметики, уложенные волосы – вот и вся хитрость, – повеселела Лиана.

Эд одобрительно улыбнулся.

– А я уже стал забывать твои разноцветные пряди. Они естественные?

Девушка кивнула.

– Вообще мне давно хочется выкрасить волосы в один оттенок.

– Ни в коем случае. Оставь так, как есть. – Эдвард вновь улыбнулся ей и подвинул поближе тостер. – Как тебе спалось на новом месте?

– Как в раю, – заверила Лиана, но, подумав, решила признаться: – Честно говоря, мне постоянно мерещились какие-то шорохи. Когда сработала сигнализация, подумала, что крадется взломщик.

Хозяин кивнул.

– Я выходил ночью, но снег застилал глаза. Возможно, границу нарушил незадачливый представитель животного мира.

– Я тоже предполагала, но все же сомневалась.

– Если бы я знал, что ты не спишь, то непременно заглянул бы, чтобы успокоить. – Черные брови 'Эда взметнулись вверх. – Ты по-прежнему хочешь остаться?

– Да, если найдется ключ.

– А если нет?

Лиана стойко выдержала его взгляд:

– Тогда я сяду в поезд и отправлюсь за своим.

Эдвард допил кофе, не сводя с нее задумчивого взгляда.

– Похоже, ты настроена решительно… Но почему тебя неожиданно потянуло в родные края?

Лиана сосредоточилась на тосте, который тщательно намазывала маслом.

– Я… сбежала, сбежала от человека, с которым… встречалась последнее время.

– Вы расстались по обоюдному согласию?

– В том-то и дело, что нет. Разрыв происходил очень тяжело. И я вдруг почувствовала непреодолимое желание послать все к черту и уехать.

– Кстати, что же натворил твой дружок? Замешана другая женщина?

– Нет. – Лиана сосредоточенно чертила на скатерти замысловатые узоры кончиком чайной ложки. – Сорвалась я. – И она тяжело вздохнула. – Когда мы стали близки, он полагал, что свадьба – дело ближайшего будущего. – Лиана покраснела, осознав, что сказала лишнее. – Правда, раньше я тоже так считала. Иначе никогда не зашла бы так далеко, если бы не думала о замужестве. Я даже провела рождественские каникулы в его семье. Роджер шутил, что свадебное торжество организовать будет довольно легко, так как его тетка, которая имела булочную, могла обеспечить пирожные, а его кузина, цветочница, – праздничные букеты. У него родственники – на все случаи жизни: четыре брата, три сестры, дюжина дядьев и теток… И все они считают непременным и законным правилом вмешиваться не в свои дела, и Роджер никогда ничего не предпринимал без всесемейного голосования. Я стала возмущаться их бесцеремонными советами насчет будущей семейной жизни, они даже всерьез обсуждали, где нам лучше провести медовый месяц. Род согласился со мной, что женитьба касается только нас двоих, но хотел, чтобы совместную жизнь контролировала его семья. И вот, наконец, я поняла, что чувство зависимости от родственников у Рода искоренить нельзя. Со мной вдруг что-то случилось – так задыхаются в замкнутом пространстве. И я не вынесла расписанного по дням и месяцам будущего и взбунтовалась… Ну и объявила, что расторгаю помолвку.

– Ты правильно поступила, – решительно поддержал ее Эдвард, – брак таит много ловушек для тех, кто думает, что главное пожениться, а счастье придет само собой.

– С тобой тоже так случилось? – тихо спросила Ли.

– Да. – Эд невесело усмехнулся. – Я встретил Сэлли совсем зеленым юнцом. На выпускном балу отпраздновали помолвку, которая стала головокружительной, романтической страницей в книге нашей совместной жизни. И все-таки любовный фейерверк рассыпался и погас. Время показало, что мы слишком молоды для семейных уз. Повзрослев, каждый из нас пошел своим путем. Меня привлекли армия, а Чили выбрала театр. Правда, теперь ее пригласили на телевидение. Она выходит замуж за очень состоятельного человека. Возможно, ее вторая попытка создать семью будет удачнее.

И вновь у Лианы возникло ощущение нереальности происходящего: она наедине с Эдвардом, она рассказывает ему о Роджере такие подробности, которых никому не доверяла.

– Почему глаза печальные? – Голос Эдварда вернул ее из забытья.

– Я просто размышляла о том, какие странные вещи иногда происходят, – мы с тобой здесь, твое присутствие меня успокаивает.

Эд, усмехнувшись, продолжал:

– Несвоевременная беременность Сэлли и рождение дочери только усугубили наши разногласия. Моя бывшая жена не создана для материнства. – Он замолчал и смущенно взглянул на девушку. – Извини, но мне почему-то легко с тобой, я разоткровенничался, хотя обычно не имею привычки вспоминать о женитьбе.

– А я ни с кем не говорила о Роджере.

Они замолчали, чувствуя неловкость. Лиана встала, поспешив сменить тему разговора.

– Пожалуй, позвоню насчет ключа миссис Нортон.

– Хорошо. Если ты решила…

– Да! Я остаюсь!

– Один телефонный аппарат в холле, другой – в кабинете. Можешь воспользоваться любым. – Эд открыл дверь и пропустил Ли вперед. – Где живет миссис Нортон?

– В ближайшей отсюда деревушке. – Лиана тепло улыбнулась. – Спасибо за завтрак.

Миссис Нортон оказалась дома. Отдав девушке ключ, она предупредила:

– Только не забудь вернуть его при отъезде. Иначе я не смогу прибираться в доме.

– Обязательно, не беспокойтесь. Обещаю быть очень аккуратной.

– Все в порядке, – сказала, вернувшись, Лиана Эдварду притворно-веселым тоном. – Ключ у меня, я переселяюсь.

– Но ты же не можешь добираться пешком, да еще в такой обуви. Подожди, я подготовлю машину, – решительно предложил он. – Я также надеюсь, что ты будешь регулярно звонить мне после того, как устроишься.

Ли внимательно посмотрела ему в глаза.

– Может, ты все-таки скажешь мне, кого… или что ты ожидаешь, Эдвард?

– Поверь, я и сам не знаю. Однако необходимо принять меры предосторожности. Твой приезд несколько осложнил положение.

– Не беспокойся обо мне, Эд. Холодильник набит продуктами, в доме проигрыватель, пластинки, магнитофон. Я захватила несколько романов. Есть с чем коротать вечера…

– Неудивительно, что чемоданы такие тяжелые! Я отвезу тебя, мы включим отопление, а затем приедем сюда и пообедаем. Возражения есть?

Лиана мило улыбнулась:

– Нет, господин майор! Слушаюсь, господин майор!

– Прекрати, – не принял шутки Эд и протянул ей поношенный выцветший пиджак. – Твой плащ еще не высох, надень вот этот, его носил Чарли.

Эдвард закатал рукава, заботливо расправил плечи, застегнул пуговицы, словно перед ним была маленькая Эмилия, а не Лиана. Затем он протянул девушке твидовую шляпу, давно потерявшую первоначальный вид.

– Чарли ходил в ней на рыбалку, – сказал Эд и не удержался от улыбки, когда Ли нацепила нелепый головной убор. – Конечно, она вышла из моды, но лучше так, чем вновь намокнуть. Ну, в путь!

Через полчаса они подъехали к дому Лианы. Эдвард оставил ее в машине, а сам осмотрел коттедж. Наконец он позволил ей войти. Лиана сгорала от нетерпения.

– Ты напрасно волнуешься. Если я не смогла войти, то неужели заберется посторонний?

– Если кто-то очень захочет проникнуть внутрь, то своего добьется, – пояснил Эдвард, – впрочем, маловероятно. Твой отец установил надежную систему сигнализации, укрепил окна, но, как говорится, береженого Бог бережет.

– Ты меня пугаешь, – сердито сказала Лиана, когда они прошли на кухню.

– Вот и отлично. Значит, ты будешь более осмотрительной, – невозмутимо заявил Эдвард.

Включив систему отопления и свет, он отвез девушку обратно.

– К полудню твой дом отогреется, а ты пообедаешь, – сказал он, когда, сопротивляясь сильным порывам ветра, они подходили к его жилью. – Ну и погодка, хорошо хоть снегопад прекратился!

Лиана сразу же включила электрический чайник, а Эдвард пошел звонить миссис Брайен, чтобы узнать об Эмилии. Когда он, наконец, вернулся, на его сияющем лице сияла счастливая улыбка.

– Эмилия соблаговолила простить меня. У сестры миссис Брайен есть Лабрадор по кличке Дейзи. Так вот, она произвела на свет шестерых щенят, и, насколько я понял, дочка с утра до вечера выхаживает малышей.

Лиана, смеясь, разливала дымящийся кофе.

– Надеюсь, Дейзи как-то выражает ей материнскую благодарность!

– Не знаю, как Дейзи, а я действительно рад, – серьезно сказал Эдвард. – Эмилия не могла понять, почему Мэг вдруг отвезли в питомник, а ее отправили с супругами Брайен. Ну да с Дейзи она забудет обиды.

– Лучше так, чем знать правду, – заметила Ли, поежившись, и тут же намеренно сменила тему: – Что у тебя в холодильнике? Давай я приготовлю ленч.

Эд достал банку консервированного супа из омаров, остатки ветчины, зелень.

– Миссис Брайен оставила мне готовый обед, но я не уверен, что там нет лука, – пояснил хозяин, энергично работая открывалкой, – самое лучшее, что я могу тебе предложить, – холодная закуска.

– А я обожаю ее, – заверила его Лиана. Она сделала салат, порезала толстыми ломтями хлеб домашней выпечки – предмет неизменной гордости миссис Брайен – и поставила еду на большой дубовый стол. Эд тем временем разогрел суп, подал ветчину.

– Да, мы отличная команда! – весело заметил Эдвард, когда они уже сидели за столом перед тарелками с дымящимся супом. – Если бы я знал, что ожидается гостья, то непременно попросил бы миссис Брайен приготовить пудинг. Сам я не ем сладкое, но Эмилия обожает мороженое, в холодильнике наверняка найдется что-нибудь вкусненькое для тебя.

– О нет, только не для меня, – решительно отказалась Ли. – Я набираю вес от одного только взгляда на сладкое, так что воздержание мне только на пользу.

– Кстати, твой Роджер знает, куда ты уехала?

– Нет, я не сказала, что еду домой. И даже попросила Берту держать язык за зубами. Они с Роджером не очень-то ладят. Уверена, она не проболтается. А ему и в голову не придет расспрашивать ее. Думаю, мне удалось убедить его, что между нами все кончено.

– Что же, будем надеяться, он успокоился.

– Сомневаюсь. – Лиана недовольно надула губы. – Я задела его самолюбие и ранила чувства.

– Никому не нравится быть списанным со счета, – сдержанно заметил Эдвард.

Лиана удивленно взглянула на него.

– Видимо, ты испытывал то же самое? Я поняла, что Сэлли, скорее, не устраивала роль армейской жены, но не ты.

– Лиана, ты лучшее лекарство для моих душевных ран, – горько пошутил Эд. – Правда заключается в том, что в мое отсутствие Сэлли нашла другого. Она заявила, что ее новый избранник всегда будет рядом, а не станет мотаться по свету, играя в солдатиков. Но главное, у него много денег, и он обеспечит ей шикарную жизнь. Сэлли вообще может не работать. Впрочем, она всегда отличалась дальновидностью. Понимает прекрасно, что сделала карьеру благодаря внешним данным. Ее никогда не считали талантливой актрисой. И теперь, когда молодость проходит, она благополучно приземлится на ложе, выстланное деньгами короля фармацевтики.

– Понимаю. – Ли положила себе салат. – А ты переживаешь?

– Мне небезразлично только то, что наш развод ранил дочку, и я постараюсь, чтобы со мной она нашла тепло и уют родного дома. На следующий год она пойдет в местную школу, а не в пансион, как планирует Сэлли.

– Пансион? В семь лет! – ужаснулась Лиана. – Бедная малышка!

– Что поделаешь, – хмуро согласился Эдвард, – я уехал от родителей в тринадцать лет, и мне разлука давалась с трудом, первое время я даже плакал тайком.

– Ты плакал? – удивилась Лиана. – А я была совсем ребенком.

Он как-то странно посмотрел на девушку.

– Впрочем, сейчас никто не обращает внимания на разницу в возрасте, – поспешила исправить ошибку Лиана.

– Какое облегчение! А то я почувствовал себя древним, как Мафусаил.

После обеда Лиана вдруг поняла, что ей не хочется покидать гостеприимный дом. В просторной кухне она чувствовала себя хорошо. Рядом Эдвард. Но когда они убрали сос стола, не оставалось причины задерживаться. И, поблагодарив Эдварда, девушка настояла на том, чтобы уехать засветло.

– Ты нервничаешь? – спросил он.

– Не совсем. Но лучше побыстрее обжиться, посмотреть, какие есть продукты, ну и так далее…

– И все же здесь тебе безопаснее, – предложил Эд, озабоченно хмуря брови.

Несмотря на соблазн, Лиана нашла в себе силы отказаться.

– Ты, право, очень любезен, Эд, но мне пора оставить тебя в покое…

Когда они дошли до коттеджа Браунов, Эдвард поставил чемодан в холле и протянул на прощание руку.

– До свидания, Лиана, обязательно звони мне.

Девушка пообещала и после ухода Эда заперла двери. Она поспешно оглядела дом, повсюду включая свет. Наконец добралась до маленькой уютной спальни, расположенной под самой крышей. Наклонный потолок спускался к небольшому окошку, под которым стояла скамеечка с мягким сиденьем. В этом заветном месте, безмолвном свидетеле девичьих грез, Ли часто мечтала о неотразимом Эдварде Ньюфилде.

Лиана грустно улыбнулась, вспоминая детское увлечение, и принялась разбирать немногочисленный гардероб, который успела захватить с собой. Она положила два романа на ночной столик, третий взяла с собой, спустилась вниз и отправилась исследовать холодильник. Как она и ожидала, он был набит всевозможными деликатесами, значит, на несколько дней едой она обеспечена. Ли достала томаты, овощной гарнир, поставила в электропечь размораживаться, затем задернула шторы и уютно устроилась на диване в гостиной с книгой, которую давно хотела прочесть. В ее распоряжении – целый вечер, но девушка неожиданно поняла, что не может сосредоточиться. Раздраженно нахмурившись, она упорно продолжала вникать в интригу, но едва осилила половину главы многообещающего романа, как зазвонил телефон. Ожидая услышать голос Берты или Эда, Лиана взяла трубку и приветливо бросила «алло». На другом конце провода молчали. Затем послышался странный смешок, от которого у нее зашевелились волосы на затылке.

– Говорите! – сердито бросила Ли, но трубку уже положили. Девушке ничего не оставалось, как сделать то же самое. Ее руки дрожали. Ну и денек! Сначала Эдвард со своей комедией в духе «плаща и шпаги», теперь какой-то негодяй развлекается. Чтобы подавить страх, она поспешила на кухню заварить свежий кофе.

В течение следующих минут телефон звонил несколько раз, и опять – молчание, затем смешок. Третий звонок взвинтил Лиану до предела. Она позвонила Эду, но никто не отвечал. Стараясь не думать о том, что в доме никого нет, Лиана сняла трубку и положила рядом с аппаратом. Потом решила приготовить овощи в томатном соусе. Она включила радио, чтобы не прислушиваться к тишине. Привычная суета, связанная с приготовлением пищи, успокоил расстроенные нервы. Лиана и раньше слышала о подобных звонках, но при сложивших обстоятельствах они ее настораживали.

Лиана поставила тарелки на поднос и устроилась перед телевизором. Позже она немного почитала под тихую музыку, которая доносилась из приемника. В десять с трудом заставила себя выключить свет на первом этаже. В конце концов, освещались кухня и холл на тот случай, если, Боже упаси, ей придется спуститься вниз среди ночи. Со светом спокойнее.

Девушка приняла ванну и забралась с книгой в кровать. Как только она очутилась в знакомой постели, ей сразу пришло в голову, что она еще ни разу не спала в доме одна. Какой заманчивой казалась идея оказаться здесь после разрыва с Роджером! Но теперь у Лианы возникло чувство, что она попала в переделку. И все из-за Эда. Или того идиота, который щекочет ей нервы по телефону. Скорее, даже последнее. Но что бы ни происходило, это касалось Эдварда Ньюфилда, а не Лианы Браун!

Немного успокоившись, девушка отложила книгу и спустилась вниз, чтобы положить трубку на место, затем снова забралась в постель, оставив радио и лампу включенными.

Она уже почти заснула, когда вновь зазвонил телефон. Девушка подскочила как ужаленная, сердце едва не выскакивало из груди. Господи, кто бы он ни был, пусть оставит ее в покое! Но телефон не унимался. Она вскочила с кровати и побежала к аппарату. Сорвав трубку, ответила охрипшим от испуга голосом.

– Я ожидал звонка, как договорились. Я должен убедиться, что с тобой ничего не случилось. – Эдвард говорил раздраженно. – Я звонил несколько раз, но у тебя постоянно занято. Черт возьми, Лиана, почему ты не объявилась?

Ли вдруг почувствовала слабость в ногах и опустилась на край кровати.

– О, Эдвард, это ты!

– Я должен понимать как возглас облегчения или разочарования?

– Облегчения, – сказала Лиана дрожащим голосом. – Но я звонила, тебя не было дома.

– Я совершал обход. Территория большая, за час не управишься.

– Ты сумасшедший. Ты же рискуешь! – Она откашлялась, чтобы избавиться от хрипоты. – Мне не хотелось зря тревожить тебя, но кто-то недавно звонил и молчал.

– И ты не сообщила мне? – Эд явно рассердился. – Ну, вот что, милая, с меня достаточно! Давай немедленно переезжай ко мне!

– Нет, – вознегодовала она, – возможно, я напрасно волнуюсь…

Девушка пронзительно взвизгнула, так как коттедж погрузился во тьму.

– Лиана! Что случилось? – Голос Эдварда гремел.

– Отключили электричество. Не трясло как в лихорадке. – У тебя горит свет?

– Да! Теперь слушай меня. Гон Эда не допускал возражений. Оставайся там, где стоишь. Никуда не ходи! Я подъеду через пару минут, и постучу и боковую дверь условным сигналом: три долгих и три коротких удара. – Он повесил трубку.

Девушка, завернувшись в стеганое одеяло, села на стул.

Казалось, она слышала удары собственного сердца. Шорохи и скрипы старого дома ночью звучали громче и наводили ужас. Ли чудилось, что кто-то пытается проникнуть внутрь.

Прошла вечность, прежде чем она заметила луч фонаря, мелькнувший в окне. Мгновением позже раздался стук, громкий, по-хозяйски уверенный. Лиана на ощупь спустилась в темноте по лестнице. Босые ноги ступали по холодному полу, словно по льду. Она подошла к боковой двери.

– Лиана! – крикнул Эдвард. – Ради Бога, открывай!

Со вздохом облегчения она отомкнула замок негнущимися от пережитого страха пальцами. Откинула засов, и в то же мгновение Эдвард оказался на кухне. Прежде чем сказать хоть слово, он водворил засов на место.

– Я осмотрю дом, оставайся здесь, – распорядился он.

– Ни за что! Я пойду с тобой.

Эд молча заглянул в комнаты на первом этаже, затем быстро осмотрел верхний этаж. Убедившись, что в коттедже никого нет, он втолкнул Лиану в спальню и закрыл дверь. Она опустилась на скамеечку у окна, чувствуя, что потрясение еще не прошло.

– На раздумья нет времени, – резко сказал Эдвард. Осветив фонарем комнату, он направился к туалетному столику, чтобы зажечь свечи в небольших викторианских канделябрах. В полутьме его фигура в просторной парке казалась еще выше. Он как атлант подпирал свод низкого скошенного потолка.

– Побыстрее собери самое необходимое. Чем скорее мы уберемся отсюда, тем лучше.

– Но…

– Никаких «но». Делай, что тебе говорят, да поторапливайся! – прикрикнул Эд, да так, что Лиана пулей подлетела к шкафу и не глядя побросала в чемодан вещи, которые недавно тщательно развешивала. Эдвард стоял у окна спиной к ней и неподвижно всматривался в ночную мглу.

– Смешок по телефону принадлежал мужчине? – повернулся он к Ли.

– Да, смех очень тихий и… мне кажется, в нем звучала ненависть, – ответила она, ощущая, как по спине побежали мурашки.

Эдвард направился к двери. Ли летела за ним, как бабочка, вниз по лестнице, через холл, на кухню. Она прижалась к стене, пока Эд закрывал дверь, затем вцепилась в его руку, и они побежали что есть духу вокруг коттеджа к подъездному пути. И только в доме Эдварда Лиана испытала такое облегчение, что у нее подкосились колени. Прислонившись к старой вешалке, она не спеша стянула жакет и отряхнула снег с отделанных мехом ботинок, которые явно знали лучшие времена.

Эд провел ее на кухню, усадил в кресло, включил чайник и только потом позвонил в местную ремонтную службу электросети. Затем взял Ли за руку, крепко сжал, как бы подчеркивая значимость предстоящего разговора.

– Лиана, тебе пора серьезно задуматься над происходящим. Ты, видимо, считаешь, что я делаю из мухи слона. Однако драматизировать события не в моем характере. Я на самом деле опасаюсь, что кто-то намерен причинить мне зло. Я не имею в виду убийство, иначе негодяй уже предпринял бы попытку. Но он ведет себя иначе. Мне тоже звонили. Я не хочу пугать тебя, хотя следовало бы.

Лиана смотрела на Эда широко открытыми от ужаса глазами. Ее розовые щечки побледнели.

– Значит, кто-то намеренно отключил электричество в моем доме?

– Именно так. Если бы были неполадки в центральной сети, то я бы тоже сидел без света. – Эдвард отпустил ее руку и встал, чтобы заварить кофе.

Лиана отпила глоток горячего ароматного напитка, испытывая невероятное блаженство. Немного успокоившись, она спросила:

– Если кто-то хочет навредить тебе, почему он взялся за меня?

– Да потому, если я только не ошибаюсь, что мы имеем дело с человеком, обладающим теми же навыками, что и я. Вероятно, он внимательно наблюдал за домом. Я убежден, что он хорошо меня знает и понимает – Эдвард Ньюфилд не из робкого десятка. Но если опасность грозит моим близким, я уязвим. – Эд тяжело вздохнул. – Я полагал, что избавился от ахиллесовой пяты, отослав Эмилию, но тут появилась ты.

Девушка закусила губу.

– Итак, этот тип уверен, что сильнее огорчит тебя, если будет угрожать Эмилии или мне.

Хозяин усмехнулся.

– Слово «огорчит» не совсем подходит для данного случая. Я чуть с ума не сошел, укоряя себя за то, что позволил тебе уйти.

Лиана упрямо вздернула подбородок.

– О чем ты говоришь? Я сама приняла решение. Следовательно, ответственность лежит на мне. Так-то, господин майор!

– Теперь все обстоит иначе. – Эдвард отпил кофе. – Если бы я мог, я бы сию минуту отправил тебя в Хэмстед, но сегодня поезда не ходят. Однако завтра я обязательно отвезу тебя в город.

– Ни в коем случае! – вознегодовала Ли.

– Возражения не принимаются, – твердо повторил Эдвард.

Девушка была готова испепелить его взглядом, но тут зазвонил телефон, и она замерла, затаив дыхание. Хозяин взял трубку, рявкнул «слушаю», подождал немного, сурово поджал губы и положил ее на место.

– Наш приятель, – сказал он Ли насмешливо. – Судя по выражению твоего лица, новые доводы не потребуются.

– Да. – Она залпом допила остатки кофе и вопросительно посмотрела на Эдварда. – Ты звонил в полицию?

Он отрицательно покачал головой.

– Только в крайнем случае. У меня же нет доказательств. Никто не вламывался, не нанес ущерба. В телефоне – молчание, а электричество у тебя могло отключиться из-за снегопада. Лицо Эда помрачнело.

– Я справлюсь сам.

Девушка поежилась.

Некоторое время они сидели молча и смотрели друг другу в глаза. Наконец, лицо хозяина смягчилось.

– Ты всегда слыла самодовольной упрямой крошкой.

– Да ты вообще не замечал меня!

– Еще бы! Стоило тебе появиться, как братья начинали ходить на головах. Если твои каникулы начинались раньше или позже, в доме становилось заметно спокойнее.

– Понятно. Ты замечал не меня, а мое отсутствие!

Эд кивнул и добавил уже серьезно:

– Я бы многое отдал, чтобы и сейчас тебя здесь не было.

Лиана обиженно надулась, но он улыбнулся так тепло и искренне, что и на её губах заиграли смешинки.

– Пойми, Лиана, при других обстоятельствах я бы с удовольствием провел вечер в твоей компании.

– Обойдемся без сентиментальной чепухи, – проворчала она, стараясь скрыть охватившую ее радость. – Спасибо, что подсластил пилюлю. Пожалуй, я пойду спать. Полагаю, снова в комнате Эми?

– Нет. – Эдвард протянул ей руку, вставая с кресла. – Сегодня ты переночуешь в моей спальне.

Глава III

Лиана оторопело смотрела на Эдварда с выражением добродетельного негодования. Он не удержался и расхохотался от души.

– Очень мило, – разозлилась девушка.

Хозяин тут же взял себя в руки.

– Поверь, я не над тобой потешаюсь. Увы, в такой ситуации не до смеха. В дальнюю комнату я не смогу вовремя прийти на помощь, если наш друг вздумает забраться в дом. – Он ласково улыбнулся ей. – Можешь не беспокоиться, я не смотрю на тебя как на женщину…

– Благодарю!

– Я имею в виду, – терпеливо пояснил Эдвард, – ты для меня, как Эмилия, и вызываешь желание защитить тебя, а не… не наоборот.

Лиана между тем чувствовала себя уязвленной и обиженно смотрела на Эда.

– Мог бы прояснить с самого начала.

Он усмехнулся:

– Я прямолинеен как истинный военный, не забывай. Дипломатия, к сожалению, не мой удел.

– А я, по-твоему, кто? Рождественская фея?

Они молча смотрели друг на друга, пока хозяин вновь не заговорил:

– Возможно, мне следовало сразу упомянуть, что в моей спальне есть дверь в туалетную комнату. Там стоит односпальная кровать. Можешь спать спокойно, не опасаясь непрошеных гостей. В любом случае мерзкому типу сначала придется иметь дело со мной.

Ли стало неловко.

– Извини, – пробормотала она смущенно.

– За что?

– Ну, неправильно поняла тебя, создала тебе массу проблем, без которых ты бы прекрасно обошелся.

Эд пожал плечами и взял ее чемодан.

– Не стану притворяться, ты усложнила мне жизнь, но, с другой стороны, в любом положении есть свои преимущества. После отъезда Эмилии мне явно не хватало женского общества.

Ли последовала за хозяином на второй этаж.

– Стало быть, Сэлли в ближайшем будущем никто не заменит?

– Нет, – резко ответил Эдвард и открыл одну из дверей. – Когда-то здесь находилась спальня, поэтому отсюда есть выход на лестницу. Можешь закрыться на засов, но смежную дверь в мою комнату я оставлю открытой, если тебе вдруг понадобится пройти в ванную.

В душе Лиана искренне понадеялась, что этого не случится. Тут она увидела в центре комнаты ванну, большую, ослепительно белую, и застыла в восхищении. Стены выложены голубой фаянсовой плиткой, так же как и пол перед небольшим камином. Перегородку, скрывающую туалет напротив душа, украшали зеленые растения. Из окон открывалась излучина реки Сэй.

– Интерьер напоминает страницу модного журнала, – опомнившись, сказала Лиана.

– Я сделал перепланировку для Сэлли, – нехотя пояснил Эд, – но она даже не заглянула сюда.

Девушка воздержалась от комментариев. Вслед за хозяином она прошла в большую комнату, где стояли широкая кровать, высокий комод, туалетный столик с трельяжем и табуреточкой, обтянутой бархатом табачного цвета, рядом – небольшой стул с короткой спинкой. Мебель из сосны была сделана в стиле, популярном в ранний период правления королевы Виктории, когда вычурность и изощренность отделки еще не вытеснили благородную строгость эпохи Регентства. Обстановка идеально гармонировала с тяжелыми полотняными шторами кремового цвета. Ли с восхищением оглядела комнату.

– Удивительно красиво и просторно!

– Вместо громоздких гардеробов отец сделал встроенную мебель, – пояснил хозяин и пригласил гостью в небольшое помещение. Две стены, от пола до потолка, занимали шкафы, выкрашенные в белый цвет, на третьей висело большое зеркало: односпальная кровать, покрытая двумя стегаными одеялами, стояла у окна.

– Тебе нравится?

Лиана благодарно улыбнулась в ответ.

После ухода Эдварда она быстро разделась и забралась в постель. Закрыв глаза и блаженно вытянувшись под теплым одеялом, подумала с удивлением, что Эд во всем прав. Она чувствовала себя в полной безопасности и, успокоившись, даже посмеивалась над недавними страхами. Она подумала о Роджере, единственном мужчине, с которым ее связывала интимная близость, но воспоминания не вызывали у нее чувственного восторга. Ее волновало другое – человек, о котором она не переставала думать с детства и которого едва знала до сегодняшнего вечера, находится очень близко – стоит только открыть дверь. Они провели вместе лишь один день, но девушке казалось, что никто так ей не близок, как Эдвард.

Действительно ли она увлечена Ньюфилдом? Или нет? Очевидно одно: пока он рядом, она за себя не отвечает. К тому же он ей, в самом деле, нравится. Не так, как Чарли или Стив. Поскольку она преодолела робость, которую всегда испытывала, увидев Эда, ее чувства к нему стали яснее и даже отдаленно не напоминали привязанность к его младшим братьям.

Лиана вздрогнула и сразу проснулась. Глянув в окно, она решила, что уже рассвело, но тут же с ужасом поняла, что двор залит светом прожекторов – сработала система сигнализации. Она вскочила с постели и кинулась к двери, призывая Эда, но тот уже спешил в ее комнату.

– Не паникуй, – успокоил он девушку и, взяв за плечи, подтолкнул к окну, отдернув шторы. – А вот и нарушитель спокойствия.

Ли затаила дыхание, увидев темный приземистый силуэт, медленно пробирающийся вдоль заснеженной террасы.

– Барсук?

– Да, у него нора у скалы, видимо, он направляется домой.

Лиана перевела дух.

– А я подумала, что к дому пытается подобраться взломщик.

– Если бы он решился, мы бы его не заметили, – уверил ее Эдвард.

Девушка обернулась, тревожным жестом откинув с лица разметавшиеся волосы.

– Почему?

– Я уже говорил, что он не уступает мне в навыках и умеет заметать следы. – Эд взял ее за руку. – Возвращайся в свою комнату. Ты совсем замерзла.

Несмотря на теплую пижаму, Лиана дрожала с головы до ног. От холода? Или от мысли о том, что боец сил особого реагирования развернул против них вендетту?

Эдвард, казавшийся еще выше в длинном шерстяном ночном халате, смотрел на нее в свете ночника.

– Хочешь выпить чего-нибудь горячего?

Ли наотрез отказалась, ужасаясь, что Эд оставит ее одну, когда спустится на кухню.

– Нет, нет, спасибо. Я скоро согреюсь…

– Ну, ладно. – Хозяин выключил свет. – Постарайся отдохнуть. А завтра я отвезу тебя в город, и никаких возражений.

Лиана проснулась поздно и с удивлением обнаружила, что проспала как убитая несколько часов. Она села в постели и, немного отодвинув штору, заглянула в окно. Вьюга вновь разбушевалась. За ночь снег опять укутал землю.

Девушка поспешно вылезла из кровати, надела теплые вещи. Даже радиатор не спасал от пронизывающего холода. Она заглянула в комнату Эда – пусто, все тщательно прибрано. Она отправилась в ванную, затем спустилась на кухню. Эдвард сидел за столом, дразняще разносились знакомые запахи свежезаваренного кофе и тостов.

– Доброе утро. – Эд поспешно поднялся и пододвинул ей стул. – Как спалось?

– Хорошо и гораздо дольше, чем намеревалась, – призналась Лиана, как бы извиняясь, и несмело улыбнулась, вновь почувствовав странную неестественность ситуации. – Извини, я опоздала к завтраку.

– Какие проблемы! – Он передал ей свежеподжаренные хлебцы. – Нам спешить некуда.

Мне потребуется сила Голиафа, чтобы раскопать сугроб и добраться до «лендровера», но в такую погоду он абсолютно бесполезен. Согласно прогнозу, переданному по радио, основные магистрали перекрыты в нескольких местах. Пока не расчистят дорогу, нам не проехать до станции.

Ли налила себе чашку дымящегося кофе, ничуть не расстроившись от нерадостного известия.

– Итак, на данный момент мы в одной связке. – Она коварно улыбнулась, сделав осторожный глоток. – Уверяю, что твой приятель ничего не предпримет в такую погоду, – продолжила она весело, но тут же осеклась, заметив, как помрачнел Эд. – А ты думаешь иначе?

– Не хочу вводить тебя в заблуждение, Ли, – ответил Эдвард, – если он тот, кого я подозреваю, снег ему не помеха, даже наоборот.

Ли сникла.

– Похоже, мы ничего не можем предпринять.

Эд отрицательно покачал головой.

– Не более чем мы уже сделали. Помолчав, девушка спросила:

– Отлично. Заварить еще кофе?

Хозяин улыбнулся, оценив ее желание быть хоть чем-то полезной.

– Конечно. И вообще занимайся, чем хочешь, только не выходи за пределы дома.

– Из-за погоды? – улыбнулась она и отправилась готовить кофе.

Когда подошло время ленча, снегопад превратился. Они по-прежнему сидели на кухне, аппетитом уничтожая яичницу с ветчиной. И прослушал последний прогноз погоды и быстро поднялся.

– Самое время взяться за лопату!

– Подожди, я уберу со стола и помогу, – решительно заявила Лиана.

– Не надо, – серьезно сказал Эдвард, надевая непромокаемую куртку, – мне будет спокойнее, если ты останешься здесь.

– А для меня лучше отправиться с тобой, – упрямо возразила девушка, подчеркивая каждое слово стуком очередной тарелки, которую она ставила в посудомойку. – Прошу тебя, Эд, я хоть оправдаю свое пребывание. К тому же мне необходимо какое-то дело.

– Ладно, – неохотно согласился хозяин, – старая парка Чарли висит на крючке. Надену твои ботинки подойдут?

– Да, они старые, не жалко. Я их тут ж сниму, когда вернемся, – пообещала она, натягивая шерстяные перчатки, которые Эд заботливо высушил. – Готово. Вперед, господин майор! Докладывает дежурный рядовая Браун.

– Ни один рядовой армии не сравнится с то бой, – заверил ее Эдвард, расплываясь в улыбке, увидев ее в парке Чарли, доходившей ей до колен.

Нисколько не смутившись, она завернула длинные рукава.

– И все же я внесу существенный вклад.

Однако их усилия пробиться к гаражу оказались тщетными, и вскоре им пришлось вернуться в дом.

– Ты поработала на славу, – подбодрил девушку Эд. – Видимо, придется позвонить на ферму и попросить пригнать снегоочиститель. – Он взял трубку, послушал и нахмурился. – Кажется, аппарат неисправен. Пойду, проверю в кабинете. – Но, вернувшись, с досадой сказал: – Линия вышла из строя.

– Электричества тоже нет, – сообщила Ли, обеспокоенно глядя на Эдварда, – я пыталась включить чайник.

Их глаза встретились, оба думали об одном и том же…

Эд снова кинулся в кабинет. Из окон открывался вид на ферму, расположенную далеко внизу, у реки. Дома выглядели черными муравьями, им тянувшимися в длинную цепочку. Хмурое небо начало темнеть.

Эдвард стоял неподвижно. Холодок страха вновь охватил Лиану. Она подошла к Эду и коснулась его руки. Он обернулся.

– Дома обслуживаются единственной в округе станцией, – угрюмо бросил он, – боюсь, мы вступили в очередную фазу психологической войны, развязанной нашим «другом».

– И что теперь? – спросила девушка, пытаясь выглядеть спокойной.

– Спущусь к ферме и заявлю о неисправности. Конечно, вряд ли кто из ремонтников к нет отправиться к нам в такую погоду, – ответил он, нахмурившись. – Но, по крайней мере, оставлю заявку.

– Отлично. Я иду с тобой.

– Пожалуй, лучше, если ты действительно будешь рядом, – согласился он. – Я смогу защитить тебя.

Утопая в глубоком снегу, они добрались до фермы и, доложив о неполадках, вернулись. Ли совершенно выбилась из сил.

Я занимаюсь в спортзале дважды в неделю, – удивилась она, с трудом переводя дыхание, – а потому считала, что нахожусь в отличной форме! Но, увы!

Эдвард, выглядевший так, как будто не было утомительного похода по бездорожью, сбегал в старую кладовку, разыскал двухконфорочную газовую печь, несколько коробок свечей, два больших фонаря.

– Газовый баллон в мастерской, – сказал он Лиане, которая зажгла свечи и укрепляла их на блюдцах. – Я мигом.

Она подавила желание пойти вместе с ним.

– Отлично, – сказала Ли бодро.

Хозяин вышел, заперев за собой дверь. Девушка взяла фонарь, нашла кастрюлю, наполнила ее водой, чтобы вскипятить, когда Эд принесет баллоны. Казалось, прошла вечность, прежде чем он снова появился на кухне. Нервы Лианы натянулись как струна.

– Извини, задержался, – сказал хозяин, подсоединяя баллон к печи. – Непрошеный гость побывал в мастерской.

Глаза девушки расширились от ужаса, сердце бешено заколотилось.

– Откуда ты знаешь?

– Так, мелочи, чего-то не хватает, что-то не на месте. Я уверен, он передвинул вещи намеренно, давая понять, что находится поблизости.

– А тебе не кажется, что он проник и в дом?

– Сомневаюсь, – не согласился Эд. – Незнакомец пока не предпринял ничего предосудительного. Если я поймаю его при вторжении в частную собственность, дело сразу перейдет в руки полиции. Такой оборот нашего «приятеля», естественно, не устраивает.

Однако по настоянию Лианы они осмотрели дом, но не обнаружили ничего подозрительного.

– Мне кажется, я знаю этого человека или встречался с ним, – сообщил Эдвард, зажигая газовую конфорку. – Видимо, он затаил на меня зло. А если оно может свершиться, то неизбежно свершится, – таков закон Мерфи.

– Я что-нибудь приготовлю на ужин, – оживилась Лиана, решив быть непременно полезной.

– Умница, – ответил Эдвард, – а я разожгу камин. В одном из ящиков ты найдешь батарейки для радио. Нам следует поддерживать связь с внешним миром.

– Что ты скажешь насчет сосисок с картофельным пюре и консервированными бобами? – предложила она Эдварду, когда тот вернулся с приятным известием, что в камине вовсю полыхает огонь.

– У меня слюнки текут, – блеснул белозубой улыбкой хозяин. – Мне приходилось довольствоваться куда более скромным рационом, к тому же в условиях, несравнимо худших.

Девушка задумчиво посмотрела на его спину, сохранившую военную выправку.

– Эд, ты жалеешь, что оставил армию?

– Иногда да. Там чувствуешь себя членом большой сплоченной семьи. А здесь я пока чужак. Единственное, что согревает меня, – забота о маленькой Эмилии. Я очень рад, что наше знакомство возобновилось, мисс Браун. Предпочел бы, чтобы оно произошло при более благоприятных обстоятельствах, но все равно я не жалуюсь.

Ли застыла, чувствуя тепло сильной мужской руки. Она молча подошла к походной печи.

– Майор Ньюфилд, – сказала Лиана, – если вы хотите получить обед вовремя, я должна его немедленно приготовить. А с газовыми плитками я, к сожалению, дела не имела.

Однако благодаря помощи Эдварда ужин поспел раньше, чем Ли ожидала. Пока она чистила картошку, он разыскал кастрюльку для сосисок, открыл консервы. Они прослушали прогноз погоды, не внушавший оптимизма, – необычно обильные снегопады парализовали транспорт во многих местах.

– Как ты думаешь, где прячется наш «приятель»? – спросила Лиана, когда они сели за стол.

– Где угодно. Если я не ошибаюсь, он привык к экстремальным условиям. Мне тоже приходилось испытывать подобное во время спецподготовки.

– А может, он в отеле?

– Нет. – Эдвард внимательно посмотрел девушке в глаза. – Не забывай, он отключил электричество, нарушил телефонную связь.

– И что же он предпримет дальше?

– Хотел бы я знать! Однако надеюсь, что мы проведем приятный вечер у камина, молясь о скорейшем потеплении.

Чтобы поддержать намеченную программу, Ли завела светский разговор, как и подобает благовоспитанной гостье. Она спросила о Чарли и Стиве, затем – об Эмилии. Эдвард с удовольствием шел у нее на поводу, и по обоюдной негласной договоренности они не упоминали о незнакомце. Убрав со стола, молодые люди устроились в кабинете, совершенно умиротворенные, будто проводили так каждый вечер. Ли улыбнулась своим мыслям, и Эдвард, казалось, угадал, о чем она думала.

– Мы нисколько не напоминаем невольных узников, – призналась девушка.

– Боюсь, впечатление обманчивое. Завтра с утра я обыщу в саду каждый уголок. – Он протянул чашку, чтобы Лиана налила кофе.

– По-моему, ты непременно должен связаться с полицией, – настойчиво повторила Ли.

– Пока не время. Я сам намерен задержать злоумышленника и выяснить, почему он избрал меня целью своей мести. – Эдвард задумался, его лицо стало холодным и враждебным. – Никто не смеет угрожать мне или моей семье и остаться безнаказанным.

Лиана притихла – с такой стороны она еще не знала экс-майора. За ровной и вежливой манерой поведения скрывалась натура решительная и беспощадная.

– А ты не подумал, что попадешь в щекотливую ситуацию, если окажется, что ты действительно знаешь этого типа?

– В неприятном положении окажется негодяй, – угрюмо ответил Эд.

Повисло неловкое молчание. Оба сделали вид, что внимательно слушают прелюдию Шопена, по радио шла передача «Классика в музыке». В камине треснуло полено. Лиана вздрогнула. Эд поднялся, пошевелил дрова, потом повернулся к девушке и постарался улыбнуться.

– Не горюй. Я с тобой, ты в безопасности.

– А я и не сомневаюсь, – заверила его Лиана. – Моя жизнь не изобиловала подобными приключениями.

Хозяин улыбнулся и с интересом посмотрел на нее.

– Ли, я эгоист, так замотался со своими проблемами, что даже не расспросил тебя о том, чем ты занимаешься в городе.

Лиана тяжело вздохнула.

– Я работаю секретаршей в юридической фирме.

– А почему ты вздыхаешь? Тебе не нравится служба?

– Я очень довольна. Родители хотели, чтобы я пошла по их стопам и занялась медициной, но меня она никогда не привлекала. Поэтому я закончила бизнес-курсы.

– Ну и в чем же проблема?

Лиана медлила с ответом, задумчиво накручивая светлую прядь волос на палец и неотрывно глядя на пылающий огонь.

– Роджер – поверенный фирмы.

Эдвард тихо присвистнул:

– Так ты собиралась выйти замуж за своего босса?

Девушка с безнадежным видом кивнула головой.

– Поскольку помолвка расстроилась, придется распрощаться с должностью.

– Неужели босс настолько мелочен, что способен уволить тебя? Уверен, ты ошибаешься.

– Он вынужден пойти на такой шаг. Как только вернусь в город, то сама подам заявление об уходе.

– Итак, Лиана Браун, ты сжигаешь мосты.

– Боюсь, что так. Но не думай, что я поддалась эмоциям. Решение созрело еще в канун Рождества. А поводом послужило следующее. Мой приятель пригласил нас на вечеринку, но в последний момент Роджер отказался, сославшись на важную встречу, на которой я тоже должна присутствовать. Ну, я взорвалась, высказала, что мы никогда не проводим время в приятной компании, потому что Роджер находит предлоги для отказа. В общем, мне стало ясно, что жизнь с таким человеком малопривлекательна. Конечно, Роджер, намного старше теня… – тут девушка запнулась, – но…

– И на сколько? – Казалось, Эдвард проявил живой интерес к последней фразе.

– Ему сорок один. – В синих глазах Лианы заплясали озорные искорки. – Он на четыре года старше тебя, Эд!

Девушка бросила осторожный взгляд на подтянутую фигуру своего собеседника. Даже в расслабленной позе он выглядел атлетом – тренированное тело было безупречным. Седина еще не тронула прекрасные темные волосы, а небольшие лучики морщинок в уголках глаз скорее говорили о привычке вглядываться вдаль, а не о первых признаках увядания. Роджер Нойс тоже отличался высоким ростом, но его светлые рыжеватые полосы поседели на висках и поредели на макушке. Лиана неожиданно поняла, что ее бывший избранник имел вид человека, неравнодушного к вкусной пище и тонким винам.

– Должна признать, – заметила Ли, – что Роджер выглядит намного старше вас, майор.

– Это комплимент? – Эдвард прищурил глаза.

– О, безусловно, – Лиана рассмеялась. – Никто не скажет, что у нас с тобой разница в двенадцать лет, за исключением некоторых ситуаций.

– И каких же?

– Когда ты думаешь о том, как схватить взломщика, твои глаза становятся холодными и угрюмыми. Ты кажешься незнакомым.

– Тебе не по душе?

– Не в этом дело. Я надеюсь, что ты никогда не обратишь такой взгляд на меня!

Эд откинулся на спинку стула и весело рассмеялся.

– Вряд ли я останусь бесстрастным, если речь пойдет о тебе.

Ли почувствовала, как кровь стучит у виска, она покраснела от волнения, но постаралась скрыть смущение сдержанной улыбкой.

– Какое облегчение! Только вряд ли снова появлюсь здесь. Мои родители собираются переезжать.

– А если я тебя приглашу? Ты сделаешь одолжение, если время от времени будешь навещать Эми. Ей предстоит нелегкая адаптация, пока не появятся школьные друзья.

– В таком случае я обязательно приеду, – с воодушевлением согласилась Лиана. Приглашение Эдварда стало для нее приятным сюрпризом.

– Договорились. – Девушке показалось, что он посмотрел на нее как-то особенно мягко. – В конце концов, ты будешь чувствовать себя как дома.

– После того как мы переживем осаду?

– Я имею в виду ваше поместье. Дело в том, что я купил его.

– Новость потрясла Лиану, как гром среди ясного неба. Она не знала, радоваться ей или огорчаться.

– Правда? Но, ради Бога, Эдвард, зачем тебе наш коттедж, когда у тебя есть свой?

– Я поселюсь там вместе с Эмилией, поскольку надеюсь превратить ваше родовое имение в доходное место.

– Что-то вроде отеля?

– Не совсем. Я считаю, что дом, расположенный на вершине скалы над рекой, идеально подходит для создания специализированной базы. Ты, наверное, слышала о программе выживания? Полагаю, что мои знакомые, бывшие военные, перейдут на тренерскую работу. Во время школьных каникул хотелось бы устроить здесь лагерь для местных ребятишек, пусть наслаждаются свежим воздухом.

– На организацию пойдут доходы от курсов?

– В какой-то степени. Скоро начнется реставрация старых теннисных кортов. Я задумал построить гимнастический комплекс с бассейном. Со дня на день жду официального разрешения, – с удовлетворением закончил Эдвард.

Новость произвела на Лиану потрясающее впечатление.

– Однако подобное мероприятие требует больших вложений.

Хозяин усмехнулся.

– Вскоре после развода, когда Сэлли официально передала мне опеку над Эми, умер мой крестный отец. Старина Блаут был антрепренером и умел делать деньги. Не последнюю роль играло его природное обаяние. Нас связывала искренняя привязанность. Иногда во время отпуска мы обедали в его клубе. Сэлли же никогда не ладила с отцом, поэтому я давно оставил попытки брать ее с собой. Но Эмилию старик обожал.

Мой отец всегда утверждал, что Лео Блаут обеспечил свое будущее, но мне, честно говоря, и в голову не приходило, что старик по-настоящему богат. Он относился к типу людей, которые мне импонируют, и вовсе не потому, что присылал мне дорогие подарки ко дню рождения и потчевал шикарными обедами. Лео очень серьезно относился к обязанностям крестного отца. Его интересовали мои успехи на военном поприще, в спорте, он приезжал на выпускной парад и тому подобное. И когда умер мой отец, Блаут в какой-то мере заменил его. Я к нему очень привязался.

– Он тоже тебя любил. Если я правильно поняла, старик оставил тебе кое-какие деньги.

– Да. Он завещал мне целое состояние. Часть средств принадлежит Эми, они поступят в ее распоряжение по достижении совершеннолетия, некоторая сумма пошла на благотворительные цели, но львиная доля наследства досталась мне. Есть, правда, странная оговорка. Лео распорядился, чтобы я употребил деньги на доброе дело, в любой форме, по своему усмотрению.

– Несомненно, он хорошо тебя знал, Эд, потому что ты разработал блестящую идею, – воодушевилась Лиана. – Видимо, ты станешь управляющим?

– Нужно все хорошенько продумать, взять бухгалтера, пригласить учителей для воскресной школы.

– Может, для меня тоже найдется занятие? – пошутила Ли.

– Если ты полагаешь, что я погибаю без секретаря, хотя еще ничего не началось, то ты абсолютно права! – Эдвард махнул рукой на кипы бумаг. – Сделай одолжение, помоги разобраться, поработай хотя бы временно.

Девушка покраснела.

– Я пошутила, но, если тебе действительно нужна помощь, ловлю тебя на слове.

– Но предупреждаю, в ближайшие месяцы ты будешь очень загружена, а потому обещаю платить на десять процентов больше, чем ты зарабатываешь сейчас.

– Какая щедрость! – Лиана встала и положила руку на ладонь Эда. – Давай установим испытательный срок, вдруг не сработаемся?

Эдвард улыбнулся:

– Неплохая идея. Ведь ты можешь решить, что я весьма занудный босс.

– Или я тебе не подойду, – согласилась Ли.

Экс-майор крепко сжал ее руку и серьезно посмотрел в широко распахнутые голубые глаза.

– Едва ли, Лиана.

Глава IV

Вечером, когда они поднимались наверх, девушка чувствовала себя не столь легко, как обычно, и интуитивно понимала, что Эдвард тоже напряжен. Она поспешно умылась в ванной, не замечая даже окружающей ее роскоши, и тут же заперлась в своей комнате.

Прошлой ночью, ложась в постель, Лиана думала об Эде как о старшем брате сорванцов Ньюфилдов, полубоге, перед которым трепетала с детства. Сегодня все изменилось. И если им предстоит вместе работать – а Ли трепетала от радости при такой мысли, – нужно держать дистанцию. Она снова превратится в подругу Чарли и Стива, а он останется майором.

Девушка попыталась расслабиться и уснуть. Ее разбудил нечеловеческий крик, раздавшийся в ночи. Ли вскочила с бешено бьющимся сердцем и бросилась в комнату Эда. Тот, к ее изумлению, мирно спал.

– Эд, Эд, проснись, – теребила она.

И тут снова раздался крик.

– Неужели такая колдунья, как ты, выросшая в деревне, не узнала сову-сивуху? – разъяснил он, поняв, в чем дело.

– Нет, я подумала… я даже не знаю, что именно подумала! – Лиана опомнилась и, смутившись, отстранилась. – Черт возьми! Извини меня, я никогда не слыла дурехой!

– Просто нервы на пределе, – добавил Эдвард, заботливо поправив светлую прядь, упавшую ей на лицо.

– О! Извини, – пробурчала девушка и, быстро пожелав «спокойной ночи», упорхнула к себе.

На этот раз Лиане не удалось заснуть. Взглянув на светящийся циферблат часов, она отметила, что еще только три часа ночи – до зимнего рассвета далеко. Тяжело вздохнув, она встала, натянула на пижаму свитер и на цыпочках пошла к двери. А выйдя, увидела Эдварда, который стоял у окна, всматриваясь в темноту.

– Тоже не спишь? – спросила она, нервничая. – Что-нибудь видно?

– Ничего. Только снег… один снег. Кажется, мы не дождемся этой чертовой оттепели. – Эд повернулся к девушке. – Так ты совсем замерзнешь, – с упреком сказал он и непринужденно обнял ее за плечи.

Можно подумать, я его тетушка, промелькнуло в голове Ли. Она прильнула к нему, и сильные руки так крепко прижали Лиану к широкой груди, что девушке показалось, будто удары ее сердца слышались на расстоянии.

Они молчали, прижавшись, друг к другу. Вдруг Эдвард наклонился, медленно приблизив к ней лицо. Их губы встретились и раскрылись… Через мгновение они пылко целовались. Голова Лианы шла кругом, она забыла обо всем на свете. Существовали только сильные руки, губы и еще необъяснимое томительное ощущение, которое нарастало, наполняя ее немыслимым восторгом.

Кровь стучала в висках. Ли почувствовала, как задрожало крепкое Тело Эда, когда его язык проник в ее влажный рот. Поцелуй длился бесконечно, распаляя ее чувственность и заставляя желать новых ощущений.

И тут неожиданно Эдвард разжал руки и отступил, тяжело дыша. Она стояла, не смея поднять глаза, и снова ее пробрал холод остывшей за ночь комнаты.

– Я не должен так поступать, – услышала она охрипший от волнения голос Эда, – мне и в голову не приходило… О черт! Послушай, Лиана, не переживай! Не бойся, ничего не случится.

– Я не боюсь, ни капельки не боюсь, – горячо заверила девушка.

Хозяин перевел дух.

– А следовало бы. И ты это знаешь так же хорошо, как и я. А теперь отправляйся в постель. Сейчас же!..

Проснувшись, Ли села на край кровати и мрачно глянула на плотно закрытую дверь. Сон не стер из памяти ночное происшествие. Ей не хотелось встретиться лицом к лицу с Эдвардом средь бела дня.

Она поспешно оделась и подошла к окну. Отдернув ночные шторы, посмотрела на бескрайний снежный простор, затем решительно направилась к двери и, постучав, заглянула в комнату Эда.

Она увидела лишь аккуратно застеленную кровать. Вздохнув с облегчением, девушка поспешила привести себя в порядок, прикидывая в уме, как заставить Эдварда поверить, что она не придает особого значения случившемуся.

Лишь одна тревожная мысль не давала ей покоя – как Ньюфилд воспринял ее несдержанную реакцию? Ни один мужчина, включая Роджера, не разжигал в ней пламя такой отчаянной страсти. В этом смысле Эд был первым. Его поцелуи отличались от прежних, как молодое терпкое вино от кислой простокваши. И девушке потребовалось немало времени, чтобы остыть от его ласк. После объятий Рода она испытывала всегда некий осадок разочарования, в котором не признавалась даже себе самой. Так что их непродолжительный роман не вызывал в ней ностальгических воспоминаний. То, что она чувствовала с Эдвардом, накатывало волнами, заставляя трепетать каждую клеточку тела.

Лиана убеждала себя, пытаясь быть циничной, что пара поцелуев – просто результат пережитого волнения и постоянной близости под одной крышей. И не стоит возводить мелкий эпизод до сокровенной тайны бытия. Подумаешь, событие! Уж во всяком случае, не для Эдварда. Надо вести себя естественно, как будто ничего не случилось.

В таком настроении Лиана и отправилась на кухню. Однако хозяин уже ушел. Комната была нетоплена, на столе один прибор, рядом записка: «Отправился на обход. Не волнуйся, если задержусь, территория большая. Разожги камин в кабинете. Дверь заперта. Никому не открывай, пока не вернусь».

Вместо подписи – заглавная буква «Э», почерк решительный, четкий. Как это похоже на Эдварда, подумала Лиана, чувствуя себя совершенно опустошенной. Она нехотя включила радио, зажгла газовую конфорку, чтобы вскипятить воду.

Она выпила целый чайник, съела бутерброд с маслом, просмотрела газету трехдневной давности от начала до конца, прежде чем появился Эд. Ли увидела, как он поднимается по крутой тропинке к заднему двору. Он заглянул в окно и, прежде чем открыть дверь, постучал условным сигналом. Отряхнул за порогом снег с ботинок, на ходу снял парку.

– Доброе утро, – весело бросил он и улыбнулся Лиане. – Ты разожгла огонь?

– Привет, – в тон ответила девушка, – еще нет. Подумала, лучше сделать попозже, сэкономить поленья. Кстати, хочешь кофе?

– Да, пожалуйста. – Эдвард переобулся и вошел на кухню. – Я все внимательно осмотрел. Никаких следов нашего «приятеля». Впрочем, неудивительно.

– Почему же? – поинтересовалась Ли, наливая кипяток в большие кружки.

– Мне кажется, он где-то скрывается, за пределами нашей территории. А что касается погоды, прогноз пока не радует. Так что боюсь, тебе придется задержаться здесь еще на денек.

Лиана, набравшись храбрости, посмотрела в глаза Эду.

– Возникли какие-то проблемы? Я имею в виду прошлую ночь?

Неожиданно он улыбнулся.

– С места в карьер, да? Ну, хорошо, раз ты подняла вопрос, должен признаться, что события приняли не совсем обычный оборот. Но я дал тебе слово…

– Слово офицера и джентльмена?

Эдвард расхохотался.

– Что ж, понятие немного старомодное. Я просто пытаюсь вежливо объяснить тебе, что никогда не иду на поводу у примитивных инстинктов. Так что не беспокойся. Я не воспользуюсь ситуацией.

Она изумленно посмотрела на него.

– Мне и в голову не пришло подобное. Я подумала, что смущаю тебя, и ты захочешь поскорее отделаться от меня.

– Тогда не о чем беспокоиться, – Эдвард вдруг стал серьезным, – кроме как о нашем добром «друге».

– Возможно, он оставил нас в покое.

– Не думаю. – Нахмурившись, он вглядывался в снежную даль за окном. – Осматривая дом, я не обнаружил следов вторжения… если не считать аккуратно перерезанных электропроводов и телефонного кабеля. Изолированные кусачки или специальные рукавицы – и готово! Мы оторваны от мира.

Эдвард обернулся на стук в дверь, успокоив взглядом девушку, которая тут же нахохлилась, как испуганный воробей.

– Все в порядке, соседи привезли снегоочиститель.

Лиана решила заняться ленчем, пока мужчины расчищают территорию. В холодильнике она разыскала бараньи отбивные, аккуратно запакованные пакетики с травами. Значит, обеспечен шикарный обед – мясо с мятным соусом и суп с ароматной петрушкой.

Лиана улыбнулась своим мыслям и уютно устроилась с чашечкой кофе. Если бы несколько дней назад она могла заглянуть в будущее и увидеть себя здесь готовящей ленч для мужчины, с детских лет бывшего ее кумиром, она бы сочла видение неуместной шуткой. Вот уж поистине жизнь полна сюрпризов! И еще каких, подумала она, погружаясь в воспоминания о ночных поцелуях.

Занимаясь уборкой кабинета, девушка услышала стук в дверь и поспешила вниз.

– Кто там?

– Мисс Браун? Я по поводу неисправности электросети, – послышался бодрый голос. – Мистер Ньюфилд передал, чтобы вы впустили меня в холл, мне нужно осмотреть пробки.

Лиана открыла дверь. Перед ней стоял человек приятной наружности, дружелюбно улыбаясь, в короткой куртке. Он протянул удостоверение. Ли сделала шаг назад, приглашая в дом.

– Сюда, пожалуйста, – сказала она мастеру, проходя в холл, – можно надеяться, что сегодня будет свет?

– Не совсем.

И не успела Лиана обернуться, чтобы спросить, в чем дело, как ее руки оказались за спиной в железных тисках. Она попыталась закричать, но жесткая ладонь безжалостно зажала ей рот.

– Веди себя тихо, – шепнул незнакомец, – кричать бесполезно, наш бравый майор топчется у гаража – как всегда руководит, когда другие работают.

Ли, чуть живая от страха, замерла, понимая, что сопротивляться бессмысленно. Злоумышленник убрал с ее лица руку, но тут же грубо схватил за волосы и запрокинул ей голову.

– Слушай внимательно, – вновь зашипел он на ухо, – ты выйдешь со мной через парадную дверь и спустишься вниз, к реке.

– Эдвард последует за нами, – выдохнула Лиана, стараясь повернуться так, чтобы увидеть лицо нападавшего.

– Не дергайся, – рявкнул тот и тихо хмыкнул, как делал неразговорчивый абонент поздних телефонных звонков. – Разумеется, бесстрашный майор отправится следом. Вот это-то мне и нужно.

– Я замерзла, позвольте надеть пальто…

– Нет времени. Ты останешься в живых, если будешь повиноваться. – Он отпустил ее волосы, но лишь затем, чтобы рывком развернуть к себе лицом. Одной рукой негодяй перехватил запястья девушки, в другой он держал нож. И устрашающе провел лезвием перед расширенными от ужаса голубыми глазами.

Представший взору Лианы мужчина вовсе не походил на монстра из ночных кошмаров. Несмотря на страх, она отметила, что ее похититель напоминает сложением Эдварда. Такие же темные волосы, но светло-голубые и прозрачные, как горный хрусталь, глаза.

Тонкие губы незнакомца скривились в презрительной улыбке. Он осторожно приставил лезвие к ее подбородку.

– Ну как, убедительно?

Лиана нервно кивнула, в душе стыдясь своего страха.

– Ну и прекрасно. – Улыбка злодея стала шире. – Ты поможешь мне устроить отличную ловушку, дорогуша! Благородный рыцарь кинется спасать тебя – и тут мы посмотрим, чья возьмет!

Схватив Лиану за руки так, что она чуть не закричала от боли, похититель поволок несчастную через холл к парадной двери и грубо вытолкал ее во двор, бесшумно прикрыв дверь.

– Порядок, – тихо сказал он, – иди по тропе вдоль обрыва и не вздумай выкинуть фокус. Иначе полетишь вниз и умоешь свое личико в водах Сэй.

Как ни странно, но Ли вдруг почувствовала, что есть надежда на спасение. Возможно, незнакомец знал майора Ньюфилда, но не подозревал, что девушка выросла в здешних местах и ей известен – каждый уголок вокруг Ландлоу. Обрыв начинался с уступов, покрытых кустарниками и деревьями, и только потом отвесно уходил к реке.

Похититель потащил девушку по узкой извилистой тропе. День был холодный, но солнце светило ярко. Белое однообразие ландшафта нарушали сверкающие проталины. Снег с шумом срывался с ветвей деревьев, растущих у края обрыва. Незнакомец безжалостно толкал Лиану в спину. Она задыхалась от леденящего воздуха, разрывавшего грудь. Сердце бешено колотилось от напряжения и страха. Лиана поскальзывалась на обледенелых местах, но незнакомец, чертыхаясь, поднимал ее и вновь подгонял. Наконец они добрались до участка, где тропа, сужаясь, вела к смотровой вышке, построенной в прошлом столетии. Отсюда открывался вид на реку.

– Пожалуйста, не так быстро, я могу… могу потерять равновесие, – взмолилась Лиана, задыхаясь от быстрой ходьбы, – я боюсь упасть.

– Какая жалость! – Похитителя явно не тронули просьбы девушки.

– Послушайте, чего вы добьетесь, если я погибну? – взмолилась она, оттягивая время. – У меня кружится голова от одной мысли, что я могу сорваться. – Лиана глянула вниз и тут же зажмурилась. Но мучитель крепче сжал ее запястья и безжалостно поволок за собой.

Неожиданно он споткнулся о припорошенный снегом булыжник. Не раздумывая, Лиана рванулась в сторону и кубарем покатилась с обрыва. Дыхание перехватило. Казалось, падение никогда не прекратится. Она пролетела вдоль склона, выглядевшего сверху отвесным, но впечатление; было обманчивым, и Лиана благополучно приземлилась в надежные объятия густого кустарника, скрытого зимним покровом. Расчет оказался точным.

Оглушенная падением, задыхаясь от страха, Ли лежала неподвижно, молясь, чтобы преследователь не кинулся следом. Немного отдышавшись, она осторожно отползла в глубь зарослей и затаилась.

Мысли стремительным калейдоскопом проносились в голове. Если Лиана не ошиблась, то немного ниже находилась пещерка, скорее навес, скрывавший расщелину, поросшую кустарниками и карликовыми деревьями. Когда-то вместе с Чарли и Стивом они провели здесь немало романтических часов, воображая себя героями прочитанных книг.

Девушка прислушалась – тишина. Похититель, видимо, решил, что она разбилась о камни, значит, ловушка не сработала. И, тем не менее, Эдвард, обнаружив, что она пропала, наверняка бросится в погоню. Лиана в ярости стиснула зубы, надеясь, что Эдвард прихватит тот самый нож, который так напугал ее во время их первой встречи. А ведь это произошло совсем недавно, подумала Лиана, двое суток стоили целой жизни.

– И все же любопытно, кто он, таинственный незнакомец? Он не похож на оборванца. Его речь свидетельствует, что он получил отличное образование – так же разговаривал Эд. Ли глубоко вздохнула – кем бы он ни был, она не позволит негодяю провести ее во второй раз.

Девушка перевернулась на живот и стала осторожно сползать вниз по склону, до безумия боясь сорваться. Однако сработала выработанная годами реакция. Она осторожно переползала от одного куста к другому, вздрагивая от холода, пробиравшего до костей. Одежда промокла от подтаявшего снега. Наконец добралась до двух низкорослых деревьев. Только бы они оказались теми, что служили некогда ориентиром! Лиана собрала остатки мужества и соскользнула вниз с выступа, затем снова замерла.

Отдохнув, девушка пробралась через заснеженные кусты и чуть не вскрикнула от радости: она попала в ту самую пещерку, которую братья Ньюфилд называли убежищем, заползла внутрь, и ветви надежно укрыли ее. Бессильно опустив голову на колени, Ли пыталась отдышаться. Каждый лихорадочный вздох отдавался болью в груди.

Находясь в относительной безопасности, она сгорала от стыда и унижения. Подумать только! Какому-то проходимцу удалось до смерти напугать ее, и она подчинилась, словно безвольная дуреха. В отчаянии Лиана прижала руки к груди, ломая голову над тем, что делать дальше. Видимо, ей придется остаться здесь, но если отсюда не выбраться, то можно пострадать от переохлаждения. Пещерка походила на небольшую холодильную камеру, к тому же в ней очень грязно. Да, жаль, теплый белый свитер теперь не отстираешь.

Вдруг девушка подобралась, напрягая слух: сверху доносились какие-то звуки. Она услышала голоса. Один из них принадлежал Эдварду, в нем звучала холодная ярость. Казалось, застывший морозный воздух сотрясали удары грома. У Ли появилась надежда на спасение. Очевидно, Эд столкнулся с ее мучителем.

Лиана прижала ладони к губам. Она бы отдала все, чтобы знать, как развиваются события. Раздался выстрел, и Ли вскрикнула от ужаса. Дрожа от страха, она привстала на колени, прислушиваясь.

Кто-то спускался вниз по обрыву с головокружительной скоростью. Неужели похититель? Застрелил Эдварда и идет за ней?

Девушка в панике огляделась. Ее глаза уже привыкли к полумраку, и она, увидев подходящий булыжник, судорожно зажала его в руке. Кто-то раздвинул ветки кустов… Лиана, готовая запустить камнем, увидела осунувшееся, искаженное страданием лицо Эдварда. Обрадованная Ли кинулась на шею спасителю. – Господи, я не знал, какого святого молить, чтобы ты оказалась здесь! Девочка моя, с тобой ничего не случилось? Мерзавец не причинил тебе вреда? – Эдвард, тяжело дыша, крепко прижал девушку к груди. Она, не говоря ни слова, уткнулась носом в его плечо.

– Нет, нет! А он умер? – наконец заговорила она, разрыдавшись. – Ты застрелил его?

Эд громко хохотнул.

– Черт! Да нет же. Это сосед Роберт Мейсон выстрелил в воздух, чтобы сбить прыть с нашего «приятеля», решив предотвратить возможное преступление.

– И где он сейчас?

– На кухне. Том Мейсон помогает отцу охранять его, парень очень гордится оказанным ему доверием.

У Лианы вырвался вздох облегчения.

– Как же я сглупила, уму непостижимо. Прости меня. Он сказал, что пришел починить свет, назвал меня по имени и даже сунул под нос какой-то документ, удостоверяющий личность. При этом настаивал, что именно ты послал его осмотреть пробки.

– Капитан Сидни Круз – мой старый друг или, во всяком, случае, считался таковым, – угрюмо пояснил Эдвард.

– Так он служит в армии? – изумилась – Ли.

– Уже нет. Но мы еще поговорим об этом. А пока тебе срочно нужно переодеться в сухую одежду, ты совсем замерзла. Ты в состоянии передвигаться?

– Разумеется, – недовольно буркнула девушка, готовая на любые испытания, поскольку неуловимый нарушитель их спокойствия находился под домашним арестом. – Я спускалась и поднималась по склону сотни раз.

– Когда Сидни сказал, что ты упала с обрыва, я бросился вниз, словно ищейка, соображая, где ты можешь укрыться. И, слава Богу, что Мейсоны оказались рядом.

– Но ведь ты не убил бы его, а, Эдвард? – спросила Лиана, когда он тащил ее вверх через каменный выступ.

– Нет. Сидни Круз не заслуживает того, чтобы портить из-за него жизнь! – Эд выпрямился и встал рядом с девушкой, взяв ее за руку. – Но я готов прибить его за то, что он похитил тебя.

Глава V

Сцена, которую они застали на кухне, очень напоминала кадр из ковбойского фильма. При других обстоятельствах Лиана, наверное, бы, рассмеялась. Сидни Круз сидел на стуле со связанными за спиной руками. Один глаз заплыл, из разбитой губы сочилась кровь. Том Мейсон, более шести футов ростом, лучший форвард местной команды по регби, грозно возвышался над пленником, втайне надеясь, что тот окажет сопротивление. Его отец Роберт, не уступающий сыну крепким сложением, свободно облокотился на стойку, перекинув ружье через руку. В отличие от сына он выглядел расслабленным, однако его облик свидетельствовал, что пресловутый мистер Круз сильно просчитается, если попытается сделать хоть одно неверное движение. А тот, насколько судила Ли по непродолжительному, но памятному знакомству, мог быть кем угодно, но отнюдь не глупцом.

Хозяин тут же увел девушку наверх, приказал отлежаться в горячей ванне и надеть сухую одежду.

– Как вы собираетесь с ним поступить? поинтересовалась Лиана.

– Сначала он ответит нам на некоторые вопросы, – жестко сказал Эдвард. – К твоему приходу я приготовлю горячий напиток, тебе необходимо прогреться… Да в чем дело, черт побери? – спросил он обеспокоенно, услышав, как Ли охнула в отчаянии.

– Мой суп! – простонала она. – Он, видимо, убежал, и кастрюля сгорела.

– Я не почувствовал запаха горелого, – заверил ее Эд. – Не горюй, кто-нибудь из Мейсонов наверняка выключил горелку.

Лиана стянула с себя мокрую одежду и бросила в ванну. Затем, дрожа от холода, вымылась чуть теплой водой и энергично растерлась полотенцем, отчаянно пытаясь разогнать кровь в покрытом синяками и ссадинами теле.

Затем, надев коричневые трикотажные рейтузы и желтую шерстяную юбку, – все, что нашлось в чемодане, – она обнаружила, что не осталось ни одного сухого свитера. На спинке стула она заметила пуловер Эдварда, толстой вязки, цвета хаки. Натягивая его, Ли с наслаждением вдохнула запах здорового мужского тела. Она ловко закатала длинные рукава и, представив себя со стороны в свитере мужчины, который выше ее на добрый фут, философски решила, что вряд ли выглядит соблазнительно. Вздохнув, Лиана надела носки, наспех причесала растрепанные волосы и немного подкрасила глаза и губы. Сидни Круз не должен думать, что напугал ее до смерти. Даже если это правда.

Спускаясь по лестнице, она услышала легкое гудение и поняла, что подключили электричество. Видимо, приходил настоящий мастер. Лиана вошла на кухню и замерла, пораженная. Соседи отправились домой, а злоумышленник по-прежнему сидел на стуле, но его руки освободили.

При виде девушки Сидни поспешно поднялся. Ли отступила, бросив на Эдварда взгляд, полный ужаса. Он подошел и взял ее за руку.

– Не бойся, Лиана, он больше не тронет тебя, обещаю.

– Мисс Браун, клянусь, я не собирался причинить вам вред, – заверил недавний похититель, густо покраснев.

– Тогда почему вы угрожали мне ножом? – накинулась Лиана, охваченная неожиданной вспышкой гнева. Отбросив руку Эда, она наступала на Круза, готовая выцарапать ему глаза. – Я очень надеюсь, что вас посадят за решетку, вот где ваше место! Негодяй! Травили собаку, угрожали ребенку – да что вы себе позволяете!

– Послушай, – Эдвард вновь взял Лиану за руку, – остынь…

– Остынь?! – взорвалась она, резко повернувшись к Эду. – Этот… этот маньяк угрожает нам, похищает меня, а ты говоришь «остынь»! А я-то думала, что ты готов убить его.

– И ты права, – согласился Эдвард. Он усадил Лиану на стул и протянул кружку кофе.

– Выпей-ка!

Она бросила на Ньюфилда негодующий взгляд, затем посмотрела на пленника. Тот сильно изменился за последние полчаса. Она не узнавала недавнего фанатика, тащившего ее по краю обрыва. Круз сник и даже казался меньше ростом.

– И почему же ты передумал?

– Он вправе так поступить со мной, – опустил голову Круз. – Простите меня, мисс Браун. Я сожалею о своем поступке. Когда вы упали с обрыва, я чуть с ума не сошел от переживания. Я готов был наложить на себя руки.

– И что же вас остановило? – презрительно бросила Лиана.

– Ваш сосед, молодой гигант, налетел на меня сзади, – пристыженно объяснил Сидни. – Я не ожидал нападения. А следом навалился Эдвард и чуть не вышиб из меня дух. Я уже чувствовал, что одной ногой стою на том свете.

– Если бы Мейсон не выстрелил, все было бы кончено, – признался Эдвард.

– А как же я? Я не сомневалась, что кто-то идет по моему следу, а вы, значит, забавлялись военными играми и даже не вспомнили обо мне!

– Ты не права. В отличие от Круза я прекрасно знал, что тебе известна каждая кочка на склоне.

– Однако я могла сломать себе шею, – возразила девушка и невольно поморщилась от боли. – В любом случае у меня кругом синяки, удивительно, что целы руки и ноги.

– Я дам тебе мазь для растирания, – предложил Эдвард.

– Не надо! – Лиана буквально пригвоздила мистера Круза взглядом потемневших от гнева голубых глаз. – Вы терроризировали меня по телефону, отключили электричество, затем, угрожая ножом, похитили меня. Я требую объяснений!

– Испанцы говорят, месть – это блюдо, которое подают в холодном виде, – заметил хозяин. – Круз только что убедился, что к такому блюду лучше не притрагиваться.

– Очень образно, но непонятно, – едко отреагировала Ли.

Сидни Круз с измученным видом положил трясущуюся руку на спинку стула.

– Мисс Браун, клянусь, я не причинил бы вам вреда. Я только хотел…

– Использовать меня в качестве приманки! – резко оборвала его Лиана. – И вы жалеете, что это сорвалось, не правда ли?

– Сядь, Круз, – приказал пленнику Эдвард. – Пока я готовлю кофе, можешь рассказывать, думаю, за тобой должок.

Сидни Круз сел напротив Лианы. Его светлые глаза, еще недавно такие холодные, были полны раскаяния.

– Я вышел в отставку одновременно с Эдом. Только в отличие от его жены, моя супруга не представляла себе жизни без армии. И как только я стал гражданским лицом, она меня покинула.

– Кажется, вы, военные, не слишком-то рассчитываете на своих жен, – грубо перебила его Ли, по-прежнему возмущенная тем, что хозяин, очевидно, не намерен вызывать полицию. – Выражаю глубокое сочувствие по поводу непоправимой потери, – добавила она и позлорадствовала, увидев, что Сид поморщился, – и, тем не менее, какая же связь между семейными неполадками и вашими недавними действиями, капитан Круз?

– Пожалуйста, зовите меня Сидни, – несмело попросил он, опуская глаза.

– Сомневаюсь, что нам придется обращаться друг к другу по имени, – огрызнулась девушка и гневно посмотрела на Эдварда, который принес поднос с кофе.

– Тебе хотелось услышать объяснения, – спокойно обратился он к Лиане, – ну так запасись терпением.

Ли собиралась выбежать из кухни, собрать вещи и кинуться отсюда без оглядки, но любопытство взяло верх. Что заставило капитана Круза терроризировать своего друга и сослуживца?

– Как я понял, вы знаете Эдварда с детства, – начал Сид, допив кофе. – Значит, вам будет легче понять меня.

– Сомневаюсь, – запальчиво возразила Лиана. – Вы ставите под удар ребенка, не говоря уже о попытке отравить собаку…

– Она бы не умерла, а только заболела, – поспешил перебить ее Круз. – И клянусь, я не знал, что Эми живет у Эда. Моя цель – только один он. Признаюсь, собака мне мешала, но я хотел, чтобы ее отправили на пару дней в ветеринарную лечебницу.

– И чем помешал вам Эдвард? – спросила Лиана, но хозяин взял ее за руку, как бы прося о сдержанности.

– Выслушай, и тогда мы, возможно, все поймем. – И обратился к Крузу: – Я слышал, что ты болел…

– Эд имеет в виду, – сдержанно пояснил тот, – что у меня был нервный срыв. Когда я поправился, врачи посоветовали мне взять отпуск и отправиться в какое-нибудь тихое местечко. Я уехал в небольшой городок в Шотландии, куда обычно ездил с родителями в детстве, – знаете, рыбалка, пешие прогулки и прочее. Мне казалось, такой отдых излечит меня. Я ждал сестру, но из-за снегопада она задержалась. И вот, решив скоротать время, я как-то отправился на скачки. И случайно увидел Эдварда. – Лицо капитана исказилось от муки. – Во мне будто что-то перевернулось. Неожиданно Ньюфилд стал причиной всех моих невзгод. Мы вместе учились в военной академии, но я закончил только школу, а Эд – выпускник Оксфорда, со степенью… – Сид вымученно улыбнулся Лиане. – Тогда, видимо, и началась неприязнь. Он стал лучшим фехтовальщиком, привел самую красивую девушку па выпускной бал. Нас направили в Королевскую гвардию, но Ньюфилд взлетел по служебной лестнице со скоростью метеора, а я плелся, как пешеход. Его наградили за войну в одной из стран, меня – нет. Так что в тот день, на скачках, у меня помутился разум – я считал Эдварда главной причиной своих жизненных неудач.

– Черт тебя побери, Сид! – не удержался от восклицания Эд. – Но почему?

– Одному Богу известно почему. – Капитан гак улыбнулся, что у Лианы по спине пробежал холодок.

– Но самую горькую обиду я испытал несколько лет назад, когда нас обоих рекомендовали па службу в войска особого назначения. Пять педель мы проходили «курс на выживание», выполняя поистине каторжную работу, находясь по колено в вонючем болоте.

Далее Круз поведал, как они, выдержав испытание на физическую выносливость, попали на завершающую отборочную операцию под кодовым названием «Спонтанное впечатление». Каждый офицер должен был предстать перед полком и обратиться к присутствующим с речью, чтобы убедить всех, от командующего до рядового, что именно он годится на должность командира. Затем, следуя демократической системе, проводится голосование. Так вот Ньюфилда выбрали, а Круча отклонили.

– Однако это не так страшно, как кажется, – постарался сгладить впечатление Эдвард. – Из ста шестидесяти соискателей, прошедших испытания, избрали только пятерых.

– Да, но ты стал одним из них, – с горечью заметил Сид. – Представьте, провалиться после пяти недель ночного кошмара – выдержать испытания на болевой порог, преодолевать за день до шестидесяти миль с грузом, превышающим мой собственный вес, устоять перед соблазном предлагаемой пищи и крова. И когда я надеялся на успех, то неожиданно потерпел поражение, – которое воспринял как полнейшее унижение. Моя жена этого тоже не вынесла.

– События давно минувших дней, – напомнил Эд, хмуря темные брови. – Почему ты ждал столько времени, чтобы отыграться на мне?

Капитан невесело рассмеялся.

– У меня и в мыслях не было мстить. Я никогда не винил тебя, Эдвард, напротив, восхищался тобой. Не забывай, что я находился в лечебнице, привыкая к расставанию с армией. Я действительно считал, что излечился. Затем встретил тебя, и что-то закоротило в моем мозгу. Внутренний демон нашептывал: «Докажи, что ты владеешь ситуацией, и одержишь верх». Но клянусь, я не собирался никому серьезно вредить.

Лиана раздраженно фыркнула.

– Надеюсь больше никогда не оказаться на вашем пути! – Она вскочила. – Прекрасно, оставляю двух старых друзей наедине с их трогательными воспоминаниями. Я возвращаюсь домой. Только прихвачу мокрую одежду.

– Подожди. – Эд кинулся вслед за девушкой.

Она резко обернулась, пылая от негодования.

– Нет, я не стану ждать. Капитан Круз – твой старый друг, сослуживец и, очевидно, джентльмен, поэтому ты не можешь испытывать того, что чувствую я. Я летела кубарем с обрыва, меня перепутали до смерти. Теперь я хочу пожить спокойно, в полной безопасности, у себя дома, не боясь отвечать на телефонные звонки.

Сид тоже поднялся, его вид выражал сожаление.

– Простите меня, мисс Браун. Поймите, я бы не причинил вам зла. Через вас я надеялся добраться до Эда.

– А при чем тут я? – сухо возразила девушка. – Нас ничто не связывает, я просто живу по соседству.

Эдвард стоял мрачнее тучи.

– Ли, я понимаю, ты сильно испугалась…

– Да я чуть не погибла!

– Но Сид не сталкивал тебя с обрыва, ты же сама прыгнула, – терпеливо напомнил Эд.

Девушка бросила презрительный взгляд на двух мужчин, так явно объединившихся против неразумной представительницы противоположного пола.

– В тот момент мое решение казалось единственно правильным, – возразила Лиана ледяным тоном. – Я наивно вообразила, что от прыжка зависит моя жизнь. Я забираю вещи и ухожу.

И, что бы ни сказал Эдвард, ничто не поколебало бы ее намерения. Десять минут спустя Ли покинула дом, отклонив предложение хозяина проводить ее. Она буквально скатилась вниз по подъездному пути, затем поднялась в свой коттедж. Включив вновь заработавший обогреватель, Лиана наполнила водой чайник, сняла мужской свитер и бросила его вместе с промокшей одеждой в стиральную машину. Затем выпила чашечку кофе и, усевшись на стул, уронила голову на кухонную стойку и дала волю слезам.

Горькая обида, теснившая ее грудь, казалось, немного рассеялась. Она чуть не задохнулась от бессильной ярости, когда Эдвард явно отступился от нее и встал на сторону своего сослуживца. Ох уж эти мужчины! А впрочем, к черту их всех, включая Ньюфилда, Круза и Нойса. Девушка налила еще чашку кофе и выпила его горячим, с неожиданной тоской подумав о кастрюле с супом у Эдварда. Хлеб же безнадежно зачерствел. И как назло после потрясений Лиана чувствовала, что умирает от голода. Стараясь не думать об аппетитной пище, она довольствовалась тостом с мармеладом и парой шоколадных пирожных не первой свежести. Потом Ли поднялась наверх, разделась и, сняв телефонную трубку, забралась в постель.

Она заснула, как только голова коснулась подушки. Ее разбудил звонок, удары в дверь. Лиана с трудом поднялась, и села в постели. Было еще темно. Тело болело. Она взглянула на часы и с удивлением обнаружила, что всего семь часов вечера. Нехотя встав с кровати, надела халат.

– Лиана! – гремел снаружи голос Эдварда. – Отзовись, ты дома?

Ли спустилась вниз, открыла внутреннюю дверь, верхнюю створку внешней, устроенной по принципу ворот в конюшне.

– Где же мне еще быть, – раздраженно ответила она, сверкнув недовольным взглядом. – Я спала.

– Твой телефон не работает?

– Разумеется, ведь я сняла трубку.

– Что ты сделала! А тебе не пришло в голову, что я буду беспокоиться? – Эд явно терял терпение.

– Нет, я об этом как-то не подумала, – ответила девушка, зевая. – Я считала, что ты носишься со своим дружком и тебе не до меня.

– Не будь ребенком! Ты не позволишь мне войти?

– Нет.

Глаза Эдварда прищурились и опасно блеснули под капюшоном парки.

– Ты еще гневаешься на капитана?

– Гневаюсь?! – Лиана пыталась сдержаться, но безуспешно. Она резко захлопнула створку двери перед носом Эдварда, затем громко звякнул засов на внутренней двери.

Проклиная в душе всех мужчин на свете, Ли быстро обошла дом. Она везде включила свет и задернула шторы. Положив трубку телефона, устало поднялась наверх и наполнила ванну. Взяв остросюжетный детектив, девушка с наслаждением опустилась в теплую воду, решив раз и навсегда успокоиться и выбросить из головы Эда Ньюфилда, а заодно и его дружка Сида Круза. Треволнения последних дней остались позади, и она могла позволить себе погрузиться в вымышленный, полный опасностей мир триллера.

Телефон зазвонил, но Ли не обратила внимания. Пусть Эдвард набирает номер сколько душе угодно. Ничто не заставит ее покинуть теплую ванну до тех пор, пока ноющее тело не расслабится и не уляжется гнев.

Спустя полчаса Лиана вышла из ванной. Она надела теплую пижаму отца, толстые носки и халат. Самочувствие изменилось к лучшему. Девушка спустилась вниз, положила одежду в сушилку, затем достала черствый кусок хлеба из холодильника и засунула размороженный пирог и цыпленка с луком в духовку. Когда из аппарата снова раздались звонки, Лиана задумчиво посмотрела на него, потом взяла трубку.

– Все в порядке, Эдвард, – сказала она устало, – я должна извиниться за…

– Что за Эдвард, черт побери! – раздался в трубке знакомый разгневанный голос. Лиана – закусила губу.

– Роджер? Как ты узнал, что я здесь?

– Не нужно быть Шерлоком Холмсом. Ты могла сбежать только в Ландлоу. Должен тебя успокоить, твоя подруга долго водила меня за нос, так что ее вины нет.

– Что тебе нужно? – не особенно любезно отозвалась Ли.

– Неужели ты рассчитываешь, что я смирюсь с тем, как мы расстались!

– Почему бы и нет? Я полностью высказала тебе свое мнение.

– Надеюсь, я не переступлю рамки дозволенного, если поинтересуюсь, где ты пропадала последние дни. Я пытался связаться с тобой, но безуспешно.

– Телефон не работал. А ты не звонил недавно?

– Я только что набрал номер. В конторе дел по горло.

Значит, интересовался Эдвард. Лиана почувствовала невольную радость.

– Хорошо, что ты напомнил мне о работе, – как бы между прочим ответила она, – прими, пожалуйста, мою отставку.

– Разумеется, не приму. И учти, я ничего не принимаю, – ответил он раздраженно, – ни своей отставки, ни твоей. Полагаю, ты застряла из-за снегопада. Как только пустят транспорт, я требую, чтобы ты немедленно вернулась. Да и вообще, давай покончим с недоразумением.

– Бессмысленно, Роджер, – коротко бросила Ли и положила трубку на место.

Через две минуты опять раздался звонок. Девушка стояла у плиты, осматривая пирог. Подумав, Лиана взяла трубку.

– Послушай, Роджер…

– Говорит Эдвард, – услышала она сдержанный голос Ньюфилда. – Есть проблемы?

После самодовольной манеры Нойса голос Эдварда звучал особенно приятно. Только едва ли ему следует знать об этом, упрямо подумала Ли.

– Я сама справлюсь с хозяйством, – заверила Лиана, не пускаясь в объяснения.

– Никто и не сомневается! Я уверен, что ты очень самостоятельна. Я бы мог довериться тебе даже на войне…

– Кстати, о войне, – сухо перебила его Лиана, – твой друг еще у тебя?

– Нет. Я приходил сообщить тебе новость, но поцеловал закрытую дверь.

– Да, я поступила неумно. Извини. За дверь, разумеется.

– Но ты по-прежнему сердишься на меня за то, что я не надел на Сида наручники?

– Откровенно говоря, да.

– Он и так хлебнул горя, чтобы я еще довершал удар. Брак развалился. Работа, с которой он связывал столько надежд, для него закрыта из-за болезни.

– Да, я понимаю. Неясно другое – почему он выбрал объектом мести меня, не говоря уже об Эми и о собаке.

– Я не оправдываю Сида, но его поступки объяснимы. Если бы моя жизнь разлетелась на куски, и я не смог бы видеться с. Эми, я бы тоже сломался.

– Я не верю. Кстати, где Круз сейчас?

– Вернулся в гостиницу. Завтра приезжает его сестра. Она старше Сида, вдова полковника Королевской гвардии шотландских драгун. Мэри Стрит хорошо знает армейскую жизнь и понимает психологические проблемы тех, кто ее покидает. – Эд замолчал. – Лиана, ты действительно жаждешь мести?

– Вероятно, нет. Если капитан Круз не нашел в ней утешения, то я и подавно.

– Но ты продолжаешь терзаться из-за того, что я не пожелал убить его, когда ситуация разрешилась?

– Да, – с готовностью подтвердила Ли. – Занять бы мне твоего благородства, Эдвард!

Майор рассмеялся.

– Ты молодец, крошка! Я просто разобрался в том, что происходит с Сидом, и даже сочувствую ему. А вот ты, моя амазонка, вызываешь во мне противоречивые чувства.

– Я жалела себя, – оправдывалась Лиана, тем не менее, покраснев от стыда, – ведь я даже не попробовала суп, который приготовила.

– А могла бы, если бы открыла дверь. Я же приносил тебе поесть. – Эд выдержал паузу, давая девушке возможность оценить, что она потеряла. – Значит, ты голодная? Я обнаружил на кухне отбивные. Что с ними делать?

– Обжарить и съесть.

– В одиночестве?

– Боюсь, что да. Я уже позаботилась о своем обеде. Разогреваю один из прославленных маминых пирогов.

– Очень самостоятельная молодая особа! Кстати, я могу поинтересоваться, зачем звонил Роджер?

– По-моему, он вбил себе в голову, что я должна вернуться к нему и помириться, словно ничего не произошло. Он, видишь ли, очень уверен в себе.

– А у него есть основания?

– Если ты хочешь знать, собираюсь ли я налаживать отношения, то ответ однозначный – нет.

– Твое резкое неодобрение моей снисходительности распространяется и на нашу совместную работу?

– Хорошее предложение на дороге не валяется. Глупо воротить нос от подходящего шанса, – заверила Ли, стараясь, тем не менее, чтобы ее слова звучали независимо.

Эдвард вновь рассмеялся, но на сей раз не столь весело.

– Будем считать, что мы договорились.

Кстати, вечером я разговаривал с Эмилией и понял, что ей скучно. Завтра обещают хорошую погоду. Почему бы нам не съездить за ней?

Лиана колебалась. Не слишком ли быстро она сдается? Правда, теперь, отдохнув, она уже не сердилась на Эдварда. Особенно после разговора с Роджером. Странно, почему она раньше не замечала, какие у него напыщенные манеры. В любом случае поездка с Эдвардом в Бруквер лучше, чем одной сидеть дома.

– Договорились, я прогуляюсь с удовольствием.

– Отлично. Пообедаем там и вернемся засветло.

– Хорошо. Тогда мне нужно погладить, чтобы надеть для поездки что-то приличное. – Ли подумала и добавила: – Я выстирала твой свитер.

– Очень любезно, но, право, не стоило беспокоиться. Я бы предпочел свитер, хранящий твой запах.

Девушка залилась краской и поблагодарила Бога за то, что Эд не мог видеть ее в тот момент.

– Я очень сердилась на тебя, да и на всех мужчин на свете, поэтому просто бросила его в стиральную машину с остальными вещами.

– А как сейчас? Примирилась хоть немного со мной и другими представителями мужского пола?

– Разве что чуть-чуть. – Лиана неожиданно рассмеялась. – Правда, Роджер может все испортить, если опять начнет донимать меня.

– В таком случае обращайся ко мне, – заявил Эдвард. – Я серьезно, Лиана, в конце концов, я знаю тебя с детства, и кто лучше меня защитит твои интересы в отсутствие твоего отца?

– Я сама о себе позабочусь, но, тем не менее, спасибо.

– Я заметил, – сухо ответил Эд. – Спокойной ночи. Пожалуйста, проверь хорошенько, заперты ли двери.

– Я уже сделала это, ты сам убедился. – Лиана рассмеялась.

– Черт меня побери, если я позволю тебе снова выкинуть подобный фокус. – Ньюфилд повесил трубку, но интонация его голоса еще долго звучала в ушах. Девушка задумалась.

Глава VI

На следующее утро Эдвард появился в начале десятого. Лиана, удивленная, открыла дверь и провела его на кухню.

– Мне казалось, мы договорились на десять, – сказала она, указывая на стул у стола. – Я только что заварила чай. Выпьешь чашечку?

– Да, спасибо. – Эд сел, вытянув длинные ноги. – Я проснулся рано, решил зайти, помириться перед поездкой.

– Я не сержусь, – уверила Лиана. – Хочешь перекусить? Яиц нет, но могу приготовить тосты с мармеладом.

Эд улыбнулся.

– Спасибо, не откажусь. Я уже привыкаю завтракать и обедать с тобой. И вчера вечером мне было очень одиноко.

Нахмурив тонкие стрелки бровей, девушка сосредоточенно укладывала в тостер ломтики хлеба.

– Еще недавно ты вообще не помнил о том, что я существую на свете, так что твоя мелодраматическая поза неуместна, тебе не идет.

– Ты неправильно меня понимаешь, – возразил Эд, следуя глазами за Лианой. Она достала из буфета чашки, поставила на стол, подвинула к гостю масло и мармелад. – Пережитое потрясение сблизило нас. К тому же не забывай, ты выросла у меня на глазах. Хотя, должен признаться, что, когда ты ворвалась в мою жизнь, словно тайфун, я поразился перемене: гадкий утенок превратился в прекрасного грациозного лебедя.

Лиана положила горячие тосты на белый керамический поднос и предложила Эдварду:

– Раннее утро не слишком подходит для серьезного объяснения.

Их глаза встретились, и нежное лицо девушки залил яркий румянец.

– Что ж, выбери удобное время, и мы возобновим разговор.

– Ты уверен, что мне хочется выяснять отношения? – пробормотала она, делая вид, что занята чайником.

– Ты по-прежнему сердишься на меня из-за Сида?

– Нет. Я успокоилась, даже немного жалею его, хотя до сих пор не понимаю, почему он столь жестоко обошелся с нами.

– Я тоже об этом размышляю. Мне представляется, что он – воплощение жизненных неудач, а я – успеха, как по службе, так и по женской части.

– Но ведь ты развелся.

– Да, конечно, однако тут появляешься ты, еще одна красивая женщина, как раз в тот момент, как он объяснил, когда его жизнь рассыпалась как карточный домик. – Эд протянул чашку, и девушка вновь наполнила ее горячим чаем. – Пока Сид не увидел тебя, его удовлетворяло, что он внес небольшую сумятицу в мою жизнь – избавился от собаки, вынудил меня отослать Эми и супругов Брайен. Он клянется, что намеревался вернуться в отель и позвонить мне оттуда, чтобы позлорадствовать перед отъездом в Шотландию. Так бы все и закончилось, но тут он увидел нас вместе, решил, что мы любовники, и его план мести коренным образом изменился.

– Именно тогда начались анонимные звонки, отключили свет и прочее?

– Совершенно верно.

– И чего же он добивался, похитив меня?

– Как он и объяснял, ты служила приманкой. – Эдвард недоуменно пожал плечами. – У Сида вдруг возникла потребность лично встретиться со мной.

– И все-таки я не понимаю, – сказала Лиана, – допустим, я бы не прыгнула с обрыва и осталась его пленницей, ты бы пустился следом за нами. И что дальше?

– Капитан планировал задержать тебя до моего появления. Потом он собирался свесить тебя над краем обрыва, в такой ситуации я был бы абсолютно бессилен, а он, наоборот, держал бы ее под контролем. Если бы я признал поражение, конфликт закончился.

– Отвратительно! И ты веришь ему? – возмутилась Лиана.

– Я уже никогда не узнаю, правду он говорил или нет. – Эдвард не спеша отправил в рот последний тост. – Ты здорово проучила Сида, он не ожидал от тебя подобной прыти, а тут появился младший Мейсон и перекрыл ему путь к отступлению. Я же зашел спереди и одним ударом сбил его с ног. Раздался выстрел – капитан ломается и рыдает, как дитя.

– О, понимаю, вот почему ты пожалел его.

– Не столько из-за слез, сколько из-за стыда, который сжигал капитана, когда он дал слабинку, – серьезно разъяснил Эдвард. – И я оставил его под присмотром соседей и бросился вниз искать тебя.

– А если бы меня не оказалось в убежище, – не успокоилась девушка, – что, если бы я действительно упала с обрыва?

Эд глубоко вздохнул, подошел к ней и повернул за плечи лицом к себе.

– Я очень переживал и не мог заснуть до утра. Вот почему встал так рано и, не находя себе места от беспокойства, отправился к тебе, чтобы убедиться – ты жива и здорова. И очень желанна, – вдруг добавил Эдвард изменившимся от волнения голосом. И, рывком притянув к себе девушку, крепко поцеловал.

С трудом оторвавшись от ласковых, горячих губ, Эдвард поднял голову и посмотрел в ее потемневшие, как штормовое море, глаза.

– Только не говори, что для нежных чувств тоже слишком рано, я тебе не поверю.

Ньюфилд снова и снова целовал Лиану, пока та не забыла обо всем на свете. Остались лишь жаркие настойчивые поцелуи и опытные мужские руки, возбуждающие каждый нерв ее тела, даже сквозь теплую одежду.

Ли ответила на его призыв, раскрыв губы и принимая настойчиво ищущий язык. Она вдруг поняла с ослепляющей ясностью, что еще немного, и падет последний бастион ее сопротивления – ни она, ни Эд не смогут остановиться.

Усилием воли девушка заставила себя вырваться из объятий. Она отбежала в сторону. Ее высокая грудь поднималась от волнения, щеки пылали, а глаза сверкали, словно голубые топазы.

– Нам нужно ехать за Эмилией, – с трудом проговорила Ли, тяжело дыша. Эдвард тоже едва перевел дыхание, его пальцы побелели, с силой вцепились в спинку стула.

– Мне очень жаль, что ничего нельзя изменить, – сказал он с грубой откровенностью. – Больше всего мне хочется лечь с тобой в постель, Лиана.

Ли гневно сверкнула глазами.

– И ты полагаешь, я легко соглашусь?

Эд покачал головой.

– Нет, я просто с тобой откровенен. И очень надеюсь, что ты в какой-то степени разделяешь мои чувства. Но я ни в чем не уверен. Женщины, которых я знал, вели себя иначе.

– Я не принадлежу к такой категории. – Его слова явно задели Лиану. – Я – это я. Лиана Браун играет по своим правилам.

– Если ты посвятишь меня в них, я очень постараюсь соответствовать им. – Эдвард уже полностью владел собой.

Лиана недоверчиво сощурила глаза.

– Ты действительно хочешь?

Эд грустно усмехнулся.

– Возможно, мне придется жалеть до конца жизни, но я говорю откровенно.

– Прежде всего, если мы собираемся вместе работать, то физическая близость помешает.

– Но с Роджером у тебя же получалось.

– И посмотри, чем закончилось. И потом с Роджером было по-другому… – Ли замолчала, покраснев: взгляд Эдварда стал суровым.

– Ты хочешь сказать, что любила его?

Лиана опустила глаза.

– Нет. Теперь я понимаю; что никогда не любила Роджера. Мне следовало раньше разобраться в наших отношениях, тогда не возникло бы столько проблем.

– Тогда в чем дело?

Неужели она не сможет честно ответить и скроет истинные мотивы? Или лучше сказать правду, надеясь, что Эдвард поймет правильно?

– По-моему, для нас очевидно. – Ли с трудом подбирала слова. – Я имею в виду… ну, когда ты поцеловал меня…

– Мы с тобой вспыхнули как два факела, – пришел на помощь Эдвард.

Девушка смутилась.

– Вообще-то на меня не похоже, то есть с другими мужчинами проходило иначе.

В темных глазах Эда сверкнула искорка торжества.

– И Роджер – не исключение?

Девушка неохотно согласилась.

– Конечно, – осторожно заговорил Ньюфилд, – возможно, мы преувеличиваем. Я имею в виду тот примитивный инстинкт, который, как я однажды похвастался, не оказывает решающего влияния на мое поведение. Так вот, я ошибался. На самом деле я с трудом сдерживаю себя, чтобы не сжать тебя в объятиях.

– Что лишний раз доказывает мою правоту. Нам лучше не работать вместе.

Лиане казалось, что она слышит биение собственного сердца. Оба какое-то время молчали. Затем Эдвард спросил:

– А если я пообещаю, что никогда не прикоснусь к тебе, пока ты сама не захочешь?

– И ты сдержишь слово?

– Я постараюсь, но, откровенно говоря, после вчерашнего дня мне непросто взять себя в руки.

– Что же изменилось?

– Когда я подумал, что ты упала с обрыва, ты забрала часть меня самого. – Их глаза встретились. – Только пойми меня правильно. Я не собираюсь настаивать на том, будто внезапно осознал, что влюблен в тебя. Подобное я уже испытал с моей бывшей женой и утратил иллюзии. Чувство, перевернувшее мне душу, когда я глянул вниз, с обрыва, совсем иное.

– То же самое ты ощутил, когда опасность грозила Эмилии, – поспешила подсказать Лиана, – Ты понимал, что несешь ответственность за меня, и вдруг все пошло кувырком.

Эдвард грустно улыбнулся:

– Ты не права. Я убежден – ты мне необходима в любом качестве, на которое согласишься. Если ты только мой секретарь, я смирюсь, по крайней мере, на ближайшее время, – добавил он, блеснув глазами, – однако не стану кривить душой, утверждая, что не желаю большего. Мне доставило огромное удовольствие общаться с тобой последние дни. Да, мне хочется, чтобы ты была рядом. Ну и как тебе правила такой игры? Согласна стать моим другом и компаньоном?

Лиана молча слушала Эдварда Ньюфилда, старательно пытаясь скрыть заинтересованность. Она не верила своим ушам. Неужели он, ее кумир, сидит здесь, на кухне, и говорит, что она ему необходима! Чудеса! Но сны иногда сбываются.

– Мне кажется, – осторожно заговорила Ли, – что мы жили на пределе человеческих возможностей. Поэтому не следует торопиться. Я предлагаю следующее: мы отправляемся за Эми и вместе проводим дней десять. Я помогу тебе разобраться со срочными документами. Потом вернусь в Хэмстед за вещами. А через пару недель, если ты не передумаешь, я тебя внимательно выслушаю.

– А как же Роджер? – не удержался Эд от мучившего его вопроса.

– Роджер больше ничего для меня не значит, – не колеблясь, ответила Лиана. – Но я должна сказать ему, что между нами все кончено – раз и навсегда. Даже могу отработать положенный до увольнения срок, если он начнет настаивать.

– Ты уведомишь его, что тебе предстоит работа?

Девушка улыбнулась открыто и искренне. – Да, обязательно. В конце концов, кого волнует, рассердится Роджер или нет? Ведь моему новому боссу не нужны его рекомендации!

Несмотря на оттепель, поездка в Бруквер заняла больше времени, чем предполагалось. Эмилия, сгорая от нетерпения, ожидала, когда, наконец, появится отец. И как только «лендровер» притормозил у дома, она пулей вылетела из дверей – тоненькая, темноволосая, в красном свитере и джинсах. Копия отца, подумала Лиана и, повернувшись к Эду, растроганно улыбнулась:

– Яблочко от яблони…

Эдвард, сияя, подскочил к дочери и, подхватив ее под мышки, поднял высоко над землей. Он звонко поцеловал Эми в раскрасневшуюся щечку, выслушивая нескончаемый поток упреков и новостей о том, как ей жилось, о Дейзи и ее щенках. Наконец спросила, почему он приехал без Мэг.

– Она пока еще в питомнике. Ну и болтушка же ты. – Отвечая дочери, Эд одновременно помогал Лиане выйти из машины. – Знакомься. Лиана, дочь доктора Брауна, нашего соседа.

Эмилия, казалось, удивилась. На узком смуглом личике застыл вопрос. Затем, перебросив косу через плечо, протянула девушке руку.

– Привет. Я знаю твою маму.

– Я предполагала, – улыбнулась Лиана и пожала маленькую ручку. – Мама столько рассказывала о тебе, Эмилия, и я рада познакомиться с тобой.

Девочка вежливо улыбнулась, пытаясь скрыть, разочарование, она так надеялась провести день с отцом.

– Миссис Брайен готовит какой-то особенный ленч, мистер Брайен простудился и лежит в постели, – с важным видом доложила Эми. – А сейчас мы должны сразу пойти в столовую, обед уже готов.

Эдвард и Лиана переглянулись, входя в гостиную через низкую, на старинный манер, дверь.

– Странно, что мне не сообщили о болезни Гарри.

– Возможно, он почувствовал себя неважно ночью.

Миссис Брайен встретила их, явно взволнованная.

– Здравствуйте, мистер Ньюфилд! Лиана? Вот так сюрприз! Рада тебя видеть. А я совсем закрутилась: вызывала доктора, ухаживала за мужем и прочее. Поэтому вы должны извинить меня, ленч немного задерживается.

– Ничего страшного, лучше скажите, что произошло с Гарри.

Оказалось, что ему уже несколько дней нездоровилось, но он не признался.

– Вы же знаете, какой муж упрямый, – рассказывала обеспокоенная супруга, – а теперь у него высокая температура, он лежит в постели и выглядит весьма неважно. Я очень испугалась, что Эми может заразиться.

– Не беспокойтесь, – успокоил Эдвард расстроенную женщину, обнимая дочку за плечи, – после ленча мы увезем ее домой, а вы оставайтесь с мужем и присматривайте за ним хорошенько, пока он окончательно не поправится.

– Но разве это возможно? – запротестовала миссис Брайен. – Ведь кто-то должен присматривать и за хозяйством.

Женская интуиция подсказала девушке, что в этих словах содержится явный намек.

– Не забывайте, я свободна и на ближайшее будущее у меня нет никаких планов, – оживилась Ли. – Если Эдвард и Эми рискнут отведать мою стряпню, я с радостью помогу им до вашего возвращения.

– Спасибо, – поспешил согласиться Эд, прежде чем миссис Брайен успела открыть рот. – Мы в восторге от твоего предложения, правда, Эмилия?

И хотя девочка явно не ожидала такого поворота событий, она все-таки кивнула в знак согласия, однако без особого энтузиазма.

– А когда вы вернетесь, миссис Брайен? – огорченно спросила Эми.

– Как только смогу, – заверила ее добросовестная женщина, знавшая Лиану по прежним временам, когда она таскала вместе с Чарли и Стивом пироги у нее из-под носа. В кулинарных способностях дочери Браунов она явно сомневалась.

– Не волнуйтесь, – успокоила ее Ли, – я действительно умею готовить, меня мама научила.

Лицо миссис Брайен прояснилось. Она расспросила девушку о здоровье родителей и отправилась за своей сестрой Мэри, чтобы представить ее гостям. Ленч не изобиловал деликатесами, но приготовлен был отлично. Сначала подали суп и ростбиф, затем последовал домашний торт с глазурью, вкусное ванильное мороженое собственного приготовления, а Эдварда ожидал сыр «стильтон» и овсяное печенье. Гости решили, что нужно возвращаться, пока погода не испортилась.

– Но прежде я покажу вам щенков, – настаивала Эми.

Во дворе находился амбар, и там они увидели обворожительного черного Лабрадора. Молодая мамаша тщательно облизывала щенят. Ахнув от умиления, Лиана опустилась на корточки возле большой корзины, где возились крохотные четвероногие. Ли осторожно погладила пухленькие теплые комочки, блестевшие на свету, словно черный бархат.

– Правда, они умилительны? – воскликнула девушка, обращаясь к Эми. Та кивнула, довольная, что ее любимцы произвели впечатление, но потом тяжело вздохнула, выражая полную безнадежность.

– Милая, что случилось? – забеспокоился Эдвард.

– Мне сказали, что всех щенков оставить невозможно. Некоторых уже купили соседи. Папа, неужели мы не возьмем себе одного?

– Но у нас есть Мэг, – возразил отец.

Лиана заметила, как черные глаза девочки наполнились слезами, и, к своему ужасу, тут же предложила:

– Я могу забрать, Эмилия.

Она с вызовом посмотрела на Эда и прочла в его ответном взгляде явное неодобрение.

– Ты осложнишь свою жизнь, – спокойно заметил он.

Но девочка смотрела на Ли глазами, выражающими безграничную благодарность:

– Правда? Ты возьмешь щенка? Я помогу тебе выходить ее.

– Значит, она? – улыбнулся Эдвард.

Эми с готовностью кивнула, указывая на визжащий комочек.

– Вот эта мне нравится больше других.

Лиана посмотрела в корзину – она ни за что не различила бы щенков, но в доме всегда любили животных и до недавнего времени держали собаку. И тут ее кольнула неприятная мысль, что коттедж вскоре будет принадлежать Ньюфилду, а не ее родителям.

– Собачку зовут Джет, – услышала Лиана тоненький голосок Эми, которая отважилась напомнить о себе, почувствовав ее нерешительность.

– Хорошая кличка, – одобрила Ли, окончательно уступая умоляющему взгляду девочки.

– Мы всегда можем присмотреть за Джет, если тебе понадобится отлучиться, – наконец смягчился и Эдвард.

– Тогда нет проблем, – бодро сказала девушка, про себя подумав, что она окончательно сошла с ума. Вскочив на ноги, она стряхнула пыль с джинсов. – Пойду узнаю у хозяев, сколько они просят за Джет.

– Позволь сделать тебе подарок, – остановил ее Эд, – в честь того, что ты так благородно поступила во имя благополучия наших желудков.

Лиана сначала возражала, но, когда узнала, сколько стоит Лабрадор, воспользовалась щедрым предложением Эда. Вскоре они отправились в путь, захватив все необходимое для нового жильца – ошейник, поводок, миски, корзину, запас корма. Сама Джет не выражала восторга от того, что ее разлучили с матерью, и Эмилии пришлось терпеливо успокаивать визжащего щенка. В конце концов, обе крепко заснули. Эд взглянул на Лиану и усмехнулся:

– Страдаешь от приступа малодушия?

Она оглянулась на пассажиров, спящих на заднем сиденье.

– Честно говоря, я порядком струхнула, – призналась Ли шепотом. – Мне казалось, что события последних дней отучили меня от необдуманных поступков. Но сегодня я снова влипла, и только потому, что твоя дочь очень жалостливо смотрела на меня.

– Надеюсь, что ее отцу тоже удастся тебя разжалобить, – проворчал Эдвард себе под нос.

Лиана искоса сверкнула глазами-сапфирами:

– Нет уж, я не поддамся слабости. Мне предстоит разрываться между кухней и корзиной со щенком, не говоря уж об Эмилии – ведь я должна снискать ее расположение. Словом, забот хватит.

– Интересно, – задумчиво спросил Эд, – почему ты считаешь необходимым снискать расположение моей дочери?

Ли прокляла свою способность мгновенно заливаться краской.

– Но я же буду работать у тебя, – напомнила она со сдержанным достоинством, – и, по-моему, вполне разумно подружиться с твоей дочерью. Разве ты забыл, что просил составить ей компанию, пока она не свыкнется с новым положением и не найдет друзей?

– Ты права, Лиана, спасибо, что напомнила.

Она замолчала, прекрасно сознавая, что истинные мотивы куда более сложные, чем обычное стремление наладить отношения с дочерью босса. Правда заключалась в том, что Лиана хотела завоевать привязанность девочки потому, что та являлась дочерью человека, которого она, несомненно, любила. Но не только это, Эми казалась необыкновенно милой и трогательной, и едва заметная грусть в ее темных глазах глубоко тронула сердце девушки.

Сэлли Ньюфилд придется за многое ответить подумала Лиана. Однако она тут же одернула себя, решив, что несправедливо осуждать мать Эмилии, не зная обстоятельств развода. И, тем не менее, она была абсолютно уверена, что никакие обстоятельства не заставили бы ее отказаться от собственного ребенка, и уж во всяком случае, не замужество за богатым снобом, который не желал признавать маленькую падчерицу.

– Почему у тебя такой угрюмый взгляд? – прервал ее размышления Эдвард. – Я бы многое отдал, чтобы прочитать твои мысли.

Ли вздохнула.

– Ну раз уж ты не пожалел уйму денег за моего Лабрадора, полагаю, имеешь право знать, о чем я действительно думаю. Кажется, я взялась за непосильную ношу, вот что меня мучает.

– Ты считаешь, что твои родители будут недовольны появлением Джет?

Девушка изумленно уставилась на Эдварда.

– Да о чем ты говоришь? Я постоянно размышляю о том, как справиться с проблемами, которые меня ожидают.

Эдвард довольно ухмыльнулся и вырулил на дорогу к Ландлоу.

Лиана вдруг всплеснула руками:

– Я забыла купить игрушки для щенков. Придется убрать дорогие мамины ковры.

– Сейчас домом Джет будет мой коттедж, – твердо заявил Эд, – и мне бы хотелось, чтобы ты пожила с нами, пока не вернутся супруги Брайен.

Девушка колебалась.

– Да, но…

– Ты сделаешь мне большое одолжение, – перебил ее Ньюфилд. – Эмилия привыкла, чтобы кто-то постоянно находился рядом. А меня ждут дела в связи с приобретением собственности. Так что ты наша спасительница.

Лиана задумалась.

– Послушай, я с удовольствием присмотрю за девочкой, уложу ее спать, но на ночь мне лучше возвращаться домой.

Лицо Эда посуровело.

– Почему? Или ты боишься, что я разгуливаю во сне?

– Мне такое и в голову не приходит, – запальчиво возразила девушка. – Мне просто хочется спать в своей постели, пока еще коттедж принадлежит нам. Ведь я там выросла и переезд для меня очень болезнен.

Эдвард немного смягчился.

– Ты права, извини. Мы будем благодарны за то время, которое уделишь нам. Я понимаю, что осложняю тебе жизнь. Ты, наверное, жалеешь, что сбежала сюда из города.

– Если бы я могла знать, чем все закончится, пожалуй, я бы предпочла остаться в Хэмстеде.

Ньюфилд выключил зажигание и повернулся к ней.

– Ты намерена повернуть время вспять и примириться с Роджером?

Они посмотрели друг другу в глаза, и Лиана медленно покачала головой.

– Никогда.

– Кто он, Роджер? – вдруг послышался сонный голосок Эми с заднего сиденья. – Ой, папа, Джет нужно выгулять!

И компания приступила к активным действиям. Эд помог выйти дочке, а Ли пристегнула поводок к ошейнику. Потом они дружно направились с Джет на первую прогулку. Сумерки уже сгущались, и сад освещался прожекторами. Покрытые снегом полянки и естественные зеленые ограждения сверкали на легком морозце. Сюда, на вершину, еще не добралась оттепель.

– Мне нужно сначала заглянуть домой и убедиться, что все в порядке, – сказала Ли.

– Мы идем с тобой, – твердо сказал Эдвард. – Эми, держи крепче поводок, мы привяжем Джет на кухне, пока Лиана осмотрит комнаты.

– Ах, папа, – жалобно захныкала девочка, – Джет будет очень одиноко сегодня вечером. Она наверняка заскучает по своей мамочке.

Искреннее огорчение в голосе Эмилии отозвалось болью в сердце Лианы. Она переглянулась с Эдом и поняла, что тот чувствовал то же самое.

– Если она начнет скулить, я встану, возьму ее на ручки и убаюкаю, – пообещала она Эми. Та вскинула на нее темные глаза, в которых засветилась радость.

– Правда, Лиана?

– Чтоб мне не сойти с места, – серьезно поклялась Ли. – Но через день ты познакомишь ее с Мэг. Нужно, чтобы они подружились.

– Обязательно. – Эмилия наградила отца ангельской улыбкой. – Нам повезло, что Лиана нам поможет до приезда миссис Брайен. Здорово, да?

– Мы с тобой везунчики, – подтвердил Эдвард, глядя в глаза Лиане. Он поставил для Джет миску с водой. – Следи, чтобы она не пустовала. Ли, ты, наверное, забыла, какие они водохлебы.

– Не беспокойся.

– Папа назвал тебя Ли, – заметила наблюдательная Эмилия, – можно мне к тебе тоже так обращаться?

– Непременно, Эмилия Ньюфилд. – Лиана вдруг обняла девочку и крепко прижала к себе.

Окончательно осмелев, Эми решила подлизаться:

– А ты умеешь готовить бургеры? Миссис Брайен считает, что у нее они не получаются.

Глава VII

Коттедж Ньюфилдов строили в начале столетия. Дом насчитывал много просторных комнат. Найти хорошую прислугу не составляло проблем. Держали даже несколько садовников, которые присматривали за поместьем. Теперь, когда отсутствовали даже супруги Брайен, двери были наглухо закрыты. Исключение составили кухня, кабинет, спальни и ванные комнаты, которыми пользовались Эдвард и Эмилия.

– Снег скрывает в саду следы запущенности, – грустно заметил Эд, когда они с Лианой, наконец, сели за обеденный стол.

Джет свернулась калачиком перед камином и мирно посапывала. Эмилии пришлось пообещать ее любимые бургеры, бобы, мороженое и разные сладости, чтобы уговорить ее оставить щенка внизу и лечь со старым медвежонком.

– Полуфабрикаты явно не пользуются симпатией миссис Брайен, – пошутила Ли.

– Абсолютно. Для Эмилии она готова на что угодно, но свежая пища домашнего приготовления – неизменный ритуал нашего дома. Исключение составляет только мороженое, да и то не всегда… – Эдвард нахмурил брови, видимо что-то припомнив. – Сэлли не особенно заботило, чем питается ее дочь, поэтому девочка в еде непритязательна.

– Но я не нахожу, что Эми сильно пострадала, – заметила Лиана, стараясь быть объективной, – ее розовые щечки – просто загляденье.

– Обычно она не такая румяная. Видимо, набегалась по холоду, а в доме натоплено.

Девушка блаженно потянулась.

– Действительно, приятно погреться после слякоти. Конечно, можно обойтись без камина, но я очень люблю смотреть на огонь.

– Тем обиднее расставаться с таким удовольствием и выходить на холод, – суховато заметил Эд. – Почему бы тебе не остаться здесь на пару дней?

– Нет никаких причин, ты прекрасно понимаешь. Опасность миновала. – Лиана кривила душой и, чтобы скрыть свое настроение, поспешила подняться. – Джет нужно выгулять. Мы не спеша пройдемся до коттеджа, как раз достаточно.

– Эмилия уже уснула, поэтому я даже не смогу проводить тебя, – огорчился Эдвард, подавая девушке жакет.

Она усмехнулась:

– Полагаю, ничего не случится. Не забывай, со мной сторожевой пес.

Он посмотрел на спящего щенка.

– Не могу сказать, что одобряю такое решение. Обещай, что сразу позвонишь, если вдруг передумаешь. Или если я тебе понадоблюсь, – вдруг заявил он и взглянул в глаза Лианы.

Застигнутая врасплох, Ли не успела отвести взгляд. Эдвард понял, как сильно она хочет его.

Эд протянул руки, и Лиана, истомившаяся по ласке, отдалась его крепким объятиям. Она подняла голову и подставила раскрытые губы для поцелуя. Эд так крепко прижал ее к себе, что у девушки перехватило дыхание. Эдвард сбросил с нее пальто и с осторожной нежностью стал ласкать ее грудь поверх шерстяного свитера. Его поцелуи были такими жаркими, как будто он изголодался по их близости. У Лианы голова пошла кругом. Но тут проснулся щенок, решив разделить общую радость. Ли с трудом отстранилась.

– Я безумно хочу тебя, – сказала она, едва переводя дыхание, – но пойми, до встречи с тобой подобных чувств я не испытывала, поэтому немного нервничаю.

Темные глаза Эдварда горели страстью из-под опущенных век.

– Но я полагал, что ты и Роджер – любовники.

– Я тоже считала, но теперь понимаю, что нас нельзя так называть в буквальном смысле.

– Что ты хочешь сказать?

– Думаю, ты и сам догадываешься. – Лиана запустила пальцы во взъерошенную шевелюру Ньюфилда. – Мы с Роджером были вместе в постели несколько раз. Конечно, близость с ним достаточно приятна, ведь Роджер не какой-нибудь неловкий юнец. Однако инициатива всегда исходила исключительно от него.

– Тогда, черт возьми, зачем ты пошла на это?

– Я думала, что люблю его. Собиралась за него замуж и выполняла все, что от меня требовалось. Даже себе самой я никогда бы не призналась, что ощущала некоторое разочарование. Я надеялась, что со временем интимные отношения улучшатся – опыт приходит с практикой.

– Но надежды не оправдались?

– Верно.

– А сколько времени понадобилось нам, чтобы обменяться первым поцелуем? – Наивное мужское торжество тронуло сердце Лианы. – Если есть искра, обязательно возникнет пламя. Если нет, то и гореть нечему.

Она судорожно вздохнула и наклонилась, чтобы пристегнуть поводок к ошейнику Джет.

– Я не сразу осознала, что происходит между нами. – Она выпрямилась и ласково улыбнулась Эду. – В любом случае мне разумнее отправляться домой. Иначе почувствую себя виноватой в том, что ты начнешь бродить по дому во сне.

Эдвард повеселел.

– Соблазнительная мысль. Я буду спать, и видеть сны про нас.

– Крепкий сон предпочтительнее. Он не повредит нам обоим, – мягко заметила девушка и направилась с Джет к двери. – Завтра я приду к восьми и приготовлю завтрак.

– Зачем вставать так рано? Я справлюсь сам. Доставь себе удовольствие, поваляйся подольше в постели.

Лиана с улыбкой посмотрела на щенка, уже выказывающего признаки нетерпения.

– Благие надежды! У меня же есть будильник, который поднимет меня чуть свет.

Хозяин отправился наверх посмотреть на спящую Эмилию и потом проводил Ли, приказав обязательно позвонить.

– Я же не за тридевять земель, – разумно заметила она, – а твой друг капитан находится под присмотром своей сестры, так что все в порядке. Надеюсь, анонимные звонки меня не потревожат.

Но Лиана ошиблась. Стоило ей переступить порог, как зазвонил телефон. Пройдя поспешно через коридор, она вошла на кухню и сняла трубку.

– Где ты, черт возьми, пропадала? – услышала Ли раздраженный голос Роджера, который вывел бы ее из терпения и при более благополучных отношениях.

– Я уезжала, – холодно ответила она. – А что случилось? Тебе что-то нужно, Род? Мне кажется, я дала ясно понять, что ни мои приезды, ни отъезды тебя больше не касаются. Я вернула тебе кольцо и увольняюсь с фирмы. Сожалею, но мы никогда не подходили друг другу.

– Только потому, что я не нахожу удовольствия в компании твоих инфантильных друзей? – проговорил Роджер с некоторым раздражением.

– Это одна из причин.

– Могу я узнать, в чем я еще провинился?

– Род, не начинай сначала… О нет! – вдруг ахнула девушка.

– Ну, что еще?

– Я заканчиваю разговор, мой щенок сделал на полу лужу.

– Щенок? Насколько я помню, ты любила кошек.

– Наоборот, ты их обожаешь, а я питаю пристрастие к собакам. В ближайшее время я вернусь в офис и заберу свои вещи.

На другом конце провода возникла пауза.

– По крайней мере, ты прослужишь еще месяц со дня подачи заявления? – Гонор Рода заметно поубавился.

– При сложившихся обстоятельствах мы поставим в неловкое положение и себя, и тех, кто работает с нами. Заранее отказываюсь от денег.

– Неужели ты так плохо думаешь обо мне? – с горечью сказал Роджер. – Если я правильно понял, ты подыскала другое место?

– Да, или, точнее сказать, вакансия нашла меня… Послушай, я, в самом деле, не могу продолжать беседу. Щенок снова набезобразничал. Пока.

Лиана поспешно убрала за Джет и налила ей немного молока. Телефон снова зазвонил. На сей раз ее подруга Берта интересовалась, чем она занимается и когда намерена возвращаться. Лиана вкратце рассказала о планах, заверив Бет, что она может по-прежнему оставаться в ее квартире со своим поклонником.

– Детальные подробности по приезде, – добавила девушка.

Еще один звонок прозвенел, когда Ли, надев ночную рубашку, пыталась убедить Джет спать на кухне.

– У тебя все в порядке? – спросил Эдвард.

– Абсолютно. Правда, Джет не хочет оставаться одна на кухне, но я уверена, что понемногу приучу ее.

– Я звонил тебе раньше, но было занято.

– Я разговаривала с подругой. – Лиана сама удивилась, почему считает необходимым докладывать Эду. – Роджер тоже интересовался моей жизнью, – добавила она неохотно.

– Требовал, чтобы ты вернулась?

– Вроде бы. Но, кажется, до него дошло, что все кончено.

– Бедняга, – отозвался Эд, но в его голосе звучало очевидное торжество, и Лиана хихикнула:

– Надеюсь, ты не сильно переживаешь?

– Естественно. Я же сказал тебе, что, если с ним возникнут проблемы, отошли его ко мне. Не забывай, как старый друг семьи я обязан защищать тебя от случайных знакомых.

– Ты не исключение, – вырвалось у девушки.

– Со мной сложнее. Я постоянно напоминаю себе, что Лиана Браун слыла в детстве маленьким чертенком, который давал прикурить моим младшим братьям. Однажды мне очень хотелось хорошенько тебя отшлепать, когда я обнаружил, что ты застряла на вершине самого высокого в округе дерева. Чарли повредил щиколотку, пытаясь помочь тебе. Тогда настал мой черед доставить тебя на грешную землю в целости и сохранности.

– Ты везде проявлял ловкость, – подчеркнула Ли с чувством, – а после того как ты меня отчитал, я очень плакала.

– Неужели? – спросил он тихо.

– Я не преувеличиваю.

– Если бы сейчас ты находилась рядом, я получил бы шанс искупить вину.

Лиана откашлялась.

– Кажется, я ошибалась – мне следует опасаться тебя, а не Сидни Круза.

– Я просто хочу, чтобы мы стали друзьями.

– В самом деле?

Помолчав, Эд ответил:

– Да, – сказал он серьезно, – очень близкими друзьями.

После откровенного намека Лиана не могла уснуть. Правда, как бы она ни мечтала отдохнуть нынешней ночью, Джет обязательно внесла бы свои коррективы. Оставшись одна, собачка так жалобно заскулила, что девушка бросилась вниз и включила свет, надеясь, что щенок успокоится.

Увы, свет не помогал. Едва дверь закрылась, как Джет выразила протест столь пронзительным визгом, что Ли сдалась. Она мысленно попросила прощения у матери, которая строго придерживалась правила, что собака должна знать свое место, и, прихватив Джет, отправилась в спальню.

Собачка улеглась в корзинке и не спускала взгляда с хозяйки до тех пор, пока та не забралась в постель. Как только свет погас, она вскарабкалась по одеялу и дала ясно понять, что либо будет спать рядом с Лианой, либо не заснет вообще. Ли пыталась сопротивляться, но, в конце концов, уступила, проведя серьезную беседу о лужах. Джет, видимо, поняла, потому что, проснувшись в шесть утра, визгливо потребовала, чтобы ее вывели на улицу.

Полусонная хозяйка, спотыкаясь, сошла вниз, неся Джет под мышкой. Выйдя в сумеречный заснеженный сад, она выпустила щенка и тут же прокляла себя за глупость, потому что Джет мгновенно исчезла. Поспешно натянув боты матери и дождевик поверх ночной сорочки, Ли при хватила фонарь и кинулась на поиски.

Стуча зубами от холода и не переставая звать Джет, Лиана побежала вниз по подъездному пути и заметила, как крохотный темный комочек скрылся в поместье Ньюфилдов. Девушка ринулась следом и нарушила сигнализацию – тут же зажглись прожекторы. Распахнулась дверь, и, появился Эдвард в ночной пижаме.

– Лиана? Что стряслось?

Он обнял девушку, но та отстранилась, выдохнув на ходу:

– Джет! Она… убежала!

Эд чертыхнулся, схватил фонарь и рассмеялся – Джет уже подскочила к ним, виляя хвостом, явно восторгаясь своей проделкой. Эд подхватил щенка и, крепко взяв Лиану за руку, потащил ее в дом.

– Ты окоченела! – воскликнул он и повел девушку на кухню, хорошо протопленную, что было особенно приятно после морозной погоды. Хозяин включил обогреватель и весело посмотрел на Ли, которая выглядела весьма забавно. Она обхватила себя руками и покраснела до ушей.

– Я не могу остаться, – сказала она, пожалуй, слишком поспешно. – Я так быстро кинулась вслед за нашей миледи, что не заперла заднюю дверь. Конечно, нужно выводить ее на поводке. Извини за переполох. Надеюсь, я не разбудила Эмилию.

– Я только взгляну на нее и провожу тебя до дома. – Эдвард обернулся, строго указав в сторону Лианы. – Если бы ты осталась вчера, нам бы не пришлось сейчас бегать в темноте в ночных пижамах.

– Поверь, тебе не доставили бы удовольствия громкие протесты Джет, выявившие ее незаурядные вокальные данные. Я терпела представление всю ночь, – поделилась Ли опытом общения со щенком. – Джет положительно не желала спать одна и забралась ко мне в постель.

Эд недвусмысленно ухмыльнулся:

– Я ее понимаю.

Девушка недовольно хмыкнула и облокотилась на быстро нагревшийся радиатор, держа на руках уже заснувшего щенка. На что я себя обрекла, подумала она со вздохом. Это касалось Джет. Эми тоже нуждалась в женской ласке.

– Ну и вид у тебя! – прервал ее размышления Эдвард, неся шерстяное одеяло. – О чем задумалась?

– Да у меня с головой не все в порядке, если я ношусь по двору холодным зимним утром в ночной рубашке.

– Остается надеяться, что ты не свалишься от простуды. – Эд обернул вокруг нее одеяло и повел через заднюю дверь. – Можешь поверить, Эмилия спит без задних ног. Так что я провожу тебя до дома и потом сосну еще часок. Очень советую последовать моему примеру. Оставь Джет в корзине на кухне, запрись в комнате и закрой уши.

Лиана сделала, как советовал Ньюфилд. Ей удалось уложить крепко спящего щенка. Затем на цыпочках она прошла в свою комнату, закрыла дверь, нырнула в постель и тут же провалилась в сон.

Часа через два Ли спустилась вниз. Джет приветствовала ее веселым лаем, радостно подпрыгивая, словно мячик.

– Да, да, я тоже тебя люблю. Ты умная замечательная собачка, но ты уже взрослая и спишь одна, – приговаривала девушка, пристегивая поводок к ошейнику. – И больше никаких побегов, непоседа ты эдакая!

Позже Лиана приготовила завтрак на троих. Эми сразу же спустилась вниз, когда отец сказал, что они вместе отправятся по магазинам, а потом заберут Мэг из питомника.

– Мне очень хочется, чтобы ей понравилась Джет, – волновалась девочка.

– Возможно, Мэг научит ее хорошим манерам, – заметил Эд, отбирая у Джет половую тряпку, которую та успела притащить из кладовой. – Нужно купить ей резиновую косточку, пусть играет. Но сначала поможем Лиане убраться, в потом выведем, Джет на прогулку, чтобы она хорошо себя вела в наше отсутствие.

Ли, уже набравшаяся опыта по подтиранию луж, благородно предложила остаться с собакой, пока отец с дочкой съездят за покупками.

– Нет уж, Ли, – сразу запротестовала Эмилия, – мы хотим, чтобы ты поехала с нами, правда, папа?

– Без сомнения, – поддержал ее Эдвард, улыбаясь Лиане, – предложение принято.

Лицо девушки засветилось. Ей льстило семейное приглашение. В розовом свитере и джинсах Лиана чувствовала себя куда уютнее, чем в ночной рубашке и ботах.

– Раз вы просите, отправляюсь с вами. Только боюсь, что Джет плохо перенесет поездку.

– Я возьму ее на ручки, – предложила Эми. – А сейчас с ней погуляю.

– Только на лужайке для крокета, – строго напомнил Эдвард. – Держись подальше от тропы, что ведет к утесу.

– Хорошо. – Девочка позволила Лиане застегнуть пуговицы на пальтишке из шерстяной байки.

– А его обязательно надевать?

– На улице очень холодно, дорогая. Но ты сможешь снять его в машине, если будет жарко.

– Ладно, – Эмилия вышла со щенком, крепко держа поводок. Отец следил за ней из окна.

– Ты нравиться ей, Лиана.

– Надеюсь. – Она набросила меховую куртку. – Этого нельзя добиться, несмотря ни на какие старания. Дети либо любят, либо нет.

– А как ты относишься к Эми? – Эд задал вопрос как-то слишком спокойно.

Девушка удивилась.

– Как она может не нравиться, если она копия… – И вдруг замолчала.

– Что ты хотела сказать?

У Лианы чуть не вырвалось, что Эмилия очень похожа на отца, поэтому не полюбить ее невозможно. Но произнесла другое:

– Временами она выглядит слишком беззащитной, у нее такой жалобный взгляд, что хочется прижать ее к себе и долго-долго не отпускать.

– Я понимаю, о чем ты говоришь, – нахмурился Ньюфилд. – К счастью, с тех пор как она приехала сюда, такое случается реже и реже. Думаю, она чувствует, что находится под защитой. Ведь Сэлли вела себя с дочерью непредсказуемо.

– Но Эми, видимо, скучает по матери.

– Да, но меньше, чем я ожидал. После звонков Сэлли она немного подавлена, но я не понимаю почему. Или Сэлли говорит что-то не так, или вообще не умеет выказывать материнских чувств. Так что обнимай Эмилию почаще.

Лиана встретила девочку улыбкой, когда та вернулась, раскрасневшаяся, с прогулки.

– Ну как, наша девочка хорошо себя вела?

Эми заверила, что так и было, и попросила воды.

– Я очень хочу пить, – сказала она, осушив залпом большую чашку. – Смотрите, и Джет тоже. – Щенок с такой жадностью лакал воду, что Ли подумала, не прогулять ли Джет еще разок.

Поездка по магазинам длилась недолго, купили самое необходимое. Потом все отправились в питомник и забрали Мэг. Поначалу в машине царила сущая кутерьма, но постепенно Мэг пришла к соглашению с маленькой ласковой подружкой.

– Джет скучает по матери, – мудро заметила Эмилия, – видите, она гак и льнет к Мэг.

Вернувшись, домой, отец с дочерью вывели собак в сад и дали им вдоволь набегаться. Лиана убрала продукты и занялась приготовлением ленча. Меню заказывала Эми: бургеры, бобы и, конечно, мороженое. Но девочка, не съев и половины порции, отодвинула тарелку.

Ли смотрела на нее в отчаянии. Приготовление блюд не требовало особого умения, но Эми явно не понравилась ее стряпня, и самолюбие Лианы было задето.

– Я не хочу, есть, – сказала расстроенная Эми. – Я очень люблю бургеры и бобы, но мне как-то не по себе.

Лиана тут же вскочила и положила ладонь на лоб девочки.

– Дорогая, у тебя небольшая температура. Потерпи минутку, я приготовлю тебе теплую ванну, а потом ты отдохнешь в кабинете.

Эми апатично согласилась.

– А кто же займется Джет?

– Не переживай, дочка. – Эдвард обменялся тревожным взглядом с Ли. – Я с ней погуляю. В любом случае Мэг теперь с нами, так что Джет не соскучится.

И в самом деле, Джет прыгала за ирландским волкодавом. Однако воспитанная Мэг добродушно мирилась с выходками маленькой непоседы. Вскоре Эми успокоилась и согласилась отправиться в ванную, оставив Джет на кухне.

– Не волнуйся, все в порядке, – заверила девочку Лиана.

Та молча кивнула и надрывно закашляла.

– Они полюбили друг друга, правда?

– Конечно, дорогая. – Девушка помогла Эми раздеться, с тревогой глядя на лихорадочный румянец и отяжелевшие веки. Ее знобило.

– Знаешь, пожалуй, лучше обойтись без ванны. – Ли торопливо надела пижаму на горячее от температуры тельце и сверху накинула шерстяную ночную рубашку. – Вот теперь хорошо. Пошли в кабинет к камину.

По щекам девочки потекли слезы.

– Ли, я вся горю, мне больно.

– Дорогая, тебе плохо? – Лиана прижала девочку к себе. – Хочешь немного полежать?

К ее полному отчаянию, девочка, заплакав, согласилась.

– Только я не хочу оставаться одна. Пойдем со мной, Ли, пожалуйста!

– Конечно, я не брошу тебя! – Она торопливо повела упавшую духом Эмилию в ее комнату. Там девочка послушно улеглась в постель, и Лиана заботливо укрыла ее теплым одеялом и убрала разметавшиеся волосы с разрумянившегося лица.

– Я на минуточку спущусь вниз за бутылкой с горячей водой и скажу папе, что мы здесь. Договорились?

– Да.

Эдвард, обеспокоенный, поднялся навстречу Лиане, когда та вошла на кухню.

– Что случилось?

Она вкратце сообщила ему о состоянии девочки. Не дослушав, Эдвард кинулся наверх, перескакивая через две ступеньки. Когда Ли вернулась в спальню, он уже сидел на краю кровати и, пытаясь рассмешить дочь, рассказывал о том, как Джет чуть не свалилась в миску, поглощая ленч. В ответ Эми вымученно улыбнулась. Эд ласково погладил дочку по голове и тревожно переглянулся с Лианой, когда ты укладывала ей в ноги бутылку с горячей водой.

– Лучше принеси поднос с какими-нибудь напитками, – посоветовала Ли, сохраняя внешнее спокойствие, – минеральную воду, апельсиновый сок…

– И лимонад, – сонно пролепетала Эми.

– Обязательно, – пообещал Эд, подвигая кресло ближе к кровати. – Садись, Ли. Эмилия сообщила, что ты немного побудешь с ней.

– Обязательно. – Девушка ободряюще улыбнулась. – Я только вымою руки.

Эдвард вышел следом и, когда они удалились на достаточное расстояние, сказал:

– Ли, у нее температура.

– Знаю. Не вовремя уехали мои родители. В любом случае нужно вызвать доктора.

– Я как раз собирался звонить. – Эд взял девушку за руки и крепко сжал.

Она ободряюще улыбнулась.

– Не изводи себя, Эд. Высокая температура у детей – обычное дело.

Он благодарно чмокнул ее в кончик носа. – Ладно, я займусь врачом, а потом принесу напитки. Спасибо тебе.

– За что?

– Просто за то, то ты здесь.

Эмилия уже спала, когда Лиана вернулась в комнату. Щеки девочки неестественно пылали, под нежными веками пролегли темные тени. Устроившись в большом старом кресле, Лиана старалась не нарушить тишину. В душе она очень надеялась, что у ребенка не наступит какой-нибудь рецидив после перенесенной ветрянки.

Интересно, как судьба играет человеком, устало размышляла Ли, ощущая, как начинает сказываться напряжение нескольких бессонных ночей. Ведь с тех пор как она вышла из того возраста, когда девочки находят кумиров, Эдвард Ньюфилд не занимал ее мысли. Иногда она слышала о нем от матери, но не придавала особого значения. Но сейчас ее судьба так тесно переплелась с жизнью Эда, что пути назад не существовало. Если работать с ним, то им придется встречаться каждый день, и с Эмилией тоже, думала Лиана, чувствуя себя не очень уверенно.

Она очнулась, когда Эдвард вернулся с подносом. Эми шевельнулась во сне.

– Пить, – хрипло пробормотала она.

– Готово, мисс, – весело сказал отец, наливая шипучий лимонад. Ли приподняла голову девочки и подложила под нее подушку, чтобы Эду было сподручнее держать стакан.

Утолив жажду, Эмилия в изнеможении откинулась.

– А для Ли ты тоже принес, папа?

– А как же, – заверил ее Эдвард притворно обиженным тоном, – целый чайник свежезаваренного душистого напитка предназначается только ей.

Ли благодарно улыбнулась.

– Ты обо всем позаботился. Спасибо.

– Есть еще книги. Может, сиделку что-либо заинтересует. – Лицо Ньюфилда вновь приняло озабоченное выражение, как только дочка заснула. – Я теперь понимаю, что дети много спят, если им нездоровится, – сказал он шепотом. – Я усвоил эту истину, когда Эми болела ветрянкой. Думаю, Ли, тебе приятно услышать, что я готов свернуть шею негодяю Сиду. Если бы не он, Эми спокойно поправлялась бы дома, вместо того чтобы против воли отправиться с Брайенами.

Лиана кивнула.

– Ты вызвал врача?

– Да. Он заглянет к нам вечером перед операцией. – Эдвард горестно посмотрел на спящую дочь. – Она выглядит ужасно хрупкой!

– Если Эми – дочь своего отца, то она – крепкий орешек. Не волнуйся, я побуду с ней и позвоню, если она проснется и позовет тебя. Мне неловко напоминать тебе, но Джет пора прогуляться.

Эд грустно улыбнулся и нехотя поднялся.

– Ты права. Я выведу собачек, и пусть Мэг продемонстрирует новенькой, где и как следует метить место, и желательно подальше от дома! – Он провел рукой по светлым волосам Лианы и вышел. Она налила чай, выбрала книгу и, взглянув на Эмилию, углубилась в чтение.

Глава VIII

Доктор подтвердил, что у Эми грипп, затронувший бронхи. Он прописал антибиотики, успокаивающую микстуру, традиционно напомнил о том, что нужно много пить, а аппетит вернется, когда спадет температура. Он не удивился, увидев Лиану в доме Ньюфилдов, лишь упомянул мимоходом, что знания ее родителей, видимо, со временем неизбежно устарели. На прощание он утешил Эда, объяснив болезнь дочери ослабленным иммунитетом после ветрянки.

– Наверное, она, как и мистер Брайен, подхватила грипп в Бруквере, – предположил расстроенный Эдвард после ухода самоуверенного молодого специалиста. – Если бы она осталась дома, ничего бы не случилось.

Лиана, во всем соглашавшаяся с Ньюфилдом, не возражала. Если бы она добралась сейчас до капитана, ему бы точно не поздоровилось, думала разгневанная девушка, трогая горячий лоб Эмилии.

Так началась неделя, полная тревоги за Эми и предельно напряженная для Лианы. Эдвард, как всегда, находился в прекрасной физической форме, но очень переживал за Ли, которая явно была на пределе.

Лиане пришлось стирать. Из-за высокой температуры девочку тошнило, она сильно потела, постель и белье приходилось часто менять.

Девушка давно забыла, что такое сон. Даже когда Эдвард дежурил у постели дочери она не позволяла себе расслабиться – Так прошли три дня.

– Послушай, нет смысла не спать нам обоим, – говорила она Эду. – Я подремлю в кресле возле Эми, я не смогу уснуть в постели.

– Так ты дойдешь до ручки, – не соглашался хозяин. – Поспи в моей кровати и просто отключись. Обещаю позвать тебя, если Эми проснется.

Однако девочка требовала Лиану каждую минуту. Она открывала глаза, сразу же беспокойным взглядом искала Лиану и с облегчением вздыхала, увидев ее возле кровати. Ли держала стакан лимонада или просто накрывала маленькую горячую ручку прохладной ладонью.

Но больше всего Эми радовалась, когда, просыпаясь, замечала рядом с девушкой отца. А еще она очень волновалась за Джет даже начинала плакать и успокаивалась лишь тогда, когда Эдвард вставал и обещал спуститься на кухню к щенку.

– Мне лучше остаться с Эмилией, – упрашивала его Лиана, – ну, пожалуйста.

– Я бесконечно благодарен тебе. – ЭД улыбнулся особенно значительно. – Из Сэлли никогда не получалось хорошей сиделки.

Да, но чем-то она, видимо, его привлекала не без ехидства подумала Лиана.

К концу недели девочке полегчало. В пятницу Эдвард настолько воспрянул духом, что даже выбрался в магазин за продуктами, пока Эми спала. Ли осталась с книгой у ее постели, мечтая о том, что, когда Эд вернется, она сделает себе ванну, вымоет волосы и вообще приведет себя в надлежащий вид. Задремав, она вдруг проснулась, услышав лай собак и непрерывные звонки в парадную дверь.

Откинув волосы с усталого лица, Лиана побрела вниз по лестнице. Заглянув в застекленную половину двери, она увидела на крыльце женщину.

Ли повернула ключ, открыла дверь, и сердце ее, казалось, остановилось. Кто бы не узнал это красивое лицо, обрамленное роскошными каштановыми волосами! Сэлли Ньюфилд пришла в голову удачная мысль навестить свою дочь.

Сэлли сразу прошла мимо Лианы в холл, и та почувствовала запах дорогих духов. Высокая, стройная кинозвезда выглядела неотразимо в белом кашемировом пальто.

– Скажите, пожалуйста, а где майор Ньюфилд?

– Извините, его нет дома, – ответила Ли, стыдясь своей не первой свежести рубашки, вытянувшегося свитера и потертых джинсов. Картину довершали свалявшиеся волосы и изможденное лицо.

– Вы помогаете здесь по дому? – высокомерно обратилась к ней Сэлли, явно считая излишним представляться столь незначительной личности.

– Нет. Я Лиана Браун, ваша соседка.

– Боже милостивый, неужели вы тот самый сорванец в вечных царапинах, друживший с Чарли и Стивом? – Сэлли окинула девушку цепким оценивающим взглядом, который свидетельствовал, что с тех пор Ли мало изменилась.

– Да, я все такая же, – сдержанно ответила она, тем не менее, готовая кинуться в атаку, раздраженная взглядом насмешливых голубых глаз. – Ваша дочь нездорова, я помогала ухаживать за ней.

Сэлли нахмурила аккуратно выщипанные брови:

– Эми болеет?

– У нее грипп.

– Заразный?

– Теперь, наверное, нет.

– Что значит теперь? – недовольно переспросила мать. – Когда заболела дочь?

Лиана объяснила, и Сэлли возмутилась:

– Ах, вот как! Может, и ты считаешь, что Эдвард лучше позаботится об Эмилии? Где же, черт возьми, миссис Брайен?

Узнав, что супруги в отъезде, несравненная Сэлли поджала красивые губы.

– Отведи меня немедленно к Эмилии.

– Она в своей спальне, – спокойно ответила Ли.

Миссис Ньюфилд вздернула подбородок:

– Боюсь, я не знаю, где она расположена.

Я не была там с тех пор, как родилась дочь.

Девушка повернулась к лестнице.

– Сюда, пожалуйста.

– О Боже! Я уже забыла, какой здесь барак, – прокомментировала Сэлли, величаво следуя за Лианой по коридору второго этажа мимо закрытых дверей. – Представляю, как трудно обогреть дом!

– Эмилия здесь. – Игнорируя ее болтовню, Ли отворила последнюю дверь.

Сэлли вплыла в спальню, вновь обдав девушку запахом божественных французских духов. Однако ее знаменитая улыбка сразу померкла, едва она увидела хрупкую фигурку и осунувшееся личико дочери.

– Ангел мой! Эми! Что они сделали с тобой? Девочка изумленно уставилась на мать, на темные запавшие глаза навернулись слезы.

– Мамочка? – спросила она, как будто увидела призрак, который может испариться.

– Ну конечно, я твоя мамочка, дорогая. – Сэлли с опаской уселась на край кровати. – Я узнала, что у тебя грипп, кукленок. Какое невезение!

Лиана, ожидавшая, что Сэлли задушит дочь в объятиях, тихо отошла к двери. Ее сердце сжалось от боли, когда она увидела, как Эми сама вытерла слезы платочком, лежавшим под рукой.

Неожиданно дверь распахнулась, и в комнату вошел Эдвард. Он остановился в дверях, словно громом пораженный:

– Сэлли?

– Эд! – Грациозно поднявшись, она поплыла ему навстречу, и Эд невольно заключил ее в объятия. Сэл поднялась на цыпочки и запечатлела на губах бывшего мужа долгий поцелуй. Ли наблюдала за сценой с нарастающей тревогой.

– Я собралась неожиданно и приехала без предупреждения, – сказала она, поглаживая щеку Эда пальцами с ухоженными ногтями, покрытыми лаком. – И, похоже, поступила правильно, – добавила она, повернувшись к Эми.

Лиана хотела незаметно выскользнуть из комнаты, но Эдвард, выпустив Сэлли, остановил ее, крепко схватив за руку.

– Как только Эмилия заболела, за ней стала ухаживать Лиана, она провела у ее постели не одну бессонную ночь.

– Заметно. – Гостья окинула девушку неприязненным взглядом. – Почему ты не нанял профессиональную сиделку? Насколько мне известно, ты не стеснен в средствах.

Неожиданно Эми разрыдалась. Лиана кинулась к девочке, но Сэлли оттолкнула ее:

– Ну же, дорогая, не плачь, – процедила она сквозь зубы и наконец, обняла ребенка. – Мамочка здесь, с тобой.

Чувствуя себя униженной, Ли, как слепая, вышла из комнаты, не заметив протянутой руки Эдварда. Стремительно миновав холл, она понеслась вниз по лестнице на кухню. Схватив пальто, минуту поколебалась, глядя на Джет.

– А ты оставайся вместе с Мэг. Эмилия расстроится, если я заберу тебя.

Добравшись до своего дома, Лиана тут же направилась в ванную. Погрузившись по самый подбородок в приятную теплую воду, она закрыла глаза. У нее не хватило сил, чтобы выплакаться. Зазвонил телефон, но Ли не смогла бы подняться даже под дулом пистолета. В конце концов, зачем ей такие коллизии? Девочка вне опасности и к тому же в объятиях своей матери, к которой Эд, как оказалось, вовсе не равнодушен, хотя утверждал обратное. Девушка то и дело напоминала себе, что Сэлли – первая любовь Эдварда. Он сам сказал ей об этом. К тому же он ни разу не упомянул, что чувство прошло.

Позже она сушила феном волосы, пока они снова не заструились блестящими прядями. Лиана ощущала блаженство. Она перевязала волосы ленточкой, надела старый желтый свитер, принадлежавший матери. Ли даже не удивилась, когда влезла в джинсы времени ранней юности – стресс и бессонные ночи не прошли бесследно. Она застегивала ремень, когда заметила на стекле промелькнувший огонь фар. Подбежав к окну, Ли увидела, как знакомая машина выруливала к поместью Ньюфилдов. Благодарение Богу, супруги Брайен вернулись.

Она почувствовала некоторое облегчение. Сейчас она могла забыть о семье Эдварда с чистой совестью. Но неумолимый внутренний голос подсказывал: Эмилия проснется ночью и начнет плакать из-за того, что ее нет рядом. Несмотря на то, что родная мать сидит у ее постели? – с горькой иронией мысленно возразила себе девушка. Пустые мечты, глупышка Ли!

Она вдруг вспомнила, что почти вся ее одежда осталась в доме Эда. Девушка горестно вздохнула. Видно, придется оставить вещи до отъезда Сэлли. Джет не будет досаждать хозяину, поскольку Брайены возвратились. Гарри займется дрессировкой собак. Выходит, присутствие Лианы Браун абсолютно излишне.

Почувствовав голод, она слегка удивилась.

Последние дни есть, совсем не хотелось. Лиана слишком переживала из-за болезни Эмилии и физически совершенно измоталась. Ощущая усталость, она заварила чай, поджарила тосты из остатков хлеба и сыра. Устроившись поудобнее у телевизора, решила подкрепиться и послушать новости. Диктор объявил прогноз погоды. Она менялась к лучшему – небо очищалось от свинцовых облаков, и в последующие дни ожидалось, что солнце растопит остатки снега. Значит, дороги подсохнут, пойдут поезда, и она сможет вернуться в Хэмстед.

Когда зазвонил телефон, Ли неохотно подошла и нисколько не удивилась, услышав голос Эдварда.

– Как ты себя чувствуешь? Почему ты так поспешно убежала?

– Мне требовалось принять ванну. Как Эмилия?

– Понемногу оправляется от шока, вызванного встречей с матерью. Но она постоянно спрашивает о тебе. Может, вечером проведаешь ее? К тому же мне бы хотелось, чтобы ты отобедала с нами.

Мысль об обеде за одним столом с Сэлли Ньюфилд вызвала у девушки симптом несварения.

– Благодарю за приглашение, однако я только что перекусила. После ванны у меня разгорелся аппетит. Я видела, как приехали Брайены, поэтому не волновалась за Эми и… за тебя.

– Приезд мистера и миссис Брайен ничего не меняет, мы с дочкой по-прежнему нуждаемся в тебе, – возразил Эд, понемногу теряя терпение.

– При известных обстоятельствах мне пока лучше держаться в стороне. Передай Эмилии, что я обязательно приду, когда… ну, когда…

– Когда уедет ее мать, – закончил за нее Эдвард.

– Вообще-то, да, – не стала кривить душой девушка. – И как долго Сэлли намерена пожить с вами?

– Не знаю. – Настроение Ньюфилда резко упало. – Ты же понимаешь, что я не могу отказать ей общаться с дочерью.

– Естественно. У меня к тебе большая просьба. Присмотри, пожалуйста, за Джет. Мне нужно съездить в Хзмстед, чтобы забрать вещи.

– Я обещаю выполнять твою просьбу, и не только сегодня, но и впредь. – Ньюфилд заверил ее столь горячо, что Лиана чуть не разрыдалась.

– Спасибо, – с трудом вымолвила она, – скажи Эми, пусть побережется, когда поправится.

– Не переживай, я позабочусь о ней. Сэлли хочет увезти ее на пару недель с собой, пока не началась репетиция в новом сериале. Я решительно возражаю, но вряд ли смогу воспрепятствовать.

– Я тоже так считаю. А что думает сама Эмилия?

– Она еще ничего не знает. Лиана, послушай…

– Извини, мне нужно идти. Кто-то звонит в дверь. Пока! Передай привет Эми. – Ли повесила трубку и поспешила к дверям, на ходу тщательно вытирая глаза.

Мужчина, рука которого замерла на пути к звонку, смотрел на нее в страшном изумлении.

– Лиана, ради Бога, что случилось?

– Роджер!

Чуть позже девушка приготовила свежий кофе и принесла на подносе в гостиную. Род попросил разрешения закурить сигару.

– Твои родители не одобряют мое пристрастие, – сказал он, недовольно морщась, – но они отсутствуют, и, учитывая особые обстоятельства моего визита, дорогая, позволь мне закурить.

Лиана кивнула:

– Конечно.

– Итак, я не могу повлиять на твое решение? – Роджер аккуратно выпустил струйку голубоватого дыма.

Девушка спокойно улыбнулась. Роджер, как всегда, выглядел элегантно: безупречного покроя темный костюм, шелковый галстук в мелкий горошек аккуратно завязан под воротничком кремовой рубашки.

– Полагаю, нет. Но я надеюсь, что мы останемся друзьями.

Род состроил гримасу, как будто проглотил ломтик недозрелого лимона.

– Избавь меня от старой шутки, дорогая.

– Я говорю искренне, – заверила Лиана, и Роджер грустно улыбнулся:

– Знаю. Честно говоря, я давно ожидал, что ты дашь мне отставку, то ты нанесла жестокий удар. Извини, я вел себя не лучшим образом. Дело в том, что я уже немолод и по-своему привязан к тебе. Но твоя неуемность заставляет меня помнить о разнице лет. К тому же я действительно получаю удовольствие от встреч с нужными мне людьми, контакты расширяют деятельность фирмы. Я ошибся, считая, что ты тоже заинтересована в деловом сотрудничестве. Вот, дорогая, что я хотел тебе сказать. А теперь давай начистоту, чем я могу помочь тебе?

– Ты не мог бы отвезти меня в Хэмстед сегодня вечером?

От проницательного взгляда Нойса не укрылось подавленное настроение Ли.

– Ты что, устала от затворнической жизни в провинции?

– Почти.

– Тогда, конечно, с удовольствием. – Еще раз, внимательно взглянув на девушку, Род нахмурился. – Ты, в самом деле, выглядишь ужасно. Да, да, мне известно, ты выхаживала ребенка своего друга, но, сдается, за такой заботой кроется нечто большее.

Зная о способности Роджера глубоко проникать в суть вещей. Лиана решила посвятить его в невероятную, полную неожиданных поворотов историю осады поместья Ньюфилдов.

Рода так захватил рассказ, что он утратил неизменный апломб.

– Я не ослышался, дорогая? Эдвард Ньюфилд просто отпустил отпетого негодяя?

Лиана кивнула.

– Эдвард обязан выдвинуть обвинение, – кипятился Роджер. – Господи, да ведь ты могла погибнуть! Неудивительно, что ты похожа на привидение.

– Я приведу себя в порядок и снова верну свою ослепительную красоту, – весело пошутила девушка. – Кстати, если ты не возражаешь против нашей совместной работы и не находишь подобную ситуацию неудобной, я готова вернуться на фирму.

– Какие возражения, дорогая! Я счастлив, – Род пристально посмотрел ей в глаза. – Но ты вроде нашла другую работу?

Лиана опустила ресницы:

– Я передумала.

– А не означает ли это, что когда-нибудь ты изменишь свое решение… и выйдешь за меня замуж? – спросил Нойс, осторожно подбирая слова.

Девушка дружелюбно улыбнулась.

– Нет, Роджер. Мне кажется, я не подхожу для семейной жизни.

– Не могу сказать, что разделяю твое мнение, – улыбнулся в ответ Род и посмотрел на часы. – Если ты намерена ехать, думаю, пора собирать вещи. Я посмотрю очередную бездарную передачу по телевизору, а ты займись чемоданом.

Лиане не потребовалось много времени на сборы, поскольку большая часть одежды по-прежнему находилась в доме Ньюфилда. Она позвонила Берте и предупредила о приезде, потом стала набирать номер Эдварда, но передумала. Ее сердце больно сжималось, едва она представила маленькое беззащитное личико Эмилии, ее темные глаза, полные укора. И ты, Брут… мысленно упрекнула себя Ли.

Тяжело вздохнув, она спустилась вниз.

– Я все-таки не поеду сегодня. Захвати мой багаж, а я отправлюсь завтра поездом.

– Конечно. – Он взял ее чемодан. – И почему же ты передумала?

– Мне нужно попрощаться утром с тяжело заболевшей малышкой. Сначала я намеревалась передать записку, но потом поняла, что не смогу покинуть Ландлоу, не повидав ее. Шестилетние детишки очень впечатлительны!

– Не только шестилетние, – обиделся Роджер, но тут же улыбнулся, чтобы смягчить свои слова. – Я шучу. Значит, малышка – дочь майора Ньюфилда?

Лиана кивнула.

– Она подхватила грипп, и я ухаживала за ней. Теперь появилась мать. Я больше не нужна. Но мне не хочется уезжать тайком, не попрощавшись с Эмилией.

Когда Нойс отправился в Хэмстед, Лиана осталась одна со своими тревожными мыслями. Нужно набраться смелости и трезво оценить создавшееся положение, решила она. Итак, подростком она вбила себе в голову, что Эдвард Ньюфилд – герой ее романа. Не последнюю роль сыграла красивая офицерская форма и слухи о подвигах майора в армии. Однако он женился очень рано, и с годами Ли избавилась от детского наваждения. Затем судьба снова свела их вместе, и девушка не благодарила фортуну за столь жестокий поворот – ее чувства находились в полном смятении. Душа разрывалась от жалости к Эми, ревности к Сэлли, к тому же она любила Эдварда, любила глубоко и безнадежно. Короче, она оказалась в глупейшем положении.

Лиана бичевала себя с беспощадностью отчаявшейся женщины. Правильнее было уехать с Роджером. И если говорить начистоту, то не только воспоминание о бедной Эмилии удержало ее здесь. Она не могла уехать, не повидав Эда хотя бы для того, чтобы попрощаться навсегда. И пусть он наслаждается обществом знаменитой бывшей жены.

Ли вскочила с кресла, не в силах оставаться на одном месте, и отправилась на кухню варить кофе. Она хотела отвлечься от навязчивого видения, представляя Сэлли рядом с Эдом. Девушка наполнила чайник и стала ждать, когда закипит вода, задумчиво облокотившись о стойку. Мысли ее витали так далеко, что внезапный стук в дверь испугал Ли до смерти. Сердце учащенно забилось, когда она узнала знакомый условный сигнал.

– Лиана, – послышался голос Ньюфилда, – открой.

На мгновение возникло детское желание заставить его ждать, притвориться, что она не слышит стука. Но здравый смысл и смутная надежда на ответное чувство Эдварда толкнули ее к двери. Она отодвинула затворы. Перед ней стоял сосед в знакомой парке, держа на поводке Джет и Мэг.

Лиана молча смотрела на него.

– Можно войти? – просто спросил Эд. Щенок радостно подпрыгивал, приветствуя девушку.

Не говоря ни слова, Ли впустила Ньюфилда. Он передал ей поводки и наклонился, чтобы снять ботинки. Девушка возилась с собаками с несколько преувеличенным энтузиазмом, стараясь скрыть охватившее ее волнение. Поведение Эдварда свидетельствовало о том, что он собирается задержаться дольше, чем требовал визит вежливости. Он выпрямился, скинул парку, повесил ее на крючок и отстегнул поводки.

– Я хочу поговорить с тобой, – коротко объяснил Ньюфилд и, дав команду «место», закрыл за собаками дверь на кухню.

– Пойдем лучше в гостиную, – сдержанно пригласила Лиана гостя и повела его наверх. Она уютно устроилась в углу дивана, подобрав под себя ноги, и жестом радушной хозяйки указала Эдварду на стул:

– Садись, пожалуйста.

Однако тот предпочел стоять. Низкий потолок комнаты подчеркивал высоту его роста.

– Когда я выгуливал собак, то видел, как от твоего коттеджа отъехала машина.

Девушка вздернула подбородок:

– Да, так и было.

– Кто приезжал?

Она одарила его ледяным взглядом:

– Зачем тебе знать? Или ты единственный, кому дозволено принимать гостей?

Глаза Эдварда сердито сверкнули:

– Я не приглашал Сэлли.

– И я не звала Роджера.

– Так я и предполагал. У меня возникла мысль, что «мерседес» в духе твоего бывшего жениха. – Он вдруг подозрительно сощурил глаза. – Или отставка не принята?

– То же самое я могу спросить о Сэлли! – Лиана сразу поняла свою оплошность и поспешила сменить тему. – Как Эмилия?

– Она успокаивается. Боюсь, что любая мелочь может вывести ее из равновесия. Я позвал на помощь миссис Брайен, чтобы заставить дочку уснуть. – Во взгляде Эда появился упрек. – Она не понимает, почему ты ушла.

Ли побледнела, почувствовав острое раскаяние.

– Мне казалось, Эми не будет скучать, ведь рядом ее мать.

Ньюфилд испытующе взглянул на нее из-под темных бровей:

– Ты уверена? Или ты покинула нас, обидевшись по вполне понятной причине – моя бывшая жена повела себя довольно грубо по отношению к тебе?

– Прошу тебя, сядь, – раздраженно попросила Лиана. – Мне трудно разговаривать, ты буквально подавляешь меня, глядя с высоты своего роста.

Эд примостился на край дивана, полуобернувшись к девушке.

– Разве Сэлли не помогала тебе укладывать дочь спать? – не удержалась от вопроса Лиана.

– Нет. Она разозлилась. Эми постоянно спрашивала о тебе. Бедная девочка в таком состоянии, что я поспешил сюда, но, увидев машину, понял, что мне не повезло.

– Я бы обязательно пришла, если бы знала, что нужна Эмилии.

Эдвард пожал плечами.

– Мне не хотелось выглядеть навязчивым. Поэтому я вернулся и сказал дочке, что у тебя гости, и ты навестишь ее утром. – Их глаза встретились. – Я страшно боялся не застать тебя дома или застать не одну.

Глава IX

Последовало неловкое молчание, мучительное для обоих. Первой не выдержала Лиана.

– Да, я собиралась уехать сегодня с Роджером… в Хэмстед, в свою квартиру, – поспешно пояснила она. – Но не могла не попрощаться с Эмилией. Обещаю, приду утром.

– А после, если я правильно понял, ты возвращаешься… к Роджеру. – Ее голос не выражал никаких эмоций.

– Да.

Эд помрачнел.

– Понимаю.

– Я намереваюсь только работать с ним, ничего более.

– Насколько я помню, ты собиралась поступить в мою фирму.

– Сегодня я поняла, что такой шаг не вполне разумен.

Черные брови Эдварда сошлись на переносице.

– Но почему, черт возьми?

Лиана решила сжечь все мосты.

– По известным нам обоим причинам мы столкнулись в одном месте, что явилось неожиданностью для обоих. Затем заболела Эмилия, мы сблизились еще сильнее. Но для меня совершенно очевидно, что ты по-прежнему влюблен, или, по крайней мере, неравнодушен к Сэлли. Я ничего не могу изменить. Не думай, что я виню тебя. В жизни твоя жена еще красивее, чем на экране. И я отступаю, пока у меня еще есть силы. Однако я не бросаю Эми. Обещаю, что, когда вернутся родители, я буду регулярно навещать ее. Я постараюсь объяснить девочке…

– Прекрасно! Может, тогда Эмилия и мне кое-что объяснит. – Эдвард порывисто схватил девушку за руки и крепко сжал, их. – Потому что, клянусь тебе, я ничего не понимаю. А что касается моего влечения к Сэлли, ты серьезно заблуждаешься.

– Ерунда! Я наблюдала за вами, – запальчиво наступала Лиана, – и не заметила, чтобы ты сильно сопротивлялся, когда она целовала тебя. Отпусти же меня, мне больно!

Эд разжал руки.

– Ну, хорошо, – сказал он, раздумывая. – И что конкретно ты видела?

– Ну… как ты реагировал на ее порыв. – Ли опустила глаза. – Когда-то ты сказал мне, что Сэлли – единственная женщина, которую ты любил. И я думаю, твое чувство не прошло.

Ньюфилд долго молчал, смотря на девушку такими глазами, что, в конце концов, ей стало не по себе. Она беспокойно заерзала, потом затихла, загипнотизированная его взглядом.

Наконец Эд заговорил. Голос был тихим, но в нем ощущалось скрытое напряжение.

– Скажи, как мне поступить? Я непременно должен доказать тебе, что ты ошибаешься.

Он стремительно подошел к Лиане и заключил ее в объятия. Его сильные руки обвили ее, как два стальных обруча. Инстинктивно девушка пыталась вырваться, но Эдвард крепче прижал ее к груди, так что она чуть не задохнулась. Он закрыл ее рот поцелуем, решительно отклоняя любые протесты. С одной стороны, откровенный мужской натиск парализовал ее волю, а с другой – взволновал чувственность.

Эдвард взял Ли на руки и, не обращая внимания на сопротивление, с удивительной легкостью понес к двери. Что для него значили сто двадцать фунтов веса, если он мог прошагать шестьдесят миль с двумястами фунтов экипировки на спине!

Подойдя к двери спальни, Эд открыл ее ногой и положил девушку на кровать. Его дыхание участилось. Лиана понимала его состояние и в панике попыталась увернуться, но Эдвард вновь поймал ее и прижал руки над головой.

– Ты не ошиблась насчет влечения, – сказал он тихо, – но не разобралась, к кому оно относится. Я хотел, чтобы это случилось позже, когда наши отношения войдут в определенное русло, но ждать выше моих сил. – Горячее дыхание Эда обжигало губы Лианы.

– Остановись, – выдохнула она, пытаясь сопротивляться, – прошу тебя, ты пожалеешь…

– Ты, может, пожалеешь, а я никогда. – Эдвард отпустил ее руки, но только для того, чтобы снять с нее свитер.

Ли принялась бороться не на шутку, но ее противник имел явное преимущество в весовой категории, несмотря на худощавое сложение. Его сильное тренированное тело могло выдержать любые физические нагрузки, а Лиана представляла собой хрупкую девушку, упражнявшуюся только в спортзале и игре на пианино. Очень скоро она уступила в неравной схватке, и Эдвард быстро овладел ею. К стыду Ли, ему удалось это слишком легко.

Она чувствовала себя униженной. Слезы обиды и гнева потекли, но ее щекам, но неожиданно Лиана начала испытывать томящее удовольствие. Эдвард оказался не только пылким, но и умелым любовником. Он сумел подвести ее к наивысшей точке такого острого, пронизывающего естество ощущения, что девушка вскрикнула, не в силах сдержаться. Эдвард испытал экстаз почти одновременно с ней. Его глаза горели триумфом победителя. Но когда все закончилось, тело Лианы вновь принадлежало только ей одной и перестало служить инструментом в руках Эдварда Ньюфилда, хотя он оказался виртуозным исполнителем.

Ли лежала на спине совершенно неподвижно, закрыв глаза ладонями. Обнаженное тело еще дрожало. Ей очень хотелось, чтобы Эд ушел, однако он лежал рядом, на животе, забросив длинную смуглую ногу на ее бедро, – это был жест собственника. Постепенно дыхание девушки выровнялось. Молчание стало тяготить ее, и она заговорила первой.

– Теперь, пожалуйста, уйди.

– Нет.

Она убрала ладони и увидела, что Эд, приподняв голову, смотрит на нее. Его глаза мерцали, словно догорающие угольки в камине.

Даже узкой полосы тусклого света, проникающего с лестничной площадки, оказалось достаточно, чтобы заметить торжествующий блеск во взгляде удовлетворенного мужчины.

– Я убедил тебя? – тихо спросил он.

– В чем? – возмутилась Ли. – Ты доказал мне, что сильнее меня и можешь подавить меня оружием, которого у меня нет. Экое дело!

– И ты ничего не почувствовала? Я тебя просто подавил?

Лиана намеревалась солгать, но передумала:

– Нет, и ты знаешь.

– Хочешь, чтобы я извинился? Она гневно сверкнула глазами:

– А что толку? Зло свершилось.

Эдвард нежно пригладил ее разметавшиеся волосы, но девушка сердито отвернулась.

– Ли, пострадала только твоя гордость.

– Моя гордость? Эд кивнул.

– Я решил, во что бы то ни стало убедить тебя, кого в действительности я сильно желаю. Это не насилие. В конце концов, ты не смогла скрыть, что испытала удовольствие.

Возможно, потому, с горечью подумала она, что прежде со мной подобного не случалось. С Роджером она только притворялась. Очевидно, изобразить обратный эффект гораздо труднее.

– Тебе лучше вернуться к Эмилии, – напомнила она Эдварду и попыталась встать, но он вновь пригвоздил ее к постели.

– До моего возвращения за ней присмотрит миссис Брайен.

– Почему не Сэлли?

– Она уехала.

– Уехала? – переспросила Ли.

– Да. Дэвид Сноу отвез ее в Липстен после довольно помпезного ужина.

– Ого, новый соискатель ее руки! – Лиана мигнула, пытаясь сосредоточиться. – И когда же он появился?

– Во-первых, он, завезя сюда Сэлли, отправился зарезервировать номер в гостинице, а потом втроем мы отметили их бракосочетание, которое состоялось полгода назад.

– О! – Лиана насмешливо улыбнулась. – Представляю эдакую дружную компанию. Какие цивилизованные отношения!

– Однако обед стал сущим мучением. Мне приходилось каждую минуту подниматься к Эми. Дэвиду не терпелось покинуть дом, и, в конце концов, Сэлли уехала вместе с ним.

Почувствовав, что Ли шевельнулась, Эдвард крепче прижал ее к себе.

– В Липстене они задержатся на пару дней, чтобы подготовить поездку для Эмилии.

– А что думает сама девочка?

– Бедное дитя в растерянности. Конечно, она в восторге, что мама появилась, как сказочная фея. Однако как долго продлятся благие намерения Сэлли? Я надеюсь, что она проведет с дочкой хотя бы один день. – Эд осторожно погладил пальцем нежную щеку Лианы. – С точки зрения моей дочери, самый идеальный вариант – твое согласие присоединиться к ним.

Девушка содрогнулась, представив благоухающую Сэлли. На такую жертву она бы не пошла даже ради Эмилии. Ли легонько толкнула Эдварда в бок.

– Ну, теперь-то ты уйдешь? Я замерзла и хочу одеться.

Вместо ответа он натянул одеяло.

– Не сейчас. Эми спит, а Брайен позвонит мне, если я понадоблюсь. Мне приятно быть с тобой и чтобы ты лежала рядом.

Лиана убрала его руку.

– И тебе еще хватает смелости после того, что ты сделал со мной…

– После чего? – беззаботно переспросил Эдвард, вновь обнимая ее. – После того, как мы занимались любовью?

Девушка не отреагировала на ласку.

– Мне кажется, что ты доказал самому себе, действуя так, будто наказывал меня за что-то. Разве я для тебя не желанная женщина?

– Я безумно хотел тебя, – горячо заверил ее Ньюфилд. – С самого первого момента нашей встречи, если тебе непременно нужны подробности. – Он привлек Лиану к себе и впился в губы долгим нежным поцелуем. – И я желаю любить тебя сейчас и немедленно. Но на этот раз я не буду торопиться. Соблазню тебя шаг за шагом, пока, дорогая, ты не попросишь пощады.

Во имя поруганной гордости Ли предприняла слабую попытку освободиться, не проявив, однако, должной настойчивости. Эдвард уже целовал ее, медленно продвигаясь от губ к подбородку, шее, упругой груди и ниже, ниже… Его прикосновения казались легкими, но расчетливыми и возбуждали сильнее, чем прежняя грубая настойчивость. Он ласкал ее тело с жадностью изголодавшегося любовника, лишая девушку последних сил к сопротивлению. Она ощущала нарастающее желание, подобно волнам, которые вздымаются все выше и выше перед приближающимся штормом. Лиана изгибалась дугой, прижимаясь к нему и несясь во весь опор в бурное море страсти. Когда, наконец, он вошел в нее, она издала тихий стон. Ли уже не ощущала, где начинается она и где кончается он. Все, что она понимала, – это то, что движется навстречу пику удовольствия. И они достигли его вместе.

Потом они лежали с закрытыми глазами, совершенно обессилевшие. Сказалось напряжение последних дней – оба крепко заснули.

Ли разбудил лай собаки и звуки чьих-то голосов. Медленно выходя из глубокого сна, она по-совиному захлопала глазами, когда в комнате неожиданно зажегся свет. Лиана приподнялась и застыла, с ужасом глядя на потрясенные лица родителей.

– Мама? Отец? – пролепетала она, освобождаясь из объятий Эдварда. Тот сел в кровати, заспанный, взъерошенный, но совершенно спокойный.

– Эд? – изумилась миссис Браун. – Я… я полагала, что здесь Роджер…

– Лиана расторгает помолвку с ним. – Ньюфилд счел нужным внести ясность и с улыбкой посмотрел на красную от смущения девушку. Она робко жалась к нему, натянув одеяло до подбородка.

– Весьма предусмотрительно при данных обстоятельствах, – возмущенно заметил доктор Билл Браун, беря жену за руку. – Пойдем вниз, пусть они оденутся.

– Какое сегодня число? – в отчаянии спросила девушка, когда дверь за родителями закрылась.

Эдвард взглянул на часы:

– Четвертое марта.

– Они собирались вернуться лишь на следующей неделе, – простонала Лиана, вдруг засуетившись. – Ради Бога, быстрее уходи. Господи, а собаки! Уверена, Джет наделала лужи по всему полу.

– Успокойся, – урезонил ее Эд, одеваясь как по тревоге. – Я все объясню и принесу извинения.

– Не надо, – накинулась на него Ли, в отчаянии бегая по комнате и хватая разбросанные вещи. Она небрежно провела расческой по волосам, безнадежно глядя в зеркало на пылающие щеки. – Я взрослая женщина. В конце концов, спать с мужчиной в своей комнате, – не преступление. Но лучше, чтобы это был не ты.

– Как? Нойса они восприняли бы благосклонно?

– Разумеется! Не забывай, мы собирались пожениться, – огрызнулась Лиана. – Боже мой, ну пошевеливайся же!

Ньюфилд легко оттолкнул ее от двери.

– Поскольку я поставил тебя в неловкое положение, я пойду первым. – Не реагируя на бурные протесты, он быстро спустился вниз и вошел на кухню, где миссис Браун, как и следовало ожидать, подтирала лужи.

– Билл вывел собак на прогулку. Полагаю, Эдвард, что щенок ваш? – Миссис Браун, как ни в чем не бывало, обращалась к нему. – Я поставила чайник. Хотите кофе?

Кэтлин, казалось, уже забыла о сцене в спальне дочери и спокойно объяснила, почему они вернулись раньше срока. Ее сестра купила очень дорогой билет на благотворительный концерт и выиграла приз – поездку на Гаити.

Доктор Браун вошел на кухню, ведя отряхивающихся собак.

– А здесь холодновато, – бросил он на Ньюфилда недружелюбный взгляд. – Майор, я продал вам дом, но не свою дочь в придачу.

– Папа! – вмешалась Лиана.

– Я обязан дать твоему отцу разъяснение, – резонно заметил Эдвард.

– Право, не стоит, – смягчился Билл, – видимо, я отстал от жизни. Ли – взрослая женщина и вправе сама распоряжаться своей судьбой. И если она считает возможным лечь в постель с мужчиной, это не наша забота.

– В том-то и дело, сэр. – Ньюфилд встал, держась очень прямо, демонстрируя военную выправку. – Лиана не соблазняла меня. Инициатива исходила с моей стороны.

– Правда? – изумленно спросила у дочери Кэтлин Браун.

– Ну, да… в определенном смысле…

– Тогда вам действительно придется рассказать о случившемся, – нахмурился доктор Браун.

Неожиданный телефонный звонок разрядил обстановку. Трубку взяла Кэтлин и, послушав, передала ее Эдварду.

– Мистер Брайен просит вас, Эд.

Он с минуту молчал, затем поспешно ответил:

– Я понял. Скажи ей, я иду.

– Речь идет об Эми? – забеспокоилась девушка.

– Да. Она плачет, потому что меня нет рядом. – Ньюфилд быстро надел парку.

– Меня она тоже зовет?

– Я объясню, что приехали твои родители, и ты придешь утром. – Он повернулся к супругам Браун. – Прошу извинить меня, но беседу придется отложить. Хочу только, чтобы вы знали – я намерен жениться на Лиане, и прошу вашей поддержки.

Родители дружно выразили одобрение, и Лиана, не успевшая возразить, вышла вместе с Эдом, чтобы поговорить с глазу на глаз.

– Ради Бога, кто тебя тянул за язык? – сердито спросила она. – Тебе недостаточно сложностей, с которыми мы столкнулись?

– Но я сказал правду, клянусь! – И у Лианы перехватило дыхание. – При других обстоятельствах я бы дал тебе время на раздумывание, но, поскольку твои родители застали нас в довольно щекотливой ситуации, необходимо поставить точку над "I".

– Интимные отношения – не повод для брака, – обиделась Ли, – похоже, ты задержался в прошлом столетии.

– Давай поговорим позднее, – заторопился Эдвард, – мне нужно идти. Держа поводки в одной руке, он другой привлек Лиану к себе и крепко поцеловал. – Жду тебя утром.

Глава X

Неожиданный поворот событий совершенно сбил девушку с толку. Возвратившись в дом, она впервые в жизни не знала, что сказать родителям.

– Я заварила свежий чай, – спокойно произнесла миссис Браун, заметив покрасневшую от смущения дочь. – Пока мы с тобой одни, объясни откровенно: ты хочешь выйти замуж за Эдварда Ньюфилда?

– Разумеется, нет, – не задумываясь, ответила Ли. – Он не имел никакого права делать подобное заявление.

– Ладно, дорогая, сменим тему. Я так беспокоилась за тебя! Мы пытались связаться с тобой, звонили в квартиру, но отвечал незнакомый молодой человек, наверное, друг Берты, Он сообщил, что ты уехала, поэтому я связалась с Роджером, и он объяснил, почему ты отправилась сюда.

Тут появился мистер Браун.

– Папа, извини, что я поставила вас в такое неудобное положение, – обратилась к отцу Лиана.

Но тот, видимо, уже пересмотрел свое отношение к происшествию.

– Я хорошенько подумал, дочка, и решил, что ситуация напоминает старый водевиль.

– Ну, довольно, – поднялась Кэтлин, – пойдемте в гостиную, там поудобнее. Перелеты в нашем возрасте просто убийственны. Сегодня получу истинное удовольствие, устроившись за чаем в своем любимом кресле.

Лиана, наконец, набралась храбрости и поведала родителям свою историю.

– Я сбежала из города, потому что рассталась с Роджером.

– Но почему ты разорвала помолвку? – деликатно поинтересовалась миссис Браун.

Ли вздохнула.

– Я поняла, что мы не подходим друг другу.

– Во-первых, если, конечно, судить только по внешности, он староват для тебя, – прямолинейно заявил доктор Браун.

Девушка удивленно посмотрела на отца.

– Но ты никогда не говорил мне об этом!

– Я не разрешала ему вмешиваться, – сказала мать, – поскольку была уверена, что ты поймешь сама.

Лиана изумленно покачала головой.

– Поистине вечер сюрпризов! Короче, я сбежала домой, чтобы успокоить нервы, кстати, не имея ни малейшего понятия о том, что вы продали наше поместье Эдварду Ньюфилду, – добавила она с упреком.

Доктор Браун смутился:

– Он просил не разглашать договор, пока не закончатся формальности с контрактом. Потом я закрутился и забыл поставить тебя в известность.

Ли пожала плечами.

– Сейчас вопрос о купле-продаже не имеет значения. Лучше послушайте, что я вам расскажу. – И она поведала родителям о необычной встрече с Эдом во время бурана, затем изложила предусмотрительно подредактированную версию о капитане Крузе.

– Боже милостивый! – ужаснулся доктор Браун. – Но почему, черт возьми, Эдвард не отправил маньяка в полицию?

Дочь подчеркнула, что у того был стресс, вызванный уходом из армии, и Ньюфилд не захотел усугублять плачевное положение бывшего сослуживца.

Кэтлин поежилась.

– Как хорошо, что я ничего не знала. – Она с любопытством посмотрела на дочь. – Как же ты справлялась с Эдвардом Ньюфилдом?

– Пережитая осада сблизила нас. Потом мы поехали за Эмилией, она заболела, ну и…

– Еще одно переживание сильнее привязало тебя к Эдварду. Однако я не нахожу, что ты выглядишь счастливой, зная о намерении Ньюфилда жениться на тебе.

– Я действительно несчастлива.

– Почему? Недостаточно любишь его, чтобы выйти замуж?

– Наоборот, он недостаточно любит меня. Доктор Браун нахмурился:

– Тогда зачем ему нужна женитьба?

– Причина в Эмилии. Она хочет, чтобы я постоянно находилась с ней, поэтому Эд решил узаконить наши отношения. Он заботится о благополучии дочери.

Кэтлин задумалась.

– В таком случае хорошенько подумай, прежде чем сказать «да».

– Не волнуйтесь, я так и намерена поступить.

– И, тем не менее, мне нравится Эдвард, – сказала вдруг миссис Браун. – По-моему, он подходит тебе больше, чем Роджер. В нем, как бы выразиться поточнее… жизнь бьет ключом. Ли фыркнула:

– Если ты хочешь подчеркнуть, что Эд импульсивен, то я с тобой полностью согласна. Но о женитьбе не следовало заводить разговор. Я сказала ему, что он из прошлого века.

– Мне не кажется, что Ньюфилдом движет только чувство долга, – сдержанно заметил отец. – Он нисколько не смутился, когда мы буквально свалились вам на голову. Завидное самообладание! Все растерялись, только не он.

– Эдвард проходил специальную психологическую подготовку.

– Возможно, – согласился отец. – Извини, что не нашел времени, чтобы сообщить тебе о продаже коттеджа, – добавил он.

– Действительно, новость немного неожиданная, – призналась Лиана, – но мне приятно, что здесь будет жить Эмилия.

– Если ты выйдешь замуж за Эдварда, то останешься в своем доме, – напомнила мать.

– Но я не собираюсь, а поэтому считаю вопрос закрытым. – Лиана встала. – Пойду спать, завтра много дел. Мне жаль расставаться с вами так быстро, но мне, видимо, лучше вернуться в Хэмстед.

– Твой отъезд напоминает побег.

– Так и есть. И сейчас самое время скрыться из виду. Эми собирается в поездку с матерью и не почувствует моего отсутствия.

Ночью Лиана не могла сомкнуть глаз. Она лежала с открытыми глазами под простынями, хранившими тепло ее возлюбленного, и навязчивые мысли роем кружились у нее в голове. Лиана твердо верила, что Эду нужна подходящая мачеха для его дочери, а вовсе не жена. Брак с человеком, который ценил, но не любил ее, походил на микстуру для разбитых сердец. Лучше порвать с Эдвардом сейчас, пока она может управлять чувствами, а Эмилия не пострадала из-за эгоизма взрослых.

Внутренний голос услужливо подсказывал: выходи замуж, с любовью разберешься позже. А если не получится, я окажусь у разбитого корыта, возражала она себе. И насильно милой не будешь. Уж она-то знала. Как ни пыталась она внушить себе любовь к Роджеру, ничего не получилось. А в Эда она влюблена с двенадцати лет, и годы не изменили ее романтической привязанности – Эд остался героем ее мечты. А теперь? Разве можно стереть из памяти ощущение от прикосновения его сильных рук?

Утром Лиане в некотором роде повезло. Когда она вошла в дом Ньюфилда, натянутая как струна, миссис Брайен сказала, что хозяин изучает в кабинете контракт на строительство нового гимнастического зала в саду.

– Позвать Эдварда? – спросила она и, заметив темные круги под глазами девушки, посочувствовала: – Дорогая, ты выглядишь очень усталой. Уход за девочкой вконец измотал тебя.

– Я хорошо себя чувствую, – заверила Ли. – А Эда не стоит беспокоить. Я пришла к Эми, как она?

– Капризничает немного, но в целом поправляется. Мистер Ньюфилд взял с нее обещание не вставать с постели до приезда матери. – Миссис Брайен недовольно поджала губы. – Думаю, ты в курсе, что она забирает дочку с собой?

Лиана кивнула:

– Пожалуй, ей не помешает немного побегать на солнышке. Я поднимусь к ней.

Ее сердце больно сжалось, когда детское бледное личико засветилось радостью.

– Ли! – Эмилия потянулась к девушке, и та обняла ее.

– Привет, милая, как дела?

– Лучше. – Худенькие ручки крепко вцепились в ее одежду. – Ты видела Джет?

– Она резвится в саду вместе с Мэг, – успокоила девочку Лиана. – А ты поправляйся скорее, будешь с ними играть.

Эми, расстроенная, откинулась на подушки.

– Ничего не получится. Завтра я уезжаю с мамой на какую-то Майорку.

– Вот здорово! Тебе понравится поездка. Там тепло, светит солнце. Ты загоришь и забудешь, что когда-то болела.

Девочка умоляюще смотрела на нее.

– А ты не можешь поехать?

– Но, дорогая, ты же отправляешься с мамой! Лучше пришли мне красивую открытку с видом отеля.

Лиана не предполагала, что расставание с Эмилией подействует на нее удручающе. Предательский комок застрял у нее в горле, она едва сдерживала слезы…

– До свидания, миссис Брайен, – сказала она сдавленным голосом, вернувшись на кухню. – Я уезжаю в Хэмстед. Пожалуйста, не говорите ничего Эмилии. Когда она вернется, легче перенесет мое отсутствие. Миссис Брайен вздохнула:

– Я знаю тебя с детских лет, поэтому не обижайся, если скажу, что мистер Ньюфилд очень расстроится, когда узнает о твоем отъезде. Ты не попрощаешься с ним? Может, я все-таки позову его?

– Ни в коем случае! – запаниковала Лиана и, махнув на прощание рукой, побежала к дому.

Девушку обогнала шикарная красная машина и притормозила, ожидая ее. Из открытого окна выглянула Сэлли, выглядевшая, как всегда, идеально.

– Здравствуй, куда ты спешишь? – Ли удостоилась знаменитой улыбки кинозвезды.

– Доброе утро, миссис Сноу, – вежливо ответила она, собираясь пройти мимо.

– Ах да, Эдвард сообщил тебе, что я вышла замуж. – Улыбка Сэлли подернулась ледком. – Только, дорогуша, не питай пустых иллюзий. Мой брак ни в коей мере не отражается на наших отношениях с Эдом.

Девушка улыбнулась, сохраняя внешнее спокойствие:

– Меня это не касается, миссис Сноу.

Взгляд светлых глаз Сэлли стал жестким.

– Ты не глупа, если поняла это. И запомни следующее: что бы ни случилось, Эмилия – моя дочь. – Ее красивое лицо вновь осветилось торжествующей улыбкой. – И последнее. Эдвард может сколько угодно утверждать, что я ему безразлична, однако он по-прежнему от меня без ума. И если он женится, в чем я очень сомневаюсь, то только ради Эмилии.

И Сэлли нажала на педаль. Машина рванулась в сторону поместья Ньюфилдов. Лиана побледнела как полотно, но заставила себя идти не спеша и, только оказавшись недалеко от дома, бросилась бежать…

Часа через два она уже входила в офис Роджера, готовая приступить к своим обязанностям.

Вечером она вернулась в квартиру, отказавшись от предложения Нойса поужинать вместе, и обрадовалась, что подруга еще не вернулась. В записке, приклеенной к холодильнику, Берта сообщила, что вернется поздно и что ей звонил некто Эдвард Ньюфилд и оставил номер телефона.

Ли смяла записку, бросила в корзину, наспех приняла душ, поужинала, правда без всякого аппетита, и устроилась в кресле с книгой, которую начала читать в доме родителей. Казалось, все происходило так давно!

Она никак не могла сосредоточиться – ждала, что вот-вот раздастся звонок. Но телефон молчал, и. поколебавшись, Ли набрала номер поместья Ньюфилдов. Но трубку сняла миссис Брайен.

Она сообщила, что Эдвард обедает в городе с новобрачными, а Эмилия капризничает в связи с поездкой на Майорку, поскольку надеялась, что отец отправится тоже.

– Да, – добавила миссис Брайен, – приходила твоя мать и, осмотрев девочку, сказала, что путешествие ей не повредит. Еще она поиграла с Эми, и та теперь души в ней не чает.

Лиана с трудом сдерживала слезы.

– Мама любит ее. И я тоже. В общем, передайте Эду, что я звонила. – Но, подумав, добавила: – Впрочем, не нужно, мне завтра рано вставать, так что я скоро лягу спать.

Она попыталась заснуть, но не смогла из-за сильного душевного напряжения – Ли ждала звонка от Ньюфилда. Но Эд так и не позвонил. В конце концов, она уткнулась заплаканным лицом в подушку и забылась до утра.

На следующий день в офисе царила страшная суета, и на размышления о личных проблемах не оставалось времени. Поздно вечером Лиана вернулась в свою квартиру, и подруга тут же обрушила на нее поток новостей. Их откровения прервал телефонный звонок. Берта взяла трубку, весело прощебетала и, попросив подождать минутку, позвала Ли.

– Просят тебя. Я ухожу по делам. Увидимся позже.

Лиана на прощание махнула рукой, вздохнула поглубже и спокойно сказала:

– Слушаю.

– Это Эдвард, – прозвучал резкий голос. – Какие игры ты затеяла на сей раз?

– Я просто вернулась на работу. Я же поставила тебя в известность.

– После того, что произошло между нами ночью, я рассчитывал на откровенный разговор. – В голосе Ньюфилда звучала горькая обида.

– Почему?

– По-че-му? – потрясенно переспросил он. – А ты способна представить, что я пережил, когда мне рассказали о твоем отъезде? Я заходил к твоим родителям, но они не сообщили мне ничего нового, кроме того, что ты намереваешься возвращаться в офис. Они отказались обсуждать мое предложение о женитьбе.

– Что за предложение?

– Черт возьми, ты прекрасно знаешь!

– Насколько я помню, ты мне ничего не говорил.

Последовала пауза.

– Я не успел из-за твоего внезапного отъезда, – сдержанно сказал Эдвард, – однако уверил твоих родителей, что непременно вернусь к вопросу о браке, как только увижусь с тобой. – Ньюфилд, помолчав, продолжил: – Если я правильно понял, ты сбежала, чтобы не встречаться со мной?

– Я приходила в твой дом, но узнала, что ты занят, я не хотела тебе мешать. Однако с Эмилией я виделась.

– Я знаю.

– Еще я встретила Сэлли.

– Но она ничего не передавала. Любопытно, что она наговорила тебе, раз ты так поспешно покинула Ландлоу. Или ты всегда сбегаешь, когда возникают проблемы?

– Нет, – холодно возразила Ли, – просто наступил подходящий момент. Эмилия оставалась с матерью и собиралась в поездку. Она уехала?

– Да. Мне тяжело было с нею расставаться. Надеюсь, Сэлли уделит ей внимание… – И после некоторого раздумья предложил: – Давай поговорим о нас. Ты прекрасно знаешь, что я хочу жениться на тебе. Мне казалось, что дело решенное. Но потом я вдруг вспомнил, что Роджер тоже так считал. Может, я не устраиваю тебя как любовник?

Девушка не на шутку разозлилась.

– Поэтому ты и позвонил? Решил убедиться в своей неотразимости?

– Ли, ты не права. Я намеревался сегодня же отправиться за тобой, но простудился, и твоя мать посоветовала мне остаться дома. – Эдвард вздохнул, чтобы успокоить растущее раздражение. – Послушай, я бы предпочел не говорить по телефону, но, похоже, у меня нет выбора. Ты выйдешь за меня замуж?

Лиане хотелось крикнуть «да!», однако она сдержанно ответила:

– Нет.

На другом конце провода повисло молчание. Наконец Эд, не выдавая волнения, спросил:

– Может, объяснишь почему?

Она вздохнула, решив высказаться начистоту.

– Начнем с того, что ты намерен жениться на мне из-за рациональных соображений – Эмилии нужна мать. А я как раз соответствую твоим требованиям, словно по заказу: люблю твою дочь, готова помочь тебе в работе над проектом, меня устраивает жизнь в провинции, со мной не скучно коротать долгие зимние вечера, наконец, я устраиваю тебя как любовница. Кто еще обладает таким набором идеальных качеств? Словом, женитьба удобна для тебя во всех отношениях. Мне даже не нужно переезжать.

– Ты просто рассерженна, – заключил Ньюфилд.

Ли смахнула непрошеные слезы.

– Ты плачешь? Прошу тебя, не надо! Господи, какой я идиот! Зачем я стал выяснять отношения по телефону? Как мне хочется обнять тебя и убедить, почему ты обязательно должна сказать «да».

– Ничего не выйдет, – решительно возразила девушка и высморкалась. – Брак – не только сексуальное удовольствие.

Тебе ли не знать об этом?

– Значит, моя неудавшаяся женитьба не дает тебе покоя? Что же все-таки Сэлли сказала тебе?

– Ничего существенного.

– И, тем не менее, мне не легче. – Ньюфилд нетерпеливо откашлялся. – Кстати, твои родители не возражают. Они дали мне благословение, но, разумеется, без твоего согласия брак нереален. И все же, знаешь, как обрадуется Эми, если мы поженимся?

– Эд, – перебила его Лиана ледяным тоном, – я очень люблю Эмилию и никогда не смогла бы причинить ей боль. Но я не согласна стать твоей женой, если ты видишь во мне лишь подходящую мать для своей дочери. Тем более что родная у нее есть, и Сэлли не преминула напомнить мне об этом не далее как тем утром.

– Я так и знал! – Ньюфилд тихо выругался. – Но, Ли, дело не только в Эмилии.

– Что ж, изложи другие мотивы.

– У меня ощущение, будто я прохожу тест на профессиональную пригодность. Причем могу с треском провалиться.

Лиана намеренно промолчала, давая Эдварду возможность развить мысль.

– Ну, хорошо, – начал он с усилием. – Я уже рассказывал тебе, как я влюбился в Сэлли, о своих переживаниях. Служба в армии и ребенок занимали меня целиком. Честно говоря, если бы не Эми, я бы никогда не вышел в отставку, однако счастье дочери для меня дело святое. В ту памятную ночь ты ворвалась в мою жизнь, словно порыв весеннего ветра, я понял, чего был лишен долгое время. И секс – не самая главная сторона отношений, хотя и немаловажная. Меня поразила гармония чувств и мыслей, чего я не испытывал с другими женщинами. Вскоре я понял, что меня влечет не просто дружба. Да и какой мужчина, если он создан из плоти и крови, устоял бы на моем месте, находясь с тобой рядом днем и ночью! Я не переставал восхищаться чудесным превращением вихрастого подростка в прелестную девушку. Повзрослевшая Лиана Браун свела меня с ума. По-настоящему я понял это, когда подумал, что ты упала с обрыва.

Эдвард замолчал. Девушка ждала затаив дыхание.

– Так случилось, что Эмилия разделила мою привязанность. Дальнейшие события развивались сами собой, И я, и моя дочь очень нуждаемся в тебе! Может, я недостаточно красноречив, но предельно откровенен. Вот причины, по которым я хочу жениться на тебе. Ты согласна?

Ли разочарованно молчала, пока Эд не сделал вывод:

– Очевидно, нет.

– Видимо, мне не до замужества, по крайней мере, сейчас. – Девушка с трудом заставила себя говорить спокойно.

– Значит, со временем ты отнесешься более благосклонно к моему предложению? Или как кандидат в мужья я тебя вообще не устраиваю?

– Эд, не торопи меня! Нужно все хорошо обдумать. С того дня, когда я убежала от Роджера, у меня не выдалось ни одной свободной минуты, чтобы разобраться в своих чувствах.

– Из огня да в полымя! – подытожил Ньюфилд.

Что верно, то верно, подумала Лиана, определение точное.

– Когда увидишь Эмилию, передавай ей привет и скажи, что я обязательно приеду.

– Она не знает, что ты уехала, – упавшим голосом промолвил Эдвард. – Эми думает, что ты у родителей. У меня не хватило духу сказать, что ты покинула ее.

– Я не покидала девочку! – взорвалась Ли. – Я специально выбрала время, когда ею занималась родная мать. И прекрати, пожалуйста, недостойные выпады.

– Сдаюсь, – пробормотал Ньюфилд, – ведь я хорошо тебя знаю.

Увы, недостаточно, горько подумала Лиана, иначе ты понял бы, чего мне не хватает. А нужно просто сказать: я люблю тебя, Лиана! И я, не колеблясь ни минуты, кинулась бы обратно в Ландлоу.

– Я польщена твоим предложением, – сказала Ли, устало вздохнув. – И надеюсь, мы останемся…

– Добрыми друзьями. – Голос Эдварда резанул, словно нож. – Мне этого мало, и ты сама прекрасно понимаешь. Я хочу делить с тобой постель, заботы об Эмилии. И если ты не можешь принять мое предложение, дружи с Эми. Прощай!

Девушка медленно положила трубку, в которой уже слышались монотонные гудки, и, словно слепая, побрела в комнату. Заливаясь слезами, она кинулась на кровать. Как глупо отказаться от самого заветного желания из-за своих амбиций!

Глава XI

Прошла неделя, Эдвард не давал о себе знать Лиане пришлось признать, что он держит слово. Возвратившись однажды домой, она обнаружил, огромную корзину цветов, и надежда вновь вспыхнула в ней. Пока Ли вынимала из конверта открытку, Берта оживленно суетилась, но сразу притихла, заметив расстроенное лицо подруги.

– Видимо, цветы не от того, по кому ты сохнешь?

– Боюсь, что нет, – ответила Лиана с видимым безразличием. – Это подарок от одного мужчины, с которым я недавно познакомилась.

– Хорош собой?

– Не совсем в моем вкусе. Хотя, думаю, он неплохой человек.

Цветы, к изумлению Лианы, прислал капитан Сидни Круз. В открытке, которую она пыталась держать подальше от любопытных глаз подруги, выражалось искреннее сожаление по поводу событий в Ландлоу. А она так надеялась, что букет прислал Эдвард!

Ли пригласила родителей на выходные в свою городскую квартиру. Берта собиралась на уик-энд, и перспектива остаться одной с мрачными мыслями Лиану не устраивала. Однако доктор Браун приехать не смог – он замещал своего бывшего коллегу, который уехал в отпуск. Вот тебе и пенсия! – невесело подумала девушка. Но миссис Браун все-таки навестила дочь.

– А я надеялась, что ты выберешься к нам, – сказала она Лиане, – пока поместье еще принадлежит нашей семье.

Ли вздохнула:

– Мне бы очень хотелось, но при известных обстоятельствах лучше пока держаться в стороне. Ты видела Эдварда? – не удержалась она от вопроса, мучившего ее с первой минуты встречи.

– Твой отец встречался с ним. Строители уже начали реконструкцию, так что дел полно.

– Получила от Эми письмо, – сообщила девушка. – Она поправилась, скучает по Джет и своей Ли.

Миссис Браун внимательно посмотрела на дочь:

– Дорогая, ты выглядишь гораздо лучше. Надеюсь, ты хорошо питаешься?

Девушка кивнула.

– Берта прекрасно готовит.

– Ты будешь скучать, когда она уедет от тебя. Что ты намерена делать? Дашь объявление, что ищешь соседку по квартире?

– Поживу какое-то время одна. Роджер выплатил мне аванс, когда я вернулась в фирму, так что справлюсь. – Лиана грустно улыбнулась. – Думаю, сейчас незнакомому человеку станет со мной скучно.

– А как поживает Берта?

Ли немного повеселела.

– О, она так влюбилась, что витает в облаках!

– А ты так влюбилась, что летишь в бездну, – заметила миссис Браун.

Девушка побледнела и испуганно посмотрела на мать.

– Неужели заметно?

– Мне – да. – Кэтлин наклонилась над столом и положила ладонь на руку дочери. – Эдвард Ньюфилд убедил нас, что сделал все возможное, чтобы ты согласилась выйти за него замуж. Но ты ему отказала. Мне тяжело смотреть на тебя. Неужели нельзя ничего сделать?

– Если бы Эд снова попытался связаться со мной, я бы поступилась своей гордостью и постаралась не думать о том, что он меня не любит. – Ли смотрела на мать, не скрывая своего несчастья. – Однако он не объявился.

Миссис Браун вздохнула.

– Дорогая, я не хотела сообщать тебе о неприятностях, тем более что и Эдвард просил меня молчать…

– О чем ты, мама? Что случилось? – встревожилась Лиана.

– Ничего непоправимого. Просто Ньюфилд заразился гриппом от дочери и слег после того, как поговорил с тобой. Он ужасно стеснялся своего состояния, словно болезнь – страшный проступок. Бедные Брайены сбились с ног, а твой отец приходил к нему чуть ли не каждый день, потому что у Эдварда аллергия на антибиотики, которые ему прописали от бронхита.

– От бронхита? – ужаснулась девушка.

– Ну да, грипп часто дает подобное осложнение. В общем, Эдвард очень болел.

– И ты ничего не сказала мне? – Лиана в отчаянии всплеснула руками.

– Эд просил хранить тайну. – Кэтлин вздохнула. – И я проговорилась только потому, что не могу видеть твой страдальческий взгляд. Но я полагаю, что он не стал бы звонить, раз ты дала ему отставку. Он очень самолюбив, его уже бросила одна женщина, не забывай, второй отказ ему нелегко пережить.

– Да, такое предположение не давало мне покоя, – виновато призналась Ли. – Я постоянно подходила к телефону, но так и не решилась позвонить.

– У меня есть замечательное предложение, – решительно сказала Кэтлин. – Возвращайся со мной в Ландлоу.

Дочь растерялась.

– Ты намекаешь, что нужно навестить Эдварда?

– Как пожелаешь. Но Эмилия приезжает завтра, и, откровенно говоря, Эд пока не в состоянии уделить ей внимание. Поэтому я попросила Ньюфилда согласиться на то, чтобы девочка какое-то время пожила у нас. Ты бы могла очень помочь…

Однако, не дослушав, девушка уже кинулась упаковывать вещи.

Поздно вечером Лиана лежала в маленькой спальне родительского дома. Но уснуть не удавалось – ведь Эдвард был так близко! И постель напоминала о том, как страстно он любил ее здесь однажды. Девушка проворочалась с боку на бок, так и не сомкнув глаз. Она поднялась рано и, стараясь не шуметь, спустилась на кухню и столкнулась с отцом.

– Здравствуй, папа! Ты выглядишь усталым.

Хочешь чаю?

Доктор Браун зевнул.

– Выпью, и не одну чашку.

– Как Эдвард? – спросила Ли.

– Я заходил к нему вчера вечером, выглядит он гораздо лучше, но общаться с Эмилией ему рановато.

Девушка так и не решилась спросить, можно ли ей навестить Ньюфилда. Она села за стол напротив отца и заговорила о реконструкции соседского дома, но доктор Браун видел дочь насквозь.

– Послушай, если ты намерена пойти к Эду, то сначала спроси разрешение, он чувствует себя довольно паршиво. Возможно, ему не захочется никого видеть, кроме Эмилии.

– Однако на новоявленную миссис Сноу табу, разумеется, не распространяется? – не удержалась от ревнивого замечания Лиана.

– Ты о Сэлли? – Отец презрительно фыркнул. – Она, видите ли, слишком устала. Как я понял, девочку привезет отчим…

Набрав номер дома Ньюфилдов, Лиана тепло поздоровалась с миссис Брайен и поинтересовалась здоровьем Эда. Затем она отправилась в спальню и присела на заветную скамеечку под окном, оттуда открывался вид на соседнее поместье. В полдень в ворота въехал большой незнакомый автомобиль.

– Эми вернулась! – закричала девушка, влетая на кухню.

– Пусть она сначала увидится с отцом, миссис Брайен и, конечно, с Джет. А я пока подготовлю ленч…

Когда Лиана увидела маленькую фигурку в ярком розовом пальтишке, бегущую ей навстречу с Джет на поводке, ее захлестнуло чувство необъяснимой радости. Мистер Брайен едва поспевал сзади с чемоданами.

– Ли! Ли! – вскрикнула Эмилия и, бросила поводок, кинулась в объятия Лианы. Щенок сразу юркнул на кухню. Брауны от души смеялись.

Кэтлин украдкой смахнула слезу, наблюдая за встречей дочери с Эми Ньюфилд.

– Да ты загорела! – воскликнула Лиана, часто моргая глазами. – Ты хорошо отдохнула?

Эми наморщила носик.

– Нормально, но я очень скучала по тебе и папе. А у мамы постоянно болела голова, – добавила Эми, пожимая плечиками, – поэтому я играла с детьми, которые гуляли с нянями. Мне нравится у вас! – весело щебетала девочка. – Скоро папа привезет меня сюда навсегда. Ли, а ты тоже останешься здесь?

– Всем не хватит места, ведь Брайены тоже переедут, – нашлась Лиана.

– Нет, – возразила Эми, – они останутся на старом месте.

– Понятно. – Девушка обняла Эмилию, ласково глядя на ее загорелое личико. – Дорогая, ты же знаешь, что у меня есть квартира в Хэмстеде, где я работаю. Но я буду часто навещать тебя, обещаю.

Губы девочки дрогнули.

– Но я хочу, чтобы ты осталась с нами, Ли.

Лиана ущипнула Эми за кончик носа.

– Не могу, дорогая. Но, возможно, папа позволит тебе приезжать ко мне на выходные. Мы будем ходить по магазинам, в кино…

– Ты поссорилась с папой? – обескуражила ее Эми неожиданным вопросом. – Он болел гриппом, как и я. Ты заходила к нему?

Девушка откашлялась.

– Еще нет. Возможно, он никого не желает видеть. Как он себя чувствует?

– Лежит в постели, – взволнованно сообщила девочка, – но после обеда думает подняться. Я собираюсь к нему. Пойдешь со мной?

– Ты спроси разрешения насчет меня, – сказала Лиана.

– Да папа непременно захочет увидеть тебя, – обиделась девочка и вдруг решительно заявила: – Хочу кушать!

После ленча Лиана с Эмилией отправились в сад.

– Смотри! – вдруг крикнула Эми, помахав рукой. – Папа смотрит на нас из своей спальни.

Девушка, покраснев до ушей, бросила на окно мимолетный взгляд.

– Действительно. Давай отведем Джет домой, а ты навестишь папу.

Чуть позже Лиана пошла на кухню и, поговорив с миссис Брайен, наконец, решилась спросить:

– Как чувствует себя Эдвард?

– Гораздо лучше, – ответила та, внимательно глядя на Ли. – Он чуть с ума не сошел, узнав, что ты уехала. Если бы не грипп, уверена, он бы кинулся за тобой. Мы с большим трудом уложили его в постель. Потом ему стало хуже от антибиотиков. Счастье, что твой отец оказался дома.

Вернулась явно погрустневшая Эмилия.

– Папа хочет чаю.

– Сию минуту, моя красавица. – Домоправительница быстро встала и наполнила водой чайник.

Лиана, волнуясь, обратилась к девочке:

– Ты не забыла спросить папу, хочет ли он меня видеть?

Она горестно кивнула:

– Он ответил, что не совсем здоров, чтобы принимать гостей. Он разрешил приходить только мне.

Девушка старалась скрыть, как расстроил ее отказ Эдварда.

– Его можно понять, грипп – очень неприятная болезнь. До встречи, миссис Брайен!

Сочувствующий взгляд домоправительницы чуть не довел ее до слез. Ли вышла в сад, впервые ощущая себя отвергнутой женщиной.

Лиана вернулась в Хэмстед в понедельник утром. Прощание с Эмилией было поистине душераздирающим. Несмотря на то, что отец поправился, девочка решительно не желала покидать дом Браунов и тем более расставаться с Ли.

– Я обязательно вернусь в следующую пятницу, – обещала девушка, крепко обнимая расстроенную Эми. – Мы проведем вместе выходные, если папа согласится…

В поезде Лиана равнодушно смотрела в окно на проносящиеся мимо залитые солнцем поля. Ей не верилось, что Эд, поправившийся настолько, чтобы играть с дочерью и принимать неофициальные визиты доктора, наотрез отказался видеть мисс Браун. Он дал ясно понять, подавленно размышляла она, что не желает меня знать. Эд дождался своего часа и отомстил. Что ж, как говорится, отказ за отказ.

Ли пыталась разозлиться, но ей не удалось. Перед глазами постоянно стояла темная фигура Эдварда, выглядывавшего из окна. Она уехала, так и не повидав Ньюфилда!

Прошло несколько дней. Отчаянно стараясь заглушить мысли об Эдварде, Лиана приняла приглашение Роджера пообедать.

– Не беспокойся, мы просто посидим вдвоем, – заверил он девушку.

Одинокий вечер в квартире не сулил ничего приятного, и Ли согласилась. Но, погрузившись в горестные воспоминания, она рассеянно ела все подряд. По дороге домой почувствовала себя плохо – в желудке возникла резь, ее подташнивало.

– Господи, – всполошился Род, проводив девушку до двери, – надеюсь, у тебя не аппендицит?

– Нет, – с трудом выдохнула она, – должно быть, я съела какое-то блюдо с луком.

– Черт! – Роджер почти волоком дотащил ее до квартиры. – Я и забыл о твоей аллергии. Не выходи завтра на работу, отлежись. – И, попрощавшись, он поспешно удалился.

Несмотря на неутихающую боль, Лиана улыбнулась. Из великодушного Роджера никогда не получится сиделка. Он чем-то похож на Сэлли, только благороднее. Ночь прошла в мучениях. Ли знала, что лучше ничего не предпринимать и терпеть до следующего дня.

Утром она с трудом поднялась и побрела на кухню. Берта, цветущая как майская роза, заваривала чай. Увидев измученное бледное лицо подруги, она ахнула:

– Господи, Ли, это ты или твоя тень? Нездоровится?

– Да, опять аллергия.

– Не повезло. Полегчало хоть немного? Завтракать будешь?

Лиана и думать не могла о еде.

– Нет, спасибо. Но я бы выпила чаю.

Когда Берта ушла, Ли легла, захватив несколько книг. Она включила радио, чтобы не прислушиваться к тишине. Раздался звонок – принесли еще одну корзину с цветами, на этот раз от Роджера. В открытке содержалось желание скорейшего выздоровления. Ближе к обеду девушка набрала телефон матери и рассказала о своей беде.

– Ты выпила лекарство?

– Да. Сейчас мне лучше. Как поживает Эмилия?

– Прекрасно. – Кэтлин помолчала в нерешительности. – Эдвард тоже поправляется. Он приходил с визитом вежливости, благодарил, что мы присмотрели за его дочкой.

– Он спрашивал обо мне?

– Нет, дорогая. Он был буквально минуту, занимается проектом, так что забот хватает.

Лиана устало потерла глаза.

– Конечно, я понимаю. Видимо, мне пора вернуться на ложе печали и слез. Передавай привет Эмилии, скажи, что в пятницу обязательно увидимся…

На следующий день девушка появилась на работе, несмотря на легкое недомогание. Но в целом, к великому облегчению Роджера, казалась в порядке. Однако к вечеру она почувствовала себя неважно и отправилась домой. Приняла ванну, завернулась в махровый халат и занялась ужином. Открыв банку с грибным супом и поджарив тосты, Ли достала книгу и без особого аппетита принялась за еду.

От резкого телефонного звонка она вздрогнула. Лиана раздраженно схватила трубку.

– Слушаю.

– Ли?

Она чуть не задохнулась от неожиданной радости.

– Лиана? – настойчиво повторил самый дорогой голос на свете. – Это Эдвард.

Неужели он мог подумать, что она его не узнает!

– Что тебе нужно? – спросила девушка не очень приветливо.

– Хочу тебя видеть. – Ньюфилд помолчал и не дожидаясь ответа добавил: – Я не отниму у тебя много времени. Я рядом с твоим домом…

Лиана открыла дверь, и сердце ее больно сжалось. Эд выглядел осунувшимся и похудевшим, под глазами темные круги. Однако, как всегда, был подтянутым и спокойным, в знакомом твидовом пиджаке и ботинках на толстой подошве, словно родился в такой одежде. Ли едва сдержалась, чтобы не броситься в его объятия.

– Здравствуй, – спокойно сказал он.

– Привет, – буркнула девушка, не выразив большой радости. – Какой сюрприз! Ты поправился?

Ньюфилд кивнул.

– Можно войти?

– Конечно. – Она провела его в гостиную. – Я ужинаю. Присоединишься?

– Нет, спасибо, я ненадолго.

– Тогда давай отправимся на кухню, я закончу трапезу. – Лиана храбрилась изо всех сил. В действительности, как только Эдвард переступил порог квартиры, у нее пропало желание дожевывать тосты.

– Твоя мать сказала, что тебе нездоровилось… что-то с желудком. Ты очень бледная. Вызывала доктора? – интересовался гость.

Она слабо улыбнулась.

– У меня родители – врачи, забыл?

– Да, глупый вопрос.

Ли собрала посуду и сложила ее в раковину.

– Лучше пока не рисковать. Но я заварила чай. Может, выпьешь? Или пиво?

– Чай.

– Итак, что привело тебя в Хэмстед? – спросила Лиана, когда они сели за стол.

– Приехал навестить тебя.

– Неужели? На прошлой неделе ты не пожелал меня видеть.

– Однако это случилось до того, как я кое-что выяснил, – спокойно ответил Эд.

– И что же?

– Нет смысла притворяться, ты прекрасно знаешь, что я имею в виду.

– Представь себе, даже не догадываюсь, – рассердилась Лиана. – Если ты приехал позлорадствовать, потому что тебе не терпится отыграться, то ты преуспел.

Ньюфилд нахмурился.

– Отыграться?

– Не смеши меня. – Девушка вскочила, затягивая потуже пояс халатика. – Здесь прохладно.

– Повтори! – повысил голос Эдвард, тоже поднимаясь из-за стола.

– Я сказала, что в другой комнате теплее, – сдержанно ответила Лиана и с оскорбленным видом направилась в гостиную к своему любимому креслу. – Закрой, пожалуйста, дверь.

– Что значит отыграться? – повторил Ньюфилд, присаживаясь на край стула.

Она раздраженно пожала плечами:

– Когда ты отказался встретиться со мной, я решила, что ты отомстил мне за отказ выйти за тебя замуж.

– Так вот как ты думаешь обо мне? По-твоему, я настолько низко пал? Хочешь знать правду? Я чувствовал себя отвратительно, и мужское самолюбие не позволяло мне предстать перед тобой в столь жалком виде. Эмилия передала, что ты вскоре приедешь, и я надеялся окончательно поправиться.

– Понятно, – тихо промолвила девушка.

Итак, ее герой Эдвард – обыкновенный смертный, не чуждый мелкого тщеславия. Она испытующе посмотрела ему в глаза:

– Если тебя поставили в известность о моем визите, почему ты появился сегодня?

– Потому что я не могу больше ждать, и намерен выяснить, прав ли я в своих подозрениях.

– Что за подозрения?

– Догадайся сама.

– Думаю. – Лиана чувствовала, что начинает сердиться. – Но я не понимаю, о чем идет речь.

– Возможно, то, что произошло между нами в спальне, не имеет для тебя никакого значения, но меня преследуют воспоминания о нашей близости. Я просто схожу с ума. Чертовски глупо, не правда ли?

– Вовсе нет.

Эдвард напрягся как струна, пристально глядя на Ли.

– Значит, тебе не безразлично?

Бледное лицо девушки вспыхнуло ярким румянцем.

– Я не забыла, но…

– Но продолжаешь настаивать на том, что не имеешь ни малейшего представления, почему я беспокоюсь? Твоя мать передала мне, что у тебя какое-то желудочное заболевание…

– Не совсем… – попыталась объяснить Ли, но Эдвард перебил ее.

– Я не мог откровенно спросить, но, может, это то, что я предполагаю?

Лиана вдруг поняла.

– Я просто сглупила вчера, – спокойно сказала она, – пошла, пообедать в ресторан, и ела все без разбора. В каком-то блюде был лук, который и вызвал аллергическую реакцию. Я не беременна, если тебя действительно волнует мое состояние.

– Правда?

– Разумеется! Я убедилась через несколько дней после… после той ночи, – смущаясь, объяснила Лиана. – Почему ты так странно смотришь на меня? Почувствовал облегчение?

Эдвард вскочил на ноги, сердито глядя на девушку сверху вниз.

– Черта с два! Или ты никогда не видела разочарованного мужчину? Если бы ты ждала ребенка, я бы заставил тебя выйти за меня замуж!

– Я никогда не сделаю то, чего не хочу, – закипятилась Лиана и добавила с рассчитанной жестокостью: – Почему, собственно, ты уверен, что я могу забеременеть только от тебя!

Ньюфилд так побледнел, что девушке стало стыдно. Она вскочила с кресла и взяла его за руку:

– Ты очень обидел меня, когда я хотела навестить тебя. Вот мне и захотелось отплатить тебе тем же. Пойми, мне не чужды обыкновенные слабости.

– И мне тоже, – ответил Эд странно охрипшим голосом и так резко притянул девушку к себе, что она буквально упала ему на грудь. – Видимо, только таким способом я могу достучаться до тебя. – Он наклонился и жадно поцеловал Лиану в губы. Первое же прикосновение напрочь смело сомнения Ли в истинной природе чувств Ньюфилда. Она поняла, что Эдвард желает ее.

– Теперь уже неважно, – прошептала Лиана, когда Эд усадил ее к себе на колени.

– Что неважно? – Он поцеловал девушку в шею, и она задрожала. Эдвард тихо спросил, не холодно ли ей, и Лиана, в свою очередь, доказала поцелуями, что он ошибается. Ньюфилд бережно уложил ее на подушки. Его руки осторожно распахнули халат, и нашли ее упругую грудь. Эд снова закрыл ее рот поцелуем, когда Ли попыталась что-то объяснить. Через мгновение она уже не понимала, как могла отказать Ньюфилду, если в ее власти дать ему очень многое. – Господи, я совсем забыл, – вдруг опомнился Эдвард, оторвавшись от ее губ и с трудом переводя дыхание. – Тебе же нездоровилось!

– Тебе тоже, – прошептала Лиана, сильнее прижимаясь к нему.

– Значит, я крайне нуждаюсь в чудодейственном лекарстве, – согласился Эд и снова поцеловал девушку. – И только ты, дорогая, можешь мне его прописать – для регулярного приема на всю оставшуюся жизнь.

– Именно этот вирус и одолел тебя? – Ли светилась от счастья. Эдвард, глядя на ее лицо, шутливо зажмурился, будто от солнечного луча.

– Надеюсь, да. – Он снова начал целовать Лиану. – Почему ты отказала мне, дорогая? Впрочем, можешь не отвечать. Я все равно женюсь на тебе, даже если мне придется тащить тебя силой, связанную по рукам и ногам.

Обрадованная решительным настроем любимого, девушка, не говоря ни слова, осыпала его поцелуями.

Чуть позже Эдвард вернулся к своему вопросу.

– Ты не сказал самого главного, – промолвила Лиана.

Он поднял голову и посмотрел в ее раскрасневшееся лицо.

– И что же я упустил?

– Ты не признался, что любишь меня. Правда, – торопливо добавила Лиана, – это для меня не имеет значения. Важно другое – я небезразлична тебе и привлекаю как женщина.

– Уж не хочешь ли ты сказать, что сомневаешься в моей любви? – решительно перебил ее Эдвард.

Она молча кивнула.

Ньюфилд вскочил на ноги и, поспешно скинув пиджак, лег на диван рядом с девушкой.

– А что я, по-твоему, имел в виду, когда рассказывал о своих переживаниях, когда ты прыгнула с обрыва? Я дал ясно понять, что часть моей души ушла вслед за тобой. И почему я чуть не убил капитана?

– Но ты никогда не говорил так, как сейчас.

– Мне и в голову не приходило, что я должен объяснить свои поступки.

– А как же иначе, – мягко упрекнула его Лиана. – Если бы ты еще тогда открылся, нам не пришлось бы столько страдать. – Она спрятала лицо у него на груди. – И потом Сэлли недвусмысленно намекнула, что ваши отношения не закончились.

– Сэл жаждет, чтобы вокруг нее постоянно вились мужчины, дорогая. – Эд неожиданно рассмеялся. – Кстати, ты слышала, как вспоминает Эмилия о своей поездке?

– Ты имеешь в виду, что она провела время в компании детей и их нянь?

– Я отчитал новоявленную миссис Сноу по телефону и твердо заявил, что если она не может заниматься воспитанием дочери, то пусть оставит ее навсегда со мной, навещая лишь по выходным.

– Но она мать, – возразила Ли, стараясь быть справедливой.

– Сэлли родила Эми по чистой случайности. Я не решаюсь сказать, что она совсем не любит дочь, но предпочитает выражать чувства чисто теоретически. Так, если нужно наклеить пластырь на разбитую коленку и встать ночью, она пошлет кого-нибудь другого. – Эдвард осторожно взял девушку за подбородок и повернул к себе. – Эмилия, естественно, любит мать, однако тебя она тоже любит, и я, слышишь, тоже очень люблю тебя. Так что кончай со своими глупостями и выходи за меня замуж.

– Вы приказываете, господин майор? – улыбнулась Лиана.

– Если я скажу «да», ты подчинишься? – Ньюфилд с улыбкой глядел на девушку, наматывая на палец прядку ее светлых волос.

– В первый и последний раз, Эдвард Ньюфилд. А потому учти на будущее – я выполняю только просьбы, а не приказы.

– Согласен. – Эд провел рукой по ее губам и вздохнул. – Если я начну целовать тебя, я потеряю голову, а мне пора уходить.

– Но еще рано, – запротестовала Лиана.

– Если я задержусь хоть на минуту, ты знаешь, что может случиться.

– Признаться, я на это и рассчитываю.

– О, в таком случае… – Он жадно поцеловал ее, но вдруг поднял голову. – Где твоя подруга? Вдруг она зайдет поболтать с тобой? После того случая, когда неожиданно вернулись родители, я стал опасаться…

Ли рассмеялась:

– Берта у жениха. Они красят стены в своей новой квартире.

– Работящая девушка, – шутливо отметил Эдвард. – А как ты относишься к кисти и швабре?

– К сожалению, я не специалист.

– Жаль. Но не горюй, у тебя масса других достоинств. Ты очень красивая, превосходно ладишь с Эмилией, хорошо готовишь. К тому же ты смелая, и на тебя можно положиться в критической ситуации. Однако главное, – подчеркнуто добавил он, – я просто не могу жить без тебя.

Лиана смотрела на Эда влюбленными глазами и не верила, что слышит эти слова возлюбленного наяву. Но вместо того чтобы растаять в его объятиях, она довольно чувствительно толкнула Ньюфилд а в бок.

– И почему ты не высказал это раньше? Право, не знаю, стоит ли мне так легко сдаваться. Пожалуй, я передумаю и заставлю тебя помучиться в ожидании ответа.

Эд крепко прижал девушку к себе и прошептал:

– Посмей только! Я унесу тебя. И можешь вопить, брыкаться, сколько хочешь – не поможет. Я запру тебя в своей спальне и буду держать до тех пор, пока мы не скажешь «да». Предупреждаю, когда дело доходит до осады, я куда более опасный противник, чем Сидни Круз. Ты не выйдешь из дому, если не выбросишь белый флаг.

– И ты станешь меня кормить?

– Пожалуй, пара черствых сандвичей тебе перепадет, моя дорогая, но я закроюсь в комнате вместе с тобой и буду любить тебя, но своего добьюсь.

Лиана счастливо улыбнулась и обвила руками его шею.

– Меня восхищает ваша стратегия, майор. Вы не оставляете мне ни единого шанса к отступлению. Но если я соглашусь сейчас, вы не откажетесь от осады? Она – самый лучший маневр во время медового месяца!