/ / Language: Русский / Genre:det_action / Series: Интеллектуальный детектив

Кинжал Медичи

Камерон Уэст

Кинжал, который, согласно легенде, изготовил для герцога Лоренцо Медичи сам Леонардо да Винчи… Большинство искусствоведов считают, что этого загадочного клинка не существует… Но куратор Вашингтонской национальной художественной галереи случайно стал обладателем первого листа рукописи Леонардо, в которой зашифрована история появления кинжала, — и вскоре был убит. Много лет спустя охоту за загадочным артефактом начинают его сын и девушка-искусствовед, специализирующаяся на творчестве Леонардо да Винчи. Однако есть люди, готовые на все, чтобы тайна кинжала никогда не была раскрыта!

Камерон Уэст

«Кинжал Медичи»

Сюжет разработан в сотрудничестве с Шеймусом Слаттери

Замечание автора

На приключения, о которых расскажет вам сейчас славный парень по имени Реб, его вдохновил гений, записавший однажды в своей тетради:

Пролог

Великое открытие свершилось в душную августовскую ночь 1491 года, когда вся Италия спала крепким сном. Бодрствовали лишь стражники, пекари и сам автор. Он стоял у кузнечной печи, и Бог с интересом взирал с небес на его творение, которое он держал на ладони. Только что выкованный, почти невесомый кинжал. На остром лезвии играли оранжевые блики. На лбу творца поблескивали капельки пота.

Он зажал кинжал в тиски острием вверх, поднял молот и изо всех сил ударил. Молот раскололся, как спелый арбуз. Сплав воистину оказался чудодейственным. Клинок не могла разрушить никакая сила.

Человек из городка Винчи размышлял, вглядываясь в окно, за которым чернело бархатное небо. Огненные искры шипя вылетали из трубы и тут же гасли.

«Пойдет ли мое открытие на благо людям, или его используют, чтобы творить зло?»

И он принял решение.

С тех пор минуло пять столетий.

Глава первая

Просторный кабинет отца. Я сижу на черном кожаном диване, откинувшись на спинку, похожую на гигантскую подушечку жевательной резинки «Чиклетс». Отец в кресле за своим столом. Подался вперед, напряженно вслушивается в голос, исходящий из динамика громкой телефонной связи. Одна рука подпирает лоб, другая нервно сжимает карандаш.

Голос в телефоне принадлежит лейтенанту береговой охраны Гектору Камачо.

— Я очень сожалею, сэр, — произносит Камачо с профессиональным спокойствием, — но мы прочесали все в радиусе почти ста миль.

Отец морщится, как будто наступил на канцелярскую кнопку.

— И ничего?

— Ничего, сэр.

— Боже, какой ужас! — Пот выступил у отца над верхней губой.

— Доктор Барнетт, — говорит Камачо, — попытайтесь успокоиться. Мистера Грира… хм… уже не вернешь…

— Генри! — вскрикивает отец, как будто спохватившись. — Боже мой… Генри.

Я знаю, что Генри Грир — это пилот, который должен был доставить из Франции страницу из знаменитых тетрадей Леонардо да Винчи.

— Он был вашим родственником? — спрашивает Камачо.

— Но ведь это же самолет, — устало произносит отец, не обращая внимания на вопрос. — Он не может пропасть просто так.

— Самолет упал в море, сэр. И скорее всего затонул на большой глубине.

Отец разламывает желтый карандаш и смахивает половинки на пол.

— Боже!

Я сжимаюсь на диване. Мне страшно. Хочется уйти, но я остаюсь.

— Я вам очень сочувствую, — говорит Камачо.

Отец молчит почти минуту, и я наконец соображаю, что он плачет. У меня тоже на глаза наворачиваются слезы.

Из небольшого динамика раздается голос Камачо:

— Доктор… хм…

— Если найдете что-нибудь, — в отчаянии произносит отец, — что-нибудь… кусочек бумаги, обрывок…

— Конечно, сэр.

— В общем, любую бумажку.

— Если что-нибудь обнаружится, сэр, мы вас сразу же известим.

Отцу удается взять себя в руки.

— Спасибо, лейтенант, — говорит он. — До свидания.

— До свидания, сэр, — говорит в ответ Камачо и разъединяется.

Отец долго смотрит на замолкший динамик. Я встаю, подхожу к нему сзади, кладу руку на плечо. Его рубашка влажная от пота.

— Папа.

Он медленно поднимает голову, смотрит на меня сквозь слезы, шепчет:

— Это потеряно, сынок. Потеряно.

* * *

Июльские ночи в Джорджтауне влажные и душные. Иногда, после того, как мама с папой уходили, закрыв за собой дверь, я вставал, залезал на подоконник и высовывал голову в ночь. Но вскоре приходилось закрывать окно — в комнату налетали москиты. Я ложился в постель и ждал, когда восстановится кондиционированная прохлада.

В тот вечер, через неделю после гибели самолета, на маме был легкий голубой халат. Она наклонилась, источая аромат своего (и моего тоже) любимого абрикосового мыла фирмы «Казуэлл-Масси». Глаза у нее сегодня были печальные.

— Я постелила тебе свежие простыни. Правда приятно?

Сегодня мне было не так приятно.

— А папа придет меня поцеловать перед сном?

Мама вздохнула:

— Нет, миленький, сегодня папа не придет. Он… по-прежнему очень расстроен.

— Но это же несчастный случай. Папа не виноват.

— Конечно, но… — Она села на край постели, положила руку мне на грудь. — Папа считает себя ответственным за это. Он купил для музея страницу из записок Леонардо. Мог поехать за ней сам, но послал курьера. Папа сильно переживает.

С полминуты в комнате был слышен только ровный гул кондиционера.

Я вздохнул:

— Теперь уже, наверное, никто не найдет Кинжал Медичи, который спрятал Леонардо.

— Да, милый. — Мама едва сдерживала слезы. — Мир лишился бесценной реликвии.

— Жаль, что мне всего одиннадцать, мама.

— Нет, сынок, тут уже никто помочь не сможет. Реликвия пропала безвозвратно. А теперь закрой глаза. И постарайся во сне увидеть персик.

Она поцеловала меня в щеку.

— Большой персик, — пробормотал я, вдыхая ее аромат.

Мама остановилась у двери, щелкнула включателем.

— Пусть во сне у Реба…

— …затанцуют добрые тени, — закончил я наш маленький ритуальный стишок.

Она неслышным шагом двинулась по коридору. Старые половые доски поскрипывали в обычных местах.

Завтра я проснусь, и все будет в порядке. Все будет в порядке. Жаль, что я не смог сам полететь на самолете и привезти папе эту страницу… Но завтра все будет в порядке. Все.

Мне снился костер в лесу, в котором весело потрескивали веточки. А потом закричала мама, и я проснулся. За окном было как-то странно светло. Неужели и вправду кто-то развел костер? Мама закричала снова. Я почувствовал запах дыма и наконец осознал, что горит наш деревянный дом. Где-то внизу с треском лопнуло окно. Из-под двери пополз дым.

— Мама! Папа!

Я спрыгнул с постели на необычно теплый ковер, подбежал к окну, распахнул, сорвал защитную сетку. Дом со всех сторон лизало жадное пламя. Я посмотрел наверх и увидел, что горит крыша, выстреливая в ночное небо снопы искр. Рев пламени перекрыл вой пожарных машин. Где-то в коридоре мама по-прежнему выкрикивала мое имя.

— Мама! — завопил я, перекидывая ноги через подоконник. Ухватился что есть сил за раму и оглянулся на дверь, ожидая чего-то, сам не зная чего. Руки дрожали, но я держался крепко.

В тот момент, когда пожарная машина выскочила на нашу узкую улицу, дверь моей комнаты с треском распахнулась, и я увидел маму. В коридоре вовсю бушевало пламя. Ночная рубашка на ней горела. Встретившись со мной взглядом, она пронзительно вскрикнула:

— Реб! Прыгай!

Снизу кричали пожарные, но я смотрел на маму. Она протянула руки, сделала два шага ко мне, и вдруг дом содрогнулся. Это рухнула крыша. Горящие доски, стропила с ужасным треском посыпались вниз, унося с собой мою маму в вечность.

Я замер на секунду, затем приподнялся и прыгнул. Упал на небольшую травянистую лужайку, перевернулся, ударившись о высокий вяз рядом.

А потом шум затих, и все вокруг стало черным.

* * *

Фамилию доктора, который рассказал мне о гибели родителей, я не запомнил. У него был низкий голос и ярко-синий галстук с золотистыми морскими коньками.

— Мне очень тяжело сообщать тебе это, сынок, — прошептал он.

Я уныло смотрел на странные существа, плавающие на его галстуке, с изогнутыми хвостами, завидуя их шелковой безжизненности.

Он захватил мое лицо холодными пальцами, звучно сглотнул и еще раз мягко произнес, почти плача:

— Мне очень тяжело сообщать тебе это, сынок.

Наверное, он был очень добрый человек. Мне тогда стало его немножко жалко: ему приходится сообщать мне такое горестное известие. Впрочем, для меня это не было новостью. Мама погибла на моих глазах, а папа…

Да, родителей я уже больше никогда не увижу.

Спустя двадцать лет

Глава вторая

Я пробежал по коридору третьего этажа огромного коттеджа в швейцарском стиле, разбил высокое венецианское окно и оказался на заснеженной крыше как раз вовремя. Потому что через секунду сзади раздался оглушительный взрыв. Приземлиться удалось на живот, и в таком положении я продолжил путь до края крыши. Это метров десять. В лесу слева меня уже заметили и открыли прицельный огонь. Вокруг начали взрываться шиферные плитки.

Я выпрямился на долю секунды и скользнул ногами вперед по жестяной водосточной трубе. Один из тех, что в лесу, что-то громко крикнул по-русски, и тут же следом грянули два выстрела. Секция водосточной трубы треснула и полетела вниз с семиметровой высоты. Вместе со мной. В нужный момент я ее отпустил, сгруппировался и упал туда, куда нужно, — в сугроб, на ходу снимая со спины сноуборд «Супермен». А затем рванул по склону, как на финальном заезде Олимпиады. Сзади четверо запрыгнули в два снегохода, быстро завели и бросились в погоню.

Я выхватил из плечевой кобуры пистолет, направил в снегоход справа и трижды нажал на курок. Водитель схватился за грудь. Снегоход врезался в дерево и взорвался.

Но второй не отставал. Я вышел на крутую ухабистую прогалину. Метрах в семнадцати впереди стал виден желто-красный дельтаплан, стартующий с отвесной скалы. Я взял направление на него, сгруппировался, чувствуя знакомое шевеление в животе, как перед прыжком в воду с вышки. Мгновение спустя земля исчезла у меня под ногами, сноуборд полетел в пропасть, а водителю снегохода сзади пришлось резко свернуть. Он остановился на самом краю обрыва.

Я выгнул спину, вытянул руки, ударился о крыло, а потом ухватился за планку на корпусе впереди. Дельтаплан резко нырнул. Его, разумеется, можно было сразу же выправить, но я наклонился вперед и вправо, и дельтаплан вошел в штопор. Одна, две, три, четыре, пять щекочущих нервы секунд протикали, прежде чем я изо всей силы дернул летательный аппарат в направлении, противоположном вращению. Дельтаплан выпрямился и плавно полетел над затянутым голубым льдом озером.

В наушнике раздался голос ассистента режиссера:

— Боже, Реб! Что у вас там стряслось?

Я пристегнулся к корпусу дельтаплана. Руки дрожали, но не от пронизывающего холода. Это у меня такой «синдром высоты». В полете начинают дрожать руки, остаточное явление после прыжка из окна во время пожара. Людям, разумеется, об этом знать не положено.

— Вы сняли? — проговорил я в нагрудный микрофон, чувствуя отток адреналина.

— Конечно! Ты сработал блестяще. Но у шефа чуть не случился инфаркт. О штопоре вроде речи не было. Разве кто-то говорил…

— Марти, но ведь все прошло нормально, верно?

— Да, верно.

— Тогда, пожалуйста, скажи «спасибо». И что «съемка окончена». Сделай мне приятное.

— Хорошо, хорошо, — прогундосил он. — Съемка закончена. Спасибо.

— Не за что.

Все-таки получилось. Конечно, без штопора можно было вполне обойтись. Но я так решил. Уговорил Чарли, пилота дельтаплана, войти в штопор. Он, конечно, не хотел, но я поклялся, что выправлю корпус без проблем. «Подумай, как здорово это будет смотреться на экране, — сказал я. — А если что, ты всегда можешь спуститься на парашюте». Чарли не знал, что свой я оставил в трейлере.

Этот трюк снимали девять камер. Ну что ж, конец, кажется, удался. При монтаже режиссер загонит сюда крупный план героя, франтоватого и всегда невозмутимого Тома Слоуна, который галантно извинится перед красавицей, пилотирующей дельтаплан: «Извините, что явился без приглашения». Я поднял глаза на Чарли. Он показал мне большой палец, направленный вверх. Я улыбнулся.

Когда мы вернулись к съемочной группе, главный засуетился. Похлопал меня по спине, начал благодарить. Я быстро совершил обход, попрощался со всеми — ведь сегодня был последний съемочный день — и зашел в свой трейлер переодеться. Надел обтягивающую футболку, выцветшие джинсы и коричневую кожаную куртку. На ногах — сделанные на заказ битловские полусапожки.[1]

Вышел и сразу натолкнулся на продюсера, стройную женщину по имени Роунда, рыжую, с полными чувственными губами. А с ней Том Слоун, исполнитель главной роли, звезда первой величины.

Мы с Томом очень похожи — темные вьющиеся волосы, карие глаза, одинаковая комплекция. Вот почему я часто выступаю его дублером.

Увидев меня, Том вспыхнул своей знаменитой улыбкой.

— Боже, Реб, как ты это сделал?

— Очень просто, — ответил я, пожимая плечами. — Разве можно было допускать, чтобы тебя убили?

— Сработано хорошо, — согласилась Роунда. — Очень по-мужски. Но штопор… Реб, ты когда-нибудь думал об опасности?

— Я не совсем понимаю, что это такое, — ответил я, выдавливая улыбку.

Она рассмеялась.

— Ладно, пошли отметим.

— Не могу, надо ехать домой. Оставил в стиральной машине несколько полотенец.

Том повернулся к Роунде:

— Что за полотенца? О каких полотенцах он говорит?

Садясь в свой потрепанный серебристо-голубой «ягуар», я слышал, как Роунда его успокаивала:

— Не обращай внимания. Эти каскадеры… они все немного с приветом.

По дороге я остановился в первом удобном месте. Откинул голову на спинку сиденья.

Эх, Роунда, не знаешь ты, что творится у меня на душе. Зачем мне думать об опасности, если я как вошел в штопор, так до сих пор не могу из него выйти.

* * *

У дома я не сразу выключил двигатель. Тишина, оглашаемая негромким чириканьем птиц, раздражала. Острее ощущалось одиночество.

Неохотно вошел в свое бунгало, быстро переоделся. Видавшие виды шорты, другая футболка, кроссовки. Теплое калифорнийское солнышко уже клонилось к закату, но все равно надо пробежаться. Снять напряжение.

Порой во время пробежки я забывал, где нахожусь и даже кто я есть. Воображал, что вокруг джунгли, за мной крадется учуявшая человеческий запах пантера. Но я начеку и не дам вонзить себе в шею острые белые клыки. Увернусь. У меня всегда это хорошо получалось. Ведь я зарабатываю на жизнь тем, что постоянно уворачиваюсь от смерти. И мне кажется, уже хорошо знаю, как она выглядит.

Я сделал круг в четыре с лишним мили вокруг холмов Малибу,[2] добежал до дома весь вспотевший — и сразу в душ. Потом приготовил нехитрый ужин, открыл бутылку вина. Поставил компакт-диск с «Пасторальной» Бетховена.

Рассеянно оглядел гостиную. Взгляд скользнул по полкам с книгами по искусству вниз к вмятинам на ковре. Они появились недавно на месте антикварного кресла в стиле великого английского мастера Уильяма Морриса. Его забрала Эмили — это было ее кресло, — уходя от меня три недели назад. Я не стал ее отговаривать, мы оба знали, что рано или поздно все кончится именно так. Я приехал со съемки, а она собирает вещи.

Сказала, что ко мне у нее нет претензий, только к себе. Ведь она врач, психотерапевт, казалось, должна была знать, а все же поддалась искушению свить гнездо на перекати-поле. Потом я терпеливо выслушал скучное перечисление моих недостатков, которые давно знал наизусть. Склонность к неоправданному риску, граничащая с патологией, постоянное расковыривание старых ран, боязнь связать себя какими-то обязательствами. И наконец, «одержимость Джиневрой де Бенчи».

Я попросил у нее прощения, совершенно искренне. Потому что действительно был виноват перед ней, как и перед другими, которые были до нее. Она нежно погладила мою щеку. Сказала, что сама должна отвечать за собственные ошибки. Потом ее туфли простучали по плиточной дорожке, дверца машины открылась и закрылась, ожил двигатель. Его шум вскоре растаял вдали, а птицы по-прежнему продолжали беззаботно чирикать.

Я сел на ковер между вмятин, оставленных ножками кресла Эмили. Скрестил ноги. В глазах стояли слезы. Взгляд привычно зафиксировался на репродукции портрета Джиневры де Бенчи работы Леонардо. Моей дорогой подруги Джинни, единственной женщины, с которой я был способен ужиться.

— Джинни… помоги.

По щекам потекли слезы. Я крепко зажмурился и начал массировать виски, медленно перемещаясь во времени. Туда, где оно еще не остановилось. Вот я вхожу с родителями в Большой зал Рембрандта Вашингтонской национальной галереи, где мой отец был куратором отдела искусства Возрождения.

На обшитых роскошными дубовыми панелями стенах висят удивительные сокровища. «Дама с веером из страусиных перьев», «Философ», «Девушка с метлой», а вот и сам мастер рядом с портретом любимой жены Саскии.

Глубокий старик. Одутловатое морщинистое лицо, печальные глаза.

— А ведь Рембрандту, когда он писал автопортрет, было всего пятьдесят пять, — произносит отец. — Но умерла Саския, он потерял расположение богачей и аристократов, разорился. Был в отчаянии.

Я поднял бокал с вином и произнес, обращаясь к Рембрандту и себе:

— Да поможет нам Бог превозмочь боль потери.

Глотнул вина, кивнул Джиневре де Бенчи:

— За тебя. — И глотнул еще.

Вспомнил, как бегал на свидание к своей Джинни. Бессчетное количество раз.

Это единственная картина Леонардо да Винчи в Соединенных Штатах, самое крупное приобретение, сделанное отцом за время работы куратором Национальной галереи. Он купил ее у герцога Лихтенштейна за пять миллионов долларов. В то время это была самая большая сумма, когда-либо заплаченная за произведение живописи. Папа очень гордился своей покупкой. А для меня картина почти сразу же стала талисманом. Джинни была и остается моим единственным самым близким другом.

Я приходил к ней после закрытия музея, когда вокруг не толпились туристы. Она всякий раз терпеливо выслушивала мою исповедь, ободряюще улыбалась. Мы долго стояли друг против друга — вернее, она сидела, а я стоял, — только мы двое, и больше никого. Потом приходил папа и говорил, что пора ехать домой.

Леонардо написал портрет Джиневры в 1474 году, когда ей уже исполнилось двадцать шесть. Папа рассказывал, что у нее был характер тигрицы. Но Леонардо изобразил ее мягкой и грустной. А какие у нее красивые руки, даже красивее, чем у Моны Лизы. Интересно, о чем они говорили там у кустов можжевельника? Меня приводило в ярость, что кто-то отпилил нижнюю часть картины, целых восемнадцать сантиметров, из-за чего исчезли ее скрещенные руки. Наверное, не влезала в заранее купленную раму. Как он посмел так поступить с Джинни и Леонардо, мерзавец!

Я поспешно доел остывший ужин. Запил вином. Посидел несколько минут, уставившись в одну точку.

Зазвонил телефон.

— Это Ролло Эберхарт Барнетт? — проговорил в трубке хриплый голос, похожий на громкий шепот.

Я помедлил с ответом, соображая, кто бы это мог быть.

— Это сын доктора Ролло Барнетта, куратора Национальной галереи? — повторил голос.

― Да…

Собеседник разразился долгим кашлем.

— Я знал вашего отца.

— С кем я разговариваю?

— Мне нужно вам кое-что рассказать. Очень важное.

— О чем?

— Международный аэропорт Лос-Анджелеса, окно «Американских авиалиний». Там для вас оставлен билет.

— Какой билет? Послушайте, объясните, в чем дело?

— Я собираюсь поговорить с вами о пожаре, — наконец ответил странный незнакомец.

В горле тут же возник горький комок. В ушах крик мамы, донесшийся сквозь два десятилетия.

— Что значит — о пожаре?

— В названном окне, — прохрипел незнакомец, — на имя Ролло Барнетта оставлен билет. Дата открытая, но вам лучше прилететь завтра в первой половине дня. — В трубке раздались короткие гудки.

Я стоял какое-то время, тупо уставившись в окно.

По дереву рядом с верандой шмыгнула белочка. Я проследил за ней взглядом и вдруг осознал, что все еще прижимаю трубку к уху.

Резко опустил ее на аппарат. Поискал номер телефона «Американских авиалиний», позвонил. Служащая, назвавшаяся Кейлой, сказала, что на мое имя действительно оставлен билет с открытой датой, Лос-Анджелес — Денвер, первый класс, туда и обратно.

— Там сказано, кто его купил? — спросил я.

— Мистер Харви Грант, — ответила Кейла.

— Какой еще Харви Грант? — пробормотал я.

— Что вы сказали, сэр?

— Извините. Это я себе.

— Желаете забронировать рейс?

Я задумался.

— Сэр, так вы будете бронировать?

— Да, Кейла, думаю, следует забронировать. Какой завтра самый ранний рейс?

* * *

В восемь пятьдесят утра мой автомобиль уже был поставлен на краткосрочную стоянку, а я в здании аэровокзала у киоска с солеными орешками открывал конверт с символикой «Американских авиалиний».

Рука чуть подрагивала. Неужели начал проявляться синдром высоты? Что-то рановато. Кроме билета, в конверте оказались два факса: адрес в Денвере и ксерокопия статьи из вчерашней «Денвер пост». Я начал читать.

«Венеция, Италия. Сегодня здесь произошла ужасная трагедия. В известном антикварном магазине возник пожар, уничтоживший все здание. В огне погиб его владелец, Фаусто Аррецьоне. Сгорела, по-видимому, и бесценная страница из тетрадей Леонардо да Винчи. Несколько дней назад Аррецьоне позвонил в знаменитое художественное училище на базе музея, „Галери дель Академия“, и сообщил, что является обладателем страницы с рисунком Леонардо, на котором изображены Круги Истины, предположительно ключ к местонахождению легендарного Кинжала Медичи.

Известно, что в 1491 году флорентийской правитель Лоренцо де Медичи заказал Леонардо изготовить кинжал в память о младшем брате, Джулиано, смертельно раненном врагами семьи Медичи при попытке государственного переворота. Леонардо так и не передал кинжал правителю. В 1608 году был обнаружен манускрипт Леонардо, так называемый Кодекс Арундела, в котором помещен рисунок кинжала, а рядом следующие слова…»

Сквозь назойливый шум аэропорта я отчетливо услышал голос отца, который прочитал мне незадолго до гибели записку Леонардо.

«Произошло необъяснимое. Отливая заготовку кинжала для Лоренцо Великолепного, я составил сплав, оказавшийся легким как воздух. Тщетны были попытки вновь его расплавить. Не удалось кинжал и деформировать никаким образом. При любых, даже самых сильных, ударах на нем не оставалось ни малейшей вмятины. А острота лезвия такова, что это недоступно человеческому пониманию. Нельзя сейчас отдавать такой материал в руки людей. Он будет использован только для изготовления смертельного оружия. И ни для чего другого. А я считаю войну отвратительным безумием. Остается лишь уповать на будущее, когда миром будет править наука, а не обремененный злыми намерениями человек сможет найти применение моему удивительному открытию для благородных целей.

И я решил оставить этот кинжал человеку будущего, который найдет путь к нему через Круги Истины».

— Круги Истины, — повторил я вслух.

Человек из Винчи, который покупал птиц в клетках и тут же выпускал их на волю, этот человек открыл чудесный сплав и, чувствуя ответственность за судьбы мира, оставил его для человека будущего. Почти пятьсот лет назад спрятал Кинжал Медичи в надежном месте и оставил зашифрованное послание, которое назвал Круги Истины. Они должны указать путь к Кинжалу.

Я уже догадывался, о чем говорится в последних абзацах статьи.

В 1980 году во французском городке Амбуаз впервые была найдена страница из записок Леонардо да Винчи с Кругами Истины, которая оказалась трагически утраченной при катастрофе в Атлантике частного самолета, перевозившего реликвию в Вашингтон, в Национальную художественную галерею. Пилот погиб. После этой трагедии никакой надежды на воссоздание легендарного Кинжала Медичи не было. До недавней находки.

Представитель «Галери дель Академия» сообщил, что с документом очень кратко ознакомился один из сотрудников. Там действительно были изображены круги. Однако копию страницы сделать не удалось. Скорее всего она погибла в огне.

Я заглянул в конверт. Там, кроме воздуха, больше ничего не было. Положил адрес и статью в карман, билет в другой, купил пакетик жареных кэшью и, сосредоточенно жуя, двинулся на посадку.

Неужели гибель отца как-то связана с Кругами Истины Леонардо, указывающими путь к Кинжалу Медичи? И кто такой этот Харви Грант?

Глава третья

Спустя три часа пятьдесят минут я припарковал взятый напрокат «мустанг» у красивого особняка начала двадцатого века. Справа открывался вид на живописное озеро. Деревянная резная табличка гласила: «ИВОВАЯ РОЩА ― ПРИЮТ СПОКОЙСТВИЯ».

Широкие кирпичные ступени вели на просторную веранду, уставленную цветущими растениями в глазированных керамических горшках. Я позвонил в колокольчик, висящий рядом с массивной дубовой дверью. Через несколько секунд появилась веснушчатая женщина средних лет в бифокальных очках на остром носу, в белом форменном костюме медсестры и туфлях на резиновой подошве. На лацкане куртки идентификационная карточка с надписью: «ПЕГГИ».

— Здравствуйте. Что вам угодно?

— Здравствуйте, Пегги. Я ищу… одного пациента.

— Находящихся здесь людей мы пациентами не называем, — произнесла она вежливым тоном. — Это хоспис, мистер…

— Реб Барнетт, — сказал я.

— Люди приходят сюда, чтобы закончить свою жизнь в спокойной атмосфере, мистер Барнетт.

— Я ищу Харви Гранта. Он здесь?

— Мистер Грант? Да. Он здесь.

— Кто он? Вы можете о нем что-нибудь рассказать?

Пегги прикрылась ладонью и чихнула. Затем, коротко извинившись, исчезла и вскоре вернулась с прижатым к носу бумажным носовым платком.

— Аллергия. Случается со мной каждый год.

Я вошел за ней в вестибюль, просторное светлое помещение, и повторил вопрос насчет Харви Гранта.

Пегги промокнула платочком нос.

— Извините, но мы не имеем права обсуждать наших гостей. Это против правил. Пойдемте, я провожу вас к нему.

Вслед за Пегги я поднялся по широкой деревянной лестнице с изящными резными перилами, покрытой роскошным серым ковром. В конце длинного коридора она остановилась у комнаты с полуоткрытой дверью. Постучала, затем вошла. Я — следом за ней.

Шторы в комнате были задернуты, освещение тусклое. На столе в вазе — свежесрезанные цветы. В углу — металлическая двуспальная кровать, на ней старик. Почти лысый, если не считать нескольких редких пучков серебристых волос. Изможденное лицо обтягивала очень бледная кожа. Глаза закрыты. Его вполне можно было принять за покойника. Но, присмотревшись, я заметил слабое шевеление грудной клетки, а потом и расслышал тяжелое, хриплое дыхание.

Пегги тронула его за плечо:

— Мистер Грант. Харви. — Веки умирающего чуть приподнялись, он посмотрел на нее кротким взглядом. — К вам гость.

Харви Грант медленно поворачивал голову, пока его глаза не встретились с моими. Затем проговорил скрипучим голосом:

— Спасибо, мисс. Теперь можете идти.

Она вышла, опустив голову. А я, втянув ноздрями слабый аромат ее духов, двинулся ближе к постели.

— Я Генри Грир, — произнес старик. — Пилот.

Неожиданно мне стало не хватать воздуха. Во рту пересохло.

— Надеюсь, это имя тебе знакомо, — продолжил он.

— Но… ваш самолет разбился. Вы…

Грир тяжело вздохнул, собирая энергию. Затем извлек из-под одеяла тощую руку и положил на грудь. Предплечье по диагонали пересекал глубокий шрам. Он вяло ткнул пальцем на стул:

— Садись. Я все объясню.

Я нащупал позади себя стул и сел.

Грир молча рассматривал меня почти минуту.

— Ты когда-нибудь слышал о Вернере Крелле?

— Немецкий миллиардер. Кажется, занимается производством оружия.

— А Ноло Теччи?

— Нет, о таком не слышал. — Я подался вперед. — Послушайте, Грир, ведь вас считали погибшим. Я присутствовал при разговоре отца с офицером береговой охраны.

— Теччи работал на Крелла, — сказал Грир. — И работает до сих пор.

Я чуть отдернул штору. На постель упала полоска света. Грир болезненно сощурился. Пришлось вернуть штору на место.

— В тот день, когда я собрался по поручению твоего отца лететь во Францию за страницей из тетради Леонардо, ко мне пришел Теччи. Оказывается, Крелл уже давно мечтает завладеть этой страницей. Потому что там ключ к разгадке тайны Кинжала. Теччи предложил мне деньги. Серьезные деньги. Глупо было отказываться, сынок. Я взял деньги и инсценировал катастрофу.

— Вы инсценировали катастрофу? — В моем сознании вспыхнула картина. Отец с прижатой к уху телефонной трубкой. Ему только что сообщили о гибели самолета. В первый раз тогда я видел его плачущим. И в последний тоже.

Грир облизнул запекшиеся губы.

— Все было несколько не так, как ты, возможно, представляешь. Мне назначили встречу в поезде Милан — Цюрих, в открытом тамбуре последнего вагона. Это личный пульмановский вагон Крелла. Там я должен был передать страницу и получить деньги. Я пришел, как договаривались, в условленное время, но вместо Крелла явился Ноло Теччи. Черноволосый красавец. Впечатляющая татуировка — кобра обвивается вокруг шеи. При нем дипломат. Открыл, показал деньги. Но я нутром чувствовал: что-то не так. И правильно чувствовал. В этот момент поезд выезжал из туннеля на мост на перевале Сан-Роддар. В руке у Теччи возник нож, но я оказался проворнее. Смог увернуться и схватил дипломат.

Грир приподнял руку, но тут же бессильно уронил ее.

— Он все же успел задеть меня. Я ударил его в челюсть, перелез через ограждение и прыгнул с моста в реку. Летел почти семьдесят метров. Сломал ногу. — Грир замолк, пополнил запас воздуха в своих ветхих легких, затем продолжил: — Я прошел школу выживания в лагере военнопленных во Вьетнаме. Два года. Так что смог уйти. Двинул вдоль реки. Меня так и не нашли.

Грир закашлялся.

— Вы позвали меня, чтобы рассказать только об этом? — проговорил я, сдерживая ярость. — Думали, это меня утешит?

Грир слабо улыбнулся.

— Реб, ты веришь в судьбу?

— Вы обещали рассказать о пожаре.

— А я в судьбу верю, — с усилием проговорил он. — Я все это время следил за тобой, сынок. Радовался, что после гибели родителей тебя усыновила вдова университетского профессора. Миссис Такер, верно? Марта Белл Такер. Надеюсь, она тебя правильно воспитала.

— И что дальше? — вскипел я.

— Не торопи меня, мальчик.

— Грир, я хочу услышать о пожаре.

Улыбка исчезла с его лица.

— Думаю, это работа Ноло Теччи. Вначале он побеседовал с твоим отцом, а потом его люди подожгли дом.

Я прикрыл глаза, вспоминая, как соседи, муж с женой, негромко переговаривались между собой, когда меня увозили на «скорой помощи».

Ты думаешь, это поджог? Не знаю. Мне кажется, это случайность. Дом старый, достаточно одной спички — и он вспыхнет как порох. Да и кому нужно вредить Барнеттам? Ш-ш-ш. Тише. А то мальчик услышит.

Я открыл глаза.

— Но зачем? Зачем это было ему нужно?

— Но ведь я сбежал, — ответил Грир. — А вдруг мне удалось выжить, и я смог каким-то образом передать страницу твоему отцу, перехитрить Крелла? Теччи решил проверить. Наверное, он пытал твоего отца, прежде чем убить. А дом поджег ради забавы. Я запомнил выражение его глаз, когда он вытащил нож. Это фантастический мерзавец.

— А что случилось с записками Леонардо? — спросил я.

Грир вздохнул:

— Ты не ответил, веришь ли в судьбу.

— Зря вы играете со мной, Грир, — проговорил я, поднимаясь со стула. — Это никогда никому не удавалось.

— Хм-м… Не надо быть таким самоуверенным, мальчик. От этого никто не застрахован.

— Пока, — бросил я, направляясь к двери. — Я ухожу.

— Погоди. — Грир с усилием повысил голос. — Теперь пришла пора вступить в игру тебе, Ролло Эберхарт Барнетт-младший. Убийца твоих родителей по-прежнему топчет землю. Ты отыщешь страницу Леонардо, принадлежавшую антиквару, а затем выйдешь на Теччи.

Я обернулся.

— Но она сгорела.

Грир отрицательно мотнул головой:

— Нет. Страница в сохранности. Правда, пока неизвестно, что именно обнаружил венецианский антиквар. Возможно, да Винчи сделал копию, а возможно, это вторая часть…

— Проявите уважение к мастеру, — возмутился я. — Не называйте его да Винчи. Его зовут Леонардо.

Грир усмехнулся:

— Да, ты похож на отца.

Он устало прикрыл глаза и надолго замолк.

Я подошел вплотную к постели, наклонился к старику:

— Дальше. Что дальше?

Грир открыл глаза.

— Итальянца убил Ноло Теччи. Точно так же, как твоего отца. И опять ему не удалось получить записки Леонардо. И он сжег дом. — Грир внимательно посмотрел на меня. — Твой отец мечтал найти Кинжал Медичи, но этому помешала моя алчность. Теперь же мне больше ничего не нужно.

Я выпрямился.

— Может быть, следует вызвать полицию, и вы расскажете им то, что рассказали мне?

Грир усмехнулся:

— Нет, сынок. Во-первых, Крелл полиции не по зубам; во-вторых, у меня нет никаких вещественных доказательств, и в-третьих, ты сам не захочешь вмешивать полицию.

— Но…

— Сын куратора музея имеет диплом искусствоведа и становится каскадером. Почему? А потому, что ему не хочется быть обычным обывателем. Душа требует действия, риска. А тут, разве ты не видишь, что тебя ждет настоящее приключение? Ты можешь найти Кинжал Медичи. И отомстить за гибель родителей. Это твоя судьба.

Кипящая ярость разбудила в моей душе демонов, и они затанцевали свой неистовый грозный танец, сотрясая сырые стены пещеры, где я лежал, забывшись в летаргическом сне, с той самой объятой пламенем ночи 1980 года. Неожиданно зажглись тысяча солнц, осветив одно слово: Судьба.

Я представил летящий ко мне сквозь века кинжал Леонардо и почувствовал бешеную энергию. Мной овладело легкомыслие, и я чуть не рассмеялся над абсурдностью ситуации. Вот он передо мной, Генри Грир, мертвый пилот, который на самом деле не был мертвым.

Он был прав. Я хотел отомстить.

— А что случилось со страницей Леонардо, которая была у вас?

Грир повернул голову набок, и я заметил выглядывающий из-под подушки уголок желтоватой бумаги.

— Возьми. — Он чуть приподнял голову.

Я осторожно вытащил бумагу и ахнул.

Это была страница из тетради Леонардо да Винчи.

Перевернув несколько раз хрупкий лист, я поднес его к свету. На одной стороне был изображен кинжал, а рядом убористый текст Леонардо, написанный задом наперед. На обратной стороне — концентрические окружности, отдаленно напоминающие мишень. Каждая окружность образована с помощью крошечных значков, возможно, букв. Круги Истины! Рядом рисунок: три треугольных короба один в другом на манер подзорной трубы, поддерживаемые с двух сторон подпорками. С ними связаны какие-то шкивы. Наверху устройство, похожее на стрелу крана.

Я с волнением рассматривал высохшие чернила. Чернила, которыми писал Леонардо. Перо сжимала рука, давшая миру «Мадонну в гроте», «Мону Лизу» и мне лично — Джиневру де Бенчи.

Я поднял глаза на Грира:

— Почему вы не попытались разгадать эти записи? Почему?

Грир безучастно рассматривал одеяло, прикрывающее его немощное тело.

— В конце концов, могли бы кому-нибудь рассказать, — продолжил я.

— Я только что это сделал, — прошептал Грир, закрывая глаза.

— Грир, — позвал я, придвигая лицо ближе. — Грир! Если все это правда, то вы соучастник преступления. Это из-за вас Теччи убил моих родителей.

Умирающий открыл глаза и зашелся нутряным болезненным кашлем.

Я повернулся и вышел.

В аэропорт я ехал с выключенным радио. Одна рука на руле, другая сжимала конверт с листом из записок Леонардо. В самолете я не переставал думать об одном и том же. Моих родителей убил человек, которого зовут Ноло Теччи. Подручный Вернера Крелла. Он сжег заживо отца и мать. За что? За этот автограф бессмертного Леонардо? Я вспомнил ликование отца, когда он послал Генри Грира за записками Леонардо. Он был уверен, что они приведут его к Кинжалу Медичи. Вспомнил его фантазии о том, что можно будет сделать с помощью этого чудесного сплава — сверхпрочные мосты, самолеты. А потом эти мечты превратил в прах бандит Ноло Теччи.

Когда я приехал домой, было уже десять. У двери стоял большой посылочный пакет размером с чемодан. Без обратного адреса. Я внес его внутрь, повертел туда-сюда, потом открыл. В коробке стояла потрепанная кожаная сумка, довольно тяжелая. Внутри оказался объемистый мешок, какие используют, когда сдают белье в стирку, а в нем… пачки стодолларовых купюр. В каждой десять тысяч. Я сосчитал: двести пачек — два миллиона долларов.

Снял трубку позвонить в Денвер, в хоспис «Ивовая роща».

— Алло. «Ивовая роща», — ответил женский голос после второго гудка.

— Это Пегги?

— О… да, Пегги.

Я назвал себя и спросил о Харви Гранте. Она на несколько секунд замолкла.

— Мне очень жаль, но мистера Гранта… больше нет с нами.

— Вот как, — проговорил я с сожалением. Не по отошедшему наконец в мир иной Генри Гриру — это мне было совершенно безразлично, — а потому что больше неоткуда ждать информации.

Я поблагодарил Пегги, положил трубку и вернулся в гостиную. Приятный вечерний воздух из открытого окна смешивался с противным запахом денег Вернера Крелла.

— Венеция, — произнес я, прижимая к щеке лист из тетради Леонардо.

Глава четвертая

Ближе к утру мне приснилось, что я играю в шашки с Юлием Цезарем посередине площади Сан-Марко. На нем черная тога, а вокруг шеи обвилась змея, нашептывающая на ухо, какой ход сделать. И сукин сын Юлий выигрывает. То и дело проходит в дамки, складывая сбитые шашки в аккуратные стопки. Кстати, шашками служило печенье «Орео»: у меня — черное с белой прослойкой, а у него, конечно, белое. За нами с интересом наблюдали туристы и голуби.

Я сидел с красным лицом посередине большой площади, пытаясь схватить змею за извивающийся язык. А Юлий каждый раз, когда я делал промах, запрокидывал голову и зычно смеялся: «Ха-ха-ха».

Дрянной, отвратительный сон. Из-за этого я проснулся слишком рано, расстроенный и обозленный.

В утренней газете нашел то же сообщение из Венеции, что и в «Денвер пост». Отбросил газету, приготовил свой обычный завтрак — овсяные хлопья с сухими вишнями и бананами, — быстро проглотил его за кухонным столом.

Час спустя закончил пробежку вокруг туманных холмов Малибу, наполняя легкие прохладным влажным воздухом, очищая мозги. Вдох, выдох. Сосредоточься. На чем? На жизни, смерти, пожаре, кинжалах, мести, боли… обжигающей боли. У тебя есть цель. Добраться до Ноло Теччи.

После душа я позвонил своему агенту, симпатичной женщине с очень сексуальным голосом. Попросил забронировать вечерний рейс в Милан первым классом, с транзитом в аэропорт Марко Поло, неподалеку от Венеции. Затем поставил компакт-диск группы «Криденс» и под грустные завывания Джона Фогерти начал собирать вещи. Носки, белье, джинсы, бритвенный прибор, зубная щетка, паста, несколько черных футболок, форма для пробежек и герметичная свеча в небольшом медном держателе. Ее я зажигаю перед сном в память о родителях, где бы ни находился. Мягкий подрагивающий свет напоминает мне картину Жоржа де ла Тура «Кающаяся Магдалина» из Национальной галереи, где Мария Магдалина изображена сидящей за столом в помещении, освещенном единственной свечой. Наклонилась над столом, одна рука подпирает подбородок, изящные пальцы другой касаются едва освещенной головы. Она смотрит в зеркало, погруженная в мысли о смерти и искуплении. Мягкие отблески играют на печальном задумчивом лице. И главное, рукав как будто колышется. Это особенно приводило меня в восторг, когда я был ребенком.

Я закрыл чемодан, выключил Фогерти. Набрал номер Арчи Ферриса.

Арчи — владелец специального оружейного магазина, обслуживающего киностудии. Он досконально знает любой тип оружия и владеет им в совершенстве.

Помимо торговли, Арчи неплохо зарабатывает на жизнь, работая техническим консультантом в фильмах-экшн. Ему под шестьдесят, рост около метра семидесяти, крепко сбитый, волосатые руки, внушительные кулаки и солидная щетина на щеках уже в одиннадцать утра.

Арчи родом из Бостона. После школы служил в армии, в специальных войсках, дослужился до сержанта. Дважды побывал во Вьетнаме и, что удивительно, ни разу не был ранен. Но душевных ран хоть отбавляй. Он пришел с войны и, как всякий ветеран, убедился, что всем на него наплевать.

После возвращения в Штаты Арчи переехал в Лос-Анджелес, стал копом, женился на первой попавшейся девушке, которая не смотрела косо на его военное прошлое, и, как обычно бывает, пролетел по полной программе. Я даже не знаю ее имени. Он иногда говорил: «Это женщина с пустым сердцем, которая не способна любить. Никого, даже собственного сына». И все.

Сын Дэнни рос в основном под опекой матери, бывшей жены Арчи. Тот любил Дэнни больше всего на свете, хотя считал, что мальчик похож на мать.

Полицейским Арчи был идеальным. Служа в армии, защищал все население Соединенных Штатов, а теперь только одного Лос-Анджелеса. Вот и вся разница. И вообще он был прирожденным защитником. А вот Дэнни не уберег. Парня застрелили во время стычки в баре. После этого Арчи ушел из полиции.

Пару лет проработал охранником в съемочных группах, пребывая в глубокой депрессии, из которой его вывел один знаменитый режиссер, действительно большой мастер. Он разглядел в нем то, что не видели остальные, — душевную щедрость, преданность и профессионализм и пригласил сниматься в нескольких эпизодах с драками, погонями и большим количеством оружия. Результат оказался потрясающим. Фронтовик показал, что такое настоящий героизм.

С тех пор Арчи начал работать консультантом, потом открыл магазин. В общем, зажил новой жизнью, стал немного самим собой, но недостаточно, чтобы заполнить дыру оставленную в его большом сердце сыном Дэнни.

Я стал каскадером с легкой руки Арчи. Получилось это так: я переходил улицу у бульвара Санта-Моника, жевал овощной бурито и слишком поздно заметил черный «лендровер», за рулем которого сидел Арчи, прижимая к уху мобильный телефон. У меня был только один способ избежать столкновения и не стать самому маисовой лепешкой — это прыгнуть.

Арчи ударил по тормозам в полуметре от меня. Я прыгнул, перекатился через капот и, сгруппировавшись, снова оказался на мостовой, не переставая жевать бурито. Наши взгляды встретились в боковом зеркале. Вначале он в ужасе вытаращил глаза, увидев, что я жую и улыбаюсь. Потом улыбнулся в ответ.

После этого мы основательно выпили и хорошенько закусили в китайском ресторане. Он обнаружил у меня много полезных талантов — я занимался дельтапланеризмом, скалолазанием, карате, прыжками с парашютом и мотогонками — и порекомендовал руководителю группы каскадеров. С тех пор все и началось. Я нырял, мчался на автомобиле, на роликовых коньках, на лошадях, совершал головокружительные прыжки, падал.

Через какое-то время Арчи подарил мне «зиг-зауэр», пистолет калибра девять миллиметров, научил пользоваться им, помог получить лицензию. Я оказался понятливым, быстро овладевал любым оружием, какое Арчи вкладывал мне в руку, и он меня зауважал. В общем, мы стали друзьями.

Арчи ответил после первого гудка.

— Привет, Арч, — проговорил я не очень решительно, зная, что он уже слышал о моем трюке с дельтапланом и не одобряет.

— Если собрался покончить с собой, — буркнул он вместо приветствия, — так проще взять «зиг», который я тебе подарил, и вышибить мозги. Мало того, что я потерял Дэнни. Теперь еще ты. — Он помолчал. — Чего звонишь?

— Мне нужна твоя помощь.

— Продолжаешь хандрить? Не отпирайся, голос выдает. Из-за Эмили? Приезжай, посидим, поговорим. Думаешь, больше никого не сможешь полюбить?

— Ты же знаешь, что я ее не любил.

— Да, да. Так в чем дело?

— Понимаешь, я собрался в Венецию — не здешнюю, а в Италии, и мне… там понадобится пистолет. — Я произнес эти слова и в ту же секунду пожалел.

Он молчал.

— Ты говорил, у тебя в Венеции есть приятель, сослуживец по Вьетнаму, который продает оружие. На вывоз своего пистолета я просто не успею оформить разрешение.

— И что ты забыл в Венеции? — спросил Арчи. — Давай выкладывай, я слушаю.

— Ну, это связано с Леонардо да Винчи и моими родителями. Долго рассказывать.

— И для этого тебе понадобился пистолет? Чтобы решить дело с Леонардо да Винчи? Но ведь из пистолетов убивают людей.

— Ладно, — сказал я. — Не надо ничего. Забудь об этом.

— Что забыть, черт возьми? Леонардо да Винчи и твоих родителей? Я не понимаю, о чем идет речь.

— У тебя есть сегодняшняя «Таймс»?

— Ну, предположим, есть.

— Ты прочитал?

— Так, просмотрел. «Лейкерсы» проиграли. Боже, да говори же, в чем дело.

— Третья страница. Вверху.

— Погоди.

Я услышал шелест бумаги и негромкое бормотание.

— Все равно ничего не понятно. Тут говорится о каком-то пожаре. При чем здесь ты?

Пришлось рассказать ему все — о Грире, Теччи, Кинжале, записках Леонардо.

Он надолго замолк.

— Так ты помогаешь или нет? — спросил наконец я.

— Конечно. Я поеду с тобой.

— Арч, — смущенно проговорил я, — у меня нет слов, чтобы выразить благодарность, но это должен сделать я один. Вот если бы ты помог с оружием…

— Извини, но с этим ничего не получится, — сказал он.

Я услышал глубокий вдох.

— Тогда пока. Мне нужно идти.

— Погоди…

— Но я опаздываю на самолет.

— Что, тебе обязательно нужно быть там?

― Да.

— И нет другого выхода?

— Другого выхода нет.

* * *

Туман рассеялся. В окна гостиной заглянуло солнце, образовав коридоры, где весело заплясали пылинки.

Я достал из присланного мешка пятьдесят тысяч долларов, завернул в коричневую бумагу и убрал в красный рюкзак, который купил в Бостоне после посещения Музея изящных искусств. Сверху сунул кожаную папку со страницей Леонардо. Остальные деньги положил обратно в старую кожаную сумку.

Потом сказал Джинни до свидания, погрузил вещи в багажник и поехал в Санта-Монику. Там в банке у румяного служащего обменял пять тысяч долларов на лиры и арендовал сейф, куда поставил кожаную сумку.

Вернулся в машину, повернул ключ зажигания. Негромкое урчание двигателя заставило завибрировать позвоночник.

Пора ехать в аэропорт.

* * *

Где-то над Скалистыми горами я решил воспользоваться телефонными услугами авиакомпании. Позвонил старой приятельнице, Лоуис ван Алстин, рыжей длинноногой красавице с зелеными глазами, которая была ходячим справочником «Кто есть кто». У нее была феноменальная память на фамилии и факты, которую она с успехом использовала, занимаясь в Голливуде пиар-бизнесом.

Пару лет назад мы провели с ней довольно приятную ночь и с тех пор сохранили теплые чувства друг к другу.

Лоуис ответила после третьего гудка:

— Бобби, я в метро. Буду на месте через час.

— Лоуис, — сказал я. — Это не Бобби, а Реб.

— О, привет. Том расстроен. — Она имела в виду Тома Слоуна, дублером которого я был. — Говорит, что какие-то полотенца тебе дороже, чем его общество.

— Но это действительно так.

— Надо же. И что тебе нужно? Полагаю, ты звонишь не для того, чтобы назначить свидание.

— Мне нужна информация о Вернере Крелле и Ноло Теччи.

— Крелла я, конечно, знаю. А о Теччи никогда не слышала. Что, Крелл собрался финансировать фильм с тобой в главной роли?

Я промолчал.

— Ладно, подожди чуть-чуть. Я включу карманный компьютер, посмотрю, что там есть в базе данных. А где ты? Судя по шуму, в какой-то аэродинамической трубе?

— В самолете, лечу в Венецию.

— Вместе с Креллом? В его самолете?

— Лоуис, этот звонок стоит сто долларов минута.

— Ага, — сказала она. — Ладно, давай посмотрим… Значит, Теччи. Как он пишется?

— Два Ч, на конце И.

— Ничего нет. А вот с Креллом все в порядке. Вернер Крелл. Знаешь, а ведь он лысый. Типа Юла Бриннера. В смысле симпатичный. Родился в Берлине в 1935 году, единственный ребенок в семье. Папа — известный фабрикант оружия. Разработал первую полуавтоматическую винтовку «Гевер 41W», которая широко использовалась во Второй мировой войне. Большой фанат Леонардо да Винчи.

― Что?

— Я сказала, папа Крелла был фанатом да Винчи. Имел коллекцию моделей оружия, созданного им. Музейного качества. Боевые машины, катапульты и прочее. Выставлял их перед войной в различных галереях. Тут есть его фотография — отец, а рядом маленький Вернер в коротких штанишках. О-о-о, оказывается, мама погибла во время налета авиации союзников, когда Вернеру было восемь. Говорят, что после этого у папы, а следом и у сынка слегка поехала крыша. А дальше… в двадцать Вернер с отличием окончил Берлинский политехнический институт по специальности инженер-механик и занялся разработкой новых типов стрелкового оружия. Через некоторое время унаследовал папин бизнес. Изобрел первый автомат с затвором циклического возврата. Во много раз увеличил состояние отца. Сейчас он миллиардер, контролирует оружейные компании в Германии, Австрии, Бельгии, Италии, Чили и Мексике. Бизнесмен жесткий, изворотливый. Привык добиваться всего, чего пожелает.

— Это все? — спросил я.

— Передвигается по миру в собственном самолете. В Европе предпочитает ездить в личном пульмановском вагоне, который подцепляют к хвосту любого поезда. Штучка типа Восточного экспресса. Вот фотография. Должно быть, стоит много миллионов. Настоящий стиль «ар-деко». Сзади элегантный открытый тамбур вроде корабельной палубы. Медные ограждения.

Я представил Генри Грира, как он перепрыгивает ограждение и летит в ущелье Сан-Роддар.

— Ты что, решил помолчать за сто баксов в минуту? — спросила Лоуис.

— Извини, — сказал я. — Задумался.

— О чем?

— Так, ни о чем. Спасибо.

— Ну, тогда пока.

Я положил трубку.

Значит, они поклонники Леонардо. Как я и мой отец.

При других обстоятельствах, возможно, мы с Вернером Креллом могли посидеть и выпить за память наших покойных отцов и гений Леонардо. Всплакнули бы оба по своим безвременно ушедшим матерям.

А если бы встретились на поле боя где-нибудь в сорок четвертом, тут уж выжил бы тот, кто первым нажал на спуск.

* * *

Самолет пробил облака и приземлился в аэропорту Милана. Было темно, шел дождь. Спустя час я снова взмыл в небо в сторону Венеции на уменьшенной копии самолета, на котором только что прилетел.

Во время короткого перелета к аэропорту Марко Поло я снимал нервное напряжение, вспоминая резных куколок из России. Внутри каждой находится меньшая, а в самом центре крошечная, но точно такая же. Я задремал, и мне приснился самолет, внутри которого меньший, а внутри того еще меньший, и я уменьшаюсь вместе с ними, пока наконец не оказываюсь в самолете размером с дикую утку, который взмывает в небо и присоединяется к стае… На этом месте меня разбудили.

Вскоре я уже сидел в такси, петляющем вдоль Большого канала. По-прежнему дождь. Воздух за окном казался густым и наэлектризованным.

Для меня был забронирован номер в «Гритти палас», пятизвездном отеле с видом на Большой канал. Это дворец, где в шестнадцатом веке жил дож, могущественный правитель Венеции.

Великолепные апартаменты с высоченными потолками, изобилующие стариной. Дверь приоткрылась, вошел посыльный с корзиной фруктов. Я сунул ему чаевые, и он вышел, изящно пятясь к двери.

После душа я разобрал вещи, зажег свечу, залез в постель.

Мама с папой полюбили бы Венецию. Мы бы могли остановиться здесь. Я бы погружал босые ноги в мягкий ковер, вглядывался в лепной узор на высоком потолке, слушая рассказы папы о гордых художниках, создававших прекраснейшие холсты.

Мой элегантный номер неожиданно стал неуютным, а предстоящая ночь слишком долгой.

Я повертел в руках шоколадку в форме голубки в оранжевой фольге с символикой отеля, источавшую аромат французского апельсинового ликера. Мысленно заставил ее взлететь.

Очень остро хотелось поскорее придавить коленом грудь злодея Ноло Теччи.

* * *

Утром я направился к своему единственному ориентиру и ровно в девять стоял в вымощенной мраморными плитками приемной на третьем этаже «Галери дель Академия» перед шестидесятилетней женщиной с вьющимися темно-каштановыми волосами и густыми бровями, секретаршей, свободно говорившей по-английски. Правда, очень сдержанно.

Я заулыбался, этакий простой американский парень. Объяснил, что приехал из Калифорнии поговорить с сотрудником, которому владелец антикварного магазина, синьор Аррецьоне, показал страницу из записок Леонардо.

Ее лицо напряглось.

— Вы репортер?

— Нет, — ответил я. — Не репортер.

Она долго рассматривала меня, сдвинув брови.

Я распахнул пиджак.

— Смотрите, никакого магнитофона, ни бумаг, ни ручки. Я не репортер. Даже писать толком не умею.

Ее взгляд потеплел.

— Вы из полиции?

— Да что вы. Я каскадер.

— Из кино? — удивилась она.

— Конечно, — ответил я улыбаясь. — Куда же еще податься, если не научился хорошо писать?

В кабинете за дверью из дымчатого стекла шевельнулась фигура. Секретарша бросила туда взгляд и отрицательно покачала головой:

— Ничем не могу помочь.

Я наклонился чуть ближе.

— Синьорина Росси…

— Синьора, — поправила она, нервозно поглядывая на фигуру за дверью.

— Как мне встретиться с человеком, которому синьор Аррецьоне показал записки Леонардо? Хотелось бы перекинуться с ним парой слов.

Человек в кабинете повернул дверную ручку.

— Нет, сэр, у нас эти записки никто не видел, — решительно проговорила синьора Росси. — А теперь, если у вас больше нет никаких дел, пожалуйста, уходите.

Я заставил себя спрятать раздражение. Она явно напугана. Хотелось бы знать почему.

Стеклянная дверь отворилась, и на пороге возник крупный лысеющий мужчина с суровым лицом. Лет шестидесяти пяти. Синьора Росси развернулась на своем кресле.

— Профессор Корта, к нам посетитель.

Он строго посмотрел на меня и произнес неожиданно высоким голосом:

— Синьор, мы уже сделали заявления для прессы и полиции.

— Мне нравится ваш галстук, сэр, — сказал я. — У меня почти такой же, но больше желтовато-коричневый, а не рыжеватый, как у вас.

Профессор чуть вздрогнул и даже покраснел.

— Спасибо, но, к сожалению, у меня нет времени с вами побеседовать. Опаздываю на важную встречу. Извините.

Он что-то быстро сказал синьоре Росси по-итальянски и стремительно вышел.

Она проводила его взглядом, затем нервозно поправила книгу записей и ручку.

— Я вижу, вы встревожены, синьора, — сказал я. — Но у меня действительно важное дело.

Я протянул ей статью из денверской газеты, подождал, пока она прочтет, затем сказал:

— Меня зовут Реб Барнетт. Мой отец был куратором искусства Возрождения в Национальной художественной галерее в Вашингтоне. Он и мама погибли в пожаре. Наш дом сгорел вскоре после того, как отец попытался получить лист из тетрадей Леонардо с Кругами Истины.

Она с интересом посмотрела на меня.

— Можете посмотреть в Интернете, — продолжил я. — «Вашингтон пост» от 23 июля 1980 года. Его звали доктор Ролло Эберхарт Барнетт.

— С таким же успехом и вы могли прочесть эту статью, — сказала она, записывая название газеты и дату.

Я вытащил паспорт.

— Пожалуйста, посмотрите. Мне не нужно было ничего выискивать в Интернете. Я был там.

Она молча раскрыла мой паспорт.

— Что вас так беспокоит? — спросил я.

Синьора Росси скривила губы. Отвернулась. Я терпеливо ждал.

Наконец она произнесла, почти прошептала:

— Вы уже второй человек, который… которого интересуют эти записки. И это после того, как здесь побывали люди из полиции и репортеры.

— И кто же этот первый?

— Не знаю. Он не представился.

— Как он выглядел?

Синьора Росси молчала. Я близко наклонился к ней.

— Обещаю, профессор Корта ничего о нашем разговоре не узнает. Возможно даже, что я смогу вам помочь. Поверьте, я говорю чистую правду.

— Это был ужасный, жуткий человек, — проговорила она дрожащим голосом.

— В каком смысле?

— В любом. И то, как одет, и звук его голоса, и…

— Американец?

— Говорил по-итальянски, но с акцентом. Может быть, американец. Жгучие черные глаза. Волосы зачесаны вперед и набок. А руки… я их хорошо запомнила. Длинные, изящные пальцы, как у хирурга, ухоженные ногти.

У меня внутри все напряглось. Ноло Теччи.

— Может быть, у него была какая-то отметина на шее? — спросил я.

— Si, si,[3] — оживленно подтвердила синьора Росси. — У него была… как это сказать… tatuaggio… на шее сбоку. Голова змеи.

— Что вы ему рассказали? — произнес я как можно спокойнее.

— Ничего, — прошептала она. — Он разговаривал с профессором Корта у него кабинете. С тех пор профессор волнуется. Предупредил меня не говорить ни с кем о записках.

— А сам профессор Корта их видел?

— Нет.

— Но вы знаете того, кто их видел? — с жаром проговорил я.

Она слабо кивнула.

— Моя хорошая знакомая. Она очень нервничает после пожара. Чего-то боится. Собралась… уезжать.

— Но еще не уехала?

— Нет.

— Она у себя дома?

— Нет.

— Но вы можете передать ей сообщение?

Секретарша молчала.

— Синьора Росси, вы сказали, что ваша приятельница чего-то боится. Поверьте мне, ей действительно угрожает опасность. Серьезная опасность. Человек со змеиной татуировкой — очень опасный преступник. Передайте ей, пусть свяжется со мной. Я остановился в «Гритти палас». Жду ее звонка завтра в полдень.

Она кивнула.

— Спасибо, синьора Росси.

Она улыбнулась:

— Меня зовут Франческа.

* * *

В дверях я столкнулся с человеком. Да как-то неудачно. Он буквально врезался в меня и, громко ойкнув, упал на спину. Уронил газету. С головы слетела шляпа.

— Извините, — пробормотал я, помогая ему встать.

Ища опоры, он ухватился за лацканы моей куртки. Невысокий, худой как щепка. В дорогом дождевике. Мы оба потянулись за его газетой и шляпой, чуть не стукнувшись лбами, и я уловил аромат лосьона «Олд спайс».

— Grazie,[4] — буркнул он и направился к лестнице.

Я вышел на улицу. Ну что ж, подведем итог. Успех налицо. Удалось сломить сопротивление синьоры Росси и чуточку ближе подобраться к Ноло Теччи.

Я посмотрел на свои битловские сапожки. Их подошвы касались того же пола, что и несколько дней назад подошвы туфель этого мерзавца.

Ладно, подождем до завтра.

Глава пятая

Я сидел у окна в своем номере, подставив солнцу лицо и шею. Не спеша размышлял. Возможно, несколько веков назад где-то неподалеку отсюда Леонардо изобразил таинственные круги на листе, который лежит сейчас в моем рюкзаке. Затем отложил гусиное перо и увидел, что палец запачкан чернилами.

Я бросил взгляд на свои пальцы. Они ничего не рисовали, не писали стихов. Зато цеплялись за самолетные крылья, сжимали руль мотоцикла, автомобиля, оконные карнизы, выступы в отвесных скалах, тросы лифтов. Записывали придуманные мной трюки с падениями, нажимали клавиши компьютера. Подписывали контракты, чеки, иногда даже автографы. Достойные пальцы. Иногда чуть подрагивают, но, в общем, на них можно положиться.

В дверь постучали. Я посмотрел в глазок. Горничная, невысокая, среднего возраста, аккуратно причесанная, в светло-синей униформе и белых перчатках. Открыл дверь. Она скользнула мимо меня, опустив глаза, и торопливо начала вытирать пыль с мебели протиркой из настоящих птичьих перьев.

Я вышел на балкон и опять предался фантазиям. К действительности меня вернул щелчок двери, когда ушла горничная. А через некоторое время зазвонил телефон.

— Этот номер дала мне Франческа Росси. С кем я разговариваю? — Голос у незнакомки был низкий, слегка хрипловатый.

— Меня зовут Реб, — ответил я.

— И что вам нужно?

Она говорила по-английски совершенно без акцента. Это меня насторожило.

— Разве вы американка?

— Если вы через три секунды не скажете, что вам нужно, я положу трубку.

— Ваша помощь.

— Моя помощь? А кто поможет мне?

— Возможно, я.

В коридоре проскрипела тележка горничной. Надо же, берут за номер по тысяче долларов в сутки — и такие скрипучие тележки.

― Как?

— Я знаю, кто охотится за Кинжалом Медичи.

Она шумно вздохнула.

― Кто?

— Может быть, мы где-нибудь встретимся, поговорим?

В дверь опять постучали.

— Как будет «подождите»… по-итальянски? — спросил я.

— Aspettarre.

Я прижал трубку к груди и крикнул в сторону двери:

— Aspettare, per favore. Um, cinquecento minuti.[5]

— Si, signore,[6] — отозвалась горничная после небольшой паузы. Тележка опять заскрипела, удаляясь.

— Извините, — сказал я. — Это горничная.

— Вы попросили ее подождать пятьсот минут.

— Неужели? Я имел в виду пятнадцать.

В трубке раздался едва слышный смешок.

— Так давайте встретимся где-нибудь, — продолжил я. — Может быть, пообедаем. Например, в кафе на острове Торчелло.

— Вы имеете в виду «Локанда Чиприани»?

— Да. Туда ходит паром от…

— От отеля «Даниели», я знаю. — Она помолчала. Затем произнесла твердым голосом: — Хорошо, я буду там через пятнадцать минут. Не через пятьсот, учтите.

И положила трубку.

Я причесался, почистил зубы, надел куртку, взял красный рюкзак и направился на выход.

До отеля «Даниели» было рукой подать. Дворец, похожий на торт, победивший в кулинарном конкурсе на самые причудливые украшения. Для меня вся Венеция выглядела примерно так же. Как будто какой-то гигантский кондитер занимался украшением пирожных и вошел в раж. Шпили, арки, мосты, двух- и трехуровневые. Там что-то вырезано, тут чуть добавлено, здесь накручено. Я представил кондитера в белой тужурке, наклонившегося над своим творением. Глаза сверкают. Он подправляет что-то в последний раз и восклицает:

— Mia bella Venecia![7]

Я занял позицию напротив отеля. Как выгляжу я, таинственная незнакомка наверняка представляет. По описанию Франчески. Попробую узнать ее среди тех, кто околачивается поблизости, используя метод Шерлока Холмса. Логически рассуждая, он исключал вещи одну за другой, пока не оставалась единственная.

Итак, шестнадцатилетняя девушка в туфлях на платформе? Не подходит. Гид группы туристов с красным зонтиком? Долой. Пятидесятилетняя дама в элегантном костюме? Возможно. Одна из двух прогуливающихся девушек рука об руку? Исключено…

Меня кто-то тронул за плечо. Она оказалась стройной, лет двадцати восьми, в длинной ситцевой юбке, светло-синем жакете и темных очках. Прямые черные волосы до плеч покрывал шарф. Высокие скулы, правильной формы нос и большой рот с полными розовыми губами. В общем, красавица.

— Вы Реб? — спросила она, перебирая пальцами ремень большой сумки на плече.

Я кивнул и протянул руку.

Ладонь у нее была небольшая, но пожатие крепкое.

— Меня зовут Антония. — Голос у нее был низкий и чуть хрипловатый, как будто прокуренный.

— Как мы поступим, Антония? — спросил я, пытаясь разглядеть через темные очки ее глаза. — Будем разговаривать здесь или…

— Давайте уйдем отсюда как можно скорее, — прошептала она и, развернувшись, быстро направилась к отелю. Я едва за ней поспевал.

Обменявшись несколькими фразами со служащим, Антония посмотрела на меня.

— Паром отходит к ресторану через двадцать минут. Но можно взять катер-такси. Вот как раз один подходит к причалу. Правда, это много дороже.

— Такси, — без колебаний произнес я и протянул служащему чаевые.

Антония переговорила с водителем, приземистым мужчиной с большим носом и сигаретой, прилипшей к нижней губе. Мы заняли сиденья в задней части на открытом воздухе, и катер двинулся в лагуну.

— Итак… Антония, — начал я, чуть повысив голос, чтобы перекрыть гудение мотора. — Может быть, снимете темные очки? Я хочу увидеть ваши глаза. — Боковым зрением я сканировал обстановку вокруг. Такси, такси, такси, паром. Черная с белым яхта метрах в трехстах справа.

— Кто вы? — неожиданно спросила она.

— Я… никто.

— Как это никто? У вас есть профессия?

— Пожалуйста, не удивляйтесь, но я работаю в Голливуде… каскадером.

— Теперь понятно, почему на вас битловские сапожки.

Яхта подошла ближе. Теперь до нее было метров двести. Отличное судно.

Налетел порыв ветра. Антония подтянула шарф.

Я прикидывал, как побыстрее расколоть эту женщину. Вытянуть все, что можно, и отвалить. Потому что она явная зануда. Красивая, но противная.

— Значит, Фаусто Аррецьоне позвонил вам на работу после того, как обнаружил лист с записками Леонардо?

― Да.

— Вскоре он погиб при пожаре, который возник не случайно. Его устроил тот, кто охотится за записками Леонардо.

Ветер подул сильнее. Катер набирал скорость.

— И кто же этот человек? — спросила Антония. — Погодите… мы плывем не в ту сторону. Торчелло вон там. — Она показала налево.

Катер увеличил скорость. Я бросил взгляд на водителя. Тот поглядывал на серебристо-черную яхту и что-то говорил в микрофон рации. Теперь яхта была от нас уже в ста метрах, и катер направлялся прямо к ней. Я вгляделся. На палубе стояли трое в темных одеждах и черных очках. За рулем крепыш в рубашке навыпуск с ярким пестрым рисунком. Рядом кто-то еще, прижал к уху портативную рацию, смотрит в нашу сторону в бинокль.

Я встал. Направился в кабину.

— Что случилось, Реб? — крикнула вслед Антония дрожащим голосом.

Яхта была уже в пятидесяти метрах.

— Уходите с палубы! — приказал я.

— Но что происходит?

— Идите немедленно!

Она повиновалась, а я подошел к водителю. Он заметил меня вовремя и двинул локтем в лицо. Я поймал его предплечье, но он быстро провел боковой удар в живот. Я увернулся и ответил прямым в ребра. Водитель застонал и уронил рацию. Она упала на пол, что-то лопоча по-итальянски.

Я схватил штурвал и развернул катер налево. Водитель сильно ударил тыльной стороной кисти, целясь мне в нос, но попал в щеку. Я снова увернулся. Тогда он заглушил двигатель и выхватил из-под рубашки пистолет. Я схватил левой рукой его запястье, а локтем правой сильно двинул в бок. Он вскрикнул, наклонился вперед, уронив пистолет. Удар коленом в лицо завершил комбинацию. Было слышно, как трещат кости. Это сломался его большой нос. Водитель рухнул на пол.

Яхта подошла уже на пятнадцать метров. Я разглядел человека с биноклем. Характерная прическа. Зловещая улыбочка. Ноло Теччи собственной персоной.

Где же эта чертова кнопка запуска двигателя?

Сзади вскрикнула Антония. Я оглянулся. Двое на носу яхты целились из пистолетов.

Водитель со стоном повернул голову ко мне. Я утихомирил его еще одним ударом, потом запустил наконец двигатель, повернул штурвал налево. В этот момент две пули пробили стекло в задней части кабины.

— Подайте мне его пистолет! — рявкнул я.

— Где? Я не вижу, — нервно проговорила Антония.

— Посмотрите под ним. — Огромная яхта следовала за нами. Нос вздымался над водой, как у акулы, собравшейся поглотить добычу. Перегнать их мы не сможем. Это исключено. Тогда что же? Думай. У нас маленькое судно, значит, большая возможность для маневра.

Антония подсунула руку под водителя, но сдвинуть его с места не смогла.

— Он тяжелый! Я не могу…

— Возьмите штурвал, — крикнул я.

Она вскочила на ноги, схватила штурвал. Еще две пули срикошетили от крыши. Я прижал ее голову, заставив пригнуться. Затем упал на пол, перевернул водителя и нашел пистолет. «Беретта», семизарядный. Пристроился у задней двери, ухватившись за косяк. Принял стойку, пошире расставив ноги, прицелился в одного из парней на носу и трижды нажал курок. Тот схватился за грудь и повалился на спину.

Тем временем правое окно кабины разлетелось на куски. Антония вскрикнула.

Я оглянулся.

— Вы ранены?

— Нет вроде бы!

— Тогда ведите катер вон к тому парому. — Он был от нас в трехстах метрах слева.

С яхты вели прицельный огонь, но, к счастью, пока безрезультатно. Я присел, вгляделся и дважды нажал на курок, целясь во второго стрелка на носу. Его брючина окрасилась в красный цвет, он дернулся и, потеряв равновесие, упал за борт.

— Реб! Мы подходим к парому! — крикнула Антония.

— Погодите минутку. Я подумаю!

Еще три выстрела расщепили дверную раму. Я распахнул шкаф. На глаза попалась канистра. Встряхнул. Наполнена бензином больше чем наполовину. Схватил отвертку и быстро пробил в верхней части десяток дырок.

— Что вы делаете? — спросила Антония.

— Давайте ваш шарф, — приказал я, свертывая с канистры крышку.

— Зачем?

— Давайте!

Пули ударили в кабину, разбив ветровое стекло. Водитель как-то странно дернулся. Я посмотрел. Одна из пуль попала ему в шею. Оттуда хлестала кровь, как вода из садового шланга.

Антония с ужасом смотрела на расширяющуюся лужу крови.

— О Боже!

— Они по ходу дела пришили своего, — пробормотал я.

С палубы парома туристы глазели на нас. Показывали пальцами.

Я засунул большую часть шарфа в канистру. Залез в карман водителя, нашел зажигалку.

— Что теперь? — спросила Антония, низко наклонившись к рулю. Ветер трепал ее длинные волосы.

— Обогните паром и подходите ближе. Потом подрежьте яхту на полной скорости.

— Но в нас стреляют!

— На полной скорости!

Я перебрался на корму. В одной руке «беретта», в другой канистра. Третий человек поднял автомат. Прицелился. Но выстрелить не успел. Я пустил две оставшиеся пули, и они обе попали ему в солнечное сплетение. Он упал назад и скрылся из виду. Я бросил пистолет.

Антония на полном газу обогнула паром. Яхта такой вираж проделать, конечно, не смогла. Пришлось замедлить ход. На это я и рассчитывал.

Ноло Теччи лихорадочно полез во внутренний карман черной кожаной куртки.

Я поджег шарф, размахнулся канистрой, как диском, и швырнул. Она перелетела сияющее ограждение яхты, упала на палубу и взорвалась с огромным шумом.

Антония за это время выровняла катер и повела в открытое море.

* * *

Я заглушил двигатель, только когда мы отошли в Венецианский залив миль на пять. Уселись на палубе, потные, грязные. Смотрели друг на друга.

Только сейчас я смог разглядеть ее глаза. Очень выразительные. Миндалевидной формы, глубокие.

Из кабины донесся хрип рации. С яхты продолжали вызывать водителя.

Антония вздрогнула. Я осмотрел все вокруг — ни одного судна, даже на горизонте. Затем сходил в кабину, поднял с пола рацию, стараясь не наступить в кровь, вернулся на палубу.

— Эй, — донеслось из рации, на сей раз по-английски, — Бэтмен, отзовись.

Этот голос был последнее, что слышал перед смертью мой отец. Как же мне хотелось прикончить этого бандита, отрезать уши и носить как украшение, на цепочке на шее. Ладно. Главное — спокойствие.

Я глубоко вздохнул и нажал кнопку микрофона.

— Говори, чего тебе нужно, Ноло Теччи.

— Вот как? Ты даже знаешь, как меня зовут.

— Я много чего знаю.

— Где водитель катера?

— Его пристрелили твои головорезы.

— Что значит пристрелили? Если он ранен, окажи первую помощь. Мы его сейчас заберем. Где ты?

— А разве ты нас не видишь? — удивился я. — Должно быть, на твоем судне полно дыма. А ведь мы у тебя под носом.

— Зря ты ввязался в это дело, Бэтмен, — проворчал Ноло. — Я хотел только немного поболтать с твоей приятельницей.

— А потом пристрелить, верно?

— Чего это ты так расхрабрился, Бэтмен?

— Потому что не терпится разобраться с тобой, скотина, — проговорил я сквозь стиснутые зубы. — До встречи.

Я выключил рацию. Подошел к Антонии. Опустился на сиденье рядом.

На душе полегчало. Еще бы, ведь только что удалось пригласить на танец сатану.

— Кто такой этот Ноло Теччи? — спросила она.

— Гангстер. Приспешник Вернера Крелла, — ответил я. — Оказывается, он всего лишь хотел поболтать с вами. И поэтому затеял такую стрельбу.

— Крелл — это немец с большими деньгами? На него работает профессор Корта.

— Неужели?

— Да. Корта посредничает при покупке произведений искусства. А прежде занимался этим для его отца. Крелл скупает все, что имеет отношение к Леонардо. Готов выложить любые деньги. Особенно его интересуют записки с Кругами Истины.

— Мне это известно.

— Разумеется. Ведь ваш отец погиб как раз из-за Кругов Истины, хотя все равно они Креллу не достались. Извините, но Франческа мне все рассказала. Недавно они убили Аррецьоне, а теперь охотятся за мной.

— И наверное, не зря? — Я выразительно посмотрел на нее.

— Нет, не зря. — Она потянулась за своей сумкой. Вытащила большой конверт, протянула мне. Там между двумя кусками толстого картона лежал полиэтиленовый пакет, а внутри пожелтевшая страница, очень похожая на ту, что передал мне Грир.

У меня по коже пошли мурашки. Плеск волн о борта катера и другие звуки исчезли. Остались только мы с Антонией и творение Леонардо.

Я открыл рот, но заговорить не смог. Пришлось откашляться.

— Это… страница, которую нашел антиквар.

На ней тоже были изображены концентрические окружности, напоминающие мишень, образованную маленькими значками. А рядом какая-то сложная система шкивов. На другой стороне я увидел устройство, похожее на детские качели, под ними строка, написанная задом наперед.

— Фаусто Аррецьоне — мой дядя, — сказала Антония. — Правда, теперь о нем нужно говорить уже в прошедшем времени. Он позвонил мне, рассказал о своей находке, потому что Леонардо — моя специальность. А я имела неосторожность тут же сообщить об этом профессору Корта. Тот договорился с Фаусто, чтобы он на следующий день принес страницу для ознакомления. Музей купит ее на любых условиях. Но дядю, видимо, что-то испугало, потому что он, не дожидаясь утра, принес страницу мне. Очень нервничал. Попросил пока спрятать у себя и никому не говорить. И в ту же ночь… О Боже. Профессор Корта, должно быть, рассказал своему патрону… И дядю убили. А теперь та же участь ждет меня.

Антония закрыла лицо руками, негромко всхлипнула.

Я молча достал из рюкзака кожаную папку, извлек лист в прозрачном пакете с молнией, протянул ей.

Она ошеломленно рассмотрела его, повертела в руках. Затем вопросительно посмотрела на меня.

И я рассказал ей все — о Грире, Теччи, пожаре в Джорджтауне. Затем приложил две страницы Леонардо друг к другу.

— Теперь у нас есть Круги Истины, ключ к Кинжалу Медичи.

— И что с ними делать? — спросила Антония. — Пойти в полицию?

— Вы шутите? Таким, как Теччи, полиция нипочем. У Крелла деньги и связи. Кроме того, почему вы не позвонили в полицию раньше, сразу после пожара?

— Я… подумала, что, может быть…

— В том-то и дело, что в полицию звонить бесполезно. Кстати, вы прочли, что написано внизу под этими «качелями»?

Она кивнула:

— Да. Здесь Леонардо написал: «Нашедший кинжал пусть использует его для благородных целей».

— Он обращался ко мне, — прошептал я. — Это невозможно объяснить, но я знаю, Леонардо написал это для меня.

— А вы, оказывается, сентиментальный. — Антония вздохнула. — Ладно… так что будем делать?

Я подумал о трупе в кабине, лежащем в луже крови, осколках стекла, изрешеченных пулями стенках кабины катера, вспомнил угрожающий тон Теччи. Затем посмотрел на Антонию.

— Так что? — повторила она.

Я пожал плечами.

— Давайте сделаем так. Вы переведете тексты Леонардо и отправитесь куда-нибудь в безопасное место. Дальше я займусь этим один.

— Что? Вы хотите от меня избавиться? — Она забрала у меня свою страницу. — Ничего не получится. Мы займемся этим вместе.

— Антония, вы что, до сих пор не поняли, как это опасно?

— Прекрасно поняла, Реб Барнетт. Но теперь вам придется мириться с моим обществом. Они меня из-под земли достанут.

Я вздохнул. Она была права. Тем более что мне очень хотелось находиться в ее обществе. Я еще не понимал почему. Просто хотелось.

Из воды выпрыгнула блестящая рыбешка, несколько мгновений поиграла на солнце и скрылась. Я ей немного позавидовал.

Антония открыла сумку спрятать страницу Леонардо и застыла.

— Это еще что?

Она достала небольшой белый конверт. Протянула мне. На нем печатными буквами было написано: «ДЛЯ РЕБА».

Я вопросительно посмотрел на нее. Она пожала плечами:

— Не понимаю, как он здесь оказался? Хотя… ну конечно. Когда я ждала вас у отеля «Даниели», на меня налетел парень, чуть не сбил с ног. Извинился и исчез среди прохожих.

— Вы его разглядели?

— Не успела.

— Ладно, давайте посмотрим, что там.

Я открыл конверт. Внутри лежали небольшой ключ с биркой «104», как будто от почтового ящика, и карточка с адресом.

— Это рядом с «Гритти палас», — сказала Антония. — Но что все это значит?

— Не знаю, — ответил я.

— Туда опасно идти.

— Надо попробовать.

— Там может быть ловушка. Давайте лучше уедем куда-нибудь подальше. Я переведу текст Леонардо, потом вместе попробуем расшифровать Круги Истины.

— Антония, я схожу туда один. Проверю, что в ящике.

— Если так, то пойдем вместе. Но в лагуне на этом чертовом катере сейчас появляться опасно.

— Вы правы. — Я посмотрел в сторону кабины, где лежал убитый водитель.

Антония встрепенулась:

— Погодите, я совсем забыла. У меня есть автомобиль.

― Где?

— В Кьодже. Это рыбацкий поселок, недалеко от острова Лидо.

— Замечательно. — Я направился к кабине. — Вам придется мне помочь.

Антония поморщилась, но тоже встала.

— Не думаю, что ему обязательно нужно нас сопровождать, — сказал я, беря водителя под мышки. — А как вы считаете?

Глава шестая

Мы выбросили его за борт, затем вымыли швабрами палубу. Очень противное занятие. К такому, наверное, не привыкнешь и за десять лет работы на скотобойне. Следом за водителем за борт полетел и его пистолет. Сделал это я неохотно, но опасно иметь при себе оружие, из которого убиты люди Теччи.

Катер причалил в Кьодже и оказался среди огромного количества рыбацких лодок и прочих судов. Так что нашего появления здесь никто не заметил.

По пути к месту, где стоял автомобиль, я спросил Антонию, говорила ли она кому-нибудь, где мы условились встретиться.

— Нет, — ответила она. — А вы?

— Я тоже. Но меня видел Корта. Возможно, он надавил на Франческу или подслушал, притаившись в коридоре. А потом передал Теччи, где я остановился.

— Cazzo, porco Dio,[8] — проговорила Антония, сопроводив ругательство характерным итальянским жестом. — Сукин сын!

— Погодите, — сказал я. — Это не все. Теччи послал катер под видом такси прямо к отелю «Даниели». И привел туда яхту. Откуда он узнал, что мы будем именно там? Если только… черт возьми… горничная.

— Какая горничная? В вашем отеле? Которую вы попросили подождать пятьсот минут?

— Не эта. Утром приходила еще одна. И должно быть, поставила в мой телефон «жучок». Прямо у меня под носом. Ну что я за идиот!

Мы свернули налево на вымощенную булыжником узкую улицу. Дома в Кьодже были разноцветные. Рядом с красным синий, дальше желтый и так далее. И улочка вьется, подходя в каждому дому. В Венеции все вот так, наперекосяк.

Антония остановилась у гаража рядом с красным домом с облупившейся краской. Дернула вверх железную дверь. Та с шумом подалась. Изнутри пахнуло плесенью. В полумраке я рассмотрел маленький синий «фиат», каких не выпускают уже лет двадцать.

— Все в порядке. Ключ на месте. — Она села, завела двигатель.

— Может быть, за руль лучше сесть мне? — предложил я. — А вы отдохнете.

— До пристани недалеко. Поехали.

Я сел на сиденье рядом. Внутри «фиат» напоминал куриное яйцо. В смысле такой же просторный.

Антония включила первую скорость. Машина выползла из гаража и двинулась по улице, вихляя в стиле гэгов из старых немых фильмов.

— Почему вы держите свою машину здесь? — спросил я.

— Это «фиат» дяди.

— Понимаю. И пожалуйста, поезжайте помедленнее. Не гоните.

— Боитесь, что я завезу вас в лагуну?

— Вот именно.

— В таком случае давайте поменяемся местами.

Она подъехала к тротуару, вылезла.

Я сел за руль, отодвинул сиденье на максимальное расстояние. Но все равно пришлось скрючиться. Кажется, эта машина сделана для телевизионного кукольного представления «Маппет-шоу».

Мы оставили «фиат» на стоянке и без приключений добрались на пароме в город. Быстро нашли указанное в карточке почтовое отделение. У двери я достал из рюкзака папку со страницей Леонардо. Протянул Антонии.

— Зачем? — удивилась она.

— Надеюсь, вы еще не забыли нашу прогулку на катере? Так что ждите здесь и, если я не выйду через пять минут, уходите.

— Вы не боитесь доверить мне такую ценность?

— Представьте себе, не боюсь. А теперь я пошел.

— Вот что, — решительно проговорила она, всовывая мне в руки папку, — возьмите. Я пойду с вами. И пожалуйста, со мной не спорьте.

В помещении почты было человек шесть посетителей. Кто получал корреспонденцию, кто заполнял бланки. Две пожилые дамы что-то настойчиво втолковывали служащему, молодому человеку с длинными темными волосами.

Ящик № 104 оказался достаточно вместительным. Ключ подошел. Внутри стояла коробка из гофрированного картона. Надписей никаких. Я поднял ее, встряхнул. Килограммов, наверное, пять.

— Вы с ума сошли? — прошептала Антония, сжимая мне руку. — А если там бомба?

— Какая, к черту, бомба? Они не дураки взрывать нас вместе с записками Леонардо. Погодите, я пойду поговорю со служащим.

— Нет, — взмолилась она, вцепившись в мою куртку. — Давайте уйдем отсюда как можно скорее.

Я посмотрел на служащего. Он еще не закончил с дамами. А в очереди терпеливо стояли несколько человек. Видимо, выяснить что-то насчет арендатора ящика № 104 не удастся.

Мы поспешили к пристани, то и дело проверяя, нет ли слежки. На пароме было немноголюдно, но Антония то и дело нервно оглядывалась. Паром медленно двигался вдоль канала.

— Вон там мужчина, — прошептала она. — В черной шляпе и ветровке. Делает вид, что читает газету.

— А что с ним такое?

— Он посматривает на меня.

Я пожал плечами. Обычный мужчина, читает газету. Но сейчас почти каждый казался подозрительным, как в фильмах Хичкока.

— Вы видели? — Она тронула меня за руку. — Он опять посмотрел.

— Ну и что? Вы ему понравились. Наверное, хочет вас закадрить.

— «Закадрить», — буркнула Антония. — Так уже никто не говорит. С шестидесятых годов. Где вы воспитывались, в коммуне хиппи?

— Почти. В Беркли, Калифорния.

Паром причалил. Когда мы шли на выход, я, поравнявшись с парнем, слегка толкнул его плечом, просто не мог удержаться.

Мы добрались до стоянки, сели в машину и тут же открыли коробку.

Там оказалось оружие. Пистолеты.

— Откуда? — еле слышно проговорила Антония.

Мне и самому интересно было узнать.

В коробке лежали два «зиг-зауэра Р-229» (если бы мне пришлось выбирать, я бы выбрал их обязательно) и портупея на два плеча с кобурами. А в самом низу я нашел обшитый фиолетовым бархатом ларец и коричневую коробочку. В ларце тоже пистолет. Только очень маленький. Легкий, почти игрушечный. Но без всяких сомнений, боевой. Я посмотрел в дуло.

Такого калибра мне видеть еще не приходилось. Как будто для стрельбы дробью.

В коробке лежал кусок резины длиной сантиметров восемь, вырезанный из мотоциклетной камеры. Под ним отпечатанная на принтере записка.

«Ты держишь в руках образец автоматического оружия, управляемого микрочипом. В обойме двести разрывных шариков. Пистолет стреляет очередями. Нажми один раз кнопку сбоку предохранителя, и включится полуавтоматический режим. Чтобы перейти в автоматический, нажми еще раз. Резиновая лента надевается на предплечье — служит кобурой».

Ничего больше. Никакой подписи.

Я остановился на единственном разумном объяснении. Это работа Арчи. Он узнал у моего агента, где я остановился и… Но конверт с ключом от ящика оказался в сумке моей спутницы. Как объяснить это?

Антония внимательно выслушала мои рассуждения. Пожала плечами.

Я ждал, что она начнет причитать «это безумие», «ваш друг, должно быть, рехнулся», а она предложила надеть портупею.

Я зарядил «зиги», надел на запястье резиновую кобуру, пристроил туда мини-пистолет. Затем напялил портупею, сверху куртку и почувствовал себя настоящим Бэтменом.

Повернулся к Антонии:

— Где бы мы могли спокойно пересидеть несколько дней, занимаясь записками Леонардо?

Она задумалась.

— Наверное, в Милане. Это недалеко отсюда. Большой город. Я там все знаю. Только… у вас есть деньги? Потому что у меня совсем немного.

— С этим порядок, — сказал я, пробуждая к жизни старую развалину. — Покажите, в какой стороне Милан.

* * *

До Милана оказалось три часа езды по довольно приличному шоссе. День был солнечный, но довольно прохладный. Так что окна можно было держать закрытыми и спокойно разговаривать.

— Ну что ж, — произнес я, покосясь на нее, — я вам о себе рассказал. Теперь ваша очередь. Вы американка?

Антония вздохнула:

— Я выросла в Нью-Йорке.

― Где?

— На Стейтен-Айленде.[9]

— Но ваши родители итальянцы?

— Да. Отец эмигрант первого поколения, мама второго. Дома у нас говорили по-итальянски.

— Значит, итальянский район Стейтен-Айленда. Католическая школа. В семье шестеро детей.

— Трое. У меня два брата. Старше на четыре и шесть лет.

— Отношения близкие?

— Не очень. Я вроде как откололась от семьи.

— Как это случилось?

Справа с нами поравнялся торговый фургон. Я напрягся. В кабине двое в комбинезонах. Водитель послал Антонии воздушный поцелуй. Она ответила экспрессивным жестом с участием подбородка и руки. Он рассмеялся и прибавил скорость.

— Ох уж эти итальянские мужчины, — проворчала она. — Так о чем мы говорили?

— О вашей семье.

— Мой отец — электрик. Традиционная профессия для итальянца.

— А мама?

— Очень яркая, способная женщина. Училась в колледже. Строила большие планы, мечтала о карьере журналистки. А потом появился он, пришел починить проводку в ее комнате, и она влюбилась до потери рассудка. Мама была безнадежно романтична, а папа слишком красив и обаятелен. Она бросила учебу, вышла замуж и начала рожать детей. Ради мужчины пожертвовала будущим.

— Но вы по ее стопам не пошли?

— Нет. Братья избрали ту же профессию, что и отец, а я оправдала мамины надежды, получила стипендию в колледже Вассара.[10]

— Колледж женский?

— Ну и что?

— Скучно, наверное, одни девчонки.

— Чепуха.

— И какую специальность вы изучали?

— Историю. Потом приехала в гости к дяде Фаусто и влюбилась в Венецию. Решила стать искусствоведом, работать в музее.

— И после окончания колледжа переехали в Италию?

— Я продолжила учебу здесь, потом защитила диссертацию. А потом начала работать в галерее и сразу попала под пресс Серджо Корта. Ужасный человек. Не уходит на пенсию, просиживает место. Сам не занимается исследованиями и мне не дает. Заставляет читать лекции выпускникам-студентам. Тоска.

— А как насчет мужчин?

— Что значит «мужчин»?

— Ну, например, итальянских. Они какие? Я имею в виду для вас.

— Очень романтичные… вначале.

— Понимаю. А потом перестают дарить цветы, требуют надеть передник.

Антония не ответила.

— А как вы развлекаетесь?

Она задумалась.

— Иногда пою. Не смейтесь.

— Это же здорово. В клубах?

— В одном. Малоизвестном. О котором никто в галерее не знает. Выступаю на любительских вечерах.

— И с каким репертуаром?

— Очень широким. Но обязательно душевное и не требующее больших вокальных данных. У меня ведь диапазон не выше двух октав.

— Да, ваш голос мне показался немножко прокуренным.

— Есть грех. Курю. Уже двадцать лет. Но не больше трех сигарет в день.

— Да что там, все грешны. — Я улыбнулся. — И какую песню вы впервые спели на публике?

— Что-то из Мадонны. Кажется, «Первую любовь».

Я представил ее у микрофона и улыбнулся.

— Сильная вещь.

— У вокалистов меня интересует не техника, а манера исполнения, — проговорила она, глядя в окно. — А вот в живописи иначе.

— Конечно, иначе.

— Живопись, кроме души, требует еще и мастерства. Бесконечной души и законченного мастерства. — Она оживилась. — Эти два качества должны быть смешаны в нужной пропорции. У разных художников она разная.

— Определенно разная. Почему вы на меня так смотрите?

— Потому что вы все время со мной соглашаетесь.

— Ну и что?

— То есть не слушаете, что я говорю. Может быть, даже думаете о чем-то своем. Каскадеру скучны и неинтересны рассуждения о пропорциях души и мастерства у живописцев.

— Вы ошибаетесь, — возразил я. — Я действительно согласен с вами. То, о чем вы говорили, наиболее ярко проявляется в портретах. Давайте сравним, например, Франца Хальса и Джона Сингера Сарджента. Один щедро расплескивает цвета: официантка у него выглядит графиней, а герцог забулдыгой-пьяницей, — а другой изысканно, со вкусом старается, чтобы богатые смотрелись еще богаче. Оба владели поразительным мастерством. А у кого больше души? Какая трагедия, что старый Франц умер в богадельне! — Я бросил взгляд на Антонию. Она удивленно смотрела на меня. — Я вырос в музее и о живописи могу говорить часами.

— Сдаюсь. — Антония шутливо подняла вверх руки. — Мы не проехали и половины пути, а так много узнали друг о друге. — Она устало прикрыла глаза. — Вы не возражаете, если я немного посплю?

* * *

Через три часа, как и было обещано, показался Милан. Антония спала, приоткрыв рот.

Я не хотел искать отель, не посоветовавшись с ней. Когда мы въехали в город, пришлось ее легонько встряхнуть. Она выпрямилась, зевнула.

— Приехали, — сказал я.

— Куда?

— В Милан. Вы что, забыли?

— Ах да, да.

— Какой тут самый приличный отель?

— Насколько приличный?

— Ну, например, как «Гритти палас».

— Тогда поехали в «Четыре времени года». Это в центре.

Через некоторое время мы остановились у отеля, похожего на средневековый замок. Я с трудом вылез из-за руля. Служащий в белом форменном костюме и фуражке открыл дверцу для Антонии. Я дал ему на чай, и мы направились в вестибюль.

Здесь впечатляющие колонны и фрески мирно уживались с современной бронзой, толстым стеклом и светильниками. В своей пропотевшей куртке я чувствовал себя раздетым.

— Помню, в молодости я мечтала хотя бы день пожить в этом отеле, — сказала Антония.

— Ну что ж, — проговорил я, нащупывая в кармане пачку банкнот, — может быть, сегодня вам повезет.

Нам повезло. Деньги решают не все, но многое. Несмотря на отсутствие багажа и неказистый автомобиль, нас поселили в номерах по пятьсот долларов за ночь. Совсем неплохо.

Вначале портье потребовал документы. Они в Италии значат очень много. Я показал деньги, сказал, что у нас украли вещи. Вместе с документами. Очень убедительное объяснение. Он позвал менеджера. Я повторил для него свой рассказ, ворчливо добавив, что вот, мол, придется мучиться целых два дня, пока выправят новые документы.

— Слава Богу, хоть деньги остались. — Я взмахнул толстой пачкой банкнот.

Зарегистрировались мы под вымышленными фамилиями. Я — как Чет Кук. Антония назвалась Лизой Герардини, потом объяснив мне, что это девичья фамилия женщины, известной всему миру как Мона Лиза.

Я не стал упоминать, что это мне известно.

* * *

Звонить в отель «Гритти палас», чтобы переслали мою одежду, не представлялось разумным. Так что после посещения обменного пункта и захода в пиццерию мы направились по магазинам купить самое необходимое.

На улице никому, кажется, до нас не было никакого дела, но меня не оставляло чувство, что за нами наблюдают.

Я попросил Антонию остановиться. Протянул ей четыре миллиона лир (это примерно две с половиной тысячи долларов) и еще тысячу в американской валюте.

— Вот, возьмите.

Она удивленно рассматривала деньги.

— Что значит «возьмите»?

— Просто возьмите, и все, — сказал я. — А закончатся, получите еще. Без всяких вопросов.

— Даже так? Я прошу денег, и вы даете?

— Совершенно верно.

Она поколебалась с секунду, затем сложила деньги в сумочку. Мы продолжили путь.

В первом же магазине мужской одежды я купил себе спортивный костюм для пробежек, носки и прочее. Дальше мы остановились у бутика дамского белья.

Я решил подождать снаружи.

Антония вошла, и ею тут же занялась энергичная продавщица.

Я стоял под тентом, наблюдал через витрину. Еще утром она была для меня совершенно чужой. Просто женщина из толпы. С тех пор произошло столько событий. Антония вела катер, пока я расправлялся с бандитами. Вокруг свистели пули, а эта женщина даже забывала пригнуться. Потом она плакала, рассказывала о себе, рассуждала о живописи, спала в маленьком потрепанном автомобиле. С этой женщиной, которая сейчас перебирала белье в бутике, я пережил самое острое приключение в своей жизни.

Антония вдруг стала мне близка. Очень близка. И я не знал, что мне с этим делать.

Переминался с ноги на ногу, надеясь, что она не замечает, что я за ней подглядываю. Выбрала лифчик и еще что-то ажурное.

Я сопротивлялся, но не смог противостоять желанию. Начал фантазировать. Мы одни в магазине. Антония, освещенная мягким светом, стоит у прилавка в нижнем белье. Таком, где сорочка и трусики — одно целое. Подбородок опущен, любящие глаза устремлены на меня. Манит пальцем.

Я приближаюсь. Она со стоном бросается мне на шею. Под тонким атласом я ощущаю ее отвердевшие соски, мягкое дыхание на моей шее. Она прижимается сильнее, покрывает мое лицо поцелуями.

Я изнемогаю от желания. Чувствую ее горячие руки под футболкой, затем ниже, и вот уже расстегнута молния и…

Кто-то подергал меня за рукав. Рядом стояла пожилая японка, затаив дыхание от восторга. В руках бумага и ручка.

— Прощу прощения. Ведь вы знаменитый американский актер Том Слоун?

На меня как будто вылили кувшин ледяной воды.

— Нет, — проговорил я, пятясь от нее. — Вы ошиблись.

Женщина расстроенно поплелась прочь, а я тут же пожалел. Надо было дать ей автограф Тома. По крайней мере хотя бы одного человека осчастливил.

Глава седьмая

Вернувшись в отель, мы разошлись по своим шикарным номерам, договорившись встретиться через час, когда она переведет первую страницу. Я бросил вещи на диван, набрал номер телефона Арчи, хотя не ожидал, что он ответит. Он и не ответил.

Неужели Арчи сам решил охотиться за Теччи?

Отдернув тяжелую штору, я посмотрел в окно на автомобили и людей внизу, на шпили замка Сфорца, где жил Леонардо в эпоху Возрождения до появления зубной пасты, телефонов и миниатюрных автоматических пистолетов. В сознании попеременно вспыхивали Грир, Теччи, Антония, отец. Ощущения сменялись так быстро, что я не мог их различить. Они смешивались, сплавлялись, пока не превратились в трясину, в которой я начал тонуть.

Когда-то давно я выпрыгнул из окна, маленький Пиноккио, нырнул в чрево кита, надеясь, что это поможет стать настоящим мальчиком. И вот пришло время, когда нет холостых выстрелов, никаких криков режиссера: «Снято! Прекрасно, Реб, давай сделаем еще один дубль». Что-то изменилось, или я по-прежнему деревянная кукла?

Зазвонил телефон. Я вздрогнул, снял трубку. Антония просила поторопиться. Я ополоснул лицо водой, вытерся, вышел в коридор.

Постучал в ее дверь.

Она вначале удостоверилась, что это я, затем впустила.

Босая, в белом махровом халате. Аккуратно причесана. Ну чистый ангел.

Я сбросил куртку, плюхнулся на мягкий диван.

— Перевели?

— Первую половину, — ответила она. — Он же писал задом наперед, так что пришлось потрудиться.

Антония села на подлокотник кресла. Ворот ее халата чуть распахнулся, открыв крутизну груди. Она дала мне возможность полюбоваться пару секунд, затем запахнула халат плотнее. Я напряженно сглотнул, чувствуя, что попал в капкан.

— Я заказала ужин, — сказала она. — Скоро принесут.

— Хорошо, если бы это были картофельные книши и сандвич с солониной из «Карнеги Дели». А к ним мягкий ржаной хлеб и острая горчица.

Антония рассмеялась.

— Угол Пятьдесят пятой и Седьмой авеню. Суп с клецками из мацы…

— Неужели? — воскликнул я. — Вы тоже бывали в «Карнеги Дели» и ели мясной бульон?

— С огромными клецками из мацы, — сказала она, показывая размер руками. — Они были замечательные.

— Конечно, замечательные.

— Да, но это все в прошлом. — Она неожиданно всхлипнула.

Я поднялся, сделал шаг к ней, но она жестом приказала остановиться. Проговорила сквозь слезы:

— Вон как у вас торчат пистолеты. И этот идиотский кинжал… Мне кажется, я больше никогда не буду жить нормально. Все время придется скрываться, прятаться. — Ее плечи затряслись.

Я подошел. Она хлюпнула носом, вытерла глаза, схватила мою руку. Меня как будто ударило током. Очень хотелось поцеловать, утешить. Но вместо этого я напряженно произнес:

— Мне тоже это все не нравится.

— Но я видела ваше лицо, когда вы разговаривали по рации с этим Теччи. И когда надевали портупею с пистолетами. Ваши глаза… в них была такая решимость идти до конца. Вас трудно понять.

— Неужели?

Она вытерла глаза, высморкалась.

— Да. Реб, в вас есть что-то такое неуловимое. У меня интуиция. Я смотрю на картину и вижу каждый нюанс. Как будто стояла рядом с художником, когда он ее писал. Накладывал мазок за мазком. А вы… у вас очень сложная, многоструктурная фактура, трудная для анализа. Одно лишь ясно — вы особенный.

Антония несмело улыбнулась.

Я хотел что-то сказать, раскрыл рот, но не смог выговорить ни слова. И направился в ванную.

— Куда вы? — спросила она.

Я не ответил. Вошел, открыл оба крана, уперся руками в края раковины, наклонился к великолепному зеркалу. Оттуда на меня смотрел я, с двумя полуавтоматическими пистолетами под мышками.

Но на этот раз не жужжали камеры, и реквизит был настоящий.

Я закрыл глаза. Неожиданно вспомнился поход в Белые горы в Нью-Хэмпшире вместе в родителями 4 июля 1976 года. Мне было тогда семь лет, а Соединенным Штатам исполнилось двести. День был очень жаркий.

Мы поднимались по крутому склону с рюкзаками, как мне показалось, целую вечность. Потом разбили палатку на плоском участке с видом на бурный ручей. Я принялся играть, перескакивать с камня на камень, и вдруг где-то далеко раздался ружейный выстрел. Давали салют. Я поднял глаза и тут же оступился. Ботинок соскользнул с мокрого, обросшего мхом, камня, и моя нога по колено погрузилась в холодную воду.

Сейчас я, видимо, интуитивно напоминал себе, что следует быть внимательным. Потеряешь бдительность — и конец. А мне предстояло защитить эту удивительную женщину.

* * *

Пока я отсутствовал, Антония переоделась. За это ей особая благодарность. Также прибыла тележка с ужином. Сыр, хлеб, большая серебряная тарелка с огромными креветками, фрукты, бутылка кьянти.

Я налил по бокалу вина. Антония немедленно выпила. Не глядя на меня, взмахнула бокалом. Я повторил, она выпила снова. Затем мы сосредоточились на еде. Антония ела быстро, с аристократическим изяществом, избегая встречаться со мной взглядом.

— Знаете, я только что осознал, что даже не знаю вашей фамилии.

— Антония Джиневра Джанелли, — ответила она, стряхивая с моих брюк крошки сыра.

В том месте, где она коснулась, колену стало очень тепло.

— Джиневра?

— Да, Джиневра.

— Джинни, — повторил я, закрывая глаза.

— Что с вами?

Антония оторвала от кисти несколько виноградин, часть отправила в рот, остальные предложила мне.

— Джиневра де Бенчи, — сказал я виноградинам.

— Родилась в 1475 году, — подхватила она, — второй ребенок в семье банкира Америго де Бенчи. Писала стихи, называла себя «горной тигрицей».

— Подруга Леонардо, — добавил я. — И моя тоже.

Она удивленно вскинула брови:

— Это в каком смысле?

Я отвернулся, налил вина.

— Ну и что там говорится на первой странице?

Антония протянула мне два листка линованной бумаги.

На первом был итальянский текст:

Con gran diligenza per il Magnifico e per tutti quet chel mio sangue hanno richiesto. Non sangue delle vene beninteso ch’esso ne son certo si rigenera ma sangue della mente.

La nostra feconda terra si fara arida e sterle nelle mani degli che pare a nulla valgan se non a vanamente devastare la cosa stessa che lor dona sostento / Con i miei occhi vidi alla luce del sole e nell’ombra del crepuscolo la bonta degl’inani e la lussuria dei forti.

In solitudine nella mia bottega mi misurai con la ricerca dei segrwti della vita ed ogni ostacolo vinsi con successo senza curarmi dello sforzo necessario. I cerchi e i cerchi / Ammiro il mio valor, ma sono stanco.

На другом перевод, который она зачитала вслух:

«С большим усердием я работал, выполняя волю Великолепного, не жалея крови. Не той, что наполняет вены мои, а мозг.

Печально, но плодородная земля наша неизбежно высохнет и станет бесплодной от рук людских. Ибо не может человек удержаться от бессмысленного разрушения того, что дает ему опору. Сколько раз я был свидетелем, средь бела дня и во мраке ночи, доброты и великодушия слабых и алчности могущественных.

Запершись один в мастерской, я пытался раскрыть тайны жизни и достиг успеха, ибо любое препятствие, не важно сколь великое, преодолевается настойчивостью. Вот они, эти Круги и Круги. Не перестаю удивляться своей проницательности. Однако я устал».

Ни единая машина не бикнула в городе внизу, ни в одном из туалетов отеля не открыли кран. Ослепительная мудрость Леонардо высвободилась из ржавой клетки времени и предстала сейчас перед нами.

— «Круги и Круги», — сказал я. — Он говорит о тех, что изображены на первой и второй страницах. Вы согласны?

— Да. Отсюда вывод, что…

— …они как-то связаны, — закончил я. — Это Круги Истины, которых домогается Крелл. — Я взял обе страницы, принялся рассматривать концентрические окружности. — Тут должен быть скрыт какой-то смысл. — При слове «смысл» что-то в голове встрепенулось, но не раскрылось.

— Леонардо изумлялся своей гениальности, — сказала Антония. — Он постоянно размышлял над этим.

— Но тут ничего не сказано о Кинжале.

Антония зевнула.

— Сегодня я переводить больше не могу. Нужно дать глазам отдохнуть.

— Может, закончим сейчас?

— Вы что, не понимаете? — возмутилась она. — Написано очень мелко, неразборчиво да еще задом наперед. У меня нет ни лупы, ничего, кроме маленького зеркальца. Такая работа требует времени и ясной головы. А сегодня был тяжелый день, вам это хорошо известно. Утром закончу, можете не беспокоиться.

— Леонардо как будто был расстроен, — сказал я.

— Определенно. «Один в мастерской», «раскрыть тайны жизни» — мне кажется, речь идет о его занятиях анатомией.

— А как по-вашему, что он изобразил на этих рисунках?

— Понятия не имею.

— Похоже на детские качели, — сказал я. — И очень напоминает приспособление для скалолазов. Невозможно представить чтобы что-то подобное существовало во времена Леонардо. И лебедка тоже.

— Как-то рационально это объяснить невозможно, — проговорила она. — Вы видели рисунок велосипеда в «Атлантикусе»?[11]

— Который Помпео Леони приклеил к другой странице?

— Вы хорошо усвоили рассказы папы.

— Почему только рассказы папы? У меня, к вашему сведению, есть диплом искусствоведа.

— Каскадер с дипломом искусствоведа? — удивилась она и устало плюхнулась на диван. — Странно.

— Велосипед, — проговорил я. — Леони, конечно, не понял, что это такое, и увидели этот рисунок только в наши дни, когда кто-то догадался расклеить страницы. На наших рисунках, мне кажется, Леонардо изобразил подъемный механизм. Но имеет ли он какое-то отношение к Кинжалу?

— А почему не представить, что Леонардо в своих записках рисовал предметы, совершенно не связанные друг с другом?

— Но «Великолепный» — это, несомненно, Лоренцо Медичи, — сказал я. — По его заказу Леонардо изготовил Кинжал. Значит, на наших страницах изображены Круги Истины.

Антония поднялась с дивана:

— Я иду спать. А завтра первым делом сделаю быструю пробежку и начну переводить.

— Пробежка — это важно?

— Да. Помогает думать.

Глава восьмая

Я положил папку с листом Леонардо в большой плотный полиэтиленовый пакет, туда же основную часть денег. Спустился в вестибюль, арендовал в подвале отеля сейф и положил пакет туда. Сохраннее будет. Потом вернулся в номер, повторяя про себя слова Леонардо: «Любое препятствие преодолевается настойчивостью».

Положил пистолеты на ночной столик, разделся и залез в постель.

Посетовал, что не купил свечу во время похода по магазинам. Значит, танцующих теней сегодня ночью не будет, только память о родителях, застывшая в сердце.

Я медленно вдохнул через нос, сосчитал до четырех и выдохнул через рот, сосчитав до восьми. Скоро веки начали тяжелеть, а мысли стали густыми и липкими.

Мне приснилось, будто я превратился в стойку для подсчета очков в бильярде и безлицые солдаты пятнадцатого века с грязными ногтями, в кольчужных туниках до колен передвигали костяшки моих счетов, которыми служили леденцы в форме спасательных кругов. Зачем это им понадобилось, не знаю. Было больно, но приходилось терпеть прикосновение противных пальцев, обмазанных куриным жиром. Удастся ли потом отмыться?

Я проснулся рано, перевернулся на спину. Надо же какой дурацкий сон.

Как бы объяснил его Фрейд или моя бывшая подруга Эмили? Что я ввязался в неприятную историю? Мне, как и Антонии, тоже хотелось вернуться к прежней жизни. Но это можно было сделать, только двигаясь вперед. К Кинжалу. На меня многие рассчитывали. Прежде всего Антония — Джинни — и, конечно, мои родители, по крайней мере папа. Он ободряюще махал мне издали. Покойный Генри Грир вглядывался в меня своими крысиными глазами из котлована памяти. И Леонардо. Я был уверен, мастер тоже полагается на меня. А кто я такой, чтобы ответить «Я занят» самому Леонардо да Винчи?

А как насчет Ноло Теччи?

Ах да, Теччи. Мы скоро потанцуем.

* * *

Телефон зазвонил в шесть тридцать пять. Наверное, Джинни.

— Чего вы не звоните?

— Доброе утро, Джинни.

— Что, теперь я всегда буду Джинни?

— Пожалуй, да.

— В таком случае вы хотите со мной пробежаться или нет?

— Конечно, конечно, — сказал я, отбрасывая одеяло. — Буду готов через пару минут. Постучусь в ваш номер.

Положив трубку, я ринулся в ванную. Почистил зубы, умылся, посмотрел в зеркало. На голове черт-те что. Смочил волосы водой, вытер насухо полотенцем, причесался.

Надел вчерашнюю футболку, новый костюм для пробежек, сделал несколько разминочных упражнений. Затем сунул под каждый носок сложенные купюры по пятьсот тысяч лир, напялил портупею с «зиг-зауэрами», туда же сунул и «мини». Вот теперь с почти двумя тысячами долларов и небольшим арсеналом я был готов к пробежке.

Перед уходом открыл окно и положил ключ от сейфа на гранитный выступ. Затем плотно закрыл. Если не будет цунами или урагана, ключ останется на месте. Таково свойство плоских металлических ключей. Масса предмета по сравнению с площадью его поверхности, что-то в этом роде. Запомнилось из школьного курса физики. Надев поверх портупеи новую спортивную фуфайку, я вышел в коридор.

Уборщик с носом, похожим на лыжный трамплин, и подбородком, как у Джона Траволты, возился у окна напротив. В руках баллончик с аэрозолем и тряпка.

Я вежливо поздоровался:

— Buon giorno.[12]

Он плавно приблизился ко мне, направил баллончик в лицо, прикрыв рот тряпицей, и оросил меня сладковато пахнущим туманом. Я прищурился, чуть качнул головой и исчез в бархатно-черной дыре, услышав напоследок ответ уборщика:

— Buon giorno.

* * *

Я прищурил незрячие глаза. В них стоял сплошной туман. Голова до отказа была набита липкой резиной. Затем раздался стук металла о металл, и голос с культурным английским выговором произнес:

— Кажется, мистер Барнетт вновь возвращается к нам.

Я глубоко вдохнул носом, ощутив слабое присутствие в воздухе лосьона «Олд спайс». Грудная клетка с трудом расширилась, как будто на пружинных шарнирах. Снова возник мелодичный английский голос:

— Мистер Бар-не-етт. Мы с нетерпением ждем вашего при-бы-тия.

Я потер нос, он сильно чесался. На руку как будто надели бейсбольную рукавицу.

— Вот так, — сказал незнакомец. — Открой глаза, Дороти. Ты вернулась в Канзас.[13]

Кто-то встряхнул мое плечо, и другой голос, тоже английский, но моложе и не такой культурный, добавил:

— Мы хотим поговорить о твоих красных тапочках.[14]

Ливерпуль? Блэкпул? В общем, какой-то «пул». Может быть, это Ринго Старр захотел поговорить со мной о красных тапочках?

Нейроны в голове начали пробуждаться к жизни, и я пробормотал: «Уборщик», — удивившись, как странно звучит мой голос. Снова открыл глаза, вначале видя перед собой лишь расплывшиеся очертания предметов.

— Ты угадал, — произнес уборщик, гордо задвигав бровями. — Это у меня такой чудодейственный аэрозоль для мытья окон. — Он шмыгнул носом.

— Где моя приятельница? — спросил я.

— Какая еще приятельница? — проворчал уборщик.

— Достаточно, Мобрайт, — вмешался человек, пахнущий лосьоном «Олд спайс».

Я повернулся на звук голоса и с удивлением обнаружил, что не связан.

Передо мной в складном кресле, небрежно забросив ногу на ногу, сидел невысокий худощавый мужчина в синем, безупречно отглаженном двубортном костюме. Это с ним я столкнулся на выходе из галереи после разговора с Франческой.

Лет около пятидесяти, редкие седоватые волосы, зачесанные на макушку, удлиненное лицо, прямой нос. Взгляд напряженный. Глаза глубокие, значительные, по цвету подходят к серому дождевику и шляпе, которые были на нем, когда мы столкнулись. Я предположил, что плащ и шляпа аккуратно повешены в шкафу где-нибудь поблизости.

Он с отсутствующим видом постукивал монетой по гравированному серебряному зажиму для денег, в котором была зажата пачка банкнот.

— «Галери дель Академия», — произнес я по-прежнему хриплым голосом.

— Великолепно, — отозвался он.

— Где она? — спросил я.

— В комнате рядом. С ней все в порядке. Правда, она еще под анестезией. Так что пока отдыхает.

Я откашлялся.

— У вас хороший вкус на шляпы.

— Согласен. — На его губах заиграла довольная улыбка.

— А вот лосьон подкачал, — добавил я.

Пожилой продолжал улыбаться. А тот, что помоложе, Мобрайт, сильно стукнул меня в грудь:

— Заткнись, или я заткну тебя.

Я повернулся к нему, он угрожающе сжал кулаки. Вообще-то в этом было больше понта, чем угрозы. Воротник его белой рубашки казался великоватым для его тоненькой карандашной шейки. Даже за галстуком в красную и черную полоску для меня было достаточно места, чтобы залезть рукой и ухватить волосы на груди, если они у него есть.

Человек в кресле извлек из нагрудного кармана носовой платок с монограммой «АБ», промокнул губы и положил обратно. На среднем пальце у него красовался золотой перстень с изумрудом в форме параллелограмма.

— Мобрайт, — сказал он, — я думаю, чай сейчас был бы как раз кстати.

— Да, сэр, — отозвался помощник с почтением и снова шмыгнул носом.

— Вы пьете чай, мистер Барнетт? — осведомился человек в кресле.

Я попробовал поработать пальцами. Они слегка покалывали, но нормальные ощущения возвращались. Затем медленно сел.

— Могу я ее сейчас увидеть?

— Заварите «Эрл Грей», — сказал человек в кресле, делая знак Мобрайту удалиться. — Два кусочка сахара.

Мобрайт вышел через заднюю дверь.

Небольшой диван, на котором я лежал, был обит красной ворсистой тканью и вполне мог служить убранством в графских апартаментах. Как и вся остальная обстановка в комнате.

Человек в кресле пригладил волосы.

Я осторожно встал.

— Мистер Б., могу я ее сейчас увидеть?

Мои слова застали его как будто врасплох, он на секунду смутился, вопросительно посмотрел на меня. Затем до него дошло.

— А, вы заметили монограмму на моем платке. Замечательно. Отмечает меня как аристократа. Вы согласны? Хотя в жилах моего отца, упокой Господи его душу, кровь текла совсем не голубого цвета. А насчет приятельницы не нервничайте, никуда она не денется. — Он кивнул на дверь, через которую вышел Мобрайт. — Хотя, подозреваю, приходить в себя будет очень долго. Это ведь депрессант центральной нервной системы последней модели. Исключительно эффективный. В названии не меньше двенадцати слогов. Не просите меня его произнести.

Я подошел к двери, повернул медную ручку. Заперто. Прислушался. Ничего. Затем повернулся к мистеру Б., опершись спиной на стену для поддержки.

— Кто вы?

Он сбросил невидимую пушинку со своих превосходно отглаженных слаксов.

— Скажу вам, Реб, откровенно: вы действовали отлично. Жаль только, что мы не смогли вам помочь. Не догадались, что вы поплывете на катере. Я ни на секунду не сомневаюсь, что мистер Теччи будет активно искать возможность отомстить за поражение. Удивительно гнусный и подлый человек. Желаете узнать о нем побольше? Это захватывающе интересно.

— Кто вы? — повторил я.

Он рассмеялся:

— Да чего вы так зациклились на мне? Просто англичанин. Правда, с дипломом Оксфорда. А вот Ноло Теччи… давайте поговорим о нем. Он родился в 1955 году в Нью-Йорке, район Бруклин-Хайтс. Его отец, Бруно Теччи, был исполнителем у главаря мафии Ники Арно, но в 1968 году их обоих пристрелили в мясном ресторане в Куинсе. Юный Ноло созрел очень рано и в двадцать лет уже был приглашен в знаменитую тюрьму Аттика в Вайоминге на пять лет за нападение на бармена с ножом для колки льда.

Мобрайт вернулся в комнату с серебряным подносом, на котором стоял небольшой сервиз: чайник, сахарница со щипцами и фарфоровая чашка на блюдце. Закрыл за собой дверь, поставил поднос на небольшой столик из вишневого дерева рядом с мистером Б., случайно задев ножку.

— Извините, сэр. — Затем внимательно посмотрел на меня. — Он не доставлял вам никаких неприятностей, сэр?

— Никаких, Мобрайт. А теперь, будьте добры, оставьте нас на некоторое время. Хорошо?

— Да, — произнес я, подражая голосу мистера Б., — будь паинькой, Мо-дим.[15]

Он сердито посмотрел на меня, затем кивнул боссу:

— Хорошо, сэр.

У двери мистер Б. его окликнул:

— О, Мобрайт… проверьте с Пенделтоном, как там наш второй гость. Возможно, это снадобье уже перестало действовать.

— Хорошо, сэр, — повторил Мобрайт, стрельнув в меня взглядом, и вышел.

Мистер Б. взял щипчики.

— Я же велел положить в чай сахар, разве не так? А где ложка? Помешать нечем. — Наливая чай, он вздохнул. Вынул из кармана флакончик с таблетками, вытряхнул в рот штук шесть разноцветных капсулок. Запил чаем, поморщился. — Дорогое лекарство, а совсем не помогает.

Я оглядывал комнату, высматривая свои пистолеты.

Мистер Б. откашлялся.

— Так вот, во время отсидки Теччи убил нескольких сокамерников. У каждого на горле ножом оставил отметину в виде буквы «N». Как знак Зорро. Однако доказательств у тюремных властей не было. Свидетельствовать против Ноло никто из заключенных не изъявил охоты. Через два месяца после его освобождения паб, в котором его тогда задержали, сгорел до основания. Вместе с владельцем.

Единственный свидетель, — продолжил мистер Б., — скоропостижно скончался, не успев дать показания. Его нашли задушенным, а на горле хирургическим лазером была вырезана та же самая буква «N». Затем Теччи возник в Лас-Вегасе в качестве боевика гангстерского клана Карбоне, но ненадолго. Неумение ладить с властями и нежелание играть по правилам — даже бандитским — сделали его для мафии неподходящим.

— Интересно все-таки знать, кто вы такие? — проговорил я.

— Оставьте, Реб, — проворчал мистер Б. — В конце концов, это невежливо вот так прерывать. Значит, Ноло Теччи — это социопат, то есть индивидуум, склонный к антиобщественным поступкам. Хитрый, безжалостный, умный и очень опасный. Думаю, вы с этим согласитесь. Хотя из надежного источника известно, что он может быть и обаятельным, когда захочет. За ним числятся по крайней мере шесть убийств в разных странах. И это за последние пять лет. Но нет достаточных доказательств, и потому к суду его привлечь невозможно.

Он поставил чашку с блюдцем на серебряный поднос.

— В последнее время Теччи работает на Вернера Крелла. Довольно любопытная личность, с большим карманом и мелкой душой. Вы о нем, несомненно, слышали. У вашего отца с Креллом было одинаковое пристрастие — Леонардо да Винчи. Хотя мотивы, вызвавшие интерес, совершенно противоположные. Чистое искусство против грубой силы, если хотите. Белое и черное.

Мистер Б. бросил на меня взгляд.

— Однако продолжим. Крелл всю жизнь занимается оружейным бизнесом. А в самое последнее время интенсивно увлекся космосом. Производством спутников Земли. Пользуясь старыми связями с КГБ, добился, чтобы Российское космическое агентство выводило его спутники на орбиту. Это не так безобидно, как может показаться. Ведь спутники могут использоваться не только для связи. Хотя Крелл определенно занимается этим ради наживы, все же у него могут быть личные причины не любить как американцев, так и англичан. Его мать, всю жизнь страдающая тяжелой формой параноидальной шизофрении, погибла во время бомбардировки Дрездена союзниками. Отец довольно рано умер. — Мистер Б. замолк на мгновение, посмотрел на меня, затем добавил: — Вы с Вернером осиротели примерно в одинаковом возрасте. Но его изуродовали генетика и обстоятельства.

— Вы предполагаете, что Крелл — это новый Гитлер, который хочет править миром? — спросил я.

— Нет, Крелл не Гитлер. Мы не думаем, что он хочет править всем миром, хотя определенные амбиции у него есть. Сейчас мы подходим к самому главному. В секретных лабораториях Крелла разработали образцы небольших бомб с лазерным наведением, которые могут быть сброшены со спутника. Малые размеры не позволяют такую бомбу засечь, что делает ее превосходным оружием террористов. Очень опасным. Таким бомбам не страшна никакая, даже самая совершенная, противовоздушная оборона. Если такой смертоносный дождь однажды прольется с небес, то спастись не удастся никому. Разве только подкупить святого Петра, стоящего у ворот.

— Но какое отношение имеем ко всему этому я и моя приятельница?

— Главным заказчиком Крелла, — продолжил мистер Б., не обращая внимания на мой вопрос, — является премьер-министр Тайваня Сун-Та-Ки, который вооружил свою армию продукцией Крелла. В частности, вложил огромные средства в разработку упомянутой бомбы. В последнее время обстановка в этом районе обострилась. Китай полон решимости вернуть Тайвань, там уже внедрена система ПКР… Вы знаете, что это такое? Система пассивного когерентного рассеяния. Непробиваемая система защиты. Ее невозможно вывести из строя никакими средствами. Таким образом, военному преимуществу США над Китаем пришел конец. Истребители «F-117» и даже самые современные, более хитрые, «F-22» больше не будут невидимыми. Браво, Китай. — Мистер Б. снова сделал паузу и многозначительно посмотрел на меня. — Сун-Та-Ки понимает, что при таком положении Соединенные Штаты вряд ли вмешаются в случае возникновения кризиса. Оказавшись прижатым к стенке, он начал давить на Крелла, требуя побыстрее заканчивать с бомбами. А тот имел неосторожность назначить конкретную дату. Почему Крелл до сих пор не выполнил своих обязательств перед Сун-Та-Ки? — спросил мистер Б., обращаясь к невидимым слушателям. — Почему он не может достичь успеха? — Б. сделал эффектную паузу. — Я скажу вам почему. Потому что пока у него нет материала для бомбовой оболочки, способного выдержать перемещение в атмосфере с огромной скоростью. Бомбы не долетят до земли. Они сгорят в атмосфере, как метеориты. — Мистер Б. откинулся на спинку кресла и подмигнул мне. — Ну что, теперь догадались, при чем здесь вы? Ну конечно, Кинжал. Так вот, слушайте меня. Отец наверняка рассказывал Вернеру сказочные истории о Кинжале Медичи, как это скорее всего делал и ваш уважаемый папаша. Неразрушимый сплав легче воздуха. Вернер вырос и начал поиски Кинжала. Для него этот кинжал был чем-то вроде Эскалибура, меча короля Артура для рыцарей Круглого стола. Вот в чем состоит интрига. Из агентурных данных нам известно, что Ки поклялся разорить Крелла, если тот не сдержит слово, а у Ки не один Ноло Теччи, а целая армия. И каждый преисполнен усердия выполнить его волю.

— Ну и что?

— Что значит «ну и что»? Вернер Крелл поставил себя в сложное положение. Если бомбы не будут готовы, его просто ликвидируют. А у него нет возможности изготовить действующие бомбы. И он уцепился за папину сказку. Нужно найти Кинжал. Причем немедленно! Двадцать лет назад он потерпел неудачу раздобыть Круги Истины, но тогда это не было столь актуально. Теперь у Крелла появился второй шанс, который может спасти его жалкую шкуру. — Мистер Б. всплеснул руками. — Если это не драма, тогда я не знаю, что такое драма. Поднимем бокал за негодяя Вернера Крелла и каждого из нас, по ком звонит колокол владельца антикварного магазина.

— Но на самом деле никто не знает, существует ли вообще Кинжал, — сказал я. — Возможно, сплав, о котором писал Леонардо, — это алюминий, который открыл гений, опередив на несколько столетий Рейнолдса.

— Может быть, — допустил мистер Б. — Но давайте предположим другое. Что Леонардо открыл действительно чудесный, до сих пор неизвестный науке сплав. Что тогда? Дать возможность завладеть им Вернеру Креллу, чтобы его люди проанализировали, выделили компоненты и воспроизвели, создав оружие, которое может поставить мир на колени?

— Но почему вы решили, что это меня волнует?

— Потому что вы должны были унаследовать какие-то качества от своего отца.

— Что вы знаете о моем отце? — вспылил я.

— Только то, что он был куратором одного из величайших музеев мира, а вы работаете каскадером. Рискуете за деньги. Хотя в этом нет ничего предосудительного. К тому же в этом городе вы появились не случайно. Тоже охотитесь за Кинжалом.

— Короче, вам нужна моя помощь?

— Конечно.

— Вы думаете, я что-то знаю?

— Давайте не будем скромничать.

— В таком случае сколько это стоит?

— Ваша работа?

— Кинжал Медичи. Сколько он стоит?

— О, это зависит от того, кому продать. Коллекционер заплатит значительную сумму. Вспомните, сколько заплатили японцы за картину Ван Гога. Но Ки? Сколько он заплатит за сбрасываемую со спутника управляемую лазером бомбу? Думаю, очень много. Так что… давайте займемся Кругами. Мы знаем, что у вас есть две страницы записок Леонардо, два комплекта Кругов.

— Откуда вы знаете?

— От «жучков». Это такие электронные насекомые. Маленькие такие микрофончики, прикрепленные к тележке с вашим ужином. «Печально, но плодородная наша земля неизбежно высохнет и станет бесплодной от рук людских. Ибо не может человек удержаться от бессмысленного разрушения того, что дает ему опору». Леонардо настоящий поэт, верно? Я бы хотел взглянуть на эти страницы. Может быть, ваша красивая приятельница будет так добра перевести для нас остальное? Зашифрованные Круги, подъемный механизм. Это так увлекательно.

— Мне нужно ее увидеть, — сказал я, — убедиться, что она в порядке.

— Ваша Джинни в полном порядке. — Мистер Б. иронически усмехнулся. — Мы поставили «жучок» также и в телефон в вашем номере в «Четырех временах года».

— Кто же вы? — не выдержал я. — Из ФБР или Управления национальной безопасности? Нет, скорее из британской спецслужбы МИ-5. Верно? Шпион из МИ-5.

— Шпион… Как примитивно. — Мистер Б. поморщился. — Простоту южанина вы унаследовали от мамы? Она ведь родом из Теннесси.

Я не ответил.

— Реб, — продолжил он, — сейчас я просто самый подходящий человек, чтобы расставить все по местам. Ничего не поделаешь, Джона Уэйна[16] уже нет с нами, а вас освободили от миниатюрного стреляющего устройства. Очень интересная штука. Никогда еще таких не видел. Попозже обсудим его происхождение.

Я прислушался к приглушенным голосам в соседней комнате.

— Меня очень интересует Кинжал Медичи, — сказал Б. — А у вас нет иного выхода, кроме как сотрудничать со мной. Где ключ от сейфа, того, что в подвале отеля? Нам бы не хотелось его взламывать. Давайте вместе откроем и посмотрим, что там лежит. И вообще давайте дружить.

— А зачем надо было нас травить газом? Могли бы попросить по-хорошему. Я разумный человек.

Мистер Б. на секунду задумался.

— Должен признаться, Мобрайт слегка перестарался. Но с другой стороны, сомневаюсь, что мы могли привлечь ваше внимание, действуя как-то иначе.

Он встал, подошел ко мне. Протянул руку, небольшую, с наманикюренными ногтями.

— Итак, мой честолюбивый друг, разрешите представиться. Я инспектор Арлин Бекетт, шеф отдела Международной системы «Гибралтар».

— Что это такое — Гибралтар?

— После развала Советского Союза спецслужбы стран НАТО создали организацию для предотвращения распространения оружия массового поражения. Назвали «Гибралтар». Легко запоминается. А теперь, молодой человек, давайте, хотя и с запозданием, пожмем друг другу руки.

Я улыбнулся и протянул руку, на ходу сжав кулак. Быстрый удар снизу в челюсть чуть подбросил его вверх. Он опрокинулся на толстый ковер, раскинув ноги.

Обыск Бекетта ничего не дал. Пистолета у него не было. Я накрыл диванной подушкой чашку из-под чая, наступил и поднял большой осколок с острым краем. Подошел к двери и, подражая голосу шефа, позвал Мобрайта.

Тот сунул лицо в комнату.

— Да, сэр?

Я схватил его за узел галстука, прижал острие осколка к горлу.

— Сэр говорить не обязательно. Зови меня просто Реб.

— Реб, пожалуйста…

— Еще одно слово, сволочь, и ты будешь истекать кровью. Можешь не сомневаться, я это сделаю.

Мобрайт скривил рот, как будто собирался что-то сказать, но затем закрыл. Я развернул его и, прикрываясь им, как щитом, вошел в комнату, где они держали Джинни.

Она сидела на обитой атласом кушетке, смотрела перед собой хмельными глазами. Над ней возвышался широкоплечий человек, видимо, Пенделтон. Слава Богу, спиной ко мне.

В этот момент Мобрайт задел ногой дверь, либо нарочно, либо потому, что был недотепой. Пенделтон повернулся. Он не вытащил пистолет, за что я ему благодарен. Просто удивленно уставился на нас. Я прохлопал Мобрайта в поисках пистолета. Ничего, кроме небольшого аэрозольного баллончика.

— Там что-то осталось?

Он посмотрел на меня с мольбой.

— Реб, не надо…

— Как же не надо? — возразил я и вкатил ему двойную дозу. — Приятных снов, Мобрайт.

Глава девятая

Пенделтон и Бекетт тоже получили по двойной дозе. Значит, в нашем распоряжении было примерно четыре часа, прежде чем они очухаются. Я сам еще не до конца пришел в себя. Что же говорить о Джинни.

Она вообще не понимала, что происходит. Бормотала что-то о пробежке. Я заставил ее несколько раз глубоко вдохнуть, промассировал позвоночник, плечи. Как перед стартом на длинную дистанцию. Кажется, помогло. Она начала немного соображать. Я не представлял, где мы находимся, но скорее всего в коридоре нам могут встретиться сотрудники «Гибралтара». Пришлось позаимствовать одежду у Пенделтона.

Джинни покорно выслушала мои инструкции о том, как себя вести. Потом я заглянул в шкаф и с удовлетворением обнаружил там плащ Бекетта. Предложил Джинни его надеть.

Мы вышли в коридор. Спустились по лестнице на два пролета. Встретившиеся по дороге несколько человек интереса к нам не проявили.

На улице мы быстро смешались с прохожими.

— Где мы находимся? — спросил я. — Если до отеля далеко, придется взять такси.

Она посмотрела название улицы.

— Отсюда всего два квартала.

— Как вы себя чувствуете? — Я взял ее под локоть.

— Кружится голова.

— Неудивительно.

— Кто эти люди?

— Из «Гибралтара», — ответил я. — Это межгосударственная спецслужба. Но возможно, Бекетт врет. Не знаю. Никогда ни о чем подобном не слышал. Но ребята шустрые. Поставили «жучки», где только возможно, и вот захватили нас в Милане.

— А кто этот Бекетт? — спросила Джинни.

— Самый у них главный. Я его вырубил неплохим апперкотом.

— Вы побили агента правительственной спецслужбы?

— Даже международной. И к вашему сведению, уже никто так не говорит — «побили».

— Какая разница? — Она вздохнула. — На стороне этих людей закон.

— Не думаю, что, окропляя нас своим спреем, они поступили по закону.

Метрах в десяти сзади в густом потоке машин двигался туристический автобус. Мы поравнялись с фруктовым лотком.

— Mele, ciliegie, banane![17] — выкрикивала продавщица.

Боковым зрением я поймал двух парней с мрачными лицами в широких темных очках. Плащи распахнуты. Взгляды шарят по лицам прохожих.

Вот оно!

— Прошу меня извинить, — сказал я и сильно толкнул Джинни к лотку. Продавщица вскрикнула, на тротуар посыпались фрукты. Я громко свистнул и помахал тем двоим рукой.

Автобус уже был в десяти метрах. Я рванул на мостовую. Водитель вытаращил глаза, начал сигналить, ударил по тормозам. Я нырнул под бампер. Если водитель повернет руль, то мне конец. Он не повернул.

Шины завизжали. Автобус остановился. Днище надо мной дрожало от топота ног.

Под автобус заглянули. Я притворно застонал, выискивая среди лиц два мрачных. Увидел одного. Он тут же исчез. Его коричневые туфли переместились к задней части автобуса. Я развернулся, как в брейк-дансе, и изготовился для удара карате. Как и ожидалось, он опустился на колени. Я увидел пистолет с глушителем и ударил пяткой.

Раздался приятный для уха хруст костей. На мостовую полетели темные очки, потекла кровь. Мрачный тип рухнул, не выпуская из руки пистолета. Я искал глазами второго.

Ждать пришлось не долго. Его черные туфли вскоре возникли рядом с поверженным товарищем. Я рванулся схватить пистолет, но широкий пиджак Пенделтона зацепился за раму. Пока я возился, пистолет из руки мрачного бандита исчез. А второй со зловещей улыбкой уже положил палец на спуск. Поздно. Все кончено. И тут раздался хлопок, как будто кулаком ударили в подушку. Улыбка на лице бандита исчезла, и он повалился лицом на мостовую.

Я выбрался из-под автобуса, вскочил на ноги, выискивая глазами стрелявшего. Вот он. Направляется к Джинни, проталкиваясь сквозь толпу, окружившую фруктовый лоток.

А затем, как в замедленной съемке, я увидел, как он лезет в карман, что-то достает и сует в руку Джинни. И отходит, исчезая в толпе. Я делаю рывок, хватаю ее за руку, тащу прочь.

Мы долго бежали, петляя по переулкам. Наконец остановились, запыхавшись, у старого кирпичного здания. Погони вроде бы не было.

Джинни вся мокрая от пота, волосы спутались, тяжело дышит. Хотелось обнять, покрыть поцелуями.

— Вам удалось разглядеть его лицо? — спросил я.

Она отрицательно мотнула головой.

— Что он сунул вам в руку?

— Вот. — Джинни протянула мне смятую визитную карточку.

На ней был только номер телефона и от руки написано имя: Дракко.

Вдалеке завыла полицейская сирена. Она поежилась.

— Дракко! Черт возьми, кто этот Дракко?

— Понятия не имею, — ответил я.

Джинни втиснулась со мной в телефонную будку. Встала на цыпочки, чтобы слышать разговор. Я набрал номер.

— Cosa vuoi?[18] — ответил хриплый голос.

— Это Дракко? — спросил я.

Молчание.

— Sono un amico di Archie Ferris.[19]

Молчание. Затем щелчок. Он положил трубку.

Мы посмотрели с Джинни друг на друга. Я снова набрал номер.

Тот же самый голос:

— Cosa vuoi?

— Dracco, um, io sono un amico di…

Опять щелчок. Я начинал злиться. Джинни тоже.

— Дайте мне. — Она вырвала трубку. Набрала номер.

— Cosa… — начал тот же голос.

— Ascolti, idiota! — крикнула Джинни. — Quanlcuno mi ha dato un bigletto da visita col suo nome. Io sono con un ragazzo chiamato Reb.[20]

Я уловил только «Слушай, идиот» и «Реб».

Джинни прикрыла микрофон ладонью и прошептала:

— Я сказала ему насчет визитной карточки.

— Реб? — отозвался человек в трубке.

— Si, — сказала она в трубку. — Реб.

— Реб из Голливуда? — уточнил он уже по-английски.

― Si.

— Ладно. Тогда передай ему трубку.

— Дракко? — спросил я.

— Он самый.

— Почему ты бросал трубку?

— А вдруг полиция?

— Ага. Так вот, я друг Арчи Ферриса.

— Это не важно, чей ты друг, Реб из Голливуда. Я видел все фильмы с твоим участием. Говори, что тебе надо.

— А что ты можешь, Дракко?

— Что я могу? — повторил он после паузы. — Помочь за деньги без хлопот уехать из страны.

― Как?

— На самолете «Гольфстрим Файв», — сказал Дракко. — Рейс стоит сорок тысяч долларов. В любое место, куда хочешь. На визитке это не написано, но подразумевается.

— Понимаю. Куда угодно. — Я задумался. — Хорошо. Я перезвоню через пару минут.

— Пожалуйста.

Мы разъединились.

— Слышали, что он сказал? — спросил я.

— Вы думаете, это выход?

Сзади послышались шаги. Мы вздрогнули. Старик в грязном фартуке выбросил мусор в контейнер и исчез в магазине.

Я посмотрел ей в глаза.

— Тех двоих у автобуса наверняка прислал Теччи. Каким образом он нас вычислил, понятия не имею. Человек, который нас спас и передал карточку Дракко, видимо, был от Арчи. На нас идет охота по крайней мере с двух сторон. К тому же у меня нет оружия. Есть надежда, что сейф в отеле еще не взломали. Надо побыстрее заняться расшифровкой Кругов Истины.

— Правильно, — сказала она. — Но я не представляю, как к этому подступиться. Очень сложная графическая головоломка, которая потребует…

— Графическая, вы сказали? Я знаю специалиста по компьютерной графике.

Ну конечно же, Мона Кински. Вот кто нам поможет. Как мне раньше не пришло это в голову?

— Но ему можно доверять? — спросила она.

— Вполне.

— Кто он?

— Не он, а она. Моя старая знакомая, Мона Кински. — Я выудил монету из кармана. — Будем звонить Дракко.

— У вас есть сорок тысяч долларов?

— Да.

— С собой?

— С собой.

— Ничего себе. И куда мы полетим?

— В Калифорнию. — Я снял трубку.

Джинни тревожно оглянулась и придвинулась вплотную. От ее близости у меня закружилась голова. К черту, сейчас надо думать, как выбраться из этой ямы.

Я набрал номер.

— Cosa vuoi? — хрипло проговорил Дракко.

— Это Реб, — сказал я. — Нас двое, летим в Лос-Анджелес.

Он назначил встречу через час в аэропорту Линате в его частном ангаре. Сорок тысяч в американской валюте, два пассажира.

Мы направились в «Четыре времени года», переоделись. В вещах, несомненно, успел порыться Мобрайт, но они были целы. Мы их собрали, достали из сейфа сумку и отбыли.

Как я и подозревал, мой трюк с тайником на карнизе сработал. Ключ лежал на месте. Я поблагодарил Бога и нашего школьного учителя физики.

* * *

Дракко встретил нас в условленном месте. Смуглый, мускулистый, с густыми, закрученными вверх, усами. В элегантном пилотном комбинезоне, может быть, даже от Армани, и зеркальных летных очках.

Я показал переданную Джинни визитную карточку. Он глянул на нее и тут же возвратил.

— Ты знаешь, кто написал твое имя? — спросил я.

Дракко таинственно улыбнулся, показав золотой зуб.

— Если бы я не умел хранить секреты, то мы бы сейчас не разговаривали. Так что успокойся и давай показывай деньги на поездку в Тинзлтаун.[21] А то я человек занятой.

Я извлек деньги. Дракко пересчитал, спрятал. Затем сообщил будничным тоном, что фиктивный план полета оформлен, самолет заправлен, там полно еды и питья и нам не о чем беспокоиться.

Пытаясь унять дрожь в руках, я последовал за ним и Джинни в самолет. Он пожелал нам счастливого полета и прошел в кабину. Мы пристегнулись к комфортабельным кожаным креслам и через пять минут поднялись в воздух. На шестой минуте Джинни не выдержала:

— Чего это вы сжали кулаки в карманах?

— Может быть, вы займетесь переводом? — ответил я вопросом на вопрос.

Она смотрела на меня, скрестив на груди руки.

— Просто в самолете мне немножко не по себе, — сказал я. — Вот и все.

— Это ясно. Но почему?

— Джинни, если на сухие листья через увеличительное стекло навести солнечный зайчик, они загорятся.

— Интересное наблюдение. Ладно, сменим тему. Кто эта Мона?

Я посмотрел в окно на мерцающий город внизу.

— Близкая подруга Марты Белл Такер.

— А кто такая Марта Белл Такер?

— Тут объяснять дольше. Дело в том, что после пожара я остался совсем один и…

— Что, никаких родственников? — прервала меня Джинни. — Ни дядей, ни тетей?

— Был дядя с материнской стороны. Но ему я не был нужен.

— Почему?

— Не знаю. Такой, видно, человек. Мама рассказывала, что он сбежал из дома в шестнадцать лет, стал мотогонщиком. Но там что-то не сложилось, и он пересел на грузовик. Кто-то сообщил, что дядя Делл — водитель-дальнобойщик. Больше ей ничего о нем не было известно. Так что дядю даже разыскивать не стали.

— Бедный мальчик, — проговорила Джинни.

— Не нужно меня жалеть. Все это было давно. Меня собирались взять под государственную опеку, но тут возникла Марта и…

— Усыновила вас.

— Не совсем усыновила, но что-то в этом роде.

— А кто она?

— Профессор-математик. Преподавательница в университете Вандербилта. У нее училась моя мама. Они подружились и все время поддерживали связь. Встречались редко, но звонили друг другу, переписывались. Мама посылала ей фотографии, вначале моего папы, потом мои. О пожаре Марта узнала из телевизионных новостей.

— Она была замужем? — спросила Джинни.

— Да. Но к тому времени овдовела. Ее муж умер от инфаркта. Она переехала и теперь преподавала в Калифорнийском университете в Беркли. Детей у них не было.

— Как она к вам относилась?

— Хорошо. Правда, заставляла учить математику. Особенно свирепствовала насчет геометрии. Это была ее страсть. Поэтому и подружилась с Моной Кински. Та тоже была помешана на графических образах.

— Марта жива?

Я вздохнул.

— После школы я поступил в Беркли, на факультет истории искусств. Марта умерла за две недели до выпускного вечера.

— Да… некому было за вас порадоваться.

Я не ответил. Прошла минута.

— Как она умерла? — спросила Джинни.

— Снимала во дворе с веревки выстиранную кухонную скатерть и упала. Остановилось сердце.

— Кто ее обнаружил?

— Я. Она лежала в траве, накрытая скатертью. Угол зажат в руке. Лицо безмятежное, спокойное.

— И что вы?

Об этом я не говорил ни с кем, даже с Арчи, но эта девушка, эта странная зануда выскребла все мое нутро. Передо мной возник двор и Марта. Траву нужно было подстричь, и я собирался это сделать в уик-энд. Она лежала в высокой траве.

— Я сел, скрестив ноги. Положил ее голову себе на колени, начал гладить волосы. Потрогал щеку. Она была холодная.

— Сказали ей что-нибудь?

— Да. Я прошептал: «Теперь ты встретишься с Джорджем».

Я не мог признаться Джинни, что плакал. Раскачивался и плакал, перебирая бесконечно дорогие седые волосы. Потом, когда ее увезли, я приготовил наше любимое блюдо, накрыл на кухне стол на двоих и плакал, очень долго, пока все не остыло.

— А Мона Кински — художник-график. Милая женщина. Очень способная. Превосходный каллиграф. Занималась компьютерным дизайном. Уверен, не бросила до сих пор. Она из той же породы, что и Ренуар, который в семьдесят пять в инвалидном кресле писал кистью, привязанной к запястью. А ей должно быть сейчас не больше шестидесяти пяти.

— А откуда вы знаете, что она жива?

— Когда я уехал из Беркли, то попросил Мону указать в завещании, чтобы мне сообщили о ее смерти. Что? Почему вы так на меня смотрите?

— Реб, вы не шутите? — Джинни смотрела на меня в изумлении. Подалась вперед, подперла подбородок ладонью. — Неужели вы попросили Мону, которой не были безразличны, чтобы она написала такое в завещании?

Я не ответил.

— Откуда вы знаете, где ее искать?

— Она присылала мне открытки. Там есть обратный адрес. Где-то в Мендосино.[22]

— На которые вы, конечно, не отвечали. — Джинни грустно усмехнулась.

— Ладно, — сказал я, — а теперь подведите итог. Скажите что-нибудь умное и содержательное. Как после анализа сложной картины. Щегольните ученостью, придумайте поэтический образ. Например, что семена добродетели, когда-то посеянные родителями, так и не взошли в бесплодной почве моей души.

— Мне не нужно этого делать, Реб, — мягко проговорила Джинни. — Вы это уже сделали сами.

А потом небольшой салон долго оглашал только вой реактивных двигателей. Джинни достала из сумки свою страницу записок Леонардо и занялась работой. А я откинулся на спинку сиденья и закрыл глаза. Мне приснились горящие листья на бесплодной почве.

Где-то над Атлантикой Джинни меня разбудила.

— Я заслуживаю по крайней мере медали. — Она шлепнула мне на колени два листа, захлопнула пудреницу, уронила ее в свою бездонную сумку. — Прочтите, Реб, и оцените, хорошо ли я потрудилась.

Я проморгался и посмотрел на листок. Вначале, как обычно, шел итальянский текст.

Perche non mi fanno lavorare? Perche? Colui che dovrebbe di me fare tesoro mi nega i moei preziosi studi che si rivela debole di stomaco. I cio m’ha fatto male e mi tormenta giacche chi e mai costui se non sa fare cio che Dio stesso lo ha chimato a fare?

Perventun anni l’ebbi con me e nessun altro neppure Giovan giammai pote vederls.

Igli torno alla polvere ora e giusto in quest’istante ho stabilito dove e come dovra trovar riposo.

Brucia la mia furia con la forza d’un milion di candele e il suo baglior m’illumina’l camino. De’venti cerch’il sentier che il possente viaggiatore ed egli solo giammai porta veggente e del passato il vero alla daga condurra’l sapiente.

А на другом листе перевод.

«Почему мне не позволено работать? Почему? Почему он меня не ценит? Отвергает мои замечательные исследования?

У него, видите ли, от них болит живот. Как раздражает меня этот человек, неспособный выполнить то, что поручил ему Господь.

Двадцать один год я прятал это, и никто не догадывался, даже Джован. Он теперь ушел, снова к пыли, и в этот момент я решил, где и как это будет покоиться.

Моя ярость пылает миллионом свечей, и ее блеск освещает путь.

Путь в двадцать кругов, который сможет осилить лишь отважный путник. Двигаясь туда и сюда, от одного к другому, вооружившись мудростью прошлого, он придет наконец к кинжалу».

У меня по коже пошли мурашки.

— Путь в двадцать кругов. Он имел виду Круги Истины, первый и второй.

— Да, отважный путник, вы абсолютно правы, — сказала Джинни. — Но это не все. Я там увидела еще кое-что.

— Кто такой Джован?

— Конечно, Мелци. Его полное имя — Джован Франческо де Мелци.

— Приемный сын Леонардо, — сказал я.

― Да.

— А что означает «снова к пыли»? Может быть, перевод не точный. И это надо понимать, что он превратился в пыль, то есть умер? Но Мелци умер после Леонардо. Он пережил его, если я не ошибаюсь, лет на пятьдесят.

— Не в этом суть, — сказала она. — Пойдемте дальше. Мелци, разумеется, был тогда жив, так что скорее всего Леонардо имел в виду, что он просто сметал пыль с мебели.

— Чепуха какая-то. Зачем Леонардо об этом упоминает? Рядом с Кругами Истины?

— Эти записки он делал для себя, — нетерпеливо бросила Джинни. — Леонардо писал обо всем. Например, список покупок, сделанных в бакалейной лавке, у него соседствует с набросками «Поклонения волхвов». Так что Мелци вполне мог сметать пыль. Но вы пропустили важный момент. Не задерживайтесь. Итак, нам известно, что Кинжал Леонардо изготовил в 1491 году, а эти строки написаны спустя двадцать один год, так что…

— Ему было тогда шестьдесят, — сказал я.

— Несложно вычислить. А это значит…

Я задумался, мысленно пролистывая историю искусств. Затем до меня дошло.

— Выходит, Леонардо писал эти строки в Риме.

— Прекрасно, вы достойны аплодисментов. В 1512 году папа Лев X призвал Леонардо в Ватикан. Лев был сыном Лоренцо де Медичи и хотел, подобно отцу, возвестить новый Золотой век искусства. На сей раз не во Флоренции, а в Риме, сделав его мировой столицей искусств. Но он был неудачник, жаждущий наслаждений. Его презирали по всей Италии. По стране путешествовали двенадцать монахов-францисканцев, которые в своих проповедях называли Льва антихристом и возвещали конец света. С этим были согласны многие, включая Леонардо.

— Можно представить, какое у него было настроение в Риме, — сказал я.

— Да. Это объясняет строки, которые я перевела вчера. Теперь учтем, что в Риме папа Лев не дал Леонардо ни единого заказа. Об этом прямо так и говорится. «Почему мне не позволено работать?» — спрашивает Леонардо. Рафаэль пишет «Философскую школу Афин», Браманте строит что захочет, а Микеланджело расписывает Сикстинскую капеллу.

— Это должно было обижать Леонардо. Самый крупный его соперник преуспевал.

— Конечно, — согласилась Джинни. — Они ненавидели друг друга. Микеланджело утверждал, что Леонардо не способен ничего закончить, а тот, в свою очередь, называл его каменотесом, считал никчемным художником, не имеющим права расписывать Сикстинскую капеллу.

— Да, — сказал я. — Леонардо вообще не очень жаловал скульпторов, считал их простолюдинами.

— Итак, — подвела итог Джинни, — Леонардо, самый великий из них, был вынужден заниматься лишь в своем анатомическом театре. Но папа Лев приказывает прекратить и это, потому что его тошнит от мысли об анатомичке Леонардо.

Я выпрямился и произнес в тон с Джинни:

— Значит, теперь у нас есть неопровержимые доказательства, что «тот, кто его не ценит», — это папа Лев.

— Именно. Разумеется, Леонардо был очень расстроен. Господь наделил его необыкновенным даром, а ему не позволено работать. Его ярость пылала миллионом свечей, Реб. — Она наклонилась ко мне. — У вас есть какие-то предположения, где жил Леонардо в Риме, когда писал эти строки и придумал Круги Истины?

Я пожал плечами.

— В Бельведерском дворце, — сказала Джинни, всплеснув руками. — А где находится Бельведерский дворец?

Я улыбнулся:

— Бельведерский дворец стоит на Ватиканском холме. То есть там Леонардо решил, куда спрятать Кинжал.

— Наверное.

— Да не наверное, а точно. Я восхищен вами, Джинни. Вы проделали прекрасную работу.

— Но в таком случае, Реб, вам не кажется, что мы летим не в ту сторону? Может быть, нужно сказать Дракко, чтобы он развернулся?

— Ни в коем случае!

— Почему?

— Что с вами, Джинни? До сих пор вы демонстрировали превосходное логическое мышление, и вдруг такой сбой.

— Перестаньте ехидничать. Мы должны быть в Риме, а летим в Калифорнию. Где же тут логика?

Я сжал ее руку:

— Джинни, вы предполагаете, что в Ватикане папа сразу же отменит мессу, чтобы мы могли проверить под скамьями, нет ли там Кинжала? Или вы забыли, что нас преследуют Теччи и «Гибралтар»?

Она побледнела.

— Мы обязательно полетим в Рим, — сказал я, — но только после того, как расшифруем Круги Истины. Когда узнаем, «где и как это покоится». Надо действовать наверняка. Извините, что пришлось вас вернуть с небес на землю.

Некоторое время мы молчали. Я рассматривал Круги Истины. Что-то в значках, образующих окружности, показалось мне знакомым. Потом я вспомнил. На двенадцатилетие Мона подарила мне «Приключения Шерлока Холмса». Один рассказ мне особенно понравился.

— Вы помните рассказ из Шерлока Холмса «Пляшущие человечки»? — спросил я.

Она пожала плечами.

— Там двое обменивались посланиями с помощью специально придуманного алфавита в виде фигурок пляшущих человечков, у которых руки и ноги принимали различные положения. Этот алфавит знали только они. Здесь мы имеем набор концентрических окружностей. Может быть, это пиктограмма?

— Возможно. — Джинни вгляделась в Круги. — Я не криптограф. — Она посмотрела на меня: — Послушайте, может быть, нам действительно попросить защиты в «Гибралтаре»? Все-таки международная спецслужба…

— Замечательно. Значит, вначале мы покинули их, причем не очень вежливо, а теперь будем просить защиты?

— Но они избавят нас от преследования Теччи.

— Ни от чего они нас не избавят. А только употребят для своих нужд, а потом в лучшем случае выбросят за ненадобностью. А могут и ликвидировать как нежелательных свидетелей. К тому же у нас нет никакой уверенности, что это действительно спецслужба. — Я взмахнул страницами записок Леонардо. — Нам нужно это расшифровать, Антония! Обязательно! Вы помните о знаменитом «Коне Сфорца», бронзовой скульптуре, которую Леонардо создал для Франческо Сфорца? Когда французы захватили Милан, она служила гасконским воинам мишенью для упражнений в стрельбе, а потом вообще из нее отлили пушечные ядра. «Тайная вечеря» многие годы висела в конюшне, и не меньше десяти раз поверх этой гениальной фрески писали что-то еще. И вот Леонардо в Бельведерском дворце размышляет о том, куда спрятать свое бесценное творение. Он не хочет, чтобы Кинжал повторил судьбу «Коня Сфорца» и «Тайной вечери». Нужно сохранить его для потомков. Я верю, Кинжал где-то там, поблизости от Бельведерского дворца. Где его искать, Леонардо написал здесь, на этих листках. И я собираюсь до этого докопаться. И не позволю какому-то мерзкому миллиардеру и его татуированному пособнику наложить лапы на творение Леонардо. — Я вскочил с кресла и начал мерить шагами небольшую комфортабельную кабину. — Или странным людям из «Гибралтара». К черту их всех. Никому не удастся использовать Леонардо в своих целях. Пока я жив, никому.

Я остановился, посмотрел на Джинни.

— Пусть нашедший Кинжал использует его для благородных целей. Об этом мечтал мой отец. И мне предстоит воплотить его мечту. «Отважный путник», о котором писал Леонардо, — это я!

— Как чудесно ты говоришь, Ролло Эберхарт Барнетт-младший, — прошептала Джинни, не сводя с меня глаз.

Я приблизил к ней лицо:

— Так ты с Леонардо?

Мы неожиданно перешли на ты.

— Да, я с Леонардо, — ответила она. — И с тобой.

— Тогда все в порядке. Летим в Калифорнию.

Глава десятая

Мы благополучно приземлились, после чего Дракко провел нас через таможню, как будто мы невидимки. На прощание сказал, чтобы мы не забывали о нем, когда в следующий раз возникнет необходимость путешествия в особых условиях.

На стоянке нас встретил мой старый добрый «ягуар», и мы выехали на скоростное шоссе. Над головой небо безоблачное и великодушное, благоволящее всем калифорнийским грешникам. Знакомые места подействовали на мой усталый мозг успокаивающе, что позволило сосредоточиться на текущих задачах.

Наш путь лежал в банк. Здесь предполагались две опасности. Первая — люди Крелла каким-то хакерским способом могли снять с моего счета все деньги и даже добраться до сейфа. Вторая — у банка организовано дежурство, меня там ждут с бесшумными пистолетами.

Я поставил машину за углом, попросил Джинни не вылезать, объяснил почему. Она неохотно согласилась. С колотящимся сердцем я приблизился к двери. Каждый из прохожих выглядел подозрительным. Двое в дорогих костюмах, осматривающие старый «мустанг», о чем-то перешептывающаяся парочка на скамейке и даже дама, вывезшая из магазина тележку с покупками. А что особенного? Горничная в отеле «Гритти палас» тоже на вид была совершенно безобидная, а поставила в моем номере «жучок». Так что беды можно было ожидать от любого.

Внутренне подобравшись, я вошел в здание. Бросил взгляд на охранников. Обычные ребята. Один, красноносый, по виду отставной полицейский, поправлял поясную пряжку. Другой, в тяжелых ботинках с толстыми подошвами, то и дело подавлял зевоту. Ни тот ни другой моей персоной не заинтересовался.

Я направился к служащей, которая показалась мне знакомой. Заполнил бланк, затем последовал за ней к сейфу. По дороге несколько раз оглянулся.

Вокруг обычная банковская рутина. Но ведь и в отелях Венеции и Милана тоже не было ничего подозрительного. Служащая ушла. Я проводил ее глазами, почти ожидая, что она закроет за собой эту тяжелую стальную дверь и запрет ее на ключ. И я останусь здесь навечно. Внутренний голос потребовал взять себя в руки.

Я открыл сейф. Сумка была на месте. Раздвинул ее челюсти, окинул взглядом пачки банкнот. Да, впечатляет. Закрыл не считая, потому что точно знал, сколько там. Один миллион девятьсот пятьдесят тысяч долларов.

На улице обстановка слегка изменилась. Парочка исчезла. У «мустанга» никого. Дама с магазинной тележкой разговаривала с пожилым мужчиной.

Я быстро свернул за угол и увидел, что те двое, которые околачивались у «мустанга», теперь стоят у моей машины и о чем-то беседуют с Джинни.

Черт!

Они стояли ко мне задом. Один заслонял Джинни, так что я не мог видеть выражение ее лица. Крадущейся походкой я двинулся вперед, надеясь, что они не засекут меня боковым зрением. Ясное дело, ребята вооружены. А у меня всего лишь эта сумка с деньгами.

Я пригнулся, набрал скорость. Бросил сумку на тротуар, затем прыгнул и ударил каждого по плечу. Они оба вскрикнули и повалились на колени.

— Ой, — простонал один. Я ударил предплечьем ему в висок, и он затих.

— Реб! — вскрикнула Джинни. Я повернулся и увидел, что другой пытается схватить меня за куртку. Поймал его руку, подтащил к багажнику автомобиля. Рука не сломалась только потому, что он не сопротивлялся.

— Где Теччи? — выкрикнул я, свирепо глядя ему в лицо. — Говори, или я сверну тебе шею!

— Пожалуйста, не надо, — простонал он.

— Где…

— Реб! — завопила Джинни, выпрыгивая из машины. — Отпусти, ему же больно! Они просто поинтересовались твоей машиной.

— Да, нас просто заинтересовал ваш чертов автомобиль, — простонал парень. — Отпустите меня.

Я отпустил. Массируя плечо, он прислонился спиной к уличному фонарю. Его приятель уже пришел в себя и зло поглядывал на меня.

— Я студент юридического факультета Калифорнийского университета, — с угрозой произнес тот, что у фонаря. — Вы совершили на нас нападение и оскорбили действием. Без всякой причины. Она назвала вас Реб? Я хотел бы знать фамилию.

Я извлек из сумки две пачки по десять тысяч, протянул студенту-юристу:

— Вот, возьмите. Это вам и вашему приятелю. И давайте не будем доводить дело до судебного разбирательства, а ограничимся полюбовным соглашением.

Сунул сумку в багажник, сел за руль, расстроенный. И вдруг впереди мелькнула машина.

— Смотри, это же автомобиль Арчи!

― Где?

— Вон там, в конце квартала. Черный джип.

Я надел темные очки и поехал следом.

— Это действительно он?

— Да. Видишь номерной знак?

— Ого-го, — прочитала Джинни.

— Так называется его магазин, — сказал я, останавливаясь на красный свет. — Он едет туда. Надо же, Арчи. Просто не могу поверить.

Специальный оружейный магазин «Ого-го» находился в небольшом, отдельно стоящем лиловом здании на бульваре Уилшир. Когда-то там размешалась компания по производству фильмов, здорово начавшая, но после двух серьезных провалов очень быстро протянувшая ноги. Внутри стены были увешаны памятными сувенирами и фотографиями ребят из кино с автографами. Там висела и моя, хотя узнать меня было трудно, потому что я на полицейском мотоцикле, в шлеме влетал под горящий трейлер.

В его кабинете на большом экране, где обычно демонстрировались фильмы-экшн, на сей раз шла «Филадельфийская история». Арчи сидел в кресле в своем обычном костюме — поношенные военные брюки, ботинки десантника и зеленая армейская рубашка, которая казалась на размер меньше. В одной руке бутылка апельсинового сока, в другой — горсть поп-корна.

Я его окликнул.

Он вскочил с кресла, ринулся ко мне, как родитель, наконец увидевший своего потерявшегося в торговом центре ребенка. Лицо скривилось, как будто он собирался заплакать. Мы обнялись.

— Боже, Реб, — прошептал он мне на ухо, — я так беспокоился.

Затем схватил пультик, щелкнул, погасив экран, бросил на стол. Вытер платком руки и подошел к Джинни знакомиться. Неразборчиво пробормотал свои имя и фамилию.

— Вы что, меня не узнаете? — спросила она.

Он удивленно вскинул брови:

— А разве мы встречались? Что-то не припомню.

— Арчи, — сказал я, — кончай притворяться. Разве не ты толкнул ее у отеля «Даниели», сунул в сумку конверт с ключом от почтового ящика, где полно пистолетов? А кто в Милане стрелял в парня после того, как я сделал гэг с автобусом? Передал карточку Дракко?

Арчи смотрел на меня, как будто я сумасшедший.

— Вас зовут Джинни? — осведомился он улыбаясь.

Она кивнула.

— О чем он говорит, Джинни? Какой конверт, какие пистолеты? Что за гэг с автобусом? Кто такой Дракко?

— Арчи! — крикнул я. — Я знаю, это был ты.

― Где?

Я уже начал злиться.

— Это не твои пистолеты?

— Какие пистолеты?

— Ладно тебе. Два «зига» и «мини».

— «Мини»?

— Меня не проведешь, — сказал я. — После разговора со мной ты сразу же начал звонить в Италию Дэнни.

Арчи усмехнулся.

— Пожалуйста, скажи правду, — взмолился я.

Он плюхнулся в кресло, глотнул сока. Затем признался:

— Да, пистолеты сделал я. Не мог иначе. Джинни, надеюсь, вам не было больно там, на площади. Я очень старался помягче.

— А почему вы решили сунуть конверт мне? — спросила она.

— Догадаться было несложно. Я следил за Ребом, видел, что он кого-то выискивает в толпе. И вы тоже. Потом этот шарф, темные очки, настороженный взгляд. Я ведь когда-то работал копом. Да что там, вас бы заметил и Стиви Уандер.[23]

— Почему ты просто не подошел ко мне? — спросил я.

— Ты, черт возьми, заварил эту кашу и еще спрашиваешь, почему я не сделал то и сделал это! — возмутился он. — Мое дело было передать тебе оружие. С этим я справился. Все. А ты заявляешь, что я в кого-то еще стрелял. Причем в Милане.

— Но ведь это было, — смущенно проговорил я.

— Не знаю, не знаю. — Арчи вскочил с кресла. — Послушай, я решил тебе помочь. Прилетел. Позвонил старому знакомому, взял у него свои припрятанные пистолеты. Потом выследил тебя, сунул ей конверт, прочел две молитвы и ближайшим рейсом прилетел обратно.

— А почему ты…

— Почему, почему! Просто сделал так, и все. Пусть Моисей разобьет мне башку своими Десятью заповедями, если я вру. Потом не находил себе места, большое тебе спасибо. Скажи, пожалуйста, во что ты ввязался? Ты знаешь, что твой дом сожгли?

— Когда?

— Вчера.

У меня упало сердце.

— Мой дом сжег этот подонок Теччи.

— Кто этот Теччи? — спросил Арчи. — Объясни же, черт возьми, что с тобой происходит?

— Но и ты тоже объясни! — взорвался я. — Ты говоришь, что не был в Милане? Не убивал бандита у автобуса?

— Реб, — тихо произнес Арчи, — расскажи, пожалуйста, об этом бандите, которого я вроде бы пристрелил.

Я рассказывал больше часа. Он внимательно слушал, вытаращив глаза на записки Леонардо и Круги Истины. Наконец покачал своей лохматой головой:

— Ничего себе. «Алиса в Стране чудес» отдыхает. Кинжал Медичи, «Гибралтар», Бекетт, Теччи. Какой-то ангел-хранитель в Милане, который навел тебя на пилота по имени Дракко, и тот за сорок кусков доставил вас в Лос-Анджелес. Похоже на наркотический бред.

Я показал ему карточку Дракко и добавил, что тот знал мою профессию.

— Он называл его «Реб из Голливуда», — сказала Джинни.

— И знал, что у меня с собой куча денег. Арчи, ты единственный, кому я говорил о деньгах. Кроме Джинни.

Он пожал плечами:

— И что? Что из того? Если он знал, что ты каскадер, то сообразил, наверное, что платят тебе не как уборщику грязной посуды в дешевом ресторане.

— Может быть. Но откуда он узнал, что у меня деньги при себе?

Арчи снова пожал плечами.

— В любом случае я не говорил никому ни о каких деньгах.

Некоторое время мы молчали.

— Да… хорошо иметь под рукой ангела-хранителя, — пробормотал Арчи. — Значит, ты вернулся сюда, чтобы повидаться с Моной? Так надо проверить, на месте ли она.

Я тут же пошел звонить.

* * *

Тринадцать лет прошло. В стране сменились три президента. А сколько открыток осталось без ответа. Что скажет Мона?

Она взяла трубку после пятого гудка. Запыхалась.

— Извините, я только вышла прогулять кота. Пришлось возвратиться. Надеюсь, вы клиент, потому что рекламные звонки меня просто замучили.

Я сделал глубокий вдох.

— Мона, я клиент.

Несколько секунд она молчала.

— Голос как будто знакомый. Откуда я его знаю? Ну конечно, из прошлого. Неужели…

— Да, Мона, это Реб.

Она опять помолчала, затем произнесла чуть слышно:

— Реб, который у Марты…

Я не ответил, потому что сжалось горло. Помассировал его, прижав трубку к уху.

— Судя по тону, — сказала Мона, — ты позвонил не просто так. Тебе что-то нужно.

— Да. Мне… нужна ваша помощь.

— То есть мы увидимся?

— Чем скорее, тем лучше. Если возможно.

— А в чем дело?

Я не знал, что сказать.

— Ладно. Объяснишь, когда приедешь. Ты будешь один?

— Нет.

— С женой?

— Нет.

— Ладно, — опять сказала Мона. — Я живу в захолустье. Неподалеку есть местечко Литтл-Ривер. Остановишься в пансионате «Хоулистер-хаус».

Я не знал почему, но название показалось мне знакомым.

— Когда вам удобно, чтобы я подъехал?

— Давай завтра с утра. Дорогу ко мне спроси у владельца пансионата. Его зовут Поп.

Я хотел сказать что-то еще, но не знал что.

— Мона… извините, что…

Она прервала меня:

— Рада буду тебя завтра увидеть.

И положила трубку.

Я прижимал свою к уху какое-то время, дивясь успокаивающему эффекту, какой произвел на меня ее голос.

— Арчи, мне нужны пистолеты, — объявил я, войдя в комнату. — Такие же, как были в Венеции.

— Погоди, — вмешалась Джинни. — Ты поговорил с Моной?

— Поговорил.

— Ну и что?

— А то, что, как только я получу пистолеты, мы поедем. Это далеко. — Я повернулся к Арчи: — Извини, но без оружия мне никак нельзя. Предпочтительно такого же типа, какие ты припрятал в Венеции.

Арчи встал.

— Я понял, «зиги». А вот «мини» была штуковина особенная, такой больше нет. Опытный образец. Хреново, что он остался у этого Бакетта.

— Бекетта, — поправил я. — И он вернется.

— Хорошо бы, — проговорил он, направляясь в кладовую.

Возвратился через минуту с оружием. Понаблюдал за мной, как я его прилаживаю, и решительно произнес:

— На этот раз я пойду с тобой.

Я мотнул головой:

— Нет, Арчи, я не хочу, чтобы ты ввязывался.

— Да я уже ввязался. Дал тебе оружие, зарегистрированное на меня.

— Арч, я знаю, ради меня ты готов пойти на любой риск. Это так много для меня значит, что я не могу даже сейчас выразить словами. Очень много.

— О чем ты говоришь? Твой дом сожгли какие-то сволочи. Они где-то здесь. — Он посмотрел на Джинни: — Поговорите с ним. Он, кажется, к вам прислушивается.

— Вы ошибаетесь, — сказала она. — Это человек непрошибаемый. Он ни к кому не прислушивается.

— Арчи, пойми, — миролюбиво проговорил я, — мне нужно сделать это одному.

— Тогда зачем, черт возьми, ты втянул ее? Ответь.

— Придет время — расскажу, — сказал я. — А теперь нам пора.

Он стоял у двери, наблюдая, как мы садимся в «ягуар». Я медленно отъехал со стоянки, за перекрестком прибавил скорость.

Глава одиннадцатая

Выехав на скоростное шоссе, я позвонил по мобильному в справочное, узнал номер телефона пансионата «Хоулистер-хаус». Набирая номер, наконец вспомнил этот пансионат. Мама как-то повела меня посмотреть фильм «Когда-нибудь в следующем году»,[24] где действие происходит в небольшом симпатичном коттедже, стоящем в отдалении от других на отвесном берегу с прекрасным видом на океан.

В какой-то момент она схватила меня за руку.

— Это снимали в пансионате «Хоулистер-хаус». В шестьдесят пятом году мы с твоим папой провели здесь целую неделю. В этом самом коттедже. Ели копченых устриц, веселились. Дивное место для отдыха.

Значит, мама с папой были в «Хоулистер-хаус» в шестьдесят пятом. Мы с мамой побывали там виртуально в шестьдесят восьмом. И вот теперь я и Джинни направляемся именно в «Хоулистер-хаус». Судьба.

В пансионате мне ответил приятный женский голос. Я забронировал два коттеджа на Артура Холмса. Называть свою настоящую фамилию показалось мне неразумным.

Посмотрел на Джинни.

— Знаешь, что я думаю, Артур? — сказала она.

— Что?

— Я думаю, что ты самый загадочный человек из всех, каких я встречала.

— Неужели?

— Хочешь знать, что я думаю еще?

— Это имеет отношение к Кинжалу Медичи?

— Это имеет отношение к твоему другу Арчи. И прошу тебя, снизь скорость. Мы незаконно въехали в страну, и при тебе пистолеты, зарегистрированные на него.

Я послушно снизил скорость до восьмидесяти.

— Не понимаю, он признался, что приготовил для меня пистолеты, сунул в твою сумку конверт, но начисто отрицает участие в событиях в Милане. Почему, Джинни?

— Из-за тебя.

— Из-за меня? Это в каком смысле? Я рассказывал тебе, как погиб его сын. У него по этому поводу серьезный комплекс.

— Мы сейчас с тобой живы только благодаря этому человеку. Но он не хочет, чтобы ты это знал.

— Арчи — мой лучший друг.

— Повтори.

За окном проносились простирающиеся на многие мили виноградники. Мне захотелось стать одной из миллиарда этих пыльных ягодок.

— Черт возьми, чего ты от меня хочешь?

— Ты когда-нибудь говорил Арчи, что он твой лучший друг?

Я задумался.

— Кажется, нет.

— Почему?

— Не знаю.

— Ах вот как, не знаешь.

— Но я люблю Арчи. Готов сделать для него что угодно.

— Конечно. Например, пожертвовать своим единственным выходным днем в году, чтобы помочь отремонтировать джип. Поднимешь переднюю часть машины, он залезет под нее с гаечными ключами, начнет работать. Вы будете болтать о трюках, о женщинах. Но стоит ему завести речь о тебе… мне кажется, ты сразу же уронишь машину прямо на него. Сам того не сознавая.

— Это неправда.

— Правда, Реб. У тебя поразительные способности, я могла в этом убедиться. Ты можешь прыгнуть без парашюта с вертолета и соскочить с поезда на полном ходу и в то же время глух к чувствам других.

— Но почему?

— Потому что полностью зациклен на себе. Лелеешь свою боль. Пропитан ею до мозга костей. Для мальчика, оставшегося сиротой в одиннадцать лет, совершенно естественно остро переживать потерю. Но ты уже давно взрослый, Реб, и пора вылезти из скорлупы.

Я глубоко вздохнул. То же самое сделала Джинни. Мы молча проехали миль десять.

— Так что ты не должен удивляться, почему Арчи отрицает, что был в Милане, — продолжила она. — Посмотри на него. Это находчивый, изобретательный человек, ветеран Вьетнама. В восемнадцать-девятнадцать лет, наверное, видел и делал такое, что нам с тобой и не снилось. Потом у него появился сын, которого он любил всем своим большим сердцем, но не уберег. Разыгралась бессмысленная трагедия. А десять лет назад начал пытаться перенести свою нерастраченную отцовскую любовь на странного молодого человека, сироту-каскадера. Но ты не допускал его близко к себе, застегнувшись на все пуговицы. — Джинни отбросила назад волосы, выпрямилась. Посмотрела в боковое окно. — Боже, сколько вокруг вина.

Включила радио, начала переключать станции. Остановилась на песне Ареты Франклин «Уважай», стала подпевать в унисон с сопровождающей вокальной группой. Она отлично чувствовала соул. Чертовски хорошо для итальянской девушки из Стейтен-Айленда. И главное, пела правильно, не фальшивила.

* * *

Спустя девять часов, когда мы выехали на прибрежное шоссе, ландшафт освещала уже огромная луна. Калифорнийские мамонтовые деревья тянули ветви к звездам, этим прилепившимся к небу желтым булавочным головкам. Пели птицы.

Мы катили вперед. Наконец появились строения поселка Литтл-Ривер, притулившегося на отвесном берегу. Справа покачивался сияющий черный океан.

Трехполосная дорога вела к пансионату «Хоулистер-хаус». Мы вылезли из «ягуара». Направились к административному коттеджу. Все тело затекло от долгой езды, в голове слегка шумело.

Нас тепло приветствовал оживленный старик с обветренным лицом в желтой кепке, как у Бена Хогана,[25] и с темно-желтым слуховым аппаратом.

— Родни Норкросс, — представился он, оправляя коричневый свитер, — но все зовут меня Поп. Даже старики, переехавшие сюда после войны. Второй мировой, разумеется. После победы Гарри Трумэна или поражения, это как посмотреть. — Он взял у меня заполненную карточку. — Так, стало быть, вы… хм… Артур Холмс?

— Да, — ответил я. — Арт Холмс, сэр.

— Спасибо за «сэр», сынок, но пойдет и просто Поп. Без выпендрежа. — Он засмеялся энергичным азартным смехом, показав отлично сделанные искусственные зубы. Повернулся к Джинни: — А вы…

— Ватсон, — сообщила она, заканчивая заполнять бланк. — Джинни Ватсон.

Поп снова рассмеялся:

— Замечательно. Холмс и Ватсон. Прямо хоть помещай в газету. — Он подмигнул мне. — Следует ожидать, Арт, что вы заплатите мне наличными. Верно?

— Ага, — сказал я, поддерживая игру. Вытащил бумажник, протянул ему тысячу долларов. Этот старый хрен показался мне чертовски обаятельным. — Столько достаточно, Поп? Мы не знаем, как долго здесь пробудем.

— Конечно, конечно, — проговорил он, беря деньги. — Потом посмотрим. Но вы, я вижу, намерены поселиться в разных коттеджах? Наверное, есть причины? Хотя это нетактично вот так спрашивать. Но я могу предложить место, где вы будете поближе друг к другу. Например, в коттедже «Когда-Нибудь В Следующем Году».

— Вы так назвали коттедж? — удивленно спросил я.

— Конечно, ведь я не идиот, — ответил Поп. — Когда снимали фильм, это был один коттедж, а я потом его разделил. Получилось два отдельных номера. Один называется «Когда-Нибудь», другой — «В Следующем Году». Смежные. Очень мило. Стоят в отдалении с видом на воду. Сейчас как раз свободные. Всего четыре сотни за ночь каждый. Для вас семьсот пятьдесят с обоих.

Джинни выжидающе смотрела на меня. Придвинулась на несколько сантиметров ближе.

Поп улыбнулся:

— Она попалась на крючок. У вас нет выбора, Холмс.

Я согласился.

— Я прирожденный коммерсант, — признался Поп. — Ф. Т. Барнум[26] наверняка взял бы меня в помощники. Мистер Холмс, я думаю, плату следует увеличить. С вас еще одна штука, на тот случай если вы здесь немного задержитесь или что-нибудь сломаете. Но это маловероятно, верно?

— А как вы думаете? — спросил я.

— Конечно. У нас здесь не было неприятностей с тех пор, как Нельсон «Кукольное Личико»[27] скрывался от полиции в старом коттедже.

Глаза Джинни расширились.

— Гангстер?

— О, я в те времена был задира, — задумчиво проговорил Поп. — Без моего ведома он бы сюда ноги не сунул. Я позволил ему приютиться на некоторое время, просто ради забавы. Естественно, ребята в форме со значками ничего не знали. Да, это место смело можно было бы назвать «Форт Поп».

Я протянул ему еще тысячу. Он взмахнул ею, как карточный шулер, и отправил в карман к остальным деньгам. Сделал пометку в книге.

— Итак, получено от мистера Холмса… Я выдам вам ключи, хотя они вообще-то не нужны. Никто вас не потревожит в этом уютном… — Он задумался, затем засмеялся сдавленным смехом. — Надо же, забыл принять за обедом метамуцил, лекарство от склероза. Ну конечно же… гнездышке.

Он проводил нас к двери, протянул план пансионата, где наш коттедж был обведен кружком, коснулся рукой шляпы, пожелав очень спокойной ночи.

Мы влезли в «ягуар», в последний раз на сегодня, и медленно двинулись по извилистой гравийной дорожке к нашему коттеджу. Я сжимал руль крепче, чем нужно. Меня волновала близость Джинни.

Под аккомпанемент прибоя мы вытащили вещи. Коттедж, разделенный на два, стоял среди деревьев. Побитая ветрами обшивка, крыша на разных уровнях, с двух сторон кирпичные трубы. В общем, попахивало глубокой стариной. Здесь мог бы жить еще Эйб Линкольн.

Я оставил фары включенными, иначе ничего не было видно. Прохладный ветерок шевелил листву, отбросил прядь волос на влажные губы Джинни. Тонкая материя платья облепила ее фигуру, рельефно обозначив очертания бедер. Очень захотелось бросить ключи в кусты, сорвать с нее одежду и заняться любовью прямо здесь, при свете фар.

— Выбирай, Джинни, — сказал я, вытягивая руки с ключами. — «Когда-Нибудь» или «В Следующем Году»?

Джинни прикрыла мои руки своими. В ее глазах читался вопрос.

Я невольно сделал шаг назад. Она сократила расстояние, скользнула пальцами свободной руки мне в карман, притягивая ближе к себе. Брюки сразу же показались мне тесными.

Но настойчивый внутренний голос противно шептал: Сейчас не время. Ведь ты в джунглях. Нужно оставаться свободным.

Наши взгляды встретились.

Ее лицо на мгновение скривилось. Прекрасные глаза наполнились слезами. Она их смахнула.

— Я выбираю «Когда-Нибудь». Потому что не знаю, буду ли жива в следующем году.

Я выпустил ключ из руки и продолжал стоять, окаменев.

Глава двенадцатая

Насчет древности коттеджа я ошибался. Там было электричество и водопровод. Но оформлено все под старину. Бра в виде раковин, лампы в медных корпусах. Светло-синие обои, африканский ковер, легкие стулья, украшенные плетением. В углу очень широкая кровать, у облицованного черным мрамором камина диван с бархатной обивкой и вышитыми подушками. Над камином белая деревянная полка со старинными книгами. По обе стороны от прямоугольной плетеной корзины с шелковыми цветами высокие подсвечники с круглыми короткими свечами. Рядом с камином овальный деревянный, обитый железом ларь с сухими березовыми поленьями. Эйбу, наверное, здесь понравилось бы.

Я позвонил Моне сказать, что мы приехали. Она спросила, познакомился ли я с Попом. Я сказал, что да, и поинтересовался, откуда она его знает. Мона засмеялась смехом, у которого нет возраста.

Я начал извиняться, что поднял ее с постели. Она сказала, что еще выспится и вообще пока не заснула. Мы распрощались. Я умылся, чувствуя невероятную досаду и смущение. Зажег свечу, потом залез в постель.

Посмотрел на стену, за которой Джинни. Прошептал: «Прекрасных снов тебе, дорогая», — и сомкнул веки.

* * *

Утром меня разбудил стук в дверь. Я с трудом продрал глаза.

Комната была залита солнцем. Открывающаяся вбок застекленная дверь вела на заднюю веранду, за которой виднелся небольшой цветник в стиле Ренуара.

Коттедж стоял на обрывистом берегу. Примерно в семидесяти метрах внизу плескался темно-синий океан, простирающийся вдаль насколько хватало глаз. Наверное, Бог, сотворяя мир, присмотрелся к этому месту сквозь бифокальные очки и пробормотал громовым басом: «Что ж, пусть это будет здесь», — и расплескал вокруг Тихий океан.

— Ты проснулся? — крикнула Джинни.

Моя свеча сгорела за ночь, осталась дырка посередине натекшего стеарина, похожего на плащ вампира с капюшоном. Сон моментально пропал.

Почему-то вспомнился трюк с дельтапланом. Как давно это было, хотя всего несколько дней назад. На секунду захотелось выскочить на веранду и воспарить над Тихим океаном, поглядывая сверху на меланхоличных китов.

На часах было восемь. Я надел брюки и поковылял к двери. Грубый ворс ковра приятно щекотал босые ноги. Внутренне подобрался, повернул дверную ручку.

Вошла Джинни, свежая, веселая, очаровательная.

Сунула мне сандвич с беконом и яичницей и термос с кофе.

— Решила тебя покормить.

Я молча набросился на еду.

— Скажи, когда ты хочешь представить уединенность, оторванность от внешнего мира, какая картина тебе приходит в голову? — спросила она.

— «Мельница», — ответил я не думая, имея в виду картину Рембрандта, на которой изображена ветряная мельница, одиноко стоящая на обрыве. Внизу темная река.

— Хм… «Мельница». Я не удивлена.

Я бросил в урну бумажный стаканчик.

— Джинни, насчет вчерашнего… я бы хотел объяснить. Дело в том, что… — Я потянулся к ней. Она отпрянула, повернулась спиной, начала всхлипывать.

— Холмс, Ватсон, прошу ко мне, — донесся голос Попа.

Я обернулся, посмотрел в окно.

Он стоял у административного коттеджа с женщиной, одетой как официантка. Махал рукой.

Джинни достала платок, утерлась.

— Вот, испортила весь макияж.

Я засуетился. Сунул под футболку папку с двумя страницами записок Леонардо и переводом, заправил в брюки, приладил портупею с двумя пистолетами, сверху кожаную куртку. Посмотрел на Джинни.

— Пошли. Узнаем, как ехать к Моне.

— Это Сью Энн, — объявил Поп, когда мы приблизились. — Помогает обслуживать гостей. Одна растит двоих детей. — Он достал из золоченой коробки шоколадную конфету и отправил ее в рот. — Вот угостила меня конфетами, видимо, решила умаслить. И это сработало. Я, пожалуй, прибавлю ей жалованье. — Он улыбнулся. — Толковая девушка.

Сью Энн тоже улыбнулась.

— Ничего себе девушка.

На воротнике ее блузки красовалась заколка — керамическая свинка в черном цилиндре, с тонкой сигарой во рту. Я спросил, откуда она у нее.

Сью Энн сказала, что сама делает их для дополнительного заработка.

— Продаю по двенадцать тридцать.

— За двадцать отдадите? — спросил я.

— Хм… конечно.

Я протянул ей купюру.

— Энди Джексон[28] вас приветствует.

Сью Энн передала мне заколку, я осторожно прикрепил ее к лацкану кофты Джинни. Она чуть покраснела.

— Вот так. Похоже, сегодня у меня удачный день. — Сью Энн спрятала купюру в жилетный карман и зашагала в сторону ресторана.

Джинни посмотрела на меня:

— Этот подарок сделан с каким-то смыслом?

— Нет-нет, — поспешил ответить я. — Просто очень симпатичная свинка.

Поп повернулся к Джинни:

— Я вам вот что скажу, Ватсон. Скрытый смысл надо всегда искать во взгляде. Поэтому не спрашивайте, а смотрите в глаза. — Он оживился. — А теперь попробуйте конфеты. Оба. Давайте. Утром можно.

Джинни выудила из коробки одну, отправила в рот.

— Вкусные, правда? — спросил Поп.

— Мм-м…

— Холмс, берите тоже. Рекомендую те, что в красных обертках.

Я последовал его совету.

— А теперь прогуляйтесь по саду. А я пойду затоплю камин у мисс Ватсон.

— Хорошая идея, Поп, — согласился я.

— Дрова будут весело потрескивать через пятнадцать минут, — заверил старый чудак и неспешно направился к коттеджу.

— Поп, — крикнула ему вслед Джинни, — нам нужно узнать у вас дорогу…

Он махнул рукой в сторону сада.

— Элементарно, Ватсон. Идите прямо, не ошибетесь.

Сад был небольшой, но необыкновенно живописный.

Главная аллея, окаймленная высокими деревьями, чудесный розарий, источающий дивный аромат. Ширина дорожки была как раз такой, чтобы двоим можно было идти рядом.

Сквозь листья просачивалось утреннее солнце. Спину пригревало, а грудь приятно холодила сталь готовых к бою пистолетов. Вдалеке заработала газонокосилка.

Джинни опустилась на колени понюхать красивый чашевидный цветок. Я остановился рядом.

— Помоги подняться. — Она протянула руку и, вставая, привлекла меня к себе.

— Зачем ты это делаешь? — прошептал я.

— Затем, что ты мне нужен, — ответила она.

Я ей нужен…

Мы молча стояли среди цветов, смотрели друг на друга. Мои глаза блуждали по ее прекрасному лицу.

Довольно низко пролетела шумная стая птиц. Джинни на мгновение подняла голову, затем плотно прижала ладонь к моей груди, там, где сердце.

— Я знаю, ты боишься. Того, что внутри.

— Там ничего нет, — промолвил я с затуманенными глазами.

— В ту июльскую ночь восьмидесятого года, — мягко произнесла она, — ты спрыгнул с подоконника, но так и не долетел до земли. Стал вращаться вокруг нее по орбите под действием гравитации своего прошлого. Ты страшишься войти в земную атмосферу. Но слушай меня, Реб. Леонардо отправляет тебя в путешествие, после которого ты вернешься на землю. Это Круги твоей Истины. Ты действительно тот самый отважный путник. Путь по двадцати кругам — это твой путь. И что бы ни задумал Леонардо, этот путь ведет тебя к себе самому и ко мне. Я твоя Джинни.

Она приблизила лицо, слегка откинув голову. Раскрыла влажные губы.

— Поцелуй меня, Реб.

В том месте, где ее ладонь касалась моей груди, было очень тепло. Кружилась голова.

Наши губы слились в поцелуе, медленном и нежном. Соприкоснулись кончики языков. Внутри у меня все осветилось мягким ярким светом. Тепло в груди распространилось шире.

— Пошли. — Я взял ее за руку и повел назад по аллее к коттеджу «Когда-Нибудь».

* * *

Мы вышли из сада. Метрах в двадцати в стороне от главной подъездной дорожки стоял японский пикап с прицепом, полным садового оборудования. Дверцы открыты, задний борт опушен. Двое мужчин грузили самоходную косилку системы Джона Дира. Перед административным коттеджем под углом был поставлен новый черный джип «шевроле» с тонированными стеклами. Видно, приехали новые постояльцы.

В отдалении из черной трубы коттеджа «Когда-Нибудь» вверх устремлялся дым. Я стал прикидывать, как повежливее выпроводить Попа, когда увидел, что в мою половину входит человек, и это был не Поп.

Нужно принимать меры. Я распахнул куртку, затем скосил глаза на Джинни. Она смотрела на океан, напевая мелодию из «Красавицы и чудовища».

Прицеп пикапа громыхнул. Дверцы кабины закрылись одна за другой, пикап начал медленно выезжать на дорогу. Я крепко схватил Джинни за плечо. Она вздрогнула.

— Беги к пикапу и прыгай в кузов.

Джинни посмотрела на меня, не понимая.

— Что?

— Сейчас же. Как можно быстрее догоняй пикап и лезь в кузов. — Я с силой толкнул ее.

Она подняла юбку и побежала.

Я выхватил пистолеты и двинулся к коттеджу, не сводя глаз с Джинни.

Она приблизилась к пикапу в тот момент, когда он начал набирать скорость. Но ей удалось запрыгнуть. Последнее, что я увидел, — это как она, ухватившись за стальное ограждение наверху, села на сиденье косилки. Пикап исчез за поворотом.

Я скрылся за высокими кустами. Жадно вдохнул морской воздух. В ушах стучал пульс, пальцы крепко сжимали рукоятки пистолетов.

Сколько их в коттедже? После лагуны и Милана бандитов должно быть больше двух. Черт возьми, как они нас нашли? Я забронировал коттеджи по телефону из машины, не подумав. Теперь думай. Деньги в багажнике, листы Леонардо под футболкой. Побыстрее отваливай отсюда.

Я был уже в двух метрах от «ягуара», когда услышал голос Попа, который кричал в коттедже:

— Вы, засранцы, я вас всех засажу в тюрьму!

Как же можно было его бросить?

— Заткнись, старик! — буркнул голос с немецким акцентом. Затем раздался звон разбитого стекла.

— Сволочи, в шестьдесят восьмом эта лампа стоила две сотни баксов! — вскрикнул Поп. Затем глухо ойкнул. Видимо, его ударили. Двое бандитов коротко рассмеялись.

На веранде появилась фигура — лысеющий мужчина в гавайской рубашке, на голове тощий рыжий хвостик. Я его узнал — парень, который стоял на рулем яхты в венецианской лагуне. Выходит, и Теччи с ними? Наверное.

Низко пригнувшись, я добежал до коттеджа. Прижался к крыльцу, прислушался к голосам, едва слышным из-за шума прибоя.

Один что-то сказал по-немецки напарнику по имени Рольф. Тот ответил высоким голосом.

Я обошел дом и присел на корточки у задней веранды. Дверь была задвинута, шторы опущены. С грустью посмотрев на свои битловские сапожки, я их сбросил и неслышно поднялся на веранду, надеясь, что Рольф с напарником не заметят меня в окно и не откроют огонь.

Распластавшись у застекленной двери, я подождал несколько секунд, затем толкнул ногой кресло. Прислушался.

Один бандит подошел к окну. Раздвинул шторы, затем открыл дверь. Я задержал дыхание. Пистолета в его руке не было.

Он вышел на веранду и залюбовался видом. Крикнул напарнику:

— Sehr schön, Hans![29]

Я сунул ему в ухо «зиг» и прошептал:

— Guten Tag, Rolf.[30]

Он застыл. Я развернул его и повел в комнату. Ганс стоял на коленях у кровати, рылся под матрацем. Повернув рябое лицо, он с удивлением уставился на направленный на него пистолет.

Я не успел нажать на курок, как из ванной комнаты появился третий, здоровенный детина с автоматом «узи» на плече. Он глянул на меня и попятился. Секунду спустя стенку ванной комнаты прошила очередь, захватив Ганса, две акварели в рамках, телефон на ночном столике и почти всю переднюю часть моего уютного номера.

Я дернул Рольфа назад на веранду. Он сделал вид, что споткнулся, и, вскинув руку, выбил у меня один из «зигов». Пистолет скользнул по деревянному полу на лужайку.

Рольф развернулся и провел грамотный правый хук, который пришелся мне в грудь. Я опрокинулся на ограждение веранды. Он добавил левой, но я ее блокировал, треснув вторым «зигом» бандиту по носу. Рольф вскрикнул от боли, пытаясь остановить кровь.

Тем временем из ванной выскочил амбал. Он выпустил очередь из «узи», которая расщепила кресла и угодила в спину Рольфу. Тот удивленно вытаращил глаза, рванулся вперед, врезался в меня. Я слетел с веранды. Плотоядно улыбаясь, амбал побежал ко мне. Я перекатился направо и услышал крик Попа:

— Чертовы сволочи!

Амбал снова выпустил очередь, на сей раз короткую, которая прополола траву рядом со мной. Я перекатился еще несколько раз и, воспользовавшись паузой, прицелился амбалу в лоб. Затем три раза нажал на курок. Он упал назад, ломая застекленную дверь.

Я вскочил на ноги и услышал шаги бандитов, которые были в «Когда-Нибудь». Они вышли оттуда, распахнули входную дверь моего коттеджа. Недолго думая я засунул «зиг» за брючный ремень, вспрыгнул на узкое деревянное ограждение веранды и, подтянувшись, залез на крышу. Скорчившись, пополз вверх, добрался до трубы. Оценил ситуацию. Трое выведены из строя. Вдалеке служащие и гости пансионата разбегались в разные стороны. Слева от меня Тихий океан с ленивой скукой наблюдал за разыгрывающейся драмой, выплевывая прибой на древние скалы.

Я перебрался на другую сторону крыши, спустился к краю. Двое, те, что издевались над Попом, вышли на крыльцо. Один, с копной рыжих волос на голове, сжимал обеими руками «узи», готовый к стрельбе. Второй, в больших темных очках и мягкой шляпе с плоской круглой тульей и загнутыми кверху полями, был вооружен серебристым автоматическим пистолетом с черной резиновой рукояткой. Несмотря на явное преимущество, стрелять я пока не собирался. Мне хотелось с ними немного побеседовать.

И вдруг кто-то у административного коттеджа увидел меня и крикнул:

— Вон один на крыше!

Двое бандитов повернулись. Я прыгнул, и мы повалились на пол веранды, усыпанный стеклянными осколками и остатками кресел.

Я вскочил на ноги. Рыжий остался лежать, но Шляпа был сделан из материала покрепче. Свой пистолет он потерял, но смог провести удар мне в челюсть. Я упал на спину, споткнувшись о ноги амбала, выглядывающие из гостиной. В лопатку впился зазубренный осколок стекла, но мне все равно удалось вскочить на ноги и провести быстрый удар в лицо Шляпы. Тот блокировал его предплечьем и развернулся, чтобы ответить ударом в живот.

Я рванулся, пытаясь уменьшить расстояние. Удар частично пришелся на корпус и был настолько сильным, что мы оба перевалились через ограждение веранды и упали на траву.

Вспрыгнув на ноги, я потянулся за «зигом», который упал рядом со Шляпой. Тем временем очухавшийся Рыжий целился в меня с веранды из пистолета. Вот-вот должен был раздаться выстрел.

И он раздался, но со стороны деревьев, и Рыжий повалился на спину. Еще три выстрела взрыхлили землю вокруг Шляпы, но он перекатился и оказался вне линии огня.

Ему удалось схватить мой «зиг», который он, улыбаясь, наставил на меня.

Спустя одну миллисекунду ему на затылок обрушилась каминная кочерга. Шляпа упал на траву.

— Как, Холмс? — спросил Поп, сверкнув искусственными жемчужными зубами. — По-моему, я сработал лучше Мики Мэнтла.[31]

Я оглянулся на деревья, откуда стреляли.

Спасибо, Арчи.

Глава тринадцатая

― Что с ним? — спросил Поп. — Окочурился?

Я проверил у Шляпы пульс и отрицательно покачал головой.

— Этот урод ударил меня прямо в поджелудочную железу. А во что они превратили мой самый лучший коттедж. — Он посмотрел на меня. — Холмс, чего этим мерзавцам здесь было надо?

— Поп, сейчас не время разбираться. В любую минуту могут приехать копы.

— Может, приедут, если не заблудятся по дороге. Вот если бы Сэм Хилл[32] провел сюда приличное шоссе…

— Мне нужно отсюда убираться.

Я направился к «ягуару», забыв про сапожки и пистолеты.

Он схватил меня за рукав.

— Холмс, посмотри мне в глаза и скажи что-нибудь хорошее. Сейчас. Я достаточно пожил на этом свете, можешь поверить. Зарезал больше шестидесяти индеек на Дни благодарения, воевал, хоронил друзей.

— В багажнике моего автомобиля лежат почти два миллиона долларов, — сказал я.

Поп вскинул седые брови.

— Но я не грабитель.

— Хм, в таком случае не понимаю, — произнес он, разглаживая мой рукав.

— Если по-быстрому, Поп, то я пытаюсь разобраться с Леонардо да Винчи.

— Леонардо да Винчи! Ты, наверное, шутишь? Ведь он старше меня!

— Я говорю правду. Подробности позднее, а сейчас помогите мне скрыться.

Он пристально вглядывался в меня с полсекунды, затем расплылся в улыбке.

— Предвкушаю чертовски интересную историю. Думаю, тебе придется сейчас занять номер-люкс Нельсона Кукольное Личико, тот самый, где он скрывался чертову уйму лет назад. Забирай свои вещи — то, что от них осталось. — Он посмотрел на мои ноги. — Начиная с обуви.

Сапожки ждали меня у ступеней веранды. Я натянул их, начал искать пистолеты. Они нашлись в свежескошенной траве. Потом забежал в коттедж, быстро собрал вещи. Уложил все в багажник. На это ушло меньше минуты. Поп в это время бдительно охранял Шляпу.

— А как быть с этим засранцем? — спросил он, пиная бандита.

— Поедет со мной, — ответил я, нахлобучивая ему на голову шляпу. — Нам нужно побеседовать.

Поп помог мне затащить налетчика в «ягуар», усадить на сиденье рядом. Затем назвал код к замку от ворот в дальнем конце усадьбы. Сказал, что постарается найти Джинни и направить ее ко мне и приедет сам, как только уладит дела с полицией.

Я отъехал. Пришлось наклониться вперед, чтобы не касаться болевшей лопаткой спинки сиденья. Повернул налево и услышал завывание полицейских сирен.

Проехав четверть мили, взял, согласно указаниям Попа, влево и уперся в цепь, привязанную с обеих сторон к деревьям. Дальше шла заброшенная дорога для трелевки леса. Я вылез из машины открыть кодовый замок. Точно такие же, наверное, висят на всех школьных шкафчиках страны.

Овальная стальная штуковина со стертыми пластиковыми кнопками и белыми буквами была такой знакомой. Мне показалось, что вид замка вызывает не просто воспоминания о школьных годах, но размышлять было некогда. Он открылся с первого раза.

Сев за руль, я проехал по высокой траве метров семь, остановился, чтобы поставить замок на место.

Шляпа уже начал приходить в себя. Я вытащил «зиг» и поехал, приставив дуло к его виску. Очень хотелось наброситься на бандита, разодрать горло зубами, разорвать всего в клочья и завыть от ярости.

Примерно пять минут мы ехали по сухой траве со скоростью, близкой к нулю, тревожа разнообразную фауну. Шляпа теперь полностью оправился и пожирал меня взглядом бешеного добермана.

Мы выехали из леса на небольшую поляну, на краю которой стоял маленький одноэтажный дощатый домик. Веранда, два окна по обе стороны от низкой двери, кривобокая пристройка. Сразу за домиком скалистый обрыв в тридцать с лишним метров, под ним — Тихий океан. Типичный вид из «Хоулистер-хаус». Я выключил двигатель, вышел из машины. Посмотрел на бандита.

— Ты сейчас вылезешь и положишь руки на голову. Если начнешь ими шевелить, получишь по пуле в каждое колено.

Я открыл дверцу машины, посторонился, сделал ему знак вылезать. Он подчинился.

— А теперь опусти руки.

Он опустил. Начал их массировать.

— Где сейчас Теччи? — спросил я.

Шляпа потрогал шишку на голове, поморщился. Затем согнулся, как будто собрался блевать. Сделал несколько тщетных потуг, выпрямился и провел молниеносный прямой удар мне по руке, выбив пистолет в высокую траву.

Приняв позицию карате, бандит ударил снова, но я увернулся. Он сделал резкий рывок вперед и ударил ногой мне в грудь. На этот раз попал. Я отлетел примерно на два метра за дом, в легких осталось меньше половины воздуха. Собравшись с силами, нащупал второй «зиг», но не успел достать. Он всадил мне в ребра каблук.

Я перекатился, вскочил на ноги. Он снова сократил расстояние и провел еще один удачный удар, отбросив меня к обрыву и сердитому океану внизу.

— Кикбоксер против каскадера, — прошипел Шляпа, показав желтые зубы. — Давай посмотрим, мальчик, какие ты умеешь делать трюки.

Я опять попытался достать пистолет, а он опять провел удар ногой в то же самое место на животе. Я попятился почти к краю обрыва, выставив вперед руки, ловя ртом воздух. С трудом удалось сохранить равновесие. Но вздохнуть не смог — диафрагма была парализована.

— Готов? Начинаем! — крикнул Шляпа, изготавливаясь для удара, который должен был послать меня в пропасть. В тот момент, когда он выбросил ногу, я упал на одно колено, пригнулся и ударил его в мошонку, выложившись полностью. Затем уперся рукой о камень и подсек ему ноги. Он упал навзничь, принялся молотить руками, пытаясь выпрямиться.

Наконец-то я достал пистолет, но стрелять не пришлось. Он не удержался, свалился вниз.

Я лежал, опершись на локти, смотрел широко раскрытыми глазами в безоблачное небо, пока не установилось нормальное дыхание. На это потребовалось минут десять.

Затем сел. Подвел итог. Живот болит, спина тоже, у бандитов ничего выведать не удалось, они все убиты, а Джинни занята в фильме «Унесенная пикапом». У меня осталась лишь эта смятая шляпа с плоской тульей и загнутыми кверху полями. Такие были модны во второй половине девятнадцатого века.

Нетвердой рукой я поднял эту дрянь, подполз ближе к краю пропасти и сбросил вниз.

Затем с трудом снял куртку, осмотрел. На спине две пятисантиметровые дыры. Удалось дотянуться до лопатки где болело. Оттуда торчали два больших стеклянных осколка от двери, которую разбил амбал.

Я их вытащил, для чего пришлось зажмуриться и стиснуть зубы. Треугольные осколки отправились вслед за шляпой.

Ехать в город искать Джинни было нельзя. Меня вполне могут перехватить копы. Так что придется ждать Попа. Я с трудом потащился вверх по лестнице в номер-люкс Нельсона Кукольное Личико.

Ожидал увидеть кругом паутину, а обнаружил уютную симпатичную комнату.

Пол покрыт овальным вышитым ковром. В центре мольберт с любительской акварелью — птичка на дереве. Рядом старая вращающаяся табуретка для фортепиано.

В углу у камина довольно приличное кресло-качалка. На спинке аккуратно сложенное мексиканское вышитое одеяло. Рядом с креслом стоял дубовый пиратский сундук, очень красивый, на нем — высокий керосиновый фонарь-«молния» и коробка с кухонными спичками. В дальнем углу комнаты раковина с насосом для подачи воды.

Я нажал несколько раз на ручку, сполоснул лицо и затылок. Холодная вода освежила. Затем сбросил пропитанную потом футболку, вытащил из-за пояса папку с листами Леонардо. Потрогал раны на спине.

Зеркала в комнате не было. Пришлось подойти к окну, посмотреть через плечо на отражение. Порезы оказались широкие, требовалось наложить швы. В машине у меня была хорошо укомплектованная аптечка скорой помощи, но все равно справиться с этим самому не удастся.

Полуденное солнце волочилось по небосводу. Я надел куртку, спустился вниз, сел на ступеньки. Вытащил из папки листы Леонардо. К счастью, они не пострадали. Напряженно вгляделся в рисунки. Что это? Подъемное устройство? Какая-то упряжь? А конструкция из вложенных один в другой коробов? Они имеют какое-то отношение к Кинжалу? Может, да, а может, нет. Наверное, нет. А эти Круги из двадцати колец? Как они связаны с Кинжалом?

Поп появился, когда солнце уже стало клониться к закату. Подъехал на мототележке для гольфа по узкой прогалине, которую я даже не заметил.

— Поп, — крикнул я, убирая листы в папку, — что-нибудь слышно о Джинни?

— Нет, — ответил он, слезая с тележки. — Зато пообщался с копами. Их наехала целая тьма. Еще бы, столько трупов. Решили, что бандитская разборка. Хорошо хоть по телевизору не покажут.

— А что вы сказали обо мне?

Он вытащил из отделения в полу тележки коричневый бумажный пакет с продуктами, потом посмотрел на меня с усмешкой.

— Тоже какой-то бандит, коренастый, лет сорока пяти. А теперь иди сюда, возьми спальные мешки.

Мешки были зеленые с красной фланелевой подкладкой.

— Где этот подонок, который меня бил? — спросил Поп. — Там в сарае есть веревка. Пошли, свяжем его как следует. А перед этим я хочу дать ему пару хороших пинков под задницу.

Я рассказал о нашем единоборстве.

— Значит, поговорить не удалось, — пробормотал Поп, поднимаясь по ступенькам к двери.

— Нет.

— Скверно. — Он поставил продукты на пиратский сундук.

Я уронил спальные мешки, зажег фонарь, скинул куртку.

— Ого, Холмс, — сказал Поп. — Эти порезы требуют ухода. Надо тебя подлечить. В старые времена мне приходилось накладывать ребятам швы.

Я вышел к машине за аптечкой, а когда вернулся, в камине бушевало пламя. Должно быть, дрова хорошо подсохли.

Он велел придвинуть фортепианную табуретку к креслу-качалке, сесть на нее, а сам открыл бутылку текилы, достал две рюмки. Налил мне.

— Выпей. Во-первых, болеть будет меньше, а во-вторых, может быть, отвлечешься от мыслей о мисс Ватсон.

— Последнее маловероятно, — сказал я.

— Все равно пей.

Мы опрокинули по рюмке, затем Поп сел на подлокотник кресла-качалки, открыл мою аптечку и принялся за работу.

— Вот это да. Тут есть все — и бетадин, и материал для наложения швов, и лидокаин, и шприцы… Ты что, шпион?

— Нет, каскадер.

— Теперь все ясно. А то я удивлялся, уж больно профессионально ты действовал, парень. Теперь давай начнем. Я буду колоть тебя иглой, сшивать кожу, как прохудившийся матрац. А ты налей еще по рюмочке.

Мы выпили. Поп крякнул, утер лицо платком.

— Ладно, Шерлок, я приступаю, а ты расскажи сказку, какую обещал.

И я рассказал ему все — о родителях, Грире, Теччи, Крелле, Венеции, Арчи, Джинни, Бекетте, «Гибралтаре», Леонардо и Кругах Истины.

Когда добрался до Моны, старик охнул.

— Так это о тебе она рассказывала? Ты Реб?

Он покрыл швы стерильными салфетками, заклеил пластырем. Задумался.

— Насколько я понимаю, имеются три варианта. Первый — мой слуховой аппарат спятил и воспроизвел что-то вроде радиопередачи Орсона Уэллса.[33] Второй — ты наложил мне на уши кучу несусветной лапши. И третий — это все чистая правда, которая порой бывает причудливее любой выдумки. У меня нет причин сомневаться в третьем варианте.

Я достал из папки листы Леонардо.

— Да, черт возьми… — пробормотал Поп, старательно вглядываясь, — третий вариант, несомненно. Надо же, сам Леонардо да Винчи… — Его глаза заискрились. Сейчас он был похож на ребенка, рассматривающего книжку комиксов о приключениях Супермена. Старик поднял глаза. — А Мона имеет представление о твоих приключениях?

— Нет. Расскажу, когда приеду.

— Она все ойкала, Реб, Реб, позавчера ночью, когда мы с ней спускались с Виагарского водопада. Ха-ха. Правда, не в бочке, а в спальном мешке.

Старый хрыч загоготал — видно, текила сделала свое дело, — затем вытащил из пакета сандвичи с жареной индейкой.

— Бери. Птица свежая.

Я начал жевать. Есть хотелось, несмотря на тревогу о Джинни. Мы выпили еще.

— Понимаешь, какое дело, — сказал Поп, откусывая сандвич, — есть люди-бриллианты, а есть стекло. Порой различить очень трудно. Но я специалист. У меня дар. Я могу почувствовать хорошо отшлифованную грань бриллианта даже через кухонную прихватку, увидеть его блеск самой темной ночью. — Он посмотрел на меня. — Вот я выслушал твою историю, увидел эти листы, понаблюдал тебя в действии и полагаю, ты весишь примерно сорок шесть каратов. Это на полкарата больше, чем у бриллианта Хоупа.[34] А теперь поговорим о мисс Ватсон. Я не могу сказать точно, сколько в ней карат, но полагаю, что немало, судя по тому, как она сверкает в твоих глазах. Уверен, в данную минуту Джинни в целости и сохранности, вся искрящаяся. Я бы отдал за это зуб, но у меня все не свои.

Я был так благодарен ему за эти слова насчет Джинни. Она действительно драгоценность, ее нельзя терять.

— Поп, я очень сожалею, что навлек на вас неприятности. Негодяи Теччи разорили коттедж, и вам досталось.

— Ерунда, сынок, — хмыкнул Поп. — Ты мне понравился. Иначе я бы не сидел сейчас здесь. А насчет денег, так мне не нужно ни цента. Ты должен расквитаться с этим сукиным сыном Креллом за то, что он сделал с твоими родителями.

Мы выпили еще.

— А я ведь тоже сирота, — проговорил Поп, смакуя текилу. — Да. Мой старик занимался бутлегерством. Ты знаешь, что это такое?

— Подпольная торговля спиртным, когда было запрещено.

— Ага. Приносила приличный доход. Этим занимались много сорняков. Мой отец один из них. Было в нем, конечно, какое-то количество пшеницы, но в основном одна мякина. Так говорила моя мама. Ее звали Беатрис. Держала в городе пекарню — пончики, пирожные, булочки с корицей, которые пахли так, что у тебя перехватывало дыхание. Их любили все. К ней приходил даже Бинг Кросби, когда уже был по-настоящему популярен. Говорят, услышал о булочках от кого-то в Голливуде. Купил восемь коробок. — Поп глотнул еще текилы. — Мм-м… хорошо. Так на чем я остановился?

— На Бинге, — напомнил я.

— О… понимаешь, мой старик прятал спиртное в задней части пекарни. У него работал парень, Дэн Хоулистер, по прозвищу Сухая Глотка. Помогал, рассортировывал товар, который привозил мой папаша. Голос у него был, как будто он две недели без перерыва сосал леденцы. Какой-то сдавленный. Отсюда и прозвище. Но он был красивый, стервец, может быть, даже такой же красивый, как ты. Только без твоих мускулов. Кстати, как спина? Болит?

— Нет, все в порядке, — заверил я его. — Продолжайте.

Он качнул головой.

— Так вот, старина Сухая Глотка тоже имел вкус к маминым булочкам, только не к тем, что она выпекала. Ну, ты меня понимаешь. Я полагаю, он ей тоже нравился. Особенно волосы. У него они были вьющиеся, напомаженные кремом «Вайтэлис». Как у Виктора Мейче,[35] помнишь его?

— Да, — сказал я, потягивая текилу. — Вьющиеся волосы, много «Вайтэлиса».

— И получилось так, что мой папа однажды наткнулся на них, когда они, так сказать, производили стыковку рядом с фритюрницей. Представляешь, какая неожиданность? Он в ярости бросился на них и перевернул сосуд с горячим маслом прямо на мамино лицо. Она закричала, схватила что попалось под руку, это оказался кухонный нож, и пырнула папашу. Он выбежал прямо в магазин, где стояла очередь за сладостями, и повалился на пол рядом с коробкой с хворостом. Ну, это такое витое печенье, очень вкусное. Моя мамаша осознала, что наделала и что ее лицо погублено, схватила дешевый пистолет, она знала, где Сухая Глотка его прячет, и выстрелила себе прямо в сердце. Так что, сам понимаешь, после этого кондитерский бизнес накрылся.

Я напряженно слушал.

— Но представляешь, Сухая Глотка пожалел меня, взял к себе. Мне пришлось тогда повидать немало подстреленных ребят, вот где я научился накладывать швы. Это ведь как езда на велосипеде — раз научился, больше не забудешь. Когда «сухой закон» отменили, Дэн завел легальный бизнес. Скопил кое-что, а потом все завещал мне. А я, когда демобилизовался из армии, купил этот пансионат. Назвал в честь него «Хоулистер-хаус».

— А чем вы занимались в армии? — спросил я.

— Инженерные войска. Строительство мостов.

Он взял полено, пошевелил им те, что горели в камине, бросил сверху. Гул ожившего пламени и отдаленный рокот прибоя вызвали прилив тоски по Джинни.

— Помощь Моны мне нужна, как никогда, — сказал я. — Теперь одному, без Джинни, с Кругами не справиться.

Поп понимающе кивнул:

— Да-да, мисс Ватсон. Я имею в виду Джинни, она же Антония… я отвез бы тебя к Моне сейчас… но лучше подождать до утра.

— А вы знаете, что мне пришло в голову? — проговорил я заплетающимся языком.

— Давай выкладывай. — Поп икнул. — А текила все же хороша. Верно?

— Понимаете, есть такая детская игрушка. Разноцветные пластиковые обрезки колец, тороиды.

— Да-да что-то припоминаю.

— Это головоломка. Простая. Чтобы ее решить, ребенок должен сложить кольца. Сначала самого меньшего диаметра, поверх следующее кольцо и так далее. Получится набор концентрических колец почти такой же, как Круг Леонардо. Вы меня поняли? Кольца… должны касаться друг друга.

— Погоди, — пробормотал Поп. — Что ты сказал?

— А то, что эти кольца образованы верхней и нижней частью букв. Вы меня поняли? Ну, эти концентрические окружности у Леонардо, они ведь составлены из слов… так вот, если провести линии через верх и низ какого-нибудь слова, получится полоска, если такие линии провести через все слова окружности, получится кольцо. Я подумал, а что, если Леонардо написал свое послание по кругу, который назвал Кругом Истины, а затем закодировал, разделив этот круг на десять концентрических колец. Вернее, тут два послания, потому что листов два. Чтобы прочесть эти послания, нужно увеличить каждое внутреннее кольцо, пока они все не соприкоснутся. Как вам моя идея?

Поп шумно вздохнул. На меня пахнуло индейкой и текилой.

— Пожалуй… хотя трудно сказать. — Он откинул голову на спинку кресла, закрыл глаза. — Ты знаешь, я, кажется, прилично нагрузился. Ладно… поспим, а утром я отвезу тебя к Моне.

— Вы не знаете, сканер у нее есть? — спросил я.

Поп серьезно кивнул:

— Конечно, Холмс. У нее есть все.

Глава четырнадцатая

Мне снилось, что я свежевыпеченный хворост, лежу на спине в коробке, ярко освещенный, обсыпанный сахарной пудрой. Ноги перекинуты одна на другую, руки прикрывают промежность. Рядом другие такие же. А у коробки толпятся люди, заглядывают в нее, показывают на меня. Видно, я им понравился. Неприветливые мужчины с курчавыми волосами в ярких дешевых костюмах, женщины с пухлыми губами в шляпках с сеточкой, наброшенной на лицо, вихрастые дети с книжками комиксов. Они все смотрят на меня голодными глазами.

Но что самое главное, хворосты справа оперлись на свои хрупкие локти и тоже таращат на меня глаза. Маньяк Крелл, его главный бандит Теччи в обнимку с извивающейся змеей, лощеный бессердечный Бекетт.

А слева мама с папой протягивают мне свои глазированные руки. Рядом с ними Джинни, тянется, хочет обнять меня. А чуть дальше Леонардо. Он единственный, кому я безразличен. Сунув в рот Кинжал, зажав его зубами, он пролезает в упряжь, прикрепленную к длинной веревке. Делает кому-то знак наверху и начинает медленно подниматься. Я попытался увидеть, кто это там его тащит, но не смог разглядеть. Меня удивило, что ему, кажется, было безразлично, что он хворост.

Затем я услышал звук льющейся воды и запаниковал. Конечно, если ты печенье-хворост, то вода для тебя погибель. Промокнешь, и все кончено.

Вода лилась потихоньку. Следом я расслышал пение. Ужасное. Это Поп напевал шлягер сороковых «Это должна быть ты».

Я разлепил тяжелые веки. Дверь открыта. Поп стоит у окна, исполняет утреннюю серенаду. За окном все покрыто туманом, как тусклым выцветшим ковром.

— Доброе утро, Поп, — прохрипел я.

— Доброе утро, Реб. Есть хочешь? Я принес кое-что на завтрак из пансионата. — Он махнул рукой в сторону круглой корзинки для пикников.

Я тут же проснулся. Вскочил на ноги.

— Вы ходили в пансионат? Есть что-то от Джинни?

— Боюсь, что нет. Мэнни, парень, который был тогда в пикапе, рассказал, что, когда она запрыгнула в кузов, они собирались остановиться, посмотреть, что случилось, но тут началась стрельба. Так что ребята погнали на полной скорости. Остановились через несколько миль; пока вылезали из кабины, ее уже след простыл.

Я вздохнул.

— Черт возьми, неужели она провела ночь в лесу? А вдруг ее захватили люди Теччи?

— Зачем сразу предполагать худшее? Давай лучше поешь. — Поп протянул мне сандвич. Я начал рассеянно жевать.

— А может быть, она у Моны?

Он отрицательно мотнул головой:

— Нет. Я бы об этом знал. У нее есть деньги?

— Немного.

— Ну, перебьется как-нибудь.

— Да, — согласился я. — Сейчас Теччи не станет разъезжать по шоссе, а засел где-нибудь в отеле поблизости. Верно?

— Совершенно здравое рассуждение. Теччи засел в отеле и ждет известий от негодяев, которых ты уложил. А теперь повернись, я проверю вчерашнюю работу, посмотрю, нет ли нагноений.

Он снял салфетки. Осмотрел швы.

— Вроде чисто. Вот где мое истинное призвание. Мне следовало стать портным. — Он наложил свежие салфетки. Заклеил пластырем.

Я закончил завтрак, и мы спустились к «ренджроверу» Попа.

Проехав несколько миль по шоссе, Поп свернул в лес на проселочную гравийную дорогу. Посмотрел на меня. Ободряюще улыбнулся:

— Скоро будем у Моны.

— А как вы с ней познакомились? — спросил я, наблюдая за белками, которые, не обращая на нас внимания, ловко сновали по стволам высоких деревьев.

Он усмехнулся:

— Я знаком со всеми незамужними дамами в округе. Ни одна из них не может сравниться с Моной. Она настоящий бриллиант. В буквальном смысле небожительница. Вот именно! Небожительница. Ты видел ее, когда она была моложе, и должен со мной согласиться.

Я вспомнил Мону, милую женщину с лучистыми глазами. Не было случая, чтобы она, проходя мимо садика нашей соседки, не остановилась и не похвалила розы. А я, скотина, не отвечал на ее открытки.

— Да, Мона — небожительница.

— Я рад, что ты тоже так думаешь. — Поп кивнул. — Вот мы и приехали.

Он свернул на дорожку, ведущую в небольшому домику с лазурными стенами и темными ставнями. Дверь отворилась, вышла Мона. Слегка располневшая и поседевшая, но по-прежнему очень симпатичная. В цветастом платье и босоножках на пробковой подошве.

У меня сжалось сердце.

Поп выпрыгнул из машины, как восемнадцатилетний, и бодрым шагом направился к веранде. Я шел следом. Мона не сводила с меня глаз. Поп нежно ее обнял, затем посторонился.

— Реб, — прошептала она.

— Извините, что приехал с опозданием, — смущенно проговорил я.

— Ты не опоздал. — Она сжала ладонями мое лицо. Они пахли лавандой. — Ты как раз вовремя. Бедная Марта… Жаль, что она сейчас тебя не видит.

— У меня лежат все ваши открытки, — взволнованно проговорил я. — В сохранности. Все до одной. А Марта…

— Ладно, сейчас не время для сожалений. Ведь ты приехал ко мне за помощью. Пошли.

В доме пахло свежеиспеченными булочками. Мона напоила нас чаем и повела наверх, в небольшой, ярко освещенный кабинет. Я вытащил из рюкзака папку с листами Леонардо, показал ей.

— О Боже! — ахнула она. — Неужели я держу в руках написанное Леонардо да Винчи? Что это?

— То, что Леонардо назвал Кругами Истины, где закодировал какое-то сообщение. С помощью особого шифра. Помните, как у Конан Дойла?

— «Пляшущие человечки».

Я рассказал об идее, пришедшей вчера в голову. Увеличить каждое кольцо, пока они не соприкоснутся, создав единый монолит.

Мона все поняла. Внимательно рассмотрела страницы, затем развернулась в кресле и включила компьютер и сканер.

— Ну что ж, давай поищем твоих «пляшущих человечков».

Первым делом она сканировала перевод Джинни и записки Леонардо. Затем вывела на экран Круги и занялась первым. Быстро проделала манипуляции с кольцами.

Теперь они все соприкасались, но никакого внятного образа не получилось. Ничего. Никаких «пляшущих человечков».

Разумеется, я был разочарован, хотя непонятно почему. Ведь если Леонардо придумал какой-то код, то разгадать его будет не так-то просто.

Мона, кажется, и не думала унывать.

— Не обязательно, чтобы кольца располагались именно так. Может быть, внутренние и внешние надо поменять местами? И получится что-то другое. Я думаю, Леонардо тут изрядно позабавился. — Она посмотрела на меня сияющими глазами. — Знаешь, давай создадим набор колец одинакового размера. Все кольца Круга с диаметром первого кольца от центра, потом второго и так далее.

Она напечатала на листах прозрачной бумаги первые десять колец самого меньшего диаметра, пронумеровала, затем еще десять, еще десять, добралась до самого большого диаметра и разложила листы по стопкам. Получилось по сто листов для двух Кругов.

Мы начали прикидывать. Первая комбинация, замена внешних колец на внутренние, не сработала. Тогда решили сделать самое меньшее кольцо наружным, а самое большое внутренним. Остальное оставили как было. Ничего. Стали пробовать различные комбинации. Поп тоже принимал участие. Все подробно записывал в блокнот.

Прошел час, и по-прежнему никаких положительных результатов.

Поп встал.

— Я проголодался. Думаю, и вы тоже. Пойду вниз, приготовлю что-нибудь. — Он похлопал меня по плечу: — Не переживай, парень. Она где-то неподалеку, искрится и сверкает.

Мона удивленно посмотрела на него:

— Кто сверкает?

Поп пожал плечами и поковылял вниз по лестнице. Мона повернулась ко мне:

— Посмотри на меня. Сосредоточься и скажи, каким должен быть наш следующий шаг.

Я закрыл глаза.

Как уловить замысел Леонардо? Если это «пляшущие» человечки, то они должны плясать. Плясать, плясать…

Неожиданно до меня дошел смысл того, что мастер написал на втором листе. «Двигаясь туда и сюда, от одного к другому, вооружившись мудростью прошлого, отважный путник придет наконец к кинжалу».

— Кольца должны вращаться.

— Правильно! — воскликнула Мона.

Она протянула мне канцелярскую кнопку.

Я взял два прозрачных листка с кольцами из первого Круга. Самое большое (№ 1) и самое малое (№ 10). Причем это последнее было из стопки размера второго кольца, чтобы его можно было поместить внутрь кольца № 1. Положив один листок на другой, я воткнул в центр кнопку и начал медленно вращать листок с кольцом № 10. Мона наклонилась вперед, обдавая мое ухо теплым дыханием.

— Стоп. Смотри!

У меня по коже пошли мурашки. Символы на обоих кольцах соединились.

— Но что это значит?

— Как что? — удивилась Мона. — Это зашифрованный текст Леонардо. А теперь скажи, почему ты выбрал именно эти кольца?

— Понимаете… наверное, это покажется вам фантастикой, но мне как будто подсказывал сам Леонардо. Не в том смысле, что я слышал его голос, а… как бы это сказать… ну, что-то вроде наития.

— Вот оно что. И угол поворота одного кольца относительно другого тоже не был случайным?

— Сам не пойму. Но тут вот какое дело. Смотрите, полный Круг Истины в триста шестьдесят градусов состоит из десяти колец. То есть на одно кольцо приходится тридцать шесть градусов. Какое следующее кольцо должно быть, если они идут внешнее-внутреннее?

Мона задумалась.

— Хм… значит, первое-десятое, второе-девятое, третье-восьмое, четвертое-седьмое, пятое-шестое. То есть следующий будет номер два из третьей стопки.

Я нашел нужный прозрачный листок, сложил вместе с теми, что уже были, скрепил кнопкой и повернул по часовой стрелке на тридцать шесть градусов от того места, где остановилось кольцо № 1. Символы снова объединились.

— Теперь все ясно! — воскликнула Мона. — Леонардо разрезал свое послание по горизонтали на несколько частей, образовал из них кольца и сместил друг относительно друга. Родни Норкросс, — крикнула она Попу, — поднимайся сюда. Посмотри, что у нас получилось!

Поп начал подниматься по скрипучей лестнице, а я тем временем нашел прозрачный листок с четвертым по величине кольцом, скрепил с остальными и снова повернул на тридцать шесть градусов. Опять совпадение!

Поп вошел в комнату с подносом сандвичей.

Напевая мелодию «Кукарачи», я выудил из стопки листок с пятым кольцом и повернул. Ого, опять совпало!

А со следующим, восьмым, вышла неувязка. Я поворачивал его вперед-назад — не совпадало.

— А ты попробуй то же самое со вторым Кругом, — посоветовала Мона.

Там все сошлось. Я закрыл глаза. Почему-то вспомнился кодовый замок, замыкающий цепь при въезде к коттеджу, где когда-то скрывался Нельсон Кукольное Личико. Как там шли цифры? Ну конечно…

Я открыл глаза, взял листок с кольцом № 8, но из второго Круга, скрепил кнопкой с остальными и повернул на тридцать шесть градусов против часовой стрелки.

Получилось!

Дальше все пошло как по маслу. И через двадцать минут в нашем распоряжении был текст, написанный по-итальянски, задом наперед, текст послания Леонардо. Мне удалось его вытащить из двух Кругов Истины, изображенных на двух страницах записок гения. Этот текст указывал путь к Кинжалу Медичи. Неужели я действительно тот самый отважный путник?

— Но что там говорится? — спросил Поп.

— Это еще предстоит выяснить, — сказал я. — Но для этого нужно найти Джинни.

— Ой! — воскликнул Поп. — Опять меня подводит память. Ведь десять минут назад мне на мобильный позвонила Мэри, из пансионата, и передала очень странную телефонограмму. От какой-то дамы. «Передайте Попу: А.Ф.Б.М.». И все. Это тебе говорит что-нибудь?

— Конечно! — Я вскочил со стула. — А.Ф. — это мой друг Арчи Феррис. Значит, он ее нашел. Слава Богу.

— А что такое Б.М.? — спросила Мона.

— Большой Медведь, — ответил я, чувствуя, как сердце омывают волны облегчения. — В этом поселке у Арчи дом. Чего это их туда занесло?

— Погоди, а кто такая Джинни?

В ответ я лишь широко улыбнулся.

— Понимаю, твой бриллиант, — сказала Мона.

Я кивнул.

— Ну что ж, собирайся.

Она скопировала файлы на диск, сложила в коробку прозрачные листочки. Вручила мне. Мы обнялись.

— А тот позорный пункт в завещании о том, чтобы мне сообщили, когда вы умрете, пожалуйста, отмените. Теперь в этом нет необходимости.

Я посмотрел на Попа:

— Поехали?

* * *

Мона махала нам с веранды, пока машина не скрылась в лесу.

Через несколько минут мне пришло в голову, что я не знаю ни адреса Арчи в Большом Медведе, ни номера телефона. Ладно, свяжусь по мобильному. Главное, Джинни в безопасности.

До места мы добрались довольно быстро. Поп постарался.

Я собрал вещи. Вынул из сумки пятьдесят тысяч, попытался всучить Попу, но он не взял. Я хлопнул крышкой багажника, посмотрел на старика, увидел в его глазах слезы.

Ринулся к нему.

Обнимая, он хлопал меня прямо по тому месту, где вчера наложил швы.

— Поп, — бормотал я, игнорируя боль. — Поп…

Старик вытащил платок, громко высморкался.

— Вчера мы с тобой славно провели время. Так что приезжай когда вздумаешь. Здесь ведь не так плохо. Правда?

Глава пятнадцатая

Быстро справившись с цепью и замком, я выехал на шоссе. Остановился на заправке наполнить бак. Позвонил на мобильный телефон Арчи. Он не ответил.

Я погнал на максимально возможной скорости, какую позволяло благоразумие. Миновал Сан-Франциско, затем Сан-Хосе, борясь с умственным и физическим истощением. Казалось, веки уже весили по несколько килограммов. В голове вспыхивали образы — Поп, Мона, Круги Истины, Джинни, Арчи, поселок Большой Медведь, где я ни разу не был, потом почему-то затанцевал элегантный Фред Астер…

Меня подбросило на ухабе, и я проснулся. Машина двигалась вниз по крутому склону каньона со скоростью семьдесят пять миль в час. Я резко повернул руль, надеясь изменить направление без торможения, но это не удалось.

Пришлось рвануть ручной тормоз и заблокировать задние колеса. «Ягуар» развернулся, и в этот момент я нажал на газ. Шины задымились. Из-под колес полетели камешки. «Только не подведи», — умолял я старого друга, и он не подвел. Целых три ужасных секунды длилось это перетягивание каната. Резина визжала, мотор рычал, но «ягуар» все же вылез на дорогу и заглох.

Минут пять я сидел неподвижно, вдыхая запах горелой резины. Сердце колотилось как обезумевшее. Потом дрожащей рукой повернул ключ зажигания, и… двигатель загудел, ровно, как будто ничего не было. Я медленно двинулся вперед. По радио в этот момент «Бич-Бойз» исполняли свой знаменитый хит «Калифорнийские девушки».

Добравшись до ближайшего населенного пункта, я остановился у супермаркета. Вначале воспользовался «удобствами», затем зашел в бар, быстро съел несколько сосисок, запил соком и снова позвонил Арчи.

И опять безрезультатно.

Мимо проходил опрятный мужчина с покупками. На его поясе загудел пейджер, и я вспомнил. Ну конечно, надо позвонить Арчи на пейджер.

Я зашел в кабину телефона-автомата, набрал номер пейджера и с шумом повесил трубку. Теперь нужно подождать.

Телефон зазвонил через двадцать минут. Я так рванул трубку, что чуть не оборвал провод.

— Арчи?

— Привет мастеру гэгов, — ответил знакомый баритон. — Извини, что так долго. Нам пришлось идти к телефону-автомату.

— Она с тобой?

— Подтверждаю.

— С ней все в порядке?

— А как же. Ведь она со мной.

Я откинулся спиной на стенку будки.

— Эй… чего ты замолк? — спросил Арчи.

— Ничего, ничего. Все в порядке.

— Где ты?

Я сказал где.

— Тогда поезжай по Пятому шоссе до Четырнадцатого северного, дальше сворачивай на Восемнадцатое. Доедешь до Тридцать восьмого и опять сверни налево. Вот и все. Понял?

Я сказал, что понял.

— Тогда ладно.

Через пару секунд я услышал голос, от которого ослабли колени.

— Реб…

— Джинни, — выдохнул я.

— Слава Богу. Что там произошло в пансионате?

— Разве Арчи тебе не рассказал? Он же там был.

— Нет. Он и сам ничего толком не знает.

— Как же вы встретились?

— Объясню, когда приедешь. Поторопись.

— Обязательно.

— Как с Кругами? Они целы?

— Конечно. — Я облизнул пересохшие губы. — И есть хорошие новости.

— Что? — недоверчиво проговорила она. — Ты с ними разобрался? Просто не верится.

— Увидишь сама через пару часов.

— Я тебя жду, — прошептала она. — Счастливо.

Я повесил трубку. На этот раз нежно, как будто она была частью Джинни.

Сел за руль. Горючего в баке было достаточно, кровь в жилах бурлила, душа пела.

Поезжай, отважный путник. Она тебя ждет.

* * *

Мелькали рекламные щиты с джинсами и разнообразными продуктами. Где-то высоко в лакричном небе проносились спутники, далеко сзади остались добрейшие Поп и Мона, дай Бог им счастья и долгой жизни. Пусть хотя бы в конце испытают радость настоящей любви. А я помчусь туда, куда ведет меня судьба.

Вот и Тридцать восьмое шоссе. Сворачиваю на двухполосную дорогу, кратчайший путь к Большому Медведю. Справа горы Сан-Бернардино, слева живописная равнина. Дорога извилистая, одни подъемы и спуски.

По радио зазвучал Двадцать пятый фортепианный концерт Моцарта. Я заслушался и чуть не проехал поворот к Большому Медведю. Арчи указал дорогу точно. Через сто метров после указателя появилась деревянная фигура медведя. Мне он показался больше похожим на толстую обезьяну. Да, автор не Микеланджело и даже не Роден.

А вот и знакомый автомобиль у большого дома в форме неправильного треугольника. Свет погашен. Но камин затоплен. Дым из трубы ветер относил в сторону желтой беременной луны. Я остановился, взял коробку с материалами к Кругам, со стоном вылез.

Почему погашен свет? Странно.

Не успел я это подумать, как сзади кто-то ухватил меня за куртку и приставил к голове дуло пистолета. Я мгновенно повалился ничком на землю, увлекая за собой неизвестного. Он такого маневра не ожидал. Потом подсечка. Нападающий упал, сверкнув при лунном свете пистолетом.

Я схватил его руку и сильно крутанул. Хрустнула кость, следом крик, а спустя секунду мне в шею ударила молния, и время остановилось.

* * *

Когда я пришел в себя, то обнаружил, что сижу в кресле у камина. Скорее всего в гостиной. Кресло металлическое с кожаной обивкой. В камине разожжен огонь, весело потрескивают поленья. Из одного вырвался сопровождаемый хлопком сноп искр и ударился в стеклянный защитный экран. Хлопок был негромкий, но все равно отдался болезненным рокотом у меня в голове. За ухом, вероятно, была солидная шишка.

— Реб, — произнес справа знакомый женский голос, чуть хрипловатый. Меня как будто накрыли мягким одеялом.

Морщась от боли, я повернул голову. На расстоянии чуть больше метра в таком же кресле сидела Джинни.

Ее плеча коснулась рука с хорошо ухоженными ногтями. Она вздрогнула.

— Видишь, милочка? — проговорил некто зловещим голосом. — Я говорил тебе, что он очухается.

Мои глаза последовали по черному лайковому рукаву к воротнику и уперлись в змею. Она обвивала шею и чуть заметно колыхалась. Затем я увидел лицо. Жесткий подбородок, насмешливый рот, римский нос, пара черных пронзительных глаз.

— О Бэтмен! — воскликнул Теччи тоном, каким говорят с вернувшимся после долгого отсутствия другом. — Вот мы и встретились снова, на этот раз на твердой земле.

Звук распространился по моему позвоночнику, встряхнув все внутри. Я в плену у Ноло Теччи.

Призраки вылезли из своих обиталищ — пламя, крики, рушащийся потолок. При виде змеи морские коньки на галстуке доктора поднялись на дыбы и негромко заржали. Расплавленная ярость вскипела во мне, затопив все остальные чувства. Я рванулся вперед, но куда там. Запястья и лодыжки были крепко привязаны веревками.

Теччи весело рассмеялся.

Джинни — она не была привязана, — сделала движение ко мне, но он грубо сжал ее плечо, заставив вернуться в кресло.

Я попытался успокоиться. Втянул носом воздух и медленно выдохнул ртом.

— Где Арчи?

— Решил немного вздремнуть, — ответил Теччи. — Он у тебя крепкий. Задал моим ребятам трепку, заставил повозиться. Кстати, ты тоже повредил одному руку. Он теперь мается. Завязал, обложил льдом. Ему ты нравишься гораздо меньше, чем мне. Эй, Джоко! Ты, кажется, немного обижен на Бэтмена?

— Придет время, мистер Теччи, и я сломаю его поганую шею! — выкрикнул злой голос из соседней комнаты. Кажется, это была кухня.

Джинни ойкнула. Ноло снова сдавил ее плечо. Повернул голову к двери.

— Успокойся, Джоко. Ты расстраиваешь мисс Джанелли.

Потом он долго любовался отражением огня в своих безукоризненно отполированных туфлях. Наконец посмотрел на меня:

— Знаешь, Бэтмен, меня окружают грубые, невежественные люди. Не важно — немцы, итальянцы. Все одно дерьмо. Эй, Джоко, признайся, ты ведь тупица?

Ответа не последовало. Так что Ноло пришлось дважды топнуть, как это делает ассистент режиссера, подающий сигнал к съемке. Джоко появился в дверях, крепкий на вид парень в грязной белой футболке. Запястье обвязано вафельным полотенцем.

— Так ты тупица? — потребовал ответа Ноло.

— Да, — неохотно признался Джоко, опустив глаза. Затем исчез на кухне.

Ноло с улыбкой посмотрел на меня:

— Правда хороший ответ? А вы как считаете, мисс Джанелли?

Джинни отвернулась.

— Ответ хороший, верно, Джоуи? — обратился Ноло к кому-то сзади меня.

— Хороший, — ответил низкий голос.

— А тебе, Лон, нравится? — спросил Теччи кого-то справа от меня.

— Нравится, — отозвался тот, шмыгнув носом, как простуженный.

На небольшом столике рядом с Джинни были сложены прозрачные листочки с кольцами. Некоторые смяты Видно, разлетелись из коробки, когда я повалился на землю. Ноло взял один.

— Кстати, Бэтмен, может быть, ты объяснишь мне вкратце, что они означают?

Пытаясь сдержать ненависть, я наблюдал, как руки убийцы не спеша разглаживают листок.

— Как ты нас нашел? В пансионате более или менее понятно, я звонил по мобильному из машины. Но здесь?

— Ничего особенного, — спокойно ответил Теччи. — Просто после того, как ты устроил в пансионате пикник с немцами, мы подключились к их телефону. Я говорил Креллу, не надо посылать этих ребят, но он, видишь ли, патриот. Гарантирую, этот человек ни разу не попробовал хот-дог Натана.[36] И мы потеряли тебя, да. На некоторое время. Пока эта лапочка не произнесла по телефону волшебное заклинание А.Ф.Б.М. Для меня не составило труда его расшифровать. Потому что мы кое-что о тебе знаем. Значит, А.Ф. — это Арчи Феррис. Ну а Б.М… хм… тоже, как видишь, не очень сложно. — Он посмотрел на Джинни. — Расскажи ему, дорогая, как ты добралась сюда.

— Не называй меня «дорогая», — буркнула Джинни.

— Почему, если ты мне нравишься? — Он заговорщицки подмигнул мне, наклонился, положил подбородок на плечо Джинни и прошептал на ухо: — Когда я прошу что-то сделать, надо делать. Если не хочешь, чтобы ему было больно. Итак, мы тебя слушаем.

Джинни нервно облизнула губы.

— Я взяла такси.

Ноло со смехом поднялся на ноги.

— Ты понял? Она взяла такси! Просто, как все гениальное.

Он топнул, и тут же в дверях появился Джоко.

— Пошел вон! — рявкнул Ноло. — Я тебя не звал.

Тот исчез.

Ноло взмахнул прозрачными листками.

— Так объясни, Бэтмен, что это такое?

— Я каскадер, Ноло. Откуда мне знать, что они означают.

— Конечно, конечно, Бэтмен. Откуда тебе знать? — Он повернулся к Джинни: — Ну а ты, дорогая, знаешь, что это значит?

— Я искусствовед, — ответила она. — В таких вещах не разбираюсь.

— «В таких вещах не разбираюсь», — передразнил ее Ноло. — Надо же, ну прямо воплощенная невинность. — Он погладил листком свой чисто выбритый подбородок. — Впрочем, это не важно. Я свой гонорар получу в любом случае, а команда аналитиков Крелла за день взломает любой код, даже знаменитого Леонардо да Винчи. А тебя, девушка-искусствовед, мы возьмем на всякий случай, если яйцеголовые решат, что им нужна твоя помощь.

Ноло погладил волосы Джинни.

Я напрягся в кресле, тщетно вращая запястьями в путах.

Он улыбнулся:

— Расслабься, Бэтмен. Я ведь с ней просто играю. В наших руках два листа подлинных записок да Винчи и эти милые круги на прозрачной бумаге. Герр Крелл будет счастлив.

— Кстати, где он? — спросил я. — Мне бы хотелось с ним познакомиться.

— А вот это уже лишнее, мой дорогой.

— Почему?

— А потому. Хватит строить из себя туза, Бэтмен. Поздно.

— Я не туз, Теччи, а джокер. И в нужное время побью любой твой козырь.

— Ой, испугал. — Ноло притворно поднял руки. — Я трепещу, как сигарета с дурью в губах наркомана. А что, неплохо сказано, а? Сигарета с дурью в губах наркомана. Как ты думаешь, я немножко поэт? Ладно, я тут с тобой заговорился, забыл о деле. — Он сложил прозрачные листочки, затем извлек из внутреннего кармана пиджака небольшой приборчик. Хирургический лазер. Бросил на меня злобный взгляд. — Никаких ты козырей уже не покроешь. Потому что скоро сгоришь. Ты и твой дружок. — Он погладил приборчик. — Но вначале тебя нужно пометить.

Я похолодел. Бандит собирался выжечь у меня на горле свой логотип, букву «N».

— Только ей не надо.

Ноло ухмыльнулся:

— Какая трогательная забота. Милочка, наверное, в тебе действительно есть какая-то изюминка. Иногда я даже начинаю жалеть, что такие, как ты, на меня не действуют. — Теччи бросил взгляд в мою сторону. — Успокойся. Мисс Джанелли поедет с нами. Она пока нам нужна.

Теччи извлек из брючного кармана миниатюрный электрошокер, аккуратно коснулся им Джинни. Она мгновенно отключилась. Меня, видно, у машины оглоушили точно так же.

Он убрал электрошокер, щелкнул лазером. Направился ко мне.

— Джуи, Лон, помогайте. Держите ему голову. — Он посмотрел мне в глаза. — Кричи, но не очень громко, ладно, джокер?

Я сжал металлические подлокотники кресла, готовясь к боли.

Один из головорезов схватил меня за волосы, потянул назад. Загудел, заработал лазер. Крепкая ладонь прижалась к моему лбу. Я ощутил дыхание Ноло. Оно оказалось на удивление чистым. Качественная зубная паста и прочее.

— Теперь не шевелись, — приказал он. — Я люблю, чтобы все было аккуратно и красиво.

В воздухе запахло горелой плотью. Жгло неимоверно. Но я собрал волю в кулак и не проронил ни звука.

— Завиток внизу получился отлично, — пробормотал он, как школьник на уроке чистописания. — Твой папаша тоже получил такую отметину в своем кабинете. Пока мамочка преспокойно спала наверху.

Я стиснул зубы. Зажмурился.

— Никаких материалов да Винчи у него не было, я это проверил, — продолжил Теччи. — Но в любом случае с ним надо было кончать. Но папа не был таким крепким, как ты. Он кричал.

Сволочь.

Я еще сильнее стиснул зубы.

Заканчивая работу, Ноло развеселился, начал напевать мелодию «Джингл Беллз».

— Ну вот, почти готово. И снова пять с плюсом. Можете отпустить. — Он заглянул мне в глаза. Подмигнул. — Молодец. Храбрый. — Затем повернулся к головорезам: — Теперь тащите мисс Венецию в машину и возвращайтесь с канистрой. Побрызгайте вокруг. А ты, Джоко, собери тут все и смотри не споткнись по дороге, а то сломаешь вторую руку. Давайте шевелитесь, самолет ждет.

Значит, он собирается сжечь нас с Арчи живьем.

Из дома вынесли безжизненную Джинни. Конечно, ее ликвидируют тоже, как только она им станет не нужна. Лон и Джоуи вернулись с канистрами, разлили по полу прозрачную вонючую жидкость.

Ноло остановился у двери с золотой зажигалкой в руке.

— Arrivederci,[37] Бэтмен.

Он щелкнул ею, воспламенил бензиновый бикфордов шнур и быстро вышел, закрыв за собой дверь.

Комната мгновенно наполнилась дымом.

— Арчи! — крикнул я. — Арчи!

В ответ ничего, кроме шипения пламени.

Со штор оно уже перекинулось на сосновые потолочные балки. Начали лопаться оконные стекла. Я отчаянно задергался в кресле и вдруг почувствовал, что могу немного двигать ногами. Еще пара секунд, и мне удалось передвинуться вместе с креслом на несколько сантиметров к камину. Еще усилие, и еще небольшая подвижка.

Весь потолок затянул черный дым. Еще несколько минут, и дышать будет нечем. Я напрягся и повторил движение. Один, два, три раза.

Наконец кончики сапожек коснулись горячего стекла. Пользуясь крошечной свободой движения, какая у меня была, я ударил защитный экран. Стекло задребезжало. Я собрался с силами и ударил снова. Оно раскололось.

Глаза заливал пот, я почти ничего не видел, но все же удалось наугад сунуть ноги в огонь. Веревка перегорела как раз в тот момент, когда воспламенились джинсы.

Я вскочил, потащил за собой кресло к двери и начал отчаянно тереть джинсы о косяк, пока не сбил пламя. Потом добрался до кухни, открыл зубами ящик с ножами и перерезал веревки на запястьях. Мне была бы крышка, задержись я в гостиной еще на несколько секунд.

— Арчи!

В ответ ничего, кроме рева пламени. Я открыл краны, подставил голову под воду, затем смочил полотенце, набросил на себя и побежал по комнатам искать Арчи.

Он оказался в спальне в конце коридора. Лежал на полу, связанный по рукам и ногам. Как мне это удалось, не знаю, но я забросил его себе на спину — а он весил не меньше восьмидесяти килограммов, — разорвав все швы, так аккуратно наложенные накануне Попом, и, шатаясь из стороны в сторону, ринулся на выход. И вот наконец свежий воздух. Горячий, смешанный с дымом, но все равно свежий. Я проковылял еще несколько метров и положил Арчи на траву.

Чуть отдышался, осмотрел его. Ожогов вроде нет. Пульс прощупывался. Правда, лицо все разбито, и сам он по-прежнему без сознания.

У меня обожженная нога уже покрылась волдырями, спина в том месте, где разорвались швы, отчаянно саднила. Я уж не говорю о горле. Да и дыму я наглотался тоже изрядно.

К счастью, бандиты торопились и не стали обыскивать мою машину. Мобильный телефон был на месте. Я набрал 911, сообщил о пожаре. Затем достал из багажника сумку с деньгами, вытащил десять тысяч, сунул в бумажник.

Протащился метров на тридцать в лес, зарыл сумку под деревом, вернулся к Арчи и рухнул рядом на прохладную землю.

Куда они увезли мою Джинни?

Глава шестнадцатая

Очнулся я в больничной палате со светло-розовыми стенами. Рядом стояла сестра, проверяла пульс. Часы показывали 9.18. Хорошо. Значит, потеряна только ночь.

Я потрогал повязку на горле. Сестру это, видимо, удивило, она рефлекторно шагнула назад.

— О, вы пришли в себя. Сейчас, я позову их. — Она повесила на спинку кровати дощечку с прикрепленным листком, куда заносила данные о моем состоянии, и вышла. Я увидел, что моя правая нога покоится на подушке.

От пациента на постели рядом меня отделяла тонкая нейлоновая штора. Я пригляделся. Вроде бы Арчи. Комплекция та же. Лицо почти все скрыто бинтами, к правой руке подсоединена капельница. На тумбочке негромко бикал монитор, регистрирующий работу сердца.

Я откашлялся. Горло как будто прочистили проволочной щеткой.

— Арч…

— Мм-м… — пробормотал он в ответ.

— Как ты?

— Мм-м…

— Спасибо тебе.

— Мм-м…

— Арч, скажи, тогда в пансионате это был ты?

— Мм-м…

— Я так и знал.

В палату вошли двое. Один в белом халате со стетоскопом — несомненно, доктор; другой в форме полицейского, седой, с большим животом, в больших очках. Еще один полицейский, молодой, застыл у двери.

Доктор просмотрел запись, сделанную сестрой. Затем подошел ко мне.

— Мистер Барнетт, я доктор Клувер и…

— Что здесь делают полицейские? — спросил я.

— Шериф вам сейчас все объяснит.

— Со мной пришлось повозиться?

— В общем, да. Ожоги первой и второй степени на запястьях и правой ноге, легкий разрыв ткани на правом предплечье. Пришлось восстановить швы на спине, наложенные ранее. Ко всему прочему, вы еще надышались дымом, так что некоторое время будут ощущаться боли в легких. И наконец, самое загадочное. В области горла довольно высокотехнологичным хирургическим инструментом вам кто-то выжег аккуратную букву N.

Не кто-то, с горечью подумал я, а вполне определенная сволочь.

— Как вы с этой буквой обошлись?

— Убрал, — сказал доктор, — подшил. Шрам, конечно, останется. Но если вы обратитесь к пластическому хирургу…

— А как он? — Я показал на Арчи.

— Множественные ушибы лица, сломаны несколько ребер, сотрясение мозга. Внутренние органы, кажется, не повреждены.

— Доктор, он мой друг, — сказал я. — Прошу вас сделайте все возможное и невозможное, чтобы поскорее поставить его на ноги. Сколько бы это ни стоило, я все оплачу. Хорошо?

— Да, я понял. А теперь с вами хочет поговорить шериф.

— О’Тул, выйдите за дверь и не впускайте сюда никого, — сказал седой коп молодому.

— Да, сэр, — по-военному ответил тот.

Шериф приблизился ко мне и произнес скорбным тоном:

— Мистер Барнетт, похоже, у вас большие неприятности. Несколько дней назад некто, по описанию очень похожий на вас, управляя вашим «ягуаром», появился в пансионате в Литтл-Ривер. Затем этот некто устроил перестрелку, в которой погибли четверо иностранцев. Пятого выбросили на берег волны недалеко от пансионата. Возможно, он тоже на вашей совести. И наконец, совсем недавно сгорел ваш дом в Малибу. Но этого мало. Не далее как вчера этот джентльмен, — он показал на Арчи, — чуть не расстался с жизнью. В его доме тоже возник пожар, и, видимо, совершенно случайно в списке гостей опять оказались вы. В вашем бумажнике найдено десять тысяч. Очевидно, вы их выиграли в соревнованиях по армрестлингу?

С койки Арчи донеслось очередное «мм-м».

— Я навел о вас справки, — продолжил шериф. — Вы каскадер. Калифорнийское водительское удостоверение, прежде никаких нарушений, даже улицы переходили в положенных местах. То есть до прошлой недели вы были полным паинькой. Так, пожалуйста, поведайте мне, что, черт возьми, с вами такое случилось?

Шериф на пару миллиметров подтянул свой пояс, поправил очки. Строго посмотрел на меня.

— Учтите, мистер Барнетт, здесь моя территория. И пока я не получу разумных объяснений, вы не сможете выйти даже в туалет. Будете сидеть в тюремной камере, а я потерплю. Рано или поздно придется расколоться. Вы меня слышите?

Получалось, что я арестован.

Дверь палаты отворилась.

— Чарли, — рявкнул шериф, не оглядываясь, — я же сказал, чтобы мне не мешали!

— Моя фамилия Бекетт, — произнес вошедший с изысканным британским выговором. Шериф развернулся.

К нам направлялся знакомый мне инспектор. В черном двубортном костюме в тусклую светлую полоску. На превосходно ухоженной голове знакомая шляпа, щегольски сдвинутая набок. Ансамбль завершали синий галстук и такого же цвета платочек в кармане пиджака. В руке он держал мою куртку.

— Вам сюда нельзя! — взорвался шериф. — Я допрашиваю подозреваемого. О’Тул!

Молодой полицейский приоткрыл дверь.

— Я же вам сказал…

— Успокойтесь, шериф Галлерсон. — Бекетт вскинул небольшую изящную руку. На отложной манжете сверкнула изумрудная запонка в форме параллелограмма.

Такое шериф Галлерсон, наверное, видел впервые.

— И кто же вы, мать вашу? Может быть, сам чертов принц Уэльский?

— Я был бы вам очень признателен, сэр, — сказал Бекетт, — если бы вы произносили этот уважаемый титул грамотно, а именно — Уэльский. — Он извлек из кармана удостоверение в дорогой кожаной обложке, развернул, поводил перед глазами Галлерсона, затем закрыл и возвратил на место.

Следом возник аккуратно сложенный лист бумаги с каким-то замысловатым голубым штампом наверху.

— Ого, Белый дом… — в изумлении пробормотал шериф Галлерсон.

— Слушайте меня, шериф, — произнес Бекетт. — Ни я, ни этот человек, — он показал на меня, — никогда в этой палате не были. Мы рассчитываем на ваше понимание, сэр.

— Эта бумага должна остаться у меня? — растерянно проговорил шериф.

— Нет, — сказал Бекетт, забирая официальное письмо. — Это вам только для ознакомления. — Он улыбнулся. — А теперь, если вы не возражаете, сэр, мы будем собираться.

— Да-да, конечно. — Шериф взглянул на меня в последний раз и вышел вместе с помощником за дверь.

Бекетт подошел ближе. Я размышлял, избегая встречаться с ним взглядом. Несомненно, его привела сюда нужда. Почему? Ведь я не такая уж крупная рыба. Так, пескарь. В чем же дело?

— Освобождая вас, я пошел на известный риск, — начал он. — Полагаю, что могу рассчитывать на сотрудничество.

Я с трудом сел, свесив ноги с кровати.

— Кто были эти вооруженные бандиты в Милане?

— Вы имеете в виду инцидент с автобусом? Вы действовали замечательно.

— Как Теччи узнал, где мы находимся?

— Прекрасный вопрос, — восхитился Бекетт. — Однако боюсь, что не смогу на него ответить. Считайте это тайной.

— Ну а как вы нашли меня здесь?

— В самом начале, когда мы «случайно» столкнулись в Галерее, я прикрепил к отвороту вашей куртки передающее устройство. Мы проследили вас до Милана, а потом потеряли, когда вы выехали из страны, минуя пограничные и таможенные формальности. Чистый трюк. Но куда вы направитесь, догадаться было не так уж трудно. Конечно, в Калифорнию. А здесь опять был принят от вас сигнал из пансионата «Хоулистер-хаус». Потом этот шумный скандал там и, наконец, «Большой Медведь».

— Теччи увез с собой Антонию, — уныло проговорил я.

— Да, к сожалению, это случилось. Но вы живы, а значит, остается надежда. — Он вытащил из кармана диск, который записала для меня Мона. — Нашел в ящичке вашего автомобиля. Неплохая работа. Двести колец из Кругов Леонардо. Неужели удалось что-то распутать?

В палату вошел человек — видимо, из свиты Бекетта. Положил на кровать мою одежду.

Я начал одеваться, поглядывая на Арчи.

— Ты скоро поправишься, дружище.

Неожиданно он открыл один глаз. Посмотрел на меня и едва слышно прохрипел:

— Что с Джинни?

— Она у Теччи… но… — Я посмотрел на Бекетта. — Вы поможете ее вернуть. Потому что я знаю, что означают эти Круги.

Мы вышли на автостоянку медицинского центра.

Бекетт слегка вскинул брови, чмокнул губами.

— Великолепно.

* * *

— Скажите, у вас, случайно, нет под рукой самолета? — спросил я.

— А как же, — ответил Бекетт. — Ждет в аэропорту. Это одно из преимуществ хорошего финансирования.

— И компьютер там, конечно, имеется?

— Ноутбук прямо в автомобиле. — Он показал на серебристый седан, за рулем которого сидел Мобрайт. — С популярным пакетом «Корел-дроу», а на жестком диске все ваши файлы.

— Как с переводом?

— Я эксперт по романским языкам. Свободно говорю по-итальянски. Так что будем работать. И пожалуйста, без фокусов. Я вытащил вас из мясистых лап шерифа, вам нужна мисс Джанелли. Поэтому давайте искать Кинжал вместе.

Он открыл заднюю дверцу автомобиля. Я залез внутрь. Мобрайт в зеркале заднего вида прищурил на меня свои выпученные глазки.

— Итак, — произнес Бекетт, — где начнем?

— В Риме, — сказал я.

Глава семнадцатая

Самолет Бекетта был очень похож на тот, в котором мы летели с Дракко. Только шикарнее. Кожаные кресла, как в салоне президент-класса «боинга». Я пристегнулся. Руки подрагивали не столько от традиционного синдрома высоты, сколько потому, что мы отбывали с континента, где я в последний раз видел Джинни.

Это был какой-то изощренный вид пытки — спастись от смерти, но не знать, жива ли она. Если бы у меня был Кинжал, я бы охотно отдал его в качестве выкупа за ее освобождение. Поэтому нужно поскорее прочитать послание, которое Леонардо зашифровал в Кругах Истины.

— Итак, — сказал Бекетт, включая ноутбук, — в нашем распоряжении около тринадцати часов. Приступаем? — Он вопросительно посмотрел на меня.

Я кивнул. Придвинул к себе ноутбук, открыл нужные файлы. Расположил в соответствующем порядке кольца, повернул так, чтобы добиться соответствия. Затем повторил все со вторым Кругом. Показал результаты Бекетту.

Тот внимательно изучил.

— Значит, чередование внутренних и внешних колец, тридцать шесть градусов на кольцо, переход с одного круга на другой. Ничего не скажешь, остроумно.

— Аналитики Крелла тоже очень скоро до этого додумаются, — сказал я. — Теччи специально взял с собой Джинни, чтобы она переводила. Вы собираетесь ее искать?

— Этим занимается Мобрайт. Однако Крелл хитер. Его ведь ищем не только мы, но и Сун-Та-Ки. Оружейный магнат — очень скользкий психопат. Трудно ухватить. А Теччи… хм… так ведь в мире существует только один Ноло Теччи.

Уже в который раз мне пришло в голову, что Круги совсем не обязательно должны вести к Кинжалу. А что, если Леонардо просто зашифровал письмо, например, к Джиневре де Бенчи?

Ладно, сейчас увидим.

Я рассказал Бекетту, как Джинни догадалась, что Кинжал надо искать в Риме. Он внимательно выслушал.

— Замечательно. Бельведерский дворец в Ватикане. Я думаю, вы правы.

— Это заслуга Антонии. А я всего лишь догадался нужным образом переставить кольца.

— Да, конечно, мисс Джанелли указала на Рим, и ее следует за это поблагодарить. Весьма благородно с вашей стороны приписывать все заслуги ей… но не следует недооценивать и то, что вы сделали с Кругами. Это просто чудо.

Бекетт поправил на своем шелковом галстуке виндзорский узел.

— Теперь давайте попробуем разобрать послание.

Я проделал на экране манипуляции с кольцами первого Круга и в результате получил идущий по кругу текст.

— Замечательно, — сказал Бекетт. — Осталось только его разорвать.

— В каком месте? — спросил я.

Бекетт долго рассматривал Круг, водя по нему своим изящным пальцем, и наконец указал место, где к одной из букв была прикреплена маленькая ручка.

— Попробуйте здесь.

Я разорвал круг в этой точке и развернул текст в строку.

Бекетт вытащил ручку и небольшой блокнот в кожаной обложке. Начал быстро писать.

Прошло несколько минут.

— Что-нибудь получается? — спросил я, сгорая от нетерпения.

Он молчал.

Я ждал, откинувшись на спинку кресла. Попробовал представить Джинни в самолете с Теччи и Креллом и окончательно расстроился. Наконец, спустя, наверное, полчаса, Бекетт озадаченно постучал ручкой по странице.

— Слушайте, я читаю.

«Воспарить с любовью мне и мой каждый друг и вещь ты будешь этот новый хранитель мира ибо с кинжалом над тобой ты переплетение всех спящий скульптор и его крутой изгиб хранитель».

Я молчал. А что тут скажешь?

Бекетт повторил странный текст.

Я вздохнул.

— Хранитель крутого изгиба? Что за чепуха.

— Это придумал Леонардо, — сказал Бекетт, — а я только прочитал.

— Вы уверены, что мы разорвали круг в нужном месте?

— Думаю, да. Вот же указатель. У меня достаточно солидный опыт расшифровки криптограмм, так что разорвали мы круг верно. Теперь остается понять, что все это значит.

Примерное минуту мы молча смотрели друг на друга. Потом я запрокинул голову и несколько раз повторил:

— Хранитель крутого изгиба… хранитель крутого изгиба…

— Реб, это же шифровка, — сказал Бекетт. — Какой-то перестановочный код. — Он постучал ручкой по блокноту. — Может быть, нужно опустить каждое второе слово или каждое третье. Кто знает?

— Сейчас, сейчас… — бормотал я. — Хранитель крутого изгиба… Черт возьми, что значит «воспарить с любовью»?

Рядом с Бекеттом зазвонил телефон. Он снял трубку.

— Обед? Несите.

Меньше чем через минуту появился Мобрайт с изящной тележкой.

— Браво, — сказал Бекетт.

— Могу я спросить, сэр? — почтительно произнес Мобрайт. — Есть ли какие-то успехи?

— Спросить можете, но ответа пока не получите. — Бекетт скривил губы. — А теперь, Мобрайт, закройте, пожалуйста, дверь с той стороны.

От тележки исходил крепкий аромат мексиканской еды, но Бекетт обедать пока не собирался.

Он показал на второй Круг на экране компьютера:

— Будьте добры, разорвите его тоже.

Я проделал необходимые манипуляции, затем встал посмотреть, что на тележке. На одной тарелке было тамале (толченая кукуруза с мясом, красным перцем, жареными бобами и темным рисом). На другой бифштекс из вырезки.

— Вы что будете есть? — Я посмотрел на Бекетта, надеясь, что он выберет бифштекс.

— Один момент, один момент, — проговорил он, приблизив лицо к блокноту. — Тамале Мобрайт приготовил для вас.

— Для меня?

— Да. По моему распоряжению. Вы же это любите.

— Откуда вы знаете? — спросил я, неся тарелку к своему сиденью. — И что, Мобрайт повар?

— Да… — пробормотал Бекетт. — Он может быть кем угодно, и поваром тоже… вот, пожалуйста… я закончил.

«Лев я Бог и предлагать ленивый человек будущего разделить люди тайна мое бородатое сердце человек и никогда не узнает душа».

— Тоже зашифровано. Как и следовало ожидать.

— Чудесно, — пробормотал я. — «Ленивый человек будущего».

— Вот именно.

Он налил из серебряного кувшина в бокал воды, вытряхнул из флакончика несколько капсул, запил и приступил к еде.

Заправил за воротник белую льняную салфетку, отрезал небольшой кусочек мяса. Не спеша прожевал, проглотил, затем отрезал еще. И все это с изящным достоинством, как будто каждый день обедал с королевой.

Я уплетал за обе щеки тамале, продолжая изучать текст.

— Теперь надо оба…

— Пожалуйста, — попросил Бекетт, — вначале прожуйте, а потом говорите.

Я закончил еду — да, этот сукин сын Мобрайт умеет готовить, — и посмотрел на Бекетта.

— Знаете, мне кажется…

— Что?

— Бородатого сердца в природе не существует.

— Резонно.

— Ага. Так что давайте слово «сердце» отсюда уберем.

Бекетт задумался.

— Ладно, убрали. Что дальше?

— А дальше «разделить люди тайна».

— И что?

— Убираем слово «люди» и получим «делиться тайной». Что вы на это скажете?

— Просто потрясающе, — с энтузиазмом проговорил Бекетт.

— Извините, — сказал я, — мне нужно тут прогуляться неподалеку. А потом продолжим. Будем перетаскивать слова, пока не доберемся до смысла. Сколько у нас времени? Часов одиннадцать-двенадцать?

Бекетт посмотрел на свой «Ролекс»:

— Примерно столько.

— Хорошо, — сказал я, вставая.

Возвратившись, я застал в салоне Мобрайта. Он стоял у кресла Бекетта, смотрел в его блокнот. Увидев меня, вздрогнул.

— Ты же вроде должен заниматься поисками Крелла, — сказал я.

— Но я только…

— Вот и иди, делай свое дело. И не мешай нам работать.

Мобрайт слинял. Я занял свое место.

— Не нравится он вам, да? — сказал Бекетт. — Действительно, этот человек чуточку со странностями.

— Пошел он к черту, — сказал я. — Давайте рассмотрим текст второго Круга. Уберем слова «люди» и «сердце». Что остается?

Бекетт прочитал с экрана:

— «Лев я Бог и предлагать ленивый человек будущего разделить тайну мое бородатый человек воля и никогда не узнает душа». Уберем «мое».

Я убрал, поставил между «люди» и «сердце».

— Вот так лучше, — сказал Бекетт. — «Тайна бородатого человека и никогда не узнает душа». Никогда не узнает душа…

— Я убираю отсюда «и», — сказал я. — Ставлю после «сердце».

— И слово «душа» уберем тоже, — предложил Бекетт.

— Почему?

Его серые глаза блеснули.

— Смотрите, четыре слова: «Люди мое сердце и». Разве «душа» сюда не просится?

— Вы правы, — признал я. — «Сердце и душа», очень подходит.

— А теперь посмотрите сюда, Реб. Что мы имеем? «Люди мое сердце и душа». В этом предложении не хватает сказуемого, правильно?

— Правильно, — согласился я. — Пусть будет сказуемое «предложить».

— Давайте поставим глагол «предложить» перед «люди мое сердце и душа». Посмотрим, что получилось.

Мы посмотрели.

«Лев я Бог и ленивый человек будущего разделить тайну бородатого человека никогда не узнает».

— Кто-то должен что-то предложить людям, верно? — сказал я. — Причем в единственном числе. Это местоимение «я». «Я предлагаю». То есть глагол «предложить» тоже должен стоять в единственном числе. Таким образом, имеем: «Я предлагаю людям свое сердце и душу». Что дальше?

— А как быть со словами «Лев Бог»? — спросил Бекетт.

— И «будущее» тоже. Это послание. Леонардо обращался к людям будущего. Поэтому ставим слово «будущее» перед словом «люди».

— Совершенно верно, — подтвердил Бекетт. — Значит, получается вот что:

«Лев Бог и ленивый человек тайну бородатого человека никогда не узнает.

Я предлагаю людям будущего свое сердце и душу».

— Что такое «Лев Бог»?

Несколько минут мы молча размышляли, а потом меня осенило.

— Это не «Лев Бог». А Лев запятая Бог запятая ленивый человек. Ведь Леонардо не использовал знаки препинания.

— Возможно, вы правы, — сказал Бекетт. — Но кто такой лев?

Радость открытия отбивала в моем желудке чечетку. Туда и сюда, от одного к другому я двигался по тропинке, проложенной мастером.

— Это сам Леонардо. Леонардо лев, Леонардо Бог, а ленивый (можно сказать также слабый, вялый) человек тайну бородатого человека никогда не узнает. Вы меня поняли? Он предлагает нам свое сердце и душу.

Бекетт изумленно покачал головой:

— Предлагать-то предлагает…

Я глубоко вздохнул.

— Осталось узнать, кто же этот ленивый и бородатый человек. Или это разные люди?

— Хороший вопрос, — сказал Бекетт. — Может быть, это имеет какое-то отношение к крутому изгибу, а? Кстати, как это вам удается так до всего догадываться?

— Такой вот я удачливый.

— Верно, верно. — Бекетт улыбнулся. — То же самое можно сказать и обо мне.

* * *

Разобравшись в общих чертах со вторым Кругом, мы перешли к первому.

Бекетт прочел вслух:

— «Воспарить с любовью мне и мой каждый друг и вещь ты будешь этот новый хранитель мира ибо с кинжалом над тобой ты переплетение всех спящий скульптор и его крутой изгиб хранитель».

— «Воспарить с любовью мне и мой», — прочел я. — Полная бессмыслица.

— Почему? — возразил Бекетт. — «Воспарить с любовью» вполне нормально.

— Не в сочетании с «мне и мой», — сказал я. — Давайте уберем «любовь». Получится «воспарить с мне и мой».

— Можно допустить, — согласился Бекетт, — принимая во внимание отсутствие знаков препинания. Но по-прежнему звучит странно.

— А давайте вот так, — предложил я.

— «Воспари со мной, мой друг», — прочитал Бекетт. — Замечательно.

— «И вещь ты будешь», — продолжил я. — Извините, «вещь» переместим. Поставим рядом со словами «любовь» и «каждый». Получается «любить каждую вещь».

Бекетт прочел то, что осталось от верхней строчки.

— «Воспари со мной, мой друг, и ты будешь… любить каждую вещь в этом… этом… мире». Реб, тут должно стоять слово «мир». — Он промокнул платком вспотевший лоб.

Я перенес слово «мир». Действительно получилось неплохо.

Бекетт прочел верхнюю строчку.

— «Воспари со мной, мой друг, и ты будешь новым хранителем…» Может быть, вы закончите, Реб?

У меня уже был готов вариант.

— «Воспари со мной, мой друг, и ты будешь новым хранителем кинжала». Черт возьми, мы уже добрались до самого вкусного. Чувствуете аромат?

— Обеими ноздрями, — с восторгом проговорил Бекетт, показывая на верхнюю строчку. — «…кинжала над тобой переплетение». «Кинжала над тобой»? То есть мы имеем: «Воспари со мной, мой друг, и ты будешь новым хранителем кинжала над тобой». Вы видите в этом какой-то смысл?

— Пока нет, — ответил я. — Но читаем дальше: «…кинжала над тобой переплетение всего…» Последнее слово здесь явно ни к чему. Я его убираю в конец нижней строки. Теперь она будет читаться: «…любить каждую вещь в этом мире для всего…» Я, кажется, запутался, «…для всего…» Чего всего? А дальше идет: «…всего спящего скульптора хранителя его крутого изгиба…» Вот тут мы завязли. Дайте мне секундочку подумать… А что, если вот так?

Я прочитал:

— «Воспари со мной, мой друг, и ты будешь новым хранителем кинжала над тобой в переплетении спящего скульптора хранителя его крутого изгиба».

Мы недоуменно посмотрели друг на друга.

— А что, если разбить предложение на два? — Бекетт придвинул к себе ноутбук. — Смотрите, тогда это будет читаться так: «Воспари со мной, мой друг, и ты будешь новым хранителем кинжала над тобой. Переплетение спящего скульптора хранителя его крутого изгиба». Чуть лучше, а?

Я задумался.

— Давайте вместо «над тобой» поставим «наверху». Тогда хотя бы часть фразы будет иметь смысл. «Воспари со мной, мой друг, и ты будешь новым хранителем кинжала наверху».

— Нет, нет, — сказал Бекетт, — «наверху» не годится. Оставим только «над». Тогда получится: «Воспари со мной, мой друг, и ты будешь новым хранителем кинжала над переплетением спящий скульптор хранитель его крутого изгиба». Боже, что-то вырисовывается.

— А нижнюю строку, — сказал я, — можно будет прочитать и так: «Люби каждую вещь в этом мире, потому что вы все…» Ну конечно же, здесь должно стоять «его хранители».

Бекетт прочитал последний вариант:

— «Любите каждую вещь в этом мире, поскольку вы все его хранители».

— Выходит, начало у нас получилось такое, — сказал я. — «Воспари со мной, мой друг, и ты будешь новым хранителем кинжала над переплетением спящего скульптора крутого изгиба».

Мы откинулись на спинки кресел, вконец выдохшиеся. У меня болело все — швы на спине, рука, нога, — а в голове был полнейший сумбур. За окном начали буйствовать оранжевые закатные сполохи.

— Но все равно кое-что стало понятным, — произнес наконец Бекетт. — «Любите каждую вещь в этом мире, ибо вы все его хранители…» И вот это: «…я предлагаю людям будущего свое сердце и душу…»

— Да, — согласился я, — здесь вроде так и должно быть. Но как поступить с остальным? «Воспари со мной, мой друг, и ты будешь новым хранителем кинжала над переплетением спящего скульптора крутого изгиба». И еще: «Лев, Бог и ленивый человек тайну бородатого человека никогда не узнает».

— Этого я не понимаю, — признался Бекетт. — И вообще в моей голове сейчас сплошная каша. Я, пожалуй, схожу немного посовещаюсь с Мобрайтом. Может быть, прогулка немного освежит.

— А сколько времени у нас осталось? — спросил я, чувствуя, как тяжелеют веки.

— Примерно пять часов. Интересно, как дела у аналитиков Крелла? Чего добились они?

— Нет, — пробормотал я, начиная засыпать, — опередить отважного путника им не удастся.

— Это мы скоро увидим, — сказал Бекетт.

* * *

Мне снилось, что я кусок «Чудесного Хлеба». Лежу на стойке, облицованной плитками. Появилась красивая девушка в темных очках с двумя банками. Поставила их рядом со мной. Банки негромко звякнули. Девушка отвинтила крышки, понюхала и улыбнулась. У нее были нежные пухлые губы.

Она взяла серебряный нож. Погрузила в банку слева, достала шоколадно-ореховую пасту и размазала по мне, аккуратно водя ножом туда-сюда, как в телевизионной рекламе. Паста была приятно холодной.

Затем девушка погрузила нож в другую банку. Вытащив ком сладкой фруктовой пасты, размазала поверх ореховой. Так лыжник вспахивает свежевыпавший снег.

Она посмотрела на меня с вожделением, готовая отведать, как вдруг в окно влетел кусок ржаного хлеба. Такой же формы, как и я, но только черный. Я разозлился и от того стал горячим. Паста начала таять. А тут еще этот ржаной хлеб навалился на меня и, заливаясь противным смехом, принялся душить.

Я сопротивлялся изо всех сил. Но ни вскрикнуть, ни подать ей какой-то знак не мог, потому что был хлебом. Затем мне пришло в голову, что я не обычный хлеб, а «Чудесный».

Злой черный кусок продолжал смеяться и прижимал меня все сильнее, выдавливая пасту на белые плитки. Я бросил взгляд на девушку. Она была в ужасе. Хотелось сказать: «Не беспокойся, все будет в порядке». Но я не мог. Просто начал вертеться по часовой стрелке, затем против. А спустя несколько секунд разогнался настолько, что с гудением завертелся с огромной скоростью, как пропеллер. Центробежная сила сбросила злобный ржаной кусок в собачью миску в углу комнаты. Я услышал, как псина направилась туда, постукивая лапами по линолеуму, и взлетел над потрясенной девушкой. Подумал, а может быть, даже сказал ей: «Воспари со мной» — и… проснулся.

Но глаз на открывал. Было досадно. Хотелось подольше побыть с девушкой, чтобы она наконец меня попробовала. Разумеется, это была Джинни. Я предложил ей воспарить. Куда? Вернее, над чем? Ясное дело, над переплетением. Каким переплетением? Конечно, изгибов, созданных спящим скульптором.

Я пытался понять, кто такой этот спящий скульптор. С чем он работает? С деревом? Мрамором? Да, скорее всего с мрамором. Леонардо как-то написал, что скульпторы покрыты мраморной пылью, как пекари мукой. Я вспомнил строчки, переведенные Джинни: «Он ушел снова к пыли». Мне тогда показалось, что речь идет о Франческо Мелци, что он отправился стирать пыль с мебели. И тут меня озарило. Нет, совсем не так. Спящий скульптор и бородатый — это один и тот же человек.

Я открыл глаза и крикнул:

— Спящий скульптор, бородатый человек. Это же Микеланджело.

Сидящий рядом Бекетт встрепенулся:

— О… неужели? Почему вы так решили?

Мой рассказ привел его в восторг.

— Фантастика! — воскликнул он. — Но что это за «крутые изгибы», Реб? Откуда Микеланджело возвратился снова к своей мраморной пыли?

Секундное размышление, и наконец все стало на место.

— Это Сикстинская капелла. Переплетение крутых изгибов, завитушек на потолке. Там они есть, я это точно знаю. Микеланджело пришлось прервать работу над потолком Сикстинской капеллы, чтобы изваять статую Моисея для усыпальницы папы Юлия.

— Реб, — выдохнул Бекетт, — вы совершили потрясающее открытие. Теперь надо выяснить, где именно в Сикстинской капелле спрятан Кинжал. У нас осталось меньше двух часов полета.

Я снова закрыл глаза. И увидел… Леонардо. Вот он двигается по Сикстинской капелле, вскинув глаза к потолку. Чего там только нет, целое море красок, животные, змеи, люди, крутятся, сидят, бегут, парят в воздухе. Где среди них «ленивый человек»? Да не ленивый, нет. А какой? Ну конечно же, «слабый». Что значит «слабый»? Почему «слабый»?

И тут неожиданно с великолепного потолка исчезло все, кроме одной-единственной сцены в самом центре замечательного шедевра Микеланджело. Бог протягивает царственную руку, чтобы коснуться пальцем… слабого человека, — слабого, потому что только что созданного, — и влить в него силу.

— Это Адам! — крикнул я. — Слабый человек — это Адам!

— «Сотворение Адама» — произнес Бекетт. — Вот оно!

— Да-а-а! — подтвердил я. — Кинжал спрятан между вытянутыми пальцами Бога и Адама. На потолке. Теперь я в этом совершенно уверен.

— Мой Бог, — охнул Мобрайт, который околачивался рядом. — Потолок в Сикстинской капелле.

Бекетт промокнул лоб носовым платком.

— У меня нет слов.

Я улыбался.

* * *

Бекетт отослал Мобрайта за чаем. Затем повернулся ко мне:

— У меня только один вопрос, Реб. Как Леонардо поднял Кинжал наверх? Высота потолка примерно двадцать пять метров. Он использовал леса, которые возвели для Микеланджело?

— Нет, леса убрали сразу же, как только он приостановил работу. Чтобы был виден потолок.

— Но туда можно добраться и сверху.

— С крыши, что ли? — спросил я.

— Нет, не с крыши. Дело в том, что капелла была задумана, кроме всего прочего, еще и как крепость. Наверху расположено помещение для охраны, откуда идет проход к бойницам. Леонардо мог определить точное место соприкосновения рук Бога и Адама, измерив расстояние шагами по полу, и затем подняться наверх в комнату охраны и спрятать Кинжал.

— Это очень хорошо. Но ведь там были стражники?

Бекетт вздохнул. Постучал ручкой по кончику носа.

— В том-то все и дело.

— Леонардо спрятал Кинжал ночью, когда Микеланджело спал. Недаром он назвал его «спящим скульптором».

— Да, у него появилась такая возможность, когда Микеланджело, как вы говорите, «ушел снова к пыли», то есть приостановил работу в капелле, чтобы заняться скульптурой. И спрятать Кинжал можно было только после наступления темноты.

— И все же, — сказал я, — проблема охраны остается. Вряд ли стражники уходили оттуда на ночь.

— Папские гвардейцы? Исключено. Это же был Ватикан эпохи Возрождения, когда все опасались поворачиваться друг к другу спиной.

— Тогда как же он это сделал?

Вошел Мобрайт с подносом. Чай и датское печенье.

Я посмотрел на крученое печенье и вспомнил сон, который видел в номере-люкс Нельсона Кукольное Личико. Леонардо в виде печенья-хворост, сбруя, прикрепленная к длинной веревке. Конечно. Притянув к себе ноутбук, я быстро вывел на экран два листа из записок Леонардо. Вот она сбруя, треугольные короба, вложенные один в другой, подъемный механизм.

— Что вы ищете? — спросил Бекетт.

— Эти рисунки он поместил сюда не случайно? — сказал я.

— Так, так… продолжайте.

— А что, если эти три короба с веревкой и шкивами — это выдвигающаяся мачта, на которой можно было подняться к потолку?

— Конечно! И сбруя тоже подъемный механизм, который он использовал, чтобы встретиться с Богом и Адамом. Великолепно! У вас потрясающие способности к логическому мышлению.

Я почти не слышал, что говорит Бекетт. Потому что был сейчас с Леонардо в темной капелле, когда он с помощью дифференциального механизма выдвигал мачту. Наблюдал, как он прилаживает сбрую и поднимается. За спиной мешок с коловоротом, влажной штукатуркой, кистями, красками. Там же и Кинжал.

Кто мог еще додуматься до такого, кроме Леонардо? Какой удивительный замысел! Инструменты, наверное, помогал нести Мелци. Из Бельведера идти сюда недолго. Возможно, они даже воспользовались подземным ходом.

Леонардо все тщательно измерил. Ночью, в пустой Сикстинской капелле, при свете единственной свечи он поднялся к потолку, пробил дыру, вложил Кинжал между пальцами Бога и Адама. Затем все заделал, нарисовал так, что даже гениальный Микеланджело ничего не заподозрил. И спустился.

Стражники там наверху ходили, хлопали себя ладонями по бедрам, чтобы согреться — ночь-то была прохладная, — и ни о чем не ведали. А бородатый скульптор Микеланджело в это время мирно спал.

— Пойду свяжусь с Ватиканом, — сказал Бекетт. — Попытаюсь получить разрешение на посещение капеллы.

Вернулся он минут через пятнадцать.

— Удалось? — спросил я.

— Естественно. Правда, не без трудностей. Дело в том, что папа сейчас в отъезде. Мы попадем туда через помещение охраны.

— Надеюсь, Теччи нас там ждать не будет, — сказал я.

Бекетт улыбнулся:

— Об этом не беспокойтесь. — Он вытащил платок, вытер со лба несколько капелек пота. — Как ваша нога?

— Побаливает.

— А шея? И вообще выглядите вы очень утомленным.

— Вы тоже, — сказал я. — Кстати, от чего вы принимаете таблетки?

— Воспаление капсулы локтевого сустава. Теннисная травма. — Он усмехнулся. — Боюсь, что в этом сезоне Уимблдон мне не выиграть. А ваша шея…

— У меня рана много серьезнее и совсем в другом месте. Скажите, есть какие-то известия о Джинни?

— Пока нет. Но Мобрайт задействовал наших лучших людей.

— Это ужасно, Бекетт. И если она ранена или вообще… то все это не имеет никакого смысла.

— Я разделяю вашу тревогу, но зачем предполагать худшее? Крепитесь.

— Ладно. Если добудем Кинжал, попытаемся обменять его на Джинни.

— Но ведь Леонардо хотел, чтобы его использовали для благородных целей, — проговорил Бекетт, пристегиваясь ремнем к креслу.

— Самая благородная цель для меня — это спасти Джинни, — отозвался я. — Все остальное потом.

— Конечно. Я вас понимаю теперь много лучше, чем прежде. — Бекетт вздохнул, похлопал меня по руке. — Вы вовсе не негодяй, каким казались совсем недавно.

— И вы тоже, — сказал я, — вовсе не такой высокомерный… хм… пижон.

Бекетт засмеялся.

— Вот что значит хотя бы немного поработать вместе. Я рад, что нам удалось объединить усилия. Как только завладеем Кинжалом, сообщим об этом Креллу. Он должен откликнуться. Обязательно. Потому что в Кинжале его спасение. А мы спасем мисс Джанелли. — Он снова похлопал меня по руке. — Расслабьтесь, молодой человек. Вы сделали невозможное. Мы в двух шагах от цели.

Глава восемнадцатая

С тех пор как я стал каскадером, моим хлебом насущным стал риск. Я так к нему привык, что почти не замечал. Но острая тоска, тревога, сердечная привязанность — все это было для меня новым, исключительным.

Я посмотрел на Бекетта. Он сидел, забросив ногу на ногу. Из брючной манжеты периодически выглядывала прикрепленная к лодыжке небольшая кобура с пистолетом.

— Вы вернете мне мои пистолеты? — спросил я.

Он на секунду замер. Посмотрел на меня.

— Хорошо, что напомнили. Я все собирался спросить вас об этом миниатюрном. Очень интересное оружие.

— Так я их получу?

Бекетт отвернулся к окну.

— О каком оружии может идти речь, если вы прибываете в страну нелегально?

В этот момент самолетное шасси стукнулось о бетонированную полосу. Мы приземлились в аэропорту Леонардо да Винчи.

Нас ждал черный «мерседес». За рулем — широкоплечий Пенделтон, с которого совсем недавно в Милане я снял блейзер. Мобрайт бросил на него безразличный взгляд и уселся рядом со мной.

Минуя все формальности — пограничный контроль, таможня и прочее, — мы выехали на шоссе, идущее вдоль Тибра, свернули налево на кольцевую, дальше направо, потом по виа Аурелия к собору Святого Петра, миновали его и, протиснувшись сквозь толчею, подъехали к Сикстинской капелле.

Пенделтон поставил машину там, где парковка категорически запрещена. К нам тут же приблизился священник высокого ранга в сутане.

Безуспешно пытаясь скрыть волнение, он обменялся коротким рукопожатием с Бекеттом. Представился по-английски, назвавшись кардиналом Гаэтано Лорро, ватиканским министром.

Пенделтон остался в машине. Остальных кардинал повел по мраморной лестнице наверх в просторное помещение охраны. Гулкое эхо наших шагов подчеркивало важность происходящего. Через несколько минут мне предстояло наконец встретиться с Леонардо.

В центре комнаты стоял худощавый человек в рабочей одежде. Увидев нас, он поправил очки в металлической оправе, посмотрел на пол, где пересекались девять проведенных синим мелом линий, и сверился с планом, который держал развернутым в руке.

Я пригляделся. Оказывается, он успел отковырнуть в самом центре квадратную мраморную плитку со стороной примерно двадцать пять сантиметров. Рядом на полу лежала мощная дрель.

— Элверсон, вы уверены, что это то самое место? — спросил Бекетт.

— Абсолютно. — Человек в спецовке снова сверился с планом, на одной стороне которого был изображен потолок, а на другой помещение охраны, где находились мы.

— Только не дай Бог ничего там не повредите.

— Это исключено, — ответил Элверсон. — В том месте, где я буду сверлить, проходит половой брус. — Он показал на точку, где встречались пальцы Бога и Адама. — Сам потолок довольно тонкий. Но над ним пространство примерно два фута.[38] Так что его мы не коснемся. Я бы уже все сделал, но кардинал Лорро запретил сверлить до вашего прихода.

— Правильно, — одобрил Бекетт. — А теперь можете начинать.

Элверсон включил дрель. Мобрайт с кардиналом отступили назад, а я и Бекетт приблизились.

Через пару минут все было закончено. В косых солнечных лучах плясали известково-цементные пылинки.

— Будьте добры, Элверсон, отойдите в сторону, — попросил Бекетт.

Я опустился на колени, заглянул в дыру. Что-либо разглядеть там было невозможно, поэтому пришлось просто засунуть руку по локоть. Пальцы коснулись потолка.

— Sia accurato, — взмолился святой отец, — per la causa di Dio.

— Он просит вас быть предельно осторожным, — перевел Бекетт, нависая надо мной.

— Скажите, что я не меньше его заинтересован в сохранении шедевра.

Потолок с обратной стороны был холодный и шероховатый. Я ощупал его и двинул руку вправо, затем влево, потом снова немного дальше вправо. Наконец мизинец коснулся чего-то металлического. Я ощупал предмет. Это был угол небольшого ящика.

— Есть что-то? — прошептал Бекетт, обжигая дыханием мое ухо.

Я не ответил, потому что не смог. Все внимание было сосредоточено на ящике. Вот застежка. Верх неровный. Я захватил ящик пальцами, поднял — он оказался на удивление легким, — протащил в дыру, положил на пол.

Древний ящик из кованого железа.

— Mio Dio![39] — выдохнул кардинал.

Я отогнул застежку. Внутри что-то лежало, завернутое в тонкую красную ткань. Под ней ощущался холодный гладкий металл. Подцепив край материи большим и указательным пальцами, я развернул ее быстрым движением фокусника.

Перед нами возник Кинжал Медичи.

Собравшиеся что-то говорили, делились впечатлениями, но я в этот момент через бархатную густоту времени общался с Леонардо. Он призвал меня найти его творение, и я нашел. Отдав при этом странный, необъяснимый долг своему отцу, матери, ему, всему миру.

Я медленно перевернул творение Леонардо, удивляясь, как быстро нагревается в ладони изящная рукоятка, любуясь великолепным обоюдоострым лезвием длиной около восьми дюймов.[40]

Оно сверкнуло в солнечных лучах. Они проникали сюда сквозь квадратные проемы в стене, вдоль которой несколько столетий назад прохаживались стражники в стальных шлемах, охраняя папу Льва и его сокровища. Хотя там не было ничего более ценного, чем этот человек в Бельведерском дворце, которому папа не давал работы.

Я осторожно коснулся пальцем острия, и тут же образовалась маленькая капелька крови. Кинжал был острее самого совершенного хирургического ланцета. Но больше всего поражала его почти невесомость.

— Реб, — позвал Бекетт откуда-то издалека.

Я медленно повернулся к нему, возвращаясь из путешествия во времени.

— Это действительно тот самый Кинжал, — произнес он подрагивающим голосом.

Неожиданно скрипнула дверь. И знакомый голос добавил:

— Да, Бэтмен, ты его нашел.

* * *

Присутствующие замерли. На пороге стоял злобно улыбающийся Ноло Теччи в черной замшевой куртке и перчатках. В руке пистолет, «глок-17». По бокам Лон и Джоко, тоже с пистолетами с глушителями. Рука Джоко была в гипсе.

— Ноло, — воскликнул Мобрайт, — почему ты так рано?

Неужели Мобрайт его сообщник? Вот дерьмо.

— Что значит рано? — спросил Бекетт.

Мобрайт бросил на меня тревожный взгляд. Откашлялся, повертел худой шеей.

— Я имею в виду… что… не ожидал, что он появится так… скоро.

— Может быть, вы объясните, что происходит? — на удивление спокойно спросил Бекетт.

— Дело в том, сэр…

— Такова жи-и-знь, так говорят все лю-ю-ди, — запел Теччи, подражая Синатре. — Правда хорошие слова, Арлин? — Он быстро прошагал к Бекетту. — Привет, приятель. Чего это ты такой хмурый? Даже не поцелуешь.

Бекетт молча принялся отряхивать от пыли костюм.

Ноло посмотрел на меня:

— Бэтмен, надо же, выжил… ты действительно джокер.

— Конечно, — сказал я, начиная подниматься с пола.

— Нет, нет. Не двигайся.

Я снова опустился на колени.

— Как там мой автограф? — спросил Теччи.

— У меня пока не было возможности поблагодарить тебя за это. — Я сжал рукоятку Кинжала. Может быть, успею сделать рывок…

— Полегче, джокер, — предупредил Теччи. — Не вздумай лезть на меня с этим великолепием. — Он мотнул головой в сторону Джоко. — Отбери у него нож. А ты, Лон, освободи от оружия остальных граждан.

Лон обыскал Элверсона, забрал у него пистолет. У кардинала Лорро оружия не оказалось. Джоко занялся мной. Быстро обыскал, затем протянул руку за Кинжалом.

Я продолжал сжимать рукоятку. Мы угрюмо смотрели друг на друга.

— Перестань выпендриваться, Бэтмен, — строго сказал Теччи. — Ты уже всем надоел со своим геройством. Но сейчас мы наконец с тобой покончим, можешь не сомневаться.

— Где она? — бросил я сквозь стиснутые зубы.

Теччи усмехнулся:

— Очень милая девушка. И главное, толковая. Так здорово разбирает вирши да Винчи. Все вокруг удивляются.

Мобрайт, наверное, позвонил ему из самолета. Мерзавец. Но раз бандит Теччи говорит о Джинни в настоящем времени, значит, она жива. Значит, еще есть надежда.

Я медленно разжал пальцы. Джоко выхватил Кинжал, передал боссу.

Тот замахнулся и остановил острие в сантиметре от груди Бекетта. Усмехнулся, поводил туда-сюда. Странно, но инспектор даже не поморщился. Продолжал спокойно смотреть на бандита. У него ведь на лодыжке кобура с пистолетом. Я ждал, когда он начнет действовать.

А Теччи тем временем взмахнул Кинжалом, захватил кончиком острия платок из нагрудного пиджака Бекетта. Завернул в него творение Леонардо. Не отрывая глаз от инспектора, он отправил Кинжал во внутренний карман куртки, а затем неожиданно поправил Бекетту галстук, наклонился и нежно поцеловал в губы.

— Вот так.

И отступил к двери.

Бекетт не пошевелился. Стоял, вроде как задумавшись над чем-то. Я решил, что он выбирает момент, чтобы выхватить пистолет. Очень важный момент. Как говорится, сейчас или никогда. Если он решится, я его поддержу. Подыграю, сделаю что-нибудь… как-нибудь. В моих ушах стучал пульс, отсчитывая секунды.

Теччи коротко бросил Лону:

— Lei ragazzi ammazzare tutti.

Я разобрал слова «ammazzare» и «tutti». То есть он приказал нас всех перебить.

Затем бандит снова перешел на английский.

— Встречаемся во дворце на колесах, как договаривались. Там каждый получит свои деньги. — Он посмотрел на нас. — А теперь извините, нам нужно успеть на вертолет. Попрощайся с Бэтменом, Арлин.

Бекетт не спеша повернулся ко мне и медленно произнес:

— Реб, вы действительно отважный путник.

Затем осторожно поправил лацканы пиджака и вышел за дверь.

У меня в голове как будто щелкнул выключатель. Оказывается, Бекетт с ними как-то связан. Такого я предположить никак не мог.

Ноло подмигнул мне и вышел следом, напевая мелодию хита Барбары Стрейзанд «Люди».

Через несколько секунд его голос замер где-то внизу.

* * *

Полы элегантной сутаны кардинала Лорро слегка подрагивали. Он безмолвно молился, шевеля губами.

Джоко оглядел нас и довольно ухмыльнулся, показав кривые зубы. Затем направился ко мне. В одной руке пистолет, в другой нож с выбрасывающимся лезвием. Резиновые подошвы его ботинок негромко постукивали по холодным плиткам. Я наблюдал, готовясь к самому худшему.

Он совершил ошибку, решив не отказывать себе в удовольствии. И ударил вначале ногой. Я напряг живот и упал вперед, как будто без чувств. Джоко на долю секунды потерял бдительность. Этого оказалось достаточно, чтобы я успел рвануть его за ноги. Он повалился на пол.

Я перевернулся, схватил плитку, которую вытащил из пола Элверсон, и швырнул в Лона. Она угодила ему в скулу. Бандит покачнулся. Этим воспользовался кардинал Лорро. Рванулся к двери, но был сражен выстрелом в спину. Лон оказался проворнее.

Справа на него прыгнул Элверсон, однако опоздал на секунду. Джоко выстрелил раньше. А затем бандит рванулся ко мне. Но тут у них опять получилась неувязочка. Лон выстрелил в меня, но попал в своего подельника. Через секунду пистолет Джоко оказался у меня в руке.

Я нажал курок три раза и все три раза промазал. А затем неожиданно откуда-то сзади раздались еще три выстрела. Лон согнулся и сполз на пол, оставив на стене красный кровавый след.

Я оглянулся посмотреть, кто стрелял, и в это время пистолетом Лона завладел Мобрайт.

Он почему-то крикнул: «Реб, не стреляй!» — и укрылся за дубовым столом.

— Он прав, Реб. Больше стрелять не надо, — произнес голос за моей спиной.

Я развернулся в полном замешательстве. У дальней двери стоял худощавый человек лет шестидесяти, совершенно седой. В руке пистолет. Это он убил Лона.

— Реб, с ними покончено, — произнес незнакомец. Затем повернулся к Мобрайту: — С вами все порядке, Тимоти?

— Вроде бы, — ответил Мобрайт, тяжело дыша.

— Кто вы, черт возьми? — крикнул я незнакомцу.

Он остановился в метре от меня.

— Генри Грир, курьер.

— Грир! — Я вспомнил хоспис, иссохшего умирающего старика, его скрипучий голос. Стоящий передо мной совершенно не был на него похож. К тому же Грир умер.

— Да, для вас я был Генри Гриром. — Он откашлялся. — Но на самом деле меня зовут Арлин Бекетт.

Мне показалось, что я сошел с ума.

— Простите, но Арлин Бекетт только что ушел с Теччи.

— Нет, — возразил странный незнакомец, — Бекетт только что пришел.

Это было уже слишком.

— Но если Бекетт вы, — растерянно проговорил я, — то кто же…

— Его зовут Джек Хит, — вмешался Мобрайт. — Он был заместителем инспектора Бекетта, но, общаясь с вами, выдавал себя за него. На это были свои причины.

— А сам-то ты кто, Мобрайт? — спросил я. — Разве не сообщник Теччи?

— Никакой я не сообщник. Кстати, это я убил рыжего немца в пансионате.

— Что? — Теперь уже все окончательно запуталось. Я все время думал, что мне помогает Арчи. — Но как же…

— Да, я спас тогда твою задницу, — буркнул Мобрайт. — Еще секунда, и он бы тебя пристрелил.

Я с мольбой посмотрел на новоявленного Бекетта:

— Объясните, пожалуйста, что, черт возьми, происходит?

— Сейчас объясню, — ответил он. — Только давайте присядем.

Мы отошли к дивану.

— Я познакомился с Хитом в Оксфорде, — начал Бекетт. — Мы оба учились в аспирантуре. Он из очень богатой семьи, скоро должен был возглавить отцовский бизнес. Мы подружились. А потом… потом случилось вот что. Я закончил аспирантуру, возвратился в Штаты, поступил на службу в Центральное разведывательное управление. Проходит несколько лет, и вдруг он мне звонит. В панике. Его отец разорен, какие-то козни, преследования. В общем, просит о помощи. Я организовал его переезд в США, рекомендовал для работы в ЦРУ. После организации «Гибралтара» мы начали работать вместе. Вскоре он стал моим заместителем. Все шло хорошо до тех пор, пока совершенно случайно в мои руки не попали материалы, доказывающие двурушничество Хита. Оказалось, что он гомосексуалист, очень давно состоит в связи с неким Теччи, подручным немецкого оружейного магната Крелла. Именно этот самый Крелл и разорил его отца. А сам Джек Хит работает на Теччи, выполняет его особые поручения.

Мне не хватало доказательств. Я начал их собирать, достал его рабочие тетради, еще кое-какие документы, но Хит что-то заподозрил. Во время одной из наших деловых встреч он использовал свой любимый баллончик с нервно-паралитическим газом. Спустя десять часов меня обнаружил Тим Мобрайт в машине — я только пришел в себя — и рассказал ужасные вещи. Меня разыскивают по подозрению в продаже нашему политическому противнику важного государственного секрета. Речь идет о втором варианте ПКР — Пассивном когерентном рассеянии, необыкновенно эффективной системе ПВО, более сильной, чем та, что сейчас используется в Китае. Дело в том, что файлы с чертежами этой системы действительно были только в двух компьютерах — моем и начальника. Джек, как заместитель, не раз оставался один в моем кабинете и, видимо, каким-то образом взломал код доступа. Скопировал файлы. А потом у них с Теччи возникла размолвка. То ли не договорились о цене, то ли еще что. Поэтому диск по-прежнему у Хита.

А мне пришлось бежать, перейти на нелегальное положение и искать способы доказать свою невиновность. Что предатель не я, а Хит. Моим единственным союзником в «Гибралтаре» все это время оставался только Тим.

Вывести подлеца на чистую воду можно было одним способом — забрать у него диск с файлами. Для этого я придумал сложную комбинацию. Нужно помешать Креллу рассчитаться с Сун-Та-Ки, фактическим диктатором Тайваня. Он ему сильно задолжал, связал обещанием поставить новое мощное оружие. Но для завершения работы над этим оружием необходим особый чрезвычайно термостойкий сплав, пока неведомый современным технологиям, но, по предположению Крелла, изобретенный пятьсот лет назад…

— …Леонардо, — закончил я.

— Вы правы, — сказал Бекетт. — Речь идет о Кинжале Медичи. Так вот, моей целью было добраться до этого кинжала раньше Крелла. А для этого понадобилось вовлечь в эту историю вас. Я знал, что очень скоро к поискам Кинжала подключится Хит.

— Да, теперь кое-что становится понятным, — сказал я.

— Реб, у меня не было другого выхода.

— Значит, умирающий старик Грир…

— Да, да, мне пришлось в него перевоплотиться на двое суток, — сказал Бекетт.

— Но сестра сказала по телефону, что старик умер.

— Она ответила вам так, как я ее попросил: «Его больше нет с нами». Это совсем не означает «умер». — Бекетт посмотрел на часы. — Послушайте, время поджимает. Нам пора уходить. Тим, расскажите вкратце, что здесь произошло?

— Значит, нашли Кинжал в полу, — сказал Мобрайт, — и сразу же появился Теччи. Раньше, чем мы договаривались. Ну и расстроил наш план. Забрал с собой Хита. А Лон, Джоко и я должны были подъехать позже. Встреча назначена в пульмановском вагоне Крелла. В каком поезде, я не знаю.

Я вскочил.

— Мы должны попасть на этот поезд. Там Джинни.

Неожиданно с того места, где лежали убитые, донесся негромкий стон. Это был Лон. Оказывается, он остался жив.

А вот жива ли еще моя Джинни, было неизвестно. Может быть, сейчас, в эту минуту, решается ее участь. Я схватил дрель, подбежал к головорезу. Приставил сверло к голове.

— К какому поезду прицеплен пульман?

Лон с трудом разлепил веки.

— Ах, это ты, Бэтмен, мать твою…

Я включил дрель.

— Спрашиваю еще раз: к какому поезду прицеплен пульман Крелла? Не ответишь, просверлю тебе башку. Ты держал мою голову, когда Теччи выжигал свой автограф. Так вот, я постараюсь оставить автограф не хуже.

— Поезд идет на Цюрих, — пробормотал он.

— Номер?

— IC382.

— Где останавливается в Италии? — Я придвинул сверло на полсантиметра ближе.

Лон поморщился.

— Кажется, в Милане.

— Крелл там?

— Конечно.

— И Антония?

— Кто?

— Мисс Венеция, — прошипел я. — Она в поезде?

— Да.

Я повернулся к Мобрайту:

— Где мои пистолеты?

— В самолете, на котором мы прилетели.

Неподалеку завыла полицейская сирена.

— Пошли, — сказал Бекетт.

— Куда?

— К самолету, возьмем ваши пистолеты. Потом полетим в Милан.

— А пилот согласится?

— Нет, мы с ним связываться не будем. Возьмем Дракко.

— Дракко? Вы хотите сказать, что тогда в Милане его карточку Джинни дали вы?

— Вот именно. И двоих у автобуса тоже убрал я. Пошли. Самолет Дракко в аэропорту. Нужно успеть на поезд.

Времени на размышление не было. Мы быстро спустились вниз, прошли на стоянку. За руль сел Бекетт. До аэропорта добрались без приключений. Мобрайт сбегал в ангар, и спустя несколько минут я был снова вооружен. На предплечье кобура с «мини-пистолетом», под курткой портупея с двумя «зигами».

Потом мы нашли Дракко. Он брился в своем ангаре. Увидев нас, кивнул:

— Привет, Бекетт. Ты, я вижу, опять привел Реба из Голливуда.

— Нужно лететь, — сказал инспектор. — Немедленно. Оплата по срочному тарифу. В Милан. Аэропорт Линате. Он ближе всего к Центральному вокзалу.

Дракко вытер лицо полотенцем, улыбнулся:

— Нет проблем.

* * *

Самолет поднялся в воздух. Некоторое время мы с Бекеттом сидели молча, размышляли каждый о своем. Совсем недавно я ужинал у себя дома, усевшись между вмятинами, оставленными креслом Эмили. Посматривал на репродукцию портрета Джиневры де Бенчи и жалел себя. И вот уже четвертый день подряд в меня стреляют, бьют, вырезают на теле отметины, сжигают живьем, а еще, кажется… любят. Я воспарил вместе с Леонардо да Винчи, добыл Кинжал, о котором мечтал отец, даже не подозревая, что играю в пьесе, поставленной специально для меня инспектором Бекеттом.

— Вы говорили, что знали моего отца. Это правда?

— Нет. Но у меня было на него полное досье.

— Зачем?

— Так, на всякий случай. То, что я рассказал вам о Грире и Теччи, произошло в действительности. Гриру удалось спрыгнуть с поезда на перевале Сан-Роддар. С деньгами и листом из записок Леонардо. Но Теччи его ранил. Истекая кровью, курьер добрался до самолета и потерял сознание. Но я за ним следил и потому появился вовремя.

— Вы за ним следили?

— Да. Потому что он работал также и на КГБ и вез один важный секретный документ. Моя задача была его перехватить. Нам удалось поговорить. Грир рассказал о Теччи, листке Леонардо, сумке с деньгами. Спасти его не удалось, он вскоре умер. Пришлось утопить самолет, инсценировать катастрофу. Поскольку операция была сугубо секретной, документ Леонардо да Винчи я опубликовать никак не мог. Да и в то время он не казался мне таким уж важным. Я положил все в сейф, откуда извлек две недели назад, когда уже был в розыске. В Италии всплыла вторая страница записок Леонардо. Я проштудировал материалы вашего отца, узнал о Кинжале Медичи. Стал наводить справки о вас. Мой план созрел, когда выяснилось, что вы каскадер.

— Остальное мне известно, — проговорил я, обращаясь к окну.

— Но вы оказались на высоте, Реб. Я даже не рассчитывал на такой быстрый успех.

Никто не рассчитывал. Но наверное, все было заранее предопределено. Я стал отважным путником, о котором говорил Леонардо, видимо, потому, что мои родители погибли в пожаре. Я сижу сейчас напротив человека, который спас первую страницу записок гения с Кругами Истины и запер ее в сейфе. Вытащил совсем недавно, а заодно и меня.

Бекетт, казалось, прочитал мои мысли.

— Вы как будто были специально созданы для выполнения этой миссии. Просто невероятно. Справиться с такой сложнейшей задачей, всего за четыре дня… нашли Кинжал Медичи.

— Нашел, но владеет им теперь Крелл.

— Временно владеет.

— И держит в плену женщину, которую я люблю.

Меня душили слезы. Я отвернулся к окну, чтобы Бекетт не заметил.

Но он заметил. Еще бы, профессионал.

— Реб, сейчас об этом думать не надо. — Бекетт включил ноутбук. — Давайте сосредоточимся на текущих задачах.

Через несколько минут на экране возник список поездов, отправляющихся сегодня из Италии в Цюрих. Вскоре выяснилось, что к поезду IC382 действительно прицеплен частный пульмановский вагон. Поезд отбывает из Милана через час пятнадцать минут.

До аэропорта оставалось лететь примерно час. Оттуда до Центрального вокзала шесть километров, но на машине, может быть, придется добираться полчаса, а то и дольше. Если будут пробки.

Я спросил, нет ли возможности задержать поезд.

Он ответил, что нет. Но даже если бы такая возможность и была, пользоваться ею ни в коем случае не следует. Потому что задержка может их насторожить.

— И тогда у нас вообще не будет никаких шансов.

Он был прав. Придется поезд догонять.

Ну что ж, мне не привыкать. В кино я делал это много раз. Но всегда один. И сейчас будет то же самое. Бекетт в кадр никак не вписывался.

Я просмотрел маршрут поезда. От Милана до Цюриха всего одна остановка, в Лугано. Примерно в восьмидесяти километрах на север.

— Дракко здесь держит какое-то оружие? — спросил я.

— Полно. — Бекетт открыл шкаф. — Вот, автоматы, снайперская винтовка, набор ножей…

— А это что? — Я показал на устройство в черном пластиковом корпусе, похожее на отбойный молоток.

— Это автоматический пневмодробовик. Между прочим, человека превращает в наскальный рисунок. Полезная штука, но громоздкая.

— Пожалуй, возьму.

Я спрятал дробовик сзади под куртку, засунув дуло в брюки. Кажется, нормально.

— А в Милане у нас будет какое-то транспортное средство?

— Пойду спрошу у Дракко, — сказал Бекетт, направляясь в кабину пилота.

Я закрыл глаза, чувствуя, как напряглись мускулы лица. Крелл, Теччи, Хит — это одна компания. Надо же, какой обходительный. «Олд спайс», изящный костюм в тонкую полоску… Дурил меня как хотел, а я и уши развесил. Вместе сидели, разгадывали Круги Истины. Да разве можно было догадаться, что он фальшивый? А потом его дружок приказал своим головорезам нас уничтожить, а этот джентльмен даже бровью не повел. Сволочь. А Грир?.. В смысле Бекетт. Тоже заставил меня плясать как марионетку.

Я открыл глаза. Напротив сидел Бекетт, смотрел на меня.

— Вы знаете, когда я лежал в постели в образе умирающего американского пилота, то, признаюсь, чувствовал угрызения совести. Я ведь по натуре совсем не такой. У вас, конечно, нет оснований мне верить, но это правда.

— Что сказал Дракко? — спросил я.

— У него там в ангаре несколько автомобилей. Для клиентов с любыми вкусами.

— Хорошо.

После приземления Дракко вырулил к своему ангару. Я вылез первым. Бекетт и Мобрайт задержались договориться с пилотом. В ангаре стоял вертолет «Белл-Джет Рейнджер», черный «мерседес» и новенький красный «харлей». В замке зажигания торчали ключи.

Мне повезло, мотоцикл завелся мгновенно. Я выехал, глянул в зеркало заднего вида, откуда на меня смотрел удивленный инспектор Бекетт.

Глава девятнадцатая

Через восемнадцать минут пейзаж изменился. Закончились пригородные постройки, дорога пошла в гору к вздымающимся в небо Альпам. Скорость пришлось сбросить. В голову лезли разные мысли.

Ну догоню я поезд, что дальше? Там, наверное, полно бандитов. Теччи, Крелл.

Я представил магната, каким его описала Лоуис. Симпатичный, лысый, похож ни Юла Бриннера. Что там делается в его сумасшедшей башке? Теперь, когда он завладел Кинжалом, зачем ему Джинни? Наверное, отдаст на растерзание садисту Теччи. Что ему одна человеческая жизнь, когда он готов погубить миллионы. Я вспомнил, как Теччи поступил с Гриром. Не исключено, что ему захочется повторить этот трюк с Джинни. Сбросить ее в пропасть на перевале Сан-Роддар.

Я посмотрел на часы. Время поджимало. Через пятнадцать минут они будут на станции. Десять минут остановка. Значит, в моем распоряжении всего двадцать пять минут.

Дорога была извилистая, поток машин достаточно густой, но я все равно делал рывки, заезжая на аварийную полосу. Из-под колес летели гравий, бутылочные колпачки. Наконец удалось вырваться вперед, и… вдруг впереди показался пограничный пункт Чьяссо.

Черт возьми, как же я забыл об этой границе! Зачем-то взял дробовик. Теперь уже жалеть поздно. Я подъехал к шлагбауму, остановился, согнул спину, там где был спрятан дробовик.

Кордон был небольшой, всего четыре пограничника в форме. Наверное, скучают ребята. Ко мне приблизился совсем молодой, спросил документы. Я улыбнулся, надеясь, что он не станет долго возиться с горбуном. Хотел что-то сказать, но передумал. Молча протянул паспорт.

Пограничник раскрыл его, сравнил фотографию с моим лицом. Восхищенно посмотрел на мотоцикл.

— Американец на «харлее». Здорово. Свой или взяли напрокат? Сам я езжу на «хонде».

— Взял у приятеля, — сказал я.

— Неужели? — удивился он. — Вот это друг. Мотоцикл совсем новый, как будто только из магазина.

— Он чудесный парень. Необыкновенно щедрый, — проговорил я небрежным тоном.

— Хм-м… а что это у вас там сзади под курткой?

Время шло, секунда за секундой. Поезд уже подходил к Лугано.

— Специальное устройство для поддержки спины. Я инвалид.

Пограничник почесал подбородок моим паспортом. Я вгляделся в него поверх темных очков. Что это? Простое любопытство или тревога?

— Какое-то странное устройство, — проговорил он, нахмурившись. — Никогда раньше не видел. Эй, Луиджи. — Он позвал пограничника постарше, который проверял «сааб».

Тот махнул сидевшим в машине, чтобы они двигались дальше в Швейцарию, и быстро направился к нам.

Молодой отозвал его в сторону, они начали совещаться, поглядывая на мою спину.

Я глянул на часы.

Все. Время истекло.

Сжал рукоятку сцепления, включил скорость, повернул дроссельный клапан. Переднее колесо поднялось над землей сантиметров на тридцать. Из-за рева мощного двигателя крики пограничников были едва слышны.

Я бросил взгляд в зеркало заднего вида. Двое быстро садились в машину. Через секунду завыла сирена.

Думай, думай! В Лугано ехать нельзя, там меня сразу сцапают. И вообще скоро перекроют все дороги.

Я вспомнил карту района, которую изучал в самолете. Надо попасть на шоссе SS340, ведущее к озеру Комо. Но как? Только свернув с дороги на эти камни. Другого выхода не было. Иначе конец. Снизив скорость до девяноста, я рванул по бездорожью.

Огибал большие камни, подпрыгивал на малых, двигался вверх по склону холма. Сирену больше слышно не было. Только грохот двигателя и свист летящих камней.

Вот наконец вершина. Я с опаской посмотрел вниз. Метрах в ста простиралось шоссе SS340. Десять секунд езды по невысокой траве, и я на нем. Погони нет. Но и Лугано тоже.

* * *

Туристические автобусы, автомобили двигались к озеру Комо на мучительно-медленной скорости пятьдесят миль в час. Объездной дороги не было, так что пришлось примириться.

Красоты природы меня не радовали. Поезд уже вышел из Лугано и мчался к перевалу Сан-Роддар. Я вспомнил мою первую поездку в Швейцарию. Мы тогда ехали из Цюриха на автобусе «фольксваген» тоже через этот перевал. После моста там сразу начинался туннель, а на выходе в десяти метрах внизу я заметил железнодорожные пути, которые шли параллельно дороге.

Черт возьми! Вот где можно перехватить поезд!

Я свернул на запад, на Гандрию, потом свернул еще раз, двигаясь на максимальной скорости, какую позволяла извилистая дорога. Поезд будет у туннеля самое большее через двадцать минут.

Я нажал на газ.

Вот впереди показался горный массив с зияющими посередине двумя дырами. Через полминуты раздался гудок.

Я рванул мотоцикл вперед. И вот он! Прицепленный к концу длинного состава сияющий на солнце пульмановский вагон Крелла.

Джинни!

Пригнувшись, я направил «харлей» по дороге, параллельной путям. Поезд стремительно приближался к туннелю.

Сзади вдалеке завыли сирены.

Сейчас будет мой единственный и, может быть, последний дубль.

Выбрав время, я сильно рванул мотоцикл вправо. Он оторвался от земли и полетел к поезду. Я расслабился, предчувствуя удар. Первым приземлилось заднее колесо, на середину крыши вагона перед «пульманом» Крелла. Я ударил по заднему тормозу, положил мотоцикл набок, скользнул к трубе кондиционера и, изловчившись, ухватился за нее. Мотоцикл в полтонны веса со скрежетом протащился по крыше и свалился, ударившись в кирпичную стену у входа в туннель.

Стальные пальцы и железная воля удержали меня на крыше, когда состав с шумом въехал в темноту. Я лежал распластавшись, прижав подбородок к холодному железу, неспособный ничего сделать, пока поезд не выедет из туннеля.

Вот наконец и солнечный свет. Я начал медленно ползти к «пульману», и тут в тамбур один за другим выбежали пять человек из команды Теччи.

Я вытащил дробовик, устроился поудобнее, нажал спуск. Сила отдачи была такой, что чуть не сбросила меня с вагона. Зато двое ребят внизу лопнули, как перезрелые ананасы.

Следом в дело пошел «зиг». Я знал, на это оружие можно рассчитывать. Ответный огонь разнес в клочья трубу кондиционера. Я отпрянул, ухватившись за водосточный желоб, соскользнул с крыши. Выхватил «мини», поставил автоматический режим и прикончил оставшихся.

Сунул его обратно и, выхватив второй «зиг», прыгнул на образовавшуюся внизу груду тел. Осмотрелся. Больше никого.

— Джинни!

— Реб! — донеслось с заднего тамбура.

Добравшись туда, я увидел Теччи. Он стоял в углу, загородившись Джинни, приставив к ее горлу Кинжал Медичи. Нацелив на меня свой знаменитый «глок-17». В метре оперся спиной на ограждение Крелл. Хита видно не было.

— Джокер! — воскликнул Ноло. — Ты, как всегда, неожиданно. Поздоровайся с герром Креллом.

У меня перехватило дыхание. Я не мог отвести глаз от любимой. Ее волосы трепал ветер, глаза застыли в ужасе.

— Джинни…

— Брось пистолет, — приказал Ноло.

Я осторожно положил «зиг» на пол.

— Отпихни ногой.

Я повиновался. Пистолет скользнул по металлу и улетел в прожорливую пасть ущелья.

— Где Хит?

Теччи усмехнулся:

— Сидит где-нибудь в одиночестве. Он ведь не любит шума.

Крелл поднял глаза.

— Заблудшие души вместо того, чтобы подниматься на небеса, падают вниз, в грязь и ужасно смердят. Так что, как видишь, закон Ньютона справедлив и для них, падших Божьих тварей. А мои бомбы… они помогут людям освободиться. Каждая будет освящена кровью Кинжала Медичи. — Он вспыхнул улыбкой безумца.

— Я что-то не понял твою последнюю фразу, насчет Кинжала, — сказал Теччи.

— Сколько времени? — спросил Крелл, продолжая улыбаться.

— Сейчас позднее, чем ты думаешь, — ответил Ноло.

Улыбка на лице Крелла растаяла.

— Ты ошибаешься, — проворчал он. — Часы показывают ровно столько, сколько мне нужно. Потому что время принадлежит мне. Понимаешь? Оно мое. С тех пор как я завладел Кинжалом…

— Вернер, — вкрадчиво проговорил Ноло, — а кто тебе сказал, что ты им завладел? Это большая ошибка.

Он повернул пистолет и выстрелил, попав Креллу между глаз. Тот перевалился через ограждение и, кувыркаясь, исчез в пропасти. Джинни вскрикнула, а Теччи, усмехнувшись, снова направил пистолет на меня.

— Зачем ты это сделал? — спросил я, только чтобы отвлечь внимание. — Какой в этом смысл?

— Тебе этого не понять, Бэтмен, — ответил он. — И не пытайся. Потому что очень скоро отправишься следом за ним. Вот перережу горло этой лапочке, а потом возьмусь за тебя.

— Погоди, Теччи, — сказал я. — Дай мне уйти первым.

— Почему?

— Да так вроде положено.

— Не понимаю. — Он рассмеялся. Кажется, я его заинтриговал.

— Ну как же, все должно идти по порядку. Сначала Леонардо, потом мои родители, за ними я. Ты выиграл, твоя взяла. Ты прекрасно написал и срежиссировал эту пьесу, так давай закончим ее правильно. Автограф ставить не нужно, он уже есть. И стрелять нет необходимости. Давай я прыгну в пропасть. Выжить у меня, как ты понимаешь, шансов нет никаких. Просто все получится красиво. Ты ведь любишь, чтобы было красиво. Правда?

Я чувствовал на себе отчаянный взгляд Джинни.

— Ты прав, джокер. Мне нравится, когда красиво.

Я облегченно вздохнул и посмотрел на Джинни:

— Прощай, Антония.

Вскочил на сверкающие медные перила и выбил ногой из руки Теччи пистолет. Он полоснул Кинжалом по подошве моего ботинка. Я обрушился вниз, повалив его и Джинни. Затем отпихнул ее как можно дальше. Теччи зарычал и кинулся на меня с Кинжалом. Я увернулся. Он попытался снова провести удар, но нарвался на мой. Прямой по носу.

Кость хрустнула. Голова дернулась назад. Потекла кровь.

Я ударил снова, и он окончательно обмяк. Я повернулся посмотреть, как Джинни.

— Реб! — отчаянно вскрикнула она.

И очень вовремя.

Еще доля секунды, и для меня все было бы кончено. Теччи каким-то образом собрался с силами и приготовился сделать рывок с Кинжалом. Но я успел выхватить «мини» и сделать два коротких выстрела.

Его отбросило на ограждение. Я ринулся к нему, вырвал из ослабевшей руки Кинжал. Сунул в задний карман. Затем выбросил убийцу в пропасть, следом за убитым им хозяином.

Откинул спину на перила. Глубоко вздохнул.

Наконец-то все закончилось.

— Отдайте Кинжал.

Я поднял голову.

Напротив стоял Джек Хит, нацелив на меня пистолет.

Недовольный моей медлительностью, он нацелил пистолет на Джинни.

— Не надо! — крикнул я. — Я отдам вам этот чертов Кинжал! Только не трогайте ее.

Хит улыбнулся:

— Молодой человек, вы действительно настоящий герой. Я вами восхищаюсь. Хорошо. Давайте же Кинжал.

Я подал ему творение Леонардо на открытой ладони.

Он отправил его во внутренний карман пиджака и снова наставил пистолет на меня, готовый нажать на курок.

— Подождите! — со слезами взмолилась Джинни. — Позвольте мне хотя бы поцеловать его на прощание. Пожалуйста.

— Великолепная идея, — сказал Хит. — Прошу вас.

Джинни подбежала, прижалась ко мне.

— Довольно мило, — заметил он. — Теперь я смогу покончить с вами одной пулей.

Моя душа упала. Провалилась сквозь землю и вылетела с другой стороны в черное холодное пространство. Вот тут я потерпел поражение. Полностью и окончательно. И подставил Джинни.

Я прижал ее к себе так сильно, как мог. Наши тела сплелись, губы слились в нежном поцелуе. Внутри меня всколыхнулось что-то доселе неведомое, благословенное, имя которому — любовь. Жаль только, что нам не дано было насладиться ею.

А потом мы услышали шум винтов. Над нами завис вертолет, управляемый Дракко. Рядом Бекетт приставил к плечу приклад снайперской винтовки.

Я бросился на пол, увлекая с собой Джинни. Хит не успел выстрелить. Пуля Бекетта пробила ему грудь раньше. Он рухнул на спину, уставив в небо удивленный взгляд.

Бекетт опустил винтовку и жестом приказал мне обыскать убитого.

В одном кармане пиджака лежал Кинжал, в другом коробка с компьютерным диском.

Я поднял вверх оба трофея, чтобы их видели все. И на небесах, и на земле.

Глава двадцатая

Джинни лежала на кожаном диване в шикарном купе Крелла. Она была ранена. К счастью, не очень серьезно. Пуля Теччи по касательной задела бедро. Швы наложат, и все будет в порядке.

Я сидел рядом, рассматривал рану на ноге. Тоже заживет со временем. Как и все остальное.

Два листа из записок Леонардо лежали целые и невредимые под хрустальным пресс-папье на викторианском письменном столе Крелла. Рядом стояли две сумки ручной выделки, до краев наполненные деньгами.

На вокзале в Цюрихе нас встретили Бекетт и Дракко и увезли в отель. Вскоре прибыл врач. Работал быстро, никаких вопросов не задавал.

Потом я передал Бекетту диск, и мы расстались.

Обратно в Калифорнию нас опять доставил Дракко. Мы все время спали как убитые. Под действием болеутоляющего. Отсутствие напряжения тоже сказывалось.

В аэропорту взяли такси. Доехали до поселка Большой Медведь. От дома Арчи остались одни угли, но мой «ягуар» стоял в том месте, где я его оставил. И что удивительно, сразу завелся. Я проверил сумку, которую зарыл под деревом. Цела. Забирать не стал. Оставил как есть.

Потом мы навестили Арчи в Медицинском центре. Он оторвал глаза от книги и удивленно вскинул брови.

Мой друг заметно посвежел. Повязку с лица уже сняли, только нос еще был заклеен пластырем. Я коротко рассказал о последних событиях. Мы посмеялись над недоразумением.

— Надо же, я был уверен, что в Милане тогда действовал ты.

— А я вообще не понимал, о чем идет речь, — сказал он.

— И в пансионате тоже.

— Да.

— Ну счастливо, Арчи, поправляйся, — произнес я, вставая. — Помни, я всегда считал и буду считать тебя старшим братом.

Его глаза повлажнели. Мои тоже.

Джинни поцеловала его где-то рядом с ухом, в единственное пока здоровое место. И тоже промокнула глаза платочком. Он показал мне книгу, которую читал. Это была биография Леонардо, Роберта Пейна.

— Да, чуть не забыл, — сказал я, — там недалеко от твоего дома под деревом зарыт подарок.

Арчи расплылся в улыбке.

— Это хорошо. Я люблю подарки.

* * *

В четыре утра мы подъехали к пансионату «Хоулистер-хаус». Позвонили. В административном коттедже зажегся свет. Дверь отворилась. На пороге стоял Поп в пижаме. Пригляделся и осветился радостной улыбкой.

— Кого я вижу, Холмс и Ватсон! Входите же.

Он усадил нас на диван и долго рассматривал, как будто мы появились по мановению волшебной палочки. Потом вскочил и через несколько минут вернулся с подносом, на котором стояли четыре керамические кружки с ароматным чаем и плетеная корзинка с домашним печеньем. А еще через пару минут спустилась Мона в длинном голубом халате и, не говоря ни слова, села рядом.

Несмотря на поздний (а может быть, ранний) час, мы принялись рассказывать о наших приключениях. Поп и Мона жадно слушали, изредка перебивая вопросами.

Когда мы закончили, за окном уже щебетали птицы.

Я вынул Кинжал Медичи, протянул Попу. Он покачал его на ладонях, внимательно рассмотрел. Затем передал Моне. Она поднесла его к свету, поворачивая туда-сюда, пока он не засверкал волшебным сиянием.

Мы сидели молча, наслаждаясь красотой творения Леонардо.

— Что ты собираешься с ним делать? — спросил Поп.

С меня только что спала пелена, в которую я был закутан с той трагической ночи летом восьмидесятого. Она одновременно и согревала меня, и не пропускала тепло извне.

Джинни потянулась, коснулась моего колена, и пелена исчезла. Она мне больше не была нужна.

— Кинжал принадлежит Национальной галерее, — сказал я, — вместе с Кругами Истины.

Мы посидели еще, сжимая в ладонях кружки, поражаясь странному стечению обстоятельств, которые свели нас вместе.

Я взглянул на Джинни. Она поймала мой взгляд, охватила ладонями мое лицо и поцеловала. Совершенно не стесняясь присутствия Попа и Моны. Это было непередаваемое ощущение.

Поп тут же начал насвистывать знаменитую песенку Луи Армстронга «Твой поцелуй я всегда смогу вызвать в памяти». Я открыл глаза и увидел, что они с Моной держатся за руки.

— Итак, коттеджи «Когда-Нибудь» и «В Следующем Году» в вашем распоряжении. Правда, «Когда-Нибудь» еще не отремонтирован…

Джинни улыбнулась:

— Ничего, нас вполне устроит «В Следующем Году».

— Очень правильное решение! — радостно воскликнул Поп.

Выражение признательности

Приношу глубокую благодарность Лоре Фокс из литературного агентства Линды Честер за громадную работу, проделанную над этой книгой. Большое спасибо моему редактору Митчеллу Айверзу, всем сотрудникам агентства «Покет букс», а также Салли Уилкокс и Лоре Горовиц из агентства «Креатив артистс». Спасибо также Линде Майклз, моему агенту по правам за границей.

Особая благодарность Поле Вагнер и Тому Крузу за то, что разделили мое представление, что Том очень подходит на роль Реба. Спасибо также Гей Хирш из «Круз-Вагнер продакшнз». Спасибо Марше Уильямс за вклад в работу над этой книгой.

Спасибо Симусу Слаттери, моему партнеру, лучшему другу, творческому гению. Мне очень повезло, что я встретил тебя и мы начали сотрудничать. Спасибо Джейн Слаттери, настоящему другу, а также Майку и Кэти Слаттери за их терпение и поддержку.

Благодарю мою чудесную жену Рикки. За любовь, за замечательные идеи — включая название «Круги Истины», — превосходное редактирование и непревзойденные кулинарные способности.

Благодарю любимого сына Ки. Я восхищен твоими музыкальными способностями — ты овладел столькими инструментами, — и я благоговею перед твоим литературным талантом. Я так благодарен судьбе, что имею возможность наблюдать, каким замечательным человеком ты вырос.

И последнее. Спасибо всем моим ребятам. Без вас я бы не выжил. Особенно благодарю Клей и Уайатт за то, что позволили использовать в этой книге некоторые свои действительно крутые фразы.

В уютной комнате всегда уютно.