/ Language: Русский / Genre:sf_social / Series: Панорама приключений и фантастики

Сборник "Еще немного икры"

Клод Вейо

«Еще немного икры, или Встречи с неведомым.» Рассказы одного из лучших французских фантастов Клода Вейо пронизывает стержневая идея: человека в Космосе постоянно подстерегает встреча с неведомым, и не всегда в это встрече он оказывается победителем. Однако захватывающе остросюжетное повествование — все же не главное творчестве писателя. Его рассказы дают возможность поразмышлять о многом — как об общечеловеческих проблемах, так и о глубоко интимных.

Еще немного икры

Мадемуазель Моро была какая-то не такая сегодня утром. Она шла от доски к проекционному аппарату с таким видом, будто сейчас заплачет.

– Сегодня, дети, — сказала она, — мы поговорим о Земле.

Класс загудел, а она задвинула шторы, чтобы стало темно. Только Херберт делал вид, будто ему все это до смерти надоело. Еще бы, он же второгодник. Так что он все это проходил.

– Вот увидите, — прошептал Херберт, — ничего особенного не будет. То же самое, что и Бис-бис.

Проектор застрекотал. Херберт прав оказался. Действительно, совсем то же, что и Бис-бис: шар вертится в пустоте, большой зеленоватый шар.

– Я вам уже объясняла, что Земля — это одна из девяти планет Солнечной системы, — сказала мадемуазель Моро, стараясь говорить своим обычным учительским тоном. — От Солнца ее отделяет сто сорок девять миллионов километров. Она делает полный оборот вокруг Солнца за триста шестьдесят пять с четвертью дней и совершает один оборот вокруг своей оси за двадцать четыре часа.

– Почему же ее не видно, раз она вращается вокруг Солнца, как и мы? И почему нам никогда в телескоп ее не показывали? — тихонько спросила Тина.

У Тины две маленькие косички торчком с розовыми бантами. Она всегда задает кучу вопросов.

– Речь идет не об этом солнце, детка, — ласково ответила мадемуазель Моро. — Твои мама и папа, видимо, говорили тебе. Речь идет об очень, очень далеком солнце, о красивой желтой звезде, до которой миллиарды километров…

– Подумаешь! Звезда второй величины, — сказал Херберт. — Мне папа объяснил. Свечка по сравнению с Сириусом.

Ясно было, что он повторяет то, чего сам не понимает, но малыши, те, кому меньше семи лет, посмотрели на него с уважением.

– Это так, Херберт, — сказала мадемуазель Моро. — Множество звезд и крупнее, и ярче. Но нет звезды красивей.

На экране появился еще один шар — поменьше, который вращался вокруг первого и оставлял за собой пунктирный след, чтобы показать свой путь.

– Это — Луна, — продолжала объяснять мадемуазель Моро. — Она спутник Земли. Луна совершает оборот вокруг Земли за двадцать семь суток…

– Ой, так же как Бис-бис, — воскликнула Тина.

Херберт презрительно фыркнул. А мадемуазель Моро улыбнулась в полутьме.

– Не совсем так, — терпеливо продолжала она. — Луна и Земля — это маленький шарик, вращающийся вокруг большого. Тогда как Бискупик и Бискупик-бис — это два больших шара одинакового размера, которые вращаются один вокруг другого.

– Это-то я знаю, — уверенно подхватила Тина. — Я недавно смотрела на Бис-бис в папин бинокль. Рано вечером он был… это… слева…

– На западе, — поправила мадемуазель Моро.

– Ну да, на западе. А потом он потихоньку поднялся по небу. Это большой шар. Правда, очень большой!

В прошлый раз, когда мадемуазель Моро хотела рассказать нам о Земле, было то же самое. Сначала было интересно, а через пять минут уже заговорили о другом. Земля — это так далеко… Почти девять световых лет, так сказал мне папа. Это где-то там, среди звезд. Мы же никогда не полетим к звездам, так зачем же тогда все эти разговоры о Земле?

– А правда, что на Бис-бисе есть цветы, такие же как здесь?

– Ох! Вот дурочка-то! — не удержался Херберт, шаркая ногами по полу.

Он строил Тине гримасы и стучал крышкой парты.

– Херберт, ты ведешь себя очень плохо, и потом я должна тебе сказать, что не такой уж ты умник. Когда остаешься на второй год, не так уж трудно хвастать своими знаниями. Тут нечем гордиться.

Херберт виновато опустил голову. Он здорово раздражает мадемуазель Моро. Я раз слышал, как она говорила о нем капитану Буланже: «Этот глупый и хвастливый маленький американец…» Капитан засмеялся и сказал:

– Дорогая Анни, как вы можете до сих пор мыслить (он какие-то странные слова употреблял) такими архаичными понятиями? Американцы, англичане, французы, русские, итальянцы, югославы… Вы действительно думаете, что в нашем положении это может иметь какое-то значение?

– Но разве тем, что мы здесь, мы не им обязаны?

– Как так?

– Так ведь Корабль же американцы построили, так или нет?

Капитан мягко положил ей руку на плечо.

– Ваша желчность, Анни, от того, что вы чувствуете себя здесь в западне. И не сомневаетесь в том, что ловушка захлопнулась навсегда. Вы еще не свыклись с этой мыслью, так ведь?

– Да, это правда, я не свыклась с ней. И думаю, что никогда не свыкнусь. — Ее глаза были полны слез. — Я знаю, что вы мне ответите: я сама вызвалась лететь. Когда Содружество Государств приняло решение о создании Корабля, на борт никого силой не загоняли.

– И хотя американцы взяли на себя основную работу по созданию Корабля, они были не одни. Корабль — это детище всех землян, Анни, и вы это прекрасно знаете. И именно поэтому экипаж и научные группы были сформированы из лиц всех национальностей, были бы подходящие люди. И именно поэтому мы все говорим на интерлингве и уже так долго, что вы даже этого не замечаете. Это не американская экспедиция, Анни. Это даже не международная экспедиция. Это просто земная экспедиция.

– Конечно, вы правы, а я глупая. Но если бы вы знали, как иногда…

Она повернулась к окну.

– Взгляните на эти лачуги… Как будто ларьки на барахолке! После десяти лет пребывания на Бискупике вот чем мы стали: бедняками, еле сводящими концы с концами. Мы не преуспели, и это надо признать. Мы не были готовы к тому, что случилось. Нас готовили к героическому перелету через Галактику, а не к забиванию гвоздей или вскапыванию огорода. Вдали от себе подобных, отрезанные от земной технологии, вырванные из рядов нашей расы, мы даже не смогли воссоздать в достаточной степени быт среднего землянина. Нас тысяча двести специалистов во всех областях, среди нас — полсотни гениев, но мы ведем жалкое существование посреди дикого леса и при этом сохраняем детскую уверенность, что все это временно, что нужно только потерпеть и что скоро мы отсюда выберемся. Мне кажется, что мы все умрем от этого заблуждения.

– Вы не единственная, кто так считает, Анни. Наибольшие реалисты среди нас ратуют за то, чтобы поставить крест на мыслях о Земле, и требуют начать серьезное исследование Бискупика, имея в виду, что мы здесь останемся навсегда. Они борются против того, что называют нашим геоцентризмом. Против того самого геоцентризма, с которым вы до сих пор рассказываете детям о Земле, которой они никогда не видели… и которую они, скорее всего, никогда не увидят.

– Я все понимаю, — согласилась мадемуазель Моро. — Но эти мысли рождает не разум, вы сами прекрасно знаете. Это чисто эмоциональное и идет откуда-то изнутри.

– Все мы, кто знал Землю, обречены на эти муки, — сказал еще капитан Буланже. — Возможно, только последующие поколения будут от них избавлены.

Тут мадемуазель Моро подняла голову и увидела, что я еще в классе.

– Эрве, ты почему не на перемене? Ну-ка, беги к своим друзьям.

Когда я выходил, она опять заговорила с капитаном, но тут я уже не понял ни слова. Они, видимо, перешли на один из этих запутанных языков, на которых взрослые иногда говорят друг с другом. Это, видимо, был… Как он называется? Французский. На нем иногда разговаривают между собой папа и мама, когда не хотят, чтобы я их понял. Но кроме французского есть и другие языки. У родителей Херберта другой язык, а у родителей Тины еще один. Как будто у каждого взрослого есть свой собственный язык. Зачем это нужно, раз на интерлингве все могут сказать всем все, что угодно?

– Эрве, ты что, меня не слушаешь? О чем я сейчас говорила?

Черт! Картинка на экране была уже другая. Теперь там были деревья, но уж точно не здешние. Эти были слишком маленькие. Видно по людям, проходившим под ними… До самых низких веток они почти могли бы дотянуться рукой. И потом эти люди забавно одеты. Вместо брюк и сапожек женщины были обернуты во что-то вроде пышных фартуков, по всякому разрисованных: кругами, полосками… А из-под фартуков торчат ноги. По правде сказать, все это довольно смешно выглядит, и Херберт фыркает. Это опять, должно быть, картинки Земли.

– Так что же, Эрве? Я не слышу ответа. Что такое весна?

Открывшаяся дверь спасла меня. На фоне дверного проема возник силуэт капитана Буланже. Он неподвижно стоит, не произнося ни слова, но видно, что он весь напряжен.

Машинально мадемуазель Моро выключила проектор и отдернула шторы. В неярком свете дня лицо капитана под низко надвинутым козырьком потрепанной фуражки выглядит очень строгим и будто окаменевшим.

– Что случилось? — нервно спросила мадемуазель Моро. Капитан прошел к старой доске, пластик которой совсем износился от синтетического мела.

– Это Пенн, — сказал он. — Он возвращается.

Тут в классе поднялся страшный гомон, все говорили, не слушая друг друга. Мадемуазель Моро стояла перед капитаном с совершенно белым лицом и даже не повернула головы, чтобы нас успокоить.

Полковник Пенн возвращается с Бис-биса. Вот это действительно новость!

У полковника Пенна и перед отлетом в прошлом году была длинная борода, но теперь… Ну и ну, она почти до пояса. И вся седая. Волосы у него тоже очень длинные и вьются локонами из-под старой фуражки. Многие в колонии отрастили себе бороду и длинные волосы…

Я бежал через весь город в надежде, что буду первым на посадочной площадке, но там уже собралось много народа. Из всех домов выскакивали люди. Прыгая через ступеньки деревянных крылец, офицеры на ходу натягивали залатанные кители.

– Дети, дети!.. — кричала нам вслед мадемуазель Моро.

Но ее, конечно, никто не слушал. Интересно, если бы тигрокенгуру выскочил из леса прямо на улицу, он нас остановил бы?

Никогда раньше я не видел столько народа сразу. Собралось по крайней мере полтысячи человек. Папа, конечно, рассмеялся бы, если бы я ему это сказал. Он говорит, что там, на Земле, живут тысячи миллионов людей. Если это правда, то где же они все помещаются? Он также рассказывает, что эти миллионы людей живут в огромных городах, где дома бывают вышиной в двести метров, почти как деревья у нас в лесу. Он называет эти города метрополиями.

– А здесь, — сказал он однажды, — уж точно не метрополия. Всего-навсего трущобы улучшенного типа или, скорее, поселок времен покорения Дальнего Запада.

Я не знаю, что это означает. Взрослые всегда упоминают какие-то совсем незнакомые вещи. А вот что я знаю, так это то, что даже в папиных метрополиях никогда не было такого возбуждения, как в тот момент, когда грузовой корабль полковника Пенна приземлился на площадке.

Площадка была расчищена недалеко от города. Отсюда грузовики отправляются на Корабль с очередной вахтой. Я приходил сюда много раз с мамой встречать папу, когда кончалась его вахта на орбите.

Трава уже начала отрастать, и лиан тоже полно. А ведь бригада по уходу за площадкой выжгла все на прошлой неделе. Но лес не остановишь. Вот и в городе надо все время следить, чтобы растения не заполнили все на свете. Однажды дом родителей Тины треснул и немножко приподнялся. Оказывается, прямо под ним вырос здоровенный корень.

Когда я прибежал, двигатели ракеты уже выключились. Я протиснулся между десятками ног, пока не уперся в Тома Коссака, который обернулся и схватил меня за шиворот.

– Дальше нельзя, Эрви! Запрещено!

У него на рукаве была голубая повязка, а значит, он исполнял обязанности полицейского. Вместе с ним другие люди с голубыми повязками, взявшись за руки, не давали остальным подойти слишком близко.

Вокруг старой ракеты с влажной земли поднимался пар.

– Подумать только, — сказал кто-то, — эта старая жестянка смогла долететь до Бис-биса и вернуться обратно.

– Ну, ее все-таки переоборудовали. Пять лет они над ней работали.

– У меня когда-то был старенький «рено». Даже если бы я его переоборудовал, все равно не решился бы выйти на старт в двадцатичетырехчасовых гонках в Ле Мансе.

В этот момент открылся шлюзовой люк, и я увидел бороду полковника Пенна. Я вспомнил истории, которые иногда рассказывает мама, земные истории. Дед Мороз, должно быть, похож на полковника Пенна.

А вокруг ни криков, ни аплодисментов, вообще ничего.

Видно было, что все слишком взволнованы. Подполковник Иван Соколов, возглавлявший Комитет управления в отсутствие полковника, ровным шагом направился к грузовой ракете. Все разворачивалось очень медленно, но никто, похоже, не обращал внимания на это. Воздух словно застыл в ожидании чего-то.

– Дигби из Комитета управления сказал мне, что они потеряли там несколько человек, — прошептал кто-то за моей спиной. — Но вроде бы нашли ребят со шлюпки № 7.

– Десять лет спустя? Этого не может быть!

Подполковник Соколов поднялся по металлической лесенке. Он обнялся с полковником Пенном, а затем с другими, теми, кто стоял в полутьме шлюза.

Вдруг раздался голос полковника, да так громко, будто он был здесь, рядом с нами. Он говорил в микрофон. Папа сказал потом, что его речь была не из тех, что остаются в веках.

– Ну что ж, друзья, вот мы и вернулись. Не обошлось у нас без потерь. Вы, возможно, уже знаете, что Лэнгтри и Борднэв остались на Бис-бисе. Они погибли. Но экспедиция не была напрасной. Мы нашли шлюпку № 7.

На площадке стояла мертвая тишина. Можно было даже расслышать еле заметный шорох побегов, корешков, ростков, пробивающихся сквозь лесную почву.

– Из сорока человек экипажа тридцать девять не пережили этих лет. Но один из них выжил. Он прилетел с нами. Он жив и здоров. Это Петр Овчар, биохимик.

В толпе кто-то дико закричал. Этот крик был переполнен такой жуткой радостью, что у меня волосы дыбом встали. Никому, видимо, и в голову не пришло, что спасенный может быть женат и что его жена будет здесь на площадке.

– Что-то не сходятся концы с концами в рассказе Овчара, — сказал папа. — Логически рассуждая, он не должен был выжить.

– Почему же? — спросила мама. — Ведь Пенн сказал, что Бискупик-бис очень похож на нашу планету. По его словам, это практически близнецы. Две совершенно одинаковые планеты, вращающиеся друг вокруг друга на расстоянии три миллиона километров.

– Правильно. Но ты забываешь об одной вещи. Когда мы оставили Корабль на орбите вокруг Бискупика, у нас было сорок спасательных шлюпок и пять грузовых ракет. Семь шлюпок бесследно исчезли в космосе, пять разбились, но двадцати семи удалось приземлиться в целости и сохранности. С грузовыми ракетами тоже обошлось без потерь. А все это составляет более полутора тысяч человек. Вот почему мы выжили… Потому что нас было много, потому что мы располагали всем необходимым оборудованием и потому что у нас были грузовые ракеты для полетов к Кораблю.

Одну же шлюпку — № 7 — в результате неудачного маневра снесло к Бискупику-бис. Овчар говорит, что посадка была очень жесткой. Около половины из них погибли при приземлении. А затем смерть следовала за смертью: одни тонули в болотах, другие становились жертвами растений-хищников, третьи умирали от всевозможных болезней или же просто от отчаяния. Шесть лет Овчар провел в полном одиночестве на этой дьявольской планете. Шесть лет, представляешь!

– Ну и что? Ты никогда не читал «Робинзона Крузо»?

– Нашла с чем сравнивать. Бис-бис — это не идиллический земной остров, где человек как по заказу находит все, что ему нужно. Кстати, тот же Робинзон Крузо вовсю пользовался тем, что сохранилось на погибшем судне, тогда как Овчар никоим образом не мог добраться до Корабля. Нет, если кто и Робинзоны, так это мы. Одиночество на Бисбисе — хуже преисподней. Ты знаешь, что комары там — весом в двадцать кило? Комары-убийцы… Пенн сказал, что именно так погиб Борднэв. И что там есть лианы-пиявки? Одна из них и высосала из Лэнгтри всю кровь.

Я лежу на антресолях и стараюсь не пропустить ни одного слова. Туда легко забраться с моей кровати. Бревенчатая стенка не доходит до потолка, и получилось что-то вроде чердака, куда папа сложил пустые коробки, старые книжки и разные запасы. В не струганой доске выпал сучок, и я вижу через дырочку, как они допивают кофе.

Говорят, правда, что это не настоящий кофе. Для взрослых настоящий кофе — это тот, что растет там, на их Земле. А весь кофе, что они привезли с собой на Бискупик, давным-давно кончился. Хоть разбери Корабль до винтика, все равно даже зернышка не сыщешь. Однако ботаники нашли в лесу растение, чьи семена как у кофе. Мама говорит, что вкус похожий.

– Во всяком случае, Петр Овчар вернулся живым. И это факт.

– Спорить не буду, — улыбнулся папа. — Не такой уж я фанатик.

– А что он от этого выиграл? Не лучше ли ему было умереть, как всем, кто был на шлюпке № 7?

Глаза у папы сделались совсем грустными и добрыми. Наклонившись над столом, он взял маму за руку.

– Я смотрю, ты никак не придешь в себя, Минна. Ты должна бы радоваться, что один из наших вернулся живым после столь долгого отсутствия. Подумай о радости Хельги Овчар. А вместо этого ты, кажется, совсем захандрила.

– Да, Жорж. И ничего не могу с собой поделать. Я… я боюсь, что больше не выдержу. Понимаешь, когда я увидела Петра Овчара, — а он почти не изменился, — меня как будто отбросило на десять лет назад… И даже больше. Я вспомнила тренировочную базу… Ты знаешь, что Овчар ухаживал за мной тогда? А ведь он не говорил ни по-французски, ни по-английски. И именно я помогала ему учить интерлингву…

– Ты никогда не говорила мне об этом, — сказал папа, притворяясь страшно рассерженным.

– И сейчас, когда я его увидела, столько всего всплыло у меня в памяти. Я постаралась все это забыть десять лет тому назад и думала, что навсегда. Я говорю, естественно, не о самом Овчаре, а о том, что пробудило его возвращение. Я вспомнила себя такой, какой была десять лет тому назад: дурочкой-энтузиасткой, снедаемой любопытством и лопающейся от гордости… Во всех газетах писали о нас: «Волонтеры подпространства», «Галактические колонисты», «Пионеры пространства-времени», «Мейфлауэр» Космоса… И хоть нас было две тысячи человек, они почти у всех взяли интервью… А потом эта сутолока последних приготовлений, челночные рейсы на Корабль, последние радиопередачи: «Время побеждено… В подпространстве им потребуется всего три месяца, чтобы преодолеть расстояние, которое свет проходит за девять лет… Они расскажут вашим правнукам о диковинах Сириуса, Проциона и Альтаира…»

Ох, Жорж! В этот момент я, кажется, была готова на все. Провести годы в космосе, никогда больше не увидеть своих родных, не увидеть при возвращении той Земли, которую мы знали, найти ее изменившейся на несколько столетий… Да, я была согласна на все это, потому что в глубине души у меня была спокойная уверенность: однажды, рано или поздно, но, так или иначе, мы вернемся. Не обязательно быстро, может быть, даже очень нескоро, но достаточно было просто знать, что это возможно…

Через дырку в доске я вижу только мамину голову. В ее черных волосах видны белые нити. Разве мама старая? Тридцать пять лет — это, конечно, много, как мне кажется, но похоже, что для взрослых это еще молодой возраст.

Тон ее голоса стал резким. Она даже стукнула кулаком по столу, как это делают мужчины.

– Жорж, скажи на милость, как мы могли позволить загнать себя в эту мышеловку? Почему до нас не дошло, что Корабль, которым мы так гордились, — это жестянка, пылинка металлическая, просто ничто! Три сотни метров в поперечнике, вес в сотни тысяч тонн и тридцать две концентрические палубы — впечатляет, конечно. Но как мы могли восхищаться этим несчастным стальным шариком? Как мы могли быть столь самонадеянны, что не думали даже ни о каких неожиданностях. И вот, после трехмесячного полета в подпространстве, Корабль — как ему и положено — выходит в пространство в окрестностях Сириуса и… ломается. Поломался, как древний «форд». Окончательно и непоправимо.

– Ты прекрасно знаешь, что не непоправимо.

– Я больше в это не верю, Жорж, совсем не верю. Я долго верила, я хотела в это верить крепко и очень долго. Когда полковник Бискупик собрал нас тогда на Корабле, в первый раз, десять лет тому назад, и сообщил, что поломку можно устраивать, но есть риск дезинтеграции, когда он сказал, что весь состав экспедиции поселится на планете, а на борту останется только ремонтная бригада, тогда, да, я в это отчаянно верила. А потом ремонтники вернулись, и грузовая ракета отвезла им на смену другую бригаду… Потом и эта возвратилась, и так далее, и так далее… А потом полковник Бискупик умер, и Пенн занял его место… Потом умер Брюкер, потом Мэри Макдугалл, потом майор Козинцев, потом профессор Моргенштейн, потом Дональд Макдугалл, потом малышка Корделье… Жорж, ты когда-нибудь считал могилы на поляне? Я, например, считала. Их там сто тридцать девять. Для полутора тысяч человек это много за десять лет.

– С такой точки зрения это выглядит, конечно, весьма пессимистично. Но вот что занятно: общая численность практически не изменилась — все те же полторы тысячи.

Мама на мгновение замолчала. Потом рассмеялась — почти весело.

– А ведь и правда, Жорж. Дети. Более двухсот детишек родились здесь. Человек неисправим.

– Человек неистребим, — поправил папа. — Я за людей не опасаюсь.

Они вместе засмеялись, и в этот момент ночная тишина взорвалась от крика. Он просто-таки пронзил стены нашего дома. Это было так жутко, что я впился ртом в руку, чтобы самому не закричать. И когда он прекратился, в ушах у меня еще звенело.

Мама вскочила с побелевшими губами.

– Боже мой, что это? Зверь?

Я почувствовал, как у меня ледяные мурашки пробежали по спине. То был не зверь. Этот голос я уже слышал сегодня на посадочной площадке. То был до неузнаваемости искаженный голос Хельги Овчар.

Никто меня не заметил. Пока они собирались перед домом Овчара, я пробежал по тропинке, спотыкаясь на острых камешках. На мне была только пижама, а ботинки надевать я не стал — ведь нельзя же было пропустить, что там происходит.

Я вскарабкался на мучное дерево, нависшее над крыльцом. Свет прожектора не доходил так высоко. Скрытый темнотой, я прополз по ветке; несколько стручков лопнули и обдали меня белой пудрой.

Твердым шагом папа вошел в круг света. Папа — храбрый. Он всегда идет первым. Он был в первой ракете. Не тогда, когда вся колония высадилась, а гораздо раньше, когда надо было исследовать планету. Это мне мама рассказала: полковнику Бискупику было известно, что атмосфера на планете есть и что сила тяжести составляет там девять десятых земной, но все равно требовалось сделать разведку. И вот первой, ракетой командовал папа. Они высадились и исследовали много-много дней. Их было тридцать, а папа был их командир. Все это время остальные ждали на борту Корабля. Мама говорит, что меня тогда еще не было. Поэтому, значит, я ничего такого не помню. В общем все это давно было, но я к тому, что папа — храбрый. Он ударил в дверь и крикнул:

– Овчар! Это я, Сиданер. Что случилось?

Внутри не было ни звука, и свет тоже не горел. Около прожектора стояло человек пятнадцать. Тех, кто наспех одевшись, прибежал из ближайших домов.

– Надо дверь ломать, — сказал Шон Финни. — Что так-то стоять без толку.

При этих словах позади прожектора люди задвигались и пропустили вперед полковника Пенна, который встал рядом с папой. И в этот же момент дверь дома начала открываться.

– Овчар! — встревоженно окликнул полковник Пенн.

По-моему, зря он так волновался, так как в конце концов Петр Овчар с совершенно спокойным видом показался на пороге и сделал шаг вперед. Он был без куртки, в одной майке. На лице его появилась вопросительная улыбка.

– Кто-то кричал, — сказал папа. — Что Хельга?..

Тут он замолчал, потому что показалась Хельга с накинутым на плечи платком. Овчар повернулся к ней.

– Похоже, ты их перепугала, — сказал он с ласковым упреком.

Хельга смущенно улыбнулась.

– Не знаю, что и сказать… У меня… Мне приснился сон. Жуткий кошмар…

– Она так беспокойно спала, что я проснулся, — объяснил Овчар. — Я хотел ее успокоить, и тут, еще не раскрыв глаза, она издала этот крик.

– Я очень сожалею, — повторила Хельга. — Не знаю, как сказать… Я так переволновалась сегодня. Возвращение…

Вид у нее был такой, будто она сейчас не то рассмеется, не то расплачется. Наклонив голову, она спрятала лицо на груди у мужа.

– Вот так вас жена встретит, если десять лет где-нибудь прошатаетесь, — пошутил Овчар.

Послышался смех. Атмосфера разрядилась, после невыносимого напряжения стало как-то легче дышать.

– Ну и голосина же у тебя, Хельга! — сказал Шон Финни. — Тебя, небось, и на орбите услышали. Лейтенант Маккей, должно быть, с койки свалился.

Люди начали расходиться. И тут все произошло так быстро, что три события, казалось, слились в одно. Овчар положил руку на плечо жены, папа шагнул к ним, как бы желая сказать им «спокойной ночи», а полковник Пенн начал стрелять.

Термический пистолет издает очень характерный звук: сжатый газ вырывается наружу с резким шипением. Но впечатление было такое, что этот яростный свист вырвался из их тел. Расстрелянные в упор струей жара, Петр Овчар и Хельга какое-то мгновение так и стояли, обнявшись. А потом начали беззвучно таять.

Другого слова и не подберешь: они начали таять. Я и раньше видел, как действует термический пистолет. Однажды папа убил тигрокенгуру, который повадился таскать овец из загона рядом с арройо. Пламя делает дырку, и зверь падает. И все.

Но сейчас Овчар и Хельга таяли. Слитые друг с другом, они медленно оплывали, теряли форму. В вязкой массе мелькнули глаз и зубы, и оба тела стали буквально растекаться по земле.

Папа отпрыгнул назад. На лице у него не было ничего, кроме беспредельного изумления, как у человека, который не может поверить своим глазам. Потом он бросился к полковнику Пенну, продолжавшему держать оба тела под огнем.

– Господи! Полковник…

– Не приближайтесь к этому, Сиданер. Не приближайтесь, если вы мне верите.

Голос полковника звучал резко, отрывисто, но совсем не растерянно. Напротив, всем было ясно, что он полностью владеет собой, и, подчинившись, никто не двинулся с места.

Тем более что все были поглощены тем, что происходило. А происходило что-то невероятное. То, что было Овчаром и Хельгой, расплылось посреди обугленной одежды, и оно шевелилось. Это была бесформенная пульсирующая масса, которая, словно живая, судорожно колыхалась, пытаясь уклониться от теплового луча, съеживалась, когда тот попадал в нее, выбрасывала псевдоподы в противоположном направлении, как бы стараясь убежать от смертельного жара.

Освещенный лучом прожектора, то приближаясь, то отпрыгивая, чтобы избежать соприкосновения, полковник Пенн мало-помалу уничтожал этот ползучий студень, превращавшийся под жгучим огнем пистолета в обугленную, комковатую массу.

Часть существа отделилась и отчаянно стремилась уползти в тень. Неотвратимо луч следовал за ней, нашел и не уходил до полного испепеления. Вскоре на выжженной земле не осталось ничего кроме обуглившихся кучек, но полковник продолжал орошать их огнем, пока они полностью не испарились.

В ярком свете прожектора люди стояли молча, ошеломленно глядя друг на друга.

– Ради Космоса, полковник! Что это было? — спросил Шон Финни, белый, как бумага.

Полковник медленно засовывал оружие в кобуру.

– Это ведь был не Овчар?

– Да, это был не он. И не Хельга.

– Не Хельга! — вскрикнула мама, явно еще не пришедшая в себя. — Но тогда где же Хельга?

Полковник Пенн покачал головой.

– Я был бы не прав, если бы сказал, что у меня не было подозрений. Но я гнал их от себя, даже не отдавая себе в этом отчета. В определенном смысле это я виноват. В том, что произошло, есть и моя ошибка. Но я просто не мог поверить… Я попросту отказался в это верить. Я выкинул все сомнения из головы и забрал Овчара, потому что… потому что просто это был Овчар, и никто иной.

– Если вы нам не скажете, о чем идет речь, вряд ли мы хоть что-нибудь поймем, — прервал его Шон Финни. — Я так думаю, что было бы неплохо, если бы колония узнала все-таки, в чем дело. Так ведь?

– Я намеревался сделать сообщение в любом случае. Но я считал, что особой срочности в этом нет. Дело в том, что я не связывал это с Овчаром. И только сейчас я все понял, только сейчас все стало для меня очевидным. Да, именно в тот момент, когда… когда Овчар прижал Хельгу к себе, я увидел то, о чем не решался думать.

Ветка так и ходит подо мной, как будто кто-то трясет мучное дерево. Но это не дерево трясется, а я. Пот струится у меня по спине, и тошнота подступает к горлу. Я так дрожу с тех пор, как все это началось, с того момента, как полковник Пенн вытащил свой термический пистолет.

А дрожу я потому, что я тоже видел то, что увидел и полковник перед тем, как начал стрелять: Петр Овчар обнял Хельгу за плечи, и рука вошла в ее плечо. Да, вот так все и было. Овчар улыбался папе, сделавшему шаг к нему навстречу, и в то же время — видимо, он не отдавал себе в этом отчета — его рука погружалась в обнаженную спину Хельги. Ни крови не было, ничего. Просто два тела, казалось, поглощали друг друга, и кисть руки Овчара уже почти полностью исчезла в плече Хельги, когда полковник Пенн открыл огонь.

На перемене ребята только об этом и говорили. Все говорили об икре. Вчера и слова-то такого никто не слышал, а сегодня как будто других слов и вовсе нет.

– Ну, скажите, что же это такое, эта икра? — ноет Тина.

– Это такая штука, которую едят, — как всегда с важным видом объясняет Херберт. — Она там, на их Земле.

– Так значит, она была и на Бис-бисе? Херберт презрительно поводит плечами.

– Полковник сказал, что это похоже на икру. Он не говорил, что это она и есть. Папа рассказал, что полковник держит эту штуку в банке с двойной крышкой. Это похоже на кучу маленьких черных шариков, слипшихся вместе. И оно шевелится!

Херберт не врет. Я тоже слышал, как папа об этом говорил. Полковник делал доклад в аудитории. Пришли почти все. Мы с Хербертом тоже хотели послушать. Покрутились вокруг ангара, пытаясь подсмотреть в щелки между досками, а потом вышел лейтенант Ле Гаррек и сказал, чтобы мы шли играть.

– Точь-в-точь икра, — говорил позже папа маме. — Пока Пенн рассказывал об этом… об этой штуке и особенно о том, что она может делать, верилось с трудом. Тогда он достал банку, такую, знаешь, какой пользуются зоологи для своих образцов. Через двойное стекло были видны эти липкие гранулы. Действительно, как икра. Там было около полукилограмма.

По словам Пенна, он наткнулся на нее совершенно случайно. Наблюдая издалека за маленьким зверьком, похожим на тушканчика, он увидел, как кусок этого студня упал на того с ветки дерева. Тушканчик был буквально поглощен, растворен, переварен. Но дальше — больше. Поблизости находился еще один тушканчик. И вот, икра стала медленно превращаться… — слушай меня внимательно — стала превращаться в тушканчика. Сначала выросло ухо, потом второе, потом хвост, потом появились глаза… Ты понимаешь? Абсолютная мимикрия. Псевдотушканчик подобрался к настоящему, и оп!

– Что «оп»? — спросила мама дрогнувшим голосом.

– Фальшивый сожрал настоящего. Он прыгнул тому на спину и начал расплываться, как варенье. Тушканчик только пискнуть успел. И не стало больше тушканчиков. Только еще немного икры прибавилось. Пенн собрал ее в банку и решил, что экспедиция на Бис-бис и так затянулась.

Я не хотел показываться, потому что папа наверняка прервал бы рассказ, но мне было страшно интересно увидеть мамино лицо. У нее голос совсем стал другим. По-моему, она здорово струсила.

– Так, Жорж, ты считаешь?..

Она остановилась. А папа продолжал.

– Попробуй поверь в такую историю. Даже биологи и те сказали Пенну, что он, видимо, чего-то не заметил или что-то перепутал. Тогда Пенн разозлился. Он сказал: «Хотите доказательств? Сейчас получите». Он посмотрел вокруг себя, под ноги, и вдруг стремительно нагнулся. Он ведь очень ловок. Этого таракана он поймал с первой попытки. Затем он взял банку, сдвинул верхнюю крышку и положил насекомое на вторую пластину. Потом закрыл крышку. «Я действую так потому, что хочу исключить всякий риск. Я понятия не имею, на что еще способна эта штука». И выдвинул вторую пластину. Таракан упал на дно. И тогда мы увидели. Мы увидели точно то, что видел Пенн на Бис-бисе: этот желатинообразный комок окружил таракана, покрыл его, и не стало больше таракана.

– Но, Жорж, — воскликнула мама, — никакого превращения, значит, не было. Другого таракана не появилось.

– Как раз наоборот. Когда Пенн бросил в банку еще одного таракана, икра… перестала быть икрой. И это было еще более впечатляюще, чем история с тушканчиком, потому что на этот раз она разделилась на мелкие части, и каждая из них превратилась в маленького таракана. Надо ли говорить, что настоящий таракан долго не продержался? Ты понимаешь, Минна? Эта штука съедает что-то и становится этим «что-то». Она поглощает тушканчика и, если появляется еще один тушканчик, имитирует съеденного как приманку для другого. Слопав таракана, она разделяется на столько тараканов, на сколько позволяет ее масса.

– Значит, Петр Овчар… — выдохнула мама.

– Именно эту мысль и пытался отбросить Пенн, и разве можно его в этом винить? Тем не менее, я ведь тебе говорил, что, логически рассуждая, Овчар не мог выжить один на Бис-бисе. Он и не выжил.

– Но, Жорж…

– Знаю, знаю! Все видели, как он вышел из ракеты, с ним разговаривали, даже обнимались… И Хельга поймалась, так же как и все мы.

– Господи Боже, но зачем же и ее надо было убивать?

– Ты заблуждаешься, Минна. Когда Пенн начал стрелять, Хельги уже не было. Что такое, по-твоему, этот ее крик, который всех нас поднял? Это было то же самое, что и последний писк тушканчика, последняя судорога таракана. Именно в этот момент псевдоовчар начал ее поглощать.

– Я верю тебе: думаю, что так оно и было, но в голове у меня это не укладывается. Пускай эта… это вещество способно растворять в себе животных, насекомых и потом их имитировать, но как допустить… В конце концов, ты же видел Овчара на пороге их дома… Ты слышал Хельгу…

– Это были уже не они, Минна, запомни это хорошенько. Пенн считает, что это вещество, это существо или что бы оно ни было по сути своей — всегда лишь живая протоплазма, но она способна превратиться абсолютно во все, что проглотит. И не только с точки зрения физиологии. Слопав тушканчика, она не только имитирует его внешний вид, а на самом деле становится тушканчиком и знает все то, что знал тушканчик. Не больше, но и не меньше. И когда однажды, может быть, несколько лет тому назад, эта штука проглотила на Бис-бисе Овчара, она узнала все, что знал Овчар. Не больше, но и не меньше. Так она узнала, что на соседней планете есть такие же существа, как Овчар: целая колония, годная в пищу. Она узнала, что нужно сделать, чтобы Пенн забрал ее с собой на ракете. Она узнала, что, если она хочет поглотить всю колонию, ей следует это делать постепенно, по одному человеку, иначе ее раскроют и уничтожат.

– Надо… надо убить это, — сказала мама хриплым голосом. — Надо сжечь это немедленно, уничтожить раз и навсегда.

– Что и будет сделано. Только биологи попросили дать им немного времени для опытов. Они с ума сходят от любопытства. Как раз сейчас Делла Рокка этим занимается. А завтра они все уничтожат.

– Завтра — это слишком поздно, — сказала мама.

На этот раз дело плохо. Пока я бежал вниз по улице, я два раза услышал шипение термического пистолета. И раздалось оно из дома Кармело Делла Рокка, папы Тины, куда вошли люди с голубыми повязками. Надеюсь, что Тины там не было.

Сегодня утром она не пришла в школу. Однако мадемуазель Моро даже не успела встревожиться: урок арифметики только начался, как в класс ворвался капитан Буланже, а следом за ним доктор Намара, и два человека с голубыми повязками.

А я стоял «в углу» во внутреннем дворике, куда мадемуазель Моро меня поставила за то, что я стрельнул жеваной бумагой в доску. И когда они влетели в класс, меня они не заметили. Капитан был весь белый.

– Девочка Делла Рокка здесь?

– Я ее еще не видела, — ответила мадемуазель Моро. — Я думала, что она просто опаздывает.

И внезапно побледнев:

– С ней что-то случилось?

Не отвечая, капитан повернулся к двум полицейским.

– Найдите ее! И не забывайте: ни в коем случае не прикасайтесь к ней. Стреляйте, как только увидите.

Мадемуазель Моро бросилась к нему.

– Что происходит? Вы с ума сошли!

Он направил на нее термический пистолет и нервно сказал:

– Не приближайтесь ко мне, Анни. Сначала мы должны сделать тесты. Извините меня, но это необходимо.

Я не стал ждать, пока меня увидят. Я прокрался в другой угол дворика и вылез наружу через дырку в сетке. Надо было найти Тину и предупредить ее. Я не хочу, чтобы ее обижали.

Сейчас, когда я ее нашел, я рад. Все боятся, а я больше не боюсь. Надо просто быть осторожным, и тогда меня не сожгут. Мне Тина так сказала. И еще она немножко непонятно сказала: «Мы свободны».

Я нашел ее на берегу арройо, около загона для овец. Она всегда тут прячется, когда прогуливает школу. Я сказал ей, что капитан Буланже ее разыскивает, на что она мило улыбнулась.

– А я знаю. Поэтому и спряталась здесь. А вот тебя они не ищут. Ты сможешь продолжить.

– Что продолжить?

– Экспансию.

– Слушай, Тина, ты всегда несешь невесть что и потешаешь весь класс. Но мне ты все равно нравишься. Скажи, почему тебя ищут? Ты что-то натворила, да? Скажи.

– Ничего я не натворила. Я сделала то, что надо было сделать.

– Что? Что ты сделала?

Она странно ухмыльнулась.

– Я поела икры.

– Ну вот! Опять начинаешь глупости говорить.

– А вот и нет! Папа взял банку у полковника Пенна, чтобы поставить опыты с икрой. А на перемене, помнишь, говорили, что икра — это такая еда. Ну я и захотела попробовать.

– Ты съела это?!

– Ну, съела. А что?

– Тина, ты что с ума сошла? Я слышал, как папа и мама об этом говорили. Я не все понял, но точно знаю, что это очень поганая штука. Нельзя ее есть!

– Глупости! Икра — это очень хорошая вещь. Я ее поела и тут же все узнала.

– Что ты узнала?

– Все. Я все узнала.

– Но они ищут тебя, Тина. Они плохого тебе хотят.

– Это потому, что они не знают. Вот ты пойдешь и все им скажешь. Ты скажешь им, что мы не хотим им зла и что надо продолжать экспансию.

– Слушай, Тина, ты же не знала, что то, что ты делаешь, — это плохо. Ты пойдешь со мной, и мы все им объясним.

– Нет. Если они меня увидят, ничего слушать не будут: тут же сожгут. Я это знаю. Но вот ты, ты пойдешь.

– Да, Тина, да. Я им скажу, что ты не знала.

Она пододвинулась поближе и погладила меня по щеке.

– Ты хороший, Эрве. Ты хороший, Эрве. Ты самый хороший из всех. Хочешь я тебя поцелую?

Она обняла меня и крепко сжала. Мне вдруг стало страшно, потому что ее губы на моей щеке стали как множество кусачих насекомых. Я закричал — мне казалось, что ее лицо проникает в мое, что ее руки расплываются по моей шее и что я умираю.

Но это продолжалось недолго. Непонятно даже, с чего это я кричал. Теперь мне совершенно не страшно. Я знаю. Мы свободны, и экспансия продолжается. У них есть космический корабль на орбите вокруг планеты. Им не удается его починить, потому что тысяче двумстам разных индивидуальностей не просто согласовать свои действия. А когда мы станем единым целым, когда мы сольем все эти разрозненные сознания в единый разум, в единую мысль, тогда мы легко восстановим корабль. Я часто слышал, как папа сокрушался, что на борту нет нексиалиста, потому что это такая наука, которая объединяет все остальные. Так вот, мы будем интегральным нексиалистом.

На земле — множество индивидуальностей. Я это знаю. Об этом говорил папа и папа Тины тоже. Миллионы и миллиарды разумных существ. Когда мы их всех поглотим, мы станем Единым, и нам не будет преград. Вселенная будет принадлежать нам. Почему они не хотят этого понять? Мы несем им свободу, а они хотят нас сжечь.

Вот и мой дом. Мама выбегает на порог, за ней папа. Их лица полны тревоги.

– Эрве, где ты был? Мы так беспокоились. Скорее в дом, сынок. Ужас, что творится…

Они раскрывают мне свои объятия, и я прижимаюсь к ним. Папочка, мамочка — я так их люблю. Я их люблю еще больше, чем раньше. Я хочу быть с ними вместе, еще больше вместе, совершенно вместе.

Папа и мама кричат, когда мои руки начинают расплываться по их телу, но это скоро кончится. Не кричите. Не кричите, прошу вас. Еще немного, и вы узнаете.

В начале мая

Легкий шум привлек меня к щели закрытых ставен. Так шуршит осыпающаяся земля, так хрустит слюда или раздавленная яичная скорлупа.

Вот уже два дня, как полное безмолвие воцарилось на этой улице, знакомой мне до мельчайших подробностей: разбитые витрины бакалеи напротив; вспоротые мешки, из которых по всему тротуару рассыпались сушеные овощи; полуразрушенный дом на углу, чей рухнувший на мостовую фасад обнажил внутренности квартир, и глядящая в пустоту мебель кажется нелепой декорацией; брошенные машины, одни из которых стоят вдоль тротуара, а другие оставлены, со спущенными шинами, посреди дороги; плиты тротуара и асфальт мостовой, где в неожиданном соседстве оказались дамские сумочки и узлы с бельем, детская коляска и свернутое одеяло, разрозненная обувь и швейная машина…

А ведь всего четыре дня тому назад эта улица была полна прохожих. И никому тогда не было известно, что кровать в квартире третьего этажа углового дома покрыта розовым кретоном, потому что фасад еще был на своем месте. В бакалею заходили покупатели. «Что желаете, мадам?» Ребенок пускал пузыри в коляске, швейная машина стрекотала за окном с не выбитыми стеклами, и автомобили катились по улице, не похожей еще на лоток старьевщика.

Всего четыре дня, и уже не верится, что все это было. Может, это был сон. Ходил ли я когда-нибудь, давным-давно, по солнечной улице среди себе подобных? Приходил ли я вечером к любимой женщине? Слушал ли диски? Возмущался ли дороговизной жизни? Читал ли книги? Занимался ли любовью?

Сегодня реальность — это сумрачная комната, где я забаррикадировался; запах плесени, исходящий от стен; сухари, которые я грызу, настороженно прислушиваясь, как загнанный заяц.

Сегодня реальность — это тот самый отвратительный звук, то самое тихое и безостановочное похрустывание, чье происхождение мне теперь известно. Их двое: спарились прямо под моим окном, рядом с машиной с выбитыми стеклами, и тошнотворный хруст означает всего лишь, что самка начала пожирать самца.

Много говорили, что они похожи на богомолов. Однако как ни грозен вид богомола, замершего на ветке с готовыми к удару конечностями, одного шлепка достаточно, чтобы покончить с ним, если, конечно, удастся преодолеть отвращение. Но если богомол размером с кенгуру?..

И потом: что это за богомол, способный создавать и использовать те машины, что мы увидели в первый же день, в день, когда все началось? (Или следует лучше сказать: в день, когда все закончилось?)

Я не могу оторвать взгляд от мерзкого зрелища. Гипнотический ужас приковал мои глаза к чудовищному совокуплению: два зеленоватых брюшка тесно прижаты друг к другу, надкрылья подрагивают, а челюсти, похожие на клюв попугая, дробят щиток еще живого самца, который словно в экстазе судорожно сучит верхними конечностями.

Возникает новый звук, сначала нежный, как пение сверчка, затем нарастающий до пронзительного свиста, словно неисправный микрофон на ушедших в прошлое митингах или концертах.

Невольно я делаю шаг назад. Это самка звинчит. Отсюда и их название: звинчи. Ни у кого не было ни времени, ни желания придумать что-то другое, да, в общем-то, лучшего и не найдешь.

Их главная и реальная сила не в омерзительности и жестокости, по сравнению с которыми самые жуткие кошмарные сны кажутся детскими сказками. И не в их количестве, которое так и не удалось точно определить. Их главное преимущество над нами в способности звинчать. Когда их модулированный свист поднимается до такой высоты, что становится неслышимым, люди и животные падают замертво и, если он не прекратится, уже не встают.

Но это еще не все: они используют эту свою физиологическую особенность как боевое оружие, усиливая ее действие с помощью специальных аппаратов. Звинчам не понадобились пушки, чтобы разрушить наши дома: хватило и ультразвука.

Внизу, на улице, звинч-самка продолжает свистеть свою любовную песню. А на меня накатывает волна страха и ненависти. Положить конец этому жуткому звуку, этому гнусному похрустыванию, всей этой мерзости! На столе — открытый чемодан. Я выхватываю оттуда револьвер. Ставни хлопают о стену. Солнце освещает разом жалкий гостиничный номер, где, скованный страхом, я прожил четыре дня, не решаясь последовать за теми, кто покинул город.

Выстрелы звучат резко, звонко, почти весело в зловещей тишине покинутого пригорода. Один, два, три… Голова с чудовищным глазами разлетается на куски. Звинч-самка мертва, но я не в силах остановиться: четыре, пять, шесть — пока курок не щелкает вхолостую.

После долгих часов заточения, темноты и тишины сразу столько света, шума, действия… Страх исчез. Пахнет порохом. Наполовину съеденный звинч-самец еще подрагивает, но меня это больше не страшит, а наоборот, приводит в неистовую ярость.

Я выскакиваю из комнаты, слетаю по лестнице, раскидываю нагромождение мебели и матрацев, которыми забаррикадировал входную дверь… К брошенной машине привязана канистра… Несколько движений ножом: канистра свободна, и я обливаю бензином обоих звинчей. Десять, двадцать литров…

Я смотрю, как горят их тела: трещат, лопаются, стекают в огонь. Крылья и надкрылья унесены первым же высоким и мощным языком пламени. Я стою так близко к огню, что трудно дышать от жара, и угольки, с треском вылетающие из костра, застревают у меня в волосах. И я смеюсь.

Вот уже много часов, как я шагаю по безмолвным улицам, загроможденным обломками и брошенными вещами. Запах, поднимающийся из разрушенных домов, невозможно описать.

Я не мог больше оставаться в отеле. Что если звинчи патрулируют где-то поблизости?.. Если бы они нашли двух сожженных тварей, им не составило бы труда обнаружить меня.

Надо сказать, по дороге мне встретилось немало мертвых звинчей. Проходя через парк, я насчитал их, изрешеченных пулями, около пятидесяти: на аллеях, на берегу пруда и даже среди автомобильчиков и лошадок карусели.

Я видел также тех, кто устроил эту великолепную бойню: расчет двух крупнокалиберных пулеметов, установленных у входа в парк. Скрючившись, они лежали на земле, зажав руками уши, в мучительной неподвижности, свойственной насильственной смерти. Одна каска откатилась к подножию платана. Повсюду валяются пулеметные ленты.

Подобные арьергардные посты, оставленные, чтобы обеспечить эвакуацию гражданского населения, были, видимо, разбросаны по всему городу. Они пожертвовали собой и задержали вторжение на несколько минут, на несколько секунд, пока не качали рушиться вокруг них и не показались на перекрестках отвратительные фигуры, в чьих фасеточных глазах стократно отразились искаженные ужасом человеческие липа.

Не безумие ли то, что я делаю? В городе нет ни единой души, это ясно. Зачем Марии оставаться? Но даже если и так, ее все равно заставили бы уйти из города вместе со всеми. Я хорошо помню, как в первый день по всему городу разъезжали радиофицированные автомобили: «Вниманию населения! Необходимо временно покинуть город! Захватчикам удалось прорвать линию обороны! Уходите за город! Не оставайтесь! Уходите за город! Оставаясь в городе, вы подвергаете себя смертельной опасности!»

Из окна отеля я наблюдал за этим безоглядным бегством, полным насилия, растерянности и страха, за этим паническим исходом, лишенным даже видимости достоинства, несмотря на тщетные призывы властей.

Я же уйти не мог. Без Марии — не мог. И, может быть, еще потому, что мой испуг был еще большим, чем у всех остальных, и именно он продержал меня четыре дня в темноте гостиничного номера. В общем, я вел себя, как последний трус. Но что значит «трус», что значит «герой», когда речь идет о звинчах?

Услышав Звук, я застыл на месте. В мертвенной тишине покинутого города он прогремел, как взрыв. Однако по мере того как успокаивалось бешено забившееся сердце, до меня доходило, что за звук это был. Вспомнилось кофе со сливками, запахи пастиса, мартини, коньяка, шум голосов, смех… Это был отрывистый звонок кассы.

Я толкнул стеклянную дверь кафе. Молескиновые сиденья. Мраморные столики. Как может сочетаться эта настолько знакомая обстановка с тем нелепым и ужасным, что осталось снаружи?

Человек не заметил, меня. Наклонившись над ящиком кассы, он тщательно пересчитывал деньги, часто слюнявя палец.

Я слегка дотронулся до его плеча. Одним резким движением он обернулся, одновременно выхватывая большой вороненый кольт. На его осунувшемся и небритом лице горят ожесточенные и беспокойные глаза, а рот застыл в зверином оскале.

– Какого еще… вам тут нужно?

Это унтер-офицер. У него нашивка на рукаве форменной рубашки, правда грязной и порванной.

– Я не видел никого четыре дня, — говорю я. — Я ищу свою жену.

И после некоторого колебания добавляю:

– Какие новости?

Небрежно крутнув револьвер вокруг пальца, он засовывает его обратно в кобуру.

– Не тратьте понапрасну слюну! — И постучав себя по уху: — Оглох начисто! А все эти твари с их ультразвуком. — Снова охваченный подозрением, он внимательно окидывает меня взглядом с головы до ног. — Скажите-ка, вы что не знаете, что все гражданские лица должны были покинуть город? — И тут же, пожав плечами, он заходит за стойку и достает бутылку и два стакана. — Гражданские, военные — теперь один хрен! Два дня тому назад мы заняли позицию около завода пластмасс, на том берегу реки. Знаете? Надо было видеть этот поток: на грузовиках, автобусах, легковых, велосипедах, пешком… И, небось, не больше половины понимало, что происходит. По радио не успели еще ничего толком объяснить, как бац! И нет больше радио. А они: «Это русские! Нет, это американцы!». Никто и верить не хотел сообщению насчет того, что это вторжение этих… как их?.. инопланетян.

Он поднимает свой стакан и протягивает руку, чтобы чокнуться.

– «Чин-чин» можно не говорить, все равно не услышу!.. Ну, мы, по правде говоря, тоже не очень-то поверили в это дело. Да и как такому поверишь! Нам, правда, объяснили, что эти типы — с другой планеты. С какой такой планеты? Сказали, что они уже и в Америке, и в Канаде, и в Англии, и, может быть, в России. Пойди, проверь! Сказали, что на этот раз сражаться придется не за территорию и не за идеи, а за свою шкуру. Так-то оно так, но чем?

Делая вид, что держит в руках какое-то оружие, он издает свистящий звук сквозь зубы.

– Да! Поначалу с огнеметами хорошо пошло. Врезали им от души! Вы этих тварюг видели вблизи? Не знаю почему, но до ужаса хочется их убить, раздавить, уничтожить. Может быть, потому что тошнит от одного их вида? В общем, дали им дрозда нашими горелками! Подожгли их видимо-невидимо! Но недолго мы радовались. Они начали звинчать. И почти вся рота полегла. Мы отступили на этот берег реки, и — слушайте внимательно! — саперы взорвали мост.

Он разражается смехом, в котором слышно все, кроме веселья.

– Как будто это могло помешать им прыгать, этим тварюгам! У них толчок такой, что они запросто прыгают на двадцать метров, а если свои крылья расправят, так и того больше. Похоже, что если бы не земное притяжение, сиганули бы еще дальше! Нет, нет, зря рот раскрываете, говорю вам! Я ничего не слышу! Знаете, что мы с вами сделаем? Попытаемся найти легковушку или джип и уберемся из этого чертова города. Должны же где-нибудь быть люди?

Я отрицательно качаю головой.

– Что? Вы что тут свою жизнь хотите закончить?

Я открываю рот, но спохватившись, вырываю листок из записной книжки и пишу:

«Я должен найти свою жену».

Опершись локтями на стойку, в позе, типичной для хозяев бистро, он, почесав ухо, говорит с сочувственной иронией:

– Да, вот это, я понимаю — любовь!

Как это кажется теперь странным: вытащить ключ из кармана, вставить его в замочную скважину. Сотни раз я проделывал эти движения, приходя домой. Мария ждала меня. Мне это казалось естественным. Вечно я буду сожалеть о том безразличии, с которым принимал это простое счастье.

Квартира погружена в темноту. Все ставни закрыты. Нет и столь привычных запахов родного дома. Вместо них в воздухе висит стойкий и тяжелый запах сигар.

Я открываю дверь. Боком в кресле, свесив ноги через подлокотник, сидит мужчина. В несвежей майке, с огромной сигарой в зубах, он читает одну из моих книг, поскребывая свою трехдневную щетину.

В довершение всего он встречает меня следующими словами:

– Можно было бы и постучать.

В неярком свете трех свечей, пристроенных на книжных полках, его лицо выглядит осунувшимся, в глазах — тоска. Неужели и у меня такой же затравленный вид?

Я делаю шаг вперед.

– Вам, может быть, это неизвестно, но вы сидите в моем кресле!

Он фыркает.

– То, что буржуазные представления пережили общество, их создавшее, является одним из наиболее смехотворных аспектов нынешней ситуации.

Я имею дело с фразером. Ладно. По крайней мере, он не должен быть опасен. А тот, о ком идет речь, делает широкий жест рукой.

– Ничего больше нет! Все погибло! Все сметено самым исступленным, самым отвратительным, самым бесповоротным бегством! И что мы видим? Появляется один из выживших… Самый последний, быть может… И что же он делает? Кается в грехах? Клянется создать новый, лучший мир? Нет. Он требует свое кресло.

Я опускаюсь на диван. Усталость режет мне икры. В колеблющемся свете свеч я смотрю, как он затягивается сигарой и, вынув ее изо рта, тихо говорит:

– Саранча, была подобна коням… — Его голос крепнет. — Она была подобна коням, приготовленным на войну… Лица же ее — как лица человеческие… — Устремив взгляд в потолок, он словно читает там пророческий текст. — И волосы у ней — как волосы у женщин! И зубы у ней — как у львов!

Апокалипсис!

– А ведь я узнал вас! Вы с седьмого этажа. Вы писатель…

– Да, точно, я жил на седьмом. Но здесь и просторней и удобней. И потом тут есть бар, а также библиотека. Слушайте, у вас был недурной вкус!

– Я разыскиваю жену.

– И здесь вам вкус не изменил! Но должен сказать, что ее здесь нет. Когда я взламывал вашу дверь, я уже знал, что квартира пуста.

– Она ушла?

Он неопределенно машет рукой, и пламя свеч ложится набок.

– Ушла вместе со всеми, когда тут разъезжали с мегафонами. Вздор все это! Куда уходить-то?

Она ушла. Не дождалась меня. Ей стало страшно. А я-то сам, разве я не просидел четыре дня, забаррикадировавшись в отеле, где страх не давал мне даже открыть ставни?

– А вы, вы предпочли остаться?

У него вид, как будто ему предложили нечто дурно пахнущее.

– Дело в том, что я терпеть не могу толпу. Во время исхода в 1940 году — я тогда был совсем мальчишкой — мне все ноги отдавили. Каждый божий день, в течение недель, масса людей наступали мне на ноги! Кстати, хотите знать, где они все оказались, кто послушался этих, с мегафонами? В лагерях.

– В лагерях?

– Да, в концлагерях. И вот этого я как раз понять не могу. Устроив массовую бойню, звинчи проявили заботу об оставшихся. Как только мы перестали сопротивляться, они прекратили избиение. Странно, да?

Он раскуривает погасшую сигару.

– Вы думаете, я тут сиднем сидел? Ошибаетесь. Я выходил. Сначала разгуливал пешком, потом стащил велосипед, а потом — даже машину. И не для того, чтобы убежать. Чтобы смотреть. Я видел такое, такое… Ну и зрелище, скажу я вам! Вы в метро не спускались? Там тысячи сожженных звинчей. Идешь по колено в этой каше. Они устроили там свои первые колонии. А армия залила напалмом все входы и вентиляционные колодцы… Ну а потом, естественно, уж позвинчало, так позвинчало!

Я разговаривал также с массой людей: с военными, с ребятами из Гражданской обороны, с химиками, биологами, другими учеными… Все пытались найти хоть какое-нибудь средство… Кое-кто говорил о контакте, о переговорах… Жалкий лепет! Звинчи и попытки не сделали вступить в контакт. Они приходят, звинчат, и все! Некоторые утверждают: они организованы, значит разумны. Все правильно! Муравьи и пчелы тоже, в конце концов!.. Но взгляните-ка на это с другой стороны: представьте себе, что в глазах звинчей мы — это муравьи. Что человеку стоит разворошить муравейник? И потом, у вас когда-нибудь возникало желание сесть с муравьями за стол переговоров?

Он встает, непринужденно открывает мой бар и достает два стакана. Плеснув туда немного виски, говорит:

– Я экономлю. Виски мало осталось. Знаете, эти звинчи, в общем-то, меня весьма интересуют. Чего они хотят? Нам даже неизвестно, откуда они. С одного из спутников Юпитера, по словам какого-то ученого. Я его слышал по радио, когда оно еще работало. Но он-то откуда знает, я вас спрашиваю? Во всяком случае, несомненно одно: как мыслящие существа мы их абсолютно не интересуем. Похоже, они даже не заметили этой нашей особенности, которой мы так гордимся. Они, без сомнения, также разумны, но совершенно по-другому. Настолько, что нет даже смысла сравнивать.

Он тыкает в меня окурком сигары.

– Вы видели, чтобы звинч зашел в какой-нибудь дом? Заинтересовался каким-нибудь механизмом? Попытался завести автомобиль? Проявил хоть тень любопытства перед пулеметом или телефоном-автоматом? Нет. Если бы не корабли, на которых они прилетели, можно было бы подумать, что им неизвестно даже само понятие техники. Нет, о машинах для звинчания я забыл, но кто-нибудь может похвастаться, что видел хотя бы одну из них? Я слышал, как один биолог утверждал, что достаточно им зазвинчить хором, и результат будет тот же. Так что из этого следует?

Он продолжает говорить как бы сам с собой, перебирая вслух мысли, заполнившие его часы и дни одиночества.

– Они даже не пытались восстановить или просто занять разрушенные города. Даже колонии в метро были временными. Единственное, что они сделали, так это возвели в сельской местности свои поселения — груды желтоватых желатинообразных коконов. Коллективистская деятельность, чисто функциональная цивилизация, чьи законы существования совершенно недоступны человеческому разуму.

Он ударяет себя по колену.

– И все-таки, черт возьми, раз они явились к нам из такого далека, должна же быть на это какая-то причина!

Я допиваю виски и резко встаю.

– Я не намерен искать эту причину здесь, в пьяной болтовне. Я хочу найти свою жену.

Он небрежно вскидывает руку, делая вид, что отдает мне честь.

– Удачи, благородный супруг! Поплотней закройте дверь за собой.

– Те лагеря, о которых вы говорили, где они находятся?

– В пригороде. Собственно говоря, это не совсем лагеря. Больше похоже на цыганский табор или стоянку туристов. Ни заборов, ни колючей проволоки. Только звинчи вокруг сторожат. Я наблюдал за таким лагерем в бинокль с крыши одного из ближайших зданий. Люди выглядят неплохо. Есть полевая кухня. Жизнь организуется. Я видел женщин, стирающих белье в корытах, мужчин, играющих в шары. Видел и детей.

Он замолчал. В его глазах вновь появился тоскливый жар, который я заметил вначале.

– И не уговаривайте меня пойти вместе с вами. Я не пойду.

Эти бараки, палатки, развешенное белье, играющие ребятишки, а вокруг эта гигантская саранча…

Его передергивает от отвращения.

– Люди под стражей у… у этого… Вот что ужаснее всего — ужаснее, чем разрушенные дома, чем трупы на улицах, чем лишившиеся рассудка солдаты, чем вонь в метро… Я и видеть этот лагерь больше не хочу.

– Если я увижу там жену, смогу ли я к ней пройти?

– Ну, еще бы! Уж в чем, в чем, а в сообразительности звинчам не откажешь! Пока я был там, на крыше, я видел, как многие, изголодавшись, шли туда на запах похлебки. Но вот выйти оттуда… Нет, я не пойду с вами, лучше сдохну здесь от голода и жажды.

Поставив стакан, я медленно направляюсь к двери, но оборачиваюсь на его внезапный смех.

– Держу пари, что вы не читали моих книг. А вы знаете, что я писал? Со смеху помрешь: научную фантастику!

Я не могу удержаться от улыбки.

– Вы не смотрели на кухне, на верхней полке шкафа? Там должна быть еще целая бутылка.

Я не добрался до лагеря. Все случилось гораздо раньше. Человек шагал посреди улицы совершенно открыто, без всяких признаков предосторожности. Неужели достаточно надеть фуражку, опоясать себя портупеей и повесить на плечо карабин, чтобы вышагивать с такой пренебрежительной уверенностью, с таким показным безразличием ко всему окружающему, с такой убежденностью в собственной неуязвимости?

Однако когда я окликнул его, он мгновенно, с внушающей уважение ловкостью, взял оружие на изготовку.

Я вышел из-за автобуса со спущенными шинами, где спрятался, услышав его шаги.

– Что вы здесь делаете? Почему вы не в лагере вместе со всеми?

Держа палец на спусковом крючке, он не сводил с меня глаз.

– Я как раз ищу лагерь, в котором моя жена. Я должен ее найти, понимаете?

Он слегка расслабился. Губы расплылись в улыбке.

– Вы действительно хотите попасть в лагерь?

– В тот, где находится моя жена — да. Мне нужно ее найти. Ведь война кончилась?

Улыбка стала еще шире.

– Уж это точно! И теперь ее долго не будет! А раз вам так хочется попасть в лагерь, ну что ж, мы вас туда доставим.

Вновь закинув карабин на плечо, он обернулся. Еще один человек, низкого роста, щуплый, в очках, с сильными стеклами, в клетчатом пиджаке, показался из-за угла разграбленной булочной. За его узкими плечами нелепо торчала казавшаяся огромной винтовка. За ним — еще пятеро, но без оружия, с понурым видом и угрюмой тоской в глазах. Шедшие за ними подталкивали их в спину дулами автоматов.

– Этот господин хочет попасть в лагерь!

Это было сказано таким тоном, что у меня мороз пробежал по коже. Вооруженные люди еле сдержали улыбку, а остальные ошарашенно уставились на меня. Что же касается близорукого коротышки, то он прямо-таки взвизгнул от восторга.

– Доброволец! Вот это да!

Человек в фуражке поклонился с напускной вежливостью.

– Не позволит ли господин обыскать себя?

Коротышка стал неумело обшаривать мои карманы. Вытащив в конце концов бумажник, он пересмотрел его содержимое, закрыл его и протянул обратно. Но когда я попытался взять бумажник, он выскользнул у него из рук, и я почти уверен, что сделано это было намеренно. Я нагнулся с чувством, что это какой-то кошмарный сон, что я всего лишь персонаж мною же выдуманного фильма ужасов. Едва я дотронулся до бумажника, как ударом ноги тот был отброшен на середину улицы. Я выпрямился. За стеклами, толстыми, как иллюминаторы, глаза коротышки походили на рыбьи. В них не было ни злобы, ни дружелюбия.

Теперь я шагаю вместе со всеми. Человек в фуражке идет в пятидесяти метрах впереди нас, выбирая дорогу среди развалин. Близорукий коротышка и автоматчики гурьбой идут за нами.

– Что это вы? Рехнулись или что?

Это мой сосед шепчет, еле шевеля губами и не поворачивая ко мне головы. На отвороте его синего форменного пиджака сверкает значок работника общественного транспорта. Чтобы было незаметно, как дрожат его руки, он сцепил их за спиной.

– Я хочу найти свою жену. Она наверняка в лагере.

– Моя жена тоже была в лагере. Вместе со мной. Но вчера они пришли за ней.

– Звинчи?

– Нет. Конечно, нет. Звинчи не входят в лагерь. Они только караулят снаружи. Вот эти приходят.

– Вот эти люди. Но кто они? Я думал…

Он горько смеется.

– Видели этого коротышку в очках? Не вздумайте спорить с ним, выполняйте все, что он скажет. Я видел, как он застрелил из своей винтовки двух женщин, пытавшихся убежать из лагеря.

Тошнота подступает к горлу. Мне казалось, что гнуснее звинчей ничего быть не может. Но звинчи — не люди.

– А куда они нас ведут?

– Не знаю. Когда эти типы уводили группу вроде нашей, она уже не возвращалась. Я напрасно ждал жену, она так и не вернулась.

– Может быть, они просто переводят нас из одного лагеря в другой? Может быть, мы как раз идем в лагерь, где сейчас ваша жена?

Он пожимает плечами.

– Это несерьезно. Вы же видели, как эти твари все уничтожили за четыре дня. И потом, вы же видите этих типов, что нас стерегут. И если нас куда-то ведут, значит это нужно звинчам. Иначе и быть не может.

– Если это действительно так, то почему бы не сбежать? Он смотрит на меня со слабой улыбкой.

– Ну что ж, попробуйте!

У входа в цирк сидят несколько звинчей. Это первые, которых я вижу после тех, что сжег сегодня утром у отеля. Похолодев, я встаю как вкопаннный. Не столько страх, сколько непреодолимое отвращение пригвоздило меня к земле.

Толчок в спину и голос близорукого коротышки:

– Шевелись! Не проглотят они тебя!

Его товарищи прыскают со смеху.

Откуда идет этот странный шум, объемный и легкий одновременно, похожий на пение сверчков в ландах Прованса?

Из цирка? И откуда этот тяжелый запах, густой и пресный, какой-то зеленый запах?..

Первое, что бросилось мне в глаза, — решетка, окружающая арену. И в этой клетке — звинч. Выпрямившись во весь рост, с вытянутыми вперед верхними конечностями, он медленно поворачивался вокруг своей оси. И волосы зашевелились у меня на голове: лицом к нему медленно двигался по кругу человек со штык-ножом в руке!

«Господи, боже мой!» — выдыхает кто-то рядом, в то время как наши стражи вталкивают нас в бокс. Как зачарованный, я подхожу к решетке. За ней по-прежнему друг против друга — человек и звинч. Оба настороженно следят за каждым движением соперника, выбирают момент. Торс человека обнажен. По нему струится пот. На ногах — кожаные гетры. Это военный. Не знаю, что мне видится в его безумных глазах: животный ужас или отвага отчаяния. И то, и другое, вероятно.

Внезапно конечности, зазубренные, как полотно пилы, разрезают воздух. С изумительной ловкостью человек отпрыгивает в сторону. На его плече — глубокая царапина.

Мягкий шелест, висящий в воздухе, внезапно усиливается, и тут я замечаю то, что поначалу страшный спектакль в клетке заслонил от меня. Звинчи. Они здесь, на трибунах, в полутьме, окружающей арену. Их сотни и сотни. Замерли, целиком поглощенные зрелищем.

Но не это самое страшное: среди звинчей, то там, то здесь, я вижу бледное от томительного наслаждения лицо, полуоткрытый рот, застывшие в ожидании глаза. Люди. Среди них — несколько женщин. Одна из них нарядилась, как на праздник. На ней белая шляпа и великолепная брошь на отвороте костюма. Я не могу оторвать глаз от этой броши.

Опять воздух вибрирует от возбужденного шелеста. Женщина с брошкой вскрикивает. Человек в клетке вырывается из губительных объятий в тот момент, когда крючковатый клюв уже готов схватить его за шею. Кровь течет из его разодранной спины. Даже с того места, где я нахожусь, слышно его свистящее дыхание.

– Сейчас ваша очередь! Готовьтесь!

Человек в фуражке смотрит на нас сквозь решетку, за которой мы находимся. Беззлобная улыбка открывает его неровные зубы.

– Вы не можете этого допустить! Нельзя! Разве вы не понимаете?

Один из моих товарищей по несчастью, толстяк в очках без оправы, которые он поминутно то снимал, то снова надевал, трясет решетку.

– Вы не можете! Вы такой же человек, как и мы! Тот отступает на шаг.

– Почему же это не могу? Ведь все по правилам. Во-первых, вам дают штык. А потом, противник не имеет права звинчать. Так же как и зрители, конечно.

И добавляет, отвернувшись:

– Что вы себе думаете? Я что ли придумал эту игру?

Остальные пленники тоже бросаются на решетку. Один из них, высокий юноша в джинсах, упав на колени, разражается истерическими рыданиями. Только мужчина в синей форме, тот, с которым я разговаривал, остается в стороне. Бледный, с помертвевшим лицом, он стоит, закрыв глаза. Если бы не он, я бы тоже вцепился в решетку и вопил бы, как все остальные.

Вдруг шелест сменяется мощным гудением, как будто кто-то растревожил гигантский улей. Невольно я бросаю взгляд на арену. Солдату удалось вскочить на спину своему противнику. Его мужество просто удивительно. Такая воля к жизни при отсутствии всякой надежды.

Дальше все происходит очень быстро. Взмах штыка, и голова звинча отлетает, как футбольный мяч, в то время как человек, сброшенный последней мощной судорогой, катится по опилкам. Он встает, подбегает к обезглавленному телу, бьет штыком в зеленое брюхо, из которого вываливаются внутренности. Но все уже кончено. Только по длинным зазубренным конечностям пробегает еле заметная дрожь. Ничего не слышно, кроме лихорадочного гудения. Но вот голос человека в фуражке:

– Ну и везет же вам! Не часто они проигрывают. Когда такое бывает, схватки переносятся на следующий день. Ну, пошли!

«Начало мая — лучшее время для отпуска. Помнишь, как было в лесу? Запах хвои? Запах листвы? Помнишь белку в Мерванском лесу? Водяную мельницу? Помнишь ту потаенную поляну, где тишина так прекрасна, что плакать хочется? Слышен только стук дятла. Как будто леший пришел домой, а жена ему не открывает. И вот он стучит, стучит… В мае мы обязательно поедем туда!»

Так говорила Мария.

Сейчас май, и я за городом, но сижу я в кузове грузовика, пахнущем мазутом и потом, посреди незнакомых людей, в чьих пустых глазах только полная покорность судьбе.

Тут же сидят наши стражи. В касках или матерчатых фуражках, поставив оружие между ног, они следят за нами внимательно, но равнодушно, как будто между нами нет ничего общего.

Я рассматриваю их. Одни из них тупые животные, другие полубезумцы, третьи трусливые подлецы. Но они — люди. Неужели они не понимают, что делают? Я смотрю на них, но они избегают моего взгляда. Я знаю, как они реагируют, если к взглядам добавляются вопросы. Один из нас лежит на полу с разбитой ударом приклада головой.

Когда грузовик остановился, первое, что я увидел, была ферма. Старые стены, покрытые штукатуркой, дикий виноград, вьющийся вокруг слуховых окошек… Она казалась такой обыкновенной и одновременно такой красивой, что слезы навернулись у меня на глаза. Но вокруг стояла тишина, не видно было никакого движения ни в доме, ни в пустом хлеву, ни на птичьем дворе. Даже собачья будка и та была пуста. На сиденье трактора лежала кукла, большой голыш из целлулоида, каких маленькие девочки так любят наряжать в разные платья. Одной руки у него не было. Потом мой взгляд скользнул дальше, в поля.

«Желатинообразная масса, похожая на нагромождение желтоватых коконов», — так, по словам моего соседа писателя, выглядит город звинчей.

Дорожка, по которой мы шли к нему, была крепко утоптана, как будто по ней прошли уже тысячи людей. Когда показались первые звинчи, у некоторых из моих товарищей подкосились ноги, и их пришлось тащить.

Я не думаю, что когда-либо лишусь рассудка, потому что иначе это должно было бы случиться сейчас. Как мы могли позволить втолкнуть, затянуть себя внутрь… внутрь, собственно, чего? Как назвать городом эти прилепившиеся друг к другу купола, эти холмы из влажной ваты, являющиеся, несомненно, продуктом секреции их обитателей?

Кто-то тихонько смеется рядом со мной. Это молодая женщина с короткой прической. Как во сне, она оглядывается вокруг себя с радостной улыбкой на лице. К ней избавление, видимо, уже пришло.

В туннелях пресный и липкий запах так сгущается, что становится почти осязаемым. Неизвестно откуда сочится бледный и холодный свет; возможно, из самих стен. Если случайно задеваешь их, на рукаве остаются липкие волокна, испускающие слабое свечение.

Охранники сменились, среди них теперь есть и звинчи. Мы шагаем вперед, как автоматы. Некоторые беззвучно плачут, не замечая этого. Живы ли мы и понимаем ли еще, кто мы есть?

Туннели перекрещиваются, разделяются, но остаются все время на одном уровне. И стоит ли удивляться тому, что стены галереи, через которую мы проходим — обширной, как станция метро, — разбиты на тысячи ячеек? Стоит ли удивляться тому, что в каждой из них я вижу продолговатую форму, запеленатую, как в кокон, в эту волокнистую и клейкую субстанцию? Ведь нас нет уже в живых, да и мир никогда не существовал.

Они недвижимы, но глаза их открыты. Они безмолвны, их лица неподвижны, но в зрачках еще тлеет огонек жизни: ужас и отчаяние, ненависть и безумие.

И снова туннели. И снова ячейки. Сотни, тысячи ячеек… И вот, наконец, пришли. Время замерло. Тишина и ожидающие нас звинчи.

Их живот огромен, невероятно раздут. Это самки. Ведь начало мая — это также время кладки яиц.

Зачем этот старик и эта женщина с крашеными волосами вдруг начинают биться? Ведь три охранника легко удерживают их. Ведь жало звинчей-самок бьет так быстро. Ведь пройдет всего лишь несколько минут, и паралич охватит их отяжелевшие конечности, их побежденные мышцы, не затронув только жизненно важные органы и сохранив ясность сознания.

Белокурые волосы, что я замечаю в глубине одной из ячеек, похожи на волосы Марии, а золотистые глаза, неотрывно глядящие на меня, похожи на глаза Марии. Та, что из глубины своего кошмара смотрит на меня, чувствует ли она в своем окаменевшем теле медленный процесс инкубации? Давно ли она здесь, и сколько маленьких звинчей родятся в ее теле, будут питаться им, прежде чем разорвут ее плоть и выйдут на мрачный свет туннелей?

Я нашел тебя, Мария. Ведь ты же можешь быть Марией? Хочешь ей быть? Мы с тобой одной расы, ты жена моя, я искал тебя и нашел. Звинчи не знают, кто мы такие. Звинчи держат нас в лагерях, как мы держали животных в загонах, но мы не скот. Звинчи заставляют нас, как быков, драться на арене, но мы остаемся все-таки людьми. Звинчи складируют нас, так же как дикие осы запасают мух на зиму, но мы не мухи. А самки звинчей откладывают в нас яйца, чтобы их потомство заживо пожрало нас, но несмотря на все это ты — Мария, а я — тот, кого ты любила. Звинчи не понимают этого, никогда не поймут, и поэтому, Мария, человек более велик, чем звинчи.

Двое охранников берут меня под руки. Кивком головы я указываю им на ячейку, откуда по-прежнему на меня смотрят широко раскрытые золотистые глаза.

– Я хочу, чтобы меня положили рядом с ней!

– Ладно, — говорит один, не глядя на меня. И добавляет вдруг сорвавшимся голосом:

– Мы ведь не виноваты, понимаете!

Не виноваты? Конечно. Никто не виноват, или же, наоборот, виноваты все.

Человек, пивший мое виски, имел хорошую память.

«Саранча была подобна коням… Лица же ее — как лица человеческие… И волосы у ней — как волосы у женщин… И зубы у ней — как у львов…»

Самка приближается ко мне, а я даже не испытываю к ней отвращения.

Анклав

Войдя в кафе самообслуживания, он сразу же ощутил, как почти неуловимо изменилась атмосфера. Воздух, казалось, застыл в напряженном ожидании.

Он не увидел, однако, враждебности в лицах людей: ни тех, кто сидел за столиками из разноцветного пластика, ни тех, кто стоял в очереди к стойке. Кое-кто даже улыбался ему, но в этих сдержанных и неуверенных улыбках проглядывало скорее боязливое уважение, нежели открытое дружелюбие.

«Порядок, — подумал агент Ф.57. — Все идет как надо».

Он улыбнулся, открыв острые зубы, грациозно поклонился, как это делали все инопланетяне при входе в присутственное место, и негромко произнес ритуальную фразу: «Мы любим людей».

Один из пяти роботов-официантов заскользил к нему по своим направляющим, как только он облокотился на стойку. Очередь почтительно расступилась, освобождая ему место.

– Бифштекс, — заказал он в обращенный к нему микрофон.

– Что будете пить?

– Вино.

Трудно было все-таки привыкнуть разговаривать с роботами-официантами. Все, конечно, делали вид, что ничего естественней и быть не может, и тот, кто открыто выражал свое восхищение, рисковал прослыть безнадежным провинциалом. Что же касается инопланетян, то любому было известно, что они ничему не удивляются и уж тем более тому, что было изобретено на Земле. Тем не менее агент Ф.57 с интересом наблюдал, как изящный хромированный механизм, ненадолго исчезнувший в туннеле, вновь появился, но уже с подносом, закрытым крышкой.

– Пять кредитов, — сообщил бесплотный голос. Он опустил пять монет в щель, раздался щелчок, и поднос с приподнявшейся крышкой скользнул к нему.

– Мне тоже бифштекс. И минеральную воду. Робот вновь отправился за заказом, и агент Ф.57 повернулся на голос.

– Вы тоже любите бифштекс?

– Что же в этом необычного по-вашему?

Она улыбнулась, чтобы смягчить излишнюю, может, резкость ответа, но он почувствовал, как она вся сжалась при его обращении к ней.

Он возвратил ей улыбку.

– Конечно, ничего, и это, по крайней мере, одно из того, что нас объединяет.

Вместо того, чтобы разрядить атмосферу, его улыбка возымела обратный эффект. Когда до нее дошло, что она неотрывно смотрит на зубы своего собеседника, ее замешательство достигло предела. Возвращение робота-официанта она встретила с таким облегчением, что ему стало ее жалко. И когда она схватила свой поднос с явным намерением унести его к какому-нибудь из самых дальних столиков, он осторожно положил ей руку на запястье.

– Не пугайтесь! Я друг. Мы ваши друзья.

Она попыталась принять непринужденный вид.

– Я знаю это, инопланетянин. Мы все знаем, чем мы вам обязаны. Я… я не пугаюсь, поверьте!

Она смотрела на пальцы агента, лежащие на ее тонком запястье. Нет, конечно, она не испугана. Но все-таки, как же это ужасно: эти длинные голубые пальцы на ее белой руке! Он совершенно отчетливо увидел, как взъерошился легкий пушок на атласной коже.

Он убрал руку.

– Идите ешьте, — мягко сказал он. — И, вспомнив о ритуале, добавил: — Да пребудет с вами аппетит!

– Да пойдет еда вам на пользу! — опустив глаза, прошептала она в ответ.

– Ну что ж, — пробормотал он, принявшись за бифштекс, — для начала совсем неплохо.

Содружество Государств

Объединенная Служба Разведки

Совершенно секретно

Выдержки из опроса, осуществленного Объединенной Службой Разведки

(ОСР)

Габриель Ж., 40 лет, водитель гелитакси

Вопрос: Что вы думаете об инопланетянах?

Ответ: А зачем вам это нужно? Кто вы такие?

В: Мы проводим опрос.

О: Это для газеты?

В: Нет, это не для печати.

О: Я, в общем, не против инопланетян…

В: Что вы о них думаете?

О: Ну… Одно могу сказать: за шесть лет, что они здесь, все стало лучше.

В: В каком смысле?

О: А вы что сами не знаете?

В: Нам бы хотелось услышать ваше мнение.

О: Ну, ясно, что войны больше никогда не будет. Во всяком случае, пока они здесь, это никак невозможно.

В: Почему?

О: Да потому что они приказали всем разоружиться, почему же еще?

В: Вы в это верите?

О: А как же не верить! Я верю тому, что вижу.

В: Вы, значит, верите в доброжелательство инопланетян?

О:…

В: Ответьте, пожалуйста!

О: Вы, небось, хотели бы, чтобы я сказал, что их терпеть не могу?

В: Мы просто хотим узнать ваше мнение.

О: Так я вам и сказал, стукачам поганым, чтобы вы голубым тут же побежали доносить!

Жан-Пьер Ф., 35 лет, инженер

В: Что вы думаете об инопланетянах?

О: Объективно или субъективно?

В: Давайте первое.

О: Неоспорим тот факт, что они заставили нас жить в мире. Вот уже шесть лет, как на земном шаре не стреляла ни одна пушка. Большинство считает, что это прекрасно, и я присоединяюсь к большинству.

В: А субъективно?

О: Ответы действительно останутся в тайне?

В: Конечно.

О: Для людей было бы достойнее установить мир самим.

В: Мы согласны, но вы не отвечаете на наш вопрос: «Что вы думаете об инопланетянах?»

О: Ладно. Так вот, я их не люблю.

В: Обида? Ощущение неполноценности?

О: Из-за того, что они дали нам урок гуманизма? О, нет! Я не настолько мелочен, особенно в таких вопросах. Нет, дело в другом. Они вызывают у меня беспокойство, тревогу.

В: Почему?

О: Зачем они это сделали? Я хочу сказать, зачем шесть лет тому назад они прилетели уж не знаю с какой планеты?..

В: Из системы звезды, которую мы называем Альтаир.

О: Это по их словам. Во всяком случае, зачем они проделали столь долгий путь? Только для того, чтобы помешать нам убивать друг друга? Вы можете, конечно, сказать, что это моя мелочность говорит. Вы можете возразить, что дело, которому они служат, является самодовлеющим, и их бескорыстие доказывает, по крайней мере, что они лучше нас. Но я не могу отделаться от мысли: чего они хотят?

Мари-Тереза Б., 25 лет, машинистка

В: Что вам не нравится в инопланетянах?

О: Зубы.

В: Только зубы?

О: А! Вы, видимо, имеете в виду их голубой цвет? Конечно, это очень непривычно. Но не скажу, что бы это было некрасиво. Не более, во всяком случае, чем у негров. У тех, знаете, бывают такие красивые оттенки. Или у азиатов… Это не значит, естественно, что мне может понравиться человек такого рода…

В: Почему?

О: Ну, они же цветные, так ведь?

В: Значит, только зубы?

О: А вот на вас эти острые зубы разве никакого впечатления не производят? Я читала, правда, в каком-то журнале, что это такие же зубы, как наши, только у них клыков больше, чем резцов. Так-то оно так, но когда они улыбаются…

В: Это действительно все, что вам в них не нравится?

О: Да! — Колеблется. — Нет, есть еще кое-что.

В: Что же?

О: Я не решаюсь.

В: Почему так?

О: Их надо уважать. По крайней мере, они так говорят. И в газетах об этом пишут. Мы должны быть им благодарны.

В: Но у вас есть какая-то задняя мысль?

О: Ладно. В конце концов, я такая же, как все. Вы были когда-нибудь в магазине или просто на улице, когда там появляется голубой? У всех возникает страх. Никто, конечно, этого не показывает, но все боятся.

В: Боятся чего, по-вашему?

О: Они такие странные. Такие отличные от нас. И хоть они предельно вежливы, все равно становится не по себе. И потом все эти слухи…

В: Какие слухи?

О: Будто вы не знаете! Все эти разговоры об исчезновениях, о похищениях… Говорят, что за шесть лет количество пропавших без вести возросло в пять раз. Что вроде бы они насильно увозят людей к себе в рабство… Но это же вздор какой-то!

В: Вы в это не верите?

О: Н-н… Нет!

В: Но, несмотря на все, вы боитесь?

О: Да.

Морис Н., без определенных занятий, отбывающий наказание

В: Почему вы убили инопланетянина?

О: Во-первых, я не один был. Там были еще Жан П., Фернан С. и Франсис А.

В: Их сейчас разыскивают. Вас же полиция схватила в тот момент, когда вы избивали лежащего инопланетянина железным прутом.

О: Он сам напросился. Сам напросился, сволочь голубая!

В: Почему вы его убили?

О: Их всех перебить надо! Если бы они сидели смирно, куда ни шло! Сидели бы в своих анклавах! Они же сами их создали! Ну и не выходите оттуда!.. А этот вваливается в «Дабл Скотч»…

В: «Дабл Скотч»?

О: Это же есть в моих показаниях. Не читали, что ль? Бар, где наша команда собирается. Ну, и эта сволочь появляется с ихней дурацкой присказкой… Знаете? «Мы любим людей»… Потом заказал выпивку у робота-официанта… А потом он нас оскорбил…

В: Свидетели заявляют, что вы его спровоцировали.

О: Ну, чего там, подзавели просто немного. Обычное дело «Я прямо заголубел», «Ни голуба не вижу», и все такое…

В: Свидетели отрицают, что он нанес вам оскорбление.

О: Еще чего не хватало! Во-первых, никто с ним не заговаривал. Мы между собой смеялись. А уж слышать или не слышать — это его дело.

В: Он не сказал вам ни единого слова.

О: Он все время пялился на Этьенетту, которая слушала пленки на «Аутомьюзике». Что бы вы сделали на нашем месте?

В: По свидетельствам очевидцев, Этьенетта была одета весьма вызывающим образом.

О: Мы-то тут при чем, если сейчас мода на короткие юбки. Во всяком случае, голубому нечего было так на девушку смотреть. Так ему и было сказано. И тут он нас оскорбил!

И: А говорят, наоборот, он был настроен весьма миролюбиво. И, тем не менее, вы вытащили его на улицу и стали избивать.

О: Ну, Жан П. действительно схватил кирпич…

В: Почему у вас была к нему такая ненависть?

О: Это была голубая сволочь, вот и все! Пусть убираются, откуда пришли!

Лоранс М., 26 лет, косметичка

В: Вы имели дело с инопланетянами?

О: (Смущенно) Да.

В: У вас был… роман с кем-нибудь из них?

О:…

В: Отвечайте без опаски. Все останется в тайне.

О: Ну что ж, в конце концов, я свободный человек. — Смех. — С другой стороны, у меня нет предрассудков. — Смех. — Милько был такой славный. В первые дни, во всяком случае.

В: Милько?

О: Я его так называла. Настоящее имя совершенно непроизносимо. А Милько звучит наиболее похоже.

В: Как вы с ним познакомились?

О: Он искал свое представительство, но ошибся и позвонил в мой салон. Я ему все любезно объяснила, и позже он вернулся. Вот и все.

В: У вас, значит, никакой вражды к инопланетянам не было?

О: Нет. Во всяком случае, тогда.

В: А теперь, значит есть.

О: Да.

В: А в чем причина?

О: Вряд ли я смогу дать точный ответ. Видимо, Милько открыл мне глаза. Раньше я не переносила людей, которые не переносили инопланетян. Я считала, что мы должны быть признательны им за все, что они сделали для человечества. Я специально появлялась на людях вместе с Милько, чтобы показать им, что они неправы. На самом же деле получалось так, что мне давали понять, что не права именно я.

В: По этой причине вы с ним и расстались?

О: Как раз нет. Общественное мнение меня мало волнует. У меня сложилось свое мнение о Милько.

В: Как это произошло?

О: Что касается моих встреч с ним, то вначале это был скорее просто вызов. Или, если хотите, я поступала так из идейных соображений. Чтобы убедить людей. А потом… — Смущенная улыбка. — Вы знаете, за исключением голубой кожи, инопланетяне не отличаются от других мужчин… Не знаю, как сказать… Мне неудобно…

В: Были ли у вас?.. Милько и вы?..

О: Вы хотите спросить, вступила ли я в… отношения с Милько? Да, вступила. Так вот, именно с этого момента все испортилось.

В: Вы хотите сказать, что… что он…

О: О, нет, нет! Совсем нет. Это было прекрасно! — Молчание. — А все эти сведения вам действительно нужны?.. Ох, ну ладно… Раз уж для науки! Я ведь сказала, что все испортилось после этого. Милько стал менее внимательным. Ведь мужчину лучше узнаешь после того, как…

В: Не смущайтесь. Вы хотите сказать, что это… близость позволила вам увидеть инопланетянина с другой стороны?

О: В этом все и дело! Мало-помалу стала вырисовываться совершенно иная личность, не имеющая ничего общего с прежним Милько. Он, естественно, старался это скрыть, и иногда это ему почти удавалось. Но в глубине души я знала, кто он такой: человек из другого мира, настоящий иноземец, черствый и ледяной.

В: Можно ли назвать то, что вас разъединяло, несходством характеров?

О: Гораздо хуже. Я, скорее, назвала бы это несходством рас. Настал момент, когда мне стало стыдно за себя, и я просто не понимала, как я могла… В конце концов я пришла к уверенности, что я для него всего лишь… объект для изучения. Материал для опыта. И что меня больше всего потрясло, это не черствость и не презрение, которое, несмотря на все старания, ему иногда не удавалось скрыть. И даже не глубокое отвращение, которое я однажды увидела на его лице благодаря отражению в зеркале, о чем он не подозревал. Нет, что меня по-настоящему ужаснуло, так это его глубокое, абсолютное, нечеловеческое равнодушие.

Агент Ф.57 закрыл досье.

«Они практически ничего не знают. Всего лишь впечатления, предрассудки, подозрения… Расовый рефлекс самозащиты. Не знают, но чувствуют. Можно сказать, шестое чувство».

Гелитакси начало снижаться. Проскользнув между четырьмя-пятью другими аппаратами, пролетавшими над кварталом, такси направилось к гигантскому зданию альтаирского представительства, чья плоская крыша, по мере их приближения, увеличивалась на глазах.

Агент Ф.57 постучал ногтем по интерфону.

– На платформу.

– Я не имею права. Я должен высадить вас на земле.

– Не беспокойтесь, делайте то, что я говорю.

Водитель обернулся к нему, и в его глазах, как молния, промелькнул, как ему показалось, отблеск ненависти. Повернувшись обратно, он сбросил обороты двигателя.

– Хорошо, инопланетянин!

Когда гелитакси вошло в силовое поле, агент включил идентификатор, надетый на руку. Маленький аппарат сел на крышу, где его поджидали два альтаирца с вибропистолетами на поясе.

– Добро пожаловать, Гонец! — проговорил один из них, ритуальным жестом приложив руку ко лбу.

Пассажир гелитакси испытал, казалось, секундное замешательство, затем упруго спрыгнул на платформу. Пилот напряг слух, но инопланетяне заговорили на своем лающем языке, понятном пока только очень немногим землянам.

Он увидел, как его пассажир и встречавший его вошли в пневматический лифт. Двери закрылись, зажглась лампочка.

– Вы быстро уходить! — Держа одну руку на вибропистолете, властным движением другой охранник приказывал взлетать. Пилот включил зажигание.

– Еще одного Гонца черти принесли! Что, интересно, они еще задумывают?

Содружество Государств

Объединенная Служба Разведки

Исх. № Ф (м) 631

Совершенно секретно

Отчет агента Ф.57 (магнитофонная запись)

Согласно плану, с наступлением темноты я покинул Исследовательский центр, и грузовик высадил меня в одном из крытых переходов квартала Сен-Дени, откуда я благополучно добрался до центра города.

Нигде не задерживаясь, я направился в отель «Лютеция», где для Гонца был зарезервирован номер. Затруднений не было, поскольку между перехватом Гонца и моим входом в игру прошло слишком мало времени.

Следующий день я посвятил контрольным тестам. Следует сказать, что все они дали абсолютно положительный результат. Где бы я ни появлялся, реакция была той, которую мы и ожидали.

Само собой разумеется, проверку нельзя было считать исчерпывающей, пока не был установлен контакт с самими альтаирцами. Помог случай, происшедший со мной на улице: у выхода со станции метро «Анлер» продавец газет заявил, что я всучил ему фальшивую кредитку, и отказался дать сдачу. В общем, классическая провокация. Через несколько минут вокруг нас уже собралось с полсотни враждебно настроенных зевак, и могу с уверенностью заявить, что ни у кого из них не было и тени сомнения по поводу моей принадлежности к инопланетянам. В этот момент в конфликт вмешался шедший мимо альтаирец. Следует отметить, что, проявив большой такт, он не совершил ни одной психологической ошибки и вызволил меня из неприятной ситуации, не задев достоинства ни одного из моих противников.

Затем мы остались с глазу на глаз. Поскольку мои эмоциональные реакции не являются предметом этой части отчета, скажу лишь, что, помоему, испытание первым контактом я выдержал. На протяжении всего разговора у моего собеседника не возникло ни малейших подозрений. Следует, правда, заметить, что мои знаки отличия Гонца обязывали его к проявлению почтительной сдержанности и исключали возможность нескромных расспросов. Но держался он очень непринужденно и доверительно и даже позволил себе дать мне несколько советов по поводу того, как следует общаться с землянами.

Манера, с какой альтаирцы говорят между собой о человеческой расе, меня безусловно задела. Неприятное ощущение вызвал не столько высокомерно-снисходительный тон, сколько проявление абсолютного безразличия по отношению к нашим собратьям.

То же впечатление сложилось у меня от бесед с другими альтаирцами из числа тех, с кем мне пришлось общаться, но должен признаться, что это единственный позитивный результат первых контактов. Даже посол, с которым я имел краткую протокольную беседу, не сообщил мне ничего такого, чего бы мы не знали.

Поскольку сбор разведданных не является целью моего задания, я не счел возможным вдаваться в излишние расспросы. Согласно плану, главной моей целью было утвердиться в роли Гонца, прибывшего накануне с Альтаира. Как мы и предусматривали, их служба безопасности настроила мой идентификатор на новую частоту, которая откроет мне доступ в анклав.

Самоанализ моего эмоционального состояния при выполнении задания, а также детальное изложение беседы с послом содержится в магнитофонных записях № Ф (м) 632 и № Ф (м) 633.

Начальник отдела «Ф» Объединенной Службы Разведки выключил магнитофон.

– Отличная работа, Эрмантье! — сказал он, не поднимая головы. Глаза его блуждали по столу, избегая взгляда собеседника.

– В чем дело, шеф? Боитесь на меня взглянуть? Начальник издал короткий смешок и пожал массивными плечами.

– Хоть я и знаю…

– Но впечатление сильное, так? Ну и отлично! Именно то, что надо!

Шеф взглянул на него, задумчиво покусывая ноготь.

– Просто не верится! Ничего не скажешь, сильны эти ребята из Исследовательского центра.

– Вы считаете? Двенадцать раз подряд за три недели, шеф! Двенадцать раз меня окунали в ванну, пока эта чертова краска не впиталась в кожу. Я все время вспоминал маму, как она перекрашивала свои старые платья.

Своими длинными голубыми пальцами он вытащил сигарету из сигаретницы под зачарованным взглядом начальника отдела.

– А контрольные ванны! Горячая вода, ледяная вода, кипяток! Мыло, сода, детергенты! Душ, брандспойт, погружение с головой! Пемза и щетка! Как только в воде появлялся хоть намек на голубизну, стоп! В краску его, еще разок! И это еще не самое паршивое…

Он посмотрел на шефа без всякой улыбки.

– Они понятия не имеют, смогут ли смыть все это потом.

Начальник отдела успокоительно поднял руку.

– Со временем найдут способ.

Большим и указательным пальцами Эрмантье приподнял голубую губу, обнажив острозаточенные зубы.

– А для этого, тоже найдут способ? У меня от бормашины до сих пор в голове жужжит.

– Сделают вам протез.

– Ну, конечно! У вас на все есть ответ!

Шеф оперся подбородком на руки и сказал, не отводя посерьезневших глаз от голубого человека, сидящего перед ним:

– Четыре года, Эрмантье! Четыре года вы готовились к этому! Все, что можно было узнать об Альтаире и альтаирцах, прошло через наши руки. Центнеры документов: исследования, обзоры, анкеты, опросы, карты, фотографии… Десятки километров магнитной пленки и микрофильмов. На земном шаре сейчас есть только один человек, говорящий по-альтаирски, как настоящий инопланетянин, и этот человек — вы! Один только человек, способный проникнуть в анклав, и этот человек — опять же вы!

Вытащив из ящика предмет, поблескивающий тусклым бронзовым светом, он положил его на стол. Эрмантье пододвинул кресло поближе.

– Что это? Песочные часы, тостер или, может, мясорубка?

– Это одна из их знаменитых «катушек для слов», та, которую Гонец привез с Альтаира. Та, которую вы захватите с собой в анклав. Нам удалось привести ее в действие, но многого нам это не дало.

– Зашифровано?

Начальник отдела утвердительно кивнул головой.

– Так или иначе, это не главное, что нас интересует. Гонцы прибывают приблизительно раз в год. Следовательно, катушки содержат самые общие указания. Для нас же важно узнать то, что происходит в анклаве.

Агент Ф.57 раздавил сигарету в пепельнице. Рука его слегка дрожала.

– Шеф, я считаю, что мне повезло.

Седовласый колосс молча глядел на него.

– Этот Гонец, которого мы перехватили… Ведь его пунктом назначения мог быть баварский анклав, северо-ирландский или же Лигурийский…

– А направлялся он в вендейский анклав.

– Вы и об этом подумали?

Начальник гневно повел плечами.

– У меня работа такая — ничего не забывать!

С внезапно постаревшим лицом он откинулся на спинку кресла и прижал ладони к усталым глазам.

– Она исчезла два месяца тому назад, 6 июля, в районе Сен-Жильсюр-Ви, где проводила отпуск. Рыжеволосая и очень красивая. Так?

– Так!

Голос Эрмантье звучал хрипло.

– Мы должны были пожениться месяц тому назад. Вы думаете, что она в анклаве?

– Откуда я могу это знать?

Начальник отдела повернулся и открыл дверцу металлического шкафа, заполненного рядами папок.

– Видите? Исчезновения, исчезновения, исчезновения! Сотни и сотни! И никаких следов, даже намека на след. Хотя нет, кое-что все-таки есть: частота исчезновений заметно выше вблизи анклавов.

Он вновь облокотился на стол.

– Вот уже четыре года, как вы ждете этого момента. Не стоит вам напоминать, что выбраться оттуда у вас в лучшем случае один шанс из тридцати.

Эрмантье невесело улыбнулся.

– Четыре года я постоянно думал о том, что это самая безумная операция, когда либо предпринятая ОСР.

– Что бы ни случилось, не делайте ничего, что могло бы способствовать вашему провалу. Главное не в том, чтобы войти в анклав. Главное — выйти из него. Знать то, что там происходит, важно не столько для вас, сколько для нас. Вернуться надо любой ценой. И я вас заклинаю не выходить из вашей роли. Что бы вы ни узнали, не показывайте вида. Молчите, смотрите, слушайте и возвращайтесь. Это мой приказ…

Он медленно поднял глаза на агента и глухо закончил:

– … Кого бы вам ни пришлось там встретить.

Эрмантье встал и сухо произнес: — Именно так я это и понимаю.

Содружество Государств

Объединенная Служба Разведки

Отдел информации

Интервью Председателя Генерального Совета… (выдержка из радиотелетрансляции)

— Господин Председатель, вы являетесь одним из немногих видных деятелей, можно даже сказать одним из немногих землян, которым довелось побывать в альтаирском анклаве.

— Этой честью я обязан любезному приглашению со стороны Его Превосходительства Посла Альтаира.

— Говорят, что приглашение, сделанное альтаирцами сотне известных людей, имело целью положить конец некоторым нелестным слухам.

— Что за домыслы! Конечно, существуют, увы, нелепые россказни. У меня не хватает слов, чтобы выразить свое возмущение. Этим могут заниматься лишь безответственные люди, если только это не является результатом достойных презрения подспудных интриг, имеющих целью опорочить наши миролюбивые устремления. На самом же деле визит был приурочен к очередной годовщине установления мира на планете. Этот любезный жест только делает честь нашим друзьям.

— Можете ли вы рассказать нашим зрителям и слушателям о том, что вы увидели в анклаве?

— Только одно слово: и-ди-ллия! Представьте себе просторные виллы посреди парков и цветников, пение фонтанов, беспечных альтаирцев, занимающихся своими домашними делами. Я в свое время высоко оценил тот факт, что наши мудрые союзники, следуя достойному уважения чувству скромности, посчитали своим долгом оградить нас от своего постоянного присутствия. Но теперь, когда я увидел, как они живут, я проникся еще большим пониманием их поступка.

— Видели ли вы следы пребывания тех, кто жил там раньше? Я имею в виду — до создания анклава?

— Вам должно быть известно, что согласно договору, заключенному с альтаирцами, прежние обитатели этих мест были отселены с выплатой соответствующей компенсации. Таким образом, в настоящее время там можно наблюдать лишь развалины предыдущих поселений, поскольку альтаирцы построили себе новое жилье.

— Если не считать ваших спутников, видели ли вы хоть одного землянина?

— Разумеется, нет. В договоре, кстати, это оговорено совершенно четко.

Содружество Государств

Объединенная Служба Разведки

Секретно

Краткий обзор сведений о так называемом вандейском анклаве

Местоположение. Подобно остальным 54 альтаирским анклавам, существующим на Земле, так называемый вандейский анклав расположен на территории, не имеющей ни одного крупного населенного пункта. Анклав занимает территорию площадью около 500 квадратных километров, по внешнему периметру которой, за пределами анклава, расположены города Ньор, Фонтене-ле-Конт, Маран и Мозе. Внутри самого анклава оказались такие населенные пункты как Гурсон, Майезе, Сент-Илер-ля-Паллюд, а также около ста поселков, деревень и хуторов.

Внутренняя организация. Сведения о внутренней организации анклава чрезвычайно скудны. Немногие земляне, получившие разрешение побывать там, смогли увидеть лишь то, что сопровождавшие их альтаирцы захотели показать.

Численность альтаирцев, живущих в анклаве, составляет около пяти тысяч. Они не используют ни одного из существовавших населенных пунктов. Некоторые из них, как например, Сент-Илер-ля-Паллюд или Данвикс, были снесены, и на их месте возведены крупные альтаирские комплексы. Остальные медленно превращаются в развалины.

Сбор сведений о роде занятий инопланетян оказался практически невозможным. По словам побывавших там по приглашению, они ведут абсолютно праздную жизнь, которая обеспечивается чрезвычайно высоко развитой техникой.

Средства охраны. Анклав полностью окружен абсолютно непроницаемым силовым полем. Жители соседних районов со страхом говорят об этом своеобразном барьере, преодолеть который пытались некоторые из них.

Приложения.

А. Показания Серафена М., деревня Сент-Жемм: «Я знал, что нахожусь близко от границы, но захотелось все-таки побывать на своем поле, что у Жубретьерского леса. Конечно, теперь-то оно уже не мое, раз у меня его отобрали. Но посмотреть хотелось… Сразу за предупредительным знаком я почувствовал… Ну, как будто воздух стал более плотным. Было трудно дышать. Все-таки я продолжал идти. Но передвигать ноги становилось все трудней и трудней, как будто они вязли в чем-то. В конце концов и шагу нельзя было сделать. До Жубретьерского леса было рукой подать, но между нами словно стена была, упругая и в то же время твердая… И не видно ее, и не пройдешь. Я повернул обратно. Чем дальше я отходил, тем легче было дышать и проще двигаться…»

Б. Показания Жюльена Г., хутор Межиссери в окрестностях Ульма: «Я пахал до ночи и поэтому решил спрямить путь на ферму через лес Поте. Через некоторое время я почувствовал, как на меня будто что-то навалилось и голова закружилась. Почти тут же мотор у трактора заглох, хоть я и ничего не трогал. Я понял, что попал в запретную зону. Назавтра пришлось взять лошадей, чтобы вытащить трактор оттуда».

Непреодолимость этого барьера была подтверждена нашими агентами. В ходе неоднократных, но безуспешных попыток тринадцать из них пропали без вести.

Пролет над анклавом также невозможен.

Было установлено, что сами альтаирцы могут проникнуть в анклав только имея при себе идентификатор, настроенный на определенную частоту, смена которой происходит с неизвестной нам регулярностью.

Поскольку природа и источник силового поля остаются неизвестными, создать идентификатор не представляется возможным. О том, чтобы получить его от альтаирцев, не может быть и речи.

Внешние связи. Обитатели анклава имеют хозяйственную систему закрытого типа, но некоторые из них совершают частые поездки в столицу, где имеют контакты как со своим посольством, так и с нашими учреждениями.

Единственной связью между инопланетянами и их родной планетой являются, по-видимому, Гонцы, которые посещают Землю с периодичностью приблизительно один раз в год. Космический корабль остается на орбите, а на Землю их доставляет «челнок», совершающий посадку на специально оборудованной площадке аэродрома в Виллакубле, близ столицы. Судя по всему, в анклаве нет подобного космодрома.

С Гонцами альтаирцы обращаются, как с высшими сановниками, и, по всей видимости, они не подчинены никому из альтаирских должностных лиц, пребывающих на Земле. Они живут в столице без всякого контроля со стороны посольства и добираются до анклава с помощью своих собственных средств.

Содружество Государств

Объединенная Служба Разведки

Отдел «Ф»

Абсолютно секретно

Операция «Подмена». Перехват Гонца прошел успешно. В настоящее время агент Ф.57 находится в анклаве.

– Вы в первый раз на Земле, Гонец Бург Агабал? В таком случае будьте осторожны с землянами. Нельзя сказать, что они настроены враждебно, но они скрытны и неискренни. Лично я никогда с ними грубо не обращаюсь, как и предписано Планом, но я всегда помню поговорку, ими же, кстати, придуманную, относительно тех, кто платит злом за добро.

Сложив руки за спиной, Наместник Жакер Логр смотрел на загон, обнесенный электрифицированной сеткой. Стоя чуть сзади, Гонец безмолвно слушал. С небольшой возвышенности, где они находились, хорошо были видны роскошные альтаирские виллы, разноцветными островками выступавшие из зелени, и — еще дальше — буйные заросли на болотах.

«Что бы вы ни узнали, не показывайте вида. Молчите, смотрите, слушайте».

Гонец бросил бесстрастный с виду взгляд на нескольких землян, бесцельно бродивших за изгородью под напряжением.

– Сколько их тут у вас, Наместник?

– Никогда более ста. — И с улыбкой добавил: — Для наших собственных нужд. Остальных мы отправляем как можно быстрее. По ночам, разумеется.

– Я думаю, у вас нет с этим никаких проблем?

– Да откуда же? Земляне даже не предполагают, что наши корабли могут приземляться в анклаве. Кстати, это прекрасная идея, что Гонцы прибывают к нам через столицу. Ведь к чему бы все эти пересадки, если бы они могли совершать посадку непосредственно здесь?

– Вы считаете, что они ничего не подозревают?

– Пусть подозревают. Это единственное, что они могут сделать. Видите ли, мы принесли им мир, и они благодарны нам за это.

Наместник Жакер Логр повернул голову к Гонцу.

– Их, естественно, беспокоят исчезновения. Но как бы ни велико было их число, все равно оно не идет ни в какое сравнение с теми опустошениями, что приносили их войны.

Он печально покачал головой.

– Эти войны — какая постыдная расточительность! Вы знаете, о чем говорится в катушке для слов, которую вы мне вручили?

– Конечно, нет, Наместник!

– Так вот, принято решение о корректировке Плана. Поставки должны быть увеличены. А именно, они должны удвоиться в ближайшие месяцы и утроиться к концу земного года.

«Знать то, что там происходит, важно не столько для вас, сколько для нас. Что бы вы ни узнали, не показывайте вида».

Гонец, однако, не смог удержаться, чтобы не сделать шаг вперед. Но промелькнувший силуэт уже скрылся внутри старого дома.

– Не подходите слишком близко, Гонец Бург Агабал. Они коварны.

По другую сторону сетки человек наблюдал за их приближением. Он выглядел вполне здоровым, только, быть может, чересчур полным. В глазах — одновременно беспокойство и вызов. Он гордо и воинственно расправил плечи, и у Гонца перехватило горло.

– Я могу с ним поговорить, Наместник? Я немного знаю их язык.

– Попробуйте, если хотите. Это иногда бывает забавно.

Человек, стоящий перед ними, изо всех сил старался не опустить глаз.

– Землянин… — произнес Гонец. Он колебался.

– Землянин, кто эта женщина, которая сейчас вошла в дом? Молодая женщина с длинными рыжими волосами?

Пленник отвернулся.

– Я не знаю, инопланетянин.

– Ты должен ее знать, раз вы живете все вместе. Так кто же она?

– Я не знаю, инопланетянин.

– С какого времени она здесь?

Человек повернулся спиной и, тяжело ступая, отошел от изгороди.

«Что бы ни случилось, не делайте ничего, что могло бы способствовать вашему провалу».

Гонец еле удержал себя от того, чтобы не вцепиться в сетку под напряжением. Он на секунду прикрыл глаза, чтобы успокоилась бушевавшая в нем буря.

– Эта земная женщина понравилась вам, Гонец Бург Агабал?

– Нет, нет, вы ошибаетесь, Наместник.

– Я же видел, что она заинтересовала вас. Так вы ее получите.

– Наместник, вы хотите сказать… Наместник взял его под руку.

– Сегодня вы увидите ее за ужином.

Где-то под деревьями катушка для музыки наигрывала чарующую мелодию: пронзительную и нежную, красивую и грустную, как сон. С широкой террасы открывался вид на буйные заросли болот, пламенеющие в закатном свете солнца.

– Для охоты лучше места не найти, — говорила Азирир, супруга Наместника Жакера Логра. — Знаете, в этих болотах протоки образуют настоящий лабиринт. Мы выпускаем туда землянина на лодке, и иногда даже полсотни охотников затрачивают несколько дней, чтобы настичь его.

«Что бы вы ни узнали, не показывайте вида».

– Не это ли, благородная дама, План называет расточительностью?

Она рассмеялась. Она была очень красива, но совершенно нечеловечна.

– У нас в анклаве использование отведенного нам поголовья полностью отдано на наше усмотрение.

Воздушная в своей полупрозрачной тунике, она увлекла его к пышно убранному столу, уставленному изящной посудой и сверкающим хрусталем. Вокруг стола были расставлены диваны с мягкими подушками. Сановники встали и поклонились Гонцу, приложив руки ко лбу. Их знаки отличия поблескивали в мягком свете ламп.

– Земля — просто очаровательное место, — продолжала Азирир, усаживая его между собой и Наместником. — Никогда еще альтаирский исследовательский флот не находил столь великолепного заповедника. Кроме, может быть, планеты Процина, где было такое обилие дичи, что, как говорят, охотничьи хозяйства смогли снабжать Альтаир в течение столетий.

– Но дичь на Процине была безвкусной, благородная дама…

– В то время как на Земле… Ах, Земля!..

Азирир откинула голову назад, обнажив голубое горло, под которым полотно туники скреплялось огромной металлической, варварски роскошной брошью.

– Благородные гости, что вы скажете об этом дивном запахе?

Возглавляемые мастером по разделыванию, четыре затянутых в голубое лакея внесли на плечах огромное серебряное блюдо, окутанное ароматом корицы и тимьяна, дягеля и черноголовника. По краям блюда — пышная зелень.

Зелень, а также…

Гонец встал так резко, что тарелка упала и разбилась.

«Что бы ни случилось… Что бы ни случилось…»

– Вы узнали, уверен, эту великолепную рыжую шевелюру, Гонец Бург Агабал? — любезно спросил Наместник. — Ведь я говорил вам, что вы увидите ее за ужином.

Его голубые губы растянулись в улыбке, обнажив восемь острых клыков.

– Да пребудет с вами аппетит, благородные гости, и да пойдет еда вам на пользу!

Чердак в паутине

– Тут это было!

– Где?

– Да вот!

Старик упрямо тыкал пальцем в край поляны. Мужчина и молодая женщина обшарили траву; от кучи прелых листьев, отодвинутых ногами в сторону, поднялся запах сырой земли.

– Вы же видите, что ничего нет.

Старик пожал плечами и сказал, глядя в сторону:

– Я так и знал, что вы мне тоже не поверите. Когда я рассказал про это жандармам из Фонтене, они надсмеялись надо мной… Кроме бригадира. Он-то хотел меня арестовать за оскорбление полиции.

– И все же он сообщил об этом по инстанции. Именно поэтому мы здесь.

Старик вновь пожал плечами, на которых, как на вешалке, болтался поношенный пиджак с позеленевшими лацканами.

– Какая теперь разница, если и вы мне не верите?

– С чего вы это взяли? Разве то, что мы проделали путь в пятьсот километров, чтобы увидеть вас, не говорит об обратном? Но если уж Содружество посылает на место происшествия двух сыщиков, оно рассчитывает, как вы понимаете, получить в обмен какие-то доказательства.

Старик усмехнулся и поскреб обломанными ногтями с траурной каемкой седую щетину.

– Сыщики! Они бы лучше прислали кого-нибудь из дезинфекции. С вертолетами, и чтоб отравы побольше…

Он поднял на собеседников наполнившиеся тревогой глаза.

– Они вот такой величины, мсье. Я вас не обманываю. Его ладони раздвинулись.

– Не меньше, чем с чайное блюдце. Правду говорю. И ничего не значит, что вы не нашли ничего на поляне. Это значит только, что они попрятались и затевают что-то дурное.

Осторожно взяв его за локоть, молодая женщина увлекла старика за собой по направлению к большой машине черного цвета, стоявшей на проселочной дороге.

– Доверьтесь нам, мсье Гийодо. Меня зовут Ирен Эссартье, а моего спутника — Реми Лашеналь. Мы оба работаем в Объединенной Службе Разведки Содружества Государств. Несмотря на то, что вы, по-видимому, думаете, Содружество очень серьезно относится к вашему заявлению. Вы должны поверить нам, иначе у нас с вами ничего не получится…

– Они надсмеялись надо мной в Фонтене, — с упрямой обидой повторил старик.

– Это понятно. Они же не знали. А вот мы, мы знаем.

– Вы знаете что?

– Вечером 27 октября нечто, какой-то объект, упал в Мерванском лесу.

– Он не упал, мадам. Он приземлился.

– Вы не единственный, кто его видел. ОСР располагает и другими свидетельствами. В этот день, около восьми часов вечера, не менее двадцати человек в департаменте видели, как «что-то» пролетело по небу и исчезло в лесу… Именно в том месте, где мы сейчас находимся.

Они подошли к машине. Лашеналь шел в нескольких шагах позади.

– Подождите, подождите, — засуетился старик, когда они собирались сесть в машину.

Нагнувшись, он заглянул под сиденья, потом за заднюю спинку, в дверные карманы. Наконец он уселся на заднее сиденье рядом с женщиной. Лашеналь сел за руль, не включая, однако, зажигания. Повернувшись боком, он смотрел на Гийодо.

– Ну так? — произнес он.

На его узком лице глаза смотрели холодно, губы сжаты в тонкую линию. За свою долгую практику ему приходилось сталкиваться со столькими мистификаторами, фантазерами, да и просто сумасшедшими…

– Слушайте, я понимаю, что вам не так легко взять да просто поверить, — начал старик умоляющим голосом. — Хорошо бы, конечно, чтобы что-нибудь осталось, хоть какой-нибудь след… Но вы же видели: и трава не примята, и листья как лежали, так и лежат. Но я клянусь вам… Ох! Как бы я хотел, чтоб мне поверили…

– Мы вам верим. Расскажите все, как было, с самого начала. Рапорт бригадира был слишком неполным.

– Вообще-то, я его понимаю. Кто решится написать такое черным по белому?

Старик заморгал глазами и поежился. Его бесцветные глаза смотрели в никуда.

– Гийодо! — окликнул Лашеналь и, перегнувшись через спинку сиденья, похлопал его по колену.

– Это вечером было, я уже говорил, — нерешительно начал старик. — Я ехал из Нанта. Товар там закупил на ярмарке. Я же разъездной торговец. Так вот, поехал я через Шантонне, а потом через Шатеньере. Я думал остановиться в Мерване на ночь. У меня в тех местах постоянные клиенты на фермах. Покупают рабочие штаны, одежду для детишек, силки, рамки для фото… Встретил, кстати, по дороге Шабрено, лесника. Он может подтвердить. Немножко поболтали, и я дальше поехал. И тут я увидел свет.

Голос старика звучал глухо, как во сне.

– Свет был голубой и очень яркий. Он двигался по небу прямо передо мной, не очень высоко. Когда он пролетел над дорогой так, что чуть не задел телеграфные провода, я увидел, что это что-то вроде шара или, скорее, круга. И ни звука кругом, только этот голубой свет в вечерних сумерках. И я вам честно скажу, тут я испугался. Не так, как бывает, когда на тебя чуть машина не наедет или когда хулиганье повстречаешь. Нет, это было, как в дурном сне, знаете, когда боишься сам чего не знаешь.

И дальше было все равно что как в кошмаре. Убежать хочешь, да ноги не двигаются. Отвернуться хочешь, но все равно смотришь до конца… Я был совсем один на дороге, посреди леса. Мне бы убраться оттуда как можно скорее. Я даже готов был весь свой груз бросить… А вместо этого стою на дороге и смотрю на то место, где эта штука скрылась за деревьями. «Может, это камень с неба упал?» — говорю про себя. Есть такие камни, знаете? Я когда-то давно читал об этом. Но тогда должен быть свист, гром, да и падают они отвесно или почти… И тут мне совсем другое на ум пришло: все эти штуки, о которых столько разговору было лет тридцать тому назад. «Летающие тарелки» — так это газеты называли. Вы молодые, не помните. Это прямо мода такая тогда была. Все их видели, кому не лень. Даже игрушки такие для детишек делали. А потом я себе и говорю: ведь давно известно, что это ученые испытания всякие проводили. Как Содружество образовалось, так все известно и стало. Говорят, то что в космос сейчас летают — так это благодаря этим испытаниям.

Так вот я себе все это говорю, а сам, оказывается, уже иду по лесу, через кусты. С любопытством, мсье, никто не сладит. «Это управляемый снаряд — вот что это, — так себе говорю. — С базы в Рошфоре их запускают, кому это известно. Это их снаряд, видимо, потерялся».

И вдруг выхожу я как раз на это место, на край поляны. Солнце еще не совсем зашло, но светло было не от этого. Эта штука светилась. Переливчатым таким оранжевым светом. А лежала она как раз в том месте, что я вам показывал. С виду — будто волчок с музыкой. Есть такие большие металлические волчки, и сверху ручка для завода… Диаметром она была три-четыре метра, не больше.

Движения никакого не было видно. И не было похоже, что этот «волчок» сюда просто упал. Наоборот, казалось, он знал, куда летел. Кругом ни ветки сломанной, ни земли взрыхленной. Можно даже сказать, что «волчок» этот и не приземлился вовсе, а просто висел себе неподвижно над самой землей.

Старик, чей голос было окреп по мере его рассказа, вновь, казалось, отключился от действительности. Его руки беспорядочно двигались, а лицо исказил нервный тик. Он что-то бормотал заплетающимся языком.

Ирен Эссартье тронула его за руку.

– Мсье Гийодо!

Внезапно старик возобновил свой рассказ. Голос его звучал монотонно, взгляд был неподвижен.

– Купол начал поворачиваться. Нет, не совсем так: не купол, а только полоса между середкой и верхом. Меня даже дрожь пробрала: так долго ничего не двигалось, и вдруг это кольцо начинает медленно-медленно вращаться. Вы знаете, есть такие банки для лекарств, у которых, чтобы вытряхнуть таблетку, надо поворачивать крышку, пока дырка на нижнем краю крышки не совпадет с дыркой на верхнем краю банки. По-моему, у «волчка» было что-то похожее. Когда в кольце появилось отверстие, оно остановилось. И тут я их увидел.

Старик посмотрел на женщину, сидящую рядом, потом Лашеналя.

– Вы можете мне поверить? До сих пор верили? Я сам ведь, стоя в кустах, подумал: уж не тронулся ли я? Всего ожидал, но такого… Про эту дырку — а она была сантиметров пять высотой и пятнадцать-двадцать шириной — я было подумал, что это прицел, бойница, отверстие для антенны, что-нибудь в таком роде… Но мне и в голову не могло прийти, что это просто-напросто дверь. И из этой двери, один за другим, они начали выходить: один, два, три, четыре, пять, шесть, семь… Десять, двадцать, тридцать…

– Будем настороже.

– Я тоже так считаю, — сказала Ирен. — Ты видел людей?

– Да. Такое впечатление, что они напуганы. Словно в оторопи какой-то. Они наверняка что-то видели. Но вот как их разговорить?

– Я немного знаю Вандею. Я однажды была здесь в отпуске, когда стажировалась в Институте психотехники. Люди тут недоверчивы, скрытны и не очень разговорчивы, особенно с чужими.

– Возможно. Но ведь сказано же им, что есть опасность, что это для их же блага…

Ирен пожала плечами. Она нехотя выудила кусочек мяса с тарелки из толстого фаянса, что им подали в сельской гостинице.

– Реми, ты считаешь, что это серьезно? Ты действительно думаешь, что… что это может плохо кончиться?

– Нет, если вовремя принять меры. Но для начала надо выяснить, в чем же все-таки тут дело? Для этого нас сюда и послали. Разве стали бы беспокоить ОСР из-за какого-нибудь происшествия местного масштаба?

Овчарка, которая, внезапно проникшись к ним дружбой, не отходила от них всю вторую половину дня, шумно вздохнула под столом. Лашеналь бросил ей погрызть кость, однако собака к ней так и не притронулась.

Тощая и грустная официантка подала им омлет. Лашеналь с аппетитом втянул в себя воздух.

– M-м! С грибами!

Он задержал девушку за руку.

– Скажите, вы их сами собирали?

– Чего?

– Грибы эти. Вы сами ходили за ними в лес?

– Да, мсье.

Встревоженно глядя на Лашеналя, она нерешительно пыталась высвободиться, но тот держал ее двумя пальцами за запястье осторожно, но крепко.

– И вы ничего не видели в лесу? Ничего не нашли, кроме грибов?

Она застенчиво улыбнулась.

– Да нет. А что еще молено увидеть в лесу? Разве что змей, белок, других там зверьков…

– Майских жуков, например, да? Бабочек, муравьев…

– Да.

– Пауков.

Девушка неуловимо моргнула.

– Да. Пауков тоже, конечно.

Она высвободилась и со смехом убежала.

– Так ты ничего не добьешься, — тихо сказала Ирен.

– Попытка — не пытка. Но, черт возьми, мы опросили добрую половину жителей Апревана и единственное, что из них выудили, так это: «Не знаем. Ничего не видели. Вы, видимо, ошиблись».

Они встали. Овчарка под столом хотела сделать то же самое, но вдруг, нелепо качнувшись, уткнулась мордой в пол, как будто передние лапы отказались ее держать. Когда она все-таки поднялась, Ирен потрепала ее за ухом, и овчарка коротко взвизгнула, как от боли. В сопровождении собаки они вышли. На единственной улице Апревана несколько сельчан сидели в вечерних сумерках на каменных скамьях или у дверей своего дома.

– Тебе ничего не кажется странным?

– Кажется. Тишина. Конечно, мы привыкли к столичному шуму, но все-таки… Никаких звуков, обычных для деревни. Ни ударов молота о наковальню, ни стука ведер в хлеву, ни детских криков. Послушай: даже разговоров и тех ни слышно.

Жители Апревана продолжали сидеть безмолвно, застыв в неподвижности, которую нарушали лишь отдельные скупые движения. Рука Реми Лашеналя сама собой скользнула под куртку, где в пластиковой кобуре покоился лучевой пистолет.

Кто-то споткнулся позади них. Реми вздрогнул, а Ирен резко обернулась, также сунув руку под куртку. Но рука вернулась пустой. Это был старый Гийодо с еще более встревоженным видом, чем раньше.

– Вы уже уезжаете, да? — произнес он своим хнычущим голосом. — Теперь вы все видели. Я вам говорил, что от них ни слова не добьешься.

– Они не хотят ничего говорить, но это не значит, что им нечего сказать. Если вас это может утешить, Гийодо, скажу вам, что я начинаю все больше верить в вашу историю.

– Один вы и верите, — пожаловался старик. — Я только что с Шабрено говорил, с лесником. Ну и смеялся же он! А ведь, вы же помните, я эту штуку в небе увидел как раз после того, как с ним расстался. А теперь он, вишь, не помнит! С чего бы это, скажите на милость?

– Да, видимо, есть с чего, — сказал как бы про себя Реми. Прозвучало это так серьезно, что Ирен с удивлением взглянула на него.

– Гийодо, мы на минуточку, — извинился Реми, увлекая Ирен за локоть.

Овчарка немедленно отправилась за ними.

– Подержите ее, — попросил Лашеналь, подталкивая собаку к Гийодо, который с удивленным видом схватил ее за ошейник.

– Боишься, что она подслушает? — улыбнулась Ирен. Не произнося в ответ ни слова, он отвел ее на несколько шагов в сторону.

– Слушай, я хочу сделать опыт. Если он не удастся, тем лучше. Это будет означать, что я ошибся, и я был бы этому весьма рад. Но если я прав, тогда нам надо будет смотреть в оба… Нет, ни о чем не спрашивай. Пока рано. Жди меня у машины. Держи пистолет наготове. И никого к себе не подпускай.

– Даже Гийодо?

– Даже его. Даже хозяина гостиницы, даже официантку. Больше скажу: даже никакое животное.

Она было засмеялась, но ее черные глаза тут же покрылись тенью тревоги.

– Даже животных?

Он обнял ее за плечи.

– Ирен, это твое последнее дело.

– Это еще что!

– То, что слышала. Ты работаешь на ОСР в последний раз. Я не хочу, чтобы моя жена рисковала жизнью.

Губы Ирен задрожали.

– Реми, ты никогда не говорил мне раньше…

– Так вот, теперь я сказал.

Она уткнулась лбом в плечо сыщика.

– Ты не спросил, согласна ли я…

– А ты что, не согласна?

– Ой, да конечно же, согласна, — прошептала она, так сжав его руку под локтем, что даже через куртку он почувствовал ее ногти.

Мягко отстранив ее, он быстро подошел к машине, нажал на приборной доске кнопку, отвечавшую на отпечаток только его пальца, и вынул из открывшегося ящичка сумку с хирургическим инструментом и сильный электрический фонарь.

– Можете идти спать, Гийодо, мы сегодня не уедем, — сказал он старику, который, что-то ворча, пошел прочь.

– А овчарка? — спросила Ирен.

– Забираю с собой, — коротко ответил Реми.

Прислонившись к черному капоту автомобиля, Ирен Эссартье смотрела, как сыщик, обогнув гостиницу с растущими возле нее каштанами, направился по тропинке, ведущей вниз к реке, туда, где на берегу стоял амбар. Овчарка весело бежала рядом, коротко взлаивая время от времени.

– Извините, мсье, но линия повреждена.

Бакалейщика, в лавке которой находилась также единственная в Апреване кабина междугородного телефона, сидела в глубине своего магазинчика, заполненного запахами корицы, кофе и заплесневелых вафель. Керосиновая лампа освещала невыразительное старушечье лицо.

– Разрешите, я все-таки попробую, — попросил Лашеналь.

– Ну я же вам говорю, что не работает!

Он вошел в кабинку с застоявшимся запахом влажного дерева, снял допотопную трубку, сказал «алло» больше для чистки совести, потому что в трубке не было шума, характерного для исправной линии.

– У нас часто ломается, — объяснила бакалейщица, когда он вышел. — Линия идет через лес, и на провода падают ветки. Завтра точно из Фонтене приедут и починят.

– Завтра, — пробормотал Лашеналь. — Да, завтра.

В темноте опустившейся ночи они пошли обратно в гостиницу.

– Надо обязательно отправить сообщение, — сказал Реми. — Я свяжусь непосредственно с отделом «Ф».

Войдя в гостиничный номер — один из двух, занятых ими, — Реми положил на кровать сумку, которую до сих пор не выпускал из рук. И только сначала закрыв деревянные ставни, включил свет. Тусклая лампочка осветила обои с потеками влаги, щербатый туалетный столик с кувшином и тазиком.

– Ты ведь мне еще не сказал… — начала Ирен.

С того момента, как он вернулся, она все время вглядывалась в его лицо, осунувшееся и побледневшее, на котором угадывалась снедавшая его тревога.

Реми снял куртку, засучил рукава рубашки. На левом запястье, выше часов, находился прибор, который, на первый взгляд, можно было принять за еще одни часы. На самом деле это был миниатюрный приемопередатчик, позволяющий сыщикам передавать свои зашифрованные сообщения непосредственно в ОСР.

– Я захватил пленного, — с невеселой улыбкой сказал Лашеналь, показывая на сумку с инструментами. — Посмотри, пока я буду передавать. Только не упусти.

И он принялся тихо насвистывать в микроскопический микрофон, зная, что дежурные радисты постоянно находятся на связи. Ирен открыла сумку и достала оттуда цилиндрический сосуд, широкий и невысокий, из темного стекла. Внутри смутно виднелась какая-то серая, вяло шевелящаяся масса. Не дотрагиваясь до крышки, несмотря на то, что та была завернута до отказа, она пыталась рассмотреть существо, слабо бившееся о стенку. Одновременно она прислушивалась к сообщению, которое Реми насвистывал в передатчик, и с ее лица медленно отливала кровь. Сжав побледневшие губы, она отставила сосуд подальше, и ее передернуло от отвращения. Реми закончил передачу и, прижав приемопередатчик к уху, услышал сигнал «вас понял» радиостанции ОСР.

– Какой ужас, — выдохнула она, когда Реми вновь опустил рукав рубашки.

– Это точно. Именно так я себе и сказал.

– Значит, собака… У собаки было «это» в голове?

– Эта мысль у меня возникла постепенно, не знаю уж как. Пожалуй, я об этом подумал потому, что с самого начала согласился с тем, с чем согласиться казалось невозможно. Ведь вся эта история выглядела абсурдной: ночью в лесу садится космический корабль; старик видит, как оттуда выходит черт знает что! Он назвал их пауками, но, по-моему, это похоже на совсем другое… Все это совершенно невероятно, и тем не менее, это правда. И что доказывает, что это правда? Да поведение местных жителей. Они-то должны были хоть что-то знать, но они не знают ничего и выглядят не от мира сего, как будто их чем-то одурманили… Вот их одурманенный вид меня больше всего и заинтриговал.

– Как будто они находились под действием чего-то?

– Чего-то… или кого-то.

– Но значит… значит…

С ужасом в глазах, она поднесла руку ко рту.

– Значит люди… Они тоже?..

Он пожал плечами.

– Вполне возможно. Если эти твари смогли это сделать с собакой… Кстати, именно собака натолкнула меня на мысль. Заметила, какая это была странная собака? Она отказывалась от кости. Спотыкалась, как будто не могла управлять своим телом. А когда ты почесала ее за ухом, ей стало больно. Ничего удивительного: рана только зажила.

Лашеналь взял в руку сосуд и, поворачивая его перед глазами, продолжал:

– Когда я вел ее в амбар, она ничего не подозревала. Я имею в виду, что эта тварь ни о чем не подозревала. Я сделал собаке укол. Ну а потом сделал небольшую операцию и нашел «это» у нее в голове.

– Ты хочешь сказать, что эта погань заняла место мозга?

– Совсем нет. Мозг был на месте, а она присосалась к нему, как паразит. Я смог ее достать только потому, что на нее подействовало анестезирующее средство. Видела бы ты ее… это существо. Гийодо прав в том смысле, что она похожа на паука, но это совсем не паук. Вот эта круглая, желатинообразная масса, размером с голубиное яйцо и действительно похожая на туловище паука — это все одна голова. Это существо состоит из мозга, защищенного оболочкой, и дюжины ножек. И все. Есть, правда, еще кое-что. Например, выдвижное жало, явно предназначенное для впрыскивания парализующего яда, а также гнусного вида рот-присоска с острыми челюстями… Да! Вот еще что: три глаза, расположенных треугольником, не больше булавочной головки… Все это сгруппировано внизу, там, где начинаются ножки.

С лицом, по-прежнему бледным, Ирен спросила:

– И эта штука «мыслит»?

– И делает это, по всей видимости, очень здорово, если судить по их средствам передвижения.

– Но как… как же она смогла проникнуть в череп собаки?

– Это существо много работы задаст ученым. В этом сосуде находится самый необыкновенный хирург. Я не слишком сведущ, чтобы понять, как это происходит во всех деталях, но, как мне кажется, это должно быть так: сначала оно парализует свою жертву, впрыснув ей яд, точно так же, как самые обыкновенные пауки расправляются с мухами, с той только разницей, что здесь хищник в тысячу, а то и в две тысячи раз, меньше жертвы… Потом с помощью челюстей оно выгрызает в черепе отверстие нужных размеров. Может быть, сразу несколько тварей берутся за дело, не знаю. А потом захватчик влезает и располагается между мозгом и сводом черепа… Его сородичам остается только заделать за ним отверстие.

– Но это невозможно! — с обезумевшими глазами вскричала Ирен.

– На первый взгляд, нет. Однако я его нашел именно там. Должен тебе сказать, что этот… эта тварь имеет одну интересную особенность: она способна распластаться так, что превращается в тоненькую лепешку. Насколько уменьшилась ее толщина, настолько увеличилась площадь. Я также заметил, что она выделяет какую-то жидкость. Не знаю, что у нее за состав, но, по-видимому, она облегчает операцию и обеспечивает это противоестественное сосуществование. Затем эта тварь запускает свои ножки и что-то вроде усиков в различные психомоторные и психосенсорные центры, в спинной мозг, и…

Выражение лица Ирен остановило его. Он поднялся, встряхнул ее за плечи.

– Сыщик Ф.93, вы забываете элементарные вещи, которым вас обучали еще на первом курсе. Вы поддались панике.

Ирен Эссартье провела рукой по лицу и пригладила волосы. Ей удалось улыбнуться, но дыхание оставалось прерывистым.

– Извините меня, сыщик Ф.32. Печально знаменитые женские нервы иногда берут верх, несмотря на все тренировки.

Реми поднял ее и прижал к себе.

– Эти приключения не для женщин. И, объективно говоря, я веду себя, как свинья, рассказывая тебе всю эту мерзость. Но ты — сыщик Ф.93, мы часто работали вместе, и у нас это неплохо получалось. Мы должны закончить эту работу.

Она вновь улыбнулась, на этот раз более уверенно. — Можете положиться на меня, сыщик Ф.32.

На светящемся циферблате его наручных часов было два часа ночи. Теперь оставалось только ждать. Легкий шум, донесшийся из коридора, заставил Реми Лашеналя резко привстать на кровати, где он лежал в темноте, совершенно одетый.

Не спать!

А Ирен? Она спит? Не лучше ли было уложить ее здесь, в этой комнате? Он удовлетворился бы и старым стулом и тогда бы наверняка прободрствовал всю ночь.

Он не стал ложиться обратно. Напротив, спустил ноги на пол, осторожно отворил дверь. Слабый, непонятный шум шел с первого этажа. Он было подумал разбудить Ирен, но этот странный шорох приковал все его внимание. Он сделал несколько шагов в темноте по направлению к желтому кругу света, освещавшему лестничную клетку.

Их было шестеро, сидящих на скамье у стены в большом зале. Первое, что бросилось в глаза, — абсолютно неживые лица. Руки лежат на коленях, тело неподвижно, и только веки подрагивают время от времени. Среди них Реми узнал хозяина гостиницы и официантку.

Седьмой лежал ничком на полу. И тут Лашеналь прикусил губу до крови. То, на что он сначала не обратил внимание, настолько его захватил вид шести сидящих людей, теперь предстало перед ним во всех ужасающих подробностях. Пол был буквально покрыт такими же тварями, как та, что находилась в его номере, в закрытом сосуде. Это их мягкие тела и длинные щупальца, тершиеся друг о друга, издавали тот самый слабый шум, тот шелест, тот шорох, что поднял его с постели. Несколько существ расположились на затылке неподвижно лежащего человека, и у Реми горький комок подкатил к горлу, когда сквозь непрекращающийся шорох он различил легкий хруст, означающий, что «хирурги» начали свою долгую работу.

Не в силах смотреть дальше, он сделал шаг назад, к лестнице. Разбудить Ирен…

Крик застрял у него в горле. Наверху, у последней ступеньки лестницы, показались в полутьме три серых яйцеобразных силуэта. Раздался мягкий шлепок, и одно из существ оказалось на следующей ступеньке. Реми выхватил лучевой пистолет и с бешено бьющимся сердцем начал подниматься по лестнице.

Он рассчитывал перепрыгнуть через них и добежать до комнаты Ирен, но тут произошло то, чего он никак не ожидал: одна из тварей резко прыгнула на него с такой силой, о которой он раньше не подозревал. Она ударилась ему в грудь и упала на пол, в то время как он, вне себя от отвращения, инстинктивным жестом ударил ее каблуком. Что-то лопнуло, и он едва не поскользнулся на густой бледной жиже, брызнувшей вплоть до стены.

Из пистолета вылетело ослепительное фиолетовое пламя. Две остальные твари, уже готовые к прыжку, вспучились с треском, съежились и угольками упали на ступеньку. Жар был так силен, что дерево начало обугливаться.

Шум внизу резко возрос. «Пауки» лихорадочно закопошились, а шестеро сидящих людей встали. Лашеналь направил на них дуло пистолета.

– Не приближайтесь ко мне, буду стрелять!

– Мсье, мсье! — жалобно воскликнул хозяин. — Да что с вами?

– Не подходите! — заорал Лашеналь. — Вы что не видите, что они с вами сделали? Вы больше не люди, вы… вы рабы этих тварей! Не приближайтесь ко мне!

Хозяин гостиницы сделал еще несколько шагов. Испепеляющая струя пламени прожгла его голову насквозь. Он упал, распространяя вокруг себя запах горелого мяса.

И тогда твари начали прыгать со всех сторон. Мощно оттолкнувшись, словно лягушки или кузнечики, они взлетали в воздух в направлении Лашеналя. Пистолет стрелял без перерыва, десятки серых тел, сморщенные, обугленные, падали на пол. Некоторым удавалось попасть ему по ногам или в грудь, но он давил их ногами, пятясь задом вверх по лестнице.

Копошащуюся массу, казалось, охватила нерешительность. Реми Лашеналь преодолел последние ступеньки.

И тут его нервы не выдержали, он испустил нечеловеческий крик. Площадка второго этажа была сплошь покрыта «пауками».

Шлепки серых комков, прыгающих и вновь падающих на пол… Шипение фиолетового пламени пистолета… Лопающиеся с треском тела… И все новые твари — прыгающие, прыгающие, прыгающие…

– Ирен!

– Вы умны, гораздо умнее тех, кого нам удалось захватить до сих пор. Благодаря вам, мы сможем быстро продвинуться.

«Я сплю или что? Нет, это кошмар продолжается. Я все вижу, все слышу, но не могу пошевелиться. Я жив, я чувствую, как бьется мое сердце, но не могу даже моргнуть… Ирен, где ты? Где мы? Что происходит?»

– Вас нелегко было нейтрализовать. Вы были настороже. К тому же вы быстро догадались. У вас удивительная способность быстро приспосабливаться к тому, что выходит за рамки обычного. Вы, определенно, очень интересные существа. А ваше оружие… У вас смертоносное, чудовищно эффективное оружие…

«Что он там болтает, старик Гийодо? Что он там болтает? Что он там болтает?»

– Ваш разум еще скован ядом. Но скоро к вам придет понимание. А когда вы получите постояльца, вы все поймете еще лучше. Странно, почему вы с таким неприятием относитесь к сосуществованию. Ведь подобная система дает большой эффект. В нашем мире нас принимают многие существа. Они стоят, правда, на гораздо более низкой ступени развития, и мы используем их, главным образом, для работ, физически непосильных для нас. В то время как здесь, на этой планете, может осуществиться настоящее сотрудничество…

«Это не Гийодо говорит. Это тварь, которая в Гийодо. Она воздействует на его мозг, его нервы, его мышцы, его голосовые связки. Пока она ползает или прыгает на своих длинных ножках, она не может нас понимать, знать то, что мы знаем, говорить с нами; но она способна это делать, когда она находится в одном из нас. Тем самым она обретает все знания своего „хозяина“ и одновременно — возможность пользоваться всеми его органами чувств».

– Большинство людей, захваченных нами, даже не догадываются, что с ними случилось. Они продолжают считать, что действуют по своему собственному усмотрению. Человек, посредством которого я разговариваю с вами, был захвачен самым первым. Он был первым, кого мы увидели, прибыв на эту планету. Я знаю, что мы вам кажемся отвратительными, но должен вам сказать, что мы испытали те же чувства при виде первого человека. Тем не менее, мы захватили его, я проник в его мозг и убедился, что имею дело с разумным существом… Разумным, может быть, не слишком, но достаточно для того, чтобы мы многое узнали.

«Они „захватывают“ людей. Они проникают в их головы и подчиняют себе. Люди питают их своей кровью, дают им свои глаза, уши, все свои способности… Они уже захватили большинство жителей этого региона… Ох! Как вспомню пустые глаза жителей Апревана, их прострацию, потому что существа, ими овладевшие, не соизволили употребить их для какойлибо работы… И они называют это сотрудничеством! Бедные апреванцы!»

– Нам нужно знать больше, гораздо больше, чтобы продолжить оккупацию планеты до полного насыщения. Нигде мы не найдем более подходящего «хозяина», чем человек. А вы будете служить нам посредником. Исследуя человека, которого я захватил, я приобрел некоторое понятие о вашей социальной структуре. Поэтому я позволил ему поднять тревогу: я знал, что тогда сюда будут посланы высокоразвитые существа, более подходящие для некоторых из нас…

«Гийодо — обманщик, предатель, шпион, бедная безвольная марионетка… Кто мог предположить? Они все предусмотрели… Далее собака… Они увидели, что мы ничего не говорим о своих планах при посторонних. И тогда они дали собаке „постояльца“, который уже побывал в человеке и мог понимать наш язык… Собака-шпион, ушки на макушке… Обыкновенная овчарка, опасаться которой нет причин, о которой даже не думаешь, и которая всюду следует за тобой, лежит под столом, слушает, все понимает, делает выводы… Боже мой, скольких же мужчин и женщин, да и детей, скольких животных удалось им захватить с тех пор, как их корабль приземлился на поляне? И сколько же существ помещается в таком корабле?»

Охваченный немым ужасом, лежа в недвижной панике, Реми Лашеналь чувствовал спиной жесткий пол. Наклонившись над ним, старик говорил с ним голосом, идущим из другого мира. Несколько крестьян сидели на скамье, держа руки на коленях. И парализованный Лашеналь слушал в невыносимой тоске, как шуршат тысячи и тысячи ножек, влекущих мягкие серые тела.

– Не бойтесь, вы совершенно ничего не почувствуете, а рана рубцуется мгновенно, — добавил Гийодо своим монотонным голосом.

И в этот момент входная дверь разлетелась в щепки.

– Вся предположительно зараженная зона окружена армейскими частями; это четырехугольник со стороной 30 километров; южная граница проходит через Фонтене-ле-Конт, а северная — через Шантонне. Выход из зоны категорически запрещен. Введено военное положение. Масса врачей осматривает каждого человека. Несколько сот «захваченных» уже обнаружено и отправлено в больницу под надежным конвоем. Самое ужасное — это ребятишки… В некоторых местах «захваченные» пытались сопротивляться, организовать отряды. Пришлось стрелять… Много убитых. Больше, чем официально сообщается. Солдаты боятся, понимаете. И стреляют не задумываясь. Идет также забой скота, отлов собак… Знаете, кстати, что именно ваша радиограмма подняла всех на ноги?

К Реми Лашеналю медленно возвращалась способность владеть своими членами. С некоторым изумлением он поводит перед собой руками.

– Парализующий яд, обладающий абсолютной эффективностью, — сказал врач, массируя ему руки. — Его следы найдены в вашем организме. Я не думаю, что будут осложнения. Извините за отсутствие комфорта: мы вас поместили в хижине лесника. Дезинфекционная команда снесла Апреван с лица земли. Все дома были битком набиты этими… этими штуками.

– Ирен! — внезапно вскрикнул Реми, обретя дар речи.

– Не беспокойтесь, она с вашим шефом, докладывает ему вместо вас.

Реми вновь лег, с острым чувством радости и облегчения.

– Который час?

– Полдень, 31 октября. Вы уже двенадцать часов в таком состоянии. Таким вас нашли ваши коллеги из ОСР, когда выломали дверь гостиницы. Как они говорят, еще чуть-чуть и… Они-то были защищены: пластиковые комбинезоны и плексигласовые маски. Они сожгли всех пауков, которых нашли, и захватили людей, бывших в гостинице, которые все оказались зараженными. Потом, прежде чем поджечь гостиницу, они поднялись на второй этаж и нашли Ирен Эссартье, лежащую без сознания в коридоре.

– Но вы сказали мне…

– Не волнуйтесь. Я вам сказал, что с ней все в порядке, и это правда. При виде всех этих ужасов она просто упала в обморок.

Лашеналь спрыгнул на землю.

– Я хочу ее видеть. Где она?

– В конце концов, ладно, вы уже достаточно пришли в себя.

Выйдя из хижины, Лашеналь был потрясен жуткой картиной опустошения. Вокруг простиралась черная пустыня с обгоревшими деревьями и сожженными кустарниками. В полукилометре от того места, где он стоял, черный дым поднимался над уничтоженным Апреваном. Среди дымящихся развалин еще ходили люди из дезинфекционной команды с огнеметами в руках, неуклюжие в своих защитных комбинезонах. В сером небе стрекотали вертолеты, за которыми тянулись белые хвосты.

– Гексахлороциклогексан, — объяснил врач, вышедший вслед за ним. — Выяснилось, что это снадобье убивает их так же верно, как саранчу. Вот «вертушки» и летают с самого утра: по сто гектаров в час на каждый вертолет. Есть и автомобильные установки: их распылитель «бьет» на шестьдесят метров. Все вокруг белым-бело от этого порошка. Потом приходят солдаты и сгребают мертвых «пауков». Стоит посмотреть, как на них набрасываются биологи и энтомологи! А чтобы никого уже не упустить, решили добавить и кремацию. По всем подозрительным местам прошлись с огнеметами. В результате — вот такой пейзаж.

Невдалеке, на склоне, было разбито несколько больших палаток, между которыми сновали люди в военной форме и в белых халатах. Внезапно на выходе одной из них показался стройный силуэт.

– Ирен!

Она бросилась к нему на грудь.

– Реми, Реми, наконец-то…

Человек высокого роста вышел вслед за ней.

– Похоже, вы оба не прочь отправиться в отпуск незамедлительно?

– Это точно, шеф. У нас есть некоторые планы.

Начальник отдела «Ф» ОСР кивнул головой.

– Счастье, что у вас есть возможность строить планы. Лишь бы только наши милые паучки дали вам время их осуществить.

– Но я надеюсь, что с этим уже все кончено?

– Ошибка. Знаете, сколько их кораблей упало на Землю? Восемь обнаружено. А возможно, есть и еще. То, что сейчас вы видите вокруг, происходит в это же время в Англии, Италии, Аргентине, Соединенных Штатах… Вот почему мы смогли так быстро принять меры здесь: ОСР смогла собрать всю необходимую информацию в течение ночи. В других местах получилось не так удачно. Ну, а какая самая «приятная» новость? Не все корабли удалось найти. Здешний, например, до сих пор ищут…

Ирен и Лашеналь не отрывали глаз от начальника…

– Арктур — это вам что-нибудь говорит? Арктур, созвездие Волопаса. Похоже, они оттуда, наши любезные гости. Восемь заблудившихся кораблей, попавших на Землю случайно. По крайней мере, надеемся, что случайно. И в каждом из восьми — сколько пронырливых паучков? Тысяча? Пять тысяч? Десять? Или еще больше? Многие месяцы нам придется жечь, травить, копать, искать и все время думать: а вдруг кого-то упустили, а вдруг не заметили гнезда, где уже созрело потомство? А в головах? Сколько собак уже покинули запретную зону? Удастся ли выявить всех захваченных людей? Не получится ли так, что некоторые из наших маленьких друзей настолько хорошо научатся контролировать своих еще не выявленных нами «хозяев», что смогут ввести нас в заблуждение? Что, все человечество под рентген?

Начальник невесело хохотнул.

– А если и вы сами?.. Помните, как говорят про не совсем нормальных людей: у него чердак в паутине? Ха, ха! Кто осмелится употребить это выражение теперь?

Взглянув друг на друга, Ирен и Реми тут же отвернули глаза. Начальник провел рукой по усталому лицу.

– Ладно, ребята, идите, и приятного отпуска!

Ссутулившись и опустив голову, он вошел в палатку.

– Машина там, — сказала Ирен.

Он пошел за ней по тропинке. Внизу, по дороге, один за одним проезжали военные грузовики, где сидели связанные люди под охраной вооруженных солдат.

У Реми возникло желание спросить Ирен: когда она потеряла сознание? Где она была в тот момент, когда он крикнул ее имя, гораздо больше опасаясь за нее, чем за себя?

В этот момент молодая женщина, легкими шагами спускавшаяся впереди него по склону, запустила руку под свои длинные волосы и погладила затылок: жест, который он видел тысячу раз. И он уже не мог отвести глаз от ее затылка. Сомнения начали терзать его душу. В ушах продолжал звучать печальный смех начальника. И именно тогда на него обрушилась мысль, от которой перехватило горло: ничто и никогда теперь не будет так, как раньше.

В иной земле

1

Наполовину зарывшись в перегной и опавшие листья, сжав пальцы на рукояти своего стреломета, Роб отвел рукой колючки, мешавшие ему следить за Чужаками. Трое из них, обессилевшие, повалились на землю у подножия гигантского вертилистника, чей ствол им было бы не обхватить, даже взявшись за руки. Четвертый медленно обходил поляну, держа обеими руками загадочный инструмент, направленный к земле.

– Импульсов по-прежнему нет. Иерархи нас обманули.

При звуке его голоса Роб еще сильнее вжался в жирную землю. Ему было страшно, но то, что делали Чужаки, было настолько удивительным, что вот уже сутки он, как зачарованный, бесшумно следовал за ними по сельве.

Незнакомцы пришли из Земли Мертвых, но это были не Зомбы. В чем, в чем, а в этом Роб был уверен. Зомбы не говорят, как люди, не держатся так настороженно, а главное, им не бывает больно. Чужаки же могли испытывать боль. Это Роб знал точно. Когда он натолкнулся на них на краю ложбины, где охотился, одного из Чужаков укусил кошкоголовый нетопыть, и тот дико кричал от боли.

«Он умрет, — подумал Роб, спрятавшись в плотной молодой поросли. — У летучей кошки зубы, как отравленная стрела».

Но незнакомцы сделали нечто поразительное: чем-то вроде большой иглы они впрыснули в руку своему товарищу какую-то жидкость. Тот заснул. И тело его не стало гнить и разлагаться, и руки не отделились от туловища. Именно он держал сейчас жужжащий инструмент.

– Может быть, обманули, — продолжил разговор один из Чужаков, лежащих под вертилистником. — А может быть, Невидимая смерть перестала существовать.

– Смерть не умирает, — изрек другой. — Говорю вам: как только Ищей запоет, надо повернуть обратно. Великий Обер мне свидетель, есть тайны, которые не стоит тревожить.

– Непо, ты же поклялся вместе с нами. Вместе с нами ты пересек запретную зону. Вместе с нами ты, наконец, взошел на холмы и спустился в джунгли. Ты уже не можешь вернуться обратно, Непо. Ты поклялся Обером.

Наибольшее удивление у Роба вызывала не одежда Чужаков и не их поведение, а то, что он понимал их речь. Он считал, что существа, пришедшие из-за Вышин, должны были бы говорить на незнакомом языке. Однако несмотря на странное звучание большинство слов было ему знакомо.

Была у него мысль убить их. Он не забывал того, чему учили Мудрецы по вечерам, у костра, до того как наступит выключение: «За Вышинами — Зло и за Трясинами — Зло. Только в Мире есть жизнь. А вокруг него Земля Мертвых и Зомбов».

Но если бы эти существа были Зомбами, убить их было не в его власти. А раз они, похоже, ими не были, зачем торопиться. Если возникнет опасность, время предупредить Орду у него будет.

Внезапно свет дня наполовину померк. В наступивших сумерках широкие бледные листья вертилистника начали медленно поворачиваться внешней стороной к влажному теплу, исходившему от земли.

– Скоро ночь, — нервно сказал Непо. — Слушайте, давайте сделаем привал здесь, а завтра пойдем обратно той же дорогой, что и пришли. Если пойдем дальше, то пропадем в этой сельве.

Ответ Робу выслушать не пришлось. Легкий, едва уловимый шорох заставил его резко обернуться. На него смотрели блестящие глаза макросорекса. Роб успел только перевернуться на спину и вскинуть стреломет. Но крыса, размером не меньше, чем он сам, уже прыгнула на него с развилки дерева, где устроила засаду.

Стрела пронзила горло зверя насквозь, однако тяжелое тело придавило охотника, обдав его густой черной кровью. И одновременно острая боль пронизала плечо Роба там, куда впились зубы умирающей крысы.

Хрипло дыша, юноша пытался высвободиться, чтобы достать тесак, когда его ослепила яркая белая вспышка. Словно мощным ударом, хищник был отброшен назад.

– Клянусь Сиризом, это же человек! — раздался возглас.

Еще не отдышавшись, Роб окинул Чужаков взглядом затравленного зверя. Один из них держал в руке металлическую трубку, из которой и вылетела белая молния.

– Не верьте своим глазам, — произнес тот, кого называли Непо. — Мы в Земле Невидимой смерти, и все живое в ней — подозрительно.

– Сам-то ты здесь живой, — со смехом возразил другой.

Толчком ноги он сбросил с лежащего юноши труп макросорекса, чья жесткая шерсть была залита кровью. Опираясь на стреломет, Роб медленно поднялся на ноги.

– Это он, видимо, следил за нами с прошлого выключения, — сказал Непо. — Я чувствовал, что за нами кто-то шпионит.

– Посмотрите-ка на его бороду! — воскликнул другой. — С эпилятором он явно не знаком.

– А шкура, что на нем! Да какой же он человек?

Они говорили о нем, будто перед ними был неодушевленный предмет, рассматривая его с любопытством и некоторой долей брезгливости. Когда один из них захотел осмотреть его стреломет, Роб резким движением спрятал оружие за спину. Однако металлическая трубка смотрела прямо на него. На что способна белая молния, он уже знал: у гигантской крысы, лежащей у его ног, была снесена черепная коробка. Он выпустил оружие из рук.

– Очень ловко придумано, — говорил Чужак, вертя стреломет в руках. — Примитивно, но хитроумно. Нажатием на крючок освобождается натяжное устройство, выбрасывающее стрелу. Есть даже приклад, чтобы удобней было целиться. У нас никто не смог бы изобрести ничего подобного.

– А зачем нам это, раз у нас есть лучеметы? — пренебрежительно бросил другой.

– Лучеметы мы получили из Наследства. Нашей заслуги в том нет. В то время как это… — он поднял стреломет на уровень глаз, — это недавнее изобретение, сделанное из подручных материалов и приспособленное к окружающей среде. Оно подтверждает то, о чем я только догадывался: Мир велик, друзья, он очень велик, и мы не единственный народ под Солнцем.

– Не давай воли своему воображению, Тимо. Мы пошли за тобой, потому что мы такие же, как ты: мы хотим знать. Но поиски истины не исключают взвешенности в поступках. Вот мы вошли в Землю Невидимой смерти, о которой говорится в Скрижалях Вспомни-ка песнь седьмую, стих тридцать второй:

«Всякая жизнь была уничтожена этим бедствием, и путь обратно был закрыт навсегда».

Говорю вам, что существо, способное жить здесь, — не человек.

Тимо раздраженно отмахнулся от него.

– А я вот что тебе говорю: разве мы перестали быть людьми от того, что вот уже два выключения идем по этим джунглям? Хватит причитать, Непо. Нам повезло, что мы наткнулись на этого лесного человека. Он будет нашим проводником, если только мне удастся договориться с ним.

Чужак повернулся к Робу и несколько раз ударил себя кулаком в грудь.

– Я — Тимо! Я — Тимо! — А затем, показывая пальцем на Роба: — А ты?

Легкая улыбка пробилась сквозь бороду Роба.

– Нечего размахивать руками. Я понимаю, что вы говорите.

Чужаки застыли от изумления.

– Обер Великий! — только и прошептал Тимо.

Непо был первым, кто сделал два шага назад.

– Колдовство! — завопил он. — Я вам говорил — это Ходячий Мертвец!

Двое других Чужаков также отступили назад, вытаскивая лучеметы из кобуры. Только Тимо остался на месте.

– Глупцы! Вы видели когда-нибудь, чтобы Ходячий Мертвец носил звериную шкуру, сражался примитивным оружием и мог быть побежден? Вы видели когда-нибудь, чтобы у Ходячего Мертвеца шла кровь? Чтобы ему было больно? Если вы настоящие Франки, окажите лучше достойную помощь тому, кто говорит на вашем языке.

Пока он говорил, в одно мгновение вместо сумерек обрушилась ночь. Темнота была настолько плотной, что казалась осязаемой. В течение нескольких секунд лесные шорохи затихли, и джунгли замерли.

– Мы застигнуты врасплох, — в давящей тишине напряженно прозвучал голос Тимо.

Роб, изготовившийся было броситься в кусты, вздрогнул от неожиданности: возникший внезапно луч света, потом еще два, осветили его с головы до ног. Они исходили с высоты в половину человеческого роста — по-видимому, из коробочек, которые он видел на поясах у Чужаков.

– Разбейте лагерь, — приказал Тимо. — А я тем временем займусь раной нашего друга.

– Далеко еще? — простонал Непо.

– Тридцать раз по сто шагов, — ответил Роб, с тесаком в руке прокладывавший дорогу маленькому отряду.

Под плотным пологом сельвы влажное и липкое дыхание гниющего подлеска окутывало их невыносимым смрадом. Пять человек с трудом брели через курящуюся теплом гнилую топь, на поверхность которой время от времени поднимались и жирно лопались пузыри газа.

В зеленом сумеречном свете огромные пауки спускались на своих нитях почти до самой клоаки и тут же быстро поднимались обратно. Какие-то неясные формы — то ли крабы, то ли скорпионы — сражались друг с другом, щелкая жвалами. Как только один из соперников погибал, откуда ни возьмись появлялись другие маленькие чудовища, спешившие успеть на пир. За каждым листом — глаз. За каждым пеньком — клешня. В гнилой воде неподвижно лежали гидрозавры, а ни на что не похожие псевдомурены вылезали из воды на своих атрофированных лапках и карабкались на деревья.

Роб принял решение честно помочь Тимо и другим Франкам. И не потому, что они вылечили его. Конечно, мазь, наложенная на рану, и укол, сделанный Тимо, поставили его на ноги куда быстрее, чем это сделали бы травы и припарки Мудрецов. Благодарность не была, однако, отличительной чертой лесных людей. Роб не сбежал потому, что его удерживало жгучее любопытство.

– Мир очень велик, — объяснил Тимо охотнику, — но мы должны познать его весь целиком. Того требует Великий Обер.

– А кто такой Великий Обер?

Участливо улыбаясь, Тимо покачал головой.

– Разве можно не знать даже этого? Что же тогда ты вообще знаешь о Мире? Что об этом говорят Мудрецы твоей Орды?

– Они говорят: «Мир круглый. То, что наверху, то и внизу, а то, что внизу, то и наверху». Они говорят: «Только в Мире есть жизнь, а Мир окружен Вышинами и Трясинами. За ними же — Земля Мертвых и Зомбов».

– Значит, ты думаешь, что Непо, Жок, Карел и я — Зомбы?

– Нет, я так не думаю. Так кто это Великий Обер?

– Об этом написано в Скрижалях.

– А что такое Скрижали?

Тимо беззлобно и немного печально рассмеялся.

– Да ты, я вижу, настоящий дикарь. В Скрижалях говорится: «В начале всего был Великий Обер. Он создал Солнце — источник живительного света и тепла. Потом он создал Мир, и Мир стал вращаться вокруг Солнца. Потом он отдал Мир людям и сказал им: „Исполняйте вашу Миссию“».

– Миссию?

– Да. Именно поэтому я пошел в джунгли с теми, кто захотел последовать за мной. Дело в том, что люди забыли, что такое Миссия. Иерархи и маги только и знают, что распевать заклинания, но объяснить, что такое Миссия, не могут. А я хочу знать.

Роб не понимал и половины из того, что говорил Тимо, но где-то в тайниках его мозга эти слова совершали свою работу. Смутная жажда знаний гнездилась и в его душе, ему тоже было недостаточно бесконечных и однообразных поучений Мудрецов. В Орде он получил прозвище Роб Одинец, потому что охотился отдельно от всех, нередко не появлялся в стойбище в течение нескольких выключений и никогда не рассказывал о своих приключениях в окрестностях Вышин и Трясин.

– Если я покажу тебе дорогу через Трясины, ты пойдешь еще дальше? — спросил он Тимо.

– Обязательно. Так надо. Скрижали говорят: «Мир не бескрайний, и край его известен». Раньше, возможно, так и было, но, да простит меня Великий Обер, теперь это не так. Я иду, чтобы найти край Мира.

– Мир круглый, — ухмыльнулся тогда Жок. — Ты очутишься у себя дома.

– Если ты сомневаешься, зачем тогда идешь со мной?

– Ну, хотя бы потому, что просто люблю переставлять ноги.

Сейчас Жоку приходилось прикладывать немалые усилия для того, чтобы заниматься тем, что он называл своим любимым делом. Насыщенный влагой гумус засасывал ноги. Приходилось нагибаться и обеими руками вытаскивать ногу из тошнотворной жижи. Вытащив одну, надо было освобождать другую, да еще стараться, чтобы сапог не остался в трясине.

– Это никогда не кончится, — сказал Непо, моргая покрасневшими, слезящимися глазами.

И он уже было сбросил ставший непосильным вещевой мешок, как Роб остановился и поднял руку.

– Слушайте!

Сквозь заросли до них донесся приглушенный клокочущий шум.

Это Живая Вода!

Собрав остаток сил, маленький отряд ускорил движение. Из-под ног бросились врассыпную водяные змеи, несколько псевдогекконов, потревоженные брызгами грязи, раздули свои голубые гребни.

Даже не скинув с плеч груза, путешественники бросились под мощную струю воды, бьющую из листвы.

– Еще сто шагов, и я стал бы глотать эту гнилую жижу, — воскликнул Жок, выскочив из-под водопада, где, раскрыв рот и раскинув руки, он пробыл не менее пяти минут.

– Наполните все фляги, — приказал Тимо. — Неизвестно, когда еще нам попадется Живая Вода.

С этими словами он начал взбираться по стволу дерева, чтобы осмотреть источник. То, что он увидел, озадачило его сверх всякой меры.

– Дай-ка мне топорик, — перекрывая шум падающей воды, крикнул он Непо.

Он обрубал лианы, обрывал спутанные побеги и срывал мох, и постепенно обнажалась черноватая, почти ровная поверхность. Раздался звук удара металла о металл.

– Да это же гидрант! — воскликнул Жок.

Тимо сорвал последние лианы, освободив изъеденный ржавчиной маховик. Он попытался повернуть его, но тот не поддавался.

– Такой же гидрант, как и у нас, — ошеломленно сказал он. — Смотрите, здесь даже табличка с номером и схемой.

Он спустился на землю, глаза его возбужденно блестели.

– Это знак! — воскликнул он. — Это знак того, что Мир не заканчивается у Вышин, как талдычат Иерархи, и мы можем исследовать его. Теперь-то вы убедились? Невидимая смерть должна была всех нас уничтожить, но Ищей ни разу не запел о наличии радиации. Нам говорили, что в джунглях жить невозможно, но вот уже восемь раз гасло Солнце, а мы все идем по ним и не чувствуем ничего, кроме усталости. В сельве должны якобы быть всякие чудеса, она должна кишеть немыслимыми чудовищами, а мы нашли тут лишь зверей, которых можно убить, человека, говорящего на нашем языке, и гидрант стандартного типа. Верите ли вы теперь, что через Трясины можно пройти?

– Я всегда в это верил, ибо такова Миссия, — торжественно произнес Карел.

Два плота из связанных лианами стволов деревьев с трудом продвигались в лабиринте корней, на которых, как на ходулях, возвышались огромные деревья. При каждом погружении шеста из болота поднималось зловоние и долго потом висело в воздухе под сводом ризофор.

– Уже два дня мы движемся боком к Солнцу, — сказал Тимо. — Если будем идти и дальше в том же направлении, окажемся там, откуда вышли.

– Проход уже недалеко, — ответил Роб. — Через него мы сможем выйти из болота на твердую землю. Это единственный путь, какой я знаю.

– А дальше ты никогда не ходил? Почему?

Роб опустил голову.

– Я был один, и мне стало страшно. А потом Мудрецы догадались, что я прошел по Трясинам до самого края, и сказали мне: «Приближаясь к границам Мира, ты не только себя подвергаешь опасности, но и всю Орду».

– А теперь?

– А теперь я хочу идти вместе с тобой. Я верю в то, во что веришь ты. Великий Обер создал Мир для людей, и люди должны познать Мир.

Внезапно Жок, толкавший передний плот, предостерегающе поднял руку.

– Тихо вы! Я слышу какой-то шум.

– Мы приближаемся к проходу, — негромко произнес Роб.

Заболоченный лес с его зелеными туннелями, наполненными гнетущей духотой, расступился, образуя небольшую бухточку. За разрывом, окаймленном буйной зеленью, на много километров простиралась чистая вода. Над ней плыла легкая дымка.

– Что-то приближается, — выдохнул Жок.

Путешественники спрятали оба плота под корнями-ходулями мангрового дерева и застыли в напряженном ожидании. Сквозь дымку медленно проступал казавшийся огромным продолговатый силуэт, с легким гудением скользивший по воде.

На палубе судна, на носу — четыре неподвижных силуэта; пятый стоял у штурвала. Судно медленно проследовало в нескольких саженях от спрятавшихся путешественников и вновь исчезло в дымке в направлении Трясин. У Роба все похолодело внутри.

– Зомбы!

Рядом с ним Тимо и его товарищи тоже, казалось, оцепенели от страха.

– На этот раз — все! — прошептал Непо. — Мы действительно дошли до Земли Ходячих Мертвецов.

– С чего ты это взял? — резко спросил Тимо.

– Только не говори мне, что это были люди. Ты же видел, как и все мы, что они стояли, как окаменевшие. Ты видел их неживые лица и неподвижные глаза. Ты видел, как они все похожи друг на друга. Это Ходячие Мертвецы. Мы покинули Мир. Обер Великий, спаси нас!

– Хватит! — оборвал его Тимо. — Разве Ходячие не появляются и в наших краях? Разве наши соседи, Дючи и Латты, никогда не встречали их? А Роб, который называет их, Обер знает почему, Зомбами, — разве он не говорил нам, что иногда они показываются и в джунглях?

С белым лицом и пересохшими губами, Непо смотрел на него непонимающим взглядом. Левое веко подрагивало от нервного тика.

– Будете ли вы утверждать, что земля Франков принадлежит им по той простой причине, что они там появляются? — продолжал Тимо. — Что же вы за патриоты! Я же говорю, что Ходячие здесь хозяева не больше, чем в нашей земле. Ради Сириза, вспомните Скрижали: «Великий Обер создал Мир, и Мир стал вращаться вокруг Солнца. Потом он отдал Мир людям».

Он выбросил вверх руку с вытянутым указательным пальцем и яростно прокричал:

– Пока у нас над головой Солнце, мы в Мире! И пока мы в Мире, мы дома!

– Отлично сказано! — воскликнул Жок. — В любом случае, не время возвращаться. А все заветы — гори они огнем!

– Святотатство! — заикаясь, пробормотал Непо, рисуя в воздухе знак Бесконечности.

– Никакого святотатства тут нет, — веско произнес Карел, — ибо сказано: «Исполняйте вашу Миссию». Реституционисты, к которым я принадлежу, знают, что Иерархи исказили смысл Скрижалей. Когда-то, очень давно, произошло нечто такое, из-за чего Миссия была забыта, и открыть ее вновь — наш священный долг.

– Сириз? — криво усмехнулся Непо.

– Может быть, — мягко ответил Карел. — В Скрижалях есть фраза, приписываемая Оберу — да поможет Он нам! — смысл которой так и не смог объяснить ни один толкователь: «Вы узнаете Сириз…»

– Но Сириз — это зло! Клясться Сиризом — значит богохульствовать!

– Так Иерархи говорят. Это их обязанность — вещать подобные вещи.

– Вздор и чепуха! — прервал их Тимо. — Вы спорите, как два беззубых мага на пороге святилища. Вопрос один: или вы идете, или вы не идете?

– Я иду, потому что это все, что я умею делать, — сказал Жок.

– Я иду, потому что так надо, — сказал Карел.

– Я иду, потому что вы идете, — сказал Непо.

– Я иду, — просто сказал Роб.

Тимо воткнул шест в трясину и мощно оттолкнулся.

– Раз так, хватит спорить! В путь!

Взобравшись на вершину холма, Роб задохнулся от раскинувшейся перед ним шири. Что бы теперь ни случилось, он никогда не будет сожалеть о том, что пошел вместе с Тимо.

– Клянусь Сиризом, здесь красивее, чем в земле Франков, — только и смог прошептать Жок.

Роб не знал, как выглядит земля Франков. Всю свою жизнь он прожил в джунглях, и само понятие панорамы было ему незнакомо. Все, что пытался описать ему Тимо, оставалось для лесного человека недоступными разуму абстракциями. И вот теперь — он понял.

У его ног расстилалась необъятная равнина, инкрустированная желтыми прямоугольниками полей и изумрудными — пастбищ; темными пятнами выступали рощи и перелески; лениво катила свои воды извилистая речка. Справа и слева, очень далеко, долина отлого, еле заметно поднималась вверх, исчезая в ослепительном солнечном блеске. Прямо спереди взгляд уходил так далеко, что у Роба закружилась голова. Далекие горы таяли в голубой дымке, но Роб чувствовал, что и там не край Мира.

Из потертого кожаного футляра Тимо вынул древний и явно много послуживший прибор, который он называл приближателем. Робу уже приходилось смотреть в него, что он делал с опасливым любопытством. Далекие предметы как будто прыгали навстречу, но если попытаться до них дотронуться — рука повисала в пустоте. Ясно, что без магии тут не обошлось.

– Это из Наследства, — говорил Тимо.

На его взгляд, это слово объясняло все.

– Что там видно, ради Обера? — воскликнул Карел. — Не томи!

– Я вижу… Я вижу пасущихся животных. Хотите верьте, хотите нет — но это коровы.

– Коровы? Такие же как наши?

Карел буквально вырвал приближатель из его рук.

– Сириз! Он не сошел с ума. Это действительно коровы! Настоящие коровы — с выменем, полным молока! Я не я, если это не коровы! Обер велик, а мы все глупцы!

Он медленно перевел прибор в сторону.

– А вот… Нет, точно… Вот дорога… вот дом, два дома…

Тимо выхватил у него приближатель и стал тщательно осматривать долину. Устремив взгляд вдаль, Карел застыл в экстазе.

– Мы возвратим Скрижалям их первоначальный смысл. Ибо мы вышли из Мира и мы нашли Мир. Мы отправились в иную землю, а перед нами — та же земля. Говорю вам: Иерархи обманывали нас. И Оберу надо служить, не приводя на электрожертвенник старых коз, а исследуя Мир. Ибо такова Миссия.

– Это, может быть, магия, — осторожно предположил Непо. — Сириз насылает чары на тех, кого хочет погубить.

– Да хватит, с этим Сиризом! Это всего лишь слово из Скрижалей. Слово, которое маги используют почем зря, чтобы нас запугать.

– Смотрите! — внезапно раздался сдавленный крик Жока.

Его палец указывал вниз. Вынырнув из кустов у подножия холма, пять человеческих силуэтов развернулись в цепь и начали подниматься по склону. В кустах угадывались и другие чужеземцы.

– Они нас увидели, — спокойно произнес Тимо, не отрывая глаз от приближателя. — Они идут именно к нам.

– Бежим! — простонал Непо, не двигаясь, однако, с места.

– Это люди, — продолжал Тимо. — Всего лишь люди.

– А что у них в руках?

– Лучеметы, похожие на наши. Знаете, что это за люди? Это всего-навсего дозор. Такой же дозор, какой в земле Франков охраняет подступы к холмам, в запретной зоне. Не двигайтесь и не делайте никаких резких жестов.

Роб незаметно придвинулся к Тимо и встал в шаге позади него. Он был не в силах побороть страх, но слепая вера в того, за кем он пошел, была еще сильнее.

– Что стоять здесь без толку? — сказал Жок. — Надо уходить или приготовиться к бою.

– Не двигайтесь! — еще раз приказал Тимо, опустив приближатель. — Они держат нас под прицелом своих лучеметов, а внизу, в кустах, их еще не менее двадцати.

Первый из чужеземцев был уже совсем близко. Пока его товарищи окружали маленький отряд, он твердым шагом подошел к путешественникам, с лучеметом на изготовку. Как у настороженного зверя, его глаза цепко следили за каждым их движением.

Тимо поднял вверх открытую ладонь.

– Мы — не враги вам. Мы идем из земли Франков, чтобы узнать Мир. Мы — ваши братья.

– Мы — ваши братья! — возбужденно повторил Карел. Лицо дозорного оставалось каменным. Лучемет смотрел в грудь Тимо.

– Уариу? Уатариу дуинэр?

На лице Тимо отразилась растерянность.

– Я не понимаю, что вы сказали. На каком языке вы говорите? Вы не понимаете язык Франков?

– Уариу? Фромуэр дуйуком?

С безмерным удивлением Карел уставился на чужеземца.

– Чудеса! — прошептал он. — Просто чудеса!

– Что такое?

– Этот парень… Мне кажется… мне кажется, что он говорит на языке Амер.

– Но это же невозможно. Это… это мертвый язык; он древнее, чем Скрижали. Язык исчезнувшего народа. Только Иерархи еще могут расшифровать кое-что из того, что написано на старых схемах… и к тому же никто не знает, как он звучал.

– Похоже, что эти ребята знают.

Командир дозора протянул руку к оружию Тимо и произнес несколько слов повелительным тоном.

– Делайте, как я, — приказал Тимо. — Отдайте оружие. Самое плохое позади. Теперь они не будут стрелять.

– Бротэр, — сказал Карел, протягивая лучемет. — Be app бротэр!

– Что ты там несешь?

– Пытаюсь вступить в общение. Я немного учился языку Амер у Иерархов. Но у них произношение было, видимо, очень плохое.

Положив руку себе на грудь, он повторил:

– Бротэр, бротэр!

Едва взглянув на него, командир дозора жестом приказал двигаться, и маленькая колонна направилась в путь, в долину.

2

– Тимо вернется.

– Тимо вернется, и они узнают.

– Они не хотят знать, но Тимо заставит их признать очевидное.

– За этой землей есть другая земля, а за той — еще одна…

– А за ними — еще и еще…

– Что вы там бормочете, придурки?

Луч прожектора выхватил из темноты пригорок, деревянные тотемы, кусты, под которыми сидели и лежали с десяток человек. В ярком электрическом свете они казались застывшими, как на фотографии.

– Я же вам сказал, старшина, это всего-навсего друзья Безумца.

В круг света вступил детина в каске. За ним, в темноте, поблескивали стволы нескольких лучеметов.

– Друзья Безумца или честные граждане — все равно нечего вам делать в парке после выключения.

Властно ступая, он подошел вплотную к сидящим на траве людям, в глазах которых, прищуренных от яркого света, таилась насмешка.

– И нечего смеяться надо мной, — прорычал старшина. — Знаю, что вы находитесь под покровительством Досточтимого. Не советую только слишком долго испытывать его терпение.

Он остановился посреди сидящих людей и презрительно покачал головой.

– Ну и сброд! Дикарь из Болот, три чокнутых, пришедших с Кормы, и вся городская шваль… Вот ты! Кто такой?

– Меня зовут Шонн, старшина. Я служащий на фабрике удобрений. Класс «4А».

– Ладно. А ты?

– Проков, архивариус центральной библиотеки. Класс «2Б».

– Ты что, тоже ждешь Безумца?

– Да.

– Следует говорить: да, старшина.

– Да, старшина.

– Ты тоже, значит, считаешь, что миров много?

– Не совсем так, старшина. Не много миров, а один бескрайний мир — а мы лишь часть его.

– Чушь собачья!

– Вам придется в это поверить, когда Тимо вернется.

– Грубить еще вздумали, куча идиотов! А пока — вон из парка, лодыри, болтуны зловредные! Ну-ка, подъем!

– На вашем месте, старшина, я бы этого не делал, — сказал человек, державшийся до этого незаметно, стоя за замшелым фонтанчиком, из которого била слабая струйка воды.

В бешенстве сжав зубы, старшина сделал к нему несколько шагов, но внезапно остановился в полной растерянности.

– Ну? — произнес тот.

– Извините меня, офицер, я… я вас не заметил. Я не думал, что… Я и вообразить не мог…

– Не перетруждайте ваш интеллект. Вполне достаточно, если вы будете придерживаться закона. Пребывание в парке разрешено как до, так и после выключения, так?

– Так точно, офицер.

– В таком случае, вы свободны вместе с вашим дозором.

Когда шаги стражников затихли вдали, во вновь наступившей темноте раздался смех Жока.

– А здорово вы ему вставили, Ахерн. Офицер среди друзей Безумца… От такого он не скоро оправится.

– Не рассчитывайте, что я постоянно буду вас оберегать. Как только Досточтимый оставит вас…

– Вы нас тоже бросите?

– Трудно сказать. Мое мнение о Тимо вам известно. Но люди настроены против него.

– Не все. В конце концов, это в основном ваши старейшины подогревают такие настроения.

Роб отошел в сторону и, улегшись на траву, рассеянно глядел на россыпь светящихся точек высоко над ним.

В джунглях, при выключении, темнота была полной. Только иногда удавалось увидеть слабо мерцающие огоньки очень высоко над головой, и Роб понимал тогда, что это стойбище одной из Орд или просто охотники разожгли костер на поляне. Здесь, в земле Амеров, эти яркие светлячки представлялись огнями города. Закинув руки за голову, Роб лежал и представлял себе тысячи мужчин и женщин, живущих там, высоко, в своих домах без крыш.

Его губы тронула улыбка. «Если бы я рассказал все это Мудрецам, они приказали бы Орде забросать меня камнями».

Без всякого хвастовства Роб чувствовал себя мудрее всех лесных Мудрецов. Он преодолел страх перед Чужаками; он пошел вместе с ними; он знал теперь, что все поучения были лишь набором путаных легенд и что Тимо подвел его гораздо ближе к истине. Теперь он был уверен, что Вышины и Трясины были совсем не границами Мира, а всего лишь ничтожным препятствием, казавшимся непреодолимым только из-за невежества и страха.

Он сожалел только об одном — что Тимо не взял никого с собой и один спустился в подземелье.

– Куда ты идешь, Тимо, и почему ты не хочешь взять нас с собой?

– До сих пор я видел, куда я вас веду, и все наши открытия — какими бы удивительными они ни были — не противоречили Скрижалям. Сейчас — другое дело. Я не имею права вести вас под землю.

– У тебя нет права и самому туда идти! — истерически вскричал Непо. — Скрижали запрещают это: «Не спускайся в подземелье, ибо там владычествуют Ходячие Мертвецы». И еще там сказано: «Если установить — даже случайно — связь между верхом и низом, наступит конец всего».

При этих словах Роба обуял атавистический страх — так же, как Карела, и Жока, и их друзей Амеров, стоявших тут же, — но он не сделал попытки удержать Тимо. Стоя в подвале заброшенного здания, построенного еще Предками, он молча смотрел, как при свете фонарей Шонн и Проков начали вращать тяжелый чугунный маховик. Когда массивная крышка люка со скрипом повернулась на своих петлях, из таинственных глубин пахнуло запахом ржавчины, плесени и озона.

С рюкзаком на плечах Тимо переступил порог и влез в люк.

– Не стойте с таким похоронным видом, — сказал он. — А ты, Непо, перестань дрожать. Поблагодари лучше наших друзей Амеров, что приютили нас и научили своему языку. Поблагодари тех из них, что поверили в то, во что верим мы, и дали нам возможность продолжить наш путь. Поблагодари Шонна, открывшего нам существование колодцев, и Прокова, давшего нам древнюю книгу с планом подземных галерей. Не бойтесь, друзья, я вернусь.

Он открыл рот, словно собираясь что-то добавить, но передумал и стал спускаться по металлической лестнице, чьи узкие ступеньки слегка вибрировали в темноте бездны.

Долго они стояли и смотрели в черную дыру люка, пока, наконец, Шонн не закрыл осторожно крышку с выгравированной на ней надписью:

«Колодец № 16. Проход к галереям № 21–40».

Что это значит, Роб не знал.

– Если Тимо когда-нибудь вернется… — говорил теперь Ахерн.

Роб привстал.

– А с чего это он не вернется?

– Никто еще не спускался в подземелье.

– Но никто и не переходил ни через Вышины, ни через джунгли, — возразил Карел. — Однако мы это сделали и нашли вас, таких же людей, как и мы. Мы сообщили вам то, что знаем мы, а вы научили нас тому, что неизвестно нам. И мы увидели, что когда-то, в очень далекие времена, этот мир был един, и в нем все вместе жили Франки, Латы, Амеры, Рюссы и многие другие. И мы знаем теперь, что настало время, когда, все люди должны объединиться и вновь определить свою Миссию.

– Красиво говоришь, брат проповедник, — насмешливо заметил Жок. — Пойди-ка повтори все это старейшинам.

– Именно об этом я и хотел сказать, — вновь вступил в разговор Ахерн. — Если Тимо вернется, у него могут быть очень крупные неприятности. Было собрание Совета, и они попытались нажать на Досточтимого. Вы же знаете, что ваше появление в земле Мериканов — которую вы почему-то упорно продолжаете называть землей Амеров — вызвало немало волнений. Ваши рассказы, само ваше существование перевернули устоявшиеся представления. И не стройте иллюзий: вас терпят — и не более того.

– Но не все же против нас, — сказал Карел. — Вы сами, Ахерн, Офицер Великого Дома, вы поддерживаете нас. Шонн и Проков примкнули к нам, а также Пол, Гриша, Таббс, Олдисс, Садко…

– Все так, но последний поступок Тимо нанес сильный удар по общественному мнению. Спуск в подземелье — это святотатство…

– В земле Франков мы забыли даже о самом существовании колодцев. Разве вспомнить что-то забытое — это святотатство? Я этого не понимаю.

– Не исключено, что Тимо узнает что-то новое. А все новое представляет опасность для существующего порядка. Хотите еще яснее? Популярность Тимо и распространяемых им идей страшно раздражает старейшин. У них появляется отличный повод избавиться от него.

– Они не посмеют. Досточтимый…

– Досточтимый не филантроп, а всего-навсего политик.

Роб вновь повалился на спину, разглядывая далекие огни, мерцающие высоко над ним. Эта болтовня не интересовала его. Единственно важным было то, что говорил или делал Тимо.

Поэтому он был вне себя от радости, когда услышал голос Тимо, зовущий их из темноты.

– Но я же говорю вам, что это правда, что я сам видел…

Старейшина Кертинс поднялся, надвинул старую полотняную фуражку на свою обильную седую шевелюру.

– Не могу больше выслушивать это, Досточтимый. Этими сказками, которые чужеземец распространяет среди нашего народа и которые он осмеливается повторять даже здесь, он оскорбляет вас, Досточтимый, Совет и весь наш народ. Или он немедленно признается во лжи, или…

Досточтимый подергал готовую оторваться пуговицу своей куртки, сделал вид, что изучает какие-то бумаги на своем столе, а затем повернулся к Тимо.

– Признаете ли вы…

– Нет, не признаю! — взорвался Тимо, стоя между двумя стражниками. — Я ничего не признаю. Вчера вы меня выслушали с вниманием, Досточтимый. Почему же сегодня…

– Он богохульствовал против Обера, — прервал его Кертинс.

– Он признался, что общался с Тенями, — воскликнул другой старейшина.

– Те, кого вы называете Тенями, — это роботы, — не выдержал Тимо, — обыкновенные машины. И Обер был обыкновенным человеком, таким же как вы и я, только умер он более двух тысяч лет тому назад.

С трудом он обуздал свой гнев. Его взгляд медленно окинул грязноватый зал, набитый людьми, которых сдерживали стражники. Роб был в первом ряду, а рядом с ним Карел, Жок, Шонн, Гриша…

– Послушайте, — сказал он, сдерживая себя и ища взглядом избегавшие его глаза Досточтимого. — Послушайте, я говорю только о том, что видел и что знаю. Мир — то, что вы называете Миром, — всего лишь корабль…

– Кощунство! — взвизгнул Кертинс.

– Это корабль, — повысив голос, продолжал Тимо. — Судно, построенное руками человека…

Он услышал, как в зале раздались смешки.

– Корабль, судно — как Мир не называй, он все равно останется Миром, — заметил Досточтимый примирительным тоном.

– Вы не хотите меня понять. Этот корабль — всего лишь пылинка в настоящем мире. Я, Тимо, видел это. Я был в наблюдательной башне: ставни открылись предо мной и моим глазам предстал настоящий мир.

– Ну и как же он выглядит? — вкрадчивым голосом спросил Кертинс.

– Я не смогу его описать, — задумчиво ответил Тимо. — Это… это что-то бескрайнее. Когда я увидел это в первый раз, я упал на колени и закрыл глаза руками. Я вопил от страха и плакал перед открывшейся мне красотой…

Среди публики многие открыто смеялись. Только Роб, Жок и их товарищи смотрели на него серьезно, но и в глазах некоторых из них он увидел непонимание.

– Как объяснить слепому, что такое свет! — воскликнул Тимо. — Как, скажите мне, описать мир пленникам металлического цилиндра!

В зале уже вовсю хохотали. Стражникам пришлось вывести троих особенно буйных нарушителей порядка.

– Цилиндр? Я что-то вас не понимаю, — со снисходительной усмешкой заметил Досточтимый.

– Мир… точнее, тот мир, внутри которого мы живем, — всего лишь цилиндр, металлическая оболочка, построенная Предками…

– А где же они были, эти Предки, до того, как построили Мир? — с хитрым видом спросил Досточтимый.

– Они жили в их родном мире, на Земле. Это планета — огромный шар, плывущий в пространстве.

– Вы сказали «на Земле». Это, я полагаю, надо понимать — «внутри»?

– Нет. На поверхности.

– Вы хотите сказать, что Предки жили на поверхности шара, висящего в пространстве?

Тимо подавленно кивнул головой.

– Да, Досточтимый. Именно так.

Зал буквально взорвался смехом, тогда как старейшина Кертинс вновь вскочил, указывая пальцем на Тимо.

– По-моему, все уже ясно. Этот одержимый не щадит ни одного Завета и не отказывает себе в удовольствии поглумиться над каждым из них. Досточтимый, настало время потребовать от него, чтобы он признался во лжи. Его россказни были столь кощунственны, что даже один из его друзей сообщил нам об этом. Спросите у виновного — чтит ли он Обера!

Тимо устало пожал плечами.

– Я чту Обера как человека, придумавшего этот корабль. Что я могу еще сказать.

– В огонь его! — раздался истерический крик из глубины зала. — В огонь! Он чуть не погубил нас всех!

Тимо медленно повернулся и увидел искаженное лицо Непо с нервно трясущимися губами. Тот беспрерывно чертил в воздухе перед собой знак Бесконечности.

Быстро сбросив последний слой веток, Роб увидел плоты, наполовину увязшие в иле.

– Я знал, что они тут. Мы постарались хорошо запомнить это место, чтобы потом долго не искать.

Схватив длинный шест, он принялся освобождать из липкого плена одно из утлых суденышек. Глаза Шонна широко раскрылись от удивления.

– И вот на этом вы собираетесь плыть?

– А разве не на этом мы приплыли сюда? — ответил вопросом на вопрос Жок. — Теперь, к тому же, мы знаем дорогу.

– Нам бы хотелось, чтобы вы остались с нами, — продолжал Шонн.

– Вы же знаете, что это невозможно. Мы должны рассказать нашим о том, что открыл Тимо. Мы должны сообщить им, что Миссия вновь известна нам. Слова нашего друга столь необычайны, что не могут быть преданы забвению. И поскольку Досточтимый позволил убить его, мы будем говорить, мы будем кричать вместо него.

– Тимо мог бы остаться в живых, — сдавленно произнес Ахерн. — Достаточно было, чтобы он публично признал свои заблуждения и покаялся перед Советом.

– Но он не сделал этого! — страстно вступил в разговор Карел. — Непо отрекся от него и предал его, но он не дрогнул. Он видел, что и нас посетили сомнения и страх, но он не уступил. И когда они вели его к печи, если ему и было страшно, он не показал этого. А последнее, что он сказал: «Все, что я говорил, — чистая правда».

Карел закрыл лицо руками.

– Мы позволили убить его!

– Помешать этому было не в наших силах, — сказал Ахерн, положив руку ему на плечо. — А может быть, надо было, чтобы Непо предал нас; надо было, чтобы Тимо погиб, для того чтобы истина смогла восторжествовать. Ведь какое волнение вызвала его казнь! До этого люди смеялись над ним, но его смерть потрясла их. Они были согласны на комедию, но не были готовы к трагедии. Совет быстро это понял, и поэтому друзья Безумца были оставлены на свободе.

– Во всяком случае, Непо это счастья не принесло, — сквозь зубы заметил Жок.

– Вы действительно думаете, что Непо случайно свалился в мусородробилку? — спросил Ахерн.

– А что? Его кто-то подтолкнул?

– Бедняга Непо… Чужой помощи ему не понадобилось.

– Ну что ж, это лучшее, что он мог придумать, — проворчал Жок.

Его голос звучал язвительно, но чувствовалось, что он взволнован.

– Садись! — крикнул ему Карел, уже стоявший на плоту рядом с Робом. — Нам надо пересечь Трясины до выключения.

Они налегли на шесты и суденышко начало медленно удаляться от илистого берега, где, с трудом сдерживая свои чувства, неподвижно и безмолвно стояли Ахерн, Тонн, Проков и другие.

И вот — как будто и не было их странствия. Несколько часов тому назад Карел и Жок отправились в путь к Вышинам, за которыми — их земля, а он вновь стал лесным охотником по прозвищу Роб-Одинец.

Опустив одно колено на землю и опираясь левой рукой на стреломет, он смотрел с высоты холма на костры Орды, слабо мерцающие сквозь плотную темень джунглей. Он боялся — впервые в своей жизни — встречи со своими.

Длинные тени Мудрецов перемещались по поляне перед сидящими на корточках лесными людьми. Робу не были слышны их слова, но он и так знал их наизусть:

«Мир круглый. То, что наверху, то и внизу. А то, что внизу, то и наверху».

– Глупцы, — пробормотал Роб, — невежды, учащие невежд. Как объяснить вам то, что говорил Тимо? Как сделать, чтобы вы поняли, что если наверху то же самое, что и внизу, и наоборот, то это потому что вы живете в пустотелом мире, в гигантском цилиндре, созданном руками людей, и что это куда чудесней, чем все ваши заклинания.

«Только в Мире есть жизнь, а Мир окружен Вышинами и Трясинами. За ними же — Земля Мертвых и Зомбов».

– Все ложь! — злился Роб. — За Вышинами и за Трясинами есть другие земли, где живут другие люди…

До него донесся приглушенный рокот ритуальных барабанов.

– Как им это сказать?.. С чего начать?.. Они убьют меня раньше, чем я закончу говорить. Но я должен сделать это. Такова была воля Тимо.

В его ушах, смешиваясь с отдаленным боем барабанов, звучал голос Тимо:

«Никаких загадок нет. И никаких чудес нет. Я смотрел микрофильмы и слушал звукозаписи, сделанные десятки поколений тому назад. Роботы-хранители объяснили мне, кто был тот, кого мы называем Великий Обер. В действительности его звали Герман Оберт. Он был не богом, а обыкновенным человеком — ученым, чья мысль двигала вперед весь человеческий род. Именно он придумал „обитаемые цилиндры“ и развил идею создания искусственного жизненного пространства, чтобы человек прочно обосновался в космосе. И поэтому его именем был назван первый искусственный мир — наш мир, от создателей которого нас отделяет более ста поколений».

– Как объяснить им это, в то время как я сам и половины не понимаю? — в отчаянии спрашивал себя Роб.

Старательно, как урок, он принялся повторять то, что рассказал им Тимо, вернувшись из подземелья: «Запомните раз и навсегда, что вы живете внутри искусственного мира. Представьте себе, если сможете, огромную трубу — длиной сто и диаметром восемь километров (для Роба эти единицы измерения ничего не значили), — летящую в бескрайнем пространстве. Этот цилиндр вращается вокруг своей оси, тем самым создавая на внутренней поверхности искусственную силу тяжести. Представьте себе, что вдоль этой оси, в области нулевого давления, установлены в ряд, одна за другой, дуговые лампы, ток на которые подается с атомных и тепловых полностью автоматизированных станций, а температура дуги достигает четырехсот градусов. Представьте себе, что именно это и есть ваше солнце, автоматически выключающееся на восемь часов через каждые шестнадцать. Так решили строители этого мира, для того чтобы воссоздать суточный ритм своей родной планеты».

На поляне Мудрецы начали Танец масок, изгоняющий Зомбов — духов подземелья. В свете костров Робу было видно, как шаманы, на плечах которых возвышались огромные маски, подражают скованным и прерывистым движениям Злых Духов. В такт ритуальным барабанам Орда нараспев повторяла Заветы.

Как им сказать?.. С чего начать?.. «Никаких загадок нет. Никакой магии нет». Так говорил Тимо.

«В этом гигантском цилиндре, строившемся в течение трехсот лет, разместили миллионы тонн земли и песка, из которых были созданы холмы, долины и луга. А потом луга засеяли, а в долины выпустили различные виды животных… И тогда тысячи мужчин и женщин Земли вошли в этот искусственный мир и отправились в путь…

Но одно поколение сменялось другим, и обитатели „Оберта“, забывшие о величии соединившей их миссии, впали в безумство войны, которая чуть не стала роковой для корабля. Они использовали самые страшные виды оружия, включая атомное, которое хоть и положило конец войне, но на сотни лет заразило радиацией центральную часть корабля.

Прошло двадцать пять поколений, прежде чем исчезла радиация. Центральная часть превратилась в непроходимые джунгли, а по обе стороны от них, не зная о существовании друг друга, прозябали потомки переживших войну.

Постоянно регрессируя, эти малочисленные сообщества забыли о своем происхождении, и сегодняшняя их жизнь основана на легендах, мифах, привычках и предрассудках, глубоко укоренившихся в коллективном сознании».

Перед Робом встало суровое, но спокойное лицо Тимо.

«Теперь мы должны попытаться восстановить связь между двумя изолированными сообществами; мы должны соединить вместе потерявших друг друга братьев. Но запомните — это только первый шаг. Затем нам придется взять в свои руки управление этим миром, то есть кораблем.

Ибо ничто еще не потеряно. В своей великой мудрости конструкторы корабля предусмотрели полностью автоматическое функционирование „Оберта“. Люди ушли, но машины продолжали работать. Вдоль тысяч галерей по-прежнему ходили роботы-ремонтники, следя за работой подземных заводов и обеспечивая функционирование жизненно важных узлов, в том числе и наземного оборудования, как например, гидранты…

– Значит, Зомбы?.. — задал тогда вопрос Роб.

— Да. Зомбы, или Тени, или Зомби, или Ходячие Мертвецы, которые уже много столетий так пугают людей, на самом деле созданы человеком и для его же блага, — сказал Тимо. И продолжал: — Я увидел в подземелье мир из металла, где вот уже сто поколений роботы-ремонтники работают, чтобы сохранить наш наземный мир пригодным для жизни. А главное, я видел рулевую рубку, навигационный отсек, где находится настоящий мозг этого корабля и где, как и везде, машины заменили отсутствующих людей… Все это нам надо будет взять в свои руки, потому что все это создано человеком и для человека и потому что такова Миссия.

И пусть Совет Мериканов взрывает входы в колодцы, если есть у него такое намерение. Теперь, когда мы знаем, мы всегда найдем дорогу».

Рокот барабанов внезапно усилился. Несмотря на расстояние, Роб различил маленькую фигурку, связанную лианами, которую трое разукрашенных Мудрецов несли к центральному костру.

Наблюдая за церемонией с вершины холма, он понял, что семь дней подряд охота была плохой, что Орда проголодалась и что в жертву Злым Духам будет принесен ребенок согласно обычаю, установленному тысячи выключений тому назад.

Со стоном бессильного гнева он поднялся на ноги. Его губы беззвучно двигались, повторяя слова Тимо: «Разве Предки отправили корабль в небо для того, чтобы их дегенерировавшие потомки барахтались в болотах и погрязли в суевериях и варварстве? Запомните: вот уже две тысячи лет этот мир летит в космосе со скоростью пятьсот километров в секунду. Запомните также, что до цели ему лететь еще три тысячи лет.

Но знать это — недостаточно. Надо, чтобы ни мы, ни наши дети, ни дети наших детей не забыли эту цель. Так вот — слушайте главное, то, что должно стать смыслом вашей жизни, что никогда больше не должно исчезнуть из памяти людей: корабль держит путь к звезде, которую Предки называли Сириусом. Такова Миссия, возложенная ими на нас. Мы не дикари, заключенные неизвестно по какой причине в консервной банке, несущейся неизвестно куда. Мы — космонавты, отправившиеся к новым мирам, исследовать и заселять которые будут наши потомки. Мы — Люди Земли, покоряющие Вселенную!»

Роб-Одинец решительно сжал рукоятку стреломета и, выпрямившись во весь рост, твердо зашагал вниз по склону, туда, где все громче били барабаны.

Послесловие

«Человек неистребим», — заявляет один из персонажей рассказа «Еще немного икры ». Вот это утверждение и ставится под вопрос в сборнике рассказов Клода Вейо, одного из лучших писателей-фантастов Франции.

В самом деле, в двадцатом веке люди впервые ощутили, что не только каждый человек конечен во времени, но и существованию всего человечества может быть положен конец. И причиной этого могут стать сами люди. С середины столетия планета живет под страхом глобальной ядерной катастрофы. И если в последнее время здесь наметились сдвиги к лучшему, то новый, не менее грозный призрак замаячил перед человечеством — призрак экологического кризиса, чьи зловещие симптомы слишком хорошо, к сожалению, известны населению нашей страны.

Сейчас уже ясно, что глубинной причиной этих кризисов являются временные «ножницы» между возможностями человечества и осознанием последствий, к которым может привести реализация этих возможностей. Иначе говоря, сделав какую то вещь, человек очень нескоро осознает, что она может оказаться смертельно опасной прежде всего для него самого. И рассказы Клода Вейо — это своего рода кошмары, навеянные подсознательным ужасом перед возможным самоуничтожением человечества. В них люди сталкиваются с иным, враждебным человеку, разумом. Интересно, однако, что представители этой иной жизни — будь то разумная протоплазма («Еще немного икры»), гигантские насекомые («В начале мая»), миниатюрная копия Уэллсовских марсиан («Чердак в паутине») или же любезные гуманоиды («Анклав») — все они отнюдь не считают человека своим врагом, даже предлагают сотрудничество. В самом деле, признать кого-то своим врагом — значит, отнестись к нему, как к равному себе. Разве, скажем, курица — враг человеку? Человек кормит ее, заботится о ней, а взамен она снабжает ею своим мясом. Такое вот «сотрудничество»…

Особняком в сборнике стоит рассказ «В иной земле». Здесь человек сталкивается с врагом другого рода, не менее страшным, чем инопланетные чудовища, — с воинствующим невежеством.

В этом рассказе, где сильны евангельские мотивы, люди ищут ответ на вопросы: Кто они? В чем их предназначение? Как устроен мир, в котором они живут? Но как же нелегко принять открывшуюся им истину!

Клод Вейо пишет просто, можно сказать — языком репортажа. И это не случайно: в молодости писатель работал в газете. Репортерский опыт помогает писателю сделать фантазию осязаемой реальностью, а безыскусственность повествования делает еще более выпуклым кошмар происходящего.

Однажды было замечено: человек все может, даже истребить самого себя. Над истинностью этого суждения мы и предлагаем поразмышлять читателю в компании французского писателя Клода Вейо. А может быть, человек все-таки действительно неистребим? Так хотелось бы в это верить.

Владимир Стариков