/ Language: Русский / Genre:sf_humor / Series: По Ту Сторону

Оберег от тещи

Кирилл Григорьев

«Очнись сынок, – убеждала Олега плачущая мама, – не на той женишься, она ведьма, и мамаша у нее ведьма! » Тогда он только похихикал, надеясь, что все уладится-устроится. И мама, по своему обыкновению, преувеличивает.И чувства ее понятны – единственный сын без согласия родителей в ЗАГС собрался. Каково же это – через несколько лет понять, что она была права?И обнаружить на собственной кухне мирно парящую под потолком тещу?

Кирилл Григорьев

Оберег от тещи

Из цикла «Полночь над городом»

Часть первая

Брокер

Надвигается беда

1.

Клиент подъехал с утра пораньше, прошел в офис и уселся в гостевое кресло. Сразу начал незаметно озираться по сторонам, стараясь понять, по адресу ли попал. Олег подмигнул секретарше Леночке: мол, как там насчет кофейка, – а сам с довольным видом прошествовал в соседний кабинет за прайс-листом. Идея о твердых расценках пришла ему в голову давно, только оформить ее в правильном виде руки не доходили. Вчера руки дошли, и Олег порадовался, что задержался, плюнув на приглашение друга Ваньки попить пивка и променяв разливной «Гиннесс» на ночные посиделки за монитором.

Олег всегда был буквально одержим идеей солидности.

Как о человеке по одежде, так и о фирме по офису создается первое впечатление у клиента. Правда, с офисом все сложнее. Каждый его элемент должен играть свою роль: и обстановка, и сервис, и секретарь. Все вместе создает стройную картину преуспевающей фирмы, и в этой картине диссонанса быть не должно. Так что прайс-лист Олег считал очень важной деталью. Человек может не начать с тобой работать сразу, зато потом, роясь в бумагах, вдруг наткнется на прайсы, вспомнит и позвонит. Что остается у случайного клиента от визита? Только легко ускользающие воспоминания, постоянно теряемые визитки и сваливаемые в кучу бумаг прайс-листы.

Правда, клиент этот был не случайным. Его порекомендовал Игорь, бывший коллега, который дезертировал в таможенный отдел большой компании. Однако, очевидно, в нем так до конца и не умерли брокерские замашки, поэтому клиентов он присылал частенько. Причем не самых плохих и, что приятно, не бестолковых.

Этот новый на плохого и бестолкового клиента не походил.

Худощавый, подтянутый, одетый элегантно и со вкусом, он, поставив симпатичный портфель на пол, сидел и изучал карту Европы, занимавшую полстены. Напоминал он, скорее, преподавателя музыки, как их обычно изображают в кино, чем рядового оптовика, пришедшего в брокерскую контору узнать расценки и сроки оформления грузов на таможне.

Клиент Олегу понравился. Леночке, судя по тому, как она на него косилась из-за монитора, тоже.

– Может быть, в кабинет? – спросил Олег, как истинно радушный хозяин.

Клиент отвлекся от карты Европы.

– Да, собственно, вопросы-то у меня обычные, – сказал он. Голос у него тоже был приятный, густой обволакивающий бас. – Я не хотел бы отнимать у вас много времени. Кроме того, основной вопрос касается всей вашей команды.

Олег покосился на Лену, немедленно приободрившуюся за монитором.

– Э… как угодно, – несколько удивившись, кивнул он и присел рядом, в соседнее кресло. Теперь их разделял только низкий журнальный столик с чашечкой кофе, сахарницей, вазой с печеньем и несколькими свежими номерами журнала «Деньги». За «ассортиментом» литературы на столике Олег тоже приглядывал. – Итак?

Тут до него дошло, что они так и не познакомились.

Клиент, очевидно, это понял тоже.

– Антон, – произнес он, протягивая руку. Пальцы у него были тонкие и длинные, ухоженные.

– Олег.

Рука клиента оказалась холодной, а рукопожатие – неожиданно крепким.

Перед Олегом тоже возникла чашка дымящегося кофе.

– Итак? – повторил Олег.

– Итак – главное, – произнес Антон. – Мы начинаем заниматься ввозом в страну целого перечня товаров, и нам в компанию необходимы специалисты в таможенный отдел.

Олег растерянно потер лоб.

– Вот как?…

– Вы не поняли, – пожал Антон плечами. – Нам нужны проверенные специалисты. А вашу команду нам очень рекомендовали.

Команда насчитывала всего четверых: Леночку, компьютерного гения Ваську, тяжело заболевшего ангиной, собственно Олега и его компаньона – Толяна, часто пребывавшего неизвестно где.

– И кто же нас так здорово отрекомендовал? – поинтересовался Олег озадаченно. – Неужели Игорь?

– Ну, он же ваш бывший коллега.

Вот тебе раз, подумал Олег. Игореха уже нашим трудоустройством занялся…

– А зарплата? – пискнула из-за монитора Лена.

Она была уверена, что ее таланты остаются недостаточно оцененными в материальном плане.

Лицо Олега позеленело от гнева.

– Хм… – произнес он, словно бы ничего не произошло, внутренне борясь с неистовым искушением придушить Леночку здесь и сейчас. – Видите ли, Антон… Нам вполне неплохо и на своем месте.

Антон усмехнулся.

– Волка ноги кормят, – кивнул он. – Я ведь все знаю о вашей работе. Никакой стабильности. То густо, то пусто, верно? А ведь у вас семья, Олег, разве нет?

«Игорь, что ли, про меня все ему рассказал, – подумал Олег. – Ну, дружище, только попадись…»

– Я не знаю, что вам поведал Игорь о буднях таможенных брокеров, – произнес Олег, тщательно подбирая слова, – но я, очевидно, в отличие от него, очень люблю свою работу. Да, вы правы, Антон, есть свои сложности, как и у всех, впрочем. Да, иногда еле сводишь концы с концами. Да, иной раз перебиваешься с воды на хлеб, и это верно. Например, рождественские каникулы по этой причине я откровенно ненавижу… Но бывает… Бывает не просто густо, Антон… Бывает иногда очень и очень хорошо. Как в сказке, знаете?

– Знаю, – кивнул гость. – Но все же… Хороший стабильный заработок… Перспективы… Интересная работа. Такого, как у нас, вы нигде не найдете.

– Настолько интересная? – отходя, с оттенком иронии спросил Олег.

– Очень интересная, – серьезно ответил Антон.

– Вы ввозите в Россию «летающие тарелки»?

Антон снова усмехнулся.

– Зачем же, – сказал он. – Например, начать мы хотим с партии обычных соков.

Леночка фыркнула за монитором. Олег посмотрел на нее испепеляющим взглядом.

– И что за сок? – спросил он.

– Обычные «тетрапаки». Ничего экстраординарного… но, я вижу, к вопросу о трудоустройстве вы не готовы. Мы его отложим пока. – Он как-то выделил слово «пока». – До лучших времен. Давайте-ка, для знакомства, уточним ваши возможности и расценки.

Олег улыбнулся одними губами. Несмотря ни на что, Антон ему нравился. Олег вообще любил таких конкретных, деловых людей, не теряющих времени на пустые слова. Серьезный подход сразу отбивает охоту пускать пыль в глаза, и начинается самая серьезная проверка – проверка компетентности. Соответствуете ли вы, дорогие товарищи, такому офису и подходу?

Олег подобрался.

– Сертификаты? Фирма-получатель? – отрывисто спросил он.

Антон посмотрел на него немного удивленно. Он, очевидно, не ожидал такого быстрого перехода. Привыкай, посочувствовал ему Олег мельком. У каждого свой стиль.

– Все есть, – кивнул Антон наконец. – Мы определяемся сейчас с терминалом.

– Мы работаем по всей Москве и Подмосковью, – с оттенком гордости сказал Олег. – В каком округе зарегистрирован получатель?

– В Южном.

Олег изобразил задумчивость, хотя уже сразу мог предложить три терминала на выбор.

– Могу предложить три, – после паузы ответил он. – На всех хорошие связи.

Антон назвал адрес склада. Олег предложил ближайший терминал. Контакт налаживался, а это полдела. Леночка, увидев такой оборот, исчезла за монитором.

Потом они обсудили условия оформления, чуть позже перешли на «ты» и обсудили последние таможенные нововведения. Антон оказался чересчур хорошо информированным. А когда дошла очередь до необходимых документов, Олег испытал легкий шок. Оказывается, все требуемое уже ждало своего часа в портфеле и немедленно было ему продемонстрировано. Такого у Олега за всю его практику не случалось ни разу.

Антон действительно знал о таможне практически все.

– Ты раньше с таможней не сталкивался? – в лоб спросил Олег.

– Нет, – ответил Антон, вытаскивая печать, потом понял и улыбнулся. – Я просто… начитанный.

Побольше бы таких начитанных. Число проблем бы сократилось на порядок.

– И, кроме того, – продолжил Антон, – я же должен знать, чем будут заниматься сотрудники моего таможенного отдела.

– Ты опять к основному вопросу?

Антон помолчал минуту.

– Мы, пожалуй, сделаем так, – произнес он. – Оформим у вас пару грузов, а потом вернемся к нашему разговору. Только уже с глазу на глаз.

При этих словах любопытное Леночкино лицо, время от времени появляющееся из-за монитора, стало пунцовым.

Олег хмыкнул.

– Идет, – согласился он.

Еще минут через пять они договорились окончательно, и одним клиентом у Олега стало больше.

2.

Ближе к концу рабочего дня приехал Толян.

Олег как раз заканчивал очередную миссию в «Старкрафт», когда услышал его оживленный голос из коридора.

Через мгновение Толян появился сам, бодрый и жизнерадостный.

– Здорово! – сказал Толян с порога. – Как успехи на фронте?

Олег пожал плечами.

– А как на… – он замялся, в затруднении подбирая слово, – на твоем?

Толян уселся на свой чистый стол.

– Рассказывай, – вместо ответа сказал он.

– Разве тебе это интересно? – осведомился Олег. – У тебя же полно других важных дел помимо нашей таможни.

– Да ладно тебе. У меня были личные проблемы.

Насколько Олег помнил, у Толяна они были всегда. Еще со школы, где будущие компаньоны сидели за одной партой. Иногда Олег задавал себе вопрос, зачем, собственно, ему нужен Толян, но не находил ответа. Просто тот был ему близок и дорог, их связывали многочисленные воспоминания и многочисленные неприятные истории, в которые они оба по молодости лет вляпывались, но из которых обычно выходили достойно. Кроме того, в таможню его позвал Толян и научил всему, что знал.

Тогда Олег работал в банке. Банк начал разваливаться, и вполне реальной становилась перспектива голодной безработицы. Вариантов у Олега было два: пойти торговать на рынок женским нижним бельем или присоединиться к компании охранников там же, на рынке. Тут-то и появился Толян со своим предложением.

– А чего? – говорил он. – Не будь дураком, за таможней будущее. Одна из основных фискальных структур государства будет жить вечно. Ее не разгонят никогда и ни за что. Поработаешь, въедешь в расклады, освоишься. Деньжат заработаешь…

В то время Олег еще не был женат и поэтому довольно легко ушел к Толяну, потеряв при этом половину зарплаты. Впрочем, тогда он мог остаться вообще без нее.

Так они и начали работать вместе.

– Я не обижаюсь, – сказал Олег, выныривая из воспоминаний. – Но посуди сам, Толь, работы полно, Васька болеет, а ты ошиваешься неизвестно где. Или тебе вообще по барабану наши проблемы?

– Конечно, нет. Готов помочь, чем могу.

Олег пожал плечами. Так заканчивался почти всякий разговор.

– Лады, – сказал он безнадежно. – Все вроде сделали. Две машины от Жени на оформлении. Машина Губина в дороге, должна быть через день-два. Что еще?… Да, Игореха нового клиента подогнал.

– Хороший?

– Непонятно пока. Хочет первую пару машин через нас сделать. Соки, ничего интересного.

– А по деньгам?

– Тоже не очень.

– Ясно, – кивнул Толян. – Еще что?

– Да все вроде.

– А про то, что нас на работу звали, чего молчишь?

Леночка, подумал Олег. Успела уже. Вечно недовольная своей жизнью и особенно зарплатой. Хотя с чего бы это? Толяна-то она здорово недолюбливала.

– А что об этом говорить-то? – развел Олег руками. – Я отказался. Зачем оно нам, а?

– Верно, – кивнул Толян. – Мы вольные бойцы невидимого фронта. Хотя… Зарплата-то какая?

– Не знаю. Толян фыркнул.

– Блин, вот оставь тебя одного на три дня. Самое главное и не узнал.

– А мне это не надо, – твердо сказал Олег. – У нас пока все в порядке.

– Это пока, – хмыкнул Толян и, как ни странно, оказался прав.

Неприятности начались сразу на следующий день, в среду.

Кровь на руках

1.

Дома Олега поджидал неприятный сюрприз.

У них были гости.

Настя, любимая двоюродная сестра супруги, решила вместе с мужем нанести им внезапный визит.

– Что не предупредила-то? – сухо осведомился Олег у слегка зарумянившейся жены, снимая ботинки в коридоре.

– А ты бы тогда не приехал, – ответила Ирина. – Опять бы в офисе своем отсиделся.

Любовь Олега к ее родне была им обоим хорошо известна.

– Я думаю, что вам и без меня скучно бы не было, – заметил Олег, оглядываясь в поисках тапочек.

– Они на Насте, – виновато произнесла Ирина, перехватив его взгляд. – И вообще, Олеж, мне надоела эта постоянная вражда. Кому это нужно, скажи? Почему я постоянно должна выбирать между тобой и своей семьей?

– А ты не выбирай, – холодно пожал Олег плечами. – Хотя я в свое время, если ты помнишь, выбор сделал.

История знакомства, любви и последующей свадьбы Олега с Ириной была похожа на легендарное путешествие аргонавтов, сумевших проскочить целыми и невредимыми между Харибдой и Сциллой. С одной стороны оказалась новоиспеченная Олегова теща, Мария Захаровна. Высокого роста, объемами и весом напоминающая Кинг-Конга, она принадлежала к женщинам старой закваски. В мужчинах, как давно понял Олег, она ценила прежде всего суровую грубую силу, упрямство и наглость. Покойный муж Марии Захаровны, полковник в отставке, судя по рассказам, именно таким и был. Он крепко выпивал, не пропускал ни одной юбки и частенько со знанием дела супругу поколачивал. Однако, несмотря на это, отзывалась теща о покойном муже только с искренним уважением, теплотой и, что особенно поразило Олега, неподдельной любовью.

– Таких мужчин уже давно нет, – вздыхая, говорила обычно Мария Захаровна. – Куда ни глянешь, кругом одни хлюпики.

Хлюпиком номер один в ее понимании был, естественно, Олег. Родом из интеллигентной семьи, он частенько терялся перед ее молодецким напором, сносящим любые преграды на пути. На свадьбе дочери Мария Захаровна устроила грандиозный скандал. Он, по старому русскому обычаю, в мгновение ока закончился ожесточенной пьяной дракой. Участвовали все, с душой и оттягом. Олег еле успел спрятать невесту под стол, как оказался рядом, на полу, шмыгая разбитым носом. Фингал под левым глазом ему поставил чуть позже разошедшийся тамада порванным баяном. Свадьба запомнилась Олегу надолго. Но и теперь любимая теща, как могла, старалась скрасить семейную жизнь молодых.

Родители Олега, потомственные учителя, имели явное сходство с легендарной Сциллой. Ирина почему-то им тоже сразу не понравилась. Отец свадьбу откровенно проигнорировал, сказавшись почти смертельно больным, а мама, для приличия высидев за длинным столом минут двадцать, покинула ресторан с лицом человека, похоронившего одним махом всю свою родню.

– Неужели ты не видишь, Олег? – скорбно спросила она сына, нервно пытаясь попасть рукой в рукав плаща уже внизу, в гардеробе. – Неужели ты настолько слеп, что не видишь, какая это семейка?

– Я люблю Ирину, мам, а не ее родню.

– Он любит Ирину, видите ли! – всплеснула мама руками. – Да она такая же, Господи! Яблоко от яблони, сынок, вспомни! Неужели ты думаешь, что мы с отцом пустим ее к нам на порог?!

– Да почему вы Ирину не любите?! – возмутился Олег. – Что она вам плохого сделала?

– Сделает еще, – вздохнула мама. – Сам увидишь.

Следующий день оказался днем ультиматума. Отец позвонил Олегу с утра, когда тот, ощупывая пострадавший в драке нос, мужественно боролся с похмельем.

– Поигрались – и хватит, – сказал отец. – Хорошее дело браком не назовут.

– Я ее люблю, – упрямо ответил Олег. – И никто не заставит меня с ней расстаться.

– А нас ты любишь? – сурово осведомился отец.

– Конечно, – растерялся Олег.

– Тогда решай.

Олег промаялся в поисках разумного компромисса весь второй свадебный день и, так и не придумав ничего дельного, набрал вечером домашний номер.

– Я решил, – сказал он отцу, поднявшему трубку. – У меня уже есть семья.

– Значит, другой семьи у тебя быть не может, – разочарованно ответил тот после паузы. – Как и у нас с матерью – сына.

– Простите меня, – только и смог произнести Олег.

Отец молча повесил трубку.

Так для Олега одним махом определился и квартирный вопрос.

Однако не только мифические чудовища поджидали молодых на пути к счастливой семейной жизни.

Первые несколько месяцев Олег мучился вопросом правильности своего выбора. Негодование тещи, казалось, заполняло весь мир, с Ириной происходили частые истерики, скандалы стали обыденностью, а любовь почему-то медленно таяла.

На третий месяц не прекращавшегося домашнего кошмара Олег окончательно решил расставить точки над i. Он вернулся домой в настроении решительном и злобном, твердо намеренный порвать в клочья свою молодую семейную жизнь, явно не задавшуюся еще со свадьбы.

Однако квартира неожиданно оказалась пуста.

На кухонном столе его поджидала лаконичная записка.

«Олег! Мы уехали с мамой к Насте. Будем послезавтра, отдохни как следует».

Он перечитал записку два раза, а потом сел и расплакался, чего не делал со времен подготовительной группы детского сада.

Совет жены по поводу отдыха Олег воспринял как руководство к действию. То ли водка действительно сумела снять накопившийся негатив, то ли расставание с женой и тещей подействовало на него так благотворно, но к исходу третьего дня Олег вновь почувствовал себя любящим, нежным и, в целом, добрейшей души человеком.

Женская половина семьи возвратилась домой через два дня под вечер. Любимая жена казалась довольной. Она словно бы так же, как и Олег, сбросила с себя груз негативных страстей. Теща вдруг начала здороваться с Олегом, встречаясь по утрам, а Ирина стала ласковой, внимательной и спокойной. Изменения коснулись и интимной жизни. Жена решительно перешла от спокойного семейного секса к зажигательному эротическому шоу. Олег только рот открывал, когда любимая супруга начинала игры в Красную Шапочку, застигнутую Серым Волком, или вдруг становилась строгой неотразимой госпожой.

И мир оказался восстановлен.

И жизнь обрела краски.

И светлое семейное счастье вступило в их дом, совсем недавно казавшийся проклятым.

– Я знаю, кого ты выбрал, – сказала Ирина, и Олег вынырнул из воспоминаний, – и люблю тебя. Конечно же, не только за твой выбор. Но, может быть, мы постараемся хотя бы с моей родней сохранить нормальные отношения?

Олег посмотрел на ее дорогое любимое лицо и вздохнул.

– Нормальные, – повторил он. – Что ж, давай в очередной раз попробуем.

2.

Вечер в кругу семьи оказался забавным.

Теща была непривычно приветливой, Настя задумчиво молчала, а ее супруг Михаил, с которым у Олега давно сложились теплые отношения, рассказывал бородатые анекдоты, не забывая подливать водочку.

Они с Олегом душевно сблизились еще на свадьбе, вместе обороняя подаренный китайский сервиз. Когда женская часть семьи исчезла в неизвестном направлении, мужчины озабоченно перезванивались, ощущая себя брошенными на произвол судьбы. И хотя в тот самый первый раз Олег прятал свое беспокойство за стопкой водки, мысль о том, что он никогда больше не увидит Ирину, не давала ему покоя. Сходные переживания их окончательно сблизили.

Однако Михаил оказался очень ревнивым парнем.

По его словам, он несколько раз пытался напроситься с супругой на то, что женщины, посмеиваясь, называли между собой «шабашок», а получив несколько уклончивых отказов, устроил настоящую слежку. К операции Михаил, естественно, привлек Олега. Они весь день старательно играли в шпионов, но потеряли след на пустынном перроне Курского вокзала. Свое фиаско мужчины отметили попойкой в привокзальном кабаке. Напившись, они долго плакали друг другу в жилетки, вымучивая, рожая в поте, слезах и водке жесткую мужскую концепцию «черт с ними». Олег, ее автор, предложил оставить женщин в покое раз и навсегда. В конце концов, рассудил он, разве не здорово пару-тройку дней отдохнуть друг от друга? Михаил тяжело задумался.

– А вдруг она мне там изменяет? – заплетающимся языком спросил он.

– А ты ей здесь изменяй, – посоветовал Олег.

Михаил, очевидно, сделал определенные выводы, так как слежку за супругой прекратил, а Олега начал зазывать к себе в гости, на «шабашок» мужской.

– Я Ирку люблю, – отвечал обычно Олег.

– Я Настю тоже люблю, – усмехался Михаил. – Я однолюб, но много… – и добавлял расхожее название детоделательного акта.

С тараканами в голове своей супруги Михаил, явно не без пользы для своего либидо, окончательно смирился.

Вся женская часть семьи была помешана на магии. Все трое: теща, Ирка и Настя. Последнюю Олег видел всего несколько раз. Было в ней что-то демоническое, страшное. Впрочем, как и в Ирине, женское обаяние и сексапильность в Насте присутствовали в избытке.

– Ну, давай за дам! – объявил торжественно Михаил, вновь разливая водку по стопкам.

Настя внезапно подняла голову, вынырнула из своих дум и вонзилась тяжелым взглядом Олегу в переносицу. У того аж дух захватило, как на американских горках.

– Выпейте лучше за «не дам», – произнесла Настя. – Скорее на пользу пойдет.

Михаил неуверенно хохотнул. Настя вопросительно подняла брови.

– Угу… – немедленно согласился супруг и поставил стопку на стол.

Настя обвела строгим взглядом всех остальных.

– Хватит пить, – произнесла она, как отрезала. – И так уже хороши. А Олегу так вообще спать давно пора.

– Это почему? – обиделся Олег, ощутив себя на мгновение учеником начальной школы, которому за очередную двойку запретили смотреть любимый вечерний эротический сериал.

– Да, Насть, – тоже удивилась Ира. – Ты чего?

– А ты сама на него посмотри, – ответила Настя. – У него денечки предстоят впереди – только держись!

Ирина немедленно взяла Олега за подбородок, повернула лицо к себе и несколько секунд вглядывалась куда-то в переносицу.

– Боже мой! – произнесла она после паузы с неподдельным ужасом. Отстранившись, посмотрела ничего не понимающему Олегу прямо в глаза. – У тебя как на работе, Олежек?

– Нормально все, – пробормотал Олег.

– Врет, – убежденно сказала Настя. – Он у тебя, часом, не киллером стал?

Ирина выразительно покрутила пальцем у виска.

– Связалась на свою бедовую голову с убивцем, – пророкотала грудным басом теща, тоже пристально Олега разглядывая.

Михаил под шумок махнул стопку и громко задышал сквозь плотно сжатые зубы.

– Давай колись, таможенный брокер, – сказала Настя. – Кого вы там валить собрались?

Олег беспомощно посмотрел на напряженно молчавшую Ирину.

– Вы о чем? – в полной растерянности поинтересовался он.

– Что у тебя произошло? – замирающим голосом спросила Ирина.

– Сегодня?

– Да.

– Ничего особенного. Клиента нового подтянули.

– А еще?

– Да все вроде… А, Толян наконец-то появился. Через три дня отсутствия.

Ирина с тревогой посмотрела на Настю.

– Что видишь?

Настя звонко шлепнула супруга по руке, привычно потянувшейся за бутылкой. Машинально, словно убивала назойливого комара.

– Кровь на нем вижу, – спокойно сказала она. – Много крови. Но еще не факт, в общем. Сильно вероятно, но не факт. – Настя посмотрела на сестру. – А ты тоже хороша! Чего за мужем-то не смотришь?

– За ним усмотришь, – произнесла Ирина. – Встаю, он уже на работе, ложусь – еще не пришел. Так неделями и не видимся.

– Поучился бы, лоботряс, – строго посмотрела на мужа Настя. – А у моего все водка да бабы на уме. И, заметь, бабы все больше чужие.

Михаил покраснел.

– Ну, ладно, пора и честь знать, – сказала Настя, поднимаясь. – Ты приглядывай, Ир, за своим. Как бы чего не вышло.

Когда гости уехали, а что-то недовольно бурчащая себе под нос теща уединилась в комнате, Олег растормошил уже прилегшую Ирину.

– Что это за шоу сегодня Настя устроила? – с затаенным страхом поинтересовался он.

– Кровь она на тебе видела, – сонно пояснила жена. – Как на убийце, понимаешь?

– Нет, – честно ответил Олег.

– Да ложись, – махнула Ирина рукой. – Завтра объясню.

Он прилег рядом, ощущая, как изрядное количество спиртного, выпитого за ужином, не дает уснуть его страхам.

– Значит, я кого-то убить должен? – после продолжительной паузы не выдержал Олег.

– Ну да, – ответила Ира с досадой. – И слава Богу, Настя не наверняка это увидела.

– А то что?

– А то пришлось бы нам с тобой бежать из Москвы сломя голову. Настя в таких предсказаниях никогда не ошибается.

Цена рабства

1.

Если утро начинается с телефонного звонка – жди неприятностей. Эта примета Олега не подводила почти никогда.

В особенности когда омерзительная трель вонзается в сонный мозг, крепко уставший накануне от спиртного.

В который раз пообещав себе самому, что выкинет этот телефон (свадебный подарок любимой тещи) прямо с восьмого этажа, Олег поднял трубку.

– Да? – поинтересовался он, зевая. Ему полночи снились атакующие римские колонны, и окровавленное лицо главного легионера никак не хотело уходить в небытие. – Олег, слушаю.

– Приветствую, – сказала трубка голосом вчерашнего клиента Антона, и лицо легионера растворилось без следа.

Как он узнал домашний телефон? Неужели Леночка? Нет, не может быть… Не настолько же она глупа. Игорь?… Зачем? Он же знает, что связь только через мобильники или офис. Откуда?!

– Прошу прощения за столь ранний звонок, – извинился Антон, обрывая его лихорадочные размышления. – Просто мобильник твой выключен, а в офисе пока никого нет. Я звоню предупредить, что машина уже загружается и будет отправлена часа через полтора-два.

– Так… – поперхнулся Олег. – Так быстро?

– А что тянуть-то? Мы же вроде обо всем вчера договорились.

– Ага, – сказал Олег и потер лоб. – Да вроде бы обо всем.

– Завтра заеду к вам с деньгами. Ты когда будешь в офисе?

– К десяти.

– Вот и я к десяти буду. Договорились. – И он положил трубку.

– Минуточку! – заорал Олег уже коротким гудкам и с раздражением швырнул трубку на аппарат.

– Что кричишь-то? – сонно поинтересовалась жена, поворачиваясь. – Смотри, маму разбудишь… Случилось что?

Олег потер лоб.

Откуда Антон знает мой домашний? Откуда, а?

Он поднялся.

– Да так, – расстроенно ответил он жене. – Приснилась какая-то чушь.

Ему вспомнилось лицо легионера из сна. Вчера Олег сам ощутил себя легионером. Таким же стойким, мужественным и смертельно раненным. Римская история Олегу нравилась всегда. Настя, будь ей неладно. Приснится же…

Спать уже не хотелось совершенно.

Он накинул халат и вышел в коридор.

Любимая теща Мария Захаровна, утомленная вчерашними обильными возлияниями, похрапывала у себя в комнате, а ее громадные тапочки, как всегда, валялись в коридоре. Ставить обувь в шкафчик к своим шестидесяти она так и не научилась.

Олег, вздохнув, прикрыл дверь своей комнаты и пошел умываться.

Проклятый ремонт в ванной не мог закончиться уже месяц. То работяги хотели слишком много, то деньги, отложенные на плитку, внезапно оказывались растраченными на нескончаемый, как жизнь, ремонт машины, то Ирина начинала хандрить и никого не желала видеть. Выругавшись про себя, Олег перешагнул сложенную у входа горку кирпичей, чуть не наступил в открытую полгода назад засохшую банку с краской, и, наконец, целым и невредимым добрался до раковины. Она давно уже просилась на свалку, и ее замена грустно торчала на балконе в томительном ожидании своего выхода, поэтому Олег с некоторых пор прекратил тщетные попытки поддержания основного источника утренних скандалов в стабильном и строго горизонтальном положении. Качающаяся, как шлюпка во время пятибалльного шторма, отжившая свой век, ободранная раковина, естественно, не способствовала безоблачному настроению. Поэтому Олег, тщательно умывшись, тяжело задумался.

Вопрос о номере домашнего телефона оставался открытым. Работа таможенного брокера подразумевала связь только через мобильные или офис. Почти всегда это была работа на грани законности, на тонкой грани между сумасшедшими долгами с «казенным домом» и хорошими, заработанными нервотрепкой с седыми волосами, деньгами. Неожиданности и случайности случались часто. А некоторые из них могли в мгновение ока превратить лучшего заказчика в злейшего врага. Что тогда делать? Съезжать с квартиры? Олег вспомнил, как у них в офисе два месяца скрывался один из коллег по цеху, не успевший вовремя вытащить арестованный груз. А ведь друзьями с клиентом были – не разлей вода. И что в результате? До сих пор долги отдает.

Трудится, рискует, но – отдает. Или взять Лёньку Носкова. Хороший умный брокер, всегда просчитывающий варианты. И что он? Оформленные им машины замели под общую гребенку тотальной проверки, месяц промариновали в отстойнике, а кому платить простой? А аренда машины – двести баксов в день, ничего себе. Тоже теперь отрабатывает долги. Иногда брокерство напоминало Олегу рулетку: все нормально прошло – молодец, немного деньжат поднял – умница, а хорошо заработал – настоящий герой. Однако часто колесо фортуны попадало в неперекрытые сектора. И тогда приходилось платить свои кровные. Поэтому в работе Олег старался никогда не нарушать основных принципов. Никому не давать номер домашнего телефона было одним из них. Неужели все-таки Игорь? Да еще вчерашняя история с Настей, черт. Кровь она на руках, видите ли, видит. А использованные родным мужем презервативы в спальне своей не замечает?

Олег решительно закрутил кран.

Ладно, подумал он. На работе выясним.

Кухня была маленькой и давно, как и ванная, требовала серьезного капитального ремонта.

Основное место в ней занимали два холодильника. Первое время Олега шокировала такая постановка вопроса, а потом, со временем, он привык. Мария Захаровна держала свои продукты в стареньком, прошедшем, как она говорила, три переезда и пожар, ЗИЛе, а Олег с Ириной – в новом двухметровом «Индезите», купленном сразу после переезда.

– Буржуи, – прокомментировала их приобретение Мария Захаровна.

Остальное место на кухне занимал небольшой стол, за которым все они впятером вчера отлично поместились.

Было семнадцатое июня, среда. Олег даже и представить себе не мог, насколько черный цвет даты соответствовал наступающему дню.

Но, наверное, это себе еще вчера представляла ясновидящая Настя.

Лены в офисе не было.

Олег запустил кофеварку, включил компьютер и быстро пролистал прихваченную на стойке у охраны почту. Ничего интересного не обнаружилось, кроме нового номера «Денег».

Он набрал мобильный Игоря.

Тот взял трубку практически сразу.

– Да? – Судя по фону, Игорь ехал на работу, проталкиваясь через загруженную пробками Москву.

– Здорово, старик, – сказал Олег. – В движении?

– А, Олег… Здоров. Да вот, толкаемся. Чего звонишь-то?

– Насчет клиента твоего, Антона. Это ты дал ему мой домашний телефон?

Игорь помолчал.

– Ты меня что – за идиота принимаешь? – осведомился он явно обиженно. – Зачем же мне такое делать? Да я и не помню твой домашний, по-моему… Антон-то что? Какой-то старый твой знакомый? Грузить тебя, что ли, начал?

– Да нет, – с досадой произнес Олег. – Так, знаешь… Вчера только договорились, а он уже сегодня фуру отправляет. И, прикинь, мне домой об этом звонит, сообщает.

– Да-а… – протянул Игорь. – Дела… Но не давал я ему ничего.

– А кто он такой вообще?

– В фирме крупной каким-то менеджером трудится. Мы с ним на выставке познакомились. Э… Новые процессорные технологии ну или как-то так, похоже… Потрепались о том о сем. Он про таможню спросил. Я ему ваш офисный телефон и дал. Он на днях мне перезвонил, спросил насчет вас, ну, мол, занимаются ли люди таможней или уже нет. Да, говорю, занимаются. И еще как! Вот и все вроде бы. Я, если честно, даже смутно помню, как он выглядит…

– Нормально выглядит, – пробормотал Олег. – Хм… Новые процессорные технологии. Странно. Что же они соки-то завозят?

– А я, знаешь, тоже не в «Интеле» работаю, – усмехнулся Игорь. – Однако интересуюсь, понял? Любознательный я, вот и все. Он, наверное, тоже.

– Фирма-то его как называется?

– А что, он не на нее соки завозит?

– Наверное, нет.

– А-а-а… – протянул Игорь понимающе. – По-моему, он говорил… знаешь, странное название. То ли «Вечер», то ли «Ночь»… А, вспомнил! «Полночь». Антон это еще с такой гордостью произнес и, как сейчас помню, выжидательно, знаешь, так на меня уставился. Ну, словно я все ООО составом больше трех человек в Москве знать должен.

– Хм… А у них всего три человека?

Игорь вздохнул.

– Шучу я, понял? Откуда мне знать, сколько их там?

– А-а, – понял Олег. – Ну, до встречи.

– Не пропадай, позванивай, – закончил разговор Игорь и отключился.

Олег положил трубку.

«Полночь»… Вот уж названьице.

Он присел за стол и запустил компьютерную базу по предприятиям. «Полночь», говоришь?

Олег только успел ввести название и запустить поиск, как зазвонил офисный телефон.

– Алло? – спросил Олег, поднимая трубку.

– С Олегом Анатольевичем я могу поговорить? – осведомился пожилой женский голос.

Он непроизвольно напрягся.

– Я слушаю, – ответил Олег.

– Вас из отдела кадров беспокоят, – сказала женщина. – Хотела уточнить дату вашего рождения, место и образование.

– 1969, Москва, – машинально начал Олег, потом до него дошло. – Из какого такого отдела кадров?

– Как «из какого»? – искренне удивилась женщина. – Из «Полночи».

– Какой «Полночи»? Я в брокерской конторе работаю!

– Так, минуточку, – растерялась женщина, и даже по телефону было слышно, как она лихорадочно зашуршала бумагами. – Вы же Олег Анатольевич Романов?

– Да, – согласился Олег.

– У меня написано: принят на должность декларанта с 20 июня… Ох ты Господи… Сегодня же 17-е…

– Куда это я принят? – изумился Олег. – На должность какого декларанта?

– Извините, Олег Анатольевич, – быстро произнесла женщина. – Извините меня, пожалуйста. Вечно эти, из отдела планирования, напутают… Я вам послезавтра перезвоню… – И она повесила трубку.

Олег вытер выступивший на лбу холодный пот.

У него складывалось неприятное ощущение, что он против своей воли оказался вдруг втянут в водоворот странных событий, так или иначе касавшихся его самого. И оказался он втянут в него почему-то из-за клиента Антона, его машины и его вопросов трудоустройства. Может, меня уже к ним в «Полночь» работать оформили? Хотя нет, усмехнулся Олег. Оформят через три дня. Киллером, подумал он, вспомнив Настю.

Справившись с телефонной книжкой, Олег набрал мобильный номер Антона.

Абонент оказался временно недоступен.

Что же такое должно произойти в моей жизни, чтобы я внезапно бросил свою контору и свое дело? Что может заставить меня пойти работать в таможенный отдел какой-то совершенно неизвестной мне компании? С таким дурацким названием в особенности. «Полночь», ну надо же? Тем более, покосился Олег на монитор, если этой фирмы даже нет в базе данных.

2.

Вестником несчастья оказался Толян.

Он ворвался в офис, когда Олег вместе с Леночкой уже заканчивали пить утренний кофе.

– У нас проблемы, – с порога начал он. – Мне только что звонили ребята с терминала.

– И что? – без эмоций поинтересовался Олег.

Проблемы возникали постоянно, только Толян, появляющийся в офисе раз от разу, был к ним совершенно непривычен. Наверно, поэтому всякое ерундовое происшествие он воспринимал так близко к сердцу, что, казалось, весь мир непременно сейчас развалится и рухнет в тартарары.

– У них проверка, – продолжил Толян. – А наши Женины машины на оформлении.

– И что? – повторил Олег.

– Как «ну и что»? Они их переоформлять будут задним числом.

Это была не более чем обычная, хоть и досадная неприятность. Такие неприятности всегда оговаривались с клиентом отдельно и компенсировались им же.

– Что ж, – пожал Олег плечами, – значит, останемся без премиальных. Как будто такого раньше у нас не случалось. Ты не нервничай, кофейку попей.

– Надо бы Жене позвонить, – растерянно произнес Толян. – Подготовить.

– Подготовим еще. А когда готовы машины-то будут?

– Обещают – завтра. Если сегодня им денег подвезем.

– И большая доплата?

– С каждой – семь.

– Четырнадцать тысяч, – почесал затылок Олег. – А у нас сколько в сейфе, Лен?

Леночка извлекла свой ежедневник и зашуршала страницами. Вердикт прозвучал неубедительно. Толян присвистнул.

– Надо звонить Жене, – подвел черту Олег. – В конце концов, это все-таки его машины, не наши.

Толян бросился к телефону. В периоды возвращения к работе в нем бурлил энтузиазм.

Олег спокойно подлил себе кофе из кофейника.

Лена отложила ежедневник.

– Мы вновь спасаем мир, – сказала она, имея в виду Толяна.

Олег усмехнулся.

– Знаешь, Лен, – произнес он, – о начальниках, как и о мертвецах, либо ничего не говорят, либо – только хорошее. А то можно нарваться на крупные неприятности.

– А я о тебе ничего и не говорю.

– А у тебя не только я начальник.

Леночка противно фыркнула.

– Ува-же-ние, – по слогам произнесла она. – Его не зарабатывают парой телефонных звонков и громким криком.

Олег не успел ответить. Из кабинета, потирая руки, показался явно довольный Толян.

– Договорился, – сообщил он. – Вечером заеду к Жене. Он все готов решить. Как думаешь, на терминале договоримся?

– Конечно, – кивнул Олег. – Не первый раз замужем.

Леночка усмехнулась, поднимаясь.

– Пойду отчеты готовить, – сказала она. – А то вдруг Анатолий Сергеевич захочет с балансом ознакомиться.

Толян проводил ее задумчивым взглядом. Как-то на очередной пьянке в честь Восьмого марта он настойчиво Леночки домогался, но был нещадно осмеян и послан далеко и надолго. После этого у них установились строгие и неприязненные, исключительно деловые отношения.

– Баланс, – задумчиво повторил Толян. – Вообще-то у меня просмотр баланса был на вечер запланирован.

3.

Машины ушли через два часа.

Олег только-только закончил телефонный разговор с Ирой. Жена устроила ему настоящий допрос о событиях дня и потребовала обещания быть осторожным. Он пообещал и еле успел спрятать телефон, как машины – одна за другой – мощно и стремительно разворачиваясь, двинулись к воротам.

Олег смотрел, как машины с урчанием выезжают за складские ворота на, казалось бы, всего час назад недоступную свободу, и испытывал огромное облегчение.

Костя, старший из терминальных брокеров, сосредоточенно курил рядом. Переживания и эмоции его давно уже не посещали. На терминале Костя работал много лет и давно воспринимал свое дело как обычную и сильно надоевшую работу.

Был он полный, упитанный, дородный парень, который мог с упоением слопать в один присест полторта, а потом долго сетовать по поводу очередной сведенной этим тортом на нет диеты.

Первый раз увидев Костю, Олег поразился. Такого остроумного, веселого и жизнерадостного человека он встречал всего раз-два в жизни.

Но сегодня Костя не блистал.

– Когда деньги-то будут? – поинтересовался он без особого интереса.

– Сейчас Толян привезет, – безмятежно ответил Олег, подняв голову к безоблачному небу.

Прекрасный летний вечер со стрекотом цикад, мягкими кругами фонарного света на асфальте и свежестью. Олег любил такие вечера, вспоминая их всю долгую холодную и снежную зиму.

– Домой охота, – признался Костя, щелчком отбрасывая бычок в сторону. – И Дембель достал совсем.

– Что так?

– Да сволочь он редкостная просто. Боксер с наглухо отбитой головой.

Дембелем звали высокого накачанного парня, коллегу Кости по терминальным будням. Самовлюбленный и наглый, он считал себя эталоном настоящего мужчины. Постоянно лез не в свое дело, уверенный, очевидно, что мир крутится вокруг него. Наверное, именно такие мужчины и нравились Марии Захаровне. В Олеге Дембель вызывал плохо скрываемое отвращение, и, стараясь с ним дел не иметь, он никак не мог понять, за что Костя того терпит.

Впрочем, у него появился шанс в этом разобраться.

Опередив закрывающиеся складские ворота, черный «ягуар» Дембеля, шурша резиной, скользнул на территорию.

– О Боже, – простонал Костя, закатывая глаза. – Он же уже уехал. Что ж за день-то такой хреновый?

Олег пожал плечами, внутренне напрягаясь. Дембель, как животное, за версту чувствовал слабину.

«Ягуар», конечно же, остановился рядом с Олеговой «шкодой». Черное тонированное стекло мягко скользнуло вниз, выпуская из салона клубы дыма. Дембель с травкой не расставался никогда.

– Олежек, – подчеркнуто радостно донеслось из машины, – какие люди!

– И тебе здорово, – буркнул Олег.

– Как поживаешь?

– Ничего. А ты?

– Да вот машинку себе замутил новую. Как тебе?

Олег не успел ответить, что уже видел ее раза два.

– У нее подвеска вся болтается и заводится она только с толкача, – произнес Костя сзади. – В нагрузку к паленым документам. И это ты называешь новой машиной?

– А я не тебя спрашивал, – ответил Дембель.

Все-таки странные у них были отношения.

– А чего понтоваться-то? У каких-то алкашей взял за трешку.

– Я на ней по терминалу ездить буду, – оскалился Дембель. – Грузчиков гонять. И Нюрку возить из столовой. Как думаешь, Олежек, покатит?

У Олега зазвонил мобильный. Он поднял телефон.

– Это я, – сказала трубка голосом Толяна.

– Куда пропал-то?

– Да тут с Женей. – Толян помолчал. – Плохо наше дело, парень.

– Что такое? – нахмурился Олег.

– Женя нас кинул.

– Это как?

– А вот так, – ответил Толян и голос его дрогнул. – Просто. Сказал, что его компаньоны решили не доплачивать за груз.

– Не понял.

– А что тут непонятного? Отдал денег как за обычное оформление. Сказал, мол, извините, ребята.

– А ты?!

– А что – я? – резонно поинтересовался Толян.

Однако в голосе его Олег услышал вину. Неужели?…

– Ты сколько ему объявил? – спросил он сдавленным голосом.

Толян помолчал.

– Двадцать, – ответил он после паузы.

– Еще по три с машины?! – обалдел Олег. – Ты в своем уме? Там в лоб получается шестнадцать за обе!

– Да я баланс в офисе посмотрел, – виновато ответил Толян. – Ну и решил деньжат срубить. Думал, прокатит.

Олег опустил руку с телефоном.

Облизал губы.

Больше всего на свете ему хотелось сейчас придушить Толяна собственными руками.

Через минуту он поднял телефон.

– И что теперь? – поинтересовался Олег. – Что делать будем?

Голос его прозвучал почти ровно.

– Надо срочно деньги искать, – вздохнул Толян. – Тебе есть у кого занять?

– Нет. А у тебя?

– Тоже нет. Может, с Костиком договоришься, а? До следующей машины.

– А когда она будет, следующая? – спросил Олег.

– Да, когда?

Олег напрягся, вспоминая. Получалось, что следующий груз через этот терминал должен был пройти через две-три недели, не ранее. Не получится, понял он. Никто, даже Костя, не будет ждать возврата своих денег целых три недели.

– Я попробую, – безнадежно сказал Олег. – А ты ищи, понял?

– Конечно. – И Толян отключился.

– Чего, проблемы? – поинтересовался Дембель через стекло.

Олег молча убрал телефон в карман и повернулся к Косте.

– Нас клиент кинул, – просто сказал он. – Денег отдал, как обычно, без доплат. Подождешь, а? Мы с нового груза рассчитаемся.

Костя молчал, почесывая щетину на подбородке.

– Это когда? – вновь подал голос Дембель.

– Слушай, – в ярости обернулся к нему Олег, – я чего, с тобой разговариваю, что ли? Что ты лезешь вечно, а?

– Это его канал, – грустно сказал сзади Костя. – И денег ты ему должен, не мне.

У Олега потемнело в глазах.

Дембель не спеша открыл водительскую дверь и, с наслаждением потянувшись, обошел машину. Глаза Олега оказались где-то на уровне его подбородка.

– Значит, лезу? – переспросил Дембель с плохо скрываемым торжеством. – В глаза смотри!

Олег поднял голову.

И сейчас же сокрушительный удар в лицо опрокинул его на пыльную землю. Дембель стоял над ним, потирая кулак, как Останкинская телебашня, а в голове у Олега медленно плыли и он, и его машина, и пыльный, навсегда пропахший соляркой таможенный склад.

Что-то побежало по лицу и закапало на рубашку.

Пальцы были перемазаны в алой теплой крови.

Кровь… кровь на моих руках.

– Значит, так, – произнес Дембель. – Сегодня я добрый. Но завтра мне нужны мои деньги. Днем. Усвоил?

– Мы не успеем собрать так быстро, – пробормотал Олег. Говорить было трудно. Разбитые губы очень быстро опухали.

Дембель нагнулся, и внезапно Олег разглядел на его лице маленькие точки веснушек, прямо возле широкого носа.

Он еле сдержал неизвестно откуда взявшийся смешок.

– Завтра днем, – повторил Дембель. – И другана своего тащи. Не наберете денег, будете машинами отдавать. Ты – «шкодой» своей, а он… Что там у него за машина? – посмотрел он на Костю.

– «Чероки» старенький, – произнес Костя в полном ступоре.

– Вот его и отдаст, – кивнул Дембель. – Завтра с пацанами и оценим. Буду Нюрку на его машине по терминалу возить.

4.

Олег сидел в офисе с мокрым полотенцем на носу.

Разве кто-нибудь с утра мог хотя бы предположить, что день закончится разбитым носом и опухшим лицом?

Только Настя, внезапно вспомнил Олег. Кровь на моих руках, надо же. Ошибочка вышла, госпожа гадалка. Или вы имели в виду кровь на моей физиономии?

Вокруг него суетилась Леночка, а Толяна не было. Наверное, как искренне надеялся Олег, он рыскал по Москве в поисках денег на своем стареньком «чероки», уже приготовленном для катания Нюрки.

Сам Олег перебрал уже все варианты.

У одного клиента строился дом, другой уехал отдыхать, а у третьего просто не было лишних денег.

С отчаяния Олег чуть не набрал телефон Жени, но, вспомнив сегодняшний Толянов демарш, повесил трубку.

Он прекрасно представлял себе завтрашний день.

Соберутся дружки Дембеля, такие же отморозки, падкие до легких денег. Будут лазить вокруг машины, правдами и неправдами сбивая стоимость. В том, что Олегову новую «шкоду» возьмут за полцены, если не за треть, сомнений не оставалось. Ну, конечно, машина Толяна, еще чуть-чуть. Но все равно, как был уверен Олег, они останутся должны терминальной братве добрую половину суммы.

Ни о какой честности или гуманизме речи не велось. Дембель и компания просто не были знакомы с этими понятиями.

Через полчаса тягостных раздумий у Олега зазвонил телефон.

– Ну, как ты? – поинтересовался Толян.

– Раны зализываю, – ответил Олег. – Как успехи?

– Никто в долг не дает, – грустно сообщил Толян. – А Угрюмого нет в Москве.

Угрюмый у них выполнял обязанности «крыши». Брал денег немного, но всегда точно в срок.

– А остальные?

– Они вообще все снялись. Укатили куда-то в Астрахань. Наверное, арбузы есть.

– Мило, – констатировал Олег. – За что же мы ему платим?

– На всякий случай.

– Так вот он и настал, этот случай! – не вытерпел Олег. – Мне уже всю морду расквасили! А завтра наши с тобой машины пустят с молотка.

Толян помолчал.

– Совершенно не представляю, что делать, – наконец признался он. – А ты новому клиенту не звонил?

– Какому? – не понял вначале Олег. – А, Антону, что ли?

– Ну да.

– Мы с ним только работать начали, а уже просим взаймы. Как ты это себе представляешь?

– Как, как… Вот так. Позвонить и попросить. Сколько мы с его машины получаем?

– Триста.

– Н-да… – протянул Толян. – Хорошие дела.

– Ладно, – сказал Олег. – Давай в офис подтягивайся. А я позвоню.

– Я не смогу сейчас в офис.

– Почему?

– Ну, Таня тут…

Таня, девушка Толяна, капризная и ревнивая, ни Олегу, ни Ирине совершенно не нравилась. А вот Толян от нее балдел.

– Ясно, – сказал Олег. – Тогда давай до завтра.

Он положил трубку и сделал глоток кофе.

Голова раскалывалась.

Дембелю не таможней надо заниматься… А на ринге спарринг-партнеров дубасить. Хороший у него удар. Поставленный.

На пороге кабинета возникла Лена с очередным мокрым полотенцем. Холодная вода неторопливо капала на ковролин.

– Погоди, Лен, – остановил ее жестом Олег и поднял трубку телефона. – Мне тут поговорить надо.

– Вам все равно денег никто не даст, – сказала она.

– Это почему? – поднял бровь Олег.

– Лето, – произнесла Лена по слогам. – Отпуска. Но я уже маме позвонила. Тысяч пять обещала дать.

Олег минуту переваривал.

– Ты что?! – взорвался он наконец. – Кто тебя просил?

– Никто.

– Так иди домой! Рабочий день закончен!

– Я помочь хотела, – обиженно сказала Лена, надувая губки. – А ты сразу – орать.

– А я и буду орать, – ответил Олег, потихоньку успокаиваясь. – Ты в своем уме? Мне еще только не хватало у подчиненных деньги занимать. Выкрутимся, не впервой.

– Знаю я, как вы выкрутитесь, – ответила Лена. – Толян завтра смоется, а ты без машины останешься, да еще и в Склиф попадешь.

Такой вариант совсем не исключается…

– Зачем ты так про Толяна-то? – сказал он.

– А так уже было.

– Когда? – нахмурился Олег.

– С Коневым, полтора года назад, – напомнила Лена.

И Олег сейчас же вспомнил.

В общем, тогда ситуация сложилась похожая. Такая же доплата, такие же проблемы. Отличалась она лишь в три раза меньшей суммой да непострадавшим лицом.

Толян тогда сказался больным, и расхлебывать ситуацию Олегу пришлось одному: долго, мучительно, стыдно. В счет долга Коневу он отдал только что купленный гараж и новый компьютер. Мир был восстановлен, а Конев даже остаток денег вернул с продажи.

Позднее Толян, конечно же, половину суммы Олегу возвратил. Через несколько месяцев неприятных и долгих подсчетов.

Не в этот раз… Все, что угодно, но только не предательство. Плохо ты Толяна знаешь, дорогая Лена.

– Ты не права, Лен, – сказал Олег. – Он тогда действительно болел. А завтра у тебя будет возможность в нем убедиться.

И сейчас же зазвонил телефон. Олег поднял трубку.

– Алло? – безнадежно спросил он.

– Это Антон Тополев беспокоит, – сказали на том конце. – Хочу насчет завтра уточнить.

И тут Олега осенило.

Он чуть не подпрыгнул с телефоном в руках.

Все мгновенно склеилось у него в разбитой голове.

Получится? Получится ли?

– Насчет завтра? – переспросил Олег. Мысли его метались. – А что насчет завтра? Все как договаривались.

– Значит, в десять?

– Минуточку, – решительно произнес Олег. – Помнишь, мы с тобой вопрос о трудоустройстве обсуждали?

– Конечно, – после легкой паузы ответил Тополев.

– Так вот, мы готовы к вам пойти всей командой. На оклад, но с возможностью оформления своих старых клиентов.

Лена, как краем глаза заметил Олег, при этих словах замерла рядом, со все еще капающим полотенцем в руке.

– Неожиданно, – признался совершенно не удивленный Антон. – Вроде бы вчера вы на это были совсем не настроены.

– У нас изменились обстоятельства.

– Попали, что ли? – прямо спросил Тополев.

Олег потер нервно подрагивающую бровь.

– Четырнадцать тысяч, – после паузы ответил он.

– Ого, – присвистнул Антон. – А не дороговато будет?

– С рассрочкой на год. Все вернем, обещаю.

Тополев помолчал.

– Ладно, – произнес он после паузы. – Завтра в десять я привезу деньги.

Олег ощутил себя спасенным.

– И еще одно, – торопливо добавил он. – Пару-тройку ребят крепких дашь? Мне их отвезти надо будет.

– Конечно, дам, – ответил Тополев. – Могу и сам с тобой прокатиться. Ну, завтра решим. Давай, до связи.

Олег положил трубку.

А ведь Тополев знал… Меня же уже в «Полночи» декларантом оформлять собрались. Но откуда он мог знать, черт возьми? Может, предсказательница Настя подрабатывает в «Полночи»?

– Вот что, Лен, – сказал Олег. – Слышала? Отставить твою маму. Я только что продал нас в рабство.

Расплата

1.

Утром он был на работе в девять часов.

Нервничал, пил кофе и ходил кругами, не находя себе места.

Ночью дома был грандиозный скандал.

Началось все с Насти.

За несколько минут до появления Олега на пороге у Ирины состоялся с ней длительный и обстоятельный телефонный разговор. Поэтому Олег застал ее уже пакующей чемоданы. Его разбитое лицо и распухший нос пришлись очень кстати. Увидев мужа, Ирина разрыдалась, и только сквозь ее всхлипывания, вздрагивания и слезы Олег сумел по крохам воссоздать целостную картину беседы.

Настя увидела сегодня кровь на его руках совершенно отчетливо. «Если твой еще не убил никого, то собирайте вещи и уезжайте из города, – посоветовала Настя. – Может быть, все обойдется. Может быть, тебе не придется носить твоему неудачнику передачи в «Матросскую тишину». Если не успеешь, то пеняй на себя. Он тебя точно под эшафот подведет, говорила тебе еще на свадьбе, дуре».

Лицо Олега с каждым новым куском мозаики становилось все злее.

– Черт, да кем, Ир, твоя Настя себя возомнила? Господом Богом, что ли? Ну подумаешь, кровь она на руках увидела. Верно все. Была кровь, и не только на руках, поверь, когда мне морду на терминале били. Да кто она такая, Ир, в самом деле? Не послать ли ее вместе с предсказаниями далеко и надолго?!

Тут же из другой комнаты вмешалась теща. В ярких и сочных выражениях она предложила Олегу оставить Настеньку, бедную деточку, живущую с развратником, алкоголиком и тунеядцем, в покое. Успокоившаяся было и поверившая в ошибку непогрешимой предсказательницы, Ирина встала на сторону Олега. Мама и дочь кричали друг на друга почти час, пока Олег сидел в ванной, отмачивая под ледяной водой опухающее лицо.

Потом за него взялась супруга, одержавшая победу в словесной баталии. Она напомнила теще какую-то историю десятилетней давности, в которой та недвусмысленно выставила себя полной дурой. Оказывается, с удивлением узнал Олег, и такое случалось.

Так что вторую половину ночи его доставала расспросами и заботой любимая жена под аккомпанемент телевизора, включенного в комнате тещи на полную громкость. Мучимую бессонницей Марию Захаровну обычно интересовала эротика, и Олег маялся до утра под вздохи постоянно совокупляющихся телевизионных любовников.

Ранним утром Олег прокрался в комнату к похрапывающей теще и с наслаждением выключил говорящий ящик.

Впрочем, наслаждаться тишиной ему оставалось всего два часа.

Бодро позавтракав, Олег выехал.

Ни утренние пробки, ни водитель помятой «Нивы», два раза подрезавший его машину, не сумели вывести его из состояния сосредоточенности. Припарковавшись, Олег поспешил к себе.

Леночка появилась в девять тридцать. Очевидно, ей тоже не спалось. Налив себе кружку кофе и поздоровавшись из приемной, она унеслась в туалет замазывать косметикой черные круги под глазами.

Впрочем, Олег тоже сегодня пользовался косметикой.

Обнаружив утром в зеркале свой распухший нос и синяки под глазами, он немедленно нашел Иркин тональный крем. Опыта у него было мало, но получившимся в результате лицом Олег оказался вполне доволен. Тем не менее незнакомый молодой парень, сидевший в будке охраны внизу, как-то очень подозрительно от него шарахнулся, отдавая ключи.

Антон Тополев позвонил, когда Лена еще не вернулась из туалета.

– Я еду, – коротко сказал он. – Как настроение?

– Приподнятое, – ответил Олег. – А люди?

– Ну, двоих-то, я думаю, хватит?

Олег вспомнил суровых коллег Дембеля.

– Это вряд ли, – усомнился он. – Их там человек пять-шесть.

– А у меня каждый десяти стоит, – сказал Антон и отключился.

Дембель, собственной персоной, позвонил минут через пять.

– Ну чего? – вместо приветствия осведомился он. – Когда будут мои машины?

– Твои деньги, – поправил его Олег.

– А я уже на машины настроился, – хмыкнул Дембель. – Неужели нашли?

– Ищем, – ответил Олег. – Я тебе перезвоню.

– До двенадцати жду, – сказал Дембель. – Либо деньги, либо машины. А потом ко всему в придачу мне будут нужны и ваши головы. Понял?

– Ты бы не хамил лучше, – ответил Олег. – Не один ты такой крутой.

– А что, ты тоже?

– Я тоже.

Дембель хохотнул.

– Нос-то не болит? – поинтересовался он.

– Не болит.

– После двенадцати, Олежек, он у тебя может пройти навсегда. Запомни это. И поторапливайся.

Олег швырнул трубку.

Ну, ладно, сволочь… Посмотрим, что и как у нас сегодня случится.

Его размышления прервала Лена. Появившись на пороге кабинета, она в ужасе отпрыгнула и, ойкнув, прижалась к стене.

– Ты чего? – посмотрел на нее Олег.

– Ты себя в зеркале видел? – спросила она.

– Видел.

– Так сходи еще разок посмотри.

2.

Толян, несмотря на все прогнозы секретарши Леночки, приехал к десяти, практически сразу за сосредоточенным Антоном. Он появился на пороге кабинета, когда Олег с Тополевым уже закончили пересчитывать привезенные деньги. Олег – грустно вспоминая Ленины предсказания, а Антон – очевидно, думая о предстоящей встрече на терминале.

– Я пригнал машину, – сообщил с порога Толян. – С половины шестого менял новую резину на старую, вытаскивал магнитолу, чейнджер и усилитель. Колонки мои этим гадам тоже не достанутся.

Олега затопило чувство горячей любви к этому парню, к настоящему другу, который мог задвинуть работу, мог исчезнуть на пару недель, но только не предать в трудный момент. Острый стыд за себя Олег почувствовал тоже.

– Это Антон, познакомься, – сказал Олег. – Он и его ребята поедут с нами.

Они пожали друг другу руки.

– Наслышан, – вежливо сказал Толян.

– Я тоже, – кивнул Тополев и быстрым глотком допил кофе. – Что же, все в сборе, поехали?

Олег поднялся.

– Лена, – сказал он. – Ты, как обычно, за старшую.

Уже на улице Толян поймал Олега за локоть.

– Слушай, – спросил он, – что вообще происходит, а?

– Разбираться едем, – пожал плечами Олег.

Толян посмотрел на огромный черный джип, в который усаживался Тополев.

– А он тут зачем?

– Чтобы нам с тобой ничего не повредили.

– Ох ты Господи! – виновато произнес Толян. – Совсем забыл. Тебе же вчера… Ого, как нос распух. Сними очки-то, дай посмотреть.

Олег приподнял зеркальные темные очки.

– Мама родная! – искренне ужаснулся Толян.

– Это меня еще Леночка замазала, – сообщил Олег. – А с утра я себя даже в зеркале не узнал.

– Н-да… – протянул Толян. – Говорила мне мама: иди, сынок, в бокс. А твой Антон, он не один, что ли?

– Там еще двое, в машине.

– Хм… Тоже боксеры, что ль?

Олег пожал плечами.

– Сказал: десятерых стоит каждый. Но ты не напрягайся. Антон уже не только мой. Он и твой тоже, Толик.

Толян поднял голову.

– Это как? – недоуменно спросил он.

– А я вчера нас всех на работу к нему устроил.

Толян помотал головой.

– А это-то зачем? У нас своя крыша есть.

– При чем тут крыша? – удивился Олег. – Он деньги привез.

– Всю сумму?! – открыл рот Толян.

– Ага, – кивнул Олег. – С рассрочкой в год.

– Так, – сказал Толян, и на его лице отразилась огромная умственная работа.

Олег ждал.

– Ага, – произнес наконец Толян, и в голосе его зазвучало сильное огорчение. – Что же ты мне не позвонил с утра? Мне же теперь опять все, что поснимал, в свою машину устанавливать!

3.

По субботам терминал не работал, и стоянка, обычно запруженная легковушками клиентов до отказа, пустовала.

Следом за джипом Тополева Олег свернул к ее дальнему концу. Громыхавший на кочках «чероки» Толяна висел у него на хвосте, как приклеенный.

Олег заглушил машину и огляделся.

Их ждали у самых ворот терминала.

Не одна машина, не две.

Четыре.

Экипаж – крепкие, коротко стриженные парни в спортивных костюмах, с лицами, совершенно не обезображенными интеллектом, кучковались возле «ягуара» Дембеля. Оттуда доносились музыка и бодрый хорошо поставленный матерок.

При их появлении голоса смолкли. Дембель выключил музыку и выбрался из машины, захлопнув дверь ногой. Очевидно, в его понимании так и должен был делать крутой пацан, серьезно настроенный на выколачивание долгов.

Джип Тополева распахнул дверцы. Оттуда вылезли два огромных существа, очертаниями смутно напоминавшие человека. Лица казались одинаковыми, бульдожьими. Строгие деловые костюмы сидели на них в обтяжку. Под поблескивающей тканью бугрились мышцы.

Антон Тополев, появившийся вслед за ними, казался случайно забредшим на неработающий терминал подростком.

У одного из спутников Антона под мышкой что-то топорщилось.

Олегу стало страшно.

Воображение нарисовало ему сочный кадр из криминальной хроники с его молодым, раскинувшимся на нагретом асфальте телом.

Толян открыл пассажирскую дверцу.

– Ну ты чего? – задорно спросил он. – Уснул, что ли?

Олег на негнущихся ногах вылез из машины. Нажал кнопку квакнувшей сигнализации.

Его била мелкая противная дрожь.

– Не волнуйся, – оглядев Олега с ног до головы, произнес Тополев. – Я сам все говорить буду. Только кивайте и соглашайтесь. Понятно? Ну, пошли.

Когда до неминуемого сближения осталось несколько метров, Дембель шагнул вперед, им навстречу, а толпа «спортивных костюмов» рассредоточилась полукругом. Было их навскидку человек двенадцать, одинаковых, крепких, инкубаторских. Что же у них в карманах? – подумал Олег. Пистолеты? Ножи? Что?

– Олега и Толика я знаю, – напряженно и громко спросил Дембель. На него тоже произвели впечатление габариты Антоновых спутников. – А вот вы кто?

– Мы вместе работаем, – ответил Антон, останавливаясь. – Дать тебе визитку?

Напряжение повисло в воздухе.

– Вы в курсе случившейся проблемы?

– Разве это проблема? – пожал плечами Тополев. – Проблема в другом. Мне непонятно, почему ты тут руки распускаешь. Или у тебя девять жизней, как у кошки?

Олег стоял сзади него и ничего не слышал. У него внезапно полностью пропал слух. Он видел сочную летнюю зелень, чистый, еще мокрый асфальт и до боли знакомые ворота терминала. Толпа впереди превратилась в сплошное серое размытое пятно, непонятно как в эту красоту попавшее. Олег поднял голову. Голубое небо без единого облака казалось бездонным, а ослепительно сверкавшее солнце приятно ласкало кожу.

Он отрешенно представил себе, как падает в высокую траву, раскидывая руки и, запрокинув голову, смотрит, уплывает в неуловимую небесную высь, туда, вверх, к Солнцу. Все выше и выше, все…

Кто-то очень больно пихнул его в бок.

Олег очнулся.

Вначале Олег не увидел Дембеля. Тот почему-то оказался лежащим на асфальте. Он мучительно перебирал ногами и зажимал руками лицо. Сквозь его крепкие пальцы быстрыми струйками сочилась кровь.

Два монстра, приехавшие с Антоном, стояли по сторонам с блестевшими в вытянутых руках пистолетами, а сам Тополев быстро и ловко отсчитывал деньги из толстой пачки.

В бок Олега, оказывается, пихал Толян.

У Олега снова включился слух. И он чуть не оглох.

Громко стонал Дембель, кто-то почти кричал там, среди серой стены, вслух считал Тополев, а где-то совсем на заднем фоне тоскливо завывала сработавшая автомобильная сигнализация.

– Ты видал? – бубнил нервно Толян рядом. – Это же надо! Как щенка его, мордой об стол. И эти, со стволами, тоже. Как танки, как мамонты. Ты видел, как этот Дембелю засадил? Ничего себе ребятушки. Да они не то что каждый десятерых, они, наверное, и двадцать человек в раз положат! А ты…

– Погоди, – остановил его рукой Олег и сейчас же увидел вороненые дула пистолетов, глядящие на него из серой толпы.

Пистолеты у них, пистолеты у нас… Всё и все готовы к драке… Кровь на руках… моих.

Проклятая Настя… Предсказательница поганая. Ты хочешь крови? Ты хочешь, чтобы я оказался повинен в смерти этих людей? Не дождешься, нет. Никакой крови в такой прекрасный день! Ничего этого не будет!

– Хватит! – закричал Олег изо всех сил, срывая с лица очки. – Это между мной и Дембелем! Успокойтесь! Все успокойтесь!

Сделав несколько шагов вперед, он присел над Дембелем.

Тот страдал.

Его белая рубашка пропиталась кровью. Слипшаяся короткая стрижка топорщилась ежиком, а лоб был раскрашен широкими красными мазками.

Олег вспомнил его имя и маленькие веснушки на носу.

– Сергей, – позвал он. – Слышь, Серега?

Поймал его руку.

– Посмотри на меня, – сказал Олег.

Дембель отнял руки от залитого кровью лица. Судя по всему, нос его был безнадежно сломан.

– Чего тебе? – прохрипел Дембель.

Несколько мгновений они смотрели друг на друга: Олег – спокойно и отрешенно, а Дембель – нервно и загнанно. В его обесцвеченных зрачках было что-то еще, кроме боли. Страх. Животный липкий страх. Ему, крепкому молодому парню, тоже не хотелось оказаться отличным летним днем в криминальной хронике.

– В расчете? – спросил Олег.

– В расчете, – выдавил Дембель после паузы.

– Громче скажи! – потребовал Олег.

– Эй, все! – рявкнул Дембель, собрав остаток сил. – Мы рассчитались! Тема закрыта!

– В расчете, – пробормотал Олег и поднялся.

Конец.

Только я могу строить свою жизнь и отвечать за совершенные поступки.

С кровью на руках и предсказаниями покончено.

И здесь, и в вольной брокерской жизни.

Часть вторая

Декларант

Авария

1.

На утренней дороге было непривычно свободно.

Олег шел в среднем ряду, насвистывая себе под нос мелодию, лившуюся из колонок, – «Оркестр электрического света» исполнял нетленный «Билет на Луну». Солнце играло в зеркалах заднего вида и слепило глаза даже сквозь темные очки. Встречный ветер врывался через открытое окно в салон. Ничто не предвещало беды.

Первый неприятный укол страха Олег испытал, когда увидел выворачивающии справа на дорогу автобус. Ничего особенного: грязный, замызганный фургон неясной марки, собранный на каком-нибудь давно заброшенном конвейере. Собственно, его испугал не автобус, а рекламная надпись на нем сбоку.

Такого Олег никогда раньше не видел.

«Ритуальные услуги. Копаем быстро и качественно», – красовалась на автобусе реклама, а под ней крупно был выведен телефонный номер.

Цифры показались Олегу знакомыми. Где-то он видел этот номер, причем совсем недавно. 666-06-66. Ну надо же, сообразил он. Число антихриста, аж два раза!

Совсем обнаглели… И телефонный номер, и слоган рекламный. Надо же такое придумать!

Олег добавил газу, обгоняя автобус.

Мельком глянул в кабину водителя.

Там сидел пожилой дядька в кепке.

Вот черти! Любопытный способ привлечения новых клиентов.

Олег вернулся взглядом к дороге, и все посторонние мысли моментально вылетели у него из головы. Серая от дорожной пыли огромная корма «КамАЗа» стремительно вырастала впереди.

Олег затормозил всего в нескольких сантиметрах от массивного фаркопа и, переведя дух, поднял голову. На висящем сверху светофоре горел красный.

Что-то не так… Автобус, «КамАЗ»… Где-то что-то совсем не так. Штучки любимой двоюродной сестры?

Вчера Олег, посидев немного с женой за бутылочкой крепленого винца, набрал телефон Насти. Разговор с двоюродной сестрой жены получился коротким, но интересным.

– Что, – ехидно спросил Олег, когда она подняла трубку, – не исполнились твои предсказания? Не вышло сделать из меня киллера?

– А я не пыталась, – ответила Настя.

И тут Олег совершил ошибку. Он растоптал основное семейное табу: Настя – святое.

– Дешевка с магическим уклоном, – усмехнулся Олег. – А понтов-то развела. Чего молчишь?

– Жду извинений, – сухо сказала Настя.

– Я тоже, – заметил Олег.

– Мальчик, – фыркнула Настя. – Еще один не санкционированный мною митинг, и я тебя сотру в порошок. Тебе не поможет никто: ни Ира, ни Бог, ни дьявол. Доступно?

– Более-менее, – ответило Олегово упрямство.

– Не поняла? – искренне удивилась Настя.

– И не поймешь, – ответил Олег и повесил трубку.

– Не может быть, – сказала вернувшаяся с кухни Ирина, узнав о разговоре. – Настя не могла тебе угрожать.

Олег пожал плечами.

Утром Ира вложила ему в руку что-то маленькое и круглое на длинной веревке.

– Оберег, – пояснила она. – На всякий случай.

– Настя же не может мне угрожать?

Ирина замялась.

Олег рассмеялся и вышел.

– Она же моя сестра! – прокричала Ира ему вслед.

Мигнув, светофор переключился.

С его зеленым светом Олегу пришло облегчение. Магия, подумал он. Да пошла эта магия! Напридумывал сам себе. Подумаешь, автобус. Что я, автобусов ритуальных, что ли, не видел?

Корма «КамАЗа», окутавшись сизыми клубами дыма, дернулась вперед. Олег тронулся следом.

Слева от него мелькали проносящиеся друг за другом иномарки. Там был скоростной ряд, и влезть туда не получилось бы быстро. Спереди натужно пыхтел «КамАЗ», а справа неторопливо трясся ритуальный автобус.

Олег быстро глянул в зеркало заднего вида. Ближайшие машины оказались на приличном расстоянии.

И тут он сам сделал шаг в ловушку, в которую его старательно загоняли.

Нажав на тормоз, Олег крутанул руль вправо, обходя автобус и прижимаясь к обочине. Там всегда, как он знал, было место и последняя полоса.

Его машина обошла автобус справа. Дорога впереди была пустой. Олег вдавил газ до упора, попутно вспомнив про запрещенный правилами обгон справа.

Но внезапно все изменилось.

Когда он поравнялся с серединой автобуса, целая полоса шоссе вдруг, словно в страшном сне, стала сужаться. Бетонные отбойники на ее краю начали быстро сползать на Олегову «шкоду». Он ударил по педали тормоза. Машина пошла юзом, ее зад швырнуло влево, прямо, казалось, на автобус с развеселой рекламой, потом вправо, на стремительно сползающие отбойники. Время замедлило свой бег. Словно в кошмаре, он видел трясущийся борт автобуса и бетонные надолбы с другой стороны. Блестевшая под солнцем дорога становилась все более узкой. А скорость никак не желала падать.

Его правая нога соскочила с тормоза и впилась в педаль газа. «Шкода» рванулась вперед. Дорога впереди становилась все уже и уже. Уже, уже… Автобусный борт слева заполнил собою все окно, и зеркало заднего вида, оторвавшись, пролетело мимо. Раздался скрежет металла, и взвился сноп искр. Хлоп! Оторвалось правое зеркало, а за окном в страшной близости замелькали отбойники. Металлический скрежет, перешедший в визг, внезапно стал стереозвуком и расплылся по салону, буравя мозг. Быстрее! Визг сдираемого металла и снопы искр по бортам. Его машина прорывалась между неумолимо сдвигающимися стенами. Олег, как зачарованный, отсчитывал мгновения до их столкновения. С прощальным воем и грохотом оторванного у автобуса бампера «шкода» Олега наконец вырвалась на свободу.

Через несколько сотен метров он отпустил педаль газа. Его трясло. Затормозив, Олег прижался к пустынной остановке справа. Снял трясущиеся руки с руля. Посмотрел в зеркало заднего вида.

Дорога и только что сужавшаяся полоса были на месте. Никуда не девшиеся отбойники все так же, обычно, высились на краю.

Слева с рычанием пронесся давешний похоронный автобус, громыхая волочащимся по асфальту бампером, с широкой блестящей полосой металла сбоку.

Олег посмотрел ему вслед и первый раз в жизни пожалел о том, что давным-давно бросил курить.

Не может быть. Мне не могло все это пригрезиться.

Но дорога, отбойники…

Олег рывком приоткрыл изуродованную дверь, и его стошнило. Еще, и еще. Утерев рукой рот, он бессильно откинулся в кресле, ожидая, когда отвратительная нервная дрожь наконец покинет тело, потом, внимательно посмотрев в зеркала, с трудом до конца открыл жалобно заскрипевшую дверцу.

Олег вылез, с изумлением разглядывая широкую полосу блестящего содранного металла, в окалине и темных подгоревших разводах. Она протянулась по всему борту, зацепив и сплющив дверцы. Такое Олег видел в школе, на уроках труда, когда весь его класс, по странной прихоти учителя, обрабатывал толстые стальные трубы крупными напильниками.

Олег обошел машину с другой стороны и невольно присвистнул.

Правого борта вообще практически не было. Металл оказался выровненным и плоским, словно машину пропустили через гидравлический пресс.

Я вменяем… Все это действительно происходило. Можно, конечно, вернуться назад и наверняка обнаружить свою зеленую краску на разгулявшихся сегодня отбойниках. Неужели Настя? Магия? Черт, почему же я не взял оберег?

Он достал мобильный телефон.

Набрал врезавшийся в память номер с борта ритуальной рекламы.

Вы быстро копаете, сволочи… Ну-ну.

На третьем гудке на другом конце подняли трубку.

– Алло? – спросил телефон голосом Насти.

– Привет, – нисколько не удивившись, поздоровался Олег.

Она замолчала, осталось только ее дыхание.

– Ну, что, в магию поверил? – спросила Настя. – Живой хоть?

– Ты же меня чуть не убила!

– Значит, поверил?

– Поверил, – буркнул Олег. – Может, хватит, а?

– Я жду извинений!

Олег посмотрел на свою изуродованную машину, и его затрясло от злости.

– Не дождешься, – сказал он и повесил трубку.

2.

До офиса Олег добирался долго и осторожно.

Переход на работу в «Полночь» на них пока никак не отразился. В выделенных таможенному отделу помещениях главного здания компании шел полным ходом нескончаемый ремонт, поэтому сроки переезда постоянно переносились и сдвигались. Тополев злился и нетерпеливо подгонял строителей, а Олег и компания так и сидели, ожидая обещанных перемен, в старом офисе.

В самом центральном пятиэтажном здании «Полночи» Олег был всего один раз, да и то дальше отдела кадров его не пустили. Строгая женщина в очках, сильно смахивающая на учительницу литературы у Олега в школе, долго и подробно выясняла его незамысловатую биографию.

– А зачем, собственно, такие нюансы? – поинтересовался Олег. – Вы меня словно в разведку принимаете.

Учительница литературы задумчиво подняла на него взгляд.

– А вдруг придется? – спросила она. – Откуда мне знать?

– Я вообще-то по таможне, – напомнил Олег.

Она подняла бровь.

– А у нас многие тут профиль меняют.

Толяна и Леночку заставили заполнять двадцатистраничную анкету, а компьютерного гения Ваську – целый буклет с тестами, совершенно недоступными простым смертным. Так что Олег отделался малой кровью.

Он припарковал машину и выбрался, озираясь. Его до сих пор потряхивало.

Поднявшись к себе – пешком, по лестнице, – он первым делом уединился в туалете, где долго и с удовольствием умывался. Вытершись махровым полотенцем, Олег понял, что почти пришел в себя.

Он сел, все еще вытираясь, напротив телефона. Тупо на него уставился.

Мысли его были там, на неторопливо смыкающемся шоссе. Сознание вновь и вновь прокручивало кошмар.

Хватит, приказал ему Олег.

Извинений хочешь? Да ради Бога, только бы снова такое не пережить!

Он вновь набрал номер с шестерками.

Там никто не отвечал.

Занята, сволочь… Наверное, очередную пакость готовит. Он набрал ее домашний.

На другом конце после серии гудков ответил заспанный Михаил.

– Алло? – прохрипел он в трубку.

– Здорово, – сказал Олег. – Как поживаешь?

Возникшая пауза показалась очень красноречивой.

– Это ты, что ли, Олег? – отчасти испуганно спросил Михаил.

– Я.

– Ну, ты вчера выступил! – внезапно Миша перешел на шепот. – Настя бесилась полночи. Чего звонишь-то?

– Супруга дома?

– Не-а, – снова шепотом ответил Михаил. – Чуть свет унеслась куда-то. Злющая была, как собака. А ты чего, извиниться за вчерашнее хотел?

– Да так… – неопределенно сказал Олег. – А ты что, если ее дома нет, шепотом разговариваешь?

Михаил помолчал.

– Да знаешь, – нерешительно произнес он после паузы. – Всякое может быть…

– Это ты о чем?

– А о том. Если живешь с ведьмой, будь готов стать партизаном.

– Ты что, тоже ее ведьмой считаешь?

– Нет, ангелом, – неестественно хохотнул Михаил, но тут же смолк. – А кем же еще? Она вчера на кухне весь вечер какую-то вонючую дрянь палила и фотки твои кромсала ножницами. Я сунулся было, так Настя меня таким матом обложила, что до сих пор прийти в себя не могу. Любой портовый грузчик отдыхает.

– Фотографии? – невольно напрягся Олег.

– Ну да. Ваши свадебные. Я как увидел, быстренько по другим альбомам пошерстил, все остальное попрятал. Ну, знаешь, во избежание…

– Спасибо, Мих, – с благодарностью произнес Олег. – Это ты здорово сообразил.

– А то… Имеется кое-какой опыт. Эх, Олег, – со вздохом сказал Михаил, – зря ты с этой стервой связался. Она же никогда не забывает ничего. Секретарша к нам в контору тут как-то новая пришла, ну, понимаешь, мне очень понравилась. Так Настя, уж не знаю как, тут же все проведав, такое с ней сотворила, старик, не поверишь. Жуть и кошмар просто! Девка, прям в офисе, вся кровавыми волдырями пошла, какое уж тут половое влечение!

– А ты уверен, что это Настя?

– Конечно, старик. Она тоже вечерком над офисной фотографией с этой секретаршей посидела. Тоже с ножницами и вонючей гадостью своей. А послезавтра – пожалуйста, результат на лице. Такая вот она у меня зараза!

Олегу стало страшно.

– Ну, ладно, Мих, – сказал он после паузы. – Держи меня в курсе, если что.

– Ясен пень, – ответил Миша. – Если получится, конечно. Ей-то передать, что ты звонил, как появится?

Олег подумал.

– Говори, – решился он. – Скажи, звонил с извинениями.

– А вот это правильно, – одобрил Михаил. – Только тебе еще волдырей на морде не хватало. Ну, давай. Посплю еще малость. Выходной у меня сегодня.

– Давай.

Олег положил трубку.

Волдыри, подумал он. А аварию на шоссе с летальным исходом не хочешь? Вот ведь вляпался!

Он, снова подняв трубку, набрал домашний номер.

К телефону подошла Ира.

– Это я, – без предисловий сказал Олег. – У меня проблемы.

– Случилось что-то?

– Настя твоя мне чуть аварию не устроила.

– Хватит, Олег! – разозлилась Ира. – Чем тебе Настя не угодила? Ну, стервозная она, что же делать?

– Опять не веришь?! – в свою очередь рассвирепел Олег. – Машина наша – в лепешку! Я сам чуть на тот свет не отправился! И, кстати, только что с Мишкой разговаривал. Говорит, Настя полночи наши фотографии резала и каким-то кадилом дымила.

– Кадилом? – рассмеялась Ира. – А запах какой был?

– Издеваешься? – возмутился Олег. – Я-то откуда знаю? Мишка сказал – воняло страшно.

– Прекрати, слышишь! – взорвалась Ирина. – Настя то, Настя се! Если ты водить не умеешь, что, тоже Настя виновата?

– Это правда, Ир.

– Правда… Ладно, сейчас я с Настей поговорю.

– Ага, – безнадежно отозвался Олег. – Поговори.

– Сам-то в офисе будешь?

– Нет, – ответил Олег. – На терминале. Машина Тополева пришла.

Сок для Антона

1.

Первая машина – всегда проблемы.

Первый блин – он всегда комом. Поэтому основная проблема – сделать сей ком не просто маленьким, а просто мизерным, неразличимым.

С первой поставкой для «Полночи» проблем не было вообще.

Водитель оказался на удивление грамотным и сносно понимающим по-русски, он сам сдал документы диспетчеру, сам получил пропуск и сам заехал на склад. Поэтому Олег по прибытии на терминал оказался обрадован набранной декларацией и полной готовностью досмотрового инспектора прогуляться до машины по свежему воздуху.

Досмотрового звали Коля. Был он жизнерадостным молодым парнем, все еще продолжавшим грызть гранит науки в таможенной академии. С ним у Олега давно сложились добрые доверительные отношения.

По дороге на склад они поболтали о том о сем, вспомнили последнюю пьянку на День таможенника и посетовали на состояние российских дорог. У Коли была «девятка», но в мечтах он уже сидел за рулем минимум нового «тауруса». Наверное, именно любовь к хорошим машинами привела его в таможню. И вообще…

Фуру они нашли быстро.

Мощная «вольво» с серебристым прицепом стояла почти у самого выезда. Водитель неторопливо ковырялся с чем-то у кабины, словно кот, греясь на жарком июньском солнце.

– Открывай, – махнул ему рукой Олег. – Смотреть будем.

Через несколько минут на них с Колей уже повеяло прохладой из распахнутых створок. Коля резво полез внутрь, к упакованным в целлофан паллетам.

– Чего, соки одни? – спросил он.

– Ага, – ответил Олег, подбрасывая и ловя только что снятую пломбу. – Ни наркотиков, ни оружия.

– И как соки? – поинтересовался Коля. – Достойные?

Олег посмотрел на водителя. Тот молча пожал плечами.

– Сними упаковку, – строго сказал Олег. – Я вернусь на склад через час-полтора и заберу.

– А папиры где? – спросил водитель. – Ну… как это по-вашему? До-ку-мэн-ты?

– Все принесу с собой, – ответил Олег. – Пошли.

Коля спрыгнул из прицепа, отряхиваясь.

– Наверное, хороший сок, – озабоченно сказал он. – Мне не помешает парочка пакетов.

Это была добрая традиция – угощать инспекторов, если в пришедшей машине шло что-нибудь съестное. Об этом никто особенно не распространялся, однако на брокеров, растаможивающих продуктовые фуры и не подогревающих терминальный народ, смотрели без понимания. А это непонимание могло в дальнейшем вылиться в проволочки при оформлении, задержки с досмотром и прочие досадные мелочи, умело портящие жизнь. Олег давно работал на таможне. Он давно выучил, где, что и как. И, кстати, почем.

– Я принесу, – сказал Олег. – Оформление закончим, и принесу. А то, сам знаешь, водила удавится.

Машину растаможили почти через час.

Выпускной инспектор Дима удачно оказался свободен и поэтому быстро закрыл документы.

– Соки? – задумчиво сказал он, передавая Олегу «тир». – И как они?

– Сейчас закину, попробуете, – отозвался Олег. – Какой принести-то?

– А какие есть?

– Да вот посмотри…

– А… – Дима махнул рукой. – Эти документы… – звучало так, словно Дима верил только слову, а не куче бумаг, пришедших с машиной.

– Я там отложил упаковочку, – сказал Олег. – Честно скажу – понятия не имею, что за сок.

– Ладно, – кивнул Дима. – Посмотрим.

Олег с охапкой документов спустился на улицу.

Стрелки часов приближались к половине двенадцатого. После аварии и встречи с ритуальным автобусом прошло всего два часа.

Солнце нерешительно светило из-за насупленных облаков, молодые мамаши прогуливались с колясками, ребятня носилась по детской площадке. У дома двое мрачных дяденек в спецовках ковырялись в недрах старого «Запорожца». Чуть дальше симпатичная девушка тащила за собой на поводке любопытную лопоухую болонку.

Дел на сегодня не оставалось.

Ну, Настя… Ну, сволочь! И ведь полным дураком перед женой выставила.

Олег прокрутил в голове назревающий разговор с представителем страховой компании и поежился. Слава Богу, что догадался машину на полную стоимость застраховать! В баню. Хватит. Не стоит портить еще не до конца испорченный день.

Он подмигнул девушке с болонкой и набрал мобильный Толяна.

– Ну, как дела? – что-то пережевывая, осведомился тот.

– Закрыл все, – ответил Олег. – Сейчас буду машину забирать – и на склад.

– Ты Тополеву позвони, – сказал Толян. – А то он меня все утро достает: как, что?

– Начальство, – усмехнулся Олег.

– Ты все-таки позвони, – сказал Толян. – Во-первых, Тополев просто переживает, все-таки первый груз, а во-вторых, ты по их дурацкой схеме, как мне кажется, склада никогда не найдешь. Да и Антон очень рвался тебя туда отконвоировать.

– Ладно, – согласился Олег. – Пусть показывает.

Он присел на лавочку и потянулся. И сейчас же у него проснулся мобильник.

2.

Олег поднял трубку.

– Ты звонил, что ли? – осведомилась Настя.

И Олег вновь превратился в семейного человека.

– Да, – ответил он.

«Антон Тополев и его растаможенная машина куда-то испарились».

– И что?

– Поговорить с тобой хотел.

– Ну?

Олег ощутил нарастающую злость.

– Извиниться хотел, – произнес он. – Знаешь, напился вчера, чушь какую-то понес.

– Стыдно, значит, – повторила Настя. – Осознал ошибки. Но что-то я не слышу раскаяния в твоем голосе, – заметила Настя.

– Это связь плохая, – вслух сказал он.

Настя хмыкнула:

– Испугался? Ну, там, на дороге?

– Да, – честно признался Олег. Настя помолчала.

– Зря ты Ирку во все в это втянул, – сказала она. – Это только между тобой и мной.

– Да? А машина моя? Ты ведь меня на шоссе чуть не укокошила!

– Знаешь, Олег, – сказала Настя. – Я ведь тебя прекрасно понимаю. Выступил вчера, а после аварии в штаны наложил. Да Ирина поди масла подлила. Извиняйся, мол, давай, а то на порог не пущу. Ты слабак, понял? Я тебя и так никогда не уважала и не понимала, что сестренка моя в тебе нашла, а теперь ты вообще в моих глазах опустился. Ниже, много ниже любого плинтуса. И таких засранцев, как ты, я не прощала и прощать не собираюсь. Никогда. Так что будь готов держать за свои слова ответ, дорогой. Олег стиснул зубы.

– Хорошо, я слабак, – сказал он после паузы. – Но Ира со мной счастлива. И я думаю, что ради нее…

– Ира с детства была влюбчивой дурочкой, – перебила его Настя. – Готова поспорить, что после твоей смерти она быстро найдет себе очередной объект вожделений. А то, что ты пытаешься прикрыться моей сестрой, вообще приравнивает тебя к блохе. Которую я, не скрою, с удовольствием совсем скоро раздавлю.

– Да не прикрываюсь я никем! – вспылил Олег. – Была моя воля…

– Что бы ты сделал? – вкрадчиво осведомилась Настя. – Послал бы меня куда подальше?

Олег прикусил язык.

– Ну что ты, – пробормотал он.

– Значит, так, щенок, – сказала Настя. – Никаких тебе прощений. Молись и готовься к смерти. И не переживай. Авария сегодня была – так, показательное выступление. Хотела внимание твое привлечь. Я тебе приготовлю что-нибудь особенное. И никакая Ирина тебе не поможет. Вот и весь разговор. Доступно?

Это «доступно» оказалось последней каплей.

У Олега вновь наступило затмение.

– Я тебя ненавижу, – вместо ответа сказал он. – Ты дешевая самовлюбленная тварь. Ты можешь делать, что хочешь, но я тебя достану. Сам, не сам, не важно. Я к тебе мертвый приду и придушу собственными руками. Поэтому лучше начинай оглядываться по сторонам. А по поводу Ирины не волнуйся. Мы с ней будем жить долго и счастливо. Я, может быть, буду изредка приходить на твою могилку справить естественные надобности.

– Ого! – восхитилась Настя. – Слова не мальчика, но мужа! Видишь, так ведь гораздо легче. А то начал: извини, погорячился, пьян был. Чувствовалась Иркина рука. Ну что же, делаешь успехи. Отлично. Итак, война началась, мальчик. Готовься.

– Война началась уже давно, – ответил Олег. – Просто самовлюбленная дура, типа тебя, этого не замечала.

– Вот, заметила.

– Ну и катись со своей наблюдательностью. Доступно?

Настя рассмеялась и повесила трубку.

Олега трясло.

Сам. Только сам и своими руками. Ну, стерва!

Только бы с грузом все нормально прошло. А то ведь и здесь умудрится нагадить по полной.

Предчувствия Олега не обманули. Неприятности с грузом все-таки начались.

Однако начались они позже, когда Олег передал упаковку сока на терминал, когда выгнал растаможенную машину со склада и когда раскинулся в своей «шкоде», прикидывая, как побыстрее прижать к ногтю разошедшуюся Настю. Эти неприятности, собственно, начались сразу с появлением Тополева.

К вопросу о контрабанде

1.

Антон прибыл на черном «галлопере».

– Где это тебя так? – спросил он, покосившись на «шкоду».

– Да… – неопределенно махнул рукой Олег.

– Ладно, – кивнул Тополев. – С грузом все в порядке?

Олег передал ему документы.

– «Тир» и две цээмэрки у водителя, – сказал он. – После разгрузки проштампуем, а то водители иногда…

– Я знаю, – кивнул Тополев, изучая декларацию. – Проблем-то не было?

– Нет, – пожал плечами Олег. – Все в порядке. Да, чуть не забыл, Антон. Одну упаковку сока я отдал на таможню.

Реакция Антона его поразила. Только что перед ним сидел приятный, изящный и уверенный в себе человек, как вдруг лицо его посерело.

– Что?! – хрипло произнес Антон.

У него как-то сразу сел голос.

– Что?! – повторил он.

У Олега нехорошо засосало под ложечкой.

– Я снял одну упаковку сока и отнес ее в таможню, инспекторам, – стараясь оставаться спокойным, сказал Олег. У него возникло ощущение чего-то непоправимого. – Это обычная практика на любом терминале. Впрочем, если есть какие-то проблемы, я могу из своих денег заплатить вам за эту упаковку.

Антон, словно не слыша его, быстро потер виски. Вид у него стал жалким.

– Черт, – сказал он. – Я совсем забыл. Ну, конечно же… Традиция. Что же делать?

– Я готов заплатить за сок, – повторил упрямо Олег.

Антон посмотрел на него. На лице его явственно присутствовало отчаяние.

– Вы… Ты… не понимаешь… – Он втянул воздух сквозь стиснутые зубы. – Кто-нибудь его пил?

– Кого? – не понял Олег.

– Сок, черт! – вскипел Антон. Его лицо пошло пятнами. – Этот проклятый сок, будь он неладен!

– Он что… отравленный? – У Олега перехватило дыхание.

– Да нет, Господи… Этот срк… – Антон замялся, подыскивая слова. – Он входит как компонент в комплекс похудания. Понимаешь? Любой, кто его выпьет, будет терять в весе со страшной скоростью. Уловил?

– Фу ты, – облегченно выдохнул Олег. – А я-то думал… Ну, подумаешь, похудеют они на пару килограмм. Делов-то… Еще спасибо скажут.

– Спасибо? Через пару недель, если не остановить процесс, от человека останутся кожа да кости. Спасибо говорить некому будет.

– Это что, круче «Гербалайфа»? – Олег обалдел.

– Да «Гербалайф» твой… Тут все быстрее. Это новейший препарат.

– Но сертификаты… – развел руками Олег. – Там ничего не было…

– Сертификаты… – с презрением произнес Антон. – Сам небось знаешь, как сертификаты рисуются.

– Да? А бумага?

– В типографии заказать…

– Слушай, я смотрел документы. Я не маленький мальчик, чтобы не отличить оригинал от подделки. Что там с этим соком, а? Или обсудим с ходу вопрос контрабанды?

Антон посмотрел на него затравленно.

– Что там, а? Что?! Что ты мне голову морочишь? – Олег ощутил нарастающее бешенство. Настя, авария, теперь с соками ерунда какая-то. Не многовато для одного обычного дня?

Антон постучал пальцами по носу, потом быстро посмотрел по сторонам.

– Там и вправду ничего нет, – сказал он. – Обычный сок. Только немного… заговоренный.

– ЧЕГО?!

– Заговоренный, – повторил он.

У Олега возникло острое желание взять Тополева руками за борта дорогого костюма и треснуть начитанной головой о борт «галлопера». Ему даже показалось на миг, что он это сделал. Он посмотрел на свои сжавшиеся в кулаки руки и перевел взгляд на Антона.

Опять магия, с отчаянием подумал Олег. Снова.

– Ты в себе? – только и мог спросить он.

И тут случилось то, чего Олег ожидал меньше всего. Антон оглушительно рассмеялся.

Олег смерил его взглядом, повернулся и молча пошел к своей машине. Бешенство внутри клокотало. Еще бы пара минут – и случилось убийство.

– Постой! – крикнул вслед Антон, давясь смехом. – Да постой же ты, черт!

– Пошел ты, – бросил через плечо Олег. – Забирай свою поганую фуру и катись отсюда. Ты нас, оказывается, на работу к себе заманивал, чтобы контрабанду провозить. Считай это увольнением.

– Да стой же ты. – Антон как-то чересчур быстро оказался сзади, схватил его за плечо и повернул к себе. Лицо его еще хранило отпечаток веселья, который он тщетно пытался подавить. – Я ведь не над тобой смеялся. Над собой… Ну что ты как ребенок, в самом деле? Ну?

Олег молча смотрел в его развеселые глаза.

– И что тут смешного? – выдавил он. – Что? Комплекс похудания! – его передернуло от злости. – Почему ты мне ничего не сказал? Весело ему! Почему ты представлял всю ситуацию как стандартную поставку соков, а?

– Почему? – повторил Антон. – Ты бы оформлял все разрешения и сертификаты, да?

– Если бы надо было – оформил. А это называется контрабанда. Причем в чистом виде. Ты хотел на дурачка проскочить? Я вот сейчас пойду к начальнику поста и заявлю о твоем соке. Понял? И вся ваша контора полетит к черту. Посмотрим тогда, как вы покрутитесь. Я…

– Послушай, – перебил его Антон. Тон его стал серьезным. – Ты бы поверил мне, если бы я сказал, что сок этот – заговоренный? Ты мне даже сейчас не веришь… А думаешь, в сертификационной конторе другие люди сидят? Поверь мне, точно такие же. Как, скажи, мне объяснить им, что обычный венгерский сок превратился в сильнейшее средство для похудания? Я сам толком не понимаю, что произошло. Просто по фуре полазила пара ведьм, бах, – и стандартный сок превратился в чудесную панацею. Даже наши поставщики не знают, чем стала их продукция. Понимаешь? Я знаю, что поступил неправильно, не посвятив тебя в курс дела. Но другого выхода у меня не было. Я слишком молод для сумасшедшего дома…

Олег помолчал, размышляя. Все произошедшее сегодня с трудом укладывалось в его голове. Заговоры, ведьмы… Сотворенные заклинаниями аварии на дорогах. Сейчас же двадцать первый век, в конце концов!

– Значит, будем худеть? – спросил Олег.

– И еще как, – кивнул Антон. – И подумай, ничего этого могло бы не быть. Если бы ты не снял упаковку с машины.

– Если бы… – покачал головой Олег. – Так, значит, человек что, до конца исхудать может?

– Конечно. Однако у нас есть остановитель процесса, антидот, блокиратор. Тоже заговоренная смесь. Оба средства продаются в комплекте. Только мне кажется, что антидота на складе уже не осталось. А даже если и есть, то очень-очень мало. Если людей будет много – на всех может не хватить. Поэтому пока мы сидим здесь и руками размахиваем друг перед другом, там, – он кивнул на терминал, – каждую секунду становится одним худеющим человеком больше. Забери у них сок. Под любым предлогом.

– И как ты себе это представляешь?

– Как угодно. Я же не могу этого сделать сам, – сказал Антон. – И кстати, – добавил он, – ты ведь тоже по уши в дерьме. Ты подписывал декларацию, ты принес на таможню сок.

– Ну, знаешь!… – растерялся Олег, а перед глазами его возникла Наталья с терминала, протягивающая готовую декларацию. И он, Олег, поставил внизу подпись на ней. Так. Декларацию-то можно переделать… А номер? Ну, положим, тот же… Так… А как объяснить Диме, почему надо переделывать декларацию? Что ему сказать?

«А ведь верно, я и сам в дерьме по уши. Подпись… Моя чертова подпись», – пронеслось в голове у Олега. И вдруг возникла странная, но очень притягательная мысль. Даже дыхание на мгновение перехватило, и он приказал себе успокоиться. Так. Спокойно. Какая хорошая, замечательная мыслишка! Только бы Антон ничего не заметил… Средство от похудания, говоришь? Идея была чудесная. Чудесная и удивительная, как и все, что сегодня с Олегом приключилось. С каждой секундой она начинала нравиться ему все больше и больше.

– Мне нужен сок, – с напором произнес Антон, и его голос вернул Олега к реальности. – Мы разберемся позже. Я тебя не обижу, обещаю.

– Ты уже обещал, – буркнул Олег и потер подбородок. Ему хотелось рассмеяться. – Но сейчас я тебе почему-то верю. Пойду попробую. Только узнай по поводу своего остановителя.

– Я-то узнаю, – кивнул Антон. – Только и тебе придется кое-что выяснить. Кто этот сок пил, если пили, и сколько. На всякий случай. Не объясняя причин. А то мы с тобой можем стать соседями по палате.

2.

Ожидание Олега показалось Тополеву бесконечным.

Наконец он увидел его, счастливого, быстро несущего упаковку проклятого сока. На лбу Олега блестели капли пота – казалось, что сок в его руках весил тонну, не меньше.

– Ну? – нетерпеливо спросил Антон.

Олег поставил упаковку на заднее сиденье «галлопера».

– Ф-фу, – произнес он, вытирая пот. – Еле забрал. Сказал, что попалась просроченная упаковка. Отдавать не хотели. Он им, видите ли, на вкус понравился. Что? – спросил он, дыша хрипло, как после бега. – Что с тобой?

Антон с ужасом смотрел на два пустых места в упаковке.

– Где? – еле выговорил он и откашлялся. – Где две пачки, Олег?

– Где, где… Выпили его. Не успел я. Но ведь твой остановитель…

Антон, не слыша его, со стоном рухнул на сиденье.

– Господи, – произнес он со смертельной тоской в голосе. – За что мне это, Господи…

– Что, совсем плохо?

– Да как тебе сказать… – Антон посмотрел как бы сквозь него. – Сколько человек пили сок?

– Пятеро: три инспектора и декларантши. Но ведь остановитель…

– Что ты заладил: остановитель, остановитель… Пятеро… – Он достал сотовый телефон и, не глядя, набрал номер. – Да, я, – сказал он в трубку. – Да, Лизочка, соедини с Петровским. Тарас Васильевич? Да, Тополев беспокоит… По нашей проблеме… Да, – он посмотрел на Олега, – принес. Сейчас думаем. Это была партия Е-13. Два пакета выпили пять человек. Примерно в равных долях, – Олег энергично закивал. – Соедините с лабораторией? Конечно. Ага… – Антон отстранился от трубки и произнес: – Что ж, сейчас объявят приговор.

– Какой приговор? – не понял Олег.

– Любителям халявного сока, – криво усмехнулся Антон и опять обратился к трубке. – Да? Значит, так?… Спасибо.

Он опустил телефон на сиденье. Лицо его стало задумчивым.

– Ну? – не вытерпел Олег.

– Они смогут протянуть три недели. Потом – смерть от истощения.

– Сколько?!

– Ты глухой?

– Э-э… Послушай… Ты же говорил, все будет так, если не остановить процесс. Если не применить ваш антидот. Антидот у вас есть. Так останови!

– Остановить? Видишь ли, поставка остановителя намечалась через неделю. На складе у нас его нет. Вообще. – Он усмехнулся. – Все распродали. По моей просьбе перевернули уже все запасники. Нет! Пусто! Н-да…

– Неужели все так серьезно? Неужели они в самом деле могут умереть?

– Посмотри на них через пару дней, – усмехнулся Антон. – Уже заметишь… Сделаешь выводы. – Он посмотрел на онемевшего Олега. -

Что ж, отправку фуры с остановителем мы можем ускорить. Наверняка. Скажем, груз придет сюда через неделю. Как полагаешь, на таможне, теряющей вес, задержек не будет?

Олег посмотрел на терминал, и ему показалось вдруг, что над невысоким зданием уже зависла в воздухе костлявая худая рука. Словно тень опустилась с неба. Интересно, подумал он, а как будут Дима с Колей выглядеть через неделю? Ведь у Коли-то вообще кожа да кости…

Он посмотрел на Антона. Тот молча ждал, опершись спиной на джип.

– Нет, – сказал Олег. – С этим грузом на таможне задержек не намечается…

3.

Через три часа Олег парковал машину возле дома.

Его обычное место заняла «Газель» соседа с третьего этажа, и пришлось парковаться мучительно и долго. Наконец он заглушил двигатель. «Может, и этого напоить?» – подумал Олег, глядя на «Газель», раскорячившуюся поперек дороги. Ведь сто раз соседу говорил. Просил, предупреждал… Ладно, пусть живет.

Он протянул руку и извлек из бардачка целый пакет сока. Погладил осторожно пальцами. Избавление… А ведь у ребят с терминала теперь побольше времени будет. Недель эдак пять. Ошибочку я ввел в расчеты ваши, дорогой Антон. Олег взвесил пакет на руке.

Ну что же, Настенька…

Магия на магию, как скажешь?

Сегодня же пригласим ее в гости. Придет ли? Наверняка. Разве она захочет выносить сор из нашей с ней избы?

Олег вновь посмотрел на сок. Апельсиновый. Самый универсальный. Настя как раз очень любит мартини. А мартини с соком…

Он вылез из машины, держа пакет в руке.

В принципе, мне абсолютно все равно, появится остановитель через неделю или нет. Лучше, наверное, чтобы не появился. Эта зараза у меня сильно похудеет… Сбросит свой проклятый вес навсегда.

Часть третья

Повелитель ведьм

Дезертирша

1.

Гром среди ясного неба прогремел вечером в четверг, когда усталый Олег ввалился домой с работы. Есть он хотел безумно. Всю дорогу до дома ему почему-то представлялись сочные благоухающие домашние пельмени. Он даже не стал останавливаться у знакомой до боли палатки с очень вкусными блинами, твердо уверенный в том, что уж дома-то ждут наверняка. Пельмени вряд ли, но уж сосиски с жареной картошечкой – точно.

Он не ошибся.

Его ждали.

Но не гастрономические изыски, а грустная и сосредоточенная Ирина.

Уже снимая в коридоре ботинки, Олег понял: что-то не так. Дом дышал холодом.

– Ир, – позвал Олег. – Ты где?

Он настороженно вошел в комнату. Ирина сидела за монитором, по которому стремительно неслись звезды, и, казалось, не замечала ничего происходящего вокруг. С недавних пор Ирина начала осваивать компьютер и уже добралась до раскладывания пасьянсов. Иришка… Любимая… Единственная и прекрасная.

– Что случилось, малыш? – осторожно спросил Олег, медленно присаживаясь рядом. Ее рука оказалась холодной, как лед. – Заболела?

Ирина повернула голову.

– Пришел, – без выражения сказала она и мягко высвободила руку. – Есть хочешь?

– Очень хочу, – признался Олег. – Могу умереть прямо у тебя на руках.

Она проигнорировала его тон.

– Иди мыть руки, – коротко сказала Ирина, поднимаясь с кресла.

На кухне ждала курочка с жареной картошкой.

Пока он с наслаждением знакомился с содержимым тарелки, Ирина сидела напротив и глядела словно в никуда.

– Бог ты мой! – не выдержал Олег. – Что случилось-то?! Опять эта змея? – Он, конечно, имел в виду тещу.

– Ты доешь, а то подавишься.

– Мы что, наконец-то разводимся?

– Нет еще. – Первый раз по ее лицу промелькнуло слабое подобие улыбки. – Доешь, скажу.

Через несколько минут с ужином было покончено.

– Ну, – довольно произнес Олег, отодвигая пустую тарелку в сторону, – рассказывай.

Его настроение, как и положено после хорошего ужина, становилось с каждой минутой все лучше и лучше.

Ирина глубоко вздохнула.

– Мне нужно уехать, – на выдохе, скороговоркой произнесла она.

Олег пожалел о плотном и славном ужине. В голодном в нем было бы больше огня.

– Куда это? – спросил он, нахмурившись.

– К сестре. Это займет всего лишь пару дней, не больше.

К Насте, понял Олег. На «шабашок».

Ирина так и не поверила в то, что любимая двоюродная сестра едва не угробила ее не менее любимого мужа. После своего ультиматума Настя вообще куда-то пропала. Не звонила и не появлялась. Олег по инерции носил с собой Ирин оберег. Пакет сока для похудания ждал своего часа. И вот теперь, значит, все начиналось снова.

– Как раз все выходные, – расстроился Олег. – Отличная идея. Я сдвинул все дела, хотел с тобой эти три дня провести, а ты опять к этой… – Он замялся. – Чего же ты ждешь от меня?

– Согласия.

Он потер лоб.

– Ты же все равно уедешь, – после паузы произнес он. – Даже если я прямо сейчас свалюсь с инфарктом. Верно?

– Если с инфарктом – нет.

– Хм… Обнадеживает. Хотя, думаю, при инфаркте я тебя даже узнавать не буду. Езжай, что же делать. А Настя, сестричка твоя… – Олег замялся, подыскивая выражение покрепче.

Маленькая ладошка жены быстро закрыла ему рот.

– Ты у меня самый лучший, – сказала Ира многообещающим шепотом. И вновь в доме наступило лето. – Пойдем обсудим все у нас в комнате.

Женщины всегда знают, что нужно сделать, чтобы добиться своего. Почему же мы, мужчины, рожденные для побед и сделанные из стали, превращаемся в сущую размазню за две секунды?

2.

После работы в пятницу он не спешил домой.

А что делать в пустой и холодной квартире голодному специалисту по таможенному оформлению?

Он купил пива, поел блинов и, не спеша, размышляя о странностях своей семейной жизни, поплелся к знакомой девятиэтажке. Другие, конечно, не стали бы терять времени даром. Жены и тещи нет дома! Несколько свободных ночей, как можно! Тем более что девушек в мини-юбках, подогретых солнцем и легкими пивными возлияниями, на улице в избытке.

Однако Олег их просто не замечал.

Уже открывая дверь квартиры, он ощутил своего рода укол ревности.

Променяла собственного мужа на сестричку-убийцу… Чтоб ей! Дезертирша, вот кто Ирка такая…

В прихожей взгляд его упал на ботинки тещи. Мария Захаровна, как женщина статная и дородная, имела крупный сорок седьмой размер ноги.

Новые, что ли, купила? Или покатила босиком, как кающаяся грешница?

Он разделся и, пройдя на кухню, неторопливо выгрузил на стол пиво. Что еще нужно одинокому мужчине в пятницу вечером? – умиленно подумал Олег, с удовольствием рассматривая запотевшие бутылки, выстроенные в колонну по одному. Немного пива и чуть-чуть зрелищ. Первое уже готово к приему, а второе в виде стопки непросмотренных видеокассет уже давным-давно дожидается свободного времени. Хм, а жизнь-то налаживается…

И вдруг Олег услышал то, что услышать просто не мог.

В комнате тещи работал телевизор. Приятный мужской бас рассказывал о ситуации в Чечне.

Он медленно сел на табуретку, ощущая всем телом, как хорошее настроение покидает организм.

И ботинки в прихожей, и телевизор – все говорило об одном.

Ирка уехала одна.

Выходные Олегу предстояло провести в обществе горячо обожаемой тещи. Ирина не просто уехала. Любимая жена, Предатель с большой буквы, швырнула его в пасть ко льву.

Лев на свободе

1.

Лев вышел на волю, когда Олег тащил последнее пиво к себе в комнату.

– А это что такое, Олежек? – поинтересовалась Мария Захаровна прямо с порога своей берлоги. – Ты что, пьешь?

– Э… – растерялся застигнутый врасплох специалист по таможне, испытывая острое желание раствориться в воздухе вместе с проклятым пивом.

– Ириша за порог, а ты сразу к бутылке, – пророкотала теща. Ее голосом можно было озвучить паровоз в кино. – Может, ты еще и девок привокзальных ко мне в дом приведешь?

В течение последующих минут теща выдвинула целый набор ужасных предположений о том, чем занимается Олег, когда они с Ирочкой уезжают вместе. Самым безобидным, пожалуй, оказалась супружеская измена почему-то на ее, тещиной, кровати. Это тебе не притон, Олежек, рокотала Мария Захаровна, и голос ее, подобно приливу на море, странным образом начал Олега гипнотизировать. Ты зря себе вообразил, что в наше отсутствие можно ходить по девкам и устраивать пьянки. Я всегда была прртив вашего неудачного брака и теперь лишний раз убедилась в твоей полной несознательности. Ты и твои неудачники родители…

Она удалилась на кухню, не снижая тембра, а он вдруг обнаружил себя стоящим по стойке смирно с тремя бутылками пива в коридоре. Руки мерзли. Олег, стараясь не звенеть, осторожно приоткрыл дверь и проскользнул в свою комнату, облегченно переведя дух. Впрочем, кратковременное спасение ничего не значило.

Мария Захаровна, в бытность своей работы на пищевом комбинате, специализировалась как раз на выковыривании упрямых устриц из их неприступных ракушек.

Олег судорожно нащупал телефон.

Ирка долго не поднимала трубку.

– Алло? – раздался ее голос через пару минут.

– Ты чего к телефону не подходишь? – с ненавистью прошипел Олег, со страхом прислушиваясь к рокоту на кухне. Его бегства еще не обнаружили.

– Да мы тут ужинаем, – ответила Ира.

– Ах, ужинаете! – Если бы она оказалась сейчас рядом, дело могло закончиться плохо. Для нее, а потом, скорее всего, и для него.

– Ты чего маманю свою не забрала? – зловещим шепотом произнес Олег. – Решила устроить мне уикенд по полной программе? А? Что молчишь?

– А чего ты шепотом разговариваешь? – тоже понизила голос Ирина. – Мама, что ли, чудит?

– Чудит?! – чуть не заорал Олег в бешенстве, но вовремя прикусил язык. – Ты что же это делаешь, а?

– Я пыталась тебя предупредить, ну тебя телефон был недоступен. Она что-то плохо себя почувствовала и не поехала. Что мне ее, силком надо было тащить?

– Уезжать не надо было, – веско ответил Олег. – Что мне теперь с этой заразой делать? Давай-ка, золотце, возвращайся и сама своего мустанга объезжай…

– Я не могу, – после небольшой паузы твердо ответила Ирка. – У нас с Настей дела запланированы.

– Ах, запланированы… – Олегу захотелось расплакаться от бессилия. – Тогда, значит, так. Я не прыщавый подросток, чтобы всякие мерзости в свой адрес выслушивать. Пару часов из большой к тебе любви я, так и быть, продержусь. Но если тебя через эти проклятые два часа дома не будет, можешь сразу и Настю свою привозить. Потом ты с ней спать будешь. Все!

Он бросил трубку. Все внутри его кипело.

– Олежек! – рыкнула теща с кухни.

Он обреченно посмотрел на себя в зеркало, быстро составил бутылки за кровать и открыл дверь комнаты.

Ну, Ирка…

– Что случилось, Мария Захаровна? – самым доброжелательным тоном спросил Олег, появляясь на кухне.

И увлекательный аттракцион под названием семейная жизнь с тещей запустился снова.

Правда, Олегу, судя по всему, сегодня особенно повезло.

Теща, сильно обрадованная отсутствием дочери, которая все-таки не давала развернуться как следует, навалилась на беззащитного Олега по полной программе.

Для разминки она раскричалась по поводу немытой посуды, потом прошлась насчет его оставленных и, заметьте, оставляемых постоянно в коридоре ботинок, а в завершение донесла до него общее неудовольствие ходом ремонта в ванной.

Держись, бродяга, стараясь отвлечься, думал Олег, посматривая тайком на минутную стрелку обожаемых тещей настенных часов, кукушка из которых еще лет сорок назад улетела с каким-то аистом в теплые края. Тебе осталось совсем немного.

Уйду, с ожесточением решил Олег. Если Ирина не приедет, точно уйду. Найду себе обычную девушку с нормальной тещей. Лучше всего с немой. Или вообще женюсь на сироте. Да, точно, на прекрасной воспитаннице детского дома…

– Ты меня слушаешь? – подозрительно осведомилась Мария Захаровна. – Или опять в облаках витаешь?

– Слушаю.

А может, лучше вообще стать холостяком? Никаких тебе обязательств, ничего. Покаюсь перед родителями во всех смертных грехах и буду счастливо жить с мамой. И накормит, и напоит. А захочется женщину – проститутку сниму. Их же сейчас пруд пруди. Сделал дело – гуляй смело.

Мария Захаровна была все-таки уникумом. Не прекращая громогласного бубнения, она сходила в туалет, заглянула в ванную, погремела чем-то в холодильнике. Несколько раз во время таких пауз Олегу удавалось сбежать в комнату, где он нервно переводил дух и клялся, что все, ни ногой больше на кухню. Но, конечно, его тут же извлекали обратно рокочущим басом:

– Олежек!

И, конечно, он шел.

– Ну, что еще? – поинтересовался он, извлеченный в очередной раз и уже доведенный до отчаяния.

Судя по часам, Иркино время истекало.

– Ты так со мной не разговаривай! – взвилась теща. – За соком сходил бы, вот что…

– Попозже, – совсем потеряв голову, грубо бросил Олег.

– Что? – даже растерялась от такой наглости Мария Захаровна.

– Ничего, – ответил он и закрыл дверь прямо у нее перед носом.

Эта выходка будет мне стоить недельного кошмара, с ужасом подумал он, бессильно облокотившись на косяк. Теперь точно придется уходить.

– У меня диабет, – вкрадчиво напомнила Мария Захаровна через дверь. – Или ты хочешь, чтобы я умерла тут с тобой, пока дочери нет?

– Сейчас схожу, – согласился Олег безнадежно.

И тут он вспомнил.

2.

Пакет с соком, извлеченный Олегом из-под кровати, стоял на телевизоре и ласкал взор.

Сок для похудания и секретное оружие для Насти. Избавление. Может?… Если уж с Настей не получилось, так, может, хоть с ней?

Олег представил себе, как приезжает на похороны.

Зареванная Ирка в черном.

– Прости меня, Олежек, – говорит она. – Я так виновата перед тобой. Прости, если сможешь. Я ведь люблю только тебя. Прошу тебя, вернись…

– Ты предала меня, – говорит он красиво и отворачивается.

– Ты идешь? – рыкнула теща под дверью.

– Да. – И видение печально растворилось в воздухе.

– Вам апельсиновый? – спросил Олег, выбираясь в коридор через несколько минут.

– Как всегда, сынок. И побыстрее ты, нам еще о многом поговорить надо…

Олег торопливо надел ботинки и рванул входную дверь на себя. В лифте он обессиленно откинулся на стенку.

А я ведь на самом деле могу напоить тещу соком. Я и в правду могу разрешить все проблемы одним махом. Хоть жить начнем спокойно, а для Насти я со следующей фуры пакетик прихвачу. Он замер. Холодные мурашки побежали у него по телу. Ощущение власти над жизнью и смертью было странным и немного пугающим. Так, наверное, чувствуют себя боги, отправляя простых смертных сотнями тысяч в объятия войн и природных катаклизмов.

А Ирина? Она меня не простит. Конечно, если узнает, не простит. Черт возьми, какое хорошее слово – «если»! Как Ирина сможет узнать? Сама виновата, бросила меня с этой… Предательница. Зараза.

Я ведь могу ее и не убивать… Похудеет, мозги на место встанут. Хотя вряд ли. Итак, вариантов всего два: либо травить, либо даже не думать обо всем этом. Стоп, а Тополев? Если узнает он и вся контора?

Да пошли они все, вместе взятые… Далеко и надолго.

Когда Олег вышел из подъезда, руки у него тряслись.

Успокойся, присядь на лавочку, оклемайся, дружище. У тебя сегодня трудный день и трудный выбор. Взвесь все за и против.

Кто сможет узнать о соке?

Никто. Ни Ирка, ни мама ее ненормальная, ни даже двоюродная сестричка с замашками профессионального киллера… О Тополеве и всех остальных даже говорить не приходится. А если узнают, что с того? Ну, спер я пакет, хотел тещу в порядок привести… Дальше-то что?

Ты ведь не дашь ей остановитель, вкрадчиво произнесла совесть. Ты хочешь убить ни в чем не повинную женщину. Родственницу свою. Как не стыдно!…

А если даже и хочу. Одной дрянью на земле станет меньше.

Погода была прекрасной.

Летний вечер, прекрасный вечер, когда дневная жара уже спала, а холодный ночной воздух еще не набрал сил. Два года назад мы и познакомились с Иркой, вдруг вспомнил он. Я ехал на машине и чуть не попал в аварию, пораженный ее красотой. Долго ходили, держась за руку. Мы ведь и не спали ни разу до свадьбы. Просто старинный роман о принцессе и доблестном рыцаре. Что же делать, черт возьми?…

Зазвонил телефон.

– Да? – ответил он.

– Здравствуй, дорогой, – сказал приятный женский голос в трубке. – Это Настя.

Он моментально собрался. Ну, началось…

– Здравствуй.

– Ты чего Ирку до слез довел? – осведомилась Настя, что-то методично пережевывая. – Жить надоело? Совсем расслабился?

Олег вдруг вновь оказался за рулем своей машины на утреннем шоссе. Слева несся ритуальный автобус, а справа приближались отбойники. Руки его задрожали.

– Ты что, опять? – простонал он.

– Снова, – ответила Настя. – Перезвони ей и извинись сейчас же, хамло.

Ему стало невыносимо душно. Захотелось рвануть ворот рубашки и вдохнуть полной грудью вечерний воздух.

Ах ты сволочь! Опять угрожать? Мне? Да я тебя…

– Слушай, ты! – заорал Олег в телефон так, что мамаши, выгуливающие свое потомство неподалеку, оглянулись на него с явным опасением. – Катись ты к черту! Я тебе еще аварию припомню, сволочь! А еще раз сунешь нос не в свои дела, я тебе этот нос оторву к едрене фене! Ты меня еще учить будешь!

Настя на том конце судорожно закашлялась то ли от неожиданности, то ли от акустического удара. Олег не стал дослушивать, как сестра жены замолкнет навсегда и как завоют на том конце трубки грустные сирены реанимации, наводящие на мысль о бренности всего земного.

Он с ненавистью выключил питание телефона.

Нашли пацана, с остервенением подумал Олег. Достала меня эта проклятая семейка. Все, включая Ирку. Решено, пусть катятся. Собираю вещи и ухожу.

Через двадцать минут, бледный от злости, он уже открывал дверь квартиры.

Катастрофа

1.

Дома Олег сразу плеснул себе в стакан водки, разбавил соком и залпом выпил.

Легче не стало.

Так, что же взять?

Гардеробом в их семье заведовала Ирина, и он вдруг ощутил ужас при мысли о том, что придется перетряхивать все шкафы.

А зачем?

Потом заедешь и вывезешь все, что надо.

Он швырнул на кровать спортивный костюм, носки и пару трусов. На первое время хватит, решил Олег. А потом все остальное…

Прежде всего, конечно, компьютер и телевизор.

Или хрен с ними с обоими? Ничего мне из этого проклятого Богом дома не нужно. Никаких воспоминаний. К черту!

Олег плеснул себе еще водки в стакан и посмотрел на телевизор. А жаль, елки зеленые. Последняя модель все-таки… Двадцать девять дюймов.

Он одним глотком выпил полстакана и замер, чуть не подавившись.

Пакета с заветным соком для похудания, который он перед уходом поставил на телевизор, не было. Было все – кипа Олеговых документов по таможне, Иркина записная книжка, даже ее чулок, брошенный и забытый впопыхах, свисал с телевизионной тумбочки, а пакета не было.

Олег облился холодным потом. Потом медленно отставил стакан в сторону.

На душе скребли кошки, даже не кошки, а здоровенные полосатые тигры.

Неужели?

Неужели любимая теща, не дождавшись разрешения его мучительных раздумий, сделала все сама?

Может быть, еще не поздно?

Боже, если ты есть, сделай так…

Его словно ветром вынесло в коридор.

– Мария Захаровна, – лихорадочно застучал он в ее дверь. Ну и денек выдался, подумал Олег мельком. – Мария Захаровна!

Дверь немедленно распахнулась, словно теща не смотрела телевизор, а караулила жертву, как снайпер в засаде.

– Что орешь? – осведомилась теща. Жива, с облегчением подумал он.

– Я соку принес, – сказал Олег, пытаясь заглянуть к ней в комнату. – На кухне, целая сумка. Как вы и просили.

– А я уже, – довольно ухнула теща и потрясла перед его носом пустым стаканом. – Увидала у тебя, дай, думаю, приму лекарство.

У него что-то словно оборвалось внутри.

– Выпили? – противно дрогнувшим голосом спросил Олег.

– Что ж с ним делать-то, Олежек? Цветы, что ли, поливать? – И она раскатисто засмеялась. – Ты почему Настю обидел? Звонила она только что, жаловалась…

Теща остановилась на пороге их с Иркой комнаты.

– А вещи чего разбросал? – строго спросила Мария Захаровна. – Собрался, что ли, куда?

– Хотел к другу сходить, – с ходу соврал Олег.

– И бросить больную женщину одну? Хорош зятек, ничего не скажешь…

– Завтра схожу, – согласился Олег.

Все произошедшее только что никак не укладывалось у него в голове. Он только твердо знал, что первое, что сделает, когда теща наконец оставит его в покое, – немедленно позвонит Тополеву и потребует остановитель. За любые деньги. Лишь бы эта зараза не окочурилась на его руках. Как же так? Пока он там раздумывал, быть или не быть, пока выяснял отношения с Настей, она тихо и мирно начала процесс. Господи, ну за что ему все это?

Под причитания Марии Захаровны они проследовали на кухню.

Проклятый пакет с соком стоял в холодильнике. Она открыла дверь, достала сок и налила себе полный стакан.

Олег, как загипнотизированный, следил за ее действиями.

– Ты какой-то странный сегодня, – подозрительно сказала теща. – Заболел, что ли?

– Здорово нездоровится, – нервно ответил он. В голове его было совершенно пусто.

– Водки выпей, – посоветовала Мария Захаровна. – Моему мужу, светлая ему память, всегда помогало.

Судя по рассказам Ирины, тестю помогала только «скорая», вызванная для вывода из очередного запоя. Пил Иркин папаня страшно и окочурился неестественно быстро – прямо в день своего сорокатрехлетия. Однако в жизни Марии Захаровны он все-таки сумел оставить неизгладимый след.

– Выпью, – кивнул Олег, все мысли которого сосредоточились на стакане в тещиной руке. – Это уж точно.

Не надо… – на мгновение ему показалось, что это он произнес вслух и сейчас же почувствовал, как вспотели руки.

Не делайте этого…

Мария Захаровна залпом осушила стакан.

Кухня поплыла у Олега перед глазами.

Дозировка, вспомнил он слова Тополева. Все решает дозировка. Чем больше выпьешь, тем быстрее…

– Хорошо, – выдохнула теща. – А ты, поди, опять этот «Джей севен» приволок?

– Есть только мы, – пробормотал Олег. – Есть только «Джей севен»…

– Да, – сказала почти сочувственно Мария Захаровна, – крепко тебя, видать, болезнь забрала. И бормочешь что-то, и Насте нахамил. Всех женщин в семье успел обидеть. Иди-ка приляг, сынок.

2.

В своей комнате Олег машинально сел за компьютер.

Понеслось, сказала совесть. Процесс пошел. Сумеем ли мы его остановить после такой дозы?

Олег вспомнил, как выглядели ребята с терминала по истечении двух недель после приема сока. Коля исхудал настолько, что на него было больно смотреть. А остальные ничего, особенно старшая декларантша Тоня, раньше занимавшая три стула за монитором, а теперь вдруг превратившаяся в стройную сексапильную женщину, настоящую фотомодель с таможни. Остановитель Олег им скормил под видом новой планируемой поставки. Все прошло бы ничего, только Тоня на следующий день отозвала его в сторонку и намекнула, что со следующей машины с соком для похудания пара пакетов – ее.

– Это же обычный сок! – попытался прикинуться дурачком Олег. – Ты что?

– Обычный? – усмехнулась Тоня и провела рукой по появившейся внезапно талии. – Может, после работы ко мне съездим, обсудим все в приватной обстановке?

– Я жену люблю, – ответил Олег.

– Меня теперь благодаря твоему обычному соку тоже любят, – ответила Тоня. – Многие… Поэтому давай не будем…

– Нужен остановитель, – сдался Олег.

– Не всем, – фыркнула Тоня. – Не всем он нужен, Олежек…

Не всем…

Н-да… Почему, как только женщина превратится в желанную красавицу, ее немедленно тянет стать сволочью?

Однако ребята на терминале выпили-то всего ничего… А теща…

Бутылку Олег умудрился допить в кратчайшие сроки и, чуть не опрокинув монитор, еле выбрался из-за компьютера.

Прокрался, как партизан, на кухню и, вылив остатки сока в раковину, выкинул пакет в мусорное ведро.

Понеслось, подумал Олег, прислушиваясь к голосу диктора в тещином телевизоре. Медичи-младший… Профессиональный отравитель родни. Сколько теща после такой лошадиной дозы протянуть сумеет? И найдется ли на складе у Антона остановитель?

Все ответы Олег получил на следующий день, в страшную сумасшедшую субботу.

Летающий слон

1.

Любимую тещу он обнаружил ранним утром, когда в соответствии с общеизвестным «сон алкоголика краток и беспокоен» выскочил на кухню попить водички. В холодильнике, на радость, нашлось молоко. Олег в нервном предвкушении налил себе полный стакан и залпом выпил, ощущая с удовольствием, как ледяная жидкость смывает из головы остатки водки.

Налил второй стакан и повернулся, закрывая холодильник.

Тут-то он и обнаружил тещу.

Мария Захаровна висела почти у самого потолка, еле заметно покачиваясь.

Открыв рот, Олег медленно скользнул взглядом по ее взъерошенной светлой голове под потолком, мощным телесам, заточенным в узкий шелковый халат, и по сведенным судорогой ногам, которые никогда больше не прошаркают в изношенных домашних тапочках с обвислыми заячьими ушами на носках через всю квартиру к заветному холодильнику. Собственно, одна из них уже валялась на полу, а вторая, зацепившаяся за растопыренные пальцы ноги, все еще сохраняла верность хозяйке.

Олегу стало плохо.

Все истории, виденные по телику и прочитанные в дешевых детективах о зоне, о паханах и «правильных пацанах», вдруг встали перед его глазами и обрели пугающую реальность.

Он бессильно опустился на корточки, не отрывая взгляда от висящей на тещиной ноге тапочки, и потрясенно отхлебнул молоко из стакана. Теща войдет в ад в одной тапке, подумал Олег отрешенно. Так и будет тысячу лет бегать от чертей по тлеющим углям наполовину босая…

Его голова звенела после вчерашней бутылки, и кухня вместе с тещей медленно покачивалась.

Повесилась. Боже…

Меня посадят, подумал Олег.

Лет на десять, за отравление и провоцирование тещи на суицид.

Какого черта?!

Это ведь сок худеющих, а не самоубийц!

Он скользнул взглядом по шкафчику под раковиной, в недрах которого таилось мусорное ведро. Где-то там пребывал пустой пакет сока. Но ведь на терминале все прошло на ура. Может, в этом пакете что-то другое было?

Он представил, как приезжает Ирина, заходит в квартиру, снимает обувь и зовет: «Мама!». Что же делать? Вся жизнь, планы, дети, в конце концов. Любимая, Ирка… Прости меня, идиота…

Додумать эту светлую мысль Олег не успел.

Потому что его теща Мария Захаровна, висящая под потолком, внезапно открыла глаза.

– Олежек, – прозвенела она своим мерзким голосом, – наконец-то…

Олег поперхнулся молоком и с ужасом поднял голову вверх.

– Вы?… – только и смог выговорить он, окончательно оседая на пол.

Любимая супруга, начавшая было таять в его сознании, как привидение, и колючий забор с вышками по периметру, обретший уже почти реальные очертания, внезапно поменялись местами.

Жива, заорал кто-то внутри Олега. Ура! Снова свободен! Жив!

– А кто же, зятек дорогой?… Уф-ф… Кричала, кричала, а ты спишь себе, будь здоров. Так и всю жизнь проспать можно.

Жива-то, жива, сказала Олегова совесть трезво. Что только Мария Захаровна делает в такую рань под потолком?

– А как вы туда?… – спросил Олег. – Ну, попали?…

– А я почем знаю? Вышла вечером чайку попить и – хлоп… Голову вот об потолок расшибла… В побелке вся. Говорила тебе, надо потолок в кухне краской покрывать. Уф-ф… Не слушаете вы старших, сами умные-разумные… И сними ты меня отсюда, ради Бога!

– А как?

– А мне почем знать, а?

Олег встал и, поставив стакан на стол, обошел тещу вокруг. Вернее, не ее даже, а крепкие ноги, достающие ему до груди.

Крепко взялся за одну, ту, с оставшейся на ноге тапкой.

– Ты там, сынок, поосторожнее, – предупредила теща. – Я женщина все-таки в возрасте.

Через несколько минут усиленного сопения, напряжения и взвизгиваний тещи Олег отер пот со лба. Мария Захаровна не желала возвращаться на грешную землю ни за какие коврижки. Даже на сантиметр не опускалась.

– Что делать-то? – почесал Олег затылок.

Потом посмотрел по направлению мусорного ведра.

Сок. Проклятый сок, будь он неладен.

Очевидно, он на разных людей действует по-разному.

Ну кто тебя, дура старая, тянул вчера приложиться к этому пакету? А зачем ты пакет у Тополева увел, тут же поинтересовалась совесть. Что у тебя, проблем в жизни было маловато?!

– Вы тут побудьте, Мария Захаровна, пока, – произнес Олег. – Я сейчас специалистов вызову.

– А что, есть и такие специалисты? – подозрительно поинтересовалась она.

– Есть, – сказал он уверенно. – У МЧС всякие есть специалисты.

– Это у тех, которые взорванные дома разбирали? У них да, наверное…

Олег прошел в комнату.

Отличный уикенд. Отдохнул без жены в свое удовольствие. Поиграл в «Старкрафтов», расслабился в полный рост. Попил пивка с друзьями. Посмотрел видик без Иркиных комментариев.

Что же делать?

Вызвать Тополева?

Может, как-нибудь обойдется?

И тут новая, ужасная мысль возникла у него в голове.

Туалет.

Господи, что будет, если Мария Захаровна вдруг захочет в туалет?

Олег немедленно представил себя в обнимку с ночным горшком и ощутил приступ головокружения. Подскочив, как ужаленный, он бросился на поиски телефонной книжки.

2.

Антон Тополев, личный Олегов эмчеэсовец, прибыл через час.

Судя по всему, он собирался на дачу, поесть шашлычка на природе и попить горячительного, но как только услышал про сок, сразу сказал:

– Еду.

Олег назвал адрес.

– Ну ты и сволочь, – закончил Тополев разговор и повесил трубку.

За это время Олег успел помыться и совершить все утренние процедуры, а также найти и нацепить теще свой старый хоккейный шлем, оставшийся со светлой поры атак один на один, самых сильных в команде троек, лидирующих по забитым шайбам.

– Да зачем мне, сынок? – начала протестовать Мария Захаровна.

– Надо, – отрезал Олег, с ужасом представляя себе транспортную дорогу до туалета.

После многочисленных бесплодных тещиных попыток он поставил стул на кухонный стол и, матерясь про себя, надел шлем сам, заметив при этом явно наметившийся прогресс. Мария Захаровна теперь могла опускаться вниз на несколько сантиметров, она как бы висела на одной лишь ей ведомой высоте, немного не доставая до потолка.

– А скоро твои спасатели приедут? – поинтересовалась теща, дыхнув на Олега чесночным перегаром. Как женщина в возрасте, противогриппозную профилактику она проводила ежедневно, что Олега подчас доводило до бешенства.

Его со стула как ветром сдуло.

– Скоро, – ответил он снизу, пытаясь отдышаться.

– Хорошо, – вздохнула теща, напоминающая теперь медведя-хоккеиста из старого мультика.

В этот момент раздался звонок в дверь.

Тополев, как всегда, был подтянут и элегантен.

– Спер, значит, – прямо с порога констатировал он. – И зачем?

– Долго рассказывать. Ты проходи, раздевайся.

– И где пострадавшая?

– На кухне.

Антон быстро оглядел Олега с ног до головы.

– Видать, крепко тебе досталось, – сказал он. – Ты уж давай держись.

– Держусь, – кивнул Олег, которому еще со вчерашнего развеселого вечера ужасно хотелось сесть и разреветься, как в старые добрые детсадовские времена. – Я молодцом.

– Я вижу, – кивнул с сомнением Антон и прошел на кухню.

Очевидно, он ожидал чего-то другого.

Он, скорее всего, и представить себе не мог, что такое полтора центнера живого веса, висящие без всякой опоры под потолком.

Присвистнув, Антон обошел Марию Захаровну вокруг, потом поднял голову.

– А чего это она у тебя в хоккейном шлеме? Спит, что ли, в нем?

Теща обиженно захлопала под потолком глазищами, а Олег еле сдержался, чтобы немедленно не зайтись в неистовом припадке смеха.

– Это я надел, – опережая тещу, с трудом выговорил он. – Чтобы голову не повредить.

– А… Правильное решение, – с сомнением произнес Антон. – И давно висит?

– Часов уж пять как минимум.

– С программы «Время», – сказала теща. – С вечерней.

Антон отшатнулся.

– Она еще и говорит?

– Да она в полном сознании, – давясь смехом, ответил Олег. – В наиполнейшем.

– И вообще, молодой человек, – возмущенно произнесла Мария Захаровна, – кто вы такой? Кого ты привел, Олежек? Дружка какого-то своего, собутыльника, над старой, больной женщиной поиздеваться?! Вы что же себе позволяете, а? Ну-ка, дай-ка мне телефон, я врачу участковому позвоню! И что б духу вашего здесь не было, понятно? И тебя, зятек, и дружка твоего, собутыльника, тоже!

Исходя из опыта общения с тещей Олег быстро понял, что, судя по всему, начиналась тирада униженной и оскорбленной женщины. Олег уже уныло закатил глаза, чувствуя, что истерика с каждым тещиным словом уходит из его организма, но Антон, человек конкретный, моментально весь этот словесный поток оборвал.

– Мария Захаровна, – резко сказал он, – я – сотрудник клиники, занимающейся вопросами левитации. Заместитель главного врача. И если вы немедленно не прекратите свои грязные высказывания в мой адрес, я уеду, и будете вы до конца лет своих висеть под потолком вашей загаженной кухни. Я ясно выразился?

– Э… – только и смогла произнести теща, обалдевшая от такого обращения. – А…

– А удивился я вашему хорошему самочувствию, потому что обычно пациенты в вашем состоянии пребывают без сознания, – строго добавил Антон. – Я рад, что у вас заболевание протекает в самой легкой форме.

– Пить вы ей давали? – повернулся он к Олегу, войдя уже в роль врача.

– Э… Нет, – растерялся Олег. – Нельзя?

– Ни пить, ни есть, – официально сказал Антон и посмотрел вверх. – Вы работаете?

– Нет, – ответила присмиревшая теща. – Уж тридцать лет отработала, хватит уже…

– Значит, больничный лист не нужен, – отрезал Антон и кивнул Олегу. – Пройдемте в комнату, оформим вызов.

– И скоро, доктор, меня снимут? – крикнула Мария Захаровна, когда они уже выходили.

– Два дня – максимум, – бросил через плечо Антон.

– Два дня не есть?! – охнула теща.

Антон остановился на пороге.

– Давайте сразу договоримся, Мария Захаровна, – повернувшись, строго сказал он. – Либо мы лечимся, либо нет. Вы что выбираете?

– А что у меня за болезнь?

– Ле-ви-та-ция, – по слогам произнес Тополев. – Так как, лечимся?

– Первый раз слышу, – грустно произнесла теща и вздохнула, словно разрегулированный двигатель внутреннего сгорания. – Конечно, лечимся, доктор.

– Ну и заварил ты кашу, – сказал Тополев в комнате. – Ты соображаешь, что наделал?

– Не заваривал я ничего, – грустно сказал Олег. – Сама она этот проклятый сок долбанула. А я-то откуда знал? Прихожу из магазина – вот вам, пожалуйста. Принимайте клиента…

– Ну а спер-то его зачем?

Олег молча пожал плечами. Рассказывать эпопею с Настей совершенно не хотелось.

– Н-да… – развел руками Тополев. – Что же делать?

– Но это ведь сок для похудания был, разве нет?

– А черт его знает, – пожал Антон плечами. – Может, ошиблись мы… Очень неприятный симптом… Надеюсь, наши не все по дачам разбежались. Главное, Вепрь… Он у нас ведущий специалист по сокам. Но готовься к тому, что бардак у тебя дома будет – только держись. Готов?

Олег обреченно кивнул.

Тополев начал набирать номер на телефоне, потом вдруг остановился и пристально посмотрел Олегу прямо в глаза.

– Ты ведь убить ее хотел, – произнес Антон, очень нехорошо прищурившись. – Ты ведь сок для нее приберег, только она тебя сама опередила. Ты ведь не собирался ей антидот скармливать. Так, Олег?

– Нет.

– Не ври.

– Может быть, – согласился он. Уши его пылали. – Но сок – не для нее.

– А для кого?

Олег молча почесал затылок.

– Да нет же, – после паузы ответил Олег с досадой. Слова давались ему с трудом. – Вначале – да, чего скрывать… Вчера она меня просто до бешенства довела. Каюсь, я даже раздумывать начал. Ну, понимаешь… Быть или не быть… Все такое… – Тополев кивнул. – А потом… Не могу я человека убить, Антон. Даже такого. Ну, не могу и все тут. Не вышел из меня отравитель. Только вот не успел я сок этот выкинуть к чертовой матери… Опередила она меня. К несчастью.

– Н-да… – протянул Тополев. – История. А ты на самом деле крепкий орешек. Рано расстраиваешься…

– С чего ты взял?

– Хм… – сказал Антон. – Я с ней всего минут пять пообщался, а уже удушить охота. А ты с ней два года – и до сих пор не можешь… Доброта – это не порок, Олег. Только жаль, что многие сволочи на добрых и умеющих прощать людях ездить привыкли. А что касается твоей Марии Захаровны… Что ж, славная тебе досталась теща, дружище.

Исследователи

1.

И в квартире Олега начался дурдом.

Вначале приехали какие-то деловые ребята, вынесшие всю мебель с кухни и установившие по периметру софиты.

Потом подтянулись странные личности под руководством высокого и худого дядьки, представившегося коротко: «Вепрь». Олег постеснялся спросить, фамилия это или имя.

Несмотря на горячие возражения тещи, ее телеса облепили датчиками, вокруг разместили мониторы и табло и, наконец, поймали ее в фокус многочисленных теле- и видеокамер.

Любимая супруга позвонила в самый разгар борьбы с тещиным телом.

Звонок раздался, когда Олег, открыв рот, наблюдал, как брыкающуюся Марию Захаровну опутывают пучками разноцветных проводов.

– Не трогайте! – сразу заорал он, предупреждая дернувшегося было к телефону Тополева. – Я сам возьму.

Прошел, перешагивая через многочисленные кабели, в комнату, глубоко вдохнул пару раз, собираясь, как перед боем, и наконец поднял трубку. Главная защита – это нападение, твердил он себе. Главная защита…

– Да? – произнес он.

– Привет, Олег. – Ирин голос был далеким и прекрасным. – Ты отошел после вчерашнего? Не злишься больше?

– Ты не приехала, – просто ответил Олег.

Она замолчала.

– И что? – спросила она после паузы.

– Ты меня бросила, – сказал Олег.

Ну разозлись же, парень, подумал он. Ну разозлись на нее, на предательницу. Давай!

– Я обещала Насте.

– А на меня, значит, плевать? – разозлиться не получалось. Олег ощущал лишь тупую усталость и странное опустошение внутри, словно некий вампир выпил из него все жизненно важные соки. Этот вампир, конечно же, был рядом, за стенкой, висел, опутанный проводами, на кухне под потолком.

– Зачем ты так? Ты же все прекрасно понимаешь…

– Я устал, Ир, – вдруг ни с того ни с сего сказал он. – Я смертельно устал и не хочу сейчас с тобой разговаривать. Твоя мама меня ухайдакала. Я проклинаю день, когда впервые с ней познакомился.

– А день, когда со мной?

– Пока еще нет.

– Я скоро приеду, Олег. Прости меня, если сможешь. Ладно?

– Когда? – спросил он.

– Что – когда? Приеду когда?

– Да.

В коридоре что-то рухнуло. Шкаф опрокинули, замирая, понял Олег.

– Что там у вас бухает?

Он облился холодным потом. Ну, приди, вдохновение. Где же ты?

– У меня тут… у меня… – И тут Олега озарило. – Я тут тебе сюрприз готовлю. Пока тебя нет, дай, думаю, ремонт в ванной закончу. В знак примирения.

– А мама как же?

– Нормально.

– Как она себя чувствует?

– Да висит себе… – ляпнул он, занятый судьбой любимого тещиного шкафа.

– Висит?! – ужаснулась Ирка на том конце.

– Лежит, – поправился Олег. – Оговорился просто. У тебя-то как?

– Да закончили все почти. Настя на тебя очень злая. А я считаю, ты все правильно сделал. Нечего ей нос не в свои дела совать. Мне ничего не сказала, полезла сама, заступница. Мы с ней даже поругались из-за этого. А так… Все в порядке. Завтра, скорее всего, приеду…

– Завтра?!

– А что?

Олег ощутил, что до инфаркта ему осталось всего несколько мгновений.

– Приезжай, если хочешь цемент нюхать, – нашелся он из последних сил. – Тут как раз некому будет строительный мусор выносить. И да здравствует твоя аллергия.

– А ты-то как?

И тут давно ожидаемое вдохновение наконец нахлынуло.

– Я же не один, Ир. Мы тут с Ванькой вместе ковыряемся, – сказал Олег. Ванька был его старый друг со школьных времен, и его, именно его из всех знакомых Олега, Ирка почему-то терпеть не могла. – Теща поворчала немного, да отошла вроде… Конечно, приезжай. Ванька будет чертовски рад тебя увидеть.

– Ах, с Ваней… – Удар был нанесен точно в цель. – А… И когда закончите?

– Да тут дел-то осталось всего дня на два, думаю. Договорились?

Ирка помолчала.

– Ты там за мамой присмотри, – сказала она после паузы. – И извини еще раз, что ее с собой не забрала. Целую.

– За то, что не забрала, – отдельное спасибо. Люблю, – ответил Олег и повесил трубку.

Откинувшись, полежал на диване, приходя в себя, потом вытер пот и поднялся. Да, Ириша, чертовски жаль, что на этот раз ты не прихватила с собой свою маму…

В комнату зашли Вепрь с Тополевым.

– Некоторое время у вас будет находиться наш передвижной контрольный пункт, – деловито сказал первый. – Конечно, это создаст определенные неудобства, но придется потерпеть.

– Бог с ним, – махнул рукой обалдевший от такого движения Олег. – Вы только скажите, надолго все это или нет?

– Пока не опустится на землю, – ответил Вепрь. – А вы как хотели?

– У него жена должна приехать завтра от родни, – пояснил Тополев, уже посвященный во все нюансы. – Мы сможем опустить Марию Захаровну до ее приезда?

– Она только что дала нам два дня, – сказал Олег. – Успеем?

Вепрь строго на него посмотрел.

– Я-то откуда знаю? – поднял он брови.

– Э… Погодите, – обеспокоенно начал Олег. – Мне сказали, что вы специалист, а на деле получается…

– Я, молодой человек, специалист по магии, – перебил его Вепрь. – По магии… Запомните это. А вовсе не по летающим слонам… И вообще, молчали бы лучше. Вот послали бы вас вместе с вашей тещей подальше, и что бы вы делали? Топиться бы пошли?

Олег решил деликатно промолчать.

– Так нельзя, Вепрь, – ответил вместо него Тополев. – Ошибся человек, с кем не бывает. А ты сразу – послать… Ты скажи лучше, что случилось? Это что же получается, из наших клиентов каждый после приема сока для похудания взлететь может?

– Анализ пакета пока не закончен, – буркнул Вепрь.

– Так, может, мне отозвать всю партию, пока поздно не стало? Хотя – стоп! – Он посмотрел на Олега. – Как твои инспектора после приема – не полетели?

– Нет, – ответил Олег. – Хорошо сбросили в весе, пока я им ваш остановитель не принес. Теперь на терминале я практически звезда. Народ уже в очередь записывается.

– Скоро, кстати, новая партия, – вскользь бросил Тополев. – Надеюсь, ты больше ничего переть не будешь?

– Не буду, – угрюмо ответил Олег.

– Вот и ладушки… Так что скажешь, Вепрь?

– Скорее всего – ошибка. Банальная ошибка на складе.

– Так у нас в списке товаров ничего нет для левитации.

– Сейчас проанализируем – будет, – пожал он плечами и откланялся.

Тополев грустно посмотрел ему вслед.

– Н-да… – протянул он. – Дела…

– А анализ этот… Что может дать? – поинтересовался Олег.

– Обычно дает противоядие. Или ты хочешь свою тещу до старости на веревке в туалет таскать?

– Боже упаси… И, кстати, – вспомнил Олег, – спасибо тебе, что ты ей есть и пить запретил. Я с ужасом думаю о том, что ей в туалет приспичит.

– Приспичит, – обнадежил его Антон. – Только, надеюсь, не сразу… Так что готовься, волшебник.

2.

По дороге в офис Вепрь сосредоточенно рассматривал разноцветные графики на длинных, казалось, нескончаемых рулонах бумаги и на все попытки Антона завязать разговор отвечал несвязными междометиями.

Наконец он аккуратно сложил очередную ленту и полез за сигаретами. Вид у него был сосредоточенный и довольный.

– Ну? – нетерпеливо спросил Тополев.

– Удивительно, – задумчиво ответил Вепрь. – Это уникум. Мои ребята с ума сойдут от счастья. Тут материала на полжизни хватит.

– Ты о чем?

– Мы напоролись на нечто совершенно непонятное. Эта женщина… Я ничего не понимаю, Антон. Такого никогда раньше не было. Ее организм перестраивает сам себя.

– Это как?

– Я пока сам не понимаю. Я даже названия происходящему найти правильного не могу.

– Мы сумеем ее вытащить?

Вепрь нахмурился непонимающе.

– Что ты под этим подразумеваешь?

– Мы сумеем ее вернуть в норму?

У Вепря округлились глаза.

– Ты в своем уме?! Ты предлагаешь мне своими руками задушить величайшее творение Божье?! Ты же ученый, Антон!

Тополев в растерянности развел руками.

– И что ты хочешь? – только и смог спросить он.

– Как «что»?! – вскипел Вепрь. – Эту женщину необходимо немедленно перевезти в лабораторию! Да мои ребята в очередь выстроятся за право хотя бы снять ее показания! Я уже молчу об экспериментах! Мы наткнулись на золотую жилу, Антон!

– Во как, – открыл рот Тополев. – Как ты себе все это представляешь? Сделать из шестидесятилетней бабищи подопытного кролика? У тебя с головой давно проблемы или только сейчас наметились? У нее, между прочим, семья есть…

– Ради науки я готов…

Тополев решительно ткнул водителя в плечо.

– Боря, – сказал он, – останови здесь.

– Зачем, Антон Сергеич?

– Останови, я прошу.

Машина остановилась через мгновение, неловко ткнувшись к тротуару.

– Выходи, – сказал Антон ничего не понимающему магу, открывая в сторону дверцу.

– Зачем?

– Поговорим.

Их микроавтобус припарковался в узком проходе между машинами. Тверская, разгар выходного дня. Толпы гуляющих людей, жизнерадостных, веселых, беззаботных. Господи, подумал Антон, лето же на дворе. Слава Богу, что остановились, а то со своей работой только и различаешь, что на улице – день или ночь.

Он в упор взглянул на Вепря.

– Ты предлагаешь тещу Олега забрать в лабораторию для экспериментов, я правильно тебя понял? – спросил он.

– Абсолютно, – кивнул Вепрь, недовольно морщась. Как поговаривали в компании, старый маг ненавидел солнце.

– Теперь послушай, как мы сделаем.

– Что это значит?

– Я руковожу операцией, – напомнил Антон. – И, кстати, являюсь заместителем Петровского, если ты забыл, дорогой. Наука, эксперименты – это все здорово. Но ты будешь делать и сделаешь то, что тебе говорю я, а не то, что считаешь нужным. Понял?

Вепрь напряженно молчал.

– Так вот, продолжаю. Нам надо вернуть тещу Олега в нормальное состояние в течение ближайших двух дней. Это и будет твой величайший научный эксперимент. Вот так, Вепрь. А показания, пожалуйста, записывай… Если, конечно, тебе разрешат это делать Олег и Мария Захаровна, которая, как ты, наверно, успел заметить, тоже является человеком. На этом все.

Тополев повернулся к дверце.

Вепрь поймал его за рукав.

– Ты же ученый, Антон, – быстро произнес он. – Ты же знаешь, что это такое, ждать всю жизнь и вдруг…

– Я знаю, – кивнул Тополев. – А вот ты, по-моему, совсем забыл, что ты, кроме того что ученый, еще и человек.

– Я буду жаловаться, – сквозь зубы процедил Вепрь.

– А вот это, дорогой мой, сколько угодно. А пока давай вытаскивай своих орлов в офис, и пусть занимаются проблемой. Мне, Олегу и, несмотря ни на что, несчастной Марии Захаровне нужно немедленное решение, Вепрь, а не красивые разговоры о науке.

3.

Ночью Олега разбудил парень из группы наблюдения.

– Хьюстон, – шепотом сказал он, – у нас возникли проблемы.

Три часа назад обессиленный Олег рухнул в кровать прямо в одежде. Мучимый ужасными сновидениями и предчувствиями непоправимой беды, он толком не поспал, и при слове «проблемы» подскочил, словно на пружине.

– Что, в туалет хочет? – это, очевидно, было самым страшным кошмаром Олега.

– Да нет, – успокоил его наблюдатель. – Пошли, посмотришь…

Мария Захаровна все так же пребывала под потолком и, судя по рокочущему храпу, спала мертвым сном. Вначале Олег не понял, что случилось. Вроде бы все оставалось на местах. Потом он увидел.

Все тещино тело было облеплено металлическими предметами: датчиками, ложками, кружками, какими-то проводами, даже давешние софиты, днем расставленные по углам кухни, нашли себе пристанище на ее огромных лодыжках.

Издали Мария Захаровна напоминала теперь здоровенного ежа в хоккейном шлеме, заснувшего прямо посреди матча.

– Давно? – шепотом спросил Олег.

– Минут двадцать назад, – так же шепотом ответил парень из наблюдения. – Я закемарил, и вдруг… Знаешь, как ураган по кухне пронесся… Все мимо меня и к ней. Бамс! Удивляюсь, как теща твоя не проснулась.

– А чего сразу не разбудил?

– Софиты отодрать пытался, – признался парень. – И монитор тоже. Дорогой он очень.

– И что, отодрал?

– Как видишь, насмерть. Словно сваркой приварили.

– Тополеву или Вепрю звонил?

– А что, надо было?

– Не знаю, – растерянно пожал Олег плечами.

Он осторожно обошел висящую тещу.

Большой плоский монитор, который отслеживал состояние здоровья пациентки, висел на правом колене и исправно регистрировал температуру, давление, пульс. Теща, к счастью, была живее всех живых и спокойно похрапывала под потолком.

– Ты вот что, – почесав затылок, посоветовал Олег. – Отключи все, что на ней электрического, и спать ложись. Понял?

– А как же наблюдать?

– А если ее током ночью долбанет, кто отвечать будет, а? Наблюдатели, тоже мне. Делай, что тебе говорят. Тем более что завтра денек будет – только держись…

– Это почему?

– Она проснется. А эта зараза очень рано обычно встает…

Вновь падая в кровать, Олег подумал, что, не дай Бог, это не последняя открывшаяся тещина способность. Если она такими темпами пойдет, скоро Мария Захаровна станет всемогущим Господом Богом. Или дьяволом, для разнообразия. А уж это второе, пожалуй, у нее просто идеально получится. Даже племянницу родную переплюнет с ее страстью к автомобильным авариям…

Шоковая терапия

1.

Всю ночь в отделе Вепря кипела работа, а утром состоялся долгий и неприятный разговор со срочно вызванным Тарасом Петровским. Тот внимательно выслушал обе стороны, закурил трубку и коротко напомнил Вепрю о полномочиях Тополева.

– Но это же уникальнейший случай! – не удержался Вепрь. – Полный переворот в наших представлениях о природе. Тарас Васильевич, мы не можем допустить, чтобы такой уникальный случай так и остался загадкой!

– Можем, – ответил Петровский. – Мы существуем для людей, а не люди для нас… И по-другому никогда, дорогой мой, не будет.

По дороге к дому Олега Тополев поинтересовался результатами ночного бдения отдела.

– Разобрались, как ее вернуть?

– Ну почему я должен делать то, что совершенно не желаю делать?! – взорвался Вепрь. – То, что я считаю неправильным?!

Антон выразительно посмотрел на Бориса в зеркало заднего вида, и тот интеллигентно добавил у магнитолы громкость. По салону разлилось бессмертное творение Моисеева о простом Щелкунчике.

– Успокойся, – сказал Тополев. – И ответь мне, пожалуйста. Что мне сейчас говорить парню?

Вепрь упрямо смотрел на проносящиеся за окном машины.

– Да пошли ты его… – наконец буркнул тот.

– Куда послать? – не понял Антон.

– Куда, куда… Туда…

– Опять начинаешь? – побагровел Антон. – Долго я с тобой буду, как в детсаду?

– Каком детсаду?! – перебил его маг. – Тещу его в чувство привести только шок может. Смертельный, понял?

– Как же это? – обалдел Тополев.

– А ты Олега своего пошли далеко и надолго, вот он все и сделает. Родственники все-таки, уловил?

– Уловил, – кивнул Антон. – Я подумаю…

И уже когда до дома оставалось совсем немного, позвонили из группы наблюдения и сообщили о появлении второго свойства.

– Та-ак, – протянул Вепрь, стараясь не смотреть на Тополева. – Второе свойство. Эх… Такой объект, а я…

У него был такой вид, словно он сейчас расплачется.

– Да ладно тебе, – сказал Антон. – Уникумом больше, уникумом меньше… Парню помочь надо. Наш он, понимаешь? Ты уж, Вепрь, держи, будь добр, себя в руках, как к Олегу приедем… И помоги мне, ради Бога…

– Да посмотреть бы хоть, – безнадежно махнул Вепрь рукой.

– А вот сейчас и посмотрим.

И через двадцать минут доказательства оказались перед глазами.

– За-ме-ча-тель-но, – по слогам повторил Вепрь, изучая отчет самописца.

– Что ж тут замечательного? – грустно спросил Олег, все утро рассказывавший Марии Захаровне о преимуществах магнетизма в обычной жизни. – Еще с первым не разобрались, а тут уже второе.

– Мы с таким не сталкивались еще, – пояснил специалист по магии.

– У нас много общего, – кивнул Олег. – Я с таким тоже не сталкивался.

Антон еле заметно улыбнулся.

– Я считаю, пост надо снимать, – сказал он, глядя на унылого Вепря. – Все равно ничего наблюдать, а тем более записывать мы не можем.

На лице мага отразилась целая гамма чувств – от вожделения, смешанного с восторгом, до полного отвращения и неприятия. «Поможет или нет?» – подумал Тополев. Ну же, маг…

– Вы что же, хотите меня бросить? – со страхом поинтересовался Олег.

– Ну, не бросить…

– А как это еще называется? – В его голосе появились истерические нотки. – Одного с этой… Что я с ней один делать буду?!

– Вы же взрослый мальчик, – внезапно вступил в разговор Вепрь. – Знаете, как старых тетенек соком поить. Значит, знаете, как их потом приводить в чувство.

– Не знаю, – с отчаянием произнес Олег. – Честное слово – не знаю.

– А вы попробуйте, – сказал Вепрь. – У вас должно получиться.

– Что делать-то?

– Ее может привести в чувство шок, – задумчиво произнес Антон, поднимаясь из кресла. – Впрочем, как, наверное, и тебя.

– Меня?! Я-то тут при чем?

– Ты замутил кашу. Ты… Теперь сам ее и расхлебывай.

– А как?!

Чувствовалось, что Вепрю не терпелось предложить вариант с переводом в лабораторию. Его прямо распирало от желания забрать с собой уникальный экспонат и перевести свой многострадальный отдел на военное положение. Только не испорть все, сказал ему Тополев глазами. Не прижимай парня, не будь последней сволочью. Но – наука, ответил Вепрь. Но – люди, напомнил Антон. Вепрь в сердцах плюнул, пожал плечами и вышел в коридор, хлопнув дверью.

Тополев перевел дух, а Олег, занятый своими переживаниями, их молчаливого диалога даже не заметил.

– Да-да… И заберите все оборудование, – раздался неестественно бодрый голос Вепря из коридора. – Конечно, только то, которое забрать сможете.

Олег схватил Тополева за рукав.

– Послушай, – произнес он. Его била нервная дрожь. – Не бросай меня так. Хоть ты останься.

Антон сбросил его руку.

– Ты уж давай теперь сам выбирайся, – сказал он холодно. – Я и так на тебя кучу времени, людей и денег потратил. Дерзай, дружок…

И через несколько минут Олег снова остался один на один с разгромленной квартирой и висящей на кухне тещей.

2.

– Как думаешь, справится? – спросил Тополев у Вепря.

Они сидели в микроавтобусе службы наблюдения перед небольшим экраном телевизора, транслирующим прямой репортаж с Олеговой кухни.

– Конечно, – пожал Вепрь плечами, доставая из портсигара тонкую изящную папироску. Он вообще любил все тонкое и элегантное.

– Твой парень сейчас в шоке. Сам подумай. Мы его бросили, у тещи только все ухудшается, а послезавтра утром должна приехать любимая супруга, которая сейчас же поинтересуется, что он сделал с ее мамой. Поставь себя на его место. Поставил?

– Я бы ее убил, – прошептал Тополев, но Вепрь услышал.

– Э… Ты не до конца поставил. Убить тещу, да еще в отсутствие жены… Ай-ай-ай.

– Ты тещу, можно подумать, в присутствии жены валил.

– А у меня замечательная была теща, – усмехнулся Вепрь. – Я против нее ничего не имел никогда. И вообще, она умерла своей смертью. Тихо, в собственной постели.

Они замолчали, глядя на монитор.

– Вот что, Вепрь… Спасибо тебе, – сказал Тополев. – Здорово ты мне помог там, наверху… Согласился с нашими доводами, что ли?…

– Это не доводы, Антон, – после паузы ответил маг. – Для меня это все пустой звук. Просто сейчас наверху твой парень проводит серьезнейший эксперимент. А мы это все протоколируем…

Тополев усмехнулся.

Вот оно что. Как дитя малое! Дали ему новую игрушку – и все обиды как рукой сняло. Эксперимент, надо же! Раб науки, чтоб его…

– Постой… – поднял руку Вепрь. – Постой-ка… Начинается, кажется.

На экране появился Олег с бутылкой водки.

Бутылку он поставил на стол, достал стакан из шкафчика над плитой и вынул из холодильника тарелку с порезанными огурчиками. Потом повернулся к теще и что-то ей сказал.

– Интересно, что он говорит? – спросил Тополев. – Опять наши олухи микрофоны не поставили!

– А я могу тебе сказать, – доброжелательно произнес Вепрь, не отрываясь от телевизора. – Сейчас он ее поминает.

– Кого? – не понял Антон.

Олег на экране налил водки в стакан, поднял его, что-то произнес, глядя на Марию Захаровну, и залпом осушил.

– Тещу свою он поминает, вот кого, – сказал Вепрь. – Начало психической атаки.

На экране грузное тещино тело заколыхалось, облепленное железяками.

– Как бы у нее инфаркт не случился от таких атак, – сказал Антон обеспокоенно.

Вдруг большая дверца микроавтобуса распахнулась.

– Вы послушайте, – просунул внутрь голову водитель Боря.

Даже отсюда, снизу, различался отчетливый крик Марии Захаровны. Она кричала что-то типа «Убивают!», и голос ее проникал через толстые кухонные стекла на восьмом этаже.

– Не случится у нее инфаркт, – довольно произнес Вепрь с легким оттенком зависти. – Во силища у бабы. Такой редкий… – Он, очевидно, хотел добавить «экземпляр», но смолк, глянув на Тополева.

Похоже, вся ситуация начинала его забавлять.

– Как бы милицию соседи не вызвали, – сказал Борис, глядя вверх.

– На дачах все, – сказал Антон.

– Да и не успеют, – кивнул Вепрь на экран.

Там творилось что-то странное.

Не обращая внимания на тещины вопли, Олег поставил на стол чайник и коротким движением отсек ножницами провод питания. Потом поднял чайник и вылил его содер-жимое на тещины задергавшиеся ноги. Через мгновение на месте чайника появился обыкновенный удлинитель. Олег деловито размотал его и воткнул в розетку. Потом повернулся к Марии Захаровне и что-то начал говорить, покачивая отрезанным от чайника проводом.

Антон вопросительно посмотрел, на Вепря.

– Ай молодца, – восхитился тот. – Твоему парню не таможней заниматься, а бабки у жертв выколачивать. Самое страшное, когда человек видит, как деловито проходят приготовления к его умерщвлению. А сейчас твой орел просто объясняет своей родственнице, что произойдет, если он ее, облепленную металлом и с мокрыми ногами, подключит к сети двести двадцать вольт. Конечно, если та не заткнется.

– Как полагаешь, замолчит? – спросил Антон.

– Я бы замолчал, – пожал Вепрь плечами и кивнул водителю. – Как там, Боря?

Тот поднял голову вверх и прислушался.

– Стихло вроде, – произнес он.

– Вот видишь, – довольно отозвался Вепрь и, откинувшись на спинку, щелкнул зажигалкой.

– А сейчас-то что? – спросил Антон.

Олег исчез с экрана, и остались видны только ноги Марии Захаровны. Судя по их движениям, она судорожно пыталась опуститься вниз.

– Какой-то гвоздь программы, – сказал Вепрь. – Что-то твой брокер придумал для нее особенное. Ударную дозу ужаса.

– Как думаешь, что?

– Посмотрим… Я бы, например…

На экране появился Олег со стулом.

– Так, – сказал Вепрь и придвинулся к монитору. Потом быстро поднял рацию и, не отрываясь от экрана, рявкнул:

– Мы записываем это?!

– Да, – ответили ему из другой машины. – Все нормально.

– Включите двойное дублирование… Нет! Тройное! Головой отвечаете за качество записи!

Антон с Борисом затаили дыхание.

Олег придвинул стул к окну, встал на него и принялся неторопливо обрывать что-то.

– Что он там делает? – заволновался Вепрь.

– Зимнюю оклейку снимает, – пояснил Борис. – Ну, знаете, окна на зиму бумагой заклеивают.

– А, – кивнул Вепрь.

Олег сорвал последние ленты с периметра окна, внимательно проверил створ пальцем, не переставая что-то говорить. Судя по его выражению лица, говорил он вещи совершенно неприятные, но наверняка наболевшие. Потом открыл верхний запор окна. Слез со стула.

– Вот гаденыш! – восхищенно воскликнул Вепрь. – Он ее собрался в космос отправить! Как бы и правда бабку удар не хватил…

Олег, повернувшись к теще, что-то продолжал говорить, не обращая внимания на ее дергающиеся ноги. Так изливал душу он несколько минут.

Потом налил себе водки в знакомый стакан и еще раз помянул, очевидно, любимую тещу.

И повернулся к окну.

Рука его легко открыла нижний запор, и окно распахнулось на всю ширину.

И тут случилось запланированное чудо.

С ног Марии Захаровны градом посыпались собранные за ночь железяки, в кадре появилось вначале тело, а потом и малинового цвета лицо в несуразной хоккейной каске.

– Опустилась, – хором выдохнули Антон с Борисом, а Вепрь стремительно погасил папироску.

– Записали?! – крикнул он в рацию.

– Тут такое! – Группа наблюдения пребывала в полном восторге. – Вы не поверите…

– Чтобы продублировали все записи!

Антон стремительно поднялся с сиденья.

– Бежим быстрее, – воскликнул он. – Бежим к ним, пока она его не убила.

А на экране Мария Захаровна уже молотила своего любимого зятя подвернувшимся под руку чайником, из которого ей совсем недавно омывали ноги.

3.

– Ты отлично справился, – сказал Антон. – Просто молодчина!

– Знали бы вы, чего мне это стоило, – простонал Олег.

Он лежал на диване со льдом на лбу, а за стеной, в соседней комнате ребята из группы наблюдения успокаивали разошедшуюся тещу.

– У вас еще отношения наладятся, – произнес Вепрь. – Она наконец-то увидела в тебе равную ей мерзость. Причем способную на хладнокровное убийство. Это огромный бонус в глазах таких, как она.

– Вы думаете? – приподнялся Олег с подушки.

– Лежи, лежи, – остановил его Тополев и поднялся сам.

– Пора нам, как полагаешь? – посмотрел он на Вепря.

– Да, – кивнул тот нетерпеливо. Все мысли его, судя по всему, уже были там, в машине наблюдения, где лихорадочно копировались записи произошедшего только что на их глазах чуда. – Если что-нибудь случится, – звони немедленно. Понял?

– Может, оставите кого-нибудь? – безнадежно спросил Олег. – Она же меня точно в больницу отправит…

– Не отправит.

– Я ей столько успел за пять минут наговорить комплиментов…

– Жалеешь?

Олег честно подумал.

– Нет, – твердо ответил он. – Я рад, словно, знаете, в душе гнойник прорвало.

– Пойдем, а? – нетерпеливо повторил Вепрь.

– Вы вправду уходите или это опять… шоковая терапия? – улыбнулся Олег.

– Считай как хочешь, – ответил Тополев. – И поправляйся. Ты нам еще живым нужен.

Через несколько минут входная дверь хлопнула, и в квартире наступила зловещая тишина. Затишье перед боем, подумал Олег напряженно. Ну, когда?

Он сосредоточенно прислушивался.

– Олежек, – заскреблось что-то за дверью.

– Да? – ответил он.

Мария Захаровна торжественно вплыла в комнату, вися в нескольких сантиметрах от пола. В руках она несла поднос с огромной кружкой дымящегося чая и вазочкой, наполненной ее любимым овсяным печеньем.

Он изумленно приподнялся на подушке.

– Вот, – произнесла Мария Захаровна, водружая поднос на кровать. – Ты уж извини меня, ладно?

– Я подумаю, – буркнул Олег.

– Что ж ты раньше-то молчал?

– О чем?

– О том, что ты настоящий мужик, а не сопливая размазня?

Олег до хруста стиснул зубы. Сейчас, понял он. Сейчас решится моя судьба. И моя, и Иркина. Быть или не быть… Ох прав был Тополев, ох прав…

Он приподнялся на локте, подозрительно осмотрел кружку и помешал чай. Потом поднял глаза на затаившую дыхание Марию Захаровну.

– Я не собираюсь выслушивать от вас всякую мерзость в свой адрес, – спокойно сказал Олег. – Можете на этот счет с Настенькой пообщаться… А сейчас я вас попрошу, пока – попрошу, Мария Захаровна, навести в квартире порядок. Я доступно излагаю?

– Ухожу, ухожу, – всплеснула теща руками и поднялась.

На пороге комнаты остановилась.

– Знаешь, – сказала Мария Захаровна. – Я всегда хотела для дочери мужа не интеллигентика какого-то, а настоящего мужика с крепкими яйцами, – Олег поперхнулся чаем. – Только ты скажи мне одну вещь. Ты и вправду выкинул бы меня из окна, как говорил?

В ее глазах промелькнуло напряжение.

– Да, – твердо ответил Олег.

– Эх-х… – мечтательно произнесла Мария Захаровна. – Мой бывший муж, светлая ему память, тоже так бы сделал. Я рада, что настоящие мужчины, – она как-то странно посмотрела на Олега, и вдруг в ее взгляде проскользнуло что-то очень похожее на обожание, – и в наше поганое время не перевелись. Честно – рада… Лежи, отдыхай, поправляйся, Олег…

Он опустился на подушку.

Первый раз за все два года их с Ириной совместной жизни любимая теща Мария Захаровна назвала его полным именем.

Идеальное сочетание

1.

Ночью Олегу приснился очередной кошмар.

То ли из-за дневных переживаний, то ли еще почему, но приснилось ему, будто приезжает Ирина, заходит, видит разгромленную квартиру. Ставит сумки в прихожей, оглядывается и говорит свое любимое: «Так».

И сейчас же выплывает теща с подносом и чаем.

– Проходи, дочка, – говорит она радостно, – сейчас я тебе, Ириш, про муженька твоего такое расскажу…

– Значит, ремонт вы с Ваней в ванной делали? – спрашивает Ира голосом, не сулящим ничего хорошо. – Ремонт, говоришь?…

И превращается в Настю.

Он проснулся в холодном поту и сел на кровати.

Настя, подумал он, совершенно про двоюродную сестру жены забывший. Она ведь теперь не успокоится, пока окончательно не оторвет мне башку.

И сок… Черт возьми, как же жаль, что теперь я ничего против Насти не имею! Может, к Вепрю за помощью побежать?

У него зазвонил телефон.

Ирка, подумал Олег и ошибся.

Звонил Антон.

– Как дела, дружище? – бодро осведомился он. – Не поубивали вы с тещей друг друга за ночь?

– Нет, – зевая, ответил Олег. – А вы-то как, разобрались, в чем дело?

– Ага, – гордо сказал Тополев. – Очень интересные дела получаются.

Олег прилег поудобнее.

– Рассказывай, – попросил он.

– Ты сидишь?

– Я лежу.

– Тогда не вставай, дружище.

– Как скажешь. Ну, что еще случилось?

– Твоя Захаровна никакого сока не пила.

– Ничего не понимаю. Это как?

– А вот так. Пакет, выброшенный в мусорный бак, оказался из-под самого обычного апельсинового сока. Куда уж ты дел наш компонент для похудания, не знаю. Наверно, у тебя в машине валяется или дома где. Короче, сам найдешь. Самое главное не это.

– А что?

– Главное – это ты! – торжественно объявил Антон.

– Я? Я-то тут при чем?

– У тебя с женой отношения – как?

– При чем тут…

– При том… Ты же сам говорил, у них вся семейка с чудинкой… Все по материнской линии сплошь и рядом – колдуньи или ведьмы… Мы проверили уже. Понимаешь? Ты, видать, так нервничал, когда наблюдал, как она сок глотает, что выступил в роли своеобразного катализатора. Ведь теща-то тебе родственница, твоей жены мама… Близкая кровь, понимаешь? И подходите вы, видать, друг другу очень здорово…

– Я – своей теще? – удивился Олег.

– Что ж до тебя все так трудно доходит-то! Твоя семья – к ее семье… Ваши семьи друг с другом идеально сочетаются. Они обладают магической силой, а вы их катализируете… Своего рода симбиоз получается. Уразумел, наконец?

– Бред какой-то, – пробормотал Олег. – Я, стало быть, ее способности породил своими переживаниями?

– Ну наконец-то понял!

– Какой же это симбиоз? Мне-то они что дают?

Раздался осторожный стук в дверь.

– Погоди секунду, – сказал Олег и отложил трубку на кровать.

– Да?

В дверь вплыла, как и накануне, Мария Захаровна, с таким же подносом и комплектом на нем. С той лишь небольшой разницей, что поднос она теперь не держала. Он просто плыл перед ней, изящно покачиваясь на невидимых никому восходящих потоках воздуха.

– Вот, – с гордостью сказала Мария Захаровна. – Научилась сегодня. Предметы теперь взглядом двигать могу. С добрым утром, Олег. А я слышу, проснулся ты уже, по телефону говоришь. Дай, думаю, проведаю, а заодно и похвастаюсь.

Поднос элегантно опустился на край кровати.

– Э… – в затруднении произнес Олег. – Спасибо… мама…

Он первый раз назвал ее мамой. А теща аж раскраснелась от удовольствия.

– Кушай, сынок. Не буду тебе мешать.

Олег осторожно потрогал поднос. Потом поднял с кровати трубку.

– Она научилась телекинезу, – грустно сообщил он.

– Теща твоя? – немедленно отозвался Тополев.

– Ага.

– Третье свойство… Хм… Ты, видать, очень нервничал, когда она сок пила. Крепкий заряд…

«Я в этот момент в общем-то с Настей по телефону отношения выяснял, – подумал Олег. – Но что нервничал, точно, было. До бешенства».

– А все это со временем не рассосется? – спросил он.

– А не рассосется ли, доктор, моя беременность… – пробормотал Антон. – Возможности ее? Хм… Скорее всего, нет.

– Просто замечательно, – горько усмехнулся Олег. – Что же мне делать, Антон, а?

– Не дергайся. Ты лучше вот что скажи. Если у нее такими темпами пойдет, через неделю она станет Игорем Кио. Сумеешь ты тогда Марию Захаровну в руках удержать?

Олег почесал затылок, которому вчера досталось от разгневанной тещи почему-то больше всего.

– Да, – после паузы ответил он.

– Ты уверен?

– Да.

– Хм… Тогда что ж. Хорошо. Давай выздоравливай. И, кстати, тут с тобой Вепрь очень поговорить хотел… Ты как?

– Да мне-то что…

Настино лицо всплыло у него перед глазами.

– Давай, давай, – суетливо сказал Олег.

– Сейчас переведу…

В трубке запиликал вальс Мендельсона.

Олег угрюмо посмотрел на поднос, потом засунул руку под кровать и вытащил шнур, отрезанный вчера от чайника.

Намотал его на руку.

– Удержать… – произнес он задумчиво. – Удержать-то, наверное, сумею… А если нет?

Перед его глазами встала картинка из школьного учебника литературы, где могучий Иван Грозный собственными руками отправлял сына в лучший из миров.

– Хм… Я тебя породил, я тебя и убью, – прошептал Олег. – Тем более что пакет с соком где-то еще валяется.

– Что говоришь? – возник в трубке голос Вепря.

– Ничего, – ответил Олег. – Что-то еще случилось?

– Я, собственно, по поводу твоей тещи, Олег. Очень она интересный товарищ. Может быть, ты разрешишь, ну и она тоже, естественно, у вас регистрирующую аппаратуру поставить?

– Где?

– В комнате у нее, – ответил Вепрь. – А мы, со своей стороны, можем тоже чем-нибудь тебе помочь.

– Это чем? – поинтересовался Олег.

– Ну… Деньгами, например… – замялся в затруднении Вепрь на том конце.

– Я и так, если вы не знали, в «Полночи» работаю, – ответил Олег. – Мне хватает. Так что давайте ставьте…

– А Захаровна против не будет?

– Не будет, – уверенно сказал Олег. – Я с ней поговорю.

– Ну что ж, спасибо.

И тут мысль, вертевшаяся у него весь разговор, вдруг всплыла наконец у него в голове.

– Постойте… Вепрь! – заорал он в трубку. – Вепрь!

– Да?

– Вот что… Вы тут только что насчет помощи говорили…

– Да.

– Я жену уговорил на два дня задержаться, сказал, что ремонт в ванне доделываю. У вас есть приличные плиточники?

– Вот уж… – растерялся Вепрь. – Не знаю.

– Хм… – сказал Олег. Его вновь, как и вчера в разговоре с Ириной, посетило вдохновение. – У меня тут ванную доделать надо. Работы на пару дней всего. Меняю ремонт в ванной и восстановление разнесенной квартиры на ваши записи. Как сделка, Вепрь?

– Такого у меня еще не было, – признался маг искренне.

– У меня тоже, Вепрь. Но мне очень не хочется, чтобы вся эта история всплыла при появлении моей жены. Договорились?

Вепрь помолчал.

Хмыкнул.

– В течение часа к тебе приедут мои с аппаратурой и твои… хм… плиточники, – наконец ответил маг. – Жди и тещу готовь.

Счастливый Олег повесил трубку, потом посмотрел на руку с намотанным шнуром. Может, все-таки не стоит ее убивать? Зачем? Ведь можно же ко всему подойти творчески, елки-палки.

Может быть, Господь Бог всем мученикам посылает в качестве компенсации такие вот бонусы? В виде любимой тещи, ставшей внезапно волшебницей и раритетом. В виде вдруг заговорившей домашней собаки. Или ни с того ни с сего поднявшейся в воздух коровы. Может быть, некоторые из нас имеют право прикоснуться к настоящему чуду?

Он поднялся, надевая халат и насвистывая только что игравший в трубке вальс Мендельсона. Да я просто повелитель тещ! Эх, так бы еще с Настенькой разобраться!

Он вышел в коридор, с удовольствием пнув тещины калоши, как всегда брошенные в коридоре, и замер. В прихожей еще стояла чья-то обувь. Легкие туфельки своей жены Олег, облившись холодным потом, узнал сразу. А вот вторые, такого же размера шлепки, он видел уже, казалось, сто лет назад. Именно в тот злополучный день, когда Настя со своим мужем и пророчествами соизволила заявиться к ним в гости.

2.

Они сидели на кухне все втроем, а Мария Захаровна потчевала их чаем.

Олег остановился на пороге кухни, совершенно не зная, что сказать. Ира, подумал он. Черт с ней, с Настей. Ира…

Женщины повернули к нему головы.

– Олег, – озадаченно произнесла Мария Захаровна. – Что вскочил ни свет ни заря? Спал бы еще, умаялся ведь совсем за эти дни. А я тут девочек чайком побалую.

Стоять насмерть, приказал себе Олег. Не отступать и не сдаваться!

Он хладнокровно прошел на кухню и, через плечо кивнув гостям, достал из сушилки чашку.

– Что происходит, Олег? – потрясенно спросила Ирина. – Что тут вообще случилось за два дня? Отвечай немедленно!

– А ты так с зятем моим не разговаривай! – рявкнула Мария Захаровна, выпучивая глаза. – Ты что?! Совсем забылась, что ли, женщина!

Олег, изо всех сил стараясь сохранить спокойствие, почесал подбородок. Правда, внутри его возникла зияющая пустота страха.

– Мам, ты что? – открыла рот Ира. – Заболела, что ли? Ты же мужа моего всю жизнь терпеть не могла!

– Хватит, Мария Захаровна, – строго приказал Олег. – С женой своей я сам разберусь. И с сестренкой ее, кстати, тоже. Чайку лучше налейте.

Он сел прямо напротив Насти, с удовольствием глядя в ее ошеломленное лицо.

– Что приперлась-то? – поинтересовался Олег. – Я тебя звал, что ли?

– Ты чем тетку, гад, опоил? – прошипела Настя. – Да я тебя…

Ее руки взметнулись к его лицу.

– Мария Заха… – начал было Олег, но теща успела первой.

Настины пальцы внезапно свело судорогой. Непонятная сила скрючила их, буквально сплющила друг с другом, с глухим ударом сведя ее руки вместе.

– Что?! – вырвалось у Иры. Она отшатнулась, с грохотом опрокинув стоявшую рядом табуретку.

– Руки вверх! – приказал Олег. Настины руки пришли в движение. Олег ощутил себя владельцем чудовища Франкенштейна.

– Рассказывай, гадина! – заглянул Олег в Настины испуганные глаза. – Рассказывай все, что ты со мной сделать пыталась.

– Я…

– Рассказывай! А то тут некоторые мне не верили, что такую змею в родственниках имеют.

И Настю прорвало.

Она взахлеб принялась излагать историю их с Олегом противостояния. На особенно памятных местах Олег утвердительно кивал головой, прихлебывая чай из кружки. Ирина слушала историю зачарованно, подперев подбородок кулачком, а Мария Захаровна гулко ухала, злобно стискивая Настю невидимыми, но прочными сетями все сильнее и сильнее. К концу рассказа Настя уже казалась изрядно посиневшей и говорила с явным трудом.

– Отпустите ее, Мария Захаровна, – приказал Олег, дослушав окончание.

– Но, Олег!

– Отпустите!

Настины руки безвольно упали на стол.

– Значит, так, дорогуша, – произнес Олег, поднимаясь. Важная мысль засела у него в голове и требовала неотлагательного разрешения. – Я о тебя руки марать не собираюсь. Здесь тетка твоя, сестра. Вот и решайте своим ведьминским кооперативом. – Он становился на пороге и смерил строгим взглядом Марию Захаровну. – Не убивать ее и не калечить! Ясно?

Теща преданно кивнула. В комнате Олег быстро поднял стоявший у кровати телефон. Набрал номер «Полночи».

– Вепря мне! – грозно сказал он поднявшему трубку секретарю. Если так пойдет, подумал Олег, слушая знакомый вальс Мендельсона, я совсем скоро вообще с образом командира не смогу расстаться. Придется в армию идти. Сразу, черт возьми, полком командовать!

– Вепрь, слушаю, – наконец ответили на том конце.

– Это Олег. Ваши там еще ко мне не выехали?

– Собираемся уже, а что, проблемы?

– Да никаких проблем, – ответил Олег. – Что вы. Просьба только одна есть.

– Опять?

– Снова. Мне оберег нужен.

– Какой оберег?

– Ну, теща моя все сильнее и сильнее становится. Как бы чего не вышло. Защита нужна. Сильная. Так как, сделаете?

– Оберег от тещи, значит, – усмехнувшись, сказал Вепрь. – Наверное, придумаем что-нибудь, пожалуй. Сиди и жди группу, повелитель ведьм…