/ Language: Русский / Genre:sf_horror

Многоэтажки

Кирилл Захаров

 Рассказ основан на идее описания одного из смертельных файлов под названием station922.mkv

I.

 Я выглянул с балкона - десятый этаж.

 - Бежим, бежим! - крикнул позади меня Алекс.

 Паника, паника! И всё эти ступеньки, кругом ступеньки.

 - Где Макс??

 - За мной бежит!

 - Не отставайте! Быстрее, быстрее!

 - На ту площадку! - крикнул я, но никто меня не послушал.

 Остальные промчались мимо, а я выбежал на параллельную лестничную клетку. Вот он - пятый этаж, четвёртый, третий... Я вылетел из подъезда стрелой и осознал, что я с другой стороны дома. Пришлось его обойти. Парни стояли возле подъезда и глядели вверх на балконы лестничных соединений.

 - А вот и Серёга! А мы тебя ждём! Уже перепугались.

 - Я же вам крикнул, что на другую лестницу давайте.

 - Я не слышал, - сказал Алекс.

 - И я тоже, - поддакнул Макс

 - Ну и хрен с ним...

 - Что это было? - спросил Игорь

 - Не знаю, кто-то шухер поднял... - ответил я.

 - Это ОН был? Да? - с ужасом в голосе спросил Макс.

 - А кто-нибудь ЕГО видел? - спросил Игорь.

 Наступила секундная тишина.

 - Я ЕГО видел, - ответил Алекс, - это был ОН.

 Все мы с удивлением и капелькой ужаса уставились на него. А Алекс так и лопнул от хохота:

 - Ну вы и придурки! Испугались какого-то шороха, - стал ухахатываться он.

 - Зато сам-то вон как бежал! - грустно сказал Макс.

 - Так а что мне оставалось делать, если вы рванули, как сумасшедшие? А никто ничего даже не видел! Я-то думал, там и вправду что-то было... - и Алекс продолжил хохотать.

 - Знаете, а мы и вправду дураки, - стал улыбаться я, - там же ничего не было, а мы как второклассники пересрались.

 - Чёрт, это всё Макс, - сказал Игорь, тоже улыбаясь, - это он шухер поднял!

 - Ой, умора с вами, - всё смеялся Алекс, - напугались злого монстра! Бууууу!

 Тут и я расхохотался. Не так, чтобы надрывался от ржача, но смех Алекса был чертовски заразительным. Вслед за мной рассмеялся и Игорь. Один Макс стоял и хмуро смотрел на нас. Из сегодняшнего мини-приключения сильный адреналин получил только он. 

II.

 Дом, в котором все это приключилось, был моим. Всмысле я там жил.

 Честно говоря, я трус ещё тот. Только показывать это стараюсь меньше, нежели Макс. Мы, наверное с ним даже одинаково трусоваты. Так вот, из-за того, что я такой трус, я вечером немного боялся возвращаться в свой дом. Я-то знал, что ничего и не было сегодня на последнем этаже, но а вдруг? Это "вдруг" меня всегда пугало. Думаю, стоит начать всё попорядку.

 Что представлял из себя мой дом? Это была обычная высотка в шестнадцать этажей, довольно старая, но благодаря лестничным соединениям, выходам на балкон и обширным площадкам, наш дом служил практически отличным местом для пряток и догонялок. Особенно мы тут любили зависать зимой, когда на улице было холодно торчать, и рассказывать страшилки. В шестнадцать лет, конечно, уже немного вырастаешь со страшилок, но я как раз сегодня поведал друзьям одну интересную вещь, которая и заставила нас подняться на последний этаж. Дело в том, что пару дней назад я наткнулся на одном из форумов в интернете на фото и сразу же узнал на нём наш дом. Сфотографированно было коряво, и ночью, но то что это была наша многоэтажка, сомнений у меня не было. Автор писал: "На последнем этаже что-то есть, присмотритесь", естественно на такой фотке видно ничего не было, и автора сразу же слили. А вот мне стало интересно, что же он смог там такое увидеть, и потому позвал своих друзей это выяснить - Алекса, Макса и Игоря. План был такой: если днём там ничего не найдём, то чтобы было страшнее, пойдём вечером, так как темнело очень рано, а свет на последнем этаже не горел. Ух мы бы нервишки там себе пощекотали.

 После ложной тревоги у Макса начисто отпало желание идти туда вечером. Мне, честно говоря, тоже не охота было. Да тут и Алекс сообщил, что у него планы поменялись и он не сможет пойти. А без Алекса мы бы точно никуда не пошли, особенно на последний этаж.

 С Алексом я дружил больше времени, чем с остальными, ну, впрочем, как и остальные с Алексом. Этот пацанёнок был не очень большого роста, даже ниже, чем я, но был он чертовски смелее. Мы раньше с ним, лет в десять, на стройку старую лазили, таскали оттуда всякую фигню: железяки разные, пластины и наши любимые ерундовины, в форме буквы "Е", так до сих пор и не знаю, для чего они были нужны, но зато летали они чудесно. Про эту стройку много легенд рассказывали. В основном то, что один маньяк там убил и расчленил десять рабочих, потому стройку приостановили и забросили, а маньяк там до сих пор живёт, в старом фургончике-прицепе. Фургончик там и вправду был, поэтому вся местная детвора туда боялась лазить. А Алекс не боялся. Я обычно стоял возле забора, на шухере, а Алекс тем временем проходил всю стройку вдоль и поперёк, в поисках всякой всячины. Он даже в этот фургончик стучался, чтобы мне доказать, что там никого нет. Вот какой он был смелый!

 С Игорем мы познакомились попозже. Познакомил нас Алекс. Главной его особенностью было то, что он практически никогда не снимал головного убора. Зимой, весной и осенью он ходил в одной и той же шапке, довольно лёгкой, а летом надевал старенькую кепку. Игорь был довольно молчаливым, но зато был таким же смелым, как и Алекс. Или же это я просто был таким трусом и все мне казались смелыми.

 С Максом же познакомился я, относительно недавно, около года назад. Подружились мы с ним всё из-за той же трусости, а ещё благодаря общим интересам. Нам обоим нравился фильм человек-паук, просто до жути. Алексу с Игорем он тоже нравился, но они говорили, что пересматривать его тысячу раз - это маразм. А мы пересматривали с Максом. Даже соревновались, кто больше пересмотрит. Правда всё кончилось ничьей, так как нам это надоело. В общем, мне не хотелось делить друзей на два фронта и я привёл Макса в нашу компанию.

 Так мы и гуляли, вчетвером. Правда, Макс был из тех людей, кто больше любит сидеть дома и зависать в компе. Он даже уроки все делал! Абсолютно все! Никогда не пропускал там номера по математике или русскому. Но отличником Макс не был, хотя мы и называли его ботаном. Так вот, бывало частенько, что мы гуляли без него, втроём. Макс был второстепенным персонажем в нашей компании.

 Что касается шестнадцатого этажа. Там уже давным-давно никто не жил. Я толком не знал почему, но про этот этаж ходили разные легенды. В основном среди местной детворы. А источниками служили уже взросляки. Сначала, когда мне было двенадцать лет, то одну историю мне рассказал Глеб, который жил этажом выше и был старше меня на три года. Он съехал отсюда два года назад. Он сказал, что там пропал наш электрик, дядя Миша. Просто так, без вести, пропал и все. Он хотел починить проводку (из-за этого света там и не было), но пропал. Глеб сказал, что его утащил монстр, живущий на крыше. После этого рассказа, Глеб добавил, что сам лично слышал рычание наверху, когда был на шестнадцатом этаже. Не знаю, что он там делал, но на тот момент я ему поверил и рассказал эту историю всем своим сверстникам.

 Вторая легенда была про то, что однажды лифт застрял на шестнадцатом этаже и бригада лифтёров отправилась устранить неполадку. Когда они поднялись наверх, то были в ужасе: двери лифта были распахнуты, кабина была повреждена, а в ней лежал человек, порубленный на куски. Не знаю, откуда эта легенда пошла, или кто её выдумал, но мы её также рассказывали всем и каждому, кто нам смог бы поверить.

 Третья история была про то, как один человек, живший на шестнадцатом этаже, пропал без вести из своей квартиры, прямо, как дядя Миша. До этого он постоянно обращался к соседям снизу, что слышит какие-то стоны со стороны двери, ведущей на крышу. Даже один раз милицию вызывал. А потом просто пропал из своей квартиры и все.

 Не знаю, как легенды возникали по порядку, но я их услышал поочерёдно именно так, как и рассказал.

 Такая суматоха с шестнадцатым этажом была только на нашей лестнице. На другой спокойно жили и ничего никогда не слышали. Правда, дверь, ведущая на крышу, там была заколочена досками, и её лет сто уже не открывали. Кто её заколотил - никто не знал. 

 III.

 На следующий день я, Алекс, Макс и Игорь рванули гулять под вечер. Денёк был довольно холодный. Мы стояли возле моей многоэтажки в сумраке надвигающегося вечера.

 - Что думаете делать? - спросил я у парней, глядя на свой дом.

 - Не знаю... мне хочется ещё раз туда подняться, - сказал Алекс.

 Алекс, кстати, был единственным из нашей команды, у кого была кличка. Легко было догадаться, что его звали Саня, но никто его по имени никогда не называл, уж очень приелась эта кличка. А откуда она пошла, никто не помнил. Просто стали так звать его и все, причём так называли его все: и в школе и во дворе, даже моя мама его Алексом звала.

 - А вот мне как-то не очень хочется, - сказал Макс.

 Игорь поддержал голосование:

 - Я всё же думаю, что стоит пойти и проверить. Что если это был какой-нить алкаш? А мы его испугались и удрали? Надо убедиться, что это реально какая-то хуета, а не обычный человек, или кошка даже...

 - Ну ты сказанул... кошка так не рычит.. да и алкаш не должен... - возразил Алекс.

 - Ничё не знаю,- сказал я, - наши алкаши ещё как рычат, особенно когда нажрутся.

 - Хех... что, пойдём туда снова? - спросил Алекс.

 - Не, парни, уже темно, либо без меня идите, либо завтра, когда будет светло, - сказал Макс.

 - Ладно убедил...

 На улице мы проторчали немного - пик зимы не заставил долго прохлаждаться. Я вернулся домой, мама сегодня пришла раньше, чем вчера, и уже готовила ужин на кухне.

 - Маш, это ты? - крикнула она.

 - Не, это я.

 - Серёж, сходи за Машей, она час назад к Аське ушла, сказала на пять минут, напомни ей, что время уже вышло, пусть домой поспешит.

 - Лааадно, - лениво сказал я и пошёл на четвёртый этаж к Аське - лучшей подруге Маши.

 Я позвонил, и она сразу же открыла дверь.

 - Привет, Ась, Машка у тебя?

 - Нет, она заходила за мной, просила зачем-то на шестнадцатый этаж подняться  с ней, но меня мамка уже не отпустила, и она ушла, - ответила Ася, но я уже не слушал конец её фразы.

 Я понял, что с сестрой что-то случилось, и тут же рванул на последний этаж.

 Поднимаясь наверх, я судорожно считал лестницы. На верхних этажах свет не горел, и страх я перебарывал только тем, что там, скорее всего, моя сестра. Вот, наконец, и он, шестнадцатый этаж: кругом темнота. Я осторожно ступил на площадку одной ногой, другую оставил на последней ступеньке, на всякий случай. Мне было довольно ссыкотно глядеть в эту бесконечную бездну тьмы, но, переборов себя, я неуверенно крикнул: "Маша!". Тут же в глубине площадки я услышал испуганный голос сестры: "Серёг, я тут...". Я незамедлительно рванул вперёд и, включив телефон, чтобы был хоть какой-то свет, отыскал Машу. Она сидела у стены, вся в слезах, и дрожала так, как будто у неё был сильный озноб.

 - Пойдём, быстрее пойдём, - сказал я, обнимая её и помогая встать.

 - Онннн... онннн.... пррри... - пыталась сказать она, заикаясь.

 - Тсссс... - прошипел я и поспешил с Машей к выходу.

 Мы спустились на десятый этаж, и тут же я набросился на сестру с расспросами:

 - Что случилось? На черта ты туда отправилась? С тобой всё в порядке??

 Маша заплакала.

 - Маш, не надо, пойми, - стал я утешать сестру, гладя по голове, - тебе придётся мне сейчас всё рассказать.

 - Онннн... ммменя уббббить хотел...

 - Кто он?

 - Он...

 - Ты его видела?

 - Дддда...

 - Как он выглядел?

 Маша снова заплакала, и её забила та же дрожь.

 - Ладно, - я обнял сестру, - сочтём, что ты не запомнила. А теперь запомни одно: на шестнадцатый этаж НИ НОГОЙ! И ещё, маме ничего не рассказывай.

 - Пппочему?

 - Потому что она не поверит, а если ты начнёшь её убеждать, то она пойдёт сама туда... понимаешь, что может с ней случиться? Маша, нужно сейчас вернуться домой и сделать вид, что всё в порядке, да надо... Маш, надо успокоиться.

 - Что мы будем делать?

 - Я разберусь...

 - Как??

 - Пока не знаю...

 - Серёж, - сказала сестра, испуганно округлив глаза и схватив меня за руки, - пообещай, что не пойдёшь туда больше, пожалуйста, - на её глазах снова выступили слёзы.

 - Хорошо... обещаю, пойдём домой?

 - Пойдём...

 Конечно же, я соврал сестре - на следующий день мы поднялись на последний этаж ещё раз. И лучше бы мы этого не делали... 

 IV.

 Почему я согласился идти туда после всего этого? После мужика? После сестры? У меня не было выхода. Во-первых, друзья ни с того ни с сего позвали Жеку, какого-то одноклассника Игоря, который не верил, что на верху что-то есть. Мне это крайне не нравилось, но я постарался сделать вид, что мне всё равно. Во-вторых, наверх согласился идти даже Макс, а большего труса чем он, я не видел в жизни!

 Понимая, что нам настанет полный пиздец, я поднялся со всеми наверх и с тоской глянул на этот старый, пустой этаж.

 - Ну и где же ваше чучело? - деловито спросил Жека.

 - Да погоди ты, ещё успеешь наложить в штаны, - уверенно сказал Алекс.

 Мы стояли на пустой площадке возле стены, где ещё вчера сидела моя сестра.

 - Что подождём? - спросил Игорь.

 - Бля, я пришёл сюда не чтобы ждать: либо показывайте мне его, либо я ухожу... - заныл Жека.

 - Да ты, дружок, зассал ненароком, - засмеялся Алекс.

 - Да ни капли!

 - Да, что уж, верняк зассал, ладно, раз с нами такая бабёнка, пошлите обратно, - воспользовался беспроигрышным способом внушения Алекс.

 Жека немного нахмурился и остался.

 Прошло пять минут. Десять. Пятнадцать. На этаже царила тишина и покой. Надоедало уже всем.

 - Надо пошуметь, - предложил Игорь.

 - ЭЭЭЭЭЭЙ! ТЫЫЫ! МЫ ТЕБЯ НЕ БОИМСЯ, УРОД, - заголосил Алекс.

 - Да тихо ты, - ссыканул я.

 - Правда никого нету...

 - Я же говорил! - обрадовался Жека.

 - Ладно, так, ждём до пол четвёртого и уходим, похрен, - сказал, глядя на часы, Алекс.

 Я тоже глянул на часы и понял, что у нас ещё десять минут.

 - Пойдёмте-ка на балкон, - предложил Макс.

 - Точно, он нас там вцепил в прошлый раз! - просиял Алекс.

 Но на балкон идти нам так и не пришлось.

 Я видел, как у входа на крышу что-то прыгнуло, я слышал, как раздалось его рычание...

 Не помня себя, мы рванули вперёд, но к несчастью я понимал, куда мы бежали. Лестница осталась позади, мы зашли в тупик - к лифту, который ездил очень медленно. Зачем мы побежали туда? Откуда мне знать... Я понимал только лишь то, что это нечто гонится за нами, а ещё я понимал, что так и не разглядел, что же это было. Да и желания увидеть, как такового, не было.

 - АААААА! - голосил Жека.

 Его поддерживала ещё пара наших криков.

 Мы забежали в небольшую комнатушку, где был лифт, и Алекс надавил на кнопку вызова. Позади слышалось это страшное рычание (я не знаю как по-другому описать этот звук) и стук, как будто его когтей, клацающих по полу.

 - Давай! ДАВАЙ, родной, - умолял Алекс лифт, но тот медленно со скрипом катился вверх.

 Наконец, двери распахнулись, что было очень неожиданно и удивительно для нас, ибо я считал, что нам уже пришла полная крышка. Мы ввалились вовнутрь кабины и нажали на кнопку первого этажа. Двери закрылись, но лифт так и не двинулся. Алекс в панике давил на кнопку, но лифт продолжал стоять на месте. За дверью послышалось тоже рычание и скрежет: существо царапало дверь, после чего стало злобно колотить по ней. Мы же беспомощно стояли и смотрели на весь этот ужас в намертво застывшем лифте. Жека плакал, Макса колотила дрожь, у остальных, как и у меня, просто были круглые глаза от ужаса.

 - Бля! ОНО сожрёт нас, - хныкал Жека, - зачем я согласился, зачем...

 Наконец наш "сосед по дому" догадался, как открывается эта обёрточная упаковка с подарками внутри, и стал пытаться открыть дверь. К ужасу, у него это стало получаться, и мы, забившись в угол, молча смотрели на это. Он раздвинул двери примерно на одну треть пальца, и тогда я увидел его глаза... Огромные, красные, нечеловеческие, горящие, словно сигнал светофора. Я не видел ни головы, ни его рук, ни рта, ни носа. Просто глаза, которые на секунду увидели нас, и тут же послышался какой-то довольный вопль этого чудовища. Я понимал, что до конца остались считанные секунды...

 Вдруг лифт неожиданно качнулся и медленно стал катиться вниз. Двери захлопнулись, и эти глаза пропали. Мы хором облегчённо вздохнули. Из многоэтажки мы вылетели кучей. Я уже было притормозил возле двора, но зря: мои друзья разогнались и не собирались тормозить. Так мы и бежали до дома Алекса. Мы ввалились в его подъезд и через несколько секунд очутились уже в квартире.

 - Бляяя... полный пиздец, - сказал Игорь, распластавшись в кресле.

 - Чччччто??? Ччччттооо это былллло? - заикаясь, проговорил Жека.

 - Мы откуда знаем... хуйня какая-то... - ответил Алекс.

 - Не просто хуйня, она людей убивает... - напомнил Макс.

 - Мне говорили не ходить туда, - припомнил я.

 - Кто говорил?

 - Кто-то... позвонили в дверь в тот день, когда ЭТО напало на нас в первый раз, и какой-то мужик сказал, чтобы я больше не ходил туда...

 - Вот блять... я думал, такое только в кино бывает, - вздохнул Алекс, - парни, с этим чмом надо что-то делать.

 - Предложения? - спросил я.

 - Милиция! - проныл Жека.

 - Ага... пришьют тебе, что ты наркоман, и увезут в диспансер, знаем мы нашу милицию... да и вообще, хрен нам кто поверит, нужны доказательства...

 - Мммм... то фото? - предложил я.

 - В интернете которое? Да брось ты, там хуйня полная, ничего не видно, кто поверит в такую галиматью... - возразил Алекс.

 - А что предлагаешь?

 - Вот если бы мы сами...

 - ПОШЁЛ НАХУЙ, - дружно сказали мы.

 - Я туда больше ни ногой, - сказал Макс.

 - Нужно подумать...

 Мы так ничего и не додумали, как потемнело - разошлись по домам. Жека всё время удивлялся, как мне не страшно возвращаться домой, он видимо не знал, что у меня начинали трястись ноги только при одной мысли об этом.

 Простояв неуверенно перед подъездной дверью, я ждал, когда кто-нибудь туда тоже войдёт, так как мне было очень ссыкотно одному входить. Но, замёрзнув в конец, я сам решился зайти. Рванул до квартиры и минуты через полторы уже был дома. Мамы снова не было, Маша встретила меня на пороге.

 - Где был?

 - Гулял... на этаж не ходила?

 - Нет.

 - Вот и славненько...

 - Мама звонила, у неё сёдня дежурство в ночь, она не придёт.

 - Ну чтож, ладно, не умрём...

 В середине ночи меня разбудила сестра. Она выглядела испуганно. Ничего не понимая, я спросил, что случилось.

 - Кто-то в дверь ломится уже минут десять, - прошептала она.

 Из коридора я услышал довольно сильный стук в дверь.

 - Тут сиди, я ща проверю.

 Я осторожно подошёл к двери и глянул в глазок. В темноте ничего не было видно кроме... тех самых красных глаз. Страх проснулся сам собой. Тут же в дверь снова сильно ударили, и меня машинально отбросило от двери.

 - Кто там? - спросила Маша, выглядывая из моей комнаты.

 - Тумбочку тащи! Стол, табуретки, быстро, без вопросов, Маша, - чуть сильнее шёпота прошипел я недоумевающей сестре.

 Минут за пять мы соорудили баррикаду под ломы в дверь и сели в коридоре.

 - Что там? - испуганно спросила сестра.

 - Лучше не знать тебе...

 - Это он, да? Он? - сквозь слёзы спросила она.

 - Похоже... - утвердительно кивнул я.

 - Что делать будем?

 - Так, для начала успокойся...

 - БАБАХ -  долбануло в нашу дверь так, что сестра вскрикнула.

 На секунду мне показалось, что он таки снёс её, но нет.

 - Надо в милицию звонить...

 - Да надо, щас, где телефон?

 - В спальне, конечно же.

 - Да точно, - сказал я, - ща, - и отправился за телефоном.

 Я стал набирать номер, как последовал очередной БАХ, и послышался какой-то щелчок. Сестра в коридоре заорала...

 - Что? Что такое? - испуганно выбежал я в коридор.

 - Он дверь сломал, - прошептала сестра.

 Я осторожно подошёл к двери: петли были на месте, трещин не было.

 - Всё впорядке, где ты увидела, что он её сломал?

 - Я так подумала, - захныкала сестра, - такой хруст, и извёстка полетела.

 - В комнату марш и не высовывайся!

 БАААААХ. Это нечто настырно ломилось к нам в квартиру. Я набрал номер милиции и нажал на звонок. Через пять минут ломы в дверь прекратились. Через десять приехал наряд милицейских. Через полчаса подоспела и мама, отпросившаяся с дежурства.

 - В дверь и вправду ломились: вот следы от ударов, это же металл, верно? - спрашивал милицейский у мамы, которая обнимала Машу.

 - Да-да, - неуверенно отвечала она, - но она довольно старая.

 - Да это не важно: вон какие вмятины - это какой-то тяжелоатлет к вам ломился...

 Весь этот цирк кончился часа в четыре ночи, милиция уехала, мама сидела с нами в спальне.

 - Испугались?

 - Ддда, - прошептала Маша.

 - Сильно?

 - Сильно...

 - Серёж, завтра в школу можешь не идти, дверь никому не открывай, ясно? Ключи берут все, стараемся не забывать, и в глазок глядите, если что...

 - Да там лампочки нету, кого там увидишь... - возразил я.

 - Вкрутим новую...

 - Да всё равно ж сопрут...

 - Ну мы ещё новую вкрутим...

 - Да чё ж мы алкашей прокармливать лампочками будем! - всполошился я.

 Мама с сестрой в ответ только захихикали, снимая напряжение.

 Уснул я часам только к шести: я пошёл тогда в свою комнату, а мама с Машей отправились на кухню. Мысли в голове путались, я лежал около минут десяти, пока не уснул, но за это время я успел подумать много о чём. В первую очередь, я понимал, что эта штука охотится за мной: она меня выследила, и хочет убить. Во-вторых, я знал, что надо рассказать, но нельзя, пока не будет доказательств, ведь никто не поверит. В-третьих, я осознавал, что, скорее всего, мне придётся воспользоваться вариантом Алекса, каким бы самоубийственным это не было. Так с этими мыслями я и уснул.

 Разбудил меня звонок часов в десять - звонил Алекс. Он тут же прошипел мне кратко в трубку довольно напряжённым тоном:

 - Просыпайся, Жека мёртв. 

V.

 Мы с Алексом стояли возле дома Жеки.

 - Снег весь в крови был, - задумчиво проговорил Алекс, - никогда такого не видел: всё в кровяке, и ментов столько...

 - Когда это было?

 - Часа в три ночи где-то...

 - Что ты тут делал-то?

 - Гулял...

 Единственной странной вещью в этом было то, что на улице стояла зима, и было холодно; то, что Алекс любит гулять по ночам, я знал давно: его мама обычно работала в ночную смену, и он частенько во время бессонницы или от нечего делать бродил по нашим пустынным улицам.

 - Его как колбасу порубили, вокруг одни куски валялись: пиздец одним словом... Если бы только не его голова, отдельно от тела валявшаяся возле подъезда, его бы мамка и не опознала... Я тогда за углом шкерился, глаз не спускал со всего этого...

 - Думаешь это ОНО?

 - А что ещё? Кто ещё так человека на ленточки порезать может?

 Я потоптал ногой снег.

 - А менты что сказали?

 - А что они сказать могут? Я с ними к тому же не разговаривал...

 - Ну мож слышал...

 - Не... ниха они не говорили, быстро пособирали нашего Жеку по кусочкам, снег убрали и увезли всё это добро. Мамку его жалко: у неё там пиздец истерика была...

 - Ещё бы... представляю...

 Мы постояли молча с минуту.

 - Остальные знают?

 - Не... никому ещё не говорил, кроме тебя.

 - Он ко мне сёдня ночью ломился...

 - Кто? Жека?

 - Не тупи, блин, эта хрень с шестнадцатого этажа...

 - Ааа... ебать, и что ты?

 - Да ничё, с сестрой одни дома были, пересрались по полной, ментов вызвали.

 - Мда, весёлая ночка у милиции сегодня была походу...

 - Он и меня выследил, понимаешь? Это только дело времени, насколько скоро мне пиздец придёт, а ещё и сестру порубит, надо что-то делать...

 - Идеи?

 После недолгой прогулки я предложил Алексу ту самую идею, и он безоговорочно согласился. Сегодня, часа в три, мы должны были с его камерой подняться на последний этаж и заснять то, что было там. Нас уже не волновала опасность смерти - ведь рано или поздно он всё равно бы выследил нас, и участь Жеки была бы нам гарантирована. Но мало того, что мы должны были заснять это, мы, наконец, его и увидели бы, узнали, как он выглядит.

 Узнаем... Сегодня. 

VI.

 Алекс позвонил без десяти три в домофон, я открыл ему, а сам уже готовый ждал на площадке.

 - Принёс? - спросил я, чуть только он вышел на лестницу.

 - Да, - указал он на небольшой фотоаппарат.

 - Не густо...

 - А что ты хотел, но камера здесь более менее, и вот ещё, кстати, - достал он пистолет.

 - Где ты его раздобыл-то??? - удивлённо воскликнул я.

 - Да успокойся, это пневмат, у Бори одолжил...

 - Даже не знаю кто это... Но нахера нам пекаль?

 - А ты чем собирался отбиваться от этой херни? фотиком? Я не думаю, что он дружелюбно согласится с нами сфотаться на память...

 Тут было трудно поспорить, и мы молча стали подниматься, не слишком быстро, но и не слишком медленно. Чего скрывать: было чертовски страшно, сердце скакало в груди и казалось, что вот-вот оно выпрыгнет. Вот и он - последний этаж. Осторожно переглянувшись на лестнице, мы молча вошли на площадку. Тишина...

 - Ну что? Шумим? - спросил я.

 - Погнали...

 И мы начали петь, орать, но делали мы это с такими дурными лицами, что, ей Богу, даже психи из лечебницы позавидовали бы такому сумасшествию...  Вдоволь наоравшись, мы заткнулись. Слышен был только скрип двери - выхода на крышу... Вообще там была довольно старая дверь, и этот  скрип был в порядке вещей, но, когда знаешь, что на этом этаже живёт какая-то ерунда, даже такая мелочь, как такой шум, кажется концом света.

 - Кажется он, готовь камеру... - сказал я.

 - Уже включил...

 Страх пробирал до глубины костей: руки тряслись, ноги тоже...

 - На камеру, я пекаль возьму, - сказал Алекс.

 Я взял фотик, стараясь его держать ровно в дрожащих руках. Мы осторожно пошли к лестнице, ведущей на крышу. Стояла мерзкая тишина, и готовность к резкому шуму, крику, рёву пугала ещё сильнее... Но всё было тихо...

 Мы прождали минут десять с включённой камерой, но так ничего и не произошло.

 Впереди виднелся свет за решёткой, которая со скрипом медленно качалась от ветра.

 - Дверь открыта, надо идти на крышу, - сказал Алекс.

 Мы пошли наверх по небольшой лестнице.

 - Первый я, ты следом, камеру не спускай, - сказал Алекс.

 Я молча кивнул. Мы приоткрыли решётку...

 - Эй, вы чего вздумали? - послышался крик позади, который заставил нас вздрогнуть.

 Это кричал какой-то мужик с площадки, я его ранее не видел в нашем доме. Он тут же рванул к нам, а мы выбежали на крышу. Алекс достал откуда-то небольшой замок и закрыл дверь на него.

 Мужик тут же врезался в решётку и стал её трясти:

 - Вы не понимаете что делаете!

 Но мы его уже не слушали и бежали вперёд.

 - Я не буду спрашивать откуда у тебя замок, но ты хоть понимаешь, что запер нас?! - спросил я.

 - Хуй знает, что это за мужик, может он нас грохнуть хотел...

 - А то, что нас ждёт на крыше, хочет чаем угостить... - с сарказмом воскликнул я.

 Вдруг послышалось тихое рычание позади. Сердце ушло в пятки.

 - КАМЕРА, КАМЕРА! - заорал Алекс, развернувшись.

 Я обернулся. Прямо на нас смотрело оно, хищно вытаращив свои красные глаза. Мы застыли в оцепенении. Камера в моих руках снимала, но я не чувствовал, направлена она на него или наклонена вниз. Стало ясно, что мы в ловушке, что нам пришёл конец... 

 VII.

 Должно быть, одна из самых страшных вещей - это увидеть нечто, казалось бы, не существующее на самом деле, но и в то же время, стоящее перед тобой. Монстра с огромными красными глазами, который в двух метрах от тебя... Мы стояли с Алексом и не шевелились, молча глядя на это чудовище.

 В руках застыла камера: я даже не заметил, как опустил её медленно к полу. Сердце бешено стучало в груди. Оно словно спрашивало: "Эй, народ, у вас там всё в порядке? Может мне к вам выйти?", и только здравый рассудок орал в бошке: "Пиздец, ребята, вам пиздец". Из этого ступорного состояния меня вывел рёв этого существа, дикий и протяжный.

 - Бежим! - крикнул Алекс, и мы рванули.

 Мы побежали прочь, но куда мы бежим, я не знал. Выход с крыши остался позади. Второго в нашем доме не было.

 Я слышал, как сзади раздаётся его рычание и неописуемые крики, но он не гнался за нами. Не знаю, что это было: везение или случайность, но мы пользовались моментом и бежали, куда глаза глядят. Но куда? Куда можно убежать с крыши?

 - Будем слезать, - твёрдо сказал Алекс, подбежав к краю и выглянув вниз.

 - Окончательно тронулся, не? - спросил я.

 - Там выступ, всё норм, я полез, - кратко сказал он и тут же перелез, не дав мне даже назвать его мудаком.

 Снизу и вправду был небольшой выступ, скорее всего для голубей: такие обычно делали на высоких домах (хотя я не знаю, что голуби забыли на такой высоте). Алекс там благополучно уместился, и я, не долго думая, полез за ним. Выступ располагался так удобно, что руки доставали до ограды, а значит можно было держаться. Я пошагал за Алексом, стараясь не думать, что вниз ведут шестнадцать этажей.

 - Сейчас прыгаем!

 - Совсем дурной?

 - Там балкон внизу, осторожно с выступа сигани вниз.

 Я осторожно глянул вниз и увидел бетонную крышу балкона. Алекс уже приземлился там, и я прыгнул к нему. Будь, что будет... Жив, ух, вот это счастье! Только вот беды наши на этом не закончились: мы были на крыше балкона, расположенного на шестнадцатом этаже...

 - И куда ты нас привёл? - спросил я.

 - Так... подержи меня за руку, - сказал Алекс и выглянул вниз. Изучив балкон, он быстро сказал, - страхуй, - и, схватившись за мою руку одной рукой, а другой за край балкона, перелез, а точнее повис.

 Я даже не успел ему ничего сказать. Алекс решал всё молниеносно и, видать, спонтанно.

 Внизу послышался звон разбитого стекла, и Алекс крикнул:

 - Сейчас, отпускай меня!

 Я ничего не понимал, но всей силой держал Алекса, прилипнув телом к крыше балкона, и хватаясь за какую-то замёрзшую хренотень.

 - Отпускай же!

 - Алекс, мать твою! - заорал я не своим голосом, когда его рука выскользнула.

 - Всё в порядке, я на балконе, - послышался голос снизу, - давай также, я страхую.

 - ИДИ НАХУЙ! Я не долбоёб, тут либо сорвёшься нахрен и в блин превратишься, либо, пока в балкон будешь пытаться залезть, жопу порежешь острыми краями...

 - Ну я же не порезал...

 - Ты - ебанутый псих, это разные вещи!

 - Погоди-ка... смотри, что я тут нашёл...

 Тут же мне прилетел конец верёвки.

 - Хватай!

 Со второго раза я поймал.

 - Вроде прочная, да? Потяни...

 Я подёргал, но вот толку мне это не дало, я всё равно считал идею Алекса ебанутой.

 - Вокруг пояса крепко обвяжи, потом, как я, ухватись руками за края, если что, верёвка страхует.

 - Да не удержишь ты меня! - возразил я.

 - Не ной, блять, и будь мужиком!

 "Ну я тебе сейчас покажу мужика...", - подумал я, возложив всю вину моей будущей и скорой смерти на Алекса. Я снял пуховик, так как обвязывать верёвку вокруг него было неудобно. Обвязал её на поясе и запутал в сто узлов.

 - Ну, моей маме потом сам скажешь, почему я похож на оладышек.

 - Давай лезь!

 Я схватился руками за края, сняв перчатки. Руки тут же оледенели, но отпускать края даже не думали: инстинкт самосохранения работал как надо. Ноги мои схватил Алекс и стал тянуть, а я же до последнего не отпускал край. Вскоре меня удалось оторвать, я почувствовал падение, а после ощутил острое стекло, которое хорошо рубануло мою руку. Наконец, под ногами оказался пол, и я просто упал на него, сдерживаясь, чтобы не расцеловать твёрдую поверхность.

 - Я же говорил... - сказал радостно Алекс, - как мы это сделали!

 - Ты ебанутый псих! - поблагодарил я Алекса за чудесное спасение от превращения в лепёшку.

 - Щас на нас наорут...

 - Кто наорёт, стёкла? - с сарказмом спросил я, но тут же понял, что Алекс имел ввиду.

 Дверь балкона была открыта, а внутри стояли всякие вещи: тарелки, стол, шкафы, некоторые книги, и разная прочая херотень, указывающая на присутствие жизни в этой квартире.

 Страх подступил снова, но теперь в двукратном размере.

 - Алекс, - прошептал я, - но на шестнадцатом этаже никто уже лет десять не живёт...

 На лице Алекса застыло удивление, а я, не дожидаясь его ответа, вошёл вовнутрь квартиры, и огляделся: на полу лежали постеленные газеты, кругом стоял беспорядок: грязные тарелки, стаканы и выцветшие обои, словно никто их не менял целую вечность.

 - Это его квартира... - спохватился позади Алекс.

 - Кого его?

 - Монстра...

 - Спятил, да? На кой хрен ему квартира?

 - Он... он... а тот мужик!

 - А это уже логичнее.

 - Да нет же, что если тот мужик и есть монстр?

 - Блять... - разозлился я, - даже если он и оборотень какой-то, как он смог оказаться позади нас и тут же на крыше одновременно? Включая то, что ты замок закрыл...

 Алекс задумался.

 - Нет, тебе явно не теории придумывать надо, по крышам лазать - да, в балконы вламываться тоже, но не теории...

 Мы осмотрели квартиру, и она начинала напоминать хату наркомана: на кухне стояло химическое оборудование с колбами и пробирками, разные жидкости стекали и дымились, в раковине булькала вода с пеной, из неё тоже были видны пустые пробирки. Слева была ещё комната, но дверь была закрыта, и потому мы из центральной поспешили в коридор, чтобы по-быстрому смыться отсюда. Подойдя к двери, Алекс приложил палец к губам и глянул в глазок. Его тут же как ударило током:

 - Прячемся, живо! - прошипел он.

 - Чё там?

 - Мужик тот заходить собрался...

 Мы снова вбежали в центральную, и я, не долго думая, рванул к ближайшему старенькому шифоньеру и распахнул дверь. Лучше бы я этого не делал... На меня упало что-то, и я не смог сдержать крик... Это было тело, но оно не походило на человеческое: у него были пустые чёрные глазницы, огромный рот без губ, выражавший какую-то тоску, носа у этого существа не было, волос тоже, даже на теле, у него были довольно длинные и ватные руки и ноги без локтей и коленок. - БЛЯТЬ! - вырвалось у Алекса.

 Мы среагировали мгновенно: не дав упасть ЭТОМУ на пол, мы подхватили тело и тут же запихали его обратно в шифоньер, закрыв дверь. Надо было искать другое место, чтобы спрятаться. Но было поздно... В коридоре послышался хлопок входной двери - он вошёл...

 Оставался единственный выход - быстро спрятаться за той дверью, которая была закрыта. Мы осторожно рванули к ней, но нас остановил грубый голос сзади:

 - Не входите туда!

 Алекс тут же достал из-за пояса пистолет и наставил его на того самого мужика, который предостерегал нас не ходить на крышу. Теперь я мог разглядеть его, как следует. Это был мужчина лет сорока, среднего роста, с бледной и какой-то старой не по его возрасту кожей, с курчавыми волосами и тёмной бородкой, довольно пышной, и такими же пышными усами; глаза же его, напротив всей наружности, были какими-то живыми и бодрыми.

 - И что? Стрелять будешь в меня? - спокойно спросил он.

 - Если надо, то буду! Отойди от прохода! - сказал Алекс.

 - Ладно... - также спокойно сказал он и отошёл, слегка приподняв руки, тем самым намекая, что его настрой вполне доброжелателен, но и что он не особо нас боится, - я же просил вас не ходить наверх, тебя особенно, - показал он на меня.

 - Что это за монстр? Он ваш?? - спросил я - меня мучали вопросы, и я желал знать ответы, к тому же тогда, когда выпал такой шанс.

 - Нет... не моё...

 - Что это?

 - Пристрелите, не скажу...

 - Уходим, - поторопил Алекс, мы тут не в вопросы-ответы играем.

 Спорить было бесполезно, и мы, дойдя до двери, выбежали в подъезд.

 Он крикнул нам вслед:

 - Не ходите больше сюда, ни при каких об...

 Тогда мы уже бежали вниз, но продолжение этой фразы у меня в голове дорисовало само воображение его же голосом: "обстоятельствах..."

 Это довольно холодно: без куртки идти по улице зимой, но тогда меня это не волновало. Мы с Алексом по разу бросили взгляд на верх моего дома, и то, когда отошли на безопасное расстояние, а после молча потопали к нему.

 - Зря ты поторопил меня, надо было выяснить всё у него... - сказал я уже дома у Алекса.

 - Нечего выяснять, это какой-то безумец, ставит опыты над людьми... Надо звонить ментам, скажем, что он наркодиллер, а там они уже походу разберутся...

 - Даже если они и арестуют его, то не факт, что разберутся с этим существом. А что тогда? Оно так и будет жить у нас наверху, и мы будем бояться туда ходить? Этот мужик знает, что это такое, и он явно не за него. Думаю, он сможет устранить эту чертовщину...

 - А мы будем просто ждать?

 - Сначала нужно попробовать найти это существо в интернете, - сказал я, залезая в комп Алекса, - вдруг кто-нибудь его видел, как тот чувак с кривой фоткой.

 - И как ты собрался его искать?

 - Введу просто описание его внешности.

 - Да брось ты, там же не напишут название этого чудака и крупным планом его фотку не приложат.

 - Приложат, - тихо сказал я и тут же показал Алексу то, что мне выдал поисковик при первом запросе... 

VIII.

 Домой от Алекса я бежал, ибо настал вечер, и похолодало сильнее. Наш дом молча дремал в вечернем сумраке, лишь кое-где горели окна. Я осторожно вбежал в подъезд и прислушался, прежде чем подняться к себе на этаж. В подъезде было тихо, и только слышалось журчание воды в трубах за стеной. Удостоверившись, что путь впереди не предвещает опасности, я поднялся наверх и мигом залетел к себе в квартиру. На пороге меня встретила сестра, так, что я от неожиданности подскочил, но тут же сделал вид, что ничего не произошло.

 - Привет, Маш.

 - Привет, где куртка?

 - Эммм... потерял...

 - Аааа... - промычала сестра.

 - Ужинала?

 - Завтракала... - сказала Маша и залилась смехом.

 В голове мелькнула мысль, что что-то не так.

 - Всё в порядке?

 - В полном... - ответила сестра, перестав смеяться.

 - Никто не приходил?

 - Приходил...

 - Кто? - удивился я.

 - Он...

 В горле пересохло, по спине побежал холодок, но я, стараясь сохранять спокойствие на лице, спросил:

 - Кто - он?

 - Маленький человек... - ответила Маша, поглаживая обои на стене.

 Стало ясно: с ней что-то не так.

 - Какой человек??? - схватил я сестру за плечи и повернул к себе.

 - Я говорю же, маленький, он попил чай и вышел через окно...

 Зрачки у сестры были расширены, руки и ноги были какие-то ватные, да и сама Маша странно покачивалась на месте и улыбалась.

 - Так Маша, что принимала? - встряхнул я как следует сестру.

 - Ничего... - расплываясь в улыбке ответила она.

 - Господи... мозгов у тебя нету, - отпустил я её, - мама скоро придёт, а ты вообще никакая, и что будет? И тебе вломят, а мне ещё больше, что не уследил... Ты же не глупая... Зачем надо было...

 Но было понятно, что мои нотации сестре не помогают. Развалившись у стены, она смотрела в потолок и улыбалась.

 - Чёрт тебя подери, Маша! - разозлился я и потопал на кухню, хотя бы налить сестре воды.

 Встретил меня какой-то холод у входа на кухню, а когда я вошёл, тело сковал сильный приступ страха: на столе стояли две пустые чайные кружки, на полу две табуретки, в окне была небольшая дыра... 

IX.

 Эту ночь я не спал: в глазах то и дело мерещилось пережитое этим вечером. Я слышал, как за стеной тихо рыдала мама. Около девяти часов сестру забрала скорая. Я помню, как на моих глазах ей становилось плохо, смех быстро превратился в какую-то жуткую паранойю. Она не узнавала меня, зажалась в углу и билась в истерике, пока, наконец, совсем не слетела с катушек: она стала рваться к окну, утверждая, что хочет идти вслед за ним. Тогда и пришла мама. Когда приехала скорая, у сестры начались приступы эпилепсии: в нервных порывах она брыкалась на полу, изо рта шла пена, а мы с мамой в панике пытались что-то делать... Машу увезли без сознания. Мне было страшно, хотя какая-то злость пересиливала этот страх... Эта ненависть была к нему, к тому мужчине: я знал, что он замешан в этом, и утром я планировал снова подняться наверх, чтобы разобраться с ним, всё разузнать.

 Кто этот человек? Почему я раньше никогда его не видел? И как он причастен к этому монстру? (А ведь он причастен). Рота вопросов мучала меня, я ощущал, как чаша переполнилась неизвестностями, и копить их было нелегко: нужны были ответы. Но их не было...

 Утро медленно ворвалось в окно, совсем незаметно, чуть просветив стальные тучи, небо бледнело, и дело приближалось к восходу. Я не мог ждать. Нервы были на пределе. Я хотел знать всё.

 - Эй, парень, ты спишь?

 От этого незнакомого голоса я вздрогнул и резко вскочил. Возле двери стоял человек небольшого роста. Это был тот самый человек, я был уверен. Тот самый человек, который приходил к сестре. У него был крючковатый нос, одет на нём был серый пиджак с каким-то мерзким малиновым галстуком. От страха свело челюсть. Я молча стоял и смотрел на него.

 - Чего молчишь-то, парень? У вас где тут можно чай попить?

 Я не смог вымолвить ни слова, я просто стоял и в ужасе таращился на него.

 - Странный ты, пойду сам чаю налью... - с этими словами он вышел из моей комнаты и направился в сторону кухни.

 Через полминуты я отошёл и опомнился, осознав, что сейчас произошло. Быстро вылетев из комнаты, я остановился. К горлу подступила тошнота, ноги сковало оцепенение: коридор был залит кровью, стены, пол, потолок - всё... Кровавые следы человеческих рук, следы борьбы, а вокруг месиво из человеческих остатков. Страх напоминал о себе, но я понимал, чья это кровь... Медленно скользя по полу, я шёл на кухню. В горле была пустыня, тело же бил лёгкий озноб. Сейчас я ожидал всего, что угодно. Наконец, показалась кухня. Медленно заглядывая вовнутрь, я стал заходить туда. Этот человек сидел в углу у плиты, весь в крови, и ел... ел руку... РУКУ МОЕЙ СЕСТРЫ. На ней была синяя фенечка, которую носила Маша, обляпанная пятнами крови... Потеряв голову, я накинулся на него с криком, но он, вскочив, отпрыгнул от меня и осторожно приземлился напротив.

 - Ты следующий, - тихо сказал он, улыбаясь во весь рот, измазанный кровью.

 Его глаза загорелись ярким красным пламенем, и я узнал их... Те глаза из лифта, и глазка... да... это те глаза... Они впились в меня, разрезая медленно всю душу на куски. Они убивали...

 Я вскочил. Уже посветлело, но из-за туч было темно. Мне потребовалось немного времени, чтобы осознать, что это всё был дурной сон. Но я тут же выбежал в коридор, чтобы убедиться в этом. Все было как обычно: свет из кухни царапал стены бледной краской, старенький светлый паркет украшал пол, стояла тишина, такая привычная и простая. Я осторожно заглянул в комнату мамы, она спала. Всё было в порядке. Дверь на кухню была приоткрыта, и я поспешил её закрыть, так как дубак пробрался в коридор, просочившись в разбитое окно, которое мы второпях ночью с мамой небрежно завесили полотенцем.

 Теперь я окончательно принял решение: я иду к этому мужчине, и будь, что будет... 

X.

 Разбитый и усталый я поднимался наверх, сердце привычно колотилось в груди. На пути никого не было: в подъезде стояла утренняя тишина. Голова слегка болела, заложило нос - наверное простыл после того приключения. И вот я иду опять наверх, уже привычный путь, но на этот раз один, совсем один.

 Вдруг, я резко затормозил: прямо на лестнице за собой я услышал шаги, причём шаги одновременно замерли со мной. Я взглянул вниз на лестничный пролёт, но никого там не увидел, а спускаться, чтобы лишний раз убедиться, было как-то лень, и я продолжил свой путь, сбросив всё на старое доброе "показалось".

 Наконец, вот и последний этаж. Каждый раз я ступал на эту площадку с тяжёлым сердцем, но не в этот раз. Страх, конечно, был, но меня больше всего мучали вопросы и ответы на них. Я сделал шаг с лестницы, как вдруг снизу послышался какой-то скрип. Что-то следует за мной, и предположений у меня на этот счёт несколько: монстр, тот странный человек, или же мужик с этого этажа.

 Я минут пять пялился на последний поворот лестницы, но не было никаких намёков на присутствие кого-то ещё помимо меня. Поразмыслив, я всё же решил не обращать на это внимание и шагнул на площадку. Я прошёл лифт и вышел к квартирам. Вот и его дверь, старая, облезлая, забытая временем. Но что-то тут было не так. Я это чувствовал, но не мог понять, что именно.

 Я осторожно постучал в дверь, остерегаясь, как бы этого не услышал монстр с крыши, и стал ждать, но не никакого ответа не последовало, даже шагов за дверью не слышно. "Может спит?" - промелькнула мысль, и я постучал сильнее, но мне всё равно никто не открыл. Ещё раз. Вдруг я услышал какой-то шорох на площадке, от которого мне стало не по себе.

 - Что ты тут делаешь? - послышался удивлённый голос.

 Я уже в который раз подпрыгнул на месте, как ошпаренный. У входа на лестницу стояла Ася, подруга Маши.

 - У меня к тебе тот же вопрос, сказал я, переводя дух.

 - Почему ты стучишь в квартиру, в которой никто давным-давно не живёт?

 Любопытство Аси меня злило. Вот кто крался за мной всё это время наверх.

 - Ася, - выходя из себя, сказал я, - иди лучше домой, это не твоё дело.

 - Я думаю, что и не твоё. Вчера здесь нашли мёртвого человека...

 Мысли на мгновение в голове остановились, во мне просыпалось любопытство и удивление:

 - Кто сказал?

 - Я сказала. Я всё видела.

 - Где ты всё видела?

 - У Алинки ночью сидела, слышали, как суматоха была наверху, а потом труп выносили.

 - Что прям такой, открытый?

 - Прям такой, так а что там... середина ночи - кого они встретят?

 - Ну а вы что делали ночью с Алинкой на площадке?

 - Да не... Я просто у неё на ночь осталась, а они так шумели, что мы и подошли посмотреть в глазок.

 Алина жила на четырнадцатом этаже, почти под тем самым, проклятым, я это знал, но вот слова Аси звучали как-то неубедительно, хотя и врать ей было тоже незачем.

 - А как он выглядел, мужик тот, видела?

 - Плоховато....

 - А описать сможешь?

 - Ну такой, - стала вспоминать Ася, - эмм... такой бородатый...

 Спустя час мы сидели в подъезде у Алекса вчетвером: я, Саня, Игорь и макс.

 - Это оно его убило? - спросил в раздумьях Алекс.

 - Не знаю... в любом случае, на этаже всё чисто, в смысле ни следов крови, ничего... А он в мясо рвёт, так, что либо он его в квартире зарубил, либо что-то другое...

 - Что мы имеем: мы опять одни знаем про это чучело, у нас есть доказательства, но они лежат на крыше балкона последнего этажа, вместе с курткой Серёги, - ткнул он пальцем в меня, сидящего в дряхлой старой осенней куртке, - и теперь нас в два раза больше, чем было на тот раз, предлагаю идти.

 - Да он тока больше сожрёт и всё,- сказал Макс.

 - Тогда же не сожрал! - возразил Алекс.

 - Тогда нас мужик спас, а сейчас никто, только сами,- сказал я.

 - А вы его сфоткали? - удивился Игорь.

 - Да вроде, ты ж фотал?

 - Эмммм... вроде пару щелчков делал...

 - Ладно...

 - А с Машей что?

 - Не знаю я... у неё случился шоковый припадок, а сейчас она в больнице без сознания... - сказал грустно я, - мама в панике...

 - Да... пиздец, нам ещё маленького человека не хватало...

 - Мы сами во всё это ввязались... - сказал я, - если б не то дурацкое фото, я бы со спокойной душой жил бы сейчас, как и раньше, и никогда бы не подозревал о существовании этого монстра...

 - Не факт, возможно, ты рано или поздно всё же наткнулся бы на него...

 - Слишком много "бы", народ, - сказал Игорь, - что случилось, то случилось.

 Мы ничего не ответили, и молча стали думать.

 - Пистолет-то возьмёшь? - спросил я.

 - Не... Боря сказал, больше не даст, палевно слишком.

 - Значит, с голыми руками на него пойдём?

 - Но он же должен когда-то спать, правильно? Если днём он постоянно там, значит, ночью он спит, - сказал Макс.

 - Предлагаешь ночью идти? - спросил Алекс.

 - Я просто предполагаю...

 - Хм... - подумал Алекс, - а это идея! Хорошая идея!

 - Да хрен... - сказал я, - меня мама не пустит ночью...

 - Сбежишь, значит, ну или скажешь, что ко мне с ночевой пойдёшь.

 - В школьное время не отпустят.

 - Брось, каникулы же скоро, Новый год...

 - Вот именно, что скоро - мы же не пойдём туда на каникулах...

 - Бля, Серёга, там все нужны, к тому же ты уже освоил навыки спайдер-мена, ты там незаменимый человек.

 - Ага, прям... с верёвками пойдём, и замок, чтоб не думал запирать больше!

 - Ну это само собой!.

 - Кстати, про замок, как мы его вскроем?

 - Это дело уж предоставь мне, - улыбнулся Алекс.

 - Ну так, что? - спросил Игорь.

 - Что-что, сегодня и пойдём, - уверенно сказал Алекс.

 - Как сегодня? - удивился я, - у нас же ничего не спланировано.

 - Всё спланировано: берём верёвки, дуем туда, берём вещи с крыши балкона, и валим обратно, всё. Ну что? Все смогут, никто не зассыт?

 Мы втроём вздохнули и покачали головами.

 - Вот и отлично, значит сегодня в час ночи у Серёги в подъезде, и не опаздывать! 

 XI.

 Я не знаю, как я отпросился у мамы, но в 12 мы сидели в подъезде Алекса вдвоём, и уже готовились к нашей вылазке. Алекс нашёл крепкую и длинную верёвку, как он утверждал, лежавшую всё это время у него в кладовке.

 - Чем замок будешь отпирать? - спросил я.

 - Да вот, - показал Алекс мне две проволоки, - дело пустяковое.

 - И где ты всему этому научился...

 Ровно в час мы стояли у подъезда и ждали остальных. Вскоре подошли и Макс с Игорем.

 - Всё, пошли.

 - Мможет не пойдём?.. - замялся Макс.

 - Будь мужиком, бля, - сказал Алекс.

 - Да ему приснилось, что его этот монстр сожрал, он теперь трусит, - посмеялся Игорь.

 - Не волнуйся, если он тебя сожрёт, то и нас заодно, - сказал Алекс.

 - Да... ты умеешь подбадривать, - сказал я ему.

 Мы поднимались наверх. В этом полумраке запылённых лампочек и тревожно нависшей тишины трусили все одинаково, это было понятно по нашим бледным лицам и удручённым выражениям. Алекс достал фонарик, чтобы освещать те площадки, на которых свет не горел. Наконец, мы достигли последнего этажа, и поспешили к лестнице. Дверь отпирать нам не пришлось, кто-то сломал замок, хотя можно было догадаться, кто это сделал.

 - Быстрее, быстрее, не тормозим, - прошептал Алекс, осторожно приоткрывая дверь.

 Мы тихо вышли на крышу, прокрались к краю и стали искать тот балкон. Наконец, мы его нашли: вещи наши едва были видны под засыпанным снегом.

 - Так, полезу я, - сказал Алекс, снимая куртку и обвязывая вокруг пояса верёвку, а вы втроём меня держите, если, что, то тяните быро, ясно?

 - Да ясно...

 Алекс полез, а мы обвязав середину верёвки за железную оградку, на всякий случай, схватили другой конец. Алекс сначала ступил на тот выступ для голубей, а после аккуратно прыгнул на балкон. Он ловко напялил мою куртку на себя, взял фотик, бережно оттряхнув его от снега, и крикнул:

 - Тяните.

 Мы потянули, и минуты через полторы Алекс благополучно перелез через оградку.

 - Моя куртка! - радостно воскликнул я, и стянул её с Алекса.

 - Даже "спасибо" не скажешь? - ухмыльнулся тот.

 - Я из-за тебя, спайдер-мена, оставил её, так, что никаких "спасибо"

 - Эх ты, я ради тебя... - было начал Алекс, но вдруг затих.

 Где-то недалеко послышался рёв.

 - Валим блин! - прошипел Алекс, и мы рванули к выходу. Резко, позади нас, появился монстр. Я увидел его ясный силуэт краем глаза и только припустил ходу.

 - Бежим, бежим! - подгонял нас Алекс, щеголяя впереди остальных.

 Мы выбежали на площадку, и направлялись к лестнице, как вдруг, позади послышался крик Макса и мы затормозили. Нам представилась ужасная картина: монстр держал Макса. Обхватив его тело своими тонкими руками, он в ту же секунду сделал рывок и... разорвал его, прямо на наших глазах, обрызгав кровью пол, стены и потолок...

 - АХ ТЫ ТВАРЬ! - заорал Алекс на него, но Игорь, схватил его за руку, и сильно толкнул к лестнице.

 Мы продолжали бежать, но монстр не отставал. Казалось, что это бежал уже не я, а моё чувство самосохранения: никакой усталости, только передвижение ногами и всё. Существо оставило нас на десятом этаже, но мы бежали до первого, и вылетели с таким грохотом из подъезда, что испугали каких-то двух девчонок, проходивших мимо, и они от страха рванули прочь.

 - Ах ты СУКА! - заорал Алекс, от чего девчонки тут же забежали за ближайший поворот и скрылись, - АХ ТЫ ТВАРЬ!

 - Успокойся, - сказал я ему.

 - ОН УБИЛ МАКСА, - не унимался Алекс, - ОН ЕГО, БЛЯТЬ, УБИЛ!

 Я пытался его успокоить, но у Алекса была истерика. Игоря рвало возле подъезда, и я старался не смотреть на него, так как тошнотворные приступы подкатывали и ко мне. Наконец, Алекс более-менее успокоился и присел прямо на дорогу, немного откинув голову назад. Вскоре, еле шатаясь, к нам подошёл и Игорь.

 - В порядке? - спросил я.

 Он ничего не ответил.

 - Надо уходить, - не унимался я.

 - Уходить? - спросил Алекс, - просто так? Он на наших глазах друга порвал, а мы уйдём?

 - Мы ничего не можем сделать

 - МЫ МОЖЕМ ПОЙТИ И РАСПРАВИТЬСЯ С ЭТОЙ ТВАРЬЮ! - заорал он.

 - Тссс... тише ты... разорался... пошли к тебе в подъезд, сейчас надо всё обдумать.

 С горем пополам, мы всё же уговорили Алекса и поплелись к нему в подъезд.

 - Что мамке его скажем?

 - Ничего не скажем, - ответил Алекс, открывая дверь в квартиру, - мы сидели у меня, и ничего об этом не знали.

 - Как так? Надо рассказать про то, что случилось.

 - Да не поверит нам никто! Ты сам это говорил! Игорь, Макс говорил, что идёт ко мне?

 - Нет, вроде, он втихаря сбежал.

 - Вообще нам на руку, мы были у меня втроём, и всё, про Макса ничего не знали.

 - Ты хуйню сейчас городишь, - сказал я, - пора сказать правду, пусть нам не верят.

 - Ты сесть хочешь? - спросил меня Алекс, - а нас посадят, потому что не станут особо разбираться, понимаешь?

 - У нас же доказательство есть, - сказал Игорь, - или я ошибаюсь.

 Мы замолчали и уставились на фотик в руках Сани.

 - Точно, блять! сейчас, сейчас... - завертел Алекс в руках фотик, но тот никак не включался.

 - Только не говори, что он сломался, - сказал я.

 - Проверим сейчас, поставлю на зарядку.

 Игорь убежал в туалет под снова подкатившими приступами рвоты, и мы остались с Алексом вдвоём в напряжённой тишине. Я старался не думать о том, что произошло совсем недавно, так как меня сразу же бросало в дрожь об одной только мысли об этом, а Алексу вообще было нормально, и кроме злости, как было видно, он ничего не испытывал.

 - Расспрашивать нас будут, полный пиздец...всю ночь мы сидели у меня, и про Макса ничего не слышали, ясно? - сказал он, когда в комнату вернулся Игорь.

 - Нет, не ясно, - не согласился я, нужно говорить правду, сами мы это дело не разрулим.

 - Если ты хочешь сесть, пожалуйста, но из-за тебя сядем и мы с Игорем...

 - Да кто сказал, что сядем? Нам должны будут поверить, мы просто физически не смогли бы его так разорвать, да и ни один человек не смог бы.

 Но Алекс отказывался меня слушать и твердил только одно: что ни в коем случае нельзя говорить правду. Наконец, на фотике загорелся значок зарядки, и Алекс тут же его включил.

 - Вот сейчас мы и узнаем, что ты сфотал, - сказал тихо Алекс.

 Мы замерли втроём над экраном, на котором медленно загорелся свет и меню. В горле пересохло уже в который раз.

 - Не может быть, - прошептал Игорь.

 - Тваю ж мать, - еле выговорил Алекс...

 На маленьком экране фотоаппарата было пусто, ни одной фотографии.

 - Серёга, ё маё, почему ты не сфотал... - огорчённо воскликнул Алекс.

 - Видать, на тот момент я наложил в штаны и думал не об этом, - ответил я.

 - Сука... полный пиздец... ни доказательств, нихрена... - сказал Алекс, небрежно бросив фотик на диван.

 Я присел рядом. Было действительно обидно, что оборвалась последняя надежда. Всю ночь мы практически просидели в молчании: Игорь засел в компе и лазал по каким-то сайтам, Алекс сбегал в магазин, и попивал ягу, закусывая сухим дошираком (в такой ситуации я его отлично понимал), я же сидел молча и старался обдумывать эту ситуацию как можно логичнее. Макс лежит разорванный там наверху, и как скоро это заметят? Скорее всего утром, хотя кто? Кто-нибудь... ведь почувствуют же запах! Тогда первым делом милиция... Потом, само собой, доложат об этом его маме. Она расскажет про нас и про то, как он ушёл ни с того ни с сего из дома, и никому не сказал. Значит, скорее всего, Макс пошёл с нами. Или один, но это если соврать, что мы были у Алекса. Тогда зачем он пошёл на верхний этаж один? Получается, что нас будут расспрашивать. А что сказать? Ничего не знали? Но и доказательств у нас нету, ведь мамы Алекса даже не было дома в эту ночь... А если скажем правду, что пошли вместе с ним, поверят ли? В принципе, должны, не мы же разорвали Макса на кусочки... Поднимутся на крышу, возможно, наткнутся на монстра. В любом случае, лучше сказать правду.

 Домой я пришёл к десяти,  мама была на работе. На столе лежала записка: "Дома буду поздно, с работы заеду к Маше". Всё, что я знал, это то, что сестра ещё не пришла в себя. Ладно... будем ждать... Хоть Алекс и попросил нас ничего не рассказывать, но я решил уже всё для себя.

 Я сидел часов до 12 в интернете, потом не выдержав, наконец, лёг на диван и тут же уснул. Проснулся я в четыре. Было тихо, никто не приходил, милиция тоже. Странно... неужели не нашли ещё? Я постарался не думать об этом и, включив комп, отправился поискать чего-нибудь съестного в холодильнике.

 Время медленно тикало, но милиция всё не приходила, и это становилось очень странным.

 Наконец, я не выдержал и отправился наверх. Да, это было полным идиотизмом, но сидеть на месте я не мог. На лифте я поднялся на последний этаж, чтобы, если вдруг что, то сказать просто, мол я катаюсь. Я знал, что это никакая отмазка, но всё же лучше, чем ничего. Вскоре лифт остановился и двери распахнулись передо мной. Я осторожно шагнул наружу и прислушался: кругом стояла тишина. Тогда я осторожно вышел на площадку и поглядел, что там. Было пусто: ни крови, ни Макса, ничего. Казалось, что всё это был дурной сон, и вот если я сейчас позвоню Максу, то он, как ни в чём не бывало, возьмёт трубку и всё будет хорошо. Я так поверил в эту бредовую мысль, что на секунду действительно вытащил сотовый и хотел набрать его номер, но вовремя раздумал.

 И так, мыслим логично: такую чистоту могли навести только в одном случае - если была милиция, тогда почему нас не опросили, мы же его лучшие друзья? Может, заходили к другим? Недолго думая, я набрал Игоря, но трубку он не взял, тогда я набрал Алекса, и вот он ответил мне через полсекунды:

 - Да, серёг, что случилось?

 - У тебя менты были? - спросил я.

 - Нет, а у тебя?

 - Тоже нет...

 - Ну вот и замечательно...

 - Ничего не замечательно, Макса нету, вообще никаких следов: ни крови, нихуя.

 - Убрали?

 - Не знаю... кто убрал-то, если не милиция?

 Вдруг я услышал, как вызвали где-то снизу лифт, и он, зашумев за моей спиной, медленно покатился вниз. Надо было уходить отсюда, но что-то меня держало. Я стоял одной ногой в комнате с лифтом, другой ногой на площадке.

 - Может он сам и убрал? - спросил Алекс.

 - Кто он?

 - Ну монстр.

 - Да, точняк! Я же его сегодня со шваброй и ведром видел! - сказал я с сарказмом.

 - Не знаю я тогда... но разбираться как-то не охота. Давай подождём, может менты и нагрянут. Не забудь, главное, что мы всю ночь сидели у меня!

 - Да-да... сказал я и положил трубку.

 Наконец, сейчас я осознал, что лифт до сих пор поднимается, и едет он как раз на шестнадцатый этаж. Сердце замерло, я медленно смотрел на дверь, и слышал, как лифт доехал до конца и остановился, послышалась секундная тишина, и двери разъехались... Вышла Ася.

 - Какого ху...х...хрена?? – не удержался я.

 Её же это явно испугало, так как было неожиданно.

 - Я... я... а что ты делаешь тут??

 - Неважно! Не ходи сюда, ясно?

 - Почему?

 - Это плохое место!

 Ничего более я не стал объяснять Асе, я просто ещё несколько раз её предупредил, чтобы она больше не поднималась на этот этаж, и не следила за мной, а также спросил, не было ли в доме милиции.

 - Нет, вроде, - ответила она.

 - Точно? Алинка может знает?

 - Она ничего такого не говорила...

 Я поверил Асе, и попрощался с ней, обещая ответить на её вопросы попозже, хотя я и не собирался этого делать, но понадеялся, что она всё же это примет к сведению и не будет больше соваться на этаж.

 Вечером меня ждал сюрприз: мама пришла раньше, чем обещала, и была она какая-то радостная. Стало понятно, что с сестрой всё в порядке.

 - Маша пришла в себя, небольшой шок, а так всё хорошо, скоро выписывают! - обрадованно заявила мама с порога.

 - Отлично! - просиял я.

 - У тебя завтра много уроков?

 - Нет вроде, а что?

 - Съезди к Маше в больницу, она очень просила меня сегодня тебе передать это, хочет о чём-то сильно с тобой поговорить...

 "Вот и приехали... - подумал я, - очень интересно, о чём же именно хочет поговорить Маша..." 

XII.

 Днём, сразу после школы, я поехал в больницу с нагруженным портфелем. Мне предстоял довольно долгий путь на маршрутке, и действительно, только минут через сорок я доехал до конечной. Сестра была в своей палате, здоровая бодрая и весёлая, ещё больше она обрадовалась, когда увидела меня.

 - Ура, Серёга! - бросилась Маша мне на шею.

 - Как ты тут?

 - Отлично!

 - Точно? Умом тут не тронулась? - улыбнулся я.

 - Неее...

 - Помнишь что-нибудь? Что было?

 - Всё помню... почти... - сказала мрачно сестра.

 - Хмм... - присел я на кровать, она же стояла рядом, - что было, расскажешь?

 Она немного помолчала, а после сказала:

 - Я думала, что это ты, и в глазок посмотрела, а он твоим голосом говорит, мол, что ты ключи забыл. Я и открыла...

 - А дальше что?

 - Он вошёл, я сначала испугалась, а потом страх пропал, разум как-то помутнел, а он такой доброжелательный, улыбается во весь рот, говорит что замёрз, неплохо было бы чаю попить. Мы на кухню вошли, я чай заварила, стали пить, разговаривать...

 - О чём разговаривали?

 - Да так... он спрашивал про учёбу, про тебя... потом сказал так серьёзно, чтобы я не ходила на шестнадцатый этаж, я пообещала ему, и пообещала тебе передать, чтобы и ты не ходил, но ты и сам знаешь...

 - Да, знаю... - ответил я.

 - Ну а потом он на часы взглянул, заторопился, сказал, что опаздывает. Говорит, что из окна выйдет - так ему удобнее... Я ничего ему не сказала, мне тогда это вполне обычным показалось... вот и всё.

 - А я был на последнем этаже, - признался я сестре, глядя на мутные тучи за окном.

 - ЧТО? - воскликнула Маша.

 - Не ори, раз был, значит, надо было...

 - Но ты же обещал...

 - Мы его сфотать хотели, понимаешь? Чтобы доказательства были.

 - И как?

 - Ничего не вышло... Плюс ко всему, он убил Макса.

 - Ты сейчас шутишь? - побледнела сестра.

 Я грустно покачал головой.

 - И... и... ккак? – заикаясь, спросила сестра, - что вы его маме сказали.

 - Пока ничего... мы вообще в неведении. Кто-то забрал труп Макса, вымыл площадку, залитую кровью, а кто сделал - неизвестно.

 - Милиция наверняка.

 - Тогда к нам пришли бы, вызвали на допрос, а так всё тихо... очень странно...

 - Да уж... - задумчиво проговорила Маша, - а вы его видели? Монстра этого?

 - Да...

 - Страшный?

 - Ты же тогда сказала, что видела?

 - Не... только чувствовала, что он там...

 - Ясно...

 - Ты знаешь, кто это?

 - Да... - сказал я, вспоминая, что мне выдал поисковик тогда при запросе.

 - И кто же? - спросила сестра, с огромным любопытством в глазах, и я понимал, что придётся сказать ей правду.

 - Это... - замялся я, и решил сказать всё, что знал, - это... 

XIII.

 Как вы представляете себе монстра? Да, монстра, самого обычного, который способен одним своим видом напугать вас до дрожи в коленках? Наверняка он должен быть большой, какой-нибудь слегка сутулый, с большими страшными глазами, и большущими зубами, зелёной какой-нибудь кожей, от него веет могильным холодом, всё верно, так? Что ждёт нас в реальности? Необычные явления пугают, удивляют людей, вызывают у них любопытство. Я всегда себе так представлял монстра, ели вдруг его увижу, но мои представления оказались далеки от того, что я встретил наверху злосчастного шестнадцатого этажа... А точнее на крыше. Откуда эти существа, скажите? Из других миров, случайно открытых, благодаря каким-то внешним факторам, как гласит история сталкера? Или это некие снежные люди, которые способны прятаться, и которые всегда жили и будут жить среди нас? Откуда мне знать... Я знаю лишь одно - это существо реально, оно живёт на последнем этаже, оно опасно.

 Я углубился в свои мысли. Небо за окном уже начинало потухать, облака, бледнея, мчались в никуда, солнце в последний раз обдавало светом мрак. Маша сидела рядом. Мой ответ заставил её сначала рассмеяться, а потом задуматься, ведь я не шутил. Как бы это бредово не звучало, это было дикой правдой. Наверное...

 - И что же выходит, этот твой, так называемый, б... - начала Маша, но я её прервал.

 - Не называй его... тсс...

 - А как его называть?

 - Никак не называй... так лучше...

 - Ладно, - не понимая, согласилась сестра, - так что ты теперь хочешь делать?

 Мысли закружились в голове пустым ураганом. Что делать? В моём возрасте надо заботиться об уроках, и о девчонках, но никак о страшном существе наверху. Что делать? Забить на него? Впринципе неплохо, он не на моей лестничной клетке, пусть другой подъезд и волнуется, а мне-то зачем? С другой стороны, он уже знает где я живу, и может в любой момент вломиться к нам, опять... Всё же делать что-то надо. Но что?

 - Я не знаю... труп Макса кто-то забрал...

 - То есть забрал?

 - В прямом смысле, ни следа не осталось, менты ко мне не заходили, к парням тоже, а нас должны были бы спросить в первую очередь по логике...

 - Может... не нашли его ещё?

 - Да нету его там, - разозлился я, - наверху ни следа, ни крови его, ни рубашки хотя бы, ничего!

 - Может вам показалось, что он умер?

 Я чувствовал, что сейчас сорвусь на сестру, хоть я и понимал, что она не виновата, и задаёт такие глупые вопросы из-за недостатка информации:

 - Маша, он его порвал, понимаешь? Я уже говорил! На куски, нахрен порвал!

 Маша задумалась:

 - Тогда кто?

 - Откуда мне знать... не дом, а какое-то паранормальное пятно на нашей улице...

 - Надо рассказать, если милиция не позвонит, надо звонить им...

 - Я уже думал об этом... скорее всего так и сделаю...

 Я попрощался с сестрой. Доктор сказал, что с ней уже всё в порядке, и выпишут её через день-два.

 Я ехал в автобусе, прислонившись к окну и наблюдая за скучными, проезжающими мимо, машинами.

 Кто такие эти монстры? Что они забыли среди людей? Эх... сколько вопросов... Я всегда представлял себе любой образ страшного существа, любое столкновение с ним, хоть и не верил в них. Совсем не верил. Но ведь человеческое воображение заставляет иногда рисовать образ чего-либо в твоей голове. Я всегда представлял монстра по разному, существо, которого я действительно бы испугался, но я никогда, НИКОГДА бы и подумать не смог, что моим страхом станет, живущий в моём доме, на последнем этаже, он... буратино... 

XIV.

 Во вторник я возвращался со школы, когда увидел Алекса, сидевшего возле моего дома на заборчике. Под ногами портфель и совершенно затуманенное лицо, он о чём-то усердно думал, так что даже не заметил меня, когда я к нему подошёл.

 - Что ты тут делаешь? - спросил я.

 - Сижу, - задумчиво ответил он.

 - А что не дома? На улице дубак...

 - Ключи забыл от подъезда.

 - А в домофон соседям позвонить?

 - У меня же не многоэтажка, как у тебя, все соседи на работе...

 - А нах ты тут-то тогда сидишь, сидел бы у подъезда, может, кто зайдёт?

 - Да не хочу я... - сдался Алекс.

 - Хм, - присел я рядом, - про Макса никаких новостей?

 - Мамка его мне звонила... Вся в панике, не знает, что делать, а я сказал, что не знаю про него ничего...

 - Ну пиздец. И ты считаешь это нормальным? Вот так молчать. Мы должны его маме хотя бы правду сказать.

 - Не сейчас.

 - А когда?

 - Не знаю я, чёрт подери. Но точно не сейчас. Она в милицию заявление подала, нельзя нам палиться.

 "Задолбал", - подумал со злостью я, но ничего ему отвечать не стал, всё равно Алекса переубедить было невозможно.

 Мы поговорили ещё немного, я рассказал Алексу про то, как съездил к сестре, как она рассказала про маленького человека, а я ей про "большого".

 - Ты что, так и сказал ей "буратино"? - улыбнулся Алекс.

 - Ну да, так и сказал...

 - И что, она теперь думает, что у вас наверху живёт длинноносое полено?

 - Наверное... она не спрашивала подробности, да и я не стал говорить, что это всего лишь его прозвище.

 - Да уж... он у нас легенда... раз в интернете столько про него описания...

 - Только все думают, что это простая страшилка... Слушай, надо звонить ментам. Всё рассказать им, хватить уже скрывать всё, и плевать, поверят или нет.

 - Не надо... - сказал Алекс.

 - Почему?

 - Они уже всё сами знают...

 - То есть? - удивился я.

 - Проходил сёдня мимо твоего дома, и увидел волгу, вон видишь, стоит? - слегка кивнул он в сторону стоящих машин, - только не смотри туда, не смотри.

 Я краем глаза увидел чёрную тонированную волгу, которая от своей новизны буквально блистала в лучах солнечного света.

 - И что?

 - Да там, как в голливудских фильмах сидят два мужика в чёрных костюмах и очках...

 - Там же стёкла тонированные...

 - Спереди видно. Они тут уже час стоят, пока я сижу, и взгляда, видно, не спускают с твоего дома...

 - И кто это?

 - Мне почём знать... возможно они тебя ждут...

 - Не дури Алекс, ты американских фильмов насмотрелся, всё это чертовщина, просто мужики обычные и всё...

 Но ответа от Алекса не потребовалось. Эти обычные мужики, как будто услышав меня, вышли из машины, и пару раз оглянувшись, пошли прямиком на нас. Ситуация и вправду превратилась в голливудский блокбастер...

 Можно предположить, что эти мужчины совсем шли не к нам, и наша богатая фантазия и впрямь разыгралась, но куда там... мы рванули что есть духу, и бежали чуть ли не до следующего района, хотя погони не было. Мы посидели с полчаса в каком-то незнакомом дворе, а после дружно придя к одному и тому же выводу, что Алекс долбоёб, пошли обратно, и разошлись по домам. Точнее я предлагал Алексу переждать у меня, до вечера, но он отказался, а куда пойдёт не сказал. Машины уже не стояло у моего подъезда. Я со спокойной душой вошёл в подъезд. Дома никого не было.

 Время двигалось к вечеру. Пообедав, я засел в интернете и шарился, как всегда, по всяким сайтам. Внимание моё привлёк какой-то странный видеоролик на одном популярном сайте, название было странное, состоящее из букв и чисел, а вот подпись под видео заставила меня онеметь на пару секунд: "А вот и буратино". Я не замедляясь нажал на плей, ожидая там увидеть всё, что угодно, но этого я как всегда не ожидал.

 Видео было записано на сотовый телефон, с ужасным качеством и, как я понимал, из соседней многоэтажки, которая стоит напротив нашей. Этаж был верхний, по всей видимости. Длительность видео была секунд пятьдесят, и на нём был... он... да именно тот самый монстр. В ужасном качестве я мог без проблем его узнать, как он своими странными движениями взбирался на крышу нашего дома. "Ух, ебать" - произнёс автор. Существо начало спускаться вниз. В этот момент камера дрогнула, и раздался голос снимающего "Блять, оно видело меня!". В окне появилась его рука, монстра. Видео оборвалось.

 Я не помню, сколько времени мне потребовалось, чтобы осознать всё, что произошло. Это было самое настоящее доказательство, теперь можно показывать это видео милиции, хоть качество и плохое, но видно, что это не дерево выросло на доме, а какое-то существо. Сердце бешено колотилось - наконец-то, наконец! Есть доказательства! нужно было показать видео Алексу, мне не терпелось это сделать и поскорей. Я сохранил ссылку на это видео в текстовом документе, и ждал, когда Алекс появится в аське. Правда в этот вечер он не зашёл, такое бывало частенько, Алекс редко бывал в интернете, так что я подумал, что скажу это ему завтра после школы.

 Часов в десять позвонила мама, и сказала, что у неё снова оказалась ночная смена. Я уже привык к этому, и даже очень радовался, когда мама не приходила ночью, к тому же я был один дома - мог не ложиться спать допоздна.

 Часа в три на меня напал сон, и я решил-таки идти спать, к тому же завтра в школу, точнее сегодня. Потушил свет, компьютер, и отправился в свою комнату, как вдруг услышал небольшой шорох возле входной двери. Я замер и прислушался. Шорох был каким-то непрерывным, и очень тихим. Я осторожно подошёл к двери. Да, и вправду, с другой стороны скреблись, но кто, я не хотел знать... Но выхода не оставалось - просто так пойти спать я не мог, поэтому на цыпочках я подкрался к двери и глянул в глазок. Ничего. Пустота. Я осторожно прислушался к двери, и услышал чьё-то тяжелое дыхание, и отчётливый звук, как будто, кто-то ворочался за дверью. Я вслушивался минуты две, в этот непонятный шорох и дыхание, а после решился легонько постучать по двери, непонятно для чего. Шорох прекратился, но через секунду повторился. Я опять постучал, всё повторилось. Тогда я окончательно набрался смелости и громко спросил "Кто здесь?"

 Лучше бы я этого не делал... В ту же секунду какой-то нечеловеческий крик оглушил меня, и меня шарахнуло от двери от страха. Вой поднялся на всю площадку, с жутким и непрерывным нарастанием, казалось что вот-вот лопнут перепонки, и тут же он прекратился так же резко, как и начался. Я лежал на полу, в какой-то дикой истерике, не веря, в то, что сейчас произошло. В подъезде послышались щелчки, и голоса. Я собрав остатки смелости на полу, подошёл к глазку ещё раз. Было видно свет от открытых дверей, соседи вышли полюбопытствовать, что это было. Разговор я особо не уловил, но наш сосед дядя Лёша, под конец громко буркнул "окаянные алкаши, чтоб их..." и зашёл обратно в квартиру. Закрылась и другая дверь. После такого спать не особо хотелось, поэтому за компом я просидел до самого утра.

 На часах было 6:40, вот и отлично, видимо буду спать на уроках... Я решил пойти сделать чай, и просто из любопытства, перед тем как пойти, захотел ещё раз зайти на тот самый сайт, не знаю зачем, может убедиться, что мне это не приснилось. Страница загрузилась. Всё было в порядке. Почти... Видео не было. Вместо него красовалась надпись "Видео удалено пользователем". 

XV.

 Днём, когда я вернулся со школы, Маша уже была дома, выписанная из больницы. Мама спала в комнате после ночного дежурства.

 - Какие люди, - обрадованно сказал я.

 - Есть будешь? - улыбаясь, спросила сестра.

 - Ага, а что у нас?

 - Макароны

 Спать хотелось ужасно после ночного мини-приключения, но я старался не подавать вида.

 - Алекс заходил, - сказала Маша, накладывая мне макароны.

 - Неужели? В школе его не было, странно...

 - Он просто спросил дома ты или нет, я сказала, что в школе ты, он ничё не сказал, ушёл быстро. Вообще какой-то странный был, никогда его таким не видела.

 - Что-то с Алексом не то... - задумался я.

 - Ничего интересного не произошло тут за два дня?

 - Да вроде... - замялся я.

 - Серёга... - протянула сестра.

 - Нуу... сегодня ночью, когда мамы не было, какая-то хрень у нашей двери была...

 - Входной???

 - Да... Так завыла... даже соседи слышали...

 - Ужас какой... это оно было?

 - Да чёрт уже знает, я и так запутался уже...

 Ветер гулко ударил в окно, заставив нас вздрогнуть вместе с сестрой.

 - Какой ветер сильный... - сказала Маша, глядя в окно.

 - да уж, сказал я, глядя туда же.

 Вдруг в окне появился какой-то нелепый силуэт, как будто какая-то тонкая тень скользнула по окну от ветки. В окно тут же, ударилось нечто чёрное и очень тонкое, свисавшее сверху, и тут же исчезло. Мы с сестрой с выпученными глазами смотрели на это.

 - Ты это видела?

 - Ага...

 - Что-то здесь не так...

 - Надо маму позвать...

 - Тссс.

 Я осторожно подошёл к окну.

 - Серёг, - заныла Маша.

 - Тсссс, - снова прошипел я, и взглянул в окно.

 Ничего не было, обычная улица, занесённая снегом, обычный дворик, и деревья, ничего такого...

 - Как я уехать отсюда хочу, Серёг...

 - Куда мы переедем-то... Главное, не бойся... что-нибудь придумаем...

 Голову снова посетила та сладкая мысль, позвонить в милицию и всё рассказать, к тому же других вариантов больше не оставалось.

 Мысли все развеяла вибрация в кармане, и лёгкий писк телефона. Это была смс. Смс от Алекса. Я с удивлением нажал посмотреть. Удивление моё сменилось огромным любопытством и одновременно страхом.

 Текст был короткий и простой "Теперь мы с ним квиты". 

 XVI.

 В комнате я своей считал минуты, наверх подняться не хватало больше смелости, звонить в милицию тоже. Алекс не отвечал, телефон был не доступен, дома тоже трубку никто не брал. Я просто сидел и думал. Думал о темах, которые мне уже так надоели. Чуть ближе к вечеру на улице началось какое-то сумасшествие. Я не верил глазам. Отряды военных и милиции опоясывали наши дворы. То и дело слышался вой сирены за окном, и крики солдат. Неужели они его ищут? А кого ещё? В комнату вбежала маша.

 - Что там происходит? Ты видел??

 - Видел...

 - У нас что, война какая-то началась?

 - Да какая война, переполох какой-то... чёрт их знает.

 Шум за окном то резко приближался, с появлением очередной, проезжающей мимо патрульной машины, и с её удалением исчезал. Когда ещё такое увидишь в стареньком, небольшом райончике города? Сидел я как на иголках, и чего-то ждал. Возможно того, что военные найдут ЕГО, или просто то, что они хотя бы ищут его.

 Всё оказалось гораздо хуже. Суматоха за окном не прекратилась, когда в дверь позвонили несколько раз. Чувствовалось, что кто-то нервно давил на звонок, в нетерпении, чтобы ему открыли. Я открыл дверь, сзади выглядывала удивлённая Маша. На пороге стояла Алина. Я её знал с детства. Раньше мы немного общались. Она была чуть старше Маши, на год или два. Выглядела же гостья очень напугано, и была вся бледная.

 - Серёж, - проговорила она, - ты один знаешь, что творится на последнем этаже, ты должен сделать что-нибудь...

 - Что? Что случилось?

 - Ася... Я не хотела туда идти, и она пошла одна... там темно... она поднялась наверх, а я на пятнадцатом этаже ждала. Услышала, как она закричала и всё...

 - Так, сейчас всё выясним, - сказал, я, надевая ботинки.

 - Ты же не пойдёшь??? - выпучив глаза от страха, спросила Маша.

 - Значит так, - сказал я, обхватив сестру за плечи, - главное не бойся. Если я не вернусь через два часа - звони в милицию, и говори всё что знаешь.

 - Почему сейчас не позвонить?? - захныкала сестра.

 - Потому что может сейчас ещё можно спасти Асю...

 Больше я не сказал ни слова, и вылетел на площадку к Алине. Мы вместе поднялись наверх.

 - Запрись дома, и никому не открывай, - сказал я кратко ей.

 Она спорить не стала, и только пожелала мне удачи. Я поднялся наверх. Было темно. Но я уже знал, чего ожидать.

 - Ася? - громко спросил я.

 Тишина. Лишь слышен какой-то скрип двери, что ведёт на крышу. Как всегда...

 - Ася??!! - настойчивее и громче спросил я.

 Послышалось рычание. Какое-то шлёпание. Зажегся свет. Как в каком-то фильме ужасов, ни с того ни с сего. Свет в подъезде, который не горел никогда здесь, вдруг зажегся. А кто его зажёг, не понятно. Но это было полбеды. В метрах двух от меня стоял он. Это непонятное существо. Тонкое тело, слегка сгорбленное из-за его больших габаритов. Тонкие руки, а точнее пародия на них, какого-то коричневого цвета, как будто это древесина. Острые когти, на конечностях. Голова без рта и носа. Только глаза, налитые кровью, пугающие, дикие...

 Существо молча смотрело на меня, и даже отсюда я слышал его дыхание. Тяжелое и неприятное. Наверное, вот и он, тот самый хеппи енд. Отправиться к Максу, возможно к Асе и к Алексу.

 В этот момент, с неприятным скрипом открылась ближняя дверь. Тот самый мужчина с бородой, без лишних слов, схватил меня и силком затащил в квартиру, захлопнув дверь...

 В квартире было темно, и лишь из комнаты доносился какой-то свет.

 - Смотрю, жить нынче молодёжи надоело совсем... - сказал мужчина, - только недавно одного парня труп убрал, теперь второй напрашивается...

 - Труп?? Алекса?? - спросил в ужасе я.

 - Да чёрт его знает... у него имя на лице не было написано...

 Больше не промолвил он ни слова. Да и я пребывал в неком шоке. Стоял в этой темноте и представлял, что теперь нету и Алекса. Тваю мать. Секунду назад и меня могло не быть... Эта тварь поубивает тут всех, никого не пощадит.

 - Ну и что ты там застрял? Собрался уходить? Не думаю, что он так быстро свалил, - крикнул он из прихожей.

 - Вас же убили, - сказал я, медленно заходя в комнату.

 В комнате также было темно, и лишь пара свечей создавала свет, аналогично было и на кухне.

 - Если бы меня убили, я бы заметил, - сказал он, возясь с чем-то над столом.

 - Ну описание под вас подходило.

 - Описание? Ну значит это был кто-то похожий...

 - А вы девочку не видели?

 - Какую?

 - Она сюда поднялась недавно, я пошёл за ней. Нужно помочь ей!! - говорил я, увеличивая громкость при каждом слове.

 - Посмотрим, сейчас закончу, и всё возможно...

 - Что закончите?

 - Лекарство, - сказал он, и направился на кухню, где по-прежнему стоял тот самый химический набор.

 - Кто вы такой?

 - Человек я...

 - Понимаю... но вы живёте здесь, знаете про монстра, и на кухне у вас целая лаборатория...

 - Я химик... самоучка, но химик... - сказал он отрывисто.

 - Этот монстр - ваш неудачный эксперимент?

 - Боже упаси...

 - Тогда что это?

 - Слушай, не задавай мне вопросы, на которые я не отвечу.

 - А что у вас в шкафу, вы тоже не ответите?

 Он застыл, с какой-то колбой в руке.

 - Откуда ты знаешь?

 - В прошлый раз, мы пытались где-нибудь спрятаться, и шкаф был первой идеей...

 Он помолчал, а потом продолжил работать с колбой.

 - Так что это? - настойчиво спросил я.

 - На этот вопрос, я думаю, что ты тоже ответа от меня не услышишь.

 - А ведь всё сводится всё равно к неудачным экспериментам...

 - Только не я проводил эти эксперименты, - сказал он, переливая жидкости.

 - А кто?

 Опять в ответ молчание. "Ну давайте помолчим..." - подумалось мне.

 - Ты не вовремя пришёл, - сказал он через пару минут.

 - Почему?

 - Потому что сегодня я его убью...

 - В смысле?

 - Лекарство готово, - сказал он и занёс в комнату пять маленьких бутылочек с бледно-красноватой жидкостью, потом молча вернулся и притащил ещё десять таких же бутылочек с прозрачной.

 - Что это?

 - То что его убьёт...

 - Вы над этим работали?

 - Да... вот это я ещё знал давно, - показал он на прозрачную воду, этого он не любит, шарахается сразу же, а вот это, по моим расчётам должно его уничтожить, очень специфичный состав.

 - И что дальше?

 - Дальше? Сейчас начнётся самое интересное... 

XVII.

 Что началось дальше? Дальше началась мистика. В подъезде продолжал гореть свет, и казалось, что мне одному интересно, какого чёрта, и кому вообще потребовалось там вкручивать лампочку. Ну или хотя бы кто тогда включил свет? И это одно. Страшнее стало, когда, сквозь вой ветра, слышимый возле входа на крышу, стала слышаться какая-то медленная музыка, исполняемая на пианино. "Блять, у него чё ещё и пианино есть?" - подумалось мне.

 - Зря пошёл, ой зря пошёл, - сказал мужчина.

 - Дома сидеть не вариант.

 - Ещё какой вариант...

 - Как вас зовут, кстати? - спросил я практически шёпотом, притаившись возле двери.

 - Андрей... - прошептал он в ответ и прислушался.

 Музыка продолжалась, и я даже знать не хотел, что там происходит. Если быть точнее, часть меня хотела знать, а часть нет...

 - То тело, в шкафу... - прошептал он, задумчиво, - это моя дочь... она жила здесь когда-то... он сделал её такой... безжизненным уродливым телом...

 Я что-то хотел сказать, но он меня опередил.

 - Готов?

 - Да.

 - Колбы надо разбивать, целься, если что, в него, потому что о снег навряд ли они разобьются... - с этими словами он мне вручил пять стекляшек - четыре прозрачные, одну красную, - стоишь тут, ждёшь сигнала, сам высовываться не вздумай.

 - Ага, - ответил я тем самым "ага", которое говорит весь класс, когда учитель просит дорешать дома то, что не успели сделать в классе.

 Андрей отворил дверь, и она с предательским скрипом двинулась. Игра на пианино стала слышаться чётче.

 Он вышел на крышу, а я тут же метнулся следом, и притаился у самого входа. Тем не менее я смог увидеть то, что происходило там... Ей Богу, я на одну секунду окончательно решил, что я псих... То, что происходило, не могло быть реальностью, просто не могло.

 Посреди крыши стояло большое чёрное пианино, каким образом оно попалю сюда - загадка За инструментом сидел человек в чёрном фраке, небольшого роста, с лысиной на голове и крючковатым носом. Он усердно играл на пианино, совершенно не замечая нас. Ну что сказать. В замешательство привело это не только меня. Андрей застыл в метре от входа, видно тоже не ожидая увидеть такого.

 - Кто ты такой? - спросил он, но человек не услышал, слишком тихо это было сказано, - ты кто?? - громче повторил Андрей, и тогда человек услышал.

 Он перестал играть и встал из-за пианино. Да, он был удивительно маленького роста. Окинув нас взглядом, он молча потёр подбородок и покачал головой:

 - А я ведь предупреждал, чтобы вы не ходили на шестнадцатый этаж... предупреждал... Теперь он поглотит и вас, и меня... и всех, кто живёт здесь... эх...

 - Ты мне объясни, кто ты?? - усилил тон Андрей.

 - Не стоит, уважаемый, повышать на меня тон, - сказал человек, поправив фрак, - вы и так создали достаточно проблем и без того, а теперь ещё и поднимаете шум, чтобы разбудить его...

 Послышался треск.

 - А вот и он... Ну что же, господа. У нас есть минуты две. Есть планы, что будем делать?

 Небо из бледно-розового превращалось в красное, причём виной этому был отнюдь не закат. Это был яркий, насыщенный цвет, и краснело небо прямо над нами, над крышей.

 - А ты не прячься - сказал он мне, - я тебя вижу прекрасно, тут должны быть все, подойди ближе.

 Я осторожно сделал шаг.

 - Стой! - сказал Андрей, остановив меня жестом.

 - Для конца нужны все.

 - Для какого конца?

 - Для такого конца, - сказал он, и показал рукой в сторону...

 Я с удивлением пытался понять, куда он показал, но видно это был лишь простой жест. Продолжения фразы не последовало. Человек во фраке опять сел за пианино и стал играть какую-то другую, но такую же грустную музыку.

 - Всё не так... уходим... это ловушка, - сказал Андрей, поворачиваясь ко мне.

 Тут в голову мне ударила резкая боль, и картинка на время пропала из глаз. Кругом темнота. Я быстро приоткрыл глаза. музыка, казалось, играла громче. Небо всё сильнее наливалось кровью прямо над нами. Что-то не так, явно что-то не так...

 - Давайте, друзья! Играйте со мной! - крикнул человек за пианино нам, ускоряя темп.

 Музыка скакала в ушных перепонках. Я шёл к нему. Я чувствовал, что иду не по своей воле, но я медленно, сквозь головную боль, шёл к этому чёртовому пианино. Андрей пропал из виду, вокруг было красно, именно вокруг моей области видения, как в компьютерных играх, когда тебя ранили. Послышался какой-то рык. Наконец, боль стихла, и прямо возле пианино я упал. Музыка стихла. Я увидел как возле входа стоит монстр, недалеко от Андрея, который наготове держит колбу. Человек во фраке исчез, осталось только пустое пианино, без следов, без всего. Я облокотился на инструмент, так как плохо стоял на ногах. Существо зашипело. Я обернулся. Буратино, доходил примерно до двух с половиной метров, что означало - он раза в три уменьшился в размере. Скорее всего Андрей кинул в него отпугивающую колбу.

 - Серёжа... - послышался тихий голос.

 Я обернулся. В самом углу, у стены, между подъёмом второй крыши сидела Ася. Я тут же рванул к ней.

 - Он ещё вернётся... - бормотала она.

 - Не важно... надо уходить, - сказал я, помогая ей встать.

 Монстр же отошёл к самому краю крыши, а Андрей следовал за ним, с оставшимися колбами в руках. Путь к выходу был свободен. Я нащупал у себя в кармане стекляшку, на всякий случай, и схватив Асю за руку, побежал к выходу. Голову снова стало покалывать. Послышался рёв, и я увидел, как монстр отбросил Андрея, удлинившейся рукой, и тут же стал снова увеличиваться в размерах, становясь какой-то нелепой игрушкой. "Только бы успеть, только бы успеть", - вертелось в голове, пока я бежал к выходу. Вдруг Ася упала.

 - Ты чего?? - крикнул я, но понял - она без сознания.

 Небо, чуть отошедшее от красноты, опять наливалось кровью.

 "Это ещё не конец", - говорил чей-то голос у меня в голове, которая уже неумолимо раскалывалась.

 Я быстро взял Асю на руки, и повернулся... Передо мной стоял ОН, практически вплотную, и молча смотрел своими дикими красными глазами. Страх подступил к самому горлу. Я выронил Асю из рук, но думаю она на тот момент этого не заметила. Стало понятно, что сейчас наступит настоящий конец. Конец мне. И это только дело времени. Я не помню, как рука моя оказалась в кармане, но осознав это, я тут же вытащил первую попавшуюся стекляшку и кинул в эту тварь. Я попал метко - прямо в голову. ОНО зашипело, и приложив руки к голове, стало дрыгаться что есть силы, а после в таком положении отбежало от меня, и превратившись снова в маленькое существо, прыгнуло вниз.

 Я упал на снег. Помутнение в глазах не проходило.

 - Зря ты пришёл сюда, друг, это проклятое место, - услышал я какой-то знакомый голос, но кому этот голос принадлежал, я не успел выяснить. Я вырубился. 

XVIII.

 Очнулся я уже на площадке. Свет не горел, и я едва различал склонившуюся надо мной фигуру. Голова по-прежнему ужасно болела, хотя, казалось, я был уже в безопасности. Глаза начали привыкать понемногу к темноте.

 - Не ходи сюда больше, друг, - сказал мне знакомый голос.

 Кто это, блять? Я попытался приподняться, но в ту же секунду понял, что сделать это не в состоянии - руки не слушались, ноги тем более. Даже рот еле открывался.

 - Кто... кто ты? - всё же выговорил я.

 Фигура склонилась надо мной, и я узнал в ней Макса. Да блять, того самого Макса, которого порвали на наших глазах пару дней назад. Честно, больше ничего не требовалось. В глазах снова помутнело, и я бы, наверное, честное слово, обассался, если бы хотел в туалет, но мне просто стало плохо, и я без слов плюхнулся головой на пол.

 - Не ходи сюда больше... - сказал труп моего друга, и развернувшись, пошёл обратно на крышу.

 Я пролежал около десяти минут. Мозг работал как процессор компьютера, я даже чувствовал, как он нагрелся. Зато головная боль понемногу отступала. Вот что это сейчас было? Как? Откуда? И где Андрей? Мёртв? Да, вопросов уйма, хоть викторину создавай, только ответов на них нет. Пролежав в шоковом состоянии, я наконец приподнялся. К горлу подкатила тошнота, и тут же меня вырвало на пол. Я откатился от сделанного собой подвига, и потёр глаза. Твою мать, мне пора полечиться бы у психолога... Дома меня ждала волнующаяся Маша, и скорее всего мама, которая уже проснулась, но на свой пролёт я даже не перешёл, а стремглав вылетел на улицу. Стоял тихий вечер. Было очень холодно, и мне даже было плевать, что я в одной лёгкой драной футболке, видно я уже привык приключенствовать налегке. Мне сейчас был важен глоток свежего воздуха. А ещё я надеялся, что военные не окончили свои поиски, и ещё здесь. Но нет... на улице стояла тишина... Лёгкий свет от фонарей опоясывал двор.

 Я отошёл от дома, и взглянул наверх. Крыша, как крыша - обычное небо, и ничего такого там не видно. Вариант был только один - недалеко от нас на остановке был автомат, и я потопал к нему. Телефон блестел от света фонарей. Я подошёл к нему и тут же набрал 02. Послышались гудки. Наконец, ответили.

 - Убили человека на крыше дома, - монотонно и довольно громко сказал я, после два раза чётко назвал адрес и положил трубку.

 Теперь оставалось ждать. Я отправился обратно к дому, медленными шагами, хотя замёрз уже до окончания. Навстречу мне шёл какой-то такой же блудник, как и я, издалека лишь была видна его тёмная фигура. Шёл он навстречу торопливым шагом, и поначалу мне показалось, что идёт он нацелено ко мне. А после сомнения отпали. "Может побежать? Ещё гопников не хватало мне сегодня" - подумал я, когда вдруг узнал в этом страннике Алекса. Только вот вместо радости, я опять испытал ужас. Чёрт знает, что с ним. Может это ходячий труп, как Макса?

 - Серёга, - окликнул он меня, своим обычным спокойным тоном, и я решил всё же подойти к нему, и будь, что будет.

 - Что... - начал я, но он перебил меня.

 - Готов к последнему выходу?

 - К какому?

 - На шестнадцатый этаж.

 - Я уже звонил в милицию, скоро они приедут.

 - Не приедут... - уверенно сказал он, - твоего дома больше не существует...

 - Как это? - удивился я.

 - Так... прости, объяснить я не могу, но зайти туда можем только мы.

 Сомнений не было, что Алексу тоже промыли мозги там на крыше, но почему-то я верил во всю эту его бредятину с полной уверенностью.

 - Хорошо, пошли, - согласился я, - план есть, что будем делать?

 - Как всегда, нету, зато вот что есть, - достал Алекс пистолет, - только на этот раз настоящий, где взял даже не спрашивай.

 - Сколько патронов?

 - Семь, плюс ещё один магазин такой же.

 - Неплохо, смотри меня не убей.

 - Я же не мудак.

 Дверь подъезда была странным образом открыта нараспашку, и подпёрта камнем. "Наверное это нас уже встречают" - подумалось мне, хотя странным опять только мне это показалось. Мы вошли.

 - В лифте поедем, - сказал Алекс, и мы пошли к лифту.

 Всё это время сопровождалось тишиной: я молчал, хоть вопросов была и уйма, но я понимал, что времени слишком мало, чтобы спросить их все, а парочку задавать тоже не хотелось.

 Наверху нас встретило моё творение. Тело дрожало - как от страха, так и от холода. Здесь было морозно - вероятно из-за раскрытой двери на крышу.

 - Значит так, - сказал, остановившись, Алекс, - кончаем этого урода, бой на смерть, готов?

 - Да, - спокойно сказал я, - только надо ещё Асю спасти.

 - Какую Асю?

 - Подругу Маши.

 - Что она там забыла?

 - Долгая история...

 - Ну ладно...

 Мы пошли на крышу.

 Как всё могло дойти до такого? Недавно мы тут ещё ошивались, и пытались доказать себе, что никого здесь нет, а уже сейчас идём наверх, к полному бреду, к самой настоящей смерти.

 Снова стала слышаться та самая музыка на пианино. Голова опять стала болеть. Алекс шёл впереди, держа наготове пистолет. Мы медленно поднимались по лестнице наверх, пока, наконец, не вышли на крышу. В центре стояло то самое пианино, а за ним опять играл он. Это было довольно необычное зрелище. Алекс сделал пару шагов вперёд. Я последовал за ним, держа наготове очередную колбу в кармане.

 - Я просил вас не приходить, - сказал вдруг человек, прервав резко игру на пианино.

 - Я знаю, сказал Алекс, - и подняв пистолет, выстрелил. Не попал.

 Человек тут же изменился в лице, но скрыться не успел. Алекс тут же выстрелил повторно, и попал ему прямо в голову...

 В ту же секунду исчез и человек, и пианино, стало пусто.

 - Бежим, - сказал Алекс.

 Мы выбежали на крышу и стали искать Асю.

 - Ася! - кричал я.

 Но никто не откликался. было ясно, что на крыше нет никого. Небо снова стало краснеть, и теперь я понимал, что начинается что-то неладное. Это понимал и Алекс, и ещё упорнее оббегал всю крышу в поиске Аси. Я же стоял на том месте, где когда-то было пианино.

 - Алекс, её тут нет.

 - Есть! - упорно крикнул Алекс, - она просто прячется.

 Небо в свою очередь продолжало краснеть, и уже было ослепительно ярким. Я завороженно смотрел на него, но тут моё внимание привлекло некое движение сбоку, и я оторвал взгляд. Мне представилось необычное зрелище. Слева от меня стояло два человека - один мужчина, лет тридцати, другая - женщина, такого же возраста. Они молча смотрели на меня, и одеты были по-домашнему. С другой стороны стоял ещё человек, он был старый - лет 60, с сероватой длинной бородой, и тоже одет как-то по-домашнему, в какой-то халат и тапочки.

 - Аааалекс, - крикнул я другу, который ничего этого не замечал, - у нас проблемы...

 Алекс обернулся и заметил людей.

 - Беги к выходу! - крикнул он, и сам рванул, что есть силы.

 но у входа я обнаружил ещё троих людей, которые как будто его специально загораживали. Это были два мальчика, лет по восемь, и женщина лет сорока. Алекс подбежал ко мне, и сам понял, что ход закрыт.

 - Что это за чертовщина? - спросил я, и сам заметил, как мой голос прозвучал напугано.

 - Это люди... - изобразил кэпа Алекс, - это люди.

 Тем не менее, людей то и дело становилось всё больше и больше, с каждой стороны, и вот они нас уже окружали.

 - Всех ты их не перестреляешь, - сказал я.

 - А стрелять в них и бесполезно, сказал он.

 Мы, как завороженные всё время панически оглядывались, и находили новых людей, появляющихся из ниоткуда. Все они молча стояли и смотрели на нас глазами, полными бессмыслия.

 Страх сковал тело. Небо, налитое кровью, слегка потрескивало, как будто сейчас должна была начаться гроза.

 Мы молча, как и эти люди смотрели на всё это, понимая, что выхода уже нету. "И как это мы так не успели выбежать из этого круга, когда он только начинался. Не я, не Алекс не сообразили об этом" - думал с горестью я. На секунду послышалась мгновенная тишина, а после люди завыли каким-то нечеловеческим стоном, одновременно и монотонно. В животе настала пустота от страха, ноги ужасно затряслись. А люди медленно стали двигаться к нам, с нарастающим воем, смыкая круг. Я в ужасе увидел, что вместо простых глаз, у них у всех теперь пустые - белые.

 Мы прижались с Алексом друг к другу спиной. Я сжимал во вспотевшей руке, ту злосчастную колбу, понимая, что она ни черта мне не пригодится. Небо трещало сильнее. Вой нарастал - люди были всё ближе и ближе.

 А в голове метались единственные здравые слова за сегодняшний день: "вот нахуя я сюда пошёл?".

 Алекс выстрелил. Уши заложило с непривычки, как впрочем и тогда возле входа. Но ничего не произошло. Людям было всё равно. С тем самым воем они продолжали идти к нам. Они даже не вытянули руки, как в фильмах ужасов, а просто тупо шли на нас. От отчаяния я стал тихо шептать молитву у себя в голове, но так как молитвы я не знал ни одной, то вся моя молитва состояла из слов "Боже, спаси, и сохрани". Но не помогало. Небо обрушилось громом, и люди, подойдя почти вплотную, остановились. Из этой толпы я увидел Макса, который смотрел на меня такими же пустыми глазами, как и все. Я увидел Андрея, нашего электрика дядю Мишу, который пропал без вести года три назад в нашем подъезде.

 Твою мать... они все мертвы... – дошло, наконец, до меня. Сердце неистово билось, и я повторяя, как заведённый, свою молитву, ждал того, что произойдёт. И вдруг, я увидел его - того самого человека во фраке. он стоял позади всех, но я его успел увидеть, сквозь небольшой проём между толпой.

 - Он ими контролирует, - прошептал я Алексу.

 - Кто блять? - спросил он.

 В голову, которая уже привычно болела, пришла странная мысль.

 - У тебя бошка болит?

 - Да...

 - Это иллюзии! Он их создает... - крикнул я.

 - Что... - начал Алекс, но я уже побежал прямо на людей.

 Всё равно ничего другого не оставалось, кроме, как идти напролом. Люди и впрямь исчезли, и я просто упал в снег.

 Послышался выстрел.

 - Смотри-ка, а ты промахнулся, дружок, - засмеялся человек во фраке сзади.

 Я поднялся и увидел, как Алекс нацеливает пистолет на человека, который оказался уже в другом месте.

 - А я здесь, - всё смеялся человек.

 Алекс выстрелил снова, но тут же человек опять исчез прямо на глазах.

 - А я здесь уже, - всё сильнее и сильнее смеялся он.

 Послышалось рычание. Я обернулся, и увидел, как недалеко от меня, перелезает через крышу наш любимец.

 - Блядский хуй, - крикнул я, вдохновение меня распирало, и внутри его держать я уже не мог.

 Я схватил колбу в кармане и, что есть силы, кинул в него. Промазал. существо хищно бросилось на меня и сбило с ног так, что я отлетел метра на два. Снег окрасился в красный, и я увидел, что обе руки у меня довольно хорошо порезаны, хотя боль я не чувствовал.

 Существо бросилось на меня снова, и я, как раненый солдат, пополз, ожидая удара в спину. Но его не настало, существо приземлилось относительно недалеко от меня, и я, словив момент, достал другую колбу и кинул в него. Но видно от усталости, колба даже до него не долетела.

 - Сукааа... - взвыл я, и кое-как поднявшись на ноги, побежал что есть силы вперёд. Позади слышалось рычание, а так же было слышно, как упорно стреляет Алекс. Мы точно разделились на два фронта.

 Я чувствовал, как в крови поднялся адреналин. Но я верил, что я смогу, смогу спастись. Меня тогда не волновало, что этот хрен убил взрослых мужчин, у которых реакция, сила и скорость гораздо лучше, чем у меня. Я просто бежал, к самому краю крыши, и упорно рылся в кармане, в поиске очередной колбы. Наконец, достав её, я тут же с разворота кинул, что есть силы в монстра.

 Это была довольно эпичная картина. Существо было в метре от меня, оно прыгало, приподняв хищно руки, и сверкая глазами. Колба полетела в него. Не прошло и секунды, как она попала ему в тело. Я же от бессилия и страха упал на землю.

 Существо зарычало, и тут же исчезло с глаз, а я лежал на спине и глядел в это красное небо, в эти глубокие облака и неизведанную бездну. В ушах лишь стоял звон от выстрела Алекса. Я слышал - там всё утихло. Я слышал плач Аси, и голос Алекса. А после я закрыл глаза, и наступила вечная темнота. 

 IX.

 Очнулся я в больнице. Горло ужасно болело - видно не даром прошли мои ночные прогулки, ноги также болели, в принципе как и всё тело. Не болела только голова - и это было единственным счастьем, наверное, для меня на данный момент. Рядом сидела мама, Маша сидела на стуле, чуть ближе к моей кровати.

 - Господи, слава тебе! - воскликнула мама, и рыдая начала меня обнимать.

 Тут же подлетела и сестра, тоже разрыдавшись возле меня.

 - Вы ж меня раздавите, - просипел я, сквозь больное горло.

 - Серёжа, какое счастье, что с тобой всё в порядке, сквозь слёзы улыбалась мама.

 - А сколько я спал? - спросил я, чувствуя, что прошла вечность.

 - Недолго, сегодня ночью тебя сюда завезли.

 - А с Алексом что? - Всполошился я.

 - Он обещал зайти к тебе, улыбнулась мама.

 Через полчаса они ушли. оставив меня отдыхать, а к вечеру зашёл и Алекс. Мне не терпелось всё узнать.

 - Ну ты герой, - улыбнулся он, - убил эту тварь, видел бы как он ёбнулся с крыши!

 - Его труп нашли?

 - Да кто бы нашёл... растворился его трупак... наверное... этот хрен иллюзионист, возможно, это лишь был глюк, как и те люди.

 - Этот глюк швырнул меня, значит он был реальным...

 - Ну не знаю... менты всё там обшарили и ничего не нашли. Если бы эта херня выжила, то напала бы на них, скорее всего.

 Я согласился с Алексом, это было вероятней.

 - А хрена этого ты убил?

 - Да... всю обойму спустил на него, но он с крыши тоже упал.

 - Так может и не убил? - взволновался я.

 - Его трупак как раз нашли, - улыбнулся Алекс.

 - Вот счастье... - обрадовался я.

 - С пистолетом, правда, много заморочек оказалось...

 - Так откуда он?

 - Спёр, на смотрах... пизды конечно вкатят полнейшей, но даже об этом думать не хочу...

 Алекс выступал в соревнованиях по стрельбе от нашей школы, и побеждал в городских состязаниях. В группе у них было два рабочих пистолета - довольно богатый арсенал для школьного ассортимента. Так, что в слова Алекса я поверил охотно.

 - Слушай, а что значила та смс-ка про то, что вы квиты?

 - Я тогда достал патроны как раз из склада в школке... А ввиду я имел, что мы мол теперь наравне, хотел тебе написать, но телефон сдох...

 - Эмм... А херню про дом, что ты нёс? Мол, он ненастоящий.

 - Да не верил я ментам, ничего бы они не сделали, а какая-нибудь интригующая фраза, типа этой, могла тебя заставить пойти наверх, хотел ему лично отомстить, а без тебя бы не справился.

 - А как ты узнал, что я у автомата?

 - Я в подъезде был, думал заходить, не заходить за тобой, а ты промчался мимо меня с верха, и выбежал на улицу. Я дверь быро подпёр и за тобой пошлёпал, узнать куда ты.

 Больше Алекс ничего не рассказал, да вопросов у меня больше и не было. С Асей всё было в порядке. Макса труп так и не нашли, как и Андрея. 

XX.

 Новый год я встретил больным, но зато в кругу семьи и друзей - Алекса и Игоря.

 Наш дом окунулся в спокойствие. И хотя я трусил каждый раз, когда заходил в тёмный подъезд, всё было в порядке.

 Маме Макса мы так ничего и не рассказали. Макса признали пропавшим без вести. Через полтора месяца устроили похороны. Хоронили пустой гроб.

 Чуть раньше похорон Макса нам сделали подарок: под предлогом сноса нашего дома, мол, он старый, нас переселили в новостройку, которая была относительно недалеко от нашего района. Конечно, я не верил, что дом хотят сносить из-за его старости, но мне было пофиг.

 Была лишь одна вещь, которая меня волновала, и которую я не рассказал никому.

 Когда я собирал вещи для переезда, то случайно нашёл свои штаны, в которых был тогда на крыше. В кармане осталась последняя колба. В ней была бледно-розовая жидкость.

 Конец.