/ Language: Русский / Genre:children,

Детские Сказки

Лира Ерошевская


Ерошевская Лира Алексеевна

Детские сказки

Ерошевская Лира

ДЕТСКИЕ СКАЗКИ

ДАРИНА

( сказка для детей и взрослых )

Андрюша был в семье поздним ребенком. Сестра Вера давно выросла, в прошлом году стала студенткой и уехала учиться в другой город. И Андрюша становился очень одиноким, когда родители уходили на работу, а его оставляли одного в квартире. Правда, мама работала только до обеда, она приходила тогда, когда Андрюша успевал здорово проголодаться после завтрака. Она кормила его обедом и выпроваживала на улицу играть с соседскими ребятами. Но то утреннее время, которое он проводил один, тянулось медленно, и он придумывал для себя разные игры, чтобы было веселее ждать маму.

У него было много игрушек: и тех, что остались от сестры, и всяких других, которые ему подарили не так давно, но все равно они ему уже надоели. Поэтому больше всего он любил садиться задом наперед на стул и воображать себя космонавтом, летящим на луну. Он выделывал руками всякие выкрутасы вокруг спинки стула, как если бы это был штурвал его воздушного корабля, и фырчал на всякие лады, изображая работу двигателя.

Вот и в это утро, как только мама закрыла за собой двери, он взобрался на свое привычное место воздухоплавателя и продолжил свой необычный полет к далекой Луне. Но скоро ему это надоело , Луна не приближалась, и он, положив голову на руки, державшие спинку стула, задумался, чем бы ещё ему заняться. И тут он вдруг услышал тоненький голосок, звучащий неизвестно откуда:

- А хочешь, мы будем играть с тобой вместе?

Алеша даже не испугался, потому что ему показалось, что эти слова просто родились в его голове оттого, что ему действительно хотелось кого-нибудь иметь рядом, чтобы было веселее заниматься, чем бы то ни было. Но в следующее мгновенье он уже не сомневался, что голос звучал не внутри него, а в комнате, и именно из того угла, где на тумбочке с давних времен сидела кукла, оставшаяся после сестры. Андрюша редко брал её в руки, потому что ему больше нравились не девчоночные игрушки.

- Я знаю очень много разных игр, а потом вдвоем играть всегда интереснее, - прозвучало продолжение первой фразы.

Алеша удивленно вытаращился на куклу: разве может игрушка разговаривать человеческим голосом? А кукла зашевелилась, а потом перевернувшись на живот, слезла с тумбочки и остановилась посреди комнаты, напротив Андрюши: - Посади меня впереди себя, и мы полетим с тобой вместе, и если с тобой

случится какая - либо беда в полете, то я смогу тебе помочь.

Андрюша вдруг сразу поверил, что кукла живая, и хотя он ещё не понял, как такое может быть, тем не менее, факт говорил сам за себя. "Вот это да!" - подумал он, соскочил со стула, осторожно поднял её с пола и посадил впереди себя, прямо на импровизированный штурвал. Но кукла опустила ноги ниже, поставила их на вторую перекладину спинки стула, и, держась руками за верхнюю перекладину, спросила: - А куда мы летим? - На Луну, - ответил Андрюша. - Фи, - поморщилась кукла. - Есть очень много более интересных планет. Ну хорошо, давай сначала посетим Луну.

И они полетели! Андрюша сразу почувствовал, как сразу его полет приобрел значимость и какую-то необычность. Да и живая кукла - это было просто необыкновенно чудесное явление. Он спросил: - А почему ты ожила? Раньше ты так тихо сидела в своем уголочке, что никто

бы никогда не смог догадаться, что ты можешь двигаться и разговаривать. - Да, раньше я была обыкновенной куклой, но сегодня Высший Разум

Вселенной влил в меня свою энергию, чтобы я могла общаться с тобой, когда ты остаешься один. - А что это такое - Высший Разум? - спросил Андрюша. - Я тебе все потом объясню, сейчас ты ещё не поймешь, подожди немного.

Скоро мы с тобой подружимся, и тогда я расскажу тебе много интересного. - Тебя зовут Машей? - Андрюша вспомнил, что именно так когда-то называла

Вера куклу. - Нет, меня зовут Дариной, теперь у меня такое имя. Дариной? Какое странное имя. Я такого никогда не слышал. - Да, это редкое имя, оно означает "владеющая богатствами". - Ты очень богатая? - Да, я богатая, но мое богатство - это не то богатство, которое ценят некоторые

люди. Мое богатство - это знания, которыми я владею, и которые мне пригодятся всегда и везде. Хочешь, я тебя тоже сделаю богатым? - Хочу, а ты это сможешь? - Да, я смогу сделать тебя очень богатым, если ты захочешь этого сам. Давай

отложим наш полет и займемся более нужными для тебя сейчас вещами.

- Давай, - согласился Андрюша. - Но какими? - У тебя есть книжки? Да, конечно. Мама мне всегда на ночь что-нибудь читает. Я люблю слушать

всякие занятные истории, и потом легко засыпаю, и ночью мне снятся интересные сны. - Мама читает... - повторила Дарина. - Ты уже сам можешь читать все эти

занятные истории. Ну-ка покажи мне свои книжки.

Андрюша слез со стула, посадил Дарину на диван, снял с нижней полки книжного шкафа большую пачку детских книжек и положил их перед Дариной. Садись рядом, - сказала Дарина. - Сейчас я тебя познакомлю с буквами,

которые тебе надо знать, чтобы научиться читать.

Она раскрыла одну из книг и ткнула пальчиком в значок, который напоминал шалашик с перекладинкой:

- Вот смотри, это самая главная буква - А, она чаще других встречается в наших словах, а это буква М. Если поставить рядом М и А, а потом опять М и А, что получится? - Мама, - радостно закричал Андрюша. - Правильно! Ты очень способный мальчик, так мы с тобой за неделю выучимся

читать.

До самого обеда сидели они на диване, и Дарина показывала Андрюше разные буквы и учила складывать из них слова.

Когда Андрюша услышал, как в прихожей открылась дверь, он соскочил с дивана и бросился к маме: - Мамочка, мамочка, меня Дарина научила читать! Какая Дарина? - спросила мама. - Верина кукла, её теперь зовут Дариной. Вот иди, посмотри, она, оказывается,

живая.

Андрюша потащил маму в свою комнату. Ступив на порог, он взглянул на диван и увидел только свои книжки, разбросанные по покрывалу дивана, а кукла, как и прежде, чинно сидела в углу, не подавая никаких признаков жизни.

- Это хорошо, что ты интересуешься книжками, - сказала мама одобрительно и погладила Андрюшу по голове. - Но причем тут кукла? Ох, и фантазер ты у меня!

Андрюша понял, что ничего не сможет доказать маме, раз кукла опять превратилась в обыкновенную игрушку, и поэтому больше ничего не стал говорить. Пусть мама думает, что хочет. Потом она все равно убедится, что он не фантазирует, а говорит правду. - Ну идем, я покормлю тебя, а потом пойдешь гулять. - А можно, я сегодня не пойду гулять? - спросил Андрюша. С чего это? Всегда так рвался. Нет, нет, гулять надо каждый день, - сказала

мама, и накормив сына обедом, отправила его во двор.

Мальчики уже валяли во дворе снежную бабу из рыхлого снега, что навыпадал утром. Андрюша присоединился, и скоро снежная баба с глазами из камешков и носом и ртом из палочек стояла посредине двора.

- Это что! - сказал Андрюша. - Вот у меня есть дома живая кукла. Разговаривает? - спросил Павлик. - И разговаривает, и двигается, - ответил Андрюша. - Ну и что! - Павлик сдвинул на бок шапку. - Наташке тоже такую купили

родители, разговаривает, и двигается. Эка невидаль, теперь, какие хочешь - игрушки купить можно - были бы деньги. А тебе-то зачем такая кукла? Лучше бы тебе заводной вертолет купили.

Андрюша замолчал, он не стал объяснять Павлику, что его Дарина не заводная игрушка, а настоящая маленькая живая девочка. Все равно не поверит. Не будет он никому ничего доказывать, тем более, что Дарина опять превратилась в обычную куклу и станет ли опять живой - неизвестно.

Придя домой, Андрюша раздевшись, в первую очередь нырнул в свою комнату. Кукла по-прежнему сидела в своем углу. Алеша взял её в руки, стал теребить, пробовал разговаривать с ней, но все было бесполезно, кукла ни на что не реагировала, и Андрюша её оставил в покое.

И только, когда на следующий день мама с папой ушли на работу, а Алеша опять полез на свой стул, кукла зашевелилась в своем углу и сказала: - Ну вот, теперь мы опять до обеда будем вместе. Я могу быть с тобой только

тогда, когда ты остаешься один. Ты это должен знать, и остальное время меня не трогать, потому что, как только приходит твоя мама, энергия, которой я питаюсь от Высшего Разума, покидает меня. Я теряю силы и становлюсь не Дариной, а Машей. - Но почему так? - спросил Андрюша. Потому что я дана тебе для того, чтобы ты не чувствовал себя одиноким и еще

для того, чтобы ты не терял зря время, которое можно использовать с большой пользой для себя. Пойми, что время - это самое ценное, что есть у человека, и нельзя растрачивать его впустую.Уже сейчас ты можешь очень многому научиться. Именно в раннем возрасте мозг человека способен на усвоение большого количества знаний и активное развитие, и нельзя упускать это время. То, что маленький человек получает при своем раннем развитии невозможно наверстать в более поздние сроки. И то, что он узнает в раннем детстве, остается в памяти на всю жизнь, это совершенная память, которая позднее становится весьма несовершенной. То, что легко запоминает ребенок, уже не может так же легко запомнить взрослый человек. А приобретенные человеком знания очень нужны и важны не только в жизни человека, но и в "непроявленном" мире. - А что это такое - "непроявленный" мир? - Это тот мир, куда в конце своей жизни уходит каждый человек. И от того, что

он туда приносит - знания или невежество, сделанное им на Земле добро или зло - вот от этого зависит, какой его жизнь будет там: либо ему там будет очень хорошо, либо очень плохо. Высший Разум выбрал тебя, чтобы показать Человечеству, каким развитым и подготовленным к жизни и полезной деятельности становится ребенок, если давать ему знания в более ранние сроки. Малышу надо учиться с первых сознательных лет жизни, а не развлекаться

долгое время, играя порой в совсем пустые игры. Каждая игрушка должна иметь цель чему-то научить ребенка. Ему же часто покупают массу бесполезных игрушек, но совершенно не заботятся о его духовном развитии. И ребенок уже с детства тянется только к материальному и заболевает "вещизмом". А ведь вещи человек не заберет с собой в "непроявленный" мир - они ему там не нужны. Только духовные знания делают человека счастливым в том мире, так же, как и в этом. Я, наверное, очень по-взрослому с тобой говорю, но ведь через меня с тобой говорит Высший Разум Вселенной, и он считает, что ты вполне уже можешь понять все, что он хочет донести до тебя.

- Да, я все понял. Я только не понял, как мне научиться жить так, чтобы мне было "там" хорошо, а не плохо. - Я научу тебя этому. Для того я и пришла к тебе. У тебя есть кубики? Давай их

сюда. Сегодня мы будем заниматься математикой, а завтра опять займемся чтением.

Андрюша полез под диван и вытащил коробку с кубиками. - Смотри, сказала Дарина. - Вот один кубик, а вот другой, если их сложить

вместе - сколько получится? - Два, - ответил Андрюша. - Я умею считать до десяти.

- Это хорошо, но я научу тебя считать до тысячи и даже дальше.

С этого времени так и повелось: как только Андрюша оставался один в квартире, Дарина оживала и начинала объяснять Андрюше многие до сих пор неизвестные ему вещи и явления. Он скоро уже сам читал книги, писал, знал таблицу умножения и даже решал довольно-таки сложные задачи.

Теперь он никому не пытался рассказывать о Дарине и старался скрывать приобретенные знания от своих родителей. Однако это не всегда ему удавалось, и родители иногда удивлялись его, не по-детски развитому, уму: Откуда он все это знает? - спрашивала мама у папы. - Просто у него цепкая память, - отвечал папа. - И он видно запоминает все, что

когда-либо и от кого-либо слышит. А читать и считать его, видимо, научил соседский мальчик, с которым он иногда играет и который учится в пятом классе.

- Вундеркинд, да и только! - говорила мама с гордостью - Он, наверное, будет хорошо учиться.

А Дарина между тем принялась учить Андрея географии. Они разыскали старую карту мира, и другие карты, по которым занималась Вера, и расстелив их на полу, они вместе лазили по ним, водя пальчиками, и Андрюша запоминал названия материков, островов, стран, городов, океанов, морей и проливов. Потом по старым Вериным учебникам Андрюша изучил историю, природоведение и другие нехитрые предметы в пределах первых четырех классов. Андрюша учился легко и весело, ведь это была почти игра. Ему нравилось запоминать все, чему учила его Дарина. Он давно привык, что как только приходила мама, Дарина залезала на тумбу и становилась обыкновенной куклой, и он с нетерпением ждал следующего утра, когда они опять останутся с ней вдвоем.

Целых полтора года продолжалась эта необыкновенная дружба Андрюши с куклой Дариной.

В августе Андрюше исполнилось семь лет, и в сентябре он должен был идти в школу. Мама купила ему ранец, тетради и всякие мелочи, такие, как линейка, резинка, карандаши и т. д. Купила букварь и другие нужные для первого класса учебники. - Ну вот, - сказала она. - Мой сын пойдет в первый раз, в первый класс. Ты

рад? - Очень, - ответил Андрюша. - Знания - это самое главное, что необходимо

человеку. Получив знания, он сможет очень много сделать для людей. А ведь для этого он и приходит в этот мир.

- Боже мой, - всплеснула руками мама. - Ты говоришь, как настоящий, маленький старичок. Где ты только все это слышишь? - От бабушки, - ответил Андрюша, который иногда действительно гостил в

деревне у своей старенькой бабушки. - Да бабушка твоя почти безграмотная женщина, - мама пожала плечами. - Зато она в церковь ходит, возразил Андрюша. Мама даже не нашлась что

ответить.

Когда Андрюша рассказал Дарине, что его готовят в школу, она сказала:

- Слушай меня внимательно. Ты должен пойти не в первый , как все твои одногодки, а в пятый класс, потому что все, чему учат детей в первых четырех классах, ты уже знаешь. Попроси родителей проэкзаменовать тебя. Когда они убедятся, что ты подготовлен для поступления в пятый класс, они начнут разговаривать об этом с директором школы. Ты должен закончить школу не позже , чем в тринадцать лет, к этому я тебя и готовила, и поступить в такой институт, знания которого дадут простор твоему уму, ещё не забитому догмами и способному развиваться не стандартно, и сделать такие открытия, которые обогатят Человечество. Но эти открытия легко сделать только тогда, когда человек мыслит, не опираясь всецело на те знания, которые считаются неопровержимыми. Ты должен стать опровергателем всяких авторитетов, если чувствуешь, что подбираешься к истине, далекой от теорий этих авторитетов. Чтобы отличить истину от лжеистины, которая иногда в науке считается ошибочно непогрешимой, нужно мыслить нестандартно. - А как это - мыслить нестандартно? - спросил Андрюша. - Мыслить нестандартно - значит мыслить не как все! И это самое главное для

того, чтобы делать открытия в различных областях науки. Но взрослые люди зачастую теряют эту способность. Их ум заблокирован теми научными знаниями, которые они считают истинами первого порядка и с которыми боятся спорить. Но молодой образованный ум умеет отказаться от утверждений, не допускающих никаких возражений. И это тот путь, по которому должен пойти ты. Выбирай для себя тот институт, который даст тебе возможность привнести в жизнь людей что-то новое, значительное и важное. Например, медицина. Совершенно неизученная

область науки. Здесь можно сделать неограниченное количество открытий, которые помогут человеку избавиться от многих болезней и жить на Земле гораздо дольше и в добром здравии. Или астрономия! Это и подавно очень слабо изученный кусок материи. Да какую область знаний ни возьми - везде существуют большие пробелы и часто неправильный взгляд на очень обычные вещи. Вот твой молодой гибкий ум, который в 17-18 лет, когда ты закончишь институт, ещё будет находиться в состоянии развития, сможет во многом разобраться правильно и внести много поправок в информационную картину мира. Я увлеклась, и наверное говорю очень сложно для тебя? Ты понял то основное, что я тебе хотела сказать?

- Да, я все понял. Ведь я уже ученик пятого класса, - улыбнулся Андрюша.

- Совершенно точно. В своем развитии ты далеко ушел от своих сверстников, и теперь твоя задача - доказать это взрослым.

Вечером, когда все собрались вместе, Андрюша сказал: - Мама и папа, я знаю все, что дети изучают в первых четырех классах, поэтому

я хочу пойти сразу в пятый класс, чтобы не терять зря время.

- Глупости, - сказала мама. - Как ты можешь знать программу четырех классов? Да, я знаю, что ты умеешь писать, читать и считать, но там изучают ещё много чего для тебя нового. - А вот и нет, - сказал авторитетно Андрюша. - Проверьте меня, а тогда и

говорите, что я чего-то не знаю в рамках программы начальной школы. В рамках программы начальной школы... - повторила мама. - Ты посмотри,

какими словосочетаниями он оперирует. - Может, и правда он перерос свой возраст. Как ты думаешь? - спросила мама папу. - А ну-ка, скажи мне, обратился папа к Андрюше, - что такое наша планета

Земля?

- Это шар, сплюснутый у полюсов, - ответил Андрюша. - Он вращается вокруг солнца с периодичностью в один год и вокруг своей оси с периодичностью в одни сутки, и еще... - Довольно, - сказал папа и посмотрел на маму недоуменно и растерянно. - А какие океаны, существующие на Земле, ты знаешь? - спросила мама, отводя

свой взгляд от лица папы. - Конечно, - ответил Андрюша. - Северный ледовитый, Тихий, Атлантический

и Индийский. - А что такое Австралия? - спросил папа. - Австралия это материк, который окружен со всех сторон водой и

расположен по другую сторону экватора, в Восточном полушарии Земли. Ты знаешь, что такое экватор? - Да, я знаю почти все географические и некоторые астрономические понятия.

- А что ты знаешь об истории нашего государства?

Здесь Андрюша знал очень много. Он начал с почти доисторических времен и не успел дойти до эпохи Петра 1, как папа сказал:

- Да он у нас действительно какой-то феномен. Откуда тебе все это известно? - Я прочитал все учебники, по которым училась Вера, и ещё некоторые книги,

которые брал в твоей библиотеке. Потом меня просвещал Валерка, он уже закончил пятый класс. - Да... - протянул папа и обратился к маме: - может быть действительно

поговорить с директором школы, пусть они его проэкзаменуют.

Андрюша ликовал. На другое утро он поделился своими надеждами с Дариной, которая сказала: - Все должно быть хорошо. О тебе заботится Высший Разум Вселенной.

И действительно, через несколько дней в школе, в которую должен был поступить Андрюша, была создана комиссия, в которую вошли учителя школы представитель от ГОРОНО, эта Комиссия и должна была решить вопрос о поступлении Андрюши в пятый класс, минуя начальную школу.

Увидев перед собой такое большое количество серьезных тетей, Андрюша сначала немного струсил, но потом успокоился, потому что вопросы оказались нетрудными. Вначале Андрюшу попросили почитать в книге небольшой отрывок из текста, потом написать несколько предложений в тетрадке, просклонять таблицу умножения на восемь, решить несколько несложных задачек, а потом стали задавать самые разнообразные вопросы по природоведению, географии, истории и литературе. Но все вопросы казались ему такими легкими, что Андрюша отвечал на них сразу же, не задумываясь. Потом вопросы пошли посложнее, но Андрюша и здесь не ударил в грязь лицом. Наконец ему сказали, что он свободен,

А на следующий день мама сообщила ему, что он экзамен выдержал, и его приняли в пятый класс. Радости Андрюши не было конца. Он еле дождался следующего утра, чтобы обрадовать новостью Дарину. - Поздравляю тебя! сказала Дарина. - Теперь учись, не ленись. Ты должен

хорошо усвоить те знания, которые тебе будут давать учителя. У тебя очень ответственная миссия на Земле. Ты своим примером должен показать, как важно начинать рано обучать детей основам знаний. Даже в детском возрасте легкомысленно расточать драгоценное время, которого у человека не так-то много, на пустые забавы. Играть надо в интеллектуальные игры, то-есть такие, которые развивают ум ребенка или, что тоже важно - чувства. И полностью исключить такие игрушки, как ружья, револьверы, автоматы и прочие предметы убийства, которые делают ребенка агрессивным. Убивать - не хитрое дело, зачем учить этому раньше, чем всему остальному, доброму и по-настоящему необходимому человеку. Я надеюсь, что твой ум усвоит сказанное мной, и придет время, когда мои советы тебе пригодятся. Я уверена, что ты оправдаешь надежды Высшего Разума , и мой труд даст свои плоды. Будь разумным мальчиком. Разум - это величайший дар природы, основа всего доброго на Земле. Все, что создано разумом - нетленно, как и сам разум. Разум гораздо важнее силы и всегда одерживает над ней победу. И питает разум образованность, поэтому учись, мой мальчик, будь любознательным и пытливым. Ну вот, моя основная задача - закончена, теперь учителя будут вести тебя по пути знания. Внимательно учи уроки и побольше читай книг в свободное

время. А я тебе теперь не нужна, сегодня мы с тобой попрощаемся.

- Ты нужна мне, - живо воскликнул Андрюша. - Не покидай меня. Мне будет без тебя так скучно. - Тебе теперь некогда будет скучать. - сказала Дарина. - А меня ждет другой

Маленький мальчик, который живет очень далеко отсюда, и которому я должна дать то, что смогла дать тебе. Мне тоже жаль расставаться с тобой, но так нужно. Я не могу больше оставаться с тобой, как бы этого ни хотела. Я, как и все живое на Земле, подчиняюсь повелениям Высшего Разума. Когда-то ты у меня спрашивал, что это такое. Я думаю, что теперь ты достаточно развит, чтобы

понять то, что я тебе скажу. Высший Разум Вселенной - это то, что люди называют Богом. Он - истина, повелитель Вселенной, он един, вездесущ и всемогущ. Он определяет судьбу каждого человека, и каждый человек приходит в этот мир, чтобы выполнить на Земле свое предназначение. Мы должны прислушиваться к его голосу, потому что он живет внутри нас, и поступать согласно его повелениям, потому что он - коллективный разум всей Вселенной, а

это ведь что-то значит. Бог это твоя совесть, с которой ты обязан считаться, а иначе не будет тебе счастья в жизни. - Я все понял, Дарина. Спасибо тебе за все, что ты сделала для меня. Как жаль,

что ты должна уйти, - грустно произнес Андрюша. - Не грусти. Я приду к тебе в тот день, когда ты закончишь школу. И тогда мы

опять с тобой пообщаемся. И я буду следить, как ты учишься, какие книги читаешь, с кем дружишь. - Я буду ждать тебя, Дарина! - Прощай, мой мальчик!

Андрюша со слезами на глазах обнял Дарину, потом посадил на тумбочку, и она превратилась опять в неживую, обыкновенную игрушку.

Через два дня Андрюша первый раз вошел в тот класс, где ему предстояло провести шесть лет. Ребята, которые все были более рослые, чем он, встретили его насмешливо-снисходительно, так как не могли поверить, что он мог знать все то, что знали они. Но скоро им пришлось убедиться, что Андрюша не был глупее, а даже, наоборот, в некоторых вопросах он знал гораздо больше их.

Андрюша подружился с мальчиком Юрой, с которым его посадили за первую парту, так как Юра был небольшого роста, хотя и выше Андрюши. Андрей помогал ему решать задачи, объяснял многие сложные вопросы математики и физики. И Юра, который считался слабым учеником, вдруг стал получать хорошие оценки.

А Андрюша учился только на "отлично". Приходя домой, он брал на руки куклу и рассказывал ей обо всем, что происходило с ним в школе. Но о ней он никогда никому не говорил, даже сестре Вере, которая приезжала домой каждое лето на каникулы и восхищалась одаренностью брата и его успехами в учебе. Это твои учебники мне помогли, - сказал Андрюша сестре. - Как хорошо, что я их не выбросила. У тебя необыкновенная память, просто

отличная. Ты молодец, я горжусь тобой.

Так незаметно прошло шесть лет, и Андрюша получил аттестат зрелости и золотую медаль за отличное окончание десяти классов. Все поздравляли Андрюшу и говорили, что теперь он сможет без экзамена поступить в любой институт. Алеша вытянулся и почти сравнялся ростом со своими одноклассниками, которые уважали Андрюшу за доброту и готовность всегда придти на помощь. К тому же он был их достопримечательностью и гордостью. Только в их классе учился такой "вундеркинд". Каждый из ребят тянул его в тот институт, в который собирался сам, но Андрюша твердо сказал:

- Я пойду в медицинский, потому что медицина мало изученная область науки, и мне будет интересно в ней работать. Быть может, я сделаю какое-нибудь открытие, мне бы очень хотелось этого. К тому же медицина тесно и напрямую связана с людьми, и для меня это очень важно.

Родители поддержали Андрея. Они считали, что профессия врача почетна и благородна.

В день, когда Андрюша получил аттестат зрелости и закончились все поздравления, он прошел в свою комнату и сказал, обращаясь к кукле, которая, как и все пять лет , чинно сидела на своей тумбочке: - Дарина, ты тоже можешь меня поздравить: я с отличием закончил школу и

решил поступить в медицинский институт. - Очень правильное решение проговорила вдруг Дарина. - Став врачом, ты

сможешь принести людям много пользы. И конечно, я тоже поздравляю тебя. - Ой, Дарина, - обрадовался Андрюша, - ты выполнила свое обещание. Как я

рад, что опять могу пообщаться с тобой. Мне так тебя не хватало, но я каждый день разговаривал с тобой, хотя ты не хотела мне отвечать. - Я не могла. - сказала Дарина. - Но я слышала все, что ты мне рассказывал и

была в курсе всех твоих дел. Сегодня ты вступаешь в новую жизнь, становишься почти полностью самостоятельным и взрослым. У нас с тобой сегодня последняя встреча. Скоро ты станешь знать больше, чем я. Но вот что хочу я сказать тебе на прощанье: слушайся своего сердца, оно тебе всегда подскажет, что делать в трудных ситуациях. Никогда не поступай против своей совести и тогда успех тебе будет обеспечен. - Спасибо, Дарина, я всегда буду помнить твои советы. И тебя я тоже никогда

не забуду. Приходи ко мне хоть изредка. - Увы, - печально ответила Дарина, - больше я не смогу к тебе приходить, моя

миссия на Земле закончена, и Высший Разум отзывает меня к себе. Но я тоже всегда буду помнить и тебя, и ещё одного мальчика, которого я тоже учила основам начальной школы. Вы проводники Вселенной в новую жизнь. Вы должны раскрыть Человечеству глаза на необходимость заниматься развитием детей с самого раннего возраста. Прощай, Андрюша, я ухожу, но я всегда буду рядом с тобой.

- Подожди, пожалуйста, подожди, - отчаянно закричал Андрюша, - Давай ещё поговорим. Скажи что-нибудь еще, что сможет мне пригодиться в жизни. Будь самим собой, - сказала Дарина, - никогда никого не обижай, и тогда с

тобой всегда будут радость, добро и удача. И поскольку ты собираешься стать врачом, я дам тебе ещё два медицинских посыла. Первое: в природе нет такой болезни, которую нельзя бы было вылечить какой-либо травой. На каждую болезнь есть своя лечебная трава, её только надо найти. И второе: самая большая лечебная сила заключена в человеческих руках. Ими можно лечить, но для этого нужно очень хотеть вылечить живое существо, и тогда твое желание, перетекая в энергию твоих рук, станет осуществимым. Поводя руками над больным органом или поглаживая больное место, ты облучаешь его лечебной силой своей энергетики. Ну вот все, Андрюша. Мое время закончилось. Прощай!

- Подожди, не уходи, - опять жалобно попросил Андрей. - Скажи, чем ты теперь будешь заниматься?

Но Дарина ничего не ответила, душа покинула уже обличье куклы. - Ах, Дарина, Дарина, - воскликнул Андрюша. - Как печально, что я уже

никогда не смогу поговорить с тобой. Прощай, моя Дариночка! Ты всегда будешь жить во мне...

Он взял куклу на руки, но тут в комнату вошла мама: - Вот он где! Играет в куклы. А тебя пришла поздравить дочка наших новых

соседей Дарья, тех, что стали жить на нашей площадке. - Ни в какие куклы я не играю, - буркнул Андрей, - просто я хотел поправить ей

платье.

Он посадил куклу на её место и вышел из комнаты вслед за мамой. В гостиной за столом сидела девочка такого же возраста, как Андрюша. Перед ней стояла чашка с чаем, сахарница и тарелочка с бутербродами. - Вот, сказала мама, - наша новая соседка и, наверное, твоя подружка,

знакомься. - Андрей, - буркнул Андрюша и тоже сел за стол, хотя ни пить, ни есть ему не

хотелось, он просто стеснялся, и поэтому не знал, как себя нужно вести. - А меня зовут Даша, - сказала приветливо девочка, и Андрею вдруг показалось,

что она очень похожа на Дарину.

- Твоя мама говорит, что ты уже закончил десятый класс, хотя тебе, как и мне, тоже двенадцать лет. Разве такое может быть? - Значит, может, - не очень вежливо опять буркнул Андрюша, он ещё никак не

мог отойти от того факта, что мама его застала с куклой в руках. Какой ты умный, - сказала Даша, растягивая слова, и Андрей не мог понять, то

ли она говорила искренне, то ли насмешничала над ним. Он хотел сказать: "Сама ты дура", но вдруг вспомнил слова Дарины, чтоб он никого не обижал, и промолчал. А Даша важно сказала: - А я перешла в шестой класс, и у меня одни хорошие отметки.

Андрей хотел спросить: "Ну и что?" - но опять ничего не сказал, потому что подумал, что это будет грубо, а что сказать - он не нашелся, так как ещё не умел общаться с девчонками.

В его классе их было всего четыре, и они не обращали на него никакого внимания. Он был для них слишком мал, их интересовали мальчики постарше. Он взял в руки бутерброд с колбасой и стал лениво жевать его, чтобы как-то занять себя.

- Почему ты такой бука? - спросила мама, ставя на стол стакан с бумажными салфетками, - Поговори с Дашей. - Не надо со мной говорить, раз он так задается, - сказала Даша, слезая со стула, - Подумаешь, через пять лет я тоже закончу школу.

Она взяла из стакана салфетку, вытерла руки, и сказав Андрюшиной маме "спасибо", вышла в прихожую. - Ну вот, - сказала мама, - ты совершенно не умеешь общаться с девочками, это

пробел в твоем воспитании. Хотя ... я понимаю, конечно, ты немного перерос её в умственном развитии и тебе с ней неинтересно, но есть ещё элементарная вежливость.

Андрюша подумал: "Ничего я не перерос", а вслух сказал: - Мама, я просто сегодня устал. - Да, пожалуй, сегодня сумасшедший день, иди, отдохни немного.

Андрей дожевал свой бутерброд и побрел в свою комнату.

На следующий день Даша, как ни в чем ни бывало, опять пришла к ним и принесла небольшой кулек орахисовых орехов: - Я принесла вам немного орехов, они очень вкусные и полезные для здоровья,

- сказала она Андрюшиной маме.

Мама поставила на стол тарелочку и пересыпала туда орехи: - Садись, грызи, - сказала она Даше, я сейчас позову Андрюшу. - Андрей, - закричала она, открыв дверь в его комнату, - иди, Даша угощает тебя

орехами.

Андрей обрадовался, что Даша опять пришла, потому что вчера он немного расстроился оттого, что так нелепо все получилось. Он вышел в гостиную, и поздоровавшись с Дашей, сел на стул, который заботливо подставила мама рядом с Дашиным. - Помогай мне, - сказала Дарья, кивая на тарелочку с орехами.

Андрей протянул руку к тарелочке и вслед за Дашей стал отправлять орехи в рот. Так они молча сидели и жевали орехи, пока они не кончились. А когда они кончились, Андрей опять не знал, с чего начать разговор. Но мама спросила: - А не хотите ли вы сыграть в шашки? - и положила на стол, расчерченную на

квадраты, деревянную коробку. - Сыграем? - спросил Андрей. - Давай, согласилась Дарья.

Они стали играть, и Андрей понял, что Даша неплохо играет в шашки. Они по очереди выигрывали друг у друга. За игрой Андрей не заметил, как ушла куда-то та неловкость, что мешала ему вчера разговаривать с Дашей. Они то и дело обменивались замечаниями по ходу игры и просто разговаривали.

А скоро они подружились по-настоящему. Разница в количестве усвоенных знаний нисколько не мешала их дружбе, ведь физически они находились в одном возрасте. Даша заменила Андрею Дарину. Теперь он с ней делился своими мечтами и затеями.

Осенью Андрей стал учиться в медицинском институте, а Даша в школе. И встречаясь по вечерам, они не могли наговориться. Ведь им так много нужно было рассказать друг другу, особенно Андрюше, который попал в совершенно новую для него среду, но где его приняли на равных. Андрей учился очень старательно, аккуратно вел конспекты лекций, интересовался сделанными в медицине последними открытиями, читая научные брошюры. А летом собирал самые различные травы, изучая их свойства по справочникам, сушил их и раскладывал по коробочкам, делая на них одному ему понятные пометки и записи. В этом занятии ему охотно помогала Дарья.

Потихоньку Андрей переходил с курса на курс, а Даша из класса в класс. Когда Андрею оставался год до окончания института, в их семью пришла беда. У мамы на губе появился маленький узелок, на который сначала никто не обратил внимания. Но он рос, и рос, и наконец мама забеспокоилась и пошла к врачу. И врач поставил самый страшный для людей диагноз. Он сказал, что это рак губы, и маме необходимо немедленно ложиться на операцию.

Эта болезнь очень коварная. Начинаясь незаметно, не беспокоя человека болями, она в конце концов, если её во время не распознать и не принять определенных мер, приводит человека к смерти, пуская свои щупальца-метостазы в соседние участки организма.

Когда мама сообщила семье, что значит маленький узелок на её губе, и что ей предстоит операция, Андрей сказал:

- Нет, мама, не надо ложиться на операцию, я вылечу тебя. Сейчас существует новая теория происхождения этой болезни. Доверься мне, и я вылечу тебя самое много за два месяца. Только ты должна слушаться меня. И все будет хорошо.

Сначала мама отнеслась к словам Андрея, как к несерьезному заявлению, но он сумел её убедить, и она согласилась. Хорошо, что было лето, Андрей был на каникулах и мог полностью отдаться поставленной цели. Вот когда пригодились все его коробочки с заготовленными травами. Не мешкая ни дня, он принялся за работу. Он делал настои и отвары из противораковых трав, время от времени несколько меняя их количество и сочетание, и заставлял маму пить эти травы каждые два часа по две столовых ложки, а на ночь делал компрессы на губу то из натертой свеклы, то из чеснока, то из моркови, то из меда, то из корней лопуха. А вечером долго колдовал над мамином лицом, делая круговые движения над губой то левой, то правой рукой. И уже через две недели стало заметно, что узелок сморщился и стал меньше. Мама повеселела. Она поверила сыну, и лечение пошло успешнее. Не понадобилось и двух месяцев, чтобы узелочек рассосался и исчез. Тем не менее, Андрей заставил маму ещё целых две недели проводить лечение, а потом сказал: - Ну вот, теперь иди в поликлинику. Что они тебе скажут? Может, опять

предложат операцию. - Ни в какую поликлинику я не пойду, зачем мне это. Я и так вижу, что никакой

опухоли нет. Ты настоящий доктор, Андрюша , - она поцеловала сына, - я даже не знаю, как тебя благодарить. - Мне дороже всего, что ты сказала, что я настоящий доктор, - весело ответил

Андрюша.

С этого дня Андрей окончательно поверил в себя и свое предназначение лечить людей.

После института он решил идти в аспирантуру, он сам себе поставил цель: открыть все те травы, которые ждут ещё своего часа, чтобы лечить те болезни, которые пока считаются неизлечимыми. Он был уверен, что достигнет своей благородной цели, и поведет за собой Дарью, которая тоже собиралась поступать в медицинский институт. А потом и других своих сподвижников, которые у него обязательно будут, ведь не зря Высший Разум Вселенной потратил на него свою энергию в лице Дарины, которую он считал своим самым первым учителем и большим другом.

СКАЗКА О ТОМ, КАК НЕПОХОЖИЕ БЛИЗНЕЦЫ СТАЛИ ПОХОЖИМИ

На краю небольшой деревушки, за которой начинался лес, жила молодая вдова Василина со своими детишками - Митей и Катей. Муж её погиб на лесоповале, и дети росли без отца, под присмотром матери, которая зарабатывала на жизнь шитьем. Дети росли послушными и дружными, да и как им было ни любить друг друга, если они родились в один и тот же год, и даже в один и тот же день.

Но не смотря на это они были совсем не похожи друг на друга. Девочка была очень красива, как веселые голубые звездочки светились на лице её глаза, светлые локоны спускались на плечи волнами растревоженного моря, и все личико было так миловидно, что от девочки невозможно было оторвать глаз, тогда как мальчик, будучи тоже голубоглазым и светловолосым, отличался грубыми неправильными чертами лица. Своей внешностью он напоминал длинноносого попугайчика, так же круглы были его глаза и загнут книзу нос, рот с узкими губами был растянут, а плечи слегка ссутулены. И когда в их дом приходили соседи, то дивились такой непохожести сестры и брата. - Разве подумаешь, что это близнецы, - говорили они Василине, - Катя такая

красивая, а Митя просто уродец, не повезло бедненькому.

Все это говорилось в присутствии детей, и хотя Митя любил свою сестренку и

Тоже любовался её солнечной улыбкой, в душе стал завидовать её красоте.

Когда никто не мог видеть, он подходил к трюмо, стоявшему в углу комнаты, и долго смотрел на себя, а потом отходил, опечаленный и подавленный некрасивостью своего зеркального отражения. И болезненная зависть к сестре, как ядовитая змейка, выползала из каких-то затемненных закоулков его души, отравляя радость общения с окружающим миром.

Однажды Митя в очередной раз услышав из уст соседки, пришедшей к матери шить платье, суждение, что возраст делает его ещё более "страшненьким", так расстроился, что убежал в лес, и упав лицом в траву, горько заплакал. После слез ему стало немного легче, он встал, стряхнул ползавших по штанишкам букашек, поднял глаза от земли и увидел маленького сгорбленного старичка с мешком на спине. Старичок чем-то напоминал деда Мороза, но одет был в старый серый плащ, и борода у него была не белая, а черная и длинная. Она почти касалась голенищ грязных сапог, залатанных в самых различных местах.

Мальчик не испугался, мало ли кто ходит по лесу, он с любопытством посмотрел на путника и направился к тропинке, ведущей в родную деревню. Но старичок поманил его своей смуглой сморщенной рукой, и Митя , поняв, что старичок нуждается в какой-то его помощи, подошел к нему и спросил: - Что тебе, дедушка? - Помог бы ты мне, внучек, - сказал старичок, - видишь, как лиловая трава

обвила ствол этого высокого дерева? Однако внизу её стебель совсем голый. Ты не мог бы залезть по сучкам наверх да нарвать мне желтеньких цветочков с верхушки стебля, что смешал свои листья с листьями дерева? - А зачем они вам? - спросил Митя. - Видишь ли, настой из этих цветочков волшебный, он изменяет внешность

человека. Быть может, эти цветки пригодятся мне, ведь я живу тем, что лечу людей травами, поэтому всякая лечебная и волшебная трава находит свое место в моей лесной аптеке, - и он показал взглядом через плечо на свой мешок. - Хорошо, дедушка, я нарву вам таких цветков - сколько угодно, сказал Митя и

полез на дерево, этому искусству он давно обучился, живя рядом с лесом.

- Так значит, кто выпьет настой из этих цветков, становится красивее? - полюбопытствовал Митя, обрывая небольшие желтенькие венчики с фиолетовой серединкой и бросая их к ногам старичка. - Красивее - не красивее, а человек приобретает другую внешность, отличную

от данной ему природой при рождении, а это-то как раз иногда и нужно человеку, чтобы не узнали его враги, желающие ему зла. - Вот как! откликнулся Митя, продолжая свою работу, а сам подумал: "Ну-ка

попробую я изменить свою внешность, а вдруг я стану не таким некрасивым, как сейчас", - и сунул горсть сорванных цветочков себе в карман. - Хватит, внучек, - сказал старичок, подбирая и засовывая последнюю желтую охапку в свой потертый мешок, - слезай.

Митя сунул опять пригоршню цветков в карман и стал слезать с дерева. Ну, спасибо тебе, внучек, - сказал старичок, закидывая мешок на плечо,

прощевай. - До свиданья, - сказал Митя и весело побежал домой.

На другой день, когда мать с Катей пошли на речку стирать белье, так как утро было солнечным и ветреным, как раз подходящим для стирки, Митя остался дома. Он положил все принесенные из леса цветочки в стеклянную банку и залил их кипятком, оставшимся в чайнике после завтрака. Митя подождал, когда жидкость в банке стала ароматной и коричневой, как чай, процедил её через тряпочку в стакан, а побледневшие цветочки выбросил в окно. Потом он осторожно попробовал приготовленное зелье. Оно своим вкусом напоминало чай. Митя с удовольствием выпил полстакана, а оставшуюся часть решил выпить вечером, и стал думать, куда бы спрятать волшебный напиток. Оставив стакан с жидкостью на столе, он встал на табуретку и, отодвинув занавеску с полки, где хранилось постное масло, уксус и всякие другие продукты и пряности, чтобы найти между ними укромное местечко. Но тут в комнату вбежала раскрасневшаяся Катя, и со словами: "Ой, как хочется пить!" - схватила со стола стакан с настоем и выпила его прежде, чем Митя успел раскрыть рот. Катя, конечно, подумала, что это обыкновенный грузинский чай, который они пили по утрам и вечерам. - Знаешь, как на улице жарко, залопотала она, - я просто вся запарилась, и

мама отправила меня домой, сказала, что от меня все равно мало проку.

Митя решил ничего ей не говорить про волшебный напиток, который она нечаянно выпила. Ему не хотелось раскрывать секрет, которым он обладал, даже сестре. Да и не знал он, что из всего этого получится, - не очень он верил в сказанное старичком. Однако весь день, время от времени, мимоходом смотрел на себя в зеркало, но никаких перемен в своей внешности не замечал Дня через два он и вовсе разуверился в волшебстве желтеньких цветочков, так как оставался таким же длинноносым и большеротым, каким был всегда с тех пор, как себя помнил.

Но когда прошло две недели, Мите показалось, что его нос стал чуточку короче, глаза утратили свою округлость, рот присобрался, а губы стали пухленькими, как у сестренки. Митя так обрадовался, что без конца шмыгал мимо зеркала, путаясь у матери под ногами, и Катя напрасно звала его за грибами, которые стали появляться на опушке леса, недалеко от дома.

Наконец, убедившись, что действительно стал намного приятнее, чем был, Митя, прихватив лукошко, отправился с Катей за грибами.

Они наперегонки бегали то за одним грибом, то за другим, и скоро лукошко наполнилось молоденькими зелеными сыроежками и желтыми лисичками. Когда они усталые и довольные отправились домой, Митя, взглянув на сестру, вдруг заметил, что Катя стала совсем не такая красивая, как была, глаза уже не лучились теплом и светом, как раньше, нос подлиннел, словом . она чуточку стала похожа на него, даже рот вытянулся в ниточку, как будто она, кривляясь, нарочно растянула губы.

У Мити сразу пропала та радость, которая не отпускала его с самого утра. Он понял, что волшебный настой, делая его красивее, отнимал красоту у его сестры. И это очень его опечалило. А ещё через две недели уже вся деревня дивилась метаморфозе, происшедшей с близнецами. Митя стал необыкновенно красивым, похожим на сестру, какой она была прежде, а Катя превратилась в длинноносую тонкогубую, лупастую девчонку, к тому же она так переживала приключившееся с ней, что то и дело плакала, и глаза у ней стали ко всему прочему красными и припухшими.

Мите было так жаль сестренку, что он готов был опять стать таким же, как был, лишь бы к Кате вернулась её прежняя красота. Однако все переменилось: у Мити было просто прелестное личико, а на Катю даже мать старалась не смотреть. Никто не мог понять, почему дети Василины так изменились внешне за сравнительно короткий отрезок времени.

Один Митя знал, в чем дело, но не знал, как все вернуть на свои места. Совсем его не радовала собственная красота, когда он видел рядом горе своей любимой сестренки. А больше всего его мучило чувство вины, ведь только из-за него Катя из красавицы превратилась в уродину.

Митя сходил в лес, нашел дерево, на которое он лазил по просьбе старичка, но уже ни одного цветочка не было на стебле того растения, что обнимало старый ствол, они отцвели.

"Надо мне найти дедушку-травника", - решил Митя и стал каждый день гулять по лесным тропинкам, проложенным в лесу в разных направлениях, но кроме грибников, никто не встречался на его пути. Но вот, когда он совсем уже отчаялся, старичок, как из-под земли появился перед ним, перекладывая мешок с одного плеча на другое.

- Ой, - обрадовался Митя, - дедушка, а я вас давно ищу. Как хорошо, что я вас встретил.

Старичок снял мешок с плеча, поставил у ног, пригладил ладонью свою черную бороду и внимательно посмотрел на Митю. - Дедушка, вы меня не узнаете? - спросил Митя. - Нет, дружок, что-то не припомню... - Вспомните, а вам нарвал волшебных желтеньких цветочков с дерева, что

растет недалеко от оврага, у развилки дорог. - Да разве это ты был? удивился старичок, - я помню того мальчика, только

ничего похожего между вами нет. - Я, я это был, - заторопился Митя и рассказал старичку всю историю, которая

произошла с ним и его сестренкой после их памятной встречи в лесу. А... Видишь, как оно получилось! - покачал головой дед, - Ты, наверное,

завидовал своей сестре? Было? - Завидовал, дедушка, - опустил глаза Митя. - Знай, зависть очень плохое чувство, если от него не избавиться, оно может

натворить и не таких бед. - Дедушка, я больше никогда не буду завидовать! Сделайте так, чтобы моя

сестренка опять стала красивой, а я - таким же, как был, - попросил Митя. - Ну что ж, попробую я тебе помочь! Выкопай пару корешков того самого

растения, с которого ты собирал цветочки, только осторожно, не погуби его. Высуши корешки, разотри хорошенько, прокипяти несколько минут в воде, и получившийся отвар выпейте пополам с сестренкой. Однако результат будет зависеть не только от волшебного зелья, но и от того, насколько ты будешь искренен в своем желании помочь сестре в ущерб самому себе. Ты меня понял? - Понял, дедушка, спасибо.

Попрощавшись со старичком, Митя сразу же побежал к знакомому дереву, он осторожно сделал подкоп под лиловым стеблем растения и оторвал пару упругих корешков.

Целую неделю сушил он их на чердаке, а потом, растерев между двух камней, опять воспользовавшись отсутствием дома родных, сделал густой и темный отвар. На вкус отвар был такой горький, что Митя с трудом, морщась, выпил полстакана, а когда родные вернулись домой, то увел сестру за угол дома и, протягивая ей наполовину наполненный жидкостью стакан, сказал: Выпей, и ты опять станешь красивой, так сказал дедушка-травник, которого я

встретил в лесу. Я специально для тебя приготовил этот отвар, он волшебный, хотя очень горький, зато он поможет тебе.

Катя взяла стакан, понюхала отвар: - Обманываешь, наверное? - Выпей, выпей, вот посмотришь! - заверил Митя, сам он уже не сомневался,

что все будет хорошо.

Катя послушно выпила горькую, темную и терпко пахнущую жидкость, даже не поморщившись, ведь все-таки появлялась хоть маленькая надежда вернуть потеряное. Все знают, что лучше не иметь вовсе, чем иметь и потерять. Поэтому даже время не могло примирить Катю со своей безобразной внешностью.

Прошла неделя, вторая, и вдруг Катя стала хорошеть прямо на глазах. С каждым днем она становилась все красивее, и красивее. Вместе с матерью Митя радовался возвращению к сестре красоты и хорошего настроения. Он не мог наглядеться на Катю и совсем не жалел о том, что сам обречен опять стать некрасивым мальчиком. Никакой зависти не испытывал он теперь к красоте сестры: "Пусть, пусть я буду какой угодно, ведь и мать, и сестра все равно любят меня, - думал Митя, однако к зеркалу он старался не подходить, и когда проходил мимо, то отворачивался специально, чтобы не видеть своего мнимого безобразия, и удивлялся, что все соседи, замечая возвращающуюся к Кате красоту, не противопоставляют ей его некрасивость, как было раньше.

Наверное, прошло бы очень много времени, прежде чем Митя решился бы снова взглянуть на себя в зеркало, но тут к ним в гости приехала сестра их покойного отца, чтобы познакомиться со своими племянниками, которых она ни разу не видела, так как жила в далеком северном городе. Обнимая Катю и Митю, она восхищенно сказала Василине:

- Ну какие же красивые у тебя дети, и как они похожи друг на друга, вот уж настоящие двойнята. Ну, просто одно лицо! А брат писал мне, что они совсем не похожи...

Услышав эти слова, Митя стремглав бросился к зеркалу и увидел красивого голубоглазого мальчика, очень похожего на свою сестренку, который удивленно и обрадованно глядел на него из зеркальной глубины.

ЧАРА

Миша с мамой жил в небольшом прибалтийском городке, недалеко от моря, красивого и величавого, шум которого был слышен в его маленькой спаленке с утра до вечера и всю ночь. Правда, ночью Миша спал, но если ненадолго просыпался, то слышал, как морская волна, иногда ласково, иногда сердито накатывалась на берег, а потом откатывалась, затихая на короткое мгновенье, чтобы снова вернуться к берегу и переворошить все камешки, когда-то выброшенные из таинственных глубин моря на прилегающую кромку суши. И под эту ритмичную музыку Миша опять засыпал, чтобы проснуться утром, отдохнувшим от впечатлений и открытий дня, и чуть-чуть подросшим за ночь. Шум моря был его колыбельной песенкой. Укладывая его спать, мама говорила: "Слушай шум моря", - и уходила в кухню, где её ждали всякие хозяйственные дела. И Миша засыпал легко и спокойно, убаюканный ритмом прибоя.

Море Миша помнил с тех пор, как стал сознавать самого себя. Когда он был совсем маленьким, то они с бабушкой каждое утро ходили к морю, чтобы подышать целительным, наполненным свежестью морских далей, воздухом, полюбоваться игрой красок, возникающей на стыке луча и бегущей волны и покормить чаек тем хлебом, что оставался от обедов и ужинов. Миша очень любил эти утренние прогулки. Потом бабушка умерла, и мама стала оставлять Мишу дома одного, повторяя время от времени:

- Вот подойдет очередь, и ты будешь ходить в детский садик. Там тебе понравится, там много игрушек, а главное - ты будешь в коллективе: знаешь, сколько там таких же, как ты, маленьких мальчиков и девочек!

Но это "скоро" никак не наступало, и мама , которая сначала очень беспокоилась о Мише, оставляя его одного в пустой квартире, через какое-то время немного успокоилась, и приходя с работы, ласково расспрашивала, как он провел день, и все ли сделал, что она ему наказывала, а потом говорила: - Ну, ты у меня молодец, настоящий мужик. Ничего, обойдемся и без детского

сада. Вот годик ещё пройдет - в школу пойдешь, там интересно, не будешь так скучать, как дома. - А я не скучаю, - отвечал Миша, - смотри, сколько я нарисовал! Ты мне купишь

новый альбом?

- Конечно, куплю. Рисуй, сынок. Может быть, ты у меня художником будешь, - мама ласково трепала Мишу за волосы.

И Миша очень старался, что бы мама была им довольна. Он действительно с каждой неделей становился все самостоятельней, научился сам разогревать, сваренный мамой вечером, обед и даже мыл после себя грязные тарелки и кастрюльки.

Были у него и любимые игрушки. Лошадку ему купила ещё бабушка. На ней можно было славно качаться взад и вперед, а можно вообразить, что это боевой горячий конь, на котором Миша мчался навстречу врагам, и тогда маленькая комната сразу превращалась в огромное поле сражения, и Миша всегда выходил победителем из всех, придуманных им, боев. Был ещё у Миши плюшевый мишка, тезка, основательно потрепанный, ибо он часто выручал Мишу в самую опасную минуту сражения, принимая на себя и свистящие пули, и сабельные удары, словом - настоящий испытанный друг. Да мало ли какие игрушки были у Миши, на каждый день рождения мама дарила ему то пожарную машину, то заводной самолет.

Но больше всего Миша любил рисовать, карандаш и и альбом были самыми большими Мишиными друзьями. Каждый год мама покупала ему новую коробку карандашей и несколько альбомов, которые он изрисовывал очень быстро, и потом рисовал на любых листочках, какие ему попадались в руки, пока не появлялся новый альбом. Маме на день её рождения он дарил каждый год самый красивый свой рисунок. Над ним он трудился особенно старательно, часто не один день, и подписывал внизу крупными печатными буквами: "МАМЕ ОТ МИШИ", эти буквы он уже хорошо знал. Мама всегда была довольна его подарком. Целуя Мишу в висок, она говорила: "Ах, ты мой художник!" и ставила Мишину картину на буфет, где она стояла целый год, пока не заменялась новым Мишиным творением, сделанным уже более умелой рукой малыша.

И второй страстью маленького художника было море. Он мог часами, без устали, смотреть на его переливающуюся на солнце поверхность, или на перекаты волн, набегающие на берег. Воображение уносило его далеко-далеко, в удивительные чудесные страны, такие диковинные, что бледнели все царства и королевства волшебных сказок, которые читала ему мама по воскресеньям.

Каждое утро, проводив маму на работу, Миша шел к морю, в самый конец городского пляжа, где лежали, как ленивые тюлени, огромные валуны, и куда не часто забредали люди, приезжавшие в их курортный городок. Мама разрешала Мише ходить к морю, взяв с него слово не купаться. И так как Миша в общем-то рос послушным мальчиком, то она ему верила, и малыш никогда не нарушал данного слова. Жить рядом с морем и не общаться с ним невозможно, это мама Миши очень хорошо понимала. И утренние часы, когда, набив карманы хлебными корками, Миша шел к берегу кормить чаек, были для него самыми счастливыми. Суетливые крикливые чайки уже ждали его, кружась над выступающей из моря большой корягой, невесть в какие времена занесенною сюда разбушевавшимся морем, да так и засевшей за бурым горбатым валуном, похожим на медведя. Иногда они уже издалека летели к Мише, выражая криками свое ликование по поводу его появления. Миша разламывал корки на мелкие кусочки и подбрасывал крошево высоко вверх, а чайки на лету схватывали кусочки хлеба, быстро проглатывали, и делали все новые и новые виражи. Иногда они ссорились меж собой, ведь к каждой подброшенной вверх крохе, устремлялось сразу несколько чаек, а доставалась она только самой ловкой и проворной. Мише хотелось, хоть и не очень сытно, но накормить, как можно большее количество чаек, но чайки были так похожи друг на друга, что Миша не мог их отличить, и поэтому весь хлеб в основном доставался одним и тем же, самым отважным и рискованным чайкам, которые, пока другие раздумывали, стремительно бросались вниз и выхватывали пищу из-под носа, а вернее из-под клюва, у своих осторожных и медлительных родичей.

Каждый день Миша бросал кусочки хлеба все ниже, и ниже, приучая птиц не бояться его, и они постепенно привыкали к мальчику, кружась так низко над его головою, что, казалось, подпрыгни Миша - и можно коснуться пальцами их оперения. Иногда он стоял, держа хлеб на ладони вытянутой руки, и ждал, что какая-нибудь чайка срежет кусочек хлеба с его ладони. Но чайки, сделав несколько ленивых кругов над корягой, возле которой чаще всего кормил птиц мальчик, медленно улетали в сторону, зорко вглядываясь в глубины волн, но сразу же возвращались, как только Миша опять начинал подбрасывать кусочки хлеба вверх, и их мельтешение вновь превращалось в сплошную карусель.

Но вот однажды, когда, замерев в "позе дающего2, Миша с каким-то внутренним жаром и нетерпением стал обращаться к пролетающим над ним,

птицам, словно заклиная каждую: "Ну, пожалуйста! Ну, возьми, возьми! Ну, сделай это! Не бойся! Бери же!" - одна крупная, с горбатым клювом чайка вдруг спланировала к Мишиной ладони и , срезав кусочек хлеба, пошла на очередной крутой вираж. Миша даже ойкнул от неожиданности и радости, и, не отрывая взгляда, стал следить за отважной, стараясь заметить и запомнить хоть что-то, что отличало бы её от всех остальных. "Ага, у неё полосатый хвост, ну конечно, конечно, одно перышко светлее, другое темнее, как интересно. Ну, молодец! Давай

еще раз, ну! - мысленно молил Миша. Но вот чайка с полосатым хвостом затерялась в кружащейся стае и исчезла из поля зрения мальчика, будто растворилась в легкой воздушной дымке пространства.

На другой день после этого события погода испортилась. Море разбушевалось так сильно, что гребни волн, закручиваясь в завитки кипящей пены, обрушивали на берег яростные и хлесткие удары. Порывы ветра несли с собой мелкие холодные капли дождя, которые, оседая на лицах людей, гуляющих у моря, тонкими струйками стекали за воротники плащей. Люди ежились под выплесками неба и моря, и спешили по домам. Но Миша, подняв над головой капюшон своей куртки, все равно пришел к морю - покормить чаек. И птицы, как всегда, окружили его маленькую фигурку, сопротивляющуюся напору ветра, и старались не упустить ни одну из тех крошек, что бросал им мальчик, восхищая его своей проворностью. А Миша все вглядывался в стаю, ища чайку с полосатым хвостом, Чару, как назвал он её про себя. "Ну конечно, вот она!" - Чара, Чара! - позвал её Миша, протягивая на ладони небольшой кусочек хлеба,

и Чара снова слету, лишь на одну секунду приостановившись, схватила клювом с ладони приготовленное для неё угощенье и влилась в хоровод галдящих сородичей.

Миша был очень доволен и рад тому доверию, что оказала ему эта красивая птица. Он скатал размокший от дождя хлебный мякиш в маленький шарик и выставил ладонь под мелкую дробь хмурого неба, высматривая Чару. И она не замедлила появиться. Мальчик заметил, что она что-то держала в клюве, и приблизившись к Мишиной ладони, вдруг выронила на неё это "что-то", и, схватив хлебный шарик, взмахивая сильными крыльями, ушла на разворот. А Миша стал рассматривать подарок Чары. И что же? Он увидел в своем полураскрытом кулачке небольшой янтарный камешек, прозрачный, как капелька только что выкаченного из улья меда, обточенный волной с такой тщательностью, что ничего не портило его завершенной овальности. - Ой, Чара! - изумился Миша, смеясь тихим счастливым смехом и любуясь

неброской в свете пасмурного дня красотой теплого камешка. И хотя море часто в шторм выбрасывала на берег такие "янтарные брызги", - стоило только как следует поискать, - Миша не любил это занятие, ему больше нравилось смотреть вверх, в беспредельность неба и пространства, чем себе под ноги. Но этот камешек казался ему чем-то необыкновенным, ведь ему, человеку, этот камешек подарила птица в благодарность за то доброе, что человек делал для нее. И Миша был в восторге.

Весь остаток дня Миша находился под впечатлением удивительного события, вечером он попытался рассказать об этом маме, но мама почему-то не поверила. Занятая штопкой Мишиных носков, она сказала: - Ну, хорошо, хорошо, ты у меня мальчик с фантазией, и это прекрасно, - и как

всегда взъерошила ему волосы

А чудо необычного общения человека и птицы продолжалось. По-прежнему

заботясь обо всех, взятых Мишей под свое покровительство чайках, Чаре он приносил особое угощение: то корочку от пирога, то рассыпчатый кусок лапшевника, то краешек мятного пряника, и Чара, схватывая кусочки лакомств, вдруг исчезала на некоторое время, а потом приносила в клюве и роняла в ладонь мальчика красивые, обкатанные морем, янтаринки. Миша складывал их в коробку из-под маминых духов и хранил среди своих рисовальных принадлежностей. Он решил, что в этом году сделает маме на день рождения настоящий подарок: вместо традиционного рисунка он подарит ей янтарное ожерелье, которое сделает сам из пахнущих морем золотистых камешков. А пока эти прозрачные капельки солнца - его тайна. Он уже не пытался рассказывать маме о Чаре: пусть янтарное ожерелье будет сюрпризом для мамы.

Каждый день Мишин янтарный запас увеличивался на одну, а иногда и на две янтаринки, и Миша часто играл ими в отсутствии мамы, раскладывал их и так, и эдак, строя янтарные замки и домики.

Шло время, мелькая перевернутыми листками календаря и приближая Мишу к тому дню, когда ему предстояло переступить порог школы. Однажды, придя пораньше с работы, мама повела сына в универмаг, чтобы купить ему что-нибудь из обуви. Старые башмаки стали тесноватыми, ведь Миша рос. Они с трудом пробирались сквозь потоки покупателей, спешащих за покупками в самых различных направлениях. Миша с любопытством рассматривал товары, выставленные в витринах магазина, однако это не мешало ему послушно следовать за мамой, державшей его за руку. Но вдруг на очередном повороте он увидел такое, что заставило сильнее забиться его сердечко. Он разом остановился, застопорив движение мамы: рядом на металлической блестящей подставке плыла в одиночном

Полете чайка, выполненная из зеленоватого стекла, сгущающего свой цвет на ребристых выступах крыльев, а так же на голове и спинке красивого тела. Она была так похожа на Чару, что мальчик не мог оторвать взгляда от её гордой осанки. Даже перышки на хвосте чередовались у нее, переходя от светлого к темному, совсем, как у Чары. И мальчику так захотелось иметь этот застывший образ его любимицы, что не в силах противиться наплывавшему из глубины души желанию, он громко закричал: - Мама, купи мне эту чайку! Купи, мама!

Мама, проследив за восторженным взглядом сына, сказала: - Ты что, Миша?! Ты знаешь, сколько она стоит?! Сорок рублей. - Ну и что! - опять закричал Миша, - Купи! - и вся неистовость желания

отразилась в расширившихся зрачках его глаз. - Да у нас и денег столько нет. Глупости какие! Это - не игрушка, это кубок

приз для победителей в плавании. Не придумывай, он тебе совсем не нужен, ты

каждый день общаешься с живыми чайками.

И уверенным движением руки она повернула сына по направлению к галантерейному прилавку, за которым начинался отдел детской обуви. И Миша, оглядываясь и спотыкаясь, побрел вслед за мамой, восстанавливая нарушившееся было движение людского потока.

Мама выбрала Мише туфли из темнокоричневой кожи. Надев их на Мишины ноги, она потыкала в носки туфлей двумя пальцами, заставила Мишу пройтись по резиновому коврику, после чего покупка была сделана. Перевязанную бечевкой коробку, Миша крепко зажал в левой руке, опять протянув маме правую, и они ещё раз прошествовали мимо того прилавка, за которым дразнило Мишино воображение выразительно прекрасное объемное изображение чайки, в котором движение и дыхание жизни спорили с вынужденной неподвижностью парения птицы относительно деревянной полки.

Вечером Миша долго не мог заснуть: он представлял, как желанная "игрушка"

стоит на его детском столике и он гладит рукой ребристую поверхность крылышек

чайки, так похожей на Чару. Наконец он заснул. Но и во сне ему снилась не живая Чара, как не раз бывало раньше, а её зеленоватая тень на фоне низкого коричневого неба, напоминающего полированную поверхность магазинного прилавка.

Утром в голове Миши созрел целый план, как приобрести этот манящий прообраз Чары. Он решил сделать из янтарных камешков ожерелье, продать его какой-либо курортнице, а Чара со временем натаскает ему уйму ещё таких же янтаринок, и он успеет к дню рождения мамы сделать новое ожерелье. Он не пошел к морю, а не мешкая, принялся за дело. Тонким шилом, раскаляя его на пламени газовой плиты, он протыкал янтарные камешки посередине и нанизывал на толстую крученую шелковую нить, которую нашел в шкатулке мамы. Миша трудился долго. Он несколько раз перенанизовал янтаринки и сделал так, что самые крупные из них расположились посередине нити, а по краям - помельче, постепенно сходя на совсем маленькие. Ожерелье получилось длинное, его можно было свободно два раза обернуть вокруг шеи, и оно, как убедился Миша, могло лежать на груди двумя красивыми волнами: одна - подлиннее, к крупными камешками, другая - покороче и с более мелкими. Полюбовавшись работой своих рук, Миша завернул изделие в плотную бумагу и отправился в ту часть пляжа, где отдыхали курортники. Он долго приглядывался к каждой женщине, выходящей из моря, детским умом определяя, какая из них могла бы оценить такое великолепие.

Наконец выбрал женщину средних лет с симпатичным лицом и ладной фигурой, которая стояла у маленького коврика, расстеленного на песке, и вытирала тело розовым полотенцем после купания. Он подождал, когда она села на свой коврик, и подошел поближе.

- Тетя, - сказал он, разворачивая бумагу и вытаскивая ожерелье, переливающееся на солнце всеми оттенками желтого и коричневого, - вы не хотите купить у меня вот это янтарное ожерелье? - Боже, какая красота, сказала тетя, - и сколько ты за него хочешь получить? - Сорок рублей, сказал Миша, он хорошо помнил цену зеленой птицы. - Это, конечно, большие деньги, но оно того стоит, - сказала тетя, - а откуда оно

у тебя? - Я сам его сделал, - ответил Миша и добавил, несколько смущаясь: - насобирал

после шторма, а потом нанизал на нитку. - И где же ты собирал, и долго ли? - спросила тетя. - Долго, очень долго, и далеко отсюда, - Миша неопределенно махнул рукой.

Он понял, что тетя подумала, что она сама могла бы насобирать такое же

количество камешков, а не покупать ожерелье у Миши, поэтому он сказал, таинственно понизив голос:

- Это место надо знать... - Вот как! - воскликнула тетя, - ну ладно, так и быть, я его у тебя куплю.

Она вытащила из-под вороха одежды, лежащей на коврике, небольшую черную сумочку, открыла её, и, вынув из неё кошелек, отсчитала четыре десятирублевых бумажки. Немного подумав, она протянула их Мише.

"Все, будет у меня Чара!" - обрадовался Миша и положил на ладонь тети свое струящееся ожерелье, которое сразу же стало сползать с тетиной руки, и она, подхватив её другой, тут же обернула им свою загорелую шею: - Ну, как, идет мне? - Вам все пойдет, - сказал Миша несмело, - спасибо, что купили. Ах, ты маленький льстец! - сказала тетя и опять полезла в сумочку.

"Наверное, за зеркальцем", - подумал Миша. Но его мысли уже переключились на дальнейшие действия, и вежливо произнеся: "До свиданья", он поспешил с пляжа. Любовно разгладив четыре десятирублевых купюры, он сложил их пополам и положил в верхний кармашек своей клетчатой рубашки. Теперь его путь лежал к универмагу. Дорогу к нему он хорошо помнил и уже через полчаса входил в заветную дверь. Покупателей в универмаге было не меньше, чем когда они приходили сюда с мамой, потому что в соседних курортных местечках не было такого большого универмага, и люди съезжались за покупками в их городок чуть ли не со всего ближнего побережья, как справа, так и слева.

Войдя в магазин, Миша уверенно направился к нужному ему отделу, но видно где-то не там свернул и заплутался в лабиринте многочисленных магазинных переходов. "Ничего, - подумал Миша, - я все равно выйду к тому отделу, даже если буду идти наугад, я сразу увижу мою красавицу Чару". И он, глазея по сторонам, упорно пробирался в почти спрессованном потоке покупателей. Его все время толкали, то с одной стороны, то с другой, даже один раз наступили на ногу, но Миша не обращал на это внимания. Наконец он увидел свою плывущую над прилавком Чару, и стал пробираться к ней. Возле отдела стояла большая очередь, продавали хлопчатобумажные трико, которые были в дефиците, И Мише пришлось встать в очередь. Он промаялся в ней целых полчаса, пока подошла его очередь.

- А мне вон ту чайку, чек тоже надо выписывать? - спросил он. - Да, конечно, - продавщица равнодушно чиркнула по бумажке и сунула ее

Мише.

Пока Миша стоял в очереди, он уже узнал, где находится касса спортивного

отдела, и уверенно пошел в том направлении. У кассы тоже стояли покупатели. У Миши уже не хватало никакого терпения на эту очередь, но он её честно отстоял, и, привстав на цыпочки, положил на тарелочку, стоявшую перед кассовым аппаратом, свой чек: - Сорок рублей, - сказал он женщине, сидящей за кассой, и полез рукой в свой

кармашек, но ... о, ужас, кармашек был пуст.

Миша оторопел от неожиданности. Он шарил, и шарил рукой по пустому кармашку, понимая всю бесполезность своего действия. Потом посмотрел себе под ноги, как будто только там они и могли очутиться, и стал проваливаться сознанием в какую-то нескончаемую яму. - Ну что же? Давайте деньги, поторопила кассирша. - Они... они пропали - еле слышно проговорил Миша и заплакал. - Посылают же таких маленьких за покупками, - осуждающе сказала женщина,

стоявшая за ним.

- Никто меня не посылал, - горько плача, сказал Миша, несколько отходя от кассы, чтобы не задерживать очередь.

- Украли их у тебя, милок, - сказала какая-то бабушка, - разве можно так близко класть деньги, один соблазн ворам, их надо подальше прятать. А может, потерял, только теперь уже не найдешь, вишь, сколько народу, бесполезное дело. Да ты уж не убивайся так-то! То ли ещё будет в твоей жизни. Что купить то хотел? - Ча-й-ку, - заикаясь от плача, произнес Миша. - Чайку? - переспросила бабушка, - эка беда, да вон их сколько живых летает

над морем. Теперь плач - не плач, слезами горю не поможешь.

Миша ещё раз поелозил рукой по кармашку и медленно, со сморщенным от плача лицом, стараясь сдержаться, направился к выходу из магазина.

По дороге домой он ругал себя всякими словами, где самое почетное место занимали слова "дурак и балда". "Мне их нужно было в руке держать, думал Миша, - зачем я их туда положил. Все теперь! Лучше бы я подарил это ожерелье маме."

Дорогой он немного успокоился, но придя домой, он упал ничком в свою кровать и дал волю всем слезам, что просились из глаз наружу. Потом перед приходом мамы он долго плескал в лицо холодную воду, что бы она ничего не заметила. Но маме было не до него, она сразу занялась хозяйственными делами.

А в ночь погода испортилась, на море поднялся такой шторм, что Миша, просыпаясь, слышал, как что-то грохотало на берегу. Оказалось, на пляже были снесены все раздевалки.

Мама, уходя на работу, наказала Мише, что бы он ни в коем случае не ходил к морю. Миша пообещал, ему самому было страшно выходить из дома. Море бушевало весь день, ветер неистовал, дождь бросал в Мишины окна пригоршни воды, и только к вечеру все немного успокоилось.

На следующий день, немного отойдя от пережитого шока, Миша отправился опять кормить чаек. На море был полный штиль, и даже выглянуло солнышко.

Чайки, как всегда, встретили Мишу радостно. Подбрасывая вверх кусочки хлеба, Миша глазами искал Чару, с некоторых пор он легко узнавал её, но чайки с полосатым хвостом не было видно. Миша все всматривался, и всматривался в мельтешащую стаю, надеясь, что Чара скоро прилетит, но она так и не появилась.

Скормив хлеб, мальчик ещё долго стоял на берегу, потом неспешно побрел вдоль побережья, то и дело останавливаясь и поднимая взгляд в небо, он все ещё надеялся увидеть свою любимицу. "Загуляла где-то" - подумал Миша, и вдруг...

Возле крупного камня, которого раньше здесь не было, это Миша хорошо помнил, он увидел тело мертвой птицы с полосатым хвостом и сразу же понял, что это Чара. Сердце у него ухнуло и куда-то покатилось...

Он медленно, слишком медленно, стал подходить к мертвой птице, надеясь ошибиться. Но нет, это была она, Чара, её невозможно было спутать ни с какой другой чайкой. Миша присел над ней на корточки и беззвучно заплакал. Ему хотелось её погладить, но ему почему-то было страшно.

"Чара, милая Чара, - мысленно обращался он к птице, - это я виноват, что ты погибла. Бедненькая моя!" Ему казалось, что если бы он позавчера пришел к ней на берег, вместо того, чтобы ходить в универмаг за стеклянной игрушкой, то она была бы жива. "Прости меня, Чарочка, я предал тебя, предал, хотел променять на зеленую стекляшку, и за это так наказан. Никогда уже не будет у меня такого друга.

Ах, ты моя бедная! Ты, наверное, не дождавшись меня в тот злополучный день, ждала меня вчера, в этот ужасный шторм, который и убил тебя, такую статную, умную и преданную". Горячие слезы текли по Мишиным щекам, скатывались на песок, окропляли тело птицы, а большую их часть он глотал, не замечая этого.

"Нужно её похоронить", - подумал мальчик, оглядываясь.

Он увидел, зацепившийся за корягу, целлофановый пакет, встал, принес его, и положив в него бессильно обмякшее тело птицы, направился в лесок, что начинался в метрах триста от пляжа. Здесь Миша отыскал палку с заостренным концом и стал ковырять рыхлую землю под высокой раскидистой сосной. Скоро земля стала твердой, но Миша, помогая себе руками и ногтями, все-таки выкопал достаточно глубокую ямку. Он выстелил дно ямки какой-то ароматной травой, растущей неподалеку, и вытащив Чару из пакета, положил на эти благоухающие стебли и листья. Потом долго глядел на мертвую птицу, как бы запоминая её на всю жизнь. Он уже не плакал, только сердце болело какой-то непонятной и незнакомой болью. Потом Миша стал засыпать ямку выкопанной землей. Получился маленький холмик. Миша обложил его небольшими серыми камнями, которых здесь валялось очень много, а в середину воткнул сосновую ветку.

"Прощай, Чара, - сказал мысленно мальчик, - я тебя никогда не забуду. И прости меня". Он ещё немного постоял над своим сооружением и побрел обратно.

Придя домой, он прилег на кровать поверх покрывала в бессильной депрессии и незаметно заснул. Однако когда проснулся, мысли опять вернулись к пережитому им за последние дни. Как бездарно он распорядился подарком Чары, и теперь у него не осталось ничего, что напоминало бы ему о ней. И это было очень обидно.

И вдруг он вспомнил: когда-то, когда он играл на полу камешками, один из них закатился под кровать, и он тогда не стал его доставать. "Хоть бы он никуда не делся" - подумал мальчик, и тут же, соскочив с кровати, стал шарить под нею рукою. Вот она, маленькая янтаринка! Миша схватил её и прижал к губам, как самую большую драгоценность. "Как хорошо, что она туда закатилась. Это память о Чаре, о том, что она была и приносила мне вот такие красивые янтаринки". Он опять поцеловал камешек, потом отыскал маленькую пластмассовую коробочку, и положив туда янтаринку, спрятал её в ящик своего стола, где хранились всякие любимые безделушки.

Несмотря на пережитое, Миша скоро опять стал ходить к морю кормить чаек, иногда он думал, а вдруг он похоронил совсем другую чайку, а Чара жива и однажды появится среди своих подруг, но увы...Миша понимал, что это только мечта. Он пытался приучить ещё какую-либо чайку брать у него с ладони хлеб, но больше такой смелой птицы не находилось. Тем не менее, Миша не оставлял свое занятие до тех пор, пока осенью не пошел в школу. У него появилось так много забот, что теперь он стал ходить к морю только в воскресенье, но обязательно приносил сородичам Чары угощение, и они не забывали мальчика, с радостью летели ему навстречу.

А на день рождения мамы Миша, как и прежде, подарил ей свой рисунок, где на фоне голубого неба была изображена красивая, сильная чайка с раскинутыми для полета крыльями и с полосатым хвостом...