/ Language: Русский / Genre:sf_epic,sf_space, / Series: Звездный путь

Смертельный Отсчет

Л. Граф


Глава 1

Неожиданный всплеск нейтронного излучения яркой полосой вспыхнул на рулевом экране прямо перед глазами Зулу. В самый критический момент слежения он потерял из виду систему двойной звезды Бета Геркулеса. Сигнал аварийного маяка, подаваемый поврежденным челноком, совсем потонул в бурном потоке гамма-излучения, который шел от нейтронной звезды. Она вынырнула прямо по курсу перед ними.

– Чехов!

Пальцы Зулу лихорадочно забегали по панели управления в отчаянной попытке восстановить нужное направление полета. Он почувствовал, как корабль опасно накренился и стал сползать в гравитационную яму двойной звезды.

– Дай мне направление на главную звезду.

– Я это и пытаюсь делать.

Кроваво-красный свет от ионизированного водорода заполнил навигационный экран и странной тенью отпечатался на лице склонившегося над своей панелью Чехова.

– Но я не могу ничего найти.

– Как это не можешь найти?

Зулу всего на мгновение отвлекся от управления кораблем, метнув недоверчивый взгляд на своего товарища.

– Это же красный гигант! Как можно не найти такую громадную звезду?

– Можно, если что-то станет неладно с корабельными приборами или датчиками!

Голос Чехова звучал раздраженно. Да и вся его фигура в лучах льющегося откуда-то снизу света выглядела грозно и беспокойно.

– Последнее значение курса было: два одиннадцать, отметка шесть. Попробуй это.

Зулу торопливо ввел курсовые данные в компьютер, и на экране дисплея началось построение кривой траектории полета.

– Ошибочка, Павел.

Он повернулся на своем стуле и размашисто стукнул навигатора кулаком по плечу. Однако кулак натолкнулся на такую плотную мышечную броню, что Зулу не был даже уверен, почувствовал ли его русский напарник нанесенный удар.

– Мы падаем в гравитационную пропасть!

– Может быть, нам удастся как-нибудь выкарабкаться наверх? – Чехов поднял голову. С хмурым видом он наблюдал, как вокруг них все ярче замигали индикаторы радиационной тревоги. – Лучше бы ты смотрел на свой экран.

– Нет, лучше теперь уже ничего не будет. Мы с тобой покойники. – Зулу откинулся на мягкую спинку кресла, с грустью глядя на невыносимо яркий бело-голубой свет излучения пульсара, полыхающий уже на всей поверхности главного экрана.

– Ну, раз уж нам суждено камнем упасть на нейтронную звезду, следует, по крайней мере, полюбоваться ее видом вблизи.

– Зулу, нам совсем не до шуток...

Внезапно все дисплейные экраны погасли. Послышался свист проникающего в камеру воздуха, затем дверь космического тренажера приподнялась и распахнулась настежь.

– Ну как, ребята, сумели вы спасти этот пропавший челнок? – поинтересовалась Ухура, не заходя в комнату. Ее смуглое лицо, освещенное оранжевым светом мерцающих ламп космической станции, выглядело довольным и умиротворенным. – Вы тут торчите уже целых полчаса.

– Этот челнок мы уже спасали раз пять. – Заметив недоуменное выражение на лице девушки, Зулу улыбнулся. – Чехов уже несколько раз повышал уровень сложности. Мне даже кажется, что он просто тоскует по настоящим полетам.

Шеф службы безопасности повернулся в кресле и пристальным взглядом посмотрел на Зулу. На воротничке его рубашки виднелась едва заметная красная полоска.

– Это же ты обнаружил, что "Экзетер" побил наш старый рекорд во время своей последней посадки. И ты, наверное, хочешь установить новый? Или я не прав?

Зулу попытался ответить, но в этот момент его внимание привлек низкий гул совершающего посадку звездолета.

– Совершил посадку на космическую станцию Сигма-1 звездолет "Шрас", – раздался скрипучий металлический голос компьютера, контролирующего график движения. – Пассажирский транспортный корабль "Шрас", зарегистрированный в Андоре, находится у причала 416С.

– У нас сегодня последний день стоянки на Сигме-1, – напомнила мужчинам Ухура, переждав быстро стихающий шум, доносившийся с места посадки звездолета. – Вы ведь не собираетесь весь этот день провести в тренажере, не так ли?

– А почему бы и нет? – удивленно отозвался Чехов.

Зулу усмехнулся:

– Хотя бы потому, что сегодня не только последний, но и первый день нашей стоянки на Сигме-1. И все из-за этого Генерального аудитора Федерации. Он просто не может жить без своих излюбленных проверок на местах! – Рулевой развернул к себе панель контроля и стал смотреть, как на расположенном позади них индикаторе результатов торопливо изменяются показатели набранных ими очков. Цифры остановили свой бег, и Зулу отчетливо расслышал разочарованное ворчание Чехова.

– Эй, ты разве ожидал чего-нибудь другого? – снова заговорил Зулу. – Я, например, за эти последние три дня выполнил так много испытаний по эффективности управления для аудиторов Федерации, что напрочь забыл, как надо на деле управлять кораблем.

– Я надеюсь, что память вернется к тебе до того, как мы покинем порт, – резко бросил русский. – В противном случае я лучше останусь здесь.

– В обществе наших аудиторов? – вступила в разговор Ухура.

– О-ммм, да... – На лице Чехова заиграла понимающая улыбка. – Вообще-то, пожалуй, я предпочел бы рискнуть и отправиться в полет с Зулу.

– О, я так польщен. – Зулу расстегнул ремни безопасности и потянулся всем телом, расправляя затекшие плечи. – Итак, сейчас как будто моя очередь выбирать, куда нам пойти сегодня?

Ухура согласно кивнула, а Чехов выжидающе посмотрел на Зулу.

– Можно, в принципе, еще поиграть, – подсказал он.

– Ну уж нет, не надо, – Зулу проворно выбрался из камеры тренажера, не давая Чехову возможности запустить игру сначала. Зулу никак не мог привыкнуть к необычайной настойчивости, с которой русский стремился к достижению поставленной цели. – Я вовсе не хочу всю стоянку проторчать в этом тренажере. Мне вполне хватит пилотирования потом, во время моих дежурных вахт.

– А мне не хватит, – подчеркнуто резко сказал Чехов.

– Какой герой! – Улыбнувшись в ответ на раздраженный взгляд товарища, Зулу проскользнул через узкий люк и выпрямился, разглаживая морщинки на своем гладком сером комбинезоне. – Пойдем. У меня еще есть на примете одно место, куда я хотел бы заглянуть, прежде чем мы направимся обратно на "Энтерпрайз".

Чехов с недовольным видом вылез из камеры вслед за напарником.

– Надеюсь, мы не собираемся снова есть, не правда ли?

По галерее станции, обтекая друзей с обеих сторон, неравномерными волнами двигались толпы народа. Здесь можно было встретить и космолетчиков-коммерсантов, и свободных от дежурств служащих Звездного флота, то и дело забегающих в двери складских и прочих помещений, либо суетливо выскакивающих из каких-то других дверей. Среди них разгуливали несколько могучих фигур в темно-красном защитном облачении полицейских. Но они выглядели явно чужими среди сверкающих и подмигивающих со всех сторон светильников и вывесок.

– Я уже устал бродить в поисках ресторанов, которые еще не удостоились вашего посещения.

– Не беспокойся, сейчас это тебе не угрожает. – Ухура выставила вперед обе руки, которые до этого держала за спиной, и помахала прямо перед носом Зулу аппетитно пахнущим кусочком пирога. Ароматный запах запеченных фруктов благоуханным облачком заполнил все помещение космической станции, где прошедший через множество фильтров воздух был обычно лишен каких-либо запахов. – Я обнаружила новую булочную, пока вы там играли с нейтронными звездами. Держите, я купила вам по пирогу.

Зулу с улыбкой принял из рук девушки фруктовый пирог.

– Ухура, вот за это я так люблю отправляться в увольнительные в компании с тобой.

М-м-м.., это бесподобно!

Чехов поднес пирог к самым глазам и принялся подозрительно разглядывать.

– Что это за желтая начинка?

– Я точно не знаю. – Ухура достала из своей сумки другой кусок пирога. При этом ее платье, испещренное красочными пятнами в африканском стиле, колыхнулось, и от этого движения рисунок на ткани как бы ожил. – Я толком и не поняла, как булочник назвал начинку этого пирога. По-моему, он говорил, что это какие-то взбитые яблоки по-элизиански. Эй, смотри куда идешь!

Полицейский в красной форме прошел прямо между ними, совершенно не обращая внимания на протесты Ухуры. Невысокую фигурку специалиста по связи отбросило в сторону, вернее, девушка сама торопливо отпрянула от угрожавшего свалить ее с ног мужчины, уронив при этом свой кусок пирога.

– Эй! – вновь воскликнула девушка, с огорчением глядя на лежащую на тротуаре желтую начинку пирога. – Ты разве не слышал, что я сказала?

– Разумеется, нет.

Зулу протянул руку и обхватил девушку за плечи, провожая сердитым взглядом вооруженного полицейского, прошедшего как танк чуть ли не по их телам. Второй рукой он притянул к себе Чехова.

– Не забывай, что мы не на "Энтерпрайзе", – обратился он к офицеру безопасности. – Ты здесь не при исполнении своих служебных обязанностей, а они – да.

– И они здесь не на службе, – не согласился Чехов, передавая Ухуре свой кусок пирога. Он повернулся, посмотрев вслед удаляющемуся в толпе полицейскому. Зулу понял по решительному виду напарника, что тот готов броситься вдогонку за обидчиком. – Служба безопасности на Сигме-1 одевается в черную, а не красную форму. Да местные полицейские и не носятся повсюду с таким видом, словно вот-вот начнется какое-то восстание. Я не знаю, что это за люди, но уж: никак не служба безопасности станции.

– Если бы ты удосужился заглянуть в сводку новостей станции, прежде чем залезать в свой тренажер, то знал бы, кто они, – заявила Ухура, счищая с платья прилипшие кусочки пирога. – Это – орионцы.

– Орионцы? – Чехов обернулся к ней, нахмурившись. – Что делают орионцы на космической станции Федерации?

– И почему эти орионцы здесь в форме? – Зулу тоже стал вглядываться в удаляющуюся фигуру полицейского. Орионцы, с которыми ему до сих пор доводилось встречаться, были похожи на пиратов, одетых очень неряшливо. Звездный флот постоянно выгонял их из различных отдаленных уголков пространства Федерации. Эти же экипированные с ног до головы чужестранцы с лучевыми винтовками-фазерами и надвинутыми на лица забралами шлемов выглядели совершенно иначе. – Неужели Звездный флот позволил причалить здесь военному кораблю орионцев?

Ухура покачала головой, отчего зазвенели украшения в ее ушах.

– Нет, это полицейский крейсер с Ориона. Он выполняет задание по розыску и захвату кого-то. В новостях сообщалось, что Сигма-1 предоставила крейсеру временное разрешение на проведение активных действий. Однако мне кажется, что орионцы просто вынудили станцию пойти на это, угрожая своими пушками.

– Тогда, значит, они явились сюда еще до прихода "Энтерпрайза", – бесстрастно заметил Чехов. – И как давно они находятся на Сигме?

– Я точно не знаю. – Ухура обернулась, услышав шум и возмущенные крики оттуда, где, расталкивая всех, шел полицейский. – Думается мне, что они уже здесь давненько, раз успели так всем надоесть. Хотя, конечно, это еще не самое худшее из того, на что способны орионцы.

* * *

С удовольствием наслаждаясь созерцанием разнообразных благовоспитанных и, по-видимому, постоянных посетителей таверны, Джеймс Т. Кирк сидел на стуле, положа вытянутые под столом ноги на стул, стоящий напротив него. Он уверенно почувствовал то мгновение, после которого противное напряжение, сжимавшееся, словно часовая пружина, изнутри, стало ослабевать, пока совсем не покинуло его. Кирк закрыл глаза и глубоко вдохнул в себя воздух, наполненный запахами мокрой шерсти, разогретого масляничного дерева, терпким ароматом бренди, стакан с которым был зажат в его ладонях. Лет этак двадцать назад ему вряд ли пришлось бы по душе проводить увольнительную в таком местечке. Однако для разменявшего пятый десяток и уставшего от стычек с администрацией старшего капитана звездолета это заведение подходило как нельзя лучше.

– Мистер Скотт, – громко произнес он, обращаясь к своему главному инженеру, – признаюсь, это самая лучшая ваша идея за долгие годы.

– Да, сэр. – Кирку показалось, что он отчетливо уловил усмешку в искаженном акцентом голосе инженера. – Думаю, это и впрямь так.

Добродушное фырканье рядом с Кирком заставило старшего капитана приоткрыть один глаз.

– Я бы ничего не имел против, если бы здесь подавали хоть какую-нибудь настоящую еду, – пожаловался Леонард Маккой, мрачно просматривая напечатанную карточку меню. – А вот что это за чертовщина такая – бабл-и-сквик (Пищащие пузыри. – Прим, пер.)?

– Чем-то похожим мой отец, бывало, пугал нас в детстве. – Скотт пододвинул свой стул поближе к Маккою и потянул к себе карточку, присоединяясь к чтению меню. Ярким пятном на его белоснежном кителе выделялась нашитая на одном плече вставка из красно-черной шотландки.

– Боюсь, не всякой шотландской едой можно гордиться, – предупредил он доктора, встревоженно поглядывая на того. – Вы должны знать, что среди прочего мы изобрели для человечества хаггис (Бараний рубец, начиненный потрохами со специями. – Прим, пер.).

– О, Боже милостивый...

Кирк засмеялся и принялся закатывать рукава на своем тонком блейзере. Он уже сожалел, что отправился с корабля в такой легкой одежде. Просто совсем забыл, какие сквозняки гуляют по космическим станциям, когда на них находится народ только лишь с одного приставшего звездолета.

– Смелее, Боунз. Бабл-и-сквик – это же просто названия.

– Да, зато от таких названий так и представляешь отварных мышей. – Маккой со вздохом бросил карточку на стол. – В следующий раз я пойду в увольнение вместе с Ухурой. Уж она-то, по крайней мере, знает, где тут хорошие рестораны.

Кирк улыбнулся и опять смежил веки.

– Не хлебом единым жив человек.

– Точно, но и не этим вашим бабл-и-сквиком он живет, – возразил доктор.

Капитан засмеялся, однако не стал ничего отвечать. Лично он уже некоторое время вовсе не задумывался о пище, и его не удивило, что даже мысль об этом не была для него интересна. Проведя три последних дня в состоянии постоянной злости и раздражения от действий четырех пронырливых аудиторов федерации, специализирующихся на проверках эффективности и обшаривших весь его корабль, он уже не надеялся вновь испытать желание поесть, пока "Энтерпрайз" не уберется как можно дальше от Сигмы-1.

А приступить к отлету капитан намеревался уже нынешним вечером, после того как на корабль возвратятся все члены экипажа, отпущенные в увольнение.

– Джим, так ты будешь пить свой бренди или же ты взял его только подержать и посмотреть?

– Так ты же сам любишь повторять, Боунз, что смотреть на алкоголь полезнее для здоровья, чем пить.

Маккой сильно стукнул рукой сзади по ноге Кирка, и тому пришлось резко выпрямиться, чтобы не расплескать бренди себе на брюки.

– Не надо со мной умничать, капитан. Вы ведь сюда пришли, чтобы расслабиться.

Нахмурившись и поджав губы, Кирк опустил ноги на пол и поставил стакан с бренди на стол.

– Я и расслабляюсь. – Он снова понюхал бренди и, решив, что все-таки не хочет пить, подвинул напиток к Маккою. – А в чем, собственно, дело? Или я расслабляюсь недостаточно эффективно?

Скотт одобрительно фыркнул, а на суровом лице Маккоя расплылась хитрая улыбка.

– Ага! Кажется, мои тренированные медицинские чувства улавливают здесь какую-то скрытую враждебность?

– Скрытое что? – Кирк скрестил руки, потом решил, что такая поза выглядит слишком тельной, и опустил локти на стол, – Я пока еще даже не выразил никакой враждебности, чтобы мне приписывать что-то "скрытое".

– Да ладно, все нормально, сэр. – Скотт поднял свой бокал и добавил с шутовским поклоном – Я думаю, что мои ребята показали достаточно этой самой враждебности почти всем нам.

Кирк ответил на рассуждения своего инженера легким кивком головы.

– И все-таки, что же с этими людьми? "Энтерпрайзу" нужна была проверка эффективности не более, чем Споку психоаналитик. – Он откинулся в кресле и скрестил руки на груди. – У меня самая лучшая, самая эффективная команда во всем флоте, и Генеральный аудитор прекрасно знает об этом. Тратить наше свободное время на разные интервью и проверки – попросту значит украсть у всех время для увольнительных.

– Аудиторы были и в корабельном лазарете. – В голосе Маккоя звучали нотки умиротворения. И это уже само по себе было опасно. Поэтому Кирк бросил на него успокаивающий взгляд, пытаясь предотвратить взрыв. Доктор неохотно уступил в начавшемся было споре и поднял руки вверх. – Я хочу только сказать, что мы оба с тобой раздражены, Джим. Но приказ есть приказ, и ты едва ли мог сделать что-нибудь, чтобы помешать им проникнуть на корабль.

Кирк подумал, что он мог бы приказать Чехову поставить охрану у каждого транспортера и, применить фазеры против всякого посетителя, имеющего при себе инспекционные бумаги или хотя бы просто скрепки. Хотя вряд ли Маккой имел в виду нечто подобное.

– Ладно, по крайней мере, все уже позади, – со вздохом заметил Кирк, стараясь расслабить мускулы и отогнать от себя раздражение. – Теперь мне уже до конца моих дней не придется беспокоиться о подобном.

Однако эта уверенность была тут же разрушена Скоттом. Тот метнул быстрый взгляд поверх головы капитана и с мрачной шотландской ухмылкой уставился на дверь.

– Боюсь, что мы начали несколько преждевременно говорить о том, что все позади...

– Кирк? – Сзади послышались тяжелые шаги, и чья-то крепкая рука схватила капитана за плечо. – Мне нужно поговорить с тобой, капитан. Опять твои люди доставляют мне беспокойство.

Вместо того чтобы повернуться и наброситься на Джона Тейлора, Кирк опустил голову и стал тереть глаза.

– Мистер Тейлор, я здесь в увольнении. Если у вас есть вопросы, то на корабле находится мистер Спок.

– Разрази меня гром, если у меня не найдется вопросов! – Тейлор стал сбоку от Кирка, явно выжидая взгляда капитана. Однако тот решил, что ждать Тейлору придется долго. – Ваш командир Спок сообщил, что нам запрещено появляться на борту "Энтерпрайза". Это правда?

– Вулканец не лжет, мистер Тейлор. – Кирк наконец повернул свое кресло и встретился взглядом с Тейлором. Он не смог скрыть своего удивления, заметив, что перед ним, в нетерпении переминаясь с ноги на ногу, стоят все четыре аудитора. Капитан обратил внимание на самого высокого из них, поскольку знал после нелегких трех дней, проведенных с ними, что именно Тейлор – главный заводила и явный лидер группы. Причем Кирк едва ли мог припомнить хотя бы одного человека, столь же дерзкого и колючего, как главарь этой шайки аудиторов.

– Вам закрыт доступ на "Энтерпрайз", – промолвил Кирк, – поскольку ваша работа там закончена. Мне было приказано содействовать вашей инспекции, пока мы находились в порту. Прошлой ночью вы сказали, что закончили все проверки. Таким образом, начиная с сегодняшнего утра, у вас нет больше ни полномочий, ни какой-либо надобности снова проверять мой корабль и мою команду. Я буду весьма благодарен, если вы дадите нам спокойно провести оставшееся время увольнения.

Он кивнул трем остальным аудиторам и начал уже поворачиваться к ним спиной в надежде, что те поймут намек и уведут своего босса.

– Не надо так торопиться, капитан. – Тейлор задержал его, положив руку на кресло и поднося Кирку прямо под нос какой-то документ на бланке администрации федерации.

Кирк взял бумагу обеими руками и посмотрел на него, не веря своим глазам: документ, под которым стояла знакомая подпись, разрешал допуск группы аудиторов на борт его корабля.

– Это еще что такое?

– Это приказ для меня. – Тейлор скрестил руки на груди, и губы его при этом скривились в презрительной самодовольной усмешке. – Я обнаружил, обрабатывая отчеты моих людей, несколько неточностей относительно вашего экипажа. Генеральный аудитор Федерации решил, что необходимо понаблюдать за работой вашего корабля в ходе обычного полета. При таком режиме мы сможем выявить, кто допустил ошибки, прежде чем я закончу наш итоговый отчет.

Кирк скомкал документ в руке так, что его уже трудно было прочитать.

– Какие ошибки? – Голубые глаза Маккоя засветились особым недобрым светом, который Кирк уже хорошо распознавал за долгие годы совместной работы. – Вы там разложили обязанности и практические навыки опытных людей на какие-то пунктики и числа, а потом начинаете утверждать, что кто-то допускает ошибки только потому, что полученные вами данные не совпадают с тем, как ваши сидящие в конторах умники представляют себе эффективную работу команды звездолета? Боже правый! Это как же мы можем вообще нормально работать, не говоря уже об эффективной работе, когда ваши люди все время суют свои носы во все дела?

– Ты что-то недавно говорил о скрытой враждебности, – напомнил Кирк доктору. Маккой на это только скорчил гримасу, не проронив ни слова.

– Вы не полетите с нами. – Кирк снова повернул свое кресло к Тейлору, стараясь не выдать внезапно охватившего его чувства злобного удовлетворения от того, как суетливо аудитор отступил на несколько шагов, уклоняясь от столкновения с капитаном. – Не важно, что там решил Генеральный аудитор, все равно вы для нас остаетесь штатскими служащими. В соответствии с нашим очередным заданием "Энтерпрайз" должен провести три независимых планетарных исследования в секторе Канопуса. Как капитан я наделен правом объявить любое из этих исследований слишком опасным для гражданских лиц.

Кирк развел руками, улыбаясь самой любезной улыбкой, какую только сумел выдавить из себя.

– Так вот, я объявляю наши исследования именно такими.

Скотт наклонился над столом и примирительно сказал:

– Вы просто не сможете нормально изучать эффективность работы экипажа, поскольку вы сами не подготовлены к деятельности в реальных условиях, то есть среди команды корабля, совершающего полет, так ведь? – Голос его звучал необычайно убедительно и даже сокрушенно, словно Скотт сожалел о невозможности провести время предстоящего полета в компании славных ребят-аудиторов. – Возможно, как-нибудь в другой раз.

Сузив свои черные глаза, Тейлор пристально посмотрел на каждого из трех офицеров звездолета. Кирк уже и не мог вспомнить, с самого начала ли этого разговора его раздражала каждая черточка на лице Тейлора и бесило каждое его движение или же столь высокий накал взаимной ненависти был достигнут постепенно. Но теперь уже это не имело особого значения.

– Ну а если бы вы не направлялись к этому Канопусу?

– Но мы летим именно туда, – ответил Кирк. – Даже вам не под силу это изменить.

Тейлор ткнул пальцем в сторону испорченного документа в руке Кирка:

– Мне это ни к чему. Это уже сделал командор Петерсен.

Внутри у капитана с необычайной быстротой вновь сжалась часовая пружина напряженного волнения. Кирк расправил в руках распечатку и, морщась, стал пробегать глазами строчки с длинными и пустыми официальными оборотами, пока не выхватил из этой мутной воды словоблудия слова "Орион" и "инспектирование".

– Они не имеют права! – Он гневно посмотрел на Тейлора и едва удержался от нахлынувшего желания ударить по надменному лицу аудитора. – Почему мне не сообщили об этом?

Тейлор пожал плечами, выхватил документ из рук капитана.

– Я уверен, что соответствующая депеша ждет вас на борту корабля. А может быть, вы просто нерегулярно просматриваете входящую корреспонденцию?

Возможно, это всего лишь глупая ошибка, и Генеральный аудитор вовсе не имел намерения вынуждать какого-то капитана звездолета совершать убийство целой бригады проверяльщиков. Кирк поднялся и забрал документ у Тейлора, сделав это гораздо более учтивее, чем аудитор.

– Куда это вы собрались? – спросил Тейлор, когда Кирк проследовал мимо него.

– Поговорить с командором Петерсеном. Здесь какая-то ошибка. – Кирк остановился в дверном проеме и оглянулся. – Боунз, Скотти, боюсь, что придется мне перенести обед на более позднее время.

Однако его спутники уже встали из своих кресел и направились вслед за капитаном.

– Ты что, издеваешься над нами? – ворчал Маккой, проходя сквозь группу аудиторов, торопливо расступившихся, подобно стайке напуганных голубей. Тейлор повернулся в сторону разгневанной компании звездолетчиков и стоял с открытым ртом, даже не пытаясь остановить доктора.

– Уж если я согласился съесть какую-то штуковину, называемую бабл-и-сквик, – громко заявил Маккой, – то меньше всего мне нужны рядом со мной людишки, склонные критиковать эффективность моего пищеварения. – Он толкнул Скотта локтем и бросил свирепый взгляд на аудиторов. – Двигаем отсюда, Скотти. Надо поискать какое-нибудь местечко, где требования к впускаемым посетителям были бы немного пожестче.

Глава 2

– Таких наглых полицейских я в жизни не встречала! – Голос Ухуры все еще кипел от возмущения. – Вы только посмотрите на них. Они же всех подряд толкают!

Зулу кивнул и сердито нахмурился, наблюдая, как темно-красные фигуры рассекают людские толпы. Интервалы между полицейскими были слишком уж подозрительно равномерными, что никак не могло получиться при случайном выходе их в увольнение.

– Я думаю, они разыскивают кого-то или что-то.

– Ладно, будем надеяться, что не найдут. – Ухура откусила кусочек от пирога, который держала в руке, и только потом удивленно посмотрела на него. – Павел, это ты мне отдал свой кусок пирога со взбитыми яблоками?

Шеф службы безопасности окинул ее взглядом через плечо, и его мрачное лицо разгладилось, только между глаз осталась одна морщинка.

– Нет, это у меня упал пирог, – убедительным тоном произнес он, – а ты держишь свой. Ухура с сомнением посмотрела на него:

– Ты уверен в этом?

– Абсолютно.

Зулу улыбнулся. Зная, с какой крайней неохотой Чехов пробовал любую незнакомую пищу, он с особым интересом наблюдал, как тот выпутывается из этой ситуации.

– Трус, – сказал Зулу, слизывая с пальцев последние крошки выпечки. Затем он огляделся, отыскивая указатель направления. – Пошли. У нас остался всего лишь один час увольнения, а магазинчик, куда я хочу попасть, на другом конце галереи.

– Надеюсь, что не дальше. – Чехов тяжело вздохнул, но все же без колебаний последовал за Зулу по изгибающемуся туннелю галереи, приостанавливаясь лишь для того, чтобы дать Ухуре возможность пристроиться рядом с ними. Зулу обратил внимание, что русский время от времени настороженно посматривает в сторону одетых в красные костюмы фигур, мелькавших среди прохожих. – Итак, какое хобби ведет нас на сей раз?

Зулу часто заморгал, сраженный убийственной своевременностью вопроса.

– Откуда ты узнал.., то есть, с чего ты взял, что у меня появилось новое хобби? – Он обернулся через плечо, прислушиваясь к сливающимся в один веселый гомон звонкому голоску Ухуры и низкому смеху Чехова. – Над чем вы потешаетесь?

– Зулу, как только мы вместе идем в увольнение, то постоянно происходит одно и то же, – широко улыбаясь, проговорила Ухура. – Чехов вечно затаскивает тебя поиграть на имитаторах или тренажерах...

– А Ухура обязательно отыщет какую-то неведомую еду и примется кормить нас этим, – сквозь зубы процедил Чехов.

– А ты неизменно находишь себе новое хобби и возвращаешься на "Энтерпрайз", вдохновленный своим новым увлечением. – Ухура обернулась к шефу безопасности, когда они проходили мимо широких ворот, ведущих к докам станции. – В последний раз что это было? Кажется, йога в арктурианском стиле?

Чехов покачал головой:

– Нет, то было в позапрошлый раз. В прошлый раз было вырезание моделей знаменитых звездолетов из иотического хрусталя.

От смущения на щеках Зулу проступили розовые пятна. Он поднял руку к лицу, пытаясь как-то скрыть это.

– Я пока продолжаю работать над этими приемами, – заявил он. – А в тот раз я же не знал поначалу, что для занятий арктурианской йогой надо иметь две пары рук!

– Зулу, да любой, кто хоть раз видел арктурианца, занимающегося йогой, не упустил бы такой детали!

– Вот именно, это только детали, мелочи... – Тут Зулу заметил магазинчик, в котором бывал раньше. Красочная вывеска была почти скрыта буйно разросшимся плющом и цветами, каскадами ниспадающими по открытому решетчатому фасаду. – Вот сюда мне и надо. Давайте зайдем.

Внутри заставленного растениями магазина приятное журчание падающей воды смешивалось с треском каких-то сверчков. Зулу остановился на пороге и сделал глубокий вдох. Смесь запахов почвы, листьев и распускающихся цветов пропитала воздух такой свежестью, словно они были на настоящей планете.

– Ну разве не чудесно?

– Прямо как в твоей каюте. – Чехов подошел, встал рядом и нахмурился, услышав усилившийся треск и пощелкивание. – А я считал, что насекомые запрещены на космических станциях четвертого класса.

– А это не насекомые. – Зулу приподнял занавес из денебианских лиан, не обращая никакого внимания на целый ливень благоухающей цветочной пыльцы, обрушившийся на него, пропустил Ухуру, быстро юркнувшую внутрь. За перегородкой, увитой виноградной лозой, находился бассейн из резного черного мрамора. В нем булькала вода, на поверхности которой мягко колыхались зеленые, словно мох, листья водяных лилий. Полупрозрачные сапфировые цветы поднимались прямо из воды на хрупких искривленных стеблях, а на листьях по-кошачьи уютно разлеглись маленькие ящерицы, усыпанные золотистыми пятнышками. Их горловые мешочки трепетали в быстром ритме, и становилось ясно, что именно эти твари издавали треск, заполнявший все пространство магазинчика.

– Ox! – звонкий мелодичный голос Ухуры замер от восхищения. Девушка присела на корточки возле бассейна. – Зулу, как они прекрасны! Кто это?

– Халканские водяные хамелеоны. Смотри.

Зулу наклонился и рукой плеснул воду на цветы. Треск мгновенно превратился в сильный тревожный рокот, сменившийся абсолютной тишиной. На каждом листе теперь только легкое зеленое мерцание указывало места, где недавно отчетливо были видны маленькие ящерицы.

– Умело замаскировались, точно?

– Будешь теперь разводить ящериц? – Чехов пробрался сквозь лианы и встал рядом, скептически разглядывая прудик с лилиями. – Есть ли смысл заводить животных, которых даже нельзя увидеть, не говоря о том, чтобы поиграть с ними?

– А мне нравится звук, который они издают. К тому же, они нужны для опыления цветов.

Зулу окунул ладонь в бассейн и приподнял на руке одну из полупрозрачных лилий. Едва только он коснулся пальцами лепестков, как внутри цветка засиял бледный огонек какого-то светлячка. Спустя мгновение из сердцевины цветка вырвалось облачко фосфоресцирующей пыльцы. Крошечные искорки усыпали руку Зулу и некоторое время продолжали светиться, постепенно угасая.

– Раньше я такие цветы видел только в книгах. Это – халканские огненные лилии. Надеюсь пополнить ими свою коллекцию растений.

– Хотел бы я знать, где ты собираешься...

Шум и оглушительный грохот со стороны входа в магазин прервали Чехова. Офицер безопасности быстро обернулся и укрылся за виноградной лозой, увлекая за собой Зулу и Ухуру. Они высунулись из-за растительного заграждения как раз в тот миг, когда человек в хорошо знакомом темно-красном облачении и при полной амуниции свалил с подставки несколько горшков с цветами. Керамика со страшным грохотом разлетелась по выложенному плитками полу.

– Эй! – Дородный седовласый мужчина выбежал из боковой двери магазина, держа в руках метлу вместо дубины. Он изумленно посмотрел на кучи грязи и растоптанные листья на полу. Затем поднял взгляд на вооруженного полицейского. – Какого черта ты здесь делаешь?

Орионец повернул лицо, прикрытое темным щитком, в сторону хозяина магазина и одной рукой в перчатке взялся за стебель следующего растения.

– Обычное розыскное мероприятие, – лаконично и монотонно процедил он и с грохотом сбросил растение на пол.

– Черт знает что! Мы же в федерации!

Продавец попытался встать между орионцем и своими цветами. Зулу напряженно и протяжно вздохнул, видя, что Чехов порывается вмешаться. Он успокаивающе положил руку на плечо офицера безопасности как раз в тот миг, когда орионец с такой легкостью швырнул грузного торговца через всю комнату, что сразу стало ясно – этот человек привык иметь дело с гораздо более сильной гравитацией. Вновь раздался грохот, – и сразу же умолкли трескучие голоса ящериц, до сего момента доносившиеся из глубины магазина.

Чехов предусмотрительно замер, притаившись за растениями, в это время Ухура стремительно бросилась к застонавшему хозяину магазина и склонилась над ним. Затаив дыхание, Зулу наблюдал, как вооруженный полицейский поворачивается в сторону заметно уступающего ему по росту шефа безопасности "Энтерпрайза".

– Чехов, – тихо произнес Зулу, – позволь мне сказать тебе пару слов, прежде чем ты будешь решать, стоит ли затевать здесь что-нибудь. На Орионе удвоенная по сравнению с земной сила гравитации.

– Я не забыл об этом.

Левая рука русского была спрятана за спиной, и пальцы ее то нервно сжимались в кулак, то разжимались снова. Зулу заморгал глазами и стал потихоньку пятиться назад.

– Ухура, что с хозяином?

– Похоже, что он сильно ударился головой, – ответила девушка с беспокойством.

– Не надо из-за меня волноваться. – Дородный мужчина приподнялся, опираясь на локоть, а Зулу тем временем отступил еще на шаг назад. – Просто вызовите службу безопасности станции. Я хочу, чтобы они арестовали эту обезьяну.

– Ну это как раз и не понадобится. – Рука Чехова снова дернулась за спиной, и Зулу проворно рванул к себе несколько лиан. Он собрал длинные стебли в петлю и стремительно набросил ее на шею орионца. Вооруженный человек зарычал и стал обеими руками рвать удавку, стараясь освободиться от нее. В это время Чехов бросился вперед и выхватил из-за пояса орионца лучевой пистолет. Далее офицеру безопасности пришлось отскочить в сторону, уклоняясь от быстро проведенного орионцем захвата. Чехов удачно вывернулся, перекатился на живот и проворно приподнялся, направив фазер прямо в грудь полицейского. Орионец мгновенно застыл на месте, как будто внезапно окаменел.

– Убирайся отсюда, – скомандовал Чехов. – Быстро!

Одетые в перчатки руки орионца дернулись, словно он хотел схватить ружье-фазер, висевшее за спиной, но яростное выражение на лице Чехова и пистолет в его руке убедили полицейского не предпринимать опрометчивых действий. Пробормотав что-то нечленораздельное, орионец повернулся и пошел к двери.

– Ухура, вызови службу безопасности станции. – Чехов присел на корточки, не сводя глаз с удаляющейся фигуры в красном, – Скажи им, что гости с Ориона нарушают порядок на пятой палубе.

Офицер связи кивнула головой.

– Единственный раз не захватила с собой коммуникатор. Где у вас здесь станционный интерком? – спросила она у хозяина магазина.

– В моем офисе.

Тучный человек указал движением подбородка на дверь, из которой сам вышел, и тут же застонал, осторожно поднимая руку ко лбу. Пока Ухура торопливо искала панель коммуникатора, Зулу обнаружил возле крана для поливки растений чистую тряпку, подошел к хозяину магазина и приложил ее ему к голове.

Торговец ответил мягкой, признательной улыбкой.

– Большое спасибо. Вы, ребята, быстро разделались с этим орионцем. Уж точно получше, чем сумела бы наша станционная служба. Я чувствую, вы сами с того корабля, который прибыл сюда несколько дней назад, так ведь?

– Правильно. – Чехов продолжал смотреть на дверь, не выпуская из рук лучевой пистолет. – Что творится с вашей собственной станционной службой безопасности? Нельзя, чтобы после таких безобразных дел эти орионцы преспокойно и безнаказанно улетели отсюда.

Торговец вздохнул:

– Они не были настолько плохими, когда впервые прилетели сюда. – Услышав скептическое хмыканье Чехова, мужчина проворчал:

– Да, они и тогда показали себя большими грубиянами, но хотя бы ничего не громили и не разрушали. Просто осмотрели мой магазин пару-тройку раз, но всегда уходили спокойно.

– Что они искали? – спросил Зулу, присев на корточках возле старого торговца.

– Я сам ни черта не понимаю. – Хозяин магазина приподнялся и сел, морщась от боли. – Они-то говорили, что ищут орионских дезертиров, но такое объяснение – просто сущая чепуха. Ни один орионец в здравом уме не стал бы забираться на станцию, расположенную так далеко в пространстве Андоры. Нет, после того случая с Хаслевом, подобное просто невероятно.

Чехов оглянулся на говорившего:

– Какой это еще случай с Хаслевом?

– Один из гениальных андорских физиков пропал несколько месяцев назад во время выполнения программы космических исследований и прихватил с собой какую-то там сверхсекретную технологию. И похоже на то, что андорцы считают орионцев причастными к этому инциденту. А я считаю, что и те и другие попросту накаляют отношения, готовясь к схватке. – Торговец стал с трудом подниматься, опираясь на плечо Зулу. – Пойдемте ко мне в комнату. Я хочу вам кое-что дать за то, что вы помогли выгнать этого орионца отсюда.

– Не стоит, – вежливо отказался Чехов, осторожно засовывая орионский фазер в карман своей темной кожаной куртки. – Наша работа в том и состоит, чтобы восстанавливать повсюду законы Звездного флота.

Тучный старик упрямо покачал головой:

– Я настаиваю. – Он потащил Зулу, взяв его за плечо, и корабельный рулевой позволил увести себя в заставленное вещами помещение. Зулу видел, что. Чехов остановился у двери, настороженно поглядывая в сторону парадного входа в магазин. Толстяк полез в угол и снял с какого-то громоздкого предмета укрывающий его от пыли лист. В отраженном свете перед ними заблестел черный мрамор. – Вот.., что скажете на это?

– Ого-го... – Зулу растерянно смотрел на овальный бассейн – уменьшенный вариант пруда, стоящего в магазине. – Вы это мне хотите отдать?

Владелец магазина кивнул:

– Небольшой подарок за то, что вы спасли мой магазин.

Зулу через плечо оглянулся на Чехова, оставшегося стоять в дверном проеме.

– Но это же не я спас вашу собственность.

– Пусть даже и так, но именно вы привели сюда своих друзей. – Улыбка толстяка была удивительно доброй. – Сынок, если я не ошибаюсь, ты сегодня уже в третий раз приходишь ко мне полюбоваться на этих водяных хамелеонов. Я догадался, что ты хотел бы завести таких же у себя, а вот для этого-то тебе и понадобится емкость, в которой ты смог бы их разместить.

– Да я вообще-то собирался пустить их в свою старую рыбную цистерну. – Неожиданно для себя Зулу шагнул вперед и провел рукой по гладкой поверхности мраморного бассейна. Металлические частицы сверкали на блестящей черной поверхности, словно кусочки тонкой слюды. Зулу отступил назад со вздохом сожаления. – Он прекрасен, но я боюсь, что мы не можем, согласно правилам Звездного флота, принять столь дорогой подарок.

Владелец магазина заворчал и стал выдвигать контейнер из угла.

– Не беспокойтесь, цена этой вещи не более теллурийского десятицентовика. Я сам изготовляю такие пруды из мраморного эпоксида, и этот экземпляр бракованный. – Он дотронулся до задней стенки контейнера и указал Зулу на опорную колонну. – Видишь ту полосу поперек основания? Слишком много серебристых хлопьев затекло туда при формовке, поэтому все изделие было испорчено.

– Вы уверены? – Такое легкое отступление от совершенства вовсе не показалось Зулу изъяном.

– А иначе почему бы я держал его здесь, вместо того, чтобы выставить на продажу? – Торговец с искренней улыбкой посмотрел на Зулу, – К тому же, я ведь отдаю только пруд. Думаю, ты захочешь купить ящериц и лилии.

Зулу одобрительно засмеялся:

– Ну, разве что так...

Он помог хозяину перенести пруд в главный зал магазина, причем оказалось, что предмет был не настолько тяжелый, каким выглядел. Чехов отступил назад, пропуская их.

– Неужели ты считаешь, будто в твоих джунглях есть место еще и для плавательного бассейна? – спросил он, с неодобрением глядя на все происходящее.

– Ничего, расчищу место. – Зулу недоуменно поднял брови, увидев, что Ухура пробирается к ним сквозь заросли лиан. – Почему ты так долго?

– Станционные ребята из службы безопасности все это время не хотели меня соединять. – Девушка сердито поджала губы. – В конце концов мне пришлось использовать свое старшинство по званию и заставить офицера по связи сделать это. Шеф безопасности ответила мне, что приедет сюда как можно быстрее. Мне показалось, что за последнее время они получили немало вызовов, связанных с поведением орионцев. – Ухура заметила небольшой мраморный контейнер. – Какой чудесный пруд!

– Спасибо. Это мне Чехов купил. – Заметив сердитый взгляд русского, Зулу ответил ему приятной улыбкой. Затем, отвернувшись, стал понаблюдать, как торговец поднимает черпаком на длинной ручке из воды горшочек с лилией. Вместе с цветком из воды, потрескивая, поднялась целая дюжина потревоженных хамелеонов. Продавец привычным движением стряхнул их в два небольших пластиковых пакета.

– А вот я по-прежнему не уверен, что стоит связываться со всем этим. – Чехов с мрачным видом подошел сзади и продолжил:

– А что, если твои ящерицы разбегутся? Вот уж чего нам не хватало на корабле, так это стаи невидимых рептилий, ползающих повсюду.

Толстяк снова проворчал что-то и завязал оба пакета, оставляя в каждом из них достаточный запас воздуха. Сквозь пластик доносилось приглушенное потрескивание. Это хамелеоны безуспешно пытались изменить свою окраску под цвет прозрачного пластика.

– Не стоит так волноваться, сынок. Халканские хамелеоны никогда не уходят далеко от своего родного пруда. И вам не придется добывать для них какой-то особенный корм, достаточно обычной пищи для рыбок. Все вместе стоит двадцать кредиток.

– Уж слишком это дорого за одно растение и шайку пищащих ящерок, которые потом всю ночь не дадут уснуть, – пробормотал Чехов.

– Ой, Чехов, не становись занудой.

Ухура взяла поданные торговцем пакеты с хамелеонами, в то время как Зулу оплачивал счет. Хамелеоны между тем уже приобрели цвет заката.

– По-моему, это самое лучшее из всех хобби Зулу.

– Тебе легко так рассуждать, – сурово заметил русский. – Тебе не придется тащить этот бассейн на корабль.

– Эй, так ведь не я, а ты тренируешься в поднятии тяжестей.

Зулу взял водяную лилию, стараясь не задеть усыпанные пыльцой лепестки, затем поклоном поблагодарил тучного хозяина. Торговец также отвесил гостям поклон и с улыбкой проводил их до дверей.

– Ты всегда говоришь это, как только нам приходится нести что-нибудь тяжелое.

Однако, несмотря на свои возражения, Чехов довольно легко поднял мраморное изделие и взгромоздил его себе на плечо. Зулу и Ухура обменялись улыбками, направляясь следом за товарищем.

– Опять я забыл, что собирался больше не ходить в увольнение...

Голос русского замер, едва только он вышел в галерею станции. Ослепленный мерцающими ртутными лампами, Зулу не понимал причины внезапного молчания товарища, пока сам не вышел вместе с Ухурой наружу. Застывшая черная стена из сотрудников службы безопасности Сигмы-1 выстроилась у дверей магазина, ощетинившись нацеленными на астронавтов фазерами.

– Никому не шевелиться, – раздался резкий женский голос. – Мы – служба безопасности станции. – Женщина обвиняющим жестом указала пальцем на Чехова. – Вы арестованы, сэр.

* * *

Кирк постоянно возвращался к мысли о том, что по виду Максвелла Петерсена и по его интонации было понятно, что он не особенно сочувствует капитану.

– Мне очень жаль, Джим, – вздохнул командор, поднимая руки. Этот жест означал, что он бессилен и сдается на милость обстоятельств. – Я ничего не могу поделать. – Он жестом предложил Кирку сесть в стоящее напротив кресло. – Ты же знаешь, я бы вмешался, если бы мог.

Кирк машинально посмотрел на предложенное кресло, но затем понял, что не может заставить себя прекратить хождение по кабинету и сесть.

– Ты можешь задержать их на станции, – предложил он. Затем, предчувствуя возражения Петерсена, добавил:

– Ты же главный начальник в этом секторе, Макс, ты можешь делать здесь все, что сочтешь нужным, и мы оба с тобой хорошо это понимаем. А это подразумевает и задержку действий четырех федеральных аудиторов на такое время, какое мне понадобится, чтобы исчезнуть из вашего порта.

Петерсен засмеялся:

– Джим, для такого выдающегося капитана Звездного Флота, как ты, совсем неудобно даже изредка делать такие дикие глупости.

Кирк резко остановился у командорского стола, но сумел удержаться от недобрых слов, готовых было вырваться у него. Язвить в адрес командора или как-то сердить его – пусть даже этому человеку он сам помогал сделать такую карьеру – не лучший способ спасения экипажа "Энтерпрайза" от печальной перспективы шесть недель провести в компании осточертевших аудиторов.

– Я рад, что развеселил тебя.

– Нет, я не считаю, что это забавно. По-моему, ты слишком нервно воспринимаешь события. – Петерсен наклонился вперед и потянулся прямо из кресла, чтобы достать стоявшую перед ним на столе скульптуру, с бесконечной размеренностью вращавшуюся на оси. Новый импульс энергии ускорил ее движение, и по кабинету командора еще быстрее забегали маленькие "солнечные" зайчики. – Джим, здесь замешана политика. Кто-то в аппарате Генерального аудитора готовится к перевыборам. А твой корабль, по счастливой случайности, оказался здесь как раз в это время. – Он улыбнулся Кирку и сложил руки. – Пойми, все это сильнее нас обоих, – почти шутливым голосом добавил командор, но глаза его оставались вполне серьезными. – Смирись и готовься к полету.

Кирк забарабанил пальцами по столу. Бесхитростная жизненная философия подчинения любым приказам никогда не привлекала его.

– Известно ли Генеральному аудитору, что его сотрудники попадут в андорский сектор?

Петерсен пожал плечами:

– Думаю, знает.

– И тебя это не беспокоит?

Командор в ответ молча поднял голову вверх, и тогда Кирк энергичными шагами направился к нему.

– Макс, неужели ты не понимаешь, что это почти то же самое, как если бы они вообще вышли за пределы пространства Федерации! Сюда следует добавить и значительно ухудшившиеся в последнее время политические отношения. Я не уверен, что вообще нужно посылать корабль в такое место, которое в любой момент может взорваться, словно пороховая бочка. И уж тем более безрассудно посылать туда звездолет с гражданскими людьми.

Сказав это, Кирк наконец опустился в кресло и уставился на Петерсена.

– Ты знаешь, что андорцы почти готовы объявить войну из-за случая с Муавом Хаслевом?

– По поводу которого орионцы клянутся, что не имеют к нему никакого отношения, – парировал Петерсен.

– А почему орионцы должны говорить не правду?

– Послушай-ка, Джим... – Петерсен снова подтолкнул скульптуру и, упершись локтями в колени, стал пристально смотреть на Кирка, словно они обговаривали какое-то интересное и полезное для обоих дело. Капитан продолжал сидеть, не меняя позы и не собираясь лгать притворными телодвижениями, точно так же, как он не хотел лгать в разговоре. – Мы вас туда посылаем именно из-за андорцев, – стал объяснять командор. – Орионцы на Ригеле-8 могут быть нейтральны, а андорцы нет. Мы не можем допустить, чтобы они носились повсюду, угрожая развязать войну, которая в перспективе может вовлечь всю Федерацию. И мы надеемся, что небольшое присутствие Звездного флота напомнит всем, что не стоит затевать чего-либо такого, о чем потом все стали бы горько сожалеть.

Еще на середине монолога командора Кирк понял, что проблема четырех федеральных аудиторов чрезвычайно далека от сферы нынешних забот и интересов Петерсена, и, следовательно, нет никакого смысла вслушиваться в его разглагольствования. Тем не менее капитан решил закинуть еще одну удочку.

– Если андорцы и впрямь так близки к развязыванию войны, что требуется разубеждать их при помощи звездолета, то тем более было бы опасно направлять гражданских лиц в тот регион.

– Звездный Флот убежден, что как раз присутствие "Энтерпрайза" сделает безопасными гражданские полеты.

– Черт побери, Макс!

– Джим, у нас не хватает одного корабля. – В голосе командора было что-то такое, отчего Кирк замолчал, – что-то мрачное и грубое, как будто перед ним только что разорвался не выдержавший напряжения металл. – На "Конго" произошло разрушение защитного поля, – сообщил Петерсен, нарушив тягостное молчание. – Это случилось два дня назад на расстоянии двенадцатичасового перелета отсюда в зоне четвертого модуля. Около сотни членов экипажа погибли в зоне второго корпуса, и еще человек пятьдесят ожидает столь же печальная участь из-за сильной радиации.

В воображении Кирка мгновенно возникла ужасающая картина – смесь воспоминаний, знаний и страхов. Он очень живо нарисовал себе во всех красках подробности этой катастрофы, хотя представился ему его собственный звездолет со взорванными двигателями и членами экипажа, превратившимися под действием невероятного по силе излучения в едва заметные тени, отпечатавшиеся на стенах коридоров. Боже мой!

– Эту экспедицию к Андоре должен был совершить "Конго". А теперь капитан "Конго" даже не уверен, сможет ли без посторонней помощи довести свой корабль до порта. Я направил пару буксиров им на помощь, но пока что мы не можем надеяться, что этот корабль будет в состоянии совершать полеты.

Петерсен вздохнул, и искренность его поведения так поразила Кирка, что он неожиданно почувствовал угрызения совести за свое агрессивное отношение к старому приятелю.

– Какую именно помощь мог бы оказать "Энтерпрайз"?

– Да, у нас есть одно такое дело, как раз для вас. – Петерсен смотрел на капитана уже совсем серьезно. – Вам надо совершить этот полет к Андоре и постараться предотвратить возможность войны между Андорой и Ригелем-8. И прекратите жаловаться на этих четырех экзаменаторов вашей эффективности, словно они для вашего экипажа худшее из возможных бедствий. Понял меня?

К своему удивлению, Кирк вдруг ощутил, что его первоначальное раздражение улеглось.

– Да, сэр. Я все понял.

А понял он, в частности, и то, что еще целых шесть нудных недель предстоит терпеть четырех надоевших писак, зацикленных на своих цифрах, нормативах и пунктах, и что ничего хорошего все это не сулит ни "Энтерпрайзу", ни "Конго". Проклятие!

Зазвенел сигнал интеркома на столе Петерсена. Резкий и скрипучий женский голос прервал их беседу:

– Служба станционной безопасности докладывает командору Петерсену.

Петерсен грузно наклонился влево и нажал кнопку ответа, не сводя глаз с Кирка, слово сомневался, что капитан будет сидеть и вести себя спокойно.

– Петерсен слушает.

– Это командир Брамсон, сэр. У нас тут произошел инцидент в галерее пятого уровня, что-то связанное с похищением оружия у представителя сил безопасности Ориона. Пока мы успели выяснить, что никто не стрелял, но орионцы требуют, чтобы мы расследовали этот случай.

– Ах, черт побери, – Петерсен вскочил на ноги. – Ставлю пять против десяти, что тут не обошлось без андорцев. Передайте орионцам, что я сейчас прибуду. Разберемся, в чем там дело.

– Слушаюсь, сэр.

Петерсен схватил китель, висевший на спинке кресла, и пристально посмотрел на Кирка, который тоже поднялся на ноги.

– Андорцы против орионцев, капитан, – вздохнул он. – Это не лучше, чем контакт материи с антиматерией.

Кирк тряхнул головой и торопливо пошел в холл.

– Будем надеяться, что там все обстоит именно так, а не серьезнее.

Глава 3

Окошко в двери камеры, где сидел Чехов, распахнулось, и в нем показалось незнакомое лицо.

– У вас еще есть возможность сделать один звонок, – предложил охранник Сигмы-1, – если хотите.

Чехов поднял глаза, продолжая сидеть, подперев подбородок ладонями.

– Можно позвонить моему капитану на "Энтерпрайз"?

– Нет. Звонить можно только в пределах станции.

Чехов пожал плечами и снова уставился в стену напротив. Ответ стражников был неизменным с самого первого раза, когда ему предложили связаться с кем-либо. Он тоже отвечал на их предложения одинаково. Чехов предполагал, что рано или поздно они догадаются и перестанут делать ему это никчемное предложение.

Спустя мгновение окошко снова захлопнулось, и Чехова оставили в покое.

Те, кто заложил в проект Сигмы-1 камеры заключения, явно не считали, что кто-то будет сидеть в них слишком долго. Чехов подумал, что посетителями здесь были, по всей видимости, пьяные и бродяги, а чаще всего – случайные нахулиганившие космолетчики, да и то лишь на время, пока им выписывали штраф. Здесь был туалет, универсальная скамья-кровать, встроенная в стену, и четыре одинаковых, удручающе пустых утла, хождением между которыми заключенный мог скрасить свое пребывание в камере. Впрочем, и ходить толком было невозможно, так как кровать занимала добрую четверть площади камеры с одной стороны, а попытки расхаживать в противоположной части клетушки, у самой двери, заканчивались обычно тем, что прибегали охранники, опасавшиеся попыток побега заключенного. И поскольку единственной альтернативой таким движениям оставалось тупое топтание по кругу практически на одном месте, то Чехов предпочел просто ждать, сидя на краю кровати, и время от времени для разнообразия постукивал ногами или барабанил пальцами по кровати.

Когда его доставили в отдел безопасности Сигмы-1, охранники обращались с ним хотя и грубовато, но достаточно беззлобно.

– Полюбуйся на этого типа, Джон! Еще один штатский супермен обезоружил орионца.

– Почему бы тебе, парень, не попробовать и у меня забрать пистолет? Если получится, то сможешь быстро уйти отсюда.

Чехов едва не соблазнился поймать охранника на слове, будучи совершенно уверен, что в предлагавшейся ему борьбе, если кто и будет застрелен, то никак не он сам. Однако Зулу и Ухура уже были отправлены им в офис к командиру Петерсену, а последний вряд ли отнесся бы положительно к инциденту с орионцем, не говоря уже о возможности получить новое известие о том, что Чехов теперь уже держит на прицеле весь отдел службы безопасности. Поэтому Павел просто помалкивал, пока его подробно опрашивали, занося данные во множество канцелярских компьютерных форм, и конфисковывали у него орионский фазер.

Потом его пропустили через сканирование сетчатки глаз и передали данные на идентификацию личности.

– Бог ты мой, – ахнул светловолосый сержант-клерк, и щеки его густо покраснели. – Так вы из Звездного Флота!

Чехов подумал, что сам был бы не прочь узнать, какие сведения о нем выдала сеть идентификации.

– Я вам с самого начала говорил об этом.

С полдюжины охранников столпились за спиной сержанта, и тот показал коллегам один или два пункта информации, выданной на экран.

– Служба безопасности Звездного Флота, – прошептал один из них с таким видом, словно ему только что открыли способность их пленника взорваться и разнести в щепки все вокруг. – Тот еще фрукт...

Вслед за этим они сняли куртку с Чехова, отобрали у него пояс и все предметы, удостоверявшие его личность. Наверное, они бы сняли с него и ботинки, однако явно не сошлись во мнениях относительно того, насколько безопасно подходить к нему на расстояние удара ногой. В итоге у Чехова забрали все, что можно было снять с него через прилавок служебного помещения. После отвели его в камеру, где он уже не мог представлять какую-нибудь опасность ни для кого, кроме, разве что, самого себя.

Чехов подумал, что, наверное, Звездный Флот должен принять какие-то меры по улучшению репутации своих сил безопасности в глазах гражданского персонала.

Громкий грохот за дверью камеры отвлек внимание Чехова от надоевшей стены, и он поднял глаза как раз в тот момент, когда дверь отодвинулась в сторону, пробуждая надежды о близкой свободе. Стоявший в коридоре стражник почтительно посторонился, и вместо него вперед выступила более тяжеловесная фигура в хорошо знакомой и радующей глаз форме Звездного Флота – темно-красной с золотистой отделкой.

– Лейтенант Чехов?

Чехов вскочил на ноги, обрадованный уже тем, что видит перед собой не надоевшую черную форму людей Сигмы-1.

– Лейтенант... – заговорил он, распознав звание пришедшего человека и подходя поближе, чтобы пожать тому руку.

– Лейтенант Линдсей Пэрвианс из службы командира Петерсена.

Рукопожатие Пэрвианса оказалось нервным и потным, как, впрочем, и каким-то необычайно вялым и робким, что никак не вязалось с его высоченной, сантиметров на двадцать возвышавшейся над Чеховым, фигурой, которая и по ширине плеч полностью заполняла собой дверной проем.

– Я переговорил о случившемся с людьми из службы безопасности станции, – произнес он голосом, столь же нерешительным, как и его манера держаться. – Они поняли, что ваш капитан ждет вашего возвращения на борт корабля, чтобы отбыть из порта, поэтому вас освобождают под мою ответственность. Если вы пообещаете, что вернетесь, чтобы предстать перед местным судом, когда ваш предстоящий полет будет завершен, они мне позволят препроводить вас на "Энтерпрайз".

Чехов отклонился немного в сторону от импозантного и огромного Пэрвианса и кивнул головой молодому охраннику, стоящему позади.

– Обещаю.

– Тогда все в порядке. – Пэрвианс передал Чехову его куртку, в карманы которой уже вернулось их содержимое. – Мой челночный катер ждет вас, а ваши друзья уже находятся в холле. Вы готовы?

Чехов кивнул и последовал за лейтенантом, на ходу быстро обшаривая свои карманы, чтобы убедиться в наличии всех вещей. Проходя через внешний зал, он машинально бросил взгляд на стенные часы, и сердце его мгновенно сжалось от нахлынувшей тревоги.

– О Боже мой! Неужели сейчас уже столько времени?

Пэрвианс сморщился и стал смотреть по сторонам, пока не нашел, куда направлен взгляд Чехова.

– Ну да. Какие-то проблемы?

– "Энтерпрайз" по графику должен был покинуть порт двадцать восемь минут назад. – Чехов простонал и спрятал лицо в ладони. – Из-за меня весь корабль опоздал с отправлением.

* * *

– Капитан нас точно убьет, – произнес Зулу, как показалось Чехову, уже в сотый раз с тех пор, как их челнок отошел от шлюза Сигмы-1.

– Мы опаздываем всего на сорок минут, – промолвил Чехов, расхаживая по узкому проходу в то время, как их катер опускался на ангарную палубу "Энтерпрайза". – Вас никто не заставлял меня дожидаться. Вы ведь не были задержаны.

Зулу вздохнул и кивнул головой:

– Я знаю. – Обмен такими словами тоже повторялся между ними уже в сотый раз. – И к тому же, если бы не эти орионцы, мы бы вернулись на борт вовремя. Тогда корабль смог бы отправиться по расписанию.

Чехов и рад был бы сейчас посидеть на месте, однако после двух часов, проведенных в крошечной полицейской камере Сигмы, даже небольшой пассажирский челнок невольно казался достаточно большим для того, чтобы по нему расхаживать.

– Несомненно, капитан знает, что мы не виноваты.

Ухура недоверчиво хмыкнула и обернулась назад, услышав звук открываемой двери, что означало для них конец перелета.

– Нет, Чехов, это все-таки наша вина. – Она стояла, обхватив двумя руками горшок с поникшей водяной лилией. – Если бы ты не выхватил оружие у того полицейского...

– По-твоему я должен был позволить ему добить того старика?

– Я же не сказала, что ты сделал не правильно.

– Ну, ладно, ладно... – Зулу, державший в обеих руках по пластиковому пакету с водой, жестом поторопил друзей выйти через открывшийся люк. – Я не сомневаюсь, что тут есть хороший повод нам поспорить друг с другом, но не лучше ли отложить это на потом? Я очень, просто ужасно, спешу переселить моих ящериц в более подходящее место, чем эти пакеты, чтобы бедные зверушки получили наконец хоть какой-то шанс пережить это приключение. Неплохо бы также доложить о нашем прибытии на службу. Так что, давайте уж, пожалуйста, пойдем, ладно?

Чехов поднял пруд для цветов с сиденья, радуясь, что можно не продолжать начавшийся спор. Сам он уже миллион раз прокрутил в голове все обстоятельства и мотивы случившегося с ними, еще когда был вынужден созерцать стены своей камеры, и теперь ему не нужны были ничьи доказательства того, что винить во всем он должен одного себя, каким бы вынужденным и спровоцированным ни было его поведение в магазине. Чехов отступил в сторону, удерживая обеими руками чашу пруда и пропуская в проход четвертого пассажира челнока.

– Нужна помощь? – поинтересовался Пэрвианс.

Чехов покачал головой. Несмотря на свои габариты, Пэрвианс производил впечатление кабинетного труженика, больше всего опасающегося физических нагрузок.

– Он не такой уж тяжелый, и я хорошо его удерживаю.

Пэрвианс быстро кивнул с застенчивой улыбкой. Затем он проворно выскользнул через дверь вслед за Зулу и Ухурой, предоставляя Чехову замкнуть процессию.

Хотя Чехов и появился в ангаре последним, это не улучшило ожидавший его там прием.

– Мистер Чехов, рад видеть, что вы смогли выбраться. – Даже весьма приветливый тон Кирка не мог смягчить сурового выражения его лица.

Чехов почувствовал, что от смущения у него запылали щеки, как если бы ему влепили оплеуху. Ужасно неприятно, когда ты заслуживаешь осуждения Кирка, а уж переносить все это, будучи в гражданской одежде, которая вдобавок все еще пахнет штатской гауптвахтой, было совершенно невыносимо.

– Капитан, я хотел бы объяснить...

– Я уверен, что ты сумеешь все объяснить. – Кирк метнул резкий взгляд на Зулу и Ухуру. – Если вы двое не слишком заняты, то я не сомневаюсь, что вам будут рады на мостике.

– Да, сэр.

– Угу, сэр.

Зулу задержался лишь для того, чтобы опустить оба пластиковых мешка в пруд для лилий, который все еще держал Чехов. Затем, не говоря ни слова, он помчался вслед за уносящей его растение Ухурой. Ящерицы внутри пакета заметались, сталкиваясь друг с другом в неожиданно возникшем водяном потоке, жалобно и тревожно затрещали, быстро делаясь невидимыми.

Чехов понимал теперь, каково им в тесных мешках.

– Капитан Кирк? – Пэрвианс выступил вперед, нерешительно поднимая одну руку, чтобы привлечь внимание Кирка. Капитан, здороваясь, протянул Пэрвиансу руку, отчего тот засветился улыбкой. Было ясно, что Пэрвиансу стало явно легче.

– Капитан, я лейтенант Линдсей Пэрвианс из службы командира Петерсена.

Кирк кивнул, однако едва заметная морщинка между его бровями навела Чехова на мысль, что для капитана это знакомство не представляло никакого интереса.

– Лейтенант Пэрвианс...

– Командир Петерсен направил мистера Пэрвианса, чтобы организовать мое освобождение, – пояснил Чехов. Когда Кирк вновь повернулся к нему, Чехов дал себе слово, что не будет уклоняться от его испытующего взгляда. – Чтобы побыстрее уладить весь этот инцидент, сэр. Мы сразу же отправились сюда, как только полицейские меня отпустили.

– Я добрался туда с опозданием, – вмешался в разговор Пэрвианс. – У нас на службе было как раз горячее времечко, и мне пришлось сначала завершить разбор истории с какими-то андорцами на таможне... – Он сам, не ожидая, что Кирк прервет его оправдания, оборвал свой рассказ и виновато пожал плечами.

– Вы не должны мне ничего объяснять, мистер Пэрвианс, – промолвил Кирк. Затем он сурово взглянул на Чехова. – Когда ко мне попадет ваш отчет об этом происшествии, то я хотел бы увидеть там самые подробные объяснения.

Чехов кивнул, крепче сжимая края пруда для лилий.

– Буду стараться изо всех сил, сэр.

Капитан коротко кивнул, но Чехов хорошо понимал, что это не следует воспринимать за какую-то отсрочку наказания.

– Мистер Пэрвианс... – оживленно обратился Кирк к высокорослому гостю. – Я высоко ценю вашу помощь в освобождении моего офицера. Прошу вас передать мою признательность за это командиру Петерсену и сказать ему, что больше ничего подобного...

– О! – прервал его Пэрвианс, от удивления округлив глаза. – Я не должен возвращаться на станцию, сэр. – Казалось, к нему опять вернулось чувство неловкости, словно он был застигнут врасплох. – Командир Петерсен назначил меня офицером по связи с бригадой по исследованию эффективности. Я должен буду помочь им освоиться с порядком жизнедеятельности на корабле и проследить, чтобы они не доставили каких-то неприятностей вам. Так что, я буду с ними в течение всего времени... – он посмотрел на Кирка немного робко, – ., если вас это устраивает, сэр.

Губы Кирка превратились в узкую полоску, что свидетельствовало либо о сердитом, либо о горестном настроении капитана.

– Я предпочел, чтобы командир сам сообщил мне об этом, – признался он. Потом пожал плечами. – Впрочем, что такое для нас еще один пассажир? Добро пожаловать на корабль.

Пэрвианс густо покраснел. Чехов так и не понял, то ли он смущен, то ли обрадован.

– Благодарю вас, сэр.

– А пока что, у нас всех еще есть работа. – Кирк постучал костяшками пальцев по стенке пруда для лилий, и Чехов чуть не подпрыгнул от неожиданно громкого звука. – Посмотри, нет ли где-нибудь подходящего места для этой сувенирной пепельницы, а потом помоги мистеру Пэрвиансу разместиться вместе с аудиторами. Я собираюсь поговорить с тобой на эту тему позднее, когда мы будем в полете.

Чехову очень хотелось, чтобы капитан не возвращался больше к этой теме, но, хорошо зная его, только ограничился кивком.

– Да, сэр.

– Выполняй.

Когда Кирк отвернулся, Чехов приказал себе расслабиться и подумал, что присутствие гостя, слава Богу, помешало капитану разразиться более грозными речами. Словно прочитав мысли русского, Пэрвианс сделал долгий и шумный выдох, которого хватило бы на двоих.

– Он всегда у вас такой грозный?

Чехов посмотрел на лейтенанта и криво улыбнулся:

– Это еще он не грозный сегодня. Наоборот, он почему-то необычайно учтив и сдержан.

– Вот это да!

Чехов кивком указал офицеру по связи направление к выходу, а сам уже с тоской думал, когда же удастся избавиться от надоевшего пруда.

– Подождите, и вы увидите, как он обращается с аудиторами.

Зулу услышал приглушенный шум открывающихся возле его каюты дверей турболифта и сердито чертыхнулся, хватая форменный китель. Когда знаешь, что тебя ждет на мостике Кирк, то даже небольшой интервал между турболифтами может показаться невыносимо долгой задержкой. Зулу вскочил в свои ботинки и, пригнувшись, нырнул в дверь каюты с криком:

– Задержите лифт!

– Не волнуйся, я держу его. – В отличие от Зулу, Ухура успела полностью сменить одеяние, но волосы ее все же были в беспорядке. Она держала кнопку локтем до тех пор, пока не вбежал Зулу, после чего двери закрылись.

– Мостик, – произнесла она, держа во рту несколько шпилек для волос, и турболифт от шестой палубы с гудением понесся вверх. Зулу натянул форменный китель, застегнул все пуговицы и стал спокойно смотреть, как офицер по коммуникации собрала волосы в аккуратный пучок и заколола их. Его поразило, что такую сложную манипуляцию можно было проделать без помощи зеркала. Зулу провел рукой по своим всклокоченным волосам и криво усмехнулся.

– Не пойму, или это только со мной происходит, или тебя тоже опоздание на вахту заставляет чувствовать, как будто ты снова молоденький кадет?

– Теперь, когда ты это сказал, я чувствую, что да, у меня именно такое состояние. – Ухура проверила, ровно ли висят украшения в ушах, затем бросила на спутника подозрительный взгляд. – Почему это такие происшествия случаются всякий раз, когда я иду в увольнение с тобой и Чеховым?

Зулу попытался придать своему лицу выражение совершеннейшей невинности.

– Вот-вот, и я тоже хотел тебя об этом спросить.

– Правда.

Двери турболифта раскрылись на мостике, прежде чем Ухура успела что-либо добавить. Зулу ступил на палубу, где царило некоторое оживление и, занимая свое место у пульта управления, вдруг почувствовал скользнувший по нему колючий взгляд капитана Кирка. Зулу заморгал и внезапно ощутил, что предпочел бы быть назначенным на какое-то неприметное место на мостике, что-нибудь типа поста коммуникации.

– Подготовьтесь к отправлению со станции Сигма-1, мистер Зулу, – мягко произнес Кирк и повернулся вместе с креслом к экранам инженерных пультов, показывающим состояние систем корабля.

– Да, сэр. – Зулу облегченно выдохнул, снимая накопившееся напряжение и расслабляясь, затем ввел в компьютер пульта управления свой код доступа и приступил к стандартным системным проверкам. Капитан, вероятно, принял решение возложить вину за их опоздание целиком на офицера по связи с Сигмы-1 или на Чехова.

Другие офицеры, присутствовавшие на мостике, выполняли аналогичные проверки на своих системах, вполголоса и спокойно обменивались новыми данными и постепенно подготавливали огромный корабль к полету. Зулу закончил проверку пульта управления по всем пунктам своего списка, затем перешел к проверке внешних схем стыковки со станцией Сигма-1. Главная посадочная полоса на экране сияла нестерпимо белым светом между мерцающими золотистыми огнями станционных порталов и синими пятнами стоящих кораблей. Одно из синих пятен двигалось по взлетно-посадочной полосе и было уже на полпути в открытое космическое пространство.

Зулу оглянулся на темноволосую женщину, работавшую с ним за одной консолью управления.

– Кто это занимает полосу перед нами?

Лейтенант Бхутто посмотрела на схему:

– Полицейский крейсер с Ориона. Кажется, служба управления полетами называла его "Мекуфи". – Она указала рукой на смотровой экран широкоугольного обзора эллиптических доков станции Сигмы-1. Портальные огни на дальней стороне порта поочередно замигали, когда мимо них стремительно пронеслась стройная тень корабля. – Ну вот он и полетел.

– Капитан Кирк! – Ухура повысила голос, пытаясь перекричать шум, царивший на капитанском мостике. – Система управления станцией Сигмы-1 разрешает нам взлет.

– Очень хорошо. – Кирк снова повернул кресло к главным смотровым экранам. – Взлетаем, мистер Зулу.

– Да, сэр.

Зулу глубоко вздохнул, погружаясь в премудрости выверенного и осторожного старта звездолета в открытое космическое пространство. Он перевел импульсные двигатели на четверть номинальной мощности, чтобы не повредить слабо защищенные портальные сооружения Сигмы-1. Тускло освещенная звездным светом громадина космической станции заполняла собой почти все окружающее пространство, поблескивая во тьме ночи только сверкающими ниточками красных и зеленых направляющих огней. "Энтерпрайз" медленно поплыл прочь от своей стоянки. Плавно повинуясь руке Зулу, он заскользил вперед словно лебедь по водной глади.

– Отделение от станции приблизительно через пять с половиной минут, сэр.

– Очень хорошо. Мисс Бхутто, ложимся на курс к сектору девять восемнадцать, точка три вдоль Андорской границы. И строго следите, чтобы мы не вышли за пределы пространства Федерации. – Причина необычно высокой интенсивности фронтального света, с помощью которого Кирк рассматривал пространство по курсу корабля, прояснилась после его невеселого замечания:

– В конце концов, мне приказано остановить войну, а не разжигать ее.

Глава 4

Чехов задержался у зеркала в своем жилище, чтобы убедиться в порядке ли его темно-красный дежурный костюм, потом быстро нырнул в дверь, на ходу ладонями приглаживая волосы.

Найти место для пруда с лилиями в каюте рулевого офицера оказалось не так-то просто. Чехов в конце концов бросил свои попытки и просто поставил полдюжины горшков с цветами на пол под рабочим столом Зулу. Теперь он смог поставить пруд на один край и, удерживая его, стал доставать халканскую лилию со стойки в ванной, после чего поместил ее в новое обиталище до прихода хозяина. Цветок выглядел совершенно умирающим. Без животворной силы водяной среды он весь поник и распластался на мраморно-эпоксидном днище, но Чехов не решился наполнить емкость водой, пока Зулу сам не выберет для нее место. К тому же Чехов прекрасно понимал, кому в будущем достанется работа по выливанию воды и переносу всего громоздкого сооружения на новое место.

Что касается пластиковых мешков с ящерицами, то он попросту отнес их в свою каюту. Чехов не знал наверняка, повредит ли тварям долгое пребывание в пластике, но он видел, как они тыкаются маленькими носами о прозрачные стенки своих временных домиков, а это уж слишком напоминало о его собственном заключении в тесной камере на Сигме. Рабочий кабинет Чехова располагался примерно в двадцати метрах от его каюты, поэтому он мог, по крайней мере, часто заглядывать к себе и смотреть на ящериц, которых выпустил в раковину, наполненную теплой водой. Чехов опасался, что если бы он оставил их одних в каюте Зулу, то вода могла бы сильно охладиться и ящерицы погибли бы. Приняв такое решение, Чехов успокаивал себя тем, что в случае гибели ящериц их смерть будет вызвана его добрыми намерениями, но не удушьем в пластиковых пакетах и переохлаждением в комнате его лучшего друга. Он оставил мирно потрескивающих ящериц в своей темной ванной плескаться в компании губки и чистой мыльницы. Во всяком случае, судя по шуму, новые обитатели его каюты были счастливы.

Однако этого нельзя было утверждать относительно отделения безопасности.

Голоса из дежурного помещения были отчетливо слышны в главном коридоре. И это несмотря на беспрестанные напоминания охранникам о том, что нужно либо закрывать дверь секции, либо разговаривать негромко. Чехов хорошо расслышал несколько слов, произнесенных бархатным голосом младшего лейтенанта Лемье, причем ее речь звучала громче и резче обычного. Характерные голоса, отвечавшие ей, объяснили Чехову суть происходящего. Вздохнув, он проследовал мимо двери своего кабинета к дежурной комнате, на ходу представляя себе, что скоро будет сожалеть об услышанном разговоре, как и о том, что не ушел в свой кабинет и не заперся в нем, притворясь, будто не слышал ничего.

– Нет, боюсь, что это совсем не дополнительная работа, – настойчиво твердил второй голос. – У меня есть приказ.

Аудитор бригады по проверке эффективности Аарон Келли стоял в дверях дежурного помещения спиной к Чехову и двумя руками держал у пояса регистратор. Через его плечо Чехову были видны Барассо и Джагр, возившиеся с разборкой оружия, в то время как Лемье и Суини не давали пройти внутрь человеку элегантного вида.

– И у меня свой приказ, – парировала Лемье.

– Понимаю, – Келли провел рукой по своему темному гражданскому костюму. – Ну а можете вы мне сказать, когда вернется лейтенант Чехов, чтобы я мог с ним поговорить?

– Я здесь, – Чехов, уперев руки в бока, ждал, пока Келли повернется к нему. После бодрящего душа и в привычной корабельной форме он чувствовал себя совершенно невосприимчивым к уловкам и любым козням аудитора. – Мистер Келли, нельзя ли все это отложить до завтрашнего утра?

– Лейтенант Чехов?! – Келли нервно оглянулся на Джагра и Барассо, которые за его спиной поспешно вскочили на ноги при появлении Чехова. Лейтенант взмахом руки приказал своим сотрудникам продолжать их занятия, но сам при этом не сводил глаз с Келли. – Ваши люди мне сообщили, что вы отбыли в увольнение.

– Был. – Он прошел мимо Лемье и Суини к находившемуся позади них приборному пульту, установленному на столе. – Были какие-то события в мое отсутствие? – Он втайне надеялся, что Келли отстанет, если все сотрудники будут заняты своими делами.

– На борту происшествий не было, сэр, – отчеканил Суини, отбрасывая со лба густую прядь русых волос. – Но были получены сведения от станционной службы безопасности о столкновении с орионцами на станции.

Чехов почувствовал, что его щеки залил румянец, и, желая скрыть это, он стоял у экрана, не оборачиваясь.

– Да, я знаю.

Среди информации по кораблю не было ничего примечательного: больше обычного оказалось количество вызовов, связанных с плохим самочувствием персонала. Появилось напоминание о загруженных данных по новому полетному заданию "Энтерпрайза", а также целая россыпь бюллетеней Звездного флота. Последние носили не столько полезный, сколько чисто административный характер. Чехов переключил пару экранных страниц и добрался до напоминаний секциям.

– Лейтенант, – осмелел наконец Келли. – Я понимаю, что все ваши люди просто выполняют свои обязанности, однако...

Чехов нахмурился, глядя на выведенный на экране список. Затем повернул монитор в сторону Келли и указал рукой:

– Что это?

Келли приблизился на несколько шагов и бросил на экран беглый взгляд.

– А, это как раз то, о чем мы разговаривали с младшим лейтенантом Лемье.

– Мистера Келли интересует эффективность графика наших дежурств, сэр.

– О! – Чехов поднял брови. Только этой глупости ему и не хватало после всего случившегося сегодня. – Мне вовсе не известно о каких-либо жалобах. Барассо? Джагр? Суини?

– Нет, сэр.

– Никаких, сэр.

– Конечно, нет, сэр.

Чехов пожал плечами, и аудитор ответил с застенчивой улыбкой:

– Лейтенант, люди не всегда сами знают, что для них лучше. Вот поэтому и существуют правила и инструкции.

Келли положил свой регистратор на ладонь и принялся вызывать что-то на экран.

– Согласно вашим записям, – прочитал он, – у вас есть три офицера, которые за последние шесть месяцев ничем другим не занимались кроме того, как ходили в ночную смену. Вот это как раз не согласуется с правилами, где говорится, что нельзя назначать офицера в третью смену более четырех недель из двенадцати.

Чехов опять повернул терминал в сторону аудитора:

– Если вы говорите о Токите, Робинсоне и Тротье, то их никто ни к чему не принуждал. Каждый из этих офицеров сам вызывался на ночное дежурство. Они просто предпочитают работать в эти часы.

– Предпочтение членов команды не могут влиять на исполнение инструкций. – Для Чехова вялая и расслабленная вежливость Келли была еще неприятнее, чем исступленный гнев Тейлора. – Вы должны понять...

– Я ничего не должен, – Чехов начал рассматривать полученную информацию, – когда речь идет о столь примитивном деле, как график дежурства, я отношусь к вашим правилам как к обычному перечню хороших советов, которыми я при желании могу воспользоваться. Гораздо важнее для меня то, насколько мои сотрудники удовлетворены этим графиком. – Тут его взгляд выхватил среди множества сообщений знакомое имя, и он полностью переключил внимание на экран.

– Лейтенант Чехов, – заговорил Келли дрожащим, почти испуганным голосом, – мы же с вами говорим об эффективности. С точки зрения эффективности нет ничего примитивного.

Янтарные значки-слова, ползущие по экрану, никак не складывались в осмысленное предложение. Совершенно позабыв про Келли, Чехов прокрутил текст обратно, к его началу, пытаясь ухватить смысл.

" ., в результате разрыва защитного поля "Конго", произошедшего 8747,6 по звездному времени.

Среди ста семи погибших – помощник инженера Кристофер Дейли, старший офицер Дэвид Стайн и офицер-исследователь Роберт Сэсил, попытавшиеся сразу после разрыва спасти сорок семь инженерных работников. Посмертные знаки почета будут присвоены на церемонии..."

Слова текста продолжали двигаться по экрану, исчезая в никуда. Значки на экране снова потеряли свой смысл. Чехов смотрел на них, ничего не видя. Воспоминания унесли его в далекие дни десятилетней давности – в Академию Звездного флота, к мокро-серым зимам Сан-Франциско, проведенным в классных имитаторах и тренажерных залах, а также к эскадронному бункеру, в котором их, молодых кадетов, было сорок. Среди всех уже тогда выделялся американский юноша по имени Роберт Сесил.

"Мы будем героями", – однажды сказал ему Роберт. У него были пепельные волосы и светлые глаза. Его североамериканские привычки, как, впрочем, и сам он, почему-то всегда раздражали Чехова и служили для него объектом насмешек. Чехов провел пальцами по экрану, как будто пытался этим прикосновением более реально ощутить ужасные слова. Но они остались такими же далекими, и в них по-прежнему с трудом верилось.

Роберт был ученым. Для него быть героем означало создать какую-то новую теорию или начать, исследования нового и необычного мира. Зато профессия Чехова была тесно связана со смертью, избежать которую было возможно, если быть удачливым и осторожным. Никому тогда и в голову не приходило, что в действительности у них все может получиться совсем наоборот.

– Это несправедливо...

– Это более справедливо, чем-то, как все обстоит у вас сейчас, – возразил Келли. Чехов вздрогнул и поднял голову на аудитора, от разговора с которым его отвлекла печальная информация. – И к тому же более эффективно.

– Эффективно?

– Эффективно, – повторил Келли. – Я имею в виду графики.

Графики. Да кого, черт возьми, волнуют всякие там графики да расписания? Чехов пригладил волосы рукой и выключил экран терминала.

– Мистер Келли, если вы не покинете сейчас мое отделение, я арестую вас за несанкционированное проникновение в зону ограниченного доступа.

Пораженный, Келли выпрямился в полный рост:

– Но у меня есть все нужные полномочия.

– Уходите! – Чехов рывком задвинул кресло под терминальный стол, и Келли подскочил в воздух на добрый фут. Суини поспешил выпроводить аудитора за дверь, Чехов посмотрел на окружавших его изумленных охранников и почувствовал стыд за свою вспыльчивость.

– Я ухожу, – объявил он своим сотрудникам. Шок от прочитанного сообщения уже прошел. Теперь гнев и горечь навалились на него тяжелой ношей, держать которую было невозможно.

– Если кто-то еще захочет меня видеть... – Чехов попятился к двери, не зная даже, как объяснить свои действия, – ., скажите, что у меня появилось очень важное дело.

* * *

– Журнал капитана, звездная дата 5711.12, – твердо произнес Кирк. – "Энтерпрайз" получил задание патрулировать в районе андорско-орионской границы вследствие возникших взаимных проявлений враждебности по дипломатическим каналам...

Вовсе не шум дверей турболифта прервал его речь. Причиной стал донесшийся из-за двери отчетливый, брюзжащий голос федерального аудитора Джона Тейлора. Зулу и Бхутто обменялись мрачными взглядами. Как руководитель бригады аудиторов Тейлор значительную часть времени занимался тем, что подвергал работавший на мостике экипаж целой веренице тестов на эффективность. Зулу считал, что невозможно было изобрести более вредного дела, чем присутствие аудитора с его постоянными критическими замечаниями во время отлета со станции.

– ., уполномочен командованием Звездного флота! И я не собираюсь мириться с подобными помехами. – Тейлор шел от турболифта, а за ним плелся лейтенант Пэрвианс, похожий на огромный неповоротливый спутник. При их появлении капитан Кирк поднял голову, вздохнул и выключил консольный магнитофон.

– Мистер Тейлор! – Кирк старался не выдать своего недовольства голосом. Однако в нем прозвучало что-то такое, заставившее аудитора приостановиться. – Разве у вас есть веские причины появляться на мостике именно сейчас?

– Да, есть. – Тейлор выпрямился во весь свой гигантский рост. Появившаяся на его орлином лице ухмылка состарила его на несколько лет. – Я пришел, чтобы заявить официальный протест, капитан. Командир Скотт не допустил меня в помещения технических служб.

– Неужели? – Кирк посмотрел мимо аудитора в сторону Пэрвианса, который отреагировал мрачным подтверждающим жестом. Толстые пальцы связного офицера нервно барабанили по ограждению мостика, как будто он не надеялся остаться в живых в ближайшие несколько минут. – А он объяснил причину?

– Я даже не смог с ним встретиться! – в голосе Тейлора вновь закипел гнев. – Он поставил двух техников охранять проход и приказал им не пропускать меня!

Пэрвианс прокашлялся и заговорил успокаивающим голосом многоопытного дипломата:

– Командир Скотт сказал, что крайне опасно штатским лицам появляться в помещениях технических служб в период активной работы корабля. Я пытался объяснить это мистеру Тейлору, однако он настоял на приходе сюда, чтобы обсудить этот вопрос с вами, капитан.

– Гмм... – Кирк стал потирать рукой рот, стараясь тем самым скрыть усмешку, но это у него получилось плохо. – Ну, по-моему, приказание командира Скотта звучит вполне разумно. Как вы считаете, мистер Спок?

Старший помощник поднял голову от приборного пульта, и его сухощавое бесстрастное лицо залили отблески красноватого отраженного света.

– Палубы технических служб, несомненно, представляют собой самое опасное место на корабле, капитан, не считая кабины управления. Однако я бы оценил вероятность случайного происшествия с печальными последствиями...

– ., более высокой, чем допустима для гражданских лиц, по мнению мистера Скотта, – приятным голосом закончил за помощника Кирк. Вулканец удивленно поднял бровь, но не стал возражать. – Мистер Тейлор, я бы советовал направить ваши усилия на проверку эффективности работы другой части корабля.

– Какой еще другой части? – требовательно спросил Тейлор, делая шаг вперед, несмотря на старания Пэрвианса удерживать его на расстоянии. – Вы отказались разрешить нам поставить кого-нибудь на мостике или в каком-либо из оружейных отсеков. Мистер Спок попросил нас не входить в научные лаборатории. Теперь нас не допускают и в технические помещения...

Пэрвианс похлопал по плечу аудитора.

– Доктор Маккой сказал, что не будет возражать, если вы осмотрите корабельный лазарет, – напомнил он Тейлору.

Старший аудитор скорчил гримасу:

– При условии, что мы не будем брать с собой наше оборудование и снаряжение, потому что оно не согласовано со Звездным Флотом и может внести искажения в показания медицинских датчиков. Он вынудил Чайкен и Гендрон делать записи простыми ручками!

– А это, конечно, не очень эффективно, не так ли? – вставил Кирк. – Ну, ладно, а как насчет службы безопасности?

Выражение лица Тейлора немного смягчилось.

– Здесь мы добились некоторого прогресса, – признался он. – Аарон Келли утверждает, что он, возможно, сумеет улучшить эффективность рабочих графиков тем, что...

– Мистер Тейлор, – несмотря на вежливый тон Ухуры, ее голос резко вклинился в разговор. Старший аудитор обернулся и удивленно уставился на нее, – для вас есть срочное сообщение, поступившее с седьмой палубы.

– Я приму его здесь, – заявил Тейлор, не побеспокоившись спросить разрешения у Кирка. Пэрвианс закатил глаза, а Ухура напряженным взглядом впилась в капитана и включила прямую связь только после его неохотного кивка.

– Мистер Тейлор, это Келли. – Зулу узнал возбужденный голос второго аудитора. – Мы столкнулись с проблемой в отделении безопасности.

– В чем дело, Аарон?

– Я и сам толком не понял, сэр. Однако лейтенант Чехов вышвырнул меня за дверь и сказал, чтобы ноги моей там больше не было.

Зулу прикусил губу и обменялся веселым взглядом с Ухурой. Действительно, нельзя было рассчитывать, что Чехов станет избавляться от аудиторов с изысканной вежливостью Спока или с хитрой изворотливостью Скотти. Русский решил проблему в лоб, попросту, без колебаний, применив силу.

– Что мне следует делать, сэр? – спросил по интеркому Келли, немного помолчав.

На орлином лице Тейлора появилась напряженность.

– Переходи к следующему этапу работы, Аарон. Скоро я спущусь к тебе. – Он опять повернулся к Кирку, покачнувшись слегка в тот момент, когда "Энтерпрайз" пролетел мимо последних порталов станции и вырвался в открытый космос. – Капитан, совершенно ясно, что вы и ваша команда систематически устраиваете нам обструкцию. Я требую...

"Энтерпрайз" ложился на новый курс, и на смотровых экранах кружились убегающие полосы звездного света. Зулу пропустил хорошо известные ему регулировки наклона и угла поворота. Вместо этого он стал вносить самые последние корректировки в курсовые данные корабля, переданные ему на пульт Бхутто. Он услышал, как громко охнул навигатор, и поднял взгляд как раз в то время, когда ярко-огненный фон заполнил весь смотровой экран. В ту же секунду на всех пультах и приборах на мостике загорелись сигналы тревоги.

Глава 5

Из-за воющего рева сирен тревоги Зулу едва расслышал голос капитана.

– Спок, – выкрикнул Кирк, – что происходит?

Вулканец наклонился над своей панелью и стал, прищурив глаза, смотреть на хаотически пульсирующие огоньки света.

– Похоже на то, капитан, что нас тряхнуло каким-то субпространственным радиационным импульсом. Он и нарушил работу всех компьютерных систем.

– А что означают эти тревожные сигналы? – спросил Кирк. – Разве повреждений так много?

Зулу различил среди шумовой многоголосицы завывания тревожного сигнала, свидетельствующего о декомпрессии корабля, и понял, почему капитан говорил с такой тревогой в голосе.

– Я в это не верю. – Спок всматривался в шипящие разрывы красного и фиолетового огня на экране. – Даже вот это все, что мы видим на смотровом экране, не отражает внешней реальности. Это только результат помех, вызванных радиационным импульсом. Тревожные сигналы возникают как реакция на электромагнитные броски в аппаратуре мостика и не связаны с какими-либо структурными повреждениями корабля.

Зулу с трудом оторвался от бессмысленных статических всполохов на смотровом экране, однако аналогичный электронный шторм был и на мониторе рулевого офицера. Внезапно его буквально охватил животный, первобытный страх, ибо осознал, что во внешнем мире он сейчас слеп, глух и нем. Но он должен пилотировать "Энтерпрайз", не взирая ни на что.

– Капитан, я потерял рулевое управление, – с тревогой в голосе произнес Зулу. – Я снижаю импульсную мощность... Нет, подожди-ка! Мне кажется, изображение возвращается. – Он бросил взгляд на экран и увидел на нем привычное мерцание алмазных звездных россыпей на черном фоне. – Так что же случилось?

– Похоже, что радиационный импульс ослабевает. – Спок пощелкал переключателями на своем пульте, и несколько сигналов тревоги погасли. – Пожалуй, положение звездолета нормализовалось.

– Тогда давайте посмотрим, сможем ли мы погасить и другие сигналы тревоги. – Кирк напряженно вглядывался в экран, словно приказывая тому больше не вести себя подобным образом. – Мистер Зулу, мы все еще держим курс к сектору девять восемнадцать, точка три?

Зулу посмотрел на свой консольный монитор. Привычные цифры на мониторе подействовали успокаивающе.

– Да, сэр.

– Тогда давайте выбираться отсюда. – Теперь, когда еще несколько тревожных сигналов умолкли, голос Кирка звучал увереннее. – Идем на шестой сверхсветовой!

По привычке Зулу бросил взгляд на смотровой экран, чтобы последний раз перед включением двигателей полета на сверхсветовой скорости увидеть звезды. Его пальцы замерли на регуляторах, а затем Зулу их резко отдернул, словно темные металлические рычажки неожиданно обожгли кожу. Зулу быстро протянул руку и выключил импульсный привод:

– Капитан, мы отклонились от курса.

– Что? – Кирк соскочил со своего кресла и встал рядом с Зулу, всматриваясь в экран монитора. – Мистер Зулу, что вы такое говорите? Здесь курсовые данные вполне в норме.

– Нет, не в норме, – настаивал Зулу несколько хриплым голосом, глядя на летящие навстречу звезды. Затем он попытался направить корабль по другому курсу. Но показания на мониторе от этого не изменились. Зулу взглянул мельком на капитана и успел прочесть по его лицу, что тот понимает происходящее. После этого он снова принялся сражаться с рычагами управления. Через мгновение Зулу услышал новый возглас Бхутто и, подняв голову, заметил, что на смотровом экране опять появились огни Сигмы-1. "Энтерпрайз" медленно приближался к ним, двигаясь по инерции выключенного с необыкновенной поспешностью импульсного привода.

– Капитан! – раздался взволнованный голос Ухуры. – Поступил запрос с Сигмы-1, сэр. Они хотят знать, почему мы изменили курс.

– По данным рулевого компьютера, мы не меняли курс. – Кирк посмотрел на навигационный экран, чтобы оценить траекторию движения корабля, отображенную на дисплее, и увидел огненно-красную линию, резко обрывавшуюся вблизи от белого квадрата. – Система навигации показывает, что мы идем на лобовое столкновение с Сигмой-1, а рулевая система продолжает показывать прежнее, правильное, направление полета.

– Рулевая система не реагирует на команды перепрограммирования, сэр, – Зулу подавил в себе острое желание двинуть кулаком по панели управления пилотированием звездолета, которая неуклонно продолжала держать его на смертельно опасном курсе. – Я не понимаю, что с ней происходит.

Кирк выругался и оглянулся через плечо:

– Спок, ты можешь нейтрализовать управление от системы пилотирования?

– Именно это я и пытаюсь сделать, капитан. – Голос старшего помощника был, как всегда, невозмутимым, однако Зулу понимал, что проворное щелканье кнопок на его пульте означало только одно – Спок вводил в корабельный компьютер команды с такой бешеной скоростью, на которую кроме него не был способен ни один смертный. – Радиационный импульс, который мы получили, привел, очевидно, к полному выходу из строя этой части компьютера.

– Капитан, Сигма-1 опять нас вызывает. – Ухура помедлила. – Они говорят, что мы столкнемся со станцией через две с половиной минуты, если не устраним неисправность оборудования.

– Проклятие! – Кирк впился взглядом в экран, и его карие глаза прищурились от напряжения.

– Если рулевой компьютер не даст нам отклонить направление полета от станции, тогда придется искать какой-то другой способ изменить его. – Он повернулся и наклонился к командной консоли. – Мостик вызывает инженерную службу.

– Скотт слушает. – Продолжающийся шум тревожной сигнализации, видимо, донесся до ушей инженера, и тот сообразил, что происходит нечто необычное. – В чем дело, капитан?

– Я хочу изменить направление полета, Скотти, причем я не могу для этого пользоваться рулевой системой. Можно ли как-нибудь отвернуть корабль в сторону одним только воздействием на систему управления двигателем?

Скотт заговорил сомневающимся тоном:

– Ну, я бы мог переключить полярность импульсных двигателей, чтобы они потащили корабль в обратную сторону. Но это вам не даст никакой маневренности, сэр. Попросту вы полетите под углом сто восемьдесят градусов от нынешнего фиксированного направления.

Зулу вновь посмотрел на свой рулевой экран, затем резко повернулся в сторону Кирка:

– Это бы нас увело в сторону от Сигмы-1, капитан.

Кирк поджал губы и кивнул:

– Сделай это, Скотти.

– Ладно, сэр.

Наступила пауза, слышались только приглушенные голоса, отдававшие приказания.

– Мы начали выполнять этот трюк, сэр. Потребуется несколько минут, чтобы добраться до всех переключателей.

– У вас есть всего две минуты, мистер Скотт. – Неожиданно голос Кирка повеселел. – Работайте эффективно.

Зулу бросил взгляд на рычаг управления ускорителем, на который он едва не нажал недавно, и содрогнулся. Достаточно было даже малой доли секунды полета под действием ускорителя и при сохранении нынешнего направления движения, чтобы "Энтерпрайз" со страшной силой врезался в Сигму-1. Когда рулевой снова поднял голову, то заметил, что на него внимательно смотрит лейтенант Бхутто.

– Как вы узнали, что рулевой компьютер работает не правильно, сэр? – спросила она, стараясь перекричать резкие звуки последних невыключенных сигналов тревоги.

– Я и сам не знаю, – Зулу в недоумении посмотрел на смотровой экран. Сигма-1 мерцала перед ними своими светящимися паутинками огней. Однако внезапно все они разом погасли. Командир станции, вероятно, начал выполнять аварийные процедуры по закрытию переборок и захлопыванию силовых полей, чтобы свести к минимуму повреждения от столкновения. – Курс по отметке три должен был направить нас в сторону туманности Ориона. Но я не видел ее на экране.

Кирк окинул его насмешливым взглядом:

– Мистер Зулу, на таком расстоянии туманность Ориона должна выглядеть похожей на все остальные звезды.

– Я знаю, сэр, – согласился Зулу. – Не могу объяснить, но мне удается ее распознать.

– Полторы минуты до столкновения, капитан, – ровным голосом сообщила Ухура. Кирк закряхтел и повернулся спиной к потухшей станции с таким спокойствием, что Зулу был просто поражен. Позади него отступал к дверям турболифта Джон Тейлор. Его лицо побледнело, а руки вцепились в ограждение мостика, как будто он уже не совсем доверял кораблю, на котором летел сейчас. Рядом с ним Пэрвианс выглядел всего лишь немного обеспокоенным.

– Что получается с перепрограммированием, Спок?

– Я добился кое-какого прогресса в восстановлении функций компьютера, капитан. Но еще не удалось восстановить управление рулевой системы со стороны мостика. – Вулканец при этом даже не отвел взгляда от компьютерных кодов, пробегающих на экране. – Мы по-прежнему остаемся на курсе, ведущем к неизбежному столкновению с Сигмой-1.

– Это ничего, если мы успеем повернуть действие импульсных двигателей в обратную сторону. – Кирк снова наткал на кнопку корабельной связи. – Скотти, ты изменил полярность двигателей?

– Мы почти справились с этим, сэр. – Легкая вибрация начала сотрясать "Энтерпрайз", однако создаваемый при этом шум заглушался гудением несмолкающего сигнала тревоги. – Поляризация двигателей закончена, капитан. Теперь он полетит в обратную сторону от любого направления, задаваемого рулевой системой.

– Хорошо. – Кирк развернулся на каблуках и быстро подошел к пульту управления полетом. – Три четверти импульсной мощности, мистер Зулу.

– Угу, сэр, – стиснув зубы в безмолвной молитве, Зулу включил импульсный привод. Легкими толчками "Энтерпрайз" начал двигаться в противоположном направлении, с обычной для него быстротой и мощью увеличивая расстояние между станцией и кораблем. Зулу напряженно выдохнул задержанный в легких воздух и наблюдал, как Сигма-1 на глазах убывает, превращаясь из массивного объекта, закрывающего почти все небо, в уменьшающееся темное пятно посреди мерцающего звездного простора.

– Капитан, Сигма-1 снова на связи. – Уже при этих словах Ухуры Зулу заметил, как на выдвинутых порталах космической станции расцвели мигающие линейки посадочных огней. – Они спрашивают, требуется ли нам помощь в устранении неисправности рулевого управления.

Кирк вопросительно посмотрел на своего старшего помощника:

– Мы нуждаемся в помощи, мистер Спок?

– Я так не думаю, капитан, – Спок отстучал на консоли последнюю команду и повернулся к Зулу. – Мистер Зулу, если вы сейчас проверите работу вашего рулевого компьютера, то, мне кажется, он будет работать.

Зулу переключил один из регуляторов направления и увидел, что панель пилотирования откликнулась быстрым изменением показаний, связанным с коррекцией полетного курса.

– Подтверждаю, сэр. Теперь можно задействовать ускоритель.

– Еще рано, – Кирк медленно пошел по кругу, всматриваясь в каждую панель. – Прежде чем мы двинемся вперед, я хотел бы выяснить, почему все еще сигналит этот чертов аварийный индикатор. – Он умолк, глядя на панель системы безопасности и упрямо мигающие на ней экраны. – Ну, так что, мистер Ховард?

Высокорослый сотрудник безопасности недоуменно оглянулся через плечо:

– Похоже, я не могу его отключить, сэр. Я уже испробовал все известные мне способы.

Кирк поднял брови:

– Тогда, быть может, это совсем и не ложная тревога. Что, по-вашему, могло ее вызвать?

– Согласно этим показаниям, это .. – Ховард снова проверил состояние экрана и его голос странно дрогнул. – ., да это же сигнал о постороннем вмешательстве, сэр.

* * *

Отсек главного двигателя "Конго" раскаленно пылал на фоне едва теплящегося плазменного света перегруженного сердечника. Слоистые пласты сверхперегретого газа окутывали помещение камеры центрального ускорителя, а стенки отсека главного двигателя, изготовленные из суперпрочных стальных сплавов, были испещрены ямками и в некоторых местах уродливо растянуты в результате радиационных выбросов колоссальной силы. Невыносимо истошным воем ревели тревожные сирены, но их звук мог бы обеспокоить одних только инженеров звездолета, тускло-черными тенями замерших у взорванных стен отсека и навечно оставшихся там недвижимыми и удивленными силуэтами, захваченными врасплох в момент обычной активной работы.

– Сердечник необычайно перегрелся, но я думаю, что мы к нему подберемся.

Лицо на экране коммуникатора, воспаленное и едва ли не пылающе-красное, с глубоко провалившимися темными глазами, в которых словно застыл немой укор, колыхалось под набегавшими одна за другой волнами статических искажений. Если бы это обращение было направлено куда-то в более отдаленное место, чем мостик управления "Конго", то никто и никогда вообще не увидел бы его записи.

– Я пойду через шлюз по второй трубе, Джеффери, а мистер Стайн отправится через шлюз по трубе номер один.

За спиной говорившего вспыхнул ослепительно яркий свет, и человек инстинктивно пригнулся, не успев даже обернуться.

– Мы выйдем на связь, как только закончим, – проговорил Сесил.

Словно по сигналу огни в тесной коммуникационной кабине потухли и изображение перед глазами Чехова съежилось до размеров маленькой точки, как будто это была звездочка, пронесшаяся мимо при полете с ускорителем. Чехов с большим трудом стряхнул с себя сонмище ужасных видений – груды обугленных тел на всей протяженности коридора, скрученные куски разорвавшегося двигателя, обнаруженные удаленным диагностированием "Конго", лицо его друга, на котором все еще сохранялась надежда, хотя он отвернулся от экрана коммуникатора для того, чтобы умереть. "Мы выйдем на связь, как только закончим." Чехов теперь понял, что совершил ошибку, запросив подробности с "Конго".

Восстановилась подача энергии в коммуникационную кабину, и тут же опять пронзительно взвыл тревожный сигнал о постороннем проникновении на корабль. Так и не сумев отогнать от себя навязчивые воспоминания о катастрофе "Конго", Чехов был вынужден пересилить страх, когда включил интерком, выведенный рядом с его терминалом.

– Чехов вызывает Лемье.

– Шестая палуба, – откликнулась Лемье без промедления, – сектор тридцать девять.

Это было едва ли не за углом от кабины, в которой он сидел.

– Пришлите группу. Я пошел.

– Есть, сэр.

Пустые коридоры усиливали звук тревожной сирены, которая грохотала во всех секциях. Чехов свернул по коридору в десятую секцию, однако шум по-прежнему забивал звук его шагов. Системы автоматической защиты могли уже закрыть все выходы с палубы, однако поиск удалось бы ускорить, сумей он увидеть неизвестного гостя как можно быстрее после его обнаружения. Чехов обогнул последний угол как раз в тот момент, когда навстречу ему вывернула худощавая темная фигура, и маленький предмет в руках у незнакомца нацелился прямо в грудь Чехова.

При виде возможного оружия у Чехова в крови мгновенно выделилась ударная доза адреналина. Уклонившись в сторону, он бросился плечом на вытянутую руку незнакомца и сильно припечатал ее к стене. Затем он отбил направленный ему в голову энергичный удар, нанеся ответный как раз в то мгновение, когда голос Аарона Келли зазвучал жалобно и испуганно.

Чехов почувствовал резкую боль всех мускулов левой руки оттого, что пытался сдержать удар. Еще прежде чем Келли рухнул на пол, Чехов понял, что сломал аудитору нос, и сразу же отчаянно захотел, чтобы для блага их обоих ничего более серьезного он не повредил.

– Поднимайся, Келли. – Чехов схватил Келли за переднюю часть темного костюма и поднял его на ноги, немного сожалея, что нет времени на более учтивое обращение. – Придется тебе убираться отсюда.

Келли, пошатываясь и зажимая нос рукой, привалился к дверному проему.

– Что ты здесь делаешь? – смятенно и невнятно спросил он. Из-под руки аудитора на палубу и на обувь густо капала кровь. Однако он не обращал внимания ни на беспорядочный узор из алых пятен под ногами, ни на попытки Чехова оттащить его от дверного проема в относительно безопасное место. – Ты пришел с седьмой палубы?

Обхватив Келли рукой, чтобы удержать его в вертикальном положении, Чехов тихо приказал ему умолкнуть.

– На корабле возник сигнал тревоги от постороннего вмешательства, – прошептал он, поглядывая то в одну, то в другую сторону холла и надеясь заметить какое-то движение. Но никого не было, и уже оставалось мало надежды кого-то заметить, будь то посторонний или кто-то еще. – Я как раз шел по коридору, когда зазвучала тревога.

– Ox... – Келли беспокойно заерзал в руках Чехова, пытаясь поднять правую руку к глазам. – О, лейтенант Чехов, как это ужасно!

Чехов раздраженно посмотрел на Келли и яркий металлический предмет в его руке. "Секундомер", – дошло до него. Он только что сломал человеку нос из-за какого-то цифрового секундомера.

Топот бегущих ног донесся до обоих мужчин немного раньше, чем они увидели небольшой взвод сотрудников службы безопасности, появившихся в обоих концах коридора.

– Ну, теперь все пропало, – прошепелявил Келли, глядя на окруживших его охранников. Он осторожно шмыгнул носом и поморщился от боли, потом надавил большим пальцем на одну из кнопок секундомера. – Когда мистер Тейлор узнает об этом, он будет очень недоволен.

Чехов подумал, что он и сам крайне недоволен случившимся.

– О чем это вы таком говорите, мистер Келли? – Келли молча поморгал увлажнившимися от боли карими глазами, потом выговорил:

– Об эксперименте, – он немного покачнулся, едва только Чехов высвободил свою руку, желая поставить аудитора на ноги. – Я теперь совершенно уверен, лейтенант, что ваш приход сюда полностью нарушил чистоту нашего эксперимента.

Охранники недоуменно смотрели друг на друга, но Чехов уперся ладонями в обе стенки дверного проема и спросил с мрачным видом:

– Это вы привели в действие систему аварийной сигнализации от постороннего вмешательства, мистер Келли?

Аудитор ответил слабым кивком.

Внезапное исчезновение реальной тревоги обратило все внутреннее напряжение Чехова в приступ клокочущей холодной ярости.

– Вы нарочно привели в действие сигнал общей тревоги по кораблю. С какой целью? – Он грубо схватил Келли за руку и поднял ее вместе с секундомером. – Чтобы измерить быстроту реакции сил охраны?

Сжимая запястье аудитора, Чехов чувствовал, как того колотит дрожь.

– Это важная составляющая при оценке эффективности, – тонким и заикающимся голосом пролепетал Келли.

– К черту вашу эффективность! – Чехов резко отпустил руку, подавляя в себе желание схватить этого человека и сильно тряхнуть. – Разве можно из-за этой глупой эффективности подвергать опасности экипаж, подавая службе безопасности ложную тревогу? Или ради эффективности ты сам готов стать покойником? О, Боже мой! – Он сильно ударил обеими руками по косякам двери, затем оттолкнулся от дверного проема и стал возбужденно расхаживать. – И с какой стати мы должны волновать и напрягать наших людей, чтобы вы убедились в их способности выполнять свою работу?

– Но мистер Тейлор...

Чехов повернулся и с таким гневом взглянул на Келли, что тот смешался и умолк.

– Так это Тейлор поручил тебе такое идиотское задание?

Келли кивнул, глядя широко раскрытыми глазами из-под прижатой к лицу руки.

– Ему нужны были некоторые данные для выработки рекомендаций, а вы решительно не желали пускать меня в свое подразделение.

– Рекомендации? – Чехов снова подошел к аудитору и встал перед ним, стараясь не поднимать рук. – Какие еще рекомендации?

– Его рекомендации для Генерального аудитора. – Глазки Келли бегали с одного охранника на другого и остановились наконец на Чехове. На лице аудитора был полнейший испуг. – О том, когда и как нужно реорганизовать вашу службу после возвращения на Сигму-1.

* * *

– Так вы хотите сказать, что все эти ваши изыскания и эксперименты объясняются только тем, что вам не нравится, как я руковожу моим подразделением?

– Этим, – признал Тейлор, сидевший на одном из диагностических столов корабельного лазарета, – и другим тоже. Хотя в основном этим. – Он сердито взмахивал рукой всякий раз, когда офицер по связи Пэрвианс пытался открыть рот, намереваясь сказать что-то. – Честно говоря, лейтенант, – продолжал Тейлор, приподнимаясь и глядя себе под ноги, – в вашем дивизионе сущий бардак.

Чехов неожиданно подумал, что Тейлору крупно повезло, что этот разговор происходит в корабельном лазарете и медицинская помощь будет оказана быстро, когда он сейчас встанет и разорвет этого аудитора на куски.

– У капитана Кирка не было к нам никаких претензий.

– Ясное дело, что не было, – насмешливо процедил Тейлор. – Для такого знаменитого корабля, как ваш "Энтерпрайз", здесь вообще все кругом требует переделок и реорганизации. И нет никаких сомнений, что главная причина такого запущенного состояния – это сам ваш драгоценный капитан. – Он вскочил на ноги и надменно задрал подбородок вверх. – Вот потому-то я и нахожусь здесь.

– Вы здесь для того, чтобы оценивать эффективность работы корабля, – вмешался Пэрвианс.

Чехов сначала хотел положительно отнестись к неуклюжей, но доброжелательной попытке Пэрвианса выступить против Тейлора, однако почувствовал, что его скорее раздражает постороннее вмешательство.

– Лучше бы вы загружали своих сотрудников поручениями, соответствующими их профессии, тогда таких вот неприятных случаев не было бы.

– А вы лучше бы не совали нос не в свое дело, – огрызнулся Тейлор, – тогда и нам оставалось бы больше времени для нашей работы и реже приходилось бы обращаться к капитану Кирку.

Краем глаза Чехов увидел, что Маккой, занимавшийся обработкой разбитого носа Келли, внимательно смотрит в его сторону, и решил обуздать свои чувства, пока не вмешался доктор. Получить упрек или замечание от старшего офицера медицинской службы корабля было бы не на пользу его авторитету в глазах Тейлора.

– Вы когда-нибудь служили в Звездном Флоте, мистер Тейлор?

Аудитор сделал презрительную мину и скрестил руки на груди:

– Конечно, не служил, но...

– Нет-нет, – оборвал его Чехов, – только не надо никаких "но". Пока человек не прослужит какое-то время на звездолете и не повстречается сам с такими обстоятельствами, какие здесь случаются ежедневно, у него не может быть никакого понятия о том, что из себя представляет хорошо поставленная работа какой-либо корабельной службы.

– А-а, вот здесь-то вы и не правы.

Все так же держа руки скрещенными на груди, Тейлор медленно пошел вправо, двигаясь позади Пэрвианса и вынуждая Чехова или повернуться перед ним лицом, или ждать, пока аудитор совершит проход по кругу и вновь предстанет перед ним. Чехов решил дождаться.

– Инструкции и правила содержат в себе все, что мне требуется для работы, лейтенант. Когда я вижу, как персонал демонстрирует постоянное, вопиющее неуважение к правилам, касающимся распределения обязанностей и дежурств, составления рабочих графиков, разделения ответственности, то моя работа состоит в том, чтобы выведывать всевозможные причины подобных проблем. – Тейлор замер перед Чеховым и ткнул лейтенанта пальцем в грудь. – Ну-ка, догадайтесь, какая причина вскрывается чаще всего.

– Мистер Тейлор, – слабо запротестовал Пэрвианс.

Чехов так сильно стиснул руки в кулаки, что почувствовал боль в запястьях.

– Если вас так сильно волнует эффективность, – медленно произнес он, – надо судить о нас по тем действиям, которые мы совершаем, а не по тому, как строго мы следуем всяким мелким пунктам правил.

Тейлор коротко хохотнул:

– По тем, что ли, действиям, когда вы едва не убили одного из моих младших аудиторов?

– Да! – отворачиваясь от раздражающей и отвратительной ухмылки Тейлора, Чехов указал на Келли, лежащего на кровати в другом конце комнаты. – Какое мы показали время реакции?

– Фантастическое! – Келли вскочил и уселся на кровати, несмотря на возмущенные протесты Маккоя, затем наклонился в сторону, пытаясь из-за фигуры доктора взглянуть на Тейлора. – Лейтенант Чехов добрался до моего местонахождения менее чем за семьдесят восемь секунд, а официально дежуривший взвод прибыл туда всего лишь минуту спустя. – Он улыбнулся Чехову, и расплывшийся под глазом синяк сделал его похожим на сонного, но довольного человека. – Это наилучшее время среди показателей, полученных на кораблях, которые я проверял.

– Другими словами, – через плечо бросил Маккой, обращаясь к Тейлору, – пока нос не разбит, время прибытия не фиксируется. – Он уложил Келли обратно на кровать. – Лежите!

Тейлор нетерпеливо вздохнул, но взгляда с Чехова не отвел.

– Это совсем не ваше дело, доктор Маккой.

– Нет, – с легкостью согласился доктор. – Но здесь мой лазарет, и я смею вас уверить, что эффективность моей работы никак не улучшается от того, что вы двое тут стоите и переругиваетесь. – Он поставил медицинский сканер на грудь Келли и очень хорошо знакомым Чехову движением погрозил пальцем, запрещая аудитору шевелиться. – Ну-ка, посмотрим, можно ли из вас извлечь кое-какую пользу. Тейлор! – Он сурово нахмурил брови, скорчил сердитую гримасу и замахал на высокого аудитора рукой, прогоняя к дверям. – Я до сих пор добиваюсь того, чтобы остальной народ из вашей аудиторской команды явился ко мне на проверку радиоактивности. Так вот, если вы не хотите, чтобы вся ваша бригада упала замертво у ваших ног, я предлагаю придумать какой-нибудь способ доставить их сюда. – Тейлор буквально ощетинился от тона доктора.

– Вот есть офицер по связи – лейтенант Пэрвианс. Скажите ему, пусть поищет наших людей.

На этот раз Пэрвиансу по-настоящему удалось изобразить легкую и небрежную улыбку.

– Я офицер по связи, но командуете-то ими вы. Я вам предлагаю поступить так, как сказал доктор, и уйти отсюда.

– Вы слышите, что он говорит, – с улыбкой произнес доктор. – Проваливайте! – Когда аудитор наконец перестал корчить из себя важную персону и поплелся к выходу, Маккой более спокойным тоном обратился к Чехову:

– Я также хотел бы осмотреть твоего заместителя. Лемье говорит, что была тогда на мостике во время всплеска радиации, а я хочу проверить всех, кто был в то время на верхних палубах. Просто надо убедиться, что не будет никаких осложнений.

Чехов кивал, однако слушал доктора вполуха, наблюдая за тем, как Тейлор еще потоптался у двери, прежде чем окончательно уйти. "Не беспокойся, – хотел он сказать вдогонку этому человеку, – я уверен, что позднее мы еще поговорим снова о том же". Но в то же время ему не хотелось, чтобы такой разговор состоялся слишком скоро.

– Лейтенант Чехов...

Павел очнулся от своих мыслей и обнаружил, что Пэрвианс разглядывает его с тем спокойным и профессиональным видом, который был характерен только для наиболее успешно делавших карьеру служащих Звездного флота. Чехов повернулся и посмотрел в другой конец комнаты на Маккоя и Келли и отвел глаза.

– Ни один человек в здравом уме не стал бы вот так же изучать методы руководства кораблем капитана Кирка и заявлять, будто что-то делается не правильно, – продолжил Пэрвианс, говоря это очень тихо, так что даже Маккой и Келли не могли слышать. – Как я понимаю, ваша служба безопасности именно настолько хороша, насколько этого заслуживает такой человек, как Кирк. – Он, улыбаясь по-доброму, положил руку на плечо лейтенанта. – Я советую вам продолжать заниматься исключительно своим делом. Пусть такие идиоты, как Тейлор, позаботятся сами о себе.

Легко сказать, но этот конкретный идиот контролирует материалы аудиторской проверки, по результатам которой подразделение Чехова может быть разогнано.

– Как вы можете работать с ним? – спросил Чехов. – Зная, какие планы он вынашивает в отношении этого корабля, как только вы выносите службу офицера по связи с таким типом?

Пэрвианс задумался на мгновение, на его лице появилось выражение сосредоточенности.

– Я стараюсь думать, что в моем пребывании здесь и в таком качестве есть особый смысл, – сказал он. Затем, слегка улыбнувшись, добавил:

– Общение с субъектами типа Джона Тейлора – это вроде платы за то, что ты занимаешься избранным делом.

Слышать такое было не слишком радостно, но все же это суждение показалось Чехову верным.

– Постараюсь это запомнить. – Повернувшись, он поймал внимательный взгляд Маккоя, брошенный на него из другого конца помещения, и обратился к нему:

– Вызовите людей из службы безопасности, чтобы сопроводить мистера Келли, когда закончите с ним.

– Сопроводить? – с тревогой в голосе поднял голову Келли, стараясь выглянуть из-за руки Маккоя. – Куда?

– На гауптвахту, – аудитор только икнул в ответ, Чехов же объяснил крайне терпеливым тоном:

– Согласно инструкциям, действующим на Звездном Флоте, мистер Келли, приведение в действие тревожных сигналов службы безопасности без должной на то причины рассматривается как преступное деяние. Вы должны сами понимать.

Пэрвианс громко рассмеялся.

– Но я же не офицер Звездного Флота! – закричал Келли вслед удаляющемуся Чехову.

– Мне это известно, – Чехов задержался в дверях ровно настолько, чтобы повернуться и на прощание одарить его слабой улыбкой. – И только по этой причине я не буду подавать на вас в военный трибунал.

Глава 6

Зулу облегченно вздохнул, когда услышал отчетливый свистящий звук турболифта, опускающегося с мостика в жилую зону "Энтерпрайза". Он принялся растирать рукой напряженные мышцы на шее, поглядывая на Ухуру, Бхутто и Ховарда. Все его товарищи по смене выглядели такими же измотанными, как и он сам. Когда день начинается с тревоги, то другого состояния ждать и не приходится.

– Кажется, мне нужно еще одно увольнение на станцию, – заговорил рулевой.

Лицо младшего лейтенанта Ховарда осветилось усталой улыбкой:

– Да у нас чуть было и не получилось оно, сэр. И если бы вы не заметили неисправность рулевой системы после радиационного импульса...

– ., то сейчас мы были бы уже на Сигме-1, – Зулу с размаха шлепнул себя рукой по лбу. – И как это я не подумал об этом?

– Это все потому, что слишком уж вы увлеклись поиском невидимых туманностей, – вступила в беседу Бхутто. Турболифт завыл, остановился на пятой палубе, и она вышла. – Увидимся за ужином, ребята.

– Конечно. – Двери турболифта с шипением закрылись, однако довольно долго не было никакого движения. Ухура удивленно посмотрела на панель индикатора.

– Шестая палуба, – напомнила она. Компьютер прозвенел в подтверждение принятой команды, но тем не менее прошло еще много времени в полной тишине, прежде чем турболифт снова ожил и засвистел, продолжая свой путь вниз.

– Странно это, – вымолвил Зулу. – Интересно, чем вызвана такая задержка.

Сотрудник сил безопасности в недоумении пожал плечами:

– Подобное все время случается на космических станциях – компьютер управляет довольно большим числом лифтов в одной шахте, и некоторым приходится ждать.

– Но на "Энтерпрайзе" никогда таких проблем не было. – Ухура встретилась взглядом с Зулу, и в глазах обоих зародилось смутное подозрение. – Надеюсь, что наши федеральные аудиторы не пытаются улучшить эффективность работы системы лифтов.

Зулу хохотнул:

– Ну, если это так, тогда мистер Скотт заварит двери их кают.

Дверцы турболифта снова распахнулись, на этот раз в хорошо знакомом им коридоре.

– Напомните своему начальнику, младший лейтенант, что он сегодня ужинает вместе с нами, – сказал Зулу Ховарду, выходя из турболифта.

– Ладно, сэр.

Когда двери турболифта закрылись, Ухура вопросительно посмотрела на Зулу:

– После всех этих сегодняшних тревог и неисправностей ты действительно думаешь, что Чехов найдет вечером время, чтобы поужинать с нами?

– Эй, будем надеяться на лучшее, – Зулу прошел вместе с ней по холлу и остановился, чтобы набрать на двери своей каюты шифр доступа. – В один прекрасный день этот парень проснется и поймет, что ему захотелось человеческого общения. В конце концов, он...

Дверь его каюты распахнулась, и голос Зулу резко оборвался. Раздавленные растения, разбросанные предметы одежды и осколки разбитого иотийского хрусталя отмечали собой странный и беспорядочный путь, проложенный кем-то или чем-то от двери каюты к рабочему столу. Сладковатый влажный аромат растоптанных листьев витал в воздухе над этой картиной безжалостного разгрома.

– Зулу? – Голос Ухуры из коридора заставил рулевого вздрогнуть. – Что случилось?

Он с трудом удержался от острого желания не пускать ее в свою каюту, чтобы скрыть масштабы беспорядка. В кризисных ситуациях именно таким всегда был его первый порыв: замаскировать следы случившейся неприятности, эмоциональной или физической, так, чтобы никто другой не был задет или огорчен. К счастью, за многие годы совместной работы с Ухурой он усвоил, что под ее утонченной внешностью таился такой женский характер, который помогал ей вести себя в кризисных ситуациях лучше большинства галактических дипломатов.

Зулу вздохнул и отошел в сторону, позволяя ей увидеть полную картину беспорядка.

– Кто-то разгромил мою каюту, – произнес он совершенно ненужные в данной ситуации слова.

– О, Боже ты мой! – Ухура вошла внутрь вслед за ним, и ее темно-кофейные глаза округлились от удивления. Почти весь пол был покрыт грязью, повсюду валялись вырванные с корнем растения и опрокинутые полки. Ухура опустилась на колени, пытаясь спасти маленький фиолетовый папоротник, наполовину засыпанный землей из опрокинутого горшочка. – Пропало что-нибудь?

Зулу вздохнул и присел рядом с ней на корточки, отыскал горшочек из-под папоротника и насыпал в него немного земли, помогая девушке вставить внутрь оголенный корень и стебель. Маленький бутон, который уже был готов к тому, чтобы развернуться в перистый цветок, теперь безжизненно болтался на сломанном стебле. Зулу мягким движением сорвал погибший цветок.

– Фактически, – сказал он, оглядываясь по сторонам, – даже как-то трудно сразу определить. Единственное, что я пока могу сказать, это то, что исчезли водяные хамелеончики.

Ухура грустно оглядела комнату:

– А ты уверен, что они не спрятались?

– Если спрятались, то почему они не потрескивают?

– Но они же молчат, когда чем-то напутаны, – офицер связи стала осторожно передвигаться по следу учиненного кем-то беспорядка, ощупывая разбросанную смятую одежду, в которой могли спрятаться ящерицы. – Да они могли забраться куда угодно.

Зулу посмотрел на поломанные растения, разбросанные непрошеными гостями, и содрогнулся:

– О Боже! Надеюсь, что это не так...

Раздался звонок в дверь каюты, и Зулу нервно вскочил с встревоженным лицом. К счастью, он находился еще близко от стены и смог нажать кнопку, открывающую замок, без лишних движений, и не опасаясь наступить на спрятавшихся где-нибудь хамелеонов. Вошел Чехов и изумленным взглядом стал озирать разбросанные повсюду обломки.

– Что за бардак! – произнес он. Потом повернулся и перевел взгляд на рулевого. – Что произошло?

– А на что это похоже, по-твоему?

"Поразительно, как часто приходится в подобных ситуациях говорить очевидные вещи", – с печальной усмешкой подумал Зулу.

– Кто-то разбомбил мое жилище.

Чехов хмуро взглянул на него:

– И ты был здесь при этом?

– Конечно нет! – возмущенно сказал Зулу. – Неужели ты полагаешь, что я позволил бы натворить такое в моем присутствии? Кстати, смотри ступай осторожнее, а то вдруг наступишь на одного из водяных хамелеонов.

– Вот это уж вряд ли, – заметил Чехов, – так как они все еще в моей каюте, – он покраснел под изумленными взглядами друзей. – Просто я подумал, что кто-то должен за ними присмотреть, вот и вся причина.

– Хорошо, что хоть эта загадка разрешилась.

Зулу поднял одно из своих любимых растений, бледно-красную имбирную пальмочку, и бережно придавил почву вокруг нее, чтобы выправить стебель. Теперь, когда он знал, что маленькие ящерицы в безопасности, настроение у него поднялось, он мог заняться ликвидацией беспорядка, а не просто созерцать следы разгрома.

– Понимаю теперь, почему ты – офицер безопасности, а я простой пилот. Ну вот, если тебе удастся выяснить, кто разбросал все мои растения на полу, тогда за мной ужин на Сигме-1, когда вернемся туда.

Щеки у Чехова еще сильнее покраснели.

– Я не сбрасывал их на пол, – смущенно произнес он. – Я их туда поставил, причем очень аккуратно.

Ухура, собиравшая разбросанные рубашки, подняла голову и посмотрела на него:

– Это ты расставил растения на полу?

– Да, иначе не нашлось бы места для плавательного бассейна. – Чехов махнул рукой в сторону мраморного пруда для лилий, который был теперь опрокинут и засыпан выброшенной из горшков землей. – К тому же я не знал, куда Зулу хочет его поставить.

Зулу недоверчиво посмотрел на него:

– Так ты, значит, разбросал по полу немного грязи, чтобы было на что поставить бассейн?

Чехов возмущенно фыркнул:

– Ну нет, это уже работа твоего гостя. Я оставил пруд на краю рабочего стола.

– Ладно, рад слышать это. Я только удивился, зачем ты его поставил вверх дном. – Несмотря на горечь и волнение, Зулу почувствовал, что не может упустить случай поддразнить Чехова. – Я как-то надеялся, что ты все же догадаешься, что в таком положении вода из него будет вытекать.

Однако русский не поддержал шутку Зулу и ответил ему рассерженным взглядом:

– Ты лучше скажи прямо, хочешь, чтобы я помог тебе убрать здесь или нет?

– Извини.

Зулу вновь принялся подбирать лежащие на полу растения, а Чехов стал изучать следы погрома, постепенно продвигаясь в сторону двери. Там он остановился, набрал нечто вроде кода доступа на пульте запирающего механизма и стал смотреть, как в ответ замигали цветные огоньки какой-то зашифрованной информации.

– Итак, Зулу, – с равнодушной интонацией произнес Чехов, – когда это ты сегодня оставил свою дверь незапертой?

Зулу чертыхнулся и крепко стиснул в руке денебианский лимонный кактус.

– Я не оставлял! Я запер дверь, когда уходил на свою вахту на мостик, и больше не возвращался до этой минуты, а когда зашел, то обнаружил все это. – Он сурово направил указательный палец на своего друга. – Если кто и оставил каюту незакрытой, так это ты.

Чехов так яростно затряс головой, что его темные волосы поднялись волной.

– Нет, нет, я все запер, как надо, уходя. Не сомневайся.

Ухура, развешивая собранную одежду в стенном шкафу, с укором взглянула на Зулу.

– Сотрудники службы безопасности обычно не делают промахов в таких вопросах, – напомнила она.

– Я знаю. – Зулу шумно выдохнул, стараясь вместе с воздухом избавиться от накопившегося в нем раздражения. Он поднял горшок с полузавядшими звездчатыми орхидеями и поставил его обратно на стол, собираясь полить водой. – Наверное, кто-то взломал дверной шифр.

– Исключено, – мгновенно откликнулся Чехов. – Запирающее устройство в твоей двери сконструировано таким образом, что невозможно подобрать наугад входной шифр. Сделанные подряд три не правильные попытки заблокируют дверь так, что для приведения в рабочее состояние понадобится вызывать специалистов из службы безопасности. А судя по записи таких попыток, сегодня здесь набирались исключительно верные кодовые комбинации. – Он задумчиво забарабанил пальцами по дверной раме. – Кто бы ни вломился сюда, этот человек хорошо знал твое кодовое число.

– Ну, знаешь ли, это тоже исключается, – возразил Зулу. – Никто ведь из тех, кому известен мой дверной шифр, не стал бы творить такое с моими растениями!

Ухура вытряхнула из кармана форменного кителя Зулу сломанную лишайниковую розочку и нахмурилась.

– Я никого из корабельного экипажа не могу себе представить за подобным занятием, – призналась она. – А ты можешь?

Чехов фыркнул в ответ:

– Может, это аудиторы хотели посмотреть, насколько эффективно мы убираем свои комнаты. И еще изучить, какие рубашки мы носим... – Он недоуменно поднял брови, видя как Зулу откладывает в сторону уже вторую рубашку. – Ты всегда группируешь свои рубашки на вешалке по цвету?

Зулу почувствовал, что от смущения у него зарделись щеки.

– А ты делаешь иначе?

Звонкий смех Ухуры раскатился по комнате:

– Да как же он смог бы? Ведь все его рубашки одинаковые по цвету – золотистая форма Звездного Флота.

– У меня есть еще и черная для увольнений, – обиженно сказал Чехов.

Зулу, как и следовало ожидать, не ответил на такое признание.

– Ты в самом деле не считаешь, что это мог совершить один из аудиторов, так ведь?

– Люди, способные привести в действие сигнал тревоги проникновения просто для того, чтобы проверить, как быстро мы на него отреагируем, могут сделать и не такое, – угрюмо проговорил Чехов. – Но нет, я не думаю, что это сотворили они. Ни один из них не мог бы узнать наши секретные коды никоим образом. – Он снова склонился над панелью запирающего устройства, как будто это замечание о чем-то ему напомнило. – Вот лишь одно, что мы можем предпринять против таких случаев.

Зулу с беспокойством посмотрел на него:

– Что ты делаешь?

– Программирую новое кодовое число для твоей двери.

– Нет! – Зулу встревоженно вскочил на ноги. – Не делай этого! Прошлый раз, когда мы сделали это, я целую неделю не мог попасть к себе домой.

Но Чехов предвидел такую реакцию и не обратил на нее никакого внимания. Ища поддержки, Зулу повернулся к Ухуре, но девушка всего лишь пожала плечами.

– Не смотри на меня, – промолвила она, закрывая шкаф. – Мне всегда было непонятно, как может мужчина, умеющий с одного взгляда определить координаты звезды, бояться необходимости запомнить новый четырехзначный код доступа.

– Так в этом-то и есть вся проблема, – не успокаивался Зулу. – Как только я пытаюсь взять в качестве кода какую-нибудь координату, то вечно забываю, какую звезду выбрал.

Чехов хмыкнул:

– У меня предложение. Дай мне выбрать для тебя код доступа. Я могу предложить что-то совершенно бессмысленное...

– Да-да, такое у тебя получается с блеском, – согласился Зулу, снова не удержавшись от улыбки. Русский сердито взглянул на него:

– Ты собираешься когда-нибудь опять любоваться на своих водяных хамелеонов?

– Ну хорошо. – Зулу развел руками, признавая свое поражение. – Пожалуйста, если ты так хочешь, сочиняй новый код доступа.

Чехов ввел в замок новую программу отпирания.

– Как, к примеру, звучит 7249?

– Звучит как число, которое мне вовек не запомнить. – Зулу подмел остатки земли и раздавленных листьев, затем бросил их в устройство утилизации отходов. – А сам-то ты запомнил бы такое?

– Разумеется, – ответил Чехов. – Это первые четыре цифры серийного номера моего фазера.

– О, великолепно. – Зулу бросил на друга насмешливый взгляд. – Значит, теперь любой, кому взбредет в голову разузнать мой шифр для двери, сможет прочитать его у тебя на бедре?

– Я как-то обычно не имею привычки разгуливать повсюду, вооружившись фазером...

Ухура громко кашлянула, привлекая к себе внимание, и двинулась к двери.

– Я собираюсь обедать, – объявила она. – А вы, мальчики, пойдете со мной или же решили стоять и спорить друг с другом весь вечер?

Чехов вздохнул и покачал головой:

– Я должен еще доложить капитану, что у нас произошло нарушение в защитной системе корабля. Даже если Зулу сам оставил свою дверь распахнутой настежь, то тот факт, что некто нанес такой тяжкий ущерб убранству его комнаты, можно квалифицировать, как акт преднамеренного вандализма. Надо немедленно сообщить капитану Кирку все об этом деле. – Он открыл дверь для девушки. – Я присоединюсь к вам попозже, если получится.

– Знаю я, что означает твое "попозже". Обычно после таких слов мы с неделю тебя нигде не видим. – Ухура задержалась у двери, дожидаясь, когда выйдет Чехов, и оглянулась на Зулу. – Ты тоже, что ли, не идешь?

Зулу покачал головой:

– Я должен полить и пересадить целую кучу растений, иначе они не выживут. Вы, ребята, можете мне принести что-нибудь, если вас еще не покинула доброта.

– Обещаем. – Дверь заскользила и закрылась за Ухурой, но скоро открылась вновь, чтобы впустить Чехова. Он просунулся в щель и оперся на косяк:

– Я чуть не забыл. Доктор Маккой сказал, что ты пропустил радиационный осмотр. Он хочет, чтобы ты сегодня остался у него в лазарете на ночь.

Зулу глянул на свои поникшие растения и покачал головой:

– Придется ему подождать до завтрашнего утра.

Чехов ответил предупреждающей гримасой.

– Ему это не понравится.

– Я знаю. – Зулу пожал плечами. – Но это всего лишь медицинский тест. Насколько сильно может он рассердиться?

* * *

– Мистер Зулу.

Поднос с завтраком шлепнулся с сердитым стуком на стол, а вслед за этим на стул напротив плюхнулся доктор Маккой.

– Скажите-ка мне, для вас выражение "неизлечимая генетическая травма" означает что-либо?

Зулу вздрогнул и с виноватым видом поднял глаза от наполовину опустошенного блюдечка с блинчиками.

– Гм.., это означает, что на меня теперь можно будет орать?

Маккой фыркнул и стал намазывать маслом тост.

– Вы чертовски правы.

Шум и гудение пищевых автоматов, непрерывно подававших еду персоналу первой смены, не скрыли от Зулу возбужденной резкости в голосе доктора.

– Вчера, молодой человек, вы пропустили экстренное радиационное обследование, заметьте, что не обычное физическое. И поделом вам, если бы вы проснувшись сегодня утром, увидели в зеркале что-нибудь вроде гигантской морковки!

Зулу пригнул голову, стараясь уклониться от удивленного взгляда Ухуры, сидевшей за столом неподалеку. Маккой никогда бы ему не простил, если бы он вдруг стал смеяться, даже не дослушав выговора.

– Мне очень жаль, что я не явился по приглашению, сэр. У меня просто случилась небольшая неприятность...

– Доктор!

На другом конце стола поднял голову Спок. Он опустил на стол электронное читающее устройство, которое обычно брал с собой на время еды.

– Мне неизвестны случаи значительных клеточных мутаций, вызванных облучением субпространственной радиацией за такое короткое время, как...

– К черту, Спок, это просто такой оборот речи. – Маккой скорчил в сторону вулканца недовольную физиономию, продолжая помешивать кофе. – Каким еще, дьявол меня побери, способом могу я припугнуть кого-либо на этом корабле, когда вы вечно встреваете и разводите со мной дебаты?

– Если бы вы не позволяли себе таких крайних преувеличений, доктор, то не было бы и надобности разводить с вами дебаты.

Маккой фыркнул:

– Если бы линейные офицеры на этом корабле приходили на медицинские обследования тогда, когда я им это назначаю, то и запугивать никого не пришлось бы. – Он метнул сердитый взгляд в сторону Зулу и стал собирать свой поднос. – И не пытайтесь ускользнуть отсюда. Я собираюсь увести вас вниз в лазарет и провести это исследование сразу же после окончания завтрака.

Зулу сделал мрачное лицо, увидев на ближайшем стенном мониторе сколько уже было времени.

– Доктор Маккой, если я второй раз подряд опоздаю на свое дежурство на мостике, то капитан Кирк...

– ., прикажет вам больше не завтракать со слишком разговорчивыми докторами.

Капитан поставил свой поднос, от которого шел пар, на стол по соседству с Зулу, затаив усмешку в карих глазах.

– Боунз, я ясно услышал ваш крик еще с другого конца комнаты. В чем у вас дело на этот раз? – Кирк скосил глаз на стоявшую на подносе у доктора чашку с горячей желтой массой, от которой тоже шел легкий пар. – Какие-то неполадки в работе кухонных автоматов?

Южанин ответил рассерженным взглядом.

– Я сам заказал овсяную кашу, – с достоинством сообщил он. – Если бы вы не подавали дурной пример своим офицерам, то я бы и не подумал на них кричать. Вы-то сами, не думаете ли, случайно, что бессмертны?

Кирк взял вилку и обменялся с Зулу долгим, исполненным страдания взглядом.

– Боунз, мы все это уже обсуждали раньше. Процессоры приготовления пищи убирают все насыщенные жиры из бекона и яиц сразу же во время синтеза...

– Я сейчас имею в виду не коронарные артерии, – возразил Маккой. – Я говорю про вашу ДНК. Знаете вы об этом или нет, но она может у вас буквально свариться вкрутую, не хуже этих яиц. – Он вытянул руку, державшую ложку с овсянкой, в сторону Спока. – Только не надо ничего говорить.

Вулканец сурово поднял брови:

– Если вы не можете удержаться от использования неподходящих аналогий при обсуждении сложных научных понятий, доктор, то я, конечно, не смогу вам помешать. Однако я бы хотел обратить ваше внимание на то, что...

– Разве радиационный импульс был настолько сильный? – спросил Кирк, прекращая этот спор с легкостью и небрежностью, говорившими о большом опыте.

Маккой пожал плечами:

– Откуда мне знать? Если верить Споку, так все рабочие станции мостика были полностью заняты тем, что пытались ликвидировать ложные сигналы тревоги и вернуться к записи полезной информации. – Он с вызовом посмотрел на вулканца, который, по своему обыкновению, это проигнорировал. – Накопленные нами данные весьма фрагментарны, капитан, но компьютерный анализ свидетельствует о кратковременном низкочастотном явлении, источником которого, вероятнее всего, стала отдаленная нейтронная звезда. По всей видимости, в зону воздействия попали только верхние палубы корабля.

В памяти Зулу навязчиво и нетерпеливо завертелись обрывки из давних лекций по астрофизике, и он с любопытством повернулся к помощнику по науке:

– Не кажется ли вам, сэр, что это несколько странное поведение для субпространственного звездного излучения?

– Вот именно, – Спок глубокомысленно сложил пальцы рук пирамидкой, – я подозреваю, что Сигма-1 сыграла здесь роль гравитационной линзы...

– Совсем неважно откуда пришел этот импульс и как именно он попал к нам, Спок, – Маккой с нетерпеливым звоном бросил свою ложку в опустошенную чашку, – поскольку в нем присутствовало неизвестное по интенсивности субпространственное излучение, я хочу, чтобы всякий, кто мог быть подвержен его воздействию, прошел у меня обследование сканированием. Здесь, как в случае с бешенством: если не удалось поймать собаку, то получите все полагающиеся уколы.

Кирк снова вздохнул, очистил свою тарелку и протянул руку за последним тостом.

– Хорошо, Боунз, сегодня ты своего добился. Можешь пропустить меня через свою установку по распрямлению ДНК.

Доктор изумленно моргнул глазами:

– Прямо сейчас?

– Почему бы и нет? – Кирк поднял свой поднос и поставил его в ближайший утилизатор отходов. – Мистер Спок возьмет на себя командование на мостике, пока я не вернусь.

– А как быть с вашим рулевым? – продолжал настаивать Маккой, положив руку на плечо Зулу, уже поднимавшегося, чтобы очистить свой поднос. – Могу я сейчас же просканировать и его тоже?

– Делайте все, что вам нужно для полного счастья, Боунз.

– Да, вот это здорово, – широко заулыбавшись, Маккой избавился от своего подноса и повел своих подопечных к двери. – Ну, теперь бы мне только добраться до того здоровяка – офицера по связи с Сигмы-1. Как это там его зовут?

– Пэрвианс, – подсказал Зулу.

– Точно, Пэрвианс. Он ускользнул вчера из лазарета прежде, чем я успел его остановить. Тогда бы я собрал сейчас всех моих рыбок. – Лицо Маккоя просветлело, когда он заметил высокую фигуру Джона Тейлора, выходившего из турболифта как раз напротив двери, ведущей в комнату отдыха.

– Эй, Тейлор. Где это ваш офицер по связи?

Главный аудитор с подозрением взглянул на доктора, словно усматривал какой-то скрытый смысл в этом простом вопросе.

– Он сегодня помогает Гендрон. Я послал их вниз проверить записи вызовов на транспортаторе седьмой палубы.

– Хорошо. Мы можем там остановиться и прихватить его с собой по пути в лазарет.

Маккой вошел следом за Зулу в открытый турболифт и протянул руку, чтобы потянуть Кирка за локоть. Капитан приостановился и, нахмурившись, посмотрел на аудитора.

– Давай-ка, Джим. Радиационное сканирование, не забыл еще?

Кирк плотно сжал рот, но позволил завести себя в лифт.

– Какого черта эти федеральные аудиторы полезли проверять наши записи вызовов? – недовольно заявил он, когда двери закрылись. – Я думал, что их задача в том, чтобы улучшать нашу эффективность в этом полете.

– Палуба семь, – проговорил команду Маккой, а когда лифт начал движение, повернулся снова к капитану. – Джим, насколько я могу судить, в их понимании работа по повышению эффективности означает навязывание всяких инструкций, сочиненных какими-то федеральными бюрократами.

Зулу поморщился и даже испытал легкую головную боль, представив себе бюрократическую волокиту и бесконечное бумаготворчество.

– Неужели никто им не говорил, что некоторые из этих инструкций вовсе не должны относиться к Звездному Флоту?

– Очевидно, нет. – Маккой сурово нахмурил брови. – Они уже угрожали, что напишут на меня рапорт за то, что я разрешаю своим докторам проводить медицинские обследования во время дежурств. И видимо, так и не удастся им объяснить, что мы здесь не какая-то фабричная поликлиника, обслуживающая повседневный поток больных. – Турболифт зашипел и остановился. – Подержите лифт здесь, – сказал доктор своим спутникам, пока ожидал, когда откроются двери. – Мне понадобится только одна минута, чтобы...

– Боунз... – Кирк резко дернул Маккоя, и тот остановился, даже не успев выйти на палубу. Зулу проследил за взглядом капитана, направленным вдоль по коридору, и ощутил неприятное, сосущее чувство в животе. Темно-красная струйка крови ползла, извиваясь, по чистой и яркой металлической поверхности и затекала прямо в запертые двери помещения транспортатора.

– Что за чертовщина?.. – проговорил Маккой. Рядом в проходе послышались шаги.

– Сэр!

Техник, работавший на транспортаторе, задыхаясь подбежал к Кирку, держа в руках множество дисков с записями. Глаза молодого младшего лейтенанта от ужаса округлились, когда он проследил за взглядами офицеров, направленными на залитый кровью пол.

– Сэр, я клянусь.., я только на одну минуту отошел от своего рабочего места! Аудиторы сказали, что им нужны еще диски с записями...

– Не беспокойся об этом теперь, – Кирк подтолкнул техника к помещению транспортатора, – просто открой двери.

– Да, сэр.

Техник шагнул вперед и поднял слегка трясущиеся руки, чтобы отпереть дверь. Зулу глубоко и продолжительно вдохнул, сразу же пожалев об этом. Несмотря на деловитое гудение вентиляционной системы, запах воздуха, выходивший из открытой комнаты транспортатора, был ужасный – что-то вроде протухшего мяса.

– О, Боже мой... – Маккой протиснулся мимо Кирка и встал, замерев, на пороге комнаты. Его плечи затряслись, как будто кто-то колотил его по спине. Зулу заставил себя приблизиться еще на один шаг и без всякого желания заглянул в комнату через плечо доктора. Тут же у него перехватило дыхание, и он отвернулся, потрясенный увиденным и поняв, что они пришли слишком поздно.

Все внутри помещения было окрашено в красный цвет.

Глава 7

Чехов вышел из комнаты транспортатора через десять минут. Он не мог понять, как Маккой и другие медики выдерживают подобное. Ему предстоит послать своих охранников на очистку помещения. Может быть, нужно выдать им защитные костюмы? Или сделать вид, что липкая густая жидкость, покрывающая пол, это вовсе не кровь? Нужно заставить себя не думать об этой ужасной реальности, отгородившись от нее слоями пластика и пенопласта.

Чехов прижался к стене коридора руками и уткнулся в них лицом. Неужели в двигательном отсеке "Конго" был такой же отвратительный запах?

За спиной у него с шумом распахнулась дверь транспортаторной комнаты. Оттуда хлынул поток зловонного воздуха.

– С тобой все в порядке? – спокойным тоном поинтересовался у него Маккой, когда дверь снова захлопнулась, отгораживая их от невыносимых запахов.

Чехов кивнул в ответ, прислонившись снова, на этот раз к переборке. Вышедший из транспортаторной Маккой в зеленом стерильном комбинезоне выглядел стройным и профессионально уверенным в себе, а пятна крови на его одежде только добавляли последние штрихи к внушительному виду шефа медицинской службы.

– Правда, меня немного подташнивает, – признался лейтенант. Он скрестил руки на груди, смущенный таким проявлением собственной слабости. – Наверное, я просто не привык к такому.

Маккой покачал головой и прошелся по коридору:

– К такому не так просто привыкнуть. Я даже не знаю, хорошо ли, что у нас к этому уже выработалась привычка.

"Чтобы выжить, нужно уметь привыкать к новому, – напомнил себе Чехов. – Ты должен идти дальше, не прекращая движения".

– Вы установили, кому принадлежало это, я имею в виду тело?

Маккой кивнул, и Чехов догадался, что тот скажет сейчас, догадался по несвойственной доктору манере опускать глаза вниз. Он решил сам разрядить ситуацию и сообщил печальную новость:

– Это младший лейтенант Суини, не так ли?

Согласно новому рабочему графику, придуманному Келли, Суини отправился вчера на дежурство к полуночи и сегодня утром не сдал дежурство, как положено, в 8 часов. После этого никто не видел его. В комнате Суини было пусто, а потом выяснилось, что уже в 7 утра на месте его дежурства не было никого. Все эти факты наводили на вполне определенный вывод, и Чехов, как бы ему ни хотелось надеяться на лучшее, не мог отбросить самого мрачного предположения.

Когда Маккой наконец поднял глаза, то мягкая печаль во взгляде говорила лучше всяких слов.

– При нормальной работе транспортаторной системы она бы зафиксировала данные о каждом попавшем туда человеке. А вот при такой катастрофе, когда оборудование вдруг стало работать без правильной подготовки и без определенного местоназначения, все пошло совсем по другому сценарию. – Он грустно покачал головой. – Я сам просмотрел результаты сканирования ДНК. Мне еще придется связаться с Сигмой-1 для проверки данных по Линдсею Пэрвиансу, но уже точно можно сказать, что одна из жертв – это Роберта Гендрон, а третий – Деннис Суини. – Он вздохнул и стал очень похож на доктора, который винит себя за то, что не сделал все возможное для спасения своего пациента. – Мне очень жаль, Чехов.

Чехов кивнул, не зная точно, что следует ответить. По крайней мере, услышанное уже его не шокировало. И от этого ему стало немного легче.

– Итак, у нас определенно есть три жертвы? – отчетливо послышался в проходе голос Кирка. За капитаном шел Скотт, державший в руке диагностический чемоданчик. Чехов подумал, что не пожелал бы оказаться на его месте, учитывая то, какая работа предстояла Скотту.

– Да, судя по имеющимся сейчас данным, – откликнулся на вопрос Кирка доктор Маккой. – Боюсь, транспортатор поработал так, что нам там особенно нечего делать. Почти все клеточные структуры полностью разрушены, однако осталось достаточно фрагментов ДНК, которые позволят заполнить недостающие звенья медицинской информации. Пока что мы смогли восстановить цепочки, принадлежащие трем различным людям. Я очень надеюсь, что мы не обнаружим кого-то еще.

Кирк бросил короткий мрачный взгляд на закрытую дверь транспортаторной:

– Так у вас действительно есть достаточно массы, чтобы хватило на трех человек?

Маккой фыркнул и нахмурился:

– Да откуда же мне знать, черт возьми?

– Ну, ты же все-таки доктор, Боунз, кого мне еще спрашивать, если не тебя?

Чехов кашлянул и немного отодвинулся от стены, приближаясь к доктору:

– Служба безопасности займется уборкой, сэр. Когда у нас будет возможность... – Он мучился от сознания неприятной необходимости подбирать слова, способные как-то замаскировать весь кошмар предстоящей работы. – ., все собрать, тогда мы сумеем более точно сказать, сколько их было там.

– Ох и противное это занятие. – Поставив свой диагностический комплект, Скотт вплотную подошел к двери, собираясь открыть ее. Чехов не успел отвернуться в сторону и был вынужден еще раз увидеть загустевшую блестящую красную слизь, а Скотт шумно выдохнул с отвращением и отвел взгляд.

– Я подобное видывал у транспортаторов с общественными грузами, – заговорил инженер, когда за его спиной заскользила закрывающаяся дверь и ужасный запах стал медленно рассеиваться.

– Парни там иногда забывали дождаться подтверждения того, что на корабле опущены экраны, и начинали отправлять грузы вперед... – Он стукнул рукой об руку, изображая как грузы ударялись об экран. – Защитные экраны отражают луч транспортатора, причем обычно назад, по тому пути, откуда он был послан. В конце концов дело заканчивается тем, что весь груз материализуется как попало в том же помещении, из которого его начали отправлять. – Он стал в задумчивости потирать лицо рукой, и Чехов не мог понять, было ли Скотту так же противно от увиденного зрелища, как ему самому. – В результате получается жуткий разгром, не считая испорченного транспортатора.

– Но почему они не материализовались снова в людей? – поинтересовался Кирк.

– Взаимодействие с энергией защитного поля искажает сигнал, – ответил ему Скотт. – Как раз то же самое происходит при стрельбе из фазеров, когда во время боя энергия не проходит насквозь. – Он обернулся. – Самое плохое в этой истории – это то, что отраженный сигнал, скорее всего, уничтожил основную часть автоматических системных записей об этом происшествии. Будет невероятно трудно разобраться, что же случилось на самом деле.

– О, Боже мой... – Вдоль по коридору к ним навстречу бежал Тейлор. Взгляд его был устремлен на двери транспортаторной. – Неужели это правда? Господи, это так!

Чехов и Кирк одновременно бросились останавливать его. Они схватили Тейлора за руки и оттащили от портала, прежде чем сработала система открывания двери. Ни за что нельзя открывать эту дверь! Чехов беззвучно молился только об этом, отводя Тейлора подальше от двери. Он не был уверен, сможет ли еще раз выдержать этот отвратительный запах.

– Что же произошло? – требовательным голосом спросил Тейлор. Его желтовато-бледное лицо выглядело действительно испуганным, и Чехов впервые испытал какое-то подобие жалости к этому человеку. – Где мисс Гендрон?

– Мне очень жаль, – начал Кирк, – но произошел несчастный случай.

Маккой попытался взять инициативу на себя, пуская в ход привычную манеру общения доктора со своими пациентами.

– Вам не следует заходить туда. Мисс Гендрон и мистер Пэрвианс пытались куда-то транспортироваться при включенных защитных экранах корабля.

– Нет, Боунз, – Кирк отвел взгляд от Тейлора и покачал головой, пристально глядя на доктора. – Мы летели с отключенными экранами.

Маккой в ответ только растерянно посмотрел на Кирка. А Скотт поднял брови и принял глубокомысленный вид.

– В таком случае у нас появилась серьезная проблема, – пробормотал он. – Техник транспортатора сообщил, что перед самым его уходом Пэрвианс объяснял порядок выполнения лучевой транспортировки мисс Гендрон. И он даже не знает, как попал в помещение Суини. Я сначала полагал, что кто-то из них случайно запустил транспортатор и потом пытался направить луч в сторону экранов. Однако выясняется, что экраны были отключены, а без них отражение сигнала могло быть возможно только в одном случае – если кто-то преднамеренно исказил сигнальный луч транспортатора. Нет другого способа получить вещество назад в транспортаторную. Всякая другая неисправность попросту разбросала бы их останки во внешнем пространстве.

Чехов почувствовал, как у него все похолодело внутри, когда он понял, на что намекает Скотт.

– Ты имеешь в виду убийство?

– Да, ребята, именно это я имею в виду.

– Черт возьми, а куда смотрела служба безопасности? – Тейлор отстранил от себя Кирка и Чехов, переводя взгляд то на одного, то на другого. – Разве не в их обязанность входит предотвращение таких случаев?

– Сотрудник безопасности погиб вместе с ними, – сухо вставил Маккой. – Что еще вы хотите?

– Я хочу знать, что же случилось, – огрызнулся Тейлор. – Я хочу знать, когда это случилось! – Он сверкнул взглядом в сторону Чехова, и лейтенант неожиданно почувствовал, как к нему вернулась прежняя неприязнь к этому человеку. – Что, разве тот охранник был действительно послан в помощь мисс Гендрон?

Вспомнив, как за последние дни он систематически прогонял любого аудитора, пытавшегося проникнуть в службу безопасности, Чехов воспринял прозвучавший вопрос как чрезмерно, до идиотизма, оптимистичный.

– Нет, – промолвил он подчеркнуто вежливым тоном. – Младший лейтенант Суини был послан охранять оружейный склад в десяти метрах дальше по коридору, – Чехов указал рукой в ту сторону, хотя из-за кривизны прохода Тейлор все равно ничего не мог увидеть.

Однако аудитор проследил хмурым взглядом за рукой Чехова:

– Тогда что же делал этот Суини в помещении транспортатора?

– Гендрон и Пэрвианс, вероятно, попросили его оказать какую-то помощь.

Чехов понял, что так не следовало отвечать. На его слова Тейлор резко повернулся и посмотрел ему прямо в глаза.

– Но какую именно, вы не знаете в точности?

– Нам теперь не у кого уточнить, – ироничным тоном парировал Чехов. – Ваш аудитор и офицер по связи убиты.

– Какое все это имеет значение? – вмешался Кирк, прежде чем Чехов успел что-то добавить.

Тейлор фыркнул с таким видом, словно Кирк не имел права вступать в их разговор:

– Но ведь охранники должны отпрашиваться, прежде чем покинуть свой пост?

На этот раз Кирк молча предоставил отвечать Чехову, и тот согласно кивнул в ответ.

– Но Суини не сделал этого, не так ли?

– Нет.

– Он даже не попросил прислать кого-нибудь себе на подмену, когда вздумал оставить без охраны доверху набитый фазерами склад.

– Это так, мистер Тейлор, – вспыхнул Чехов. – Он не сделал этого. А теперь еще и умер. Я даже не могу как следует наказать его за этот проступок.

Тейлор запрокинул голову назад и рассмеялся лающим смехом, в котором слышалась горечь и печаль.

– Боже мой, лейтенант! Как раз об этом я и твердил все время! Да вам хотя бы приходило в голову, что этот мальчик не погиб бы, если бы вы строже соблюдали соответствующие инструкции?

– Мистер Тейлор! – рявкнул Кирк, но тут вступил в разговор Чехов, который едва сдерживался, чтобы не ударить Тейлора.

– С тех пор, как я принял командование службой безопасности, смертельные случаи по нашему отделу уменьшились более чем на двадцать восемь процентов! Что для вас более важно? Чтобы мы делали нашу работу или чтобы мы делали ее каким-то определенным образом?

– Для меня важно, чтобы вы заботились о сохранности вверенных вам людей!

Последняя реплика больно ужалила, словно выстрел фазера.

– Я готов отдать жизнь за своих людей, – вскипел Чехов. – Они все знают это.

Тейлор фыркнул:

– Однако эта ваша так называемая преданность не слишком-то помогла вашему младшему лейтенанту в это утро, не так ли?

– А какое дело, мистер Тейлор, было вашему аудитору до инспектирования чувствительного оборудования, в котором Гендрон совершенно не разбиралась? Неужели у нее не было более важного дела, чем отзывать сотрудника безопасности с его поста и доказывать тем самым, что для вас на борту этого корабля нет ничего святого?

– Джентльмены! – Кирк встал между ними, заставляя внушительным взглядом замолчать Чехова. – Хватит об этом!

– Пожалуйста, не перебивайте, капитан! – Очевидно, Тейлору было нечего больше сказать, но тем не менее он не желал отступать. – Я бы хотел дослушать до конца доводы лейтенанта Чехова.

– А мне ваш интерес .. – начал Кирк, но тут в нескольких шагах от них раздался пронзительный свист интеркома, откуда донеслось:

– Мостик вызывает капитана.

Кирк с помрачневшим видом приблизился к панели и нажал большим пальцем на клавишу. Чехов не понял, был ли капитан зол на него или на Тейлора.

– Кирк слушает.

– Капитан, это Спок. Мы обнаружили сигнал бедствия гражданского корабля на расстоянии двух парсеков от нашего курса. Мистер Зулу пока не сумел распознать принадлежность корабля. Однако по закону федерации мы обязаны предложить им свою помощь.

Чехов заметил, что все внимание Кирка переключилось на мостик и капитан даже кивнул, говоря в панель интеркома:

– Отключите сверхсветовую скорость, мистер Спок. Передайте командиру Петерсену на Сигму-1 о том, что мы меняем курс. Я иду наверх. Конец связи.

Он снова нажал на панель интеркома и взмахом руки приказал Чехову следовать за ним.

– Скотти, Боунз, сделайте здесь все, что сможете. Мы продолжим наш разговор позднее. Мистер Тейлор .. – Кирк окинул аудитора таким пронзительным взглядом, что Чехов подумал, будь он на месте Тейлора, то ощутил бы себя виновным за каждый проступок, совершенный всем человечеством со времен Древнего Рима. – Я настаиваю, чтобы вы никоим образом не вмешивались в наше расследование. Вам это понятно?

Тейлор стиснул зубы, с трудом сдерживая гнев.

– Все ясно, капитан. – Он ухмыльнулся, взглянув на Чехова с таким надменным видом, что у лейтенанта все внутри обожгло. – Во всяком случае мы с вами еще не договорили, лейтенант. Ваш капитан получит возможность ознакомиться с моим отчетом до того, как я его отправлю. Я обещаю вам, что он будет совсем не в восторге от того, что я вынужден буду там написать.

Кирк потянул Чехова за руку, с холодным бешенством оглядываясь на аудитора:

– Уж поверьте, мистер Тейлор, иного от вас я и не ожидаю.

* * *

Протяжное завывание сигнала общей тревоги эхом разносилось по мостику "Энтерпрайза" подобно крику ребенка, которого никому не удается успокоить. Зулу неуклюже двигал напряженными пальцами рычаги рулевого управления. Он знал, что сигнал тревоги был специально задуман таким, чтобы отличаться от субпространственного статического фона и корабельных шумов, но тембр звука от этого не делался приятнее. Этот бесконечный крик о помощи будил в воображении Зулу картины катастроф и различных бедствий, – картины, которые ему было нетрудно представить после того, что он увидел в это утро в транспортаторном помещении.

– Похоже, что это какой-то транспортный корабль, – спокойно заметила лейтенант Бхутто. Зулу кивнул, поглядывая на то, как поврежденный корабль увеличивается на смотровом экране в размерах по мере сближения с "Энтерпрайзом". Бело-голубое сияние Цигнуса Эридана затрудняло восприятие деталей, но уже было ясно, что сливающиеся на экране сегменты есть не что иное, как транспортный корабль.

– Мне непонятно, почему они не ответили на наш сигнал.

– Я не знаю.

Зулу слышал, как на другой стороне мостика Ухура пытается перейти на частоту вызова, но пока без всякого успеха.

– Но должна же у них быть подсистема субпространстственной связи, иначе мы не смогли бы зафиксировать их сигнал бедствия.

Бхутто прищурила глаза:

– Быть может, там никого и не осталось.

– Я стараюсь об этом не думать, – Зулу стиснул зубы, прогоняя из памяти видения забрызганного человеческими останками помещения. – Что это за особое свойство всех навигаторов, которое делает их вечно такими угрюмыми?

Двери турболифта раскрылись, прежде чем Бхутто смогла ответить. Зулу даже не потребовалось поворачиваться, он понял и так, что на палубе появился Кирк. Уже ощущалось окружавшее его энергетическое поле, заставлявшее приободриться всех членов экипажа, работающих на мостике. Краем глаза Зулу увидел, как Чехов прошагал мимо капитанской консоли и занял свое место на рабочей станции системы охраны.

– Сообщите изменения, мистер Спок. – Кресло капитана зашелестело всеми гидравлическими подвесками, когда он развернулся к смотровому экрану.

– Сейчас мы приближаемся к кораблю, терпящему бедствие, капитан, – спокойно ответил Спок. – Корабль или не может, или не хочет отвечать на наши запросы. Приборы показывают пока только то, что это межзвездный транспортный корабль устаревшей конструкции.

– Каково сейчас расстояние до него, мистер Зулу?

Зулу всмотрелся в мигающую белую линию в нижней части своего монитора:

– Двадцать тысяч километров с небольшим, сэр. Приблизительное время до контакта – четыре с половиной минуты.

– Гмм... – Кирк в задумчивости забарабанил пальцами по подставке консоли. – Мистер Спок, вы нашли внешние признаки повреждения этого корабля?

– Никаких, сэр! Судя по выбросу ионизирующей радиации из его двигательных отсеков, генераторы поля, скорее всего, в рабочем состоянии.

– Капитан, – серьезным голосом начал Чехов, – результаты поискового сканирования систем вооружения говорят о возможном наличии фазерных установок в обоих портах и во всех корпусах звездолета.

– Фазеры на транспортном корабле? – Вскочив со своего кресла, Кирк спустился на нижнюю площадку и наклонился над рабочей панелью Зулу. – Сделайте полную остановку, мистер Зулу, немного не доходя до зоны действия фазера.

– Слушаюсь, сэр!

Зулу взглянул на Чехова и через секунду увидел на своем мониторе приблизительный радиус действия систем вооружения чужого корабля, переданный ему с компьютера офицера безопасности. Зулу затормозил "Энтерпрайз" как раз у границы темно-красной сферы.

– Есть полный стоп, капитан!

– Держитесь здесь! – Кирк оглянулся. – Ухура, я хочу, чтобы вы прекратили попытки докричаться до наших друзей с этого корабля.

– Прекратить попытки, капитан? – с недоумением прозвучал голос офицера связи.

– Именно так. Предоставим теперь им возможность самим гадать в отношении наших планов.

Зулу обернулся и увидел, что Кирк спокойно расположился в своем кресле, хотя не отводил пристального взгляда от монитора.

– Ну вот, теперь и подождем.

На мостике воцарилась тишина, напряженная, но наполненная доверием молчавших людей, которые не в первый раз выполняли приказания своего капитана. На фоне их дисциплинированного спокойствия еще более раздражающим казался пронзительный вой сигнала бедствия. Медленно прошла одна секунда, затем другая.

– Орионский транспортный корабль "Умифиму" вызывает федеральный звездолет.

Внезапно раздавшийся суровый и хриплый голос заставил Зулу вздрогнуть. Он поежился, вспоминая предыдущие неприятные столкновения с орионцами. Смотровой экран продолжал оставаться подозрительно темным.

– Федеральный корабль, вы нас слышите?

Кирк кивнул в стороны Ухуры, и офицер связи ввела команду переключения канала на капитана.

– Говорит звездолет "Энтерпрайз", – жестким голосом произнес капитан. – Что у вас произошло, "Умифиму"?

Долгое время в открытом канале связи царило полное молчание.

– У нас проблема с двигателем, – ответил наконец кто-то из орионцев на другом конце канала связи. – Частичная дестабилизация управления полем привела к повреждению нашего сверхсветового ускорителя.

Зулу услышал, как за спиной у него закашлялся Спок. Ухура без чьей-либо команды переключила режим управления связи и заметила:

– Я отключила звуковой канал, мистер Спок, чтобы орионцы не могли слышать вас.

– Спасибо.

Помощник по науке повернулся к Кирку:

– Капитан, даже незначительная дестабилизация поля вызвала бы появление следов субпространственного излучения позади "Умифиму", когда этот корабль отключил сверхсветовую скорость. Однако наши приборы вообще не обнаруживают наличия подобных следов в районе Цигнус Эридана.

– Значит, орионцы хотят нас обмануть, но с какой целью? – Кирк импульсивно хлопнул себя ладонью по подбородку. – Не могут же они надеяться захватить корабль конституционного класса, далее если они и пираты...

– Это не пираты, капитан. – Уверенность в этом неожиданно наполнила Зулу, и он даже не понял сам, откуда у него появилась такая догадка. – Никто из орионских пиратов, которые встречались на моем пути, не умел так хорошо говорить по-английски.

– Нет, нет, – решительным голосом вмешался Чехов. – Зато орионцы-военные хорошо владеют английским. – Он снова бросил взгляд на смотровой экран, и Зулу тоже последовал его примеру, охваченный таким же подозрением. – Взгляни-ка на форму этого корпуса...

– ., и представь ее без этих дополнительных антирадиационных экранов, – подхватил Зулу. – А теперь еще уберем эти, якобы грузовые, отсеки...

– ., и мы получаем орионский истребитель класса "Т"! – торжествующим голосом заключил Чехов.

– Военный корабль! – Кирк резко поднялся со кресла и приказал:

– Мистер Чехов, немедленно включите полную защиту корабля!

По смотровому экрану пробежала волна светящихся точек – это офицер безопасности выполнял приказание.

– Мистер Зулу, отходим на десять тысяч километров, за пределы действия фотонной торпеды. Ухура, включите режим повышенной готовности по всему кораблю.

– Слушаюсь, сэр!

Пульсирующий золотистый свет добавился к привычному бледно-голубому освещению мостика, и повсюду заскрипели и защелкали консольные кресла, переводимые в боевое положение. Зулу глубоко вздохнул, чувствуя, как по его венам толчками разносится адреналин, и рывком двинул "Энтерпрайз" назад в безопасное положение.

– Федеральный корабль, вы бросаете нас в аварийной ситуации.

Громкий голос орионца, прозвучавший на мостике, заставил Зулу вздрогнуть, но он тут же вспомнил, что Ухура оставила канал связи только для приема. На смотровом экране не было заметно никаких изменений в положении чужого звездолета.

– Это квалифицируется как самое серьезное нарушение этики межзвездных отношений. Мы требуем объяснений!

Кирк хмыкнул и движением руки приказал Ухуре открыть канал связи снова.

– Если вы так хорошо знаете кодекс межзвездных отношений, орионский истребитель "Умифиму", – резко проговорил Кирк, – вы должны помнить, что ложное использование универсального сигнала бедствия тоже относится к нарушениям первой степени. Это грозит запрещением доступа во все космические порты Федерации на срок до одного стандартного года.

За этими словами последовало тягостное молчание, прерванное взволнованным голосом Ухуры:

– Капитан, этот "Умифиму" что-то передает по другому субпространственному каналу. Их сообщение зашифровано, но я считаю, что они зовут кого-то себе на помощь.

Спок наклонился над приборным дисплеем и принялся изучать направление передачи с орионского корабля.

– Капитан, приборы дальнего сканирования зафиксировали приближение другого корабля, идущего с третьей сверхсветовой скоростью. Он только что вошел в зону обнаружения.

Спок в задумчивости постучал пальцем по одному из регуляторов на своей панели.

– Сканирование также выявило какую-то тень позади приближающегося звездолета. Возможно, это корабль меньших размеров, идущий вслед за первым.

– А главный корабль – орионскйй? – спросил Кирк.

– Да, согласно предварительным показаниям. Хотя... – Спок поднял голову от своих мониторов с озадаченным видом, – ..он почему-то идет со стороны федерального пространства.

– Капитан, я принимаю сообщение от второго орионского корабля. – Ухура замолчала, вслушиваясь в сигнал, поступающий на ее пульт с чужого звездолета. – Они идентифицируют себя как орионский полицейский крейсер "Мекуфи", сэр, и говорят, что их направила Сигма-1 для того, чтобы нас арестовать.

Глава 8

Кирк потер рукой щеку.

– Я чувствую себя так, словно провалился в кроличью нору, – пожаловался он.

Зулу, понимающе кивнув, снова повернулся к смотровому экрану. Помимо мерцающего света, вызванного защитными полями "Энтерпрайза" и голубым сиянием Цигнуса Эридана, на экране высвечивались еще два корабля: обманчиво безобидный контур "Умифиму" и гладкие обтекаемые очертания "Мекуфи". Ни один из них не рисковал приближаться на расстояние действия боевых установок "Энтерпрайза".

– Ухура, вы можете выйти на прямой контакт с командиром орионской полиции?

– Я попробую, сэр. – Офицер связи на секунду склонилась над пультом, и ее темное лицо все напряглось во время разговора с орионским кораблем.

– Контакт установлен, сэр.

– Переключите на главный экран.

Зулу услышал, как за его спиной заскрипело кресло Кирка. Капитан поднялся и встал прямо перед экраном, на котором уже мерцало фокусирующееся изображение. Командир орионского полицейского корабля предстал перед ними широкоплечим и тяжеловесным. Эта особенность орионца объяснялась большой гравитацией на его родной планете. У всех орионцев кости были толстыми и прочными, а мускулы – массивными и могучими. Казалось, этот человек прямо-таки отлит из металла. Его густая черная борода была с военной точностью подстрижена по линии подбородка, а сзади виднелись две длинные косицы, заплетенные в серебристые кольца. На лице темно-зеленого цвета сверкали бронзового цвета глаза.

– Звездолет "Энтерпрайз", говорит командир полиции Шандакен. – Как и орионец с "Умифиму", этот командир говорил хотя и несколько неуверенно, но на безупречном английском. – Вы должны немедленно допустить нас на ваш корабль с целью обыска.

– Ответ отрицательный. – Кирк твердо сжал губы и помрачнел. – Нейтральные полицейские отряды не имеют полномочий производить обыск на кораблях Звездного Флота.

– Но у вас на борту есть преступники, за которыми охотится орионская полиция. – Командир обвиняюще поднял коротко обрубленный палец. – Вот здесь, прямо на вашем мостике!

– Что? – Кирк повернулся, и встретил ошеломленный взгляд Чехова. – Я не понимаю, о чем это вы говорите, Шандакен. Этот человек – один из моих линейных офицеров.

– Но он еще и орионский преступник. – Шандакен скрестил руки на своей необъятной груди и презрительно выпятил подбородок. – Он напал и ранил одного из моих полицейских офицеров на Сигме...

– Это не правда! – неожиданно проявившийся сильный акцент Чехова красноречивее всяких слов свидетельствовал о том, насколько он разгневан. – Я только лишь разоружил его, и больше ничего!

– Хватит, мистер Чехов, – спокойно произнес Кирк.

– ., а потом похитил у него оружие, – невозмутимо продолжал командир орионцев. – После чего тайно пронес его на борт вашего корабля...

– Он не делал этого! – Не выдержав такой клеветы, Зулу рванулся к экрану. – Капитан, Чехов отдал орионский фазер сотрудникам службы безопасности Сигмы-1. Я сам тому свидетель.

Кирк недовольно покачал головой:

– Мистер Зулу, я сказал, что хватит.

– ., не говоря уже о попытках воспрепятствовать законным мерам Ориона по розыску преступников.

Лицо Шандакена сделалось угрюмым.

– За все эти нарушения мы настаиваем на предоставлении нам права...

– Капитан, там была вовсе не официальная или законная процедура обыска! – Теперь уже Ухура перебивала продолжавшего произносить обвинения орионца. Ее взволнованное лицо выражало все оттенки негодования.

– Тот орионец попросту уничтожал федеральную собственность без всякого повода...

Кирк нахмурился:

– Командир Шандакен, извините меня, я должен немного посоветоваться с моей командой.

Орионец недовольно проворчал что-то, и его изображение растаяло, сменившись картиной необъятного звездного пространства. Кирк быстро повернулся к Чехову и пронзил его жгучим взглядом своих карих глаз:

– Ну вот, лейтенант. Помните, я просил вас дать объяснение в отчете о пребывании на Сигме-1? По-моему, вам следует дать его прямо сейчас.

– Да, капитан.

Офицер безопасности сидел выпрямившись перед своим пультом. Даже со своей рулевой консоли Зулу заметил, как побелели от напряжения костяшки пальцев русского, сжимавших рычаги управления.

– Мы увидели, как орионский полицейский напал на одного из торговцев на Сигме-1. Единственное, что я сделал, так это забрал у него фазер. Он, видимо, заявил на меня в станционную службу безопасности, а когда они меня арестовали, я им передал его фазер. – Щеки Чехова залились легким румянцем. – Все остальное вы знаете.

– Гмм, – Кирк не стал смотреть на Ухуру или Зулу для подтверждения услышанного. Он достаточно хорошо знал шефа службы безопасности. – Тогда это не похоже на истинную причину, по которой они примчались сюда за вами, мистер Чехов.

– Я знаю, сэр, – Чехов бросил недоуменный взгляд на силуэты кораблей, мерцающие на смотровом экране. – Мне ничего здесь не понятно.

– Орионцы известны своей злопамятностью, – заметил Зулу. – Быть может, они надеются раздуть из этого межзвездный инцидент и доставить неприятности Федерации.

– Возможно, – Кирк сделал знак Ухуре. – Соединитесь снова с командиром орионской полиции.

– Да, капитан.

Экран снова покрылся рябью, и вскоре появилось изображение мостика "Мекуфи". Шандакен поднял голову от наручного коммуникатора и удивленно моргнул глазами.

– Ваше совещание уже закончено, капитан? – спросил он.

– Да, и у меня есть к вам вопрос. – Голос Кирка звучал очень вежливо. – Поскольку ссора с вашим полицейским произошла на космической станции Звездного Флота, я полагаю, что вам известно положение, согласно которому любое разбирательство в отношении лейтенанта Чехова подпадает под юрисдикцию Федерации?

Кустистые брови орионца сдвинулись к переносице:

– Это нас не удовлетворит...

– Но это, тем не менее, единственный законный выход для вас, – спокойно подвел черту Спок.

Шандакен ударил кулаком по своему командирскому креслу.

– Мы отказываемся...

Экран неожиданно снова покрылся рябью, и вместо облаченного в красную форму орионца на нем появился другой – в бронзовом с черным костюме и, очевидно, с другого корабля. Его широкое лицо украшала еще более густая борода, чем у командира полицейских, а в мясистом темно-зеленом ухе болтался капитанский медальон. Позади молено было разглядеть мостик корабля явно военного типа, что совершенно не вязалось с допотопными грузовыми трюмами, видневшимися сквозь узкие окна.

– Звездолет "Энтерпрайз", вы находитесь на курсе, ведущем прямо в пространство орионских владений.

Глухой сердитый голос был тем же, который раньше вел разговор с "Умифиму".

– Это расценивается как вторжение в нейтральную зону Ориона.

Кирк плотно сжал губы:

– Наш курс проложен к границам федерации, командир, и мы получили приказ оставаться на нашей стороне этой границы.

Орионский военачальник фыркнул в ответ:

– Обычное федеральное двуличие! Зачем патрулировать границу, если нет какого-то интереса к тому, что находится по другую сторону? Я вас предупреждаю: если вы немедленно не измените свой курс, мы будем вынуждены открыть огонь.

– Чехов, – Кирк не сводил глаз с командира чужого корабля, – какую максимальную скорость может развить орионский истребитель класса "Т"?

– Четвертую сверхсветовую скорость, капитан.

– А полицейский крейсер?

Чехов несколько мгновений смотрел на свой монитор, затем покачал головой:

– Согласно нашим данным, не быстрее третьей сверхсветовой скорости. – Он поднял голову, и в его мозгу мелькнуло мрачное подозрение. – Если бы "Умифиму" не отвлек нас своим фальшивым сигналом бедствия, то "Мекуфи" ни за что не смог бы до нас добраться.

– Я тоже уже начал догадываться об этом, лейтенант.

Кирк опустил руку на плечо Зулу:

– Мистер Зулу, включайте сверхсветовые двигатели. Отойдем подальше от орионской границы. – Он бросил на экран озорной взгляд. – Включите шестую сверхсветовую скорость.

* * *

Спустя пять с половиной часов, когда Кирк наконец вышел из корабельного лазарета, в коридоре, к счастью, не было людей. Он потянулся и расправил плечи и неожиданно для себя вдруг стал высчитывать расстояние до орионской границы. Оставался, возможно, всего один день полета до того, как они будут вынуждены столкнуться с напряженными ситуациями, то и дело возникающими вдоль этой беспокойной части космоса. Боже, как противно сознавать, что прошедшие с начала полета дни только лишь приближали их к реальным действиям.

Он торопливо зашагал к ближайшему коридору в надежде на случайное появление там турболифта, при этом ритмично разминая пальцы в такт своим шагам. По своему опыту Кирк знал, что миссия, начатая плохо, чаще всего и кончалась плохо, и даже тот факт, что ни одна из возникших за время этого полета проблем не имела отношения к вражде между Орионом и Андорой, ничуть не успокаивал его. Сейчас его волновало только то, что его корабль получил радиационный удар, один из членов экипажа погиб, а главный хирург выше головы загружен работой из-за этих двух неприятных происшествий. Маккой даже не смог сам провести радиационную проверку Кирка, так как был занят оказанием помощи технику транспортаторной, совершенно раздавленному чувством своей вины и неподдающемуся никаким попыткам его успокоить. Если бы Кирк мог исправить хотя бы одну из неприятностей этого ужасного дня, то сам занялся бы тем, что делал доктор.

– Мистер Тейлор, – донесся из нижнего холла женский голос. – К сожалению, я не могу позволить вам выходить отсюда.

А тут еще эти аудиторы на его голову!

Кирк остановился, не доходя дюжины метров до коридора службы безопасности, сразу за переходом, по которому он мог бы добраться до турболифта и уехать. Он вслушивался в голоса, долетавшие из внутренних помещений отдела безопасности и становившиеся громче по мере того, как говорившие приближались к нему. Когда перед капитаном появился Джон Тейлор, вышедший из дверей, ведущих в помещения службы безопасности, Кирк постарался убрать с лица выражение недовольства и раздражения. Только каким-то дьявольским наваждением можно было объяснить появление здесь одного из аудиторов. Похоже, что на этот раз он помешает Кирку спокойно вернуться из лазарета к себе в каюту.

– Не пытайтесь меня испугать, – поучал Тейлор молодую женщину-кореянку, провожавшую его из помещений отдела безопасности. – Меня уже путали более крупные рыбы, чем вы, младший лейтенант Пак, но никому из них так и не удалось заставить меня выполнять их распоряжения.

Он стоял боком к Кирку, и искривленная линия рта делала его физиономию очень неприятной.

– Я совсем не пытаюсь вас запугивать, – начала Пак, но Тейлор не дал ей договорить.

– Если ваш лейтенант вдруг неким чудесным образом все же появится сегодня вечером, то уж скажите ему, что на меня не произвела никакого впечатления избранная им тактика сильной руки. Или он освободит Аарона Келли и снимет с него все обвинения, или Генеральный аудитор получит целую кучу фактов о недопустимом использовании силы подразделением Звездного флота. Вам понятно?

Кирку подумалось, а нельзя ли и на аудиторов накатать жалобу за превышение данных им полномочий.

– Мистер Тейлор, – продолжала настаивать Пак, с решительным видом шагнув вслед за аудитором, когда Тейлор повернул, направляясь по холлу в сторону Кирка, – попытка отключить экран, запирающий помещение гауптвахты, приравнивается к вторжению в пределы тюремной зоны, сэр. Если вы попробуете выйти из этой зоны, я буду вынуждена вас застрелить.

Девушка с отчаянным видом перевела взгляд на Кирка, пока еще не притрагиваясь к фазеру, висевшему у нее на бедре.

Кирк согласно кивнул. Ему даже не было интересно, как Тейлор преподнес бы этот инцидент, если бы Пак поступила по инструкции и исполнила свой долг дежурного офицера.

– Младший лейтенант, я вам разрешаю не открывать огонь.

Девушка молча и с очевидным облегчением расслабила плечи, а Кирк неторопливо шагнул в сторону и преградил путь Тейлору, когда тот попытался торопливо проскочить мимо него.

– Вы, кажется, на всякого производите одинаковый эффект, – ласковым голосом заметил капитан. – Не пойму только, мистер Тейлор, то ли это у вас такой талант, то ли приобретенное умение?

Тейлор приостановился, едва не врезавшись в капитана, и с тяжелым вздохом бросил Кирку:

– Мне нет дела до вашего сарказма, Кирк. – Он кивнул головой назад. – Вам известно, что там ваш шеф безопасности взял под арест одного из моих аудиторов?

Кирк медленно проследил взглядом за движением Тейлора и приподнял брови.

– Мне известно, что один из ваших аудиторов грубо нарушил инструкции, а лейтенант Чехов принял соответствующие меры. – Кирк важно поднял голову. – А я считал, что вы именно тот человек, который с большим уважением относится к действующим инструкциям.

– К инструкциям, капитан, – отреагировал Тейлор, осклабившись в ехидной улыбке. – Но не к попыткам использовать их с целью помешать действиям полномочных федеральных служб. Насколько мне известно, Аарон никого не убил и не продал секреты Звездного Флота в руки клингонов.

– Мистер Келли вызвал ложную тревогу, – назидательно начал Кирк, – и таким своим действием поставил под угрозу безопасность всех людей, находящихся на этом корабле.

– Поставил под угрозу? – Тейлор засмеялся, но в его темных глазах сверкали угрожающие огоньки. – Не валите с больной головы на здоровую, Кирк, вспомните-ка лучше, что это ваш человек сломал нос моему сотруднику.

Кирк поспешно убрал руки за спину, чтобы не показать, что правая рука у него уже сжата в кулак.

– Вашему парню ужасно повезло, что Чехов не сломал ему шею.

Тут же капитан пожалел о том, что сказал, и готов был с досады лягнуть сам себя. Рот Тейлора растянулся в хищной улыбочке, и с наигранной невинностью он спросил:

– Могу я процитировать это ваше высказывание?

"Как жаль, что инспектирование того транспортатора проводила несчастная Гендрон, а не сам Тейлор", – подумал Кирк.

– Вы можете поступать, как вам заблагорассудится, – ответил он. – Но только если ваши действия не выходят за пределы вашей каюты.

Тейлор вытянул шею и заморгал.

– Простите, что?

Раз уж Тейлор вознамерился закидать Генерального аудитора своими жалобами, то Кирк подумал, что и ему неплохо бы основательно перетряхнуть готовящийся отчет. Он больше не даст людям аудитора одним спускаться в корабельные помещения.

– Я ограничиваю ваше передвижение по кораблю пределами жилой зоны, мистер Тейлор, – сказал Кирк, подражая невинному выражению лица Тейлора. Хоть небольшое, но настоящее удовлетворение почувствовал он, заметив промелькнувшее на лице аудитора выражение досады. – Сотрудники службы безопасности расследуют причины трех смертей, происшедшие на корабле, но это не отменяет их повседневных дежурств по кораблю. Лейтенанту Чехову теперь совсем некстати, чтобы вы путались у них под ногами, занимаясь изучением эффективности их службы, а я тем более не хочу, чтобы вы заявлялись ко мне всякий раз, когда что-то на корабле вам придется не по душе. Так что... – Кирк поднял руку и, не отводя взгляда с Тейлора, махнул, подзывая офицера Пак. – Младший лейтенант Пак, почему бы вам не проводить мистера Тейлора до его каюты? Заодно проверьте, находится ли аудитор Чайкен в своей комнате. Я не думаю, что надо ставить охранника у дверей, но, если мистер Тейлор захочет, я уверен, мы сможем обеспечить и это.

Тейлор резко отдернул локоть, когда младший лейтенант прикоснулась к нему.

– Это было бы совершенно излишне.

– проворчал он, сердито глядя на охранницу. Кирк натянуто улыбнулся и кивнул:

– Я рад слышать такое.

– Можно ли нам выходить из своих кают после того, как ваши люди закончат проводить расследования?

Кирк пожал плечами:

– Лучше поговорим об этом позднее, когда придет время. – Он кивком указал Пак в сторону турболифта, и девушка заторопилась выполнять приказание, поддерживая Тейлора за локоть, несмотря на его попытки увернуться. – Однако хочу вас предупредить, – сказал Кирк им вслед, – расследования не всегда идут так, как хотелось бы. А у лейтенанта Чехова, кроме этого, еще великое множество других дел.

* * *

К 23 часам Чехов уже подумывал о том, что было бы лучше, если бы Кирк принял решение оставить сотрудников безопасности на мостике для ведения боя с орионцами. Это, по крайней мере, избавило бы его от необходимости присоединяться к своим сотрудникам, работающим на очистке помещения транспортатора, а возможно, новые заботы отвлекли от неприятностей последних дней: тройного убийства, недавно обнаруженных Скоттом мелких пропаж в инженерной службе и планов Тейлора разогнать его отдел. Он стоял, прислонившись спиной к стенке кабины турболифта, и держал в руке три инфракрасных щитка, тихо позвякивавших друг о друга. Чехов почувствовал, что лифт тормозит у седьмой палубы, и стал думать о том, как бы ему не заснуть за то долгое время, пока откроются двери лифта, Чехов не видел Тейлора со времени их стычки днем. Вскоре после того как орионцы скрылись из вида, получив разрешение, лейтенант отправился в зону технической службы и допоздна был там вместе с людьми Скотта, составляя список различных технических предметов. Они долго искали резак, конденсатор и счетчики, которые неожиданно куда-то запропастились, причем никто из технического персонала не знал куда. Младшие инженеры были уверены, что кто-то украл все недостающие инструменты, однако сам Чехов полагал, что после инцидента с транспортатором все просто перенервничали и склонны были подозревать кого-то в нечестности.

– Ну зачем кому-то нужны все эти вещи? – спрашивал Павел у инженеров. Но те только пожимали плечами и не могли ничего сказать. Они принесли Чехову щитки, которые он передал в техническую службу для ремонта несколько дней назад, и ушли заниматься своей работой. Никто не желал долго обсуждать тему пропажи.

"Вот когда приходится жалеть о том, что Тейлору не дали доступа в инженерно-технические помещения", – размышлял Чехов, направляясь вдоль затемненного коридора к своему кабинету. Даже малейшего шанса заподозрить Тейлора в причастности к пропаже было бы достаточно, чтобы объявить это веским основанием для его изоляции и затем отправить на гауптвахту в компанию Келли. Правда, это, вероятно, могло бы автоматически гарантировать последующий разгром службы Чехова, и, значит, такая идея уже переставала выглядеть очень привлекательной. Чехов устало переложил щитки из одной руки в другую и продолжал размышлять над тем, мог ли Тейлор и в самом деле разглядеть какие-то структурные упущения, которые не заметили они с Кирком, или же попросту в основе всего лежало обычное неприязненное отношение и ничем не обоснованное предубеждение аудитора к нему и его службе. Чехов страстно желал, чтобы именно последнее предположение оказалось верным.

Шагая по проходу к столу дежурного, Чехов услышал обрывки какого-то разговора. Он узнал дежурных охранников по тембру голосов, по характерным изменениям интонации и длине фраз. Это были Реччи и Пак. Безмятежный характер их беседы указывал на то, что все было в порядке, и Чехов решил не беспокоить дежурных. Все равно он сейчас был не на службе, да и можно будет утром прочесть их отчеты.

Он бросил щитки на свой стол, где валялись непросмотренные ленты и непрочитанные бумаги, и понял, что устал, потому что этот беспорядок его сейчас ничуть не раздражал. Чехов уже хотел повернуться спиной к столу и открыть шкаф, расположенный сзади, но в этот момент заметил рядом с компьютером листочек, на котором его собственной рукой было написано: "Суини".

Он опустил голову и положил руку на инфракрасные щитки, собираясь убрать их. О Боже – Суини! Надо еще собрать вещи Суини в дежурном помещении и передать их в грузовой отсек для отправки на Землю. Взяв щитки со стола, Чехов повернулся к шкафу, подождал, пока пройдет процедура опознавания по сетчатке глаз, произнес привычные слова голосовой идентификации, отпер дверцы своим ключом и постарался не задвигать щитки слишком глубоко в шкаф, а сам все это время думал о том, что придется всю служебную карьеру молодого офицера уложить в несколько метровых кубических коробок, которые должны уместиться в углу маленького гражданского челнока.

Вот в такие моменты Чехов по-настоящему ненавидел свою работу.

Уже несколько часов дежурная комната была пуста. Войдя в дверь, Чехов включил освещение, и скоро темнота исчезла со столов и шкафчиков, а он стоял и вслушивался в звенящую в ушах ночную тишину, так непохожую на привычный дневной гул голосов в этой комнате. Поначалу он не заметил белую упаковочную картонку, которую еще утром сам же оставил здесь. Но потом, увидев упаковочную корзину, стоящую вместе с тремя такими же на столе, придвинутом к стене, Чехов почувствовал облегчение и легкое угрызение совести. Кто-то другой, возможно, Коффи, сосед Суини, уже уложил вещи погибшего офицера и сделал отметки для их транспортировки. "Одной заботой теперь стало меньше", – подумал Чехов и пошел между столами и стульями проверить маркировки на коробках. Это была такая работа, которую он не хотел бы поручать никому другому.

На первой коробке лежала написанная от руки записка: "Шеф, пожалуйста, отправьте и это", а под ней – несколько забытых вещиц.

Чехов стал перебирать оставленные предметы, чувствуя себя непрошеным гостем, попавшим на похороны в чужую семью. Диск, наполненный самой разной информацией – фотографиями, музыкой, текстами. Он сделал на нем пометку и отложил в сторону. Небольшая веточка с засушенными цветками, рукописные поздравления от трех разных людей, беспорядочная яркая россыпь снимков игры в хоккей на площадке, в которую охранники играли на последней стоянке. Чехов переложил фотографии в том же порядке и подсунул всю стопку под листок с запиской, стараясь не смотреть на улыбающееся лицо Суини.

– Ты включил в своей каюте тревожный сигнализатор, – раздался за спиной ворчливый голос Зулу. – Теперь он срабатывает всякий раз, когда кто-то пытается зайти в твой кабинет. Я не хочу показаться грубым и так далее, но все-таки спрошу: слово "жопа" тебе знакомо?

Чехов вздрогнул и обернулся, чувствуя, что вспышка раздражения, охватившего его в этот момент, выражает лишь малую долю досады, угнетающей его настроение. Но на что он досадует, Чехов не знал точно. Он вытер глаза тыльной стороной ладони, словно пытался что-то смахнуть с лица.

– Что ты здесь делаешь?

Зулу устало прислонился к косяку двери дежурного помещения. Его форменный китель был расстегнут и измят, одной рукой он прикрывал глаза от падавшего сверху света и, прищурившись, смотрел на своего друга.

– Нет, все-таки я тебя ненавижу. Только посмотрите на этого типа! Он и одет по всей форме, и чисто вымыт, и даже бриться ему не нужно. – Зулу наклонил голову и взглянул на часы в дежурном помещении. Затем потянулся с сонным видом и громко простонал:

– Боже мой, Павел! Да ты хоть знаешь, сколько сейчас времени?

Чехов бросил беглый взгляд на часы, хотя имел четкое представление о времени.

– Зулу, так что же все-таки ты здесь делаешь? Тебе же утром выходить в первую смену.

– Ни на какую работу я не пойду, пока не попаду в свою комнату, чтобы принять ванну и переодеться!

Не переставая зевать, он плюхнулся на один из стульев. "Прекрати это, – со злостью подумал Чехов. – Нет у меня сейчас времени для сна!" Однако заряд уже взорвался. Чехов почувствовал, что и сам стал зевать.

– По-моему, я засну на твоем диванчике. Где, черт побери, ты пропадал?

"Пытался спасти свой отдел", – хотел было ответить Чехов, но понял, что это было далеко от истины. Он пока еще не был убежден в существовании каких-то недостатков, если не считать аудиторов. Чехов принялся снова протирать глаза, на этот раз чтобы отогнать прочь сонливость. Затем повернулся и стал заглядывать поочередно во все коробки с вещами Суини, пока не нашел одну, где оставалось свободное место, куда можно было бы положить вещи, собранные охранниками в последний момент.

– Я просто занимался своими делами.

Зулу хмыкнул недоверчиво:

– Ты знаешь, весь смысл наличия у начальника подчиненных состоит в том, чтобы они продолжали делать его работу, даже когда он отдыхает. Или старшим офицерам повышают рейтинг эффективности в случае, если они работают до тех пор, пока не заснут?

Последние слова Чехову показались невыносимо обидными. Он с трудом подавил желание отшвырнуть коробку к стене.

– Зулу, иди к себе!

– Эй...

– Уходи отсюда!

Чехов услышал, как рулевой заерзал на стуле. Ему показалось далее, что Зулу намерен последовать его просьбе и оставить его одного. Однако вместо этого послышался звук закрывающейся двери в дежурное помещение, и Зулу спокойно, с расстановкой, произнес:

– У тебя все в порядке?

– Я уже зака...

– Смотри на меня!

Чехов замер, держа в руке цветочную веточку, не найдя в коробке места, где цветы могли бы уместиться без риска оказаться поврежденными. Наконец, положив ее на фотографии, он повернулся лицом к Зулу.

Рулевой всегда изумлял Чехова тем, с какой энергией и желанием интересовался всем на свете. В этом проявлялась присущая только ему какая-то сверхчеловеческая способность, помогавшая всего за пару недель добиться успехов в освоении нового увлечения и наделившая его талантом пилотировать звездолет лучше любого из коллег. Однако эта же способность делала Зулу совершенно невыносимым, когда дело касалось личных взаимоотношений.

– Павел, что с тобой случилось? – Чехов отвернулся в сторону, чтобы спрятаться от прямого выжидающего взгляда Зулу.

– Просто слишком много на меня обрушилось с тех пор, как произошла эта трагедия. Вот и все.

И тут он совершил ошибку, отважившись наконец взглянуть на Зулу, чтобы убедиться, что его уловка удалась. В результате вся его выдержка расползлась на клочья, словно туман под свежими порывами ветра. Черт бы побрал этого Зулу! Если бы не их давняя дружба, Чехов, наверное, возненавидел бы этого человека.

– Эх, Зулу! Знал бы ты, как я устал, – выдохнул лейтенант, опускаясь на стул рядом.

– Ну так иди и отдохни! – посоветовал Зулу, с недоумением пожимая плечами и показывая, что ему совершенно нечего добавить к этому.

Чехов наклонился вперед и опустил лицо в ладони. Неожиданно оказалось, что для него даже просто сидеть выпрямившись чересчур утомительно.

Хотелось только одного – чтобы побыстрее прошли часы, отведенные на сон, и он мог вновь возвратиться к своим попыткам решить проблемы, которые сам еще не мог четко определить.

– Я не знаю, что мне делать, – признался он Зулу сдавленным голосом, звучавшим искаженно сквозь прижатые к лицу ладони. – Джон Тейлор хочет распустить мой отдел. Он вздумал пересмотреть обязанности моих сотрудников и фактически отстранить меня от работы. А я не знаю, что мне следует предпринять, чтобы помешать ему.

– А он действительно может сделать это? – удивился Зулу.

Чехов кивнул и выпрямился на стуле, запуская пальцы в волосы.

– Насколько мне известно, да. Что ему помешает? Разве не за этим Федерация направила сюда аудиторов, чтобы они нам всем рассказали, насколько хорошо мы справляемся со своей работой?

Павел взглянул на Зулу, сидевшего за столом напротив и внимательно смотревшего ему в глаза.

– Я всегда хотел только одного – быть хорошим офицером. Мне никогда и в голову не приходило, что появится кто-то вроде этого Тейлора и станет утверждать, что я – плохой офицер.

– Ладно, не валяй дурака! Ты как раз хороший офицер.

У Чехова было чувство, что Зулу и сам заметил, каким снисходительным тоном он произнес эти слова.

– Я теперь уже ни в чем не уверен, – вздохнул Чехов. – Я все время думаю, что следует быть более уверенным, собранным, более решительным в своих действиях. Я постоянно чувствую... – Павел едва не сказал "боязнь", – боязнь из-за того, что недостаточно готов брать на себя ответственность за жизни такого большого числа людей. Однако такое признание стало бы доказательством его слабости. И это как раз в то время, когда годились только самые решительные действия. – Я просто не хочу, чтобы случилась какая-то новая неприятность, – после некоторого молчания заключил Чехов, стараясь не смотреть на Зулу. – Я не хочу, чтобы кто-то еще погиб. По крайней мере, пока я здесь, пока я командую отделом и пока все надеются на мое умение предотвращать такие случаи.

Зулу медлил с ответом. Чехов поймал себя на том, что в голове у него вертится мысль: "Мне нельзя было присаживаться". По телу начинала расползаться сонливость и усталость. Он хотел собраться с силами и подняться со стула, но тут Зулу обратился к нему:

– А что именно ты имел в виду, когда сказал: "Пока я здесь"?

Чехов почувствовал, как покраснел, и понял, что Зулу заметил его испуг и досаду, прежде чем он сумел придать своему лицу обычное выражение. "Всему виной – недосыпание, – сказал он сам себе. – Надо же было дойти до того, чтобы вести беседу, не сознавая смысла произносимых слов. Я сам виноват, потому что слишком много вспоминал о "Конго", о Роберте. В конце концов, ни один из придуманных способов не мог бы их спасти".

– Ничего особенного. – Вставая, Чехов старался не выглядеть взволнованным. Однако притворство давалось ему нелегко даже в таких глупых ситуациях, как сейчас. – Я просто устал и не соображаю, что говорю.

Зулу продолжал сидеть и с недоверчивым видом наблюдал за Чеховым.

– Ты только что очень хорошо соображал, что говоришь.

Чехов остановился у выхода и пожал плечами, грустно улыбаясь:

– Иногда и такое случается. – Он приставил палец к виску и изобразил, как нажимает на спусковой крючок пистолета. – А тут еще навалилось одно к одному.

– Несомненно. – Было непохоже, что Чехову удалось убедить Зулу.

– Ладно, уже поздно. – Чехов двинулся к выходу, избегая дальнейших расспросов Зулу. – Тебе действительно нужно идти домой и поспать немного, как впрочем и мне.

Зулу несколько секунд смотрел с таким видом, словно намеревался продолжить разговор, но затем передумал и поднялся со стула, направляясь вслед за Чеховым по коридору.

– Я не могу попасть к себе. Один поразительно выдающийся шеф безопасности лишил меня возможности проникнуть в мою каюту, подобрав такой входной шифр, который я не в силах был запомнить. – Зулу потянулся и, поморщившись, стал растирать себе плечо. – Хотелось бы мне также выразить пожелание, чтобы у начальника безопасности был более удобный диванчик.

Чехов улыбнулся, и только потому, что хотел порадовать своего друга. Неожиданно он почувствовал прилив благодарности судьбе за то, что рядом с ним в это трудное время есть такой человек, как Зулу.

– Этот шеф безопасности выбрал для тебя красивое и легкое для запоминания число – семьдесят два сорок девять.

Зулу скорчил недоуменную физиономию, продолжая застегивать свой китель.

– Но я и набирал такое число.

– Нет, ты ошибся.

– терпеливо заметил Чехов.

– Если бы ты набрал это число, то давно бы уже отдыхал в своей комнате.

Когда они подошли к каюте Зулу на шестой палубе, рулевой забежал вперед и, прежде чем Чехов успел посмотреть на значение шифра на замке, набрал на нем четыре цифры.

– Ага! – торжествующе воскликнул Зулу. Чехов вздохнул и наклонился над плечом Зулу, чтобы взглянуть на замок.

– Ну и что? Это означает только то, что ты три раза набирал не правильный шифр и этим заблокировал всю систему.

Зулу поморщился, глядя на запирающий механизм.

– Я пробовал только один раз. И я готов поклясться, что набирал правильный шифр.

Чехов пожал плечами, не зная что еще сказать.

– Значит, кто-то пытался проникнуть в твою каюту.

– Замечательно, – простонал Зулу. – Я еще не закончил наводить порядок после первого раза!

Он отошел в сторону, давая Чехову возможность открыть панель и вручную включить механизм двери.

– Ну что же им нужно в таком случае? У меня же ведь нет ничего ценного.

– Мне и в тот раз не показалось, что они забирались к тебе с целью ограбления.

Чехов не представлял себе, какие мотивы могли двигать теми, кто решился таким способом доставить огорчения рулевому. Не зная, как еще утешить друга, он добавил:

– Вообще-то система защиты твоей двери сработала хорошо, поэтому я не думаю, что стоит беспокоиться. Просто сообщи мне, если кто-то попытается снова проникнуть к тебе.

Удрученный Зулу кивнул со вздохом:

– Кстати, могу я попросить тебя об одном одолжении? Просто на всякий случай, если кто-то вломится ко мне.

– Смотря о чем, – честно ответил Чехов, не желая давать поспешного согласия. – Что ты имеешь в виду?

– Подержи у себя моих ящериц.

Глава 9

Ночью Зулу приснился кошмарный сон, и он проснулся от собственного крика. Невыразимый ужас вытолкнул в кровь такую ударную дозу адреналина, что он выскочил из-под простыни и добежал почти до самой двери, пока сообразил, где находится. В голове царил полный переполох. Прошло, вероятно, не более трех часов с тех пор, как Чехов привел его в каюту. Приснившийся кошмар был рожден тем реальным событием, которое Зулу спросонья не сразу мог оценить: на корабле звучал сигнал декомпрессионной тревоги. Зулу замер на ходу, чертыхнулся, но уже было поздно – автоматические датчики у двери уже запустили механизм открывания. Ожидая, что за дверью его встретит холод и вакуум, Зулу заставил себя сделать глубокий выдох.

Металлические панели разошлись в стороны, но за ними оказался не опустошающий черный вихрь безвоздушного пространства, а тепло, свет и гомон обеспокоенных голосов. Другие члены экипажа выбирались из своих кают, и встревоженные лица людей казались странными на фоне измятого ночного белья. Зулу с наслаждением вдохнул воздуха и тут же поймал удивленный взгляд Ухуры, стоявшей на другой стороне коридора. Покраснев, он смутился и юркнул в свое жилище.

– ., возможно, повреждение корпуса только в районе шестой палубы.

Спокойный голос Спока разнесся, отдаваясь эхом, по коридору. Это заработала корабельная связь, приглушившая завывающий сигнал тревоги. Зулу напряженно вслушивался в сообщение, торопливо натягивая форменную одежду.

– Проводите эвакуацию всех секторов в соответствии со стандартными аварийными правилами. По окончании докладывайте в центр анализа повреждений. Повторяю, есть опасения, что корабль получил повреждение только в районе шестой палубы. Весь персонал должен немедленно покинуть жилые помещения.

За дверью забегали члены экипажа, спешившие добраться к ближайшему входу в турболифт. Зулу набросил китель на голое тело, с сожалением окинул взглядом пустой бассейн для лилий и миниатюрные джунгли, образованные собранными вокруг пруда растениями, и побежал к двери. Когда дверь открылась, за ней оказалось смуглое взволнованное лицо Ухуры.

– С тобой все в порядке?

Зулу кивнул в ответ, продолжая чувствовать, как горят от волнения щеки.

– От смущения еще никто не умирал, – криво усмехнулся он. В стороне, у поворота, группа членов экипажа спокойно дожидалась своей очереди в турболифт. Зулу огляделся, и чувство беспокойства полностью вытеснило другие эмоции. Команда действовала быстро и четко, чего нельзя было сказать об охваченных паникой штатских.

– Ты видела кого-нибудь из аудиторов? – обратился он к Ухуре, стараясь перекричать завывания сирены.

– Нет. – Порыв ветра всколыхнул ее длинное платье цвета бронзы. От страха у Зулу участилось сердцебиение, но, осмотревшись, он понял, что причиной сквозняка было то, что кабина турболифта двинулась при открытых внешних дверцах. На ее место подъехал следующий лифт, и эвакуация продолжилась почти без задержки.

– Может быть, они поехали на другом турболифте?

– Но ведь этот ближе всего к их каютам.

– Они могут этого и не знать, – решительным голосом заявила Ухура.

– Им объяснили порядок эвакуации из этой зоны в случае аварийных обстоятельств. Они должны были выйти именно сюда! – Зулу повернулся и выглянул в пустой коридор, чувствуя, как по его спине побежал холодок. Он быстро принял решение. – Обожди меня здесь! Я скоро вернусь.

– Эй! – Ухура с неожиданной силой схватила его за руку и удержала на месте. – Ты куда это собрался? Турболифт вон там.

– Я хочу поискать аудиторов. Если они задержатся еще немного, то скоро опустятся переборки и они окажутся в ловушке.

Зулу осторожно высвободил свою руку. Позади них промчался турболифт, унося последних людей из их сектора, а на его место прибыла уже третья кабина. Зулу едва удержался, чтобы не заскочить в нее.

– Оставайся здесь и подержи лифт для меня. Компьютер может больше не прислать кабину.

Умные темные глаза девушки подозрительно прищурились:

– Зулу, по-моему, ты пытаешься отправить меня в безопасное место?

– Да, – прямо ответил он. – Потому что я хочу, чтобы кто-то на корабле знал, где я, если переборки закроются.

– О, – девушка нахмурилась, с неохотой, но все-таки кивнула. – Ладно, твоя взяла. Беги, проверь аудиторов, а я подожду тебя здесь.

– Спасибо.

Зулу глубоко вздохнул и оттолкнулся от стены, почему-то вообразив, что установилась нулевая гравитация и для движения ему нужен толчок. Он успел заметить, когда сворачивал по коридору, что Ухура смотрит ему вслед и держит руку на рычагах ручного управления турболифтом. Она выглядела обеспокоенной.

Пустой коридор казался огромным. В нем гулко отдавалось эхо звуков, и красные пятна отблесков аварийной сигнализации пульсировали на стенах. Зулу побежал, не задерживаясь, туда, где находились каюты аудиторов. Служащие Звездного флота хорошо понимали всю серьезность декомпрессионной тревоги. Они знали, как провести эвакуацию из опасной зоны до того, как атмосферное давление проведет эвакуацию вместо них. Только гражданские лица могли пребывать в ложном убеждении о собственной безопасности. "Да не волнуйся ты об этом! – бросил ему как-то раз администратор на одной из станций, когда он и семеро других офицеров Звездного флота вскочили и побежали отыскивать аварийные переборки, услышав станционный сигнал декомпрессионной тревоги. – Этот сигнал тут вечно срабатывает, но это вовсе ничего не значит".

И действительно, ничего серьезного тогда не произошло. Совершенно не так действовали во время сигнала тревоги на "Энтерпрайзе". Если на корабле еще не возникло повреждение корпуса, значит, это произойдет с минуты на минуту. И тогда уже ничто не спасет аудиторов. Они будут просто отрезаны защитными аварийными переборками от остальных частей корабля.

Панель двери первой из аудиторских кают не открылась, и золотистое свечение на ней указывало на то, что дверь была заперта изнутри. Зулу отступил назад и включил внутренний громкоговоритель:

– Мисс Чайкен! На корабле декомпрессионная тревога! Вам следует срочно покинуть свою каюту!

Ответа не последовало. Зулу чертыхнулся и побежал по коридору к следующей двери. Каюты аудиторов были связаны общей ванной комнатой. Не исключено, что они засиделись допоздна в одной из кают.

"Хорошая мысль, Зулу, – подумал он. – Я смогу сейчас увидеть, как они начнут громко кричать друг другу об оценках эффективности".

Вторая дверь, к удивлению, послушно стала открываться, как только он ударил по панели. Зулу улыбнулся и осторожно ступил в тускло освещенное помещение. Воздух внутри каюты был слегка затхлым.

– Мистер Тейлор? Мистер Тейлор, вы здесь?

Не увидев никаких признаков движения в темноте, Зулу протянул руку и включил освещение. Сразу же в глаза ему бросилось лежавшее на полу тело мужчины. На бежевом ковре резко выделялись взлохмаченные волосы и измятый костюм. Неестественный поворот головы и шеи, похожих на отвернутый клапан конверта, сразу же убедили Зулу, что помощь врача уже не понадобится. Джон Тейлор был мертв.

– О Боже! – Зулу подошел поближе к телу аудитора, еще не зная, что собирается искать, но понимая, что кто-то должен осмотреть труп. В комнате не было явных следов борьбы: разбросанные блокноты и записи вокруг распростертого на полу тела Тейлора выглядели так, будто он выронил их, падая. Никаких синяков или царапин на коже аудитора не было заметно. На его лице застыло выражение легкого удивления.

Зулу бочком протиснулся мимо мертвого Тейлора только лишь для того, чтобы заглянуть в открытую дверь ванной. Его взгляд замер: на полу ванной лежало опрокинутое навзничь тело женщины. Длинные волосы закрывали лицо. Липкое красное пятно, растеклось по полу.

Кислый и горячий приступ тошноты подкатил к горлу. Зулу повернулся и бросился назад в коридор, стараясь не вдыхать в себя пропитанный запахом крови воздух.

* * *

Короткий настойчивый сигнал пробился сквозь сон, быстро возвращая Чехова в бодрое состояние и заставляя вскочить на кровати еще до того, как сознание распознало доносившийся звук. Первым делом он заметил в темноте мигающий янтарный свет. Затем перевел взгляд на расположенную рядом с рабочей станцией панель безопасности. На ней горел сигнал тревоги, свидетельствовавший о том, что кто-то пытается попасть в кабинет отдела безопасности, не зайдя предварительно к Чехову. Он выбрался из постели, откинув простыни, и на ходу схватил брюки и рубашку. В ванной безмятежно потрескивали ящерицы Зулу, вторя в тон резкому сигналу тревоги.

Продевая ноги в брюки, Чехов бросил взгляд на стоявший на столе хронометр. Затем он протиснул плечи в рубашку, уже выбегая из дверей и даже не пытаясь найти ботинки. Хронометр показывал три часа ночи. Стоявшие на вахте в этот час Дэвидсон и Тэйт прекрасно знали, что нельзя ломиться в кабинет шефа службы безопасности, не поставив его в известность. Впрочем, это было известно всем охранникам. Вывод напрашивался один: пытавшийся проникнуть к Чехову не принадлежал к службе безопасности, а возможно, вообще был чужим на "Энтерпрайзе". Чехов вспомнил про Келли и ложную тревогу постороннего проникновения. Однако, сразу же отбросил мысль о такой шутке, как слишком идиотской, даже для аудиторов. Затем он вспомнил о твердом убеждении Скотта, считавшего, что Суини, Гендрон и Пэрвианс были убиты в результате чьего-то сознательного действия. Он не смог с такой же легкостью отделаться от этой мысли.

Дверь в кабинет Чехова была первой от входа в отдел службы безопасности. Первая комната кабинета была пустой и темной, но Чехов заметил легкий отблеск света, проникавший через открытый внутренний проход. Бесшумно ступая на цыпочках, он приблизился к внутренней двери и выглянул из-за косяка. Включенный рабочий терминал отбрасывал беловатый свет на сейф-шкаф с оборудованием, стоявший позади его стола. Однако никто не дожидался его в этой небольшой комнатке. На первый взгляд ничего здесь не было нарушено, ничего не пропало. Чертыхаясь в адрес того, кто прервал его сон, Чехов потянулся к столу, чтобы выключить монитор. Однако, всмотревшись в графическое изображение на экране, он замер.

Круговая паутина из голубых линий представляла из себя схематический чертеж шестой палубы главного корпуса "Энтерпрайза". Жирный белый крест отмечал то место, где располагался тридцать девятый сектор. Рядом с этим знаком кто-то размашисто написал: "БОМБА". И внизу: "ЛУЧШЕ ПОТОРОПИСЬ!"

Чехов почувствовал, как у него похолодели руки. Рванувшись назад от стола, он помчался по коридору к дежурной комнате службы безопасности, в которой были шкафы, заполненные различным снаряжением. Светильники разгорелись до половины своей мощности, когда он, пробегая через дверь, хлопнул по выключателям. Благодаря отсутствию на нем обуви и слабому трению Чехов проскользил на ногах последние метры пути. Когда он врезался в шкаф со снаряжением и с грохотом распахнул дверцу, один из младших лейтенантов, несших вахту за столом дежурного, выбежал в холл.

– Кто здесь?

– Дэвидсон! – закричал Чехов, срывая с полки аппарат для обезвреживания взрывчатки. – Объяви по отделу приказ повышенной готовности!

– Лейтенант Чехов? – Девушка-охранница заглянула в комнату и сразу же выскочила обратно в коридор, когда Чехов стремительно промчался мимо нее. – Что случилось?

Но он не стал задерживаться ради объяснений и прокричал на ходу:

– Оставайтесь здесь у дежурного стола вместе с Тэйтом на случай, если вы понадобитесь капитану. Я бегу на шестую палубу.

– Есть!

Чехов прогрохотал вверх по лесенке, ведущей на следующую палубу, не рискуя пользоваться лифтом, где он мог бы попасть в ловушку, если бы угроза взрыва бомбы оказалась настоящей и взрыв произошел бы до того, как он сумеет ликвидировать эту опасность. Как только он отбросил верхний люк, сразу же повсюду вокруг загудели сигналы декомпрессионной тревоги. Чехов ощутил острое желание осмотреть каждую каюту на этой палубе, но сдержал свой порыв. Самую полезную информацию, он получил в виде предупреждения на своем терминале. В эти минуты он не мог проигнорировать такое предупреждение, если существовала хотя бы малейшая реальная угроза. "Сектор 39, – повторил он про себя. – В этом месте находится каюта Зулу. Там же рядом живет Ухура. В этом секторе каюты более пятидесяти членов экипажа!"

К этому времени эвакуация на палубе была уже закончена. Чехов с ужасом подумал, чувствуя острую боль в животе, как давно уже объявлена декомпрессионная тревога и как мало времени осталось, видимо, для обнаружения и обезвреживания взрывного устройства. Крепко сжимая чемоданчик с противовзрывным снаряжением, он проклинал себя за то, что в спешке не обулся и теперь не мог бежать еще быстрее.

Чехов повернул на последнем перекрестке коридора, оттолкнулся от противоположной стены и успел лишь заметить, что кто-то выскочил из дверей перед самым его носом. Они столкнулись друг с другом и, барахтаясь, покатились по полу.

* * *

Кирк резко вскочил со своей койки, торопливо протягивая правую руку, чтобы ответить на свисток интеркома, хотя сам еще не вполне проснулся и не понимал, что происходит.

– Кирк слушает.

– Говорит мостик. Это Спок. – Низкий голос вулканца заполнил каюту Кирка и заставил капитана стряхнуть с себя последние остатки сна. – Внутренние системы передали сообщение о повреждении корпуса в районе шестой палубы. Техническая служба вызвала ремонтную команду, а поисковые бригады начали собираться на третьей палубе.

Кирк потянулся за своими брюками. В комнате медленно разгоралось включенное им освещение.

– И что? – нетерпеливо выпалил капитан, чувствуя, что за первыми сообщениями старшего помощника последует дополнительная информация.

– К настоящему моменту, – продолжал Спок, – не обнаружено физического проявления разрыва. Его нет ни на шестой палубе, ни еще где-либо. Пока существует только сигнал тревоги.

– Это странно. – Кирк натянул ботинки и просунул руки в рукава рубашки. – Но если нам повезет, мистер Спок, мы сумеем все оставить без изменения. – Он подхватил китель и направился к выходу. – Вызови Скотти на третьей палубе! Скажи ему, что я иду.

– Ему уже сообщили. – Ответом на последние слова вулканца было шипение закрывающейся двери лифта. Однако Кирк услышал начало фразы и мог догадаться, что последовало:

– Он ждет вашего прибытия. Конец связи.

* * *

Вывернувшись из-под тяжести придавившего его тела, Зулу перекатился, встал на ноги и повернулся лицом к нападавшему. Вначале он заметил только темный костюм с золотистым отливом. Это не было похоже на форму Звездного Флота. Интуиция подсказала ему, что его противник не принадлежал к экипажу корабля! Он поднял руки, готовясь к драке, и только тут увидел лицо стоявшего напротив человека. Огромный вздох облегчения вырвался у него.

– А, так это ты.

Разгоряченный Чехов смотрел на него. Каждый мускул его тела был само напряжение. Зулу заметил, что не только форменного кителя не хватало на его друге. Ноги в одних носках неуклюже заскользили по палубе, когда офицер безопасности присел, чтобы поднять чемоданчик, который держал в руке до столкновения с Зулу.

– Что ты здесь делаешь? – требовательным тоном обратился Чехов к Зулу. Тот не успел ничего ответить, как вдруг резко прекратилось завывание сигнала декомпрессионной тревоги. Однако за этим не последовало успокоительного сообщения технической службы, которое обычно в таких случаях передавалось по интеркому. Просто воцарилась неожиданная гнетущая тишина. Зулу почувствовал, как по спине у него пробежал холодок. По-видимому, что-то случилось. Совсем не так должна была отменяться ложная тревога.

– Зулу, что ты здесь делаешь? – настойчиво повторил Чехов.

– Я прибежал сюда, чтобы найти аудиторов. – Зулу поборол желание заглянуть еще раз в комнату, из которой только что выбежал. Двери зашумели и открылись, отреагировав на приближение людей. – Кто-то убил их.

– Проклятие! – Офицер безопасности бросил быстрый взгляд на распростертое тело Тейлора и побежал к двери соседней каюты. Зулу рванулся вслед за ним, удивленный действиями Чехова.

– Она закрыта, – предупреждающе выкрикнул он, когда Чехов, скользя, остановился у двери каюты Чайкен. – Во всяком случае, ее все равно там нет.

Русский заворчал и раскрыл панель системы защиты двери. Затем активировал переключатель аварийного открывания запирающего устройства.

– Чехов, что ты делаешь?

– Ищу бомбу.

У Зулу перехватило дыхание, словно он получил резкий удар в солнечное сплетение.

– Значит, кто-то подложил бомбу на шестую палубу? Но кто?

– Я не знаю.

Дверь зашумела и открылась. За ней была сплошная темнота. Зулу и Чехов отскочили от двери, укрываясь по обеим сторонам входа в каюту. Там было тихо. По молчаливому кивку товарища Зулу осторожно протянул руку в комнату и включил освещение. Чехов тут же вошел в помещение. Рулевой ругнулся и последовал за ним.

– Ты что, сошел с ума? – прошипел Зулу.

Комната Чайкен была пуста. Только тяжелый запах крови чувствовался повсюду. Чехов быстро осмотрел каюту, низко наклоняясь и заглядывая под встроенные койки и столы.

– Убийца мог быть сейчас здесь!

– Я не знаю, сколько времени нам осталось до взрыва бомбы. – Офицер безопасности рывком открыл утилизатор отходов и заглянул внутрь. – В предупреждающей записке на моем компьютере было сказано, что нужно спешить.

– Разве кто-то оставил для тебя предупреждение?

Зулу обнаружил пульт доступа к встроенному в стену шкафу и открыл его. Внутри висели всего несколько обычных гражданских костюмов и блузок. А под ними стояла небольшая картонная коробка с надписью "Гендрон". Он заставил себя перерыть все одежды Чайкен, чувствуя при этом неловкость, словно совершал кражу.

– Кто мог это сделать?

– Не имею понятия. – Чехов приподнял крышку на аппарате приготовления пищи и проверил содержимое. Затем снова захлопнул крышку и, резко повернувшись, принялся взглядом обшаривать комнату.

– Черт побери! Она должна быть где-то здесь! – Его взгляд упал на коробку с вещами погибшей Гендрон. – Ты заглядывал, что там внутри? – Он в три больших шага пересек комнату.

– Нет.

Зулу опустился на колени и потянулся к крышке. Но твердая рука опустилась ему на плечо и остановила его. Зулу присел на корточки. Чехов принялся рыться в своем наборе приспособлений для обезвреживания взрывных устройств.

– Ты считаешь, что она может быть заминирована и взорвется, если мы ее откроем?

– Это объяснило бы, почему кто-то оставил мне предупреждение.

Чехов вытащил из чемоданчика небольшой датчик и провел им над крышкой коробки. Через мгновение на приборе появилось кодовое число, настолько хорошо знакомое всем, что даже Зулу стало понятно: есть опасность неизбежного взрыва.

– Уходи! – Чехов рывком поднял Зулу на ноги и толкнул его к двери. – Убирайся отсюда немедленно!

– Но ..

– Зулу! Не пытайся спорить со мной! Даже если мне удастся локализовать взрыв, все равно коридор будет неминуемо разрушен.

Чехов схватил лежавший в чемоданчике распылитель пластопены. Жгучий запах затвердевающего на воздухе пластика заполнил все помещение каюты, когда Чехов начал сооружать противовзрывную блокаду вокруг смертоносной коробки.

– Ты один на корабле знаешь о случившемся с аудиторами. Когда исчезнут все физические улики, капитану будут нужны твои свидетельские показания, чтобы поймать убийцу. А сейчас – уматывай!

Разум и чувства некоторое время боролись внутри Зулу, однако победил разум. Зулу выругался и бросился прочь из каюты аудиторов. Он уходил, но не мог избавиться от терзающей его досады. Последнее, что он запомнил, покидая каюту, – это сосредоточенное лицо Чехова, распылявшего второй слой пластопенного покрытия над маленькой белой коробкой.

* * *

Едва только на третьей палубе двери турболифта лениво стали раздвигаться в стороны, Кирк просунул ладони между ними и протиснулся наружу, не дожидаясь, когда дверцы раскроются полностью. Рабочие бригады и технические специалисты уже высыпали на палубу. Каждый был занят своим делом. Встревоженные, полуодетые люди, эвакуированные с шестой палубы, теснились в нескольких проходах. Кирк с трудом удержался от того, чтобы задержаться здесь и проверить число эвакуированных. Однако с этим можно было пока повременить. Капитан протиснулся между двумя инженерными бригадами и проследовал в комнату для совещаний, где Скотт должен был разместить центр управления работами. Члены рабочих групп хорошо знали, что им совершенно ни к чему отрываться от дела только для того, чтобы поприветствовать капитана. Они просто расступались, давая ему дорогу, и не отвлекались от своей работы. Кирку стало до боли в сердце радостно оттого, что у него такая сплоченная и работоспособная команда.

Скотта и его помощников отыскать не составило большого труда. Ирландский акцент главного инженера громко разносился по всему коридору, а защитные костюмы членов его команды выделялись белыми пятнами, словно маяки среди множества снующих людей. Кирк торопливо подошел к Скотту, терпеливо выжидая, когда он закончит раздавать поручения, и затем поинтересовался:

– Что известно на данный момент?

Скотт повернулся к капитану и жестом руки в защитной перчатке пригласил в комнату для совещаний.

– Мы знаем, что корпус нигде пока не поврежден, – произнес он как всегда громким и певучим голосом. – По крайней мере, повреждения не обнаружены в радиусе действия наших датчиков. Взгляните сюда!

Скотт показал толстым пальцем на экран терминала, где янтарно-желтым цветом была изображена схема корабля.

– Даже если бы ущерб от повреждения корпуса был настолько серьезным, что приборы не могли определить наличия пробоины в фюзеляже, то и в этом случае мы обнаружили бы падение напряжения у защитных экранов в тех местах, где целостность корпуса была бы нарушена.

Кирк кивнул понимающе и наклонился, всматриваясь в экран терминала.

– Пока здесь ничего нет.

– Даже нигде нет и вмятины, – согласился Скотт. – Я приказал ребятам провести акустическое обследование корабля, то есть прослушать, нет ли где слишком тихих мест, где вместо воздуха может оказаться вакуум. – Он пожал плечами и выпрямился. – Впрочем, я не ожидаю особых результатов.

Кирк тоже поднялся:

– Так что же тогда? Если повреждений нет, как нет и потери атмосферного давления, то как же возник сигнал тревоги?

Скотт почесал подбородок и задумчиво поднял брови:

– Может быть, просто кто-то привел в действие подсистему тревожной сигнализации.

– Аудиторы? – Это предположение казалось маловероятным, особенно если учесть, что Келли до сих пор томился под стражей после прошлого небольшого эксперимента, а остальные были отправлены по каютам без права выходить.

– Нет, – промолвил Скотт, покачивая головой. – Эти ребята хоть и зануды, но действуют открыто и бесхитростно. Чтобы вызвать декомпрессионную тревогу, не боясь, что Чехов схватит тебя тут же за горло, нужно уметь пользоваться соответствующим доступом через компьютер. Никто из них, по-моему, не в состоянии даже просто подключиться к системе, не говоря уже о том, чтобы послать сигнал тревоги, устранить все следы своей работы и незаметно уйти.

Кирк оглянулся и посмотрел в холл, где собралось уже довольно много народа.

– Все это похоже на то, что нас либо водит за нос хорошо подготовленный саботажник, – мрачно процедил он, – либо среди нас действует ужасно добрый самаритянин.

Скотт грустно ухмыльнулся:

– В таком случае я знаю, кого из них я предпочел бы.

– Мостик вызывает капитана.

Громкий голос Спока прокатился по заполненным людьми коридорам, и открытый канал связи передал его слова от одного конца палубы до другого.

– Экстренная связь по первому каналу.

Отгоняя волну накатившего испуга, Кирк наклонился над столом в комнате для совещаний и нажал кнопку включения интеркома:

– Кирк слушает. Говорите!

– Капитан, – зазвучал тонкий, задыхающийся голос Зулу. Сквозь него пробивался вой антигравитационных моторов турболифта. – Сэр, в секторе тридцать девять шестой палубы обнаружена бомба, взведенная на немедленное срабатывание. Лейтенант Чехов пытается соорудить вокруг нее защитную оболочку, поскольку у нас просто нет времени обезвредить ее. – Рулевой замолчал, и Кирк услышал, как к интеркому на том конце подошел кто-то другой.

– Я обнаружил аудиторов Тейлора и Чайкен убитыми в их комнатах, – продолжил Зулу. – Очевидно, это сделано для того, чтобы спрятать у них бомбу. Оба были убиты в результате невооруженного нападения. В каютах нет никаких признаков насилия и борьбы.

Кирк не тратил времени на обдумывание полученной от Зулу информации. Он быстро включил другой канал и приказал:

– Спок! Объявите тревогу по кораблю и дайте команду на полную остановку!

Сирена завыла сразу же после его слов, и тревожный пульсирующий сигнал залил помещение ярким алым светом.

– Всем приготовиться к возможному взрыву и декомпрессии на шестой палубе! – Это говорил Спок, и в его голосе, несмотря на обычное спокойствие вулканца, звучали резкие нотки.

– Повторяю! Всем приготовиться к возможному взрыву и декомпрессии!

Кирк ощутил где-то под ногами дрожание останавливаемого сверхсветового двигателя, затем последовало короткое гудение импульсных выхлопов, сопровождавших торможение летящего по инерции звездолета. Вскоре затих и импульсный двигатель. "Энтерпрайз" завис в полной неподвижности.

– Пойду подготовлю моих парней, – сказал Скотт и выбежал из комнаты, не дожидаясь реакции Кирка. Капитан одобрительно кивнул, повернулся и последовал за Скоттом в коридор.

Совершенно неожиданно палубу тряхнуло, и все на ней резко взлетело вверх. Капитана швырнуло на пол. Кирк не успел даже расслышать шум и испуганные крики за переходом, как вслед за ударной волной донесся грохот взрыва: вначале с треском заскрежетал разрываемый металл, а затем послышался непохожий ни на что другое отдаленный свист воздуха, устремившегося в пространство.

Глава 10

Двери турболифта, в котором находился Зулу, распахнулись, и рулевого сразу оглушило завывание многочисленных сирен. Бросилась в глаза деловая суета, всегда царившая на "Энтерпрайзе" в кризисных ситуациях. Красные отблески мигавших аварийных ламп мелькали на лицах членов экипажа, торопливо вытаскивавших громоздкие скафандры из встроенных стенных шкафов. Люди собирались в бригады, которым предстояло устранять последствия разрушения. Над головой из громкоговорителей корабельной связи раздавался спокойный голос Спока, запрашивавшего донесения о причиненном на каждой палубе ущербе.

Зулу встал в кабине лифта и, повернувшись, потащил за собой Ухуру. Волосы девушки растрепались и закрывали ее лицо от озабоченного взгляда рулевого.

– С тобой все в порядке?

– Да, не беспокойся, все нормально.

Ухура поправила волосы и вышла в заполненный людьми коридор третьей палубы. Зулу последовал за ней, пытаясь разглядеть среди сновавших людей фигуру капитана Кирка. Оценивая обстановку вокруг, он заметил, что ударная волна не причинила большого вреда на этой палубе по всей видимости из-за того, что три этажа изолированных перекрытий отделяли эту часть корабля от места взрыва. Вскоре Зулу понял бесполезность своих усилий отыскать в этой суматохе нужного ему человека. Он решил просто остановить какого-нибудь пробегавшего мимо человека.

– Где капитан Кирк?

– Внизу, в центре управления восстановительными работами. – Молодая женщина-инженер, руки у которой были заняты металлическими пластинами и сварочными электродами, указала подбородком в сторону левого борта корабля.

– В секторе двадцать шесть.

– Спасибо. – Зулу повернулся в сторону Ухуры, которая направлялась прочь от него. – Куда ты уходишь?

Она покачала головой:

– Я не нужна тебе. Хочу выпросить у кого-нибудь форму и пойти на мостик. Там я смогу принести больше пользы.

– Хорошо.

Зулу пошел быстрыми шагами, обходя группы ремонтников, довольный тем, что небольшой рост позволяет ему проходить сквозь переносные вакуумные переборки, собираемые работающими в холле людьми. Пройдя половину закругленного коридора, он наткнулся на временный центр управления. В зале для совещаний громоздились установки ремонтного оборудования и инженерных рабочих станций. Дверь была открыта, но ее загораживал человек, одетый в огромный белый скафандр и заталкивающий внутрь очередную мониторную станцию. Зулу хлопнул его по плечу, вкладывая в удар достаточно силы, чтобы сквозь жесткую металлическую ткань его ощутил хозяин скафандра.

– Что? – обернулся Скотт, и суровые черты его лица за экраном шлема смягчились, как только он увидел Зулу. – Ах, это ты, приятель, – пророкотал его голос, усиленный встроенным в костюм громкоговорителем. – Тебя ждет капитан.

– Я знаю.

Зулу проскользнул мимо него и сразу заметил более легкий и подвижный защитный костюм Кирка, выделяющийся еще и темно-красной окраской, характерной для спецодежды линейных офицеров. Капитан еще не одел на голову шлем, и было хорошо видно, как на его лице сконцентрировалась сила и энергия действия. Это выражение узнавали все, кто хотя бы раз побывал вместе с Кирком в кризисной ситуации. Он склонился над коммуникационным дисплеем, поставленным на стол в зале для совещаний, и включил его, нажав кулаком, обтянутым металлической тканью защитной перчатки.

– Спок, поступили уже отчеты о повреждениях?

– Пока только предварительные оценки, капитан. – Сухощавое лицо Спока отсвечивало на экране странным зеленоватым цветом. – Седьмая палуба сообщила о значительных перерывах в подаче энергии и небольших конструкционных повреждениях, но декомпрессии там нет. Пятая и восьмая палубы докладывают только о небольших перебоях с энергией.

– А шестая палуба? – Быстрый взгляд Кирка, брошенный в сторону Зулу, говорил о том, что капитан не забыл про Чехова.

– Персонал импульсного двигателя доложил о полной потере энергоснабжения в их секции, но декомпрессия не обнаружена и у них. На остальных участках палубы, похоже, нарушена внутренняя связь.

– Ясно, подумайте, как восстановить ее побыстрее, – добавил Кирк. Экран монитора почернел, и капитан поднял голову. – Скотти, готова ремонтная команда войти в зону разрыва?

– Почти да, сэр. – Скотт оторвался от своей работы по подключению инженерной рабочей станции к остальному комплексу. – Надо только закончить сборку еще двух переносных переборок и погрузить их в турболифт.

С недовольным ворчанием Кирк повернулся в сторону Зулу и пронзительным взглядом впился в него.

– Ну так что же, мистер Зулу, какого типа была эта бомба и где ее заложили?

– Тип этой бомбы неизвестен, сэр.

Зулу почувствовал, что невольно распрямляет плечи, принимая положение по стойке смирно, словно молоденький кадет. Он пытался отвечать коротко и содержательно. Это происходило с ним всякий раз, когда он докладывал что-либо Кирку.

– Ее спрятали в коробку с вещами аудитора Гендрон в кладовой комнаты, где проживала она и Чайкен. У нас не было времени исследовать бомбу.

Кирк нахмурился:

– Как вы догадались искать ее именно там?

– Чехов обнаружил анонимную записку с предупреждением на своем компьютере в отделе безопасности. Поэтому он взял с собой комплект антибомбового снаряжения.

– Что-то я уже устал от всех этих анонимных помощников. – Капитан вновь уколол острым взглядом рулевого. – Вы уверены, что видели тела обоих аудиторов?

Зулу непроизвольно сделал глотательное движение, вспоминая запах крови в комнатах аудиторов.

– Да, сэр. Я нашел Тейлора в его каюте со сломанной шеей. Чайкен была в ванной. Я считаю, что она умерла от повреждения черепа – там было много крови.

– Тогда маловероятно, что бомбу заложил кто-либо из них. – Кирк забарабанил пальцами по столу. – Но при этом у нас остается совсем немного подозреваемых. – Он повернулся и резким движением поднял шлем. – Одевайте костюм, мистер Зулу! Мы направляемся с группой службы безопасности на шестую палубу, чтобы зафиксировать все свидетельства о возникших от взрыва повреждениях, прежде чем технические службы приступят к их устранению. Я хочу, чтобы вы были с нами во время осмотра кают аудиторов.

Капитан водрузил на себя защитный шлем и мрачно добавил уже через переговорное устройство:

– Конечно, это в том случае, если там хоть что-то уцелело.

* * *

"Поразительно, – думал Кирк, – сколько же всего можно запихнуть в кабину турболифта, если хорошенько постараться". Сейчас в кабине находились четыре портативные вакуумные переборки, в одной из которых была встроена воздушная шлюзовая камера, дюжина высоченных канистр со сверхсжатым воздухом, инженерная рабочая станция с аппаратом удаленного подключения к аварийному центру управления на третьей палубе и целая куча регистраторов и электронных блокнотов. Здесь же уместились девять членов экипажа, каждый из которых был одет в громоздкий защитный костюм.

Четыре сотрудника службы безопасности плотной черной стеной стояли прижавшись в глубине кабины лифта, одинаковые, словно фазеры в оружейном магазине. Зулу и Скотт притиснулись с двух сторон переносных переборок, а вот Кирку и двум другим инженерам пришлось тесниться между баллонами с воздухом – только так все смогли разместиться в лифте. Хорошо еще, что среди них не оказалось толстяков. И все же при каждом глубоком вздохе Кирк чувствовал, как штуцер баллона давил ему между лопатками.

Он немного пошевелился, стараясь ослабить давление на многослойную металлическую ткань костюма, чувствуя легкое потрескивание термонагревательных элементов, уложенных за гигроскопической тканевой подкладкой. Вентилятор скафандра тихо жужжал, подавая в шлем свежий воздух, в результате чего прозрачное лицевое окошечко постоянно оставалось чистым, хотя на верхней губе капитана выступили маленькие капельки пота. Озабоченный предстоящим походом, Кирк активировал еще один внутренний тест на герметичность костюма.

– Скотти, – заговорил он по каналу коммуникатора, – мы только на этом турболифте сможем попасть на шестую палубу?

– Да, сэр! – Главный инженер осторожно придержал раскачавшиеся переборки, когда турболифт перешел на горизонтальное движение. – Главный энергетический кабель, идущий по шестой палубе, перебило взрывом. Пока что нам удалось лишь установить непрерывную подачу энергии для лифта в транспортной шахте.

Скотт поднял глаза на помигивающий над дверью дисплей, и отблеск от его шлема закачался на потолке кабины.

– Мы должны уже подходить к ней через несколько...

– Капитан, – бесцеремонно ворвался в их разговор голос Спока, – нам с командиром Ухурой удалось частично восстановить линию интеркома на шестой палубе.

Огонек радости блеснул в глазах Кирка от этих слов, вселяя надежду на то, что постепенно удается взять под контроль ситуацию на корабле.

– Быстро это у вас получилось. Подключите-ка меня куда-нибудь!

Последовала короткая пауза, после чего вместо Спока спокойным голосом заговорила Ухура:

– Капитан, пока что я могу установить связь с шестой палубой только через схемы общекорабельной связи. Можете вы задействовать панель в вашем турболифте?

Кирк с усилием повернулся и потянулся к интеркому, перегнувшись через плечо Зулу.

– Вряд ли у меня это получится. – Тогда рулевой протянул руку и помог нажать кнопку.

– А теперь вы меня слышите?

– Да, сэр!

Капитан повысил голос, преодолевая гудение работающего турболифта:

– Кирк вызывает Чехова! Капитан Кирк вызывает лейтенанта Чехова! Вы меня слышите?

В ответ из коммуникатора слышалось лишь хруст и потрескивание металла, остывающего при температуре абсолютного нуля. Кирк резко отдернул руку от панели, словно его обожгло.

– Нет ответа, сэр!

В четкой профессиональной интонации Ухуры Кирк уловил глубокую горечь девушки.

Он открыл было рот, собираясь ответить, но не смог произнести ни слова. Предаваться горю сейчас было бы для них непозволительной роскошью.

– Продолжайте опрашивать интеркомы шестой палубы прямо с мостика! – заговорил он наконец. – Дайте мне знать, если обнаружите что-нибудь! Спок, я прошу вас переключиться на канал связи между нашими скафандрами, как только мы войдем в зону разрыва. Возможно, вы заметите что-нибудь такое, на что мы не обратим внимания.

– Разумная предосторожность, капитан, – согласился вулканец. – С вашего разрешения я бы хотел также просматривать показания на вашем регистраторе.

– Разумеется.

Турболифт затормозил и остановился на шестой палубе, однако тотчас же зазвенел сигнал тревоги и двери заблокировались от контакта с вакуумом. Кирк почувствовал, что внезапно его пробрала дрожь от перспективы осматривать в темноте разрушенную зону корабля, отыскивая несчастных членов экипажа.

– Начинаем открывать, Скотти! – очень спокойно произнес он.

– Слушаюсь, сэр. – Теперь настала очередь главного инженера протягивать руку через ряд баллонов с воздухом и вводить с консоли управления лифтом команду отмены действия системы блокировки. Размытые светлые пятна – отражения от девяти шлемов – замерли на дверях, и звездолетчики старались удержаться в жестоком потоке ветра, сопровождающего начинающуюся декомпрессию.

Полоса тени между дверьми расползлась в стороны, превращаясь во всепоглощающую тьму, и двери лифта раскрылись. Кирк увидел, как клочковатые облачка корабельной атмосферы уносятся вдаль, куда не доставали лучи света от фонаря на его шлеме, и превращаются в крошечные мерцающие льдинки замерзшего газа. Коридор перед ними выглядел сквозь вакуум каким-то двухмерным и необычайно контрастным: неестественно ярким в тех местах, куда падали лучи света, и кромешно-черным вокруг. Кирку недоставало привычной теплоты и рассеянного света атмосферы, недоставало множества легких звуков, сопровождавших обычно движение по кораблю. Теперь же единственное, что он слышал, выходя из лифта, – собственное равномерное дыхание и поскрипывание скафандра.

Он отступил в сторону, давая возможность другим выйти из лифта, и осмотрел проход, осветив его быстрым движением светового луча.

– Группа безопасности, сначала осмотрите внешний коридор! – Кирк указал на соседний холл. Выходящие из лифта инженеры направились туда со своим снаряжением. – Проверьте все выходы турболифтов и служебных шахт на наличие следов крови или других признаков нашего взрывника. Он ведь как-то выбрался с этой палубы.

– Слушаюсь, сэр!

Кирк узнал мягкий франко-канадский акцент Лемье, а затем разглядел и лицо облаченной в черный костюм девушки-охранника, вышедшей из лифта.

– В каком месте мы встречаемся, сэр? – Кирк перевел взгляд на Зулу, вопрошающе поднимая брови за щитком шлема.

– Бомба находилась в секторе тридцать девять, – ответил рулевой. – В восьмой каюте.

Кирк кивнул:

– Встретимся там, младший лейтенант.

– Да, сэр! – Лемье повернулась, жестом направляя одного из трех подчиненных в изгибающийся перед ними провал коридора, второго – в другую сторону, а сама вместе с оставшимся сотрудником двинулась по центральному холлу, разделяющему палубу на две половины. Черные защитные костюмы так хорошо сливались с чернотой, царившей на палубе, что Кирк почти сразу же потерял всю группу из виду.

– Зулу, возьмите тот регистратор! – Кирк оглянулся на инженеров, начавших размещать свое оборудование. – Скотти, ты можешь определить прямо сейчас степень повреждений на шестой палубе?

– Я только еще начинаю кое-что понимать в этом, капитан.

Главный инженер с нахмуренным видом наблюдал за бегущими по монитору цифрами. Позади него другие инженеры размещали переносные воздушные шлюзы, окружая ими двери турболифта и собираясь наполнить кабину воздухом, чтобы послать ее обратно за второй командой ремонтников.

– Все жилые помещения на этой палубе попали в зону вакуума, это вне всяких сомнений. Если судить по значениям падения напряжения, которые я получаю от сети датчиков, дело выглядит так, что мы потеряли примерно три каюты из всего объема корпуса. Так что взрыв-то, видимо, был достаточно сильный.

– И какое же время понадобится для ремонта? На этот раз Скотт посмотрел прямо на капитана. Мрачная тревога читалась в его глазах.

– Самое малое, несколько часов, сэр. Возможно, и целый день, в зависимости от степени разрушения конструкций. Однако мы довольно скоро сможем возобновить подачу энергии, а большая часть палубы вновь заполнится воздухом, как только мы заделаем разрыв.

– Хорошо.

Кирк двинулся прочь от турболифта. Не спеша он вошел в центральный коридор, с трудом привыкая к перемещению в пространстве, имеющем только два измерения.

Зулу последовал за ним с еще меньшей уверенностью, держась за стену коридора, чтобы не потерять равновесия.

Пляшущие лучи света от их шлемных фонариков выхватывали из мрака жутковатые фрагменты дверей жилых помещений, тотчас исчезавшие в окружавшей их кромешной темноте. Зулу и Кирк проследовали большой отрезок центрального коридора. Вдали в каждом из боковых коридоров мелькали крошечные светлячки работавших сотрудников службы безопасности. Кирк подавил в себе желание приказать, чтобы открыли каждую каюту и обыскали все помещения, где могли быть следы начальника службы безопасности. Он и сам даже не знал, чего ему хотелось больше. Как можно дольше не находить доказательств тому, что случилось с Чеховым, или же побыстрее обнаружить его тело и продолжать работы, заглушая в себе боль от потери.

Переключив коммуникатор скафандра на канал индивидуального вызова, Кирк тихо произнес:

– Спок, есть какие-либо сведения насчет Чехова?

– Нет, капитан.

– И мы пока тоже ничего не нашли.

Вулканец замолчал. Возможно, он пытался уловить настроение Кирка по тону его голоса, а может быть, просто отвлекся на какие-то другие заботы в связи с проводимыми ремонтными работами.

– Маловероятно, чтобы лейтенант Чехов по-прежнему был на шестой палубе, – заговорил наконец Спок, тщательно подбирая слова.

"А если бы он и был здесь, – Кирк словно читал мысли своего старшего помощника, – то еще менее вероятно, что смог что-нибудь ответить". Но повсюду на корабле, кроме шестой палубы, внутренняя связь работала нормально.

– Я не думаю, что нам удастся его отыскать, – признался Кирк. Произнести эти слова вслух оказалось почему-то не так уж трудно, как он ожидал.

Спок ответил неожиданно мягким голосом:

– Это большое несчастье. Он был образцовым офицером.

– Да... Да, именно так.

По коже Кирка пробежал подсознательный сигнал тревоги, отвлекая его от горестных размышлений. Однако ему понадобилось сделать еще несколько шагов, прежде чем он понял, что искорки света впереди него – это попросту звезды, а вовсе не рассеянное отражение лучей от его шлема и шлема идущего за ним Зулу. Он остановился на самом краю разрыва, ошеломленный размерами вырванной взрывом части корабельного корпуса. Пробоина оказалась выше, глубже и шире, чем он ожидал.

– О Боже мой!..

От внезапного головокружения капитану показалось, что он стоит на краю мироздания.

Зулу ухватился рукой за последний выступ коридора и неприятно удивился неожиданному отсутствию привычного ощущения твердой поверхности под перчаткой. Взрыв унес в неизвестность не только часть корабельного корпуса, но и перегородку, отделявшую каюты аудиторов от закругленных внешних переходов. Изуродованная металлическая решетчатая конструкция – это все, что осталось от каждой из двух стенок.

– Стойте, лейтенант! – в шлемофоне Зулу раздался предостерегающий голос Кирка. – Включите регистратор! Спок, мы подошли к разрыву.

– Понятно, капитан! – спокойный голос вулканца прозвучал неожиданно странно среди перекрученных и обугленных останков корабельной палубы. Зулу сканировал область пробоины своим регистратором.

– Первоначальный анализ показывает, что повреждение было вызвано сильным термохимическим взрывом. Внешний характер разрушений соответствует типичным последствиям, которые возникают при взрыве энергетического заряда, возможно, такого же, какие находятся в фазерах или других устройствах, основанных на принципе оптического фазового смещения.

– Вы имеете в виду прибор типа резака по металлу?

Кирк пошел по каютам аудиторов, теперь уже как бы не замечая зияющей слева от него пробоины, за которой был открытый космос. Он остановился перед черным провалом в полу, затем поднял голову и жестом подозвал к себе Зулу. Рулевой глубоко вздохнул и, боязливо переступая через искореженные взрывом обломки палубы, приблизился, чтобы снять регистратором показания в непосредственной близости от эпицентра взрыва.

– Энергетическая батарея от резака по металлу могла бы вызвать такой взрыв, – признал Спок. – Или от сварочного аппарата, или от укладчика пластмассы. Собственно говоря, есть довольно много специализированных устройств...

Кирк не стал ждать, пока инженер договорит свою фразу.

– Если я вас правильно понял, то виновник взрыва мог раздобыть этот заряд практически в любой инженерной секции "Энтерпрайза".

– Да, капитан, – согласился вулканец. – Или же мог сам пронести его на корабль. Наши входные сканеры настроены таким образом, что не распознают энергетические батареи как оружие.

Кирк проворчал:

– Значит, надо было их настроить получше!

Он повернулся в сторону четырех охранников в черных костюмах, приближавшихся с дальнего конца от разбитой взрывом стенки жилых помещений. Группа службы безопасности подходила все ближе, и световые лучи шлемовых фонарей отбрасывали причудливый узор на поврежденные конструкции корабля.

– Ну что, джентльмены? Удалось найти что-нибудь?

– Нет, сэр.

Голос Лемье прозвучал виновато, будто она принимала всю ответственность за неудачу только на себя. Зулу всмотрелся в ее застывшее лицо, затем окинул взглядом остальных охранников и заметил, что их лица также угрюмы. Он понял, что гибель Чехова тяжело воспринимается не только им.

– Мы нашли место разрыва главной энергетической магистрали, сэр. По словам мистера Скотта, скоро возобновится подача энергии.

– Хорошо. – Кирк шагнул назад, увлекая за собой в коридор Зулу. – Я хочу, чтобы вы все вместе самым тщательным образом обследовали это место до того, как инженерная служба заработает здесь. Мы ищем следы двух убийств и диверсии, поэтому фиксируйте все, что покажется подозрительным.

– Слушаюсь, сэр.

Охранники разбрелись по комнатам аудиторов. Зулу заметил, что все они не менее осторожно, чем он сам, обходили зияющую дыру в корпусе корабля. Он устремил взгляд в усеянную звездами темноту, открывавшуюся за искореженными краями корабельного корпуса. Если бы ему было суждено окончить жизнь в вечном полете по этому безграничному черному океану, то такой финал почему-то не казался ужасным. К сожалению, Зулу был, абсолютно уверен, что Чехов не согласился бы с ним на этот счет.

– Зулу, – почти у самого уха послышался спокойный голос Ухуры, как будто она была ангелом-хранителем, сидящим у него на плече. – Я сейчас получила странный интерференционный сигнал от одной из панелей коммуникатора в секторе тридцать шесть. Ты не мог бы пойти и проверить, что там такое?

– Капитан? – Зулу вопросительно посмотрел на Кирка. Капитан согласно кивнул, не отводя взгляда от пробоины в корпусе корабля. Угрюмое выражение на лице Кирка не удивило Зулу. Рулевой знал, что причина этого – в произошедшей с кораблем катастрофе и гибели людей.

Закрепив регистратор на поясе, Зулу повернулся спиной к месту взрыва и направился по центральному коридору корабля к сектору тридцать шесть. На полпути через холл, он заметил дверь своей каюты. Он гнал прочь воображаемые картины погибших растений, почерневших и рассыпавшихся под действием безжалостного космического холода. В каюте, по крайней мере, не было водяных хамелеонов. Неожиданно в памяти прозвучал протестующий голос Чехова:

– Я просто подумал, что кто-то должен за ними присмотреть, вот и все.

У Зулу перехватило дыхание. Здесь, среди огромного пустого пространства поврежденной части корабля, ему все труднее и труднее было прогнать от себя трагическое осознание того, что он никогда больше не увидит своего друга. Слабая надежда на возможное спасение Чехова продолжала жить в сознании Зулу, но сильная боль в груди подавляла ее. Офицер безопасности давно бы уже сообщил о себе на мостик, если бы у него была такая возможность. Зулу подумал о водяных хамелеонах, своим мелодичным потрескиванием наполнявших опустевшую теперь каюту Чехова, и почувствовал, как комок подкатил к горлу.

– Ухура, какой... – голос внезапно осекся от сильной боли в груди, и Зулу был вынужден сделать несколько глубоких вздохов, чтобы прийти в себя. – Какой коммуникатор тебя беспокоит? – обратился он к Ухуре по интеркому, вмонтированному в его скафандр.

– Да это не совсем беспокойство. – В тонком голосе офицера связи звучала неуверенность, как будто она не решалась сказать больше. – Я просто хочу понять, откуда идет эта интерференция. Я получаю ее из нескольких мест, но сильнее всего сигнал, идущий из холла, там, где был девятый турбо-лифт.

– Я понял.

Зулу отыскал нужную панель и внимательно осмотрел ее. На ней не было признаков повреждения взрывом.

– Я не вижу ничего необычного. В чем, собственно говоря, проблема?

– Да в общем-то нет никакой проблемы. – В голосе Ухуры по-прежнему слышалось сомнение. – Зулу, положи руку на панель и скажи мне, не чувствуешь ли ты какой-нибудь вибрации?

Он без лишних вопросов выполнил ее просьбу, зная, что у Ухуры есть какие-то основания для этого.

– В этих перчатках я могу и не почувствовать слабые колебания, – предупредил он, прикасаясь к панели. Но тут же ощутил легкий толчок, который быстро прекратился. – Впрочем, да. Что-то есть. Но я не понял, что это было.

– А если ты пойдешь дальше по коридору, не будут ли эти толчки сильнее? – с оживлением спросила Ухура.

– Гм.., да, по-моему.

Вибрация продолжала возникать хаотично по мере того, как Зулу скользил рукой по стенке коридора. Сила толчков увеличивалась едва ли не с каждым дюймом. Вскоре показалось, что характер сотрясений был повторяющимся, однако поначалу нельзя было понять, что именно повторялось. Зулу напряженно думал над этой загадкой и не заметил, как дошел до конца стены.

Он резко остановился, всматриваясь в темноту центрального пересечения коридоров.

– Я дошел до конца стены, – доложил он Ухуре. – Куда мне идти теперь?

– Иди направо, – без промедления ответила она. – Туда, где турболифт.

– Ага, турболифт... – Зулу чертыхнулся и повернул за угол. Затем хлопнул обеими руками по дверцам лифта. От этого удара двойные металлические стенки дрогнули, и вслед за этим Зулу ощутил дрожь от какого-то удара изнутри кабины.

– Ухура, вибрация идет изнутри кабины лифта! Там внутри кто-то есть!

– Я так и думала. – Приглушенный голос офицера связи не мог скрыть ее возбуждения. – Прикоснись шлемом к двери, Зулу. Я постараюсь разобрать характер ударов. Я думаю, что это код Звездного флота.

Он послушно прислонился к металлической поверхности, и стук вибрации стал отчетливо передаваться прямо через лицевой экран его шлема. Попав в миниатюрную воздушную полость скафандра, вибрация превратилась в слабый, но различимый звук. Зулу стал вслушиваться в чередование интервалов между ударами – короткий, короткий, длинный, очень длинный. Складывая букву за буквой, он составил текст сообщения.

– X, О, – бормотал он, слыша, как Ухура шепотом повторяет буквы, находясь на мостике. – В, Ч, Е... Ухура, это Чехов!

Восторженный возглас девушки подтвердил его догадку. Зулу поднял кулак и начал подавать ответные сигналы, но не успел он начать, как ослепительный каскад огней пронесся у него над головой. От неожиданности Зулу отшатнулся от лифта. Когда он, наконец, понял, что привыкшие к полной темноте глаза были ослеплены всего лишь включившимися настенными светильниками, загоревшимися при возобновлении подачи энергии, то было уже слишком поздно. Протянув руки к дверцам лифта, он почувствовал только знакомое протяжное шипение уносящегося прочь турболифта.

Глава 11

Кабина турболифта начала понемногу наполняться светом, и Чехов резко поднял голову к потолочным панелям, однако быстро сообразил, что яркий свет может его ослепить. Прищурившись и закрыв глаза рукой, он качнулся к запертым дверям лифта, в этот момент зашумели антигравитационные двигатели и кабина заскользила вниз.

– Теперь никто не догадается, что я внутри лифта. – Произнесенные вслух, эти слова неожиданно резко и громко прозвучали в закрытой кабине лифта. Павел поежился от озноба, причиной которого был не только долго окружавший его мертвый холод космоса. Он был уже очень близок к тому, чтобы не выбраться из турболифта живым. Пожалуй, стоит порадоваться тому, что он вообще стал хоть как-то удаляться из зоны разрыва.

– Отделение безопасности, – произнес он вслух, подавая команду компьютеру и одновременно растирая закоченевшие руки. – Седьмая палуба.

Нанеся последний слой пластопены на коробку с бомбой в помещении аудиторов, Чехов осознал, что не успеет выбраться из зоны взрыва. Он побежал совсем не к тому турболифту, который выбрал бы Зулу, так как вовсе не надеялся, что там окажется свободная кабина. Он успел вскочить в лифт и закрыть двери как раз перед самым взрывом – коротким, ровным и все сотрясающим ударом, унесшим за собою не только огромную массу корабельной атмосферы, но и часть звездолета. Чехов ощутил, как лифт сильно дернулся, затем наступил полный мрак.

Лейтенант принялся расхаживать взад-вперед внутри запечатанного вакуумом гроба, обреченный на пассивное ожидание. В то время ему в голову пришел только единственный доступный для него способ приблизить свое спасение, и он стал раз за разом выстукивать свое имя по заблокированным дверям лифта. Однако его надежды на спасение были очень малы.

Лифт, в котором находился Чехов, замедлил движение, скользнул куда-то в сторону и остановился. Лейтенант подошел ближе к дверям и ждал, что они откроются и освободят его из плена. Он должен установить, кто мог оставить ему то сообщение, хотел увидеть лабораторные результаты исследований всех вещественных доказательств, которые обнаружили поисковые отряды в зоне взрыва. Чехов хотел вызвать Зулу и капитана и сообщить, что он жив. Когда двери распахнулись на седьмой палубе у помещений службы безопасности, то перед Чеховым предстала густая тьма, полная и непроницаемая, как тот вакуум, захвативший пространство наверху. Чехов ухватился рукой за дверь и, придерживая ее, осторожно посмотрел по сторонам. Он надеялся, что Дэвидсон и Тейт уже вызвали техническую помощь для устранения перебоев с освещением; лейтенанту совсем не улыбалось пробираться на ощупь к своему отделу в кромешной темноте.

– Младший лейтенант Дэвидсон?

Чехов изо всех сил вслушивался в тишину, однако смог различить только привычный корабельный шум и дребезжание. Черт побери! В его турбо-шахте энергия была, а разрыв корпуса произошел в дальней части корабля. Что же тогда произошло в отделе службы безопасности?

– Тейт?

Ответом было глухое молчание.

Заступившие на вахту дежурные офицеры Дэвидсон и Тейт не покинули бы просто так свои посты. Чехову это было хорошо известно. Они не могли бы нарушить его приказа, тем более, что Келли по-прежнему находился на гауптвахте в качестве заключенного. По коже пробежали мурашки от ужасного предчувствия, и Чехов решительно шагнул в темноту. Воздух был чистым и теплым. Значит, здесь не было никакого взрыва. Может быть, произошло нарушение энергетических цепей. Но не во всей же зоне отдела! Чехов завернул за угол и пошел в сторону своего отдела, передвигаясь по палубе в полной темноте маленькими, неуверенными шажками и стараясь сохранить равновесие.

Краем глаза Чехов успел заметить возникшую внезапно искорку желто-белого света. Его инстинкт распознал ее раньше, чем его разум. Чехов бросился на пол палубы как раз в то мгновение, когда потрескивающий сгусток выброшенной из фазера энергии рикошетом отскочил от угла и рассыпался на противоположной стене.

В наступившей вслед затем тишине слышно было только потрескивание остывающего металла. Этот фазер был настроен на высокотемпературное прожигание, а не на более слабое парализующее действие. Осторожно приподнявшись на локтях и напрягая зрение, лейтенант пытался заметить хоть какой-то проблеск света. Однако абсолютная темнота превратила коридор службы безопасности в плотную и непроницаемую черную яму. Чехов попытался вспомнить, сколько времени уже прошло с тех пор, когда ему стало известно о бомбе и когда произошел взрыв. Боже мой! Этот диверсант уже перебрался сюда! Но что ему нужно в отделе безопасности? И что он сделал с дежурившими офицерами-охранниками?

"Какая разница, что ему нужно, – тут же подумал Чехов. – Если он захочет выбраться отсюда, ему придется пройти мимо меня". Чехов не мог уже рассчитывать на помощь охранников. Он стал обдумывать, как бы загнать диверсанта за границу силового поля гауптвахты и задержать незнакомца до того, как кто-то подоспеет на помощь. Он уже принялся высчитывать число шагов от своего места до двери, запирающей вход в зону отдела безопасности, а оттуда до шкафа с оборудованием, встроенного в стену его кабинета. Павел распрямил ноги и медленно поднялся, осторожно прислушиваясь. Ровным счетом ничего не происходило, если не считать едва различимого шума в ушах. Лишенный большинства чувств, кроме слуха и осязания, Чехов поневоле сосредоточился внутри такого малого пространства так, что у него началось легкое головокружение. Чтобы успокоиться, он прикоснулся ладонью к стене. Острая металлическая кромка была холодной и непонятной формы.

Чехов подавил желание придерживаться рукой за стену и стал осторожно продвигаться вперед. Едва слышное шуршание кожи о металл казалось ему в этой тьме оглушительно громким. Головокружение прошло сразу же после того, как он начал двигаться. Перед его мысленным взором предстала схема всех помещений его отдела, и картина была удивительно похожа на экран имитатора в зале для игр на Сигме-1 – упрощенный, но точный чертеж, где все важные входы и предметы выделялись особым цветом. Отступив от стены, Чехов вышел на середину коридора и пополз в кромешной тьме по направлению к двери своего кабинета. Там, в шкафу с оборудованием напротив его рабочего стола, были фазеры, и достать их оттуда было гораздо легче, чем из дежурного помещения. Если бы ему удалось достать оружие и поразить того, кто прятался внизу, все было бы замечательно.

Перед его взором начали появляться объекты-призраки. Зрение обманывало его, рисуя какие-то движущиеся тени и вспышки света, которых вовсе не должно было быть. Игнорировать их было нелегко – лейтенант чувствовал, как его руки сжимаются в готовности как-то отреагировать всякий раз, когда возникала какая-то воображаемая тень. Нервы были напряжены до предела. В конце концов Чехов просто сжал руки в кулаки, чтобы избавиться от этого ненужного нервного дерганья. Не было слышно ни стука обуви с твердыми подошвами, ни шуршания трущейся при движении ткани костюмов. Чехов дважды останавливался, ощупывая стену в поисках двери, и постоянно прислушивался. Однажды ему показалось, что он почувствовал совсем рядом с собой тепло чьего-то тела. Потом это ощущение прошло, и он содрогнулся, вообразив возможную картину. Чехов надеялся, что все это не означало возможности бесшумного приближения к нему врага.

Он обнаружил наконец дверь в свой кабинет, причем даже быстрее, чем надеялся. Чехов протянул руку и ощупал стену рядом с собой, не успев осознать, что вытянулся слишком далеко. Он тут же потерял равновесие и упал в проем, ведущий в его комнату. Его падение произвело сильный шум. Чехов откатился в сторону и неожиданно снова почувствовал себя незрячим и заблудившимся. Лязганье и стук падающих предметов и хлопание дверей шкафа наполнили погруженное во тьму пространство раскатистым грохотом. Чехов подсознательно отметил, что шум доносился и из глубины отдела, где-то возле дежурного помещения.

Раздался встревоженный мужской крик. В ответ на него звонко прозвучал выстрел фазера.

– Дэвидсон? Тейт?

В эти секунды не позвать их на помощь означало для Чехова смерть.

Павел, стоя на четвереньках, бросился отыскивать дверь внутреннего кабинета и почувствовал ее рядом с собой всего за долю секунды до того, как наткнулся на ее гладкую поверхность. Когда он встал, дверь скользнула в сторону. Сделав семь шагов, лейтенант оказался у того места, где должен был находиться его рабочий стол. Здесь же рядом должен стоять и шкаф с оборудованием. Чехов принялся нащупывать его обеими руками. "Вот сейчас самое время подстрелить меня", – подумал он, нащупывая большим пальцем защелку замка. Но другого способа противостоять вооруженному диверсанту он не сумел придумать, а дать противнику уйти отсюда было бы преступной ошибкой.

Чехов резко надавил большим пальцем на защелку, и панель запирающего механизма вспыхнула ярко-зеленым светом. Раздалось необычайно громкое тиканье. Голос компьютера, настроенного на обычную громкость разговора, прогрохотал в освещенном зеленым светом кабинете, словно пушечная канонада:

– Приготовьтесь к сканированию сетчатки!

Чехов с усилием заставил себя широко открыть глаза, в то время как все его существо трепетало в безумном желании спрятаться подальше от этого проклятого голоса. Пока сканирование временно сделало его снова слепым, лейтенант вынул ключ и вставил его в замок. Компьютер заговорил снова:

– Требуется идентификация по голосу! – Чехов рывком распахнул дверцу и прошептал:

– Чехов, лейтенант Павел А.

– Пожалуйста, говорите громче! Господи! – Если он только выберется из этой передряги, то обязательно оповестит буквально каждое отделение безопасности Звездного Флота о срочной необходимости перестроить эту дурацкую систему.

– Чехов! Лейтенант Павел ..

Выстрел фазера полыхнул белым огнем по комнате, и Чехов получил сокрушительный толчок прямо в плечо. Его отбросило на шкаф. Удушливый смрад от разорванной человеческой плоти и горелой крови наполнил комнату. Чехов почувствовал ужасный, нестерпимый жар в лопатке, что означало гораздо более серьезное ранение, чем от фазера, настроенного на парализующие выстрелы. Пока он падал, дверцы шкафа распахнулись и груда фазеров и всяких других принадлежностей вывалилась на пол. Возле входной двери послышались шаги, и Чехов плотно прижал правую руку ко рту, приглушая прерывистое дыхание, а левой пытался нащупать на полу фазер.

Левая рука ухватила наконец гладкую металлическую рукоятку, и вернувшаяся к Чехову надежда настолько остро и болезненно пронзила все его тело, что лейтенант простонал. Это был один из инфракрасных щитков, которые он принес из инженерной службы. Приподнявшись на колени, Павел укусил себя за руку, пытаясь заглушить приступ боли, и опрокинулся, задыхаясь, прямо на свой стул. Стрелявший знал, где его искать. Чехов услышал, как кто-то отодвигает стул для посетителей, стоявший в углу. Натянув на лицо щиток, лейтенант стал торопливо и отчаянно осматривать комнату, уже зная, что путь к отступлению отрезан.

Фазеры, имевшие такую же температуру, как палуба и остальные части комнаты, казались на фоне покрытия пола темно-серыми кусочками какой-то разбросанной мозаики, а их очертания смазанными контурами проступали в темноте. Прямо под рабочим столом, между ножками стула, был слабо виден приклад фазерного ружья. Через щиток жар, излучаемый телом Чехова, воспринимался как теплое желтое облачко, а застывающий кровавый отпечаток руки на полу был окрашен в неприятно резкий оранжевый цвет.

Только лишь один стрелок светился в комнате всеми цветами спектра. Его очертания и более мелкие детали были прорисованы блестящим серебристо-белым цветом, что означало совершенно невыносимую для человека температуру, при которой можно было только мучиться и страдать от болезни, но никак не совершать диверсии на корабле. Далее фазер в руке незнакомца, разогретый теплом, исходившим от его тела, светился вишнево-красным цветом.

"Это не человек", – пульсировала настойчивая мысль в голове Чехова. Вплоть до того момента, когда противник медленно поднял свой фазер, нацеливая его на рабочий стол, Павел пытался вспомнить, к какой расе может принадлежать такая высокая и массивная фигура.

Чехов рванулся к ружью и выстрелил, даже не поднимая его с пола.

Разрыв разметал все на передней части стола. Чехов услышал, как пришелец громко вскрикнул и неуклюже отступил в холл, но сильная боль и большая потеря крови не позволили Чехову собраться с силами и двинуться вдогонку. Он с трудом вылез из-под стола. Голова раскалывалась от боли, так что он едва мог пройти через дверной проем. Опираясь о переборку, он обхватил фазер одной рукой, прижав его к груди. Чехов изо всех сил старался подавить приступы тошноты, сотрясавшие все тело.

По коридору перед ним тянулся прерывистый след ярко-желтого цвета. "Я попал в него, – с облегчением подумал Чехов. – Он не сможет уйти далеко".

К сожалению, он и сам не мог уйти далеко.

Сбоку от лейтенанта послышался какой-то шум, и мощный толчок адреналина придал ему новые силы. Чехов быстро обернулся и навел ружье на стройную фигуру, очерченную контуром теплового излучения.

– Дэвидсон? – вымолвил он, узнавая человека в пятнистом желто-оранжевом ореоле, хотя и не сумел определить, кто именно это был.

– Лейтенант? – Тонкий голос, доносившийся из темноты, не принадлежал ни одному из его сотрудников. – Я не хотел... – Аарон Келли тяжело вздохнул, плюхнулся прямо на палубу. – Вы здесь один?

Чехов опустил ружье, стараясь не обращать внимания на отрывистые звуки капающей на пол крови.

– Вы выбрались из своей камеры?

Келли кивнул. Затем аудитор, по-видимому, вспомнил, что Чехов в такой кромешной тьме не может видеть, и подтвердил:

– Д-да, по-моему, он испортил генератор...

– Я иду за ним, – оборвал его Чехов и оттолкнулся от стены. – Попробуйте, может быть, вам удастся включить освещение. Главные панели находятся возле турболифта, немного дальше по этому проходу. Вы сможете отыскать их?

Келли стал неуверенно подниматься по стене и снова кивнул:

– Я попробую.

Большего от аудитора Чехов и не мог требовать.

Путь диверсанта по коридору корабля был отмечен прерывистой кровавой линией. Светящиеся пятна, уже изменившие окраску с ярко-желтой, солнечной на темно-зеленую, были достаточно крупными и следовали неравномерно. Это означало, что диверсант двигался быстро, но кровотечение было сильным. "Значит, у нас в этом смысле много общего", – мрачно усмехнулся Чехов. Лейтенант попытался согнуть правую руку, ощутив при этом липкую от крови ладонь, и испытал некоторое облегчение оттого, что сумел сжать пальцы. Однако при одной мысли, что надо поднять руку, прижатую к телу, его охватывала невыносимая боль. Но по крайней мере теперь Чехов знал, что сможет это сделать в случае необходимости.

Кровавые пятна доходили до переборки и сворачивали за угол, где сливались в целую лужицу рядом с лестницей, которой пользовались обычно технические службы. Пятно размером с ладонь виднелось в том месте, где диверсант открыл дверцу и вскарабкался внутрь помещения.

Чехов остановился и тут же, потеряв равновесие, рухнул на колени. Делая глубокие вдохи, чтобы успокоить учащенное дыхание, он заставил себя не спеша и внимательно осмотреться по сторонам, чтобы более четко увидеть все детали разноцветной инфракрасной головоломки. Нет, след диверсанта действительно заканчивался в этом месте. Это не было хитро подстроенной ловушкой. Чехов пододвинулся к двери, быстро переложив фазер в скользкую от крови правую ладонь. Поддерживая дуло левым предплечьем, лейтенант распахнул дверь. Если диверсант засел внутри, готовый стрелять в каждого, кто попытается проникнуть в его укрытие, то Чехов, по крайней мере, не стоял прямо перед входом наподобие мишени.

Но как только он распахнул дверь, яростный поток воздуха швырнул его в открытый проем и атмосфера вокруг него стремительно улетучилась в вакуум.

* * *

Зулу в отчаянии ударил кулаком по наружным дверцам турболифта, практически не чувствуя боли от удара сквозь многослойные Перчатки защитного костюма.

– Снова включилась подача энергии, – сообщил он Ухуре по каналу связи в скафандре. – Лифт умчался прежде, чем я смог поговорить с Чеховым.

Ответом было долгое молчание.

– Я не могу добиться никакого отклика по системе связи с турболифтом, – продолжила наконец Ухура. – Но мистер Спок говорит, что кабина пошла прямо в зону отдела безопасности на седьмой палубе.

– Это меня не удивляет, – фыркнул Зулу, и экран его скафандра слегка запотел. – Зная Чехова, это надо понимать так, что он сразу отправился на работу.

Резко очерченные тени скользнули перед ним, и Зулу, повернувшись, увидел двух инженеров в белых костюмах, передвигавших по центральному проходу переносную переборку.

– Похоже, что ребята готовятся изолировать разрыв в корпусе. Надо мне поскорее сообщить капитану Кирку, пока они не установили постоянные переборки.

– Согласна. Я передам ему, что ты идешь.

– Спасибо.

Зулу юркнул за угол вслед за инженерами и торопливо пошел по коридору. Его шаги, звучавшие в тишине, казались теперь при привычном освещении светильниками еще более зловещими. В душе Зулу разливалось приятное облегчение от мысли, что Чехов живой, и только саднящее чувство беспокойства о том, что офицер безопасности может быть ранен, не давало радости захватить его всего целиком. "Но ведь у него было достаточно сил, чтобы так долго отстукивать код своего имени, – вспомнил Зулу. – Если бы Чехов был ранен, он бы просто направил лифт в корабельный лазарет".

На закругленном краю лицевого щитка мелькнул отблеск какого-то движения, и Зулу повернулся в ту сторону, неожиданно напутанный увиденным. Он перенес тяжесть на одну ногу, намереваясь другой в случае необходимости нанести удар, но толстая металлическая ткань ботинок мешала провести нужные приготовления. Чертыхаясь, он отступил на один шаг и тут понял, что его встревожило не что иное, как движение захлопнувшейся двери. Зулу вздохнул с облегчением, но этот вздох комком застрял у него в горле, когда он обратил внимание на номер каюты.

– Эй!

Зулу быстро пересек холл и с размаху ударил кулаком в панель запирающего механизма двери. На встроенном в панель маленьком окошечке для сообщений золотистыми буквами светилась надпись: "ЗАПЕРТО ИЗНУТРИ". Это означало, что сейчас кто-то находился внутри его каюты.

– Эй, да это же моя каюта!

В голове у него вихрем пронеслись воспоминания о раздавленных растениях и разбросанных вещах, не давая ему возможности сосредоточиться и вспомнить код доступа в свою каюту. Черт возьми, какой это новый шифр придумал для него Чехов? Кажется, сорок семь двадцать девять?

– Мистер Зулу, что-нибудь не так?

Неожиданно прозвучавший голос Кирка заставил его вздрогнуть. Но Зулу тут же понял, что капитан обращается к нему по каналу коммуникатора.

– Кто-то чужой забрался в мою комнату, сэр.

В окошечке дисплея сообщений внезапно засветилась красная полоса, предупреждающая, что не правильно набран код доступа.

– Я пытаюсь войти и посмотреть, кто находится там.

Кирк спросил:

– Где это?

– Коридор С, сектор тридцать девять, каюта девятнадцать.

Зулу напрягал память, стараясь вспомнить код доступа и прогоняя прочь мысли о бесчисленных маленьких сокровищах, оставленных в комнате на поругание какого-то вандала. А может быть, сорок два семьдесят девять? Нет, вряд ли, Зулу был совершенно уверен, что семерка и девятка не стояли рядом. А как насчет семьдесят четыре двадцать девять?

– Мы идем к вам, – сурово бросил Кирк. – Будьте осторожны, мистер Зулу. Конец связи.

Вторая красная полоса появилась на дисплее защитного устройства. Это означало, что у Зулу остался всего один шанс для ввода правильного шифра, прежде чем дверь окончательно заблокируется. Рулевой простонал в отчаянии, и лицевой щиток его скафандра совершенно запотел. Он знал, что тишина за дверью его комнаты ничего не значит, так как все звуки поглощаются вакуумом. Возможно, что именно сейчас незнакомец уничтожает все вещи в его каюте. А может быть, надо ввести семьдесят два сорок девять?

"Это и есть тот самый правильный вариант", – решил Зулу и торопливо набрал шифр. Дисплей для сообщений замигал, погас, затем на нем появилась знакомая синяя подсветка, и двери раскрылись. Зулу без раздумья нырнул внутрь и очутился в сразу же сгустившейся темноте, так как дверь быстро закрылась у него за спиной.

"Черт возьми, – с волнением подумал он, – да я ведь почти попал в такое же положение, как Чехов!" Прыгающая световая дуга от фонаря на шлеме затанцевала по предметам в комнате, которые покрывала сверкающая корка льда, отчего они казались совершенно чужими. Все в комнате было неподвижным.

– Зулу!

На этот раз резкий голос Кирка у самого уха заставил Зулу подскочить на месте.

– У нас возникли сложности, когда мы попытались пробраться мимо переносных переборок мистера Скотта. Нам придется пойти с другой стороны палубы. У вас все нормально?

– Пока что да, сэр! Я еще не видел...

Что-то большое и светлое ринулось из тьмы, и Зулу поспешно отпрыгнул в сторону. Он узнал белый блестящий материал скафандра, выругался и, оттолкнувшись от стены, прыгнул навстречу незнакомцу.

От столкновения оба ударились о стену, а следом посыпались замерзшие растения. Зулу извивался внутри своего скафандра, пытаясь ухватиться за массивную белую фигуру, нависшую над ним. Он знал, что два слоя противовакуумной ткани, разделявшей их, способны выдержать удар любой силы, и сколько бы Зулу не старался, ему не удастся поразить своего противника. Главную надежду он возлагал на борцовский захват. Однако нападавший попросту игнорировал все усилия Зулу. Он поднял его, словно пушинку, и отбросил на рабочий стол. Самым ужасным для рулевого была даже не боль, полученная при падении, а то, что во время его пострадали маленькие растения. Возмущение этим фактом придало Зулу новые силы. Он откатился назад, встал на ноги и снова бросился на противника.

Они вновь сцепились в мертвой хватке, причем Зулу оказался сверху. Он пытался удержать свою позицию как можно дольше и задержать противника, но лежавшее под ним тело неожиданно вздыбилось с невероятной, нечеловеческой силой. Первый же хлесткий удар полностью сокрушил Зулу со всеми его захватами; от второго удара он проскользил по усеянному растениями полу и ударился в перевернутый контейнер для лилий. Зулу развернулся как раз вовремя, он заметил, как незнакомец поднялся на ноги и бросился к выходу.

– Черт побери!

Зулу выбрался из-под мраморного контейнера и, поднявшись, поспешил следом за своим неприятелем. Ему тяжело было дышать внутри защитного костюма.

– Зулу, доложите обстановку! – нетерпеливо прозвучал в шлемофоне голос Кирка, как будто он повторял этот приказ уже несколько раз. Однако Зулу не помнил, чтобы слышал его раньше.

– Что у вас там произошло?

– Я обнаружил чужого, сэр, – на ходу ответил Зулу и выбежал в коридор, успев заметить, как фигура в белом скрылась за дверьми турболифта. Рулевой рванулся за убегавшим.

– Сейчас он у восьмого турболифта.

– Двери лифта должны быть закрыты, – голос капитана звучал почти также тяжело, как и голос бегущего Зулу. Бежать в тяжелом скафандре было и впрямь непростым делом.

– Ему не удастся выбраться таким путем?

– Нет, сэр.

Топот бегущих ног зловещим эхом раздавался в холле. Зулу медленно догонял противника. По лицу струился пот, и противно щипало глаза. На мгновение он потерял способность видеть. Когда же зрение прояснилось, то сначала ему показалось, что белая фигура незнакомца исчезла. Затем Зулу снова увидел его. Незнакомец остановился в другом конце холла рядом с обрамленной красным ободком панелью, выходившей на лестницу технических служб. Зулу в ужасе выдохнул из себя весь воздух:

– Капитан, он пытается проникнуть в ремонтные шахты!

– Задержи его, парень! – раздался в коммуникаторе голос Скотта. – Лестничные переходы остались под атмосферным давлением. Если они откроются, то воздух исчезнет из всей системы аварийного доступа!

– Кирк вызывает мостик! Экстренный вызов! – Громкий возглас капитана оглушил Зулу. Он бросился вдогонку за незнакомцем, стараясь изо всех сил не опоздать.

– Блокируйте все ремонтные шахты сверху и снизу от шестой палубы! Повторяю! Заблокируйте все ремонтные шахты...

Сильный поток ветра отбросил Зуду назад, к стене коридора. Рулевой ударился настолько сильно, что ему показалось, будто из легких вышел весь воздух. Зулу задохнулся и стал судорожно хватать ртом воздух. Это позволило ему с трудом преодолеть яростный поток морозного ветра, забраться на аварийную лестницу и ухватить незнакомца сзади.

Оба разом свалились и ударились о ступеньки лестницы, стараясь при этом удержаться против порывов ветра. Что-то скользнуло по спине Зулу и мягко оттянуло вверх металлическую ткань его защитного костюма. Бешеная сила ветра ослабела, превращаясь в упругий свистящий поток. Затем движение воздуха совсем прекратилось, только облачко ледяных кристалликов медленно опустилось на тускло освещенную лестницу.

Зулу облегченно перевел дыхание. Кто-то на мостике закрыл вакуумные барьеры как раз в этой секции ремонтных шахт, преграждая путь начавшейся утечке воздуха. Зулу вытер ледяную пыль с лицевого щитка шлема, затем поднял голову, отыскивая, куда подевался незнакомец в белом костюме, и тотчас же уперся шлемом во что-то твердое. Он поднял голову и увидел прямо над собой блестящую металлическую переборку. Только тут рулевой понял, что мог несколько минут назад остаться без головы.

Он сделал еще один глубокий вздох и бросился вниз по тускло освещенному проходу, неуклюже переступая тяжелыми защитными ботинками по ступенькам на стене. Узкая шахта круто закруглялась под ним и опускалась на седьмую палубу. Зулу не мог видеть ничего из-за громоздкой панели управления, закрепленной на груди, и не мог слышать ничего, кроме собственного хриплого дыхания.

Он знал, что где-то под ним вторая переборка должна закрыть шахту ремонтного доступа ниже седьмой палубы. Незнакомец должен был находиться где-то между ними.

Когда Зулу почувствовал удар снизу, его подстегнутые адреналином мускулы отреагировали автоматически, прежде чем он даже успел подумать об этом. Рулевой с яростью двинул ногой, отбивая удар нападавшего. Только после третьего промаха ему стало ясно, что он бьет ногой по воздуху. Стремительный поток ветра заполнил шахту и понесся вверх мимо него, вылетая из открытой где-то внизу панели доступа.

С возвращением атмосферы стали слышны и звуки, вначале слабые, но постепенно становившиеся все более громкими по мере того, как стабилизировалось давление воздуха. Среди топота быстро бегущих ног и металлического скрежета защитных костюмов единственным звуком, на который обратил внимание Зулу, был ни на что не похожий щелчок заряжаемого фазера.

Рулевой застыл на настенных ступеньках и догадался по резко прекратившимся шагам внизу, что его противник сделал то же самое. В застывшей тишине с необычайной злостью прозвучал голос Чехова.

– Замри на месте, кто бы ты ни был! – прорычал офицер безопасности. – Даже если я и промахнусь в первый, раз, то рикошет внутри шахты не пройдет мимо тебя.

Глава 12

– Чехов?

Голос Зулу эхом прокатился по узкой лестничной шахте как по интеркому.

– Не дай ему пройти мимо тебя! – У Чехова словно гора свалилась с плеч, и он устало опустился на пол, услышав знакомый голос.

– Теперь уже ему никуда не уйти. – Чехов ткнул своим ружьем в мерцающее у него над головой пятно отраженного тепла. – Эй, ты там, спускайся! И без глупостей!

Загнанный в ловушку незнакомец помедлил немного, затем, неуклюже переступая по лестничным ступенькам, спустился вниз. Чехов сразу понял, что это был совсем не тот человек, которого он преследовал: тепловая окраска не была такой интенсивной, даже принимая во внимание воздействие защитного костюма. Единственными сильными источниками тепла были энергетическая батарея скафандра и ярко светящийся квадрат на верхней части шлема. Чехов догадался, что это скорее всего шлемный фонарик. В этот момент к нему подоспел Зулу. На экране щитка появилось второе ярко-белое пятно.

– А ты что здесь делаешь? – спросил Чехов, опуская фазер прицелом вниз.

– Я застал этого парня, когда он вломился в мое жилище! – сердитым жестом указал рулевой на фигуру, стоящую в скафандре недалеко от них. От резкого движения костюм Зулу заскрипел на сгибах. – Я пытался задержать его, когда он спускался по этой лестнице. – Увидев странно изменившееся лицо Чехова, Зулу спросил:

– Что? Что с тобой?

– Это я преследовал этого диверсанта! – Зулу в удивлении резко выпрямился, и свет от его фонаря скользнул по стене.

– Значит, ты его видел?

– Я подстрелил его.

Чехов указал на кровавые пятна на полу, думая при этом, успеют ли они убрать эти следы до того, как первая смена выйдет на дежурство. Он почувствовал, что у него промокли носки, а рукав пропитанной кровью рубашки уже стал затвердевать.

– Он, наверное, воспользовался этой же самой лестницей до того, как ты выпустил атмосферу. Проклятие! Этот вакуум унес с собой все следы крови и помешал мне закончить погоню! – Чехов вновь попытался согнуть пальцы раненой руки. Они совсем закоченели и плохо слушались. – Но вот что я хочу тебе сказать. Кто бы ни был тот тип, он не принадлежит к человеческой расе.

Удивленный возглас их пленника, донесшийся по коммуникатору, прозвучал словно жалкий писк. Сделав шаг от Зулу в сторону дверного проема, незнакомец попытался ускользнуть. Однако, как только он сдвинулся с места, Чехов заметил, что светящееся пятно исчезло из поля его зрения. Тогда он снова переложил ружье в правую руку и, сделав два широких шага, ухватил беглеца за крючок – вешалку позади скафандра – и сбил незнакомца с ног. От этого усилия острая боль полоснула Чехова по спине и плечам, и он едва не потерял сознание, пытаясь приставить ружье к грудной пластине скафандра так, чтобы незнакомец почувствовал это.

– Даже и не пытайся!

Чехов старался говорить спокойно и уверенно, но голос его звучал хрипло и невнятно.

– Кто этот парень? – обратился он к Зулу.

Тот развел руками, выражая этим свое недоумение.

– Я просто погнался за ним и прибежал сюда. Я не больше твоего знаю, что это за птица!

Чехов мрачно ухмыльнулся, поглядывая на стоящего рядом человека:

– Что касается меня, то я не любитель строить догадки.

– Пожалуйста... – Прозвучавший из скафандра голос был тонкий, но не жалобный. – Джентльмены, надеюсь мы сможем с вами договориться.

– На моей стороне сам шеф службы безопасности, – указал Зулу на своего друга. – Я не вижу необходимости в каких-то соглашениях. – Тяжело ступая, он подошел поближе к Чехову и принялся стаскивать перчатки скафандра. – Что ты делал в моей каюте?

– Я.., я заблудился.

Незнакомец попытался освободиться от давившего на его грудь ствола. Но Чехов не ослабил давления, так как не был уверен, что ему удастся свалить незнакомца на пол во второй раз.

– Я кое-что искал. Я потерял ориентацию в зоне пробоины. Поверьте, я не хотел причинять никому беспокойства.

Однако Чехов не был убежден в искренности слов, сказанных незнакомцем.

– Назови свое имя и звание.

Из наружного динамика скафандра вырвалось легкое шипение, которое можно было принять за смех. Пленник попытался пошевелиться на полу и стукнулся шлемом.

– Боюсь, что это будет немного трудно объяснить...

Неожиданно включились повсюду светильники. Новые цветовые пласты теплового излучения и длинные волны отраженного света совершенно исказили четкие образы, которые Чехов до сих пор видел через инфракрасный щиток. Он отошел от своего пленника и, придерживая фазер локтем левой руки, начал стаскивать щиток, стараясь не шевелить раненой рукой. Однако даже это легкое движение обожгло его горячей болью, и все помутилось в глазах.

Лейтенант настолько привык ориентироваться по инфракрасным сигналам, что покрытая пылью синяя физиономия, смотревшая на него, поначалу не казалась ему необычной до тех пор, пока не раздался изумленный возглас Зулу. Только теперь Чехов обратил внимание на соломенного цвета волосы.

– Так ты андорец!

Зулу протянул руку и подхватил чуть было не упавшего Чехова, который слишком, сильно наклонился, пытаясь поближе рассмотреть лицо андорца.

– Да кто же ты такой, черт возьми?

– Боже мой! Павел, что с тобой? – Рулевой наконец-то отстегнул зажимы на шлеме своего скафандра и отбросил шлем на пол. – Да у тебя все ружье заляпано кровью!

Чехов хотел было оттолкнуть рулевого, но только покачнулся, ощущая при этом сильный приступ тошноты. Зулу был абсолютно прав – по ружейному дулу, как по желобку, на грудь андорца стекала тоненькая струйка крови.

– Да я .. – Лейтенант потрогал пальцем затвердевшую ткань на рукаве рубашки и поморщился. – Все будет нормально...

И в этот момент Чехов почувствовал, как пол неожиданно зашатался у него под ногами. Павел инстинктивно схватил Зулу за руку, пытаясь удержаться. Он даже не осознал, что падает, пока не уткнулся в плечо рулевого. Оба разом упали на пол.

– О Боже, Павел! Не умирай!

Зулу с трудом выбрался из-под обмякшего тела Чехова, стараясь не переворачивать его на спину. Едкий запах обуглившейся одежды и кожи стоял в коридоре. Тонкое облачко дыма понемногу разгоняли вентиляторы. Пол был скользкий от крови. Зулу поначалу попытался оттащить Чехова с этого места, но вдруг заметил, что кровь продолжает сочиться из простреленного плеча офицера безопасности. Несмотря на мертвенную бледность, Чехов продолжал спокойно и ровно дышать. Зулу отвел взгляд от неприятного зрелища обгорелой кости, видневшейся из-под окровавленной плоти, и посмотрел на андорца, попытавшегося воспользоваться моментом и незаметно улизнуть.

– Эй!

Рулевой вложил весь свой гнев и раздражение в хлесткий удар, отбросивший пленника к дальней стене. Тот упал, подвернув руку под тяжестью собственного тела. Свободной рукой Зулу схватил липкое от крови фазерное ружье Чехова и приставил его к затылку андорца.

– Не двигайся!

Чужой застыл и только повернул голову, окидывая Зулу взглядом хитрых глаз.

– Не лучше ли вам сделать что-нибудь для вашего приятеля вместо того, чтобы нападать на меня? – процедил он с едва скрываемой злостью.

– Мой друг как раз и хотел, чтобы я проучил тебя. – Зулу сильно ткнул неприятеля ружьем. – Ну-ка, вставай! Там в холле есть панель коммуникатора. Сейчас ты вызовешь мне лазарет, а потом соединишь меня с капитаном.

Под прозрачным шлемом андорца было заметно, как его усики-антенны на голове испуганно съежились.

– Нет, я совсем не хочу...

Его перебил шум приближавшихся шагов. Зулу повернул голову и облегченно вздохнул при виде знакомой фигуры, торопливо шагающей по коридору.

– Доктор Маккой! Идите сюда!

Доктор заспешил к ним:

– Боже милостивый! Что здесь происходит?

Он опустился на колени рядом с Чеховым и раскрыл свой медицинский чемоданчик. Вслед за доктором появился Аарон Келли со встревоженным выражением на темно-кофейном лице.

– Черт побери! Да кто же это стрелял в Чехова?

– Это сделал тот самый тип, который пытался взорвать корабль.

Зулу повернулся, толкая дулом фазера перед собой андорца. Незнакомец нарочито застонал, однако не стал сопротивляться.

– Скажите, доктор, у Чехова что-нибудь серьезное?

– Жить будет.

Маккой достал бикс с перевязочным материалом, вытащил контейнер и, сорвав с него крышку, принялся обрабатывать искалеченное плечо Чехова шипящей пенной, струей обезболивателя.

– Но хочу вам заметить, что ему хорошо досталось.

Двери турболифта в холле распахнулись, прежде чем Зулу успел ответить. Стройная фигура в красном защитном костюме вышла из кабины, вслед за ней появилась группа охранников.

– Что случилось?

Кирк решительными шагами направился к ним, переводя взгляд то на распростертого на полу Чехова, то на андорца. Было видно, как пленник задрожал от сердитого взгляда Кирка.

– Это и есть диверсант?

Зулу покачал головой:

– Нет, сэр! Этого типа я преследовал после того, как застал его в своей каюте.

Он указал подбородком в сторону коридора службы безопасности. Зулу только сейчас остро почувствовал едкий запах обгоревшего пластика и металла. Горький привкус горелого мяса вызвал у него приступ тошноты, с которым он едва справился.

– Тот, кто установил бомбу на корабле, был здесь и стрелял в Чехова.

– И в двух других охранников, – вставил Аарон Келли. – Он и меня застрелил бы тоже, если бы лейтенант Чехов не остановил его.

Кирк отстегнул застежки на шлеме и снял его, обнажив слипшиеся от пота волосы. По выражению его глаз Зулу понял, что капитан осмысливает полученную информацию.

– Вы видели того, кто стрелял? – обратился Кирк к аудитору.

Келли затряс головой:

– Освещение пропало до того, как я услышал первые выстрелы.

Зулу видел, как на смуглой шее аудитора задвигался кадык.

– Когда отключился силовой барьер в моей камере, я просто убежал и спрятался.

– Возможно, это было самое эффективное действие в вашей ситуации, мистер Келли, – сухо обронил Кирк.

Маккой завершил распыление синтетической кожи на плечо Чехова и поднял голову:

– Джим, если ты уже обо всем расспросил этого парня, то я хотел бы отправить его в лазарет за каталкой для Чехова.

– Он свободен и может идти. – Кирк передал свой шлем стоящему рядом охраннику, затем опустился на одно колено и стал осматривать двойной кровавый след, тянувшийся по коридору.

– Боунз, на твой взгляд, разве вся эта кровь человеческая?

Доктор всмотрелся в заляпанный кровавыми пятнами пол.

– Вот это оранжевое вещество – явно что-то другое.

Он вытащил из медицинского чемоданчика сканер и провел им над оранжевым пятном.

Зулу прикрыл глаза, и в памяти его пронеслись неприятные воспоминания давних потасовок в барах.

– Капитан, мне это очень напоминает орионскую кровь.

– И я об этом подумал. – Кирк встал и повернулся к сотрудникам безопасности, не дожидаясь подтверждающего кивка Маккоя. – Приступайте к тотальному поиску раненого орионца! Возможно, он вооружен и наверняка очень опасен. Ищите по всему кораблю, включая все технические лестницы и шахты! Начинайте прямо отсюда! Мы знаем, что он побывал и на этой лестнице.

– Слушаюсь, сэр!

Младший лейтенант Лемье сняла с себя шлем и повернулась к остальным охранникам:

– Хрдина и Самуэльсон, возьмите на себя лестницы технического доступа. Остальные осмотрите эту палубу.

Когда охранники разошлись, она добавила, поглядывая на молчаливого андорца:

– Видимо, следует запереть этого субъекта на гауптвахте, сэр?

– Нет. – Кирк жестом показал Лемье, что она может идти, и холодно промолвил:

– Я хочу задать ему несколько вопросов.

Андорец нервно вскинул голову:

– Я не имею к этому никакого отношения, клянусь вам!

– Не имеешь никакого отношения к чему? – Кирк шагнул ближе, устремив на гуманоида колючий взгляд. Синекожий андорец начал торопливо отступать и остановился только после того, как Зулу с силой ткнул в него стволом ружья.

– К минированию вашего корабля. – Искаженный коммуникатором акцент гуманоида прозвучал как хныкающий голос ребенка. – Я не делал этого, капитан! Больше того, это я предупредил шефа вашей службы безопасности, где искать бомбу!

– Я верю, что не вы сделали это. – Кирк сделал еще шаг к дрожащему андорцу, затем, наклонившись, отстегнул застежки на шлеме пленника и сорвал его с головы. – Но вот уж в чем у меня нет и тени сомнения, так это в том, что вы все-таки имеете отношение к этому делу, Муав Хаслев.

При этих словах андорец так резко отскочил назад, что его шлем выскользнул из рук Кирка и с грохотом упал на пол. Зулу был отброшен к стене, и фазерное ружье оказалось зажатым между его грудью и спиной чужака. Рулевой ругнулся и оттолкнул андорца от себя, стараясь при этом случайно не выстрелить. В ноздри Зулу ударил уксусно-острый запах чужого пота.

– Откуда вы узнали, кто я такой? – заволновался Хаслев. Теперь он был без шлема, и его голос звучал громче, хотя по-прежнему испуганно. Бледные усики над взмокшими волосами на голове нервно задрожали.

Кирк хмыкнул:

– Когда два орионских корабля устраивают целый спектакль, чтобы вначале остановить нас, а затем прислать к нам своих людей на борт, а потом еще спрятавшийся где-то орионец совершает диверсию, чтобы мы не смогли улететь, я начинаю понимать, что у меня на корабле находится нечто очень важное для Ориона.

Капитан наклонился и хлопнул кулаком по нагрудной панели скафандра гуманоида.

– Сейчас вы, мистер Хаслев, можете прямо-таки гордиться тем, что во всей Вселенной для орионцев вы – самая желанная добыча. И я знаю, что охотятся они за исчезнувшим андорским ученым, специалистом в области вооружения, еще недавно занятым работой над совершенно секретным военным проектом.

– Я вовсе не хотел выполнять эту работу, – недовольно поправил его Хаслев. – Меня заставили! У них ничего не получилось бы без меня.

Маккой встал, в изумлении подняв брови:

– Если вы – Муав Хаслев, то какого черта делаете на борту "Энтерпрайза". Я думал, что вас похитили орионцы!

– Похитили? Теперь они так это называют? – Хаслев поморщился с нескрываемым презрением. – Нет уж, спасибо. Я добровольно сбежал. Андорское правительство совершенно не оценило по достоинству мой вклад в исследования. Поэтому я нашел того, кто был готов заплатить мне настоящую цену.

Кирк протянул к Хаслеву руки, и Зулу благоразумно отошел в сторону, когда капитан энергично встряхнул андорца и ударил его о стену.

– Ты продал секретную военную технологию федерации орионцам?

– А почему бы и нет?

Хаслев начал было вырываться из рук Кирка, но остановился, когда Зулу предупредительно ткнул его в грудь фазерным ружьем. Ученый добавил обиженным тоном:

– Их деньги ничем не хуже любых других. – Зулу с трудом удержался от охватившего его желания использовать фазер как дубинку и хорошенько поколотить этого типа. Он не сделал этого еще и потому, что Кирк с брезгливой гримасой отошел назад.

– Продажа любой военной технологии нейтральным звездным системам – это прямое нарушение законов Федерации, мистер Хаслев, – холодно напомнил капитан. – Мы вынуждены арестовать вас.

– Но почему-то никому в этой федерации не оказались нужными мои разработки! – Розовые глаза Хаслева расширились. – Никто не хотел верить, что это заработает. Они даже угрожали урезать финансирование, если будут продолжены мои исследования! Мне ничего не оставалось, как пойти к орионцам. Только они поверили в меня.

Маккой презрительно фыркнул, отступая в сторону и давая проехать появившемуся с медицинской каталкой Аарону Келли.

– Если твои орионцы такие замечательные ребята, почему же ты прячешься на корабле Федерации?

– У нас возникли разногласия по поводу одного из пунктов моего контракта, – признал андорец, при этом его щеки потемнели, окрасившись густым синим цветом. – Они захотели убить меня. А мне умирать как-то не хочется.

Зулу подумал, что эта история звучит вполне правдоподобно. Что касается капитана, то он стоял в молчании, вероятно думая о том же.

– Ну, это вполне похоже на орионцев, – спокойно заметил Кирк. – Какую технологию продали вы, мистер Хаслев?

– Я не думаю, что стоит вас посвящать в это, – заговорил ученый после многозначительной паузы. – Разве только в том случае, если вы пообещаете не арестовывать меня.

Зулу обратил внимание, что руки Кирка сжались в кулаки.

– Мистер Хаслев, пообещать вам я могу только лишь одно, – сквозь зубы процедил капитан, – при первой же возможности я передам вас андорцам.

Хаслев горестно вздохнул.

– До чего же ограниченный народ на этом Звездном Флоте! – посетовал он. – Вы не можете даже осознать, что такое настоящий гений. Еще садясь на ваш корабль, я опасался, что так может получиться.

– А как вам удалось пробраться на борт "Энтерпрайза"? – с любопытством спросил, повернувшись, Маккой, занимавшийся укладыванием Чехова на медицинскую каталку. – Что-то не припоминаю, чтобы у нас поднималась тревога по случаю постороннего проникновения на корабль.

– Нет, одна такая тревога была, – неожиданно заметил Зулу. Он вспомнил хаотические сигналы тревоги, красные огни и рев сирен. – Это было сразу после того, как мы взлетели с Сигмы-1. Тогда был еще всплеск радиации.

– Но Чехов говорил, что тот сигнал сработал в результате вмешательства одного из аудиторов. – Кирк бросил взгляд в сторону Аарона Келли, испуганной тенью стоявшего за спиной Маккоя. – Кажется, это были вы.

Келли боязливо кивнул:

– Я даже, честно говоря, не знаю, какой сигнал включил, сэр. Я просто нажимал на кнопки первой попавшейся панели безопасности, пока что-то не сработало.

– И это получилось так кстати, – вмешался Хаслев. Заметив недовольный взгляд Кирка, он поспешно добавил:

– Для меня, конечно. Я даже удивился, почему никто меня не стал искать.

– Где вы прятались?

Андорец заморгал своими розовыми глазами:

– Я не уверен, что и об этом стоит вам рассказывать.

Зулу выразительно глянул на Кирка.

– Мы сможем использовать его в качестве приманки для орионского диверсанта, – предложил рулевой.

– Это неплохая мысль, – согласился Кирк.

Хаслев выпрямился во весь рост. Его короткие усики на голове задрожали.

– Вы не посмеете! – Он переводил беспокойный взгляд с хмурого лица Кирка на застывшую и безразличную физиономию Зулу. – Ладно, скажу. Если это вам так важно, то знайте: я прятался в шахтах турболифта.

– Не потому ли у нас стали возникать эти проклятые задержки лифта? – недовольно проворчал Маккой. – Как же это вам удалось уцелеть там и не быть раздавленным?

Хаслев самодовольно улыбнулся бледными губами:

– Я обнаружил, что на этом корабле до смешного легко управлять всеми компьютерными кодами. Вам бы следовало серьезно задуматься над этим и нанять кого-то вроде меня для их модернизации.

Маккой фыркнул:

– Не знаю, как ты, Джим, а я уже сыт по горло выступлениями этого деятеля. Если ты не возражаешь, повезу-ка я лучше нашего начальника безопасности к себе в лазарет.

Кирк отвернулся от Хаслева, снял одну перчатку и усталым движением стал растирать лицо.

– Ну, Боунз, насколько у него серьезное ранение?

– Да он еще просто счастливчик, – не задумываясь, откликнулся доктор. – Ему повезло, что фазер не может быстрее, чем за несколько секунд, прожечь такую преграду, как человеческая лопатка. Ему придется провести регенерацию кожи и, возможно, пересадку кости, а также сшивать разорванные связки.

– Займитесь всем этим, – сказал Кирк.

– Я хочу с ним поговорить, когда он придет в сознание.

– Я уже в сознании.., и могу говорить, сэр.

Прозвучавший неожиданно для всех заплетающийся от слабости голос был совершенно незнакомым, и только по акценту можно было узнать, что говорил именно Чехов. Зулу с беспокойством посмотрел на медицинскую каталку, но ничего не увидел, кроме взлохмаченных черных волос на затылке лежащего там друга. Кирк поспешно обогнул тележку с другой стороны и склонился над раненым офицером безопасности.

– Сэр, диверсию сделал...

– ., орионец, мы уже знаем это. – Кирк положил ладонь на здоровое плечо Чехова. – Он говорил что-нибудь, когда был здесь?

– Нет, сэр. – Русский сделал протяжный вздох. – Он вооружен. По крайней мере, у него есть один фазер, настроенный на высокотемпературные прожигающие выстрелы. Это позволило ему обмануть детекторы оружия, и он таким способом переиграл Дэвидсона и Тейта... – Чехов слегка приподнял голову. – Он ушел по технической лестнице...

– Мы уже приступили к поиску его по всему кораблю. Не беспокойтесь, мы его схватим.

Уверенный тон капитанского голоса, казалось, подействовал на раненого сильнее, чем успокаивающие слова. Офицер безопасности вздохнул, опустил голову и расслабился на медицинской каталке, а Маккой, не задерживаясь, повез его по коридору. Зулу проводил их взглядом и с удивлением увидел вышедшую из турболифта хорошо знакомую высокую фигуру человека, который осторожно прошел мимо каталки и двинулся к ним.

– Спок! – Кирк настороженно поднял голову. – Есть какие-то проблемы?

– Нет никаких проблем, капитан. Просто у меня есть некоторая информация, которую я не хотел передавать вам по каналам корабельной связи. – Вулканец остановился в нескольких шагах от Хаслева и спокойно смерил того взглядом. – Я полагаю, вы Муав Хаслев?

Усики на голове андорца раздраженно задвигались.

– Неужели теперь уже все во Вселенной знают меня? – сварливо пробурчал он.

– Это плата за измену, мистер Хаслев. – Кирк вопросительно посмотрел на Спока:

– Вы можете мне сообщить свою информацию в присутствии.., э-э.., нашего гостя?

– По-видимому, смогу, капитан. – Как обычно, на спокойном лице Спока не отражались никакие чувства, однако Зулу показалось, что Спок торопится доложить о чем-то.

– Я занимался расчетами времени до прибытия сюда орионских кораблей "Умифиму" и "Мекуфи". Если брать за основу момент нашего последнего контакта с ними, то у меня получается, что до их появления в этом районе осталось приблизительно три часа тринадцать минут.

Кирк задумчиво провел большим пальцем по губам:

– А сколько времени, по мнению мистера Скотта, понадобится для ремонта нашего корпуса?

– Не менее пяти часов, капитан, даже если весь имеющийся персонал привлечь к ремонтным работам.

– Гмм.

Кирк повернулся к Муаву Хаслеву, и голубая, физиономия андорца стала пепельно-фиолетовой.

– Ну что же, вот и решена ваша судьба, мистер Хаслев. Мы вас списываем с корабля.

– Что!? – От ужаса усики Хаслева сложились пополам. – Вы этого не посмеете сделать!

– На борту "Энтерпрайза" я посмею сделать все, что сочту нужным. – Кирк оглянулся на Зулу, насмешливо поднимая уголки рта. – Мистер Зулу, я прошу вас подготовить межзвездный челнок к полету в сторону Сигмы-1. Проложите курс так, чтобы он проходил подальше от орионцев. – Капитан еще раз иронически окинул взглядом Хаслева. – Отправим подальше от себя этого золотого гуся, пока голодные лисы не явились сюда, чтобы устроить из-за него драку.

Глава 13

– Я знаю как раз то, что помогло бы вам сейчас в вашей работе. Вы хоть имеете понятие, для чего военный компьютер "Марк-4" выпущен на открытый рынок? Я мог бы достать его вам за определенную услугу.

Чехов попробовал поправить китель, чтобы избавиться от ощущения неудобства, вызванного плотной повязкой, наложенной доктором Маккоем. Лейтенант не мог понять, догадывается ли Хаслев, что ему крупно повезло и он продолжает без умолку болтать все время, пока они спускаются к стоянке челнока потому, что Чехов был связан по рукам.

– Ну, давай-ка, сними же с меня наручники. Нет, пожалуй, он не догадывается ни о чем.

– Заткнись, – сказал Чехов, не поворачиваясь в сторону своего пленника, – а не то я тебя пристрелю.

– Павел... – В голосе Ухуры слышался упрек, Чехов различил его, несмотря на протяжный свист турболифта, стремительно спускающегося ко второму корпусу. В новом форменном костюме, слегка великоватом, и без обычных элегантных золотых украшений в ушах и на шее, девушка выглядела меньше ростом и более хрупкой.

– Может быть, следовало бы тебе назначить кого-то другого для сопровождения мистера Хаслева на Сигму-1 вместе с нами.

– Нет никого другого. – Чехов поднял левую руку, давая Ухуре возможность обойти вокруг него. Он догадался по нетерпеливому движению Ухуры, что девушке в конце концов надоело смотреть, как он беспомощно пытается одеться сам. Она поправила ему китель.

– Капитану нужны все здоровые охранники для поиска диверсанта. Да и доктор Маккой не позволил бы мне ничего делать, если бы я остался на "Энтерпрайзе". Так что, лучше уж я буду сидеть в челноке, наставив фазер на этого... – он кивнул в сторону Хаслева, – ., целых четыре дня полета, но зато все здоровые люди останутся на своих местах.

Ухура поморщилась, сняла пояс с Чехова и свернула его в руках.

– Ты хочешь сказать, что если связаться с доктором Маккоем, то он ответит, что тебя выписали из корабельного лазарета и разрешили вернуться к активной работе?

Нет, Маккой сказал бы ей совсем другое: что Чехова выписали и отправили домой на поправку с условием, что он не приступит к работе раньше чем через пять дней. Чехов опасался, впрочем, что Ухуре это уже известно.

– Он выписал меня, – со вздохом ответил офицер безопасности, чувствуя себя маленьким мальчиком, когда Ухура застегнула ему только ворот, оставляя китель нараспашку. – Если бы я действительно захотел пренебречь указаниями доктора, то я остался бы на борту и включился бы в поиски орионца. По сути дела, сидеть в челноке – это то же самое, что и в каюте. Пожалуйста... – Павел вновь потянул за китель, не желая мириться с неудобной позой, и наконец освободился от стесняющей его повязки, – позволь мне самому сделать это.

Двери турболифта раскрылись, и перед ними предстала огромная посадочная площадка. Хаслев робко поинтересовался:

– А если бы я сказал, что смогу сам совершить этот перелет?

Чехов подвел Ухуру к двери:

– Нет.

Вдоль всего открытого пространства тянулись два ряда челноков, сияющих словно громадные металлические горошины. Чехов огляделся и отыскал "Хоукинг" среди крупных межзвездных челноков прямо у ворот посадочной площадки. Ухура без колебания свернула в сторону летательного аппарата и быстрыми шагами направилась к нему впереди Чехова.

– Если бы я была образцовым офицером, – пожаловалась она, – я бы доложила капитану Кирку, что ты сам назначил себя на конвоирование Хаслева, и добилась, чтобы он запретил тебе это.

Значит, слава Богу, ее можно убедить оставаться просто хорошим другом.

– Спасибо.

Они обогнули тупой нос "Хоукинга" и подошли к маленькой боковой дверце, которая уже была открыта. Рядом грузовая тележка слегка покачивалась под весом двух техников, загружавших пищу и воду в грузовой отсек челнока для четырехдневного перелета к Сигме-1. После того как андорец направился было в другую сторону, Чехов повернул Хаслева к посадочному трапу и, подталкивая в спину, заставил подняться внутрь.

– У вас, видимо, начисто утеряно чувство жалости к кому-нибудь, не так ли?

Чехов толкнул пленника в кресло:

– Садись!

– Эй! – Зулу высунул голову из открытой кабины. Его форма выглядела новой и хорошо отглаженной. Без сомнения, ее одевали впервые. Чехов вдруг понял, что его друг лишился практически всех своих вещей в результате взрыва на корабле. – Чехов? Что ты здесь делаешь? А кто будет ухаживать за моими ящерицами?

Лейтенант прикреплял обручи наручников Хаслева к болтам на подлокотниках кресла и далее не поднял головы. От одной только мысли о поврежденном корпусе "Энтерпрайза" у него учащенно забилось сердце.

– Никто.

– Вовсе не смешно. – Зулу сделал трагическое лицо. – Я выложил за них кучу денег.

Да, вот так же кто-то, вне всякого сомнения, заплатил тому орионскому диверсанту.

– Если корабль взорвется прежде, чем мы доберемся домой, Зулу, будет совсем неважно, ухаживал за ними кто или не ухаживал.

– Это с твоей точки зрения.

Наклоняясь к Ухуре, сидящей уже в своем кресле, Зулу украдкой шепнул ей на ухо:

– Отчего это у Чехова такое хорошее настроение?

– Весь смысл в отправке Хаслева с корабля, – стала объяснять Ухура Чехову, не обращая внимания на Зулу, – состоит в том, что диверсанту тогда не нужно будет пытаться наносить и дальше вред кораблю.

Хаслев с жалобным стоном прижал свои усики к черепу:

– Так, значит, он будет преследовать нас?

– Возможно.

Чехов одобрительно кивнул техникам, готовым задраить внешний люк, и забрался на сидение в переднем ряду.

– Но если мы взорвемся, не добравшись домой, то на ящериц можно вообще наплевать.

Зулу громко присвистнул и опустился в кабину, приготавливаясь к взлету.

– Я просто в восторге, когда ты ведешь себя как типичный русский.

Не обращая внимания на мрачное лицо Чехова, он посмотрел на Ухуру:

– Так что, получается, он полетит рядом со мной?

– Пожалуйста, возьмите его!

Хаслев только поежился, когда Чехов обернулся и бросил на него сердитый взгляд.

– Разрешите ему, хотя бы ради меня! Я в ужасе от того, что может произойти, если он будет сидеть рядом со мной.

* * *

Громадные ворота ангара "Энтерпрайза" величественно распахнулись в полной тишине. Чехов сидел возле Зулу в кресле навигатора и рассеянно водил большим пальцем по темной индикаторной лампе. Челнок заскользил вперед, и вскоре его поглотила черная пустота, кое-где подсвеченная далекими звездами. Лейтенанту было странно лететь куда-то, не имея для себя конкретного задания: Зулу загрузил все необходимые данные из главного компьютера "Энтерпрайза", а Хаслев практически не представлял никакой опасности. Сидя в кресле, раненый в плечо Чехов чувствовал себя, по сути дела, не столько офицером, сколько живым багажом. Он вздохнул, снял с пояса фазер и бросил его на панель перед собой.

Зулу с улыбкой посмотрел на пассажиров:

– Ты же сам сказал, что хочешь полететь с нами.

Чехов фыркнул:

– Я бы только предпочел лететь, имея обе здоровые руки.

– А вот это – не правда.

На смотровом экране мимо них пронеслись порталы, двигателя. Затем Зулу поднял челнок над "Энтерпрайзом" и включил режим автономного пилотирования.

– Будь у тебя обе руки здоровые, ты бы не переставая ворчал, что твое место на корабле, что ты должен выслеживать диверсанта. Уж я тебя хорошо знаю!

– Да, все правильно. – Порой Чехов действительно бывал настоящим брюзгой. – Не обращай внимания, – пробормотал он, вставая с кресла, чтобы взглянуть на проплывавший под ними корабль. – Просто я чувствую себя ненужным.

Зулу не стал спорить с последним замечанием, но это не улучшило настроение лейтенанта. Чехов, сидя вполоборота к экрану, неосознанно вычислял скорость движения, подсчитывая секунды, затрачиваемые на полет от одного шва "Энтерпрайза" до следующего. Наконец показался дугообразный край главного корпуса корабля, подрагивающей линией врезавшийся под ними в темное пространство космоса. Закутанная повязкой раненая рука Чехова невольно сжалась в кулак.

– Я надеялся, что они продвинутся дальше в ремонте корпуса.

– То же самое говорил и мистер Скотт. Однако они до сих пор еще продолжают вырезать поврежденные взрывом секции. По его словам, корабль будет готов лететь на сверхсветовых скоростях ко времени нашего возвращения.

Инженеры и ремонтные механизмы ползали по краям разрыва, словно мелкие букашки, оставляя за собой след из новых металлических конструкций. Чехов сосчитал количество темных порталов по сторонам разрыва и понял, что три жилых сектора по-прежнему оставались без энергии. Интересно, куда Кирк будет размещать проживавших там раньше членов экипажа.

– Кстати, если уж зашла речь о возвращении... – Зулу легким движением отрегулировал что-то на своей панели. – Ты ведь не оставил моих ящериц одних, не так ли?

– Нет.

В действительности же это было не совсем так. Чехов оставил им целую мыльницу корма для рыбок, взятого в биолаборатории, до краев наполнил ванну свежей водой и бросил туда губку для забавы. Поэтому ящерицам, скорее всего, будет немного лучше, чем самому Чехову в последующие четыре дня.

– Спасибо, – поблагодарил Зулу с улыбкой. Какое-то время он следил за полетом, а потом спросил:

– Сколько времени ты должен носить эту повязку?

Чехов повернулся к Зулу и, заметив, что рулевой занят пилотированием, вновь обратился к смотровому экрану. К этому моменту последняя часть поврежденного "Энтерпрайза" мелькнула внизу и скрылась из вида.

– Две недели.

– Ему пришлось много потрудиться над тобой?

– Несомненно.

Чехову, по меньшей мере, была сделана трансплантация костной и мышечной ткани, а также какая-то более сложная операция на нервных волокнах, подробности которой лейтенант не хотел знать.

– Так сможешь ли ты теперь снова играть на пианино?

Чехов искоса мрачно взглянул на Зулу, и рулевой ответил ему, напустив на себя притворное удивление.

– Ну? – с легкой усмешкой продолжил Зулу. – Ты должен мне сейчас помочь, а то очень трудно разговаривать, когда я получаю вместо слов только мрачные взгляды, будто ты недоволен, что я вмешиваюсь в твое скверное настроение.

От такого нечестного приема Чехов стиснул зубы и тут же услышал, как сзади в кабину вошла Ухура.

– У кого это скверное настроение? – поинтересовалась она с беззаботностью человека, не вполне осознающего сложившуюся ситуацию.

Зулу махнул головой в сторону Чехова:

– У кого же еще?

Ну вот, теперь уже они оба начнут его обрабатывать. Чехов с усилием повернулся к Ухуре и попытался увести разговор в другую сторону, беспокойно поглядывая в сторону пассажирского отсека.

– А можно оставлять этого Хаслева без присмотра?

Девушка машинально оглянулась, но, очевидно, не разделяла его озабоченности.

– А почему бы и нет. – На ее темном лице просияла ослепительная улыбка. – Может быть, пока никто не смотрит за ним, туда проберется диверсант и прикончит этого типа.

Одновременно и испуг, и раздражение промелькнули в глазах Чехова. Он вновь откинулся на спинку кресла и сосредоточил все внимание на экране.

– Не делай этого!

Ухура постучала пальцами по спинке его кресла. Чехов обернулся и бросил хмурый взгляд на девушку:

– Чего не делать?

– Не отключайся от нас, как ты обычно делаешь, когда возникают какие-то проблемы. – В ее глазах было такое неподдельное участие, что Чехову захотелось исчезнуть. – Павел, ну что с тобой происходит?

Лейтенант перевел взгляд на Зулу, заметив, что рулевой краем глаза наблюдает за ними.

– За три дня я потерял трех охранников, – заговорил Чехов печальным и подавленным голосом. – У меня такое чувство, что я дезертирую со своего поста, оставляя корабль, на борту которого скрывается диверсант. Но даже если бы я и остался на корабле, мне не дали бы ровным счетом ничего делать. А если вспомнить, что Генеральный аудитор уже составил обо мне мнение, как о совершенно неподходящем руководителе, то нетрудно будет догадаться, почему у меня плохое настроение.

С этими словами он занялся повязкой на раненой руке, считая, что эта проблема очевидна и не заслуживает отдельного упоминания.

Зулу, закончив перевод челнока на сверхсветовую скорость, отвернулся на вращающемся кресле от панели управления.

– Она имеет в виду совсем не это.

– Ты стал каким-то странным еще до того, как на корабле начались неприятности, – заметила Ухура, пододвигаясь поближе к Чехову и опираясь на установленную между ними консоль. – По-моему, ты как-то изменился после возвращения с Сигмы-1. – Она протянула руку и легонько дернула Чехова за пустой рукав его кителя. – Может быть, там в тюрьме случилось что-то такое, о чем ты нам не рассказал?

Если бы все было так просто.

– Слушайте, в чем собственно дело? У вас что, нет других занятий, кроме как сидеть и переживать за меня?

Ухура улыбнулась. Эта спокойная ласковая улыбка всегда наводила Чехова на мысль, что именно такими бывают отношения в больших семьях между старшими и младшими детьми.

– Порой у нас бывает достаточно оснований переживать за тебя. – Она снова потянула его за рукав. – И все-таки – что случилось?

В наступившем напряженном молчании даже легкий рокот сверхсветовых двигателей казался необычно громким. Чехов стал пристально рассматривать заклепки на полу и не мог заставить себя поднять глаза. Особенно если ему придется начать рассказывать об этом.

– Вы слышали о том, что случилось с "Конго"?

Зулу беспокойно заерзал в кресле.

– У них вышло из строя защитное поле, – пояснил он после небольшой паузы. – В информационном сообщении говорилось также, что они пересекли область скопления космического излучения в районе Персея. – Зулу замолчал с таким видом, словно давал понять, что знает больше, но не уверен, стоит ли говорить все.

– Они потеряли всю кормовую часть корабля, – продолжил вместо него Чехов, по-прежнему не поднимая глаз. Горестные и мрачные воспоминания всплывали в его памяти. Он пытался контролировать свои слова, чтобы от своего рассказа не расстроиться самому больше чем надо. – Когда поле разрушилось, то в ловушке в трубах Джеффери оставалось тринадцать инженеров, а еще тридцать человек находились на вахте в главном зале под ними. Встретившийся им в полете поток энергии перерубил порталы, а когда на мостике решили отсоединить гондолы... – Чехов неожиданно осекся и некоторое время молчал, пытаясь успокоиться.

Ухура удивила его тем, что протянула руку и погладила по щеке.

– У тебя был там кто-то знакомый на борту, – тихо промолвила она. – Так ведь?

Чехов кивнул и продолжил. Ему было трудно сдерживаться, в его голосе слышалось страдание.

– Да, это был офицер-исследователь. Он был моим другом в Академии. – Лейтенант провел рукой по глазам и раздраженно нахмурился, почувствовав, что рука влажная. – Он пошел вместе с другим офицером, чтобы вручную отрезать гондолы. Они знали, что радиационное излучение их убьет. Но они надеялись, что у них хватит времени на поиски заэкраниррванного челнока. Они хотели освободить двигатели, пока в приводе не возникнет разрушительный импульс, который погубит всех, находящихся в трубах.

Зулу медленно кивнул головой, а Ухура стала потирать руки, как будто в челноке внезапно сильно похолодало.

– Уму непостижимо, какие отважные люди, – сказала она.

– А также уму непостижимо, насколько бессмысленны были их действия! – Чехов порывисто встал со своего сиденья, собираясь уйти от своих друзей и мечтая избавиться от мучивших его последние два дня отвратительных видений, но сумел сделать только пару шагов и остановился перед закрытой дверью кабины. – Волна антивещества из сердечника сверхсветовой установки убила персонал в зале управления двигателем и разрушила там основное оборудование. На мостике не могли знать, что происходит с двигателем, но... – он прислонился головой к двери и закрыл глаза, – в двигателях возник импульс при первом же соприкосновении с космическим излучением. И уже не надо было ни за кем идти, и не было кого спасать. А они все-таки пошли и погибли совершенно напрасно.

– Да нет же, не напрасно.

Чехов повернулся на прозвучавший за спиной голос Зулу, удивительно спокойный и уверенный.

– И чего же они добились, по-твоему? – спросил он. – Они даже не успели отрезать эти чертовы гондолы от корабля! К тому же их корабль практически нельзя восстановить, более сотни членов экипажа погибли. Более мой! Пекло сердечника спалило их так быстро, что они далее не смогли добраться до шлюзов! Скажи-ка мне теперь, чего же они все-таки добились?

Ухура положила ладонь на руку Зулу, когда рулевой открыл рот, чтобы возразить. Вид озабоченно наморщенного лба девушки внезапно заставил Чехова устыдиться своих слов, и он почти поборол гнев.

– А ты бы предпочел, чтобы они не пытались делать совсем ничего? – спросила она, склонив голову набок. – Неужели тебе больше понравилось, если бы они, предполагая, что остались живые люди, не тронулись бы с места, чтобы их спасти, а вместо этого избрали путь собственного спасения и бросились готовить челнок для эвакуации?

– Мне понравилось, если бы все остались живы.

Произнося эти слова, Чехов сам понимал, что говорит глупость. Однако никто даже не улыбнулся. Зулу только склонил голову в молчаливом одобрении, а Ухура спросила:

– Ну а если бы они сумели отсечь гондолы и спасти тех людей? Твой друг все равно бы погиб, не так ли?

Находясь совсем рядом с двигателем во время такого сильного излучения? Вне всяких сомнений. Чехов уверенно кивнул.

– А тогда есть ли какая-то разница? Разве тебе было бы легче, если бы ты знал, что он успел перед смертью что-то сделать?

Чехов уставился на нее, быстро отбрасывая один за другим возможные варианты возражений. Да, его возмущала бессмысленность гибели людей, ужасала внезапность происшедшей трагедии. Но за всем этим таился его собственный страх, – леденящий душу страх такой же бестолковой смерти, страх остаться на нынешней своей службе и отдать жизнь столь же глупо и зазря.

Павел открыл рот, еще не зная, что собирается ответить, но в этот момент маленькое помещение кабины погрузилось во тьму и одновременно прекратился звук работающего сверхсветового двигателя челнока.

– Ой, это что еще такое? – жалобно протянул Зулу.

Словно ему в ответ раздался оглушительный грохот и треск в задней части челнока, отчего он весь содрогнулся. Затем сокрушительный удар швырнул людей на пол.

* * *

– Могу ли я оказать какую-то помощь? – раздался неожиданный для Кирка вопрос.

– Нет, мистер Келли. – Кирк посмотрел на аудитора, терпеливо ожидающего у задней стенки турболифта. – Я ценю ваше предложение, но самое лучшее, что вы можете сделать в нынешних условиях – это не вмешиваться в наши дела. "А также совсем ни к чему следовать за мной на мостик, – добавил он про себя. – Хотя непонятно и то, куда же тебя отправить".

Кирк провел все утро, занимаясь делами в качестве начальника службы безопасности и не желая возлагать на младших лейтенантов ответственность за поимку диверсанта, пока их лейтенант лечил раненое плечо. Поначалу капитан надеялся, что все быстро закончится. Однако они долго и безрезультатно ходили по кораблю, где один пустынный проход сменялся другим. В конце концов Кирку пришлось уйти с седьмой палубы и возвратиться к себе на мостик. Там он, по крайней мере, мог контролировать развитие событий и добиваться выполнения своих распоряжений.

– Просто я знаю, что очень многим обязан, – снова заговорил Келли, когда турболифт начал вертикальный подъем к центру управления. – Если бы тогда не появился лейтенант Чехов, то диверсант убил бы меня. Он и самого лейтенанта чуть не убил. Я просто хочу, чтобы вы знали, как я благодарен за это.

Раздражение, долго сковывавшее капитана, слегка ослабело. Очевидно, если даже человек и служит аудитором, это еще не означает, что у него не осталось ничего человеческого.

– Благодарю вас, мистер Келли, – Кирк кивнул даже с некоторой любезностью, однако не смог себя заставить улыбнуться. – Почему бы вам не узнать, не нужны ли помощники в бригадах, занимающихся перемещением имущества на третьей палубе? У нас еще многие члены команды нуждаются в новом размещении. Это как раз и было именно такой работой, где аудитор мог бы применить свои силы, не подвергая себя опасности.

Келли просиял совсем мальчишеской улыбкой.

– Спасибо вам, капитан.

Когда двери турболифта распахнулись, он отступил к задней переборке:

– Я займусь этим.

Кирк надеялся, что на третьей палубе найдется кто-нибудь, способный по достоинству оценить помощь Келли.

– Мисс Бхутто, – позвал он, отойдя от турболифта и сбежав по ступенькам. – Есть какие-нибудь следы нашего орионского друга?

Бхутто подняла голову от навигационной панели и покачала головой:

– Нет, сэр. В зоне действия наших приборов никаких кораблей не обнаружено.

Кирк поджал губы.

– Тогда получается, что они идут медленнее, чем я думал. – Он остановился возле кресла командира, всматриваясь в пустой смотровой экран, как будто его глаза могли раньше приборов обнаружить приближение неприятеля.

– Спок, помогают ли наши корабельные системы обнаружить диверсанта?

– Ответ отрицательный, капитан.

Склонившийся над своей научной станцией Спок выпрямился и повернул кресло, встретясь взглядом с капитаном.

– У меня закрадывается подозрение, что диверсант укрылся в зоне повышенного нагрева, где его физиологическая температура не может быть обнаружена нашими приборами.

Кирк уже хотел опуститься в командирское кресло, но остановился и вопросительно посмотрел на Скотта:

– Следует это понимать так, что он прячется возле сверхсветовых двигателей?

Главный инженер устало откинулся на спинку кресла:

– Капитан, мы обыскали все укромные уголки и щели в помещениях инженерной службы – ни бомбы, ни диверсанта не обнаружено. – Спок решительно покачал головой. – Я могу вам гарантировать, что его нет в помещении двигателей. Вовсе не надо большого количества тепла, чтобы скрыть десятиградусную разницу температур человеческого и орионского тела, капитан. – Спок вскинул одну бровь. – Любая единица корабельного оборудования, потребляющая достаточное количество энергии, например, одна из моих чувствительных матриц, способна излучать достаточно джоулевской энергии для получения такого эффекта.

Временами осмысливать объяснения Спока было почти так же непросто, как решить объясняемую им проблему.

– Итак, – подвел итог Кирк, усаживаясь в свое кресло, – он может прятаться где угодно на корабле. – Получив согласный кивок Спока, капитан в задумчивости подпер подбородок рукой. – Но где бы он ни сидел, обязательно находится возле какого-нибудь источника энергии?

– Именно это я и предполагаю. Ну что же, и это что-то.

Кирк шлепнул тыльной стороной ладони по кнопке интеркома:

– Кирк вызывает службу безопасности.

– Служба безопасности слушает. Это Лемье.

– Младший лейтенант Лемье, обратите особое внимание ваших поисковых групп на все секторы корабля, в которых потребляемая энергия превышает... – он глянул на Спока и попросил взглядом подсказки.

– Пятнадцать килоджоулей, – сказал вулканец.

– ..пятнадцать килоджоулей, – продолжил Кирк, с благодарностью кивая помощнику по науке. – Свяжитесь с инженерными службами и получите у них места установки конкретных единиц оборудования.

– Слушаюсь, сэр, – Лемье закончила связь.

– Капитан! – Голос офицера связи отвлек внимание Кирка. – Мы потеряли лучевой контакт с "Хоукингом".

Руки Кирка крепко сжали подлокотники кресла.

– Может быть, сигнал искажается каким-то орионским кораблем? – спросил он.

Молодой лейтенант стал торопливо просматривать показания на своей приборной панели, поочередно вызывая их быстрыми движениями рук.

– Нет, сэр. Причина, по-видимому, в нарушении работы оборудования на их конце канала связи. – Он поднял на Кирка встревоженные глаза. – Это может быть просто сбой в аппаратуре, сэр.

– Конечно, такое может быть, младший лейтенант. – Кирк поднялся на ноги, вдруг почувствовав, что не может просто сидеть в кресле. – Но учитывая, что наш диверсант чертовски изобретателен, я бы не поставил свою ферму на спор, отстаивая ваше предположение. Скотти... – Он пошел вдоль ограждения и, приблизившись к главному инженеру, наклонился к нему. – Мы можем уже использовать сверхсветовой двигатель?

– Нет, сэр, – взволнованно ответил инженер. – Мы даже еще не закрыли разрыв в корпусе, не говоря о том, чтобы укрепить его для сверхсветовых перегрузок.

– Так, а как насчет импульсного двигателя? Насколько быстро можем мы лететь?

Скотт озабоченно сдвинул брови, и Кирк понял, что инженер чувствует намерения своего капитана так же ясно, как если бы тот кричал о них во весь голос.

– Имея незавершенную защиту в зоне разрыва, – сказал Скотт, – мы ограничены скоростью примерно в 0,1 скорости света. Если же лететь хоть немного быстрее, то даже столкновения с микрометеоритами повредят корабль, а может быть, и вовсе разрушат то, что мы уже отремонтировали.

Всего одна десятая. Кирк стал барабанить пальцами по ограждению, вычисляя, куда можно улететь на такой скорости за то время, которое прошло с момента отправления "Хоукинга".

– Восемьдесят семь минут уйдет до встречи с ними, – сказал он вслух. Затем капитан оттолкнулся от ограждения, но только для того, чтобы повернуться и снова наклониться вниз, опираясь на перила.

– Черт возьми, это слишком долго. Если орионцы пока еще не добрались сюда, то что-то должно было отвлечь их внимание. – Кирк пристально посмотрел на пустой смотровой экран, испытывая неприятное ощущение в животе. – И у меня появилось скверное предчувствие.., я знаю, что их отвлекло.

Глава 14

– Что это было? – прозвучал в темноте голос Ухуры, спокойный, но полный отчаяния. Помимо ее голоса Зулу расслышал и другой звук – отдаленное шипение газа, вырывающегося из поврежденной магистрали.

– Весьма похоже на взрыв.

Рулевой с усилием выбрался из тесного пространства между приборной панелью и своим креслом, уже чувствуя леденящий холод, означавший, что они провалились в обычное пространство. Бросив быстрый взгляд на монитор сверхсветового поля, он заметил только пульсирующие тревожные огоньки красного цвета.

– О Боже! Только бы не защитная оболочка...

– Мы теряем управление сердечником?

Я не знаю.

Зулу отыскал выключатель аварийного сигнала и хлопнул по нему ладонью гораздо сильнее, чем требовалось. При тусклом освещении автономных светильников он увидел Ухуру, склонившуюся над панелью управления связью, Чехов настойчиво пытался высвободить свой расстегнутый китель, зацепившийся за приборную панель.

– Мне нужно пойти туда и взглянуть, что произошло.

– Я схожу. – Офицер безопасности неожиданно резко дернул китель, оторвал его от панели, и не удержавшись на ногах, стал падать.

– Нет, тебе нельзя. – Зулу схватил за здоровую руку Чехова, стараясь его удержать. – Чтобы пройти по служебной трубе, тебе понадобятся обе руки...

– Я знаю как...

– У нас нарушена субпространственная радиосвязь, – прервала их спор Ухура с огорченным видом. – Я включила аварийный маяк бедствия, но даже со скоростью света сигнал от маяка не достигнет "Энтерпрайза" раньше чем через час.

Зулу чертыхнулся и силой усадил Чехова в кресло пилота.

– У нас должны работать импульсные двигатели. Изменим курс на обратный и полетим к "Энтерпрайзу" на максимальной импульсной скорости.

В этот раз Чехов не стал спорить и начал решительно выстукивать одной рукой команды рулевому компьютеру. С проворностью ящерицы Зулу повернулся и помчался в задний отсек челнока.

Как только Зулу выскочил из кабины, его ноги окутал ледяной туман, поднимающийся от хрустальных ручейков жидкого азота, растекающегося по полу челнока. Зулу почувствовал, что его ботинки сразу задубели, как только он стал прыгать по сверхохлажденной жидкости, а случайно попадавшие на его одежду капельки прожигали ткань брюк. "В открытом космосе холоднее еще на добрых двести градусов", – бесстрастно подсказал ему рассудок. Он стиснул зубы и отогнал от себя непрошеную мысль.

Азотный туман рассеивался в конце пассажирского отсека, смешиваясь с темными клубами дыма, выползающими из открытого аварийного шкафа на задней переборке. Зулу резко остановился, изумленно глядя на Муава Хаслева. Андорец, непонятно каким образом освободившийся от наручников, с поспешностью натягивал один из оранжевых защитных костюмов, хранившихся на челноке.

– Вы появились как раз вовремя, – жалобным голосом начал Хаслев. Но тут же испуганно вскрикнул, когда Зулу оттолкнул его в сторону и сильным рывком открыл дверь двигательного отсека. Оттуда вырвалось большое облако азотного тумана, а вместе с ним донесся сильный запах обгоревшего металла.

– Эй, что вы делаете! Если повреждена радиационная защита, мы же погибнем!

– Заткнись! – Зулу полез в узкую трубу доступа, ведущую к миниатюрному сердечнику сверхсветового двигателя, то и дело кашляя от забивавшего нос и рот запаха горелого металла и расплавленных проводов. В мигающем свете аварийных ламп он разглядел темную массу тороидальных магнитных линз, окружавших сверхсветовой сердечник и фокусировавших его привод, который работал на антиматерии. Зулу подполз еще ближе, ему сразу бросились в глаза последствия взрыва: в толстом внешнем корпусе двигателя зияла размером с кулак дыра с рваными краями, отчетливо показывающими, откуда был взрыв. На стены тоннеля налипли бесформенные куски расплавленного металла, разбросанные взрывом. Поврежденные где-то внутри магнита охлаждающие трубы извергали целый каскад ручейков жидкого азота, и Зулу был вынужден пошире расставить ноги, чтобы не ступать в центральную часть тоннеля.

С бешено колотившимся сердцем он наклонился вперед, вглядываясь в отверстие и стараясь рассмотреть, повреждена ли взрывом внутренняя защитная оболочка сердечника. Сквозь серебристый туман было едва заметно сияние полупрозрачной алюминиевой оболочки. Однако фосфоресцирующий свет, проникавший изнутри, доказывал, что оболочка не повреждена. Зулу с облегчением попятился назад по тоннелю и тут же, почувствовав тупой удар по спине, громко выругался.

– Эй! – донесся сердитый голос Чехова на другом конце тоннеля. – Ты что это делаешь?

– Готовлюсь к эвакуации. – Писклявый голос Хаслева означал, что андорец уже застегнул шлем скафандра. – Я сразу решил, как только услышал выстрел фазера...

– Фазера, какого еще фазера? – грохотал доносившийся по трубе голос Чехова. – Зулу, ты видишь внутри где-нибудь фазер?

– По-моему, я только что обнаружил его. – Зулу с усилием перевернулся и ухватил предмет, упавший ему на спину. В своей руке он ощутил хорошо знакомую форму фазерного пистолета с прилипшей к нему лентой, оторванной от гофрированного металла. Индикатор заряда, покрывшийся тонкой корочкой льда, был уже абсолютно черным. Зулу засунул пистолет за пояс и пополз назад в пассажирский отсек.

Выбравшись из трубы, он обнаружил Ухуру и Чехова, стоявших среди туманного облачка и смотревших на него с выражением крайнего беспокойства.

– Не беспокойтесь, – первым начал Зулу. – Защита не повреждена, и нет никакой утечки радиации.

Ухура с облегчением вздохнула, и легкие морщинки вокруг ее глаз разгладились. Однако Чехов продолжал угрюмо смотреть на рулевого.

– А что с внешним корпусом? – наконец обратился он к Зулу.

Тот покачал головой и бросил ему фазер:

– Диверсант подложил это, чтобы пробить дыру в корпусе, и вот теперь у нас из тороидов вытек весь охладитель, напряженность магнитного поля, по-видимому, снижается. – Он закрыл дверцу, ведущую в тоннель, и подумал, что от таившейся за этой дверью опасности, к сожалению, отгородиться так легко не удастся. – Теперь развитие ситуации можно предсказать с большой уверенностью – рано или поздно сверхсветовое поле выйдет из-под контроля.

Взгляд Зулу наткнулся на потемневшее от тяжелых мыслей лицо Чехова, и двое мужчин с безмолвным пониманием смотрели друг на друга сквозь легкую пелену тумана.

– Я думаю, что мы вряд ли успеем вернуться на "Энтерпрайз". Нам придется эвакуироваться.

– Отлично. Я уже готов.

Чехов резко повернулся к Хаслеву, и тот, съежившись, испуганно попятился:

– Что вы так на меня смотрите?

– Почему тебе не пришло в голову позвать нас после того, как ты услышал, что сработал фазер? – сердито закричал русский. – Мы бы успели разрядить его прежде, чем он разрушил внешний корпус двигателя!

Хаслев скорчил недовольную мину:

– И тогда мы бы спокойно продолжили путь к Сигме-1? Нет уж, спасибо. Мне гораздо больше нравится теперешняя ситуация.

– Ну это мы еще посмотрим, понравится ли тебе, когда здесь все взорвется, прежде чем мы уйдем на безопасное расстояние.

Зулу оттолкнул андорца, не обращая внимания на его горестные всхлипывания, и направился к открытой кладовой с аварийным снаряжением. Ухура была уже внутри и перебирала хранившиеся там защитные костюмы.

– Однако все же интересно, как это тебе удалось освободиться от наручников?

Андорец отозвался с обидой в голосе:

– Совсем не нужно быть инженерным гением, чтобы разгадать принцип действия механических запоров. Но инженерный гений все-таки справляется с подобной задачей гораздо быстрее, чем обычные люди.

Чехов презрительно хмыкнул:

– Такое под силу даже заурядным преступникам.

– Я одного никак не могу понять, – начал Зулу, ожидая, пока Ухура подаст ему один из серо-оранжевых скафандров, – как диверсант мог узнать, что мы полетим именно на этом челноке?

– Я не думаю, что он знал что-либо, – угрюмо откликнулся Чехов. – По-моему, он просто пытался навредить на "Энтерпрайзе" где только можно. Мы ведь не можем исключить, что он заминировал каждый челнок на посадочной площадке.

Из затянутого дымкой прохода к ним быстрым шагом подошел Чехов:

– Такой большой разрыв защитного поля сердечника мог бы, в принципе, вывести из строя весь корабль, если бы взрыв произошел в ангаре.

– Нам нужно немедленно возвратиться на "Энтерпрайз". – Зулу посмотрел на офицера связи, почувствовав что-то неладное в ее неподвижной молчаливой позе. – Ухура, что с тобой?

– Бот что. – Она вышла из кладовой с окаменевшим лицом и застывшей в темных глазах болью. Девушка протянула руку, и Зулу заметил на темной ладони Ухуры металлический осколок с блестящими краями.

– Похоже на часть от защитного корпуса двигателя.

В глазах Зулу все помутилось от дурного предчувствия. Он услышал, как за спиной у него Чехов вполголоса ругнулся по-русски.

– О Боже! Ведь не взорвался же он прямо в кладовой для скафандров?

– А по-моему, как раз случилось именно так. Я нашла осколки буквально в каждом костюме.

Ухура обхватила пальцами кусок металла, не боясь пораниться об острые выступы и края.

– Насколько я могу судить, ни один из скафандров не пригоден для выхода в космос.

Чехов наклонился вперед и выдернул с полки один из костюмов. Зазубренные металлические части скафандра болтались на разорванной материи костюма и опадали к его ногам легким дождиком охлажденных в азоте кусочков. Чехов отбросил поврежденный скафандр в проход.

– Давайте вытаскивать все!

Бросив на пол свой скафандр, Ухура послушно начала снимать остальные с полок. Зулу вытолкнул Хаслева из кладовой, освободив тем самым больше места для работы.

– Что вы задумали? – поинтересовался андорец у Чехова.

– Не мог же взрыв повредить все костюмы одновременно. – Лейтенант отсоединил неповрежденный рукав и бросил его на сидение рядом с собой. – Мы можем собрать целые части от нескольких скафандров и соорудить несколько хороших костюмов. – Он отшвырнул еще один испорченный рукав. – Ты ведь тоже можешь помочь – забирайся сюда и приступай!

Они занялись сортировкой скафандров, и вскоре на полу появилось несколько разных по размеру кучек из частей защитных костюмов. Однако груда испорченных фазером костюмов оказалась гораздо больше, чем Чехов мог предположить. Тем не менее он мысленно подсчитывал каждый непоцарапанный рукав и шлем и постепенно его все сильнее охватывало отчаяние от одного только вида испорченных скафандров. Еще до того как Ухура, присев на корточки, пыталась подсчитать неповрежденные части костюмов, Чехов уже знал, что они располагают всего пятью рукавами, двумя целыми штанинами, восемью нагрудными пластинами и десятью шлемами.

Офицер связи также вела свой подсчет и, поняв всю тщетность их надежд, окинула друзей мрачным и трагическим взглядом:

– Здесь хватает только на два костюма.

– Три, – поправил ее Чехов спокойно и уверенно. – Если считать костюм Хаслева.

Зулу угрюмо посмотрел на андорца, нервно переминавшегося возле воздушного шлюза.

– Так что же мы будем делать? Чехов поднял корпус скафандра и передал его в руки Зулу:

– Одевайся и выходи!

Когда рулевой с удивлением посмотрел на него, Чехов наклонился и стал подавать Ухуре нагрудную пластину, стараясь не встречаться взглядом со своим другом.

– Чехов...

Но и от тяжелого, испуганного взгляда Ухуры некуда было деться.

– Нет, – тихо произнесла девушка. Чехов взял Ухуру за руку и мягко вложил в нее пластину, заставляя принять костюм.

– У тебя нет другого выбора.

– Ну как это нет, – вмешался в разговор Зулу и стал наступать на Чехова, придерживая перед собой пустую оболочку скафандра, словно щит. – Мы еще можем поспорить насчет того, кому из нас оставаться.

– И потратить на это время, которого у нас и так нет. – Чехов потянул за свою повязку, пытаясь напомнить Зулу о реальном положении вещей, – Я совсем не могу пошевелить рукой, – грустно заметил он, стараясь, чтобы голос не дрожал. – Чтобы одеть костюм, мне потребуется уйма времени, но даже и в этом случае, я не смогу управлять скафандром...

Зулу бросил свою часть защитного костюма на пол.

– Ерунда. Когда ты окажешься снаружи, то для передвижения совсем не нужны физические усилия.

Он говорил с таким волнением и злостью в голосе, что Чехов почти физически ощутил всю боль и тревогу, переживаемые его другом.

– Я помогу тебе надеть костюм, – умоляющим голосом настаивал Зулу. – Я знаю, что это не будет...

– Зулу, не надо. – Чехов протянул руку, собираясь ладонью закрыть рот Зулу, но вместо этого схватил друга за плечо. – Кто-то должен остаться здесь, – четким голосом произнес он, – и нам не найти справедливого и честного способа решить, кто это будет. Пожалуйста .. – он крепче сжал руку на плече Зулу, как бы пытаясь вложить в это движение всю свою уверенность и решимость. – Ты же не хочешь, чтобы я оглушил тебя и насильно запихнул в этот костюм.

– Все ясно... – Хаслев неуверенной походочкой выбрался из своего угла, одной рукой потянул за собой Зулу, а другой стал поднимать Ухуру на ноги. – Вы же четко поняли, что он сказал – этот человек сам решил остаться. Давайте уходить!

Зулу резким движением высвободился.

– А ты, кстати говоря, пока еще не прирос к этому костюму, – презрительно процедил он, – и мы быстро сможем стащить с тебя скафандр.

Хаслев испуганно прижал усики к голове и замолчал. Предоставив Зулу выяснять отношения с андорцем, Чехов повернулся и протянул Ухуре брюки от защитного костюма.

– Одевайся, – ласковым голосом предложил он.

Лицо девушки было в этот момент спокойным и бесстрастным, несмотря на катившиеся по ее щекам слезы.

– Мы пришлем кого-нибудь за тобой.

– Я на это и рассчитываю. – Чехов стал вытирать ее мокрое от слез лицо, чувствуя при этом, что сердце готово выскочить из груди от охватившего его чувства безысходности.

– Я не хочу умирать, – шепотом признался он.

Ухура повторила движение Чехова. Протянув к нему руки, она стала гладить его по лицу маленькими нежными ладошками.

– А я не хочу оставлять тебя здесь.

– У меня, быть может, остается еще несколько часов до того, как исчезнет защитное поле.

В этих словах была и правда, и ложь одновременно. Правда, – потому что вероятность затяжного исхода действительно существовала. Ложь, – потому что сам Чехов не верил в такую возможность. Он осторожно убрал руки девушки от своего лица и задержал их в своих ладонях.

– Если не будет иного выхода, я попробую починить один из этих скафандров и без промедления последую за вами. Я обещаю.

Зулу с угрюмым и подавленным видом наклонился, чтобы поднять с пола рукава для своего скафандра.

– Я хочу, чтобы ты знал, – сурово произнес он, – мне совсем не по душе твой план.

Чехов сумел ответить легкой, почти беззаботной улыбкой:

– Признаюсь, я и сам не в восторге от этого.

По мере своих сил, действуя одной рукой, Павел помог друзьям облачиться в скафандры. Ухура с несчастным видом кивала в ответ на его успокаивающие слова. По непривычно мрачному и беспомощному молчанию, с которым Зулу дал себя одеть, Чехов понял, насколько тяжело его приятелю в сложившейся ситуации. Чехов понимал, что надо придумать какой-то способ успокоиться самому и успокоить товарищей. Но такого способа он не нашел, а потому стал действовать хорошо знакомым и привычным методом – полностью сосредоточился на выполнении нужных в данный момент практических действий, совершенно не задумываясь о будущем. Чехов отправился в переднюю часть челнока, достал свой фазер, лежавший у консоли рулевого, и протянул его Зулу.

– Возьми это с собой, – сказал он. Затем добавил, кивая в сторону Хаслева:

– И не доверяй этому типу. Он того не стоит.

В прозрачном щитке шлема Зулу расплывчато отражались окружающие предметы, однако Чехов разглядел, что лицо друга помрачнело и приобрело нездоровый серый оттенок. Не поднимая глаз, Зулу протянул руку, чтобы взять поданный ему фазер, но вместо этого крепко схватил Чехова за запястье и резко прижал лейтенанта к себе в порывистом объятии.

Чехов закрыл глаза, стараясь побороть распиравший грудь страх, от которого его голос сделался необычно ворчливым и недовольным.

– Скоро еще увидимся, – пообещал он.

– Да, я тоже надеюсь на это.

Говорить было уже не о чем. Они молча отстранились друг от друга. Зулу решительно повернулся и повел Ухуру и Хаслева к воздушному шлюзу. Чехов стоял, прижимая ладонь к порталу, и наблюдал, как из крошечной кабинки с шипением откачивался воздух, после чего беззвучно открылась дверь, ведущая в космос. Там было очень холодно. И темно. И пусто. Решительности и деловитости Чехова хватило еще надолго – ровно до того момента, когда вновь закрылась внешняя дверь шлюза и товарищи уже не могли его видеть. Тогда он опустился на колени и прижался головой к стенке воздушного шлюза, мучительно соображая, что ему теперь делать.

За бортом их встретил черный бесконечный океан космической пустоты, украшенный одними лишь безмолвными и холодными огоньками далеких звезд. Выбираясь из воздушного шлюза "Хоукинга", Зулу смело шагнул навстречу звездам и сразу же крепко стиснул зубы, охваченный внезапно острым чувством потери собственного веса. Он рассчитал свое последнее движение так, чтобы толчок ноги позволил ему медленно отплыть от челнока, и старался не сводить глаз с ровного свечения ближайшей туманности, пока не привык к ощущению вечного падения.

– Зулу, – из коммуникатора в шлеме раздался спокойный голос Ухуры. Казалось, она прошептала ему на ухо. – Ты меня слышишь?

– Я слышу тебя. – Рулевой согнул руки в локтях, а ноги слегка поджал так, словно сидел на стуле. Такую позу он всегда принимал в безвоздушном пространстве. Зулу начал продвигать правую руку к грудной пластине, но затем вспомнил, что все еще сжимает фазер. Тогда он стал поднимать левую руку, собираясь включить реактивный двигатель. Мощная струя сжатого газа беззвучно взорвалась у него за спиной в жесткой двигательной части скафандра и, вырвавшись из сопла, толкнула Зулу в сторону туманности, которую он избрал для себя ориентиром.

– Установите тягу на максимальную скорость! – приказал он своим спутникам. – Энергии должно хватить на то, чтобы вынести нас из зоны взрыва.

– А если не хватит? – с опаской спросил Хаслев.

Зулу глубоко вздохнул, и на мгновение закипевшая в нем ненависть к андорцу вышла из-под контроля:

– Тогда мы запустим тебя обратно к челноку и воспользуемся отдачей, чтобы самим улететь подальше!

– Зулу, – в голосе Ухуры не было и тени упрека, только забота и предостережение. – Когда люди пытаются спастись, улетая далеко в открытый космос, то жизнь каждого висит буквально на волоске и эмоционально реагировать на какие-то замечания – просто роскошь.

– Я знаю.

Зулу не оглянулся в ее сторону и по-прежнему старался не сводить глаз с мерцающего вокруг них звездного купола. Он заставил себя распознавать все звездные системы, какие только мог припомнить, чтобы не возвращаться в мыслях к челноку, исчезающему у него за спиной. Зулу отыскал Денеб, ярчайшую звезду первой величины, и ее спокойного спутника – бело-голубой Колос. Немного дальше за ними сиял ни с чем не сравнимый Антарес, по обе стороны от него просматривались Бета Центавра и Акернар...

– Зулу! – Теперь это был настоящий голос Ухуры – живой и чувственный, в котором сомнение переплеталось с радостным предвкушением. – Мне кажется.., по-моему, я слышу "Энтерпрайз"!

Рулевой охнул и придвинул подбородок к коммуникатору, настраиваясь на высокую чувствительность приема. Немедленно вся полоса субпространственного радио оказалась засоренной пугающе-громким статическим шумом, источник которого был так близко, что не оставалось никаких сомнений – помехи шли от поврежденного сверхсветового сердечника челнока. Однако на фоне этого шума Зулу разобрал нарастающий по мощности сигнал, идущий на знакомой частоте поиска. Вслед за этим звуком донеслось неразборчивое бормотание. От огорчения Зулу простонал:

– Но я не могу разобрать, что они говорят!

– Что-то насчет потерянного с нами контакта. – Ухура умолкла. Зулу затаил дыхание, побаиваясь, что даже самый легкий звук по каналу коммуникаторной связи может помешать ее приему. – И о продолжении полета на импульсных двигателях...

Затем далекий голос стал ослабевать и совсем исчез, заглушенный усилившимся статическим треском от "Хоукинга". Зулу расслышал, как Ухура раздраженно произнесла:

– Больше я ничего не смогла разобрать.

– Продолжать полет на импульсных двигателях. – Рулевой стал успокаивать сам себя, унимая бурный всплеск возрождающейся надежды. – Интересно, кого они имели в виду, нас или их самих?

В ответ до него донеслось удивленное восклицание Ухуры:

– Да разве же они могут лететь, имея пробоину в корпусе "Энтерпрайза"!

– Ну, при очень малой скорости вообще-то можно двигаться даже и с дырой в борту. – Зулу вдруг показалось, что звезды стали почему-то уже не такими бесконечно далекими и холодными, как вначале.

– А если капитан Кирк поймет, что у нас возникла проблема на челноке, то я готов поспорить, что он примет именно такое решение.

– Да. Да, он это сделает. – Ухура приумолкла. – Но вот как быстро смогут они добраться до нас?

Зулу поморщился и стал поворачиваться, используя для этого небольшой двигатель, расположенный у запястья. Ухура и Хаслев казались расплывчатыми тенями, едва заметно выделявшимися на фоне рассыпанных вокруг звезд, и даже их лица, подсвеченные внутри шлемов скафандров, почти невозможно было разглядеть. Далеко позади них силуэт "Хоукинга" еще сильнее уменьшился и представлял собой маленькое черное пятно на звездном небе. Зулу мысленно произвел приблизительный триангуляционный расчет для Денеба, Беты Центавра и Акернара, сравнивая их нынешнее положение с тем, которое предстало перед его взором при прощальном взгляде на смотровой экран челнока.

– Кажется, челнок успел пройти примерно одну десятую часть расстояния до "Энтерпрайза", прежде чем мы эвакуировались с него, – сообщил рулевой. – Даже имея пробоину в корпусе, "Энтерпрайз", возможно, сумеет развить втрое большую скорость по сравнению с нашей импульсной. А тогда они смогут приблизиться к нам на расстояние действия системы транспортации приблизительно... – Зулу перевел взгляд на "Хоукинг", мысленно заклиная, чтобы его магнитная защита продержалась нужное время, – ., через час.

– Я надеюсь, что в наших костюмах имеются локационные маячки.

Зулу передернуло от внезапного вмешательства Хаслева в их разговор. Андорец молчал так долго, что рулевой почти забыл о его присутствии рядом.

– А иначе как ваш корабль сможет найти нас своим лучом транспортатора?

– Да есть у нас эти маячки, – раздраженно откликнулся Зулу. Он снова на мгновение включил двигатель у запястья и стал плавно возвращаться в прежнее положение. Ему было неприятно видеть перед собой отдаленные очертания челнока, зная, что в любую секунду тот может взорваться и растаять в яркой вспышке исчезающего антивещества.

– Хорошо, а как вы их включаете? – продолжал свои расспросы Хаслев. – Я у себя не нахожу выключателя.

Зулу не ответил, он всматривался в небольшую голубоватую звездочку, видневшуюся посредине между хорошо узнаваемыми яркими огоньками Колоса и Проциона. До сих пор он не замечал этой звезды, которая, возможно, скрывалась за темно-красным облачком избранной им для ориентира туманности. Но самое важное было в том, что эта звезда как будто светила все сильнее на фоне неизменной яркости всех других звезд.

После небольшой паузы вместо Зулу ответила Ухура:

– Локационный маяк включается автоматически, мистер Хаслев, как только приводится в действие вентиляционная система скафандра. – Она продолжила совсем другим голосом, словно прочитав мысли рулевого или догадавшись о них по характеру движений Зулу в пространстве. – Зулу, что-то не так?

– Может быть. – За время наблюдения Зулу небольшая звездочка постепенно выросла и уже сравнялась по яркости с сияющим Колосом. – К нам приближается корабль со стороны направления восемьдесят три точка семь.

– Это "Энтерпрайз"? – В голосе Ухуры послышалась надежда и в то же время сомнение.

Зулу покачал головой, но тут же вспомнив, что девушка его не видит, добавил:

– Он идет не из того квадрата и совсем с другой скоростью. Похоже на то, что кто-то еще поймал наш сигнал тревоги, и этот кто-то был гораздо ближе к нам, чем "Энтерпрайз". – Он повернул голову и встретился с встревоженным взглядом Ухуры, смотревшей на него через разделявшее их пространство. – Мы не сможем понять, кто это такие, пока они не выйдут из сверхсветовой скорости. А к тому времени они окажутся настолько близко, что заметят сигналы наших маячков.

– Ну и что? – хмыкнул Хаслев. – Кто бы это ни был, они же идут к нам на помощь, разве не так?

– Возможно и так.

Медленно потянулись минуты, в течение которых люди в скафандрах продолжали потихоньку удаляться от челнока. Зулу не сводил глаз с синего огонька, который теперь стал самой яркой отметкой на всем небе. Корабль сбросил сверхсветовую скорость, вспыхнув, словно необычайно яркая сверхновая звезда, затем появился в облике обшарпанного на вид транспортного судна с тупым носом. Можно было только удивляться, как эта грузовая посудина летела недавно с такой скоростью, которая была совершенно немыслимой и даже запретной для обычного грузового корабля. Зулу горестно вздохнул:

– Да, вот этого я и боялся. Это "Умифиму".

Глава 15

– Неужели это тот орионский истребитель, который нас недавно остановил? – Ухура столкнулась с Зулу, когда он направил свой скафандр, чтобы поглядеть на военный корабль. – Как ты думаешь, что они собираются делать?

– Не имею представления.

Орионский истребитель замер возле "Хоукинга", и Зулу догадался, что сейчас челнок будут просвечивать невидимыми чувствительными лучами. Рулевой машинально придержал рукой Ухуру, чтобы та не оттолкнулась от него, и включил один из двигателей, выдерживая первоначально избранный курс полета.

– Если они производят сканирование на федеральных частотах, то скоро узнают, что мы здесь. Даже представить не могу, что они там замышляют.

– Как это что? Конечно, заберут нас к себе, – с неподдельным удивлением произнес Хаслев. – Орионцы охотятся за мной.

Зулу оглянулся и с недоумением посмотрел на подплывающего к ним андорца.

– Кажется, ты говорил, что они хотят тебя убить.

– Ну да, говорил, – признал Хаслев. – Но это было до того, как я.., э-э.., покинул их, забрав с собой результаты своей работы. Теперь они просто хотят, чтобы я вернулся и снова работал на них. – Было видно, как андорец пошевелил усиками внутри шлема. – В противном случае их все затраченные средства пропадут зря.

– Да, уж орионцы щедростью никогда не славились. – Увидев, как "Умифиму" внезапно отдалился на некоторое расстояние от челнока, Зулу заметил:

– По-моему, они только что обнаружили повреждение сердечника сверхсветового двигателя.

– Как ты считаешь, они уже транспортировали Чехова к себе? – спросила Ухура.

– Вполне возможно, если они приняли его за Хаслева.

Произнося эти слова, Зулу чувствовал глухую боль под ложечкой и понимал, что сам не верит в такое предположение. Орионский корабль стал облетать челнок по окружности, и его габаритные огни беспорядочно мигали, как у обычного встречного грузового судна. Однако гладкая кривая траектория его полета начисто выдавала опытному глазу наличие мощных маневренных двигателей, спрятанных под ржавой оболочкой.

– Господи, хоть бы они не вздумали подрывать челнок до того, как он сам взорвется.

– Но взрыв произойдет, даже если они и не будут делать этого! – протестующим тоном воскликнула Ухура.

– Ну что ты, разве кто-то сказал, что орионцы быстро соображают.

Зулу бесцельно сжал свой фазер, чувствуя, как ладонь в перчатке стала мокрой от пота. Затаив дыхание, он следил за тем, как "Умифиму" медленно приближался.

– Ну что же, по крайней мере, подрывать челнок они явно не собираются. – Рука Ухуры в перчатке сильно сжала запястье Зулу. – Кажется, через минуту – другую они приблизятся на дистанцию транспортации?

– Да.

Сдавившая рука девушки навела Зулу на неожиданную мысль. Он легонько отодвинул Ухуру в сторону и потянулся к Хаслеву. Андорец не пытался увернуться, а просто удивленно посмотрел на рулевого, когда все трое единой связкой поплыли в океане невесомости.

– Что ты задумал?

– Просто хочу, чтобы нас транспортировали всех вместе. – Зулу обхватил Хаслева за плечи, затем поднял фазерный пистолет и аккуратно нацелил его в голову инопланетянина. – А также собираюсь приберечь кой-какие козыри в предстоящих переговорах у них в гостях.

– Эй! – Хаслев отчаянно задергался в объятиях Зулу. Однако даже превосходство в силе не дало андорцу никакого преимущества, так как в космосе ему не на что было опереться. – Вы не посмеете это сделать...

Его слова прервал яркий сноп света, стремительно пронесшийся сквозь темноту по направлению к ним. На какое-то мгновение Зулу с ужасом подумал, что это взорвался наконец их несчастный "Хоукинг". Но через секунду он увидел, что перед лицом быстро опустился поляризационный фильтр скафандра. Тогда рулевой понял, что только что видел смертоносную вспышку фазерного выстрела. Заряд пронесся у них над головой на расстоянии всего нескольких километров.

Зулу еще крепче сжал руку Хаслева, судорожно вдавливая пальцы в многослойную ткань защитного костюма андорца.

– Ты вроде бы утверждал, что орионцы хотят взять тебя живым, – прокричал он сквозь неожиданный треск субпространственного статического шума, усилившегося после вновь включенного на "Умифиму" защитного поля.

– Именно так! Им не обойтись без меня! – Лицо Хаслева было скрыто за поляризационным фильтром, но от охватившего андорца шока его слова прозвучали совсем невнятно. – Я, когда убегал, украл у них все записи, компьютерные модели, макетный образец устройства...

Еще один выстрел орионского фазера яркой молнией разрезал темноту межзвездной ночи. На этот раз безмолвный разряд показался всем еще более устрашающим. Зулу закрыл глаза и напрягся, ожидая, что сейчас его разорвет на куски. Однако спустя мгновение, вновь открыв глаза, он с удивлением понял, что еще жив.

– Этот удар прошел ничуть не ближе, чем первый, – заметила Ухура неестественно безразличным голосом.

– Ты точно видела это? – Лицо Зулу в недоумении вытянулось, когда орионский корабль вдруг проворно метнулся прочь от них, совершая даже что-то вроде отступающего маневра. – Что за чертовщина...

Через долю секунды Зулу увидел новую вспышку света, на этот раз взорвавшуюся где-то у него за спиной. Рулевой выругался и поспешно включил двигатели на рукавах, чтобы направить свой полет в ту сторону, откуда раздался последний выстрел. Повернувшись, Зулу увидел нависающую над ними, сияющую серебром громаду хорошо знакомого корабля. От волнения у него пересохло в горле. Даже уродливый разрыв, отчетливо выделяющийся на дискообразном корпусе звездолета, не мог помешать узнать его силуэт.

– Это "Энтерпрайз"! – В голосе Ухуры прозвучали одновременно удивление и радость. – Как же он добрался сюда так быстро?

– Ценой небольших повреждений. – Зулу поднял руку, за которую держалась девушка, и указал на черные вмятины возле разрыва корпуса в тех местах, где ослабленное защитное поле корабля пропустило несколько ударов микрометеоритов. В этом месте радужное сияние защитного слоя корабля было заметно слабее. – Боже, хоть бы орионцы не заметили этого! Если они сконцентрируют огонь своих фазеров в это место...

– Не думаю, что капитан Кирк даст им возможность вообще что-нибудь заметить. – Ухура инстинктивно наклонила голову, как только мимо них пронесся еще один ослепительный пучок света. – Но я надеюсь, что он знает, где мы находимся.

– Не имеет значения, знает он или нет. – Говоря об этом, Зулу постепенно начинал понимать всю серьезность их положения. – Он не может транспортировать нас на корабль при включенном защитном поле, да и не станет он подвергать риску весь корабль из-за троих людей. Он будет вести это сражение так, словно все мы уже на борту...

– Но один из этих троих – я! – завопил Хаслев. – Ваш капитан не посмеет бросить меня здесь на погибель!

– Я что-то не пойму, почему бы ему не поступить именно так. – Наконец-то к Зулу вернулось его чувство юмора, и он почувствовал, что напряжение и тяжелый комок в горле куда-то исчезли. – Ты должен признать, что это решило бы многие проблемы.

Андорец, бросив свирепый взгляд на Зулу, дернулся из его рук. Открыв было рот, чтобы возразить, Хаслев помедлил, затем вдруг засветился.., и материализовался внутри незнакомого транспортационного зала рядом с Зулу и Ухурой.

* * *

Кирк стоял, ухватившись за ограждение мостика. Неожиданно при резком рывке "Энтерпрайза", накренившегося и содрогнувшегося под ударом орионских фазеров, капитан наклонился чуть не до самого пола. Треск и скрежет сдавленных чрезмерным напряжением конструкций корабля сливался с резким воем сирен корабельной тревоги.

– Доложите о повреждениях! – прокричал Кирк, даже не дождавшись, пока на палубе восстановится равновесие.

Упавший рядом с инженерной консолью лейтенант поднялся на колени и доложил:

– У нас выбило несколько экранов в районе нижних палуб, сэр. Мистер Скотт уже направил туда ремонтную команду.

– Судя по виду защитного поля орионского корабля, они тоже получили повреждения, капитан, – сообщил Муллен из оружейного отсека. – Главное попадание пришлось в носовую часть корпуса. Видимо, следует усилить огонь в эту зону?

– Нет! – Кирк выпрямился во весь рост, продолжая держаться одной рукой за поручень и напряженно вглядываясь в смотровой экран, где четко отображались все маневры "Умифиму". – Эта радиационная защита у них на носу – просто маскировка. Они специально подставляют ее нам под огонь. Продолжайте поражать центральную часть корпуса. – Кирк обернулся к Голдстайну, управлявшему системой коммуникации. – Попробуй связаться с орионским командиром. Я хочу знать, каким местом он думал, когда решил обстрелять корабль Федерации.

– Слушаюсь, сэр!

На смотровом экране возникла вспышка фазерного выстрела, и мостик содрогнулся от нового попадания. Кирк был почти уверен, что на этот раз пол будет искорежен взрывом.

– Они сосредоточили свой огонь на месте разрыва корпуса, сэр, – хмуро пояснил лейтенант инженерной службы. – Мы там постепенно теряем целостность защитного поля.

– Бхутто! – Кирк подскочил и хлопнул рукой по спинке кресла навигатора. – Быстро разверните корабль! Выведите эту часть корпуса из-под огня орионцев. Спок... – Помощник по науке уже склонился над своими приборами. – Имеются ли признаки другого орионского корабля?

Вулканец стоял неподвижно, и только его глаза деловито осматривали то один, то другой экран.

– Приборы обнаружения засекли очень отдаленный след от сверхсветового движения в секторе четыре – пятьдесят девять, капитан. – Он вполоборота посмотрел на Кирка. – Это или "Мекуфи", или тот самый неопознанный призрак, который мы еще раньше заметили на приборах. В любом случае, пока нет данных, что оно движется в нашем направлении.

– Не теряй его из виду! – Кирк начал ритмично покачиваться из стороны в сторону. – Возможно, они находятся в резерве и рассчитывают вступить в бой, когда мы будем меньше всего ожидать этого. – Он не удержался, бросил быстрый взгляд на экран и в то же время поинтересовался у Голдстайна:

– Что-нибудь получается со связью, младший лейтенант?

– Как раз сейчас что-то намечается, сэр. Я переключу сигнал на главный экран.

В нижнем правом углу усеянного звездами поля возник небольшой светящийся цветной блок. Кирк узнал грубые зеленоватые черты лица и всклокоченную бороду командира "Умифиму", освещенного сзади ослепительно ярким светом множества электрических источников. Украшенные драгоценными камнями зубы орионца при таком сильном освещении казались почти фиолетовыми.

– Я понимаю так, что ты хочешь сообщить, что сдаешься, ф'дерац'я.

Кирк покрепче сжал спинку командирского кресла:

– Я связался с тобой, чтобы напомнить, что стрельба по кораблю Звездного Флота расценивается как акт агрессии. Федерация не потерпит орионскую агрессию против беззащитного звездолета...

– Беззащитного! – Орионец разразился громким хохотом, сияя всем набором искусственных зубов. – Не такой уж и беззащитный, – проворчал он, хлопнув ладонью по дымящейся панели. – Кроме того, жалкое млекопитающее, это вовсе не акт войны – это акт наказания!

Кирк с отвращением отклонился назад:

– Наказание за что?

– Вы приняли похищенную военную технологию от агента орионского правительства. Орионское уголовное право справедливо квалифицирует такое приобретение пиратским. – Командир уродливо скривил рот и придвинулся к экрану. – А что ваше правительство делает с пиратскими кораблями, ф'дерац'я?

Кирк презрительно усмехнулся:

– Обычно мы просто прогоняем их до орионской границы.

– Неужели? – Орионец искренне изумился. – Ну а мы так просто разносим их в клочья!

Он посмотрел куда-то в сторону и удовлетворенно, как это могут делать только орионцы, прижал уши к затылку, одновременно прислушиваясь к возбужденному и радостному шуму, доносившемуся откуда-то из-за пределов экрана.

– Мне сообщили, что у вас отказала защита в районе поврежденного корпуса, – язвительно продолжил орионец, расплываясь в широкой улыбке и поворачиваясь обратно к Кирку. – Ты уверен, что не собираешься сдаваться?

Кирк сдержался и не выпалил первые пришедшие ему в голову резкие слова в ответ. Он подал знак Голдстайну:

– Уберите его с моего экрана!

Изображение орионца поблекло и исчезло.

Кирк крутанул к себе пустое командирское кресло и позволил себе выплеснуть часть накопившегося раздражения, резко хлопнув рукой по кнопке интеркома:

– Скотти!

– Инженерная служба. Скотт слушает.

– Нет ли какого-нибудь способа усилить защиту в месте повреждения корпуса?

На экране перед ним "Умифиму" разворачивался, готовясь к новому атакующему маневру.

Словно наблюдая за действиями орионцев с того же экрана, что и Кирк, Скотт ответил:

– Ничего не получится, капитан, пока орионцы дубасят по этом месту.

– Проклятие!

– Я пыталась укрыть место разрыва на дальней от них стороне, сэр. – Бхутто не сводила глаз со своей панели, даже во время разговора с капитаном продолжая отслеживать положение "Умифиму" на навигационных приборах. – Они движутся значительно быстрее того, на что мы способны сейчас.

Кирк, недовольный собой за то, что сорвал раздражение на членах команды, кивнул:

– Я знаю. – Он опустился в командирское кресло, которое по инерции повернулось к передней части мостика. – Младший лейтенант Муллен, сколько энергии можем мы направить на фронтальные фазеры?

Младший лейтенант мельком взглянул на приборы и от удивления вскинул брови:

– Столько, сколько потребуется, сэр! У нас нет ни одного повреждения в фазерных отсеках.

Кирк позволил себе улыбнуться:

– Хорошо. – Он снова нажал на кнопку включения интеркома. – Скотти, я хочу, чтобы всю энергию, которую можно собрать, перебросили на фронтальные фазеры.

– Как прикажете, сэр.

– Младший лейтенант Муллен, отмените все команды, поданные на фронтальные батареи с вашего пульта. Ведите ответный огонь только из боковых фазеров!

Муллен коротко кивнул, и на его лице появилось выражение непонимания, однако он в точности выполнил приказание Кирка.

– Фронтальные батареи заблокированы, сэр. Боковые готовы к бою.

Кирк повернулся в другую сторону. Спок ждал дальнейших команд, спокойно положив руки на колени.

– Мистер Спок, пожалуйста, переведите наши фронтальные фазеры в режим непрерывного излучения с максимальным сектором захвата. Измените их частоту, чтобы сбить поляризацию ударов орионских фазеров. Обязательно прикройте область фронтальных фазерных батарей и район повреждения нашего корпуса.

Спок ответил капитану с легким укором в голосе:

– Так это стандартная процедура – применение фазеров для организации защиты путем нарушения поляризации атакующих импульсов противника, капитан.

– Я знаю, Спок. Но мы уже давно не применяли этот трюк. – Он едва заметно улыбнулся. – Я просто хотел убедиться, что вы помните.

Спок, как и следовало ожидать, никак не прореагировал.

Настойчивый сигнал от системы коммуникации привлек внимание Кирка, как только Спок повернулся к своей панели.

– Мистер Голдстайн? – Он встревоженно оглянулся через плечо. – Есть проблемы?

– Да, сэр... – Голдстайн поднял голову, придерживая одной рукой наушники и глядя на капитана растерянным взглядом. – Мы только что потеряли два локационных сигнала от скафандров, сэр. Теперь у нас нет контакта с людьми из челнока.

* * *

Оставшись один на борту "Хоукинга", Чехов примерно десять минут провел в тщетных попытках освободиться одной рукой от стеснявшей его медицинской повязки. Затем, не выдержав, он разразился целым потоком грубой брани и сердито пнул ногой попавшийся под ноги шлем.

К тому времени, когда Павел в изнеможении опустился в пассажирское кресло, повязка вокруг шеи была уже так перекручена, что ему стало трудно дышать. Маккой, черт его побрал, оказался более предусмотрительным, чем он мог предполагать. Благоразумно не объявляя о своих намерениях, он закрепил повязку Чехова таким образом, что снять ее без помощи другой руки было невозможно. Перехватывавший грудь пояс плотно прижимал руку к телу. Чехов не мог дотянуться до пряжки, чтобы ослабить его, и ему никак не удавалось сбросить обхватывающую шею повязку, потому что он не мог поднять руку. Отчаяние и страх снова овладели им. В раздражении он ударил ногой кресло, не имея возможности сделать что-нибудь конструктивное.

Если бы он не отдал свой фазер Зулу, то можно было бы попытаться пережечь повязку на груди в режиме малого нагрева. Ситуация складывалась так, что ему негде было найти даже простого ножа, чтобы сразиться с опутавшими его повязками. Даже уродливые осколки металла, усеявшие пол в кладовой для хранения скафандров, оказались переохлажденными в жидкой азоте и слишком ломкими. Вот разве только...

Чехов замер и повернулся в кресле, печально рассматривая следы разрушений в задней части челнока. Серебристо-белые лужицы жидкого азота все также появлялись откуда-то из кладовой для скафандров. Азот испарялся со странным шипящим звуком, оставляя полую корочку льда на палубе. Вытянув ногу, Чехов осторожно наступил на побелевшую от изморози металлическую полоску, и она тотчас же рассыпалась в пыль под его ботинком.

Впервые после взрыва в сознании Чехова сверкнула настоящая надежда. Он прошел по проходу за своим кителем и обмотал его вокруг руки. Получился громоздкий узел, однако Чехов мог успешно двигать пальцами внутри. Ему удалось поднять с пола металлический осколок, не обжигая пальцы. Ткань кителя затрещала от соприкосновения с переохлажденным предметом. Чехов старался не думать о том, как быстро холод доберется до его тела. Присев на корточки рядом с дверью кладовой, он принялся сгребать тоненький слой жидкого азота. Согретая теплом его тела жидкость испарилась, не успев даже пробежать по всей ширине нагрудной повязки. Однако под сияющей ледяной корочкой слышалось легкое шипение нейлоновых волокон, и едва ощутимое прикосновение азота, попадавшего на кожу, щекотало нервы Чехова. От второй микроскопической порции на повязке появилась достаточно широкая замерзшая полоса. Чехову стоило только перегнуть повязку, и хрупкие от холода волокна переломились.

Несмотря на то, что теперь Чехов был вынужден сам оберегать раненую руку, он приободрился, сумев освободиться от сдавившей ему шею повязки. Когда лейтенант был спеленат медицинскими повязками, ему казалось, что его совсем превратили в инвалида, бессильного и беспомощного, что было особенно неприятно в ситуации уже и так вышедшей из-под его контроля. Чехов осторожно шевельнул плечом, расталкивая при этом ногой разбросанные на полу части скафандров. Тогда он солгал Зулу, хотя и незначительно: Чехов достаточно неплохо мог двигать раненой рукой, однако она была еще очень слабой и большая работа была не по силам. Даже от такого легкого усилия, как поднятие нагрудной части скафандра, плечевые мышцы сразу заболели от усталости, так что, наверное, его объяснение было ложным только наполовину. В конце концов может получиться и так, что он будет не в состоянии вообще поднять руку уже после того, как разберет на детали хотя бы один пригодный к использованию защитный костюм. Охватывающая туловище часть скафандра, в которую Чехов втиснулся, была повреждена. Спереди от плеча до бедра зияла прореха в палец шириной. По счастливой случайности уродливая царапина не задела жизненно важные части костюма. Ощутив на себе тяжесть защитной оболочки, Чехов приободрился и почти поверил в то, что сможет при необходимости выбраться из этой летящей западни, продержаться на минимуме запаса воздуха и, может быть, даже остаться в живых. Прикрепив к оболочке скафандра неповрежденный рукав, Чехов опустился на колени и долго рылся, не надевая перчаток, в нижней части кладовой в поисках хотя бы одного ремонтного комплекта, не поврежденного взрывом.

Однако поиски не увенчались успехом.

Весь пол был усыпан осколками сплавов, выбитыми из бесчисленного количества ремонтных комплектов. Между ними растекались лужицы двухкомпонентного клея, уже затвердевшие в месте соприкосновения обоих компонентов. Разгладив прореху дрожащими пальцами, лейтенант зачерпнул пригоршню клея и густо намазал нужные детали скафандра, лежащие перед ним. Потребовались две заплаты, чтобы покрыть царапины, и еще немного клея, чтобы закрепить их в нужном месте. Другая прореха была еще больше, и Чехов успел справиться с ней лишь наполовину, пока лужица клея на полу не затвердела до такой степени, что он не мог отскрести его. Потом ему пришлось еще выбираться из этого заляпанного клеем места и очищать руки. У Чехова не хватило клея, чтобы закончить ремонт всего одного защитного костюма. Не хватало еще, чтобы вдобавок ко всему у него склеились пальцы.

Из носовой части корабля раздался резкий вой сирены. Чехов проворно вскочил на ноги, весь охваченный страхом. Затаив дыхание, лейтенант стал вслушиваться в бесстрастные слова компьютера:

– Температура сердечника одна тысяча семьсот градусов по Цельсию. Ослабление защитного поля достигло критической точки. Взрыв сердечника неизбежен. Оценка времени до взрыва – двадцать три минуты сорок три секунды.

Глава 16

Зулу резко повернулся и, приспосабливаясь к яркому сиянию дугового освещения, заморгал глазами, уже успевшими привыкнуть к космическому мраку. Вскоре он разглядел, что находится в кольце незнакомцев, одетых в форму, с голубыми защитными щитками на лицах, и тут же прижал свой фазер к шлему Хаслева.

– Если вы попытаетесь транспортировать нас обратно в космос, я пристрелю его! – угрожающе выкрикнул Зулу через внешний коммуникатор скафандра. В ответ прошелестел иронический смех, совсем непохожий на угрюмое бурчание орионцев.

– Поступай, как считаешь нужным, – прозвучал чей-то спокойный голос. – Нам будет меньше хлопот арестовывать его и доставлять домой для суда.

Зулу вздрогнул от удивления и только теперь сообразил, что принимал за щитки настоящие ярко-синие лица. По каналу внутришлемной связи до него долетел сдавленный стон Муава Хаслева.

– Так вы андорцы!

– Зулу поднял свободную руку, отстегнул свой шлем и снял его с головы, давая окружающим возможность увидеть воротничок офицера Звездного Флота. – Это корабль федерации?

– Пассажирско-транспортный звездолет "Шрас", переданный временно для полувоенного использования в Андорский Резервный Флот.

Ближайший к Зулу андорец выступил вперед и со старомодной учтивостью, свойственной его расе, отвесил поклон. Это был высокий мужчина с длинным худощавым лицом.

– Я капитан Пов Канин.

– Отлично. – Зулу повернулся к технику, сидевшему за пультом управления транспортатором. – Мы оставили там на челноке одного офицера Звездного Флота. Транспортируйте его сюда как можно быстрее.

– Пожалуйста! – Ухура тоже сняла свой шлем и оглядела всех с волнением и надеждой. – Если вы поймали наш сигнал бедствия, то знаете, как нужно спешить!

Андорец бросил неуверенный взгляд на своего капитана:

– Сэр?

– Офицеры Звездного Флота имеют право приоритетного распоряжения над резервными силами всех планет Федерации, – ответил капитан Канин, с легким укором сгибая один из усиков на голове. – Конечно, мы обязаны выполнить требование лейтенанта. Определите координаты челнока и зафиксируйте...

Внезапно ноги Зулу оторвались от пола, и его отбросило к стенке транспортаторной камеры. Он увидел, как Ухура схватила опустившегося на колени Хаслева. Окружавшие их переборки корабля заскрежетали от удара фотонной торпеды, и команда звездолета "Шрас" с возбужденными возгласами разбежалась в разные стороны. Некоторые бросились сразу к выходу.

– Капитан! – чей-то нервный голос прохрипел по корабельному интеркому. – Нас обстреливает орионский крейсер полиции "Мекуфи"!

– Включить защитное поле! Немедленно примите все меры, чтобы уйти из-под огня! – Второй громовой удар основательно тряхнул андорский корабль, и Пов Канин прошипел ругательства. – Как они нашли нас? – сердитым голосом обратился он к стоявшему поблизости офицеру. – Я ведь приказал вам проложить такой курс, идя которым мы бы воспринимались локационными приборами как сигнал-призрак!

Зулу с трудом поднялся на ноги. Сделать это было не так легко из-за неудобного защитного костюма. Затем он оттолкнулся от все еще вздрагивающей стенки и двинулся к Муаву Хаслеву.

– Сейчас же сними свой шлем! – приказал он, ударяя по кнопкам застежек на плечах андорца. – Пока в твоем скафандре работает вентилятор, сигнал бедствия продолжает посылать излучение...

Инопланетянин горестно вздохнул и поспешно сорвал с себя шлем. Лицо его было пепельно-серым от испуга.

– Почему вы не сказали мне об этом раньше?

– У меня были другие заботы. – Зулу отвернулся и увидел, что андорский капитан в окружении членов свой команды поспешно покидает транспортационную камеру, очевидно, направляясь к мостику. Рулевой сжал губы. – Пойдем за ними! Попробуем все же убедить их, что нужно срочно спасать Чехова.

Ухура с удивлением посмотрела на него. В этот момент андорский корабль получил еще более сильный удар.

– Да ведь сейчас включена защита! Мы не можем пока транспортировать Чехова на борт.

– Да, но мы можем подлететь к челноку и забрать его прямо оттуда. – Зулу бросил фазер девушке. – Вот, возьми это. Нам, возможно, придется еще поторговаться из-за Хаслева.

– У вас ничего не получится! – Бледные усики Хаслева дрожали от дурного предчувствия. – Вы же слышали, что они сказали – они преспокойно дают вам застрелить меня!

– Ты лучше молись, чтобы это оказалось шуткой. – Зулу сошел с транспортационной платформы и направился к выходу. Ухура подтолкнула Хаслева фазером в спину, вынуждая его следовать с ними.

За дверью транспортационной камеры тянулся длинный и узкий коридор, казалось, проходивший вдоль всего корабля. По обоим его концам вместо турболифтов располагались шахты служебного доступа. Зулу догадался, что этот пассажирский транспортный корабль создавался по модели курьерского корабля Звездного Флота. Он имел, по-видимому, пять палуб, и по ширине здесь предусматривалось размещение всего двух рядов пассажирских кают. Зулу пробежал мимо безмолвных кают в сторону передней шахты доступа, чувствуя, что корпус корабля весь дрожит из-за включенной предельной сверхсветовой скорости. Ухура оттеснила Хаслева к шахте доступа и, подталкивая, вынудила его карабкаться по ступенькам лестницы следом за Зулу.

– Они намереваются оставить "Энтерпрайз" сражаться против орионских кораблей!

– Почему бы и нет? – задыхаясь, спросил поднимавшийся через очередную безлюдную палубу Зулу. Он слышал за собой нерешительные шаги Хаслева. – Ты же слышала, как, андорский капитан говорил, что они прятались от нас, замаскировавшись под сигнал-призрак. Никто не сможет обвинить его в бегстве с поля сражения, поскольку никто и понятия не имеет, что он был здесь.

До Зулу донесся прозвучавший словно эхо ответ Ухуры, поднимавшейся по лестнице.

– Но мы-то знаем, что он был здесь.

– Именно это я и хочу внушить ему.

Рулевой с усилием преодолел последние ступеньки и выбрался на каплевидный мостик. Возле главного смотрового экрана толпилась небольшая группа андорцев в форменной одежде, оставившие свои рабочие места ради какого-то, привлекшего все их внимание, зрелища. Остальное пространство мостика, как и другие помещения корабля, казалось пустынным.

Зулу наклонился и вытащил из шахты тяжело дышавшего Хаслева. Затем посторонился, пропуская выбравшуюся вслед за ним Ухуру.

– Похоже на то, что они отправили в полет всего несколько членов экипажа, – заметил он.

– Да и от этих толку почти никакого. – Ухура направила фазер на Хаслева и отвела его подальше от шахты, с напряженной решимостью поглядывая по сторонам. – Пошли дальше! Больше нам нельзя терять времени.

Хаслев с неохотой повернулся к передней части мостика:

– Вы знаете, может быть, уже слишком поздно.

– Заткнись! – Зулу прошел мимо андорца и слегка пошатнулся, когда где-то поблизости от "Шраса" взорвалась новая фотонная торпеда. Он мрачно усмехнулся. – Как видно, кто-то из орионцев преследует нас. Этот выстрел прошел совсем рядом. Вряд ли они целились в "Энтерпрайз".

– Я не пойму, почему они все там столпились? – Ухура включила внешний динамик на своем скафандре, и ее громкий голос перекрыл хаотические крики и сигналы корабельной тревоги. – Всем занять свои места! Всем немедленно вернуться на свои места для ведения боя!

Члены андорской команды разошлись по сторонам, словно осколки взорвавшейся туманности, освобождая место перед смотровым экраном. Зулу заметил, как Пов Канин приподнялся с командирского кресла и с удивлением посмотрел в его сторону. За спиной капитана на изогнутом смотровом экране был виден орионский полицейский крейсер "Мекуфи".

Зулу мрачно нахмурился. Неизменный угол, под которым был виден вражеский корабль, означал только одно – "Шрас" пытался попросту удрать от своего преследователя.

– Это и есть ваш способ уйти из-под огня? – Зулу двумя широкими шагами приблизился к рулевой панели и хлопнул по плечу сидевшего за ней андорца. – Я пилот Звездного Флота! – рявкнул он, срывая с себя жесткие защитные перчатки. – Передайте мне управление рулевой системой корабля, а не то мы сейчас взорвемся и разлетимся мелкими брызгами прямо до станции Сигма-1!

Андорская женщина-офицер бросила быстрый взгляд на своего капитана и послушно уступила свое кресло. Зулу уселся к панели и, быстро оценив показания приборов, стал отстукивать последовательность команд полетного маневра. "Шрас" резко изменил направление.

– Что... – голос Канина прервал еще один взрыв фотонной торпеды, яркой вспышкой отразившийся на смотровом экране где-то невдалеке от боковой части корабля. "Шрас" слегка задрожал в ответ на этот последний удар. – Что вы собираетесь делать?

– Надеюсь вывести нас из-под торпедного обстрела.

Зулу перевел взгляд на навигационную панель, не рассчитывая на то, что серолицый навигатор снабдит его точными оценками расстояний. После совершенного ими поворота очередной выстрел с "Мекуфи" дал перелет, и теперь орионский крейсер стал сам поворачивать, пытаясь перерезать траекторию движения андорского корабля. Зулу дождался, пока орионцы перейдут на новый полетный курс, и быстро задал андорскому кораблю совершенно новое направление, закручивая его траекторию по спирали. В таком же стиле Зулу еще несколько раз совершил совершенно непредсказуемые штопорообразные маневры, и "Мекуфи" был вынужден вновь и вновь менять направление полета, постепенно отставая в погоне.

– Лучше было бы для орионцев лететь, никуда не сворачивая, – заметил Канин, который даже привстал со своего места, чтобы лучше следить за маневрами Зулу.

Зулу ответил ему скупой улыбкой:

– Не беспокойтесь. Они догадаются об этом довольно скоро. А когда это произойдет... – Он в очередной раз изменил направление движения и не увидел соответствующей реакции орионского корабля. Зулу довольно улыбнулся, видя, что идет по тому курсу, который уже давно наметил для себя.

– Инженерная служба, постарайтесь выдать мне самую максимальную скорость, на которую вы способны.

– Будет сделано!

"Шрас" медленно разгонялся и уходил все дальше от орионского крейсера. Преследователи не сразу поняли, что происходит не просто очередной маневренный рывок. Однако к этому времени "Шрас" уже вышел из зоны досягаемости орионских торпед. Изображение несущегося сзади "Мекуфи" стало уменьшаться и совсем исчезло, когда сканер переключился на дистанцию границы зоны поражения.

– Теперь они отстали от нас на какое-то время.

Зулу переключил корабельные сканеры на переднее направление и оглянулся через плечо на Пова Канина.

– Я задал курс полета на сорок девять точка четыре.

Выражение умиротворенности на худощавом лице андорца сменилось озабоченностью, когда он понял, куда летит корабль.

– Не думаю, что по возвращении на Андору вы захотите попасть под суд за бегство из района боевых действий.

– Но... – темно-розовые зрачки глаз Канина сузились в непритворном смущении, – ., мы ведь спасали вас!

– А после бросили наш челнок, не говоря уже об оставшемся на нем нашем товарище. Мы не сможем быть настолько уж благодарны вам за спасение наших жизней, чтобы позабыть о последнем факте.

Зулу перевел взгляд на навигационную панель, убеждаясь, что показания координат постепенно приближаются к нужным значениям по мере того, как звездолет подходит все ближе к "Энтерпрайзу". Неяркие вспышки в одном углу смотрового экрана говорили о том, что их корабль все еще продолжает сражение с орионским истребителем "Умифиму".

– Мы уже вошли в зону возможной связи с "Энтерпрайзом". Ухура, ты сумеешь подготовить сеанс и не упустить из виду Хаслева?

– Нет, но можно ведь заставить Хаслева поработать на нас для установления связи.

Ухура подтолкнула андорского физика к рабочему месту офицера связи и нетерпеливым жестом приказала сидевшему там андорцу уступить кресло.

– Давай, давай, побыстрее.

– Но ведь если мы начнем выходить на широковещательную связь, то орионцы сразу же узнают, где мы находимся! – запротестовал Хаслев.

– Нет, не узнают. Мы будем работать на закодированном узко направленном на "Энтерпрайз" канале. Орионцы даже не узнают, что мы начали передавать этот сигнал. – Ухура снова подтолкнула Хаслева, на этот раз фазером. – Торопись. Мы должны сообщить капитану Кирку о себе, пока "Энтерпрайз" не начал стрелять и в нашу сторону.

– О, это просто бесподобно. Значит, если орионцам не суждено уничтожить нас, то это запросто могут сделать ваши коллеги на корабле.

Хаслев опустился в кресло с наигранно мученическим видом.

– Господи, с какой стати я внушил себе, что проникновение на корабль Звездного флота – самый надежный способ убежать?

Ухура со злостью посмотрела на него:

– Наверное, с такой стати, что все другие уже бы давно прихлопнули тебя, лишь бы ты заткнулся наконец. Ладно, начинай вызов.

* * *

– Капитан! – возбужденный голос Голдстайна донесся сквозь громкий гул голосов на мостике "Энтерпрайза". – Я принимаю кодированное сообщение на федеральной частоте! Оно идет по узконаправленному лучевому каналу, сэр.

Кирк повернулся в командирском кресле и впился взглядом в смотровой экран, стараясь не слишком надеяться на благоприятные новости.

– Переключите его на экран, младший лейтенант.

В нижнем углу смотрового экрана появилась мелькающее изображение мостика незнакомого корабля, пустынного в свете боевых огней. По краям изображение дрожало от наложенного на сигнал закодированного статического шума, гарантирующего, что никто посторонний не мог перехватить идущую по каналу информацию.

– Я Джеймс Т. Кирк – капитан звездолета... – капитан замолчал, едва только изображение сфокусировалось на хорошо знакомых защитных костюмах Звездного флота и столь же знакомых лицах. – Зулу, Ухура, где вы находитесь?

– На андорском корабле "Шрас" из Резервного Флота.

Зулу выглядел напряженным, на лице выступили капельки пота, волосы были взлохмаченны. За спиной Зулу в командирском кресле рядом с Ухурой сидел щуплый андорец в форме капитана планетарного резерва. Он беспокойно ерзал на своем месте и казался очень огорченным тем, что присутствует при начавшемся разговоре.

– Мы сейчас идем в направлении три сорок девять точка четыре, приблизительно в двадцати тысячах километрах от вас.

– Капитан, это как раз соответствует направлению на сигнал-призрак, который все время регистрировали наши приб