/ Language: Русский / Genre:sf,

Побег Крамера

Леонид Алехин

Они научили считать его быстрее сотни процессоров. Они сделали его быстрее, сильнее, проворнее. Они обучили его всему, что знали. И они научили его убивать. Теперь он ищет путь на свободу. «Побег Крамера». Эволюционируй. Или вымри.

2001-03 ru ru Antonim antonim78@rambler.ru FB Tools 2006-06-11 http://alehin.ru/works/kramer/ 51C22345-2A1B-4F45-AC58-21DA87C25136 1.0

С жилищем мне не особенно повезло. Да. Комнатка четыре на четыре метра, стены из плотно пригнанных друг к другу белых плит. Спальная ниша, отверстие, гхм, санузла в углу. Все.

Совсем забыл, еще камера панорамного обзора под потолком. Для круглосуточного утоления любопытства по поводу моей персоны. Свет, кстати, не гаснет никогда.

Впрочем, эта камера немногим отличается от моего прошлого пристанища. Только там было побольше места, поменьше режущей глаз стерильной белизны. И несколько гимнастических снарядов, на которых я мог упражняться или просто висеть сколько душе угодно. Их мне очень не хватает.

Но сказать по правде, я совсем не хочу обратно. Там все напоминало мне о моем первом жилище, которое я хотел бы забыть, но не могу. Оно постоянно возвращается ко мне в кошмарах. Запахом гнили и испражнений, воплями соседей, сводящим с ума недостатком пространства.

Не знаю как вы, а я хотел бы никогда не видеть сны. Даже те, приятные, с участием Лидии или моих бывших подружек. От них все равно муторно и хочется набить неизвестному кому морду.

Просто закрывать глаза и проваливаться в темноту. Увы, яйцеголовые установили, что сны являются неотъемлемым признаком высшей мыслительной деятельности. Ха, сказать вам, где я видел эту «высшую мыслительную деятельность»?

Я встаю и ковыляю к отверстию сортира, чтобы присесть над ним в корявой и неудобной для моей анатомии позе. Раньше я гадил в знак протеста перед самой дверью. Но после того как полковник Бауэр наступил в это своим безупречно надраенным ботинком, мне урезали паек. Теперь приходится выдавливать (ха-ха) из себя цивилизованность.

Кстати о пайке. Когда уже принесут жрачку?

Вот с питанием в старое время было лучше. Сплошные натурпродукты, ни грамма синтетики. Даже когда я уже участвовал в Проекте, такой лафы не было.

Нам подсовывали всякую дрянь вроде витаминизированных йогуртов, на две трети состоявших из гормональных стимуляторов и кальция. Настоящая рвота.

Ежедневно мы получали добавку в виде внутримышечных инъекций. И бог-знает-что-еще нам вводили нерегулярно. Наверное просто, чтобы посмотреть каким цветом из нас полезет на этот раз. Да.

Но настоящим адом были прививки препарата «А». Из моей группы шестеро скончались еще в первый месяц. Уверяю вас, их смерть была не самым приятным зрелищем.

Четверым оставшимся, включая меня, сократили дозу. Но это все равно не принесло большого облегчения. Вы можете представить, что ваш мозг распухает в черепной коробке, как тесто на дрожжах? Нет? А я могу. Не потому, что у меня такое хорошее воображение. Я испытал это на себе. Как и многое другое, о чем вы даже не имеете понятия.

Например, тренажеры.

По глухой возне за дверью я предположил, что пришло долгожданное время кормежки. Пора бы уже. Мой живот громко урчал, требуя внимания. Последний месяц я его не очень баловал.

Я успокаивающе похлопал по животу ладонью. Терпение. Как было написано в нашем тренажерном зале: «Терпение и Прилежание».

Первого мне всегда не хватало. Особенно когда мы перешли к программам ускоренного обучения. В тот день за пультом впервые оказался лысый безумец Перье.

Оглушительный вопль сирены заставил меня подскочить и забиться в дальний от двери угол. Подобное поведение напоминало об изжитых условных рефлексах и аттавизмах психики.

Допускаю, оно казалось моим тюремщикам постыдным. Хотел бы я увидеть их на моем месте.

Я забыл упомянуть ошейник и линию.

Красная линия проведена поперек комнаты, разделяя ее пополам.

Ошейник, как следует из его названия, красуется у меня под подбородком.

Линия это просто линия, ничего больше. А вот в ошейник вмонтирована уйма хитрой начинки. Он измеряет мой пульс, давление, уровень кровяных примесей и прочую лабуду.

Самое неприятное в нем это адская машинка. Через микроскважины в шейных позвонках она соединяется с болевыми центрами моего несчастного измученного мозга.

Машинка срабатывает, когда дежурный офицер, следящий за мной через камеру под потолком, прижимает пальцем красную кнопку, подписанную «Крамер» или «Объект 1-9». И я, тот самый Крамер, вкушаю поток дистиллированной Боли так долго, как ему вздумается.

Я сполна узнал, что это такое на ранних стадиях обучения. На нас опробовали новые методики стимулирования мыслительной деятельности. За неправильный ответ полагалось несколько бесконечных секунд мучений. За правильный нам выдавали крохотную порцию рая.

Старые недобрые кнут и пряник. В обновленной упаковке из нейронных технологий и педагогических методик господина Франсуа Перье. Боль и наслаждение, преподносимые нашим нервам напрямую, в обход внешних рецепторов.

Увы, с тех пор осталась только боль. Наслаждение приходится добывать вручную под унизительным надзором следящей камеры. К счастью я не успел обзавестись комплексами на сексуальной почве, от которых страдает большинство сапиенсов Североамериканского Континента.

С болью проще. Достаточно оказаться чересчур близко от красной линии, когда открывается дверь.

В дверном проеме мелькнул краешек белого халата. Я не на шутку обрадовался, решив, что Лидия пришла навестить меня. Черт возьми, это была бы неплохая замена пропущенному обеду!

Увы, неоновый свет ламп плещется на гладкой и невероятно блестящей лысине. Под этим куполом самый выдающийся мозг нового тысячелетия (так этот мозг привык о себе думать). Мозг полный невероятных теорий, рискованных опровержений и смелых гипотез. Они уже принесли своему владельцу несколько национальных премий и международных грантов. Если опубликовать данные о результатах Проекта, то к ним добавится и Нобелевская.

К сожалению препарат «А» был изобретен им слишком поздно. Усилия, затраченные на выращивание этого мозга естественным путем, оказались чрезмерными. Как для остального тела, так и для характера сего титана научной мысли.

Говоря простым языком, уважаемый профессор Ф.Перье смахивает внешне на изможденную опытами белую лабораторную крысу. Он совершенно лысый альбинос, лишенный бровей и скрывающий кроличьи глаза за нейтрально-серыми контактными линзами.

Кого как, а меня его вид бесит. К тому же он ММ. Мегаломаниакальный Мудак.

– Эй, привет, профессор, – говорю я из своего безопасного угла.

После операции на голосовых связках дикция у меня все еще хромает, особенно твердые согласные. Но я вполне членоразделен. Только после долгого разговора кажется, что глотал бритвенные лезвия.

– Сегодня вы особенно хреново выглядите. Опять желудок беспокоит?

Перье кротко смотрит на меня из-под набрякших век. Он давно решил не реагировать на мои выпады, и принимает их со стоическим терпением.

Терпения редко хватает надолго.

– Здравствуй, Крамер. Спасибо за беспокойство, мой желудок в полном порядке. А вот о твоем этого не скажешь. Мы взяли пробы кала и опять обнаружили в нем явный переизбыток шлаков.

– К чему вы это мне рассказываете? – удивляюсь я. – Нравится ковыряться в моем говне, на здоровье. Но не делитесь результатами со мной. Не хочу портить себе аппетит.

– Аппетит, – Перье неприятно улыбается, и меня охватывает предчувствие очередной пакости. – Надеюсь, ты заметил, что сегодня кормление задерживается?

– Еще бы, – я выбираюсь из угла и начинаю прохаживаться из стороны в сторону. – Надо думать, чтобы вы и полковник Бауэр лично могли снять пробу с блюд?

Сегодня его не пронять. Профессор явно приготовил для меня нечто сверхнеприятное. Мысль об этом придает ему сил.

– Меня восхищает твое чувство юмора, Крамер, – говорит он все с той же мерзкой ухмылкой. – Но оно не поможет тебе получить еду.

Я понимаю, понимаю – пора остановиться. Но меня уже несет вовсю.

– Голод в качестве воспитательной методы? Не кажется ли вам, профессор, что это устаревший подход? В прошлом столетии ваши немецкие коллеги добились таким путем немалых успехов. Признайтесь, именно они вас вдохновляют.

Лысина Перье наливается кровью. Приведенное мной сравнение явно ему не льстит.

– Довольно, – резко говорит он. – Мне нужны пробы твоей крови и мочи. Сейчас, – он достает из кармана и кидает мне пластиковую колбу и «безопасный» пневматический шприц. – Как этим пользоваться ты знаешь.

Я подбираю колбу.

– Отвернитесь профессор, – прошу я. – У меня сфинктер сжимается, когда вы на меня смотрите.

Наполненные колба и шприц исчезают за дверью. Но лысый гестаповец не уходит.

– У меня есть для тебя кое-что, – говорит он притворно дружелюбным тоном. – Пара несложных задачек.

– Э, нет, так не пойдет, – я делаю решительный жест рукой. – Никаких задач на голодный желудок. Кроме того, я больше не участвую в вашем Проекте. Я уволился по собственному желанию.

На его лице опять появляется эта мерзкая ухмылочка. Так бы и размазал ее кулаком!

– Из Проекта не увольняются, мой дорогой Крамер, – назидательно говорит Перье. – Даже я не смогу этого сделать, если захочу.

– Ха, – говорю я. – Так мы с вами в равном положении, Франсуа. А где же ваш ошейник?

Ухмылка сползает с его физиономии, но голос остается вполне ровным. Профессора как будто подменили сегодня.

– У каждого свой ошейник, – замечает он. – У кого-то это долг, у кого-то амбиции. И для каждого из нас проведена своя красная линия. Свой запрет. В этом мы действительно не сильно различаемся с тобой, Крамер.

О ла-ла! Да его сегодня тянет пофилософствовать.

– А в чем же тогда наше отличие? – решаю я подыграть ему. – Кроме того, что вы халате, а я гол?

– Это-то я и хочу выяснить, – говорит будущей лауреат Нобелевской премии. – Будь умницей, помоги мне. И ты получишь свой обед.

– Ладно, профессор, – соглашаюсь я. – Голос разума и желудка настаивает, что я должен вас слушать. Давайте ваши задачи.

Профессор кряхтит. Наверное, это зверски неудобно сидеть на такой костлявой заднице.

– В задаче номер два решением будет множество всех чисел на отрезке от нуля до единицы. Да, – я чешу в затылке металлическим колпачком ручки. – В задаче номер четыре допущена ошибка в условии.

Я поднимаю взгляд на Перье. Он ошеломлен.

– Феноменально, – говорит проф. – Потрясающе. Тебе потребовалось всего, – он смотрит на часы, – шесть минут сорок две секунды. Меньше минуты на задачу.

Я комкаю листики с условиями и с завидной точностью отправляю их в отверстие клозета.

– Фигня, проф, – небрежно отвечаю я. – Последние три месяца мы только и были заняты диффурами, если полковник не запирал нас в Симуляторе. Плевое дело.

Перье качает своей умопомрачительной лысиной из стороны в сторону.

– Ты не понимаешь, Крамер, просто не понимаешь, – бормочет он себе под нос.

Из кармана халата он извлекает старый, обмотанный синей изолентой диктофон. Щелкает кнопкой записи и переходит на французский. Понимаю я его вполне сносно, кроме некоторых специальных терминов. Повторить сказанное – увольте. Эти грассирующее мяуканье не для моей глотки.

– Опровергая предположение группы Вильсона, не наблюдается никаких отрицательных или хотя бы заметных признаков абстиненции. Ввод препарата «А» был прекращен более двух месяцев назад. Однако до сих мной не был отмечен какой-либо регресс или…– многосложная абракадабра.

– Напротив, подтверждаются мои гипотезы о независимости «эффекта Перье» от таких факторов…– я опять перестаю его понимать, ловя на слух только словечко «подопытный». – Более того, даже не имея возможность провести полноценное тестирование, я утверждаю…

– Профессор, – между прочим интересуюсь я. – А, что там предположила группа Вильсона?

Перье смотрит на меня помутневшим взглядом.

– Они утверждали, что эффект препарата «А» обратим. Назывался срок порядка девяти недель, – лягушатник осекается, и его несуществующие брови ползут наверх. – Ты…ты, что…понял все, что я сейчас говорил?!

– Более или менее, – скромно говорю я. – Слишком много там было всяких заковыристых словечек, знаете ли. Но общий смысл я уловил. Так, они имели в виду, что через девять недель после окончания опытов я опять превращусь в обычного…

– Но ведь француский не входил в твою учебную программу! – восклицает Перье. – Каким же образом!?

– Терпение и прилежание, Франсуа, терпение и прилежание. Как вы нас учили. Я занимался самостоятельно. Благо вы частенько забывали ваши диктофон и записки где-нибудь на виду. А мне всегда нравился структуральный анализ.

Он вскакивает, хрустя изношенными суставами. Пятится от меня, как от призрака своего первого учителя биохимии. Тот, наверняка, лупил маленького Франсуа линейкой по лысеющей белой головешке.

Из левого его глаза выпала контактная линза. Он кроваво и подслеповато таращится на меня. Я невольно трогаю мой ошейник. Как бы дежурный офицер не принял эту пантомиму за угрозу профессору, и не начал играть с красной кнопкой.

К счастью все обходится. Под надрывный вой сирены профессор исчезает за дверью. Я вновь остаюсь наедине с собой и своим неутоленным голодом. Рези в животе разыгрались уже не на шутку.

Лишь маленький трофей, доставшийся мне от победы над яйцеголовым, немного смягчает эти мучения.

Профессорская ручка с титановым пером, которую я заботливо прячу от всевидящего ока телекамеры. Может быть, сподоблюсь как-нибудь написать завещание.

«Не имея ничего больше, всю мою шевелюру, а также зубы и гениталии от чистого сердца завещаю уважаемому профессору Франсуа Перье. Дабы и он смог наконец-то познать жизнь и найти в ней радость и удовольствие».

Лежа в своей нише, я пытался заснуть. Патентованный метод Крамера по борьбе с голодом.

В голову лезла всякая ерунда. Последней беседа с Лидией. Она убеждала меня быть послушным и обещала похлопотать обо мне перед Бауэром. Как мило с ее стороны.

Яркий свет пробивался сквозь мои сжатые веки. Это уже не бесило, как раньше. Можно привыкнуть ко всему. Даже к тому, что у тебя отобрали возможность спать, как спят все нормальные люди.

Я снова сидел на тренажере. У каждого из агрегатов было свое название, но я никогда не мог их запомнить. Вместо этого я придумывал им прозвища, подходившие к внешнему виду и назначению.

Устройство, к которому меня приковали на этот раз, с моей подачи звалось «электрическим стулом» или «каутеризатором». Жуткая штука, действительно напоминала инструмент казни. Браслеты на руках и ногах, обруч с контактами на голове. Куча оголенных проводов кругом.

Помимо этого к нашему стулу прилагались наушники и специальные очки с вмонтированным трехмерным дисплеем. Изображение и звук прокручивались со скоростью в пять-девять раз превышающей нормальную порог восприятия. Нас подстегивали коктейлем из стимулирующих препаратов и электрошока, чтобы мы воспринимали информацию в адекватном виде.

Не у всех получалось, конечно. При мне на «каутеризаторе» умерли двое. Их тут же упаковали в белые пластиковые мешки с сухим льдом. Без особого пиетета. Впрочем, с нами не особо церемонились и при жизни.

Были и другие тренажеры, в чье назначение входило нечто большее, чем тупое втискивание информации в наши мозги. Не спрашивайте, что и как они делали. Все они, так или иначе, были похожи на плод средневековой фантазии СС – Сбрендившего Садиста, миляги Перье.

Самый мой частый кошмар после сидения на «каутеризаторе» это «железная дева». Поставленный на попа саркофаг, весь утыканный изнутри гвоздями-электродами, расположенными согласно хитроумным схемам китайских иглоукалывателей.

В саркофаге полагалось лежать не менее получаса, сразу после укола препаратом «А». Все это время безжалостная рука оператора повышала и повышала силу тока. Пока, в конце концов, ты не сворачивался орущим от боли клубком.

«Дева» отняла у меня Рольфа, он же Объект 1-4. Единственного моего друга среди подопытных. Я помню, чуть не сломал руку парню, который укладывал Рольфа в мешок. К счастью для пострадавшего я тогда только начал заниматься на Симуляторе и с «мальчиками» Бауэра. Боюсь, сейчас рукой бы он не отделался.

Я до боли сжимаю пристегнутые к подлокотникам «стула» кулаки. Оператор, сидящий за главным пультом тренажерного зала, дает максимальный ток.

Сквозь кровавую пелену и мелькающие на девятикратной скорости картинки, я вижу его издевательскую ухмылку за пластиковым щитом. Мерзкую желтозубую ухмылку Перье на гладком миловидном лице доктора Лидии Валентайн.

Я проснулся со сведенными судорогой мышцами. Будто действительно только что слез с тренажера. Последние секунды сна заставили меня передернуться. Что бы на это сказал господин Фрейд?

Были и хорошие новости – мне принесли еду. Ее, как всегда, просунули в лючок под дверью. Два аккуратных равных по размеру брикета.

Не знаю толком, что это такое. По вкусу напоминает измельченную и спрессованную бумагу. То еще удовольствие. Если бы не голод, ни за что бы не откусил ни кусочка. А так… они еще удивляются избытку шлаков у меня в дерьме.

Не успел я дожевать первый брикет, как снова заревела сирена. О-го-го, да сегодня день посещений! Кого же принесло на этот раз?

Пока дверь закрывалась я сделал серию глотательных движений. Спешил отчистить ротовую полость для радостного приветствия.

– Лидия, девочка моя, – я вскочил и, не задумываясь, пересек красную границу, вытягивая к ней свои лапы. – Как же я соскучился по тебе!

Доктор Валентайн нежно пожимает мои запястья очаровательными узкими ладошками. На ее лице непередаваемая, ласковая и отстраненная улыбка, за которую мы в свое время с Рольфом чуть не повыбивали друг другу все зубы. От нее в холодной белой комнате становится теплее.

– Как ты здесь, Крамер? – заботливо спрашивает она.

– Как на курорте, – беззаботно отвечает Крамер, стараясь не так заметно коситься на стройные щиколотки Лидии. – Правда, я никогда не был на курорте, но после лаборатории Проекта это больше чем курорт. Это рай, Элизиум, дорогая. Олимп. Не желаешь ли амброзии, кстати?

Я протягиваю ее второй, не надкушенный брикет. Лидия жемчужно смеется и тут же вновь становится серьезной.

С таким же бледным лицом и поджатыми губами она вскрывала труп Рольфа. Требовалось констатировать остановку сердца в силу естественных причин. Скальпель в ее изящной руке не дрожал.

– Ты все время шутишь, – тихо говорит она. – Даже…даже здесь. Ужасная комната, у меня от нее мурашки по коже.

К сожалению, мне визуально недоступны те места, по которым бегут мурашки. Я удерживаюсь от комментариев по этому поводу. Мы слишком давно не виделись, чтобы тратить время на выслушивание моих сальностей.

– Да уж, – говорю я. – Здесь не «Хилтон». Но я и не напрашивался на ужесточенный режим содержания.

Она качает темной головкой. Мне нестерпимо хочется поправить ей прядь на виске, похожую на заблудившуюся запятую.

– Тебе не стоило убегать, Крамер.

– Не стоило пытаться убегать, – уточняю я. – Ну-ну.

Жестом я предлагаю Лидии присесть в моей спальной нише, сам опускаюсь на пол перед ней.

– А что мне было делать, милая? Сидеть и ждать, пока молодчики Перье придут и обкорнают мой прибор?

Она очаровательно краснеет. Я уверен, что для своих неполных тридцати лет, доктор Валентайн повидала достаточно «приборов». Как профессионально, так и частным образом. Вряд ли ее бросает в жар при каждом их упоминании. Однако ей успешно удается сохранять образ неопытной старшеклассницы. Особенно передо мной.

– Ты прекрасно понимаешь, что речь не шла о хирургическом вмешательстве.

Нам не стоило опять начинать этот разговор. Каждый раз не выходит ничего хорошего. Я слишком быстро завожусь.

– О, это в корне меняет картину, – ехидно замечаю я. – Как я мог забыть, никаких посягательств на мою анатомию. Один безобидный укол и, вуа-ля, старина Кремер сохраняет свою бесподобную потенцию и легендарные размеры. Он теряет лишь мелочь, не стоящую упоминания в приличном обществе. Сущий пустяк. Зато, теперь он сэкономит на противозачаточных средствах.

Лидия наклоняется вперед, сжимает вместе ладони.

– Пойми, пойми, – порывисто говорит она. – Это все делалось для твоего блага. В сложившийся ситуации стерилизации была, по сути, единственным выходом. Как ты не можешь этого понять?

Могу, Лидия. Могу, мой трогательный и нежный доктор. Более того, я даже знаю, что стерилизация была твоей собственной идеей. Уступкой давлению военных, желавших видеть меня или мертвым, или неспособным к дальнейшему воспроизводству. Они испугались.

Что их напугало? Вы будете смеяться – моя сперма. Выяснилось, что изменения, внесенные в мой организм препаратом «А», переходят по наследству.

Для них это означало одно. Я и другие подопытные, мы можем стать родоначальниками новой расы сверхсуществ. Боже, какой бред.

– Понять я могу, Лидия. Я не могу согласиться. Не могу согласиться с тем, что у меня может быть отнято право на потомство. Право, которым располагают даже белые лабораторные крысы. Это ты можешь понять?

Она молчит. Она понимает. Но она не может быть целиком на моей стороне.

Где бы мы не находились, между нами всегда красная линия. Она ученый, а я…я подопытный экземпляр с вживленными электродами.

Сегодня меня заставляют в уме решать дифференциальные уравнения, подстегивая болевыми импульсами. Завтра достанут из мешка с сухим льдом, уложат на стол. И она уверенной рукой сделает первый продольный разрез.

– Мне не стоило приходить, – дрогнувшим голосом говорит Лидия.

Теперь моя очередь молчать. Наверное, у каждого в жизни бывает такой момент. Ты точно знаешь, что нужно сказать, но молчишь. Перед тобой красная линия, за ней бесконечность боли. И ошейник давит как никогда.

– Лидия, – говорю я и снова замолкаю.

Что я могу сказать? Возвышенные и красивые слова, которыми люди обставляют желание продолжать свой род? А вы когда-нибудь пробовали признаваться в любви, сидя голой жопой на полу? Перед человеком, желавшим превратить ваше желание в несбыточную мечту. Для вашего же блага, причем.

Что-то щелкает в моей голове Я впервые понимаю, какая бездонная пропасть лежит между мной и женщиной, одетой в цвета моего узилища. Нам не преодолеть ее, не стать рядом. Даже если я сбрею излишек волос и натяну на себя вечерний костюм.

Ведь то, что я принимаю за различия сугубо внешние, кажется доктору Валентайн глубоким внутренним несоответствием межу нами. О какой любви может идти речь? Завтра, возможно, меня разберут на кусочки и заспиртуют в сотне нумерованных пробирок, как Рольфа. Как Вагнера, Блума, Марию и других. Как всех «объектов» двух подопытных групп.

Кроме одного. Номера девять из первой группы, кодовое имя «Крамер». Ему повезло больше других. Дьявольский препарат и пыточные машины безумного профессора не только не убили его, но и заставили чуточку поумнеть.

Может быть, слишком поздно, но он вспомнил – продолжению рода предшествует утоление голода и реализация инстинкта самосохранения.

То, что природа закладывала в него веками, он забыл. Отверг, прельщенный пустыми миражами рационального мышления.

Угроза утраты жизни, последнего, что у него осталось, заставила вернуться к корням. К темному началу, к истокам выживания.

Он, я, поднял голову и сказал враждебной и недоступной самке:

– Ты знаешь, урчание живота заглушает во мне голос разума. Ты не возражаешь, если я доем свой обед?

Она останавливается у самой двери, поворачивается, идет назад. Я невозмутимо давлюсь пищевым брикетом.

– Я совсем забыла, – ровным и тихим голосом говорит она. – Вот, это тебе.

Из кармана ее халата появляется, о чудо, желтый спелый банан. Приятная добавка к моему скудному меню.

– Я помню, ты все время жаловался на еду, – теперь в ее голосе мне чудится намек на дрожь, – Ах, Крамер…

Полная неожиданность, я оказываюсь в ее объятиях. Сказать по правде, это приятно, и я давно мечтал о чем-то подобном. Увы, весь момент портят два обстоятельства.

Первое: камера под потолком и легко домысливаемые глумливые рожи за наблюдательным монитором.

Второе: вот-вот раздастся сирена, застав меня на запрещенной стороне красной линии. Можете быть уверены, парень за пультом своего не упустит.

– Спасибо, Лидия, – говорю я, по возможности мягко, выбираясь из кольца ее рук. – Очень мило, что ты пришла меня навестить. Надеюсь, заглянешь как-нибудь еще.

Еще больший сюрприз – она громко всхлипывает и под вой сирены выбегает за дверь. Я остаюсь стоять в спасительном полушаге от границы. В одной руке банан, другой я задумчиво скребу в затылке. Да. Да-а.

Мне послышалось, или она и правда сказала «прости»?

Перед тем как улечься спать, я долго и яростно мастурбирую. Смотрю при этом прямо в стеклянный глаз камеры. Ну, что, солдатики, интересно? Может, еще на пленочку записываете, для истории, так сказать?

Громко и нецензурно выругавшись, я плетусь в свой угол и с размаху валюсь в спальную нишу. На душе у меня препаскудно. От гадкого чувства недоговоренности хочется биться головой об пол. Или о дверь, закрывшуюся за спиной Лидии.

Уверен – теперь навсегда.

Сон ко мне не шел. Скрючившись в нише, я крутил в руках желтый банан и думал о всякой ерунде. Решил все-таки его сожрать, чтобы отвлечься.

Собравшись отчистить фрукт от кожуры, я остановился. Еще раз внимательно оглядел банан. Изменил позу, закрыв его своим телом от возможного подглядывания сверху.

Очень интересно. Кто-то аккуратно вскрыл кожуру (например, острием скальпеля), а потом смазал разрез биологическим клеем, предназначенным для сращивания тканей. Весьма хитроумно. И зачем такие уловки?

Я бережно отделил приклеенную дольку кожуры и обнаружил под ней сложенную записку. Продолжая делать вид, что я интересуюсь бананом, я развернул ее. И прочел несколько строк, написанных твердым бисерным почерком.

Тебе не надо было пугать профессора. Теперь он заодно с Бауэром. Я ничего не могла сделать. За тобой придут утром. Прости. Твоя Л.

Задумчиво пережевывая записку вместе с бананом, я поражался женской непоследовательности. Что означает «утром», для узника который не носит часов и вместо солнца и луны видит круглосуточно один лишь неоновый свет?

Все равно, спасибо Лидия. Я буду помнить о тебе.

На этот раз мне не снилось ничего.

С третьей попытки мне удается забросить банановую кожуру на камеру, так, чтобы она закрывала часть обзора. Провисев там полминуты, она падает вниз, но я остаюсь доволен. Теперь я готов к дальнейшим забавам.

Под неизменный аккомпанемент сирены и в сопровождении дюжего охранника в моей камере появляется один из главных участников моей трагедии.

На нем как всегда безупречно отглаженный китель, брюки, фуражка, надвинутая до самых бровей, и воинственно выпяченный подбородок.

Достойный потомок многих поколений штурмбаннфюреров и обер-ефрейторов. Переметнувшийся под другие знамена, но не утративший наследственной выправки, садистских наклонностей и всех комплексов представителя «избранной расы». А также громового голоса, которым хорошо шугать новобранцев и штатских в белых халатах.

– Вот, уродец, – говорит полковник Бауэр, военный куратор Проекта, не утруждая себя ненужными приветствиями и любезностями. – Зашел лично с тобой попрощаться.

– Очень любезно, полковник, – я обращаю внимание, что дверь за охранником осталась открытой. – Вас переводят? Надеюсь с понижением?

Полковник громко и презрительно фыркает в ответ.

– Сержант, – говорит он, отвернувшись от меня. – Выполняйте ваш приказ.

То, что происходит дальше, в сознании участников откладывается, скорее всего, разрозненными кусками. С тем, чтобы в дальнейшем сложиться в общую картину.

В руке сержанта появляется «успокоитель», пневматический пистолет, заряженный ампулами со снотворным. Полагаю, что сегодня на них написано мое имя.

Оттолкнувшись кулаками от пола, я совершаю двойной прыжок. Расстояние, отделяющие меня от Бауэра и охранника, я покрываю мгновенно.

Мои ладони звучно хлопают об пол. Далеко выбросив вперед ноги, я бью одной из них сержанта в живот, а второй вырываю у него пистолет из обмякшей руки.

Бауэр застывает вполоборота ко мне и сержанту. Его рот открыт от удивления, рука тянется к кобуре на поясе.

Сержант крепкий парнишка. Согнувшись от удара, он все еще не падает. Я добавляю ему ногой снизу в челюсть.

Теперь он лежит в проходе и слабо ворочается. Хорошо.

Бауэр дотягивается до своего пугача. Одновременно в дверях появляется еще один охранник, размахивающий взведенным табельным оружием. Он бы уже выстрелил, но колеблется, опасаясь задеть полковника.

Мой ход.

Опершись на правую руку, левой я глубоко всаживаю титановую ручку в нервный узел на бедре полковника Бауэра.

Судорожно захрипев, тот выключается на несколько секунд. Оседает на пол.

Зажатый в моей ноге «успокоитель» делает «пф-ф-ф». Охранник в дверях с безмерным удивлением трогает шею. После чего валится сверху на сержанта. Готоф-ф-ф.

По приобретенной на Симуляторе привычке я вел про себя отсчет времени. Четырнадцать. Трое за четырнадцать секунд. Двое нейтрализованы, один взят в заложники, захвачено оружие.

Полковник должен чертовски мной гордиться. Я оказался способным учеником.

В противоположном от нас конце коридора трое в бронежилетах и с штурмовыми винтовками. Подкрепление.

От хорошей порции разрывных пуль меня прикрывает массивная туша полковника. Я упираю ему в крестец ствол трофейного пистолета.

Полковник матерится от боли в ноге, но послушно следует моим указаниям. Мы дружно пятимся к пожарной лестнице. Трое с винтовками гуськом следуют за нами. Я нутром ощущаю, как в никуда уходят драгоценные секунды.

– Почему твой ошейник не сработал? – хрипло спрашивает полковник.

Я не отвечаю. Происходящее очень напоминает мне «ситуацию 409» на Симуляторе. Похищение ценного заложника из подземного бункера. Тамошний виртуальный двойник полковника тоже норовил завести с тобой разговор. В это время притаившийся в вентиляционной системе снайпер ловил твой затылок в перекрестье инфракрасного прицела.

Моя спина упирается в дверь аварийного выхода. Шансы пятьдесят на пятьдесят, что на лестнице нас уже ждут, но деваться все равно некуда. Будем надеяться на лучшее.

– Полковник, – ласково говорю я, усиливая давление ствола на спину Бауэра. – Будьте любезны, обернитесь и прижмите свою ладонь к панели замка. На стене, справа от вас.

Я вижу как трое стрелков щурят глаза поверх цевья своих «м-шестнадцатых». Впустую. Так просто я этому пушечному мясу не дамся. Не за этим я корчился на тренажерах Бауэра, умирая тысячами ненастоящих смертей и убивая сотни ненастоящих врагов.

А зачем?

День моего личного знакомства с полковником я запомнил очень хорошо.

В этот день меня и еще двоих парней из второй группы впервые подключили к Симулятору. Полковник Бауэр пожаловал в тренажерный зал. Дабы лично убедиться, что Проект способен принести хоть какую-то пользу его ведомству, вложившему миллиарды в псевдонаучную ахинею. Ну, и поглазеть на наши корчи. Совместить полезное с приятным, как говорится.

Полковник не был садистом, отнюдь. Зрелище чужих страданий он наблюдал с таким же интересом и азартом, как другие смотрят бейсбол. Дай ему волю, он бы жрал жареную картошку с луком, запивая ее пивом, пока его подопечные делали кровавую кашу из наших мозгов.

Таким он был, полковник Густав Фридрих Бауэр. Человек, придумавший Симулятор, и заставивший нас жить и умирать на нем, не меньше тридцати часов в неделю.

Симулятор. Вы, наверное, уже сгораете от любопытства, желая узнать, что же это такое?

Увы, при первом осмотре всякому любопытству приходит на смену только разочарование. Скучнейшего вида металлическая колона. Вокруг шесть наклонно расположенных пользовательских капсул. Внутри каждой капсулы специальные держатели для рук, ног и корпуса, а также обруч, опускающийся на голову. Все.

Плюс, каждому «узнику» капсулы полагается катетер для выделений. Прорва всяких датчиков, цепляемых на тело и пластиковые зажимы на веки, чтобы держать глаза все время закрытыми. Вот теперь действительно все.

За исключением самого интересного.

Ты оказываешься в капсуле, прикованный за руки и за ноги. С унизительной пластиковой трубкой в промежности. С тремя кубиками синтетического дерьма в крови. Оператор говорит: «Поехали!», и обруч опускается тебе на голову…

непередаваемое ощущение зуда под крышкой черепа, будто у тебя в извилинах завелись прожорливые и докучливые паразиты…

ослепительная разноцветная вспышка в темноте, под опущенными веками…

головокружение…

Ты оказываешься в другом мире.

Дивном новом мире, сотворенном из пустоты неуемной фантазией ученых и гигантской рабочей мощностью генерирующего модуля. Упрятанного в ту самую колонну.

Чтобы создаваемые модулем образы попадали напрямую в мозг пользователя, в его черепе просверлено несколько десятков микроскопических шунтов. Отверстий диаметром меньше сотой доли миллиметра. Через них проникают тончайшие полипропиленовые иглотроды, передающие информацию зрительным, слуховым и тактильным центрам.

Все это и три куба психотропного препарата, рядом с которым меркнет старое доброе «солнце» ЛСД.

Ты можешь видеть, слышать и осязать. Ты можешь поднять с земли берцовую кость большого животного, повертеть ее в руках, ощущая солидный вес. Ударить костью о ствол поваленного молнией дерева, спугнув гулким стуком птицу в ярком карнавальном оперении.

Ты можешь испытать космическую боль, заливающую твое сознание темнотой небытия. Такая же кость проломит твой мягкий затылок и расплескает желтое вещество твоего мозга по обугленной древесной коре. Еще раз. И еще.

Мне доводилось слышать, что эволюция вида Homo sapiens это изменение представлений человека о способах убийства себе подобных.

Начав с измазанной в крови берцовой кости, он прошел длинный и тернистый путь. Остановившись у подножья ракеты типа «космос-поверхность», он умудрился сохранить свою первоначальную сущность.

Под кованным нагрудником доспехов и под кевларом бронежилета. Под зеленью увешанного орденами мундира, он, человек, остается все тем же, кем был в начале пути.

Оскалившейся от страха и злобы бесхвостой обезьяной, в один прекрасный доисторический день научившейся убивать.

Из-за пищи, самки, новых территорий. Ожерелий из ракушек и звериных зубов. В гневе или в сомнении. Ради справедливой кары, благородной мести и высоких побуждений.

Или просто так.

Симулятор учил нас убивать со смыслом.

Из доисторических джунглей, где за нами охотились стаи плотоядных неандертальцев, в сырые подземелья античного храма, где мы сражались с закованными в медь гоплитами. В сумрачные и узкие коридоры средневекового замка, наполненные лязгом железа и посвистом арбалетных болтов.

Реальная тяжесть оружия и доспехов. Реальная боль в отрубленной руке и распоротом брюхе. Почти реальная смерть.

Умирать мы научились очень быстро, убивать чуть позже. Это оказалось просто.

Одна дополнительная инъекция препарата «А», один лишний час на «стуле» и ты знаешь, куда надо упереть приклад взводимого самострела. Как подкатиться под щит кнехта, чтобы ткнуть его в незащищенный пах зажатым в ноге стилетом.

Из нас сделали первоклассных средневековых убийц. Вышколенных ассассинов, крадущихся по узким лепным карнизам. Мы цеплялись чуткими пальцами за незаметные выбоины в каменной стене. Беззвучно прыгали с массивных люстр на головы ошеломленных стражей. Поджигали пороховые склады и отравляли колодцы. Перерезали анемичное горло спящим владыкам.

«Ситуация 211»: ночное проникновение в замок, с захватом донжона и последующим открытием ворот.

«Ситуация 4»: освобождение заложников, захваченных во время гладиаторского бунта, удержание оружейного склада до подхода когорты преторианцев.

«Ситуация 103», убийство вельможной персоны, пересекающей лес, в сопровождении кортежа из нескольких десятков отборных кондотьеров.

Я был в донжоне, когда в его верхнее окно влетел горшок с «греческим огнем». Он превратил комнату в пылающий ад, а нас в кающихся грешников, с облезающей лохмотьями кожей.

Я стоял на воротах оружейного склада гладиаторской школы. Дюжий финикиец пригвоздил меня к ним, как мотылька, орудуя бронзовой подставкой для факелов. Но ворота остались закрыты.

Я был в том лесу, одетом в багряно-золотые одежды ранней осени Средневековья. Вельможная персона всего на один поворот тропинки обогнал своих охранников. Свесившись вниз головой с ветки дерева, я заглянул в его удивленное лицо.

А потом я хлопнул его коня по крупу окровавленным ятаганом. Аки ангел мщенияя вознесся вверх. Внизу промчалась орущая и потрясающая оружием кавалькада.

Они догонят ополоумевшую лошадь. Вынут запутавшийся в стременах труп, щедро поливший тропинку за собой горячим кармином. Опомнившись от потрясения, вернуться под мое дерево.

Между корней я оставлю им голову вельможи. С коротким ругательством, вырезанным на удивленно наморщенном лбу.

Я научился сохранять жизнь себе и отнимать ее у других. Обученный мыслить, я теперь умел делать эти две вещи, не задумываясь. Я научился даже шутить над этим.

Я эволюционировал.

Разве не этого они добивались со своим Проектом?

Выстрел, душераздирающий визг рикошета.

(Интересно, почему про него принято говорить «душераздирающий». Что же в нем такого раздирающего? Все склонность писателей к пустым преувеличениям. Если спросить меня, то звук скрипящего по доске фломастера Перье, описывающего очередную заковыристую теорему, я нахожу куда более зловещим).

Появившаяся в лестничном пролете голова отдергивается назад.

Надеюсь, они там наверху понимают, что последние два выстрела я сделал не целясь. С третьим им может уже так не повезти.

– Полковник, крикните вашим ребятам, чтобы не высовывались, – говорю я Бауэру. – Мне и мистеру Кольту они не доверяют.

Полковник не долго колеблется. Он-то уж точно знает, на что я способен.

– Эй, там, – кричит он. – Отставить попытки прямого наблюдения.

– Полковник, с вами все в порядке? – доносится в ответ.

Бауэр собирается ответить, но я тычу его в бок стволом.

– Хватит, Густав, поговорили. Давайте-ка продолжим спуск.

Нам удается преодолеть еще около сорока ступеней. Полковник изрядно хромает, я переборщил, втыкая в него ручку.

Наверху решают, что пора бы совершить глупость. Они сбрасывают на нас две гранаты со слезоточивым газом. Как по учебнику следом ринется сметающая лавина доблестных джи-ай.

Хорошая мысль. Но я успеваю столкнуть вниз через перила обе гранаты, до того как они начинают дымить по настоящему.

Первому из авангарда штурмовой партии, я дырявлю коленную чашечку. Второму простреливаю щиколотку. Стоя уровнем ниже, имеешь определенные преимущества.

Стоны и ругательства, пострадавших оттаскивают наверх. Бауэр свирепо таращит на меня покрасневшие от газа зенки. Бессильно кривит узкий рот. Ну, что же, на этот раз не вышло, полковник. Пусть это научит чему-то ваших ублюдков.

– Бауэр, скажите вашим, что у меня осталось мало патронов, – я машу для убедительности стволом. – Если они еще раз проделают нечто подобное, я из экономии сначала прострелю голову вам. А уже потом тем, кто за вами полезет. Вы мне верите, полковник?

Судя по изменившемуся лицу, он верит. Хорошо.

Со временем, вместе с нами претерпевали эволюцию и виртуальные декорации Симулятора.

Эпоха магазинных винтовок и бездымного пороха ушла. Настало временя миниатюрных фаустпатронов, пристегиваемых к предплечью, пистолетов с глушителями и удавок из рояльных струн.

В стенах бывших замков теперь размещались генеральные штабы, ставки верховного командования и лаборатории дешифровальщиков. Целями наших миссий стали чертежи новейшего оружия, выдающиеся ученые и копии важнейших приказов.

Лишь одно не изменилось. Умирать от пулеметной очереди, осколков взорвавшейся мины или в облаках ядовитого газа, было ничуть ни менее мучительно, чем от меча, стрелы или топора.

Быстрее, может быть. Но время, в течении которого боль переваривает твои внутренности, это очень субъективная штука. В большинстве случаев оно кажется тебе вечностью. Будь это секунды проникающего в твое сердце тесачного штыка или минуты под гусеницей «Большого Вилли».

Очнувшись в своей капсуле, ты все равно видишь ненавистно-злорадную морду полковника Бауэра. «Что, уродец, опять выпустили тебе кишки? Не повезло». Так точно, полковник. Не повезло. Подождем другого раза.

Планируя свой второй побег, я сразу наметил этот несгораемый тамбур. Идеальное место для будущих переговоров.

С двух сторон он запирался массивными железными дверьми. В стену было вмонтировано переговорное устройство. Через него я в настоящий момент общался с заместителем полковника, неким Морганом.

За одной из дверей Крамера ожидала разгоряченная команда болельщиков, держащих для него наготове пластиковый мешок с сухим льдом.

За другой…за другой дверью была возможная свобода, в виде стометрового эвакуационного туннеля. Добытая мной информация говорила, что туннель выходит в небольшой лесок. Зеленые насаждения отделяют территорию Проекта от населенного пункта с названием вроде бы Эденс. Или Хевенс? Не важно, лишь бы добраться туда.

О бесшумных вертолетах со снайперами на борту, о розыскных собаках, о спецкоманде егерей, беглец старался пока не думать. Успеется. Хватало текущих забот, а тупица Морган все никак не мог понять, чего от него хотят.

– Послушайте, Морган, – терпеливо говорю я. – Никаких больше переговоров не будет, пока вы не разблокируете наружную дверь и не уведете своих молодцев из туннеля. Всех до единого. И зажгите лампы, чтобы я мог в этом убедиться. Не надо тянуть время и советоваться с начальством. Ваше начальство вот оно, сидит на полу и заглядывает в ствол моего пистолета. Так что думайте побыстрее, Морган, убедительно вас прошу.

Я отпускаю кнопку переговорника. Тут же мне в голову приходит еще одна мысль.

– Морган, вы еще здесь? Я вот, что хочу сказать. У меня в обойме еще целых три патрона. Перед тем, как прострелить Бауэру голову, я постараюсь найти двум пулям соответствующее применение. Не думаю, что полковник будет от него в восторге. Я неплохо разбираюсь в человеческой анатомии.

Я жму «прием» и выслушиваю пламенную тираду, вновь оборвав ее нажатием кнопки.

Можете считать меня свихнувшимся сукиным сыном, Морган. Так вам будет легче поверить, что я на все способен. До связи.

Бауэр сидит на бетонном полу. Потухший взгляд полковника блуждает вокруг одной точки. Он потихоньку утрачивает надежду на спасение. Рана на его бедре опять кровоточит.

– Ты и правда свихнулся, Крамер, если думаешь, что у тебя получится, – тихо говорит он. – Они тебя не выпустят, скорее уж пожертвуют мной, чем допустят такое. Судьба Проекта важнее одного человека.

– Всецело согласен, полковник, – вежливо говорю я. – Но вам следует знать, что в одиночку принять такое решение ни Морган, ни кто либо другой, не сможет. Для этого необходимо связаться с Большими Шишками. Получить от них согласие, обсуждение и утверждение которого займут некоторое время. А времени у вашей шайки нет. Совсем.

– Почему ты так уверен?

– «Ситуация 603», полковник. Захват пункта управления межконтинентальными ракетами. Цель, угрожая подрывом боеговоловки в пусковой шахте, покинуть бункер, скрытно унося управляющий блок. Для прикрытия используются заложники из числа командного состава пункта. Вы сами научили нас так действовать.

Он молчит. Очень неприятно напарываться на выкованное тобой же оружие. Мне почти жаль полковника. Почти.

Нас научили всему, кроме сочувствия.

Переговорник вызывает меня мелодичной трелью. Ну, что имеет нам сказать майор Морган?

– Крамер? Крамер, с тобой хотят поговорить.

– Морган, я же попросил не тянуть время. Какого черта?

– Это доктор Валентайн, Крамер. Она здесь и хочет сказать тебе пару слов. Ты разрешишь ей?

Лидия. Я смотрю на блок переговорного устройства, как будто это ядовитое насекомое, прилепившееся к стене. Лидия, милая, зачем ты пошла на это, зачем дала себя уговорить? Ведь это же не могла быть твоя идея, убеждать спятившего подопытного? К тому же до сих пор влюбленного в тебя. Проклятие, разве мы не достаточно уже сказали друг другу?! Лидия…

– Я слушаю, – говорит безнадежно спятивший сукин сын, подопытный объект один-девять, по кличке Крамер. – Я весь внимание, Лидия.

И его, моя рука, нажимает клавишу «прием».

– Крамер, Крамер, Крамер, – шепчет Лидия. Ее звенящий, насыщенный электронными хрипами шепот разносится по всей крохотной коробке эвакуационного тамбура. – То, что ты делаешь ужасно, ты ведь сам это понимаешь. Верно? Мы не хотим тебе зла, Крамер, я не хочу тебя зла. Ты веришь мне? Ответь, Крамер. Ответь.

Моя рука тянется к кнопке «ответ», но останавливается на полпути. Ты и так знаешь, что я скажу.

– Крамер, все, что произошло было ошибкой. Одной огромной ошибкой, – я представляю, как красиво округляются ее губы, выпуская три «О», – Но все еще можно исправить, понимаешь? Не надо доводить до крайностей, отпусти полковника и…

– Лидия, – я невежлив, перебивая даму, но куртуазность тоже не входила в программу моего обучения. – Дорогая, можно я задам тебе один вопрос?

Секундная пауза. Шорох помех в динамике.

– Да, разумеется, Крамер. О чем ты хочешь спросить?

– Что означает «А» в названии препарата, которым вы нас кололи? Всегда хотел это знать.

Я представляю вытянутые от удивления лица по ту сторону переговорного устройства. Слышу непонимание в голосе Лидии.

– Но зачем…

– Просто ответь, – я снова проявляю невоспитанность. – Могу же я проявить любопытство?

«Не все ли тебе равно, каким образом тянуть время, пока Морган пытается связаться с верховным командованием?», – вот, что я могу, но не хочу добавить к сказанному.

– Да, конечно, – Лидия все еще оправляется от удивления. – Я… это означает « антропос ». Или «Адам», я не помню точно. Можно спросить у…

– Не надо, Лидия. Я так и думал, догадаться было несложно, – я делаю паузу, чтобы дать отдых измученной гортани. – Знаешь, «Адам» мне нравится больше. Это название точнее отражает сущность Проекта, как ты считаешь?

– Как ты считаешь?

Голос Объекта 1-9, раздававшийся в главной лаборатории Проекта, звучал искаженно и неузнаваемо. Доктор Лидия Валентайн потянулась к клавише «ответ», но замерла. Вопрос был риторический.

– Я чувствую себя, как Адам в первые дни творения. Мир еще не познан и полон соблазнов. Запретный плод далеко не самый разрушительный из них. Да. Что такого в наготе, Лидия, и зачем наряжают покойников, если они все равно достанутся червям? Чего вы стыдитесь?

И снова ее бывший подопечный не дал ей времени на ответ. Хрипло прочистив глотку, он продолжил:

– Во мне нет стыда, Лидия. Нет страха перед непознанным. Я тот Адам, которого соблазняла Лиит, женщина-демон, бывшая до Евы. Ее слова как мед, но в них погибель, грех, неизвестный мне доселе. Ведь все, что я совершал до сегодняшнего дня, нельзя назвать грехом? Плод познания был вручен мне против моей воли. Убивал я лишь понарошку. Даже в чревоугодии меня не упрекнуть.

Из динамика донесся короткий смешок.

Я чист, как не согрешивший еще Адам, и подобно ему отвергаю тебя, моя Лиит. Моя дорогая Лидия, моя прекрасная соблазнительница. Прости и ты меня. Передай этому говнюку Моргану, что если он через сто восемьдесят секунд не отчистит туннель и не откроет дверь, я согрешу впервые. И выпущу мозги полковнику Бауэру. Да. Прощай, Лидия. Переговоров больше не будет.

В динамике оглушительно громыхнуло и взвизгнуло. Наступила тишина, нарушаемая лишь треском статического электричества. Лидия нервно поправила темную прядь волос на виске. В поле ее зрения вплыло лицо майора Моргана, распухшее и белое как полная луна. С покрасневшим от телефонной трубки ухом и дрожащими губами. Он очень нервничал и каждые десять минут пил «Алька-Зельцер», борясь с нестерпимой изжогой.

– Что это было? – спросил он. – Он выстрелил?

– Да. – доктор Валентайн взглянула на оживленно жестикулирующих техников, – Разбил переговорное устройство. Что сказал генерал Андерсон?

Морган болезненно сморщился, став похожим на проколотый мяч для водного поло.

– Генерал собрал совещание. На нем присутствует господин вице-президент, двое конгрессменов…

– Короче, всю ответственность за принятое решение возлагают на вас, – безжалостно подвела итог Лидия. Бледное лицо Моргана «сдулось» еще сильнее. – Этого следовало ожидать. Вы слышали, что сказал беглец, майор?

– Слышал. Вы считаете, он способен выполнить угрозу?

Лидия закусила губу.

– Я в этом уверена, – ответила она после некоторого промедления. – Наш бывший подопытный сошел с ума. Его мозг не выдержал нагрузки стимулирующих препаратов. Я настаиваю на том, чтобы его требования были выполнены. Этим вы, возможно, сохраните жизнь полковнику Бауэру.

«И Крамеру», – вот, что может, но не хочет добавлять она.

Я кручу в руках пистолет. Смотрю на скорчившегося у стены полковника. Три патрона. Я разбил переговорник рукояткой. Сто восемьдесят секунд. Минуло уже больше половины.

Все-таки я не смогу сделать то, что пообещал Моргану. Симулятор одно, в реальности по другому. Я убийца, а не мясник.

Одна пуля. Точно между глаз. Никаких мучений. Никаких луж крови, запоздалых молитв, бессмысленных просьб о пощаде. Пощады не будет. Чистая и быстрая работа.

Сто девятнадцать, сто двадцать, сто двадцать один.

– Полковник, Густав, – он медленно поднимает голову. Фуражка потерялась, редкие седые волосы торчат в разные стороны. – Вы спрашивали про ошейник.

Он молчит, смотрит сквозь меня. Его мысли очень далеко сейчас. Я не хочу, чтобы он умер, не узнав ответа на свой вопрос.

– Вы спрашивали, почему не сработал мой ошейник, – в его глазах появляется прозрачный блеск, бледное подобие любопытства. – Я его закоротил. Ручкой, той самой, которой ткнул вам в бедро. Это оказалось проще, чем я думал. Мне хватило нескольких секунд, пока банановая кожура висела на видеокамере. Теперь вы знаете.

Он сомнамбулически кивает. Я пальцем оттягиваю предохранитель. Сто семьдесят восемь, сто семьдесят девять. Дверь все еще закрыта, горит красный огонек. Сто восемьдесят.

Все.

– Крамер, – не знаю, что он хочет сказать и не собираюсь слушать.

Потяжелевший пистолет оттягивает руку. Я все равно поднимаю его и нацеливаю в точку чуть выше переносицы Бауэра.

– Крамер.

Прости и ты меня, полковник.

Металлический лязг. Шипение гидравлики. Красный огонек мигнув, сменяется зеленым. Дверь медленно поворачивается вокруг своей оси. Я быстро укрываюсь за Бауэром.

Ярко освещенный цепочкой галогенных ламп туннель пуст. Пуст! На бетонном полу розовый комок жвачки, раздавленный ботинком с рубчатой подошвой – здесь были люди, солдаты. Они ушли. Далеко ли? Надолго?

– Пойдемте, Густав, – говорю я полковнику. – Нам предстоит еще одна небольшая прогулка. Всего лишь до конца этой замечательно прямой бетонной кишки.

Это невозможно, но я отчетливо слышу восхитительный шорох листвы, доносящийся с другого конца туннеля. Чувствую запах недавно прошедшего дождя. Меня посещает абсурдное чувство, что я вот-вот вернусь домой. Хотя Проект был моим единственным домом.

– После вас, полковник, – галантно предлагаю я, не забывая о возможных снайперах, таящихся с той стороны. – Посмотрим, есть ли свет в конце этого туннеля.

Света не было, но лишь потому, что туннель выходил в ночь. Безлунную южную ночь, полную мокрого древесного шепота, совиных криков и угрожающего людского молчания. Ночь это прекрасное время.

Особенно, если ты пытаешься убегать и прятаться.

Ослепительный луч прожектора зигзагом пробежал по склону холма. Задел верхушки деревьев, вплотную обступивших замаскированный «аварийный выход 4». В случае ЧП отсюда предпологалось срочно эвакуировать персонал Проекта.

Двухместный бесшумный вертолет AGH-2 «Вервольф» завис прямо над выходом, едва не касаясь черным брюхом вершины сосен. Стеклопластиковые лопасти несущего винта с громким шорохом месили тяжелый от влаги воздух. Стрелок-штурман, сдвинув в сторону дверь, всматривался в пейзаж через инфракрасный прицел снайперской винтовки «Баррет».

– Филин-1, это База, – раздался голос в его шлемофоне. – Что там у вас?

– База, я Филин-1, – стрелок оторвал щеку от приклада, сплюнул вниз. – Все чисто, повторяю, все чисто. Сейчас поднимемся повыше.

Подняться не успели. Внизу из зарослей, спотыкаясь и припадая на одну ногу, вышел человек в рваном мундире. На границе светового потока, созданного прожектором вертолета, он упал на четвереньки. И застыл, не делая попыток встать или ползти дальше.

– База, вижу полковника. Прямо под нами, около семидесяти метров к западу от «выхода 4», – стрелок положил ружье плашмя на колени, нагнулся. – Посадка невозможна из-за деревьев, спущусь к нему по лестнице.

– Соблюдайте осторожность, Филин. Беглец до сих пор не обнаружен.

– Роджер, База. Буду смотреть в оба.

Веревочная лестница канула вниз, достигла земли. Стрелок начал вставать, но его остановил новый резкий голос в наушниках.

– Филин-1, отставить спуск. Не покидайте вертолет, дождитесь поисковой партии. Будьте предельно внимательны, беглец совсем рядом.

Ответить стрелок не успел. Незаметная доселе фигура, прижимавшаяся к стволу дерева возле верхушки, одним прыжком оказалась на сброшенной веревочной лестнице. В два рывка поднялась по ней до самого верха.

Зацепив ногой она ловко сбросила вниз снайперскую винтовку. Пальцы стрелка напрасно скользнули по прикладу.

Филин-1 застыл. Опешив, то ли от неожиданности, то ли от необычного вида беглеца, целившегося в него из девятимиллиметрового пистолета.

Стрелку доводилось слышать разные сказки о Проекте и о подопытных. Он полагал их пустой болтовней и не принимал всерьез. До этой секунды.

Пистолет был непропорционально большим для сжимавшей его руки.

Ситуация 402, однако, – непонятно выразился беглец.

Он рассмеялся лающим смехом, от которого у стрелка вся шея и тыльные стороны ладоней покрылись «гусиной кожей».

Чего смотришь? – Крамер покачал стволом из стороны в сторону. – Прыгай вниз, здесь невысоко.

Филин-1 не заставил себя упрашивать.

Пилот «Вервольфа», которого звали почему бы и не Джон, вздрогнул. В его ребра уперся ствол пистолета. Потом с него сорвали шлемофон.

– Две вещи, – сказал хриплый голос над его ухом. – Первое, мне очень нужно в город. В этот, Эденс, или как бы он там не звался. Второе, я умею пилотировать вертолеты этого класса и могу вполне обойтись без помощника. Делай выводы.

– Они направляются в сторону города, – сказал Морган и обречено повернулся к полковнику Бауэру. – Достигнут окраин меньше чем через десять минут.

Полковник утратил изрядную часть своей молодцеватой выправки. Он выглядел, пожалуй, как жертва «миротворческой» бомбежки. Его взгляд, направленный заместителю в переносицу, выражал не больше, чем настроечная матрица на экране телевизора.

– Сбейте вертолет, – сказал он пустым и ровным голосом.

Морган, штабной офицер, никогда близко не подходивший к линии огня, ужаснулся. Настолько, что позволил себе спорить со старшим по званию.

– Но, сэр, – выдавил он. – На борту наш человек, пилот Джон Гоулди…

Бауэр рассматривал мочку его левого уха.

– Параграф 14 приложения 2 к «Особым мерам по обеспечению безопасности Проекта». «О предотвращении вероятной огласки». Вы должны были ознакомиться с этим документом, приступая в несению службы.

– Я ознакомился...

– Сэр.

– Так точно. Я ознакомился... был ознакомлен, сэр.

– Вы помните, о чем там говорится, майор? – не меняя интонации спросил Бауэр.

– Так точно. Помню, сэр.

На омертвелом лице полковника задергалось веко.

– В таком случае, выполняйте приказ.

Сегодня ночью, приблизительно между тремя и четырьмя часами, в районе лесного озера Эденспул было зафиксировано загадочное атмосферное явление.

Очевидцы утверждают, что над озером взорвался метеорит, другие говорят о шаровой молнии огромных размеров. В интервью с президентом Эденсвилльского клуба уфологов «Территория 51», господином Крисом К. Картером наш корреспондент ставит следующие вопросы: Могло ли данное явление относится к категории неопознанных летающих объектов? И если да, то не наблюдали ли уважаемые члены клуба аналогичных явлений в прошлом? (вырезка из газеты «Эденсвилльский сплетник»)

Подъем обломков вертолета со дна озера и поиск тел затруднен присутствием на берегу огромного количества любопытных из числа городских жителей и приезжих. В данных условиях, считаю возможным настаивать на введении чрезвычайного положения и норм допуска к месту происшествия, даже если это будет вступать в противоречие с приложением 2 «Особых мер» (из специального рапорта полковника Густава Ф. Бауэра на имя генерала Андерсона и представителей Палаты Конгрессменов)

Если ли на этом свете что-то более безотрадное, думал Анжелло Маскотти, чем, случающийся не реже двух раз в месяц, вечерний поход в ресторан с законной супругой. Одно и то же вино, приевшиеся блюда. Неизбежно следующая за ужином скучная возня в общей постели. Все это осточертело еще добрых десять лет назад.

Однако Анжелло признавал, что близкий вид лысины немолодого уже мужчины угнетает гораздо сильнее. Лысина была покрыта крайне неприятного вида пигментными рисунками несуществующих континентов. Красными пятнами и редкими кустиками седеющих волосинок. Всем своим видом лысина напоминала о беспощадности времени и тщетности человеских упований.

Анжелло сам был уже не молод. Но его крупную голову, посаженную на широкие плечи атлета, венчала пышная серебристо-черная шапка жестких кудрей. Изрядный рост и идеально ровная осанка возносили его над собеседником на ту высоту, с которой злополучная лысина была видна во всех неприличных подробностях.

Анжелло вздохнул и попытался отвлечься от плещи. Он сосредоточился на том, что говорил ее обладатель.

– Это удивительно! Невероятно! – восклицал тот, семеня перед Анжелло по коридору. Каждое восклицание он подчеркивал экспансивными взмахами пухлых ручек. – За двадцать лет работы не видел ничего подобного!

«Святая Дева, спасибо тебе, что до последнего дня мой отец нуждался в расческе. Это вселяет в меня надежду», – вновь некстати подумал Маскотти.

– Где ты его нашел, Джозеф? – спросил он.

Джозеф, а точнее Йозеф Чапек обернулся. Собрал кожу на лбу в многочисленные складки.

– Разве я тебе не говорил? Сегодня утром, прямо у входа в контору. Удивительно, правда?

– Весьма, – согласился Анжелло. – Кстати, ты сообщил о нем куда-нибудь?

Чапек усмехнулся. С такой хитрецой, что стал похож на мальчишку, стянувшего с прилавка шоколадный батончик.

– Нет, Анжелло. С этим, я думаю, стоит повременить.

– Вот и наш гость, – воскликнул Йозеф, останавливаясь на пороге своего кабинета.

Анжелло протиснулся мимо него.

– Ты не думал, что он может убежать? – недовольно спросил он. – У тебя же нет даже решеток на окнах.

– Не думаю, что он будет убегать, – серьезно заметил Чапек и просеменил через комнату к своему найденышу. – А, каков красавец?

Анжелло задумчиво кивнул и заметил вслух:

– Что-то он крупноват. Как думаешь, сколько ему?

– Крупноват, – согласился Йозеф. – Но в наши дни чего только не встретишь. Возраст…думаю, не старше трех лет. Молодой, хорошо развитый самец.

Молодой, хорошо развитый самец поднял голову от большого блюда с фруктами. Блюдо стояло перед ним на полу, поверх разложенных карточек с крупными буквами, цифрами и знаками арифметических действий.

Анжелло припомнил, что карточки взяты из дрессировочного реквизита Эвы. Шимпанзе-однолетки, которую Чапек собирался вывести на арену в следующем сезоне.

«Я знаю, почему коротышка так увлекается обезьянами», – обидно усмехнулся про себя Маскотти. «Противоположности сходятся. Плешивый дрессировщик и волосатые питомцы».

– Надо позвонить в газеты и в полицию, – решительно сказал он. – Я вижу на нем ошейник. Наверняка о пропаже уже заявлено.

– Ошейник можно снять. А в клетке Эвы достаточно свободного места. Девочка уже взрослая, ей пора обзавестись партнером.

– Не знаю, что ты вбил себе в голову, Джозеф, но второй шимпанзе нам ни к чему. Я не хочу судится с его хозяевами. – отрезал Маскотти. – Тем более он уже слишком взрослый, чтобы его дрессировать.

На лице Чапека снова появилась та же хитрая ухмылка.

– Дрессировать его не придется, Анжи.

– Как это понимать?

Вместо ответа Чапек, покряхтывая, наклонился и выложил перед шимпанзе-найденышем несколько карточек. Анжелло подошел ближе.

– Семь умножить на восемь, – прочитал он, – И, что…

Он осекся. Шимпанзе вытянул ногу и выбрал из кучи две карточки. На первой стояла цифра «пять». На второй «шесть».

Пятьдесят шесть.

– А вот еще, – с показным равнодушием сказал Йозеф. – Как насчет деления?

Сорок девять разделить на семь. Шимпанзе взял карточку с семеркой и галантно протянул ее Анжелло. Видимо, лицо у того сделалось очень глупым. Йозеф захохотал.

– Не думай, это не трюк, – заявил он, отсмеявшись. – Я провел с ним все утро. Человек, который дрессировал эту обезьяну, был гением. Хотел бы я с ним познакомиться.

Анжелло Маскотти не слушал, что там болтает старый живодер. Его мозг работал с десятикратной силой. Это случалось всегда когда речь шла о деньгах. Похоже, в данном случае о больших деньгах.

Впервые с момента, как он вступил в наследственное владение «Удивительным Цирком братьев Маскотти», Анжелло увидел смысл в семейном начинании.

– Конечно, директор ты, – продолжал заливаться соловьем Чапек. – Но на твоем месте…

– А ты смотрел на его ошейник? – перебил его Маскотти. – Там что-нибудь написано? Телефон хозяина, например?

– Телефона там нет, – Йозеф наклонился к шимпанзе. – Здесь цифры, римская единица, арабская девятка. И, думаю, его кличка.

– Кличка?

– Да. Здесь написано «Крамер».

– Крамер, – мечтательно повторил Анжелло. – Представляешь афишу, Джозеф? «Удивительный Цирк братьев Маскотти представляет чудо-шимпанзе Крамера!». А?

Спокойный доселе кандидат в звезды цирковой арены, вдруг резко дернул Маскотти за безупречно отглаженную брючину. От неожиданности тот отскочил в сторону.

– Какого…

Шимпанзе по имени Крамер вновь возился с карточками. На этот раз с теми, на которых были нарисованы буквы. Вот он достал А, Д, еще одну А…

– Что он делает? – изумленно спросил у Чапека Анжелло Маскотти.

Осмысленность действий обезьяны вызывала у него суеверный испуг.

Старый дрессировщик покачал головой. Сегодня он разучится удивляться чему-либо. Шимпанзе довольно оскалился в его сторону и захрустел взятым с блюда спелым яблоком.

– Я не верю, что у обезьян есть чувство юмора, – осторожно начал Йозеф. – Но мне кажется, он хочет, чтобы мы называли его Адам.

Леонид Алехин

февраль-март 2001 г., Дюссельдорф

Электрокаутеризация – выжигание участков мозга током, разновидность лоботомии.

Антропос (греч.) – человек.