/ Language: Русский / Genre:detective, / Series: Шерлок Холмс. Свободные продолжения

Шерлок Холмс и уэльские тайны

Ллойд БигглМладший

Загадочные и зловещие дела творятся в далёкой деревушке на окраине Великобритании. Пожалуй, один лишь Шерлок Холмс способен остановить хитроумного преступника. На этот раз великий сыщик вместе со своим учеником, молодым, но чрезвычайно талантливым Портером Джонсом, отправляется в Уэльс, чтобы распутать очередное преступление.

Ллойд Биггл-младший

Шерлок Холмс и уэльские тайны

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Быстрые шаги на лестнице, дверь с шумом распахнулась, и в комнату вошёл Шерлок Холмс. Да, это был он, собственной персоной — пронзительный взгляд карих глаз, худая высокая фигура, быстрые, точно рассчитанные движения… Кивнув мне, он поставил на пол чемодан и, пройдя вперёд, сел в своё неудобное кресло, которое, по его словам, помогало ему думать.

— Что нового, Портер? — спросил он с едва заметной насмешливой улыбкой.

От удивления я потерял дар речи. Дело в том, что я не ждал его так скоро. Две недели назад, в конце мая 1904 года, Холмс уехал в Шотландию, собираясь провести там по крайней мере месяц. Весь апрель и половина мая прошли в непривычном для него бездействии, к которому он относился как к своего рода болезни. Когда Шерлок Холмс получил письмо от своего старого друга доктора Уотсона, приглашавшего погостить у него, поохотиться и порыбачить, а заодно расследовать тёмное дело о пропавшем завещании, я впервые увидел улыбку на его суровом лице.

— Сбежал, — пояснил сейчас он, как бы отвечая на мой незаданный вопрос. — За две недели ни одного солнечного дня — то дождь, то туман. А завещание нашлось ещё до моего приезда. — Он втянул в себя воздух — ноздри его тонкого орлиного носа дрогнули. — А вы всё клеите вырезки, Портер? Судя по всему, Лестрейд давно не заходил? Рэдберта тоже до сих пор не видно? — Он обвёл глазами комнату. — Вы довольны новой служанкой?

Я только что кончил наклеивать вырезки из газет в специальный альбом, и запах клейстера, очевидно, чувствовался ещё в воздухе. Инспектор Скотленд-Ярда Лестрейд курил турецкие сигареты, оставлявшие после себя тяжёлый своеобразный аромат; сейчас его не было. Уличный мальчишка Рэбби, которого Холмс всегда уважительно называл Рэдбертом и который выполнял его всевозможные поручения, любил, сидя в кресле, упираться каблуками своих тяжёлых ботинок в ножки кресла, оставляя на них грязные следы, что, конечно, выводило из себя миссис Хадсон. Чистые ножки кресла были доказательством долгого отсутствия Рэбби. Миссис Хадсон действительно взяла новую служанку, потому что старая уехала к внезапно заболевшей матери. Очевидно, новая положила какой-нибудь предмет на непривычное для него место, и это не ускользнуло от внимания Холмса.

Все эти замеченные Холмсом мелочи позволяли ему делать безошибочные выводы, которые и создали моему патрону славу великого сыщика. Сам он не раз говаривал, что всё непонятное вызывает у людей незаслуженное восхищение. После объяснения Холмса самая сложная проблема могла показаться до смешного простой.

— Итак, Портер, что нового? — повторил Холмс.

К сожалению, я не мог обрадовать патрона: нового по-прежнему ничего не было. Я регулярно обходил полицейские участки, интересуясь, нет ли какого-нибудь случая, которым мог бы заняться Холмс. От нечего делать я взялся за обработку старых записных книжек Холмса в надежде отыскать там что-нибудь интересное. Но ни в полиции, ни в записных книжках ничего не находилось. Преступный мир, видимо, решил отдохнуть от дел, и Лестрейд и Стенли Хопкинс, давние друзья Холмса, даже ушли в отпуск.

Рэбби, который скрашивал скуку наших вечеров рассказами о том, что видел на лондонских улицах, тоже как сквозь землю провалился. Его исчезновение — оно произошло ещё до отъезда Холмса в Шотландию — весьма обеспокоило Холмса, и он попросил меня навести справки о нём. Я узнал, к своему удивлению, что Рэбби уехал отдыхать за город, в Истборн.

Вошедшая в комнату миссис Хадсон очень обрадовалась возвращению Шерлока Холмса и тотчас же расстроила его, сказав, что сегодня утром его спрашивал какой-то незнакомец, судя по выговору, иностранец. Он очень огорчился, когда узнал об отъезде мистера Холмса в Шотландию. Миссис Хадсон не записала адреса иностранца и почему-то не посоветовала ему обратиться к ассистенту Шерлока Холмса, то есть ко мне, и Холмс выразил по этому поводу серьёзное неудовольствие.

Пожаловавшись, что сегодня ужасный день — ростбиф подгорел, и служанка разбила её любимую салатницу, — миссис Хадсон вышла из комнаты чуть не плача.

Она вернулась через каких-нибудь десять минут и вручила Холмсу телеграмму. Он пробежал её глазами, на том же бланке написал ответ, попросил миссис Хадсон отдать его посыльному.

— Некто Артур Сандерс просит принять его завтра в девять часов утра. Вам знакомо это имя, Портер? — спросил Холмс. Я в ответ покачал головой, и Холмс продолжал: — Он остановился в отеле «Юстон», недалеко от вокзала, с которого отправляются поезда на запад и на север.

— Возможно, это тот самый незнакомец, который спрашивал вас сегодня утром, — сказал я первое, что пришло в голову, и, конечно, вызвал неудовольствие Холмса.

— Мне кажется, мои уроки не пошли вам впрок, Портер, — заметил Холмс. — Как вы слышали, миссис Хадсон сообщила ему, что я уехал в Шотландию. Ему неизвестно о моём возвращении, следовательно, он не мог послать мне телеграмму с просьбой принять его.

После ужина Шерлок Холмс стал неузнаваем: он шутил, весело рассказывал о том, как доктор Уотсон старался изо всех сил развлечь его, когда за окнами шёл нудный серый дождь, и я понял, что он рассчитывает вскоре снова приняться за дело. Во-первых, просьба этого Сандерса принять его в воскресенье говорит сама за себя — очевидно, предстоит какая-то серьёзная и, может быть, опасная работа: во-вторых, не исключена возможность, что и иностранец ещё раз посетит дом 221b по Бейкер-стрит.

По воскресеньям миссис Хадсон отдыхала. Проследив за тем, чтобы кухарка приготовила завтрак, миссис Хадсон вместе со служанкой уходила в церковь. Обед был приготовлен заранее, в субботу, ужин заказывали в соседнем ресторане.

Шерлок Холмс, разумеется, работал и в воскресенье, но замедленный ритм выходного дня сказывался и на нём: он вставал позже, чем обычно; утренние газеты приносили во время завтрака, и Холмс, просматривая их, пил кофе.

В воскресные дни на улицах Лондона царила тишина. Казалось, город вымер. Не слышалось ни топота копыт, ни грохота ломовых телег по мостовой, ни щёлканья кнута, ни криков прохожих, подзывающих кэбмена. Лишь изредка простучат по мостовой каблучки служанки, спешащей в церковь, и вновь всё стихнет.

В это воскресенье я поднялся рано: ведь в девять часов нас намеревался посетить возможный клиент. В соседней комнате раздавались шаги, хлопали дверцы платяного шкафа: очевидно, Холмс одевался и скоро должен был выйти к завтраку. Дверь открылась. Я ожидал увидеть служанку с подносом. Вместо неё в гостиную вошла миссис Хадсон.

— Рэбби вернулся! — объявила она взволнованно. Я знал, что её тоже беспокоит внезапное исчезновение мальчика.

— Иди скорей сюда, Рэбби! — позвал я, увидев прячущегося за спиной миссис Хадсон мальчишку. — Садись за стол, позавтракаешь вместе с нами.

Рэбби проскользнул мимо миссис Хадсон в комнату, и я раскрыл рот от удивления, увидев на нём пиджак, брюки и жилет, — конечно, не новые, но и не те рваные обноски, в которых он разгуливал раньше.

— Да ты никак получил наследство! — воскликнул я.

Рэбби весело рассмеялся:

— Доктору Тилбери понадобился помощник кучера. Мальчик, который у него работал, заболел, и мистер Малленс посоветовал взять на его место меня.

Мистер Малленс был конюх на постоялом дворе, который разрешал Рэбби ночевать в конюшне и которому он иногда помогал. Что касается доктора Тилбери, то о нём я слышал впервые.

— Значит, благодаря доктору ты так нарядился?

— И он и миссис Тилбери такие добрые. Я у них почти что ничего не делал, только отдыхал.

— Ну, я страшно рад за тебя, Рэбби. Мне и самому давно хочется побывать в Истборне, жаль, что ты не сообщил нам о своём отъезде. Мы тебя разыскивали. Когда ты вернулся?

— В среду. С тех пор рыскал по городу, осваивался снова с обстановкой.

Я знал, что кроме нас услугами мальчика пользовалось множество лиц. Им, так же как и нам, наверняка его здорово не хватало.

Я заметил, как обрадовался вошедший в комнату Холмс, когда увидел сидевшего за столом Рэбби. Он попросил мальчика пройтись, чтобы посмотреть, как на нём сидит костюм. Потом, нахмурившись, проговорил:

— Всё это тебе ни к чему, Рэдберт, — и покачал головой. — Когда ты был в лохмотьях, никто не обращал на тебя внимания. Ты мог проскользнуть куда угодно. Теперь ты выглядишь как посыльный из адвокатской конторы.

— Я своё старое тряпьё не выбросил, — сказал Рэбби и расправил складку на рукаве. — Я могу надеть его, когда понадобится.

Новая служанка и помощница кухарки принесли завтрак. Миссис Хадсон стояла в дверях и наблюдала за порядком. У Рэбби разгорелись глаза и буквально потекли слюнки. Он ел с большим аппетитом и даже попросил добавки. Когда он немного утолил голод, я спросил:

— У тебя есть что-нибудь для нас?

— И да и нет, — ответил Рэбби.

— Что это значит, Рэдберт? — с шутливой серьёзностью спросил Холмс. — Неужели ты не заметил во время своего отпуска в Истборне ничего интересного?

— Нет, там не было ничего интересного, — мотнул мальчик головой. — Я к вам заглянул совсем случайно. Мистер Онсло, аптекарь с Мерелитон-роуд, попросил меня отнести лекарство в один особняк неподалёку. Ну, и я решил зайти. Но, подходя к вашему дому, я кое-что заметил.

Он многозначительно замолчал. Мы ждали продолжения, Рэбби любил делать такие драматические паузы во время своих рассказов.

— Я шёл, — продолжал он, — и рассматривал витрины, и вдруг увидел, как из-за угла высунулся чей-то нос.

— Нос? — недоуменно повторил я.

Рэбби кивнул, отрезал кусок сосиски и, отправив его в рот, тщательно разжевал и с видимым удовольствием проглотил. Потом сказал:

— Высунулся и исчез. Я подождал, когда он покажется ещё раз. Он и показался — а при нём одетый с иголочки франт, который прятался в подъезде банка, что напротив большого магазина. Меня взяло любопытство.

Рэбби был человек, способный пойти на всё, чтобы удовлетворить своё любопытство. Шерлок Холмс смотрел на него с нескрываемым восхищением.

— Замечательно, что твоё любопытство, Рэдберт, никогда не возникает зря, — заметил он, как бы поощряя Рэбби. — И что было дальше?

— Ну, я пошёл по улице. И вот, уже перед поворотом на Дорсет-стрит, смотрю, на углу стоит мальчишка и скучает без дела. Я свернул на Дорсет-стрит и вижу: шагах в двадцати от угла стоит двухколёсный экипаж и кучер кого-то ждёт, потому что прохожий просил его подвезти, а тот мотнул головой. Я вернулся на Бейкер-стрит и выбрал такое место, чтобы можно было наблюдать за всеми троими.

— Когда ты их видел? — спросил я, тоже не на шутку заинтересованный, потому что встретить франта и безусловно связанного с ним мальчишку на вымерших воскресных улицах значило наткнуться на загадку, которая требовала объяснения.

— Примерно час назад, — ответил Рэбби, который, не имея часов, узнавал время по колокольному звону, по часам в витрине магазина, а иногда спрашивал у прохожих.

— Значит, ты сегодня рано поднялся, — сказал Холмс.

— Мистер Онсло просил меня как можно скорее доставить лекарство больному и даже дал мне денег на кэб в оба конца.

— И ты обратно шёл пешком, чтобы сэкономить, — улыбнулся Холмс.

Рэбби кивнул, ничуть не смутившись.

— Франт, наверное, поднялся ещё раньше, — проговорил я. — Так ты выяснил, что он тут делал?

У Рэбби рот растянулся до ушей. Он был страшно польщён тем, что нам интересны его соображения.

— Мальчишка ждал сигнала, который должен был подать франт, потому что он не отрываясь смотрел на место, где тот прятался. Но время от времени мальчишка смотрел назад, туда, где стоял кэб. Ясное дело, по сигналу франта мальчишка вызывал кэбмена и коляска подкатывала к франту. Вот как они это дело устроили.

— Значит, франт следил за кем-то, чтобы потом поехать за ним, — заключил я.

— Да, — подтвердил Рэбби. — Я долго бился над тем, за подъездом какого дома следит франт.

— И какого же? — спросил я.

— Вашего.

— Быть того не может! — воскликнул я. — Мистер Холмс только вчера вернулся из Шотландии, и мы очень долго сидели без дела. Зачем ему следить за нашим домом, не понимаю?

— Откуда я знаю, — отозвался Рэбби. — Знаю только, что следит.

Мы с Шерлоком Холмсом переглянулись.

— Рэбби, опиши мне этого франта подробно, — велел Холмс.

— Лицо красное, бритый, плотный, на животе золотая цепочка. Трость с золотым набалдашником. На голове соломенная шляпа.

Я вопросительно взглянул на Холмса. Не бог весть какая работа — следить за каким-то франтом, но это лучше, чем сидеть сложа руки.

— Вы мне понадобитесь, — покачал головой Холмс, и я понял, что он имеет в виду предстоящую деловую встречу.

— Послушай, Рэбби, — сказал я, — ты не мог бы отправиться следом за этим франтом и выяснить, кто он такой?

— Мог бы, но мне нужны помощники, — ответил Рэбби.

— Он видел, как ты сюда входил?

— Что я, маленький, что ли? Я прошёл с чёрного хода.

Холмс одобрительно кивнул головой. Я вложил в руку Рэбби пригоршню монет и сказал:

— Наймёшь кэб, в помощники возьми кого-нибудь из своих приятелей. Справишься?

— Конечно. — Лицо Рэбби сияло.

На лестнице послышались шаги, и в дверь постучали.

— Вас желают видеть два джентльмена, мистер Холмс, — доложила, стоя на пороге, миссис Хадсон.

Рэбби прошмыгнул мимо неё и скатился вниз по лестнице.

Первым в комнату вошёл высокий, полный, прекрасно одетый мужчина с огромной лысиной, который представился Холмсу как Артур Сандерс, адвокат из города Ньютауна, что в графстве Монтгомеришир в Уэльсе. Следом за ним шествовал тощий брюнет с длинными густыми волосами и унылым до мрачности выражением лица, словно говорящим, что он многое претерпел в жизни и не ожидает от будущего ничего хорошего. Одет он был довольно скромно. Этот человек назвался мистером Брином Хьюсом и добавил нечто, на мой взгляд, нечленораздельное, — как оказалось, приветствие на валлийском языке.

Я помогал служанке убрать со стола и лишь мельком посматривал на посетителей. Каково же было моё удивление, когда я услышал, как мистер Сандерс проговорил:

— Собственно говоря, мы пришли не к вам, мистер Холмс, а к вашему ассистенту, мистеру Джонсу. Мы хотели бы воспользоваться его услугами.

ГЛАВА ВТОРАЯ

На лице Холмса выразилось крайнее изумление. Он даже побледнел. Я понял, что мистер Сандерс, сам не ведая о том, нанёс ему оскорбление. Я поспешил вмешаться, боясь, что будет сказана ещё какая-нибудь бестактность.

— Я работаю всего лишь ассистентом у мистера Холмса и пока не достиг достаточного профессионального уровня. Кроме того, я не имею права браться за ту или иную работу без его согласия.

— Я думаю, об этом мы договоримся, — сказал мистер Сандерс.

— Я не провёл ни одного самостоятельного расследования, — продолжал я, — и едва ли смогу быть вам полезен.

— Но ведь вы валлиец, — почему-то возразил мистер Сандерс. Брин Хьюс энергично закивал головой.

Холмс тихонько рассмеялся, и лицо его просветлело.

— Всем нам следует напоминать время от времени о наших предках, — сказал он. — Боюсь, что вы, Портер, забыли о них. Прошу садиться, джентльмены. Поговорим о том, что вас привело ко мне.

Мистер Сандерс занял большое удобное кожаное кресло, в котором любил сидеть доктор Уотсон, Холмс — своё, а я и Брин Хьюс расположились на диване.

— Я всего лишь на четверть валлиец, мистер Сандерс, — сообщил я. — Мой дед был чистокровным валлийцем. Ему очень понравился Лондон, и он остался здесь навсегда, женившись на англичанке. Мой отец тоже женился на англичанке. Сколько я помню, дед говорил только по-английски.

— Так вы, значит, не говорите по-валлийски, — поморщился мистер Сандерс.

— Не знаю ни одного слова, — подтвердил я.

Наши гости переглянулись. Они были явно разочарованы.

— В деревнях Уэльса говорят только по-валлийски. И будет весьма трудно… — начал Сандерс и замолчал.

— Совершенно невозможно, — дополнил Хьюс.

— Нам казалось невероятной удачей, мистер Холмс, что ваш ассистент валлиец. Теперь мы не знаем, что делать, — проговорил мистер Сандерс, растерянно глядя на Холмса.

— Если бы вы соблаговолили ввести нас в курс дела, — сухо заметил Холмс, — вероятно, появилась бы возможность найти какой-то выход.

Сандерс повернулся к Хьюсу:

— Надо всё рассказать. Возможно, у мистера Холмса есть в Уэльсе какие-то связи.

— Хорошо, — после паузы согласился Хьюс, — расскажите.

— Знакомо ли вам, — обратился к Холмсу Артур Сандерс, — имя Эмерик Тромблей?

— Нет, — быстро ответил Холмс.

Я тоже покачал головой, когда адвокат посмотрел в мою сторону.

— Это сущий дьявол в человеческом облике, — отчеканил Сандерс.

— Он дьявол, — как эхо, повторил за ним Брин Хьюс.

— Он совершил два безнаказанных убийства, — продолжал адвокат, — и теперь строит козни против молодой красивой девушки.

— Моей племянницы, — дополнил Хьюс.

Дело было явно нешуточное. Я по лицу Холмса видел, как обрадовался он предстоящему расследованию. Ничем не выдав своей радости, он довольно желчно сказал:

— Не понимаю, куда в Уэльсе смотрит полиция? Мне бы очень хотелось знать подробности. Судя по имени, Эмерик Тромблей не валлиец.

— Он англичанин, — подтвердил Артур Сандерс, — владелец шахт, рудников и большого поместья. Очень богат, но до того жаден, что ему всё мало. Он пожелал завладеть фермой Глина Хьюса, брата мистера Брина Хьюса. Это одна из лучших ферм в Уэльсе, Глин Хьюс вложил в неё много труда.

Тромблей хотел купить у него ферму, но Глин, конечно, отказался. Тогда он подослал к Мелери, дочери и единственной наследнице Глина — его жена умерла во время родов — своего сына Бентона.

— Во всём королевстве не сыщешь другого такого бездельника, — пробормотал Брин Хьюс.

— Бентон провёл три года в Оксфорде, — продолжал Артур Сандерс. — Он, возможно, и неплохой молодой человек, но совершенно не приспособлен к жизни. С отцом у него какие-то трения, так что тот, говорят, даже хотел лишить его наследства. Не знаю, правда это или нет. Так вот, Бентон стал ухаживать за Мелери.

— Как отнеслась к этому Мелери? — поинтересовался я.

— Она слишком хорошо воспитана, — ответил Сандерс, — чтобы грубо выгнать молодого человека. Но она принимала его так же, как принимала бы священника. Когда Эмерик Тромблей понял, что у его сына нет шансов, он решил сам жениться на девушке.

— Сколько ему лет? — спросил Холмс.

— Дьявол не имеет возраста, — опять пробормотал Хьюс.

— Пятьдесят пять. Может быть, и шестьдесят, — ответил адвокат.

— Он хорош собой?

— Это сморчок, на который хочется плюнуть.

— Если девушка отказала сыну, то почему бы ей не отказать и отцу? — заметил Холмс.

— Вы рассуждаете как здравомыслящий человек, — возразил Сандерс, — забывая, что Тромблей коварен, как дьявол. Он уверен, что в конце концов добьётся своего, и поэтому устранил свою жену, с которой прожил тридцать лет. Элинор Тромблей, дальняя родственница графа Поуиса, была прекрасная женщина. Она никогда не жаловалась на здоровье. Её смерть была неожиданной и таинственной.

— Неожиданной и таинственной, — повторил Холмс, и я знал, что для него эти слова звучат лучше самой красивой музыки. Он на несколько секунд задумался, потом повернулся ко мне. — Портер, принесите, пожалуйста, третий том «Путешествий по Уэльсу» Пеннанта. Книга, по-моему, стоит на нижней полке.

Книга, конечно, оказалась именно там, где он предполагал. Я принёс её и отдал Холмсу. Полистав страницы, он сказал:

— Книга была впервые издана в тысяча семьсот семьдесят восьмом году и переиздана двадцать лет назад. Это экземпляр нового издания. Вот послушайте, что пишет автор о событиях, происходивших когда-то в вашем городе Ньютауне: «Сэр Джон Прайс получил своё поместье при Генрихе Шестом. Это большой замок, окружённый красивым парком. Сэр Джон был очень достойный человек, но со странностями. Он женился трижды. Двух первых жён, после их смерти, он оставил в своей спальне, по обе стороны кровати. Третья согласилась вступить с ним в брак лишь после того, как обе её мёртвые предшественницы были отправлены туда, где им следовало находиться, — на кладбище».

Я видел, как вытянулись лица у Сандерса и Хьюса. Мне стоило большого труда не рассмеяться: Холмс нашёл-таки способ отомстить им за нанесённое в начале визита оскорбление.

— «Когда умерла и третья жена, — продолжал читать Холмс, — он обещал Бриджет Восток из Чешира — которая утверждала, будто способна с помощью молитв, заклинаний, а также смачивания слюной после продолжительного голодания творить чудеса, — всё, что она ни попросит, лишь бы та воскресила его жену». — Шерлок Холмс захлопнул книгу. — Интересно, какими странностями отличается Эмерик Тромблей?

Наши гости молчали, точно набрав в рот воды.

— Похоронена ли Элинор Тромблей надлежащим образом? — спросил Холмс.

— Да, в фамильном склепе на кладбище возле церкви в Пентредевидде, — ответил ошарашенный Сандерс.

— Мистер Тромблей не пытался воспользоваться действием оккультных сил, дабы воскресить жену?

— Нет, насколько мне известно, — сухо отчеканил адвокат. — Ведь, как я уже говорил вам, он хотел её смерти.

— Вы также утверждали, что он убил её, — продолжал Холмс. — Обычно убийца делает вид, будто глубоко скорбит о своей жертве. Всякому, кто расследовал такого рода преступления, это знакомо. Вы не заметили за Тромблеем каких-нибудь особенных признаков скорби? Он не играл роль убитого горем супруга?

— Он вряд ли способен на это, — ответил Сандерс, — и ему никогда бы не пришло в голову разыгрывать какую-то роль.

— Это очень интересно, — сказал Холмс и привычным жестом соединил перед собой кончики растопыренных пальцев. — Прошу вас, продолжайте.

— Когда его жена умерла, он смог ухаживать за Мелери в открытую. Но её отец, Глин Хьюс, ни за что не согласился бы на этот брак. И вот его труп был найден в одном из уединённых мест, где даже овцы не бродят. Ему проломили голову, предательски напав сзади.

— Когда это случилось?

— Три недели назад, — сообщил Сандерс. — Теперь дьявол пытается всеми средствами завладеть девушкой.

— Он ничего не сможет сделать, если она этого не хочет, — вставил я.

— У него прекрасный дом, полно слуг. Он так богат, что может дарить ей драгоценности, может путешествовать с нею по всему свету. Рано или поздно она не устоит против такого соблазна.

— Если отбросить в сторону два убийства и тот факт, что все валлийцы в округе смотрят на Эмерика Тромблея как на воплощение дьявола, то невольно закрадывается мысль, что брак с богатым англичанином — блестящая перспектива для деревенской девушки. Вы так не считаете? — вежливо осведомился Холмс.

— Такая мысль никогда не придёт в голову тому, кто знаком с Эмериком Тромблеем, — буркнул Брин Хьюс.

— Я уже не в первый раз встречаюсь с преступником, которого считают воплощением дьявола, — проговорил задумчиво Холмс, — и всегда выяснялось, что слухи о его могуществе сильно преувеличены. Думаю, Эмерик Тромблей не исключение из этого правила. — Он повернулся к Брину Хьюсу. — Вы — единственный родственник этой девушки?

— Да, — ответил Хьюс. — С материнской стороны были ещё дяди, но из них никого не осталось в живых. Все погибли или умерли в Америке, в Африке, на Востоке…

— То, что вы рассказали, — обратился Холмс к адвокату, — очень интересно, и проблема, как мне кажется, серьёзнее, чем вы себе представляете. Над этим придётся потрудиться. Разумеется, я не имею в виду матримониальные планы — этим ни я, ни мистер Джонс никогда бы не стали заниматься. Но в вашем деле пока много неясного. Известно только одно — совершены два убийства. Если удастся доказать, что за них отвечает Эмерик Тромблей, то ни о каком браке не будет и речи. Поэтому начать надо с расследования обстоятельств смерти Элинор Тромблей и Глина Хьюса.

— Конечно, конечно, — закивал головой адвокат.

— Поскольку ни я, ни мистер Джонс не знаем валлийского языка, то вести расследование возможно только через переводчика. Мистер Джонс мог бы приехать к вам под тем предлогом, что хочет посмотреть на землю своих предков. Это ведь не вызовет никаких подозрений, не так ли, мистер Сандерс?

— Конечно нет. У нас в Уэльсе радушно встречают каждого, у кого валлийские корни. Но мистеру Джонсу будет трудно без знания языка.

— Как я уже сказал, вам следует найти переводчика — надёжного молодого человека, — втолковывал Холмс, — свободно владеющего как английским, так и валлийским. Всегда ведь можно сказать, что он дальний родственник мистера Джонса, который мог бы у него и остановиться.

— Это вполне возможно, — заверил Холмса адвокат. — Мне только кажется, что это мало что даст.

— Каковы ваши планы в Лондоне? — поинтересовался Холмс.

— Мне необходимо выполнить кое-какие поручения моих клиентов, — ответил Сандерс. — Думаю, на это уйдёт день, возможно два.

— Занимайтесь спокойно своими делами, — сказал Холмс, — а мы пока всё обдумаем и взвесим. Я извещу вас, к каким мы пришли выводам, сегодня или завтра.

По всему было видно, что наши гости из Уэльса готовы были говорить о своём деле бесконечно. Они простились с нами весьма неохотно.

Мы подошли к окну и видели, как они сели в ожидавшую их пролётку. Едва она скрылась из виду, как за нею промчался двухколёсный экипаж. Спустя несколько секунд в том же направлении проследовала ещё одна пролётка. В ней сидели трое мальчишек, один из которых помахал нам рукой. Это был Рэбби.

Я опять сел на диван, а Шерлок Холмс стал мерить шагами гостиную.

— Франт, оказывается, следил за валлийцами, — сказал я. — Вы предвидели такую возможность?

— Разумеется, — ответил Холмс. — Ведь они — первые, кто обратился ко мне за два месяца. Так что я сразу связал его с ними.

— Любопытно, — усмехнулся я.

— Более чем, Портер. Вы только представьте себе, что этот дьявол из валлийской деревушки в состоянии дотянуться до Лондона. Как жаль, что миссис Хадсон уже, наверное, ушла в церковь.

Холмс ошибся; минут через пять миссис Хадсон зашла к нам, чтобы показать своё новое голубое платье. Холмс сделал ей комплимент, сказав, что она выглядит в нём как герцогиня, а потом спросил:

— Вы помните того иностранца, который спрашивал меня вчера, миссис Хадсон?

Постоянное общение со знаменитым сыщиком развило в почтенной женщине определённые детективные способности; после небольшого раздумья миссис Хадсон выдала нам описание незнакомца.

— Плотный мужчина с красным лицом. Видимо, часто бывает на свежем воздухе. Одет с иголочки, через руку перекинута трость с золотым набалдашником.

— Он настоящий джентльмен? — полюбопытствовал я.

— Конечно нет, — ответила она тотчас же. — Скорее зажиточный крестьянин или разбогатевший торговец из провинции.

— Деревенский лавочник? — предположил я.

— Нет-нет, — покачала она головой. — Он слишком хорошо одет для деревенского лавочника. Но он и не столичный торговец, потому что у него грубоватые манеры и он носит соломенную шляпу.

— Была у него золотая цепочка? — спросил Холмс.

— Да-да, — кивнула она. И, закусив нижнюю губу, задумалась. — Я не слышала, как он подъехал к дому. Когда он ушёл, я посмотрела в окно, но его уже не было видно.

Холмс горячо поблагодарил миссис Хадсон, и она, шурша платьем, выплыла из комнаты.

— Миссис Хадсон приняла его за иностранца, — тихо проговорил Холмс, сидя в своём неудобном кресле, — потому что у него валлийский выговор.

Я кивнул. Вчерашний иностранец был как две капли воды похож на франта, за которым следил Рэбби.

— Что-то здесь не чисто, во всём этом есть нечто зловещее, — продолжал Холмс. — Видимо, дело не только в убийствах и красивой дочери фермера. Если этот деревенский дьявол столь богат и влиятелен, то зачем ему потребовалось посылать кого-то в Лондон, чтобы следить за двумя валлийцами, которые пожелали встретиться со мной? Над этим делом стоит поломать голову, Портер.

Он достал коробку с табаком и стал набивать трубку. Я знал, что Шерлок Холмс погрузится теперь в глубокие размышления: сопоставляя и комбинируя факты, меняя точки зрения, он будет думать над этой валлийской загадкой до тех пор, пока она не будет решена или ему не станет ясно, что имеющихся фактов недостаточно и надо заняться дополнительным расследованием.

Я отправился к себе, потому что предпочитаю обдумывать свои предположения лёжа и ещё потому, что боялся задохнуться в табачном дыму. Конечно, слухи о знаменитом сыщике дошли и до глухой валлийской деревушки. Кто-то подслушал разговор наших гостей и передал его Эмерику Тромблею или кому-то другому, кто совершил убийства, и тот послал своего агента в Лондон. Очевидно, наши гости не были знакомы ему, и агент смекнул, что проще всего установить слежку за домом Холмса: ведь он не знал, когда валлийцы прибывают в Лондон и, конечно, не мог опознать их в вокзальной сутолоке.

Когда спустя час я вернулся в гостиную, там было сине от табачного дыма, и я приоткрыл окно.

— Что вы обо всём этом думаете, Портер? — спросил Шерлок Холмс.

— Первое, что бросается в глаза в этом деле, сэр, — это, так сказать, несоответствие цели методам её достижения.

— Несоответствие цели методам её достижения? — весело повторил он. — Что вы имеете в виду, Портер?

— Я имею в виду Мелери Хьюс. Для Артура Сандерса или для какого-нибудь местного фермера она, конечно, выгодная партия, но для такого богача, как Эмерик Тромблей, — всего лишь небедная наследница. Зачем ему ради какой-то фермы идти на два убийства?

— Совершенно верно, — кивнул Холмс. — Но у этой медали есть и другая сторона.

— Вы, конечно, имеете в виду влюблённость в красавицу Мелери. Мне трудно представить себе, чтобы похожий на сморчка пожилой мужчина пел серенады под её окном или читал ей лунной ночью любовные стихи.

— Правильно, — кивнул опять Холмс. — Правда, я не подумал ни о серенадах, ни о стихах. Вполне возможно, Портер, что у человека с некрасивой внешностью окажется горячее сердце, но вероятно и другое. Просто старый развратник воспылал страстью к молодой красавице. Но очень трудно поверить, что даже ради удовлетворения своей страсти этот старый развратник способен совершить два убийства. Вы не задумывались над тем, что в этом деле могут быть и другие возможности? Я давно приучил себя находить их и после тщательного рассмотрения либо отвергать, либо принимать к сведению. Вы, Портер, должны делать то же самое. Что вы думаете о франте с валлийским акцентом?

— Он, конечно, знал, что Сандерс и Хьюс придут сюда. Вероятно, он начал слежку ещё вчера.

— Вероятно, — согласился Холмс. — Больше всего меня волнует, видел ли он, как я вернулся вчера вечером. Подождём появления Рэдберта. От него мы узнаем что-нибудь ещё об этом франте.

Я пошёл к себе, чтобы переодеться: ведь Рэбби мог в любую минуту прислать какого-нибудь мальчишку с просьбой о помощи. В скромном костюме мастерового, вышедшего погулять в воскресный день, я не должен был привлекать к себе ничьего внимания.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Если бы мальчишку, который прибежал от Рэбби, вымыть и приодеть, то всякому, кто бросил бы на него взор, он показался бы маменькиным любимчиком — милый курносый носик, длинные кудрявые волосы. К сожалению, у него, как и у Рэбби, не было матери. Он влетел в комнату и, запыхавшись, выпалил:

— Рэбби велел передать: франт остановился в отеле «Три монахини», что на Олдгейт-Хай-стрит, и просил мистера Джонса прийти к нему!

Нам довольно скоро удалось остановить кэб, но кучер не хотел нас сажать до тех пор, пока я не достал из кармана пригоршню монет. Июньский ветерок обвевал наши лица, солнце поднялось уже довольно высоко. В окнах домов, на скамейках палисадников — всюду мы видели людей, уткнувшихся в раскрытые газеты. Пустые улицы, тишина и белые листы газет — вот главные приметы воскресного дня в Лондоне.

Мы очень быстро добрались до места, хотя путь от Бейкер-стрит до отеля был неблизкий. Я попросил кучера остановиться за два квартала до отеля и расплатился с ним, не поскупившись на чаевые. В этом я следовал совету Холмса, который говорил: надо приучать всех, кто нас обслуживает, к тому, что внешний вид клиента бывает обманчив.

Рэбби, прятавшийся в одном из подъездов, увидев нас, вышел навстречу.

— Он сейчас в отеле? — спросил я.

— А то где же, — кивнул Рэбби и стал рассказывать, как следил за франтом.

Проводив наших гостей до отеля «Юстон», тот расплатился с кэбменом и, выждав несколько минут, направился в вестибюль отеля. Там он поговорил с клерком, — очевидно, чтобы установить, те ли это люди, за которыми ему было поручено следить, и затем вышел на улицу. Взяв кэб, он вернулся в отель «Три монахини» и поднялся к себе в номер — отдохнуть после трудов, как предположил Рэбби. Именно тогда он и послал за мной Джорджа.

— Ты не выяснил, кто он такой?

— Никак невозможно, — покачал головой Рэбби. — Швейцар гоняется за мной, как собака за зайцем.

Отель «Три монахини», недавно открывшийся после капитального ремонта, был одним из самых дорогих, и служащие старались оградить своих постояльцев от мелких торговцев, нищих и уличных мальчишек. К сожалению, я не мог пойти и спросить у клерка имя франта, потому что швейцар, бросив взгляд на мою одежду, просто не пропустил бы меня.

Мы устроили небольшое совещание и решили действовать следующим образом: Рэбби, расхаживая взад-вперёд перед входом, станет смотреть, не появится ли франт в вестибюле, а я буду ждать сигнала Рэбби.

Конечно, швейцару очень не нравился болтающийся перед отелем мальчишка, но он почему-то не прогонял его. Спустя полчаса Рэбби подбежал ко мне:

— Он пошёл в ресторан обедать.

Швейцар встретил меня хмурым взглядом, но полкроны, лежавшие у меня на ладони, произвели нужное впечатление: он улыбнулся и пожал мою протянутую руку.

— Сейчас в ресторане обедает один тип, — сказал я. — Мне надо знать, кто он такой и откуда приехал.

Швейцар опять насупился.

— Полкроны отдашь клерку, — добавил я, — а тебе я дам ещё крону.

— Как я его узнаю? — спросил швейцар.

Я махнул рукой на Рэбби:

— Дашь мальчику метлу, и пусть подметает панель перед входом. Он покажет того типа, когда он выйдет из ресторана.

Швейцар сходил за метлой, и Рэбби принялся усердно мести мостовую. Прошло ещё полчаса. Наконец Рэбби кивнул швейцару, и тот двинулся в вестибюль. Почти тотчас же наш франт вышел из отеля и направился вниз по улице, заломив шляпу и помахивая тросточкой. Рэбби, Джордж и ещё один мальчишка незаметно потянулись за ним.

Швейцар вручил мне клочок бумаги, на котором рукой клерка было написано: «Эван Эванс из Кардиффа». Я отдал швейцару две монетки по полкроны, сказал «спасибо» и пошёл вниз по улице.

Дойдя до перекрёстка, где Миддлсекс-стрит пересекалась с Олдгейт-Хай-стрит, мистер Эванс зашагал ко всем известному Еврейскому рынку. «Ну, если к валлийскому языку прибавится ещё и идиш, то я скажу Холмсу, что умываю руки», — подумал я. В этих кварталах жила еврейская беднота, мелкие торговцы и ремесленники. По воскресным дням сюда стекались толпы бедняков всех национальностей, проживающих в Лондоне: китайцы, японцы, индусы, турки… Здесь можно было купить или выменять решительно всё, но главным образом подержанную одежду.

Дабы не потерять нашего франта в людском водовороте, мы рассредоточились таким образом, чтобы один видел его сзади, другой — спереди, третий — слева, четвёртый — справа, подавая друг другу сигналы о его перемещениях. Я просил мальчиков особенно следить за тем, не вступает ли он с кем-либо в контакт и не передаёт ли чего-нибудь при этом.

Эван Эванс остановился у лоточника, продававшего дешёвые женские украшения: потом его заинтересовал цирковой акробат, принимавший самые невероятные позы. Благодарные зрители бросали ему мелкие монеты.

Я видел, как Эвансу преградил дорогу торговец подержанной одеждой и предложил купить капитанскую форму, утверждая при этом, что «она с утонувшего в море капитана». Не проронив ни слова, мистер Эванс обошёл торговца, словно это был попавшийся на дороге пень.

Еврейский рынок славился своими карманниками: говорили, что часы, которые у вас только что стащили, через минуту уже продавались на другом конце рынка. Но рядом с Эвансом я не заметил пока ни одного карманника.

Следующим торговцем, привлёкшим его внимание, был лоточник, который торговал медикаментами. Держа в поднятой руке бутылку с какой-то жидкостью янтарного цвета, он кричал, что она снижает давление, помогает восстановить ослабевшее зрение, заживляет раны и ожоги, а также укрепляет расшатанные нервы. Далее мистеру Эвансу попался белозубый негр, предложивший почистить ему обувь, — его наш франт презрительно отстранил от себя тростью и проследовал дальше.

Рэбби несколько раз оборачивался ко мне, и я видел, что на его веснушчатом лице написано недоумение, но мне не казалось странным, что посланец дьявола фланирует среди мелких торговцев и нищих. Разумеется, ему нужно было с кем-то встретиться: ведь недаром же он провёл весь вчерашний день, следя за домом, где жил Холмс.

Рынок кончился, и мистер Эванс повернул в одну из улиц. И тут я с удивлением обнаружил, что его личность интересует не только нас. Прилично одетый светловолосый юноша не старше шестнадцати лет обогнал его и тотчас повернул обратно, когда Эванс пожелал вернуться на рынок. И снова замелькали лица торговцев, предлагавших носки, ботинки, воротнички, замки, будильники, ножи, пилы, стамески, лопаты, шляпы, ленты, скрипки, окарины, цитры, банджо, ноты и старые книги.

Мистер Эванс равнодушно миновал их и помедлил лишь перед рыбной лавкой, где в дверях стоял еврей-приказчик в кожаном фартуке, от подбородка до лодыжек покрытый рыбьей чешуёй, так что он смахивал на какое-то морское чудище.

Мальчики не теряли времени даром и уже лакомились мороженым, купив его у итальянца, который торговал с ручной тележки. Мальчики воспринимали всё как игру: следя за Эвансом, они успевали с восхищением поглядывать на шарманщика с обезьянкой или, раскрыв рот, слушали уличного скрипача…

Вдруг Эванс сделал резкий разворот и скрылся в толпе, собравшейся вокруг граммофона, игравшего оперные арии. Я видел, как Рэбби бросился вслед за ним буквально через одну-две секунды.

Эванс вынырнул из толпы и ленивой походкой направился прочь от рынка. Рэбби понуро плёлся за ним, и я тут же понял, почему у мальчика изменилось настроение, — вместо трости в руках у франта был зонтик. Интересно, что светловолосый юноша не последовал за ним и вообще исчез.

Разыскивать человека, которому Эванс отдал трость, было всё равно что искать иголку в стоге сена, поэтому нам оставалось только сопровождать нашего подопечного. А он повернул на юг, к Темзе и Тауэру. Был уже час, июньское солнце здорово припекало, но мистер Эванс почему-то не завернул ни в одну из пивных, хотя из открытых дверей шёл соблазнительный запах и слышно было, как насосы качают пиво из бочек. Наконец он свернул в узкую улочку и остановился перед пивной, где на вывеске значилось: «Y Llew Du» — и был изображён красный дракон. Открыв дверь, Эванс вошёл в неё.

— Что за странная надпись? — спросил я прохожего.

— По-валлийски это означает «чёрный лев», но почему вместо льва изображён дракон, никому не известно. Если вы не говорите по-валлийски, то не советую заходить в пивную. Тех, кто говорит по-английски, они не обслуживают. Это не только пивная, но ещё и гостиница, в которой останавливаются валлийцы.

Мы, то есть я и мальчики, спрятались в подъезде дома напротив и стали следить за входом в пивную. Юноша-блондин появился на улице через несколько минут. Он остановился, и я смог рассмотреть его гораздо лучше, чем в толпе на рынке. Он был выше среднего роста, красив и строен. Волосы, выбивающиеся из-под головного убора, казались почти белыми. Одет он был весьма непритязательно, только ботинки были новые и дорогие.

Послышались шаги, и к юноше присоединился плотный, коренастый мужчина с рыжими волосами и окладистой бородой. Они о чём-то поговорили и вошли в пивную.

Я спросил Рэбби, не видел ли он мужчину и юношу раньше. Тот покачал головой. Оставив Рэбби, я прошёл в другой конец улочки. В пивной, где на вывеске был изображён святой Георгий, поражающий копьём дракона, я смог утолить голод и жажду — ведь прошло уже шесть часов после завтрака, — и пора было уже подумать над тем, что же делать дальше.

Вернувшись к Рэбби, я попросил Дика, высокого нескладного мальчишку, отнести записку одному моему знакомому, который говорил по-валлийски. Фред Джонс — стало быть, мой однофамилец — работал приказчиком в мануфактурной лавке и был заподозрен хозяином в краже. Я попросил Холмса разобраться, в чём там дело, и тот быстро установил, что кража — дело рук зятя хозяина. После этого Фред стал смотреть на меня снизу вверх: ведь я работал вместе с великим сыщиком. Я был уверен, что он с удовольствием исполнит роль переводчика при моей особе.

За те полчаса, что я ждал его, произошло лишь одно событие: мистер Эванс вышел из пивной и зашагал вниз по улице, к Темзе. Трость с золотым набалдашником опять оказалась при нём, перекинутая через левую руку. Я попросил Рэбби и Джорджа сопровождать его.

Я отпустил Дика, дав ему полкроны, и предупредил, чтобы он завтра утром явился к Рэбби: быть может, он опять понадобится.

Как я и ожидал, Фред с радостью согласился помочь мне и тут же дал мне первый урок валлийского языка, сказав, что пиво будет «cwrw» и что, отхлебнув из кружки, следует произнести: «Cwrw da», то есть «хорошее пиво». Мы перешли улицу и открыли дверь пивной под названием «Y Llew Du».

Внутри пивной было чисто и довольно уютно, так что она походила на недорогой ресторан. Мы выбрали свободный столик в углу, чтобы можно было видеть всех, кто входит и выходит, и Фред отправился за пивом. Светловолосый юноша и рыжий коренастый мужчина сидели в другом углу и доедали жареную утку. Юноша ел с большим аппетитом, как и его спутник.

Мы пили пиво, и Фред время от времени переводил мне разговоры посетителей: это была обычная болтовня, и мне начинало казаться, что я вернусь к Холмсу с пустыми руками.

Вдруг Фред наклонился ко мне и тихо сказал:

— Собрание начнётся через час.

— Какое собрание? — спросил я.

Фред недоуменно покачал головой. Я не спускал глаз с юноши. Он и его спутник разговаривали, но так тихо, что слов расслышать я не мог.

Наконец хозяин открыл дверь слева от стойки, и я увидел ступеньки ведущей вверх лестницы. Несколько посетителей встали с кресел и двинулись к двери. Вручив хозяину какой-то клочок бумаги, они поднимались по лестнице.

— Спроси хозяина, что за собрание, — попросил я Фреда.

В пивную входили небольшие группы людей, среди которых попадались и женщины. Я вёл точный счёт всем входившим в дверь.

— Хозяин сказал мне, — сообщил вернувшийся Фред, — что вход на собрание строго по приглашениям, которые распределялись специальным комитетом.

— Приглашения — это те клочки бумаги, которые вручают хозяину?

— Да, — кивнул Фред. — На них нарисован большой ноль, в середине которого что-то мелко написано. Нельзя разобрать что.

Хозяин то и дело поглядывал на висевшие над входом часы, потом повернул голову и посмотрел в тот угол, где сидели рыжий мужчина и юноша. Те поднялись из-за стола и прошли к двери на лестницу. Хозяин запер её за ними. Правда, ему ещё три раза пришлось отпирать её для опоздавших. Я подсчитал, что в собрании приняло участие тридцать два человека, включая мужчину и юношу.

— Что теперь будем делать? — спросил Фред, явно взволнованный некоторой таинственностью происходящего.

— Будем ждать конца собрания. Потом пойдём следом за блондинистым юношей, — ответил я.

Ждать пришлось целых два часа. Но они пролетели незаметно, потому что пиво было на редкость хорошее и, кроме того, нас развлекал мелодичными валлийскими песнями аккомпанировавший себе на арфе певец, у которого оказался приятный тенорок. Фред попытался было переводить мне, о чём он пел, но, заметив косые взгляды сидевших рядом посетителей, умолк.

Наконец дверь на лестницу открылась, и из неё стали выходить люди, громко переговариваясь и не обращая внимания на певца. Возмущённые любители песен потребовали, чтобы они заткнулись. Несколько участников собрания остались и, заказав пиво, стали слушать певца.

— Они говорили про какого-то Роберта Оуэна, — прошептал мне на ухо Фред.

— Я где-то слышал это имя, — усмехнулся я.

— И я тоже, — улыбнулся Фред.

Проводив последних участников собрания, хозяин снова запер дверь на ключ.

— На собрании было тридцать два человека, а ушло с него только двадцать шесть, — подытожил я.

— Наверно, есть второй выход, — предположил Фред.

— Может, так, а может, они ещё там. Давай подождём, — сказал я.

Мы просидели ещё час, потом я расплатился, и мы вышли на узкую улочку, которая привела нас на Олдгейт-Хай-стрит. Здесь я взял кэб, подвёз Фреда до дома и вернулся на Бейкер-стрит.

В гостиной на столе лежала написанная рукой Шерлока Холмса записка: «Почитайте Борроу». Самого Холмса дома не было. Я нашёл в книжном шкафу три толстых тома, на корешках которых значилось: Джордж Борроу «В дебрях Уэльса». Я уже собрался закрыть дверцу шкафа, как вдруг заметил надпись: «Новый взгляд на общество» — и имя, которое уже слышал сегодня, — Роберт Оуэн. Решив, что пока с меня достаточно Борроу, я поднялся к себе и, лёжа на диване, стал листать первый том.

Моё чтение было прервано приходом Рэбби и Джорджа. Я попросил служанку принести холодный ужин, и мы подкрепились тем, что нам послала миссис Хадсон. Мальчики уплетали всё за обе щёки и попутно рассказывали, что делал мистер Эванс после того, как покинул пивную «Чёрный лев».

Добравшись до Тауэра, он обошёл его кругом и, пройдя через мост, сел на пароходик до Гринвича. Мальчишки прибежали как раз в тот момент, когда матрос собирался убирать сходни. Мистер Эванс вёл себя как заправский турист: осмотрел Морской музей, знаменитую больницу и, наконец, взобрался на холм, чтобы полюбоваться королевской обсерваторией. Затем он обильно поужинал в ресторане на берегу и, так же пароходом, вернулся в Лондон. Сойдя на берег, он взял кэб, который и доставил его в отель «Три монахини».

Я проводил мальчишек до двери, строго приказав им начать слежку за Эвансом с самого раннего утра. После этого я снова прилёг на диван и ещё часа два читал книгу Борроу.

Потом я постелил себе постель и быстро заснул. Холмс всё ещё не вернулся.

ГЛАВА ЧЕТВЁРТАЯ

Джордж Генри Борроу был англичанином, который отличался страстью к путешествиям, способностью к языкам и даром подмечать всё странное и необычное. Научившись валлийскому языку ещё подростком, он несколько раз пересёк Уэльс с юга на север и с востока на запад, собирая старинные песни и сказания. Первую свою книгу он опубликовал в 1854 году, после первых путешествий по Уэльсу. Она привлекла некоторое внимание публики благодаря описаниям романтических красот природы Уэльса.

Книга «В дебрях Уэльса» являлась его итоговым произведением и сначала не имела успеха. Но спустя много лет после смерти автора она была переиздана и нашла массу почитателей.

Листая трёхтомник, я обнаружил на полях многочисленные пометки Холмса и, конечно, прочёл в первую очередь то, что его заинтересовало: о так называемом бунте ребекк, о деятельности валлийского Робин Гуда по имени Твим Сион Катти и о подвигах рыжего бандита, похищавшего детей на Чёртовом мосту.

Я как раз читал книгу за завтраком, когда в комнату вошёл Холмс и сел за стол. Я рассказал ему, как Эван Эванс обменял трость на зонтик, о следившем за ним юноше, о собрании в «Чёрном льве» и, наконец, о том, что мне не удалось проследить, куда делся юноша после собрания. В заключение я заметил, что каждое из этих событий ставит новые вопросы, на которые у нас нет ответа.

— Совершенно верно, — согласился Шерлок Холмс, и в его глазах промелькнула озорная искорка. — Всё-таки одно из событий осталось вами незамеченным, Портер. Ведь рыжий коренастый мужчина, который вошёл в пивную вместе с юношей, следил за вами с того момента, как вы оказались на рынке.

— Откуда вам это известно? — удивился я.

— Потому что я, в свою очередь, следил за ними. Он и юноша начали своё наблюдение за входом в отель ещё тогда, когда вы довольно неуклюже разыграли спектакль с Рэдбертом в главной роли. Я, правда, не знаю, сообразили ли они, что вы тоже следите за мистером Эвансом. Кроме того, я исправил вашу ошибку, Портер, и дождался момента, когда они вышли из «Чёрного льва», — сказал Холмс и улыбнулся как ребёнок, получивший новую игрушку. — Они находились в «Чёрном льве» ещё три часа после собрания, а затем поехали в пригород Лондона Сазек, где остановились у валлийца Гриффитса, который владеет молочной фермой. Оттуда я отправился в отель «Юстон», чтобы переговорить с Сандерсом и Хьюсом.

— Вы, вероятно, нарушили их первый сон?

— Да, они встретили меня довольно нелюбезно, но потом подскочили в креслах, когда узнали, что Эмерик Тромблей поручил следить за ними.

— Они знают, кто такой Эван Эванс?

Шерлок Холмс от души расхохотался:

— Это имя я услышал от вас несколько минут назад, Портер. Хотя я не говорю по-валлийски и ни разу не был в Уэльсе, я знаю достаточно, чтобы не попадать впросак. Это так же привычно для уха валлийца, как «Джон Смит» для англичанина. Я хотел выяснить, во-первых, кто знал об их поездке в Лондон. Как я и думал, об этом знал весь Ньютаун и окрестности. Во-вторых, кому было известно, что они собираются посетить Шерлока Холмса. Сначала они утверждали, будто никому, но потом признались, что просили члена парламента от округа Монтгомеришир полковника Эдварда Прайс-Джонса оказать им содействие в привлечении Шерлока Холмса к расследованию внезапной смерти Элинор Тромблей и убийства Глина Хьюса. Видимо, одного упоминания моего имени было достаточно, чтобы преступник принял меры предосторожности.

Холмс встал из-за стола и принялся набивать трубку. Раскурив её, он спросил:

— Вы сказали Рэдберту, чтобы он возобновил слежку за Эвансом сегодня утром?

— Да, сэр. Он будет также следить за юношей-блондином. Если увидит его, то последует за ним и пошлёт ко мне Джорджа. Дик и ещё один мальчишка будут приглядывать за Эвансом.

— Рэдберту не нужно следить за юношей, — веско сказал Холмс. — Он и рыжий мужчина подстраховывали операцию «Трость — зонтик». Эванс пришёл в пивную, чтобы получить свою трость обратно. Он выполняет роль почтальона: доставив какие-то бумаги в Лондон, он повезёт в Уэльс ответ.

Выпустив в потолок клуб дыма, Холмс спросил:

— Вы, кажется, не согласны со мной?

— Не согласен, сэр, — подтвердил я.

— Но почему?

— Потому что это слишком медленный и неэффективный способ связи.

— Верно, — кивнул Холмс. — Но не забывайте, что на то есть свои причины.

— Какие? — поинтересовался я.

— Века репрессий со стороны англичан научили валлийцев не доверять ничему, что исходит от них, в том числе и почте. — Он глубоко задумался, попыхивая трубкой. — Сандерс и Хьюс завтра же уедут из Лондона. Я настоял на этом. Их визит ко мне следует сохранить в тайне. Эван Эванс должен сообщить своему хозяину, что Шерлока Холмса нет в Лондоне. Сандерсу надо нанести несколько деловых визитов. Он и Хьюс говорили, что им потребуется ещё день на покупку игрушек внукам, но я убедил их сделать это в лавках недалеко от отеля. Вопрос о вашей поездке в Уэльс решён положительно. По всей вероятности, вы остановитесь у одного молодого поэта. Обо всех деталях договоритесь сегодня в десять часов вечера, когда навестите их в отеле. Приехав в Уэльс, вы должны забыть о своём знакомстве, если только чрезвычайные обстоятельства не вынудят вас обратиться к ним за советом или помощью.

В комнату вошли миссис Хадсон и служанка.

— Я прошу вас, миссис Хадсон, — сказал Холмс, — сообщать всем, кто будет меня спрашивать, что я всё ещё в Шотландии.

— Да, сэр, — кивнула она.

— Пусть служанки также говорят каждому, кто их спросит, что я ещё не вернулся.

— Хорошо, сэр.

— Если опять появится незнакомец, который говорит с иностранным акцентом, скажите ему, что я расследую очень сложное дело в Шотландии и, вероятно, задержусь там дольше, чем рассчитывал.

— Я ему так и скажу, — пообещала миссис Хадсон.

Когда женщины вышли, Холмс сказал:

— Расследование этих двух убийств — дело почти безнадёжное, Портер. Во-первых, никто не позволит нам произвести эксгумацию трупа Элинор Тромблей. Во-вторых, прошёл почти месяц после убийства Глина Хьюса, и наверняка все следы преступления давно стёрты. Я также сомневаюсь, что есть свидетели убийства фермера.

— Но это первое дело, которое после долгого перерыва нам предложили расследовать, — улыбнулся я. — Вы ведь сами сказали перед отъездом в Шотландию: что угодно, только бы не сидеть сложа руки.

— Я надеялся, что подвернётся какое-нибудь дело в Лондоне или в его окрестностях, — ответил Холмс. — А приходится ехать чуть ли не на край света, где и вы и я будем выглядеть иностранцами. По приезде туда, Портер, вам в первую очередь следует переговорить с красивой и богатой наследницей.

Я очень удивился, услышав это, потому что не видел, чем она может помочь нам в расследовании дела.

— Как вы знаете, — продолжал Холмс, — Сандерс и Хьюс весьма озабочены тем, что она может выйти замуж за дьявола в человеческом образе. Это очень странно, ведь те же самые подозрения, что у них, должны были возникнуть и у неё. Есть только две возможности: она всё знает и тем не менее хочет выйти за него замуж или же она, опять же, всё прекрасно зная, не собирается этого делать. И в том и в другом случае нет никакого повода для беспокойства. И вот ещё что. Если эта дама так красива, как они говорят, то у неё должны быть и другие поклонники.

— Даже если она и не так красива, — заметил я, — она владеет теперь одной из самых богатых ферм в Уэльсе.

— Вы прямо на глазах становитесь кладезем житейской мудрости, Портер, — как-то странно посмотрев на меня, сказал Холмс. — Разумеется, она завидная партия для очень и очень многих. И совершенно неясно, почему она должна идти под венец со стариком, убившим её отца и свою жену, когда есть столько красивых молодых людей, за которых она могла бы выйти замуж по любви, как это делают другие богатые наследницы. При беседе с ней вам следует как можно обстоятельнее узнать подробности гибели её отца. Более того, вероятно, вам потребуется её помощь, чтобы осмотреть место, где произошло убийство.

Что же касается смерти Элинор Тромблей, то вам надо найти кого-нибудь, кто был с нею в последние дни её жизни. Возможно, это родственница, служанка или подруга. Сделайте вид, будто вы недавно потеряли мать, и опишите при этом симптомы отравления мышьяком. Всё это очень нелегко, Портер, потому что вы не знаете языка и не сможете свободно вести беседу, но тем большей похвалы вы будете заслуживать, если добьётесь успеха.

— Мне казалось, хорошо бы разыскать сначала человека, которого мы знаем как Эвана Эванса.

— Это потребовало бы слишком много времени. Если Эванса послал Эмерик Тромблей, то ему нетрудно было найти какого-нибудь служащего с отдалённой шахты, рудника или фермы. Не разыскивать же его по всему Уэльсу? Нет, первая ваша задача — ознакомиться с обстановкой и переговорить с красивой и богатой наследницей.

Помолчав несколько секунд, он продолжал:

— В последнее время я замечаю в вас прозаическое отношение к жизни, так что знакомство с валлийским бардом — я настаиваю, чтобы вы называли его именно бардом, — быть может, пробудит в вас более возвышенные чувства. — В глазах Холмса опять запрыгали насмешливые искорки. — Безусловно, гораздо выгоднее спасти какую-нибудь богатую наследницу здесь, в Лондоне, но, как вы справедливо заметили, другого дела у нас пока нет. Тем более что проблема не в одних только убийствах, а в чём-то более серьёзном и зловещем. Сегодня вы весь день проведёте дома, Портер. Вы должны дочитать Борроу.

— А не ознакомиться ли мне с работами Роберта Оуэна? — Я вопросительно посмотрел на Холмса. — Те, кто был на собрании, упоминали о нём.

— Конечно, Роберт Оуэн имеет какое-то отношение к этому делу. Но едва ли прямое, потому что он умер почти пятьдесят лет назад.

— Пусть и не прямое, — упёрся я, — но ведь не случайно же о нём говорили в «Чёрном льве»?

— Знаете ли вы, Портер, что на пропусках, которые люди отдавали хозяину пивной, был изображён не ноль, как вы полагали, а начальная буква фамилии человека, который родился в Ньютауне и там же похоронен, а именно Оуэна? Каким образом Роберт Оуэн связан со всем этим делом — самая большая загадка для меня.

— Кто он такой? — спросил я.

— Это был едва ли не самый замечательный человек прошлого столетия. Он намного опередил своё время. Социализм, профсоюзы, кооперативное движение — всё это его идеи. На принадлежащих ему текстильных фабриках он установил более короткий рабочий день, особенно для детей и женщин, строил дома для рабочих, ввёл обязательное обучение детей и многое другое. У него была масса последователей по всему миру. Но вряд ли Эмерик Тромблей принадлежит к их числу.

Шерлок Холмс замолчал и о чём-то задумался.

— Быть может, это тайное общество, которое распространяет его взгляды? — предположил я.

— Нет, — покачал головой Холмс. — Тайная пропаганда идей Роберта Оуэна так же бессмысленна, как тайная пропаганда законов физики или геометрии.

Весь день и весь вечер я читал Борроу, а также анализировал известные мне обстоятельства нашего нового дела. На мой взгляд, Холмс преувеличивал, находя в нём нечто зловещее и серьёзное. Ничего подобного я не обнаружил. Когда я отправился на встречу с Сандерсом и Хьюсом, Холмс всё ещё отсутствовал.

Я подошёл к отелю «Юстон» со стороны Драммонд-стрит. Потом постоял некоторое время в подъезде одного из домов, но ни Эванса, ни наших маленьких друзей не заметил.

Валлийцы приветствовали меня как родного. Брин Хьюс тотчас подал мне бокал какой-то жидкости янтарно-золотого цвета.

— Медовый напиток, — пояснил он. — Приготовлен из мёда с моих пасек. Это вам не лондонское пойло, в котором ни вкуса, ни крепости.

Я сделал несколько глотков. У напитка был действительно очень приятный вкус. Что касается крепости, то я сразу почувствовал теплоту в желудке.

— У нас пьют до дна, — сказал Хьюс.

Опорожнив бокал, я спросил:

— Как ваши дела?

— С делами покончено, — ответил Сандерс. — Игрушки мы купили в тех магазинах, которые нам указал мистер Холмс. Завтра уезжаем в Уэльс. Если Дафидд Мадрин согласится — это хороший знакомый Глина Хьюса, поэт и большая умница, — то вы поселитесь у него. Для всех вы будете его дальним родственником, скажем кузеном. У вас есть ко мне какие-то вопросы?

Мне хотелось как можно подробнее узнать о местности, где я буду жить. После часовой беседы, во время которой я заносил в блокнот всё, что меня заинтересовало, я нарисовал также приблизительную карту местности вокруг деревушки Пентредервидд. Как объяснил мне Сандерс, «пентре» на валлийском означает «деревня», а «дервидд» — «дубрава». Деревушка находилась в пятнадцати милях к западу от Ньютауна. На своей карте я отметил Тромблей-Холл, поместье Эмерика Тромблея, и ферму Глина Хьюса, которой теперь владела красавица Мелери. Ферма называлась Мейни-Мор, что означало «Большие камни». Поместье и ферма лежали на противоположных берегах озера под названием Ллин-Тью-Мор, то есть «Озера Большого дома».

Мы договорились, что в случае необходимости я буду обращаться к Сандерсу в его контору в Ньютауне или к Хьюсу, которого смогу найти в его мастерской в Пентредервидде. А в случае крайней необходимости приду к ним домой. Я пожал руку Сандерсу.

— Глядите в оба! — сказал, прощаясь со мной, Хьюс. — Помните, дьявол не дремлет! Что мистер Холмс думает об этом деле?

— Он пока собирает факты, чтобы изобличить убийцу, — уклончиво ответил я.

Адвокат одобрительно кивнул. Брин Хьюс проворчал:

— Если вам удастся посадить Эмерика Тромблея на скамью подсудимых, то вы действительно замечательные детективы.

— К сожалению, вы очень поздно к нам обратились, — сказал я. — Наверняка следы преступления уже потеряны. Но если есть хотя бы малейшая возможность их обнаружить, Шерлок Холмс доведёт дело до конца. Я всего лишь его ассистент, помогаю ему собирать информацию.

Я вернулся на Бейкер-стрит уже далеко за полночь. Шерлок Холмс был дома. Он рассказал мне о событиях дня. Рэбби, ушедший два часа назад, и его друзья сопровождали Эванса всё время, пока тот таскался за Сандерсом, который, покончив с делами, отправился затем вместе с Хьюсом в магазины игрушек. Эванс проводил своих подопечных до отеля «Юстон» и зашёл развлечься в Музей мадам Тюссо. Блондинистого юношу Рэбби нигде не видел. Я обсудил с Холмсом кое-какие детали своей будущей деятельности в Уэльсе и лёг спать.

На следующее утро я присоединился к Рэбби, и мы проследовали за мистером Эвансом, который, в свою очередь, сопровождал Сандерса и Хьюса до адвокатской конторы, а затем до ресторана, где они обедали. И он, и мы проводили валлийцев до отеля, а оттуда до вокзала, где они благополучно погрузились в поезд.

Интересно, что Холмс предусмотрел следующий ход Эванса: тот с вокзала поехал прямо на Бейкер-стрит и побеседовал с миссис Хадсон, которая заверила его, будто мистер Холмс ещё более месяца пробудет в Шотландии. С Бейкер-стрит Эванс вернулся в отель «Три монахини» и вскоре с чемоданом в руке вышел на улицу. Взяв кэб, он отправился на вокзал Паддингтон, купил билет до Кардиффа и сел в вагон. Когда поезд тронулся, я и Рэбби вернулись на Бейкер-стрит. Шерлок Холмс щедро оплатил работу своего маленького друга, и Рэбби ушёл, очень довольный собой и Холмсом. Я же лёг на свой диван и стал читать книгу Роберта Оуэна «Новый взгляд на общество».

ГЛАВА ПЯТАЯ

Сандерс и Хьюс уехали во вторник, и в следующие три дня я чуть не помер от скуки. Шерлок Холмс, как обычно, начиная расследование, не посвящал никого в детали своих планов. Зная об этом, я терпеливо ждал, когда он сам заговорит со мной. Мне казалось, что он занимается поиском родственников юноши со светлыми волосами.

Вместе с Фредом Джонсом я ещё раз посетил пивную «Чёрный лев», но ни рыжего мужчины с бородой, ни юноши там не обнаружил. Роберт Оуэн ни разу не был упомянут в разговорах, которые переводил мне Фред.

Мне оставалось только погрузиться в чтение.

Кроме «Нового взгляда на общество», в библиотеке Холмса были ещё две книги Роберта Оуэна: «Наблюдения над действующей системой производства» и «Будущее человеческого рода». Я изучал Борроу и просматривал книги Оуэна с некоторым изумлением.

Одно место особенно обратило на себя моё внимание. «С каждым днём, — писал Оуэн, — я всё более и более убеждаюсь, что характер человека формируется или, лучше сказать, создаётся его предками. От них он получает свои идеи и привычки, которые направляют его и управляют его поведением. Следовательно, человек никогда не мог и не сможет в будущем сам сформировать свой характер».

О том, что внешние меры влияют на личность, мне было известно и без Оуэна. Я в связи с этим подумал, что такой человек, как Эмерик Тромблей, вряд ли с этим согласится. Зачем ему приписывать собственные достижения чьему-то влиянию или списывать на счёт предков ответственность за свои действия?

В пятницу я получил письмо следующего содержания:

Дорогой кузен Джонс!

Я узнал о Вашем существовании и о том, что Вы желаете посетить землю своих предков. Почту за честь, если Вы остановитесь у меня, в моём скромном жилище. Дайте знать, в какой день и гас приедете, и я буду ждать Вас на станции в Ньютауне.

С уважением,

Дафидд Мадрин.

Я отдал письмо Холмсу, и тот, прочитав его, сказал:

— В отличие от других поэтов, он человек грамотный. Грамотность для поэта — всё равно что твёрдая рука для художника.

— Сомневаюсь, чтобы грамотность в простом письме, написанном, заметьте, по-английски, была как-то связана с поэтическим талантом валлийского барда, как вы изволите выражаться.

— Важен не его поэтический дар, — рассердился вдруг Холмс, — а умение точно и кратко выражать свои мысли на английском языке. Если он умеет это делать и на валлийском, вам повезло с переводчиком, Портер.

В тот же день я отправил Мадрину телеграмму, в которой просил его встретить меня в следующий понедельник.

После чтения книги Борроу «В дебрях Уэльса» у меня сложилось впечатление, будто в таких диких местах цивилизация и не ночевала, но телеграмма была принята и отправлена по указанному мною адресу, и это внушало надежду, что всё не так мрачно, как представлялось Борроу сорок лет назад.

В тот же день вечером к нам заглянул на огонёк Рэбби. Он опять облачился в свои лохмотья, которые были больше ему к лицу, чем костюм пай-мальчика. Холмс, как всегда, пытался угадать, где Рэбби побывал. Из его кармана выглядывала мышка.

— Ты был на Хаундздитч, Рэдберт? — Так называлось место за городской стеной, где была большая яма, куда раньше бросали дохлых собак. Теперь там стояли дома и находилось несколько магазинов, где торговали игрушками и бижутерией. — Какая интересная игрушка! Я такую раньше не видел.

— Зато я видел, — вмешался я, — и довольно часто.

Рэбби заразительно и звонко рассмеялся. Действительно, это оказалась настоящая мышь, которая стала ручной благодаря дрессировке. Мы все трое ещё раз дружно посмеялись над ошибкой великого сыщика, и Холмс дал мышке кусочек сыра, который она съела с большим аппетитом.

— Хорошо, что уже поздно, — сказал Холмс, — и миссис Хадсон не зайдёт к нам, а то бы она упала в обморок, увидев мышь. А теперь расскажи-ка нам, Рэдберт, где ты был и что видел.

— Ничего особенного, — ответил мальчик. — Я ведь зашёл к вам, чтобы показать мышку.

Холмс продолжал настаивать — Рэбби только качал головой. Так они препирались несколько минут. Наконец Рэбби сдался:

— Видел на Риджент-стрит продавца газет во фраке.

— Я его знаю, — сказал Холмс. — Ты прав, Рэбби, здесь нет ничего особенного. Просто там рядом много клубов, и кто-то из джентльменов решил позабавиться, нарядив продавца газет в подержанные фрак, цилиндр, жилет и лакированные туфли. Этот человек анархист по своим убеждениям и вместе с газетами раздаёт покупателям переписанные от руки сочинения известных анархистов. Замечательно, что у него мягкий характер, он хороший семьянин и законопослушный гражданин. Я знаю, что он покупает внукам игрушки. Таких, как он, людей довольно много в Лондоне.

— Я знаю одного сапожника, — сказал я, — который пишет стихи. Он тоже переписывает их от руки и всовывает в обувь, перед тем как отдать её клиентам после починки.

— Хорошие стихи? — поинтересовался Холмс.

— Ужасные, — ответил я.

На лице Холмса появилось печальное выражение.

— Я знаю одного аптекаря, — продолжал он, — который считает себя священником. В аптеке у него всюду висят плакаты с цитатами из Библии и Евангелия, к микстурам и таблеткам обязательно прилагаются тексты молитв. У него обширная клиентура. Знаю также торговца рыбой, про которого идёт молва, будто он запрятывает монетки в полкроны в рыбу, которую продаёт.

— Наверное, у него много покупателей, — заметил я.

— Возможно, но не думаю, что это главная его цель. И продавец газет, и аптекарь, и торговец рыбой — чудаки. Большинство, правда, считают их сумасшедшими. Но я так не думаю. Я давно коллекционирую их, потому что эти люди лишний раз подчёркивают невероятность, удивительную странность жизни. Самое изощрённое воображение бессильно придумать такие факты, какие нам поставляет действительность. Мне гораздо приятнее видеть этих чудаков, чем какого-нибудь франта, который обменял на Еврейском рынке трость на зонтик.

На другой день Шерлок Холмс пригласил меня к себе и сообщил всё, что ему удалось узнать о юноше со светлыми волосами.

— Этот юноша — его зовут Олбан Гриффитс — сирота и воспитывался у одной бездетной пары и носит их фамилию. Гриффитс и его жена — валлийцы. Они очень хорошо относились к мальчику, но официально его не усыновили. Известно, что настоящий отец помогал Гриффитсу материально и иногда навещал сына. Совсем недавно юноша уезжал куда-то на несколько недель. Сейчас он опять исчез, а вместе с ним и его спутник с рыжей бородой. Это всё, что мне удалось узнать. Гриффитсы живут очень замкнуто, практически не общаясь со своими английскими соседями. Вам ещё предстоит убедиться, Портер, как скрытны и недоверчивы валлийцы по отношению к чужакам.

Счастливый случай и, конечно, Рэдберт помогли нам установить, что за нашими валлийскими гостями ведётся слежка. Далее, уже своими силами мы выяснили, что Эван Эванс передал свою трость какому-то человеку в толпе, слушавшей граммофон. Вероятно, Эванс узнал его по какой-то примете или они обменялись паролем. В пивной «Чёрный лев» ему вернули трость, в которой находилось какое-то новое послание. Итак, перед нами две загадки: кто послал Эванса сюда и каково содержание посланий, которые он доставляет. Дело будущего — найти решение этих загадок. Скажите, Портер, какое впечатление осталось у вас от чтения книг? Поможет ли оно вам в работе?

— Вероятно, знакомство с действительным положением дел гораздо важнее. У Борроу я обнаружил одну загадку, которую собираюсь разгадать. В тысяча восемьсот двадцать первом году был повешен по обвинению в краже овец некий Роберт Ньютон, который утверждал, будто он не виновен и на его могиле не будет расти трава до тех пор, пока его не оправдают. Его могила в Монтгомери, а это совсем недалеко от Ньютауна. Я хочу туда съездить и посмотреть.

— Не тратьте зря время и деньги. Там действительно нет ни травинки.

— Значит, он невиновен.

— Прошло слишком много времени, чтобы утверждать это с определённостью. Я думаю, что скорее траву вытоптали туристы, посещающие могилу.

— Шутки в сторону, сэр. Что бы вы мне посоветовали?

— Как вы уже сказали, действительность важнее книг и советов. К сожалению, Борроу во многом исказил действительность, потому что воображал, будто знает валлийский язык. Но посредственное знание языка создаёт непреодолимые трудности при ознакомлении с действительностью. Уж лучше пользоваться услугами переводчика. Помните, что Уэльс для вас — заграница. Дело ведь не в пограничных знаках, а в том, что там люди на всё смотрят не так, как мы с вами, а иначе. Их язык более древний, их литература — одна из древнейших в Европе, их законодательство сильно повлияло на английское. Наконец, английские короли выглядят выскочками в сравнении с королевским домом Уэльса, который был вырезан норманнами. К сожалению, валлийцы не могут простить англичанам, что те явились в их страну как завоеватели. В Уэльсе свято блюдут национальное единство и хранят память о прошлом. Поэтому не стесняйтесь подчёркивать своё валлийское происхождение. Что же касается расследования, то ведите его сообразно чутью и здравому смыслу. Виновен Тромблей или нет — могут доказать только факты, которые ещё надо установить.

Я выехал в понедельник в 9.15 утра с вокзала Паддингтон. Поезд следовал в Уэльс через Бирмингем. Шерлок Холмс и Рэбби пришли на вокзал проводить меня.

Через три часа поезд прибыл в Бирмингем, опоздав на десять минут. Все эти три часа за окном мелькали дома, фабрики, склады — короче, пейзаж был сплошь индустриальный. Зато после Бирмингема, едва мы миновали мост через Северн, картина изменилась: появились холмы мягких очертаний, приютившиеся у подножия невысоких гор. Глядя в окно, я думал о том, что мне предстоит ответственная работа. Она заключается в кропотливом собирании сведений и последующей обработке информации: среди массы фактов надо выделить самые важные, ведущие прямо к делу. Конечно, это черновая работа, но без неё невозможны никакие блестящие умозаключения. Мой предшественник, доктор Уотсон, обычно опускал эти подробности, описывая деятельность своего знаменитого друга, и потому его рассказы о Шерлоке Холмсе кажутся несколько высокопарными и мелодраматичными. В отличие от доктора Уотсона, я самостоятельно проводил предварительное расследование, что, помимо прочего, давало Холмсу возможность сосредоточиться на разработке каких-то других версий и, следовательно, выиграть время.

Поезд сделал остановку в Уэлшпуле, потом в Монтгомери. Следующая остановка была в Ньютауне. В путеводителе говорилось, что там проживает шесть с половиной тысяч жителей, имеются две ткацкие фабрики, раз в неделю работает рынок и раз в месяц проводится ярмарка, на которой торгуют лошадьми.

Путь лежал по долине реки Северн. Увидев две высокие фабричные трубы, я понял, что мы подъезжаем к Ньютауну. Была половина четвёртого.

Я вышел на платформу, держа в руке узелок с вещами. Собираясь в дорогу в Лондоне, я решил, что будет лучше, если я поеду без чемодана. Ко мне подошёл бородатый мужчина и, поздоровавшись, спросил:

— Вы Эдвард Джонс? Я Дафидд Мадрин. Вы не возражаете, если я стану называть вас по-валлийски — Айори?

Он мне сразу понравился. Ему, наверное, не было ещё тридцати, но борода сильно его старила.

— Мне очень приятно, — ответил я, — познакомиться с валлийским бардом.

Мои слова явно покоробили его.

— Я пишу стихи, — сказал он, — значит, могу в какой-то степени считать себя поэтом. Но бардом у нас называют поэта, ставшего победителем на фестивале поэзии.

— Простите, я этого не знал, — пробормотал я. Интересно, было ли известно Холмсу значение этого слова? Конечно да, и он просто разыгрывал меня, как делал это уже не раз. — Вы очень хорошо говорите по-английски, — добавил я, пытаясь загладить свой промах.

— Увы, — вздохнул Мадрин, — видимо, поэтому мои валлийские стихи всего лишь посредственны.

Я промолчал.

Мы вышли из длинного здания вокзала, и я опять обратил внимание на два кирпичных строения, которые видел мельком, подъезжая к городу. Одно было пятиэтажное, другое — семиэтажное. Они стояли рядом, соединённые чем-то вроде крытого перехода на уровне третьего этажа. На другой стороне вокзальной площади виднелась школа, построенная в классическом стиле. Справа от школы — большая церковь.

Мы сели в поджидавшую нас коляску, и Мадрин обратился к усатому кучеру, который с любопытством посматривал на меня:

— Хемфри, познакомься с моим кузеном из Лондона. Его зовут Айорверт Джонс. Сейчас Хемфри доставит нас на своей замечательной коляске в отель «Медведь».

— Для жителя Лондона у вас очень хороший цвет лица, мистер Джонс, — отозвался кучер, после чего хлестнул лошадь, и коляска покатилась.

— Нам с вами надо о многом переговорить, — произнёс Мадрин. — Мистер Сандерс ввёл меня в курс дела, и я постараюсь быть вам полезным. Между прочим, Бентон Тромблей сейчас в Ньютауне.

— Он сын Эмерика Тромблея?

Мадрин кивнул.

— Мне надо обязательно встретиться с ним, — сказал я.

— Он работает вон там. — Мадрин показал рукой на кирпичные здания.

— Чем он там занимается?

— Это фабрики, они принадлежат сэру Прайс-Джонсу. Бентон работает клерком на складе готовой продукции. Полковник, сын сэра Прайса, взял его на работу, потому что он сильно нуждался. Между прочим, бабка полковника была в родстве с Робертом Оуэном.

Сказав это, Мадрин посмотрел на меня так, словно бабка полковника была праправнучкой самого Шекспира.

— Вы не хотели бы осмотреть могилу Оуэна? — спросил вдруг он.

— Да, конечно, — ответил я, не задумываясь, и тем, кажется, очень удивил Мадрина.

— Я это потому предложил, — продолжал Мадрин, словно извиняясь передо мной, — что Бентон всё равно повёл бы вас туда. А так сэкономим время, а заодно и поговорим обо всём.

— Не понимаю, при чём тут Роберт Оуэн? — удивился я.

— Неужели мистер Сандерс ничего не говорил вам о Бентоне?

— Он сказал, что Бентон поссорился с отцом и ушёл от него.

— К сожалению, мистер Сандерс и Брин Хьюс — люди предубеждённые. Вы скоро составите собственное мнение о Бентоне. — Он с минуту помолчал. — Я заказал вам в «Медведе» номер. Вы любите ходить пешком? — Он улыбнулся и посмотрел на меня. — Я имею в виду не прогулки по лондонским улицам, а путешествие по горам и долам, когда за день проходишь миль двадцать-тридцать.

Если он думал удивить меня, то ошибся. Борроу в своей книге уже подготовил меня к тому, что тридцать миль — это среднее расстояние между валлийскими деревнями.

— Думаю, что смогу пройти и чуть больше, — ответил я. — Но сначала надо потренироваться на более коротких расстояниях.

— Конечно. Иногда мы будем путешествовать верхом. — Он посмотрел на мои ноги. — В этих ботиночках вы далеко не уйдёте. Вам надо будет купить что-нибудь погрубее и понадёжнее.

Мы проезжали мимо ухоженных двухэтажных и одноэтажных домов, в большинстве кирпичных и лишь изредка деревянных.

— Я смотрю, в Ньютауне много красивых зданий, — заметил я.

— Ньютаун — валлийский Лидс, — ответил Мадрин. — Хотя сейчас наблюдается спад производства, город славится знаменитой валлийской фланелью. Вы никогда не слышали о ней?

Миновав прекрасное здание магистрата, увенчанное башенкой с часами, мы оказались в центре города. Потом обогнули здание библиотеки и проехали мимо ничем не примечательного дома. На втором этаже его была укреплена доска, на которой большими чёрными буквами было написано:

«В ЭТОМ ДОМЕ РОДИЛСЯ РОБЕРТ ОУЭН, ВЕЛИКИЙ ЧЕЛОВЕКОЛЮБЕЦ».

Мадрин объяснил мне, что здесь отец Оуэна торговал скобяными изделиями и шорной упряжью и что сейчас в этом доме типография. Отель «Медведь» находился рядом. На рекламном щите значилось, что это самый большой и комфортабельный отель в Северном Уэльсе, что каждый номер оборудован ванной, к услугам гостей лужайки для игры в гольф, бильярдные и, наконец, недалеко от города есть много красивых мест для охоты и рыболовства.

Я оставил в номере свой узелок, и мы прошли сначала по центральной улице Брод-стрит, потом свернули на Олд-Чёрч-стрит и попали, наконец, на церковное кладбище, которое отлого спускалось к Северну. Мне нравилось идти по чистым улицам, слушать мелодичный звон на башне магистрата через каждые четверть часа и дышать полной грудью.

— Как видите, — сказал Мадрин, — церковь Святой Марии, на кладбище которой похоронен великий человек, стоит в развалинах, и никто не собирается восстанавливать её, хотя она построена в тринадцатом веке. В городе есть новая церковь Святого Давида, недалеко от вокзала, и потому старая заброшена, а жаль.

Мы прошли к могиле и остановились.

— Оуэн выступал против церковных обрядов и вообще церкви как общественного института, хотя и был по-своему верующим человеком, — проговорил Мадрин. — Он вернулся в город своего детства уже почти девяностолетним стариком и здесь скончался. Хотя церковники и выражали недовольство, его всё-таки похоронили на этом кладбище. Местные кооператоры поставили ограду, которую вы видите; хотели даже воздвигнуть памятник, но церковные власти не разрешили.

На чугунной доске ограды было выгравировано:

«ЗДЕСЬ ПОКОИТСЯ РОБЕРТ ОУЭН, ОСНОВАТЕЛЬ КООПЕРАТИВНОГО ДВИЖЕНИЯ».

Мы обошли могилу и на другой чугунной доске прочли:

«ВЕЛИКАЯ И ВСЕОБЪЕМЛЮЩАЯ ЗАДАЧА ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО РОДА ЗАКЛЮЧАЕТСЯ В СЕРДЕЧНОМ ЕДИНЕНИИ И САМОЗАБВЕННОЙ ПОМОЩИ ДРУГ ДРУГУ».

Слева от доски был бронзовый барельеф, изображавший тесно сплочённую группу рабочих, а вокруг них шла надпись:

«ОДИН ЗА ВСЕХ».

Справа располагался барельеф Оуэна.

От реки веяло прохладой, было очень тихо. «Как странно, — подумал я, — что имя великого гуманиста используется для каких-то тайных собраний».

Мадрин дотронулся до моего плеча.

— Вот и Бентон, — шепнул он.

Я обернулся и увидел, что к нам направляется молодой человек в очках, худой и очень скромно одетый. Он был без шляпы, длинные соломенного цвета волосы падали ему на плечи.

Мадрин горячо пожал ему руку и сказал:

— Познакомьтесь, Бентон, это мой кузен Айори Джонс из Лондона. Он большой почитатель Роберта Оуэна и просил меня показать его могилу.

Бентон Тромблей очень внимательно посмотрел на меня светло-голубыми глазами сквозь толстые стёкла очков и спросил:

— Почему вы им заинтересовались?

— Я познакомился с некоторыми его сочинениями, — скромно отвечал я. — Мне кажется, это один из самых замечательных людей прошлого столетия. Это социальный реформатор, идеи которого будут когда-нибудь реализованы, если образованные люди окажут им всемерную поддержку.

— Удивительно интересно! — воскликнул Бентон. — Я и сам так думаю! — Он повернулся к Мадрину. — Я сегодня читаю лекцию в фабричном клубе. Вы знаете, где он? (Мадрин кивнул.) Приходите оба. Начало в восемь часов вечера. Он достал из кармана два прямоугольных кусочка плотной бумаги и, черкнув на них что-то карандашом, вручил один мне, другой Мадрину.

— Это входные билеты. Предъявите их у входа, и вас пропустят.

Я не отрываясь смотрел на большую букву «О», посередине которой стояли инициалы лектора.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Бентон вдруг почему-то смутился и сказал:

— Хочу вас предупредить — на собрание разрешён вход только приглашённым.

— Я бы, может, и пригласил кого-нибудь, — пошутил я, — но я тут никого не знаю.

Мне хотелось продолжить разговор с ним, и я подумал, что он, наверное, не откажется поужинать.

— Давайте вместе поужинаем, — предложил я. — Сейчас без пяти пять, и я здорово проголодался. Интересно, какова валлийская кухня? Кажется, любимое блюдо здесь жареная баранина. не так ли?

Бентон явно растерялся. Наверное, он подумал, что по законам гостеприимства должен оплатить ужин, как сын богатого человека.

— Договоримся сразу: за всё плачу я, — объявил я решительно, — вы мои гости, и мне будет приятно побеседовать с вами о Ньютауне и Уэльсе. Правда ли. что в Уэльсе есть такие места, где каждая семья имеет свою церковь?

И пока мы шли с кладбища до ресторана, Бентон прочитал нам целую лекцию о том, что валлийцы не приняли реформу церкви, которую проводил Генрих VIII, и остались католиками, что при Кромвеле в Уэльсе появились кальвинисты и пуритане, а в последнее время растёт число методистов и баптистов.

Мадрин предложил поужинать в ресторане отеля «Носорог». Это было трёхэтажное кирпичное здание на Брод-стрит. Мы с Бентоном сели за столик у окна, а Мадрин отправился делать заказ. Вернувшись, он сообщил, что, на наше счастье, в меню есть жареная баранина и что подадут её примерно через полчаса. Официант принёс нам пиво. Начитавшись Борроу, который ругал последними словами местное пиво, я ожидал самого худшего, но оно оказалось весьма высокого качества.

На Брод-стрит по дороге в ресторан я заметил ветхий дом под соломенной крышей. Я спросил Бентона, который, как мне показалось, хорошо знает историю края, не самый ли это старый дом в городе.

— Нет, не самый, — ответил он. — Есть ещё более старый, недалеко от отеля «Медведь». Есть, наконец, дом, в котором заседал парламент Глендоуэра…

— Вы, конечно, имели в виду Оуэна Глендоуэра, — вмешался я, — о котором я прочитал у Борроу, но, насколько я знаю, этот дом находится в…

Я затруднялся назвать это место, потому что не знал правил валлийской фонетики. Мадрин рассмеялся и пришёл мне на помощь.

— …в Макинлете, — подсказал он.

— Смейтесь-смейтесь, — сказал я, — но я всё-таки выучу валлийский и буду говорить на нём без ошибок.

Мы заговорили об Оуэне Глендоуэре. В начале пятнадцатого века, когда английские бароны увязли в войне с Францией, он поднял восстание против англичан и в течение десяти лет успешно отражал все их карательные экспедиции. Над Уэльсом развевался флаг с красным драконом; при дворе Глендоуэра появились послы иностранных держав; он обратился к папе римскому с просьбой об отделении валлийской церкви от английской; при нём дважды собирался парламент и планировалось открытие двух университетов.

Но, как известно, военное счастье переменчиво. Англичанам удалось одержать ряд побед, и с мечтой о независимости Уэльса было навсегда покончено. Открытия университетов пришлось ждать почти пятьсот лет, причём британское правительство не истратило на это ни пенни — деньги на организацию университетского образования собрали сами валлийцы. Имя Оуэна Глендоуэра стало таким же легендарным, как и имя другого героя валлийских сказаний, короля Артура. Про короля Артура легенда говорит, будто он спит под землёй вместе с рыцарями Круглого стола; что же касается Оуэна Глендоуэра, утверждают, будто он скрылся в дальней горной пещере и выйдет оттуда, когда Уэльсу будет угрожать смертельная опасность.

— Мне кажется, Оуэн Глендоуэр не бывал в этих местах, — заметил я и почему-то пожалел, что это так.

— Вы ошибаетесь, — возразил Мадрин, — его двор находился в Сикарте, всего в двадцати пяти милях к северу. Вам каждый покажет холм, на котором стоял его дворец. Именно оттуда валлийское войско шло к границе.

— В Уэльсе много мест, где происходили сражения, — нахмурился Бентон. — Замечательно, что два великих валлийца, Оуэн Глендоуэр и Роберт Оуэн, были связаны с Ньютауном.

Официант принёс наконец баранину. Хоть это и не был молодой барашек, но всё равно блюдо мне понравилось. Пиво и горячая еда растопили ледок недоверия между мной и Бентоном, и я уже собирался задать ему вопрос, связанный с расследованием, когда Мадрин опередил меня.

— Почему вы так рано ушли сегодня с работы? — спросил он.

— Полковник предоставил мне отпуск с завтрашнего дня.

— Откуда вам стало известно о Роберте Оуэне? — спросил я.

— Когда я учился в Оксфорде, я подружился с одним шотландцем. Поместье его отца находилось недалеко от Нью-Ланарка, где Оуэн на своих ткацких фабриках начал социальный эксперимент. Мой друг был его последователем, и мне стало стыдно, что я ничего не знал о человеке, который родился и умер в Ньютауне. Я познакомился с книгами Оуэна и с тех пор изучаю его труды и пропагандирую его учение.

— Говорят, что из-за Оуэна вы поссорились с отцом, — вставил Мадрин.

— К сожалению, он упрям и не понимает, что затраты по улучшению условий труда рабочих с лихвой окупятся ростом производительности труда, — ответил Бентон.

— Полковник предоставил отпуск вам без содержания, не так ли? — спросил Мадрин.

— Буду зарабатывать деньги чтением лекций, — не задумываясь ни секунды, ответил Бентон.

— Конечно, о Роберте Оуэне?

— Да, о нём. Лига по изучению и распространению идей Оуэна будет оплачивать мои лекции, а также расходы на поездки. Я начну с Уэльса, потом, вероятно, двинусь в Англию. Но об этом прошу не говорить никому ни слова. Многие богатые люди, так же как мой отец, и слышать не хотят об идеях Роберта Оуэна. С ними надо считаться, ведь они очень влиятельны.

— А как к идеям Оуэна относятся рабочие? — спросил я и тут же пожалел, потому что Бентон стал горячо рассказывать, как рабочие поддерживают идеи Оуэна, а это далеко уводило от цели моих расспросов. — Послушайте, — мне наконец удалось вставить словечко, — вы знакомы с Мелери Хьюс?

— Откуда вы её знаете? — Бентон забыл об Оуэне и удивлённо уставился на меня.

— Она моя дальняя родственница по линии бабушки со стороны матери, — ответил я, подумав про себя: почему бы и нет, если Мадрин стал моим кузеном?

Бентон, конечно, не заметил, что я лгу: ведь он находился среди друзей, которые, как и он, почитали великого человека и которым он безгранично доверял.

— Гибель отца была для неё страшным ударом, — проговорил он. — Но у неё очень сильный характер. Она мужественно перенесла потерю.

— Говорят, вы собирались на ней жениться? — спросил вдруг Мадрин.

— Я? На ней? — Бентон сначала опешил, потом захохотал и, кончив смеяться, сказал: — С чего вы взяли, что я хочу жениться на Мелери? Я ей не пара, я ведь ничего не смыслю в фермерском хозяйстве.

— Я слышал, что вы ухаживали за ней, — настаивал Мадрин.

— Просто я бывал у неё иногда. Дома у нас такая скука. Но и с ней поговорить не о чем. Она всё сводит на стрижку овец, на улучшение питания коров, после чего мне остаётся только умолкнуть.

— Вероятно, и она умолкает, когда вы начинаете говорить о Роберте Оуэне.

Бентон опять весело рассмеялся:

— Что верно, то верно. Мелери умна и красива, но она никогда не пойдёт за меня: ей нужен в мужья фермер, а не выпускник Оксфорда.

— Ходят также слухи, что ваш отец собирается жениться на ней, — продолжал выпытывать у него интересующую меня информацию Мадрин.

Бентон от удивления открыл рот. Мне стало ясно: он об этом ничего не знает.

— Мне трудно в это поверить, — наконец проговорил он, — потому что с ним у неё ещё меньше общего, чем со мной. Отец говорит только об акциях и дивидендах, о месячной выработке шахт и рудников. Если бы вдруг случилось самое невероятное и Мелери стала хозяйкой в Тромблей-Холле, она бы первым делом уволила всех служанок и сама принялась бы доить коров и печь овсяные коржики. Но главное, конечно, не это. Главное то, что Мелери — яростная патриотка Уэльса. Она никогда, ни за какие деньги не выйдет замуж за англичанина!

— Значит, до вас не дошёл ещё один слух, — сказал Мадрин.

— Какой слух?

— Будто ваш отец убил Глина Хьюса — конечно, не сам, а подослал убийц, — потому что Глин был против его ухаживаний за Мелери.

Бентон был так взбешён, что я боялся, как бы он не бросился с кулаками на Мадрина.

— Всякий, кто распространяет этот слух, идиот или подлец! — выкрикнул он в ярости.

— Я его не распространяю, — стал оправдываться Мадрин, — я только говорю то, что слышал.

— Да, у меня сложились довольно напряжённые отношения с отцом, но я никому не позволю клеветать на него. Это глубоко порядочный и безукоризненно честный человек. Спросите о нём тех, кто занимается браконьерством в его поместье! Они вам скажут то же самое. Он ненавидит насилие!

Бентон замолчал, и в этот момент часы на башне магистрата пробили семь.

— Был очень рад с вами познакомиться. — Встав из-за стола, он протянул мне руку. — Спасибо за прекрасный ужин. Я на время прощаюсь с вами. Надо ещё пролистать заметки к лекции. До свидания, Мадрин. Спасибо, что познакомили меня с вашим кузеном.

Когда он ушёл, Мадрин сказал, ухмыльнувшись в бороду:

— Ну, и как, по-вашему, виновен ли он в чём-нибудь?

— Если и виновен, то лишь в крайней наивности. Только наивный, как ребёнок, человек станет убеждать предпринимателя повысить зарплату рабочим и улучшить условия их труда, потому что это обернётся ещё большей выгодой. Но какое-то отношение к интересующим нас событиям он, безусловно, имеет. — Я не мог сказать сейчас Мадрину, что в пивной «Чёрный лев» люди говорили о Роберте Оуэне, выходя с тайного собрания. — Что вам известно о Лиге по изучению и распространению идей Роберта Оуэна?

— Слышал, что прошедшей зимой состоялось собрание, на котором говорили о Роберте Оуэне.

Но о Лиге я ничего не слышал. Надо будет навести справки.

Я оплатил счёт, дав официанту на чай ровно столько, сколько было принято давать в Лондоне, чем, кажется, очень порадовал его. Мы вышли на улицу, и Мадрин предложил спросить о Лиге у владельца «Медведя» мистера Брина.

Это был коренастый, упитанный мужчина лет пятидесяти, с большими пушистыми усами. Здороваясь с нами, он приветливо и немного снисходительно улыбался, как и полагается человеку, у которого хорошо идут дела и который владеет лучшим отелем в городе. Он очень внимательно и, я бы даже сказал, почтительно слушал Мадрина, и я понял, что в Уэльсе поэт — человек уважаемый.

Как сообщил нам мистер Брин, собрание действительно проходило в феврале в отеле «Медведь» и было организовано обществом кооператоров. На нём выступил с докладом известный политический деятель и прекрасный оратор мистер Филип Сноуден. Главной мыслью его доклада было то, что рост кооперативного движения приведёт в конце концов к улучшению условий жизни и труда всех членов общества. Конечно, он говорил и о Роберте Оуэне как основателе кооперативного движения, и об актуальности его идей. Но мистер Брин ничего не слышал о Лиге по изучению и распространению идей Роберта Оуэна.

— Впрочем, — закончил он, — в нашем городе уже имеется литературное общество, филармоническое общество, общество любителей колокольного звона, общество трезвости, общество взаимного обучения, и я не вижу никаких причин, почему бы не организовать общество Оуэна или общество Ллойд-Джорджа.

— Быть может, это просто кружок, где собираются, чтобы провести вместе время и поговорить об Оуэне, — осторожно заметил Мадрин.

Мистер Брин пожал плечами, и на том мы с ним расстались.

По главной улице мы отправились к зданию магистрата, и я смог им вволю полюбоваться. Обогнув его, мы подошли к городской библиотеке, и опять я увидел возле входа доску с надписью:

«ЭТО ЗДАНИЕ ОТРЕМОНТИРОВАНО И ДОСТРОЕНО СОЮЗОМ КООПЕРАТОРОВ В ПАМЯТЬ О РОБЕРТЕ ОУЭНЕ, ОСНОВАТЕЛЕ КООПЕРАТИВНОГО ДВИЖЕНИЯ».

— В Ньютауне чуть не на каждом шагу можно встретить имя Оуэна. Город, очевидно, гордится тем, что здесь родился великий человек.

— Если бы это было так, — с горечью отозвался Мадрин, — то на его могиле стоял бы памятник. Городские власти решили, что этих знаков внимания вполне достаточно. Мне понравилось, как вы быстро нашли общий язык с Бентоном. Вы так построили разговор, что он ни о чём не догадался, хотя вы, в сущности, допрашивали его.

— К сожалению, я не спросил его, как умерла его мать.

— Он бы подпрыгнул до потолка, если бы вы намекнули, что это преднамеренное убийство. Вы сами могли убедиться, как он относится к своему отцу. Я думаю, они в конце концов помирятся. Бентон человек благородный: ему не по душе потогонная система. Однако он твёрдо уверен, что его отец не может быть замешан ни в каких уголовных преступлениях.

Мы зашли в лавочку, и я купил несколько открыток с видами Ньютауна и его окрестностей. Странно, но за эти несколько часов я слышал валлийскую речь всего два-три раза. Видимо, в Ньютауне предпочитали говорить по-английски.

Пройдя по Хай-стрит, мы оказались на базарной площади, где я обратил внимание на красивые торговые ряды. За ними располагалось здание, в котором останавливался переночевать Карл I, а чуть дальше — дом сэра Джона Прайса, того самого, который был трижды женат и очень хотел воскресить свою третью жену.

Мадрин сообщил мне, что город начал застраиваться в начале девятнадцатого века, когда в Уэльсе появилось много небольших ткацких фабрик. Он показал мне несколько двухэтажных каменных построек, где на первом этаже жили рабочие, а на втором стояли ткацкие станки. Люди жили в этих домах скученно, так как предпринимателям было выгодно брать на работу ткачей с большими семьями. Они проявляли гораздо большую сговорчивость в отношении зарплаты, чем малосемейные или одиночки. Продукты питания рабочие покупали в лавках предпринимателей в долг, так что оказывались в кабале у хозяев. В домах не было никаких удобств. Туалеты находились на улице, по одному на несколько домов.

В ткацком деле наступил кризис, когда в Англии появились новые, более производительные ткацкие станки, и сейчас в Ньютауне много безработных.

Было уже без четверти восемь, и мы поспешили в клуб на лекцию Бентона. Фабричный клуб располагался на втором этаже кирпичного здания. Предъявив пригласительные билеты, мы вошли в полутёмный зал с низким потолком, освещённый двумя керосиновыми лампами. Перед двумя десятками рядов кресел стояли простой деревянный стол и два стула. Мы заняли места в середине зала.

Люди всё подходили и подходили, и к восьми часам зал заполнился до отказа. В основном это были рабочие или, скорее, безработные, очень плохо одетые, с измождёнными лицами. Наконец у стола появились Бентон Тромблей и сопровождавший его пожилой бородатый мужчина. Он достал из кармана часы, взглянул на них и щёлкнул крышкой. Затем представил собравшимся Бентона, и тот начал лекцию.

Я ещё раз оглядел зал — ни одного свободного места. А в двух рядах от нас я обнаружил светловолосого юношу, которого видел в Лондоне на Еврейском рынке и потом в пивной «Чёрный лев». На нём был тот же самый костюм. Рядом с юношей сидел его постоянный спутник — плотный тёмно-рыжий мужчина с бородой, которого я тоже видел в Лондоне.

Я решил, что об этой новости надо непременно написать Шерлоку Холмсу.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Я толкнул локтем Мадрина и прошептал ему на ухо:

— Посмотрите назад и скажите мне, не встречались ли вам те двое раньше — рыжий мужчина с бородой и юноша со светлыми волосами?

Мадрин обернулся и. найдя глазами юношу и мужчину, ответил:

— Нет, я их вижу впервые. Если хотите, я потом попробую выяснить, кто они такие.

Лекция оказалась очень интересной. Из неё я узнал много нового о Роберте Оуэне. Он был одним из тех, кого называют вундеркиндами. Поступив в школу шести лет, он уже через год заменял учителя в младших классах. В девять лет он окончил школу и стал работать в галантерейной лавке. Когда ему исполнилось десять, он переехал в Лондон к старшему брату и устроился учеником приказчика в мануфактурную лавку. К восемнадцати годам он уже был компаньоном на фабрике в Манчестере, которая производила ткацкие станки. В двадцать лет стал совладельцем предприятия, на котором работало пятьсот человек. В 1799 году, когда ему было двадцать девять лет, Оуэн купил большую ткацкую фабрику в Нью-Ланарке в Шотландии у бизнесмена, на дочери которого женился.

В начале девятнадцатого века условия труда и жизни рабочих были ужасны. Они трудились по четырнадцать, а то и больше часов в день в полутьме и духоте. За свой тяжёлый труд рабочие получали мизерную плату. На фабриках широко применялся труд детей и женщин. Хозяева брали на фабрики детей из работных домов, превращая их в своего рода рабов. Некоторые из них были не старше пяти лет, но их рабочий день длился столько же, сколько и у взрослых. Их жестоко наказывали, многие из них умирали от плохого питания и непосильного труда или погибали от несчастных случаев, потому что о технике безопасности не было и речи. Между прочим, хозяев фабрик обязывали дать им начальное образование, поэтому детей после изнурительного рабочего дня загоняли в классы. Здесь их также жестоко наказывали. Рабочие жили в бараках, где процветали разврат и пьянство.

Роберт Оуэн, видя всё это, понял, что необходимо изменить это положение, ибо вопиющее неравенство между членами общества могло привести, по его мнению, общество к гибели. На своём предприятии в Нью-Ланарке он улучшил бытовые условия рабочих, замостил улицы, открыл лавки, в которых продукты питания и первой необходимости продавались чуть выше себестоимости. Он ввёл также ограничения на продажу спиртных напитков. Он попытался ввести двенадцатичасовой рабочий день, но владельцы других предприятий потребовали отменить это. Интересно, что Оуэн всё-таки добился своего. Он постановил, чтобы на работу принимались дети не моложе десяти лет и чтобы их рабочий день был короче, чем у взрослых.

Он обратился в парламент с просьбой принять закон об улучшении условий труда рабочих. Парламент принял некоторые поправки к существующему законодательству, но большинство предпринимателей не считались с ними. Тогда Роберт Оуэн потребовал учредить специальный парламентский комитет по наблюдению за выполнением законов об условиях труда рабочих. И здесь ничего не было сделано.

Чтобы сдвинуть дело с мёртвой точки, он предложил организовывать рабочие объединения, то есть то, что мы теперь называем профсоюзами. Правительство и предприниматели встретили эту идею в штыки и начали систематическую борьбу с профсоюзами.

Но особенно интересными были идеи Оуэна относительно воспитания и обучения детей. Он предлагал принимать в школу детей с двух лет, причём не пичкать их знаниями, а прививать им культуру, развивать их умственные способности. Между прочим, он считал музыку и танцы обязательными предметами. Он писал, что «хорошо устроено лишь государство с прекрасной системой образования». Оуэн утверждал, что труд — источник всякого богатства, и предложил именно труд, а не золото считать мерилом стоимости товаров. По его мнению, конкуренция между человеком и машиной должна быть решена в пользу человека.

Я видел, что лекция захватила рабочих: ведь всё то, о чём говорил Бентон, было их жизнью.

— Всем нам необходимо изучать труды Роберта Оуэна, — сказал он в заключение, — чтобы на деле осуществить предложенные им идеи. В своей следующей лекции я расскажу о том, каким Роберт Оуэн представлял себе будущее человечества.

Бентон сел, но тут же должен был встать и поклониться, потому что присутствующие дружно аплодировали. Я хлопал вместе со всеми. Идеи Роберта Оуэна и на меня произвели глубокое впечатление.

Когда аплодисменты наконец стихли, председательствующий объявил, что следующая лекция состоится в ближайшую среду здесь же, в это же время. Он попросил одного молодого человека, сидевшего в первом ряду, раздать желающим пригласительные билеты. Мы с Мадрином взяли билеты, хотя я и не знал, буду ли ещё в среду в Ньютауне. Председатель не обратился к собравшимся с просьбой заплатить лектору кто сколько может, и это очень меня удивило.

После лекции Мадрин вышел вместе с другими слушателями на улицу, а я остался и протиснулся к столу, возле которого столпились рабочие.

— Вы прекрасный оратор, — сказал я Бентону. — От вас я узнал о Роберте Оуэне много нового.

— Надеюсь, вы придёте в среду, — улыбнулся он.

— Если буду в Ньютауне, то приду непременно.

К этому времени зал уже опустел. Блондинистый юноша и тёмно-рыжий мужчина исчезли. Я надеялся, что Мадрин не упустил их.

Простившись с Бентоном, и я спустился по лестнице и оказался на улице. После духоты было приятно вдохнуть свежий воздух. Было очень темно. Город освещался, вероятно, лишь в центре. Подошёл Мадрин и сказал, что не сумел проследить, куда девались юноша и мужчина.

— Зашли в какой-нибудь дом поблизости, — предположил я.

— Легко сказать, — ответил Мадрин, — но трудно проверить.

— Наберёмся терпения, — сказал я.

— И что это даст? — спросил Мадрин.

— Что-нибудь да даст. Во всяком случае, они не могли уйти далеко. Значит, если мы станем смотреть за теми, кто будет выходить из домов, мы их не упустим.

— Вот, значит, в чём состоит ваш дедуктивный метод, — несколько разочарованно заметил Мадрин. — Мистер Сандерс говорил мне, что Шерлок Холмс в таких делах не имеет себе равных.

— Вы спрашивали слушателей? — сказал я.

— Да, но никто не знает, кто такие эти двое.

— Наверное, после лекции некоторые рабочие зашли в какую-нибудь пивную неподалёку, — предположил я.

— Здесь рядом «Зелёная таверна», — ответил Мадрин. — Подождите меня, я зайду туда и спрошу.

Он вернулся примерно через полчаса. Юношу и мужчину заметили многие, но никто ничего о них не знал. Я попросил Мадрина последить за улицей и отправился подкрепиться в кафе близ рынка. Две чашки горячего кофе улучшили моё настроение. Я вернулся к Мадрину, и мы продолжали слежку вместе.

Часы на башне магистрата пробили одиннадцать. По мнению Мадрина, наши подопечные вышли через чёрный ход, но я думал, что они остановились где-то неподалёку и просто вернулись к себе. Им не было никакого смысла скрываться через чёрный ход — ведь они не подозревали о нашем существовании. Я попросил Мадрина предупредить хозяина отеля «Медведь», что мы задержимся.

— Я сказал, что мы отмечаем с друзьями ваш приезд, и хозяин дал мне ключ от входной двери, чтобы мы не беспокоили его, — сказал Мадрин, возвратившись из отеля.

— А я-то думал, в вашем городе, Мадрин, двери не запираются.

— Слишком много безработных, — пояснил Мадрин, — вот и приходится даже сараи держать на запоре.

В час ночи мы решили оставить свой наблюдательный пост и по тёмным и пустым улицам направились восвояси. Шагая рядом с Мадрином, я радовался, что нежданно-негаданно нашёл в его лице способного помощника.

— Послушайте, — вдруг сказал он, — мне сдаётся, что дело тут не только в убийствах.

— И мне тоже, — ответил я, — но где зарыта собака, я не знаю. Интересно, почему вам так кажется?

— Потому что эти убийства бессмысленны. То есть убийство Глина Хьюса совершенно бессмысленно. Но я не уверен, была ли убита Элинор Тромблей, хотя мистер Сандерс и Брин Хьюс утверждают, что да: по их мнению, её убийство и убийство Глина Хьюса — звенья одной цепи. А как вы думаете?

— Слишком мало фактов, чтобы утверждать что-то определённое.

— Элинор Тромблей любили все, кто её знал, — продолжал Мадрин. — У Глина Хьюса тоже не было, насколько я знаю, врагов. Поэтому я и считаю оба убийства бессмысленными.

Перед тем как лечь в постель, я написал письмо Шерлоку Холмсу, кратко обрисовав события дня. Затем написал открытки Рэбби и Фреду Джонсу.

Я спал крепким сном без сновидений и был разбужен странными звуками. Я приподнял занавеску и глянул в окно: на лужайке перед домом стояла корова, чуть дальше паслась лошадь и щипали траву овцы.

— Корова, лошадь и овцы пасутся на лужайке, — сказал я сонно потягивавшемуся Мадрину. — Что это значит?

— Сегодня вторник, — зевнул он. — Рыночный день.

— Как необычно, — удивился я.

— Вовсе нет, — возразил он. — Это традиция, которая существует с тринадцатого века.

— Ну что ж, — вздохнул я, — традиции — упрямая вещь.

Нам едва удалось найти свободный столик. Фермеры, некоторые с жёнами и детьми, торговцы скотом и обыватели, приехавшие что-нибудь купить на рынке, заполнили зал ресторана. Было шумно и весело. Мы уже заканчивали завтракать, когда к нашему столику подошёл широкоплечий, тёмноволосый, довольно приятной наружности мужчина лет сорока.

— Как поживаешь, Дафидд? — улыбнувшись, по-валлийски приветствовал он моего спутника.

Мадрин встал и пожал его протянутую руку.

— Познакомьтесь, это мой кузен Айорверт Джонс, — сказал Мадрин, — или просто Айори. Знакомьтесь, Айори, это Уэйн Веллинг.

Я встал, и мы обменялись с Веллингом рукопожатием.

— Ваш кузен, очевидно, приехал к нам издалека? — спросил Веллинг.

— Из Лондона, — улыбнулся Мадрин.

— То-то он изъясняется по-английски. Один из валлийцев, забывших родной язык? — предположил Веллинг.

— Дело давнее, — пояснил Мадрин, — его дед решил поселиться в Лондоне и женился там на англичанке.

— Как бы там ни было, — добродушно проговорил Веллинг, потирая руки, — важно, что вы вернулись! Лучше вы ничего не могли придумать! Я ведь и сам был ренегатом. Родился в Ливерпуле, потом ездил с родителями по Англии, учился в Ньюкасле и к тому времени начисто забыл валлийский. И всё-таки нашёл в себе силы вернуться и вспомнить родной язык. Возвращение на родину — прекрасная вещь! У вас блестящие перспективы, мистер Джонс, потому что мистер Тромблей высоко ценит тех, кто получил образование в Англии, однако он требует, чтобы они знали также валлийский. Поэтому не тратьте времени даром, начинайте учить родной язык. Зачем приехали в Ньютаун, Дафидд? — повернулся он к Мадрину.

— Я должен был встретить Айори. А вы тут зачем?

— Надо купить овец. Мистер Тромблей приобрёл новую ферму близ Рида, в местечке Плас-Моррис. Знаете, где это?

Мадрин покачал головой.

— Там был падёж овец, вот почему я здесь. — Он опять обратился ко мне: — Обязательно загляните ко мне, я вас представлю мистеру Тромблею.

— Сделаю это при первой возможности, — заверил его я.

Он кивнул нам и пошёл к выходу, то и дело здороваясь с людьми, которые радостно приветствовали его.

— Кто это? — спросил я Мадрина, когда мы опять сели за стол.

— Он называет себя секретарём Эмерика Тромблея. Кем его считает мистер Тромблей, мне неизвестно. Он выполняет функции управляющего поместьем — это я знаю точно. Эмерик Тромблей очень многим ему обязан.

— Он кажется очень приятным человеком, — сказал я.

— Не только кажется, он такой и есть. После смерти Элинор Тромблей он единственный, кто как-то сглаживает неожиданные и неприятные выходки Эмерика Тромблея. Тот иногда, не объясняя причин, может согнать с места арендатора, уволить слугу. Представляете, в каком положении оказываются люди с большой семьёй? Веллинг обычно находит таким другую ферму или пристраивает служить в другом поместье. Конечно, он не в силах отменить приказы хозяина, но старается найти обходные пути, чтобы смягчить их. При той неприязни, с которой все относятся к мистеру Тромблею, никто не переносит её на Веллинга. Все очень уважают и любят его. Как вам понравилось предложение Веллинга устроиться на работу к мистеру Тромблею?

— Он ведь сказал, что сначала я должен научиться говорить по-валлийски. Думаю, к тому времени расследование будет закончено.

Пока мы пили кофе, я размышлял над непростым вопросом: что означает это странное сочетание — всеми ненавидимый хозяин и всеми любимый управляющий? Может, первый не так уж плох, а второй не так хорош, как это кажется на первый взгляд?

Я заплатил по счёту, и мы вышли из отеля. Город всего за несколько часов совершенно преобразился. Даже на центральной улице Брод-стрит стояли прилавки, с которых продавали одежду, одеяла, кухонную утварь. Всё чаще я слышал вокруг непривычные для себя звуки валлийской речи.

Надо было отправить письмо и открытки, и мы зашагали по Брод-стрит к реке Северну, где возле моста через находилось здание почты. Мы постояли на мосту. Отсюда хорошо просматривалась колокольня церкви Святой Марии, на кладбище которой был похоронен Роберт Оуэн.

Потом мы пошли через весь город на вокзал. Кругом царила рыночная суета: сновало множество мальчишек, которые, очевидно, сбежали из школы, чтобы заработать несколько пенни, выполняя поручения или сторожа животных: за наскоро сколоченными загородками бродили свиньи и овцы.

Мы заглянули в здание рынка. Торговцы за прилавками предлагали купить мясо, дичь, масло и яйца. Мне бросились в глаза женщины, у которых в корзинках лежало всего с десяток яиц или кусок масла. Мадрин объяснил мне, что, отказывая себе во всём, они пытаются таким путём собрать деньги на арендную плату за землю.

В этой суматохе бесполезно было искать юношу-блондина и его спутника. Мы встретили, идя с рынка, приятеля Мадрина, безработного ткача Джона Дэвиса, который жил недалеко от фабричного клуба. Вручив ему пригласительный билет на лекцию об Оуэне, мы попросили его явиться в клуб пораньше и, заняв место в заднем ряду, внимательно смотреть, не появятся ли в зале юноша и рыжий мужчина. Я снабдил его их подробным описанием, заставив Дэвиса для верности повторить приметы. Когда лекция подойдёт к концу, Дэвис должен выйти на улицу и проследить, куда потом пойдут юноша и его спутник. Дэвис обещал выполнить всё в точности. Он был очень рад заработать на этом пять шиллингов — немалую для этих мест сумму.

Полюбовавшись зданием школы, мы отправились на вокзал. Через полчаса пришёл поезд. Мы сели в вагон третьего класса и оставили Ньютаун позади. Высоко в небе, слева от нас, стояло полуденное яркое солнце. Это означало, что мы едем на запад, в те самые дебри Уэльса, о которых писал Борроу, или, выражаясь современным языком, в деревенскую глушь.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Мы сошли с поезда на полустанке. Здесь было всего два дома: маленькое станционное здание и гостиница, чуть побольше. За гостиницей находился крытый соломой сарай, в котором помещалась конюшня. Как объяснил мне Мадрин, своим существованием полустанок, гостиница и конюшня были обязаны владельцу Тромблей-Холла, который поддерживал связь с внешним миром, пользуясь железной дорогой. Приезжавшие к нему гости заходили в гостиницу перекусить. В конюшне стояли лошади, которые доставляли их в поместье.

Мы тоже завернули в гостиницу. Она называлась «Е Llew Coch». Я обратил внимание на то, что первые два слова совпадают с названием лондонской пивной, и Мадрин пояснил, что по-валлийски это означает «Красный лев».

Нам привели из конюшни двух пони — под седлом для меня и без седла для Мадрина, — и мы выехали из ворот гостиницы. Справа и слева от дороги уступами поднимались холмы, которые мне показались настоящими горами. Но Мадрин разочаровал меня, сказав, что в этой части Уэльса гор нет: они находятся на северо-западе Уэльса.

Пони резво бежали по дороге, а я любовался природой. Но вот мы свернули с хорошей дороги — она вела в Тромблей-Холл — на тропинку, и наши животные пошли шагом. На склонах холмов паслись стада овец. Они походили издали на клочки ваты. Над зелёными холмами в ослепительно голубом небе плыли белые облака. Кое-где на холмах я заметил белые и розовые домишки фермеров. Наша тропа проходила рядом не то с ручьём, не то с маленькой речкой.

Мадрин сказал, что не помнит, когда в последний раз ехал в свою деревню на пони: деревенские жители обычно возвращались со станции пешком — пони им были не по карману. Он взял его, желая побыстрее прибыть на место. Когда я попытался заплатить за пони в гостинице, Мадрин объяснил, что всё уже оплачено мистером Сандерсом, который выделил ему некоторую сумму на расходы, связанные с разъездами.

Мадрин называл мне по-английски и по-валлийски цветы и растения, показал спрятавшегося от нас в кустах кролика. Я почувствовал, что мы подъезжаем к деревне, когда всё чаще стали попадаться поля, на которых работали мужчины и женщины. Знакомые Мадрина приветственно махали ему рукой.

Наконец дорога сделала поворот, и мы увидели вдали деревенскую улицу с домами по обеим сторонам. Возле церкви, длинного здания с башней, постройки стояли более тесно. Рядом с церковью находилось здание школы. Много домов было разбросано по склонам холмов.

— Большая деревня, — сказал я. — Интересно, чем тут народ кормится?

— Большинство либо служит в поместье мистера Тромблея, либо арендует у него землю. Есть, конечно, и такие, что работают сами на себя, но их гораздо меньше.

— Что будет, если Тромблей-Холл вдруг исчезнет с лица земли? — пошутил я.

— Пойдём по миру, — невесело улыбнулся Мадрин и добавил: — Если мы сейчас поедем по улице, то мне придётся останавливаться у каждого дома, знакомя вас со всеми. Домой мы доберёмся, когда уже стемнеет. Давайте-ка поедем в обход.

Мы двинулись вверх по узкой тропинке, которая делала большую петлю по склонам холмов, окружавших деревню.

— Запомните эту тропинку, — сказал он. — По ней очень удобно возвращаться домой, если хочешь остаться незамеченным.

Миновав хозяйственные постройки и огород с грядками овощей, мы въехали во двор небольшого каменного дома, покрытого шифером.

Едва Мадрин соскочил с пони, как раздались детские крики, задняя дверь дома распахнулась, и к Мадрину бросилась маленькая, полная, очень хорошенькая молодая женщина и горячо обняла его. Следом за нею из дома выбежали мальчик и две девочки. Поцеловав жену, Мадрин приласкал каждого из детей, по очереди представляя их мне: сначала Дафи, то есть Дафидда, мальчика восьми лет, потом Меган и Гвенду, девочек шести и четырёх лет. Затем я поздоровался с его женой Мервин.

— Что вы собираетесь делать дальше? — спросил меня Мадрин.

— Хорошо бы поговорить с Мелери Хьюс и осмотреть место, где убили её отца.

Мадрин повернулся к жене.

— Дай нам немного хлеба и сыра в дорогу, — сказал он.

Мадрин отдал Дафи мой вещевой мешок и велел положить его в моей комнате.

Мервин вернулась и вручила мужу сумку, которую тот повесил на плечо. Улыбнувшись мне, она предложила:

— Хотите, я принесу вам попить?

— Вы пейте, а я пока напишу записку Мелери, — сказал Мадрин.

Мервин подала мне большую глиняную кружку сыворотки, и я с удовольствием утолил жажду. Потом Мадрин вернулся, посадил на своего пони Дафи, который был на седьмом небе от счастья, что едет вместе со взрослыми, сел позади него, и мы выехали со двора на тропу, огибавшую деревню.

— Вы уж простите, — сказал Мадрин виноватым тоном, — но я решил не ехать на ферму Мелери, а пригласить её туда, где убили Глина Хьюса, на то место, которое называется Ллангелин. Дафи доставит ей записку, а мы с вами поедем туда. Так мы сбережём время.

— Вы это хорошо придумали, — сказал я, — но ведь Дафи придётся идти пешком?

— Пустяки, — рассмеялся Мадрин, — всего какие-нибудь три мили.

Вскоре мы увидели слева от тропинки здание церкви.

— Не хотите взглянуть на могилы Элинор Тромблей и Глина Хьюса? — спросил Мадрин.

— Конечно, хочу, — ответил я.

Мы оставили пони у ворот церковной ограды на попечение Дафи, а сами вошли в церковь, именуемую церковью Святого Петра. Мадрин провёл меня в правый придел, к могилам семьи Тромблей. Я обратил внимание на скромные надгробия первых поколений и всё более пышные и безвкусные — последних представителей этого рода и поделился своими впечатлениями с Мадрином.

— Недалеко от Чёртова моста, — усмехнулся он, — есть поместье, владелец которого заказал известному скульптору памятник на могиле безвременно умершей дочери. Теперь на её могилу ходят, чтобы полюбоваться скульптурой. Тромблей ограничились венками и урнами, видимо пожалев денег на скульптора.

— Конечно, это дешевле, — согласился я, — но тоже производит внушительное впечатление.

На могиле Элинор Тромблей лежала простая мраморная плита с именем и датами рождения и смерти. На обратном пути из церкви я заметил простые деревянные скамьи, очевидно предназначенные для прихожан, и спросил:

— А где сидят члены семьи Тромблей?

— С тех пор как в поместье построили часовню, они здесь больше не бывают.

— А почему церковь носит имя святого Петра?

— Вероятно, это название она получила после норманнского завоевания, когда было запрещено упоминать валлийских святых. Многие считают, что эта церковь носила имя святого Селина не то с шестого, не то с девятого века нашей эры.

Я пожал плечами, потому что никогда не слышал об этом святом.

На могиле Глина Хьюса пока не было мраморной плиты, зато лежало много цветов — жители деревни всё ещё помнили о нём.

Мы опять сели на наших маленьких симпатичных лошадок и, проехав ещё немного по обходной тропе, спустились на дорогу. Снова нас окружили холмы. Наконец слева от дороги показалась долина. Продолженная по ней дорога вела в Тромблей-Холл. Примерно через полмили мы подъехали к другой долине, расположенной справа. Мадрин ссадил сына на землю и велел ему быстрее доставить записку Мелери Хьюс. Мальчик побежал по ответвляющейся от дороги тропинке и скоро скрылся из глаз.

Мы продолжили путь по дороге, которая шла по дну большой продольной долины, и вскоре вынуждены были пересечь речушку, сопровождавшую нас всё время и ставшую очень полноводной после того, как она приняла в себя ручей, бегущий по долине. Мы пересекли эту речку, которая вела к ферме Мелери Хьюс, вброд. Вскоре холмы вплотную подступили к дороге, образовав узкую расщелину. Здесь речка заметно ускоряла свой бег и возмущённо шумела.

От картины, которая открылась нашему взору, когда мы выехали из расщелины, захватывало дух: впереди расстилалось озеро такой синевы, что оно казалось почти фиолетовым. В дальнем от нас конце в озеро водопадом обрушивался другой ручей, тонкой серебряной лентой спускавшийся с высоких холмов.

— Озеро Большого дома, — нарушил молчание Мадрин.

— Вы имеете в виду вон тот большой дом розового цвета? — отозвался я, указывая рукой на здание на другой стороне озера. От дома до берега простиралась широкая зелёная лужайка.

— Нет, это Новый дом, или Тиневидд по-валлийски, а озеро получило название в честь какого-то древнего поселения. От него сохранились лишь развалины. В доме с лужайкой живёт ирландец Кайл Коннор. Между прочим, в наших местах зелёная лужайка означает, что человеку некуда девать деньги. В Тромблей-Холле она в несколько раз больше, и с фонтанами. Этот Кайл Коннор калека. У него в результате несчастного случая парализованы ноги. Он купил ферму и полностью её перестроил. Говорят, что он давно искал тихое красивое место и нашёл его здесь.

— Я его вполне понимаю, — заметил я.

— Между прочим, он каждый день плавает в озере, хотя никто из местных жителей на это не решается. Считается, что в этой воде нельзя купаться. Древние поверья запрещают даже приближаться к озеру.

— Интересно, есть у этого ирландца друзья в вашей деревне? — спросил я.

Кайл Коннор заинтриговал меня, потому что о его прошлом не было ничего известно и потому что он жил недалеко от места убийства. Впрочем, он ведь был калекой и не мог совершить преступление сам.

— Конечно, — ответил Мадрин. — Например, его регулярно навещает наш священник, к нему часто приезжают друзья из Ньютауна и Лланидло. Да и Эмерик Тромблей нередко заглядывает к Коннору на огонёк. Говорят, он произвёл такое сильное впечатление на друзей мистера Тромблея, что они нанесли ему визиты и пригласили к себе. Впрочем, и слуги Коннора, и работники фермы не нахвалятся им — говорят, он очень хороший человек и хозяин.

— Давно он здесь живёт?

— Почти год. С прошлой осени.

Я решил непременно познакомиться с Кайлом Коннором. Мы ехали теперь по левому берегу озера, густо заросшему ольхой и черёмухой, так что к воде нельзя было подступиться. На противоположном берегу я заметил деревянные мостки, к которым была привязана лодка.

Синева озера притягивала к себе взгляд, как магнит. «Странно, — думал я, — почему местные жители так боятся даже приблизиться к нему?»

Тропинка, по которой мы ехали гуськом, стала взбираться вверх — туда, откуда в озеро впадал ручей. Я бы с удовольствием остановился здесь перекусить, но Мадрин всё погонял своего пони. Тропинка стала такой крутой, что я вцепился в седло, боясь свалиться. Я не представлял, как Мадрин может ехать без седла. Наконец мы оказались в небольшой котловине, окружённой крутыми, заваленными обломками скал стенами холмов, расступавшимися только там, где пролегала тропинка. В эту узкую щель был виден голубой осколок озера. Откуда-то слышался шум водопада. А впереди возвышались изъеденные временем, заросшие кустами развалины.

— Приехали, — объявил Мадрин.

Я осмотрелся. Почва в котловине была каменистой. на ней даже копыта пони не оставляли следов.

— Покажите мне место, где нашли тело Глина Хьюса.

— Не могу, — ответил Мадрин. — Для этого я и пригласил сюда Мелери.

— Как называется эта котловина?

— Ллангелин.

— Что это означает?

— Святое место. Возможно, когда-то здесь росло священное дерево или жил святой человек, отшельник. Местная легенда гласит, что некий кельтский святой когда-то построил здесь церковь.

— Когда это было?

— Никто не знает. Предположительно в шестом веке нашей эры.

— Значит, этим развалинам больше тысячи лет?

— Так говорит легенда. Быть может, и больше. Приезжал тут один учёный, он утверждал, будто это всего лишь овечий загон. Когда он сказал об этом местным жителям, они были так возмущены, что ему пришлось сразу уехать.

— Вы с этим не согласны?

— Нет.

— Почему?

— Боги не позволили бы этого. Да никто и не посмел бы держать здесь овец.

Меня удивили не столько его слова, сколько интонация: в его голосе звучала глубокая убеждённость.

— Чем больше вы будете узнавать Уэльс, тем скорее почувствуете, что древние кельтские боги всё ещё не умерли. Взгляните вон на тот камень. — Мадрин показал рукой на камень высотой примерно в шесть футов, вокруг которого густо росли кусты. Форма была несколько странной, словно бы его обточили, но он, на мой взгляд, ничем не отличался от остальных камней.

— Камень как камень, — сказал я.

— А вот ещё, — продолжал Мадрин, — и ещё один…

Он насчитал пять таких камней. Последний был почти скрыт осыпью.

— Камни образуют круг? — догадался я. — Круг друидов?

— Вероятно, друиды тоже были здесь, — согласился Мадрин. — Так же, как и святые отшельники. Это говорит лишь о том, что это древнее святилище. Ему, может быть, пять или шесть тысяч лет.

— Есть что-то таинственное и мрачное в этом месте, — тихо проговорил я.

Пока мы ехали сюда, я всё время слышал блеяние пасущихся на холмах овец, пение птиц. Здесь же царили мёртвая тишина и пронизывающий холод.

— Заходят сюда овцы? — спросил я.

— Никогда.

— Неужели вы верите в древних кельтских богов?

— Конечно. В Уэльсе они постоянно напоминают о себе.

— Вы это серьёзно?

— Вполне. Возьмите хоть, к примеру, гору Сноудон, по-валлийски Эрири, то есть «Высокое место». Но её также называют «Могила великана». Это могильный курган, под которым похоронен великан, сражённый королём Артуром. Вы, наверное, читали об этом?

— Читал.

— Не так давно на гору Сноудон решили проложить узкоколейную железную дорогу, чтобы туристы могли любоваться открывающимися оттуда видами. Сказано — сделано. Но когда первый пробный состав стал спускаться с горы, он сошёл с рельсов и рухнул в пропасть. — Мадрин сделал многозначительную паузу. — Причины катастрофы долго расследовали, но так ничего и не обнаружили.

— Что было потом? — спросил я.

— Ничего. Одного состава оказалось достаточно, чтобы умилостивить древних богов. После этого дорога действовала нормально.

— Но в таком случае человек, совершивший убийство там, где мы сейчас находимся, оскорбил древних богов.

— Да, так, — кивнул Мадрин. — Вот почему я считаю, что мистер Сандерс напрасно беспокоится. Я, конечно, согласился оказать содействие ему и вам, но я знаю, что древние боги не прощают оскорблений и виновный будет в конце концов наказан, даже если люди с помощью своих законов и не сумеют наказать его.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Мы объехали каменные руины и остановились около крошечного пруда, который наполнялся подземными ключами. Привязав лошадей к чахлому деревцу, мы расположились перекусить.

Никогда ещё мне не казались такими аппетитными хлеб домашней выпечки и деревенский сыр.

Мадрин наклонился и, зачерпнув воды, напился из ладони. Я последовал его примеру. Вода была холодная и очень приятная на вкус.

— Местные жители верят, что вода из этого источника святая, — проговорил Мадрин.

— Наверное, они считают её целебной, — высказал я предположение.

— Говорят, она хорошо помогает при глазных и кожных заболеваниях.

— Помолившись святому Селину, они поливают себя водой, и все их болезни проходят?

— Конечно, она помогает тому, кто верит, — сказал Мадрин. — Существует легенда, что, когда святая Уинифред отказала одному своему поклоннику, он отрубил ей голову. В месте, где упала отрубленная голова, из земли пробился ключ. Вода из этого ключа была святая. Это было в Холливен, в Северном Уэльсе.

— С помощью этой воды её, разумеется, оживили?

— Конечно. Святой Бьюно, её родственник, окропил её водой из источника, и она ожила. Она потом постриглась в монахини и стала аббатисой. Она дожила до глубокой старости.

— Удивительно интересно, — заметил я.

«Как жаль, — подумал я, — что поблизости не оказалось святого, который бы окропил водой Глина Хьюса». Мне казалось, что в этом мрачном месте вряд ли поселился бы святой человек, скорее здесь скрывался бы от людей кто-нибудь из тех, кто поклоняется дьяволу.

Послышался топот копыт — это подъехала Мелери Хьюс. Она ловко соскочила с лошади и привязала её к тому же деревцу, где были привязаны и наши пони. Мелери была в мужском костюме и, как я заметил, ехала без седла. Высокая и удивительно красивая, она, наверное, в бальном платье была бы неотразима, но здесь, в этой мрачной котловине, с развевающимися по ветру чёрными волосами, напоминала колдунью.

— Мистер Сандерс и мой дядя, — сказала она после того, как мы познакомились, — просили меня оказать вам помощь в вашем расследовании. Но боюсь, вы прибыли слишком поздно.

Она прекрасно говорила по-английски. Мадрин потом объяснил мне, что отец отправлял её учиться в английскую школу в Шрусбери. Мне сразу же бросилось в глаза, что в Мелери полностью отсутствовали традиционно восхваляемые обществом девичьи качества, такие как скромность, робость, женственная мягкость. Её глаза смотрели на меня по-мужски прямо и изучающе, и я понял, почему Бентон Тромблей не мог бы стать мужем Мелери: он, как всякий наивный романтик, идеализировал женщин и не способен был полюбить такую независимую и решительную девушку.

— Скажите, кто-нибудь знал о том, что ваш отец придёт сюда? — спросил я. — И второй вопрос: что ему здесь было нужно?

— Не знаю, — покачала она головой. — Он никому ничего не сказал. Взял с собой собаку и ушёл. То, что он пошёл с собакой, не имеет особого значения — он всегда брал её с собой.

— Он поехал на лошади?

— Нет. Пошёл пешком.

— Мне кажется, фермеру тут нечего делать, — начал было я и осёкся, потому что был профаном в этом вопросе. — Может быть, он искал потерявшуюся овцу?

— Овцы сюда не заходят. Здесь вообще никого не встретишь, кроме чужаков, которые заглядывают сюда из любопытства, да тех, кто лечится водой из источника.

— Это место находится в пределах вашей фермы?

— Нет, моя ферма находится вон в той долине. — Она показала рукой в сторону, и я обратил внимание, что она особенно подчеркнула слово «моя».

— Получается, что у вашего отца не было никаких причин идти сюда?

— Да, так, — отрывисто ответила она.

— Покажите мне место, где нашли тело.

Оказалось, оно лежало в развалинах, и его нашли только потому, что собака Хьюса привела сюда пастуха. Я заключил из этого, что убийцы, скорее всего, не затащили сюда тело, чтобы спрятать, — всё равно ведь здесь никто не бывает, — а нанесли Хьюсу удар чем-то тяжёлым сзади по голове, когда он пришёл сюда сам. Хьюс упал на землю вниз лицом. Собака тоже получила удар по хребту, — по словам Мелери, она долго потом хромала.

Попросив Мелери и Мадрина отойти в сторону, я начал осмотр места убийства. Согнувшись в три погибели, иногда опускаясь на колени, я двигался по спирали от места, где лежал труп. Разумеется, я ничего не нашёл. Какой-нибудь окурок сигары или огрызок сыра оказались бы сейчас весьма кстати, но вряд ли кто-нибудь из валлийских крестьян мог позволить себе закурить сигару, и, уж конечно, сыр был бы съеден вместе с корочкой. Я обрадовался бы любому свидетельству того, что сюда наведывался хоть какой-то человек — убийца ли или кто другой. Но не было решительно ничего. Я не обнаружил и следов ног — видимо, их смыли дожди.

Когда радиус спирали стал довольно большим, я наткнулся на кустарник и осторожно поднял свисающие до земли ветки. Под ними я увидел на почве отпечаток ботинок. Я передвинулся в сторону и под другим кустом тоже обнаружил следы. Я подозвал Мелери и Мадрина.

— И что это значит? — спросила удивлённая Мелери.

— Значит, здесь убийцы, по-видимому, поджидали вашего отца и затем напали на него сзади.

— Обычные следы от деревянных башмаков, — разочарованно сказал Мадрин. — У нас их носит каждый, носят их и в Англии — в деревнях. Чтобы они служили дольше, к ним прибивают железные подковки.

— О деревянных башмаках я знаю и сам, — сухо заметил я. — Я прошу вас обратить внимание вот на что: одни башмаки имеют круглые носы, а у других носы квадратные.

Мадрин нагнулся и стал внимательно рассматривать следы.

— У меня самого есть деревянные башмаки с круглыми носами. Это очень удобная обувь для холодной и сырой погоды — сверху кожа, снизу дерево. Насчёт квадратных носов надо спросить Айорана Вогана.

— Кто это?

— Сапожник из Пентредервидда.

— Нам необходимо с ним срочно переговорить, — сказал я.

Я замерил размеры следов, потом достал записную книжку и тщательно их зарисовал, стараясь передать все детали подковок и другие особенности. Я обратил внимание, что подковки башмаков с квадратными носами сильно сношены, тогда как у других башмаков они новые. В то время ещё не существовало портативных фотоаппаратов, и детективы делали зарисовки. Когда я поступил на работу к Шерлоку Холмсу, он потребовал, чтобы я брал уроки рисования.

— Что это вам даёт? — насторожилась Мелери Хьюс.

— Возможно, удастся узнать, кто носит такие башмаки. Во всяком случае, наконец в этом деле появились хоть какие-то улики.

— Итак, по-вашему, убийцы были в деревянных башмаках? — воскликнула девушка.

— Об этом говорят следы.

— Потрясающе! Вы только приехали — и вот уже известно, что убийц было двое и они были в деревянных башмаках! Это изумительно! — Её лицо раскраснелось. Она смотрела на меня с нескрываемым восхищением.

— Прошу вас обоих никому не говорить о моём открытии, — предупредил я.

Мы отвязали лошадей и поехали к выходу из котловины. Чувствуя, что отношение Мелери ко мне переменилось, я решился задать ей ещё несколько вопросов.

— Это правда, что вы намеревались выйти замуж за Бентона Тромблея?

Она звонко рассмеялась.

— Бедный Бентон. Сначала он мне казался таким милым, но потом я поняла, что, кроме чтения книг, он больше ни на что не способен. Он же совершенно беспомощный. Мне никогда не приходила в голову мысль стать его женой.

— Может быть, вы предпочли бы стать женой его отца?

Она повернулась и окинула меня презрительным взглядом.

— Запомните раз и навсегда, мистер Джонс, что я не собираюсь выходить замуж — ни сейчас, ни когда-либо впредь.

Она тронула поводья, быстро поскакала вперёд, и мы с Мадрином остались вдвоём.

— Вы произвели на неё впечатление, — заметил Мадрин. — Она родилась на ферме и привыкла уважать мужчин за то, что они что-то умеют делать. Конечно, она не могла влюбиться в Бентона: он проповедует Евангелие от Роберта Оуэна, но не умеет даже запрячь лошадь. Вы — совсем другое дело. Вы приехали из Лондона и сразу обнаружили вещественные улики. Смотрите, как бы Мелери Хьюс не заставила вас забыть не только об уликах, но и обо всём на свете. Она ведь удивительно красива.

— Много лет назад, — улыбнулся я, — друг и помощник Шерлока Холмса влюбился в молодую женщину, связанную с делом, которое они расследовали. После этого он стал другим человеком — так утверждает Шерлок Холмс. У меня прививка против любовной лихорадки, Мадрин, когда речь идёт о клиентках.

Мадрин весело расхохотался.

— Ваш шеф с таким же успехом мог сделать вам прививку против удара молнии. Если она попадёт в вас — значит, так тому и быть.

Я тоже посмеялся вместе с ним. Я знал, что не смог бы жить на ферме с красивой и умной Мелери, как и она, очевидно, не смогла бы жить со мной в Лондоне.

— Между прочим, — вспомнил я, — мистер Сандерс упоминал, что вы тоже были влюблены в Мелери. Любовная лихорадка?

Он опять рассмеялся, но уже не так весело.

— Мы были почти детьми. Но она уже хорошо знала, чего хочет. Мне кажется, она вряд ли годится в жёны человеку, который пишет стихи. А как по-вашему?

— По-моему, тоже, — подумав, согласился я.

Спускаться вниз было гораздо труднее, чем подниматься, и я мысленно поблагодарил Мадрина за то, что он надел на моего пони седло.

После спуска мы ехали несколько минут молча.

— Мне трудно поверить, — произнёс вдруг Мадрин, — что нашёлся человек, способный убить Глина Хьюса. А вы вот утверждаете, что их было даже двое.

— Ничего. Сколько бы их ни было, мы их всё равно найдём, потому что, как сказал один английский бард: «Прочие грехи только говорят, но убийство вопиет».

— Существует валлийская пословица: «Злое дело откроется». И ещё: «Тайна то, что знают лишь двое». Если убийцы ни с кем больше не связаны, то вы вряд ли их найдёте. Но если у них имеются сообщники, то кто-нибудь из них обязательно проговорится.

Мы двигались теперь вдоль берега озера, возвращаясь той же дорогой.

— Наверное, нам следовало бы нанести визит Кайлу Коннору, — обратился ко мне Мадрин. — Но являться без приглашения невежливо.

— Конечно, — согласился я. Сейчас меня интересовало только одно — как бы поскорее найти сапожника Айорана Вогана.

На противоположном берегу озера, там, где была усадьба с зелёной лужайкой перед ней, от деревянных мостков отчалила лодка. Когда она отдалилась от берега, с неё опустили в воду человека.

— Слуги помогают Кайлу Коннору купаться в озере, — пояснил Мадрин. — Он это делает каждый день.

— Вода, наверное, очень холодная? — полюбопытствовал я.

— Наверное. Но Коннору это нипочём.

— Почему бы нам тоже не искупаться? — предложил я.

— Ни один валлиец не войдёт в это озеро, — заявил Мадрин так, словно речь шла о святотатстве.

— Почему? — настаивал я.

— Потому что в водах озера живёт чудовище, похожее на лошадь. Его зовут в народе Водяная лошадь.

— Видимо, Кайл Коннор не очень-то боится вашего чудовища, — заметил я, глядя, как он плавает в озере.

В ответ Мадрин пробормотал что-то по-валлийски.

Мы снова оказались в тесной расщелине, где шумела речушка, и, свернув на дорогу, вскоре добрались до Пентредервидда.

Дом Вогана стоял на краю деревни. Он был, как и почти все дома в деревне, двухэтажным. На первом этаже располагалась мастерская, второй этаж был жилой. Нам пришлось ждать хозяина — он работал в огороде. Я потом узнал, что, независимо от своего главного ремесла, все мужчины здесь умели доить корову, готовить обед и многое другое.

Наконец к нам вышел совершенно лысый пожилой мужчина с начинающими седеть усами, широкоплечий, с сильными мускулистыми руками. Когда мы подъехали к деревне, Мадрин сказал мне, что Воган и Глин Хьюс были приятелями, и посоветовал рассказать ему всё без утайки. Если бы мы попытались что-то разузнать у него, не раскрывая свои карты, то о нашем визите к нему вскоре знала бы вся деревня.

Он изъяснялся по-английски неплохо, только очень медленно. Мадрин представил меня, и мы пожали друг другу руки. Не дожидаясь, когда он задаст вопрос о моих валлийских предках, Мадрин сразу рассказал о нашей поездке на место убийства и о том, что мы там обнаружили.

Воган очень разволновался и долго рассматривал мои рисунки следов от деревянных башмаков. Я думаю, он догадался, какова цель моего приезда в Пентредервидд. Показав рукой на след от круглых носов, он заявил:

— Самые обычные башмаки. Я делаю такие же.

— По моему мнению, они новые. След от подковок очень резкий. На других башмаках подковки, видимо, уже стёрлись. Кто-нибудь покупал у вас деревянные башмаки за последние два месяца?

— Я даже не припомню, скольким людям сделал такие башмаки, — махнул он рукой. — А ведь их делают и в Лланидло…

— …И в Ньютауне, — подхватил Мадрин, — да и вообще по всему Уэльсу.

— А такие вот башмаки, — указал Воган пальцем на след от квадратных носов, — мы делаем редко. Они нужны тем, кто стоит на коленях, когда работает.

— Стоит на коленях?.. — переспросил я.

— Те, кто работает в рудниках, иногда на фабриках. Квадратные башмаки удобнее.

— Значит, человека в таких башмаках можно было бы заметить, например, в Пентредервидде, — предположил я.

— Мало кто смотрит на башмаки, — ответил Воган, — но я бы заметил. Я всегда смотрю, кто во что обут.

— Припомните, пожалуйста, вы никого не видели в таких башмаках примерно месяц назад, когда был убит Глин Хьюс?

— Самое интересное, что видел.

Я с трудом сдерживал рвущуюся из груди радость. Нешуточное дело — в первый же день отыскать улики и, можно сказать, выйти на след преступника.

— Как выглядел человек, у которого были такие башмаки?

Воган почесал в затылке, потом провёл широкой ладонью по лысине.

— У вас-то нарисованы подошвы башмаков, а я, конечно, видел их сверху. А вот лицо этого человека я не рассмотрел. Я смотрю вниз, ведь мне интересно, кто во что обут.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Как я ни бился, он мне больше ничего не смог сообщить. Тут только я понял, что значит стоять на узкопрофессиональной точке зрения.

— Вы могли бы узнать эти башмаки, если бы увидели их снова? — спросил я.

— Само собой, — заверил он. — На кожаном верхе была необычная вышивка. Я бы этих рыбок узнал сразу.

Воган объяснил, что вышивка — это своего рода подпись мастера на изделии. Каждый старается придумать что-нибудь особенное. Конечно, делают башмаки и без вышивки — для работы и обихода, а с вышивкой — это вроде как модельные.

Я просил его последить, не появится ли опять человек в таких башмаках. Если бы сапожник встретил его — не важно где, на улице или в таверне, — он должен был запомнить, как тот выглядит, и выяснить, кто он такой. А Мадрин дал ему понять, что наш разговор надо хранить в секрете.

Я заказал Вогану башмаки, чем страшно его обрадовал. Он снимал мерку с ноги с той же тщательностью, с какой я измерял следы башмаков, и обещал приступить к работе уже сегодня.

Мы выехали на деревенскую улицу, и мне пришлось вытерпеть церемонию знакомства хотя бы с такими важными местными лицами, как булочник, кузнец, столяр, и другими.

— Все они, — объяснил Мадрин, — хорошо владеют английским, потому что, во-первых, выполняют заказы хозяина Тромблей-Холла, а во-вторых, изредка и гостей поместья. Важно и то, что в церковной школе дети обязаны говорить по-английски. Учитель высмеивает тех из них, кто отваживается пользоваться валлийским языком. Кроме этой школы, существует ещё школа-пансионат, которая содержится на средства, вносимые родителями учащихся. Она не зависит от школы при церкви. Но принятый в тысяча девятьсот втором году закон о школах привёл к обострению обстановки.

— Насколько я помню, — подхватил я, — по этому закону все церковно-приходские школы должны были содержаться на средства, получаемые от налогов. Не так ли?

— Так, но этот закон требовал также, чтобы учителя частных школ исповедовали англиканскую веру и чтобы епископат взял на себя контроль над частными школами, — мрачно констатировал Мадрин.

Я ненадолго задумался. Наше дело принимало совершенно новый оборот.

— Очевидно, Эмерик Тромблей, приверженец англиканской церкви, горячо поддержал этот закон?

— Конечно.

— А его слуги и арендаторы?

— Сделали вид, будто согласны с ним. Боятся, что их уволят или сгонят с участка.

— Глин Хьюс, истинный патриот Уэльса, конечно, протестовал против этого закона?

— И очень горячо.

— Значит, между ним и хозяином Тромблей-Холла существовали трения по вопросам школьного образования.

— Они возникали по любым вопросам, потому что Глин Хьюс был богатый фермер и не зависел от Эмерика Тромблея, а тот не мог с ним ничего поделать.

— И Тромблею не оставалось ничего другого, как убрать его. Не так ли? — предположил я.

Мадрин пожал плечами и недовольно поморщился.

— Мне всегда казалось, что Эмерик Тромблей в глубине души очень уважал Глина Хьюса и даже испытывал к нему симпатию.

— Вы помните, Веллинг, его управляющий, сказал, что мне надо обязательно выучить валлийский, если я хочу работать у мистера Тромблея. Получается какая-то неувязка?

— Всё дело в том, что очень многие арендаторы и почти все рабочие рудников и шахт говорят только по-валлийски, так что члены администрации должны владеть этим языком, чтобы их понимали те, кем они управляют и кто обязан выполнять их приказы. Что же касается школ, то мистеру Тромблею очень бы хотелось, чтобы в перспективе каждый житель Уэльса знал английский. Вот почему он поддерживает закон о школах. Смешно, но сам он страшно гордится тем, что немного говорит по-валлийски, и даже хотел дать своему поместью валлийское название. Веллинг отсоветовал ему это делать, потому что боялся протестов среди населения.

Первыми, с кем я познакомился, были булочник Эван Джонс, очень обрадовавшийся тому, что встретил живущего в Лондоне однофамильца, и кузнец Дейвид Беван. Когда мы вошли в кузницу, он бил молотом по раскалённому куску железа, лежавшему на наковальне. Увидев нас, он отложил молот и поздоровался. У этого могучего человека оказались тихий голос и мягкие манеры.

Потом мы завернули к столяру Артуру Причарду. Он, очевидно, только что сделал грабли и держал их перед собой, любуясь своей работой. В мастерской находились два книжных шкафа и два буфета, украшенные резьбой; гроб, поскольку Причард был ещё и деревенским гробовщиком; и, конечно, стулья, табуретки, скамейки, тарелки, ложки и кувшины. Последние были сработаны из смоковницы, древесина которой не трескалась, побывав в воде. В чистом и светлом помещении приятно пахло древесной стружкой.

За столярной мастерской последовала лавка, далее — почта. С владелицей почты, крупной добродушной женщиной, мне предстояло познакомиться в будущем поближе, поскольку я собирался ежедневно отправлять свои отчёты Холмсу. Интересно, подумал я, имеет ли она обыкновение делиться с соседями сведениями относительно адресов, обозначенных на конвертах?

Над заведением, к которому мы потом подъехали и которое, судя по всему, было таверной, красовалась вывеска с надписью на валлийском языке.

— Название означает «Водяная лошадь». Та самая, из-за которой боятся купаться в озере, — пояснил помрачневший Мадрин. — Элинор Тромблей надеялась таким путём уменьшить число посетителей. — И добавил: — Святотатственная попытка борьбы с пьянством.

— Как странно! — удивился я. — При чём тут борьба с пьянством?

— В нашей деревне, — принялся растолковывать мне Мадрин, — работали четыре таверны. В каждой имелись свои завсегдатаи. Были, конечно, и такие, кто переходил из одной таверны в другую, пока не напивался допьяна. Пользуясь тем, что её муж владел тремя из них, Элинор Тромблей отобрала у кабатчиков лицензии, и таверны закрылись. Осталась лишь та, что не принадлежала Эмерику Тромблею. Она называлась просто «Старая таверна».

Когда три другие были закрыты, народ пошёл в «Старую таверну», но, как ни странно, число пьяных и потребление спиртных напитков возросло. Почему здесь пьют — понятно: люди живут тесно и скученно, и иногда хочется — мужчине, конечно, — пойти куда-нибудь, где относительно чисто и светло, чтобы потолковать с приятелями за кружкой пива. Странно только, что при одной таверне пить стали больше.

Элинор Тромблей была умная женщина, — продолжил свой рассказ Мадрин, — и поняла свою ошибку. Одну из трёх таверн переоборудовали в кафе, где была запрещена продажа спиртных напитков. Кафе стало популярным, туда стали приходить и женщины, в основном служанки. При кафе миссис Тромблей даже организовала читальню. Поскольку кафе называлось «Сказочная корова» — она в валлийских сказаниях напоила молоком всю страну, — то миссис Тромблей потребовала от владельца «Старой таверны», чтобы он сменил название. Тот не пожелал ссориться с её мужем — он ведь мог добиться, чтобы у кабатчика отобрали лицензию, — и сменил вывеску. Таверна стала называться «Водяная лошадь».

— Она, наверное, думала, что поступает очень умно. «Сказочная корова» против «Водяной лошади», — прокомментировал я.

— Англичане только и делают, что умничают, — съязвил Мадрин. — Им кажется, будто они борются с суевериями, называя словами из валлийских сказаний кафе и таверны: на самом деле это выглядит надругательством над многовековой валлийской культурой.

— Вы говорили, что Водяная лошадь — это чудовище?

— Это красивая лошадь, которая позволяет человеку оседлать себя, а потом бросается в воду и тащит за собой человека на дно, где и пожирает его.

— Миссис Тромблей, очевидно, придавала такому названию таверны символическое значение, — предположил я.

— Англичане воображают, будто разбираются в наших символах, — проворчал Мадрин.

«Водяная лошадь», которую все называли по-прежнему «Старой таверной», была одноэтажным, покрытым черепицей каменным зданием с большими окнами. Когда мы вошли в зал, я обратил внимание на свежепобелённые стены, которые приятно контрастировали с тёмно-коричневыми потолочными балками. Если бы не огонь в камине, здесь было бы прохладно, несмотря на солнечный июньский день. На полках стояла старинная оловянная и медная утварь, отполированная до блеска, так что она казалась золотой и серебряной. С потолка свисали копчёные окорока и связки лука.

Мадрин познакомил меня с хозяином таверны Ллойдом Хьюсом, не родственником, а всего лишь однофамильцем Брина и Глина. Когда он полюбопытствовал, не собираюсь ли я остаться в Уэльсе навсегда, я ответил, что мне сначала надо решить вопрос о работе. Нам принесли по кружке пива. К сожалению, оно больше походило на то, о котором так красноречиво писал Борроу, чем на прекрасное пиво, которое мы пили в Ньютауне.

Мы вышли из таверны и двинулись дальше.

— Что теперь будем делать? — спросил я Мадрина без всякого энтузиазма, потому что не видел смысла во встречах с людьми, которые ни на йоту не приближали меня к разгадке убийств. Ведь никто из этих людей ни за что не решился бы отправиться в котловину, где находился источник со святой водой. Кроме того, все они так или иначе зависели от Эмерика Тромблея и никогда бы не рассказали мне ничего предосудительного о нём.

— Поедем к миссис Уильямс, — сообщил он. — Йола Уильямс — повивальная бабка.

Я решил, что он шутит, но я до того уже упал духом, что не поддержал шутку, а только вяло проговорил:

— Если вы считаете, что это даст материал для разгадки преступления, то я, конечно, готов обратиться к повивальной бабке.

— Это весьма интересно, — ответил Мадрин. — Она ведь предсказала смерть Глина Хьюса.

— Действительно, интересно. Когда это было?

— За неделю до убийства.

— Как это ей удалось? Наверное, с помощью кофейной гущи или слюны после голодания?

Мадрин взглянул на меня с удивлением. Ведь он, конечно, не знал о сэре Джоне Прайсе, который приглашал колдунью из Чешира, чтобы та с помощью слюны воскресила его жену.

— Она сама сейчас всё расскажет, — холодно сказал Мадрин.

Мы свернули с улицы в проулок и стали подниматься вверх по холму. Миссис Уильямс жила в крошечном коттедже, который прятался за большим домом. Сухая и жилистая, с лицом сплошь покрытым морщинами, она двигалась проворно, и в глазах её блестел молодой огонёк.

Мадрин обратился к ней по-валлийски и объяснил, что приехавший из Лондона кузен Айори хочет, чтобы она рассказала ему о виденных ею «огоньках смерти». Женщина пригласила нас в дом, и мы устроились втроём в кухне, служившей одновременно гостиной. Быстро заварив чай, она разлила его в чашки и угостила нас овсяным печеньем. Потом села на краешек кресла и начала рассказ, а Мадрин переводил его мне.

Об «огоньках смерти» я читал у Борроу, который записал рассказы тех, кто их видел. Этот неяркий голубоватый огонёк перемещается над землёй и всегда связан с чьей-то смертью, он будто бы даже указывает дом, где будет покойник. Всякому, кто сталкивается с «огоньком смерти», грозит гибель.

По словам миссис Уильямс, дело было так. Прибежали дети и позвали её к роженице, которая жила в доме на склоне холма над долиной, где расположена ферма Глина Хьюса «Большие камни».

Роженице только что исполнилось шестнадцать лет, это была её первая беременность. Схватки начались ещё утром; муж женщины ушёл на рынок в Карно, чтобы продать яйца и кусок масла. На обратном пути он собирался зайти к её родителям. Миссис Уильямс пришла к ней уже после полудня. Бедняжка мучилась весь день. Когда стемнело, миссис Уильямс начала бояться за её рассудок и с нетерпением ждала, когда же вернётся муж: повитуха считала, что это поможет роженице успокоиться и придаст силы. Миссис Уильямс несколько раз выходила из дома посмотреть, не идёт ли он.

Тогда-то она и увидела этот «огонёк смерти». Он появился над вершиной холма со стороны котловины или Ллангелина, но она не подумала об этом, а считала, что он движется к женщине, которая мучается родами. Но огонёк стал вдруг перемещаться в сторону фермы «Большие камни» и затем проник в дом Хьюса. Утром родился мальчик, и она, усталая, отправилась домой. О том, что видела, она рассказала соседям. Через неделю Глин Хьюс был убит, и его тело действительно доставили домой тем маршрутом, который указал «огонёк смерти».

— Почему вы не предупредили Глина Хьюса? — воскликнул я.

Миссис Уильямс воздела к небу руки. Откуда ей было знать, что «огонёк» предвещает именно его смерть. Он мог предвещать смерть слуги или гостя, остановившегося в доме.

— Вы рассказали об этом соседям. А говорили ли они ещё кому-нибудь?

Миссис Уильямс ответила в том смысле, что на чёрный рот не навесишь замок. Кроме того, они сами не видели «огонёк смерти» и могли болтать, что им вздумается.

Я вопросительно посмотрел на Мадрина.

— Слух о том, что кто-то должен умереть на ферме «Большие камни», переходил из уст в уста по всей деревне. Но, разумеется, никто не догадывался, чья это будет смерть, — сказал Мадрин.

Миссис Уильямс что-то добавила, и Мадрин перевёл мне:

— Глин Хьюс был обречён, и ничто уже не могло его спасти.

Поблагодарив миссис Уильямс за чай и беседу, мы простились с ней.

— Не пришло ли вам в голову, — обратился я к Мадрину, — что убийцам был на руку этот слух?

— Вы ведь собираете факты, — ответил Мадрин. — Слух — это тоже факт.

— «Огонёк смерти», который видела миссис Уильямс, — факт?

— Конечно.

— Хорошо, допустим, она что-то видела. Но какое это имеет отношение к смерти Глина Хьюса?

— Просто примите это как факт, — посоветовал Мадрин.

Он мог позволить себе вольно обращаться с фактами, потому что не прошёл школы Шерлока Холмса и ему не предстояло писать отчёты о проделанной работе.

В этот момент мы поравнялись с церковью. У ворот к церковной ограде была привязана прекрасная гнедая лошадь, на седле её была выгравирована золотая буква «Т». Мадрин даже не взглянул на лошадь, но я не удержался и остановился, чтобы полюбоваться красивым животным.

Из церкви стремительно вышел пожилой джентльмен в безупречном чёрном костюме, держа в левой руке чёрную шляпу. Ветерок шевелил его редкие седые волосы; покрытое сеткой морщин лицо и наметившийся животик говорили о том, что джентльмену не меньше шестидесяти лет. Судя по упругой, твёрдой походке и самоуверенному виду, он явно относился к числу тех господ, что заседают в Палате лордов или в Верховном королевском суде. Странно было видеть его выходящим из бедной деревенской церкви.

Заметив меня, он кивнул. Потом легко вскочил в седло, тронул поводья и, подъехав к Мадрину, сказал:

— Привет, Дафидд. Я собирался заехать к вам домой. Я возобновляю наши субботние вечера. Вы не могли бы написать стихотворение, посвящённое памяти Элинор?

— Конечно, — ответил Мадрин. — Позвольте представить вам, мистер Тромблей, моего кузена Айорверта Джонса из Лондона.

— Из Лондона? — переспросил Эмерик Тромблей, известный мне по рассказам Сандерса и Хьюса как дьявол в человеческом образе. У него был приятный, чистый голос, в глазах светился ум. — Вы там родились? Чем вы занимаетесь?

— Я работаю клерком в адвокатской конторе, — без смущения соврал я. Я знал — Шерлок Холмс договорился с одной частной конторой; в случае запроса они ответили бы, что я у них действительно работаю, и вдобавок дали бы мне хорошую рекомендацию.

— Вы говорите по-валлийски, мистер Джонс?

— Знаю два-три слова, — улыбнулся я. — Ведь я только вчера приехал.

— Когда как следует освоите валлийский, непременно приходите ко мне. Для меня вы бесценная находка, потому что знаете английские законы.

— Буду это иметь в виду, сэр, — ответил я. — Вчера я встретил в Ньютауне мистера Веллинга, и он мне сказал почти то же самое.

— Вот как? — обрадовался мистер Тромблей. — Между прочим, Веллинг — блестящее подтверждение тому, что валлийцы обладают способностями, которых нет даже у англичан. Итак, выучите валлийский и приходите ко мне. — Он повернулся к Мадрину: — Я жду вас в субботу в обычное время. Вместе с вашим кузеном, конечно.

Едва он скрылся за поворотом, я соскочил с пони.

— Куда вы? — спросил удивлённый Мадрин.

— Желаю удовлетворить своё любопытство, — сказал я.

Я привязал пони у ворот и пошёл в церковь. Мадрин последовал моему примеру.

Я прошёл в правый придел. На мраморной плите с именем Элинор Тромблей лежал букет простых полевых цветов.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

В деревню мы возвращались опять по кружной тропе.

— Было ли настоящим чувство, соединявшее их? — спросил я Мадрина.

— Не берусь судить, — ответил он. — Ведь я видел их лишь по субботам, когда они занимались в основном гостями. Мне казалось, они были очень предупредительны друг с другом.

— Что собой представляют субботние вечера?

— Два раза в месяц по субботам в Тромблей-Холл приезжают гости и остаются потом ночевать. Все они принадлежат к одному кругу, и, хотя живут в Уэльсе не одно поколение, никто из них не знает ни слова по-валлийски. Меня приглашали, чтобы я читал свои стихи. Мистер Тромблей любит порисоваться перед своими гостями знанием валлийского языка. Кроме меня на вечерах бывали также другие поэты и музыканты, играющие на народных инструментах.

Я задумался. Что, если возобновление вечеров — своего рода знак для Мелери? Мол, траур сэра Эмери закончился и он готов жениться на ней? Ну а стихи, заказанные Мадрину, должны убедить всех в том, что он всё ещё скорбит по умершей жене.

— Видимо, мистер Тромблей, — усмехнулся я, — относится к поэтической музе так же, как к любой служанке. Он платит вам, Дафидд?

— Да, и очень хорошо, — подтвердил Мадрин. — В давние времена в свите каждого феодала был свой бард. Думаю, мистер Тромблей знает об этом, и его самолюбию льстит, что и в его поместье есть собственный скромный бард. Откровенно говоря, мне противно читать стихи перед англосаксами, которые ни бельмеса не смыслят в валлийском языке. Но людей, покровительствующих поэтам, мало, и приходится принимать их такими, какие они есть. Слава богу, что нашёлся человек, который платит мне за стихи.

— Которые он вам заказал, — уточнил я.

Помрачневший Мадрин кивнул.

— Как бы там ни было, благодаря барду из Тромблей-Холла я получил приглашение в дом, куда мне необходимо попасть. Каковы требования к одежде приглашённых? Надо ли мне брать напрокат фрак?

Мадрин покачал головой:

— Поскольку он всё-таки считает вас валлийцем, он очень бы удивился, если бы вы явились к нему во фраке. И как бы вы ни были одеты, вас всё равно посадят за стол вместе с прислугой.

Мадрин, как и в первый раз, нежно обнял и поцеловал жену. Девочки бросились ему на шею, словно он отсутствовал целую неделю. Даффи был очень горд тем, что отец поручил ему отвести пони в сарай и дать им сена.

Мадрин попросил жену рассказать, какие события случились в его отсутствие.

— Кадану Моргану почудилось, будто он видел, как по дороге проезжали «ребекки», — сообщила Мервин. Её английский был не таким беглым, как у мужа.

Мадрин рассмеялся, но потом нахмурился:

— Где он их видел?

— На дороге, когда возвращался ночью из Карно. Их было пятеро, — ответила Мервин.

— Вы знаете о «ребекках»? — обернулся он ко мне.

— Конечно, — ответил я. — Но я не думал, что они когда-нибудь появятся вновь.

В книге Борроу Холмс отметил то место, где рассказывалось о беспорядках в Уэльсе, происходивших шестьдесят лет назад и получивших название «Восстание, ребекк»». Сто лет назад в Уэльсе было невозможно проехать даже десять миль, не заплатив за проезд специальным сборщикам. Все дороги в Уэльсе являлись частными владениями, и такая система надоела наконец и богатым и бедным. Однажды ночью на дорогах появились всадники, переодетые в женское платье — отсюда название «ребекки», — и начали жечь сторожки сборщиков и ворота, преграждающие проезд по дороге. Восстание приняло такой размах, что в Лондоне забеспокоились и сделали проезд бесплатным.

— Кадан Морган утверждает, что они вновь появились. Впрочем, он часто возвращается домой навеселе — он работает у своего дяди в таверне — и мог видеть даже зелёного змия.

— Он видел их до или после убийства Глина Хьюса? — полюбопытствовал я.

— Вы считаете, что «ребекки»… — Мадрин смотрел на меня широко раскрытыми глазами.

— Пока речь идёт только о фактах, — сказал я. — Мне надо знать, когда он их видел в первый раз.

— Я поговорю с ним, — пообещал Мадрин.

Мы прошли в дом, сели за стол на кухне, и Мервин угостила нас чаем с овсяным печеньем. Девочки улыбались, поглядывая на меня, но, видимо, стеснялись заговорить, потому что плохо знали английский. Я тоже улыбнулся им.

Мадрин беседовал с женой по-валлийски. Я, разумеется, не участвовал в разговоре, и у меня появилась возможность сравнить Мервин с Мелери Хьюс. Мервин, как и Мелери, была брюнетка, но гораздо меньше ростом и более женственна, чем высокая и резкая в движениях Мелери. Даже мне, видевшему её впервые, было ясно, что она влюблена в своего мужа, как и десять лет назад. Она явно гордилась своей ролью жены поэта и матери троих прелестных детей.

Наконец супруги замолчали, видимо почувствовав неловкость от того, что я не понимаю, о чём они говорят.

— Этот человек, оказывается, старый друг священника, — сказала Мервин уже по-английски. — Дядя Томос очень рад, что его дела поправились.

— Дядя Томос и его жена, — пояснил Мадрин, — попали в очень трудное положение. Они уже старые, и им не под силу вести хозяйство на ферме. Конечно, мы им помогаем. И вот вдруг появляется барышник, торгующий лошадьми, и предлагает взять у них в аренду пастбище для своих лошадей. Старик, конечно, обрадовался, ведь деньги за аренду помогут им свести концы с концами.

— Когда появился этот барышник?

— Вчера.

— Раньше с такой просьбой никто к ним не обращался?

— Вы имеете в виду, с просьбой об аренде пастбища?

— Да, и не обязательно к вашему дяде. Насколько я знаю, Пентредервидд находится далеко в стороне от ярмарок, где продают лошадей. Непонятно, зачем барышнику арендовать там пастбище?

Мадрин рассмеялся.

— Наша деревня не настолько изолирована от мира, как вам кажется. В десяти милях железная дорога, по которой за час можно добраться до Ньютауна. Кроме того, в нескольких милях от нас проходят дороги в Махинлет и Аберистуит. Этот барышник — старый друг священника, который как раз и посоветовал ему обратиться к дяде Томосу и тётушке Хафине.

— Кто-нибудь видел его раньше у священника?

— Понятия не имею. — В голосе Мадрина мне послышалась ирония. — Вы, как всякий сыщик, берёте всё под подозрение. Зачем бы священнику выдавать этого барышника за своего старого друга?

— Меня настораживает, — пояснил я, — странное совпадение по времени. — Я повернулся и обратился к Мервин: — Скажите, пожалуйста, не поселился ли здесь кто-нибудь ещё за последние дни?

— На ферме у Парри живёт мальчик, — ответила она. — У него слабые лёгкие, и доктора посоветовали ему пожить в горах, на чистом воздухе.

— Этот мальчик англичанин?

— Гвен Парри плохо говорит по-английски. Наверное, мальчик валлиец.

— Давно он здесь живёт?

— То ли месяц, то ли две недели. Точно не скажу.

— Сколько ему лет?

— Я видела его всего один раз, да и то издали, когда была в гостях у Эвансов, они соседи Гвена Парри.

— Как он выглядит, этот мальчик?

Мервин раскраснелась. Мои настойчивые вопросы смущали её.

— Я не разглядела. Помню только, что у него светлые волосы.

Я вскочил из-за стола, а вслед за мной и Мадрин. Мервин смотрела на нас широко раскрытыми глазами.

— Вы думаете, это тот самый юноша? — спросил Мадрин.

— Совершенно уверен, а барышник, конечно, тот мужчина, который сопровождал его в Лондоне и Ньютауне. Я должен взглянуть на юношу. Далеко отсюда ферма Гвена Парри?

— Скоро стемнеет, — сказал Мадрин, — и нам будет трудно добраться до его фермы, хотя она не так уж далеко. Мы проезжали мимо неё. Она стоит на вершине холма. Но что вы собираетесь делать? Приедете туда и попросите юношу к вам выйти?

— Разумеется, нет. Я не хочу с ним встречаться.

— Значит, это придётся пока отложить. Начнём с визита к священнику. Я представлю вас ему как приверженца англиканской церкви и своего кузена, и вам, возможно, удастся посмотреть на его старого друга. Есть ещё что-нибудь неотложное?

— Я хотел бы поговорить с какой-нибудь служанкой из Тромблей-Холла. Желательно, чтобы это была служанка, которая ухаживала за Элинор Тромблей во время её болезни.

— Летти Хоуэлл? — Мадрин бросил вопросительный взгляд на жену.

Та кивнула.

— Она ночует дома? — спросил Мадрин.

— Сейчас она живёт у дочери, — ответила Мервин.

— Значит, сначала мы идём к священнику, а потом к Летти Хоуэлл. А теперь я покажу, где вы будете спать. — И Мадрин решительно направился в спальню.

После споров и препирательств с хозяином и его женой, которые хотели, чтобы я спал на их кровати — они бы устроились на полу в кухне, — я настоял, что буду спать на сеновале. Мне устроили прекрасное ложе на сене и дали два тёплых шерстяных одеяла. Здесь я мог приходить и уходить, когда захочу, не беспокоя хозяев.

Дом священника стоял позади церкви. Вероятно, он был построен одновременно с ней. К несчастью, священника не оказалось дома, как и его гостя, мистера Батта. Всё это нам сообщила экономка, тощая пожилая женщина. Мадрину удалось разговорить её, и она сказала, что мистер Батт, несмотря на своё ремесло барышника, чистоплотен, аккуратен и вежлив, как настоящий джентльмен. Он уехал сегодня рано утром и обещал вернуться дня через два.

Когда, явившись к Летти Хоуэлл, мы заговорили с ней об Элинор Тромблей, она заплакала. Прошло уже три месяца после смерти её хозяйки, но бедная женщина всё ещё не могла оправиться после пережитого ужаса. Она ведь дни и ночи сидела у постели умирающей. К чести Эмерика Тромблея, он отпустил служанку отдохнуть — пожить у дочери, — по-прежнему выплачивая ей ежемесячное содержание.

После того как она немного успокоилась, я сообщил, что у меня самого недавно умерла мать, и описал симптомы отравления мышьяком: спазмы в желудке, рвота и понос.

— Особенно ужасно было видеть её судороги, — сказал я.

Бедная женщина опять заплакала.

— Я не могла спокойно смотреть на её мучения, — пожаловалась она сквозь слёзы.

Конечно, я спросил Летти Хоуэлл, как вёл себя во время болезни жены Эмерик Тромблей. По её словам, не было человека заботливей и нежнее его.

Мы долго молчали, выйдя из дома, где жила Летти Хоуэлл. Мадрина, очевидно, потрясла моя ложь. Ему было известно, что моя мать преспокойно живёт в Лондоне и, хотя у неё парализованы ноги, она не думает умирать. Меня же одолевали сомнения насчёт того, что Эмерик Тромблей мог отравить мышьяком жену. После рассказа Летти Хоуэлл и встречи с ним мне казались неубедительными обвинения мистера Сандерса и Брина Хьюса. Но если не он, то кто же?

Наконец Мадрин нарушил молчание.

— Я никогда бы не смог поступить, как вы, — сказал он. — Вы были так естественны, словно хороший актёр, вжившийся в роль.

— Чтобы добыть необходимые сведения, приходится иногда лгать и изворачиваться, — объяснил я. — Я бы не остановился даже перед взломом квартиры, если бы это помогло изобличить преступника.

— Теперь вы уверены, что Элинор Тромблей была отравлена?

— Все симптомы говорят об этом. Но, к сожалению, они совпадают с симптомами холеры и других инфекционных заболеваний, так что только эксгумация трупа и лабораторный анализ могли бы подтвердить или опровергнуть мою гипотезу. Поскольку она не опровергнута, приходится подозревать, что Эмерик Тромблей виновен в отравлении жены, хотя он производит впечатление любящего и заботливого супруга. Многие, правда, считают его дьяволом в человеческом образе.

По дороге мы зашли в таверну и выпили по кружке пива. Я надеялся поговорить с кем-нибудь из слуг, работающих в поместье. Но никого из них там не оказалось: они ещё не вернулись домой, ведь путь из Тромблей-Холла до Пентредервидда был неблизкий.

Дома наш ждал обильный ужин. Лица детей заметно оживились, когда Мервин поставила на стол жареную баранину. Очевидно, они редко ели мясо. Я понял, что Артур Сандерс не поскупился, и это значительно улучшило питание семьи Мадрина.

После ужина я написал письмо Шерлоку Холмсу, адресовав его, как мы условились, в адвокатскую контору, в которой я якобы работал. Даффи с радостью согласился отнести его на почту.

Потом я отправился на сеновал и едва залез под одеяло, как сразу же заснул.

Меня разбудили лошадиный храп и голоса людей. Было светло, и мне показалось, будто уже утро, и только потом я сообразил, что это взошла луна. Я выглянул из чердачного окна. По тропе, огибающей деревню, ехали всадники в женской одежде. Я ясно слышал мужские голоса и, догадавшись, что это «ребекки», стал быстро одеваться. Оседлав своего пони, я отправился в погоню за всадниками.

Когда я выбрался на тропу, они уже скрылись из виду. Я нагнал их там, где тропа сворачивала на дорогу, ведущую из деревни. Сообразив, что следовать за ними по дороге опасно, я поехал по тропинке, уходящей вверх и то приближающейся, то отдаляющейся от дороги. Эта тропинка была мне незнакома, но обстоятельства не предоставляли мне другого выхода. Миновав пастбище, потом какие-то ворота, я остановился и подождал, пока «ребекки» покажутся внизу, на дороге. Они ехали шагом, и я спешился и повёл пони за собой. Наконец «ребекки» достигли места, где дорога соединялась с тропой, идущей к ферме Мелери Хьюс «Большие камни». Здесь моя тропа разветвлялась на две: одна взбиралась вверх, другая опускалась вниз. Я выбрал вторую и опять опередил всадников. Остановившись в небольшой рощице, я стал поджидать их.

Приглядевшись, я заметил фигуру, примостившуюся на большом камне у края дороги. Когда всадники поравнялись с камнем, фигура поднялась и всадники остановились. Поговорив о чём-то, они поехали дальше. Человек, сидевший на камне, ехал теперь на лошади позади одного из верховых.

Я привязал пони к дереву и спустился на дорогу. Стараясь держаться в тени кустов, я шёл за «ребекками». Впереди была узкая расщелина между холмами, и мне следовало подождать, пока они минуют её, иначе меня могли заметить.

Потом, пройдя по камням на другой берег речушки и бегом проскочив расщелину, я оказался у озера. От дороги к Тиневидду, дому Кайла Коннора, двигалась одинокая фигура; всадники ехали по направлению к роще, что была слева от озера. Когда они исчезли за деревьями, я тоже пошёл к дому. Тот, кого я преследовал, сел на камень в тени стены, окружавшей дом. Я спрятался в кустах неподалёку, держа под наблюдением сидевшего и рощу, где скрылись «ребекки».

Так прошёл час, потом другой. Человек, сидевший у стены, то и дело разминался, чтобы не заснуть. Я тоже клевал носом. Всё оставалось по-прежнему ещё с полчаса.

Вдруг тишину нарушил странный звук. Я понял, что это сигнал; очевидно, «ребекки» возвращались. Луна зашла, и начало светать. В сером утреннем свете было плохо видно, но всё же я мог бы поклясться, что на всадниках теперь была мужская одежда.

Человек возле дома замахал руками. Кто-то из верховых помахал в ответ. Всадники приближались. Человек, за которым я наблюдал, прошёл мимо меня, и я узнал его: это был Олбан Гриффитс, юноша-блондин, которого я уже встречал в Лондоне и Ньютауне. Когда один из входивших поравнялся с ним, юноша вскочил на лошадь позади всадника. Верховые скрылись в расщелине. Я спустился за ними. Переехав речушку, всадники выбрались на дорогу, а юноша стал карабкаться вверх, туда, где на вершине холма стоял небольшой каменный дом.

Дойдя до рощицы, где оставил своего пони, я сел на него и без приключений добрался до Пентредервидда. Когда я въезжал во двор, меня заметила одна из девочек, и вскоре всё семейство высыпало на меня посмотреть. Я заявил, что совершал верховую прогулку перед завтраком. Даффи отвёл моего пони в сарай.

После завтрака я поговорил с глазу на глаз с Мадрином.

— Сегодня ночью я следил за «ребекками». Мне совершенно непонятен этот маскарад. Но одно мне удалось установить точно: мальчик, живущий на ферме Гвена Парри, — тот самый юноша со светлыми волосами, которого мы с вами видели в Ньютауне, а также в Лондоне. Он ехал вместе с всадниками и зачем-то сторожил ферму мистера Коннора. Мне надо с ним непременно встретиться.

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

После завтрака я почувствовал, что клюю носом, и опять отправился на сеновал. Когда я проснулся, по крыше сарая шумел ливень. Из щелей капало, но, к счастью, не над моей постелью. Я встал и посмотрел в окно. Холмы были затянуты серой пеленой дождя.

Из дома вышел, накрывшись плащом, Даффи. Я отворил окно и помахал ему. Он махнул в ответ и скрылся за дверью. Через несколько минут он уже бежал к сараю с ведром горячей воды и тазиком. Ловко взобравшись по лестнице, он поставил ведро на пол. Я поблагодарил его и начал бриться и умываться. После водных процедур у меня поднялось настроение, которое упало, когда я увидел серые дождевые тучи.

Быстро преодолев под дождём небольшое расстояние, отдалявшее меня от двери, я вошёл в дом. Мервин уже собрала обедать, сообщив, что Мадрин просил не ждать его. Я поинтересовался, почему Даффи не в школе, и она ответила, что отец занимается с сыном сам, и Даффи уже опередил в учёбе своих сверстников.

— Вы сегодня не спали всю ночь? — озабоченно спросила женщина. Я кивнул, и она добавила: — Я очень беспокоюсь. Сначала убийство, теперь эти «ребекки».

Дверь отворилась — это появился дядя Томос. Он пришёл в деревню, чтобы купить кое-какие припасы: он всегда выбирает для этого дождливые дни, когда всё равно нельзя работать в поле. Всё это Мервин перевела мне на английский, так как дядя Томос говорил только по-валлийски. Это был седой, морщинистый и очень старый человек с добрыми, как у ребёнка, глазами. Мервин пригласила его за стол. Он сначала отказывался, но потом сел и пообедал с большим удовольствием.

Я корил себя за то, что не выяснил вчера у экономки, как выглядит старый друг священника, мистер Ватт. Теперь я надеялся исправить эту непростительную, как отметил бы Холмс, ошибку.

— Узнайте, пожалуйста, у вашего дяди, — попросил я Мервин, — нет ли у человека, который арендует его пастбище, рыжей окладистой бороды?

Мервин перевела мой вопрос на валлийский. Старик смущённо пробормотал что-то, она переспросила, и он добавил несколько слов.

— Он говорит, — сказал Мервин, — что человек этот точно с бородой. Но у дяди такое плохое зрение, что он уже не различает цвета.

Ну что ж, и на том спасибо. Возможно, борода у барышника действительно рыжая. Тогда он выбрал себе удобный опорный пункт — ведь от фермы дяди Томоса не так уж далеко до фермы Гвена Парри, и можно без труда поддерживать контакт с блондинистым юношей.

Меня смущало одно: тот человек с рыжей бородой никак не походил на старого друга священника. Но тут я вспомнил, что всё здесь вращалось вокруг владельца Тромблей-Холла. Ведь священник служил в его часовне службу и получал за это деньги. Сэру Эмери достаточно было только намекнуть, и священник согласился бы назвать «старым другом» кого угодно.

Я вернулся на сеновал, прилёг на постель и задумался. День, проведённый в Пентредервидде, дал неплохие результаты. Незнание валлийского языка пока никак не отражалось на моей работе. Все, с кем я беседовал, кроме дяди Томоса, говорили по-английски. Важно было только не терять зря времени. Я считал, что владелец дома у озера как-то связан со всем этим делом, и решил поехать к нему без приглашения. В конце концов, не откажется же он принять заглянувшего на огонёк лондонца в дождливый день, когда от скуки не знаешь, куда деться. И если даже я получу от ворот поворот, всё же лучше попытаться что-то сделать, чем сидеть сложа руки.

Я сказал Мервин, что отправляюсь к сапожнику, и она дала мне тяжёлый плащ.

— Как только почувствую, что промок до нитки, вернусь сушиться к вашему очагу, — пошутил я.

Я снова ехал по тропе, которая пересекла сначала пастбище, потом миновала чью-то ферму и наконец спустилась к дороге. Я узнал большой камень, на котором сидел юноша, поджидая всадников. Дорога привела меня к речушке. Я переехал её вброд — камни, по которым перебирались пешеходы, были уже под водой, — проехал то место, где холмы стояли плечом к плечу, оставляя тесную расщелину, в которой шумела речка, и оказался на берегу озера. Ещё вчера синее, как сапфир, сейчас оно было почти чёрным; по нему ходили высокие волны. В таком озере вполне могло обитать чудовище по имени Водяная лошадь.

Я спрыгнул с пони на землю и хотел постучать в дверь, но она распахнулась передо мной сама, — видимо, моё приближение не осталось незамеченным, — и на пороге появилась женщина, которая вопросительно смотрела на меня. В некоторой растерянности я произнёс:

— Мистер Коннор дома?

— Он всегда дома, — отрезала женщина. — Как ему доложить о вас?

— Скажите, что его хочет видеть Эдвард Джонс из Лондона.

— Из Лондона? — Женщина была явно удивлена.

Я молча кивнул.

— Мистер Джонс, — обернувшись, громко сказала она. — Говорит, что он из Лондона.

— Пусть поднимется ко мне, — послышался глубокий бас.

Со стороны хозяйственных построек появился мужчина, видимо работник с фермы, и, взяв под уздцы, увёл моего пони. Из прихожей мы спустились по нескольким ступенькам и оказались на кухне. Это была большая комната, чуть ли не зал; посередине её стоял массивный дубовый стол с крышкой из цельного куска дерева. Пол на кухне был каменный. Рядом с камином, в котором весело потрескивали поленья, располагалась печь; она несколько выступала вперёд, как бы подчёркивая тем своё значение. По стенам стояли кухонные шкафы и буфеты, в которых поблёскивала начищенная посуда; на полках возле печи было много деревянной утвари, какую я видел вчера у столяра, но не светлой, а уже потемневшей от употребления. С потолка, как и в таверне, свисали связки лука, копчёные окорока и колбасы. Я снял плащ, и женщина повесила его сушиться, а потом указала мне на широкую лестницу, ведущую наверх, и я стал подниматься по ней. при каждом шаге хлюпая водой в ботинках.

На площадке, в кресле-каталке со сложной системой колёс и приводов, меня поджидал мужчина средних лет. Первое, что бросилось мне в глаза — это большая, с копной тёмных длинных волос голова на очень крупном туловище. Потом я разглядел мускулистые руки и тонкие, ссохшиеся ноги, стоящие на доске, укреплённой внизу кресла. На мужчине были серый шерстяной свитер домашней вязки и простые чёрные брюки. Он был тщательно выбрит.

— Как поживаете, мистер Джонс? — приветствовал он меня.

— Простите за неожиданное вторжение, — ответил я, пожимая протянутую мне руку, — но, узнав о вас, я воспылал желанием познакомиться.

Он весело рассмеялся.

— Такому отшельнику и калеке, как я, приятно, когда к нему приходят с визитами. Но кажется, погода сегодня не для визитов?

— Вы правы. Но если бы вы знали, какая тоска в дождь сидеть дома и не иметь возможности перемолвиться с кем-нибудь словом! Я приехал в Пентредервидд к своему кузену, чтобы посмотреть на землю предков и провести отпуск на свежем воздухе. И вот, наслушавшись разговоров об овцах и надоях, я узнал, что не так далеко от меня живёт отшельник, который, быть может, будет рад собеседнику.

Мужчина откинулся в кресле и добродушно улыбнулся.

— Конечно, можно со скуки помереть от таких разговоров. И разумеется, я рад вам. Поэтому возьмите кресло и подсаживайтесь к огню, я вижу, у вас ноги совсем промокли. Я не избалован визитами. Единственные мои гости — священник, доктор и Эмерик Тромблей. Священник заглядывает ко мне, чтобы сразиться в шахматы, доктор рассматривает меня как своего пациента, а Эмерик Тромблей просто заезжает по пути проведать. Я бывал у него на субботних вечерах, но из-за смерти его жены они прекратились. Единственные и неизменные друзья, с которыми мне никогда не скучно, это мои книги.

Дальше он стал расспрашивать меня о Лондоне, о том, чем я занимаюсь, и я понял, что он меня проверяет. Шерлок Холмс, предвидя это, заставил меня изучить делопроизводство в адвокатских конторах. Он часто экзаменовал меня, так что я не боялся вопросов Кайла Коннора насчёт моих занятий; что касается лондонской жизни, то я даже сумел удивить его, сообщив, что открывается первая трамвайная линия и что в городе появились экипажи с двигателями, работающими на бензине.

Тогда он перешёл к лондонским лавкам и магазинам, и тут я узнал, что у известного торговца обувью Джона Паунда, кроме лавок на Пикадилли, Риджент-стрит и Тотенхем-Корт-роуд, есть ещё магазин на Леденхолл-стрит. Оказалось, что Коннор гораздо лучше меня знаком с табачными и винными магазинами, зато я знал лучше, чем он, книжные лавки и аптеки.

Под конец проверка превратилась в весёлое соревнование. Мы обсудили с ним, куда лучше всего поехать отдохнуть за город, кто из двух звёзд мюзик-холла поёт лучше: Мери Ллойд или Литтл Тич, поговорили о деле Оскара Уайльда и закончили воспоминаниями о туманах над Темзой.

— А вы отлично знаете Лондон, молодой человек, — отметил наконец Кайл Коннор. — Ваш шеф должен быть вами доволен.

— Мне совершенно ясно, что вы знаете город лучше меня, — возразил я. — Наверное, вы прожили в нём долгие годы.

— Я жил в нём до того, как у меня отнялись ноги, и после. Но я понял, что большой город не место для инвалида. В своём хорошо устроенном доме я чувствовал себя как в тюрьме. Я уехал в Шрусбери и прожил там год. Мне там не нравилось, и весь тот год я искал место, где бы мне захотелось поселиться навсегда. Наконец я нашёл этот дом на берегу озера и купил его вместе с земельным участком. Тогда он был обыкновенным фермерским домом, где в одной половине жили люди, а в другой — скотина, причём вход был общим. Я переделал его, построил коровник, конюшню и мастерские. Земля здесь не богатая, но пастбища хорошие, и ферма обеспечивает меня продуктами круглый год. Работники фермы очень довольны мной, потому что я практически не вмешиваюсь в их дела.

— Когда вы здесь поселились?

— Я купил Тиневидд в начале прошлого года, а переехал сюда осенью, когда были закончены строительные работы. Давайте я покажу вам, как я живу.

Я осмотрел его кабинет, где вдоль стен стояли высокие книжные шкафы, гостиную, спальню, столовую, ванную и, наконец, небольшую комнату с широкими стеклянными дверями на балкон, который выходил на юг. Кайл Коннор очень быстро передвигался в своём кресле, крутя колёса и поворачивая рычаги.

Мы переместились в столовую. Он позвонил, и в комнату вошла женщина, та самая, которая открыла мне дверь.

— Принесите нам чай, миссис Пью, — сказал Коннор. — Мистер Джонс теперь будет, я надеюсь, часто навещать меня. Так что прошу принимать его поласковее, миссис Пью.

За чаем мы опять разговаривали. Время летело незаметно, и я вдруг спохватился: ведь Мадрин, должно быть, волнуется, потому что не знает, где я.

— Простите, мистер Коннор, но мне пора возвращаться к своим родственникам, — сказал я и встал. — Благодарю за тёплый приём и надеюсь посетить вас ещё раз.

— Я провожу вас, — сказал Кайл Коннор.

Он снова позвонил и, когда в столовую опять вошла миссис Пью, выехал на лестничную площадку. Здесь миссис Пью привязала к его креслу верёвку, конец которой вытащила из большого ящика, и Коннор съехал вниз быстрее, чем я спустился по лестнице.

— Вы, конечно, поставили электромотор для подъёма кресла? — сказал я.

— Нет, — ответил он. — Я придумал такую систему приводов, с которой миссис Пью справляется без труда.

— Вчера я и мой кузен видели, как вы купались в озере. Глядя на вас, мне тоже захотелось поплавать.

— Когда придёте в следующий раз, искупаемся вместе. Но предупреждаю, вода в озере очень холодная.

Мы пожали друг другу руки, и я вышел из дома. Работник подвёл мне моего пони, миссис Пью накинула на меня уже сухой плащ, и я отправился в обратный путь. Противный дождь лил по-прежнему.

Кайл Коннор казался таким простым и открытым, да ещё был к тому же и калекой, что мысль о какой-либо связи между ним и убийством Глина Хьюса казалась нелепой и бессмысленной. Но тогда почему юноша следил ночью за его домом? И вряд ли всадники без причины оказались в роще у его усадьбы? Эти вопросы не давали мне покоя.

Во дворе меня встретил один только Даффи. Видимо, остальным надоели мои слишком частые отлучки. Я поднялся на сеновал и стал переодеваться. Вскоре пришёл Мадрин.

— Давайте вашу мокрую одежду, — сказал он, — я отнесу её просушиться. Я боялся, что вы опоздаете. Священник пригласил нас на чашку чая. Кстати, барышник вернулся.

Мадрин рассказал мне, что встретил священника, рассказал ему обо мне, и тот пригласил нас к себе на чай. Ведь я говорил, что очень хочу повидать барышника, и Мадрин искал предлог устроить это.

Мы сели на пони и поехали к священнику. Дорогой я поведал о своём визите в Тиневидд.

Отдав мокрые плащи служанке, мы прошли в гостиную, где нас приветствовал преподобный Изикел Браун, высокий представительный господин с пушистыми баками. Кроме нас на чай были приглашены ещё несколько гостей. Барышник ничем особенным среди них не выделялся. К моему глубокому сожалению, борода у него оказалась чёрной и аккуратно подстриженной, и он совершенно не походил на спутника светловолосого юноши.

Священник познакомил нас, сообщив, что он учился вместе с Хаггартом Баттом в Оксфорде. Последний стал вспоминать молодость и рассказал о какой-то их проделке со свиньёй, чем заставил преподобного Брауна густо покраснеть.

Я сел рядом с мистером Баттом, решив всё же прощупать его.

— Вы давно живёте в Уэльсе? — задал я первый вопрос.

— Никогда не жил в Уэльсе, — ответил он каким-то гнусавым голосом. — Я бываю тут наездами. К сожалению, хорошие лошади — в Уэльсе большая редкость.

— Я только вчера видел хорошую лошадь, — сказал я. — На ней ездит Эмерик Тромблей.

— На неё приятно смотреть, — отозвался Хаггарт Батт, — но только идиот может думать, будто она способна работать на пашне. Такие красивые лошади, как и красивые женщины, нужны лишь богатым людям.

— Каких лошадей вы предпочитаете? — продолжал я расспросы.

— Таких, которые могут долго и хорошо трудиться, — ответил он. — В Уэльсе их почти не встретишь. Чтобы их купить, надо ехать в Лайдсдейл или в Ланаркшир.

— Ланаркшир? — повторил я задумчиво. — Не там ли Роберт Оуэн начинал свой социальный эксперимент?

— Роберт Оуэн — это кто? — спросил мистер Батт. И вдруг подмигнул мне.

Это был Шерлок Холмс. Я узнал его.

ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ

Поздно вечером он явился ко мне на сеновал. Я зажёг свечу и предложил ему трёхногий стул. Шерлок Холмс сел и, осмотревшись, заметил, что я очень хорошо и удобно устроился.

Вытянув ноги, он посвятил меня в подробности того, как подготовил своё появление под видом барышника, торгующего лошадьми. Прежде всего он заручился рекомендательным письмом настоятеля собора Святого Павла к преподобному Брауну. Затем купил на ярмарке несколько лошадей и перегнал их в Пентредервидд. Здесь он арендовал пастбище у дяди Томоса и тётки Хафины уже как «старый друг» священника, чтобы не вызвать никаких подозрений. Я видел, что лицо его осунулось. Очевидно, ремесло барышника давалось ему нелегко.

Пришёл и мой черёд рассказать о проделанной работе. Я начал, естественно, со встречи с Бентоном Тромблеем, упомянул о лекции, на которой присутствовали юноша и его рыжебородый спутник, о Лиге по изучению и распространению идей Роберта Оуэна. Затем описал посещение места убийства Глина Хьюса, внешность Мелери Хьюс, найденные мной отпечатки следов и ночную поездку за всадниками, встречу с юношей-блондином и, наконец, свой визит к Кайлу Коннору.

Внимательно выслушав меня, Шерлок Холмс насмешливо улыбнулся.

— Мне кажется, Портер, — произнёс он, — на вас неизгладимое впечатление произвёл местный колорит: древние кельтские легенды и святые, водяные лошади, сказочные коровы и «огоньки смерти». Оставим их в покое и попробуем исключить из расследования тех, кто не вызывает никакого подозрения. Имеет ли какое-нибудь отношение к делу Кайл Коннор?

— Имеет, — твёрдо ответил я.

— Почему вы так полагаете?

— Потому что он потратил довольно много времени, чтобы убедиться, тот ли я человек, за которого себя выдаю.

— Значит, если человек подозрителен по отношению к кому-либо, то он, по-вашему, сам вовлечён в какие-то тёмные дела? Это хитроумная теория, но из неё существует огромное количество исключений. Теория не работает, Портер, если число исключений из неё превышает число случаев, подтверждающих её правильность.

— Но я имел в виду не только его подозрительность. Всадники и юноша следили за его домом сегодня ночью, и, поскольку сам он, будучи калекой, вряд ли мог выйти к ним, значит, они ждали какого-то его ночного гостя.

— Весьма возможно, — сказал задумчиво Холмс. — Пока что в нашем расследовании растёт число фактов и подозреваемых, но мы не можем связать их друг с другом. Найденные вами отпечатки ног предполагаемых убийц не дают ничего, потому что такую обувь носят все жители Уэльса. А что вы скажете о Бентоне Тромблее?

— Он искренен и наивен, как ребёнок.

— Примерно то же говорили о Роберте Оуэне.

— Мадрин считает, что он со временем станет таким же, как его отец. Я этому не верю. По-моему, он всегда будет бороться с теми жизненными принципами, которыми руководствуется его отец.

— Ну, мне пора уходить. — При этих словах Холмс поднялся. — Завтра мы поедем в Ллангелин, и я осмотрю место преступления. Потом я нанесу визит Кайлу Коннору. Какое впечатление произвёл на вас Эмерик Тромблей? Вы уверены, что он воплощение злого начала?

— Мне показалось, что он может причинить массу бед, даже не сознавая этого.

— Это можно отнести ко всем богатым людям. Жизнь наиболее испорченных из них — какая-то дикая смесь добрых и отвратительных поступков.

— Вы правы, сэр. Один из таких испорченных богачей положил букет цветов на могилу убитой им жены.

Шерлок Холмс задумчиво кивнул:

— Он мог так поступить… Вы в какое время завтракаете?

— Могу рано, могу поздно.

— К несчастью, священник встаёт очень поздно. Но я постараюсь прийти пораньше.

— Мы возьмём с собой Мадрина?

— Разумеется. Он нам очень нужен.

Я проводил гостя. Когда высокая фигура Холмса скрылась в дождевой мгле, я пошёл в дом, чтобы обсудить с Мадрином план на завтра.

— Под каким предлогом Шерлок Холмс явится в Тиневидд? — спросил он.

— Он барышник, торгующий лошадьми. У Коннора ферма, ему, конечно, нужны хорошие лошади.

Когда я проснулся утром, снаружи стояла тишина. Значит, дождь перестал, решил я. Я подошёл к окну. Всё вокруг было застлано густым туманом — уже в полутора метрах ничего не было видно. На Пентредервидд и окрестности опустился знаменитый туман, о котором в книге Джорджа Борроу я прочёл стихи великого валлийского поэта четырнадцатого века Дафидда ап Гвилима:

Из преисподней пар.

Поднявшийся в наш мир,

Чтоб дьявольским покровом

Душить нас, как вампир!

Прочь, мерзкое дыхание,

Прочь, мглистая орда.

Прочь, паутина липкая,

Покрывшая холмы и города!

Как писал этот поэт, туман подобен «океану неизвестности», — впрочем, он же назвал его «раем для воров», когда под покровом тумана происходят «несчастья, безумства и преступления». Глядя на эту белёсую мглу, я подумал, что Мадрин, наверное, имел в виду такую погоду, когда говорил, что в иные минуты древние кельтские божества вновь спускаются на землю и живут с нами рядом.

Я оделся, прошёл на конюшню и подбросил сена нашим милым пони. В хлеву Даффи доил одну из коров. Сегодня животные останутся дома. В такую погоду коров не выгоняют на пастбище. Из тумана вдруг вынырнула какая-то фигура. Это оказался Мадрин, пришедший узнать, встал ли я.

На кухне в печи горел огонь. Мервин расставляла посуду. На лицах детей сияли улыбки, словно никакого тумана не было и в помине. Когда мы позавтракали, появился Шерлок Холмс. Он уже успел заглянуть на ферму к дядюшке Томосу и привёл трёх лошадей, на которых мы должны были отправиться в путь. Моя лошадь была под седлом, Шерлок Холмс и Мадрин ехали без сёдел. Мы обогнули деревню, совершенно не видную в тумане, и я вспомнил валлийскую легенду о затонувшем селении, в котором вечно продолжал звонить колокол. Первым двигался Мадрин, за ним Холмс, последним — я.

Выбравшись на дорогу, мы поехали быстрее. Впереди нас в тумане послышался топот копыт. Потом показались размытые очертания всадника. Он, как призрак, скользнул мимо. Мадрин крикнул, обернувшись: «Привет, Уэйн!», и тот откликнулся: «Привет, Дафидд». Я понял, что Уэйн Веллинг и в такую погоду трудится, выполняя приказы хозяина.

Озеро так же было скрыто от глаз, как и всё остальное. Вокруг стояла глухая, зловещая тишина. Мы двигались гуськом по овечьей тропе. Стал отчётливо слышен шум водопада, и мы начали крутой подъём на Ллангелин. Лошади преодолевали его с гораздо большим трудом, чем пони.

Когда мы подъехали к источнику со святой водой, Холмс соскочил на землю и начал кропотливый осмотр местности. Туман не позволял видеть дальше одного-двух метров, поэтому Холмсу пришлось буквально прощупать каждый квадратный сантиметр возле каменных развалин и кустарников. Он то приседал, то сгибался в три погибели, то становился на колени и припадал к земле, опираясь на руки. Из тумана временами слышались его восклицания, а иногда даже целые фразы, но их нельзя было разобрать.

Наконец Холмс вернулся к нам и, протянув вперёд руку, разжал её — на ладони лежал серебряный флорин.

— Вот, — сказал он, — нашёл там, где вы обнаружили следы. Монетка была втоптана в землю тем, у кого были деревянные башмаки с круглыми носами. Он, очевидно, нервничал и потряхивал в кармане мелочью, и монетка выпала. Интересно, что значит для валлийца монетка в два шиллинга?

— Она ничего не значит лишь для англичанина, — с горечью отозвался Мадрин.

— Вы были правы, — объявил Холмс, обращаясь ко мне, — подковки на башмаках с круглыми носами совершенно новые.

— Простите, сэр, — сказал я, — но мне, как и очень многим, кажется, что появление Глина Хьюса ночью в такой глухой местности нельзя объяснить какими-то разумными причинами.

— Вы опять не желаете рассуждать логически, Портер, — упрекнул меня Холмс. — Всё как раз наоборот: у него была какая-то причина для встречи именно здесь. Во-первых, это место практически никем не посещается, и во-вторых, оно хорошо скрыто от глаз посторонних. Вряд ли вы найдёте ещё одно такое место во всей округе. Другое дело, что и убийцы выбрали его примерно на том же основании.

— Но зачем ему понадобилось встречаться с убийцами?

— Конечно, он не знал, что они собираются его убить, и шёл сюда с какой-то целью.

— Видимо, его интересовало что-то очень важное, — заметил я.

— Совершенно верно. Какого рода информация могла показаться ему столь важной, что он ради неё пошёл сюда?

Я покачал головой.

— Что больше всего заботило Глина Хьюса в тот момент?

— Конечно, настойчивые ухаживания Эмерика Тромблея за его дочерью, — ответил я.

— Значит, можно предположить, что кто-то обещал рассказать ему о новых планах Эмерика Тромблея в отношении его дочери. Это был не деревенский житель, хотя бы потому, что Хьюсу не потребовалось бы идти так далеко, чтобы поговорить с ним. Значит, этот человек хотел, чтобы об их встрече никто не знал. Кто бы это мог быть?

— Тот, кто работает у Эмерика Тромблея, — подсказал я.

— Верно, — кивнул Холмс. — Может быть, слуга или работник с фермы, якобы случайно подслушавший разговор и давший знать Хьюсу, что собирается сообщить ему нечто важное. Он просил Хьюса сохранить всё в строгой тайне. Вот почему тот отправился сюда, причём пешком.

— Но это значит, что убийцы таким путём заманили его в ловушку, — догадался я.

— Скорее всего, так, — сказал Холмс. — Но если нам более или менее ясны причины его прихода сюда, то нам совершенно неизвестны побуждения убийц. Если бы мы знали это, мы раскрыли бы всё дело. Будем же терпеливо собирать факты в надежде найти ключ к загадке.

— Святой Селин накажет убийц, — тихо проговорил Мадрин.

— Будем надеяться и на это, — сказал Шерлок Холмс, — потому что наказание убийц, оставивших такие скудные улики, действительно требует вмешательства сверхъестественных сил.

Он подошёл к источнику и, зачерпнув воды, задумчиво попробовал её. Мы сели на лошадей и стали медленно спускаться вниз по крутой тропе. Вскоре мы подъехали к Тиневидду.

Кайл Коннор поджидал нас на верхней площадке лестницы.

— Я получил записку от священника, — сказал Коннор, пожимая Холмсу руку, — в которой он пишет, что вы играете в шахматы. Вы лондонец?

— Никогда там не был, — не моргнув глазом ответил Холмс. — Кардифф и Бринтоль — главные пункты моей деятельности, хотя иногда я совершаю поездки на север, но не в Шотландию, имейте в виду. В Шотландии можно тратить свои шиллинги; вырвать у шотландца шиллинг — дело абсолютно безнадёжное.

— Хаггарт Батт — странное имя, — заметил Коннор.

— Мои предки, — усмехнулся Холмс, — делали дубинки и умели постоять за себя в кулачном бою.

— Думаю, что и вы умеете это делать, — сказал Коннор, окидывая взглядом атлетическую фигуру Холмса. — В ваших жилах есть валлийская кровь?

— Никаких достоверных сведений об этом не имеется, — ответил Холмс, — но, быть может, кто-нибудь и подпустил капельку для закваски.

Кайл Коннор откинулся в кресле и захохотал во всё горло.

— Вторая странность — это сочетание в одном лице барышника, торгующего лошадьми, и шахматиста. Не хотите сыграть со мной партию до обеда?

— Я к вашим услугам, — с готовностью согласился Холмс.

— А вы, молодые люди, — обратился к нам Коннор, — будете смотреть на нашу игру или посидите в библиотеке?

Мы избрали библиотеку. Я был поражён, как, впрочем, и Мадрин, количеством книг в библиотеке Коннора и тонким их подбором. Два часа пролетели совершенно незаметно, и только чувство голода заставило нас оторваться от книг.

Вдруг из гостиной послышался громкий смех Коннора.

— Изумительно! Просто изумительно! — воскликнул он и потом, уже тише, сказал: — Ни за что не стану покупать у вас лошадей. Вы дьявольски хитры, мой друг!

За столом Коннор и Холмс оживлённо обменивались сведениями о различных породах лошадей, об их достоинствах и недостатках. Мне было ясно, что Холмс проходит проверку — точно так же, как и я вчера.

— Что это вы сегодня притихли, дорогой Джонс? — вдруг обратился ко мне Коннор. — Неужели вас не интересуют лошади?

— Всё, что я знаю о лошадях, — отозвался я, — сводится к двум простым вещам: на них можно ездить верхом и их можно запрячь в карету или телегу.

— А вот мистер Батт знает о лошадях почти всё. Вы давно с ним знакомы?

— Со вчерашнего вечера: мы с Дафиддом познакомились с ним в доме священника. Он предложил нам проехаться на его лошадях, и мы согласились. Я хотел отказаться, увидев, какой сегодня туман, но Дафидд настоял на поездке, потому что валлиец никогда не нарушает данного обещания.

Когда мы встали из-за стола, Коннор спросил Холмса, долго ли он намерен пробыть в Уэльсе, и тот ответил, что всё зависит от того, как пойдут дела. Во всяком случае, в будущий вторник он ещё будет на ярмарке в Ньютауне. Коннор выразил надежду, что ему удастся взять реванш у Холмса в самое ближайшее время, и тот обещал продолжить их неофициальный шахматный матч.

Коннор опять продемонстрировал нам свой механизм спуска и подъёма кресла, и мы вышли на крыльцо.

Пожилой работник подвёл к крыльцу наших лошадей и неожиданно обратился к Холмсу:

— Миссис Пью просила меня поговорить с вами. Она очень обеспокоена. Я её муж и служу управляющим у мистера Коннора.

— Пожалуйста, говорите. Мы вас слушаем, — ответил Холмс.

— Прошлой ночью кто-то чуть не пробрался в наш дом.

— Вы сказали об этом мистеру Коннору?

— Он только махнул рукой и расхохотался. Но я-то знаю, что кто-то действительно пытался залезть на второй этаж и проникнуть в его комнаты. Мы очень волнуемся и боимся за него. Он такой добрый человек и хороший хозяин.

Попросив Мадрина подержать лошадей, мы с Холмсом пошли следом за мистером Пью и завернули за угол дома.

— Вот здесь незнакомый человек пытался взобраться на второй этаж, — показал мистер Пью. — Наша комната на первом этаже, и, услышав шум, я вышел из дома. Вижу, он карабкается наверх. Я побежал будить мистера Коннора, а он говорит, что это мне приснилось и что в плотно закрытые окна никто не может пробраться. Но я всё видел своими глазами. Что нам теперь делать, сэр?

Холмс всё очень тщательно осмотрел и, показав мне на земле, не поросшей травой, отпечаток руки возле самого фундамента, словно кто-то крался на четвереньках, проговорил:

— Вы очень хорошо сделали, мистер Пью, что обратились к нам. Пожалуйста, ничего не говорите мистеру Коннору и успокойте вашу жену. Мы обязательно постережем ваш дом сегодня ночью.

— Спасибо, сэр, — просиял управляющий. — Жена будет очень рада.

— Скажите, вы помните тот день, когда был убит Глин Хьюс?

— Никогда его не забуду, — мрачно заявил мистер Пью.

— Может быть, кто-нибудь из работников или вы видели незнакомцев, идущих к Ллангелину?

— Нет, сэр, мы не видели. Полиция уже спрашивала об этом. Туда почти никто не ходит. Незачем.

Мы сели на лошадей и выехали на дорогу.

— Не представляю, как можно взобраться на второй этаж. Не по лозе же дикого винограда? — сказал я.

— Если бы вы прошли немного дальше, Портер, — отозвался Холмс, — то увидели бы железную трубу. Она, правда, скрыта под диким виноградом.

— Я её тоже заметил, — упорствовал я. — Но я не представляю, как можно вскарабкаться по ней на второй этаж.

— Да, обычный вор вряд ли стал бы это делать, — проговорил задумчиво Холмс. — Но в этом деле вообще много необычного. По-моему, мы столкнулись с какой-то тайной организацией, Портер, у которой обширные связи как в Уэльсе, так и в Англии. Тот, кто ею управляет, очень умён. Он, например, ловко прикрывается Лигой по изучению и распространению идей Роберта Оуэна. Я уверен, что он находится здесь.

— Здесь, в Тиневидде?

— Я имел в виду Ньютаун, Трегинон, Лланфер, Карно, Лланидло или Пентредервидд. Где-то внутри круга, который образуют эти города и деревни, находится и руководитель этой организации.

— Неужели в этой тихой деревенской местности зреет заговор?

— В этой тихой местности, Портер, всего пятьдесят лет назад бушевало восстание чартистов, вызванное безработицей. То же самое мы наблюдаем сейчас. Тогда чартисты захватили Лланидло и удерживали его десять дней, пока правительственные войска не навели порядок.

— Был ведь ещё и бунт «ребекк»?

— В этой местности «ребекки» не появлялись. Они очень активно действовали на юге Уэльса, в Кармартеншире и Пембрукшире.

— Если предположить, что Коннор — глава заговора, то как объяснить слежку за его домом и попытку вломиться к нему в дом кого-то, кто связан с «ребекками»?

— Этого я не знаю, — сказал Холмс. — Возможно, ни «ребекки», ни Коннор не имеют никакого отношения к тайной организации. Ложитесь-ка лучше спать. Вам, Портер, и вам, Мадрин, — Шерлок Холмс повернулся к нему, — придётся провести сегодня ночь, следя за домом Коннора. Я сегодня вечером уезжаю в Бармут, но завтра вернусь, и мы обсудим, что делать дальше.

— А мне ещё надо сочинить стихотворение в память покойной Элинор Тромблей, — вспомнил Мадрин. — Представляю, какой поднялся бы шум, если бы я сказал, что она была отравлена. Хотя валлийский язык гостям Тромблей-Холла практически неизвестен, кто-нибудь, может быть, и догадался бы.

— А скажите-ка, — вдруг оживился Холмс, — это по-валлийски.

— Cafodd ei llofruddio.

— Великолепно! — воскликнул Холмс. — Но поберегите эту фразу до другого случая. Пока ещё рано раскрывать карты.

ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ

Пока мы добирались до дома, я обсудил с Холмсом, каким образом нам с Мадрином лучше всего организовать слежку. Я считал, что надо держаться как можно ближе к дому.

Холмс согласился со мной и посоветовал обратить особое внимание на подходы к дому со стороны озера и оставить без внимания подходы со стороны дороги и хозяйственных построек.

— Внимательно наблюдайте за обстановкой и ничего не предпринимайте до тех пор, пока что-нибудь не случится, — добавил он.

Когда мы оказались во дворе дома Мадрина, Холмс дал Даффи шестипенсовик, чтобы он отвёл лошадь Мадрина на пастбище — мальчик был, конечно, в восторге, — простился с нами и поехал на полустанок, где намеревался сесть в поезд, оставив свою лошадь в конюшне при гостинице «Красный лев».

Я забрался на сеновал и попытался заснуть. Мадрин заявил, что не будет спать, а поработает над стихотворением. Перепробовав несколько способов заставить себя заснуть, я встал и пошёл в дом.

Мадрин пожаловался, что никак не может найти нужный тон стихотворения. Ему хотелось выразить в нём чувство утраты — Элинор Тромблей была доброй, прекрасной женщиной, помогавшей десяткам людей, — но мешало то, что придётся читать стихотворение перед людьми, которые этого чувства не испытывают.

— Почему это вас так заботит? — удивился я. — Пишите, как чувствуете. Представьте себе, будто вы читаете перед валлийцами, перед теми, кому она помогала.

— Думаю, что это не понравится Эмерику Тромблею. Он любит, чтобы в стихах были красивые слова и ритм.

— Вот поэтому у вас ничего и не получается, — сказал я. — Постарайтесь как можно искреннее выразить чувство утраты, а форма придёт сама. Быть может, это сумеет оценить и Эмерик Тромблей.

Я прошёл на кухню, где за столом сидели Меган и Гвенда, и мы затеяли игру: я показывал рукой на кресло и спрашивал: «Что это?», девочки повторяли вопрос по-валлийски: «Beth ydy hwn?» — и отвечали на него: «Cadair ydy hwn» — «Это кресло». Благодаря этой весёлой игре я узнал много новых слов.

Перед тем как отправиться в дозор, мы решили заглянуть в «Старую таверну». Здесь было полно народу. Видимо, густой туман не мешал людям найти сюда дорогу.

Мы взяли по кружке пива и стали искать, куда бы сесть. Пробираясь между столиками, я заметил Айорана Вогана, который махал нам рукой. Мы подошли к нему.

— Я нашёл его, — сказал он тихо.

— Кого? — не понял я.

— Ну, того малого, у которого деревянные башмаки с квадратными носами. На кожаном верхе точно вышиты рыбки. Его зовут Рис Парри, он двоюродный брат Джека Парри. Сидит вон в том углу. — Воган указал головой в сторону.

Я повернулся и увидел тёмно-рыжего мужчину с бородой.

— Он не говорил, откуда приехал? — осведомился я.

— Не знаю, — ответил Воган. — Я с ним не разговаривал.

— Я попробую узнать. — Мадрин поднялся и пошёл к столу, за которым сидел рыжий мужчина.

Я сел рядом с Воганом и стал наблюдать за рыжебородым. За его столом расположились несколько человек, они о чём-то оживлённо беседовали по-валлийски, но Рис Парри не принимал участия в разговоре. Подняв глаза к потолку, он внимательно рассматривал окорока и колбасы, как будто они были гораздо интереснее людей, окружавших его.

— Ваши башмаки готовы, — сказал Воган с гордостью.

— Прекрасно! — обрадовался я. — Как раз вовремя. Я зайду за ними завтра.

— Зачем завтра, когда можно сегодня, — возразил Воган. — Скажите, когда будете уходить, я пойду вместе с вами.

В потоке долетавшей до меня речи я вдруг различил своё имя — Айорверт Джонс. Мадрин повернулся и крикнул: «Идите сюда, Айори!», его поддержали несколько голосов: «Идите к нам!» Я поблагодарил Вогана за башмаки и за сыскную работу и, прихватив стул, пошёл к столу Мадрина. Все немного потеснились, и я сел рядом с Мадрином. Он, оглядев всех, сказал:

— Мы говорим о том, кто где родился. У нас в Уэльсе многие живут всю жизнь там, где родились. А как в Лондоне?

— В Лондоне в общем-то так же. Если человек родился в каком-то районе, то он учится в школе, которая находится неподалёку, старается найти работу поближе к дому, женится на девушке, живущей рядом, и их дети рождаются в том же районе, где родились и они сами.

— Ну, это прямо про меня, — улыбнулся Мадрин. — Я и моя жена родились в Пентредервидде, и наши дети родились здесь же. А где родились вы? — вдруг обратился Мадрин к молчавшему Рису Парри.

— В Бангоре, — ответил тот.

Все очень удивились и стали переглядываться, потому что Бангор находился далеко, на севере Уэльса.

— Мне бы очень хотелось побывать в вашем городе, — сказал я. — Говорят, это очень красивый город. Он ведь стоит на берегу пролива Менаи? Там вроде есть собор и университет.

— Университет — ерунда, — скривился Рис Парри, — собираются в бывшем отеле и слушают разную болтовню. Да и город известен только потому, что люди приезжают туда подышать морским воздухом.

На этом он замолчал и не проронил больше ни слова до тех пор, пока вся его компания не потянулась к выходу. Он также молча вышел вместе с ними.

Мы завернули к Вогану, он попросил меня примерить башмаки и остался очень доволен, когда я сказал, что ногам в них очень удобно. Из дома сапожника я вышел в новых башмаках, потому что мои здорово промокли. Мы сели на своих пони и поехали в Тиневидд.

Привязав пони в рощице, как это делал я позапрошлой ночью, мы пешком прошли к дому Кайла Коннора.

Гервин Пью уже поджидал нас. Мы устроились в небольшом сарайчике у ворот, сквозь щели которого хорошо были видны сам дом и подход к нему со стороны озера и лужайки. Управляющий постлал на пол солому и принёс две охапки сена, так что один из нас мог подремать, пока другой следил за домом.

«Пар из преисподней» по-прежнему скрывал от глаз лужайку и берег озера. По ним могла бы пройти незамеченной толпа людей, если бы не прекрасная слышимость: даже хруст сучка под ногой в тумане разносился на значительное расстояние.

Медленно текли ночные часы. Мы сменяли друг друга, но вокруг была всё та же глухая тишь, лишь изредка нарушавшаяся уханьем совы. Её крик напомнил мне сигнал, который «ребекки» подавали юноше. Я обратил на это внимание Мадрина, но он заверил меня, что сумел бы отличить звукоподражание. Он сказал ещё, что, по валлийским поверьям, крик совы предвещает смерть, но я встал на защиту этой хищной птицы, потому что она охотится на грызунов, которые уничтожают урожай и распространяют болезни.

Пока я бодрствовал, мои мысли занимал вопрос, что заставило Риса Парри убить Глина Хьюса, — в том, что это сделал он, я теперь почти не сомневался, хотя башмаков с такими, как у него, носами были тысячи, — и, самое главное, что связывает его с Эмериком Тромблеем. Ведь обычно наёмный убийца, выполнив свою гнусную работу и получив вознаграждение, стремится уехать как можно дальше от места преступления. И ещё меня очень интересовало, какую роль играет юноша по имени Олбан Гриффитс во всех этих делах. Что, например, он делает сегодня ночью? Сидит себе в комнате на ферме на вершине холма или опять крадётся куда-то в ночной темноте?

Наконец стало потихоньку светать. Туман вроде бы немного поредел, и видимость чуть-чуть улучшилась. Горячо поблагодарив, миссис Пью позвала нас на кухню и накормила вкусным и обильным завтраком.

Гервин Пью привёл нам пони, и мы отбыли, заверив управляющего, что придём сторожить дом следующей ночью. Ещё я попросил его хранить наш уговор в тайне от хозяина.

— Значит, юноша и рыжий мужчина остановились на ферме Джека Парри. Он ничего не рассказывал о них? — спросил я Мадрина по дороге обратно.

— Во всяком случае, я ничего не слышал, — ответил Мадрин. — От его жены Гвен все узнали только, что у них живёт этот юноша.

— Интересно, есть вблизи фермы Джека Парри другие фермы?

— Конечно, есть. Одна на склоне холма, другая чуть подальше и ближе к Пентредервидду. Я уже говорил вам, что среднее расстояние между фермами здесь несколько миль. А что, собственно, вас интересует?

— Мне хотелось бы знать, чем занимается юноша днём. А Рис Парри — всё время ли он живёт на ферме? Устроился ли на работу или всё ещё её ищет? И кто бывает на ферме?

Мадрин нахмурился и несколько минут молчал. Истолковав это по-своему, я добавил:

— Очевидно, следить за фермой Джека Парри трудно, потому что она расположена на открытом месте?

— Да нет, — ответил Мадрин. — Давайте-ка заедем к Чарльзу Эвансу, его ферма ближе.

Нам сказали, что он на выгоне доит коров, и мы отправились туда. Мадрин познакомил нас, они поговорили о чём-то на валлийском, и Чарльз Эванс, окинув меня взглядом, произнёс с усилием по-английски:

— Мы были большими друзьями с Глином Хьюсом.

Когда мы возвратились на дорогу, ведущую в Пентредервидд, Мадрин сказал:

— Оказывается, Эванс и сам заинтересовался гостями Джека Парри. Кто-нибудь из его троих работников — обещал он мне — будет смотреть за фермой Парри ночью, и все они, само собой, днём. Кроме того, он посидит с Джеком за кружкой пива и постарается что-нибудь разузнать. Джек у нас славится своей болтливостью. С хозяином другой фермы я в плохих отношениях, но Эванс обещал сам поинтересоваться у него, не заметил ли он чего-нибудь.

Мы вернулись домой, и Мервин ещё раз усадила нас за стол. После этого я пошёл к себе на сеновал вздремнуть.

Меня разбудил Мадрин. Он сообщил, что получил с посыльным, местным фермером, возвратившимся из Ньютауна в Пентредервидд, записку от Джона Дэвиса. Тот побывал, как нам и обещал, на лекции о Роберте Оуэне, но не видел в зале ни Риса Парри, ни Олбана Гриффитса.

Затем мы заглянули в «Старую таверну» — послушать последние сплетни. В таких местах всегда есть вероятность услышать что-нибудь интересное.

Мадрин тихо переводил мне разговоры присутствующих. Жена плотника отказалась работать вместе с женой булочника в благотворительном комитете при церкви. Две семьи поссорились из-за собак. Но гвоздём дня была ссора между Эдвином Томасом, владельцем «Сказочной коровы», и кузнецом Дейвидом Беваном. Томас обвинил Бевана в краже граблей, на что Беван велел ему передать: «Да мне твои грабли даром не нужны. Можешь прийти и сам убедиться. А если ты такой растяпа, что проворонил грабли, то я тут ни при чем». Когда жена Томаса услышала это, она вдруг вспомнила, что отдала грабли соседке. Томас так рассердился, что третий день не разговаривает с женой, но извиниться перед кузнецом отказался, заявив: «Он бы их украл, будь у него такая возможность».

Мы посидели в таверне ещё полчаса и пошли домой. Шерлок Холмс вернулся в четвёртом часу. Как заправский барышник, он вёл за собой на поводу ещё двух лошадей. Поднявшись на сеновал, он внимательно выслушал мой рассказ о Рисе Парри. Я спросил, что нового он узнал в Бармуте.

— Ничего, — ответил он. — Организовалось ещё одно общество друзей по интересам. Вы не находите, Дафидд, — обратился он с улыбкой к Мадрину, — что всякие общества и клубы в Уэльсе растут, словно грибы после дождя?

— Общества друзей по интересам — одни из самых старых и наиболее уважаемых в нашем крае, — пояснил Мадрин.

— Это так, — кивнул Холмс. — Многие организованы ещё в начале прошлого века. Некоторые носят вычурные названия: «Великая ложа друидов». Все эти общества борются против пьянства, заботятся об улучшении социальных условий и развитии образования.

— В этом нет ничего плохого, — заметил Мадрин.

— Весьма возможно, — согласился Холмс. — Но вот что интересно: все эти общества помогают Лиге по изучению и распространению идей Роберта Оуэна.

— Почему бы нет? — пожал плечами Мадрин. — Лига делает доброе и полезное дело.

— Вы уверены, что Лига не занимается ничем, кроме лекций и докладов?

— Конечно.

— Это только на первый взгляд. Чутьё подсказывает мне, что здесь что-то не так. Мы столкнулись с очень сильным противником, Портер. Мне пока трудно решить, имею ли я дело с мощным интеллектом или с дьявольской хитростью.

— С чрезвычайно хитрой личностью, — отозвался я, — причём склонной к излишним сложностям.

— Вы, конечно, имели в виду случай на Еврейском рынке, не так ли? — Когда я кивнул, Шерлок Холмс продолжал: — Вероятно, это была отработка какой-то предстоящей операции. Могу сказать, что наш противник — прекрасный организатор.

— Ещё один Мориарти, — предположил я.

— Нет-нет, — покачал головой Холмс. — Этот человек сумел охватить щупальцами своей организации весь Уэльс. Мориарти с этим бы не справился. Скажите мне, Мадрин, — снова обратился к валлийцу Холмс, — кто из известных вам лиц обладает незаурядным интеллектом, замечательным талантом организатора и немалыми средствами, чтобы финансировать свою организацию? Кто бы это мог быть? Мой друг, преподобный Изикел Браун?

— Кто угодно, только не он, — запротестовал Мадрин. — Во-первых, он не богат, а во-вторых, он такой скверный организатор, что запутался даже с учётом пожертвований на церковь.

— Эмерик Тромблей? — продолжал допытываться Холмс.

— Он очень богат, но руководство тайной организацией мешало бы ему заниматься бизнесом. Он вообще против политики. Друзья предлагали ему выдвинуть свою кандидатуру в парламент против полковника Прайс-Джонса, но он отказался. Его интересуют лишь доходы от рудников, шахт и ферм.

— Его управляющий Веллинг?

— Да, он хороший организатор: всё управление шахтами, рудниками и фермами находится в его руках. Но, к сожалению, он не богат. Я даже думаю, что он получает довольно скромное жалованье. Вот почему его так ценит Эмерик Тромблей. Английские лендлорды вообще предпочитают иметь дело с валлийцами: те работают до седьмого пота, живут в скверных условиях, плохо питаются и ни на что не жалуются.

— Что вы могли бы сказать о Кайле Конноре?

Мадрин помолчал, обдумывая ответ.

— Он, безусловно, человек богатый, и у него масса свободного времени. Но ведь у него парализованы ноги. Разветвлённая организация требует постоянных поездок. В его положении они невозможны. Или я ошибаюсь?

— Есть и другие богатые люди и предприниматели, — сказал Холмс. — Например, семейство Прайс-Джонс из Ньютауна. Их фабрики экспортируют товар за пределы страны. Не могли бы они взять на себя руководство организацией?

Мадрин решительно покачал головой.

— Сэр Прайс, конечно, блестящий организатор. Он начинал с мануфактурной лавки, а теперь продукция его фабрик известна по всему миру. Но сейчас он уже старый человек и отошёл от дел. Говорят, он впал в старческий маразм. Его старший сын, полковник, управляет производством, заседает в парламенте, так что ему не до заговоров.

— Кто ещё? — настаивал Холмс.

— Есть ещё владельцы поместий, но никто из них не может сравниться по богатству с Эмериком Тромблеем.

— Как бы там ни было, — заключил Холмс и встал, — где-то совсем недалеко от нас находится руководитель мощной организации. Хорошенько поразмыслите над тем, кто бы это мог быть.

К заходу солнца туман исчез, словно его и не бывало. Небо на западе стало голубым, по нему плыли прозрачные облачка, и не верилось, что мы два дня прожили в тумане, когда ничего нельзя было видеть на расстоянии вытянутой руки.

— Мы и сегодня поедем в Тиневидд? — осведомился я.

— Конечно, — ответил Холмс. — Необходимо исследовать каждую возможность, чтобы найти ключ к загадке.

Мы с Мадрином ещё раз заглянули в «Старую таверну» в надежде узнать что-нибудь о Рисе Парри, но вернулись ни с чем.

Оставив лошадь Холмса и наших пони в приглянувшейся нам рощице, мы пришли пешком в Тиневидд.

Нас опять поджидал Гервин Пью. Ночь была лунной, и Шерлок Холмс разместил нас немного иначе, чем вчера. Я остался в сарайчике и должен был наблюдать за берегом озера и домом. Мадрин занял пост позади хозяйственных построек, а Шерлок Холмс выбрал такое место, с которого мог видеть всю панораму целиком.

Ветер стих, гладь озера казалась почти зеркальной. Стемнело. Где-то за озером опять заухала сова и смолкла. В доме погасили свечи, и в мире разлились тишина и покой.

Я изредка посматривал на часы. Когда стрелка подошла к двенадцати, я начал клевать носом. Проснулся я от крика совы, прозвучавшего где-то совсем близко.

Посмотрев на дом, я не поверил своим глазам: из раскрытого окна второго этажа, цепко ухватившись руками за железную трубу, спускалась фигура в купальном костюме. У меня не было никаких сомнений, что это Кайл Коннор.

Достигнув земли, он встал на руки, пересёк довольно быстро лужайку и по мосткам осторожно спустился в воду. Луна зашла за горизонт, и стало совсем темно.

Вдруг я заметил на тёмной воде ещё более тёмное пятно. Оно двигалось от противоположного берега к нам. Секунда — сверкнула вспышка, и прогремел выстрел. Я кинулся к озеру, и в этот момент за первым выстрелом последовали другие. Ко мне подбежал Мадрин, и мы стояли, напряжённо вглядываясь в темноту, пытаясь понять, что же происходит. Несколько в стороне от нас тоже прозвучало несколько выстрелов, и я понял, что это стреляет Холмс. Он сделал ещё два выстрела, после чего наступила тишина, которую нарушил громкий всплеск воды на озере.

Подошёл Холмс, и мы втроём стали ждать дальнейших событий.

— Давайте спустим на воду лодку, — наконец предложил Мадрин.

— В темноте мы не сможем ничего рассмотреть, — возразил Холмс. — Кроме того, противоположный берег сильно зарос кустарником. Поедем на лодке, когда рассветёт.

— Итак, к двум убийствам прибавилось третье, — подытожил я с горечью.

— Пока мы можем утверждать только, что на Коннора было совершено покушение. Когда он стал спускаться из окна, прозвучал сигнал — крик совы, и от противоположного берега отплыла лодка, в которой сидел тот, кто намеревался его убить.

— Что же теперь делать? — спросил я.

— Ждать, — ответил Холмс. — Может быть, он позовёт на помощь, может быть, ещё вернётся. И конечно, ждать, когда рассветёт.

Выстрелы разбудили весь дом. Мы слышали, как миссис Пью кричала: «Y tylluan! Y tylluan! Сова! Сова!» Женщина была уверена, что зловещий крик совы оповещал о гибели Коннора. До рассвета в доме никто не сомкнул глаз.

Когда взошло солнце, Холмс решил, что пора действовать:

— Попытаемся расследовать события этой ночи. Очень хотелось бы знать: драма это или низкий фарс?

ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ

Я взялся за вёсла, Шерлок Холмс сел на носу и отдавал приказания, а Мадрин расположился на корме. Лодка двигалась по периметру озера от того места, где ночью стоял Шерлок Холмс. Он просил меня держаться как можно ближе к берегу. Я понимал, что он надеялся обнаружить то место, где Коннор мог выбраться на сушу; в то же время Холмс хотел остаться незамеченным, потому что в этой открытой местности любой человек с биноклем мог хорошо видеть, кто находится в лодке.

Достигнув точки, противоположной мосткам фермы Коннора, мы заметили поломанные кусты. Проехав чуть дальше, мы пробрались сквозь кустарник к тому месту, и Холмс начал свой скрупулёзный осмотр. Прежде всего он обнаружил капельки крови на листьях, а затем и лошадиный помёт. Это доказывало, что лошади стояли здесь долго.

— Интересно, что мы не слышали ни лошадиного ржания, ни фырканья, — отметил Холмс.

Мы с Мадрином кивнули, и он добавил:

— Обратите внимание, что нет следов от копыт.

— Они были обернуты тряпками, — сказал я.

— Очевидно, — согласился Холмс. — Судя по количеству помёта, лошадей было три. Когда Коннор достиг берега, двое друзей помогли ему выбраться из воды и посадили на лошадь.

Я обшарил вслед за Холмсом поросший густым кустарником берег. Действительно, на мокром песке были следы сапог. Причём оба друга Коннора, очевидно, вошли в воду и вытащили его на берег. Я вернулся к Холмсу и Мадрину.

— Мне кажется, Коннор серьёзно не пострадал, — сказал я. — Это удивительно, ведь стрелявший разрядил в него целую обойму.

— Коннор прекрасный пловец, Портер, — отозвался Холмс. — Он, очевидно, нырнул, когда раздался первый выстрел. Это спасло ему жизнь. Ну а теперь попытаемся найти место, где спрятана лодка тех, кто на него покушался.

Мы опять направили нашу лодку вдоль берега. Я бы ничего не заметил, если бы не Холмс. Он попросил меня повернуть назад, и мы нашли под нависшими над водой ветвями странный предмет, похожий на большой таз неправильной формы.

— Это же коракл! — воскликнул Холмс. — Как это я не догадался сразу! Скажите, Мадрин, часто местные жители пользуются такими лодками?

— Ни разу не видел такую, — ответил Мадрин. — Не представляю, как тот, кто находился в ней, притащил её сюда и остался незамеченным.

— Видимо, он смастерил её прямо на месте, — заключил Холмс. — Посмотрите, прутья совсем свежие.

Лодка была сделана из прутьев ивняка и орешника и обтянута просмолённой парусиной. Это судёнышко могло в любую минуту перевернуться или, зачерпнув воды, пойти ко дну. Я даже отчасти с восхищением подумал о человеке, который плыл в ней, да ещё и стрелял при этом. Холмс показал нам две дырочки в борту лодки.

— Когда я начал стрельбу и попал, сидевший в лодке спрыгнул в воду. Это также помогло Коннору спастись. Блокнот с вами, Портер? Зарисуйте коракл. Между прочим, такие лодки делали ещё до прихода римлян.

Пока я выполнял замеры и набрасывал эскиз, Мадрин и Холмс обсуждали вопрос, что делать с лодкой и как не вызвать подозрений убийцы.

— Это не имеет теперь никакого значения, — сказал я. — Когда тот, кто плыл в ней, обнаружит, что лодки нет на месте, он сразу всё поймёт.

— Не думаю, что он вернётся, — возразил Холмс. — Вероятно, лодка сослужила свою службу. Но если он даже вернётся, пусть думает, будто её взяли друзья Коннора. Чем больше неопределённости, тем лучше.

Мы спрятали коракл в другом месте и, так же вдоль берега, вернулись к мосткам.

Увидев нас, миссис Пью сообщила:

— Мистер Коннор прислал записку, — и отдала её Холмсу.

Он прочитал её и передал мне. Вот её текст:

«Неожиданно получив от своих друзей письмо, я вынужден немедленно покинуть дом. Прошу обо мне не беспокоиться. Надеюсь, в моё отсутствие всё будет в порядке и в доме, и в хозяйстве. Я напишу Вам, как только станет ясно, сколько времени продлится моя поездка».

— Это точно его рука? — спросил Холмс.

— Конечно. — заверила миссис Пью. — Я хорошо знаю его почерк.

— Ну что ж, — сказал Холмс. — Я рад, что ночное приключение закончилось благополучно.

Кервин Пью подвёл нам лошадей, мы сели на них и поехали в Пентредервидд.

— Коннор находится где-то недалеко отсюда, — проговорил задумчиво Шерлок Холмс. — Интересно, задержится ли он тут надолго или отправится дальше. Надо будет поспрашивать в «Красном льве».

— Вы считаете, — сказал я, — что и в первый раз это были не грабители, как опасалась миссис Пью, а сам Коннор, возвращавшийся домой после ночной встречи с кем-то?

— Я знал это с самого начала, — последовал ответ Холмса. Остановив лошадь, он посмотрел на нас. — Только не говорите мне, будто вы этого не знали!

Я растерялся и не знал, что отвечать.

— Портер! Вы пожимали ему руку вчера и позавчера. Неужели вы не заметили, что она вся в мозолях?

— Я подумал, это из-за того, что он постоянно крутит колёса и рычаги кресла.

— С рычагами и колёсами справился бы и ребёнок. А вот чтобы спуститься вниз по трубе и потом пройти на руках довольно значительное расстояние, требуется большая физическая сила. Во время этих прогулок его ладони сильно загрубели. Кроме того, вы ведь видели отпечаток его руки возле дома?

— Я полагал, что его оставил кто-то другой.

Шерлок Холмс фыркнул и пустил лошадь вперёд. В Пентредервидде мы с Мадрином поехали домой, а Холмс отправился на полустанок. Он скоро вернулся и, заехав к нам по пути в дом священника, сообщил, что на полустанке никто не видел человека, похожего на Коннора.

Мадрин попросил меня оставить его одного на сеновале — он хотел порепетировать чтение своего стихотворения.

— Не замечаешь, как бегут дни, — сказал я. — Неужели сегодня уже суббота?

Я прошёлся по деревне и заглянул в «Сказочную корову». С полчаса я совершенно без толку слушал непонятные мне разговоры, чувствуя на себе недоверчивые взгляды, потом вернулся к Мадрину.

В доме было тихо: Мервин и дети ушли работать в поле. Я взял валлийско-английский словарь, но вскоре отложил его в сторону — события этой ночи не давали мне покоя. Они ясно говорили о том, что кто-то хотел убить Коннора, и это запутывало расследование ещё больше.

Наконец появился Мадрин.

— Я сделал так, как вы советовали, — сказал он. — В стихотворении говорится о добрых делах Элинор Тромблей, о её помощи бедным людям и о том, как они опечалены её смертью. Вот послушайте, как оно звучит.

— Прекрасно, — сказал я, выслушав его. — Надеюсь, Эмерик Тромблей оценит ваш талант, Дафидд.

Было четверть восьмого, когда мы отправились на сборище к Эмерику Тромблею. Мы ехали трусцой на своих пони, и нас несколько раз обгоняли кареты и коляски. Наконец мы свернули на дорогу, идущую в Тромблей-Холл, и через полчаса оказались у ворот в каменной ограде. Рядом стоял домик привратника. За оградой был большой пруд, дальше — парк и, наконец, белое здание с колоннами.

Когда мальчик, помощник конюха, увёл наших пони, нас встретил в вестибюле англичанин-дворецкий и проводил в библиотеку. Там уже собрались гости. Я сразу узнал Эмерика Тромблея, одетого в элегантный коричневый костюм (что, конечно, говорило об окончании траура по умершей жене), преподобного Изикела Брауна, небезызвестного Хаггарта Батта, а также доктора Дэвиса Морриса, которого встречал пару раз на улице в Пентредервидде. Это был очень живой, маленький человечек со сморщенным, как печёное яблоко, лицом, пользовавшийся огромным уважением местных жителей за то, что не делал разницы между богатыми и бедными пациентами. Был здесь и Уэйн Веллинг, с которым я мог считать себя в какой-то степени знакомым, хотя разговаривал с ним всего один раз, в Ньютауне на другой день после приезда.

Больше я здесь никого не знал, а Эмерик Тромблей не счёл нужным представить ни меня, ни Мадрина своим гостям. Все валлийцы, включая меня, Мадрина и Веллинга, держались в стороне от остальных, то ли потому, что презирали английских выскочек, захвативших власть в их родной стране, то ли потому, что эти выскочки поставили дело так, чтобы валлийцы знали своё место.

Всё это мне было не внове. Я рано потерял отца, узнал изнурительный труд, зарабатывая на жизнь себе и больной матери. Мне был запрещён вход в общество богатых людей. И даже теперь, когда я стал ассистентом Шерлока Холмса, эти люди всего лишь терпели меня, поскольку я бывал им иногда нужен.

Я взглянул на Веллинга, который в общем-то ничем от меня не отличался: он тоже был наёмным работником, услуги которого принимались и оплачивались, хотя, возможно, и не так щедро, как ему бы хотелось. Он с интересом рассматривал людей из другого лагеря, и на его губах играла чуть заметная ироническая улыбка.

Острее всего состояние отверженности переживал, конечно, Мадрин, валлийский поэт. Он знал, что английская аудитория смотрит на него свысока, причём независимо от того, принимает ли он от английского патрона вознаграждение за свои стихи или нет.

— Ну как ваши успехи в валлийском? — спросил меня подошедший Веллинг.

— Cadair ydy hwn — это кресло, — проговорил я, вспомнив урок, который дали мне Меган и Гвенда, — но я пока не знаю, как сказать: «Позвольте мне сесть».

Веллинг весело рассмеялся.

— Есть валлийская пословица: «Dyfal done а dyrry garreg». Она означает: «Долби камень, и он расколется».

— Буду долбить. Но у меня сложилось впечатление, что в валлийском языке много слов, которые просто невозможно выговорить.

Он опять рассмеялся и подвёл меня к книжным полкам. Достав небольшой томик, он открыл его, и я прочитал на титульном листе: Джон Торбек «Записки и воспоминания о путешествиях по Уэльсу». Книга была издана в Лондоне в 1749 году. Веллинг стал перелистывать страницы и, найдя нужное место, начал читать:

— «В валлийском языке прежде всего поражает его чистота, неиспорченность никакими диалектами. Латынь была исковеркана вандалами и прочими варварами, но этот язык остался абсолютно нетронутым. Однако с нагромождением в нём согласных дано справиться не каждому. Один из моих знакомых попытался произнести одно многосложное валлийское слово и чуть не задохнулся; нам пришлось похлопать его по спине и тем буквально спасти ему жизнь. И всё-таки необходимо признать, что это истинно британский язык, который развился на несколько столетий раньше грубого языка, называемого ныне английским».

Он захлопнул книгу, поставил её на полку и, посмотрев на Холмса, осведомился:

— Кто этот джентльмен рядом со священником?

— Его старый друг. Забыл, как его имя, — что-то связанное с дубинкой.

— Батт, — пришёл мне на помощь Мадрин. — Его прадед делал дубинки.

— Вспомнил, — сказал я. — Его зовут Хаггарт Батт. Он барышник, торгует лошадьми.

— Очень странно, что у священника такой друг, — заметил Веллинг.

— Они, кажется, учились вместе, — объяснил я. — Он довольно хорошо воспитан и, как я слышал, великолепно играет в шахматы.

— Всё понятно! — воскликнул Веллинг. — Всякий, кто играет в шахматы, становится другом священника. И всё же странно, что хорошо воспитанный человек барышничает на ярмарках. Пойду побеседую с ним. Попробую продать ему лошадь.

— Говорят, он такой ловкий торговец, что не успеете вы оглянуться, как он уже уговорит вас самого купить у него лошадь, — попытался я создать рекламу Холмсу.

К нашей группе присоединились братья Роберте, двое музыкантов из известной семьи арфистов, проживающей в Ньютауне. Они даже выступали перед королевой Викторией и уже были приглашены играть и петь перед королём Эдуардом и королевой Александрой во время их предстоящего визита в Уэльс. Они называли себя королевскими валлийскими арфистами. На Мадрина братья Роберте посматривали свысока, потому что он читал свои стихи без аккомпанемента.

Их выступление было действительно великолепно. Мне даже пришла в голову мысль научиться играть на валлийской арфе и аккомпанировать Холмсу, когда он станет играть на скрипке. Но я тотчас же выбросил эту мысль из головы, потому что представил себе реакцию Холмса. Я прошептал Мадрину на ухо, что восхищён игрой арфистов.

— В одной из валлийских триад говорится, — прошептал он в ответ, — что мужчине необходимы три вещи: верная жена, удобное мягкое кресло и хорошо настроенная арфа.

— Я никогда не слышал о триадах. Что это такое?

— Это высказывания по самым разным поводам: по истории, мифологии, литературе и так далее. Они всегда состоят из трёх утверждений.

— Вспомнил. У Борроу приводится триада о хорошей жене.

— Она верна, скромна и послушна. Она быстро работает, быстро всё замечает и быстро соображает. Она красива, имеет приятные манеры и невинное сердце. Она любит своего мужа, любит мир в семье и любит Бога. Этих триад множество.

Наконец наступил черёд Мадрина. Он продекламировал свои стихи с большим чувством. Реакция Эмерика Тромблея оказалась неожиданной — по крайней мере для меня: он прослезился. Вытерев платком глаза, он попросил Мадрина прочесть стихи ещё раз.

Потом позвали ужинать. Всех валлийцев, включая и королевских арфистов, разместили за отдельным столом. Здесь же сидели несколько слуг.

После ужина Веллинг и Хаггарт Батт куда-то исчезли вместе. Вскоре Веллинг вернулся.

— Этот Батт заядлый лошадник, — широко улыбнулся он.

— Ну, вы продали ему лошадь?

— Он только взглянул на неё и поднял меня на смех. Я, наверное, сам куплю у него лошадь. И всё же в нём есть что-то необычное, — закончил Уэйн Веллинг.

Остаток времени мы провели, наблюдая за гостями мистера Тромблея, которые весело беседовали между собой, не замечая нас. Я попросил Мадрина дать характеристики тем из гостей, кого он знает.

Среди них выделялся шестипудовый толстяк, на костюм которого, наверное, пошло неимоверное количество ткани. У него были похожие на сардельки пальцы, сальные седые волосы, а ходил он, переваливаясь из стороны в сторону. Его звали Седрик Ходсон. Мадрин полагал, что он способен на любую мерзость. Я возразил ему, что лишь на такую, которая не требует быстрых движений.

— Впрочем, он мог бы быть хорошим организатором, — предположил я.

Следующим лицом, которое привлекло моё внимание, оказался Лэнгдон Эллуорд — полная противоположность Ходсону. Он был высокий, тощий и напряжённый, как сжатая пружина. Он имел свору гончих, и благодаря ему в Уэльсе среди английских лендлордов стала популярной охота на лис. Он был непоседлив, горяч, и я мысленно вычеркнул его из числа тех, кто мог стоять во главе заговора.

Около дам увивались два джентльмена: Нолан Айвет, представительный седой господин лет за пятьдесят, и Джордж Массет, молоденький красавчик, оказывавший явное предпочтение юным девицам. Я был уверен, что эти двое к заговору не имеют никакого отношения.

Возле Эмерика Тромблея собралась группа из четырёх человек: Эрнест Ламбард, Кит Брейд, Рандольф Барг и Генри Армстед. Лица у всех были очень серьёзные — очевидно, обсуждались какие-то важные дела. К сожалению, я не мог приблизиться и послушать, о чём речь. Вся надежда была на то, что мистер Батт, который время от времени присоединялся к этому тесному кружку, сумеет извлечь полезную информацию из их разговоров.

«С точки зрения расследования этот вечер не дал ничего, — думал я. — Что же касается слёз Эмерика Тромблея, они могли быть вполне искренними — насколько бывает искренна игра хорошего актёра».

Когда нам подвели лошадей, Шерлок Холмс тихо заметил мне:

— Занятная коллекция потенциальных злодеев собралась на этом вечере, не правда ли, Портер? Не показался вам кто-нибудь из них подозрительным?

— Нет, сэр, — отвечал я. — Я не могу вообразить, почему кому-либо могло понадобиться убивать Глина Хьюса.

— Когда вы найдёте ответ на этот вопрос, наше расследование можно будет считать законченным, — проговорил Холмс серьёзно.

ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ

Мы вернулись домой после полуночи. Там нас уже несколько часов дожидался Чарльз Эванс — человек, ферма которого соседствовала с фермой Джека Парри. Он пришёл сообщить, что Рис Парри и Олбан Гриффитс уезжают в понедельник в Аберистуит, а затем собираются предпринять поездку по Уэльсу. Больше ему ничего не удалось узнать от Джека Парри. Я горячо поблагодарил Эванса за старания, но тот только пожал плечами. Я прекрасно понимал его: он был готов сделать что угодно, лишь бы помочь найти убийц своего друга.

Мы решили с Мадрином ехать завтра утром, чтобы уже быть на месте, когда они приедут в Аберистуит в понедельник, и начать за ними слежку. Мы не могли ехать с этой парочкой в одном поезде, — они легко бы нас заметили.

Утром я послал с Даффи записку Шерлоку Холмсу с просьбой прийти к нам. Узнав об отъезде Риса Парри и Олбана Гриффитса, мой патрон одобрил наш план и посоветовал ехать самым ранним поездом, в 5.45, в понедельник, так как на единственный воскресный поезд мы уже опоздали. Он велел нам поселиться в отеле «Королевский лев» и оставить для него записку на имя Хаггарта Батта у владельца табачной лавки по фамилии Мередит. Лавка находилась на Грейт-Дарк-гейт-стрит. Пообещав вскоре приехать в Аберистуит, он пожал нам руки и ушёл.

Было воскресенье, и Мадрин вместе с семьёй отправился в молельный дом, а я посетил церковь, где вместе с Хаггартом Баттом прослушал проповедь преподобного Изикела Брауна на тему псалма Давида: «Господь Пастырь мой, я ни в чём не буду нуждаться». Он пытался внушить собравшимся — разумеется, не называя имени, — что их добрый пастырь — Эмерик Тромблей и все их нужды будут удовлетворены со временем, ибо он богатый, мудрый и щедрый человек.

После обеда Мадрин с семьёй снова направился в молельный дом — на сей раз в воскресную школу, — а вечером им надлежало опять быть на общей молитве, и я подумал, что воскресенье для них такой же хлопотный день, как и все остальные.

После обеда я решил совершить прогулку. Выйдя за деревню, я поднялся на холм, сел на траву и стал смотреть на облака, холмы и долины. По дороге, которая соединяла Пентредервидд с железной дорогой, промчался всадник. Думаю, его лошадь удовлетворила бы самые строгие требования Хаггарта Батта. Было только непонятно, зачем так гнать лошадь, когда поезда нет и не предвидится.

Вечером я упомянул о всаднике, беседуя с Мадрином. Оказалось, что он тоже его видел. Это был Уэйн Веллинг.

— Как всегда, в спешке и на своей любимой лошади, — добавил Мадрин. — Он знает толк в лошадях, и ему поручено покупать их для нужд хозяйства — кроме тех, которые предназначаются лично для Эмерика Тромблея.

Была половина седьмого, когда мы сошли с поезда в Аберистуите. Следующий поезд прибывал в 11.45. Мы сняли номер в отеле «Королевский лев» и отправились погулять по городу, чтобы убить время. Оставив записку для Холмса в табачной лавке, мы повернули за угол и столкнулись нос к носу с Бентоном Тромблеем.

На нём был новый костюм, хотя и явно купленный в магазине готового платья, а не сшитый на заказ; он подстригся и даже поправился, словно только и делал последнюю неделю, что отъедался на банкетах. Короче, перед нами был довольный жизнью человек, а не прежний бедный клерк.

Узнав, что мы только что приехали, он пригласил нас на свою завтрашнюю лекцию в университет. Как и в прошлый понедельник, он снабдил нас пригласительными билетами с буквой «О» и своими инициалами внутри буквы. Мы пообещали прийти. Всё равно наши подопечные, Олбан Гриффитс и Рис Парри, не пропустят эту лекцию.

С поезда в 11.45 не сошёл никто из интересующих нас лиц. Следующий поезд был в 14.00. Мы решили пока посмотреть на знаменитую набережную, которой приезжали полюбоваться туристы и отдыхающие, — ведь Аберистуит был одним из самых популярных морских курортов.

В путеводителе, который я прихватил с собой, отправляясь в Уэльс, говорилось, что набережная, начинаясь на юге, там, где река Истуит впадает в залив Кардиган, проходит мимо здания университета, возле которого построен прогулочный мол с павильоном, и заканчивается эспланадой Королевы Виктории. Немного к югу находятся развалины замка двенадцатого века, в котором Карл I устроил монетный двор и который был разрушен Кромвелем. На севере набережная граничила с высоким холмом Конститьюшн-Хилл; на вершину холма вела канатная дорога.

Мы не спеша шли по набережной. Был час отлива. Некоторые из отдыхающих в купальных костюмах забрались на огромные камни, выступившие из воды. Другие прогуливались по пляжу в роскошных нарядах, словно собрались на бал или в оперу. Женщины раскрыли над головами цветные зонтики. И за всё это время до моего слуха не донеслось ни одного слова, произнесённого по-валлийски.

Внезапно я почувствовал какую-то тревогу. С тех пор как я работаю вместе с Холмсом, я научился инстинктивно чувствовать за собой слежку. Я незаметно осмотрелся. Маленький, неряшливого вида субъект в фетровой шляпе и помятом костюме, словно он спал в нём не раздеваясь, пытался следовать за нами по пятам.

— Послушайте, Дафидд, — сказал я, — подождите меня вон в том кафе, мне надо отправить телеграмму. Я скоро вернусь.

Мадрин кивнул и пошёл к стоявшим перед кафе столикам. Я же повернул и, догнав большую группу туристов, смешался с ней. Человек в помятом костюме заметался, потеряв меня из виду, потом пожал плечами и направился к одному из особняков на набережной.

Я двинулся за ним — отчасти из чистого любопытства, отчасти потому, что не люблю, когда профаны в нашем деле путаются под ногами. Особняк оказался пансионом для отдыхающих. Человек вошёл в него, и я последовал за ним. Я поднялся вместе с ним на третий этаж. Он открыл ключом дверь под номером 18 и скрылся за ней, так ни разу и не оглянувшись. Я быстро осмотрелся: слева от меня была дверь под номером 17, справа — под номером 19.

Я спустился на первый этаж и разыскал хозяйку пансиона. Она не хотела сдавать мне 19-й номер, потому что я не собирался у неё столоваться — ведь этот человек тотчас бы меня узнал, — а ей хотелось получить плату не только за номер, но и за питание. Наконец мы столковались — я дал ей деньги вперёд за неделю и оставил номер за собой. В книге для приезжих я зарегистрировался как Эдвард Гэтуорд из Лондона.

Мадрин пришёл в ужас, когда узнал, какую сумму мне пришлось выложить. Не знаю, успокоил я его или нет, сказав, что Шерлок Холмс смотрит сквозь пальцы на всякие траты, если благодаря им открываются новые возможности расследования.

Рис Парри и Олбан Гриффитс сошли с поезда, когда часы на фасаде вокзала показывали без пятнадцати шесть. В руках у них были небольшие чемоданчики; оба, не заходя никуда, сразу же зашагали на набережную. Как заправские туристы, постояли минут пятнадцать, опираясь на парапет, точно не могли оторвать глаз от морского простора. Мы с Мадрином наблюдали за ними издали.

Субъект в помятом костюме вдруг тоже вынырнул откуда-то и остановился шагах в двадцати от Гриффитса и Парри. И всё время, пока они стояли, делая вид, будто любуются панорамой, он медленно подбирался к ним. Как только они пошли по набережной, человечек двинулся за ними. Мы с Мадрином сделали то же самое.

— Интересно, знает ли он валлийский? — сказал я Мадрину.

— Наверное, раз прислушивается к их разговору, — ответил он.

Наконец Гриффитс и Парри вошли в небольшой отель. Субъект тотчас развернулся и исчез в направлении особняка, где я снял комнату.

Мы прошли к кафе и сели за один из столиков у входа. Попросив официанта принести пива, мы всё время поглядывали то на особняк, то на отель.

— Обратите внимание, — заметил Мадрин, — официант сделал вид, будто не понимает меня, когда я заговорил на валлийском. И с горечью добавил: — И это происходит в самом центре Уэльса!

— Возможно, он просто не хочет говорить по-валлийски, потому что туристы и приезжие говорят только по-английски. Между прочим, я хотел бы провести один эксперимент.

— А что надо делать мне? — оживился Мадрин.

— Вы будете давать мне урок валлийского.

Это он был готов делать всегда. Я повторял за Мадрином слова, пока мы пили пиво, и потом, когда опять гуляли по набережной. Человечек в шляпе появился на улице, едва мы вышли из кафе, и как тень следовал за нами. Мы не обращали на него внимания, пока я не посчитал эксперимент законченным. Но теперь от нашего сыщика оказалось трудно отделаться. Меня это начало злить. Я велел Мадрину идти в кафе, а сам отправился в другую сторону. Сделав несколько шагов, я обернулся. Человечек плёлся назад к своему обиталищу.

Итак, каждый из нас в отдельности его не интересовал. Ему было важно только подслушать наши разговоры друг с другом. Я присоединился к Мадрину в кафе, и мы опять стали пить пиво, следить за отелем и особняком и смотреть на залив и на публику на набережной. В празднично одетой толпе гуляющих выделялись девушки в строгих чёрных костюмах с книгами в руках. Они о чём-то весело болтали между собой, спеша в университет.

— Вы учились в университете? — спросил я Мадрина. Он покачал головой. — Я был уверен, что вы его окончили.

— Странно, что мистер Сандерс ничего вам не сообщил, — сказал Мадрин. — Я был не только товарищем детских игр Бентона Тромблея — причём мне было велено никогда не выходить в них победителем, — но и занимался вместе с ним с учителями, которые жили в Тромблей-Холле. Это началось, когда мне исполнилось десять лет. Эмерик Тромблей очень хорошо относился ко мне.

— Значит, вы получили такое же образование, как и его сын?

— Не берусь судить. Один из учителей говорил, что я очень способный ученик. Очевидно, это и помешало мне стать хорошим валлийским поэтом.

— Думаю, что вы знаете больше, чем студенты здешнего университета, — заметил я.

Мадрин опять покачал головой.

— К сожалению, я не получил систематического образования. В моих знаниях есть масса пробелов. Какие-то из них мне удалось заполнить, какие-то — нет.

Я только собрался возразить, что он скромничает, но тут из отеля появились Гриффитс и Парри. Я попросил Мадрина смотреть за особняком, а сам не отрывал глаз от своих старых знакомых, которые не спеша прогуливались по набережной.

— Он вышел из дома, — сообщил Мадрин, имея в виду, конечно, человечка в шляпе и помятой одежде.

— Мистика какая-то, — тихо проговорил я. — Откуда он знал, что они вышли из отеля? Он не мог их видеть — окна его комнаты смотрят во двор.

— Всё очень просто, — отозвался Мадрин. — Он колдун.

— Ну вот, начинается, — проворчал я, — «огоньки смерти», совы, водяные лошади, а теперь ещё и колдуны. Много в Уэльсе колдунов?

— Не знаю сколько; но знаю, что есть.

— Ладно, пусть себе живут. Но для Шерлока Холмса ваше объяснение прозвучало бы неубедительно.

Олбан Гриффитс и Рис Парри молча шли к молу — человечек следовал за ними. Я встал и сказал:

— Идёмте, Дафидд. Продолжим наш урок валлийского.

Мы тронулись за тремя нашими подопечными. Тут из двери особняка вышел мальчишка лет двенадцати — и сел нам на хвост. Он тащился за нами часа полтора. Нам наконец надоела эта комедия, и мы расстались: Мадрин пошёл в отель «Королевский лев», а я — в свой пансион.

Я плохо спал в эту ночь, потому что то и дело вставал и выходил в холл — послушать, что делается в восемнадцатом номере. Там, кажется, тоже не спали. Рано утром пришёл Мадрин и сообщил о приезде Шерлока Холмса. Он ждал нас в гостинице «Королевский лев».

За завтраком я спросил Холмса, как идёт расследование. По его словам, ответы на некоторые вопросы уже были получены. Из разговора с Каданом Морганом стало ясно, что «ребекки» не имеют никакого отношения к убийству Глина Хьюса, потому что он видел их в апреле, задолго до гибели Хьюса. Холмс сообщил также, что получил письмо из Лондона, в нём говорилось, что лекция в пивной «Чёрный лев» была прочитана школьным учителем. Ему заказали её слушатели, с которыми он не был раньше знаком. Учитель ничего не знал о Лиге по изучению и распространению идей Роберта Оуэна. Из всего этого Шерлок Холмс сделал вывод, что и лекция, и спектакль, разыгранный на Еврейском рынке, были репетицией какой-то предстоящей операции.

— Вчера мы встретили Бентона Тромблея, — сказал я.

— Разумеется, он должен быть здесь, раз сюда приехали Гриффитс и Парри. Он дал вам пригласительные билеты? Покажите-ка их.

Он достал из кармана футлярчик с лупой и принялся рассматривать кусочки картона.

— Идентичны тем, которые я уже видел, — заметил он, отдавая их мне.

— Вы ожидали, что теперь они будут другие? — спросил я.

— Я ничего не ожидал. Просто сам факт наводит на некоторые размышления. Чем занимались вчера юноша и Рис Парри?

— Гуляли по набережной, как заправские туристы. Но мы всё равно не выпускали их из виду. Ещё до их приезда нам на хвост сел один тип. Когда появились Гриффитс и Парри, он пошёл за ними, а за нами увязался мальчишка. Но вот что интересно: комната этого типа смотрит во двор — между прочим, я снял комнату в том же пансионе и на той же лестничной площадке, что и он, — и он не мог видеть, как на набережной появились мы или те двое. Дафидд объясняет это тем, что он колдун.

Шерлок Холмс улыбнулся, а потом захохотал.

— Вы превзошли самого себя, Портер, — с насмешливой искоркой в глазах сказал он. — Вы становитесь настоящим мастером сыскного дела и поступили очень разумно, сняв комнату. Мы непременно ею воспользуемся. Вы заслуживаете награды. Вы ещё не посетили Луна-парк на Конститьюшн-Хилл?

— Не было времени, — ответил я. — Ведь мы только вчера приехали.

— Ну что ж, — Холмс посмотрел на часы, — двенадцатый час, парк только что открылся. Желаю вам, Портер, и вам, Мадрин, приятного отдыха в парке. Оттуда открывается изумительный вид. Непременно посмотрите на залив, город и окрестности. Дайте мне, пожалуйста, ключи от комнаты, где вы остановились. Я буду ждать вас там.

Купив билеты, мы прошли за ограду парка. Здесь к услугам гуляющих имелись несколько чайных павильонов, танцевальный зал, летний театр и, конечно, камера-обскура, установленная на вершине холма, куда можно было подняться с помощью канатной дороги.

Погуляв в парке, мы сели в маленький вагончик и очутились наверху. Действительно, отсюда как на ладони был виден город, залив и холмы вдали. Мы вошли в здание, где помещалась камера-обскура, и подождали своей очереди. Я сел в кресло и посмотрел в окуляры: передо мной предстала отчётливо и крупно набережная: мужчина прошёл несколько шагов и исчез из поля зрения. Потом замелькали другие картины, но я вдруг понял, почему так весело смеялся Холмс: очевидно, он догадался, что где-то на набережной помещалась такая же камера-обскура; тот, кто смотрел в неё, имел возможность засечь кого хотел и затем, уже спустившись на улицу, начинать за ним слежку.

На обратном пути я прикинул, где бы мог находиться объектив следившей за нами камеры, и пришёл к выводу: только на крыше особняка, в котором я остановился. Я сказал об этом Мадрину, но он лишь пожал плечами.

Мы прошли к особняку, держась поближе к зданиям, чтобы не попасть в объектив камеры. На крыше особняка я разглядел на одной из труб какой-то странный купол.

Мы поднялись по лестнице и постучали. Нам открыл дверь Шерлок Холмс. Видимо, догадавшись, что я уже всё знаю, он сказал:

— В этом здании установлена камера-обскура. Вы ничего не заметили на крыше, Портер?

— Какой-то странный купол на одной из труб.

— Не теряя времени даром, надо выяснить, кто пользуется камерой-обскурой.

— Человек в шляпе, — выпалил я.

— Только не он, — поморщился Холмс. — Тот, кто ведёт наблюдение, просто приказывает ему или мальчику начать слежку за тем или иным человеком после того, как засечёт его с помощью этого прибора. Он, по-видимому, скрывается в восемнадцатом номере. Наша задача — установить его личность.

Прежде всего Холмс загримировал Мадрина и облачил его в красивый жилет, так что наш поэт совершенно преобразился. Затем Холмс прорепетировал с ним его роль в предстоящей операции.

Мы же с Холмсом отправились на Александра-стрит, где близ вокзала находилось бюро услуг. Холмс быстро договорился с хозяином, и нас провели в одну из задних комнат, где мы переоделись в форму посыльных, а свою одежду аккуратно упаковали в перевязанные верёвочкой свёртки. Холмс снял свою бороду и приклеил мне и себе усы.

Вернувшись в пансион, мы, громко топая, поднялись по лестнице на третий этаж и постучали в дверь восемнадцатого номера.

— Посылка! — гаркнул Холмс.

Дверь отворил субъект, который вчера шпионил за нами. Я оттолкнул его и шагнул в комнату. Холмс остановился на пороге и достал из кармана пачку квитанций.

— Распишитесь вот здесь, — попросил он. — Ваша комната восемнадцатая, верно?

— Посылка адресована не мне, — сердито возразил человечек.

— Но ведь вы живёте в восемнадцатой комнате, — настаивал Холмс.

— Я живу в восемнадцатой комнате, — начал выходить из себя человечек, — но я ничего не заказывал и я не Эдвард Гэтуорд.

В этот момент Мадрин, как было условлено, отворил дверь и громко объявил:

— Это я Эдвард Гэтуорд. Я жду посылку.

— Простите, — сказал Холмс. — Видимо, произошла ошибка.

— Ничего-ничего, — смягчился человечек и закрыл за нами дверь.

Пока я был в комнате, я успел заметить в дальнем углу, в кресле перед маленьким круглым столом, человека с забинтованной правой рукой. Это был Кайл Коннор.

ГЛАВА СЕМНАДЦАТАЯ

Мы обедали в маленькой таверне на Кинг-стрит. Немолодой официант, приземистый седой человек, очевидно, был знаком с Холмсом, потому что они горячо приветствовали друг друга. Официант сильно хромал на правую ногу. Приняв у нас заказ — Холмс говорил с ним по-валлийски, — он ушёл и вскоре вернулся с подносом, на котором стояли три кружки пива.

— Есть одно дельце, Дилан, — обратился к нему Холмс, — в котором вы могли бы нам помочь. Портер, покажите мистеру Уильямсу рисунок коракла.

Я достал записную книжку и, раскрыв её на той странице, где был рисунок, передал официанту.

— Такие лодки делают на реке Ди, — сказал он, внимательно изучив рисунок.

— Я полагал, что эта лодка из другой местности, — возразил Холмс, — потому что у неё более вогнутые края, а корма…

— Нет-нет, — решительно мотнул головой Дилан Уильямс.

Мы поблагодарили его, и он ушёл.

— Мистер Уильямс, — сообщил Холмс, — в молодости рыбачил на таких вот лодках и хорошо знает, где какие делают кораклы. Ведь в зависимости от того, какая река, меняется форма лодки, не так ли. Портер?

— В таком случае для озера следовало бы смастерить лодку какой-то новой формы, — заметил я.

— Вы, безусловно, правы, — ответил Холмс, — но у того, кто её делал, не было времени, и он сработал такую, к каким привык. Итак, лодка сделана так, как их делают в районе, где протекает речка Ди. Какие у вас на этот счёт соображения, Портер? — Он повернулся к Мадрину. — У вас, Дафидд?

Мы смотрели на Холмса в растерянности.

— Не понимаю, что вас смущает, Портер, — продолжал Холмс. — Ведь вы уже располагаете всеми необходимыми фактами. Остаётся только сделать вывод. Что вам известно о Рисе Парри?

— Он родился в Бангоре. Этот город стоит на берегу моря, и там, конечно, на кораклах не плавают. Правда, Парри мог научиться делать такие лодки, когда уехал из Бангора.

— Вы упустили одну деталь, Портер. По вашим словам, Парри в самом пренебрежительном тоне говорил о городе и об университете. Отсюда следует, что Бангор не его родной город, потому что люди никогда не говорят презрительно о своей родине.

Между прочим, в Уэльсе есть и другие населённые пункты, названия которых начинаются со слова «Бангор». Рис Парри, сказав «Бангор», не стал продолжать, и вы все решили, будто он родился в Бангоре. Он родился на северо-востоке Уэльса, в небольшой деревушке Бангор-на-Ди, то есть на речке Ди.

— Значит, это он стрелял в Кайла Коннора?

— Весьма вероятно, Портер, но мы пока не имеем на этот счёт точных доказательств.

— И он носит такие же башмаки, какие были у одного из убийц Глина Хьюса.

— Да, это тоже весьма подозрительно и позволяет нам строить определённые предположения. Однако мы можем быть уверены, что Рис Парри не является руководителем разветвлённой тайной организации. Он только получает приказы и исполняет их.

— Руководитель, конечно, не Коннор, — заметил я. — Ведь его хотели убить.

— Здесь у нас также нет полной уверенности, — возразил Холмс. — Быть может, внутри организации произошёл раскол, и Коннор — один из лидеров отколовшейся партии. Как бы там ни было, я начинаю следующий этап расследования.

Как обычно, он не уточнил, что имеет в виду. Мы должны были продолжать слежку за Парри и Гриффитсом и стараться не попадать в объектив камеры-обскуры Кайла Коннора. На лекции Бентона Тромблея в университете Холмс рекомендовал нам быть как можно внимательнее и запомнить всё, что там будет происходить.

После обеда я предложил Мадрину отдохнуть и погулять по городу, а сам занялся слежкой за юношей и его неотлучным спутником.

Они опять были на набережной, потом пошли в Луна-парк и поднялись на вершину холма. В павильон, где была камера-обскура, они почему-то не пожелали войти. Посмотрели на море и город, а затем сели в вагончик канатной дороги. Им удалось найти место на заднем сиденье, и я вместе с ними спустился на набережную.

Я присоединился к Мадрину, который сидел в том же кафе, что и вчера, и мы видели, как Парри и Гриффитс прошли в свой отель.

Они не выходили из отеля до самого вечера, пока не направились в университет на лекцию Бентона Тромблея.

Здание бывшего отеля, которое теперь занимал университет, снаружи выглядело довольно уныло. В вестибюле же имелось множество арок, балюстрад и балкончиков. Высокие двери вели в актовый зал, окна которого выходили на залив.

Мы пришли, когда зал был уже полон, и устроились в последнем ряду. Гриффитс и Парри сидели недалеко от нас. В зале присутствовало человек триста, в основном студенты и преподаватели университета; были здесь и любопытные из числа отдыхающих. Кроме того, пришло какое-то число молодых работников с ферм, они явно чувствовали себя неловко в непривычной обстановке. Я не заметил в зале Холмса, хотя он сказал нам, что сам последит за Парри и Гриффитсом после лекции. Возможно, Шерлок Холмс и был здесь, но искусно загримированный и переодетый в чужое платье.

Наконец шум в зале стих, и на кафедру поднялись Бентон Тромблей и декан одного из факультетов. Оба были в университетских мантиях. Я подумал, что окончание Оксфордского университета не давало Бентону на это право — ведь у него не было учёной степени. Очевидно, он теперь считал себя учёным. Декан представил Бентона Тромблея аудитории и сказал, что тот прочтёт лекцию о пороках нынешней системы производства. Прозвучали аплодисменты, и Бентон Тромблей начал говорить.

Согласно учению Роберта Оуэна, главным источником национального богатства являлся труд рабочих, занятых непосредственно на производстве. Именно поэтому следовало взять за меру стоимости произведённого продукта количество затраченного на него труда, а не стоимость товара, выраженную в денежных единицах. Это привело бы к расширению производства, увеличению занятости и повышению зарплаты рабочих. В результате развития науки и техники труд рабочих был бы значительно облегчён и машины стали бы друзьями людей, а не врагами, как это происходит сейчас.

Я с любопытством оглядывал аудиторию: большинство присутствующих — а именно профессора, студенты и богатые туристы — понятия не имело, что такое труд на производстве. Это отвлекло меня, и я пропустил момент, когда Бентон Тромблей перешёл к новой организации сельскохозяйственного производства.

Вдруг работники с ферм — всего человек тридцать, — как по команде, вскочили с мест и заорали: «Twll dy din, у diawl bach!» Бентон Тромблей покраснел и замолчал.

— Что они кричат? — тихо спросил я Мадрина.

— Это грубое, неприличное выражение, — так же тихо ответил он.

Продолжая выкрикивать это ругательство, возмутители спокойствия начали бросать в лектора и присутствующих куски сырой картошки, в которые были воткнуты куриные перья. Один из таких картофельных дротиков угодил Бентону Тромблею в лоб, другой ударил по лысине одного из слушателей в первом ряду.

Скандал разразился так неожиданно, что я чуть не забыл, зачем здесь нахожусь. Я посмотрел на Гриффитса и Парри — те сидели не шелохнувшись.

Израсходовав свои дротики, молодые люди бросились к дверям, и вскоре в зале повисла гнетущая тишина. Бентон Тромблей вёл себя как истый джентльмен. Он спустился с кафедры, подошёл к одной из женщин, которой кусок картофеля попал прямо в лицо, и спросил, не нужна ли ей помощь; затем он снова взошёл на кафедру и попросил слушателей не обращать внимания на поступки грубых и невоспитанных молодых людей.

— В течение всей жизни Роберта Оуэна делались безуспешные попытки заставить его замолчать, — сказал он далее. — Теперь, как вы видите, невежи пытаются сорвать изложение его учения перед широкой публикой. Эти попытки, как и в прошлом, обречены на провал. Я благодарю вас за проявленное спокойствие и продолжу лекцию, с вашего позволения.

В аудитории прозвучали горячие аплодисменты.

В самом начале скандального происшествия один из слушателей вышел из зала, чтобы вызвать полицию для наведения порядка. И вот, когда Бентон Тромблей стал излагать теорию Мальтуса и отношение к ней Роберта Оуэна, в зале появился констебль. Он постоял несколько минут, растерянно слушая Бентона Тромблея, а потом, махнув рукой, удалился.

В заключение лектор остановился на проблеме заработной платы. По мнению Роберта Оуэна, низкая заработная плата вела к обострению социальных противоречий, поскольку большинство рабочих жило в нищете, тогда как повышение заработной платы увеличивало покупательную способность населения, что, в свою очередь, вело к расширению производства и к большей занятости.

Я видел, что лекция прошла с большим успехом, — аплодисменты не смолкали несколько минут. Рис Парри и Олбан Гриффитс встали и вышли из зала, едва лектор замолчал. Мы с Мадрином подождали, пока слушатели разойдутся, и подошли к кафедре, чтобы поблагодарить Бентона. Он дал нам пригласительные билеты на лекцию, которая должна была состояться завтра.

Вернувшись в отель «Королевский лев», мы стали ждать Шерлока Холмса. Он появился в первом часу ночи. Сев в кресло, он набил табаком трубку и закурил.

— И куда после лекции направились наши друзья? — осведомился я.

— Вернулись к себе в отель, — ответил он. — Вероятно, тайное собрание под прикрытием Лиги, на которое они приехали, проходит у них в номере. Я попытался подслушать, о чём они говорят, но не смог ничего разобрать. В отеле они зарегистрировались под чужими фамилиями. Вероятно, то же самое сделали и их единомышленники.

— Как вам удалось это установить? — спросил я.

— Ночные портье получают так мало за свою работу, что всегда рады помочь хорошему человеку за небольшую плату. От этого нет никому вреда, лишь бы те, кем я интересуюсь, ничего об этом не знали.

— Бентон Тромблей завтра опять читает лекцию, — сообщил я.

— Я знаю. Потом он поедет в Бармут, где прочтёт ещё две.

— Идти нам на завтрашнюю лекцию? Бентон дал нам пригласительные.

— Нет, займётесь другим делом. Пригласительные мне не нужны, я могу напечатать их сколько захочу.

— Так это вы раздали билеты работникам с ферм? — догадался я.

Холмс тихонько рассмеялся:

— Это совсем нетрудно. Большая буква «О» и инициалы Бентона Тромблея внутри буквы. Какова была реакция Парри и Гриффитса?

— Сделали вид, будто их это совершенно не касается.

— Вот как? Они не пытались заставить тех молодчиков замолчать?

— Нет. Вели себя так, словно ничего не случилось.

— Весьма примечательный факт, — подчеркнул, Холмс. — Совершенно ясно, что они посещают лекции для отвода глаз. Второй примечательный факт: Бентон Тромблей прочитает следующие лекции в Бармуте и Харлехе, курортных городах, где успех его весьма сомнителен, потому что там не будет студентов и университетских преподавателей. Интересно, как пройдёт его лекция в Бармуте?

Мне почему-то стало жаль Бентона Тромблея.

— Вы собираетесь опять устроить беспорядки во время лекции? — спросил я.

— Конечно нет. Полагаю, они возникнут сами собой.

— Почему вы считаете примечательным тот факт, что Бентон Тромблей читает лекции в курортных городах?

— Скажите мне, Портер, стали бы вы собирать людей со всех концов Уэльса на тайную сходку, избрав местом проведения её Пентредервидд?

— Конечно нет. В Пентредервидде любой приезжий вызывает любопытство.

— Вот именно. В Ньютауне один приезжий уже не вызовет подозрений, но десять-пятнадцать появившихся в городе неизвестных, конечно, могут обратить на себя внимание. Другое дело — Аберистуит. Сюда приезжают сотни отдыхающих, и если их вдруг окажется несколько больше, чем обычно, это всё равно не покажется странным. Всё очень хорошо спланировано, Портер.

— Я думал над этим, — сказал я, — и пришёл к выводу, что у Риса Парри вряд ли хватило бы на это ума.

— Вы правы, — кивнул Шерлок Холмс. — Человек, стоящий во главе организации, не стремится торопить события, даёт им возможность развиваться постепенно. Если бы не убийства, его организация со временем набрала бы такую силу, что это привело бы к катастрофическим последствиям для Уэльса и для Англии.

— Вы знаете, кто он?

Шерлок Холмс улыбнулся:

— Только предполагаю. Пока могу сказать лишь одно: это человек безгранично честолюбивый, поставивший на карту свою жизнь ради достижения цели.

Я достаточно давно знал Холмса, и меня не мог обмануть этот его уклончивый ответ.

— Вы не предполагаете, вам точно известно, — несколько обиженно сказал я.

— Известно, Портер. Но мне необходимы доказательства его причастности к двум убийствам. Всё дело теперь только в том, чтобы добыть эти доказательства, и тогда организованный им заговор распадётся сам собой. Однако он умён и осторожен, хладнокровен и безжалостен, как никакой другой преступник в моей практике. Я столкнулся с серьёзными трудностями, Портер.

Слова Шерлока Холмса подтвердили сложившееся у меня убеждение: Эмерик Тромблей, страстно желая брака с красавицей Мелери, пошёл на совершение или организацию — это ведь всё равно — двух убийств. Ведь только он выигрывал от смерти миссис Тромблей и отца Мелери. Немного смущало то, что в деле был замешан мелкий негодяй Рис Парри, но, вероятно, с ним держал связь кто-то из доверенных лиц Эмерика Тромблея. У меня мелькнула мысль, что это мог быть Уэйн Веллинг, но я тотчас отбросил её. Ведь Веллинг был патриотом Уэльса и другом Глина Хьюса. Он не мог принимать участие в его убийстве. И ещё одно вызывало сомнение: было непонятно, как Эмерик Тромблей связан с мощным заговором, о котором всё время упоминал Холмс.

— У меня есть для вас другое задание, Портер, — сказал, помолчав, Шерлок Холмс. — Это неприятная и трудная работа, но я всё больше убеждаюсь, что, не выполнив её, мы не продвинемся в нашем деле ни на йоту.

— Сделаю всё, что смогу, — ответил я.

— Знаю, что сделаете. Вы уже не раз прекрасно справлялись с порученной вам работой. Завтра утром поездом в семь пятнадцать вы с Мадрином вернётесь в Пентредервидд. Я пока останусь здесь. Буду жить в пансионе на набережной как мистер Гэтуорд. Мне надо обязательно разобраться, чем занимается Кайл Коннор. Вместе с вами в Пентредервидд едет геолог Карл Праус. Хочу напомнить вам один наш разговор. Помните, вы говорили мне в Лондоне, что Эмерик Тромблей хочет жениться на Мелери Хьюс, потому что ему нужна её ферма, а также потому, что ему нужна она сама? По-моему, есть ещё одна причина, третья.

— Вы мне о ней ничего не говорили.

— Так как полагал, что вы и сами о ней догадаетесь. Как известно, рудники закрываются, когда запасы полезных ископаемых исчерпаны. Поэтому мистер Тромблей должен всё время думать о разработке новых горнорудных месторождений. Представьте себе, что он получил сведения, будто в районе фермы Глина Хьюса существует богатейшее месторождение, и этому есть доказательства. Вот вам и третья причина.

Молчавший долгое время Мадрин сказал, покачав головой:

— Все запасы в наших местах давно выработаны.

— Такова официальная точка зрения. Но сравнительно недалеко от Пентредервидда, к северу от Лланидло, имеется рудник, на котором добывают руду с высоким содержанием свинца. Поэтому я попросил мистера Прауса провести тщательную геологическую разведку в районе фермы «Большие камни». Вы, Портер, будете работать вместе с ним. Вас, Мадрин, я прошу подыскать им жильё где-нибудь на отшибе — они должны спокойно заниматься своим делом, не привлекая ничьего внимания. Вы можете сказать Мелери Хьюс, если та, конечно, заинтересуется их деятельностью, что они ищут новые улики против убийц. Убедите её также говорить всем, что это якобы землемеры.

— Хорошо, — сказал Мадрин и поднялся, — я сделаю всё, о чём вы просите. Время уже позднее, и если мы хотим попасть на поезд в семь пятнадцать, то пора ложиться спать.

— Минуточку, Дафидд, — остановил его Шерлок Холмс. — У меня есть для вас особое задание. Вы должны выяснить, что пытается скрыть Мелери Хьюс. Она, без сомнения, могла бы сообщить нам весьма ценные сведения, касающиеся гибели её отца.

— Это совершенно невозможно, — упрямо покачал головой Мадрин.

— В разговоре с Портером она вдруг заявила, что ни за кого и никогда не выйдет замуж. Красивые девушки делают такие заявления, только если их постигло разочарование в любви. Это может быть каким-то образом связано с гибелью её отца. Прошу вас, попытайтесь расследовать это обстоятельство.

Мадрин опять покачал головой.

— Она так сильно любила отца и так ненавидит его убийцу, что не могла ничего утаить.

— Когда Портер нашёл следы, — мягко, но настойчиво проговорил Холмс, — она была очень этим взволнована. Верно?

— Можно также сказать, что она ликовала, — сказал я.

— Испытывала радостное возбуждение? — спросил Шерлок Холмс.

— И это тоже, — подтвердил я. — Возможно, все три чувства вместе.

— Вам это не кажется странным, Дафидд? — осведомился Холмс.

— Я тоже был сильно взволнован, — ответил Мадрин. — Ведь до вас не находили никаких улик, и вдруг обнаружены следы убийц.

— Но ведь вы не ликовали и не испытывали радостного возбуждения? — настаивал Холмс.

— Пожалуй, нет, — согласился Мадрин.

— Её реакцию можно объяснить лишь следующим образом: человек, которого она подозревала в убийстве, никогда не носил деревянных башмаков, и её охватила радость от того, что она ошибалась и он ни в чём не виноват. Она что-то знает, Дафидд.

ГЛАВА ВОСЕМНАДЦАТАЯ

На вокзале мы встретились с Шерлоком Холмсом и Карлом Праусом. Геолог оказался жилистым человеком среднего возраста с загорелым и обветренным лицом, как у простого крестьянина. С одного взгляда я понял, что работать мне с ним придётся до седьмого пота.

Мы сели в вагон и через два часа вышли на полустанке, откуда отправились на трёх пони в Пентредервидд. И в вагоне, и потом в деревне Карл Праус не вымолвил и десятка слов.

Как и в мой первый приезд, мы обогнули селение по тропе, и Мадрин, сказав жене несколько слов, тотчас уехал искать нам пристанище.

Мы обосновались на ферме Хью и Менны Томас. Они жили в маленьком домике под соломенной крышей. В нём были две комнатки: кухня и спальня. К дому примыкала кладовая, позади него помещался крытый соломой сарай, со стойлами для коровы и тощей, измождённой лошади. Хью и Менна Томас, оба приземистые и очень друг на друга похожие, были, вероятно, беднейшими из окрестных фермеров. От жизни, полной забот и тяжёлого труда, они прежде времени состарились, хотя им, наверное, было всего лет по пятьдесят. Когда я увидел, что у них на ужин только похлёбка из овсяной муки, две картофелины да немного сыворотки, я уговорил хозяев поесть вместе с нами.

Мы поднимались за полтора часа до рассвета и возвращались уже в полной темноте. По приставной лесенке мы взбирались из кухни на чердак. Я валился на охапку соломы и вмиг засыпал. Наших пони пришлось отправить обратно, потому что их присутствие обязательно привлекло бы внимание.

Праус показал мне серый камешек, на поверхности которого поблёскивали острые грани кристаллов. Это был минерал под названием галенит, или свинцовый блеск. Более восьмидесяти процентов его массы составлял свинец. Я подержал камешек в руке и удивился его тяжести. Именно галенит нам и следовало искать.

Найдя такой камешек или россыпь, я должен был воткнуть в том месте в землю прутик и, привязав к фуражке носовой платок, ждать Прауса. К сожалению, я плохо разбирался в минералогии и поэтому постоянно подзывал к себе Прауса по пустякам. Каждый раз он терпеливо объяснял мне мою ошибку, ещё раз показывал образец и уходил на другой участок.

В воскресенье у нас был выходной: мы возвратились в Пентредервидд, и я смог отоспаться. Мы не могли трудиться в воскресенье — это вызвало бы любопытство местных жителей. Видимо, Мелери Хьюс поговорила со своими работниками, потому что они принимали наше присутствие как должное. Я несколько раз видел, как Мелери проезжала мимо нас верхом на лошади в мужском костюме, такая уверенная в себе и красивая. Дважды её навещал Эмерик Тромблей. Я был слишком далеко, чтобы узнать его, но лошадь его я. конечно, узнал сразу. Оба раза их общение продолжалось не более получаса.

Когда в понедельник мы вернулись к нашим хозяевам, то застали их чуть не в слезах — у них заболела корова. Для таких бедняков, как они, корова была опорой всего существования. Они так горевали, что за ужином не притронулись к еде.

Ночью меня разбудили голоса внизу, в кухне. Говорили, конечно, по-валлийски. Мне показался знакомым голос человека, который разговаривал с Хью Томасом. Я долго думал, кто бы это мог быть, а потом сообразил — Уэйн Веллинг. Утром сияющие от радости хозяева сообщили, что корове стало лучше. Её вылечил Веллинг.

В тот же день я наткнулся на расщелину, из которой сочилась вода, стекавшая по склону вниз, в неглубокую лужицу. На дне лужицы лежали свинцовосерые камешки. Я привязал к фуражке платок и стал ждать Прауса.

— Ну, что тут у вас? — спросил он, и мне почудился сарказм в его голосе.

Я молча показал рукой на лужу. Он достал оттуда несколько мелких камешков и, осмотрев их, сказал:

— Это то, что нужно. — Помолчал и обернулся ко мне: — Вы не знаете, где сейчас мистер Холмс? — Карл Праус знал, как и мы с Мадрином, кто скрывается под именем барышника Батта. — Отправляйтесь в Пентредервидд и немедленно известите его. Я пока набросаю эскиз карты.

— Это свинцовый блеск? — спросил я взволнованно и, когда Праус кивнул головой, добавил: — Мы нашли рудную жилу?

— Разумеется, нет, — фыркнул Праус. — Она здесь просто невозможна. Кто-то разбросал образцы, и мне, по-видимому, удастся установить, откуда они взяты.

Мадрин оказался дома. По его словам, Холмс вчера появился в Пентредервидде и тотчас уехал в Ньютаун, потому что там во вторник должна была состояться ярмарка. Даффи был отправлен в дом священника с запиской и вскоре вернулся вместе с Холмсом. Тот продал всех лошадей, кроме двух. Мы заехали к священнику, взяли у него ещё двух лошадей и двинулись туда, где я нашёл образцы галенита.

Оставив лошадей внизу, мы взобрались на плато между холмами. Праус ожидал нас, сидя на земле. Он встал и, пожав Холмсу руку, сказал:

— Геологические условия в этом месте таковы, что залежи галенита здесь исключены. Кто-то просто разбросал образцы, взятые с какого-то месторождения.

Холмс подошёл к расщелине, из которой сочилась вода.

— Но для профана эти образцы могли выглядеть как выход на поверхность богатой жилы, — сказал Холмс.

— Возможно, — согласился Праус. — Хотя и разбросал эти образцы также профан.

— Возьмите, пожалуйста, — попросил Холмс, — несколько камешков для анализа. Прочие оставьте как были. Пусть никто не подозревает, что мы раскрыли этот секрет.

Праус только фыркнул в ответ на это.

Потом Холмс и Праус двинулись в Пентредервидд, а мы с Мадрином поехали к Хью и Менне Томасам. Мне нужно было взять кое-какие свои вещи и проститься с хозяевами, у которых я прожил целую неделю.

Мне очень понравились эти простые, работящие люди; не покладая рук трудились они на своём клочке земли и никогда ни на что не жаловались. Пока мы с Праусом жили у них, они получали от Мадрина небольшие деньги, и это для них было существенным подспорьем, как и для дядюшки Томаса те деньги, которые Холмс платил ему за аренду пастбища. Я оставил для хозяев на чердаке золотой и попросил Мадрина отдать им все припасы, которые он привёз сюда для меня и Прауса.

Хотелось бы, пояснил я, чтобы они какое-то время получше питались. Но он ответил, что они непременно продадут всё, так как им нужны деньги для арендной платы.

Когда мы приехали домой, Мадрин, предупредив жену, что вернётся поздно, отправился провожать Прауса на полустанок. Мы с Холмсом поднялись на сеновал.

— Итак, теперь мы знаем, — сев на трёхногий стул и вытянув перед собой длинные ноги, начал Холмс, — почему Эмерик Тромблей хотел купить ферму «Большие камни» и почему, после отказа продать её, он начал ухаживать за Мелери Хьюс. Он, по-видимому, не мог пригласить геолога для проведения разведки, потому что участок не принадлежал ему.

— Он вёл себя как акула, учуявшая запах крови, — сказал я с отвращением. — Ухаживать за девушкой только потому, что…

— Вы были бы правы, — усмехнувшись, прервал меня Холмс, — если бы фермой владела некрасивая толстая вдова. В лице Мелери Хьюс полезное для Тромблея совпало с приятным, а это не часто бывает.

Мне казалось, что теперь всё ещё больше запуталось. Кто-то разбросал образцы минерала на участке Глина Хьюса. Но ведь не сам же мистер Тромблей их обнаружил? Значит, кто-то сообщил ему о них. У меня мелькнула было мысль, что над богачом просто решили подшутить. Но когда шутят, не убивают, не так ли? Значит, кому-то было выгодно, чтобы Эмерик Тромблей купил ферму «Большие камни» или женился на её владелице. Но кому?

— Я не понимаю, почему Глин Хьюс не продал ферму. — Я вопросительно взглянул на Холмса. — Ведь, зная об образцах, Эмерик Тромблей, наверное, предлагал ему очень хорошую цену.

— Нет, Портер, — покачал головой Холмс, — Глин Хьюс ни за какие деньги не продал бы свою ферму. Его убийство мы пока не можем объяснить логически, и отчасти это заставляет меня предполагать, что во всем этом деле есть что-то мрачное и зловещее.

— Вы совершили поездку по Уэльсу, сэр. Каково настроение людей? — спросил я.

— Ужасно, — сказал Шерлок Холмс. — Лига по изучению и распространению идей Роберта Оуэна получает поддержку от всевозможных обществ. Безработица достигла небывалого уровня, в церквях и молельных домах раздаются стоны и крики. Весь юг Уэльса охвачен религиозной истерией. Трактирщики, того и гляди, разорятся, потому что многие дают обет не брать в рот даже пива. Дело дошло до того, что лошади в шатрах не могут тронуться с места: шахтёры поклялись не произносить ругательств, а без них животные не понимают приказов. Это настоящее сумасшествие, и оно скоро придёт сюда, Портер.

— Какое отношение это имеет к нашему расследованию?

— Пока не понимаю, — тихо признался Холмс. — Но уверен, что всё это льёт воду на мельницу того заговора, во главе которого стоит наш противник и великий организатор. Но давайте заниматься делом, Портер. Мы оставили без внимания Тромблей-Холл. Вам необходимо разобраться, кто там бывает и что там происходило в последнее время.

Мы подождали возвращения Мадрина, и Холмс попросил его найти мне такую ферму, которая располагалась бы в непосредственной близости от Тромблей-Холла. Почти сразу после этого — была уже полночь — мы с Мадрином поехали на ферму Льюиса и Блодвен Беддардов, таких же бедняков, как и Хью и Менна Томас. Различие состояло лишь в том, что Льюис Беддард был высокий и худой, как щепка, а его жена Блодвен — крошечная, как Дюймовочка из сказки Андерсена.

Мы сразу договорились, что будем столоваться вместе и Блодвен будет готовить нам из моих продуктов.

Утром я встал вместе с хозяевами. Мы позавтракали, и я отправился в сарай, где установил подзорную трубу, которой снабдил меня Холмс для наблюдения за поместьем Эмерика Тромблея.

Оказалось, что Уэйн Веллинг — самый занятой человек из всех, кого я знаю. Я начал своё наблюдение сразу, как только рассвело, и видел, как он вскоре ускакал на ферму. В течение дня он несколько раз приезжал и уезжал, отдавая работникам приказания. Я вспомнил позавчерашнюю ночь, когда он выступал в роли ветеринара. Я рассказал об этом Мадрину, и тот ничуть не удивился, подтвердив, что Веллинг часто оказывает такую помощь беднякам, у которых нет денег, чтобы пригласить ветеринара или знахаря, и не берёт с них за это ни пенни. Эмерика Тромблея я видел всего два раза. Он отправлялся куда-то на своей прекрасной лошади и скоро возвращался. Вероятно, он ездил в Пентредервидд или на ферму Мелери Хьюс.

Когда стемнело, я спустился с холма, на котором стояла ферма Льюиса Беддарда, и пробрался в парк, окружавший особняк. Не знаю, зачем я это сделал, — ведь я всё равно не мог войти в дом, а подслушать разговоры тем более. Надо было связаться с кем-нибудь, имеющим доступ в особняк, и таким образом добыть необходимые мне сведения. Служанка подошла бы для этой цели идеально.

Я возвращался через парк в полной темноте и, конечно, испугался, когда столкнулся с человеком, который возился с чем-то под деревом. Вначале я принял его за сторожа, и он меня, очевидно, тоже. Через мгновение мы оба поняли свою ошибку и обменялись приветствиями.

По выговору незнакомца я понял, что он валлиец. Под деревом я разглядел капкан — я всего-навсего спугнул браконьера.

— Cwrw da, — сказал я и протянул ему фляжку с пивом. Когда незнакомец, отвернув пробку, сделал несколько глотков, я спросил: — Браконьерствуете помаленьку?

— Такая жизнь, — ответил незнакомец и отдал мне фляжку, завернув пробку.

— Я живу на ферме Льюиса Беддарда. Знаете, где это?

— Конечно.

— Приходите туда завтра. Спросите Айори. Я предложу вам работу подоходнее браконьерства.

— Когда?

— В любое время. Я там буду целый день.

Я рассказал о своей встрече Льюису Беддарду и от него узнал, что мой ночной незнакомец — фермер-бедняк Кон Дейви, который успешно охотится в угодьях Эмерика Тромблея, пополняя таким образом свои запасы. Кон Дейви не работал на хозяина Тромблей-Холла и не был его арендатором. Надо сказать, что Эмерик Тромблей довольно либерально относился к пойманным в первый раз браконьерам, если только они не служили у него или не арендовали его землю: у них отбирали капканы и ружья и сажали на некоторое время в подвал, после чего отпускали на свободу. Но горе тем, кого ловили в лесу вторично: их тотчас отправляли в полицию. Слуг, работников и арендаторов, замеченных в браконьерстве, немедленно увольняли или сгоняли с земли.

Кон Дейви пришёл в сарай, откуда я днём вёл свои наблюдения, уже ближе к ночи.

— Вы хорошо знали Глина Хьюса? — спросил я.

Он молча кивнул.

— Вы хотели бы, чтобы его убийца был наказан?

— Ещё как. Сам бы накинул верёвку ему на шею.

— Глина Хьюса прикончил наёмный убийца. Я пытаюсь найти человека, который его нанял. Вы согласны мне помочь? Я вам хорошо заплачу.

Он возмущённо вздёрнул подбородок.

— Не стану я брать за это плату.

— Вы зря обижаетесь, — сказал я. — Мне не меньше вашего хочется, чтобы убийца Глина Хьюса был повешен. И всё же за свою работу я получаю деньги. Думаю, что и вам тоже следует заплатить. Не так ли?

В ответ он буркнул нечто неразборчивое.

— Вы ведь говорите по-английски? — спросил я.

— У меня жена англичанка, — объяснил Кон Дейви.

— Скажите, вы никого не знаете в Тромблей-Холле?

— Я сам не знаю. Но у моей жены есть подруга. Она работает в доме с колоннами служанкой.

— Вы не могли бы познакомить меня с ней? Мне надо с ней кое о чём побеседовать.

— Хорошо, — пообещал он, — я попробую.

Встреча с Элен Эдварде, как звали служанку, состоялась только через три дня в старом сарае, довольно далеко от господского дома. Она пришла, когда совсем стемнело, и буквально тряслась от страха, чувствуя, что нарушает кодекс верности своим хозяевам. Это была респектабельного вида немолодая женщина; мне стоило большого труда убедить её, что она не делает ничего плохого, а только помогает в расследовании убийства Глина Хьюса.

— Вы помните тот день, когда был убит Глин Хьюс? — удалось мне наконец перейти к сути дела.

— Да, хорошо помню. Это был очень хлопотный день.

— В тот день в Тромблей-Холле были гости?

— Да. Они приехали накануне и уехали на третий день, утром.

— Мистер Тромблей ещё носил траур по умершей жене. Как он мог принимать гостей?

— Они явились к нему не отдыхать и развлекаться, а по делу, — ответила женщина. — После смерти хозяйки мистер Тромблей не принимал гостей. Это была деловая встреча. Но на другой день хозяина вызвали из дома, потому что на одной из его шахт произошёл несчастный случай.

— Он уехал, бросив гостей?

— Да, он очень торопился. Не знаю, покончили ли они с делом, но только он сказал гостям, что они могут остаться.

— И они остались?

— Конечно.

— Скажите, никто не приходил в дом в тот день?

Она на мгновение задумалась:

— В тот день — нет. На другой день приходил Рис Парри.

— Вы знакомы с Рисом Парри? — воскликнул я.

— Нет, но он живёт в доме Джека Парри. Жена Джека — Гвен — моя кузина.

— Он приходил к мистеру Тромблею?

— Нет, мистера Тромблея ведь не было дома, да он и не стал бы с ним разговаривать.

— Может быть, к мистеру Веллингу?

— Его тоже не было дома. Он уехал ещё раньше, чем мистер Тромблей.

— Вы не помните, к кому приходил Рис Парри?

— Наверное, к кому-то из гостей, — предположила Элен Эдварде, — раз в доме не было ни мистера Тромблея, ни мистера Веллинга.

— К кому именно? — В ожидании ответа я затаил дыхание.

— Я не знаю, — растерянно пробормотала она, видимо почувствовав моё волнение.

— Вы не могли бы вспомнить, как это происходило? Он позвонил и сказал вышедшему на звонок дворецкому, что ему нужно видеть кого-то из гостей?

— Это мне неизвестно. Я только видела, как он шёл по дорожке к дому и потом беседовал с кем-то в парке.

— С кем?

— Я не разглядела.

— А кто были эти гости?

— Мистер Ламбард, мистер Армстед и ещё адвокат.

— Адвокат?

— Ну да, адвокат из Ньютауна, мистер Сандерс.

ГЛАВА ДЕВЯТНАДЦАТАЯ

Я поблагодарил Элен Эдварде, дал ей денег и вместе с Коном Дейви, который во время нашего разговора со служанкой ожидал меня неподалёку, поспешил к дому Льюиса Беддарда.

Новость, которую я узнал от Элен Эдварде, была ошеломляющей, и я решил немедленно вернуться в Пентредервидд. Я попросил Кона Дейви проводить меня — стояла ночь, и я не знал дороги. Он недолго думая согласился, заметив, что крюк в несколько миль для него не имеет значения.

Идя следом за Коном Дейви, я ломал голову над двумя новыми фактами: Артур Сандерс, считающий Эмерика Тромблея дьяволом в человеческом образе, оказывается, ездит к нему в гости и ведёт с ним деловые переговоры: Рис Парри, убивший Глина Хьюса и покушавшийся на жизнь Кайла Коннора, является в Тромблей-Холл на другой день после убийства, чтобы поговорить с кем-то из гостей. С кем? Конечно, с Артуром Сандерсом — ведь он единственный из гостей, кто связан с этим делом.

Я добрался к Мадрину за час до рассвета, сердитый и усталый. Разбудив Мадрина, я попросил его передать Холмсу, чтобы тот немедленно зашёл ко мне, а сам поднялся к себе на сеновал, накрылся одеялом и уснул мёртвым сном.

Когда я проснулся, по крыше сарая шумел дождь. Я взглянул на часы. Половина одиннадцатого. Значит, Мадрин не застал Холмса у священника. Я открыл окно и, увидев выбежавшего из дома Даффи, помахал ему рукой. Через десять минут он принёс мне ведро горячей воды и тазик, и вскоре я отправился завтракать.

Мервин к этому времени уже собрала на стол. Мадрин сообщил, что, по словам экономки священника, мистер Батт появится только завтра утром. Весь этот дождливый день я провёл на чердаке, шагая из угла в угол или лёжа на охапке сена.

Мадрин передал мне содержание своих бесед с Мелери Хьюс. По убеждению девушки, у её отца не было врагов в деревне: его убили какие-то пришлые люди в деревянных башмаках. Но теперь Мадрин был согласен с Холмсом: она действительно что-то скрывает.

К утру следующего дня погода не изменилась: шёл дождь. Я проснулся, услышав, как кто-то поднимается по лесенке на чердак. Это был, конечно, Холмс. Он с удобством расположился на трёхногом стуле и внимательно выслушал мой рассказ.

— Служанка ничего не напутала с датами? — спросил он.

— Нет, сэр. Ведь в тот день произошло убийство, и именно тогда же в Тромблей-Холле были гости, впервые после смерти Элинор Тромблей. Не кажется ли вам, что за всем этим стоит Артур Сандерс? Очевидно, Брин Хьюс вынудил его привлечь вас к расследованию, и тогда Сандерс придумал отвлекающий манёвр, заставив нас бегать высунув язык за неким Эваном Эвансом.

Холмс энергично помотал головой.

— Из рассказа служанки это вовсе не следует. Портер, вы обращаетесь с фактами, словно кузнец, пытающийся придать разогретому металлу нужную ему форму.

Он достал кисет и трубку и, набив её табаком, закурил.

— Но ведь Рис Парри, — заторопился я, — приходил сказать, что дело сделано…

— Он приходил на другой день, — прервал меня Шерлок Холмс, — когда все уже знали, что совершено убийство.

— …Или чтобы получить плату, — закончил я.

Шерлок Холмс выпустил несколько колец дыма и с любопытством наблюдал, как сквозняк уносит их в чердачное окно.

— Но ведь Элен Эдварде не знает, с кем он разговаривал? — Произнеся это, Холмс пристально посмотрел на меня.

— Кроме Артура Сандерса, гостями Тромблей-Холла были также Эрнест Ламбард и Генри Армстед. Мои личные впечатления от обоих говорят мне, что они не способны создать разветвлённую организацию. Они способны разве что организовать игру в баккара.

— Как известно, внешность обманчива, — спокойно заметил Холмс. — Вы почему-то не учитываете того, что Рису Парри вряд ли было известно, что в Тромблей-Холл приехали гости. Мы также не знаем, был ли он знаком с кем-нибудь из них.

— Но Уэйн Веллинг, по словам Мадрина, за три дня до убийства отправлялся в Кардифф. А Эмерик Тромблей уехал за день до убийства, потому что на одной из его шахт произошёл несчастный случай.

— Маловероятно, что Парри знал об этом, — сказал Холмс.

— Значит, он приходил в Тромблей-Холл, не зная об отсутствии хозяина?

— Это одна из интерпретаций факта, — кивнул головой Холмс, — более правдоподобная, чем ваша, Портер. Но ведь есть и другие.

Мы замолчали, слушая, как шумит дождь. Я подумал, что следовало бы побеседовать с дворецким Тромблей-Холла. Возможно, именно к нему приходил Рис Парри. И конечно, проверить, был ли действительно на шахте в тот день несчастный случай.

— И всё же, — упрямо сказал я, — Элен Эдварде очень важный свидетель.

— Бесценный, — согласился Шерлок Холмс. — Благодаря ей мы получили доказательство того, что Рис Парри связан с Тромблей-Холлом. У нас теперь есть и второй свидетель — Артур Сандерс. Вы проделали отличную работу, Портер. А теперь собирайтесь. Мы едем в Ньютаун. Я горю желанием поговорить с нашим уважаемым адвокатом, который имеет какие-то дела с дьяволом в человеческом образе и был у него в гостях в день убийства Глина Хьюса.

В пустом купе поезда Шерлок Холмс снял накладную бороду, и мы продолжили нашу беседу.

— Между прочим, Рэдберт нашёл ещё одного бесценного свидетеля, — сообщил Холмс. — Это женщина, и она хорошо знает нашего предполагаемого преступника. Если она его опознает, мы сумеем привлечь его к суду.

— Пока я лазил по горам, — усмехнулся я, — Рэбби зашёл в пивную «Чёрный лев» и подцепил там какую-то валлийку.

— Нет, она англичанка. Рэдберт нашёл её в Сазеке.

Затем Холмс рассказал мне о том, что произошло за две недели, которые я провёл среди красот уэльской природы. Как только Кайл Коннор вернулся в Тиневидд, он тотчас послал в дом священника работника с запиской, приглашая Хаггарта Батта приехать и сыграть с ним в шахматы. Игра закончилась вничью. Хозяин Тиневидда был в прекрасном расположении духа. Очевидно, его рана и впрямь оказалась пустяковой и уже зажила. О причинах своего отсутствия он не сказал ни слова.

Холмсу не удалось выяснить, зачем Коннор приезжал в Аберистуит. Зато мой патрон сумел установить личность следившего за нами человека. Это был Гарат Сибли, родственник хозяйки пансиона и друг владельца камеры-обскуры. Поговаривали, будто он использовал это устройство для подглядывания за женщинами на пляже. Очевидно, Коннор знал об этом и о том, что у Сибли имеется такая камера. Коннор припугнул Сибли, и тот позволил ему пользоваться камерой, боясь скандала.

Карл Праус проделал тщательный анализ образцов и установил, что они взяты из месторождения вблизи Лланидло, где у Эмерика Тромблея был рудник.

На вокзале в Ньютауне, как и в день моего приезда из Лондона, нас ожидала коляска, на козлах которой восседал Хемфри, кучер с пышными усами. Он поднял верх, так как по-прежнему шёл дождь, и мы покатили в отель «Медведь».

Мистер Брин, владелец отеля, встретил нас как старых друзей. Шерлок Холмс попросил принести ручку, чернила, листок бумаги и конверт. Написав записку мистеру Сандерсу, он вложил её в конверт и, запечатав его сургучом, отдал мистеру Брину.

— Пошлите кого-нибудь с этим письмом к мистеру Сандерсу. Если его не окажется в конторе, пусть посыльный доставит письмо к нему домой. Мы хотели бы получить номер, достаточно приличный, чтобы принять гостей.

Мистер Брин отдал конверт посыльному и повёл нас на второй этаж. Открыв ключом дверь, он пропустил нас вперёд, а сам остался у двери, ожидая дальнейших приказаний.

— Cwrw da, — выговорил я.

Мистер Брин усмехнулся и вышел, закрыв за собой дверь. Мы сели в кресла, и Холмс заметил, что мой валлийский, судя по всему, оставляет желать лучшего, так как мистер Брин усмехнулся по поводу моего произношения. Я возразил, что мистер Брин, скорее всего, сам не говорит по-валлийски — так, кстати, и оказалось, — а усмешка его относилась, наверное, к моей фразе, которую ему слишком часто приходится слышать. Но Холмс упрямо стоял на своём, утверждая, что тот, кто живёт среди носителей языка, всегда сумеет отличить правильное произношение от неправильного.

Дверь отворилась, и в номер вошёл мистер Брин с двумя кружками пива на подносе.

— Пиво сварено на заводе Сэма Пауэлла? — полюбопытствовал я.

— Нет, это пиво завода Уортингтона в Бёртоне, — ответил хозяин отеля.

— Английское пиво в валлийском отеле? — удивился я и повторил фразу, которую слышал от Мадрина: — Cwrw cymru ywr gorau. Валлийское пиво самое лучшее.

Мистер Брин опять улыбнулся и сказал:

— Это очень хорошее пиво. Я провожу к вам мистера Сандерса, как только он прибудет в отель.

Прошёл ещё час. Мы молчали, слушая, как каждые четверть часа мелодично звонят куранты на башне городского магистрата. Наконец в дверь тихонько постучали, и мистер Брин с поклоном ввёл в комнату Артура Сандерса и Брина Хьюса. Несмотря на дождь и грязь на улице, адвокат принарядился так, словно явился с визитом во дворец. Брин Хьюс был в рабочем костюме и, как всегда, распространял вокруг себя запах кож. Я вспомнил, что у него была дубильная мастерская.

— Не нужно ли вам ещё чего-нибудь, джентльмены? — спросил мистер Брин.

— Mwy о cwrw da. Ещё валлийского пива, — отозвался я. — На всех нас.

— Я вижу, что пиво вам понравилось, — просиял мистер Брин и отправился выполнять заказ.

— Ну, выяснили что-нибудь? — отрывисто осведомился Брин Хьюс.

— Нам удалось установить, кто убил вашего брата, — спокойно отвечал Холмс. — К сожалению, имеющихся улик недостаточно для вынесения ему приговора.

Артур Сандерс сделал несколько шагов и опустился в свободное кресло. Брин Хьюс продолжал стоять.

— Кто он? — всё так же отрывисто задал вопрос Брин Хьюс.

— Его зовут Рис Парри, — ответил Шерлок Холмс.

Адвокат и Брин Хьюс обменялись недоуменными взглядами.

— Я его не знаю, — сказал Сандерс. — А вы, Брин?

— Никогда о нём не слышал, — покачал головой тот.

— Он родился в небольшой деревушке на реке Ди, — начал Холмс. — Делал кораклы, ловил рыбу, потом работал на руднике в Лланидло. Последние полгода нигде не работает. Следы от его деревянных башмаков найдены на месте убийства.

— Мелери Хьюс говорила мне, — сказал Сандерс, — что мистер Джонс обнаружил следы ещё одного человека.

— С ним был юноша, который приехал в Пентредервидд незадолго до убийства. Ему шестнадцать лет, и его зовут Олбан Гриффитс. Рис Парри повсюду сопровождает его. На месте убийства, кроме следов его новых деревянных башмаков, оказался ещё серебряный флорин, который он выронил из кармана. Принимал ли он участие в убийстве, мне неизвестно, — закончил Холмс.

— Это что-то невероятное! — быстро заговорил Сандерс. — Я думал, что найти убийц смогут лишь колдуны. Значит, Эмерик Тромблей не имеет отношения к убийству? Зачем незнакомцам надо было убивать Глина? Их кто-то нанял?

— Нанял или, быть может, приказал.

— Этот Рис Парри работал на руднике в Лланидло, который принадлежал Эмерику Тромблею, не так ли?

— Так, — подтвердил Шерлок Холмс.

— Ага! — воскликнул Сандерс.

Брин Хьюс что-то быстро проговорил по-валлийски.

— Неужели преступление останется безнаказанным? — возмутился Артур Сандерс и обвёл нас всех глазами.

В дверь опять осторожно постучали, и мистер Брин внёс ещё четыре кружки хорошего английского пива. Едва дверь за ним закрылась, как Брин Хьюс шагнул к столику, жадно выпил пиво и снова сел.

— Мы делаем всё, чтобы привлечь виновных к суду, — заверил Шерлок Холмс. — Я позвал вас сюда, чтобы получить необходимую для нашего расследования информацию. В тот день, когда был убит Глин Хьюс, вы были приглашены в Тромблей-Холл, мистер Сандерс?

— Мои клиенты вели переговоры с Тромблеем и потребовали, чтобы я на них присутствовал. Когда речь идёт о бизнесе, мистер Тромблей твёрдый орешек. Чтобы его расколоть, они и пригласили в помощь меня, — улыбнулся адвокат.

— О каком бизнесе шла речь? — продолжал расспросы Шерлок Холмс.

— О продаже недвижимости в Лланфер-Каренион.

— Чем закончились переговоры?

— Ничем. Тромблей на другой день вынужден был уехать — на одном из его рудников произошёл несчастный случай. Сказал, что завтра вернётся, но не вернулся — он отсутствовал несколько дней, — и мы уехали.

— Очень важно установить последовательность событий в те дни, — сказал Шерлок Холмс. — Когда вы приехали в Тромблей-Холл?

— В четвёртом часу, накануне дня, когда был убит Глин Хьюс.

— Когда начались переговоры?

— Сразу же после ужина. Тромблей вёл себя так несерьёзно, что я решил: он раздумал продавать недвижимость.

— Кто были ваши клиенты?

— Эрнест Ламбард и Генри Армстед.

— То есть им помогали вы. Не взял ли мистер Тромблей себе в помощники Веллинга?

— Тромблей послал его по каким-то делам. Но если бы даже тот никуда не уезжал, Тромблей не пригласил бы его за стол переговоров. Веллинг хороший управляющий, но все вопросы, касающиеся приобретения и продажи недвижимости, Тромблей решает сам, не доверяя их никому.

— Итак, в тот вечер вы ни до чего не договорились. Когда вы возобновили переговоры?

— На другой день после завтрака.

— И опять без успеха?

— Достигли соглашения лишь по незначительным пунктам. Но тут Тромблей получил известие о несчастном случае и сразу же уехал. Он пообещал вскоре вернуться и продолжить переговоры.

— Но не вернулся, и вы, устав его ждать, уехали. Когда это было?

— На другой день после обеда.

— Тромблей послал Веллинга по делам в тот день, когда был убит Глин Хьюс?

— Веллинг уехал за день или два до нашего приезда, — сказал Сандерс.

— Когда вы узнали об убийстве Глина Хьюса?

— На следующий день, утром. Проводив своих клиентов, я немедленно отправился на ферму «Большие камни», чтобы помочь Мелери.

— В то утро в дом мистера Тромблея приходил один человек. Вы не могли бы вспомнить, кто это был?

— Вы в этом твёрдо уверены? Я никого не помню.

— Это был крепкий, коренастый человек с рыжими волосами и бородой.

— Нет. Я его не видел.

— Возможно, он приходил к кому-то из ваших клиентов. Не могли бы вы узнать у них, помнят ли они его?

— Я, конечно, спрошу, но я твёрдо уверен, что они его не видели. Всё утро мы вместе играли в бильярд, а потом мои клиенты уехали.

— У вас есть вопросы, Портер? — повернулся Холмс ко мне.

— Вам известно, чем сейчас занимается Бентон Тромблей? — спросил я.

— Конечно, — ответил Сандерс. — Поскольку я плачу ему.

Я был так ошарашен, что на мгновение потерял дар речи. Тут вмешался Шерлок Холмс:

— Скажите, вы не член лиги Роберта Оуэна?

— Я доверенное лицо, которому поручено вести дела Лиги до избрания руководства. Бентон получает от меня два фунта в неделю, не считая оплаты расходов на дорогу. Это не бог весть как много, но больше, чем ему платили на фабрике. Он заметно изменился с тех пор, как стал читать лекции. В нём появилась основательность.

— Что собой представляет Лига? — спросил Холмс.

— Это организация, основанная несколькими гражданами нашего города, которая считает, что Роберт Оуэн не получил должного признания даже в своём родном городе. Её цель состоит в распространении и развитии идей Роберта Оуэна. Средства, необходимые для этой цели, организация собирает по подписке. Пока решено ограничиться лекциями, но в дальнейшем предполагается создать ячейки организации в Уэльсе и, возможно, даже в Англии. Между прочим, первое организационное собрание членов Лиги намечено на пятнадцатое июля, то есть на следующую пятницу.

— Где будет проходить собрание? — спросил Холмс.

— В Дэвилс-Бридж.

— Там есть зал?

— Собрание состоится под открытым небом. Будет построен временный павильон. Сверху натянут тент от солнца, а заодно и на случай дождя. Дождь в Уэльсе — частый гость.

— Вы там будете?

— Непременно. Я ведь доверенное лицо.

— А вы? — обратился Холмс к Брину Хьюсу.

— Мне нет нужды слушать теории о труде, — язвительно отозвался Хьюс, — когда приходится отдавать ему всё своё время.

— Известно ли вам точное место проведения собрания? — полюбопытствовал Холмс.

— Нет, неизвестно, — ответил Сандерс. — Организаторы обещали заехать за мной, когда отправятся туда.

— Сколько было собрано денег по подписке?

— Почему вас это интересует? — нахмурился Сандерс.

— На то есть причины. Возможно, кто-то из членов организации причастен к убийству Глина Хьюса.

— Какая чушь!

— Отвечайте на вопрос, — потребовал Брин Хьюс, — а чушь это или не чушь, разберёмся потом.

— Две тысячи фунтов, — выдавил наконец из себя Сандерс.

У Шерлока Холмса поползли вверх брови.

— Кругленькая сумма! Деньги, вероятно, будут поступать и дальше?

— Не могу сказать. Скоро будет избрано руководство организации, и уже оно будет заниматься всеми вопросами, в том числе и финансовыми.

— От кого поступали деньги?

— Я не имею права разглашать имена, — твёрдо сказал Сандерс.

— Можете не сомневаться, — заверил Шерлок Холмс, — что об этом не будет знать никто, кроме меня.

— Разумеется, я не помню фамилий.

— Пришлите мне список и против каждой фамилии проставьте пожертвованную сумму. Я буду ждать здесь, в отеле. Сделайте это немедленно.

Когда дверь за Сандерсом и Хьюсом закрылась, Холмс сказал:

— Как вам пришла в голову мысль спросить о Бентоне Тромблее?

— Я подумал, может быть, они что-нибудь знают о Лиге?

— Потрясающе! Разговоры с Мадрином о колдунах, «огоньках смерти» и древних кельтских богах сильно способствовали развитию вашей интуиции. Обратите внимание, что собрание членов Лиги пройдёт в Дэвилс-Бридж, куда стекаются толпы туристов и приезжих со всего Уэльса. Вы сегодня же отправитесь в Пентредервидд и завтра утром прибудете вместе с Мадрином в Дэвилс-Бридж. Ваша задача — узнать, где будет проходить собрание и, главное, тайное сборище после него.

— Вы останетесь здесь?

— Да. Некоторые дела требуют моего присутствия, — ответил Холмс.

Незадолго до моего ухода посыльный из конторы Сандерса принёс Холмсу запечатанное письмо. Холмс дал ему монетку и отпустил. Быстро вскрыв конверт ножом, он достал из него листок бумаги, пробежал его глазами и вручил листок мне. Я стал читать список незнакомых мне имён, и вдруг в самом конце увидел: «Мистер Кайл Коннор — 1000 фунтов».

ГЛАВА ДВАДЦАТАЯ

Дэвилс-Бридж — Чёртов Мост — небольшое селение, расположенное на берегах горной речки Минах, которая, пробив себе путь через скалы, сливается недалеко от Аберистуита с другой горной речкой — Рейдол. Речка Минах образует почти в черте города серию красивых водопадов, которые привлекают сюда многочисленные толпы туристов.

Своё название селение получило от моста через речку, сооружённого монахами в двенадцатом веке. Согласно же старинной легенде, этот мост построил чёрт по просьбе одной женщины, корова которой непонятным образом перебралась на другой берег речки. По договору, чёрту доставалась душа того, кто первым пройдёт по мосту. Хитрая женщина запустила по мосту каравай хлеба, а за ним побежала её собачонка. Так женщине удалось привести домой корову и обмануть чёрта.

Кроме этого старого каменного моста, существует другой, тоже каменный, постройки восемнадцатого века и, наконец, современный стальной мост, сооружённый сравнительно недавно. Последние два моста расположены выше по течению речки.

Мы с Мадрином прибыли в Дэвилс-Бридж в битком набитом туристами поезде узкоколейки, соединявшей селение с Аберистуитом. Туристы быстро разбежались по отелям и пансионам, а мы под моросящим дождём отправились искать ферму Гарета Вогана, брата сапожника Айорана из Пентредервидда.

Гарет Воган был уменьшенной копией Айорана, поскольку уступал ему в росте и весе. Мы передали ему письмо от брата, которое он отложил в сторону. Мадрин потом сказал мне, что Гарет Воган, наверное, не умеет читать. Он и его жена Олуэн встретили нас весьма приветливо. Мадрин отдал Олуэн съестные припасы, привезённые с собой, и мы пошли посмотреть на знаменитые водопады и попытаться что-нибудь разузнать насчёт предстоящего собрания Лиги Роберта Оуэна.

Даже в эту серую, скучную погоду стоило приехать сюда, чтобы посмотреть на белую ленту реки, прихотливо извивающуюся при падении со скал. Погуляв по городу, мы вернулись на вокзал и присутствовали при том, как туристы загружались в последний поезд до Аберистуита, а потом пошли на ферму Гарета Вогана.

После ужина с хозяевами мы решили заглянуть в ближайшую таверну, в надежде извлечь что-нибудь интересное для себя из разговоров местных жителей. Просидев час и услышав от Мадрина почти то же самое, что мне надоело слушать в Пентредервидде, я уже хотел было идти спать. Вдруг Мадрин толкнул меня локтем и зашептал, показывая взглядом на группу оживлённо болтающих мужчин:

— Они говорят о каком-то Айнире Джонсе. Он здесь пользуется такой же славой, как Кадан Морган в Пентредервидде.

— Он тоже работает в таверне у своего дяди? — пошутил я.

— Нет, у брата, — ответил Мадрин. — Они смеются над ним, потому что он говорит, будто видел прошлой ночью, как по дороге ехали «ребекки». Их было семеро.

— Он видел их в первый раз?

— Похоже, да. Они говорят, что он перепил и, наверное, сосчитал лошадиные ноги, а потом разделил число на четыре.

— Думаю, они правы. Как он мог что-нибудь видеть в тёмную дождливую ночь?

— Он говорит, что дорогу освещал свет из окон.

— Раз уж и здесь заговорили о «ребекках», значит, что-то произойдёт. Идёмте спать, Дафидд. Завтра возобновим наши поиски.

В течение следующих четырёх дней мы прошагали пешком и проехали — нам пришлось нанять лошадей — не меньше ста миль. Всё это время я или молчал, или произносил короткие фразы, потому что в деревнях вокруг Дэвилс-Бридж не любили ни туристов, ни англичан. Все наши поиски оказались безрезультатными.

Тогда мы избрали другую тактику. Выдавая себя за членов Лиги, приехавших на собрание раньше времени, мы пытались узнать, не остановился ли кто-нибудь из наших поблизости. Но люди либо не слышали вообще о такой организации, либо слышали, но не помнили от кого. И вот когда мы в унынии возвращались из очередного путешествия, мы обнаружили рабочих, роющих ямы для столбов на невысоком плато к северу от Чёртова моста.

И в тот же день в доме Гарета Вогана появился Шерлок Холмс. Он только что приехал из Аберистуита. Мы поведали ему о строящемся павильоне, а он рассказал, что нашёл человека, с которым разговаривал Рис Парри в Тромблей-Холле. Шерлок Холмс ещё раз побеседовал с Элен Эдварде, и та познакомила его со своей подругой Гвинорой Хоуэлл. От неё Холмс узнал, что Риса Парри видели тогда в парке с конюхом Элганом Боуеном, причём они встречались не раз и раньше. Должно быть, через него Парри докладывает о проделанной работе и получает дальнейшие указания, предположил я.

Холмс, как всегда, уклонился от прямого ответа, заметив, что возможны и другие объяснения этого факта.

Затем он просил нас показать ему место, где возводится павильон. Убедившись, что строительство павильона действительно началось, Шерлок Холмс дал нам следующее, гораздо более трудное задание: найти место, где после собрания состоится тайная сходка.

Мы взбирались на пригорки, переходили вброд ручьи, и наконец Мадрину удалось заметить небольшую, закрытую со всех сторон лощину.

Шерлок Холмс сделал несколько кругов вокруг неё, поминутно останавливаясь и что-то помечая в своей записной книжке. Затем он присоединился к нам. Он велел нам тоже провести рекогносцировку местности, потому что на подходах к месту тайного сборища будут расставлены часовые и нам придётся пробираться туда окольными путями.

Когда стемнело, мы поехали в таверну, где работал официантом Айнир Джонс.

— Вам не попадались больше «ребекки»? — спросил его Холмс, когда он принёс нам пиво.

Айнир Джонс нахмурился. Хотя он не понимал по-английски, видимо, насмешки так сильно действовали на него, что от одного упоминания о «ребекках» он начинал злиться.

Мадрин объяснил ему, что мы тоже видели «ребекк» и хотели бы поговорить с ним, как с ещё одним свидетелем. Опасливо оглянувшись, Айнир Джонс что-то прошептал на ухо Мадрину.

— Он говорит, — перевёл Мадрин, — что они появляются теперь каждую ночь.

— Это очень интересно, — заметил Холмс.

— Появляются ли «ребекки» в других местах? — спросил я.

— Как и шестьдесят лет назад, — ответил Холмс, — люди молчат о том, что видят. Они боятся мести «ребекк». Примечателен тот факт, что «ребекки» появляются именно в тех местах, где Лига Роберта Оуэна проводит свои собрания.

— Какая связь между ними? — недоуменно спросил я. Мне было совершенно непонятно, какое отношение может иметь респектабельный Артур Сандерс к переодетым в женскую одежду ночным всадникам.

Шерлок Холмс помолчал, по давней привычке соединив перед собой кончики пальцев.

— Мы расследуем очень запутанное дело, Портер.

— Я уже заметил, патрон, — сказал я.

Шерлок Холмс бросил на меня проницательный взгляд и усмехнулся.

— Но имейте в виду, Портер, запутанное — не значит трудное. Его запутанность связана с тем, что в деле много посторонних деталей, но его нетрудно понять, если опираться на главные факты. Самый же главный факт таков: всё это дело направляется одним человеком.

Потом мы поехали в отель, где Шерлок Холмс поселил свидетельницу, которую нашёл Рэбби. Она оказалась маленькой седой старушкой семидесяти с лишним лет, очень живой и миловидной. Звали её Лайза Уильямс.

— Мистер Холмс сказал, — улыбнулась мне старушка, когда я пожал её хрупкую морщинистую ручку, — что ваш дедушка был валлийцем.

— Да. Он водил баржи со сланцами по каналу до Паддингтона, а потом женился на англичанке и осел в Лондоне.

— Мой муж тоже был валлиец. Он был дьявольски красив и любил поболтать — по-валлийски или по-английски, всё равно. Он перегонял скот из Уэльса в Англию, немало повидал и обожал рассказывать разные истории из своей жизни и о том, что было давным-давно.

— То, что было давным-давно, иногда повторяется. — Сделав это замечание, Холмс осведомился у старушки: — Вам хорошо здесь?

— Спасибо, да. Я в первый раз в Уэльсе, хотя муж много рассказывал мне о своей стране. Я никогда не выезжала из Лондона дальше Гринвича и теперь чувствую себя немного странно в этом красивом месте.

— Завтра утром мы зайдём за вами и покажем вам ещё одно красивое место, — пообещал Шерлок Холмс.

— Хорошо. Я пойду с вами, хотя и не верю ни в какие заговоры. Но, раз речь идёт об убийстве человека, я согласна сделать всё, что в моих силах.

— Дело идёт об убийстве двух человек, — уточнил Холмс, — и если вы нам не поможете, миссис Уильямс, их станет гораздо больше.

— Мне трудно в это поверить, но я обещала вам помочь и, значит, помогу.

Следующий день оказался дождливым, как и все предыдущие. Миссис Уильямс в своём длинном непромокаемом плаще с капюшоном осмотрела вместе с нами место предстоящей сходки в небольшой лощине. Когда я подивился тому, как бодро она преодолевала подъёмы и спуски, старушка сказала:

— Не говорите чепухи, молодой человек! Когда мой муж заболел и слёг, мне пришлось взбираться по лестницам лондонских домов, зарабатывая на жизнь самой чёрной работой. Эти холмы и пригорки — пустяки в сравнении с крутыми ступеньками.

Мы отвезли её в отель. Шерлок Холмс отправился по каким-то делам, а мы с Мадрином вернулись на свой чердак и завалились спать: под шум дождя хорошо спится.

Утро назавтра было ослепительно солнечным — свежий западный ветер прогнал дождевые тучи на восток. Мы позавтракали и отправились в селение. По плану Шерлок Холмс и миссис Уильямс должны были спрятаться недалеко от лощины ещё до того, как там расставят часовых. Нам же следовало явиться на тайное сборище после окончания собрания членов Лиги Роберта Оуэна.

Мы перешли через Чёртов мост и довольно быстро достигли построенного на плато павильона. Нас встретил улыбающийся молодой человек, которому мы предъявили билеты, изготовленные Холмсом. Я внимательно посмотрел в ту сторону, где находилась лощина, и вроде бы заметил на подходах к ней притаившихся в кустах часовых.

Мы сели в заднем ряду. Постепенно простые деревянные скамьи начали заполняться участниками собрания. Многие из них раскраснелись и вытирали платками лбы и шеи: очевидно, перед тем как прийти на собрание, они не преминули полюбоваться водопадом. Почти все скамьи были уже заняты, когда к павильону подъехал всадник верхом на пони, которого вёл под уздцы Гервин Пью. По обе стороны всадника шли слуги. Я не мог не узнать эту крупную голову, это массивное туловище с сильными руками. Кайл Коннор собственной персоной.

Когда слуги усадили его на скамью, он осмотрелся и, тотчас заметив нас, махнул нам рукой. Нам не оставалось ничего другого, как перебраться к нему.

— Ни за что бы не догадался, — весело приветствовал нас Коннор, — что вы оба интересуетесь Робертом Оуэном.

— Дафидд воспитывался вместе с Бентоном Тромблеем; а я познакомился с ним сразу же по приезде в Ньютаун, — вот почему мы здесь. Для нас тоже большой сюрприз видеть вас на этом собрании.

— Надоело сидеть дома, — сказал он небрежно, — решил немного проветриться.

Я наклонился и тихо проговорил ему на ухо:

— Неделю назад я познакомился в Ньютауне с одним человеком, причастным к организации Лиги Роберта Оуэна. И очень удивился, узнав, как щедро вы поддержали её.

Кайл Коннор украдкой огляделся и ответил мне, тоже тихо:

— Надеюсь, то, что я сейчас скажу, останется между нами?

— Разумеется, — заверил его я.

— Лично я не придаю никакого значения всей этой галиматье, которую сочинил Роберт Оуэн. Мне совершенно непонятно, как он мог успешно заниматься бизнесом при таких идеях. Сам я не дал бы этой Лиге ни фартинга. Деньги, которые я внёс, принадлежат одному моему другу.

Я молча смотрел на него, ожидая продолжения.

— Это деньги Эмерика Тромблея. Когда он узнал, что Бентон читает лекции по всему Уэльсу, он счёл это прекрасной возможностью сделать сына известным общественным деятелем. Он хочет, чтобы Бентон на следующих парламентских выборах выдвинул свою кандидатуру против кандидатуры полковника Эдварда Прайс-Джонса. Эмерик вообще сильно недолюбливает это семейство. Было бы неэтично, если бы он внёс деньги сам. Вот он и попросил меня сделать это. На что не пойдёшь ради друга! — вздохнул он. — Кстати, он тоже обещал здесь быть.

— Неужели?

— Он хочет послушать, как Бентон выступает перед публикой. Разумеется, Эмерик постарается изменить свою внешность. Я сгораю от нетерпения увидеть его с бородой и баками.

— Бентон прекрасный оратор, — заметил я, — и отлично изучил то, о чём говорит. Я слышал его в Ньютауне, а потом в Аберистуите.

Коннор пропустил мимо ушей моё упоминание об Аберистуите. Повернувшись, он стал рассматривать тех, кто подходил к павильону.

— Следите внимательно, не появится ли человек с бородой, — сказал он.

— Где он достал пригласительный билет? — полюбопытствовал я.

— Я дал ему. Я мог бы получить хоть сотню, если бы захотел. — Он пристально взглянул на меня: — А где вы достали пригласительный?

— Нам дал билеты Бентон, — ответил я.

Он кивнул и продолжал наблюдать за прибывающей публикой.

— А вот и он! — наконец воскликнул Коннор. — Кто бы мог подумать, что он опустится до такого пошлого маскарада.

Действительно, из аккуратного и немного чопорного джентльмена Эмерик Тромблей превратился в чудаковатого старикашку, заросшего неопрятной бородой. Он явно чувствовал себя не в своей тарелке и пугливо озирался по сторонам. Я заметил, что он очень удивился, увидев нас, но тотчас повернулся к подмосткам, где стоял длинный стол, за которым вскоре заняли свои места члены президиума, в том числе и Бентон Тромблей. Один из членов президиума встал и предоставил ему слово. Бентон в небольшой, но содержательной речи вновь подчеркнул актуальность идей Роберта Оуэна и затем перечислил их одну за другой, чётко формулируя каждую. Роберт Оуэн построил всю свою жизнь таким образом, сказал он в заключение, чтобы проверять и осуществлять свои идеи на практике.

Затем председатель дал слово Артуру Сандерсу, и тот зачитал устав организации. Далее собранию было представлено руководство организации. Слушатели задали несколько вопросов, на которые отвечали руководители Лиги. После этого председатель напомнил присутствующим, что каждый из них может обратиться по интересующим его вопросам в местную ячейку организации, и закрыл собрание.

Эмерик Тромблей стоически перенёс два с половиной часа невыносимой скуки и не сбежал раньше времени, — вероятно, боялся обратить на себя внимание, — но тотчас ушёл, едва председатель объявил собрание закрытым.

Кайл Коннор заснул сразу же после выступления Бентона Тромблея. Когда собрание кончилось, Мадрин сходил за слугами, и мы помогли им посадить Коннора в седло. Он пожал нам руки, и Гервин Пью стал осторожно спускаться с плато, ведя пони под уздцы.

Мы тоже сошли вниз по тропинке, а потом обогнули холм с плоской вершиной, где проходило собрание, и, следуя разработанным вместе с Холмсом маршрутом, вышли к лощине, обманув часовых.

В лощине на расстеленном на траве брезенте сидели несколько человек, другие расхаживали, разговаривая друг с другом. Подошли ещё люди, всего собралось человек тридцать.

Вдруг откуда-то раздался крик совы, и все как по команде расселись на брезенте, подобрав под себя ноги. У меня создалось впечатление, что они ожидают начала какой-то церемонии. Тут в лощину спустилась ещё группа людей. Ни Эмерика Тромблея, ни Артура Сандерса среди них не было. Первым шёл Рис Парри, за ним Олбан Гриффитс, следом — остальные. Они также поместились на брезенте, сев попарно друг против друга.

Услышав звуки музыки, я сначала удивился, так как не видел поблизости никаких музыкантов. Да и музыка была очень странная. Мадрин объяснил мне позже, что играли на старинных инструментах, напоминающих арфы и гобои. Наконец музыканты появились, а за ними — два человека в шляпах с перьями, коротких штанах и башмаках с высокими каблуками и золотыми пряжками. И на тропе возник король в алой мантии, в сопровождении ещё двоих придворных. «Как мог здесь оказаться король?» — не веря своим глазам, спрашивал я себя.

Приблизившись к собравшимся, процессия остановилась. Придворные отступили, вместе со всеми присутствующими опустились на колени, и моему взору предстал не король Эдуард Седьмой с его довольно заметным брюшком и бородой, а… Уэйн Веллинг.

Уэйн Веллинг заговорил, конечно, по-валлийски — и голос его звучал весьма внушительно. Мадрин начал переводить мне его речь. Однако Веллинг успел произнести лишь первую фразу, в которой сообщил собравшимся, что будущее Уэльса находится в их руках. Именно в этот момент на тропинке появилась наша старушка; наряженная в старомодное платье, она походила на сильно похудевшую королеву Викторию. Следом шёл часовой, на лице его было написано полнейшее недоумение. По плану Холмса, миссис Уильямс должна была объявить часовому, что у неё очень важное письмо для принца.

Веллинг разорвал конверт, прочитал письмо, перечёл его ещё раз и, подняв брови и вытаращив глаза, уставился на старушку.

— Разве ты не узнаёшь меня, Гарри? — воззвала она к нему по-английски. — Ты же так часто бывал у нас. Ведь это мой муж научил тебя валлийскому языку. — Она обернулась к стоявшим на коленях людям; — С чего это вы, глупцы, преклоняете колени перед простым англичанином по имени Гарри Смит?

— Он англичанин! — Эти слова, как ругательство, проорал вскочивший с колен Рис Парри.

— Она лжёт! — выкрикнул Олбан Гриффитс.

— Я говорю правду, — хладнокровно отвечала старушка. — Я хорошо знала его родителей — мы были соседями. Он играл вместе с моими детьми и женился на девушке, которую я тоже знала. Конечно, он англичанин… Я присутствовала на его свадьбе и была крёстной матерью его сына, которого назвали в честь принца Альбертом. Жена Гарри умерла во время родов, и он, отдав сына на воспитание бездетной паре, уехал в Уэльс искать счастья. Вот его сын, — указала Лайза Уильямс на Олбана Гриффитса, — он похож на свою мать как две капли воды.

Бросив письмо, Веллинг схватил сына за руку, и они кинулись бежать. Рис Парри, постояв несколько секунд в ошеломлении, с диким рёвом метнулся следом. Шерлок Холмс, Мадрин и я с другого конца лощины тоже бросились в погоню, приведя в смятение сидевших на брезенте людей.

Веллинг и юноша мчались, расталкивая прохожих, к Чёртову мосту. Один раз Веллинг оглянулся — за ним, выхватив нож, нёсся Рис Парри. А чуть позади стремительно шагал Шерлок Холмс с револьвером в руке.

Отец и сын достигли Чёртова моста. Веллинг что-то сказал юноше на ухо — и, перепрыгнув через каменные перила, они бросились в ревущий водопад. Несколькими секундами позже на мосту появился Рис Парри. Зарычав, как раненый зверь, он тоже перемахнул через перила и кинулся вниз.

Мы с Мадрином подбежали к Шерлоку Холмсу, который мрачно смотрел на кипящий поток воды, разбивающийся о скалы. Сунув револьвер в карман, он показал головой в сторону лощины, и мы вспомнили, что оставили там миссис Уильямс.

— Мне жаль юношу, — произнёс Холмс. — Ведь у него ещё была возможность начать жить по-новому.

Потрясённый Мадрин не в силах был вымолвить ни слова.

— Вы были правы, Дафидд, — сказал я. — Древние кельтские боги не оставляют безнаказанным преступление, совершённое в их святилище. — Повернувшись к Холмсу, я спросил: — Итак, дело можно считать законченным?

— Абсолютно, — объявил он. — Остаётся отчитаться перед нашими клиентами.

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЕРВАЯ

Доставив Лайзу Уильямс в её номер, мы прошли чуть дальше по коридору, и Холмс постучал в дверь: три раза и после секундной паузы — ещё дважды. Дверь отворилась.

В номере находились трое мужчин — как оказалось, клиенты Холмса, о которых я не знал. Это были Артур Бальфур, премьер-министр кабинета Его Величества, молодой Дэвид Ллойд Джордж — депутат парламента от Уэльса, и какой-то полный пожилой генерал. Ллойд Джордж сел в кресло, стоявшее рядом с креслом Артура Бальфура. Мне уже приходилось встречаться с этим высоким, представительным человеком по одному делу, которым занимался Холмс.

Генерал бросал беспокойные взгляды на премьер-министра. Холмс обратился к нему:

— Британское правительство может быть спокойно — гражданской войны в Уэльсе не будет.

— Как я понимаю, дело улажено, — улыбнулся Артур Бальфур.

— Окончательно и бесповоротно, — заверил Холмс, — потому что Уэйн Веллинг покончил с собой.

Премьер-министр повернулся к генералу:

— Необходимо отвести войска в казармы, генерал.

Генерал поклонился и вышел из номера, явно недовольный мирным разрешением конфликта.

— Садитесь, джентльмены, — пригласил Бальфур. — Расскажите нам, мистер Холмс, что здесь произошло.

— Сорок лет тому назад, — начал Холмс, соединив, как всегда, перед собой кончики растопыренных пальцев, — в Сазеке, на лондонской окраине, к югу от Темзы, жил валлиец Робин Уильямс, который перегонял скот из Уэльса в Лондон. Он был прирождённый рассказчик, и его особенно любила слушать детвора, потому что он повествовал о драконах и волшебниках, о короле Артуре и его рыцарях, о великих властителях Уэльса Ллуилине Великом и Ллуилине Последнем и, конечно, об Оуэне Глендоуэре. На одного из слушавших его соседских мальчиков, Гарри Смита, эти рассказы произвели совершенно неизгладимое впечатление.

Когда мальчик стал молодым человеком, он женился, но счастье оказалось недолгим — его жена умерла во время родов. Потрясение было таким сильным, что он решил уехать навсегда из Англии в Уэльс и переменил имя и фамилию. Он превратился в Уэйна Веллинга. Уэйн — это искажённое Оуэн, а Веллинг — искажённое Ллуилин. Тем самым он как бы объявил себя потомком и Ллуилина, и Глендоуэра. Он прожил в Уэльсе пятнадцать лет и всё время трудился над созданием разветвлённой тайной организации. Работая управляющим у некоего богатого англичанина, он разъезжал по делам по Уэльсу, всюду привлекая сторонников. Его целью было поднять в Уэльсе восстание против англичан, выбрав момент, когда Англия вступит в войну или будет ослаблена по какой-нибудь другой причине. Он не торопился, — по его подсчётам, на подготовку восстания должно было уйти несколько лет.

Зная о том, что правительство Великобритании рано или поздно обнаружит его организацию, он воспользовался собраниями Лиги по изучению и распространению идей Роберта Оуэна как ширмой для сборищ своих сторонников.

Тем временем в Сазеке подрастал его сын, которого воспитывали валлийцы. Хотя его настоящее имя было Альберт Смит, он стал называться Олбаном Гриффитсом, взяв фамилию человека, у которого воспитывался. Когда мальчику исполнилось шестнадцать лет, отец решил взять его к себе, приставив к нему в качестве телохранителя некоего Риса Парри. Для Риса Парри этот юноша был принцем, поскольку его отец происходил от древних властителей Уэльса. Всё шло хорошо до тех пор, пока Веллинг не совершил убийства.

— Убийства? — воскликнул Ллойд Джордж. — Зачем это ему понадобилось? Ведь у него не было противников, насколько я понимаю.

— Я не хочу тратить ваше драгоценное время, — сказал Холмс, — вдаваясь в подробности, интересные лишь для полиции. Я разыскал женщину, которая знала его мальчишкой, и устроил ей публичную встречу с ним. Кроме того, я дал ей бумагу с результатами эксгумации останков Элинор Тромблей. Там говорилось, будто бы химический анализ установил, что она была отравлена мышьяком. Разумеется, бумага была поддельной, никакой эксгумации трупа не проводилось. Однако раскрытие настоящего имени Веллинга перед группой националистически настроенных валлийцев вместе с неопровержимым доказательством его преступления привело к тому, что он бросился с Чёртова моста вместе с сыном. Следом за ними тем же способом покончил с жизнью и телохранитель Рис Парри, который понял, что всё равно будет повешен за своё преступление. С гибелью лидера организация распадётся сама собой. С заговором покончено, джентльмены.

— Благодарю вас за отлично выполненную работу, джентльмены, — сказал Артур Бальфур и поднялся.

Он пожал нам руки, и мы удалились.

Потом мы спустились на первый этаж, и Шерлок Холмс подвёл меня ещё к одной двери. Я ожидал, что в номере окажется Артур Сандерс, но нам открыл сидевший в своём кресле на колёсах Кайл Коннор.

— Заходите, джентльмены, — с улыбкой приветствовал нас он, — и усаживайтесь поудобнее. Итак, барышник Хаггарт Батт — это Шерлок Холмс с наклеенной бородой. Неудивительно, что я не смог выиграть у него партию в шахматы. — Он обратился ко мне: — Айори Джонс — это тоже псевдоним?

— Это имя — валлийский вариант Эдварда, а фамилия подлинная, — ответил я. — Знакомые называют меня Портер.

— Помнится, вы говорили мне, что родились в Лондоне и работаете клерком в адвокатской конторе. Этому можно верить?

— Первое — чистая правда, относительно второго — вы сами видите, что я работаю ассистентом мистера Холмса.

Повернувшись к Холмсу, Коннор сказал:

— Я уже всё знаю. Поздравляю вас и завидую. Вам удалось то, что хотелось бы сделать мне самому.

— Давайте обменяемся информацией, — предложил Холмс. — Я думаю, это будет полезно и нам, и вам. Прежде всего, я хочу знать, кто вы такой, мистер Коннор.

Кайл Коннор расхохотался.

— Я Кайл Коннор, это моё настоящее имя. Мой отец был ирландец, мать валлийка. Получив образование, я работал инженером на строительстве железных дорог в Северной и Южной Америке, где и сколотил небольшой капитал, на который теперь живу. В Южной Америке я подружился с Вином Дэвисом, шурином Глина Хьюса. Он умер у меня на руках, и я обещал ему, что передам его вещи и сбережения его сестре. Когда я наконец добрался до Уэльса, она уже умерла, оставив дочь Мелери. Я подружился с её отцом Глином Хьюсом и поддерживал с ним переписку во время своих странствий. Потом со мной случилось несчастье, и я приехал в Лондон. Из Лондона я перебрался в Шрусбери. Глин Хьюс навещал меня. Он рассказал мне, что обстановка в Уэльсе становится всё более напряжённой, и очень беспокоился за судьбу Мелери. В это самое время продавалась ферма Тиневидд, и я её купил. Теперь я стал соседом Глина Хьюса, и мы могли видеться чаще. Обстановка в Уэльсе накалялась всё больше, но ни священник, ни доктор, ни остальные мои знакомые не могли помочь мне понять, что же всё-таки происходит. Затем последовала смерть Элинор Тромблей. Однажды Глин Хьюс пришёл сказать мне, что Веллинг назначил ему встречу: он обещал рассказать Хьюсу нечто очень важное об отношениях между Мелери и Эмериком Тромблеем. Когда Глина убили, я сделал вывод, что в преступлении замешан Веллинг. Но у меня не было никаких доказательств. Я думаю, что вы находились в таком же положении.

— Совершенно верно, — подтвердил Холмс.

— Я знал, что вы не те, за кого себя выдаёте. Но я подозревал в вас сообщников Веллинга. После гибели Глина Хьюса я остался один и потому решил обратиться к друзьям за помощью. Они приехали и остановились в Лланидло. Но они не могли проводить расследование, так как не знали валлийского языка. Им удалось обнаружить только это непонятное воскрешение «ребекк» — переодетых в женское платье всадников. Я решил поймать кого-нибудь из них и стал ездить вместе со своими друзьями следом за «ребекками». Вот почему я вынужден был спускаться из окна и затем переплывать озеро. Каким-то образом они заметили меня и решили убить, потому что, по мнению Веллинга, я мог помешать осуществлению его планов. Я считаю, он преувеличивал мои возможности. Когда Рис Парри выстрелил в меня и промахнулся — пуля чуть-чуть задела плечо, — я нырнул и вынырнул у берега, где мне помогли выбраться из воды друзья. Они сообщили о выстрелах с другого берега озера. Я сразу подумал о вас. Потом мы уехали, и этим всё кончилось.

— Как вам удалось познакомиться с Гаратом Сибли? — спросил Холмс.

Коннор опять расхохотался.

— Два года назад я отдыхал в Аберистуите, и он тогда показывал мне камеру-обскуру. Когда меня ранили, я решил, что курорт — лучшее место, где я могу пожить, не привлекая к себе внимания, пока не заживёт рана. Я послал ему телеграмму, и он устроил мне номер в пансионе. Поскольку я был уверен, что «ребекки» будут искать меня, я решил воспользоваться его камерой-обскурой. И тут я увидел, что в Аберистуите появились Айори Джонс и Дафидд Мадрин, а затем и Рис Парри со своим юным другом.

— Вы приказали за ними следить. Что вам удалось узнать?

— Ничего. Парри и его спутник почти не разговаривали между собой. Ваш ассистент и Мадрин занимались валлийским языком. «Ребекки» больше не появлялись. Кому понадобился этот маскарад, не могли бы вы мне сказать?

— Веллинг старался внушить своим сторонникам, что он новый Оуэн Глендоуэр, который осуществит предсказание древней легенды: из горной пещеры выйдет Глендоуэр со своей армией и прогонит англичан. Он вообще стремился воскресить старинную атрибутику. Например, при его появлении музыканты играли на старинных инструментах. Интересно, что в Уэльсе к преступникам часто относятся как к героям, потому что они выступают против властей, а значит, против англичан. «Ребекки» нужны были Веллингу, во-первых, как борцы против несправедливости, уже зарекомендовавшие себя в восстании против застав на дорогах, а во-вторых, для того, чтобы заткнуть рот тем, кто считал его действия неправильными. И ещё ему необходимо было сеять беспокойство и неуверенность среди населения.

— Понимаю, — сказал Коннор. — Я вам бесконечно благодарен за то, что вы спасли мне жизнь, мистер Холмс, и буду с нетерпением ждать, когда снова увижу вас. Я надеюсь взять реванш за свой проигрыш, — улыбнулся он.

— Я тоже хочу поблагодарить вас, — сказал Холмс, — потому что общение с вами очень помогло мне при расследовании этого дела.

Мы обменялись с Коннором рукопожатиями и вышли из комнаты.

— Замечательный человек, — заметил я.

— Он блестящий инженер и обладает знаниями во многих других областях. Веллингу пришлось бы очень плохо, будь Коннор здоровым человеком. А теперь, Портер, нам предстоит отчитаться перед Брином Хьюсом и Артуром Сандерсом. Едем в Ньютаун.

— Вероятно, следовало бы встретиться и с Эмериком Тромблеем, — сказал я. — Во всяком случае, я должен сообщить ему, что не могу принять его предложение насчёт работы.

— Между прочим, очень хорошее место. Может быть, передумаете, Портер? — пошутил Холмс.

— К сожалению, я не обладаю способностями Веллинга. Из меня уж точно не получится ветеринар. Я никогда не смогу вылечить больную корову.

— Веллинг был очень талантлив. Он обладал такой энергией, что её хватало и на управление большим хозяйством мистера Тромблея. И это продолжалось пятнадцать лет!

— И всё это ради своей безумной цели, — сказал я.

— Вы правы, Портер. Если бы она не поглотила всю его душу, он мог бы заседать в парламенте вместе с Ллойд Джорджем и действительно сделать для валлийского народа много хорошего.

Мистер Брин опять принёс нам четыре кружки английского пива и, усмехнувшись, вышел из номера. Мы снова были в Ньютауне, в отеле «Медведь», и принимали у себя Артура Сандерса и Брина Хьюса.

— Мы слышали, что Уэйн Веллинг покончил с собой, — без обиняков заявил Брин Хьюс.

— Сейчас я изложу вам всё по порядку. — Холмс жестом предложил всем расположиться в креслах. — Когда я начал по вашей просьбе расследование убийств, то обнаружил, что Уэйн Веллинг, англичанин по происхождению, создал в Уэльсе разветвлённую организацию, имеющую целью отделение Уэльса от Великобритании. Я поставил об этом в известность премьер-министра. Я сообщаю вам об этом потому, что убийства были связаны с честолюбивыми планами Веллинга.

Для осуществления этих планов требовались большие деньги, чтобы закупить оружие для армии, которую ещё предстояло сформировать. На средства, находившиеся в распоряжении организации, это было невозможно сделать. Тогда он решил присвоить себе богатство Эмерика Тромблея. В качестве приманки он использовал Мелери, любовником которой был давно.

— Этого не может быть! — возмутился Брин Хьюс.

— Как вы знаете, Мелери очень нравились самостоятельные мужчины, — спокойно продолжал Холмс. — Если Бентон Тромблей не знал ничего, кроме книг, то Уэйн Веллинг мог справиться с любым делом. К тому же Мелери — патриотка Уэльса. Когда Веллинг уверил её, что он прямой потомок Ллуилина и Глендоуэра и предложил ей стать валлийской принцессой, — как она могла противиться ему?

План Веллинга состоял в том, чтобы Мелери вышла замуж за Эмерика Тромблея, поставив предварительным условием, что тот перепишет завещание и сделает её наследницей всего своего состояния. Дальше он должен был скончаться, и после непродолжительного траура молодая вдова вышла бы замуж за Веллинга, который смог бы распоряжаться богатством Тромблея по своему усмотрению. Уэйн Веллинг разбросал образцы минерала, богатого свинцом, на участке фермы Глина Хьюса и пригласил осмотреть место, где он их якобы нашёл, Эмерика Тромблея. Тот приказал сделать анализ образцов и, узнав о большом содержании в них свинца, решил купить у Глина Хьюса ферму. Как Веллинг и предполагал, Хьюс отказался.

Теперь Веллингу необходимо было убрать первое препятствие — жену Эмерика Тромблея. Служанка Летти Хоуэлл, ухаживавшая за Элинор Тромблей, свидетельствует, что Уэйн Веллинг часто навещал больную. Все симптомы её болезни говорят о том, что она была отравлена мышьяком. Хотя смерть жены для Эмерика Тромблея была тяжёлым ударом, он постепенно оправился, и когда Веллинг, в связи с вопросом о приобретении фермы «Большие камни», намекнул хозяину насчёт женитьбы на Мелери, тот с радостью ухватился за эту идею: ведь Мелери — очень красивая девушка, да и Тромблей не считал себя стариком.

Брин Хьюс пробормотал что-то по-валлийски.

— Теперь перед Веллингом стояло новое препятствие: Глин Хьюс никогда бы не согласился на брак дочери с Эмериком Тромблеем. Веллинг сказал Глину Хьюсу, будто должен сообщить ему нечто очень важное, и назначил встречу в месте, называемом Ллангелин. Сам Веллинг отправился по делам в Кардифф, а на встречу с Глином Хьюсом послал Риса Парри и своего сына. И Рис Парри убил Глина, ударив его чем-то тяжёлым по голове.

— Как вы это всё узнали? — воскликнул Брин Хьюс.

— Путём сбора улик и формирования на их основе своих умозаключений. Например, Мелери Хьюс невольно предоставила мне очень важные улики. Меня очень удивила и насторожила реакция девушки, когда она узнала от мистера Джонса, обнаружившего следы преступников, что они были в деревянных башмаках. Она так радовалась, так ликовала, что это можно было объяснить лишь одним: она подозревала в убийстве отца своего любовника и теперь смогла убедиться, что он не виновен.

Вскоре Веллинг опять принялся убеждать её принять предложение Эмерика Тромблея. Она прогнала Веллинга. Однако Веллинг был уверен — со временем она согласится. Эмерик Тромблей посещал её иногда. Неизвестно, чем бы закончилась эта драма, если бы не разоблачение Веллинга перед собранием его сторонников как самозванца и преступника, совершившего одно убийство лично и организовавшего второе.

Между прочим, дурная слава была создана Эмерику Тромблею непрерывными стараниями Веллинга. Это он, якобы по указанию Тромблея, сгонял арендаторов с их участков, а потом, уже от себя, устраивал их на новых местах. Он очень точно рассчитал: валлийцы держатся друг за друга и никогда не забывают сделанное им добро. Всеми правдами и неправдами Веллинг добился среди них колоссальной популярности. Ему было очень выгодно выглядеть добрым и щедрым в сравнении с дьяволом в человеческом образе — Эмериком Тромблеем.

Шерлок Холмс достал из жилетного кармана часы.

— А теперь позвольте мне проститься с вами, джентльмены, — заключил он и встал.

— Как говорят в Уэльсе, — отозвался Брин Хьюс, — нет лучшей мести за преступление, чем месть Бога.

Шерлок Холмс проводил Брина Хьюса и Артура Сандерса до двери.

Вскоре и мы, собрав свои пожитки, отправились в коляске на вокзал. По дороге Шерлок Холмс, увидев у меня в руках свёрток, спросил:

— Что это у вас, Портер?

— Деревянные башмаки, которые мне сделал Айоран Воган, — ответил я.

— Вы собираетесь пройтись в деревянных башмаках по Пикадилли? — усмехнулся Холмс.

— Буду надевать их по воскресеньям, когда пойду пить пиво в «Чёрный лев». Быть может, и мою голову посетит безумная мысль, будто я потомок Ллуилина и Оуэна Глендоуэра. Конечно, Уэйн Веллинг преступник, но были в нём и черты подлинного народного лидера.

— Нет, — веско возразил Холмс, — такие люди, как он. стремятся захватить власть и, достигнув её, быстро забывают об интересах народа. Если бы ему удалось поднять восстание, то Уэльс был бы потоплен в крови, как это и случилось во времена Оуэна Глендоуэра. Насилие порождает насилие, Портер. Я уверен, что люди, живущие в этой прекрасной стране, найдут путь к счастью и процветанию, не прибегая к насилию. Но давайте оставим наконец эту мрачную историю и поговорим о чём-нибудь более приятном. Между прочим, я получил вчера телеграмму от Рэдберта. Он готовит нам какой-то сюрприз. Надеюсь, на этот раз это будет не дрессированная мышь.

Пришёл наш поезд, мы сели в вагон, и Шерлок Холмс, попыхивая трубкой, погрузился в свои размышления.

Ллойд Биггл-младший

ШЕРЛОК ХОЛМС И УЭЛЬСКИЕ ТАЙНЫ

Ответственный редактор Ирина Беличева

Художественный редактор Егор Саламашенко

Технический редактор Татьяна Харитонова

Корректор Алевтина Борисенкова

Вёрстка Степаниды Скворцовой

В оформлении обложки использована иллюстрация Сиднея Пейджета