/ / Language: Русский / Genre:adventure / Series: Приключения парижанина

Путешествие парижанина вокруг света

Луи Буссенар

История о невероятных приключениях юного парижского беспризорника в разных частях света и о крепкой дружбе, завязавшейся во время этого путешествия.

Луи Буссенар

«Путешествие парижанина вокруг света»

Часть первая

ЛЮДОЕДЫ

ГЛАВА I

Страшная битва под экватором. — Схватка белых и чернокожих. — Знакомство между челюстями крокодилов и зубами людоедов. — Мужество юного парижанина. — Бесполезное самопожертвование. — Шах и мат. — На расстоянии 1200 миль от предместья Сент-Антуан. — «Хижина дяди Тома». — Соотечественник тощий и почти голый.

— Ко мне!.. — позвал рулевой сдавленным голосом, не выпуская из рук руля, — его мертвой хваткой сжали за горло крючковатые пальцы чернокожего туземца. — Ко мне! — крикнул рулевой еще раз, хотя глаза его готовы были выкатиться из орбит, и все лицо посинело от натуги.

— Крепись, дружище!.. Бегу!..

И рулевой, теряя сознание, видит сквозь туман, заволакивающий его глаза, как небольшого роста парнишка, неизвестно откуда взявшийся, одним прыжком кидается к нему. Холодное дуло револьвера слегка коснулось его уха. Раздался выстрел.

Пальцы вокруг горла рулевого разом разжались, и черная голова разлетелась вдребезги от одиннадцатимиллиметровой пули. Опасный враг, взобравшийся по штурвальной цепи на палубу, с плеском падает в воду; его сразу же подхватывает крокодил и увлекает в заросли реки.

— Спасибо тебе, Фрике, — говорит рулевой Пьер, судорожно вдыхая в себя воздух.

— Ну, есть за что, старина? Ведь и ты не останешься у меня в долгу! Не правда ли?.. Не бойся… Добрая будет схватка, вот увидишь!

Фрике был прав.

На палубе нарядного парового шлюпа, с трудом продвигавшегося вверх по течению реки Огоуэ, было действительно жарко, нестерпимо жарко.

Несмотря на свою превосходную машину, поршни которой работали с быстротой пульса лихорадочного больного, судно двигалось медленно среди стремнин и порогов. Дым вырывался из трубы густыми клубами; винт бешено работал, а пары клокотали в котлах, со свистом и ревом вырываясь из клапанов и заволакивая все кругом белым туманом.

Под девятым градусом восточной долготы, под экватором, члены экипажа, без сомнения, были бы очень рады глотку ледяной воды или доброму опахалу. Но ни один из двадцати человек, казалось, не думал теперь об этих усладах цивилизованной жизни, об отсутствии которых позволительно было сожалеть даже и не заправским сибаритам.

Все они, вооружившись банниками, револьверами или топорами, с напряженным вниманием беспокойно следили за действиями чернокожих туземцев, рассыпавшихся по обеим сторонам реки.

Командовавший шлюпом мичман, отправленный с совершенно миролюбивым поручением адмирала, находившегося в Габоне, получил предписание стрелять по туземцам лишь в случае крайней необходимости.

К сожалению, все попытки примирения оказались безуспешными, и оставалось или вернуться назад, или пробивать себе путь силой. Но «отступать» — термин, незнакомый для моряков, а потому весь экипаж в полной боевой готовности был на палубе и ждал только начала боя.

В данный момент экипаж шлюпа находился в самом сердце вражеской страны, окруженный дикими осиебами, этими жестокими и беспощадными людоедами, которых в 1874 году посетили, подвергая себя страшной опасности, незабвенный маркиз де Компьеж и его отважный спутник Альфред Марш.

Коварное нападение, которому только что подвергся рулевой Пьер, показывало, что кроткими мерами нельзя было ничего достигнуть.

Убитый туземец, до этого коварно подплывший к судну вместе с другими и видя, что белые ничего не предпринимают против них, наивно решил, что их преступные намерения вполне осуществимы; осмелев, нападавшие взобрались по штурвальной цепи на палубу шлюпа. Каково же было их разочарование, когда они вдруг поняли свою ошибку и с громкими криками кинулись врассыпную вплавь.

Оставшиеся же на берегу туземцы, озлобленные неудачей своих соратников, открыли по матросам судна оглушительный, но беспорядочный огонь, от которого последние не сочли даже нужным укрыться за бортом. Действительно, после громкого залпа из плохих кремневых ружей, купленных туземцами у торгашей, в результате получилось очень много дыма и шума, а больше решительно ничего.

Однако, видя, что множество туземцев растянулось на всем протяжении берега, молодой командир шлюпа приказал зарядить небольшую пушку на носовой части своего судна, рассчитывая нагнать страху на чернокожих.

— Готово? — спросил он.

— Все готово, командир! — отозвался старший канонир.

— Хорошо! — И командир отошел в сторону.

Между тем молодой гардемарин, исполнявший обязанности помощника командира или старшего офицера, оживленно беседовал с рослым матросом по имени Ивон, который, небрежно опершись на свой банник, безучастно смотрел на приближающихся туземцев.

— Не в обиду будет сказано, неужели это те самые черномазые черти, которые сцапали две недели тому назад нашего доктора?

— Да, думаю, они!

— Но как это могло случиться, что доктор, старый моряк, вдруг дал себя изловить этим тощим трескам?!

— Как тебе известно, он отправился собирать растения и не вернулся… Теперь нас послали разыскивать его. Но где он находится, мы и сами не знаем…

— Да, странная, надо сказать, фантазия для такого ученого человека: вдруг вздумал собирать травы для того лишь, чтобы наполнить ими свои жестянки… И вы думаете, господин офицер, что все эти черные обезьяны — людоеды? — спросил Ивон, чувствуя благосклонное отношение к нему молодого гардемарина.

— Увы, друг мой, я очень опасаюсь за безопасность нашего бедного доктора!

— Ах, господин офицер, этого нечего опасаться: ведь наш доктор так худ и, вероятно, должен быть очень жестким!

В ответ на эту шутку молодой офицер только улыбнулся, но ничего не сказал.

Еще минут пять шлюп продолжал двигаться к порогам, пенящимся и бурлящим вдали, как настоящий водопад. Впереди, не более как на расстоянии километра, путь пересекала черная полоса. С помощью подзорной трубы можно было хорошо различить ряд черных пирог, выстроившихся бок о бок сплошной стеной, подобно понтонам, на которые не успели еще настлать мост.

Длинный канат из крепких лиан, прикрепленный к древесным стволам на двух берегах, удерживал пироги в желаемом порядке, несмотря на течение. И справа и слева двигались другие пироги, сопровождавшие шлюп на почтительном расстоянии.

— Громы небесные! Немало на этот раз просыплется гороха! — проворчал старый боцман, ловко заправляя за щеку огромную порцию табака.

И вдруг все как-то разом стихло, только одна машина хрипела и как будто давилась глухим, отрывистым кашлем. Вслед за этой минутной тишиной воздух огласился самой ужасной какофонией, какую только могут издать человеческие гортани. Казалось, будто все звери, живущие на африканском материке, слили здесь свои голоса в общий бешеный рев.

По этому сигналу пироги, выстроившиеся впереди, направились по течению навстречу шлюпу, тогда как следовавшие за ним образовывали сплошную линию, которая должна была отрезать судну путь к отступлению. Таким образом, европейцы очутились между двух огней.

— Ну, теперь не до шуток, детки! — пробормотал боцман, не переставая жевать свой табак.

В мгновение ока белые были окружены со всех сторон.

— Открыть огонь! — проревел голос молодого командира.

И весь шлюп осветился огнем, словно кратер вулкана. К треску ружейных и револьверных выстрелов присоединился резкий звук пушки, рассыпавшей свои снаряды веером во все стороны. Две-три пироги затонули, а находившиеся на них туземцы были убиты.

Скоро река стала окрашиваться кровью; на воде среди обломков пирог виднелись черные тела, частью уже бездыханные, частью еще корчащиеся в невыразимых предсмертных муках.

Кольцо неприятеля вокруг шлюпа все сужалось, хотя нападающие почти не отвечали на огонь: на их стороне был численный перевес, и они, вероятно, решили взять судно на абордаж. Несмотря на то что митральеза беспрерывно трещала, а стволы ружей раскалились от беспрестанных выстрелов, враги медленно, но неуклонно приближались.

Подле командира находился высокий молодой человек в гражданском платье и белом пробковом шлеме, с ружьем в руках, который также стрелял с меткостью и спокойствием старого солдата.

Лицо мичмана было мрачно и озабоченно: положение становилось весьма серьезным.

— Что вы думаете предпринять? — спросил его вполголоса высокий господин в белом шлеме.

— Право, не знаю, что вам сказать, мой дорогой Андре, — отозвался командир, — я боюсь, что нам придется отступать.

— Но путь к отступлению отрезан!

— Мы все-таки пройдем, если будет нужно! Но меня мучает мысль, что наш бедный доктор, быть может, находится здесь, поблизости, следит за всеми перипетиями боя и видит, что надежда на спасение исчезает.

Между тем вражеские крики все усиливались, происходило что-то неслыханное.

Несколько пирог подошло уже вплотную к судну. Чернокожие, цепляясь руками и ногами, полезли на борт шлюпа. Целые гроздья отвратительных, свирепых существ повисли на бортах и снастях.

Моряки встретили их ударами топоров, банников, штыков и ружейных прикладов; бьют, режут, колют, стреляют, все почерневшие от порохового дыма, все испачканные своей и неприятельской кровью.

Держаться более не представлялось никакой возможности. Надо поворачивать назад! Но в тот момент, когда молодой командир собирался отдать соответствующее приказание, происходит нечто ужасное: винт судна из-за какой-то непонятной помехи вдруг перестал работать. Даже самые смелые моряки при этом невольно содрогнулись.

Людоеды, пользуясь случившимся, устремились вперед. Но их ждал двойной сюрприз: свисток машины издает страшный оглушительный вой, и одновременно с этим громадная струя пара, пущенная поперек судна с обоих бортов, ошпаривая, заволакивает их густым белым облаком.

Это была превосходная мысль механика, которая на мгновение спасла положение судна.

Шлюп несет вниз по течению. Нужно сохранить пар, заставивший туземцев стать менее смелыми и предприимчивыми.

Пользуясь этой минутой затишья, экипаж спешит снова зарядить митральезу. Винт по-прежнему не работает.

— Ах ты голь перекатная! — ворчит Ивон. — Ведь ни одного клочочка холста у них нет, у этих черных чучел!

— А ты помалкивай! Ты мне не говори о них под руку!

— Ну, еще надо посмотреть, старина! — весело крикнул тоненький, звонкий голосок с несомненным парижским акцентом. — Вы не шутите с паром: пар иногда — дело великое!

Тот, кому принадлежал этот звонкий голос, был маленький истопник, нагой до пояса, как и все судовые кочегары; маленький, худенький, он появился из люка с забавным проворством игрушечного чертика, выскакивающего из коробки, и предстал перед командиром с почтительным видом и вместе с тем безбоязненным и смелым. Это был тот самый мальчуган, который недавно, отлучившись на минуту из кочегарки, оказал рулевому Пьеру такую своевременную услугу, уложив выстрелом из револьвера душившего его туземца.

— Что тебе надо? — спросил его мичман.

— Я там скоро состарюсь, командир, — сказал мальчуган, указывая на люк, ведущий в топку, — мне там делать нечего, раз наш винт не вертится!

— Ну и что же? — несколько резко спросил офицер.

— Что? — нимало не смущаясь, повторил мальчуган. — Я хотел бы настоящей работы!

— Работы! Какой?

— Это, кажется, нехитро угадать, — засмеялся мальчуган, — я хотел бы нырнуть разочек да перекинуться парой слов с нашим винтом: чего он там заартачился?

— Прекрасно! Ты — отважный парень! Иди!

— Слушаю-с! Раз, два, три! Гоп! — Недолго думая мальчуган ухватился обеими руками за перила и одним прыжком кинулся в воду с легкостью профессионального ныряльщика.

— Молодчина! — послышались похвалы матросов. — Смелый мальчишка!

Туземцы, с минуту ошеломленные и недоумевающие, снова устремились вперед. Мальчуган все еще под водой. Но вот наконец, точно буек, показывается над поверхностью его голова с белокурыми кудряшками.

— Готово, ребятушки! — кричит он. — Да здравствует республика! Киньте мне какой-нибудь конец, живо!

Винт начал работать. Матросы кинули канат, и мальчик стал проворно взбираться наверх. Вдруг тяжелый осколок пироги ударил его по голове.

Оглушенный ударом, он выпустил канат и скрылся под водой. Громкий крик вырвался из уст матросов, но в тот же момент кто-то грузный бросился в воду. Это был человек в белом шлеме, тот, которого командир называл Андре; он хотел спасти отважного мальчишку.

Между тем чернокожие начали стягивать свои ряды вокруг судна, поведение их снова стало угрожающим; вся река была покрыта их пирогами, за которыми они прятались, как за плавучими баррикадами.

Все это происходило гораздо быстрее, чем можно рассказать. Но секунды кажутся часами во время напряженного ожидания: ни мальчик, ни его спаситель еще не появлялись над поверхностью. Между тем судно начинает поворачиваться.

Наконец вот они! Андре одной рукой поддерживает лишившегося чувств паренька, другой подхватывает кинутый ему конец.

— Смелей! — кричат ему сверху.

Но — увы! Винт снова перестал работать; окончательно ли повредил его толчок или опять цепкие водоросли, замотавшись за него, мешали ему вращаться, но только в тот момент, когда шлюп стал неуправляем, течение, легко подхватив его, как перо, быстро понесло вниз. В одно мгновение судно пробило линию преграждавших ему отступление пирог, одни разбив, другие затопив, и в несколько минут совершенно скрылось из вида. Разозленные туземцы после минутной растерянности набросились на двух белых, один из которых только что начал приходить в себя, а другой терял сознание от потери сил. То, что их не унесло течением вслед за судном, объясняется тем, что река в этом месте образовала луку и в том месте, где находились несчастные, течение было далеко не так сильно и быстро, как там, где очутился шлюп, маневрируя с целью отступления.

Теперь битва окончилась, и на долю голодных крокодилов осталось такое количество живых и мертвых, что тут же началась дикая оргия этих чудовищ. Напуганные сперва шумом выстрелов и воем чернокожих, крокодилы, притаившиеся на время в воде и зарослях, теперь жадно набросились на живых и убитых. Те, кто еще не лишился возможности двигаться, увертывались от их страшных зубов; наши белые друзья не раз чувствовали, как их задевали твердые шероховатые щитки, покрывающие туловища этих земноводных, громадные пасти с шумом захлопывались над телами умирающих чернокожих.

Тем временем мальчуган совершенно очнулся и поплыл как рыба, окруженный со всех сторон целой сворой воющих осиебов, сомкнувшихся кольцом вокруг него. Несмотря на это, юный герой бодро плыл вперед, поддерживая выбившегося из сил и задыхающегося Андре.

— Эй, вы, там, немытые рожи! Разве вы не можете помочь мне, вместо того чтобы пялить на меня ваши бессмысленные буркалы! — крикнул он туземцам и, обращаясь к своему невольному товарищу, попросил его: — Ах, Андре, теперь не время закатывать глаза… Ну-ка… продержитесь немного… А хорошо мы с вами выкупались! Можно прямо сказать: выполоскались!..

— Бикондо! Бикондо! — заревели между тем чернокожие. Это означало: съесть! съесть!

Мальчуган, незнакомый с тонкостями осиебовского наречия, принялся осыпать их отборной непечатной руганью.

— Дурачье! Ну, чего вы глазеете? Видно, вы никогда не видели белых! Ну уж где вам!.. Эй, ты, громадный дуралей, что так громко орешь, закрой на минуту свою голосистую глотку да подсоби мне! Ну же!.. Пошевеливайся скорее! Разве не видишь, что этот господин собирается хлебнуть сырой воды из вашей грязной реки?! Ну, ну, вот так! Молодец, за это ты получишь сахару!.. Подумать только: я читал «Хижину дяди Тома» и был уверен, что все эти черномазые — добродушнейшие негры. Как бы не так! Видел я сегодня их добродушие! Вот и верь после этого книгам…

Однако один из туземцев, ошеломленный этим неудержимым потоком слов, помог мальчугану.

Несколько минут спустя оба моряка благополучно пристали к берегу, оказавшись всецело во власти своих свирепых врагов.

Но последние, к изумлению, не накинулись на них, чтобы тут же зарезать, даже не связали, чтобы лишить всякой возможности бежать. Эта видимая кротость объяснялась последующими кулинарными приготовлениями.

Правда, осиебы, конечно, людоеды, но не такие, как австралийские аборигены, которые с жадностью пожирают человеческое мясо только потому, что их мучает голод. Нет, эти господа — прирожденные гастрономы; они действительно поедают своих пленников, но только после их предварительного умелого и систематического откорма. Осиебы пренебрегают плохим, жестким, истощенным мясом, изнуренным борьбой, страхом или недостатком пищи; они любят нежное, сочное мясо, чтобы жира в нем было не слишком много. В этом отношении они следуют примеру европейских охотников, которые никогда не употребляют для своего стола дичь, загнанную собаками, замученную и заморенную.

Уверенные в том, что их пленники никуда не уйдут, туземцы уже с самого начала стали обходиться с ними бережно, желая скорее успокоить их тревогу и опасения, чтобы при спокойном состоянии духа и надлежащем режиме их мясо скорее приобрело желаемую мягкость, сочность и нежность, которые в глазах хорошего повара необходимы для вкусного жаркого.

Кроме того, поведение мальчугана было так забавно, что людоеды при виде его невольно разразились неудержимым хохотом.

— Здравствуйте, господа… Ну, как вы поживаете? Недурно или даже хорошо?! Немножечко жарковато, не правда ли? Ну, да это уж от погоды зависит, тут ничего не поделаешь… Вы, я вижу, не понимаете по-французски?.. Ну конечно!.. Тем хуже для вас… А у нас все решительно говорят на этом языке и все его понимают; впрочем, конечно, на расстоянии одна тысяча двести миль от предместья Сент-Антуан неудивительно, что тут нет даже начальных школ… Послушайте, господин Андре, скажите же им что-нибудь, ведь вы говорите по-латыни!

Сильно озабоченный настоящим положением и еще более будущим, Андре все-таки не мог не рассмеяться забавным выходкам мальчугана, веселость которого была положительно заразительна.

Бикондо! Бикондо! — заревели между тем чернокожие. Это означало: съесть! съесть!

— Ах я недотепа! — воскликнул он. — Да ведь я же знаю «здравствуйте» по-ихнему; меня этому научил один член из их братии или, быть может, их ближайший сосед, еще в Габоне! — и, раскланиваясь с неподражаемой грацией направо и налево и перед собой, развеселый мальчуган восклицал: — Шика! Ах! Шика! Шика!

Так осиебы приветствуют друг друга.

Эффект, произведенный этим туземным приветствием, был неописуем. Все туземцы разом подняли кверху свои руки и единогласно воскликнули:

— Шика! Ах! Шика!

— Ну вот, как видно, и пошло на лад! — весело воскликнул мальчик. — Но этого еще недостаточно… Немножечко гимнастики мне, наверное, не повредит!

С этими словами он принялся совершать невероятные прыжки, кувыркаться через голову, прошелся колесом, затем на одних руках и закончил все головокружительным прыжком.

Чернокожие, большие любители пляски и страстные ценители всякого рода физических упражнений, были восхищены, и их удивление выразилось целым рядом жестов и смешков.

— Послушайте, друзья мои, если вам мои сальто-мортале пришлись по вкусу, то не стесняйтесь, прошу вас, угостите меня чем-нибудь; я с охотой выпил бы стаканчик прохладительного! У вас здесь преизрядно жарко… Кроме того, я оставил свою куртку на шлюпе, а солнце так и печет мне спину. Я скоро стану краснее омара!

Эй, ты, милейший папаша, — обратился он к одному старому воину менее свирепого вида, чем большинство его соплеменников, у которого на плечах висела легкая хламида из льняной ткани, — одолжи мне, голубчик, свою попону, ладно? Я вижу, ты добрый старичок… И не так свиреп на вид… Ну-ка! Посмейся немножко! Вот так! Хвалю!.. — И маленький чертенок искусно пощекотал старика одной рукой и в то же время протянул вперед другую руку и, барабаня пальцами у него на груди, стал незаметно отстегивать его епанчу, которую тут же надел на себя.

Старик не защищался: одолеваемый неудержимой веселостью, он катался по земле в припадке веселого смеха. Вдруг смех разом стих, и все негры стали серьезны, как провинившиеся школьники при появлении своего строгого учителя.

И действительно, на сцену выступил их владыка. Одетый в поношенный красный мундир английского генерала, босой и без панталон, в старом, истрепанном, помятом цилиндре на голове, украшенной, кроме того, потемневшим золотым галуном и шапкой черных курчавых волос, король, осторожно державшийся в стороне во время боя, теперь явился со своей свитой осведомиться о результатах схватки с белыми.

Лицо его украшала длинная борода, подвешенная на ниточках к ушам и сделанная из бычьего хвоста. Он выступал напыщенно, горделиво выпятив вперед брюхо и опираясь на булаву тамбур-мажора.

Смешливость подданных приводила его в ярость, и он стал щедро наделять всех близстоящих звонкими ударами по спине, затем обратился ко всему племени на непонятном для европейцев жаргоне, в котором очень часто встречается слово «бикондо»; он произносил его с особенно свирепым выражением, указывая на пленных.

Это раздражало Фрике.

— Меня зовут не Бикондо, сударь мой, а Фрике… Да, Фрике, из Парижа, слышишь ты, Бикондо? Сам ты Бикондо! Разве мыслимо вырядиться таким шутом?! Точно генерал Бум, попавший в бак с чернилами или с жидкой мазью для сапог!.. А эта борода! Кто только придумал ему такое украшение?! Так, значит, ты здесь главный? Превосходно! — И вдруг мальчуган затянул самым ужаснейшим фальцетом, способным пристыдить многоцветных крикливых попугаев, неумолчно кричащих в ветвях деревьев, всем известный избитый куплет из старой французской оперетки:

Бородатый король, бородатый козел
Идет, идет, идет! —

и т. д.

Певец имел шумный успех. Когда он допел свой куплет, слушатели и сам король остались очень довольны; последнему, видимо, очень понравилось исполнение, и он потребовал повторения. На этот раз и вся аудитория приняла участие в концерте, и уморительно было слушать и смотреть на всех этих существ с глотками попугаев, старающихся воспроизвести мотив и текст французской оперетки.

По окончании концерта все тронулись в путь по направлению к деревне, где ждало обильное угощение пивом из сорго, которым певцы, как чернокожие, так и белые, поспешили утолить свою жажду.

После этого пленников со всевозможными предосторожностями отвели в довольно просторную хижину без окон, куда проникали лучи через отверстие, закрывавшееся особого рода щитком из плетенки, сделанной из гибких прутьев, затянутых кожей.

Когда они входили в жилище, случайный луч солнца прокрался в него и осветил на мгновение внутренность хижины, и белые увидели, что в ней уже есть жилец.

Наружности этого человека им не удалось рассмотреть, так как сейчас же воцарился мрак.

— Здесь кто-то есть! — сказал Фрике.

— Француз! — радостно воскликнул неизвестный низким, густым басом.

— Французы, — поправил его Андре, — кто бы вы ни были, — продолжал он растроганно, — человек, говорящий на нашем родном языке и, вероятно, пленный, как и мы, — примите уверение в нашем сочувствии. Быть может, вы давно уже томитесь здесь?!

— Вот уже три недели! И все время я подвергаюсь самому ужасному обращению со стороны этих варваров!

Когда глаза вошедших постепенно привыкли к темноте, а также благодаря слабому лучу света, проникавшему через крышу, нашим друзьям удалось рассмотреть обстановку хижины, равно и ее обитателя, присутствие которого являлось для них приятной неожиданностью.

— Мне положительно знакомо это лицо, — прошептал мальчуган своему товарищу по несчастью, — и если это он, то он порядком изменился, бедняга!

— Кто «он»? — спросил Андре.

— Подождите немного, Андре, мне не хотелось бы сказать глупость, над которой вы потом стали бы смеяться!

Между тем глаза их после дневного света совершенно освоились с царящим вокруг мраком, и теперь они могли вполне рассмотреть наружность своего случайного сожителя.

Его необычно высокий рост еще более увеличивал его столь же необычайную худобу. Череп, совершенно голый, походил на арбуз, а глаза, светившиеся из-под густых, черных, как уголь, бровей, придавали его физиономии почти грозный вид, который смягчала добродушная улыбка, растягивавшая его и без того большой рот до самых ушей, рот, из которого, по-видимому, давно выпали все зубы.

Большой крючковатый нос, подвижный, как у клоуна, обнаруживал сильное стремление встретиться с подбородком и довершал странный портрет всей этой своеобразной наружности.

У него были чрезмерно длинные ноги и руки, а из-под небольшого лоскута какой-то ткани, прикрывавшей отчасти тощий длинный торс, виднелась землисто-серая кожа, приставшая к костям, которые торчали наружу, угрожая прорвать эту неприглядную оболочку.

На первый взгляд казалось, что этот человек весил не более ста фунтов.

Андре и Фрике были поражены этой худобой, которой, по-видимому, пленник был весьма доволен; он не заставил себя просить и с полной готовностью сообщил вновь прибывшим все требуемые ими сведения.

Из его хрупкого существа вырвался, словно раскат грома, веселый, добродушный смех:

— Хе! хе! хе!.. Детки мои, есть на свете только одна благословенная страна — это Франция! Прекрасная старая Франция! И только один город…

— Париж! Мой родной Париж! — воскликнул мальчуган, перебивая его.

— Нет, Марсель, мой милейший! Мой родной Марсель! Тем не менее мы — соотечественники… А теперь вам желательно знать, почему и как я очутился здесь? Боже мой, все это случилось так просто, а нахожусь я здесь в этой откормочной клетке, вероятно, по той же причине, как и вы, то есть на откорме… Меня откармливают, как гуся или индюшку, для стола этих господ!

Если неизвестный хотел произвести на своих слушателей сильное впечатление, то это ему вполне удалось, только не в том направлении, в каком он ожидал. Фрике, ошеломленный тем, что услышал, корчился от душившего его смеха и не мог выговорить ни слова. Андре же с прискорбием убеждался, что видит перед собой помешанного.

Каким-то чудом живой скелет угадал, что происходит в головах вновь прибывших, и с добродушной усмешкой продолжал:

— Не сомневайтесь в моих словах, друзья мои! Как вам известно, мы в руках осиебов, которые имеют обыкновение пожирать своих врагов. Я хорошо знаком с их обычаями, так как я успел изучить их во время моего шестилетнего пребывания в местности, расположенной между Габоном и верхним Огоуэ. Однако успокойтесь. Нам еще далеко до вертела. Я, к счастью, слишком худ, чтобы быть съеденным. От вас зависит так же похудеть, как я. Я знаю для этого превосходнейший рецепт; впрочем, это не к спеху! Пир отложен до полнолуния. В нашем распоряжении еще целых две недели, а это больше, чем нужно, чтобы все обсудить и решить… Ну а теперь расскажите мне в свою очередь, мои милые товарищи по несчастью, какому случаю я обязан счастьем встречи с вами!

На это Андре сообщил, что доктор, состоявший при морской команде в Габоне, исчез и адмирал откомандировал небольшой шлюп для розысков пропавшего без вести врача. Сам же Андре, находясь в Аданлинанланго по своим личным делам, получил позволение адмирала присоединиться к экспедиции.

Далее он коротко описал основные перипетии произошедшего боя и подвиг маленького парижанина, затем их пленение дикарями.

Неизвестный слушал Андре с напряженным вниманием и наконец произнес:

— Так, значит, вы, многоуважаемый соотечественник, и этот славный мальчуган, оба, желая спасти неизвестного вам человека, поставили на карту свою жизнь и свободу!

— Да и вы сами сделали бы то же самое для этого милейшего доктора, который, можно сказать, добрейший из добряков, так что вся наша матросня горевала о нем! — вставил Фрике.

— Да разве вы не догадались, что это я?

— Вы? — воскликнули оба француза.

— Я самый! — подтвердил доктор, крепко пожимая им руки, и добродушное лицо его, растроганное и умиленное, совершенно утратило свойственное ему карикатурное выражение.

— Но, доктор, — воскликнул Фрике, — я ни за что не узнал бы вас, а между тем я вас видел не раз: ведь я был в числе экипажа, помощником кочегара!

— Тогда я выглядел иначе: я был в мундире; у меня были волосы или, вернее, парик; у меня были зубы, а теперь от всего этого ничего не осталось. Я думаю, что если бы я теперь себя увидел в зеркале, то сам бы испугался… Воображаю, как я должен быть безобразен!

— Признаться по правде, вы не можете похвалиться своей наружностью, не в обиду вам будь сказано! — засмеялся Фрике.

— Верю тебе, мой маленький насмешник! Но послушайте, господа, теперь уже поздно! Пора нам отдохнуть. Сейчас нам принесут поесть, а после обеда мы с вами хорошенько вздремнем, затем снова побеседуем. Я расскажу вам, какие странные приключения мне довелось пережить за эти три недели, что я нахожусь здесь.

ГЛАВА II

Далеко не все чернокожие добродушные негры, какими их рисует Бичер-Стоу. — Пагуэны, галлоны и осиебы. — Их гастрономия и отношение к племени ньям-ньям. — Мнение доктора Швейнфурта. — Почему жиреют и как похудеть. — Что значит оставаться худым.

— Поверьте, доктор, я совсем не хочу спать, так же как и оставаться здесь! — воскликнул Фрике.

— Так вы предпочитаете беседовать?

— Да, если только это не будет неприятно вам и господину Андре.

— Да нисколько, мой милый Фрике!

— Ну так будем беседовать! — согласился доктор.

— Прежде всего, так как все мы должны быть съедены, — конечно, учитывая наше желание, — то я желал бы знать кем?

— Вы любознательны!

— Поневоле станешь!

— Я вас не осуждаю, мы будем съедены, и даже без нашего на то согласия, теми, кто взял нас в плен, и их друзьями, если они пожелают их пригласить на пир. Им же нечасто представляется подобный случай.

— Я полагаю! — самоуверенно заявил мальчуган.

Перейдя в положение съестного объекта, Фрике ценил себя очень дорого за фунт и был, пожалуй, прав. Он ставил себя отнюдь не ниже своих товарищей по несчастью, хотя и был несомненно менее мясист, чем Андре, и далеко не столь велик, как доктор.

— Так вы говорите, господин доктор, что все эти «бикондо» в действительности называются осиебами?

— Да, это племя носит название осиебов!

— Что ж, это название не хуже многих других!

— В данном случае можно сказать, что не в названии дело; эти жестокие людоеды — самые свирепые дикари, каких только знал свет.

— Возможно ли быть злым в такой прекраснейшей стране, как эта?! — мечтательно возразил мальчик. — Пожирать людей, когда стоит только протянуть руку, чтобы сорвать сочный и ароматный плод или дать себе труд убить любую дичь, которой здесь везде видимо-невидимо!

— Да, твоя мысль совершенно справедлива, — сказал доктор. — Там, где природа с необычайной щедростью рассыпала свои дары, где леса изобилуют плодами и земля усеяна прекрасными цветами, где все потребности человека находят сами собой удовлетворение, человек является хищным существом с постыдными наклонностями и привычками. Он пожирает себе подобных или обращает их в рабство.

Между тем в обездоленных странах, как, например, у эскимосов и лапландцев, самое широкое гостеприимство считается первой и непременной добродетелью каждого.

— Вы правы, доктор, — согласился с ним Андре, — но разве нельзя было бы привить в известной степени культуру и этим дикарям, просветить их умы евангельским учением, доказать им всю мерзость их поведения?

— Когда вы проживете, как я, целых шесть лет с этими грубыми людьми, то сами убедитесь, что это невозможно! Заметьте, что африканские людоеды, а их здесь немало, далеко не невежественны, как вы, вероятно, думаете, и не побуждаемы к людоедству голодом, как австралийские аборигены. Вследствие какого-то необъяснимого этнографического феномена людоедством занимаются здесь наиболее просвещенные и цивилизованные племена туземцев.

— Не может быть! — воскликнул Андре.

— А между тем это так — самые добросовестные путешественники согласны в своих показаниях в этом отношении. Я могу привести вам неоспоримые свидетельства Альфреда Мариса, маркиза де Компьежа и доктора Швейнфурта.

— Ну, ну, продолжайте, доктор, — торопил нетерпеливый Фрике, сильно заинтересованный тем, что говорил ученый, и столь же мало думая о предстоящем удовольствии быть съеденным.

— Ах да, — вдруг спохватился доктор, — нам сейчас принесут пищу.

— Хм… Я не откажусь уплести бифштекс! — весело отозвался мальчуган.

— Бифштекс! — повторил доктор. — Да, своеобразный, можно сказать, бифштекс! Впрочем, я ничего тут не могу поделать; вы сами сейчас все увидите.

— Итак, я весь превратился в слух.

— Я боюсь, что мой рассказ будет, пожалуй, несколько длинен!

— Тем лучше! — воскликнул Фрике. — Продолжайте, пожалуйста!

— Вам, быть может, интересно узнать, что осиебы принадлежат к великой семье фанов или пагуэнов, которые, спускаясь большими группами с северо-востока африканского материка, заполонили экваториальную область до устьев Габона.

— Значит, эти славные пагуэны, которые задавали серенады перед постом морской пехоты и освещали свои хижины пальмовым маслом, налитым в черепашьи панцири, тоже были людоеды! Надо же, я так и думал, глядя на их острые, конические, как у кошек, зубы.

— Совершенно верно; это самое подтверждают и маркиз де Компьеж, и доктор Швейнфурт во время своего посещения страны ньям-ньям и мубутту.

Несомненно, что в центральной части этого громадного африканского материка существует рассадник многочисленных людоедских племен, из которого, под давлением потребности переселения, выходят отдельные племена людоедов, например поселившиеся на западе пагуэны и осиебы, а на востоке ньям-ньям и мубутту. Различных ответвлений у этой громадной семьи великое множество.

— На сорные травы всегда урожай! — со значением заметил Фрике.

— Доктор Швейнфурт определяет количество мубутту цифрой свыше миллиона, а адмирал Лангл десять лет тому назад — до семидесяти тысяч пагуэнов, пребывающих вблизи наших колоний. Но говорят, что за это время число их увеличилось втрое.

— Если так, то они, как видно, не особенно усердно поедают друг друга! — сказал Фрике.

— Напротив, ты весьма ошибаешься, мой маленький приятель. Эти племена плодовиты, как немцы, и так же прожорливы, как последние.

— Нет, уж это слишком! — воскликнул возмущенный Андре. — Неужели это в самом деле возможно?

— Доказательством служит то, что в то время как маркиз де Компьеж записывал эти факты из своих наблюдений, Швейнфурт наблюдал то же самое на расстоянии восьмисот миль от места наблюдений маркиза. Ньям-ньям, само имя которых является звукоподражанием движению челюстей и одновременно означает на их языке «ешь-ешь», населяют восточную часть Центральной Африки.

— Между нами говоря, кличка их не лишена остроумия, — заметил неисправимый болтун Фрике, — хотя она и не особенно смехотворна… Ни-ам, ни-ам (по-французски — Ni-ame, Ni-ame), «ни души», иначе говоря! Да, хорошая кличка!

— Раньше, — продолжал доктор, — их называли «хвостатыми людьми» и долгое время думали, что они действительно обладают этим придатком. Но впоследствии убедились, что они только подвязывают себе бычьи хвосты, которые и были приняты легковерными путешественниками за их естественные придатки. Ньям-ньям, как и пагуэны, украшают свои волосы мелкими раковинками «каури», заменяющими монету на восточном побережье, но никогда не приносимыми морем на западное побережье. Затем, надо заметить, что как те, так и другие пользуются ножами одинаковой формы и величины, называемыми «трумбаш», чрезвычайно вычурными.

Собаки, которые используются на охоте ньям-ньям, низкорослые, похожие на волков животные, с большими, прямо торчащими ушами, короткой гладкой шерстью и небольшим хвостом закорючкой, как у свиньи. Морда острая, с широкой сильно выпуклой лобной костью. Де Компьеж встретил у пагуэнов совершенно такой же вид собак и даже привез с собой одну из них, когда вернулся из своей блестящей экспедиции, совершенной им в обществе Альфреда Марша. Таким образом, не подлежит никакому сомнению, что осиебы принадлежат к той самой семье африканских туземцев, которую так наглядно описывает Швейнфурт.

Из числа всех племен, у которых людоедство в обычае, резче всего оно выражается у мубутту и ньям-ньям. Окруженные с севера и юга черными племенами, на которых они смотрят с величайшим пренебрежением, эти людоеды имеют в своем распоряжении громадный простор для охоты и нападений на слабейшие, малочисленные племена и могут питаться дичью, домашним скотом и человеческим мясом положительно до отвала. Все тела павших на поле битвы или в случайной схватке тотчас же отвозятся в хранилища или по домам. Пленникам сохраняют жизнь на какое-то время, и затем они поступают в пищу ненасытным победителям. Их усердно откармливают, заботясь овозможно большем отложении жира, которым они пользуются для кулинарных целей.

— Это возмутительно! — с отвращением воскликнул Андре.

— И вовсе не утешительно к тому же для нас, — сказал мальчуган, — итак, вы говорите, доктор, что эти господа, которые захватили нас, ближайшие родственники тех, о которых рассказывает доктор… Как его… Швей… Швейн… черт его знает, как его зовут… этого труднопроизносимого пруссака!

— Швейнфурт, — поправил его доктор, — уважайте это имя, мой юный друг, имя человека, заслуживающего уважительного к нему отношения, он был не только серьезным ученым, но и благородным человеком. Он говорил, что, несмотря на людоедство, это племя отличается смелостью, природным умом, ловкостью, проворством и даже в техническом отношении стоит неизмеримо выше соседних выродившихся племен. Их искусство ковать железо, охотиться и вести торговлю может сравниться только с такими же способностями пагуэнов и осиебов. Исключая их свирепость, это — благородная раса, несравненно более культурная, чем ее соседи.

Они обладают известной национальной гордостью и самолюбием, одарены умом, рассудительностью, присущими лишь очень немногим сынам Африки. Их производства стоят довольно высоко, а дружба их искренна и надежна.

— Хорошо было бы оказать им какую-нибудь услугу и приобрести их дружбу, — заметил Фрике, — чтобы избавиться от чести фигурировать на их столе в качестве жаркого с гарниром из сладких бататов, похожих на наш картофель.

— Это действительно было бы хорошо, — согласился Андре, не пропустивший ни единого слова из этих интересных, но неутешительных этнографических сведений, сообщенных доктором.

— К счастью, у нас еще есть время, как я вам сказал, недельки две отсрочки! — вставил доктор.

— Чтобы наше мясо стало в меру сочно и нежно и чтобы наступило полнолуние, как вы говорили? — засмеялся веселый парижанин. — Так, так, за это время мы успеем что-нибудь придумать и ухитримся сберечь свою жизнь!

Но доктор не слушал его; он озабоченно шагал взад и вперед, как будто находясь в ожидании чего-то неприятного.

Солнечные лучи, пробивавшиеся сквозь щели в крыше, становились все более косыми. Ночь быстро надвигалась, и не далее как через полчаса черный мрак, минуя сумерки, окутает всю землю, как это бывает в экваториальных странах.

Вдруг неистовый шум, вой и лай собак, крики спугнутых попугаев, смешавшись воедино, огласили воздух.

— Ну вот, — сказал доктор покорным тоном, — настает время.

— Какое время? — спросил Андре, у которого, несмотря на все мужество, выступил пот на лбу.

— Время обеда!

— Так что же? Что в этом гастрономическом процессе может быть особенно огорчительного?

— Увы, друзья мои! Вы сейчас увидите сами.

Между тем шум и вой все усиливались. Казалось, ревел какой-то нестройный оркестр, состоящий из десятка волынок, издающих душераздирающие звуки. Наконец дверь отворилась и широкий поток света залил всю хижину. Десяток субъектов медного или, вернее, серо-зеленого оттенка кожи, сходного с окраской панциря крокодила, появились в дверях.

Лица их отличались менее вздутыми, чем у негров, губами, из-под которых виднелись белые, как фарфор, зубы. Густые волосы были заплетены в мелкие косички, в которых виднелись медные нити. Фартуки из шкур диких кошек, или циветт, украшенные маленьким колокольчиком, опоясывали бедра, а ожерелья из зубов хищных зверей красовались на шее.

Они были безоружны, и трое из них несли огромные глиняные бадьи вместимостью пять или шесть литров, содержащие какое-то бледно-желтое варево малоаппетитного вида.

— Ага, вот и нанан! — воскликнул своим звонким пронзительным голоском Фрике, сделав при этом самый умопомрачительный пируэт. — Вот нанан этих бикондо!

Музыканты неистово ворочали своими громадными белками и дули что есть мочи в свои инструменты.

Огромнейшие трубы, нечто вроде пастушьих рожков гигантских размеров, выделанных, подобно знаменитому рогу Роланда, из цельного куска слоновой кости, из которой эти черные виртуозы извлекали чудовищные звуки, представляли собой тяжелую артиллерию этого невероятного оркестра.

Другие музыканты, осторожно введя в одну из ноздрей или в обе по маленькой дудочке толщиной в палеи, дули в нее изо всех сил, напрягая жилы, как веревки. От этого получался бесконечно длительный вибрирующий звук, оканчивающийся отвратительным кваком, после чего виртуоз с жадностью втягивал в себя воздух и затем снова повторял то же самое, пока совершенно не задыхался.

У некоторых из них ручьями лилась носом кровь — ими любовались и восхищались. Они, несомненно, считались самыми талантливыми музыкантами в оркестре, что еще более радовало их самих, удваивая их усердие.

Эта торжественная музыкальная увертюра, какой никогда не слыхали даже в Байройте,[1] продолжалась добрых четверть часа. Затем последовало соло на флейте. Это вовсе не замысловатое и не трудное соло состояло всего из одной ноты, однообразно протяжной и ноющей, повторяющейся до бесконечности.

— Ну, — прошептал безнадежно доктор, — все кончено!

С этими словами он растянулся во всю длину на земляном полу хижины. Положив голову на полированный обрубок черного дерева, заменявший изголовье почти у всех африканских племен, он с покорным видом, который мог бы тронуть даже черную пантеру с Явы, стал ждать.

Андре и Фрике переглянулись, удивленные, почти встревоженные.

Перед каждым из них с известной церемонией поставили по бадье; доктор продолжал лежать неподвижно.

— Что такое должно произойти? — спрашивали себя моряки, внутренне недоумевая.

Но Фрике, который был голоден, за неимением ложки запустил руку в жирную жидкую и клейкую массу, поставленную перед ним, и принялся ее поглощать.

— Хм, — пробормотал он, — снедь эта нельзя сказать чтобы была слишком аппетитна на вид… Но голод не тетка, надо есть что-нибудь, а другого выбора нет, как я вижу. Кроме того, это единственное средство против голодной смерти, если не ошибаюсь…

Произнеся эти слова, он принялся поглощать неизвестную смесь, приговаривая:

— Ну, да не так уж она отвратительна… Не хуже чего-нибудь другого! Несколько безвкусно… к тому же с маленьким привкусом, не совсем приятным… Конечно, это незавидное блюдо, но раз ничего другого на карте не значится, надо довольствоваться и этим! — И Фрике продолжал свой обед без особого увлечения, но к великой радости и удовольствию туземцев, которые, по-видимому, едва могли верить своим глазам.

Фрике, проглотив приблизительно около литра этой смеси, к которой Андре, по-видимому, питал самое глубокое отвращение, стал постепенно замедлять движение руки из бадьи ко рту, а затем и совсем прекратил это занятие.

— Ну нет, откровенно говоря, это хуже яблочной тюри и даже хуже вареной картошки, продающейся у торговок… Впрочем, со временем можно будет привыкнуть.

Но такое решение, видимо, не пришлось по вкусу осиебам, которые тотчас же поспешили выразить посредством весьма наглядной пантомимы свое неудовольствие за неодобрительное отношение к их стряпне и попрание их этикета.

Трое из них несли огромные глиняные бадьи вместимостью пять или шесть литров.

— Воля ваша, — сказал мальчуган, — вы очень добры и любезны; но, кроме шуток, не могу же я для первого раза выхлебать всю эту вашу бадью?!

Но его возражение не возымело никакого действия; напротив, эти «лакричные дергунцы», как их про себя прозвал Фрике, поставили свои музыкальные инструменты на землю и сделали вид, что хотят наброситься на парня. Но последний вскочил на ноги и поднялся на цыпочки с видом задорного петушка.

— Что?.. Вы еще драться вздумали?!

Он принялся поглощать неизвестную смесь.

Доктор продолжал лежать неподвижно, как неживой.

— Прошу вас, не пытайтесь противиться им, — проговорил он своим низким басом, не изменяя своего положения. — Потерпи, дитя мое, потерпи, чтобы не было хуже!

— Да я готов, но пусть только они меня не трогают! Долой лапы! Не сметь меня касаться: я этого не терплю, не то и я отвечу оплеухой! — бунтовал маленький парижанин.

Тогда доктор сказал несколько слов на местном наречии чернокожих, которые на них, однако, не обратили внимания.

Туземцы вторично протянули свои руки, чтобы схватить обоих молодых французов, но Фрике, а за ним и Андре выскочили из хижины и очутились на площади. Мальчуган был проворен, как белка, и упруг, как стальная пружина; а Андре, несмотря на свою тонкую и высокую фигуру, был мускулист, как атлет.

Те, кто хотел помешать им выскочить, были опрокинуты и смяты в мгновение ока.

— Теперь мы разомнемся! — воскликнул Фрике своим юношеским голоском и, потерев руки песком, встал в правильную боевую стойку перед нападающими, готовясь встретить их по всем правилам французской борьбы.

— Ну-ка! За кем теперь черед?! — воскликнул он. — Сделайте одолжение! А, за тобой, сынок!.. Превосходно!.. Вот, получай!.. — И он ловко подставил ножку одному из аборигенов, одновременно дав легкий толчок в плечо, отчего чернокожий растянулся во всю длину на спине, пораженный, каким образом все это случилось. — Ну, все это только ради забавы! Не следует портить отношения… Эй, позвольте, господа туземцы, если вы намерены принять это всерьез, то потрудитесь мне сказать об этом!

В этот самый момент на него бросились двое других чернокожих.

— Вот!.. Так!.. — И мальчуган проворно нанес тому и другому по крепкому удару кулаком под ложечку, отчего черный цвет их кожи мгновенно превратился в пепельный, и оба они покатились на землю с болезненным стоном.

Андре, прислонясь спиной к наружной стене хижины и выставив вперед руки, также боксировал с искусством первоклассного великобританского чемпиона.

— Браво! — кричал ему маленький парижанин. — Хорошая школа! Меткий удар! — И в то же время сам наносил ногой сильный удар в зубы слишком осмелевшему туземцу, подошедшему к нему ближе, чем следовало.

Пуф! Пум! — раздались два сильных прямых удара Андре, направленные в грудь двух противников, отчего их груди загудели, как два гонга, и оба повалились на землю, харкая кровью.

— Теперь за тобой черед, приятель! — воскликнул мальчуган. — Так тебе еще мало?! Ну на, получай! — И его пятка метко наносит удар прямо в голень ничего не ожидающего африканца. — «Не в бровь, а в глаз!» — как говорят у нас в Париже! — добавил он, смеясь, довольный меткостью своих ударов.

Между тем толпа около Андре заметно увеличивалась, но никто не решался подступить к нему слишком близко.

В этом не было ничего удивительного: никто из дикарей не мог устоять против мускулатуры европейца. Легкие на бегу, выносливые и неутомимые, чернокожие очень редко обладают силой, равной белым, в большинстве случаев мускулатура их несравненно слабее.[2]

Мальчуган поражал своей ловкостью и проворством. Он наносил по десять ударов в секунду без видимого усилия, как бы шутя и играя.

Сильным ударом головы в живот он уложил рослого детину, хотевшего схватить его поперек туловища, и наполовину ослепил другого, сунувшегося было к нему, ткнув ему в глаза два растопыренных пальца. Третьего он заставил откусить себе язык сильным ударом кулака снизу вверх по челюсти. Затем, увертываясь от нападения четвертого, он, пригибаясь к земле, на момент уперся руками о землю и при этом со всей силой ударил ногой в лицо своего соперника.

— Да ты, видимо, хочешь выплюнуть все свои зубы, слабак! Так вот же тебе!.. Ну а теперь за кем из вас очередь? Вы, как видно, не знаете французского бокса! Ну так я вам покажу!..

Дикие крики и вопли усиливались. Новые враги прибывали со всех сторон. Что можно было сделать против более чем двухсот дикарей двоим, хотя бы и беспримерно смелым и ловким людям? Осиебы надвигались на них сплошной стеной. Некоторое время Андре и Фрике валили на землю целые груды чернокожих тел, затем вдруг все как бы замерло и остановилось.

Внезапно раздался долгий протяжный вой торжествующих дикарей, и обоих белых, мгновенно связанных, относят на руках в занимаемую ими хижину и бережно опускают на землю.

Доктор в страшном волнении и тревоге сокрушался и вспоминал все многосложные и звучные ругательства, которыми так изобилует провансальское наречие.

Фрике кипел яростью, тогда как Андре хранил пренебрежительное молчание.

Их усадили на циновку, затем, как будто ровно ничего не случилось, снова поднесли ту же бурду, которую они с отвращением оттолкнули от себя. Музыканты снова задули в свои трубы, предвещая новую пытку. Чернокожие проворно принесли трое козел высотой около полутора метров, на которые водрузили все три бадьи с отвратительной гущей.

Оказалось, что каждая бадья имела на дне круглое отверстие, заткнутое пробкой; в это отверстие введена была длинная тонкая кишка с костяным наконечником.

— Бедняги! — простонал доктор. — И вам волей-неволей придется испытать эту пытку!

Его пятка метко наносит удар прямо в голень ничего не ожидающего африканца.

Между тем два молодых француза с любопытством следили за манипуляциями. Впрочем, им недолго пришлось оставаться в неведении. Вскоре они сообразили, что дикари решили заставить их насильно проглотить отвратительную пищу, и судорожно сжали губы и зубы, чтобы воспротивиться этому насилию.

Но дикари не стали даже пытаться разжать их губы; они без церемонии зажали каждому из них нос и до тех пор держали зажатым между большим и указательным пальцами, покуда несчастные французы, боясь задохнуться, не были вынуждены сами разжать рты.

Этим моментом ловко воспользовались их мучители и ввели им в глотки костяные наконечники, посредством которых отвратительный «нанан бикондо», как его называл бедный Фрике, стали вливать им в рот.

Приходилось или глотать, или давиться. И они глотали, эти несчастные. Так как бадьи были подняты на высоту двух метров, то в силу атмосферного давления постепенно опорожнялись, а желудки злополучных французов являлись приемниками, в которые поступала вся эта бурда из резервуара-бадьи.

Доктор, также подвергнутый этой операции, беспрепятственно предоставлял смеси переливаться в свой желудок, не протестуя ни единым жестом. Между тем лица бедных страдальцев наливались кровью. Глаза становились блуждающими. Обильный пот выступал у них на лбу; они начинали терять сознание. Пытка эта продолжалась около десяти минут. Наконец глиняные бадьи стали пусты; костяные наконечники кишки вынули из судорожно сжатых челюстей. Обед был окончен.

Опытные в этом отношении осиебы соразмерили количество питательной смеси с объемом человеческого желудка. Порция была рассчитана таким образом, чтобы наполнить желудок, но не настолько, однако, чтобы он не мог вынести. Покончив с этой операцией, туземцы удалились, оставив своих пленников неподвижными на циновках, как несчастных животных, обреченных на насильственный откорм. Их оцепенение продолжалось около двух часов. Томительная жажда мучила их, но, к счастью, мучители оставили обильный запас свежей воды.

Доктор очнулся и заговорил первым:

— Ну что вы скажете на это, друзья мои? А вы, мой бедный Андре, что вы думаете теперь о вашей евангельской проповеди перед этой утонченной гастрономией господ осиебов?!

— Если бы у меня было человек пятьдесят матросов да добрая сабля в руках, я знаю, как бы ответил им.

— А знаете ли, как называется у нас во Франции эта система насильственного откорма? — спросил Фрике. — Это просто-напросто автоматическая гавеза, употребляемая для откорма уток, гусей, пулярок и индюшек!

— Это именно то, что я старался всячески вам объяснить! — ответил доктор.

— И подумать только, что меня очень забавляло смотреть, какие физиономии корчили бедные птицы, когда им вставляли в глотки эти проклятые трубки! Бедняги! Но все же они только птицы, тогда как мы… Но что ни говори, а они очень смышлены, эти негры, что додумались сами до такого приема.

— Так вы полагаете, доктор, они это делают с единственной целью откормить нас? — спросил Андре.

— Ну конечно!

— И это вот этой похлебкой, в которой нет ни единого кусочка мяса! — удивился Фрике.

— Мясо отнюдь не раскармливает, от него не жиреют.

— Вот как?

— Мясо служит для наращения мускулов, тогда как растительные масла, жмыхи и сахар вырабатывают жир!

— Так, значит, человек, который ел бы только одну похлебку, глотал бы целыми стаканами разные растительные масла и целый день грыз бы сахар, стал бы жирен и толст, как откормленный боров?

— Без сомнения, и вот на такой-то «диете» нас и держат эти мерзавцы, которые сейчас напичкали всех жидкой смесью из кукурузной муки и сладких бататов с примесью сахара и пальмового масла.

— Пфа!..

— Так как пальмовое масло, добываемое из красного плода гвинейской пальмы, обладает своеобразным вкусом, до которого эти господа так же лакомы, как белки до орехов, то, откармливая пленников им, они надеются придать их мясу тот же привкус.

— Брр! Вы заставляете меня содрогаться, мой милый доктор! Но скажите, скоро ли мы станем достаточно жирны при таком режиме?

— Это зависит от условий. Если принять в расчет огромное количество специально для этой цели приготовленной пищи, которую они вводят в нас, то при полной неподвижности и темноте в занимаемой нами хижине через два месяца вы разжиреете как нельзя больше, и уже через две недели станете достаточно жирны и вкусны, чтобы годиться на обед этим чернокожим гурманам!

— Но вы при этом все же так худы?

— Это объясняется тем, что я, как уже говорил вам, обладаю одним превосходнейшим рецептом, которым поделюсь с вами. Ручаюсь, что благодаря моей методе вы не нагуляете и десяти граммов жира, даже при условии, что наши хозяева увеличат дозу откорма вдвое, что совершенно невозможно!

— Вы нам расскажете об этом методе?

— Когда желаете, да кроме того, и вовсе недолго ознакомить с ней!

— В таком случае мы попросили бы вас сделать это сейчас же!

— Охотно! Я готов!

С этими словами доктор встал и направился в один из углов хижины, где взял сосуд, наполовину наполненный растительным маслом, в котором мокли какие-то коренья растений, которые он зажег.

— Господа, вы вздулись, как винные меха! Но потерпите немного!

Говоря это, доктор притащил большой глиняный сосуд, могущий служить жаровней, и другой, меньшего объема, с узким отверстием, наподобие тыквенной фляги, затем цилиндрическую трубку, изготовленную из молодого ростка пальмы, и, наконец, нечто вроде грубо сплетенной корзины, наполненной каким-то черным веществом, имеющим вид длинных блестящих иголок, склеившихся между собой.

— Вы, конечно, изучали химию, мой милый Андре?

— Да, но довольно плохо; я у себя в колледже был большим лентяем и почти ничего не делал, — ответил молодой человек.

— А я, — сказал Фрике, — знаком только с физикой.

— Неужели?

— Да, — сказал мальчуган не без некоторой гордости, — я ее изучал у одного из учеников господина Гудэна.

— А… прекрасно! — невозмутимо продолжал доктор. — Эти дикари большие любители фокусов, и ваши знания будут иметь у них успех. Итак, это минеральное вещество, которое вы видите перед собой, мой милый Андре, — перекись марганца!

— Я никогда бы не подумал!

— Вы сейчас поймете, в чем дело. Я, как видите, опускаю небольшое количество перекиси марганца в этот глиняный сосуд, заменяющий мне реторту, затем пристраиваю к горлышку этой тыквенной бутылки трубку, которую сам изогнул на пару. Теперь набиваю свою жаровню углем, весьма скверным, мной самим изготовленным и от которого все мы прокоптимся, как сельди, и разжигаю его, после чего ставлю на жаровню свою реторту и жду, покуда она станет багрово-красной!

— Да вы, доктор, если не ошибаюсь, собираетесь изготовить кислород!

— Вы совершенно правы, мой друг! Вы, вероятно, спрашиваете себя, каким образом я раздобыл все эти вещества, разумное применение которых надолго отсрочит момент нашего переселения в желудки осиебов?! Марганец я нашел в двух шагах отсюда совершенно случайно, и, что особенно хорошо, он почти абсолютно химически чист. Что же касается угля, то, так как осиебы нуждались в порохе, я им удачно намекнул, что мог бы изготовить порох для них, если бы мне была предоставлена возможность. Я случайно нашел один вид белого дерева, которое приказал сжечь по методике европейских угольщиков, и теперь якобы изыскиваю способ, сообразный доступным мне средствам, для изготовления нужного им пороха. На самом же деле я пользуюсь своим званием и положением «директора политехнической школы осиебов», чтобы оборудовать свою лабораторию, служащую для иных целей.

Пока доктор говорил, сосуд, где содержался марганец, мало-помалу стал темно-красным.

Тогда доктор взял один уголек и дал ему почти совершенно потухнуть. Когда горящей осталась только одна едва заметная точка, он поднес его к свободному отверстию трубки своей реторты.

Уголь тотчас же разгорелся, засветился столь ярким огнем, что его можно было принять за электрическую лампочку, и испепелился в несколько секунд, настолько ускорено было его сгорание благодаря присутствию начавшегося уже выделяться кислорода. Фрике был восхищен.

Молча доктор приблизил свой рот к деревянной трубочке и принялся усиленно вдыхать в себя газы, выделявшиеся все сильней и сильней.

Вскоре наши моряки заметили, что его глаза разгорелись и засветились каким-то необычайным блеском, дыхание стало учащенным, неровным, прерывистым и свистящим. Все его тело, в котором жизнь как бы удесятерилась, испытывало сильные сотрясения, как бы под напором какой-то посторонней силы.

— Довольно! Довольно! — воскликнул Андре, не на шутку встревоженный. — Вы себя убьете!

— Нет! Не бойтесь! — возразил доктор громовым голосом. — Я только сжигаю свой углерод, «я худею»!

После этого он возобновил этот своеобразный сеанс поглощения кислорода, продолжавшийся в общей сложности семь или восемь минут.

— Ну а теперь, если у вас есть на то охота, покурите и вы! Не бойтесь, опыт совершенно безвреден, я ручаюсь за это!

— Нет, уж лучше завтра, после того, как вы нам объясните, каким образом это вдыхание и поглощение кислорода в таком большом количестве заставляет худеть или, вернее, противодействует ожирению, на которое мы обречены.

— Да это ясно как божий день. Масла, жиры и жмыхи, словом, все эти вещества, не содержащие в себе азота, вводимые в организм, предназначены исключительно для поддержания животной теплоты, а тем самым и движения! Они являются, так сказать, топливом организма.

Дыхание есть своего рода сгорание, происходящее в организме. Если тело само доставляет эти элементы, то разрушается и уничтожается. В таких случаях пища, не содержащая азота, прекрасно противодействует этому разрушению и даже более, подобно тому, как это делает топливо, подкинутое под котлы паровой машины.

Благодаря этому сгоранию, подобному тому, которое приводит в движение машину, человеческое тело сохраняет свою теплоту, а вместе с тем и движение.

Почти всегда в организме есть излишек жиров, которые не расходуются для повседневных потребностей, и этот излишек жира равномерно распределяется по всему телу и его поверхности, чтобы служить запасом на случай надобности. Это ясно уже из того, что люди полные и жирные легче переносят холод, чем сухие и худощавые, потому что у них есть постоянный запас тепла. А верблюды, у которых в горбах богатые запасы жира, могут только благодаря им терпеть бесчисленные лишения пищи и питья, но в конце концов кожа этих горбов отвисает, как пустой мех, из которого выпили вино, потому что запас жира, содержавшийся в них, истощился.

И так же, как в машине без топлива нет движения, точно так же и в человеческом организме без жира нет теплоты. Вы меня поняли, надеюсь?

— Ну, конечно, отлично поняли! — воскликнули разом оба слушателя.

— Вот почему эскимосы, самоеды и другие жители полярных областей поглощают громадное количество жиров: иначе их тело не могло бы сохранять в достаточной степени свою внутреннюю теплоту.

То, что мы принимаем в них за извращение вкуса, есть не что иное, как непреодолимая и естественная потребность их организма при условиях полярной жизни. Поэтому на экваторе можно легко обходиться без жиров, так как организм несравненно меньше расходует топлива и легче сохраняет свою внутреннюю теплоту.

— Мне думается… — начал Андре.

— Ну-ка скажите, что вы думаете?

— Мне думается, что эти дикари, которые на практике постигли то, что вы нам сейчас разъяснили, заставляют нас поглощать в двадцать раз большее количество жиров, чем то, какое мы можем израсходовать, особенно будучи лишенными движения. Следовательно, этот жир станет отлагаться на поверхности нашего тела, и мы разжиреем.

— Интересно будет посмотреть на меня, когда я раздобрею и отпущу себе брюшко, как какой-нибудь добродушный старый рантье! — засмеялся Фрике, мысленно представляя себя в необъятных размерах молодого гиппопотама.

— И вот, — продолжал Андре, улыбнувшись шутке своего юного приятеля, — вы поглощаете неимоверное количество кислорода, который помогает вам уничтожать все эти жирные вещества. Словом, вы, как бы желая скорее осушить сосуд, переполненный маслом, вместо одной светильни зажигаете их десять одновременно.

— Браво! Ваше сравнение превосходно и притом совершенно верно, — одобрил доктор.

— Но скажите, бога ради, мне кажется, что, засунув два пальца в рот и облегчив себе желудок таким весьма упрошенным способом… словно при морской болезни… можно достигнуть того же самого без особых хлопот, — заметил Фрике.

— Я и сам об этом подумал. Но эти проклятые дикари не позволили мне применять данный способ. Они приставили ко мне на трое суток и днем и ночью часовых, которым было вменено в обязанность ни под каким видом не допускать подобной попытки с моей стороны. Вследствие этого я и был вынужден изобрести это новое средство противодействия, которое до настоящего времени я, благодарение Богу, применял с полным успехом, — закончил доктор, с самодовольным видом оглядывая свой торс, иссохший, как старый пергамент.

— Ну, так решено! — воскликнули молодые люди. — С завтрашнего дня мы станем поглощать кислород в непомерном количестве, так как нам необходимо во что бы то ни стало оставаться сухощавыми, даже тощими, чтобы не быть съеденными дикарями.

ГЛАВА III

Приключения парижского гамена.[3] — Водолаз по призванию и спасатель по принципам. — От театра Порт-Сен-Мартена до трюма большого парохода. — Несколько тысяч лье в угольной яме. — Торговец живым товаром. — Наедине со слоном. — Объяснения с негодяем. — Опасное исследование и операция.

Возбужденный вдыханием кислорода, доктор положительно не мог оставаться на месте. Андре и Фрике теперь спокойно переваривали доставшуюся им бурду, но не чувствовали, чтобы их клонило ко сну. И вдруг всем троим пришла одна и та же мысль.

Эти трое людей, еще сутки тому назад не знавшие друг друга, вдруг стали близкими друзьями, и судьбы их отныне были тесно связаны между собой.

Оба молодых француза, которые рискнули своей жизнью ради других, отлично знали, еще отправляясь на розыски доктора, что эта экспедиция будет сопряжена с большим риском, но тем не менее решились участвовать в ней, и благодаря сильному желанию спасти человека, которого один из них совсем не знал, а другой едва был знаком, оба привязались к нему еще раньше, чем узнали его, в силу того нравственного закона, который заставляет нас любить того, кому мы оказываем услугу.

Что же касается доктора, то он не мог не полюбить этих двух молодых людей, которые, рискуя своей собственной жизнью, решились разыскивать его.

— Кроме всего того, перспектива быть съеденными вместе чрезвычайно способствует сближению людей между собой! — с видом мудреца заявил Фрике.

Так как им всем троим не хотелось спать, то они стали беседовать. Естественно, они прежде всего хотели немного ознакомиться друг с другом, узнать что-нибудь один о другом.

Англичане, конечно, торжественно представились бы друг другу с перечислением всех своих титулов и званий, но трое французов просто стали рассказывать один другому наиболее интересные эпизоды из своей жизни.

Желание узнать, благодаря какой странной случайности трое соотечественников очутились здесь, под экватором, было вполне понятно.

Присутствие Андре, главного управляющего и совладельца большой фактории в Аданлинанланго, было до известной степени естественно. Присутствие здесь доктора, состоящего на службе при штабе морской пехоты в Габоне, также объяснялось само собой. Но благодаря каким обстоятельствам очутился здесь Фрике, этот маленький воробушек с парижских тротуаров, Фрике, принесший сюда на своих ногах родную пыль парижского предместья?!

Вот что прежде всего хотели знать оба его новых приятеля, и мальчуган не заставил себя долго упрашивать.

— Моя история незатейлива. Ни отца, ни матери я не знал. Я даже не помню, чтобы когда-нибудь носил другое имя, чем Фрике. Меня, вероятно, и окрестили так потому, может быть, что я и с виду походил на моего сородича воробушка, которых мы в Париже называем «фрике».

Мне кажется, что я пробудился, то есть начал сознавать себя и окружающее, в возрасте шести или семи лет, в убогой лавчонке старьевщика дядюшки Шникманна, торговавшего всякого рода мужской и женской одеждой.

Пространство в восемь квадратных футов на нас двоих, да и то еще вечно загроможденное всяким старым хламом и бесчисленными стоптанными, продранными, изношенными сапогами и башмаками, служило мне жилищем, и здесь протекало мое раннее детство. Незавидная это была жизнь!

Не то чтобы дядюшка Шникманн был особенно злой и жестокий человек, нет, он, в сущности, был не хуже всякого другого. Но он, к несчастью, слишком часто заглядывал на дно рюмки, и тогда пинки и толчки сыпались градом. Я молча подставлял спину или отправлялся разносить купленное старье покупателям.

Я считался маленьким приказчиком этого торгового дома. Правда, жалованье мое было невелико. Я работал из-за куска хлеба, а что касается питья, то как раз напротив нашей лавчонки помешался городской фильтр с питьевой водой. Кроме того, мне иногда перепадало несколько су чаевых и я спешил превратить их в сосиски или колбасу.

Когда мне некому было относить покупки, я распарывал старую обувь, обчищал ее и подготавливал для работы хозяину, который ее чинил и приводил в надлежащий вид, и сколько я пораспарывал этих обносок, одному Богу известно!..

Так продолжалось несколько лет. Но вот я сошелся с товарищами, такими же бездомными ребятишками, как я, которых встречал на улице. Мы собирались иногда по двое-трое, подбирали на панели окурки, играли иногда украдкой в бабки и пробки во дворе дворца.

— Какого дворца? — спросил Андре.

— Какого? Пале-Руаяля, конечно! И даже время от времени я стал привыкать выпивать рюмку перно с приятелем с выигрыша!

О, нельзя сказать, что я был совсем примерным мальчиком. Далеко нет. Мало-помалу я стал распевать уличные песни, что слышал от приятелей, начал корчить рожи прохожим и переругиваться с извозчиками, словом, вырос маленьким негодяем.

Но что вы хотите! Ведь у меня не было ни отца, ни матери, ни семьи. Не было даже и старой бабушки, которую я любил бы всей душой, которая приохотила бы меня к труду и хоть изредка приласкала бы меня… Все это так меня волнует, что у меня туман стоит в глазах и я готов заплакать.

И вдруг Фрике разразился слезами, которые так контрастировали с его вечной беспечной веселостью и шумным смехом, что невольно глубоко тронули его новых приятелей, как доказательство чувствительности и доброты ребячьего сердца, отзывчивого на всякую ласку. И это еще более расположило слушавших в его пользу.

Оба старших товарища поспешили к нему и дружески пожали его руку.

— Милый мой маленький дружок, — сказал доктор ласковым, растроганным голосом, — я уже стар, мне почти пятьдесят лет, у меня никогда не было детей, но я успел уже полюбить тебя, как сына. Кроме шуток, ты славный мальчуган и молодчина каких мало!

— А что касается меня, — проговорил Андре, — то я смотрю на тебя, Фрике, как на настоящего друга, как на брата, если ты этого хочешь!

— Вот что я тебе скажу, Фрике, — продолжал доктор. — Если я не богат, то, во всяком случае, и не беден. У меня вполне обеспеченная жизнь, и когда мы вернемся во Францию, то ты останешься со мной. Я дам тебе возможность честно зарабатывать себе хлеб, и мы будем вместе работать и вместе отдыхать!

— Да, если только нас вместе не посадят на вертел! — засмеялся неисправимый весельчак: он и плакал, и смеялся в одно и то же время, и горячо пожимал руки обоим своим друзьям.

— Какая, однако, удача, что я попал сюда, к этим неграм! — продолжал он. — Теперь я приобрел и семью, и друзей! И я, со своей стороны, от души полюбил вас обоих… Право, у меня стало на душе тепло после того, что вы оба мне сейчас сказали.

— Ну а теперь продолжай нам рассказывать свою историю, — сказал доктор.

— Видите ли, мне еще никто никогда не говорил таких теплых слов, а потому, сами понимаете, на радостях я не мог не потерять на время голову. Впрочем, не бойтесь: теперь все опять пойдет своим порядком. Хотя то, что мне еще остается сказать, не особенно интересно… Но раз вы желаете знать… то мое дело подчиниться вашему желанию… Итак, я говорил, что находился у дядюшки Шникманна. И вот однажды я должен был получить за него деньги…

Здесь рассказчик, видимо, чувствуя какую-то неловкость, замялся и в смущении потупился, но затем, сделав над собой усилие, решительно продолжал:

— Ну… все одно… надо вам знать всю правду… так вот, я эти деньги присвоил и сбежал… Я никогда не прошу себе низкого поступка; я и сейчас еще краснею, что совершил его: сумма была невелика… пять-шесть франков, не больше, но они не давали мне покоя… ни днем ни ночью не мог я забыться, так меня тяготил этот мерзкий поступок… Нет, что ни говори, а я никому не посоветую поступать таким образом… Это слишком мучительно стыдно… слишком гадко, и я ни за что на свете не решился бы повторить что-нибудь подобное еще раз…

После этого я мотался повсюду, скитался тут и там, отпирал дверцы экипажей на улице, служил привратником у лож в небольших частных театрах, подмастерьем у каменщиков, статистом в Шато-д'Ор, продавал контрамарки, дрожал зимой в тоненькой куртке и потел летом в теплом суконном пиджаке, кормил зверей в зоологическом саду, продавал венки из сухой иммортели для могил у кладбищенских ворот, предлагал прохожим карточки знаменитостей и проволочные головоломки, разносил объявления и раздавал на улицах проспекты, выкрикивал журналы и газеты и, наконец, поступил к цирковому гимнасту Пацу, и это было лучшее время. Здесь я научился твердо стоять на ногах, давать в нос концом сапога в случае надобности детине шести футов роста, делать умопомрачительные сальто-мортале, перекувыркиваться через голову и ходить колесом, а главное — я хорошо изучил все приемы французского бокса.

Это было мне очень по душе, надо вам сказать!.. Ну а затем я пробыл еще два года у господина Робер-Гудена и так дотянул до шестнадцати или семнадцати лет. Я, конечно, не толст, но у меня есть сила и здоровье… Я не знаю ни насморка, ни кашля, я не имел даже времени ознакомиться с болезнями! И несварением желудка я также не страдал. Ну что же мне вам еще сказать? Меня прогнал Пац, и, чтобы быть справедливым, я не скажу, что он был неправ: я действительно был негодным, взбалмошным малым.

Однажды я бродил на мосту Искусств с желудком столь же пустым, как волынка итальянских музыкантов, и вдруг слышу крик, затем падение чего-то в воду. Все кинулись к перилам, кричат, толкают друг друга. Я делаю то же, что и другие, и что же вижу? Шляпу, которая весело пляшет на воде посередине широко расходящихся кругов, образовавшихся от падения ее владельца. Недолго думая я перекинул ногу через перила и спрыгнул «солдатиком», выпрямясь в струну, держа голову прямо, а ноги плотно сжатыми. Очутившись на дне, я раскрыл глаза и точно сквозь туман увидел какую-то черную кучу. Она еще барахталась, я ухватил ее за один край, потянул к себе и, оттолкнувшись изо всей силы, стал подниматься на поверхность, таща за собой на буксире утопленника, который уже не шевелил ни рукой, ни ногой.

Добравшись до берега, я увидел вокруг себя толпу. Полицейские поспешно вытащили нас, утопленника и меня, но сделали это со всевозможной бережностью и не без добрых слов.

Но я, не привыкший к такому обращению с их стороны, находил это весьма странным.

Между нами говоря, я в то время и не стоил доброго слова, так как начинал окончательно сбиваться с верного пути. Но вот мой утопленник стал приходить в себя и казался очень удивленным, что снова очутился на этом свете.

У меня с утра не было в желудке ни крохи, и, вероятно, по этой причине я вдруг сомлел, как вытащенный из воды карп.

Мне дали чашку крепкого куриного бульона, и, пока я испытывал истинное наслаждение от этого угощения, добрые люди, собравшиеся вокруг меня, сделали складчину, и так как спасенный мною господин оказался известным богачом, то весь сбор, сорок франков, поступил в мою пользу.

Жандарм сунул их мне в руку да еще и благодарил.

За что? — спрашивается. Ах да! Ведь я исполнил роль водолаза. Ну, я откланялся и пошел.

Вы ни за что не угадаете, что я сделал с моими деньгами и где провел этот вечер… Право, даже смешно теперь о том подумать!

В то время по всему Парижу были расклеены огромные афиши, на которых громаднейшими буквами можно было прочесть: «Порт-Сен-Мартен, путешествие вокруг света за 80 дней. Поразительный успех!» И я читал эти афиши и проклинал свою судьбу за то, что не мог пойти посмотреть эту вещь: билет на третью галерею дорого стоит.

Ну так вот, в тот самый вечер, когда мне посчастливилось вытащить из воды этого богача, который вздумал нырнуть в реку из-за какой-то любовной истории, я угостил себя представлением «Путешествие вокруг света», да и смотрел его из второй галереи, представьте себе! Я положительно был в восторге от представления!

С этого вечера я нигде не находил себе покоя. Меня во что бы то ни стало тянуло увидеть море, и вот я отправился в Гавр с капиталом пять франков в кармане. На эти деньги я кое-как прожил три дня, а затем снова пришлось голодать. Удивительно, право, что к этому нельзя привыкнуть! Какая жалость!

Но море было так прекрасно! Столько в нем было жизни, движения, столько тут было самых разнообразных судов, целые леса мачт; столько людей, прибывших отовсюду и отбывающих в разные концы света. Словом, все это было куда лучше, чем самые прекрасные декорации. Даже лучше парижских бульваров. Правда, вся беда была только в том, что это не кормит!

Сидел я так на берегу, свесив ноги, и думал про себя, что, несмотря на все эти красоты, жизнь является людям далеко не в розовом свете.

— Эй, мальчуган! — услышал я за спиной чей-то хриплый голос. — Ведь не хочешь же ты окунуться!

Я обернулся и увидел старого матроса, настоящего просоленного морского волка.

— Хм! — ответил я так, только чтобы сказать что-нибудь. — Ну конечно не хочу! — И вдруг все помутилось у меня в глазах как в тот день, когда я вытащил из воды того господина.

Старик это заметил и схватил меня за плечи.

— Эх, разрази меня гром и молния! Да в твоей крюйт-камере нет ни крохи! За этим надо следить, сынок, это непорядок! Ну, живо, иди со мной! Мы это сейчас исправим!

Я, шатаясь, побрел за ним и, сам того не подозревая, очутился на палубе большого трансатлантического судна.

Здесь мне дали большую тарелку супа, доброго матросского супа, я сразу ожил. Вот уже второй раз суп спасал мне жизнь, и немудрено: ведь я так редко мог позволить себе эту роскошь! Мало-помалу я рассказал старику и его товарищам всю свою историю, и как мне не давала покоя мысль о путешествии вокруг света и много разных таких вещей, а матросы смеялись до слез, хотя, право, во всем этом не было ничего смешного, как мне казалось.

— Но, мальчуган, — говорил мне старик, — чтобы плавать по морям, есть только два средства: быть пассажиром или матросом!

— Так я буду матросом!

— Но чтобы стать матросом, надо прежде побыть юнгой!

— Ну, так я стану юнгой!

— Но мы не можем взять тебя юнгой, мальчуган; у нас в экипаже уже полный комплект… Тебе лучше всего проситься на торговое судно.

Но мне так хорошо было среди них, среди всех этих славных, добродушных людей, что ни за что не хотелось расставаться с ними, и я стал придумывать планы, как бы остаться там, главным образом, из-за кругосветного путешествия.

Они опять стали смеяться и сколько ни доказывали, что матросы почти ничего не видят в портах, где останавливаются их суда, что они редко сходят на берег и совершенно не знают тех прекрасных чужеземных стран, которые они посещают, я по-прежнему продолжал упорствовать. Как раз на мое счастье, или горе, на судне освободилось место, весьма прескверное место угольщика. Если бы я только знал, что это такое — быть угольщиком!

Но накануне внезапно скончался от разрыва сердца один из угольщиков, и его место оказалось вакантным. Мне его предложили, и я согласился.

Я столько же знал о том, что такое быть на судне угольщиком, как и то, что такое градусы долготы и широты; впоследствии я узнал и то и другое.

Когда я вспоминаю лишь только, что прошел несколько тысяч миль в угольной яме, не видя ни моря, ни неба, целые дни и ночи таская уголь из угольной ямы в топку в течение целых шести месяцев, на глубине восьми метров ниже уровня верхней палубы, то мне еще и сейчас становится страшно.

То было настоящее «подводное» путешествие! Я чувствовал, что меня обокрали, точно так же обокрали, как если бы я отправился смотреть в театр какую-нибудь пьесу и все представление просидел в подполе. Так продолжалось до тех пор, пока мы не прибыли в Сен-Луи. В ту пору я был уже кочегаром: как видите, меня повысили в чине.

Здесь у меня наконец появилась возможность сойти на берег, осмотреть места, необычные деревья, напоминающие собой декорации театра Порт-Сен-Мартен, но только не столь красиво расставленные.

Тут я познакомился с неграми и вознаградил себя наконец за безвыходное пребывание в топке машинного помещения. Затем меня командировали в Габон, а вскоре после моего перевода сюда эти негодные дикари сцапали вас, доктор. Так как я всегда был здоров и бодр и совершенно не подвергался местным лихорадкам даже и в этой вредной для здоровья местности, то меня откомандировали на шлюп, отправлявшийся на розыски вашей драгоценной особы, и теперь, как мне кажется, только что начинается мое кругосветное путешествие.

— Да, это прекрасно, мой друг, прекрасно! — воскликнул доктор со свойственным ему добродушным смехом. — Так теперь ты уже настоящий матрос!

Эта фраза «настоящий матрос» превыше всякой меры обрадовала Фрике. Надо знать, что значат эти слова для моряка: это похвала, не имеющая себе равной, это то почетное звание, каким гордится всякий моряк, будь он простой матрос или адмирал. Дело в том, что далеко не все моряки — настоящие матросы, как не все военные — настоящие солдаты.

Когда доктор — хирург французского флота, старый ветеран, оставивший по себе добрую память во всех уголках родного государства, вынесший двадцать эпидемий и заслуживший на своем веку бог знает сколько благодарностей в приказах и на деле, — называл кого-нибудь настоящим матросом, то счастливец был вправе этим гордиться.

Немудрено, что Фрике эти слова положительно вскружили голову.

— Спасибо вам, доктор! — воскликнул он вне себя от радости. — Я, право, очень счастлив, что вы такого лестного мнения обо мне… «Настоящий матрос»! Я постараюсь быть истинно достойным этого имени: я знаю, чего оно стоит. Мне еще надо будет основательно обучиться этому ремеслу, ведь я знаю судовые маневры так, как обезьяны знают искусство лазания по деревьям, то есть, так сказать, инстинктивно, но этого, конечно, недостаточно.

— Но, сын мой, ты был уже настоящим матросом, когда выудил из воды этого богача в шляпе, бросившегося с моста, и все твои товарищи на шлюпе признали тебя таковым, когда ты не задумался рискнуть своей жизнью ради их спасения. Ты молодчина, сын мой, это я тебе говорю, а ты мне можешь поверить, что доктор Ламперрьер знает толк в людях!

— В самом деле! — воскликнул Андре. — Ведь мы до сих пор не знали вашего имени: события с такой быстротой следовали одно за другим, что мы не успели даже познакомиться как следует!

— Ну а теперь вы знаете: перед вами — доктор медицины Ламперрьер, родом из Марселя. И где, кроме Марселя, мог бы я родиться? Я такой же типичный марселец, как Фрике — парижанин, и если его история интересна, то моя в высшей степени необычна. И я сейчас расскажу ее вам.

Но в тот момент, когда доктор собирался уже приступить к повествованию, со всех сторон разом раздались выстрелы, следовавшие с такой бешеной скоростью, что трудно было себе представить, что там происходит за стенами хижины. Крики или, вернее, завывания, отнюдь не похожие на человеческие голоса, сливались с лаем собак и ужасающими звуками музыкальных инструментов, временами заглушаемыми ружейными выстрелами.

Неужели кто-нибудь напал на осиебов? Это было маловероятно. Скорее казалось, что они предаются безумному веселью, крайне опасному для трех друзей.

— Если они так веселы, то тем хуже для нас, — сказал Фрике, — в данном случае особенно применимо выражение «веселье внушает страх»!

Между тем стрельба все усиливалась.

— А знаете ли, — заметил Андре, — наши повелители весьма не расчетливы для людей, у которых чувствуется недостаток пороха. Судя по тому, что мы слышим, они не слишком-то его экономят.

— Я решительно ничего не понимаю! — проговорил доктор.

Тем временем стало быстро светать, как это, впрочем, всегда бывает в экваториальных странах.

Ночь так быстро прошла в разговорах, что, увидев восход, наши друзья едва поверили собственным глазам.

— Только бы они не стали опять потчевать нас своей проклятой стряпней! — сказал Фрике.

— Нет! Не ранее девяти часов утра!

— Но что может означать этот шум и гам?

— Мы это сейчас узнаем; а прежде всего поспешим убрать с глаз долой нашу химическую аппаратуру. Эти дикари так хитры, что могут найти их подозрительными и поспешат испортить.

Все трое тотчас же принялись за уборку: жаровню запрятали в самый дальний угол хижины, тонущий во мраке, мнимую реторту разъединили с трубкой, а корзину с перекисью марганца поставили на высокую полку местной работы с причудливыми украшениями.

— Ну, теперь мы в полной готовности! — заявил доктор.

В тот момент, когда шум и гам, казалось, достигли своего апогея, дверь хижины раскрылась, и нашим друзьям представилось необычайное зрелище.

Рассветное солнце заливало своими лучами высокого роста мужчину, по обеим сторонам которого стояли двое туземцев; в дружественных, но вместе с тем явно почтительных позах скрывалось особое уважение к этому лицу.

Этот мужчина был также чернокожий; на нем был ослепительной белизны бурнус, особенно резко обрамлявший его черную физиономию.

Свитая из верблюжьей шерсти веревка обвивалась в пять или шесть рядов кольцами вокруг его головы, наполовину скрытой капюшоном бурнуса, белые складки которого живописно ниспадали до половины икр, оставляя открытыми ноги, обутые в высокие сафьяновые сапоги рыжего цвета.

Пальцы рук были унизаны золотыми и серебряными перстнями. Человек этот, в котором с первого же взгляда можно было узнать мусульманина, имел у себя за поясом полный арсенал; два револьвера, широкий кинжал и длинный кривой ятаган в ножнах, украшенных перламутром, кораллами и жемчугами.

Не говоря ни слова, он внимательно смотрел на трех французов, которые, со своей стороны, также молча глядели на него.

Такое безмолвное взаимосозерцание длилось минуты две. Доктор, Андре и Фрике вскоре заметили, что, несмотря на свою внушительную фигуру и атлетическое телосложение, на свои точно фарфоровые глаза и члены, как у толстокожих животных, этот человек не мог похвастать хорошим здоровьем.

Откинувшийся капюшон его бурнуса открыл худое, вытянутое лицо, тощую и жилистую шею, сутулые плечи и кожу цвета сажи, тусклую и без малейшего блеска, каким обыкновенно отличается кожа у здоровых людей африканской расы. Голова его была покрыта скудным курчавым пушком, а лицо обезображено отвратительной язвой. При виде его невольно можно было воскликнуть: этот человек серьезно болен!

Таково было, по крайней мере, мнение Фрике, который не мог удержаться, чтобы не пробормотать:

— Черт возьми! Как он безобразен!

Доктор был, несомненно, того же мнения, так как товарищи его расслышали, как он произнес сквозь зубы:

— Да… Вот это субъект!

Это должно было означать: вот превосходный патологический образчик.

Между тем незнакомец продолжал молча разглядывать их. Наконец Фрике это надоело, и он невольно произнес, обращаясь к арабу, обычное французское приветствие:

— Бонжур, месье!

На это незнакомец раскрыл губы и усталым голосом уронил в ответ:

— Салам алейкум!

— Эх, да он говорит на ином наречии, чем эти дикари. Тем лучше! С ним, может быть, можно будет договориться! — обрадовался мальчуган.

— Тем более, — подтвердил Андре, — что я говорю по-арабски.

— Какое счастье!

— Действительно, — пробормотал доктор, — этот темнокожий может быть работорговцем… Весьма возможно, что с ним нам как-нибудь удастся договориться.

— Да благословит тебя Аллах! — сказал Андре.

Великан был, видимо, очень доволен, услышав обращение на родном ему языке. Быстрым жестом он пригласил европейцев выйти из хижины, что они и поспешили исполнить.

Когда они очутились подле него, он сказал:

— Я Ибрагим, родом из Абиссинии и приехал сюда за невольниками.

— Ага! Прекрасно! — решил Фрике. — Вы были правы, доктор, это торговец черным товаром; Андре перевел мне его слова!

На усталом и истомленном лице Ибрагима отразилось мимолетное волнение, когда Андре сообщил ему в двух словах, кем являются он сам и два его товарища. Несомненно, этот великан был болен каким-то страшным недугом, подтачивавшим его силы и от которого искусство французского врача могло, быть может, избавить его.

— Вы принадлежите мне! Идите! — сказал наконец Ибрагим после оживленных переговоров с осиебами.

На этот раз доктор, поняв, о чем идет речь, объяснил своим друзьям, что теперь у них новый господин.

— Что ж, это совсем неплохо! — воскликнул Фрике. — У нового хозяина, правда, отвратительная физиономия, но, по крайней мере, можно надеяться, что он не заставит нас есть вчерашнюю похлебку. Словом, не будет больше «бикондо»! Это превосходно!

— Теперь предоставьте мне обговорить с ним условия, — продолжал Андре, — я полагаю, что нам можно будет извлечь пользу из этой случайной встречи.

— Сделайте одолжение. Распоряжайтесь, как у себя дома, — сказал Фрике.

— Эй, ты, мальчуган, пойдем со мной! — крикнул ему доктор.

И они оба, радуясь своей свободе, быть может, только временной, но которой осиебы не думали даже у них оспаривать, отошли немного в сторону, между тем как Андре и Ибрагим начали между собой переговоры, которые они вели на арабском языке.

Счастливый тем, что он наконец вырвался на свежий воздух, Фрике принялся прыгать и кувыркаться и при этом попал ногами в какую-то громадную серую массу, наполовину скрытую между кустов и высоких злаков с темно-зелеными листьями.

Громкое, свистящее храпение, исходившее из гороподобной туши мяса, заставило его вздрогнуть в первую минуту, и, прежде чем он успел дать себе отчет в том, что происходит, он почувствовал, что его кто-то вдруг поднял на высоту около двух с лишним метров над землей. Он ощутил, что нечто вроде чудовищного каната обвилось вокруг его пояса, сжимая с такой невероятной силой, что ему казалось, будто ребра его начинают хрустеть. Фрике всячески извивался, но не звал никого на помощь. Между тем положение его становилось критическим. Мальчуган успел уже сообразить, что канат, обвившийся вокруг его пояса, не что иное, как хобот слона, которого он разбудил своими неудачными гимнастическими упражнениями, и теперь тот, желая убедиться, кто потревожил его и с каким намерением, поднял мальчугана от земли, чтобы познакомиться с ним поближе.

— Ну да полно же! — воскликнул Фрике дружелюбно-фамильярным тоном. — К чему тебе душить меня в своих объятиях?! Я уже видел слонов в зоологическом саду… и я угощал их пряниками… Ну довольно!.. Не надо так сжимать мои ребра. Ну вот… будь же мил!.. — И Фрике с удивительным добродушием и спокойствием гладил хобот слона у самого его основания. И животное, вероятно удовлетворившее свое любопытство, осторожно опустило мальчугана на землю.

— Ишь ты, какое у него рукопожатие! — смеясь, заметил Фрике, очутившись на земле возле доктора, окруженного сотней рослых курчавых детин, представлявших так же, как и Ибрагим, самый яркий абиссинский тип.

Это все были люди, сопровождавшие работорговца, хорошо вооруженные с головы до ног; у большинства имелись превосходные ружья английского образца или же охотничьи двустволки. Они подоспели с похвальным намерением освободить маленького парижанина из объятий слона.

Он почувствовал, что его кто-то вдруг поднял на высоту около двух с лишним метров над землей.

— Очень вам благодарен, друзья… Вы весьма добры… Правда, ваш приятель несколько горяч в своих симпатиях, и его рукопожатие, пожалуй, слишком сердечное… Он, видимо, не обижен силенкой, но, конечно, не виноват в этом… Ах да, милейший толстяк, ведь я обещал тебе ням-ням… Сейчас, дружище… Сейчас я тебя угощу. Вижу, они привязали тебя за лапочку, за твою милую лапочку к этой кокосовой пальме! Так я сейчас сбегаю и принесу тебе угощение. Ну вот, хотя бы добрую охапку этой превосходной травы! — И, попросив у одного из абиссинцев его кинжал, он принялся проворно срезать им самую высокую траву. Накосив целую охапку, он ловко связал ее самой прекрасной вязкой, мастерски свитой из тех же злаков, и поднес этот огромный букет слону, который с благодушным видом стал жевать траву.

— На, толстяк, кушай на здоровье! Это, наверное, очень вкусно, и я уверен, что тебя не каждый день угощают этим блюдом… И посмотри, как хорошо приготовлено!

— Да и провизия-то неплохая, сын мой! — заметил доктор. — Ты ведь не знаешь, что ты преподнес твоему толстопятому товарищу?

— Не знаю, признаюсь, но вижу только, что он угощается на славу!

— Так я тебе скажу, приятель, что это рожь, настоящая рожь!

— Неужели?

— Да, только в диком состоянии, то есть она растет здесь без всякого ухода, и так как здесь страшнейшая жара, то зерно в колосе совершенно атрофируется еще задолго до вызревания и злак идет весь в рост, в траву; вместо полновесных колосьев, как в нашем благословенном Провансе. Здесь рожь выглядит как бурьян.

— Но она пришлась по вкусу моему толстяку-приятелю… Смотрите, я его совсем приручил — он просит еще… Да, да, мой любимчик, сейчас я тебе принесу еще травы.

В то время как Фрике отправился за новой охапкой корма для слона, разговор между Андре и Ибрагимом подошел к концу. Подозвав доктора, Андре отвел его немного в сторону и сказал:

— Наша судьба в ваших руках!

— Неужели?

— Именно так! Этот Ибрагим страдает какой-то ужасной болезнью. Он еще молод, говорит, что ему всего только тридцать шесть лет, а он чувствует, что смерть подбирается к нему. Всевозможные средства были испробованы им без всякого успеха. Он поглощал столько изречений из Корана, что удивляется, как еще существуют экземпляры этой священной книги. Его обертывали в теплые еще шкуры, содранные с живых животных, но и это не помогло. С той же целью обдирали и живых людей, чтобы прикладывать к больным местам содранную с них кожу, и, о ужас, он даже купался в человеческой крови!

— Это вас удивляет?

— Это возмущает меня до глубины души, но дело не в этом, а в том, что наша свобода зависит от его выздоровления!..

— Понимаю. Вы хотите, чтобы я его вылечил?

— Да.

— Я, конечно, сделаю все, что могу! Но кто поручится вам, что и после своего выздоровления он не оставит нас в приятном обществе людоедов!

— Во всяком случае, мы имеем шансы на то, чтобы этого не случилось. Прежде всего он мусульманин, а следовательно, и глубоко верующий человек. Мы заставим его поклясться на Коране, причем текст клятвы составим сами. Он, без сомнения, даст какую угодно клятву, а затем, каким бы негодяем ни был, все же побоится нарушить ее из почтительного отношения к Корану, не говоря уже о том, что благодарность есть добродетель черной расы.

— Все это прекрасно, но надо не только выяснить, чем он страдает, а еще и вылечить его!

— Да, конечно.

— Это легко сказать. Но ведь, к сожалению, у меня нет никаких лекарств…

— Но, доктор, ведь вы нашли же здесь средство похудеть и, вероятно, найдете много других средств, столь же чудесных. Поройтесь в своей памяти! Наверное, вы что-нибудь придумаете!..

— Эх, хорошо бы найти выход из этого затруднительного положения!

— В таком случае я могу ему обещать помощь от вашего имени?

— Все, что вам будет угодно, черт побери!

— В таком случае решено! И чем скорее, тем лучше!

— Когда вам будет угодно! Я весь к вашим услугам. Но прежде всего я должен осмотреть больного.

Пока Фрике, свободно вертясь между осиебами и телохранителями Ибрагима, с увлечением занимался слоном, который, в свою очередь, весьма благосклонно относился к нему, доктор вместе с Андре вернулись к работорговцу, безучастно смотревшему на окружающих своим потухшим взглядом.

При виде их глаза его разгорелись, но выказать хотя бы малейшую заинтересованность было ниже его достоинства, несмотря на то что его волнение достигло предела.

— Так это он, ваш тоби? — спросил Ибрагим, называя врача по-арабски и указывая на доктора.

— Да, это он.

— Что же он советует делать?

— Он говорит, что твое исцеление в руках Аллаха.

— Это правда.

— Что он сделает все, что повелевает Аллах, и что ты должен беспрекословно повиноваться ему.

— Я готов повиноваться, если того требует Аллах.

— Но прежде всего надо, чтобы ты освободил нас троих из рук этих дикарей, которые считают нас своими пленниками, и чтобы мы вернулись в европейские колонии.

Глаза Ибрагима сверкали недобрым огнем. Несмотря на свою слабость, он вдруг разом поднялся и грубо крикнул на своем родном гортанном наречии:

— Собака-христианин, как ты осмеливаешься ставить мне условия? Разве вы не мои невольники? Разве я не купил вас троих только что у осиебов? Вы теперь мои, и я сделаю с вами, что захочу! — И он угрожающе ухватился за свой револьвер.

— Нет, — гордо возразил мусульманину Андре, смело глядя ему прямо в глаза, — твои угрозы не устрашают меня; они возбуждают во мне только жалость. Ты кричишь, как старая баба, сознающая свое бессилие, а мы — мужчины!

Ибрагим заскрежетал зубами, как разъяренный тигр, и поднял свой револьвер.

Андре не дрогнул. Напротив, медленно приблизился к нему, пока дуло оружия не коснулось его груди, и, в свою очередь, впился глазами в это обезображенное гневом и болезнью лицо. Рука Ибрагима с поднятым оружием невольно опустилась.

— Клянись, что ты исполнишь то, чего мы требуем, не то будет поздно!

— Клянусь! — пробормотал тот с глухим рычанием.

— Ну так идем!

Доктор, с бесстрастным видом присутствовавший при этой сцене, решил, что будет нелишним придать некоторую торжественность своему осмотру. По его соображениям, это могло только произвести более сильное впечатление на умы свирепых и вместе с тем наивных сынов Экваториальной Африки и поднять в их глазах престиж белой расы.

С этой целью он приказал выстроиться кольцом всей свите Ибрагима, которая, прибыв сюда всего несколько часов назад, уже расположилась в деревне, как у себя дома.

Тюки с товарами были симметрично расположены в строгом порядке, представляя собой ограду, вокруг которой был размещен кордон часовых, чья обязанность состояла в том, чтобы смирять любознательность осиебов.

Затем доктор позвал барабанщиков, которых заставил отбивать дробь. Священное знамя, украшенное полумесяцем, было водружено в центре круга, возле больного, около которого теперь находился Андре. Приказав чернокожим воинам повернуться спиной и запретив оглядываться под угрозой причинить смерть их грозному вождю, доктор решил приступить к осмотру больного. Тот, в свою очередь, пригрозил своим телохранителям в случае, если они посмеют ослушаться наказа доктора, пустить нарушителю пулю в лоб.

— Молчи! — сурово крикнул Ибрагиму доктор. — Теперь ты в моих руках! Сними с себя свои одежды.

Ибрагим хотел позвать одного из своих людей, чтобы тот помог ему, но доктор воспрепятствовал этому.

— Разденься сам! — потребовал он, и его истощенное, сухое, как пергамент, лицо с гневно сверкавшими глазами положительно могло вызвать страх и трепет, а грозный голос и густые, как кустарник, брови придавали ему еще больше внушительности.

Больной беспрекословно повиновался и спустя минуту очутился нагим, как только что родившийся ребенок. Его вид был еще более отталкивающим, чем это можно было предположить. Таково было, по крайней мере, мнение шалуна Фрике, который, взгромоздясь на шею своего нового приятеля слона, преспокойно смотрел сверху на всю эту таинственную процедуру осмотра.

Вид больного был действительно ужасен: громадные шишки величиной с кулак вздымались во многих местах, словно бугры, под его черной кожей и, казалось, были готовы лопнуть, как созревшие нарывы. Кроме того, на груди и животе кожа растрескалась и загноилась, обнаружив бесцветную ткань.

Как впоследствии утверждал Фрике, человек этот больше походил на местами порванный мешок с углем, чем на живого человека.

Докторский осмотр продолжался долго и был в высшей степени тщательным и добросовестным. Несчастный пациент, выстукиваемый, ощупываемый, поворачиваемый во все стороны, временами издавал глухое сдержанное рычание.

Очевидно было, что араб страдал: пот крупными каплями покрывал его лоб; мускулы лица конвульсивно вздрагивали, а налившиеся кровью глаза, казалось, были готовы выскочить из орбит.

Опытный практикующий врач не проронил ни слова; наконец после долгого осмотра он встал, отступил на шаг назад и внимательным взглядом окинул больного с этого расстояния. Лицо больного выражало крайнюю тревогу, но и он не молчал. Доктор как-то многозначительно кивнул головой и, сделав знак, что осмотр окончен, отошел в сторону.

Тогда больной, совершенно измученный, со стиснутыми зубами, тяжело дыша, опустился на землю.

— Хорошо, — сказал доктор, — я знаю, в чем дело.

— Хорошо! — повторил по-арабски вполголоса Андре.

По его знаку четверо абиссинцев подняли Ибрагима и в бессознательном состоянии унесли в отдельную свободную хижину.

Воины, выстроившиеся кольцом, теперь разомкнули свои ряды и разошлись в разные стороны.

В хижину к Ибрагиму вошли доктор и Андре, и вход за ними закрылся.

— Все идет как нельзя лучше, милейший Андре, — сказал врач. — Я сразу определил болезнь, но счел нужным умышленно продлить процедуру освидетельствования, чтобы придать больше значения предстоящей операции, которая также займет несколько часов.

— В самом деле? И он не рискует умереть под ножом? Его ослабленный организм выдержит столь продолжительную операцию?

— Без сомнения! Я готов поручиться, что менее чем через неделю он будет черен и блестящ, как хорошо начищенный сапог, и весел, как молодой орангутанг!

— Когда вы думаете начать операцию?

— Сразу же, как только он даст нам торжественную клятву выполнить наши требования.

Между тем Ибрагим мало-помалу приходил в себя. Андре подал ему большую тыквенную флягу с пивом из сорго, которую тот жадно осушил до дна.

Процедура торжественной клятвы заняла немного времени. Хотя работорговец был большой негодяй, но все-таки верующий мусульманин, строго соблюдавший все предписания и обряды своей религии. По его требованию старший помощник принес экземпляр Корана, вывезенный им из Каира и почитаемый этим небольшим отрядом абиссинцев из народности галласов[4] еще большей святыней, чем даже их священное знамя, украшенное полумесяцем.

Галласы в полном вооружении выстроились теперь по обе стороны хижины. Начальник стражи, правая рука Ибрагима, распростершись на земле, положил на цветной персидский ковер драгоценную святыню. Ибрагим поднялся на ноги, простер руку над Кораном и принес торжественную клятву в том, что если он совершенно вылечится от своего страшного недуга, то возвратит свободу трем французам, обеспечит их всем необходимым в дорогу и проводит до берегов Средиземного моря.

Но уговорить его переправить их во французские владения никак не удалось, вероятно, оттого, что этот торговец живым товаром, беспокоясь о сохранности своих невольников, считал более безопасным для себя направиться в колонии португальцев, единственных европейцев, смотрящих сквозь пальцы на эту возмутительную торговлю людьми.

Видя, что его никаким образом нельзя уломать изменить свой обычный маршрут, доктор и Андре вынуждены были пойти на уступку в одном этом пункте.

После принесения клятвы Ибрагим приказал своим людям относиться с величайшим почтением к трем европейцам, а в случае, если он, Ибрагим, умрет, применить к ним самые ужасные пытки.

— Ну а теперь, — произнес доктор, — наступил мой черед; тут нужен верный глаз и твердая рука.

— Но что вы думаете делать? — спросил Андре.

— Я решил приступить к операции.

— К какой?

— Это слишком долго объяснять. Вы сами поймете, когда увидите. Но, черт побери! У меня нет никаких инструментов; мне необходимо иметь хоть пинцет и ланцет, а эти дикари, когда захватили меня, первым делом поспешили отнять у меня мои инструменты. Хорошенькие ножички и иголочки чрезвычайно прельстили их!

Ибрагим во все время этого разговора не проронил ни слова; он с покорностью истинного правоверного терпеливо ждал окончания беседы белых людей, в руках которых теперь была его дальнейшая судьба.

Признав необходимым достать хоть часть нужных для операции инструментов, Андре по поручению доктора предложил Ибрагиму потребовать от осиебов возвращения доктору его медицинского набора.

Долго Андре не мог ему втолковать, чего, собственно, тому следовало приказать туземцам, но наконец Ибрагим сообразил и тотчас приказал позвать к себе вождя осиебов, то есть господина в красном английском мундире с жезлом тамбур-мажора.

На его зов привели африканского властелина, еле державшегося на ногах, так как перед тем он поглотил громадное количество привезенной абиссинцами водки, отчего поначалу ему зажгло все внутренности, а потом он окончательно одурел.

Поэтому понадобились чудеса дипломатии и новое угощение алкоголем, чтобы заставить его наконец расстаться с этими маленькими ножичками, которые так хорошо режут и колют.

Получив свои инструменты, доктор вооружился пинцетом и ланцетом, уложил больного на циновке, подложил ему под голову подушку, затем ухватил левой рукой самый большой желвак на животе и стал медленно и осторожно делать надрез, прорезая слой за слоем с удивительной осмотрительностью и проворством, тогда как Андре ватным тампоном стирал выступающую кровь. Развернув края раны, доктор обнаружил какое-то белое постороннее тело, похожее на гитарную струну. Он схватил его пальцами и стал осторожно и медленно тянуть на себя постепенным непрерывным движением.

— Идет! — сказал доктор, видя, что у него под рукой образуется петля.

— Что это такое? — воскликнул вполголоса удивленный Андре.

— Это особый род белых червей, живущих под кожей и причиняющих громадный ущерб здоровью человека. Как вы видите, наш больной буквально кишит ими, в каждом желваке сидит по червю!

— Он должен ужасно страдать! — заметил Андре.

— Нет. Впрочем, спросите его.

На вопрос Андре больной отвечал, что боль, причиняемая ему операцией, весьма терпима.

Доктор не прерывал свою работу; он тянул червя то с одного, то с другого конца, смотря по тому, как паразит ослаблял или усиливал степень своего сопротивления, присасываясь к стенкам проточенных им подкожных ходов.

Мало-помалу петля увеличивалась. Ее длина достигала уже по меньшей мере тридцати сантиметров, как вдруг один из концов петли выскочил наружу и глазам зрителей показалась отвратительная головка червя, тело которого извивалось, как змеиное.

— Если бы у нас была лупа, то вы увидели бы, друг мой, что этот червь имеет четыре присоски, которыми прорывает себе ходы под кожей человека, — объяснял доктор, — но сейчас нам некогда изучать зоологию, дело спешное!..

Взяв небольшую палочку, он стал наматывать на нее вырвавшуюся наружу часть червяка, продолжая осторожно тащить его.

По прошествии четверти часа из раны был вытащен громадных размеров подкожный глист, так называемая «нитчатка», длиной не меньше девяноста пяти сантиметров, после чего от желвака не осталось и следа.

Начало было положено. Теперь доктор сразу же приступил к операции на второй шишке, с которой поступил точно так же, как с первой. Продолжая работать с той же осмотрительностью, он одновременно давал своему импровизированному ассистенту кое-какие объяснения относительно этого рода заболеваний.

По прошествии четверти часа из раны был вытащен громадных размеров подкожный глист.

— В сущности, — говорил он, — нитчатка, или подкожный глист, существо микроскопическое, обитающее в сырой почве, в болотистых местах и в трясинах экваториальной зоны. Когда самка оплодотворена, то в силу своего материнского инстинкта она ищет для своего будущего потомства надежное убежище. Поэтому она забирается под кожу человека всякий раз, когда для нее представляется случай. Так как негры почти всегда ходят босые и с голыми икрами, то этот чрезвычайно маленький червь безболезненно прокалывает кожу, впивается в ранку, сворачивается в ней клубочком и питается за счет человеческого тела, служащего ему жилищем. Вследствие обильного питания нитчатка, или, как его еще называют, волос или волосянка, непомерно толстеет и растет; кожа человека над ним вздымается и образует вздутие; затем он начинает пролагать себе подкожные пути, пока не доберется до торса, где, избрав себе какое-нибудь место, окончательно сворачивается и образует вот такие шишки, или желваки, которые вы видите.

— Но ведь это же ужасно!

— Действительно ужасно! — согласился доктор. — Тем более это еще не все: несчастный, служащий искусственным инкубатором для потомства подкожного глиста, быстро начинает худеть, терять силы, становится крайне раздражительным. Его начинает мучить сухой кашель, который надрывает ему грудь; у него появляется пот, словом, все симптомы, совершенно сходные с симптомами чахотки… Вы посмотрите только на этого гиганта, ставшего расслабленным и изнуренным, несмотря на свое сильное тело и железную волю.

Затем, когда у червя появляется потомство, на теле больного образуется громадный нарыв; он назревает, лопается, и молодняк возвращается в сырую почву, где, пробыв известное время, снова будет искать тело, в котором станет гнездиться и совершать свои путешествия в человеческом организме.

Готово! — воскликнул доктор, намотав на палочку вторую нитчатку. — Если только все пойдет и дальше так же удачно, — добавил он, — то я сегодня же закончу дело нашего освобождения от чужеземного ига!

— А вы не боитесь переутомить больного? — спросил Андре.

— Переутомить?! Полноте! Да ведь он чувствует только облегчение и, наверное, ужасно рад, что эта операция не причиняет ему сильных страданий. Как видите, он за все это время ни разу не пожаловался.

Действительно, надо отдать должное Ибрагиму — он был самым терпеливым и спокойным пациентом, какого только можно было себе представить. Как человек умный и сообразительный, он сразу понял, что этот тоби нашел истинную причину его болезни и что все чернокожие знахари, лечившие его до сих пор, были просто шарлатанами.

Он с невозмутимым равнодушием смотрел, как доктор вытаскивает третьего глиста, громадного по своим размерам; уже более половины было извлечено, как вдруг, оттого ли, что доктор слишком сильно его потянул, или же оттого, что сам глист, будучи необычайной длины и толщины, оказал слишком сильное сопротивление, но он порвался на самом краю раны, и, прежде чем хирург успел схватить его, оставшаяся внутри раны часть червя мгновенно скрылась, как порвавшаяся каучуковая нить.

Невольный крик досады вырвался у доктора:

— Тьфу ты пропасть! Опять начинать сначала… Но я его вытащу! Впрочем, этот маленький случай даст мне возможность познакомить вас с одним любопытным феноменом, который редко кому приходилось видеть. Видите белую жидкость наподобие жидкой кашицы, вытекающую из этого червя?

— Вижу! Как будто бы тысячи крошечных тел, одаренных способностью двигаться!

— У вас прекрасное зрение, это действительно так. Эти маленькие тельца — молодые нитчатки, которые не прочь переселиться в другое тело и зажить новой жизнью.

— Благодарю, — сказал Андре, поспешно вытирая свои руки. — Я вовсе не расположен к приему таких жильцов.

— О, вы ничем не рискуете, милейший, нескольких капель воды будет достаточно, чтобы оградить вас от них. Европейцы чрезвычайно редко подвергаются этому заболеванию благодаря своей обычной опрятности.

Между тем доктор вторично сделал надрез той шишки, где еще остался остаток глиста, и на этот раз удачно выхватил его. Покончив с этим червем, хирург подкрепился пальмовым вином и, отдохнув немного, снова продолжил операцию.

Таким образом он вскрыл один за другим двенадцать желваков различной величины, из которых извлек то же количество червей, общая длина которых равнялась по меньшей мере девяти-десяти метрам.

Доктор положительно сиял от удовольствия, что все шло так удачно и благополучно, и благодаря своему чутью старого врача-практика ему удалось правильно поставить диагноз этой опасной болезни, почти совершенно неизвестной в Европе, спасти работорговца и тем самым вернуть себе и своим друзьям и товарищам по несчастью свободу.

Операция продолжалась более пяти часов, и все трое — врач, оперируемый и ассистент — в конце концов страшно измучились.

Теперь больной нуждался главным образом в абсолютном покое. Его обложили холодными компрессами, после чего доктор и его помощник удалились, приставив к больному двоих воинов-галласов с приказаниями сменить компрессы, как только они начнут нагреваться.

Выйдя из хижины, они тотчас же встретили Фрике, который был ужасно встревожен, не зная, как решится их общая судьба. Доктор поспешил его успокоить и, ласково потрепав по плечу, сказал:

— Мой славный маленький юнга, мой настоящий матрос, радуйся и будь счастлив, сын мой: мы спасены!

ГЛАВА IV

День «переговоров». — Невольничий рынок. — Как ценится и оплачивается живой товар. — Слово чернокожего. — Дело начинается выпивкой и кончается побоями. — Величие и падение африканского властелина. — Три человека за девять фунтов соли. — В путь. — Один конь для шести всадников. — Разграбление царских сокровищ. — Страшная месть. — Любопытное открытие. — Рабство. — Коран и Евангелие. — Низость. — Проданный братом! — Отказ от свободы. — Фрике и его негритенок.

Прошло две недели с тех пор, как вследствие ряда быстро сменявшихся событий доктор Ламперрьер, Андре и маленький парижанин Фрике в течение тридцати шести часов подвергались самым разным опасностям.

Со времени удачной операции, сделанной французским хирургом абиссинскому работорговцу, положение трех европейцев заметно изменилось к лучшему. Состояние здоровья Ибрагима было теперь вполне удовлетворительно.

Он стал положительно неузнаваем; его страшная язва совсем зажила, глубокие раны и нарывы, образовавшиеся вследствие извлечения подкожных червей, прекрасно заживлялись. Атлетическая фигура снова начинала становиться мускулистой, а лицо дышало спокойствием и благодушием.

Семь часов утра. Абиссинец расположился под сенью громадного развесистого банана, густая листва которого манит отрадной прохладой и сплетается густым шатром над его головой.

Он жует своими мощными челюстями, пища так и хрустит на его белых зубах. Чудесное рагу, которое он жадно препровождает обеими руками из объемистой чашки в рот, приготовлено из носорожьего мяса, поджаренного в пальмовом масле, и приправлено местным поваром густым пюре из рыжих муравьев.

Эта варварская стряпня пришлась, по-видимому, очень по вкусу абиссинцу. Как истинный мусульманин. Ибрагим добросовестно выпивает чашку свежей воды, но по окончании трапезы протягивает руку к громадному сосуду, наполненному пальмовым вином, и разом поглощает все его содержимое. Бахус все-таки одержал победу над Магометом.

— Молодчина! — воскликнул задорно Фрике. — Вот так глоточки! Право, патрон, я такого молодчика на выпивку, как вы, еще не видывал!

Отлично выспавшись на душистой зеленой траве возле своего громадного приятеля слона, Фрике, потягиваясь, явился поздороваться с «патроном». Костюм мальчугана сильно видоизменился за это время; он теперь носил превосходный белый бурнус с капюшоном, ниспадающим на лоб, и пару прекрасных кожаных сапог, доходящих до колен.

Так как этот костюм лучше всего защищает от солнечных лучей, то мальчуган решил нарядиться в него, и в этом арабском костюме наш маленький парижанин был невообразимо забавен.

Ибрагим, симпатию которого ему удалось завоевать, встречал его появление благосклонной улыбкой, скорее напоминающей оскаленную морду хищного зверя, чем человеческую улыбку. Вслед за Фрике появились доктор с Андре.

Первый из них несколько поправился; он уже не прибегает к усиленному поглощению кислорода и так же, как Фрике, наряжен в белый бурнус, подарок Ибрагима. Андре сохранил свой обычный европейско-колониальный костюм и полотняный шлем.

— Ах, матросик, откуда ты взялся? — воскликнул доктор, завидев Фрике.

— Откуда? Из спальни моего приятеля Осанора!

— Да, да, вашего дружка слона! — засмеялся Андре.

— Славная скотинка, господин Андре, и какой он умный, если бы вы только знали! Право, он понятливее многих людей.

— Я в этом ничуть не сомневаюсь. Но скажите, почему вы прозвали его Осанором?

— Хм! Да потому что у него остался всего только один клык!

— Тем более! Разве вы не знаете, что «осанор» означает фальшивый зуб, то есть вставной зуб? А ваш огромный друг не только не имеет вставных зубов, но даже лишился одного из своих. Вам следовало бы скорее назвать его «однозубым».

— Может быть, но «Осанор» звучит так красиво, и, кроме того, слон уже привык к этому имени и отзывается на него.

— Ну, пусть он будет Осанор. Мы не станем спорить об этом, мой друг.

Тем временем Ибрагим окончил завтрак, встал, молча поклонился трем европейцам и направился к своему помощнику, который отдал какие-то приказания.

Тотчас же забил барабан. Из всех хижин шумно высыпали туземцы, а люди Ибрагима выстроились кольцом на большой поляне.

— Сегодня у них великий день! — сказал доктор своим товарищам.

— Какой великий день? — полюбопытствовал Фрике, горделиво драпируясь в свой бурнус.

— День переговоров!

— Да, да… Я уже слышал об этом в последнее время, но ничего не мог понять.

— Видите ли, переговоры означают торг. Невольники, которых явился закупить Ибрагим, прибыли сюда со всех концов черного континента; это все или военнопленные, или бедняги, уведенные с родины и ставшие жертвой коварной ловушки; их свыше четырехсот человек. Теперь их надо освидетельствовать, удостовериться в их физических достоинствах и недостатках, разделить на группы или табуны, как продажный скот, и, наконец, приобрести их, то есть купить, как покупают скотину гуртовщики.

— Ах, как вы можете произносить это, доктор! — упрекнул его Андре.

— Не возмущайтесь моими словами, дорогой Андре, я только называю вещи их настоящими именами! Неужели вы хотите, чтобы я восстал против этого, без сомнения, отвратительного порядка вещей, но который, — увы! — еще не скоро изменится?! Кстати, все дурное имеет и свою хорошую сторону: этих бедняг погонят к португальскому берегу, и мы, конечно, отправимся с ними, а там нам уже нетрудно будет найти возможность вернуться на родину. Все, что мы можем сделать для этих несчастных, это только несколько облегчить их участь.

— В чем же состоят переговоры?

— Переговоры — это торг, коммерческая сделка между продавцом и покупателем. Предстоящие переговоры предшествуют покупке черных невольников Ибрагимом и будут продолжаться двое или трое суток. При этом можно увидеть, к каким хитростям и уловкам прибегают эти торгаши; сколько красноречия и пустословия, сколько заведомо ложных клятв, бранных и ласковых слов, сколько лести и оскорблений пускается в ход; сколько лобызаний и объятий и сколько побоев и колотушек подносят друг другу торгаши. При этом будет выпито громадное количество едкой жидкости, смеси скверного спирта с водой, которую здесь называют торговой водкой.

После барабанного боя абиссинских барабанщиков завыли, засвистали, затрубили музыканты осиебовского оркестра. После чего невольники, находившиеся до сего времени вне деревни, под бдительным надзором своих погонщиков, медленно, длинной вереницей двинулись в деревню, тихо напевая какую-то жалобную мелодию с надрывающей душу тоской. Их было около четырехсот человек, считая в том числе сто пятьдесят женщин и детей.

Несчастные не вполне сознавали свое положение. Их только что напоили допьяна пивом из сорго и с самого момента прибытия усиленно откармливали, как это делают скотопрогонщики, стремящиеся получить за свой скот хорошую цену.

У каждого мужчины-невольника на ногу была надета тяжелая деревянная колодка, в которой проделано отверстие, чтобы в него можно было всунуть ступню, затем отверстие так забивается деревянными клиньями, чтобы из него никак нельзя было высвободить ногу. Но так как при этих условиях несчастный не мог бы сделать шага, не причинив себе ужасной боли и ранения, то к каждому концу колоды привязывается веревка, которая перекидывается через плечо или надевается на руку в изгибе локтя, наподобие ручки корзинки. Такая веревка помогает злополучным кандальникам экваториальных стран нести свои тяжелые деревянные кандалы.

Кроме того, у некоторых из туземцев обе руки зажаты в своего рода деревянные кандалы: это устраивается для тех невольников, которые считаются особенно непокорными и за которых опасаются, чтобы они не сбежали.

Они, несомненно, ужасно страдают, так как лишены даже возможности отгонять от себя мух, комаров и всякую мошкару, которая сотнями гнездится у них в глазах, ушах и на губах. Но никто не жалуется, и все они кажутся покорными своей судьбе. Женщины кормят грудью своих детей. Несчастные матери, несчастные дети! Всех их размешают отдельными группами.

Тем временем абиссинцы Ибрагима разложили свои товары, начинается поглощение водки. Затем раздаются крики и вой, не имеющие ничего общего с человеческими голосами.

Французы, пораженные такой непривычной картиной, молчали.

У Фрике, неисправимого весельчака, в глазах стоят слезы.

Пачки слоновой кости разложены в несколько рядов; надо заметить, что название «пачка слоновой кости» присвоено не только слоновым клыкам, как это можно предположить, но и означает одновременно и слоновую кость в прямом смысле, и подбор различных предметов и товаров, каким оплачивается такая пачка слоновых клыков при покупке ее европейцами у туземцев.

Пачка слоновой кости — это, в сущности, известная условная денежная единица, представляющая собой ценность, равную стоимости более или менее крупного слонового клыка или нескольких мелких клыков.

Такая странная денежная единица принята при покупке живого товара: так, за одного африканца платят одну или несколько пачек слоновой кости.

Такая условная пачка слоновой кости состоит прежде всего из ружья, составляющего главный и наиболее ценный предмет из подбора вещей, и других товаров, входящих в состав пачки слоновой кости. Ружья обыкновенно самые примитивные, из числа дешевого оружия, изготовляемого в Бирмингеме или Париже. Чаще всего это кремневки с прикладами, выкрашенными ярко-красной краской. Впрочем, это грошовое оружие, в сущности, вовсе не так плохо, как можно подумать.

К ружью придаются еще два ящичка пороха, весьма крупного, небрежно изготовленного, но тем не менее весьма удовлетворительного в употреблении. Он туземцам продается за три франка ящик. Кроме ружья и пороха в покупку входят еще два больших медных таза, которыми туземцы чрезвычайно дорожат. Они являются, так сказать, главной ценностью в приданом новобрачной в этих местах. К вышеупомянутым предметам добавляют еще восемь локтей манчестерского сукна, пачку американского табака, полфунта цветных бус или бисера, два ножа, шесть медных полос, из которых туземцы изготовляют браслеты для рук и ног и широкие запястья для себя и женщин. Затем сюда входят кастрюлька, таганчик, медный котелок, поношенный цилиндр специально для «королей» и красный шерстяной колпак для крупных «сановников». Кроме того, еще фунт соли, двадцать кремней для ружей и, наконец, два важнейших непременных продукта: алугу, или торговая водка, и парфюмерия.

Вы удивлены? Да, парфюмерия!

Африканцы питают к алугу непреодолимое пристрастие, доходящее до исступления.

Эта отвратительная жидкость представляет собой смесь жженого сахара с алкоголем сорок пять процентов, причем не подумайте прибавить в него сколько-нибудь капель воды — чернокожие пьяницы тотчас же заметят эту маленькую фальсификацию.

Путешественник Альфред Марш упоминает о случае, когда какой-то негр, не поморщившись, а, напротив, с видимым наслаждением выпил разом громадный стакан тридцатипроцентного алкоголя, предназначенного для анатомических препаратов.

На каждую пачку слоновой кости обязательно полагается четыре литра такого алугу. Парфюмерия же дается в произвольном количестве — это уже гостинец чернокожей даме, которая, не стесняясь, выпивает туалетный уксус, лавандовые воды и грызет цветные душистые мыла как самый изысканный деликатес.

Из всего перечисленного видно, что кошелек торговца невольниками или всякого иного купца в африканских странах весьма громоздкий.

Казна же Ибрагима представляла собой настоящий восточный базар. Этот ловкач, обладавший громадным опытом в торговых сношениях с туземцами, с удивительным умением подобрал многочисленные сокровища, от которых у осиебов разгорались глаза и вырывались возгласы, похожие на вой шакалов или гиен над добычей.

Ружейный залп и затем обильная раздача алугу возвестили о начале торговых переговоров.

В Европе не увидишь ничего подобного!

Грубость и беспутство английских конюхов, хитрости и увертки южнонормандских маклеров и барышников ничто в сравнении с приемами и уловками, придуманными африканскими наивными сынами природы.

Надо было видеть то обилие жестов, слышать те многоречивые расхваливания своего товара, те приемы, с какими торговцы старались показать его лицом, заставляя несчастных подыматься, ходить, бегать, петь, кашлять, вдыхать и выдыхать воздух, словно на медицинском осмотре рекрутов.

И на эту яркую демонстрацию живого товара единственный покупатель Ибрагим все время неопределенно покачивал головой. Сохраняя все свое величие, не сгибая ни на йоту своего стана, не унизив ни на секунду чувства своего достоинства, он, совершая обход рядов невольников, ощупывал торсы, заставлял поднимать ноги и раскрывать рты, считал зубы, осматривал глаза и продолжал свой смотр, все время подливая продавцу новые порции алугу.

Переговоры шли не торопясь, потому что время не имело для обеих сторон никакого значения. Не все ли равно было для них, на сколько протянуть эти переговоры: на два, четыре, восемь, десять дней.

Продавцы здесь имеют милый обычай запрашивать по крайней мере вдесятеро против обычной, нормальной в этих странах ценности каждого предлагаемого на продажу негра.

Покупатель отказывается приобрести его за столь высокую цену и переходит к следующему. Здесь повторяется то же самое: тот же несообразный запрос с одной стороны и отказ с другой. Затем идет новое возлияние водки. Наступает ночь, и все ложатся спать, а назавтра повторяются те же сцены.

Мало-помалу претензии с той и другой стороны понижаются. Дело завершается грандиозной выпивкой. Наконец торг заключен, и Ибрагим становится хозяином всего этого человеческого стада.

Во время торгов невольников ничуть не истязали. Их муки и страдания начнутся лишь с момента прибытия на морское побережье, когда они должны будут покинуть навсегда свою родину и плыть неизвестно куда, загнанные, как экспортный скот, в трюм невольничьего судна.

До этого момента в интересах владельца как можно лучше и бережнее обходиться со своим живым товаром, так как чем в лучшем состоянии прибудет на место его груз, тем прибыльнее он продаст его.

Мы с намерением умолчали о многих подробностях этого унизительного торга, продолжавшегося на этот раз не менее четырех долгих дней, в течение которых несчастные невольники, неподвижно выстроенные в ряд, одолеваемые назойливыми насекомыми, задыхающиеся от жары и сжигаемые палящими лучами солнца, вынуждены были терпеливо ожидать своей участи, зависящей от двух торгующихся негодяев.

Но вот, наконец, невольники перешли в другие руки. Караван должен был тронуться в путь на следующий день. Трудно, да, пожалуй, и незачем описывать читателю радость трех французов, которые чувствовали приближение часа своего освобождения.

Наконец-то они простятся с этими негостеприимными местами, где им грозила столь ужасная смерть!

Полагаясь на слово Ибрагима, они терпеливо ждали своего освобождения, но последний ничего не говорил им об этом с того времени, как доктор, прежде чем приступить к операции, потребовал от него произнести известную клятву. С того времени они были совершенно свободны, и если осиебы не питали к ним особого расположения или дружелюбия, то все же оставили их в покое. А пленники ничего более и не требовали от них.

Покончив со своими делами, работорговец стал более общителен. У него оставался еще незначительный запас всяких товаров, которые должны были пойти на уплату путевых расходов, а дорога обещала быть долгой и трудной.

Но, желая прежде всего доказать европейцам свою признательность и расположение, он приказал разобрать один тюк, где у него находилось превосходное оружие, которое даже и в Европе имело бы несомненно большую ценность, и, подозвав к себе своих новых любимцев, Ибрагим сказал:

— Вот этот английской работы карабин я дарю доктору. Ты — великий тобиб, ты свободен, а свободный человек в Африке не может обойтись без оружия. Ты спас жизнь могущественному абиссинцу, и в память об этом Ибрагим дарит тебе свое собственное оружие.

Затем он обратился к Андре:

— Ты также стал моим другом, так как твоя рука помогала делу тобиба, а Ибрагим никогда не забывает услуги. Пусть это оружие никогда не изменит тебе! — добавил он, вручая молодому французу карабин, ничем не уступающий тому, который только что получил в дар от абиссинца доктор.

Затем, обернувшись к Фрике, несколько удивленному, работорговец проговорил:

— А ты, мальчик, ты будешь славным воином. Ты весел, как птица-пересмешник, и проворен и ловок, как четверорукий человек (он, вероятно, подразумевал гориллу), а потому возьми себе это ружье. Оно твое!

— Черт побери, патрон! Я от него не откажусь! — весело заявил маленький шалун, когда Андре перевел ему слова Ибрагима. — Хотя вы сравниваете меня с обезьяной, но вы это ловко подметили, и я не сержусь. Я принимаю это за комплимент и даже весьма доволен вами. Благодарно за подарок; он мне может очень пригодиться!

Помощник Ибрагима, на ответственности которого находилось все вооружение, снабдил каждого из трех друзей полностью заправленными патронташами и, кроме того, прекраснейшими американскими револьверами с клеймом «Смит и Вессон», бьющими на расстояние сто метров.

Французы были в восхищении от щедрости абиссинца.

Обладать таким превосходным вооружением, а через это и средством самозащиты и возможностью добывать себе пропитание и быть активными членами маленького каравана, отправляющегося в столь дальнее и трудное путешествие, было для них истинной радостью.

Но был некто, взиравший неодобрительно на дармовую раздачу оружия людям, которые только чудом увернулись от вертела. Этот некто был его величество Ра-Ма-Тоо, тот самый, которого Фрике упорно продолжал именовать Бикондо.

Безобразно пьяный Ра-Ма-Тоо с наслаждением грыз длинный кусок розового мыла, которое оставляло белую пену в углах его толстых вывороченных губ. Повертевшись некоторое время около наших друзей, он вдруг подбежал к Фрике, который, вероятно, внушат ему меньше уважения, чем его друзья, и хотел выхватить ружье у него из рук.

— Позволь, одну минуточку, голубчик! — возопил тот. — Неужели ты полагаешь, что французского матроса так просто и легко обезоружить?! Ну нет, миленький, ты ошибаешься! Пусти сейчас же мое ружье, не то оплеухи посыплются на тебя градом!..

В дело вмешались и доктор, и Андре. Врач обратился к пьянчуге на его родном наречии, пытаясь образумить его, но напрасно. Подданные чернокожего монарха, пьяные, как и он, обступили его кольцом и с угрожающим видом посматривали на европейцев.

Вождь свирепствовал: эти белые только что принадлежали ему. Ибрагим, его добрый друг, правда, купил их у него, но он еще не заплатил ему за них, и Ра-Ма-Тоо решил не отпускать этих пленников.

Ибрагим, хранивший до сих пор молчание, медленно выступил вперед, сделав предварительно незаметный знак помощнику, который созвал свой отряд резким пронзительным свистком.

Между тем Фрике уже выбивался из сил.

— Мое ружье! Ах ты, каналья, ты хочешь отнять у меня мое оружие?! У меня еще никогда не было ружья, я даже еще не умею с ним обращаться, но ты увидишь, через недельку… впрочем, ты ничего не увидишь, потому что через недельку мы уже будем далеко отсюда!

Но пьяный король продолжал отнимать ружье у мальчугана.

Тогда Ибрагим выпрямился во весь свой богатырский рост и жестом, не лишенным величественности и благородства, указал на хижины и, обратясь к Ра-Ма-Тоо, повелительно проговорил:

— Уходи!

Но, вместо того чтобы повиноваться колоссу, который, по-видимому, не любил шутить и не выносил сопротивления, вождь людоедов запротестовал. Однако на этот раз ему недолго пришлось протестовать; сильная рука работорговца с силой опустилась на широкоскулую физиономию африканского властелина. Пьянчуга дважды перевернулся, и в тот момент, когда он очутился спиной к своему противнику, тот, ловко воспользовавшись моментом, дал ему такой здоровый пинок ниже спины, что вождь отлетел далеко вперед, в густую чашу кустарника, где и остался лежать, задрав ноги кверху.

— Та-та-та! Вот так ловко! — одобрительно и восхищенно воскликнул Фрике. — Молодец, патрон! Прекрасный прием…

Страшный вой огласил воздух: осиебы при виде оскорбления, нанесенного их вождю, набросились на обидчика.

Ибрагим подскочил, словно подброшенный пружиной, и его громадный ятаган сверкнул в воздухе, а другая рука схватилась за револьвер. Андре и доктор, в совершенстве владевшие оружием, моментально зарядили свои карабины, а Фрике, этот неустрашимый мальчуган, как умел, последовал их примеру, тоже зарядив свою двустволку.

В этот момент грянул страшный беспорядочный залп со стороны нападающих, и вслед за ним раздался душераздирающий предсмертный вопль: одному из невольников заряд рикошетом попал в живот, и несчастный, корчась в страшных муках, катался по земле. Трое французов и Ибрагим, оставшиеся невредимыми, обернулись в ту сторону, откуда раздался этот ужасный крик, и увидели, что полупьяные осиебы, не умея направить огонь, попали в несчастного, находившегося на довольно большом расстоянии, тогда как тем, кому они угрожали, не причинили ни малейшей царапины.

Вождь отлетел далеко вперед, в густую чащу кустарника.

Как убедился доктор, несчастный невольник был ранен целым залпом рубленого свинца, которым ему разорвало все внутренности; спасти его было уже невозможно. Ибрагим был вне себя от бешенства: в нем проснулся купец, потерявший свой товар. Не теряя ни минуты, этот поразительно находчивый человек одним прыжком очутился в кустах, где все еще валялся Ра-Ма-Тоо, не успевший еще подняться на ноги, и, схватив его за ворот красного мундира, поднял на воздух, как щенка, и на глазах у всех положил к своим ногам.

— У меня убили одного невольника, — проговорил великан громовым голосом, — вот этот заменит его.

— Вот превосходная мысль! — воскликнул Фрике. — Ты, старая обезьяна, хотел нас слопать, а теперь тебе придется чистить нам сапоги!

Осиебы, смущенные и ошеломленные этим энергичным поступком Ибрагима, совершенно опешили и не решались возобновить своего нападения.

Между тем тяжелораненый невольник испустил последний вздох на руках доктора.

В одно мгновение помощник Ибрагима снял колоду с мертвого невольника и с удивительной ловкостью надел ее на ногу Ра-Ма-Тоо, забив импровизированные кандалы надлежащим образом клиньями.

Разом отрезвевший при этом Ра-Ма-Тоо заревел, как бык, которого ведут на бойню. Крупные слезы покатились у него из глаз. Он молил Ибрагима, призывал своих подданных, своих жен, колдунов и был при этом еще более отвратителен в своем малодушии, чем в своей жестокости.

— Вот и еще одна династия прикончилась! — глубокомысленно пробормотал Фрике.

— Нет, нет, — вопил бедняга на своем диком наречии, — я не хочу быть рабом; я слаб и стар… Дай мне слугу… Хочешь, возьми моего брата вместо меня; он силен и крепок… Да, да, возьми моего брата!..

Но Ибрагим пренебрежительно оттолкнул его ногой, не сказав ни слова, затем сделал знак, и бывшего короля увели вместе с другими невольниками, которые встретили его насмешками, издевательствами и плевками.

Решено было отправиться в путь на другой день, а сегодня весь рынок был положительно завален свежими припасами, доставленными со всех концов африканской земли для удовлетворения первых потребностей каравана во время пути.

Для уплаты за провиант Ибрагим приберег почтенный запас соли, которая во всей Экваториальной Африке ценится чрезвычайно высоко. Когда этот продукт был выставлен на виду в медных тазах и чашках, то осиебы забыли все на свете: и пленение своего вождя, и неудачное нападение, и даже незаменимое алугу!

Трудно передать ту непонятную для нас, европейцев, страсть, какую эти люди питают к соли. Некоторые женщины пришли сюда за восемь-девять километров, сгибаясь под тяжестью нескольких связок бананов; и всё они с охотой отдавали за пригоршню соли, которую тут же с жадностью поедали с невыразимым наслаждением и восторгом. Другие приводили своих прекрасных коз и меняли их на сотню-другую граммов соли. Словом, все эти импровизированные торговцы и торговки, прошедшие далекий и невыносимо тяжелый и утомительный путь, спешили скорее обменять свой товар хотя бы на самое небольшое количество соли и тотчас же принимались поедать ее. Некоторые счастливцы съедали разом по несколько пригоршней!

Трое друзей с любопытством смотрели на этот своеобразный пир и, прислушиваясь к разговорам этих людей, уловили часто повторяющиеся имена Малэси и Компини — эти родные имена, напоминающие им дорогую родину и милый Париж.

Некоторые из туземцев никак не могли прийти к соглашению со своими покупателями; они непременно настаивали набольшем количестве, чем то, какое им предлагали, ссылаясь на то, что Малэси и Компини были щедрее.

Эти два имени, столь же любимые и уважаемые в Габоне, как и во Франции, заставили наших друзей насторожиться. Альфред Марш и маркиз де Компьеж, эти двое мужественных французов, первыми с невероятной опасностью и страшными трудностями открыли верхнее течение реки Огоуэ.

Андре некогда знавал их обоих — он познакомился с ними по их возвращении из известной и тяжелой экспедиции.

При содействии доктора в качестве переводчика он долго разговаривал с туземцами об этих двух знаменитых путешественниках, доброта и мужество, обходительность, энергия и щедрость которых покорили сердца аборигенов и оставили по себе неизгладимую память.

Когда Андре сообщил им о смерти маркиза, то туземцы отказались ему верить: такой человек, как Компини, не мог умереть! Известие же о скором возвращении Малэси в африканские джунгли чрезвычайно обрадовало их.

Ведь и Малэси, и Компини, как говорят туземцы, — «фала», то есть французы, а французы сумели заставить себя полюбить эти дикие племена.

— Но и мы тоже фала! — сказал им доктор.

— Нет! Не может этого быть! Вы не фала, потому что вы покупаете чернокожих людей. Малэси не покупал людей и Компини тоже. Нет, нет, вы не фала.

За те двадцать дней, которые Фрике провел у осиебов, он научился понимать наиболее часто употребляемые слова.

Его негодование не знало границ, когда он понял, что говорят о них туземцы.

— Как! Чтобы мы, французы, покупали рабов?! И вы можете такое подумать?! Какие же мы после этого дураки… Стоит только вспомнить, что мы предназначались на жаркое для ваших «бикондо» всего три недели тому назад, и теперь даже нас еще хотят продать!

— Полно, перестань, матросик, — успокаивал его доктор, — я сейчас растолкую их ошибку!

— Счастливы вы будете, если сумеете им что-нибудь втолковать! — отозвался мальчуган, безнадежно махнув рукой.

На другой день, едва только заалел восток, весь маленький отряд в полном составе тронулся в путь.

Обстоятельный во всем Ибрагим поторговался в течение нескольких минут со старейшинами осиебов относительно приобретения им в собственность трех французов. Желая, очевидно, сохранить свою репутацию честного торговца, он стал доказывать осиебам, что белые люди рыночной ценности не имеют, так как они не могут быть проданы в невольники и годны разве что на мясо, следовательно, это съестной продукт, а потому он считает, что три фунта соли за каждого европейца — цена, значительно превышающая их настоящую стоимость: ведь на это можно было приобрести даже крупную козу.

Предложение это было принято всеми с радостью; обмен совершился ко всеобщему удовольствию.

Не успел караван отойти и трех миль от деревни осиебов, как выкуп в виде желанной соли за всех трех европейцев был уже уничтожен без остатка.

— В сущности, они не очень требовательны, — заметил Фрике, — променять жаркое или даже целых три жарких на приправу — для этого надо быть весьма щедрым. Кроме того, отдать человека за три фунта соли — это же, право, недорого!

Маленький отряд медленно продвигался вперед. Несмотря на то что густолиственные деревья простирали над головами путников свои раскидистые ветви, палящий зной до того раскалил воздух и даже саму листву, что даже в тени деревьев дышать было нечем, тем более что не было ни малейшего намека на дуновение ветерка.

Под тенью громадных деревьев царила температура плавильной печи. Среди этих гигантских стволов, ветви которых сплетались между собой почти сплошным покровом, насколько мог видеть глаз, не чувствовалось ни малейшей прохлады.

Кругом простиралась безлюдная пустыня. Выйдя за околицу последней хижины деревни осиебов, расположенной на краю опушки леса, наши путники очутились в совершенно дикой местности. Впрочем, караван Ибрагима уже не раз проходил этим путем, поэтому он шел на юг с такой уверенностью, держась должного направления, как если бы во главе отряда стоял замечательный следопыт.

Первой персоной в караване, по крайней мере, в отношении роста, был слон, друг Фрике, важно выступавший, слегка приподняв уши и весело помахивая хоботом. Это был превосходный экземпляр из породы тех знаменитых западноафриканских слонов, которые достигают самых невероятных размеров.

Осанор, будем называть его так в угоду Фрике, достигал двух с половиной метров роста; его единственный клык — он потерял другой при весьма драматических обстоятельствах, имел более полутора метров в длину и соответственную толщину.

Этот гигант, настоящая гора мяса, был столь же умен, как и толст, а его добродушие равнялось его уму. Он весело шел вперед, срывая там и сям ветви деревьев, которые сосал, как карамель, или осторожно снимая на ходу с земли зрелый ананас, который съедал с наслаждением, точно землянику, а то поднимал валежник, преграждавший ему путь, и отбрасывал его далеко в глубину чащи.

За исключением Ибрагима, Андре, доктора, Фрике и погонщика слона, весь остальной караван шел пешком. Слон служил конем всему штабу каравана. Ибрагим, доктор и Андре сидели в удобном паланкине, защищенном со всех сторон белым холстом, и беседовали между собой.

Фрике, подружившийся с корнаком, то есть погонщиком слона, примостился рядом с ним на шее слона и рассказывал самые необычайные истории своему другу.

Осанор, по-видимому, был очень рад узнать, что один из его сородичей участвовал в комедии в театре Порт-Сан-Мартен, беленькие ручки артисток подносили ему разные лакомства и что он был удивительно хорош при свете газовых рожков рампы.

Осанор удовлетворенно вздыхал, издавая что-то вроде храпа, походившего на звук «пуф-пуф-пуф», это должно было означать, что он всем доволен.

Самой печальной фигурой в караване являлся, несомненно, Ра-Ма-Тоо. Бедняга был в ужасном состоянии: его новые товарищи-невольники, вдоволь насмеявшись и надругавшись над ним, сорвали с него красный генеральский мундир и, разорвав его на лоскутки, украсили себя ими. Мало того, перед своим отправлением в путь ему суждено было стать свидетелем самых унизительных для его самолюбия событий.

Ближайшие родственники на его глазах разделили между собой наследство вождя, как будто он был мертв. Дело в том, что рабство у африканских народов равносильно гражданской смерти и военному разжалованию. Вот почему, видя своего владыку в плену, все бывшие подданные поспешили к дележу его наследства. Его министры украсили себя его цилиндрами и шляпами с плюмажем; высшие сановники вырядились в его костюмы и уборы, и, наконец, родной брат, тот самый, которого он предлагал взять в невольники вместо себя, широко осклабившись, воссел на освободившийся трон.

Ра-Ма-Тоо видел своими глазами, как тот важно разгуливал с его жезлом, украшенным ситом с лейки, в английском кавалерийском мундире, при эполетах величиной с тарелки, с пожарной каской на голове. К довершению несчастий супруги низвергнутого монарха поспешили последовать примеру остальных и выразить свою покорность новому королю. Щедро наделяя всех ударами своего жезла, новый монарх принял под свою высокую руку всех своих верноподданных.

Несчастье бывшего вождя людоедов было столь велико, что тронутые французы хотели было вымолить ему прощение у Ибрагима, но тот оставался глух к их просьбам. Его добрые друзья, белолицые люди, могли просить у него что угодно, только не то, что превышало его возможности. Он, Ибрагим, честно исполнил все свои обязательства по отношению к ним, но какое им было дело до этого чернокожего пьянчуги, лгуна, предателя и негодяя?!

Впрочем, заметив дурное обращение с ним других невольников и видя, что бедняга не сможет дойти до берега, Ибрагим на третьи сутки смилостивился.

Не подлежало никакому сомнению, что Бикондо, как его называл Фрике, не проживет и недели. Его истощенный алкоголем организм не мог вынести никакого утомления, он не мог уже больше идти. Видя это, Ибрагим решил, что он может сделать доброе дело, которое ничего не будет ему стоить. И вот он объявил бедняге, что тот может вернуться обратно в свое племя завтра же. Бедняга до того остолбенел при этом помиловании, что не в состоянии был даже выговорить ни одного слова благодарности и смотрел на абиссинца бессмысленно выпученными глазами.

Караван расположился на стоянку на большой поляне на расстоянии полукилометра от небольшой деревни, жители которой немедленно обратились в бегство при виде вооруженных людей.

Так как съестных припасов было достаточно, то решено было не обращать внимания на эту панику жителей и людям, состоящим при караване, было строжайше запрещено отлучаться из лагеря. Ибрагим, установивший военную дисциплину в своем отряде, не допускал ничего такого, что могло бы создать ему затруднения или препятствия в пути. Кроме часовых, все в лагере спали.

Вдруг страшный, нечеловеческий крик огласил воздух среди ночного мрака; вслед за ним раздался свирепый вой сотни голосов в той стороне, где расположились на ночлег невольники.

Все кинулись туда, и глазам присутствующих представилось страшное зрелище. Едва освещенный умирающим пламенем гаснущего костра, на земле в луже крови валялся растерзанный труп Ра-Ма-Тоо с распоротым животом и вывалившимися внутренностями, с вырванным горлом, выколотыми глазами, переломанными руками и ногами. Те несчастные, по отношению к которым он некогда проявлял свою жестокость, и те, кого он скупал у своих соседей, чтобы перепродавать работорговцам, страшно отомстили ему теперь.

Караван двинулся дальше…

Узнав, что ему вернут свободу, они дождались ночи и затем бросились на него, как хищные звери, и в один момент растерзали.

— Так ему было суждено! — мрачно проговорил Ибрагим, приказав оттащить труп за ноги в чащу.

На другое утро караван двинулся дальше, оставив без погребения останки Ра-Ма-Тоо, под властью которого стонало свыше десяти тысяч прибрежных жителей верхнего Огоуэ.

Впрочем, вблизи того места, где был брошен труп, находился громадный муравейник красных муравьев, отличающихся своей необычайной величиной, прожорливостью и такой многочисленностью, что падаль самых крупных животных обращалась ими за одну ночь в чисто объеденный скелет.

— Бедный Бикондо! — воскликнул Фрике. — Он был изрядно глуп, зол и большой пьяница, но он был так забавен в костюме генерала!

Эта ужасная смерть опечалила наших друзей. Вид человеческой крови всегда пробуждает отвращение, хотя, по-видимому, не у всех, так как некоторые из невольников равнодушно обтирали об одежду свои окровавленные руки, тогда как другие даже с наслаждением обсасывали свои пальцы, точно после лакомого обеда. Нет никакого сомнения, что они с большим наслаждением сожрали бы тело убитого, если бы его тотчас же не убрали подальше от них.

Наутро караван снова тронулся в путь. У каждого из французов были свои взгляды и думы. Каждый из них рассуждал по-своему о том, чему им приходилось быть свидетелями. Как всегда, человеколюбивый Андре с плохо скрытым негодованием смотрел на возмутительную торговлю людьми и все мечтал привить диким племенам идеи и взгляды цивилизованных народов.

Доктор относился к этому вопросу несколько скептически, как почти все долго прожившие в колониях.

Фрике, нервный и впечатлительный, как истый парижанин, был очень рад свободе, доволен, что ему пришлось наконец совершить свое кругосветное путешествие, да еще и на спине любимого слона, но при всем том он не мог не жалеть несчастных бедняг, которые, обливаясь потом, задыхаясь и стеная, волокли за собой свои тяжелые колодки.

Ибрагим, как всегда невозмутимо равнодушный, наблюдал с высоты паланкина за своим товаром. Он искренне был уверен, что негры созданы специально для экспорта на другой материк, где под ударами хлыстов и батогов они выращивают кофе и сахарный тростник. Для него негр был тем же вьючным животным, только двуногим, а не четвероногим.

Он так глубоко был в этом убежден, что ничто на свете не могло бы заставить его поверить, что люди этой окраски могут претендовать на звание человека. Уже один тот факт, что они были рабы, ставил их в его глазах ниже любого животного.

Он спокойно и неторопливо развивал свои теории, потягивая из янтарного мундштука своей трубки с чубуком из жасминового дерева ароматический алжирский табак. Несмотря на задержку из-за необходимости переводить его слова, разговор был довольно оживленный.

— Вот ты порицаешь меня за то, что я продаю и покупаю негров, а закон пророка не воспрещает этого, — говорил он доктору. — Да и сами они ничего другого не желают. Где им может быть лучше, чем у такого господина, как я? Я их кормлю вволю, никогда попусту не бью, детям и женщинам предоставляю полную свободу. Ибрагим добрый господин!

— Действительно, я в этом не сомневаюсь, — ответил доктор, — и твоим чернокожим, бесспорно, живется намного лучше, чем в Бразилии, Египте или Гаване. Но когда ты утверждаешь, что они ничего большего не желают, как быть рабами, то ты мне позволь не поверить этому.

— Хочешь, я тебе докажу, что это так?

— Охотно! Не правда ли, Андре, что он очень интересный человек, этот наш новый друг? Ведь он говорит об этом с полной уверенностью. И вы знаете, ведь он прав: мусульманский закон не воспрещает торговли рабами. Но что всего любопытнее, и христианская мораль того же мнения; вспомните слова апостола Павла: «Раб да повинуется своему господину».

— А между тем языческие философы обличали рабовладельчество! — заметил Андре.

— И они были правы, мой друг!

Ибрагим был весьма рад, узнав, что высказывания отцов христианской церкви согласуются с текстами Корана, и его восхищение доктором возрастало с каждым днем.

— Я докажу вам, что эти невольники не желают свободы, и даже более, — что они не заслуживают, а потому и недостойны ее!

Андре и Фрике были возмущены цинизмом такого заявления; доктор же испытывал только чувство любопытства, предвидя интересный эксперимент.

Ибрагим приказал остановить караван, подозвал к себе своего помощника и отдал распоряжение вернуть свободу пятерым невольникам мужского пола, дать каждому из них столько провианта, сколько они в состоянии унести, и снабдить каждого топором.

Приученный к беспрекословному повиновению, помощник прежде всего снял колодки с двух юных невольников, родных братьев, одному из которых было шестнадцать, а другому — восемнадцать лет, затем освободил от деревянных колодок еще троих, предварительно опросив их, есть ли у них жены или дети в караване.

По получении отрицательного ответа им была возвращена свобода.

— Вы все пятеро свободны! — крикнул им с высоты своего паланкина Ибрагим.

При этом четверо из них, не выразив особого удивления по поводу выпавшего им неожиданного счастья, на минуту приостановились, затем пустились бежать так, что только пятки засверкали. Они, не сказав ни слова, не выразили ни малейшим жестом своей благодарности; только один молоденький негритенок, младший из двух братьев, широко улыбался, выставляя свои крупные белые зубы и весело смеясь, стал лопотать что-то, подпрыгнул, как молодой козленок, затем дважды распростерся на земле, горячо благодарив своего благодетеля, и после этого пустился догонять других отпущенных.

Наиболее удивленным происшедшим из всех оказался Ибрагим. Фрике же был положительно в восторге.

— Какой он славный, этот негритенок! — восклицал он. — Он, наверное, происходит из хорошей семьи. Вы видели, как он знает обычаи; право, он мне очень понравился!

Караван находился три дня в пути. Прошли уже приблизительно от восьмидесяти до девяносто пяти километров, что было очень много при такой жаре.

После непродолжительной стоянки на берегу ручья караван снова двинулся в путь и через час достиг большой деревни с просторными хижинами; в этой деревне работорговец знал нескольких старшин.

Когда караван находился еще всего в нескольких сотнях шагов от селения, восседавшие на слоне Андре, Фрике, доктор и Ибрагим увидели поразившую их картину.

Оба юных брата-невольника, отпущенные всего три дня тому назад на свободу, двигались по тому же направлению, что и караван, то есть по главной улице селения. У младшего брата висела на ноге тяжелая деревянная колодка невольника, а шею ему давила деревянная вилка, рукоятку которой держал в своей руке его старший брат. Мальчуган с трудом волочил ноги, падал и затем поднимался вновь под ударами хлыста, которыми его осыпал старший брат. Этот негодяй не терял времени: едва получив свободу, он набросился на бедного мальчика, своего родного брата, повалил его на землю, отнял топор и, связав крепкими путами, надел на него колодку, а теперь вел на продажу.

В один момент Фрике очутился на земле и с остервенением набросился на негодяя, осыпая его градом ударов… Тот едва вырвался из рук рассвирепевшего парижанина и бросился бежать, жалобно воя, как побитая собака.

О трех остальных невольниках, отпущенных на волю, ничего не было слышно.

— Бедняжка ты мой, — причитал растроганный Фрике, обращаясь к чернокожему, — тебе решительно не везет. Счастье твое, что мы были здесь и подоспели как раз вовремя. Не бойся же ты нас! Ах ты, маленький дикарь… Ведь я не сделаю тебе никакого зла, напротив того… Эх, если бы у меня был брат, и будь он даже чернее тебя, черт побери, я бы, кажется, бросился за него в огонь…

В один момент Фрике очутился на земле и с остервенением набросился на негодяя, осыпая его градом ударов…

— Так, так, Фрике! — одобрял его Андре.

— Молодец, мой маленький матросик! — поддержал его доктор.

— Ведь он теперь мой, этот черномазый мальчуган, то есть, конечно, я хочу сказать, что он свободен, но только я беру его под свое покровительство?! Я, так сказать, усыновляю его! Не так ли, патрон?

Ибрагим, которому Андре перевел слова Фрике, утвердительно кивнул и пожал плечами.

— Вы не знаете, где теперь остальные? — сказал он, смеясь тем самым жутким смехом, который придавал ему сходство с тигром. — Ну так я скажу вам! Они стараются теперь продать за небольшое количество алугу свои топоры и сегодня ночью будут пьяны до самозабвения, а завтра вы их увидите вновь!

Не прошло и двадцати четырех часов с момента этого разговора, как предсказание Ибрагима сбылось в точности.

На следующем этапе, на одной из лесных полян европейцы увидели знакомые фигуры трех отпущенных на волю негров-невольников, которых они не видели с самого момента их освобождения.

Как только караван расположился на привале и люди из отряда Ибрагима, выставив сторожевые посты, расположились отдохнуть, все три бывших невольника стали осторожно подбираться к бивуаку. Каждый из них нес собственноручно приготовленную колоду; все трое с покорностью подошли и положили эти деревянные кандалы к ногам Ибрагима, выражая этим, что они добровольно признают себя его рабами.

Спустя час и старший брат явился также с колодой и принес добровольно в жертву дарованную ему свободу.

Только один маленький протеже Фрике оставался свободным.

ГЛАВА V

Школа стрельбы. — Два отпрыска Кожаного Чулка. — Парижский гамен и африканский мальчуган. — Два брата — черный и белый. — Большая охота на скверную дичь. — Оранжерея, занимающая площадь 100 лье. — Вот обезьяна! — Неосторожность, катастрофа, отчаяние. — Фрике исчез. — Тщетные поиски. — Бешеная скачка на высоте 50 метров. — Ужасное падение. — Блестящая мысль. — Слон превращается в охотничью собаку. — Новая опасность. — Две гориллы. — «Я хочу этого отведать».

— Ах ты, несчастный юнга!.. — кричал доктор своим громовым голосом.

— Но уверяю вас, я не виноват! — жалобно возражал Фрике. — Ведь я ни разу в жизни не держал даже игрушечного ружья в руках!

— Гром и молния! Я просто вне себя от того, что ты так неловок!

— А вы не сердитесь, в другой раз у меня получится лучше, вот увидите!

— Ах, черт побери! Да ведь уже восемь дней, слышишь ли, восемь дней, мошенник ты этакий, я бьюсь с тобой, и теперь ты стреляешь хуже, чем в первый раз! Да, хуже!

— В самом деле? Видимо, я действительно плохой стрелок, коли так!

— Когда мы с тобой вернемся во Францию, я отдам тебя не в стрелковую школу, а в школу юнг, вот что!

— Но я же вам пытаюсь объяснить…

— Молчи, да лучше смотри сюда внимательнее! Рота… пли!.. — скомандовал доктор, который, несмотря на то что нес на судах и в лазаретах совершенно мирные обязанности, обладал превосходным командирским голосом. — Ну вот! — продолжал он. — Вскидывай быстро ружье к плечу так, чтобы приклад как бы сам собой упирался в плечо. Вот так!.. Стой смирно и целься… хорошенько целься. Теперь постепенно спускай курок, не спеши, не сводя глаз с цели… Ну а теперь… Пли! Сотня тысяч чертей!.. Ты целишься на высоте роста человека, а пуля у тебя сбила ветку выше пятидесяти метров от земли!

— Тьфу ты пропасть! — воскликнул Фрике, красный, как маков цвет, ероша волосы и совершенно смущенный.

— Ну, еще раз… Да только будь повнимательнее… Я заставлю тебя нести караул лагеря, если и на этот раз ты не постараешься стрелять лучше, противный рекрутишка!.. Ну, не спеши… Вот так… Да из такого ружья можно на расстоянии ста шагов, как ножом, срезать начисто горлышко бутылки. Не правда ли, Андре?

— Конечно, но ведь Фрике не мог научиться владеть оружием у своего прежнего хозяина, старьевщика, а вы захотели одним махом сделать из него подобие нового Кожаного Чулка из романа Фенимора Купера.

— Правда, я никогда не стрелял, и даже в театре, когда стреляли другие, закрывал глаза!

— Вот почему ты и теперь в десяти шагах промахнулся бы в парижскую Триумфальную арку! Когда ты стреляешь, то подталкиваешь приклад пальцем, отчего у тебя ствол отклоняется в сторону! Ну-ка, еще раз! Повторяю, не спеши, но и не стой так, разинув рот, а главное, помни палец…

Раздался выстрел.

— Ну, наконец-то! — воскликнул доктор. — Прекрасно! Молодец, матросик!.. Попал! — И, быстро сменив гнев на милость, доктор от души радовался. Он дружески похлопывал по плечу рекрута Фрике, которому на этот раз удалось попасть в цель.

Мальчуган обучался стрельбе. Доктор решил сделать своего матросика образцовым стрелком, но, к сожалению, маленький шалун не обладал желаемым талантом и не удовлетворял своего учителя баллистики.

Конечно, при кочевой жизни, полной всевозможных случайностей, необходимо было в совершенстве владеть огнестрельным оружием, так как в этих условиях жизни участь путешественника чаще всего зависит от его присутствия духа, хладнокровия, выдержки и умения владеть оружием. А бедняжка Фрике, как мы сейчас видели, не сумел бы себя защитить, случись ему встретиться с каким-нибудь крупным хищником африканского материка.

На этот раз тренировка закончилась. Доктор быстро подошел к громадному баобабу, находившемуся на расстоянии приблизительно сто метров от того места, где стояли стрелки, и вернулся, размахивая в воздухе лоскутком белого коленкора, который, прикрепленный четырьмя иглами к стволу баобаба, служил мишенью для Фрике.

Последняя пуля пробила лоскуток как раз в центре. Однако Фрике вовсе не гордился своим подвигом, который чистосердечно называл «случайным выстрелом».

— Действительно, — заметил доктор, — можно попасть в цель случайно. Но все же это очень недурно для новичка!

Ибрагим, наблюдавший за всей этой сценой, покровительственно улыбался. Его люди, выстроившись полукругом, чуть заметно пересмеивались, отпуская шуточки в адрес мальчугана.

— Ишь, как все эти господа посмеиваются надо мной! — засмеялся Фрике. — Ничего, друзья, поживем — увидим; подождите, когда я изведу штук двести или триста патронов, то вы оцените, какой из меня выйдет стрелок. Эти туземцы, пожалуй, еще подумают, что все белые люди так же неловки, как я; так вы покажите им, господин Андре, как парижане гасят шести копеечную свечку на расстоянии ста шагов! Ведь вы это можете сделать?

Вместо ответа Андре только улыбнулся. Взяв ружье из рук Фрике, он вынул шомпол, прочистил им ствол, проворно зарядил металлическим патроном, затем окинул быстрым взглядом окрестность, ища подходящую цель. На расстоянии пятидесяти метров от него на высоте около двух метров от земли висела небольшая тыква величиной с кулак.

Почти не целясь, но не сводя глаз с плода, Андре быстро вскинул ружье, которое одну секунду оставалось неподвижно в его руке, затем на конце ствола показался беловатый клубок дыма, — и тыква, очевидно простреленная в самую середину, вдруг сильно закружилась на стебле. В тот момент, когда несколько галласов побежали за плодом, чтобы принести его стрелку, француз вторично быстро поднял ружье и, как раз когда люди добежали до тыквы, метким выстрелом начисто срезал стебель, и тыква упала на траву прямо к ногам галласов.

Чернокожие, страстные любители и почитатели всякого спорта, были вне себя от восторга при виде этого ловкого выстрела, который сразу возвысил стрелка над уровнем простых смертных.

Доктор также не захотел отстать от своего приятеля и, желая доказать Фрике, что в деле стрельбы он не только теоретик, но и искусный практик, решил проявить и свое умение. Взяв ружье из рук Андре, он обратился к мальчишке:

— Вот, матросик, это я сделаю специально, чтобы показать, как следует стрелять! Постарайся, чтобы урок не пропал для тебя даром! Видишь этот кокосовый орех на земле? Возьми его и кинь изо всей силы так, чтобы он летел, как шар при игре в кегли.

Когда орех взлетел вверх, щелкнул выстрел — и плод разлетелся на шесть частей, разбитый попавшим в него зарядом.

Восторг зрителей был неописуем. Ибрагим был поражен. Теперь наши друзья приобрели себе восторженные симпатии всех абиссинцев.

— Ну, что ты на это скажешь, матросик? Ловко попал?.. Покажи-ка мне твоих парижан, паренек!.. Теперь ты сам видел, как надо стрелять…

Фрике был слишком пристыжен и слишком хорошо сознавал свою неловкость и неумение, чтобы решиться что-либо возразить своему учителю и другу. Он отлично понимал всю трудность подобного фокуса и наивно восхищался этим подвигом доктора и даже гордился им.

Теперь он был вполне уверен в блестящем результате предполагавшейся назавтра охоты, устраиваемой вождем племени галамундо. Празднество это было ознаменовано пребыванием здесь работорговца, пользовавшегося большим почетом и уважением по всей стране. Одновременно целью этой охоты было пополнение съестных припасов для каравана. Следовательно, туземцы могли рассчитывать на обильную раздачу соли и алугу. Поэтому все приглашенные на эту охоту быстро были в сборе.

Именно из-за этой предстоящей охоты доктор пожелал дать Фрике несколько указаний в стрельбе и обучить его хоть сколько-нибудь владеть ружьем. Результаты этого упражнения в стрельбе нам уже известны.

В данный момент караван находился на расстоянии приблизительно девяносто километров от территории осиебов. Состояние невольничьего каравана было превосходное, потому что Ибрагим берег свой товар как можно тщательнее, так как он представлял собой целое состояние. Но это нисколько не мешало ему позволять себе время от времени какие-нибудь развлечения или увеселения в пути, чтобы это столь долгое путешествие казалось менее утомительным и скучным.

У галамундов решено было пробыть полтора дня. Уже в течение многих лет это племя имело деловые отношения с работорговцем и, по словам Ибрагима, считалось самым жестоким и кровожадным племенем всей Западной Африки. Воры, грабители, жесточайшие и неисправимые людоеды, они, подобно туземцам из племени ньям-ньям, весьма умны от природы и достаточно хитры и коварны, чем и пользуются всегда во зло другим.

Но это вовсе не тревожило работорговца, который был весьма снисходителен к человеческим недостаткам, если они лично его не задевали.

Весьма большая деревня галамундов была хорошо расположена. В тени роскошных развесистых деревьев виднелись хижины. Улицы деревни были широкие, прямые, хорошо укатанные и свободные от травы, что доказывало требовательность и заботу местного муниципалитета. Завтрашний день должен был стать достопамятным для всех.

Главный штаб каравана был приглашен на грандиозный пир. Каково-то будет это людоедское угощение?

Предполагалась охота на горилл! Впоследствии мы увидим, какими деликатными соображениями руководствовался предводитель племени галамундов, избрав это млекопитающее предпочтительно перед всяким другим.

Фрике, как человек, ничем не смущающийся, рассчитывал завтра совершить чудеса, а маленький негритенок, предоставленный заботам морячка, не помнил себя от радости.

Читатели, вероятно, не забыли, как горячо он высказал Ибрагиму свою благодарность за дарованную им свободу, а также и то, что Фрике, так сказать, усыновил его. Наш маленький парижанин был бесподобен в роли покровителя; он питал к негритенку чисто родительские чувства и проявлял поистине материнскую заботливость: старался избавлять его от лишней работы, стремился, чтобы тот вкусно и вдоволь ел, и даже при случае уступал ему свое место на шее слона.

Дело в том, что работорговец был своеобразным человеком; верный своему слову, но совершенно неспособный на бескорыстное великодушие, он строго выполнял все свои обязательства по отношению к французам, а затем, когда ему пришла фантазия, даровал свободу пятерым невольникам, четверо из которых добровольно вернулись назад. Но пятый, маленький негритенок, не захотел снова стать рабом, он сохранил за собой дарованную ему свободу, и хотя следовал с караваном, но уже не принадлежал ему официально, и потому Ибрагим не считал нужным кормить его и вообще заботиться о нем, как об остальных своих спутниках. Это был лишний нахлебник, совершенно бесполезный и ненужный, не представляющий собой никакой ценности.

К счастью, Фрике, этот добросердечный маленький парижанин, полюбил бедного мальчугана, как брата, и Ибрагим не считал себя вправе препятствовать ему отдавать половину своей порции питьевой воды, кукурузы и бананов или сладких бататов маленькому негритенку.

Слон Осанор также не препятствовал негритенку взбираться к нему на шею, когда Фрике решал идти пешком. Андре и доктор, со своей стороны, содействовали Фрике в его добром деле, и маленький черномазый мальчуган старался оправдать ту заботу, которую проявляли о нем европейцы.

Он всей душой полюбил белых, был весел и добродушен, как бывают добродушны эти первобытные существа, и при этом был очаровательно мил. Негритенок просто обожал Фрике, имени которого никак не мог выговорить и которого называл «Флики», так как буква «р» совершенно неодолима для негритянского языка.

Самого его звали На-Гхес-бэ, но Фрике, не расслышавший в первый раз его имени, прозвал его «Мажесте», без всякого злого умысла, конечно, просто только по созвучию; кроме того, для него, как для француза, Мажесте было легче произносить, чем На-Гхес-бэ, как для негритенка Флики легче выговорить, чем Фрике.

Таким образом, Флики и Мажесте были наилучшими друзьями. Первый являлся в роли наставника и ментора; он обучал его французскому языку или, вернее, образному языку парижских предместий, и чернокожий ученик делал изумительные успехи к несказанной радости всех троих французов, которые покатывались со смеху, слушая, как он напевал модную простонародную песенку или употреблял одно из тех простонародных выражений, которые были свойственны его наставнику.

Мало-помалу Мажесте из африканского мальчугана становился парижским гаменом, как выразился про него доктор. Но, во всяком случае, влияние Фрике во всех отношениях было превосходно. Последний выпытывал у доктора всевозможные сведения о разных науках и затем передавал их в доступной для него форме своему маленькому чернокожему другу, который всегда был чрезвычайно рад узнать что-нибудь новое и доставить своему любимому Флики удовольствие тем, что усваивает преподаваемую ему премудрость из уважения к нему. Большие затруднения возникали у них оттого, что оба не знали того языка, на котором говорил его собеседник, но в таких случаях их нередко выручал доктор, благосклонно принимавший на себя роль переводчика.

Его превосходное знание местных наречий было для друзей чрезвычайно полезно. К счастью, Мажесте обладал феноменальной памятью. За несколько дней он твердо усвоил названия предметов первой необходимости по-французски. Правда, он выговаривал большинство слов самым невероятным образом, но все же его можно было понять.

Между прочим, Фрике страстно любил феерии, и оперетта «Мадам Анго» была ему хорошо знакома. Он охотно напевал избитые куплеты из нее в то время, как караван через силу плелся, одолеваемый целыми тучами насекомых, по сожженной солнцем траве, между раскаленных стволов деревьев. Крикливый и фальшивый голосок Фрике весело звучал в тяжелом и сонном воздухе.

Птицы при звуке его голоса испуганно разлетались в стороны, возмущенные этим дерзким нарушением всех правил гармонии, но абиссинцы из охраны с восхищением выбивали ладонями темп, покачивая головами от удовольствия, а Мажесте, которому было не занимать апломба, закатывая свои громадные блестящие глаза и приятно осклабившись, подтягивал приятелю.

— Браво! Браво! Бис! — кричал ему Фрике, в то время как два других француза покатывались со смеху.

У Мажесте талант певца, несомненно, превосходил способности географа. Его наставник Фрике пробовал ознакомить его и с этой областью человеческих знаний. Не то чтобы он задался мыслью создать из него соперника всемирно известного географа Элизе Реклю,[5] но он старался втолковать ему, как только мог, что земля круглая, что Африка представляет собой только одну из частей света, что между отдельными материками лежат громадные пространства воды и что вода эта соленая. При этом негритенок с наслаждением облизывался и всеми силами души призывал тот день, когда он наконец будет иметь возможность вдосталь напиться этой вкусной соленой воды.

Сам факт существования громадных пространств соленой воды так поразил негритенка, что Фрике надеялся сгруппировать вокруг понятия «океан» многие другие сведения из области географии, а также иных полезных наук.

На следующий день после столь не очень успешных упражнений Фрике в стрельбе состоялась охота на горилл. Важнейшие сановники галамундов в числе двенадцати человек, вооруженные каждый кремневым ружьем, топором и широким резаком-ножом, с восходом солнца пригласили трех европейцев, Ибрагима и десять человек из абиссинцев, лучших стрелков, участвовать в охоте.

Все молча тронулись в путь, чтобы разыскать громадную обезьяну, логовище которой было недалеко за деревней. Накануне напали на совершенно свежий след, а потому животное, должно быть, не успело еще уйти далеко. Пришлось разбиться на небольшие группы, человека по три-четыре, и продвигаться вперед со всевозможными предосторожностями через непролазную чащу, куда лишь изредка отваживаются проникать туземцы из-за невероятной густоты и мрака джунглей и тех опасностей, какие подстерегают там человека на каждом шагу.

Несмотря на непреодолимый страх, вызываемый у негров гориллой, это все-таки самая излюбленная ими охота, и мясо горилл несомненно является для туземцев лакомством, так что они даже рискуют жизнью, чтобы удовлетворить свой аппетит. При этом следует заметить, что те племена негров, которые не придерживаются людоедства, отнюдь не разделяют этого пристрастия к мясу горилл, которые по своему облику и строению так близко походят на человека. Рост этих обезьян достигает, а нередко и превышает один метр семьдесят сантиметров. Отличительной чертой их является широкая скуластая и сильно удлиненная морда, зверски свирепая. Челюсти непомерно развиты, мозговая коробка чрезвычайно мала и сдавлена. Глаза круглые, блестящие, глубоко сидящие в глазных впадинах под сильно нависшими, выдающимися бровями. Губы сильно растянутые, очень длинные.

Выражение всей этой физиономии и головы, посаженной на толстой короткой шее, положительно страшное, особенно когда животное натягивает вперед свою подвижную кожу головы, поросшую скудными волосами, и обнажает свои громадные клыки.

Живот большой и надутый, точно мяч. Цвет кожи мутно-черный, ладони и верх кистей рук лишены волос. Обычное положение этого четырехрукого чудовища — на четвереньках, и в этом положении необычайная длина его рук особенно заметна, так как благодаря ей животное держит голову и грудь прямо и высоко поднятыми. Когда горилла бежит, то ступает одновременно правой передней и правой задней, левой передней и левой задней ногой, как медведь или скакун-иноходец.

Но, несмотря на свои страшные зубы, эта обезьяна является исключительно травоядной. Она обладает необычайной силой и одним ударом лапы распарывает живот человека или раздавливает ему череп, словно молотом, ломает, как спички, самые прочные изгороди и свивает, как проволоку, ружейное дуло.

Гориллы никогда не держатся стаями, а живут отдельными семьями.

У них превосходный слух, и сами они редко нападают на человека, а скорее, бегут от него, но становятся беспощадно свирепы, если они ранены или хотя бы только умышленно обеспокоены, то есть когда они чувствуют за собой погоню; тогда они становятся смертельными врагами для человека и ни перед чем не останавливаются.

Таково было это животное, на которое решили поохотиться галамунды и их гости, и мясо которого должно было стать коренным блюдом на этом псевдолюдоедском пиру. (Более подробное описание было бы излишним, так как гориллы вообще довольно известны благодаря новейшим английским и французским исследователям, очень много и подробно писавшим о них.[6]

После двух часов пути охотники вступили в самую чащу леса. Здесь царил почти полный мрак. Впечатление от этой гигантской лесной чащи было незабываемое, даже, можно сказать, устрашающее. Приходилось ступать по мягкой, упругой почве, где, извиваясь и сплетаясь, растянулись, словно громадные ящерицы и змеи, корни лесных великанов, а их ветви образовали сплошной, непроницаемый зеленый покров.

Тонкие испарения, подымающиеся от сырой, пропитанной влагой земли, собирались на стволах деревьев и медленно, едва приметными струйками сбегали вниз либо падали с листьев деревьев тяжелыми каплями на плечи и спины охотников.

Луч света не проникал сюда, не согревал эту влажную почву, девственную, как в первые дни творения, до которой никогда не касался человек. Под непроницаемым зеленым шатром царила влажная духота, где человек почти задыхается от удушливой атмосферы, где не чувствуется ни малейшего движения воздуха, тогда как беспощадное палящее экваториальное солнце раскаляет зеленый шатер, нависший сводом над этой природной оранжереей.

Благодаря этому постоянному нагреванию сверху и вечной насыщенности влагой корней сила растительности в этих лесах достигает невероятных пределов. Травы достигают размеров рощ, кустарники разрастаются в громадные куши, а деревья превышают своей высотой высоту высочайших зданий цивилизованных стран.

Изнемогая от слабости, обливаясь потом, горе-охотники с усилием продвигались вперед в этой паровой бане, пробиваясь между баньянами, бамбуками, банановыми кустами, камедными и масличными деревьями, тамариндами и гвинейскими пальмами, из которых добывается пальмовое масло, переплетенными и опутанными всевозможными ползучими растениями и лианами всех родов и видов, начиная от самых тонких и хрупких, как паутина, и кончая самыми толстыми и крепкими, как канаты, образующими между собой сплошную непролазную сеть.

Наконец группа, состоящая из Андре, Фрике, доктора и еще двух галамундов, вышла на почти торную тропу, над которой ветви деревьев, поломанные на значительной высоте, производили такое впечатление, как будто слоны проложили здесь себе дорогу, и получилось нечто вроде крытой галереи.

Охотники приближались к убежищу гориллы или, вернее, горилл, так как загонщики только что оповестили, что видели неподалеку двух зверей. Они настоятельно просили не производить бесполезных выстрелов и стрелять только наверняка. Следовало подойти к животному шагов на десять, захватить его врасплох, метко прицелиться прямо в грудь в тот момент, когда оно встанет на задние лапы, чтобы встретить врага лицом к лицу, и спустить курок.

Фрике положительно задыхался в своем просторном бурнусе, с которым он теперь не расставался, и внимательно искал какую-нибудь прогалину, чтобы передохнуть.

Благодаря своему небольшому росту и необычайной, чисто кошачьей ловкости он продвигался гораздо быстрее своих спутников, которым все время приходилось идти согнувшись и натыкаться на деревья или друг на друга.

Мальчуган с револьвером за поясом и ружьем наготове, держа палец на взведенном курке, бодро шагал во главе маленького отряда, несмотря на предостережения доктора.

— Да иди же ты сзади, несносный мальчишка! — шепотом окликал его доктор. — Смотри, выпустят тебе твою требуху эти гориллы.

— Не бойтесь!

И он первым выскочил на прогалину, опередив остальных на пять или шесть метров. Прорвавшись сквозь густую завесу лиан, скрывавших его от глаз спутников, он вдруг остановился и своим звонким, почти детским голосом весело воскликнул:

— А! Вот и обезьяна!

Он хотел было отступить на шаг назад, но нога запуталась в лианах; желая ее высвободить, он поскользнулся на мокрой глине и, падая, случайно спустил курок — выстрел грянул наугад. Раздался страшный рев и скрежет зубов зверя. Громадные ветви обрушились на землю, точно срезанные артиллерийским снарядом. Фрике отчаянно вскрикнул. Когда его спутники, прорвавшись сквозь лианы, выскочили на прогалину, то увидели на ее противоположном конце белый комок, который волочило за собой по земле черное существо, рослое и уродливое. Это была горилла.

Но это видение продолжалось всего секунду. Послышался повторный крик, еще более отчаянный, чем первый. Минуту спустя грянул выстрел и довольно долгое время спустя еще другой… Затем воцарилось гробовое молчание. Животное и человек исчезли.

Оба француза, в первый момент ошеломленные происшедшим, остановились в оцепенении.

Где же их дорогой мальчуган, жив ли он еще? Громадное чудовище, быть может, раздавило его, как хрупкую игрушку, в своих железных лапах! Ни малейшего звука не доносилось из-под этого мрачного зеленого свода…

Какая страшная драма разыгралась там, в этой черной лесной чаще?

Быть может, маленький смельчак, столько раз видавший опасность, переживал теперь страшную агонию в двух шагах от своих друзей, не будучи даже в состоянии позвать их на помощь.

Если два выстрела, посланные вдогонку чудовищу, избавили его от страшного врага, то почему же он молчит?

И Андре, и доктор быстро пришли в себя от поразившего их оцепенения. Оба были людьми, закаленными жизнью, и если нежданная катастрофа могла в первую минуту поразить их, то совершенно сразить их не могло ничто.

— Соберем всех охотников, — сказал доктор, — весьма возможно, что отдельные группы, идущие сюда с пяти разных сторон, наткнутся на гориллу или на ее свежий след!

— Это верное решение! — согласился Андре.

По просьбе доктора оба сопровождавших их туземца, приложив ладони к губам, наподобие воронки, издали громкий пронзительный звук, который должен быть слышен на очень далеком расстоянии.

Затем Андре вынул из-за пояса свой револьвер и медленно выпустил один за другим все шесть патронов, но выстрелы прозвучали глухо в сгущенной атмосфере, и дым от выстрелов не рассеивался в воздухе, а долго держался неподвижным облачком у поверхности земли.

На этот сигнал почти тотчас последовал отклик. Отозвался, вероятно, Ибрагим. Сообразив, что случилось что-то серьезное, он ускорил движение своей маленькой группы.

— Ну а теперь за дело, — проговорил доктор. — Вы, Андре, не удаляясь более чем на сто шагов, сделайте поспешный, беглый обход прогалины слева направо, я сделаю то же самое справа налево. Осматривайте по возможности каждый куст, каждую помятую траву или сломанную ветвь, которые могут служить нам приметой. Туземцы пусть проделают то же самое, только в более тесном круге. Через четверть часа сюда подоспеют Ибрагим и остальные, и тогда мы еще раз обсудим положение и увидим, что нам делать, если наши поиски до тех пор не увенчаются успехом.

Фрике отчаянно вскрикнул…

С ружьями наготове, не отрывая глаз от земли, оба француза двинулись в обход и вскоре скрылись из виду, затерявшись, как мелкие муравьи, среди гигантских стволов, обступивших их со всех сторон.

Андре вскоре напал на след. Это было нетрудно, так как на мягкой почве тяжелые ступни гориллы оставляли глубокий след; Андре насчитал десятка два следов. Страшилище все время волочило Фрике по земле, очевидно ухватив его за бурнус. Вдруг молодой человек не смог подавить крика отчаяния при виде двуствольного ружья с разбитым прикладом под громадным баньяновым деревом (фикусом), ветви которого, склонившись до земли, пустили корни, образовав таким образом целый ряд тонких зеленых колонн вокруг своего громадного ствола, достигавшего более десяти метров в окружности. Это дерево занимало собой пространство, на котором мог бы расположиться целый полк. Оба ствола ружья были разряжены; значит, Фрике успел выстрелить вторично из своего ружья, а затем еще выпустил один заряд из своего револьвера.

Конец ствола был значительно сплющен, словно был зажат в железные тиски. Несомненно, эти рубцы и зазубрины были оставлены на дуле зубами гориллы.

В тот момент, когда Андре крикнул, доктор со всех ног бросился к нему. При виде изуродованной двустволки и он не мог удержаться от горестного вскрика.

— Несчастный мальчик! — воскликнул он.

— Мужайтесь, — успокоил Андре, — я не могу поверить, что его больше нет в живых!

— Как бы то ни было, мы должны найти его! — решил доктор, призвав на помощь все свое мужество.

Оба стали вместе осматривать каждую травинку.

— Посмотрите, доктор, видите в этой лиане круглое отверстие величиной с горошину, из которого сочится сок?!

— Да, вижу. Можно подумать, что это след пули.

— Да, да! — продолжил Андре и срезал ножом лиану как раз над тем местом, где было отверстие, причем в глубине этого отверстия оказался кусок рубленого свинца.

— Бедняга, у него ружье было заряжено картечью.

— Как знать, — возразил доктор, — быть может, это спасло его. Для стрельбы на столь близком расстоянии я сам предпочитаю картечь пуле. Вы знаете, что прославленный Бомбоннель[7] никогда не стрелял в своих пантер иначе, как только картечью, и, быть может, это случайное обстоятельство помогло нашему мальчугану избавиться от страшного чудовища.

— Ах, если бы это действительно было так!

— Смотрите, ведь он стрелял в упор! Видите эти несколько черных волосков? Это клочок шерсти гориллы; они пристали ко второй круглой дырочке, где также засела картечь. Фрике, как видно, стрелял машинально, и выстрел не ранил гориллу смертельно, не попал в цель, так как иначе он убил бы ее наповал этим зарядом. Во всяком случае, он ранил ее серьезно, я полагаю, так как других следов картечи я не вижу, следовательно, весь остальной заряд пришелся в обезьяну.

— Очевидно.

— Смотрите, я был прав; видите вон тут, на высоте человеческого роста, это помятое место на лиане, еще сохранившее след окровавленной ладони величиной вдвое больше ладони Фрике? Это след ладони гориллы.

— Дайона ухватилась за этот корень, как за точку опоры… Но все же мы не знаем, где наш мальчуган.

— Терпение, друг мой! Терпение! Мы уже знаем, что животное ранено, значит, оно не может быть далеко.

В этот момент галамунды подошли со всех сторон, а вслед за ними и Ибрагим со своими абиссинцами, которого сразу же ознакомили с положением дел. Теперь все охотники, абиссинцы и туземцы рассыпались в разных направлениях, скрещивая свои пути. Они двадцать раз обыскали всю прогалину, но ничего нового найти не могли.

Казалось, будто, добравшись до развесистого дерева, горилла бесследно исчезла. Тогда несколько туземцев, с чисто акробатической ловкостью подтянувшись на руках до низких ветвей дерева фикуса, взобрались на него с помощью естественных лестниц из крупных лиан, но после продолжительных поисков спустились, не обнаружив и на дереве никаких следов гориллы.

Ветви этого дерева сплетались с ветвями другого, такого же, которое, в свою очередь, переплелось со следующим.

На протяжении нескольких гектаров лес состоял исключительно из баньянов, сплетенных между собой так плотно, что не только обезьяна, но даже и человек мог бы свободно пройти по этому воздушному помосту очень большое расстояние.

Вероятно, раненое животное избрало этот путь, рассчитывая скрыться от преследования и унося за собой бедного Фрике.

Оба француза были в отчаянии, видя бесполезность общих усилий разыскать своего маленького друга.

Но ни у кого не возникла мысль отказаться от дальнейших поисков исчезнувшего, нет, потому что даже галамунды, хотя и страшно жестокие людоеды, тем не менее свято чтут законы гостеприимства, и особа гостя для них была священнее, чем даже самый близкий родственник. Фрике был их гостем, и они решили найти его живым или мертвым. Сильно уставшие французы вынуждены были немного отдохнуть и выпить несколько глотков воды для восстановления своих сил. В тот момент, когда они уже поднялись на ноги, чтобы продолжать поиски, маленький негритенок в ужасном волнении, задыхаясь от быстрого бега и страха, отражавшегося на его лице, прибежал, размахивая ножом над головой и голося изо всей мочи. Добежав до доктора и Андре, он принялся бормотать с такой торопливостью и так неразборчиво, перебивая свою речь громкими всхлипываниями, что, несмотря на все усилия и основательное знакомство его с местными наречиями, доктор все-таки ничего не мог разобрать.

Негритенку, несмотря на все его просьбы и мольбы, не позволили участвовать в охоте, но, не будучи в состоянии пробыть столь продолжительное время в разлуке с дорогим его сердцу Флики, он немного погодя после ухода охотников пустился по следам своего друга.

Поняв, какая страшная опасность грозит Фрике, и сознавая всю бесполезность этих поисков наугад, он высказал весьма дельную мысль, но все были до такой степени взволнованны, что его почти не слушали.

Потеряв надежду быть понятым, мальчуган повернулся на своих босых пятках и, не сказав ни слова, скрылся в чаще леса еще быстрее, чем появился.

Но что же случилось с бедным Фрике, и куда он мог пропасть?

Вот что произошло с того момента, как ружье мальчугана случайно выстрелило. Раздраженная вторжением в ее владения горилла, испуганная неожиданным выстрелом, накинулась на Фрике и готова была разорвать его на части, но последний инстинктивно распластался по земле, так что обезьяна ухватила только его плотный, упругий бурнус, за который и принялась тащить мальчугана.

Запутавшись в этом просторном одеянии, из которого он в данных обстоятельствах никак не мог выбраться, Фрике был похищен с невероятной силой и быстротой, как это видели его друзья, освирепевшей гориллой, чувствовавшей близость других врагов и помышлявшей только о том, как бы скорее укрыться от них вместе со своей добычей.

До сего момента Фрике не получил ни малейшего повреждения, хотя его трясло и подбрасывало с невероятной силой в импровизированном мешке из бурнуса; но горилла уходила с такой невероятной быстротой, что маленький парижанин сознавал, что он вот-вот разобьется насмерть о стволы деревьев, между которыми с такой молниеносной скоростью неслась обезьяна.

Эта бешеная гонка продолжалась всего несколько минут. Животное, по-видимому, не сознавало, что находится в этой толстой белой ткани. Обезьяна бежала, унося свой тюк и рассчитывая, вероятно, распотрошить его впоследствии без помех.

Фрике между тем не выпускал своего ружья из рук, но, видя, что дело плохо, крикнул на помощь товарищей. Именно этот крик был услышан Андре в тот момент, когда он вместе с доктором выбежал на прогалину.

Испуганная этим неожиданным звуком, обезьяна на минуту приостановилась, но этого момента было достаточно, чтобы Фрике успел вскочить на ноги и выстрелить. Второй заряд его двустволки был сделан почти в упор. Горилла, отброшенная выстрелом, перевернулась и упала на спину, но тотчас же вскочила, рассвирепев еще больше. Фрике машинально протянул к ней ружье, которое разозленное животное ухватило обеими руками, закусило зубами ствол и, разбив приклад как щепку, далеко отшвырнуло от себя. При этом парижанин успел увидеть на черной волосатой груди страшного животного громадную зияющую рану, из которой, пенясь, сочилась кровь.

Тем временем Андре и доктор спешили на помощь. Горилла, чувствуя их приближение, доведенная до крайней степени озлобления, схватила мальчугана за бурнус и потащила его на весу, как дети таскают котят или щенят. Проворно взбираясь на упомянутый нами гигантский фикус, она побежала дальше по воздушному помосту, перебираясь с ветки на ветку, легко неся тяжелую ношу, с такой изумительной быстротой, что расстояние между ней и охотниками увеличивалось с каждой секундой.

Фрике чуть не задохнулся. Он чувствовал, что близится развязка его приключения. Ему предстояло или быть растерзанным страшным животным, которое, несмотря на свою ужасную рану, не теряло еще сил, или же он рисковал быть сброшенным вниз на землю в случае, если горилла вдруг ослабеет и не в состоянии будет удержать его на весу в своих сильных лапах.

Между тем сам он изнемогал под давлением железных тисков гориллы. Нет сомнения, что если бы не плотная одежда, то обезьяна давно бы уже раздавила его даже без злого умысла. Кроме того, страх, внушаемый горилле охотниками, мешал ей приостановиться и расправиться окончательно со своей жертвой. Таким образом, роковой момент был отдален.

Все это с быстротой молнии проносилось в уме мальчугана, между тем как горилла тащила его все дальше и дальше, быстро прыгая с дерева на дерево по громадным развесистым ветвям лесных великанов.

Машинально нащупав за поясом свой револьвер. Фрике спокойно и хладнокровно приставил его дуло к черной косматой груди гориллы, но, прежде чем нажать курок, взглянул вниз и увидел себя на головокружительной высоте — сейчас он полетит вниз… Все же это лучше, чем оставаться и дальше в объятиях гориллы. Да и, кроме того, не могла же судьба так зло подшутить над ним, чтобы на пути не встретилось ни одного сука, за который он мог бы уцепиться…

Биение сердца животного заставляло дрожать дуло револьвера. Грянул выстрел. Смертельно раненная горилла обеими руками схватилась за грудь, выпустив Фрике, который, отчаянно вскрикнув и разметав в стороны руки и ноги, грузно перекатываясь с ветви на ветвь, полетел вниз с высоты тридцати метров.

Эта ужасная сцена разыгралась на расстоянии около километра от того места, где парижанина искали охотники.

Быстрота бега гориллы была положительно фантастическая, чем и объясняется громадное расстояние, пройденное животным со своей ношей.

Прошло еще два мучительных часа. Оба европейца были в состоянии, близком к отчаянию, но никто не думал отказаться от дальнейших поисков, хотя задача становилась все труднее, а чаща леса — все непроходимее. Новые затруднения возникали на каждом шагу. Несмотря на опытность, ловкость и настойчивость охотников, как чернокожих, так и белых, они не могли отыскать дальнейшие следы гориллы.

Доктор разражался целым потоком проклятий и бесполезных ругательств.

Невзирая на палящий зной, от которого изнемогали даже и самые выносливые туземцы, решено было еще более расширить круг поисков и снова обыскать лес на еще большем протяжении. Но лесу, как говорится, не было конца-края. И эта новая попытка внушала мало надежды измученным людям. Вдруг шум и хруст ветвей, сопровождавшийся громким храпением, заставили всех затаить дыхание.

Громкий пронзительный свист огласил лес, и слон Фрике с поднятым вверх хоботом крупной, развалистой рысью выбежал на прогалину к великому изумлению всех присутствующих. На его спине восседал его погонщик — маленький негритенок Мажесте, который издал этот пронзительный свист.

— Ах, молодчина! — воскликнул доктор. — У него одного под шапкой курчавых волос больше ума, чем у всех нас вместе взятых… Он привел нам ищейку… молодец! Твоя «охотничья собака» одарена превосходным нюхом и по своим размерам как раз подходит к величине этого леса.

— Да, — подтвердил Андре, — слон благодаря своему тонкому обонянию, без сомнения, может помочь нам отыскать Фрике.

Сообразительность маленького негритенка могла быть по справедливости высоко оценена. Призвать на помощь Осанора было для него делом нетрудным. Умное животное, как будто понимая, что нуждаются в его содействии, поспешно направилось по указанному ему пути и вскоре очутилось на прогалине среди охотников.

Андре прежде всего поднес ему оба обломка ружья Фрике, которые слон осторожно взял хоботом. Он усиленно потянул в себя воздух, обнюхивая их, затем засопел и, казалось, был очень удивлен, что это знакомое ему оружие было сломано. Затем он стал как будто искать кругом Фрике, и его умные маленькие глазки выразили не то недоумение, не то разочарование, не найдя мальчика в числе присутствующих. Он подходил то к Андре, то к доктору, тихонько ощупывал их своим хоботом, обнюхивал, затем вдыхал в себя запах, издаваемый чернокожими охотниками, упорно отыскивал специфический запах своего отсутствующего маленького друга.

— Фрике! Фрике! — звал своим громовым голосом доктор, и каждый раз слон приподнимал свои громадные уши, как бы прислушиваясь к чему-то, словно он ожидал услышать где-нибудь в отдалении отклик на этот зов, какой-нибудь слабый крик или стон.

Он становился все более тревожным и взволнованным. Андре подвел его к тому месту, где была ранена горилла. Слон стал медленно и внимательно водить хоботом по кровавому следу, оставленному раненым животным на стволе толстой лианы, и вдруг свирепо засопел. Глухой звук, похожий на рычание, заклокотал у него в горле, и долгая вибрирующая, слегка металлическая нота, подобно грозному военному кличу, огласила воздух.

Глаза его засветились гневом. Его обоняние указало на след исчезнувшего друга; теперь он, казалось, понял все, что здесь случилось.

Высоко задрав голову, слон потянул в себя воздух и вдруг понесся, как ураган, сокрушая все на своем пути и высоко задрав кверху хобот.

Охотники пустились следом по проложенному им сквозь чащу пути, по которому могла бы свободно проехать целая батарея артиллерии.

Этот бешеный бег продолжался несколько минут. Все чувствовали, что развязка близка. Возбуждение удесятерило силы охотников и особенно друзей Фрике, которые прибыли почти одновременно со слоном к громадному развесистому, многоствольному дереву, перед которым наконец остановился Осанор. Маленький негритенок кинулся на землю. Перед ним лежал труп гориллы с разорванным картечью боком и простреленной грудью. В ее разинутой пасти блестели два ряда страшных зубов, а широко раскрытые горящие зрачки еще не успели задернуться тусклой пеленой смерти.

— Отвратительное чудовище! — промолвил Андре.

Очевидно, и Осанор был того же мнения, так как, сделав шаг вперед, он наступил своей тяжелой ступней на грудь мертвой гориллы, кости которой, словно под давлением гидравлического пресса, хрустнули, и она сразу сплющилась, как лопнувший мяч.

Совершив этот подвиг, слон сильно потянул в себя воздух, как это делают охотничьи собаки, затем ступил вперед, попятился, вернулся немного назад и затем, задрав голову насколько мог высоко, указал своим вытянутым вверх хоботом на белый комок, повисший на ветвях на весьма значительной высоте от земли.

— Фрике! — воскликнули оба европейца. — Он!

Негритенок с проворством и ловкостью белки взобрался по лианам к тому месту, где едва держался лишившийся чувств Фрике, запутавшийся в своем бурнусе.

— Осторожно! — крикнул негритенку доктор. — Ради бога, избегай малейшего сотрясения!

Мальчуган продолжал взбираться и наконец очутился на опасном месте. Проворно размотав длинную веревку, которая была обмотана у него вокруг корпуса, он крепко обвязал ею безжизненное тело своего друга. По счастливой случайности, острый сук проткнул бурнус Фрике, который повис на нем, точно в гамаке, что и помешало его падению.

Он висел, словно люстра в чехле, потеряв сознание, быть может, серьезно раненный. Но теперь, когда маленький негр предупредил возможность падения, следовало еще придумать способ осторожно спустить парижанина на землю.

Несколько галамундов, превосходнейшие гимнасты, проворно взобрались наверх, чтобы помочь маленькому Мажесте. Проше всего было спустить опутанного веревкой и завернутого в бурнус Фрике с помощью той же веревки.

Но в тот момент, когда его начали спускать, громадное чудовище вдруг точно слетело с верхних ветвей дерева прямо на группу спасателей, чуть было не погубив все дело спасения Фрике.

Это была другая горилла. Очевидно, семейство облюбовало данное дерево, и новое чудовище решило страшно отомстить всем преследователям за смерть своего товарища. Наступила минута неописуемого ужаса; затем грянул выстрел.

— Браво!

Андре проявил на этот раз на деле ту необычайную ловкость и искусство в стрельбе, которое он показал накануне всех событий ради шутки и забавы.

Прицелившись в животное в момент прыжка, он, так сказать, выстрелил в него влет. Заряд попал немного пониже плеча, в самую грудь, и животное с диким ревом скатилось кубарем вниз, прямо под ноги слону.

Тот, конечно, не стал церемониться. В мгновение ока он обхватил оглушенное падением раненое животное своим хоботом и так сдавил его, что у того из раны фонтаном хлынула кровь. Несчастная горилла отчаянно взвыла и вцепилась зубами в ухо слона. Взбешенный слон на мгновение ослабил давление и, взмахнув хоботом, с неистовой силой швырнул гориллу о ствол гигантского дерева, о который та разбилась насмерть. Клочок уха Осанора так и остался у гориллы в зубах.

В следующий момент тело Фрике благополучно было опущено на землю.

— Бедняжка, — промолвил, вздыхая, доктор, — наконец-то мы его нашли… Но надо еще привести его в чувство.

— Но он жив? — с беспокойством осведомился Андре.

Доктор, не отвечая, охотничьим ножом поспешно распорол рубашку на груди Фрике и припал к ней ухом.

— Как он бледен… Вы ничего не говорите, доктор?! Да успокойте же меня хоть одним словом; вы знаете, как я люблю этого мальчика! — взмолился Андре со слезами на глазах.

Доктор продолжал выслушивать и ощупывать Фрике.

Маленький негритенок, присев на корточки, аспидно-серый, с побелевшими губами, горько плакал, не спуская печальных глаз с доктора. Даже людоеды были тронуты его горем.

— Ну вот, теперь я могу сказать с уверенностью, мой милый Андре, он жив! — заявил доктор, окончив наконец свой осмотр. — Скорей воды!

В воде не было недостатка, вся почва была пропитана ею, как губка. Смочив водой лоб и лицо Фрике и увлажнив губы, доктор осторожно разжал их и влил ему в рот несколько капель водки из своей охотничьей фляги, затем медленно и осторожно надавил ему рукой на грудь, после чего грудь мальчика слегка приподнялась, легкий вздох вырвался из его уст, и он медленно раскрыл глаза.

После того как его с невероятной силой волокли по девственному лесу, втащили на громадную высоту, чуть ли не на вершину огромного дерева, и наконец уронили с высоты более восьмидесяти метров, неудивительно, что, очнувшись после двухчасового обморока, наш юный приятель был несколько удивлен, почувствовав себя живым, тем более в окружении знакомых лиц.

Фрике озирался вокруг с недоумевающим видом, но затем, вдруг догадавшись, что произошло, широко раскрыл свои объятия доктору и крепко поцеловал его в обе щеки, как целует сын родного отца. Добрейший доктор буквально покраснел от радости.

— Мой мальчик! Мой бедный гамен! Как ты напугал нас!

— Господин доктор… мне не хотелось бы в этом сознаться… но я почему-то ужасно ослабел… А месье Андре?..

Молодой человек по-братски обнял Фрике, будучи не в состоянии выговорить ни слова.

Затем пришла очередь маленького негритенка, который от страшного горя разом перешел к самой бурной радости; он и плакал, и смеялся, и кричал, и прыгал, как сумасшедший.

— Ну вот, матросик, ты желал иметь семью! Вот она у тебя и есть, да еще такая, которая тебя любит. Быть может, не один миллионер пожелал бы быть сейчас на твоем месте!

Вдруг что-то длинное, гибкое, мягкое, со знакомым сопением протянулось между группой обступивших Фрике друзей: это был хобот Осанора, который, просунув свою громадную голову вперед и протянув свой длинный хобот, ласково водил им по обнаженной груди Фрике. Все были веселы и рады, даже Ибрагим, который молча подошел и протянул спасенному мальчугану руку для рукопожатия. Но бедняжка Фрике был так слаб, что не мог даже подняться, и у него едва хватило сил отвечать на обращенные к нему вопросы. Освидетельствовав самым тщательным образом мальчугана и убедившись, что он не получил ни малейшего серьезного повреждения, кроме ссадин и синяков во многих местах, доктор решил перевезти Фрике в деревню.

Охота была окончена: обе гориллы, правда, в ужаснейшем виде, лежали убитыми на земле.

Связав им лапы, галамунды просунули сквозь них длинный шест. Двое рослых туземцев подняли шесты на плечи и торжественно понесли добычу в деревню.

Фрике со всевозможной осторожностью посадили на спину слона, который повез его с радостью и даже как будто с гордостью.

Мажесте и доктор устроились рядом с пострадавшим; Мажесте поддерживал его голову, чтобы уберечь от малейших сотрясений, а доктор поведал обо всех переживаниях, своих и Андре, после его исчезновения, их страхи и тревоги, их тщетные поиски и опасения и, наконец, о неожиданной мысли маленького негритенка обратиться к помощи слона — мысли, давшей такие превосходные результаты.

Фрике, изнеможенный и ослабевший, слушал рассказ доктора как какую-нибудь волшебную сказку, и при этом в голове у него была одна трогательная мысль.

Двое рослых туземцев подняли шесты на плечи и торжественно понесли добычу в деревню.

— Как же ты мил, мой черненький братец! — любовно говорил он. — Право, мысль твоя была превосходна… и теперь мы с тобой квиты, не правда ли? Ну разве это не забавная история, что я, парижский юноша, вдруг превратился в дичь, а сын чернокожего царя спасал меня с помощью слона в качестве охотничьей собаки?! Да, мое кругосветное путешествие становится интересным! Кстати, доктор, — добавил он, — а мою гориллу, ту, что я убил, унесли в деревню? Я все же непременно хочу попробовать ее на вкус!

ГЛАВА VI

Ловля крокодилов и охота на розовых фламинго. — Удивление юного парижанина. — Ряженные амфибиями. — Воспоминания о Франции. — Приготовления к пиру римского императора. — Когда ели бульон из кирасирской каски. — Появление красного призрака у чернокожих. — Театр в Экваториальной Африке. — Что такое кресло в оркестре в Императорском театре его величества Зелюко. — Трагик, подобный Нерону. — Пир с людоедами.

Охота на горилл, которая чуть было не стала роковой для Фрике, должна была стать только вступлением к громадному пиршеству, которое Зелюко, вождь и повелитель галамундов, намеревался устроить в честь своего друга Ибрагима.

Так как человек является вершиной гастрономического наслаждения для людоедов, то горилла как дичь, наиболее близкая к нему, встречалась всегда с особым восторгом, тем более что в данное время у галамундов не было припасенного двурукого для их стола, и они были очень рады и четырехрукому.

Тела убитых слоном «лесных людей», то есть горилл, были тщательно освежеваны, разрублены на части и приготовлены для кухни. Все восемь рук, превосходно ошпаренные и обчищенные, были замаринованы в винном уксусе, приготовленном из пальмового вина.

Наилучшие куски предназначались для приглашенных, но для надлежащего изготовления этого отменного рагу, по местным кулинарным правилам, требовались еще другие весьма редкие припасы, добыть которые было нелегко.

Кроме обезьяньих рук к этому царскому блюду требуются еще мозги и язычки розовых фламинго для гарнира, с приправой из муравьиных яиц от крупных красных муравьев, мелко истолченных и придающих этому кушанью какой-то совершенно особенный вкус. Хорошо что красных муравьев в этой стране очень много, розовых фламинго тоже, но эти прелестные голенастые до такой степени пугливы, что изловить их почти нет никакой возможности.

Однако охотники намеревались все же это сделать.

Поэтому на другой день с рассветом снова отправились за добычей.

Некоторые, может быть, думали, что после происшедшего Фрике не в состоянии будет шевельнуть ни рукой, ни ногой. Но сильный, здоровый организм мальчугана при помощи своеобразного лечения местного эскулапа и пятнадцатичасового отдыха пришел в полную исправность, и ото всех вынесенных им накануне пертурбаций Фрике не испытывал никаких неудобств, кроме некоторой усталости в бедрах, как это бывает после усиленной верховой езды. Добродушный доктор, не знающий никакой профессиональной зависти, ничего не имел против того, чтобы его чернокожий собрат показал свое искусство, и последний, раздев мальчугана догола, в течение трех часов подвергал его методическому массажу, прерываемому сильными втираниями пальмового масла.

Сначала Фрике взвыл, как собака, с которой сдирают шкуру, но мало-помалу его мускулы расслабились и стали эластичными, и массажист был чрезвычайно доволен результатом своих стараний.

— Вот ловкач! — смеясь, воскликнул Фрике, когда лечение было закончено. — Правда, ты был немного нежнее моей вчерашней обезьяны, но, видно, рука у тебя все-таки помягче. Знаете, патрон, если можно, дайте-ка ему горсточку соли за его труды!

Ибрагим, который ни в чем не отказывал маленькому парижанину, приказал тотчас же выдать чернокожему лекарю порцию этого излюбленного лакомства, которое он тут же уничтожил с радостными подпрыгиваниями и жестами, весьма мало соответствующими его достоинству врача.

После двух часов быстрого хода наши охотники добрались до прекрасного голубого озера средней величины, через которое протекала светлая река, как Рона протекает через Женевское озеро.

Громадные стаи фламинго опускались на берега этого озера. Незабываемое зрелище представляли собой эти прелестные птицы, важно разгуливающие по берегу, или неподвижно стоящие в воде и грациозно подчищающие свои перышки, или молниеносно запускающие свои длинные шеи и клювы в воду, чтобы с изумительной ловкостью схватить добычу.

Доктор и Андре имели при себе превосходные карабины, у Ибрагима же не было с собой ничего, кроме его трубки с длинным чубуком из жасминового дерева. Что же касается вождя Зелюко и его людей, то все они были вооружены только одними длинными ножами. Всех галамундов насчитывалось человек около тридцати; у половины из них имелись при себе грубые холщовые мешки, тогда как другие с величайшей осторожностью несли каждый по маленькому поросенку.

Длинные ножи, холщовые мешки и поросята-сосунки казались европейцам весьма любопытным снаряжением для охоты на птиц.

Между тем подойти к фламинго было совершенно невозможно: самые смелые из них не подпускали ближе чем на сто шагов. Стоило только кому-нибудь из охотников попытаться подкрасться к ним поближе, как сторожевая птица тотчас же оглашала воздух пронзительным резким криком, похожим на трубный сигнал, и вся стая в мгновение ока поднималась в воздух и с шумом, напоминающим отдаленные раскаты грома, отлетала метров на двести.

Громадные стаи фламинго опускались на берега этого озера.

Видя невозможность приблизиться к ним, Андре не утерпел и, вскинув ружье, спустил курок. Это было делом одной секунды, и птица кубарем полетела в воду.

— Браво. Андре! Браво! Вот что я называю стрелять! — одобрил его доктор.

Чернокожие при виде этого феноменального выстрела осклабились и добродушно засмеялись, но ни один из них не пошел в воду за желанной охотничьей добычей.

— Эй, друзья, да вы что же, воды боитесь, что ли? — воскликнул Фрике. — Так вы скажите, и я вам сейчас покажу, как это делается!

Он готов был уже броситься в воду, чтобы двумя-тремя сильными движениями рук доплыть до того места, где упала птица, когда Зелюко повелительным жестом остановил его. И что же? Почти в тот же момент воды озера запенились, и почти одновременно высунулись из воды какие-то чудовищные головы, окружившие убитую птицу, державшуюся на воде.

Вдруг одна из этих голов разинула пасть, и затем что-то треснуло, словно захлопнули крышку дорожного сундука — птица исчезла бесследно, проглоченная, как ягода. То были крокодилы.

— Вот это фокус! — воскликнул Фрике. — Мне бы несдобровать с такими товарищами в школе плавания! Спасибо тебе, уважаемый Зелюко, ты истинный отец. Бикондо на твоем месте никогда бы так не поступил!.. Но при всем том, месье Андре, это пропащая дичь. Мы никогда на свете при подобных условиях не настреляем ничего себе на рагу! — добавил неисправимый весельчак Фрике.

— Да, — печально согласился обескураженный Андре, — я боюсь, что это будет очень трудно!

— Подожди, матросик, — вмешался доктор, — эти люди не без умысла дали нам убедиться в беспомощности наших усилий и стараний; и я думаю, что они, наверное, знают какую-нибудь ловкую штуку, которой хотят удивить нас.

Между тем Ибрагим, расположившись в тени, методично выпускал дым из своей длинной трубки.

Зелюко растянулся около него на траве в своей излюбленной позе, то есть лежа на животе.

Трое европейцев последовали их примеру и также расположились в тени, несмотря на разбиравшее их любопытство, и ожидали, что будет дальше.

— Твой карабин здесь бесполезен, — сказал торговец неграми, обращаясь к Андре. — Мои друзья изловят, увидишь, столько птиц, сколько только пожелают. И вместо одной охоты у нас будут две!

Затем, как бы слишком утомившись от столь многих речей, Ибрагим снова впал в свое обычное молчаливое спокойствие.

Тем временем дикари начали суетиться.

— Кой черт! Что они думают делать? — рассуждал Фрике. — Неужели они собираются удить их на удочку? Да и наживка-то что-то больно велика… Если эти фламинго ловятся на такую наживку, то я готов стать императором Луны!

Действительно, то, что делали теперь чернокожие, было не очень понятно.

Один из них вооружился длинным багром, к которому на крепких бечевках были привязаны трехконечные железные крючки. На один из этих крючков с большой осторожностью насадили молодого поросеночка, продев крюк в самую жирную часть его зада, и затем с чрезвычайной силой закинули этого поросенка чуть ли не на середину озера. В то же время другой охотник, также державший на руках поросенка, стал сильно теребить его за ухо, от чего тот пронзительно завизжал; первый же поросенок, которого посадили в качестве наживки, молчал, очевидно, из опасения попасть в пасть крокодилам, чего ему все-таки наверняка было не избежать. Писк поросенка тотчас же привлек к нему крокодилов, которые плотным кольцом окружили бедное животное, обреченное на смерть.

Крокодилы до полтуловища всплыли на поверхность и с горящими от жадности глазами, щелкая своими страшными челюстями, подплывали все ближе и ближе. Тот из них, который опередил остальных, разом схватил добычу — и поросенок вместе с железным крюком исчез у него в пасти.

— Ах, бедный поросеночек! — воскликнул Фрике. — Он был такой милый со своей розовенькой мордочкой и хвостиком закорючкой!

Напрасно отвратительное пресмыкающееся вертелось, переворачивалось и подпрыгивало из воды, чтобы высвободиться от застрявшего в горле крюка. Охотники постепенно тащили его к берегу и, вытащив на сушу, привязали за хвост к крепкому дереву. Последняя предосторожность, безусловно, необходима, так как крокодил наносит хвостом страшные удары. Привязав его крепко-накрепко к дереву, галамунды общими силами перевернули его на спину: в этом положении, ужасно тяжелом для крокодила, он становился совершенно беззащитным и беспомощным.

Тогда один из туземцев распорол ему своим длинным ножом брюхо во всю длину, вынул желудок и внутренности и все это тотчас же тщательно перемыл. Затем весь панцирь, голова и лапы были очищены от мяса, наполнены песком и разложены в тени.

Ибрагима и Зелюко, которые, по-видимому, присутствовали при операции, заранее им известной, чрезвычайно забавляло удивление и недоумение европейцев.

У Фрике это недоумение выражалось особенно ярко.

— Ну а фламинго-то, а фламинго? — повторял он в сотый раз. — Ведь не хотят же они нас заставить есть это отвратительное мясо, от которого так и разит мускусом?! Ну нет! На это пусть они не рассчитывают!

— Терпение, мой сын, терпение! — шептал ему доктор, который, со своей стороны, с видимым интересом следил за этим новым для него спортом. — Я сам ничего не соображаю, тем не менее это довольно интересно.

Тот самый прием, который был проделан для поимки первого крокодила, был повторен еще раз двадцать и все с одинаковым успехом, так что по прошествии двух часов двадцать крокодиловых панцирей просушивались на берегу, а их внутренности, надутые воздухом, постепенно обращались в пергамент.

После такого подвига был устроен всеобщий отдых на час. Хотя было около десяти часов утра, солнце уже палило нещадно. Озеро было невозмутимо спокойно, точно здесь ровно ничего не происходило.

Все были подавлены дремотой; оставшиеся в живых крокодилы спали тяжелым сном, одни — на песчаных отмелях, тянувшихся вдоль берега, другие всплыли на поверхность и отдыхали, держась на воде, как плавучие корявые стволы.

И удивительное дело, фламинго, вместо того чтобы страшиться и избегать их близости, по-видимому, охотно водили с ними компанию.

Они плескались в воде почти между лап крокодилов, но старались держаться подальше от их пасти. Что особенно удивляло европейцев — эти птицы доверчиво садились отдыхать на спины крокодилов. Убрав свой длинный клюв под крыло, подобрав одну ногу, как это делают журавли и фламинго, стоя на одной ноге, они мирно дремали на своем оригинальном насесте среди воды.[8]

Охотники, как выяснилось впоследствии, только и ждали этого момента.

Двадцать галамундов в чем мать родила взяли каждый по мешку, в которые они запрятали свои ножи и с полдюжины крепких деревянных кольев, заостренных с двух концов, длиной около полуметра.

Затем кожу убитых крокодилов освободили от песка, а надутые воздухом кишки снова вложили в них, после чего внутрь трупа пролезал охотник, который благодаря наполненным воздухом внутренностям крокодила мог держаться на воде.

Надлежащим образом уместившись в шкуре крокодила, охотник продевал свои руки в его лапы, как средневековый рыцарь вдевал свои руки в железные перчатки. Брюшное отверстие животного, то есть место, где брюхо было распорото, зашивали крепкими бечевками из волокон алоэ и промазывали смолой гаиака. Словом, превращали охотника в настоящего крокодила с тем, чтобы обмануть и крокодилов, и птиц. Затем эти чучела сносили и спускали на воду четверо товарищей совершенно так, как спускают на воду лодки.

Фрике, привычный к упражнениям пловцов и сам превосходный пловец, не мог при этом не заметить:

— Все равно что гички-одиночки… Своеобразные челны! Что же они теперь станут делать, преобразившись в крокодилов?

— Говорят же тебе, терпение, неисправимый болтун, — остановил его доктор.

Странная флотилия, предоставленная на волю волн в том месте, где река сливалась с озером, вскоре была унесена течением чуть ли не на середину последнего. Несомые течением охотники, кроме того, рулили руками. Оказавшись среди живых крокодилов, они не возбудили их недоверия благодаря своему наряду, точно так же не вспугнули и птиц, спящих на их спинах.

Первым приплыл любимец вождя, туземец по имени Куанэ.

Уловив благоприятный момент, хитрец слегка приподнял голову, протянул руку и схватил за ногу великолепного фламинго, сидевшего на спине ближайшего к нему живого крокодила. Прежде чем птица успела крикнуть, она скрылась под водой; ловким движением пальцев охотник свернул ей шею и запрятал в мешок, заменявший ягдташ, болтавшийся под водой благодаря балласту из длинного ножа и кольев черного дерева.

— Ах, ловкачи! — воскликнул восхищенный Фрике. — Что ни говори, а они хитрые малые… Ловко сработано, папаша! — фамильярно обратился он к чернокожему монарху, который теперь смеялся веселым смехом, выставляя напоказ свои громадные белые зубы.

Товарищи Куанэ последовали его примеру и не менее успешно, чем он. Какое-то время все шло как нельзя лучше. Однако некоторые крокодилы, вероятно, наиболее опытные и смышленые, нашли странным поведение своих соседей. Эти последовательные исчезновения одного за другим фламинго, отдыхавших у них на спине, возбудили их любопытство, и они принялись кружить вокруг них с тревожным и вместе с тем угрожающим видом.

Охотники, видя, что их обман разгадан, приготовились к бою. Взяв в одну руку свои длинные ножи, а в другую — заостренные с двух концов колья, представлявшие собой орудия нападения, они проворно распороли брюшной шов своих маскарадных оболочек и поспешили сбросить их. Цель была достигнута, охота прошла чрезвычайно удачно, птиц было вволю. Теперь оставалось только вернуться на берег, где их ожидали зрители.

Не расставаясь со своими плавательными аппаратами, которые они выставили перед собой наподобие плавучих баррикад, охотники набросились на своих врагов, которые, будучи столь же лакомы до мяса чернокожих, как медведи до меда, надвигались на них с разинутыми пастями, ударяя по воде своими страшными хвостами.

Но первого из этих чудовищ, решившегося отведать мяса негра, ожидало разочарование. Острый с двух концов обрубок железного дерева с неподражаемым проворством был всунут ему в пасть между языком и нёбом, и, когда он сдавил свои мощные челюсти с намерением отсечь руку безумца, засунувшего ее ему в зубастую пасть, острый кол обоими концами вонзился в язык и нёбо чудовища, которое не могло уже свести челюсти.

Остальные охотники проделали почти одновременно то же самое, и вскоре все эти крокодилы стали корчиться, пыхтя, как кузнечные мехи, не смея уйти под воду из опасения захлебнуться. Некоторые из охотников получили контузии, но все они явились живехонькими на берег.

Добыча была богатая: пятьдесят фламинго было поймано на этой своеобразной охоте. Теперь оставалось только приготовить из них то диковинное блюдо, которым галамунды собирались угостить своих гостей, а потому весь маленький отряд охотников и зрителей с Зелюко и Ибрагимом во главе поспешно отправился в деревню. Это поспешное возвращение голодных, запыхавшихся людей больше походило на бегство потерпевшей поражение армии, чем на возвращение с удачной охоты. Но это были всего лишь проголодавшиеся люди, спешившие ублажить свое чрево изысканными и излюбленными яствами, редкость которых еще более увеличивала ценность в их глазах. Европейцы с неимоверным трудом старались поспевать за ними, внутренне проклиная эту непонятную для них торопливость чернокожих.

Едва утолив палящую жажду чашкой холодного сагового пива, представляющего собой обычный напиток народов Экваториальной Африки, охотники моментально обратились в поваров. Одни из них поспешили рыть глубокие ямы, где разводили костры, чтобы испечь на угольях мясо. Другие отправились собирать ароматические травы, необходимые в качестве пряностей. Третьи поспешили в лес — на сбор особого рода сучьев и хвороста, обладающих специфическим смолистым ароматом, дымом которых должно было окуриваться во время стряпни это удивительное блюдо.

Старший повар, или «метрдотель» Его Величества Зелюко, весьма отличившийся во время охоты, прежде всего, принялся вырывать у фламинго языки и откладывать их в сторону, затем разгрызал зубами черепа птиц и доставал из них мозг, привлекая к себе внимание ужимками обезьяны, шелушащей орехи. Мозги он сложил в отдельную чашку, затем растер их, пока из них не образовалось нечто вроде липкой мази, и всыпал туда равное по объему количество крупных муравьиных яиц величиной с рисовое зернышко. Все это было приправлено птичьими язычками густо-лилового цвета, толстыми и мясистыми. После этого тесто вместе с начинкой из язычков было разделено на четыре больших комка, и каждый из них был заключен между двумя замаринованными лапами горилл, которые были связаны таким образом, как будто эти две лапы сжимали в своих пальцах этот комок фарша. Затем все вместе заворачивалось в крупные листья какого-то растения, переложенные душистыми травами в четыре ряда, после чего это необычное произведение кулинарного искусства положили на раскаленные камни и накрыли горячими угольями и горячей золой.

Для изготовления такого блюда требовалось, чтобы оно пробыло два часа на огне или, вернее, на горячих камнях под угольями. Но все это время чернокожие уже блаженствовали от предвкушения предстоящего угощения, Фрике же не скрывал отвращения, внушаемого ему всеми будущими деликатесами.

— Ну что вы на это скажете, месье Андре?.. Что до меня, то я должен признать, что вся эта стряпня мне кажется довольно омерзительной. Хотя я в былое время ел всякую гадость, но все же, если мы двое суток старались ради подобного варева, то, право, это не стоит наших усилий!..

— Сильно ошибаетесь, друг мой; я убежден, что получится превосходное блюдо.

— Что? Эти-то обезьяньи ручки?..

— Да, и эти язычки и мозги!

— Пфуй!.. Эти лиловые жилистые язычки… точно у повешенных… и эти растертые мозги… да еще с муравьиными яйцами… Ну нет! Прошу меня уволить…

— Ну, меня-то этим не напугаешь; я в Париже во время осады чего только не ел! Не входя в подробности, скажу только, что ели мы все, начиная со слизней с водосточных труб и кончая дохлыми крысами, словом, всякую живую и мертвую тварь!

— Ай-ай-ай!.. Товарищи рассказывали мне про это… Но что ни говори, а все это, по-моему, продукт недоброкачественный! — заметил Фрике.

— Полноте, мой старый барчук, надо быть на высоте положения… Я не только ел жареных крыс, но еще и пил бульон из конины в кирасирской каске! — смеясь, продолжал Андре, которого забавляла брезгливость Фрике, впрочем, весьма естественная.

— Полно, матросик, злосчастный ты истопник, проклятый сладкоежка! Тебе Его Величество Зелюко предлагает трапезу, подобную пирам римских императоров, а ты еще жеманишься да ломаешься!

— Пир… императоров… римских!.. Ха-ха-ха!.. Ну так плевать я хотел на ваших императоров после того… и на тех тоже, что такие же римские, как и римские свечи на фейерверках, и на всяких прочих других!..

— Господин Фрике, уважайте законы и конституцию страны, в которой вы в настоящее время находитесь, сохраняйте ваши республиканские чувства, которые мы с вами вполне разделяем, но уважайте, повторяю, монархию, дающую в данный момент вам приют как гостю.

— Прекрасно, мы спрячем свой красный флаг в карман и сохраним свои убеждения. Так вы заявили, что римские императоры ели подобную стряпню и угощали ею своих гостей?!

— Да, кушанья, подобные тому, что сейчас здесь готовится для нас. Так, например, император по имени Вителлий[9] за громадные деньги выписывал из Ливии мозги и языки фламинго, которые, изготовленные, быть может, за малым исключением приблизительно так же, являлись самым изысканным блюдом за царским столом. И это еще не все: этот гурман, слабоумный и отвратительный правитель, пожелал еще блюдо, на приготовление которого требовалось от двух до трех тысяч соловьиных язычков, пересыпанных алмазной пудрой… Однако пора прекратить прения: туземные музыканты, кажется, начинают исполнять прелюдию к чему-то интересному.

— А и в самом деле! Дзим, бум-бум!.. Дзим, бум-бум, как будто предвещает парад!

— Пойдемте посмотрим!

Действительно, в то время как готовился обед, Зелюко, который был крайне внимателен и заботлив к своим гостям, желая, чтобы ожидание не показалось им чересчур долгим и скучным, позаботился приготовить для них развлечение столь же любопытное, сколь и неожиданное.

Оказывается, нашим европейцам предстояло присутствовать на драматическом представлении.

Театр в Экваториальной Африке! Да! Очевидно, в книге судеб было написано, что Фрике, совершая свое кругосветное путешествие, увидит осуществление самого невероятного.

— Вот это мило с его стороны. Данный сюрприз со стороны месье Зелюко несколько примиряет меня с неограниченной властью!

— Уже? — лукаво поддразнил доктор. — Ну, друг, твои убеждения непрочны! Ах ты, реакционер этакий!

— Да нет же! Это только можно посмотреть, чтобы немножко позабавиться. Сегодня мы немного побалагурили!

— Ну да ты всегда найдешь себе столько щелей, сколько тебе нужно лазеек; знаю я тебя, а все же, любезнейший, ты, как говорится, приперт к стене!

— Ну, пусть по-вашему, приперт или не приперт к стене, реакционер или революционер, а театр меня восхищает! И, право, это вовсе не плохо обставлено!

— Полно, Фрике, разве ты не видишь, что этот театр, как ты его называешь, просто хижина, где совершаются отвратительные заклания людей, за которыми следуют еще более отвратительные оргии. Эти кости, украшающие стены, эти части скелетов, разве они не говорят тебе об этом?

— Убранство не из важных, — согласился Фрике, — но посмотрите же, здесь есть занавес, настоящий занавес! Недостает только ананасов… Смотрите, вот и буфет с целым рядом тыквенных сосудов и кувшинов, наполненных пивом и кислым молоком, и все это предоставлено публике даром…

Европейцев усадили на почетные места возле оркестра, правда, весьма примитивного, как мы потом убедились.

Ни световых эффектов, ни декораций, ни освещенной рампы в театре нет по той простой причине, что здесь играют только днем. Ни лож, ни галерей также не имеется, а есть только один партер перед сценой.

Неприятная подробность заключается в том, что первые почетные места — это своего рода миниатюрные табуреты, вроде конторских табуреток на одной ножке из черного дерева, изготовленные из человеческих черепов. В Париже почетные посетители театров имеют свои кресла в оркестре, а здесь сидят на черепах. Отведенное местечко небольшое и не особенно удобное, но они им даже и гордятся, потому что это доступно не каждому; не более двенадцати человек занимают подобные почетные места; остальные же зрители должны довольствоваться воловьими черепами, рога которых заменяют им ручки кресел.

Ибрагим, куривший, по обыкновению, свою излюбленную трубку с длинным чубуком, сообщил Андре, своему ближайшему соседу по партеру, кое-какие сведения относительно спектакля, который должен был вскоре начаться.

При этом театре нет труппы. Роли распределяются у всех экваториальных племен, где это развлечение проводится между высшими сановниками, а главная роль всегда принадлежит самому монарху.

Да почему бы и нет? Разве Нерон не участвовал в трагедиях и не мнил себя великим трагиком? Разве «король-солнце» Людовик XIV не принимал участия в версальских балетах?

Об оперетте, комедии или комической опере здесь не имеют понятия, но зато тут процветает мелодрама, самая естественная, натуральная мелодрама.

Высокопоставленные артисты, по своему усмотрению, изображают или эпизод войны, или опасной охоты, или какое-нибудь событие из царствования нынешнего государя или его предшественника, причем главную роль всегда исполняет сам государь. Женщины совершенно не допускаются ни на сцену, ни в качестве зрительниц; они толпятся за пределами партера, отведенного для мужчин.

Занавес в туземном театре не поднимается, а раздвигается. Оркестр начал играть. О, чудо! Это не та ужасная какофония, не тот дикий ураган звуков, каким некогда угощали наших друзей чернокожие виртуозы. Нет! На этот раз такой же местный виртуоз, присев на корточки перед ящиком, который представлял собой не что иное, как самую обыкновенную шарманку, вертел изо всей мочи ручку и молол, как кофейная мельница, европейские мотивы.

Фрике был поражен; он слышит знакомые напевы, перевранные и изуродованные музыкантом и испорченные шарманкой, которая являлась гордостью и наслаждением покойного предшественника Зелюко и была приобретена им у Ибрагима за целый караван невольников.

Теперь уже мальчугану не хотелось смеяться: эта хриплая, испорченная шарманка напомнила ему его милый далекий Париж.

Но вот начинается представление, изображающее восшествие на престол ныне царствующего государя.

Его предшественник по имени Каркоанс был свергнут с престола Зелюко, который, выколов ему глаза, подверг его той самой участи, какой покойный Бикондо, вождь людоедов, хотел подвергнуть трех европейцев. История не говорит о том, был ли злополучный самодержец съеден, но, по всему вероятию, его череп теперь украшает почетное кресло.

Актер, изображающий покойного Каркоанса, появляется на сцене в роскошном убранстве, окруженный своим двором.

Светящаяся диадема, убранная множеством разноцветных стеклышек в подражание драгоценным камням, сверкает на его голове. На плечах живописно накинута ярко-красная тога. С правой стороны сцены входит группа обнаженных чернокожих с длинными копьями в руках. Их предводитель вместо одеяния перепоясан тростниковым поясом, за которым торчит большой нож, а на шее виднеется какая-то оборванная веревка.

Его роль исполняет сам Зелюко.

Эта сцена изображает первое действие его восшествия на престол: проданный в рабство, он должен быть отправлен в далекую страну, где выращивают сахарный тростник и кофе. Но он разбивает свои оковы, сбивает прочь свою деревянную колодку с ноги и рвет веревку на шее. Негодующий чернокожий Спартак в бешенстве потрясает кулачищами в воздухе, грозит тирану и обращается к нему с пылкой обвинительной речью.

Последний, как видно, человек довольно добродушный, отвечает ему безобидным приветствием и радушно предлагает предводителю и его вооруженной свите кувшины, наполненные пивом и пальмовым вином.

Зелюко сразу же набрасывается на предложенные ему напитки с беспримерной жадностью. Товарищи следуют примеру вожака и уничтожают яства со сластолюбием обезьян, угощающихся ананасами.

Очевидно, пьяницы не знают благодарности, потому что их диалог с королем становится более оживленным, жесты более резкими и угрожающими.

Хмель начинает сказываться: чернокожие актеры забывают о публике, начинают драться, сыплют ругательствами и потрясают своим оружием, то и дело прикладываясь к кувшину с пивом.

Они поют и при этом пляшут какой-то дикий танец; присутствующие в восторге.

Тогда претендент, который совершенно пьян, подходит к монарху, пьяному не менее его, срывает с него диадему и надевает на свою голову. Бедняга слабо сопротивляется.

— Ах ты, мокрая курица! — восклицает Фрике, не на шутку увлеченный происходящим.

Осмелевший вследствие безнаказанности Зелюко грубо срывает с плеч монарха его мантию и драпируется в нее.

Представление, изображающее восшествие на престол ныне царствующего государя.

Но это уже переходит все границы! Каркоанс энергично отбивается и призывает на помощь своих верных слуг, которые надвигаются сплошной стеной. Но бунтари также не бездействуют — они группируются вокруг своего предводителя. Таким образом, актеры разделяются на два лагеря, потрясают своими копьями и воют во всю глотку, как лесные звери, готовясь вступить в бой. В этот момент слышится нечто похожее на глухое бормотание: это местный барабан, выбивающий ритмический марш.

Оба отряда смешиваются в кучу, наступают и отступают, гнусавят какие-то непонятные слова, вертятся, как волчки, прыгают, разом останавливаются и выстраиваются в ряды по знаку своих вождей.

После таких упражнений необходимо выпить еще; опорожненные кувшины беспрерывно заменяются новыми, полными до краев, которые тотчас же опять опорожняются. Количество поглощенных напитков становится положительно ужасающим. Актеры становятся возмутительно пьяны. А жаль: у них, несомненно, присутствует игра, превосходная мимика, и их жесты и сильны, и правдивы настолько, что во многих отношениях им могли бы позавидовать многие профессиональные актеры. Но зато их крики и возгласы просто оглушают барабанные перепонки европейцев, хотя приводят в неописуемый восторг зрителей-туземцев. Начав с изображения боя, очень живого и удачного, актеры переходят к целому ряду скачков, прыжков и сальто-мортале, которым могли бы поучиться даже цирковые клоуны.

Приходится лишь удивляться точности, ловкости и проворству их движений и тому, каким образом они могут так безошибочно кидать и ловить свое оружие, не задевая друг друга, ни разу не промахнувшись.

Но увы! Катастрофа, которой опасались наши французы, в конце концов свершилась: Зелюко настолько вошел в свою роль, да еще будучи пьян, а быть может, и специально предрасположен к драматическим эффектам, что в один прекрасный момент пронзает своим копьем насквозь бедро одного бедняги, который, конечно, взвыл благим матом. Кровь хлынула ручьем из его раны. Этот ли вопль боли или вид крови совершенно одурманили и без того уже сильно пьяного монарха. Теперь он, окончательно потеряв голову, набрасывается на несчастного и одним ударом вспарывает ему живот.

С ужасным криком несчастный падает, и в ту же секунду все его друзья и враги накидываются на него, как стая голодных волков, и раздирают его в клочья, так что кровавые брызги летят на зрителей.

Вся эта отвратительная сцена длится всего лишь несколько секунд, но и этого достаточно, чтобы вызвать протест у белых.

В естественном порыве благородных людей, возмущенных таким зверством, европейцы хотели броситься между озверевшим Зелюко и его несчастной жертвой, что было бы, конечно, совершенно не нужным самоотвержением, да и могло бы стать для них роковым и все-таки не спасти несчастного, так как прежде чем они успели бы вскочить со своих мест и подоспеть к месту действия, было бы уже слишком поздно. Ибрагим, громко смеявшийся своим резким, злым смехом, дал им понять всю бесполезность подобного вмешательства.

Таков был конец представления.

Фрике был вне себя.

— И после этого мне придется есть за одним столом с этими негодяями, с этими лютыми волками, есть мозги и язычки фламинго в маринованных обезьяньих лапах?! Нет, слуга покорный!

Действительно, для довершения торжества необходимо было еще присутствовать на пиру, перед которым представление являлось лишь вступлением.

В тот самый момент, когда разыгрывался кровавый финал драмы, слуги доложили его величеству, что обед подан.

Волей-неволей пришлось пойти и занять место за этим псевдолюдоедским банкетом. Ибрагим положительно требовал этого от своих белых друзей.

Дело в том, что не принять это приглашение было все равно, что рисковать своей собственной жизнью для европейцев, которым бы Зелюко не простил подобного кровного оскорбления.

Конечно, прославленное блюдо галамундов не внушало Фрике и его друзьям ни малейшего расположения. Но когда оно было вынуто из импровизированной печи, то отвращение его к нему достигло крайних пределов.

Безобразные, бесформенные комья походили на обжаренных ежей. Но когда душистые листья и коренья были удалены, то от блюда распространился такой приятный аромат, что у всех невольно потекли слюнки, даже у французов. Очевидно, не следовало судить о самом кушанье по его внешнему виду.

Даже Фрике, который закрывал глаза, чтобы не видеть обезьяньих рук, напоминавших человеческие, тем не менее с наслаждением вдыхал аппетитный запах этого кушанья, и его обоняние восторжествовало над зрением.

— Кроме того, — говорил мальчуган как бы в свое оправдание, — ведь они сюда не положили никакой отравы, а пахнет еда очень вкусно и аппетитно… Куда ни шло! Попробую!

И он с опаской отправил в рот небольшой кусочек.

— О-о… да это превосходно!.. Прямо-таки бесподобно… Я никогда не ел ничего более вкусного… Теперь я не удивлюсь, что все эти люди… лю…

— Хм! — воскликнул доктор, подскочив на своем месте. — Что все эти люди… что?

— Ну да, что все они любители… этих… этих вкусных вещей!..

И Фрике с нескрываемым наслаждением обгладывал руку гориллы совершенно так же, как будто это была свинячья ножка.

Товарищи последовали его примеру сначала из простой вежливости и без особого увлечения, хотя доктор привык ко всякого рода стряпне, а желудок Андре мог переварить и долото. Поэтому их физиономии за столом были совершенно приличны, тем более что предлагаемое им угощение, в сущности, было похоже только внешне на людоедское.

— Вот видите, доктор, — сказал Фрике, обращаясь к своему другу и вставая из-за стола, — мясо гориллы, оказывается, чрезвычайно вкусно. Но мясо негра, мне кажется, должно быть хуже мяса черта. Я положительно не понимаю, как эти дикари едят двуногих людей, когда так много четвероногих обезьян бегает в их лесах. И подумать только, что скоро они наверняка сожрут того пьянчугу, которого убили сегодня… Счастье наше, что завтра мы уже будем далеко отсюда!

ГЛАВА VII

Кем был месье Андре. — Мнение командира Камерона о португальцах. — Прелести экваториальной флоры. — Желтая змея. — Смертельный укус. — Отчаяние. — Борьба великодушия. — Бессилие науки. — Агония Фрике. — Его неустрашимость и мужество перед лицом смерти. — Мажесте действует. — Роет ли он могилу? — Захоронение одной из ног Фрике. — Барометрические цветы. — Лес деревьев без корней. — Таинственное нападение. — Исчезновение. — Признательность есть добродетель чернокожих. — Доктор и Андре среди европейцев. — «Бедный Фрике! Увижу ли я тебя когда-нибудь?»

Ход событий этого рассказа, столь же необычайного, сколь правдивого, был до такой степени быстр, что до сего времени не было возможности сказать хоть несколько слов о высокосимпатичной личности Андре.

Так как его судьба тесно связана с судьбой парижского гамена и так как в дальнейшем он является главным действующим лицом в тех драматических событиях, которые мы решили проследить, то воспользуемся данным моментом, когда караван Ибрагима покинул страну гатамундов и двинулся дальше к берегу океана, чтобы сообщить читателю в нескольких строках, кем являлся в действительности Андре.

Владея большим состоянием в том возрасте, когда юноши только расстаются со школьной скамьей, Андре, оставшись сиротой на восемнадцатом году, вместо того чтобы кинуться очертя голову в веселый водоворот парижской жизни, занялся изучением юридических наук исключительно с целью пополнить свое образование, но не имея ни малейшей претензии выступать когда-нибудь в зале суда.

Став в двадцать лет блестящим адвокатом, серьезный, работящий и высокообразованный, но вместе с тем веселый товарищ и приятный собеседник, Андре благодаря врожденному уму учился жить, присматриваясь к тем непростительным глупостям, какие совершали на каждом шагу его товарищи, и, будучи не в восторге от всех их кутежей и увеселений, решил пуститься в путешествия. Это было разумное и полезное применение денег и накопленных знаний. Он совершил кругосветное путешествие, но не так, как его совершают англичане, одержимые скукой, а как разумный молодой человек, старающийся все увидеть, изучить, принять к сведению и затем извлечь известную для себя пользу из всего, что он видел и слышал.

Объявление войны в 1870 году заставило его спешно вернуться из Мексики, где он в то время находился. Как человек умный, он был, конечно, и человеком сердечным.

Вернувшись на родину, он не стал испрашивать у правительства ни места, ни назначения, ни какой бы то ни было синекуры, а просто взял ружье образца 1869 года и стал в ряды отечественных войск. Из этого рослого молодого человека выше одного метра восьмидесяти сантиметров вышел превосходнейший пехотинец. Свой долг он исполнял просто и честно, как истинный сын родины. Он был ранен, получил благодарность в приказе, но не получил знака отличия. К чему? Он сохранил на память приказ и тот номер газеты «Военный инвалид», где упоминалось о нем, и этого было для него вполне достаточно. Ничего большего он не желал.

По окончании войны он вернулся к частной жизни так же просто, как вступил в ряды защитников отечества, хотя чин лейтенанта, полученный им на войне, был утвержден за ним военной комиссией по проверке.

Впоследствии он часто оказывал людям услуги, не всегда за это получая благодарности.

Очутившись на свободе, Андре стосковался по морю и снова отправился путешествовать. Он посетил Южную Америку, Австралию и Суматру, затем вернулся в Сенегал, куда его призывали коммерческие дела. Его дядя, богатый судовладелец в Гавре, имел в Аданлинанланго крупную факторию, дела которой за последнее время сильно покачнулись. Приведя в порядок дела родственника, благодаря своему труду и энергии Андре намеревался вернуться во Францию, когда шлюп, шедший вверх по течению Огоуэ в поисках доктора Ламперрьера, пристал, так сказать, у его порога.

Положив в свой дорожный чемодан пятьсот патронов и пару фланелевых рубашек, закинув за спину свое ружье центрального боя, он с разрешения командира судна присоединился к экспедиции, во главе которой стоял тот же юный командир судна, его приятель.

Читатель уже знает, каково было его поведение во время событий, рассказанных в начале этой книги.

Атлетически сложенный, с наружностью холодной и решительной, но по натуре чуткий и отзывчивый на все хорошее, способный на великодушные порывы, корректный и выдержанный, как настоящий джентльмен, Андре сразу выделялся среди обыкновенных людей. Его необычайная ловкость в телесных упражнениях, непоколебимое хладнокровие и железное здоровье и ко всему этому удивительно верный и зоркий глаз давали ему громадное превосходство над другими путешественниками и случайными товарищами, с которыми его сталкивала судьба.

Фрике питал к нему чувство, похожее на благоговение. Все, что только говорил месье Андре, было для него словом евангельским; имя его почти не сходило у него с языка.

Другое лицо, о котором мы также в последнее время мало говорили, это Мажесте, «другое я» Фрике.

Прежде всего, надо сказать, что этот чернокожий мальчуган был как бы неразлучной тенью белого мальчугана. Вся его жизнь заключалась в том, чтобы любить Флики, делать, как Флики, смотреть на Флики, если тот молчит, и слушать его, если тот говорит, словом, подражать ему во всем.

Он, как и Фрике, был славным маленьким пареньком. Его образец для подражания ничем дурным не отличался, поэтому маленький негритенок смело мог во всем походить на него. Правда, Фрике не блистал особым воспитанием, но под экватором это и не требуется. Кроме того, так как Фрике всеми силами души любил Андре и доктора, то и Мажесте, со своей стороны, считал, что предан, как собака, Анли и Доти.

Словом, негритенок попал в хорошие руки — эти трое европейцев сделают из него настоящего человека. Уже и сейчас под их влиянием с поразительной быстротой развивались ум и сметливость этого молодого африканца. Фрике был просто на седьмом небе от восхищения негритенком. Ведь это он «изобрел» Мажесте.

Он вполне сознавал, что в былые годы из него бы вышел жалкий ментор, но теперь другое дело.

Главная часть воспитания Мажесте принадлежит ему: он умеет приближаться к уровню его понимания и растолковывать ему все, что мальчугану при случае желают преподать Андре или доктор.

Ну а теперь продолжим далее наше «кругосветное путешествие».

Ибрагим продвигался по направлению к берегу моря. О своих невольниках он заботился не меньше, чем всякий конский барышник о своем табуне. В сущности, он был неплохой господин для своих рабов. Он был чисто коммерческим человеком, вовсе не злым, не свирепым и не жестоким, и если возмутительное занятие — торговля живым товаром, к стыду нашему, находит себе приверженцев и среди европейцев, то что можно сказать относительно этого дикого абиссинца?

Вскоре его товар должен был быть продан экспортерам-португальцам, которые, по словам знающих людей, являются нравственными участниками работорговли. В своих отчетах о путешествии через Центральную Африку бывалые первооткрыватели континента говорят, что португальцы не только умышленно закрывают глаза на эти возмутительные сделки, совершающиеся у них под носом, но еще нередко негласно сами принимают в них фактическое участие.

Караван двигался медленно, но без происшествий. До берега Атлантики было уже недалеко. Впрочем, и все расстояние, которое приходилось пройти каравану, было не особенно велико, всего около ста шестидесяти километров. Караван, отправившийся с верховьев Огоуэ, спустился с севера на юг, следуя почти все время по одиннадцатому градусу восточной долготы.

Верховья Огоуэ, как известно, находятся как раз в том месте, где первый градус южной широты пересекает одиннадцатый градус восточной долготы. Наши путники, проследовав по гористой местности, носящей название Ншави, должны были двинуться дальше по пятой параллели до реки, обозначенной на карте именем Луиза-Лоанго, но которую Ибрагим именовал просто «рекой».

Здесь должна была пройти погрузка живого товара на суда, о чем говорили не иначе как благоговейным шепотом.

Никому из трех друзей не удалось ничего узнать об этом «Крейсере с берега Черного дерева», который должен крейсировать в открытом море, несмотря на английские и французские суда, которым поручен надзор за этим побережьем с целью воспрепятствовать негодяям экспортировать чернокожих. Это таинственное судно носило также несложное название просто «судно», точно так же, как река называлась просто «рекой».

Все необычайные красоты экваториальной флоры оставляли несчастных африканцев совершенно равнодушными, но зато трое европейцев не могли вдоволь налюбоваться ими. При этом доктор имел случай применить свои познания в ботанике и наделял все эти удивительные экземпляры не менее забористыми и зачастую очень странными названиями, ничуть, впрочем, не уменьшавшими восторгов его земляков.

Фрике был очень рад случаю приобрести новые знания, хотя наставник относился к делу несравненно серьезнее, чем ученик.

Вот повстречался красавец-элаист, или гвинейская пальма, с его перистыми грациозными листьями и ярко-красными плодами, из которых добывали пальмовое масло, их вид вызывал у Фрике неприятное воспоминание об экваториальной гавезе для откорма людей. Там — гигантские резиновые деревья с их темно-зелеными блестящими, точно клеенчатыми, листьями красиво переплетаются с изящной бахромой чихрицы, а там дальше — папирус, ротанги, имбирь с их вечнозеленой листвой, представляющие собой типично тропический лес с его влажно-жарким климатом и удушливой атмосферой теплицы.

Здесь же растут и шелковые деревья с их негнущимися стволами, а рядом с ними — фринии, смоковницы и бамбуки. А вот и длинные коренья с фиолетовыми стеблями, красные перцы, гифенеи с крепкими волокнами, черные или железные деревья, сандалы, красные деревья, тамаринды и прочее.

Укажем еще мимоходом и на арековую пальму, заменяющую туземцам табачную жвачку, бесчисленные виды молочаев, ананасы, бананы, кассавы, ятрофы, протеи, сорго, маис и mieina pruricons, страх и ужас туземцев, благодаря той удивительной цепкости, с какой волоски этого растения впиваются в тело человека, причиняя сильную боль.

Все эти растения, деревья, лианы, кусты, травы и злаки, сгибающиеся под тяжестью плодов, или цветков, или зерен, или орехов, сплетаются между собой, образуя колоссальную площадь, на которой ютятся всевозможные живые твари тропической фауны, начиная с громадных и мрачных носорогов, красных и черных буйволов, гиппопотамов и слонов, питающихся на этих обильных пастбищах и ютящихся в их недоступных чащах, из которых с шумом вылетают целые стаи марабу, журавлей, фламинго, гусей со шпорой на крыле, рыболовов, хохлатых цапель, ибисов, колпиц, бекасов и уток.

Змеи здесь также многочисленны и разнообразны: здесь встречаются виды, начиная с боа и питона и кончая маленькой зеленой гадюкой, — все они недобрые соседи для человека и даже для большинства животных, и встреча с ними не желательна ни для кого.

Обезьян здесь также целые стада в несколько сотен голов; и все они приветствуют путешественников самыми оглушительными криками и отвратительными гримасами, а зачастую и градом кокосовых орехов.

Есть здесь и сравнительно редкие черные обезьяны с белыми ошейниками — гверецы, и маленькие серенькие обезьяны, и громадные ревуны, и забавные шимпанзе, и много других.

Как видно, бедному Фрике с большим трудом удавалось классифицировать всех представителей растительного и животного мира и затем изучать под руководством доктора, методически и подробно, так как его наставник давал всему многообразию природы подробные описания, желая, чтобы его удивительно способный ученик надлежащим образом пополнил свои первоначальные естественнонаучные знания, почерпнутые из книг с картинками.

— Видишь ли, матросик, я хочу, чтобы из тебя вышел человек ученый; понимаешь, настоящий ученый. Говорят, что путешествия развивают молодежь; да, но при условии, если она умеет пользоваться тем, чему можно научиться, и я надеюсь, что твое кругосветное путешествие не останется для тебя бесплодным!

— И это только благодаря тому, что мне посчастливилось встретиться с вами, мой милый, добрый доктор! Ведь без вас я, вероятно, изучал бы ботанику на дне судовой угольной ямы или перед раскаленной машинной топкой, а теперь я буду учиться и постараюсь узнать как можно больше обо всем и стать настоящим знатоком!

— Так, так, — одобрил его Андре, радуясь, что мальчуган так серьезно отнесся к преподаваемым ему сведениям. — И знаешь ли, — добавил он, — ведь у тебя феноменальная память! Это большое счастье!

— Это, быть может, объясняется тем, что я ее раньше ничем не утруждал, а теперь мне надо нагонять потерянное время. Кроме того, заниматься с доктором и с вами так приятно, все идет так хорошо.

Действительно, все шло так хорошо, и вдруг…

Однажды утром караван медленно двигался вперед; невольники волочили за собой свои тяжелые деревянные колоды, что-то жалобно напевая. Осанор шел вольно; трое европейцев, желая поразмять ноги, решили пройти часть пути пешком.

Фрике заглядывал туда и сюда, вправо и влево, отыскивая какой-нибудь незнакомый плод или ягоду, цветок или насекомое.

Вдруг он громко вскрикнул.

— Что такое? — спросил доктор.

— Меня что-то укололо в ногу!

— Покажи скорее!

— Пустяки… это, вероятно, большой муравей меня ошпарил… сейчас пройдет… Ах, нет… это не то… доктор, туман мне застилает глаза… Доктор, меня тошнит… Что это такое?.. Ах, доктор… мне холодно… меня знобит!..

— Дитя мое, бедный мой мальчик, что с тобой, говори!

— Тут… тут на ноге… что-то такое так и рвет меня за мясо… я… я…

Он не мог сказать ничего больше, страшно побледнел; голова его откинулась назад; глаза закрылись. Он зашатался и, наверное, упал бы, если бы Андре не успел вовремя поддержать его.

Что же было причиной этого неожиданного внезапного нездоровья? Доктор поспешно откинул бурнус, в который был облечен Фрике, и крик ужаса вырвался из его уст:

— Несчастный мальчик! Это змея!

Выпрямившись, как металлический прутик, на ноге немного выше колена повисла маленькая желтая змея длиной не больше сорока сантиметров; в ее судорожно сжатых челюстях была закушена легкая ткань брючек Фрике, а острые, как иглы, зубы, прокусив ткань, глубоко впились в ногу мальчугана.

Казалось, все силы этого маленького пресмыкающегося были сосредоточены в его челюстях; оно, казалось, замерло в этом укусе, так что ничто не могло заставить его разжать зубы.

С момента укуса едва ли прошло две минуты.

Недолго думая доктор раскрыл под прямым углом свой большой складной нож и, подведя его лезвие под самую шею змеи, быстро нажал пружину складня, который, захлопнувшись, разом отсек голову маленького гада. Тотчас сведенные челюсти разжались, и голова упала на траву возле судорожно извивающегося тела.

Два крошечных укола, совершенно похожих на уколы тонкой булавкой или иглой, ясно виднелись на ноге мальчугана, и окружал эти уколы синеватый круг величиной с пятифранковую монету.

Негры при виде маленькой желтой змейки не могли скрыть ужаса. Было видно, что они считают Фрике безвозвратно погибшим.

Действительно, укус этой змеи смертелен.

— Так было суждено! — холодно и спокойно промолвил Ибрагим, подойдя к группе, образовавшейся вокруг Фрике. — Твой друг умрет! — добавил он, обращаясь к Андре.

Фрике был в глубоком обмороке и ничего не слышал.

— Доктор, друг мой… спасите его! — воскликнул молодой человек сдавленным голосом. — Скажите, что нужно делать?

— Нужно прежде всего спокойствие… очередь действовать за мной! — С этими словами доктор проворно разорвал одежду на ноге мальчика и своим большим складным ножом сделал над укусами глубокий крестообразный надрез, к которому прильнул губами и принялся высасывать кровь, которая, однако, упорно не показывалась, несмотря на то что рана была глубокой. Он напрягал все свои силы, не думая о том, что и сам, в свою очередь, может стать жертвой этого страшного змеиного яда.

Прошло несколько страшных, мучительных минут.

— Ну, теперь мой черед! — сказал Андре.

— Нет, — возразил доктор, — довольно, если погибну я один, трое уж слишком много. Кроме того, я — врач, это моя прямая обязанность…

— А я его друг, это мое право! — сказал Андре. — Я вас прошу позволить мне это.

— Несчастный мальчик! Это змея!

И Андре, в свою очередь, энергично принялся высасывать рану, но так же безрезультатно.

Что же делал тем временем негритенок? В первую минуту он был как бы в столбняке, затем хотел, как тогда, при похищении Фрике гориллой, дать свой совет, но его сбивчивый способ выражения мыслей лишал возможности быть понятым. Видя бесполезность своих усилий объяснить другим то, что он думал сделать, мальчуган наконец безнадежно махнул рукой и, схватив лопату у одного из абиссинцев, тотчас же принялся с бешеной энергией рыть глубокую яму.

— Что он делает?

Неужели он уже роет могилу для своего друга? Неужели и он считает белых людей, о которых он всегда был такого необычайно высокого мнения, совершенно бессильными в данном случае?

Действительно, у доктора не было под рукой никакого противоядия. У него даже не было времени раскалить кусочек железа, чтобы прижечь рану.

Пошарив в своем патронташе, доктор достал оттуда один патрон, раздавил его между пальцами, засыпал порохом слегка кровоточащую рану, затем, подойдя к Ибрагиму, продолжавшему курить свою неизменную трубку, коротко и повелительно сказал:

— Дай сюда! — и почти грубо вырвал трубку у него из рук.

Разгоревшийся табак образовал в трубке уголь, который доктор ловко скинул концом своего ножа на засыпанную порохом рану.

Порох тотчас же вспыхнул; ткань кругом почернела и обуглилась.

Резкая боль, вызванная ожогом, вывела Фрике из обморочного состояния. Бедняга был мертвенно-бледен. Губы у него совершенно посинели, и дыхание стало свистящим. Его глаза были закрыты. Ноздри сжались и не могли разжаться. У него начиналась агония.

А маленький негритенок продолжал рыть яму, ни на минуту не отрываясь от своей работы.

— Доктор… месье Андре! — слабым голосом произнес бедный мальчик. — Все кончено… Я чувствую, как холод ползет все выше и выше у меня по телу… Я даже не чувствую боли… но сердце мое перестает биться… А жаль… Я вас очень люблю… обоих… и жизнь была так прекрасна с вами… потому мне жаль расстаться с ней теперь… да… позаботьтесь о моем бедном… черном братце… усыновите его… сделайте из него… хорошего человека… потому что я… я уже ничего для него не могу… я… умираю… да… умираю… Но я хочу умереть, как мужчина!.. — вдруг сказал он, собравшись с силами. — Прощайте, друзья мои!.. — И голова умирающего юноши тяжело упала на грудь.

Доктор, бледный как смерть, старался сдержать душившие его рыдания. Крупные слезы катились по лицу Андре. Оба они казались живым воплощением глубокого горя.

Даже абиссинцы Ибрагима, все до одного полюбившие веселого и добродушного парижанина, оглашали воздух пронзительными и протяжными криками горести.

— Так было суждено! — промолвил вполголоса работорговец, склоняясь со скорбной почтительностью над телом Фрике, которое теперь вполне можно было принять за труп.

Вдруг дикий вой, в котором не было ничего человеческого, огласил воздух: это был маленький негритенок, который только что закончил свое дело и, бросив в сторону свой заступ, задыхаясь, выбиваясь из сил и обливаясь потом, кинулся к Фрике, которого он конвульсивно сжал в своих объятиях.

— Я… я не хочет… ты умереть… Я, я не хочет! — кричал он душераздирающим голосом и с невероятной силой, какой от него никто не мог ожидать, схватил безжизненное тело своего юного друга и поволок его бегом к вырытой им глубокой яме.

Сорвав с Фрике штаны, негритенок обнажил до самого бедра больную ногу Фрике, которая была раздута и мертвенно потемнела, причем на ней местами уже выступали желтые прожилки и подкожные узлы.

И доктор, и Андре молча предоставили маленькому негру делать то, что он хотел, хотя и не догадывались еще о его намерении.

Вдруг безумная, фантастическая мысль родилась в их мозгу, и они уцепились за нее со всей страстностью отчаяния: неграм известны некоторые снадобья и рецепты, которых не знает современная терапия, но они иногда совершают чудеса. Быть может, еще не слишком поздно. Как знать, быть может, здесь, в этом спасение!.. Потеряв всякую надежду сделать еще что-либо для спасения жизни Фрике, сознавая свое полное бессилие в данном случае, они предоставили маленькому негритенку полную свободу действий.

Положив Фрике на землю. Мажесте опустил больную ногу в самую глубину ямы, так что она ушла в нее целиком. Яма, имевшая вид очень глубокой борозды или очень узкой траншеи, опускалась под уклон приблизительно в тридцать пять градусов; другая нога Фрике покоилась на траве. Тело больного Мажесте слегка приподнял на груду свежевырытой земли, а под голову подложил большой ком мягкой травы. Словом, постарался сделать так, чтобы его другу было удобно и спокойно лежать. Затем, не теряя ни минуты, он принялся методически закапывать или, вернее, зарывать больную ногу Фрике, обкладывая ее пригоршня за пригоршней свежей землей.

Вскоре вся траншея была заполнена и нога зарыта по самое бедро и плотно сдавлена крепко примятой землей.

Между тем Фрике все еще не приходил в себя. Трудно даже было сказать, дышит ли он.

Желая убедиться в этом, доктор поднес к его рту блестящее лезвие своего складного ножа… Едва заметное пятнышко от дыхания на минуту затуманило полированную сталь; в этой юной груди теплилось еще дыхание жизни, но столь слабое, что его едва ли могло хватить надолго.

Андре не решался даже ни о чем спросить доктора, но взгляд его красноречивее всяких слов выражал тревогу.

— Он еще жив, — проговорил доктор дрожащим голосом. — Будем надеяться!.. Как знать!.. Какое-нибудь чудо, может быть, спасет его!..

Мажесте присел на корточках за спиной Фрике и, поддерживая его голову, любовно стирал беловатую пену, появляющуюся у него в углах губ.

Негритенок не казался особенно обескураженным; напротив, его лицо как будто дышало надеждой, которую остальные друзья Фрике никак не могли разделить с ним.

Ибрагим приказал сделать привал. Его телохранители, опечаленные случившимся, не развлекались теперь, как обыкновенно на привалах, отпуская шумные шутки. Все они как-то приуныли и притихли.

Несчастные невольники растянулись в тени на траве возле своих тяжелых деревянных колод и впали в тяжелую дремоту. Какое им дело до случившегося? Многие из них, быть может большинство, завидовали этому несчастному мальчику и хотели бы быть на его месте.

Прошло целых два бесконечно длинных мучительных часа. Доктор и Андре не спускали глаз со своего юного друга, следя за малейшими изменениями в его лице.

— Нет, все кончено! — горестно простонал Андре. — Он не шевелится!.. Бедный мальчик!

— Я в отчаянии, друг мой, — отозвался доктор, — милый наш мальчик, он был такой славный… такой отважный… Не может быть, я просто не могу поверить, чтобы он умер… Сколько в нем неподдельного мужества… Сколько искренности и простоты… Он — живое воплощение этой веселой и бодрой парижской толпы…

— Но, мусси Доти… мусси Адли… он не умер… нет, нет, не умер… я говорю, он не умер…

В тот самый момент, когда маленький негр произносил эти слова, легкая краска появилась на скулах больного. Немного погодя он медленно раскрыл глаза; затем губы его зашевелились, бормоча какие-то бессвязные слова.

— Он жив! Смотрите! — радостно воскликнул доктор, обращаясь к Андре, и голос его дрожал от сильного душевного волнения.

— Да, да…

Слабый вздох вырвался из груди Фрике, затем нечто похожее на стон, потом раздался слабый крик: вторично сильная боль возвращала его к жизни. Его нога, сильно сжатая землей, причиняла ему дикую, мучительную боль.

— Что вы со мной делаете? — спросил он с усилием. — Вы мне кости ломаете… Ой-ой-ой!.. Вытащите меня из этой ямы… Я еще не умер… Выройте меня… доктор! Доктор, помогите мне!

— Я еще не умер… Выройте меня… доктор! Доктор, помогите мне!

— Полно, дитя мое, успокойся… Потерпи еще немного, и ты будешь спасен, я надеюсь… Соберись с духом и будь мужествен, как всегда!..

— Но скажите же наконец, что это такое?.. Я ничего не понимаю… Я не знаю, где я и что со мной делают…

Вдруг он увидел возле себя улыбающееся лицо Мажесте, скалившего свои большие белые зубы.

— Ах да… змея! — слабо улыбаясь, пролепетал Фрике. — Так я останусь жив… Не правда ли?.. Да?

— Да, мой дорогой мальчик!.. Да, конечно! Только будь спокоен, не волнуйся… Мы тебе все это потом расскажем!

— Какой ты славный, мой маленький черный братец… Как ты трогательно ухаживаешь за мной!.. Ты, кажется, только и делаешь, что раз за разом спасаешь мне жизнь! А где же месье Андре?

— Я здесь, друг мой… здесь!

— Как я рад, что снова вижу вас всех! Я думал, что уже все для меня кончено.

— Да полно тебе, молчи! — ласково пожурил его доктор. — Подождем еще окончательных результатов этого своеобразного лечения.

— Вам хорошо говорить «подождем», а каково мне? У меня сильно болит нога… Я мучаюсь, как грешник в аду! Я так бы и вырвался из этой ямы!

— Нет! Нет! — заволновался вдруг Мажесте, заставляя Фрике силой лежать спокойно. — Не шевелись!

И он продержал ногу своего бедного друга зарытой в продолжение целых четырех часов. Но боль в ноге была до того сильна, что бедняжку приходилось удерживать силой.

Наконец Мажесте счел возможным вырыть из земли ногу своего друга и сделал это со всевозможными предосторожностями. По мере того как удаляли землю, боль ослабевала. Когда нога была совершенно вырыта, то все увидели, что она приняла свой естественный цвет и вид; только в том месте, где воспламенился порох, оставалось большое темное пятно, но опухоль прошла.

Фрике был спасен; теперь это было ясно для всех.

Неунывающий мальчуган хотел подняться на ноги: он, в сущности, ощущал только сильную ломоту. Но силы ему изменили, и в тот момент, когда он вскочил, чтобы броситься на шею своему маленькому спасителю, нога не выдержала тяжести его тела, и он грузно упал на землю, растянувшись во всю длину.

— Господи, как я, однако, ослаб! — воскликнул он, но затем, убедившись, что при всем желании он не в состоянии удержаться на ногах, принялся смеяться над своим приключением.

— Нет, я теперь решительно не в состоянии проделать те прыжки и кувырканья, которые так забавляли покойного Бикондо. Но все равно, жизнь — прекрасная штука! Знаешь что, Мажесте, ведь ты — удивительный человек! — и со свойственной ему шутливостью, под которой он не всегда искусно умел скрыть свою сердечность и чувствительность, он добавил: — Право, Мажесте, ты настоящий друг!

Мажесте не очень-то понимал, что говорил обожаемый Фрике, но, видя его по-прежнему здоровым, веселым и довольным, и сам был рад этому и потому просто отвечал:

— Да!

— Как хочешь, Мажесте, а я должен тебя поцеловать! — продолжал Фрике, и они оба слились в искреннем братском объятии.

Мажесте сиял от счастья. Его радость выражалась в коротких возгласах и прыжках и удивительным отражением всех переживаний и чувств на физиономии, несравненно более выразительной, чем какие бы то ни было слова.

Фрике, который теперь уже был не в состоянии идти дальше пешком, посадили на слона, встретившего его особенно радостно. Это умное животное, видевшее только что своего маленького приятеля недвижимым, несколько раз выказывало весьма ясно свою тревогу и беспокойство. Слон ощупывал его со всех сторон, обнюхивал, стоял над ним, уныло понурив голову, или глядел поочередно на окружающих, точно вопрошая их, что же происходит с его другом? Теперь же, когда Фрике был посажен к нему на спину, слон как-то разом повеселел и легкой трусцой, с самым довольным видом побежал по дороге.

Караван только что миновал горные отроги весьма значительного горного хребта Санта-Компинда. Всего только пятнадцать миль отделяло теперь путешественников от берега Атлантики. Соленый запах моря через несколько часов станет уже чувствоваться в воздухе.

С западной стороны горного хребта тянулся на протяжении около трех миль диковинный карликовый лес с самым фантастическим сочетанием разной растительности, о какой только может мечтать любой ботаник.

Это был настоящий лес, разросшийся во все стороны, куда ни кинешь взгляд. Мы называем его «лесом», потому что нет иного названия для собрания деревьев такого рода, как вельвичия, стволы которых толщиной часто больше двух метров никогда не достигают более полуметра высоты.

Эти низкорослые деревья разрослись исключительно только вширь, а не в высоту. Их стволы больше всего походили на огромных размеров пни, чрезвычайно низко срубленные, из которых вырастают только два громадных чудовищно толстых липких листа длиной около двух метров и шириной до шестидесяти пяти сантиметров. Впечатление, производимое этими уродливыми карликами древесного царства, вызывает просто удивление.[10]

Однако рассматривать эти деревья было некогда: не успел караван, покинув вельвичии, вступить в большой густолиственный лес, как на него посыпался целый град красноперых стрел. Раздалось несколько выстрелов — и куски рубленого свинца, заменяющего дикарям пули, прожужжали над головами путников.

Моментально абиссинцы выстроились в каре и наугад дали общий залп по виновникам этого неожиданного нападения. Ибрагим, едва веря своим глазам, все же не терял обычного спокойствия и самообладания. По его приказанию невольников тотчас же поместили в центр каре, и все меры предосторожности были приняты в мгновение ока.

Между тем стрелы продолжали сыпаться градом. Несколько абиссинцев уже были ранены, а отвечать нападающим было трудно: их не было видно. Так как торговля рабами не воспрещается ни одним из негритянских властелинов, которые в ней видят для себя источник доходов, то нападение это могло быть произведено разве что только грабителями, польстившимися на богатства каравана.

Несколько невольников были убиты, остальные отчаянно выли. Ибрагим при виде нанесенного ему убытка бесился от ярости и, собрав вокруг себя человек тридцать, устремился с ними вперед, чтобы выбить из засады невидимых врагов. Те, видя безуспешность своей атаки и поняв, что им не справиться с противником, бросились бежать.

После того как пороховой дым рассеялся, стали считать потери. Доктор и Андре первым делом бросились искать глазами слона, который вез Фрике и маленького негритенка.

Но их нигде не было видно.

— Фрике! Фрике! — окликали они своего соотечественника, но только одно глухое эхо вторило им.

— Да это какое-то проклятие! — воскликнул доктор своим громовым голосом.

— Это нечто невероятное! — вздыхал Андре, страшно встревоженный. — Неужели нужно было, чтобы случилось еще такое несчастье в тот момент, когда мы уже почти у цели!

Они кинулись на поиски и скоро наткнулись на большие следы слона, который под влиянием непреодолимого страха бежал, унося на своей спине двух юношей. Очевидно, Фрике, который не в состоянии был двигаться, не мог слезть, а негритенок, конечно, не захотел покинуть его. Тонкая струйка крови виднелась по следу слона: видимо, животное было ранено, и этим объяснялся его испуг.

К несчастью, теперь он, вероятно, был далеко. Его высокая скорость, позволяющая ему без малейшего усилия опережать лошадь, несущуюся галопом, несомненно, дала ему возможность удалиться за это время на большое расстояние.

Удрученные и пришибленные этой новой бедой, друзья Фрике были вынуждены наконец прекратить свои бесполезные поиски.

Неужели их ненаглядный мальчик и его маленький черный дружок навсегда затерялись в этой дикой глуши Экваториальной Африки?

На другой день работорговец со своим караваном находился уже всего в двух десятках километров от Атлантического океана, на берегу реки Луиза-Лоанго, близ устья которой должно было находиться таинственное судно, ожидавшее свой живой груз.

— Нам надо расстаться! — вдруг сказал Ибрагим, обращаясь к Андре.

Последний хотел было возразить, но тот прервал его на полуслове.

— Довольно! — заявил он почти резко. — Я сдержал данное вам слово. Ваш тобиб действительно спас мне жизнь, и я, со своей стороны, сделал для него, для тебя и для мальчугана все, что мог. Я не мог отправиться за Фрике на поиски, не пожертвовав целым состоянием. Здесь мы с вами расстанемся: белолицые не могут присутствовать при погрузке черных невольников и не должны знать места, где встречаются работорговцы для своих торговых переговоров и сделок! Мои люди проводят вас в Шинсонксо к устью реки Каконго. Там вы найдете европейцев, которые, без сомнения, позволят вам дождаться у них отправления пассажирского пакетбота в Европу! Впрочем, — добавил Ибрагим со свойственной ему странной усмешкой, — раз «Судно» здесь, то и «Молния» должна быть недалеко; «Молния» крейсирует здесь для того, чтобы помешать мне погрузить мой товар. Но мы еще посмотрим, удастся ли ей это. Итак, я сказал вам: прощайте! Я рассчитался с вами!

Спустя два часа после этого наши друзья, изнемогающие, уже были возле города или, вернее, селения Шинсонксо и пожимали руки европейским коммерсантам, вышедшим их встретить. Описав в кратких словах свою одиссею в Экваториальной Африке, они воспользовались гостеприимством, предложенным им радушными жителями Шинсонксо.

Доктор хотел непременно на другой же день отправиться на поиски мальчугана, и Андре, конечно, всей душой присоединился к нему в этом желании. Но какая-то непостижимая фатальность, преследовавшая во всем бедного Фрике, помешала осуществлению этого намерения.

Именно в тот момент, когда наши друзья после столь долгого отсутствия всякого рода элементарных удобств собирались наконец снова лечь в постель, Андре, который за двенадцать часов до того чувствовал легкие озноб и дрожь, вдруг ощутил сильное головокружение, затем стал бредить; потом у него сделались сильные конвульсии; стиснутые зубы скрежетали с невероятной силой; липкий пот выступил на лице, страшно побледневшем и судорожно искривившемся. Все его тело поминутно корчилось. Глаза потухли, а дыхание стало хриплым и порывистым.

В несколько минут страшная болезнь захватила его с неодолимой силой.

Все эти роковые симптомы были слишком хорошо знакомы старому морскому колониальному врачу: у Андре был приступ злокачественной африканской лихорадки.

Через четверть часа состояние больного было почти безнадежно.

— Какое тяжелое испытание посылает мне судьба во всем, что я люблю и что мне дорого! — печально прошептал доктор, склоняясь над изголовьем больного. Но, несмотря на все горе, энергия его не ослабевала ни на минуту. Надо сделать то, что можно и что не терпит отлагательства! Надо прежде всего спасти Андре, отстоять его у смерти… А мой бедный Фрике… Увижу ли я его когда-нибудь?

Часть вторая

МОРСКИЕ РАЗБОЙНИКИ

ГЛАВА I

Поединок на палашах. — Давид и Голиаф. — «Джордж Вашингтон». — Дань уважения французскому флагу. — Деритесь насмерть. — Стой! — Два лихих борца. — Командир, который не любит шутить. — Письмо бандита и портрет ребенка. — Господин, а в сущности раб. — Командир уважает честных людей, но не подражает им. — Военное судно и судно-хищник.

— Херр Готт!

— Доннер веттер! (Громы небесные!)

— Тартойфель! (Сотни чертей!)

— Ке дьябль! (Кой черт!)

— Херр Готт, Сакрамент!

— Так ты вот как действуешь!.. Подожди!.. Я тебя! Ну, теперь берегись у меня… Я угощу тебя как следует!

Эти возгласы частью на французском, частью на немецком языке и еще на каких-то непонятных диалектах сопровождал громкий лязг клинков.

Два человека, оба босые, с непокрытыми головами, с засученными до локтей рукавами, яростно сражались на дрожавшей у них под ногами палубе судна.

Они бились на саблях или, вернее, на палашах, тех грозных морских палашах, прозванных матросами забавным прозвищем «ковши», которые обыкновенно употребляются в деле при абордаже.

Вооруженные этими длинными тяжелыми палашами, бойцы с ожесточением наносили друг другу страшные удары.

Голос, ругавшийся по-немецки и призывавший поочередно то Бога, то черта, принадлежал огромному мужчине почти двухметрового роста, с торсом, напоминавшим пивную бочку, поставленную на ноги, которые походили на толстые обрубки древесных стволов. Он вертел своим палашом, словно гусиным пером, и всем своим видом олицетворял грубую физическую силу со всеми ее отрицательными сторонами.

Его физиономия соответствовала фигуре: обросшее нечесаной и нестриженой рыжей бородой, с маленькими злыми глазками и фиолетово-сизым носом заправского пьяницы, это лицо, казалось, было вырублено топором из кленового дерева.

Другой голос, молодой, свежий и вибрирующий, отличался тем неподражаемым акцентом, услышав который, всякий, хорошо знакомый с наречием, на котором говорят от Берси до Отейля и от Монмартра до Моружа, даже под 35° южной широты и 45° восточной долготы, сразу воскликнул бы:

— Это парижанин!

Если его возгласы и были менее внушительны, чем ругательства противника, то все же действия не уступали в решительности, а выпады были не менее проворны и удары саблей не менее верны и сильны.

С виду он был еще совсем подросток: ему не было еще и восемнадцати лет; росту у него не хватало до полутора метров; на подбородке не замечалось ни малейшего намека на бороду, и хрупкая на вид фигурка напоминала мальчишку. Его слегка вздернутый нос жадно вдыхал свежий морской воздух, а глаза, блестящие, как клинок палаша, в известные минуты готовы были затуманиться слезами. Его сухие мускулистые ноги обладали необыкновенной силой и подвижностью, а руки были точно железные.

Его миниатюрная кисть совершенно исчезала под защитной чашкой палаша, благодаря которой среди матросов оружие и заслужило свое забавное название «ковша».

Он владел тяжелым широким палашом с такой же ловкостью и легкостью, как костяным ножом для резки бумаг или детской жестяной саблей, и поэтому, несмотря на свою юность, являлся серьезным противником.

Глядя на двух соперников, представлявших собой столь разительный контраст, невольно напрашивалось сравнение с библейским единоборством Давида и Голиафа.

Удары сыпались без счета. Бородач рубил с остервенением, сплеча, а его маленький противник отражал один за другим удары с невозмутимым хладнокровием. Удары колосса могли бы свалить с ног быка, но мальчуган ни разу не дрогнул, не подался ни на йоту назад. Всякий раз маленький француз ловким, кошачьим движением избегал острия палаша, а великан, совершенно смущенный после непредвиденного им промаха, старался вновь принять прежнюю позицию. В этот момент клинок парижанина задевал его слегка, как бы шутя, точно желая предостеречь его, сказать ему: «Берегись!»

И разъяренный великан, смотревший сначала с пренебрежением на своего малыша-противника, а теперь призывавший на помощь все свое искусство и умение, чтобы справиться с ним, несомненно, понимал это.

Три десятка матросов, ставших бесстрастными свидетелями этого упорного поединка, кольцом обступили бойцов. В первом ряду стоял молодой негритенок лет пятнадцати, не спускавший глаз с молодого парижанина и следивший за каждым его движением.

Но вот наступил перерыв. Немец с жадностью схватил поданную ему бутылку джина, выбил пробку и залпом осушил ее до дна.

Негритенок подал французу бутылку рома, но тот отказался.

— Нет, рома нельзя. Дай мне лучше воды! — И, сделав несколько больших глотков из объемистого железного ковша, который ему подал один из близстоящих матросов, юноша поднял с земли свой палаш и иронически воскликнул, обращаясь к противнику:

— Если вам будет угодно, милостивый государь, я к вашим услугам!

Не промолвив ни слова, немец встал в позицию. Снова послышался лязг оружия; противники дрались теперь с еще большим азартом.

Матросы экипажа стали держать пари между собой, один ставил на одного, другие на другого из бойцов. Великан перестал теперь внушать уверенность в победе, тогда как его маленький противник вдруг сделался общим любимцем. Подвижность, неутомимость, хладнокровие и умение владеть оружием маленького храбреца склонили на его сторону даже самых скептически настроенных зрителей.

Дело, по-видимому, близилось к концу, и через несколько минут один из противников должен был пасть мертвым на дощатый настил палубы.

Судно, на палубе которого разыгрывалась эта драматическая сцена, было великолепным, хорошо оснащенным трехмачтовиком. Оно шло на всех парусах к восточному берегу Южной Америки.

Как мы уже говорили, в данный момент судно находилось под 35° южной широты и 45° восточной долготы, то есть приблизительно на расстоянии 10° от Буэнос-Айреса.

Его черный, как уголь, корпус с белой бортовой полосой летел над волнами с легкостью породистого скакуна, который шутя берет препятствия.

Длинное и узкое судно по своему строению напоминало щуку и, казалось, было предназначено строителями быть одним из быстроходнейших судов. Это мирное парусное судно с двигателем в пятьсот лошадиных сил и двумя кормовыми винтами смело могло бы оставить за собой самый быстроходный трансатлантический пароход.

Кроме того, оно отличаюсь уверенностью хода и всех маневров как судно испытанное и уже побывавшее в переделках. Как и в гражданском платье легко узнать старого вояку, так и судно, видавшее иную судьбу, всегда можно с первого взгляда отличить от купца, который весь свой век только и делает, что доставляет грузы пряностей, хлопка или какао. Его стройные мачты напоминали удальцов, прорывавших блокады в минувшие времена американской освободительной войны, и затем совершали подвиги, ставшие легендарными в записях флота.

Идеальная чистота, соблюдавшаяся на этом судне, была похожа на строжайшую чистоту и опрятность на военных судах. Экипаж из тридцати человек, за исключением, быть может, одного рыжебородого немца, отличатся теми добродушно сияющими, широко улыбающимися физиономиями, какие обыкновенно приходится видеть у детей моря — матросов с военных или больших торговых судов, где всегда верное жалованье и хороший паек. Если бы крейсеры всех цивилизованных стран не сторожили так усердно и не преследовали так яростно торговлю неграми, которая вследствие этого пришла в упадок, если бы морские разбойники не набирались почти исключительно из малайцев и других азиатов, которые ограничивают свою деятельность только морями, омывающими их родные берега, и ни за какие сокровища мира не отваживаются пускаться дальше, то, быть может, это трехмачтовое судно, несмотря на его благообразный вид, показалось бы весьма подозрительным.

Но в настоящее время большие морские тракты, равно как и все океанские пути, являются вполне безопасными, а потому всякое подозрение было бы совершенно неуместно.

На носу судна гордо развевался многозвездный флаг Северо-Американских Соединенных Штатов, а за кормой можно было прочесть выведенное большими золотыми буквами название судна, украшенное замысловатыми золотыми фигурами на светло-голубом фоне: «Джордж Вашингтон».

С этим трехмачтовым судном все обстояло благополучно. «Джордж Вашингтон», подобно старому боевому солдату, который по окончании кампании вешает свою саблю над изголовьем в мирной хижине, вероятно, отслужив свою службу родине в качестве «blockade runner'а», сдал свои орудия в арсенал, и теперь его машина и паруса служили для доставки продуктов на какой-нибудь крупный сахарный завод, а по сдаче этого груза, вероятно, капитан принимал другой выгодный груз, чтобы окупить обратный рейс. Однако двое людей, дравшихся на палубе судна, во всяком случае, представляли что-то совершенно необычайное, можно сказать, для этого корабля.

Правда, американцы вообще большие шутники, но, с другой стороны, и сам повод этого ужасного поединка был настолько странным, что невольно вызывал самые необычайные предположения.

А повод для поединка был таков.

Всего за два часа до поединка «Джордж Вашингтон» шел под французским флагом и назывался «Рона», причем на месте голубой полосы с золотыми буквами красовалась белая полоса с черными буквами, и почти весь экипаж судна говорил по-французски. Теперь же все матросы говорили по-английски. Мало того, само судно было раньше серое с черной бортовой полосой.

Очевидно, эта внезапная перемена должна была скрывать какую-то тайну. Что же это была за тайна?

Дело в том, что в тот момент, когда французский флаг медленно поднимался вверх, все вахтенные матросы приветствовали его, так как цвета этого флага становились теперь их цветами, только один немец произнес вполголоса, но вполне внятно и достаточно громко, чтобы его могли слышать окружающие, непристойное выражение по адресу французского флага. Молодой француз, случайно стоявший возле него, ответил на это звонкой пощечиной. Немец хотел схватить дерзкого за шиворот, но тот ловкой подножкой свалил его на землю.

Тут вмешался в дело помощник капитана, то есть старший офицер. Он приказал схватить обоих и тотчас же заковать их в кандалы — на этом судне не любили шутить.

Когда каптенармус начал уже спускаться в трюм для приведения в исполнение отданного ему приказания, мимо проходил командир судна.

Молодой матросик обратился к нему и воскликнул:

— Капитан, во имя чести и справедливости молю вас, выслушайте меня!

— Что такое? — холодно спросил командир.

В двух словах каптенармус изложил ему суть дела.

— Идите за мной! — коротко приказал командир обоим провинившимся и направился в свою каюту, куда за ним последовали и арестованные. — Ну, говорите, но будьте кратки! — приказал он молодому французу.

Нимало не смущаясь, последний сдернул с головы свой берет, тогда как немец тупо глядел перед собой, как пойманный в капкан зверь.

Капитан сел и, небрежно играя револьвером крупного калибра, приготовился слушать.

— Капитан, вы, конечно, хозяин у себя на судне, и то, что здесь происходит, меня не касается: вы вольны плавать под каким угодно флагом. Но вы приняли меня к себе на службу по рекомендации и просьбе Ибрагима, и я смело могу сказать, что дело свое знаю не хуже всякого другого матроса!

— Ну-с, а дальше?

— Я хотел только сказать, что я — добрый товарищ, что я строго соблюдаю дисциплину, беспрекословно исполняю всякое приказание моего начальства и вообще никого не затрагиваю, ни с кем не ищу ссоры…

— Хорошо, но к делу!

— Итак, когда немецкий флаг развевается над судном, когда черный орел простирает свои мрачные крылья в воздухе как злобный черный ворон, я все-таки приветствую его, потому что таков уж порядок и этого требует морской устав. Я воздерживаюсь от всяких замечаний, хотя от всей души ненавижу эту злосчастную эмблему. Но когда я вижу развевающийся французский флаг, сердце во мне трепещет от радости, глаза туманятся от умиления. Эти родные французские цвета — синий, белый и красный — представляются мне какой-то красочной феерией! Он так мне дорог, наш французский флаг! И я не могу выносить, чтобы в моем присутствии кто-нибудь осмеливался его оскорблять! Во мне вся кровь кипит; я способен убить как собаку каждого негодяя, осмелившегося забыться до такой степени!

— Так чего же вы, собственно, хотите?

— Эта скотина, которую вы видите перед собой, капитан, позволил себе наглый поступок, и я прошу вас во имя справедливости, как великой милости, разрешите мне смыть это оскорбление кровью!

Немец все время упорно молчал и, свирепо вращая глазами, слушал эти полные достоинства слова молодого француза, обыкновенно шутливого, а теперь бледного как полотно, с дрожащими от волнения губами и горящим от негодования взглядом.

— Но в уме ли вы, милейший, — проговорил капитан, — разве что-либо подобное допустимо на судне?

Однако, несмотря на эти слова, капитан был, видимо, все-таки заинтересован личностью молодого матроса.

— Да, если хотите, я сошел с ума от стыда и чувства обиды! — горячо воскликнул юноша. — Я буду обесчещен в своих собственных глазах и в глазах всего экипажа, как француз, если вы не разрешите мне того, о чем я вас прошу! Вам я могу это сказать, потому что вы все-таки благородный человек, хотя и занимаетесь странным ремеслом…

— Что такое? — переспросил командир, наводя свой револьвер на неподвижно стоявшего, невозмутимо спокойного мальчугана.

— Правда, я сказал глупость, вы на меня не сердитесь за это. Дело в том, что у меня в голове все идет кругом; но я хотел сказать, что на моем месте вы поступили бы точно так же! Кроме того, я никогда не посмел бы показаться на глаза ни доктору Ламперрьеру, ни Андре Б.

— Вы сказали Андре Б.?! — воскликнул капитан, который, несмотря на свое необычайное хладнокровие, не мог всецело подавить овладевшего им волнения при этом имени.

— Да, это мой друг, мой брат, можно сказать, по крайней мере, он так называл меня, — добавил молодой матрос.

— Но что мне докажет справедливость ваших слов? Кто поручится, что это правда?

— Мое честное слово может служить вам порукой, капитан!

— Хорошо, вы будете драться завтра!

— Капитан, вы знаете месье Андре?.. Ну так, право, вас можно с этим поздравить: такое знакомство делает вам честь!..

Командир, который, быть может, никогда еще не говорил так много ни с одним из своих подчиненных, на этот раз прервал молодого матроса резким, не терпящим противоречий жестом:

— Благодарю! Вы — славный человек, несмотря… Ну да, впрочем, это не относится к делу… Но эту ночь вы проведете закованными в кандалы в трюме за нарушение дисциплины. Вы будете драться завтра после третьей вахты, и я требую, чтобы вы дрались насмерть: один из двух должен быть убит!

— О да, капитан! — угрюмо проговорил немец, надменно переминаясь, как медведь, с ноги на ногу. До сих пор он еще не проронил ни единого слова.

— Каптенармус, отвести их в трюм и заковать в кандалы!

— Ну ты знаешь, приятель, что у тебя башка не очень соображает!.. Ты, как видно, воображаешь, что рассечешь меня завтра, как брюкву… Как бы не так! — насмешливо проговорил молодой матрос, обращаясь к толстяку. — Мы еще посмотрим, как ты управишься с «ковшом»… а мне так думается, что я тебя рассеку надвое, как перезрелый арбуз!

Голос каптенармуса положил конец этой похвальбе, и обоих арестованных увели в трюм.

Вот каким образом случилось, что на другое утро на палубе «Роны», ставшей на ночь «Джорджем Вашингтоном», раздавался грозный лязг клинков в мирное время, в присутствии всей команды.

Тевтонец благодаря своему громадному росту являлся, несомненно, опасным противником. Кроме того, он, по-видимому, мастерски фехтовал на саблях, изучив это искусство в какой-нибудь дымной пивной в Гейдельберге или Йене, так как раньше, чем стать матросом, он носил шапочку немецкого студента, но затем окончательно спился и опустился на дно жизни.

Но с маленьким парижанином тоже шутки были плохи: правда, его приемы были не всегда безупречны и правильны с точки зрения фехтовального искусства. Но зато какое удивительное проворство движений! Какая верность глаза, какое поразительное хладнокровие!

В тот момент, когда, казалось, он вот-вот упадет на землю, обливаясь кровью, с рассеченным надвое черепом от сильного удара по голове, единственного опасного для него вследствие его небольшого роста, он вдруг одним прыжком отскакивал метра на полтора-два в сторону или, напротив, смело кидался вперед и чуть не проскакивал между ногами колосса, угрожая концом своего клинка объемистому животу немца.

То подскакивая, то отскакивая, парируя удары с быстротой молнии и нанося их с неменьшим проворством, атакуя, защищаясь и нападая вне всяких правил, он изматывал своего тяжеловесного противника, раздражат и мучил его, как докучливый овод громадного быка.

Кровь струилась уже из множества более или менее легких ран у того и другого, но главным образом у колосса, мальчуган отделывался в большинстве случаев или самыми незначительными царапинами, из которых едва показывалась кровь, или совершенно избегал ударов противника.

— Сакрамент! — заревел немец, почувствовав, что правая кисть его руки ранена и кровь капает крупными каплями.

— Эй, ты! Береги свое брюхо! Ты ведь знаешь, что хороший удар выворачивает кишки наружу для просушки… Молодец! Хорошо парировал на этот раз!.. У тебя, как вижу, есть кое-какие навыки… Ну и у меня тоже!.. Ну, погоди, голубчик!.. Так шутить нельзя!.. Ай-ай… помогите, я ранен… нет, пустяки; это только царапина… Ну а на этот раз, право, мне кажется, твоя песенка спета, старина!.. Ты не станешь больше оскорблять французский флаг… Ты, вижу, уже совсем выбился из сил!.. Слышите, он сопит, как тюлень… Что? Уморился, приятель? Теперь тебе несдобровать! Это так же верно, как то, что меня зовут Фрике, парижский гамен!

Действительно, грузный тевтонец уже сильно устал. Крупные капли пота струились у него по лицу, смешиваясь с каплями крови из резаных ран, нанесенных ему тяжелым палашом маленького француза.

Удары немца уже не отличались ни прежней уверенностью, ни первоначальной быстротой. Этот мастодонт испытывал теперь величайшие затруднения при быстром передвижении с места на место своего громоздкого тела. Он потребовал вторую порцию джина, который на мгновение поднял его силы и придал ему кратковременную бодрость.

Но Фрике, которого уже, вероятно, давно узнали читатели, был так же бодр и свеж, как и в начале поединка. Даже на обычно бледных щеках его не было ни следа румянца, ясные глаза горели веселым возбуждением, а сморщенный нос и вздернутая губа придавали сходство с рассерженной кошкой.

Весь экипаж притих. Все затаили дыхание.

Маленький негритенок побледнел настолько, что даже губы его побелели, и, сложив умоляющим жестом руки, казалось, оцепенел от страха.

Немец после целого ряда ложных выпадов и взмахов, призвав на помощь все свое искусство, хотел наконец нанести страшный удар своему противнику. Но в тот момент, когда его клинок с зловещим свистом и быстротой молнии, казалось, уже падал на голову мальчика, тот поднял свой палаш над головой навстречу падающему клинку, согнувшись было под тяжестью удара, но моментально оправившись, он кинулся вперед на гиганта, выставив вперед конец палаша. Два страшных крика одновременно огласили воздух: один сиплый, глухой, точно задавленный, другой — звонкий, пронзительный. И два человеческих тела разом грузно упали на палубу, доски которой тотчас же окрасились кровью.

Громкое «ура!» огласило воздух: это экипаж приветствовал окончание поединка…

Во все время этой ужасной сцены командир «Джорджа Вашингтона» сидел, запершись в своей каюте.

Ему было, вероятно, лет тридцать пять. Это был человек высокого роста, стройный, с правильными, энергичными чертами лица. Черная, как смоль, борода обрамляла его матовое лицо, на которое даже загар и морские ветры не смогли наложить своей печати.

Выражение лица, с закругленным подбородком, как у римских императоров, и с плотно сжатыми губами, свидетельствовало о непреклонной воле, а голубые глаза смягчали это выражение, которое минутами граничило с жестокостью.

Он, казалось, весь состоял из контрастов. Какая была его национальность, многие затруднились бы определить. Он прекрасно говорил по-французски, и требовалось очень внимательное и привычное ухо, чтобы уловить не столько в его выговоре, сколько в интонации легкий акцент креолов Луизианы.

Он также владел в совершенстве английским языком, и впоследствии мы увидим, что он был отличный лингвист.

Сидя за столом, заваленным бумагами, командир был погружен в невеселые мысли. Казалось, все его существо возмущалось против чего-то, и горькая усмешка кривила рот каждый раз, когда его взгляд падал на большой конверт с красной печатью, вскрыть который как будто не решалась его рука.

Эта красная печать производила на него впечатление пятна крови.

Как вообще все люди, обреченные на частое одиночество, он говорил сам с собой:

— Неужели призрак прошлого всегда будет преследовать меня, и одно преступление будет влечь за собой другое, и так без конца?! Неужели необходимо, чтобы и без того уже столь тяжелая цепь, привязывающая меня к жизни, стала еще тяжелее? Нет, это уж слишком! Можно подумать, что все на свете сговорились, чтобы вечно напоминать мне о моем бесчестье… Все! Даже этот мальчик, который теперь, быть может, станет покойником там, наверху…

«Какой страшный урок!.. У него есть знамя! Есть национальная эмблема, которую он любит и чтит… и то, что называется честью, заставляет усиленно биться его сердце!

Да, и я был когда-то таким, и у меня была вера во все прекрасное, как у него и у этого Андре, благородная натура которого мне и по сей час, несмотря ни на что, глубоко симпатична. Но все эти „люди чести“ как будто нарочно сговорились заставлять меня еще глубже, еще мучительнее сознавать свое падение и свой позор.

Довольно! Надо с этим покончить! Пустить себе пулю в лоб?! Минута — и череп разлетится на куски, и все будет кончено… Затем вечное, полное забвение, вечная нирвана!..

Смелей!.. Ах, да разве я боюсь смерти?»

Он схватил револьвер и приставил дуло ко лбу, собираясь уже нажать на курок, как вдруг взгляд его случайно упал на детский портрет прелестной девочки лет десяти, улыбавшейся ему из золотой рамки.

Он выпустил оружие из рук и страстно воскликнул:

— Мэдж, дочь моя! Дорогая моя маленькая Мэдж!.. Моя смерть была бы твоим позором! Прости меня, дитя мое!.. Я не имею права сбросить с себя бремя жизни. Они, эти негодяи, тобою держат меня в руках! Но пусть так! Пусть бесчестье твоего отца навсегда останется неизвестным, только бы ты была счастлива, хотя бы этой страшной ценой.

Да, только для того, чтобы спасти твою драгоценную жизнь и счастье, я стал тем, что есть… Быть может, было бы лучше, если бы ты умерла, бедное дитя… Но есть жертвы, которые свыше человеческих сил.

— Мэдж, дочь моя! Дорогая моя маленькая Мэдж!..

Но довольно! Я, кажется, расчувствовался. Что бы сказали про меня эти ребята, там, наверху, если бы теперь увидели меня! «Вы разнервничались, мой милейший… Вам надо лечиться… Вы хороший, опытный моряк, но всем своим умом вы обязаны вашим учителям, вашим хозяевам! Да, у вас есть грозные и ужасные хозяева!.. Ну, так что же?! Я к вашим услугам, господа!» — закончил он, и лицо его с изумительной быстротой приняло вновь обычное, беспощадно-насмешливое выражение.

«Посмотрим, какой у нас сегодня пароль. Какие предстоят дела? Да… еще одна казнь. Этот пароход, который я должен встретить в этих местах, будет, вероятно…»

Он не договорил, взял со стола конверт с красной печатью и ровным, отчетливым голосом прочел надпись на нем: «Командир Флаксхан ознакомится с содержанием этой депеши под 33° южной широты и 45° восточной долготы. Он будет в точности сообразовываться в своих действиях с предписаниями, которые будут заключаться в ней».

— Да, да, мне известна эта формула!

В тот момент, когда он хотел вскрыть пакет, сверху до него донеслось громогласное «ура!» экипажа, приветствовавшее падение двух тел на дощатый настил палубы и заставившее его слегка вздрогнуть.

— Ах да, я и забыл. Надо пойти посмотреть. Этот мальчуган интересует меня. Бедняга… вероятно, он изрублен на куски!

Капитан открыл дверь своей каюты и вышел на палубу. Лицо его было, как всегда, бесстрастно и холодно; ни один мускул не дрогнул при виде ужасного зрелища, представившегося его глазам.

Немец в жесточайших конвульсиях испустил с хрипом последнее дыхание на палубе, залитой кровью, как пол бойни. Палаш мальчугана пронзил его насквозь, пройдя под грудной клеткой — конец его торчал из спины у самого позвоночника.

Фрике, едва держась на ногах, стоял пришибленный и удрученный. Он был обязан своей жизнью исключительно только своей невероятной смелости. Устремившись вперед с силой пушенного мяча в тот момент, когда удар должен был прийтись ему по голове, он проскользнул под палашом немца, причем острие его палаша вонзилось в грудь противника, который сам всей тяжестью своего тела, подавшегося вперед по инерции удара, насадился на оружие маленького француза и повалился на него, увлекая и его с собой.

Умирающего тотчас же подняли на носилки и унесли в лазарет. Врач («Джордж Вашингтон», будучи простым коммерческим судном, тем не менее имел на борту настоящего, сведущего врача-хирурга) только покачал головой при виде раненого и спустя несколько секунд констатировал его смерть.

Десятка два ведер воды, вылитых на палубу, да с десяток усердных швабр в четверть часа уничтожили все следы происшествия. Маленький негритенок и плакал, и смеялся, приплясывая и обнимая Фрике, который по-прежнему оставался удручен, несмотря на веселые приветствия и поздравления всего экипажа.

Голос капитана заставил его вздрогнуть.

— Ну что же, мальчуган? Что означает этот мрачный вид?

— Капитан, — отозвался глухим голосом молодой матрос, — ведь я убил человека!

— Вы убили человека? Ну так что из того? Ведь вы, черт возьми, не для того, полагаю, дрались, чтобы разводить сантименты… Вы — лихой парень и как следует распороли брюхо Фрицу! Ведь вы у нас были прикомандированным, а теперь я делаю вас матросом первого разряда! Ну а теперь пусть все веселятся!.. Сегодня выдать всем двойную порцию джина!

— Гип! Гип! Ур-ра! — заревел экипаж.

Между тем судно, распустив все паруса, продолжало идти по направлению к южному побережью Бразилии.

Настала ночь, одна из тех тихих ночей, ясных и спокойных, какими так дорожат моряки под тропиками. Тогда они хоть могут наконец отдохнуть от удушливой жары, томящей их в течение всего дня.

Вопреки общему морскому регламенту на судне почему-то не зажигали установленных огней. Без сомнения, у капитана были на то свои причины. Вдруг на краю темного горизонта, там, где черный небосклон сливался с невидимой линией моря, появился под штирбортом, то есть правым бортом, сноп световых лучей, который поднялся высоко-высоко и наконец рассыпался сотнями многоцветных искр.

В море всякое непредвиденное явление имеет особое значение. Даже пустяшный инцидент может повлечь за собой самые серьезные последствия. Поэтому ничто не должно пройти незамеченным для вахтенного офицера или матроса. На вахту всецело ложится ответственность за весь этот сложный организм, именуемый судном, со всем его инвентарем и персоналом.

Офицер, командовавший первой вахтой на «Джордже Вашингтоне», поспешил предупредить командира.

Последний тотчас же вышел наверх. Сигналы повторялись все на том же месте.

— А… прекрасно! — проговорил капитан. — Я знаю, что означают эти ракеты. Мы сейчас будем отвечать с бакборта. Видите! Я вам так и говорил.

Действительно, три или четыре ракеты взвились одна за другой в указанном направлении. Два судна, которые разделяло весьма значительное расстояние, переговаривались между собой сигналами. Таким образом, оказалось, что здесь было три судна, занимавшие углы правильного треугольника. «Джордж Вашингтон», невидимый для тех двух судов, занимавших два угла основания треугольника, находился в данный момент на вершине предполагаемого треугольника.

Маневры тех двух судов, по-видимому, очень интересовали капитана Флаксхана.

Прошло около двух минут; вдруг громадный сноп света возник в том месте, откуда взвилась первая ракета.

Этот сноп света расстилался на необозримой площади спокойной водяной поверхности, отражаясь в ней, как грандиозная комета, несколько раз с известными промежутками исчезая и затем вновь разгораясь. Это была, так сказать, огненная фраза, ряд световых сигналов, затем все снова потонуло во мраке.

Флаксхан знал, в чем дело: одно из двух судов передавало другому важное сообщение.

Это были электрические огни, длительность и промежутки которых имели приблизительно то же значение, как точки и черточки в телеграфном приемнике, словом, это была световая сигнализация.

Так как эти световые сигналы были установлены международной комиссией, то они одинаково понятны морякам всех наций, изучавших морское дело. С часами в руках командиры и офицеры судов, стоящие на вахте, следят за длительностью огней с разностью до секунды, считают продолжительность промежутков между сигналами и, руководствуясь этими данными, читают сообщение, переданное им как по писаному. Вот что говорила на этот раз сигнализация:

— С французского крейсера «Молния». Вы ли «Виль-де-Сен-Назэр»?

Вскоре пришел ответ.

Точно такая же электрическая машина действовала и на другом судне. Те же световые сигналы вскоре отвечали на запросы, и командиры «Молнии» и «Джорджа Вашингтона» одновременно прочли ответ:

— «Виль-де-Сен-Назэр», вышедший двое суток тому назад из Рио-де-Жанейро. Все обстоит благополучно.

С этого момента сношения между судами были установлены.

В продолжение приблизительно четверти часа они все время обменивались световыми сигналами среди ночного мрака. Флаксхан, который теперь казался весьма довольным, конечно, все решительно разобрал.

— Прекрасно! Все устраивается к лучшему. Но какие это дураки, все эти честные, порядочные люди! Несомненно, старый негодяй Жаверси очень умен! Браун, — обратился он вполголоса к своему старшему офицеру, — через час все будет кончено. Все в исправности? Не так ли?

— Все, капитан!

— Наши товары хорошо закреплены в трюме? Столкновение будет сильное. Вы понимаете? Я не желаю иметь поломанных костей и проломленных голов!

— Этого не может случиться, капитан, все они связаны друг с другом, так что представляют собой одну сплошную кучу.

— Превосходно. Так как мы в первый раз действуем с грузом, то вы понимаете, что я не совсем спокоен.

И Флаксхан быстро спустился в свою каюту, взял депешу с красной печатью, которую он так долго не решался раскрыть, и теперь казался совершенно переродившимся. Всякого рода колебания бесследно исчезли, и лицо его выражало неумолимую решимость.

Депеша была весьма лаконична и написана особым условным шрифтом, для которого необходимо было иметь ключ. Но капитан бегло прочел ее:

«„Виль-де-Сен-Назэр“ выйдет из Рио-де-Жанейро 27 мая в пять часов утра, держа курс на Гавр. 29 мая в то же время будет под 33°4′ южной широты и 45°4′ восточной долготы. Встретиться, следовать до наступления ночи, пустить ко дну. На судне четыре миллиона золотом, конечно, фальшивой монетой. Судно погибнет бесследно со всем экипажем и грузом. Страховые общества и компания заплатят».

— Прекрасно, через час пароход пойдет ко дну! Хм! Я позабыл про крейсер «Молнию», это несколько осложняет дело… Впрочем, что из того?! Не все ли равно?..

ГЛАВА II

Потерпевшие крушение. — Морской телеграф. — «Молния» и «Виль-де-Сен-Назэр». — Ни парусов, ни паров. — Попытка абордажа. — Черный флаг! — Предательство. — Взрыв в машине. — Два героя. — Ужасная тревога. — Страшная катастрофа. — Еще изменники и предатели. — Абордаж. — Кораблекрушение. — Напрасные геройство и самоотверженность. — Агония парохода. — Голос сверху. — Что значит этот крик «Сантьяго»?

«Виль-де-Сен-Назэр» вышел из Рио сорок восемь часов назад. Путешественники, которые отправились на этом судне, уже успели завязать между собой мимолетное знакомство, подобное тому, какое случается на железных дорогах, но более длительное и как будто менее поверхностное.

Пребывание на этом тесном пространстве, ограниченном палубой судна и его внушительным пассажирским помещением, невольно сближает людей, более или менее сходных по своим вкусам и идеям. Происхождение, воспитание, а чаще всего необъяснимое взаимное влечение часто с первого же взгляда сближают совершенно незнакомых между собой людей.

Это походит на такое явление в природе, как атомы, которые, повинуясь своим законам, сближаются, сливаются воедино и образуют организованное существо.

Но в эту тихую, теплую, звездную ночь пассажиры парохода, расположившиеся в шезлонгах тут и там, прервав свои беседы, принялись комментировать, каждый по-своему, то странное явление, которое привлекло их внимание: в продолжение почти целой четверти часа непонятные вспышки света следовали почти беспрерывно одна за другой.

Капитан и старший офицер «Виль-де-Сен-Назэра» с величайшей точностью заносили их в свои записные книжки.

Как ни мастерски владели собой оба офицера, тем не менее лица их заметно омрачились.

Очевидно, сообщения с «Молнии» были чрезвычайно важными, если судить по мероприятиям, к которым сочли нужным прибегнуть немедленно на «Виль-де-Сен-Назэре».

Пассажиры, привлеченные необычайным и новым для них зрелищем, очень заинтересовались световыми сигналами, о тревожном смысле которых они и не подозревали.

Однако капитан сам спустился в трюм, сам лично освидетельствовал все двери изоляционных переборок, образующих отдельные, обособленные камеры, так что в случае образования течи только одна из этих камер наполнится водой, в остальную же часть трюма вода проникнуть не сможет благодаря этим переборкам.

Затем он прошел в машинное отделение и приказал вдвое усилить наряд кочегаров, механиков, снарядив их также вдвое больше, чем обыкновенно. По отношению к рулевому была принята та же мера предосторожности. Спасательные лодки и шлюпки были приспущены от баканцов настолько, что по первому слову команды могли быть спущены на воду. Большой паровой катер также был совершенно наготове и развел пары. Весь экипаж расставили по местам, как бы в ожидании чего-то важного и неожиданного.

— Все готово! — в последний раз вспыхнул световой сигнал парохода.

— Все благополучно. Мы идем! — ответили с «Молнии».

«Виль-де-Сен-Назэр» усилил ход, давление паров в котлах увеличилось почти вдвое. Пакетбот, сияя огнями, направлялся туда, где подобно спасительным маякам светились огни военного судна.

Море было залито светом его прожекторов на протяжении нескольких километров в окружности. Лопасти винта с бешеной быстротой и силой ударяли по воде. Пары с сильным свистом вырывались из-под предохранительных клапанов. Громадное судно быстро неслось по волнам.

— Капитан, — обратился к командиру один из пассажиров, — скажите, что такое происходит, нам грозит опасность?

— Это, видите ли, судно, подающее нам сигналы о помощи! — уклончиво ответил капитан. — Мы спешим… к нему на помощь…

Успокоенные этим ответом и тем убедительным тоном, каким он был сказан, любопытные вернулись в свои каюты и продолжали свои беседы или развлечения. Немного танцевали, пели и умеренно пили шампанское. Слышались тосты и звон бокалов, все были веселы…

Вдруг раздались отчаянные крики. Повсюду показались растерянные, полные страха лица; все куда-то бежали, толкали друг друга и падали с криком и плачем.

Что же такое случилось? Какой вихрь отчаяния и несчастья пронесся над этим мирным трансатлантическим пароходом, только что столь веселым?

Из мрака, кольцом окружающего яркую площадь света, проливаемого на океан прожекторами «Виль-де-Сен-Назэра», выплыл страшный призрак, фантастическое видение.

Громадное черное судно, черное, как сам мрак, из которого оно родилось, беззвучно летело прямо на пакетбот с быстротой акулы. На нем не виднелось ни малейшего огонька, на мачтах — ни лоскута парусов. Не было и труб, и глаз не мог различить ни малейшего следа дыма. Судно казалось безлюдным, и на нем царила мертвая тишина.

Только стройные очертания его сильно удлиненного, как у хищной рыбы, корпуса напоминали элегантное строение «Джорджа Вашингтона».

Какое же это судно и каким образом двигалось оно без парусов и без паров? Что это за призрачное судно, которым никто не управлял, и которое без видимой машины развивало быстроту вдвое большую, чем лучшие быстроходнейшие суда всех флотов Нового и Старого Света?

Его нос, острый, как лезвие кинжала, перерезал уже под прямым углом направление, которого держался пакетбот.

Оно уже было на расстоянии всего какой-нибудь сотни метров. Еще несколько секунд — и его форштевень должен перерезать пароход пополам, который могло спасти только чудо…

И это чудо совершил капитан благодаря своему хладнокровию и присутствию духа.

Рискуя испортить свою машину, он скомандовал дать обратный ход винту на штирборте и усилил движение винта вперед на бакборте.

— Руль налево! — крикнул он.

И этот маневр, выполненный с быстротой мысли, придал ходу пакетбота положение, параллельное таинственному судну, только в обратном направлении. Это произошло как раз вовремя.

Черное судно своим бортом задело пароход, и сила его движения была такова, что весь остов парохода застонал, а нападающее судно стрелой пролетело освещенное пространство и потонуло во мраке.

Безмолвные, объятые ужасом пассажиры, ошеломленные страшной опасностью, которой они только что избежали, теперь вздохнули с облегчением, но чело капитана оставалось хмурым.

Предостережение с военного судна, где были предуведомлены о нападении, которому должен был подвергнуться пакетбот, оказалось небесполезным. Его огни все еще горели, а экипаж, без сомнения, был свидетелем этого возмутительного, беспричинного нападения. Очевидно, военный крейсер старался подойти ближе к трансатлантическому пароходу с целью принять его под защиту своей артиллерии и даже в случае надобности прикрыть сравнительно беззащитный пакетбот своим корпусом.

Но каким образом ему стало известно о преступном намерении морского разбойника? Это мы узнаем впоследствии.

Между тем «Молния» почти не приближалась. Что было делать, если черный хищник возобновит свое нападение?

Сигналы с «Молнии» возобновились. Их смысл был ужасен:

— Мы не можем больше управлять судном! Спешите к нам полным ходом, даже рискуя взорваться!

Кочегары пакетбота, поощряемые своим начальством, набивали топку углем до того, что решетки начинали плавиться. Температура в машине поднялась до температуры плавильной печи. Пары шипели, свистели и клокотали в диком бешенстве, угрожая взорвать сдавливающие их котлы. Все судно вздрагивало и трепетало, как будто было готово лопнуть или разорваться на части от натуги.

Между тем сверху то и дело раздавалась команда усилить скорость.

Когда кто-нибудь из кочегаров падал, задыхаясь от нестерпимой жары, его тотчас же заменял другой. Несчастного выносили на свежий воздух, тот жадно втягивал его в себя, оправлялся и снова возвращался к своей адской работе.

Ни в каютах, ни в салонах не было ни души. Все обменивались впечатлениями; на палубе стоял шум, как во время антракта сенсационной драмы. Но на этот раз сиеной служил необъятный черный горизонт, а местом действия — палуба судна, которое каждую минуту грозило взорваться. И каждому из зрителей предстояло сыграть какую-нибудь роль в этой страшной драме, развязка которой была еще неизвестна.

— На судне не было ни души! — уверял один.

— Нет, я видел одного человека у руля, настоящего гиганта!

— Ну, я видел человек двадцать, — вступал в разговор третий, — но все они лежали на животах плашмя, вдоль перил.

— На судне я заметил одно орудие, одно громадное черное, в черной башне!..

— А был у него флаг?

— Флаг? Нет! Флага я не видел!

— Я видел его, как среди белого дня; это был громадный черный суконный флаг, на нем косой красный крест посередине и светящиеся, точно пламя, буквы.

— Ни одна нация в мире не имеет подобного флага… да еще на черном поле…

— Это пиратский флаг, господа! — заявил кто-то.

«Мы не можем больше управлять кораблем!» — гласила последняя сигнальная телеграмма с военного крейсера, и эти лаконичные слова говорили достаточно ясно об отчаянном положении судна. Но ведь в таком случае участь пакетбота решена заранее. Кто защитит его от разбойника? Неужели бандиты восторжествуют? Неужели командир военного крейсера вынужден будет убедиться, что все его благородные намерения должны остаться неосуществленными из-за какой-то роковой случайности или, быть может, предательства?!

Неужели он должен будет стать беспомощным, бессильным свидетелем чудовищного злодеяния, которое должно совершиться у него на глазах?

Что же такое произошло? Как это могло случиться, что в момент опасности машина французского военного крейсера вдруг перестала работать?

Для того чтобы следить за сложными действиями всех трех судов, читателю необходимо перенестись на «Молнию», присутствие которой в этих водах и вмешательство в настоящую драму, как мы уже сказали, объяснится в дальнейшем ходе повествования.

«Молнией» командовал капитан флота, еще совсем молодой человек, самый младший из офицеров в этом чине, выдающиеся способности которого были оценены его начальством по достоинству. Командиру де Вальпре не было еще и сорока лет. Только своим заслугам он обязан тому, что ему была поручена эта трудная и ответственная миссия, требующая особенной энергии, находчивости и ловкости.

Работорговцы и пираты африканского побережья хорошо его знали и очень опасались. Как знать, быть может, он шел по следам грозного «кораблекрушителя» не более недели? Ему удалось подоспеть вовремя, чтобы предупредить пакетбот о грозящей ему опасности. Он успел установить свой электрический сигнальный аппарат и передать нужные сообщения, — ему отвечали с парохода «Виль-де-Сен-Назэр», который, освещая перед собой путь, усилил пары и шел полным ходом.

Не более трех миль отделяли теперь пакетбот от военного крейсера. Можно было видеть друг друга, как днем. Вдруг черный «кораблекрушитель» налетел на пакетбот, который только благодаря ловкому и удачному маневру своего капитана спасся от неминуемой гибели.

Крик ярости вырвался из уст командира крейсера. Капитан де Вальпре видел нападение и понимал весь ужас положения пассажирского парохода.

— Полный ход! — скомандовал он громовым голосом.

«Молния» устремилась вперед в полной боевой готовности — все люди были на своих местах; наводчики и рядовые артиллеристы — у орудий.

Старый канонир, загорелый, бородатый, лукаво подмигивая глазом, с довольным видом поглядывал на амбразуру для орудия.

— Ну что, ребятушки?! Видно, жарко будет! Помни, тут прежде всего надо иметь верный глаз… да и руку тоже… Это как при осаде Парижа… Уж ты его попотчуй, набьешь его тощее брюхо свинцом, этому прожорливому кашалоту!

— Так сказать, дядюшка Пьер, — произнес канонир, стоявший с правой стороны шестидюймового орудия, — это своего рода «пират» с экипажем из первобытных чертей, который только тем и промышляет, что пускает ко дну мирных купцов да транспорты?

— Так, так, сынок, и потому тебе придется не зевать: целься ему прямо по ватерлинии — это всего вернее. Надо этого коршуна остановить на лету!

— Плохое это ремесло, дядюшка, не так ли, а судно лихое, что ни говори!

— Да… если бы весь его экипаж перевешать на реях… ведь все, что там найдешь, на этом лихом судне, все это годно только на виселицу… Это всегда так бывает на этих работорговцах.

— Так вы полагаете, что это…

Старый канонир собирался было ответить, как вдруг глухой выстрел, а за ним несколько других более слабых раздались внутри крейсера. Одновременно послышались оглушительные свистки и резкое шипение вырывающихся на свободу паров, вылетавших огромными клубами и разносившихся во все стороны. Из машины доносились стоны и вопли.

Безмолвные матросы оставались все на своих местах, как во время парада, а между тем каждый понимал, что, может быть, судно сейчас взлетит на воздух и все они вместе с ним.

Командир побледнел и с револьвером в руке кинулся к люку. Ему навстречу, шатаясь, поднимался один из кочегаров.

— Стой! — крикнул капитан громовым голосом, приставив дуло пистолета к его лбу между глаз.

Несчастный поднял на него полный муки взгляд, хотел сделать шаг вперед, но силы изменили ему, и он со стоном повалился на последней ступеньке.

— Я умираю! — простонал он.

Чувство глубокого сожаления отразилось на лице командира. Действительно, вид этого человека был ужасный. Никогда и на поле сражения хирурги не видели такой душераздирающей картины. Одежда несчастного тлела на теле; живое мясо шипело и обугливалось; руки, обгоревшие до плеч, были разварены паром настолько, что мясо отваливалось от костей и держалось лишь кое-где на сохранившихся мускулах.

Обуглившееся лицо уже не было похоже на человеческое. Его живот, представлявший собой одну сплошную рану, не мог удержать в себе внутренности, и вывалившиеся наружу кишки несчастный придерживал остатками своей руки.

Де Вальпре осторожно переступил через умирающего и хотел спуститься в машину, но двое рослых мужчин, неизвестно откуда появившихся, преградили ему дорогу. Один из них, худой, в новой, с иголочки, докторской одежде, фамильярно положил ему руку на плечо, а другой, в светлом пальто, с обнаженной головой, с самым решительным и вместе с тем почтительным видом заступил дорогу.

— Нет, командир, вам нельзя спускаться!

— Что это значит, господа? — спросил тот почти гневно. — Доктор!..

— Вы, конечно, хозяин здесь на судне, но ваше место не там, внизу. Сейчас там находятся умирающие, раненые, это мое дело, а не ваше… Прошу вас, не упорствуйте: ведь вы рискуете там остаться насовсем… «Молния» без вас погибнет… Позвольте мне пойти туда вместо вас. Об этом вас просит ваш старый друг, доктор Ламперрьер!

— И я так же! — поддержал другой. — Позвольте мне расплатиться с вами. Вы спасли мне жизнь, и я ничем не могу быть полезен на судне, а там, внизу, моя помощь может понадобиться доктору.

— Так, так, мой милый Андре! — одобрил его доктор.

— Пусть будет по-вашему, господа, идите туда, — проговорил капитан как бы с сожалением и медленно направился к капитанскому мостику.

«Да, долг вменяет человеку иногда страшно тяжелые обязанности, — прошептал он про себя. — Как обидно, что я не могу идти за ними…»

Наши старые знакомые, доктор и Андре, которых читатель, вероятно, никак не ожидал встретить на этом военном судне, закрыли себе рот и уши мокрыми платками, что является необходимой предосторожностью против отравления смертельными газами, и спустились в кочегарку. Дым и пар громадными клубами вырывались им навстречу из люка.

Но вода уже начала побеждать огонь. Половина печей была залита водой. Уголь, выброшенный силой взрыва из печей, шипел и затухал на полу, залитом водой.

Четыре страшно изуродованных трупа лежали тут же наполовину в воде. Но и живые выглядели не лучше мертвых. Электрические лампочки тускло светили сквозь густой пар, еще стоявший в этом помещении.

Доктор и Андре окинули взглядом с последней ступеньки лестницы представившееся им жуткое зрелище, чтобы, насколько возможно, заранее сориентироваться. Они сами теперь почти уже задыхались. Старший механик с раздувшимся лицом умирал от отравления газами. Спасти его было уже невозможно.

Вдруг раздался крик: «Пожар в машине!», и два раза ударили в колокол. Матросы бросились вниз. Некоторые, более смелые, рискуя жизнью, пробрались к доктору и Андре. С их помощью несчастные жертвы таинственной катастрофы были вынесены на палубу.

Старший механик, почувствовав приток в легкие свежего морского воздуха, на мгновение как будто ожил и успел прошептать на ухо доктору:

— Нас предали!.. Котлы лопнули… от взрыва динамита… в углу… принесенного одним из угольщиков… Машина… не… действует, винт… не работает.

Он вытянулся и скончался.

Так вот почему крейсер застопорил ход!

Но для дознания не было времени. Пакетбот приближался и был совсем на виду. Дело еще можно поправить. Командир оставался на мостике.

По приказанию капитана паруса были подняты в несколько минут, и судно могло бы воспользоваться малейшим ветерком. Но, увы! — ветра почти совсем не было.

И взрыв машины, и поднятие парусов — все это произошло быстрее, чем можно передать. Корабль двинулся вперед навстречу пароходу, продолжавшему приближаться на всех парах.

Оставалось еще всего каких-нибудь полтысячи метров, и они встали бы борт о борт. Но нет! Черное судно снова вынырнуло из мрака.

У командира сердце буквально перестало биться, и крупные капли пота выступили на лбу.

На этот раз морской бандит хорошо все спланировал. Математически рассчитанный абордаж был неизбежен. «Молния» не могла подоспеть вовремя, чтобы заслонить собой корпус парохода от удара черного судна. Еще пять секунд — и все будет кончено. Разве только одна артиллерия могла если не остановить пирата, то хоть причинить ему более или менее серьезные повреждения и, быть может, даже остановить действие его невидимой скрытой машины.

— Эй, ребятушки! — крикнул старый канонир Пьер, который наравне с остальными артиллеристами не отходил ни на шаг от своего орудия на бакборте. — Они испортили нам машину… Жан Леду, Жозеф Кентик и еще несколько наших приказали долго жить… Бедняги!.. И теперь мы идем под парусами… Так вот, ребята, надо держать ухо востро и не зевать… не зевать, чтобы и артиллеристам не пришлось обжечься так же, как кочегарам и механикам… Надо осмотреть наши орудия, ребятушки!.. — И он тотчас же взялся за выдвижную часть орудия и потянул к себе тяжелый затвор. Тот подался без малейшего сопротивления.

— Видите! Не я ли вам говорил, ребятушки? Это навредили те самые разбойники, что подкинули снаряды в уголь, они же отбили и замки у орудий, негодяи! Затворы не действуют! А орудия заряжены, и все готово, чтобы открыть огонь… Теперь же и орудия могут разорваться, как там, в машине, котлы! Нельзя терять ни минуты! Эй, кто-нибудь, беги предупредить товарищей на штирборте!

Но было уже поздно!

— Огонь по борту! Штирборт! Пли! — прогремел голос командира в этот самый момент.

— Горе нам! — воскликнул старый канонир, всплеснув руками. — Штирбортные…

Он не договорил: батарея грянула; но вместо привычного свиста и шипения, вылетающего из орудия снаряда, раздался глухой, потрясающий все судно взрыв, подобный взрыву котлов.

Старик Пьер не ошибся. Чья-то преступная рука отбила замки у орудий, испортила их, но оставила на местах, и вся сила расширяющихся газов, выбрасывающих трехсотпятидесяти- или четырехсотфунтовый снаряд на расстояние девяти километров, не встретив необходимого сопротивления, рванулась назад, пробив переборки и уложив на месте и изувечив десять человек. Едкий дым распространился в междупалубном помещении. Стоны и вопли отчаяния раздавались тут и там.

Тело одного из наводчиков, которому оторвало голову, конвульсивно дергалось на полу…

Орудия были приведены в полную негодность. Тело одного из наводчиков, которому оторвало голову, конвульсивно дергалось на полу, а руки продолжали ловить воздух, точно хотели что-то удержать. Из шеи, как из откупоренной бутылки, лились потоки крови. Несколько человек орудийной прислуги корчились в страшных муках, другие старались куда-то уползти, волоча за собой раздробленные ноги.

Это новое несчастье, столь же ужасное и столь же непоправимое, как и взрыв в машине, сильно вредило крейсеру и мешало ему оказать содействие пакетботу, который теперь был обречен на гибель.

Несмотря на свой опыт и все меры предосторожности, командир крейсера не мог ни предвидеть, ни предотвратить этих катастроф. Да и что могут сделать мужество и сила воли против предательства, подстерегающего из-за угла и подло разрушающего все разумные и честные меры предосторожности?! Никакой человек не в состоянии быть вездесущим и всезнающим!

Неподвижный и безмолвный в своем бессильном бешенстве командир оставался на мостике, стараясь подавить душившие его рыдания.

Между тем на проклятия экипажа «Молнии» с «Виль-де-Сен-Назэра» послышался, подобно эху, крик ужаса пятисот пассажиров. В этот момент черное судно, несшееся с быстротой урагана, врезалось ему прямо в бок, сделав громадную пробоину на самой ватерлинии. Весь его таран врезался в судно, и громадное количество воды хлынуло в брешь. Тогда разбойник отошел назад, стараясь высвободить свой таран с помощью своих невидимых двигателей.

Трансатлантический пароход остановился: удар, нанесенный ему, был смертелен. Огни в его машине потухли. Бронированные перегородки были проломлены. Судно уже перестало управляться. Оно было похоже на утопающего, который еще держится на воде, но минуты его уже сочтены.

— Спустить шлюпки! — раздался голос командира «Молнии», следившего все время за происшедшей катастрофой.

Все, сколько было на судне шлюпок, были спущены на воду в несколько секунд, и гребцы, дружно работая, налегая изо всей силы на весла, поспешили на помощь погружающемуся в воду пакетботу. Между тем на последнем вода поднималась все выше, заливая подводную часть; остов судна трещал и стонал от непосильного напора воды, и судно с каждой секундой погружалось все глубже и глубже.

На палубе случились ужасные сцены. Несчастные обезумевшие люди всех возрастов, с блуждающими глазами, бестолково метались из стороны в сторону. Проклятия смешивались со словами молитвы и отчаянной мольбы. При последних лучах света, падавших на происходившее, можно было видеть искаженные ужасом лица грешников валу и спокойные, застывшие черты святых мучеников. Некоторые, потеряв голову, кидались прямо в море и тонули несколькими минутами раньше, чем остальные. Другие старались забраться в шлюпки, и без того уже переполненные, прежде даже, чем их успевали спустить на воду.

На каждого мужчину, безразлично от того, был ли он хилый или сильный, нависало по десять плачущих, умоляющих о спасении женщин. Тут разыгрывались поистине шекспировские страсти. Зависть и злобная ненависть к каждому, кто хотел занять место в шлюпке, — все вырвалось наружу. Здесь царили злейший эгоизм и величайшее самопожертвование, высказывался прежде всего безумный страх, попирающий старцев, детей и слабых. Не было ни пощады, ни жалости, ни сострадания ни к кому. Матери кидали своих детей, чтобы самим проворнее вскочить в шлюпку.

Но тут же наряду с этим отвратительным эгоизмом разыгрывались и трогательные сцены великодушия: близкие, родные спорили о том, кто должен умереть ради спасения другого.

Между тем пакетбот раза два описал с невероятной быстротой круговращательное движение, затем воздух, спертый в нем, с неимоверной силой разом разрушил все преграды, воздвигнутые человеческими руками, и судно взлетело на воздух, как будто в его трюме взорвалась пороховая бочка; взлетело и затем потонуло среди бешеного водоворота пенящихся волн.

На месте гибели образовалась страшная, глубокая воронка. Шлюпки и спасательные лодки, перегруженные сверх меры, были не в состоянии преодолеть эту отвесную водяную преграду: их как бы втягивал и засасывал водоворот, в котором они и стали исчезать одна задругой, словно в раскрытой пасти чудовищного зверя.

Скоро от громадной морской могилы не осталось ни малейшего следа. Если бы не присутствие нескольких несчастных, плававших на поверхности, то нельзя было бы даже и предположить, что здесь только что разыгралась такая страшная драма.

Но вот подоспела восьмивесельная шлюпка с «Молнии» и стала подбирать одного за другим утопающих. Крейсер также медленно стал приближаться: ветра почти не было. Его огни освещали, как днем, всю поверхность моря в том месте, где держались на обломках последние оставшиеся в живых люди со злополучного пакетбота…

Шлюпка была переполнена спасенными, ее борта стали уже наравне с уровнем воды, и ее гребцы напрягали все свои силы, чтобы удержать ее на поверхности. Но, видно, все эти несчастные, даже и те, которым удалось спастись от катастрофы, были обречены на смерть! Шлюпка, подобно пароходу, вдруг стала наполняться водой и тонуть.

Боцман видел, что шлюпка тонет. Он машинально протянул вперед руки, и вдруг рука его встретила плывущий по воде кусок дерева.

— Тысяча чертей! — воскликнул он. — Да ведь это пробка!

Да, это была пробка, большая деревянная пробка, которой заколачивают дно шлюпок, вынимая только для того, чтобы выпустить воду, когда шлюпки поднимают на баканцы.

— Я бы вырвал сердце у того негодяя, который выбил пробку! — крикнул старый матрос. — Теперь мы все должны погибнуть!

— Помогите! Тонем! — закричали пятьдесят отчаянных голосов.

Большая шлюпка с тремя матросами с «Молнии» подходила как раз в тот момент, когда восьми весельный катер шел ко дну. Но, вместо того чтобы оказать помощь утопающим, эти негодяи загребли изо всех сил, чтобы уплыть от несчастных гибнущих.

Командир крейсера, видя это, приказал им остановиться. Но те не слушались и уходили все дальше.

Теперь уже не оставалось сомнения. Эти трое являлись наверняка союзниками морского бандита, это те предатели, которые испортили машину на «Молнии», которые отбили замки у половины его орудий.

— Открыть огонь по этой шлюпке! — скомандовал командир. — Пли!

Грянул залп из двадцати ружей, и как будто это послужило сигналом — почти в тот же момент тяжелый артиллерийский снаряд пролетел над головами потерпевших крушение, пушенный из мрака ночи, и, ударившись в электрический аппарат военного крейсера, разнес его вдребезги.

Теперь на «Молнии» остались только одни установленные огни на штирборте и бакборте и белый огонь на мачте. Морской бандит был недалеко: на этом призрачном судне, шедшем без парусов и без паров, оказалась артиллерия.

Разбойник приближался с быстротой шквала, его сдавленный черный корпус несся бесшумно по волнам, разрезая их точно ножом. Судно ловко и проворно прошло в направлении шлюпки с беглецами, которая и скрылась за его корпусом. Трое матросов, благополучно избегнувшие выстрелов с «Молнии», проворно схватились за канаты, спущенные с борта, и, цепляясь за них, как обезьяны, взобрались на палубу.

Надо было ожидать, что теперь это страшное черное судно налетит на крейсер и пробьет ему бок, как пакетботу, а потому крейсер держался наготове, собираясь подставить ему свой таран. Но нет! Бандит с вызывающим видом прошел мимо крейсера всего в каких-нибудь двадцати пяти метрах и с быстротой курьерского поезда исчез, оставив за собой клубы морской пены.

Однако, как ни быстро пронесся мимо крейсера морской разбойник, все же среди мертвой тишины ночи над сонной спокойной поверхностью моря явственно и отчетливо донесся с черного судна, с высоты его мачт, пронзительный и звонкий голос, крикнувший во все горло одно только слово: «Сантьяго»!..

ГЛАВА III

Необычайные приключения парижского гамена и африканского мальчугана. — Геройская смерть слона. — На одно су каштанов. — Чашка молока и поджаренный хлеб в джунглях. — Два Робинзона на плавучем острове. — Нападение. — Бедный Мажесте. — Между двух огней. — Фрике у себя. — Муки Тантала. — Да здравствует голод! — Реки — это движущиеся пути. — Плавучий остров. — Пять против одного. — Последние патроны. — Вниз по течению. — Здравствуйте, патрон! — Новые знакомые. — У морских разбойников.

Как читатель, вероятно, догадался, ужасным «кораблекрушителем», черным судном являлся «Джордж Вашингтон», командир которого в силу таинственных предписаний вынужден был исполнить миссию страшного уничтожения и потопить пакетбот.

Каким невероятным путем и совпадением обстоятельств наш Фрике и его негритенок Мажесте очутились на разбойничьем судне, только что прошедшем так близко под бортом крейсера «Молнии», на котором находились Андре и доктор Ламперрьер, это мы еще узнаем.

Менее двух месяцев тому назад мы оставили их на расстоянии приблизительно двух тысяч лье отсюда, на восточном берегу Экваториальной Африки. Андре умирал от злокачественной лихорадки в Шинсонксо, после того как Фрике и Мажесте, увлеченные обезумевшим от боли слоном, исчезли и затерялись в дебрях таинственного африканского материка.

Когда караван Ибрагима неожиданно подвергся нападению чернокожих, то эти двое друзей ехали впереди на слоне.

И если Осанор, обыкновенно чрезвычайно кроткий, помчался вперед с такой безумной быстротой (причем ни крики, ни уговоры Фрике не заставили его не только остановиться, но хотя бы только убавить быстроту аллюра), то это было только потому, что несчастное животное, раненное стрелой, просто обезумело от боли.

Разбойники, убедившись, что работорговец не застигнут ими врасплох и что справиться с его отрядом будет трудно, обратили все свое внимание на слона. Эта огромная туша мяса была им как нельзя более кстати; они зарились на него, как на лакомое блюдо.

Но так как кожа слона непроницаема для пуль, то туземцы прибегли к другому средству, очень известному у них и почти всегда действенному.

В то время как главная часть шайки для виду еще перестреливалась с абиссинцами, несколько человек, обступив слона, бежали по сторонам, отвлекая его внимание шумом и криками; вдруг один из них, вооружившись длинным копьем, вонзил его по древко под хвост несчастному животному.

Можно себе представить, какие страшные ранения произвело это оружие во внутренностях животного, где оно и застряло; само же древко от удара сломалось.

Такая рана смертельна, но момент гибели несчастного животного наступает в зависимости от его выносливости. Туземцы, зная это, бежали за ним по следам, словно гончие по следу зверя до тех пор, пока он не упадет.

Это могло случиться еще не скоро, и потому бежать им за слоном придется очень далеко, так как слон удивительно живуч и даже раненый будет продолжать двигаться до полного истощения сил. Мальчики, конечно, не могли и думать о том, чтобы покинуть слона, так как при той быстроте, с какой он несся вперед, они рисковали переломать себе руки и ноги при малейшей попытке слезть с него. Им приходилось употреблять все свои усилия лишь на то, чтобы при этой бешеной скачке удержаться на своем скакуне. Тот мчался, сокрушая все на своем пути, не задумываясь ни перед каким препятствием, несся по горам и долам, и так в течение целых четырех часов. Маленький негритенок и его друг Фрике едва держались на нем. Они умирали от жажды: лица, руки и плечи их были покрыты синяками и ссадинами; голова кружилась; они начинали терять сознание.

Слон стал заметно уставать. Его дыхание, порывистое и свистящее, вырывалось с шипением, точно пары из слишком перегретого котла. Бока у него вздымались, как у загнанной насмерть лошади, словно его легкие, налившиеся кровью, готовы были разорваться, и кровавая пена клубами падала на грудь.

Более пятнадцати миль пробежал он не останавливаясь и теперь должен был упасть, чтобы уже больше не встать. Широкая река с плоскими берегами, протекавшая у подножия гигантских деревьев, вскоре преградила ему путь. Собрав свои последние силы, он прыгнул прямо в воду по самое горло. Целый сноп брызг обдал его со всех сторон, искрясь всеми цветами радуги на солнце.

Широко раскрыв пасть, как бы желая разом залить пожар, сжигавший его внутренности, Осанор глубоко погрузил в воду голову, так что Фрике и Мажесте, цеплявшиеся за его уши и повисшие на них, едва могли удержаться над водой. Они с наслаждением окунулись в холодные струи реки, но боялись быть унесенными бурным потоком.

Между тем успокоившееся на мгновение животное, почувствовав минутное облегчение, поплыло к противоположному берегу. Оно уже ступило на берег, медленно и с усилием стало выходить из воды. Хотя весь его громоздкий корпус был над водой, но слон продвигался вперед все медленнее и медленнее; вода доходила ему едва до колен.

Фрике и Мажесте первыми выбрались на берег, и первый из них манил его, зовя ласковым голосом.

Но бедное животное покачнулось, протянуло вперед свой хобот, точно ища опору, и, не будучи в состоянии двигаться дальше, упало на колени, и конвульсивная дрожь пробежала по его телу. Это была агония.

В эти последние минуты у человека, как и у животного, утрачивается ощущение боли, чувствительность притупляется, но само духовное существо, прежде чем умереть, как бы просветляется, мысль и сознание становятся яснее.

И Осанор устремил на молодого француза взгляд, полный невыразимого сожаления и грусти, полный нежности и благодарности. Затем из гортани его вырвался глухой, протяжный вопль, и этот величественный колосс осел, с минуту продержался как бы в сидячем положении, подобно гранитному сфинксу, и потом вдруг свалился на бок.

Две крупные слезы скатились по щекам Фрике, который со скорбью и отчаянием наблюдал смерть своего любимца.

— Пойдем отсюда! — прошептал Фрике, обращаясь к негритенку. — Мне слишком тяжело смотреть на это.

Негритенок, видя горе своего друга, тоже опечалился, но только из сочувствия, не вполне понимая даже, в чем его горе.

Маленький дикарь, дитя природы, привык видеть в животных или естественных врагов человека, или добычу и не понимал, какое еще место могло занимать животное в привязанности или в жизни человека. Для него слон был удобным способом передвижения или перевозки тяжестей и, кроме того, мог быть легко превращен в громадную тушу мяса. Привязанность же его друга к этому могучему, но доброму животному превосходила его понимание. Кроме того, он у себя в лесах столько раз присутствовал при смерти слонов, когда его сородичи приглашали соседей или родных на пир и с этой целью охотились на слонов, загоняли их в капканы, убивали и разделывали.

Такое потребительское отношение к животным наблюдается и у европейцев среди крестьян, которые пользуются ими для своих работ или своих надобностей, но не питают к ним ни любви, ни сострадания и потому часто бывают даже жестоки.

Но подобные мысли возникали у маленького негритенка по неведению, по непониманию, а отнюдь не по недостатку мягкости или чувствительности сердца.

Фрике же представлял собой настоящий тип культурного горожанина. Он обожал природу и животных, как, впрочем, все парижане, которые, освободившись в воскресенье от своих повседневных дел и обязанностей, всей семьей, с женами и детьми, спешат за город полюбоваться голубым небом и свежей зеленью, вдохнуть в себя деревенский воздух и запастись радостью на целую неделю.

Кто может описать пристрастие парижан к животным? Один уделяет из своего скудного заработка каждый день по су, чтобы угостить своего ослика, беседует с ним, как с другом, ласкает его, жалеет… Другой, возвращаясь усталый домой со службы, приводит с собой голодную хилую собаку и делает ее своим другом, делит с ней свой скудный заработок, свои радости и заботы. Или же какие-нибудь бедняки, едва добывающие свое дневное пропитание, подбирают где-нибудь голодную кошку, берегут и кормят ее, делясь с ней последним куском. Что это за славные люди, что за добрые сердца!

Не имея никогда в бытность свою в Париже, что называется, своего угла, Фрике был лишен возможности держать какое бы то ни было животное, которому он мог бы расточать свою нежность и ласки. Но зато какое было блаженство, когда случай позволял ему заглянуть в зоологический сад! Он знал здесь всех животных наперечет, знал их клички и уменьшительные имена, беседовал с ними целыми часами.

— Пойдем отсюда! — повторил еще раз Фрике, подавляя вздох при виде неподвижного колосса.

— Бедный Осанор, он мертв! — сказал негритенок тоном ребенка, который повторяет чужие слова.

— Однако послушай, что же мы будем делать? — спросил Фрике, собравшись с духом. — Ведь не век же нам оставаться здесь! Вероятно, мы недалеко от побережья океана, а вот перед нами река. Надо полагать, что отсюда до моря не более ста километров. Ибрагим говорил, что завтра он посадит своих людей на корабль. Так пойдем вниз по течению реки, и да даст нам Бог удачи и счастья! Но прежде чем тронуться в путь, давай-ка обсудим свое положение: у меня при себе только нож. Это оружие может нам пригодиться; к сожалению, мое ружье гуляет где-то по лесу… Но у меня есть револьвер, да еще заряженный — это превосходно!.. Только, черт побери, я потерял свой патронташ. Значит, ни одного запасного патрона! Ну что же делать? Обойдемся и без них!.. Между прочим, я страшно голоден! Что ты скажешь, Мажесте, не закусить ли нам с тобой? А, как ты думаешь?

— Да… да-а!.. — согласился Мажесте. — Но чем?

— Превосходно! Ты немного разговариваешь, но и времени даром не теряешь! Это хорошо! Так давай готовить наше «бикондо» сами, раз никто не хочет приготовить его здесь для нас. Но прежде всего я желал бы знать, что мы здесь будем есть? Ведь не из револьвера же мне стрелять по этим птицам, что там копошатся в ветвях! Но что же делать? Как добыть пищу? Чем кормиться, пока дойдем до моря?

Между тем Мажесте не бездействовал во время этого монолога, из которого он не понял ни единого слова. Окинув внимательным взглядом окружающие деревья и растения, он проворно вскарабкался на большое дерево с широкими, глубоко вырезанными листьями, на котором висели твердые плоды величиной с кокосовый орех или яйцо страуса, и сбил несколько таких плодов, которые грузно упали на землю.

— Да я знаю, что это! — воскликнул Фрике. — Это плоды хлебного дерева!

Между тем негритенок, не говоря ни слова, спустился на землю с проворством обезьяны и затем, сложив в груду сбитые им плоды, точно запасные артиллерийские снаряды, стал вновь взбираться на другое дерево.

Фрике не мешал ему.

Если он не был знаком, с точки зрения ботаники, с artocarpus ineisa, то отлично знал его с точки зрения гастрономии, и этого для него было достаточно.[11]

Тем временем новый запас другого рода плодов градом посыпался с дерева в траву.

— Ну, на этот раз ты меня не проведешь, друг мой! Эти бомбочки мне знакомы, — сказал Фрике. — Что ты хочешь делать с этими тыквами? Ты очень любезен, но напрасно стараешься. Или ты хочешь шутки шутить?

Фрике отлично знал, что это за тыквы: это были плоды баобаба, весьма невкусные и пригодные разве только тогда в пищу, когда человек умирает с голода и ничего лучшего нет. А потому он положительно не понимал, зачем его друг вздумал добывать эти плоды, рискуя сломать шею.

Но Мажесте, шустрый, как черт, выточенный из черного дерева, молча взял нож у Фрике, срезал им небольшой сук, тщательно обчистил его и затем заострил один конец. Выбрав сухой ствол, валявшийся на земле, он сделал в нем небольшой надрез, вставил в него заостренный конец сука, накрыл это место сухим мхом и принялся быстро-быстро вертеть между ладонями вырезанный из сука колышек.

— Ага… Прекрасно! Ты хочешь развести огонь!.. Надеюсь, что не для того, чтобы погреться! — засмеялся Фрике, но тем не менее стал собирать вокруг сухой валежник.

— Но что же мы станем жарить? Ведь если ты разводишь огонь, так уж, наверное, знаешь, для чего; впрочем, ты здесь у себя дома!

Вскоре вследствие усиленного трения ствол и сухой мох загорелись, а за ними и валежник. Получился настоящий большой костер.

— Однако хотелось бы мне знать, ради чего ты так стараешься! — проговорил Фрике. — Кажется, мы здесь не рискуем отморозить ноги, а каштаны еще не поспели!..

Между тем Мажесте искусно разделял надвое тыквины баобаба и проворно вычищал пальцами мякоть, отчего у него получились две тарелки или, вернее, два блюда.

— Ну, ну… теперь я понимаю, тебе понадобилась посуда к нашему столу. Так бы и сказал!

Но Мажесте не говорил ни слова, зато старался трудиться за четверых.

Теперь у него было четыре плоских блюда, каждое из которых могло вместить около трех бутылок жидкости. Подбежать к четырем большим деревьям, сделать на каждом по глубокому надрезу на высоте тридцати сантиметров от земли и подставить под эти надрезы свои блюда было для Мажесте делом одной минуты. Из надрезов тотчас же потекла молочно-белая жидкость.

Затем, вернувшись к хлебному дереву, негритенок разрезал крупные круглые плоды, только что сорванные им, и стал нарезать ценное содержимое этих плодов ломтями толщиной в руку. Получилась довольно плотная белая масса, несколько похожая на отварной картофель.

Эти ломти он разложил на уголья и дал им слегка поджариться, причем в воздухе распространился приятный аромат хлеба.

— Браво! — воскликнул восхищенный Фрике. — Ты, право, настоящий повар! Отыскал и хлеб, и молоко в диком лесу! Действительно, это очень любезно с твоей стороны. Знаешь ли, когда я выходил из театра Порт-Сен-Мартен и мечтал о кругосветном путешествии, то никогда не думал, что это будет так весело и забавно! Мы с тобой словно два Робинзона! — говорил молодой парижанин с полным ртом, уплетая поджаренные сухарики и запивая их молоком, то есть соком масляного дерева, с аппетитом, какой дают восемнадцатилетний возраст, усиленная скачка и спокойная совесть.

Мажесте также не отставал от него, он был в восторге, что его белый брат нахваливает его.

— А знаешь ли, милейший, что ты удивительно находчив? Ведь без тебя я пропал бы здесь с голода, а между тем одному Богу известно, насколько я был изобретателен в Париже, чтобы сыскать себе пропитание. Правда, там уже ты попал бы впросак! Ты не сумел бы, пожалуй, найти даже табачную лавочку, если бы тебя пустить одного… Но все равно, если бы доктор и месье Андре были здесь, они бы тоже, наверное, сказали, что ты славный паренек.

— Доти… Адли!.. — вздохнул чернокожий мальчуган.

— Да… и у тебя щемит сердце оттого, что мы их потеряли… Ну да и я не рад… да что поделаешь?! Но не беспокойся, мы их найдем! Два таких смельчака, как мы с тобой, да чтобы не сумели их разыскать!.. Нет, видишь ли ты, земля слишком мала для того, чтобы это могло случиться… Кроме того, все идет как нельзя лучше! Теперь мы сыты, пойдем, вздремнем хорошенько, а когда выспимся, то направимся вниз по течению реки. Это непременно выведет нас куда-нибудь и, всего вероятнее, к морю. Однако, прежде чем лечь спать, вырежем себе каждый по здоровой дубинке; это вернейшее и необходимейшее средство против змей всех цветов и размеров, какими изобилуют эти леса. У меня до сих пор еще не совсем поправилась нога после укуса желтенькой злючки, но что поделаешь?!

Молодые люди закусывали всего на расстоянии четырех-шести метров от того места, где упал слон. Они вернулись теперь к тому месту реки, где он лежал, но так как с того времени прошло уже более трех часов и время клонилось к вечеру, то они сочли неблагоразумным глядя на ночь пускаться в путь. Лучше было спокойно проспать ночь, чем подвергаться риску встреч с разбойниками или дикими зверями.

После довольно продолжительного отдыха на берегу реки они решили соорудить себе гнездо или помост в ветвях баобаба, и Фрике, как истый сибарит, не поленился подостлать в свой гамак сухих и мягких трав. Помещение их было удобно и безопасно от диких зверей, которые, привлеченные запахом трупа слона, стали с рычанием бродить вокруг после заката солнца.

Однако, несмотря на этот страшный и зловещий вой голодных зверей, наши друзья проспали всю ночь как убитые.

Мажесте принялся быстро-быстро вертеть между ладонями вырезанный из сука колышек.

Как только первые лучи зари позолотили верхушки деревьев, в два прыжка они очутились на земле.

— Ну а теперь в путь! — воскликнул Фрике, предусмотрительно засунув в капюшон своего бурнуса несколько поджаренных ломтей плодов хлебного дерева.

— Да-а… В уть! — сказал Мажесте, охотно повторявший вслед за своим другом слова, но проглатывая при этом часть букв.

Не успели они отойти и десяти шагов, как с того берега реки, не далее ста шагов, легкий белый дымок появился между листвой, предшествуя сухому треску, и тотчас грянул выстрел.

Негритенок вскрикнул и, забывая о себе, кинулся к Фрике и потащил его за толстый ствол дерева.

— Ах, негодяи, бездельники! Что они тебе сделали, маленький? Они ранили тебя в плечо… Надеюсь, они не задели костей… Но как из тебя хлещет кровь, бедняжка! Ну, можно ли устроить мир, когда в нем такие порядки?! Что мы им сделали? Чем мы виноваты? За что они стреляют по нам из своих дрянных ружей?.. Это, вероятно, те самые бандиты, что убили нашего Осанора. Они все время гнались за нами по следу… Ах, разбойники!..

Не переставая говорить. Фрике тем не менее не бездействовал; он тщательно осмотрел и ощупал рану своего маленького друга и убедился, что никаких серьезных повреждений не было; были разорваны только наружные покровы.

— Это ничего! — говорил негритенок.

— Но это все по их вине!.. Я им этого не прощу! — свирепствовал Фрике. — Я сейчас наложу тебе на рану холодный компресс, как это делал доктор на раны Ибрагима. Это прекрасно помогает, холодный компресс на раны… Но прежде всего нам надо обезопасить себе путь к воде.

С этими словами он слегка вытянул шею, выглянул из-за дерева и увидел с десяток чернокожих, готовившихся переплыть реку.

— Погодите, голубчики, погодите, дикари проклятые! — и, наведя на них свой револьвер, он приставил его к стволу дерева и спустил курок.

Едва щелкнул выстрел, как один из чернокожих, смертельно раненный, широко раскинув руки, грузно грохнулся на землю.

— На, получи! Это тебе за моего черного братца! Вот бы меня похвалил месье Андре за этот выстрел! Но вот беда: ведь у меня теперь всего только пять зарядов!

Между тем чернокожие скрылись, точно провалились под землю.

В два прыжка наш мальчуган очутился у воды, в одну минуту смочил большой кусок своего широкого бумажного шарфа, подаренного Ибрагимом и служившего ему поясом, и, бегом вернувшись к раненому, наложил этот компресс ему на плечо. Мажесте немедленно почувствовал облегчение.

— Только еще этого не хватало! — ворчал между тем Фрике. — Каково-то нам будет теперь, когда появились эти черномазые! Только бы не привязалась лихорадка к моему малышу. Что я тогда стану с ним делать?! Где его устрою? И какой он мужественный, какой терпеливый… он улыбается, чтобы обнадежить меня… Если бы еще доктор и месье Андре были с нами, мы бы их славно проучили, этих наглецов, и очистили себе дорогу, но я, к сожалению, один!..

Однако чернокожие не повторяли своего нападения: очевидно, револьверный выстрел мальчугана испугал их.

Но слоновая туша все же привлекала их; ведь они со вчерашнего дня бежали за ним по следу и, конечно, не хотели теперь отказаться от такого лакомого угощения.

Наблюдая за их действиями, Фрике вскоре заметил, что туземцы стали спускаться к реке, прикрываясь толстыми связками тростника, которые должны были служить им защитой. Через несколько минут все они перейдут на этот берег.

Сопротивляться этому было бы безумием.

— Надо отступать! — решил Фрике и, схватив своего друга за руку, потащил его за собой в глубь леса. Мажесте, желая показать, что рана его нисколько не беспокоит, тихонько высвободился от него и помчался, как стрела, скрываясь за стволами деревьев.

Этому прекрасному примеру последовал и Фрике, по которому дикари, прикрывавшие переправу, дали залп, но безрезультатно.

— Проглазели, друзья! — насмешливо крикнул Фрике. — Ну, теперь вперед, малютка, вперед! — И оба помчались с быстротой молодых оленей.

За пять или десять минут они отбежали на километр, невзирая на кусты и валежник, преграждавший им путь. Перед ними вдруг открылась широкая прогалина, но в тот момент, когда они должны были выйти на нее, Мажесте, бывший всегда настороже, все видевший и замечавший, увидел на расстоянии каких-нибудь трехсот метров новый отряд туземцев, бежавших с противоположной стороны.

Очевидно, выстрелы встревожили их, и теперь они, крадучись, спешили на выручку своему передовому отряду, преграждая путь мальчуганам на большом протяжении.

Очутившись между двух огней, наши друзья оказались в весьма непростом положении. Кинувшись вправо, прежде чем их успели заметить, они побежали к реке, до которой добрались в несколько секунд.

Не считаясь с опасностью, которой они подвергали себя, рискуя завязнуть в тине и наносном иле, они спрятались там, увязая все глубже и глубже, ждали, что произойдет дальше.

Ожидание их было непродолжительным. Один из туземцев, случайно напав на их след, добежал до них и на мгновение приостановился, увидев двух мальчуганов.

Он занес уже свое копье, как вдруг Фрике, словно тигр, выскочил из камышей и вцепился ему в горло. Противник хотел было сбросить его, но напрасно: крепкие руки маленького парижанина душили его. Он не успел даже вскрикнуть, так как в тот самый момент Мажесте, выхватив из-за пояса Фрике его нож, вонзил его по самую рукоятку между плеч туземца, который повалился на землю.

— Черт побери! — пробормотал молодой француз. — Дела наши плохи! Ведь скоро они все нападут на нас! Да еще мой малютка прямо-таки исходит кровью… Того и гляди, с ним сделается дурно! Что тогда делать? Эх! Вот, кажется, счастливая мысль. Вместо того чтобы торчать здесь, в этой тине, спустимся в воду, ляжем на спину и поплывем без хлопот вниз по течению! Ну-ка! Я сверну свой бурнус, запрячу в него свой револьвер, — ведь нельзя, чтобы патроны смокли, — положу все это на грудь, — и с Богом!

Без малейшего шума оба мальчугана спустились в воду и как привычные пловцы предались на волю течения.

Но течение было медленное, почти нечувствительное, и они двигались очень тихо.

К довершению бед Мажесте начал ослабевать. Не проплыли они и ста с лишним метров, как он вдруг ушел под воду. Правда, он почти тотчас же выплыл на поверхность, но при этом из груди его вырвался мучительный вздох, который, как ножом, полоснул Фрике по сердцу.

— Погоди, бедный малютка! Ведь ты не позовешь на помощь, даже если станешь тонуть… Хорошо еще, что я тут… и не дам тебе пропасть! К черту этот бурнус! Бог с ними, с патронами, пускай отсыреют. Это важнее! — И, разговаривая таким образом сам с собой, по своему обыкновению. Фрике подхватил своего друга под лопатки и, сильно работая другой рукой, добрался до маленького островка длиной около десяти метров и шириной около трех, поросшего высокими водяными травами и бамбуком.

Туземцы увидели их в тот момент, когда они, как водяные крысы, скрывались между зелеными стволами, причем Фрике волочил Мажесте, почти потерявшего сознание.

Почти одновременно протрещало около десяти выстрелов, но они не причинили никакого вреда, если не считать двух-трех стволов бамбука, которые они срезали на высоте приблизительно метра от земли.

— Ну наконец-то мы у себя дома! Правда, квартира не особенно просторна. Но здесь мы все-таки сумеем, может быть, защищаться некоторое время! Только бы мои заряды не отсырели! Ба! Да эти металлические снаряды не так-то скоро промокнут! Ну мы сейчас позабавимся!

Действительно, помещение это не было особенно просторно. Оно по своему объему напоминало нору старьевщика дядюшки Шникманна, первого хозяина Фрике.

Противник хотел было сбросить его, но напрасно: крепкие руки маленького парижанина душили его.

Уложив как можно удобнее раненого на мягкой душистой траве и сменив его компресс, молодой француз прежде всего обошел весь остров.

Этот обход его новых владений был непродолжителен. Уходя, он приказал раненому не шевелиться, а затем осторожно ползком в четыре шага достиг восточной конечности миниатюрного материка.

— Хм, вот и край света! — воскликнул он и, осторожно раздвинув руками камыши, увидел, как туземцы свежуют слона.

Эта картина привела его в бешенство.

— Негодяи! — крикнул он. — Они только и думают о том, как бы убить да сожрать! Спрашивается, что им сделал этот слон? Будь еще при мне ружье да сотня патронов, я бы научил их уму-разуму!

Научить детей Экваториальной Африки уму-разуму посредством всаженных в них зарядов дроби и картечи было несколько оригинально, но это объясняется тем, что в данный момент наш молодой друг имел несколько однобокое представление о жизни.

Прокрадываясь вдоль западной стороны острова, берег которого поднимался не более полутора метров над водой, но зато стоял отвесной стеной, он был поражен странным явлением.

— Хм! Эта почва как будто колеблется под ногами, — проговорил он, — ну да, несомненно! На чем же в таком случае держится этот остров? Ведь не на сваях же его соорудили!

Он попрыгал на одном месте, желая своей тяжестью уплотнить почву и убедиться, что его остров действительно неустойчив. И что же? Весь островок заколыхался и описал как бы полувращательное движение, причем опустился носом сантиметров на двадцать в воду, отчего вода заплескалась спереди и позади островка.

— Да это действительно плавучий остров, — воскликнул Фрике, — вроде плота! Хорошо было бы найти причал, удерживающий его! Вот бы утерли нос этим черномазым! Но что за странная почва! Собственно говоря, слово «почва» для этого острова преувеличение. В сущности, это просто остатки водяных растений, обломки тростника и камышей, словом, все, что плыло по реке, а затем слежалось здесь, задержанное на своем пути каким-то препятствием, перегнило, смешалось с илом и наконец поросло травой и даже приютило целую рощицу бамбуков. А мы — Робинзоны этого островка! — продолжал рассуждать Фрике. — К сожалению, съестные продукты здесь редки… Ну, если бы еще мой малыш не был ранен, а то теперь я являюсь, так сказать, главой семейства, и мне надо беспокоиться за двоих!

Он подошел к негритенку, который забылся тяжелым сном. Чтобы прикрыть его от палящих лучей солнца, Фрике сплел над его головой ветви кустов в виде козырька, а сам сел возле и стал раздумывать.

Жара была томительная: ни малейшего дуновения ветерка, и лучи солнца, отраженные водой, приобретали как бы удвоенную силу. Размышления маленького парижанина вскоре перешли в дремоту, а затем его сморил тяжелый сон.

Он проспал около двух часов, как вдруг сильный толчок, нанесенный чем-то островку, заставил его пробудиться. Островок так накренился на один бок, что можно было подумать, что он сейчас пойдет ко дну.

— Живо, Мажесте! Собирайся, маленький, мы тонем! — крикнул он.

В тот же момент из-за бамбука раздался свирепый вой, и над водой показалась голова огромного дикаря.

Он потрясал своим длинным копьем и собирался без дальнейших разговоров пронзить им мальчугана, но того трудно было застать врасплох.

— Ага, вторжение в чужие владения! — закричал Фрике. — Погоди, голубчик, я тебя проучу!

Он не договорил еще этих слов, как чернокожий с простреленной навылет грудью грузно шлепнулся в воду.

— Право, мои заряды не подмокли! Ну а теперь за кем очередь? — громко крикнул он и смело выступил на край островка, держа свой револьвер наготове.

Пораженные таким энергичным и неожиданным отпором, нападающие поскакали все в воду, как лягушки, и разом скрылись неизвестно куда.

— Подумать только, что у меня остается теперь всего четыре заряда! А мы осаждены, и в наших запасах нет и десяти граммов сухарей. Что всего ужаснее — этому малышу нечего дать поесть; он, бедняга, совсем ослабеет. Но что поделаешь?

Между тем солнце начинало склоняться к закату. Приближалась ночь, и положение мальчуганов ухудшалось.

Нельзя было даже и мечтать о том, чтобы покинуть остров. Туземцы, сторожившие их на обоих берегах реки, время от времени издавали грозные крики, как бы давая этим понять, что всякое отступление мальчуганам отрезано.

Эта ночь тянулась, словно двое суток. Бедняжка Мажесте в сильном жару бредил всю ночь; рана его воспалилась, несмотря на холодные компрессы, которые Фрике беспрестанно сменял.

Больной пытался встать и по временам бешено сопротивлялся ласковым уговорам своего друга, упрашивавшего его полежать смирно и потерпеть. В конце концов самоотверженный уход Фрике не привел ни к чему. Скрепя сердце ему пришлось связать ноги больному, чтобы помешать поминутно срываться с места. Для этой цели Фрике поспешно сплел что-то вроде веревки из ивняка, росшего в илистом грунте островка.

К утру жар спал, но бедняжка был до того слаб, до того истощен, что, едва раскрыв глаза, тотчас же заснул глубоким спокойным сном. Тем временем Фрике, мучимый голодом, старался обмануть свой желудок, пережевывая почки бамбука. Но это вызвало только тошноту, нимало не утолив голод.

— Нет, право, я, очевидно, рожден для того, чтобы умереть с голода! — рассуждал он. — Я не могу прожить полугода, чтобы не изведать голод. Вот хотя бы теперь! Ну скажите пожалуйста, на что я буду пригоден еще через двенадцать часов? Между тем надо во что бы то ни стало увести отсюда моего малыша, который может сильно расхвораться, а эти чернокожие облепили нас кругом, как мухи, и точат на нас зубы в довершение несчастий. Я не могу даже отправиться на берег за какими-нибудь плодами, которыми мог бы утолить свой голод и поддержать силы моего малыша, не рискуя при этом быть схваченным этими дикарями. А что, — продолжал размышлять Фрике, — если бы, проплыв под водой и не поднимаясь на поверхность, добраться до бедного Осанора и отрезать от него кусочек мяса на нашу долю?! Это была бы последняя услуга, которую благородное животное могло бы оказать мне, своему другу! Нет, право, это счастливая мысль!

Убедившись, что Мажесте крепко спит, Фрике осторожно спустился в воду и очень долго не появлялся на поверхности. Уж не сделался ли он добычей крокодилов и не пошел ли ко дну, внезапно ослабев? Нет! Река заволновалась на расстоянии всего нескольких метров от того места, где он нырнул под воду, и на поверхности показалась его голова.

Он потянул в себя воздух, зафыркал, как это обыкновенно делают профессиональные купальщики, и затем тотчас же снова нырнул.

Секунд через двадцать он показался снова над водой, но уже по другую сторону острова, под которым проплыл как под мостом. Выбравшись на сушу с помощью тростников и веток ивняка, за которые он ухватился руками, Фрике принялся отплясывать какой-то дикий танец, который свидетельствовал если не о том, что он лишился рассудка, то, во всяком случае, о том, что он был чем-то чрезвычайно обрадован.

— А я еще проклинал голод! — воскликнул он. — Что ни говори, а это имеет свою хорошую сторону… Теперь я благословляю голод! Да здравствует голод! Он спасет нас. Только бы нам посчастливилось найти как-нибудь добрую тарелку матросской похлебки, когда все это будет окончено!

Но что было общего между голодом и спасением наших двух друзей? А вот что.

В тот момент, когда Фрике нырнул и собирался уже, плывя под водой, направиться к туше слона, он, как отличный пловец, прежде всего огляделся вокруг и сразу заметил нечто странное: весь остров, где он с Мажесте нашел себе убежище, держался на стволе дерева средней толщины. Этот ствол служил единственной точкой опоры островка, который иначе унесло бы течением.

Ствол этот наполовину сгнил, а частично был размыт водой. Поднявшись на поверхность и набрав воздуха, Фрике снова нырнул и проплыл под островом, убедившись, что старый ствол был единственной сваей, поддерживавшей его, и это внушило ему оригинальную мысль. Если бы ее осуществление ему удалось, то они оба были бы спасены! И это вызывало в нем бурную радость.

— Ну, будет кривляться, Фрике! — остановил он сам себя. — Надо быть хоть немножко серьезным! Сейчас мы будем сниматься с якоря: надо приберечь силы, тем более что ты один… Какое все-таки счастье, что я был голоден! Ни малейшей опасности несварения желудка, как говорил доктор, кроме того, если бы я не был голоден, то не захотел бы добыть кусочек слоновьего мяса и не подумал бы нырнуть под воду, не увидел бы, что наш остров держится на старом древесном стволе, как гнездо чирка на сухих ветках!

Фрике даже и не подозревал, насколько близко и верно было его сравнение. Русло африканских рек нередко перемещается вследствие различных причин, в том числе и геологических изменений, являющихся последствием землетрясений или ураганов.

Еще не в столь отдаленное время эта самая река была выбита из своего прежнего русла, и ее воды проложили себе новый путь; и вот на пути их встретилось дерево; его ветви задерживали все, что плыло вниз по течению. Все эти отбросы мало-помалу складывались, новые вещества беспрерывно ложились на предыдущие, и из всего этого образовалась нынешняя почва. Ветви дерева давно сгнили, и ствол его медленно распадался.

Наконец водяные травы и растения, найдя себе подходящую почву, с невероятной силой стали произрастать на вновь образовавшейся суше, которая теперь представляла собой настоящий плавучий остров, держащийся на своей подставке, как опенок на тоненькой ножке.

Достаточно было небольшого усилия, чтобы сломить эту подпору и превратить этот островок в зеленый плот.

Вот что задумал Фрике.

Конечно, бедный мальчуган был чересчур мал, чтобы одними своими силами выполнить эту задачу, тем более что истощенный голодом он значительно ослаб. Но зато не ослабевали его энергия и настойчивость.

— Ничто не достается без труда! — утешал себя мальчуган. — Но зато, когда я освобожу этот остров, он плавно поплывет вниз по реке; тогда я растянусь, как царь, и высплюсь всласть. А тем временем мы выплывем в море, которое должно быть недалеко. Черномазые теперь попрятались; они переваривают бедного Осанора; мой малютка спит, как праведник. Время самое подходящее. Пора переходить от мечтаний к делу!

С этими словами он нырнул, держа свой нож в руке.

Спустя две секунды остров заколыхался и стал содрогаться; подпоры его подпиливались ножом. Через полминуты Фрике вынырнул на поверхность, отдышался и снова нырнул. И так он действовал до полного истощения сил. И чем больше он уставал, тем с большим ожесточением работал. Хотя ствол все еще по-прежнему удерживал остров. Однако мальчуган не хотел признать себя побежденным.

Каждый раз, поднимаясь на поверхность, чтобы запастись воздухом, он оглядывался по сторонам, чтобы убедиться, что все спокойно.

Однако эта абсолютная тишина и отсутствие чернокожих не внушало ему особенного доверия. Так как он очень устал и чувствовал, что силы начинают ему изменять, то решил вылезти на берег и немного отдохнуть. Это он сделал как раз вовремя; туземцы подстерегали его, готовясь к новому нападению. Они подплывали к острову, как аллигаторы, не показываясь на поверхности реки, плывя под водой без малейшего шума. Но Фрике заметил их. Он спрятался в траве, насторожив уши и держа наготове револьвер.

— Всего только четыре заряда! — шептал он про себя. — Только бы мой малышка не шевелился: это осложнило бы наше положение! И какая обида, что я не смог своротить этот противный ствол, который, в сущности, едва держится. Наш островок плыл бы теперь по течению, и эти убийцы остались бы с носом! А вот и они!

Действительно, пять курчавых голов появились над водой всего на расстоянии пары метров от островка, а затем показались их плечи. Они уцепились руками за прибрежные стебли тростника островка, и все пятеро почти одновременно выросли перед Фрике, огласив воздух громким отвратительным криком, в котором было что-то свирепое и злорадное.

Притаившись в траве. Фрике замер, не двигался с места, не шевелился. Но прыжки дикарей раскачали островок и он чуть не на целый метр погрузился в воду под их тяжестью. Удивленные, они переглянулись между собой. Вдруг раздался треск. Зеленый плот медленно описал полуоборот, заколыхался и поплыл по течению. То, чего не мог достигнуть Фрике, потратив столько усилий, само собой сделало помимо их воли внезапное нападение его врагов.

Последние, рассчитывающие на ожесточенное сопротивление, совершенно растерялись. Пустынность и безлюдье острова совершенно противоречили их предположениям, а движение почвы, которую они считали твердой землей, наводило на них страх.

Тут Фрике с револьвером в руках выскочил из своей засады и смело кинулся на них.

— Эй, чтоб вас здесь не было! Живо! Слышите?! — крикнул мальчуган.

Все разом очнулись, завязался бой, но длился он недолго. Первый, кто хотел схватить мальчугана, покатился с раздробленной челюстью по земле. Другому также не посчастливилось: пуля, пушенная в упор в грудь, заставила его скатиться в воду. Третий, обезумев от страха, недолго думая нырнул и поплыл к берегу, и это было самое лучшее, что он мог сделать.

У Фрике оставалось еще два заряда. Борьба на этом маленьком островке начиналась отчаянная: оставалось или победить, или умереть. Фрике отлично понял это по решительному виду двух туземцев, готовых наброситься на него.

Один из них замахнулся на Фрике своим копьем, но тот, ловко уклонившись от смертельного удара, откинувшись назад в самый последний момент, в то же время спустил курок. Однако револьвер на этот раз дал осечку.

— Что такое?! — воскликнул мальчуган скорее удивленный, чем испуганный. — Ну, теперь последний гостинец! — И, вытянув вперед руку, он выпустил свой последний заряд.

Неприятель свалился с простреленным черепом. В тот момент, когда Фрике бросил свое оружие, теперь уже бесполезное, он сам упал от удара в затылок, нанесенного ему последним из чернокожих, который, полагая, что враг убит, тотчас же бросился в воду и поплыл к своим.

— Мой бедный малютка, мой маленький братец! — простонал Фрике. — Что с тобой будет без меня? — И он остался недвижим на траве.

Между тем течение быстро уносило островок к устью реки. Он плыл, часто описывая полуобороты и кругообразные движения, наталкиваясь на берега, останавливаясь на время и снова, подхватываемый течением, двигался дальше. Мало-помалу быстрота его движения увеличивалась по мере того, как само течение реки становилось быстрее и сильнее. Фрике все еще не приходил в себя после глубокого обморока. Возле него лежал труп убитого им туземца, а рядом спал мирным сном Мажесте.

Сильный толчок наконец разбудил его. Островок к чему-то пристал.

Был уже ясный день. Оба мальчугана, разом очнувшись, громко вскрикнули. У Мажесте уже не было больше жара, но он был страшно слаб. Фрике был в ужасном состоянии: у него сильно болела голова, и крепло чувство голода.

На их крик ответили десятки голосов на смешанных туземных и иностранных наречиях:

— Вабт! Wasist! Стоп! Halte!

— Что за черт! Да где же мы? — воскликнул Фрике, недоумевая. — Я слышал, кто-то крикнул «Halte!». Значит, здесь есть французы, земляки!.. Эй, поспешайте! Мы тонем!

По странной случайности островок наткнулся на борт большого судна, стоявшего на якоре в устье реки.

Фрике протирал себе глаза, как будто ему что-то пригрезилось. Удивление его было непродолжительным: он вдруг понял, что его остров, разрезанный бушпритом надвое, уносило течением в море.

Он едва успел ухватить в охапку Мажесте и уцепиться одной рукой за один из канатов, свешивавшихся с борта судна.

Те, кто издавал крики, слышанные потерпевшими крушение, поспешили теперь подтянуть обоих ребят кверху и вытащили на палубу почти в бессознательном состоянии.

Впрочем, обморок наших друзей был непродолжительным; Фрике открыл глаза, и первый человек, которого он увидел, был Ибрагим! Сам Ибрагим, работорговец, который преспокойно курил свою трубку, сидя на богатом ковре, скрестив под собой ноги.

— Эй, здравствуйте, патрон! — весело, позабыв об усталости, крикнул парижанин, узнав своего доброжелателя.

Ибрагим чуть было не выказал удивления при звуке этого знакомого ему голоса, но сдержал себя и, к немалому изумлению приближенных, встал и, подойдя к Фрике, похлопал по плечу и пожал ему руку.

— Как видите, мы не погибли, патрон, и, признаюсь, очень счастливы видеть вас. А знаете, наш бедный Осанор умер, и чернокожие съели его. Но зато я убил их с полдюжины! Вы только посмотрите, что они с нами сделали, эти негодяи! Ах да, я и забыл, что вы ведь говорите только по-арабски! Это досадно… Ну а как поживает месье Андре? А где доктор? Где они? — осведомился мальчуган, вдруг побледнев, с выражением тревоги в голосе, так противоречащей его вечной веселой беспечности.

В этот момент к ним подошел высокого роста энергичный господин в европейском платье и сказал:

— Вы говорите, как вижу, о тех двух французах, которые были освобождены Ибрагимом и доставлены им сюда?

— Да, милостивый государь!

— Называйте меня капитаном!

— Да, капитан! Не будете ли вы столь добры сообщить мне о них то, что вам известно? Мы, этот черный мальчик и я, их друзья, и их отсутствие нас страшно беспокоит!

— Вы можете успокоиться! Они оба в надежном месте. Ибрагим, который рассказал мне их историю, а также и вашу, сдержал свое обещание. Он препроводил их в Шансонксо, в португальские владения, откуда они без труда сумеют вернуться на родину.

— Ну, теперь последний гостинец! — И, вытянув вперед руку, он выпустил свой последний заряд.

— Ах, это просто прекрасно! — воскликнул Фрике с видимым облегчением. — Благодарю вас, капитан! И если это вам не будет неприятно, я очень желал бы отправиться к ним! Вероятно, это не очень далеко?!

— Да, действительно, это недалеко, но отправиться к ним вы все-таки не сможете.

— Почему же, если позволите спросить?

— Потому, что вы должны остаться здесь!

— Неужели?

— Да. Вам и вашему негритенку предоставляется выбор: вступить в число матросов моего экипажа или быть сброшенными в море с двадцатичетырехфунтовым ядром, привязанным к ногам.

— Так неужели другого выбора нет?

— Нет!

— Если наши друзья в безопасности, а вы желаете принять на себя заботу о предоставлении мне возможности совершить мое кругосветное путешествие, то я принимаю ваше любезное предложение и за себя, и за моего малыша.

— И вы правы, поступая так!

— Но я хотел бы, однако, знать, где мы находимся!

— На борту невольничьего судна, милейший.

— A-а! Так это вы вывозите живой товар этого мошенника Ибрагима!

— Да! — сказал капитан, по-видимому заинтересовавшись этим разговором. — Однако вы оба, вероятно, голодны, а у меня не в обычае заставлять голодать даже новых членов экипажа. Идите, матросы, поешьте — это прежде всего, а потом будет видно, что с вами делать.

— Слушаю, капитан! Пойдем, Мажесте, — сказал Фрике и направился прямо на камбуз как человек, знакомый с помещениями на судах.

Мажесте, шатаясь, побрел за ним. Его рана причиняла ему страшную боль.

— Послушайте, матрос, а как вас зовут? — окликнул француза капитан.

— Фрике, капитан, Фрике-парижанин.

— Хорошо! Так вас и запишут в списки экипажа. А вашего негра сейчас осмотрит доктор!

— Благодарю вас, капитан!

— Идите!

— А этот капитан с виду совсем не свирепый. Главное — раскусить, в чем тут дело. А пока попробуем-ка здешней матросской похлебки, а там дальше видно будет!.. Все-таки это какое-то странное судно. Так вот, значит, мы на невольничьем судне, то есть рискуем каждый день быть повешенными, если только нас изловит крейсер. И нет никакой возможности сбежать отсюда: капитан, как видно, не шутит, говоря о двадцатичетырехфунтовом ядре… Не успеешь оглянуться, как это может случиться! Но все-таки прежде всего следует попробовать суп!

Действительно, то было страшное судно, на которое волей судеб попал теперь Фрике.

С убранными парусами и мачтами оно походило на понтон, а вид его оснастки, все мачты и реи, в том числе и грот-мачта, были сняты и аккуратно уложены вдоль палубы. Крепко установленный на якорях, корабль этот мог быть принят за обыкновенное судно, ожидающее здесь капитального ремонта. Но, видя, что борта сидят глубоко, можно было с уверенностью сказать, что оно приняло полный груз и, по-видимому, готово к отплытию, хотя в данный момент и было лишено своих обычных двигателей, то есть мачт и парусов.

Все несчастные, которых Ибрагим доставил сюда из страны осиебов, были теперь загнаны в трюм этого судна. Чернокожий человеческий скот был осмотрен, выбракован и продан по хорошей цене. Дело было кончено.

Капитан принял на себя доставку этого черного дерева и ночью должен был выйти в море.

Только один Ибрагим со своим помощником еще оставались на судне; все его люди были уже на берегу и ожидали, когда их предводитель закончит последнюю важнейшую формальность.

Это продолжалось недолго.

Капитан спустился на минуту в свою каюту и вернулся оттуда с двумя большими мешками золота, которые и вручил помощнику Ибрагима.

Кроме того, он принес еще бумагу, написанную по-английски и по-арабски, которую Ибрагим внимательно прочел от начала до конца.

Это был чек на один из важнейших банкирских домов в Кейптауне, цена человеческой жизни.

Ибрагим, выздоровевший благодаря лечению доктора Ламперрьера, был достаточно богат. Африканский торговец человеческим мясом теперь хотел только одного — примириться со своей совестью. А это было нетрудно. Что же касается остального, то он решил распустить своих людей, уступить свою торговлю и кредит своему помощнику и ехать получать из банка причитающуюся ему по чеку громадную сумму, а затем вернуться морем в свою милую Абиссинию, где будет мирно наслаждаться плодами своих праведных трудов.

Пожав в последний раз руку капитану, он спустился в ожидавшую его шлюпку и, не попрощавшись с Фрике, отбыл к своей охране.

Что же касается нашего парижского гамена, то, поглотив изрядное количество превосходной матросской похлебки, от которой, по его выражению, у него сердце подпрыгнуло до ушей, он отвел Мажесте в лазарет и передал его на попечение врача, после чего, вернувшись на палубу, уже не увидел на ней Ибрагима, а за кормой виднелись только пустынные, безлюдные берега.

ГЛАВА IV

Таинственное судно. — Фрике удивлен еще больше. — Хитрости негодяя. — Крейсер и невольничье судно. — Ходячий труп. — Мнение доктора Ламперрьера о друзьях Ибрагима. — Охота на бандита. — Как и почему доктор и Андре очутились на военном судне. — Доктор находит парик и… цирюльника. — Встреча с трехмачтовым судном. — Капитан Мариус Казаван. — Что подразумевалось на борту «Роны» под названием сырого материала для сахарного завода? — Метаморфоза негодяя. — Враги лицом к лицу. — Кто бы мог подумать? — Каким образом можно получить менингит. — Бред негодяя. — Ужасная истина.

Невольники, привезенные Ибрагимом из дальних мест Африки, были размещены в межпалубном помещении таинственного судна.

На какие берега выбросит судьба этих несчастных, этот человеческий скот? Приобрел ли капитан Флаксхан этот транспорт чернокожих за свой собственный счет или за счет одного из тех богатых судовладельцев, не особенно совестливых и разборчивых в средствах добывания денег, которые и по сие время еще снабжают Бразилию, Рио-Гранде-ду-Сул, Кубу и другие страны, — что бы там против этого ни говорили, — черными рабами, на которых там существует постоянный спрос.

Тот же самый вопрос задавал себе и Фрике, который уже через два часа по прибытии на судно чувствовал себя здесь как дома, заглядывал во все углы в сопровождении своего неразлучного Мажесте, следовавшего за ним повсюду, как тень.

Для Фрике было все равно, куда плыть — ему были важны только две вещи — разыскать доктора и Андре и совершить кругосветное путешествие. Он твердо верил в свою счастливую звезду и нисколько не сомневался в осуществлении этих двух своих желаний.

Каким образом и какими средствами суждено ему добиться их осуществления, парижский мальчуган, конечно, не знал, но он обладал счастливой уверенностью, что все устроится согласно его желанию.

В списки экипажа он был зачислен в качестве матроса второго разряда по имени Фрике, родом из Франции, из города Парижа.

Что же касается негритенка, то его назначили юнгой под именем Мажесте, вольноотпущенного негра родом из Габона.

В данный момент их обязанности сводились к нулю, так как судно было лишено мачт и скорее походило на понтон или еще более на громадного кашалота, отдыхающего в тростниках.

Искусно спрятанное за небольшим мысом, оно не было заметно даже на расстоянии километра, не только что с открытого моря.

А океан вот он, здесь, в двух шагах. Прилив медленно подходит. Прибрежные травы по очереди омываются то пресной водой реки, то солеными волнами океана, сначала всплывают на поверхность волн прилива, затем совершенно покрываются ими и распространяют в воздухе тот отвратительный гнилостный запах, который так губителен для здоровья непривычных европейцев.

Мало-помалу, когда волны океана совершенно покрывают эту часть низменного берега, зловонный запах ила и тины уменьшается, тучи мошек разлетаются, и устье реки превращается в морской залив, а через несколько минут этот залив сольется с морем.

Раздался свисток. Вся палуба, словно по мановению волшебного жезла, мгновенно заполнилась людьми. Хотя экипаж состоял из матросов всех существующих национальностей, он повиновался, как один человек, команде, раздающейся на английском языке.

Здесь можно было встретить странные, мрачные, даже страшные физиономии. Но, к сожалению, за малым исключением, почти не было видно простодушно-веселых лиц типичных французских матросов.

Весь этот экипаж состоял, скорее всего, из отщепенцев человеческого общества, людей, опустившихся на дно, очевидно, бывших хороших моряков, но людей без всяких предрассудков, набранных капитаном во всех частях света, чуть не из-под виселицы, и теперь сдерживаемых железной дисциплиной.

Все это заметил наблюдательный Фрике и собирался уже спросить одного из них, француза, которого он тотчас же распознал среди остальных, как вдруг его поразили слова команды:

— Готовься поворачивать! Поднимай якорь!

— Поворачивать? — пробормотал про себя Фрике. — Хотел бы я видеть, как это они повернут этот понтон, содержащий в себе свыше четырехсот человек негров, да еще без единого лоскута парусов и, главное, без машины! Посмотрим!

Здесь можно было встретить странные, мрачные, даже страшные физиономии.

Как мы уже говорили, судно стояло на якоре у левого берега реки. Кроме того, его нос был привязан длинным канатом к громадному баобабу на правом берегу реки.

Вслед за раздавшейся командой по всему судну пробежала как бы легкая дрожь; как будто пары проникали разом во все части машины, как это бывает перед тем, как машина начинает работать. Затем послышался глухой шум движения поршней. Сердце судна забилось, и медленно, без малейшего усилия и без того, чтобы кто-либо из экипажа приложил руки, оба якоря носовой части были буквально вырваны из глинистого дна реки. Цепи со скрипом стали автоматически навиваться на барабан лебедки благодаря сильному натяжению изнутри. В две минуты якоря были уже подняты и стали на свои места.

Фрике был поражен, ведь не виднелось ни труб, ни дыма, ни малейшего признака паров, даже отсутствовал своеобразный раскаленный воздух, который ощущается вблизи машины от топки. А между тем факт поднятия якорей в две минуты был налицо!

Что же это за необычайная машина скрывалась в корпусе судна? Понять такие таинственные превращения, как ни ломал голову, Фрике не мог.

Но звук поршней был хорошо знаком бывшему кочегару; он не ошибался: машина есть, но где она спрятана? Непонятно…

Наконец трос, которым судно было пришвартовано с носовой части к правому берегу, натянулся; ось судна, находившаяся параллельно реке, стала постепенно перемещаться, образуя прямой угол.

Благодаря своей скрытой машине этот «понтон», как его упорно продолжал называть Фрике, подтягивался на тросе, который постепенно наматывался на барабан, представляющий собой не что иное, как простой ворот или брашпиль.

Теперь судно уже встало перпендикулярно к обоим берегам; конец троса, прикрепленного к баобабу, отдан, и судно, повинуясь течению, захватывавшему его поперек, стало поворачиваться, но так как кормовой якорь все еще удерживал его на месте, то оно описало поворот вокруг себя и в один момент стало на прежнем месте, но только в обратном направлении.

— Немало чудес я видел на свете, но таких маневров никогда не встречал! — проговорил про себя Фрике. — Несомненно, командир хитрец из хитрецов! И все это продолжалось не более пяти минут, причем ни один из матросов не шевельнул пальцем! Хотя бы у этого судна был винт…

— Go ahead! (Вперед!) — раздалась команда капитана.

Под кормой тотчас запенился громадный вал. Судно дрогнуло, затем вдруг рванулось вперед, как чистокровный конь, почуявший шпору.

— Вот здорово! — воскликнул Фрике. — Мы идем! — И его ноздри раздулись, глаза расширились, рот раскрылся от удивления. — Право, если бы я верил в колдунов, то приписал бы эту работу нечистому… Судно, которое идет не на парусах и не на парах и мчится быстрее всякого почтового пакетбота; судно, у которого винт гудит, как небесные громы; винт-то ведь у него есть, даже два, — это я скажу безошибочно по борозде, которую он оставляет за собой. Конечно, все это не очень естественно!.. Но чудо или не чудо, чертовщина или нет, — все равно, это меня ужасно интересует! — решил Фрике. — Нет, ты посмотри только, Мажесте, как это великолепно! Ведь ты сейчас увидишь море, настоящее море, океан! Беспредельное кладбище потонувших кораблей, пустыню, населенную парусниками и дымящимися пароходами, где носятся чайки и играют моржи и тюлени… Мы вступаем в беспредельность, идем навстречу всякого рода приключениям. Мы начинаем свое кругосветное путешествие, правда, в дурной компании, что меня несколько расхолаживает…

— Можно есть соль? — робко осведомился негритенок, который уже давно хотел задать этот вопрос, причем глаза его горели от жадности.

— О да! Про соль-то я забыл! — воскликнул Фрике, прыснув от смеха. — Какой ты еще ребенок, Мажесте!.. Соли тебе дадут сколько хочешь… подожди только! Кой черт, не одно же лакомство важно!..

Фрике не успел взглянуть на Мажесте, так как в тот самый момент капитан отдал новый приказ: «Стоп!», затем: «Машина, задний ход».

При последней команде судно, которое теперь было на ходу, разом остановилось.

— Как видно, что-то там внутри есть! — пробормотал себе под нос Фрике.

На судне царила мертвая тишина.

Дело в том, что капитан, прежде чем выйти из устья реки, желал убедиться относительно присутствия или отсутствия военных крейсеров, которые в течение всего года неустанно обследуют все малейшие бухточки побережья в поисках невольничьих судов.

Так как в данном случае капитан рисковал не только своим грузом, но и своей жизнью, то он хотел выйти в море не иначе как после обстоятельной разведки.

На горизонте не было, по-видимому, ничего подозрительного. Солнце светило ярко, небо было густо-голубого цвета, резко отличавшегося от сине-зеленого цвета моря, казавшегося вдали на горизонте бледно-лазурным. Ни малейшего облачка, ни малейшего тумана в воздухе, а между тем там, вдали, смутно чудился какой-то черноватый пар, там, на краю горизонта, где море сливалось с небом. Словно то был едва уловимый след дыма. Но как не бывает дыма без огня, так и в море не бывает дыма без машины, а в этих подозрительных местах дым означал почти всегда присутствие военного крейсера, который уже сам по себе вызывает представление о джентльмене без предрассудков, пойманном на месте преступления с поличным и пеньковый галстук которого навсегда избавляет от всяких заб