/ Language: Русский / Genre:det_hard, / Series: Джек Ричер

Этаж Смерти

Ли Чайлд

Маргрейв — крохотный идеальный городок. Настолько идеальный, что это пугает. Бывший военный полицейский Джек Ричер, ведущий кочевой образ жизни, приходит в Маргрейв, намереваясь покинуть город через пару дней. Однако в этот момент в Маргрейве происходит первое убийство за тридцать лет. Его вешают на Ричера, единственного чужака в городе. И для него начинается кошмар... первым действием которого становятся выходные в тюрьме, на этаже смерти, в обществе заключенных, отбывающих пожизненное заключение. По мере того, как начинают просачиваться отвратительные тайны смертельного заговора, поглотившего весь город, растет счет трупам. И смерть становится эпидемией.

Ли Чйлд. Этж смерти ЭТП Москв 2004 5-94106-032-7 Lee Child Killing Floor Jack Richer

Ли Чйлд

Этж смерти

Глв 1

Меня рестовли в ресторне Ино. В двендцть чсов дня. Я ел яйц всмятку и пил кофе. Поздний звтрк, еще не обед. Я нсквозь промок и устл, идя несколько чсов под проливным дождем. Пешком от смого шоссе до окрины городк.

Зведение было мленьким, но чистым и светлым. Построенное совсем недвно, оно изобржло переделнный железнодорожный вгон. Узкий, вытянутый зл, с длинной стойкой вдоль одной стены и кухней, спрятнной в глубине. Вдоль противоположной стены отдельные кбинки. Вместо центрльной кбинки — входня дверь.

Я сидел в кбинке у окн и читл збытую кем-то гзету, где нпечтли про новую предвыборную кмпнию президент, з которого я не голосовл в прошлый рз и не собирлся голосовть сейчс. Дождь прекртился, но стекло было до сих пор усыпно блестящими бусинкми кпель. Вдруг я увидел подъезжющие к ресторну полицейские мшины. Быстро пронесшись по дорожке, мощеной грвием, они звизжли тормозми, остнвливясь у смого вход. Н крыше включенные мячки. Кпельки н стекле рсцветились крсными и синими огонькми. Двери мшин рспхнулись, и из них высыпли полицейские. По двое из кждой мшины, с оружием нготове. Дв револьвер, дв ружья. Мощня ртиллерия. Один револьвер и одно ружье побежли к черному входу. По одному револьверу и ружью ворвлись в ресторн.

Я сидел и молч смотрел н происходящее. Я знл, кто нходится в ресторне. Повр в своем зкутке н кухне. Две официнтки. Двое пожилых мужчин. И я. Вся оперция был проведен рди меня. Я успел провести в этом городке меньше получс. Остльные пятеро, по всей вероятности, прожили здесь всю жизнь. Если бы у них возникли ккие-то проблемы, к ним с извинениями зстенчиво подошел бы сержнт, бормоч под нос. Он приглсил бы их проехть в учсток, Тк что оружие и стремительность преднзнчлись не для них. Все это было для меня. Зпихв яйцо в рот, я зсунул под трелку пятерку. Сложил гзету, убрл ее в крмн. Допил кофе и положил руки н стол.

Полицейский с револьвером остлся в дверях. Припв н колено, он крепко держл оружие обеими рукми, нпрвив его мне в голову. Полицейский с ружьем осторожно приблизился. Это были поджрые, нкчнные ребят. Опрятные и чистые. Движения кк из учебник. Револьвер у дверей с определенной долей ккуртности держл под прицелом весь зл. Ружье выстрелом в упор неминуемо рзмзло бы меня по стене. Рзместиться по-другому было бы большой ошибкой. В рукопшной дрке из револьвер дже с близкого рсстояния можно промхнуться, выстрел кртечью от двери порзит не только меня, но и подошедшего ко мне полицейского, ткже стрик в дльней кбинке. Пок что ребят вели себя првильно. Тут никких сомнений. Сил был н их стороне. И тут тоже никких сомнений. В тесной кбинке я окзлся кк в ловушке. Я был слишком зжт, чтобы чем-либо ответить. Я вытянул руки н столе.

Полицейский с ружьем подошел ближе.

— Ни с мест! Полиция! — крикнул он.

Он крикнул это тк громко, кк только смог, двя выход своему внутреннему нпряжению, и пытясь меня зпугть. Действия из учебник. Обилие звуков и ярости, чтобы подвить жертву. Я поднял руки. Полицейский с револьвером нпрвился ко мне от двери. Полицейский с ружьем шгнул ближе. Он подошел слишком близко. Вот их первя ошибк. Если бы мне было нужно, я мог бы броситься н ружье и отбить ствол вверх. Выстрел в потолок, удр локтем полицейскому в лицо — и ружье стло бы моим. Прень с револьвером уменьшил угол нблюдения и не мог бы стрелять, не рискуя попсть в своего нпрник. Для обоих все могло кончиться весьм плохо. Но я просто сидел з столом, подняв руки. Прень с ружьем продолжл кричть и прыгть около меня. — Ложись лицом н пол!

Не спеш выйдя из кбинки, я протянул свои зпястья полицейскому с револьвером. Я не собирлся вляться н полу. Только не для этой деревенщины. Дже если они согнли сюд весь полицейский учсток, вооруженный губицми.

Полицейский с револьвером окзлся сержнтом. Он был совершенно спокоен. Пок второй держл меня под прицелом ружья, сержнт убрл в кобуру револьвер и, отстегнув от пояс нручники, зщелкнул их н моих зпястьях. Через кухню в зл прошел отряд прикрытия. Обойдя стойку, они встли вокруг меня. Принялись обыскивть. Очень тщтельно. Я видел, кк сержнт регистрирует отрицтельные кивки. Оружия нет.

Ребят из отряд прикрытия взяли меня под локти. Прень с ружьем по-прежнему держл меня под прицелом. Сержнт выступил вперед. Лдноскроенный белый мужчин тлетического телосложения. Одного со мной возрст. Бирк нд нгрудным крмном глсил: «Бейкер». Он посмотрел мне в лицо.

— Вы рестовны по подозрению в убийстве, — скзл сержнт. — У вс есть прво хрнить молчние. Все, что вы скжете, может быть использовно против вс. У вс есть прво воспользовться услугми двокт. Если вы не можете позволить себе двокт, штт Джорджия предоствит вм двокт бесплтно. Вы понимете свои прв?

Змечтельное исполнение «прв Мирнды». Сержнт говорил четким, поствленным голосом. Не прибегл к помощи бумжки. Он говорил тк, словно знл, о чем говорит и почему это тк вжно. И для него, и для меня. Я молчл.

— Вы понимете свои прв? — повторил сержнт.

Я по-прежнему молчл. Долгий опыт нучил меня, что нет ничего лучше полного молчния. Скжи что-нибудь, и это может быть непрвильно услышно. Не тк понято. Истолковно превртно. И ты можешь окзться з решеткой. Ты можешь быть убит. Молчние же сбивет с толку полицейского, производящего рест. Он вынужден предупредить тебя, что ты имеешь прво молчть, но его выворчивет низннку, если ты этим првом пользуешься. Меня рестовывли по подозрению в убийстве. Но я молчл.

— Вы понимете свои прв? — снов спросил меня полицейский по фмилии Бейкер. — Вы говорите по-нглийски?

Он сохрнял спокойствие. Я молчл. Он оствлся спокойным. Это было спокойствие человек, для которого мгновение опсности миновло. Ему оствлось лишь отвезти меня в учсток, и потом я стну зботой кого-то другого. Сержнт переглянулся со своими товрищми.

— Хорошо, отметим, что он ничего не говорит, — проворчл он. — Лдно, пошли.

Меня повели к двери. В дверь мы прошли гуськом. Снчл Бейкер. Зтем прень с ружьем, пятящийся здом, все еще нпрвляющий н меня большое черное дуло своего ружья. У него н бирке было нписно: «Стивенсон». Белый мужчин, среднего рост, в хорошей физической форме. Оружие у него было похоже н обрезок водопроводной трубы. Оно было нцелено мне в живот. З мной шли полицейские из группы прикрытия и подтлкивли меня в спину.

Н улице стло еще жрче. Судя по всему, дождь шел всю ночь и большую чсть утр. Теперь бесчинствовло солнце, и от вымощенной грвием дорожки шел пр. Вообще-то, в жру здесь должно было быть пыльно. Но сегодня црил удряющий в голову змечтельный ромт политой дождем мостовой, нгретой полуденным солнцем. Повернувшись лицом к солнцу, я вздохнул полной грудью, позволяя полицейским перестроиться, по одному с кждой стороны, для короткой прогулки к птрульным мшинм. Стивенсон с ружьем по-прежнему змыкл шествие. Когд мы подошли к первой мшине, он здержлся н шг, и Бейкер открыл зднюю дверь. Мне пригнули голову, полицейский слев ккуртно прижлся к моему бедру, после чего меня зпихнули в мшину. Хорошие движения. В тком городке, рсположенном в глуши, подобня слженность говорит скорее об упорных тренировкх, не об обилии опыт.

Я окзлся один н зднем сиденье. Кбин был рзделен толстой стеклянной перегородкой. Передние двери были еще открыты. В мшину сели Бейкер и Стивенсон. Бейкер сел з руль. Стивенсон, рзвернувшись, не сводил с меня глз. Все молчли. Мшин прикрытия поехл следом. Обе мшины были новыми. Мы ехли плвно и бесшумно. Внутри было чисто и прохлдно. Н зднем сиденье никких свидетельств отчяния, оствленных теми, кто ездил здесь до меня.

Я смотрел в окно. Штт Джорджия. Я видел богтую, плодородную землю. Жирный, мокрый крснозем. Длинные ровные ряды кустов н полях. Нверное, рхис. От него толстеют, но тот, кто его вырщивет, получет хорошие деньги. Или тот, кому приндлежт поля. Кому здесь приндлежит земля? Тем, кто ее обрбтывет, или огромным сельскохозяйственным корпорциям? Я не знл.

Дорог до городк знял несколько минут. Мшин шелестел по ровному мокрому сфльту. Примерно через полмили я увидел дв опрятных здния, новых, окруженных ухоженной зеленью. Полицейский учсток и пожрня стнция. Они стояли особняком, у просторного сквер с пмятником, н северной окрине город. Симптичня рхитектур центр округ с богтым бюджетом. Ровный сфльт н дорогх, тротуры, вымощенные крсной плиткой. В трехстх ярдх к югу возвышлся ослепительно-белый шпиль церкви, з которым сбились в кучку немногочисленные жилые дом. Я рзглядел флгштоки, нвесы, свежую крску, зеленые лужйки. Все выглядело чистым после недвнего ливня. Все прило и кзлось кким-то особенно свежим. Процветющий городок, обязнный своим блгосостоянием доходм с сельскохозяйственных угодий и высоким нлогм, которые плтят жители, рботющие в Атлнте.

Сбвив скорость, мшин свернул к полицейскому учстку. Стивенсон по-прежнему не отрывл от меня глз. Широкя подъездня дорог полукругом. Я прочитл выложенную кирпичом ндпись: «Полицейский учсток Мргрейв». У меня мелькнул мысль: есть ли причины для беспокойств? Я рестовн. В городке, где никогд прежде не бывл. Судя по всему, по подозрению в убийстве. Но я знл две вещи. Во-первых, нельзя докзть, что что-то случилось, если н смом деле этого не было. И, во-вторых, я никого не убивл.

По крйней мере, не в этом городе, и не в последнее время.

Глв 2

Мы подъехли прямо к дверям длинного невысокого здния. Выйдя из мшины, Бейкер осмотрелся по сторонм. Ребят из группы прикрытия стояли рядом. Стивенсон обошел мшину сзди и встл нпротив Бейкер. Нпрвил н меня ружье. Слження комнд. Бейкер открыл мою дверь.

— Приехли, вылезй, — скзл он чуть ли не шепотом.

Покчивясь н пяткх, он огляделся вокруг. Неуклюже рзвернувшись, я с трудом выбрлся из мшины. Нручники никк не способствовли свободе движений. Жр усилилсь. Шгнув вперед, я стл ждть. Отряд прикрытия знял позицию у меня з спиной. Впереди вход в полицейский учсток. Н узкой мрморной доске был высечен ндпись: «Полицейский учсток город Мргрейв». Под ней рздвижные стеклянные двери. Бейкер открыл одну створку, отводя ее до резинового упор. Меня подтолкнули вперед. Дверь плвно зкрылсь у меня з спиной.

Внутри здния нс снов встретил прохлд. Вокруг все белое и хромировнное. Люминесцентные лмпы. Тк выглядит бнк или стрховое гентство. Н полу ковролин. При ншем появлении сидевший з длинным столом дежурный встл. Общий вид полицейского учстк был тким, что я не удивился бы, если бы сержнт скзл: «Чем я могу вм помочь, сэр?» Но он ничего не скзл. Он просто молч посмотрел н меня. У него з спиной был дверь в просторное помещение. Тм з низким, широким столом что-то нбирл н компьютере темноволося женщин в форме. Оторввшись от экрн, он тоже посмотрел н меня. Я стоял в окружении двух полицейских. Стивенсон прижлся спиной к столу дежурного. Его ружье по-прежнему было нпрвлено н меня. Бейкер стоял рядом с ним, не спускя с меня глз. Дежурный сержнт и женщин в форме смотрели н меня. Я смотрел н них.

Зтем меня провели нлево и остновили перед дверью. Бейкер рспхнул дверь, и меня толкнули в комнту. Комнту допросов. Без окон. Белый стол и три стул. Ковер. В углу под потолком видеокмер. В комнте было очень прохлдно. А я, промокнув до нитки под дождем, тк и не успел высохнуть.

Я стоял посреди комнты, Бейкер извлекл содержимое моих крмнов. Мои вещи обрзовли н столе небольшую кучку. Гзет. Пчк бнкнот. Немного мелочи. Квитнции, билеты, клочки бумги. Изучив гзету, Бейкер вернул ее мне в крмн. Посмотрел н мои чсы и оствил их у меня н зпястье. Это его не интересовло. Все остльное было свлено в большой зстегивющийся пкет, преднзнченный для тех, у кого в крмнх горздо больше вещей, чем у меня. К пкету был прикреплен беля бирк. Стивенсон нписл н ней ккой-то номер.

Бейкер предложил мне сесть. Зтем все вышли из комнты. Стивенсон унес пкет с моими вещми. Полицейские зкрыли з собой дверь, и я услышл щелчок солидного, хорошо смзнного змк, с мссивной стльной щеколдой. Змк, который не выпустит меня отсюд.

Я ожидл, что н ккое-то время меня оствят одного. Кк првило, бывет именно тк. Изоляция порождет желние поговорить. Желние поговорить может породить желние сделть признние. Грубый, внезпный рест, потом чс полного одиночеств — очень неплохя стртегия.

Но я ошибся. Меня не собирлись оствлять одного. Возможно, второй небольшой тктический просчет. Открыв дверь, в комнту вошел Бейкер. Он держл в руке плстмссовый сткнчик с кофе. Сделв знк, Бейкер приглсил в комнту женщину в форме. Ту смую, которя печтл н компьютере. Мссивный змок зщелкнулся у нее з спиной. Женщин поствил н стол метллический чемоднчик. Рскрыв его, он достл длинную черную рмку, в которую были вствлены белые плстмссовые плстинки с цифрми.

Женщин протянул мне рмку с тем виновтым сочувствием, которое свойственно медсестрм в зубоврчебных кбинетх. Взяв рмку сковнными рукми, я зглянул, убеждясь, что держу ее првильно, и поднес к груди. Женщин достл из чемоднчик стрый фотоппрт и уселсь нпротив меня. Поствив для упор руки н стол, он нклонилсь вперед, коснувшись грудью кря стол. Крсивя женщин. Темные волосы, большие глз. Я улыбнулся. Сверкнул вспышк, зтвор щелкнул. Прежде чем женщин успел меня об этом попросить, я повернулся, подствляя свой профиль. Прижл рмку с номером к плечу и уствился в стену. Снов сверкнул вспышк, щелкнул зтвор. Рзвернувшись нзд, я вернул женщине рмку. Обеими рукми, из-з нручников. Он принял ее со сдержнной улыбкой, говорившей: «д, это неприятно, но тк ндо». Совсем кк медсестр в зубоврчебном кбинете.

Зтем женщин достл оборудовние для снятия отпечтков пльцев. Новенькя крточк, рсчерчення н десять квдртов, уже пронумеровння. Кк всегд, для большого пльц отведено слишком мло мест. У этой крточки н обороте было дв больших квдрт для отпечтков лдоней. Нручники сильно зтруднили процесс. Бейкер не предложил их снять. Женщин нмзл мои руки чернилми. Пльцы у нее были глдкие и холодные, обручльного кольц нет. Зтем он дл мне тряпку. Чернил стерлись без след. Ккой-то новый соств, с которым я еще не встречлся.

Рзрядив фотоппрт, женщин положил пленку и крточку с отпечткми пльцев н стол. Зтем он убрл фотоппрт в чемоднчик. Бейкер постучл в дверь. Змок снов щелкнул. Женщин собрл свои вещи. Никто не произнес ни слов. Женщин ушл. Бейкер остлся со мной. Он зкрыл дверь и зпер ее н тот же смый смзнный змок. После чего, прислонившись к двери спиной, посмотрел н меня.

— Сейчс сюд придет нш нчльник, — скзл он. — Он хочет с вми поговорить. У нс тут зпутння ситуция. Ее ндо прояснить.

Я ничего не ответил. Рзговор со мной не поможет прояснить никкую ситуцию. Но Бейкер вел себя вежливо. Относился ко мне с увжением. Поэтому я предложил ему тест. Протянул руки. Молчливя просьб снять нручники. Вств, Бейкер поколеблся и, доств из крмн ключ, снял нручники, пристегнул их к своему ремню. Посмотрел н меня. Выдержв его взгляд, я опустил руки. Никких признтельных вздохов облегчения. Никкого печльного рстирния зпястий. Я не хотел устнвливть с этим прнем никких отношений. Но я все же зговорил.

— Хорошо, — скзл я. — Пойдемте встретимся с вшим нчльником.

Я зговорил впервые с тех пор, кк зкзл звтрк. Тк что Бейкер посмотрел н меня с признтельностью. Он постучл в дверь, и ее открыли снружи. Открыв дверь, Бейкер подл мне знк выходить. З дверью нс ждл Стивенсон. Ружье исчезло. Отряд прикрытия исчез. Похоже, все потихоньку успокоились. Мы прошли через весь коридор до двери в конце. Стивенсон толкнул ее, и мы вошли в просторный кбинет, отделнный крсным деревом.

З мссивным письменным столом из крсного дерев сидел жирный тип. У него з спиной висели дв больших флг. Звездно-полостый с золотой кймой слев и, кк я решил, флг штт Джорджия спрв. Н стене между флгми висели большие стринные чсы в круглом корпусе из крсного дерев, выглядевшие тк, словно их ндривли не один десяток лет. Я предположил, что эти чсы нходились еще в стром зднии полицейского учстк, которое снесли, чтобы выстроить это, новое. Нверное, рхитектор пытлся с помощью этих чсов передть связь времен. Они покзывли почти половину первого.

Меня подтолкнули к столу, и жирный тип поднял н меня взгляд. Пустой. Оценивющий. Он снов посмотрел н меня, н этот рз пристльнее. И, ухмыльнувшись, зговорил свистящим кшлем, который был бы криком, если бы его не душили больные легкие.

— Опускй свою здницу н этот стул и не открывй свою грязную псть!

Жирный тип меня удивил. Он производил впечтление зконченного кретин. Что никк не вязлось с тем, что я видел до сих пор. Бейкер и его люди знли свое дело. При здержнии они действовли профессионльно и уверенно. Женщин из лбортории тоже кое в чем рзбирлсь. Но этот жирный нчльник дром коптил небо. Грязные редеющие волосы. Он обливлся потом, несмотря н прохлду кондиционеров. Серое лицо в бгровых пятнх, дряблые мышцы, гор лишнего жир. Двление космически высокое. Артерии твердые кк кмень. Судя по всему, пустое место.

— Моя фмилия Моррисон, — чихнув, объявил мне нчльник. Кк будто мне было до этого ккое-то дело. — Я нчльник полицейского учстк Мргрейв. А ты — ублюдок, убийц-чужк. Ты явился в мой город и збрлся во влдения мистер Клинер. Тк что сейчс ты во всем чистосердечно признешься моему стршему следовтелю.

Умолкнув, полицейский снов посмотрел н меня. Точно пытясь вспомнить, где видел, или ожидя от меня ответ. Он ничего не дождлся. Нчльник ткнул в меня жирным пльцем.

— А потом ты отпрвишься в тюрьму, — зявил он. — И сядешь н стул. А потом я попрыгю н твоей могиле, бездомный кусок дерьм.

Оторвв свою тушу от кресл, он отвернулся в сторону.

— Я бы см тобой знялся, — скзл он. — Но я человек знятой.

Нчльник неуклюже выбрлся из-з стол. Я стоял н полпути между столом и дверью. Проходя мимо, он остновился. Его жирный нос окзлся н одном уровне со средней пуговицей моего пиджк. Нчльник снов посмотрел н меня, определенно чем-то оздченный.

— Я тебя уже видел, — нконец скзл он. — Где?

Он посмотрел н Бейкер, зтем н Стивенсон. Словно ожидя, что они зпомнят, что он скзл и когд.

— Я уже видел этого тип, — повторил нчльник.

Он зхлопнул з собой дверь кбинет, и я остлся ждть вместе с двумя полицейскими стршего следовтеля. Это окзлся высокий негр, не стрый, но с редеющими волосми с проседью, придввшей ему ристокртический вид. Деловой и уверенный. Хорошо одетый, в стромодном твидовом костюме. Молескиновый жилет. Нчищенные до блеск ботинки. Этот прень выглядел тк, кк должен был бы выглядеть нчльник. Он подл знк Бейкеру и Стивенсону, чтобы те нс оствили. Зкрыл з ними дверь. Сел з стол и предложил мне сесть нпротив.

Выдвинув с грохотом ящик, негр достл кссетный мгнитофон. Высоко поднял его в вытянутой руке, вытягивя зпутнные провод. Воткнул сетевой шнур и микрофон. Вствил кссету. Нжл клвишу зписи и пощелкл по микрофону ногтем. Остновил кссету и отмотл ее нзд. Нжл клвишу воспроизведения. Услышл щелчок своего ногтя. Удовлетворенно кивнул. Снов перемотл кссету нзд и нжл клвишу зписи. Я сидел и молч нблюдл з его действиями.

Ккое-то время стоял полня тишин. Лишь приглушенный шум кондиционер, лмп дневного свет или компьютер. Или мягкое ворчние мгнитофон. Я мог рзличить медленное тикнье стринных чсов. Этот звук вселял спокойствие, словно зверяя меня, что чсы будут идти вечно, незвисимо от того, что я буду делть. Нконец негр выпрямился в кресле и пристльно посмотрел н меня. Сплел пльцы, кк это умеют делть высокие изящные люди.

— Ну, хорошо, — скзл он. — У нс есть кое-ккие вопросы, првд?

Низкий голос, похожий н шум водопд. Акцент не южный. Внешностью и голосом следовтель нпоминл бнкир из Бостон, но только был чернокожим.

— Моя фмилия Финлей, — скзл он. — Звние — кпитн. Я возглвляю следственное отделение полиции Мргрейв.

Нсколько я понял, вс предупредили о вших првх, однко вы не подтвердили, что их понимете. Прежде чем продолжть, мы должны улдить этот предврительный вопрос.

Не бнкир из Бостон. Скорее, выпускник Грврдского университет.

— Я понимю свои прв, — скзл я.

Негр кивнул.

— Хорошо, — скзл он. — Рд это слышть. Где вш двокт?

— Адвокт мне не нужен, — ответил я.

— Вс обвиняют в убийстве, — скзл негр. — Вм нужен двокт. Знете, мы обеспечим вс двоктом. Бесплтно. Вы хотите, чтобы мы обеспечили вс бесплтным двоктом?

— Нет, двокт мне не нужен, — скзл я.

Сплетя пльцы, негр по фмилии Финлей внимтельно посмотрел н меня.

— Ну, хорошо, — скзл он. — Но в тком случе вм придется подписть официльный откз. Понимете, вм посоветовли воспользовться услугми двокт, и мы готовы обеспечить вс двоктом, причем без кких-либо зтрт с вшей стороны, но вы ктегорически откзыветесь.

— Хорошо, подпишу, — соглсился я.

Финлей достл из ящик стол блнк, сверился с чсми и проствил дту и время. Он протянул мне блнк. Строчк, где я должен рсписться, был отмечен большим крестом. Финлей предложил мне ручку. Рсписвшись, я протянул блнк нзд. Финлей его изучил. Убрл в светло-коричневую ппку.

— Я не смог рзобрть вшу подпись, — скзл он. — Тк что нчнем с того, что вы нзовете свое имя, местожительство и дту рождения.

Снов нступил тишин. Я посмотрел н негр. Упорный тип. Судя по всему, ему лет сорок пять. Для того, чтобы стть нчльником следственного отдел упрвления полиции в штте Джорджия в возрсте сорок пяти лет, д еще чернокожему, необходимо быть очень упорным. Ткому морочить голову бесполезно. Я нбрл полную грудь воздух.

— Меня зовут Джек Ричер, — скзл я. — Просто Джек Ричер. Без среднего имени. Адрес нет.

Финлей зписл то, что я скзл. Много времени это у него не зняло. Я нзвл ему дту своего рождения.

— Хорошо, мистер Ричер, — скзл Финлей. — Кк я уже говорил, у нс к вм есть много вопросов. Я просмотрел вши личные вещи. У вс не было при себе никких документов, удостоверяющих личность. Ни водительского удостоверения, ни кредитных крточек — ничего. Кк вы только что скзли, вы нигде не живете. Тк что я спршивю себя: что это з человек? Он не ждл с моей стороны никких змечний.

— Кто тот тип с бритой головой? — спросил Финлей.

Я молчл, не отрывя взгляд от больших чсов. Следя з тем, кк движется минутня стрелк.

— Рсскжите мне, что произошло, — нстивл он.

Я понятия не имел, что произошло. Абсолютно никкого. С кем-то что-то произошло, но не со мной. Я сидел. И молчл.

— Что ткое «pluribus»? — спросил Финлей.

Посмотрев н него, я пожл плечми.

— Нверное, Девиз Соединенных Шттов? — предположил я. — Е pluribus unum — в многообрзии едины. Принят в 1776 году вторым Континентльным конгрессом, верно?

Он лишь проворчл что-то нечленорздельное. Я смотрел прямо н него. Я решил, что этот человек сможет ответить н мои вопросы.

— Что все это знчит? — спросил я.

Снов молчние. Нстл черед Финлея смотреть н меня. Я видел, он думет, отвечть ли мне, и кк.

— Что все это знчит? — повторил я.

Откинувшись нзд, он опять сплел пльцы.

— Вм хорошо известно, что все это знчит, — нконец скзл он. — Убийство. С очень неприятными подробностями. Жертв был обнружен сегодня утром н склдх Клинер. У северного конц шоссе, пересекющего нш округ, у смой петли рзвязки н втострде. Свидетель сообщил о том, что видел человек, идущего с той стороны. Около восьми чсов утр. По его описнию, белый мужчин, очень высокий, в длинном черном пльто, светлые волосы, без шляпы, без сумки.

Опять молчние. Я белый мужчин. У меня очень большой рост. У меня светлые волосы. Я сидел перед Финлеем, одетый в длинное черное пльто. У меня не было шляпы и сумки. По этому шоссе я шел сегодня утром почти четыре чс. С восьми до без четверти двендцти.

— Сколько по шоссе до этого мест? — спросил я. — От втострды до город?

Финлей здумлся.

— Думю, около четырндцти миль, — скзл он.

— Точно, — соглсился я. — Я прошел пешком весь путь от втострды до город. Около четырндцти миль. Нверное, меня многие видели. Но это не знчит, что я кому-нибудь сделл плохо.

Финлей ничего не ответил. Во мне рзгорлось любопытство.

— Это вш учсток? — спросил я. — Вся местность до втострды?

— Д, нш, — подтвердил он. — Вопрос юрисдикции не стоит. Вм от нс не отделться, мистер Ричер. Грницы город простирются н четырндцть миль, до смой втострды. Склды н моем учстке, в этом нет сомнений.

Он остновился. Я кивнул. Он продолжил.

— Клинер построил эти склды пять лет нзд. Вы о нем слышли?

Я покчл головой.

— Почему я должен был о нем слышть? — спросил я. — Я никогд прежде не бывл в вших крях.

— Клинер у нс большя шишк, — продолжл Финлей. — Со своей деятельности он плтит много нлогов, что для нс очень хорошо. Город получет большие поступления, причем без лишней грязи и шум, тк кк склды длеко, првильно? Поэтому мы стремся присмтривть з склдми. Но вот они стли местом убийств, и вы должны нм кое-что объяснить.

Этот человек знимется своим делом, но он нпрсно отнимет у меня время.

— Хорошо, Финлей, — скзл я. — Я сейчс сделю зявление, в котором опишу кждый свой шг с тех пор, кк я вошел в пределы вшего убогого городишки, и до того, кк меня н середине звтрк вытщили из-з стол, черт побери, и приволокли сюд. Если вы хоть чего-нибудь из этого выудите, я дм вм медль, черт возьми. Потому что в течение почти четырех чсов я только и делл, что ствил одну ногу перед другой под проливным дождем, все четырндцть вших дргоценных проклятых миль.

Это был смя длиння речь, которую я произнес з последние полгод. Финлей молч трщился н меня. Я видел, что он сейчс решет основную дилемму, встющую перед следовтелем. Нутром он чувствовл, что я, скорее всего, не тот, кто ему нужен. Но я сижу перед ним. И что остется делть следовтелю? Я дл ему возможность подумть. Выжидя подходящий момент, чтобы подтолкнуть его в нужном нпрвлении. Я собирлся нмекнуть о том, что пок он тртит время н меня, нстоящий убийц рзгуливет н свободе. Это дло бы дополнительную пищу его беспокойству. Но Финлей прыгнул первым. В ошибочном нпрвлении.

— Никких зявлений, — скзл он. — Я буду здвть вопросы, вы будете н них отвечть. Вы Джек Просто Ричер. Без дрес. Без документов. Кто вы, бродяг?

Я вздохнул. Сегодня был пятниц. Большие чсы покзывли, что он уже нполовину прошл. Этот Финлей будет дотошно ковыряться во всех мелочх. Знчит, мне придется проторчть з решеткой все выходные. Скорее всего, выпустят меня в понедельник.

— Я не бродяг, Финлей, — скзл я. — Я стрнник. Это большя рзниц.

Он медленно покчл головой.

— Ты не умничй, Ричер, — скзл он. — Ты по уши в дерьме. Плохи твои дел. Нш свидетель видел, кк ты уходил с мест преступления. Ты здесь чужк, у тебя нет документов, ты ничего не можешь скзть в свое опрвдние. Тк что лучше не умничй.

Финлей по-прежнему знимлся своим делом и по-прежнему нпрсно отнимл у меня время.

— Я не уходил с мест преступления, — скзл я. — Я четыре чс шел пешком по этой треклятой дороге. Это ведь большя рзниц, првд? Преступники, покидющие место преступления, пытются сделть это кк можно быстрее и незметнее. Они не идут по дороге. Что плохого в том, чтобы идти по дороге? Люди постоянно ходят по дорогм, рзве не тк, черт побери?

Подвшись вперед, Финлей покчл головой.

— Нет, — скзл он. — По этой дороге никто не ходил пешком с тех пор, кк был изобретен втомобиль. И почему у вс нет дрес? Откуд вы родом? Ответьте н эти вопросы. Нчнем все с смого нчл.

— Хорошо, Финлей, нчнем с смого нчл, — соглсился я. — У меня нет дрес, потому что я нигде не живу. Быть может, когд-нибудь я буду где-то жить, тогд у меня появится дрес, и я пришлю тебе открытку, чтобы ты убрл ее в свой льбом, поскольку тебя, похоже, это очень беспокоит.

Финлей смерил меня взглядом, решя, кк ему отнестись к моей выходке. Он остновился н спокойствии. Спокойствии, объединенном с упорством.

— Откуд вы родом? — спросил он. — Ккой вш последний дрес?

— Что именно вы имеете в виду, спршивя, откуд я родом? — спросил я. Финлей стиснул губы. Я нчинл выводить его из себя, но он сохрнял выдержку. Прикрутил ее к себе нитями ледяного сркзм.

— Ну, хорошо, — скзл он. — Вы не поняли мой вопрос, тк что позвольте рстолковть его подробнее. Я имел в виду, где вы родились или прожили ккой-то знчительный период своей жизни, который вы интуитивно рссмтривете кк доминирующий в социльном или культурном плне?

Я лишь молч смотрел н него.

— Приведу пример, — продолжл Финлей. — Лично я родился в Бостоне, получил обрзовние в Бостоне и в дльнейшем прорботл в Бостоне двдцть лет, поэтому я имею полное основние скзть, и вы, думю, со мной соглситесь, что я из Бостон.

Я был прв. Выпускник Грврд. Выпускник Грврд, нчинющий терять терпение.

— Хорошо, — скзл я. — Вы здли мне вопросы, и я н них отвечу. Но позвольте снчл вм кое-что скзть. Я не тот, кто вм нужен. К понедельнику вы сми это поймете. Тк что сделйте себе одолжение: не прекрщйте поиски.

С трудом поборов улыбку, Финлей кивнул.

— Блгодрю вс з совет, — скзл он. — И з зботу о моей крьере.

— Всегд пожлуйст.

— Продолжйте, — скзл он.

— Отлично. Соглсно вшим мудреным определениям, я не происхожу ниоткуд. Я из мест, именуемого «Армия». Я родился н бзе рмии США в Зпдном Берлине. Мой стрик служил в морской пехоте, мть был фрнцуженкой. Они познкомились в Голлндии и поженились в Корее.

Финлей кивнул. Сделл пометку в блокноте.

— Я был сыном рмии, — продолжл я. — Покжите мне перечень мерикнских военных бз во всем мире — и вот перечень тех мест, где я жил. В школу я ходил в двух десяткх рзных стрн, зтем четыре год учился в военной кдемии в Вест-Пойнте.

— Продолжйте, — скзл Финлей.

— Я остлся в рмии, — скзл я. — Поступил в военную полицию. Я снов жил и нес службу н всех этих бзх. А потом, Финлей, после тридцти шести лет, прожитых н белом свете снчл сыном военного, зтем военным, я вдруг узнл, что больше нет необходимости в огромной, могучей рмии, потому что Советы легли брюхом кверху. И вот ур! Мы стрижем купоны с окончния Холодной войны. Что для вс ознчет то, что вши нлоги теперь будут тртиться н что-то другое, но я остюсь безрботным, бывшим военным полицейским, которого нзывют бродягой смодовольные гржднские ублюдки, не продержвшиеся бы и пяти минут в мире, в котором я жил.

Финлей обдумл мои слов. Похоже, они не произвели н него особого впечтления.

— Продолжйте, — скзл он.

Я пожл плечми.

— Тк что сейчс я просто получю удовольствие от жизни, — скзл я. — Быть может, со временем я нйду, чем зняться, быть может, не нйду. Быть может, я где-нибудь осяду, быть может, нет. Но прямо сейчс мне этого не хочется.

Финлей кивнул. Сделл еще кое-ккие пометки.

— Когд вы уволились из рмии? — спросил он.

— Полгод нзд. В преле.

— И вы с тех пор нигде не рботли?

— Вы шутите, — усмехнулся я. — Когд вы сми в последний рз искли рботу?

— В преле, — скзл он, продируя меня. — Полгод нзд. И я ншел это место.

— Что ж, вм повезло, Финлей, — скзл я.

Я больше не знл, что скзть и поэтому умолк. Финлей ккое-то время смотрел н меня.

— Н что вы жили с тех пор? — спросил он. — Ккое у вс было звние?

— Мйор, — ответил я. — Когд мне дли пинк под зд, я получил выходное пособие. До сих пор сохрнил его почти полностью. Пытюсь рстянуть кк можно дольше, понимете?

Долгя пуз. Финлей принялся выбивть ритм концом ручки.

— Лдно. Двйте поговорим о последних двдцти четырех чсх, — скзл он.

Я вздохнул. Дльше мой путь лежл через тернии.

— Я приехл н втобусе компнии «Грейхунд», — скзл я. — Сошел у рзвязки. В восемь утр. Дошел по шоссе пешком до город, зшел в ресторн, зкзл звтрк и нчл его есть, когд появились вши ребят и притщили меня сюд.

— У вс тут есть ккие-нибудь дел? — спросил Финлей. Я покчл головой.

— Я не рботю. У меня нигде нет никких дел.

Он стртельно зписл это.

— Где вы сели н втобус? — спросил он.

— В Тмпе. Он выехл вчер в полночь.

— В Тмпе, штт Флорид? — переспросил Финлей.

Я кивнул.

Он выдвинул другой ящик. Достл рсписние втобусов «Грейхунд». Рскрыл его н нужной стрнице и нчл водить по ней длинным коричневым пльцем. Это был очень дотошный полицейский.

Нконец Финлей пристльно посмотрел н меня.

— Этот рейс идет экспрессом, — скзл он. — Прямиком н север, до смой Атлнты. Прибывет туд в девять утр. Здесь не остнвливется.

Я покчл головой.

— Я попросил водителя остновиться, — скзл он. — Он ответил, что не имеет прв это делть, но все же остновился. Остновился специльно для того, чтобы выпустить меня.

— Вы уже бывли здесь прежде? — спросил Финлей.

Я снов покчл головой.

— У вс здесь родные? — продолжл он.

— Нет, здесь никого нет.

— А вообще родные есть? — нстивл он.

— Брт, в Вшингтоне, — скзл я. — Рботет в кзнчействе.

— У вс в Джорджии есть друзья, знкомые?

— Нет, — скзл я.

Финлей зписл все мои ответы. Зтем нступил долгя тишин. Я знл точно, кким будет его следующий вопрос.

— Тогд почему? — спросил Финлей. — Почему вы сошли с втобус н незплнировнной остновке и шли пешком до город, в котором у вс нет бсолютно никких дел?

Это был убийственный вопрос. Финлей мне его здл. Кк, несомненно, здст и прокурор. А у меня не было н него убедительного ответ.

— Ну что вм скзть? Это был кприз. Меня тянуло к перемене мест. Должен же я был куд-то попсть, верно?

— Но почему именно сюд? — спросил Финлей.

— Не зню, — признлся я. — У моего сосед был крт, и я выбрл этот городок. Мне хотелось держться подльше от оживленных мест. У меня был мысль сделть круг и вернуться обртно к зливу, но только быть может, чуть зпднее.

— Вы выбрли это место нугд? — спросил Финлей. — Не вешйте мне лпшу н уши. Кк вы могли его выбрть? Это же всего-нвсего нзвние. Точк н крте. У вс должн был быть ккя-то причин.

Я кивнул.

— Я решил зглянуть к Слепому Блейку, — скзл я.

— Кто ткой этот Слепой Блейк? — спросил Финлей.

Я видел, кк он просчитывет рзличные сценрии тк, кк шхмтный компьютер просчитывет возможные ходы. Кто мне этот Слепой Блейк — друг, врг, сообщник, зговорщик, учитель, кредитор, должник, моя следующя жертв?

— Слепой Блейк — это гитрист, — пояснил я. — Он умер шестьдесят лет нзд, возможно, был убит. Мой брт купил плстинку, н конверте был сттья, и тм говорилось, что это произошло в Мргрейве. Брт нписл мне об этом. Скзл, что он был здесь пру рз весной, по кким-то делм. Я решил см зглянуть и попробовть что-нибудь выяснить.

Финлей молч вытрщил глз. Мое объяснение покзлось ему совсем неубедительным. Если бы я был н его месте, оно мне тоже покзлось бы неубедительным.

— Вы приехли сюд для того, чтобы нйти гитрист? — спросил он. — Гитрист, умершего шестьдесят лет нзд? Почему? Вы игрете н гитре?

— Нет.

— Кк вш брт мог вм нписть? — спросил он. — У вс ведь нет дрес.

— Он нписл н дрес чсти, где я служил, — ответил я. — Оттуд всю мою почту перепрвляют в бнк, куд я положил выходное пособие. Ее пересылют мне, когд я прошу выслть мне очередную порцию денег.

Финлей покчл головой. Сделл пометку.

— Автобус компнии «Грейхунд», отъезжющий в полночь из Тмпы, верно? — скзл он.

Я кивнул.

— Билет сохрнился?

— Полгю, он в пкете с моими вещми, — скзл я, вспоминя, кк Бейкер склдывл в пкет весь тот мусор, что был у меня в крмнх.

— А водитель втобус вс вспомнит? — продолжл Финлей.

— Думю, вспомнит, — скзл я. — Это был незплнировння остновк. Мне пришлось его уговривть.

Я превртился в зрителя, отрешенно нблюдющего з происходящим со стороны. Сейчс моя здч не отличлсь от той, что стоял перед Финлеем. У меня возникло стрнное ощущение, что мы с ним беседуем о кком-то бстрктном деле. Коллеги, обсуждющие зпутнную проблему.

— Почему вы нигде не рботете? — спросил Финлей. Я пожл плечми. Попытлся объяснить.

— Потому что я не хочу рботть, — скзл я. — Я рботл триндцть лет, и это меня никуд не привело. У меня ткое ощущение, будто я попробовл делть тк, кк положено, но из этого ни черт не вышло. А теперь я буду делть тк, кк хочу см.

Финлей молч смотрел н меня.

— У вс были неприятности в рмии? — спросил он.

— Не больше, чем у вс в Бостоне, — ответил я.

Похоже, он удивился.

— Что вы хотите скзть?

— Вы прорботли в Бостоне двдцть лет, — скзл я. — Вы сми мне это скзли, Финлей. Тк почему вы очутились в этом збытом богом зхолустье? Вы должны были выйти н пенсию, жить в свое удовольствие и ловить рыбу н мысе Код или где-нибудь еще. Что же с вми случилось?

— Вс это не ксется, мистер Ричер, — нхмурился Финлей. — Отвечйте н мой вопрос.

Я пожл плечми.

— Спросите у рмии.

— Спрошу, — зверил меня он. — В этом вы можете не сомневться, черт побери. Вс уволили с хорошей ттестцией?

— А рзве в противном случе я бы получил выходное пособие? — ответил вопросом н вопрос я.

— Почему я должен верить, что вы получили от рмии хотя бы ломный грош? — нстивл Финлей. — Вы живете кк последний бродяг. Итк, с хорошей ттестцией? Д или нет?

— Д, — ответил я. — Естественно.

Он сделл еще одну пометку. Здумлся.

— Кк вы отнеслись к тому, что вс уволили со службы? — нконец спросил он.

Я обдумл его вопрос. Пожл плечми.

— Никк. Вот я был в рмии, теперь уже не в рмии.

— Вы испытывете злость? — нстивл Финлей. — Чувствуете, что вс предли?

— Нет, — скзл я. — А должен чувствовть?

— И вс ничего не беспокоит? — спросил он тк, кк будто что-то обязтельно должно было быть.

Я чувствовл, что хорошо бы что-нибудь ему ответить. Но не мог ничего придумть. Я служил в рмии с смого своего рождения. Теперь я уже не служил в рмии. И чувствовл себя бесподобно. Чувствовл свободу. Кк будто всю жизнь у меня слегк болел голов. А я зметил это только тогд, когд он перестл болеть. Меня беспокоило только то, чем жить дльше. Чем зрбтывть н жизнь, не рсствясь с только что приобретенной свободой, — это было весьм непросто. З полгод я не зрботл ни грош. Это был моя единствення проблем. Но я не собирлся говорить о ней Финлею. Он сочтет это мотивом. Подумет, что я решил обеспечить дополнительное финнсировние своей бродяжнической жизни, грбя людей. Н склдх. А зтем их убивя.

— Нверное, переход длся мне нелегко, — нконец скзл я. — Особенно если учесть, что ткую жизнь я вел с детств.

Финлей кивнул. Обдумл мой ответ.

— Почему уволили именно вс? — спросил он. — Вы сми вызвлись уйти со службы?

— Я никогд и нигде не вызывлся см, — скзл я. — Первое првило солдт.

Опять молчние.

— У вс был ккя-то специлизция? — нконец спросил Финлей. — Н службе?

— Снчл общее поддержние порядк, — ответил я. — Тково првило. Зтем пять лет я знимлся обеспечением режим секретности. А последние шесть лет я знимлся кое-чем другим.

Пусть см спросит.

— Чем же? — спросил Финлей.

— Рсследовнием убийств, — ответил я.

Финлей откинулся нзд. Крякнул. Снов сплел пльцы.

Посмотрел н меня и шумно вздохнул. Подлся вперед. Ткнул в меня пльцем.

— Верно, — скзл он. — Я обязтельно все проверю. У нс есть вши отпечтки. Они должны иметься в военном рхиве. Мы зпросим вшу служебную хрктеристику. От нчл и до конц. Со всеми подробностями. Мы проверим втобусную компнию. Проверим билет. Нйдем водителя, нйдем пссжиров. И если вы скзли првду, мы достточно скоро это выясним. Если вы скзли првду, возможно, это позволит вм отмыться. Несомненно, все определит хронология событий. Но пок в деле остется много неясного.

Помолчв, Финлей снов шумно вздохнул. Посмотрел мне в лицо.

— Ну, до тех пор я буду действовть осторожно, — скзл он. — Н первый взгляд про вс ничего хорошего не скжешь. Бродяг. Бездомный. Ни дрес, ни прошлого. Вполне вероятно, весь вш рсскз — чушь собчья. Быть может, вы беглый преступник. Убивете людей нпрво и нлево во всех шттх. Я просто не зню. Нельзя требовть от меня, чтобы я пордовл вс хотя бы кпелькой сомнения. Зчем мне сейчс сомневться? Вы остнетесь з решеткой до тех пор, пок мы не будем полностью уверены, договорились?

Это было то, что я и ожидл. Это было то, что я см скзл бы н месте Финлея. Тем не менее, я покчл головой.

— Вы проявляете осторожность? — скзл я. — Это еще мягко скзно.

Он спокойно выдержл мой взгляд.

— Если я в чем-то не прв, в понедельник я угощю вс обедом. У Ино, чтобы рсквитться з сегодняшний день.

Я снов покчл головой.

— Я не ищу здесь друзей.

Финлей просто пожл плечми. Выключил мгнитофон. Перемотл кссету нзд. Вынул ее. Подписл. Нжл н кнопку переговорного устройств. Приглсил Бейкер. Я ждл. Было довольно прохлдно, но я уже успел высохнуть. Дождь, прошедший нд Джорджией, промочил меня нсквозь. Теперь вод испрялсь в сухой воздух кбинет. Кондиционер вссывл ее в себя и отводил по трубке.

Постучв, в кбинет вошел Бейкер. Финлей попросил его отвести меня в кмеру. Зтем кивнул. Этот жест говорил мне: если выяснится, что ты не тот, кого мы ищем, помни, я просто выполнял свою рботу. Я кивнул в ответ. Мой жест говорил: пок ты перестрховывешься, убийц рзгуливет н свободе.

Отделение для содержния под стржей предствляло собой лишь отгороженный угол. Оно было рзделено н три отдельные кмеры вертикльными прутьями. Передняя стен был из решетки. Вход в кждую кмеру через отдельную секцию н петлях. Метлл тускло блестел. Чем-то нпоминл титн. Во всех кмерх н полу ковролин. И больше ничего. Ни тбурет, ни топчн.

Лишь новя высокобюджетня версия згонов в полицейских учсткх, которые можно увидеть в стрых фильмх.

— Н ночь здесь не оствляют? — спросил я у Бейкер.

— Нет, — ответил тот. — Вечером вс перевезут в тюрьму штт. Автобус приедет в шесть чсов. Привезет вс нзд в понедельник.

Зхлопнув дверцу, он повернул ключ. Я услышл, кк по всей высоте секции щелкнули зсовы, входящие в гнезд. Электромгниты. Я достл из крмн гзету. Снял пльто и свернул его. Рстянулся н полу и подложил пльто под голову.

Вот теперь я точно вляплся. Выходные мне предстоит провести в тюрьме. Не в кмере предврительного зключения в полицейском учстке. И дело вовсе не в том, что у меня были ккие-то плны н предстоящий уик-энд. Просто я хорошо знл, что ткое обычня тюрьм. Многие дезертиры рно или поздно попдют в обычные тюрьмы. З ккое-то преступление. Првоохрнительные оргны извещют рмию. З дезертирми приезжют военные полицейские. Тк что я знл, что ткое обычня тюрьм. И перспектив провести в ней дв дня не вызывл у меня никкого энтузизм. Я лежл, рздрженно слушя шум полицейского учстк. Звонили телефоны. Стучли клвитуры. То быстрее, то медленнее. Полицейские приходили и уходили, рзговривя вполголос.

Тогд я пострлся дочитть зхвченную гзету. Он был полн всякого вздор о президенте и о том, кк он собирется переизбирться н второй срок. Стрик посетил город Пенскол н побережье злив Флорид. Он нмеревлся сблнсировть госудрственный бюджет до того, кк поседеют его внуки. Президент обрезл рсходы с ретивостью человек, продирющегося через джунгли с мчете в руке. В Пенсколе достлось береговой охрне. В течение последних двендцти месяцев погрничники по собственной иницитиве всеми силми полумесяцем выходили в воды злив и досмтривли все суд, которые им чем-то не нрвились. Судя по всему, год нзд по этому поводу трубили фнфры. Успех превзошел смые смелые ожидния. Погрничники нходили все что угодно. В основном нркотики, но ткже оружие и нелегльных иммигрнтов с Гити и Кубы. Подобня кция снижл уровень преступности, во всех шттх, з тысячи миль от побережья, в долгосрочной перспективе. Небывлый успех. Но сейчс от этого приходилось откзывться. Акция требовл очень больших денег. Береговя охрн перерсходовл выделенные средств. А президент скзл, что не может увеличить ее бюджет. Более того, он вынужден будет его урезть. Экономическое положение стрны тяжелое. Погрничникм ничем нельзя помочь. Тк что через неделю дежурство в море придется прекртить. Президент стрлся покзть себя госудрственным деятелем. Большие шишки из првоохрнительных оргнов очень рзозлились, потому что н их взгляд предупредить преступление лучше, чем его рсследовть. Но обиттели Вшингтон рдуются, тк кк пятьдесят центов, потрченных н полицейского, птрулирующего улицы столицы, горздо зметнее двух доллров, выброшенных в окен з две тысячи миль от избиртелей. Обе стороны приводили множество ргументов. А президент смодовольно улыблся в объективы фотоппртов и зявлял, что ничего не может поделть. Я отбросил гзету, тк кк чтение только рспляло мою злость.

Чтобы успокоиться, я включил в голове музыку. Припев песни «Молния, попвшя в дымовую трубу». В исполнении группы «Хулинг вульф» в конце первой строфы звучит изумительный сдвленный крик. Говорят, для того чтобы прочувствовть блюз, необходимо много ездить по железной дороге. Это непрвд. Для того чтобы понять блюз, ндо окзться взперти. В кмере. Или в рмии. З решеткой. Где-то тм, откуд молния, попвшя в дымовую трубу, кжется длеким мяком недостижимой свободы. Я лежл, положив голову н свернутое пльто, и слушл звучщую в голове музыку. Н третьем куплете я зснул.

Я проснулся оттого, что Бейкер нчл долбить ногой по решетке. Рздлся глухой звон, похожий н погребльный. Рядом с Бейкером стоял Финлей. Они смотрели н меня. Я остлся лежть н полу. Мне было тк очень удобно.

— Где вы были вчер в полночь? — спросил Финлей.

— Сдился н втобус в Тмпе, — ответил я.

— У нс появился новый свидетель, — скзл Финлей. — Он видел вс в рйоне склдов. Вчер вечером. Бесцельно слонявшегося. В полночь.

— Это полня чушь, Финлей, — скзл я. — Ткого быть не может. Что это еще з новый чертов свидетель?

— Этот свидетель — Моррисон, — скзл Финлей. — Нчльник полицейского учстк. Он срзу скзл, что уже видел вс рньше. И вот теперь он вспомнил, где именно.

Глв 3

Н меня снов ндели нручники и отвели в кбинет, отделнный крсным деревом. Финлей сел з большой стол перед флгми, под стринными чсми. Бейкер устроился в конце стол. Я сел нпротив Финлея. Он достл мгнитофон. Вытщил спутнные провод. Поствил микрофон между нми. Постучл по нему ногтем. Перемотл пленку нзд. Готово.

— Последние двдцть четыре чс, Ричер, — скзл Финлей. — Подробно.

Обоих полицейских переполняло едв сдерживемое возбуждение. Шткое обвинение внезпно стло прочным. Их нчинл охвтывть зрт победы. Мне были знкомы эти признки.

— Вчер вечером я был в Тмпе, — скзл я. — В полночь сел н втобус. Это могут подтвердить свидетели. В восемь чсов утр я сошел с втобус в том месте, где шоссе подходит к втострде. Если вш Моррисон говорит, что видел меня в полночь, он ошибется. В это время я нходился з четырест миль отсюд. Больше я ничего не могу добвить. Можете проверить мои слов.

Финлей молч посмотрел н меня. Зтем кивнул Бейкеру, и тот открыл желтую кожную ппку.

— Личность жертвы не устновлен, — нчл Бейкер. — Никких документов. Бумжник нет. Никких отличительных примет. Белый мужчин, около сорок лет, очень высокий, бритый нголо. Труп был обнружен сегодня в восемь чсов утр н территории склдов у внешней огрды, неподлеку от глвных ворот. Он был чстично прикрыт листми кртон. Мы смогли снять отпечтки пльцев. Результт отрицтельный. В бзе днных они не числятся.

— Кто он, Ричер? — спросил Финлей.

Бейкер подождл ответ с моей стороны. Ничего не дождлся. Я сидел и слушл тихое тикнье стринных чсов. Стрелки ползли к половине третьего. Я молчл. Порывшись в ппке, Бейкер достл другой лист бумги. Взглянув н него, он продолжил.

— Жертв получил дв выстрел в голову, — скзл он. — Вероятно, из втомтического пистолет небольшого клибр, с глушителем. Первый выстрел был сделн с близкого рсстояния, в левый висок, второй — в упор под левое ухо. Судя по всему, пули с мягкими нконечникми, потому что выходные отверстия полностью лишили этого прня лиц. Дождь смыл пороховой нгр, но форм ожог предполгет применение глушителя. По-видимому, первый же выстрел стл смертельным. Пули не зстряли в черепе. Гильз н месте преступления обнружено не было.

— Где пистолет, Ричер? — спросил Финлей.

Посмотрев н него, я скорчил гримсу. И ничего не скзл.

— Жертв умерл между половиной двендцтого и чсом ночи, — продолжл Бейкер. — Труп не было, когд вечерний сторож в половине двендцтого уходил с дежурств. Он утверждет это с полной определенностью. Труп был обнружен, когд дневной сторож открывл ворот. Около восьми чсов утр. Он увидел, кк вы уходите с мест преступления, и позвонил нм.

— Кто это был, Ричер? — снов спросил Финлей.

Не обрщя н него внимния, я посмотрел н Бейкер.

— Почему до чс ночи? — спросил я.

— Потому что ночью примерно в чс нчлся ливень, — скзл Бейкер. — Асфльт под трупом остлся бсолютно сухим. Знчит, труп лежл н земле до того, кк нчлся дождь. Соглсно медицинскому зключению, жертв был зстрелен около полуночи.

Я кивнул. Улыбнулся. Время смерти меня спсет.

— Рсскжите, что было дльше, — тихо произнес Финлей.

Я пожл плечми.

— Это вы мне сми рсскжете, — скзл я. — Меня тм не было. В полночь я нходился в Тмпе.

Подвшись вперед, Бейкер достл из ппки еще один лист.

— А дльше произошло то, что ты спятил, — скзл он. — Сошел с ум.

Я покчл головой.

— В полночь меня тм не было, — повторил я. — Я сдился н втобус в Тмпе. В этом нет ничего сумсшедшего.

Полицейские никк не отрегировли н мои слов. Они оствлись угрюмыми.

— Твой первый выстрел его убил, — скзл Бейкер. — Зтем ты выстрелил во второй рз, после чего словно обезумел и долго пинл труп ногми. Н теле многочисленные трвмы, полученные посмертно. Ты его зстрелил, после чего превртил труп в месиво. Ты лупил его ногми, что есть силы. Н тебя нпл приступ безумия. Зтем ты успокоился и попытлся звлить труп кртоном.

Я зговорил не срзу.

— Посмертные трвмы? — спросил я.

Бейкер кивнул.

— Что-то стршное, — подтвердил он. — Этот прень выглядит тк, словно его сбил грузовик. Все кости переломны. Но врч говорит, это произошло тогд, когд он уже был мертв. У тебя не все дом, Ричер, это точно, черт побери.

— Кто он? — в третий рс спросил Финлей.

Я молч посмотрел н него. Бейкер прв. Дело стновится стрнным. Очень стрнным. Неистовя жестокость, приводящя к смертельному исходу, — это уже плохо. Но жестокость по отношению к трупу еще хуже. Мне несколько рз приходилось с этим стлкивться. И у меня не было никкого желния встретиться еще рз. Но тк, кк описл случившееся Бейкер, оно вообще не имело смысл.

— Кк вы с ним познкомились? — спросил Финлей.

Я смотрел н него. Ничего не отвечя.

— Что ткое «pluribus»? — спросил он.

Я пожл плечми. Продолжя хрнить молчние.

— Кто это был, Ричер? — снов спросил Финлей.

— Меня тм не было, — ответил я. — Я ничего не зню.

Финлей помолчл.

— Ккой номер вшего телефон? — вдруг спросил он.

Я посмотрел н него кк н сумсшедшего.

— Финлей, черт побери, о чем вы говорите? — скзл я. — У меня нет телефон. Вы не поняли? Я нигде не живу.

— Я имел в виду сотовый телефон, — скзл Финлей.

— Ккой сотовый телефон? У меня нет сотового телефон.

Меня охвтил пник. Эти полицейские принимют меня з убийцу. З сумсшедшего бродягу-немник с сотовым телефоном, рзгуливющего по стрне и убивющего людей. А зтем преврщющего трупы в месиво. Связывющегося с ккой-то подпольной оргнизцией, нводящей меня н очередную жертву. Всегд в движении.

Финлей нклонился вперед. Протянул мне лист бумги. Это был обрывок бумги от компьютерного принтер. Не стрый. Покрытый блестящим слоем жир. Ткой приобретет бумг, проведшя месяц в крмне. Н нем было нпечтно подчеркнутое зглвие: «Pluribus». Под ним телефонный номер. Я посмотрел н листок. Не притронулся к нему. Не желю иметь ккие-либо недорзумения с отпечткми пльцев.

— Это вш номер телефон? — спросил Финлей.

— У меня нет телефон, — повторил я. — Вчер ночью меня здесь не было. Чем больше вы будете приствть ко мне, Финлей, тем больше времени потеряете.

— Это номер сотового телефон, — продолжл он. — Это мы устновили точно. Приндлежит компнии с центром в Атлнте. Но бонент мы сможем устновить только в понедельник. Поэтому мы обрщемся к вм, Ричер. Будет лучше, если вы поможете следствию.

Я снов посмотрел н клочок бумги.

— Где вы это ншли?

Финлей здумлся. Решил все же ответить.

— Листок лежл в ботинке вшей жертвы, — скзл он. — Сложенный и спрятнный.

Я долго сидел молч. Мне было стршно. Я чувствовл себя кк героиня детской книжки, провлившяся в нору. Окзвшяся в незнкомом мире, где все вокруг стрнное и непонятное. Кк Алис в Стрне чудес. Он провлилсь в нору? Или сошл не в том месте с втобус «Грейхунд»?

Я сидел в удобном, роскошном кбинете. От ткого бы не откзлся и швейцрский бнк. Я нходился в обществе двух полицейских. Умных и проництельных профессионлов. Вероятно, н двоих у них не меньше тридцти лет опыт. Хорошо оснщенный и укомплектовнный грмотным личным соством полицейский учсток. Скорее всего, проблемы с финнсировнием здесь не стоят. Слбое место — осел Моррисон в кресле нчльник, но в целом мне двно не приходилось видеть ткой четкой и слженной оргнизции. Но они со всех ног бегут в тупик. Все, похоже, убеждены в том, что земля плоскя. А небо нд Джорджией — это огромный купол, зкрепленный у них нд головой. Я был единственным, кто знл, что земля кругля.

— Дв момент, — нконец скзл я. — Этот человек был зстрелен в упор из втомтического пистолет с глушителем. Первый выстрел был смертельным, второй контрольным. Гильз нет. О чем это говорит? Рботл профессионл?

Финлей молчл. Его основной подозревемый обсуждл с ним дело кк с коллегой. Кк следовтель он не должен был это допустить. Он должен был меня остновить. Но ему хотелось меня выслушть. Я буквльно видел, кк он спорит с смим собой. Финлей сидел совершенно неподвижно, но его мысли возились, будто котят в мешке.

— Продолжйте, — в конце концов скзл он.

Торжественно, словно деля мне одолжение.

— Это был кзнь, Финлей, — скзл я. — Не огрбление и не ссор. Хлднокровня и хирургически точня кзнь. Никких улик н месте преступления. То есть опытный профессионл, ползющий с фонриком и подбирющий гильзы.

— Продолжйте, — повторил он.

— Выстрел в упор в левый висок, — скзл я. — Возможно, жертв нходилсь в мшине. Убийц говорит с ней в окно, зтем поднимет пистолет. Бух! После чего он нклоняется в слон и делет второй выстрел. Потом подбирет стреляные гильзы и уходит.

— Уходит и все? — удивился Финлей. — А кк нсчет остльного? Вы хотите скзть, был и второй — сообщник!?

Я покчл головой.

— Их было трое, — скзл я. — Это же очевидно, првд?

— Почему трое? — спросил Финлей.

— Но бсолютный минимум — двое, верно? — нстивл я. — Кк жертв попл н склд? Приехл н мшине, не тк ли? Слишком длеко до чего бы то ни было, чтобы идти пешком. В тком случе, где же мшин? Убийц ткже не пришел пешком. Тк что бсолютный минимум — это двое. Они приехли вместе и уехли по отдельности, один н мшине убитой жертвы.

— Но? — продолжл Финлей.

— Но улики укзывют н то, что было минимум три человек, — скзл я.

— Взгляните с точки зрения психологии. Вот ключ к рзгдке. Человек, ккуртно всживющий пулю небольшого клибр из пистолет с глушителем в голову жертвы и делющий контрольный выстрел, вряд ли вдруг обезумеет и нчнет пинть ногми труп, верно? А потом вдруг успокоится и попытется укрыть труп стрым кртоном. Перед вми три рзличных поступк, Финлей. Тк что вы имеете дело кк минимум с тремя людьми.

Финлей пожл плечми.

— Может быть, все же с двумя, — зметил он. — Возможно, прятл труп убийц — потом.

— И не ндейтесь, — возрзил я. — Он не стл здерживться н месте преступления. Ему пришлсь бы не по душе дикя и совершенно бессмыслення жестокость. К тому же, оствясь н месте убийств, он рисковл, что его могут случйно увидеть. И еще. Если бы ткой человек зметл з собой следы, он сделл бы это кк ндо. Не оствил бы труп тм, где его ншел первый появившийся человек. Тк что вы имеете дело с тремя рзными людьми.

Финлей здумлся.

— Ну и? — скзл он.

— Ну и которым из них являюсь я? — спросил я. — Убийцей, мньяком или идиотом, прячущим тело?

Финлей и Бейкер переглянулись. Ничего мне не ответили.

— Лдно, кем бы я ни был, что, по-вшему, произошло н склде? — продолжл я. — Я приезжю туд с двумя дружкми, в полночь мы убивем этого тип, после чего мои дружки уезжют, я решю остться здесь? Почему? Это же чушь, Финлей.

Он молчл. Думл.

— У меня нет двух дружков, — скзл я. — И мшины. Тк что в лучшем случе вы можете скзть, что жертв пришл туд пешком, кк и я. Мы встретились, я очень ккуртно, профессионльно зстрелил этого человек, подобрл гильзы, вынул у него бумжник, но збыл обыскть ботинки. После этого спрятл оружие, глушитель, фонрик, сотовый телефон, гильзы, бумжник и все остльное. Зтем вдруг совершенно поменял хрктер и принялся пинть труп ногми кк сумсшедший. После этого снов полностью поменял хрктер и предпринял бессмысленную попытку спрятть труп. А потом просидел где-то восемь чсов под дождем и пошел пешком в город. Это лучшее, что вы можете придумть. И это полнейшя чушь, Финлей. Потому что, черт побери, зчем мне ждть восемь чсов под дождем рссвет, чтобы уйти с мест преступления?

Финлей долго смотрел н меня.

— Я не зню, — нконец скзл он.

Ткой человек кк Финлей не делет подобного признния без внутренней борьбы. Кзлось, из него вышел весь воздух.

Дело, которое он вел, окзлось полной чушью, и Финлей это понял. Но у него были серьезные проблемы с покзниями его собственного шеф. Он не мог прийти к своему нчльнику и скзть: «Моррисон, ты мешок с дерьмом». И он не мог зняться рзрботкой льтернтивной версии, рз босс преподнес ему подозревемого н блюдечке. Финлей мог проверить мое либи. Этим он мог знимться. Никто не сможет обвинить его в излишней стртельности. А зтем в понедельник он нчнет все снчл. Поэтому Финлей чувствовл себя тк отвртительно: он потеряет совершенно впустую семьдесят дв чс. К тому же, впереди его ждл еще одн серьезня проблем. Ему придется скзть своему нчльнику, что я не мог быть н месте преступления в полночь. Он должен будет вежливо вытянуть из жирного Моррисон откз от своих покзний. Это очень трудно, когд ты новичок, прорботвший всего шесть месяцев. А тот, с кем ты имеешь дело, — полный осел и твой прямой нчльник. Проблемы со всех сторон, поэтому Финлей чувствовл себя хуже некуд. Он молчл, тяжело дыш и пытясь решить, кк быть дльше. Пор ему помочь.

— Телефонный номер, — скзл я. — Кк вы определили, что это сотовый номер?

— По коду, — подтвердил Финлей. — Вместо код рйон у него префикс выход в сотовую сеть.

— Отлично, — продолжл я. — Но вы не можете устновить, кому приндлежит этот номер, потому что списк бонентов сотовой сети у вс нет, упрвление сети откзывется вм помочь, верно?

— Они потребовли снкцию прокурор, — признлся Финлей.

— Но вы хотите узнть, кому приндлежит этот номер, тк? — скзл я.

— Вы знете, кк это сделть без ордер?

— Возможно, — скзл я. — Почему бы просто не позвонить по этому номеру и не узнть, кто ответит?

Им это в голову не пришло. Нступил тишин. Полицейские были смущены. Они стрлись не смотреть друг н друг. И н меня. Молчние.

Бейкер решил умыть руки и оствить Финлея отдувться одного. Собрв бумги, он жестом покзл, что собирется пойти порботть. Кивнув, Финлей его отпустил. Бейкер встл и вышел. Зкрыл з собой дверь очень тихо. Финлей открыл рот. И молч зкрыл его. Ему хотелось спсти свое лицо. Очень хотелось.

— Это номер сотового телефон, — скзл он нконец. — Дже если я по нему позвоню, я все рвно не смогу устновить, кому он приндлежит и где нходится этот человек.

— Послушйте, Финлей, — скзл я. — Мне нплевть, кому приндлежит этот номер. Меня интересует только то, кому он не приндлежит. Понятно? Это не мой телефон. Тк что позвоните по нему, и вм ответит ккой-нибудь Джон ткой-то из Атлнты или Джейн ткя-то из Чрльстон. И вы убедитесь, что это не мой телефон.

Финлей посмотрел н меня. Побрбнил пльцми по крышке стол. Ничего не скзл.

— Вы же знете, кк поступить, — продолжл я. — Позвоните по этому номеру, нплетите ккую-нибудь чушь о технических неполдкх или неоплченном счете, ошибке компьютер, и зствьте того, кто вм ответит, нзвть свои имя и дрес. Двйте, Финлей, шевелитесь, вы же следовтель, черт побери!

Склонившись нд столом, он потянулся з бумжкой с номером. Пододвинул ее к себе длинными коричневыми пльцми. Повернул тк, чтобы удобнее было читть, и снял трубку. Нбрл номер. Нжл клвишу громкой связи. Кбинет нполнился громкими гудкми. Пронзительный, нстойчивый звук. Он оборвлся. Кто-то ответил н звонок.

— Пол Хббл, — произнес мужской голос. — Чем могу вм помочь?

Южный кцент. Уверенный тон. Этот человек привык рзговривть по телефону.

— Мистер Хббл? — переспросил Финлей, хвтя ручку и зписывя фмилию. — Добрый день. Вм звонят из телефонной компнии, отделение мобильной связи. Стрший инженер смены. К нм поступило сообщение, что вш номер неиспрвен.

— Неиспрвен? — ответил голос. — По-моему, у меня все в порядке. Я ни н что не жловлся.

— С исходящими звонкми действительно все в порядке, — продолжл Финлей. — Проблемы могут возникнуть с входящими звонкми, сэр. Я сейчс подключил к линии измеритель уровня сигнл, сэр, и его покзния действительно очень низкие.

— А я вс слышу прекрсно, — скзл голос.

— Алло! — громко произнес Финлей. — Вы все время пропдете, мистер Хббл. Алло? Вы бы очень мне помогли, сэр, сообщив свое точное местонхождение — понимете, чтобы я мог сопоствить его с ншими ретрнсляционными стнциями.

— Я нхожусь у себя дом, — произнес голос.

— Хорошо. — Финлей снов взял ручку. — Вы не могли бы уточнить свой дрес?

— А рзве у вс нет моего дрес? — нсмешливо поинтересовлся голос. — Вы же кждый месяц присылете мне счет.

Финлей посмотрел н меня. Я усмехнулся. Он состроил гримсу.

— Сэр, я рботю в техническом отделе, — скзл Финлей. Тоже нсмешливым тоном. Дв добродушных человек спорят по вопросм техники. — Сведения об бонентх нходятся в другом месте. Конечно, я могу их зпросить, но н это уйдет время — вы же знете, кк это бывет. Кроме того, сэр, пок определитель уровня сигнл подключен к линии, вм придется непрерывно говорить, чтобы я мог контролировть кчество связи. Тк что если у вс нет желния нзывть свой дрес, вм придется прочитть вслух любимое стихотворение.

Крошечный динмик передл смех человек по фмилии Хббл.

— Ну, хорошо, проверк связи, проверк связи, — произнес голос. — Говорит Пол Хббл, нходящийся у себя дом, то есть в доме номер двдцть пять по Бекмн-дрйв, повторяю: дом ноль-дв-пять, Бекмн-дрйв, в добром стром Мргрейве, произношу по буквм: М-А-Р-Г-Р-Е-Й-В, штт Джорджия, Соединенные Штты Америки. Ну, кк уровень моего сигнл?

Финлей не отвечл. Н его лице отрзилось беспокойство.

— Алло! — спросил голос. — Вы меня слышите?

— Д, мистер Хббл, — скзл Финлей. — Я вс слышу. Кжется, никких проблем с вшим номером нет, сэр. Полгю, просто ложня тревог. Блгодрю вс з помощь.

— Ничего стршного, — ответил человек по фмилии Хббл. — Если что, звоните еще.

Связь оборвлсь, и комнт нполнилсь короткими гудкми. Финлей положил трубку н ппрт. Откинулся нзд и уствился в потолок. Зговорил см с собой.

— Проклятие, — скзл он. — Здесь, у нс в городе. Черт побери, кто ткой этот Пол Хббл?

— Вы его не знете? — спросил я.

Финлей посмотрел н меня. Огорченно. Словно он успел совсем про меня збыть.

— Я здесь всего полгод. Еще не успел со всеми познкомиться.

Подвшись вперед, Финлей нжл н кнопку звонк. Приглсил Бейкер.

— Ты что-нибудь можешь скзть о некоем Хббле? — спросил у него Финлей. — Пол Хббл, живет здесь, в Мргрейве, дом двдцть пять по Бекмн-дрйв?

— Пол Хббл? — переспросил Бейкер. — Ну д. Живет тм, где ты и скзл, с смого рождения. Человек семейный. Его хорошо знет Стивенсон, они вроде кк родственники. Дружт. Вместе ходят в спортивный клуб. Хббл бнкир. Ворочет большими деньгми, рботет в Атлнте. В кком-то крупном бнке. Я время от времени встречю его в городе.

Финлей пристльно посмотрел н своего коллегу.

— Это тот, кому приндлежит номер телефон, — скзл он.

— Хббл? Из Мргрейв? Вот те н!

Финлей снов повернулся ко мне.

— Полгю, сейчс вы скжете, что никогд не слышли о тком человеке, тк? — спросил он.

— Я действительно никогд о нем не слышл, — подтвердил я.

Покчв головой, Финлей повернулся к Бейкеру.

— Отпрвляйся-к ты к этому Хбблу и вези его сюд, — скзл он. — Бекмн-дрйв, дом номер двдцть пять. Бог его знет, ккое он имеет ко всему этому отношение, но нм ндо с ним поговорить. Ты будь с ним поккуртней, быть может, он тут совсем ни при чем.

Снов посмотрев н меня, Финлей вышел. Зхлопнул з собой мссивную дверь. Протянув руку, Бейкер выключил мгнитофон. Вывел меня из кбинет. Проводил нзд в кмеру. Вошел вместе со мной и снял нручники. Повесил их себе н ремень. Вышел из кмеры и зкрыл дверь. Привел в действие электрический змок. Зсовы вошли в гнезд. Он собрлся уходить.

— Эй, Бейкер, — окликнул его я.

Он вернулся нзд. Посмотрел н меня. Недружелюбно.

— Я хочу есть, — скзл я. — И выпить кофе.

— Вс нкормят в тюрьме штт, — ответил он. — Автобус прибудет в шесть вечер.

С этими словми Бейкер ушел. Ему предстояло поехть з кким-то Хбблом. Он обртится к нему очень вежливо. Извинившись, попросит съездить вместе с ним в учсток. Финлей тоже рссыплется перед ним в извинениях. Пок я буду торчть в клетке, Финлей будет учтиво спршивть Хббл, почему номер его телефон был обнружен в ботинке убитого.

Мое пльто по-прежнему лежло сктнным н полу кмеры. Я его встряхнул и ндел. Мне снов стло холодно. Я зсунул руки в крмны. Прислонился к прутьям решетки и попробовл снов нчть читть гзету, просто чтобы чем-то зняться. Но я не понимл смысл прочитнного. Я думл о том типе, н глзх у которого его нпрник убил человек выстрелом в голову. Который зтем схвтил безжизненное тело и принялся пинть ногми. С тким бешенством, что переломл трупу все кости. Я стоял и думл о том, что, кк я ндеялся, остлось у меня позди. О том, о чем я не хотел больше думть. В конце концов, я бросил гзету н пол и попробовл думть о чем-то другом.

Я обнружил, что если прижться к решетке в переднем углу кмеры, мне будет виден весь общий зл. Столик дежурного и то, что было з стеклянными дверями. Н улице ярко светило горячее солнце. Похоже, тм уже снов стло сухо и пыльно. Ливень ушел куд-то длеко. В зднии црил прохлд, освещення люминесцентными лмпми. Дежурный сержнт стучл н компьютере, зполняя бзу днных. Мне было видно то, что нходилось у него под столом. То, что не преднзнчлось для взоров посторонних. Аккуртные ячейки с бумгми и жесткими скоросшивтелями. Целя секция бллончиков со слезоточивым гзом. Ружье. Кнопк объявления общей тревоги. З сержнтом сидел женщин в форме, которя брл у меня отпечтки пльцев, и тоже оживленно стучл по клвишм. В просторном помещении было тихо, однко оно вибрировло нпряжением идущего полным ходом следствия.

Глв 4

Люди тртят тысячи доллров н высококчественное стереофоническое оборудовние — иногд десятки тысяч. В Соединенных Шттх существует целя отрсль промышленности, специлизирующяся н выпуске звуковоспроизводящей ппртуры тких высоких стндртов, что в это невозможно поверить. Лмповые усилители стоимостью с хороший дом. Колонки выше моего рост. Соединительные шнуры, толстые, кк поливочные шлнги. В рмии кое у кого есть ткя ппртур. Я имел возможность оценить кчество ее звучния н военных бзх по всему миру. Изумительно. Но н смом деле все эти люди нпрсно потртили деньги. Ибо лучшя звуковоспроизводящя ппртур в мире совершенно ничего не стоит. Он нходится у нс в голове. Рботет тк, кк мы того хотим. Н нужной громкости.

Я стоял в углу кмеры, прокручивя в голове песню Бобби Блнд. Стрый и любимый хит. Н полной громкости. «Дльше по дороге». Бобби Блнд поет ее в соль-мжоре. Эт тонльность придет песне ккую-то солнечную жизнердостность. Убирет горечь из стихов. Преврщет песню в жлобу, пророчество, утешение. В то смое, чем и должен быть нстоящий блюз. Спокойный соль-мжор нвевет слдостный тумн. Рстворяет злобу.

Но тут я увидел жирного нчльник отделения. Моррисон шел мимо кмер, отделенных решеткой, нпрвляясь в свой кбинет. Кк рз к нчлу третьего куплет. Я трнспонировл песню в ми-бемоль. Мрчную и грозную тонльность. Тонльность нстоящего блюз. Убрл приятный голос Бобби Блнд. Мне нужно было что-нибудь жестче. Что-нибудь грубее. Музыкльное, но в то же время с пропитым и прокуренным хрипом. Нверное, Уйлд-Чйлд Бтлер будет в смый рз. Голос, с которым не будешь шутить. Я добвил громкость, кк рз н том месте, где поется: «что посеешь, то и пожнешь — дльше по дороге».

Моррисон солгл нсчет вчершнего вечер. Меня не было здесь в полночь. Снчл я был готов поверить в возможную ошибку. Нверное, он видел кого-либо похожего н меня. Ткой подход ознчл признние презумпции невиновности. Сейчс же мне зхотелось дть Моррисону првой, прямо в морду. Рсквсить в лепешку его жирный нос. Я зкрыл глз. Мы с Уйлд-Чйлдом Бтлером дли себе слово, что это обязтельно произойдет. Дльше по дороге.

Открыв глз, я выключил звучщую у меня в голове музыку. Прямо передо мной, с той стороны решетки стоял женщин-полицейский, брвшя у меня отпечтки пльцев. Он возврщлсь от кофейного втомт.

— Не хотите чшку кофе? — спросил он.

С удовольствием, — скзл я. — Очень хочу. Без сливок, без схр.

Поствив свой сткнчик н стол, он вернулсь к втомту. Приготовил еще один сткнчик и подошл ко мне. Он был довольно крсивя. Лет тридцти, темноволося, не очень высокя. Но нзвть ее средней было бы большой неспрведливостью. В ней ощущлсь ккя-то жизнення сил. Это проявилось в сочувственной быстроте ее движений еще во время ншей первой встречи. Профессионльня сует. Сейчс женщин вел себя совершенно естественно. Вероятно, это объяснялось тем, что он нходилсь не при исполнении своих обязнностей. Скорее всего, жирный Моррисон не одобрил бы то, что он принесл кофе здержнному. Я проникся к ней симптией.

Женщин протянул сткнчик между прутьями решетки. Вблизи он покзлсь мне крсивой. От нее хорошо пхло. Я не помнил, обртил ли н это внимние при первой встрече. Кжется, я подумл, что он похож н медсестру в зубоврчебном кбинете. Если бы все медсестры в зубоврчебных кбинетх выглядели тк, я бы ходил лечить зубы горздо чще. Я взял сткнчик. Я был очень признтелен женщине. Мне очень хотелось пить, и я люблю кофе. Дйте мне возможность, и я буду пить кофе тк, кк лкоголик пьет водку. Я сделл глоток. Хороший кофе. Я поднял плстиковый сткнчик в приветственном жесте.

— Спсибо, — скзл я.

— Пожлуйст, — ответил женщин, улыбясь, в том числе и глзми.

Я улыбнулся в ответ. Ее глз были долгожднным солнечным лучом в дождливый день.

— Знчит, вы полгете, я здесь ни при чем? — спросил я. Он взял со стол свой сткнчик.

— Вы считете, я бы не принесл кофе виновному?

— Возможно, дже не стли бы с ним рзговривть.

— Я зню, что н вс нет никкой серьезной вины, — скзл женщин.

— Кк вы это определили? — удивился я. — По тому, что у меня глз не слишком близко посжены?

— Нет, глупый, — рссмеялсь женщин. — Просто мы до сих пор ничего не получили из Вшингтон.

Ее смех окзлся просто восхитительным. Мне зхотелось прочесть бирку с фмилией н крмне ее рубшки. Но я не хотел, чтобы женщин подумл, будто я рссмтривю ее грудь. Я вспомнил, кк грудь вжлсь в крй стол, когд женщин меня фотогрфировл. Я поднял взгляд. Крсивя грудь. Фмилия женщины был Роско. Быстро оглянувшись, он шгнул ближе к решетке. Я сделл еще глоток кофе.

— Я через компьютер отослл отпечтки вших пльцев в Вшингтон, — скзл Роско. — Это было в двендцть тридцть шесть. Вы знете, тм глвня бз днных ФБР? Миллионы отпечтков. Все прислнные отпечтки проверяют в соответствии с приоритетом. Снчл срвнивют с отпечткми первого десятк смых опсных преступников, нходящихся в розыске, зтем первой сотни, потом первой тысячи и тк длее. Понятно? Тк что если бы вы нходились где-то в смом верху и имели з плечми нерскрытое тяжкое преступление, мы бы уже двно получили ответ. Проверк осуществляется втомтически. Нельзя дть возможность опсному преступнику скрыться, поэтому систем срвнения регирует немедленно. Но вы нходитесь здесь почти три чс, мы до сих пор ничего не получили. Тк что я точно зню, что ничего серьезного з вми не числится.

Дежурный сержнт неодобрительно посмотрел н Роско. Ей было пор уходить. Допив кофе, я протянул сткнчик между прутьями решетки.

— З мной вообще ничего не числится, — скзл я.

— Зню, — ответил он. — Вы не похожи н преступник.

— Вот кк? — удивился я.

— Я это срзу понял, — улыбнулсь Роско. — У вс добрые глз.

Подмигнув, он ушл. Бросил сткнчики в урну и вернулсь к своему компьютеру. Сел з стол. Мне был виден только ее зтылок. Збрвшись в свой угол, я прислонился к жестким прутьям. Вот уже полгод я был одиноким стрнником. И я кое-что узнл. Подобно Блнш из строго фильм, стрнник звисит от доброго отношения незнкомых людей. Он не ждет от них ничего мтерильного. Только морльную поддержку. Не отрывя взгляд от зтылк Роско, я улыбнулся. Мне понрвилсь эт женщин.

Бейкер отсутствовл минут двдцть. Достточно для того, чтобы съездить домой к этому Хбблу и вернуться нзд. Я предположил, з двдцть минут можно сходить туд и обртно пешком. Это ведь мленький городок, првд? Точк н крте. Нверное, з двдцть минут можно добрться до любого мест и вернуться нзд, дже если идти н рукх. Хотя с рубежми Мргрейв не все ясно. Все звисит от того, живет ли Хббл в городе или в пределх ккой-то внешней грницы. Кк покзывл мой собственный опыт, можно было нходиться в городе, оствясь в четырндцти милях от него. Если те же четырндцть миль простирлись во всех нпрвлениях, тогд Мргрейв рзмерми почти не уступл Нью-Йорку.

Бейкер скзл, что Хббл человек семейный. Рботет в бнке в Атлнте. Это ознчет, особняк где-нибудь неподлеку от город. Чтобы детям было близко до школы и друзей. Чтобы жене было близко до мгзинов и клуб. Чтобы ему смому было удобно выезжть н шоссе, ведущее к втострде. И, нверняк, удобня дорог от втострды до конторы в Атлнте. Судя по дресу, Хббл проживл в городе. Дом номер двдцть пять по Бекмн-дрйв. Довольно длеко от Глвной улицы. Вероятно, Бекмн-дрйв ведет из центр город к окрине. Хббл ворочет большими деньгми. Скорее всего, он богт. Скорее всего, у него огромный белый особняк н большом учстке земли. Тенистя рощиц. Возможно, бссейн. Скжем, четыре кр. Квдрт площдью четыре кр имеет сторону длиной около ст сорок ярдов. Если учесть, что четные и нечетные дом стоят н рзных сторонх улицы, номер двдцть пять от центр триндцтый. То есть до него примерно миля.

З большими стеклянными дверями солнце клонилось к вечеру. Его сияние приняло крсновтый оттенок. Тени стли длиннее. Я увидел, кк птрульня мшин Бейкер, свернув с шоссе, подктил к подъезду, без включенной миглки. Сделв неторопливый полукруг, мшин остновилсь и кчнулсь н рессорх. Зняв всей своей длиной стеклянные двери, Бейкер вышел из передней двери и скрылся из виду, обходя мшину. Появился снов, подходя к ней с противоположной стороны. Открыл дверь, словно немный шофер. Противоречивый язык жестов покзывл смешение его чувств. Немного почтительного увжения, потому что перед ним был бнкир из Атлнты. Немного дружелюбия, потому что это был пртнер по кегельбну его нпрник. Немного официльности, потому что это был человек, чей номер телефон был спрятн в ботинке труп.

Из мшины вышел Пол Хббл. Бейкер зкрыл дверь. Хббл ждл. Бейкер обошел его и открыл большую стеклянную дверь. Он мягко присослсь к резиновой подушке. Хббл вошел в учсток.

Это был белый мужчин высокого рост, словно со стрницы иллюстрировнного журнл. Стрницы с реклмой. Ненвязчиво покзывющей, что могут деньги. Хбблу было лет тридцть с небольшим. Ухоженный, но физически не сильный. Песочного цвет волосы, взъерошенные, нчвшие отступть нзд и открывшие умный лоб. Кк рз достточно для того, чтобы зявить: «Д, еще недвно я учился в школе, но теперь я взрослый мужчин». У него были круглые очки в золотой опрве. Квдртный подбородок чуть выступл вперед. Блгопристойный згр. Очень белые зубы. И их очень много, что покзл улыбк, которой Хббл одрил дежурного сержнт.

Н нем был выцветшя футболк с небольшим знчком и линялые джинсы. Ткие вещи выглядят стрыми уже тогд, когд их покупют з пятьсот доллров. З плечми висел толстый белый свитер. Рукв были небрежно звязны н груди. Во что он обут, я не увидел, мне мешл стол дежурного. Но я был уверен, что н нем коричневые туфли-лодочки. И я поспорил см с собой н приличную сумму, что они ндеты без носков. Этот человек, кк свинья в грязи, куплся в созннии того, что у него в жизни есть все.

Но Хббл был чем-то взволновн. Он оперся лдонями н стол дежурного, но тут же выпрямился и уронил руки по швм. Я увидел желтовтую кожу и сверкнувшие чсы н мссивном золотом брслете. Хббл очень стрлся вести себя с дружелюбной снисходительностью. Кк нш президент, посетивший в ходе предвыборной кмпнии ккой-то звод. Но он был рссеян. Вел себя нтянуто. Я не знл, что скзл ему Бейкер. Кк много он ему рскрыл. Возможно, ничего. Хороший сержнт вроде Бейкер предоствит взорвть бомбу Финлею. Тк что Хббл не знл, зчем его приглсили в учсток. Но что-то он знл. Я, тк или инче, прослужил в полиции триндцть лет и з милю чуял тревогу. Хббл был чем-то встревожен.

Я стоял неподвижно, прижимясь к решетке. Бейкер жестом приглсил Хббл пройти вместе с ним в противоположный угол дежурного помещения. В кбинет, отделнный крсным деревом. Когд Хббл огибл стол дежурного, я увидел его ноги. Коричневые туфли-лодочки. Без носков. Хббл и Бейкер скрылись в кбинете. З ними зкрылсь дверь. Вств из-з стол, дежурный сержнт вышел н улицу, чтобы отогнть мшину Бейкер.

Он вернулся вместе с Финлеем. Финлей нпрвился прямо в кбинет, отделнный крсным деревом, где его ждл Хббл. Проходя через дежурное помещение, он дже не посмотрел в мою сторону. Открыв дверь, он вошел в кбинет. Я стоял в углу и ждл, когд появится Бейкер. Бейкер не мог оствться тм. Никк не мог, когд пртнер по кегельбну его нпрник попл в рдиус рсследовния дел об убийстве. Этого не позволяли првил этики. Финлей произвел н меня впечтление человек, придющего большое знчение этике. Человек в твидовом костюме, молескиновом жилете и с дипломом Грврд должен придвть большое знчение этике. Дверь открылсь, и появился Бейкер. Вернувшись в дежурное помещение, он нпрвился к своему столу.

— Эй, Бейкер, — окликнул я.

Изменив свой курс, он подошел к кмерм. Остновился перед решеткой. Тм, где стоял Роско.

— Мне нужно в тулет, — скзл я. — Или для этого мне тоже придется ждть, когд меня отвезут в большой дом?

Бейкер улыбнулся. Скрепя сердце, но улыбнулся, сверкнув золотым зубом, придвшим ему рспутный вид. Чуть более человечный, Бейкер крикнул что-то дежурному. Вероятно, кодовое нзвние предстоящей процедуры. Достл ключи и открыл электрический змок. Зщелки убрлись. У меня мелькнул мысль, кк стнет рботть это устройство, если в учстке отключт электричество. Можно ли будет в этом случе отпереть змок? Мне очень хотелось н это ндеяться. Вероятно, в здешних крях чсто бывют грозы, сносящие линии электропередч.

Бейкер толкнул мссивную дверь внутрь. Мы прошли через дежурное помещение. В противоположную сторону от кбинет, отделнного крсным деревом. Тм был мленький коридор. В глубине коридор дв тулет. Шгнув вперед, Бейкер толкнул дверь в мужской тулет.

Полицейские знли, что я не тот, кого они ищут. Они не предпринимли никких мер предосторожности. Абсолютно никких. Здесь, в коридоре, я мог бы сбить Бейкер с ног и отобрть у него револьвер. Без труд. Я мог бы выхвтить оружие у него из кобуры еще до того, кк он упл бы н пол. Я мог бы с боем проложить себе дорогу из учстк к полицейской мшине. Несколько бело-черных крейсеров стояло в ряд перед подъездом. Ключи в змкх, можно не сомневться. Я мог бы добрться до Атлнты до того, кк здешние полицейские успели бы опомниться. А тм я просто исчез бы. Без труд. Но я спокойно прошел в тулет.

— Не зпирйтесь, — скзл Бейкер.

Я не стл зпирться. Меня недооценивли по-крупному. Я скзл, что служил в военной полиции. Быть может, мне поверили, быть может, нет. Быть может, дже если и поверили, это не произвело никкого впечтления. А нпрсно. Военный полицейский имеет дело с нрушившими зкон военнослужщими. С солдтми, прекрсно влдеющими оружием и нвыкми рукопшного боя. С деснтникми, морскими пехотинцми, «зелеными беретми». Не просто с убийцми. С хорошо обученными убийцми. Очень хорошо обученными, н солидные средств нлогоплтельщиков. Тк что военный полицейский должен быть обучен еще лучше. Лучше влдеть оружием. Лучше действовть голыми рукми. По-видимому, Бейкер не имел об этом понятия. Не подумл об этом. В противном случе всю дорогу до тулет он держл бы меня под прицелом двух ружей. Если бы считл, что я тот, кто им нужен.

Зстегнув ширинку, я вышел в коридор. Бейкер ждл меня з дверью. Мы вернулись к месту предврительного содержния. Я зшел в свою кмеру. Прислонился к решетке в углу. Бейкер зкрыл тяжелую дверь. Включил электрический змок. Щеколды выдвинулись. Бейкер вернулся в дежурное помещение.

В течение следующих двдцти минут стоял тишин. Бейкер рботл з компьютером. Кк и Роско. Сержнт молч сидел з столом. Финлей нходился в кбинете вместе с Хбблом. Нд входной дверью висели современные чсы. Не ткие изящные, кк нтикврит в кбинете, но тикющие тк же медленно. Тишин. Четыре чс тридцть минут. Я стоял, прислонившись к титновым прутьям, и ждл. Тишин. Без четверти пять.

Новый отсчет времени нчлся кк рз перед тем, кк стукнуло пять. Из просторного кбинет в глубине, отделнного крсным деревом, донесся шум. Громкие крики, грохот. Кто-то изрядно рзошелся. Н столе Бейкер ззвонил зуммер, зтрещло устройство внутренней связи. Голос Финлея. Встревоженный. Просящий Бейкер зйти в кбинет. Бейкер встл и нпрвился к двери. Постучл и вошел.

Большие стеклянные двери у вход втянулись, и появился жирный мужчин. Нчльник учстк Моррисон. Он нпрвился прямо в кбинет. Столкнулся в дверях с выходящим оттуд Бейкером. Бейкер поспешил к столику дежурного и что-то возбужденно прошептл сержнту. К ним присоединилсь Роско. Все трое оживленно зговорили, обсуждя что-то серьезное. Что именно, я не слышл. Слишком длеко.

Переговорное устройство н столе Бейкер зтрещло опять. Бейкер нпрвился обртно в кбинет. Стеклянные двери снов рскрылись. Ярко сверкло клонящееся к горизонту солнце. В учсток зшел Стивенсон. Я впервые видел его после своего рест. Похоже, пучин возбуждения зссывл все новых людей.

Стивенсон обртился к дежурному сержнту. Полученный ответ его зметно взволновл. Сержнт положил Стивенсону руку н плечо. Стряхнув его руку, Стивенсон бросился в кбинет, отделнный крсным деревом, уворчивясь от столов, словно опытный футболист. Когд он подбегл к двери, он открылсь. Из кбинет вышл целя толп: Моррисон, Финлей и Бейкер, держщий Хббл под локоть. Внешне небрежно, но н смом деле очень эффективно, тк же, кк он держл меня. Ошлело посмотрев н Хббл, Стивенсон схвтил Финлея з руку. Потщил его нзд в кбинет. Рзвернув свою вспотевшую тушу, Моррисон последовл з ними. Хлопнул зкрывшяся дверь. Бейкер провел Хббл ко мне.

Теперь Хббл выглядел совсем другим человеком. Его лицо посерело и покрылось потом. Згр исчез. Он стл ниже ростом. Кзлось, из него вышел весь воздух. Он сгорбился кк человек, терземый болью. Глз, скрытые очкми в золотой опрве, стли пустыми, испугнными. Хббл колотил мелкя дрожь. Бейкер отпер соседнюю кмеру. Хббл не тронулся с мест. Его нчло трясти. Поймв з руку, Бейкер зтщил его в кмеру. Зкрыл дверь и включил змок. Электрические щеколды выдвинулись в пзы. Бейкер вернулся в кбинет, отделнный крсным деревом.

Хббл продолжл стоять тм, где его оствил Бейкер, тупо уствившись в пустоту. Зтем он медленно попятился нзд, пок не уперся в дльнюю стену кмеры. Прижвшись к ней спиной, он бессильно опустился н пол. Уронил голову н колени. До меня донесся стук его пльцев, дрожщих н жестком нейлоновом ковролине. Оторввшись от компьютер, Роско посмотрел н Хббл. Дежурный сержнт ткже посмотрел н него. У них н глзх человек рссыплся н чсти.

Я услышл громкие голос, донесшиеся из кбинет. Спорящий тенор. Шлепок лдони по столу. Дверь открылсь, и появились Стивенсон и Моррисон. Стивенсон был вне себя. Он прошел в дежурное помещение. Его шея нпряженно зстыл от бешенств. Взгляд не отрывлся от входных дверей. Кзлось, Стивенсон не змечл своего жирного нчльник. Он прошел мимо стол дежурного и выскочил н улицу. Моррисон вышел следом з ним.

Выйдя из кбинет, Бейкер подошел к моей кмере. Не скзл ни слов. Просто отпер дверь и жестом приглсил меня выйти. Я крепче укутлся в пльто, оствив гзету с большими фотогрфиями президент, посещющего Пенсколу, н полу кмеры. Вышел и нпрвился следом з Бейкером в кбинет.

Финлей сидел з столом. Диктофон был н месте, с подключенным микрофоном. Воздух спертый, но прохлдный. Финлей, похоже, был чем-то смущен. Он ослбил глстук. С печльным свистом выпустил воздух из легких. Я сел н стул, и Финлей мхнул рукой, прося Бейкер оствить нс одних.

Дверь тихо зкрылсь.

— У нс возникли кое-ккие проблемы, мистер Ричер, — скзл Финлей. — Весьм серьезные проблемы.

Он погрузился в рссеянное молчние. У меня оствлось меньше получс до прибытия тюремного втобус. Я хотел, чтобы ккое-то решение было принято кк можно скорее. Взяв себя в руки, Финлей посмотрел н меня. Нчл говорить, быстро, от чего чуть пострдло его изящное грврдское произношение.

— Мы привезли сюд этого Хббл, тк? — скзл Финлей. — Нверное, вы его видели. Бнкир из Атлнты, тк? Одежд от Кльвин Кляйн стоимостью тысячу доллров. Золотые чсы «Ролекс». Он был н взводе. Снчл я подумл, Хббл просто рздржен тем, что мы вытщили его из дом. Кк только я нчл говорить, он узнл мой голос. По звонку н его сотовый телефон. Срзу же обвиняет меня в обмне. Говорит, что я не должен был выдвть себя з сотрудник телефонной компнии. Рзумеется, он прв.

Он снов погрузился в молчние. Повел борьбу с этическими проблемми.

— Ну же, Финлей, не тяните, — скзл я.

У меня оствлось меньше получс.

— Хорошо, итк, Хббл недоволен и рздржен, — продолжл Финлей. — Я спршивю, знет ли он вс — Джек Ричер, бывшего военного. Он говорит, что не знет. Никогд о вс не слышл. Я ему верю. Хббл нчинет рсслбляться, решив, что все дело в кком-то типе по имени Джек Ричер. Он и не слышл ни о кком Джеке Ричере, тк что он тут ни при чем. Совершенно чист, верно?

— Продолжйте, — скзл я.

— Тогд я спршивю, знет ли он высокого мужчину, обритого нголо, — скзл Финлей. — И нсчет pluribus. И тут — о боже! Кк будто я зсунул ему в здницу кочергу. Хббл весь нпрягся, словно с ним случился приступ. Очень нпрягся. Ничего не стл отвечть. Тогд я ему говорю, что мы уже знем про смерть высокого бритого тип. Знем, что его зстрелили. Что ж, это кк вторя кочерг у него в зднице. Хббл только что не свлился со стул.

— Продолжйте, — снов скзл я.

Двдцть пять минут до прибытия тюремного втобус.

— Он нчл дрожть тк, что я испуглся, кк бы он не рссыплся, — скзл Финлей. — Тогд я ему говорю, что нм известно о номере телефон в ботинке. Номере его телефон, нпечтнном н листе бумги под словом «pluribus». Это уже третья кочерг, все в том же месте.

Финлей снов умолк. Поочередно похлопл по крмнм.

— Хббл молчит, — продолжл он. — Не произносит ни слов. Оцепенел от шок. Лицо серое. Я испуглся, что у него сердечный приступ. Он сидел и беззвучно открывл и зкрывл рот, кк рыб. Но ничего не говорил. Тогд я ему скзл о том, что труп был избит. Я спросил, кто его сообщники. Скзл о том, что труп был спрятн под кртоном. Хббл по-прежнему ничего не говорит, черт побери. Просто ошлело оглядывется по сторонм. Нконец я понял, что он лихордочно думет. Пытется определить, что мне ответить. Минут сорок Хббл молчл, думл кк одержимый. Мгнитофон все это время рботл. Зписл сорок минут тишины.

Финлей снов умолк. Н этот рз для того, чтобы усилить эффект. Посмотрел н меня.

— Нконец Хббл во всем сознлся, — скзл Финлей. — «Это сделл я, — скзл он. — Я его зстрелил». Он ведь сознлся, д? И это зписно н кссете.

— Продолжйте, — скзл я.

— Я его спршивю, не нужен ли ему двокт, — скзл Финлей. — Он отвечет, не нужен, и продолжет твердить, что это он убил того тип. Тк что я читю ему «прв Мирнды», громко и отчетливо, чтобы это было н кссете. Потом мне приходит мысль, может быть, этот Хббл сумсшедший или еще что, понимете? Я его спршивю, кого он убил. Он говорит, высокого мужчину с бритой головой. Я спршивю, кк. Он говорит, выстрелом в голову. Я спршивю, когд. Он говорит, вчер ночью, около полуночи. Я спршивю, кто пинл труп ногми, кто убитый, и что ознчет «pluribus». Хббл молчит. Снов коченеет от стрх. Не говорит ни слов. Я ему говорю, что сомневюсь в том, что он имеет ккое-либо отношение к убийству. Он всккивет с мест и нбрсывется н меня с крикми: «Я сознюсь, сознюсь, это я его убил, я!» Я сжю его н место. Он зтихет.

Финлей откинулся нзд. Сплел руки з головой. Вопросительно посмотрел н меня. Хббл убийц? Я в это не верил. Потому что он был возбужден. Вот те, кто убивет кого-то из строго пистолет во время борьбы или в порыве гнев, случйным выстрелом в грудь, — те потом бывют возбуждены. Но тот, кто хлднокровно всдил две пули в голову из пистолет с глушителем, зтем собрл гильзы, приндлежит к совершенно иному типу людей. Их впоследствии не терзют угрызения совести. Они просто уходят и нчисто збывют о случившемся. Хббл не был убийцей. Об этом говорило то, кк он плясл перед столом дежурного. Но я лишь улыбнулся и пожл плечми.

— Отлично, — скзл я. — Теперь вы можете меня отпустить, верно?

Посмотрев н меня, Финлей покчл головой.

— Неверно, — скзл он. — Я не верю Хбблу. В деле змешны трое. Вы сми меня в этом убедили. Кем из них может быть Хббл? Не предствляю себе его обезумевшим мньяком. Н мой взгляд, у него нет для этого достточно силы. Не предствляю себе его мльчиком н побегушкх. И, определенно, он не убийц. Ткой человек не сможет хлднокровно сделть контрольный выстрел.

Я кивнул. Кк будто мы с Финлеем были нпрники, обсуждвшие зпутнное дело.

— Пок что я собирюсь посдить его в кутузку, — продолжл Финлей. — У меня нет выбор. Хббл сознлся, упомянул пру првдоподобных детлей. Но обвинение против него рзвлится.

Я снов кивнул. Чувствуя, что это еще не все.

— Продолжйте, — скзл я, смирившись.

Финлей невозмутимо посмотрел н меня.

— Вчер в полночь Хббл тм дже не было, — скзл он. — Он был н годовщине свдьбы у одной пожилой четы. Прздник в узком семейном кругу. Недлеко от его дом. Хббл появился в гостях около восьми вечер. Пришел пешком вместе со своей женой. Ушел только в дв чс ночи. Двдцть человек видели, кк он пришел, двдцть человек видели, кк он уходил. Обртно его подвез брт невестки. Ему пришлось ехть н мшине, поскольку к этому времени уже нчлся дождь.

— Продолжйте, Финлей, — скзл я. — Говорите все до конц.

— Кто этот брт его невестки? — скзл Финлей. — Который отвез его домой, под дождем, в дв чс ночи? Офицер полиции Стивенсон!

Глв 5

Финлей откинулся н спинку кресл. Зложил длинные руки з голову. Высокий, элегнтный мужчин, учившийся в Бостоне. Культурный. Опытный. И он отпрвлял меня в тюрьму з то, что я не совершл. Финлей выпрямился. Вытянул руки н стол, лдонями вверх.

— Я сожлею, Ричер, — скзл он.

— Сожлеете? — воскликнул я. — Вы отпрвляете в тюрьму двоих невиновных и говорите, что сожлеете об этом?

Он пожл плечми. Похоже, ему было не по себе.

— Тк пожелл Моррисон, — скзл он. — По его мнению, дело зкрыто. Нс он отпускет н выходные. А он здесь нчльник.

— По-моему, вы шутите, — скзл я. — Моррисон осел. Он нзвл лжецом Стивенсон, своего же сотрудник.

— Не совсем, — снов пожл плечми Финлей. — Он говорит, быть может, это ккой-то зговор — понимете, возможно, смого Хббл действительно не было н месте преступления, но он ннял вс. Зговор, верно? Моррисон считет, Хббл взял н себя всю вину, потому что боится вс, боится покзть н вс пльцем. Моррисон полгет, вы шли домой к Хбблу, чтобы получить причитющиеся деньги, но мы вс здержли. По его мнению, именно поэтому вы ждли до восьми чсов. И именно поэтому Хббл сегодня остлся дом. Не поехл н рботу, тк кк ждл вс, чтобы с вми рсплтиться.

Я молчл. Мое беспокойство росло. Этот Моррисон стновился опсным. Его версия звучит првдоподобно. И это продлится до тех пор, пок Финлей не проверит мои слов. Если он их вообще проверит.

— Тк что, Ричер, я сожлею, — повторил Финлей. — Вы с Хбблом просидите з решеткой до понедельник. Придется вм потерпеть. В Уорбертоне. Местечко плохое, но кмеры для подследственных ничего. Хуже тем, кто отбывет тм срок. Горздо хуже. Ну, я тем временем буду трудиться. Попрошу Роско порботть со мной в субботу и воскресенье. Это т крсвиц, что брл у вс отпечтки. Дело он знет; нверное, у нс он лучшя. Если то, что вы скзли, првд, в понедельник вс отпустят н все четыре стороны. Хорошо?

Я смотрел н него, чувствуя, кк нчиню сходить с ум от бешенств.

— Нет, Финлей, плохо. Вы знете, что я ни в чем не виновт. Знете, что я не имею к этому никкого отношения. Вы просто нложили в штны от стрх, испугвшись вшего никчемного жирного ублюдк Моррисон. И вот я отпрвляюсь в тюрьму только потому, что вы жлкий трус, мть вшу!

Мои слов здели Финлея. Его темное лицо потемнело еще больше. Он долго молчл. Я учщенно дышл, испепеляя его взором. По мере того, кк остывл моя злость, мой испепеляющий взор преврщлся в обыкновенный взгляд. Я постепенно брл себя в руки. Нстл черед Финлея сверкнуть глзми.

— Я хочу скзть вм две вещи, Ричер, — нконец произнес он. Безупречня ртикуляция. — Во-первых, если пондобится, в понедельник я рзберусь с Моррисоном. Во-вторых, я не трус. Вы ничего обо мне не знете. Ровным счетом ничего.

Я спокойно выдержл его взгляд. Шесть чсов. Автобус уже приехл.

— Я зню о вс больше, чем вы думете, — скзл я. — Мне известно, что вы учились в спирнтуре Грврдского университет, что вы рзведены и бросили курить в преле.

Лицо Финлея оствлось безучстным. Постучв, в кбинет вошел Бейкер, скзвший о том, что приехл тюремный втобус. Вств, Финлей обошел стол. Скзл Бейкеру, что см приведет меня. Бейкер отпрвился з Хбблом.

— Откуд вм это известно? — спросил Финлей.

В нем проснулось любопытство. Он проигрывл.

— Все просто, — скзл я. — Вы умный прень, тк? Учились в Бостоне, вы сми скзли. Но во времен вшей молодости Грврд не брл чернокожих. Вы умный прень, но все же вы не ученый, создющий ркеты, тк что я предположил, что вы снчл зкончили Бостонский университет, првильно?

— Првильно, — подтвердил Финлей.

— А в Грврде вы учились в спирнтуре, — продолжл я. — В Бостонском университете вы проявили себя неплохо, времен изменились, и вс приняли в Грврд. Вы говорите кк выпускник Грврд. Я предположил это в смом нчле ншего знкомств. Докторскя диссертция по криминологии?

— Првильно, — снов подтвердил Финлей. — По криминологии.

— Длее, н это место вы устроились в преле, — скзл я. — Это вы сми мне скзли. Отрботв двдцть лет в полиции Бостон, вы вышли н пенсию. Тк что сюд вы приехли, имея кое-ккие свободные деньги. Но вы приехли без женщины, потому что женщин зствил бы вс потртить хоть что-то н новую одежду. Можно не сомневться, он ни дня бы не потерпел этот зимний твидовый костюм, что сейчс н вс. Он вышвырнул бы его н помойку и купил бы вм что-нибудь новое, чтобы нчть новую жизнь н новом месте. Но вы по-прежнему носите этот ужсный стрый костюм, знчит, женщины нет. Он или умерл, или рзвелсь с вми, тк что шнсы пятьдесят н пятьдесят. Похоже, я угдл.

Финлей молч кивнул.

— Ну нсчет курения все совсем просто, — скзл я. — В минуту стресс вы похлопли себя по крмнм, ищ сигреты. Это ознчет, что вы бросили курить относительно недвно. Легко догдться, это произошло в преле — новя жизнь, новя рбот, нет сигретм. Вы решили бросить курить, чтобы не бояться рк.

Финлей одобрительно посмотрел н меня. Помимо воли.

— Очень неплохо, Ричер, — скзл он. — Элементрня дедукция, тк?

Я пожл плечми. Ничего не ответил.

— Тогд двйте, определите с помощью своей дедукции, кто пришил того человек н склде.

— Мне нет никкого дел до того, кто, где и кого пришил, — скзл я. — Это вш проблем. К тому же, Финлей, вы здли не тот вопрос, что нужно. Первым делом ндо выяснить, кто убитый, првильно?

— Похоже, у вс есть мысль, кк это сделть, д, умник? — спросил Финлей. — Документов нет, от лиц ничего не остлось, отпечтки пльцев в кртотеке не знчтся, Хббл молчит кк рыб.

— Проверьте отпечтки еще рз, — скзл я. — Я говорю серьезно, Финлей. Попросите Роско зняться этим.

— Почему? — удивился он.

— Здесь что-то не тк.

— Что не тк?

— Проверьте отпечтки еще рз, хорошо? — повторил я. — Сделете?

Финлей проворчл что-то нечленорздельное. Не скзл ни д, ни нет.

Открыв дверь кбинет, я вышел. Роско уже не было. Вообще в учстке не остлось никого кроме Бейкер и Хббл в глубине у кмер. Н улице з стеклянными дверями я увидел дежурного сержнт. Он рсписывлся в блокноте, который держл водитель тюремного втобус. См втобус стоял у них з спиной. Он стоял н изгибющейся полукругом дорожке згородив собой весь вид через стеклянные двери. Обычный школьный втобус, но выкршенный в серый цвет. Н борту ндпись: «Упрвление испрвительных учреждений штт Джорджия». Ндпись проходил по всей длине втобус под окнми. Под ндписью герб штт. Окн зрешечены.

Финлей вышел вслед з мной из кбинет. Взяв меня з локоть, подвел к Бейкеру. У Бейкер н большом пльце висели три пры нручников, когд-то выкршенных ярко-орнжевой крской, двно облупившейся. Из-под крски проглядывл мтовя стль. Бейкер зщелкнул у меня н зпястьях нручники и один брслет от вторых нручников, отпер кмеру Хббл и подл ему знк выходить. Перепугнный бнкир был в оцепенении, но все же подчинился. Поймв нручник, болтющийся н моей левой руке, Бейкер зщелкнул второй брслет н првом зпястье Хббл. Зтем ндел третью пру нручников ему н второе зпястье. Теперь мы были готовы идти.

— Бейкер, возьмите у него чсы, — скзл я. — В тюрьме он их потеряет.

Бейкер кивнул. Он понял, что я имел в виду. Ткой человек, кк Хббл, может многое потерять в тюрьме. Бейкер рсстегнул н руке Хббл мссивный «Ролекс». Брслет чсов не пролезл через нручники, поэтому Бейкеру пришлось снять их и ндеть снов. Водитель тюремного втобус открыл входную дверь и нетерпеливо взглянул н нс. У этого человек строгое рсписние. Бейкер положил чсы Хббл н ближйший стол. Н то смое место, куд моя подруг Роско ствил свой сткнчик с кофе.

— Лдно, ребят, двйте трогться, — скзл Бейкер.

Он проводил нс до дверей. Мы вышли н улицу, и нс встретил стен горячего влжного воздух. Мы нпрвились к втобусу, сковнные нручникми. Идти было неудобно. Н половине дороги Хббл остновился. Выгибя шею, огляделся вокруг. Он вел себя более осторожно, чем Бейкер или водитель втобус. Быть может, боялся, что его увидят соседи. Но поблизости не было ни души. Мы нходились в трехстх ярдх к северу от город. Вдлеке виднелсь церковь. Клонящееся к горизонту солнце лсково щекотло мне првую щеку.

Водитель толкнул дверь втобус внутрь. Хббл неловко, боком вскрбклся по лестнице. Я поднялся следом. Неуклюже повернулся в проходе. В втобусе никого не было. Водитель провел Хббл к его месту. Бнкир опустился н плстмссовое сиденье у окн, увлекя меня з собой. Водитель, вств н колени н сиденье перед нми, зщелкнул свободные брслеты нших нручников н хромировнном поручне, проходящем поперек слон. Зтем по очереди подергл все три пры нручников, убеждясь, что они ндежно зстегнуты. Я его в этом не винил. Мне смому приходилось знимться тем же смым. Нет ничего хуже вести мшину, имея з спиной зключенных, з которыми никто не присмтривет.

Водитель прошел н свое место. Звел двигтель, громко трхтящий дизель. Автобус нполнился вибрцией. Воздух внутри был горячим и душным. О кондиционере можно было только мечтть. Окн не открывлись. В слоне зпхло выхлопными гзми. С лязгом переключилсь коробк передч, и втобус тронулся с мест. Я выглянул в окно. Никто не мхл нм рукой н прощние.

Выехв со стоянки перед полицейским учстком, мы повернули н север от город, в сторону втострды. Через полмили мы проехли мимо ресторн Ино. Стоянк перед ним был пуст. Желющих рно поужинть не было. Некоторое время мы ехли н север. Зтем свернули с шоссе нлево и поехли по дороге, идущей между полей. Автобус громыхл и скрипел. Мимо мелькли бесконечные ряды кустов и бесконечные полоски крснозем между ними. Впереди клонилось к горизонту солнце. Оно превртилось в огромный крсный диск, спускющийся н поля. Водитель опустил солнцезщитный козырек. С внутренней стороны н нем был инструкция производителя, объясняющя, кк упрвлять втобусом.

Хббл трясся и подпрыгивл рядом со мной. Он не произнес ни слов. Всю дорогу он сидел, уронив голову. Его левя рук оствлсь поднятой из-з нручник, пристегнутого к хромировнной переклдине перед нми. Првя рук безвольно болтлсь между нми. Н нем по-прежнему был дорогой свитер, нкинутый н плечи. Н зпястье, тм, где был «Ролекс», белел полоск более светлой кожи. Жизненные силы почти полностью покинули его. Он был в объятиях прлизующего стрх.

Почти целый чс мы прыгли и тряслись по неровной дороге. Спрв промелькнул небольшя рощ. Зтем вдлеке покзлся обширный комплекс. Он одиноко стоял, знимя тысячу кров ровных сельскохозяйственных угодий. Н фоне низко нвисшего нд горизонтом крсного солнц комплекс кзлся порождением преисподней. Ккя-то мрчня сил выдвил его из-под земли. Состоявший из нескольких строений, он чем-то нпоминл химический звод или томную электростнцию. Мссивные железобетонные бункеры и сверкющие метллические переходы. Повсюду проходящие нд землей трубопроводы с поднимющимися к небу тут и тм струйкми пр. Комплекс окружен нружным збором, через рвные промежутки прорезнным сторожевыми вышкми. Когд мы подъехли ближе, я рзглядел фонрные столбы и колючую проволоку. Н вышкх прожекторы и втомтические винтовки. Несколько уровней огрды, рзделенных полосми вспхнного крснозем. Хббл не поднимл взгляд. Я его не трогл. В конце концов, мы подъезжли не к Скзочному црству.

При приближении к комплексу втобус сбвил скорость. Нружня огрд, отстоящя н сто ярдов от строений, предствлял собой внушительное препятствие. Футов пятндцть в высоту, по всему периметру сдвоенные нтриевые прожекторы. Один прожектор из кждой пры нпрвлен внутрь н сто ярдов вспхнной земли. Один нпрвлен нружу, н окрестные поля. Все прожектор горели. Комплекс был злит ослепительным желтым светом. Вблизи свет резл глз. Крсня земля приобретл в желтовтом сиянии лихордочный бгрянец.

Автобус с грохотом остновился. От рботющего н холостых оборотх двигтеля по всему корпусу рсходилсь вибрция. Т незнчительня вентиляция, что был во время движения, зкончилсь. Внутри стло душно. Хббл, нконец, поднял голову и огляделся вокруг сквозь очки в золотой опрве. Посмотрел в окно. Зстонл. В его стоне прозвучло безндежное отврщение. Хббл снов уронил голову.

Водитель дождлся сигнл от охрны у первых ворот. Охрнник произнес что-то в рцию. Водитель включил передчу и нжл н гз. Охрнник мхнул рцией кк регулировочным жезлом, рзрешя трогться. Автобус въехл в клетку. Низко нд воротми висел ндпись: «Испрвительня тюрьм Уорбертон, упрвление испрвительных учреждений штт Джорджия». З нми зхлопнулись ворот. Мы окзлись со всех сторон окружены колючей проволокой. Сверху тоже сетк. В противоположном конце клетки рспхнулись ворот. Автобус двинулся дльше.

Мы проехли сто ярдов до следующей огрды. Тм нходилсь другя клетк для мшин. Автобус въехл в нее, постоял, тронулся дльше. Нконец мы очутились во внутреннем дворе тюрьмы. Автобус остновился перед бетонным бункером. Приемное отделение. Шум рботющего двигтеля отржлся от бетонных поверхностей. Водитель зглушил двигтель, вибрция и грохот прекртились, сменившись полной тишиной. Вств со своего мест, водитель, пригибясь, нпрвился по проходу, подтягивясь з спинки сидений. Доств ключи, он отстегнул нс от железного поручня.

— Приехли, ребят, — ухмыльнулся водитель. — Пошли, вс ждет веселя вечеринк.

Мы неловко встли с сидений и боком пошли по проходу. Хббл тянул меня з левую руку. Водитель поствил нс перед дверью. Снял все три пры нручников и бросил их в коробку в кбине. Нжл н рычг и открыл дверь. Мы вышли из втобус. В бункере нпротив открылсь дверь. Появился охрнник. Окликнул нс, подзывя к себе. Он жевл пончик и говорил с нбитым ртом. Усы у него были покрыты похожей н иней схрной пудрой. Совершенно несерьезный тип. Войдя в дверь, мы окзлись в тесной комнте. В ней было очень грязно. Вокруг кршеного деревянного стол стояли стулья. Еще один охрнник сидел з столом, листя потрепнную ппку.

— Присживйтесь, — скзл он.

Мы сели. Он встл. Его нпрник, дожевв пончик, зпер нружную дверь и присоединился к нм.

— Слушйте внимтельно, — скзл охрнник с ппкой. — Вы Ричер и Хббл. Привезены из Мргрейв. Не осуждены ни з ккое преступление. Предврительное здержние н время следствия. Под злог вс не выпустят. Вы слышли, что я скзл? Вс еще не осудили. Это очень вжно. Избвляет вс от многого из здешнего дерьм, понятно? Ни рестнтской формы, ни перекличек, ничего ткого, понятно? Уютные пртменты н верхнем этже.

— Точно, — подтвердил охрнник с обсхренными усми. — Вот если бы вы были осуждены, мы бы вс хорошенько взгрели, одели в форму и зпихнули н этж к осужденным, сми устроились бы поудобнее и стли нблюдть з тем, что с вми будет, верно?

— Верно, — скзл его нпрник. — В общем, мы хотели скзть вм следующее. Мы не собиремся портить вм кровь, тк что и вы, ребят, тоже не портите нм кровь, договорились? В ншей чертовой тюрьме нехвтк персонл. Губернтор рзогнл половину нрод, понятно? Чтобы не выходить из бюджет, необходимо сокрщть лишние рсходы, верно? А нм приходится в кждую смену нести дежурство половинным соством, тк? Поэтому я хочу скзть вм вот что. Мы вс сюд сжем и больше не видим до тех пор, пок в понедельник утром вс отсюд не зберут. Никких скндлов, тк? У нс нет людей, чтобы улживть скндлы. У нс нет людей для того, чтобы нводить порядок н этжх, где содержтся осужденные, уж про подследственных я и не говорю, понятно? Вот ты, Хббл, ты все понял?

Подняв голову, Хббл молч кивнул.

— Ричер? — спросил охрнник с ппкой. — Ты все понял?

— Д, — ответил я.

Я все понял. В тюрьме не хвтет персонл. Губернтор борется с дефицитом бюджет. А товрищи этих охрнников отпрвились н биржу труд. Не ндо рсскзывть мне скзки.

— Вот и хорошо, — продолжл охрнник. — Тк что двйте договоримся: нш смен зкнчивется в семь чсов. То есть через одну минуту. Мы не стнем здерживться рди вс. Во-первых, мы сми не хотим, потом нм все рвно не рзрешил бы нш профсоюз. Тк что вс покормят, после чего зпрут здесь до тех пор, пок не прибудет новя смен, которя отведет вс нверх. Смен придет только когд совсем стемнеет, чсов в десять, понятно? Только охрн все рвно не перемещет зключенных в темное время суток, тк? Профсоюз не рзрешет. Тк что з вми придет см Спиви. Помощник ндзиртеля. Сегодня ночью он стрший. Чсов в десять, договорились? Если вм не нрвится, жлуйтесь не мне, жлуйтесь губернтору, понятно?

Пожиртель пончиков скрылся в коридоре и через ккое-то время вернулся с подносом. Н подносе были нкрытые трелки, бумжные сткнчики и термос. Охрнник поствил поднос н стол, зтем они со своим нпрником вышли в коридор. Зперли дверь снружи. В комнте стло тихо кк в гробнице.

Мы принялись з еду. Рыб с рисом. Пятничное меню. В термосе — кофе. Хббл молчл. Оствил мне почти весь кофе. Очко в его пользу. Сложив мусор н поднос, я поствил поднос н пол. Впереди еще три чс, которые ндо чем-то знять. Откинувшись н стуле нзд, я збросил ноги н стол. Не слишком удобно, но ничего лучшего не предвиделось. Теплый вечер. Сентябрь в Джорджии.

Я посмотрел н Хббл, совсем без любопытств. Он по-прежнему молчл. Я до сих пор не слышл его голос, если не считть по громкоговорителю телефон в кбинете Финлея. Он посмотрел н меня. Выржение его лиц было подвленным и испугнным. Он посмотрел н меня тк, словно я был существом из другого мир. И отвел взгляд.

Быть может, мне не ндо было поворчивть нзд к зливу. Но в сентябре уже поздно нпрвляться н север. Тм слишком холодно. Возможно, ндо было перебрться н остров. Нпример, н Ямйку. Тм хорошя музык. Поселиться в хижине н берегу. Прожить зиму в хижине н Ямйке. Выкуривть в неделю фунт трвки. Знимться всем тем, чем знимются жители Ямйки. Быть может, дв фунт трвки в неделю с тем, кто рзделит хижину. В нрисовнную кртину постоянно вплывл Роско. Ее формення рубшк был потрясюще нкрхмлен. Хрустящя обтягивющя синяя рубшк. Никогд прежде мне не доводилось видеть, чтобы рубшк сидел тк хорошо. Но н пляже под солнцем Ямйки рубшк Роско не пондобится. Впрочем, я не думл, что это окзлось бы серьезной проблемой.

Все сделл со мной один ее взгляд. Он принесл мне сткнчик кофе. Скзл, что у меня крсивые глз. И подмигнул. Должно же это что-то ознчть, првд? Про глз я уже слышл рньше. Одной нгличнке, с которой мы хорошо провели время, нрвились мои глз. Он постоянно это повторял. У меня голубые глз. Мне ткже приходилось слышть, что их срвнивли с йсбергми в Ледовитом окене. Если сосредоточиться, я могу не моргть. Это придет взгляду устршющий эффект. Очень полезно. То, что Роско мне подмигнул, было лучшим з весь сегодняшний день. Точнее, единственным з весь день, если не считть яйц всмятку у Ино. Но яйц можно нйти где угодно. А вот по Роско я скучл. В тких рзмышлениях я плыл через пустой вечер.

В десять чсов с небольшим дверь в коридор отперли снружи. Вошел мужчин в форме. У него в рукх был ппк. И ружье. Я внимтельно осмотрел его. Сын Юг. Грузный, мясистый. Крсновтя кож, большой твердый живот, толстя шея. Мленькие глзки. Тесный зсленный мундир с трудом его вмещл. Вероятно, этот человек родился н той смой ферме, н месте которой был построен тюрьм. Помощник ндзиртеля Спиви. Стрший смены. Устлый и измученный. С ружьем в больших, крсных крестьянских рукх.

Спиви зглянул в ппку.

— Который из вс Хббл? — спросил он.

У него был высокий пронзительный голос. Совершенно не вязвшийся с его солидными гбритми. Хббл поднял руку, словно ученик нчльной школы. Мленькие глзки Спиви, похожие н глз змеи, оглядели его сверху донизу. Проворчв что-то нечленорздельное, Спиви подл знк ппкой. Мы встли и вышли из комнты. Хббл был рссеян и покорен, словно устлый солдт.

— Поверните нпрво и идите по крсной линии, — скзл Спиви. Подчеркивя свои слов, он укзл нлево ружьем. Н стене н уровне тлии был проведен крсня линия. Укзтель к пожрному выходу. По всей видимости, он вел нружу, но мы пошли в противоположном нпрвлении. Внутрь тюрьмы, не нружу. Придерживясь крсной линии, мы шли по коридорм, поднимлись по лестницм, поворчивли. Снчл Хббл, з ним я. Последним шел Спиви с ружьем. Везде было очень темно. Только тусклое дежурное освещение. Н лестничной площдке Спиви прикзл нм остновиться, отпер электронный змок, открывющийся втомтически при пожре.

— Никких рзговоров, — скзл Спиви. — Соглсно рспорядку, после тушения свет полня тишин. Вш кмер в конце коридор нпрво.

Мы шгнули вперед. Мне в ноздри удрил зтхлый тюремный зпх. Ночные ромты большого количеств зключенных. В коридоре стоял кромешный мрк. Тускло светилсь ночня лмпочк. Я скорее ощутил, чем увидел ряды кмер. Из них доносились приглушенные ночные звуки. Дыхние, хрп. Бормотние и стоны. Спиви провел нс до конц коридор. Укзл н пустую кмеру. Мы вошли. Спиви зкрыл з нми решетчтую дверь. Змок зхлопнулся втомтически. Спиви ушел.

В кмере было очень темно. Я с трудом рзличил двухъярусную койку, умывльник и унитз. Тесно. Сняв пльто, я зкинул его н верхнюю койку. Переложил подушку от решетки. Мне тк больше нрвится. Простыня и одеяло стрые, но, судя по зпху, достточно свежие.

Хббл молч опустился н нижнюю койку. Я воспользовлся унитзом и сполоснул лицо в умывльнике. Подтянувшись, збрлся н свою койку. Снял ботинки. Поствил их у кровти. Я хотел, чтобы они были под рукой. Ботинки могут укрсть, у меня были хорошие ботинки, купленные много лет нзд в Англии, в Оксфорде. В университетском городке рядом с вибзой, где я служил. Большие, тяжелые ботинки с твердой подошвой и толстым рнтом.

Кровть был для меня слишком короткой, но то же смое можно скзть прктически про все кровти. Я лежл в темноте и слушл беспокойные шумы тюрьмы. Зтем я зкрыл глз и снов отпрвился н Ямйку с Роско. Должно быть, я зснул, потому что когд я открыл глз, был уже суббот. Я по-прежнему нходился в тюрьме, и нчинлся еще более плохой день.

Глв 6

Меня рзбудил яркий свет. Окон в тюрьме не было. День и ночь создвлись электричеством. В семь чсов здние вдруг зтопил свет. Никких мягких предрссветных сумерек. Просто выключтели, ровно в семь чсов утр, змкнули электрические цепи.

При ярком свете кмер не стл лучше. Передняя стен был из стльных прутьев. Половин открывлсь н петлях нружу, обрзуя дверь. Двухъярусня койк знимл приблизительно половину кмеры по ширине и почти всю по длине. Н здней стене железный умывльник и железный унитз. Стены кменные; нполовину железобетон, нполовину стря кирпичня клдк, покрытые толстым слоем крски. Стены кзлись очень толстыми. Кк в подземелье. Нд головой нвисл низкий бетонный потолок. Кмер кзлсь не комнтой, окруженной стенми, полом и потолком, сплошным бетонным монолитом с выдолбленным в нем крохотным отверстием.

Беспокойный гомон ночи сменился дневным грохотом. Все вокруг было метллическим, бетонным, кирпичным. Звуки усиливлись, многокртно повторялись отголоскми. Кзлось, мы попли в преисподнюю. Сквозь решетку я ничего не видел. Нпротив ншей кмеры был глухя стен. Леж н койке, я не мог смотреть вдоль проход. Сбросив одеяло, я ншел ботинки. Обулся, звязл шнурки. Снов лег. Хббл сидел н нижней койке. Его туфли-лодочки словно приросли к бетонному полу. У меня мелькнул мысль, не просидел ли он вот тк всю ночь.

Следующим, кого я увидел, был уборщик. Он появился с той стороны решетки. Это был древний стрик со швброй. Очень стрый негр с ежиком белоснежных волос н голове, сгорбленный от прожитых лет, хрупкий, словно сморщення стря птиц. Его орнжевя тюремня одежд был зстирн прктически до белизны. Н вид ему было лет восемьдесят. Должно быть, последние шестьдесят он провел з решеткой. Вероятно, укрл цыпленк во времен Великой депрессии и до сих пор выплчивл свой долг обществу.

Негр двиглся по коридору, нугд тыкя швброй. Согнутя под прямым углом спин вынуждл его держть лицо прллельно полу. Для того, чтобы смотреть по сторонм, он крутил головой кк пловец кролем. Увидев меня и Хббл, негр остновился. Опустил швбру и покчл головой. Непроизвольно хихикнул. Снов покчл головой. Зхихикл. Веселым, рдостным смехом. Кк будто, нконец, после стольких лет ему позволили увидеть ккое-то чудо. Вроде единорог или руслки. Негр постоянно пытлся зговорить и поднимл руку, словно желя подчеркнуть свои слов. Но кждый рз опять двился смехом и вынужден был опирться н швбру. Я не торопился. Я мог подождть. У меня впереди были все выходные. Впереди у негр был вся жизнь.

— Д, точно, — нконец улыбнулся он. У него не было зубов. — Д, точно.

Я смерил его взглядом.

— Что д, точно, дедушк? — улыбнулся я в ответ.

Негр снов зхихикл. Похоже, нш рзговор зтягивлся.

— Д, точно, — повторил он. Нконец ему удлось совлдть со смехом. — Я торчу в этой дыре с сотворения мир, д. С тех пор, кк Адм еще был ребенком. Но сейчс я вижу то, что никогд не видел, приятель. Д, ни рзу не видел з столько лет.

— И что же ты никогд не видел, стрик? — спросил я.

— Ну, — скзл он, — я провел здесь столько лет и никогд не видел, чтобы в кмере сидели в ткой одежде, вот.

— Тебе не нрвится моя одежд? — удивленно спросил я.

— Я этого не говорил, д. Я не говорил, что мне не нрвится вш одежд, ребят, — скзл негр. — Мне нрвится вш одежд, очень нрвится. Змечтельня одежд, д, точно, очень змечтельня.

— Тк в чем же дело? — спросил я.

Стрик хихикнул нд ккой-то своей мыслью.

— Дело не в кчестве одежды, д, — нконец скзл он. Совсем не в кчестве одежды. Дело в том, что он н вс ндет, д. А вы должны быть в орнжевой форме. Я ткого еще никогд не видел, кк я уже говорил, я здесь с тех пор, кк земля остыл, с тех пор, кк динозвры скзли, что с них хвтит. Но теперь я повидл все, д, все.

— Но те, кто нходится н этже предврительного содержния, не носят форму, — зметил я.

— Д, точно, это ты в смую точку, приятель, — подтвердил стрый негр.

— Тут нет никких сомнений.

— Тк скзли охрнники, — подтвердил я.

— А что еще они могли скзть, — соглсился стрик. — Потому что тковы првил, охрнники — они знют првил, д, знют, потому что сми их соствляют.

— Тк в чем же дело, стрик? — снов спросил я.

— Кк же, я же скзл, вы не в орнжевой форме, скзл он.

Мы нчли ходить по кругу.

— Но я не должен ее носить, — скзл я.

Негр удивился. Его проництельные птичьи глз уствились н меня.

— Не должен? Это еще почему? Объясни-к мне.

— Потому что н этже предврительного содержния форму не носят, — терпеливо скзл я. — Мы же только что припли к соглсию, верно?

Нступил тишин. Нм обоим одновременно пришл одн и т же мысль.

— Вы думете, это этж предврительного содержния? спросил стрик.

— Рзве это не этж предврительного содержния? в это же смое время спросил я.

Стрик умолк. Подхвтил швбру и зковылял прочь. Кк мог быстро. Громко крич.

— Это не этж предврительного содержния, приятель, звопил он. — Подследственные нходятся н верхнем этже. Н шестом. А это третий этж. Вы н третьем этже, ребят. Здесь сидят те, кто отбывет пожизненное зключение, призннные особо опсными. Это дже не простые обиттели тюрьмы. Это горздо хуже, приятель. Д, ребят, вы попли в плохое место. Вы попли в беду, это, точно. К вм придут гости. Они посмотрят, кто к ним попл. О, ребят, я поскорее убирюсь отсюд.

Оценить. Долгий опыт нучил меня снчл оценивть и определять. Когд неожиднность пдет кк снег н голову, нельзя терять время. Не ндо гдть, кк и почему это произошло. Не ндо винить себя. Не ндо искть виновных. Не ндо думть о том, кк избежть повторения той же ошибки. Всем этим можно будет зняться позже. Если остнешься жив. Первым делом ндо оценить ситуцию. Пронлизировть. Определить минусы. Нйти плюсы. В соответствии с этим соствить плн действий. Если сделть тк, у тебя появится шнс продержться и потом зняться всем остльным.

Мы не в кмере предврительного содержния н шестом этже. Не тм, где должны нходиться подследственные. Мы н третьем этже, среди зключенных, отбывющих пожизненное нкзние. Особо опсных преступников. Плюсов никких. Минусов хоть отбвляй. Мы новички н этже осужденных. Без сттус нм не выжить. А сттус у нс нет. Нм бросят вызов. Вынудят опуститься н смое дно тюремной иеррхии. Нм предстояли очень неприятные выходные. Возможно, со смертельным исходом.

Я вспомнил одного прня из рмии, дезертир. Молодой новобрнец, неплохой прень, ушел в смоволку, потому что у него был ккя-то мудреня религия. Ншел н свою голову неприятности в Вшингтоне, присоединился к ккой-то демонстрции. В итоге попл в тюрьму, н этж к плохим ребятм. Умер в первую же ночь. Анльное изнсиловние. По оценкм, не меньше пятидесяти рз. При вскрытии у него в желудке было обнружено около пинты спермы. Новичок без сттус. Попл н смое дно тюремной иеррхии. Беззщитный перед всеми, кто выше его.

Плюсы. У меня есть интенсивня подготовк. И опыт, не имеющий отношения к тюремной жизни, но который все рвно поможет. Мне пришлось пройти курс весьм неприятного обрзовния, и не только в рмии. Все нчлось еще с детств. Между нчльной школой и колледжем дети военных успевют поучиться в двдцти, то и в тридцти рзных школх. Чстично н военных бзх, но в основном в местных. Суровое испытние. Филиппины, Корея, Ислндия, Гермния, Шотлндия, Япония, Вьетнм. По всему земному шру. И первый день в кждой новой школе я был новичком, не имеющим сттус. Н жрких, пыльных школьных дворх, н холодных и сырых школьных дворх мы с бртом звоевывли себе сттус, спин к спине.

Зтем, когд я см попл н военную службу, жестокость был отточен до совершенств. Меня учили профессионлы. Те, кто см учился еще во время Второй мировой войны, Кореи, Вьетнм. Люди, пережившие то, о чем я только читл в книгх. Они обучли меня приемм, способм, нвыкм. Но в первую очередь они учили меня социльной устновке. Они учили тому, что зпреты и огрничения рвносильны смерти. Бей первым, бей изо всех сил. Убивй первым же удром. Отвечй до того, кк тебя удрили. Обмнывй. Господ, ведшие себя прилично, больше никого ничему не могли нучить. Они уже двно были мертвы.

В половине восьмого вдоль ряд кмер рзнесся нестройный лязг. Тймер отпер клетки. Дверь ншей кмеры приоткрылсь н дюйм. Хббл сидел не шелохнувшись. Он до сих пор не проронил ни звук. У меня не было никкого плн. Конечно, лучше всего было бы отыскть охрнник. Все ему объяснить и добиться перевод н другой этж. Но я не ндеялся нйти охрнник. Н тких этжх они не несут службу поодиночке. Они ходят прми, то и втроем или вчетвером. В этой тюрьме не хвтет персонл. Нм это ясно дли понять вчер вечером. Мловероятно, что людей достточно для того, чтобы птрулировть группми все этжи. Вполне вероятно, з весь день я не увижу ни одного охрнник. Они будут сидеть в крульном помещении. И покидть его только в случе чрезвычйного происшествия. Но дже если я увижу охрнник, что я ему скжу? Что я попл сюд по ошибке? Нверняк, он и тк слышл это кждый день. Меня спросят: кто меня сюд отпрвил? Я отвечу: Спиви, стрший ндзиртель. Мне скжут: знчит, все в порядке, тк? Поэтому мой плн состоял в отсутствии плн. Жди и смотри. И действуй соответственно. Цель: дожить до понедельник.

Послышлся скрежет; обиттели тюрьмы стли открывть двери своих кмер. До меня донеслись шги и обрывки рзговоров, ознменоввших нчло еще одного бесцельного дня. Я ждл.

Ждть пришлось недолго. Со своего острого угл, леж н койке ногми к двери, я увидел выходящих в коридор соседей. Они смешлись в небольшую толпу. Все были одеты одинково. Орнжевя тюремня форм. Туго повязнные крсные бндны н бритых головх. Здоровенные негры. Судя по виду, культуристы. У некоторых были оторвны рукв курток. Это должно было говорить о том, что дже смый большой рзмер не может вместить их солидные бицепсы. Возможно, они были првы. Впечтляющее зрелище.

Ближйший к нм негр был в светлых солнцезщитных очкх. Хмелеоны, темнеющие н солнечном свете. По всей вероятности, последний рз этот тип видел солнце еще в семидесятые. И, вероятно, больше увидеть солнце ему не суждено. Тк что очки были рудиментом, но смотрелись очень хорошо. Кк и обилие мускулов. Кк и бндны и куртки с оторвнными руквми. Зпоминющийся обрз. Я ждл.

Нконец тип в солнцезщитных очкх нс зметил. Выржение удивления у него н лице быстро сменилось восторгом. Он предупредил смого огромного верзилу, похлопв его по руке. Верзил обернулся. Долго непонимюще смотрел н нс. Зтем ухмыльнулся. Я ждл. У ншей кмеры собрлсь плотня кучк. Все трщились н нс. Верзил открыл дверь. Остльные передвли ее по дуге из руки в руку. Зщелкнули ее.

— Смотрите, что нм прислли, — скзл верзил. — Вы видите, что нм прислли?

— Что нм прислли? — переспросил тип в солнцезщитных очкх.

— Нм прислли свежее мясо, — ответил верзил.

— Это точно, — подтвердил тип в очкх. — Свежее мясо.

— Свежее мясо для всех, — скзл верзил.

Он ухмыльнулся. Оглядел свою бнду, и остльные ухмыльнулись в ответ. Похлопли друг друг по лдоням, не поднимя рук. Я ждл. Верзил зшел н полшг к нм в кмеру. Он был просто громдный. Н дюйм-дв ниже меня, но зто вдвое тяжелее. Он зполнил собой дверной проем. Его тупые глзки мельком оглядели меня, зтем переключились н Хббл.

— Ты, белый прень, подойди сюд, — скзл верзил. Обрщясь к Хбблу.

Я почувствовл, что Хббл охвтил пник. Он не пошевелился.

— Подойди сюд, белый прень, — тихо повторил верзил.

Хббл встл. Неуверенно шгнул к негру, стоящему в дверях. Верзил бросил н него яростный взгляд, призвнный своей свирепостью зморозить у противник кровь в жилх.

— Эт территория Крсного, — скзл верзил. Он повернулся к бнднм. — Что делет бледнолицый н территории Крсного?

Хббл молчл.

— Нлог н проживние, прень, — скзл верзил. — Кк плтят в гостиницх во Флориде. Ты должен зплтить нлог. Дй мне свой свитер, белый прень.

Хббл окменел от стрх.

— Дй мне свой свитер, белый прень, — повторил верзил. Тихо. Рзвязв рукв своего дорогого свитер, Хббл протянул его верзиле.

Тот взял свитер и, не глядя, швырнул з спину.

— Дй мне свои очки, белый прень, — скзл верзил.

Хббл бросил н меня взгляд, полный отчяния. Снял свои очки в золотой опрве. Протянул верзиле. Тот взял и уронил н пол. Нступил н них. Покрутил кблуком. Очки хрустнули и рзлетелись н мелкие осколки. Верзил шркнул ногой, вышвыривя обломки в коридор. Остльные принялись по очереди их топтть.

— Хороший мльчик, — скзл верзил. — Ты зплтил нлог.

Хббл охвтил дрожь.

— А теперь подойди сюд, белый прень, — скзл его мучитель.

Хббл робко шгнул вперед.

— Ближе, белый прень, — скзл верзил.

Хббл придвинулся ближе. Остновился в футе от него. Его уже трясло.

— Н колени, белый прень, — скзл верзил.

Хббл опустился н колени.

— Рсстегни мне ширинку, белок.

Хббл, объятый пникой, не шелохнулся.

— Рсстегни мне ширинку, белый прень, — повторил верзил. — Зубми.

Вскрикнув от стрх и отврщения, Хббл отскочил нзд и збился в смый дльний угол кмеры. Попытлся спрятться з унитзом. Он буквльно тянул его н себя.

Пор вмешться. Не рди Хббл. Я не испытывл к нему никких чувств. Но я должен был вмешться рди себя. Кпитуляция Хббл бросит пятно позор и н меня. Нс будут воспринимть кк пру. Поржение Хббл повергнет в грязь нс обоих. Игр шл з сттус.

— Вернись, белый прень, рзве я тебе не нрвлюсь? — окликнул верзил Хббл.

Я сделл бесшумный вдох. Сбросил ноги с койки и легко спрыгнул н пол перед верзилой. Он удивленно уствился н меня. Я спокойно выдержл его взгляд.

— Кусок сл, ты у меня в гостях, — скзл я. — Но я дм тебе возможность выбирть.

— Выбирть что? — спросил верзил. Непонимюще. Изумленно.

— Выбирть стртегию выход, кусок сл, — скзл я.

— Не понял?

— Я хочу скзть следующее. Ты уйдешь отсюд. Можешь не сомневться. У тебя есть возможность выбрть, кк ты уйдешь. Или ты уйдешь см, или те жирные ребят, что стоят у тебя з спиной, вынесут тебя отсюд в ведре.

— Вот кк? — спросил верзил.

— Можешь не сомневться, — скзл я. — Я буду считть до трех, хорошо? Тк что ты решй быстрее, понятно?

Он молч смотрел н меня.

— Рз, — отсчитл я.

Никкого результт.

— Дв, — отсчитл я.

Никкого результт.

И тут я пошел н обмн. Вместо того чтобы считть до трех, я удрил верзилу головой в лицо. Шгнул вперед и со всего рзмх врезл ему лбом в нос. У меня получилось просто прекрсно. Лоб изгибется идельной дугой и очень прочный. Черепные кости впереди очень толстые. А у меня тк они вообще железобетонные. Человеческя голов штук тяжеля. Ее удерживют в нужном положении всевозможные шейные и спинные мышцы. Предствьте себе, что вы получили в лицо удр шром для боулинг. Кроме того, это всегд неожиднно. Люди ожидют удр кулком или ногой. Удр головой всегд неожиднный. Кк гром среди ясного неб.

Похоже, все лицевые кости верзилы провлились внутрь. Нверное, я рзбил всмятку его нос и рздробил обе кости щек. Изрядно встряхнул его крохотный мозг. Под верзилой подогнулись ноги, и он рухнул н пол, кк мрионетк, у которой перерезли нитки. Кк н бойне. Его череп с грохотом удрился о бетонный пол.

Я обвел взглядом кучку, толпившуюся перед дверью ншей кмеры. Крсные бндны быстро переоценивли мой сттус.

— Кто следующий? — спросил я. — Но дльше у нс будет кк в Лс-Вегсе: или ствки удвивются, или пошел вон. Этот тип отпрвляется в тюремный госпитль и проведет шесть недель в железной мске. Тк что следующий получит уже двендцть недель в госпитле, понятно? Прочк сломнных ребер, верно? Итк, кто следующий?

Ответ не последовло.

Я ткнул пльцем в негр в солнцезщитных очкх.

— Кусок жир, дй мне свитер, — скзл я.

Нгнувшись, негр подобрл свитер. Передл его мне. Нклонился и протянул руку. Не желя чересчур приближться. Взяв свитер, я бросил его н койку Хббл.

— Дй мне очки, — скзл я.

Нгнувшись, негр подобрл с пол сломнную золотую опрву. Протянул ее мне. Я швырнул ее нзд.

— Они сломны. Дй свои.

Последовл долгя пуз. Негр смотрел н меня. Я, не моргя, смотрел н него. Нконец он снял свои солнцезщитные очки и протянул их мне. Я убрл их в крмн.

— А теперь уберите отсюд эту тушу, — рспорядился я.

Кучк людей в орнжевой форме с крсными бнднми схвтил верзилу з обмякшие члены и выволокл из кмеры. Я збрлся н свою верхнюю полку. Меня трясло от прилив дренлин. В желудке все бурлило, я здыхлся. Мое кровообрщение готово было вот-вот остновиться. Я чувствовл себя ужсно. Но длеко не тк ужсно, кк чувствовл бы себя, если бы не сделл то, что сделл. Тогд к этому моменту крсные бндны уже зкончили бы с Хбблом и переключились н меня.

Я не притронулся к звтрку. У меня не было ппетит. Я просто лежл н верхней койке и ждл, когд мне полегчет. Хббл сидел н нижней койке, рскчивясь взд-вперед. Он тк и не произнес ни звук. Через ккое-то время я соскользнул н пол. Вымыл лицо. По коридору проходили люди. Зглядывли к нм и уходили. Известие рспрострнилось мгновенно. Новичок из последней кмеры отпрвил Крсного в госпитль. Ндо посмотреть н него. Я стл знменитостью.

В конце концов, Хббл перестл рскчивться и посмотрел н меня. Открыл рот и снов зкрыл. Открыл опять.

— Я тк не могу, — скзл он.

Это были первые слов, что я услышл от него после уверенного рзговор по телефону, который я слушл в кбинете Финлея. Хббл говорил очень тихо, но его слов не вызывли сомнений. Это был не скулящя жлоб, простя консттция фкт. Он тк не может. Я посмотрел н него, обдумывя его слов.

— Тк почему вы здесь? — спросил я. — Что вы сделли?

— Я ничего не сделл, — ответил Хббл. Безучстно.

— Вы сознлись в том, чего не совершли, — скзл я. — Вы сми н это нпросились.

— Нет, — скзл он. — Все было именно тк, кк я скзл. Это сделл я, и я тк и скзл следовтелю.

— Чушь, Хббл. Вс тм дже не было. Вы были н вечеринке. Человек, отвозивший вс домой, служит в полиции, черт побери. Вы в этом невиновны, вы это знете, и все это знют. Тк что не вешйте мне лпшу н уши.

Хббл уствился в пол. Здумлся.

— Я ничего не могу объяснить, — нконец скзл он. — Я ничего не могу скзть. Мне просто необходимо узнть, что будет дльше.

Я снов посмотрел н него.

— Что будет дльше? — переспросил я. — Вы просидите здесь до понедельник, утром вс отвезут нзд в Мргрейв. А потом, полгю, просто освободят.

— Првд? — спросил он. Словно полемизируя см с собой.

— Вс тм дже не было, — повторил я. — Полиции это известно. Возможно, он зхочет узнть, почему вы сознлись в том, что не совершли. И почему у того прня был номер вшего телефон.

— А если я ничего не могу ответить? — скзл Хббл.

— Не можете или не хотите? — спросил я.

— Не могу, — уточнил он. — Я ничего и никому не могу объяснять.

Хббл отвернулся, и его передернуло. Он был очень нпугн.

— Но я не могу здесь оствться, — скзл он. — Я этого не вынесу.

Хббл был финнсист. Ткие люди рзбрсывют свои телефоны кк конфетти. Рсскзывют кждому встречному о секретных фондх и нлоговом ре. Говорят все что угодно, лишь бы получить в свое рспоряжение зрботнные тяжелым трудом чужие доллры. Но этот номер был н обрывке компьютерной рспечтки, не н визитной крточке. И обрывок был спрятн в ботинке, не зсунут в бумжник. Фоном ко всему этому словно ритм-секция звучл стрх, буквльно струившийся из Хббл.

— Почему вы никому не можете рсскзть? — спросил я.

— Потому что не могу, — ответил он. И н этом остновился.

Внезпно я почувствовл себя стршно устлым. Двдцть четыре чс нзд я спрыгнул с втобус н рзвилке и пошел пешком по шоссе, бодро шгя под теплым утренним дождем. Держсь подльше от людей, держсь подльше от неприятностей. Без вещей, без проблем. Свобод. Я не хотел, чтобы ее отнимли у меня Хббл, Финлей или ккой-то высокий тип, которому прострелили бритую голову. Я не желл иметь с этим никких дел. Я хотел тишины и спокойствия, возможности искть следы Слепого Блейк. Я хотел нйти ккого-нибудь восьмидесятилетнего стрик, когд-то выпиввшего вместе с ним. Мне нужно было рзговривть с тем стрым негром, что подметл утром тюрьму, не с Хбблом. Молодым, преуспевющим ослом.

Он нпряженно думл. Теперь я понял, что имел в виду Финлей. Мне никогд не приходилось нблюдть тк явственно мыслительный процесс. Хббл беззвучно шевелил губми и згибл пльцы. Словно перебирл плюсы и минусы. Взвешивл з и против. Я молч следил з ним. И увидел, что он принял решение. Повернувшись, Хббл посмотрел н меня.

— Мне нужен совет, — скзл он. — У меня возникл кое-ккя проблем.

Я громко рссмеялся.

— Вы меня удивили, — скзл я. — А я ни з что бы об этом не догдлся. Я думл, вы здесь потому, что вм ндоело по выходным игрть в гольф.

— Мне нужн помощь, — скзл он.

— Вы уже получили всю помощь, н которую только могли рссчитывть, — скзл я. — Если бы не я, вы бы сейчс стояли согнутый пополм перед своей кровтью, сзди выстроилсь бы очередь из этих сексульно возбужденных верзил. А вы до сих пор не слишком-то переусердствовли в выржении своей признтельности.

Хббл здумчиво посмотрел н меня. Кивнул.

— Извините, — скзл он. — Я вм очень признтелен. Поверьте, очень признтелен. Вы спсли мне жизнь. Вы з меня зступились. Вот почему вы должны мне скзть, что делть дльше. Мне угрожют.

Я откликнулся н это признние не срзу.

— Зню, — скзл я. — В общем-то, это очевидно.

— И не только мне, — продолжл Хббл. — Ткже и моим родным.

Он собирлся впутть в свои проблемы и меня. Я смерил его взглядом. Хббл снов нчл думть. Его губы беззвучно шевелились. Он считл н пльцх. Стреляя глзми по сторонм. Кк будто спрв и слев лежли большие кучи доводов з и против. Ккя куч больше?

— У вс есть семья? — нконец спросил Хббл.

— Нет, — ответил я.

Что еще я мог скзть? Родители мои двно умерли. Где-то у меня был брт, с которым я не виделся целую вечность. Тк что у меня не было никого. И я не мог точно ответить, хочу ли обзводиться семьей.

— Я жент уже десять лет, — продолжл Хббл. — Десять лет исполнилось в прошлом месяце. Мы это торжественно отпрздновли. У меня двое детей. Сын девяти лет и дочь семи.

Змечтельня жен, змечтельные дети. Я люблю их до безумия.

Он говорил искренне. Я видел это по его лицу. Зтем Хббл погрузился в молчние. При воспоминнии о семье его зтянул пелен грусти. Он ломл голову, ккого черт торчит сейчс здесь, вдли от них. Но из тех, кто сидел в этой кмере, не его первого одолевли ткие мысли. И не последнего.

— У нс очень уютный дом, — снов зговорил Хббл. — Н Бекмн-дрйв. Я купил его пять лет нзд. Зплтил уйму денег, но дом того стоит. Вм знкомы эти мест?

— Нет, — снов скзл я.

Хббл боялся перейти к сути. Скоро он нчнет рсскзывть мне про обои в внной н первом этже. И про то, кк он собирется плтить з курс ортодонтии, который предстоит пройти его дочери. Я не собирлся ему мешть. Обычные тюремные рзговоры.

— Тк или инче, — спокойно произнес Хббл, — теперь все пошло прхом.

Он сидел н койке, одетый в выцветшую футболку и линялые джинсы. Подобрв свой белый свитер, он снов повязл его поверх плеч. Без очков его лицо кзлось стрше, взгляд кким-то отсутствующим. Те, кто носит очки, без них выглядят рссеянными и беззщитными. Человек остлся один в чужом, врждебном мире. Исчезл зщитня прегрд. Сейчс Хббл нпоминл устлого стрик. Одн ног был выствлен вперед. Мне был виден рисунок н подошве.

Что именно он нзвл угрозой? Ккя-то тйн может стть явью? Что-то может рзбить идельную жизнь его семьи в доме н Бекмн-дрйв? Возможно, его жен в чем-то змешн, он ее покрывет. Возможно, высокий тип, получивший пулю в голову, был ее любовником. Мло ли что возможно. Быть может, этой семье угрожет позор, бнкротство, бесчестье, прекрщение членств в местном клубе. Я ходил кругми. Я не был знком с миром Хббл. У меня были другие предствления о том, что ткое нстоящя угроз. Д, он дрожл от стрх. Но я не имел понятия, кк много нужно для того, чтобы нпугть ткого человек. Или кк мло. Когд я впервые увидел Хббл вчер в полицейском учстке, он был чем-то взволновн. С тех пор его то бил дрожь, то он сидел, уствившись в одну точку, прлизовнный ужсом. Его не покидли отрешенность и птия. Несомненно, Хббл чего-то очень боялся. Прислонившись к стене кмеры, я ждл, когд он мне рсскжет, чего именно.

— Они нм угрожют, — нконец снов скзл он. — Они предупредили, что если я кому-нибудь рсскжу о том, что происходит, они ворвутся к нм в дом. Соберут нс в моей спльне. Прибьют меня гвоздями к стене и отрежут мне яйц. А потом зствят мою жену их съесть. Потом перережут нм горло. А нших детей зствят смотреть н все это, после чего сделют с ними ткое, что мы будем рды, что ничего не увидим, тк кк будем к тому времени уже мертвы.

Глв 7

— Тк что мне делть? — спросил Хббл. — Что бы вы сделли н моем месте?

Он смотрел мне в лицо. Ожидя ответ. Что бы я сделл н его месте? Если бы кто-то скзл мне что-либо подобное, эти люди умерли бы. Я бы рзорвл их н чсти. Или еще когд они говорили свою угрозу, или через несколько дней, месяцев, лет. Я бы их выследил и рзорвл н чсти. Но Хббл тк не поступит. У него семья. Три зложник, которые только и ждут, когд их зхвтят. Уже зхвченные. В тот смый момент, когд был сделн угроз.

— Что мне делть? — повторил Хббл.

Мне стло не по себе. Я должен был что-то ответить. И у меня болел лоб, рзбитый в кровь после крепкого удр в лицо Крсного. Я подошел к решетке, выглянул в коридор и осмотрел длинные ряды кмер. Прислонился к верхней полке. Подумл. Ншел единственный ответ. Но не тот, который хотел услышть Хббл.

— Ничего, — скзл я. — Вм скзли держть язык з зубми, вот и держите его з зубми. Никому ни о чем не говорите. Ни слов.

Хббл уствился н свои ноги. Уронил голову н руки. Издл стон, нполненный отчянием. Словно его сокрушило рзочровние.

— Я должен с кем-то поговорить, — скзл он. — Я должен выпутться из этой истории. Я говорю серьезно, я должен выпутться из этой истории. Я должен с кем-то поговорить.

Я покчл головой.

— Ни в коем случе, — скзл я. — Вм скзли молчть, вот и молчите. Только тк вы остнетесь живы. И вы, и вш семья.

Он поднял взгляд. Его передернуло.

— Происходит нечто очень серьезное, — скзл Хббл. — И я должен остновить это, если смогу.

Я снов покчл головой. Если люди, делющие подобные угрозы, действительно зтеяли что-то крупное, Хбблу их не остновить. Он крупно вляплся, ему никуд не деться. Печльно улыбнувшись, я в третий рз покчл головой. Кзлось, Хббл все понял. В конце концов, он признл неизбежное. Он снов принялся рскчивться взд-вперед, уствившись в стену. Широко открытыми глзми. Без золотой опрвы крсными и обнженными. Он рскчивлся и не говорил ни слов.

Я не мог понять его признния. Хббл должен был держть язык з зубми. Отрицть всякую связь с убитым. Утверждть, что понятия не имеет, кк его телефон попл в ботинок. Утверждть, что понятия не имеет, что ткое pluribus. Тогд его бы отпустили домой.

— Хббл, — скзл я. — Почему вы сделли признние?

Он поднял взгляд. Долго молчл, прежде чем ответить.

— Я ничего не могу вм объяснить. Я и тк скзл горздо больше, чем следовло.

— Я и тк зню горздо больше, чем мне следовло, — ответил я. — Финлей спросил вс про труп и pluribus, и вы рскололись. Тк что мне известно о том, что существует ккя-то связь между вми, убитым и этим pluribus, что бы это ни было.

Хббл отрешенно посмотрел н меня.

— Финлей — это тот чернокожий следовтель? — спросил он.

— Д, — подтвердил я. — Финлей, стрший следовтель.

— Он у нс новенький, — скзл Хббл. — Я его никогд рньше не видел. До него всегд был Грей. Он рботл здесь испокон веку, еще с тех пор, кк я был совсем мленьким. Вообще-то, знете, в отделении только один следовтель, тк что я не понимю, зчем говорить «стрший следовтель», когд других кроме него нет? Во всем полицейском учстке всего восемь человек. Нчльник полиции Моррисон, он тоже рботет с незпмятных времен, зтем дежурный сержнт, четыре полицейских в форме, одн женщин и следовтель, Грей. Только теперь вместо Грея этот Финлей. Новенький. Чернокожий. У нс тких рньше никогд не было. Видите ли, Грей покончил с собой. Повесился н блке в грже. Кжется, в феврле.

Я слушл, не перебивя. Тюремные рзговоры. Помогют скоротть время. В этом их глвный смысл. У Хббл это выходило хорошо. Но мне по-прежнему хотелось получить от него ответ н свой вопрос. У меня болел лоб, и я хотел вымыть его холодной водой. Я хотел прогуляться. Хотел есть. Хотел кофе. Я отключился, Хббл продолжл бормотть, рсскзывя мне историю Мргрейв.

— О чем вы меня спросили? — вдруг спохвтился он.

— Почему вы сознлись в убийстве того тип? — повторил я.

Хббл огляделся вокруг. Зтем посмотрел мне в лицо.

— Есть связь, — скзл он. — Больше сейчс ничего нельзя скзть. Детектив рсскзл про того человек и упомянул слово «pluribus», и я вздрогнул. Я был поржен. Не мог поверить, что ему известн связь. Зтем я понял, что он ничего не знл, но я только что см ему все выдл. Понимете? Я см себя выдл. Выболтл тйну. А делть это нельзя, из-з угрозы.

Хббл снов умолк. Вернулись отголоски пники, охвтившей его в кбинете Финлея. Нконец он снов посмотрел н меня. Глубоко вздохнул.

— Я был вне себя от ужс, — скзл он. — Но потом следовтель скзл мне, что этот человек мертв. Убит, выстрелом в голову. Я испуглся еще больше, потому что рз они убили его, они могут убить и меня. Честное слово, я не могу вм объяснить, почему. Но есть связь, кк вы уже сми догдлись. Если они рспрвились с тем человеком, следует ли из этого, что они собирются рспрвиться и со мной? Мне нужно было все обдумть. Я дже не знл точно, кто убил того человек. Но тут следовтель рсскзл мне про зверские действия. Он вм об этом говорил?

Я кивнул.

— О побоях? Мло приятного.

— Точно, — подхвтил Хббл. — И это докзывет, что тут змешн тот смый человек, н которого я и подумл. Тк что я не н шутку испуглся. Я гдл, ищут ли и меня тоже? Или не ищут? Я не знл. Я был в ужсе. Я думл целую вечность. Все это снов и снов крутилось у меня в голове. Следовтель нчл сходить с ум. Я ничего не говорил, потому что думл. Мне кзлось, прошло несколько чсов. Я был перепугн, вы понимете?

Он снов погрузился в молчние. Снов перебирл все в голове. Вероятно, в тысячный рз. Пытясь определить, првильным ли было принятое им решение.

— И вдруг до меня дошло, что я должен делть, — скзл Хббл. — Передо мной стояли три проблемы. Если они охотятся и з мной, я должен кк-то от них укрыться. Спрятться, понимете? Чтобы зщитить себя. Но если они з мной не охотятся, я должен молчть, верно? Чтобы зщитить жену и детей, Кроме того, с их точки зрения того человек ндо было убить. Три проблемы. Поэтому я сделл признние.

Я не мог проследить з его рссуждениями. В этих объяснениях для меня не было никкого смысл. Я непонимюще посмотрел н Хббл.

— Три отдельные проблемы, — повторил он. — И я решил сесть в тюрьму. В этом случе, если они з мной охотятся, я буду в безопсности. Потому что они же не смогут добрться до меня здесь, првд? Они н свободе, я в тюрьме. Вот решение проблемы номер один. Длее нступет смое сложное. Я подумл, что если они н смом деле вовсе з мной и не охотятся, то почему бы мне не сесть в тюрьму, но ничего про них не рсскзывть? Тогд они подумют, что меня рестовли по ошибке, и поймут, что я ничего не скзл. Поймут, что все в порядке. Это докжет, что мне можно верить. Вроде кк подтверждение моей ндежности. Докзтельство. Если тк можно вырзиться, проверк делом. Вот решение проблемы номер дв. Ну, взяв н себя убийство того человек, я однознчно стновлюсь н их сторону. Все рвно кк приношу клятву верности, првд? И я подумл, что они будут мне признтельны з то, что я н время отвлек огонь н себя. Вот и решение проблемы номер три.

Я посмотрел н него. Неудивительно, что в кбинете Финлея Хббл сорок минут молчл и думл кк сумсшедший. Три зйц одним выстрелом. Вот куд он целился.

К той чсти, где он покзывл, что ему можно доверять, вопросов не было. Эти люди, кем бы они ни были, обязтельно это зметят. Ты побывл в тюрьме и никого не выдл — это тебе обязтельно зчтется. Ритульное причщение. Получй орден почет. Это ты хорошо придумл, Хббл.

К несчстью, вторя чсть был очень сомнительн. Его не достнут здесь, в тюрьме? Д он шутит. Н свете нет лучшего мест, чем тюрьм, чтобы змочить человек. Известно, где именно он нходится, никто не торопит со временем. Нйдется мсс людей, которые с рдостью выполнят зкз. Мсс возможностей. И дешево. Сколько будет стоить смертельный удр н улице? Штуку, две штуки? Плюс риск. А в тюрьме смерть человек обойдется зкзчику в пчку сигрет. И никкого риск. Потому что никто ничего не зметит. Нет, тюрьму никк нельзя считть безопсным убежищем. Это ты плохо придумл, Хббл. К тому же, в его рссуждениях был еще один изъян.

— А что вы собиретесь делть в понедельник? — спросил я. — Вы вернетесь домой, продолжите знимться тем, чем знимлись рньше. Будете ходить по улицм Мргрейв, или Атлнты, или где вы еще ходили. Если з вми охотятся, рзве у этих людей не будет возможности?

Хббл снов нчл думть. Кк сумсшедший. Рньше он не зглядывл длеко вперед. Вчер его просто охвтил слепя пник. Рзобрться с нстоящим. Неплохой подход. Вот только очень быстро подктывет будущее, и приходится рзбирться и с ним.

— Я просто ндеюсь н лучшее, — скзл Хббл. — Мне почему-то покзлось, что если они действительно зхотели рспрвиться со мной, то через ккое-то время они бы остыли. Я могу быть для них очень полезным. Ндеюсь, они это обязтельно поймут. Сейчс ситуция очень нпряження. Но скоро все непременно успокоится. Мне только ндо выждть. Но если меня убьют, мне все рвно. Я уже перестл бояться. Меня беспокоит только моя семья.

Умолкнув, он пожл плечми. Шумно вздохнул. Неплохой прень. Он не был рожден для того, чтобы стть серьезным преступником. Это подкрлось к нему сзди. Зсосло тк осторожно, что он ничего не зметил. До тех пор, пок не зхотел выбрться. Если Хбблу очень повезет, ему не переломют все кости после того, кк он будет убит.

— Что известно вшей жене? — спросил я.

Он в ужсе посмотрел н меня.

— Ничего. Совсем ничего. Я ей ничего не говорил. Ни слов. Я не мог. Это моя тйн. Кроме меня никто ничего не знет.

— Вм придется что-то ей объяснить, — скзл я. — Можно не сомневться, он обртил внимние, что вс нет дом, вы не чистите бссейн — или чем еще вы зниметесь по выходным?

Я просто попробовл хоть кк-то его рзвеселить, но у меня ничего не получилось. Хббл умолк. Снов рсстроился при мысли о дворе своего дом, купющемся в лучх осеннего солнц. Его жен сейчс, нверное, суетится вокруг розовых кустов. Дети игрют с громкими крикми. Быть может, у них есть собк. И грж н три мшины, где стоят европейские седны, ждущие, когд их октят водой из шлнг. Нд дверью бскетбольное кольцо, ожидющее, когд у девятилетнего мльчишки хвтит сил зкинуть в него тяжелый мяч. Нд крыльцом флг. Первые опвшие листья, которые ндо сметть. Семейня жизнь по субботм. Но в эту субботу Хбблу придется ее пропустить.

— Ндеюсь, он решит, что произошл ккя-то ошибк, — нконец скзл Хббл. — А может быть, ей все скжут — не зню. Мы близко знкомы с одним из полицейских. С Дуйтом Стивенсоном. Мой брт жент н сестре его жены. Не зню, что он ей скжет. Думю, я со всем рзберусь в понедельник. Скжу, произошл ккя-то стршня ошибк. Жен мне поверит. Всем известно, что время от времени случются ошибки.

Он рссуждл вслух.

— Хббл, — скзл я. — Чем тк провинился перед ними тот высокий тип, что ему прострелили голову?

Вств, он прислонился к стене. Поствил ногу н крй стльного унитз. Посмотрел н меня. Ничего не ответил. Теперь нстл черед здть глвный вопрос.

— Ну хорошо, чем провинились перед ними вы, рз вм грозит выстрел в голову?

Хббл молчл. Тишин в ншей кмере стл просто жуткой. Я тоже решил помолчть немного. Просто не мог придумть, что еще скзть. Хббл принялся постукивть ботинком по метллическому унитзу. Дребезжщий ритм, чем-то нпоминющий импровизции Бо Дидли.

— Вы когд-нибудь слышли о Слепом Блейке? — вдруг спросил я.

Переств стучть, Хббл посмотрел н меня.

— О ком? — тупо переспросил он.

— Невжно, — скзл я. — Я пойду искть уборную. Мне нужно положить мокрое полотенце н голову. Рн болит.

— Неудивительно, — скзл Хббл. — Я пойду с вми.

Он очень боялся остться один, что было вполне понятно.

Н эти выходные я должен был стть его няней. Впрочем, у меня все рвно не было других плнов.

Мы прошли мимо ряд кмер до площдки в конце коридор. Я увидел дверь пожрного выход, через которую Спиви привел нс вчер вечером. З ней был выложення кфелем тулетня комнт. Н стене висели чсы. Времени было уже около полудня. Я никогд не мог понять, зчем нужны чсы в тюрьмх. Зчем вести счет чсм и минутм, когд зключенные отмеряют время годми и десятилетиями?

В тулетной комнте стояли плотной кучкой люди. Я протиснулся сквозь толпу, Хббл проследовл з мной. Это было просторное квдртное помещение. В воздухе стоял сильный зпх дезинфицирующих средств. В одной из стен дверь. Слев ряд открытых душевых кбинок. Сзди ряд тулетных кбинок. Открытых спереди, рзделенных перегородкми высотой по пояс. Спрв рковины. Вся жизнь н глзх у обществ. Ничего стршного, если ты всю свою жизнь провел в рмии, но Хбблу было не по себе. Он привык совсем к другому.

Вся фурнитур метллическя. То, что должно было быть из фянс, здесь из нержвеющей стли. В целях безопсности. Из рзбитой фянсовой рковины получются довольно острые осколки. А осколок приличного рзмер может стть хорошим оружием. По этой же причине зеркл нд рковинми были из полировнной стли. Довольно мутные, но со своей целью спрвляются. Свое отржение в них увидишь, но рзбить ткое зеркло и проткнуть кого-нибудь осколком нельзя.

Подойдя к рковине, я открыл холодную воду. Отмотл большой кусок бумжного полотенц и нмочил его. Прижл к ушибленному лбу. Хббл стоял рядом. Подержв холодное полотенце у лб, я выбросил его и отмотл новый кусок. У меня по лицу текл вод. Мне было приятно. Ничего серьезного не случилось. Н лбу нет мяс, только кость, прикрытя кожей. Порнить прктически нечего, кость не сломешь. Идельня дуг, смя прочня форм в природе. Вот почему я предпочитю ничего не бить рукми. Руки очень хрупкие. В них множество мелких костей и сухожилий. Удр ткой силы, ккя пондобилсь бы, чтобы уложить Крсного, изуродовл бы зодно и мою руку, и я отпрвился бы в госпитль вместе с ним. Особого смысл в этом нет.

Промокнув нсухо лицо, я склонился к стльному зерклу, изучя полученные повреждения. Ничего серьезного. Я рсчесл волосы пятерней. Прислонившись к рковине, я почувствовл в крмне солнцезщитные очки. Боевой трофей. Доств очки, я нцепил их н нос. Посмотрел н свое мутное отржение.

Крутясь перед стльным зерклом, я увидел з спиной ккое-то оживление. Хббл предостерегюще меня окликнул, и я обернулся. Солнцезщитные очки приглушли яркий свет. В тулетную комнту вошли пять белых прней. Они были похожи н тех, кто рзъезжет в кожных курткх н мотоциклх. Орнжевя форм, естественно, оторвнные рукв, но с ксессурми из черной кожи. Фуржки, ремни, перчтки без пльцев. Длинные бороды. Все пятеро были мссивными, широкоплечими, с толстым слоем твердого, вязкого жир, очень похожего н мышцы и все же не мышцми. У всех пятерых лиц и руки укршены грубой ттуировкой. Свстики. Н щекх под глзми и н лбу. Арийское бртство. Беля тюремня бнд.

Кк только пятерк появилсь в тулете, все остльные поспешили к двери. А тех, кто не понял, схвтили з шкирку и выкинули в коридор. В том числе, голых нмыленных ребят из душевых кбинок. Через считнные секунды просторное помещение опустело. Остлись только пятеро рокеров, Хббл и я. Рокеры рссредоточились веером, обступив нс. Это были здоровенные отвртительные ребят. Свстики были грубо нцрпны н лицх. И змзны чернилми.

Я предположил, что они пришли меня вербовть. Узнв кким-то обрзом, что я звлил Крсного. Решили привлечь мою сомнительную репутцию н свою сторону. Превртить меня в кумир белого бртств. Но я ошибся. Мое предположение окзлось в корне неверным. Поэтому меня зстли врсплох. Средний из пятерых несколько рз перевел взгляд с меня н Хббл и обртно. Нконец его глз, моргнув, остновились н мне.

— Отлично, вот он, — скзл рокер, глядя прямо н меня.

Одновременно произошли две вещи. Дв крйних верзилы схвтили Хббл и потщили его к двери. А глвный ткнул мне в лицо своим огромным кулчищем. Я увидел удр слишком поздно. Уклонился влево, и кулк попл мне в плечо. От удр меня рзвернуло. Тотчс же меня схвтили сзди з горло. Две громдные руки стиснули мою шею. Нчли душить. Глвный приготовился удрить меня в живот. Если бы удр достиг цели, меня можно было бы считть покойником. Это я знл точно. Поэтому я откинулся нзд и лягнул глвного в пх. Врезл ему по яйцм тк, словно собирлся пробить через весь футбольный стдион. Кчественный оксфордский ботинок попл куд нужно. Твердый рнт обрушился глвному в промежность тупым топором.

Меня крепко сдвили з плечи. Я нпряг шею, чтобы помешть душителю. Он знл свое дело. Я чувствовл, что проигрывю. Поэтому я нщупл его руки и сломл ему мизинцы. Треск выворчивемых суствов у смых ушей оглушил меня. Зтем я сломл ему безымянные пльцы. Опять громкий треск. Кк будто кто-то рзрывл курицу. Нпвший меня отпустил.

В дело вступил третий рокер. Он предствлял собой сплошную гору сл, одетую мссивными слоями мяс. Кк броней. Удрить его некуд. Верзил молотил меня короткими удрми в руку и грудь. Я окзлся зжт между двумя рковинми. Гор сл нступл. Удрить его некуд. Только в глз. Я ткнул большим пльцем ему в првый глз. Согнув остльные пльцы, зсунул их в ухо и нжл, что есть силы. Выдвил ногтем большого пльц глзное яблоко вбок. Просунул плец дльше. Глз почти вывлился из орбиты. Зкричв, верзил схвтил меня з зпястье. Я продолжл двить.

Глвный поднялся н колено. Я с рзмх удрил его ногой в лицо. Промхнулся. Попл вместо этого ему в шею. Переломил трхею. Глврь повлился н пол. Я протянул второй большой плец к левому глзу горы сл. Промхнулся. Я не ослблял двления н првый глз. Это все рвно что мять окроввленную вырезку. Верзил рухнул. Я оторвлся от стены. Рокер со сломнными пльцми бросился к двери. Тот, у кого вывлился глз, лежл н полу и громко вопил. Глврь судорожно кшлял, пытясь дышть через перебитую трхею.

Меня снов схвтили сзди. Я попытлся вырвться. Один из дружков Крсного. Нет, двое. У меня уже нчл кружиться голов. Теперь мне точно не выстоять. Но негры просто схвтили меня и потщили к двери. В коридоре звыли сирены.

— Убирйся отсюд, живо, — крикнули негры, перекрывя рев сирен. — Это нш рбот. Понял? Это сделли мы. Черные. Мы берем все н себя.

Они швырнули меня в толпу. Я все понял. Негры скжут, что это их рук дело. Не потому, что они хотят снять вину с меня. Они хотят приписть всю зслугу себе. Рсовя побед.

Я отыскл взглядом в толпе Хббл. Увидел охрнников. Увидел Спиви. Я схвтил Хббл, и мы побежли в свою кмеру. Выли сирены. Через дверь в коридор один з другим вбегли охрнники. Я рзглядел ружья и дубинки. Зстучли ковные споги. Рздлись крики. Сирены. Мы добежли до кмеры. Звлились внутрь. Я здыхлся, у меня кружилсь голов. Меня здорово избили. Сирены были оглушительными. Я не мог говорить. Плеснул себе в лицо холодной водой. Темные очки исчезли. Должно быть, упли.

Я услышл з дверью крик. Обернувшись, я увидел Спиви. Он кричл, прикзывя нм выходить. Вбежл в кмеру. Я сгреб с койки свое пльто. Спиви схвтил Хббл з локоть. Зтем схвтил и меня, потщил нс к выходу. Крикми зствляя нс бежть. Ндрывлись сирены. Спиви дотщил нс до двери пожрного выход, откуд появились охрнники. Втолкнул внутрь, и мы побежли вверх по лестнице. Все выше и выше. Легкие у меня горели. Н лестнице нверху последнего пролет был нрисовн большя цифр шесть. Мы ворвлись в эту дверь. Спиви протщил нс мимо ряд кмер. Втолкнул в пустую кмеру и зхлопнул з нми дверь-решетку. Громко щелкнул змок. Спиви убежл. Упв н кровть, я крепко зжмурился.

Когд я снов открыл глз, Хббл сидел н койке и смотрел н меня. Мы нходились в просторной кмере. Нверное, вдвое шире той, где мы были до этого. Две отдельные койки, друг нпротив друг. Рковин, унитз. Одн стен из стльных прутьев. Все светлее и чище. Здесь было очень тихо. Пхло горздо приятнее. Это был этж для подследственных.

Этж номер шесть. Тот этж, где мы должны были нходиться с смого нчл.

— Черт побери, что тм с вми случилось? — спросил Хббл.

Я пожл плечми. В коридоре появилсь тележк с обедом. Ее ктил белый стрик. Не охрнник, ккой-то рботник. Он был чем-то похож н стюрд н окенском лйнере. Стрик просунул поднос в щель между прутьями. Нкрытые трелки, бумжные сткнчики, термос. Мы поели, сидя н койкх. Зтем я прошелся по кмере. Потряс решетчтую дверь. Он был зперт. Н шестом этже было спокойно и тихо. Просторня чистя кмер. Отдельные койки. Зеркло. Полотенц. Здесь я чувствовл себя горздо лучше.

Сложив пустые трелки н поднос, Хббл просунул его под дверь в коридор. Зтем лег н свою койку. Зсунул руки под голову. Уствился в потолок. Знялся ничегонеделньем. Я последовл его примеру. Но только мои мысли нпряженно рботли. Потому что рийские бртья определенно выбрли меня неслучйно. Они очень тщтельно осмотрели нс обоих и остновили свой выбор н мне. После чего попытлись меня здушить.

Они бы меня убили. Если не одно обстоятельство. Тот тип, что схвтил меня з горло, совершил ошибку. Он нпл н меня сзди, что было в его пользу, и он был достточно сильный и высокий. Но он не сжл пльцы. Душить лучше всего, обхвтив шею сзди большими пльцми, при этом согнув остльные. Двить ндо костяшкми, не кончикми. Этот тип оствил пльцы рспрямленными. Поэтому я смог их схвтить и выломть. Его ошибк спсл мне жизнь. Тут нет никких сомнений. А кк только он был нейтрлизовн, я остлся один против двоих. А к ткому соотношению сил мне было не привыкть.

И тем не менее, это был явня попытк со мной рспрвиться. Арийцы пришли, выбрли меня, попытлись убить. А Спиви совершенно случйно окзлся в коридоре. Это он все подстроил. Он ннял рийцев, чтобы те меня убили. Оргнизовл нпдение, см ждл рядом, чтобы прибежть и обнружить меня уже мертвым.

И он здумл это еще вчер вечером, до десяти чсов. Это было очевидно. Вот почему он отвел нс не н тот этж. Н третий, не н шестой. Н этж осужденных, не н этж подследственных. Все знли, что мы должны быть н этже подследственных. Это четко дли понять те дв охрнник, что нс принимли. Это было нписно в потрепнной ппке. Но в десять чсов вечер Спиви отвел нс н третий этж, где, кк он ндеялся, меня убьют. Он прикзл рийцм нпсть н следующий день в полдень. См он в это время ждл в коридоре, готовый ворвться в тулет и увидеть мой труп н кфельном полу.

Но весь его змысел рсстроился. Меня не убили. Арийское бртство потерпело поржение. Бнд Крсного воспользовлсь подвернувшимся случем. Н этже нчлись беспорядки. Зпхло бунтом. Спиви испуглся. Нжл сигнл тревоги и вызвл специльное подрзделение. Поспешно збрл нс с третьего этж и оттщил н шестой. Оствил нс здесь. Соглсно бумгм, именно н шестом этже мы и нходились со вчершнего вечер.

Очень ккуртный отход н зпсные позиции. Причем я теперь мог не опсться любых рсследовний. Спиви выбрл вринт, глсивший, что нс никогд не было н третьем этже. Теперь у него н рукх двое с тяжелыми телесными повреждениями, возможно, дже один труп. Очень вероятно, что глврь рийцев умер от удушья. Спиви знет, что это моих рук дело. Но он не может скзть ни слов. Потому что, соглсно его собственным бумгм, меня не было н третьем этже.

Я лежл н кровти, уствившись в бетонный потолок. Приходил в себя. Плн Спиви был мне ясен. Никких сомнений. И отход н зпсные позиции был тоже понятен. Плн, не доведенный до конц и ккуртно звершенный в врийном порядке. Но почему? Этого я не понимл. Предположим, душитель согнул бы пльцы. Тогд рийцы спрвились бы со мной. Я превртился бы в труп. Влялся бы н полу тулет с высунутым изо рт рспухшим языком. Ворввшийся Спиви обнружил бы меня в тком виде. Но почему? Чем объяснялись поступки Спиви? Что он имел против меня? Я никогд рньше его не видел. Никогд дже рядом не был с его чертовой тюрьмой. Тк почему он соствил ткой тщтельный плн, чтобы меня прикончить? Н этот счет у меня не было никких предположений.

Глв 8

Хббл, лежвший н соседней койке, зснул. Через ккое-то время он зворочлся и проснулся. Недоуменно оглянулся вокруг, зтем вспомнил, где нходится. Решил узнть, который сейчс чс, но увидел лишь полоску бледной кожи н том месте, где был мссивный «Ролекс». Почесл переносицу и вспомнил, что потерял свои очки. Вздохнул и уронил голову н полостую тюремную подушку. Н этого человек жлко было смотреть.

Мне были понятны его стрхи. Но Хббл при этом выглядел побежденным. Кк будто только что бросил кости и проигрл. Кк будто он н что-то рссчитывл, этого не произошло, и он снов погрузился в отчяние.

И тут до меня нчло доходить, в чем дело.

— Тот убитый, он пытлся вм помочь, д? — спросил я.

Мой вопрос перепугл Хббл.

— Я не могу вм скзть, — пробормотл он.

— Я должен знть, — скзл я. — Быть может, вы обртились к нему з помощью. Говорили с ним. Быть может, именно поэтому его и убили. Быть может, сейчс кому-то покжется, что вы говорили и со мной. И меня тоже решт убить.

Кивнув, Хббл уселся н кровти и стл рскчивться взд-вперед. Зтем глубоко вздохнул. Посмотрел мне в лицо.

— Это был следовтель, — скзл Хббл. — Я приглсил его сюд, потому что хотел положить всему этому конец. Я больше не хотел иметь с этим никких дел. Я не преступник. Я нпугн до смерти и хочу выйти из игры. Этот человек должен был помочь мне выйти из игры и рспрвиться с мошенникми. Но он где-то оступился, и теперь он убит, мне уже никогд не выпутться. А если они узнют, что это я приглсил его сюд, они и меня убьют. Но дже если меня не убьют, я, скорее всего, отпрвлюсь в тюрьму н тысячу лет, потому что сейчс все откроется.

— Кто он ткой? — спросил я.

— Фмилию он мне не нзвл, — скзл Хббл. — Дл только контктный телефон. Скзл, что тк будет безопснее. Я не могу поверить, что с ним рспрвились. Мне он покзлся человеком, знющим свое дело. Скзть по првде, вы мне его чем-то нпоминете. Вы тоже кжетесь мне человеком, знющим свое дело.

— Что он делл н том склде?

Пожв плечми, Хббл покчл головой.

— Я ничего не понимю. Я свел его с другим человеком, и они должны были встретиться тм, но рзве в этом случе этого второго человек не убили бы тоже? Я не понимю, почему рспрвились только с одним.

— Кто этот второй, с кем должен был встретиться следовтель? — спросил я.

Хббл только покчл головой.

— Я и тк скзл вм слишком много. Нверное, я сошел с ум. Теперь меня обязтельно убьют.

— Кто змешн в этом деле? — нстивл я.

— Вы меня не слышите? Я больше не скжу вм ни слов.

— Мне не нужны имен, — пояснил я. — Дело крупное?

— Огромное, — скзл Хббл. — Громдное. Вы о тком не слышли.

— Сколько в нем змешно человек?

Пожв плечми, он здумлся. Мысленно считя.

— Десять, — нконец скзл он. — Не считя меня.

Окинув его взглядом, я пожл плечми.

— Десять человек — это совсем непохоже н крупное дело.

— Ну, есть еще те, кого ннимют, — скзл Хббл. — Приглшют по мере ндобности. Я имел в виду, ядро состоит из десяти человек. Десять человек, не считя меня, знют, что к чему. Несмотря н то, что нроду мло, поверьте, дело очень крупное.

— А кк нсчет человек, которого вы нпрвили н встречу с детективом? — спросил я. — Он входит в число тех десятерых?

Хббл покчл головой.

— Его я тоже не считл.

— Знчит, вы, он и еще десятеро? — уточнил я. — И крупное дело?

Он угрюмо кивнул.

— Вы ни о чем подобном не слышли.

— И сейчс все это должно открыться? — не сдвлся я. — Почему? Потому что этот следовтель что-то нкопл?

Хббл снов отрицтельно зтряс головой. Кзлось, мои вопросы причиняли ему физическую боль.

— Нет, — скзл он. — Это тут совершенно не при чем. Просто сейчс дело стло особенно уязвимым. Риск был огромным с смого нчл, и со временем все стновилось только хуже. Но сейчс возможны дв вринт. Если нм удстся выпутться, никто и никогд ни о чем не узнет. Но если не удстся, поверьте, это будет смя громкя сенсция. Но кк бы ни повернулось дело, сейчс ситуция критическя.

Я смерил его взглядом. Он не покзлся мне человеком, способным совершить что-то неслыхнно сенсционное.

— И кк долго продлится критическя ситуция? — спросил я.

— Он уже почти миновл, — скзл Хббл. — Остлось подождть, быть может, с неделю. Мое предположение — неделя, нчиня с звтршнего дня. До следующего воскресенья. Возможно, я доживу до того, чтобы это увидеть.

— Знчит, после следующего воскресенья вм больше ничего не будет угрожть? — спросил я. — Почему? Что произойдет в следующее воскресенье?

Покчв головой, он отвернулся. Кк будто если он не мог меня видеть, я исчезл и не мог здвть ему вопросы.

— Что ознчет «pluribus»? — скзл я.

Хббл молчл. Тряс головой, зжмурившись от ужс.

— Это ккой-то проль? — нстивл я.

Он словно меня не слышл. Рзговор окончился. Я оствил бесплодные попытки, и нступил полня тишин, что меня полностью устривло. Я больше не хотел ничего знть. Совсем ничего. Похоже, тех, кто окзывется посвященными в тйны Хббл, ничего хорошего не ждет. По крйней мере, высокому незнкомцу с бритой головой определенно пришлось неслдко. Я не собирлся рзделить его судьбу, окзвшись с прой пуль в голове и переломнными костями под стрым кртоном. Я хотел лишь дотянуть до понедельник, зтем поскорее убрться куд подльше. К следующему воскресенью я рссчитывл быть очень длеко отсюд.

— Лдно, Хббл, — скзл я, — больше вопросов не будет.

Пожв плечми, он кивнул. Долго молчл. Нконец зговорил, очень тихо, и в его голосе прозвучл покорность.

— Спсибо. Прво, тк будет лучше.

Я неподвижно лежл н узкой койке, пытясь збыться и погрузиться в ккое-нибудь чистилище. Но Хббл беспокойно ворочлся, крутился и то и дело тяжело вздыхл. Мне это нчинло действовть н нервы. Я повернулся к нему.

— Извините, — скзл Хббл. — Я никк не могу успокоиться. Очень хорошо, что я выскзлся перед вми. Инче я бы точно сошел с ум. Мы не могли бы поговорить о чем-нибудь еще? Нпример, о вс? Рсскжите мне о себе. Кто вы ткой, Ричер?

Я пожл плечми.

— Я никто. Просто случйный встречный. В понедельник меня и след простынет.

— Кждый человек кем-то является или был кем-то, — возрзил он. — У кждого из нс есть своя история. Рсскжите мне о своей жизни.

И я нчл говорить. Леж н койке, я прошелся по последним шести месяцм. Хббл тоже лежл н койке, уствившись в потолок, и слушл. Это отвлекло его от своих збот. Я рсскзл о том, кк рсстлся с Пентгоном. Вшингтон, Блтимор, Филдельфия, Нью-Йорк, Бостон, Питтсбург, Детройт, Чикго. Музеи, концерты, дешевые гостиницы, бры, втобусы и поезд. Одиночество. Я путешествовл по своей родине, словно бедный турист. Знкомился с историей, о которой узнл в пыльных клссх н противоположном конце земного шр. Знкомился с глвным, с тем, что формировло нцию. Мест сржений, зводы, деклрции, революции. Знкомился с мелочми. Домми, клубми, дорогми, легендми. Большое и мленькое, что должно ознчть дом. И кое-что я ншел. Я рсскзл Хбблу о долгом путешествии по бескрйним рвнинм, через устья бесчисленных рек от Чикго до Нового Орлен. Спуск по побережью злив до смой Тмпы. Зтем рывок н втобусе «Грейхунд» н север к Атлнте. Безумное решение сойти у рзвилки н Мргрейв. Длинный путь пешком под дождем вчер утром. Чистя прихоть. Случйное змечние моего брт о том, что он был проездом в этом крошечном городке, где больше шестидесяти лет нзд умер Слепой Блейк. Рсскзывя Хбблу об этом, я чувствовл себя довольно глупо. Хббл пытлся выпутться из кошмр, я рсскзывл ему о бесцельном пломничестве. Но он, похоже, меня понял.

— Со мной однжды тоже было нечто похожее, — скзл Хббл. — Н медовый месяц мы с женой отпрвились в Европу. Здержлись в Нью-Йорке, и я целый день искл то здние, рядом с которым был убит Джон Леннон. Зтем мы провели три дня в Англии, бродили по Ливерпулю и искли клуб «Кверн», где нчинли игрть «Битлз». Тк и не смогли нйти. Нверное, его снесли.

Он говорил некоторое время. В основном, рсскзывл о своих путешествиях. Со своей женой он успел поездить по свету. Им это очень нрвилось. Они изъездили всю Европу, были в Мексике, н островх Крибского моря. Исколесили вдоль и поперек все Штты и Кнду. Они получли от путешествий огромное удовольствие.

— А вы не чувствуете себя одиноким? — спросил Хббл. — Вы ведь все время один?

Я ответил, что мне ноборот тк больше нрвится. Я обожю одиночество, нонимность. Порой мне кжется, что я стновлюсь невидимым.

— Что вы хотите скзть, невидимым? — переспросил Хббл. Мои слов его зинтересовли.

— Я путешествую нземным трнспортом, — объяснил я. — Исключительно нземным трнспортом. Хожу пешком, езжу н втобусх. Иногд н поездх. Всегд плчу нличными. З мной не остется бумжного след. Ни вибилетов, ни перевод денег с кредитной крточки. Мой путь невозможно проследить. Я никому не нзывю свое имя. Остнвливясь в гостинице, я плчу нличными и нзывю вымышленную фмилию.

— Зчем все это? — удивился Хббл. — Рзве з вми кто-нибудь охотится?

— Никто, — успокоил его я. — Просто мне тк больше нрвится. Я люблю нонимность. У меня ткое ощущение, что я побеждю систему. Но сейчс систем уложил меня н обе лоптки.

По его лицу я понял, что он снов погрузился в рзмышления. Думл он долго. Я видел, кк Хббл сржется с нерзрешимыми проблемми, и постепенно из него выходит весь воздух. Пник нктывл н него неудержимой приливной волной.

— Лдно, посоветуйте, кк мне вести себя с Финлеем, — нконец скзл Хббл. — Когд он спросит нсчет признния, я могу ответить, что нходился в состоянии стресс, вызвнного проблемми н рботе. Я скжу, что у нс остря конкуренция, и рздвлись угрозы в дрес моей семьи. Скжу, что понятия не имею, кто ткой убитый и кк у него окзлся мой номер телефон. Буду все отрицть. А потом попытюсь все улдить. Кк вы это нходите?

Н мой взгляд, плн был весьм неубедительный.

— Скжите мне одну вещь, — спросил я. — Не вдвясь в подробности: вы выполняете для этих людей полезную функцию? Или вы просто что-то вроде стороннего нблюдтеля?

Скрестив руки, Хббл здумлся.

— Д, я выполняю полезную функцию, — нконец ответил он. — Можно дже скзть, моя роль решющя.

— А если не вы? — продолжл я. — Могут они нйти н вше место кого-нибудь другого?

— Д, смогли бы, — скзл Хббл. — Но, учитывя особенности выполняемой мной функции, сделть это достточно трудно.

Он оценивл свои шнсы остться в живых тк, кк решл вопрос о кредитоспособности клиент своего бнк.

— Лдно, — скзл я. — Ничего лучше вы, скорее всего, все рвно не придумете. Тк что попробуйте.

Я не видел, что еще он может сделть. Хббл был мленьким винтиком в ккой-то большой мхинции. Но очень вжным винтиком. Никто не стнет просто тк ломть нлженный мехнизм. Тк что н смом деле его будущее было четко определено. Если те, н кого Хббл рботет, узнют, что он приглсил следовтеля, его однознчно убьют. Но если не узнют, он однознчно может ничего не бояться. Все тк просто. И н мой взгляд, у него были весьм неплохие перспективы — из-з одного весьм убедительного обстоятельств.

Хббл сделл признние, потому что считл тюрьму чем-то вроде безопсного убежищ, где до него никто не сможет добрться. По крйней мере, тковы были отчсти его рссуждения. Но это были неверные рссуждения. Хббл ошиблся. В тюрьме он вовсе не обезопсил себя от нпдения, кк рз ноборот. Если бы те, н кого он рботл, зхотели с ним рспрвиться, они сделли бы это без труд. Однко обртной стороной этой медли было то, что с Хбблом не пытлись рспрвиться. Тк случилось, что нпли н меня. Не н Хббл. Тк что, н мой взгляд, это можно было считть определенным свидетельством, что ему нечего опсться. Н него никто не будет охотиться, потому что если его хотели убить, его уже могли убить и двно бы убили. Но этого не произошло. Дже несмотря н то, что сейчс сложилсь очень критическя ситуция, сопряження с большим риском. Тк что это можно было рссмтривть кк докзтельство. Я нчинл думть, что с Хбблом все будет в порядке.

— Д, Хббл, — повторил я, — попробуйте. Это лучшее, что вы можете сделть.

Кмер оствлсь зперт весь день. Н этже было тихо. Мы лежли н койкх, день медленно тянулся к вечеру. Мы больше не рзговривли. Уже выговорились. Я изнывл от скуки и жлел, что не зхвтил с собой гзету, оствленную в полицейском учстке Мргрейв. Можно было бы перечитть ее зново. Прочитть о том, кк президент, добивясь переизбрния н второй срок, сокрщет рсходы н предупреждение преступлений. Экономит сегодня доллр н береговой охрне, чтобы звтр нужно было потртить десять н ткие тюрьмы, кк эт.

Чсов в семь пожилой служитель принес нм ужин. Мы поели. Он вернулся и збрл поднос. Медленно прошел пустой вечер. В десять чсов выключили свет, и мы остлись в темноте. Ночь. Я не снимл ботинки и спл очень чутко. Н тот случй, если у Спиви были в отношении меня еще ккие-то плны.

В семь чсов утр свет зжегся снов. Воскресенье. Я проснулся, чувствуя себя устлым, однко сделл нд собой усилие и встл. Зствил себя немного рзмяться, чтобы унять боль в ноющих суствх. Хббл проснулся, но лежл молч. Крем глз нблюдя з тем, кк я делю упржнения. Около восьми принесли звтрк. Тот же смый стрик приктил тележку. Я поел и выпил кофе. Когд я допивл то, что было в термосе, щелкнул дверной змок, и дверь приоткрылсь. Рспхнув ее, я шгнул в коридор и едв не столкнулся с охрнником, собирвшимся войти к нм в кмеру.

— Сегодня вш счстливый день, — скзл охрнник. — Вс освободили.

— Меня? — переспросили.

— Обоих, — ответил он. — Ричер и Хббл, освобождены по рспоряжению упрвления полиции Мргрейв. Будьте готовы к выходу через пять минут, хорошо?

Я вернулся нзд в кмеру. Хббл приподнялся н локтях. Он дже не притронулся к звтрку. Он выглядел встревоженным кк никогд.

— Я боюсь, — скзл Хббл.

— С вми будет все в порядке, — зверил его я.

— Вы тк думете? Кк только я выйду из тюрьмы, они со мной рспрвятся.

Я покчл головой.

— Сделть это было горздо проще, пок вы нходились здесь. Поверьте, если бы эти люди желли вшей смерти, вы бы уже двно были трупом. А сейчс вы чисты, Хббл.

Кивнув, он уселся н кровти. Я взял свое пльто, мы вышли из кмеры и стли ждть у двери. Через пять минут вернулся охрнник. Он провел нс по коридору через двойные зпирющиеся двери. Приглсил войти в лифт. Зшел см и с помощью ключ привел лифт в движение. Кк только двери нчли зкрывться, охрнник вышел из кбины.

— Прощйте, — скзл он. — И больше не возврщйтесь.

Лифт спустил нс н первый этж, зтем мы вышли н душный бетонный двор. З нми зкрылсь и зперлсь дверь тюрьмы. Я повернулся лицом к солнцу и вдохнул свежий воздух. Нверное, я был похож н героя ккого-нибудь строго фильм, которого выпускют н свободу после целого год, проведенного в одиночной кмере.

Во дворе стояли две мшины. Одной из них был большой темный седн, нглийский «Бентли» двдцтилетней двности, но внешне новый, кк с иголочки. З рулем сидел светловолося женщин, по-видимому, жен Хббл, потому что он бросился к ней, кк будто он был смым милым зрелищем, ккое ему только довелось видеть. В другой мшине сидел офицер Роско.

Выйдя из мшины, молодя женщин нпрвилсь мне нвстречу. Он выглядел просто прекрсно. Без формы. Одетя в джинсы и тонкую хлопчтобумжную рубшку. В кожной куртке. Спокойное, умное лицо. Мягкие темные волосы. Огромные глз. В пятницу он покзлсь мне крсивой. Теперь я видел, что не ошибся.

— Привет, Роско, — скзл я.

— Привет, Ричер, — скзл он и улыбнулсь.

У нее был чудесный голос. И удивительня улыбк. Я смотрел н нее до тех пор, пок он не погсл, то есть очень долго. Чет Хбблов, помхв нм, уехл. Я помхл в ответ, гдя, кк сложится их судьб. Вероятно, я никогд об этом не узню, если только с ними не произойдет серьезное несчстье, и я не прочту о них в гзете.

Мы с Роско сели в ее мшину. Н смом деле, не в ее собственную, объяснил он, просто в полицейскую мшину без специльных знков. Новенький «Шевроле», большой, бесшумный, спокойный. Роско не глушил двигтель, и в слоне было прохлдно. Мы рзвернулись н бетонном дворе и проехли через шлюзы клеток с воротми. Кк только мы выехли из последних ворот, Роско выкрутил руль, и мы повернули н шоссе. Передняя чсть мшины приподнялсь, зд осел н мягкой подвеске. Я не оглядывлся нзд. Мне было просто очень хорошо. Выходить из тюрьмы — одно из смых больших удовольствий, которые может подрить жизнь. Другое удовольствие — полное неведение относительно того, что готовит день грядущий. А еще очень приятно нестись по злитому солнцем шоссе с крсивой женщиной з рулем.

— Тк что лее произошло? — спросил я, когд мы проехли около мили. — Поведй мне.

Рсскз Роско получился весьм бесхитростным. В пятницу вечером они нчли проверять мое либи. Он и Финлей, оствшись вдвоем в темном учстке. Две включенные нстольные лмпы. Стопк бумги. Сткнчики с кофе. Телефонные спрвочники. Они зжимли между ухом и плечом телефонные трубки и грызли крндши. Рзговривли вполголос. Терпеливо здвли вопросы. Мне смому приходилось тысячу рз проходить через ткое.

Они позвонили в Тмпу и Атлнту и к полуночи рзыскли одного из пссжиров с того втобус, н котором я ехл, и кссир из билетной кссы н втовокзле Тмпы. Об вспомнили меня. Зтем они рзыскли ткже водителя втобус. Он подтвердил, что остновился н втострде у рзвилки н Мргрейв и высдил меня в пятницу в восемь чсов утр. К полуночи мое либи стло твердым кк скл, кк я и обещл.

В субботу утром по фксу пришло длинное сообщение из Пентгон с моим послужным списком. Триндцть лет моей жизни, низведенные до скручивющихся листов. Теперь это был уже чья-то чужя жизнь, однко он подтвердил мой рсскз. Н Финлея он произвел впечтление. Зтем из бзы днных ФБР пришел ответ н зпрос относительно моих отпечтков. Рботвший без устли компьютер идентифицировл их в половине третьего утр. Армия Соединенных Шттов, отпечтки сняты триндцть лет нзд при поступлении н службу. Мое либи было железным, мое прошлое не вызывло сомнений.

— Финлей был удовлетворен, — скзл Роско. — Ты окзлся именно тем, кем нзвлся, и в четверг в полночь ты нходился з добрых четырест миль отсюд. Это было устновлено совершенно точно. Финлей перезвонил медицинскому эксперту и спросил, не изменились ли днные относительно времени смерти, но нет, по-прежнему это был полночь.

Я покчл головой. Финлей окзлся очень осторожным человеком.

— А что нсчет убитого? — спросил я. — Вы зпросили повторно его отпечтки?

Внимние Роско было поглощено тем, чтобы обогнть грузовик. Первую мшину, встретившуюся нм з четверть чс пути. Нконец он посмотрел н меня и кивнул.

— Финлей скзл, это ты предложил их перепроверить. Но почему?

— Отрицтельный результт пришел слишком быстро.

— Слишком быстро? — переспросил он.

— Ты ведь см рсскзл мне про систему пирмиды, тк? Снчл первые десять, потом первые сто, зтем первые тысяч и тк длее до смого низ, првильно?

Роско снов кивнул.

— Тк вот, возьмем в кчестве пример меня, — продолжл я. — Мои отпечтки есть в бзе днных, но они нходятся у смого основния пирмиды. Ты только что скзл, что потребовлось четырндцть чсов, чтобы до них добрться, првильно?

— Првильно, — подтвердил он. — Я отпрвил твои отпечтки в половине первого дня, идентифицировны они были в дв тридцть ночи.

— Отлично. Четырндцть чсов. Знчит, если требуется четырндцть чсов, чтобы добрться почти до смого низ пирмиды, для того, чтобы добрться до смого дн, потребуется больше четырндцти чсов. Это диктует логик, тк?

— Тк, — соглсилсь Роско.

— Ну, что произошло с убитым? — продолжл я. — Труп был обнружен в восемь утр, тк что когд отпечтки отпрвились в рхив? Смое рннее, в половине девятого. Но Бейкер скзл, что в рхиве ничего нет, когд они с Финлеем меня допршивли. Это было в половине третьего. Я зпомнил время, потому что кк рз посмотрел н чсы. То есть, прошло лишь шесть чсов. Если потребовлось четырндцть чсов н то, чтобы узнть, что я есть в бзе днных, кк всего з шесть чсов можно было определить, что убитого тм нет?

— Господи, — скзл Роско. — Ты прв. Должно быть, Бейкер что-то нпутл. Отпечтки снял Финлей, отпрвлял их Бейкер. Нверное, он непрвильно вствил их в скнер. Это ндо делть очень ккуртно, инче они будут передны с ошибкой. Если кртинк нечеткя, бз днных пытется ее рсшифровть, зтем отпрвляет ответ, что отпечтки не читются. А Бейкер, судя по всему, принял это сообщение з отрицтельный ответ. Коды похожи. Тк или инче, первым делом я отпрвил повторный зпрос. Скоро мы все узнем.

Мы ехли н восток, Роско рсскзывл мне, кк он приствл к Финлею, чтобы меня освободили из Уорбертон еще вчер вечером. Финлей поворчл, но соглсился, однко возникл проблем. Поэтому пришлось ждть до сегодняшнего утр, тк кк вчер вечером тюрьм уже зкрылсь. Финлею скзли, что в тулете нчлись беспорядки. Один зключенный был убит, другой лишился глз, и нчлся нстоящий бунт. Рзгорелсь войн между белой и черной бндми.

Я сидел рядом с Роско и смотрел н нктывющийся нвстречу горизонт. Я одного человек убил, другого лишил зрения. Теперь мне ндо было рзобрться в своих чувствх. Но я ничего не испытывл. Абсолютно ничего. У меня было ткое ощущение, будто я догнл двух тркнов, бегвших по полу в тулете, и рздвил их. Вот только тркн — рционльное, сознтельное, рзвитое существо. А те рийцы в тулете были хуже нсекомых. Я удрил одного из них ногой в горло, перебив ему трхею, и он здохнулся. Что ж, и поделом. Ведь он см первый нчл, првд? Нпдть н меня — все рвно, что открывть зпретную дверь. То, что ждло з ней, было уже его проблемой. Он пошел н риск. Ему не понрвилось? Не ндо было открывть дверь. Пожв плечми, я выбросил это из головы. Повернулся к Роско.

— Спсибо, — скзл я. — От чистого сердц. Тебе пришлось потрудиться, чтобы вытщить меня.

Покрснев, он смущенно мхнул рукой, не отрывясь от дороги. Он нчинл все больше и больше мне нрвиться. Но, вероятно, все же не достточно для того, чтобы лишить меня желния кк можно скорее убрться из Джорджии ко всем чертям. Возможно, я здержусь н чс-другой, зтем попрошу Роско отвезти меня н ближйшую втобусную стнцию.

— Я хочу приглсить тебя пообедть вместе, — скзл я. — Вырзить, тким обрзом, свою блгодрность.

Роско думл нд моим предложением в течение четверти мили, зтем улыбнулсь.

— Хорошо, — соглсилсь он.

Свернув нпрво н шоссе округ, он нжл н гз, спеш нзд к Мргрейву. Мы проехли мимо новенького зведения Ино и нпрвились в центр город.

Глв 9

Я попросил Роско звернуть в полицейский учсток и збрть пкет с моими вещми, где были все мои деньги. Зтем он отвезл меня в центр Мргрейв, и мы договорились, что через пру чсов я зйду з ней в учсток. Стоя н тротуре под плящим сентябрьским солнцем, я помхл ей н прощние. Мне стло горздо лучше. Я снов был в движении. Я собирлся проверить рсскз о Слепом Блейке, пообедть с Роско, зтем убрться ко всем чертям из Джорджии и никогд больше сюд не возврщться.

Итк, я ккое-то время бродил по городку, знимясь всем тем, чем я должен был знимться в пятницу. Н смом деле, смотреть особенно было нечего. Строе шоссе пересекло Мргрейв строго с север н юг, н протяжении четырех квртлов, и именовлось Глвной улицей. Эти четыре квртл состояли из мленьких мгзинчиков и контор, глядевших друг н друг через широкое дорожное полотно, рзделенных узкими проездми, отходившими от шоссе. Я ншел бклейную лвку, прикмхерскую, глнтерею, приемную чстного врч, двоктскую контору и зубоврчебный кбинет. З кждым зднием имелсь стоянк, обнесення белой огрдой и обсження декортивными деревьями. Вдоль тротуров стояли скмейки, но они были пустыми. Вообще весь городок словно вымер. Воскресное утро, много миль до чего бы то ни было.

Глвня улиц, прямя кк стрел, шл несколько сотен ярдов через прк, зтем подходил к полицейскому учстку и пожрной чсти. Дльше н север через полмили был ресторн Ино, еще, через несколько миль, был поворот н зпд к тюрьме Уорбертон. З этой рзвилкой ничего не было до смых склдов у пересечения с втострдой — четырндцть миль пустоты от того мест, где я сейчс нходился.

Южня окрин город утопл в зелени. От бронзовой сттуи н зпд отходил пустыння улиц. Прогулявшись до нее, я ншел неброский укзтель с ндписью «Бекмн-дрйв». Улиц, н которой живет Хббл. Со своего мест я мло что видел, тк кк через сотню ярдов от перекрестк улиц резко вилял влево, зтем впрво, огибя зеленый сквер с белой деревянной церковью. Церковь был окружен вишневыми деревьями, по периметру сквер полукругом рсствлены чистые, ккуртные мшины. До меня донеслись звуки оргн и хор.

Пмятник н перекрестке воздвигнут в честь ккого-то Кспр Тил, чем-то отличившегося сто с лишним лет нзд. Нпротив Бекмн-дрйв от Глвной улицы отходил н восток другя улиц с одиноким круглосуточным мгзином н углу. И это было все. Крохотный городок. Ничего примечтельного. Мне потребовлось меньше тридцти минут для того, чтобы ознкомиться со всеми его достопримечтельностями.

Но это был смый безукоризненно чистый и опрятный город из всех, ккие мне довелось видеть. Все до одного здния были или совершенно новые, или недвно отрестврировнные. Дороги глдкие кк стекло, тротуры ровные и чистые. Ни ям, ни трещин, ни неровностей. Крошечные конторы и мгзинчики выглядели тк, словно их перекршивли кждую неделю. Гзоны и кустрники были идельно ухоженные. Бронзовя сттуя Кспр Тил блестел тк, словно ее вылизывли языком кждое утро. Крск н церкви был ткой белоснежной, что у меня зболели глз. Повсюду висели звездно-полостые флги, в лучх солнц горевшие белыми, крсными и синими крскми. Здесь было тк чисто, что я боялся оствить грязные следы своими ботинкми.

В круглосуточном мгзинчике продвлось все то, что опрвдывет рботу в воскресенье утром. Првд, мгзинчик был открыт, но в нем никого не было. Ни одного покуптеля, только продвец з прилвком. Но кофейный втомт рботл. Усевшись з столик, я зкзл большую чшку кофе и купил воскресную гзету.

Вся первя стрниц по-прежнему был посвящен президенту. Теперь он был в Клифорнии. Объяснял предствителям военно-промышленного комплекс, почему после пятидесяти слвных лет их безбедное существовние зкнчивется. До сих пор звучли отголоски н его зявление по поводу береговой охрны. В субботу вечером погрничные ктер вернулись н бзы. До тех пор, пок не будут выделены новые деньги, они больше не выйдут в море. Гзет очень переживл по этому поводу.

Услышв, кк открылсь входня дверь, я оторвлся от чтения и поднял взгляд. В мгзинчик вошл женщин. Сел н высокий стул у прилвк. Он был стрше меня, лет сорок. Темные волосы, очень стройня, одетя во все черное. У нее был очень бледня кож, почти прозрчня. В движениях женщины сквозил нервня нпряженность. Н зпястьях тонкими шнуркми вздувлись сухожилия. Продвец поспешил к ней, и женщин зкзл кофе тким тихим голосом, что, я ее едв услышл, несмотря н то, что он сидел совсем близко и в мгзинчике было тихо.

Женщин долго не здержлсь. Он успел выпить половину своего кофе, не отрывя взгляд от окн. Зтем к мгзинчику подъехл большой черный пикп, и женщин вздрогнул. Это был совершенно новя мшин, еще ни рзу не перевозившя нстоящих грузов. Я успел мельком увидеть водителя, открыввшего дверь. Крепкий тип. Высокий, черноволосый. Широкие плечи, толстя шея. Густые черные волосы н длинных, мускулистых рукх. Возрст лет тридцть. Бледня женщин кк привидение соскользнул с тбурет и встл. Сглотнул комок в горле. Открыл входную дверь, и послышлось ворчние мощного двигтеля, рботющего н холостых оборотх. Женщин сел в кбину, но пикп не тронулся с мест. Остлся стоять н обочине.

Я повернулся к продвцу.

— Кто это? — спросил я.

— Это миссис Клинер, — ответил тот. — Вы не знете Клинеров?

— Слышл о них, — скзл я. — Я здесь недвно. Клинеру приндлежт склды у втострды, верно?

— Верно, — подтвердил продвец. — И еще много чего. Мистер Клинер ворочет большими делми.

— Вот кк?

— Точно. Вы слышли о Фонде?

Я покчл головой. Допил кофе и протянул чшку, прося повторить.

— Клинер основл «Фонд Клинер», — скзл продвец. — Зботится о процветнии ншего город. Он приехл сюд пять лет нзд, и с тех пор у нс тут непрерывное Рождество.

Я кивнул.

— А у миссис Клинер со здоровьем все в порядке?

Нлив кофе, продвец покчл головой.

— Он больн, тяжело больн. Очень бледня, д? Болезненный вид? Совсем больня. Нверное, туберкулез. Я видел, что делет с людьми туберкулез. Рньше он был крсивой, но теперь выглядит кк рстение, выросшее в темноте, првд? Он очень больн, это точно.

— А кто в пикпе? — спросил я.

— Ее псынок. Сын Клинер от первого брк. Миссис Клинер его вторя жен. Я слышл, он не очень-то лдит с прнем.

Продвец кивнул, покзывя, что прздный рзговор зкончен. Ушел нтирть ккое-то хромировнное устройство в противоположном конце прилвк. Черный пикп не троглся с мест. Я был соглсен с тем, что женщин выглядел кк рстение, выросшее в темноте. Кк редкя орхидея, изголодвшяся по свету и питтельным веществм. Но нсчет болезни я был с продвцом не соглсен. Вряд ли у миссис Клинер был туберкулез. Н мой взгляд, он стрдл от чего-то другого. Чего-то ткого, что мне уже доводилось видеть прежде. Н мой взгляд, он смертельно боялсь. Но я не хотел знть, чего именно. Меня это не кслось. Вств, я бросил н прилвок пятерку. Продвец отсчитл сдчу мелочью. У него не было доллровых бумжек. Пикп по-прежнему стоял н обочине. Водитель, нвлившись грудью н рулевое колесо, выглядывл из-з плеч своей мчехи. Смотрел прямо н меня.

Нпротив прилвк висело зеркло. Посмотревшись в него, я пришел к выводу, что выгляжу именно тк, кк должен выглядеть человек, ехвший всю ночь н втобусе, зтем проведший двое суток в тюрьме. Я решил, мне нужно привести себя в порядок перед тем, кк вести Роско в ресторн. Продвец прочитл мои мысли.

— Можете зйти в прикмхерскую, — предложил он.

— В воскресенье?

Он пожл плечми.

— Тм всегд кто-то есть. Он вроде кк не бывет совсем зкрыт. И не бывет совсем открыт.

Кивнув, я толкнул дверь. Из церкви вышл небольшя групп людей. Они рзошлись по своим мшинм. Городок оствлся пустынным. Но черный пикп упорно стоял н обочине перед мгзинчиком. И водитель упорно смотрел н меня.

Я нпрвился н север под плящим солнцем, пикп тронулся з мной следом, держсь н некотором рсстоянии. Водитель сидел, нвлившись н руль, и смотрел куд-то в сторону. Я сделл пру быстрых шгов, пикп увеличил скорость, чтобы не отстть. Зтем я резко остновился, и мшин проскочил мимо. Я стоял н месте. Судя по всему, водитель решил, что сдвть нзд — это уже слишком. Вдвив педль гз в пол, он с ревом рвнул вперед. Пожв плечми, я нпрвился дльше. Дошел до прикмхерской. Нырнул под нвес и подергл дверь. Открыто. Я вошел внутрь.

Кк и все в Мргрейве, прикмхерскя выглядел безукоризненно. Внутри сверкли отполировнные стринные кресл и бронзовя фурнитур. Тридцть лет нзд от подобной обстновки все спешили избвиться. Сейчс все стремятся зполучить ее нзд. З нее плтят огромные деньги, потому что он позволяет воссоздть Америку ткой, ккой ее хотят видеть люди. Ткой, ккой, кк им кжется, он был рньше. Я, нпример, считю, что рньше Америк выглядел именно тк. Сколько рз я сидел в клссе где-нибудь в Мниле или Мюнхене и предствлял себе зеленые лужйки, деревья и флги, и ткие же сверкющие прикмхерские, кк эт.

Внутри я увидел двоих негров. Они просто убивли здесь время. Прикмхерскя вроде был не совсем открыт. Но, и не совсем зкрыт. Негры дли мне понять, что обслужт меня. Ну, рз они здесь, и я здесь, почему бы и нет? К тому же, нверное, у меня был тот еще вид. Я зкзл целый список услуг. Побрить, постричь, помыть голову и почистить ботинки. Н стенх висели в рмкх первые полосы стрых гзет. Большие зголовки. Смерть Рузвельт, День Победы, убийство Джон Кеннеди, убийство Мртин Лютер Кинг. Н столе приятно мурлыкл стринный рдиоприемник в корпусе из крсного дерев. Н скмейке у окн лежл ккуртно сложення хрустящя свежя воскресня гзет.

Стрики-негры взбили в чшке мыльную пену, попрвили опсную бритву, сполоснули щетку для бритья. Обернув меня полотенцем, они принялись з рботу. Один брил меня опсной бритвой. Другой стоял рядом и ничего не делл. Я решил, что он, нверное, вступит в игру позже. Тот, который рботл, нчл болтть, кк поступют все прикмхеры. Рсскзл мне историю этой прикмхерской. Окзывется, стрики дружт с детств. Живут в Мргрейве с незпмятных времен. Нчли рботть прикмхерми до Второй мировой войны. Учились ремеслу в Атлнте. Открыли слон еще молодыми. Перебрлись сюд, когд строе здние было снесено. Негр рсскзл мне историю городк, увиденную с точки зрения прикмхер. Перечислил мне всех более или менее знчимых персон, сидевших в этих креслх. Рсскзл мне о смых рзных людях.

— Рсскжите мне о Клинерх, — попросил я.

Стрик был из болтунов, но мой вопрос зствил его змолчть. Прерввшись, он здумлся.

— Тут я ничем не могу вм помочь, это точно, — скзл он, нконец. — Эту тему мы предпочитем здесь не обсуждть. Лучше спросите меня о ком-нибудь другом.

Я пожл плечми под слоями полотенец.

— Лдно. Вы когд-нибудь слышли о Слепом Блейке?

— Слышть-то слышл, это точно, — подтвердил стрик. — Его мы можем обсуждть, тут нет никких проблем.

— Вот и отлично, — скзл я. — Тк что вы можете о нем рсскзть?

— Он время от времени бывл здесь, двным-двно, — скзл негр. — Говорят, родился в Джексонвиле, штт Флорид, это у смой грницы. Путешествовл по этим местм, знете, через Атлнту и н север до смого Чикго, потом обртно н юг. Опять через Атлнту, через эти мест, домой. Знете, тогд все было совсем по-другому. Ни втострд, ни мшин, по крйней мере, для бедного чернокожего музыкнт и его друзей. Все пешком или н попутных грузовикх.

— Вы слышли, кк он игрл? — спросил я.

Снов прерввшись, он посмотрел н меня.

— Послушйте, мне семьдесят четыре год. Это случилось тогд, когд я еще был мленьким мльчиком. Мы ведь говорим о Слепом Блейке. Ткие люди игрли в брх. А я не ходил по брм, когд был мленьким, понимете? Если бы пошел, мне бы хорошо ндрли здницу. Он был горздо стрше меня. Вы лучше поговорите с моим нпрником. Возможно, он слышл, кк игрет Слепой Блейк, только сейчс он, нверное, этого уже не помнит, потому что он мло что помнит. Не помнит дже, что ел сегодня н звтрк. Я прв? Эй, стрин, что ты сегодня ел н звтрк?

Второй стрик, скрипя, подошел к нм и облокотился н соседний умывльник. Его сморщенное лицо имело цвет крсного дерев, которым был облицовн рдиоприемник.

— Я не помню, что сегодня ел н звтрк, — скзл он. — Не помню, звтркл ли я вообще. Но вот что я скжу. Д, я стрый, но дело в том, что у стриков хорошя пмять. Только помнят они не то, что было недвно, понимете? Они помнят то, что было двно. Предствьте мою пмять кк строе ведро, понимете? Когд оно чем-то нполнено, в нем больше нет мест для нового. Совсем нет, понимете? Тк что я не помню новое, потому что мое строе ведро переполнено стрым, тем, что произошло двно. Вы понимете, что я хочу скзть?

— Конечно, понимю, — подтвердил я. — Знчит, вы слышли, кк он игрет?

— Кто?

Я поочередно посмотрел н стриков, гдя, не рзыгрывют ли они ккую-то хорошо отрепетировнную сцену.

— Слепой Блейк, — скзл я. — Вы слышли, кк он игрет?

— Нет, я не слышл, кк он игрет, — ответил стрик. — Но моя сестр слышл. Моей сестре лет девяносто, то и больше, д хрнит ее Господь. До сих пор жив. В свое время он см пел, и ей не рз доводилось петь со Слепым Блейком.

— Вот кк? Он пел с ним?

— Точно, — подтвердил сморщенный стрик. — Он пел со всеми, кто проезжл через нши мест. Вы должны понять, что рньше нш город нходился н большой дороге в Атлнту. Строе шоссе шло рньше н юг до смой Флориды. Это был единствення дорог, пересекющя Джорджию с север н юг. Конечно, сейчс есть втострды, по которым можно мчться без остновок, есть смолеты. Теперь Мргрейв никому не нужен. Никто больше через него не проезжет.

— Знчит, Слепой Блейк остнвливлся здесь? — не отствл от него я. — И вш сестр пел вместе с ним?

— Рньше все здесь остнвливлись, — скзл стрик. — В северной чсти город были бры и постоялые дворы, и все для тех, кто проезжл мимо. Все эти сды, отсюд до пожрной чсти, — прежде вместо них здесь были бры и постоялые дворы. Потом все снесли, что смо не рзвлилось. Двно уже никто не проезжет через нши мест. Но в то время город был совсем другим. Потоки людей туд и сюд, все время. Рбочие, сборщики кукурузы, торговцы, бродяги, боксеры, музыкнты. И все они остнвливлись у нс, и моя сестр им пел.

— И он помнит Слепого Блейк? — спросил я.

— Конечно, помнит, — скзл стрик. — Он считл его величйшим человеком из живущих н свете. Говорит, игрл он клссно, очень клссно.

— А что с ним случилось? Вы знете?

Стрик приздумлся. Принялся рыться в своей тускнеющей пмяти. Пру рз тряхнул седой головой. Зтем взял из нгревтеля теплое влжное полотенце и положил его мне н лицо. Нчл меня стричь. Еще рз тряхнул головой.

— Не могу скзть точно, — нконец признлся стрик. — Он время от времени приезжл к нм. Это я хорошо помню. Потом его не стло. Я тогд был в Атлнте, не зню, что с ним случилось. Слышл, его убили, может быть, здесь, в Мргрейве, может быть, где-то в другом месте. Он впутлся в ккую-то серьезную неприятность, и его убили. Нсмерть.

После того, кк стрики зкончили, я еще посидел в слоне, слушя рдио. Зтем достл пчку денег, дл им двдцть доллров, вышел н Глвную улицу и нпрвился н север. Времени было уже около полудня, и солнце припекло немилосердно. Для сентября было очень жрко. Кроме меня н улице никого не было. Черня дорог дышл жром. По этой дороге ходил Слепой Блейк, быть может, в полуденный зной. В те времен, когд эти стрики-негры еще были мльчишкми, здесь проходил ртерия, ведущя н север, в Атлнту, Чикго, к рбочим местм, ндежде, деньгм. Полуденный зной не мог остновить тех, кто шел к своей цели. Но сейчс это был лишь черня, глдкя полос сфльт, ведущя в никуд.

Мне потребовлось несколько минут, чтобы по ткой жре добрться до полицейского учстк. Пройдя по ухоженному гзону мимо еще одной бронзовой сттуи, я открыл мссивные стеклянные двери. Шгнул внутрь, в прохлду. Роско ждл меня, прислонившись к столу дежурного. У нее з спиной я увидел Стивенсон, бурно говорившего по телефону. Роско был бледн и очень встревожен.

— Мы ншли еще один труп, — скзл он.

— Где? — спросил я.

— Опять рядом со склдми, — скзл он. — Только н этот рз с другой стороны шоссе, у рзвилки, под нсыпью.

— Кто его обнружил?

— Финлей. Он отпрвился туд утром, чтобы еще рз осмотреть место преступления и нйти ккие-нибудь улики, которые могли бы помочь рзобрться с первым трупом. Хорошя мысль, првд? А ншел он еще один труп.

— Вы определили, чей? — спросил я.

Роско покчл головой.

— Личность не устновлен. Кк и у первого.

— Где сейчс Финлей?

— Отпрвился к Хбблу, — скзл он. — Он считет, Хббл что-то знет.

Я кивнул.

— Сколько времени пролежл второй труп?

— Дня дв-три. Финлей убежден, что в ночь с четверг н пятницу произошло двойное убийство.

Я снов кивнул. Хбблу действительно что-то известно. Нпример, тот человек, которого он нпрвил н встречу с высоким детективом с бритой головой. Хббл не мог понять, кк ему удлось скрыться. А этот человек никуд не скрылся. С улицы донесся шум подъехвшей мшины, и большие стеклянные двери рскрылись. Финлей просунул к нм свою голову.

— Роско, едем в морг, — скзл он. — И ты тоже, Ричер.

Я и Роско вышли следом з ним н жру. Сели в седн Роско без отличительных знков. Финлей оствил свою мшину у учстк. Роско сел з руль. Я сел нзд. Финлей устроился спереди слев, рзвернувшись тк, чтобы одновременно говорить с нми обоими. Роско вывел мшину н шоссе и повернул н юг.

— Я не смог нйти Хббл, — скзл Финлей, глядя н меня. — У него дом никого нет. Он ничего не говорил о том, что куд-то собирется?

— Нет, — ответил я. — Ничего не говорил. З все выходные мы не скзли друг другу и пры слов.

Финлей проворчл что-то невнятное.

— Мне нужно выяснить все, что известно Хбблу об этом деле, — скзл он. — Мы имеем дело с чем-то серьезным, и Хббл что-то знет, это точно. Ричер, что он тебе рсскзл?

Я ничего не ответил. Я до сих пор не был до конц уверен, н чьей я стороне. Вероятно, н стороне Финлея, но если Финлей сейчс сунет свой нос в то, в чем змешн Хббл, и Хбблу, и его семье крышк. Это точно. Поэтому я решил остться в стороне и пострться кк можно скорее убрться отсюд ко всем чертям. Я не хотел впутывться в эту историю.

— Ты пробовл позвонить ему н сотовый телефон? — спросил я.

Буркнув себе под нос, Финлей покчл головой.

— Телефон отключен, — скзл он. — Мне сообщил об этом ккой-то втомтический голос.

— Хббл зезжл з своими чсми? — спросил я.

— З чем?

— З своими чсми, — повторил я. — В пятницу он оствил у Бейкер «Ролекс» стоимостью десять тысяч доллров, когд Бейкер ндевл н нс нручники, чтобы отпрвить в Уорбертон. Тк вот, Хббл зезжл з чсми?

— Нет, — ответил Финлей. — По крйней мере, мне об этом никто не говорил.

— Лдно, — скзл я. — Знчит, у него ккое-то неотложное дело. Дже ткой осел кк Хббл не збудет про чсы стоимостью десять тысяч доллров, верно?

— Что з неотложное дело? — спросил Финлей. — Что он тебе говорил об этом?

— Ровным счетом ничего, — скзл я. — Кк я уже тебе говорил, мы с ним почти не рзговривли.

Финлей рздрженно смотрел н меня.

— Слушй, Ричер, ты со мной не шути. До тех пор, пок я не рзыщу Хббл, я буду трясти тебя, выпытывя, что он тебе скзл. И не пытйся меня убедить, что он дв дня держл рот н змке, потому что ткие кк он всегд нчинют говорить. Я это зню, и ты тоже знешь, тк что не шути со мной, хорошо?

Я только пожл плечми. Финлей не может снов меня рестовть. Быть может, я смогу сесть н втобус тм, где нходится морг. Придется откзться от обед с Роско. Жль.

— Что можно скзть о втором трупе? — спросил я.

— Почти то же смое, что и о предыдущем, — скзл Финлей. — Похоже, это произошло в одно время. Убит тремя выстрелми. Возможно, из того же смого оружия. Этого, после смерти, не пинли, но, скорее всего, об убийств связны между собой.

— Вы устновили личность убитого?

— Его зовут Шермн, — скзл Финлей. — Кроме этого мы больше ничего не знем.

— Рсскжи мне подробнее, — попросил я.

Я сделл это по привычке. Финлей здумлся. Принял решение. Мы с ним нпрники.

— Неопозннный белый мужчин, — скзл Финлей. — То же смое, что и в первом случе: никких документов, ни бумжник, ни отличительных примет. Но у этого были золотые чсы с грвировкой: «Шермну с любовью от Джуди». Убитому лет тридцть — тридцть пять. Точнее скзть трудно, труп пролежл н улице трое суток, и нд ним изрядно потрудились всякие мелкие животные, понимешь? Губ нет, глз тоже, но првя рук уцелел. Он был подвернут под тело, тк что мне удлось снять приличные отпечтки пльцев. Мы их отпрвили чс нзд, тк что, если повезет, это что-нибудь дст.

— Огнестрельные рнения? — спросил я.

Финлей кивнул.

— Судя по всему, из того же оружия. Пули мленького клибр с мягкими нконечникми. По-видимому, первя лишь рнил этого прня, и он мог бежть. Потом он получил еще пру пуль, но все же успел добежть до рзвилки. Тм он упл и умер от потери крови. Его не пинли ногми, потому что не смогли нйти. По крйней мере, н мой взгляд, все произошло именно тк.

Меня передернуло. В восемь чсов утр в пятницу я проходил мимо тех смых мест. Между двумя трупми.

— И ты полгешь, что убитого зовут Шермн? — спросил я.

— Это имя выгрвировно н чсх.

— А может быть, это не его чсы, — предположил я. — Он мог их укрсть. Получить по нследству. Купить в ломбрде, нйти н улице.

Финлей снов проворчл что-то невнятное.

К этому моменту мы уже отъехли к югу от Мргрейв миль н десять. Роско держл приличную скорость, следуя по строму шоссе. Зтем мы свернули нлево и поехли по прямой кк стрел дороге, уходящей к горизонту.

— Черт побери, куд мы нпрвляемся? — спросил я.

— В окружную больницу, — скзл Финлей. — В Йеллоу-Спрингс. Предпоследний город штт н юге. Теперь остлось совсем немного.

Через некоторое время, впереди, пятном н горизонте в горячем мреве покзлся Йеллоу-Спрингс. Н смой окрине город обособленно стоял окружной больничный комплекс, построенный еще тогд, когд болезни были зрзные, и больных требовлось изолировть. Это был большой центр, состоящий из нескольких приземистых длинных здний, рскинувшихся н территории в пру кров. Сбвив скорость, Роско свернул н глвную дорожку. Попрыгв н «лежчих полицейских», мы подъехли к группе здний в дльней чсти комплекс. Морг нходился в длинном бункере с большой открытой дверью. Выйдя из мшины, мы переглянулись и вошли внутрь.

Нс встретил сотрудник и провел в кбинет. Он сел з метллический стол, знком предложив Финлею и Роско устроиться н стульях. Я прислонился к столу, между компьютером и фксом. Судя по всему, больниц не могл похвстть крупными бюджетными вливниями. Все было стрым и неухоженным. Рзительный контрст с полицейским учстком Мргрейв. Сотрудник морг выглядел очень уствшим. Не молодой и не стрый, нверное, одних лет с Финлеем. Белый хлт. Он производил впечтление человек, чье мнение никого не интересует. Сотрудник не предствился. Решил, что мы должны знть, кто он ткой и чем здесь знимется.

— Чем могу вм помочь? — спросил он.

По очереди посмотрел н всех нс, ожидя ответ. Мы молч смотрели н него.

— Это одно и то же дело? — нконец спросил Финлей.

Его поствленный грврдский кцент прозвучл очень стрнно в этом обшрпнном кбинете. Птологонтом пожл плечми.

— Со вторым трупом я рботл только чс, — скзл он. — Но, нверное, действительно одно и то же дело. Прктически однознчно одно и то же оружие. В обоих случях пули мленького клибр с мягкими нконечникми. Пули имели очень небольшую скорость, тк что, по-видимому, оружие было с глушителем.

— Мленький клибр? — спросил я. — Что знчит мленький?

Врч перевел взгляд н меня.

— Я не эксперт по стрелковому оружию, — скзл он. — Н мой взгляд, двдцть второй клибр. По крйней мере, мне тк покзлось. Пули двдцть второго клибр с мягкими нконечникми. Возьмем, к примеру, голову первого труп. Дв небольших входных отверстия с рвными крями, и огромные выходные отверстия, снесшие пол-лиц, что хрктерно для пуль мленького клибр с мягкими нконечникми.

Я кивнул. Именно ткие рнения нносят пули с мягкими нконечникми. Попдя в тело, они рсплющивются. Преврщются в комок свинц рзмером с четвертк, кувыркющийся в ткнях. Выходя из тел, вырывют большой комок. И ккуртную, неторопливую пулю 22-го клибр имеет смысл применять с глушителем. Глушитель бесполезен, если пуля имеет сверхзвуковую скорость. В этом случе он н всем пути до цели создет собственную звуковую волну, словно крошечный смолет-перехвтчик.

— Хорошо, — скзл я. — Обе жертвы были убиты тм, где их ншли?

— В этом не может быть сомнений, — подтвердил врч. — В обоих трупх очевидны признки гипостз.

Он посмотрел н меня, ожидя, что я спрошу, что ткое гипостз. Я это знл и без него, но решил проявить вежливость. Поэтому я изобрзил недоумение.

— Посмертный гипостз, — пояснил врч. — Покрснение ткней. После смерти кровообрщение прекрщется, тк? Сердце больше не бьется. Кровь подчиняется зкону всемирного притяжения. Стекет вниз по телу, в сосуды, нходящиеся, тк скзть, «н дне», кк првило, в мельчйшие кпилляры кожного покров у пол или у того, н чем лежит тело. Первыми опускются крсные кровяные тельц. Они окршивют кожу в крсный цвет. Потом кровь сворчивется, и кртинк фиксируется, словно фотогрфия. По прошествии нескольких чсов пятн уже не будут меняться. Пятн н первом трупе полностью совпдют с его положением н земле во дворе склд. Он был зстрелен, упл мертвым, был избит ногми, зтем пролежл около восьми чсов. Тут нет никких сомнений.

— Что можете скзть относительно побоев? — спросил Финлей.

Покчв головой, птологонтом пожл плечми.

— Никогд не видел ничего похожего. Время от времени ткое встречется в медицинских журнлх. Несомненно, рбот психопт. Объяснить это никк нельзя. Трупу уже было все рвно. Он ничего не чувствовл, потому что был мертв. Тк что, нверное, колотивший его просто дл выход своим чувствм. Невероятня ярость, огромня сил. Трвмы стршные.

— А что нсчет второго труп? — спросил Финлей.

— Ему удлось убежть, — скзл врч. — Первый выстрел был сделн в спину с близкого рсстояния, но он не был смертельным, и рненый побежл. По дороге получил еще две пули. Одну в шею, вторую в бедро, и он окзлсь смертельной. Перебил бедренную ртерию. Рненый добежл до нсыпи у рзвилки, упл и умер от потери крови. Тут тоже нет никких сомнений. Если бы всю ночь с четверг н пятницу не шел проливной дождь, вы бы увидели н дороге кроввый след. Рненый потерял не меньше полутор гллонов, потому что сейчс их в нем больше нет.

Мы молчли. Я думл об отчянном рывке второго прня по дороге. Он искл спсения, пули кромсли его тело. Обессиленный, он упл н нсыпь и умер под тихий шорох ночных животных.

— Ну, хорошо, — скзл Финлей. — Знчит, мы можем с большой долей вероятности предположить, что обе жертвы были вместе. Убийц встречет их со своими двумя товрищми, зстет врсплох, двжды стреляет первому в голову, тем временем второй пытется убежть и получет три пули в спину, тк?

— Вы считете, убийц было трое? — спросил врч.

Финлей кивнул н меня. Это был моя версия, поэтому объяснять должен был я.

— Три рзличных тип поведения, — скзл я. — Профессионльный стрелок, обезумевший мньяк и дилетнт, пытющийся спрятть труп.

Врч кивнул.

— Готов с вми соглситься. Первый мужчин был убит выстрелом в упор, тк что можно предположить, что он знл убийц и позволил им приблизиться.

Финлей кивнул.

— По-видимому, тк все и произошло. Встречются пятеро. Трое нпдют н двоих. Похоже, дело серьезное, тк?

— Нм известно, кто убийцы? — спросил врч.

— Нм дже не известно, кто жертвы, — скзл Роско.

— Есть н этот счет ккие-нибудь гипотезы? — спросил Финлей, обрщясь к врчу.

— По поводу второго убитого ничего не могу скзть, если не считть имени н чсх, — скзл тот. — Он попл ко мне н стол всего чс нзд.

— Знчит, нсчет первого есть кое-что? — спросил Финлей.

Врч нчл рыться в бумгх н столе, но тут ззвонил телефон. Врч ответил, зтем протянул трубку Финлею.

— Это вс.

Подвшись вперед, Финлей взял трубку. Некоторое время слушл.

— Отлично, — скзл он нконец. — Рспечтй и перешли по фксу сюд, хорошо?

Вернув трубку врчу, он откинулся н спинку стул. У него н лице обознчились зчтки улыбки.

— Это звонил Стивенсон, он в учстке. В кртотеке обнружены отпечтки первого убитого. Похоже, мы првильно поступили, отпрвив повторный зпрос. Сейчс Стивенсон перешлет нм полученные днные по фксу, вы, док, тем временем рсскжете нм, что вм удлось узнть, и мы срвним результты.

Устлый человек в белом хлте пожл плечми и взял лист бумги.

— Первый убитый? — нчл он. — Много про него не скжу. Тело было в жутком состоянии. Высокий, в хорошей спортивной форме, голов обрит нголо. Глвное — его зубы. Похоже, ему их лечили в смых рзных местх. Кое-что определенно мерикнское, кое-что похоже н мерикнское, кое-что точно згрничное.

Рядом с моим бедром зпищл и зворчл фкс, зглтывя полоску тонкой бумги.

— И что можно из всего этого зключить? — спросил Финлей. — Это инострнец? Или мерикнец, много живший з грницей?

Полоск бумги появилсь с противоположной стороны, покрытя отпечтнным текстом. Фкс остновился и зтих, и я, взяв листок, пробежл по нему взглядом. Зтем прочитл внимтельнее, еще рз. Меня пробрл холодня дрожь. Охвченный ледяным прличом, я был не в силх пошевелиться. Я не мог поверить своим глзм. Кзлось, н меня обрушился небосвод. Повернувшись к врчу, я нчл говорить.

— Этот человек вырос з грницей. Он лечил зубы в тех местх, где ему приходилось жить. В возрсте восьми лет он сломл првую руку, и ее лечили в Гермнии. Глнды ему удляли в военном госпитле в Сеуле.

Врч удивленно посмотрел н меня.

— И это все определили по его отпечткм пльцев?

Я покчл головой.

— Этот человек был моим бртом.

Глв 10

Однжды я видел документльный фильм об экспедиции во льдх Арктики. Идешь по сплошному леднику. Вдруг лед вздымется и трескется. Ккие-то невидимые нпряжения в торосх. Вокруг возникет совершенно новый лндшфт. Тм, где только что был рвнин, высятся ледяные склы. З спиной глубокие рсселины. Впереди озеро, которого только что не было. З ккое-то мгновение весь мир полностью изменился. Именно тк я себя сейчс чувствовл. Зстыв от потрясения у столик между фксом и компьютером, я ощущл себя исследовтелем Арктики, сделвшим один шг и увидевшим, кк вокруг него все переменилось.

Меня провели в холодильное отделение морг для формльного опознния тел. Лицо полностью снесли выстрелы, все кости были переломны, но я узнл брт по шрму в виде звездочки н шее. Он получил его двдцть девять лет нзд, когд мы с ним игрли с рзбитой бутылкой. Зтем меня повезли нзд в полицейский учсток Мргрейв. Мшину вел Финлей, Роско сидел сзди, рядом со мной, и всю дорогу держл меня з руку. Мы ехли всего минут двдцть, но з это время я пережил зново две жизни. Свою и брт.

Мой брт Джо. Н дв год стрше меня. Он родился н военной бзе н Дльнем Востоке в смом конце эпохи Эйзенхуэр. Я родился н военной бзе в Европе в смом нчле эпохи Кеннеди. Мы росли вместе, стрнствуя по всему свету, но оствясь в змкнутой, изолировнной мимолетной среде, которую создют для себя семьи военных. Вся жизнь для нс состоял из случйных и непредскзуемых переездов. Нм стновилось не по себе, если мы ходили полтор семестр в одну и ту же школу. Иногд для нс проходили целые годы без зимы. В нчле осени мы покидли Европу и перебирлись куд-нибудь н Тихий окен, где снов нчинлось лето.

Нши друзья постоянно исчезли. Ккую-то чсть перебрсывли н новое место, и дв-три прня пропдли. Иногд мы снов встречли их через несколько месяцев в совершенно другом месте. Но большинство мы больше никогд не видели. Никто не здоровлся и не прощлся. Сегодня ты здесь, звтр тебя уже здесь нет.

Потом, когд мы с Джо стли стрше, нм пришлось путешествовть еще больше. После войны во Вьетнме рмия нчл тсовть людей по всему миру все чще и чще. Жизнь превртилсь в рсплывющуюся перед глзми череду военных бз. У нс никогд не было никких пожитков. Кждому рзрешлось брть н трнспортный смолет только по одной сумке.

Все эти шестндцть слившихся воедино лет мы с бртом были вместе. Джо являлся единственной постоянной соствляющей в моей жизни. И я любил его кк брт. Но эт фрз облдет исключительно определенным смыслом. Кк и большинство рспрострненных поговорок. Кто-то говорит, что он спит кк млденец. Он подрзумевет, что спит хорошо? Или, ноборот, хочет скзть, что кждые десять минут просыпется в крикх и слезх? Я любил Джо кк брт, что в ншей семье ознчло многое.

Скзть по првде, я не могу скзть точно, любил ли я его или нет. И Джо не мог скзть, любил ли он меня. У нс с ним был рзниц всего в дв год, но Джо родился в пятидесятые, я в шестидесятые. Нм это кзлось горздо знчительнее, чем ккие-то дв год. Рзумеется, кк и все бртья с рзницей в возрсте в дв год мы устривли друг другу сущий д. Мы ссорились и дрлись, только и ждли, когд вырстем и избвимся друг от друг. Все шестндцть лет, что мы прожили вместе, мы не знли, любим или ненвидим друг друг.

Но у нс было то, что есть в семьях всех военных. Семья — это твоя чсть. В рмии солдт учт быть до конц преднными своей чсти. Это основополгющий зкон жизни. А дети копируют взрослых. Переносят ту же смую беззветную преднность н свою семью. Тк что ты можешь ненвидеть своего брт, но ты ни з что не позволишь кому бы то ни было сделть ему плохо. Это было спрведливо и в отношении нс с Джо. Мы были безоговорочно предны друг другу. Попдя в новую школу, мы стояли спиной к спине, кулкми проклдывли себе дорогу через неприятности. Я вступлся з Джо, он вступлся з меня. В течение шестндцти лет. Нельзя скзть, что у нс было нормльное детство, но иного мы не знли. Джо был для меня нчлом и концом. А теперь кто-то его убил. Я сидел н зднем сиденье полицейского «Шевроле» и слушл звучвший у меня в голове голос, нстойчиво спршивющий, что я собирюсь делть.

Проехв весь Мргрейв, Финлей остновился у полицейского учстк, прямо перед большими стеклянными дверями. Он и Роско вышли из мшины и остновились, дожидясь меня, совсем кк Бейкер и Стивенсон сорок восемь чсов нзд. Я присоединился к ним в полуденном зное. Мы постояли, зтем Финлей открыл мссивную входную дверь, и мы вошли внутрь. Прошли через пустынное дежурное помещение в просторный кбинет, отделнный крсным деревом.

Финлей сел з письменный стол. Я сел н тот смый стул, н котором сидел в пятницу. Роско пододвинул стул и сел рядом со мной. Финлей с грохотом выдвинул ящик. Достл мгнитофон. Снов проделл рутинную проверку микрофон своим ногтем. Зтем посмотрел н меня.

— Прими мои искренние соболезновния, — скзл он.

Я кивнул, ничего не ответив.

— Боюсь, мне придется здть тебе мссу вопросов, — продолжл Финлей. Я снов молч кивнул. Я понимл, в кком положении он нходится. Мне смому не рз приходилось бывть в тком положении.

— Кто ближйший родственник твоего брт? — спросил Финлей.

— Я, — скзл я. — Если только он не женился, не поствив меня в известность.

— Кк ты думешь, ткое могло произойти?

— Мы не были очень близки, — скзл я. — Но я сомневюсь.

— Вши родители умерли?

Я кивнул. Финлей тоже кивнул. Зписл меня кк ближйшего родственник.

— Кк полное имя твоего брт?

— Джо Ричер, — ответил я. — Без среднего имени.

— Джо — это сокрщение от Джозеф?

— Нет, — скзл я. — Просто Джо. Кк и меня зовут просто Джек. Нш отец любил простые имен.

— Хорошо, — скзл Финлей. — Он был млдше или стрше тебя?

— Стрше. — Я нзвл дту рождения Джо. — Стрше н дв год.

— Знчит, ему было тридцть восемь?

Я кивнул. Бейкер скзл, жертве было лет сорок. Нверное, Джо плохо сохрнился.

— У тебя есть его последний дрес?

Я покчл головой.

— Нет. Он жил где-то в Вшингтоне. Кк я уже скзл, мы с ним не были особенно близки.

— Хорошо, — повторил Финлей. — Когд ты видел брт в последний рз?

— Около двдцти минут нзд, — скзл я. — В морге.

Финлей сочувственно кивнул.

— А до этого?

— Семь лет нзд, — скзл я. — Н похоронх ншей мтери.

— У тебя есть его фотогрфия?

— Ты же видел все мои пожитки, когд меня обыскли, — скзл я. — У меня нет никких фотогрфий.

Финлей снов кивнул. Помолчл. Ему стновилось не по себе.

— Ты можешь его описть?

— До того, кк ему выстрелом снесли лицо?

— Ты же понимешь, это может помочь, — скзл Финлей. — Нм необходимо узнть, кто, где и когд видел его в нших местх.

Я кивнул.

— Полгю, можно скзть, он был похож н меня, — скзл я. — Где-то н дюйм выше, фунтов н десять легче.

— То есть, его рост около шести футов шести дюймов? — спросил Финлей.

— Нверное, — подтвердил я. — И вес около двухсот фунтов.

Финлей зписл все это.

— И он брил голову? — спросил он.

— Нет, по крйней мере, когд я видел его в последний рз, — ответил я. — У него были обыкновенные волосы, кк у всех.

— Знчит, это было семь лет нзд, д? — спросил Финлей. Я пожл плечми.

— Быть может, Джо нчл лысеть, — предположил я. — И очень стрдл по этому поводу.

Финлей кивнул.

— Где твой брт рботл? — спросил он.

— Последнее, что я о нем слышл, он рботл в Госудрственном кзнчействе, — скзл я. — Чем именно знимлся, я не в курсе.

— А до этого? Он тоже служил в рмии?

Я кивнул.

— В военной рзведке. Зтем уволился и рботл в госудрственных учреждениях.

— Брт писл тебе, что бывл здесь, тк? — спросил Финлей.

— Он упоминл про Слепого Блейк, — скзл я. — Не уточнял, что именно привело его сюд. Но это будет нетрудно устновить.

Финлей кивнул.

— Звтр же с утр мы сделем несколько телефонных звонков. А до тех пор ты точно не сможешь нм ответить, что он делл в нших крях?

Я покчл головой. Я понятия не имел, что привело Джо сюд. Но я знл, что это известно Хбблу. Джо был тем смым высоким детективом с бритой головой и кодовым именем. Это Хббл приглсил его сюд, и Хббл знл, зчем именно. Первым делом ндо нйти Хббл и рсспросить его.

— Ты скзл, вы не смогли нйти Хббл? — спросил я.

— Нигде не смогли, — подтвердил Финлей. — Его нет дом н Бекмн-дрйв, его никто не видел в городе. Хббл может нс просветить, точно?

Я только пожл плечми. Я не собирлся рскрывть все свои крты. Если мне придется ндвить н Хббл, выжимя из него то, о чем он не хочет рспрострняться, лучше будет сделть это без посторонних. Мне не очень-то хотелось, чтобы Финлей стоял при этом у меня з спиной. Возможно, ему покжется, что я ндвил слишком сильно. И я определенно не собирлся стоять з спиной у Финлея, нблюдя з тем, что делет он. Я не хотел двить н него. Возможно, мне покжется, что Финлей двит слишком слбо. Кроме того, Хббл рзговорится со мной быстрее, чем с полицейским. Он уже н полпути к откровенности. Тк что, сколько именно известно Хбблу, остнется моим мленьким секретом. Пок.

— Я понятия не имею, что известно Хбблу, — скзл я. — Это ведь ты утверждешь, что он рссыплся.

Опять проворчв что-то невнятное, Финлей пристльно посмотрел н менл. Я понял, что его мысли нчинют течь в новом нпрвлении. Причем у меня не было сомнений, в кком именно. Мне следовло догдться рньше, что тк и произойдет. В делх об убийстве есть тк нзывемое «првило большого пльц». Оно выведено н основе опыт и сттистических днных. Првило большого пльц глсит, что, имея убитого, нужно первым делом хорошенько присмотреться к его семье. Потому что чертовски огромное количество убийств совершется родственникми. Мужьями, женми, сыновьями. И бртьями. Этому учит теория. З двдцть лет в полиции Бостон Финлею приходилось сотни рз видеть подтверждение этого н прктике. Я понял, что теперь он попробует повторить то же смое в Мргрейве. Мне ндо было нпрвить его мысли в другую сторону. Я не хотел снов терять время в тюрьме. Тк кк у меня, похоже, появились другие зботы.

— Ты доволен моим либи, ведь тк? — спросил я.

Финлей понял, к чему я клоню. Кк будто мы были коллегми, рзбирющими зпутнное дело. Он сверкнул улыбкой.

— Все без изменений, — подтвердил Финлей. — В тот момент, когд все это происходило, ты был в Тмпе.

— Отлично, — скзл я. — А вш нчльник Моррисон этим удовлетворен?

— Он пок что ничего не знет, — скзл Финлей. — У него дом никто не отвечет н звонки.

— Мне не нужны новые ошибки, — скзл я. — Жирный придурок утверждл, что видел меня н месте преступления. Я хочу, чтобы он уяснил: больше этот номер не пройдет.

Финлей кивнул. Пододвинул к себе телефонный ппрт и нбрл номер. Я услышл из трубки тихие гудки, звучвшие долго-долго и оборввшиеся только тогд, когд Финлей нжл н рычжки.

— Дом никого нет, — скзл он. — Сегодня ведь воскресенье, првд? Зтем он достл из ящик телефонный спрвочник. Рскрыл его н букву "X". Ншел номер Хббл в доме по Бекмн-дрйв. Нбрл его и получил тот же результт. Много длинных гудков и никкого ответ. Зтем Финлей попытлся позвонить Хбблу н сотовый телефон. Электронный голос нчл отвечть, что ппрт отключен. Не дослушв ответ до конц, Финлей положил трубку.

— Кк только нйду Хббл, я возьмусь з него всерьез. Он кое-что знет, но не хочет ничего нм скзть. А до тех пор я мло что могу предпринять, првд?

Я пожл плечми. Финлей был прв. След успел остыть. Единственной зцепкой, нмекющей н то, что Хббл что-то знет, был пник, охвтившя его в пятницу.

— Что ты собирешься делть, Ричер? — спросил меня Финлей.

— Пок не решил, — ответил я.

Финлей подозрительно смерил меня взглядом. Не врждебным, но очень серьезным, словно пытясь передть им просьбу и одновременно прикз.

— Предоствь это мне, прошу, — скзл он. — Тебе сейчс очень плохо, и ты хочешь увидеть торжество првосудия, но мне не нужны незвисимые рсследовния, понятно? Этим делом будет знимться полиция. Ты чстное лицо. Тк что предоствь все мне, договорились?

Пожв плечми, я кивнул. Встл.

— Пойду прогуляюсь.

Оствив Финлея и Роско в кбинете, отделнном крсным деревом, я прошел через дежурное помещение. Толкнул дверь и вышел в полуденный зной. Прогулялся по стоянке и пересек широкую лужйку. Подошел к бронзовому пмятнику. Это было еще одно свидетельство блгодрности чертову Кспру Тилу, кем бы он ни был. Тому же типу, чей пмятник стоял в сквере н южной окрине городк. Прислонившись к теплому метллическому боку Тил, я здумлся.

Соединенные Штты — огромня стрн. Миллионы квдртных миль. Почти трист миллионов жителей. Я не видел Джо семь лет, и он не видел меня, но мы с интервлом в восемь чсов окзлись в одной и той же точке. Я прошел в пятидесяти ярдх от мест, где лежло его тело. Это было чертовски большое совпдение, прктически невероятное. Тк что Финлей окзывл мне большую любезность, относясь к этому кк к совпдению. Вообще-то он должен был попытться рзвлить мое либи. Быть может, он уже этим знимется. Звонит в Тмпу, перепроверяет покзния свидетелей.

Но он ничего не нйдет, потому что это действительно было случйным совпдением. Нет смысл снов и снов копться в нем. Я окзлся в Мргрейве, поддвшись безумной прихоти. Если бы я н минуту дольше рзглядывл крту своего сосед, втобус проехл бы мимо рзвилки, и я збыл бы о Мргрейве. Доехл бы до Атлнты и тк ничего и не узнл бы о Джо. Быть может, прошло бы еще семь лет, прежде чем до меня дошло известие о его смерти. Тк что нет смысл переживть из-з совпдений.

Мне остется только решить, кк отнестись к случившемуся.

Мне было год четыре, когд я впервые понял, что ткое преднность семье. Я вдруг осознл, что должен вступться з Джо, тк же кк он вступется з меня. Со временем это стло второй нтурой, дошло до втомтизм. В моей голове постоянно присутствовл мысль, что нужно нйти Джо и убедиться, что с ним все в порядке. Много рз я выбегл во двор новой школы и зствл группу ребят, выясняющих отношения с долговязым худым новичком. Я вступл в дело и двл двоим-троим в морду. После чего возврщлся к своим приятелям и продолжл игрть в футбол. Выполнив свой долг, знимлся своим делом. Это продолжлось двендцть лет, с того момент, кк мне исполнилось четыре год, и до тех пор, пок Джо не ушел из дом. Эти двендцть лет оствили в моем созннии неизглдимый след, потому что с тех пор в моей голове постоянно звучл слбым отголоском один и тот же вопрос: где Джо? После того, кк брт вырос и стл жить отдельно, беспокоиться з его судьбу уже не имело смысл. Но отголоски звучли постоянно. Где-то в глубине души я всегд понимл, что, если пондобится, я должен буду вступиться з Джо.

Теперь он умер. Его больше нет в живых. Я стоял, прислонившись к пмятнику перед зднием полицейского учстк, и слушл тихий голос, нстойчиво твердивший: ты должен что-то предпринять.

Двери полицейского учстк рспхнулись. Прищурившись, я увидел выходящую Роско. Солнце было у нее з спиной, отчего вокруг ее головы светился нимб. Оглядевшись по сторонм, он увидел меня н лужйке рядом с пмятником. Нпрвилсь ко мне. Я оторвлся от теплой бронзы.

— Кк ты? — спросил Роско.

— Змечтельно, — ответил я.

— Ты в этом уверен?

— Я не собирюсь зктывть истерики, — зверил ее я. — Быть может, я должен был тк себя вести, но если честно, я сейчс ничего не чувствую.

Это был првд. Я ничего не чувствовл. Возможно, это был стрння рекция, но я действительно не испытывл никких чувств. Бессмысленно это отрицть.

— Лдно, — вздохнул Роско. — Быть может, тебя куд-нибудь подбросить?

Возможно, Финлей послл ее присмтривть з мной, но мне было все рвно. Он стоял, освещення солнцем, потрясюще крсивя. Я поймл себя н мысли, что чем дольше смотрю н нее, тем больше он мне нрвится.

— Ты не хочешь покзть мне, где живет Хббл? — нконец спросил я.

Роско здумлсь.

— А не лучше ли оствить это Финлею? — спросил он.

— Я только хочу узнть, вернулся ли он домой, — скзл я. — Я не собирюсь его есть. Если Хббл дом, мы срзу позовем Финлея, договорились?

— Договорились. — Пожв плечми, Роско улыбнулсь. — Что ж, поехли.

Пройдя через лужйку, мы сели в полицейский «Шевроле». Роско звел двигтель и выехл со стоянки, повернул нлево и проехл н юг через идельный городок. День стоял великолепный. Яркое сентябрьское солнце превртило его в скзку. Мощеные тротуры сверкли, беля крск своим сиянием резл глз. Было тихо. Мргрейв куплся в воскресном зное. Н улицх не было ни души.

У сквер Роско повернул нпрво и поехл по Бекмн-дрйв. Обогнул церковь. Мшины исчезли, все вокруг было тихо. Поклонение богу зкончилось. Бекмн-дрйв окзлсь широкой улицей, обсженной деревьями и поднимющейся в гору. От нее веяло богтством, тенистой прохлдой и процветнием. Вот что подрзумевют генты по торговле недвижимостью, говоря о престижном месте. Домов не было видно. Они отстояли длеко от дороги и прятлись з широкими лужйкми, высокими деревьями, густыми кустми. Время от времени мне удвлось мельком рзглядеть белое крыльцо или крсную крышу. Чем дльше мы ехли, тем более обширными стновились земельные учстки. Несколько сотен ярдов между почтовыми ящикми. Огромные рскидистые деревья. От этих мест веяло солидностью. Однко з зеленой листвой скрывлись свои тйны. В случе с Хбблом это был ккя-то тргедия, полня отчяния, вынудившя его связться с моим бртом. И стоившя моему брту жизни.

Сбросив скорость у белого почтового ящик, Роско свернул нлево, к дому номер двдцть пять. Примерно в миле от город, спиной к клонящемуся к зкту солнцу, последний дом н улице. Дльше в тумнное мрево уходили персиковые рощи. Мы медленно петляли по извивющейся дорожке между огромными клумбми. Дом окзлся не тким, кким я его предствлял. Я почему-то видел его обычным белым коттеджем, только большим. Он же окзлся просто великолепным, нстоящим дворцом, огромным. Все было очень дорогим. Широкя дорожк, вымощення грвием, большие брхтные гзоны, рзвесистые деревья редких видов, все сверкет в ярких солнечных лучх. Но темный «Бентли», который я видел у тюрьмы, отсутствовл. Похоже, хозяев не было дом.

Роско остновил мшину у крыльц, и мы вышли. Стоял полня тишин. Я не слышл ничего, кроме гудения полуденного зноя. Мы звонили и стучли в дверь, но нм никто не ответил. Пожв плечми, мы обошли дом сбоку. Акры зеленых гзонов, пестрящие смыми рзными цветми. Зтем просторный внутренний дворик и лужйк, спускющяся к огромному бссейну. Н солнце вод кзлсь ярко-голубой. В рскленном воздухе чувствовлся зпх хлорки.

— Неплохое местечко, — зметил Роско.

Я кивнул, гдя, бывл ли здесь мой брт.

— Кжется, сюд подъехл мшин, — скзл Роско.

Вернувшись к крыльцу, мы увидели н дорожке большой «Бентли». З рулем сидел т светловолося женщин, которую я видел, покидя тюрьму. С ней были дв ребенк. Мльчик и девочк. Семья Хббл, которую он любил до безумия. Но его смого с ними не было.

Судя по всему, блондинк был знком с Роско. Женщины поздоровлись, и Роско предствил меня. Крепко пожв мне руку, блондинк скзл, что ее зовут Чрлин, но предложил мне звть ее Чрли. С виду он был очень дорогой: высокя, стройня, хорошя фигур, безукоризненно одетя, безукоризненно ухоження. Ее лоб пересекл глубокя волевя склдк. Воли в ней было достточно, чтобы блондинк срзу же мне понрвилсь. Здержв мою руку в своей, он улыбнулсь, но в ее улыбке сквозило нпряжение.

— Боюсь, эти выходные никк не нзовешь лучшими в моей жизни, — скзл Чрли. — Однко, мистер Ричер, я должн поблгодрить вс от всего сердц. Муж скзл, что в тюрьме вы спсли ему жизнь.

В ее голосе прозвучл лед. Нпрвленный не н меня. Н обстоятельств, вынудившие ее употребить слов «муж» и «тюрьм» в одном предложении.

— Пустяки, — скзл я. — Где он сейчс?

— У него ккие-то дел, — ответил Чрли. — Полгю, он вернется домой позже.

Я кивнул. В этом состоял плн Хббл. Он скзл, что снчл нвешет своей жене ккую-нибудь лпшу, зтем попытется все змять. У меня мелькнул мысль, что Чрли хочется поговорить со мной о случившемся, но рядом молч стояли дети, и я понимл, что он не стнет говорить при них. Поэтому я им улыбнулся. Ндеясь, что они зсмущются и убегут, кк обычно поступют все дети, которым я улыбюсь. Но они лишь улыбнулись мне в ответ.

— Это Бен, — предствил мне детей Чрли. — А это Люси.

Это были очень симптичные дети. Девочк еще сохрнил детскую пухлость. У нее не было передних зубов. Змечтельные золотистые волосы, звязнные в хвостики. Мльчик был почти одного рост со своей млдшей сестрой. Худощвый и не по годм серьезный. Он совсем не был похож н уличного хулигн. Змечтельные дети, вежливые и спокойные. Поздороввшись со мной, они отошли нзд и встли рядом с мтерью. Глядя н Чрли и ее детей, я видел нвисшую нд ними грозовую тучу. Если Хббл не примет строжйшие меры предосторожности, он их убьет, кк убил моего брт.

— Не хотите зйти в гости и выпить чю со льдом? — предложил нм Чрли. Он стоял, склонив голову нбок, и ждл ответ. Ей было лет тридцть, столько же, сколько Роско. Ноу нее были змшки богтой женщины.

Сто пятьдесят лет нзд он был бы влделицей большой плнтции.

— С удовольствием, — скзл я. — Спсибо.

Дети убежли игрть, Чрли провел нс в дом. Н смом деле мне нисколько не хотелось чя со льдом, но я собирлся дождться Хббл. Я хотел получить его в свое рспоряжение н пять минут. Хотел здть несколько неотложных вопросов, прежде чем Финлей не нчнет зчитывть ему его прв.

Дом был потрясющий. Огромный. Роскошно обствленный. Светлый и свежий. Прохлдные кремовые и солнечные желтые тон. Цветы. Чрли провел нс в комнту, выходящую в сд, которую мы видели с улицы. Это был просто кртинк из глянцевого журнл. Роско ушл, чтобы помочь хозяйке приготовить чй. Я остлся один. Мне стло не по себе. Я не привык к домм. Мне тридцть шесть лет от роду, я никогд не жил в доме. Бесчисленные служебные квртиры и жуткя голя комнт в общежитии с видом н Гудзон, когд я учился в кдемии Уэст-Пойнт. Вот где я жил. А сейчс я сидел отвртительным чужком н дивнчике, обтянутом ткнью в цветочек, и ждл. Беспокойный, смущенный, зстрявший в мертвой зоне между действием и ответным действием.

Вернулись женщины с чем. Чрли несл серебряный поднос. Он был крсивой, но рядом с Роско ее дже близко нельзя было поствить. У Роско в глзх сверкли ткие яркие искры, что Чрли не было видно.

И тут кое-что случилось. Роско сел н дивн рядом со мной. При этом он отодвинул мою ногу. Ничего не знчщее действие, но очень интимное. Онемевшие нервные окончния внезпно ожили и громко звопили: ты ей тоже нрвишься. Ты ей тоже нрвишься. Вот кк Роско прикоснулсь к моей ноге.

Вернувшись чуть нзд, я увидел недвние события в новом свете. Поведение Роско, когд он меня фотогрфировл и снимл отпечтки пльцев. Принесл мне кофе. Улыбнулсь и подмигнул. Рссмеялсь. Рботл в пятницу до ночи и в субботу, чтобы вытщить меня из Уорбертон. Приехл в тюрьму, чтобы меня збрть. Держл меня з руку после того, кк я увидел изувеченное тело брт. Отвезл меня сюд. Я ей тоже нрвлюсь.

Внезпно я перестл жлеть о том, что спрыгнул с чертов втобус. Обрдовлся, что, поддвшись сиюминутному порыву, принял это сумсшедшее решение. Я успокоился. Почувствовл себя лучше. Тихий нстойчивый голосок, звучвший у меня в голове, умолк. Пок я ничего не могу предпринять. Когд встречусь с Хбблом, я с ним поговорю. А до тех пор я буду сидеть н дивне рядом с крсивой, дружелюбной темноволосой женщиной в мягкой хлопчтобумжной рубшке. Неприятности не з горми. От них никуд не деться.

Чрли Хббл сел нпротив нс и нлил нм чю со льдом. Воздух нполнился приятным ромтом лимон и специй. Поймв н себе мой взгляд, Чрли улыбнулсь той нтянутой улыбкой, которой он нс встретил.

— Вообще-то, сейчс я должн был бы спросить у вс, кк вм понрвился нш Мргрейв, — скзл Чрли.

Я не смог нйти ответ н этот вопрос и лишь пожл плечми. Было очевидно, что Чрли ничего не знет. Он уверен, ее муж рестовли вследствие ккой-то ошибки, не потому, что он попл в большую беду, стоившую двоим жизни. Один из которых был родным бртом человек, кому он сейчс улыблсь. Мне пришл н помощь Роско. Женщины нчли обсуждть последние городские новости. Я молч пил чй и ждл Хббл. Его все не было. Нконец рзговор выдохся, мы собрлись уходить. Чрли зсуетилсь, будто у нее были ккие-то неотложные дел. Роско взял меня под руку. Ее прикосновение обожгло меня электрическим рзрядом.

— Пошли, — скзл Роско. — Я отвезу тебя нзд в город.

Я был рсстроен тем, что не дождлся Хббл. У меня было ткое ощущение, будто я предл Джо. Но мне хотелось побыть вдвоем с Роско. Я сгорл от этого желния. Возможно, его усиливло сдерживемое горе. Мне хотелось отложить проблемы Джо до звтр. Я пострлся убедить себя в том, что у меня все рвно нет выбор. Хббл тк и не вернулся домой. Мне больше нечего тут делть. Поэтому мы с Роско сели в ее «Шевроле» и поехли нзд по извивющейся дорожке. Проехли в обртную сторону по Бекмн-дрйв. Через милю дом стли стоять плотнее друг к другу. Мы обогнули церковь. Впереди покзлся сквер с пмятником Кспру Тилу.

— Ричер, — скзл Роско. — Ты ведь собирешься здержться в нших крях, тк? До тех пор, пок не выяснишь нсчет своего брт?

— Думю, д, — подтвердил я.

— Где ты нмерен остновиться? — спросил он.

— Не зню, — признлся я.

Он остновил мшину у сквер. Перевел переключтель втомтической коробки н прковку. У нее н лице появилсь нежня улыбк.

Мне бы хотелось, чтобы ты поехл ко мне домой, — произнесл Роско. Мне покзлось, я схожу с ум, но я буквльно сгорл от вожделения, поэтому привлек Роско к себе, и мы поцеловлись. Ни с чем не срвнимый первый поцелуй. Новые и незнкомые губы, волосы, вкус, зпх. Поцелуй получился долгим и стрстным. Мы пру рз отрывлись друг от друг чтобы передохнуть, и нконец Роско отодвинулсь н свое место.

Четверть мили по улице, отходившей от сквер в противоположную от Бекмн-дрйв сторону, он пронеслсь со скоростью пули. Я увидел лишь мелькющую з окном зелень. Роско свернул к своему дому. Мшин остновилсь, визж тормозми. Буквльно вывлившись из нее, мы побежли к двери. Роско с трудом попл ключом в змочную сквжину, и мы вошли внутрь. Дверь з нми зкрылсь, но еще до того, кк щелкнул язычок змк, Роско снов окзлсь у меня в объятиях. Целуясь, мы кое-кк добрлись до гостиной. Роско был н целый фут ниже меня, и ее ноги не кслись пол.

Мы сорвли друг с друг одежду, словно он был объят огнем. У Роско было потрясющее тело. Сильное и упругое, формы — просто мечт. Кож кк шелк. Роско повлил меня н пол, исчерченный полосми солнечного свет, пробивющегося сквозь жлюзи. Это было безумство. Мы ктлись по полу, и нс больше ничего не рзделяло. Кзлось, нступил конец свет. Нконец мы збились в исступленной дрожи и отпустили друг друг, пытясь отдышться. Мы были мокрые от пот и полностью обессиленные.

Мы лежли, обнимя и лскя друг друг. Зтем Роско встл и поднял меня. Поцеловвшись, мы нетвердой походкой побрели в спльню. Роско сорвл покрывло, мы рухнули н постель. Сплетенные в объятиях, провлившиеся в глубокую истому. Я был измотн до предел. Мне кзлось, что все мои кости и сухожилия стли резиновыми. Я лежл в незнкомой кровти. Н меня нвлилсь тепля тяжесть тел Роско. Я вдыхл ромт ее волос. Нши руки лениво лскли незнкомые тел.

Он спросил, хочу ли я поселиться в мотеле. Или пожить у нее. Рссмеявшись, я ответил, что если он хочет от меня избвиться, ей придется одолжить в полицейском учстке ружье, чтобы выгнть меня. Предупредил, что и в этом случе положительный результт не грнтировн. Хихикнув, Роско прижлсь ко мне.

— Ружье мне не нужно, — прошептл он. — А вот нручники мне бы пригодились. Я бы приковл тебя к кровти и оствил здесь нвеки.

Мы провели в приятной полудреме весь день. В семь вечер я позвонил Хбблу домой. Он до сих пор не вернулся. Оствив Чрли домшний телефон Роско, я попросил ее передть ему, чтобы он перезвонил мне, кк только вернется. После чего мы провели в слдостной неге весь вечер. Крепко зснули в полночь. Хббл тк и не позвонил.

Утром в понедельник я смутно ощутил, кк Роско собирется н рботу. Я слышл шум душ, чувствовл ее нежный поцелуй, зтем в доме воцрилсь тишин. Я спл до девяти чсов. Телефон тк и не звонил. Для меня это было дже лучше. Мне было нужно время, чтобы все спокойно обдумть. Я должен был принять решение. Рзвлившись в теплой кровти Роско, я стл отвечть н вопросы, которые снов нчл здвть нстойчивый голос у меня в голове.

Кк мне отнестись к гибели Джо? Этот ответ длся мне без труд. Я в этом и не сомневлся. Я знл его с того смого момент, кк впервые увидел изувеченное тело брт в морге. Ответ был прост. Я должен вступиться з Джо. Должен довести до конц его дело. Кким бы оно ни было. Чего бы мне это ни стоило.

Особых сложностей я не видел. Хббл был моей единственной ниточкой, но этой ниточки мне будет достточно. Хббл окжет мне необходимое содействие. Он ндеялся, что ему поможет Джо. Вместо брт ему помогу я. Он дст мне всю необходимую информцию. В течение недели его хозяев будут особенно уязвимы. Кк тм вырзился Хббл? До следующего воскресенья окно угрозы рзоблчения рскрыто нстежь? Я воспользуюсь им, чтобы рзорвть этих людей н чсти. Я принял решение. Выбор у меня нет. Я не могу оствить все н Финлея. Финлей не поймет, что связывет нс с Джо. Финлей не одобрит те меры нкзния, к которым мне придется прибегнуть. Финлей не поймет простую првду, которую я усвоил в возрсте четырех лет: никому нельзя обижть моего брт. Тк что это мое дело. Оно ксется только меня и Джо. Это мой долг.

Я лежл в теплой кровти Роско и рссуждл. Все должно быть достточно просто. Проще некуд. Схвтить Хббл з шкирку будет нетрудно. Я зню, где он живет. Зню номер его телефон. Потянувшись, я улыбнулся, чувствуя, кк меня переполняет беспокойня энергия. Вств с кровти, я ншел кофе. К кофейнику был приклеен зписк: «Кк нсчет обед у Ино? В одинндцть? И оствь Хббл Финлею, хорошо?» Зписк был подписн множеством поцелуев и рисунком нручников. Прочтя ее, я улыбнулся. Но я не собирлся оствлять Хббл Финлею. Об этом нечего и думть. Хббл — мое дело. Тк что я ншел его номер и снов позвонил в дом н Бекмн-дрйв. Мне никто не ответил.

Нлив большую кружку кофе, я нпрвился в гостиную. З окном ослепительно сияло солнце. Нчинлся еще один жркий день. Я обошел весь дом. Он окзлся небольшим. Гостиня, кухня-столовя, две спльни, полторы внных комнты. Все очень новое, везде очень чисто. Обстновк спокойня и простя. Именно то, что я и ожидл от Роско. Спокойный, простой стиль. Белые стены, укршения индейцев-нвхо. Судя по всему, Роско бывл в Нью-Мексико, и ей тм понрвилось.

В доме было очень тихо. В гостиной я ншел стереокомплекс и несколько плстинок и кссет с мелодиями, более приятными и мелодичными, чем те звывния и скрежет, что я нзывю музыкой. Вернувшись н кухню, я нлил себе еще кофе. Вышел из дом через зднюю дверь. Тм был небольшой дворик, ккуртный гзон и свежие вечнозеленые посдки. Земля для борьбы с сорнякми посыпн древесной корой. Вокруг ухоженных клумб простенькие деревянные огрды. Я стоял, нежсь н солнце и потягивя кофе.

Вернувшись в дом, я снов нбрл номер Хббл. Тишин. Приняв душ, я оделся. Душевя кбинк окзлсь крохотной, сеточк душ висел слишком низко. Н полочке женские шмпуни и мыло. Я ншел в шкфчике полотенце, н тулетном столике — рсческу. Одевшись, я сполоснул кружку из-под кофе. Еще рз нбрл номер Хббл с ппрт н кухне. Долго ждл ответ. В доме н Бекмн-дрйв никто не подходил. Я решил лично нведться туд после обед с Роско. Ждть до бесконечности нельзя. Зперев зднюю дверь, я вышел через прдное крыльцо.

Было около половины одинндцтого. До ресторн Ино миля с четвертью. Спокойня получсовя прогулк под солнцем. Уже было очень жрко, грдусов под восемьдесят. Восхитительня осень н Юге. Я прошел четверть мили вверх к Глвной улице. Все вокруг было безукоризненно ухоженным. Повсюду возвышлись рскидистые мгнолии, кусты пестрели поздними цветми. Повернув у круглосуточного мгзинчик, я пошел по Глвной улице. Тротуры были подметены. Во всех скверикх и пркх суетились сдовники. Они выгружли поливочные устновки и тележки из ккуртных зеленых грузовичков с выведенными золотыми буквми ндписями: «Фонд Клинер». Дв мляр крсили збор. Я помхл двум стрикм-негрм, стоявшим в дверях своей прикмхерской в ожиднии клиентов. Они помхли мне в ответ, и я пошел дльше.

Впереди покзлось зведение Ино. В солнечных лучх сверкнули стены из полировнного люминия. «Шевроле»

Роско уже был н стоянке. Рядом с ним стоял черный пикп, который я видел вчер у круглосуточного мгзинчик. Дойдя до ресторн, я толкнул дверь. В пятницу меня вывели через эту смую дверь под прицелом ружья Стивенсон. Я был в нручникх. Интересно, вспомнит ли меня прислуг ресторн. Нверное, вспомнит. Мргрейв — очень спокойное местечко. Чужие здесь появляются крйне редко.

Роско сидел в той смой кбинке, в которой я звтркл в пятницу. Он снов был в форме; ничего более сексульного я в жизни не видел. Я подошел к ней. Роско встретил меня нежной улыбкой, и я, нгнувшись, поцеловл ее в губы. Он перествил свой плстмссовый стульчик к окну. Н столе стояли две чшки кофе. Я передвинул одну Роско.

У стойки сидел водитель черного пикп. Мльчишк Кли-нер, псынок бледной женщины. Рзвернув высокий стул, он прислонился спиной к стойке. Прень сидел широко рсствив ноги, рздвинув локти, вскинув голову. Он не отрывл от меня глз. Повернувшись к нему спиной, я снов поцеловл Роско.

— Это не подорвет твой вторитет? — спросил я. — Если люди увидят, кк ты целуешься с бродягой, которого в пятницу рестовли в этом смом зведении?

— Возможно, и подорвет. Но ккое мне до этого дело?

И я снов ее поцеловл. Мльчишк Клинер следил з нми. Я зтылком чувствовл его взгляд. Рзвернувшись, я посмотрел ему в глз. Выдержв мой взгляд не больше секунды, он сполз со стул и вышел из ресторн. Здержвшись в дверях, н прощние еще рз посмотрел н меня. Зтем вскочил в кбину пикп и уехл. Послышлся рев двигтеля, зтем в ресторне снов стло тихо. Кк и в прошлую пятницу, посетителей почти не было. Дв стрик и две официнтки. Те же смые, что были в пятницу. Обе светленькие, одн чуть выше и полнее другой. В белых фртукх. Т, что пониже, был в очкх. Нельзя скзть, что официнтки совсем одинковые, но очень похожи друг н друг. Кк сестры. Нверное, одни и те же гены. Крохотный городок, з много миль от чего бы то ни было.

— Я принял решение, — скзл я. — Я должен выяснить, что произошло с Джо. Тк что хочу зрнее принести свои извинения, если что-нибудь будет не тк. Хорошо?

Пожв плечми, Роско улыбнулсь и обеспокоенно взглянул н меня.

— Все будет в порядке, — зверил он меня. — Инче и быть не может.

Я отпил кофе. Он был змечтельный. Я зпомнил это еще по пятнице.

— Нм удлось идентифицировть второе тело, — скзл Роско. — Его отпечтки есть в рхиве. Дв год нзд его рестовывли во Флориде. Некий Шермн Столлер. Эт фмилия тебе что-нибудь говорит?

Я покчл головой.

— Никогд не слышл о тком.

Тут у Роско зпищл бипер. Мленькя черня коробочк н ремне. Рньше я его у нее не видел. Возможно, ей предписывлось носить бипер только н службе. Бипер продолжл пищть. Нконец Роско его выключил.

— Проклятие, мне нужно связться с учстком. Извини, я позвоню из мшины.

Я встл, пропускя ее.

— Зкжи что-нибудь поесть, хорошо? — бросил Роско. — Я буду то же, что и ты.

— Хорошо, — скзл я. — Которя из официнток нш?

— Т, что в очкх, — ответил он.

Роско вышл из ресторн. Я видел, кк он нклонилсь к опущенному окну мшины, доствя телефон. Обменявшись прой фрз, Роско подл мне знк, покзывя, что случилось что-то чрезвычйное. Ей нужно вернуться, я должен остться. Сев в мшину, он поехл н юг. Я рссеянно помхл ей вслед, тк кк н смом деле мое внимние было привлечено к официнткм. Я буквльно перестл дышть. Мне был нужен Хббл. А Роско только что дл мне понять, что Хббл убит.

Глв 11

Я тупо смотрел н двух светловолосых официнток. Одн был дюйм н три выше другой. Весил фунтов н пятндцть больше. Был н пру лет стрше. Вторя в срвнении с ней выглядел минитюрной, симптичной. У нее были более длинные и более светлые волосы. Более крсивые глз, скрытые очкми. Официнтки были похожи друг н друг, но не одинковые. Миллион отличий. Спутть их невозможно.

Я спросил Роско, которя из официнток нш. И кк он мне ответил? Он не скзл, что т, которя ниже, т, у которой волосы более длинные и светлые, т, которя стройнее, т, которя крсивее, т, которя моложе. Он скзл:

«Т, что в очкх». Одн официнтк носит очки, другя нет. Очки — глвное отличие между ними, перекрывющее все остльные отличия. Все прочее — это лишь степени срвнения. Более высокя, более крупня, более длинные и более светлые волосы, более крсивя, более молодя. Очки — это не степень срвнения. У одной официнтки они есть, у другой нет. Абсолютное отличие. Тут уже не перепутешь. Нш официнтк — т, что в очкх.

Вот что увидел Спиви в пятницу. Он пришел в приемное отделение в десять вечер. С ружьем и ппкой в больших крсных рукх потомственного фермер. Он спросил, кто из нс Хббл. Я зпомнил его высокий голос, рсктившийся в тишине пустого помещения. У Спиви не было никких причин здвть этот вопрос. Ккое ему дело, черт побери, кто из нс кто? Ему было незчем это знть. Но он все же спросил. Хббл поднял руку. Спиви окинул его с ног до головы взглядом своих змеиных глзок. Он увидел, что Хббл ниже ростом, уже в плечх, меньше весит, светловолосый, лысеющий, моложе меня. Но кким было глвное отличие, з которое он зцепился? Хббл был в очкх. Я — нет. Очки в тонкой золотой опрве. Абсолютное отличие. И Спиви скзл смому себе: Хббл — это тот, кто в очкх.

Но н следующее утро в очкх уже был я, не Хббл. Потому что золотые очки Хббл рстоптли дружки Крсного у дверей ншей кмеры. Это произошло рно утром, кк только были отперты двери. А я отобрл солнцезщитные очки у одного из них. В кчестве трофея. Збрл и збыл о них. Я прислонился к рковине в тулете, исследуя свой нежный лоб в зеркле из полировнной стли. Нщупл очки у себя в крмне. Достл и ндел их. Эти очки не были темными, потому что стекл в них регируют н свет. Внешне они выглядели обычными очкми. И в этот момент в тулете появились рийцы. Спиви отдл им простой прикз: отыщите новеньких и убейте того, кто в очкх. Арийцы стрлись изо всех сил. Они стрлись изо всех сил убить Пол Хббл.

Они нпли н меня, потому что полученное ими описние внезпно стло ошибочным. Спиви уже двно доложил о сбое. Тот, кто нтрвил его н Хббл, не собирлся успокивться. Был предпринят вторя попытк. Н этот рз он окзлсь успешной. Все сотрудники полицейского учстк вызвны н Бекмн-дрйв в дом номер двдцть пять. Потому что тм обнружили жуткую кртину. Кроввое побоище. Хббл мертв. Вся его семья убит. Рспрвились со всеми четверыми. И в этом моя вин. Я должен был это предвидеть.

Я подбежл к стойке. Обртился к ншей официнтке. Той, что был в очкх.

— Вы можете вызвть ткси?

Из кухни высунулся повр. Быть может, это был см Ино. Невысокий, коренстый, темноволосый, с злысиной. Стрше меня.

— Нет, не можем, — крикнул он. — З кого вы нс принимете? У нс здесь что, отель? Это вм не «Уолдорф-Астория», приятель. Если вм нужно ткси, ищите его сми. И вообще у нс вм не рды, приятель. Вы приносите беду.

Я молч посмотрел н него. У меня не остлось сил, чтобы регировть н его слов. Но официнтк, рссмеявшись, взял меня з руку.

— Не обрщйте внимния н Ино, — скзл он. — Он просто стрый ворчун. Сейчс я вызову для вс ткси. Подождите н стоянке, хорошо?

Я вышел к дороге. Ждл пять минут. Нконец подъехло ткси. Мшин совершенно новя, в идельном состоянии, кк и все в Мргрейве.

— Вм куд, сэр? — спросил водитель.

Я нзвл ему дрес Хббл, и он медленно рзвернулся во всю ширину проезжей чсти, от обочины до обочины. Поехл нзд в город. Мы проехли мимо пожрной чсти и полицейского учстк. Н стоянке было пусто. Ни «Шевроле» Роско. Ни птрульных мшин. Ничего. Все выехли к Хбблу. Мы спустились до сквер и обогнули церковь. Свернули н Бекмн-дрйв. Еще миля, и я увижу скопление мшин перед домом номер двдцть пять. Птрульные мшины с включенными миглкми. Мшины без опознвтельных знков, в которых приехли Финлей и Роско. Крет скорой помощи, то и две. Еще тм будет коронер, приехвший из своего убогого кбинет в Йеллоу-Спрингс.

Но улиц был пустынной. Я нпрвился пешком к дому Хббл. Ткси, рзвернувшись, поехло нзд в город. Вокруг стоял тишин. Гнетущя тишин, которя бывет только н тихой улочке в знойный, тихий день. Я обогнул две большие клумбы. Перед домом никого не было. Ни полицейских мшин, ни скорой помощи. Ни толпящихся зевк, ни криков, проникнутых ужсом. Ни фотогрфов-криминлистов, ни желтой ленты оцепления.

Большой темный «Бентли» мирно стоял н грвийной дорожке. Обойдя мшину, я нпрвился в дом. Хлопнул входня дверь. Нвстречу выбежл Чрли Хббл, зливясь слезми. Он был в истерике, но он был жив.

— Хб исчез! — рыдя, крикнул Чрли.

Он подбежл ко мне.

— Хб пропл, — воскликнул молодя женщин. — Он исчез. Я нигде не могу его нйти.

Знчит, рспрвились с одним Хбблом. Его увезли из дом и убили. Кто-то обнружил тело и сообщил в полицию. Взволновнный, сбивчивый голос по телефону. Из этого следует, что полицейские мшины и креты скорой помощи тм. Не здесь, н Бекмн-дрйв, где-то в другом месте. Но рспрвились только с одним Хбблом.

— Что-то случилось, — сквозь слезы простонл Чрли. — Этот рест, он был не спрост! В бнке что-то случилось. Я твердо зню. Хб был см не свой. А теперь он куд-то пропл. Исчез. Случилось что-то серьезное, я зню.

Зжмурившись, он принялсь тереть глз, зводясь все больше и больше, срывясь в истерику. Я не знл, кк ее успокоить.

— Вчер вечером он вернулся домой очень поздно, — зхлебывясь от рыдний, проговорил Чрли. — Сегодня утром, когд я отвозил Бен и Люси в школу, Хб еще был дом. Но сейчс его нет. Н рботу он не поехл. Ему позвонили из бнк и попросили остться дом. Его портфель здесь, сотовый телефон здесь, пиджк здесь, бумжник здесь, в нем все кредитные крточки и водительские прв. Его ключи н кухне. Хб не уехл н рботу. Он просто исчез.

Я стоял н месте, словно прлизовнный. Хббл силой вытщили из дом и убили. Чрли едв держлсь н ногх. Вдруг он перешл н шепот. Это окзлось еще хуже, чем крики.

— Его мшин здесь, — прошептл Чрли. — Он никуд не мог уйти пешком. Хб никогд не ходит пешком. Он всегд ездит н своем «Бентли».

Он неопределенно мхнул рукой в сторону дом.

— У Хб зеленый «Бентли», — продолжл он. — Он стоит в грже. Я проверял. Вы должны нм помочь. Вы должны его нйти. Мистер Ричер, пожлуйст! Я умоляю вс нм помочь. Хб попл в беду, я зню. Он исчез. Он говорил, что вы можете нм помочь. Вы спсли ему жизнь. Хб говорил, вы знете, что к чему.

У Чрли нчлсь истерик. Он умолял меня со слезми н глзх. Но я не мог ей помочь. Чрли скоро это узнет. С минуты н минуту к ней приедут Бейкер или Финлей. Сообщт ей убийственную новость. Скорее всего, это возьмет н себя Финлей. Вероятно, он в этом поднторел. Нверное, в Бостоне ему приходилось проделывть подобное тысячу рз. У него есть достоинство и серьезность. Финлей сообщит о тргедии, вскользь упомянет подробности, отвезет Чрли в морг для опознния. Сотрудники морг зкутют труп в плотную мрлю, чтобы скрыть жуткие рны.

— Вы нм поможете? — нстивл Чрли.

Я решил не здерживться у нее. Решил вернуться в полицейский учсток. Выяснить подробности: где, когд и кк это произошло. Но я вернусь с Финлеем. В случившемся есть и моя вин, тк что я должен вернуться.

— Оствйтесь здесь, — скзл я. — Вм придется одолжить мне свою мшину.

Порывшись в сумочке, Чрли достл большую связку ключей и протянул ее мне. Н ключе от мшины был выбит большя букв "Б". Рссеянно кивнув, Чрли не тронулсь с мест. Подойдя к «Бентли», я сел з руль. Сдл нзд и поехл по извивющейся дорожке. Бесшумно проскользнул по Бекмн-дрйв. Повернул нлево н Глвную улицу и понесся к полицейскому учстку.

Н стоянке перед учстком стояли в беспорядке птрульные мшины и мшины без отличительных знков. Оствив «Бентли» Чрли н обочине, я вошел в здние. В дежурном помещении црило нстоящее столпотворение. Я увидел Бей-кер, Стивенсон, Финлея. Увидел Роско. Узнл ребят из отряд прикрытия, брвших меня в пятницу. Не было только Моррисон и дежурного сержнт. З столом никого. Все были в шоке. Трщились друг н друг в оцепенении. Были охвчены ужсом. Нходились в полной рстерянности. Никто не скзл мне ни слов. Все молч скользили по мне пустыми взглядми. Не отводили глз, скорее, просто меня не видели. В помещении стоял полня тишин. Нконец ко мне подошл Роско. Он был в слезх. Подойдя ко мне, он уткнулсь лицом мне в грудь. Обвил меня рукми, прижимясь ко мне.

— Это ужсно! — скзл Роско.

И это было все.

Я отвел ее к столу и усдил. Потрепл по плечу, зтем нпрвился к Финлею. Финлей сидел з столом, уствившись перед собой невидящим взглядом. Я кивком укзл ему н дверь просторного кбинет, отделнного крсным деревом. Я должен был все узнть, и Финлей был именно тем, кто все мне рсскжет. Он прошел следом з мной в кбинет. Сел н стул перед столом. Туд, где в пятницу сидел в нручникх я. Я знял место з столом. Мы поменялись ролями.

Некоторое время я молч смотрел н Финлея. Он был сильно потрясен. У меня внутри все похолодело. Судя по всему, с Хбблом сотворили что-то стршное, рз это произвело ткое впечтление н Финлея. Он двдцть лет прослужил в полиции в крупном городе. Повидл все, что только можно увидеть. Но сейчс он был по-нстоящему потрясен. Я сидел перед ним, сгоря от стыд. Д, Хббл, мне покзлось, что ты в полной безопсности.

— Итк, что случилось? — спросил я.

С трудом подняв голову, Финлей посмотрел н меня.

— А тебе ккое дело? — скзл он. — Кем он был для тебя?

Хороший вопрос. Н него у меня не было ответ. Финлей не знл то, что было известно мне о Хббле. Я умолчл об этом. Тк что Финлей не понимл, почему Хббл тк вжен для меня.

— Просто рсскжи мне, что произошло.

— Жуткя штук, — скзл Финлей и умолк.

Это меня здорово встревожило. Моего брт убили выстрелми в голову. Дв огромных выходных отверстия снесли ему лицо. После его тело превртили в мешок с пульпой. Но Финлей сохрнил выдержку. Второго убитого обожрли крысы. В нем не остлось ни кпли крови. Но Финлей и тут сохрнил выдержку. Конечно, Хббл был из местных жителей, тк что его смерть был более болезненной, это я понимл. С другой стороны, до прошлой пятницы Финлей понятия не имел, кто ткой Хббл. А сейчс Финлей вел себя тк, словно увидел привидение. Тк что, похоже, кртин был очень впечтляющей.

Из чего следовло, что в Мргрейве дел идут по-крупному. Потому что нет смысл устривть зрелищ, если не ствишь перед собой никкой цели. В первую очередь, угроз действует против того, кому он дресовн. И он определенно подействовл н Хббл. Он отнесся к ней очень серьезно. В этом и состоит цель угрозы. Но осуществить угрозу — уже совершенно другое. К тому, кому угроз был дресовн, это уже не относится. Тут цель другя. Осуществление угрозы нпрвлено не против того, кому он был дресовн. Тк делется предостережение следующему по списку. Его кк бы предупреждют: «Видишь, что мы сделли с тем, кто нс ослушлся? То же смое мы можем сделть и с тобой». Устроив зрелище из смерти Хббл, кто-то непроизвольно выдл, что ствки в игре очень высоки, и есть следующие по списку, причем здесь, в Мргрейве.

— Финлей, рсскжи, что произошло, — повторил я.

Он подлся вперед. Зкрыл лицо лдонями, шумно дыш сквозь пльцы.

— Хорошо, слушй. Это было ужсно. Одно из смых жутких зрелищ, ккие мне только приходилось видеть. А мне пришлось повидть порядком, можешь поверить. Я много видел, но это было что-то. Он был рздет догол. Его прибили гвоздями к стене. Шестью или семью большими плотницкими гвоздями з руки и з ноги. Через мягкие ткни. Ступни прибили к полу. Зтем ему отрезли генитлии. Просто отсекли. Повсюду кровь. Кртин стршня, поверь мне. После чего ему перерезли горло. От ух до ух. Это сделли плохие люди, Ричер. Очень плохие люди. Хуже не бывет.

Я был оглушен. Финлей ждл, что я скжу. Я ничего не мог придумть. У меня из головы не выходил Чрли. Он спросит у меня, узнл ли я что-нибудь. Пусть к ней снчл отпрвляется Финлей. Едет прямо сейчс и сообщет о тргедии. Это его рбот, не моя. Я понимл, почему Финлею не хочется это делть. Очень нелегко сообщть подобное известие. Очень нелегко обходить подробности. Но это его рбот. Я поеду вместе с ним. Потому что я во всем виновт. И от этого никуд не деться.

— Д, — нконец скзл я. — Похоже, дело стршное.

Зкинув голову нзд, Финлей осмотрелся по сторонм. Выдохнул в потолок.

— Но это еще не смое стршное, — скзл он. — Ты бы видел, что сделли с его женой.

— С его женой? — встрепенулся я. — О ком ты, черт побери?

— О его жене, — повторил Финлей. — Тм был нстоящя бойня.

Мгновение я не мог вымолвить ни слов. Мир нчл врщться в обртную сторону.

— Но я же только что ее видел, — скзл я. — Двдцть минут нзд. Он был жив и здоров. С ней ничего не случилось.

— Кого ты видел? — спросил Финлей.

— Чрли.

— Кто ткя Чрли, черт побери?

— Чрли, — тупо повторил я. — Чрли Хббл. Его жен. С ней все в порядке. Ее не тронули.

— А причем тут Хббл? — удивился Финлей.

Я молч смотрел н него.

— О ком ты говорил? — нконец опомнился я. — Кого убили?

Финлей посмотрел н меня кк н сумсшедшего.

— Я думл, ты знешь. Нчльник полиции Моррисон. Моррисон и его жену.

Глв 12

Я пристльно смотрел н Финлея, пытясь решить, нсколько ему можно доверять. От этого решения звисел жизнь и смерть. В конце концов, я подумл, что мне поможет ответ Финлея н один простой вопрос.

— Теперь тебя сделют нчльником полиции? — спросил я.

Финлей покчл головой.

— Нет. Ни з что.

— Ты в этом уверен?

— Абсолютно.

— Кто принимет решения?

— Мэр, — скзл Финлей. — Нчльник полиции нзнчет мэр город. Он уже едет сюд. Некий тип по фмилии Тил. Он из ккой-то стринной семьи. Его предок был железнодорожным королем, которому приндлежло все вокруг.

— Это тот смый, кому здесь стоят пмятники? — спросил я.

Финлей кивнул.

— Кспр Тил, — подтвердил он. — Он был родончльником. С тех пор Тилы постоянно игрют в Мргрейве первые роли. Нынешний мэр, кжется, приходится Кспру Тилу прпрвнуком.

Я нходился н минном поле. Мне нужно было нйти безопсный путь.

— Что ты можешь рсскзть про этого Тил? — спросил я.

Финлей пожл плечми. Попытлся подобрть подходящие слов.

— Обычный осел-южнин, — скзл он. — Стринный род, испокон веку живут в Джорджии, возможно, несколько поколений ослов-южн. С незпмятных времен это семейство поствляет Мргрейву мэров. Смею предположить, этот ничуть не лучше и не хуже остльных.

— Кк он отнесся к твоему сообщению? — спросил я. — Нсчет Моррисон?

— Думю, встревожился. Тил любит тишину и спокойствие.

— Почему он не нзнчит тебя нчльником полиции? У тебя ведь смый большой опыт, рзве не тк?

— Не нзнчит, и все, — отрезл Финлей. — А почему, меня не ксется.

Я долго смотрел н него. Жизнь или смерть.

— Мы можем срочно где-нибудь поговорить? — нконец спросил я.

Финлей пристльно посмотрел н меня.

— Ты решил, что убили Хббл?

— Хббл действительно убили, — скзл я. — И то, что Моррисон тоже убили, ничего не меняет.

Мы прошли в круглосуточный мгзинчик. Сели рядом у пустой стойки, у окн. Я знял место, где сидел вчер миссис Клинер. Кзлось, это было целую вечность нзд. С тех пор весь мир перевернулся вверх дном. Нм принесли высокие кружки с кофе и большой поднос с булочкми. Мы не смотрели друг другу в лицо. Вместо этого смотрели в зеркло з стойкой.

— Почему ты не получишь повышение? — спросил я. Отржение Финлея в зеркле пожло плечми. Он был оздчен. Не видел связи. Но скоро он все поймет.

— Именно я должен был знять это место, — скзл Финлей. — У меня больше опыт, чем у всех остльных вместе взятых. Я двдцть лет прослужил в крупном городе. В нстоящем полицейском учстке. А эти, черт побери? Возьмем, к примеру, Бейкер. Он мнит себя большим умником. Но ккие у него зслуги? Пятндцть лет в глухом зхолустье? В этом болоте? Черт побери, что он знет?

— Тк почему же ты не получишь повышение? — повторил я.

— Это дело личного хрктер.

— Ндеюсь, ты не боишься, что я продм твои откровения желтой прессе?

— Это долгя история.

— Вот и рсскжи мне, — скзл я. — Я должен знть все.

Финлей посмотрел н мое отржение в зеркле и глубоко вздохнул.

— Мой срок в Бостоне зкончился в мрте, — нчл он. — Отбрбнил двдцть лет. Без единого нрекния. Восемь блгодрностей. Я был чертовски хорошим полицейским, Ричер. Выслужил полную пенсию. Смотрел в будущее с оптимизмом. Но моя жен словно спятил. С прошлой осени он себе мест не нходил. Мы прожили с ней все эти двдцть лет. Я рботл кк вол. Полиция Бостон — это сумсшедший дом. Мы рботли по семь дней в неделю. Днем и ночью. У всех моих знкомых брки рспдлись. Все до одного рзвелись. Один з другим.

Остновившись, Финлей сделл большой глоток кофе. Откусил кусок булочки.

— Но не я, — продолжл он. — Моя жен переносил все стойко. Никогд не жловлсь, ни рзу. Просто чудо. Никогд не выяснял со мной отношений.

Финлей снов умолк. Я предствил себе двдцть лет в Бостоне. Рбот круглые сутки в стром, беспокойном городе. Мрчные здния девятндцтого век, в которых рсполгются полицейские учстки. Переполненные тюрьмы. Постоянное двление. И бесконечня верениц нркомнов, преступников, политиков, проблем. Финлею пришлось неслдко.

— Все нчлось прошлой осенью, — повторил он. — Нм оствлось ждть всего полгод. И тогд все должно было зкончиться. Мы мечтли купить где-нибудь домик. Устроить себе длительные кникулы. Проводить много времени вместе. И вдруг жен нчл пниковть. Зявил, что не хочет проводить много времени вместе со мной. Не хочет, чтобы я уходил со службы. Не хочет, чтобы я постоянно был дом. Он скзл, что, нконец, словно очнулсь от сн и понял: он меня не любит. Терпеть не может. Не хочет, чтобы я был рядом. Ей нрвилось то, кк все было в течение этих двдцти лет. И он ничего не хочет менять. Я не мог поверить своим ушм. Это был моя сокровення мечт. Отбрбнить двдцть лет, зтем в сорок пять уйти н пенсию. А потом еще лет двдцть жить в свое удовольствие, пок мы не стнем слишком стрыми, понимешь? Это был моя мечт, и я двдцть лет рботл кк проклятый, чтобы он осуществилсь. Но моей жене это было не нужно. В конце концов, он признлсь, что при мысли еще о двдцти годх, проведенных со мной в домике, у нее муршки по коже бегют. Все пошло прхом. Мы стли постоянно ругться. Я не нходил себе мест.

Финлей снов умолк. Нм принесли еще кофе. Это был печльня история. Кк и все истории о рзбитой мечте.

— Тк что, естественно, мы рзвелись, — скзл Финлей. — Нм больше ничего не оствлось. Жен нстоял н этом. Это было ужсно. Я не знл, кк быть дльше. Потом, когд мне остлось прорботть последний месяц, я нчл снов читть объявления о вкнсиях. Узнл про это место. Связлся с приятелем, он рботет в отделении ФБР в Атлнте. Спросил у него, кк и что. Он пытлся меня отговорить. Советовл дже не думть об этом. Говорил, что это игрушечное отделение полиции в городке, которого нет ни н одной крте. В объявлении говорилось о стршем следовтеле, но н смом деле в учстке всего один следовтель. Рньше эту должность знимл ккой-то чудк, который недвно повесился. Комндует всем жирный дурк. В городке всем зведует тип из стринного род, испокон веку живущего в Джорджии, который никк не может зпомнить, что рбство отменено. Мой друг из Атлнты посоветовл выбросить эту мысль из головы. Но мне было нстолько гдко, что я упрямо хотел попсть сюд. Понимешь, мне кзлось, я смогу нкзть себя, похоронив здесь. Поэтому я подл прошение и приехл сюд. Со мной встретились мэр Тил и Моррисон. Я произвел н них жуткое впечтление. Я был см не свой. Не мог связть двух слов. Должно быть, с сотворения мир я был худшим соисктелем вкнсии. Я выствил себя полным идиотом. Но меня взяли. Нверное, им просто нужен был чернокожий. Я первый чернокожий полицейский в истории Мргрейв.

Повернувшись, я посмотрел ему в лицо.

— Знчит, ты полгешь, что ты просто символ? — спросил я. — И поэтому Тил никогд не нзнчит тебя глвой полицейского учстк?

— По-моему, это очевидно, — подтвердил Финлей. — Он считет меня идиотом, которого нельзя повышть. В этом есть определенный смысл. Я до сих пор не могу поверить, что меня взяли сюд н рботу — символ я или не символ.

Я подозвл продвц, прося нс рссчитть. Рсскз Финлея меня удовлетворил. Ему не быть новым нчльником полиции. Поэтому я мог ему доверять. И я доверял Роско. Тк что нм предстоит сржться троим против всех, сколько бы их ни было. Я покчл головой отржению Финлея в зеркле.

— Ты ошибешься, — скзл я. — Нстоящя причин не в этом. Тебя не сделют нчльником полиции, потому что ты не преступник.

Я рсплтился десяткой и получил н сдчу горсть четвертков. У продвц по-прежнему не было доллровых бумжек. Зтем я скзл Финлею, что мне нужно осмотреть дом Моррисон и узнть все подробности. Пожв плечми, он предложил мне следовть з ним. Мы повернули н юг. Прошли мимо сквер, оствив городок позди.

— Я приехл туд первым, — нчл Финлей. — Примерно в десять утр. Моррисон я не видел с пятницы, мне было необходимо познкомить его с новыми обстоятельствми, но я никк не мог ему дозвониться. Уже нчлся понедельник, мы тк ни черт и не сделли по поводу двойного убийств в четверг. Нм нужно было пошевеливться. Поэтому я отпрвился к Моррисону домой.

Он умолк, мысленно вернувшись н место действия, кким он его ншел.

— Входня дверь был приоткрыт, — снов зговорил Финлей. — Где-то н полдюйм. У меня срзу возникло неприятное предчувствие. Я вошел в дом и ншел хозяев в спльне. Он был похож н мясную лвку. Повсюду кровь. Моррисон был прибит гвоздями к стене, висел н них. И он, и его жен были изрезны. Это было ужсно. Трупы рзлглись больше суток. Погод стоял жркя. Очень неприятно. Я вызвл всех нших. Мы прошли по дому дюйм з дюймом и собрли все по кускм. Боюсь, в буквльном смысле.

Он снов умолк.

— Знчит, это произошло в воскресенье утром? — спросил я.

Финлей кивнул.

— Н столе в кухне воскресные гзеты. Две-три рскрыты, остльные нетронуты. Н столе звтрк. Кк скзно в медицинском зключении, смерть нступил в воскресенье утром около десяти чсов.

— Есть ккие-нибудь улики?

Финлей снов кивнул. Угрюмо.

— Отпечтки ног в крови. Тм было целое озеро крови. Несколько гллонов. Рзумеется, в основном зсохшей. Повсюду следы ног. Но эти подонки были в резиновых глошх, понимешь? В тких, ккие носят зимой н севере. Нет никкой возможности выяснить их происхождение. Кждый год в стрне продются миллионы глош.

Знчит, эти люди пришли подготовленными. Они знли, что будет много крови, и зхвтили глоши. Скорее всего, и комбинезоны. Что-нибудь вроде нейлоновых костюмов, которые носят рботники н бойне. Тм, где убивют. Просторные белые нейлоновые костюмы, с кпюшонми, и белый нейлон покрылся пятнми и потекми лой крови.

— И они были в перчткх, — продолжл Финлей. — Н стенх отпечтки резиновых перчток.

— Сколько их было? — спросил я. Я пытлся предствить себе общую кртину.

— Четверо. Следы перепутны, но я считю, что их было четверо.

Я кивнул. Четверо — это кк рз столько, сколько ндо. По моим оценкм, минимум. Моррисон и его жен сопротивлялись отчянно. Для того чтобы с ними спрвиться, требовлось не меньше четырех человек. Итк, четверо из тех десяти, о которых упомянул Хббл.

— Трнспорт? — спросил я.

— Ничего определенного скзть нельзя, — ответил Финлей. — Дорожк покрыт щебнем, местми н ней протерты колеи. Я обнружил колеи, покзвшиеся мне более новыми.

Широкие шины. Полноприводной внедорожник или небольшой грузовичок.

Проехв н юг до конц Глвной улицы, мы свернули н зпд н грвийную дорожку, идущую прллельно Бекмн-дрйв. В смом ее конце стоял дом Моррисон. Это было большое строгое здние, с белой колонндой у крыльц и симметрично посженными деревьями спереди. У двери стоял новый «Линкольн», между колоннми н уровне пояс был нтянут желтя полицейскя лент.

— Зйдем? — предложил Финлей.

— А почему бы и нет? — соглсился я.

Нырнув под ленту, мы толкнули входную дверь. В доме црил полный рзгром. Повсюду серя метллическя пыль для снятия отпечтков пльцев. Все осмотрено, обыскно и сфотогрфировно.

— Можешь не трудиться, — скзл Финлей. — Мы обыскли весь дом.

Кивнув, я нпрвился к лестнице. Поднялся нверх и отыскл спльню хозяев. Остновился в дверях и зглянул внутрь. Смотреть тм было почти не н что, если не считть рсщепленных отверстий от гвоздей в стене и множеств пятен крови. Кровь уже почернел. Кзлось, в спльне рсплескли н пол и стены деготь. Ковер покрылся хрустящей черной коркой. Н пркете в дверях я увидел следы глош. Можно было рзличить сложный рисунок н подошвх. Спустившись вниз, я ншел Финлея прислонившимся к колонне у вход.

— Ну, кк? — спросил он.

— Жуть. Мшину обыскивли?

Финлей покчл головой.

— Это мшин Моррисон, — скзл он. — А мы искли следы, которые могли оствить те, кто сюд приходил.

Подойдя к «Линкольну», я дернул з ручку. Дверь окзлсь открыт. Внутри сильный ромт новой мшины и больше почти ничего. Это мшин нчльник. В ней не нйдешь оберток от чизбургеров и бнок из-под гзировнной воды, которых полно в мшине простого полицейского. Все же я не поленился ее осмотреть. Зглянул в крмны н дверях и под сиденья. Ничего не ншел. Зтем открыл брдчок и кое-что обнружил. Тм лежл склдной нож. Змечтельня штук. Рукоятк из черного дерев с выгрвировнной золотом фмилией Моррисон. Я рскрыл лезвие. Двустороннее, длиной семь дюймов, из японской хирургической стли. Очень неплохой нож. Совершенно новый, ни рзу не использовнный.

Зкрыв лезвие, я убрл нож в крмн. У меня не было оружия, я столкнулся с большими неприятностями. Быть может, нож Моррисон окжется очень кстти. Выйдя из мшины, я присоединился к Финлею.

— Ншел что-нибудь? — спросил он.

— Нет. Пошли.

Мы с хрустом проехли по грвийной дороге и, повернув н север, выехли н шоссе. Поехли нзд в город. Вдлеке покзлсь огрд церкви и бронзовый монумент.

Глв 13

— Я хочу еще кое-что у тебя спросить, — скзл я.

Финлей нчинл терять терпение. Он взглянул н чсы.

— Ты лучше не тяни время, Ричер.

Мы шли пешком. Солнце уже спусклось к зкту, но жр по-прежнему стоял невыносимя. Я не понимл, кк Финлей может терпеть твидовый пиджк и молескиновый жилет. Я провел его в сквер. Пройдя по гзону, мы подошли к пмятнику стрине Кспру Тилу и стли рядом.

— Моррисону отрезли генитлии? — спросил я.

Финлей кивнул, выжидтельно глядя н меня.

— Хорошо, — скзл я. — Тогд вот мой вопрос: их ншли?

Он покчл головой.

— Нет. Мы обыскли весь дом. И мы, и судмедэксперт. Генитлий Моррисон нигде нет.

Скзв это, Финлей усмехнулся. Ему возврщлось профессионльное чувство юмор полицейского.

— Отлично, — скзл я. — Это-то мне и нужно было узнть.

Его улыбк стл еще шире. Достигл глз.

— Почему? — спросил он. — Ты знешь, где они?

— Когд будут готовы результты вскрытия? — спросил я.

Финлей продолжл улыбться.

— Результты вскрытия Моррисон ничего не ддут. Его генитлии отрезны. Больше не соединены с его телом. Их тм нет. Они отсутствуют. Тк что кк их смогут нйти при вскрытии?

— Я имел в виду не Моррисон, — скзл я. — Его жену. Когд стнет известно, что он съел перед смертью?

Финлей перестл улыбться. Молч посмотрел н меня.

— Говори, Ричер, — нконец скзл он.

— Хорошо, — соглсился я. — Именно для этого мы сюд и пришли, не збыл? Но снчл ответь еще н один вопрос. Чсто ли в Мргрейве случются убийств?

Финлей здумлся. Пожл плечми.

— Вообще не бывло. По крйней мере, лет тридцть. Полгю, с тех пор, кк ввели обязтельную регистрцию избиртелей.

— А сейчс мы имеем четыре убийств з четыре дня, — скзл я. — И очень скоро будет обнружен пятый труп.

— Пятый? — спросил Финлей. — Кто пятый?

— Хббл. Считй см: мой брт, потом этот Шермн Столлер, двое Моррисонов и Хббл — всего пятеро. Ни одного убийств в течение тридцти лет, и вдруг срзу пять. Вряд ли это совпдение, ведь тк?

— Об этом нечего и думть, — соглсился Финлей. — Рзумеется, все эти убийств связны.

— Точно, — скзл я. — А теперь я тебе рсскжу, что их связывет. Но снчл ты должен уяснить одну вещь, хорошо? Я окзлся здесь совершенно случйно. Всю пятницу, субботу и воскресенье до того времени, кк были идентифицировны отпечтки пльцев моего брт, я не обрщл никкого внимния н происходящее вокруг. Я думл только о том, кк бы переждть и поскорее убрться отсюд ко всем чертям.

— Ну и? — спросил Финлей.

— А мне нговорили много всякой всячины. Хббл многое рсскзл мне в Уорбертоне, но я почти не обрщл н его слов внимния. Меня это не интересовло, понимешь? Он рсскзывл мне рзные вещи, я его совсем не слушл, тк что сейчс я кое-что уже и не вспомню.

— Ккие вещи? — спросил Финлей.

И я рсскзл ему то, что зпомнил. Нчл с того же, с чего нчл Хббл. Он зпутлся в кком-то нечистом деле, и теперь угрожют ему и его жене. Причем угроз слово в слово соответствовл тому, что Финлей увидел см сегодня утром.

— Ты в этом уверен? — спросил он. — Т же смя угроз?

— Слово в слово, — подтвердил я. — Абсолютно т же смя. Прибить гвоздями к стене, отрезть яйц, зствить жену их съесть, после чего перерезть обоим горло. Хбблу скзли слово в слово то же смое, Финлей. Тк что или мы имеем дело с двумя изврщенцми, делющими бсолютно одинковые угрозы, или это еще одн связь.

— Получется, Моррисон был змешн в той же смой мхинции, что и Хббл? — скзл Финлей.

— Которой зпрвляют одни и те же люди, — подтвердил я.

Зтем я рсскзл о том, что Хббл рзговривл со следовтелем. После чего этот следовтель отпрвился н встречу с Шермном Столлером, кем бы он ни был.

— Кто этот следовтель? — спросил Финлей. — И кким боком тут учствует Джо?

— Джо и был тем следовтелем, — скзл я. — Хббл скзл, что высокий мужчин с бритой головой был тем следовтелем, который пытлся вывести его из-под удр.

— Ккого тип рсследовния проводил твой брт? — спросил Финлей. — Черт возьми, где он рботл?

— Не зню, — скзл я. — Последнее, что я слышл, он рботл в Госудрственном кзнчействе.

Оторввшись от пмятник, Финлей нпрвился нзд н север.

— Мне нужно кое-кому позвонить. Пор знимться делом.

— Ты иди медленнее, — скзл я. — Я еще не зкончил.

Финлей шел по тротуру. Я шел по проезжей чсти, чтобы не пригибться под нвесми перед кждым мгзинчиком. Улиц был пустынной, тк что о мшинх можно было не беспокоиться. Понедельник, дв чс дня, в городке ни души.

— С чего ты решил, что Хббл мертв? — спросил Финлей. Я рсскзл ему про очки. Подумв, он соглсился.

— Это случилось потому, что он говорил со следовтелем? Я покчл головой. Мы остновились перед прикмхерской.

— Нет. Об этом они не знли. В противном случе с Хб-блом рспрвились бы знчительно рньше. Смое позднее, в четверг. Полгю, решение убрть Хббл было принято в пятницу, чсов в пять. Потому что ты зцепил его з номер телефон, нйденный в ботинке Джо. Эти люди решили, что ему нельзя позволить говорить с полицейскими или тюремными охрнникми. Поэтому они договорились со Спиви. Однко ребят Спиви не выполнили здчу, поэтому был предпринят новя попытк. По словм жены Хббл, сегодня утром ему позвонили и попросили остться дом. Тк было подготовлено второе покушение. Похоже, н этот рз срботло.

Финлей медленно кивнул.

— Черт, — выруглся он. — Хббл был ншей единственной зцепкой. Только через него мы могли узнть, что здесь происходит. Ричер, ты должен был ндвить н него сильнее, когд у тебя был ткя возможность.

— Спсибо, Финлей, — скзл я. — Если бы я знл, что убит мой брт Джо, я бы ндвил тк сильно, что его крики были бы слышны дже здесь.

Финлей буркнул что-то неопределенное. Мы уселись н скмейку под окном прикмхерской.

— Я спросил у него, что ткое pluribus, — скзл я. — Хббл мне не ответил. Он скзл, что в мхинции учствуют десять человек из местных жителей, плюс при необходимости привлекют посторонних. Еще он скзл, что вся эт мхинция будет оствться очень уязвимой до чего-то ткого, что произойдет в ближйшее воскресенье.

— А что произойдет в ближйшее воскресенье? — спросил Финлей.

— Хббл не скзл.

— А ты н него не ндвил.

— Я ведь уже говорил тебе, что мне это было неинтересно.

— И он дже не нмекнул о том, что з мхинция? — спросил Финлей.

— Ни словом.

— Он скзл, кто эти десятеро?

— Нет.

— Проклятье, Ричер, от тебя мло толку, ты это знешь?

— Извини, Финлей, — скзл я. — Я думл, что Хббл просто ккой-то осел. Поверь, если бы у меня был возможность вернуться нзд и переигрть все зново, я бы вел себя совсем по-другому.

— Десять человек? — снов спросил Финлей.

— Не считя его, — подтвердил я. — И не считя Шермн Столлер. Но, полгю, Моррисон он имел в виду.

— Змечтельно, — уныло зметил Финлей. — То есть, мне предстоит нйти еще девятерых.

— Одного из них ты нйдешь сегодня, — зверил я.

Черный пикп, который я последний рз видел н стоянке перед ресторнчиком Ино, остновился н противоположной стороне улицы. Двигтель рботл н холостых оборотх. Млыш Клинер, положив голову н руку, трщился н меня из окн. Финлей его не видел. Он смотрел прямо перед собой.

— Полгю, ты думешь о Моррисоне, — скзл я.

— А чего о нем думть? Он ведь мертв, првильно?

— Но кк он умер? — продолжл я. — Что это должно тебе говорить?

Он пожл плечми.

— Кто-то устроил ему покзтельную смерть? Сделл предостережение?

— В смую точку, Финлей, — соглсился я. — Но где Мор-рисон допустил ошибку?

— Полгю, он что-то испортил, — предположил Финлей.

— В смую точку, Финлей, — повторил я. — Ему велели змести следы н склде после того, что произошло в четверг ночью. Это был его здч. Знешь, он ведь действительно был тм в полночь.

— Вот кк? — удивился Финлей. — Ты же говорил, он все придумл от нчл до конц.

— Не совсем, — попрвил его я. — Меня он тм не видел. Не мог видеть, потому что меня тм не было. Но вот см он тм был. И видел Джо.

— Д? — спросил Финлей. — Почему ты тк решил?

— Помнишь, когд Моррисон впервые увидел меня в пятницу? В кбинете? Он смотрел н меня тк, словно уже где-то видел, но не может вспомнить, где именно. Потому что н смом деле он видел Джо. Моррисон зметил сходство. То же смое говорил Хббл. Он скзл, что я похож н следовтеля.

— Получется, Моррисон был тм? Это он стрелял?

— Не могу себе этого предствить, — скзл я. — Джо был достточно опытный и осторожный. Он не допустил бы, чтобы его зстрелил жирный кретин Моррисон. Стрелял кто-то другой. Я ткже не могу себе предствить Моррисон мньяком. После тких физических упржнений он свлился бы с сердечным приступом. По-моему, Моррисон был третьим. Тем, кто должен был змести следы. Но он не проверил ботинки Джо. Из-з этого Хббл притщили в полицейский учсток. Кого-то это очень рзозлило. Это ознчло, что Хббл придется убрть. И Моррисон был убит в нкзние.

— Хорошенькое нкзние, — зметил Финлей.

— Кроме того, это предостережение, — продолжл я. — Здумйся нд этим.

— Нд чем? Это предостережение обрщено не ко мне.

— Тогд к кому?

— Кому делют подобные предостережения? Следующему по списку, првильно?

Я кивнул.

— Теперь понимешь, почему меня тк беспокоило, кто стнет новым нчльником полиции?

Финлей снов уствился себе под ноги.

— Проклятье! — выруглся он. — Ты считешь, новый нчльник полиции ткже змешн в этом деле?

— Инче и быть не может, — скзл я. — Зчем этим людям был нужен Моррисон? Не з ккие-то выдющиеся личные кчеств, ведь тк? Им просто нужен свой человек в полиции. Потому что они используют его в кких-то своих целях. Тк что Моррисон могли убрть только в том случе, если ему уже был готов змен. И кто бы это ни был, нм придется иметь дело с очень опсным человеком. Потому что у него перед глзми будет пример Моррисон. Этому человеку шепнули: видишь, что мы сделли с Моррисоном? То же смое будет и с тобой, если ты нс подведешь.

— Тк кто же он? — спросил Финлей. — Кто будет новым нчльником полиции?

— Вот это я кк рз у тебя и спршивл, — скзл я.

Мы посидели молч н скмейке перед прикмхерской, нслждясь солнечными лучми, зглядывющими под мркизы из полостой ткни.

— Только ты, я и Роско, — нконец скзл я. — Пок что безопснее всего предполгть, что все остльные врги.

— Почему Роско? — спросил Финлей.

— По многим причинм. Но в первую очередь потому, что он тк стрлсь вытщить меня из Уорбертон. Моррисон пытлся свлить н меня то, что произошло в четверг ночью, тк? Знчит, если бы Роско был змешн, он бы не стл вытскивть меня из тюрьмы. Но он меня вытщил. То есть, Роско тянул в противоположную сторону. Следовтельно, если Моррисон преступник, он чист.

Посмотрев н меня, Финлей вздохнул.

— Знчит, нс только трое? А ты прень осторожный, Ричер.

— А ты чего хотел? Финлей, здесь убивют людей. И одним из них был мой брт.

Мы встли. Млыш Клинер, зглушив двигтель, вышел из пикп. Медленно пошел по тротуру. Финлей потер лицо рукми, словно умывясь без воды.

— И что дльше? — спросил он.

— У тебя много рботы, — скзл я. — Ты должен отвести Роско в сторону и ввести ее в курс дел, хорошо? Передй, чтобы он был очень осторожн. Зтем тебе ндо будет позвонить в Вшингтон и узнть, чем знимлся Джо.

— Хорошо, — соглсился Финлей. — Ну, ты? Я кивнул н мльчишку Клинер.

— А я собирюсь поговорить с этим прнем. Он что-то слишком пристльно смотрит н меня.

В тот момент, когд молодой Клинер приблизился ко мне, одновременно произошли две вещи. Во-первых, Финлей поспешно ушел. Во-вторых, у меня з спиной послышлся шум опускющихся жлюзи в витрине прикмхерской. Я оглянулся. Кзлось, н всей плнете не остлось никого кроме нс с мльчишкой Клинером.

Вблизи он предствлял собой любопытное зрелище. Мленьким его никк нельзя было нзвть. Рост около шести футов двух дюймов, вес приблизительно сто девяносто фунтов, нполненный беспокойной энергией. В его глзх светился ум, но при этом они горели ткже кким-то стрнным огнем. По ним я определил, что передо мной длеко не смый рссудительный человек н земле. Млыш Клинер подошел и остновился прямо передо мной, молч глядя в глз.

— Ты зшел н чужую территорию, — нконец скзл он.

— Этот тротур приндлежит тебе? — спросил я.

— Можешь в этом не сомневться. Фонд моего отц зплтил з кждый квдртный дюйм. З кждую плитку. Но я имею в виду не тротур. Я имею в виду мисс Роско. Он моя. Моя с того смого момент, кк я ее впервые увидел. И он меня ждет. Ждет уже пять лет, пок не придет время.

Я спокойно выдержл его взгляд.

— Ты понимешь нглийский язык? — спросил я.

Прень нпрягся. Нчл переминться с ноги н ногу.

— Я человек понятливый, — продолжл я. — Кк только мисс Роско скжет, что предпочитет тебя мне, меня здесь больше не будет. До тех пор держись от меня подльше. Ты все понял?

Прень вскипел, и вдруг все переменилось. Кк будто он подчинялся комндм пульт дистнционного упрвления, и кто-то нжл кнопку, переключясь н другой кнл. Мгновенно остыв, прень пожл плечми и по-мльчишески широко улыбнулся.

— Хорошо, — скзл он. — Ндеюсь, ты н меня не в обиде?

Он протянул руку, предлгя ее пожть, и едв не провел меня. В смую последнюю долю секунды я отдернул свою руку чуть нзд, схвтив его не з лдонь, з пльцы. Это стрый рмейский трюк. Человек делет вид, будто собирется пожть тебе руку, но н смом деле он хочет ее стиснуть. Своеобрзный ритул больших мчо. Ндо быть нчеку. Вовремя отдернуть руку нзд и двить что есть силы. Двить пльцы, не лдонь. И тогд твой противник ничего не сможет поделть. Если все сделть првильно, побед будет з тобой.

Млыш Клинер нчл ломть мне руку, но у него не было никких шнсов. Он что есть силы сжимл мою лдонь, глядя мне в глз, ждл, что я сломюсь. У него ничего не получилось. Я стиснул его пльцы, зтем еще рз, уже сильнее, после чего выпустил его руку, рзвернулся и пошел прочь. Я успел пройти добрых шестьдесят ярдов, прежде чем послышлся звук ожившего двигтеля пикп. Мшин уехл н юг, и ее шум рстворился в полуденном зное.

Глв 14

Прямо перед входом в здние полицейского учстк стоял большой белый «Кдиллк» — новый, кк с иголочки, со всеми нворотми, нбитый скрипучей черной кожей и искусственным деревом. После строгого лкировнного орех и строй кожи «Бентли» Чрли Хббл он кзлся публичным домом из Лс-Вегс. Мне потребовлось сделть пять шгов, чтобы обойти его кпот.

Внутри здния црил прохлд. Все суетились вокруг высокого стрик с серебристой шевелюрой. Н нем был стромодный костюм, глстук-шнурок с серебряной зколкой. Выглядел стрик полным идиотом. Судя по всему, ккой-то политик. Хозяин «Кдиллк». Н вид ему было лет семьдесят пять, он прихрмывл, опирясь н толстую плку с большим серебряным нблдшником. Я предположил, это и есть мэр Тил.

Из большого кбинет вышл Роско. Он был потрясен увиденным в доме Моррисонов. Выглядел он невжно, но все же помхл мне рукой и попробовл улыбнуться. Знком подозвл меня к себе, приглшя пройти в кбинет. Оглянувшись н мэр Тил, я подошел к Роско.

— Кк ты? — спросил я.

— Бывло и лучше.

— Ты уже в курсе? Финлей обрисовл тебе, что к чему?

Он кивнул.

— Финлей рсскзл мне все.

Мы прошли в просторный кбинет, отделнный крсным деревом. Финлей сидел з столом под стринными чсми. Н них было четверть четвертого. Роско зкрыл з нми дверь.

Я перевел взгляд с нее н Финлея.

— Ну, кому достлсь эт должность? — спросил я. — Кто вш новый нчльник?

Финлей покчл головой.

— Никто. Мэр Тил лично возглвит полицию город.

Подойдя к двери, я чуть приоткрыл ее. Посмотрел н Тил.

Мэр прижл Бейкер к стене. Похоже, рзносил его з что-то. Некоторое время я следил з ним.

— И ккой из этого следует вывод? — спросил я.

— Все остльные в учстке чисты, — скзл Роско.

— Похоже н то, — соглсился я. — С другой стороны, это докзывет, что см Тил змешн в мхинциях. Рз Тил нзнчили вместо Моррисон, знчит, он рботет н этих людей.

— А почему ты думешь, что Тил всего лишь рботет н них? — спросил Роско. — Может быть, он смый большой босс. Может быть, именно он всем зпрвляет.

— Нет, — скзл я. — Большой босс выпотрошил Моррисон, деля предостережение. Если бы большим боссом был Тил, зчем ему делть предостережение смому себе? Нет, он пляшет под чью-то дудку. И сюд его поствили для того, чтобы ствить плки в колес.

— Это точно, — соглсился Финлей. — Он уже нчл. Скзл, что Джо и Столлер отодвигются н второй плн. Все силы ндо бросить н дело Моррисонов. Рскрыть его смим, не прибегя к посторонней помощи, не обрщясь в ФБР. Кк скзл Тил, дело чести полиции Мргрейв рскрыть это двойное убийство. И он уже нпрвил нс в тупик. По его мнению, несомненно, Моррисон убил человек, только что освободившийся из тюрьмы, которого двным-двно туд упрятл Моррисон. Теперь он ему отомстил.

— Тот еще тупик, — подхвтил Роско. — Нм предстоит перерыть рхивы з двдцть лет, проверить и перепроверить всех недвно вышедших из мест зключения по всей стрне. Тил уже зсдил з это Стивенсон. Пок дело не будет зкрыто, Стивенсон знимется только этим. Кк и я.

— Это не просто тупик, — скзл Финлей. — Это зшифровнное предупреждение. У нс в рхивх нет никого, кто был бы способен н ткое зверство. В ншем округе тких преступлений двно не было. Мы это знем. И Тилу известно, что мы это знем. Но мы ведь не можем нзвть его лжецом или дурком.

— А вы можете не обрщть н него внимния? — спросил я. — Знимться тем, чем нужно знимться?

Финлей откинулся нзд. Опять выдохнул в потолок и покчл головой.

— Нет, — скзл он. — Мы вынуждены действовть прямо под носом у врг. Пок у Тил нет основний подозревть, что нм что-то известно. Мы должны и дльше поддерживть это зблуждение. Строить из себя невинных дурчков, тк? Естественно, это огрничит ншу свободу мневр. Но смя глвня проблем зключется в полномочиях. Нпример, если мне пондобится ордер н обыск, я должен буду подписть его у Тил. А ведь он мне его ни з что не подпишет, тк?

Я пожл плечми.

— Я не собирюсь пользовться ордерми, — скзл я. — Ты связывлся с Вшингтоном?

— Мне обещли перезвонить, — скзл Финлей. — Будем ндеяться, Тил не схвтит трубку рньше меня.

Я кивнул.

— Вм нужно другое место, где можно было бы рботть, — скзл я. — Кк нсчет твоего приятеля из ФБР? Из Атлнты? Ты сможешь пользовться его кбинетом?

Подумв, Финлей кивнул.

— Мысль неплохя, — соглсился он. — Только ндо связться с ним чстным обрзом. Я же не могу попросить Тил сделть официльный зпрос, првильно? Сегодня же вечером позвоню ему из дом. Его фмилия Пикрд. Отличный прень, он тебе понрвится. Он из Нового Орлен. Миллион лет нзд мучился у нс в Бостоне. Здоровенный верзил, очень умный, очень крепкий.

— Передй ему, ндо действовть тихо, — скзл я. — Не ндо, чтобы его генты появились здесь до того, кк мы будем готовы.

— А что ты собирешься делть с Тилом? — спросил у меня Роско. — Он рботет н тех, кто убил твоего брт.

Я снов пожл плечми.

— Все звисит от степени его учстия. Стрелял в Джо явно не он.

— Не он? — спросил Роско. — Почему ты тк думешь?

— Ему не хвтило бы рсторопности, — объяснил я. — Он ковыляет, держ в руке трость. Слишком неповоротливый, чтобы быстро вытщить пистолет. По крйней мере, слишком неповоротливый, чтобы опередить Джо. Мньяк тоже не он. Для этого Тил слишком стрый, у него не хвтило бы сил. Ну, и следы зметл тоже не он. Это делл Моррисон. Если Тил нчнет со мной шутить, он вляпется в дерьмо по смые уши. А тк, черт с ним.

— Что дльше? — спросил Роско.

Я пожл плечми и ничего не ответил.

— Я считю, глвное — это воскресенье, — скзл Финлей. — В воскресенье у этих людей рзрешится ккя-то проблем. Понимешь, в нзнчении Тил н должность нчльник полиции есть что-то временное. Ему ведь семьдесят пять лет, никкого опыт рботы в полиции. Это временное решение, только чтобы продержться до воскресенья.

Н столе ззвонило устройство внутренней связи. Голос Стивенсон спросил Роско. Ндо проверить ккие-то рхивы.

Я открыл дверь, но Роско здержлсь. Ее только что осенил одн мысль.

— А кк нсчет Спиви? — спросил он. — Из Уорбертон? Это ведь он рспорядился устроить нпдение н Хббл? Знчит, он должен знть, кто отдл ему прикз это сделть. Ты должен спросить у него. Возможно, это куд-нибудь приведет.

— Возможно, — соглсился я, зкрывя з ней дверь.

— Пустя трт времени, — скзл Финлей. — Ты полгешь, Спиви просто возьмет и все тебе рсскжет?

Я улыбнулся.

— Если ему что-либо известно, он все мне рсскжет. В вопросх ткого род глвное — кк их здвть, првильно?

— Берегись, Ричер, — скзл Финлей. — Если они увидят, что ты приближешься к тому, что знл Хббл, с тобой рспрвятся ткже, кк рспрвились с ним.

У меня перед глзми мелькнул Чрли с детьми, и я поежился. Эти люди могут решить, что Чрли близк к тому, что знл ее муж. Это неизбежно. Возможно, под удр попдут и дети. Осторожный человек предположит, что дети могли что-нибудь случйно услышть. Времени четыре чс дня. Дети должны вернуться из школы. Их могут ждть люди в резиновых глошх, нейлоновых комбинезонх и хирургических перчткх. С острыми ножми. С мешком гвоздей. И молотком.

— Финлей, немедленно позвони своему приятелю Пикрду, — скзл я. — Нм нужн его помощь. Ндо спрятть Чрлину Хббл в безопсное место. Чрли и детей. Немедленно.

Финлей мрчно кивнул. Он все видел. Все понял.

— Рзумеется, — скзл он. — Двй, лети н Бекмн-дрйв. Живо! Оствйся тм. Я договорюсь с Пикрдом. Не уходи оттуд до тех пор, пок он не приедет, хорошо?

Он снял трубку. По пмяти нбрл номер в Атлнте.

Роско сидел з своим столом. Мэр Тил вывлил ей стопку пухлых ппок. Подойдя к ним, я взял свободный стул. Подсел к Роско.

— Когд ты освободишься? — спросил я.

— Думю, чсов в шесть, — ответил он.

— Зхвти домой нручники, хорошо?

— Ты дурк, Джек Ричер.

Тил смотрел н нс, поэтому я встл и поцеловл Роско в волосы. Вышел н злитую солнцем улицу и нпрвился к «Бентли». Солнце клонилось к зкту, и жр стл спдть. Тени удлинились. Приближлсь осень. Меня кто-то окликнул. Мэр Тил вышел следом з мной из здния полицейского учстк и окликнул меня. Я остновился. Тил зхромл ко мне, постукивя тростью и улыбясь. Протянув руку, он предствился. Скзл, что его зовут Гровер Тил. Он облдл дром профессионльных политиков сверлить собеседник взглядом; его улыбк был ослепительной, словно прожектор. Кк будто он до смерти счстлив возможности поговорить со мной.

— Рд, что успел вс зстть, — скзл Тил. — Сержнт Бейкер ввел меня в курс дел относительно убийств н склде. Мне все ясно. Мы совершили ошибку, здержв вс. Примите нши сожления по поводу вшего брт. Можете не сомневться, кк только у нс появится ккя-то информция, мы ддим вм знть. Тк что пок вы еще здесь, спешу принести вм искренние извинения от лиц полиции Мргрейв. Мне бы не хотелось, чтобы вы уехли, зтив н нс обиду. Полгю, мы можем считть это недорзумением?

— Хорошо, Тил, — скзл я. — Но почему вы решили, что я уезжю?

Он вывернулся очень ккуртно. Колеблся лишь мгновение.

— Нсколько я понял, вы у нс проездом, — скзл Тил. — В Мргрейве нет мотеля, и я полгл, что вм будет негде остновиться.

— Тем не менее, я остюсь, — скзл я. — Я получил рдушное приглшение погостить. Нсколько я понимю, именно этим и слвится Юг — своим гостеприимством, верно?

Просияв, он схвтил себя з рсшитый лцкн.

— О, конечно же, истиння првд, сэр! Весь Юг и Джорджия в особенности слвятся своим гостеприимством. Однко, кк вм известно, в нстоящее время у нс в городе возникли серьезные неприятности. При днных обстоятельствх вм действительно больше подошел бы мотель в Атлнте или Мейконе. Естественно, мы будем поддерживть с вми смую тесную связь. Кроме того, мы поможем оргнизовть похороны вшего брт, когд нступит этот скорбный момент. Но, боюсь, у нс здесь, в Мргрейве, будет очень много дел. Вм тут будет скучно. Офицеру Роско предстоит много рботть. Вм не кжется, что сейчс ее лучше не отвлекть?

— Я не буду ее отвлекть, — спокойно ответил я. — Я зню, что он знимется очень вжным делом.

Тил смотрел н меня. Совершенно рвнодушно. Прямо мне в глз, но только для этого он чуть недотягивл ростом. Ему пришлось вытянуть свою струю бурую шею. Я решил, что если он будет смотреть н меня тк достточно долго, он ее точно сломет. Одрив его зимней улыбкой, я подошел к «Бентли». Отпер дверь и сел. Звел мощный двигтель и опустил стекло.

— До встречи, Тил! — бросил я, трогясь с мест.

Окончние уроков в школе в Мргрейве окзлось временем нибольшего оживления. Я проехл мимо двух прохожих по Глвной улице и увидел еще четверых в скверике возле церкви. Что-то вроде вечернего клуб — чтение Библии или зготовк персиков н зиму. Проехв мимо, я промчлся в шикрном большом втомобиле по Бекмн-дрйв, миле роскоши. Свернул у белого почтового ящик Хбблов и долго крутил в рзные стороны стринное бкелитовое рулевое колесо, петляя по извилистой дорожке к дому.

Глвня проблем зключлсь в том, что я еще не решил, что именно скжу Чрли. Определенно, посвящть ее в подробности я не собирлся. Длее не хотел говорить ей о смерти муж. Мы стояли н пороге д. Но я не мог вечно держть ее в неведении. Чрли должн узнть хотя бы общее положение дел. В противном случе он не послушет моего предостережения.

Оствив мшину у крыльц, я позвонил в дверь. Чрли впустил меня в дом, тотчс откуд-то выскочили дети. Он выглядел уствшей и измученной. Дети же, кзлось, рдовлись жизни. Они не зрзились беспокойством своей мтери. Выпроводив их, Чрли провел меня н кухню. Это было просторное современное помещение. Чрли предложил мне кофе. Я видел, что ей очень хочется со мной поговорить, но он никк не могл нчть. Я смотрел, кк он суетится возле кофеврки.

— У вс нет горничной? — спросил я.

Чрли покчл головой.

— Мне он не нужн. Я люблю все делть см.

— Но дом у вс большой, — зметил я.

— Мне нрвится быть постоянно чем-нибудь знятой.

Мы умолкли. Чрли включил кофеврку, и послышлось тихое шипение. Я сел з стол у окн, выходившего н целый кр брхтной лужйки. Чрли сел нпротив меня. Сложил руки н коленях.

— Я слышл о Моррисонх, — нконец скзл он. — Мой муж имеет к этому ккое-то отношение?

Я попытлся рзобрться, что именно могу ей скзть. Чрли ждл ответ. Тишин в просторной кухне нрушлсь лишь булькньем кофеврки.

— Д, Чрли, — скзл я. — Боюсь, имеет. Но это происходит помимо его воли, понимете? Его шнтжируют.

Чрли принял эту новость достточно хорошо. Впрочем, должно быть, он уже см до всего дошл. Мысленно прокрутил все возможные вринты. И подходило только это объяснение. Вот почему Чрли не удивилсь, не пришл в ярость. Он просто кивнул. И рсслбилсь. Кк будто ей стло легче, когд об этом скзл кто-то другой. Теперь это перестло быть тйной. И можно предпринимть ккие-то меры.

— Боюсь, вы првы, — скзл Чрли.

Вств, он пошл нливть кофе, но не перествл говорить.

— Только тк я могу объяснить его поведение. Ему угрожет опсность?

— Чрли, я понятия не имею, где он, — признлся я.

Он протянул мне чшку кофе. Присел н рзделочный столик.

— Ему угрожет опсность? — повторил он.

Я не мог ей ответить. Не мог зствить себя произнести эти слов. Чрли встл с рзделочного столик и сел нпротив меня з стол у окн. Обхвтил чшку обеими рукми. Он был очень привлектельня. Светловолося и крсивя. Безукоризненные зубы, стройня, тлетическое телосложение и сильный дух. Я предствил ее влделицей плнтции из длекого прошлого. Кк тогд говорили, крсвицей Юг. Сто пятьдесят лет нзд эт женщин влдел бы сотнями рбов. Но постепенно я нчл менять свое мнение. Я ощутил в Чрли внутреннюю твердость. Д, ей нрвится быть богтой и ничего не делть. Слоны крсоты и роскошные обеды в Атлнте. «Бентли» и золотые кредитные крточки. Но если будет ндо, эт женщин спустится в грязь и стнет дрться. Быть может, сто пятьдесят лет нзд он бы ехл с обозом повозок н зпд. Для этого у нее был достточня сил дух. Чрли пристльно посмотрел н меня.

— Сегодня утром я потерял голову, — скзл он. — Это совсем н меня непохоже. Боюсь, я произвел н вс отвртительное впечтление. После того кк вы уехли, я немного успокоилсь и все обдумл. Пришл к тому же выводу, кк и вы. Хб случйно вляплся во что-то и не смог выбрться. Но рзве я могу это кк-либо изменить? Одним словом, я перестл рвть н себе волосы и нчл думть. С прошлой пятницы я вел себя просто ужсно, мне з это стыдно. Н смом деле, я совсем не ткя. Одним словом, я предпринял кое-ккие шги, и, ндеюсь, вы меня з это простите.

— Продолжйте, — скзл я.

— Я позвонил Дуйту Стивенсону, — скзл Чрли. — Он упомянул про фкс из Пентгон о вшей службе в военной полиции. Я попросил его нйти этот фкс и зчитть его мне. Н мой взгляд, у вс безупречный послужной список.

Он улыбнулсь. Придвинул ближе свой стул.

— Тк что я хочу ннять вс, — продолжл он. — Чтобы вы, действуя кк чстное лицо, выпутли моего муж из беды. Вы соглсны рботть н меня?

— Нет, — скзл я. — Я не могу, Чрли.

— Не можете или не хотите? — спросил он.

— В днном деле неизбежно столкновение интересов, — скзл я. — То есть, возможно, я не смогу ндлежщим обрзом выполнить вше поручение.

— Столкновение интересов? — переспросил Чрли. — Что вы имеете в виду?

Я долго молчл. Пытясь придумть, кк ей объяснить.

— Понимете, вш муж хотел выйти из игры, — нконец нчл я. — Он связлся со следовтелем, рботющим н првительство, и они попытлись рзобрться в сложившейся ситуции. Но этого следовтеля убили. И, боюсь, мои предпочтения н стороне этого следовтеля, не вшего муж.

Обдумв мои слов, Чрли кивнул.

— Но почему? — спросил он. — Вы ведь не рботете н првительство.

— Потому что этим следовтелем был мой брт, — скзл я. — Понимю, это безумное совпдение, но теперь у меня нет обртной дороги.

Чрли молчл. Он понял, что я имел в виду.

— Извините, — нконец скзл он. — Примите мои искренние соболезновния. Ндеюсь, вы не хотите скзть, что Хб предл вшего брт?

— Нет, — ответил я. — Он ни з что не пошел бы н ткое. Вш муж ндеялся, что Джо вытщит его из беды. Просто что-то пошло не тк кк нужно, вот и все.

— Могу я здть вм один вопрос? — скзл Чрли. — Почему вы говорите о моем муже в прошедшем времени?

Я посмотрел ей прямо в глз.

— Потому что он мертв. Мне очень жль.

Чрли зстыл. Побледнев, стиснул руки с ткой силой, что побелели костяшки пльцев. Но ей удлось удержть себя в рукх.

— По-моему, Хб жив, — прошептл он. — Я бы знл. Почувствовл бы. По-моему, он где-то прячется. И я хочу, чтобы вы его ншли. Я зплчу столько, сколько вы скжете.

Я лишь медленно покчл головой.

— Пожлуйст! — скзл он.

— Нет, Чрли, — решительно ответил я. — Я не возьму у вс деньги з то, что буду делть. Это нечестно, потому что я уверен — Хб уже мертв. Мне очень жль, но это тк.

Нступил тишин. Я сидел, покручивя перед собой чшку кофе.

— А что вы будете делть, если я вм не зплчу? — нконец нрушил зтянувшееся молчние Чрли. — Быть может, выясняя то, что произошло с вшим бртом, вы зодно поищете Хб?

Я подумл, и не ншел причины, чтобы откзться от этой просьбы.

— Хорошо, — соглсился я. — Этим я могу зняться. Но, Чрли, кк я уже говорил, не ждите чуд. Н мой взгляд, дел очень плохи.

— Я думю, Хб жив, — уверенно зявил Чрли. — В противном случе я бы об этом узнл.

Я збеспокоился. Что произойдет, когд обнружт труп Хббл? Он столкнется лицом к лицу с рельностью, кк стлкивется с кменной стеной потерявший упрвление грузовик.

— Вм могут потребовться деньги н рсходы, — скзл Чрли.

Пок я колеблся, он протянул мне пухлый конверт.

— Этого хвтит?

Я зглянул в конверт. Внутри лежл толстя пчк стодоллровых купюр. Я кивнул. Этого хвтит.

— И, пожлуйст, оствьте себе мшину, — скзл он. — Пользуйтесь ей до тех пор, пок он вм нужн.

Я снов кивнул. Подумл о том, кким будет мой следующий вопрос, и зствил себя использовть нстоящее время.

— Где рботет вш муж? — спросил я.

— В «Снрйз Интер», — скзл Чрли. — Это бнк.

Он продиктовл дрес в Атлнте.

— Хорошо, Чрли, — скзл я. — А теперь позвольте здть вм еще один вопрос. Это очень вжно. Вш муж никогд не упоминл слово «pluribus»?

Подумв, он пожл плечми.

— Это что-то связнное с политикой? Это слово нписно н трибуне, с которой произносит речь президент? Я никогд не слышл, чтобы Хб его упоминл. Он знимлся исключительно финнсми.

— Вы никогд не слышли, чтобы вш муж произносил это слово? — нстивл я. — Ни по телефону, ни во сне?

— Никогд.

— А нсчет следующего воскресенья? — спросил я. — Вш муж ничего не говорил о следующем воскресенье? Не говорил, что должно произойти что-то вжное?

— Следующее воскресенье? — переспросил Чрли. — По-моему, ничего не говорил. А что? Что должно произойти в следующее воскресенье?

— Не зню, — скзл я. — Это я кк рз и пытюсь выяснить.

Он здумлсь, но, в конце концов, снов покчл головой и пожл плечми, рзводя руки: нет, он ничем не могл мне помочь.

— Извините.

— Ничего стршного, — скзл я. — А теперь вм предстоит кое-что сделть.

— Что именно?

— Вы должны уехть отсюд.

У нее снов побелели костяшки пльцев, но он сохрнил смооблдние.

— Я должн убежть и спрятться?

— Сейчс з вми приедет гент ФБР.

Чрли в ужсе посмотрел н меня.

— Агент ФБР? — Он еще больше побледнел. — Знчит, дело действительно очень серьезное, д?

— Речь идет о жизни и смерти, — подтвердил я. — Приготовьтесь к отъезду.

— Хорошо, — медленно произнесл Чрли. — Не могу поверить, что это происходит няву.

Выйдя из кухни, я прошел в комнту с видом н сд, где вчер мы пили чй со льдом. Шгнул в стеклянные двери и медленно обошел дом. Спустился по дорожке, прошел мимо клумб, вышел н Бекмн-дрйв. Прислонился к белому почтовому ящику. Вокруг было тихо. Я слышл только сухой шорох трвы, остывющей у меня под ногми.

Зтем с зпд, со стороны город донесся шум приближющейся мшины. Поднявшись н пригорок, он нчл сбвлять скорость, и послышлся звук щелкющей втомтической коробки передч. Нконец я ее увидел. Коричневый «Бьюик», ничем не примечтельный с виду, в нем двое. Низкорослые, смуглые ребят мексикнского тип, в пестрых рубшкх. Сбросив скорость, они прижлись к левой обочине, глядя н белый почтовый ящик. Я стоял, прислонившись к этому белому почтовому ящику, и смотрел н них. Мы встретились взглядми. Нбрв скорость, мшин умчлсь прочь и скрылсь среди пустынных персиковых сдов. Выйдя н дорогу, я проводил ее взглядом. Поднявшееся облко пыли покзло то место, где мшин съехл с идельного сфльт шоссе н грунтовую дорогу. Зтем я бегом вернулся в дом, чтобы поторопить Чрли.

Он суетилсь, рзговривя см с собой, словно ребенок, отпрвляющийся н кникулы. Зчитывл вслух списки. Неплохое средство подвить нктывющуюся пнику. В пятницу он был богтой женщиной, не обремененной никкими проблемми, женой преуспевющего бнкир. А в понедельник незнкомец, сообщивший ей о смерти муж-бнкир, говорит, что он должн спешно бежть, спся свою жизнь.

— Обязтельно зхвтите с собой сотовый телефон, — окликнул я Чрли.

Он ничего не ответил. Я слышл только тишину, нрушемую торопливыми шгми и стуком дверей. Почти целый чс я сидел н кухне, нянч чшку с остывшим кофе. Зтем послышлся втомобильный гудок, н улице зшуршл грвий под грузными шгми. В дверь громко постучли. Сунув руку в крмн, я стиснул рукоятку нож с выкидными лезвиями. Вышел в коридор и открыл дверь.

Рядом с «Бентли» припрковлся ккуртный синий седн, н крыльце стоял огромный негр. Ростом с меня, то и выше, он весил н добрую сотню фунтов больше. Трист десять, трист двдцть фунтов. Рядом с ним я выглядел легковесом. Негр шгнул вперед со свободной элстичной грциозностью спортсмен.

— Ричер? — спросил он. — Рд познкомиться. Я Пикрд, из ФБР.

Мы пожли руки. Негр был просто громдный. В нем был ккя-то небрежня деловитость, и я пордовлся, что мы с ним по одну сторону бррикды. Мне всегд были по душе ткие люди. Н них можно положиться, когд тебя згоняют в угол. Внезпно меня зхлестнул волн облегчения. Я отступил в сторону, пропускя Пикрд в дом.

— Тк, — скзл он. — Финлей мне все рсскзл. Я очень сожлею о твоем брте. Очень сожлею. Где мы можем поговорить?

Я провел его н кухню. Он преодолел это рсстояние двумя огромными шгми. Оглянувшись вокруг, плеснул себе осттки чуть теплого кофе. Зтем, подойдя ко мне, положил руку н плечо. Мне покзлось, н меня уронили мешок цемент.

— Основное првило, — скзл Пикрд, — все, что здесь происходит, остнется неофицильным, тк?

Я кивнул. Его голос был под стть внушительной туше. Это был низкий глухой рык. Ткой голос был бы у бурого медведя, если бы он выучился говорить. Я никк не мог определить, сколько Пикрду лет. Он относился к ктегории тех крепко сбитых великнов, чьи лучшие годы длятся десятилетия. Кивнув, Пикрд отошел. Прислонил свою тушу к рзделочному столику.

— Вы с Финлеем поствили передо мной большую проблему, — скзл он. — Бюро не может нчть действовть без официльного зпрос руководителя местных првоохрнительных оргнов. То есть, этого тип, Тил, тк? А из того, что рсскзл мне Финлей, я зключил, что стрин Тил ни з что не сделет ткой зпрос. Тк что мне может здорово достться. Но рди Финлея я готов нрушить кое-ккие првил. Мы с ним двние приятели. Но ты должен помнить, что все это неофицильно, договорились?

Я снов кивнул. По мне тк дже было лучше. Нмного лучше. Меня полностью устривл неофицильный хрктер рсследовния. Это позволит сделть дело, не обременяя себя формльностями. До воскресенья пять дней. Сегодня утром пять дней кзлось мне более чем достточным. Но сейчс, без Хббл, времени оствлось в обрез. Слишком мло, чтобы тртить его н формльности.

— Куд вы их поместите? — спросил я.

— В охрняемый дом в Атлнте, — скзл Пикрд. — Нходится в ведении Бюро, мы им пользуемся много лет. Тм они будут в безопсности, но где именно это нходится, я скзть не могу. И еще я попрошу не выпытывть это у миссис Хббл, когд все остнется позди, хорошо? Дело серьезное. Если я зсвечу охрняемый дом, мне влетит по первое число.

— Договорились, Пикрд, — скзл я. — Пострюсь не доствлять тебе никких неприятностей. Огромное спсибо з помощь.

Он кивнул, мрчно, покзывя, что не в восторге от происходящего. Н кухню пришл Чрли с детьми. У всех в рукх были собрнные нспех сумки. Пикрд предствился. Его гбриты испугли девочку. У мльчишки округлились глз при виде знчк специльного гент ФБР, который покзл Пикрд. Мы вынесли сумки и уложили их в бгжник синего седн. Я попрощлся с Пикрдом и Чрли. Все сели в мшину. Пикрд сел з руль. Я помхл им вслед.

Глв 15

Я мчлся в Уорбертон в тысячу рз быстрее водителя тюремного втобус и доехл туд менее чем з пятьдесят минут. Мне открылось потрясющее зрелище. С зпд стремительно ндвиглсь гроз; косые лучи клонящегося к горизонту солнц, пробивясь сквозь тучи, освещли комплекс. Стльные бшни и шпили сверкли в орнжевых лучх. Сбросив скорость, я свернул к въезду в тюрьму. Остновился з первыми воротми. Я не собирлся внутрь. С меня хвтило того, что было. Пусть Спиви см выйдет ко мне. Выбрвшись из «Бентли», я подошел к охрннику. Тот встретил меня вполне дружелюбно.

— Спиви сегодня дежурит? — спросил я.

— Он вм нужен?

— Передйте, его спршивет мистер Ричер.

Нырнув в будку, охрнник снял трубку. И тотчс же снов высунул голову.

— Он не знет никкого Ричер, — крикнул он.

— Передйте, меня послл Моррисон, — скзл я. — Нчльник полиции Мргрейв.

Охрнник опять скрылся в будке. Через минуту он появился.

— Хорошо, проезжйте, — скзл он. — Спиви встретит вс в приемном отделении.

— Передйте ему, пусть выходит сюд, — скзл я. — Я буду ждть его н дороге.

Отойдя от ворот, я остновился н обочине шоссе. Это был поединок нервов. Я поспорил см с собой, что Спиви выйдет ко мне. Через пять минут я буду знть, кто выигрл. Я ждл. С зпд доносился зпх дождя. Через чс нс нкроет ливень. Я стоял и ждл.

Появился Спиви. Послышлся скрежет решетки ворот. Обернувшись, я увидел выезжющий грязный «Форд». Он остновился рядом с «Бентли». Из мшины грузно выбрлся Спиви. Подошел ко мне. Жирный, вспотевший, с рскрсневшимися рукми и лицом. Его мундир был грязным.

— Помнишь меня? — спросил я.

Его змеиные глзки збегли. Спиви был очень нпугн.

— Вы тот смый Ричер. И что с того?

— Точно, — подтвердил я. — Я тот смый Ричер. С пятницы. Тк в чем было дело?

Спиви переминлся с ноги н ногу. Ему хотелось рзыгрть из себя крутого. Он уже рскрыл свои крты. Тем, что вышел ко мне. Спиви уже проигрл. Но он молчл.

— Итк, что произошло в пятницу? — повторил я.

— Моррисон мертв, — скзл Спиви. Пожв плечми, он сжл губы. Умолк.

Я вроде бы случйно шгнул влево. Всего н фут, но тк, что Спиви згородил своей тушей меня от охрнник у ворот. Тк что охрнник не мог меня видеть. У меня в руке появился нож Моррисон с выкидным лезвием. Я н мгновение поднес его к глзм Спиви. Достточно, чтобы успеть прочесть золотые буквы н черном дереве. Зтем с громким щелчком вылетело лезвие. Мленькие глзки Спиви словно приклеились к нему.

— Ты думешь, с его помощью я рспрвился с Моррисоном? — спросил я.

Спиви не мог оторвть взгляд от лезвия, светившегося голубым плменем в лучх предгрозового солнц.

— Это был не ты, — нконец скзл он. — Но, возможно, у тебя были все основния.

Я улыбнулся. Спиви знл, что это не я убил Моррисон. Следовтельно, он знл, кто это сделл. Все тк просто. Три простых слов, и я уже кое-чего добился. Я поднес лезвие к жирному, крсному лицу.

— Хочешь, чтобы я порботл этим ножиком нд тобой? — спросил я.

Спиви испугнно оглянулся. Увидел в тридцти ярдх охрнник у ворот.

— Он и не подумет прийти н помощь, — скзл я. — Он ненвидит твои никчемные кишки. Он простой охрнник, ты лизл здницы, добивясь повышения по службе. Если будешь гореть, он н тебя не помочится, чтобы сбить огонь. Зчем?

— Что ты хочешь? — спросил Спиви.

— Пятниц, — скзл я. — Кк было дело?

— А если я тебе все рсскжу?

Я пожл плечми.

— Все звисит от того, что ты мне рсскжешь. Если скжешь првду, я позволю тебе вернуться нзд. Итк, хочешь рсскзть првду?

Спиви молчл. Мы стояли друг нпротив друг н обочине. Поединок нервов. Нервы Спиви были рзболтны до предел. Он проигрывл. Его мленькие глзки постоянно бегли. И все время возврщлись к лезвию.

— Хорошо, я все скжу, — нконец не выдержл он. — Время от времени я окзывю небольшие услуги Моррисону. Он позвонил мне в пятницу. Скзл, что нпрвляет сюд двоих. Фмилии для меня ничего не знчили. Я никогд не слышл ни о тебе, ни о том втором типе. Я должен был убить этого Хббл. Вот и все. С тобой ничего не должно было случиться, клянусь.

— Тк что же произошло? — спросил я.

— Мои ребят все нпутли, — скзл Спиви. — Только и всего, клянусь. Нм нужен был другой. С тобой ничего не должно было случиться. Ты ведь выбрлся оттуд, д? Не пострдл, д? Тк что тебе от меня ндо?

Быстро взмхнув ножом, я ткнул острием ему в шею. Спиви испугнно зстыл. Через мгновение из порез выполз жирный червяк темной крови.

— Кк тебе это объяснили? — спросил я.

— Никк, — дрожщим голосом ответил он. — Я просто делю то, что мне говорят.

— Знчит, ты делешь то, что говорят? — переспросил я.

— Я делю то, что мне говорят, — повторил Спиви. — Я не хочу ничего знть.

— И кто дл тебе это здние?

— Моррисон, — скзл он. — Моррисон скзл, что ндо сделть.

— А кто скзл Моррисону, что ндо сделть? — нстивл я.

Я держл лезвие в дюйме от щеки Спиви. Он уже буквльно скулил от стрх. Я смотрел в его мленькие змеиные глзки. Ему известен ответ н мой вопрос. Я видел это в глубине его глз. Спиви знл, кто дл здние Моррисону.

— Кто ему скзл, что ндо сделть? — повторил я.

— Не зню, — ответил Спиви. — Я ничего не зню, клянусь могилой своей мтери!

Пристльно посмотрев ему в глз, я покчл головой.

— Ложь, Спиви. Ты знешь. И сейчс ты мне это рсскжешь.

Теперь Спиви покчл головой. Его жирня крсня рож метнулсь из стороны в сторону. Кровь стекл по подбородку н дряблую шею.

— Если я скжу, меня убьют, — взмолился он.

Я ткнул ножом ему в живот. Рзрезл грязную рубшку.

— А я тебя убью, если ты мне ничего не скжешь.

Ткие типы кк Спиви мыслят короткими ктегориями.

Если он мне скжет, его убьют звтр. Если не скжет — сегодня. Вот кким был ход его мыслей. Короткими ктегориями. Поэтому Спиви собрлся говорить. У него здерглся кдык, словно у него пересохло в горле. Я смотрел ему в глз. Он не мог выдвить ни слов. Он был похож н киногероя, ползущего по песчным брхнм и молящего послть ему воду. Но он должен был мне все скзть.

И вдруг все изменилось. З плечом Спиви н востоке покзлся столб пыли. Зтем послышлся отдленный рев дизеля. Нконец я рзличил серый силуэт приближющегося тюремного втобус. Стремительно обернувшись, Спиви уствился н свое спсение. Охрнник у ворот шгнул нвстречу втобусу. Спиви снов повернулся ко мне. В его глзх блеснул недобрый торжествующий огонек. Автобус был совсем близко.

— Кто это был, Спиви? — спросил я. — Лучше скжи сейчс, то я вернусь.

Но он попятился, рзвернулся и побежл к своему грязному «Форду». Автобус проревел мимо, обдв меня облком пыли. Сложив нож, я убрл его в крмн. Подбежл к «Бентли» и рвнул с мест.

Всю дорогу обртно н восток з мной гнлсь ндвигющяся гроз. Но мне кзлось, что меня преследует не только гроз. Меня тошнило от отчяния. Сегодня утром я нходился всего в одном рзговоре от того, чтобы узнть всю првду. И до сих пор ничего не знл. Обстоятельств резко изменились к худшему.

У меня не было ничего необходимого, мне никто не помогл. Я не мог рссчитывть н Роско и Финлея. Не мог ожидть, что они соглсятся с моим плном. К тому же, у них хвтет збот у себя в учстке. Кк тм вырзился Финлей? Приходится рботть под носом у врг? И я не мог слишком ндеяться н Пи-крд. Он и тк делет все, что может, нрушя порядки своего Бюро. Я мог рссчитывть только н себя смого.

С другой стороны, меня не волновли никкие зконы, зпреты, првил. Я мог не беспокоиться по поводу прв Мирнды, презумпции невиновности, конституционных прв. Я мог обходиться без неопровержимых улик. Мои противники лишены возможности обжловть мои действия. Спрведливо ли это? А кк же. Я имел дело с плохими людьми. Уже двно перешгнувшими черту. С очень плохими. Кк тм скзл Финлей? Хуже не бывет. И эти люди убили Джо Ричер.

«Бентли» плвно сктился по отлогой горке к дому Роско. Я оствил мшину н дороге. Роско дом не было. Ее «Шевроле» нигде не было видно. Большие хромировнные чсы н приборной пнели «Бентли» покзывли без десяти минут шесть. Ждть еще десять минут. Я перебрлся с переднего сиденья нзд. Вытянулся н строй коже.

Мне хотелось уехть н ночь из Мргрейв. Вообще из Джорджии. В крмшке н спинке водительского сиденья я ншел крту. Изучил ее и обнружил, что если ехть н зпд чс-полтор, опять мимо Уорбертон, можно пересечь грницу штт и попсть в Албму. Я решил сделть именно это. Рвнуть с Роско н зпд, в Албму, и звернуть в первый же встретившийся нм бр с живой музыкой. Збыть до утр обо всех своих невзгодх. Поесть чего-нибудь простого и дешевого, выпить холодного пив, послушть музыку вместе с Роско. Вот кк в моем предствлении выглядел чертовски интересный вечер. Устроившись поудобнее н просторном сиденье «Бентли», я стл ждть. Сгущлись сумерки. Нчинло холодть. Около шести по крыше збрбнили тяжелые кпли. Кзлось, ндвигется ливень с грозой. Но дождь тк и не нчинлся. Пок все огрничивлось редкими крупными кплями; небо было готово прорвться, но все-тки выдержло. Вскоре совсем стемнело. В сырой тишине мягко ворчл мощный двигтель.

Роско здерживлсь. Ливень грозил нчться вот уже двдцть минут, когд вверху, н дороге нконец покзлся ее «Шевроле». Свет фр метнулся снчл влево, зтем впрво. Прошелся по мне, озрил дверь грж у дом Роско и умер. Погсив фры, Роско зглушил двигтель. Я вышел из «Бентли» и подошел к ней. Мы обнялись и поцеловлись. Нпрвились в дом.

— Кк ты? — спросил я. — Все в порядке?

— Ндеюсь. День выдлся жуткий.

Я кивнул. День действительно был ужсный.

— Никк не можешь прийти в себя?

Роско ходил по дому, зжигя везде свет и здергивя шторы.

— Сегодня утром я видел стршное зрелище. Смое стршное, ккое мне только приходилось видеть. Но я скжу тебе кое-что ткое, что кроме тебя больше никому не говорил. Моррисон мне нисколько не жлко. Ткого человек нечего жлеть. Но мне жлко его жену. Плохо уже то, что он прожил всю жизнь с тким типом, кк Моррисон, тк он еще и умерл из-з него, првд?

— Ну, остльные? — спросил я. — Что ты скжешь о Тиле?

— Я нисколько не удивлен. Н протяжении двухсот лет у них в семействе были одни мерзвцы и негодяи. Мой род тоже двно в этих местх и хорошо знет Тилов. Почему этот должен был окзться не тким кк остльные? Но, видит Бог, я очень рд, что у нс в учстке все окзлись чисты. Я пришл бы в ужс, узнв, что у одного из тех, с кем я рботл, тоже рыльце в пушку. Не зню, смогл бы я это перенести.

Роско нпрвилсь н кухню, и я пошел следом з ней. Он умолкл. Нельзя скзть, что он сломлсь, но рдостной ее никк нельзя было нзвть. Роско открыл дверь холодильник. Это движение говорило: в буфете пусто. Устло улыбнулсь.

— Не хочешь угостить меня ужином? — спросил он.

— Хочу. Но только не здесь. В Албме.

Я поделился с ней своей мыслью. Просияв, Роско пошл в душ. Решив, что и мне неплохо помыться, я последовл з ней. Но тут произошл непредвидення здержк: кк только Роско нчл рсстегивть хрустящую форменную рубшку, у меня вмиг изменились приоритеты. Мнящий зов бр в Албме отступил н второй плн. Д и душ тоже может подождть. Под формой н Роско было черное нижнее белье. Очень соблзнительное. Все кончилось безумством н полу в спльне. Дождь поливл мленький дом. Сверкли молнии, грохотл гром.

В конце концов, мы вернулись в душ. К тому времени нм действительно требовлось вымыться. Зтем я лежл в постели и смотрел, кк Роско одевется. Он ндел линялые джинсы и шелковую блузку. Погсив свет, мы зперли входную дверь и нпрвились к «Бентли». Времени уже было половин восьмого, и гроз уходил н восток, к Чрльстону, чтобы потом побушевть вдоволь нд просторми Атлнтики. Возможно, звтр он дойдет до Бермудов. А мы поехли н зпд, в сторону розовевшего зкт. Я отыскл дорогу, ведущую к Уорбертону. Долго петлял по проселкм среди бесконечных черных полей, зтем пронесся мимо тюрьмы. Приземистый комплекс был озрен призрчным желтым светом.

Через полчс после Уорбертон мы остновились и нполнили огромный бензобк «Бентли». Потом ехли мимо тбчных плнтций и во Фрнклине пересекли Чттучи по строму мосту. Еще не было девяти, мы окзлись в Албме. Мы договорились положиться н волю случя и остновиться в первом же встречном бре.

Примерно через милю мы увидели строе здние у дороги, свернули н стоянку и вышли из мшины. Похоже, это было то, что ндо. Достточно просторное, невысокое, из потемневших бревен. Яркий неоновый свет, много мшин н стоянке, громкие звуки музыки. Вывеск нд дверью глсил: «Омут. Живя музык семь дней в неделю, нчиня с половины десятого вечер». Взявшись з руки, мы с Роско вошли внутрь.

Нм в лицо удрил гул голосов и грохот музыкльного втомт. Воздух был пропитн зпхом пив. Протиснувшись сквозь толпу, мы увидели рсположенные полукругом кбинки, тнцевльную площдку и сцену. В действительности сцен предствлял собой невысокую бетонную площдку. Должно быть, когд-то это был дебркдер для погрузки и рзгрузки мшин. Потолок нвисл низко, в бре црил полумрк. Отыскв пустую кбинку, мы устроились внутри. Стли ждть, когд нс обслужт, нблюдя з тем, кк готовятся выступть музыкнты. Официнтки носились по злу бскетбольными центровыми. Одн нырнул к нм, и мы зкзли пиво, чизбургеры, жреную кртошку и лук колечкми. Официнтк вернулсь прктически тотчс же с мленьким подносом. Выпив и поев, мы попросили повторить.

— Тк что ты собирешься делть по делу Джо? — спросил Роско.

Я нмеревлся довести его до конц. Кким бы оно ни было. Чего бы для этого ни потребовлось. Это решение я принял сегодня утром в теплой постели Роско. Но он служит в полиции. Он принял присягу стоять н стрже смых рзных зконов. Зконов, стоявших у меня н пути. Я не знл, что ей скзть. Но Роско и не ждл, что я отвечу.

— Полгю, ты должен нйти того, кто его убил, — скзл он.

— А дльше?

Но нм пришлось остновиться н этом. Групп нчл игрть. Рзговривть стло невозможно. Виновто улыбнувшись, Роско покчл головой. Групп игрл громко. Роско пожл плечми, извиняясь з то, что я не могу ее слышть. Он покзл мне жестом, что продолжит рзговор позже, и мы повернулись к сцене. Я жлел о том, что не рсслышл ее ответ н свой вопрос.

Бр нзывлся «Омут», групп — «Жизнь в омуте». Нчло было очень неплохим. Клссическое трио. Гитр, бс и брбны. Уверенно в духе Стиви Рея Воэн. После того кк Стиви Рей рзбился н вертолете в окрестностях Чикго, в южных шттх можно смело делить н три число всех белых мужчин моложе сорок, и получится количество групп, воздющих днь восхищения пмяти Воэн. Этим знимются все кому не лень. Потому что для этого нужно совсем немного. Невжно, кк ты выглядишь, невжно, ккой у тебя инструмент. Достточно лишь опустить голову и нчть игрть. Лучшим из этих групп удется приблизиться к проникновенному техсскому блюзу в исполнении Стиви Рея.

Эт групп игрл весьм неплохо. «Жизнь в омуте». Музыкнты соответствовли своему ироническому нзвнию. Бсист и брбнщик были большие и толстые, с длинными, нечесными, грязными волосми. Н гитре игрл мленький смуглый прень, чем-то похожий н стрину Стиви Рея. Т же широкя улыбк, демонстрирующя неровные зубы. И он знл свое дело. У него был черный «Гибсон Лес-Пол», подключенный к большому усилителю «Мршлл». Кчественный стрый звук. Свободно нтянутые толстые струны и двойные звукоснимтели перегружли лмповый «Мршлл», выдвя сочный, гудящий крик, которого невозможно добиться никким другим способом.

Мы с Роско нслждлись вечером. Пили пиво, прижимясь друг к другу. Потом вышли тнцевть. Не смогли удержться. Групп игрл и игрл. В зле было многолюдно и душно. Музык стновилсь все громче и быстрее. Официнтки носились туд-сюд с длинными вытянутыми бутылкми.

Роско выглядел бесподобно. Ее шелковя блузк промокл. Под блузкой у нее ничего не было. Это было видно по тому, кк влжный шелк лип к телу. Я был н седьмом небе. Я в простом стром бре, в обществе потрясющей женщины, слушю приличную группу. Джо придется подождть до звтр. Мргрейв нходился в миллионе миль отсюд. У меня не было никких проблем. Я хотел, чтобы вечер никогд не кончлся.

Групп игрл очень долго. Когд он зкончил, было з полночь. Мы вспотели и устли. О том, чтобы возврщться нзд, не могло быть и речи. Снов нчл нкрпывть дождь. Нм не хотелось ехть полтор чс под дождем. Особенно, если учесть, что мы нбрлись пив. Мы зпросто могли окончить путь в кювете или в полицейском учстке. Дорожный знк сообщл, что в миле отсюд есть мотель. Роско предложил отпрвиться туд. Ее это очень рзвеселило. Кк будто мы откуд-то сбежли. Кк будто я увез ее в другой штт именно рди этого. Если честно, я об этом не думл. Но у меня не было нстроения возржть.

Поэтому мы, поштывясь, вышли из бр, пытясь спрвиться со звоном в ушх, и нпрвились к «Бентли». Я медленно и осторожно вел большую струю мшину по мокрому шоссе. Через милю мы увидели мотель. Длинное приземистое строе здние, ккое можно увидеть только в кино. Свернув к мотелю, я зшел в контору и поднял ночного дежурного. Рсплтился и попросил, чтобы нс рзбудили рно утром.

Получил ключи и вернулся к мшине. Подъехл к ншему домику. Мы вошли. Это было тихое, приличное место. В Америке ткое можно нйти где угодно. По крыше брбнил дождь, но внутри было тепло и уютно. И кровть был большя.

Я не хотел, чтобы Роско простудилсь. Ей ндо было снять промокшую блузку. Я тк ей и скзл. Он рссмеялсь. Скзл, что не подозревл о том, что я силен в медицине. Я ответил, что нс учили основм н чрезвычйный случй.

— А сейчс кк рз чрезвычйный случй? — хихикнул Роско.

— Скоро нступит, — улыбнулся я. — Если ты не снимешь блузку.

Тк что, в конце концов, Роско был вынужден снять блузку. И я тотчс же нбросился н нее. Он был ткой крсивой, ткой соблзнительной. Готовой н все.

Потом мы лежли в изнеможении, переплетенные друг с другом, и говорили. О том, кто мы, о том, что у нс в прошлом. О том, кем мы хотим быть и чем знимться. Роско рсскзл про свою семью. Это был история неудчи, рстянувшейся н несколько поколений. Простые, порядочные люди, фермеры, которым, кзлось, до успех в жизни было рукой подть, но только они тк его и не добились. Зложники природы, они бились изо всех сил, еще когд не было удобрений, не было сельскохозяйственных мшин. Один из длеких предков все же выбился в люди, но потерял все лучшие земли, когд прдед мэр Тил построил железную дорогу. Потом были ккие-то зклдные, и с годми хозяйство приходило во все больший упдок. Роско любил свой родной Мргрейв, но не могл смотреть, кк Тил рсхживет по нему, словно город приндлежит ему. Хотя в действительности тк оно и было. Тилы из поколения в поколение были хозяевми Мргрейв.

Я рсскзл Роско о Джо. Скзл ей то, о чем больше никому не говорил. Все то, что я держл в себе. Рсскзл о своих чувствх к нему и том, почему должен рсплтиться з его смерть. О том, что сделю это с рдостью. Мы говорили о личном, близком сердцу. Говорили долго и зснули в объятиях друг друг.

Кзлось, почти срзу же к нм в дверь постучл дежурный, которого попросили рзбудить нс рно утром. Нступил вторник. Мы собрлись и вышли н улицу. Утреннее солнце боролось с холодной росой. Через пять минут мы уже были в «Бентли», ктящемся н восток. Поднимющееся нд горизонтом солнце слепило нс через зпотевшее лобовое стекло.

Постепенно мы пробуждлись, приходили в себя. Мы пересекли грницу и окзлись снов в Джорджии. Во Фрнклине переехли через реку. Быстро помчлись по пустынной дороге. Поля прятлись под плвющим в воздухе покрывлом тумн, висевшего нд крсноземом облкми пр. Взбирющееся вверх солнце вело с ним смертельную борьбу.

Мы молчли. Стрлись кк можно дольше сохрнить интимный кокон. Вернувшись в Мргрейв, мы и тк рзорвем этот пузырь. Поэтому я вел большой, величественный втомобиль по шоссе и думл. Думл о том, что впереди будет еще много ночей, тких, кк эт. З которыми будет следовть тихое, спокойное утро, ткое, кк это. Роско сидел н удобном сиденье, обтянутом кожей, обхвтив себя рукми. Погруження в рзмышления. Он кзлсь очень счстливой. По крйней мере, я н это ндеялся.

Мы опять промчлись мимо Уорбертон. Тюрьм плвл нд ковром тумн призрчным городом. Проехли мимо рощицы, которую я видел из окн тюремного втобус, мимо полей с ровными рядми кустов. Доехли до рзвилки и свернули н юг, мимо ресторн Ино, полицейского учстк и пожрной чсти, по Глвной улице. Повернули нлево у пмятник человеку, отобрвшему хорошие земли, чтобы построить железную дорогу. Спустились вниз к дому Роско. Я поствил мшину н обочине, и мы вышли, зевя и потягивясь. Переглянулись друг с другом и улыбнулись. Нм было весело. Взявшись з руки, мы пошли к дому.

Входня дверь был приоткрыт. Не рспхнут нстежь, лишь приоткрыт н дюйм-дв. Он был приоткрыт потому, что змок был выбит. Кто-то выломл его фомкой. И рсщепленный косяк не двл двери зкрыться до конц. Зжв рот рукой, Роско хнул, широко рскрыв глз. Перевел взгляд с двери н меня.

Схвтив з локоть, я отстрнил ее. Мы прильнули к двери грж. Пригнулись. Обошли вокруг дом, прижимясь к стенм, прислушивясь у кждого окн, рспрямляясь н мгновение, чтобы зглянуть в кждую комнту. Мы вернулись к выломнной двери, промокшие от ползния н коленях по сырой земле среди влжных от росы рстений. Мы выпрямились. Переглянулись, пожли плечми. Рспхнули дверь и вошли в дом.

Мы посмотрели всюду. В доме никого не было. Все цело. Все н своих местх. Ничего не укрдено. Стереокомплекс н месте, телевизор н месте. Роско зглянул в шкф. Служебный револьвер по-прежнему в кобуре н ремне. Он проверил ящики письменного стол и комод. В них никто не рылся, никто ничего не трогл. Выйдя в коридор, мы снов переглянулись. И тут я зметил то, что все же оствили незвные гости.

В рспхнутую входную дверь проникли косые лучи утреннего солнц, пдвшие н пол. Я рзличил н пркете следы. Много следов. Несколько человек вошли в дверь и нпрвились в гостиную. Следы обрывлись у ковр в гостиной. Снов появлялись н деревянном полу в спльне. Возврщлись через гостиную к входной двери. Их оствили люди, пришедшие с дождя. Тонкя пленк грязной дождевой воды, высохнув н деревянном полу, оствил едв рзличимые следы, но отчетливые. Я нсчитл не меньше четырех ночных гостей. Вошедших и вышедших. Рзобрл отпечтки, оствленные подошвми их обуви. Все были обуты в резиновые глоши. В ткие же, ккие носят зимой н севере.

Глв 16

Ночью з нми приходили. Эти люди рссчитывли, что будет море крови. Они пришли со своим снряжением. В резиновых глошх и нейлоновых комбинезонх. С ножми, молотком, мешочком гвоздей. Они собирлись сделть с нми то же, что сделли с Моррисоном и его женой.

Они открыли зпретную дверь. Это был их вторя роковя ошибк. Теперь они могут считть себя трупми. Я буду охотиться н них и с улыбкой нблюдть з тем, кк они умирют. Потому что, нпв н меня, они кк бы снов нпли н Джо. Он больше не мог вступиться з меня. Мне был брошен второй вызов. Меня оскорбили второй рз. Тут дело не в смозщите. Я не мог допустить осквернения пмяти Джо.

Роско изучл следы. Клссическя рекция. Отрицние опсности. Этой ночью к ней в дом пришли четыре человек, чтобы зверски с ней рспрвиться. Он это понимл, но не обрщл н это внимния. Зкрыл двери сознния. Решил проблему тем, что не стл ее решть. Неплохой подход, но пройдет немного времени, и Роско сорвется с нтянутой нд пропстью проволоки. А пок он внимтельно изучл следы н полу своего дом.

Эти люди проникли в ее дом, чтобы нйти нс. Рзделившись в спльне, они обошли весь дом. Снов встретились в спльне и ушли. Мы попытлись нйти следы н улице, но глдкий мокрый сфльт прил. Мы вернулись в дом. Никких следов, кроме выломнного змк и едв рзличимых отпечтков глош по всему дому.

Мы не обменялись ни словом. Я пылл гневом и нблюдл з Роско. Ждл, когд прорвется плотин. Он видел трупы Моррисонов. Я — нет. Финлей обрисовл мне детли. С меня хвтило и этого. Финлей тм был. Увиденное его потрясло. Роско тоже был тм. Он видел то, что неизвестные собирлись сделть с нми.

— Тк з кем же они приходили? — нконец спросил Роско. — З мной, з тобой или з нми обоими?

— Они приходили з нми обоими, — скзл я. — Они решили, что в тюрьме Хббл мне что-то рсскзл. Решили, что я передл это тебе. Тк что, по их мнению, сейчс нм известно все то, что знл Хббл.

Роско рссеянно кивнул. Отошл и прислонилсь к двери черного вход. Уствилсь н ккуртный сдик, зсженный вечнозелеными рстениями. У меня н глзх он побледнел. Ее охвтил дрожь. Зщитные рубежи рухнули. Он збилсь в угол. Прижлсь к стене. Уствившись в никуд, словно увидев что-то ужсное. Зрыдл тк, будто у нее рзбилось сердце. Я подошел и обнял ее. Крепко прижл к груди и держл тк, двя ей выплкть стрх и нпряжение. Роско плкл долго. Жлобно всхлипывя, зливясь горячими слезми. У меня промокл рубшк.

— Слв богу, нс вчер здесь не было, — прошептл он.

Я знл, что должен успокоить ее своей уверенностью.

Стрх никуд ее не приведет. Только высосет из нее все силы. Он должн нучиться смотреть првде в глз. Ей придется столкнуться с молчливым мрком сегодня ночью. А ткже все последующие ночи.

— А я жлею о том, что меня здесь не было, — решительно зявил я. — Тогд мы получили бы ответы н кое-ккие вопросы.

Роско посмотрел н меня кк н сумсшедшего. Покчл головой.

— И что бы ты сделл? — спросил он. — Убил всех четверых?

— Нет, только троих. А четвертый нм бы ответил.

Я произнес это уверенным голосом. Кк можно более убедительно. Кк будто другой возможности просто не существовло. Роско посмотрел н меня. Я хотел, чтобы он увидел здоровенного силч, прослужившего в рмии долгих триндцть лет и умеющего убивть голыми рукми. Ледяные голубые глз. Я вложил в них все, что у меня было. Дл себе мысленную устновку излучть неуязвимость, спокойствие, уверенность. Я использовл пристльный немигющий взгляд, которым в свое время усмирял пьяных морских пехотинцев. Я хотел, чтобы Роско почувствовл себя в безопсности. Я должен был отплтить ей з то, что он сделл для меня. Я не хотел, чтобы ей было стршно.

— Для того чтобы меня одолеть, потребуется что-то получше четырех провинцильных громил, — скзл я. — Кого они пытются обмнуть? Я мешл с дерьмом горздо более серьезных противников. Если эти подонки еще рз осмелятся сюд сунуться, их унесут н носилкх. И еще я тебе скжу вот что, Роско: если кто-нибудь только подумет о том, чтобы сделть тебе больно, он умрет прежде, чем додумет до конц эту мысль.

У меня получилось. Мне удлось ее убедить. Я хотел, чтобы он был бодр, крепк, уверен в себе. Усилием воли я зствил ее взять себя в руки. Это мне удлось. Порзительно прекрсные глз Роско зжглись огнем.

— Верь мне, Роско, — скзл я. — Держись з меня, и все будет в порядке.

Он снов посмотрел н меня. Откинул волосы нзд.

— Дешь слово?

— Положись н меня, крошк.

Я зтил дыхние.

Роско нервно вздохнул. Оторвлсь от стены. Попытлсь хрбро улыбнуться. Кризис миновл. Он пришл в себя.

— А теперь нм ндо поскорее убрться отсюд, — скзл я. — Нельзя торчть здесь неподвижными мишенями. Тк что бросй смое необходимое в сумку.

— Хорошо, — соглсилсь Роско. — А ты не хочешь тем временем починить змок?

Я здумлся. Это будет вжный тктический ход.

— Нет, — нконец скзл я. — Если мы починим змок, это будет ознчть, что мы его видели. А рз мы его видели, знчит, мы знем об угрозе. Пусть лучше нши врги считют, что мы ничего не знем. Потому что в этом случе они в следующий рз не предпримут дополнительные меры предосторожности. Тк что мы никк не отрегируем н случившееся. Притворимся, будто мы не видели выломнную дверь. Будем строить из себя невинных глупцов. Если нши врги примут нс з невинных глупцов, они потеряют бдительность. И в следующий рз их будет проще выследить.

— Лдно, — скзл Роско.

Похоже, мои слов ее убедили не до конц, но он все же соглсилсь со мной.

— Тк что нбивй сумку, — повторил я.

Роско без особой рдости пошл собирть вещи. Игр нчлсь. Я не знл, кто мои противники. Дже не имел понятия, в ккую игру мы игрем. Но я знл, кк в нее игрть. Первым делом я хотел убедить нших вргов, что мы все время отстем от них н шг.

— Мне сегодня идти н рботу? — спросил Роско.

— Обязтельно. Все должно быть кк обычно. И нм нужно переговорить с Финлеем. Он ждет звонк из Вшингтон. Кроме того, пондобится все, что мы сможем узнть об этом Шермне Столлере. Но не беспокойся, никто не откроет по нс пльбу прямо в полицейском учстке. Для этого выберут ккое-нибудь тихое укромное местечко. Желтельно ночью. Во всем учстке единственный плохой тип — Тил, тк что не оствйся с ним недине. Держись Финлея, Бейкер или Стивенсон, договорились?

Роско кивнул. Сходил принял душ и переоделсь для рботы. Через двдцть минут он вышл из спльни уже в форме. Одернул рубшку. Готов к новому дню. Он посмотрел н меня.

— Не збыл свое обещние?

Он произнесл эту короткую фрзу кк вопрос, кк извинение, кк зклинние. Я посмотрел ей в глз.

— Будь спокойн, — подмигнув, скзл я.

Роско кивнул. Подмигнул в ответ. Все в порядке. Мы вышли из дом, оствив входную дверь чуть приоткрытой, кк он и был.

Я спрятл «Бентли» у Роско в грже, поддерживя иллюзию, будто мы не возврщлись. Зтем мы сели в ее «Шевроле» и решили нчть день с звтрк у Ино. После высокого строго «Бентли» мшин покзлсь низкой и неудобной. Нвстречу ехл грузовик: темно-зеленый, очень чистый, совершенно новый. Н борту был ндпись зтейливым золотым шрифтом: «Фонд Клинер». Ткой же мшиной пользовлись вчер сдовники.

— Что з грузовик? — спросил я у Роско.

Он свернул нпрво у круглосуточного мгзинчик. Стл поднимться по Глвной улице.

— У фонд много грузовиков.

— Чем они знимются? — не отствл от нее я.

Стрик Клинер у нс большя шишк. Город продл ему землю под склды, и в сделке было оговорено, что Клинер будет финнсировть социльные прогрммы. Ими зпрвляет из мэрии Тил.

— Вот кк? — переспросил я. — Тил нш врг.

— Он зпрвляет ими потому, что он мэр, — возрзил Роско. — А не потому, что он Тил. Деньги рсходуются н дороги, скверы, библиотеку, кредиты млому бизнесу. Очень много достется полицейскому учстку. Я, нпример, получил субсидию н покупку дом — только потому, что служу в полиции.

— А Тилу это дет огромную влсть, — зметил я. — А кк нсчет Клинер-млдшего? Мльчишк пытлся отвдить меня от тебя. Зявил, что первый предъявил свои прв.

Ее передернуло.

— Ненормльный ублюдок! Я стрюсь его избегть. И тебе ндо вести себя тк же.

Он поехл дльше, то и дело тревожно оглядывясь по сторонм. Кк будто опсясь чего-то. Кк будто кто-то мог выскочить н улицу перед нми и открыть огонь. Ее спокойня жизнь в глуши Джорджии зкончилсь. Ее рзбили четверо, приходившие к ней в дом вчер ночью.

Мы свернули н грвий перед зведением Ино, и большой «Шевроле» мягко зкчлся н рессорх. Я соскользнул с низкого сиденья, и мы зскрипели грвием, нпрвляясь в ресторн. День был псмурный. Ночной дождь принес прохлду и оствил рзброснные по всему небу обрывки туч. Стены зведения кзлись серыми и унылыми. У меня было ткое ощущение, будто сменилось время год.

Мы вошли в ресторн. Тм никого не было. Мы сели в кбинку, и официнтк в очкх принесл нм кофе. Мы зкзли яичницу с беконом и грнир. Н стоянку подъехл черный пикп. Тот смый пикп, который я уже видел трижды. Но водитель был другой. Не мльчишк Клинер. Мужчин в годх. Лет под шестьдесят, но поджрый и плотный. Серо-стльные волосы, остриженные под корень. Он был одет кк фермер, во все джинсовое. Судя по его виду, он много времени проводил н открытом воздухе, н солнце. Дже сквозь стекло я почувствовл силу, горящую в его глзх.

— Это стрик Клинер, — скзл Роско. — Собственной персоной.

Войдя в ресторн, Клинер остновился в дверях. Посмотрел нлево, посмотрел нпрво, подошел к стойке. Из кухни появился Ино. Мужчины обменялись вполголос прой фрз, склонив головы друг к другу. Зтем Клинер выпрямился, повернулся к двери. Посмотрел нлево, посмотрел нпрво. Н мгновение здержл взгляд н Роско. У него было вытянутое, плоское и жесткое лицо. Рот кзлся высеченной н нем полосой. Зтем Клинер перевел взгляд н меня. Мне покзлось, меня осветили прожектором. Рот Клинер приоткрылся в усмешке. У него были порзительные зубы. Длинные клыки, згнутые внутрь, и плоские квдртные резцы, желтые, кк у мтерого волк. Потом губы сомкнулись, и он отвел взгляд. Рспхнул дверь и зскрипел грвием. Взревев мощным двигтелем, пикп рвнул с мест, рзбрсывя дождь мелкого щебня.

Проводив мшину взглядом, я повернулся к Роско.

— Рсскжи мне поподробнее об этих Клинерх, — скзл я.

Он до сих пор не могл прийти в себя.

— А что? Нм приходится бороться з свою жизнь, ты хочешь говорить о Клинерх?

— Мне нужн информция, — скзл я. — Куд ни сунься, всюду всплывет фмилия Клинер. См Клинер покзлся мне интересным типом. У него тот еще сынок. И я видел его жену. Он очень несчстн. Мне хочется знть, не связно ли это с чем-то еще.

Пожв плечми, Роско покчл головой.

— Не предствляю, ккя тут может быть связь, — скзл он. — Клинеры в нших крях живут недвно, всего пять лет кк приехли. Несколько поколений нзд их семейство сколотило себе состояние н хлопке в Миссисипи. Изобрело ккое-то удобрение, ккую-то новую формулу. Что-то с хлором и нтрием, точно я не зню. Они зрботли кучу денег, но потом у них возникли неприятности с депртментом зщиты окружющей среды — понимешь, отходы, сброс в реки и тому подобное. Рыб дохл до смого Нового Орлен.

— И что было дльше? — спросил я.

— Клинер перенес свой звод в другое место. К тому времени компния перешл к нему. Он зкрыл производство в Миссисипи и открыл его где-то в Венесуэле. Потом решил рсширить сферу деятельности. Пять лет нзд появился в Джорджии, построил эти склды, теперь знимется бытовой техникой и электроникой.

— Знчит, Клинеры не местные?

— Впервые их увидели в нших крях пять лет нзд, — скзл Роско. — Много о них не могу скзть. Но ничего плохого я не слышл. Клинер, похоже, человек крутой, быть может, дже беспощдный, но в этом ведь нет ничего плохого, если ты не рыб.

— А чем тк нпугн его жен? — спросил я.

Роско состроил гримсу.

— Он не нпугн, он больн. Быть может нпугн тем, что больн. Он ведь при смерти. Но Клинер в этом не виновт.

Появилсь официнтк с ншим зкзом. Мы молч поели. Грнир был превосходный. Яичниц окзлсь просто восхитительной. Этот прень Ино умеет готовить яйц. Я зпил все несколькими пинтми кофе. Официнтке пришлось бегть туд и обртно, нполняя кофейник.

— Для тебя что-нибудь знчит слово «pluribus»? — спросил Роско. — У вс с бртом в детстве ничего не было с ним связно?

Подумв, я покчл головой.

— Это лтынь? — продолжл он.

— По-моему, это ведь чсть девиз Соединенных Шттов? — скзл я. «Е Pluribus Unum». То есть «из множеств один». Одно госудрство, созднное из нескольких прежних колоний.

— Знчит, «pluribus» знчит «много»? — спросил Роско. — Джо знл лтынь?

Я пожл плечми.

— Понятия не имею. Возможно, и знл. Он был эрудировнный. Нверняк знл зчтки лтыни. Но точно скзть не могу.

— Ну, хорошо. У тебя нет никких мыслей, почему Джо окзлся здесь?

— Возможно, деньги, — неуверенно произнес я. — Только это и приходит в голову. Нсколько мне известно, Джо рботл в Госудрственном кзнчействе. Хббл рботл в бнке. Быть может, мы все узнем, получив ответ из Вшингтон. Если нет, придется нчинть снчл.

— Хорошо. Тебе что-нибудь пондобится?

— Мне нужен протокол того здержния во Флориде, — скзл я.

— Ты нсчет Шермн Столлер? — удивилсь Роско. — Это же было дв год нзд.

— Ндо же с чего-то нчть.

— Лдно, вышлю зпрос. — Он пожл плечми. — Свяжусь с Флоридой. Что-нибудь еще?

— Мне нужен пистолет.

Роско ничего не ответил. Я положил н стол двдцтку, и мы вышли из кбинки. Нпрвились к «Шевроле».

— Мне нужен пистолет, — повторил я. — Игр идет по-крупному, тк? Знчит, мне нужно оружие. А я не могу просто взять и купить его в мгзине. У меня нет ни документов, ни постоянного дрес.

— Хорошо, — сдлсь Роско, — я тебе что-нибудь достну.

— Рзрешения н ношение у меня нет, — скзл я. — Тк что тебе придется действовть без особого шум, понял?

Он кивнул.

— Все в порядке. У меня есть одн штуковин, о которой никто не знет.

Н стоянке перед зднием полицейского учстк мы обменялись долгим стрстным поцелуем. Зтем вышли из мшины и прошли через мссивные стеклянные двери. Чуть не столкнулись с Финлеем, спешившим н улицу.

— Ндо вернуться в морг, — скзл он. — Не хотите съездить со мной? Нм нужно поговорить. Нкопилось много вопросов.

Мы снов вышли н псмурную улицу. Сели в «Шевроле» Роско. Рзместились тк же, кк и в прошлый рз. Роско з рулем. Я сзди. Финлей спрв спереди, рзвернувшись тк, чтобы можно было одновременно говорить с нми обоими. Роско звел мшину и поехл н юг.

— У меня был долгий рзговор с Госудрственным кзнчейством, — нчл Финлей. — Продолжлся минут двдцть, то и полчс. Я боялся, кк бы меня не зстл врсплох Тил.

— И что тебе скзли? — спросил я.

— Ничего. Им потребовлось полчс, чтобы не скзть ничего.

— Ничего? — переспросил я. — Что это знчит, черт побери?

— Мне откзлись что-либо сообщить, — скзл Финлей. — Для того чтобы вытянуть из них хотя бы слово, требуется куч зпросов и снкций от Тил.

— Но они подтвердили, что Джо рботл у них? — спросил я.

— Д, в этом они все же уступили. Джо пришел к ним из военной рзведки десять лет нзд. Его приглсили специльно. З ним долго охотились.

— Почему? — спросил я.

Финлей пожл плечми.

— Мне не объяснили. Ровно год нзд он нчл знимться кким-то совершенно новым делом, но все это держится в строжйшей тйне. Одно могу скзть, Ричер: твой брт был тм очень большой шишкой. Ты бы слышл, кк о нем отзывлись. Кк будто речь шл о смом Господе Боге.

Я молчл. Мне ничего не было известно о моем брте. Совершенно ничего.

— И это все? — нконец спросил я. — Это все, что ты узнл?

— Нет, — скзл Финлей. — Я двил до тех пор, пок не вышел н женщину по имени Молли-Бет Гордон. Тебе знкомо это имя?

— Нет, — скзл я. — А должно быть знкомо?

— По-видимому, они с Джо были очень близки. Похоже, у них были ккие-то отношения. Эт Молли-Бет очень рсстроилсь. Злилсь слезми.

— И что он тебе рсскзл?

— Ничего. Без снкции он не имеет прв говорить. Но он обещл рсскзть все, что знет, тебе. Скзл, что рди тебя отступит от првил, потому что ты млдший бртишк Джо.

Я кивнул.

— Тк, это уже лучше. Когд я смогу с ней поговорить?

— Позвони ей около половины второго, — скзл Финлей. — У них будет перерыв н обед, и он остнется одн в кбинете. Он рискует нвлечь н себя большие неприятности, но с тобой он поговорит. По крйней мере, тк он обещл.

— Хорошо, — скзл я. — Больше он ничего не скзл?

— В рзговоре он случйно обмолвилсь об одной детли. Джо зплнировл большое совещние. Н утро в следующий понедельник.

— В следующий понедельник? — переспросил я. — То есть кк рз после следующего воскресенья?

— Точно, — подтвердил Финлей. — Судя по всему, Хббл был прв. В ближйшее воскресенье или чуть рньше должно произойти что-то вжное. Чем бы ни знимлся Джо, черт побери, похоже знл, что к понедельнику все тк или инче рзрешится. Но ничего конкретного Молли-Бет не скзл. Он и тк нрушил првил тем, что соглсилсь рзговривть со мной, причем, по-видимому, он говорил, опсясь, что ее услышт. Тк что позвони ей, Ричер, но не строй слишком большие ндежды. Вполне возможно, ей ничего не известно. В этой конторе левя рук не знет, что делет првя. Секретность по полному рзряду, точно?

— Бюрокртия, — попрвил его я. — Кому это нужно, черт возьми? Лдно, придется действовть, исходя из предпосылки, что мы одни. По крйней мере, ккое-то время одни. Нм снов пондобится Пикрд.

Финлей кивнул.

— Он сделет все, что сможет. Вчер вечером он мне звонил. Хбблы в безопсном месте. Пок что Пикрд остется в стороне, но если пондобится, он придет нм н помощь.

— Пусть попробует проследить Джо, — скзл я. — Джо должен был пользовться мшиной. Скорее всего, он прилетел из Вшингтон в Атлнту смолетом, снял номер в гостинице и взял нпрокт мшину, верно? Ндо нйти эту мшину. Именно н ней он приехл сюд в четверг ночью. Скорее всего, он брошен где-то здесь. По мшине мы сможем выйти н гостиницу. Возможно, в номере Джо что-нибудь есть. Ккие-нибудь бумги.

— Пикрд не сможет этим зняться, — скзл Финлей. — ФБР не знимется розыском брошенных мшин, взятых нпрокт. И сми мы тоже не можем этим зняться, пок нд нми мячит Тил.

Я пожл плечми.

— Придется. Иного выход нет. Попробуй нвешть Тилу лпшу н уши. Подхвти его же собственное врнье. Скжи, что по твоим предположениям вышедший н свободу уголовник, рспрвившийся с Моррисонми, пользовлся взятой нпрокт мшиной. Скжи, что должен это проверить. Тил не сможет тебе откзть, в противном случе он рзвлит свою же собственную версию, првильно?

— Хорошо, — соглсился Финлей, — я попробую. Быть может, что-нибудь и получится.

— У Джо должны были быть ккие-то номер телефонов, — скзл я. — Тот, что вы обнружили у него в ботинке, оторвн от компьютерной рспечтки, тк? А где остльня чсть этой рспечтки? Готов поспорить, в гостиничном номере лежит рспечтк, исписння телефонными номерми, в смом верху был оторвнный номер Хббл. Тк что, когд будет нйден мшин, ты сможешь выкрутить Пи-крду руку и зствить его через компнию по нйму выйти н гостиницу, тк?

— Тк, — скзл Финлей. — Сделю все, что смогу.

Доехв до Йеллоу-Спрингс, мы свернули к больничному комплексу и сбросили скорость, прыгя н «лежчих полицейских». Проехли до стоянки в смом конце. Остновились у дверей морг. Я не хотел зходить внутрь. Тм до сих пор был Джо. У меня мелькнули смутные мысли нсчет оргнизции похорон. Я никогд прежде этим не знимлся. Моего отц хоронил морскя пехот США. Мть хоронил Джо.

Но я вышел из мшины, и мы шгнули в прохлду морг. Отыскли убогий кбинет. З столом сидел тот же смый врч-птологонтом. В том же белом хлте. По-прежнему устлый. Он мхнул рукой, и мы сели. Н этот рз я устроился н стуле. Мне не хотелось снов стоять рядом с фксом. Врч поочередно осмотрел нс. Мы молч смотрели н него.

— Что у вс для нс? — спросил Финлей.

Устлый человек з столом приготовился отвечть. Кк готовится к лекции преподвтель. Взяв из стопки слев от себя три ппки, он бросил их н стол, рскрыл верхнюю, рскрыл вторую.

— Моррисоны, — скзл он. — Мистер и миссис.

Врч снов посмотрел н нс. Финлей кивнул.

— Убиты после предврительных истязний, — продолжл птологонтом. — Последовтельность не вызывет сомнений. Женщину держли. Н мой взгляд, двое, з руки, зломив их з спину. Сильные кровоподтеки н зпястьях и рукх, порвны связки. Несомненно, обрзовние кровоподтеков продолжлось с того момент, кк ее схвтили, и до смой смерти. Вы понимете, что после остновки кровообрщения обрзовние кровоподтеков прекрщется?

Мы кивнули. Нм было все понятно.

— По моим оценкм, это продолжлось десять минут, — скзл врч. — Десять минут, от нчл до конц. Итк, женщину держли. Мужчину прибили гвоздями к стене. Полгю, к этому моменту об уже были рздеты донг. Перед нпдением они были в нижнем белье, тк?

— В хлтх, — уточнил Финлей. — Они звтркли.

— Лдно, но хлты были быстро сняты. Мужчину прибили гвоздями к стене и полу, через ступни. Его генитлии подверглись мпутции. Мошонк был отрезн. Вскрытие позволяет предположить, что женщину зствили съесть отрезнные чсти тел.

В кбинете стло тихо, кк в гробнице. Роско посмотрел н меня. Долго не отрывл взгляд. Зтем повернулсь к врчу.

— Я обнружил их у нее в желудке, — нконец скзл птологонтом. Роско побледнел кк его хлт. Мне покзлось, он вот-вот рухнет вперед со стул. Зкрыв глз, он вцепилсь в спинку. Только что ей рсскзли, что собирлись сделть с нми вчер ночью.

— И? — спросил Финлей.

— Женщин подверглсь истязниям, — продолжл врч. — Отрезн грудь, изуродовны половые оргны, перерезно горло. Зтем перерезли горло мужчине — последняя ннесення рн. Это можно определить по брызгм ртерильной крови из его сонной ртерии, нложившимся н все остльные пятн крови в комнте.

В кбинете нступил мертвя тишин, продлившяся довольно долго.

— Оружие? — спросил я.

Врч з столом перевел устлый взгляд н меня.

— Несомненно, что-то острое, — скзл он. Едв зметно усмехнувшись. — Прямое лезвие, дюймов пять длиной.

— Бритв? — спросил я.

— Нет, — уверенно ответил он. — Определенно что-то очень острое, но жестко крепящееся н рукоятке, не склдывющееся, и двустороннее.

— Почему?

— Есть свидетельств того, что им действовли в обе стороны. — Птологонтом мхнул рукой взд и вперед. — Вот тк. Кк нрезют филе лосося. Тк резли грудь женщине.

Я кивнул. Роско и Финлей молчли.

— А что нсчет третьего труп? — спросил я. — Столлер?

Отодвинув ппки Моррисонов в сторону, птологонтом рскрыл третью. Взглянул в нее и посмотрел н меня. Третья ппк был более пухля, чем первые две.

— Его фмилия Столлер? — спросил врч. — У нс он знчится кк «неизвестный мужчин».

Роско поднял взгляд.

— Мы нпрвили вм фкс, — скзл он. — Вчер утром. Его отпечтки пльцев имелись в кртотеке.

Птологонтом порылся н зхлмленном столе. Ншел скрученный лист фкс. Прочитл и кивнул. Зчеркнул н ппке «Неизвестный мужчин» и нписл «Шермн Столлер». Снов улыбнулся.

— Он у меня с воскресенья, — скзл врч. — Понимете, я успел с ним порботть. Првд, его обглодли крысы, но он не измочлен в месиво, в отличие от первого труп, и в целом сохрнился горздо лучше Моррисонов.

— И что вы можете нм скзть? — спросил я.

— Вы нсчет пуль, д? — переспросил птологонтом. — Не могу ничего добвить, кроме того, что устновлен точня причин смерти.

— А что еще вы смогли устновить?

Ппк был слишком толстой для описния одних выстрелов, бег и смерти от потери крови. Определенно, у врч было что нм рсскзть. Он прижл пльцы к стрнице, словно пытясь уловить внутренние колебния или прочесть ндпись шрифтом Бройля.

— Он был водителем грузовик, — нконец скзл он.

— Вот кк? — удивился я.

— Я тк считю, — уверенно произнес он.

Финлей встрепенулся. В нем пробудилось любопытство. Ему нрвилось нблюдть з процессом дедукции. Это его зчровывло. Он был в восторге от моих рссуждений нсчет Грврд, рзвод, бросния курить.

— Продолжйте, — скзл Финлей.

— Ну, хорошо, вкртце вот что, — скзл птологонтом. — Я устновил несколько весьм убедительных фкторов. Рбот сидячя, потому что мускултур слбя, спин сгорблення, ягодицы дряблые. Довольно огрубелые руки, в кожу въелись чстицы дизельного топлив. Ткже чстицы дизельного топлив в подошвх ботинок. Внутренние оргны: плохое питние, повышенное содержние жиров, к тому же многовто гидроокиси серы в крови и ткнях. Этот человек всю свою жизнь проводил н оживленных мгистрлях, нюхя втомобильные выхлопы. Из-з дизельного топлив я бы скзл, что он был водителем грузовик.

Финлей кивнул. Я тоже кивнул. Столлер поступил в морг без документов, без истории болезни, вообще без чего бы то ни было кроме чсов. Этот врч знл свое дело. Он с удовлетворением отметил нши одобрительные кивки. Похоже, ему еще было что нм скзть.

— Но он уже довольно двно не рботет, — скзл врч.

— Почему? — спросил Финлей.

— Потому что все следы стрые, — пояснил врч. — У меня получется, он шоферил очень долго, но зтем перестл. Н мой взгляд, в последние девять месяцев, быть может, год он почти не сидел з рулем. Тк что это водитель грузовик, но оствшийся без рботы.

— Отлично, док, змечтельня рбот, — похвлил его Финлей. — У вс есть для нс копия всего скзнного?

Врч протянул пухлый конверт. Финлей его взял. Мы встли. Мне хотелось выйти. У меня не было желния снов отпрвляться в холодильник. Почувствовв это, Роско и Финлей кивнули. Мы поспешно вышли н улицу, словно куд-то опздывли. Врч проводил нс взглядом. Он нсмотрелся н людей, поспешно выходивших из его кбинет, словно куд-то опздывющих.

Мы сели в мшину Роско. Финлей открыл пухлый конверт и достл бумги относительно Шермн Столлер. Сложил их и убрл в крмн.

— Пок что это приндлежит нм, — скзл он. — Быть может, они нс куд-нибудь приведут.

— Я зпрошу днные об ресте Столлер из Флориды, — скзл Роско. — И мы выясним его дрес. З профессионльным водителем остется длинный бумжный след, ведь тк? Профсоюз, медицинскя стрховк, лицензия. Ндеюсь, это будет достточно просто.

Оствшуюся чсть пути до Мргрейв мы ехли молч. В полицейском учстке не было никого, кроме дежурного сержнт.

В Мргрейве обеденный перерыв, в Вшингтоне тоже обеденный перерыв. Один и тот же чсовой пояс. Доств из крмн клочок бумги, Финлей протянул его мне, см остлся сторожить у дверей кбинет, отделнного крсным деревом. Я снял трубку, чтобы позвонить женщине, вероятно, бывшей возлюбленной моего брт.

По номеру, который дл мне Финлей, я вышел срзу н Молли-Бет Гордон. Он снял трубку после первого звонк. Я нзвл себя. Он рсплклсь.

— Вш голос тк похож н голос Джо.

Я ничего не ответил. Я не хотел погружться в воспоминния. Женщин ткже не должн был хотеть этого, если он действительно нрушил првил и рисковл тем, что нш рзговор услышт. Он должн скзть мне то, что знет, и положить трубку.

— Тк чем знимлся Джо? — спросил я.

Послышлось шмыгнье носом, зтем отчетливо прозвучл ее голос.

— Он проводил рсследовние. В чем именно оно зключлось, я не зню.

— Но хоть в кком нпрвлении? В чем состоял его рбот?

— А рзве вы не знете? — удивилсь он.

— Не зню. Мы ндолго теряли друг друг из виду. Боюсь, вм придется нчть с смого нчл.

Н противоположном конце последовл долгя пуз.

— Ну, хорошо, — нконец скзл женщин. — Мне не следовло бы говорить вм об этом без соответствующей снкции. Но я скжу. Фльшивые деньги. Вш брт знимлся борьбой с фльшивомонетчикми.

— С фльшивомонетчикми? — переспросил я.

— Д, — подтвердил Молли-Бет. — Он возглвлял специльный отдел. Руководил всеми оперциями. Вш брт был порзительный человек, Джек.

— Но почему он окзлся в Джорджии? — спросил я.

— Не зню, — скзл он. — Честное слово, не зню. Но я собирюсь выяснить это специльно для вс. Я могу скопировть фйлы с компьютер Джо. Мне известен проль.

Последовл новя пуз. Теперь мне было кое-что известно о Молли-Бет Гордон. Я посвятил много времени компьютерным пролям. Кк и все военные полицейские. Я изучл психологию. Большинство пользовтелей выбирет проль плохо. Некоторые доходят до того, что пишут его н листке бумги и приклеивют рядом с монитором. Те, кто умнее, используют в кчестве проля имя жены, кличку собки, нзвние любимой мшины или фмилию футболист, нзвние остров, н котором провели медовый месяц или впервые совртили свою секретршу. Тот, кто считет себя совсем умным, использует не слов, цифры, но он выбирет дту своего рождения, годовщины свдьбы или еще что-нибудь вполне очевидное. Облдя кое-ккой информцией о пользовтеле, можно с высокой степенью вероятности угдть проль.

С Джо ткой вринт не проходил. Мой брт был профессионлом. Он много лет служил в военной рзведке. Его проль должен предствлять собой случйный нбор цифр, букв, знков препинния, в верхнем и нижнем регистрх. Его проль рсколоть невозможно. Если он известен Молли-Бет Гордон, знчит, Джо см скзл ей его. Только тк. Знчит, он действительно ей доверял. Они были близки. Поэтому в моем голосе прозвучл нежность.

— Молли, это было бы змечтельно, — скзл я. — Мне очень нужн эт информция.

— Зню. Ндеюсь звтр же ее скопировть. Я перезвоню вм срзу кк смогу, кк только что-нибудь узню.

— Здесь, в Джорджии, печтют фльшивые деньги? — спросил я. — Все дело в этом?

— Нет, — скзл он. — Это происходит совсем не тк и не в Шттх. Все рсскзы о пугливых человечкх в темных очкх, печтющих фльшивые доллры в темных подвлх, — полня чушь. Ткое остлось в прошлом. И в этом зслуг Джо. Джек, вш брт был гений. Несколько лет нзд он ввел строгий контроль з проджей специльной бумги и крски, тк что если кто-нибудь и вздумет зняться этим делом, его схвтят через считнные дни. Стопроцентня зщищенность. В Соединенных Шттх фльшивые деньги больше не печтют, Джо об этом позботился. Все фльшивые доллры поступют из-з грницы. Вот чем сейчс знимлся Джо. Междунродными фльшивомонетчикми. Почему он окзлся в Джорджии, я не зню. Честное слово. Но звтр же я это выясню, обещю.

Я дл ей телефон полицейского учстк и предупредил, чтобы он не говорил ни с кем, кроме меня, Роско и Финлея. Зтем Молли поспешно положил трубку, словно опсясь быть зстигнутой врсплох. Я сидел з столом, пытясь предствить, кк он выглядит.

В учсток вернулся Тил. Вместе с ним пришел стрший Клинер. Они долго стояли у стол дежурного и рзговривли вполголос друг с другом. Клинер говорил с Тилом тк, кк перед тем говорил с Ино в ресторне. Вероятно, о делх фонд.

Роско и Финлей стояли у кмер. Я подошел к ним. Зговорил тихим голосом.

— Фльшивые деньги. Джо знимлся в кзнчействе борьбой с фльшивыми деньгми. Вы ничего не слышли о подобном в вших крях?

Об пожли плечми и покчли головми. Я услышл, кк открылсь входня дверь. Обернулся. Клинер вышел н улицу, Тил нпрвился к нм.

— Я уже ухожу, — скзл я.

Пройдя мимо Тил, я открыл дверь. Клинер стоял н стоянке у черного пикп, очевидно дожидясь меня. Он улыбнулся, обнжив волчьи зубы.

— Примите мои соболезновния, — скзл он.

У него был негромкий, поствленный голос, в котором чувствовлось хорошее обрзовние. Голос никк не вязлся с згорелым, обветренным лицом.

— Вы оскорбили моего сын, — продолжл Клинер.

Он пристльно посмотрел н меня. В его глзх вспыхнул огонь. Я пожл плечми.

— Вш мльчишк первый оскорбил меня.

— Чем? — резко спросил Клинер.

— Тем, что живет и дышит, — скзл я.

Я нпрвился через стоянку. Клинер збрлся в черный пикп. Звел двигтель и тронулся. Он повернул н север. Я повернул н юг. Пошел пешком к дому Роско. Мне предстояло пройти полмили по первой осенней прохлде. Десять минут быстрым шгом. Я вывел «Бентли» из грж. Поднялся нзд в город. Повернул нпрво н Глвную улицу и медленно проктился по ней. Я смотрел нлево и нпрво под ккуртные полостые мркизы, ищ мгзин одежды. Ншел его в третьем зднии к северу от прикмхерской. Зплтил полученными от Чрли Хббл деньгми угрюмому продвцу средних лет з брюки, рубшку и пиджк. Светло-коричневый цвет, тк близко к строгой официльности, н которую я был готов пойти. Без глстук. Я ндел новые вещи в примерочной. Сложил струю одежду в сумку и бросил ее в бгжник «Бентли».

Пройдя три дом н юг, я порвнялся с прикмхерской. Тот из стриков, что помоложе, кк рз выходил н улицу. Остновившись, он взял меня з руку.

— Кк тебя зовут, сынок? — спросил он.

Не было никких причин ему не отвечть. По крйней мере, я их не видел.

— Джек Ричер.

— У тебя здесь были друзья-мексикнцы?

— Нет.

— А теперь есть. Двое. Ищут тебя повсюду.

Я посмотрел н стрик-негр. Он рвнодушно глядел н улицу.

— Кто они? — спросил я.

— Никогд рньше их не видел. Мленькие, в пестрых рубшкх, коричневя мшин. Ходили и спршивли у всех Джек Ричер. Мы скзли, что никогд не слышли ни о кком Джеке Ричере.

— И когд это было?

— Сегодня утром, — скзл стрик. — После звтрк.

Я кивнул.

— Я все понял. Спсибо.

Негр рспхнул передо мной дверь.

— Зходи. Мой нпрник тебя обслужит. Но сегодня утром он ккой-то чересчур веселый. Нверное, стреет.

— Спсибо, — повторил я. — Увидимся.

— Ндеюсь, ндеюсь, сынок, — зулыблся стрик.

Он не спеш удлился по Глвной улице, я зшел в прикмхерскую. Стрший из двух негров был тм. Сморщенный стрик, чья сестр пел вместе со Слепым Блейком, и больше никого. Кивнув стрику, я сел в кресло.

— Доброе утро, дружище, — приветствовл меня он.

— Вы меня помните? — спросил я.

— Конечно, помню. Вы были ншим последним клиентом. После вс у нс больше никого не было.

Я попросил, чтобы он меня побрил, и стрик стл взбивть пену.

— Я был вшим последним клиентом? — спросил я. — Это же было в воскресенье. А сегодня вторник. Дел всегд идут тк плохо?

Выпрямившись, стрик мхнул бритвой.

— Уже много лет, — скзл он. — Стрый мэр Тил к нм не зходит, что не делет мэр, не будут делть и остльные белые. Кроме строго мистер Грея из полиции, он кк чсы зходил к нм три или четыре рз в неделю, пок не повесился, упокой Господи его душу. Вы первый белый клиент с прошлого феврля, д, сэр, это точно.

— А почему Тил сюд не зходит? — спросил я.

— Нверное, боится. По-моему, ему не по душе сидеть зкутнным в простыню, когд рядом стоит чернокожий с бритвой в руке. Нверное, он опсется, кк бы с ним чего не случилось.

— А может случиться?

Стрик издл короткий смешок.

— Полгю, риск очень большой, — скзл он. — Осел.

— Знчит, у вс хвтет чернокожих клиентов, чтобы зрбтывть н жизнь? — продолжл я.

Обернув меня полотенцем, негр принялся нмыливть мне подбородок.

— Прень, нм не нужны клиенты, чтобы зрботть н жизнь.

— Не нужны? Почему?

— Мы получем деньги от город.

— Вот кк? И сколько же?

— Тысячу доллров.

— И кто их вм плтит? — спросил я.

Негр принялся скоблить бритвой мой подбородок. Руки у него тряслись, кк это бывет у стриков.

— Фонд Клинер, — прошептл он. — Социльня прогрмм. Помощь млому бизнесу. Ее получют все, кто имеет свое дело. Тк продолжется вот уже пять лет.

Я кивнул.

— Все это хорошо. Но н тысячу доллров в год вы не проживете. Конечно, это лучше чем ничего, но без клиентов вм все рвно не обойтись, ведь тк?

Я просто поддерживл рзговор, кк это бывет в прикмхерских. Но стрик звелся. Он зтрясся, зкшлял смехом. Ему пришлось приложить все силы, чтобы добрить меня до конц. Я с опской смотрел в зеркло. После прошедшей ночи будет обидно, если мне случйно перережут горло.

— Дружище, я не должен говорить об этом, — прошептл негр. Но поскольку ты друг моей сестры, я открою тебе большую тйну.

У него в голове все смешлось. Я не был другом его сестры. Я ее в глз не видел. Он см рсскзл мне о ней. Негр стоял у меня з спиной, держ в руке бритву. Мы смотрели друг н друг в зеркло. Кк тогд с Финлеем в мгзинчике.

— Тысяч доллров не в год, — прошептл он, нгибясь к смому моему уху. — Тысяч доллров в неделю.

После этого он зпрыгл вокруг меня, хохоч будто одержимый. Нполнив водой рковину, он смыл осттки пены. Промокнул мне лицо теплым влжным полотенцем. Зтем сдернул с меня простыню, словно фокусник.

— Вот почему мы обходимся без клиентов, — хихикнул стрик.

Рсплтившись, я вышел. Он явно спятил.

— Передй привет моей сестре, — крикнул стрик мне вдогонку.

Глв 17

Ехть до Атлнты почти пятьдесят миль. Дорог знял около чс. Автострд привел меня прямо в город. Я нпрвился к смым высоким здниям. Кк только появились отделнные мрмором вестибюли, я вышел из мшины, подошел к полицейскому н ближйшем перекрестке и спросил, где нходится деловой рйон.

По его укзнию я прошел полмили пешком, после чего бнки стли встречться мне один з другим. «Снрйз Интер» рсполглся в отдельном зднии. Большя бшня из стекл и бетон, перед которой имелсь площдк с фонтном. Эт чсть нпоминл Милн, но подъезд, облицовнный мрчным грнитом, вызывл в пмяти Фрнкфурт или Лондон. Попытк изобрзить солидный бнк. В вестибюле обилие темных ковров и кожи. Секретрш з столом из крсного дерев. Кзлось, я попл в роскошный отель.

Я спросил, в кком кбинете рботет Пол Хббл, и секретрш рскрыл спрвочник. Извинившись, он скзл, что рботет здесь недвно, не знет меня, поэтому придется подождть, пок он получит рзрешение меня пропустить. Сняв трубку телефон, секретрш зговорил тихим голосом. Зтем он зкрыл трубку рукой.

— Могу я узнть цель вшего визит?

— Я друг мистер Хббл.

Снов поговорив по телефону, секретрш предложил пройти к лифту. Мне предстояло подняться н семндцтый этж. Войдя в кбину, я нжл кнопку. Стоял и ждл, когд меня поднимут нверх.

Семндцтый этж нпоминл скорее клуб. Ковры, деревянные пнели н стенх, приятный полумрк. Обилие сверкющего нтикврит и стринных полотен. Я нпрвился вперед, но открылсь дверь, и мне нвстречу шгнул мужчин в костюме. Он пожл мне руку и предложил вернуться в небольшую приемную. Предствился кким-то упрвляющим. Мы сели.

— Итк, чем могу вм помочь? — спросил мужчин.

— Я ищу Пол Хббл, — скзл я.

— Могу я поинтересовться, зчем?

— Мы с ним стрые друзья, — скзл я. — Пол кк-то говорил, что рботет здесь, и я решил зглянуть к нему. Я здесь проездом.

Мужчин в костюме кивнул. Опустил взгляд.

— Видите ли, все дело в том, — скзл он, — что мистер Хббл здесь больше не рботет. К сожлению, мы были вынуждены уволить его полтор год нзд.

Я тупо кивнул. И стл ждть, сидя в этом мленьком кбинете и глядя н мужчину в костюме. Ндеясь, что немного молчния сможет его рзговорить. Если я нчну здвть вопросы, он, скорее всего, змкнется. Стнет скрытным, кк это свойственно юристм и бнкирм. Но я видел, что он любит поболтть, кк и многие упрвляющие. Дй им возможность, они пострются всеми силми пустить тебе пыль в глз. Поэтому я сидел неподвижно и ждл. Нконец мужчин в костюме нчл извиняться передо мной, поскольку я был другом Хббл.

— Понимете, он был ни в чем не виновт, — скзл он. — Мистер Хббл великолепно спрвлялся со своей рботой, но мы просто ушли из этой сферы деятельности. Стртегическое решение, очень неприятные последствия для тех, кого это коснулось, но тков бизнес.

Я кивнул с тким видом, будто что-то понял.

— Видите ли, я уже довольно двно не общлся с Полом, — скзл я. — И я не совсем в курсе, чем именно он здесь знимлся.

Я улыбнулся. Пострлся изобрзить дружелюбие и неведение. В бнке для этого особых усилий не требуется. Я одрил мужчину в костюме своим смым обятельным взглядом. Грнтировнный прием рзговорить болтливого человек. Я уже не рз добивлся этим успех.

— Мистер Хббл знимлся розничным оборотом, — скзл упрвляющий. — Мы зкрыли это нпрвление.

Я вопросительно посмотрел н него.

— Розничным оборотом?

— Прямыми рсчетми. Понимете, нличностью, чекми, векселями, чстными лицми.

— И вы зкрыли это нпрвление? Почему?

— Слишком дорого, — объяснил он. — Большие нклдные рсходы, мленькя прибыль. Увы.

— Пол знимлся именно этим?

Упрвляющий кивнул.

— Мистер Хббл знимлся нличностью, — скзл он. — Это очень вжня рбот. И он с ней спрвлялся великолепно.

— В чем именно состоял его рбот?

Упрвляющий не знл, кк мне объяснить. Не знл, с чего нчть. Он нчинл говорить пру рз, но об рз умолкл.

— Вы понимете, что ткое нличные деньги? — нконец скзл он.

— У меня есть сколько-то, — скзл я. — Но я не уверен, понимю ли я, что это ткое.

Вств, упрвляющий мхнул рукой, приглшя меня подойти к окну. С высоты семндцтого этж мы посмотрели н прохожих, идущих по улице. Упрвляющий укзл н мужчину в костюме, идущего по тротуру.

— Возьмем, к примеру, этого господин, — скзл он. — Попробуем сделть кое-ккие предположения, хорошо? Вероятно, живет в своем доме в пригороде, имеет домик для отдых, две зклдные, две мшины, полдюжины рзличных фондов, пенсионное обеспечение, игрет н бирже, дети учтся в престижном колледже, пять-шесть кредитных крточек, дисконтные крточки, дебетовые крточки. Скжем, всего около полумиллион, хорошо?

— Хорошо, — соглсился я.

— Но сколько у него при себе нличности? — спросил упрвляющий.

— Понятия не имею.

— Доллров пятьдесят. Пятьдесят доллров в кожном бумжнике стоимостью сто пятьдесят доллров.

Я недоуменно посмотрел н него, не понимя, к чему он клонит. Он не терял терпения. Решил зйти с другой стороны.

— Экономик Соединенных Шттов огромня. Совокупные доходы и совокупные обязтельств исчисляются невероятно большими суммми. Триллионы доллров. Но большя чсть не предствлен в конкретных бнкнотх. Этот господин имеет полмиллион доллров, из которых лишь пятьдесят имеются в нличных купюрх. Все остльное н бумге или в пмяти компьютер. Я веду все к тому, что н смом деле нличных денег очень немного. Всего в Соединенных Шттх около ст тридцти миллирдов нличных доллров.

Я снов пожл плечми.

— По-моему, этого более чем достточно.

Упрвляющий смерил меня строгим взглядом.

— Но сколько у нс в стрне жителей? — спросил он. — Почти трист миллионов. То есть, н кждого жителя приходится всего около четырехсот пятидесяти нличных доллров. Вот проблем, с которой изо дня в день стлкивются бнки, знимющиеся розничным оборотом. Четырест пятьдесят доллров — очень скромня сумм, но если все жители стрны зхотят взять по четырест пятьдесят доллров, нличность в бнкх иссякнет в мгновение ок.

Остновившись, упрвляющий посмотрел н меня. Я кивнул.

— Хорошо. Это я понял.

— А нличность в основном сосредоточен не в бнкх, — продолжл он. — Он в Лс-Вегсе или н скчкх. Сосредоточен в тк нзывемых «облстях концентрции нличности». Хорошему специлисту по нличности, мистер Хббл был одним из лучших в своем деле, приходится вести постоянную борьбу з пополнение зпсов бумжных доллров. Он должен их искть. Он должен знть, где их искть. Он должен буквльно их вынюхивть. Это очень непросто. В конце концов, именно поэтому днный род деятельности окзлся для нс слишком хлопотным. Именно поэтому мы и ушли из этой сферы. Мы держлись сколько могли, но были вынуждены свернуть розничный оборот. И нм пришлось уволить мистер Хббл. Мы сделли это с тяжелым сердцем.

— Вы не имеете понятия, где он рботет сейчс? — спросил я.

Упрвляющий покчл головой.

— Боюсь, я ничем не могу вм помочь.

— Но должен же он где-нибудь рботть? — нстивл я.

Он снов покчл головой.

— Кк профессионл он выпл из поля зрения. В бнковском деле мистер Хббл больше не рботет, это я зявляю с полной уверенностью. Его членство в финнсовой гильдии втомтически прекртилось, зпросов нсчет рекомендций мы не получли. Извините, но я ничем не могу вм помочь. Если бы мистер Хббл рботл в бнковской сфере, мне обязтельно было бы об этом известно, уверяю вс. Должно быть, он переключился н что-то совершенно другое.

Я пожл плечми. След Хббл был холодным кк лед, и рзговор с упрвляющим был окончен. Об этом крсноречиво говорил язык его жестов. Он подлся вперед, готовый встть и уйти. Я поднялся с мест. Поблгодрил его з то, что он потртил н меня время. Пожл ему руку. Прошел через нтикврный полумрк к лифту. Нжл кнопку первого этж и вышел н псмурную улицу.

Мои предположения окзлись в корне неверны. Я считл Хббл бнкиром, знимющимся честным делом. Быть может, зкрывющим глз н ккие-то мхинции, быть может, чстично змешнным в них. Нпример, он мог вписывть в ккую-то бумгу дутые цифры, тк кк ему выкрутили руки. Я видел его зрженным гнилью, соучстником, но не центрльным персонжем. Но Хббл не был бнкиром. Не был уже полтор год. Он был преступником. Это стло его основным местом рботы. Он нходился в смой гуще мхинции. В смом центре. А вовсе не н периферии.

Я срзу вернулся в полицейский учсток Мргрейв. Поствил мшину н стоянку и отпрвился искть Роско. В дежурном помещении мячил Тил, но сержнт, подмигнув, укзл кивком н комнту рхив. Роско был тм. Он выглядел очень уствшей. В рукх у нее был стопк стрых ппок.

— Привет, Ричер, — улыбнулсь он. — Приехл, чтобы спсти меня от всего этого?

— Что нового? — спросил я.

Роско бросил стоику н стол. Стряхнул с себя пыль и откинул волосы нзд. Взглянул н дверь.

— Дв момент, — скзл он. — Через десять минут Тил уходит н совещние совет фонд. Кк только з ним зкроется дверь, я получу фкс из Флориды. И мы ждем звонк от полиции штт по поводу брошенных мшин.

— Где пистолет, что ты приготовил для меня? — спросил я.

Роско змялсь. Прикусил губу. Он вспомнил, почему мне нужно оружие.

— В коробке, — скзл он. — У меня н столе. Ндо подождть до тех пор, пок Тил не уйдет. И не открывй ее здесь, хорошо? Об этом никто не знет.

Выйдя из рхив, мы прошли в кбинет. В дежурном помещении было тихо. Дв полицейских, обеспечиввших прикрытие в пятницу, листли компьютерные рспечтки. Повсюду ккуртные стопки ппок. Нпряженные поиски убийцы нчльник полиции. Я зметил н стене новую доску объявлений. Он был подписн: «Моррисон». Н ней ничего не было. Пок что никкого прогресс.

Мы присоединились к Финлею и стли ждть. Пять минут. Десять. Нконец послышлся стук в дверь, и в кбинет зглянул Бейкер. Улыбнулся. Я снов увидел его золотой зуб.

— Тил ушел, — скзл Бейкер.

Мы вышли в дежурное помещение. Роско включил фкс п снял трубку, чтобы позвонить во Флориду. Финлей связлся с полицией штт, выясняя сведения о брошенных мшинх. Я сел з стол Роско и позвонил Чрли Хббл. Я нбрл номер сотового телефон, который Джо спрятл в своем ботинке. Мне никто не ответил. Только гудок и зписнный н мгнитофон голос, сообщющий, что бонент недоступен.

Я повернулся к Роско.

— Черт побери, он отключил сотовый, — скзл я.

Пожв плечми, Роско знялсь фксом. Финлей продолжл говорить с полицией штт. Бейкер мотлся по периметру треугольник, обрзовнного нми троими. Вств, я подошел к Роско.

— Бейкер тоже хочет учствовть? — вполголос спросил я.

— Похоже н то, — ответил он. — Финлей сделл из него чсового. Кк ты думешь, рсскзть ему, что к чему?

Подумв, я покчл головой.

— Нет. В тких делх, чем меньше нроду, тем лучше.

Вернувшись з стол Роско, я снов нбрл номер сотового телефон. Тот же результт. Тот же терпеливый электронный голос, объясняющий, что бонент недоступен.

— Проклятье! — выруглся я. — Рзве можно в это поверить?

Мне необходимо было узнть, где Хббл проводил время последние полтор год. Чрли могл подбросить ккую-нибудь мысль. Когд он уходил по утрм н рботу, когд вечерми возврщлся домой, в кких ресторнх обедл, ккие счет оплчивл. Кроме того, возможно, он вспомнил что-либо нсчет следующего воскресенья или «pluribus». Или еще что-нибудь полезное. А мне требовлось что-нибудь полезное. Очень требовлось. А Чрли, черт возьми, выключил свой телефон.

— Ричер! — окликнул меня Роско. — Я получил сведения о Шермне Столлере.

Он держл в рукх две стрнички из фкс, покрытые плотным мелким шрифтом.

— Змечтельно, — скзл я. — Двй посмотрим.

Положив трубку, Финлей подошел к нм.

— Ребят из штт обещли перезвонить, — скзл он. — Быть может, у них что-нибудь нйдется для нс.

— Змечтельно, — повторил я. — Будем ндеяться, это поможет нм сдвинуться с мест.

Мы втроем вернулись в кбинет. Рзложили н столе днные по Шермну Столлеру и склонились нд ними. Это был рпорт о здержнии из полицейского упрвления Джексонвилля, штт Флорид.

— Слепой Блейк родился в Джексонвилле, — зметил я. — Вы это знли?

— Кто ткой Слепой Блейк? — спросил Роско.

— Певец, — ответил Финлей.

— Гитрист, Финлей, — попрвил я.

Шермн Столлер остновил птрульня мшин з превышение скорости н мосту между Джексонвиллем и Джексонвилль-Бичем без четверти двендцть ночи, дв год нзд, в сентябре. Он ехл н небольшом грузовике н одинндцть миль быстрее допустимого. Столлер отнесся к здержнию очень возбужденно и пытлся окзть сопротивление экипжу птрульной мшины. Это стло причиной его рест по подозрению в упрвлении трнспортным средством в состоянии опьянения. В центрльном упрвлении полиции Джексонвилля у Столлер сняли отпечтки пльцев и сфотогрфировли. В кчестве своего постоянного мест жительств он нзвл дрес в Атлнте.

Личный обыск дл отрицтельные результты. Мшин был обыскн вручную и с помощью служебной собки, ткже с отрицтельным результтом. Груз состоял из двдцти новых кондиционеров, преднзнченных для отпрвки з рубеж через порт в Джексонвилль-Биче. Все коробки были зпечтны и помечены клеймом фирмы-изготовителя; н кждой имелся серийный номер продукции.

После того, кк Столлеру были зчитны прв Мирнды, он сделл один телефонный звонок. Через двдцть минут после звонк в полицию прибыл двокт по фмилии Перес из увжемой джексонвилльской конторы «Зхрия Перес», и еще через десять минут Столлер был отпущен н свободу. Всего с момент здержния до того, кк он в сопровождении двокт вышел из полицейского учстк, прошло пятьдесят пять минут.

— Очень интересно, — скзл Финлей. — Этот тип нходится в трехстх милях от дом, н дворе полночь, и через двдцть минут к нему прибегет двокт? Причем не кто-нибудь, пртнер увжемой конторы? Столлер был длеко не простым водителем грузовик, это точно.

— Адрес его тебе знком? — спросил я у Роско.

Он покчл головой.

— Нет, но я могу поискть.

Дверь со скрипом приоткрылсь, и снов покзлсь голов Бейкер.

— Н связи полиция штт, — скзл он. — Похоже, вшу мшину ншли.

Финлей взглянул н чсы. Решил, что до возврщения Тил время еще есть.

— Хорошо. Бейкер, переключи звонок сюд.

Сняв трубку, Финлей стл слушть. Зписл кое-что н листке, пробормотл слов блгодрности. Положил трубку и встл.

— Что ж, двйте съездим и посмотрим.

Мы быстро вышли из здния. Нм нужно было уехть отсюд до того, кк Тил вернется и нчнет здвть вопросы. Бейкер проводил нс взглядом. Крикнул нм вдогонку:

— Что скзть Тилу?

— Скжи, мы ншли мшину, — ответил Финлей. — Ту, н которой сумсшедший уголовник приезжл к Моррисонм. Передй, в деле нметился прогресс.

Н этот рз з руль сел Финлей. У него тоже был «Шевроле» без опознвтельных знков, бсолютно ткой же, кк у Роско. Выехв со стоянки, он повернул н юг и н большой скорости пронесся через городок. Первые несколько миль были мне знкомы кк шоссе н Йеллоу-Спрингс, но зтем мы свернули н ответвление, отходящее строго н восток. Оно вело в сторону втострды и зкнчивлось мленькой площдкой. Груды зтвердевшего сфльт, бочки из-под битум. И мшин. Он сктилсь с откос и лежл н крыше. Сгоревшя.

— Ее обнружили в пятницу утром, — скзл Финлей. — В четверг мшины не было, в этом ребят уверены. Возможно, именно н ней приехл Джо.

Мы тщтельно осмотрели мшину. Впрочем, смотреть особенно было не н что. Мшин выгорел дотл. От всего, что было не из желез, остлся только пепел. Невозможно было дже определить модель. По форме Финлей предположил, что это мшин концерн «Дженерл Моторс», но ккой именно мрки, скзть было нельзя. Седн средних рзмеров, но после того, кк плстмссовя облицовк исчезл, «Бьюик» не отличишь от «Шевроле» или «Понтик».

Попросив Финлея подержть передний бмпер, я збрлся под кпот. Стл искть зводской номер кузов. Мне пришлось соскоблить слой копоти, но я ншел мленькую люминиевую тбличку, и прочитл почти все знки. Выполз из-под мшины и повторил номер Роско. Он его зписл.

— Что ты думешь? — спросил Финлей.

— Может быть, это т смя мшин, — скзл я. — Скжем, Джо взял ее нпрокт в четверг вечером в эропорту Атлнты с полным бком. Приехл к склдм у рзвилки н Мргрейв, потом кто-то перегнл мшину сюд. Всего было изрсходовно дв — дв с половиной гллон бензин. Остлось достточно для того, чтобы сплить ее дотл.

Финлей кивнул.

— Рзумно. Но это могли сделть только местные. Для того, чтобы бросить мшину, мест лучше не придумешь, верно? Подогнть мшину к откосу, столкнуть ее вниз, потом спуститься и поднести зжиглку, зтем поспешить к своему дружку, который ждет в своей мшине. Но только если знешь об этой площдке. А об этой мленькой площдке знют только местные жители, тк?

Мы вернулись в полицейский учсток. Финлея встретил сержнт.

— Тил ждет тебя у себя в кбинете, — скзл он.

Проворчв что-то себе под нос, Финлей нпрвился туд, но я поймл его з руку.

— Здержи его, — скзл я. — Пусть Роско позвонит в Детройт и попытется по номеру кузов узнть, что это был з мшин.

Кивнув, Финлей ушел. Мы с Роско нпрвились к ее столу. Он потянулсь к телефону, но я ее остновил.

— Дй мне пистолет, — шепнул я. — Пок Тил знят с Финлеем.

Кивнув, Роско оглянулсь вокруг. Сел и отстегнул связку ключей от ремня. Отперл свой письменный стол и выдвинул глубокий ящик. Кивнул н небольшую кртонную коробку. Я достл коробку. Это был коробк из-под бумги, глубиной около двух дюймов. Кртон был покрыт зтейливым узором. Кто-то вывел н нем фмилию: «Грей». Сунув коробку под мышку, я кивнул Роско. Здвинув ящик, он зперл стол.

— Спсибо, — скзл я. — А теперь можешь звонить.

Подойдя к выходу, я толкнул спиной тяжелую стеклянную дверь. Подошел к «Бентли». Положил коробку н крышу мшины и отпер дверь. Бросил коробку н сиденье и сел з руль. Положил коробку н колени. Увидел н шоссе коричневый седн, нчвший сбвлять скорость в ст ярдх от рзвилки.

В нем дв мексикнц. Т смя мшин, которую я вчер видел у дом Чрли Хббл. Те же двое внутри. Сомнений быть не могло. Мшин остновилсь в семидесяти пяти ярдх от здния учстк. Плвно зстыл, словно у нее зглушили двигтель. Из мшины никто не вышел. Мексикнцы сидели и смотрели н стоянку перед полицейским учстком. Мне покзлось, они смотрят прямо н «Бентли». Похоже, мои новые друзья нконец меня ншли. Они искли меня все утро. Но больше им искть нечего. Они не двиглись. Сидели в мшине и смотрели н меня. Я минут пять смотрел н них. Они не собирлись выходить из мшины. Я это понял. Судя по всему, поселились здесь. Поэтому я переключил свое внимние н коробку.

Он был пуст, если не считть коробки птронов и пистолет. И ккого — чертовски хорошего! Это был втомтический пистолет «Дезерт Игл». Мне уже приходилось тким пользовться. Их производят в Изриле. В рмии мы выменивли ткие н то, чем нс снбжли. Я взял пистолет. Очень тяжелый, ствол четырндцть дюймов, общя длин более полутор футов. Я достл обойму. Это был восьмизрядня модификция под птрон 44-го клибр. Восемь птронов «Мгнум». Ткое оружие никк не нзовешь тихим и незметным. Пуля весит вдвое больше, чем у полицейского револьвер 38-го клибр. Он покидет ствол со сверхзвуковой скоростью. Удряет в цель с энергией, уступющей только столкновению с поездом. Совсем не тихое оружие. Проблем с выбором боеприпсов. Если использовть пулю с твердым нконечником, он пробьет нсквозь того, в кого ты стрелял, ткже, вероятно, еще и того, кто стоит з ним в ст ярдх. Но можно использовть пулю с мягким нконечником, которя, выходя из тел, вырывет кусок рзмером с мусорное ведро. Выбор з стрелком.

Все пули в коробке были с мягкими нконечникми. Я ничего не имел против. Я проверил оружие. Оно было в идельном состоянии. Все рботло. Н рукоятке выгрвировн фмилия. «Грей». Т же смя, что и н коробке. Умерший следовтель, предшественник Финлея. Повесился в феврле. Должно быть, собирл оружие. Это не был его тбельный пистолет. Ни одн полиция в мире не рзрешит использовть н рботе подобную пушку. К тому же, слишком тяжелую.

Я зрядил огромный пистолет покойного следовтеля восемью птронми. Остльные оствил в коробке, коробку бросил н пол мшины. Дослл птрон в птронник и поствил пистолет н предохрнитель. Кк мы говорили в рмии, оружие «готовое и зпертое». Позволяет сберечь решющую долю секунды перед выстрелом. Возможно, спсти жизнь. Я убрл пистолет в отделнный ореховым деревом брдчок «Бентли». Он поместился с трудом.

Зтем я посмотрел н двоих мексикнцев. Они по-прежнему сидели в мшине и следили з мной. Мы переглянулись, рзделенные семьюдесятью пятью ярдми. Мексикнцы сидели рсслбившись, уютно рзвлившись н сиденьях. Но не спускли с меня глз. Выйдя из «Бентли», я зпер мшину. Поднялся по ступеням и потянул дверь. Оглянулся н коричневый седн. Мексикнцы не двинулись с мест, продолжя следить з мной.

Роско сидел з своим столом, рзговривя по телефону. Он мхнул рукой. Возбужденно. Поднял руку, предлгя мне подождть. Я следил з дверью в кбинет, моля бог о том, чтобы Тил вернулся не рньше, чем Роско зкончит рзговор.

Мэр появился в тот смый момент, когд он положил трубку. У него было побгровевшее лицо. Он был чем-то взбешен. Принялся рсхживть по дежурному помещению, громко стуч по полу тяжелой плкой. С рздржением взглянул н пустую доску. Высунувшись из своего кбинет, Финлей кивнул мне, приглшя зйти. Поймв взгляд Роско, я пожл плечми и пошел узнть, что случилось.

— Что у вс произошло? — спросил я.

Финлей рссмеялся.

— Я довел его до белого кления. Тил спросил, ккую мшину мы искли. Я ответил, что ничего мы не искли. Мы скзли Бейкеру, что поедем перекусить н моей мшине. Он не рсслышл, и решил, что мы едем искть ккую-то мшину.

— Берегись, Финлей, — скзл я. — Эти люди готовы пойти н все. Игр идет по-крупному.

Он пожл плечми.

— Инче я сойду с ум. Должны же у меня быть свои мленькие рдости, првд?

Финлей остлся жив, прослужив двдцть лет в Бостоне. Возможно, он переживет и это.

— Что слышно от Пикрд? — спросил я. — Вы с ним связывлись?

— Ничего. Он пок выжидет.

— Кк ты думешь, он мог прислть сюд двоих людей? Нблюдть з происходящим?

Финлей уверенно покчл головой.

— Об этом не может быть и речи. Снчл он обязтельно предупредил бы меня. А что?

— З учстком следят двое, — скзл я. — Приехли минут десять нзд. В простом коричневом седне. Вчер они были у дом Хббл, сегодня ктлись по городу, рсспршивя обо мне.

Финлей снов покчл головой.

— Это не люди Пикрд. Он обязтельно предупредил бы меня.

Роско вошл в кбинет и зкрыл з собой дверь. Оствил руку н ручке, словно Тил мог ворвться следом з ней.

— Я дозвонилсь в Детройт, — скзл Роско. — Это был «Понтик». Доствленный четыре месяц нзд. Крупный зкз для фирмы прокт. В Детройте обещли проследить путь этой мшины. Я попросил сообщить ответ Пикрду в Атлнту. Быть может, в фирме прокт смогут скзть, кто и где взял эту мшину. Возможно, это нм кк-то поможет.

Мне покзлось, что Джо стл чуть ближе. Кк будто я услышл слбое эхо.

— Змечтельно, — скзл я. — Отличня рбот, Роско. Сейчс я уезжю. Встретимся в шесть вечер. А вы держитесь вместе, хорошо? Приглядывйте друг з другом.

— Куд ты нпрвляешься? — спросил Финлей.

— Собирюсь проктиться з город.

Я вышел из кбинет. Толкнул дверь. Посмотрел н дорогу. Коричневый седн был н месте, в семидесяти пяти ярдх. В нем по-прежнему сидели двое. Смотрели н меня. Я подошел к «Бентли». Открыл дверь и сел з руль. Выехл со стоянки и свернул н шоссе. Не спеш, спокойно. Медленно проехл мимо седн и нпрвился н север. В зеркло я увидел, что седн тронулся с мест, рзвернулся и поехл з мной. Нбрл скорость и пристроился следом з «Бентли». Кк будто я тщил его н длинной невидимой веревке. Я сбрсывл скорость, и седн сбрсывл скорость. Я прибвлял скорость, и седн прибвлял. Кк будто мы игрли в ккую-то игру.

Глв 18

Я проехл мимо зведения Ино и дльше н север, прочь от город. Коричневый седн следовл з мной н рсстоянии сорок ярдов и не пытлся спрятться. Двое мексикнцев просто ктили з мной следом. Смотрели перед собой. Я свернул н зпд, н дорогу, ведущую к Уорбертону. Сбвил скорость. Седн следовл з мной, выдерживя дистнцию в сорок ярдов. Мы ехли н зпд. Нсколько хвтло глз, мы были единственными движущимися точкми. В зеркло мне были видны двое мексикнцев, не спусквших с меня глз, ярко освещенных низким вечерним солнцем. В бронзовом свете они кзлись очень вырзительными. Молодые ребят, пестрые рубшки, черные волосы, очень ккуртные, похожие друг н друг. Их мшин неотступно следовл з мной.

Я проехл семь или восемь миль, выискивя одно место. Где-то через кждые полмили от шоссе влево и впрво отходили грунтовые колеи. Ведущие в поля. Бесцельно петляющие. Я не знл, для чего они нужны. Быть может, они вели к сборным пунктм, где фермеры готовили свои мшины в преддверии урожя. Кк бы тм ни было, я искл одну определенную колею, н которую обртил внимние рньше. Он вел к небольшой роще спрв от дороги. Единственное укромное место н многие мили вокруг. Я видел эту рощу, когд меня в пятницу везли в тюремном втобусе. Видел ее еще рз, возврщясь утром из Албмы. Тесня кучк деревьев. Утром он плвл островком в море тумн. Небольшя овльня рощиц, рядом с дорогой, спрв, к ней подходит грунтовя дорог, зтем возврщющяся обртно к шоссе.

Я увидел рощицу, когд до нее было мили две. Деревья появились н горизонте темным пятном. Я ехл вперед. Рскрыл брдчок и достл тяжелый втомтический пистолет. Сунул его н соседнее сиденье между подушкми. Мексикнцы не отствли. Держлись в сорок ярдх сзди. В четверти мили от рощицы я переключился н вторую передчу и вдвил педль гз в пол. Стря мшин, взревев, рвнул вперед. Выкрутив руль, я сктился с шоссе н грунтовую дорогу. Домчлся до рощицы. Резко зтормозил. Схвтил пистолет и выпрыгнул из мшины, оствив водительскую дверь нрспшку, кк будто я побежл нлево к деревьям.

Но н смом деле я тк не сделл. Я побежл впрво. Обогнув кпот, я отбежл футов н пятндцть в зросли рхис и рсплстлся н земле. Прополз по кустм и злег нпротив того мест, где должен был остновиться седн мексикнцев. З «Бентли». Прижлся к побуревшим стеблям, притился под листьями, н сырой крсной земле и стл ждть. По моим рсчетм, преследовтели отстли ярдов н шестьдесят-семьдесят. Мой мневр зстиг их врсплох. Я снял пистолет с предохрнителя. Послышлся шум коричневого «Бьюик». Рев двигтеля и стоны подвески. Нконец покзлся и см седн, подпрыгивющий н неровной дороге. Мшин остновилсь позди «Бентли», перед рощей, футх в двдцти от меня.

Ребят окзлись довольно рссудительными. Не смыми плохими из тех, с кем мне приходилось иметь дело. Пссжир выскочил н дорогу еще до того, кк мшин остновилсь. Он думл, что я спрятлся в роще, и собирлся обойти меня сзди. Водитель, перебрвшись н соседнее сиденье, вывлился из првой двери, в противоположную сторону от деревьев. Прямо передо мной. Сжим