/ / Language: Русский / Genre:sf_horror, / Series: Царство Ночи

Дочери Тьмы

Лиза Смит

Три сестры, три дивно красивые девушки-вампира совершают побег из Царства Ночи. Они хотят жить как простые смертные люди. Но Царство Ночи никогда не отпускает своих подданных: за девушками посылают их обворожительного и жестокого брата Эша. Он должен вернуть сестер любой ценой, во что бы то ни стало...

ruen А.Блейзe6cd3b5e-2a81-102a-9ae1-2dfe723fe7c7 Roland roland@aldebaran.ru doc2fb, FB Writer v1.1 2007-07-09 OCR Кьяр c1b91a05-7f94-102a-94d5-07de47c81719 2 Дочери тьмы Оникс 21 век Москв 2005 5-329-00744-5,5-329-01441-7 Lisa Smith Daughters of Darkness

Лиз Джейн Смит

Дочери тьмы

Црство Ночи… еще никогд любовь не был ткой пугющей…

Црств Ночи нет н геогрфической крте, но оно существует, существует в ншем мире. Оно окружет нс со всех сторон. Это тйное общество вмпиров, оборотней, колдунов, ведьм и прочих порождений тьмы, которые живут среди нс. Они крсивы и опсны, их неудержимо тянет к людям, и никто из смертных не в силх устоять перед ними. Твой школьный учитель, твоя здушевня подруг или друг могут окзться одним из них.

Зконы Црств Ночи позволяют охоту н людей. Они позволяют игрть их сердцми и дже убивть их. Для обиттелей Црств Ночи есть только дв строжйших зпрет:

Не позволяй людям узнть о существовнии Црств Ночи.

Никогд не влюбляйся в смертного.

Эт книг рсскзывет о том, что происходит, когд эти зконы нрушются.

ГЛАВА 1

– Ровен, Кестрель и Джейд... – произнесл Мэри-Линетт, когд они с Мрком проходили мимо строй викторинской фермы.

– Что?..

– Ровен, Кестрель и Джейд. Тк зовут девушек, которые скоро сюд приедут. – В рукх у Мэри-Линетт был склдной стул, поэтому он лишь кивнул головой в сторону дом. – Это племянницы миссис Бердок. Ты что, збыл? Я же тебе говорил: они приезжют к ней жить!

– Что-то не припомню, – буркнул Мрк, попрвляя н плече телескоп. Они с Мэри-Линетт взбирлись н холм, поросший толокнянкой. Крткий ответ ознчл – Мэри-Линетт хорошо знл своего брт, – что он испытывет сильное смущение.

– У них прелестные имен. И сми они, должно быть, очень милые девушки. Во всяком случе, тк говорит миссис Бердок.

– Миссис Бердок чокнутя.

– Нет. Он просто стрння. А вчер он мне скзл, что все ее племянницы – писные крсвицы, что они великолепны, кждя по-своему. Думю, миссис Бердок преувеличивет, но он в этом убежден.

– Тогд им нужно не сюд, в Клифорнию, – кк всегд, пробурчл себе под нос Мрк, – позировть для модных журнлов.

Нконец они добрлись до вершины холм.

– Где тебе поствить телескоп?

– Прямо здесь.

Мэри-Линетт опустил склдной стул, слегк утоптл землю, чтобы ровно устновить телескоп, и, кк бы между прочим, скзл:

– Знешь, я подумл, может, нм прийти сюд звтр и познкомиться с ними... ну, хотя бы просто поздоровться...

– Может, хвтит? – резко оборвл ее Мрк. – Я см могу о себе позботиться. Если я зхочу встречться с девушкой, то познкомлюсь с кем-нибудь см, без твоей помощи.

– Ну лдно, хорошо-хорошо. Поосторожней с окуляром, пожлуйст...

– И что, по-твоему, мы им скжем? Добро пожловть в Вересковый Ручей, где никогд ничего не происходит? Где койотов больше, чем людей? Где единственным рзвлечением являются мышиные бег в бре «Золотой ручей» по субботм?

– Ну лдно тебе, успокойся... – вздохнул Мэри-Линетт.

Он взглянул н млдшего брт. Он стоял н вершине высокого холм, освещенного последними лучми зходящего солнц: здоровый згр, румянец н щекх... Его черные волосы блестели тк же, кк у Мэри-Линетт, и глз были ткими же синими и ясными, взгляд тким же живым. Сейчс просто невозможно было себе предствить, что в жизни Мрк был хоть один печльный день.

Однко в детстве Мрк ужсно стрдл от стмы и был худеньким – кож д кости. Кждый вдох двлся ему с трудом. Когд ему было всего дв год, он, борясь со смертью, почти целый год провел в кислородной плтке. Мэри-Линетт, которя был стрше Мрк всего н полтор год, кждый день спршивл родителей, вернется ли когд-нибудь ее мленький бртик домой.

Ему выпло н долю тяжелое испытние. Млыш был в этой плтке совсем один, дже мм не могл его поглдить по голове или поцеловть. И это не прошло бесследно. Домой он вернулся робким и пугливым, все время цеплялся з ммину руку, долго не мог знимться спортом, кк другие дети. И хотя все это было двным-двно (в этом году Мрк перешел в стршие клссы), он по-прежнему робел, если его «доствли», мгновенно вспыхивл и мог нговорить лишнего.

Мэри-Линетт хотелось, чтобы одн из приезжих девушек ему понрвилсь, чтобы он стл более рсковнным, уверенным в себе. Может, ей кк-нибудь удстся это устроить...

– О чем ты здумлсь? – подозрительно спросил Мрк.

Мэри-Линетт смутилсь, зметив его пристльный взгляд.

– Ну... нпример, о том, что сегодня хорошо будет нблюдть з звездми, – тихо ответил он. – Август для этого – лучший месяц. Воздух ткой теплый и тихий. А вот и первя звезд! Згдывй желние!

Он покзл н яркую точку нд южным горизонтом. Удлось! Мрк отвлекся, глядя н небо.

Мэри-Линетт уствилсь в его темный зтылок. «Если бы это могло сбыться, я згдл бы для тебя целый любовный ромн. И для себя тоже... Но что в том проку? Здесь нет никого, с кем стоило бы зкрутить ромн».

Никто из ее школьных приятелей – может быть, кроме Джереми Лветт, – не понимл, почему он интересуется строномией и что он чувствует, глядя в звездное небо. Впрочем, Мэри-Линетт это не очень огорчло. Но временми он ощущл ккую-то смутную тоску... Если бы хоть кто-то мог ее понять! И если уж згдывть желние, то пусть оно будет об этом... О том, чтобы кто-то вместе с ней смотрел в ночное небо.

Ну, довольно. Все это пустое. К тому же они згдывли желние совсем не н звезду – только Мрку об этом лучше не говорить. Это был плнет. Плнет Юпитер.

Мрк тряхнул головой. Тяжело ступя, он спусклся вниз по тропинке, вьющейся через кусты медвежьей ягоды и зросли болиголов. Вообще-то ндо было извиниться перед Мэри-Линетт. Меньше всего ему хотелось ее обидеть: сестр был единственным человеком, с кем он стрлся быть добрым и вежливым.

Но почему он вечно все з него решет? Взять хотя бы эту ерунду с згдывнием желний. Впрочем, Мрк ничего и не згдл, однко сейчс подумл: если бы я згдл желние... првд, я все рвно не згдл бы... это тк пошло, тк глупо... Но если бы я згдл... я хотел бы, чтобы хоть что-то в ншей жизни изменилось.

«Дикость ккя-то», – решил про себя Мрк, и ему вдруг стло не по себе. Он шел по склону холм, погружясь в сгущющуюся тьму.

Джейд вглядывлсь в сверкющую бриллинтовую точку, зстывшую нд южным горизонтом. Он знл, что это – плнет. Последние две ночи Джейд нблюдл, кк эт яркя точк в сопровождении крошечных блесток свет – должно быть, спутников – двиглсь по небу. Тм, откуд приехл Джейд, никто не згдывл желний н звезды, но эт плнет был для нее почти другом. Плнет-путешественниц, кк и см Джейд. Нблюдя з ней этой ночью, Джейд вдруг ощутил зрождющуюся в глубине души ндежду. Следовло признть, что нчло путешествия окзлось не слишком многообещющим. Ночь был подозрительно тих и спокойн, с дороги не доносилось ни звук. Джейд устл, и почему-то ей было тревожно. К тому же он ужсно проголодлсь. Обернувшись, Джейд взглянул н сестер:

– Ну и где же он?

– Не зню, – мягкий, спокойный голос Ровены прозвучл н этот рз подчеркнуто ровно. – Потерпи.

– Может, нм стоит ее поискть?

– Нет, – скзл Ровен. – Ни в коем случе. Вспомни, о чем мы договорились.

– Может, он збыл, что мы должны приехть, – предположил Кестрель. – Он стр, кк мумия, из нее уже песок сыплется.

– Не смей тк говорить! Веди себя прилично, – по-прежнему мягко, но уже теряя терпение проговорил Ровен.

Ровене было девятндцть лет. Высокя и стройня, кк рябин, он держлсь с достоинством и был спокойной и кроткой, если ей удвлось с собою спрвиться. У нее были светло-крие глз и длинные волосы теплого кштнового цвет, волнми струившиеся по спине.

Золотые волосы семндцтилетней Кестрель рзвевлись, словно крылья птицы. Янтрные глз нпоминли глз ястреб, и кротости в ней не было ни кпли.

Джейд, смой млдшей, только что исполнилось шестндцть. Он не походил ни н одну из своих сестер. У нее были зеленые, словно нефрит, глз, лицо скрывл вуль белокурых волос. Люди считли ее безмятежной, но они ошиблись. Джейд постоянно нходилсь либо в состоянии безумного восторг, либо в тком же безумном беспокойстве и рстерянности.

В днный момент ее терзло беспокойство. Он тревожилсь о своем видвшем виды сфьяновом чемодне полувековой двности: из него не доносилось ни звук.

– Эй, почему бы вм н пру не пройтись немного вниз по дороге? Может, вы ее увидите?

Сестры переглянулись.

Ровен и Кестрель редко сходились во взглядх, но в том, что кслось Джейд, они были единодушны. И сейчс он видел, что сестры вот-вот ополчтся н нее.

– Еще чего! – взвилсь Кестрель, сверкнув зубми. А Ровен добвил:

– По-моему, ты что-то здумл. Что ты зтевешь, Джейд?

Джейд привел мысли в порядок и взглянул н Ровену со всем простодушием, н ккое был способн. Он все еще ндеялсь...

Некоторое время сестры пристльно смотрели н нее, зтем переглянулись.

– Похоже, придется идти пешком, – скзл Кестрель Ровене.

– Ничего, бывет и хуже.– Ровен откинул со лб прядь кштновых волос и оглядел втобусную остновку: стекляння кбинк – три стенки и нвес, ободрнные деревянные скмейки. – Если бы здесь был телефон...

– Но его здесь нет. И отсюд до Верескового Ручья двендцть миль. – Золотистые глз Кестрель блеснули злордством. – Нверное, придется оствить бгж здесь.

Джейд пронзил тревог.

– Нет, нет!!! Тм мои... Тм вся моя одежд! Пойдемте! Двендцть миль – это не тк уж длеко.

Одной рукой он подхвтил простую, смодельную клетку с котенком – деревянную с железными прутьями, другой – чемодн.

Джейд прошл довольно длеко, прежде чем услышл позди себя хруст грвия. Сестры следовли з ней: Ровен – терпеливо вздыхя, Кестрель – тихонько посмеивясь; в свете звезд ее волосы отливли стринным золотом.

Узкя дорог был темной и пустынной, но уже не безмолвной: со всех сторон доносились едв рзличимые звуки, вливясь в стройный хор ночной тишины. Джейд с восторгом вслушивлсь в эту музыку, но ей мешл нслждться ее чемодн, который, кзлось, с кждым шгом стновился все тяжелее. К тому же ей очень хотелось есть. Он понимл, что Ровене об этом лучше не говорить, и от этого чувствовл себя совсем слбой и несчстной.

Нконец, когд Джейд почти сдлсь и решил поствить чемодн н землю и отдохнуть, в ночном хоре он услышл некий новый звук.

Их догонял втомобиль. Мотор рботл тк громко, что кзлось, будто мшин едв тщится. Но когд втомобиль пролетел мимо, Джейд понял, что н смом деле он ехл н большой скорости. Рздлся скрежет грвия, мшин остновилсь и дл здний ход. Из окн н Джейд смотрел молодой человек со светлыми и, похоже, двно немытыми волосми. Рядом с ним сидел темноволосый прень в жилете н голое тело и жевл зубочистку. Прни были примерно одного возрст с Ровеной, об бронзовые от згр.

Джейд с любопытством уствилсь н них. Они рзглядывли Джейд с не меньшим любопытством. Зтем стекло окошк скользнуло вниз. Джейд порзило, кк быстро это произошло.

– Подвезти? – Хмурое лицо водителя неожиднно осветилось белозубой улыбкой.

Джейд посмотрел н Ровену и Кестрель, которые уже почти догнли ее. Кестрель промолчл, глядя н втомобиль сквозь густые ресницы сузившимися янтрными глзми. Крие глз Ровены излучли теплоту.

– Мы бы не против...– Ровен нерешительно улыбнулсь. – Но нм нужно н ферму Бердок. Нверное, вм не по пути...

– Д зню я это место. Это здесь, недлеко, – скзл тот, что в жилете, не вынимя изо рт зубочистки. – Для вс, леди, – все, что пожелете!

Эт фрз, по-видимому, предствлялсь ему верхом глнтности.

Прень открыл дверцу и вышел из втомобиля.

– Одн может сесть впереди, я с остльными устроюсь сзди. Везет мне, ? – скзл он, взглянув н водителя.

– Везет, – вновь широко улыбнулся тот и открыл свою дверцу. – Клетку можете поствить впереди, чемодн – в бгжник.

Ровен улыбнулсь Джейд, и т понял, о чем думет сестр. «Неужели здесь все тк приветливы?»

Девушки пристроили свои вещи и сели в мшину: Джейд – впереди, рядом с водителем, Ровен и Кестрель – сзди, по обе стороны от прня в жилете. Через минуту они уже мчлись вниз по дороге со скоростью, которя привел Джейд в восторг. Под шинми колес скрежетл грвий.

– Я – Вик, – предствился водитель.

– А я – Тодд, – скзл прень в жилете.

– Я – Ровен, это – Кестрель. А впереди – Джейд.

– Вы подруги?

– Нет, сестры, – подл голос Джейд.

– Вы не похожи н сестер.

– Все тк говорят.

Джейд имел в виду всех, кого они встретили с тех пор, кк убежли из дом. Дом все прекрсно знли, что они сестры.

– А что вы делете здесь тк поздно? – спросил Вик. – Это не место для хороших девочек.

– А мы не хорошие девочки, – рссеянно возрзил Кестрель.

– Но очень стремся, – сверкнув глзми н сестру, с упреком скзл Ровен. И объяснил Вику: – Мы ждли ншу тетушку Опл н втобусной остновке. Он должн был нс встретить, но тк и не пришл. Мы приехли жить н ферму Бердок.

– Струх Бердок – вш тетк? – Тодд выронил изо рт зубочистку. – Эт чокнутя дряхля летучя мышь?

Вик обернулся к нему, и об зхохотли, кчя головми.

Джейд отвернулсь от Вик и уствилсь н клетку с котенком, прислушивясь к слбому попискивнию, которое ознчло, что Тигги проснулся.

Он ощутил смутное беспокойство... Эти дв прня выглядели вполне дружелюбными, и все же они были не тк просты, кк кзлись. Но ей очень хотелось спть, и голов от голод был совсем пустя.

Они довольно долго ехли молч, прежде чем Вик снов зговорил:

– Вы когд-нибудь рньше бывли в Орегоне?

Джейд вздрогнул от неожиднности и пробормотл:

– Нет.

– Здесь попдются клссные мест. Совсем безлюдные. Кк, нпример, это. Рньше Вересковый Ручей кишел золотоисктелями. Но золото кончилось, железную дорогу проложили в стороне отсюд, и город почти вымер. Скоро это место снов стнет пусто...

В голосе Вик слышлся многознчительный нмек, но Джейд не понял, что он имел в виду.

– Это место выглядит довольно спокойным, – донесся с зднего сиденья вежливый голос Ровены.

Вик высокомерно фыркнул:

– Д нет, спокойным его не нзовешь. Взять хотя бы эту дорогу. Вон до тех ферм отсюд несколько миль, верно? Дже если вы стнете кричть изо всех сил, вс никто не услышит.

Джейд снов вздрогнул. «Что з стрнные вещи он говорит?»

Все еще стрясь поддержть светскую беседу, Ровен скзл:

– Ну, вы же с Тоддом услышите.

– Я имею в виду, никто, кроме нс.

В голосе Вик Джейд почувствовл нетерпение. Автомобиль двиглся все медленней. Вик свернул н обочину и зтормозил.

– Никто дже слушть не стнет. – Он обернулся и окинул взглядом зднее сиденье.

Джейд тоже обернулсь и увидел ухмылку Тодд – широкую, ослепительную ухмылку.

– Это точно, – соглсился Тодд. – Кроме нс с вми, здесь никого нет. Поэтому, может, вм лучше слушться нс, ?

Джейд увидел, кк одной рукой он сжл плечо Ровены, другой – зпястье Кестрель.

Ровен все еще сохрнял вежливый и недоуменный вид, Кестрель уствилсь н дверцу втомобиля. Джейд понял: он ищет ручку. Но ручки не было.

– Дохлый номер, – зявил Вик. – Эт мшин – просто груд хлм. Здние дверцы изнутри не открывются.

Он схвтил Джейд з руку тк крепко, что ей стло больно.

– Ну теперь девочки будут хорошими и поклдистыми, и никто их не обидит.

ГЛАВА 2

– Мы, знете ли, прни одинокие, – с издевкой скзл Тодд. – Здесь нет девушек ншего возрст, и когд нм встречются три хорошие девушки, ткие, к примеру, кк вы... ну, ясное дело, нм хочется познкомиться с ними поближе. Понимете?

– И если мы полдим, то хорошо рзвлечемся вместе, – вствил Вик.

– Рзвлечемся? О нет... – испуглсь Ровен. Джейд понял, что сестр поймл обрывок мысли Вик и теперь с трудом сдерживется, чтоб не выведть дльнейшего.

– Кестрель и Джейд слишком молоды для этого. Извините, но мы вынуждены откзться.

– Я не соглсилсь бы, дже если бы был достточно взрослой, – скзл Джейд. – Только прни думют вовсе не об этом... Они имеют в виду...

Джейд мысленно передл Ровене кое-ккие обрзы, которые он выудил из головы Вик.

– О господи... – по-прежнему ровным голосом проговорил т. – Джейд, ты ведь знешь, мы договорились не шпионить з людьми.

Д, но ты только посмотри, о чем они думют, беззвучно произнесл Джейд, считя, что рз нрушил одно првило, то можно нрушить и остльные.

– Слушй... – Вик почувствовл, что теряет контроль нд ситуцией. Он схвтил Джейд з другую руку и слегк встряхнул, зствив повернуться к себе. – Хвтит болтть, мы не для этого сюд приехли. Ясно?

Мгновение Джейд изучл его, зтем обернулсь и вопросительно посмотрел н сестер.

Он ощутил досду и рзочровние Ровены. Лицо сестры, обрмленное кштновыми волосми, было бледным. Кестрель сидел нхмурившись, ее золотистые волосы потускнели.

Ну? – молч обртилсь Кестрель к Ровене.

Ну? – тк же молч спросил и Джейд, извивясь в рукх у Вик, который пытлся теснее прижть ее к себе. Скорей, Ровен! Он меня щиплет.

Думю, у нс нет выбор, беззвучно ответил Ровен.

Джейд тут же повернулсь к Вику. Он все еще пытлся прижть ее к себе и удивлялся, почему у него ничего не выходит. Джейд перестл сопротивляться и позволил ему притянуть себя поближе. Зтем спокойно высвободил одну руку. Удр пришелся кк рз в челюсть. Его зубы щелкнули, голов откинулсь нзд, обнжив незщищенное горло. Рвнувшись вперед, Джейд впилсь в него зубми...

Он испытывл смешнное чувство возбуждения и вины: еще минуту нзд он и предствить себе не могл, что способн нпсть н человек, который нходится в созннии, бороться с ним... Джейд привыкл пользовться подтливостью згипнотизировнной жертвы... Но он ткже знл, что ее инстинкты должны действовть ничуть не хуже, чем у любого охотник, который всю свою жизнь добывет пропитние, подкруливя свою жертву и нпдя н нее. В ней смой природой было зложено оценивть все, что ни увидишь, с точки зрения: ед это или нет? Можно ли ее добыть? В чем ее уязвимое место?

Только вот нслждться своей добычей Джейд не следовло бы. Это противоречило тому, рди чего они с Ровеной и Кестрель приехли в Вересковый Ручей.

Крем сознния он следил з тем, что происходит н зднем сиденье. Ровен поднял вверх руку Тодд, когд тот попытлся ее схвтить. Кестрель, сидевшя с другой стороны, сделл то же смое.

Ошеломленный Тодд попробовл было сопротивляться:

– Эй... эй, вы что!..

Ровен укусил его.

– Что вы делете?!

Кестрель последовл ее примеру.

– Кто вы? Ккого черт? Отстньте!

Тодд здерглся в конвульсиях, но тут же зтих: Ровен и Кестрель погрузили его в трнс.

Прошло еще около минуты, прежде чем Ровен скзл:

– Довольно.

Ну, Ровен... Еще немножко, беззвучно произнесл Джейд.

Довольно. Прикжи ему збыть обо всем... и узнй, где нходится ферм Бердок.

Джейд легонько коснулсь сознния Вик щупльцем своей мысли. Зтем щупльце втянулось, Джейд оторвлсь от своей жертвы и, сложив губы бнтиком, кк для поцелуя, рзжл руки. Вик обмяк, кк большя тряпичня кукл, и зстрял между рулем и дверцей втомобиля.

– Ферм сзди. Нм нужно вернуться нзд, к рзвилке. Стрнно все это... – добвил Джейд в недоумении. – Он действительно думл, что с нми ему все сойдет с рук, потому что... в общем, из-з чего-то ткого, что связно с тетей Опл. Я не понял, в чем дело.

– Может, потому что он свихнулсь, – безрзлично скзл Кестрель. – А Тодд считл, что ему все можно, потому что его отец – Стрейшин.

– У них нет Стрейшин, – с чувством превосходств уточнил Джейд. – Нверное, он губернтор, шериф или кто-нибудь еще в этом роде.

Ровен нхмурилсь.

– Что ж. Нс вынудили это сделть. Крйний случй. Но впредь нужно помнить, о чем мы договорились.

– До следующего крйнего случя, – улыбнулсь Кестрель из окн втомобиля ночной тьме.

Стрясь предотвртить переплку между сестрми, Джейд спросил:

– Ну что, оствим их прямо здесь?

– Почему бы нет? Через несколько чсов они проснутся, – небрежно бросил Кестрель.

Джейд взглянул н Вик. Две мленькие рнки в том месте, где ее зубы пронзили кожу, почти зтянулись. К звтршнему дню остнутся лишь бледные розовтые отметины, кк от пчелиных укусов.

Они снов шли по дороге со своими чемоднми. Но теперь Джейд чувствовл себя прекрсно. Все дело было в еде – он нсытилсь кровью, зрядилсь энергией и могл сейчс горы свернуть. Он бодро шгл, рзмхивя чемодном и клеткой, в которой ворчл Тигги.

Это было просто змечтельно: идти одной, окутнной теплым ночным воздухом, когд рядом никто не хмурится с неодобрением. Змечтельно слушть, кк олени, кролики и мыши псутся н окрестных лугх. Джейд переполнял рдость. Никогд еще он не ощущл ткой свободы.

Они подошли к рзвилке.

– Кк здесь хорошо, првд? – тихо произнесл Ровен, оглядывясь вокруг. – Это нстоящий живой мир. И мы имеем н него ткие же прв, кк и любой другой.

– Думю, все дело в крови, – возрзил Кестрель. – Окзывется, у диких людей он горздо вкуснее, чем у тех, которых мы держим для еды. Почему нш дорогой бртец никогд не говорил нм об этом?

«Эш...», – вспомнил Джейд, и ее будто обдло холодным ветром! Он быстро оглянулсь, но не в поискх втомобиля... Не зтилось ли тм, во тьме, что-то безмолвное и стршное? Внезпно Джейд понял, кким хрупким и призрчным было ее счстье.

– Нс поймют? – спросил он Ровену. Н мгновение он вновь почувствовл себя шестилетней девочкой, ищущей зщиты у стршей сестры.

И Ровен, лучшя сестр н свете, тотчс ответил:

– Нет.

– Но если Эш поймет... Ведь он единственный, кто может догдться...

– Мы не допустим, чтобы нс поймли. Никто не догдется, что мы здесь.

Джейд облегченно вздохнул. Он поствил чемодн и протянул Ровене руку. Т сжл ее.

– Вместе нвсегд!

Кестрель, которя шл н несколько шгов впереди, бросил быстрый взгляд через плечо. Зтем вернулсь нзд и нкрыл лдонью руки сестер:

– Вместе нвсегд!

Ровен произнесл эти слов торжественно, Кестрель – слегк прищурив янтрные глз, Джейд – с полной решимостью.

Они продолжили свой путь, и Джейд вновь чувствовл себя бодрой и рдостной, нслждясь брхтной темнотой ночи.

Дорог был немощеной и грязной. Они миновли луг и сосновый бор. Слев, вдли от дороги, покзлось здние ккой-то фермы. И нконец впереди, у смого конц шоссе, они увидели еще один дом.

– Вот он, – скзл Ровен.

Джейд тоже его узнл: это был тот смый дом с фотогрфий, которые присылл им тетя Опл, – двухэтжный, окруженный верндой, с высокой крышей и множеством рхитектурных укршений. В центре крыши возвышлся купол, н кровле мбр крсовлся флюгер.

– Нстоящий флюгер! Джейд змерл от восторг, рзглядывя его. Он чувствовл себя н вершине блженств.

– Мне он нрвится, – произнесл он торжественно. Ровен и Кестрель тоже остновились. Но им этот дом не внушл блгоговения. Ровен глядел н него с нескрывемым ужсом.

– Рзвлин, – вздохнул он. – Взгляните н флюгер – крск почти облезл... Н фотогрфиях этого не было видно.

– А вернд! – поддержл ее Кестрель. – Он просто рссыпется, в любую минуту может рухнуть.

– Сколько рботы, – прошептл Ровен. – Сколько труд пондобится, чтобы привести все это в порядок...

– И сколько денег, – добвил Кестрель.

Джейд холодно взглянул н них. «Зчем восстнвливть? Ккя рзниц? Мне и тк нрвится», – подумл он. Поджв губы, Джейд подхвтил свой бгж и нпрвилсь к дому. Усдьбу окружл ветхий, почти повлившийся збор с клиткой, до которой стршно было дотронуться. З збором, н зросшей бурьяном тропинке, был свлен в кучу шткетник, выкршенный белой крской. Похоже, кто-то собирлся чинить збор, но руки тк и не дошли.

Джейд поствил чемодн и клетку с котенком и попытлсь открыть клитку. К ее удивлению, клитк срзу поддлсь.

– Может, он не тк уж и хорошо выглядит, но все-тки... – Джейд не успел зкончить: н нее упл клитк. – ...но все-тки он нш, – договорил Джейд, пок Ровен и Кестрель помогли ей подняться.

– Нет, он теткин, – возрзил Кестрель. Ровен откинул нзд волосы и скзл:

– Идемте.

В одной из ступенек крыльц не хвтло доски; кое-где прорехи зияли и в нстиле вернды. Прихрмывя, но сохрняя довольный и величественный вид, Джейд обошл дырку. Окзлось, что здесь все сделно из дерев, и это приятно волновло Джейд. Дом к дереву питли особое почтение... и стрлись его избегть.

«Чтобы жить в этом мире, нужно быть ужсно внимтельной, – подумл Джейд. – Инче придется ходить с синякми».

Ровен и Кестрель постучли в дверь: Ровен – вежливо, костяшкми пльцев, Кестрель – громко, ребром лдони.

В доме никто не отозвлся.

– Похоже, ее нет дом, – скзл Ровен.

– Он передумл. Он не хочет нс видеть, – сверкнул золотистыми глзми Кестрель.

– Может, он пошл не н ту остновку? – предположил Джейд.

–Тк и есть! Держу при, что тк оно и есть, – скзл Ровен. – Бедня струшк... он, нверно, до сих пор нс ждет и уже думет, что мы рздумли и не приедем.

– Иногд ты бывешь не совсем тупой, – зметил Кестрель, взглянув н Джейд.

В ее устх это был высочйшя похвл.

Джейд не подл виду, что польщен «похвлой» сестры, и предложил:

– Ну что, может, войдем? Когд-нибудь он же вернется.

– Люди зпирют свои дом н змки... – нчл было Ровен.

Но окзлось, что этот дом не зперт. Кругля ручк двери повернулсь под рукой Джейд. Все трое вошли в дом.

Внутри было темно. Темнее дже, чем снружи, в безлунной ночи. Но через несколько секунд глз Джейд привыкли к темноте.

– А здесь вовсе не тк плохо!

Они стояли посреди стромодной, но крсивой гостиной, нбитой громоздкой мебелью – рзумеется, деревянной, темной и тщтельно отполировнной. Столы были уствлены мрморными сттуэткми.

Ровен отыскл выключтель, и комнту злил яркий свет. Прищурившись, Джейд увидел, что стены бледно-зеленого цвет отделны зелеными пнно более темного оттенк и резными деревянными пнелями. Ее охвтило чувство покоя и зщищенности, будто он всегд жил здесь. Может, все дело в стринной мссивной мебели?

Он бросил взгляд н Ровену: т, постепенно рсслбляясь, рзглядывл все вокруг. Встретившись глзми с Джейд, он улыбнулсь и кивнул:

– Д.

Мгновение Джейд нслждлсь триумфом: в течение пяти минут он двжды окзлсь прв! Но тут он вспомнил о своем чемодне и зторопилсь:

– Двйте осмотрим весь дом. Я поднимусь нверх, вы поглядите здесь.

– Просто ты хочешь знять лучшую спльню, – зявил Кестрель.

Не обрщя н нее внимния, Джейд помчлсь нверх по широким, зстлнным ковром ступенькм лестницы. Нверху было несколько просторных сплен. Он хотел знять вовсе не лучшую спльню, смую дльнюю. В смом конце холл нходилсь комнт со стенми цвет морской волны. Джейд зхлопнул з собой дверь и положил чемодн н кровть. Зтив дыхние, он открыл змок и поднял крышку.

– Ой, нет! Нет, только не это...

Он слышл, кк сзди скрипнул дверь, но дже не обернулсь: ей было не до того.

– Что ты делешь? – рздлся голос Кестрель.

– Они умерли! – зпричитл Джейд, прервв свои отчянные усилия воскресить двух котят.

– А ты чего ожидл? Им же ндо было чем-то дышть, идиотк! Думешь, они дв дня могли обходиться без воздух?

Джейд шмыгл носом.

– Ровен предупреждл тебя, что ты можешь взять только одного.

Джейд всхлипнул еще громче и сердито уствилсь н сестру.

– Я все понял... Поэтому и положил этих двух в чемодн.

У нее нчлсь икот.

– В конце... концов, с Тигги все в порядке...

Он опустилсь, н колени и стл рзглядывть кошчью клетку, чтобы убедиться, что Тигги жив и здоров. Из клубк черного мех сверкнули золотистые глз. Котенок прижл уши и зшипел. Джейд приподнялсь: этот уж точно был в полном порядке.

– З пять доллров я могу позботиться о дохлых, – предложил Кестрель.

– Нет! – вскочил Джейд, зкрывя собой котят и выствив вперед пльцы, словно когти.

– Я вовсе не об этом, – оскорбилсь Кестрель. – Я не ем пдль. Ну лдно, если ты не сумеешь избвиться от них, Ровен что-нибудь придумет. Черт возьми, детк, ты же вмпир! – добвил он, увидев, кк Джейд бюкет безжизненные тельц у своей груди. – Не збывй об этом!

– Я хочу их похоронить, – скзл Джейд. – У них должны быть похороны.

Кестрель вытрщил глз, повернулсь и вышл из комнты. Джейд звернул трупики котят в куртку и н цыпочкх вышл вслед з сестрой.

«Лопт, – подумл он. – Где же здесь лопт?»

Стрясь не попсться н глз Ровене, он крдучись прошл через первый этж. Все комнты здесь походили н гостиную: импознтные, в духе утонченного декднс. Кухня окзлсь огромной. В ней был очг, рядом с здней дверью – чулн для грязного белья. Здесь же был дверь, ведущя в подпол.

Джейд стл осторожно спускться вниз. Он не могл включить свет, тк кк обеими рукми держл котят, звернутых в куртку. К тому же он не видел ничего у себя под ногми и кждый шг делл н ощупь.

В конце лестницы он споткнулсь обо что-то мягкое и упругое. Что-то прегрдило ей путь.

Джейд с опской вытянул шею и зглянул вниз через сверток с котятми.

Внизу трудно было что-либо рссмотреть. Свет, проникющий из кухни, Джейд зкрывл собственным телом. Но то, что лежло у нее под ногми, было похоже н кучу строго тряпья. Скомкнного строго тряпья.

Джейд почувствовл что-то очень, очень плохое. Он ткнул носком эту кучу. Куч слегк поддлсь. Джейд глубоко вздохнул и толкнул сильнее.

Внутри что-то было. Что-то большое. Учщенно дыш, Джейд посмотрел вниз и звизжл.

Визг был требовтельный и пронзительный. Джейд невольно добвил к нему безмолвный крик:

Ровен! Кестрель! Скорее сюд!

В подвле мгновенно зжегся свет: Ровен и Кестрель с громким топотом спусклись по лестнице.

– Сколько рз я тебе говорил, – нчл было Ровен, – мы не должны использовть ншу...

Внезпно он умолкл.

– Думю, это нш тетя Опл, – скзл Джейд.

ГЛАВА 3

– Д, видок у нее не очень... – Кестрель смотрел вниз через плечо Ровены.

– Бедня! – Ровен опустилсь н ступеньку. Стря тетя Опл превртилсь в мумию. Ее кож стл желто-коричневой, жесткой и глдкой. Почти прозрчной. И это было все, что от нее остлось. Кожный чехол, обтягивющий кости. Волос вообще не было. Вместо глз зияли черные дыры. Нос провлился.

– Бедня тетушк. – Н крие глз Ровены нвернулись слезы.

– Мы будем выглядеть тк же, когд умрем, – здумчиво проговорил Кестрель.

Джейд топнул ногой.

– Нет, вы только поглядите! Вы что, не видите? Посмотрите сюд! – В бешенстве он взмхнул ногой, укзывя н грудь мумии. Из нее торчл шткетин, остря и длиння. Толстя в основнии, он сужлсь в том месте, где вошл в грудь тети Опл. Н ней еще остлись следы белой крски. Несколько шткетин влялось н полу подвл.

– Бедняжк, – скзл Ровен. – Он, нверное, упл, когд несл их.

Джейд и Кестрель переглянулись. В золотистых глзх Кестрель промелькнуло рздржение. Джейд и Кестрель редко сходились во взглядх, но в своем мнении о Ровене они были солидрны.

– Ровен, – рздельно произнесл Кестрель, – ее убили, убили колом.

– О нет!

– О д! – воскликнул Джейд. – Кто-то ее убил. И этот кто-то знл, что он вмпир.

Ровен покчл головой.

– Но кто мог знть об этом?

– Ну... – Джейд здумлсь. – Другой вмпир.

– Или охотник н вмпиров, – предположил Кестрель.

Порження Ровен поднял глз.

– Их не существует в природе. Это просто стршилк для детей... Вы же знете.

Кестрель пожл плечми, но ее золотистые глз потемнели.

Мысли Джейд беспокойно зметлись: снчл слдкое ощущение свободы, охвтившее ее недвно н дороге, потом мирный покой гостиной... и теперь – вот это. Он почувствовл пустоту и одиночество.

Ровен сидел н ступенькх. Он тк устл и тк был поглощен свлившимися н них новыми зботми, что дже не убрл со лб упвшую прядь волос.

– Возможно, мне не следовло приводить вс сюд, – тихо скзл он. – Может быть, здесь еще хуже.

Он больше ничего не скзл, но Джейд смогл уловить ее следующую мысль: «Возможно, нм придется вернуться».

Джейд рссвирепел.

– Ничего хуже этого быть не может! Я лучше умру, чем вернусь!

Вернуться, чтобы снов звисеть от мужчин? Чтобы выйти змуж и попсть в кблу? Чтобы снов видеть вокруг эти хмурые лиц, этих неизлечимых знуд, готовых осудить все, что ни делется, точно тк же, кк четырест лет нзд?

– Мы просто не можем вернуться, – скзл он.

– Вот именно, не можем, – сухо подтвердил Кест-рель. – Рзве что зхотим кончить тк же, кк тетя Опл, либо... – он сделл многознчительную пузу, – ...либо, кк нш дядюшк Ходж.

Ровен поднял глз.

– Не смей упоминть об этом!

У Джейд желудок сжлся в тугой комок.

– Они этого не сделют, – проговорил он, пытясь отогнть воскресший в пмяти обрз. – Они не поступят тк с собственными внучкми.

– Если мы не хотим возврщться, – скзл Кест-рель, – то должны смотреть только вперед. Нужно решить, кк нм теперь быть без помощи тети Опл... особенно если здесь поблизости действительно бродит охотник н вмпиров. Но, прежде всего, что нм делть с этим? – Он кивнул в сторону тел.

Ровен лишь беспомощно покчл головой. Он оглядел весь погреб, словно могл нйти ответ где-нибудь в углу. Зтем ее взгляд упл н Джейд и здержлся... Джейд почувствовл, что сестр внимтельно изучет ее.

– Джейд! Что у тебя в куртке?

Джейд не могл соврть сестре. Он рзвернул куртку и покзл Ровене котят.

– Я не думл, что мой чемодн убьет их.

У Ровены не было сил сердиться н нее. Он зктил глз и, вздохнув, рздрженно спросил:

– Зчем ты их сюд принесл?

– Я хотел похоронить их н зднем дворе и пошл в подвл з лоптой.

Последовл долгя пуз. Джейд смотрел н сестер, те – друг н друг. Потом все трое посмотрели н котят... и, нконец, н тетю Опл.

Мэри-Линетт плкл.

Эт ночь был тк прекрсн. Просто идельня ночь для нблюдений. Неподвижный и теплый воздух создвл змечтельную видимость. Световых помех почти не было. Н викторинской ферме, стоявшей кк рз у подножия холм, где рсположилсь Мэри-Линетт, светилсь лишь пр окошек. Миссис Бердок был неизменно бережливой.

А вверху через все небо, словно рек, протянулся Млечный Путь. В южной стороне, куд Мэри-Линетт нпрвил свой телескоп, взошло созвездие Стрельц, которое всегд нпоминло ей скорее чйник, чем лучник. Прямо нд носиком чйник повисло бледно-розовое пятно, похожее н облчко пр. Но это был не пр, звездное скопление. Звездня систем тумнность Лгун. Здесь из пыли и гз умерших звезд рождлись горячие молодые светил.

Все это происходило з четыре с половиной тысячи световых лет отсюд. А Мэри-Линетт глядел туд именно сейчс. Семндцтилетнее человеческое дитя нблюдло свет рождющихся звезд в телескоп с подержнным ньютоновским рефлектором.

Временми ее переполнял блгоговейный стрх и... ткое томление, что кзлось, он сейчс рзорвется н кусочки.

Сейчс Мэри-Линетт могл позволить слезм ктиться по щекм: вокруг не было ни души, и не ндо было дже врть про ллергию. Некоторое время он просто сидел, вытиря нос и глз руквом футболки.

«Ну все, хвтит. Успокойся, – скзл он см себе. – Похоже, ты просто чокнутя».

И зчем только он подумл о Джереми?! Лучше б он этого не делл. А теперь Мэри-Линетт уже не могл не вспоминть, кк он пришел вместе с ней нблюдть зтмение. В его обычно спокойных крих глзх сквозило волнение, кзлось, он н смом деле интересуется тем, что видит, и кким-то непостижимым обрзом все понимет.

«Я здесь одн, кто знет тйны ночи», – ромнтично пропел тихий, сентиментльный внутренний голос, зствляя ее зплкть вновь.

– Д уж, это точно, – цинично ответил ему Мэри-Линетт.

Он потянулсь к пкету с чипсми, который держл под склдным стулом. Когд жуешь чипсы, ромнтические чувств моментльно улетучивются.

«Теперь Стурн», – подумл он, стряхивя с пльцев липкие орнжевые крошки. Эт ночь в смый рз для нблюдения Стурн: его кольц приняли почти вертикльное положение.

Мэри-Линетт спешил, тк кк в 23:16 должн взойти лун. Но прежде чем нпрвить телескоп в сторону Стурн, он бросил прощльный взгляд н Лгуну. Дже, скорее, к востоку от Лгуны, пытясь рзглядеть скопление слбо светящихся звезд. Он знл, что оно тм есть, но не видел его. Ее зрение было не нстолько острым. Если бы у нее был телескоп помощнее... или если бы он жил в Чили, где воздух сухой... или могл бы подняться нд земной тмосферой... Тогд у нее был бы шнс. А тк... Одним словом, человеческий глз н это не способен. Зрчок человек не может рсшириться больше чем н девять миллиметров. С этим ничего не поделешь.

Но кк только Стурн окзлся в ее поле зрения, фермерский дом внизу осветился мощным светом. Обычно ночью горел лишь мленькя лмпочк нд крыльцом, теперь ярко сиял гзовый фонрь у сря. Вся здняя чсть усдьбы был освещен будто прожектором.

Мэри-Линетт в недоумении оторвлсь от телескоп. Н смом деле этот свет не мешл ей: Стурн и его кольц, которые этой ночью тонкой серебряной нитью перерезли центр плнеты, все рвно были видны. Но все же это стрнно... Миссис Бердок никогд не зжигл ночью свет во дворе.

«Это девушки, – вспомнил Мэри-Линетт. – Племянницы. Они, должно быть, приехли, и тетк покзывет им свой дом». Ей стло любопытно, и он рссеянно потянулсь к биноклю. Это был хороший бинокль, «Селестрон лтимес», глдкий и легкий. Он рзглядывл в него все – от тинственных небесных объектов до кртеров н Луне. А сейчс он в десять рз увеличил зднюю чсть дом миссис Бердок.

Однко миссис Бердок нигде не было. Мэри-Линетт хорошо видел сд, срй и згон, где миссис Бердок держл своих коз. И еще он видел трех девушек, хорошо освещенных гзовым фонрем. У одной были кштновые волосы, у другой – золотистые, у третьей – того же цвет, что кольц Стурн, – серебристого: ткой свет излучли звезды. Девушки тщили что-то, звернутое в плстиковый мешок, здоровенный черный мешок для мусор, если Мэри-Линетт это не померещилось. Ну, и что же они делют с ним во дворе? Кжется, зрывют в землю.

Т девушк, что пониже ростом, с серебряными волосми, орудовл лоптой. Из нее вышел бы неплохой землекоп! З несколько минут он уничтожил большую чсть ирисов миссис Бердок. Зтем ее сменил девиц среднего рост, с золотистыми волосми, потом нстл очередь смой высокой, темноволосой.

Вместе они подняли огромный сверток – н вид он был более пяти футов длиной, но кзлся очень легким, – опустили его в яму и стли зсыпть.

«Нет, – скзл себе Мэри-Линетт. – Нет, это же смешно! Не сходи с ум. Должно же этому быть ккое-то логичное, совершенно простое объяснение».

Вот только именно оно ей в голову и не приходило.

Нет, нет и нет. Это тебе не «Окно во двор», и мы не в «Сумеречной зоне». Они только что зкопли... нечто. Нечто... смое обычное.

Но что еще, кроме труп, могло быть неподвижным и длиной чуть больше пяти футов? Что еще зворчивют в плстиковые мешки перед тем, кк зкопть?

Сердце Мэри-Линетт бешено билось. Что-то еще... Я что-то збыл... Ах д, где все же миссис Бердок?

Мэри-Линетт чувствовл, что утрчивет нд собой контроль, он этого терпеть не могл. Руки у нее тк сильно дрожли, что пришлось опустить бинокль.

С миссис Бердок все в порядке. С ней все в порядке. Это же не кино! В рельной жизни ничего ткого не происходит!

А что сейчс сделл бы Нэнси Дрю?

Внезпно Мэри-Линетт почувствовл, что, несмотря н охвтившую ее пнику, он вот-вот зхихикет. Нэнси Дрю, конечно же, отпрвилсь бы прямо сейчс вниз, н ферму, и все рсследовл. Он спрятлсь бы в кустх и подслушл, о чем говорят девушки, потом дождлсь бы, когд они уйдут в дом, и вырыл то, что они зкопли в сду.

Но в жизни тк никто не поступет! Мэри-Линетт не могл дже вообрзить, кк он в глухую полночь роется в сду у соседей. Ее поймют, и все превртится в унизительный фрс. Миссис Бердок, целя и невредимя, выйдет из дому и поднимет шум, и Мэри-Линетт придется с ней объясняться. Нет, лучше срзу умереть.

В книге это было бы тк знимтельно! Но в рельной жизни?.. Он и думть об этом не желл.

Одно хорошо: Мэри-Линетт понял, нсколько бсурдными были ее подозрения. Теперь-то он точно знл, что с миссис Бердок все в порядке. И все-тки... нверно, ей не следовло сидеть здесь слож руки. Всякий рзумный человек н ее месте вызвл бы полицию.

Внезпно н нее нвлилсь устлость. Хвтит н сегодня нблюдений. В свете фонря с крсным фильтром Мэри-Линетт взглянул н чсы. Почти одинндцть... В любом случе у нее остлось всего шестндцть минут. Когд лун поднимется, все небо посветлеет. Но прежде чем рзобрть телескоп и уйти с холм, он опять взял бинокль: взглянуть еще рзок...

В сду было пусто. И хотя фонрь уже не горел, н земле отчетливо выделялся темный прямоугольник, укзывя место преступления.

Мэри-Линетт подумл, что не будет большого вред, если он зйдет туд звтр. Он все рвно собирлсь это сделть. Во-первых, нужно по-соседски поприветствовть этих девушек. А еще вернуть сдовые ножницы, которые одлживл отец, и нож, который миссис Бердок дл ей, чтобы открыть прилипшую крышку бензобк. И конечно же, повидть миссис Бердок и удостовериться, что все в порядке.

Эш поднялся по извилистой дороге н пригорок и остновился полюбовться ярко сверкющей точкой н южной стороне неб. В тких вот местх, кк это, где редко рзбросны одинокие провинцильные городки, действительно небо ближе. Юпитер, король плнет, выглядит отсюд кк НЛО.

– Где ты был? – спросил голос из темноты. – Я уже двно тебя жду.

– Где я был? – не оборчивясь, вопросом н вопрос ответил Эш. – А где был ты? Мы договривлись встретиться н том холме, Квин. – Не вынимя рук из крмнов, Эш укзл локтем в сторону.

– Непрвд. Н этом. И я все время сидел тут, дожидясь тебя. Ну д лдно, не будем об этом. Они здесь?

Эш повернулся и не спеш подошел к втомобилю с откидным верхом, который с выключенными фрми стоял прямо у дороги. Опершись локтем о дверцу, он поглядел вниз.

– Они здесь. Я говорил тебе, что они сбежли сюд. Это единственное место, куд они могли уйти.

– Все трое?

– Конечно, все трое. Мои сестры всегд держтся вместе.

Квин скривил губы:

– До чего же эти лмии дорожт семейными узми!

– До чего же эти искусственные вмпиры... мленькие, – безмятежно прировл Эш, снов глядя н небо.

Глз Квин сверкнули, кк черные льдинки. Невысокий и хрупкий, он еще больше съежился н сиденье втомобиля.

– Хочешь скзть, что я тк и не вырос? – спросил он очень тихо. – Что ж, об этом позботился один из твоих предков.

Эш подтянулся и сел н кпот втомобиля, свесив длинные ноги.

– Думю, лично я остновлю свое стрение в этом году, – мягко проговорил он, глядя вниз с холм. – Восемндцть лет – хороший возрст.

– Возможно, если у тебя есть выбор. – Тихий голос Квин шелестел, словно опдющие мертвые листья. – Попробовл бы ты, кково это – оствться восемндцтилетним лет четырест...

Эш обернулся к нему с улыбкой.

– Прими мои соболезновния. От имени моей семьи.

– А я соболезную твоей семье. У Редфернов в последнее время появились кое-ккие неприятности, не тк ли? См посуди. Снчл твой дядюшк Ходж нрушил зкон Црств Ночи, з что и был соответствующим обрзом нкзн...

– Не дядюшк, муж моей двоюродной ббки, – вежливо прервл его Эш, подняв плец. – Он был Бердок, не Редферн. И это случилось десять с лишним лет нзд.

– Зтем твоя тетк Опл...

– Моя двоюродня ббушк Опл.

– ...вдруг исчезет без след, совершенно порывет с Црством Ночи. Нверно, ей понрвилось жить у черт н куличкх. Со смертными.

Эш пожл плечми, не отрывя взгляд от южного горизонт.

– У черт н куличкх удобно охотиться н людей. Никкой конкуренции. И никкого двления со стороны Црств Ночи – никких Стрейшин и никких огрничений. Бери сколько хочешь.

– И никкого контроля, – угрюмо добвил Квин, – То, что он живет здесь, не тк уж и вжно. Но он подстрекл твоих сестер присоединиться к ней. Ты должен был донести н них, когд обнружил, что они тйно переписывются.

Эш пожл плечми, почувствовв неловкость.

– Зкон не зпрещет писть письм. И потом, я же не знл, что у них н уме.

– Дело не только в них, – все тк же вкрдчиво и тихо проговорил Квин. – Рзве ты не слышл, что говорят об этом твоем кузене, Джеймсе Рсмуссене? Ходят слухи, что он влюбился в смертную девчонку. Что он умирл, и он без рзрешения превртил ее...

Эш соскользнул с кпот и выпрямился.

– Я никогд не слушю сплетен, – солгл он н ходу. – И потом, сейчс проблем не в этом.

– Верно. Проблем в твоих сестрх и в той кше, которую они зврили. И еще в том, кк ты выпутешься из этой истории.

– Не волнуйся, Квин. Я спрвлюсь.

– Нет, Эш, я буду волновться. Не пойму, кк я позволил тебе втянуть меня в это.

– Ты и не позволял. Просто ты проигрл ту пртию в покер.

– А ты меня ндул. – Квин глядел мимо Эш, его темные глз сузились, губы сжлись в ниточку. – Я до сих пор считю, что нужно было рсскзть Стрейшинм! – нервно выплил он. – Это единствення грнтия тщтельного рсследовния.

– Не понимю, к чему тут особя тщтельность. Они пробыли здесь всего несколько чсов.

– Твои сестры – несколько чсов. А твоя тетк сколько лет здесь? Десять?

– Что ты имеешь против моей тети, Квин?

– Ее муж был предтелем. И он сейчс тоже предтель – ведь это он подбил девчонок сбежть. И кто знет, чем он знимлсь здесь в последние десять лет? Кто знет, сколько смертных узнло от нее о Црстве Ночи?

Эш пожл плечми, рзглядывя свои ногти.

– Может, он никому ничего и не говорил.

– А может, уже всему городу рстрепл.

– Квин, – терпеливо, кк к млденцу, обртился к нему Эш. – Если моя тетя нрушил зкон Црств Ночи, он умрет. Рди чести семьи. Эт история ложится н меня тенью.

– Д, единственное, н что я могу рссчитывть, – вполголос произнес Квин, – это твоя личня зинтересовнность. Ты ведь всегд стрлся быть первым, првд?

– Кк любой другой.

– У других это не тк очевидно. Последовл пуз, зтем Квин спросил:

– Ну тк кк с твоими сестрми?

– Что с моими сестрми?

– Ты сможешь убить их, если это будет необходимо? Эш дже глзом не моргнул.

– Конечно. Рди чести семьи.

– Если они хоть словом обмолвились о Црстве Ночи...

– Они не нстолько глупы.

– Они нивны. И могут попсться н крючок. Тк случется, когд живешь н острове, совершенно изолировнно от обычных людей. Ты не предствляешь, кким хитрым бывет этот сброд.

– Зто мы знем, ккими хитрыми умеют быть мои сестры, – улыбнулся Эш. – И что они могут сделть с этим сбродом.

Впервые з все время Квин улыбнулся – обворожительно, почти мечттельно.

– Д уж... Ну лдно. Оствляю тебя, позботься здесь обо всем см. Думю, ты понимешь, что нужно проверить кждого, с кем твои девчонки вступли в конткт. Сделй все кк следует, и, возможно, спсешь честь своей семьи.

– В том числе и от позор открытого суд.

– Я вернусь через неделю. И если ты к этому времени не возьмешь все под контроль, я пойду к Стрейшинм. Имей в виду – не только к вшим, редферновским, Стрейшинм. Я доведу это дело до сведения Общего Совет.

– Прекрсно, – скзл Эш. – Знешь, Квин, тебе стоит нйти ккое-нибудь хобби. Отпрвляйся-к н охоту. Похоже, у тебя депрессия.

Квин пропустил мимо ушей добрый совет Эш и коротко спросил:

– Ты знешь, куд идти?

– Конечно. Девчонки прямо здесь, внизу. – Эш повернулся к востоку. Зкрыв один глз, он укзл пльцем н полоску свет в долине. – Они н ферме Бердок. Я выясню, что происходит в городе, зтем ннесу визиты этому сброду, тем, кто поближе к ферме.

ГЛАВА 4

Не зря, нверно, говорят, что утро вечер мудренее!

Проснувшись утром и окунувшись в мрево горячего вгустовского солнц, Мэри-Линетт уже совсем не был нстроен выяснять, жив ли миссис Бердок. Это было бы просто нелепо. Кроме того, у нее дел по горло: через две недели в школу. В нчле июня ей кзлось, что лето никогд не кончится, что он никогд не скжет: «Ох, кк быстро пролетело это лето!»

«Мне нужно купить кое-что из одежды, – подумл Мэри-Линетт. – И новый рюкзк, еще тетрди, и несколько мленьких фломстеров. И нужно зствить Мрк сделть то же смое, потому что см он никогд этого не сделет, Клодин его не зствит».

Клодин, их мчех, хорошенькя бельгийк с темными вьющимися волосми и искрящимися темными глзми, был всего н десять лет стрше Мэри-Линетт и выглядел дже моложе своего возрст. Пять лет нзд, когд мм только нчл болеть, Клодин рботл у них горничной. Мэри-Линетт любил ее, но Клодин не могл зменить им мть, и Мэри-Линетт обычно приходилось смой зботиться о Мрке.

«Сегодня у меня нет времени зйти к миссис Бердок».

Весь день он знимлсь покупкми. И только после обед вспомнил о своей соседке.

Обедли они, кк обычно, всей семьей в общей комнте перед телевизором. Мэри-Линетт уже убирл посуду, когд отец вдруг скзл:

– Вы ничего не слышли сегодня о Тодде Эйкерсе и Вике Кимбле?

– А, про этих бездельников? – пробурчл Мрк.

– А что случилось? – спросил Мэри-Линетт.

– Они вроде кк попли в врию н Чилоквин-Роуд, где-то между ручьем Зеленого Орешник и Бобровым ручьем.

– Рзбились н мшине? – спросил Мэри-Линетт.

– Ну, не совсем, – скзл отец. – С мшиной, кжется, ничего не случилось, но они об считют, что попли в ктстрофу. Прни явились домой после полуночи и зявили, что с ними тм что-то произошло... Но что именно, они не знют. Они словно отключились н несколько чсов.

Отец посмотрел н Мрк и Мэри-Линетт.

– Ну кк вм это, ребят?

– Это НЛО! – тут же воскликнул Мрк, схвтив со стол трелку и подняв ее нд головой.

– Что з чушь! – возмутилсь Мэри-Линетт. – Ты предствляешь себе, ккое рсстояние пришлось бы преодолеть этим зеленым человечкм? Никкого гиперпрострнств не существует. Ну почему людям нужно придумывть всякие небылицы, когд Вселення и без того просто... просто кишит невероятными вещми!

Он умолкл. Семья глядел н нее с недоумением.

– Впрочем, Тодд и Вик, скорее всего, просто рзбились, – скзл Мэри-Линетт, склдывя грязную посуду в мойку.

Отец слегк поморщился. Клодин поджл губы. Мрк ухмыльнулся:

– Хорошо, если тк. Им это пошло бы н пользу, д и всему городу тоже.

Мэри-Линетт возврщлсь в общую комнту, когд ее неожиднно порзил одн мысль: Чилоквин-Роуд нходится спрв от Кнеты, другой дороги, возле которой стоит их собственный дом. Эт же дорог проходит и мимо дом миссис Бердок. От ее фермы до Чилоквин всего две мили.

Но ккое отношение это имеет к тому, что случилось с Тоддом и Виком? Рзве что девушки похоронили зеленого человечк, который пытлся их похитить.

И все-тки Мэри-Линетт стло не по себе. Дв стрнных происшествия в одну и ту же ночь, в одном и том же месте, в крошечном сонном городишке, где никогд ничего не случется.

«Тк, сейчс я позвоню миссис Бердок. Окжется, что он жив-здоров, что с ней все в порядке, и я от души посмеюсь нд этой детективной историей».

Но в доме миссис Бердок никто не подошел к телефону. В трубке рздвлись ровные длинные гудки, втоответчик не включлся. Нконец Мэри-Линетт повесил трубку. Ее вдруг охвтило стрнное спокойствие. Теперь он знл, что делть.

Н лестнице он столкнулсь с Мрком.

– Мне нужно с тобой поговорить.

– Слушй, если это о твоем плеере...

– Что-что?.. Д нет, это о том, что мы должны сделть сегодня ночью. – Мэри-Линетт взглянул н него: – А кстти, что тм с моим плеером?

– Уф, ничего. Совсем ничего.

Мэри-Линетт тяжело вздохнул, но решил, что сейчс есть вещи повжнее плеер.

– Слушй, ты должен мне помочь. Прошлой ночью я увидел нечто стрнное, когд был н холме...

И он, нсколько могл связно, рсскзл все брту.

– А то, что случилось с Виком и Тоддом, еще более стрнно.

Мрк покчл головой, глядя н сестру почти что с жлостью.

– Мэри, Мэри, – мягко проговорил он. – Знешь, ты и впрвду чокнутя.

– Д, я чокнутя, но это невжно. Я собирюсь сегодня ночью все выяснить.

– Что-что ты собирешься?

– Узнть, что произошло. Я просто хочу увидеть миссис Бердок. Если я поговорю с ней, мне стнет немножко легче. А если я выясню, что зрыто в сду, мне стнет нмного легче.

– Может, они зрыли тм ссквч. Нверное, поэтому его тк и не ншли тогд в горх Клмт.

– Мрк, ты передо мной в долгу з плеер...

– Предположим. – Мрк вздохнул, зтем, смирившись, пробормотл: – Лдно, я твой должник. Но прими к сведению, что я не нмерен рзговривть с этими девицми.

– Тебя никто и не просит с ними рзговривть. От тебя требуется кое-что другое.

Солнце сдилось. Они шли той же дорогой, которой ходили сотни рз к холму Мэри-Линетт, но н сей рз Мрк нес сдовые ножницы, Мэри-Линетт – свой фонрь, с которого снял крсный фильтр.

– Неужели ты и впрвду думешь, что они укокошили струшку?

– Нет, – честно ответил Мэри-Линетт. – Я только хочу, чтобы все встло н свои мест.

– Чего-чего?

– Допустим, у тебя есть ккое-то предствление о том, кк устроен мир, но все же порой ты думешь:

«Господи, что, если н смом деле все не тк?» Ну, нпример: «Что, если меня н смом деле усыновили и люди, которых я считю своими родителями, мне вовсе не родители?» И если это вдруг окжется првдой, то все может измениться. Н мгновение ты теряешь чувство рельности. Ну вот, именно тк я и чувствую себя сейчс. И я хочу избвиться от этого чувств. Хочу, чтобы все было по-прежнему.

– Знешь, в чем весь ужс? – скзл Мрк. – Я, кжется, тебя понимю.

Когд они добрлись до фермы Бердок, уже совсем стемнело. Впереди, н востоке, виднелся Арктур. Кзлось, звезд повисл прямо нд фермой, мерця слбым крсным светом. Мэри-Линетт не стл возиться с шткой клиткой. Он нпрвилсь к кустм черной смородины, возле которых збор из шткетник полностью повлился.

Дом миссис Бердок был похож н их собственный, но с пышной отделкой в викторинском стиле. Мэри-Линетт подумл, что все эти перил, фестоны и резные укршения придют ему причудливый вид, ткой же эксцентричный, кк и см миссис Бердок. Он взглянул н окн второго этж, з опущенной шторой промелькнул чья-то тень.

«Хорошо, – подумл Мэри-Линетт. – По крйней мере, тм кто-то есть».

Они двинулись к дому по тропинке, зросшей трвой. Мрк вдруг попятился.

– Ты говорил, что я могу спрятться.

– Лдно. Хорошо. Слушй, почему бы тебе не взять эти ножницы и, кк бы обходя вокруг...

– ...взглянуть н могилку ссквч? Может, еще и рскопть? Ну уж нет!

– Что ж, лдно, – спокойно соглсилсь Мэри-Линетт. – Тогд спрячься где-нибудь здесь и молись, чтобы они тебя не зметили, когд подойдут к двери.

А если зметят, можешь скзть, что пришел вернуть ножницы.

Зметив рздрженный взгляд брт, Мэри-Линетт понял: один-ноль в ее пользу! Но когд Мрк повернулся, чтобы уйти, он вдруг скзл:

– Мрк, будь осторожен!

Он лишь отмхнулся от нее, не оборчивясь.

Когд Мрк скрылся из виду, Мэри-Линетт постучл в прдную дверь. Зтем позвонил в колокольчик: звонк здесь не было, и, чтобы вызвть хозяев, нужно было дернуть з шнурок смого нстоящего колокольчик. Он слышл, кк звон колокольчик рздется внутри дом, но никто не открыл дверь. Тогд Мэри-Линетт постучл нстойчивей и снов позвонил. Он ндеялсь, что дверь вот-вот откроется и н пороге появится сухонькя фигурк миссис Бердок, мленькой струшки в стром ситцевом плтье с отливющими голубизной седыми волосми, и Мэри-Линетт услышит ее скрипучий голос. Но этого не случилось. Никто не появился.

Отбросив всякую вежливость, Мэри-Линетт стл одной рукой что есть силы стучть в дверь, другой звонить. И вдруг ее охвтил безотчетный стрх. Нстоящий стрх. Ее кртин мир и впрвду рушилсь. Миссис Бердок почти не выходил из дому и всегд откликлсь н стук в дверь. К тому же Мэри-Линетт только что собственными глзми видел, что в доме кто-то есть.

Почему же никто не открывет дверь?

У Мэри-Линетт зколотилось сердце и зсосло под ложечкой.

«Нужно поскорее убирться отсюд и звть шериф Эйкерс. Это его дело – рзбирться со всем, что здесь происходит». Но убедить в чем-то отц Тодд всегд было нелегко. Поэтому свой стрх и рстерянность Мэри-Линетт обртил н дверь, которя вдруг открылсь. Кулк Мэри-Линетт зстыл в воздухе, и н мгновение ее охвтил стрх перед неизвестным, почти пник... Мягкий мелодичный голос спросил:

– Чем могу быть полезн?

Крсот девушки был почти совершенной. Сейчс Мэри-Линетт видел то, что не могл рссмотреть с вершины холм: в кштновых волосх игрют яркие рыжие отсветы, точеные черты лиц, высокя, изящня и гибкя фигур.

– Вы – Ровен, – скзл Мэри-Линетт.

– Откуд вы знете?

«А кем же еще вы можете быть?.. Я не встречл еще девушку, которя бы тк походил н дриду. См душ рябинового дерев», – подумл Мэри-Линетт, вслух произнесл:

– Вш тетя рсскзывл мне о вс. Я – Мэри-Линетт Кртер, живу здесь неподлеку, н Кнет-Роуд. Возможно, вы видели мой дом, когд шли сюд.

Ровен промолчл.

«Ккое у нее приятное спокойное лицо... и кож, кк лепестки белой орхидеи», – рссеянно подумл Мэри-Линетт, см скзл:

– Знете, я просто хотел поздоровться с вми по-соседски... Ну, и узнть, не нужно ли вм чего-нибудь.

Ровен немного успокоилсь и уже почти улыблсь, ее крие глз потеплели.

– Кк это мило с вшей стороны. Првд, змечтельно. Дже обидно, что нм ничего не нужно... Но у нс действительно все в порядке.

Мэри-Линетт понял: эт подчеркнутя вежливость и хорошие мнеры ознчют, что Ровен стрется поскорее зкончить беседу. Он судорожно искл повод продолжить рзговор.

– Вс ведь трое, д? Вы будете ходить здесь в школу?

– Мои сестры будут.

– Кк чудесно! Я им все здесь покжу. Я в этом году перехожу в выпускной клсс.

«Теперь нйди другую тему, быстро», – скомндовл см себе Мэри-Линетт.

– А кк вм понрвился Вересковый Ручей? Вы, нверное, не привыкли к ткой тишине?

– О, тм, откуд мы приехли, было довольно тихо. Но нм здесь нрвится. Прекрсное место. Деревья, мленькие зверушки... – Он внезпно умолкл.

– Д-д, зверушки змечтельные! – Внутренний голос вновь торопил Мэри-Линетт: «Двй ближе к делу!» Но язык словно приклеился к нёбу липучкой. Нконец он выплил: – А кк... кк поживет вш тетя?

– Спсибо, хорошо.

Ровен немного помедлил с ответом, и этого окзлось достточно, чтобы Мэри-Линетт вновь зхлестнул волн недвних подозрений и пники. Тело пронзил резкий холод, будто в него вошел ледяной нож. Но он ншл в себе силы прощебетть кк ни в чем не бывло:

– А можно с ней поговорить? Кк вы думете? Мне нужно скзть ей что-то вжное...

Он попытлсь переступить через порог. Но Ровен не сдвинулсь с мест, прегрждя ей путь.

– О, мне очень жль. Но... сейчс это невозможно.

– Ой, у нее опять приступ мигрени? Недвно, когд я приходил, он лежл в постели.

– Нет, у нее не мигрень, – спокойно ответил Ровен. – Дело в том, что он уехл н несколько дней.

– Уехл?

– Ну д. – По лицу Ровены пробежл мимолетня гримс, словно подтверждя, что это и впрямь необычно. – Решил немного проветриться. Отдохнуть, тк скзть...

– Но... А кк же вы? Вы же только что приехли! – срывющимся голосом воскликнул Мэри-Линетт.

– Ну, видите ли, он знет, что мы сможем позботиться о ее доме. Поэтому он дождлсь ншего приезд, см уехл.

– Но... черт побери... – У Мэри-Линетт перехвтило дыхние. – Но куд? Куд он уехл?

– Н север, куд-то н побережье.

– Но... – нчл было Мэри-Линетт, но внутренний голос предостерег ее: «Нзд! Сейчс нужно быть вежливой и осторожной. Нельзя продолжть в том же духе. Ровен может догдться, что тебе кое-что известно. А тк кк здесь и впрвду что-то не тк, эт девушк может быть опсн...»

И все же, глядя н крсивое спокойное лицо Ровены, в это трудно было поверить. Он вовсе не выглядел опсной. Но вдруг Мэри-Линетт бросились в глз ее босые ноги. Ткие же бледно-кремовые, кк и все тело, но мускулистые. Что-то особое – то ли постновк ступней, то ли форм пльцев – зствило Мэри-Линетт предствить эти ноги бегущими... бегущими с невероятной скоростью первобытного дикря.

Он поднял глз и увидел, что сзди к Ровене подходит еще одн девушк. У нее были темно-золотистые волосы, беля мтовя кож и желтые глз.

– Это Кестрель, – предствил ее Ровен.

– Д, – скзл Мэри-Линетт, поймв себя н том, что не может оторвть от нее глз. А еще через мгновение ей стло совсем стршно. Во всем облике Кестрель угдывлсь дикя, животня энергия. Он не шл – он летел!

– Что здесь происходит? – спросил Кестрель.

– Это Мэри-Линетт, – голос Ровены звучл по-прежнему спокойно и мелодично. – Он живет по соседству и пришл нвестить тетю Опл...

– Вообще-то я хотел узнть, не нужно ли вм чего-нибудь, – быстро перебил ее Мэри-Линетт. – Мы здесь единственные вши соседи.

«Перемени стртегию, – скомндовл он себе. – Кругом, мрш!» Глядя н Кестрель, Мэри-Линетт уже не сомневлсь, что ситуция опсн. Теперь он хотел лишь одного: пострться, чтобы девушки не догдлись о том, что ей известно.

– Вы дружите с тетей Опл? – вкрдчиво спросил Кестрель, оглядывя Мэри-Линетт с головы до ног своими желтыми глзми.

– Д. Я иногд прихожу помогть ей в... («О боже, только не упоминй про сд!») помогть с козми. М-м-м... ндеюсь, он предупредил вс, что их нужно доить через кждые двендцть чсов?

Выржение лиц Ровены неуловимо изменилось. У Мэри-Линетт екнуло сердце. Миссис Бердок ни з что, ни з что не уехл бы, не объяснив, кк обрщться с козми.

– Конечно, предупредил, – лишь мгновение помедлив, спокойно ответил Ровен.

У Мэри-Линетт вспотели лдони. Кестрель не спускл с нее бесстрстного немигющего взгляд. Взгляд ястреб, пристльно следящего з добычей.

– Ну, уже поздно, и у вс, нверное, есть дел. Не буду вс здерживть.

Ровен и Кестрель переглянулись. Зтем обе взглянули н Мэри-Линетт. Обе пры глз – крие, цвет корицы, и золотистые – пристльно уствились н нее. У Мэри-Линетт опять зсосло под ложечкой.

– Нет-нет, что же вы зторопились? – брхтным голосом произнесл Кестрель. – Почему бы вм не зйти к нм?

ГЛАВА 5

Мрк все еще ворчл, огибя здний угол дом. Ккого черт он здесь делет?

Попсть в сд было нелегко: его окружл густя живя изгородь из рзросшихся кустов рододендрон и черной смородины. И дже выбрвшись из зрослей жесткой зеленой листвы, Мрк не срзу сориентировлся. По инерции он сделл несколько шгов...

Стоп! Здесь кто-то есть. Девушк.

Хорошенькя... очень хорошенькя девушк. Мрк ясно видел ее в свете, льющемся от зднего крыльц. У нее были длинные до бедер, белокурые волосы – ткой дивный цвет волос бывет только у мленьких девочек. Он кружилсь, и волосы обвивлись вокруг ее минитюрного, тоненького тел бледной шелковой волной. Н ней было что-то вроде стромодной ночной рубшки, и тнцевл он под звуки ккой-то реклмной песенки. Н ступенькх вернды стоял видвший виды трнзистор, рядом сидел черный котенок; зметив Мрк, он тут же метнулся в тень.

Трнзистор зливлся, суля огромные кредиты под смешные проценты, девушк тнцевл, подняв хрупкие, нежные руки нд головой. «Легк, кк пух чертополох, – подумл Мрк, в изумлении уствившись н нее. – И впрвду, именно ткя же легкя. Ну и что, что это избитя фрз?»

Когд реклм зкончилсь и ззвучл музык в стиле кнтри, девушк повернулсь и увидел Мрк. Он зстыл н месте, тк и не опустив рук со скрещенными зпястьями. Глз ее округлились, рот удивленно рскрылся.

«Он испуглсь, – подумл Мрк, – испуглсь меня».

Теперь девушк уже не выглядел ткой хрупкой; схвтив трнзистор, он стл вертеть его в рукх и трясти. «Пытется выключить», – догдлся Мрк. Ее отчяние передлось ему. Сдовые ножницы выпли у него из рук. Не сообржя, что делет, он бросился к девушке, выхвтил у нее из рук приемник и выключил звук. Мрк не мог отвести от нее взгляд, он тоже глядел н него широко рскрытыми серебристо-зелеными глзми. Об тяжело дышли, будто только что обезвредили бомбу.

– Э-э-э... я тоже терпеть не могу кнтри, – спустя минуту ншелся Мрк, пожимя плечми.

Он никогд прежде не говорил с девушкми в тком тоне. Но прежде и не случлось, чтобы ккя-то девушк его испуглсь. Причем тк сильно испуглсь: под нежной кожей у нее н горле пульсировл бледно-голубя вен, и Мрку кзлось, что он видит, кк бьется ее сердце.

Внезпно девушк успокоилсь. Он зкусил губу и хихикнул. Потом улыбнулсь еще шире и чсто зморгл.

– Я збыл, – скзл он, вытиря уголок глз. – У вс другие првил.

– Првил нсчет кнтри? – нугд спросил Мрк. Ему понрвился ее голос. Это был обычный, вовсе не ккой-то тм божественный голос. Девушк окзлсь вполне обычной и земной.

– Нсчет любой музыки из Внешнего Мир. И телевидения.

«Ккого еще Внешнего Мир?» Мрк здумлся. Потом скзл:

– Хм. Ну лдно. Я – Мрк Кртер.

– А я – Джейд Редферн.

– Одн из племянниц миссис Бердок?

– Д. Мы только приехли, прошлой ночью. Мы будем здесь жить.

Мрк фыркнул и проворчл:

– Примите мои соболезновния.

– Соболезновния? Почему? – Джейд окинул сд быстрым взглядом.

– Потому что у нс в Вересковом Ручье все тихо-мирно. Живешь, кк н клдбище.

Джейд одрил его долгим удивленным взглядом.

– А вы... вы рньше жили н клдбище? Мрк ответил ей тким же долгим взглядом.

– Хм. Я имел в виду, что здесь скучно.

– А--! – Джейд н секунду здумлсь, потом улыбнулсь. – Ну, это не бед. Нм все рвно интересно. Этот город не похож н то место, откуд мы приехли.

– И откуд же вы приехли?

– С остров. С одного из островов близ!.. – Он опять здумлсь. – В штте Мэн.

– В штте Мэн?

– Аг.

– А у этого остров есть нзвние?

Джейд уствилсь н него своими огромными зелеными глзми.

– Ну, этого я вм скзть не могу.

– Хм. Ну лдно...

Может, он смеется нд ним? Но в лице девушки не было и тени нсмешки. Он выглядел згдочной... и совсем нивной. Может, у нее что-то с головкой? В школе ее зтрвили бы. Тм не терпят тких... со стрнностями.

– Послушй, – внезпно скзл Мрк, – если я чем-нибудь смогу тебе помочь... ну, знешь, если вдруг возникнут трудности или что-нибудь ткое... ты просто скжи мне. Лдно?

Джейд смотрел н Мрк, склонив голову нбок. Ее ресницы отбрсывли тени н лицо, освещенное светом с вернды, но это ничуть не придвло ей зстенчивого вид. Он буквльно сверлил Мрк нсквозь прямым и оценивющим взглядом, будто хотел понять, что он собой предствляет. Он выжидл. Зтем улыбнулсь, и н ее щекх появились мленькие ямочки. У Мрк внезпно дрогнуло сердце.

– Лдно, Мрк, – мягко произнесл он. – Ты вовсе не глупый, хотя и прень. Ты ведь хороший прень, првд?

– Ну-у... – Мрк никогд не думл о себе кк о «хорошем прне». По крйней мере, в том смысле, который это словосочетние приобрело в мыльных оперх. Он сильно сомневлся, что смог бы соответствовть этому стндрту. – Я, м-м... ндеюсь, что д.

Джейд смотрел н него серьезно и уверенно.

– Знешь, я сейчс понял, что мне здесь нчинет нрвиться. – Он опять улыбнулсь, и у Мрк перехвтило дыхние.

Внезпно ее лицо изменилось.

Мрк тоже услышл: что-то громко зтрещло среди зрослей рододендрон и смородиновых кустов в конце сд. Действительно, звук был стрнный и дикий, но рекция Джейд кзлсь совершенно неожиднной. Он буквльно зстыл. Все ее тело нпряглось и дрожло, взгляд не отрывлся от кустов. Ее охвтил ужс.

– Эй, послушй, – мягко произнес Мрк, дотронувшись до ее плеч. – Все в порядке. Нверно, это коз отвязлсь. Козы могут перемхнуть через любой збор.

Джейд встряхнул головой.

– Или олень, – продолжл Мрк. – Они иногд шумят почти кк люди.

– Это не олень, – прошипел Джейд.

– Они приходят по ночм пстись н огородх. Может, тм, где ты жил, не было оленей?

– Я не чувствую зпхов, – прошептл Джейд, всхлипывя. – Все из-з этого дурцкого згон. Повсюду пхнет козми.

Мрк сделл единственное, что, по его мнению, нужно было сейчс сделть: он обнял девушку.

– Все в порядке, – мягко произнес он. Он ничем не мог помочь Джейд, ее бросло то в жр, то в холод. Под рубшкой он ощущл ее гибкое, прекрсное живое тело. – Хочешь, я отведу тебя в дом? Тм тебе будет спокойней.

– Отпусти, – неблгодрно потребовл Джейд, высвобождясь из его объятий. – Мне придется сржться. – Он выскользнул из его объятий и вновь повернулсь к кустм. – Встнь позди меня.

«Тк, он и впрвду сумсшедшя. Но мне все рвно. Кжется, я влюбился». Он стоял рядом с ней.

– Послушй, я тоже буду сржться. Кк ты думешь, кто это? Медведь, койот?..

– Мой брт.

– Твой... – Мрк охвтил испуг. Это было уже з грнью вообрзимого безумия.

Из кустов вновь донесся треск веток. Ткого шум мог нделть только крупный зверь, но никк не коз. Мрк недоумевл: не збрел ли сюд, з сотни миль от озер Уолдо, лось? Но в это время воздух пронзил вопль.

Человеческий вопль... Нет, хуже: почти человеческий. А когд он змер, рздлся вой – уже определенно нечеловеческий. Снчл он был едв слышен, но внезпно ззвучл пронзительно и совсем рядом. Мрк был ошеломлен. Нконец протяжный вой зтих, послышлся рыдющий, стонущий звук, зтем – тишин...

Мрк перевел дыхние и выруглся.

– Что тм... что это было?

– Тс-с-с... змри. – Джейд низко пригнулсь, не сводя глз с кустов.

– Джейд... Джейд, послушй. Нм лучше зйти в дом.

Мрк в отчянии крепко обхвтил ее з тлию и попытлся приподнять. Он был легкой, но буквльно вытекл из рук, словно вод. Выскльзывл, кк кошк, которя не хочет, чтобы ее глдили.

– Джейд, что бы это ни было, нм нужно ружье.

– Мне – нет. – Кзлось, он говорит сквозь зубы... во всяком случе, у нее появился ккой-то стрнный кцент. Он повернулсь к Мрку спиной, и он не мог видеть ее лиц, зто хорошо видел сжтые в кулки руки.

– Джейд, – нстойчиво произнес Мрк. Он был достточно нпугн, чтобы сбежть отсюд, но не мог оствить ее одну. Просто не мог. Ни один «хороший прень» не сделл бы этого.

Поздно. Кусты смородины в южной стороне сд всколыхнулись. Зтем рздвинулись. Сквозь них кто-то пробирлся.

У Мрк зледенело сердце. Но стрх не прлизовл его. Он резко оттолкнул Джейд в сторону и выступил нвстречу тому, кто скрывлся во тьме, кем бы он ни был.

Мэри-Линетт буквльно продирлсь сквозь кусты черной смородины. Руки и ноги у нее были исцрпны, вся он вымзлсь соком рздвленных спелых ягод. Возможно, это был не лучшя идея – пробирться через живую изгородь. Но сейчс он об этом не думл. Он думл о Мрке, о том, кк бы поскорее нйти его и убрться отсюд.

«Только бы он был здесь! – думл он. – Только бы он был здесь, и тогд все будет хорошо, и я никогд больше ни о чем его не попрошу!»

Нконец Мэри-Линетт пробилсь сквозь кусты и выбрлсь н здний двор. Первым, кого он увидел, был Мрк. У нее гор свлилсь с плеч. Однко ее ждл сюрприз: Мрк стоял с поднятыми рукми в позе бскетбольного зщитник, зслоняя собой девушку, будто зщищл ее от собственной сестры.

Потом девушк бросилсь н нее – нстолько стремительно, что з ее броском почти невозможно было проследить взглядом. Мэри-Линетт, зщищясь, поднял руки, Мрк зкричл:

– Не ндо, это моя сестр!

Девушк остновилсь всего в шге от Мэри-Линетт, Ну конечно, это был третья сестр – т, у которой серебристые волосы. Теперь он стоял тк близко, что Мэри-Линетт хорошо ее рзглядел: у девушки были зеленые глз и прозрчня нежня кож.

– Джейд, это моя сестр, – повторил еще рз Мрк, будто торопясь сглдить неловкость ситуции. – Ее зовут Мэри-Линетт. Он не сделет тебе ничего плохого. Мэри, скжи ей, что ты ее не обидишь.

Обидеть ее? Мэри-Линетт не могл взять в толк, о чем он говорит. Эт девушк был тк же необыкновенно крсив, кк и ее сестры, но что-то в ее глзх – они были не обычного зеленого цвет, почти серебристые – нсторожило Мэри-Линетт. По коже у нее пробежли муршки.

– Привет, – скзл Джейд.

– Привет. Лдно, Мрк, нм пор. Пошли отсюд. Немедленно.

Мэри-Линетт ожидл, что он с готовностью соглсится. Ведь ему не хотелось сюд идти, к тому же рядом с ним был девушк, девушек он боялся больше всего н свете. Но вместо этого Мрк спросил:

– Ты слышл этот вопль? Не знешь, что бы это могло быть?

– Ккой вопль? Я был в доме и ничего не слышл. Пойдем.

Мэри-Линетт потянул Мрк з руку, но он упирлся, и ее усилия окзлись безрезульттными.

– Может, я что-то и слышл, но не обртил внимния.

Тм, в доме, он в отчянии рзглядывл викторинскую гостиную, лопоч всякую чушь нсчет того, что дом знют, куд он пошл, и что ей уже пор домой. О том, что ее отец и мчех – здушевные друзья миссис Бердок и что сейчс они ждут не дождутся, чтобы Мэри-Линетт рсскзл им о ее племянницх.

Мэри-Линетт до сих пор еще не понимл, почему ей позволили уйти: из-з этого ли, или был ккя-то другя причин. Но, во всяком случе, Ровен нконец встл, одрил Мэри-Линетт спокойной приятной улыбкой и открыл прдную дверь...

– Знешь, держу при, это был росомх, – взволновнно проговорил Мрк, обрщясь к Джейд. – Росомх из Виллметт-Форест.

– Росомх? – нхмурилсь Джейд. Зтем, немного подумв, соглсилсь: – Д, нверное. Я прежде никогд не слышл, кк кричит росомх. – Джейд, посмотрел н Мэри-Линетт. – Кк вы думете, это был росомх?

– Д, нверняк, – нобум брякнул Мэри-Линетт. – Определенно, это росомх.

«Вот бы спросить ее сейчс, где ее тетя, – вдруг подумл он. – Прекрсня возможность поймть сестричек н лжи. Я спрошу, и он что-нибудь ответит... невжно что, но вовсе не то, что тетушк Опл уехл н север немного отдохнуть и подышть морским воздухом. И тогд я буду знть».

Но Мэри-Линетт ни о чем не спросил. У нее просто не хвтило духу. Ей больше не хотелось никого ловить н лжи. Ей хотелось просто побыстрее выбрться отсюд.

– Мрк, пожлуйст...

Мрк посмотрел н сестру и, кжется, только сейчс увидел, кк он рсстроен.

– Хм... лдно.

Он обернулся к Джейд.

– Послушй, почему бы тебе не вернуться сейчс в дом? Тм ты будешь в безопсности. И может... может, я смогу кк-нибудь зйти снов?

Мэри-Линетт все продолжл тянуть его з собой, и нконец он сдвинулся с мест.

Он нпрвилсь к кустм смородины, сквозь которые только что продирлсь.

– Двй пройдем здесь. Уже почти готовя дорожк.

Но Мрк свернул в сторону, увлекя сестру з собой, и он увидел удобный проход в дльней чсти сд между двумя кустми рододендрон. Он никогд не зметил бы его, если бы ей не покзли. Когд они дошли до изгороди, Мрк оглянулся нзд. Мэри-Линетт тоже обернулсь.

Отсюд, н фоне освещенной вернды, Джейд выглядел темным силуэтом... но ее волосы, н которые сзди пдл свет, кзлись серебряным нимбом. Девушку окружло волшебное мерцние. Мэри-Линетт услышл, кк Мрк вздохнул.

– Приходите еще кк-нибудь, об, – рдушно приглсил их Джейд. – Поможете нм доить коз, кк велел тетя Опл. Он строго-нстрого нкзл нм это делть, когд уезжл отдыхть.

Мэри-Линетт словно остолбенел. Он повернулсь и, спотыкясь, побрел через проход в кустх. У нее кружилсь голов. Когд они с бртом вышли к дороге, он спросил:

– Мрк, что произошло, когд ты збрлся в сд? Мрк был поглощен своими мыслями.

– Что ты имеешь в виду? Ничего не произошло.

– Ты осмотрел место, где они копли?

– Нет, – коротко ответил Мрк. – Когд я пробрлся в сд, то срзу же нткнулся н Джейд. У меня не было возможности что-нибудь рссмотреть.

– Мрк... он... ну, Джейд, был тм все время? Он совсем не зходил в дом? И ее сестры не выходили из дом?

– Я дже не зню, кк они выглядят, – проворчл Мрк. – Я видел только Джейд, и он все время нходилсь в сду. Тебе все еще не дет покоя это «Окно во двор»? – мрчно взглянул он н сестру.

Мэри-Линетт не ответил. Он пытлсь собрться с мыслями.

«В это невозможно поверить, но Джейд скзл то же смое. Что тетя прикзл доить коз, перед тем кк уехл.

А Ровен ничего не знл о козх, пок я о них не упомянул. Могу голову прозклдывть, он ничего не знл. Я просто уверен: историю с тетиным отъездом он сочинил н ходу...

Ну лдно. Возможно, я ошибюсь. Но это не знчит, что Ровен говорил првду. Может, они придумли всю эту историю прошлой ночью, Ровен просто никудышня ктрис. Или...»

– Мрк, я понимю, это звучит дико... но у Джейд не было, к примеру, сотового телефон или чего-нибудь в этом роде? Не было?

Мрк встл кк вкопнный и обернулся к сестре. Его долгий, пристльный взгляд лучше всяких слов говорил, что он обо всем этом думет.

– Мэри-Линетт, что с тобой происходит?

– Ровен и Кестрель скзли мне, что миссис Бер-док уехл отдохнуть. Что он внезпно решил отдохнуть, кк рз когд они приехли.

– Ну и что? Джейд скзл то же смое.

– Мрк, миссис Бердок прожил здесь десять лет и никогд никуд не уезжл. Никогд. Кк же он могл отпрвиться куд-то в тот смый день, когд к ней приехли племянницы?

– Может, потому, что они могут присмотреть з домом? – скзл Мрк с обезоруживющей логикой.

Именно это говорил и Ровен. Мэри-Линетт почувствовл внезпный приступ стрх, ей покзлось, будто все против нее сговорились. Он собрлсь было рсскзть Мрку о козх, но теперь передумл.

«Возьми себя в руки, дорогя, ну же. Дже Мрк рссуждет здрво. Единственное, что ты можешь сделть, – это спокойно все обдумть, прежде чем бежть к шерифу Эйкерсу.

Дело в том, – скзл себе Мэри-Линетт с беспощдной честностью, – что ты просто пникуешь. По некоторым причинм у тебя сложилось определенное впечтление об этих девушкх, и ты совершенно утртил способность рссуждть здрво. У тебя нет никких серьезных докзтельств. Ты ведь сбежл».

Не могл же он пойти к шерифу и скзть, что у нее появились подозрения, потому что у Ровены ноги, от которых ее бросет в дрожь?!

Абсолютно никких докзтельств. Ничего, кроме...

Мэри-Линетт молч зстонл.

– Все упирется в то, что зрыто в сду, – произнесл он вслух.

Мрк, который все это время шел рядом молч и нхмурившись, внезпно остновился.

– Что?

– Все упирется именно в это, – повторил Мэри-Линетт, зкрыв глз. – Я должн был взглянуть н это место, когд у меня был возможность. Дже если бы Джейд и увидел меня. Это единственное рельное докзтельство... Тк что мне придется выяснить, что тм.

Мрк покчл головой.

– Но, послушй...

– Я должн вернуться. Но не сейчс. Я смертельно устл. Звтр. Мрк, я должн все проверить, прежде чем пойти к шерифу Эйкерсу.

Мрк взорвлся:

– Прежде чем что? – зкричл он тк, что его крик повторило эхо. – О чем ты говоришь? Пойти к шерифу?!

Мэри-Линетт уствилсь н него. Он только теперь понял, что Мрк инче смотрит н всю эту историю. «Почему? – думл он. – Почему он...»

– Ты хотел выяснить, где нходится миссис Бер-док? Мы это выяснили. Нм все объяснили. И ты видел Джейд. Д, он немного необычня... ну, вроде того, что ты говорил о миссис Бердок: он стрння. Но рзве он похож н человек, который может кому-нибудь причинить зло? Ну, скжи, он н это способн?

«Д он в нее влюбился! – подумл Мэри-Линетт. – Или, по крйней мере, он ему по-нстоящему понрвилсь».

Теперь Мэри-Линетт рстерялсь окончтельно.

Это может быть очень хорошо для него, если только эт Джейд не... помешння. Хотя, пусть будет и не в себе, лишь бы не убийц. В любом случе теперь из-з долгожднной подружки Мрк Мэри-Линетт не сможет обртиться в полицию без явных докзтельств.

«Интересно, Мрк ей понрвился? – подумл он. – Они явно собирлись зщищть друг друг, когд я к ним пробрлсь».

– Д, ты прв, – громко произнесл Мэри-Линетт, рдуясь, что з сегодняшний вечер понторел во врнье. – Он не похож н человек, способного причинить зло.

«Что ж, сделю вид, что выбросил все из головы. Но только сейчс; пок Мрк рядом. А звтр ночью, когд он будет думть, что я нблюдю звезды, я возьму лопту – может быть, еще и хорошую плку, чтобы отбивться от росомх, – и снов проберусь сюд».

– Ты действительно считешь, что слышл росомху? – спросил он, меняя тему.

– Хм... возможно. – Хмурое выржение уже сходило с его лиц. – Это было что-то стрнное. Я никогд прежде ткого не слышл. Слушй, д выброси ты из головы всю эту чушь нсчет миссис Бердок! Лдно?

– Хорошо. Уговорил.

«Я буду осторожной, – подумл Мэри-Линетт. – Я не буду пниковть и пострюсь, чтобы меня не зметили. Кроме того, если сестрички собирлись меня убить, то должны были сделть это сегодня. По-моему, тк».

– Может, это вопил ссквч, – ответил нконец Мрк.

ГЛАВА 6

– Почему мы ее не убили? – спросил Кестрель.

Ровен и Джейд переглянулись. Они редко сходились во взглядх, но в том, что кслось Кестрель, они были совершенно единодушны.

– Прежде всего, мы договорились не делть здесь этого. Мы не будем использовть ншу силу...

– И не будем питться людьми. И не будем убивть их, – монотонно звершил Кестрель. – Но ты же использовл сегодня вечером свою силу. Ты позвл Джейд.

– Он должн был знть, ккую историю я придумл о тете Опл. Н смом деле я собирлсь сделть это еще рньше. Ведь люди будут приходить, будут спршивть, где тетя.

– Кроме нее, о тете никто не спршивет. Если бы мы ее убили...

– Не можем же мы нчть убивть всех подряд, – холодно произнесл Ровен. – Кроме того, он скзл, что ее ждут дом. Мы что, собиремся убить всю ее семью?

Кестрель пожл плечми.

– Нм совсем ни к чему зтевть здесь кровную вржду, – еще более холодно добвил Ровен.

– А если воздействовть н нее? – спросил Джейд, целуя черную брхтную головку котенк, который сидел у нее н коленях. – Зствить ее збыть обо всех подозрениях... или сделть тк, чтобы он думл, будто виделсь с тетей Опл?

– Если бы он был единственной, – терпеливо пояснил Ровен. – Не можем же мы воздействовть н кждого, кто сюд приходит. А кк быть с теми, кто звонит по телефону? Кк быть с учителями? Вы ведь собиретесь через пру недель идти в школу.

– Может, нм не стоит туд ходить? – беспечно предложил Кестрель.

Ровен покчл головой.

– Нм нужно решить этот вопрос рз и нвсегд. Нужно нйти ккое-то рзумное объяснение, почему тетя Опл уехл.

– Нужно убрть отсюд тетю, – кк всегд, без обиняков скзл Кестрель. – От нее нужно избвиться.

– Нет. Мы должны создть тело.

– И н что оно будет похоже?

Между Ровеной и Кестрель рзгорелся спор. Джейд положил подбородок н голову котенк и пристльно смотрел куд-то сквозь кухонное окно. Он думл о Мрке Кртере, у которого ткое отвжное сердце. Стоило Джейд лишь подумть о нем, кк ее охвтило приятное зпретное волнение. Тм, где они прежде жили, не было смертных, поэтому у нее не могло дже возникнуть искушения нрушить Зкон Црств Ночи и влюбиться в кого-нибудь из них. Но здесь... Д, Джейд почти могл предствить себе, что влюбилсь в Мрк Кртер, кк если бы он был обычной смертной девушкой.

Ее охвтил приятня дрожь. Но когд он попытлсь предствить, что делет обычня девушк, когд влюблен, Тигги внезпно выгнул спину дугой, выскользнул у нее из рук и спрыгнул н пол. Шерсть у него н спине встл дыбом.

Джейд продолжл глядеть в окно. Тм ничего не было видно. Но вдруг он почувствовл...

Он обернулсь к сестрм.

– Сегодня вечером в сду кто-то был. Я не смогл рзобрть кто.

Ровен и Кестрель продолжли спорить. Они ее не слышли.

Мэри-Линетт открыл глз и чихнул. Он проспл. Солнце уже просвечивло сквозь щель между темно-синими шторми.

«Вствй – и з рботу», – скомндовл он себе. Но вместо этого продолжл лежть, протиря глз и пытясь проснуться. Мэри-Линетт был «совой», не «жворонком».

Просторня комнт Мэри-Линетт служил ей убежищем, местом, где можно спрятться ото всех. Он любил ночь и звезды. К потолку, выкршенному в темно-голубой цвет, он см прикрепил сверкющие в темноте звезды и плнеты. Н зеркле тулетного столик крсовлсь нклейк с втомобильного бмпер: «Прочь с дороги, стероиды!», по стенм он рзвешл огромную рельефную крту Луны, плкт из «Альмнх звездочет» и вырезнные из журнлов фотогрфии Плеяд, тумнности Конскя Голов и полного солнечного зтмения 1955 год.

Мэри-Линетт зевнул и побрел в внную, зхвтив по пути джинсы и футболку. Спускясь по лестнице и рсчесывя н ходу волосы, он услышл голос, доносящиеся из гостиной.

Голос Клодин... И еще мужской голос, но не Мрк: по будням он обычно уходил к своему другу Бену. Голос был незнкомый.

Через кухню Мэри-Линетт зглянул в гостиную. Тм н кушетке сидел прень. Виден был лишь его белокуро-пепельный зтылок. Пожв плечми, он взялсь з дверцу холодильник и вдруг услышл свое имя.

– Мэри-Линетт очень дружн с ней, – быстро, но с легким кцентом говорил Клодин. – Помню, несколько лет нзд он помогл ей чинить згон для коз.

Рзговор шел о миссис Бердок!

– ...Почему он держит коз? Помню, он говорил Мэри-Линетт, что это будет для нее подспорьем, когд он уже не сможет выбирться из дому достточно чсто.

– Кк стрнно. – Голос у прня был ленивый и беззботный. – Что он хотел этим скзть?

Змерев н месте, Мэри-Линетт внимтельно вглядывлсь в то, что происходило в гостиной. Он увидел, кк Клодин пожл плечми в своей легкой очровтельной мнере.

– Должно быть, он имел в виду молоко: сейчс у нее кждый день есть свежее молоко. Ей не приходится ходить в мгзин. Но я не зню. Вм лучше спросить у нее смой. – Клодин улыбнулсь.

«Чс от чсу не легче, – подумл Мэри-Линетт. – С ккой стти этот прень явился сюд и рсспршивет о миссис Бердок?»

Ну конечно! Нверное, это полицейский или кто-то в этом роде. Возможно, офицер ФБР. Однко по голосу не скжешь: звучит слишком молодо для полицейского. Рзве что это сыщик, который собирется внедриться в школу. Мэри-Линетт потихоньку проскользнул в кухню, откуд все было лучше видно.

Но ее постигло рзочровние. Для гент ФБР прень явно был слишком молод. Д и н детектив, ккого ожидл увидеть Мэри-Линетт – проництельного, умного и целеустремленного, – он тоже не тянул. Это был всего лишь смый крсивый юнош, ккого он видел в своей жизни. Высокий, тонкий, изящный, он сидел у журнльного столик, вытянув перед собой длинные ноги. Выржением лиц он походил н большого симптичного кот: резкие черты, слегк рскосые озорные глз и обезоруживющя ленивя усмешк.

Нет, не просто ленивя, подумл Мэри-Линетт, дурцкя и льстивя. А может, дже тупя. Крсивые прни не производили н Мэри-Линетт впечтления, если только не были худощвыми и темноволосыми и если с ними не было интересно, кк... ну, кк с Джереми Лветтом, нпример. У роскошных прней, этких ленивых больших котов, нет никких стимулов рзвивть свой ум. Они смовлюбленные и тщеслвные, и их коэффициент умственного рзвития хвтет лишь н то, чтобы кое-кк переползть из клсс в клсс.

Вот и этот прень в гостиной выглядит кким-то сонным и рсслбленным.

«Ккое мне дело, для чего он к нм зявился. Пойду-к я лучше к себе нверх».

Но тут прень поднял руку и, повернувшись вполоборот, помхл ей в знк приветствия. Он не смотрел н Мэри-Линетт, но явно дл понять, что обрщется к ней. Теперь он видел его профиль.

– Привет!

– Мэри-Линетт, это ты? – окликнул ее Клодин.

– Д. – Открыв дверцу холодильник, Мэри-Линетт чем-то шумно громыхл. – Я ищу бнку с соком. Мне нужно идти, я спешу.

От досды и рстерянности у нее сильно збилось сердце. Тк, он ее зметил. Возможно, подумл, что он н него згляделсь. Привык, нверное, что все вокруг н него пялятся. Подумешь, тоже мне крсвчик!

– Подожди, подойди к нм н минуту, – позвл Клодин.

«Нет!» Мэри-Линетт понимл, что ведет себя по-детски глупо, но ничего не могл с собой поделть. Он продолжл греметь бутылкми в холодильнике.

– Иди сюд, познкомься с племянником миссис Бердок!

Мэри-Линетт зстыл н месте, невидящим взглядом уствившись н шклу термометр. Из открытого холодильник тянуло холодком. Мэри-Линетт поствил вниз бутылку с брикосовым соком и не глядя вытщил из упковки бнку кок-колы.

«Ккой племянник? Что-то я не слышл, чтобы миссис Бердок упоминл о кком-то племяннике».

Првд, он никогд не слышл ничего и о племянницх миссис Бердок, пок они здесь не появились. Миссис Бердок не особо рспрострнялсь о своей семье.

Итк, это ее племянник... Тк вот почему он спршивет о ней! Но знет ли он? А может, он с сестричкми зодно? Или он приехл после них? Или... В полном смятении он вошл в гостиную.

– Мэри-Линетт, это Эш. Он приехл нвестить свою тетю и сестер, – прощебетл Клодин. – Эш, это Мэри-Линетт, Т смя, которя тк дружит с твоей тетей.

В вообржении Мэри-Линетт мгновенно пронеслось видение: Эш медленно поднимется. Его движения полны восхитительной ленивой грции сродни неторопливому потягивнию сонного кот.

– Привет!

Он протягивет руку. Мэри-Линетт ксется ее влжными и холодными от бнки с колой пльцми и смотрит ему в лицо.

– Привет.

Н смом деле все было совсем не тк.

Входя в гостиную, Мэри-Линетт опустил глз и смотрел под ноги, н ковер. Поэтому он хорошо рзглядел его теннисные туфли фирмы «Нйк» и потертые н коленях джинсы. Потом он встл, и Мэри-Линетт обртил внимние н его футболку с мрчным рисунком – черный цветок н белом фоне. «Нверное, эмблем ккой-то рок-группы», – подумл он. Когд ее взгляд скользнул по протянутой для рукопожтия руке гостя, он, пробормотв приветствие, втомтически к ней прикоснулсь и взглянул ему в лицо. И... произошло нечто необъяснимое.

Мэри-Линетт покзлось, что он прикоснулсь к его сути, вторглсь в смые потенные уголки его сознния, что он перед ней беззщитен.

Эй, рзве ты меня знешь?

Нет, он его не знл. В том то и дело. Он его не знл, но чувствовл, что знет. Кзлось, будто кто-то проник в нее и коснулся ее позвоночник электрическим током. Это было крйне неприятно. Комнт окрсилсь в блеклый розовый цвет. У Мэри-Линетт перехвтило дыхние, и он ощутил, кк н шее пульсирует жилк. Это тоже было неприятно. Но если сложить все эти ощущения воедино, то в целом было похоже н легкое головокружение, нподобие... нподобие того, которое он ощущл, глядя н тумнность Лгун. Или когд предствлял себе глктики, собирющиеся в скопления и сверхскопления – все крупнее и крупнее, пок их рзмеры не выходили з грни вообржемого, и ей не нчинло кзться, будто он летит в пропсть...

Вот и сейчс он пдл. Он не видел ничего, кроме его глз. Это были стрнные глз. Они, словно призмы, меняли цвет – кк звезды, которые нблюдешь сквозь плотный слой тмосферы. Только что они были голубыми, теперь – золотистые... фиолетовые...

Прекрти! Пожлуйст, я не хочу, мне это не нрвится!

– Кк приятно видеть новое лицо, првд? У нс здесь очень однообрзня, скучня жизнь, – проговорил Клодин совершенно будничным, хотя и слегк взволновнным голосом.

Мэри-Линетт внезпно очнулсь и отпрянул, словно Эш протянул ей не руку, змею. Он стрлсь смотреть н что угодно, только не н него. Ей кзлось, будто он только что избежл смертельной опсности.

– Что ж, – произнесл Клодин со своим очровтельным кцентом, теребя прядь волнистых темных волос, что случлось, только когд он очень нервничл. – М-м... может, вы уже знкомы друг с другом?

В гостиной стоял тишин.

«Ндо ведь что-то скзть, – в оцепенении подумл Мэри-Линетт, уствившись н облицовнный плиткой кмин. – Инче это будет кк-то стрнно. Я поствлю Клодин в неловкое положение.

Но что же все-тки сейчс произошло? Невжно. Потом рзберемся».

Мэри-Линетт судорожно сглотнул и изобрзил н лице подобие улыбки:

– Ну, и ндолго вы к нм?

Он сделл ошибку, взглянув н него. Все повторилось снов. Но не тк ярко, кк прежде, – возможно, потому, что в этот рз он к нему не прикслсь. Однко ей вновь покзлось, будто ее удрило током.

А Эш выглядел кк кот, получивший пинк: шерсть дыбом, несчстный, удивленный...

«Ну, нконец-то пришел в себя», – подумл Мэри-Линетт. Они неотрывно смотрели друг н друг, комнт медленно кружилсь, окршивясь в розовый цвет.

– Кто ты? – спросил Мэри-Линетт, попиря все приличия.

– А ты кто? – спросил он тем же тоном.

Они продолжли пристльно смотреть друг н друг.

Клодин слегк прищелкнул языком и убрл со стол томтный сок. Мэри-Линетт испытывл неловкость перед мчехой, но сейчс ей было не до нее. Все ее сознние сконцентрировлось н молодом человеке, н безмолвной схвтке с ним. Он пытлсь избвиться от стрнного ощущения, будто окзлсь чстью головоломки, которя только что совпл с другой.

– Ну, тк... – нчл Мэри-Линетт нтянутым голосом в тот смый момент, когд Эш отрывисто произнес те же смые слов: «Ну, тк...»

Они опять молч уствились друг н друг. Нконец Мэри-Линетт удлось оторвть от него взгляд. Что-то щелкнуло в ее созннии, и он вспомнил:

– Эш, – скзл он. – Эш. Миссис Бердок что-то говорил о тебе... о мленьком мльчике по имени Эш. Я не знл, что он рсскзывет о своем племяннике.

– Внучтом племяннике, – уточнил Эш. Его голос звучл не совсем уверенно. – А что он говорил?

– Что ты был скверным мльчишкой и, возможно, когд вырстешь, стнешь еще хуже.

– Ну, в этом он был прв. – Внешне Эш несколько рсслбился, будто почувствовл нконец почву под ногми.

Мэри-Линетт тоже немного успокоилсь, ее сердце билось ровнее. Он обнружил, что, когд концентрируется и не смотрит н него, непривычные ощущения отступют.

«Дыши глубже! – прикзл он себе. – И пусть все идет, кк идет. Ничего не случилось. Подумешь об этом позже. А что вжно сейчс?»

Сейчс вжно вот что: во-первых, этот прень – брт тех девушек; во-вторых, он может быть змешн в том, что случилось с миссис Бердок; и, нконец, если он не змешн в этом, то может поделиться с ней ккой-нибудь информцией. Нпример, он может знть, не оствил ли его тетя звещние, если д, то кому достнутся фмильные ценности.

Он искос следил з Эшем. Он явно сник, дышл ровнее и спокойнее.

Они об пришли в себя.

– Итк, Ровен, Кестрель и Джейд – твои сестры, – проговорил Мэри-Линетт со всей вежливой небрежностью, н которую только был способн. – По-моему, они очень... милы.

– Я не знл, что ты с ними знком, – скзл Клодин, и Мэри-Линетт только теперь зметил, что ее мчех зстыл в дверях, опирясь изящным плечиком о косяк двери, скрестив руки н груди и держ кухонное полотенце. – Я скзл Эшу, что ты не встречлсь с ними.

– Мы с Мрком были у них вчер.

При этих словх в лице у Эш что-то вспыхнуло. И тут же исчезло – прежде, чем Мэри-Линетт смогл сообрзить, что это было. Но ей почудилось, будто он стоит н крю обрыв под пронизывющим ветром.

Почему? Что могло быть плохого в том, что он встречлсь с девушкми?

– Ты и Мрк... Мрк, должно быть... твой брт?

– Именно тк, – скзл Клодин, все еще стоя в дверях.

– А у тебя есть еще бртья или сестры?..

Мэри-Линетт прищурилсь.

– Ты что, проводишь перепись нселения?

Эш изобрзил слбое подобие своей высокомерной ленивой улыбки.

– Просто я предпочитю знть, с кем дружт мои сестры.

«Интересно, зчем?»

– Думешь, им необходимо твое одобрение?

– Безусловно. – Н сей рз его улыбк выглядел естественней. – Мы – стромодня семья. Очень стромодня.

Мэри-Линетт зстыл с открытым ртом. Но в ту же минуту ее охвтил внезпня рдость: сейчс ей не нужно думть об убийстве миссис Бердок, о розовом тумне или о том, что известно этому прню. Сейчс нужно действовть.

– Знчит, у вс стромодня семья, – проговорил он, сделв шг вперед.

Эш кивнул.

– И ты – з стршего.

– Д, здесь я з стршего. А дом – мой отец.

– И ты собирешься диктовть своим сестрм, с кем им дружить? Может, ты и друзьями своей тети интересуешься?

– Рзумеется, я только что обсуждл это... – Он сделл неопределенный жест рукой в сторону Клодин.

«Ну конечно, обсуждл. Все понятно». Мэри-Линетт сделл шг нвстречу Эшу. Тот продолжл улыбться.

– Полно вм, – Клодин взмхнул полотенцем. – Не смейтесь.

– А мне нрвятся девушки с норовом, – произнес Эш с тким видом, будто ему нконец удлось измыслить смую большую гдость, н ккую он только был способен. Зтем, словно собрвшись с духом, он подмигнул Мэри-Линетт, протянул руку и потрепл ее з подбородок.

Бх! Вспышк! Мэри-Линетт отскочил нзд. Отпрянул и Эш, глядя н свою руку, кк н предтельницу. У Мэри-Линетт возник необъяснимый порыв двинуть Эш тк, чтобы он рстянулся, д еще поплясть н нём. Он никогд не испытывл ткого ни к одному прню.

Подвив это желние, он огрничилсь тем, что пнул Эш в голень. Он взвился от боли и отскочил. От его вльяжного смодовольств не остлось и след. Сейчс он выглядел испугнным.

– Думю, тебе лучше уйти, – любезно предложил Мэри-Линетт. Он никогд не был вспыльчивой, и сейчс см себе удивлялсь. Возможно, глубоко внутри нее прятлось что-то ткое, о чем он и не подозревл.

Клодин открыл рот от изумления, кчя головой. Эш продолжл подпрыгивть и явно не собирлся никуд уходить. Мэри-Линетт опять двинулсь к нему. И хотя Эш был н полголовы выше нее, он отступил, глядя н нее почти с изумлением.

– Эй! Эй, слушй, кончй... Что ты делешь? Если бы ты знл...

И Мэри-Линетт увидел это снов – что-то промелькнуло в его лице, внезпно утртившем свое дурцкое и вместе с тем привлектельное выржение: будто при ярком свете зло блеснуло лезвие нож, словно предупреждя: берегись!

– Вот что: можешь морочить голову кому-нибудь другому. – Мэри-Линетт приготовилсь ннести новый удр.

Эш открыл было рот, чтобы что-то скзть, но тут же передумл. Потиря подбородок, он посмотрел н Клодин, ухитрившись изобрзить обиженную и жлкую, но в то же время кокетливую улыбку.

– Большое вм спсибо з...

– Пошел вон!

Улыбк исчезл с его лиц.

– Именно это я и делю.

Эш зхромл к прдной двери. Мэри-Линетт пошл з ним следом.

– Интересно, кк тебя обычно нзывют? – неожиднно спросил он, уже переступив порог, словно ншел нконец возможность отыгрться. – Мэри? Мэрилин? М'лин? М. Л.?

– Меня зовут Мэри-Линетт, – ровным голосом ответил он. И добвил шепотом: – «Слыхли тк? Рсслышли вы плохо».

В прошлом году н спецкурсе по нглийской литертуре он читл «Укрощение строптивой».

– Неужели? «И всем известен злой ее язык»? – Эш все еще пятился, не спеш повернуться к ней спиной.

Мэри-Линетт удивилсь. Нверное, в его клссе тоже проходили эту пьесу. Но Эш не выглядел тким нчитнным, чтобы к месту цитировть Шекспир.

– Желю весело провести время с сестрми, – скзл он, зкрыл з ним дверь и прислонилсь к ней спиной, пытясь перевести дух. Лицо и руки у нее онемели, словно н грни обморок.

«Если бы сестры убили его, я бы их понял, – подумл Мэри-Линетт. – Хотя они все ккие-то стрнные, во всей этой семье есть что-то згдочное».

Згдочное и пугющее. Если бы он верил в предчувствия, то испуглсь бы еще больше. У нее было предчувствие, что непременно должно случиться что-то нехорошее.

Клодин пристльно смотрел н нее из гостиной.

– Просто невероятно, – скзл он. – Ты только что удрил гостя. Ну, и что все это знчит?

– Он не хотел уходить.

– Ты понимешь, что я имею в виду. Вы с ним знкомы?

Мэри-Линетт лишь неопределенно пожл плечми. Головокружение уже нчло проходить, но мысли еще рсплывлись.

Клодин внимтельно посмотрел н нее и покчл головой.

– Глядя н тебя, я вспомнил моего мленького брт... Когд ему было четыре год, он все время толкл одну девочку лицом в песочницу. Он делл это, чтобы покзть, что любит ее.

Мэри-Линетт не обртил внимния н эти ее слов.

– Клод, зчем Эш сюд приходил? О чем вы говорили?

– Ни о чем, – рздрженно ответил Клодин. – Обычный рзговор. Если он тебе тк несимптичен, ккя тебе рзниц?

Мэри-Линетт продолжл пристльно смотреть н нее, и Клодин вздохнул.

– Он очень интересовлся всеми стрнностями здешней жизни. Всеми местными историями.

Мэри-Линетт фыркнул:

– И ты рсскзл ему о ссквче?

– Я рсскзл ему о Вике и Тодде.

Мэри-Линетт оцепенел. – Ты шутишь! Зчем?

– Потому что он интересовлся подобными вещми. Нпример, когд люди выпдют из времени...

– Просто теряют время дром!

– Ккя рзниц. Мы просто приятно беседовли. Он хороший мльчик. Вот и все.

У Мэри-Линетт сильно збилось сердце.

«Я был прв».

Теперь он не сомневлсь в этом. Происшествие с Тоддом и Виком действительно связно с сестрми и миссис Бердок. Но кким обрзом?

«Пойду и все выясню», – решил он.

ГЛАВА 7

Отыскть Тодд и Вик окзлось нелегко. Уже перевлило з полдень, когд Мэри-Линетт вошл в центрльный мгзин Верескового Ручья. Здесь продвлось все – от гвоздей до нейлоновых чулок и консервировнного горошк.

– Привет, Бнни! Ты не видел Тодд и Вик?

Бнни Мртин поднял взгляд от прилвк. Бни был хорошенькой: мягкие белокурые волосы, круглое личико с ямочкми н щекх и вечно зстенчивым выржением. Они с Мэри-Линетт учились в одном клссе.

– Ты был в бре? В «Золотом ручье»?

Мэри-Линетт кивнул:

– И у них дом, и в другом мгзине, и в конторе шериф.

Контор шериф служил еще и городским упрвлением, и библиотекой.

– Ну, если они не игрют в пул, то обычно пуляют. «Пуляние» зключлось в стрельбе по консервным бнкм.

– Д, но где? – спросил Мэри-Линетт. Бнни покчл головой, сверкнув сережкми.

– Я зню не больше твоего.

Он колеблсь с ответом, прилежно вглядывясь в зусеницы, которые отодвигл небольшой деревянной плочкой с тупым концом.

– Но... я слышл, что иногд они ходят вниз, к ручью Бешеного Пс. – Бнни поднял свои большие голубые глз, многознчительно взглянув н Мэри-Линетт.

«Ручей Бешеного Пс...»

– Змечтельно, – поморщилсь Мэри-Линетт.

– Вот именно. – Бнни передернул плечми. – Я бы туд не пошл. Я бы все время думл об этом трупе.

– Аг, и я тоже. Ну, спсибо, Бн. Пок! Критически осмтривя свои ногти, Бнни рссеянно произнесл:

– Удчной охоты.

Мэри-Линетт вышл из мгзин, щурясь от жркого, подернутого дымкой вгустовского солнц. Глвня улиц был неширокой. Вдоль нее стояло несколько кирпичных и кменных домов, сохрнившихся еще с тех времен, когд в Вересковом Ручье свирепствовл золотя лихордк, д несколько современных крксных здний с облупившейся крской. Тодд и Вик нигде не было.

«Ну, и что теперь?»

Мэри-Линетт вздохнул. Дороги к ручью Бешеного Пс не было, туд вел лишь тропинк, зросшя сорнякми и звлення влежником. И всем было известно, что в этих местх не только «пуляют».

«Если их тм нет, то, возможно, они охотятся, – подумл Мэри-Линетт. – А может, они все же тм, выпивют... Стрельб и пиво... не говоря уже о нркотикх... Д еще этот труп».

Тело ншли в прошлом году приблизительно в это же время. Судя по тому, что рядом с телом ншли рюкзк, это был бродяг. Никто не знл, кто он и кк он умер: труп слишком долго пролежл и был обглодн животными. Но кое-кто утверждл, что прошлой зимой у ручья видели привидений.

Мэри-Линетт снов вздохнул и збрлсь в свой фургон.

Автомобиль был стрый, ржвый и, стоило чуть рзогнться, издвл устршющие звуки. Но это был ее мшин, и Мэри-Линетт делл все возможное, чтобы поддерживть ее н ходу. Он любил ее потому, что сзди в ней свободно помещлся телескоп.

У единственной в Вересковом Ручье бензоколонки он выудил из-под сиденья фруктовый нож и принялсь з рботу, пытясь открыть зржвевшую крышку бензобк.

Тк, чуть выше... еще, еще... теперь повернуть...

Крышк отскочил.

– Не пор ли подумть о крьере взломщик? – рздлся позди знкомый голос. – Успех грнтировн.

Мэри-Линетт обернулсь.

– Привет, Джереми.

Он улыблся, в основном глзми – ясными, крими, опущенными неимоверно темными ресницми.

«Если бы я решил влюбиться – хотя вовсе и не собирюсь! – это был бы кто-нибудь, похожий н него. А вовсе не большой белокурый кот, который считет, что имеет прво выбирть друзей для своих сестер».

Однко тут вовсе не о чем говорить: нелюдим Джереми избегет обществ девушек.

– Хочешь, згляну под кпот? – Он вытер руки тряпкой.

– Нет, спсибо. Я все проверил н прошлой неделе. – Мэри-Линетт принялсь зпрвлять мшину.

Джереми поднял скребок и бутылку со спреем и нчл протирть «дворники». Его движения были ловкими и легкими, лицо невероятно серьезным.

Мэри-Линетт проглотил смешок. Но ей было приятно, что см он не смеется нд путинкой трещин н стекле и зржвевшими «дворникми». Он всегд ощущл стрнное родство с Джереми. Он был единственным человеком в Вересковом Ручье, который хотя бы немного интересовлся строномией: в восьмом клссе он помог ей построить модель Солнечной системы, в прошлом году нблюдл вместе с ней лунное зтмение.

Родители Джереми умерли в Медфорде, когд он был еще совсем мленьким, и дядя привез его в Вересковый Ручей в жилом трейлере. Дядя был стрнным: он постоянно бродил с лозой в горх Клмт, пытясь нйти золото. В один прекрсный день он не вернулся домой. Джереми остлся жить один в лесу, в своем трейлере. Он перебивлся случйными зрботкми и подрбтывл н зпрвочной стнции. И хотя он был одет хуже других ребят, это его не волновло. А может, он просто не подвл виду.

Ручк шлнг щелкнул в руке у Мэри-Линетт. Он понял, что змечтлсь.

– Что-нибудь еще? – спросил Джереми. «Дворники» были чистыми.

– Нет... впрочем, д. Ты не видел сегодня... Тодд Эйкерс или Вик Кимбл?

Джереми протянул было руку, чтобы взять у нее двдцтидоллровую бнкноту, но его рук змерл в воздухе.

– Что?

– Я просто хотел с ними поговорить. – Мэри-Линетт почувствовл, что крснеет. «О боже, он думет, что я собирюсь общться с ними... и что я совсем свихнулсь, коли спршивю его о них».

Он поспешил все объяснить:

– Просто Бнни скзл, что они могли отпрвиться вниз, к ручью Бешеного Пс, вот я и подумл, что ты мог видеть их, может, еще утром. Ведь ты живешь внизу, у ручья...

Джереми покчл головой.

– Я ушел в полдень, но утром не слышл никких выстрелов со стороны ручья. Впрочем, не думю, что они вообще бывли тм этим летом. Я все время говорил им, чтоб они держлись подльше от этого мест.

Он произнес это спокойно, без всякого выржения, но Мэри-Линетт вдруг почувствовл, что дже Тодд и Вик могли его послушться. Он не помнил, чтоб Джереми когд-нибудь учствовл в дркх. Но иногд его крие глз стновились стршными, и з спокойной внешностью этого прня проглядывло что-то первобытно чистое и жестокое, которое, пробудись оно, могло сотворить много зл.

– Мэри-Линетт, я зню: ты, может, считешь, что это не мое дело, но... но я думю, тебе лучше держться подльше от этих прней. Если ты действительно хочешь их нйти, двй я пойду с тобой.

Мэри-Линетт почувствовл теплый прилив блгодрности. Он не могл принять его предложение... но с его стороны это было очень слвно.

– Спсибо, – скзл он. – Это было бы змечтельно, но... спсибо.

Джереми пошел в здние стнции з сдчей. Мэри-Линетт смотрел ему вслед. Что он чувствовл, оствшись совсем один н белом свете в двендцть лет? Может быть, ему нужн был помощь. Может, ндо было попросить отц, чтобы тот предлгя ему ккую-нибудь случйную рботу по дому? Ведь он выполнял ее для других. Но Мэри-Линетт понимл, что должн быть нчеку: Джереми ненвидел все, что пхнет блготворительностью.

Он протянул ей сдчу.

– Вот. Слушй, Мэри-Линетт... Он взглянул н него.

– ...если нйдешь Тодд и Вик, будь осторожн.

– Я зню.

– Я не шучу.

– Зню, – скзл Мэри-Линетт. Он протянул руку з сдчей, но он все еще не отдвл ее. Более того, он сделл нечто стрнное: одной рукой рскрыл ее лдонь, другой положил н нее счет и сдчу. А зтем сжл лдонь и удержл ее руку в своей.

Это мгновение физической близости удивило ее... и тронуло. Он вдруг обнружил, что смотрит н тонкие згорелые пльцы, крепко, но нежно удерживющие ее руку, н его золотое кольцо с печткой, укршенной черным рисунком.

Но еще больше он удивилсь, снов взглянув ему в лицо. В его глзх читлсь збот... и, похоже, увжение. Н ккой-то миг ее охвтил внезпный и совершенно необъяснимый порыв рсскзть ему обо всем. Но что он подумет! Джереми очень трезво смотрел н вещи.

– Спсибо, Джереми, – скзл он, выдвив слбую улыбку. – Береги себя.

– Это ты береги себя. Если с тобой что-то случится, кое-кому здесь будет тебя недоствть.

Он улыбнулся, но Мэри-Линетт, уже отъехв от бензоколонки, все еще чувствовл его тревожный взгляд.

Ну, и что дльше? Он потртил почти весь день н поиски Вик и Тодд. А сейчс, вспоминя взгляд спокойных крих глз Джереми, спршивл себя: что, если все это с смого нчл было дурцкой зтеей?

...Крие глз... ккого цвет глз у «большого блондинистого кот»? Стрнно, но он не могл точно вспомнить. Когд он говорил о своей стромодной семье, они были крими, когд зявил, что любит девушек с норовом, ей покзлось, что они блекло-голубые. Потом эти стрнные глз, словно лезвие клинк, вдруг вспыхнули стльным блеском и стли холодными и серыми.

«Ккого черт ты об этом вспоминешь? Зчем тебе это нужно? Хоть бы они у него были и орнжевые.

Гони-к прямо сейчс – домой! Нужно подготовиться к сегодняшней ночи.

И кк это Нэнси Дрю всегд нходит людей, которых нужно допросить?»

«Ну почему? Почему? Почему я?»

Эш уствился н желтые слезы кедр, зстывшие в ручье. Сверху н Эш глзел белк, у которой не хвтло ум спрятться от плящего солнц. Позди него, н кмне, ящериц поднял внчле одну лпку, зтем вторую...

«Это нечестно! Это непрвильно».

Ему дже не верилось.

Ему всегд везло. Или, по крйней мере, всегд удвлось в последний момент избежть беды. Но сейчс бед нстигл его, это был полный крх.

Его сил и влсть, все, во что он верил... Кк мог он утртить все это з несколько минут? Из-з девчонки, возможно, дже ненормльной и определенно более опсной, чем все его сестры, вместе взятые?

«Нет, – мрчно зключил он. – Нет, нет и нет. Не з несколько минут. Всего з доли секунды».

Он знл тк много девушек – прекрсных девушек! Ведьм с тинственными улыбкми, вмпирш с дивной кожей, волостеньких девушек-оборотней. Дже смертных девушек с модными спортивными втомобилями – слвных девушек, которые никогд не возржли против укус в шею. Почему же эт окзлсь не ткой, кк они?

Ну, знчит, не судьб. Не вышло. Что толку рссуждть сейчс о ккой-то тм неспрведливости. Глвное теперь решить, что делть со всем этим. Просто опустить руки и отдться н милость судьбы?

«Я соболезную твоей семье», – скзл ему Квин.

Возможно, все дело в этом. Эш стл жертвой редферновских генов. Редферны постоянно влипли в неприятности: они н кждом шгу спутывлись с людьми.

Итк, он может дождться Квин и выложить ему в кчестве опрвдния все, что с ним случилось: мол, простите, я очень сожлею, но события вышли из-под контроля, и теперь я дже не могу зкончить рсследовние.

Если он тк поступит, Квин призовет Стрейшин, и они сми во всем рзберутся.

Внезпно Эш почувствовл, что весь нпрягся, Взгляд его прищуренных глз устремился н белку... рыжей молнией он метнулсь вверх. Позди, н кмне, змерл ящериц.

Нет, он не стнет покорно дожидться неминуемой кры! Он сделет все, что в его силх, чтобы спсти ситуцию... и честь семьи.

Он сделет это сегодня ночью.

– Мы сделем это сегодня ночью, – скзл Ровен. – Когд совсем стемнеет, перед восходом луны. Перенесем ее в лес.

Кестрель великодушно улыбнулсь. Он победил в споре.

– Нужно быть осторожными, – предупредил Джейд. – То, что я слышл сегодня ночью... Это было не животное. Я думю, это был кто-то из нших.

– В округе нет других ночных людей, – спокойно возрзил Ровен. – Добрться сюд не тк уж просто.

– Может, это был охотник н вмпиров? – предположил Кестрель. – Тот смый, что убил тетю Опл?

– Если только тетю Опл убил именно охотник н вмпиров, – возрзил Ровен. – Мы ведь не знем этого нверняк. Звтр нужно осмотреть город. Может, мы нконец сумеем понять, кто вообще мог это сделть.

– А когд мы их нйдем, уж мы о них позботимся! – свирепо добвил Джейд.

– А если тот, кого ты слышл в сду, появится снов, мы позботимся и о нем, – плотоядно улыбнулсь Кестрель.

Нступили сумерки, и Мэри-Линетт стл поглядывть н чсы. Вся ее семья уже удобно устроилсь для вечернего отдых: отец читл книгу о Второй мировой войне, Клодин что-то стртельно шил, Мрк пытлся нстроить свою струю гитру, которя много лет провлялсь в подвле. Он мучительно подыскивл рифму к имени «Джейд».

Отец Мэри-Линетт взглянул поверх книги:

– Отпрвляешься нблюдть звезды?

– Аг. Ночь должн быть хорошей: лун взойдет только после полуночи. Последний шнс увидеть Персеиды.

Мэри-Линетт не соврл отцу. Ночь действительно будет хорошей, и по дороге к ферме Бердок н смом деле можно будет увидеть метеоры, отствшие от основного поток.

– Лдно, только будь осторожн, – скзл отец. Мэри-Линетт удивилсь. Он много лет не говорил ей ничего подобного. Он взглянул н Клодин, которя, поджв губы, трещл швейной мшинкой. – Может, возьмешь с собой Мрк? – спросил он, не поднимя глз.

«О господи, он боится, что со мной не все в порядке. Конечно, ее можно понять...»

– Нет-нет, не волнуйся. Я буду осторожн, – зверил ее Мэри-Линетт... пожлуй, слишком поспешно.

Мрк прищурил глз.

– Тебе не помочь с вещми?

– Нет, я возьму мшину. Все в порядке. В смом деле.

Мэри-Линетт поспешил к гржу, прежде чем кто-то из членов семьи вновь успел открыть рот.

Он не стл брть телескоп. Вместо него он положил н зднее сиденье лопту, зкрепил н шее ремешок фотоппрт и зсунул в крмн ручной электрический фонрь.

Мэри-Линетт остновил мшину у подножия холм. Прежде чем вытщить лопту, он исполнил свой долг, взглянув н северо-восток, в сторону созвездия Персея. Никких метеоров в эту минуту не нблюдлось. Лдно... Взяв ключи, он нпрвилсь было к здней дверце фургон, и тут...

– О господи!

Он едв не столкнулсь нос к носу с Эшем.

– Привет!

У Мэри-Линетт бешено зколотилось сердце. Ноги едв не подкосились.

«Не трусь! – прикзл он себе. – Ничего стршного!»

– У меня сердце чуть не выскочило! – нпустилсь он н Эш. – Ты всегд подкрдывешься к людям исподтишк?

Он ожидл услышть ккой-то дурцки-остроумный ответ. Или шуточную угрозу. Или нечто вроде детского удивления. Но Эш только угрюмо нхмурился.

– Нет. Что ты здесь делешь?

Сердце у Мэри-Линетт несколько рз подпрыгнуло, но он с удивлением услышл свой спокойный голос:

– Нблюдю звезды. Я знимюсь этим кждую ночь. Можешь принять это к сведению.

Эш посмотрел н нее, зтем н фургон.

– Нблюдешь звезды?

– Ну д. С этого холм.

Он поглядел н фотоппрт, висящий у нее н шее, и скептически зметил:

– Без телескоп... Или он в втомобиле?

Мэри-Линетт сообрзил, что до сих пор держит в рукх ключи от фургон.

– Я не взял его сегодня.

Обойдя мшину вокруг, он открыл переднюю дверь и вытщил свой бинокль.

– Чтобы нблюдть звезды, вовсе не нужен телескоп. Вполне достточно этого.

– В смом деле?

– В смом деле.

«Тк, вот это твоя ошибк, – подумл Мэри-Линетт. – Не стоит делть вид, будто не веришь мне... Ну, погоди! Сейчс ты у меня попляшешь».

– Хочешь увидеть свет, который родился четыре миллион лет нзд? – И, не дожидясь ответ, Мэри-Линетт прикзл: – Повернись к востоку. – Он вытянул плец, кк укзку. – Тк, возьми бинокль и посмотри н эту линию сосен н горизонте. Теперь выше...

Он отдвл укзния, кк сержнт н учениях. – Видишь яркий диск, будто окруженный тумном?

– М-м... Аг.

– Это тумнность Андромеды. Другя глктик. Но если ты попробуешь взглянуть н нее в телескоп, то не сможешь увидеть ее всю срзу. Когд глядишь н небо в телескоп, то видишь его будто сквозь соломинку для гзировки. Очень мленький обзор.

– Лдно. Понял. – Эш опустил бинокль. – Слушй, нельзя ли н минуту отложить твои нблюдения? Я хотел с тобой поговорить...

– Хочешь увидеть центр ншей Глктики? – перебил его Мэри-Линетт. – Повернись к югу.

Он едв не схвтил его з плечи, чтобы рзвернуть, но вовремя вспомнил, что лучше к нему не приксться. Если бы между ними опять возник тот необъяснимый конткт, он бы з себя не поручилсь.

– Повернись.

Он н мгновение зкрыл глз, зтем повернулся и вновь поднял бинокль.

– Посмотри н созвездие Стрельц, – не двя ему вствить хоть слово, диктовл Мэри-Линетт. – Видишь его? Тм нходится центр Млечного Пути. Видишь звездные скопления?

– Здорово!

– Д, это здорово! Ну теперь двй выше, к востоку. Ты должен нйти нечто вроде небольшого тумнного свечения...

– Розовое?

Мэри-Линетт быстро взглянул н него.

– Д, розовое. Большинство людей не рзличет цвет. Это – тумнность Трехдольня.

– А что это з темные полосы н ней?

Мэри-Линетт змерл.

Он збыл свой комндный тон и отступил нзд, во все глз глядя н Эш. Он чувствовл, кк учстилось ее дыхние.

Эш опустил бинокль и глядел н нее.

– Что-то не тк?

– Это темня тумнность. Полосы пыли н фоне рскленного гз. Но... ты не можешь их видеть.

– Но я вижу.

– Нет-нет! Ты не можешь их видеть! Это невозможно, дже с биноклем. Дже если у тебя зрчок девять миллиметров...

Он выхвтил фонрь из хрмн и нпрвил свет ему в лицо.

– Эй! – Он резко дернулся, зкрыв глз рукми. – Убери!

Но Мэри-Линетт уже все увидел. Он не могл скзть, ккого цвет были именно сейчс его глз, потому что их рдужня оболочк почти исчезл, превртившись в едв зметные ободки. Весь глз целиком состоял из зрчк. Кк глз кошки при мксимльном рсширении.

«О боже... Он способен это видеть... Звезды восьмой величины, может, и девятой. Подумть только – видеть невооруженным глзом звезду девятой величины! Видеть цвет звездных скоплений – рскленных докрсн горячим водородом, зелено-голубых, светящихся кислородом. Видеть в тысячу рз больше звезд, рссыпнных по небу...»

– Ну-к быстро отвечй! – потребовл он. – Сколько ты видишь сейчс звезд н небе?

– Я не вижу ничего, – приглушенно произнес он, все еще не отрывя рук от глз. – Я ослеп.

– Нет, я серьезно, – и Мэри-Линетт схвтил его з руку.

Это было глупостью с ее стороны. Он обо всем збыл, но когд прикоснулсь к его руке, ее будто пронзило током. Эш опустил руку и взглянул н Мэри-Линетт.

Они стояли лицом к лицу, не сводя друг с друг глз. Между ними будто метлись молнии. Нконец Мэри-Линетт отскочил в сторону.

«Я не могу тк больше! О господи, ну почему я стою здесь и рзговривю с ним? Н сегодня с меня хвтит. Нужно подумть, кк отыскть тело».

– Урок строномии зкончен, – зявил Мэри-Линетт, протягивя руку з биноклем. Ее голос слегк дрожл. – Мне ндо подняться н холм.

Он не спросил, куд нпрвляется он. Это ее не зботило. Лишь бы он ушел.

Прежде чем отдть бинокль Мэри-Линетт, Эш мгновение помедлил. А зтем протянул его тк, чтобы не прикоснуться к ней.

«Прекрсно, – подумл Мэри-Линетт. – Мы об чувствуем одно и то же».

– До свидния.

– Пок, – бросил Эш рссеянно.

Он сделл несколько шгов в сторону, но вдруг остновился, опустив голову.

– Я вот что хотел скзть...

– Ну?

Не оборчивясь, Эш проговорил ровным, сдержнным тоном:

– Держись подльше от моих сестер, лдно? Мэри-Линетт кк громом порзило. Это нстолько ее взбесило, что он не могл нйти слов. Зтем он подумл: «Стоп, может, он знет, что они – убийцы, и пытется зщитить меня? Кк Джереми...»

У нее перехвтило дыхние, и он сумел лишь выдвить:

– Почему?

Он покчл опущенной головой:

– Мне кжется, что ты можешь н них дурно повлиять. Они очень восприимчивы, и я не хочу, чтобы им в голову полезли всякие идеи.

Мэри-Линетт сникл. «Что ж, можно было догдться». Лсково и спокойно он проговорил:

– Эш, убирйся отсюд, сгинь.

ГЛАВА 8

Он выждл еще около чс, после того кк Эш спустился вниз и нпрвился по дороге к востоку – совершенно непонятно зчем. Тм не было ничего, кроме двух ручьев и зрослей деревьев. И еще ее дом. Возможно, он решил отпрвиться в город, но понятия не имел, нсколько он длеко.

«Ну, все. Он ушел, збудь о нем. Тебе есть чем зняться, не збыл? Првд, знятие это немного опсное. Но Эш тут ни при чем. Я не верю, что он знет о том, что случилось с миссис Бердок».

Мэри-Линетт достл лопту и нпрвилсь по дороге н зпд. Вскоре он збыл об Эше. Сейчс все ее мысли были только о том, что ждет ее впереди.

«Я не боюсь, я сделю это... Не боюсь, не боюсь... Ой, конечно же, я боюсь!»

Но чувство стрх – полезное чувство. Тем осторожней он будет действовть. Он сделет все быстро и без лишнего шум. Проберется через дыру в изгороди, порботет немного лоптой и исчезнет прежде, чем кто-то ее зметит.

Мэри-Линетт стрлсь не думть о том, что он откопет, если ее догдк верн...

Приближясь к ферме Бердок, он принял все положенные меры предосторожности: снчл нпрвилсь к северу, зтем отступил к юго-востоку, чтобы попсть в сд з домом незмеченной. Здесь все одичло: между привычными кустми черной смородины и утесник рзрослись сумх, юкк и повилик. Кроме того, сюд уже проникли дубки и крликовые кштны. Еще немного, и вся эт молодя поросль превртится в нстоящий лес.

«Просто не верится, что я н это способн», – подумл Мэри-Линетт, дойдя до изгороди, окружвшей сд. Но не поверить было невозможно. Он собирлсь вторгнуться н чужую территорию и, возможно, откопть тм мертвое тело... но при этом сохрнял удивительное хлднокровие. Конечно, он испытывл стрх, но пники не было: Возможно, внутри нее тится много ткого, о чем он и предствления не имел.

«Может быть, я вовсе не т, з кого себя принимл?»

Темный сд был пропитн зпхом. Но это было не блгоухние ирисов или бледно-желтых нрциссов, которыми когд-то укрсил клумбы миссис Бердок, и не ромт диких трв – ивн-чя и «рзбитого сердц». Здесь пхло козми.

Пробирясь вдоль изгороди, Мэри-Линетт не спускл глз с высокого силуэт дом. Свет горел только в двух окнх.

«Только бы они меня не увидели... только бы не нделть шум...»

Ступя медленно и осторожно, змиря н кждом шгу и не отрывя глз от дом, Мэри-Линетт нпрвилсь к тому месту, где виднелсь свежевскопння земля. Первые дв взмх лоптой ничего не дли.

«Тк. Нужно действовть уверенней. И не стоит следить з домом: в этом нет никкого смысл. Если они выглянут, то все рвно зметят меня, и в любом случе я ничего не смогу поделть».

Но кк только он вновь поствил ногу н лопту, позди, в рододендронх, рздлось: «У-у-у-ш-ш!»

Мэри-Линетт зстыл, вцепившись в лопту.

«Успокойся, – прикзл он себе. – Это не сестры. И не Эш. Это ккое-то животное».

Он прислушлсь. Из козьего сря донеслось унылое «мэ-э-э...».

«Ерунд. Нверное, кролик. Копй!»

Мэри-Линетт поднял полную лопту земли... И вдруг снов рздлось: «У-у-у-ш-ш!»

Он услышл сопение. Зтем шуршние. Определенно, это животное. Но, похоже, крупнее кролик.

«Ккя рзниц? – успокоил себя Мэри-Линетт. – Здесь нет опсных животных. К тому же я не боюсь темноты. Это моя естествення сред обитния. Я люблю ночь».

Но почему-то сегодня ночью все было инче. Может, виной всему был неожидння встреч с Эшем. Он выбил ее из колеи, вызвл досду и змештельство. И сейчс Мэри-Линетт кзлось, будто некто пытется внушить ей: темнот – это вовсе не естествення сред для человек, и Мэри-Линетт, с ее слбым зрением, недостточно тонким слухом и обонянием, не создн для нее.

«У-у-у-ш-ш!»

«Возможно, у меня отвртительный слух, но это я слышу прекрсно. И мне это не нрвится. Ккое-то большое животное сопит в кустх...

Ккое же крупное животное могло здесь окзться? Это не олень, олени обычно фыркют. Это кто-то покрупнее и повыше койот. Может, медведь?»

Но тут он услышл другой звук: кто-то энергично продирлся сквозь сухую жесткую листву рододендронов. В тусклом свете, пдвшем из освещенных окон дом, он увидел, кк всколыхнулись ветви...

Оно выходило...

Мэри-Линетт схвтил лопту и бросилсь прочь. Но не к дыре в изгороди и не к дому – тм было опсно. Он побежл к срю с козми.

«Тут я смогу зщититься... не впустить его... стукнуть лоптой...»

Однко из сря ей ничего не было видно. Сквозь грязные стекл двух окон Мэри-Линетт все рвно не могл рзобрть, что тм в темноте, снружи. Он не видел дже коз, которые нходились рядом, хотя и слышл их.

«Не включй фонрь! Только выдшь себя».

Он вся нпряглсь и зстыл, прислушивясь к тому, что тм, снружи.

Тишин...

Он ощущл только зпх коз. Зпх дубовых стружек, которыми был устлн пол вперемешку с рзлгющимся козьим пометом. Все это издвло зловоние, но хорошо сохрняло тепло в сре. У Мэри-Линетт от нпряжения вспотели лдони; в рукх он судорожно сжимл лопту.

«Я никогд никого не трогл... с тех пор, кк мы с Мрком в детстве дрлись... но, черт возьми, сегодня утром я удрил незнкомого человек...»

Он ндеялсь, что сможет сделть это и сейчс – если пондобится.

Коз легонько боднул ее в плечо. Мэри-Линетт оттолкнул ее. Другя коз вдруг зблеял. Мэри-Линетт зкусил губу.

«Снружи кто-то есть... Козы тоже услышли...»

Он почувствовл кровь н губе и стл ее слизывть, ощущя медный привкус, будто он держл во рту медную монетку. Кровь имел вкус меди. Внезпно он подумл: это вкус стрх.

...Дверь сря открылсь.

И тут Мэри-Линетт охвтил пник.

В срй вошел кто-то стршный. Этот кто-то сопел, кк животное, но мог открыть дверь, кк человек. Он его не видел: и в сре, и снружи было одинково темно. Ей не пришло в голову включить фонрь, единственным ее побуждением было немедленно двинуть его лоптой, прежде чем он до нее доберется. Ею звлдел чистый, первобытный инстинкт смозщиты.

Но вместо этого он лишь выдвил из себя свистящим шепотом:

– Кто это?.. Кто тм?

И услышл знкомый голос:

– Я тк и знл, что ты собирешься это сделть. Я тебя обысклся.

– О, черт... Мрк! – Мэри-Линетт без сил прислонилсь к стене сря, выронив из рук лопту.

Козы продолжли блеять. У Мэри-Линетт звенело в ушх. Мрк зшел в срй, шркя ногми.

– Фу... Ккя вонь! Что ты здесь делешь?

– Дурк, – вместо ответ скзл Мэри-Линетт. – Я чуть не вышибл тебе мозги.

– Ты говорил, что збудешь обо всех этих бреднях. Ты меня обмнул.

– Мрк, ты не... Поговорим позже... Ты ничего здесь не слышл? – Мэри-Линетт пытлсь собрться с мыслями.

– Что, нпример?

Спокойствие Мрк зствило Мэри-Линетт почувствовть себя глупо.

Зтем голос брт стл более резким:

– Что-то вроде воя?

– Нет. Что-то вроде сопения. – Мэри-Линетт понемногу успокивлсь.

– Ничего я не слышл. Двй лучше пойдем отсюд подобру-поздорову. Что мы скжем, если вдруг выйдет Джейд?

Мэри-Линетт не ншлсь что ответить. Мрк обитл в совсем другом мире – счстливом сияющем мире, где смым худшим, что могло случиться в эту ночь, был подобня ситуция.

Нконец он скзл:

– Мрк, послушй. Я твоя сестр. У меня нет никких причин лгть тебе, или подшучивть нд тобой, или унижть кого-то, кто тебе нрвится. Я не хочу делть поспешных выводов... и ничего не выдумывю. Но я говорю тебе совершенно серьезно: с этими девушкми что-то нечисто.

Мрк открыл было рот, но он неумолимо продолжл:

– Поэтому сейчс ты волен выбрть любой из двух вринтов: либо у меня крыш поехл, либо я говорю првду. Ты действительно считешь, что я сумсшедшя?

В эту минуту Мэри-Линетт вспомнил прошлое: кк они поддерживли друг друг в те ночи, когд болел мм; кк он читл ему вслух книжки; кк зклеивл плстырем его црпины и оствлял ему побольше печенья н звтрк. И хотя Мэри-Линетт не могл видеть Мрк в темноте, он чувствовл, что он тоже вспомнил об этом. Они испытли вместе тк много. И они всегд будут вместе.

Нконец Мрк спокойно произнес:

– Ты не сумсшедшя.

– Спсибо.

– Но... Джейд не может никому причинить зл. Я просто уверен в этом. И с тех пор, кк я ее встретил... – Он н минуту умолк. – Мэри, кжется, теперь я зню, для чего живу. Он не похож ни н одну из тех девушек, которых я когд-либо встречл. Он... он ткя смеля, и ткя збвня, и ткя... он одн ткя.

«А я-то считл, что все дело в белокурых волосх, – подумл Мэри-Линетт. – Похоже, что дело серьезней».

Он был тронут и удивлен переменой, происшедшей в Мрке. Но еще больше нпугн. Нпугн до полусмерти. Ее кпризный, циничный бртец ншел нконец, в кого влюбиться... и, возможно, его избрнниц – достойня нследниц Лукреции Борджи.

– Мэри, может, мы все-тки пойдем домой?

Мрк скрывл темнот, но по его голосу Мэри-Линетт понял, что дело и впрямь серьезней некуд. Ей стло совсем не по себе.

– Мрк...

Внезпно он умолкл: снружи зжегся свет. Они с Мрком тут же, столкнувшись головми, выглянули в окно сря.

– Зкрой дверь, – прошипел Мэри-Линетт тким тоном, что Мрк тут же зкрыл дверь сря.

– Сиди тихо, – добвил он, схвтив его з руку и оттолкнув к соседней стене.

Он осторожно глядел в окно. Первой через зднюю дверь вышл Ровен, зтем Джейд, потом Кестрель. Кестрель несл лопту.

– О боже...

– Что случилось? – Мрк попытлся взглянуть в окно. Мэри-Линетт зжл ему рот рукой.

А случилось то, что девушки снов собирлись копть в сду.

Сейчс они шли с пустыми рукми. Но что же они нмеревются делть? Уничтожить улику? Збрть ее в дом и сжечь или рсчленить н куски?

Сердце у Мэри-Линетт бешено билось.

Мрк бросился к окну и выглянул нружу. Мэри-Линетт услыхл, кк он попытлся вздохнуть, но у него перехвтило дыхние. Может, он хотел нйти всему этому ккое-то невинное объяснение? Мэри-Линетт сжл его плечо.

Брт и сестр нблюдли, кк девушки рботют лоптой, сменяя друг друг. И вновь Мэри-Линетт порзилсь тому, нсколько они сильные. Ведь Джейд выглядел ткой хрупкой.

Всякий рз, когд кто-нибудь из сестер окидывл взглядом сд, сердце Мэри-Линетт подпрыгивло в груди.

«Только бы они нс не увидели, только бы не услышли, не поймли!»

Рядом с девушкми уже обрзовлсь внушительня куч земли, но вот Ровен и Кестрель склонились нд ямой. Они вытщили из нее длинный предмет, звернутый в мешок для мусор, который Мэри-Линетт уже видел прежде. Кзлось, он был жестким... и порзительно легким. В тот первый рз Мэри-Линетт удивилсь: пкет был слишком легким для труп. Или слишком жестким... Кк долго длится трупное окоченение?

Мрк дышл неровно и тяжело, с присвистом.

Девушки понесли пкет к проходу в зрослях.

Мрк выруглся.

Мэри-Линетт лихордочно сообржл, что предпринять.

– Мрк, оствйся здесь. Я пойду з ними...

– Я с тобой!

– Ты должен рсскзть ппе, если со мной что-то случится...

– Я пойду с тобой.

Времени н споры не было. В глубине души Мэри-Линетт дже обрдовлсь, что Мрк пойдет с ней. Он с трудом выдохнул:

– Тогд пошли. И – ни звук!

Ночь был темня, и Мэри-Линетт опслсь, что сестры уже потерялись из виду. Но когд они с Мрком протиснулись сквозь кусты рододендронов, то зметили впереди свет. Крошечный подпрыгивющий белый огонек. Сестры взяли с собой ручной фонрик.

«Не шуми, ступй осторожно», – Мэри-Линетт не решлсь скзть это Мрку вслух. Но он снов и снов, будто зклинние, твердил это про себя. Он вся целиком сосредоточилсь н тонком, похожем н хвост кометы лучике свет, который вел их в темноте.

Огонек вел их н юг, к сосновому бору. Прошло немного времени, и они углубились в лес.

«Куд же они нпрвляются?» – думл Мэри-Линетт. Он ощущл, кк нпрягются ее мышцы, когд он пытется идти быстрее и при этом не шуметь. Им повезло: душистя, немного влжня сосновя хвоя густым ковром устилл землю, зглушя шги. Мэри-Линетт почти не слышл шгов Мрк позди себя, если только он не оступлся.

Кзлось, они шли целую вечность. Было очень темно, хоть глз выколи, и Мэри-Линетт быстро потерял ориентцию. Он уже не понимл, где они нходятся и кк смогут отсюд выбрться.

«Черт... я совсем рехнулсь: зтеял ткое... д еще и Мрк втянул. А теперь мы збрлись в смую чщу лес в компнии трех ненормльных девиц...»

Огонек змер н месте.

Мэри-Линетт остновилсь и вытянул руку, чтобы остновить Мрк. Тот немедленно нлетел н нее. Мэри-Линетт не спускл глз с огоньк, пытясь убедиться, что он действительно неподвижен.

Д. Он не двиглся. Луч фонрик был нпрвлен н землю.

– Двй подберемся поближе, – прошептл Мрк Мэри-Линетт н ухо.

Он кивнул и стл подкрдывться к огоньку – тк медленно и тихо, кк только могл. Через кждые несколько шгов он остнвливлсь и змирл, присмтривясь к свету фонря: не придет ли он опять в движение.

Но огонек оствлся неподвижен. Мэри-Линетт опустилсь н землю и последний десяток шгов до кря вырубки, где сестры остновились, проползл по земле. Отсюд ей хорошо было видно, что они делют.

Копют... Рскидв лоптой сосновую хвою, Кестрель нчл рыть яму.

Мэри-Линетт почувствовл, кк Мрк, сминя ппоротники, подползет к ней сзди. Он слышл, кк тяжело он дышит. Он все видел!

«Прости, Мрк. Прости меня».

Теперь уже можно было не сомневться. Теперь Мэри-Линетт все точно знл. Не нужно было дже зглядывть в мешок.

«Кк же я смогу нйти это место? Кк я вспомню, где оно нходится, когд приведу шериф? Это похоже н лбиринт в одной компьютерной игре... повсюду вечнозеленый лес, и ни один его учсток не отличить от другого».

Мэри-Линетт зкусил губу. Подстилк из влжной хвои, н которой он лежл, был удобной – мягкой и упругой. Они могут дождться здесь, пок сестры не уйдут, зтем кк-нибудь пометить деревья. Сделть фотоснимки.

В свете фонря он увидел руку, положившую лопту. Зтем Ровен и Кестрель подняли упковнный в мешок для мусор предмет («Джейд, нверное, держит фонрь», – подумл Мэри-Линетт) и опустили его в яму.

«Прекрсно. Теперь остлось лишь зкопть...»

Луч фонря высветил нклонившуюся нд лоптой Ровену. Он нчл быстро зсыпть яму.

Мэри-Линетт обрдовлсь. «Теперь уже скоро», – подумл он и вздохнул с облегчением.

Но вдруг...

Луч фонря резко дернулся. Мэри-Линетт прижлсь к земле, широко рскрыв глз. В свете луч он увидел силуэт – ореол золотых волос, окутывющий лицо... Кестрель! Кестрель вся нпряглсь и зстыл, обернувшись в сторону Мрк и Мэри-Линетт. Он прислушивлсь. Прислушивлсь...

Мэри-Линетт лежл совершенно неподвижно; он дышл открытым ртом, стрясь не издвть ни звук. В мягкой упругой хвойной подстилке копошились ккие-то мелкие тври. Мэри-Линетт не решилсь пошевелиться, дже когд почувствовл, что у нее по спине под рубшкой кто-то ползет.

В ушх у нее звенело от нпряжения. Но в лесу было тихо... непрвдоподобно тихо. Единственное, что он слышл, – это биение своего сердц... кзлось, что оно бьется прямо в горле и звук отдется в голове.

Мэри-Линетт было стршно.

И это был не просто стрх. Ткие ощущения он испытывл, лишь когд ей было лет девять или десять. Стрх привидений. Стрх того, чего н свете не бывет... А вдруг?..

Кк бы то ни было, но при виде силуэт Кестрель н фоне темного лес Мэри-Линетт охвтил стрх, будто он увидел чудовище. Он оцепенел от ужс.

«Господи!.. Я не должн был приводить сюд Мрк...»

Но тут он услышл звук его дыхния. Просто слбый звук, не свистящий, скорее похожий н кошчье мурлыкнье. Тк он дышл в детстве, когд тяжело болел.

Кестрель змерл, повернув голову, словно нстороженно прислушивясь.

«Мрк! Не дыши... Здержи дыхние!»

...События рзвивлись с молниеносной быстротой.

Кестрель ринулсь вперед. Мэри-Линетт с ужсом смотрел, с ккой невероятной скоростью он мчится, подпрыгивя н бегу. Слишком быстро! Ни один чело-век не может бегть тк быстро...

Кто же они, эти девушки?

Перед глзми Мэри-Линетт змерцли ритмичные вспышки. Прыжок... Кестрель летит нд землей. Кругом лишь темные деревья... Ночня ббочк, поймння лучом свет...

Кестрель приземлилсь...

«Ндо зщитить Мрк!»

Олень! Кестрель в прыжке нстигл оленя. В мозгу Мэри-Линетт пронеслсь верениц беспорядочных, бессмысленных обрзов. У нее вдруг промелькнул дикя мысль, что это вовсе не Кестрель, один из тех хищных динозвров, которых он видел в кино. Кестрель двиглсь тк же, кк они.

А может, это вовсе не олень?.. Но Мэри-Линетт видел белое пятнышко н его шее, похожее н кружевной гофрировнный воротничок н шее у юной девушки. Он видел его влжные темные глз.

Олень пронзительно зкричл.

«Невероятно... Не может быть!»

Кестрель переплелсь в один клубок с оленем, который лежл н земле, вздргивя тонкими ногми. Он зрылсь лицом в белое пятно, обхвтив оленью шею рукми.

Олень опять зкричл и отчянно збился в судорогх.

Зтем луч фонря опустился ниже. У смой кромки свет Мэри-Линетт рзличил две другие фигуры, присоединившиеся к Кестрель. Они все вместе удерживли оленя. Животное еще рз конвульсивно дернулось и больше не сопротивлялось. Все зтихло. Мэри-Линетт видел волосы Джейд нстолько хорошо, что н темном фоне в свете фонря могл рссмотреть дже отдельные пряди.

Н лесной поляне црил тишин. Склонившись нд оленем, три девушки ритмично двигли плечми. Мэри-Линетт не видел, что они делют, но в общем сцен был знкомой. Он множество рз зпечтлен в документльных фильмх – дикие собки, львицы, волки. Стя згнл жертву и принялсь пировть.

«Я всегд стрлсь... быть хорошим нблюдтелем. И теперь я должн верить тому, что вижу...»

До нее долетло неровное, со всхлипми, дыхние Мрк.

«Господи, помоги мне вытщить его отсюд. Молю тебя, дй нм выбрться!»

Нконец оцепенение прошло. У нее кровоточил губ: должно быть, он прикусил ее, нблюдя сцену с оленем. Рот нполнился медным привкусом стрх.

– Пойдем, – почти беззвучно прошептл он, приподнявшись. Футболк у нее здрлсь, мелкие веточки и хвоя црпли живот. Он схвтил Мрк з руку. – Скорей!

Но Мрк, штясь, вдруг стл поднимться во весь рост.

– Мрк! – Изловчившись, Мэри-Линетт встл н колени и попытлсь пригнуть его к земле.

Он рвнулся в сторону и шгнул к вырубке.

– Нет...

– Джейд! – громко позвл Мрк, продолжя идти вперед.

Мэри-Линетт двинулсь вслед з ним. Все рвно их уже обнружили, и теперь невжно, что делет Мрк. Просто он должн быть рядом с ним.

– Джейд! – Мрк схвтил фонрь и нпрвил его свет прямо н девушек, склонившихся нд оленем у кря поляны.

Все трое обернулись к нему, У Мэри-Линетт все поплыло перед глзми. Одно дело догдывться, и совсем другое – видеть. Видеть три прекрсных лиц, сияющих белизной в луче свет... с губми и щекми, вымзнными чем-то вроде губной помды – ярко-крсной, кк ягоды млины.

Но это был не губня помд и не рздвленные ягоды, кровь, и ее пятн покрывли белую шею оленя.

«Они ели оленя... Они действительно ели оленя! Господи, кк же это?..»

Ккя-то чсть сознния Мэри-Линетт – т чсть, что впитл в себя фильмы ужсов, – ожидл сейчс, что девушки зшипят и с жуткими гримсми окроввленными рукми зкроют лиц от свет.

Но ничего ткого не случилось. Не было ни животных криков, ни демонических голосов, ни кких-либо прочих вывертов.

Пок Мэри-Линетт стоял, зстыв н месте от ужс, Мрк пытлся отдышться, Джейд выпрямилсь.

– Что вы здесь делете? – рссеянно спросил он с недоумением и досдой. Обычно тким тоном девушки говорят с ухжерми, которые их преследуют и докучют мольбми о свиднии.

Последовло долгое молчние. Зтем Ровен и Кестрель поднялись н ноги. Мрк тяжело дышл, Переводя луч фонря с одной девушки н другую, но постоянно возврщясь к Джейд.

– Это я вс спршивю: что вы здесь делете?! – воскликнул он.

Луч свет скользнул к яме, зтем опять к девушкм.

– Я первя спросил, – скзл Джейд, нхмурившись.

Если бы дело кслось только млдшей из сестер, то Мэри-Линетт, возможно, решил бы, что все не тк стршно. Но Ровен и Кестрель переглянулись, зтем посмотрели н Мрк и Мэри-Линетт. У них были ткие лиц, что Мэри-Линетт похолодел от стрх.

– Вы не должны были следить з нми, – серьезно и печльно скзл Ровен.

– У них не должно было это получиться, – мрчно произнесл Кестрель.

– Это все потому, что от них пхнет козми, – пояснил Джейд.

– Что вы здесь делете? – зкричл Мрк срывющимся голосом.

Мэри-Линетт хотел протянуть ему руку, но не смогл дже пльцем пошевелить.

Джейд вытерл рот тыльной стороной лдони.

– Ну, что скжете? – повернулсь он к сестрм. – Что нм теперь делть?

Нступило молчние. Нконец Кестрель скзл;

– У нс нет выбор. Мы должны их убить.

ГЛАВА 9

Эти слов рссмешили Мэри-Линетт. Они нпомнили ей дурцкие фрзы из дешевых боевиков. «Убить их, убить их, убить...»

Мрк кк-то стрнно рссмеялся.

«То, что произошло, действительно для него очень плохо, – с кким-то стрнным спокойствием подумл Мэри-Линетт. – То есть было бы плохо, если бы мы сделли вид, что ничего не происходит. Он и тк боялся девушек, д и вообще был пессимистом».

– Почему бы нм не присесть? – вздохнув, скзл Ровен. – Постремся во всем рзобрться.

Мрк откинул нзд голову и снов рссмеялся.

– Почему бы нет? Двйте присядем.

«У них скорость, кк у гончих, – думл Мэри-Линетт. – Если мы сейчс побежим, они нс догонят. Но если мы сядем, они успокоятся, и я отвлеку их... или удрю чем-нибудь...»

– Сядь! – прикзл он Мрку.

Ровен и Кестрель оствили оленя и сели. Джейд некоторое время стоял, уперев руки в бок, но потом тоже сел.

Дже усевшись н землю, Mapк продолжл вести себя кк боксер в нокдуне и непрестнно водил фонриком из стороны в сторону.

– Вы не просто девушки. Вы что-то другое... Н смом деле вы...

– Мы – вмпиры, – резко прервл его Джейд.

– Верно. – Мрк устло улыбнулся. – Совершенно верно, – повторил он.

Мэри-Линетт збрл у него фонрь. Он хотел проверить его. Твердый плстик и метлл. Кк оружие сгодится.

И пок одн чсть ее рссудк сообржл: «Улучить момент, ослепить их светом фонря и быстро удрить одну из них», другя рзмышлял: «Джейд имеет в виду, что они – люди, считющие себя вмпирми; люди с этой стрнной болезнью, которя вызывется немией». Нконец он скзл себе: «Ткое могло бы случиться и с тобой. В этом нет ничего сверхъестественного».

И все же взгляд н мир у Мэри-Линетт изменился окончтельно.

– Это отвртительно! – кричл Мрк. – Ты встречешь девушку, и он кжется тебе прекрсной, и ты рсскзывешь о ней друзьям, зтем вдруг выясняется, что он вмпир... Рзве не отвртительно?!

«Черт возьми, д у него истерик!» – с ужсом понял Мэри-Линетт. Он схвтил его з плечо и сдвленно прошептл н ухо:

– Прекрти немедленно!

– Не вижу смысл рзговривть с ними, Ровен, – консттировл Кестрель. – Ты знешь, что нужно делть.

Ровен потерл лоб.

– Я думл, мы сможем воздействовть н них, – произнесл он вполголос.

– Ты знешь, что это не срботет. – Голос Кестрель звучл тихо и ровно.

– Почему? – резко спросил Джейд.

– Они следили з нми не без причины, – устло произнесл Ровен, кивнув в сторону ямы. – Они подозревли нс... но кк долго?

Ровен взглянул н Мэри-Линетт.

– Я видел, кк вы рыли яму в сду во вторник ночью, – скзл Мэри-Линетт. Он кивнул в сторону только что вырытой ямы: – Тм вш тетя?

Последовл непродолжительня пуз. Ровен чувствовл себя неловко. Зтем он кивнул – медленно и элегнтно.

– О, черт! – зкрыв глз, Мрк звертел головой. – Черт возьми! Они зсунули миссис Бердок в мешок!

– Дв дня. – Ровен взглянул н Джейд. – Они подозревли нс целых дв дня. Мы не можем стереть это из их пмяти: з это время все переплелось с другими воспоминниями. Мы никогд ни о чем не узнли бы, если бы не поймли их здесь.

– Ну, мы можем просто стереть все, что случилось з последние дв дня, – скзл Джейд.

Кестрель фыркнул:

– И еще дв человек будут бродить здесь с чувством потерянного времени!

В мозгу у Мэри-Линетт мгновенно срботло:

– Тодд Эйкерс и Вик Кимбл! Вы кким-то обрзом вызвли у них мнезию. Я тк и знл, что это связно с вми.

– У нс нет выбор, – спокойно скзл Кестрель Ровене. – И ты понимешь это не хуже меня.

«Он вовсе не зля, – понял вдруг Мэри-Линетт. – Просто очень прктичня. Если бы львиц, или волчиц, или ястреб могли говорить, они скзли бы то же смое: «Мы должны убить или умереть».

Неожиднно для смой себя Мэри-Линетт почувствовл к девушкм стрнную симптию... и увжение.

У Ровены был грустный вид. Очень грустный... Весь ее облик говорил: это ужсно, но кому-то здесь придется неслдко. Он склонил голову, зтем поднял ее и взглянул Мэри-Линетт прямо в лицо. Их взгляды встретились, змерли... Спустя мгновение Ровен слегк изменилсь в лице и кивнул.

Мэри-Линетт знл: только что они поняли друг друг без слов. Обе готовы сржться и умереть з своих близких. Это преднзнчение стрших сестер...

«Д уж, кому-то здесь придется неслдко, – подумл Мэри-Линетт. – Вы угрожете моей семье, и я буду ее зщищть».

Он знл, что Ровен все понимет. Ровене действительно не хотелось ее убивть...

– Нет! – прозвенел вдруг пылкий возглс. Мэри-Линетт узнл голос Джейд.

Джейд вскочил н ноги. Сжв кулки, он рзрзилсь пртоком слов, извергющихся, словно кипящя лв:

– Нет! Вы не посмеете убить Мрк! Я вм зпрещю!

– Не будь знудой, – осдил ее Кестрель. Джейд вся дрожл, нпрягшись, кк кошк, приготовившяся к прыжку.

– Вы просто не можете сделть это! Мне кжется... мне кжется...

– Джейд...

– Я зню, что он – мой духовный супруг. Нступил мертвя тишин. Зтем Ровен простонл:

– Черт побери...

– Ну вот, приехли, – отозвлсь Кестрель. Обе глядели н Джейд не отрывясь.

«Пор!» – решил Мэри-Линетт. Он со злостью змхнулсь фонриком н Кестрель, чтобы «вырубить» ее первой. Ровен, он ндеялсь, не стнет вмешивться, если отключить ее сестру. Но удр не получилось. Мрк бросился к Мэри-Линетт и стукнул ее по руке.

– Не трогй Джейд!

И тут все звертелось в бешеном клубке: змелькли руки, ноги, сцепившиеся пльцы, посыплись пинки... Мрк и Джейд пронзительно вопили; пытясь рзнять дерущихся. У Мэри-Линетт вырвли из рук фонрь. Он вцепилсь в чьи-то длинные волосы. Кто-то удрил ее ногой тк, что ребр зныли от боли.

Он почувствовл, что ее тянут в сторону. Это Мрк пытлся вытщить ее из дрки. Джейд нвлилсь н Кестрель, одновременно рукми вцепившись в Ровену. Все тяжело дышли. Мрк кричл, почти умоляя:

– Тк нельзя! Это ужсно! Это все непрвильно! А Джейд продолжл сердито огрызться:

– Он – мой единственный, ясно? Вм ясно? Он мне не нужен мертвым!

– Он не твой духовный супруг, идиотк, – приглушенно пробормотл Кестрель. Он лежл лицом вниз н подстилке из хвои. – Когд встречешь духовного супруг, тебя поржет, кк молнией. И ты срзу понимешь, что это – единственный человек н свете, преднзнченный только для тебя. Ты не думешь о том, что он твой духовный супруг, ты просто знешь, что он – твоя судьб, нрвится тебе это или нет.

В глубине сознния Мэри-Линетт шевельнулсь смутня тревог, но он не придл ей знчения: сейчс нужно было действовть.

– Мрк, бежим отсюд, – здыхясь, произнесл он. – Бежим!

Но он продолжл крепко ее держть.

– Почему мы должны быть вргми?

– Мрк, они – убийцы. Этого ты не можешь отрицть. Они убили свою тетку.

Все три сестры обернулись и уствились н нее. Половинк луны поднялсь нд деревьями, и Мэри-Линетт были хорошо видны их лиц.

– Мы ее не убивли! – возмущенно воскликнул Джейд.

А Ровен спросил:

– С чего ты это вял?

Мэри-Линетт зстыл от изумления.

– Но вы ведь ее зрыли!

– Д, но мы ншли ее мертвой.

– Кто-то убил ее колом, – скзл Кестрель, вытскивя хвойные иголки из своих золотистых волос. – Возможно, охотник н вмпиров. А вообще, сомневюсь, что вм что-нибудь известно о тких вещх.

– Убили колом... колом? – здохнулся Мрк.

– Д, колом из шткетник.

– Он уже был мертвой? – обртилсь к Ровене Мэри-Линетт. – Но тогд с ккой стти вы зкопли ее н зднем дворе?

– Бросить ее в подвле было бы просто непочтительно.

– Тк почему вы не отнесли ее н клдбище? Ровен рстерялсь. А Джейд скзл:

– Хм... видели бы вы тетю Опл!

– Он выглядел не тк чтобы очень... – скзл Кестрель. – Нечто твердое и окоченевшее. Можно скзть, нстоящя мумия.

– Вот что с нми произошло, – почти извиняющимся тоном произнесл Ровен.

Мэри-Линетт оперлсь спиной н плечо Мрк, и попытлсь по-новому взглянуть н происходящее. Голов у нее шл кругом.

– Итк... вы просто пытлись спрятть ее. Но все рвно... вы что-то сделли с Тоддом Эйкерсом и Виком Ким...

– Они нпли н нс, – прервл ее Джейд. – Они здумли очень плохое и схвтили нс з руки.

– Они?.. – Мэри-Линетт внезпно сел. Ей срзу же все стло ясно. – О боже мой! Эти сопляки!

Почему это не пришло ей в голову рньше? Тодд и Вик... В прошлом году ходили слухи, что они нпли н девушек из Вестгроув. А теперь они пытлись проделть то же смое и с этими, и...

Мэри-Линетт открыл от изумления рот, потом вдруг фыркнул и рсхохотлсь.

– Ой, нет... О... ндеюсь, вы хорошо их отделли?..

– Мы только укусили их немножко, – скзл Ровен.

– Жль, меня тм не было! Вот бы н это посмотреть!

Мэри-Линетт смеялсь. Ровен улыблсь. Кестрель злордно ухмылялсь. И внезпно Мэри-Линетт понял, что никто больше не собирется дрться.

Все глубоко вздохнули, вновь сели и посмотрели друг н друг.

«Они выглядят не тк, кк обычные люди, – подумл Мэри-Линетт, пристльно рзглядывя сестер, освещенных луной. – Если знть, то это тк очевидно!»

Д, они были необыкновенно крсивы. Ровен с ее мягкими кштновыми волосми и приятным лицом; Кестрель с ее звериной вкрдчивостью и золотистыми глзми; Джейд с изящными чертми лиц и сияющими, кк звездный свет, волосми. Три грции, но только свирепые.

– Лдно, – мягко скзл Ровен. – Похоже, у нс возникл ситуция, в которой придется кк-то рзбирться.

– Мы не собиремся н вс доносить, – скзл Мрк.

Они с Джейд не отрывли взгляд друг от друг.

– У нс тут появились Ромео и Джульетт – вот с чем нужно рзобрться. – Мэри-Линетт взглянул н Ровену.

Но Кестрель ткже обртилсь к Ровене:

– Невжно, что они обещют. Откуд мы знем, что им можно доверять?

Ровен здумлсь, взгляд ее блуждл по всей поляне. Зтем, вздохнув, он кивнул:

– Есть только один способ. Кровные узы. Брови Кестрель взлетели вверх:

– Ты серьезно?

– Что это? – спросил Мэри-Линетт.

– Кровные узы? – рстерялсь Ровен. – Ну, понимешь, это вроде обряд бртния. – Поймв взгляд Мэри-Линетт, он пояснил: – Это свяжет родством нши семьи. Нечто подобное один из нших предков сделл когд-то с семьей ведьм.

«Ведьмы... – подумл Мэри-Линетт. – Вот... черт возьми! Знчит, ведьмы тоже существуют. Интересно, сколько же еще существует ткого, о чем я не зню?»

– Вмпиры обычно не живут с ведьмми, – продолжл Ровен. – И у Хнтер Редферн – этого смого ншего предк – был с ними нстоящя кровня вржд в шестндцтом веке.

– Но он был тогд бездетным, – весело подхвтил Джейд. – И ему пондобилсь помощь ведьмы, инче бы род Редфернов н нем прервлся. Тк что ему пришлось помириться с ведьмми и совершить обряд бртния. Но после этого у него рождлись одни дочки! Х-х!

Мэри-Линетт прищурилсь. «Х-х?» – Поэтому мы немножко ведьмы. Кк и все Редфер-ны, – спокойно пояснил Ровен.

– Нш отец обычно говорил, что именно поэтому мы ткие непослушные, – добвил Джейд. – Это у нс в генх. Потому что в семьях ведьм комндуют женщины.

Мэри-Линетт уже почти полюбил ведьм.

– Х-х!

Мрк искос бросил н нее игривый взгляд.

– Мы можем провести ткой обряд прямо сейчс, – предложил Ровен. – Мы нвсегд стнем одной семьей. И никогд не сможем предть друг друг.

– Без проблем, – скзл Мрк, продолжя смотреть н Джейд.

– Я – не против, – скзл Джейд, одрив Мрк лучезрной улыбкой.

Но Мэри-Линетт здумлсь. То, о чем говорил Ровен, было серьезным делом. Ткое не делется по простой прихоти. Это вм не щенк бездомного подобрть. Это больше похоже н зключение брк. Ответственность н всю жизнь. И если эти девушки и не убивли людей, то они убивли животных. Убивли зубми.

Но люди тоже убивют животных. И не всегд рди пищи. Рзве пить оленью кровь хуже, чем делть обувь из кожи оленят?

Кроме того, кк ни стрнно, он уже чувствовл близость с этими тремя сестрми. З последние несколько минут с Ровеной у нее устновились более тесные отношения, чем с любой из школьных подруг з всю ее жизнь. Симптия и увжение кким-то непостижимым обрзом превртились в полное доверие.

К тому же рзве у них есть выбор?

Мэри-Линетт взглянул н Мрк, зтем н Ровену и медленно кивнул:

– Лдно.

Ровен повернулсь к Кестрель.

– Знчит, дело з мной? – спросил т.

– Мы не можем сделть это без тебя, – скзл Ровен. – Ты же знешь.

Кестрель смотрел вдль, прищурив золотистые глз. В лунном свете, н фоне темных деревьев, ее профиль был смо совершенство.

– Это будет ознчть, что мы никогд не вернемся домой и породнимся с отребьем. Они этого не потерпят.

– Это кто отребье? – встрепенулся Мрк. Ему никто не ответил. Джейд с особым чувством достоинств произнесл:

– В любом случе я не хочу возврщться домой. Я люблю Чужк. И собирюсь рсскзть ему о Црстве Ночи. А все остльное мне совершенно безрзлично.

Мрк открыл было рот, чтобы протестовть, кк подумл Мэри-Линетт, против того, чтобы Джейд тк рисковл рди него, но тут Джейд рссеянно добвил:

– И ей, конечно, тоже. Мрк зкрыл рот. Ровен скзл:

– Кестрель, мы зшли слишком длеко, у нс нет пути нзд.

Кестрель долго и неотрывно смотрел в сторону лес. Зтем внезпно повернулсь к ним и рссмеялсь. В ее глзх мелькнуло что-то дикое.

– Лдно, пойдем до конц. Рсскжем им обо всем. Нплюем н все првил. Ккя нм рзниц?

Мэри-Линетт стло не по себе. Оствлось только ндеяться, что ей не придется пожлеть о случившемся. Но вслух он скзл:

– А кк его совершют... этот обряд?

– Обменивются кровью. Я никогд не делл этого прежде, но это просто.

– Хотя может покзться немного необычным, – вмешлсь Джейд, – потому что после этого вы стнете чуточку вмпирми.

– Чуточку кем? – голос Мэри-Линетт неожиднно стл высоким и тонким.

– Только чуть-чуть. – Сблизив большой и укзтельный пльцы, Джейд покзл крошечный промежуток. – Совсем кпельку.

Кестрель зктил глз.

– Это пройдет через несколько дней, – мрчно скзл он.

Именно это и хотел узнть Мэри-Линетт.

– До того момент, пок тебя опять не укусит вмпир, – добвил Ровен. – В остльном это совершенно безопсно. Честное слово.

Мэри-Линетт и Мрк молч переглянулись. Им уже не требовлось слов. Они обнялись. Зтем Мэри-Линетт вздохнул и стряхнул с колен ветку ппоротник.

– Лдно, – скзл он с ккой-то беспечностью, но довольно решительно. – Мы готовы.

ГЛАВА 10

Это было похоже н ожог медузы. Зкрыв глз, Мэри-Линетт отвернулсь от Ровены, когд т укусил ее в шею. Он вспомнил об олене и вскрикнул. Но боль был не ткой уж сильной и почти срзу прошл. Мэри-Линетт ощутил, кк по ее шее течет тепля кровь, через мгновение почувствовл головокружение и слбость. Но смое интересное – у нее неожиднно возникло совершенно новое ощущение. Он читл мысли Ровены! Это было тк, кк если бы Он видел их, но без помощи глз. Они были огненно-крсного цвет, будто рскленные угольки в костре, пушистые и округлые, кк шрики горячего гз, плвющие в прострнстве. Не это ли имеют в виду экстрсенсы, когд говорят о человеческой уре?

Зтем Ровен отступил нзд, и все зкончилось. Необычное ощущение исчезло.

Мшинльно дотронувшись до шеи, Мэри-Линетт почувствовл что-то влжное. Рнк немного болел.

– Не трогй, – скзл Ровен, вытиря губы большим пльцем. – Через минуту все пройдет.

Мэри-Линетт зжмурилсь, чувствуя слбость. Он глядел н Мрк, которого только что отпустил Кестрель. Мрк был в порядке, хотя выглядел слегк ошеломленным. Мэри-Линетт улыбнулсь ему, он поднял брови и слегк покчл головой.

«Интересно, кк выглядят его мысли?» – подумл Мэри-Линетт. Зтем, вздрогнув, спросил:

– Что ты делешь?

Ровен сорвл прутик и пробовл, нсколько острый у него кончик.

– Для кждого вид обиттелей Црств Ночи существует вещество, которое для него вредно, – объяснял Ровен. – Для оборотней это серебро, для ведьм – железо, для вмпиров – дерево. Нм можно ннести рну только деревом, – добвил он.

– Не понимю... то есть не понимю, зчем? – спросил Мэри-Линетт, хотя н смом деле уже все понимл. Он видел, кк следом з прутиком, которым Ровен провел по зпястью, появляется цепочк крошечных крсных кпелек.

Итк, это обмен кровью, кк и скзл Ровен.

Мэри-Линетт сглотнул, Он не смотрел н Мрк и Кестрель.

«Я сделю это первой, и он увидит, что это не тк уж стршно, – убеждл он себя. – Я смогу сделть это... И мы тким обрзом остнемся живы».

Ровен смотрел н нее, протянув зпястье.

«Медный вкус стрх». Мэри-Линетт зтошнило.

Он зкрыл глз и поднесл ко рту зпястье Ровены.

Теплот... Все нормльно... И вкус совсем не медный, ккой-то нсыщенный – пряный и необычный. Позже, когд он пытлсь описть его, н ум приходило лишь: слегк внильный, шелковистый и почему-то нпоминет водопд. Чуть-чуть слдковтый.

А потом ей вдруг покзлось, что он способн горы свернуть.

– Ну, подруг! – Голос Мрк звучл восторженно-бесшбшно. – Если б ты могл рзлить это по бутылкм, то зрботл бы миллионы!

– Не ты первый это придумл, – холодно проговорил Кестрель. – Люди убивют нс из-з ншей крови.

– Поговорите позже, – твердо прервл их Ровен. – А сейчс звершим обряд.

У Кестрель мысли были золотистого цвет. С острыми сверкющими бриллинтовыми грнями.

– Хвтит, Джейд, – скзл Ровен. – Мрк! Довольно, ребят. Отпустите друг друг!

Мэри-Линетт увидел, кк Ровен рстщил их в рзные стороны. Н лице у Мрк сиял глупя улыбк, и Мэри-Линетт почувствовл крошечный укол звисти. Кково это – увидеть мысли человек, в которого влюблен?

Мысли Джейд были серебристо-кружевные, похожие н шрики филигрни, словно рождественское елочное укршение. Глотнув крови Джейд, Мэри-Линетт почувствовл искрящуюся легкость. Будто по ее венм зструился горный поток.

– Хорошо, – скзл Ровен. – Теперь у нс общя кровь.

Он протянул руку, Джейд и Кестрель протянули свои. Мэри-Линетт взглянул н Мрк, и они сделли то же смое. Руки их соединились, будто спицы в колесе.

– Мы обещем быть вшими родственникми, всегд поддерживть и зщищть вс, – произнесл Ровен.

Зтем он кивнул Мэри-Линетт.

– Мы обещем быть вшими родственникми, – медленно повторил Мэри-Линетт, – и всегд поддерживть и зщищть вс.

– Вот и все, – просто скзл Ровен. – Мы – одн семья.

– Пойдемте домой, – предложил Джейд.

Но снчл нужно было зкончить с похоронми тети Опл. Мэри-Линетт нблюдл, кк Ровен рзбрсывет хвойные веточки н могильном холмике.

– Вы нследовли ткже и ншу кровную месть, – любезно объяснил Кестрель Мэри-Линетт. – Это знчит, что вы должны помочь нм выяснить, кто ее убил.

– Я все время пытлсь это сделть.

Олень остлся лежть н прежнем месте. Ровен взглянул н него:

– Здесь много пдльщиков. Он послужит им пищей.

«Что ж, тков жизнь», – подумл Мэри-Линетт, когд они покидли поляну. Он оглянулсь нзд... и н мгновение ей покзлось, что он зметил ккую-то тень и мерцние зеленовто-орнжевых глз н одном уровне с ее взглядом... Это был зверь крупнее койот.

Но только он открыл рот, чтобы скзть об этом, кк тень исчезл.

«Неужели мне это привиделось? Нверное, что-то со зрением... Все кжется слишком ярким».

Ей кзлось, что все ее чувств изменились, кк-то обострились. Поэтому выйти из лес ей сейчс было легче, чем зйти в него. Мрк и Джейд шли рядом. А когд им н пути встречлось ккое-нибудь препятствие, они помогли друг другу.

– Ну кк, ты счстлив? – тихо спросил Мэри-Линетт, порвнявшись с бртом.

В лунном свете он зметил его улыбку – испугнную и зстенчивую.

– Д... Нверное, счстлив... Помолчв минуту, он скзл:

– Похоже... не зню, кк это описть, но похоже, что я тесно связн с Джейд. Он действительно видит меня. Я имею в виду – не внешне. Он видит меня изнутри, и я ей нрвлюсь. Никто прежде не относился ко мне тк... кроме тебя.

– Я рд з тебя.

– Послушй, – скзл он, – я думю, мы должны подыскть кого-нибудь для тебя. Ведь здесь много прней...

Мэри-Линетт фыркнул:

– Мрк, если я зхочу с кем-то встречться, то спрвлюсь см. И в помощи твоей не нуждюсь. Он опять зстенчиво улыбнулся:

– Извини.

Но Мэри-Линетт здумлсь. Конечно, ей хотелось нйти кого-нибудь, кто бы по-нстоящему ее понял. Все мечтют об этом. Но у многих ли это выходит?

И здесь не тк уж много прней...

Он поймл себя н том, что опять думет о Джереми Лветте. У него ткие ясные крие глз...

Но он не могл удержть обрз этих глз. Он стл рсплывться, и, к ее ужсу, перед ней возникли глз, вспыхивющие синим, золотым и серым – в звисимости от освещения.

Господи, только не это! Меньше всего ей хотелось бы, чтобы Эш мог читть в ее душе. И совсем не рдовл перспектив рзделить с ним свою судьбу.

– Что бы мне хотелось знть, тк это кто сделл вс вмпирми? – спросил Мрк. – Струх Бердок? Вш тетя?

Все сидели в гостиной фермы Бердок, рзместившись кто в креслх, кто н огромном, плотно нбитом дивне в викторинском стиле. Ровен рзжигл кмин.

– Никто, – с видом оскорбленного достоинств ответил Джейд. – Нс не сделли вмпирми. Мы – лмии. – Он произнесл это кк «лм-ми-и».

Мрк искос взглянул н нее.

– Ми-и... А что это?

– Это мы. Это вмпиры, которые могут иметь детей, могут есть и пить, могут стреть, если пожелют, и жить семьями. Это лучшие из вмпиров.

– Это основной вид вмпиров, – скзл Кест-рель. – В общем, тк: есть дв рзных вид вмпиров, понимешь? Одни снчл бывют людьми, потом изменяются, когд вмпир их укусит. А другие рождются вмпирми. Вот к этому виду мы и приндлежим. Нш родословня уходит... ну, можно скзть, в глубину времен.

– В ужсную глубину, – опять вмешлсь Джейд. – Мы – Редферны. Мы возникли еще в доисторические времен.

Мэри-Линетт моргнул. Зтем нервно спросил:

– Но ведь вы все трое не ткие стрые? Ровен подвил смешок.

– Мне – девятндцть, Кестрель – семндцть, Джейд – шестндцть. Мы еще не остновили свой возрст.

Кестрель посмотрел н Мэри-Линетт.

– Кк ты думешь, сколько лет было ншей тетке?

– Хм... нверное, около семидесяти – семидесяти пяти...

– Когд мы виделись с ней последний рз, он выглядел приблизительно н сорок, – скзл Кестрель. – Это было десять лет нзд, когд он покидл нш остров.

– Но в действительности он прожил к тому времени семьдесят четыре год, – скзл Ровен. – Вот что с нми случется, если мы прекрщем сдерживть процесс стрения, – стрость срзу же нс нстигет.

– Это бывет весьм збвно, если вы прожили пять или шесть веков, – сухо добвил Кестрель.

– Знчит, этот остров, откуд вы приехли, и есть Црство Ночи? – спросил Мэри-Линетт.

Ровен удивилсь.

– Нет, это просто тихий, безопсный городок. В общем, место, где нет обычных людей, тм живем только мы. Хнтер Редферн ншел его еще в шестндцтом веке, поэтому у нс есть где спокойно жить.

– Проблем лишь в том, – сверкнул золотистыми глзми Кестрель, – что все тм до сих пор живут по обычям шестндцтого век. И соблюдют првило, по которому никто оттуд не может уехть, з исключением мужчин и молодых людей, которым полностью доверяют.

«Кк Эш, нпример», – подумл Мэри-Линетт. Он чуть было не скзл об этом, но Ровен вновь зговорил:

– Поэтому мы оттуд и убежли. Мы не зхотели выходить змуж, когд нм прикжет отец. Мы хотели увидеть большой мир людей. Мы хотели...

– Есть ккую попло пищу, – с восторгом зщебетл Джейд. – Читть журнлы, носить брюки и смотреть телевизор.

– Когд тетя Опл покидл остров, он не скзл никому, кроме меня, куд уезжет, – продолжл рсскзывть Ровен. – Он скзл, что едет в этот мленький городок, который нзывется Вересковый Ручей, где семья ее муж построил дом еще сто пятьдесят лет нзд.

– Лдно, но... тогд где же нходится Црство Ночи? – перебиря пльцми шелковые кисточки ярко-зеленой дивнной подушки, спросил Мэри-Линетт.

– Это вовсе не ккое-то место... – неохотно отозвлсь Ровен. – Это... это трудно объяснить. Предполгется, что вы, люди, не должны дже подозревть о его существовнии. Дв смых глвных Зкон Црств Ночи глсят, что смертные не должны знть о его существовнии и что его обиттелям зпрещется влюбляться в смертных.

– А Джейд только что нрушил об, – проворчл Кестрель.

У Джейд был вполне довольный вид.

– Тех, кто нрушет эти зконы, ждет смерть, – скзл Ровен. – Но... вы – нш семья. Тк что слушйте...

Он глубоко вздохнул.

– Црство Ночи – это тйное сообщество не только вмпиров, но ткже ведьм и оборотней. Все это его обиттели. Они повсюду, они живут среди людей.

«Повсюду?» – изумилсь Мэри-Линетт. Это был пугющя мысль... но все же любопытня. Итк, вокруг нходился целый мир, о существовнии которого он и не подозревл, – неведомя облсть, ткя же чуждя, кк тумнность Андромеды.

Мрк, кзлось, не слишком волновло, что вмпиры живут с ним бок о бок. Он улыблся Джейд, облокотясь н темно-зеленый влик дивн.

– Знчит, ты умеешь читть мысли? Можешь скзть, о чем я сейчс думю?

– Духовные супруги могут читть мысли друг друг безо всякого труд, – уверенно скзл Джейд Мрку.

Духовные супруги... Мэри-Линетт зхотелось сменить тему рзговор. Он почувствовл себя кк-то неуютно, в ушх ззвенело.

– Я хочу, чтобы ты перестл говорить об этом. То, что ты обрел, – горздо лучше, чем встретить духовного супруг, – обртилсь Ровен к Джейд. – Прежде чем полюбить человек, ты снчл его узнешь. А духовного супруг не выбирют – встретив его, ты не влстн что-либо изменить, и твои чувств к нему не имеют никкого знчения. Он может совершенно не подходить тебе – ни по своему внешнему облику, ни по хрктеру, ни по возрсту. Но без него ты никогд не будешь счстлив по-нстоящему.

В ушх у Мэри-Линетт звенело все сильней. Он больше не могл молчть.

– А что, если это с тобой случилось... если ты встретил кого-то и вы окзлись духовными супругми, но тебе этого не хочется? – спросил он Ровену кким-то чужим, вдруг охрипшим голосом. – Можно ли кк-то избвиться от этого?

Нступил тишин. Мэри-Линетт увидел, что все взгляды обрщены н нее.

– Я никогд о тком не слышл, – медленно проговорил Ровен. Ее крие глз испытующе глядели н Мэри-Линетт. – Но я думю, ты можешь спросить у ккой-нибудь ведьмы... если у тебя проблемы.

Почувствовв ком в горле, Мэри-Линетт сглотнул. Ровен смотрел н нее тк лсково и дружелюбно, что у Мэри-Линетт возникло огромное желние поговорить с кем-нибудь... с тем, кто сможет ее понять.

– Ровен...

Больше ей не удлось скзть ни слов. Ровен, Кестрель и Джейд внезпно оглянулись, уствившись н входную дверь, – будто кошки, которые учуяли что-то, чего не могут слышть люди. Првд, спустя мгновение Мэри-Линетт тоже услыхл этот звук, звук шгов н прдном крыльце, – топ-топ-топ – довольно чстый... А зтем глухой стук.

– Эй, тм кто-то есть, – скзл Джейд и, прежде чем Мрк успел остновить ее, вскочил и нпрвилсь к двери.

ГЛАВА 11

– Джейд, подожди минуту! – воскликнул Мрк. Джейд, рзумеется, не подождл ни секунды. Но он змешклсь с зсовми н входной двери, и Мэри-Линетт вновь услыхл быстрое топ-топ-топ – кто-то убегл прочь. Джейд, открыв дверь нрспшку, выскочил стрелой н крыльцо... и вскрикнул. Протиснувшись вперед, Мэри-Линетт увидел, что Джейд провлилсь одной ногой в дыру н крыльце – в том месте, где не хвтло доски. Туд провливлись все, кто не знл об этой дыре. Но Джейд вскрикнул не из-з этого.

Причиной был коз.

– О боже, – скзл Мрк. – Кто это сделл? Лишь только взглянув н животное, Мэри-Линетт почувствовл жр в груди. Это было болезненное, скверное ощущение. Кзлось, что легкие сжлись, дыхние перехвтило. В глзх у нее потемнело.

– Двйте знесем ее внутрь, – скзл Ровен. – Джейд, с тобой все в порядке?

Джейд дышл неровно, со всхлипми. Он чувствовл то же смое, что и Мэри-Линетт. Мрк нклонился, чтобы вытщить ее из дыры.

Ровен и Кестрель подняли козу з ноги. Мэри-Линетт вернулсь в дом, зкусив губу. Н месте не зтянувшейся еще рнки выступил кровь, вновь нполнив рот вкусом меди.

Козу положили при входе в гостиную, н коврик со стринным узором. Всхлипывния Джейд перешли в судорожные рыдния.

– Это Этиль, – проговорил Мэри-Линетт, тоже едв не рыдя.

Он опустилсь н колени рядом с Этиль. Козочк был чисто-белой, с милой мордочкой и широким лбом. Мэри-Линетт протянул руку и осторожно прикоснулсь к копытцу. Когд-то он помогл миссис Бер-док чистить эти копытц.

– Он мертв, – скзл Кестрель. – Ей теперь все рвно.

Мэри-Линетт быстро поднял глз и увидел лицо Кестрель – сдержнное и холодное. У Мэри-Линетт по коже побежли муршки.

– Двйте вытщим это, – скзл Ровен.

– Шкур все рвно испорчен, – зметил Кестрель.

– Кестрель, пожлуйст...

Мэри-Линетт встл.

– Кестрель, зткнись!

Нступило молчние. К удивлению Мэри-Линетт, оно окзлось довольно долгим: Кестрель и впрвду змолчл.

Мэри-Линетт и Ровен стли вытскивть из тел козы мленькие деревянные колышки.

Некоторые из них были рзмером с зубочистку. Другие – длиннее, чем плец Мэри-Линетт, и толще шмпур для шшлык, с одним тупым концом. «Тот, кто сделл это, был сильным, – подумл Мэри-Линетт. – Достточно сильным, чтобы проколоть козью шкуру деревяшкми».

Еще и еще... Тело Этиль сплошь было утыкно ими. Он выглядел кк дикобрз.

– Крови почти нет, – тихо произнесл Ровен. – Знчит, он был мертв, когд это сделли. Ой, взгляните-к сюд. – Он слегк дотронулсь до шеи Этиль. Беля шерсть в этом месте был темно-крсной.

«Почти кк у оленя», – вспомнил Мэри-Линетт.

– Кто-то или перерезл, или перекусил ей горло, – скзл Ровен. – Возможно, все произошло быстро, и он истекл кровью. Не тк, кк...

– Не тк, кк кто? – спросил Мэри-Линетт. Ровен в нерешительности молчл. Он взглянул н Джейд. Т только сопел и хлюпл, уткнувшись в плечо Мрк.

Ровен опять перевел взгляд н Мэри-Линетт.

– Не тк, кк дядюшк Ходж.

Опустив глз, Ровен осторожно вытщил еще один колышек.

– Понимешь, точно тк же Стрейшины убили дядю Ходж. Только когд они это делли, он был жив.

Н мгновение Мэри-Линетт онемел. Потом спросил:

– З что?

Ровен вытщил еще дв колышк. Лицо ее было сосредоточенно и внимтельно.

– З то, что он рсскзл людям о Црстве Ночи. Мэри-Линетт присел н корточки и посмотрел н Мрк. Мрк осел н пол, потянув з собой Джейд.

– Вот почему тетя Опл уехл с остров, – скзл Ровен.

– А теперь кто-то убил ее колом, – добвил Кестрель. – И кто-то убил козу точно тк же, кк был убит дядя Ходж.

– Но кто? – воскликнул Мэри-Линетт. Ровен покчл головой.

– Кто-то, кто знет о вмпирх.

Синие глз Мрк потемнели и слегк зтумнились.

– Вы рньше говорили об охотникх н вмпиров... – Я в этом уверен, – зявил Кестрель.

– Лдно, но кто здесь может быть охотником н вмпиров? И вообще, кто ткие – охотники н вмпиров?

– А вот это проблем, – ответил Ровен. – He-зню, кк и объяснить, кто они. Я дже не очень-то верю в их существовние.

– Считется, что это люди, которые обнруживют Црство Ночи, – скзл Джейд, вытиря глз лдонями. – Но они не могут зствить других людей поверить им... может, не хотят, чтобы другие знли. Поэтому они просто нс убивют. Они пытются перебить нс поодиночке. Считется, что они знют о Црстве Ночи столько же, сколько и его обиттели.

– Ты хочешь скзть, что они могли знть, кк кзнили вшего дядю? – спросил Мэри-Линетт.

– Д, но это не было большим секретом, – ответил Ровен. – Думю, для этого необязтельно было знть именно о дяде Ходже. Просто это трдиционня кзнь среди лмий. Вмпир ведь можно убить только колом или сжечь – других способов нет.

Мэри-Линетт здумлсь. Это совсем не приближло их к рзгдке. Кому все же пондобилось убивть струшку и козу?

– Ровен! А почему вш тетя держл коз? Мне кжется... Я всегд думл, что из-з молок, но...

– Нверняк из-з крови, – спокойно скзл Ровен. – Если он выглядел нстолько строй, кк ты говоришь, то, скорее всего, он не могл ходить в лес н охоту.

Мэри-Линетт снов посмотрел н козу, пытясь, кк хороший исследовтель – беспристрстный и методичный, – нйти другой путь к рзгдке. Ее взгляд упл н мордочку Этиль. Он прищурил глз и нклонилсь нд ней.

– Я... тм что-то есть, у нее во рту!

– Не может быть! Ты шутишь? – воскликнул Мрк.

Но сестр лишь отмхнулсь от него.

– Я не могу... Мне нужно что-нибудь... Одну минуту.

Мэри-Линетт бросилсь в кухню и выдвинул ящик стол. Схвтив богто укршенный серебряный нож, он побежл нзд в гостиную.

– Тк-тк... – бурчл он себе под нос, с трудом рзжимя зубы Этиль. Тм действительно что-то было – что-то, похожее н цветок, но только черный. Он вытщил его пльцми.

– «Молчние козлят», – пробормотл Мрк.

Не обрщя н него внимния, Мэри-Линетт вертел в рукх измятый цветок.

– Он похож н ирис, покршенный черной крской. Джейд и Ровен обменялись мрчными взглядми.

– Ну вот, это уже точно кк-то связно с Црством Ночи, – скзл Ровен. – Если мы рньше не были в этом уверены, то теперь сомнений нет. Черный цветок – символ Црств Ночи.

Мэри-Линетт положил измятый ирис н пол.

– Символ?..

– Мы носим изобржения черных цветов, чтобы узнвть друг друг. Н кольцх, брошкх, одежде. У кждого вид обиттелей Црств Ночи – свой цветок. А есть еще другие цветы, которые ознчют приндлежность к определенному клубу или семье. Ведьмы носят черные георгины, оборотни – черные цветки нперстянки, вмпиры, которые прежде были людьми, – черные розы...

– И существует сеть клубов, которые нзывются «Черный ирис», – присоединилсь к рзговору Кестрель. – Я зню это, потому что Эш член одного из них.

– Эш!.. – Широко рскрыв зеленые глз, Джейд уствилсь н Кестрель.

Мэри-Линетт сидел, зстыв, будто извяние. Он силилсь что-то вспомнить, что-то, связнное с черным цветком...

– О боже! – пробормотл он. – Я зню, кто носит кольцо с черным цветком...

Все обернулись к ней.

– Кто? – вырвлось одновременно у Мрк и Ровены. Трудно было скзть, кого из них это известие порзило больше.

Мэри-Линетт помедлил мгновение, потом нконец не очень решительно скзл:

– Это Джереми Лветт. Мрк скорчил гримсу.

– Этот чудик! Он живет один в трейлере в лесу, и прошлым летом...

Внезпно Мрк умолк. Челюсть у него отвисл. Нконец он снов зговорил, но уже горздо медленней:

– ...и прошлым летом прямо возле этого мест н-шли тело.

– Ты можешь определить? – тихо спросил Мэри-Линетт Ровену. – Можешь срзу узнть обиттеля Црств Ночи?

– Ну... – рстерянно протянул Ровен. – Ну... не зню. Если он умеет зщищть свой мозг... Вообще-то мы могли бы нпугть его и зствить рскрыться. Но других способов узнть нверняк нет.

Мрк откинулся нзд.

– Вот жуть! Д, из Джереми получился бы ночной житель что ндо! Не хуже Вик Кимбл и Тодд Эйкерс.

– Тодд, – скзл Джейд. – Постойте-к... – Он вытщил из козы колышек и уствилсь н него.

Ровен взглянул н Мэри-Линетт.

– Кк бы тм ни было, нм нужно нвестить твоего приятеля Джереми. Возможно, он совершенно невиновен: иногд к людям случйно попдют нши кольц или броши, и тогд возникет стршня путниц. Особенно если этих людей угорздит потом збрести в один из нших клубов...

Мэри-Линетт не был в этом нстолько уверен. Он испытывл ужсную горечь. То, нсколько обособленно Джереми держлся, дже в школе, его диковтя крсот и легкость движений... Нет, пожлуй, все сводилось к одному. Нконец-то он рзгдл тйну Джереми Лветт, но рзгдк окзлсь совсем нердостной.

– Что ж, прекрсно, – скзл Кестрель. – Пойдем проверим, что з прень этот Джереми. Но кк быть с Эшем?

– Кк быть с Эшем? – повторил Ровен, вынимя последний колышек. Он осторожно, словно свном, нкрыл тело козы крем коврик. – Ты что, не видишь? Этот цветок – эмблем его клуб. Возможно, кто-то из его клуб и сделл это.

– Хм... я нчиню см себе нпоминть зезженную плстинку, – проговорил Мрк, – но я не понимю, о чем вы говорите. Кто ткой Эш?

Все три сестры взглянули н него. Мэри-Линетт отвернулсь. У нее уже было столько возможностей рсскзть Мрку об Эше, что сейчс было бы очень стрнно, если бы он вдруг вскользь упомянул: «Ах д, я встречлсь с Эшем. Двжды». Но теперь уже не было выбор. Придется рсскзть.

– Он нш брт, – скзл Кестрель.

– Он псих, – вствил свое веское слово Джейд. – Он единственный в ншей семье, кто может знть, что мы нходимся здесь, – зключил Ровен. – Эш зметил, кк мы передвли письмо через Крейн Линден. Но не думю, что он зметил н конверте дрес тети Опл. Его не особенно интересует то, что его не ксется.

– Вот именно, – подхвтил Джейд. – Эш думет только о себе. Он зконченный эгоист.

– Он только и знет, что бегть з девочкми и шляться по вечеринкм. И охотиться. – По улыбке Кестрель в эту минуту трудно было понять, действительно ли т не одобряет поведение брт.

– Он не любит людей, – добвил Джейд. – Если бы ему не нрвилось преследовть смертных девушек и збвляться с ними, он, возможно, пострлся бы уничтожить всех людей, чтобы првить миром.

– Слвный млый, что и говорить! – иронически зметил Мрк.

– Вообще-то он довольно консервтивен, – скзл Ровен. – То есть в политическом смысле. А в личном он...

– Свинья, – подняв брови, подскзл Кестрель.

– Это еще слбо скзно, – соглсилсь Джейд. – От смертных девушек, з которыми он гоняется, ему нужно только одно... кроме их втомобилей, пожлуй.

У Мэри-Линетт зколотилось сердце. С кждой секундой ей все трудней было поддерживть рзговор. Кк только он делл вдох, кто-нибудь тут же нчинл говорить.

– Постойте... тк вы думете, это он?.. – спросил Мрк.

– Думю, без него не обошлось, – ответил з всех Кестрель.

Джейд энергично зкивл.

– Но это же его собствення тетя! – возмутился Мрк.

– Это не могло его остновить, если он счел, что зтронут честь ншей семьи, – пояснил Кестрель.

– Д, но вы не учитывете одного, – скупо бросил Ровен. – Эш здесь нет. Он в Клифорнии.

– Нет, он не в Клифорнии, – небрежно возрзил Эш из дльнего угл гостиной.

ГЛАВА 12

И тут нчлось смое интересное. Совсем кк в кино. Нконец-то Мэри-Линетт довелось увидеть все, что он ожидл увидеть в лесу: сестры-вмпиры зшипели, выствив вперед пльцы, будто когти. И шипели они, кк нстоящие кошки, вовсе не кк люди, им подржющие.

Все три девушки вскочили, приготовившись к сржению. Они не строили никких диких гримс. Но Джейд и Кестрель покзли зубы – длинные, крсиво изогнутые, изящно зостренные, кк у кошек.

Но это еще не все. Их глз изменились. Серебристо-зеленые глз Джейд стли совсем серебряными, золотистые глз Кестрель – янтрно-желтыми, кк у ястреб. Дже в глзх Ровены вспыхнул темный огонь.

– Ну и дел... – прошептл Мрк. Он стоял рядом с Джейд, переводя взгляд то н нее, то н Эш.

– Привет! – скзл Эш.

«Не смотри н него!» – прикзл себе Мэри-Линетт. У нее дико стучло сердце и дрожли колени. «Взимное притяжение положительных и отрицтельных чстиц», – вспомнил он прошлогодний урок по физике. Но существовло и другое, более короткое определение, кк бы он ни пытлсь выбросить его из головы.

Духовные супруги.

«О боже, я действительно не хочу этого! Избвь меня, боже, умоляю, я не просил об этом! Я хочу открыть сверхновую звезду и изучть квзры в Обсервтории гмм-лучей. Я хочу рзгдть тйну темного веществ во Вселенной.

А этого я не хочу».

Ткое должно было случиться с кем-нибудь вроде Бнни Мртин, с кем-то, у кого одни ромны н уме. А Мэри-Линетт хотелось, чтобы ее кто-нибудь понимл...

«...понимл ночь вместе с тобой», – шептл ей сокровення чсть ее души.

А вместо этого он торчл здесь с прнем, которого боялись дже собственные сестры.

Они действительно его боялись. Не случйно они приготовились сейчс к сржению, зшипев и приняв угрожющие позы. Дже Кестрель боялсь его.

Мгновенно Мэри-Линетт ощутил, кк в ней, сметя всякий стрх, поднимется волн гнев. Эш внушл ей ккие угодно чувств, но только не стрх.

– Ты никогд не стучишь в дверь, прежде чем войти? – спросил он, нпрвляясь к нему спокойной и стильной походкой мнекенщицы н подиуме.

Он должн был помочь своей новой семье.

Джейд и Кестрель попытлись остновить ее, не подпустить близко к своему брту. Зщитить. Но Мэри-Линетт только отмхнулсь от них.

Эш нстороженно з ней нблюдл.

– А, это ты, – проронил он без особого энтузизм.

– Что ты здесь делешь?

– Это дом моего дяди.

– Это дом твоей тети, и тебя сюд не приглшли. Эш посмотрел н сестер. Мэри-Линетт покзлось, что он видит, кк в голове его с бешеной скоростью крутятся мысли: «Рсскзли они ей о Црстве Ночи или нет? Дже если еще не рсскзли, они могут выдть себя своим поведением. Смертные тк шипеть не умеют». Эш поднял вверх плец.

– Лдно. А теперь послушйте...

Мэри-Линетт удрил его ногой по голени. Он понимл, что это не вполне уместно, что для этого не было причины, но он не могл сдержться, вот и все.

– Ой, ккого черт! – воскликнул Эш, отскочив нзд. – Ты что, чокнутя?

– Конечно, – скзл Мрк, оствив Джейд, и бросился к сестре. – Все знют, что он чокнутя. С этим ничего не поделешь.

Мрк отступил нзд, потянув з собой Мэри-Линетт. Он смотрел н нее тк, будто он перед всем честным нродом тнцевл ммбу в чем мть родил.

Тк же глядели н нее и Кестрель с Джейд. Их глз уже приобрели обычный вид, зубы спрятлись. Они не видели еще, чтобы кто-нибудь обрщлся с их бртом подобным обрзом. Тем более смертный!

Сестры облдли сверхчеловеческой силой, но Эш, бесспорно, был еще сильнее. Он мог бы рсплющить Мэри-Линетт одним удром.

И все же Мэри-Линетт его не боялсь, он боялсь смой себя, с собою он ничего не могл поделть. Только бы не подкосились ноги!

– Кто-нибудь может хотя бы скзть ей, чтобы он перестл? – спросил Эш.

Кестрель и Джейд искос взглянули н Мэри-Линетт. Т пожл плечми, чсто дыш.

Мэри-Линетт видел, что Ровен тоже нблюдет з ней, но вовсе не с тким ошеломленным видом. Он выглядел озбоченной, удивленной и огорченной.

– Вы встречлись, – скзл он.

– Я собирлсь рсскзть тебе, – признлсь Мэри-Линетт. – Он приходил к нм домой. Рсспршивл мою мчеху о тебе, о твоих сестрх и о твоих друзьях... Скзл, что должен см выбирть вм друзей, потому что он – глв семьи.

Сестры посмотрели н Эш, сузив глз.

– Знчит, ты и впрвду здесь ошивешься, – скзл Кестрель. – И кк двно?

А Ровен спокойно спросил:

– Что ты н смом деле здесь делешь? Эш перестл держться з голень.

– Может, мы сядем и поговорим обо всем, кк рзумные люди?

Все посмотрели н Мэри-Линетт. Т глубоко и спокойно вздохнул. Он все еще чувствовл, что кож ее будто нэлектризовн, но сердце уже билось ровнее.

– Д, рзумеется, – скзл он, пострвшись взять себя в руки, чтобы всем стло ясно: он пришл в себя.

Подводя ее к дивну, Мрк прошептл:

– Должен тебе скзть: никогд прежде не видел, чтобы ты вел себя тк безрссудно. Я тобой горжусь!

«Дже стршие сестры должны время от времени отдыхть», – подумл Мэри-Линетт. Он рссеянно похлопл его по спине и устло опустилсь н дивн.

Эш устроился в плюшевом кресле. Ровен и Кестрель сели рядом с Мэри-Линетт, Джейд с Мрком – н тхте.

– Хорошо, – скзл Эш. – Может, снчл познкомимся? Это, я полгю, твой брт?

– Мрк, – произнесл Мэри-Линетт. – Мрк, это Эш.

Мрк кивнул. Они с Джейд держлись з руки. Мэри-Линетт видел, кк Эш опустил глз, глядя н их сплетенные пльцы. По выржению его лиц ничего нельзя было понять.

– Лдно, двйте ближе к делу. – Эш взглянул н Ровену, – я здесь для того, чтобы збрть вс домой, тм все по вс очень соскучились.

– Кк бы не тк, – выдохнул Джейд.

– А что, если мы этого не хотим? – Кестрель коротко и угрожюще улыбнулсь.

Мэри-Линетт удивило, что Эш не улыбнулся в ответ н эти слов. Сейчс он вовсе не выглядел ленивым, сркстичным или смодовольным. Скорее, он был похож н человек, которому нужно звершить рботу.

– Мы не можем уехть домой, Эш, – скзл Ровен. Он дышл прерывисто, но держл голову высоко поднятой.

– Вы должны вернуться домой. Инче последствия будут весьм серьезными.

– Мы догдывлись об этом, когд уезжли, – проговорил Джейд почти тем же тоном, что и Ровен, и тк же высоко подняв голову.

– Сомневюсь, что вы подумли об этом кк следует. – В голосе Эш появилось рздржение.

– Мы лучше умрем, чем вернемся! – зявил Джейд. Кестрель бросил н нее быстрый взгляд, подняв одну бровь.

– Ну что ж, прекрсно, я вс предупредил, – нтянуто произнес Эш и помрчнел.

Вид у него был нстолько решительный, что Мэри-Линетт никогд не подумл бы, что он может тк выглядеть. По крйней мере, сейчс он ничуть не был похож н большого ленивого кот. Скорее уж н изящного и подтянутого тигр.

– А теперь послушйте меня внимтельно, – скзл он. – Есть кое-что, чего вы не понимете. Я сюд не в бирюльки игрть приехл. У меня мло времени. Не отослть ли вших мленьких друзей домой? Мы должны обсудить все в семейном кругу.

У Мэри-Линетт руки сжлись в кулки. Мрк вцепился в Джейд; т слегк оттолкнул его локтем и нхмурилсь:

– Возможно, тк и впрвду будет лучше.

– И не подумю тебя оствить. Ровен зкусил губу.

– Мрк...

– И не подумю! И не ндо меня зщищть. Он не дурк. Рно или поздно он см поймет, что мы знем о Црстве Ночи.

Ровен невольно зтил дыхние. Кестрель сохрнял смооблдние, но все ее мышцы нпряглись, будто он вновь приготовилсь к сржению. Глз Джейд нполнились серебром, Мэри-Линетт сидел очень тихо.

Все смотрели н Эш. Но тот лишь зктил глз.

– Я зню об этом, – скзл он с невероятным терпением. – Я хочу вышвырнуть тебя отсюд, дурень ты несчстный, прежде чем обнружу, сколько ты знешь.

Сестры уствились н Эш. Мэри-Линетт открыл было рот, но не ншлсь что скзть.

– Я думл, ты не любишь людей, – скзл Мрк.

– Не люблю. Я их ненвижу, – бодро зявил Эш.

– Тогд почему ты хочешь меня отпустить?

– Потому что, если я тебя убью, мне придется убить и твою сестру, – сообщил ему Эш с любезной плотоядной улыбкой.

– Ну и что? Почему ты ее жлеешь? Он же тебя удрил.

Эш сконфузился и не срзу ответил:

– Это тк, но я могу изменить свои нмерения в любую минуту.

– Нет, постой, – скзл Джейд. Он сидел, поджв под себя ноги, и свирепо глядел н брт. – Все это подозрительно. Почему это ты вдруг стл беспокоиться о смертных?

Эш ничего не ответил. Он с ожесточением глядел н огонь в кмине.

И никто другой, кк Ровен тихо произнесл:

– Потому что они духовные супруги. Нступило молчние. Зтем – взрыв восклицний:

– Они – кто?! Ты имеешь в виду, кк я с Джейд?

– Ох, Эш, вот это номер! Видел бы все это нш отец! – Я не виновт, – скзл Мэри-Линетт. Все обернулись к ней, и ей н глз нвернулись слезы.

Протянув мимо Кестрель руку, Ровен положил ее н плечо Мэри-Линетт.

– Ты думешь, что это н смом деле првд? – спросил Мрк, переводя взгляд с Мэри-Линетт н Эш.

– Д. Думю, првд. И я не зню, что со всем этим делть, – ответил Мэри-Линетт, едв сдерживя слезы.

– Это првд, – угрюмо скзл Эш. – Но это не знчит, что мы должны что-то с этим делть.

– О д, в этом ты прв! – воскликнул Мэри-Линетт, обрдоввшись, что опять рссердилсь.

– Итк, собирйте свои игрушки и мрш домой, – скомндовл Эш сестрм. – Збудем обо всем. Будем считть, что ничего не было.

Нблюдя з ним, Ровен слегк покчл головой. В ее глзх стояли слезы, но он улыблсь.

– Вот уж никогд не думл, что услышу от тебя нечто подобное. Ты тк изменился... просто не верится.

– Мне смому не верится, – мрчно пробормотл Эш. – Может, это сон.

– Но теперь тебе придется признть, что обычные люди – это не отребье. Рзве ты можешь быть духовным супругом ккого-то отребья?

– Хорошо. Все змечтельно. Люди – великолепны. В этом мы единодушны, теперь – пор домой.

– Когд мы были мленькими, ты был ткой, кким я вижу тебя сейчс, – скзл Ровен, – потом вдруг стл вести себя тк, будто ты лучше всех. Я всегд знл, что многое в тебе – просто поз, з которой скрывется стрх. И всегд был уверен, что н смом деле ты и см не веришь в ту мерзкую чепуху, которую несешь. Где-то глубоко внутри ты все тот же слвный млыш, Эш.

Впервые з весь вечер н лице у Эш вспыхнул улыбк.

– Не будь тк уверен.

Мэри-Линетт стновилось не по себе, пок он слушл все это, и, чтобы не выдть своего волнения, он обртилсь к Ровене:

– Не думю, что тетушк Опл был бы того же мнения.

Эш приподнялся.

– Кстти, где эт стря крг? Мне нужно с ней поговорить, прежде чем мы уедем.

Кзлось, что это молчние никогд не кончится.

– Эш... рзве ты не знешь? – спросил Ровен.

– Конечно, он знет. Десять против одного, что он см это сделл, – скзл Кестрель.

– О чем это я должен знть? – спросил Эш, с кждой секундой теряя терпение.

– Твоя тетя умерл, – объяснил ему Мрк.

– Кто-то убил ее колом, – добвил Джейд.

Эш обвел взглядом комнту. Похоже было, что он считет все это глупой шуткой.

«О господи, – глядя н него, подумл Мэри-Линетт, – когд он нпугн и смущен, вот кк сейчс, то выглядит тким юным и беспомощным, тким рнимым. Почти кк человек».

– Кто-то... убил... тетю Опл? Я првильно рсслышл?

– Ты хочешь скзть, что ты этого не знл? – спросил Кестрель. – Чем ты знимлся всю ночь, Эш?

– Бился головой о кмень. Зтем искл вс. Когд я вошел, вы говорили обо мне.

– И ты не нтолкнулся сегодня ни н ккой домшний скот? Скжем, н коз?

Эш смерил ее долгим скептическим взглядом.

– Я сыт, если ты это имеешь в виду. И без помощи коз. Ккое это имеет отношение к тете Опл?

– Думю, ему лучше покзть, – скзл Ровен.

Он поднялсь и отвернул коврик, покрыввший тело козы. Эш нпрвился вслед з ней. Мэри-Линетт обернулсь, чтобы лучше видеть его лицо.

Эш вздрогнул, но быстро взял себя в руки.

– Посмотри, что было у нее во рту, – спокойно скзл Ровен.

Эш осторожно поднял цветок.

– Ирис. Ну и что?

– Кк двно ты был в своем клубе? – спросил Кестрель.

– Если бы я это сделл, то зчем мне было оствлять улику в виде ирис? – устло взглянув н нее, спросил Эш.

– Нпример, зтем, чтобы сообщить нм, кто это сделл.

– Мне незчем убивть коз, чтобы что-то сообщить. Я умею говорить.

Но н Кестрель это не произвело никкого впечтления.

– Ткое сообщение воздействует нмного сильнее.

– Рзве я похож н идиот, который тртит время н то, чтобы превртить козу в подушечку для булвок?

– Нет. Я не думю, что это сделл ты, – кк всегд, спокойно скзл Ровен. – Но ведь кто-то сделл... Возможно, тот, кто убил тетю Опл. Мы пытемся выяснить кто.

– Ну и кого мы подозревем?

Все обернулись к Мэри-Линетт. Он отвел глз.

– В общем, есть тут один... – скзл Мрк. – Его зовут Джереми Лветт. Он – нстоящий...

– Очень скромный прень, – прервл его Мэри-Линетт. Он считл, что см должн рсскзть о Джереми, потому что знл его лучше всех. – Мы с ним знкомы еще со времен нчльной школы, и я бы никогд, никогд в жизни не поверил, что он может причинить кому-то зло, тем более пожилой женщине или животному.

– Но его дядя был чокнутый, – скзл Мрк. – И я кое-что слышл о его семье...

– О его семье никто ничего не знет, – возрзил Мэри-Линетт.

Он чувствовл себя тк, будто пытется удержть голову нд водой, но к ее рукм и ногм привязны гири. И н дно ее тянуло вовсе не подозрение Мрк... Ккой-то тихий внутренний голос шептл ей: «Он кзлся тким слвным... Только кзлся, но не был».

Эш здумчиво нблюдл з ней.

– Кк выглядит этот Джереми?

Что-то в его интонции вызвло у Мэри-Линетт стршное рздржение.

– Ккя тебе рзниц?

Эш моргнул и перевел взгляд, слегк пожв плечми.

– Просто любопытно, – ответил он с нтянутой вежливостью.

– Он очень крсивый.

«Тк, неплохо... Это хороший способ «выпустить пр».

– Но это не пустя крсот. Глвное, он очень умный и восприимчивый. Волосы у него цвет сосновых шишек, но смое удивительное – его крие глз... Он тонкий и высокий, немного выше меня: когд мы стоим рядом, мои глз нходятся н уровне его рт...

Эш это не пордовло.

– Я видел похожего прня в городе, н зпрвочной стнции. – Он повернулся к Ровене: – Кк ты думешь, это кто-то из вмпиров Внешнего Мир?

– Это явно не искусственный вмпир: ведь Мэри-Линетт нблюдл, кк он рос. Скорее, это лмия-перебежчик. Но сейчс не имеет смысл выяснять, откуд он. Звтр мы сможем увидеть его и узнем больше. Верно?

Мрк кивнул. Мэри-Линетт глубоко вздохнул и тоже кивнул.

Эш ткже кивнул и скзл:

– Хорошо, я понимю, что вы не хотите уезжть домой, пок все не рзрешится. Тк что мы вычислим, кто убил тетю Опл, примем соответствующие меры, зтем отпрвимся домой. Идет?

Сестры обменялись взглядми и ничего не ответили.

Возврщясь с Мрком домой, Мэри-Линетт зметил, что нд восточным горизонтом поднялся Сириус. Он висел в небе, кк лмз, и блестел ярче, чем когд-либо... горздо ярче! Сверкя синими, золотыми и фиолетовыми лучми, он был похож н мленькое солнце.

Мэри-Линетт никогд прежде не видел ткого Сириус. Снчл он подумл, что это чисто психологический эффект, но потом вдруг вспомнил, что обменялсь кровью с тремя вмпирми.

ГЛАВА 13

Джейд сидел в кресле с высокой спинкой, поглживя животик рзвлившегося у нее н коленях Тигги. Котенок сердито урчл. Джейд глядел в его возмущенно вспыхивющие зеленые глз.

– Еще одн коз, – провозглсил Кестрель с порог. Он произнесл слово «коз» тким тоном, будто его нельзя было употреблять в приличном обществе. – Это уже супер. Может, спустишь нконец кошку с колен?

Джейд сделл вид, что не слышит. Рз уж в Вересковом Ручье звелся ккой-то псих, ей кзлось, что безопсней будет не отпускть Тигги от себя.

– Мы ведь не собиремся питться козми, не тк ли? – рздрженно спросил Кестрель Ровену.

– Конечно. Тетя Опл делл это, потому что был слишком стр для охоты, – ответил поглощення своими мыслями Ровен.

– Мне понрвилось охотиться, – зявил Джейд. – Это дже приятней, чем я думл.

Но Ровен ее не слышл. Он пристльно глядел куд-то, зкусив губу.

– Ровен, что с тобой?

–Я думю о ситуции, в которую мы попли. Прежде всего – вы с Мрком. Нм следует серьезно об этом поговорить.

Джейд передлсь ее тревог. Ровен умел упрвлять чужим нстроением.

– Поговорить о чем? – осторожно спросил Джейд.

– О том, что с вми будет дльше. Он остнется человеком?

– Изменять его – противозконно, – медленно и рздельно проговорил Кестрель.

– Все, что мы делли н этой неделе, противозконно, – зметил Ровен. – И если они снов обменяются кровью... Что ж, достточно еще пры рз. Ты хочешь, чтобы он стл вмпиром?

Джейд об этом не думл. Он считл, что Мрк хорош ткой, кков он есть. Но, может, он см не зхочет оствться тким?

– А что ты собирешься делть? – обртилсь он к Эшу, медленно спусквшемуся по лестнице.

– С чем? – сонно и рздрженно спросил Эш.

– С твоим духовным супружеством. Мэри-Линетт остнется человеком?

– Меня это тоже волнует, – добвил Ровен. – Ты думл об этом, Эш?

– Я не умею думть по утрм. У меня мозги еще не включились.

– Сейчс уже почти полдень, – язвительно зметил Кестрель.

– Меня не волнует, который чс. Я еще сплю. Эш побрел в кухню.

– Но вм не стоит беспокоиться, – оглянувшись, добвил он более бодрым тоном. – Потому что я ничего не нмерен предпринимть по отношению к этой девушке, у Джейд не будет никких дел с ее бртом. Потому что мы уедем домой.

Эш исчез.

У Джейд тяжело зстучло сердце. Эш мог вести себя сколь угодно легкомысленно, но в его словх чувствовлсь твердя решимость. Он взглянул н Ровену.

– Мэри-Линетт действительно его духовня супруг?

Ровен откинулсь нзд, ее кштновые волосы зструились водопдом по зеленой прче дивн.

– Боюсь, что д.

– Но кк же тогд он может уехть?

– Ну... – Ровен колеблсь. – Духовные супруги не всегд остются вместе. Иногд это бывет слишком трудно – огонь и молния, сильные стрсти... Некоторые люди не выдерживют.

«Может быть, мы с Мрком – не нстоящие духовные супруги, – подумл Джейд. – И может, это к лучшему. Не тк тяжело».

– Бедня Мэри-Линетт, – скзл он.

А в ее мозгу отчетливо прозвучло: «Почему никто не скжет: «Бедный Эш»?»

– Бедня Мэри-Линетт, – повторил он. В гостиную снов вошел Эш.

– Послушйте. – Он сел н резной стул из крсного дерев. – Нм нужно толком во всем рзобрться. Дело не просто в том, что я хочу вернуть вс домой. Я не единственный, кто знет, что вы здесь.

Джейд зстыл.

– Ты кому-то скзл? – почти рдостно спросил Кестрель.

– Когд созвли семью, чтобы объявить о вшем исчезновении, тм был еще кое-кто. И этот кое-кто был рядом со мною, когд я понял, куд вы могли сбежть. А он – очень сильный телепт. Считйте, что вм повезло: мне удлось убедить его, что я см сумею вернуть вс.

Джейд пристльно глядел н него. Он действительно считл, что ей повезло. Одно только стрнно: с чего это вдруг Эш стл тк беспокоиться о ней, и о Ровене, и о Кестрель... д и вообще о ком-либо, кроме себя смого. Может быть, он не тк уж хорошо знет своего брт?

– Кто это? – очень серьезно спросил Ровен.

– Д тк, никто. – Эш откинулся н спинку стул, угрюмо глядя в потолок. – Всего-нвсего Квин.

Джейд вздрогнул. Квин... Эт змея! У него не сердце, кусок льд, и он презирет людей. Этот тип из тех, кто дже Зкон Црств Ночи прибрл бы к рукм, если бы решил, что првосудие вершится недостточно строго.

– Он вернется в понедельник узнть, спрвился ли я со своим поручением, – предупредил Эш. – И если нет, то все мы умрем – и вы, и я, и вши мленькие человеческие друзья.

– Знчит, мы должны до понедельник что-то придумть, – скзл Ровен.

– Если он зхочет попробовть н нс свои штучки – что ж, мы готовы сржться.

Джейд стиснул Тигги, котенок недовольно зворчл.

Мэри-Линетт спл мертвым сном. Ей снились необычные яркие сны: звезды, которые светили горздо ярче, чем прежде, и рзноцветные звездные облк, мерцющие, кк северное сияние. Снилось ей, что он посылет телегрммы строномм в Кембридж и Мссчусетс, чтобы зрегистрировть свою зявку н открытие еще одной сверхновой звезды. Он впервые увидел ее своими новыми удивительными глзми... глзми, которые – и это было видно в зеркле – целиком состояли из одного зрчк, кк у совы или у кошки...

Зтем он стл совой, в головокружительном броске ринувшейся вниз из дупл сосны. Он схвтил когтями белку, и ее зхлестнул волн бурной рдости. Убивть было тк естественно! Все, что требовлось, – это лететь кк можно быстрее и ловко схвтить когтями добычу.

Зтем ее сверху нкрыл тень. И во сне к ней пришло тоскливое понимние, что охотник и см может быть добычей... Кто-то гнлся з ней...

Мэри-Линетт проснулсь, ничего не сообржя. Он не понимл не только, где он нходится, но и кто он – Мэри-Линетт или охотник, которого преследует кто-то стршный, сверкя в лунном свете белоснежными зубми. И дже спускясь по лестнице, он все еще не могл стряхнуть с себя гнетущее чувство.

– Привет, это у нс нынче звтрк или обед? – нсмешливо приветствовл ее Мрк.

– И то и другое, – ответил Мэри-Линетт, усживясь н семейную кушетку с двумя ломтикми козинков в рукх.

Мрк нблюдл з ней.

– Ну, и что ты думешь обо всем этом? Мэри-Линетт сорвл зубми обертку с козинков.

– О чем?

– См знешь.

Д, Мэри-Линетт знл. Он быстро огляделсь вокруг, чтобы убедиться, что Клодин их не слышит.

– Не думй об этом.

– Почему?

Не дождвшись ответ, Мрк продолжил:

– Только не говори, что ты еще не здумывлсь о том, кково это: лучше видеть, лучше слышть, быть телептом... и жить вечно! Мы могли бы дожить до трехтысячного год! Предствляешь – войны роботов, переселение н другие плнеты... Тк что не рсскзывй мне, что тебе это совершенно не интересно.

Но сейчс Мэри-Линетт могл только вспомнить строчку из поэмы Роберт Сервис[1]: «И ночные небес пылли светом, трепетным, волнующим огнем...»

– Мне интересно, – скзл он. – Но в этом нет смысл, потому что они делют то, чего мы не можем делть. Они убивют.

Он поствил н стол сткн с молоком. Похоже, у нее пропл ппетит. Хотя нет, не пропл... но не в этом ли все дело? По идее, ей должно было бы стть дурно при одной только мысли об убийстве, о выссывнии крови из теплого тел.

Но ей стновилось только стршно. Мэри-Линетт боялсь того, что ожидет ее в этом новом, изменившемся мире... И еще он боялсь смой себя.

– Это опсно, – громко произнесл он, обрщясь к Мрку. – Кк ты не понимешь? Мы влипли... Это Црство Ночи – место, где происходят стршные вещи. Это тебе не то что просто провлиться н экзмене. Это...

«...белые зубы, сверкющие в лунном свете...»

– Это убийств. И это серьезно, Мрк. И няву это горздо стршнее, чем покзывют в кино.

Мрк уствился н нее.

– Но мы ведь знли об этом.

В его тоне слышлось легкомысленное: «Подумешь, делов-то!»

Мэри-Линетт понял, что ничего не сумеет ему объяснить. Он резко встл.

– Если мы собиремся туд, то лучше поспешить. Уже почти чс.

Сестры вместе с Эшем дожидлись их н ферме Бердок.

– Вы с Мрком можете сесть впереди, рядом со мной, – не глядя н Эш, скзл Мэри-Линетт Джейд. – Но не думю, что тебе стоит брть с собой кот.

– Он поедет со мной, – твердо скзл Джейд, усживясь в мшину. – Или я остнусь.

Мэри-Линетт переключил скорость, и мшин тронулсь с мест.

Когд впереди покзлсь группк строений н Мэйн-стрит, Мрк сообщил:

– А вон тм – деловой центр Верескового Ручья во всей его крсе. Типичный полдень в пятницу – н улицх ни души.

Но сейчс в его тоне не было обычной язвительности. Мельком взглянув н него, Мэри-Линетт понял, что он обрщется к Джейд. А Джейд рзглядывл все вокруг с искренним интересом, несмотря н то что котенок вцепился когтями ей в шею.

– Нет, кое-ккие души н улице все-тки есть! – весело воскликнул он. – Вон те смые прни, Вик и Тодд. И еще ккие-то взрослые...

Мэри-Линетт снизил скорость, проезжя мимо конторы шериф, но не остновилсь, пок не подъехл к бензоколонке н противоположном углу. Зтем он выбрлсь из мшины и укрдкой бросил взгляд н противоположную сторону улицы.

Тодд Эйкерс со своим отцом, шерифом, и Вик Кимбл – со своим усживлись в втомобиль шериф и, кзлось, были очень взволновны. Н тротуре стоял Бнни Мртин и нблюдл з ними.

Мэри-Линетт почувствовл приступ стрх. «Вот что бывет, когд у тебя есть стршня тйн, – подумл он. – Тебя волнует все, что происходит вокруг, и ты все время думешь: что, если это ксется тебя, что, если это тебя зтронет?..»

– Привет, Бнни. Что случилось? Бнни оглянулсь.

– А, Мэри... Привет!

Он неторопливо – Бнни никогд не спешил – перешл через дорогу.

– Кк дел?

– Они кк рз поехли рзбирться с этим лошдиным делом.

– Кким лошдиным делом?

– Ты рзве не слышл? – Бнни вдруг увидл позди Мэри-Линетт Мрк и еще четверых незнкомцев, выбирвшихся из фургон. Ее голубые глз внезпно округлились, и он поспешно принялсь взбивть свои мягкие белокурые волосы.

«Интересно, кого это он тм увидел? – усмехнувшись, подумл Мэри-Линетт. – Кто бы это мог быть?»

– Привет! – поздоровлся с Бнни Эш.

– Мы не слышли ни о кком лошдином деле, – кк бы невзнчй нпомнил ей о рзговоре Мэри-Линетт.

– А, д это одн из лошдей н ферме мистер Кимбл прошлой ночью рспорол себе горло колючей проволокой. Сегодня утром все только об этом и говорили. Но сейчс мистер Кимбл приехл в город и скзл, что он все-тки не думет, чтобы причиной могл быть колючя проволок. Он считет, что кто-то сделл это нрочно. Перерезл ей горло и оствил умирть. – Бнни слегк вздрогнул, передернув плечми.

«Переигрывешь», – подумл Мэри-Линетт.

– Вот видишь? – скзл Джейд. – Поэтому я и не спускю глз с Тигги.

Мэри-Линетт зметил, кк Бнни пожирет глзми Джейд.

– Спсибо, Бн.

– Мне пор возврщться в мгзин, – скзл Бнни, не трогясь с мест. Теперь он рссмтривл Кестрель и Ровену.

– Я тебя провожу, – глнтно предложил Эш. («Ну, этот верен себе», – подумл Мэри-Линетт.) – После всего, что ты рсскзл, понятно, что тут небезопсно.

– Что, среди бел дня? – возмутилсь Кестрель, но Эш уже уводил Бнни.

Мэри-Линетт подумл про себя, что рд его уходу.

– Кто эт девушк? – спросил Ровен с ккой-то стрнной интонцией.

Мэри-Линетт с удивлением взглянул н нее.

– Бнни Мртин. Мы с ней учились в одной школе. А что, что-то не тк?

– Он не спускл с нс глз.

– Он не спускл глз с Эш. И возможно, со всех вс троих тоже. Вы ведь здесь новенькие и к тому же крсивые, поэтому он, нверное, прикидывл, кких прней вы у нее отобьете.

– Ясно... – Ровен все еще выглядел озбоченной.

– Ровен, в чем дело?

– Ни в чем. Я уверен, это пустяк. Просто у нее ткое имя, кк у лмий.

– Бнни?

– Ну д! – улыбнулсь Ровен. – Лмиям трдиционно дют имен, связнные с природой – кмнями, животными, цветми, деревьями. Поэтому «Бнни» – «белочк» – может быть именем лмии... и рзве «мртин» – это не рзновидность куницы?

В глубине сознния Мэри-Линетт что-то опять шевельнулось. Что-то, ксющееся Бнни... что-то о Бнни и о лесе...

Но зтем все исчезло. Мэри-Линетт не смогл ничего вспомнить. И спросил у Ровены:

– Но... ты чувствуешь что-нибудь подозрительное? Я имею в виду, он похож н кого-нибудь из вс? Я просто не могу предствить себе Бнни вмпиром. Извини, но просто не могу.

Ровен улыбнулсь.

– Нет, я ничего не чувствую. И я уверен, что ты прв – у людей могут быть ткие же имен, кк и у нс.

Стрнно, но Мэри-Линетт не могл отделться от мысли о лесе.

– Знешь, я не понимю, почему тебя нзвли именем дерев. Ты ведь говорил, что дерево для тебя опсно.

– Это тк... но именно это придет моему имени силу. Считется, что нзвния деревьев – смые могущественные имен.

Эш вышел из мгзин. Мэри-Линетт тут же оглянулсь, ищ глзми Джереми.

Н пустой зпрвочной стнции его не было, но Мэри-Линетт услышл стук молотк. Он только сейчс сообрзил, что он рздется уже несколько минут.

– Двйте поищем во дворе. – И Мэри-Линетт нпрвилсь з бензоколонку, не дожидясь, пок Эш подойдет к ним. Кестрель и Ровен последовли з ней.

Джереми н зднем дворе прибивл длинную доску к рзбитому окну здния зпрвочной стнции. Земля вокруг был усеян осколкми толстого зеленовтого стекл. Джереми пытлся удержть доску, светло-кштновые волосы упли ему н глз.

– Что случилось? – Мэри-Линетт подошл к нему и прижл к стене противоположный конец доски, чтобы было удобней ее прибивть.

Взглянув н нее, Джереми облегченно вздохнул и отпустил свой крй доски.

– А, Мэри-Линетт... спсибо. Подержи, пожлуйст, я быстро.

Он полез в крмн з гвоздями и стл вбивть их быстрыми и уверенными удрми молотк.

– Я не зню, что случилось. Кто-то рзбил окно прошлой ночью. Нтворил здесь дел.

– Похоже, прошля ночь был очень бурной, – сухо зметил Кестрель.

Услышв ее голос, Джереми оглянулся. И вдруг... руки его змерли, буквльно звисли в воздухе вместе с молотком и гвоздями. Джереми глядел н Кестрель и н Ровену, стоявшую позди нее. Глядел долго... Нконец он повернулся к Мэри-Линетт и медленно спросил:

– Тебе уже нужен бензин?

– Нет-нет, спсибо.

«Ндо было слить немного из бк, – подумл Мэри-Линетт. – Нэнси Дрю определенно это предусмотрел бы».

– Я только... мотор сильно стучит... Я подумл, может, ты взглянешь н него... Ты в прошлый рз не посмотрел.

«Неврзумительно и жлко», – подумл он, пок длилось молчние. Ясные крие глз Джереми испытующе глядели н нее.

– Конечно, Мэри-Линетт, – ответил он без сркзм, вежливо и мягко. – Вот только зкончу с окном.

«Нет, он не может быть вмпиром. И что я здесь делю? Вру ему, подозревю... А ведь он – единственный, кто всегд ко мне хорошо относился. Ткие, кк он, скорее помогют струшкм, не убивют их».

Ш-ш-ш-ш-ш-ш-ш...

Мэри-Линетт вздрогнул: тишину прорезло дикое шипение. Оно рздлось позди, нее. Н мгновение ей покзлось, что его издл Кестрель. Зтем он увидел, кк из-з угл покзлись Джейд и Мрк, Тигги свирепствовл в рукх у Джейд, словно мленький леопрд. Он фыркл и црплся, его черня шерсть поднялсь дыбом. Прежде чем Джейд смогл ухвтить его получше, он вскрбклся вверх по ее плечу, спрыгнул н землю и удрл.

– Тигги! – звизжл Джейд.

Он бросилсь з ним с рзвевющимися светло-серебристыми волосми, проворня, кк котенок. Мрк поспешил з ней и нлетел н Эш, который кк рз выходил из-з угл. Эш стукнулся прямо о стену бензоколонки.

– Ну, рзвлекух, высший клсс, – усмехнулсь Кестрель.

Но Мэри-Линетт ничего не слышл. Джереми смотрел н Эш в упор с тким выржением, что ее пронял холодня дрожь.

Эш тоже смотрел н Джереми зелеными и холодными, кк лед, глзми. Их взгляды встретились в мгновенной вспышке инстинктивной ненвисти. Мэри-Линетт стло стршно з Джереми, но тот, похоже, з себя не боялся. Мускулы его нпряглись, он готов был зщищться.

Зтем Джереми не спеш отвернулся. Стоя спиной к Эшу, он принялся вновь прибивть доску. А Мэри-Линетт сделл то, что должн был сделть срзу же, – он посмотрел н его руку. Н укзтельном пльце у него сверкло золотое кольцо, он ясно рзобрл черный рисунок н печтке: высокий куст с колокольчтыми цветкми. Не ирис, не георгин, не роз... Нет, – из цветков, которые перечислил Ровен, он был похож только н один. Этот дикий цветок рос здесь неподлеку и был смертельно ядовит.

Цветок нперстянки...

Итк, теперь он знл.

Мэри-Линетт бросило в жр. Он почувствовл тошноту, рук, удерживвшя доску, здрожл. Ей трудно было сдвинуться с мест, но и оствться рядом с Джереми он не могл.

– Извини... мне нужно кое-что... – с трудом выдвил из себя он.

Мэри-Линетт знл, что все взгляды приковны к ней. Но ей было все рвно. Он выпустил доску и почти бегом бросилсь прочь.

Мэри-Линетт шл не остнвливясь, пок не окзлсь позди гостиницы «Золотой ручей». Прислонившись спиной к стене, он смотрел н окрину город, туд, где нчинлся лес. Солнечные лучи, в которых тнцевли пылинки, ярко выделялись н темном фоне елей.

«Ккя же я дур! Ведь все признки были нлицо. Почему я ничего не змечл? Нверное, потому что не хотел...»

– Мэри-Линетт!

Он услыхл мягкий, тихий голос и обернулсь, едв сдерживясь, чтобы не броситься Ровене в объятия и не зкричть.

– Я приду в себя через пру минут. Првд. Это просто шок...

– Мэри-Линетт...

– Это просто... это просто потому, что я тк двно его зню. Но ты, нверное, и см все понимешь. Люди всегд окзывются не ткими, ккими кжутся.

– Мэри-Линетт! – Ровен покчл головой. – О чем ты?

– О нем. О Джереми, конечно. – Мэри-Линетт вздохнул. Воздух был горячий и удушливо пыльный. – Это сделл он. Мне кжется, он.

– Почему ты тк думешь?

– Почему? Потому что он оборотень.

Нступило молчние, и Мэри-Линетт внезпно охвтил рстерянность. Он оглянулсь вокруг: не слышит ли их кто-нибудь? – и уже спокойней спросил:

– Рзве это не тк?

Ровен с любопытством глядел н нее:

– Кк ты узнл?

– Ты же скзл, что черный цветок нперстянки – знк оборотней. Именно ткой цветок н его кольце. А кк ты узнл?

– Я просто почувствовл. Сил вмпиров ослбевет при солнечном свете, но Джереми и не пытлся ничего скрывть. Он действительно оборотень.

– Нверняк, – резко скзл Мэри-Линетт. – Это и я должн был почувствовть. Ведь он – единственный человек в городе, кто интересовлся лунным зтмением. И к тому же его движения, его глз... И то, что... Черт возьми, он ведь живет у ручья Бешеного Пс. Думю, эти земли приндлежли целым поколениям его род. И, – Мэри-Линетт судорожно вздохнул, – люд говорят, что видели в тех местх ссквч – огромного волостого монстр, получеловек-полузверя. Ну и кк тебе это?

Ровен слушл спокойно, с серьезным выржением лиц, но губы у нее дрожли. У Мэри-Линетт все поплыло перед глзми, по щекм потекли слезы.

– Мне жль. – Ровен положил руку ей н плечо. – Првд.

– Я думл, он хороший прень, – отвернувшись, скзл Мэри-Линетт.

– Я и сейчс тк думю. Знешь, н смом деле все говорит о том, что он этого не делл.

– Потому что он хороший прень?

– Потому что он оборотень. Мэри-Линетт обернулсь к ней.

– Кк?!

– Видишь ли, оборотни бывют рзными. Они не похожи н вмпиров. Вмпиры могут выпить немного крови у человек и остновиться, не причинив ему большого вред. Оборотни же, охотясь, всегд убивют, потому что им нужно есть.

Мэри-Линетт с ужсом смотрел н нее, но Ровен кк ни в чем не бывло продолжл:

– Иногд они съедют животное целиком, но вообще всегд поедют внутренние оргны – сердце и печень. Им это необходимо – тк же, кк вмпирм необходим кровь.

– И это знчит...

– Что он не убивл тетю Опл. И козу. Ведь они остлись целыми. – Ровен вздохнул. – Понимешь, оборотни и вмпиры трдиционно ненвидят друг друг. Они – вечные соперники, и лмии считют оборотней... ну, в общем, существми низшего сорт. Но н смом деле среди них есть много достойных, тких, которые убивют только для того, чтобы есть.

– Ккой ужс... – прошептл Мэри-Линетт. Прибвило ли ей счстья то, что он узнл все это? – Выходит, что прень, которого я считл хорошим, просто должен периодически есть кк можно больше прной печени.

– Мэри-Линетт, ты не должн его осуждть. Кк же тебе это объяснить? Ну, примерно тк: оборотни – это не люди, которые иногд преврщются в волков. Это волки, которые иногд выглядят кк люди.

– Но все же они убивют.

– Д, но только животных. Зкон в этом отношении очень строг. Инче люди тут же обо всем догдются. Вмпиры умеют скрывть свою рботу, мскировть ее, предствляя все тк, будто жертве кто-то перерезл горло. Но когд убивет оборотень, это срзу видно.

– Тк-тк. Змечтельно.

«Нверное, меня это должно было успокоить и обрдовть, – подумл Мэри-Линетт. – Но кк я могл тк слепо доверять человеку, который н смом деле волк? Им можно восхищться, кк восхищются хитрым и крсивым хищником, но доверять ему... нет!»

– Сейчс, когд мы вернемся, у нс могут возникнуть трудности, – предупредил Ровен. – Если Джереми поймет, что ты по кольцу узнл, кто он, он может догдться, что мы рсскзли тебе о... ну, ты понимешь... – Он огляделсь вокруг и понизил голос: – О Црстве Ночи.

– О боже...

– А это ознчет, что он будет обязн всех нс выдть. Или убить см.

– Господи!

– Но я думю, он этого не сделет. Ты ему нрвишься, Мэри-Линетт. Очень. Вряд ли он сможет причинить тебе зло.

Мэри-Линетт почувствовл, кк крснеет.

– Но тогд неприятности могут быть у него?

– Могут, если об этом узнет кто-нибудь еще. Двй-к лучше вернемся и посмотрим, кк тм все. Может, он ни о чем не догдлся. Может, Кестрель и Эшу удлось сбить его с толку.

ГЛАВА 14

Они быстро шли нзд к зпрвочной стнции, почти ксясь друг друг плечми. Близость Ровены, ее урвновешенность успокивли Мэри-Линетт. Прежде у нее никогд не было подруги, с которой он был бы совершенно н рвных, которя с одинковой легкостью могл кк зботиться о людях, тк и принимть от них помощь.

Добрвшись до бензоколонки, они увидели, что все столпились вокруг втомобиля Мэри-Линетт. Подняв кпот, Джереми возился с мотором. Сзди, держсь з руки, стояли Мрк и Джейд, но Тигги нигде не было видно. Кестрель прислонилсь к бензоколонке, Эш что-то рсскзывл Джереми.

– ...В общем, оборотень входит в кбинет второго врч и говорит: «Док, кжется, у меня бешенство. А доктор ему...»

«Ничего себе зливет», – подумл Мэри-Линетт. Зкрыв глз и втянув голову в плечи, Ровен остновил его:

– Эш, это вовсе не смешно.

А зтем, открыв глз, обртилсь к Джереми:

– Извини. Он не подумл, прежде чем скзть.

– Он подумл, но это невжно. Я слыхивл и похуже. – Джереми опять склонился нд мотором. Зтем ккуртно зкрутил крышку бензобк и взглянул н Мэри-Линетт.

Он не знл, что и скзть. Ккие тут могут быть приличия, если ты только что обнружил, что человек, стоящий рядом с тобой, – оборотень и что долг велит ему тебя съесть?

Ее глз нполнились слезми. Сегодня он вообще не могл держть себя в рукх.

Джереми глядел вдль. Он медленно покчл головой, с горечью сжв губы.

– Тк я и думл. Я знл, что ты тк прорегируешь. Инче я бы см скзл тебе об этом двным-двно.

– Ты бы скзл? – у Мэри-Линетт мгновенно высохли слезы. – Но... тогд у тебя могли быть неприятности. Ведь тк?

Джереми слегк улыбнулся.

– Ну, мы здесь не тк уж рьяно зщищем зконы Црств Ночи.

Он произнес это совершенно обыденно. Эш и сестры мшинльно огляделись вокруг.

– Кто это мы? – спросил Мэри-Линетт.

– Моя семья. Снчл мы поселились здесь, потому что место это было зброшенное, ткое, где мы никого не беспокоили бы и где никто не беспокоил бы нс. Теперь семьи уже нет. Остлся только я.

В его словх не чувствовлось никкой жлости к себе, но Мэри-Линетт придвинулсь ближе.

– Мне жль...

Джейд придвинулсь к Джереми с другой стороны, широко рскрыв серебристо-зеленые глз.

– Но и мы пришли сюд по той же причине! Чтобы никто нс не беспокоил. Мы тоже не любим Црство Ночи.

Джереми еще рз слегк улыбнулся – одними глзми.

– Я зню, – скзл он Джейд. – Вы родственники миссис Бердок, д?

– Он был ншей тетей, – ответил Кестрель, не спускя с Джереми немигющего взгляд золотистых глз.

Выржение его лиц чуть изменилось. Обернувшись, он в упор взглянул н Кестрель:

– Был?

– Д, он нткнулсь н небольшую случйность в виде кол, – скзл Эш. – Збвно... Случется же ткое.

Джереми снов изменился в лице. Будто ищ опору, он прислонился к втомобилю.

– Кто это сделл? – Он бросил взгляд н Эш, и Мэри-Линетт увидел, кк блеснули его зубы. – Погоди... ты думешь, что это сделл я. Д?

– Эт мысль приходил нм в голову, – скзл Эш. – И похоже, он тм прочно зстрял. И все ходит и ходит, взд-вперед, взд-вперед. Нверное, пор нм соорудить тм подземный переход.

– Зткнись, Эш! – рзозлилсь Мэри-Линетт.

– Знчит, ты говоришь, что не делл этого, – скзл Мрк, и одновременно с этим прозвучли слов Ровены:

– Н смом деле Кестрель считет, что это был охотник н вмпиров.

Он произнесл это тихо, но все еще рз оглянулись. Улиц был по-прежнему пустынной.

– Здесь нет охотников н вмпиров, – уверенно зявил Джереми.

– Знчит, здесь есть вмпир, – взволновнно прошептл Джейд. – Он должен здесь быть, судя по тому, кк был убит тетя Опл. И коз.

– Коз?.. Ну, это уж слишком. С меня хвтит. – Джереми зхлопнул кпот втомобиля и скзл Мэри-Линетт: – Все нормльно. Просто иногд нужно менять мсло. – А зтем обернулся к Ровене:

– Мне жль вшу тетю. Но если здесь и есть вмпир, то он прячется. Очень хорошо прячется. Тк же, кк если б он был охотником н вмпиров.

– Мы уже поняли это, – скзл Кестрель. Мэри-Линетт ожидл, что Эш поддержит рзговор, но тот явно не собирлся вступть в беседу. Зсунув руки в крмны, погруженный в свои мысли, он пристльно глядел н другую сторону улицы.

– Ты не знешь ничего, что могло бы дть хоть ккую-то подскзку? – обртилсь Мэри-Линетт к Джереми. – Мы собирлись осмотреть город.

Он встретил ее взгляд, не отводя глз.

– Если бы я знл, я бы скзл тебе. – Джереми произнес это с едв зметным удрением н последнем слове. – Я помогу тебе, если смогу.

– Ну, тогд двй проктимся. Можешь высунуть свою бшку из окн, рзрешю, – скзл Эш, очнувшись.

Это было уж слишком. Мэри-Линетт шгнул к Эшу и, схвтив его з руку, оглянулсь н остльных.

– Извините нс.

Он дернул его з руку и потщил з бензоколонку.

– Ты, чучело!

– Но послушй...

– Зткнись! – Он ткнул пльцем ему в грудь. И невжно, что прикосновение к нему снов вызвло электрический рзряд, – одной причиной больше, чтобы зхотеть его убить. Продолжя кричть сквозь окутвшую ее розовую дымку, Мэри-Линетт вдруг подумл, что этот тумн похож н облко гнев. – Ты хочешь быть в центре всех событий? Быть в центре внимния, выглядеть остроумным и всем зтыкть рот?

– О! – только и успел вствить Эш.

– Дже если это здевет других людей? Дже если это здевет того, кому в жизни выпло мло шнсов?

Ну, тк сейчс номер не пройдет! Ровен скзл, что вы считете оборотней существми низшего сорт. А тебе известно, что это ткое? У нс это нзывется шовинизмом. Среди людей ткое тоже бывет, но это гдко, отвртительно. Мне стыдно дже стоять рядом с тобой, когд ты рспускешь свой хвост.

Мэри-Линетт вдруг понял, что кричит. Он ткже зметил, что из-з угл бензоколонки выглядывют Мрк и Джейд.

Эш прижлся к окну, збитому доской, и поднял руки, покзывя, что сдется. Он вконец рстерялся и не смел скзть ни слов.

«Это змечтельно», – подумл Мэри-Линетт.

– Ты долго будешь его шпынять? – осведомился Мрк.

Мэри-Линетт зметил позди него Ровену и Кестрель. Все были взволновны.

– Я нервнодушн к фнтикм, – зявил он. И дл Эшу еще один пинок, чтобы лучше дошло.

– Мы не фнтики, – быстро зверил ее Джейд. – Мы не обрщем внимния н эту дурцкую чепуху.

– Мы действительно не обрщем н это внимния, – подтвердил Ровен. – К тому же, Мэри-Линетт, нш отец всегд брнит Эш з то, что он общется с кем не ндо во Внешнем Мире. Что он приндлежит к клубу, куд допускют оборотней, и имеет друзей среди них. Все Стрейшины говорят, что он слишком либерлен в этом отношении.

– Он выбрл збвный способ демонстрировть это.

– Я думл, что рсскзывл тебе об этом, – добвил Ровен. – Лдно, не будем вм мешть. – И он нпрвил всех нзд, ко входу в здние стнции.

Когд они с Мэри-Линетт опять остлись одни, Эш спросил:

– Мне уже позволено удлиться?

Похоже, он был в очень плохом нстроении.

Мэри-Линетт решил оствить его в покое. Он внезпно почувствовл себя уствшей... Уствшей и выжтой, кк лимон. Слишком много всего случилось з последние несколько дней. И конц-кря этому не было видно, и... в общем, он устл, вот и все.

– Чем скорее ты уедешь отсюд, тем будет лучше, – бросил он Эшу, отходя от него. В голове он чувствовл ккую-то тяжесть.

– Мэри-Линетт... – В голосе Эш прозвучли нотки, которых он прежде не слышл. – Послушй... это звисит не только от меня. В понедельник здесь по-явится еще кое-кто из Црств Ночи. Его зовут Квин. И если все мы не вернемся нзд вместе с ним, весь вш городок попдет в беду. Если Квин сочтет, что здесь кким-то обрзом нрушены Зконы... Ты дже не предствляешь, н что способны обиттели Црств Ночи.

Мэри-Линетт отчетливо слышл, кк стучит ее сердце. Он не в состоянии был обернуться и взглянуть н Эш.

– Они могут уничтожить весь Вересковый Ручей. Я говорю это серьезно. Они уже делли подобные вещи, чтобы сохрнить тйну Црств Ночи. Это их единствення зщит от людей.

– Но твои сестры не собирются уезжть, – Мэри-Линетт произнесл это убежденно, но без всякого вызов.