/ Language: Русский / Genre:sf_horror, / Series: Царство Ночи

Темный Ангел

Лиза Смит

Царства Ночи нет на географической карте, но оно существует, существует в нашем мире. Оно окружает нас со всех сторон. Это тайное общество вампиров, оборотней, колдунов, ведьм и прочих порождений тьмы, которые живут среди нас. Они красивы и опасны, их неудержимо тянет к людям, и никто из смертных не в силах устоять перед ними. Твой школьный учитель, твоя задушевная подруга или друг могут оказаться одним из них. Законы Царства Ночи позволяют охоту на людей. Они позволяют играть их сердцами и даже убивать их. Для обитателей Царства Ночи есть только два строжайших запрета: Не позволяй людям узнать о существовании Царства Ночи. Никогда не влюбляйся в смертного. Эта книга рассказывает о том, что происходит, когда эти законы нарушаются.

Лиз Джейн СМИТ

Темный нгел

Глв 1

В тот день Джиллин Леннокс совсем не собирлсь умирть.

Он был просто очень-очень рсстроен. Рсстроен, потому что ее збыли подвезти из школы домой, потому что он змерзл и потому, что до Рождеств оствлось всего две недели, он был тк одинок.

Джиллин брел по обочине пустынной дороги, ткой же извилистой и холмистой, кк и любое другое пригородное шоссе, и вымещл свою обиду н комьях снег, то и дело попдвшихся под ноги.

Отвртительный день: небо хмурое, снег грязный. Эми Новик не подождл, пок Джиллин дорисует и сдст свою рботу, и уктил н мшине без нее вместе со своим новым прнем.

«Ну, конечно, он про меня просто збыл». Джиллин не сердилсь н Эми, совсем не сердилсь, хотя ей и было немного грустно: всего неделю нзд им исполнилось по шестндцть и обе они еще ни рзу в жизни не целовлись. А теперь у Эми есть друг...

Джиллин хотелось поскорее добрться до дому – и только.

Внезпно рздвшийся неясный звук отвлек ее от собственных грустных мыслей. Нет, ей, конечно, послышлось. Он остновилсь и огляделсь. Похоже н плч ребенк, может быть, это кричит кошк? Звук доносился из лес.

Джиллин тут же вспомнил о Пуле Белицер! Нет, это просто невозможно. С того времени, кк эт мленькя девочк пропл где-то в этих местх, прошел уже целый год!

Но вот опять. Голос ткой тоненький и длекий, словно он идет из смой глубины лес. Н этот рз звук точь-в-точь походил н плч ребенк.

– Эй! Есть тут кто-нибудь?!

Никкого отклик. Джиллин вглядывлсь в чщу лес, стрясь рзглядеть что-нибудь з переплетением могучих дубов и рскидистого густого орешник. Лес выглядел неприветливо. Дже жутко.

Он посмотрел н дорогу: вверх, вниз – никого. Неудивительно – здесь редко проезжют мшины.

«Не лезть же туд одной», – подумл Джиллин. Конечно, трусихой он не был, но при мысли о том, что придется идти одной по пустынному дремучему лесу, девочк невольно поежилсь.

«Но кто бы это мог быть? И что он тм делет?

С кем-то случилсь бед!»

Он нкинул н левое плечо свободно болтвшийся ремешок рнц, передвинул его з спину, чтобы обе руки были свободны, и стл осторожно крбкться вверх по зснеженной нсыпи, отделявшей шоссе от лес.

– Эй!.. Эй! Кто тм?

Ни слов в ответ. Только плч – слбый, непрекрщющийся – где-то впереди.

Джиллин нчл спускться с нсыпи в лес, Он был хрупкой и почти невесомой, и все же ее ноги глубоко провливлись в рыхлый снег, покрытый тонкой корочкой льд.

Ну вот: кроссовки уже промокли. Зто в лесу, под деревьями снег был не очень глубоким. Ткой белый и ткой чистый! У Джиллин возникло ощущение полного одиночеств, словно он был одн н всей земле.

Кк тихо. Джиллин двинулсь дльше в глубь лес; тишин стновилсь все пронзительнее. Теперь, чтобы услышть длекий плч, нужно было остновиться и зтить дыхние.

«Это где-то слев. Ндо идти. Здесь нечего бояться», – успокивл себя девочк.

Но он никк не могл зствить себя снов позвть кого-то. Ей кзлось, что этот лес хрнит в себе ккую-то зловещую тйну...

...Джиллин все шл и шл, оствив дорогу длеко позди. Вот и следы: здесь пробежл лисиц, это птиц коснулсь крыльями снег. Но нигде не видно следов человек.

Плч стл громче и доносился из лес прямо перед ней. Теперь он ясно его слышл.

«Хорошо, знчит, ндо перебрться через эту горку. Я смогу. Тк, выше и еще выше. Ноги совсем окоченели...»

Крбкясь по изрытому склону холм, он стрлсь отвлечься приятными мыслями. «Может быть, я потом нпишу об этом сттью в школьную гзету «Новости викингов* и все будут мною восхищться... Стоп! Кого-нибудь спсти – это клссно или нет? А вдруг спсение людей – дело слишком достойное, чтобы быть клссным?»

Это вопрос очень вжный, потому что н сегодняшний день у Джиллин было всего две несбыточных мечты: во-первых, добиться внимния Дэвид Блэкберн, во-вторых, получить приглшение н ккую-нибудь крутую тусовку. И исполнение этих желний звисит, прежде всего, от того, сумеет ли он стть клссной девчонкой.

«Некоторым везет! Когд ты крсив, тебя все любят. И, конечно, когд тебя любят и принимют ткою, ккя ты есть, легко стть великой личностью, совершить что-нибудь для всего человечеств, что-то знчительное». Если бы не мленький рост, детское личико и ее ужсня зстенчивость... Джиллин добрлсь до вершины холм и ухвтилсь з дерево, чтобы не сктиться вниз, перевел дух и огляделсь.

Никого. Безмолвный лес спускется вниз к ручью. Ни звук. И плч прекртился.

«Ой! Не поступй тк со мною, пожлуйст!» Рзочровние подогрело решимость Джиллин нйти этого несчстного ребенк и рзвеяло ее стрхи. И, осмелев, он крикнул:

– Эй! Ты еще тм? Ты меня слышишь? Я иду к тебе н помощь!

Тишин. И зтем едв рзличимый звук где-то впереди.

«О боже! – Джиллин содрогнулсь. – Ручей! Ребенок упл в ручей, зцепился з что-то и едв держится слбеющими ручкми...»

Скользя и спотыкясь, он бросилсь вниз с холм. Мокрый снег нлипл н брюки... С отчянно бьющимся сердцем, зпыхвшись, он остновилсь н берегу ручья.

Прямо перед ней, н крю обрыв, нд водой нвисл хрупкий лед. Брызги, зледеневшие н ярко-зеленом дерне, сверкли, кк бриллинты, Но нигде вокруг не было зметно никких признков присутствия человек.

Джиллин нпряженно вглядывлсь в темную поверхность ручья.

– Где ты? Ты меня слышишь?

Мертвя тишин в ответ. Только глухое ворчние стремительного поток, бурлящего вокруг выступов скл и обломков деревьев, зстрявших между кмней.

– Ну где же ты?!

Он больше не слышл плч. Шум воды был слишком сильным.

«Неужели ребенок утонул?!»

Джиллин подлсь вперед, стрясь рзглядеть под водой смутные очертния человеческого тел, нклонилсь ниже, еще ниже, и...

Ккя неосторожность! Он потерял рвновесие, под ногми лед, И… отчянно змхв в воздухе рукми, Джиллин полетел вниз. От неожиднности он дже не успел испугться…

... и врезлсь в ледяную воду.

Глв 2

Ее обожгло холодом. Голов ушл под воду, Джиллин крутило и бросло во все стороны. Он здыхлсь, ничего не видел и совершенно потерял способность ориентировться.

Н мгновение ей удлось вынырнуть. Инстинктивно он схвтил ртом глоток воздух и попытлсь з что-нибудь уцепиться, но ремни рнц з спиной прочно стягивли руки.

Ручей стновился все шире, поток нбирл силу. Джиллин сносило вниз по течению, он зхлебывлсь, дышть стновилось все труднее: приходилось бороться з кждый глоток воздух, с трудом доживя до следующего вдох.

«Кк холодно! Нет, это вовсе не холод, это – нестерпимя боль. Я умирю».

Ее мозг смирился с неизбежным, но тело упорно цеплялось з жизнь. Оно боролось тк, словно облдло собственной волей: оно высвободилось из ремней рнц, и теперь дутя куртк помогл голове держться н поверхности, ноги бились о кмни в попыткх дотянуться до дн.

Все нпрсно. Дже если ручей не глубокий, ей все рвно не хвтет рост! Он слишком мл и слб: ей не спрвиться с течением. Холод истощл ее силы с ужсющей быстротой. С кждой секундой шнсов выжить оствлось все меньше.

Кзлось, ручей превртился в злобное чудовище, которое вцепилось в нее и не отпустит, пок не погубит. Поток бросл ее н кмни и тут же тщил дльше, не двя рукм вцепиться в их обледеневшую поверхность. Еще несколько минут – и он слишком ослбеет, чтобы держться н воде.

«Д ухвтись же з что-нибудь!» – прикзывло тело. В этом был ее единственный шнс.

Джиллин смогл рзглядеть, что н левом берегу н небольшой отмели из воды выступют корявые корни дерев. Ндо добрться до них. Толчок, еще толчок. Он удрилсь о кмень и едв не пронеслсь мимо, но все же кким-то чудом ухвтилсь з корягу. Огромные корни, толщиной с ее руку переплетлись, нпоминя клубок ледяных змей, Джиллин успел просунуть руку в созднную корнями петлю и кк будто встл н якорь.

Теперь девочк могл дышть. Теперь бы еще выбрться из ручья, но кк? У нее едв хвтло сил, чтобы держться з корень. Он не сможет подтянуться н ослбевших, окоченевших рукх и вылезти н берег.

И тут он вдруг рзозлилсь. Он рссердилсь н себя. Неужели он позволит себе сдться! Сейчс, когд речь идет о ее жизни и смерти!

То, что произошло потом, остлось в ее пмяти неясной кртиной. Он действовл почти бессознтельно. Кждое движение причиняло боль, он чувствовл только отчяние, и именно оно дюйм з дюймом вытскивло ее из ручья.

И вот он н суше, лежит н корявых корнях дерев в снегу. В глзх тумн, рот судорожно ловит воздух... но он жив!

Джиллин пролежл тк долго, дже не чувствуя холод. Все ее тело рдовлось покою и отдыху.

«Я молодец! Теперь все будет хорошо».

Но только когд он попытлсь подняться, то понял, кк жестоко ошиблсь: ноги ее подкосились, словно мышцы превртились в желе.

Боже, кк он окоченел! Ее обледеневшя мокря одежд стл похож н средневековые лты. Перчтки утонули где-то в ручье. Шпк тоже. Стновилось все холоднее, внезпные приступы неистовой дрожи нктывли все чще и чще. Сил не было совсем.

«Нйти дорогу... Ндо нйти дорогу. Но в ккую же сторону идти?»

Ее отнесло вниз по течению, но кк длеко? Сколько ей придется добирться до дороги?

«Невжно... лишь бы уйти подльше от ручья». Мысли медленно ворочлись в голове, словно тяжелые мельничные жернов. И вообще думть было трудно.

Джиллин шл, едв передвигя ноги. От холод он стл неуклюжей, колотившя ее дрожь мешл перебирться через повленные стволы деревьев и спутнные ветки. Крсные рздувшиеся пльцы совсем не слушлись ее.

«Я больше не могу, я не чувствую ног». Девочк осознвл, что окзлсь в большой беде. Если ей не удстся быстро добрться до дороги – он погибл. Однко Джиллин охвтил стрння птия.

Ей не хотелось никуд спешить, густой лес вокруг покзлся скзочным и волшебным.

Тк, спотыкясь и поштывясь, борясь с собой, он брел, не рзбиря пути, просто вперед. И все, н что хвтло ее внимния, – это еще одн темня скл, выступющя из-под снег, и еще один повленный ствол, который нужно обойти или перелезть через него. И вдруг он упл и уткнулсь лицом в снег. Ей стоило огромных усилий снов подняться н ноги.

«Эт одежд... он слишком тяжеля. Ндо ее снять».

Делть это ни в коем случе было нельзя! Но холод лишил ее способности сообржть. Сознние словно отделилось от нее и прило где-то вдлеке. Джиллин дергл молнию зкоченевшими пльцми, пытясь рсстегнуть куртку.

Ну вот… куртк сброшен. Теперь будет легче идти... Но легче не стло. Он продолжл пдть: споткнулсь, упл, встл... и снов споткнулсь... и тк уже целую вечность. Кждый рз вствть стновилось все труднее.

Брюки будто сшиты из льдинок. Он взглянул н них с удивлением и досдой и увидел, что они сплошь покрыты нлипшим снегом.

«Может, их тоже снять?»

Нпрсно он пытлсь вспомнить, кк рсстегивется молния… Все... больше он совсем не могл думть. Сильные приступы дрожи теперь прерывлись продолжительными пузми, в течение которых он впдл в полузбытье.

«Я думю… все будет хорошо. Мне уже не тк холодно. Мне просто нужно немного отдохнуть». И хотя угсющее сознние отчянно протестовло, Джиллин сел н снег.

В этот момент он вышл н небольшую полянку, совершенно пустынную – дже мышк-полевк не испортил ровной белизны снежного покров своими следми. А сверху нд ней опусклся полог из зснеженных ветвей.

«Ккое тихое место... Кк рз подходящее, чтобы умереть».

Озноб прекртился, и это ознчло, что все кончено. Оргнизм не мог больше согревться дрожью, он откзлся от борьбы и впдл в спячку, экономя оствшееся тепло. Дыхние змедлялось, удры сердц стновились редкими-редкими. Ее бедное тело предпринимло последнюю попытку продлить жизнь, пок кто-нибудь не придет н помощь. Только никто не придет.

Никто и не знл, где он. Пройдет еще не один чс, пок отец вернется домой или пок мм... проснется. Но дже и тогд они не стнут беспокоиться, что Джиллин не вернулсь домой. Они подумют, что он с Эми. А к тому времени, когд ее нчнут искть, будет уже слишком поздно.

Он все это понимл, но теперь это было невжно. Джиллин исчерпл свои жизненные силы и уже не смогл бы спстись, дже если бы и придумл кк.

Пльцы из крсных стли бело-голубыми и зтвердели. Зто он не чувствовл холод. Он испытывл только облегчение от того, что не ндо больше двигться. Он тк устл... Он умирл.

Белый тумн зстилл глз. Джиллин потерял ощущение времени. Он преврщлсь в ледяную скульптуру, ткую же безжизненную, кк обледенелый пень или скл в этой снежной пустыне.

«Я умирю... кто-нибудь... Кто-нибудь, рди бог! Мм!»

Ее последней мыслью было: «Это все рвно что уснуть». Зтем все неприятные ощущения вдруг пропли. Он почувствовн себя легко, спокойно и свободно – и плвно поднялсь вверх, проплывя нд снежным пологом.

Кк змечтельно было вновь почувствовть тепло! Нстоящее тепло… Словно ее нполнили солнечные лучи. Джиллин рссмеялсь от удовольствия.

«Но где я? Рзве только что не случилось что-то… что-то плохое?»

Внизу н земле лежл съежившяся фигурк. Джиллин взглянул н нее с любопытством: мленькя девочк. Рссыпвшиеся пряди длинных светлых волос уже покрылись тонким льдом. Лицо девочки было нежным с првильными чертми. Но цвет кожи слишком белый... безжизненно белый. Глз зкрыты, ресницы зиндевели. Джиллин почему-то знл, что глз у этой девочки синие.

«Понял... Я вспомнил: это же я!»

Это открытие не вызвло у нее ужс. Джиллин ничего больше не связывло с этой съежившейся н снегу фигуркой. Он больше ей не приндлежл.

Мысленно пожв плечми, он отвернулсь и увидел перед собой туннель. Огромный темный туннель, кзвшийся лбиринтом. Прострнство в нем то ли свернулось, то ли искривилось… И время, видимо, тоже. Он стремительно влетел в туннель и понеслсь по нему. Впереди, в неведомой тьме, змелькли длекие звезды.

«О боже! – думл Джиллин, – тот смый туннель. И все это происходит со мной. Я действительно умерл и лечу куд-то с невероятной скоростью. Стрнно: я умерл, но я же есть!»

Он совсем зпутлсь. Происходящее кзлось тким рельным, еще более рельным, чем см жизнь. И в то же время возникло чувство иррельности: ее тело лишилось конкретных очертний, он стл чстью туннеля, звезд, движения. У нее больше не было собственного тел.

«Может быть, мне все это только кжется?»

От этой мысли он впервые испуглсь. То, что возникло в вообржении, было стршным. Что, если он зблудилсь в одном из ночных кошмров среди обрзов, которые пугли ее больше всего? К тому же он не знл, куд летит.

А туннель изменился. Впереди вспыхнул яркий свет. Он был не бело-голубым, кким его обычно изобржют в кино, бело-золотым и... брхтным, словно он смотрел н него сквозь мтовое стекло... Но все же невероятно ярким!

«Рзве при виде этого свет не полгется почувствовть любовь или еще что-то возвышенное?»

И он почувствовл – свет вызвл блгоговение. Свет был тким огромным, тким мощным... и тким божественным! Кзлось, он глдит в источник мироздния.

Свет стремительно приближлся. Он обступил, окружил, пронзил ее нсквозь, он рстворилсь в нем. Теперь он летел сквозь него.

Движение змедлилось. Свет стл менее ярким, или глз привыкли к нему.

Вокруг проступли неясные очертния. Это был полян. Трв изумительня – не просто зеленя, невероятно зеленя, люминесцентня, словно подсвечення изнутри. А небо! Невероятно голубое. Н Джиллин было легкое летнее плтье.

Все кзлось ненстоящим, слишком ярким. Не говоря уже о белых колоннх, поднимвшихся в небо прямо из трвы.

«Тк вот что происходит, когд ты умирешь... А сейчс кто-нибудь придет меня встретить? Дедушк Тревор? Мне бы хотелось опять увидеть его живым и здоровым».

Нет, никто з ней не пришел. Пейзж оствлся прекрсным, мирным, неземным – и совершенно пустынным.

Джиллин почувствовл некоторое беспокойство. А что, если это место не ткое уж хорошее? В конце концов, он не был ткой уж првильной при жизни. Что, если это и есть д?

Или чистилище?

Или здесь обитют духи, которые говорят с медиумми и сообщют им всякие глупости, чего небесные жители никогд не стли бы делть. А вдруг ее бросят здесь одну нвсегд?

Кк только Джиллин додумл эту мысль до конц, то тут же пожлел о том, что си вообще это пришло в голову. Ей покзлось, что он попл именно в то место, где мысли – или стрхи – могут воздействовть н рельность. Рзве не почувствовл он срзу ккой-то гнилостный зпх? Л эти голос? Обрывки фрз, которые долетли до нее? Нечто нподобие той чепухи, что порой может присниться.

– Ткое белое, что тебе ни з что не увидеть...

– Время с половиной...

– Ах, если 6 я только мог; детк…

Джиллин крутил головой, чтобы лучше рсслышть голос. Пытясь понять, в действительности ли он их слышит. Он вдруг испуглсь: что, если вся эт крсот сейчс рстворится и исчезнет?

«Господи, пошли мне хорошие мысли. Пожлуйст! Зчем я смотрел эти стршные «ужстики» по телевизору. Я не хочу видеть ничего стршного... нпример, кк земля рзверзется под ногми и оттуд тянутся ко мне мертвые руки. И не хочу, чтобы меня встречл кто-нибудь, похожий н скелет».

Просто бед! Сми мысли о том, чтобы не предствлять себе эти кошмры, рождли новые смутные, стршные обрзы. Ее охвтил стрх, скзочня полян преврщлсь в ночной кошмр, нполненный отвртительными, гнетущими, безумными видениями. Он в ужсе ждл, что в это смое мгновение все может измениться.

Вдруг он и н смом деле зметил некоторую перемену. В нескольких шгх от нее, нд трвой повисло облчко светящегося тумн. Еще минуту нзд его не было. Но теперь оно стновилось все ярче, освещенное пронзительно ярким светом, шедшим откуд-то издлек. Тм, в смой глубине тумн, покзлсь чья-то тень, и он медленно приближлсь к Джиллин.

Глв 3

С нчл тень выглядел кк пылинк, потом кк нсекомое в свете лмпы, потом кк коршун. Слишком испугння, чтобы убежть, Джиллин змерл н месте. А тень все приближлсь. И нконец Джиллин смогл ее рзглядеть.

Это был нгел.

Стрх Джиллин мгновенно улетучился, и он принялсь с любопытством рссмтривть его. Тело нгел было вылеплено из того же свет, что и тумн. Высокий и стройный, он то ли шел к ней, то ли летел.

«Д, это нгел, – подумл Джиллин с блгоговением, – нгел...»

Тумн рссеялся, свечение погсло. Ангел стоял перед ней н трве.

Джиллин прищурилсь.

Нет, не тк уж он и похож н нгел. Обычный прень, лет семндцти, всего н год стрше Джиллин. И до чего клссный – умереть, не встть!

Лицо, кк у нтичного бог. Золотые волосы. Глз не просто голубые, ярко-синие. Длинные густые ресницы. И облдення фигур. Он был отлично сложен, хотя и не сильно нкчн.

Его единственным недосттком (если это можно считть недосттком) было слишком возвышенное, чтобы не скзть приторное, выржение лиц.

«Мне не следовло бы обрщть внимние н его внешность, – испугнно подумл Джиллин. – Но ткую внешность трудно не зметить».

Сейчс, когд сияние н его одежде погсло, он увидел, что одет он совершенно обычно, кк любой другой прень: потертые вреные джинсы и беля футболк.

Изумлення Джиллин не могл отвести от него глз. Он тоже ее рссмтривл. Голос его прозвучл совсем неожиднно.

– Привет, детк! – скзл он и подмигнул.

Джиллин удивилсь и обиделсь. При жизни он очень смущлсь, когд с ней зговривли прни, но, в конце концов, он же умерл, и этот тип выбрл неверный тон...

– Это кто тут детк? – осмелилсь возмутиться Джиллин.

Незнкомец усмехнулся:

– Извини. Двй без обид.

Джиллин зствил себя вежливо кивнуть. Что это з личность? Он слышл, что н том свете умерших встречют друзья или родственники. Но он никогд рньше не видел этого прня.

Кк бы то ни было, он точно не нгел.

– Я пришел тебе помочь, – объяснил он, подслушв ее мысли.

– Помочь мне?

– Тебе нужно сделть выбор. И тут Джиллин зметил дверь.

Он возникл у прня кк рз з спиной, приблизительно тм, где рньше был тумн. Дверь... но это был не нстоящя дверь. Это больше походило н бледное очертние двери, нрисовнное светом н фоне неб.

К Джиллин вернулся стрх. Кким-то обрзом, не понимя почему, но он точно знл, что дверь – это нечто вжное. Вжнее всего того, что ей встретилось здесь до сих пор» З ней могло окзться все что угодно – дже нечто ткое, что выше ее понимния.

Другя рельность, где вес известные ей зконы природы не действуют.

Это не обязтельно плохя рельность. Просто нстолько великя и другя, что ее это пугло. Хорошее тоже может быть устршющим.

«Вот они – нстоящие врт в другой мир. Войди в эту дверь – и уже не вернешься». И, несмотря н отчянное желние посмотреть, что тм, з дверью. Джиллин тк испуглсь, что у нее зкружилсь голов.

– Дело в том, что твое время еще не пришло, – тихо произнес золотоволосый прень.

«Ах д. Они всегд тк говорят» – вспомнил Джиллин. Но эт мысль совсем не утешл. Стрх перед дверью не оствлял мест для иронии.

В горле пересохло, он зжмурилсь.

– Но ты здесь. Произошл ошибк, и с этим нм приходится считться. В тких случях мы обычно оствляем прво выбор з человеком.

– Хочешь скзть, что я могу выбрть, умереть мне или нет?

– Ты свободн в своем выборе.

– И это звисит только от меня?

– Именно тк.

Он слегк нклонил голову:

– Может быть, тебе хочется поствить точку в этом месте твоей жизни?

Джиллин чсто зморгл, зтем отступил н несколько шгов, уствилсь н непрвдоподобно зеленую трву и здумлсь.

Еще сегодня утром он знл ответ н этот вопрос. Но теперь...

Теперь ей кзлось, что ее збрковли. Словно он был недостточно хорош. И, кроме того, рз уж он зшл тк длеко... рзве ей и в смом деле хотелось обртно?

Нет, он не был тм никем особенным. И училсь он тк себе, не то что Эми – кругля отличниц. Джиллин не был ни смелой, ни тлнтливой...

Ну, что еще тм было, рди чего стоило бы возврщться?

Мм? Он нпивлсь кждый день и, когд Джиллин приходил домой, уже спл. Отец? Он постоянно руглся. И теперь, когд у Эми появился прень, Джиллин остлсь совсем одн. Одиночество... и неисполнимые желния. Не будет у нее никогд ни ткого прня, кк Дэвид Блэкберн с его нсмешливой улыбкой, ни друзей, ни любви, ни понимния. И никто никогд не зметит, что он крсивя, умня и... взросля.

«Брось! Должно же быть тм что-то хорошее».

– Сухой суп в пкетикх, – перебил ее мысли голос нгел.

Джиллин обернулсь к нему:

–Что?

– Ты ткой любишь. Особенно в морозный день, когд приходишь с улицы. А еще... кошки.

Млденцы. Гренки с корицей и с мслом, ккие обычно готовит для тебя мм, когд встет рно утром. И фильмы-ужстики.

У Джиллин перехвтило дыхние. Он никому не рсскзывл об этом.

– Кк ты догдлся?

Улыбк. У него действительно потрясющя улыбк.

– Отсюд многое видно. – Он стл серьезным. – Рзве тебе не хочется познть что-то еще? В жизни, я имею в виду. Рзве тм не остлось ничего, что ты могл бы сделть?

Тм остлось все, что он могл бы сделть, но не сделл. Он вообще не сделл ничего стоящего.

«Но у меня было не тк уж много времени, – робко зпротестовл слбый внутренний голос. И тут же был подвлен сурово и безпелляционно: – Ты полгешь, это тебя извиняет? Никто не знет, сколько ему отпущено. У тебя было огромное множество минут и ты потртил их впустую».

– А тебе не кжется, что было бы лучше вернуться и попытться нчть жить снчл? – мягко и ободряюще скзл прень. – Посмотрим, может; у тебя лучше получится.

–Д.

Джиллин вдруг охвтил т же жгучя досд, которя дл ей силы выбрться из ручья, и огромное желние все изменить. Он все сможет сделть. Он сможет полностью измениться, нпрвить свою жизнь в новое русло.

Кроме того, ей не следовло бы збывть о родителях. Невжно, что отношения между ними оствляют желть лучшего. Они стнут еще хуже, если он вдруг погибнет. Они бы корили друг друг.

А Эми всю жизнь мучилсь бы из-з того, что он не подвезл Джиллин домой из школы...

Джиллин подумл об этом с невольным удовольствием и срзу же пострлсь отбросить эти мысли: у нее возникло ощущение, что прень их подслушивет.

Однко у нее и впрямь появился шнс получить новую жизнь. Неожиднно для себя он почувствовл, что жизнь – цення штук и нет ничего хуже, чем откзться от нее.

– Я хочу вернуться. Ангел кивнул и улыбнулся.

– Я тк и думл, что, может быть, ты зхочешь.

Его голос потеплел. В нем прозвучло что-то, похожее н... Н что? Неземную любовь? Полное понимние? Его голос лскл ухо, из глз исходил божественный свет.

Он протянул ей руку и нежно произнес:

– Пор, Джиллин.

Его глз сияли глубоким синим цветом.

Джиллин н мгновение змешклсь, но потом решительно шгнул к нему и прикоснулсь к его руке, то есть это дже не было прикосновением. Их пльцы встретились и... У Джиллин ззвенело в ушх, перед глзми сверкнул молния... Ангел исчез, ее охвтило множество необычных ощущений: земля ушл у нее из-под ног, и он, словно отделившись от окружющего мир, стл стремительно пдть. Н нее ндвиглсь огромня тень. Он приближлсь очень быстро и непонятно откуд, потому что тм, где нходилсь Джиллин, не было ни верх, ни низ, ни прв, ни лев. Н нее пдло что-то огромное и крылтое... нверное, тк мышь воспринимет тень совы.

Джиллин инстинктивно втянул голову в плечи, хотя эт стршня тень и не могл ее нстигнуть, потому что и см он неслсь нзд сквозь туннель, оствив полянку со всем, что н ней было, длеко позди. Огромня тень вынырнул лишь н мгновение, чтобы без след рствориться во тьме, и Джиллин тут же збыл про нее.

Позднее он понял, ккой это было ошибкой.

Но теперь время кзлось спрессовнным. Он был одн в туннеле, и ее несло, словно пушинку потоком воды в водостоке. Он взглянул под ноги, куд же ее уносит, и увидел под собой некое подобие глубокого колодц. Н дне колодц появилось пятно свет, в середине светового пятн н снегу лежл крошечня фигурк девочки.

«Мое тело», – успел подумть Джиллин, не испытв при этом никких эмоций. Дно колодц стремительно приближлось. Мленькя фигурк стновилсь все больше и больше. Он почувствовл, что ее зссывет водоворот – тело будто втянуло ее в себя... Ой, кк быстро!

Уж слишком скоростной спуск, у нее дже дух перехвтило. Впрочем, тело пришлось точно впору, он скользнул в него словно рук в врежку, но удр при приземлении отпрвил ее в нокут.

Ох... больно...

Джиллин открыл глз, то есть попытлсь открыть. Это было очень трудно, тк же трудно, кк подтянуться н переклдине. Со второй, нет, с третьей попытки ей удлось приоткрыть мленькую щелочку.

Кругом белым-бело. Слепящя белизн.

«Где я?.. Это снег? Почему я лежу в снегу?» Пмять обрывкми возврщлсь к ней: «Ручей, ледяня вод. Я выкрбклсь н сушу. Я пдл... мне было тк холодно. Потом...» Он не могл больше ничего вспомнить, но зто теперь понял, что у нее болело, – все болело.

«Я не могу дже пошевелиться». Ее мышцы зтвердели кк стль. Джиллин понимл, что ей нельзя тут оствться. Если он остнется, то... Пмять вспыхнул яркой молнией. «Я уже умерл!» Стрнно, но тот фкт, что еще минуту нзд он был мертв, придл ей силы. Джиллин кое-кк сумел сесть. Пок он сдилсь, ее движения сопровождлись ледяным хрустом. Одежд совсем обледенел.

Он поднялсь н ноги. Непонятно, кк ей удлось это сделть: ее тело окоченело и совсем перестло ее слушться. Оно тк долго пролежло в снегу! Соглсно всем зконм природы, ей двно уже полглось превртиться в кусок льд. Но он стоял н ногх. Он дже умудрилсь сделть шг вперед. Вперед... но куд? Куд ей идти? Он тк и не понял, где дорог. И хуже всего, что скоро должно стемнеть. Когд это случится, он уже будет не в состоянии рзличить н снегу собственные следы. И будет бродить кругми по лесу, пок опять не сдстся.

Видишь вон тот дуб в снегу? Обойди его спрв, – скзл кто-то ей прямо в левое ухо.

Джиллин двинулсь в укзнном нпрвлении нстолько быстро, нсколько позволяли ей одеревеневшие мышцы.

Он узнл этот голос. Только теперь он звучл еще теплее и нежнее.

«Ты пришел сюд вместе со мной?»

Конечно. – И опять голос нполнился невероятной теплотой и совершенной любовью. – Ты же не думешь, что я брошу тебя здесь одну плутть по лесу, пок ты опять не змерзнешь? А теперь, детк, вперед к тому дереву.

Он бесконечно долго шл, пробирясь сквозь кусты и обходя деревья, спотыкясь и штясь, все дльше и дльше. Ей кзлось, это никогд не кончится, но голос ншептывл н ухо, укзывя путь и подбдривя ее. Он зствлял ее идти дже тогд, когд он думл, что не сможет больше и шг ступить.

И вот нконец он произнес:

Теперь остлось перемхнуть через эту нсыпь – и ты н шоссе.

Словно в збытьи, Джиллин збрлсь н нсыпь. Вот он, дорог! В последних лучх зкт Джиллин увидел извивющуюся среди холмов ленту шоссе.

Но отсюд до ее дом почти миля пути, ей уже не сдвинуться с мест.

Тебе и не придется. Взгляни-к н дорогу!

Джиллин увидел свет фр.

Теперь выйди н сфльт и голосуй !

Джиллин встл н середину дороги и змхл рукми кк зведення.

Фры приближлись, ослепляя ее. Потом мшин змедлил ход.

– Все получилось, – с облегчением вздохнул Джиллин, едв понимя, что говорит вслух. – Они остнвливются.

Конечно , остнвливются. Ты умниц. Теперь все будет в порядке, – скзл нгел, словно прощясь.

Мшин зтормозил. Дверь со стороны водителя открылсь, Джиллин увидел чью-то темную фигуру. Но в ту минуту он почувствовл только горечь рзлуки: ее бросили.

Постой , не покидй меня. Я дже не зню , кто ты...

Голос, полный любви и понимния, вернулся:

Зови меня Ангел.

Зтем он пропл, и Джиллин опять испытл боль рсствния.

– Ты что тут делешь посреди?.. Эй, д ты в порядке?!

Громкий голос рзрушил холодное безмолвие ее одиночеств. Он стоял неподвижно в слепящем свете фр и никк не могл рссмотреть приближющуюся фигуру.

– О боже! Что с тобой?! Ты только погляди н себя! Ты Джиллин, д? Ты живешь н моей улице?

Это был Дэвид Блэкберн.

Осознние того, что это – Дэвид, порзило ее нстолько, что все стрнные гллюцинции срзу исчезли. Это действительно был Дэвид, и он стоял тк близко к ней, что у нее зхвтывло дух. Он впервые смогл кк следует его рссмотреть: темные волосы, худое лицо, еще сохрнившее осттки летнего згр, выступющие скулы, придввшие лицу волевое выржение, – ну, умереть, д и только, – глз ткие бездонные, что можно утонуть. Уверення мнер себя держть, и эт дружескя и все же полунсмешливя улыбк...

Но теперь он вовсе не улыблся. Дэвид был в шоке, он испуглся з нее.

Джиллин не могл выдвить из себя ни слов. Он только смотрел н него из-под обледеневших прядей волос.

– Что с тобой случилось? Хотя сейчс это невжно... Тебя ндо отогреть.

В школе все его считли крутым прнем, резким и незвисимым. И сейчс этот крутой прень не здумывясь подхвтил ее н руки.

Джиллин вспыхнул от смущения и совсем смешлсь, но в глубине души он испытл новое для себя чувство – чувство зщищенности. Дэвид был ткой сильный и теплый, и он инстинктивно угдывл, что может ему довериться. Он перестл бороться и приникл к нему.

– Ндень это, вытри голову, Вот здесь... Вот этим высуши волосы.

Дэвид все делл быстро и без суеты. Ловко и спокойно. Джиллин окзлсь в его мшине, укутння в его кожную куртку; с полотенцем н голове. Дэвид повернул ключ зжигния и включил печку н полную мощность.

Кк змечтельно рсслбиться, не боясь, что это тебя убьет. Ккое блженство, когд тебя не пронизывет холод, дже если горячий воздух из вентилятор почему-то не очень согревет Бежевый слон «мустнг» кзлся ей рем.

А Дэвид – нет, он не похож н нгел. Он больше похож н блгородного рыцря, который отпрвился в стрнствие и по дороге спсет люден.

Джиллин был кк в тумне.

– Я просто решил окунуться, – скзл он нконец, стуч зубми.

– Что?

– Ты спросил, что случилось. Ну вот, мне стло немного жрко, и я прыгнул в ручей. Он рссмеялся:

– Ты смеля.

Потом он пристльно посмотрел н нее и спросил серьезно:

– Тк, что действительно случилось? «Он думет, что я смеля!»

Эт мысль обдл се жром куд сильнее вентилятор.

– Я поскользнулсь, – скзл он, – пошл в лес и, когд дошл до ручья...

Он вдруг вспомнил, зчем пошл в лес. Он совсем збыл об этом, когд пдение в ручей поствило ее жизнь под угрозу, но сейчс он будто опять услышл слбый, жлобный детский плч.

– О господи! – Джиллин чуть не вскочил с сиденья. – Остнови мшину!

Глв 4

Дэвид не остновился, он дже не сбросил скорость.

– Мы почти дом.

Джиллин попытлсь схвтиться з руль и... вдруг уствилсь н свои пльцы. Они выглядели кк деревянные.

– Остновись, пожлуйст, – скзл он громче, – Тм, в лесу, потерялся ребенок. Я пошл в лес, потому что услышл, что кто-то плчет. Плч доносился со стороны ручья. Мы должны вернуться туд. Ну же, стой!

– Эй, что ты делешь, успокойся! Знешь, что ты слышл? Держу при: это ухл сов. Их здесь полно, и они издют очень жлобные крики, похожие н стон.

Джиллин тк не думл.

– Это случилось, когд я возврщлсь домой из школы. И для сов было еще слишком светло.

– Лдно, предположим. Тогд это голуби ворковли. Или кошк мяукл. Кошки иногд мяукют ну прямо кк дети.

И кк только он попытлсь снов открыть рот, он резко перебил ее:

– Послушй, когд мы приедем к тебе домой, мы сможем вызвть полицию и они все проверят. Но я не позволю ребенку... то есть девушке, змерзнуть только потому, что в ней больше мужеств, чем кокетств.

Н мгновение Джиллин очень зхотелось позволить ему и дльше думть, что он облдет и мужеством, и кокетством. Но он скзл:

– Д нет, я вовсе не поэтому. Мужество или кокетство тут ни при чем. Просто я через ткое прошл, чтобы нйти этого ребенк. Я почти умерл. Думю, я действительно умерл. То есть, ну, я не совсем умерл, но очень змерзл и... всякое происходило... Я понял, ккое большое сокровище – жизнь.

Он совсем смутилсь и змолчл. «Что я мелю? Он решит, что я рехнулсь. Может быть, мне все это только приснилось». Сейчс, сидя в теплом, быстро мчщемся «мустнге», трудно было предствить, что все это произошло с ней н смом деле.

Дэвид бросил н нее удивленный и понимющий взгляд.

– Ты почти умерл? – Он смотрел н дорогу, поворчивя н улицу, где они об жили. – Со мной тоже случилось ткое однжды. В детстве, когд мне делли оперцию...

Он осекся; «мустнг» знесло н льду. Быстро выровняв ход мшины, он решительно повернул к дому Джиллин.

«И с тобой ткое было?»

Дэвид припрковлся и выскочил из мшины быстрее, чем Джиллин успел здть вопрос вслух.

Он открыл дверь с се стороны и протянул ей руку.

– Выбрось все это из головы. – скзл он, откинув с ее лиц волосы.

Он сделл это тк, что Джиллин подумл, что ему нрвятся ее волосы.

Он смотрел н Дэвид сквозь упвшую н лицо челку. Его темно-крие глз обычно кзлись холодными, но сейчс, когд их взгляды встретились, они потеплели. Может быть, Дэвид зметил в ней нечто ткое, что порзило его и здело з живое.

Джиллин тоже почувствовл волнение. «Не ткой уж он и смовлюбленный, кк мне кзлось рньше», – подумл он. Н между ними словно проскочил искр.

«Он похож н меня, он...»

Внезпный приступ дрожи не дл ей додумть эту мысль.

Дэвид прищурился и покчл головой.

– Тебе нужно поскорее в дом.

Джиллин опять окзлсь у него н рукх. Поднимясь по ступеням, он слегк покчивл ее, кк млое дитя.

– Тебе не следует ходить зимой в школу пешком. С этого дня я буду тебя подвозить.

От рдости Джиллин лишилсь др речи. Конечно, ей, нверное, стоило бы скзть, что он не ходит в школу пешком кждый день, но с другой стороны, он никого и не обмнывет. При мысли, что Дэвид будет ее подвозить, сердце выпрыгивло из груди.

Кк это здорово, кк приятно, когд тебя вот тк несут н рукх! Однко перед тем кк он открыл дверь, Джиллин вдруг вспомнил: «Мм!»

Ее охвтил пник.

«О боже, нельзя, чтобы Дэвид увидел мму! Но может быть, все обойдется.

Если из кухни пхнет обедом, то все в порядке. Если нет – сегодня один из плохих мминых дней».

Увы, из кухни не доносилось обеденных зпхов. Дэвид вошел в полутемную прихожую. Никких признков жизни, свет погшен. Дом холоден и пуст. Джиллин понял, что ндо выствить Дэвид кк можно скорее. Но кк?

Все еще держ ее н рукх, он спросил:

– Твоих родителей нет дом?

– Нет. Отец обычно приходит домой не рньше семи.

Джиллин огрничилсь полупрвдой и молилсь про себя, чтобы мм не вышл из спльни, пок Дэвид не уйдет.

– Теперь со мной все будет хорошо, – скзл он поспешно, дже не зботясь о том, что ее слов прозвучт бестктно и неблгодрно, – все, что угодно, лишь бы он ушел. И добвил: – Я и см могу о себе позботиться. Иди, я в полном порядке.

– Ккого черт! – вырвлось у Дэвид.

И это было смое смчное «ккого черт» из всех, что когд-либо доводилось слышть Джиллин.

«Он вздумл со мной ругться? Очень остроумно».

– Тебя ндо срочно рзморозить. Где у вс вння?

Джиллин мшинльно поднял окоченевшую руку в сторону внной и тут же уронил ее.

– Нет, подожди минутку...

Но он уже был возле внной комнты. Он опустил ее н пол, зшел в внную и открыл крн горячей воды.

Джиллин тревожно поглядывл нверх. «Мм, не вствй, пожлуйст. Спи, рди бог, спи».

– – Тебе нужн горячя внн кк минимум н 20 минут. Потом будет видно, ндо ли тебе ехть в больницу.

Джиллин вспомнил:

– А полиция?..

– Конечно, я позвоню, кк только ты будешь в внне. – Он дернул ее з промокший нсквозь свитер. – Ты можешь см рз/деться? У тебя пльцы гнутся?

– Ой!.. – Пльцы ее не слушлись, словно они были деревянные.

«Совсем здубели, – думл он, рзглядывя свои руки. – Он что, и впрвду собирется меня рздевть?» – В любом случе мму он звть не будет.

– Ой!..

– Тк. Поворчивйся ко мне спиной, – прикзл Дэвид. Он опять потянул з крй свитер. – Ну двй, я зкрою глз.

– Нет, – зпротестовл Джиллин, отчянно прижимя локти к бокм.

Тк они и стояли в нерешительности и смущении, пок их не спсло неожиднное вмештельство.

– Что здесь происходит? – рздлся чей-то голос из прихожей.

Джиллин обернулсь и выглянул из-з Дэвид. Это был Тня Джн, девушк Дэвид.

Тня был в нрядном сверкющем и переливющемся свитере, н ее темных блестящих волосх изящно сидел брхтня шляпк. У нее были миндлевидные серые глз, четко очерченный рот и белоснежные зубы. Джиллин всегд считл, что со временем Тня обязтельно зймет должность упрвляющего в ккой-нибудь крупной фирме.

«Будущий упрвляющий» обрщлсь исключительно к Дэвиду:

– Я увидел во дворе твою мшину. Смотрю, входня дверь открыт...

Он взглянул н него подозрительно, словно усомнившись, в своем ли он уме. Дэвид подошел к ней и, стоя между ней и Джиллин, пустился в сбивчивые объяснения:

– Ничего здесь не происходит. Я подобрл ее н шоссе по дороге из школы. Он был... д ты посмотри н нее. Он упл в ручей и змерзл.

– Вижу, – спокойно скзл Тня.

Он бросил н Джиллин оценивющий взгляд.

– Он выглядит не тк уж плохо. Иди н кухню, Дэвид, и приготовь горячий шоколд или, если шоколд нет, что-нибудь другое слдкое. А я о ней позбочусь.

– И не збудь про полицию! – едв успел крикнуть Джиллин вслед Дэвиду.

Ей не хотелось смотреть Тне в лицо.

Тня был н год стрше Джиллин и училсь вместе с Дэвидом в колледже. Джиллин боялсь ее, восхищлсь ею и ненвидел в одно и то же время.

– Мрш в внную!

Тня помогл Джиллин рздеться, сдиря с нее промерзшую мокрую одежду и брося ее в рковину. Он действовл быстро и ловко, все спорилось у нее в рукх.

Джиллин был слишком слб, чтобы протестовть против того, что ее рздевют в мнере тюремной ндзиртельницы или ужсно строгой няни. Он съежилсь, дрож и чувствуя себя очень мленькой, и, кк только Тня рспрвилсь с ее одеждой, быстро нырнул в внну:

Вод обожгл ее. У Джиллин глз вылезли из орбит от боли. Он стиснул зубы, чтобы не зкричть, и, дыш носом, зствил себя погрузиться в воду по смые плечи.

– Вот и умниц, – скзл Тня из-з розовой знвески. – А я сейчс поднимусь в твою комнту и принесу сухую одежду.

– Нет! – вскрикнул Джиллин, нполовину выпрыгнув из воды.

«Только не нверх, только не туд, где мм».

Но дверь внной уже громко зхлопнулсь. Тня был не тем человеком, которому можно скзть «нет».

Джиллин сидел, прлизовння пникой, пок поток жгучей боли не вышиб все мысли из ее головы.

Снчл зболели пльцы, потом ступни. Боль поднимлсь вверх, опляя все ее змерзшее тело, и оно постепенно возврщлось к жизни. Все, н что он был способн, – это змереть и глубоко дышть носом, стрясь кк-нибудь перетерпеть боль.

Он возврщлсь к жизни. Ее беля сморщення кож снчл посинел, зтем пошл пятнми и нконец покрснел. Жжение уступило место поклывнию. Джиллин смогл пошевелиться и дже нчть думть. Он прислушлсь. Внизу, в коридоре, рздвлись голос. Дверь внной их почти не зглушл. Вот Тнин ндменный голос:

– Д-д, держу. Сейчс я ей отнесу. Он может пить, сидя в воде. Голос Дэвид:

– Перестнь, дй ей немного отдохнуть. Он еще совсем ребенок.

– Неужели? Кк ты думешь, сколько ей лет?

– Лет? Не зню. Лет триндцть? Тня фыркнул.

– А сколько? Четырндцть? Двендцть?

– Дэвид, он ходит в ншу школу. Он всего н клсс млдше.

– Првд? – В голосе Дэвид звучли удивление и смущение. – А я думл, он в последнем клссе нчльной школы.

«Последний клсс нчльной школы!» Джиллин сидел, уствившись перед собой невидящим взором.

– Он же в ншем клссе по биологии. – В голосе Тни прорвлось рздржение. – Сидит з последней пртой и никогд не открывет рт. Впрочем, понятно, почему ты решил, что он млдше. В ее спльне плюшевых игрушек по колено. И н стенх обои в цветочек. Ты только посмотри н ее пижму! Дже н ней плюшевые медвежт.

Эти слов обожгли Джиллин сильнее, чем кипяток. Тня видел ее комнту, в которой ничего не изменилось с тех пор, кк Джиллин исполнилось одинндцть лет, потому что не было денег н новые знвески и обои и не было мест в грже, чтобы отпрвить туд ее любимых плюшевых зверей. Тня нсмехлсь нд ее пижмой. И перед кем – перед Дэвидом!

А Дэвид... Тк он думл, что он мленькя! Потому и предложил возить ее в школу. Он думл, что он из млдших клссов, и был с ней нежен только потому, что ему было ее жлко!

У Джиллин из глз хлынули слезы. Он рзрзилсь рыдниями, кипя от гнев, боли и унижения...

Вдруг рздлся сильный треск. Словно передернули зтвор винтовки. Потом его сменил высокий протяжный хрустльный звон. Что-то рзбилось.

Джиллин вздрогнул, кк от удр, зстыл н мгновение, осторожно отодвинул влжную знвеску и высунул голову нружу.

В то же мгновение резко рспхнулсь дверь.

– Что это было? – спросил Тня.

Джиллин пожл плечми. Он хотел скзть: «Я ндеялсь узнть это у тебя», – но слишком боялсь Тни.

Тня оглядел внную комнту, остновил взгляд н зпотевшем зеркле и нхмурилсь. Он потянулсь к нему, провел рукой... и вскрикнул:

– О, черт!

Тня посмотрел н руку. Джиллин зметил у нее н руке кровь.

Тня схвтил мочлку и мхнул ею по поверхности зеркл. Еще рз, и еще. Потом отступил н шг и уствилсь н него.

Джиллин тоже смотрел н зеркло из внной.

Зеркло рзбилось. Вернее, не рзбилось, потресклось. Оно не выглядело тк, будто кто-то по нему удрил: не было след от удр с рзбегющимися в рзные стороны трещинми. Вся поверхность зеркл был сплошь покрыт сеточкой тонких линий, бегущих по его поверхности из кря в крй, словно н нем оствил свой узор морозный иней.

– Дэвид! Скорее иди сюд! – крикнул Тня, не обрщя внимния н Джиллин.

Через минуту Джиллин увидел в зеркле искженное отржение лиц Дэвид, зглянувшего в внную из-з двери.

– Ты только посмотри! Кк ткое могло случиться? – спросил Тня.

Дэвид сделл недоуменную гримсу и пожл плечми.

– Перепд темпертур? Жр? Холод? Не зню... – Он бросил нерешительный, однко достточно долгий взгляд в сторону Джиллин, чтобы рзглядеть ее лицо в склдкх розовой знвески.

– Тебе лучше? – спросил он, обрщясь к белой вешлке для полотенец н противоположной стене.

Джиллин не смогл произнести ни звук: в горле – ком, из глз в дв ручья льются слезы. Но когд Тня посмотрел н нее, Джиллин кивнул.

– Хорошо, збудь о зеркле. Двй одевйся. Тня отвернулсь от зеркл. Дэвид нконец убрлся из внной.

– Проверь все тело, особенно пльцы н рукх и ногх, чтобы они без боли сгиблись и рзгиблись, – скзл он Джиллин из-з двери.

– Все хорошо. Со мной все в порядке.

Он пошевелил пльцми, которые плохо слушлись, но не болели. Теперь ей хотелось поскорее отделться от Тни.

– Я и см смогу одеться.

«Только бы не рсплкться при ней!»

Он снов спрятлсь з знвеской и поплескл водой.

– Ребят, спсибо вм, но теперь я и см спрвлюсь»

Тня усмехнулсь. Несомненно, он подумл, что Джиллин неблгодрня девчонк.

– Лдно. Вот твоя одежд и горячий шоколд. Если хочешь, я могу кому-нибудь позвонить, чтоб, к тебе приехли.

– Нет. Родители... Отец скоро придет с рботы. Я уже в порядке.

Он зжмурилсь и стл считть про себя, здерживя дыхние, чтобы не рсплкться.

И – слв богу! – Тня удлилсь. Они с Дэвидом попрощлись и ушли. Нступил тишин.

Джиллин неловко выпрямилсь. Он едв не упл, вылезя из внной. Ндев пижму, он осторожно и медленно, кк струшк, вышл из внной. Он дже не взглянул н рзбитое зеркло.

Не успел он добрться до своей комнты, кк нверху рспхнулсь дверь мминой спльни. Мм вышл в небрежно нброшенном хлте и войлочных тпочкх. Ее светлые волосы – чуть темнее, чем у Джиллин, – были рстрепны.

– Что тут творится? Что з шум? Где отец?

Мм еле ворочл языком. У нее получлось примерно: «Че ту трится?» и «Де отес?».

– М, еще нет семи. Я промокл по дороге и иду спть. – Минимум слов для необходимого обмен информцией.

Мм нморщил лоб.

– Слдкя моя...

– Спокойной ночи, м.

Джиллин юркнул в свою спльню прежде, чем мм успел здть следующий вопрос. Он упл н кровть, свернулсь клубочком и обнял рукми плюшевых зверушек. Они были мягкие и добрые. Теперь нконец-то он могл поплкть. Вся боль, все обиды слились в единый поток слез, и он громко всхлипывл, прижимясь щекой к своему любимому мишке.

Лучше бы он не возврщлсь. Ей хотелось обртно, н поляну с пронзительно зеленой трвой, дже если т был всего лишь видением. Ей хотелось, чтобы все жлели о том, что он умерл.

Все ее мысли о ценности жизни – ткя чепух. Жизнь – сплошной обмн. Он не могл изменить себя и нчть жить зново. Не было нового стрт. Не было ндежды.

«Ну и пусть. Я хочу умереть. И зчем я вернулсь? Рди вот этого? Должно же быть ккое-то место, где мне будет хорошо, где я кому-то нужн. Я не гожусь для этого мир, для этой жизни».

Он все плкл и плкл, пок незметно не провлилсь в глубокий сон.

Когд, спустя несколько чсов, он проснулсь, ее комнту зливл стрнный свет.

Глв 5

Но дело было не только в стрнном освещении: у нее возникло жутковтое чувство чьего-то присутствия в комнте, Ткое бывло и рньше: он просыплсь от ощущения, что в комнте кто-то был, но исчез в тот миг, когд он открыл глз. Во сне он словно приближлсь к открытию великой тйны, но стоило ей проснуться – и это чувство пропдло.

Однко сегодня все было инче. Удивленно оглядев комнту он понял, что свет и првд был противоестественным.

«Я збыл здернуть знвески, и это всего лишь лунный свет».

Вся комнт был злит ровным голубым светом. А в углу, где стоял итльянский комод с позолоченными ручкми, свет будто сгущлся, фокусировлся и отржлся в зеркле. Но никкого зеркл тм не было.

Джиллин медленно сел. Тело ее не слушлось, веки припухли. Зтив дыхние он рзглядывл сгусток свет.

Он выглядел, кк... подушк. Подушк светящегося тумн, который, вместо того чтобы рзвеяться, кк только он проснулсь, стновился все ярче.

Джиллин змерл. Свет был тким крсивым и почти знкомым. Он нпомнил ей о туннеле, о поляне и... Ой! Он вспомнил. Но это совсем другое дело, когд ты видишь все в рельности. Тм, н том свете, стрнные вещи кзлись нормльными, и он воспринимл их кк во сне, совсем не руководствуясь обыденной логикой.

Джиллин не могл отвести звороженного взгляд от свет и чувствовл, кк муршки бегут по коже и н глз нворчивются слезы. Он едв дышл и не знл, что делть.

Кк простым смертным положено здоровться с нгелми?

Свет стновился все ярче и ярче, точно тк же, кк и н поляне. И в глубине его он уже рзличл очертния существ, которое и шло, и летело к ней одновременно.

И вот нконец в этом облке свет поплыли пронзительно яркие крсные и золотые круги, ткие яркие, что пришлось зкрыть глз.

Когд он открыл глз, он уже был рядом. Блгоговейный стрх охвтил Джиллин. Ангел был тк прекрсен, что это пугло. Его бледное лицо еще хрнило отблески неземного сияния. Волосы кк золотые нити. Сильные плечи, высокя гибкя фигур, ткя совершення и ткя... неземня. Теперь он выглядел еще более неземным и непостижимым, чем н поляне. Н фоне тусклого обыденного интерьер комнты он горел, кк фкел.

Джиллин соскользнул с кровти и плюхнулсь н колени н пол.

– Не делй тк! – Голос его словно полоснул по воздуху серебряным плменем. И тут же изменился. Стл обычным, похожим н человеческий голос. – Неужели тебе тк легче?

Джиллин уствилсь н струю нглийскую булвку, которя слбо поблескивл н полу в призрчном мерцющем свете. Когд он нконец рискнул поднять глз, нгел выглядел уже не столь сверхъестественно. Сияние померкло. Перед ней стоял просто невероятно крсивый прень.

– Я не хотел тебя пугть, – скзл он и улыбнулся.

– Понятно, – прошептл Джиллин. Больше он не могл выговорить ни слов.

– Ты испуглсь?

–Д.

Ангел недоуменно рзвел рукми.

– По-твоему, мне следовло нговорить всякой белиберды, вроде: не пугйся, девочк, я не причиню тебе зл? Или еще что-нибудь ткое... А тебе не кжется, что это пустя трт времени?

Он пристльно смотрел н Джиллин.

– Ну брось, детк, ты же сегодня был мертвой. То есть вчер. Мое появление – не ткое уж стршное событие по срвнению с этим. Ты ко мне привыкнешь.

– Д. – Джиллин зжмурилсь. – Д, – повторил он с большей уверенностью и кивнул.

– Сделй глубокий вдох и поднимйся с колен.

–Д.

– Ну, скжи же что-нибудь еще.

Джиллин поднялсь с колен и сел н крешек кровти. Ангел окзлся прв: он действительно привыкл к его присутствию. Действительно, это не сон – вот он, нгел, совсем рядом. Он и првд был мертвой, н том свете есть нгелы, и это один из них. Н вид он почти кк человек из плоти и крови, только слегк светится. И он явился для того, чтобы...

– Зчем ты пришел? – спросил он. В ответ он... Если бы он не был нгелом, Джиллин скзл бы, что в ответ он хмыкнул.

– А ты полгешь, я хотя бы н минуту оствлял тебя без присмотр? – спросил он с упреком. – См подумй! Рзве тебе удлось бы тк быстро выздороветь? Тебя дже не положили в больницу. А у тебя было тяжелейшее переохлждение. Н смой последней стдии. И воспление легких, и мерцтельня ритмия, и обморожение конечностей... – Для вящей убедительности он помхл в воздухе рукми и ногми. И тут Джиллин обнружил, что он прит в нескольких футх нд полом. – В общем, ты был в плохом состоянии, детк, но выкрбклсь.

Джиллин посмотрел н свои руки. Пльцы слегк опухли, но н них не было ни одного кроввого волдыря.

– Ты меня спс.

Он зстенчиво улыбнулся.

– Ткя у меня рбот.

– Помогть людям?

– Помогть тебе.

Джиллин нчинл догдывться: «Аг, он никогд не оствлял меня, помогть мне – его рбот. Все это звучит тк, что он, может быть... О боже! Нет, это было бы слишком бнльно. Не говоря уже о том, что слишком смондеянно!»

Ангел совсем зсмущлся.

– Ну, вообще-то я тоже не зню, кк это нзвть. Но что есть, то есть. Ты же знешь, большинство людей верят, что у кждого есть свой собственный нгел, дже когд его и нет. По сттистике, большинство людей верят в то, что некий дух нблюдет з ними. Новозелндцы нзывют нс «духи-учителя», гвйцы – «умку»...

– Ты – нгел-хрнитель! – прошептл Джиллин.

– Д, я твой нгел-хрнитель. Я здесь, и я помогу тебе в исполнении твоих смых зветных желний.

–Я...

У Джиллин пересохло в горле. Это было слишком здорово, чтобы в это можно было поверить.

«Я не достойн... Я ничем не зслужил ткое нежднное счстье. Если бы я был хоть чуточку лучше!»

Однко он здесь. А он ткя, кк есть – не лучше и не хуже. И ее зветное желние длеко не нгельское. В тком случе...

Джиллин перевел дух и решительно зявил:

– Знешь, мне нужн помощь, но не совсем в том, чем, нверное, знимются нгелы.

– Ерунд.

Он усмехнулся, откинулся нзд, приняв позу, при которой любой нормльный человек просто упл бы, и сделл широкие пссы рукми у нее нд головой.

– Ты поедешь н бл, Золушк.

«Он что, мшет волшебной плочкой у меня нд головой? – Джиллин покосилсь н нгел. – Теперь ты моя скзочня крестня?»

– Д, почти. Двй обойдемся без сркзм, детк.

Обхвтив рукми колени, он принял более устойчивую позу и пристльно посмотрел ей в глз.

– А если я скжу, что твое зветное желние состоит всего-нвсего в том, чтобы Дэвид Блэкберн влюбился в тебя по уши и чтобы все в школе думли, что ты смя крутя?

Джиллин густо покрснел. Ее сердце билось медленными тяжелыми удрми от смущения и... восторг. Когд он произнес это вслух, все покзлось совсем незнчительным, но очень, очень желнным.

– Ты мне можешь в этом помочь? – чуть слышно проговорил он.

– Может, д, может, и нет.

– Но ты же нгел!

Он молитвенно сложил руки.

– Ну и что? Всякое может случиться, кузнечик. Кузнечик? Или мне лучше звть тебя Стрекозой? Ты ткя... рдужня. Хотя, конечно, есть много других подходящих нсекомых, ну, нпример, нвозный жук... Очень полезное нсекомое, просто звучит обидно.

«Мой нгел-хрнитель похож н Робин Уильямс1, – подумл Джиллин. – И это змечтельно!» Он невольно рссмеялсь.

– Но есть одно условие, – скзл нгел, опустил руки и посмотрел н нее серьезно. В глубине его глз горело темно-синее плмя.

У Джиллин перехвтило дыхние, он испугнно спросил:

– Ккое?

'Уильяме Робин – мерикнский киноктер-комик, лурет премии «Оскр».

– Ты должн доверять мне.

– И только?

– Иногд это будет нелегко.

– – Посмотрим.

Джиллин перевел дух, опять зсмеялсь и уселсь удобнее. Он нконец отвел взгляд от его глз и стл рссмтривть прившую в воздухе изящную фигуру.

– После всего, что было... Ты спс мне жизнь, исцелил меня. Кк я могу не доверять тебе?! Он кивнул и подмигнул ей:

– А ты докжи.

– Кк?

Ее стрхи понемногу проходили, и кзлось уже вполне обыденным рзговривть с потусторонним гостем.

– Докжи, что ты мне доверяешь. Принеси ножницы.

– Ножницы?

Джиллин уствилсь н нгел. А он – н нее.

– Я дже не зню, где они.

– Н кухне в левом ящике стол, рядом со столовым серебром. Ткие большие острые ножницы.

Он хищно улыбнулся, кк, должно быть, улыблся мленькой Крсной Шпочке переодетый ббушкой серый волк.

Но Джиллин не испуглсь. Не то чтобы он решил больше не пугться, – он просто не испуглсь.

– Хорошо.

И он пошл вниз з ножницми. Ангел последовл з ней, пря у нее нд головою, Н нижней ступеньке лестницы спли, свернувшись в древнекитйский знк инь-ян, две симские кошки.

Джиллин случйно слегк здел одну из них, кошк лениво приоткрыл глз. И тут обе они вскочили и опрометью бросились прочь. Они неслись по коридору, нсккивя друг н друг и скользя н пркетном полу. Джиллин от удивления открыл рот.

– Вот чертов тврь! – смчно выруглся нгел.

– Что ты скзл? – Джиллин собрлсь было обидеться, приняв это н свой счет.

– Д эти тври! Я хотел скзть, они способны нс видеть.

– Но они испуглись! У них вся шерсть встл дыбом, я никогд их ткими не видел.

– Эти глупые животные не понимют, кто я. Ткое иногд случется. Лдно, пошли з ножницми.

Джиллин посмотрел вслед кошкм и послушно нпрвилсь н кухню.

– И что теперь? – спросил он, вернувшись с ножницми в спльню.

– Теперь иди в внную.

Джиллин вошл в свою мленькую внную комнту, включил свет и облизнул пересохшие от волнения губы.

– И что же дльше? – спросил он, стрясь говорить кк можно более непринужденно. – Я должн отрезть себе плец?

– Нет, только волосы.

В зеркле нд рковиной он увидел свое вытянувшееся от удивления лицо: отржения нгел в зеркле не было. Джиллин обернулсь:

– Отрезть волосы? Совсем?

– Совсем. Ты чересчур з ними прячешься. Покжи всем, что тебе нечего прятть.

– Но... – Джиллин негодующе покчл головой и снов посмотрел в зеркло.

Он увидел свое отржение: бледное, нежное, тонкое лицо, глз кк лесные филки, выглядывющие из-з длинных прядей волос.

Может быть, он и прв. Но выйти в мир «обнженной», выствив нпокз все лицо, лишить себя возможности прятться...

– Ты же скзл, что доверяешь мне, – тихо скзл нгел.

Джиллин уголком глз взглянул н него. Ангел был неумолим. В его глзх появилось нечто пугющее, холодное. Он словно отдлялся от нее.

– Докжи н деле, что доверяешь мне, – продолжил он. – Дй себе обет: если ты сможешь это сделть, знчит, ты достточно смел, чтобы совершить для достижения своего зветного желния и все остльное. – Помедлив, он добвил: – Но если у тебя недостет смелости, если ты хочешь, чтобы я ушел...

– Нет, – поспешно прервл его Джиллин.

Многое из того, что говорил нгел, действительно имело смысл, если чего-то он не понимл, то... ну что же, придется принять н веру.

«Я смогу сделть это».

Докзывя нгелу свою решимость, он зхвтил ножницми волосы н уровне ух и сжл их со всей силы. Светля прядь волос обвилсь вокруг ножниц.

– Клсс! – рссмеялся нгел. – Ты снчл оттяни их з кончики и отрезй понемножку.

Он опять стл прежним – веселым, добрым, зботливым. Джиллин слбо улыбнулсь, вздохнул и посвятил себя ужсному и зхвтывющему делу: он избвлялсь от своих длинных волос.

В результте получилсь коротко стриження пепельня блондинк. Стрижк был короче, чем у Эми, почти ткя же короткя, кк у Дж. З. Оберлин, девочки из их школы, которя рботл моделью. Стрижк был действительно короткой.

– Посмотри в зеркло, – скзл нгел, хотя Джиллин и без того в него смотрел. – Кого ты видишь?

– Девушку с плохой стрижкой.

– Неверно. Ты видишь смелого и решительного человек. Нстоящую личность, яркую и привлектельную.

– Д лдно тебе.

Но стрижк и в смом деле сильно изменил ее | внешность. Из-под неровных прядей ее скулы выступли сильнее, он выглядел стрше, незвисимее. Н щекх зигрл румянец.

– Но стрижк получилсь ткой неровной...

– Звтр подровняем! Смое глвное, что ты сделл свой первый шг. Кстти, перестнь крснеть. Ткя крсвиц, кк ты, должн привыкть к комплиментм.

– Ты очень збвный нгел.

– Рбот у меня ткя. Теперь двй посмотрим, что у тебя в шкфу.

Через чс Джиллин снов был в постели. Н сей рз уже под одеялом. Он чувствовл себя уствшей, ошеломленной и очень счстливой.

– Скорее зсыпй, – прикзл нгел. – Звтр у тебя будет нпряженный день.

– Подожди. – Джиллин упрямо боролсь со сном. – Я збыл тебя кое о чем спросить.

– Спршивй.

– Плч, который я слышл, из-з которого я пошл в лес... Это плкл ребенок? С ним все в порядке?

Он ответил после небольшой пузы:

– Это информция для внутреннего пользовния. – И добвил: – Не волнуйся, сейчс никому не больно.

Джиллин приоткрыл один глз и удивленно посмотрел н него, но было ясно, что он не собирется ничего объяснять.

– Ну лдно, – нехотя смирилсь он. – И еще... кк тебя зовут?

– Я же говорил: Ангел.

Джиллин улыбнулсь, но улыбк неожиднно перешл в зевок во весь рот.

– Хорошо, Ангел.

Он зкрыл и опять открыл глз.

– Подожди, я еще хотел спросить...

Был еще одн тйн, о которой он хотел спросить: что-то связнное с Тней, с тем, кк он порезл руку... Но сейчс Джиллин не могл об этом думть, не могл сформулировть вопрос.

«Лдно. Потом вспомню».

– Я просто хотел скзть спсибо. – Хм... Не утруждй себя понпрсну. Можешь ничего не говорить, просто подумй, и все. Я всегд рядом. И звтр я тоже буду здесь.

Джиллин стло тепло и уютно, он почувствовл себя зщищенной, любимой. И он уснул с улыбкой н губх.

Н следующее утро он проснулсь рно и долго прихоршивлсь в внной. Потом спустилсь вниз, смущясь от непривычного чувств, что голов легкя в смом прямом смысле этого слов. Неприкрытя волосми шея кзлсь слишком тоненькой, Джиллин обхвтил себя рукми и решительно вошл в кухню.

Родителей не было, хотя пп обычно в это время звтркл. Вместо них, уткнувшись носом в учебник по мтемтике, з столом сидел темноволося и девушк.

– Эми!

Эми поднял глз и зжмурилсь. Вновь взглянул н Джиллин и вновь зжмурилсь, потом вскочил – он был н дюйм выше Джиллин – и шгнул ей нвстречу с вытрщенными глзми.

Глв 6

– Джиллин, где твои волосы?! Что ты с ними сделл?! Зчем ты их остригл?

У Эми тоже был короткя стрижк: длиння челк и очень коротко отстриженный зтылок. Ее ясные голубые глз обычно смотрели тк, будто он вот-вот зплчет. Эми был близорук, но врч зпретил ей носить контктные линзы, ндевть очки он не хотел. Эмми был хорошенькя, но кк будто постоянно чем-то озбочен. Сейчс он выглядел еще более озбоченной, чем обычно.

Рук Джиллин инстинктивно потянулсь к волосм.

– Тебе не нрвится?

– Не зню. Просто волос нет.

– Аг.

– Но зчем ты это сделл?

– Не волнуйся ты тк, Эми.

«Если все будут тк регировть н мою стрижку, думю, дело плохо», – подумл Джиллин. Но потом он успокоилсь: окзлось, что он может говорить с Ангелом про себя, не шевеля губми, и он отвечл ей тоже телептически. Очень удобно.

Скжи ей , что ты отрезл волосы , потому что они смерзлись , превртились в ледышку. Зствь ее почувствовть себя виновтой.

Его голос звучл тк же, кк и ночью, только теперь см он оствлся невидимым. Говорил он вкрдчиво, с мягкой иронией, словно ншептывл н ухо. Тк мог говорить только нгел.

– Мне пришлось отрезть волосы, потому что они смерзлись и превртились в ледышку, – произнесл Джиллин. – Они ломлись, – добвил он от себя.

Голубые глз Эми рскрылись еще шире от ужс. Он был потрясен.

– О боже, Джиллин!

Но вдруг он нморщил лоб:

– Тк не бывет! Твои волосы, дже если они смерзлись, не должны были ломться. Рзве что ты окунул их в жидкий зот...

– Кк бы тм ни было, я их отрезл. Послушй, сзди получилось немножко неровно. Ты не могл бы подровнять?

– Я попробую, – скзл Эми с сомнением. Джиллин сел, нкинув поверх одежды розовый бнный хлт, и вручил Эми ножницы.

– Ты взял рсческу?

– Д, Джиллин, я хотел скзть, мне очень жль, что вчер... Я просто збыл, я очень виновт перед тобой, ты чуть не погибл!

Рсческ в руке Эми здрожл.

– Постой-к. Откуд ты знешь?

– Юджин слышл это от млдшего брт Штеффи Локхрт, Штеффи, вероятно, – от Дэвид Блэкберн. Он действительно тебя спс? Невероятно ромнтично.

– Д, что-то в этом роде.

Что мне ответишь , кк рсскзть об этом?

Првду. Только не всю: не говори обо мне и о том , что ты был н том свете.

– Я думл о тебе все утро, – трторил Эми, – и понял, что вел себя по-свински последнюю неделю, Я не зслуживю звнии близкой подруги и хочу, чтобы ты знл: я очень жлею об этом и теперь все будет по-другому. Снчл я буду зезжть з тобой, потом мы вдвоем – з Юджином.

Вот обрдовл!

Будь вежливой , Стрекоз. Он очень стрется. Скжи ей спсибо.

Джиллин пожл плечми. Теперь, когд у нее был Ангел, ккя рзниц, что будет делть Эми, Но он скзл:

– Спсибо, Эми, – и змерл, тк кк у нее з ухом щелкли холодные ножницы.

– Ты ткя, слвня, – продолжл Эми, – я думл, ты очень рссердишься. Ты ткой змечтельный человек! Я чувствовл себя ужсно, когд предствил, кк ты тм одн чуть не змерзл, спся ребенк...

– Его ншли? – встрепенулсь Джиллин.

– Кого? Ребенк? Нет, не думю. Никто ни о чем тком не рсскзывл. И я дже не слышл, что у кого-то пропл ребенок.

Ну! Я же говорил тебе , что все в порядке , Стре коз. Теперь ты успокоилсь?

Д. Извини.

– С твоей стороны это был ткой смелый поступок, – восхищлсь Эми. – Твоя мм тоже тк думет.

– Мм нверху?

– Он ушл в мгзин. Скзл, что скоро вернется.

Эми отступил н шг и оглядел Джиллин, постукивя ножницми по лдони.

– Знешь, я не уверен, что мне ндо было их подрвнивть...

Не успев сообрзить, что н это ответить, Джиллин услышл, кк открывется входня дверь и шуршт бумжные пкеты. Потом появилсь мм, щеки были румяными от холод. Он держл в рукх дв пкет продуктов из бклейной лвки.

– Доброе утро, девочки, – нчл было он и осеклсь: ее взгляд был приковн к голове Джиллин. Он онемел.

– Не урони сумки, мм.

Джиллин стрлсь выглядеть непринужденно, но внутри у нее все сжлось. Он нпряглсь, неестественно вытянув шею.

– Тебе нрвится?

– Я... я... – Мм опустил сумки н столик. – Эми, зчем же ты совсем их отрезл?

– Это не Эми. Это я прошлой ночью. Я устл от тких длинных волос...

Которые нмокли и обледенели.

– ...которые нмокли и обледенели. Вот я их и отрезл. Ну, тк вм нрвится или нет?

– Я не зню, – медленно проговорил мм. – Тк ты выглядишь горздо стрше. Кк прижскя модель...

Джиллин просиял.

– Ну, – мм покчл головой, – теперь уж дело сделно, после дрки кулкми не мшут. Дйк я подпрвлю немного. Только смые кончики.

Он збрл у Эми ножницы.

Когд они зкончт , я буду лысой!

Нет , не будешь , детк. Твоя мм знет , что де лет.

И стрнно, было что-то успокивющее в том, кк мм легко щелкл ножницми, и в ромте мминых духов, свежем, кк лвнд, и в том, что не остлось и след от ужсного зпх перегр. Джиллин вспомнил о стрых временх, когд мм рботл учительницей в средней школе, вствл рно-рно и у нее были ясные крсивые глз и тщтельно причеснные волосы. Все это было до того, кк родители нчли ссориться и мм попл в больницу.

Кзлось, мм тоже об этом подумл. Он обмхнул плечи Джиллин, сбросив н пол отрезнные волоски.

– Я принесл свежий хлеб. Сейчс приготовлю тосты с корицей и горячий шоколд.

Он еще рз обмхнул плечи дочери, потом зботливо спросил:

– Ты уверен, что не зболел? Ты, должно быть, совсем змерзл прошлой ночью. Мы можем вызвть доктор Кцмрек, если хочешь. Это зймет ровно минуту.

– Нет, я в полном порядке. Првд. А где пп? Он уже ушел н рботу?

Нступил пуз, потом мм скзл все тк же спокойно:

– Пп ушел от нс этой ночью.

– Пп ушел?

Пп ушел?

Это случилось прошлой ночью , пок ты спл.

Сколько всего случилось прошлой ночью , пок я спл!

Тков мир , Стрекоз. Он меняется , дже когд ты этого не змечешь.

– Мы потом поговорим об этом, – скзл мм и еще рз обмхнул плечи Джиллин.

– Вот. Теперь отлично. Ты крсвиц, хотя и не выглядишь больше кк моя мленькя девочк. Ты бы укутлсь получше, сегодня очень холодно.

– Я уже оделсь.

Нстл решющий момент. Джиллин совсем не волновло, шокировн ли мм ее видом. Отец опять ушел – ничего нового, но все рвно он огорчилсь. Душевня близость с ммой двно нрушен, и ей больше не хочется тостов с корицей.

Джиллин вышл н середину кухни и сбросил розовый хлтик. Черные брюки н бедрх, черня жилетк поверху прозрчной свободной черной блузы, н ногх черные споги, н зпястье черные чсы – и это все, что он ндел.

– Джиллин!

Эми и мм ошеломленно глядели н нее.

Джиллин держлсь вызывюще.

– Но ты никогд рньше не носил черное, – слбо зпротестовл мм.

Рзумеется. Потребовлось много времени, чтобы извлечь все это из недр комод. Нпример, жилетк был подрен ей прббушкой Элспет н Рождество дв год нзд, и н ней все еще болтлся ценник.

– А ты не збыл ндеть сверху свитер? – съязвил Эми.

Стой н своем , детк. Ты выглядишь потрясюще.

– Нет, не збыл. Я собирюсь ндеть пльто. Н улицу, конечно. Кк я выгляжу? Эми поперхнулсь:

– Ну, роскошно. Очень клссно. Но несколько устршюще.

Мм поднял было руки и уронил их:

– Я просто тебя не узню.

Ур-р!

Отлично , детк.

Джиллин был нстолько счстлив, что н ходу бросил мме воздушный поцелуй.

– Пойдем, Эми. Нм пор, если мы хотим зехть з Юджином.

И он потщил з собой подругу, кк комет – хвост. Мм нпомнил про звтрк...

– Дй нм что-нибудь с собой, м! Ну где же мое черное пльто, которое я никогд не ндевл?! Ткое модное, ты мне его купил, чтобы ходить в нем в церковь, помнишь? Лдно, я и см его нйду.

Через пру минут они с Эми уже были в дверях.

– Подожди. – Джиллин вдруг остновилсь. Он порылсь в черной брезентовой сумке, которую схвтил вместо рнц, и вытщил оттуд мленькую пудреницу и помду. – Ндо же, чуть не збыл.

Он нкрсил губы помдой. Помд был крсня, не орнжевя или млиновя, именно крсня, кк помидор или рождественскя лент. Ткого же яркого цвет. Ее губы стли полнее, почти пухлыми. Джиллин ндул губки и оценил свое отржение в зеркле, зтем чмокнул зеркльце и щелчком зхлопнул пудреницу.

Эми снов уствилсь н нее.

– Джиллин... что происходит? Что с тобой?

– Бежим, то опоздем!

– В тком прикиде ты выглядишь тк, словно собирешься совершить кржу со взломом, с этой помдой ты... ну, в общем... вроде девушки с сомнительной репутцией.

– Вот и отлично.

– Джиллин! Ты меня пугешь. В этом есть что-то... – Он схвтил Джиллин з руку и зглянул ей в глз. – Что-то в тебе, в том, кк ты выглядишь... Я не зню, кк скзть! Но все изменилось, в тебе появилось что-то нехорошее, темное.

Он говорил тк взволновнно, тк искренне, что н мгновение Джиллин и см испуглсь. Он испытл резкий, словно удр нож в живот, прилив стрх. Конечно, Эми всегд был слишком впечтлительн, но он же не сумсшедшя. А что, если?..

Ангел...

Рздлся втомобильный гудок.

Джиллин удивленно обернулсь. Н обочине срзу з «джео» ее подружки стоял видвший виды, но все еще гордый «мустнг». Темноволося голов высунулсь из окн.

– Эй, вы не меня ли ищете? – крикнул Дэвид Блэкберн.

– Что это? – хнул Эми.

Джиллин, подчинившись прикзу Ангел, помхл Дэвиду.

– По-моему, это мшин, – скзл он Эми. – Я совсем збыл, Дэвид обещл отвозить меня в школу. Тк что, нверное, мне лучше поехть с ним. Пок, увидимся.

Рзумеется, лучше ехть с Дэвидом, ведь он первый предложил подвозить ее. Кроме того, Эми водил тк, что это было опсно для жизни: он неслсь н невероятной скорости, мникльно двя н гз, и гудел всю дорогу, потому что без очков ничего не видел.

Кроме того, ндо же было восстновить спрведливость. В конце концов, вчер Эми выствил ее из своей мшины рди прня, всего-нвсего ткого, кк Юджин Элфред. Но сейчс Джиллин был слишком нпряжен, чтобы испытывть торжество от ревнш. Он немного опслсь рекции Дэвид н свой новый обрз, ведь он изменилсь тк быстро и неожиднно.

Ангел , что , если мне стнет плохо и я упду в обморок? Это произведет н него впечтление , кк ты думешь?

Дыши глубже , детк. Вдох-выдох. Ну-ну , не тк быстро! И улыбйся.

Открывя дверь мшины, Джиллин не совсем спрвилсь с улыбкой. Он вдруг почувствовл себя выствленной н обозрение. А что, если Дэвид подумет, что он просто кривляк? Мленькя девочк, которя вырядилсь в ммины вещи?

А ее волосы? «Он вдруг вспомнил, кк нежно Дэвид кслся вчер ее волос. Что, если ему не понрвится стрижк?

Стрясь дышть ровно, он юркнул в мшину. Пльто рспхнулось... Он едв смогл зствить себя посмотреть в сторону водительского кресл. Но все же взглянул и обмерл. У Дэвид был ткой взгляд, ккого ей никогд рньше не приходилось видеть ни у кого из ребят, во всяком случе, тк н нее еще никто не смотрел. Првд, он змечл, что прни иногд бросли ткие взгляды н других девчонок – н Штеффи Локхрт или Дж. З. Оберлин. Они словно не могли отвести глз, и выржение лиц при этом у них было жлкое, умоляющее. Всем своим видом они словно говорили: «Я повержен и ничего не имею против, если ты будешь топтть меня ногми, детк».

Дэвид смотрел н нее именно тк. И тут же все ее стрхи, в том числе и испуг, который вызвл рекция Эми, исчезли. Ее сердце все еще тяжело стучло и волны дренлин проносились по всему телу, но теперь это было просто рдостным возбуждением. Ошеломляющим предчувствием счстья. Ей кзлось, что он вдруг вскочил н роликовую доску и понеслсь н ней по дороге жизни.

Дэвиду действительно пондобилось несколько минут, чтобы прийти в себя и собрться с мыслями, прежде чем он вспомнил о том, что ндо повернуть ключ зжигния. И потом, вместо того чтобы следить з дорогой, он продолжл укрдкой коситься н нее.

– Ты что-то ткое сделл с твоими... с твоими...

Он неопределенно покрутил рукой вокруг собственной головы. Ккие у него руки! Сильные, крсивые, с длинными пльцми.

– Я отрезл волосы, – скзл Джиллин.

Реплик должн был прозвучть рвнодушно, кк бы невзнчй, но голос ее дрогнул, и получился глуповтый смешок в конце фрзы. Он сделл вторую попытку:

– Мне ндоело выглядеть слишком молодо.

– А! – Он понимюще кивнул. – Это моя вин, д? Ты слышл ншу болтовню вчер. Ну, мы с Тней говорили...

Скжи ему , что ты уже двно собирлсь это сделть.

– Д нет, я уже двно собирлсь постричься, – ответил Джиллин. – Не велик вжность.

Судя по взгляду, Дэвид был явно с этим не соглсен. Нет, не то чтобы ему не понрвилось, – скорее, он был потрясен... он сделл открытие, и чем больше он смотрел н нее, тем больше обожния было в его глзх.

– Я никогд рньше не змечл тебя в школе, – пробормотл он. – Нверное, я был слепым.

– Прости, что?

– Нет, ничего. Это ты прости.

Некоторое время он вел мшину молч. Джиллин зствил себя оторвть взгляд от Дэвид, выглянул в окно и увидел, что они проезжют кк рз мимо того мест, где он вчер сошл с шоссе, услышв детский крик. Стрнно, нсколько инче выглядел пейзж сегодня. Вчер он был диким и неприветливым, сегодня же рдовл глз мирной и тихой крсотой, снег кзлся пушистым и мягким, кк взбитя перин.

– Послушй… – нрушил молчние Дэвид, но осекся и покчл головой.

Зтем он сделл нечто порзительное: он съехл н обочину дороги, кк можно дльше от трнспортного поток, и остновился.

– Мне кое-что хотелось тебе скзть.

Сердце Джиллин бешено збилось, его биение отдвлось во всем теле: в горле, в пльцх, в ушх. Он словно перестл существовть, кк во сне, и превртилсь в единое пульсирующее сердцебиение. Перед глзми поплыли круги.

Он ждл...

Но Дэвид скзл совсем не то, что он ожидл услышть.

– Помнишь, кк мы встретились первый рз?

–Я? Д.

Ну конечно, он помнил. Четыре год нзд ей было всего двендцть, и для своего возрст он был очень мленькой. Он лежл в сугробе з домом, изобржя снежного нгел. Ребячество, рзумеется, но в то время только что выпвший снег приводил ее в ткой восторг, что он не могл удержться от дурчеств. И вот, пок он лежл н спине и делл рукми отпечтки крыльев нгел, с ветки у нее нд головой свлился огромный ком снег. Все лицо облепил сырой снег. Ее словно звернули в снежную упковку, мешвшую дышть. Он вскочил, здыхясь и судорожно хвтя ртом воздух. Но тут кто-то подхвтил ее, ккуртно поствил н ноги и стл отряхивть снег с ее лиц. Первое, что он увидел, когд опять смогл открыть глз, был чья-то сильня рук и згорелое зпястье. Потом он увидел его лицо: высокие скулы и темные озорные глз.

– Я – Дэвид Блэкберн. Мы только что сюд переехли, – скзл мльчик.

Он продолжл вытирть ей лицо.

– Будь осторожней, Снегурочк. В следующий рз меня может и не окзться поблизости.

У Джиллин внутри что-то взорвлось и сердце готово было выскочить из груди. А когд, отряхнув снег, он поглдил ее по голове, он словно восприл нд землей.

остльной мир больше не существует. Только он и Дэвид – они одни во всем мире.

И дже голос Ангел звучл где-то очень длеко.

Ах , Стрекоз-Стрекоз! Вс зстукли. Смотри – подъезжют.

Джиллин не шелохнулсь. Едв не здев «мустнг», мимо проехл чья-то мшин. Через зпотевшие стекл было плохо видно, но ей покзлось, что н них кто-то смотрит.

А Дэвид и вовсе не зметил мшины. Его взгляд был приковн к коробке передч. Он снов зговорил, и голос его был непривычно тихим.

– Я подумл... Извини, если я скзл что-нибудь обидное. Ты ткя... я теперь вижу, ккя ты!

Дэвид поднял голову, и Джиллин вдруг понял, что он собирется ее поцеловть.

Глв 7

Это был триумф! Джиллин торжествовл, он испытывл восторг и еще ккое-то глубокое сильное чувство, которое он не могл описть. Не было для него подходящих слов. Зглянув в крие глз Дэвид, он словно почувствовл его душу, увидел мир тким, кким его видел он.

Ее состояние было похоже и н внезпное прозрение, и н восторг первого свидния, и н прздновние Рождеств, и н рдость ребенк, потерявшегося в стршном месте и вдруг услышвшего ммин голос. Нет, н смом деле это не было похоже ни н одно из этих чувств – это было нечто большее. Нежднное счстье, потрясение от сознния, что ты не одинок, что ты кому-то приндлежишь... Он не могл собрть все свои эмоции воедино, потому что никогд не испытывл ничего подобного. И ни о чем тком не слышл. Но когд Дэвид ее поцелует, он сумеет все это вырзить словми, потому что произойдет смое вжное событие в ее жизни. И это случится сейчс. Дэвид придвиглся все ближе, медленно, будто влекомый неведомой силой, которой он не мог противостоять. Джиллин потупилсь, но он не отодвинулсь и не отвернулсь. Теперь он был тк близко, что он слышл дыхние и чувствовл его тепло. Ее глз непроизвольно зкрылись. Он ждл поцелуя...

И вдруг ее сознние прояснилось. Неизвестно откуд всплыл едв рзличимый слбый укор: Тня! имя отрезвило Джиллин, кк холодный душ. Он попытлсь было прогнть его, но поздно – он уже отстрнилсь и отвернулсь к окну.

Ничего не видно. Окно слишком зпотело, чтобы можно было рзличить, что тм, снружи. Они окзлись в одном белом коконе.

– Я не могу, – скзл Джиллин. – Я хотел скзть, что не могу тк. Это нечестно. Ты уже... ты не можешь, то есть... А кк же Тня?

– Я зню. – Голос Дэвид прозвучл тк, словно его октили холодной водой. Он рстерялся. – Ты прв. Не понимю, что со мной случилось... Я просто збыл... Видимо, это звучит глупо. Ты мне не веришь?

– Верю.

Нконец-то и он зговорил тк же бессвязно, кк он. Теперь он не будет думть, что он совершення дур. Обрз крутой девчонки не пострдл.

– Я вовсе не ткой прень. Я хочу скзть, все выглядит, конечно, тк, что именно ткой, ну д, именно ткой. Но я не ткой. То есть я никогд не веду себя, кк Брюс Фбер. Я тк не поступю. Я дл Тне клятву и...

– О боже! – Джиллин ужснулсь. И зкричл про себя::

Помоги!

Мне было интересно , когд же ты про меня вспомнишь.

Он дл ей клятву!

Рзумеется , дл. Они же встречются.

Но это ужсно!

Нет , это восхитительно. Отличный прень! А те перь скжи ему , что неплохо бы успеть н урок.

Я не могу. Не могу думть. Кк мы с этим спр вимся?..

Прежде всего – учеб.

Джиллин холодно произнесл:

– Думю, нм ндо ехть.

– Д.

Нступил пуз, нконец Дэвид включил зжигние.

Они ехли молч, Джиллин все больше и больше погружлсь в грустные думы. Кзлось, все тк легко! Достточно изменить внешность – и все срзу изменится, кк по волшебству. Но не тут-то было. Дэвид не мог тк просто бросить Тню.

Не беспокойся , детк. У меня созрел потрясющий плн.

Но ккой?

Я скжу тебе , когд придет время.

Ангел , ты н меня сердишься? Ты обиделся , пото му что я про тебя збыл?

Конечно , нет. Я здесь , чтобы устривть все , кк ндо. Можешь совсем збыть про меня.

Тогд почему ты сердишься? Потому что я збыл про Тню? Я не хотел делть ничего плохого...

Д не сержусь я! Выше голову! Вот мы и приехли.

И все же Джиллин не смогл избвиться от ощущения, что он рссердился. Или, по крйней мере, удивился ее поведению. Случилось что-то неожиднное для него.

Но у нее не было времени ндолго здерживться н этой мысли. Пор было вылезть из мшины Дэвид и идти в школу.

– Мы ведь еще увидимся сегодня, – скзл Дэвид, ксясь ручки двери.

Его слов прозвучли кк вопрос.

– Д. Позднее... – отозвлсь Джиллин.

У нее не было сил скзть что-нибудь еще. Он оглянулсь – только рз – и увидел, кк Дэвид сосредоточенно рссмтривет переднее колесо мшины.

Подходя к зднию школы, он зметил, что н нее все смотрят. Окзться вдруг в центре внимния! Ккое новое и ккое тревожное чувство!

Они что , ндо мной смеются? Я глупо выгляжу? Я что-то не тк сделл?

Дыши ровно , иди спокойно, – рздлся веселый голос Ангел. — Вдох-выдох... првойлевой... выше голову... вдох-выдох...

Стрясь ни с кем не встречться взглядом, Джиллин пробежл нверх по лестнице, по коридорм и нырнул в клсс истории.

И кк рз вовремя: ззвенел звонок. Но тут он обнружил еще одну проблему: ее учебник по истории вместе со всеми тетрдкми сейчс плыл себе вниз по течению.

Он поймл взгляд Эми и с облегчением нпрвилсь к здней прте.

– Поделишься со мной учебником? Мой рнец утонул в ручье.

Он немножко побивлсь, что Эми приревновл или обиделсь н нее з то, что он уехл с Дэвидом. Но Эми, по-видимому, не обиделсь. Ноборот, он смотрел н Джиллин испугнно, кк н торндо, которого следует опсться, но н который невозможно сердиться.

– Держи. – Эми подождл, пок Джиллин пододвинулсь поближе, и зшептл: – Кк ты умудрилсь столько времени добирться до школы? Чем вы тм с Дэвидом знимлись?

Джиллин порылсь в сумочке в поискх ручки.

– А з Тней зехть? Н это, по-твоему, не нужно времени?

– Тня уже двным-двно в школе и ищет Дэвид.

У Джиллин бешено зстучло сердце, и он сделл вид, что сосредоточенно слушет объяснения учителя. Однко это не помешло ей зметить, что ребят в клссе поглядывют н нее, особенно мльчики. Они укрдкой бросли н нее ткие взгляды, кких он никогд от них дже не ожидл.

Но эти-то все мелюзг. В клссе не было никого из крутой компнии. Н следующем уроке – биологии – все будет инче. Тм будут смые клссные ребят. И рзумеется, Дэвид... И Тня.

Джиллин почувствовл, кк ее обдло холодком. Ккя рзниц, что о ней думют другие, если он не сможет звоевть Дэвид? Но он безоговорочно верил Ангелу. Все кк-нибудь смо собой обрзуется. Ей ндо просто оствться спокойной и игрть свою роль до конц.

Кк только прозвенел звонок, он убежл, ловя н себе удивленный взгляд Эми, и скрылсь в тулетной комнте. Ей нужн был свободня минутк.

Покрсь еще рз губы. Помд куд-то делсь, – скзл Ангел с мльчишеским недоумением.

Джиллин подкрсил губы. Провел рсческой по волосм. Собственное отржение вернуло ей уверенность в себе. Девушк в зеркле совсем не был похож н прежнюю Джиллин: тм отржлсь молоденькя и изящня роковя женщин, зтянутя в черное, будто ночной вор. У нее были шелковистые пепельные волосы и слегк подчеркнутые мкияжем темно-синие глз. Взгляд тинственный, гипнотизирующий. Губы мягкие, крсные, пухлые – смо совершенство, губы реклмной модели косметической фирмы. Н фоне черной одежды кож словно светилсь яблоневым цветом.

«Он крсвиц», – подумл Джиллин, Ангелу скзл:

То есть это я крсвиц. Кк ты думешь , мне нужно... придть лицу ккое-нибудь выржение? Ну , нпример , н случй , когд меня рзглядывют. Ткой особенный взгляд , утомленный или слегк удивленный , может быть , рвнодушный или совершенно рссеян ный. Кк ты думешь?

А кк нсчет здумчивого взгляд? Кк будто ты погружен в собственный внутренний мир и тебе нет никкого дел до мир внешнего. И это действитель но близко к истине , ты же знешь: тк оно и есть.

Джиллин идея понрвилсь: здумчивый взгляд, углубленный в себя, прислушивющийся к музыке сфер! Или к музыке нгельского голос? Он могл это изобрзить. Он попрвил сумку н плече и собрлсь ее открыть.

Ты что собирешься делть?

Достть учебник по биологии. Он , к счстью , не утонул.

Нет , у тебя его нет.

Джиллин спусклсь вниз по ступеням, сохрняя здумчивое выржение лиц, ловя н себе долгие взгляды мльчишек.

Д нет же! Вот он , учебник! У меня есть учебник.

Нет его у тебя , нет. По незвисящим от тебя об стоятельствм ты потерял учебник по биологии и все тетрди , поэтому тебе нужно сесть рядом с кем-нибудь , чтобы зглядывть в его учебник.

Джиллин потупил взгляд.

Я... ой! Ну д , ты прв. Конечно , я потерял учеб ник по биологии.

Теперь дверь в биологический клсс выглядел для Джиллин кк Врт Ря. Все с тем же здумчивым выржением лиц он вошл в клсс и окунулсь в обычный школьный гм.

Хорошо , детк , умниц. Выйди вперед и скжи господину... Волшебнику , что тебе нужен новый учеб ник. Все остльное он сделет см.

Джиллин последовл совету Ангел. Когд он стоял перед господином Леверетом и рсскзывл свою историю, в клссе у нее з спиной вдруг стло непривычно тихо. Он не обернулсь и не стл говорить громче. Он продолжл свой рсскз, нблюдя, кк н одутловтом некрсивом лице учителя вместо удивленного выржения: «Откуд ты взялсь?» (ему пришлось открыть клссный журнл, чтобы убедиться, что ткя учениц есть в клссе) – появляется выржение сочувствия.

– У меня есть лишний учебник, – успокоил ее учитель, – и ксерокопии крткого содержния лекций, но вот тетрди с конспектми...

Он обртился ко всему клссу:

– Тк, ребят... Джилл... Джиллин нужно немножко помочь. Нужно, чтобы кто-нибудь из вс дл ей свои тетрди – он их ксерокопирует...

Не успел он зкончить фрзу, кк в клссе взметнулся лес рук.

Получилось тк, что всеобщее внимние было обрщено н Джиллин. Он стоял перед всем клссом, и весь клсс смотрел н нее. В прежние времен этого было бы достточно, чтобы привести ее в ужс. З первой пртой сидели Дэвид с непроницемым видом и Тня в явном негодовнии. Остльные ребят, которые рньше никогд не смотрели в ее сторону, теперь с энтузизмом тянули вверх руки.

Одни мльчишки. И среди них – Брюс Фбер, по прозвищу Брюс-Атлет: золотистые волосы, серо-голубые глз, высокя тлетическя фигур. Обычно у него был ткой зносчивый вид, будто он принимет плодисменты. Теперь же он снизошел до того, что снисходительным и изящным жестом приглсил Джиллин з свою прту.

А еще Мэкон Кингсли, которого он прозвл Денежный Мешок. Он был очень богт. Штен с короткой стрижкой, с ндменным взглядом полуприкрытых глз и жестким изгибом чувственных губ. Мэкон носил чсы «Ролекс» и ездил н новой спортивной мшине. Он рзглядывл Джиллин, не скрывя готовности зплтить з нее кучу денег.

Среди желющих поделиться с ней конспектми был и Кори Зблински, Кори-Тусовщик, который то и дело устривл вечеринки и нходился либо в ожиднии очередной тусовки, либо приходил в себя после предыдущей. В Кори, крепком, ловком прне с рыжими волосми и хитрым лисьим взглядом, было больше обяния, чем внешней крсоты. Он всегд был в гуще событий и сейчс энергично мхл Джиллин рукой. Дже новый прень Эми, у которого, по мнению Джиллин, не было ни шрм, ни привлектельности, изо всех сил тянул руку.

Дэвид тоже поднял руку, несмотря н холодное выржение лиц Тни. Он выглядел вежливым и упрямым. Интересно, скзл ли он Тне, что просто хотел помочь бедной млышке выбрться из зтруднительного положения?

Выбери... Мэкон, – здумчиво скзл потусторонний голос в ухо Джиллин.

Мэкон? Может , лучше Кори?

Конечно, под злобным взглядом Тниных глз он не могл выбрть Дэвид. И н Брюсе ей было неловко остновиться по той же причине: его девушк Амнд Спенглер сидел срзу з ним. Вот Кори был бы вполне приемлем. А Мэкон – нет, он вызывл у нее неприязнь.

Ангел нстивл н своем:

Рзве я когд-нибудь подскзывл тебе неверное решение? Я говорю тебе: Мэкон.

Зто Кори всегд все знет о вечеринкх...

Впрочем, он уже шл к Мэкону. Джиллин быстро понял, что смое глвное – полностью полгться н Ангел.

– Спсибо, – скзл он брхтным голосом Мэкону, сдясь н свободный стул рядом с ним, и повторил подскзнные Ангелом слов: – Держу при, у тебя отличные конспекты. Ты очень внимтелен н урокх.

Денежный Мешок слегк кивнул, прищурив тревожные зеленые глз. Однко он хорошо себя вел весь урок. Пообещл, что отдст тетрди секретрше своего отц, чтобы он их ксерокопировл. Одолжил штрих. И все время смотрел н нее, будто он был своего род произведением искусств.

И это еще не все. Кори-Тусовщик, проходя мимо – ему приспичило выбросить в мусорную корзину струю жвчку, – бросил бумжный комочек н ее лборторный стол. Когд Джиллин рзвернул скомкнную бумжку, он обнружил тм отпечтнный поцелуйчик и вопросник: «Новенькя? Любишь музыку? Твой телефон?» А Брюс-Атлет упорно стрлся перехвтить ее взгляд.

Джиллин почувствовл внутри ккой-то жр.

Но смое интересное было впереди. Господин Леверет, рсхживя взд-вперед перед клссом, просил перечислить пять црств, н которые подрзделяется все живое.

Подними руку , детк.

Но я не помню...

Доверься мне.

Рук Джиллин поднялсь будто см по себе. Тепло внутри уступило место ужсу. Он никогд не отвечл н вопросы учителя в клссе и пондеялсь, что и н этот рз ее пронесет и Леверет не зметит ее руки, но он посмотрел прямо н нее и кивнул:

– Джиллин.

А теперь просто повторяй з мной... – продолжл вкрдчивый голос в ее голове.

Итк , пять црств , нчиня с ниболее рзвитых и кончя смыми примитивными , это: црство жи вотных , црство рстений , црство грибов , црство простейших и црство... Юджин.

Джиллин медленно згибл пльцы, н последнем слове ее здумчивый взгляд остновился н Юджине.

Но это же нечестно! То есть я имею в виду...

Он тк и не договорил, что он имел в виду. Весь клсс взорвлся от хохот. Дже господин Леверет зктил глз к потолку и зтряс головой.

Все решили, что он дерзкя. Остроумня. Одн из тех, кто способен зствить хохотть целый клсс.

Но Юджин...

Посмотри н него.

Юджин злился крской, втянул голову в плечи и зсмеялся. Нет, он не выглядел смущенным или обиженным. Он был польщен и явно доволен, что н него обртили внимние.

«И все же это нехорошо», – звучл вопреки Ангелу тоненький голос совести. Но он был зглушен всеобщим хохотом и смыт волной рдости, поднимющейся внутри. Джиллин никогд не чувствовл, чтобы ее нстолько принимли, нстолько считли своей. Теперь все будут смеяться, дже когд он скжет что-нибудь не очень остроумное. Потому что они хотели смеяться. Он угодил им, они хотели угодить ей.

Првило первое , Стрекоз: крсивя девушк мо жет дрзнить любого прня , и ему это будет нр виться. При этом совсем невжно , хорош ли шутк , Я прв или нет ?

Ангел , ты всегд прв.

Джиллин действительно верил в это всем сердцем. Он никогд и предствить себе не могл, что нгелы-хрнители могут быть ткими, но был невырзимо рд, что они существуют и что один из них ей помогет.

Н перемене чудес продолжлись. Вместо того чтобы выбежть из клсс, кк он обычно делл, Джиллин медленно пошл между пртми. Он не могл идти быстрее – и Мэкон, и Кори крутились перед ней, болтя нперебой.

– Я смогу передть тебе конспекты в конце недели, в выходные, – предложил Денежный Мешок. – Я дже мог бы звезти их тебе домой.

Его прищуренные глз, кзлось, впились в нее, чувственные губы готовы были ее съесть.

– У меня есть идея получше, – скзл Кори, притнцовывя вокруг них. – Мэк, тебе не кжется, что ты уже двно не устривл вечеринок? Уже несколько недель. А у тебя ткой большой дом... Кк нсчет субботы? Я всех соберу, и мы познкомимся с Джилл получше. – Он оживленно рзмхивл рукми.

– Отличня идея, – поддержл Брюс-Атлет. – Я в субботу свободен. А ты, Джилл? – Он подошел сзди и кк бы невзнчй обнял ее з плечи.

– Спроси меня об этом в пятницу, – ответил Джиллин с улыбкой, озвучивя подскзку Ангел, и сбросил его руку уже без подскзки Ангел, по собственному решению: Брюс приндлежл Амнде.

«Вечеринк для меня», – потрясенно рзмышлял Джиллин. Ведь все, чего он хотел, это быть приглшенной, о тком он и не мечтл! У нее зщекотло в носу, зщипло глз и зсосло под ложечкой. Все происходило слишком быстро.

Вокруг них собрлсь толп любопытных. Невероятно, но он снов окзлсь в центре внимния, кждый хотел поговорить с ней или о ней.

– Эй! Ты новенькя?

– Это же Джиллин Леннокс. Он всегд здесь училсь.

– Я никогд ее рньше не видел.

– Ты просто никогд не змечл ее рньше.

– Эй, Джилл, где ты потерял свой учебник по биологии?

– Ты что, не слышл? Он упл в реку, спся ребенк. И чуть не утонул.

– А я слышл, что ее вытщил из реки Дэвид Блэкберн и сделл ей искусственное дыхние.

– А я слышл, что они сидели сегодня утром вдвоем в припрковнной н шоссе мшине.

Эт болтовня дурмнил, волновл Джиллин. Вокруг нее собрлись не только прни. Он-то думл, что девчонки приревнуют и ндуются, что они все объединятся против нее и не будут с ней дружить. Но здесь был Кимберли Черри, Гимнстк Ким, – мленький ургн с солнечно-желтыми кудряшкми и детскими голубыми глзми. Еще Штеффи Локхрт, Певиц, с мтовой кожей и лсковым янтрным взором. Он воодушевленно жестикулировл и сиял улыбкой. Дже Амнд-Предводитель, девушк Брюс Фбер, стоял в этой толпе. Он рсточл белозубые улыбки и то и дело откидывл нзд блестящие кштновые волосы, ее свежее лицо пылло румянцем.

Джиллин вдруг понял: девчонки не могут ее ненвидеть, точнее, не могут покзть, что ненвидят. Потому что Джиллин мгновенно приобрел некий незыблемый сттус. Он был крсив, и рди нее прни выворчивлись низннку. Он был восходящей звездой, силой и влстью, с которой нельзя не считться. И любя девчонк, которя рискнул бы здрть перед ней нос, могл потерять собственную популярность, если бы Джиллин зхотел рсплтиться с ней той же монетой. Они боялись проявить к ней невнимние.

От всего этого у нее кружилсь голов. Джиллин чувствовл себе нгельски прекрсной и опсной, кк змея. Он куплсь в волнх обожния и восхищения. Но тут он увидел ткое, что зствило ее вздрогнуть, словно он нступил н острый кмень: Дэвид и Тня, взявшись з руки, спусклись вниз по лестнице.

Глв 8

Джиллин зстыл. Он смотрел им вслед.

Еще не время осуществлять мой плн , детк. Приободрись. Миллион з улыбку.

Джиллин пострлсь придть лицу бодрое выржение.

Стрнный день продолжлся. Н кждом уроке он просил учителя дть ей новый учебник. И в кждом клссе ее збрсывли предложениями одолжить ей конспекты или окзть любую другую помощь. Ангел все время ншептывл ей в ухо, подскзывя првильные ответы для всех и кждого. Он был остроумен, дерзок и резок, – естественно, ткой же был и Джиллин.

Он быстро осознл свое преимущество. Рз уж никто не змечл ее рньше, он стл вести себя кк новенькя. Он могл быть любой, ккой хотел, могл предствить себя любым человеком, и ей бы поверили.

Золушк н блу. Тинствення незнкомк. – Голос Ангел звучл нсмешливо, но нежно.

Н уроке журнлистики Джиллин сидел з Дэрил Новк, птичной девочкой с темными глзми, прикрытыми длинными ресницми. Дэрил-Богчк, Дэрил-Путешественниц. Он говорил о Приже, Риме и Клифорнии, словно смо собой подрзумевлось, что Джиллин тм был.

Нступило время обед. Джиллин остновилсь в нерешительности в дверях школьной столовой. Обычно он сидел с Эми в смом дльнем углу. Но с недвних пор с Эми сидит Юджин. З первым столом он увидел компнию, в которой были Амнд-Предводительниц, Гимнстк Ким и другие крутые ребят из Клики. Дэвид и Тня сидели з соседним столиком.

Мне сесть с ними? Меня никто не приглшл.

Нет , не с ними , моя мленькя. Но рядом с ними. Сядь с крю в смом конце стол. Не смотри в их сторону , когд будешь проходить мимо. Смотри н свой обед. Нчинй есть.

Джиллин никогд рньше не обедл одн – во всяком случе, в общественном месте. В те дни, когд Эми не было в школе и ей не удвлось нйти кого-нибудь из млдших клссов, с кем бы он чувствовл себя удобно, он прятлсь в библиотеке и ел тм.

В прежние времен Джиллин чувствовл бы себя ужсно, окзвшись у всех н виду, но теперь он был не совсем одн, у нее был Ангел со своими шуточкми у смого ее ух. Он обрел уверенность, будто видел себя со стороны: кк он ест, спокойно и безрзлично к окружющим, сосредоточення н том, что ндо сохрнять вид витющей в облкх. Он стрлсь придть движениям немного лени, копируя Дэрил-Богчку.

Ндеюсь , Эми не думет , что я ею пренебрегю. То есть он же не одн тм , в конце столовой. У нее есть Юджин.

Хорошо , мы еще поговорим об Эми , детк. А теперь тебя зовут. Улыбнись и будь милой.

– – Эй, Джилл, спустись н землю!

– Джилл, иди к нм!

Они хотели, чтобы он к ним присоединилсь. Он передвинул свой обед и ничего не пролил, не споткнулсь и не поскользнулсь. Он был мленькой, изящной и легкой в движениях. Ребят опять сгрудились вокруг нее в теплой компнии.

Он больше их не боялсь. И это было змечтельнее всего. Эти школьники, кзвшиеся ей звездми телешоу о молодежи, окзлись вполне рельными людьми, которые сыпли крошки н одежду и обменивлись вполне понятными для нее шуткми.

Джиллин всегд было интересно, нд чем они тк смеются, когд собирются вместе. Но теперь он знл: причин в смой тмосфере осознния того, что они особенные. И тогд было легко смеяться нд всем. Он зметил, что Дэвид, сидевший тихо рядом с Тней, смотрел, кк он смеется.

До нее доносились отдельные фрзы тех, кто сидел с крю ее компнии, тех, кого не принимли в Клику. Большей чстью рдостное щебетние и ворковние в знк восхищения. Ей покзлось, что кто-то упомянул ее имя...

Он прислушлсь.

– А между прочим, ее мм – пьяниц.

Эти слов прозвучли для Джиллин ужсно громко и отчетливо, выпдя из общего гм. Он передернулсь, кк от озноб, и пропустил сюжетную рзвязку истории, которую рсскзывл Гимнстк Ким.

Ангел , кто это скзл? Это было про меня – про мою мму?

Он не осмеливлсь оглянуться.

– ...нчл пить несколько лет нзд и теперь у нее гллюцинции...

Н сей рз голос был тким громким, что он оборвл добродушную болтовню компнии Джиллин. Ким остновилсь н полуслове. Улыбк Брюс-Атлет стл вынужденной. Нступило неловкое молчние.

Волн гнев зхлестнул Джиллин, он был в ярости.

Кто это скзл ? Я убью их...

Успокойся! Успокойся. Ты не должн вести себя тк.

Но...

Я скзл , успокойся! Гляди в трелку. Нет , в свою трелку. А теперь скжи – и бсолютно спокойным голосом – «Ненвижу сплетни и сплетников. А вы? Что это з люди? Совершенно непонятня пород».

Джиллин двжды вздохнул и послушлсь, хотя ее голос и не был бсолютно спокойным. Он немного дрожл.

– Я тоже! – поддержл ее новый голос.

Джиллин поднял глз от трелки и увидел, что Дэвид вскочил, его лицо потемнело от гнев, и он медленно обвел глзми стол з ее спиной, словно высмтривя того, кто это скзл.

– Я думю, это просто ненормльные и нм ндо их нкзть.

В его глзх появился тот стльной блеск, з который он и получил репутцию крутого прня.

Джиллин почувствовл, будто сильня рук поддержл ее. Ее охвтило чувство блгодрности, и он потянулсь к нему, но прикусил губы, остнвливясь.

– Я тоже ненвижу сплетни, – скзл Дж. З. Оберлин своим обычным рвнодушным голосом.

Дж. З. Эт девушк всегд выглядел кк живя реклм фирмы Келвин Кляйн и был сексульной нстолько, что дух зхвтывло. Но все, по мнению Джиллин, портил безрзличня мск, всегд присутствоввшя н ее лице. Но сейчс Дж. З. неожиднно проявил свои эмоции:

– В прошлом году кто-то рспустил слухи, что я пытлсь покончить жизнь смоубийством. Я тк и не выяснил, кто это сделл. – Ее зелено-голубые глз с поволокой были прищурены.

И зтем все зговорили о сплетнях, и о тех, кто их рспускет, и о том, что это з подонки. Компния сплотилсь вокруг Джиллин.

«Однко именно Дэвид был первым, кто з меня зступился», – подумл Джиллин. Он посмотрел в его сторону, и тут рздлся звенящий звук.

Он был почти мелодичным, но тким стрнным, что срзу привлек к себе внимние всего кфе. Кто-то рзбил сткн. Джиллин вместе со всеми озирлсь вокруг: кто?

Никто не признлся, не смутился, не посмотрел н пол. Все рстерянно оглядывлись вокруг.

Звук повторился, и двое стоявших у вход в столовую ребят посмотрели снчл себе под ноги, потом нверх.

Высоко нд входом крсовлось окнтовнное крсным кирпичом полукруглое окно. Джиллин зметил, что свет, проходя через него, преломляется, кк нпрвленный через призму, и словно зтумнивется. В стекле зигрли рзноцветные рдуги... И зсверкли, пдя вниз, «снежинки». Они удрялись об пол и позвякивли. Ребят у двери звороженно смотрели н них. Удивлению не было предел.

Джиллин вдруг догдлсь. Он вскочил н ноги, но единственное, что он могл вскрикнуть:

– О боже!

– Уходите оттуд! Сейчс все рухнет! Отойдите быстро! – Это был Дэвид, он мхл рукой стоящим под окном ребятм. Потом побежл к ним.

«Кк глупо», – подумл Джиллин в оцепенении, ее сердце змерло.

Все остльные тоже кричли. Кори, и Амнд, и Брюс, и Тня. Гимнстк Ким отчянно взвизгнул... И тут стекло полетело вниз, осколки пдли дождем, крошсь, сверкя и позвякивя. И пдли, и пдли, и пдли. Кк в змедленной съемке. Стеклянные крошки рзлетлись по всей столовой, отсккивя от пол и игря рдужными лучми, и устилли пол, кк грдины.

Нконец все зкончилось, окно превртилось в дыру в форме рки с торчщими по крям острыми зубьями.

Ребят с крйних столов рссмтривли отрикошетившие осколки. Но ни в кого не попло, и никто не был серьезно рнен.

«Блгодря Дэвиду!» – Джиллин все еще был в оцепенении, но теперь уже от рдости, что все обошлось. «Он сумел вывести всех вовремя из опсной зоны. О боже, он не рнен?»

С ним все в порядке. А почему ты думешь , что это он один всех спс? Может , я тоже принял в этом некоторое учстие. Я умею , ты знешь. Я умею подтлкивть людей к првильным действиям , они дже и не догдывются , что это делю я.

В голосе Ангел звучл обид.

Д? Это сделл ты? И првд , очень мило с твоей стороны.

Джиллин видел, кк Дэвид прошел через столовую к своему столику, кк Тня рссмтривл его руку, кивнул, пожл плечми, огляделсь вокруг.

«Он не порнился. Слв богу!» – Джиллин вздохнул с болезненным облегчением.

И только тогд ей пришло в голову поинтересовться, что же н смом деле случилось. Перед тем кк стекло упло, окно выглядело точно тк же, кк и зеркло в ее внной комнте. Потресклось ровно, по всей поверхности – из кря в крй путинк трещин.

Зеркло в внной треснуло, когд Тня нсмехлсь нд комнтой Джиллин. Теперь он вспомнил, о чем хотел спросить Ангел прошлой ночью. Он хотел спросить, почему зеркло рзбилось тким стрнным обрзом.

Это окно... оно упло несколько минут спустя после того, кк кто-то оскорбил мму Джиллин. Впрочем, никто не зметил точно того момент, когд оно рзбилось. Это могло случиться уже двно. Ерунд!

У Джиллин по спине побежли муршки, внутри все похолодело. Не может быть! Ангел еще тогд и не появился...

Но он же скзл, что никогд и не покидл ее...

Ангелы не могут ломть вещи...

Но ее Ангел отличлся от других нгелов.

Эй , ты о чем это? Ты не хочешь поделиться со мной своими сомнениями ?

Ангел!

Впервые с тех пор, кк его мягкий голос стл звучть в ее ухе, Джиллин почувствовл некоторое неудобство от перенселенности в собственной голове. Ни минуты покоя! Ее беспокойство нрстло.

Ангел , я хотел... просто спросить... – Он вдруг беззвучно взорвлсь: – Ангел, это неты?!Это ты?Ты вытворяешь все это для моей безопсности... рзбивешь зеркл, окн и прочее?..

Пуз. И зтем в ее голове рздлся бурный взрыв хохот. Искренний смех. Ангел просто поктился со смеху.

Вдоволь нхохотвшись, он нконец выдвил из себя:

Я?

Джиллин смутилсь.

Мне не следовло спршивть. Но все это тк тинственно...

Д. Еще бы!

Н сей рз Ангел откровенно нсмехлся.

Лдно , невжно. Ты опоздл н урок. Уже пять минут , кк прозвенел звонок.

Дв последних урок пронеслись кк одно мгновение. Сколько всего случилось сегодня – от звтрк до обед прошл целя жизнь.

Но день еще не зкончился.

Н последнем уроке – по изобрзительному искусству – Джиллин опять рзговривл с Дэрил-Богчкой. Дэрил был единственной из Клики, кто знимлся искусством и журнлистикой. В конце урок он испытующе взглянул н Джиллин из под опущенных ресниц.

– Знешь, о тебе ходят и другие слухи. Нпример, что ты путешься с Дэвидом у Тни з спиной Вы встречетесь тйно по утрм и... – Дэрил повел; плечми и унизнной кольцми рукой откинул нзд густые волосы.

Джиллин нсторожилсь:

– И...?

– Тебе бы следовло рзобрться с этим. Слухи рспрострняются быстро и рстут, кк снежный ком. Я зню. Ты должн либо отрицть сплетни, либо... – губы Дэрил искривились в улыбке, – рзоружить сплетников.

Д? А кк я это сделю?

Помлкивй и слушй ее , детк. Он умеет зв ривть кшу.

– Если в слухх есть доля истины, то лучше признть это публично. Лучше срзу выбить у сплетников почву из-под ног. Всегд полезно обезоружить сплетник, если знешь кк.

Скжи ей , что знешь и что собирешься погово рить с Тней после школы.

С Тней?.. То есть...

Просто скжи ей.

Джиллин пришлось собрть в кулк всю свою волю, чтобы повторить слов Ангел. Дэрил-Богчк посмотрел н нее с увжением.

– Ты круче, чем я думл. Может быть, тебе вовсе и не нужн моя помощь.

– Нет, нужн, – скзл Джиллин без подскзок Ангел. – Я всегд признтельн з любую помощь. Мир тк жесток.

– Неужели? – Дэрил приподнял и без того высокие брови.

Итк , это Тня рспрострняет всякие гдости про мою мму.

Джиллин чуть не споткнулсь, выходя из клсс. Он устл и чувствовл себя потерянной. Рньше ей кзлось, что Тня выше этого.

Ей помогли. Чтобы сплетни рспрострнились тк быстро , необходимо иметь хорошо нлженную сеть. Но именно он был вдохновителем. Сейчс по верни нлево.

Куд я иду?

Ты собирешься перехвтить ее н выходе из клс с по мркетингу. Сейчс он тм одн. Учитель по просил ее здержться после урок , см неожидн но побежл в тулетную комнту.

Джиллин невольно улыбнулсь. Все это, конечно, подстроил Ангел.

Когд он зглянул в клсс по мркетингу, Тня и в смом деле был тм одн. Он стоял у клссной доски.

– Тня, нм ндо поговорить.

Тнины плечи окменели. Зтем он провел рукой по роскошным черным волосм и обернулсь. Сейчс он дже больше, чем обычно, выглядел «Будущим упрвляющим»: ее лицо хрнило бсолютное спокойствие, необыкновенные серые глз глядели пренебрежительно. Без Ангел Джиллин просто звял бы под тким взглядом.

Тня произнесл только одно слово:

– Говори.

З этим последовл рзговор, похожий н стрнный спекткль, в котором Джиллин повторял свою роль з суфлером. Он озвучивл шепот Ангел, не имея предствления о том, что происходит. Единственным способом выстоять было полностью положиться н Ангел.

– Я зню, Тня, ты сердишься н меня. Но я бы хотел окончтельно прояснить ситуцию. – В соответствии с инструкциями Ангел он подошл к доске и провел пльцми по ее искусственному покрытию. – Не думю, что мы должны вести себя по-детски.

– А я не думю, что зню, о чем ты говоришь.

– Рзве? – Джиллин посмотрел Тне прямо в глз. – Ты отлично понимешь, о чем я говорю.

Ангел , я чувствую себя героиней мыльной оперы...

– Ну, тогд ты ошибешься. Кроме того, я знят...

– Я говорю о сплетнях, Тня. Я говорю о росскзнях про мою мму. И я говорю о Дэвиде.

Тня оствлсь совершенно спокойной. Н мгновение покзлось, что он удивлен тем, что Джиллин говорит тк прямо. Зтем взгляд ее серых глз потемнел – он принимл бой.

– Хорошо, двй поговорим о Дэвиде, – скзл он мурлыкющим голосом и по-тигриному шгнул в сторону Джиллин. – О сплетнях я ничего не зню. А вот о чем мне хотелось бы узнть, тк это что вы с Дэвидом делли сегодня утром? Может, рсскжешь?

Ангел , ей все это в удовольствие. Посмотри н нее! Он сильнее меня.

Доверься мне , детк.

– Мы ничего не делли, – скзл Джиллин. Ей пришлось здрть подбородок, чтобы смотреть Тне в глз. Зтем он отвел взгляд в сторону и кчнул головой. – Хорошо. Скжу честно. Мне нрвится Дэвид, Тня. Он мне нрвится с того смого дня, кк приехл сюд. Он добрый, блгородный, честный и крсивый. Но все это не ознчет, что я хочу увести его у тебя. Все кк рз ноборот.

Он повернулсь к Тне спиной и отошл, глядя куд-то в прострнство.

– Я думю, Дэвид зслуживет лучшего. И я зню, что он действительно очень привязн к тебе. Сегодня утром... он скзл мне, что вы дли друг другу клятву. Кк видишь, у тебя нет причин подозревть меня.

Глз Тни грозно сверкнули.

– Нпрсно ты тк вырядилсь. Весь этот прикид... – Он помхл в воздухе рукой, изобржя костюм Джиллин и ее стриженую голову. – З один день ты превртилсь из Мисс Невидимки вот в это и грцуешь по всей школе, будто он твоя собственность. И не притворяйся, что тебе не хочется увести у меня Дэвид.

– Тня, то, кк я одет, не имеет к Дэвиду никкого отношения. – Джиллин произнесл эту ложь спокойно, глядя н испчкнную мелом школьную доску. – Просто мне необходимо было это сделть. Я устл быть невидимкой. – Он медленно поворчивлсь к Тне, все еще не глядя н нее. – Но речь не об этом. Глвное – что лучше для Дэвид. Я думю, ты для него лучшя... до тех пор, пок ты с ним честн.

– И что все это должно ознчть? – Тня нчинл терять свое легендрное спокойствие. В ее голосе появился яд, он срывлсь н крик.

– Это ознчет, что ты больше не будешь дурчить Дэвид, крутя интрижку с Брюсом Фбером.

О боже! Ангел! С Брюсом Фбером? С Брюсом-Ат летом ? Он изменял Дэвиду с Брюсом ?

Тнин голос превртился в визг:

– О чем это ты? Что ты знешь?

– Я говорю о тех ночх, которые ты провел в коттедже Мэкон прошлым летом н вечеринкх, якобы игря в пул. Дэвид тогд уезжл н север к ббушке. Я говорю о том, что происходило в мшине Брюс после Дня. Всех Святых.

Ангел , в мшине или в коттедже?

Тня молчл. Когд же он снов зговорил, то уже просто кричл:

– Кк ты узнл?! Джиллин пожл плечми:

– Сплетни могут окзться плкой о двух концх.

– Я тк и думл. Ах, Ким – отродье! Что з язык у нее... – Теперь Тнин голос зскрежетл холодным метллом, он нступл н Джиллин. – Полгю, ты собирешься рсскзть об этом Дэвиду?

– Что? – Н мгновение Джиллин слишком рстерялсь, чтобы следовть советм Ангел. Но он быстро собрлсь. – Нет. Я вовсе не собирюсь рсскзывть Дэвиду. Именно поэтому я говорю с тобой. Я просто хочу, чтобы ты пообещл, что никогд больше не сделешь ничего подобного. И я был бы тебе очень признтельн, если бы ты перестл рсскзывть небылицы про мою мму...

– Я сделю горздо хуже! – Тня подошл вплотную к Джиллин. Теперь он уже орл во все горло не помня себя: – Ты и предствить себе не можешь, что я с тобой сделю, если ты еще хоть рз сунешься к Дэвиду, пиглиц сопливя. Ты очень пожлеешь...

– Нет, не думю. Ты и тк сделл слишком много, – рздлся голос из-з двери.

И в этот момент Джиллин все понял.

Глв 9

Рзумеется, это был Дэвид.

Джиллин обернулсь, взглянул н него и зжмурилсь. Он стоял в проеме двери, перекинув пиджк через плечо и сунув руку в крмн брюк. Губы плотно сжты, глз потемнели. Он смотрел н Тню.

Предгрозовое зтишье.

Ангел! Кк долго? Сколько времени он был здесь?

Хм... я бы скзл , примерно... д , пожлуй , с смо го нчл.

Господи!

Тк вот почему Джиллин игрл свою роль тк сдержнно и блгородно и довел Тню до визг и воплей! Все это должно было выглядеть кк рзговор Элли и злой Бстинды.

В Джиллин зговорило чувство спрведливости. Не отдвя себе отчет в том, что делет, он шгнул в сторону Дэвид:

– Дэвид, ты не понимешь...

Дэвид покчл головой:

– Я прекрсно все понимю. И не выгорживй ее. Для меня лучше все знть.

Зткнись , слбоумня! Прими кроткий , рсстро енный вид... добвь смущения. Ну догдйся , что им ндо остться одним.

– Ой, нверное, вы сейчс хотите остться одни.

Кк бы то ни было , тебе нужно торопиться , чтобы успеть н втобус.

– Кк бы то ни было, мне нужно торопиться, чтобы успеть н втобус.

Меня не интересуют рзборки недоносков.

– Меня не интересуют...

Я прибью тебя , Ангел!

Джиллин поспешно извинилсь и выбежл из клсс.

Он шл, ничего не видя перед собой.

Ангел!

Извини! Не удержлся. Но посмотри н себя , дет к! Ты понимешь , что ты только что сделл?

Догдывюсь... я избвилсь от Тни.

По мере того кк отктывл дренлиновя волн, этот фкт нчинл доходить до ее сознния. И это было отблеском будущего торжеств, обещнием счстья.

Сообрзительня девочк!

А я поступил честно? Все это првд , д? Он действительно путлсь с Брюсом?

Все путлись с Брюсом. Д , тк оно и было.

А Ким? Он что , н смом деле рспускет сплетни?

И быстрее , чем мжет мслом хлеб.

А я считл ее... ткой милой. Когд мы говорили о сплетнях в столовой , он пожл мне руку.

Соглсен. Он миля... но у тебя з спиной... По верни-к здесь нлево.

Джиллин вышл из школы. Когд он спусклсь по ступенькм, то увидел, что три-четыре мшины все еще стояли припрковнные во дворе. И среди них – БМВ с откидным верхом. Мэкон кивнул ей, приглшя в мшину.

Остльные зкричли:

– Эй, Джилл! Тебя подвезти? Ты же не хочешь опять зблудиться в лесу!

Джиллин чувствовл себя королевой бл. Столько ребят хотели подвезти ее – было отчего зкружиться голове.

Ангел проявил неожиднное безрзличие:

...д выбирй любого!

Вдлеке он зметил «джео». Эми и Юджин стояли рядом с мшиной, глдя н Джиллин. Но сесть в мшину вместе с Юджином Элфредом было бы ктстрофой для ее нового сттус.

Джиллин выбрл Кори-Тусовщик, и всю дорогу домой он без умолку болтл о предстоящей в субботу вечеринке у Мэкон. Ей стоило большого труд избвиться от него у дверей своего дом. Отделвшись от Кори, он вбежл нверх, в свою спльню, и, рскинув руки, упл н кровть, уствившись неподвижным взглядом в потолок.

«Уф!»

Это был смый невероятный день в ее жизни.

Он лежл, прислушивясь к тишине в доме и стрясь собрться с мыслями.

Тепло все еще пульсировло внутри, хотя к нему примешивлось беспокойство. Ей хотелось снов увидеть Дэвид. Хотелось узнть, чем у них тм с Тней все зкончилось. Он не будет счстлив до тех пор, пок не удостоверится...

– Отдыхешь?

Джиллин сел. Голос звучл не в голове, он шел из-з кровти. Ангел был тм.

При виде его он почти физически почувствовл удр. Он не видел его с утр и збыл, ккой он крсивый.

Его волосы отливли крсным золотом с плтиновыми проблескми мерцющего свет. Лицо – клссическое совершенство мрморной скульптуры: првильное и бесстрстное. Глз ткого прекрсного синего цвет, что в них больно смотреть. Выржение лиц здумчивое и возвышенное... Но тут он вдруг подмигнул, и оно стло озорным.

– Привет! – сдвленно прошептл Джиллин.

– Привет, детк. Устл?

– Д. Я чувствую себя... выжтой.

– Ну, подреми, почему бы и нет. Мне есть куд пойти.

Джиллин зкрыл глз. Куд он пойдет?

– Ангел... я никогд не спршивл тебя. Ккие они, Небес? Я имею в виду, что с ткими нгелми, кк ты, они должны сильно отличться от предствлений большинств людей. Полян, что я видел, – это же не Небес, нет?

– Нет, это – не Небес. Небес – ну, это трудно объяснить. Это грмонизировнное колебние прострнств-времени... знешь, то, что вы нзывете зоной турбулентности. Высочйшя вибрция всего сущего включет в себя грмонию...

– И ты этим знимешься, д?

– М-д. В действительности все поддется клссификции. Почему бы тебе не поспть? Глз Джиллин и без того слиплись.

Он проснулсь совершенно счстливой и потянул носом вкусный зпх ужин. Но когд он спустилсь вниз, дом был только мм.

– А ппы нет дом?

– Нет, он звонил, дорогя, и просил тебе передть, что н некоторое время ему нужно уехть из город.

– Но он вернется н Рождество, првд?

– Уверен, он вернется.

Джиллин больше ничего не спросил. Он молч жевл приготовленный ммой горячий гмбургер, отметив про себя, что мм не притронулсь к еде. Потом он сидел одн н кухне и игрл вилкой.

Ты в порядке?

Его голос принес облегчение.

Ангел , д , я в порядке. Я думю... о том , кк с м мой ткое могло случиться. Рньше этого не было. Он рботл учительницей в средней школе...

Я зню.

Лет пять нзд с ней что-то стло происходить. Он словно сошл с ум. Потом у нее появились виде ния... Я тогд ничего и не знл о пьянстве. Я думл , ей нрвится вино н вкус... А потом пп нчл нхо дить повсюду пустые бутылки...

Я зню.

Мне бы хотелось... чтобы все было инче.

Пуз.

Ангел? Кк ты думешь , это возможно?

И еще одн пуз.

Зтем он тихо скзл:

...я порботю нд этим , детк. Но... д , думю , возможно.

Джиллин зкрыл глз.

И через мгновение снов рспхнул их.

Ангел , кк мне тебя отблгодрить? То , что ты для меня делешь... я дже не зню , кк скзть...

Невжно. И не вздумй плкть. Бодрое лицо до роже трех выигрышных облигций. Кроме того , тебя к телефону.

К ккому телефону ?

Ззвонил телефон.

Вот к этому.

Джиллин высморклсь и, чтобы убедиться, что голос у нее не дрожит, громко скзл: «Алло!», для пробы. Потом вздохнул и снял трубку.

– Джиллин?

Ее пльцы впились в телефон.

– Привет, Дэвид.

– Я только хотел узнть, все ли у тебя в порядке. Я не успел тебя спросить, когд... ты знешь, сегодня днем.

– Я в порядке. Я сильня, ты же знешь. – Джиллин не нужен был Ангел, чтобы подобрть првильный ответ.

– Д. Тня иногд чересчур ревнив. После того кк ты ушл, он... ну, не стоит об этом.

«Он не хочет говорить ничего плохого про Тню», – подумл Джиллин и повторил:

– Я в порядке. – Он чувствовл душевную борьбу Дэвид.

Нконец его прорвло:

– Просто... Я не знл!

–Что?

– Я не знл, что он ткя. Понимешь, он же учствует в рботе службы «Телефон доверия для подростков», и в центрльном комитете по блготворительности, и в проекте «Бесплтные обеды», и... ну, я думл, он другя. Добря.

Джиллин мучили угрызения совести.

– Дэвид, по-моему, он кк рз ткя, кк ты и думл. Он смеля. Когд окно...

– Перестнь, Джиллин. Это ты ткя. Ты смеля, и смешня, и... слишком блгородня, дже в ущерб себе. Ты хотел дть Тне еще один шнс. – Он перевел дыхние. – Но, понимешь, у нс с ней все кончено. Я все скзл Тне. И теперь... – Его голос изменился. Он вдруг рссмеялся, вспомнив, зчем, собственно, позвонил: – Ты не будешь против поехть со мной н вечеринку в субботу?

Джиллин тоже рссмеялсь:

– Я не против. Совсем не против.

О , Ангел! Спсибо.

Он был очень счстлив.

Вся неделя был змечтельной. Кждый день он одевлсь по-новому, извлекя из комод что-нибудь неожиднное, броское и вызывющее. Кждый день приносил ей все большую популярность. Когд он входил в клсс, н нее все оборчивлись, стрлись поймть ее взгляд, приветственно мхли ей рукми. Во всех школьных коридорх ей то и дело кричли «привет!». Кзлось, все хотели поговорить с ней и рдовлись, когд он о чем-нибудь их спршивл. Это было похоже н взлет ркеты, которя уходит все выше и выше.

Ее покровитель и советчик всегд был рдом. Ангел превртился в чсть ее души, смую нходчивую и остроумную чсть. Он подскзывл шутки, сглживл неловкие ситуции, советовл, с кем дружить, кем пренебречь. Д и см Джиллин нучилсь вести себя в компнии. Он чувствовл себя все увереннее, кждый день обнруживя в себе новые способности, – стновилсь другим человеком.

Теперь он редко общлсь с Эми. Но, в конце-то концов, у Эми же есть Юджин. А Джиллин был тк знят, что у нее дже н Дэвид времени не хвтло.

В день, н который был нзнчен вечеринк, он с Амндой-Предводительницей и Штеффи-Певицей отпрвилсь з покупкми. Они смеялись, болтли о том о сем и нходились по мгзинм до одури. Джиллин купил себе новое плтье и споги с одобрения Ангел.

Когд вечером Дэвид зехл з ней, он дже присвистнул от восхищения.

– Кк я выгляжу?

– Ты выглдишь... вызывюще и изыскнно одновременно. Кк тебе это удется?

Джиллин улыбнулсь.

У Мэкон – Денежного Мешк был роскошный дом по-нстоящему богтых людей. Перед домом – прк с выстриженными фигурми северных оленей и гзонми, вдоль которых мерцли лмпочки. В доме – высокие потолки с подсветкой, восточные ковры, нтикврный китйский фрфор и серебро. Джиллин был ослеплен этим великолепием.

Мой первый нстоящий бл! Я хочу скзть , моя первя Крутя Тусовк. И все это отчсти устроено для меня.

Твой первый нстоящий бл , и все это только для тебя. Я подю тебе весь мир н блюде , кк устрицу. Возьми и открой ее.

Мэкон вышел ей нвстречу. Остльные смотрели н них. Джиллин здержлсь в дверях для большего эффект, понимя, что нстло время для ее выход н сцену, и нслждлсь моментом.

Ее до мелочей продумнный нряд лишь выглядел случйным. Черное плтье-мини с мелким темно-крсным узором, едв зметным н черном фоне. Мягкий креп обтягивл ее фигуру, кк вторя кож. Черные плотные колготки. И рзумеется, высокие споги. Немного косметики: он решил, пусть лицо выглядит свежим и естественным. Подкрсил ресницы – чуть-чуть, – синий цвет ее глз стл еще ярче.

Он был ошеломляющей... и хрупкой. И он прекрсно это знл.

Мэкон буквльно пожирл ее глзми, и в его взгляде сквозил с трудом сдерживемя стрсть.

– Кк дел? Неплохо выглядишь.

– У нс все хорошо, – ответил Джиллин, беря Дэвид под руку.

Глз Мэкон потемнели. Он уствился н пересечение рук Джиллин и Дэвид тк, словно это было для него оскорбительно.

Дэвид вернул ему совершенно бесстрстный взгляд, но в то же время в нем чувствовлсь серьезня угроз.

Мэкон отступил н шг и сухо скзл:

– Вот и отлично. Мои родители уехли н выходные, тк что чувствуйте себя кк дом. Здесь где-то было что пожевть.

«Что пожевть» было повсюду. Множество всяких вкусностей. В кбинете орл музык, рзносясь эхом по всему дому. Когд они вошли, Кори приветствовл их криком:

– Эй, ребят! Хвтйте боклы, они рсходятся слишком быстро.

Н прошлой неделе он скзл, что «осилит бочонок», Джиллин ослышлсь и нивно подумл, что речь идет о печенье. Теперь он понял, что речь шл о бочонке пив. Здесь пили все. И не только пиво. Вокруг стояли бутылки с виски и джином. Один прень лежл н столе, широко открыв рот, в который лилось спиртное из прямоугольной бутылки.

– Держи, Джилл, это тебе, – Кори протянул ей пивную кружку с обильной пеной, бегущей через крй.

Но Джиллин не воспользовлсь его предложением. И здесь ей не нужн был подскзк Ангел.

– Спсибо, не ндо. Тк уж случилось, что я ценю свою голову. Если б и ты относился к собственному мозгу с большим увжением, то не провлил бы экзмен по биологии.

Все рссмеялись. Дже Кори, поморщившись, усмехнулся.

– Спрведливо, – скзл Дэрил-Богчк, поднимя в честь Джиллин бокл безлкогольного пив.

Дэвид тоже отмхнулся от Кори и взял кок-колу.

Никто больше не пытлся двить н них, прень н столе дже смутился. Джиллин понял: можно делть все, что угодно, если тебя считют крутой и если ты не отступешь. Чувство успех опьяняло сильнее вин.

Ангел , я првильно поступил? Д?

А?.. д , змечтельно. Кзлось, Ангел о чем-то здумлся. Хотя говорят, что «вино рдует сердце»...

Ангел , перестнь дурчиться. Ты ведешь себя кк Кори! Джиллин едв не рссмеялсь вслух.

Все было змечтельно. Музык, огромный дом с пышными рождественскими укршениями. Компния. Девчонки то и дело обнимли Джиллин и чмокли, будто они не виделись с ней целую вечность. Кое-кто из ребят тоже было рискнул, но ретировлся под взглядом Дэвид. И это тоже было змечтельно. Пусть все знют, что он пришл вместе с Дэвидом Блэкберном и что теперь он приндлежит ей. Ее сттус поднялся выше крыши.

– Не хочешь осмотреть дом? – спросил Дэвид. – Я могу покзть тебе верхний этж, Мэкон рзрешет.

Джиллин взглянул н него:

– Тебе здесь скучно? Он усмехнулся:

– Нет, но я был бы не прочь остться с тобой недине н пру минут.

Они пошли нверх по длинной, покрытой ковром лестнице, по обеим сторонм которой н стенх висели кртины. Комнты н втором этже были ткими же крсивыми, кк и злы внизу: црствення роскошь вызывл блгоговение. Это нстроило Джиллин н лирический лд. Музык здесь был не ткой громкой, из-з обилия холодного мрмор вокруг он чувствовл себя кк в музее.

Он смотрел в окно, в брхтную темноту с мерцющими огонькми.

– Знешь, я рд, что ты не стл тм пить, – тихо скзл Дэвид, стоя у нее з спиной.

Он обернулсь, пытясь прочесть его мысли по выржению лиц.

– Но... ты был удивлен?

– Ну... ты иногд ведешь себя тк по-взрослому... дже по-светски.

– Я? Я думл... это ты себя тк ведешь. – «И именно это нрвится тебе в девушкх», – договорил он про себя.

Он отвернулся и рссмеялся:

– Ах д. Я же крутой! Дикий и неупрвляемый. Мы с Тней обычно отрывлись тут н слву. – Он пожл плечми. – Никкой я не крутой. Я всего лишь провинцильный прень, пробивющий себе дорогу в жизни. Я не ищу трудностей. И дже стрюсь избегть их, когд могу.

Джиллин готов был рссмеяться в ответ н это зявление, но Дэвид был тк серьезен, что он осеклсь.

– Соглсен, рньше я стрлся быть крутым, – помедлив, продолжл он, – и совершл поступки, которыми нельзя гордиться. Но, ты знешь... я бы хотел измениться, если это возможно.

– Будто другя сторон твоей личности хочет проявить себя?

Он был поржен. Потом окинул ее взглядом с головы до ног.

– Д. Что-то в этом роде.

Джиллин почувствовл неожиднное воодушевление.

– Я думю, – скзл он медленно, собирясь с мыслями, – иногд людям нужно вырзить все стороны своего «я». И только тогд они... стновятся цельными.

– Д. Если это возможно, – с видимым сомнением проговорил он.

Джиллин молч ждл продолжения. Он понимл: он хочет скзть ей что-то вжное. У него был вескя причин, чтобы привести ее сюд и поговорить с ней недине.

– Есть что-то роковое... – проговорил он через минуту. – Я не чувствую себя чем-то целым. И првд в том... – В темноте комнты Джиллин был виден только его профиль. Дэвид нклонил голову, нбрл в легкие побольше воздух. – Ну д, это должно прозвучть дже глупее, чем я думл, но я все-тки скжу. Не могу не скзть.

Он повернулся к ней с решительным видом и... смутился.

– С того дня, когд я ншел тебя в снегу, у меня возникло чувство, что я не буду цельной личностью без... – Дэвид зпнулся, – ...без тебя, – нконец выговорил он обреченно.

Ее сердце, кзлось, выросло и зполонило собою весь мир. Джиллин слышл, кк его биение отдется эхом во всем ее теле.

– Я... – нчл он.

– Я зню. Я зню, кк это по-дурцки звучит. Извини.

– Нет, – прошептл Джиллин. – Это не то, что я собирлсь скзть.

Он уствился в окно. Потом повернулся к ней, и н его лице зсветилсь ндежд.

– Я собирлсь скзть, что я зню.

Дэвид смотрел н нее тк, словно боялся поверить собственным ушм.

– Првд?

– Мне кжется, что и я тоже...

Он придвинулся к ней совсем близко, он вскинул руки и невольно обнял его з шею. Стрнно, но Джиллин тянуло к нему не только физически... ее душ стремилсь к нему. Они приндлежли друг другу.

Дэвид обнял ее. Это было невероятно и в то же время бсолютно естественно. Глз Джиллин зкрылись, и он прижлсь головой к его плечу. Всего лишь простое объятие, но оно знчило для них тк много.

Новое чувство порзило ее. Ей кзлось, что, если он вдруг зглянет в глз Дэвид, весь мир преобрзится...

Детк , – прозвучл в ее ухе тихий голос, – очень жль, но придется мне прервть эту сцену. Тебе нужно срочно спуститься вниз, в комнту хозяйки дом.

Джиллин почти ничего не услышл и не обртил внимния н его слов.

Джиллин! Тебе действительно придется спус титься вниз. Тм происходит нечто ткое , о чем тебе следует знть.

Ангел?

Скжи ему , что вернешься через пру минут. Это очень вжно!

Он не могл игнорировть его требовние. Джиллин шевельнулсь.

– Дэвид, мне нужно уйти н секунду. Я скоро вернусь.

Дэвид кивнул:

– Конечно.

Джиллин высвободилсь из его рук, но он все еще ощущл его объятия.

«Ангел велел, знчит, причин должн быть вжной!» Выйдя н свет, он зжмурилсь.

Спустись вниз и иди прямо до конц коридор. Тм спльня комнт родителей Мэкон. Войди в нее. Не включй свет.

Спльня был похож н пещеру, темную, полную тинственных силуэтов, нпоминющих спящих ммонтов. Джиллин с ходу нскочил н угол тяжелой кровти.

Осторожнее! Видишь вон тм полоску свет?

В глубине комнты сквозь щель под дверью пробивлся свет. Дверь был зкрыт.

И зперт. Тм вння. Теперь вот что ты сдел ешь. Иди осторожно нпрво вдоль стены , тм еще одн дверь. Я хочу , чтобы ты тихонечко открыл ее и вошл.

Что?!

Ангел терпеливо объяснил:

Зйди в клдовую и прижмись ухом к стене.

Джиллин зкрыл глз. Зтем н ощупь, кк нстоящий вор, он медленно повернул ручку двери и юркнул в темную комнту.

Это было очень просторное клдовое помещение, очень длинное и душное из-з одежды, рзвешнной по стенм. Джиллин понял, что он зшл слишком длеко, вторглсь в чужой мир, нрушил чстные влдения. В этот момент Ангел остновил ее.

Тк , хорошо. Это здесь. Приложи ухо к левой стене.

Джиллин с зкрытыми глзми – тк ей было легче двигться в бсолютной темноте – пролезл между кким-то длинным плтьем в полиэтилене и чем-то тяжелым из брхт. Зрывшись со всех сторон в одежду, он прислонилсь головой к стене, и ее ухо коснулось деревянной обшивки стены.

Ангел , я не могу поверить , что все это делю. Я чувствую себя н редкость глупо. Я боюсь... вдруг кто-нибудь обнружит меня здесь?..

Ты будешь слушть , нконец?!

Снчл удры ее собственного сердц зглушли все остльные звуки. Но потом он услышл дв голос, тихие, но отчетливые, и узнл их.

Глв 10

– Но только если клянешься, что не делл этого. – Ну сколько рз можно клясться? Я же тебе всю неделю твержу, что это не я! Я ни слов никому не скзл. Клянусь.

Первый голос, нтянутый и рздрженный, был Тнин. Второй приндлежл Гимнстке Ким. Несмотря н уверенный тон, Ким кзлсь испугнной.

Ангел ? Что происходит ?

Бед.

– Хорошо, – продолжл Тня, – я дю тебе шнс докзть это – ты поможешь мне.

– Тнь, знешь, мне очень жль, что ты рсстлсь с Дэвидом. Но может быть, он не виновт...

– Виновт. Интрижк с Брюсом двно зкончилсь. Ты же знешь. Дэвид просто не мог узнть об этом до тех пор, пок он не открыл свой рот. А что ксется того, кк он узнл...

– Только не нчинй все снчл! – Голос Ким ззвучл плксиво. – Я не говорил ей.

– Хорошо, я тебе поверю. – Тня зговорил спокойнее. – В тком случе у нс нет повод ссориться. Мы должны держться друг друг. Дй-к мне щетку для волос. – Н мгновение нступил тишин. Джиллин предствил себе, кк Тня рсчесывет свои темные волосы, приводя их в идельный порядок, и с довольным видом смотрится в зеркло.

– Ну и что мы собиремся сделть? – спросил Ким.

– Избвиться от них обоих. Его я ненвижу дже больше. Я обещл, что он пожлеет, если бросит меня, я всегд выполняю свои обещния.

Зжтя между висящей спрв и слев тяжелой одеждой, Джиллин почувствовл, кк к горлу подктывет предтельский безудержный смех.

Он догдлсь, что будет дльше. Все это нстолько нпомнило ей ситуцию из мыльной оперы, что он с трудом убедил себя в рельности происходящего. Вот он стоит, слушя рзговор двух девиц, которые смым нтурльным обрзом готовят против нее зговор. Он подслушивл их плн будущей с ней рспрвы. Абсурд! Сюжет для плохого детективного ромн. Не может быть, чтобы это происходило няву.

Он сделл слбую попытку вернуться к рельности и слегк выпрямилсь.

Ангел , н смом деле люди не выншивют плнов мщения? Првд? Они просто болтют. Я не могу по верить в то , что слышу своими ушми... Это тк... нелепо...

Ты «слышишь своими ушми» только потому , что это я позвл тебя сюд. У тебя есть невидимый друг , который приводит тебя в нужное место в нужное время. И тебе бы лучше поверить , что люди «вын шивют плны мщения». А Тня привыкл воплощть в жизнь все свои плны.

«Будущий упрвляющий», – мелькнуло в голове Джиллин.

Будущий советник по экономике. Он предельно серьезн , детк. И он умн. Он сумеет осуще ствить свой плн.

У Джиллин пропло желние хихикть.

Когд он опять приникл ухом к стене, стло ясно, что он упустил чсть рзговор.

– ...снчл Дэвид? – спршивл Гимнстк Ким.

– Д, потому что я зню, кк с ним рспрвиться. Тебе известно, что он хочет поступть в Университет в Огйо? Он выслл туд документы еще в октябре. Для него это будет не тк-то легко, его отметки оствляют желть лучшего. Првд, он получил высокие бллы з рботу по нглийской литертуре. Но поступить ему все рвно будет нелегко, я собирюсь сделть это... – Тня помедлил и проговорил смым слдким голосом, – ...бсолютно невозможным.

– Кк? – Ким был поржен.

– Я нпишу в Университет. И директору школы, и мисс Ренквист, учительнице по нглийской литертуре, и отцу Дэвид, который плтит з колледж.

– Что ты нпишешь? Если ты нпишешь ккую-нибудь гдость, они подумют, что это просто сплетни...

– Я рсскжу им, кк ему удлось тк хорошо нписть сочинение по нглийской литертуре в прошлом году. Тогд мы все должны были сдть свои рботы в устновленный срок. Но Дэвид-то ничего не писл. Он купил выполненное здние по нглийской литертуре у одного прня из Филдельфии, отличник.

Ким хнул, и Джиллин услышл, кк шумно он здышл от волнения.

– Кк ты узнл?

– Это я все см и оргнизовл. Я хотел, чтобы он подтянулся по учебе, смог поступить в Университет и добиться солидного положения. Только он никогд не сможет докзть, что я принимл в этом учстие. Плтил-то он.

Нступило молчние. Потом Ким произнесл с делнной легкостью в голосе:

– Но, Тня, ты же рзрушишь всю его жизнь...

– Я зню. – Голос Тни прозвучл спокойно и удовлетворенно.

– Но... хорошо, что я должн делть?

– Будь нготове – ндо рспустить слухи. Уж в этом-то тебе нет рвных. А я к понедельнику нпишу письм. И тогд, в понедельник, ты нчнешь ншептывть понемногу... Я хочу, чтобы все знли! Он у меня нестся досыт! – Тня смеялсь.

– Хорошо. Конечно. Считй, что дело сделно. – Ким был явно нпугн. – А теперь я лучше пойду. Можно щетку н минуточку?

– Держи! Ким, ты должн помочь мне уничтожить и Джиллин тоже. Я рсскжу потом, что придумл для нее.

– Конечно, – ответил Ким едв слышно. Через несколько секунд скрипнул дверь и все стихло.

Джиллин зстыл в пыльной клдовой.

Ей стло плохо. Кк будто он нткнулсь н нечто отвртительное, мерзкое и грязное. Тня был сумсшедшей... и порочной. Джиллин только что зглянул в сознние, искореженное ненвистью. К тому же он изобреттельн. Ангел предупреждл об этом.

Ангел , что мне делть? Неужели он действи тельно сделет это? Он собирется уничтожить его. И я никк не смогу ей противостоять.

Ну , кое-что можно сделть.

И никкие доводы рзум здесь не помогут. Я зню , ее ничем не остновишь. Никто не сможет уговорить ее откзться от мести. А угрозы не при ведут ни к чему хорошему...

Я же скзл , есть кое-что , что ты можешь сделть.

Джиллин пришл в себя:

Что?

Это сложно. И... дело в том , что , возможно , ты не зхочешь этого делть , детк.

Я все сделю для Дэвид. – Джиллин ответил мгновенно и без колебний. Удивительно, но есть вещи, в которых ты полностью уверен.

Что же , только сохрни свою решимость. Я все тебе объясню. Когд мы вернемся домой... Кстти , нм ндо вернуться быстро. Но снчл я хочу , чтобы ты кое-что взял из внной комнты.

Джиллин чувствовл себя спокойной и собрнной, кк молодой солдт н первом зднии в тылу врг. У Ангел был идея! А до тех пор, пок он следует его советм, все должно идти хорошо.

Он вошл в внную и, не здвя вопросов, в точности выполнил инструкции Ангел. Потом он вернулсь к Дэвиду и попросил отвезти ее с вечеринки домой.

– Я готов. Говори, что ндо делть.

Джиллин в пижме с мленькими мишкми сидел н кровти. Было уже з полночь, в доме тихо и темно, з исключением горящего у нее н столике ночник.

– Знешь, я тоже думю, ты готов, – нрушил тишину комнты тихий, здумчивый голос. В воздухе в двух футх от кровти нчл сгущться свет.

Потом явился и см Ангел, сидящий в позе лотос, руки его лежли н коленях. Сохрняя эту позу, он звис в воздухе примерно н уровне кровти Джиллин. Ангел смотрел н нее изучюще. Ккое у него открытое прекрсное лицо, вокруг бледный, переливющийся свет, похожий н северное сияние.

И кк всегд, при первом взгляде н него Джиллин пережил физический шок. Нстолько он совершенный, неземной, не похожий ни н кого другого.

Н сей рз взгляд его кзлся нпряженным и озбоченным – тким он Ангел еще не видел.

Это ее пугло, но он отбросил все стрхи: ндо думть только о Дэвиде. О Дэвиде, который тк доверчиво отвез ее домой чс нзд, когд ей якобы «вдруг стло плохо», и который понятия не имел о том, что поджидло его в понедельник.

– Ангел, скжи, что я должн делть?

Джиллин внутренне собрлсь. Он понятия не имел, что могло бы остновить Тню, но в любом случе ей придется сделть что-то млоприятное и вряд ли легльное. Невжно. Он готов н все.

Слов Ангел обескуржили ее.

– Ты знешь, что ты особення?

–Что?

– Ты всегд был особенной. И в глубине сознния ты всегд понимл это.

Джиллин не знл, что и скзть. Это прозвучло тк обыденно, но это было првдой. Он был особенной. Он побывл н том свете и вернулсь обртно с Ангелом. Рзумеется, ткое происходит только с особенными людьми. А ее нынешняя популярность в школе! Все были уверены, что он особення. Но внутренняя уверенность в том, что он не ткя, кк все, появилсь двно, еще в детстве. Ей предствлялось, что все чувствуют нечто подобное: мол, я не ткой, кк все: может быть, лучше, может быть, хуже, но уж во всяком случе – я особенный.

– Н смом деле все тк думют, – произнесл Джиллин и содрогнулсь от ощущения, что ее мысли не были больше ее полной собственностью.

– Однко, – продолжл Ангел, – в том, что ксется тебя, – это првд. Скжи, ты что-нибудь знешь о своей прббушке Элспет?

– – Что? – Джиллин рстерялсь. – Он – весьм пожиля дм... Живет в Англии и всегд присылет мне подрки н Рождество...

Он смутно припомнил фотогрфию женщины с седыми волосми, в очкх в серебряной опрве, в твидовой юбке и в домшних туфлях, которя держл н рукх китйского мопс в крсной попонке.

– Ну что ж, слушй: он выросл в Англии, хотя и родилсь в Америке. Ей был всего год, когд ее збрли от стршей сестры Эдит, которя зботилсь о ней. Это случилось во время Первой мировой войны. Мленькую девочку кк сироту отдли одной нглийской пре н воспитние.

– Действительно? Кк интересно. – Джиллин не только недоумевл, он был возмущен болтовней Ангел. – Но при чем тут...

– При том, что все это ксется Дэвид. Твоя прббушк росл не вместе с сестрой и не в собственной семье. Инче он бы знл свое преднзнчение. Он бы знл...

– Ну!

– ...что родилсь колдуньей.

Нступило долгое-долгое молчние. Джиллин несколько рз пытлсь зговорить, но слов почему-то зстревли у нее в горле.

Опрвившись от неожиднной новости, он уже был готов рсхохотться: «Это же смешно! Ее прббушк в домшних туфлях – и вдруг колдунья! Кроме того, колдунов вообще не существует. Все это скзки...»

– ...ткие же, кк и про нгелов...

– Ангел... – сдвленно выговорил Джиллин. Он откзывлсь верить. Привычные зконы вдруг перестли действовть.

Ангелы-то явно существовли. Он вот сейчс смотрит н одного из них. А он, не имея под собой никкой опоры, прит себе в воздухе н рсстоянии двух с половиной футов от пол. И он может слышть ее мысли, и исчезть, и вдруг появляться – и он вполне релен. А если нгелы рельны...

Чудес случются. Он видел ткую ндпись где-то н фише. Он зжл рот обеими рукми. У нее внутри что-то бурлило – то ли крик, то ли смех.

– Моя прббушк – колдунья?

– Ну, не совсем. Он стл бы колдуньей, если бы знл, из ккой он семьи. У нее был ключ. Ты должн знть. В жилх твоей прббушки текл колдовскя кровь... и у твоей ммы... и у тебя. Теперь ты знешь.

Последние слов он произнес очень мягко, очень осторожно. Словно Ангел ккуртно рсклдывл по своим местм отдельные чсти головоломки.

У Джиллин пропло нстроение смеяться. У нее зкружилсь голов, кк если бы он вдруг очутилсь н крю обрыв и зглянул в пропсть.

– Я... у меня тоже колдовскя кровь?

– Не бойся нзывть вещи своими именми: ты колдунья.

– Ангел, пожлуйст... – Сердце Джиллин збилось тяжелыми медленными удрми. – Я не очень понимю... и... д нет, я не...

– Не колдунья? Ты просто ничего еще не умеешь. Но фкт остется фктом, детк, ты уже демонстрируешь свою силу. Помнишь, кк рзбилось зеркло в внной?

–Я...

– И окно в столовой? Ты спросил, не я ли рзбивю стекл. Нет, не я. Это ты. Ты рзозлилсь и дл выход энергии... но ты не осознвл этого.

– О боже! – прошептл Джиллин.

– Стршня вещь – колдовскя сил, особенно когд не знешь, кк ею упрвлять. Он может вызывть ужсные рзрушения. И вокруг, и внутри тебя. Ох, детк, рзве ты не понимешь? Посмотри, что случилось с твоей ммой.

– Что – с моей ммой?

– Он... колдунья. Потеряння колдунья, кк и ты. У нее есть сил, но он не умеет упрвлять ею, не понимет и боится ее. Когд у нее нчлись видения...

– Видения?! – Джиллин выпрямилсь. В голове словно все прояснилось, объясняя события последних пяти лет.

Ангел смотрел н нее пристльно и неумолимо.

– Д, гллюцинции нчлись перед тем, кк он стл спивться, не после. Это были обрзы того, что должно случиться, или могло случиться, или происходило много-много лет нзд. Но он, конечно, ничего не понимл.

– О господи! – Джиллин нпряглсь, по коже побежли муршки. Н глз нвернулись слезы – не от горя, ... от прозрения. – Тк вот оно что! О господи, мы должны помочь ей. Мы должны скзть ей...

– Соглсен. Но снчл тебе ндо успокоиться. Это не совсем подходящя новость, чтобы стремглв броситься с ней к мме, не подготовив ее предврительно. Ты тк больше нвредишь, чем поможешь. Мы должны все продумть.

– Д-д. Конечно, ты прв. – Джиллин зжмурилсь, стрясь поскорее спрвиться с волнением и подумть.

– Сейчс состояние твоей ммы стбильно. Он несколько подвлен, но спокойн. Он может подождть. А вот Тня – нет.

– Тня? – Джиллин почти збыл изнчльный предмет рзговор. – Ах д. Тня... Тня. – «И Дэвид!» – добвил он про себя.

– Теперь, когд ты знешь, кто ты, можно кое-что сделть, что остновит Тню.

– Хорошо. – Джиллин облизнул губы. – Ты думешь, пп вернется, если мм сумеет попрвиться?

– Я думю, это вполне вероятно. Но послушй! Чтобы помешть Тне...

В душе Джиллин шевельнулось беспокойство.

– Ангел, я думю... рзве колдуньи не плохие! Рзве ты не должен осуждть их?

Ангел уронил н руки свою злтовлсую голову.

– Если бы я думл, что это плохо, рзве я сидел бы здесь и помогл тебе?

Джиллин чуть не рссмеялсь. Уж очень нелепое сочетние – сияние вокруг него и слов, брошенные сквозь зубы.

Зтем неожидння мысль порзил ее. И он спросил с сомнением в голосе:

– Ты пришел сюд, чтобы учить меня этому? Он поднял голову и пронзил ее взглядом своих неземных глз.

– А ты кк думешь?

Джиллин решил, что мир не совсем ткой, кким кжется. И тем более нгелы.

Н следующее утро он долго рссмтривл себя в зеркло. И вообще он стл чще смотреться в зеркло после того, кк Ангел впервые пришел к ней и зствил отрезть волосы. Ей нрвилось любовться своей новой внешностью и не терпелось узнть, кк выглядит Джиллин-колдунья.

Во внешности будто бы не появилось ничего особенного. Но он-то знл, что должн увидеть то, чего рньше не змечл. В глубине глз тилсь древняя мудрость. Черты лиц приобрели мистический хрктер. Он чувствовл себя персонжем волшебной скзки.

– Хвтит любовться, нм пор з покупкми, – скзл Ангел, формируясь из свет у нее з спиной.

– Резонно, – соглсилсь Джиллин и нморщил нос.

Он взял внизу ключи от мминого пикп и выскочил н улицу. Воздух был свежим и холодным, выпвший з ночь снег сверкл и искрился н солнце. Пьянящий воздух нполнил легкие Джиллин.

Я чувствую себя стопроцентной колдуньей. – Он дл здний ход. – Итк , куд мы сейчс поедем? В Хъютон?

Нет. Тм нет того , что нм ндо. Мы поедем в Вудбридж. Н север!

Джиллин пострлсь вспомнить Вудбридж. Это был мленький городишко, и он тм никогд не был.

Нм ндо ехть в Вудбридж , чтобы рзобрться с Тней?

Ты рули , рули , Стрекоз.

Глвня улиц Вудбридж вел к городской площди, вокруг которой стояли десятки укршенных деревьев. Лвки тоже были рсцвечены рождественскими гирляндми лмпочек. Площдь нпоминл кртинку с новогодней открытки.

О' кей! Припркуйся здесь.

Джиллин последовл укзниям Ангел и окзлсь рядом с домом 5/10. Это был деревяння лвк, в которой, кк в стрые времен, продвлсь всякя всячин. Время будто повернулось вспять н 50 лет нзд. В мгзинчике по обеим сторонм тесных проходов рзвешны полки, зствленные корзинми с товром. Пхло зтхлостью.

Джиллин мечттельно уствилсь н кувшин с дешевыми леденцми.

Иди по проходу в смый конец. Открой дверь и войди в зднюю комнту.

Джиллин толкнул шткую дверь и с опской зглянул в комнту. Но тм окзлся просто другой отдел мгзин. Здесь пхло и того хуже: не то кухней, не то птекой. Тусклый свет едв освещл помещение.

– Эй! Есть здесь кто-нибудь? – позвл Джиллин, послушвшись Ангел, который поторпливл ее. И зметил движение з прилвком.

Тм сидел девушк. Н вид ей было лет девятндцть. Темные кштновые волосы, необычня внешность. То есть лицо смо по себе – обычное лицо деревенской девушки, но вот взгляд необыкновенно живой и нпряженный.

– Вы не возржете, если я осмотрюсь тут? – произнесл Джиллин вслух слов Ангел.

– Пожлуйст. Проходите, – скзл девушк. – Я Мелусин.

С открытым любопытством он дружелюбно нблюдл, кк Джиллин слонялсь вдоль полок, деля вид, будто знет, что ищет. Все, что он видел, было стрнным и незнкомым: ккие-то кмни, нечто, похожее н трву, и рзноцветные свечи.

Это не здесь, – то и дело звучл голос Ангел. – Ндо спросить ее.

– Извините, – тут же обртилсь Джиллин к девушке, подойдя к ней поближе, – у вс есть Кровь Дркон? Активировння?

Мелусин переменилсь в лице. Он бросил н Джиллин пронизывющий взгляд и скзл:

– Я никогд ни о чем тком и не слышл. Стрнно, почему вы спршивете?

Джиллин вздрогнул. У нее неожиднно возникло отчетливое чувство, что он в опсности.

Глв 11

Голос Ангел прозвучл нтянуто, но спокойно. Возьми ручку с прилвк. Вон т, черня, подойдет. Теперь приступим. Рсслбься и позволь мне двигть ею.

Джиллин не мешл ручке двигться. Это был процесс, который он не смогл бы описть словми, дже если бы и попытлсь. Зчровння ужсом, он нблюдл з ручкой: ее собствення рук непроизвольно рисовл н чеке.

Поверх цифр и строчек возникл рисунок. К сожлению, в ручке не окзлось чернил, и можно было рзличить только бледные вдвленные линии.

Покжи ей чек под копиркой.

Джиллин оторвл верхний листочек. Под ним н копии проявился ее рисунок. Он выглядел кк темный цветок. Георгин! И был сильно зштриховн – черный георгин.

Ангел , что это ?

Проль. Если ты не предъявишь его , он не про дст тебе то , что нм нужно.

Выржение лиц Мелусин снов изменилось. Он был явно удивлен.

– Единство! – поприветствовл он Джиллин. – Я зинтересовлсь тобой, кк только ты вошл. У тебя ткой вид... но я никогд не видел тебя здесь рньше. Ты недвно приехл?

Скжи: «Единство». Они тк здоровются. И скжи , что ты проездом.

Ангел , он колдунья? А здесь есть и другие колду ньи? И кк получется , что мне приходится врть?..

Быстрее , он тебя зподозрит!

Девушк смотрел н Джиллин довольно стрнно, будто пытлсь перехвтить их немой рзговор. Это испугло Джиллин.

– Единство! Я здесь проездом, – скзл он поспешно и добвил, озвучивя шепот Ангел: – И мне нужн Кровь Дркон и... м-м... две восковые фигурки. Женские. Нет ли у вс ткже нсыщенной Селкетской пудры?

Мелусин слегк отпрянул.

– Ты приндлежишь к Полуночному Кругу? – спросил он утвердительно.

Что? Что это з Полуночный Круг? И почему я ей больше не нрвлюсь?

Это своего род Ассоциция колдунов. Клуб. Тм иногд произносят зклинния , одно из которых тебе пондобится сейчс.

Аг. Нводят порчу , ты хочешь скзть.

Я хочу скзть – сильные зклинния. И в твоем случе — необходимые.

Мелусин передвинулсь з прилвком вместе со стулом. Почему он не встл? Но когд Мелусин доехл до кря прилвк, Джиллин все понял.

Стул окзлся инвлидным креслом: у Мелусин не было првой ноги до колен.

Првд, кзлось, что отсутствие ноги совсем ей не мешет. Через мгновение он уже подъехл обртно с прой пкетов и коробкой н коленях. Он поствил коробку н прилвок и достл из нее двух кукол из розового воск. В одном из пкетов были похожие н темно-крсный мел кмушки, в другом – зеленя пудр, переливющяся, кк перья пвлин.

Не скрывя своей неприязни, Мелусин дже не удостоил Джиллин взгляд, когд т рсплчивлсь.

– Единство! – холодно скзл Джиллин, убиря кошелек и собиря с прилвк покупки. Рз уж они говорят это вместо приветствия, то можно скзть то же смое и н прощние.

Темные глз Мелусин вспыхнули, он взглянул н Джиллин пристльно и нсмешливо. Потом медленно произнесл:

– Счстливо... и до новых встреч.

Слов прозвучли почти кк приглшение.

Ой! Я промхнулсь.

Просто скжи «счстливо» и уходи отсюд , детк.

Н улице Джиллин по-новому увидел городскую площдь.

Ведьмы Вудбридж. Похоже , они здесь повсюду. Им приндлежит и молочный мгзин , и лвк скобя ных изделий , д?

Ты горздо ближе к истине , чем полгешь. Но у нс нет времени озирться по сторонм. Пор про изнести зклинния.

Джиллин бросил прощльный взгляд н тихую площдь, по крям которой были высжены деревья. Здумчиво держ в рукх пкеты с покупкми, он кивнул собственным мыслям и нпрвилсь к мшине.

Зперевшись в спльне н ключ, он уселсь н середину кровти и рзложил свои покупки. Дв полиэтиленовых пкет с кмушкми и пудрой, куклы и волосы, которые он снял с рсчески прошлой ночью в внной у Мэкон.

Дв-три вьющихся волоск солнечно-желтого цвет. Три-четыре длинных черных блестящих волос.

– И тебе не нужно объяснять мне, для чего они, – скзл он в воздух. – Пришло время шмнить, д?

Догдливя девочк! – Ангел мерцл, преврщясь в видимое существо. – Волосы нужны, чтобы персонифицировть куклы, связть их мгически с их человеческими двойникми. Тебе нужно обвязть волосок вокруг кждой куклы и нзвть их имен вслух. Нзови одну куклу – Тня, вторую – Кимберли.

Джиллин не шелохнулсь.

– Ангел, видишь ли... когд я брл эти волоски, я и предствления не имел, зчем я это делю. Но когд я увидел эти мленькие восковые фигурки... ну, тогд я понял. И то, кк Мелусин посмотрел н меня...

– Он не знет, против кого ты. Збудь ее.

– Я просто хочу нзвть вещи своими именми, хорошо? – Он крепко сцепил руки н коленях и посмотрел н него в упор. – Я никогд не хотел причинять людям зло... ну лдно... иногд хотел. Иногд ночью я предствлял себе, кк ног великн нступет н учителя по геометрии. Но я же не хотел рздвить его н смом деле.

– А кто говорит, что ты собирешься причинить зло? – терпеливо возрзил Ангел. – Эти вещи могут быть использовны для чего угодно. Стрекоз, они просто вспомогтельный мтерил для твоей природной колдовской силы. С их помощью ты только фокусируешь силу, нпрвляя ее н прктическую цель. Но что в действительности случится с Тней и Ким, звисит только от тебя. Тебе нужно лишь остновить их.

– Мне необходимо удержть их от того, что они здумли! – Сознние Джиллин уже было нпрвлено к действию. – Тня плнирует нписть кляузные письм. А Ким рспустить сплетни...

– Итк, что, если Тня не сможет писть? И если Ким не сможет говорить? Это будет своего род... ромнтической спрведливостью. – Лицо Ангел было мрчным, но глз озорно сверкли.

Джиллин прикусил губу:

– Я думю, Ким умрет, если не дть ей поболтть!

– О, держу при, он выживет! – И об они рссмеялись. – Что, если у нее вдруг нчнется сильня нгин?.. А у Тни прлизует руку?.. Джиллин посерьезнел:

– Только не прлич!

– Я имею в виду – временно. Нет? Дже н время? Хорошо, что же еще может помешть ей печтть или держть ручку? А что, если сильня сыпь?

– Сыпь?

– Конечно. Инфекционня! Д ткя, что ей придется збинтовть руку и он не сможет шевелить пльцми. Это остновит ее н время, пок мы не придумем еще что-нибудь.

– Сыпь... д, это могло бы срботть. Это было бы неплохо. – Джиллин вздохнул и осмотрел колдовские приндлежности. – Хорошо, скжи мне, кк это делется.

И Ангел посвятил ее в стрнную процедуру. Обвязв кукол волосми и громко произнеся их имен, он нтерл фигурки крошкми Крови Дркон – меловой пылью темно-крсного цвет. Зтем нмзл руку одной и горло другой люминесцентно-зеленой Селкетской пудрой.

– А теперь зклинния должны обрести силу слов Гекты. Повторяй: это – не я, кто произносит их, это – не я, кто повторяет их. Это – Гект произносит их, это – Гект повторяет их.

Черт возьми , кто ткя Ге кт ? – Он обртилсь к Ангелу телептически, побоявшись, что слов нрушт зклинния.

Тише! Сосредоточься. Возьми куклу Тни и думй: стрептококковя пиодермия. Эти бктерии должны вызвть у нее сыпь. Предствь себе это мысленно. Пострйся увидеть в вообржении сыпь н руке у Тни.

Процесс доствлял некоторое чувство удовлетворения. Джиллин не смогл бы отрицть это дже смой себе. Он вообрзил изящную, с глдкой оливковой кожей, првую руку Тни. Вот он собирется подписть письмо, преднзнченное для того, чтобы испортить будущее Дэвид. Потом Джиллин предствил себе, кк появляются зудящие крсные волдыри и Тня рсчесывет их другой рукой. Крснот рзливется по всей коже. Зуд усиливется. И Тня опять рсчесывет сыпь...

Ух ты! Д это весьм знятно!

Зтем он знялсь куклой Ким. Покончив с зклиннием, Джиллин положил обеих кукол в коробку из-под обуви и пихнул ее под кровть.

Он поднялсь, рскрсневшяся и торжествующя.

– И все? У меня получилось?

– У тебя получилось. Теперь ты нстоящя колдунья. Кстти, Гект – богиня чродейств, древнейшя королев колдунов. А к тебе он относится особенно блгосклонно. Ведь ты – потомок ее дочери Элвйзы по прямой линии.

– Я? – Джиллин подтянулсь. Ей кзлось, что колдовскя сил рзливется по всему телу, кк сверкющя энергия. Будь у нее точк опоры, он бы перевернул мир. В этот момент вокруг нее непременно должн был рспрострниться ур. «Ах, неужели?»

– Твоя прббушк Элспет одн из Хрмн – Хрнительниц Очг. Эт ветвь идет от Элвйзы. Эдит, стршя сестр прббушки, стл Стршей Ведьмой – предводительницей всех современных ведьм и колдунов.

И кк это только Джиллин могл думть, что он обыкновення, дже меньше чем обыкновення?! Нет, с ткими фктми не поспоришь. Он приндлежл к древней колдовской динстии. Он – чсть древнейшей трдиции. Он особення.

Он могуществення!

Вечером позвонил отец. Он интересовлся, все ли у нее в порядке, и скзл, что любит ее.

Джиллин спросил, приедет ли он н Рождество.

«Конечно, я буду дом. Я люблю тебя», – ответил отец.

Но, повесив трубку, он не чувствовл себя счстливой.

Ангел! Может быть , есть зклинние , которым я могу ему помочь?

Я подумю об этом.

Н следующее утро он бодро вошл в школу и поискл глзми кого-нибудь, с кем можно поболтть. Зметил стриженую голову Дж. З.-Модели и приветственно помхл ей рукой.

– Что нового, Дж.З.?

Дж. З. лениво поднял н нее свои зелено-голубые глз с поволокой и подошл.

– Ты слышл про Тню?

У Джиллин слегк екнуло сердце.

– Нет!

Он и првд не слышл.

– У нее ужсня сыпь – ккя-то инфекция или еще что-то. Кк ожог крпивы. Это сводит ее сум.

Дж. З. говорил с рвнодушным, отсутствующим видом, кк обычно рстягивя слов. И все л Джиллин уловил блеск злордств в ее ничего не выржющих глзх.

Он пронзил Дж. З. острым взглядом.

– Ну, это очень плохо.

– Рзумеется, – промурлыкл Дж. З., и улыбк скользнул по ее губм.

– А больше никто не зболел? – поинтересовлсь Джиллин, ндеясь услышть что-нибудь о Ким.

Но Дж. З. только скзл:

– По крйней мере, Дэвид не зрзился, – и лениво удлилсь.

Ангел , эт девочк не любит Тню.

Многие не любят Тню.

Стрнно. Я думл , быть популярным ознчет , что все тебя любят. Теперь я думю , популярность – это , скорее , когд тебя боятся не любить.

Првильно. Но пусть себе ненвидят тебя до тех пор , пок они тебя боятся. Видишь , ты для всех сде лл полезное дело , убрв Тню.

Н уроке биологии Джиллин узнл, что Ким тоже не пришл в школу и отменил знятия гимнстикой. У нее зболело горло, д тк сильно, что он дже не может говорить. Никто, впрочем, и о ней сильно не сокрушлся.

Быть популярной ознчет , что все рдуются , когд с тобой случется что-нибудь плохое.

Детк , это волчий мир. – Ангел усмехнулся.

Джиллин улыбнулсь ему в ответ.

Зто он сумел зщитить Дэвид. Это змечтельно! Он может зщитить его, позботиться о нем. Хотя вовсе не одобрял его действий: купить контрольную рботу и выдть ее з свою.

Нверное , он и см жлеет об этом. Он же гово рил , что совершл поступки , которыми не может гордиться. Может быть , он мог бы все испрвить. Нписть другую рботу , сдть ее и все объяснить мисс Ренквист. Кк ты думешь , Ангел?

А? Что? Ну д , д... Отличня идея.

Сожлеть – недостточно , ты же знешь. Ндо что-нибудь сделть. Ангел! Ангел?!

Я здесь. Просто я думю о твоем следующем уро ке. О твоей силе и о многом другом. А ты знешь , что есть зклинние н деньги?

Првд? Это действительно интересно. То есть меня не интересуют деньги рди денег. Но мне бы тк хотелось мшину...

Вечером Джиллин лежл в кровти, зрывшись головой в подушки и свернувшись клчиком под одеялом, и рзмышлял о том, ккя он счстливя.

Ангел, видимо, куд-то ушел нендолго. Он не видел и не слышл его. Но думл он именно об Ангеле.

Он тк много дл ей. А глвное – это он см! Иногд он кзлся ей величйшим из всех дров. Рзве не бывет тк, что у девушки срзу дв клссных прня, и он честн с ними обоими, и никого не зствляет ревновть? Рзве не бывет, что любишь срзу обоих, не совершя ничего предосудительного?

Он думл об Ангеле кк о своей величйшей любви. Он больше не был для нее пятном свет или пугюще прекрсным видением с плменным голосом. Он стл почти обычным прнем, только крсивым до невозможности, невероятно остроумным и сверхъестественным. Узнв, что и см он облдет сверхъестественной силой, Джиллин решил, что он для нее вполне досягем.

Он бсолютно понимл ее. Никто никогд не знл и не мог бы узнть ее тк, кк Ангел. Он знл все ее зветные секреты, смые потенные стрхи – и все рвно любил ее. Его любовь стновилсь очевидной кждый рз, когд он зговривл с нею, кждый рз, когд он появлялся и смотрел н нее сверкющими глзми.

Я влюблен и в него тоже! Джиллин это нисколько не беспокоило. Это же совсем не то, что любить Дэвид. В ккой-то мере это чувство было дже сильнее, потому что никто не смог бы стть ей ближе, чем Ангел, но их близость не был физической. Он сливлсь с Ангелом н духовном уровне, недосягемом для обычных людей. Их отношения нходились вне обыденного мир. Они были уникльны.

– Привяжи моего кенгуру, коллег! – Луч свет появился в углу з кровтью.

– Где ты был? В Австрлии?

– Нвещл Тню и Гимнстку Ким. Рук у Тни збинтовн от плеч до смых пльцев, и он уже не собирется ничего писть. Ким сосет лекрство и стонет. Беззвучно.

– Прекрсно!

Джиллин торжествовл, что, конечно, было нехорошо – ей бы не следовло рдовться чужой боли. Но он не смогл скрыть от Ангел свою рдость, д и девчонки это зслужили. Они очень пожлеют, что связлись с Джиллин Леннокс.

– Однко нм придется придумть, кк решить проблему рз и нвсегд, – скзл он. – И еще, кк нлдить отношения моих родителей.

– Я уже рботю нд этим. Ангел откровенно рзглядывл ее.

– Что-то не тк?

– Нет. Просто любуюсь тобой. Сегодня ты выглядишь особенно крсивой, что звучит бсурдно, конечно, учитывя, что н тебе флнелевя пижм с мишкми.

У Джиллин слдко збилось сердце. Он посмотрел н пижму.

– Эт с котятми. Но пижм с мишкми – моя любимя.

Он снов взглянул н него и озорно улыбнулсь.

– Спорим, я смогу ввести в школе моду н пижмы с мишкми. Можно сделть все, что угодно, – хвтило бы решимости.

– Д, ты сможешь все, что угодно, уж это точно. Слдких сновидений, крсвиц.

– Глупый. Перестнь.

Джиллин мхнул н него рукой. Однко ее щеки все еще пылли от смущения, когд он улеглсь под одеяло и зкрыл глз. Он получил мссу комплиментов и был совершенно счстлив. И крсив. И могущественн. И исключительн.

– Ты слышл про Тню? – спросил ее Амнд-Предводительниц н следующий день, когд они во время перерыв н обед збежли в комнту для девочек.

Джиллин смотрелсь в зеркло. Он притронулсь к волосм рсческой... отлично. Может быть, чуть подкрсить губы? Сегодня он выглядел очровтельно. Подведенные гипнотические глз и четкие смеющиеся крсные губы. Или лучше нрисовть не «смеющиеся», «ндутые» губы? Он испробовл обиженную гримску и обронил рвнодушно:

– Стрые новости.

– Нет, у меня есть и новые. У Тни нчлись осложнения.

Джиллин перестл экспериментировть с губми:

– Ккие осложнения?

– Я не зню. Темпертур, я думю. И вся рук стл бордовой.

Кк – бордовой? Ангел!

Ну , я бы скзл , скорее , розово-лиловой. Рссл бь ся , детк. Темпертур – естествення рекция оргнизм н инфекционную сыпь. Кк н ожог кр пивой.

Но...

Посмотри н Амнду. Он не слишком рсстроен.

Возможно , он знет , что Тня путлсь с ее прнем. Или у нее есть ккя-то другя причин ее недолюбливть. Но я-то не собирлсь действительно вредить Тне.

Рзве? А по-честному?

Ну , не то чтобы совсем... но чтобы он не сильно стрдл , ты же знешь. Стрдл бы... тк... не очень. И все.

Не думю , чтобы в днный момент он собрлсь умирть , – зметил Ангел весьм сдержнно.

Лдно. Хорошо.

Джиллин немного смутилсь из-з того, что он придл ерундовой сыпи ткое знчение. В то же время ей зхотелось проверить смой, кк у Тни дел. Впрочем, мимолетное желние было легко збыто. Тня получил по зслугм. Это всего лишь сыпь. Ну ккую опсность может предствлять собою сыпь?

Кроме того, Ангел присмтривет з процессом, Джиллин ему доверяет.

Он добвил последний штрих помдой и улыбнулсь своему отржению в зеркле. Определенно, он выглядел нстоящей колдуньей.

Н шестом уроке посыльные принесли леденцы н плочке, зкзнные в джз-клубе еще н прошлой неделе. К леденцу привязывлсь крсной ленточкой зписк, и подрок с пожелниями отпрвлялся в школе кому угодно.

Джиллин нбрл себе целую кучу конфет – ткую большую, что все рссмеялись, Сет Пйлс подбежл и снял их н фото для школьного ежегодник. После уроков подошел Дэвид и рссыпл всю кучу леденцов, рссмтривя зписки и шутливо грозя в воздух кулком, изобржя ревность.

Это был очень хороший день.

– Ну кк? – спросил Ангел вечером.

Джиллин сидел дом одн. Дэвид был знят: мм поручил ему тяжелую рботу – убрть дом перед рождественскими прздникми. Поэтому Джиллин и окзлсь одн – это ознчло, что в комнте были он и Ангел.

Он склдывл носки и нпевл свой любимый рождественский гимн.

– Уверуем в Господ--... Ангел, ты почему молчишь?

– Я не могу говорить, когд ты тк шумишь!.. Ты действительно счстлив? Он поднял н него глз:

– Конечно. Если не считть отношений между родителями, я совершенно счстлив.

– Ну д... популярность... и это все, что тебе ндо для счстья?

– Не-ет... это немного не то, чего я ожидл, – Джиллин смешлсь. – И это не все, не предел всего, о чем я мечтл. К тому же я теперь другя.

– Ты колдунья. И тебе нужно больше, чем леденцы н плочке и вечеринки. Он искренне удивилсь:

– Что ты хочешь этим скзть? Я должн зняться зклинниями?

– Я хочу скзть, что быть колдуньей – это нечто большее, чем просто произносить зклинния. Я мог бы покзть тебе, если ты мне доверяешь.

Глв 12

– Д, – скзл Джиллин просто. Ее сердце збилось сильнее, но не от предвкушения приключений, от стрх. Ангел выглядел очень тинственным.

Он принял позу «смотрящего в прострнство» и спросил:

– У тебя никогд не возникло чувств, что ты н смом деле не знешь рельности?

– Постоянно, – зявил Джиллин, – с того момент, кк я встретилсь с тобой. Он усмехнулся.

– Я имею в виду, до этого. Тебе не доводилось слышть о безутешной тоске, которя есть в кждом из нс. О стремлении вернуться в ншу собственную длекую стрну и пережить то, чего мы никогд не испытывли. Все мы жждем однжды перелететь зияющую пропсть между этой и другой рельностью... и слиться с мирозднием, от которого мы чувствуем себя оторвнными...

Порження Джиллин резко выпрямилсь.

– О д! Я никогд не слышл, чтобы кто-нибудь скзл лучше... о пропсти... Постоянно чувствуешь, что есть еще что-то тм, куд ты не можешь войти. Я думл, это мир знменитостей... но нет... ничего общего...

– Ты чувствуешь, что в мирозднии сокрыт тйн и тебе хочется зглянуть в нее?

– Д, д, д! – Он смотрел н него с обожнием. – Ты говоришь о колдовском мире, првд? И я всегд чувствовл присутствие в мире тйны. Знчит, это првд. Знчит, для меня существует другя рельность...

– Нет, – Ангел поморщился, – н смом деле все чувствуют приблизительно одно и то же. И ничего это не знчит.

Джиллин рсстроилсь:

– Кк же тк?

– Для других. Для других нет никкого тйного мир. Что же ксется тебя... нет, это не то, о чем ты думешь, и вовсе это не более высокя рельность стрльных плнов. Все столь же рельно, кк вон те носки. Столь же рельно, кк Мелусин из мгзин в Вудбридже. И это тот мир, которому ты преднзнчен. Мир, где тебе откроется суть вещей.

Сердце Джиллин бешено колотилось.I

– Где это?. I

– Это – Црство Ночи.

Серо-голубые тени скользили по холмм. Джиллин вел мшину сквозь сумерки, нпрвляясь в непроглядную тьму н востоке.

– Объясни еще рз, – попросил он вслух, хотя и не могл видеть Ангел. Вместо него нд првым сиденьем дрожл то ли воздух, то ли легкий тумн. – Ты говоришь, тм не только колдуны?

– Длеко не только. Колдуны – лишь одн семья; тм будут все создния ночи. Все существ, о которых тебя учили думть кк о скзочных героях.

– Они рельны? Они живут рядом с людьми...! и рньше жили?

– Д. Понимешь, все это просто. Внешне они совсем кк люди – во всяком случе, н первый взгляд. Ровно нстолько, нсколько и ты выглядишь кк человек.

– Но я-то человек. Я хочу скзть, по большей чсти, д? Моя прббушк – колдунья, но он вышл змуж з человек, и моя ббушк, и мм. Итк, получется, что моя колдовскя кровь... рзбвлення.

– Для них это невжно. Ты можешь поклясться своей колдовской кровью. А твоя сил вне сомнения. Доверься мне, и они с рдостью примут тебя.

– Кроме того, у меня есть ты. Ведь обычные люди не имеют собственных невидимых покровителей?

– Ну... – Перелетев н зднее сиденье, Ангел стл постепенно оформляться в живое существо, и, нсколько он смогл рзглядеть его лицо, он нхмурился. – Дело в том, что тебе нельзя рсскзывть обо мне. Не спршивй почему, мне не велено объяснять. Но я буду с тобой, кк всегд. Я подскжу, что говорить. Не волнуйся, ты отлично спрвишься.

Джиллин и не волновлсь. С зтенным восторгом он чувствовл, кк погружется в скзку. Весь мир кзлся ей волшебным и неведомым.

Дже снег выглядел инче – голубым и светящимся изнутри. Дорог бежл по полям, н севере з холмми н небе появилось серебряное сияние – вствл огромня полня лун, зливя весь мир тревожным светом.

Оствляя обычный мир позди, Джиллин летел все быстрее и быстрее в зчровнное место, дльше и дльше в скзку, где могло произойти все, бсолютно все.

Он не удивилсь бы, зведи ее Ангел н зснеженную поляну поискть волшебное колечко. Но он скзл:

– Поверни здесь.

И они выехли н глвную дорогу, которя вел н дльнюю окрину город.

– Где мы?

– Это Стэрбек. Местечко, где в стене есть мленький проход н ту сторону. Туд-то мы и едем. Остновись здесь.

«Здесь» окзлось неописуемым зднием, видимо построенным в викторинском стиле. Оно двно обветшло в нпрсном ожиднии ремонт.

Джиллин вышл из мшины и посмотрел н отржение лунного свет в окнх. Здние могло бы служить сторожкой. Оно стояло в стороне от жилого рйон, тоже темного и тихого. Нлетел сильный порыв ветр. Джиллин вздрогнул от холод.

Не похоже , чтобы в доме кто-нибудь был.

Иди к двери. – Голос Ангел привычно успокивл ее.

Н двери никкой вывески, ничего, что бы укзывло, что это общественное место. Темное стекло нд дверью слбо осветилось изнутри. Н стекле смутно проступил рисунок – цветок. Черный ирис.

«Черный ирис» – нзвние клуб. Это клуб...

Ангел прервл взрыв. Тк снчл почудилось Джиллин. В первое мгновение он не понял, что это было: огромня черня тень шумно нлетел н нее, и он едв не свлилсь с крыльц. Потом до нее дошло, что этот грохот был лем. Чудовищных рзмеров цепня собк рычл и склилсь, стрясь дотянуться до нее.

Я зймусь псом. – Голос Ангел стл стршен, и мгновение спустя Джиллин ощутил теплую волну в воздухе. Собк кк подкошення упл н месте и зктил глз.

У подъезд вновь нступил мертвя тишин. Джиллин стоял, тяжело дыш от резкого прилив дренлин. Перед тем кк он смогл что-либо произнести, у нее з спиной скрипнул дверь.

Дверь приоткрылсь, и высунулсь чья-то голов...

Джиллин не смогл рзглядеть лиц, зметил лишь, что глз дико сверкнули.

– – Ты кто? – злобно спросил низкий тягучий голос. – Что тебе ндо?

Джиллин повторил шепот Ангел:

– Я Джиллин из клн Хрмн и хочу войти. Здесь холодно.

– Хрмн?

– Я Хрнительниц Очг, дочь Элвйзы, и, если ты не впустишь меня, глупый волк-оборотень, я поступлю с тобой тк же, кк с твоим двоюродным бртцем вон тм. – Он укзл пльцем в перчтке н скрюченную собку.

Волк-оборотень? Ангел , рзве оборотни действи тельно бывют ?

Все скзочные создния рельны. Я тебе говорил.

Джиллин покзлось, что ее зссывет ккой-то иррельный мир. Словно во сне, он продолжл делть все, что говорил Ангел, хотя от тяжелого предчувствия зсосло под ложечкой.

Дверь медленно открылсь. Джиллин шгнул в прихожую, и дверь см собой зхлопнулсь у нее з спиной со стрнным звуком окончтельного приговор.

– Я не узнл тебя, – проворчл оборотень. – Думл, штется тут всякий сброд.

– Ты прощен, – милостиво ответил Джиллин и мхнул перчткми в нпрвлении, подскзнном Ангелом. – Вниз по ступеням?

Он кивнул, и он последовл з ним к двери, которя вел н лестницу. Едв открыв дверь, Джиллин услышл музыку.

Он спусклсь, с кждым шгом чувствуя себя все более... неземным существом. Полуподвльное помещение нходилось глубже, чем обычно, и было просторнее. Внизу пред ней предстл совершенно иной мир.

Здесь совсем не было окон, д и свет было не больше, чем нверху. Стринный зл, холодный кменный пол со стертым рисунком, в воздухе зпх плесени и сырости. Однко в зле црило оживление. Кто-то сидел н стульях, рсствленных вдоль стен и вокруг крточного стол в дльнем конце зл. Кто-то стоял перед стромодными кегельбнми и толпился возле стойки бр.

Джиллин нпрвилсь к бру. Он чувствовл, что з кждым ее шгом следит множество глз.

«Я слишком мленькя и слишком юня», – думл он, збирясь н один из высоких стульев у стойки. Он небрежно опустил локти н стойку и пострлсь успокоиться.

Брмен повернулся к ней. Это был прень лет двдцти. Он шгнул к Джиллин, и при взгляде н его лицо он испытл шок.

В нем было что-то... непрвильное. Не то чтобы прень был нстолько уродлив, что мог вызвть сумтоху, войдя в втобус. Джиллин не увидел дже, , скорее, почувствовл в нем птологию блгодря своим новым чувственным возможностям. Но у нее возникло ясное впечтление, что лицо непрвильное, обезобрженное мрчными мыслями, н фоне которых интриги Тни выглядели, кк злитый солнцем сд.

Джиллин не смогл сдержть отврщения. И прень из бр зметил это.

– Ты новенькя, – скзл он, стновясь все мрчнее, и он понял, что он нслждется ее стрхом. – Откуд ты?

– Я Хрмн, – ответил он нстолько спокойно, нсколько смогл. – И ты прв – я новенькя.

Хорошо , детк. Не позволяй ему зпугть тебя. Теперь ты должн покзть им , кто ты н смом деле...

Подожди , Ангел , подожди! Дй мне прийти в себя.

Джиллин и првд совсем потерял смооблдние. Чувство леденящего ужс росло с той смой минуты, кк он вошл, и стло невыносимым. Это место – он поискл эпитеты – нецелое, поврежденное, стршное.

Он зметил и еще кое-что. Рньше у нее не было возможности рссмотреть в полутьме другие лиц – он видел только блеск глз и случйные всполохи белозубых улыбок. Но теперь эти «люди» подошли ближе и обступили ее. Это нпомнило ей передчу про кул, которые плвют будто бы бесцельно, но н смом деле собирются все вместе вокруг жертвы. Они столпились у нее з спиной – со всех сторон ее окружли темные фигуры. Джиллин оглянулсь и отчетливо увидел их лиц.

Холодные, мрчные, порочные. Нет, не просто порочные – дьявольские. Эти существ могли бы совершить любое преступление и нслждться им. Глз их блестели... не просто блестели... светились... кк глз животных ночью. Они слдко зулыблись, и Джиллин увидел зубы. Длинные острые волчьи зубы... клыки...

«Все скзочные существ...»

Ее охвтил нстоящя пник. И в тот же миг он почувствовл, что кто-то схвтил ее з плечи.

– Почему бы нм не прогуляться вместе?

Зтем все смешлось. Кжется, Ангел что-то кричл, но Джиллин не могл слышть его из-з громких удров сердц. Сильные руки сдвили ее, понемногу оттлкивя от бр. Зговорщически усмехясь, существ с дьявольскими лицми рсступились.

– Рзвлекись с ней н слву! – крикнул кто-то им вслед.

Джиллин быстро потщили вверх по лестнице, вон из темного здния. Рспхнулсь входня дверь, холодный воздух отрезвил ее, сознние прояснилось. Он пострлсь высвободиться из зжвшей ее плечи в тиски железной хвтки. Но безуспешно.

Джиллин очутилсь н зснеженной улице. Улиц был пуст.

– Это твоя мшин?

Руки н мгновение ослбили хвтку. Он отчянно дернулсь и обернулсь.

Вокруг нее рзливлся по сугробм призрчный лунный свет, придвя снегу вид белого шелк. И тени н нем выглядели кк темные пятн н сверкющем ковре.

Тот, кто вытщил ее сюд из подвл, окзлся прнем н вид лишь несколькими годми стрше ее. Высокий и элегнтный, со светлыми пепельными волосми и слегк рскосыми глзми. Что-то в его мнере держться нпомнило ей обмнчивую лень животных. Но лицо его не было столь же порочным, кк у других. Зстывшее, суровое, возможно, несколько пугющее, но не дьявольское.

– Теперь вот что, – зговорил он быстро и отрывисто, и голос его тоже не покзлся ей дьявольским, – – я не зню, кто ты и кк тебе удлось войти туд, но тебе лучше немедленно вернуться домой. Кто бы ты ни был, но ты не Хрмн.

– Откуд ты знешь? – вырвлось у Джиллин до того, кк Ангел смог подскзть ей, что отвечть.

– Хрмн – моя родня. Я – Эш Редферн. Ты ведь дже не знешь, что это знчит, тк? Если бы ты был Хрмн, то знл бы. Между ншими семьями есть родственные связи.

Ты Хрмн. И ты колдунья! – звенел в ушх голос Ангел. – Скжи ему! Скжи ему!

Пепельный блондин продолжл:

– Они бы сожрли тебя живьем, если бы узнли это нверняк. Они не нстолько... терпимы к людям, кк я. И вот тебе мой совет: злезй в мшину, уезжй и никогд больше не возврщйся сюд. И никому никогд не говори об этом месте.

Ты потеряння колдунья! Ты не человек. Скжи ему!

– А почему ты стл тким терпимым к людям? – Джиллин рссмтривл его. Глз... нверное, изнчльно были янтрного цвет, кк у Штеффи, но теперь стли изумрудно-зелеными.

Он кк-то стрнно посмотрел н нее. Потом улыбнулся. Это был ленивя улыбк, внутри которой зтилсь душерздирющя боль.

– Прошлым летом я встретил девушку, – скзл он тихо. Видимо, это, по его мнению, должно было объяснить Джиллин все.

Зтем он кивнул н ее мшину.

– Уезжй отсюд и никогд не возврщйся. Я просто проходил мимо. В следующий рз меня может и не окзться рядом, чтобы спсти тебя.

Не сдись в мш ину! Не уезжй! Скжи ему , что ты колдунья , что ты приндлежишь к Полуночному Кругу. Не уезжй!

Впервые Джиллин решительно не послушлсь прикзний Ангел. Он открыл мшину трясущимися рукми, прыгнул н сиденье и в последний рз оглянулсь н прня. Эш – ндо же!

– Спсибо, Эш!

– Пок! – Он помхл рукой вслед отъезжющей мшине.

Немедленно вернись обртно! Ты приндлежишь их миру. Ты одн из них. Они не могут отпустить тебя. Рзвернись и возврщйся!

– Ангел, прекрти! – скзл он громко. – Я не могу. Ты что, не видишь? Я не могу. Они ужсны. Они – порождение дьявол.

Теперь, когд он остлсь одн, нчлсь рекция. Он вдруг рзревелсь, сотрясясь всем телом. Безудержные рыдния душили ее.

– Нет, они не порождение дьявол! – возрзил Ангел, светясь н зднем сиденье, и в его голосе прозвучло непривычное волнение. – Они могущественные...

– Нет, они дьявольские. Они охотились н меня. Я видел их глз! – Джиллин впл в истерику. – Зчем ты привел меня туд? Ты ведь дже не позволил мне поговорить с Мелусин! Мелусин не ткя, кк эти.

Он вся дрожл. Мшину знесло, и он едв смогл выровнять ее. В одно мгновение все вокруг стло чужим и стршным, он ехл по бесконечной, пустынной дороге, и был ночь, и з ней н сиденье сидело бесплотное существо.

Он больше не знл, кто он н смом деле. Он лишь понимл, что никкой он не нгел. Логическя льтернтив срзу возникл в голове. Он был одн невесть где рядом с демоном...

– Джиллин, прекрти!

– Кто ты? Кто ты в действительности? Кто ты?!

– Что ты имеешь в виду? Ты знешь, кто я.

– Нет, я не зню! – зкричл он. – Я ничего о тебе не зню! Зчем ты привел меня туд? Почему ты хотел, чтобы они рстерзли меня? Почему?

– Джиллин, остнови мшину. Остнови миши-ну!

Он говорил тким комндным, не терпящим возржений, прикзным тоном, что он послушлсь и остновилсь. Он не могл удержть рыдний, отпустил руль и ничего не видел из-з слез. Когд мшин остновилсь, он почувствовл, что теряет сознние.

– Посмотри н меня. Вытри лицо и посмотри н меня.

Через минуту он кое-кк спрвилсь с истерикой и взглянул н Ангел. Он весь сиял и светился. Свет исходил из кждой клеточки его тел: от золотых нитей волос, от клссически прекрсного лиц, от совершенных линий фигуры. Теперь и он успокоился. Лицо приобрело возвышенное выржение, безмятежность которого нрушло лишь искреннее беспокойство з нее.

– Мне очень жль, – скзл он, – что все это тк тебя испугло. Новые впечтления иногд оттлкивют только потому, что они непривычные. Но мы не будем говорить сейчс об этом, – поспешно добвил он, тк кк Джиллин всхлипнул. – Вжно только одно – что я не хотел причинить тебе зл.

И его глз зсияли еще сильнее – чистым синим плменем.

Джиллин вздохнул:

– Ноты...

– Я никогд не смогу причинить тебе зл, Джиллин. Потому что у нс с тобой одн, общя душ.

Он произнес эти слов тк, будто сделл величйшее открытие. И хотя Джиллин предствления не имел, что все это знчит, он почувствовл стрнное волнение и почти нежность.

– Что это знчит?

– Ткое иногд случется с людьми, которые входят в Црство Ночи. Кждому дн только одн большя любовь. И когд ты встречешь эту любовь, ты ее узнешь. Мы приндлежим друг другу, и ничто не может нс рзлучить.

Он говорил првду. Кждое слово отдвлось эхом в сердце Джиллин, словно пробуждя древнюю пмять предков. Он говорил о том, что знли их протцы.

Ее слезы высохли. Он больше не плкл. Но очень устл и измучилсь.

– Но если это тк... – Он не смел договорить.

– Сейчс не ндо ни о чем волновться, – утешл ее Ангел. – Мы обо всем поговорим позже. Я все тебе объясню. Я просто хотел, чтобы ты знл, что я никогд не причиню тебе зл. Я люблю тебя, Джиллин. Рзве ты не видишь?

– Д, – прошептл Джиллин. Он был кк в тумне. Ей не хотелось думть, не хотелось понимть, о чем говорил Ангел.

Ей хотелось домой.

– Успокойся, я помогу тебе вести мшину, – скзл Ангел. – Ни о чем не беспокойся. Все будет хорошо.

Глв 13

Н следующий день Джиллин пострлсь сосредоточиться н обыденных вещх.

Он торопилсь в школу, чувствуя, что з ночь совсем не отдохнул (что с ней было? ночной кошмр?) и что ей необходимо рзвлечься. В школе он весь день был слишком деятельн, весел и болтлив. Он то и дело собирл вокруг себя большую компнию, болтя о рождественских прздникх, вечеринкх и фотогрфиях для школьной гзеты.

Ну, вот ей и полегчло. Ангел вел себя тктично и помлкивл. Сегодня все ребят в школе были взбудоржены, ведь до кникул всего дв дня. И к полудню Джиллин был уже в приподнятом нстроении.

– До Рождеств всего пять дней, у меня нет елки! Ндо бы вытщить мму н елочный бзр и купить елочку.

– Не ндо ничего покупть, – улыбнулся Дэвид. – Я зню одно место – поехли! Тм крсиво и елки можно брть совершенно бесплтно. – Он зговорщически подмигнул.

– Я подгоню ммин пикп, – обрдовлсь Джиллин. – Туд влезет большое дерево, – я люблю высокие елки.

Дом они с ммой торопливо зворчивли подрки и вытирли пыль с рождественских гирлянд из плстмссовых цветочков. И им было не до рзговоров про колдовские родственные связи.

После ужин в смом змечтельном рсположении дух он зехл з Дэвидом. Он выглядел несколько подвленным, но Джиллин был не в нстроении здвть вопросы. Он без умолку болтл о вечеринке, которую Штеффи Локхрт устривл в пятницу вечером.

Путь был долгим, и тем про вечеринку у Штеффи совсем иссякл, когд Дэвид нконец изрек:

– Кжется, где-то здесь.

– Хорошо! Мне подойдет одн из тех елок, – пошутил Джиллин, покзывя н шестифутовые ели вдоль шоссе.

Дэвид нтянуто улыбнулся:

– Здесь есть и поменьше, в глубине.

Их было тк много, что Джиллин змучилсь, выбиря. В конце концов он остновилсь н елочке с крсивым силуэтом, похожей н стройную леди, приподнявшую свои юбки. Срублення Дэвидом ель источл великолепный хвойный ромт, когд они вдвоем тщили ее волоком в мшину.

– Ах, я обожю этот зпх и дже не жлею, что моим перчткм пришел конец, – – восторглсь Джиллин.

Дэвид молчл. Он молч обвязл ель, положил ее в бгжник и зкрыл его. Молч сел в мшину рядом с Джиллин.

Нет, он не могл больше этого терпеть. У нее зсосло под ложечкой.

– Что случилось? Ты ни слов не обронил з весь вечер.

– Извини. – Он вздохнул и отвернулся к окну. – Я считл, что... я думл о Тне. Джиллин прищурилсь:

– О Тне? Мне пор ревновть?

– Нет, я хотел скзть – о ее руке.

У Джиллин кольнуло сердце, и все вокруг нвсегд переменилось. В гнетущей тишине ее следующий вопрос прозвучл фльшиво:

– А что с ее рукой?

– Ты не слышл? Я думл, ты слышл по телефону. Сегодня днем ее збрли в больницу.

– О боже!

– Дело плохо. Т болезнь, что врчи приняли з сыпь, приводит к отмирнию ткней... кким-то обрзом... знешь, эти бктерии пожирют плоть...

Джиллин открыл рот, но не смогл издть ни звук. Дорог впереди совсем потемнел.

– Кори скзл, что к ней никого не пускют. Рук у нее рздулсь и стл в три рз толще обычного. Ее рзрезли от плеч до кончиков пльцев и поствили дренжные трубки. Врчи боятся, что придется мпутировть плец...

– Прекрти! – У Джиллин вырвлся сдвленный крик.

Дэвид бросил в ее сторону быстрый взгляд.

– Извини...

– Нет! Не говори ничего! – Он рефлексивно продолжл вести мшину, почти не воспринимя внешний мир. Все внимние было сосредоточено н дрме, рзвернувшейся внутри ее сознния.

Ангел! Ты слышл?! Что происходит?

Конечно , я все слышл. – Он цедил слов медлен но и здумчиво.

Ну? Это првд? Д?

Знешь , двй поговорим об этом позже. Хорошо , детк ? Двй подождем...

Нет! С тобой всегд тк: «подождем» или «пого ворим об этом позже». Я хочу знть немедленно: это првд?

Что «првд» ?

Тня действительно тк тяжело больн?

У нее просто инфекция. Стрептококковя пиодер мия. Ты же см нслл н нее эту болезнь.

Тк ты признешься , что это првд?! Д , это првд. Я сделл это своими зклинниями. Я нсл л н нее бктерии , которые поедют мышечную ткнь.

Мысли сккли дико, бессвязно, и Джиллин не совсем понимл, о чем говорит.

Джиллин , пойми , мы должны были удержть ее , чтобы он не вредил Дэвиду. Мы вынуждены были это сделть.

Нет! Нет! Нет! Ты же знл , я не хотел причи нять Тне зло.

Джиллин впдл в истерику – стрнную немую истерику. Он смутно осознвл, что все еще ведет мшину и мимо проносятся изгороди, деревья. Ее тело продолжло вести мшину, все сильнее двя н гз, но см он словно перенеслсь в другую рельность.

Ты лгл мне. Ты скзл , с ней все в порядке. Поче му ты тк поступил?

Спокойно , Стрекоз...

Не нзывй меня тк! Кк ты можешь просто... просто сидеть здесь... и не волновться? Что ты з личность?

И тогд... Ангел вдруг изменился. Он не возмущлся и не опрвдывлся – горздо хуже. Его голос ззвучл спокойнее. Мелодичнее. Приятнее.

Я лишь рспределяю судьбы. Этим и знимются нгелы , кк известно.

Ледяной ужс охвтил Джиллин: он ненормльный!

– О боже! – вырвлось у нее неожиднно громко. Дэвид вздрогнул.

– Эй! Ты в порядке?

Но он вряд ли что-нибудь слышл. Джиллин с лихордочным нпряжением продолжл телептический бой.

Я больше не зню , кто ты. Но только не нгел!

Джиллин , послушй. Мы не должны ссориться. Я люблю тебя...

Тогд говори , кк вылечить Тню.

Молчние.

Я и см узню. Я поеду к Мелусин...

Нет!

Тогд скжи мне. Или вылечи Тню , если , конечно , ты нгел!

Пуз. И зтем:

Джиллин , у меня появилсь идея. Можно сде лть , чтобы Дэвид полюбил тебя сильнее.

О чем ты говоришь?

Ему нужен «околосмертный» опыт. Тогд он смо жет по-нстоящему понимть тебя. Нм ндо сде лть тк , чтобы он умер.

Перед глзми у Джиллин поплыл тумн. Он знл, что подъезжет к Сомерсет, и уже узнвл улицы, но вдруг словно н нее упл серя пелен и посыплись искры.

– Джиллин!

Он почувствовл, кк чья-то рук – рельня рук – схвтилсь з руль и выровнял мшину.

– Что с тобой? Двй лучше я поведу?

– Все хорошо. – Зрение вернулось. Домой, быстрее домой... он должн кк можно скорее достть ту смую коробку из-под туфель и кк-нибудь снять с Тни зклинние. Домой... в безопсное место...

Но нет, для нее нигде нет безопсного мест.

В ушх опять рздлся мягкий вкрдчивый голос:

Рзве ты не по нимешь? Дэвид не стнет похож им н тебя до тех пор , пок не побывет , кк и ты н том свете . Нм ндо , чтобы он умер...

– Нет! – услышл он свой крик. – Прекрти говорить со мной! Уходи!

Дэвид вздрогнул.

– Джиллин...

Я не хочу рнить тебя , Джиллин. Только его. И он вернется – обещю. Он , возможно , стнет немного другим. Но он будет по-нстоящему любить тебя.

Другим... тело Дэвид. Ангел хочет зхвтить тело Дэвид! Кк только Дэвид покинет свое тело, в нем поселится Ангел...

Они приближлись к дому. Но он никк не могл отделться от голос. Кк можно освободиться от того, что нходится в твоей собственной голове? Он не могл зствить его зткнуться...

Отпусти руль , Джиллин. Позволь мне вести м шину з тебя. Я люблю тебя , Джиллин.

«Нет!» Ее пльцы до боли впились в кожную обмотку руля. Тяжело дыш, он отрывисто проговорил:

– Дэвид! Веди мшину. Я не могу...

Успокойся , Джиллин. Ты не пострдешь. Я обе щю.

Ей никк не удвлось отпустить руль. Голос будто зполнил все ее тело, окутл мышцы. Он уже не могл убрть ногу с педли гз.

– Джиллин, тормози! – отчянно кричл Дэвид. – Смотри куд едешь!

Это зймет одну секунду...

Рельность превртилсь для Джиллин в строе кино. Черно-белое мерцние. И с кждым новым кдром телефоння будк впереди стновилсь все больше и больше. Все происходило, кк в змедленной съемке, но с очевидной неизбежностью. О, кк медленно неслись они в сторону будки, в которую должны были врезться... првой дверью, где сидел Дэвид.

Нет! Ангел , я возненвижу тебя нвеки... – зкричл он про себя, и последнее слово отозвлось бесконечным эхом в ее созннии. Время остновилось.

Удр и чернот.

– Мне можно его увидеть?

– Еще нет, дорогя. – Мм быстро передвинул стул поближе к кровти, стоявшей в приемном покое «Скорой помощи». – Не сегодня, может быть...

– Я должн!

– Джиллин, он без сознния. Он дже не узнет, что ты был у него.

– Я должн видеть его. – Джиллин почувствовл, что у нее снов нчинется истерик, и сжл зубы. Не ндо ей никких уколов. Медсестр скзл, что сделет ей укол, когд он нчл было кричть и плкть.

Прошло несколько чсов с той минуты, кк подъехли мшины с миглкми, открыли двери пикп и достли ее. Дэвид тоже вытщили. Но в то время кк он совсем не пострдл («Чудо! Ни црпинки!» – скзл врч ее мме), Дэвид был без сознния. И он все еще не пришел в себя.

Приемное отделение «Скорой помощи» было холодным, и подогретые одеял, в которые ее зворчивли, совсем не помогли. Джиллин трясло. Пльцы онемели.

– Пп уже летит домой, – скзл мм, поглживя ее руку, – Он взял билет н первый же рейс. Ты увидишь его звтр утром.

Джиллин бил озноб.

– Это т же больниц, куд положили Тню Джн? Нет, не спршивй никого. Я ничего не хочу знть. – Он зжл руки под мышкми. – Мне тк холодно…

… И одиноко. Он больше не слышл вкрдчивого голос. И это было хорошо, потому что – Господи! – меньше всего он хотел общения с Ангелом... или тем, кто нзывл себя тк. Но стрнно, после столь долгого присутствия в ее созннии он пропл... и он не знет, где он может ее подстерегть. Он может слушть ее мысли прямо сейчс...

– Я возьму другое одеяло, – скзл мм и нпрвилсь к шкфу с подогревом, который покзл ей нянечк. – Если ты ляжешь, то, может быть, тебе удстся немного поспть, дорогя.

– Я не могу спть! Я должн видеть Дэвид!

– Родня моя, я же говорю – ты не сможешь увидеть его сегодня.

– Ты скзл, я не должн его видеть. Ты не скзл, я не увижу. Ты скзл – возможно!

Джиллин срывлсь н крик и ничего не могл с этим поделть. Слезы зстилли глз и ктились по щекм. Нпрсно он пытлсь сдержть их.

Вбежл медсестр. Здернул белую знвеску вокруг кровти.

– Ничего-ничего. Это естественно, – успокоил он мму, потом строго скзл Джиллин: – Ну-к облокотись н подушки и лежи тихонько. Немного пощиплет. Но это поможет тебе успокоиться.

Джиллин почувствовл укол и жжение. Спустя минуту все вокруг поплыло и глз ее зкрылись.

Он проснулсь в собственной постели.

Было утро. Солнечный свет пдл в окно.

Прошлой ночью... он с трудом вспомнил, кк их соседк, госпож Билер, н своей мшине привезл ее из больницы домой. Он вспомнил, кк ее пронесли нверх по лестнице, рздели и уложили в кровть. И потом – тк змечтельно, – он ндолго куд-то провлилсь и ни о чем не думл.

Джиллин проснулсь отдохнувшей, с ясной головой. Не успев дже скинуть одеяло, он уже точно знл, что ндо делть.

Он бросил взгляд н стрый будильник н ночном столике и ужснулсь: без двдцти пяти чс! Неудивительно, что он высплсь.

Проворно, стрясь не шуметь, он нтянул джинсы и свитер. Никкой косметики. Мхнул рсческой по волосм. Змерл, прислушлсь. Не только к дому, но и к себе. К собственному внутреннему миру.

Мертвя тишин. Ничто не шевельнулось. Рзумеется, это ни о чем еще не говорит.

Джиллин опустилсь н колени и вытщил коробку из-под кровти. Восковые куклы были ярко рскршены крсным и зеленым – чудовищня продия н новогодние игрушки. Ее первым порывом при взгляде н ядовито-зеленый воск было избвиться от него: отломть у одной куклы руку, у другой – голову.

Но что при этом произойдет с Тней и Ким – дже трудно себе предствить. Он зствил себя принести мочлку из внной, нмочил ее и осторожно стерл люминесцентно-зеленую пудру.

Он плкл. Ндо сосредоточиться, кк и во время зклинния, – увидеть Тнину руку, увидеть, что он зживет и Тня выздорвливет.

– А теперь, – прошептл он, – приди ко мне, сил слов Гекты. Это – не я, кто произносит их, это – не я, кто повторяет их, это – Гект произносит их, это – Гект повторяет их.

Когд пудр был стерт, он уложил кукол обртно в коробку. Потом порылсь в столе в поискх мленькой с розовыми цветочкми зписной книжки.

Вот. Номер мобильного телефон Дэрил Новк.

Он быстро нбрл его и зкрыл глз. Ответь. Ответь. Ответь!

– Алло, – рздлся в трубке ленивый голос. Глз Джиллин тут же открылись.

– Дэрил, это Джиллин. Помоги мне, пожлуйст. Прямо сейчс. Я ничего не могу объяснять...

– Джиллин, с тобой все в порядке? Мы все з тебя волновлись.

– Я в порядке, но я не могу говорить. Нйди Эми Новик. Срочно! У нее сейчс... – Джиллин судорожно вспоминл рсписние, – ...г, химия. Пусть приедет н перекресток Хзел и Эплбтер и ждет меня тм.

– Ты хочешь, чтобы он сбежл с урок?

– Д, и немедленно. Скжи ей, я зню, что прошу слишком много, но мне это необходимо. Это действительно очень вжно.

Он ждл вопросов. Но вместо этого Дэрил только скзл:

– Не волнуйся, я нйду ее.

– Спсибо, Дэрил. Ты спсешь жизнь.

Джиллин повесил трубку. Схвтил лыжную куртку и, сунув под мышку коробку из-под туфель, тихонько пошл вниз по ступеням.

Он слышл голос н кухне. Низкий голос – ппин. Ей очень зхотелось подбежть к отцу. Но что сделют ее родители, когд увидят ее? Они снов уложт ее в постель, укутют в одеяло, оствят дом. Они не поймут, что ей ндо торопиться.

Конечно, не могло быть и речи о том, чтобы скзть им првду. Это приведет лишь к еще одному уколу. И очень может быть – к клинике для умлишенных, куд однжды отпрвили ее мму. Все подумют, что у нее это нследственное.

Он незметно проскользнул к входной двери, тихонько открыл ее и выскочил н улицу.

Ночью шел дождь, к утру подморозило. Во дворе н ветвях орешник льдинки висели, кк кпли росы.

Джиллин втянул голову в плечи и побежл по улице. Он ндеялсь, что ее никто не зметит, но ей все время кзлось, что из-з кустрник и из кждой тени ее преследуют чьи-то взгляды.

Он стоял н углу Хзел и Эплбтер, обхвтив коробку рукми и притоптывя, чтобы немного согреться.

«Я слишком много прошу...»

Конечно, много, особенно если учесть, кк он недвно избегл Эми. Смешно: у нее столько новых друзей, но в трудную минуту он интуитивно обртилсь к Эми.

В Эми было что-то ндежное, нстоящее, доброе. И Джиллин знл: Эми приедет.

«Джео» вылетел из-з угл с визгом тормозов и остновился, пройдя пол-улицы юзом. Типичня мнер вождения Эми-без-очков. Девочк выпрыгнул из мшины и встревоженно бросилсь нвстречу Джиллин. Ее широко открытые голубые глз блестели от слез.

Они обнялись и рсплклись. Обе.

– Мне тк жль. Я вел себя отвртительно н прошлой неделе...

– А я рньше вел себя отвртительно...

– Мне стыдно. Ты в полном прве сердиться н меня.

– Я слышл про врию, я волновлсь... Джиллин отступил н шг.

– Нельзя медлить ни минуты. У меня нет времени. Я понимю, кк это звучит в устх того, кто прошлой ночью врезлся в телефонную будку... но мне нужн твоя мшин. Для одного дел – я должн увидеть Дэвид.

Эми кивнул, утиря слезы:

– Можешь не говорить больше ничего.

– Я могл бы збросить тебя домой...

– Это в другую сторону. Мне не повредит немного пройтись. Я люблю гулять.

Джиллин чуть не рссмеялсь. Вид Эми, нмтывющей н голову шрф и постукивющей кблучкми по обледенелой дороге, решительно собирвшейся идти пешком, согрел ее сердце.

Он порывисто обнял подругу.

– Спсибо. Я никогд этого не збуду. И я никогд больше не буду вести себя тк ужсно, по крйней мере...

Он осеклсь, чуть было не скзв: «по крйней мере, если остнусь жив», и вскочил в мшину. Он совсем не был уверен, что выживет.

Итк, снчл ндо добрться до Дэвид.

Он должн был увидеть его собственными глзми. Убедиться, что с ним все в порядке... и что он – это он.

Он повернул ключ зжигния и поехл в Хьютон.

Глв 14

В приемном покое он узнл номер плты Дэвид и, не спршивя, пускют ли к нему посетителей, пошл по коридору.

Он мысленно твердил одно слово: «Пожлуйст!» Пожлуйст! Лишь бы с Дэвидом все было в порядке, тогд у нее есть шнс все испрвить.

Перед дверью он остновилсь и змерл.

Вообржение рисовло ей всевозможные кртины. Дэвид в коме, подключенный к трубочкм и проводкм, изменившим его до неузнвемости. И горздо стршнее: Дэвид жив, здоров и улыбется, глядя н нее... синими глзми.

Он догдлсь, в чем состоял плн Ангел. По крйней мере, он думл, что догдлсь. Вопрос в том – удлся ли ему этот плн?

Зтив дыхние, он зглянул в плту.

Дэвид сидел н постели. Никких проводков... Только к локтю тянулсь трубочк кпельницы. В плте был еще одн кровть. Пустя.

Он повернулся в сторону двери и увидел ее.

Джиллин медленно пошл к нему. Ее лицо зстыло и не выржло никких чувств, глз были приковны к его лицу.

Темные волосы. Худощвое лицо с еще сохрнившимся летним згром. Скулы – умереть, д и только... глз – утонуть...

Вот только улыбк, полунсмешливя-полудружескя, куд-то пропл. Он смотрел н нее тким же непроницемым взглядом, кк и он. Рскрытя книг незметно соскользнул с его колен.

Джиллин приблизилсь к крю больничной кровти. Они продолжли неотрывно смотреть друг другу в глз.

Что мне скзт?! Спросить: Дэвид, это действительно ты? Я не могу. Слишком глупо. И что, собственно, он скжет мне в ответ? Нет, Стрекоз, это – не он, это – я?

Молчние стновилось неловким. Нконец очень тихо прень н кровти спросил:

– Ты кк?

– Нормльно, – ответил он и, зпинясь, повторил вопрос: – А... ты кк?

– Д ничего... мне повезло... Сегодня ты выглядишь инче...

– А ты выглядишь... рвнодушным. В его глзх промелькнуло смущение. Потом – обид.

– Я... ну, ты вошл сюд с тким безрзличным видом, тким холодным... – Он было опустил голову, но снов впился в нее глзми. – Джиллин, что я сделл?.. З что ты влепил меня в ту будку?

– Я же не нрочно! – Он бросилсь к нему, взял его з руку.

Он пожл плечми:

– Лдно...

– Дэвид, я не нрочно. Я делл все, что могл, чтобы не врезться. Я никогд не причиню тебе вред. Рзве ты не знешь?

Его лицо просветлело. А глз у него крие и взгляд спокойный.

– Д, я зню, – скзл он просто. – Я верю тебе.

Стрнно, он действительно ей верил. Пусть все фкты говорят против нее – он все рвно ей верил.

Они держлись з руки, не в силх отвести друг от друг влюбленных глз. Им кзлось, что они приближются друг к другу, хотя никто из них и не сдвинулся с мест.

И тут – свершилось!.. то, что должно было случиться по крйней мере уже двжды. Ее зхлестнуло сильное слдостное чувство, он едв могл вынести это. Неожиднное счстье... потрясение от чувств, что ты кому-то приндлежишь...

Глз Джиллин сми собою зкрылись, и Дэвид поцеловл ее. Он ощутил тепло его губ. И все вокруг стло светлым и змечтельным... словно звес, рзделявшя двух людей, вдруг рстял.

Джиллин вдруг порзил мысль, что именно об этом и говорил ей Ангел. Интуиция подскзл ей, хотя он никогд не знл тких слов рньше, что у них с Дэвидом одн, общя душ. Он ншл свою половинку. Свою единственную любовь н этой земле. Человек, которому он преднзнчен. Человек, с которым ее никто не сможет рзлучить. И им был не Ангел. Им был Дэвид.

И еще одно он знл с непоколебимой уверенностью: это был Дэвид, нстоящий Дэвид. Он держл ее в своих объятиях, целовл ее. Ее – обыкновенную Джиллин, одетую в стрый серый свитер и без всякой косметики. Рньше он был уверен, что все дело во внешнем виде. Абсурд! Ну ккое это имеет знчение?

Дэвид был жив, и это единственное, что имело знчение. Джиллин не смогл бы вынести ответственности з его гибель. И если им удстся остться в живых после всего, что им предстояло сделть, они стнут счстливее, чем можно себе предствить.

Уств от поцелуев, они держли друг друг в объятиях. И это тоже было змечтельно.

Джиллин вдруг отстрнилсь:

– Дэвид...

– Джиллин, знешь... я, кжется, люблю тебя, – скзл он удивленно.

– Зню.

Джиллин понимл, что ведет себя недостточно ромнтично, но ей было некогд. Нступило время решительных действий.

– Дэвид, я должн кое-что тебе рсскзть. Нверное, ты не сможешь мне поверить. Но ты все-тки попытйся.

– Джиллин, я же скзл: я люблю тебя. Я действительно люблю тебя. Мы... – Он змолчл н полуслове, словно впервые увидев ее лицо. Кзлось, он зметил в ней нечто ткое, что зствило его зсомневться. И потом он повторил совсем другим тоном: – Я люблю тебя, поэтому я поверю тебе.

– Прежде всего, я вовсе не ткя, кк ты обо мне думешь. Я не смеля, не блгородня, не остроумня и... ничего подобного. Все было подстроено. Вот, ты только послушй.

И он нчл рсскзывть.

Все с смого нчл, с того дня, когд он услышл плч в лесу, и пошл искть ребенк, и умерл, и ншл Ангел.

Он рсскзл ему о том, кк Ангел ночью появился в ее комнте и кк он изменил всю ее жизнь. О шепоте, который с тех пор руководил ее действиями. И о смых плохих вещх. О ее колдовском нследстве. О порче, которую он нвел н Тню и Ким. О Црстве Ночи. Обо всем, вплоть до дорожной врии тем вечером.

Зкончив, он сел н крй кровти и вопросительно посмотрел н него:

–Ну?

– Ну... мне, вероятно, полгется думть, что ты спятил. Но я тк не думю. Может, это я спятил. Дело в том, что однжды я тоже умер...

– Д, ты нчл рсскзывть... Помнишь, когд подобрл меня в лесу?.. А что с тобой случилось?

– Когд мне было семь лет, у меня нчлся приступ ппендицит. И я умер н оперционном столе. Потом я попл в похожее н твою поляну место. И стрння вещь: я тоже чувствовл, что н меня ндвигется огромня крылтя тень, – ты говорил, что видел ее, покидя поляну. Только меня он нстигл. И окзлсь вовсе не темной и не стршной. Он был белой – прекрсной и сияющей – и с великолепными крыльями з спиной.

– А потом?

– Меня отпрвили обртно. И не было никкого выбор. Я ощутил себя окутнным любовью, но мне ндо было обязтельно возврщться. Итк, в-жик! – нзд вниз по туннелю... и – хлоп! – обртно в тело... Я никогд этого не збуду. Я не могу объяснить почему, но я точно зню, все это было в рельности. И тебе я верю.

– Тогд, может быть, ты знешь, что мне делть. Я ведь понятия не имею, кто н смом деле Ангел... он может окзться кким-нибудь демоном. Все рвно мне ндо его остновить... Или прогнть кк-нибудь.

Дэвид вырзительно посмотрел н нее:

– Ты не сможешь! Ты не знешь кк!

– Но, возможно, Мелусин знет. Либо он, либо тот прень из клуб – Эш. Он выглядел нормльно. У него только одн неприятня черт – он, видимо, вмпир.

Дэвид нпрягся.

– Ну уж нет, я выбирю колдунью...

– Я тоже.

– Но я хочу, чтобы ты подождл меня. Меня отпустят сегодня вечером.

– Я не могу. Из-з Тни и Ким. Мелусин, нверное, скжет, кк их вылечить. Что бы тм ни было, я спрошу ее. Мне нельзя терять ни минуты.

Дэвид нервно провел по волосм свободной рукой.

– Хорошо. Дй мне пять минут, и мы поедем туд вместе прямо сейчс.

– Нет!

Он рзглядывл кпельницу, явно прикидывя, кк бы отключиться от нее.

– Д! Подожди-к...

Джиллин был уже у двери, он бросил ему воздушный поцелуй н прощние и убежл, прежде чем он успел перевести взгляд.

Он ничем ей не поможет. Нельзя победить Ангел обычным путем. А Дэвид окжется лишь зложником в рукх Ангел, предметом угроз и средством для достижения порочных целей.

Джиллин вышл из больницы и нпрвилсь к стоянке мшин. Ншл «джео». Все змечтельно. Теперь только бы Мелусин был в мгзине...

Н смом деле ты же не хочешь этого делть.

Джиллин резко зхлопнул дверь. Сел прямо, глядя в никуд. Пристегнул ремень безопсности и звел мшину.

Послушй , детк. У тебя никогд не будет ткого друг , кк я.

Джиллин выехл с прковки.

Перестнь , дй мне передышку. Можем же мы , по крйней мере , обсудить это? Есть вещи , которых ты не понимешь.

Он стрлсь не слушть его. Он не осмеливлсь отвечть ему. Прошлый рз он кк-то згипнотизировл ее, зствил рсслбиться и передть ему упрвление. Это не должно повториться.

Но он не могл зствить его змолчть. Он не могл отделться от него.

Кроме того , тебе нельзя любить его. Есть први л , зпрещющие это. Я вполне серьезен. Отныне ты приндлежишь Црству Ночи. Тебе не позволено любить человек. Если они узнют , они убьют вс обоих.

А ты что собирлся с нми сделть?

Черт, он ему ответил! Никких рзговоров!

Тебе я не причинил бы вред. Мне нужен был толь ко он. Я знял бы его тело , кк только оно освободи лось бы...

«Не слушй», – прикзл себе Джиллин. Должен же быть ккой-то способ зблокировть его, зствить уйти из ее сознния... Он нчл петь.

«Укрсим дом к Рождеству... л-л-л...»

Однжды, когд он нпевл рождественский гимн, он не мог слушть ее мысли. Кзлось, пение срботло и теперь. Он громко рспевл рождественские гимны. Рдостные гимны «Хрни тебя Бог..» и «Возрдуйтесь миру..» помогли лучше всего. А еще «Двендцть дней Рождеств» – н них он продержлсь последние несколько миль до Вудбридж.

«Пожлуйст, Мелусин, будь тм...»

«Пять золотых колец...» – рспевл он во весь голос, подбегя к дому 5/10 с коробкой из-под туфель под мышкой. «Все подумют, что я сошл с ум, – ну и пусть!»

« Четыре поющих птички , три курочки...»

Он подлетел к двери в зднюю комнту.

«Две горлицы...»

Мелусин удивленно взглянул н нее из-з прилвк.

«И один...»

Он прервл песню и стремглв бросилсь к Мелусин.

– Умоляю, ты должн помочь мне! Во мне поселился Ангел, который убивет людей!

– В тебе... что?

– Это... нечто потустороннее. Я не могу зствить его змолчть...

Джиллин вдруг обнружил, что Ангел перестл говорить.

– Аг! Он испуглся, когд я вошл сюд. Но мне все рвно нужн твоя помощь. Пожлуйст.

Ее глз нполнились слезми.

Мелусин облокотилсь н прилвок и опустил подбородок н руки. Он не скрывл своего удивления и... готовности помочь.

– Почему бы тебе не рсскзть мне все по порядку?

Джиллин уже во второй рз в тот день рсскзывл свою историю. Всю. Он ндеялсь, что подробности объяснят Мелусин ее спешку и неопытность.

– Понимешь, я дже не нстоящя колдунья, – вздохнул он в зключение.

– Ну, колдунья-то ты колдунья. Д еще ккя! – отозвлсь Мелусин. У нее н щекх зигрл румянец и в темных глзх появилсь мистическя тинственность. – Он скзл тебе првду. Все знют о потерянных детях Хрмн. Летопись говорит, что млышк Элспет погибл в Англии. Но, очевидно, он не погибл. И ты – ее прямой потомок.

– Знчит, я могу произносить зклинния? Мелусин рссмеялсь.

– Кждый может произносить зклинния, из тех, кому положено, по-моему... некоторые думют инче...

– А ты поможешь мне снять зклинния?– – Джиллин открыл коробку из-под туфель. Ей было стыдно покзывть куклы, хотя он и купил их здесь. – Я бы не стл этого делть, если бы только знл, – слбо пробормотл он, когд Мелусин взглянул н кукол.

Но т жестом прикзл ей змолчть.

– Я зню.

Джиллин смотрел н нее с нпряжением и ждл приговор.

– Хорошо, похоже, ты уже нчл снимть порчу. Но я думю... может, приложить целительный бльзм... или освященный чертополох...

Он зсуетилсь, почти летя по лвке н своем инвлидном кресле. Он чем-то обвязл кукол. Попросил Джиллин сосредоточиться вместе с ней и произнести зклинние, которого Джиллин не знл.

В звершение ритул он звернул восковых кукол в мтерил, похожий н белый шелк, и положил их обртно в коробку.

– И это все? Все уже сделно?

– Ну, я думю, пок лучше подержть кукол при себе н тот случй, если потребуется дополнительное лечение. Потом мы сможем снять с них имен и выбросить.

– А Тня и Ким попрвятся? – Джиллин ужсно хотелось, чтобы Мелусин еще рз подтвердил это. Ее терзли сомнения, и он не смогл удержться от быстрого взгляд в сторону отсутствующей ноги колдуньи.

Мелусин перехвтил ее взгляд и ответил со всей прямолинейностью:

– Если Тне уже мпутировли плец, зклинние его не спсет. Мы не можем вырстить новые конечности. – Он притронулсь к своей ноге: – Это случилось во время ктния н лодке. Несчстный случй. Но твоим девочкм в любом случе стнет легче.

Джиллин облегченно вздохнул, чего не позволял себе уже несколько чсов. Он зкрыл глз.

– Спсибо. Спсибо тебе, Мелусин. Ты не предствляешь, кк змечтельно чувствовть, что никого больше не уродуешь. – Немного помолчв, он открыл глз. – Но смя трудня чсть еще впереди.

– Ангел?

–Д.

– Ты прв: это будет нелегко, – он посмотрел Джиллин прямо в глз, – и опсно.

– Я уже понял это. – Джиллин нервно прошлсь по комнте. – Он может проникть в мой мозг и зствлять меня совершть поступки...

– Не только в твой. В мозг любого человек.

– И я уверен, он умеет передвигть предметы. Может отпрвить мшину в знос. Он все видит. – Он подошл поближе к прилвку. – Мелусин, кто он? И почему он все это делет? И почему со мной?

– Ну, последний вопрос смый легкий. Потому что ты умерл. – Мелусин быстро подктилсь к книжной полке в конце прилвк и бережно достл оттуд ветхий фолинт. – Он перехвтил тебя н Переходе с Земли н Другую Сторону и звел в Потерянный Мир, н существовние в котором был осужден, – скзл он, ктясь обртно. – Он притворился одним из проводников н Другую Сторону. А т огромня крылтя тень, появившяся в последний момент, и был нстоящим нгелом. Однко твой «Ангел» успел вытщить тебя из Переход з мгновение до того, кк Встречющий нстиг тебя.

– Знчит, он не нстоящий нгел?

– Нет.

Джиллин поежилсь.

– Он дьявол?

– Я тк не думю, – успокоил ее Мелусин. Он открыл книгу и углубилсь в нее, медленно перелистывя стрницы. – Судя по тому, кк ты притщил его сюд, он – дух. Приводить духов н Землю можно двумя путями: их можно вызвть или... «сходить» з ними. Ты сделл это ниболее трудным путем.

– Подожди минутку. Тк ты говоришь, я см привел его?

– Ну, не осозннно. Уверен, ты и не подозревл. Похоже, он просто прицепился к тебе и сктился вместе с тобой вниз по туннелю – мы зовем это Узкой Тропой. Духи, нселяющие Потерянный Мир, могут нблюдть з нми, иногд говорить с нми, но они не могут смостоятельно воздействовть н нс. Открыв ему путь н Землю, ты дл ему возможность свободно взимодействовть с людьми.

– Только этого не хвтло! Получется, что с смого нчл это моя вин? – Джиллин рстерянно озирлсь вокруг. – Мелусин, кто они ткие, эти духи? Умершие люди?

– Несчстные умершие люди. – Мелусин еще полистл стрницы и процитировл: – Околоземные духи – это поврежденные души. – Он зхлопнул книгу. – Смотри, все тк просто. Когд дух действительно несчстлив – совершил преступление или умер, не зкончив вжного дел, – он не может перейти н Другую Сторону и окзывется зжтым в прострнстве... в книге это место нзывется «стрльные плнеты рядом с Землей». Мы же зовем его Потерянным миром.

– Зжтым?..

– Духи не в состоянии пройти через Переход. Они чересчур злы или отчялись и в своей гордыне не принимют помощи. И если им удется добрться сюд, они могут совершть стршные, из ряд вон выходящие преступления.

– Но кк от них избвиться? Мелусин вздохнул:

– Это смое трудное. Их можно отпрвить обртно в Потерянный Мир... если у тебя есть их кровь и волосы, ткже нбор особых веществ, которые я не смогу достть. И рзумеется, если ты знешь специльное зклинние, которого я не зню.

– Понятно.

– Но и в этом случе он просто снов будет зжт в Потерянном Мире. Душ его не будет спсен. Однко, Джиллин, я кое-что должн тебе скзть. – Лицо Мелусин стло очень серьезным, и он перешл н официльный тон: – Не тебе просить у меня совет.

– Что ты имеешь в виду?

– Джиллин... Я думю, что ты действительно не понимешь, кто ты н смом деле. Дух объяснил тебе, нсколько могущественны Хрмн?

– Он скзл, что сестр моей прббушки Элспет стл вжной особой среди колдунов.

– Смой глвной. Он – королев, он првит всеми нми. И все Хрмн для нс – своего род королевскя семья.

Джиллин слбо улыбнулсь:

– – Итк, я принцесс?

– Ты говорил, что Элспет – мть мтери твоей мтери. Ты ее прямой потомок по женской линии. Потрясюще! Девочек Хрмн почти не остлось. Было только две во всем мире, и вот теперь еще ты. Рзве ты не понимешь? Стоит тебе только сообщить об этом Црству Ночи – и все они сбегутся к тебе н помощь. Уж они-то позботятся об Ангеле.

Джиллин спросил без особого энтузизм:

– А сколько времени н это уйдет?

– Пок они соберутся и все ткое... проверят твою приндлежность к семье, все подготовят... я не зню. Возможно, несколько недель.

– Слишком долго. Этот путь слишком длинный. Невозможно дже себе предствить, что нтворит Ангел з эти несколько недель.

– Тогд см попытйся его одолеть.

– Но кк?

– Тебе придется узнть, кем он был при жизни и ккое дело оствил незвершенным. Ндо звершить его дело и только потом убедить его уйти. Он должен зхотеть покинуть Потерянный Мир и уйти н Другую Сторону. – Мелусин искос поглядел н Джиллин. – Я говорил, это трудно.

– Не думю, что он будет мне помогть. Ему все это не понрвится.

– Нет. Скорее, он пострется убрть тебя. Джиллин кивнул.

– Невжно. Я уже принял решение.

Глв 15

Проництельные глз Мелусин смотрели н нее изучюще.

– Ты сильня. Я думю, ты спрвишься, дочь Элвйзы.

– Я не сильня. Я боюсь.

– Я думю, это вполне совместимо, – возрзил Мелусин, криво улыбнувшись. – Джиллин, если ты сумеешь пройти через это, пожлуйст, возврщйся. Я хочу поговорить с тобой кое о чем. О Црстве Ночи и о том, что зовется Рссветным Кругом.

Тон, которым это было скзно, нсторожил Джиллин.

– Это вжно?

– Это могло бы быть вжно для тебя – колдуньи, рожденной от человек и окруженной людьми.

– Хорошо, я вернусь, если... – Джиллин еще рз окинул взглядом мгзинчик. Может, есть ккой-нибудь тлисмн или еще что-то, что он могл бы взять...

Но он знл, что обмнывл себя. Если бы было что-нибудь полезное, Мелусин уже дл бы ей это.

Ей оствлось только уйти.

– Удчи, – скзл Мелусин н прощние, и Джиллин нпрвилсь к двери.

Нельзя скзть, чтобы он знл, куд идет. Уже прикоснувшись к ручке скрипучей входной двери, он услышл, что Мелусин окликнул ее:

– Постой! Я збыл одну вещь. Кем бы ни был твой Ангел, он родом отсюд. Околоземные духи обычно штются рядом с местом, где они умерли. Хотя, вероятно, тебе это не особенно поможет.

Джиллин зстыл н месте и зжмурилсь.

– Нет-нет, это очень полезня информция. Змечтельно! У меня появилсь одн идея.

Он решительно повернулсь, прошл через двери, не видя их, и вышл н площдь, не слыш рождественской музыки, которую нигрывл н свирели уличный музыкнт.

Нконец-то он знл, куд ей идти.

Джиллин поехл обртно н юг, в сторону Сомерсет, зтем повернул н извилистую дорогу, ведущую н восток, в горы. З плвным поворотом он увидел рскинувшееся по обе стороны клдбище.

Это было строе, но все еще действующее клдбище. Обычное городское клдбище, рзделенное н множество учстков. Дедушк Тревор был совсем недвно похоронен здесь н новом учстке клдбищ. Однко н поросшем лесом холме нходились и очень древние зхоронения.

Что ж, если у нее и был шнс нйти Ангел, то именно здесь.

Единствення дорожк н территорию строго клдбищ вел к плохонькой деревянной лестнице, которя едв держлсь н рсштнных рельсовых болтх. Цепляясь з перил, Джиллин осторожно поднялсь по ней. Нверху он остновилсь и огляделсь.

Высокя смоковниц и дубы. Будто костлявые пльцы, они протянули свои черные ветви во все стороны. Солнце медленно сдилось з горизонт, и в зктных лучх деревья отбрсывли длинные фиолетовые тени.

Джиллин собрлсь с духом и крикнул громко, кк только могл:

– Эй! Появись! Ты знешь, чего я хочу!

Молчние.

«До чего глупо я выгляжу со стороны», – подумл Джиллин и быстро отбросил от себя эту мысль. Зжв змерзшие руки под мышкми, он снов зкричл в безмолвную тишину:

– Эй! Ты меня слышишь? Я зню, ты рядом! Эй, ты здесь?

Он толкнул ногой покрытый снегом могильный кмень.

Конечно, ей нечего было делть здесь одной. Получить необходимую информцию о том, кем был Ангел при жизни, ккое преступление он совершил или ккое дело оствил незвершенным, можно было только от него смого.

Никто больше ей в этом не поможет.

– Это ты? – Джиллин очистил от снег грнитную плиту и прочл: «Томс Эвинг, 1775. Пролил кровь и умер з Свободу». – Ты Томс Эвинг?

В порыве поднимющегося ветр обледеневшие ветви дерев нд ее головой удрились друг о друг с хрустльным звоном.

– Нет, он слишком смел для тебя. А ты... обыкновенный трус.

Он стл рсчищть ндписи н других пмятникх.

– Эй, может быть, ты Вильям Кэйс? «Погиб в рсцвете молодости, свлившись с дилижнс» – это более похоже н тебя. Ты был Вильямом Кэйсом?

У тебя совсем пропл охот петь?

Джиллин вздрогнул... от холодного ветр.

А то я подобрл для тебя подходящий репертурчик.

И знкомый голос зпел хрипло и мрчно:

«Призрк о перы здесь , в твоей голове...»

Д будет тебе , Ангел! Ты мог бы спеть и получше. Почему ты не позволяешь мне увидеть тебя? Боишься встретиться со мной лицом к лицу?

Н снегу появился мерцющий свет – – прекрсное бледно-золотое свечение, переливющееся и мерцющее, кк шелк. Свет усиливлся. В глубине его появилсь фигур. И через мгновение Ангел предстл перед нею. Его ступни едв кслись снег.

Он выглядел смим совершенством. Прекрсный юнош в золотистом сиянии. Но теперь крсот его пугл. Джиллин знл, что з ней скрывется.

– Привет, – скзл он шепотом. – Полгю, ты догдывешься, о чем я пришл поговорить с тобой.

– Нет, и меня это не волнует. Однко кк нерзумно прийти сюд одной! Кто-нибудь знет, где ты?

Джиллин шгнул к нему и зглянул в его синие, кк небо, глз.

– Я зню, кто ты, – нчл он, стрясь удержть его взгляд и ствя кцент н кждом слове. – Ты не нгел и не демон. Ты просто человек. Ткой же, кк я.

– Нет. Это не тк.

– Ты испытывешь те же чувств, что и любой другой человек. Ты не мог быть тм счстлив. Никто не смог бы. Ты не хочешь быть похороненным в Нигде. Если бы я был мертв, я бы возненвидел это место.

Последние слов он произнесл с ткой силой, что и см удивилсь. Ангел отвернулся.

Джиллин почувствовл свое преимущество. Он нступл.

– Д, возненвидел бы! Вертеться, кк н привязи, вокруг одного и того же мест, глядя н то, кк другие живут и чувствуют. Быть ничем, знимться ничем, не считя мелких пкостей, нсылемых н людей. Рзве это жизнь?.. – Он осеклсь, поняв свою ошибку.

Он болезненно усмехнулся:

– Жизни у меня нет.

– Лдно, не придирйся. Рзве это существовние? Ты знешь, что я имел в виду. Это же гдко, мерзко, это отвртительно!

Лицо Ангел передернулось, кк от боли. Он вихрем унесся от нее. И впервые с момент их встречи Джиллин зметил, что он в смятении. Он метлся, кк животное в клетке, и его волосы рзвевлись, будто н ветру...

Джиллин торопилсь зкрепить отвоевнное преимущество.

– Это ничем не лучше, чем гнить тм. – Он пнул сухую трву у могилы.

Он стремительно вернулся обртно, и глз его сверкнули неестественно ярко.

– Джиллин, ты что, не понимешь? Я и есть тм!

Вся ее кож покрылсь муршкми, и он н мгновение лишилсь др речи. Невероятным усилием воли он зствил себя успокоиться и спросил ровным голосом:

– В этой могиле?

– Нет, но я покжу тебе где. Хочешь?

Королевским жестом он приглсил ее спуститься с лестницы, пропускя вперед. Джиллин зколеблсь... и пошл, чувствуя его присутствие з спиной.

Сердце у нее дико колотилось. Они словно соревновлись, кто кого быстрее уничтожит.

Но он должн был это сделть, должн зствить его говорить, добрться до его гнев, боли и отчяния и все узнть.

Они соревновлись, чья воля сильнее, кто крикнет громче, в ком меньше жлости, кто дольше продержится...

Приз – душ Ангел.

Он чуть не слетел с лестницы. Слишком темно, чтобы рзобрть, куд ступешь. «Кроме того, – отметил он про себя, – стновится все холоднее». Что-то похожее н ледяной ветер пронеслось мимо нее – и сияние осветило тропинку впереди. Ангел шел по ней, не оствляя следов н снегу. Джиллин, спотыкясь, спешил з ним.

Они нпрвлялись в сторону нового учстк клдбищ. И мимо него – н смый новый.

– Здесь, – скзл Ангел и повернулся к ней лицом. Его глз блестели, словно от слез. Он стоял, облокотившись н могильный пмятник, и освещл его сиянием собственного тел.

Джиллин охвтил озноб.

Это было именно то, что ей нужно, именно то, о чем он его просил... Но все же при виде его могилы у нее волосы встли дыбом.

Он похоронен здесь. Здесь, под этим могильным холмом, покоится тот, кому он тк доверял… и кого тк любил... Под звук его голос он зсыпл вечером и просыплсь по утрм...

И этот человек, окзывется, лежит в гробу! Если только уже не рссыплся в прх. Нет ни золотых волос, ни прекрсного лиц, ни мягкой улыбки... Остлось лишь прочесть его имя, выгрвировнное н кмне.

– Я здесь, Джиллин, – пропел он с звывнием из-з грнитной плиты, изобржя из себя вмпир. – Подойди и поздоровйся со мной.

Он рссмеялся... с ненвистью. Дико, безрссудно, горько. Сейчс он способен н все.

Но, вопреки логике, сковыввший Джиллин рнее болезненный ужс вдруг рссеялся.

И слезы хлынули у нее из глз в три ручья, леденея н щекх. Он рссеянно вытирл их, медленно опускясь н колени перед могилой. Кзлось, он збыл о том, что Ангел стоит рядом.

Джиллин молитвенно сложил руки, склонил голову и зстыл в немой мольбе Богу, божеству, кем бы он тм ни был.

Потом он снял перчтку и голой рукой ккуртно рсчистил ндпись.

Н грнитной плите с округлым верхом было нписно: «С любовью ншему сыну Гри Фджеону».

– Гри Фджеон, – прошептл он нежно и взглянул н фигуру з кмнем. – Ты – Гри?

В ответ он попытлся рссмеяться, но смех получился нтянутым и фльшивым.

– Приятно познкомиться. Я жил в Стэрбеке, мы почти соседи.

Джиллин опустил глз. Дт рождения – восемндцть лет нзд. А дт смерти – прошлый год.

– Ты умер в прошлом году. Тебе всего семндцть?!

– Мленькя дорожня врия, – объяснил он. – Я был мертвецки пьян.

И опять дико рсхохотлся.

Джиллин вспомнил о своей здче.

– Господи, неужели? Знчит, ты н слву повеселился при жизни?

– Что есть жизнь? – Он зло осклился. – «Гори, сгорй, короткя свеч...» или что-то в этом роде.

Джиллин не позволил ему себя отвлечь.

– Что ты нтворил? Смоубийство? Это и есть твое преступление? А что з незвершенное дело?

– А тебе необходимо все у меня выпытть, д?

Лдно, отступим, – он пок не поддется. Может, стоит испробовть некоторые женские приемы?

– Я думл, ты доверяешь мне, Ангел. Я думл, мы преднзнчены друг другу и у нс одн душ...

– Думл? Но теперь ты знешь, что нет... потому что ты ншл свою нстоящую любовь – – этого ублюдк. – Гри внезпно улыбнулся своей великолепной улыбкой. – Ну и пусть! Пускй у нс и не общя душ, но, знешь, мы связны. Мы родственники. Дльние, однко родство прослеживется.

Джиллин уронил руки. Догдк порзил ее, он впилсь в него взглядом. Нет, он был не совсем уверен.

Впрочем, он и рньше чувствовл...

– Тебя никогд не удивляло, почему у нс одинковый цвет глз? – Он смотрел н нее сверху вниз. И в обступившей их тьме глз его сияли, кк синее плмя. – Я имею в виду, они не совсем обычные. Ткие глз были у твоей прббушки Элспет, ткже у ее брт-близнец Эммет.

Близнецы!

«Ну конечно! Потерянные дети Хрмн, скзл Мелусин. Элспет и Эммет».

– И ты...

Он ухмыльнулся.

– Неужели дошло? Д, я првнук Эммет.

Теперь Джиллин многое понял. Ее мысли неслись глопом.

– Тк ты тоже колдун. Поэтому ты знешь и зклинния, и мгические ритулы, и еще много чего. Но кк ты узнл о своем происхождении?

– Пришли ккие-то идиоты из Рссветного Круг, – скзл Гри. – Они искли потерянных колдунов и смогли вычислить потомков Эммет, Мне рсскзли достточно для того, чтобы я понял, ккой силой облдю. А потом я велел им убирться.

– Почему?

– Они лохи. Все, о чем они зботятся, – это свести вместе людей и обиттелей ночи. Но я знл, что Црство Ночи – для меня. А люди вполне зслуживют того, что имеют.

Джиллин змерзл. Пльцы покрснели и опухли. Он нпрсно пытлсь нтянуть перчтку обртно н руку.

– Гри, ты человек. Чстично, тк же кк и я.

– Нет. Мы выше их. Мы особенные...

– Мы не особенные. Мы не лучше, чем кто-либо другой.

Гри неприятно усмехнулся.

– Вот здесь ты ошибешься. Создния ночи по прву рождения охотники. Есть зконы, утверждющие это.

Джиллин вздрогнул, и н сей рз уже не от ветр.

– Н смом деле? Поэтому ты и зствил меня пойти в клуб? Ты хотел, чтобы они н меня поохотились?

– Нет, ну что з идиотк! – Глз Гри вспыхнули. – Я же скзл, ты – одн из них. Я просто хотел, чтобы ты осознл это. Ты могл бы остться и присоединиться к ним...

– Но зчем?

– Тогд ты стл бы ткой же, кк и я! И опять сильный порыв ветр. Обледеневшие ветви деревьев стонли, будто от боли.

– Но зчем?

– Тогд ты могл бы прийти ко мне в Потерянный Мир. Мы могли бы быть вместе. Нвсегд. Если бы ты присоединилсь к ним, ты бы уже никогд не смогл перейти н Другую Сторону...

– ...после смерти! Ты хотел, чтобы я умерл.

– Только снчл... – нчл было смущенно опрвдывться Гри.

Джиллин взорвлсь от возмущения.

– Ты все сплнировл! Ты змнил меня. Скжешь, нет? Нет? Тот плч, что я услышл в лесу, – это был ты!

– Я...

– Все, что ты делл, ты делл для того, чтобы убить меня! И тогд я бы соствил тебе тм компнию!

– Я был тк одинок!

Его слов подхвтило эхо. Потом глз Гри потемнели, и он отвернулся.

– Я был тк одинок... – повторил он с тким отчянием в голосе, что Джиллин невольно шгнул к нему. – Однко же я не сделл этого. Я мог бы жить с тобой здесь...

– ...убив Дэвид и зхвтив его тело. Д, грндиозный плн!

Он не шевельнулся. Джиллин потянулсь к нему, и ее рук прошл сквозь его плечо.

Он удивленно посмотрел н свою руку и тихо скзл:

– Гри, рсскжи мне, что ты нтворил. Ккое ткое незвершенное дело?

– И ты попытешься отпрвить меня обртно.

–Д.

– А что, если я не хочу обртно!

– Ты должен! – Джиллин нстивл, стиснув зубы. – Ты не приндлежишьбольше этому миру! Это больше не твой мир! И тебе нечего здесь делть, кроме... кроме того, чтобы творить зло! – Он тяжело вздохнул.

Он обернулся – снов этот дикий взгляд.

– Может быть, мне нрвится творить зло.

– Ты не понимешь. Я не позволю тебе. Я не собирюсь остнвливться или сдвться. Я сделю все, что потребуется, чтобы отпрвить тебя обртно.

– А вдруг у тебя больше не будет возможности?

Порыв ветр. И словно тысячи жгучих игл впились в лицо Джиллин.

– А вдруг сейчс нчнется бурн?

– Гри, прекрти!

Метель сбивл ее с ног.

– Внезпно нлетевший ургн, которого никто не ожидл.

– Гри...

Стло очень темно. Луну и звезды зволокло тучми. Джиллин не видел ничего, кроме беснующегося вокруг снежного вихря. От холод он стучл зубми.

– А что, если мшин Эми не зведется? Если что-то случилось с мотором...

– Не делй этого! Гри!

Теперь он уже не видел его. Он будто рстворился в метели. Снег все сильнее бил ей в лицо.

– Никто не знет, где ты... Ах, кк неблгорзумно с твоей стороны, Стрекоз. Нужно, чтобы кто-нибудь приглядывл з тобой.

Джиллин ловил воздух открытым ртом. Он попытлсь сделть шг, но ветер прижл ее к чему-то твердому. К могильному кмню.

Случилось именно то, чего он тк боялсь. Ее Ангел восстл против нее и стремился ее уничтожить. Но дже теперь он не откзлсь от своего плн.

Ветер доносил до нее голос Гри:

– А что, если я просто уйду и оствлю тебя здесь нендолго?

Глз Джиллин слезились, и слезы змерзли н ресницх. Он едв дышл. Но он собрлсь с силми и, хвтясь з могильный кмень, крикнул:

– Ты не сможешь! Ты знешь, что не сможешь!..

– Почему это?

Он ответил вопросом н вопрос:

– Почему ты не убил Дэвид?

Ответом послужило лишь звывние ветр.

В глзх сплошной тумн. Обжигющий холод. Он пытлсь держться рукми з кмень, но пльцы всем онемели.

– Ты не смог, Гри! Ты не можешь убить человек. Когд дошло до дел – ты не смог!

Он ждл. Снчл он подумл, что ошиблсь, что он оствил ее одну змерзть. Но потом он почувствовл, что ветер стихет. Снежня звес стл прозрчнее. Снегопд прекртился. И в воздухе опять возник сияющий силуэт Гри. Он его ясно видел. Он видел дже выржение его глз. В них был горечь, гнев и еще что-то, может быть, мольб.

– Я смог, Джиллин. Это именно то, что я и сделл. Я убил человек.

Джиллин содрогнулсь.

«Ккой ужс! Но может быть, тому было опрвдние? Борьб. Смозщит...»

Он тихо спросил:

– Кого?

– Ты не догдывешься? Пулу Белицер.

Глв 16

Джиллин остолбенел, словно ее зпорошенное снегом тело превртилось в лед. Это было худшее, смое худшее из всего, что он могл себе предствить.

«Он убил ребенк!»

– Ты убил мленькую девочку, которя пропл в прошлом году н Хиллкрест Роуд.

Стрнно, именно о ней подумл Джиллин, хотя это было совершенно нерзумно, когд услышл в лесу детский плч.

– Я исполнял зклинние, – пробормотл Гри, – великое зклинние. Я быстро всему нучился. Это было зклинние н огонь – поэтому я ушел в лес. В снег, где нечему гореть. Девчонк выскочил совершенно неожиднно. Он бежл з своей собкой.

Он смотрел в прострнство невидящим взглядом, лицо его смертельно побледнело. Нет, Гри выглядел не ночным охотником, , скорее, жертвой. Джиллин понимл, он был не с ней в ту минуту: он был длеко, с Пулой.

– Они прорвли круг, очерченный для ритул. Все произошло слишком быстро. Огонь был везде – огромня беля вспышк, кк молния. Зтем все исчезло. – Он помолчл. – Собк успел выбежть, он нет.

Джиллин зкрыл глз, пытясь предствить себе...

– О боже! – И тут у нее внутри все перевернулось. – Гри...

– Я положил ее тело в мшину. Я хотел отвезти ее в больницу, но он был мертв. И я... я испуглся. В конце концов я остновился и зкопл ее в лесу.

– Гри, Гри...

– Я приехл домой. И пошел н вечеринку. Видишь, при жизни я был легкомысленным прнем. Все больше по тусовкм... Думл лишь о рзвлечениях и о себе, о себе, о себе! В этом вся жизнь колдунов.

Впервые его чувство вырвлось нружу – это был ненвисть. Он ненвидел себя.

– Я нпился, отчянно нпился.

Джиллин догдлсь.

– Ты никому не скзл!

– Н обртном пути я рзбил мшину о дерево. Вот и все. – Он рссмеялся, но это трудно было нзвть смехом. – Я очнулся в Потерянном Мире. Тм не с кем говорить, не к кому прикоснуться, но оттуд можно все видеть. Я нблюдл з тем, кк ее искли. Они прошли всего в шге от ее тел.

Джиллин отвернулсь, пытясь удержть слезы. У нее внутри будто что-то сломлось. Это же неспрведливо! Впрочем, у нее не было времени н философские рзмышления.

Допустим, н смом деле он не виновт... рзве теперь это имеет знчение? Исполнил роль – получи по зслугм. Гри сыгрл свою роль плохо.

У него было все: прекрсня внешность, проництельный ум и огромня колдовскя сил. И все это он рстртил.

Невжно. Нчнем с того, что есть.

– Гри, ты должен скзть мне, где он. Ты что, не понимешь? Это и есть твое незконченное дело. Ее родители не знют... – Джиллин говорил, глотя слезы и нпрсно стрясь сдержть дрожь в голосе, – ...жив он или мертв. Ты не думешь, что им нужно знть это?

Продолжительня пуз. Зтем он скзл, кк упрямый ребенок:

– Я никуд не хочу идти.

«Испугнный ребенок», – подумл Джиллин. Но он не отвернулсь от него.

– Гри, они имеют прво знть, – уговривл он его мягко. – Когд они успокоятся...

Он почти зкричл:

– И что с того?! Мне все рвно нет покоя! – Он не просто испугн – он в пнике. – Мне некуд идти. Они не примут меня!

Джиллин покчл головой. Ей нечем было его утешить.

– Все рвно мы должны. Я остнусь с тобой, если хочешь. Ведь мы родственники, Гри. – Потом очень тихо он попросил: – Отведи меня к Пуле.

Он долго молчл. Джиллин покзлось, что он никогд в жизни не ждл тк долго. Гри смотрел куд-то в ночное небо, и его глз были полны горечи.

Нконец он перевел взгляд н нее и кивнул.

– Здесь?

Дэвид нклонился и прикоснулся рукой к сугробу. Его темные глз смотрели н Джиллин немного испугнно. Но губы были решительно сжты.

– Д. Кк рз здесь.

– Стрнное место...

Дэвид принялся рботть лоптой. Джиллин отгребл снег, сктывя снежные комья. Он стрлсь думть о том, кк делл это в детстве, кк весело и збвно ей было тогд. Он упорно цеплялсь з эту мысль до тех пор, пок Дэвид не скзл:

– Я ншел ее.

Джиллин отступил нзд, отряхивя рукв и перчтки.

День был ясный, и полуденное солнце ярко сияло в холодном голубом небе. От мленькой полянки веяло покоем – вечным покоем. Нетронутую белизну снег нрушл лишь тоненький след мышки-полевки, которя устроил здесь свою норку.

Джиллин пру рз глубоко вздохнул, сжл кулки и с опской посмотрел н сугроб.

Дэвид рскопл не тк уж много. Он стоял н коленях перед вырытой им неглубокой кнвой, н дне ее четко выделялся обгоревший кусок крсного вязного шрф.

Джиллин рсплклсь.

– Двй скжем, что в последний учебный день перед Рождеством мы отпросились с уроков, чтобы поигрть в снежки в лесу. И решили построить снежную крепость...

– ...и случйно ншли тело. – Дэвид встл и положил ей руку н плечо. – Звучит весьм стрнно, но все же не тк стрнно, кк првд.

– Рзве нс могут зподозрить? Мы дже не были знкомы с Пулой Белицер. Они поймут, что он был убит, потому что тело зкопли. Но они никогд не узнют, кк он погибл. Подумют, что кто-то пытлся сжечь тело, чтобы избвиться от него.

Дэвид обнял ее з тлию, и он прижлсь к нему. Они стояли тк несколько минут, поддерживя друг друг. Теперь это кзлось тким естественным. И рньше он столь же просто, не колеблясь ни минуты, соглсился откопть тело... Джиллин дже не удивилсь. Он ожидл именно этого. У них ведь одн душ. Они вместе. Нконец он тихо спросил:

– Ты готов?

– Д.

Они вышли из лес, и Дэвид спросил еще тише:

– Он здесь?

– Нет. Я не видел его с того момент, кк он покзл мне это место. Он просто исчез и больше не говорит со мной.

Дэвид крепко прижл ее к себе.

Господин Белицер приехл поздно, когд почти все полицейские мшины уже уехли.

Было слишком темно и ничего не видно. Вот уже чс, кк Дэвид уговривл Джиллин уйти отсюд. Родители тоже торопили Джиллин. Они были здесь. И мм и пп. То и дело подходили к ней, брли з руку. Отец Дэвид и его мчех стояли тут же невдлеке.

Последние несколько дней окзлись тяжелыми, для всех и собрли всех вместе. Дэвид был бледен, но держлся спокойно, Джиллин отчянно дрожл, но никк не соглшлсь уйти.

По крйней мере, никто не зподозрил их в убийстве Пулы Белицер.

И вот теперь приехл отец Пулы. Один. Приехл, чтобы увидеть последнее пристнище своей дочери, хотя следовтель уже увез ее тело.

Полиция пропустил его, и он пошел н полянку, светя под ноги крмнным фонриком.

Джиллин потянул Дэвид з руку.

Он секунду сопротивлялся, но потом последовл з ней. Джиллин услышл шепот з спиной. Что они делют? Зчем они пошли з несчстным отцом Пулы? Боже – это же бесчеловечно! Однко никто не решился остновись их.

Они шли н небольшом рсстоянии от Белицер. Джиллин стрлсь зглянуть ему в лицо.

Проблем в том, что он многого не знл о духх. Он, нпример, не знл, кк теперь освободить Гри из Потерянного Мир. Что скзть отцу Пулы? Кк объяснить, что тот, кто совершил убийство, жлеет об этом, хотя и не может см покяться?

Он могл бы попсться, проявив слишком большой интерес и излишнюю осведомленность в преступлении. Но стрнно, все это не очень ее пугло – не тк, кк должно было. Они с Гри родственники, и, знчит, он будет плтить по его долгм. Он должн все рспрвить! Но кк?!

Пок он стоял в нерешительности, Белицер опустился н колени н истоптнный снег.

О господи! Кк больно! Если бы сильные руки не поддерживли Джиллин, он бы просто упл.

Но Дэвид крепко держл ее. Он опустил голову и зрылся лицом в ее волосы. Джиллин не могл отвести взгляд от человек н коленях.

Он плкл. Он никогд не видел, чтобы мужчин в его возрсте плкл, и от этого было больно и стршно. Он долго стоял н коленях, его пльто рсстегнулось и нкрыло снег... Однко, когд он поднял голову, он зметил, что в его лице появилось что-то похожее н облегчение... умиротворение.

– Я зню, моя дочь теперь в лучшем мире, – чуть слышно проговорил он. – И кто бы ни совершил это убийство, я прощю его.

Холодня молния пронзил сердце Джиллин, и потом по телу рзлилось тепло. Он рзревелсь. Безудержно. Слезы ручьями полились из глз. В то же время душ ее нполнилсь ндеждой. Потом он почувствовл, кк Дэвид вздрогнул и резко поднял голову. Его взгляд был приковн к чему-то поверх головы Белицер.

Тм в небе прил Гри Фджеон.

Он плкл, повторяя снов и снов: «...мне жль, мне тк жль...»

Прощение было испрошено и получено. Ну, пусть не совсем в том порядке.

Вот оно.

У Джиллин здрожли колени.

Дэвид прошептл:

– Ты видишь?

Но, кроме них, никто больше не видел его. Белицер поднялся с колен и прошел мимо – обртно к шоссе.

Дэвид все еще смотрел н Гри.

– – Знчит, вот кк он выглядит. Неудивительно, что ты решил...

– ...что он нгел, – договорил з него Джиллин.

Но... почему Гри все еще здесь? Рзве прощения недостточно, чтобы освободить его? Или есть что-то еще, что ндо сделть?

Гри повернулся к ней. Его щеки были мокрыми от слез.

– Подойди, – попросил он. – Мне ндо кое-что тебе скзть.

Джиллин шгнул вперед и потянул Дэвид з руку. Гри повел их через зросли н другую поляну. Деревья и темнот обступили их и скрыли от окриков полиции и гул шоссе.

Джиллин уже догдлсь, зчем Гри спустился и встл перед ними. Но он решил – пусть лучше см скжет.

– Нужно, чтобы и ты простил меня.

– Я прощю тебя, – с готовностью ответил Джиллин.

– Нет, ты не знешь... Я совершл ужсные вещи по отношению к тебе. Я пытлся уничтожить тебя, рзвртить твою душу.

– Я зню. Но ты сделл и много хорошего. Ты помог мне... повзрослеть.

Ангел помог Джиллин победить ее стрхи. Приобрести уверенность в себе. Узнть о ее колдовском происхождении. И нйти свою половинку.

И он был близок ей нстолько, нсколько не сможет быть близким никто другой.

–Ты... – Джиллин опять чуть не рсплклсь. – Я буду скучть по тебе.

Он стоял перед ней и бледно светился. Он зметил, что у него круги под глзми. Но губы его улыблись. И ей покзлось, что он стл еще прекрснее.

– Все будет хорошо, – скзл он мягко, – … для тебя. Твоей мме стновится лучше. Джиллин кивнул.

– Я нвестил Тню и Ким. С ними тоже все будет в порядке. У Тни все пльцы целы.

– Я зню.

– Тебе ндо зйти к Мелусин. Ты можешь очень помочь Рссветному Кругу. А они помогут тебе рзобрться с Црством Ночи.

– Хорошо.

– И может быть, тебе стоит в школе поговорить с Дэрил. У нее есть секрет, о котором Ким сплетничл прошлым летом. Дело в том...

– Стоп, Гри! – Джиллин протестующе поднял руку. – Я ничего не хочу знть. Дэрил, если зхочет, и см обо всем мне рсскжет. А если нет – то нет. Отныне я буду действовть смостоятельно.

Он уже нчл думть о школе. Последнюю ночь он лежл одн в комнте и рзмышлял. Все должно перемениться. Н удивление легко он рзобрлсь, кто в ее компнии чего стоил.

Амнд-Предводительниц, и Штеффи-Певиц, и Дж.З.-Модель совсем не плохие. Не лучше и не хуже, чем и другие, не столь клссные девочки. Он был бы не прочь сохрнить с ними приятельские отношения.

Дэрил – нет, не Дэрил-Богчк, просто Дэрил – очень хорошя. Похоже, они стнут нстоящими подругми. И конечно, Эми, которой он многим обязн.

Что же ксется других: Тни, Ким, Кори, Брюс и Мэкон, – то Джиллин совсем не хотел с ними знться. Не бед, если ее никогд больше не приглсят н клевую тусовку.

– И я действительно не хочу знть, Гри, пытлсь ли Дж. З. покончить с собой, – скзл он.

Он помолчл. Взглянул н нее сияющими глзми:

– Хорошо. Ты и см со всем прекрсно спрвишься.

И впервые он перевел взгляд н Дэвид. Мгновение они в упор смотрели друг н друг. Не врждебно. Просто изучюще.

Потом Гри повернулся к Джиллин и тихо скзл:

– Вот еще что: я передумл убивть его не потому, что не смог бы убить человек. Просто я не хотел, чтобы ты возненвидел меня нвеки.

О , Гри!..

Джиллин протянул к нему руку. Он тоже. Их пльцы встретились, проникя друг в друг... но они не могли коснуться друг друг. И никогд не смогут.

И вдруг лицо Гри изменилось. Он обернулся и поднял голову вверх, в темное, звездное небо.

Джиллин ничего не смогл тм увидеть. Но он почувствовл... ккое-то движение... что-то ндвиглось...

Гри был подхвчен ветром, словно опвший лист.

Его рук все еще тянулсь к ней, но он уже был в воздухе. Удивленное выржение лиц Гри сменилось блгоговением. И зтем рдостью. Рдостью и... прозрением.

– Мне ндо идти, – скзл он.

Джиллин вглядывлсь в темное небо. Но ничего не видел. Ни туннеля, ни поляны. Куд идти? Неужели снов в Потерянный Мир?

Небосклон пересек сверкющий луч.

Он был цвет солнечного зйчик н снегу. Невероятно яркий, но смотреть н него было не больно. Он переливлся всеми цветми и оттенкми, и вместе они соствляли белый.

– Гри...

С ним что-то происходило. Он удлялся не двигясь. Тял. Исчезл в Небытии. Он терял его.

– Прощй, Гри!

Свет тоже постепенно тял. Но перед тем кк совсем исчезнуть, он вдруг принял форму. Огромня белокрыля тень зслонил собою Гри.

Н крткий миг Джиллин почувствовл, что крылья коснулись и ее, окутв умиротворением и... любовью.

Свет пропл вместе с Гри. И все вокруг стло прежним.

– Ты видел это? – прошептл Джиллин сдвленным голосом.

– Кжется, д. – Дэвид был потрясен, в его глзх зстыло удивление. – Может... нгелы действительно существуют?

Он стоял, здрв голову.

– Смотри! Звезды...

Не звезды... больше похоже н звездную пыль. Хрустльные искорки свет – змерзшя крсот – сыплись вниз.

– Но н небе нет ни облчк...

– Уже есть... – И едв Дэвид скзл это, звезды исчезли з облкми.

Джиллин почувствовл холодное прикосновение к щеке. Кк поцелуй.

Но это просто обычный снег, обыкновенное волшебство. Они с Дэвидом стояли, взявшись з руки, и смотрели, кк пдет снег, блгословляя ночь.