/ / Language: Русский / Genre:love_history, / Series: Очарование

Голубой вальс

Линда Ли

Эксцентричные выходки молодой вдовы Белл Брэкстон наводили ужас на чопорный высший свет Бостона и заставляли знакомых сомневаться в здравости ее рассудка. Но именно эта сомнительная слава привлекла к Белл любопытство блестящего Стивена Сент-Джеймса, – любопытство, которое вскоре превратилось в мучительную, жгучую страсть настоящего мужчины к женщине таинственной и загадочной, невинной и обольстительной, манящей и чарующей…

Линда Фрэнсис Ли

Голубой вальс

Майклу, побудившему меня воплотить в жизнь давнишние мечты

Глава 1

1893 год

Бостон

Звуки музыки за стеной возобновились.

Приближалась зима… В небе висели сумрачные тучи. Дождь с беспощадной настойчивостью барабанил по сводчатым окнам. Холодные, унылые дни тянулись бесконечно долго.

Она стояла, прижимаясь щекой к прохладной штукатурке, мучительно мерзла, и согревала ее, словно объятия возлюбленного, только музыка, доносившаяся из-за стены.

Повернув голову, она прижалась к стене другой щекой. Штукатурка была шероховатая, в сети мелких трещин и больно царапала щеку. Музыка проникала в душу, создавая иллюзию полноты жизни, которой ей так недоставало в последнее время.

На ее приоткрытых губах блуждала слабая улыбка. С почти чувственным наслаждением она гладила мягкий бархат своего платья. Она купила его сразу же по приезде в Бостон. Приятно было чувствовать на теле и гладкое шелковое нижнее белье. Что до корсета, то она никогда его не носила. Более того, лишь после переезда в Бостон, впервые побывав у портнихи, она узнала о существовании подобных ухищрений, придававших фигуре особую стройность.

Музыка зазвучала громче, и она поняла, что ее сосед открыл окно или стеклянные двери, чтобы гости могли вдохнуть свежего воздуха. Итак, они танцуют, скорее всего парами, держа друг друга в объятиях.

Она часто пыталась представить себе танцующих – как они выглядят, длинные или короткие у них волосы, белоснежная или смуглая кожа, счастливы они или нет? И каждый раз по-разному. То как величественных джентльменов с благородными, затянутыми в корсеты дамами, то как презираемых пуританскими соседями сектантов, исполняющих свои необузданные языческие пляски. Забавно: почему-то набедренные повязки и развевающиеся перья интриговали воображение куда больше, чем изысканность и благопристойность.

Вот-вот зазвучит особенно любимая ею часть мелодии, под которую она иногда позволяет себе потанцевать. Тихо и медленно, осваивая азы танца.

А что ей остается делать, пока он не появится?

От волнения ее сердце тревожно билось. С первого дня в Бостоне она убеждала себя, что уже недолго ждать его появления. А что, если он так и не появится?

Иногда ее охватывали жгучие опасения, и она чувствовала себя опустошенной и одинокой.

Она покачивалась и приседала так, что длинная юбка расстилалась по полу. Затем снова и снова кружилась, хотя и не так быстро и плавно, как хотелось бы. А музыка, проникавшая сквозь стену и окна, куда ее заносил прохладный осенний ветер, звучала необыкновенно мелодично и страстно, согревая ее:

Отвезу тебя в Бостон,

Голубой мой Колокольчик…

Неожиданно она резко остановилась и сделала глубокий вдох. Музыка зазвучала громче. Она оглядела комнату. Высокие потолки, паркетные полы, многочисленные окна, позволявшие днем видеть окружающий мир, а ночью – широко распахнутые небеса. Много лет назад она убедилась, что без этого просто не может существовать.

Лишь взглянув на особняк, она сразу же поняла, что он создан для нее. Это жилище подходило ей как никакое другое. Она сказала нанятому ею агенту, чтобы тот договорился с владельцем. Напрасно маклер возражал, что дом не продается, ничто не могло заставить ее отказаться от своего намерения. Она решила купить этот дом, чего бы это ей ни стоило.

Мы с тобой станцуем, крошка,

В День святого Валентина…

Она вздрогнула. Эти слова проникли в самые темные тайники ее души, растревожив воспоминания. – Нет! – вскрикнула она…В зале светлом и просторном…

Ее взгляд скользнул от зубчатой лепнины к резным дверям, от них к мраморным колоннам – она не хотела ничего вспоминать, не хотела и никогда не захочет. Ей нужно, чтобы он наконец вернулся и выполнил свои обещания. Этот дом на Арлингтон-стрит воплощает в себе все, о чем он только мог мечтать. Здесь все готово к его приходу.

В зале, где с хрустальных люстр
Капают большие слезы…

Она отошла к стене, задев по пути кожаной туфелькой за край обюссонского ковра, и вновь стала вслушиваться в музыку.

Все танцующие вдруг
Остановятся, любуясь
Красотой твоею дивной…

– Нет! – Она зажала уши ладонями.

Волосы твои струятся
Шоколадными волнами…

Дальше она стала подпевать:

И до боли ослепляет
Глаз твоих голубизна…

Она подпевала все громче:

Твой наряд – лиловый шелк.
В волосах твоих – цветы…

Тут она запнулась и тяжело оперлась о стену. Музыка продолжала играть, обволакивая ее своим незримым покрывалом, вызывая легкое головокружение:

Ты, любимая моя.
Поплывешь со мною рядом,
Словно королева бала…

– Лжец! – закричала она, схватила лежавшую на полу трость и принялась колотить в стену. – Прекратите этот шум, глупцы! Немедленно прекратите!

Музыка оборвалась, пронзительно взвизгнули скрипки и виолончели. Танцующие остановились. Смех сменился невнятным гамом.

– Кажется, ваша соседка, вдова Брэкстон, опять принялась за старое? – со смешком заметил молодой джентльмен.

– Похоже, что так, Льюис. – Медленно покачав головой, Адам Сент-Джеймс уставился на стену, разделявшую дом. На лоб ему лениво упала прядь белокурых волос, затенив голубые глаза, утонченный разрез которых свидетельствовал о том, что он потомок бостонских аристократов.

Адам чуть не застонал от досады. «Господи, чем я провинился перед тобой?» – сокрушенно подумал он, жалея, что поддался на уговоры маленького, с похожими на бусинки глазками агента и продал этой женщине половину дома. Но он был не из тех, кто любит заниматься самобичеванием. Что сделано, то сделано. Изменить уже ничего нельзя. Хорошо хоть, он оставил за собой эту часть дома. Правда, теперь Сент-Джеймс сильно сомневался, что сумеет долго здесь прожить.

Убрав волосы со лба, он повернулся к гостям, с кривой улыбкой поднял бокал и провозгласил тост:

– За вдову Брэкстон! Пусть ее милый характер приносит ей только радость и счастье!

– И еще за то, чтобы слух у нее был не такой острый.

Гости, развеселившись, большими бокалами пили изысканное французское шампанское. Музыканты зачехлили инструменты, зная, что танцев в этот вечер больше не будет.

К Адаму подплыла женщина, одетая в платье из тафты и кружев. На шее и в ушах ее сверкали бриллианты, отражавшие свет хрустальных люстр:

– Как она объясняет свое поведение?

В голубых глазах Адама заплясали насмешливые искорки. Некоторые называли эту женщину разбогатевшей выскочкой. Он знал, что если бы ей сказали об этом прямо в глаза, она, ничуть не смутившись, ответила бы: «А что тут плохого? Слава Богу, что я богата». Передавали, что она не раз высмеивала пуритан за то, что те подражают жителям страны, откуда некогда бежали, рискуя жизнью. В этом Адам был с ней полностью согласен.

– Ничего, Кларисса. Она ничего не объясняет, – просто ответил он и хотел уже отойти, но та схватила его за руку.

– Так ничего и не отвечает?

Адам опустил глаза на маленькую ручку, унизанную кольцами, которая выглядела такой хрупкой и бледной на рукаве его черного фрака. Кларисса, несомненно, была красива и, что еще важнее, богата. У него мелькнула мысль: а не жениться ли на ней? Она воспользуется его благородным именем, а он – ее деньгами. Сделка может оказаться выгодной. С помощью этой женитьбы он решит свои проблемы. И все же Адам не мог представить себя женатым на Клариссе Уэбстер.

– Вы хотите сказать, что вечером она колотит в стену, а днем делает вид, будто ничего не произошло? – настойчиво допытывалась она.

Кто-то завел граммофон. Звучал он, конечно, не так впечатляюще, как оркестр, но зато куда тише, так что можно было не опасаться гнева вдовы Брэкстон.

– Делает вид, будто ничего не произошло? – Адам посмотрел на стену. – Возможно, да, а возможно, и нет. Понятия не имею. Я никогда не разговаривал с этой женщиной.

Кое-кто из гостей выразил свое недоверие. Большинство, потеряв интерес к разговорам, снова начали танцевать.

– Как это может быть? – полюбопытствовал низенький человечек, которого звали Уильям Генри.

– Но вы же продали ей свой дом? – недоуменно произнес Льюис. – Как же так получилось, что вы с ней даже не разговаривали?

– Скоро три месяца, как вы живете с ней рядом? Адам посмотрел на гостей, уделяя больше внимания медленно танцующим парам, нежели тем, кто досаждал ему вопросами.

– Не все ли равно, сколько времени прошло: три месяца или целая жизнь? Я никогда не встречал и не видел ее, а если и видел, то не знал, что это она. Эта женщина не хочет вступать в добрососедские отношения: когда я зашел извиниться за шум, вдова даже не приняла меня. – Он пожал своими широкими плечами. – В конце концов, не навязываться же мне!

– Очевидно, она еще не слышала о вашем прославленном обаянии? – насмешливо сказал Льюис.

– Как только вдова о нем узнает, сразу же начнет стучать в парадную дверь, а не в стену! – воскликнул Уильям.

Все, кроме Клариссы, рассмеялись.

– Стало быть, ее не видела ни одна живая душа, кроме моего агента? – спросила она.

– И моего тоже, – добавил Адам, осушая свой бокал.

– И что он говорит о ней? – спросил кто-то.

– Она старая и толстая?

– Старая и жадная?

– Старая и безобразная?

– Вообще-то, – ответил Адам, – он ни слова не сказал о ее внешности, хотя у меня и сложилось впечатление, что она не такая уж старая. Я только понял, что у нее полно денег, не знаю только, где она их хранит: в банке или матрасе. – Он поднял бокал, любуясь игрой света. – Должен сказать, что в то время я ничем иным и не интересовался.

– Она, должно быть, на редкость уродлива, раз никого не принимает? – заметила Кларисса. – Я совершенно точно знаю, что ее приглашали в лучшие дома. Похоже, самые достойные бостонцы, – сузив глаза, добавила она, – готовы принять ее с распростертыми объятиями.

– Многим денежным мешкам приходится долго добиваться доступа в аристократические гостиные и клубы. Не знаю, уродлива она или нет, – продолжил Льюис, – но, по всей видимости, богата, как Крез…

– И совершенно безумна! – сгоряча добавила Кларисса.

– О ком это вы говорите? – Простой вопрос, произнесенный низким, хорошо поставленным голосом, положил конец веселью.

Гости один за другим поворачивались к двери. Все застыли на месте, и только мягкие звуки граммофона нарушали повисшую тишину.

– Стивен! – растерянно выпалил Адам. У него разом пропала вся самоуверенность, бокал едва не выскользнул из пальцев. – Что ты здесь делаешь? – нервно спросил он.

В бальный зал вошел Стивен Сент-Джеймс, высокий, элегантный мужчина с зачесанными назад черными волосами и пытливыми черными глазами, которые внимательно изучали собравшихся. Единственным изъяном на его холодном, суровом лице был небольшой шрам в виде полумесяца, видневшийся под левым глазом.

Наконец он повернулся к Адаму:

– Мне помнится, я здесь живу…

В зале послышалось обеспокоенное перешептывание. Уильям смотрел то себе под ноги, то на хозяина, видимо, не зная, на что решиться. Даже Кларисса проявляла некоторую нервозность. Льюис, однако, стоял, скрестив руки на груди, насмешливо наблюдая за происходящим.

Стивен, сжимая черные лайковые перчатки, не сводил глаз с растерянного Адама.

– Уместнее, пожалуй, был бы вопрос: что здесь делаешь ты?

Медленно опуская бокал на стол, Адам старался вернуть себе самообладание:

– Ты удивляешься, что я здесь делаю? Я тебе объясню – в свое время, конечно, в свое время. Но почему ты так быстро вернулся из Лондона, брат? Я ожидал тебя не раньше чем через два-три месяца.

– Так, все ясно. – Стивен выудил бутылку с шампанским из ведерка со льдом.

Адам побледнел.

– Из моего погреба, разумеется, – констатировал Стивен, опуская бутылку обратно.

– Я куплю другую взамен. Завтра же.

Стивен повернулся к брату. Было заметно, что он едва сдерживается. Гости переминались с ноги на ногу, нервно поглядывая на дверь.

– Пора расходиться… – нарушил неловкое молчание Льюис.

Не успел он поставить свой бокал, как остальные последовали его примеру и поспешили к выходу. В Бостоне хорошо знали, что противоречить Стивену Сент-Джеймсу равносильно самоубийству. Это означало поставить на карту не только свое общественное, но и финансовое положение.

Адам провожал их задумчивым, чуть лукавым взглядом.

– Кто это совершенно безумен? – вновь спросил Стивен обманчиво мягким голосом.

Адам попытался подыскать отговорку. Не найдя ничего подходящего, он вынужден был признаться:

– Твоя новая соседка.

Стивену хватило одного мгновения, чтобы понять суть сказанного. Его и без того хмурая физиономия помрачнела еще сильнее.

Район Бэк-Бэй, в котором располагалась Арлингтон-стрит, был одним из наиболее респектабельных. Некогда особняк Сент-Джеймсов занимал собой целый квартал. Но потом глава семьи разделил его на два дома: один – поменьше, другой – побольше, где и жил Стивен. Его соседом должен был оставаться Адам.

– Если я тебя правильно понял, – сказал Стивен, – в нашем доме кто-то поселился? Вариантов не так уж много. – Несколько мгновений он стоял совершенно спокойно, не произнося ни слова. – Либо ты сдал свой дом, либо женился. – Отвернувшись, Стивен шагнул по направлению к стене. – Либо ты продал единственное ценное имущество, которым владел. – Он оглянулся. – Скажи мне, что ты женился. Отвечай же, Адам! – потребовал Стивен.

Выпятив губы, Адам пожал плечами и улыбнулся своей самой обаятельной улыбкой:

– Мне было бы очень приятно обрадовать тебя, но тогда рано или поздно пришлось бы показать свою жену, а это нереально.

– Почему бы тебе не жениться на одной из тех милых богатых женщин, что так и падают к твоим ногам?

Представив себе одну из таких «милых богатых женщин», Адам вздрогнул от отвращения:

– Уверен, ты преувеличиваешь. А почему бы тебе самому этого не сделать, дорогой брат? Хотел бы я посмотреть, как ты женишься. – Не обращая внимания на плотно сжатые челюсти Стивена, Адам решительно заявил: – Хочу, однако, заметить, что если я покину это теплое и сравнительно безопасное, – он посмотрел на брата, – прибежище, то окажусь на улице. Поэтому я должен признаться, что… как бы это сказать… продал свой дом.

– Продал свой дом?! – Голос Стивена звучал как туго натянутая басовая струна. – Я плохо понимаю, как это можно, так сказать, продать свой дом?.. Дом, который ты выпрашивал у меня так долго!

Наклонив голову, Адам раздраженно усмехнулся:

– Видимо, я очень страдал от одиночества.

– Страдал от одиночества? – Стивен с угрожающим видом шагнул вперед.

– Но, Бог свидетель, я очень дорожил этим домом, по-настоящему его любил, – меланхолично бормотал Адам, убеждая скорее себя, нежели брата. – Но дела обстоят не так уж плохо. Тебя, очевидно, насторожило чье-то утверждение, будто эта женщина совершенно безумна. Я, во всяком случае, уверен, что это – преувеличение. Поверь, она будет очень хорошей соседкой – приятной, обходительной. И уж, конечно, не доставит никаких хлопот. Во всяком случае, она будет лучше меня. – Он принужденно рассмеялся. – И так как у тебя никогда не бывает приемов с танцами, всегда тихо, я уверен, что она не будет барабанить тебе в стену.

Стивен зажмурился:

– Барабанить в стену?

– Только когда музыка играет слишком громко, – объяснил Адам, с сосредоточенным видом вытаскивая обрывок нитки из рукава своего фрака.

Стивен застонал, его гнев испарился, когда он внимательно посмотрел на младшего брата:

– Господи, что ты наделал! Ты хоть понимаешь, что натворил?

Адам опустил руку, забыв о нитке.

– Я очень не хотел продавать его, – наконец признался он. – Честное слово, не хотел!

– Тогда зачем же продал? Почему продал то, чем так сильно дорожил?! – Вздохнув, Стивен провел сильной рукой по волосам. – На что тебе в этот раз понадобились деньги? – сухо спросил он.

Стеклянные двери, выходившие на балкон, все еще были открыты. Через них в бальный зал врывался холодный осенний ветер. Пока гости танцевали, он приносил с собой желанную прохладу. Теперь же стало очень холодно.

Адам подошел к дверям и стал закрывать их одну за другой. Казалось, он мог бы уже привыкнуть к тому, что часто разочаровывает брата. И все же Адам всегда переживал это так же болезненно, как в первый раз. На протяжении многих лет он старался во всем подражать Стивену, но в конце концов убедился, что это совершенно бесполезное занятие. И Адам знал, что брат не может смириться с этим.

– Я предпочел бы прекратить разговор.

– Тебе не удастся увильнуть! – выкрикнул Стивен. – Итак, зачем тебе потребовались деньги? Может быть, на починку сломанной оси экипажа, как это уже было однажды? Или на уплату карточных долгов? Или у тебя неприятности с женщинами? А ну-ка вспомни, как ты оправдывался в последний раз?.. Сказал, что вложил деньги в какое-то дело, а оно лопнуло. Теперь уже Адам не на шутку разозлился:

– Прекратим этот разговор, Стивен!

– И не подумаю. Мне до смерти надоело вытаскивать тебя из всяких передряг!

Адам вздохнул, глядя, как на улице сгущается темнота.

– Ты мне об этом уже говорил, – ответил он. Стивен поднял глаза к потолку, словно ожидая наставления свыше:

– Ну почему ты все время попадаешь в дурацкие ситуации, Адам? Неужели я так плохо о тебе забочусь?

Адам повернулся к нему, собираясь объясниться, но прежде чем он успел заговорить, откуда-то снизу послышался грохот, затем раздались громкие крики.

Забыв о досаде и гневе, оба брата повернулись к двери и услышали, как кто-то шумно поднимается по лестнице.

– Какого дьявола?..

– А… вот ты где! – вскричал пьяный человек с пистолетом в руке, появляясь в дверях, и грозно уставился на Адама.

Стивен хотел было вмешаться, но незваный гость направил на него пистолет.

– А ты кто такой? – сплюнув, крикнул он.

– Послушай, Том, – попробовал увещевать его Адам. – Оставь его в покое.

Человек по имени Том повернулся к нему.

– Ты прав, ублюдок! – прошипел он. – Если у меня на кого и есть зуб, так это на тебя. Я не тот человек, с которым тебе стоило связываться, Сент-Джеймс! На этот раз ты от меня не откупишься. – Все мышцы его лица напряглись. – Ты не посмеешь так поступить со мной!

– Том, – спокойно повторил Адам, – отдай мне пистолет. А потом мы с тобой поговорим.

– Нам не о чем разговаривать, понятно? На этот раз тебе не отделаться от меня.

– Послушай же, Том, – повторил Адам, делая попытку приблизиться.

– Адам! – попробовал остановить его Стивен. Тот, однако, не обратил на брата никакого внимания.

– Отдай мне пистолет, Том! – умоляюще повторил он.

Ярость в глазах Тома улеглась, складка на лбу разгладилась.

– Ты не должен был так поступать, – прошептал он.

И тогда Адам бросился к нему.

Глаза Тома расширились, и его палец нажал на спусковой крючок.

Однако Стивен успел опередить брата, и ему досталась выпущенная из пистолета пуля.

Время будто остановилось, в воздухе висел пороховой дым. В полной растерянности Адам тщетно пытался собраться с мыслями.

Он не сводил глаз с брата и даже не заметил, как ускользнул Том. Стивен стоял, прислонившись к стене.

Сквозь пальцы, которые он прижимал к груди, капала кровь.

– Боже, какое несчастье! – воскликнул Адам. Он протянул руку и тут же, почувствовав тепло крови, отдернул ее. Только теперь он осознал случившееся. – И почему пуля не выбрала меня!.. Я это заслужил.

Когда Стивен попробовал пошевелиться, изо рта его вырвался тонкий свист.

– Не говори так, – прошептал он. И, глотнув воздуха, добавил: – Не забывай, что ты – Сент-Джеймс, Адам. Сент-Джеймс!

Адам зажмурился, Стивен же, обагрив кровью стену, сполз на пол.

Глава 2

Безмолвие. Долгие тихие вечера – ни музыки, ни шарканья ног танцующих. И длится это уже три недели – с тех пор как она услышала оглушительный выстрел, который никак не может забыть.

Белл Брэкстон рассерженно отошла от стены. С минуту она стояла неподвижно, затем решительно взглянула на старинные часы и, стиснув зубы, слегка поклонилась и начала танцевать. Раз, два, три – как можно старательнее. Раз, два, три – как можно изящнее и грациознее. Легкие шаги по паркетному полу, скольжение. Но никакого ощущения легкости, только тяжкое бремя на душе.

Она с досадой остановилась. Все ее усилия бесполезны. Музыки больше нет. А как танцевать без нее?

Если бы она не услышала выстрела, ничего не заметила бы. В газетах не упоминалось ни о каком происшествии, слуги помалкивали.

Пылавший в камине огонь озарял комнату золотистым светом. Она ходила взад-вперед. Безмолвие нарушалось только колоколами церкви на Арлингтон-стрит, которые громко и мелодично отбивали время. Вот уже несколько недель у нее болит нога, приходится опираться на трость. Но Белл потратила так много лет, привыкая обходиться без нее, что не может позволить себе пользоваться ею из-за не очень сильной боли. Она должна все время двигаться. Погода стоит холодная. Она не выходила на улицу, потому-то и нога стала снова отниматься. Но улицы переполнены прохожими и экипажами, и она боится даже соваться в такую толчею.

Белл поглядела на сводчатые окна, похожие в эту пору на темные зеркала. Трудно даже представить, что в мире существует такое бесчисленное множество людей!

Белл бросила взгляд на кипу приглашений. А может быть, стоит принять одно или два?.. Нельзя же все время сидеть дома! В конце концов прибытия отца можно ожидать и в гостях, за обеденным столом или беседуя с окружающими.

В свои двадцать девять лет она уже вдова. Пять лет назад ее муж умер от тяжелой формы ревматизма. У нее теперь было столько денег, что она даже не знала, что с ними делать. Оставив родной Ренвилл, Белл переехала в Бостон, благо, тот находился совсем рядом, в шестидесяти милях, чтобы купить дом, о котором мечтал ее отец: с литыми и лепными украшениями и резными мраморными колоннами.

Пытаясь заглушить знакомую боль в сердце, она уверяла себя, что сюда-то, в этот город, который он всегда так любил, отец непременно приедет.

Ветер усиливался, с силой налетая на окна и возвещая о надвигающейся буре. Несмотря на шум, Белл все же улавливала приглушенное позвякивание кастрюль и сковородок двумя этажами ниже, в полуподвальной кухне.

Сегодня четверг, а это значит, что на ужин ей подадут жаркое с картофелем. Проведя пальцами по каминной доске, Белл вздохнула. Ей опостылело есть одни и те же блюда в определенные дни недели. Точно так же, как опостылело ждать.

Ей неожиданно захотелось цыпленка и яблочный пудинг. И еще ей захотелось, чтобы небеса прояснились и в них засверкали бесчисленные мириады звезд. Захотелось новой жизни – самой обыкновенной, такой, какую ведут, например, молодые девушки, у которых в голове нет ничего, кроме предстоящих приемов и вечеринок. Жизни, в которой нет места мечтам, бесконечному ожиданию, а главное, отсутствуют тягостные воспоминания.

Боль и тоска захлестнули ее. Она давно бы покинула этот город, если бы не надеялась на приезд отца. Воспоминания точно стремятся отомстить ей за то, что она пытается от них избавиться. Но Белл упорно сопротивлялась. Нет, она не допустит, чтобы прошлое испортило и этот вечер!

Не обращая внимания на боль в ноге, Белл подошла к двери и распахнула ее, затем спустилась по лестнице на первый этаж.

Из кухни появился ее дворецкий. Гастингс выглядел не так безупречно, как обычно: он был без фрака, на руке у него висело полотенце.

– Куда вы собираетесь, мадам?

Белл надела новый черный плащ, подбитый мехом. Она свысока взирала на дворецкого. Она была выше Гастингса, и это, казалось, давало ей преимущество.

Белл с легкой улыбкой посмотрела на полотенце: таким же пользовалась ее мать – с синими и красными полосками на белом фоне.

– Извините, – смущенно начал Гастингс, – я… помогал мисс Мэй готовить ужин.

Белл с трудом сосредоточилась на Гастингсе. Она улыбнулась и пожала ему руку:

– Очень хорошо, Гастингс. Она, конечно, этого заслуживает.

Пожатие повергло дворецкого в явное замешательство.

– Простите, Гастингс. Я забыла один из главных уроков: никакой фамильярности со слугами. Ну, ничего, я скоро все усвою, способности у меня отличные. – В ее глазах вспыхивали насмешливые искорки. – С таким учителем, как вы, я далеко пойду: перестану замечать и вас, и Мэй, и Роуз.

Гастингс выпрямился, расправил плечи и даже без фрака, с полотенцем в руках превратился в образцового дворецкого:

– Вы совершенно правы, мадам.

Белл едва не поморщилась, глядя на этого человека: почему он не чувствует себя оскорбленным? По-настоящему Гастингс задет был всего один раз: когда она вела себя не так, как подобает хозяйке дома.

– Ну что ж, – Белл накинула капюшон, – я пошла.

– На улицу, мадам?

– Да, Гастингс. Мне давно пора подышать свежим воздухом.

– Но погода портится! – напомнил он.

Белл открыла дверь. Вместе с потоком воздуха внутрь влетели сухие листья. Она постояла неподвижно, чувствуя, как ветер играет ее волосами. А что, если он так и не приедет?

– Ты слышишь эти голоса, Гастингс? – прошептала Белл, не поворачивая головы.

Невилл Гастингс придвинулся ближе:

– Какие голоса, мадам?

Она вздрогнула, и эта дрожь странным образом передалась дворецкому.

Белл с облегчением рассмеялась.

– Ну и хороши же мы с вами! – воскликнула она, покачав головой. – Вы прислушиваетесь к голосам благопристойности, а я – к диким голосам ветра. Как вы думаете, почему так происходит?

Покосившись на хозяйку, Гастингс переступил с ноги на ногу. В этот момент из кухни прибежала низенькая толстушка, седоволосая и розовощекая.

– Что тут происходит? – спросила женщина с сильным ирландским акцентом.

– Я иду гулять, Мэй!.. – с усмешкой объяснила Белл.

– Гулять?

– Да, на улицу.

– Но ведь ужин почти готов!

Белл посмотрела на нее с сожалением. Она полюбила Мэй с того самого дня, когда агент прислал ей повариху и дворецкого с рекомендательными письмами.

– Мне очень жаль, дорогая, но я поужинаю сегодня где-нибудь в ресторане.

– В ресторане? Одна? Но ведь это неприлично! – неодобрительно произнесла Мэй. – Разве я не права, мистер Гастингс? Это просто неприлично. За всю свою жизнь я не слышала ни о чем подобном!

– А теперь услышали. Я иду ужинать – и ни вам, ни Гастингсу, ни этой надвигающейся буре не остановить меня.

Ветер был очень сильный, но Белл почти не обращала на него внимания. По прибытии в Бостон она обошла все улицы в Бэк-Бэе в поисках подходящего дома. Белл ходила целыми днями, не замечая, что прохожие как-то странно на нее поглядывают, а дети откровенно потешаются над ее неуклюжей походкой. К концу шестидесятимильного переезда из Ренвилля в Бостон она возненавидела тесный экипаж, мчавшийся с невообразимой скоростью, поэтому предпочитала бродить по городу пешком.

Этим вечером, однако, она почти не видела ни людей, ни экипажей. Улицы были пустынны. Пригибаясь под напором ветра, она шла по Арлингтон-стрит. Справа от нее лежал городской парк. Его литая чугунная ограда, унизанная острыми наконечниками, производила неприятное и даже угрожающее впечатление.

Она направлялась к Чарлз-стрит. Там, как она узнала от отца еще в детстве, находился ресторан «Снегирь» – внушительный, величественный и элегантный.

Белл глубоко вздохнула. Она чувствовала, как в ней пульсирует жизнь, и ей это нравилось. Волнение улеглось.

Она никогда еще не бывала в ресторане. Главное для нее сегодня было выбраться из дома, но тут Белл задумалась. А как входят в ресторан? Что при этом полагается говорить? Тяжелая деревянная дверь выглядела так же неприветливо, как и чугунная ограда парка. Может быть, отложить посещение? Но тогда ей придется есть именно то, от чего она решила в этот вечер отказаться!

Прежде чем ее смелость иссякла, Белл открыла дверь и вошла.

– Разрешите вам помочь, мадам? Оглядевшись в тускло освещенном вестибюле, Белл различила человека в ливрее, видимо, француза. Его лицо выражало явное неодобрение. Заглянув внутрь ресторана, она не заметила там ни одной дамы без сопровождающего.

– Разрешите вам помочь, – раздраженно повторил человек в ливрее.

– Да. – Она выпрямилась. – Подыщите мне место!

При этих словах его густые кустистые брови приподнялись, но прежде чем он успел возразить, Белл высокомерно бросила:

– Что-нибудь не так?

Этот тон она усвоила во время пребывания в отеле «Вандом», дожидаясь, пока съедет хозяин дома. Сидя в вестибюле, среди статуй и горшков с цветами, Белл наблюдала за важными особами, мужчинами и женщинами. Она была наблюдательна и скоро поняла, как люди добиваются желаемого независимо от того, заслуживают они этого или нет. Зрелище было не слишком приятное, но поучительное.

Белл было отвернулась, испытывая отвращение к себе, но тут же решительно заглушила голос совести. Нет, она во что бы то ни стало добьется, чтобы ее впустили: ведь она надеется, что кулинарные изыски даруют ей короткое забвение.

– Послушай, любезный, – сказала Белл, расправляя плечи, – ты, кажется, не понимаешь, кто я такая!..

Начало, пожалуй, было не слишком удачным. В конце концов, кого волнует, кто она такая? В этом городе полно важных особ.

– На этот раз я закрою глаза на ваше дерзкое поведение, – сухо продолжала она. – Вечер такой ненастный, что вы, вероятно, предпочли бы сидеть дома. Но предупреждаю: впредь держите себя в руках.

Выпрямившись, с бьющимся сердцем, Белл повернулась в сторону главного зала:

– Вот этот столик мне подойдет, любезный.

Она бросила ему плащ и пошла вперед медленной и, как она надеялась, величественной походкой. После того как к ней подошел официант и отодвинул для нее стул, Белл наконец свободно вздохнула.

В меню перечислялись блюда, о которых она никогда ничего не слышала:

«Голубь по-корнуэльски, с рисовым гарниром.

Пирог с мандаринами.

Кальмар под сливочным соусом…»

Господи, насколько лучше жаркое и картофель!

Наконец она заказала луковый суп, зимний салат с цикорием, еще что-то под названием пате де фуа гра[1]. Блюдо было, несомненно, французское и, следовательно, очень вкусное. Французские повара ценятся во всем мире.

Ужин подали поразительно быстро. Белл подозревала, что это объяснялось не столько слаженной работой, сколько стремлением как можно скорее избавиться от нежелательной посетительницы.

Суп был неплох, салат вполне съедобен, что до пате де фуа гра… Жаркое с картофелем, вероятно, было бы куда вкуснее. По-настоящему ей понравились только булочки.

Со вздохом Белл подняла салфетку, прикрывавшую серебряную хлебницу, и заглянула внутрь. Как она и ожидала, там не осталось ни одной булочки. И ни одного официанта поблизости. Откинувшись на спинку стула, Белл задумчиво огляделась и заметила на соседнем столике, совсем рядом, полную хлебницу. За столиком, спиной к ней, сидел посетитель. Он был поглощен чтением лежавшей на столе газеты «Бостон глоуб».

– Извините, – сказала Белл.

Посетитель даже не шевельнулся.

– Извините, – повторила она, слегка нагибаясь в его сторону.

Он чуть-чуть приподнял голову. Белл испугалась, что он возвратится к своей газете и сделает вид, будто ничего не слышал. Но не успела она что-либо предпринять, как посетитель медленно повернулся.

Это был крупный импозантный мужчина с темными волосами. Присмотревшись, Белл заметила у него под левым глазом небольшой шрам в виде полумесяца. Не произнося ни слова, она прямо и открыто изучала его.

Осанка у него была спокойная и уверенная, – чувствовалось, что этот человек привык всегда добиваться своего. Чутье подсказало ей, что он не из тех, кому можно перечить. Человек опасный, такого лучше избегать. В голову ей почему-то пришла мысль, что именно он мог бы убедить ее изменить свою жизнь.

Испугавшись, она резко повернулась и чуть было не упала со стула.

Мужчина вовремя поддержал ее:

– С вами все в порядке?

Его голос удивил Белл. Ровный, низкий и неотразимо чарующий. В таком голосе можно утонуть, как в реке, и никогда не выбраться на поверхность.

На какой-то миг Белл забыла, зачем обратилась к нему и что от него лучше держаться подальше. Ею владело лишь желание, чтобы он продолжал говорить.

– Какой у вас красивый голос! – заметила она. – Вам кто-нибудь говорил об этом?

Ее слова застали врасплох этого темноволосого, чем-то смахивавшего на пирата человека. Страшно довольная, Белл рассмеялась.

– Ваш ответ был бы отрицательным? – продолжила она, видя, что он молчит. – Вам не доставляет удовольствия, что кто-то находит вас красивым?

Он слегка вскинул бровь, но ничего не ответил.

– Но вы не похожи на человека, прислушивающегося к мнению о себе. – Она принялась изучать его одежду: – Черный сюртук, черные брюки, черные ботинки. Исключительно черный, ничем не смягченный цвет. В нем есть что-то зловещее, – решила она, забыв о своих опасениях. – И, по-видимому, это продуманный эффект. – Она слегка выпятила губы. – У меня есть книга о моде, где обсуждаются достоинства и недостатки черного цвета одежды. Что там говорится? Это суровый, отталкивающий, зловещий цвет. – Она рассмеялась. – Правда, я не уверена, что можно считать достоинствами, а что недостатками.

Мужчина откинулся на спинку стула. В свете свечей его точеное лицо выглядело особенно рельефно.

– Вы привлекли мое внимание только для того, чтобы покритиковать мою одежду, или потому, что я могу вам чем-то помочь?

Ее радость сразу же как рукой сняло. По выражению его лица она не могла судить о его настроении. «Вероятно, он рассержен», – подумала она, вспомнив наконец, зачем обратилась к этому человеку. Но просить булочку ей расхотелось. Однако когда она, извинившись, хотела было вновь приступить к пате де фуа гра, их глаза встретились.

Сердце ее замерло. А тяжелое чувство, тайно угнетавшее душу, рассеялось. Впечатление было такое, будто она наконец возвратилась к себе домой. Вокруг слышались приглушенные голоса, мягко позвякивало столовое серебро. Белл никак не могла понять, чем вызвано подобное впечатление, и внимательно смотрела на своего соседа, пытаясь найти объяснение. Она вновь отметила самоуверенность, неизбежную в людях такого типа. Но было и еще что-то, ускользавшее от ее внимания. Что-то удивительно знакомое. Белл была уверена, что не знает его. И в то же время ей казалось, что если хорошенько подумать, то может оказаться, что они встречались.

Но Белл тут же осадила себя: ведь она никого не знает в Бостоне!

– Почему вы привлекли к себе мое внимание? – вновь повторил он. У него был такой вид, будто и он пытается вспомнить, знакомы они или нет.

– Хотела попросить у вас булочек, – не задумываясь ответила Белл.

На лбу у него обозначилась складка.

– Булочек? – повторил он.

– Да, булочек. Вы спросили, чем можете мне помочь. – Белл взглянула на хлебницу. – Вероятно, это глупо, но я подумала, что вы могли бы поделиться со мной.

Он тоже бросил взгляд на хлебницу и, повернувшись, долго, казалось, целую вечность, изучал ее лицо.

Белл почувствовала, что краснеет. За все двадцать девять лет жизни, ни во время замужества, ни в последующие годы, никто никогда не смотрел на нее таким взглядом – откровенным, даже бесстыдным, пронизывающим и как будто раздевающим.

Она уже хотела отвернуться, проклиная себя за импульсивность, которая не в первый раз ставила ее в неприятное положение.

Но тут мужчина предложил:

– Угощайтесь.

Его голос отвлек ее от невеселых мыслей. Она едва не отшатнулась, когда он протянул ей хлебницу:

– Если хотите, можете забрать все.

И только тогда Белл увидела, что одна рука его покоится на перевязи. Аккуратной и черной, как и вся его одежда, но тем не менее на перевязи.

Этот человек был ранен.

И тут Белл поняла, почему он кажется ей таким знакомым, почему у нее такое чувство, будто они знакомы.

Потому что он покалечен, так же как и она.

В какой-то степени она действительно его знает. Может быть, и не самого человека, а то особое выражение в глазах, которое указывает на то, что он пережил нечто столь значительное, что оно, несомненно, изменит его жизнь. Всего одно происшествие – не целый ряд, а всего одно, – и ты уже видишь мир в другом свете, да и мир по-иному смотрит на тебя.

Белл не знала, имеет ли перевязь какое-то отношение к случившемуся. Но где-то когда-то что-то произошло. Какой-то неожиданный поворот судьбы, и все переменилось. Она глубоко вздохнула. Все это ей хорошо знакомо. Она узнает отчаяние, прикрытое маской равнодушия, которое видит, разглядывая себя в зеркале.

Тяжело дыша, Белл стала напевать – медленно-медленно, тихо-тихо.

Помнит ли он тот момент, когда произошла перемена? Может ли как-то определить, назвать его? Хранит ли в своей памяти? Белл запела громче, отбивая пальцами такт по белой льняной скатерти.

– С вами что-то случилось? – спросил мужчина.

Его низкий голос окутывал ее, словно теплым одеялом. Впечатление было такое, будто он в самом деле беспокоится за нее. У Белл перехватило дыхание. Она ничего не ответила. Да и что сказать? Ей надо выбраться на свежий воздух. Здесь она просто задохнется!

Белл попробовала отодвинуть стул, но руки плохо повиновались ей, точно она была неуклюжей школьницей, и стул упал. Несколько голов повернулись в ее сторону. Сосед-пират стал подниматься.

– Со мной все в порядке, – с трудом выдавила она, вынимая из сумки несколько монет и бросая их на стол. – Все в полном порядке.

Незаметно подошел метрдотель. Когда он притронулся к ее локтю, Белл обернулась с широко раскрытыми глазами.

– Я должна идти, – с запинкой пробормотала она. Повернувшись, Белл поспешно, насколько позволяла хромота, направилась к выходу.

Она выбежала в ночную тьму. Ветер завывал сильнее, чем прежде. С неба обрушивались тяжелые струи ледяного дождя. А она забыла взять свой плащ, даже не подумала о нем.

Воспоминания терзали мозг. Она пошла быстрее, с трудом волоча больную ногу. Вместо того чтобы направиться к Арлингтон-стрит через Бикон-стрит, она свернула в ворота в чугунной ограде и пошла через парк по тропе, которая, как она знала, выводит к ее дому.

Холодные струи дождя секли ее по лицу. По распущенным волосам сбегали ручейки. Тем временем боль в ноге стала нестерпимой. Деревья и скамьи казались одинаковыми, дорожки перепутались. Двигаясь наугад, Белл словно блуждала по лабиринту.

Люблю тебя, мой Колокольчик.

Воспоминания разрывали ей сердце.

Люблю тебя, дорогая дочурка.

– О папа, папа!.. – бормотала она. И ветер тут же подхватывал и уносил ее слова.

Она не чувствовала, как стучат зубы, как дрожь охватывает все тело, не замечала, что всего в пятидесяти ярдах от нее светятся огни ее дома.

Люблю тебя, мой милый Колокольчик.

– О папа!.. – закричала она.

Ее нога зацепилась за торчащий из земли корень. Белл протянула руки в тщетной надежде за что-нибудь ухватиться, колени у нее подкосились, и она рухнула наземь.

– Папа, – шептала Белл, лежа в грязи. – Где ты, папа?..

Глава 3

1870 год

Ренвилл

– Наконец-то я дома!..

Захлопнувшись, дверь поставила заслон на пути холодного февральского ветра. Маленький бревенчатый домик вздрогнул от этого удара.

– Мама, мама, папа приехал! – закричала маленькая Белл.

Торопливо семеня маленькими ножками, она подбежала по грубо отесанному полу, кое-где прикрытому лоскутными ковриками, к отцу и обвила его ногу своими ручонками.

Отец у нее был большой, крупный человек – настоящий медведь, – с густыми, жесткими каштановыми волосами и серыми глазами. Он шутливо говорил, что некогда они были у него такими же голубыми, как у Белл, но потемнели от частого купания в прудах.

– А вот и мой Голубой Колокольчик, – сказал он, снимая тяжелые кожаные рукавицы и гладя девочку по голове.

Рука у него была большая, заскорузлая и цеплялась за ее волосы. Но Белл это даже нравилось. Как и прикосновение к щеке грубых шерстяных брюк, и запах сена.

Откинув голову, отец принюхался:

– Гм, попахивает недурно. Что там твоя мама приготовила на ужин?

– Ты знаешь! Хорошо знаешь. Это твое любимое кушанье.

Его губы чуть приоткрылись в дразнящей улыбке.

– Неужели тушеная говядина…

– …С лучком, – добавила Белл.

– Верно, малышка. После тебя и мамы я больше всего люблю тушеную говядину с густой подливой…

– С морковкой и картошкой.

Отец бережно взял девочку за плечики и отодвинул, а затем, нагнувшись, посмотрел ей прямо в глаза.

– И почему у нас сегодня такое вкусное угощение? – Казалось, он был в недоумении.

– А ты разве не помнишь, папа? – чуть слышно выдохнула она.

– Дай-ка я подумаю, – проговорил он с серьезным видом. – Наверное, у нас сегодня гости?

– Нет, – нерешительно ответила Белл. Отец поджал губы:

– Неужели сегодня воскресенье, а я запамятовал?

– Сегодня среда, папа. Среда, четырнадцатое февраля.

– Четырнадцатое февраля, родненькая! – со смешком повторил он. – Стало быть, – отец зажал ее подбородочек между большим и указательным пальцами, – стало быть, сегодня твой день рождения?..

– Да, – закричала она, подпрыгивая. – Ты вспомнил! Вспомнил!

– Я вспомнил и еще кое-что. – Выпрямившись, отец сунул руку в карман пальто. Когда он вот так выпрямлялся, его взъерошенные волосы почти касались потолка.

Широко открыв глаза, Белл наблюдала, как он спрятал обе руки за спиной. Она просто умирала от любопытства, когда, словно фокусник, отец вытащил из-за спины два кулака.

– Какую руку выбираешь? – спросил он, возвышаясь над дочерью, точно сказочный великан.

Белл внимательно осмотрела оба кулака.

– Вот эту, – выпалила она, указывая на левую руку. С насмешливой улыбкой отец раскрыл пальцы:

– Пусто.

Наморщив нос, девочка перевела взгляд на другую руку. Отец, запрокинув голову, рассмеялся:

– Какая ты у меня милашка, Голубой Колокольчик! Он разжал пальцы другой руки.

– Мятная конфета! – взвизгнула она, выхватывая лакомство, а затем обнимая отца.

– Броунинг Холли, зачем ты даешь ребенку сладкое перед ужином? Это может испортить ей аппетит, – сказала Мадлен Холли, появившись в дверях кухни. Однако улыбка на ее лице никак не вязалась с суровым тоном. У нее были темно-каштановые волосы и голубые глаза. Глядя на нее, сразу можно было определить, что девочка – вылитая мать.

Белл тут же кинулась к ней:

– Мама, мама, посмотри!

Мадлен, нагнувшись, погладила тыльной стороной испачканной в муке руки щечку дочери:

– Да, дочка, это вкусная вещь – мятная конфета. Съешь ее после ужина. – Выпрямившись, Мадлен встретилась взглядом с мужем. – Ну и хитрец же ты, Броунинг Холли, – с улыбкой произнесла она.

– Как я могу отказать хоть в чем-нибудь моей дочурке с такими же большими голубыми глазами и такой же милой улыбкой, как у ее матери? – плутовато улыбаясь, спросил он. – Особенно в день ее рождения. К тому же я кое-что припас и для тебя, любовь моя.

Одна ее бровь изящно изогнулась.

– Ты знаешь, что не можешь подкупить меня конфетами, муженек.

Рассмеявшись, Броунинг снял пальто и повесил его на крючок возле двери.

– Значит, мне придется выбросить подарок?

– Отдай его мне, отдай его мне! – подпрыгивая, закричала Белл.

– Нет, Колокольчик, – ответил он, с нежностью глядя на жену. – Этот подарок – только для твоей матери. Может быть, позднее она согласится его принять.

Глаза Мадлен вспыхнули, отвернувшись, она направилась к кухоньке в глубине дома.

Броунинг в несколько шагов пересек разделявшее их расстояние, крепко обнял жену и потрепал ее по щеке:

– О Мадлен, любовь моя! Я так скучал по тебе сегодня.

Мадлен рассмеялась и стала хлопать его по рукам:

– Ведите себя как следует, мистер Холли. Ужин уже почти готов, – сказала она, но прежде чем отодвинуться, многообещающим жестом приложила палец к его губам.

– Подождем до наступления вечера, моя дорогая, – прошептал он.

Они сидели перед пылающим очагом. На столе дымился горшочек с тушеной говядиной, довольно редкое для них лакомство, манил густым духом свежеиспеченный хлеб. Так они праздновали шестой день рождения Белл. Небольшая семья радовалась и пела песни.

– Ну как, хорошо тебе работалось сегодня на ферме? – спросила Мадлен, держа в руке глиняную миску.

– Неплохо. Он почти не показывался. У него были дела в городе.

– Хотя бы он почаще уезжал в город! – неожиданно резким тоном заметила Мадлен. Броунинг потянулся к руке жены.

– Скоро, любимая, – сказал он, – скоро, как и обещал, я отвезу тебя в Бостон.

Белл озабоченно поглядела на отца:

– Тебе не нравится хозяин фермы, да, папа? Смущенно улыбнувшись, Броунинг потрепал дочку по голове:

– Это не твоего ума дело, малышка.

– Тогда расскажи мне о Бостоне, – попросила Белл. – Расскажи о мощеных улицах, длинных рядах высоких домов с большими бальными залами, где под потолком висят огромные лампы…

– Люстры, дорогая, – со смешком поправил Броунинг.

Мадлен покачала головой, слегка раздвинув губы в загадочной улыбке.

– И чем только ты забиваешь голову ребенку?

– Ты же знаешь, что я рассказываю ей правду.

Оживившись, Броунинг стал описывать своим слушательницам подробности жизни, которую они будут вести в Бостоне.

Рассказы у него были всегда одни и те же о поистине сказочной жизни. Белл слушала их с большим удовольствием, хотя и видела, что они нагоняют грусть на мать, слушавшую со странным мечтательным выражением лица.

В комнате пахло ароматными травами и свежим хлебом, потрескивали дрова в очаге. Все чувствовали себя так уютно и спокойно вдали от стужи, от ненавистного хозяина, который причинял столько неприятностей отцу и матери.

– Расскажи мне о доме, – попросила Белл, чувствуя, что запас историй начинает иссякать.

Он кинул взгляд на пылающий огонь, и на какое-то мгновение Белл ужасно испугалась, что отец не станет больше ничего рассказывать, а будет сидеть с грустным-прегрустным лицом, что всегда ее очень огорчало.

– Сейчас подумаю, – произнес он, моргая на огонь в очаге.

– Про лепные украшения.

– Хорошо, про лепные украшения. – Отец со вздохом повернулся к столу. – Про богато отделанные двери, резные мраморные колонны и огромный камин, над которым висит очень красивый портрет.

– И чей же это портрет? – как всегда, поинтересовалась Белл.

Его губы изогнулись в усмешке.

– Твоей матери, конечно.

– Нет, сэр, – как всегда, возразила мать. Ее нежное лицо с молочно-белой кожей светилось обожанием и гордостью. – Портрет твой, Броунинг Холли. Ты стоишь высокий и гордый, в роскошных одеждах. Любой может тебе позавидовать.

Белл инстинктивно чувствовала, что отец доволен словами матери.

Броунинг со смехом отодвинул тарелку и откинулся на спинку стула. Вытащил трубку, набил ее табаком, умял табак, зажег спичку и зажал чубук в зубах.

Белл очень нравился запах табака. Его богатый аромат странным образом успокаивал ее, внушая мысль, что в этом мире все в порядке. Нравилось ей и привычное продолжение рассказа:

– Мы будем получать приглашения от всех важных людей. Твоя мать станет наряжаться в лавандово-лиловые платья, золотые шарфы, очень идущие к ее нежному лицу, и тончайшие шелковые кружева.

Мадлен смущенно смеялась, Броунинг слегка пожимал ей руку.

– У нее будет бесчисленное множество шляпок с перьями и изысканной отделкой. Лучшие меховщики города захотят шить ей меховые шубки. – Задумчиво держась за чубук, он продолжил: – Такие же, какие у нее были до того, как она вышла за меня замуж.

– Все это у меня снова будет, – говорила Мадлен. – Я верю в тебя, Броунинг Холли. Верю с того самого дня, как мы повстречались.

Когда Броунинг смотрел на мать, Белл чувствовала, как сильно он ее любит. В сердце девочки закрадывался страх. Она обожала свою мать, но иногда ей было так грустно и одиноко: казалось, что отец любит мать сильнее, чем ее. Белл глубоко вздыхала, по опыту зная, что если не привлечет внимания, то останется одна за столом, заставленным пустыми тарелками, тогда как ее родители удалятся в свою комнату.

– Вы меня оставите одну? – с натянутой улыбкой спрашивала девочка.

Мать, краснея, хватала дочь за руку, но отец все еще продолжал смотреть только на нее. Когда Белл думала, что ей так и не удастся удержать родителей, из ее глаз начинали капать слезы.

Но тут лицо отца менялось, он улыбался.

Мы с тобой станцуем, крошка,
В День святого Валентина…

– напевал он, поворачиваясь к дочери. Белл вскакивала со стула и принималась танцевать, подпевая:

Весело кружась, кружась…
В день рожденья моего…
Все танцующие вдруг
Остановятся, любуясь
Красотой твоею дивной…

Раскинув руки, она быстро-быстро вертелась, и вокруг крошечных ног вздувались юбчонки. А отец продолжал:

Волосы твои струятся
Шоколадными волнами,
И до боли ослепляет
Глаз твоих голубизна.
Твой наряд – лиловый шелк,
В волосах твоих – цветы…

Она взбивала волосы и кружилась, изображая то, о чем пелось в песне.

Вставая из-за стола, отец восклицал:

Много кавалеров станет
Приглашать тебя на танец,
Но со мною только будешь
Танцевать весь вечер ты,
Голубой мой Колокольчик…

Несколько минут они кружились по комнате, затем отец опускал Белл на пол.

– Я тебе рассказал о Бостоне и даже спел с тобой песенку. А теперь, – он поворачивал дочь лицом к небольшой лесенке, которая вела на чердак, – отправляйтесь-ка спать, молодая леди.

– С днем рождения, дорогая!.. – с улыбкой и нежным поцелуем добавляла мама.

Белл удобно располагалась на соломенном матрасе, покрытом простыней, зарывалась в него поглубже и натягивала одеяло до самого подбородка. На чердаке у нее было небольшое слуховое окошко. Белл никогда не задергивала занавесок. В безоблачные ночи ей нравилось наблюдать за звездами и луной. А днем, приподнявшись на цыпочки, она могла видеть ферму, где работал отец.

Хотя Броунинг Холли и ворчал все время на старого фермера, однако признавал, что тот платит лучше других хозяев. Отец все же недолюбливал его, поэтому и Белл тоже думала о нем плохо. Но скоро они уедут в Бостон и больше не увидят этого ужасного человека.

А до того времени она могла радоваться их семейным вечерам. Летом, весной, зимой, осенью ли – вечера всегда проходили одинаково. Отец покуривал трубку у очага. Мама, с иголкой и нитками в руках, шила, штопала или просто слушала папины рассказы. А когда Белл ложилась спать, то слышала нежный голос мамы, напевавшей вальс, слышала шарканье ног: это ее родители танцевали на грубо отесанном полу. Вот так и она когда-нибудь будет танцевать вместе с отцом в большом танцевальном зале в Бостоне.

Глава 4

1893 год

Бостон

Зал опустел. Остальные посетители уже отужинали и ушли. Только Стивен все сидел за своим столом, медленно водя пальцем по краю серебряной хлебницы.

Его темные глаза уставились в тарелку, не замечая ее. Он сидел, упершись локтем в льняную скатерть. Стивен Сент-Джеймс чувствовал себя вполне удобно в своем идеально отглаженном черном фраке, брюках, накрахмаленной белой рубашке и строгом белом галстуке.

Перед ним стояла рюмка бренди, сбоку от нее лежала сигара. Это была самая приятная для него часть вечера. Смакуя бренди и сигару, он размышлял о прошедшем дне, прежде чем попрощаться с метрдотелем и выйти на улицу. Если погода была плохая, он садился в экипаж, если хорошая – шел домой пешком. К его приходу в доме все затихало, слуги – за исключением дворецкого Уэнделла – расходились по своим комнатам.

В этот вечер, однако, пока вокруг него кружил метрдотель Бертран, явно торопившийся домой, к своей семье, он думал не о спокойном уединении, а о женщине, нарушившей спокойное течение его ужина.

Как она хороша – настоящий ангел с темно-каштановыми, почти черными волосами, с белой кожей без следа пудры и с необыкновенными голубыми глазами! Их цвет напоминает послеполуденное небо.

Когда она появилась в зале, сопровождаемая обескураженным Бертраном, он забыл о тупой боли в плече, об Адаме и еще не задержанном человеке, стрелявшем в него. И только вспоминал, как она попросила – нет, потребовала у него хлеба. Какой гипнотизирующий взгляд был у нее при этом. Прошел уже целый час, с тех пор как она ушла, а Стивен все думал о поразительной красоте женщины, сидевшей за соседним столиком. И как она держалась! Даже Бертран не осмелился делать ей замечания.

Кто она такая, любопытно? Откуда приехала? Стивен пробовал расспросить Бертрана, но тот знал так же мало, как и он сам. Появилась женщина совершенно неожиданно, так же неожиданно исчезла, и никто не знает ни ее имени, ни кто она такая. Однако Стивен не был уверен, что хочет это знать. Все-таки есть что-то странное, если не сказать – подозрительное в том, что она дерзнула зайти в ресторан одна, без спутника. Нет-нет, пожалуй, лучше ничего не знать!

– Вам не нравится бренди, господин Сент-Джеймс? Стивен посмотрел куда-то между рюмкой бренди и озабоченно склонившимся над ним метрдотелем.

– Нет, Бертран. – Отодвинув стул, он встал. – Простите, что задержал вас.

– Нет-нет, я никуда не тороплюсь! Стивен устало улыбнулся:

– Конечно же, вы торопитесь, и несправедливо винить вас за это. Ведь у вас жена и пятеро детей.

Бертран гордо выпрямился:

– Какой вы добрый человек, все помните. Улыбка на лице Стивена тут же увяла.

– Нет, я не добрый, совсем не добрый, Бертран. Спросите хотя бы моего брата.

Выйдя из ресторана, Стивен приказал кучеру, чтобы тот ехал без него.

– Дождь прекратился, и мне полезно прогуляться.

– Как пожелаете, сэр, – ответил кучер, отъезжая прочь в черном, отделанном эмалью ландо. В ночной тьме какое-то время маячили два фонаря, а затем сгинули, как провалились в преисподнюю.

Застегнув шубу и надвинув поглубже цилиндр, Стивен прошел через ворота парка и зашагал по дорожке, ведущей к его дому. Дождь и в самом деле прекратился, тучи почти рассеялись, но было холодно для этого времени года. По черному небу мчались клубящиеся облака. Ветер пронизывал до костей. И как раз в тот момент, когда Стивен пожалел, что отпустил кучера с экипажем, он увидел ее. Она неподвижно лежала в грязи, как брошенная вещь. Всеми забытая, никому не нужная.

Стивен был уверен, что это она. Можно было подумать, что он даже ожидал найти ее тут. Что-то подсказывало ему, что она так и не смогла добраться домой. В полутемном ресторане незнакомка казалась сильной – и в то же время слабой, гордой и недоступной, но удивительно ранимой. Теперь от ее сил ничего не осталось.

Стивен опустился рядом с ней на колено:

– Мадам!

Никакого ответа не последовало. Ничего, кроме приглушенного шелеста длинных, стройных ветвей ив.

– Мадам. – Здоровой рукой Стивен схватил ее за плечо и потряс. Видя, что женщина не шевелится, он выругался и позвал на помощь. Он не сможет с больной рукой дотащить ее до дома. – Мадам!..

Ее веки затрепетали, но глаза так и не открылись.

– Мадам, очнитесь, пожалуйста. – Стивен снова потряс ее – на этот раз с отчаянием, близким к панике. Какой-то абсурд! Ведь он никогда не позволяет себе впадать в панику, тем более из-за женщины. – Мадам!

Чуть слышно застонав, она шевельнулась. Затем ее глаза приоткрылись. Прошло несколько мгновений, затем она загадочно улыбнулась, словно покоилась в чистой постели, а не лежала в грязи.

– Здравствуй, пират! – пролепетала она.

Брови Стивена хмуро сдвинулись, и он почти забыл, в каком трудном положении они находятся.

– Вы не пострадали?

– Пострадала? – Женщина попыталась приподняться и болезненно сморщилась. – Кто из нас не пострадал в этой жизни, мой пират!

Поколебавшись, Стивен взглянул на нее с любопытством.

– Вы сможете стоять с моей помощью? – спросил он.

– Конечно, смогу. – Она снова улыбнулась, но трепещущие веки сомкнулись.

– Мадам, пожалуйста. Вы должны мне помочь. Одному мне не справиться.

Глаза чуть-чуть приоткрылись.

– Помочь вам? Как я могу вам помочь?

– Вы должны встать, назвать свое имя и сказать, куда вас отвести.

Налетевший порыв ветра сорвал с его головы цилиндр. Но Стивен этого даже не заметил.

– Ветер унес ваш цилиндр, – тихо прошептала женщина.

– Ничего страшного! Назовите мне ваше имя. Ее улыбка стала загадочно-мечтательной.

– М-м. Мое имя? Разве вы его не знаете?

– Конечно, нет. – Стивен оглянулся, но парк был совершенно пуст. – Назовите же мне ваше имя, мадам.

– Голубой Колокольчик. – Она попыталась вытащить руку из грязи, но у нее ничего не получилось.

– Голубой Колокольчик? В самом деле? – «Но это же не имя, а скорее прозвище», – подумал он.

– Да, – повторила она. – Голубой Колокольчик. Так называет меня отец. Холли Голубой Колокольчик. Правда, красивое имя?

Стивен порылся в памяти, пытаясь припомнить кого-нибудь, кого звали бы Холли. Но так и не вспомнил, хотя и знал в городе всех.

– Где вы живете? Куда мне вас отвести?

– В Бостоне. Туда меня и отведите – в Бэк-Бэй. – Закатив глаза, женщина добавила: – Где просторны и светлы танцевальные залы, где все дома стоят, как часовые вдоль улиц. – Она хихикнула: – Только представьте себе, все дома – как солдаты… Правда, поэтично?

Стивен застонал. Если бы он не видел, что она ничего не пила в ресторане, то мог бы поклясться, что незнакомка совершенно пьяна.

– А где именно в Бэк-Бэе? – спросил он с растущим беспокойством.

Женщина перестала хихикать, ее губы совсем посинели. Когда он назвал ее по имени, она не ответила. И как Стивен ее ни тряс, не шевелилась. И все же надо вытащить ее из холодной грязи – и как можно скорее! Зная, что ему неоткуда ждать помощи, Стивен обхватил ее здоровой рукой за плечи. Боль была так остра, что он стиснул зубы. Человек более слабый и не такой волевой вряд ли смог бы что-нибудь сделать, но Стивену было не занимать ни сил, ни воли. В семнадцать лет он стал самостоятельным мужчиной.

Прижимая к себе незнакомку одной рукой, он донес ее до Арлингтон-стрит, а затем и до своего дома. Едва Стивен стукнул ногой в дверь, как ее тут же отворили. Дворецкий Уэнделл, ни о чем не спрашивая, взял женщину на руки и позвал на помощь. Тут же появились служанки в ночных чепцах. Они отнесли женщину наверх, развели огонь, принесли горячей воды и принялись за дело. Туда же вслед за служанками поднялся и Стивен.

Когда Уэнделл попробовал соблазнить его бренди и пылающим камином, он только покачал головой и вышел из комнаты, увидев, что служанки принялись раздевать незнакомку. Затем они почистили снятую одежду и повесили сушиться у огромной плиты в кухне. Через несколько минут, которые показались Стивену часами, он остался один в отделанном деревянными панелями коридоре, куда выходили спальни для гостей. Не обращая внимания на боль в плече и боку, он вернулся в комнату, чтобы удостовериться, все ли сделано как следует и не надо ли вызвать врача.

Женщина, назвавшаяся Холли Голубой Колокольчик, лежала на широкой, большой кровати с четырьмя столбиками для балдахина. Она свернулась клубком под одеялами и простынями. После того как с нее смыли грязь, лицо незнакомки приятно порозовело. Чувствовалось, что с Голубым Колокольчиком все в порядке, доктор не понадобится.

В доме воцарилась тишина. Лишь изредка снизу из кухни доносились приглушенные голоса или звон посуды. Прислонившись к стене, Стивен молча стоял словно зачарованный. Сердце сильно стучало, его пронизывало острое томление.

Он знал, что ему следует воспользоваться предложением Уэнделла пойти к себе, выпить бренди и погреться у пылающего камина. Но вместо этого, как жаждущий при виде воды, он сделал шаг вперед.

Стивен и сам не понимал, что притягивало его к этой женщине. Во всяком случае, не красота: он знавал женщин, справедливо считавшихся первыми красавицами. И конечно же, не ее манеры: Господи, он никогда еще не встречал такой странной женщины! «Тогда что же так влечет меня?» – недоумевал он, разглядывая скрытую под одеялом фигуру.

Глядя на эту незнакомку, так неожиданно вторгшуюся в его жизнь, Стивен ощущал непонятное посасывание под ложечкой. Он медленно, как бы нехотя стал приближаться к ней. Дышала она ровно и неглубоко. И казалось, не собиралась покидать это прибежище.

В стороне стоял позолоченный стул, обитый красной парчой. Стивен подвинул его поближе к кровати. Пожалуй, даже слишком близко. Но ведь он хочет разглядеть ее получше, прежде чем она проснется и покинет его дом. Ведь он никогда больше ее не увидит.

Никогда больше не увидит.

В этой мысли было что-то успокаивающее. Никогда ее больше не увидит, но предварительно узнает, что именно так интригует его в этой женщине, выяснит ее адрес и отошлет домой. Тайна наконец разъяснится. И все встанет на свои места. Да, в этой мысли и в самом деле есть что-то успокаивающее.

Теперь на ее губах не осталось синевы. Глаза были по-прежнему закрыты. Она что-то бормотала и шевелилась во сне. А когда повернулась, одеяло слегка откинулось, и Стивен смог увидеть белоснежную кожу.

Он решил, что должен поправить одеяло и уйти. Но прежде чем Стивен успел это сделать, она повернулась, во сне отбросив одеяло.

Он задышал часто и прерывисто. Груди у нее были круглые и упругие, с розовыми бутонами сосков. На него нахлынуло неожиданное желание поласкать их, чтобы они поднялись как налитые. И все же его остановило необъяснимое уважение к этой женщине, даже благоговение перед ней.

Долг повелевал ему немедленно уйти и позвать служанку. Но Стивен этого не сделал. Знал, что поступает плохо. Никогда в жизни не делал ничего подобного. А ведь он свободно может обладать любой женщиной, но он не хотел сейчас никакой другой женщины, хотел только эту.

Если бы так поступил какой-нибудь другой мужчина, он бы сурово осудил его. Но так поступил он сам. А ведь он хорошо знал, что не должен вести себя подобным образом!

Незнакомка продолжала бормотать и шевелиться, и одеяло обнажило необыкновенно красивый изгиб бедра. Стивену отчаянно захотелось притронуться к ее атласной гладкой коже, ущипнуть, припасть губами.

Он медленно, с робостью школьника протянул руку, отчетливо понимая, что нарушает кодекс поведения джентльмена, и его рука повисла в воздухе. Но тут она перекатилась на спину, и его рука неожиданно оказалась на треугольнике темных волос между ее ногами. Все его тело бурно отозвалось на это прикосновение. Никогда еще ни одна женщина так не притягивала его! Все поблекло, покрылось туманной дымкой и отодвинулось куда-то прочь.

Он хотел ее. Язык стремился познать тайны ее влажного нёба, ощутить вкус губ. Чтобы побороть это желание, Стивен крепко стиснул челюсти. Все его существо стремилось утолить вспыхнувшую в нем страсть, проникнуть в ее сокровенное лоно. Говоря проще, он хотел обладать ею. Мечтал разбудить ее. Заглянуть в необыкновенные голубые глаза и внушить ей ту же страсть, какую испытывал сам.

Но тут одеяло съехало на пол.

– О нет! – выдохнул он. И в его обычно бесстрастных глазах отразилось необъяснимое чувство, охватившее его.

Она лежала перед ним, словно изваянная из мрамора, но живая, дышащая, идеально прекрасная – если бы не ее нога.

Что-то крепко стиснуло ему горло, больно кольнуло глаза. И только тогда Стивен решился притронуться к изуродованной и так и не залеченной ноге.

По всему его телу прокатилась волна горького сострадания. Осторожно, даже ласково он провел ладонью по неровной поверхности. Как сильно отличалась эта нога от другой – безупречно красивой формы!

Чувство стыда и вины вытеснило сострадание. Он оглянулся, удивленный, что находится в этой комнате. И что незнакомка тоже находится здесь. Узнав о красоте ее тела, он сожалел о его несовершенстве.

Он собрался было уйти, чтобы избавиться от обуревавших его чувств, но ее пальцы неожиданно обвились вокруг его запястья. Веки, затрепетав, разомкнулись.

– Не оставляйте меня, – прошептала она. – Пожалуйста, не уходите!..

Стивен посмотрел на их сплетенные руки и, расслабившись, снова опустился на стул.

В комнате было тихо и спокойно. Пламя в камине отбрасывало на стены причудливые тени.

Стало быть, она не отпускает его. С усилием Стивен высвободил свою руку и стал поднимать с пола простыни. Сделать это одной рукой оказалось не так-то просто. Но даже после того как он укрыл ее, она продолжала горько стонать. Посмотрев на женщину, Стивен покорно вздохнул. Или, может быть, это была не покорность, а страх: что, если он никогда не сможет с ней расстаться? «Да нет, глупо даже предполагать такое», – сказал он себе, снова беря ее за руку.

Женщина мгновенно вцепилась в него. Ее хватка была на удивление сильной, она держалась за него так, как будто от этого зависела ее жизнь. И глядя на нее, Стивен подумал, что, может быть, так оно и есть.

Только после того как он откинулся на мягкий подголовник, оставив свою руку в ее руке, она немножко успокоилась.

Кто эта женщина – Холли Голубой Колокольчик? У нее и впрямь лицо небесного ангела. Можно подумать, что, позавидовав красоте своего творения, боги намеренно покалечили ее ногу. Что все-таки с ней случилось? Она упала с лошади? Свалилась с дерева? «Нет, – шепнул он, обращаясь к пламени в камине, – все было не так просто. Совсем не просто».

Глава 5

Белл неожиданно проснулась. Она почувствовала, что замерзла. Часы тем временем отбивали полночь.

Нахмурившись, она огляделась и поняла, что находится в незнакомом месте. Где ее натюрморты с цветами, рисунки деревьев? Где ее пышное кресло?

Быстро повернув голову, она увидела, что на стуле у ее кровати дремлет какой-то мужчина. Присмотревшись, она узнала того самого господина, который разговаривал с ней в ресторане. Только на этот раз его волосы были взлохмачены, суровый, даже беспощадный рот странно смягчился, даже стал привлекательным; пронзительные глаза были закрыты.

Белл откинулась на подушку и зажмурилась. «Боже милостивый, – взмолилась она, – сделай так, чтобы это было сном». Но когда она вновь открыла глаза, то обнаружила, что мужчина продолжает спать на том же месте.

Белл попыталась сосредоточиться, вспомнить, что же именно произошло. Однако в ее голове мелькали лишь отрывочные воспоминания. Она куда-то бежит. Холодно. Просто невыносимо! Почему она не может вспомнить? Появляется этот джентльмен, склоняется над ней, пытается согреть.

Поняв, что ничего больше не может вспомнить, она застонала. Но этот стон перешел в тревожный возглас, когда Белл заметила, что лежит совершенно обнаженная. Боже, что она натворила? Что произошло в этой странной комнате между ней и этим практически незнакомым ей человеком?

Поразмыслив, она немного успокоилась. Если бы и в самом деле произошло нечто, что она отказывается назвать словами, она бы помнила. Как можно забыть незабываемое? Причины, по которым она находится здесь, возможно, и не соответствуют правилам приличий, но ведь ты же не… «Боже милостивый, ты взрослая женщина, Белл Брэкстон, так называй же вещи своими именами… Так вот, никто тебя не насиловал. Это ясно как Божий день».

Но тут Белл подумала, что могло произойти нечто худшее, чем простое… совокупление. Что, если он видел ее ногу? Все поплыло у нее перед глазами. Наверное, потому-то она так уверена, что не произошло ничего выходящего за рамки пристойности. Они могли быть уже на пути к вершинам греховного экстаза, могли упиваться порочными наслаждениями, стонать от запретного восторга, и тут он увидел ее ногу. И все сразу закончилось. На собственном опыте она знала, что такое зрелище может сразу же испортить настроение, задуть все свечи желания, как если бы они никогда и не горели.

Белл посмотрела на сидящего на стуле мужчину и вспомнила, с какой благопристойной чинностью он вел себя в ресторане. Она попросила у него хлеба – сущий, казалось бы, пустяк, – но его это покоробило. Можно представить, как бы он оскорбился, предложи она ему разделить с ней постель. При этой мысли Белл чуть не рассмеялась. Вряд ли этот человек видел ее ногу или какую-нибудь другую часть тела. Несомненно, он сидит здесь, охраняя свои драгоценные владения. Раздела ее наверняка служанка, хотя и непонятно, зачем она это сделала. Но в конце концов какое это имеет значение? Ей надо как-то выбраться отсюда.

Белл сделала глубокий вдох-выдох, стараясь, однако, не разбудить спящего. Она должна незаметно покинуть эту комнату, этот дом, – желательно тайком от хозяина, даже если ей придется уйти, завернувшись в простыню.

Тихо-тихо, с ловкостью, которая могла бы сделать честь детективу из какого-нибудь десятицентового романа, Белл соскользнула с кровати. На цыпочках прошла по комнате, натянула платье, прямо на голое тело, надела туфельки, подхватила под мышку свои высохшие вещи, принесенные служанкой с кухни, и направилась к выходу. Миновав полутемный коридор, спустилась по длинной лестнице. Если кто ее и видел, то только изображения на портретах. Лишь после того как, повернув ручку, она открыла массивную парадную дверь, Белл вспомнила о том, что легко одета, а ведь она и понятия не имела, где находится. Но когда Белл пошла по красивой, мощенной битым кирпичом дорожке, она поняла, что все это время провела в доме человека, который постоянно устраивает многолюдные вечеринки с танцами.

Боже правый, оказывается, она, неизвестно почему, спала обнаженная в доме темноволосого, мрачного пирата – своего соседа.

Глава 6

– Тебе следовало бы лучше беречь руку, Стивен!

Сент-Джеймс выглянул из окна комнаты, расположенной рядом с вестибюлем. Окно выходило на Арлингтон-стрит и парк. Большинство людей разместили бы здесь свою приемную. Стивен же превратил ее в кабинет с плотными красными занавесками, восточными коврами, темными деревянными панелями и бесконечными рядами книг в кожаных переплетах.

Рядом с массивным, превосходной работы письменным столом красного дерева стоял его доктор.

– Тебе в самом деле следует беречь руку. Стивен не стал убеждать доктора в том, что неукоснительно соблюдал его предписания вплоть до последней ночи.

– Я уже слышал это, Гаролд.

– Если ты не будешь осторожен, твое плечо никогда не заживет.

– Я не спрашиваю, заживет оно или нет, а хочу знать, смогу ли когда-нибудь двигать рукой.

Доктор со смущенным видом начал собирать свои инструменты в черную кожаную сумку.

– Гаролд!..

Доктор погрузился в размышления. Его и без того морщинистое лицо сморщилось еще сильнее. Гаролд Мейфилд был домашним врачом Стивена и Адама с раннего детства. Лечил он и их отца. Именно Гаролд двадцать лет назад известил мальчиков о смерти родителей.

Беда случилась в морозную зимнюю ночь. Старый деревянный мост покрылся скользкой коркой льда. Разъезжаясь с встречной каретой, экипаж родителей ударился о деревянные перила и, проломив их, рухнул с моста.

Стивену было тогда семнадцать лет. И он помнил, какого труда ему стоило понять, что родители никогда не вернутся.

Адаму тогда было двенадцать. Случившееся неузнаваемо изменило его.

Управление всеми делами вместо отца взял на себя Стивен. Но и в семнадцать, и в двадцать семь, и сейчас, в тридцать семь, он знал, что не со всем справился достаточно хорошо. Особенно в том, что касалось Адама.

Джон Сент-Джеймс, или, как все его звали, Джек, был рослым благодушным человеком, который знал всех по имени, общался со множеством людей. Он любил жизнь, и та отвечала ему взаимностью, по крайней мере до того дня, когда удача изменила ему. Даже сейчас, по прошествии двадцати лет, Стивен тосковал по отцу, может быть, даже сильнее, чем в первые дни.

Закрыв наконец свою сумку, Гаролд вздохнул:

– Если говорить откровенно, Стивен, я не думаю, что рука сможет полностью восстановить свою работоспособность. Во всяком случае, так, как ты себе это представляешь. Но ты свыкнешься со своим положением. Тело приспосабливается. Живет же собака на трех ногах и даже не очень страдает от своего увечья.

Стивен посмотрел на него с каменным лицом. Гаролд, видимо, понял, что сравнение с трехногим псом никак нельзя назвать обнадеживающим.

Хмыкнув, он сказал:

– Ты должен радоваться, что уцелел, сынок. Двумя дюймами ниже, и пуля прошла бы прямо через сердце. – Он покачал головой. – Поэтому нечего жаловаться, что не можешь двигать рукой. Благодари Бога, что остался жив!..

Стивен рассеянно выслушал его слова, не желая мириться с горькой реальностью. Привыкнет ли он когда-нибудь жить, пользуясь одной рукой?

– Стивен!

Сосредоточившись, он увидел, что доктор пристально смотрит на него.

– Спасибо за откровенность, Гаролд, – сдержанно произнес он. – А теперь, если ты не против, я бы хотел заняться делами.

Гаролд не обиделся, пожав плечами, взял сумку и вышел.

Стивен повернулся к окну. День стоял ясный и холодный. Зима уже вошла в свои права. Отныне не будет осенних дней, поддразнивающих возвращением тепла. До апреля – и это в лучшем случае – в городе будет царить лютый холод. Он наблюдал, как доктор сел в свой древний одноконный экипаж, кучер взмахнул кнутом, и коляска, подпрыгивая, покатила по булыжной мостовой. Стивен уже хотел вернуться к делам, как подъехал наемный экипаж. Из него вышел Адам, расплатился, рассмешил возницу какой-то шуткой и направился к двери.

После злополучного инцидента со стрельбой Стивен редко видел Адама, во всяком случае, того никогда не оказывалось дома, если Стивен собирался побеседовать с ним.

Тихо открыв дверь и так же тихо затворив ее, Адам направился к лестнице, стремясь, видимо, избежать встречи с братом.

– Адам! – крикнул Стивен. На этот раз железное самообладание изменило ему, и в его голосе послышалось раздражение.

Нехотя остановившись у подножия лестницы, Адам со вздохом повернулся и пошел к кабинету. В несколько неспешных шагов он пересек мраморный вестибюль и вошел в дверь. Глядя на его растрепанные белокурые волосы, можно было подумать, что Адам причесывал их пальцами, а не расческой. Он устало улыбнулся и небрежно развалился на кожаном диване:

– У тебя что, новый диван? Удобный.

– Что у тебя за вид?

– Должен сказать, что и ты выглядишь не лучшим образом, дорогой брат. – Едва Адам произнес эти слова, как тут же раскаялся и пожалел, что не может взять их обратно.

– Возможно, ты и прав! – резко рассмеялся Стивен.

– Извини, – повинился Адам. – Мне не следовало так говорить: нет ничего удивительного в том, что ты выглядишь…

– Расскажи мне лучше, как обстоят дела с нашим домом? – перебил его Стивен, не желая обсуждать последствия ранения. – Уже две недели я жду подробностей о заключенной тобой сделке.

Адам вздохнул и запустил пальцы в волосы:

– Но с этим покончено, Стивен! Сделка заключена и подписана. Забудь о ней наконец.

– Нет, я о ней не забуду. – В словах Стивена прозвучала стальная решимость. – Почему ты продал свою половину дома?

Казалось, что Адам сейчас просто вскочит с дивана и уйдет. Вместо этого он провел пальцем по шву подушки.

– Мне нужны были деньги.

– Опять?

– Да, черт возьми, опять! – Адам встал и подошел вплотную к брату. – Мне нужны были деньги. Опять! Ты знаешь, деньги нужны всегда.

Стивен зажмурил глаза, его чувственные губы вытянулись в ниточку.

– Кто составил бумаги? Адам с проклятием отшатнулся:

– Почему ты не хочешь оставить все как есть?

– Мы оба знаем ответ на этот вопрос.

Адам стоял неподвижно, в тишине было слышно, как стучат часы. Наконец он вздохнул:

– Документы составлял ее агент.

– Как его зовут?

– Уилкинс. Или, может быть, Уокер. – Адам мрачно пожал плечами. – Черт его знает, как его зовут!

С трудом сдерживаясь, Стивен сжал кулак здоровой руки:

– А кто помогал тебе при совершении сделки? Натан?

– Твой помощник не назовет мне который час! – фыркнул Адам. – А уж тем более не станет помогать с продажей дома.

– Потому что знает мое неодобрительное отношение к твоим забавам.

– Ну уж который час, он мог бы сказать.

– Не ждешь ли ты, что я одобрю твою дерзость?

– А ты никогда этого не одобрял! – огрызнулся Адам.

Чтобы успокоиться, Стивен провел рукой по волосам.

– Скажи мне, кто представлял твои интересы?

– Ну что ты привязался ко мне, Стивен? Оставь все как есть!

– Кто представлял твои интересы? – скрипнув зубами, повторил Стивен.

– Питер Мейбри, – понурившись, ответил Адам.

– Питер Мейбри? Но он же мошенник!

На лице Адама появилась скептическая улыбка.

– Такие мне и нравятся.

Стивен поджал губы: ему было крайне неприятно, что всякий раз общение с братом, его единственным родственником, кончалось таким неутешительным образом. Но он уже давно усвоил, что досада – плохой помощник.

– Я попрошу, чтобы Натан занялся этим делом. Нет такого контракта, который нельзя было бы расторгнуть. А уж Мейбри прославился своей никчемностью. – Повернувшись, Стивен подошел к своему столу.

– Это все? – дерзким тоном осведомился Адам. – Разрешите идти, сэр?

Обернувшись, Стивен пристально посмотрел на брата.

– Да, – наконец произнес он, не зная, что сказать. Но когда Адам подошел к двери, Стивен примирительно добавил:

– Когда ты отправляешься на прием к Эбботам? Мы могли бы поехать вместе.

– Я не собирался туда ехать, – не оборачиваясь, отозвался Адам.

– Как это? Элден и Луиза – наши друзья детства. Их родители были друзьями наших родителей, дружили и наши деды, и бабушки. Боюсь, что я тебя не понимаю.

– Чего именно ты не понимаешь? – Голос Адама был полон сарказма.

– Да что с тобой? – взорвался Стивен.

На лице Адама отразилось изумление, тут же сменившееся выражением покорности судьбе.

– Чего ты от меня хочешь, Стивен?

– Я хочу, чтобы ты стал достойным нашего имени, только и всего.

– В этом-то и проблема, дорогой брат. Я не тот человек, который может командовать флотилией судов или торговать недвижимостью. Все, на что я способен, – это прожить доставшееся мне наследство, а затем выпрашивать помощь у своего куда более умного старшего брата. Между тем, кого ты хочешь видеть во мне, и тем, кто я есть на самом деле, – большая разница. Когда ты наконец смиришься с этим?

– Никогда, слышишь? Никогда! Я никогда не смирюсь с тем, что ты вырос ленивым, никчемным, расточительным человеком, который не питает уважения к своему происхождению и пренебрегает обязательствами, налагаемыми его положением!

– Тогда ты никогда не обретешь покоя. Пойми: я такой, каким ты меня описываешь, и даже хуже.

В окно струился тусклый зимний свет, но Стивену казалось, что на дворе ночь. Одна из тех ночей, когда в ожидании рассвета он мучился томительной бессонницей, а в его мыслях не было обычной стройности.

– Что с тобой? Ты ведь не был таким равнодушным. Чего же ты все-таки хочешь от жизни?

– То, чего я хочу, не имеет ничего общего с честью или долгом, тут ты просто не в состоянии меня понять. Увы, я не такой идеальный человек, как ты. Все, что я делаю, не в ладах с благопристойностью, не говоря уже о чести.

Совершенно неожиданно для себя Стивен мысленно представил полоску обнаженной белой кожи. Кожа была шелковистая, гладкая, необыкновенно нежная. На какой-то миг в комнате воцарилась гнетущая тишина.

– Неужели ты никогда не мечтал сделать что-нибудь, что не отвечало бы твоим строгим понятиям о пристойности и чести?

Стивен как будто бы ничего не слышал. Смотрел на брата, но не замечал его. Он видел самого себя, сидящего у кровати, на которой покоилась нагая женщина. Стивен тяжело вздохнул.

– Ты такой образец благопристойности, что о тебе можно написать книгу.

В своем воображении Стивен видел, как порывается погладить молочно-белую кожу.

– Ни один человек не мог бы оправдать твоих ожиданий, – говорил брат.

А Стивен тем временем представлял себе полные груди, стройную талию, округлые бедра. И ощущал обжигающее до боли желание.

– И меньше всех я.

Как она хороша, если не считать искалеченной ноги. Стивен зажмурился и отвернулся к столу. Открыв глаза, он увидел красную ленту, найденную им на полу спальни для гостей… Проснулся Стивен одеревеневший и растерянный. Сначала он не мог даже понять, почему сидит на стуле с высокой спинкой в комнате, о существовании которой даже не вспоминал долгие годы? Но увидев смятые простыни, все вспомнил. Голубой Колокольчик! Холли Голубой Колокольчик – с такими голубыми глазами, что в них даже больно заглянуть.

Соскочив со стула, Стивен принялся ее искать. Возможно, она стоит у окна или свернулась клубком в кресле и ждет его пробуждения. Но никто не смотрел на парк из окна, и кресло было пусто. Незнакомка исчезла.

Его душу пронизал жестокий холод. Много лет он жил замкнуто, но никогда еще не чувствовал себя таким одиноким. «Да нет, это просто смешно!» – убеждал он себя. Холодно ему потому, что огонь в камине погас, что же до одиночества, то он ощущает его так остро потому, что слуги еще не проснулись. Стивен должен радоваться, что эта женщина незаметно ускользнула и ему не придется встретиться с ней утром. Да он и радуется. Ведь он не хочет иметь ничего общего с Холли Голубым Колокольчиком. Ему нет до нее дела.

Стивен схватил ленту со стола и скомкал ее, собираясь бросить в камин, когда Адам вдруг с силой ударил кулаком по столу:

– Когда ты наконец смиришься? Когда поймешь, что все старания напрасны: я никогда не стану твоей копией!

Стивен устремил взгляд на брата. Он с трудом вспоминал, о чем они беседовали.

– Я говорил тебе, что принял меры для установления личности человека, стрелявшего в меня из пистолета?

Адам широко открыл глаза и весь как-то подобрался:

– О чем ты? Я думал, ты не собираешься давать делу ход.

– Почему у тебя сложилось такое впечатление?

– Мы до сих пор ничего не сообщали властям. Никаких публикаций в газетах!

– Я не хотел посвящать в наши проблемы весь город. Не хватало еще, чтобы бостонцы обсуждали то, что у нас произошло, за послеполуденным чаем. Я не хочу давать повод для пересудов. Но я нанял человека, который займется розыском. Сведений у него, конечно, мало, – тут он с подозрением посмотрел на брата, – если, конечно, кроме его имени, ты не сообщишь еще что-нибудь. Остальное он сможет выяснить сам. Ты и в самом деле плохо знаешь того человека?

– Я уже говорил тебе, – глухим голосом ответил Адам, – что познакомился с ним в таверне. Все, что я знаю, это его имя – Том. Мы повздорили за картами.

– А я думал, это было на скачках. Мужчины в упор смотрели друг на друга.

– Пусть все остается как есть! – Голос Адама был полон суровой решимости. – Оставь все как есть. Все необходимые меры приняты.

– Кто-то врывается в мой дом, пытается тебя убить, вместо этого ранит меня, а я должен прикидываться, будто ничего не произошло?

– Оставь все как есть, – повторил Адам.

– Черта с два!

– А я говорю тебе: оставь все как есть! – На этот раз выдержка изменила Адаму. – Пусть я ничтожество, но я не остановлюсь ни перед чем, чтобы предотвратить твое вмешательство!

Темная бровь взметнулась ввысь.

– Уж не угроза ли это, брат?

С громким проклятием Адам отвернулся:

– Иногда я даже жалею, что мы – родственники. Ты как будто неживой, Стивен. Лишен каких бы то ни было чувств. Холоден, суров, беспощаден. Ничего не знаешь о реальной жизни, в сущности, не любишь людей. Единственное, что тебя волнует, – это благопристойность.

Слова брата больно ранили Стивена. Случись это в какой-нибудь другой день, он бы, вероятно, сильно рассердился. Сколько раз он пытался втолковать Адаму, что ему нет дела до приличий, главное для него – ответственность. Но сегодня в его голове перемешалось столько противоречивых чувств, что Стивен не стал затевать спор. На него вдруг навалилась страшная усталость. Что бы там ни считал Адам, Стивен не мог уклониться от своих обязанностей и выполнял их по мере сил.

Сквозь густые тучи пробился слабый, неяркий луч солнца. Упав в лужу под окном, он засверкал всеми цветами радуги. И Стивен почему-то вспомнил о радугах, горшках с золотыми монетами и кладах с драгоценностями. Он давным-давно перестал верить, что такие находки случаются. Но ведь было время, когда верил.

– А ты помнишь холм Саттера? – громким, но спокойным голосом спросил он брата.

– Холм Саттера? – удивленно откликнулся Адам.

– Ну да, ты знаешь…

– На земле старого Уилбера?

– Да, на земле старого Уилбера. – Стивен засмеялся: – Это был скупец, каких свет не видывал!

Адам слегка улыбнулся:

– Ты называл его старым пнем. Стивен искренне расхохотался:

– Я? Неужели я мог такое сказать?

– Да, ты, – ответил Адам.

– А ты помнишь, – спокойно продолжил Стивен, – как мы однажды вскарабкались на дерево старого Уилбера?

Адам пожал плечами и скорчил гримасу:

– Каждый раз, когда я вспоминаю об этом, у меня начинает болеть задница.

– А я не мог сидеть целую неделю! – со смехом отозвался Стивен. – До чего же он взбесился, когда мы принялись швырять в него ягодами!

– Он бы ни о чем не догадался, если бы с дерева не свалилась та проклятая корзинка.

Братья тихо рассмеялись. Но их веселый смех оборвался, когда они вспомнили, как стояли на крыльце своего дома, а старый Уилбер грязными пальцами крепко держал их за уши.

Стивен скривился:

– Все это показалось нашему отцу не очень смешным.

– Да, но знаешь ли… – Адам подумал, затем добавил: – Мне кажется, мама была довольна этой нашей выходкой.

– Не может быть! – с сомнением произнес Стивен. – В самом деле?

– Да. А как ты думаешь, кто подал мне мысль нарвать ягод?

– Мама? – недоверчиво спросил Стивен. Адам кивнул.

– Она подсказала, чтобы мы закидали ягодами старого Уилбера?

– Нет, так прямо она не говорила. Просто рассказала, как делала это, когда была девочкой. – Адам нахмурил брови. – Я думаю, что ее жертвой был старый Кэбот. Однако ее не поймали, а если и поймали, то, во всяком случае, она умолчала о последствиях.

– Что-то мне не верится… – Стивен покачал головой.

– А ты помнишь, что после того как папа нас высек и ушел в контору, она велела повару приготовить для нас какао со взбитыми сливками?

В голове Стивена замелькали воспоминания. В частности, он вспомнил, как мать сперва причесала его, Стивена, а затем Адама, потом поставила перед ними чашки с какао. Тогда Стивен не задумался над этим. Он только сильно переживал, что разочаровал отца. Но теперь, оглядываясь на прошлое, Стивен вспомнил, как лукаво улыбалась мать, угощая их какао со взбитыми сливками.

Адам всегда был ближе к матери. Ничего удивительного, что она рассказывала ему о своем детстве. Стивен почувствовал сожаление: его воспоминания об отце до сих пор сохраняли живость, а вот о матери он почти ничего не помнил. Отец был главной силой, управлявшей его жизнью, тогда как мать всегда стояла в стороне.

– Кажется, я вспомнил, – наконец произнес Стивен.

– А помнишь, как мы разыгрывали разные пьески?

– Как я могу забыть? – воскликнул Стивен. На самом же деле он забыл, а вспомнил только сейчас.

– Весело мы жили, – сказал Адам.

– Пока отец и мать не умерли. Адам вздохнул:

– Наши жизни как бы разделены надвое: до их смерти и после нее.

Они не смотрели друг на друга, только на улицу и парк. Они стояли близко, плечо к плечу, и при всей их несхожести никто бы не усомнился, что они родственники.

– Ну так пойдешь ты или нет на прием к Эбботам? – наконец спросил Стивен.

Широкие плечи Адама на какой-то миг опустились, затем он грустно улыбнулся:

– Постараюсь там быть.

– Хорошо, – живо отозвался Стивен. Он хотел бы о многом поговорить с братом, да не знал, с чего начать.

В этот момент каминные часы пробили полдень.

– Я очень устал, – сказал Адам, отворачиваясь от окна. – Думаю, мне надо немного отдохнуть. – Он засмеялся, чувствуя, как к нему возвращается обычное расположение духа. – Я должен отдохнуть, если мне предстоит провести вечер с Луизой Эббот и ее подругами.

Стивен ничего не ответил, молча проводив брата взглядом. Внезапно перспектива провести вечер в обществе таких, как Луиза Эббот, показалась ему столь же малоприятной, какой она, очевидно, представлялась и Адаму. Стивен чуть не засмеялся. Как странно, что в этом отношении он полностью согласен с братом! Однако дело было, пожалуй, в том, что он вновь задумался об этой странной женщине – Холли Голубом Колокольчике.

Где она сейчас? Что с ней случилось? А самое любопытное, увидит ли он ее когда-нибудь опять?..

Глава 7

Платье выглядит просто потрясающе, решила Белл, идеально для приема у Эбботов. Платье было из роскошного атласа цвета лаванды, с длинными рукавами-буфами, с узким, хорошо подогнанным корсажем и широкой юбкой. Красиво поблескивал пояс с золотой пряжкой и ниспадающей бахромой.

Белл с трудом узнавала себя. Неужели женщина в зеркале – это и есть она? Протянув руку, Белл коснулась своего отражения. Провела тыльной стороной ладони от щеки до шеи. Итак, она идет на прием в платье, которое иначе, как потрясающим, не назовешь.

Нагнувшись вперед, Белл прижалась щекой к зеркалу, наблюдая, как ее дыхание затуманивает серебристую поверхность стекла. Когда ее отец наконец появится, он будет гордиться ею. Да, когда он появится. Чтобы они станцевали вместе в День святого Валентина, как он и обещал.

Ее охватило возбуждение. Сперва дом, потом платье и наконец этот прием. Отдельные моменты ее жизни сегодня соединились вместе. Она плывет по морским волнам, избегая подводных рифов.

В комнату вошли Роуз и Мэй. Насколько Роуз была высокой и стройной, настолько Мэй – приземистой и толстой.

При виде платья хозяйки глаза Роуз расширились. Мэй громко ахнула.

– Это то самое платье, которое принесли сегодня? – спросила она.

– То самое. Красивое, правда?

– Красивое? – Роуз снисходительно усмехнулась: – О да, по-своему, оно очень красивое!

– Я объяснила очень подробно, чего хочу. Господи, можно подумать, эта швея никогда не держала в руках иглу!

– Вы поручили кому-то сшить это платье? – недоверчиво переспросила Мэй.

– Да, конечно. Я подробно описала все – от высокого ворота до широкой колышущейся юбки. Понимаете, колышущейся. – Она тряхнула головой. – Я хотела, чтобы швея поняла меня правильно. И все же кое-какие сомнения у меня оставались. Я говорю ей «полная юбка», а она ошеломленно таращит на меня глаза и только тупо повторяет мои слова. Швея, похоже, совершенно не разбирается в моде. – Белл рассмеялась. – Я тоже не очень то разбираюсь в таких вещах, честно сказать, совсем не разбираюсь. Но о таком платье я мечтала с самого детства.

– Но мисси… – начала Мэй – так с некоторых пор она называла свою нанимательницу, – дело в том, что платье… как бы вам сказать…

– Ну говори же, Мэй, прямо, без обиняков. Ты же всегда говоришь то, что думаешь.

– Дело в том… – вмешалась Роуз.

– Видите ли, дело в том, что платье, может быть, и красивое, – перебила Мэй, – но этот фасон давно вышел из моды.

Белл удивленно повернулась к зеркалу:

– Этот фасон вышел из моды?

– Да, мисси, потому-то швея так и удивилась. Вот уже двадцать лет, как такие платья никто не носит.

– Тридцать, – покачав головой, поправила Роуз.

– Тридцать лет?

– Да, дорогая.

– Не может быть!

– Но это так, – настаивала Роуз.

– Это невозможно!..

– Спросите мистера Гастингса, – предложила Роуз.

– Хорошая мысль! – подхватила Мэй. И, работая руками, как паровозными рычагами, кинулась вниз по лестнице.

– Мистер Гастингс! Мистер Гастингс! – вопила она. Скоро она вернулась:

– Сейчас он прибежит.

Через минуту-другую в комнате появился запыхавшийся, взлохмаченный дворецкий:

– Что случилось?

Белл сморщилась и посмотрела на него в зеркало:

– Как по-вашему, это платье вышло из моды, Гастингс?

– Что?

– Я спрашиваю о платье, Гастингс. Оно немодное? Невилл Гастингс перевел взгляд со своей хозяйки на Роуз, затем на Мэй. На его лице отражалось крайнее недоумение. К его чести, однако, он не стал лгать. Пригладил волосы, внимательно оглядел платье и сказал:

– Да, мадам, платье безнадежно устарело.

Белл пренебрежительно фыркнула и еще раз повернулась перед зеркалом. Затем, склонив голову набок, пожала плечами.

– Это платье вне времени. Оно никогда не выйдет из моды, потому что очень красиво, – убежденно произнесла она.

Роуз, Мэй и Гастингс переглянулись.

– Мисси, – нерешительно начала Мэй, – это платье слегка коротковато спереди.

– Я хочу, чтобы все видели мои туфельки.

– Да, конечно, они будут хорошо видны, но…

– Что еще, Мэй?

– Если бы вы сняли несколько нижних юбок… При этих словах Гастингс насторожился, откашлялся, повернулся и направился к двери:

– Извините, но у меня много работы. Женщины проводили его взглядами.

– Бедняга, – с нежностью сказала Мэй. – Очевидно, чувствует себя неловко среди женщин.

– Вероятно, не привык к женскому обществу, – перебила Роуз. – Но даже слепец заметит, что он хотел бы сойтись с вами поближе, Мэй.

Пожилая женщина замахала руками. Забыв о платье, Белл с интересом воззрилась на служанку:

– Мэй, так вы с Гастингсом?..

– Ничего подобного, мисси Белл. Он такой видный мужчина, а я просто коротышка – смотреть не на что! Я никогда не посмею положить глаз на дворецкого. Я всего-навсего повариха и знаю свое место.

Белл посмотрела на Роуз, затем на Мэй:

– Никакая ты не пигалица. Не знаю, как насчет тебя, а вот Гастингсу ты точно нравишься. Иначе зачем бы наш образцовый дворецкий стал помогать тебе на кухне?

– Так вы думаете… – быстро начала Мэй и тут же, спохватившись, невозмутимо добавила: – Чепуха! Если бы на вас было меньше нижних юбок, подол касался бы пола. Как это и шьется…

Белл и Роуз обменялись понимающими взглядами, затем Белл с улыбкой наклонилась и осмотрела свои туфельки.

– Мэй права, мисси Белл. Платье выглядело бы еще красивее, будь оно чуточку длиннее.

– Гм. Ты так думаешь?

– Да, – дружно ответили обе служанки. Белл посмотрелась в зеркало.

– Может быть, вы и правы, – неохотно согласилась она. – Хотя, я думаю, нижние юбки не имеют большого значения.

Не очень-то считаясь с мнением госпожи, Мэй и Роуз в одно мгновение сняли с нее три из четырех нижних юбок. Глядя на результаты их стараний, Белл криво усмехнулась.

Роуз принялась причесывать хозяйку, а Мэй ушла. У подножия лестницы ее встретил Гастингс.

– Ну как все прошло? – поинтересовался он. Мэй пожала плечами:

– Без этих дурацких юбок она выглядит довольно сносно.

– Да благословит ее Бог! – прошептал дворецкий.

– Что и говорить, странная она женщина, – отозвалась Мэй. – Но я люблю ее, как родную дочь.

Поколебавшись, Гастингс обернулся и посмотрел на дверь комнаты Белл, его обычно суровое лицо смягчилось. Затем, не произнеся больше ни слова, он повернулся и пошел по своим делам. На его губах, помимо воли, играла нежная улыбка.

Насколько хватало глаз, Коммонс-авеню заполнили экипажи. Одноконные брогамы[2], ландо с пятью окнами, кларенсы[3], легкие рокэвеи[4] ожидали высадки пассажиров у величественного портика особняка Элдена Эббота, где должен был состояться званый ужин на восемьдесят персон. И хотя погода была на диво хороша, ни один человек не подошел к особняку пешком. Только Белл прошлась вдоль экипажей и уже стояла в холле перед лакеем в ливрее.

Надо сказать, Белл слегка нервничала. Радость смешивалась в ее сердце с беспокойством. Она не могла не заметить, что, как и предсказывали Мэй и Роуз, ее платье сильно отличалось от одежды окружающих. Но она тут же успокоила себя мыслью, что нет ничего плохого в том, чтобы отличаться от других.

Ей было совершенно безразлично, что о ней подумают люди.

Лакей осведомился о том, как ее зовут.

– Белл Брэкстон? – переспросил он, внимательно изучая список. – Вы миссис Гершел Брэкстон?

Белл удивилась, когда лакей назвал это имя. Сделав резкий вдох, она почти прикрыла глаза. Не возвратиться ли домой? Как давно ее звали миссис Гершел Брэкстон?

– Мадам, так вы миссис Гершел Брэкстон или нет? Ее мысли прояснились, и Белл посмотрела на лакея в упор.

– Да, именно так меня и зовут, – ответила она, вручая ему плащ с капюшоном, который Гастингс, не задавая лишних вопросов, привез из ресторана.

На ее счастье, вновь прибывшие медленно двигались вверх по длинной, с изгибами лестнице, сооруженной из гладкого твердого мрамора. Ей было удобно держаться за перила из того же мрамора. На самом верху ее приветствовали хозяин и хозяйка.

– Миссис Брэкстон! – радостно воскликнула Луиза Эббот. Голос ее прозвучал чересчур громко. – Как любезно с вашей стороны, что вы нашли время поприсутствовать на нашем маленьком приеме, – добавила она.

«Ничего себе маленький прием», – подумала Белл, представляя, какая длинная вереница гостей тянется за ней.

– Спасибо за ваше любезное приглашение, миссис Эббот.

– Луиза, пожалуйста, зовите меня Луизой.

– Хорошо, – ответила Белл. – А вы зовите меня Белл.

– Великолепно, просто великолепно! Я чувствую, что мы с вами подружимся.

Белл изумленно уставилась на нее:

– Откуда вы знаете?

Улыбка Луизы на миг потускнела, она смутилась, но тут же рассмеялась:

– Да у вас чудесное чувство юмора. Вы еще не познакомились с моим мужем Элденом? Конечно же, нет.

Белл представили мистеру Эбботу, и тут же поток гостей увлек ее в красиво убранную гостиную. В самом ли деле они станут подругами? Белл подумала, что это было бы, пожалуй, неплохо.

Гости стояли вокруг нее небольшими группками, весело разговаривали и смеялись. Мужчины выглядели довольно одинаково: все в черных брюках, жилетах и сюртуках, в белых галстуках, манишках и перчатках, подтянутые, холеные и элегантные. Женщины же разительно отличались от своих спутников. Такого количества оборок, бантов и драгоценностей Белл никогда не видела. «И как им удалось во всем этом подняться по лестнице?» – с удивлением думала она.

Никто не заговаривал с Белл, хотя некоторые и поглядывали в ее сторону. Но она радовалась, что может спокойно наблюдать за происходящим.

Минута, однако, бежала за минутой, и скоро все уже знали, кто она такая.

– Это Белл Брэкстон, – передавали из уст в уста. Заодно стало известно и то, что это – ее первое появление в обществе.

– Каким образом Луизе удалось залучить ее сюда? – поинтересовалась какая-то приземистая дама.

– Она не приняла ни одного приглашения с тех пор, как поселилась в нашем городе.

– Никому еще не удавалось вытащить ее из дома. Дама рассмеялась:

– Трудно сказать, насколько все эти слухи верны.

Стивен и Адам поднялись по ступеням особняка на Коммонс-авеню. Они запаздывали, и к моменту их прибытия гостиная уже была полна. Элден развлекал гостей, Луиза тоже собиралась присоединиться к мужу, когда вдруг увидела братьев Сент-Джеймс.

– Стивен! – радостно воскликнула она. – Как замечательно, что вы пришли! – Она пожала ему руку и приблизилась к Адаму. – Ах ты проказник! С каждым днем становишься все красивее. Повезет той женщине, которая сумеет окрутить тебя. Пожалуй, мне пора уже подыскать тебе пару.

Адам улыбнулся одними глазами:

– Не думаю. Ради Бога, не вздумай хлопотать за меня, Луиза!

– У Адама от женщин отбоя нет, Луиза, – вмешался Стивен, внимательно разглядывая толпу. – Стоит ему покорить женщину, как он тут же теряет к ней интерес.

Луиза засмеялась. Затем посерьезнела и заговорщическим тоном добавила:

– Ваша соседка тоже здесь.

– Соседка? – сузив глаза, переспросил Адам.

– Да, вдова Брэкстон.

– В самом деле? – изумленно протянул Адам.

– Да. И все о ней судачат.

– И что же они говорят?

– Вообще-то ничего нового. Достоверно лишь одно: она очень богата.

– Это я знаю, – сухо сказал Адам.

– Мы уже слышали об этой злополучной истории с продажей дома.

– Да, – заметил Стивен, – неудивительно, что все о ней слышали.

– Спасибо, дорогой брат, что ты с таким оживлением поддерживаешь нашу беседу. Но скажи, Луиза, откуда у этой женщины такие деньги?

Стивен стоял рядом, прислушиваясь.

– Видишь ли, – начала Луиза, – говорят, что ее муж – благочестивый пуританин из Ренвилла – обладал большим состоянием, кажется, у него был деревообрабатывающий завод. Все это перешло к ней после его смерти.

Адам присвистнул:

– Стало быть, это правда?

Луиза опять засмеялась:

– Вдова она или нет, тебе следовало бы жениться на ней, Адам.

– Так по крайней мере ты смог бы вернуть свой дом, – сухо заметил Стивен.

Адам стиснул зубы.

– Не надо затевать ссору, примирительно сказала Луиза. – Я знаю, какие вы оба гордецы! Я не должна была начинать этот разговор. Как бы то ни было, почему бы Адаму и не жениться, на ней? Она красива, богата, хорошего происхождения – принадлежит к семье Лэндфордов.

– Лэндфордов?

– Да, Адам, с материнской стороны она их ближайшая родственница. Если верить слухам, то ее мать бежала с садовником. Никогда не слышала его имени – произошло это невесть когда, – но кое-что в моей памяти сохранилось. Я была моложе, чем дочь Лэндфорда, но скандал постарались замять, чтобы никто ничего не узнал.

– В самом деле? – Лицо Адама озарилось дьявольской улыбкой. – У вдовы куча денег, благородное имя, и это, видимо, позволяет забыть о том, что ее мать убежала с садовником, а ее муж – разбогатевший фермер.

– Адам, она действительно принадлежит к знатной семье Лэндфордов. Что я, по-твоему, должна делать? – сконфуженно спросила Луиза. – Если бы ты не был моим близким другом, я восприняла бы твое недоверие как оскорбление.

Адам обнял ее за плечи:

– Я никогда не решусь оскорбить тебя. Луиза. К тому же я отнюдь не корю тебя за то, что ты пригласила вдову Брэкстон. – Он рассмеялся. – Сейчас, когда все промышленные и банковские капиталы притягивает к себе Нью-Йорк, когда музеям требуются новые помещения и так много денег уходит на поддержание старых домов, никто не станет обращать внимание на то, что репутация этой женщины подмочена, а ее муж не только никогда не вращался в высшем обществе, но навряд ли знал, как правильно написать это слово.

– Ты забываешь, Адам, – к удивлению своих собеседников, произнес Стивен, – что бостонское общество состоит отнюдь не из чистокровных аристократов, которые привезли свои фамильные гербы из-за океана, и даже не из благородных паломников, как нам хочется верить, а из трудолюбивых, умеющих наживать деньги авантюристов, которые сумели отвоевать себе место на этом берегу. – Он посмотрел на своего брата и хозяйку с иронической улыбкой: – Если уж говорить откровенно, то мы потомки пиратов.

– Стивен! – негодующе воскликнула Луиза. Он ответил ей обаятельной улыбкой:

– Вы знаете, что это правда. Или вы забыли о недавнем происшествии с печально известной Мэри Бейкер Эдди?

– Основательницей общества ученых-христиан?

– Вот именно.

Луиза растерянно посмотрела на него.

– Она присвоила себе шотландский герб.

– Так было принято в то время, – не преминула заметить Луиза.

– Да, но в отличие от остальных добрых людей, которые придумывали себе гербы, она воспользовалась подлинным гербом шотландского клана, который один имеет на него право и не поленился прислать своих представителей из Шотландии, чтобы те соскоблили герб с ее двери, что они и сделали.

Луиза что-то пробормотала. Адам громко расхохотался.

– Стивен, – предостерег Адам, насмешливо глядя на брата, – зачем ты конфузишь нашу хозяйку?

– Извините, я просто хотел доказать, что у вдовы Брэкстон такое же право принадлежать к высшему обществу, как и у нас. – Стивен сам поражался своим высказываниям. Конечно, это было правдой. Но он удивился, осознав, что заботится о репутации женщины, которую собирается выставить из своего дома. Законным образом, разумеется. Это не означало, что он выдворит ее на улицу. По его поручению, Натан сначала аннулирует контракт, а затем подберет вдове подходящий дом. В Бэк-Бэе множество домов, хозяева которых не прочь расстаться с ними за приличную цену. В крайнем случае он построит для нее новый дом на подходящем участке.

Стивен повернулся к гостям, изучая собравшихся.

Но тут дома, вдовы, незаконно присвоенные гербы в один миг вылетели у него из головы. Он увидел женщину, которая все это время занимала его мысли. Она была именно такой, какой сохранилась в его памяти.

– Голубой Колокольчик!.. – прошептал Стивен.

– Что ты сказал, дорогой? – спросила Луиза.

В голове у него шумело. Стало быть, она здесь! А он-то думал, что она находится где-то далеко. Предполагал, что она дочь многочисленного семейства в Норт-Энде или дочь ирландца из Саут-Энда. Ей следовало находиться где угодно, но только не здесь.

– Стивен, – допытывалась Луиза, – что с тобой?

– Вон та молодая дама, – Стивен кивнул головой в сторону женщины, с которой встретился в ресторане, – кто она?

Луиза повернулась к гостям:

– Кто, Стивен?

Адам постарался проследить за направлением ее взгляда:

– Да, кто она?

– Кто эта женщина, стоящая в сторонке? В светло-лиловом с золотой отделкой платье?

Луиза отыскала глазами женщину, о которой спрашивал Стивен, и воскликнула:

– Господи Боже, да это же вдова Брэкстон, Стивен! Твоя соседка!..

Глава 8

Стивен оторопел. Неужели Холли Голубой Колокольчик – это и есть безумная, как говорят, вдова Брэкстон? Луиза засмеялась, прижав свой веер к груди: – Ты и правда ни разу не видел ее, дорогой?

– Вот так красотка! – выдохнул Адам. – Не ожидал.

– Я тоже считаю, что она очень хороша собой, – отозвалась Луиза. – Как и все собравшиеся здесь мужчины. Даже женщины вынуждены признать, что вдова Брэкстон красива. После всех тех слухов, что ходили о ней, можете представить наше изумление.

Стивен почти не слушал. Он и без того знал, что молодая женщина очень хороша собой, что ее глаза обладают магической силой, а губы могут довести до потери рассудка. Он только не знал, что она солгала, называя свое имя. Какой уж там Голубой Колокольчик!

– Ну и сюрприз, Луиза! – сказал Адам. – Она в самом деле дочь Лэндфорд и садовника?

– Управляющего имением, дорогой! Это существенная разница.

– Конечно, конечно! – Адам не отрывал глаз от вдовы. – Скажи, что еще тебе о ней известно?

Луиза оглянулась, видимо, раздумывая, имеет ли право разглашать чужие тайны, затем сказала:

– Как я уже говорила, скандал постарались замять. Можете себе представить, как горько пожалел Раймонд Лэндфорд о том, что нанял этого человека. Вскоре после бегства дочери мистер Лэндфорд умер, жена последовала за ним. – Луиза покачала головой. – Печальная история. Ни дочь Лэндфорда, ни управляющего больше не видели, но несколько месяцев назад неожиданно объявилась их дочь – Белл.

Стивен вздрогнул.

– Белл – Колокольчик, – прошептал он. – С такими голубыми глазами, что они просто ослепляют.

Голубой Колокольчик, да-да, Голубой Колокольчик! Так оно и есть.

– О чем ты, Стивен? – спросил Адам. Стивен, казалось, удивился, обнаружив, что брат стоит рядом.

– О чем ты?..

– Да ни о чем. Просто так, бормотал про себя.

В этот момент окружающие расступились, и Стивен вновь увидел ее. Значит, она все же не солгала, называя свое имя. Как ни странно, это его обрадовало.

Он внимательно наблюдал за ней. Белл мягко улыбалась, держалась совершенно непринужденно. Казалось, ей доставляет удовольствие то, что никто ей не досаждает. Но тут дама, чье имя Стивен никак не мог вспомнить, хотя и знал ее целую вечность, подошла к Белл и, оживленно жестикулируя, начала с ней беседовать.

Стивен увидел, как улыбка сошла с ее лица, а все тело напряглось. По-видимому, она чувствовала себя загнанной в угол. До сих пор Белл держалась безукоризненно, как будто была неотъемлемым членом этого общества. Теперь Стивен понял, что ошибался. Как и в тот вечер, когда впервые встретился с ней. Она выглядела неприступной и в то же время удивительно слабой. И как тогда, им овладело неожиданное желание подойти к ней и защитить. Но прежде чем Стивен успел сделать хотя бы шаг, их глаза встретились. Они стояли неподвижно, пристально глядя друг на друга.

Стивен ожидал, что Белл почувствует вину, смущение, страх или потрясение. Ведь она выскользнула из его дома, как простая служанка. И он был совершенно неподготовлен к тому, что она одарит его ослепительной улыбкой. Никакого чувства вины или смущения, только удивление и, пожалуй, удовольствие от неожиданной встречи с ним.

– Луиза, – сказал Стивен, не отводя глаз от Белл, точно боялся, что та опять исчезнет, – познакомь меня, пожалуйста, с моей соседкой.

– Прекрасная мысль! – подхватил Адам. – Я бы тоже хотел познакомиться с нашей соседкой.

Стивен исподтишка взглянул на брата, пытаясь разгадать его побуждения.

Неужели из всех женщин Адаму понравилась именно эта? Возможно ли, что она – та единственная женщина, которая сможет разжечь его воображение и сделать счастливым, – та же самая, что не выходит у Стивена из головы? Неужели Адам очарован, как и он?

– Пойдемте, господа. Забавная история! Я буду представлять двух лучших женихов Бостона самой интригующей леди в городе. Представляю, что сейчас творится с девушками.

Подходя к Белл, Стивен пристально смотрел на нее. Она стояла не шевелясь, на ее лице не было даже намека на улыбку. Здравый смысл подсказывал Стивену, что она, вероятно, нервничает. Но ему предстояло узнать, что здравый смысл – плохой помощник, когда имеешь дело с этой женщиной.

– Дорогая Белл, – начала Луиза, – я имею честь представить вам братьев – Стивена и Адама Сент-Джеймсов.

Не дожидаясь Стивена, Адам вышел вперед:

– Миссис Брэкстон, я – Адам Сент-Джеймс. Белл протянула руку с ласковой, дружелюбной улыбкой:

– Рада познакомиться с вами, мистер Сент-Джеймс.

– А это его брат – Стивен, – добавила Луиза. Белл повернулась, и их взгляды снова встретились.

Стивен смотрел на нее своими темными пронизывающими глазами.

– Миссис Брэкстон, – просто произнес он, чуть наклонив голову.

Она перестала улыбаться, но затем, быстро справившись с собой, протянула ему руку:

– Рада познакомиться, мистер Сент-Джеймс.

Как будто они никогда прежде не встречались.

Стивен задержал ее руку чуть дольше, чем позволяли приличия, и Белл освободила ее со спокойной улыбкой, в которой не было и следа ранимости, скорее насмешка. Можно было подумать, что эта сцена забавляет ее. Стивен сжал зубы. Подумать только: она насмехается над ним! Кашлянув, Луиза нервно усмехнулась, затем взяла Белл за руку.

– Пора идти ужинать. Адам, проводите, пожалуйста, Белл в столовую. Я отвела ей место между вами и Стивеном.

Гости расселись за восемью круглыми столами, а не за одним большим, как предполагала Белл. По обеим сторонам от нее сидели братья Сент-Джеймс, далее располагались пожилая вдова Роберта Хатуэй, достопочтенный Пол Филдинг и мистер Уильям Смит с женами.

– Скажите мне, миссис Брэкстон… – начал Адам.

– Зовите меня Белл, пожалуйста.

– Хорошо, Белл. Скажите, как вам нравится Бостон? Все сидящие за столом обернулись к ней в ожидании ответа. Семь пар внимательных глаз. Все звуки умолкли, и в голове у нее воцарилась странная тишина.

– Белл?

Она вздрогнула и повернулась к Адаму:

– Город мне нравится. Хотя в своем воображении я представляла его себе иначе.

– Сильно он отличается от Ренвилла? – спросила Жозефина Филдинг.

Белл напряглась и покачала головой:

– Я вижу, здесь не существует тайн.

Все сидели молча. Тишину нарушила вдова Хатуэй, сидевшая рядом со Стивеном. Наклонившись в сторону Белл, она сказала:

– Здесь и впрямь не существует тайн, дорогая. Люди живут скученно, и все всё про всех знают. Это ужасно раздражает. – И она хлопнула по столу с такой силой, что серебряная посуда зазвенела. – Но такова жизнь!

Белл она сразу же понравилась.

– В этом отношении Ренвилл не слишком-то отличается от Бостона. – Она посмотрела на миссис Филдинг: – Вы меня очень удивили. Я никому не говорила, откуда приехала! И, естественно, меня неприятно удивило то, что все об этом знают.

Жозефина заерзала на стуле, видимо, подыскивая ответ.

Не дожидаясь, пока она наконец заговорит, Белл повернулась к Стивену:

– Вы не скажете мне, мистер Сент-Джеймс, почему прекратились ваши вечерние увеселения?

Стивен небрежно откинулся на спинку стула, прижав к груди руку на черной перевязи:

– Какие увеселения?

– Почему вы прикидываетесь непонимающим? – спросила Белл с укоризной.

– Но у меня…

– Стивен, – смущенно проговорил Адам, – она имеет в виду вечеринки.

Только тогда Стивен понял:

– Ах, вечеринки! Вечеринки моего брата Адама. Я был в отъезде и поэтому ничего о них не знаю. Уверяю вас, что больше они не повторятся.

Рассмеявшись, Белл взглянула на Адама:

– А я-то ломала голову, недоумевая, как это ваш такой респектабельный брат устраивает вечеринки с танцами?

– Вы его знаете? – спросил Адам.

Вопрос удивил Белл. Она бросила взгляд на Стивена. Да, конечно, они встречались. Мало сказать, встречались. Этот темноволосый, с наружностью пирата человек спас ее от жестокой простуды.

Отвернувшись, Белл принужденно улыбнулась. Она получила возможность не отвечать, так как появились лакеи и поставили на стол дымящиеся чашки с супом.

– Суп, вероятно, очень вкусный, – пробормотала она вместо ответа.

– Так вы познакомились? – продолжал допытываться Адам.

Стивен смотрел на Белл, как будто тоже ожидал ответа.

– Восхитительный суп! – пробормотала она, попробовав. – Что это такое?

Все одновременно посмотрели в свои чашки.

– Я думаю, это консоме, – нерешительно предположила миссис Смит.

Миссис Филдинг сделала глоток:

– Я думаю, это консоме брюнуа.

– Откуда вы знаете? – спросила Белл, наклоняясь вперед.

Миссис Филдинг откинулась на стуле:

– Я просто догадываюсь. Консоме брюнуа отличается от других супов наличием в нем репы и купыря.

– Как бы я хотела уметь готовить такие блюда! – вздохнула Белл.

Жозефина задержала на ней внимательный взгляд:

– Но у вас, конечно же, есть повар или кухарка?

– Есть, конечно. Мэй удивительно готовит. И все же я была бы счастлива, если бы могла приготовить что-нибудь подобное. Или хотя бы узнавать вкус репы, купыря и других трав.

– Стивен, ты никогда мне не говорил, что встречался с нашей соседкой! – все не унимался Адам, поглядывая то на брата, то на Белл.

Нагнувшись вперед, Стивен подобрал круглую ложку, лежавшую справа от длинного ряда ножей.

– В то время я еще не знал, кто она такая.

Белл взглянула на него с улыбкой:

– А если бы знали, это имело бы какое-нибудь значение?

Ложка Стивена повисла на полпути ко рту. Затем, кашлянув, он принялся за еду.

– А вот и следующее блюдо! – негромко воскликнула вдова Хатуэй.

Едва унесли пустые чашки, как перед ними поставили тарелки с ростбифом, сервированным луком, картофелем и красной капустой. Второе блюдо принесло с собой ощутимое напряжение.

Белл сразу же уловила его. Жозефина Филдинг нервно кашляла. Даже Адам, казалось, пребывал в нерешительности.

Белл заметила, как Стивен смотрит на мясо: для того чтобы разделаться с ним, нужны были не только нож и вилка, но и две здоровые руки.

«Как он справится? – подумала она. – И почему это имеет для него такое значение?» Она чуть было не произнесла это вслух. Но когда бросила взгляд на его лицо, слова застряли у нее в горле, – так явственно отражались на нем боль и досада и в то же время неукротимая гордость. Казалось, Стивен ненавидит себя за беспомощность.

Когда такое случилось с ней в ресторане, она спаслась бегством. Но не может же она, пробормотав извинения, выйти из гостиной миссис Эббот! Нет, так она не поступит. Вместо этого Белл принялась нарезать мясо на ровные квадратные кусочки, находя облегчение в точности, с какой это делала. Другие стали обеспокоено переговариваться, не зная, как прийти на помощь человеку, столь неприступному, как Стивен.

Разговор становился все более натянутым. Молчаливый Стивен, несомненно, ощущал их смущение. Белл всем своим существом чувствовала, как в нем закипает ярость.

– Как вам нравится наш общественный парк, миссис Брэкстон? – спросил достопочтенный Филдинг, видимо, тоже ощущавший неловкость. – Вряд ли у вас есть что-либо подобное в Ренвилле.

Его слова донеслись до нее, как из глубокого тоннеля. Перестав резать мясо, Белл молча уставилась на него.

– Миссис Брэкстон!..

Сосредоточившись, Белл почувствовала, как ее мысли проясняются. Разговор прекратился, и все, кроме Стивена, смотрели на нее выжидательно, надеясь, что она найдет выход из неловкого положения.

– На мой скромный вкус, он слишком велик, мистер Филдинг, – произнесла Белл. – Посмотрите вон на ту картину: изображение на ней напоминает ваш парк. – Она показала на противоположную стену. Все повернулись, и с быстротой и ловкостью, которые могли бы сделать честь любому фокуснику, Белл поменяла свою тарелку с тарелкой Стивена.

Через несколько секунд она почувствовала растущее в нем напряжение. Внутри у нее все замерло. «Ведь я хотела только помочь, – подумала она с болью в сердце, – а выходит, оскорбила его!»

Белл попробовала внушить себе, что это не имеет для нее никакого значения, но в глубине души знала, что обманывает себя.

Напряжение Стивена передалось и ей. Встать бы да сбежать из этой гостиной в холодную ночь! Сделав глубокий вдох, она стала тихо, очень тихо напевать, чтобы успокоиться.

– Как-нибудь на днях, – сказал Стивен низким, проникновенным голосом, – я придумаю название для этой песни.

Белл вздрогнула от неожиданности. Сердце у нее упало, но когда она посмотрела на него, их глаза встретились, и она сразу успокоилась.

Его лицо, вероятно, показалось бы непроницаемым для большинства людей, но Белл хорошо различала благодарность, мерцавшую в глубине его темных глаз. Поняв, что он не сердится, она почувствовала сильное облегчение. Более того, Стивен был явно доволен и благодарен, и Белл почувствовала симпатию к нему.

– И что это за песня, Стивен? – полюбопытствовал мистер Филдинг.

Покраснев, Белл убрала руки. Глядя на нее, Стивен ответил:

– Очень популярная сейчас песня. Куда бы я ни пошел, повсюду слышу ее.

– В самом деле? Спойте хотя бы несколько куплетов. Все застыли в ожидании. Стивен боялся, что Белл в любую минуту, как и накануне вечером, может обратиться в бегство. Он хотел было, не обращая внимания на окружающих, приободрить Белл, прикоснуться к ее руке. Но едва он успел об этом подумать, как все ее беспокойство улетучилось, точно дождевая лужа под палящими лучами солнца, и она всплеснула руками.

– А ведь может получиться занятная игра! – воскликнула она. – Кто-нибудь напоет отрывок из песни, а мы попытаемся угадать ее название.

Стивен, как и остальные, никак не отреагировал на это предложение, но Адам громко рассмеялся.

– Вы просто бесценное сокровище, Белл Брэкстон, – произнес он, беря ее за руку, как это только что хотел сделать Стивен. – Почему бы нам не сыграть прямо сейчас? Я готов начать.

Филдинги и Смиты неловко заерзали на стульях, но Роберта улыбнулась:

– Нет, дорогой, начну я.

Это было просто поразительно! В молчание, царившее за их столом, и в негромкие разговоры соседей начал вплетаться бархатный голос вдовы Роберты Хатуэй.

Сначала никто ничего не говорил, и Стивен был уверен, что скоро выведут Роберту, затем Белл, а может быть, и Адама. И был невероятно удивлен, когда Жозефина – Жозефина Филдинг, президент Женской лиги, – нагнулась вперед и воскликнула:

– «Виндзорские проказницы»!

– Совершенно верно, – подтвердила Роберта. Вскоре к игре подключились все, за исключением Стивена, изумленно взиравшего на происходящее. Оживление за их столом постепенно привлекло к себе всеобщее внимание. Стивен, однако, даже не замечал этого, он наблюдал за Белл. Ее необычное поведение и забавляло, и интриговало его.

Белл угадала название песни Жозефины и сама запела, но уже не ту песню, которую мурлыкала вначале. Она размахивала в такт руками, ее возбуждение оказалось заразительным, и когда с подачей следующих блюд пение прекратилось, тут же повсеместно возобновились и многочисленные разговоры. Стивен внимательно наблюдал за всем этим, как за неким любопытным феноменом.

Белл была прямодушной, импульсивной, необычной женщиной с очень своеобразным чувством юмора. Она высказывала вслух то, что не решались говорить другие, связанные по рукам и ногам условностями, и, как ни удивительно, делала это очень кстати. «Не потому ли люди считают ее сумасшедшей?» – неожиданно подумал Стивен. Впрочем, возможно, это и так. Но после того как он доел ростбиф, нарезанный для него ею, он уже не мог оставаться равнодушным. Его душу наполнило какое-то необъяснимое чувство.

Белл с лучезарной улыбкой повернулась к Адаму:

– У меня еще не было случая поблагодарить вас за то, что вы уступили мне свой дом. Не могу передать, как он мне нравится! Обещаю, что буду очень его беречь.

Адам чувствовал себя неловко.

Увидев, что Белл так ласково улыбается его брату, Стивен ощутил, как в нем, заглушая все иные чувства, забурлило раздражение.

– С покупкой вашего дома не все так просто, миссис Брэкстон, – сурово произнес он.

Белл повернулась на стуле. Ее голубые глаза вдруг потемнели, от улыбки не осталось и следа.

– Что именно, мистер Сент-Джеймс?

– Есть кое-какие осложнения с контрактом. Адам простонал что-то невнятное.

– Правда? Даже не представляю, какие могут быть осложнения с моим контрактом, мистер Сент-Джеймс, – произнесла она, придвигаясь ближе к столу. – Если, конечно, вы не создали их сами.

Смутившись, Стивен довольно долго смотрел на нее, не говоря ни слова.

– Никак не пойму, миссис Брэкстон, то ли вы чрезвычайно наивны, то ли очень ловко притворяетесь?

Он ожидал, что Белл придет в ярость. Но она только мило улыбнулась и притронулась к его руке:

– А вот я никак не пойму: в самом деле у вас такой скверный характер, мистер Сент-Джеймс, или вы притворяетесь?

К счастью, единственным, кто слушал этот обмен колкостями, был Адам, не веривший собственным ушам и испытывавший сильное желание исчезнуть.

Стивен смотрел на пальцы Белл, покоившиеся на его руке. Он наслаждался легким теплом, проникавшим сквозь рукав его сюртука. У нее были длинные белые пальцы, гладкие, с короткими, ухоженными ногтями, похожими на крошечные полумесяцы.

– Осторожнее, миссис Брэкстон, – прошептал он. – Вам следует остерегаться меня. Не верите, спросите любого. Я никому не позволяю играть с собой. – Он вновь взглянул на ее пальцы и только затем ответил на ее взгляд. – К тому же вам следует беречь свою репутацию.

Белл опустила глаза на свою руку, но так и не убрала ее.

– Двадцатидевятилетняя вдова, у которой столько денег, что она не знает, что с ними делать, может не слишком заботиться о своей репутации, сэр.

Ее улыбка стала холодной, даже высокомерной, и она тут же убрала руку.

И опять у Стивена осталось впечатление, что эта взбалмошная женщина одержала над ним верх в игре, правила которой ему еще предстоит изучить. Но прежде чем к нему вернулось самообладание, кивком головы Белл показала на его перевязь и переменила тему разговора:

– Скажите мне, мистер Сент-Джеймс, что случилось с вашей рукой?

Стивен отчетливо услышал свист, вырвавшийся сквозь сжатые зубы Адама.

– Задела случайная пуля, – ответил он, пожимая здоровым плечом. – За городом, во время охоты…

Сидевший совершенно неподвижно Стивен метнул быстрый взгляд на своего брата, как бы спрашивая, посмеет ли тот опровергнуть его слова.

– Скажите мне, Белл, – перебил Адам, – вы произвели какие-нибудь перемены в моем… вернее, теперь уже в вашем доме?

Белл даже не слушала его:

– Это не так уж важно, где вас ранили: за городом или в каком-нибудь другом месте, – но ведь с того момента прошло несколько недель! Ваша рука уже должна действовать, а не висеть как плеть.

– Почему вы так считаете? – Странно, ведь они встретились лишь накануне вечером.

Помахав рукой в воздухе, Белл ответила:

– Не все ли равно почему? Ваша рука уже должна действовать!

– К сожалению, миссис Брэкстон, – холодно произнес Стивен, – доктор придерживается иного мнения.

– Вздор! Похоже, ваш доктор очень плохо разбирается в своем деле. – Белл схватила кисть раненой руки и слегка потянула ее. Лицо Стивена скривилось от боли. – Видите, – сказала она, – болит.

Стивен, казалось, должен был поставить эту женщину на место, но что-то его остановило. Уж не была ли это надежда? То чувство, с которым он смотрел на нее, когда она спала у него в доме, – чувство, которого Стивен не испытывал с того дня, когда погибли его родители.

– Если бы рука не болела, если бы она ничего не чувствовала, это было бы гораздо хуже. Но, Господи, рука зажила, она просто одеревенела от неподвижности. Надо ее разрабатывать. Ваш доктор, как видно, болван, а вы слушаетесь его советов!

При этом оскорблении надежда, которую было ощутил Стивен, испарилась. Его лицо посуровело. Адам почувствовал непреодолимое желание спрятаться под стол.

– Я оскорбила вас, – вздохнула Белл. – Поверьте, ненамеренно. Я просто сказала правду, чистую правду. Но в конце концов это ваша проблема, а не моя.

В этот момент лакей поставил перед Белл десерт. Ее глаза так и засверкали:

– Какое соблазнительное кушанье. Что это такое? Стивен смущенно покачал головой. Неужели она всегда такая непредсказуемая?

– Это вишневый торт, – ответил Адам.

– Вишневый торт? Как восхитительно он выглядит!

– Вы никогда не пробовали вишневого торта? – недоверчиво осведомился Адам.

– Нет, никогда. – Белл наколола кусочек на вилку и отправила его в рот.

Стивен, помимо воли, пристально наблюдал за ней.

– Где вы жили, Голубой Колокольчик? – спросил он, нагнувшись к ней.

Белл изумленно вскинула глаза, рука с вилкой повисла в воздухе.

– Где вы провели свою жизнь и чем занимались? Как получилось, что вы не пробовали вишневого торта?

Свет в ее глазах померк. С видимым усилием Белл медленно и осторожно положила вилку и хотела встать. Но прежде чем она успела убежать, Стивен схватил ее за руку.

– Не уходите! – не раздумывая произнес он умоляющим тоном, и в его обычно непроницаемых глазах засветилось волнение. – Не исчезайте опять из моей жизни.

Взволнованно вздохнув, Белл посмотрела на их сплетенные руки:

– Всего несколько минут назад вы предупредили меня, чтобы я вас остерегалась.

Ее слова застали его врасплох, но Стивен все же не выпустил ее руки.

– Да, верно, – согласился он, – но вы все же доешьте вишневый торт, а уж затем осторожничайте.

Стивену показалось, что она целую вечность смотрела куда-то вдаль, не замечая никого и ничего вокруг себя. И как раз тогда, когда он ожидал, что она обратит на него свой взгляд и одарит одной из своих лучезарных улыбок, Белл выдернула руку и встала.

– Спасибо, – прошептала она, – но мне лучше уйти. – И направилась к двери.

Стивен чуть было не последовал за ней. Он вскочил, ощущая на себе взгляды присутствующих. Однако увидев ее крикливо-безвкусное платье и прихрамывающую походку, он опомнился. Сел на стул и проводил ее глазами. Не сознавая, что делает, он стал что-то тихо и спокойно мурлыкать себе под нос. И старался уверить себя, что радуется ее уходу.

Глава 9

– Что это значит: «Миссис Брэкстон не принимает никаких писем»?

Уэнделл стоял в дверях кабинета Стивена. В руке, затянутой в белую перчатку, он держал серебряный поднос с запечатанным воском письмом. Стивен стоял возле письменного стола, одной рукой опираясь на него, а другой сжимая кожаный мяч, набитый конским волосом.

– Служанка взяла письмо, сэр, сказала: «Погодите» – и захлопнула дверь перед моим носом. Мне пришлось долго ждать, прежде чем она вернулась и возвратила письмо, сказав при этом: «Моя госпожа не принимает сейчас никаких писем». И опять захлопнула передо мной дверь.

– Не принимает писем? Как может кто-нибудь не принимать писем? – Стивен принялся возбужденно ходить взад и вперед, ритмично сжимая больной рукой мяч. – Я только хотел показать ей свои успехи.

– Позвольте заметить, что вы и в самом деле многого достигли за эти дни.

Стивен рассеянно опустил глаза на руку:

– Что она о себе воображает?

– Простите, сэр, я не расслышал. Стивен посмотрел на дворецкого:

– Не важно, я просто разговариваю сам с собой. Да, сам с собой, – повторил он. – Если я буду иметь с ней дело, то, пожалуй, и сам стану сумасшедшим, если то, что о ней говорят, правда. – Кивнув головой, Стивен бросил мяч на стол и взял письмо с подноса. – Хорошо, я отнесу его сам, – произнес он с мрачной решимостью.

– Отнесете вдове Брэкстон? – переспросил Уэнделл. – Но ведь она никого не принимает?

Ничего не ответив, Стивен взглядом дал понять дворецкому, что это его не касается, и, не надев ни шляпы, ни пальто, вышел из дома.

– Ну уж меня-то она примет, черт возьми! – пробормотал он, хватая здоровой рукой бронзовое кольцо на соседней двери и с силой ударяя им о бронзовую львиную голову.

На его стук появился дворецкий.

– Чем могу помочь, сэр? – важно спросил он. Стивен протянул ему конверт:

– Я принес письмо для миссис Брэкстон.

– Очень хорошо, сэр. – Гастингс взял письмо, повернулся и хотел было закрыть дверь.

Стивен с силой положил ладонь на голубую планку.

– Я хочу получить немедленный ответ.

К удивлению Стивена, дворецкий вопросительно поднял бровь. Похоже, ее прислуга и понятия не имеет о достойном поведении. «Как и моя, впрочем», – подумал он, вспомнив вопрос Уэнделла. В последнее время все ведут себя как-то странно.

– Сейчас посмотрю, принимает ли госпожа, – сказал Гастингс. На этот раз Стивен не успел помешать ему захлопнуть дверь.

Прошло довольно много времени, прежде чем дворецкий вернулся.

– Госпожа не принимает писем. – И Гастингс протянул письмо обратно.

Стивен не смущаясь продолжал стоять на холоде:

– Она даже его не прочитала! Как может ваша хозяйка не принимать писем?

Гастингс молча стоял в дверном проеме, протягивая письмо.

Стивен, поколебавшись, посмотрел на дворецкого, ожидая, что тот переменит решение и впустит его в дом. До него никак не доходило, что его не желают принимать.

– Хорошо, – наконец выдавил он, забирая письмо. Его голос повиновался ему так же плохо, как и рука до того, как Белл посоветовала ему заняться ею.

Сперва Стивен был неприятно поражен, что она с такой легкостью относится к его ране. Что Белл о себе воображает? И все же брошенное ею семя дало всходы: на следующий день после ужина Стивен взял мяч и попробовал его сдавить. Боль была невыносимая. И все-таки его пальцы на мгновение сжали мяч, доказав, что доктор ошибается.

После этого Стивен уже не обращал внимания на боль. Всю следующую неделю он упорно упражнялся, ибо не хотел снова испытать тот бессильный гнев, который охватил его, когда он не мог разрезать поданный ему ростбиф. Благодарить за это он должен Белл. Это Стивен и собирался сделать. Но она даже не потрудилась прочитать его записку. Стивен никак не мог с этим смириться. Он привык получать все, что хотел, привык осуществлять все свои намерения и все еще хотел отблагодарить ее.

Войдя к себе, он с шумом захлопнул дверь и, стуча каблуками, прошел прямо в кабинет.

Следом за ним вошел Адам и удобно развалился на диване. Его белокурые волосы, как обычно, были растрепаны.

– Ты что такой взбудораженный? – спросил он. Стивен бегло посмотрел на брата:

– Представляешь, наша соседка не принимает писем!

– Ты говоришь о Белл?

– Естественно.

– Не принимает писем? – Адам покачал головой. – Почему? Я ничего не понимаю.

– И я тоже. Есть ли на свете человек, который не принимает писем?

Адам рассмеялся:

– Кажется, один есть – Белл Брэкстон!..

Стивен окинул брата нетерпеливым, хмурым взглядом.

– Послушай, брат. Если ты так сильно хочешь увидеть вдову, я могу попытаться это устроить.

– Ты? Каким образом? – Из-за своего стола красного дерева Стивен недоверчиво воззрился на брата.

– Конечно, я не могу ничего гарантировать, но попробовать все-таки стоит. Пошли.

Скептически взглянув на Адама, Стивен все же последовал за ним на второй этаж. Он даже не представлял себе, что задумал брат, и недоумевал, зачем идет за ним. Но тут он вспомнил, как ему вернули письмо, да еще захлопнули перед носом дверь!

В глубине души он знал, что поступает, как капризный ребенок, который непременно хочет настоять на своем. У Белл Брэкстон есть какой-то особый дар: она толкает его совершать несвойственные ему поступки.

Адам провел его через массивную двойную дверь в танцевальный зал. Здесь было темно, и он распахнул тяжелые шторы, впустив в просторное помещение тусклый свет зимнего солнца. Затем Адам придвинул граммофон к стене.

– Что ты делаешь? – наморщив лоб, спросил Стивен, хотя уже догадывался, что задумал брат.

Адам, улыбнувшись, поставил пластинку и завел граммофон.

– Я уже давно убедился, что музыка – лучший способ привлечь ее внимание. – Он усмехнулся. – Конечно, лучше было бы, если бы играл оркестр, но мы все-таки попробуем что-нибудь сделать.

– Ты думаешь, это привлечет ее сюда? – спросил Стивен.

– Сюда? – Адам пожал плечами. – Не знаю. Я всегда останавливал музыку, когда она начинала стучать в стену.

Комната наполнилась звуками, в которых потонул невольный возглас, вырвавшийся у Стивена.

– Я надеюсь, – крикнул Адам, – что если мы не остановим граммофон, когда она начнет стучать, то Белл явится сюда собственной персоной!

– Или пошлет за полицией! – прокричал Стивен в ответ.

– Возможно, – ухмыльнулся Адам. – Но я не сомневаюсь, что ты все уладишь.

– Некоторые считают, что у меня и впрямь удивительные способности к таким делам. Ты, кажется, придерживаешься того же мнения?

– Да, конечно, – с комичной улыбкой Адам отвернулся и зажал уши ладонями.

Минута тянулась за минутой. Они ждали, стоя, как заблудившиеся дети, посреди зала. И вот когда начался громкий стук в стену, в ответ у Стивена так же громко застучало сердце. Но Адам только прибавил громкости.

Среди всего этого шума братья стояли совершенно спокойно.

Затем стук прекратился так же неожиданно, как и начался, хотя и продолжал отдаваться в голове Стивена. И вдруг он почувствовал всю нелепость своего положения. Он поступает, как озорной школьник, – и все из-за женщины, которая, в сущности, ему не очень-то и нравится. Почему его так задевает, что она отказывается его видеть? Ведь он только хочет поблагодарить ее, ничего больше.

– Выключи граммофон! – резко потребовал он.

– Что? – переспросил Адам.

– Выключи его. Музыка оборвалась.

Рассерженный Стивен резко повернулся – и тут увидел Белл.

Она стояла в дверях, глядя на него испепеляющим взглядом – яростная, взбешенная.

Ощущение реальности сразу же покинуло его.

– Что здесь происходит? – спросила она. Стивен и Белл стояли лицом к лицу.

– Эта ваша штука играет так громко, что может разбудить мертвых!

Стивен стоял неподвижно, сохраняя полное спокойствие перед разразившейся бурей:

– Да, по-видимому.

– По-видимому? И это все, что вы можете сказать в свое оправдание?

– Извините. Мы просто думали…

– Я дала ясно понять, что не хочу, чтобы меня беспокоили. Неужели вы не понимаете, что ваша музыка, да еще такая громкая, нарушает мой покой?

– Вообще-то…

– Что – вообще-то?

Даже в гневе она была прекрасна – и так хрупка, так уязвима! Стивен расправил плечи:

– Я хотел показать вам свои успехи.

– Успехи? О чем вы говорите?

– О своей ране. – Он протянул руку вперед. – Посмотрите, я больше не ношу перевязь.

Белл, морщась, смотрела на его руку.

– С вашего позволения, – сказал Адам, – я спущусь вниз и скажу, чтобы нам принесли чаю.

Ни Белл, ни Стивен не заметили, как он выскользнул из зала.

Стивен улыбнулся ей обезоруживающей улыбкой, такой неожиданной на его суровом лице.

– Вы были правы. С рукой у меня становится все лучше и лучше. Излечение идет медленно, – добавил он, поморщившись от боли, когда шевельнул рукой более энергично, – но идет.

Но ни его улыбка, ни движения руки не умиротворили Белл.

– Вы могли написать об этом в своей записке.

– Так вы ее читали?

– Конечно, читала.

– Но печать была не сломана.

– А вы что, не знаете, как вскрывают письма, а затем ставят печать на место?

Разумеется, он слышал о перлюстрации писем, но ему и в голову не приходило, что Белл может вскрыть его письмо. Да и какая другая женщина стала бы это делать?

– Почему же вы не ответили?

– Потому.

– Что значит – потому?

– Просто потому.

Стивен не отрываясь смотрел на нее, обуреваемый противоречивыми чувствами, среди которых, к его удивлению, было и невольное уважение. Давно уже он не встречал человека, которому не внушал бы если не страх, то по крайней мере робость.

Белл отвернулась, давая понять, что ее не интересуют ни он сам, ни его рука, и оглядела тускло освещенный зал.

– Я знала, что этот зал очень красивый. – Ее слова прозвучали почти как обвинение.

Она прошлась по паркету, откинув голову назад, долго рассматривала с разных сторон огромную люстру.

Стивен наблюдал за ней, не зная, что сказать. Она словно лишила его дара речи. И он чувствовал к ней не только невольное уважение, но и, неизвестно почему, благодарность.

Ее прихрамывание было почти незаметно, или, может быть, дело просто в том, что до сих пор он видел ее убегающей. Сегодня же она прохаживалась медленно, и если бы он не видел своими глазами, как она хромает, не видел ее искалеченную ногу, Стивен, пожалуй, даже не заметил бы ее хромоты.

– И давно вы здесь живете? – Она, не глядя в его сторону, продолжала ходить, водя пальцем по грани между шелковистыми обоями и темными панелями.

– С шестьдесят четвертого года, когда был построен дом.

– В самом деле? Значит, вы были одним из первых, кто поселился в Бэк-Бэе, когда стали продавать участки? Странно, что здесь когда-то был океан.

– Точнее говоря, здесь была гавань.

– Гавань, залив, океан… Все это лишь разные слова, обозначающие огромные массы соленой воды, затопляющей почти всю землю.

Белл задумалась, ее нежное лицо казалось еще белее от глубокой голубизны глаз. Ее темные вьющиеся волосы были уложены в прическу и перехвачены бархатной лентой. Стивена обуревало желание развязать ленту, распустить волосы и погладить ее щеки точно так же, как она гладила стену.

– Подумать только, – добавила Белл, – что воды от Бостонской гавани, возможно, достигали берегов Англии, даже, может быть, Франции! Да, те самые соленые воды, которые описаны в моей книге. – Она взглянула на него с кислой полуулыбкой. – Но, похоже, мы с вами читаем разные книги.

Стивен все еще молчал, не зная, что ответить.

– Вы купили дом у кого-нибудь, как и я?

– Нет, его построил мой отец.

– А мой дом?

– Вскоре после того как мы въехали, отец разгородил дом надвое. Моя мать использовала половину, где вы живете, для приемов, званых ужинов и музыкальных концертов. В свое время отец намеревался разгородить дом на три части.

– Зачем?

– Зачем? – Стивен пожал плечами. – Вероятно, отец предполагал, что мы со временем обзаведемся собственными семьями.

– Но вы этого так и не сделали?

Со дна его памяти всплыла мысль: «Они уже никогда не вернутся домой».

– В этом не было необходимости, – коротко ответил он.

– В чем не было необходимости – в том, чтобы обзаводиться семьями?

– Мои родители умерли через девять лет после постройки дома.

– Очень жаль.

– Да, но…

– Вы тоскуете по ним? – спросила Белл, внимательно вглядываясь в него.

Его взгляд стал суровым: конечно же, он тоскует.

– Тосковать – занятие совершенно бесполезное.

– Скоро приедет мой отец, – подумав, произнесла Белл.

Ее слова удивили его. Стивен ожидал, что она выразит сожаление, как сделали бы многие на ее месте, и, уж конечно, не думал, что Белл заговорит о своем отце.

– Приедет ваш отец? Сюда?

– Да.

– Когда?

Молчание. Затем последовал ответ:

– Скоро.

– А где он сейчас?

Ее глаза чуть затуманились, Белл, грациозно покачивая юбкой, продолжила обход зала.

– Он у меня знаменитый исследователь, путешествует по всему миру. Бывает в Англии и даже во Франции. В вечном движении – как морские воды. – Она сделала глубокий вздох. – Отец охотится, занимается исследованиями, делает открытия. Он у меня всегда очень занят, с головой в работе.

– Исследователь? – Но ведь он управляющий имением. – И как же его зовут?

– Броунинг Холли.

Стало быть, Холли – ее девичья фамилия. Она не солгала.

Его снедало желание схватить Белл в объятия и провести ее в танце по залу, но он вовремя сдержался.

– А ваша мать? Она путешествует вместе с ним?

– Нет, не путешествует, – после недолгого колебания ответила Белл.

– И где же она живет, пока он странствует? Ничего не ответив, Белл подняла глаза на портрет, висевший над каминной доской:

– Кто изображен на этом портрете?

– На портрете? – Стивен взглянул на картину, затем на Белл.

– Да. Кто это?

– Мой отец. Белл зажмурилась.

– Так я и думала. Мой дом недостаточно хорош, – прошептала она. – Поэтому он и не едет.

Стивен с трудом расслышал ее слова и усомнился, что понял их правильно. Но он понял так же твердо, как знал свое имя: что-то здесь неладно. На ее лице появилось то самое выражение, которое он уже видел. Не раздумывая Стивен подошел ближе.

– На что вы смотрите? – тихо спросил он.

Видя, как Белл стоит, не отрывая глаз от портрета, Стивен решил, что вряд ли дождется ответа. Но она заговорила:

– Я вижу прекрасный бальный зал, где люди, весело смеясь, танцуют под огромной, хрустальной люстрой по паркетному полу. А над камином, на почетном месте, висит портрет.

Белл прикрыла глаза ладонью.

– Когда наконец прекратится эта боль? – шепнула она. – Когда меня перестанут терзать воспоминания?

Едва она произнесла эти слова, как почувствовала прикосновение руки Стивена. И вдруг, совершенно неожиданно для нее, бесследно растаяли и обрывочные воспоминания и темные тени, наполнявшие ее душу. Прикосновение было совсем легким, но оно почти осязаемо вливало в нее силу.

– Белл… – нежно позвал Стивен.

Она резко повернулась, недоумевая, как ему удалось одним прикосновением даровать ей такое облегчение. Но вопрос замер у нее на губах, когда он с бесконечной нежностью стал гладить ее плечо.

Когда его пальцы скользнули на ее щеку, у нее перехватило дыхание. Но тут Стивен вдруг остановился и посмотрел на свои пальцы так, словно не мог понять, что они делают.

Перемена произошла с быстротой молнии. Всего несколько секунд назад он хотел, чтобы Белл разговаривала с ним, смеялась. Теперь же казалось, что уже не она, а он готов обратиться в бегство.

Белл охватил страх. Не раздумывая она схватила его за руку, стремясь удержать если не его самого, то проявленное им чувство. Она принудила себя улыбнуться и через мгновение, продолжая сжимать его руку, почувствовала, что улыбается уже вполне естественно, – все ее беспокойство как по волшебству рассеялось.

– Вы не можете покинуть меня сейчас, – сказала она. От облегчения ее голос звенел как колокольчик. – Тем более после всего, что вы сделали, чтобы заманить меня сюда.

– Идти вам пришлось не очень далеко. Ее голубые глаза потемнели.

– Гораздо дальше, чем вы думаете. Рассмеявшись, она вытащила Стивена в центр зала.

– Что вы делаете?

– Чего вы боитесь? Идите за мной. Стивен весь напрягся.

Белл поглядела на него, не выпуская его руки. Наклонив голову, улыбнулась.

– Вы выглядите как постреленок, – пробормотал он.

– А вы как старый брюзга.

Оправившись от удивления, Стивен сухо рассмеялся.

– Еще никто никогда не называл меня старым брюзгой.

– И зря. Это надо было сделать уже давно. Пошли! В центре зала она остановилась и, отпустив его руку, опустилась на пол. Стивен стоял, неподвижно наблюдая за ней. По его лицу было заметно, что он шокирован. Белл улеглась на пол, глядя в потолок.

– Что вы делаете, миссис Брэкстон?

– Помните, меня зовут Белл? – Протянув ему руку, она сказала: – А теперь ложитесь.

Увидев его лицо, Белл поняла, что оскорбила Стивена. Она едва не расхохоталась, но все же успела сдержаться, не желая усугублять нанесенное оскорбление.

– Ложитесь. Я уверена, что у вас самый чистый пол во всем Бостоне. Вы не испачкаете своего костюма.

Похоже было, что он оскорбился еще сильнее. «Боже правый, – проворчала она про себя, – я, кажется, окончательно разозлила его!»

– За свою одежду я не беспокоюсь, мадам.

– Тогда что же внушает вам беспокойство?

Эти слова, казалось, доконали его, с раздосадованным вздохом он опустился на пол.

– Ложитесь на спину.

Судя по упрямству, которое он до сих пор проявлял, Белл предполагала, что Стивен вскочит и вышвырнет ее из своего благопристойного дома, но, к ее удивлению, он лег навзничь.

Они лежали рядом на жестком паркете: он – безукоризненно причесанный, в своей неизменной черной одежде; она – растрепанная, в любимом голубом бархатном платье. Оба смотрели вверх, на потолок, и на какой-то миг Белл даже забыла о его присутствии. Только когда Стивен заговорил, она вспомнила, что он рядом.

– Что мы тут делаем, лежа на полу?

– Смотрим на люстру. Последовала недолгая пауза:

– Отсюда лучше видно люстру?

– Да, конечно. Не правда ли, ее хрустальные подвески похожи на огромные слезы? – Белл произнесла эти слова невнятным шепотом и так, чтобы Стивену пришлось напрячь слух. Она повернула голову в его сторону. Профиль у него суровый, но необыкновенно красивый, словно изваянный резцом скульптора. – Иногда мне кажется, что я могу читать ваши мысли, Стивен.

Он тоже повернулся к ней, и их взгляды встретились.

– Похоже, мы мыслим одинаково, – продолжила она и, пристально всматриваясь в его лицо, добавила: – Что это может значить, Стивен?

– И что же это значит?

Белл вновь подняла голубые глаза к потолку. И дернула же ее нелегкая сказать это мужчине, который так непохож на остальных мужчин!

– Ничего.

Долгое время она чувствовала на себе его изучающий взгляд и хотела было продолжить расспросы, но тут вернулся Адам.

– Чай сейчас…

Он так резко остановился, что фарфоровые чашки, которые он нес на подносе, тонко зазвенели.

– Боже, что случилось? – встревожился Адам. Стивен вскочил и быстрыми движениями стряхнул пыль с брюк.

Белл приподнялась и села.

Адам посмотрел на брата, на Белл, затем на потолок. По его лицу скользнула улыбка. Поставив поднос на столик, он вышел на середину зала и улегся рядом с Белл. Белл наблюдала за Стивеном, а тот – за братом. Что сейчас чувствует Стивен, пыталась угадать Белл. Негодование, смешанное с любовью? И еще она думала, что испытывает Стивен, глядя, как легко его брат лег рядом с ней, тогда как он столько времени не решался. И какие чувства питает этот темноволосый, сурового вида пират к брату, так разительно отличающемуся от него своим легкомыслием и дружелюбием?

– Какая великолепная люстра! – воскликнул Адам. – Я никогда не присматривался к ней, тем более с такого ракурса.

Всем своим существом Белл потянулась к Стивену, когда тот повернулся и направился к двери. Ей так хотелось окликнуть его, попросить вернуться! Она вспомнила, как одним прикосновением руки он избавил ее от мучительных воспоминаний и сумрачных теней, таившихся в ее душе.

Она вздохнула. Как, оказывается, все может быть легко и просто! Почему до сих пор она не догадывалась, что Стивен может победить душившую ее тьму? А ведь она должна была догадаться, особенно после того, как видела выражение его лица в тот вечер, в ресторане.

И хотя Белл хорошо понимала Стивена, она знала, что он не понимает и, может быть, никогда не поймет ее.

– Белл, – рассмеялся Адам, – вы настоящее сокровище! Отсюда люстра с ее подвесками выглядит как скопление огромных сверкающих дождевых капель.

Наконец ей удалось оторвать взгляд от Стивена, остановившегося в дверях.

– Как скопление огромных сверкающих слез, – спокойно поправила она.

– Да, конечно. Огромные слезы, словно призмы, многоцветно преломляющие свет. Как великолепно выглядела бы люстра, если бы ее озарили лучи солнца!

Белл перевела дух, стремясь вытеснить Стивена из своих мыслей.

– Хотела бы я иметь такую же люстру, – чуть слышно произнесла она.

– Так купите ее!

Белл резко повернулась к Адаму:

– Что вы хотите сказать?

– Поезжайте и купите себе люстру.

– Купить себе люстру? А где я ее повешу? У меня ведь нет бального зала.

– Тогда постройте его.

У нее перехватило дыхание. Неужели такое возможно – иметь свой собственный танцевальный зал?

– Вы полагаете, это так просто?

Адам внимательно посмотрел на нее, поняв, что она говорит вполне серьезно. Затем, пожав плечами, произнес:

– Конечно.

«А ведь он прав! – подумала Белл. – Тут нет ничего невозможного». Приподнявшись на локтях, она внимательно осмотрела зал. Вот было бы замечательно соорудить такой же у себя дома.

Можно поместить его на втором этаже, где сейчас находятся ее комнаты. Она же может переехать еще на Один-два этажа выше. Оттуда она сможет любоваться окружающим видом.

Белл вся затрепетала от возбуждения:

– Бальный зал!

– Великолепно, не правда ли?

– Да, вы правы.

Адам восхищенно рассмеялся.

У нее будет комната, откуда днем она сможет любоваться земным миром, а ночью – небесами. И свой бальный зал. До чего же это будет замечательно!

Но ее радость мгновенно улетучилась, когда она услышала, как щелкнули каблуки Стивена, который повернулся и вышел.

Забыв о люстре, она уставилась на опустевший дверной проем.

– Стивен, – тихонько прошептала она, – неужели ты и в самом деле можешь разгонять воспоминания и царящую в душе тьму?

Глава 10

Через три дня Стивен пил кофе и едва не захлебнулся, услышав оглушительный, раскатистый грохот, от которого содрогнулся весь дом. Уэнделл застыл на месте, едва не выронив серебряный кофейник. Горничная Джейн громко вскрикнула и в отличие от более стойкого дворецкого уронила на пол поднос с фарфоровой посудой.

Стивен и Уэнделл ошеломленно обозрели стены. Джейн, которая не знала, чего ей больше страшиться: непонятного грохота или наказания за разбитую посуду, – растерянно таращила глаза на свои протянутые руки. Ужасающий грохот повторился. И тогда страх победил.

– Боже, дом обваливается! – завопила она.

Прежде чем Стивен успел собраться с мыслями и что-либо предпринять, в столовую ввалился Адам в халате поверх нижнего белья, с растрепанными после сна волосами.

– Что, черт побери, происходит? – взбудоражено спросил он. На его щеке багровела оставленная краем подушки полоса.

– Это все наказание за грехи наши тяжкие! – Прижав сжатые кулачки к юбке, запричитала Джейн. – Господь решил покарать нас. В ярости он сотрясает весь мир, и каждому из нас придется расплатиться за содеянное. Сбывается предсказание святого Варфоломея…

Дом содрогнулся, и причитания оборвались. Джейн подпрыгнула и бросилась вон – замаливать грехи.

Стивен, Адам и Уэнделл, приоткрыв рты, смотрели ей вслед.

– Похоже, на нас обрушился гнев Божий? – предположил Адам.

– Господь карает грешников? – осведомился Уэнделл.

Однако грохот все продолжался и продолжался, и они тут же забыли об испуганной горничной.

– Господи, уж не рушится ли мой дом? – проговорил Адам.

Стивен окинул его суровым взглядом.

– Дом, конечно, старый, но он еще должен постоять. – Адам подозрительно поглядел на Стивена: – Ты не пробовал заманить ее сюда еще раз?

– Нет.

– Тогда что же там творится?

– Это я и собираюсь выяснить, – ответил Стивен. Поднялся, бросил салфетку на стол и поспешил к двери.

Адам бросился за ним, как был: в халате поверх белья и домашних шлепанцах.

Они выбежали через парадную дверь, спустились с крыльца и кинулись к парадной двери вдовы Брэкстон. «Скоро от этих бесконечных хождений в тротуаре дорожка протрется!» – с раздражением подумал Стивен.

На их стук никто не ответил, и Стивен схватился за ручку двери, которая оказалась незапертой.

– Неужели эта женщина никогда не слышала о грабителях?

Адам захохотал:

– Я думаю, что Белл не только не обижается на людей, которые причиняют ей, зло, но думает о них вдвое лучше.

Стивен ничего не ответил. Вспомнив о ее искалеченной ноге, он сильно усомнился в правоте Адама.

В вестибюле не было ни души, хотя даже самый тугоухий мул мог оглохнуть от стоявшего там шума, раздававшегося наверху. Братья поднялись по лестнице на второй этаж.

Там, к своему величайшему изумлению, они нашли Белл в окружении дюжих каменщиков, которые крушили кувалдами внутреннюю стену.

Вся мебель была убрана. Занавески свернуты. Ковров нигде не было видно. Посреди комнаты возвышалась большая груда штукатурки и планок, словно наметенная могучим торнадо. В стене была уже пробита большая брешь, которая вела в соседнюю комнату.

– Что вы делаете? – напрягая голос, прокричал Стивен.

Рабочие сразу же прекратили работу. Повернувшись, Белл посмотрела на них изумленными глазами:

– Стивен! Адам!

Когда она увидела, как одет Адам, ее изумление сменилось участием:

– Я разбудила вас?

Прежде чем Адам успел раскрыть рот, Стивен резко воскликнул:

– От такого шума проснулись бы и мертвые! Что вы тут затеяли, черт возьми?

Переминаясь с ноги на ногу, каменщики поглядывали то на Белл, то на Стивена. Белл была сконфужена.

– Я сношу стену, – просто ответила она. – Вернее, они сносят стену.

Стивен издал звук, подозрительно похожий на рык:

– Это я вижу и сам. Вопрос в том, миссис Брэкстон, зачем они ее сносят?

– Чтобы построить здесь танцевальный зал, как мне посоветовал Адам.

Под пронизывающим взглядом Стивена Адам изобразил комичную гримасу. Белл как будто ничего не заметила. Она отвернулась, обняв плечи руками.

– Танцевальный зал! – почти выкрикнул Стивен, глядя на брата. – Ты посоветовал ей построить танцевальный зал?

Адам робко пожал плечами:

– Ты же слышал.

– Да, – шепнула Белл с каким-то особым выражением, – танцевальный зал. Прекрасный, большой зал!..

Только тон, которым она это произнесла, заставил разгневанного Стивена опомниться. Впечатление было такое, будто она убеждает себя в том, во что сама не верит. Белл сделала несколько неловких шагов через обломки.

– Зал будет с паркетным полом, с панельной обшивкой. А вон там, – она подняла глаза вверх, на потолок, – я повешу большую хрустальную люстру. – Белл взглянула на Стивена. – Точно такую же, как у вас. – Она сделала еще несколько шагов, на этот раз в сторону камина. – А вот здесь…

– Вы не можете построить танцевальный зал! – проревел Стивен.

Выпрямившись, Белл медленно повернулась и посмотрела ему в глаза. И все остальные тоже уставились на него.

– Почему это, хотела бы я знать? – озабоченно спросила она.

Выражение ее глаз удручающим образом подействовало на Стивена. Всего несколько минут назад ее лицо светилось от восторга, от мысли о том, что у нее будет свой танцевальный зал. «Но зачем ей танцевальный зал? – озадаченно подумал Стивен. – Она с трудом ходит, а уж сложные фигуры танцев и подавно не для нее!» Что-что, а танцевальный зал ей никак не нужен. Ему он тем более не нужен, а ведь скоро он вернет себе этот дом! Не зря же он сказал Адаму, что нет такого контракта, который нельзя было бы расторгнуть.

И все же его сильно удручало выражение ее глаз.

– Отвечайте же, мистер Сент-Джеймс!

Белл перешла на сухой, официальный тон. Таким тоном – без всякой связи с происходящим, – подумал Стивен, она разговаривала с Бертраном в ресторане. Он чуть не улыбнулся.

– Так почему я не могу построить танцевальный зал? Я получила все необходимые разрешения, архитектор составил план, наняты квалифицированные рабочие. Скажите, чего мне не хватает для начала перестройки?

Забыв об остальных, они смотрели друг на друга. Он должен был сказать ей, что скоро получит свой дом обратно, а у нее будет другой, лучше этого. Но слова не шли с языка.

– Бумаги еще не выправлены надлежащим образом, – уклончиво ответил Стивен. – Будет лучше, если вы подождете… – В комнате воцарилось леденящее молчание.

– Это мой дом, мистер Сент-Джеймс. И я могу делать с ним все, что захочу! – упрямо настаивала Белл. – А теперь, простите, мы должны продолжать работу.

Стивен поймал на себе суровые, вопрошающие взгляды брата и рабочих. Он не смог сообщить Белл, что скоро дом, который она считает своим, перейдет к нему. Собственная слабость и огорчала, и бесила его. Пробормотав проклятие, он повернулся и вышел из дома. На улице его встретило зимнее утро. В пронизывающем холоде было что-то успокаивающее.

Шли дни. Стук кувалд оставался единственным признаком существования Белл. Стивен несколько раз пытался повидать ее, но всякий раз дворецкий останавливал его, сообщая, что хозяйки нет дома. Разумеется, Стивен ни на миг не верил. Просто, как и прежде, она не желает его принимать.

Странно, но это огорчало его. И еще сильнее огорчала собственная заинтересованность. Сколько раз твердил он себе, что все это его совершенно не касается, что она самая неподходящая для него женщина. На роль жены со своим непредсказуемым характером она не годится, и что-то мешало Стивену представить ее в роли любовницы. А кем еще она могла для него стать?

И все же Стивен каждый день подходил к ее голубым дверям, которые слуги неизменно захлопывали перед его носом. Заводить граммофон, прибегая к методу Адама, было бесполезно, потому что шум, доносившийся с той стороны стены, можно было заглушить, лишь сломав пару стен у себя в доме. Поэтому Стивен терялся в догадках, как повидать Белл, хотя и хорошо знал, что делать этого не следует.

Подобные мысли доводили его до головокружения. Он преисполнился решимости увидеться с ней, хотя и очень туманно представлял себе, с какой, целью.

К концу недели Стивен постучал в дверь Белл, чтобы узнать, будут ли вестись работы в субботу и воскресенье. На этот счет существовало официальное запрещение, но Гастингс был неумолим, только обещал, что передаст его послание.

Раздосадованный, Стивен повернулся и тут вдруг увидел возвращающуюся домой Белл.

При ее неожиданном появлении он сразу же забыл, как дерзко захлопывает перед ним дверь ее дворецкий!

Она была хороша, просто, ослепительно хороша. Всякий раз, когда Стивен сталкивался с ней, его поражала ее красота, и у него было такое чувство, будто он видит ее впервые.

В свете зимнего солнца волосы Белл сверкали. Шагая быстрее, чем обычно, она заметно прихрамывала. Сначала Стивен забеспокоился, не случилось ли какой беды. Но тут на ее губах появилась улыбка, и он почувствовал сильное облегчение. Облегчение – и в то же время гнев.

– Где вы пропадали? – выпалил он. Белл чуть не споткнулась, затем рассмеялась:

– Что с вами? Может быть, вы встали не с той ноги? Или получили письмо, в котором кто-то забыл поставить точки над i?

– Не могу представить себе, как можно спать под такой дикий шум, который доносится из вашего дома, – пробурчал Стивен, хотя шум начинался, когда он уже был на ногах, и заканчивался задолго до того, как он ложился спать. Но в этот момент правда, казалось, ничего не значила.

– Как всегда, ваши шутки не попадают в цель. Белл цокнула языком, прошла мимо и поднялась на крыльцо.

Стивен поспешил за ней и успел войти в дом, прежде чем она закрыла дверь.

– Я что-то не помню, чтобы приглашала вас к себе, – заметила она, приподняв красиво очерченную бровь.

В ответ Стивен тоже поднял бровь:

– А я не помню, чтобы спрашивал разрешения.

– Разрешения вы не спрашивали. Сама не знаю, чему удивляюсь, – с иронией проговорила Белл. – А вы вообще когда-либо спрашиваете позволения, Стивен?

– На прошлой неделе вы называли меня мистер Сент-Джеймс.

– Я была безумно сердита.

– А сейчас вы сердитесь?

Белл внимательно посмотрела на него.

– Нет. Во всяком случае, пока нет, – ответила Она и с улыбкой добавила: – Правда, день еще только начинается, но я слишком счастлива, чтобы сердиться.

Белл повернулась к Гастингсу и передала ему плащ:

– Я нашла того, кого искала.

– Очень хорошо, мадам! Я знал, что вы непременно найдете.

Полностью, казалось, забыв о Стивене, Белл направилась вверх по лестнице. Гастингс указал Стивену на парадную дверь.

– Ни за что на свете, Гастингс. Я зашел слишком далеко, чтобы возвращаться.

Сделав несколько больших шагов, он догнал ее на лестнице. Гнев, обуревавший Стивена, испарился при виде стройной ручки, скользившей по перилам.

– Я думала, вы ушли, – сказала Белл, не оглядываясь.

– Сегодня вам не повезло, – ответил он, испытывая сильное желание ей помочь, но зная, что предложение помощи вызовет у нее негодование.

Белл вновь рассмеялась:

– Но сегодня мне повезло!

– Да, вы нашли того, кого искали. И кто же это? Белл задержалась на лестничной площадке, чтобы отдышаться. Ее голубые глаза сияли воодушевлением:

– Человек.

Стивен застыл на месте:

– Какой еще человек?

– Тот, которого я искала.

Стивен был настолько поражен, что лишился дара речи.

– Я искала его много дней. Вот почему вы не могли застать меня дома.

Она стала преодолевать второй пролет, и задержавшийся на миг Стивен поспешил вслед за ней, не понимая, что он чувствует.

– Вы уходили из дома?

– Да, конечно, я искала целыми днями. И уже хотела отказаться от поисков, когда нашла нужного мне человека.

Радость, которую Стивен ощутил, узнав, что все эти дни она и в самом деле отсутствовала, была подпорчена сознанием, что Белл искала какого-то человека.

– Стало быть, вы нашли его? – недоверчиво спросил он.

– Да.

Остановившись на лестнице, Стивен следил, как она поднимается на третий, затем на четвертый этаж.

– Вы просто пошли и нашли себе человека? Когда эта женщина перестанет доводить его до безумия?

– Да, я отправилась в музей и внимательно изучала всех приходящих и уходящих. – Поколебавшись, Белл повернулась к нему. – Понаблюдав за человеком, можно многое о нем сказать. Посмотрите, как он ходит, как стоит, как смотрит на других, когда полагает, что его никто не видит. А я наблюдала очень внимательно.

– Да, конечно, – пробормотал он. Недоверие, которое испытывал Стивен, понемногу сменялось гневом. Она взяла и нашла себе мужчину. Господи, да она же чокнутая! Думать так было, во всяком случае, легче, чем вдумываться в значение ее слов.

«Стало быть, Белл нашла себе другого!» – пронеслось у него в голове.

– День за днем я наблюдала и наблюдала и уже хотела отказаться от поисков, но тут вдруг увидела его! И сразу поняла, что он идеально мне подходит.

– Нельзя же вот так зайти куда-нибудь и выбрать человека, решив, что он вам подходит. – Стивен все еще продолжал стоять на лестнице.

Белл посмотрела на него, как на несмышленого младенца:

– Разумеется, нет. Сделав свой выбор, я подошла к нему, представилась, задала несколько вопросов, чтобы убедиться в правильности моего впечатления. То, что его пальцы перепачканы краской, еще ничего не значит. – Она всплеснула руками. – Но я убедилась, что Марвин – тот, кого я искала.

– Марвин? С пятнами краски на пальцах?

– Да, уверяю вас, он хороший художник. Его полное имя – Марвин Дюбуа. Он учился в Лувре.

Стивен зажмурился, пытаясь осмыслить ее слова. К тому времени Белл уже достигла четвертого этажа и направилась по коридору.

Перепрыгивая сразу через несколько ступенек, Стивен буквально взлетел по лестнице и встал между ней и дверью:

– Вы пошли и нашли себе художника? Этот человек – художник?

– Да, конечно. Именно такой мне и нужен.

В голове у Стивена зародились всевозможные предположения. Почувствовав это, она улыбнулась:

– Вероятно, вы подумали, что мне скорее нужен садовник или архитектор? Потому-то у вас такой удивленный вид. Успокойтесь. Я не собираюсь начинать новое строительство. Этот человек будет только писать маслом на холсте, даже не на той драгоценной стене, что прилегает к вашему дому. Не волнуйтесь.

Стивена охватило непреодолимое желание заключить Белл в объятия и закружиться вместе с ней по комнате, как это было, когда он узнал, что она не солгала. Ее в самом деле не было дома, когда он приходил. А нашла она себе не мужчину, как он предполагал, а художника. И вдруг Стивену стало все равно, что он ведет себя как школьник.

– И что же будет рисовать этот художник? Белл сложила губки бантиком.

– Я чувствовала, что в моем доме чего-то не хватает, но никак не могла понять, чего именно. Но когда я увидела все эти портреты в вашем доме, особенно тот, что висит над камином в бальном зале, я все поняла. Мне нужен портрет.

– Ваш портрет?

– О нет! – махнула рукой Белл. – Портрет моего отца. – Она прошла мимо него в комнату. – Это будет замечательно – портрет моего отца над камином в бальном зале!.. – Она повернулась к Стивену, и ее широко открытые глаза омрачило беспокойство. – А что думаете вы? Правильно я поступаю?

Стивен не знал, что думать, во всяком случае, его мысли имели очень мало отношения к ее отцу, всемирно известному путешественнику, который, если верить слухам, на самом деле был управляющим имением.

Видя, что он молчит, Белл скисла. Отвернувшись от него, она пересекла комнату и подошла к стеклянной двери на балкон.

– Значит, я ошиблась, это не идеальное решение. – Воодушевление покинуло ее, сменившись унынием.

– Я уверен, что это будет чудесно, – подбодрил ее Стивен.

Но было уже поздно. Белл не поверила в его искренность. Она прислонилась головой к стеклянной двери.

Стивен вошел в комнату, оказавшуюся гостиной. Отсюда он смог заглянуть в соседнюю комнату, где стояла ее кровать. Этот вид распалял воображение, как зрелище женской ноги в чулке, обещание возможного блаженства. Он посмотрел на Белл, и у него перехватило дыхание. Боже, как она прекрасна!

Почему его тело так сильно реагирует на притяжение, исходящее от этой женщины? Этот вопрос он задавал себе уже не в первый раз, но так и не находил ответа.

– Я думаю, – спокойно произнес он, проходя в комнату, – что в конце концов вы сведете меня с ума.

На эти слова последовала незамедлительная реакция. Белл повернулась и посмотрела на него умоляющим взглядом:

– Не говорите так! Никогда так не говорите!..

– Белл, я… – Стивен не знал, как продолжить. На него нахлынули мысли и чувства, которые ему не слишком нравились. Ведь ее настроение меняется с быстротой молнии. И все же он подвинулся ближе.

Когда Стивен подошел к ней, Белл с глубоким вздохом повернулась к окну. Некоторое время они смотрели на улицу. В душе Стивена бушевал ураган. Желание коснуться ее было почти непреодолимым.

День уже клонился к вечеру. Солнце, спрятавшееся где-то за горизонтом, слегка озаряло мрачные, пасмурные тучи и отбрасывало на землю серебристые тени. В этом зрелище было что-то сверхъестественное.

Да, Стивен мучительно хотел прикоснуться к ней, но отнюдь не для того, чтобы утешить. Он хотел держать Белл в объятиях, чувствовать ее близость, прижимать к себе так, чтобы ощущать биение ее сердца. Словом, он испытывал то же чувство, что и в ту дождливую ночь, когда принес Белл к себе домой. До того как увидел ее ногу.

Его охватило тягостное беспокойство. В воспоминаниях о той ночи, о ее ноге было что-то безумное.

Стивен собрался было вернуться к себе, чтобы в тишине выпить бренди и все обдумать, как вдруг Белл сказала:

– Должно быть, сейчас то самое время, когда в голову приходят мысли о самоубийстве.

При этих словах Стивену показалось, что сердце у него остановилось. «Что она говорит?» – лихорадочно размышлял он. Стивен хотел что-то сказать, но не находил слов. Не находил ничего, что помогло бы ему заглянуть в ее мысли – и облегчить собственную душу.

– Белл…

– Посмотрите туда. – Она показала рукой через дверь.

Стивен стоял в нескольких дюймах позади нее. И смотрел не туда, куда она показывала, а на нее. На ее волосы, красиво очерченные скулы, плавный изгиб уха. Какая она хрупкая и уязвимая!

– Смотрите вон туда, – настаивала Белл, как будто чувствовала, что он смотрит не в ту сторону. Кончик ее указательного пальца упирался в стекло. – Видите этот каменный карниз по ту сторону дороги?

Только тогда Стивен выглянул наружу и увидел гранитную балюстраду, окружавшую балкон дома на другой стороне улицы:

– Да, вижу.

– Говорят, какая-то женщина попыталась пройти по карнизу. – Белл перешла на тихий шепот: – Но порыв ветра, словно небрежное движение десницы Бога, сбросил ее на землю. – Белл посмотрела вниз, на улицу. – Как вы думаете, каковы были ее последние мысли?

Ее шепот опутывал его словно паутина – на вид такая непрочная, но в действительности неумолимо жестокая для попавшей в нее жертвы.

– Сколько живу в Бостоне, на этой улице, никогда не слышал подобной истории. – В его тоне зазвучали резкие, негодующие нотки. Стивен хотел было отступить назад, но так и не сделал этого.

Белл повернулась к нему, запрокинула голову, упершись ею в стеклянную дверь. Они стояли так близко друг от друга, что Стивен чувствовал тепло ее тела.

Стоило ему пошевелиться, и они бы соприкоснулись. Мысли о самоубийстве и о Божьей деснице отлетели прочь. Ему мучительно хотелось поцеловать Белл, насладиться вкусом ее сочных алых губ, хотелось коснуться ее груди, ощутить всю ее мягкую упругость.

Белл смотрела на Стивена, и у него появилось ощущение, будто она знает, о чем он думает. Так это или не так, но он не мог понять, разделяет ли она его чувства. Лицо Белл было зеркалом, отражавшим то, что происходило в его душе, а не окном в ее собственную.

Стивен придвинулся чуть ближе:

– Белл!..

Она ответила пронизывающим взглядом:

– Разумеется, вы не слышали этой истории.

Ее слова, помимо его желания, возвращали Стивена к реальности, о которой он ничего не хотел знать. К чувствам, владевшим им, теперь примешивалась досада.

– Если кто-нибудь и пытался рассказать вам эту историю, – продолжила Белл, – вы наверняка не слушали, а если и слушали, то тут же постарались вычеркнуть ее из своей памяти. Вы отвергаете все, что не вмещается в ваш строго упорядоченный мир, Стивен.

Он со свистом втянул воздух, на щеках его заиграли желваки, глаза сузились.

И вдруг Белл рассмеялась, мгновенной переменой настроения нарушая его душевное равновесие:

– А может быть, я просто выдумала эту историю?..

Белл внимательно наблюдала за ним. Выбившаяся из прически и упавшая на щеку игривая прядь ее волос манила и дразнила его. Но тут Белл, проскользнув у него под рукой, вышла, оставив Стивена наедине с растревоженными чувствами.

Глава 11

Она ворвалась в его дом, словно буйный ветер, сокрушающий все на своем пути. Конечно, Белл не ломала диваны, стулья и столы, но впечатление создавалось именно такое, хотя на самом деле под угрозой было прежде всего его сердце.

Стивен не мог удержаться от проклятия. Эта Белл Брэкстон всегда внушает ему какие-то ни с чем не сообразные мысли.

Он сидел в своем кабинете, готовясь к предстоящему вторжению. Однако она так и не появилась в его убежище. Судя по доносившемуся из вестибюля голосу, Белл зашла не для того, чтобы повидать его. И Стивен вновь выругал себя за то, что ему это небезразлично.

Пришла она без приглашения. Белл никогда не отзывалась на его приглашения, не приходила, когда для этого был повод. Казалось, Стивен должен был бы чувствовать досаду, но он ее не ощущал. Однако одна мысль, что Белл здесь, в его доме, повергала его в глубокое волнение.

И так происходило довольно часто. Вновь и вновь Белл Брэкстон спутывала его карты! Для этого ей достаточно было зайти в дом, посмотреть на него взглядом маленькой потерянной девочки с отягощенной каким-то тайным горем душой, взглядом, который говорил о незатихающей боли. А в ее глазах всегда сквозила тайная боль, даже когда она смеялась.

Стивен избегал ее. Правда, она даже не заходила в его кабинет. Посмей Белл это сделать, Стивен тут же выставил бы ее да еще захлопнул бы за ней дверь, точно так же, как это делала она.

Но как он может посчитаться с ней, если Белл не приближается к двери его кабинета! Приходит повидать Адама или повариху. Она заговаривает даже с Уэнделлом, хотя тот, как и подобает уважающему себя дворецкому, не позволяет втянуть себя в разговор, а только кивает головой. В конце концов она отправляется искать более разговорчивого собеседника, но никогда не заходит к Стивену.

При этой мысли, сидя в своем кожаном кресле за столом, он сердито фыркнул. Услышав, что Белл вошла в гостиную, где Адам собирался играть в покер с друзьями, которых Стивен не желал знать, он предположил, что и на этот раз повторится то же самое. Кстати, о друзьях Адама. Если бы между ними не установилось хрупкое перемирие, он ни за что бы не потерпел их в своем доме. Однако сейчас Стивен думал о Белл. Чтобы не испачкать свои безупречно чистые папки с документами, он отложил в сторону перо и прислушался к глубокому грудному смеху и милому голосу Белл, которые доносились до него, словно звуки мелодичной песни.

Ее слова всегда западали ему в душу, как эта страшная история о женщине, упавшей с карниза. Всякий раз, вспоминая о ней, он, как Белл и предсказывала, старался вычеркнуть ее из памяти. Это ему не удавалось, и несколько неприятных минут Стивен размышлял о том, насколько история правдива. Обычно все случалось вечером, когда он ложился спать, и целую ночь потом ему снились падающие на землю безликие женщины. Прежде чем разбиться, эти женщины обретали черты Белл и с хохотом возносились к небесам.

Просыпался Стивен, измученный кошмарами. Сегодняшняя ночь не составила исключения. Но вот странно: голос Белл, который мучительно терзал его ночью, сейчас успокаивал, как целительный бальзам.

Стивен едва не рассмеялся. По опыту он знал, что это преходящее впечатление. Она оказывала на него успокаивающее действие лишь издали, когда он представлял себе ее шелковистые волосы или слышал мелодичный смех.

Не столько для того чтобы избавиться от тягостных мыслей, сколько намереваясь найти Белл, Стивен резко встал. Решительно прошел через мраморный вестибюль и оттуда в гостиную, где сидели игроки. Он чуть не задохнулся от табачного дыма, который придавал его респектабельной гостиной вид ночного притона. Но и в этом дыму он сразу же увидел ее.

Его неприятно удивило то, что ее волосы, поднятые на затылке и не скрывавшие длинной чувственной шеи, так же как и ее новое темно-зеленое бархатное платье, были… в пыли. Но еще сильнее поразило Стивена то, что она опиралась рукой о плечо Адама, прижимаясь бедром к подлокотнику его кресла. Ее взгляд был сосредоточен на его картах.

Стивен чувствовал, как в нем закипает гнев. Видимо, сам того не замечая, он издал какое-то рассерженное восклицание, ибо все, кто сидел за столом, включая и Белл, разом повернулись к нему.

– Вы здесь, Стивен! – воскликнула Белл.

Он не мог не заметить выразившееся на ее лице удовольствие, однако его внимание было приковано к ее стройной ручке, лежавшей на плече брата.

– Да, здесь! – резко ответил он. – Как и вы, кстати. Хотя я не понимаю, что вы здесь делаете?

Адам и остальные игроки явно чувствовали себя не в своей тарелке. Но Белл только рассмеялась:

– Вы вроде бы такой умный, интеллигентный, преуспевающий человек, а воображение у вас, как у москита. Боюсь, правда, что я несправедлива к москитам.

Игроки со страхом наблюдали, как Белл и Стивен в упор рассматривают друг друга, как сталкиваются две противоположности: темные, словно бездонные колодца глаза и насмешливые голубые. Адам, забыв о картах, опустил голову на руки.

– Я думаю, – начал Стивен, – что москит все же явное преуменьшение.

Склонив голову набок, Белл призадумалась.

– Ну что ж, – процедила она с дразнящей улыбкой, – может быть, муха – более подходящее сравнение?

В комнате воцарилась мертвая тишина. Стивен смотрел на Белл зловещим взглядом, который мог бы вселить трепет в кого угодно, но она даже не шевельнула своими длинными шелковистыми ресницами, и он – уже в который раз! – почувствовал к ней невольное уважение.

– Тельце, конечно, побольше, – ответил он, – но мозг практически такого же размера.

– Ну что ж, – изогнув брови, сказала Белл, – вы, оказывается, умнее, чем я думала. Неудивительно, что вы преуспеваете. И похоже, у вас все-таки есть чувство юмора.

– И не надейтесь! – отрезал Стивен. В ответ Белл громко расхохоталась:

– Хорошо, не буду.

Стивен покачал головой. Помимо воли, на его лице отразилось презрение:

– Неужели никто не потрудился обучить вас таким пустякам, как, например, необходимость быть вежливым с хозяином дома?

– Меня обучали этому, а также тому, что хозяин обязан соблюдать вежливость по отношению к гостям. Правда, я пришла сюда не в гости. – Она протянула вперед руку с чашкой. – Я пришла не ради светского общения, а для того, чтобы занять сахара. Собираюсь сделать сахарную глазурь. – Белл провела тыльной стороной руки по щеке, смахивая покрывавший ее белый налет.

– Сахар? Вам нужен сахар? – недоуменно переспросил Стивен. – А чем это вы покрыты с головы до ног?

Белл опустила глаза на юбку.

– Это мука, – ответила она с такой гордостью, словно это был особый знак отличия. – Я пеку пироги. Вернее, помогаю своей поварихе Мэй. Мы как раз собираемся заняться глазировкой.

– Господи! – пробормотал Стивен. – Я вижу, вы так же плохо разбираетесь в стряпне, как я во всем, что касается воображения.

Адам застонал.

Но Белл пришла в восторг:

– Один ноль в вашу пользу, Стиви!

– Стиви? – не веря своим ушам, переспросил Стивен. Его классически правильное лицо скривилось.

Игроки беспокойно заерзали в своих креслах.

Но Белл уже потеряла всякий интерес к разговору.

– Во что вы играете, Адам? – спросила она, повернувшись к столу.

Все молчали, только Льюис ответил:

– В покер.

– Да? – Она взглянула на свободное место. – Для кого предназначено это кресло?

– Мы надеялись, что к нам присоединится Стивен, – сказал Льюис.

– Стивен? Что-то не верится, что он играет в покер. По-моему, это кресло ждет меня. Я буду играть вместо него.

– Вы? – переспросил Адам.

– Да, я.

– Но… мы играем на деньги.

Белл протянула руки ладонями вверх, удерживая чашку на согнутом пальце, и пожала плечами.

– Деньги у меня есть.

При этих словах Адам рассмеялся:

– Но мы играем всерьез, Белл. Если вы проиграете, ваши деньги пропали. Если только, конечно, вам не удастся отыграться.

– Уж не принимаете ли вы меня за дурочку? – насмешливо фыркнула она.

Адам побагровел:

– Конечно, нет. Только… – Подняв глаза, он поймал на себе суровый взгляд Стивена.

– Что – только? – спросила она.

– Мне было бы очень неприятно вас обыгрывать. Махнув рукой, Белл поставила чашку на стол и плюхнулась в пустое кресло:

– На вашем месте я бы беспокоилась за вас. Раздавайте! Я готова играть.

– Нет!..

Все замерли. Белл сидела неподвижно, затем медленно повернулась к Стивену.

– Нет? – переспросила она.

– Совершенно верно, – ответил он, все еще стоя в дверях. – Вы не можете здесь играть.

– Извольте объяснить почему? – произнесла она таким же суровым тоном.

– Я не хочу нести ответственность за женщину, которой, видите ли, вздумалось… покартежничать.

Белл сощурилась:

– Вы что, мой опекун?

«А ведь она права», – подумал Стивен. Никакой он ей не опекун и никогда им не будет. А если она продуется, это в конце концов ее дело.

– Как видно, игра закончится, так и не начавшись, – заметил Льюис.

– Напротив. Прошу меня простить, – ко всеобщему изумлению, сухо проговорил Стивен. – Можете играть в свое удовольствие. – И вышел.

Сидевшие за ломберным столом не знали, как воспринять этот неожиданный уход, одна Белл проявила полнейшее равнодушие.

– Сдавайте карты, Адам, – сказала она, и в ее голубых глазах вспыхнул азарт. – Пора приниматься за игру.

Адам продолжал смотреть на пустой дверной проем.

– Да не беспокойтесь вы, Адам! – подбодрила его Белл. – Он не вернется. Стивен оскорблен, хотя и знает, что повода для обиды не было. – Она покачала головой. – Удивительно, что в этом отношении вы на него не похожи.

Адам сконфузился.

Белл хотела что-то добавить, но тут часы пробили очередные полчаса, и она воскликнула:

– Господи, совсем забыла про свои пироги! Глядя на нее, игроки изумленно вытаращили глаза.

– Я забыла про пироги, – повторила она. – Адам, мне нужен сахар. – Выпрыгнув из кресла, Белл схватила чашку и сунула ее в руки Адаму. – Пожалуйста, наполните ее сахаром и принесите ко мне домой. Я не могу ждать. – Она поспешила к двери и вдруг остановилась: – Приглашаю вас на угощение. Пирогов хватит на всех. – Она выбежала из гостиной и, заметив через открытую дверь кабинета стоящего у окна Стивена, вновь остановилась. Затем подошла к его двери и тихо сказала: – Я испекла пироги.

– Я слышал, – ответил он, не поворачиваясь. Белл залилась румянцем:

– Конечно, слышали, ведь я кричала на весь дом. Видимо, я не оправдываю ваших представлений о настоящей леди?

Только тогда Стивен повернулся, и их глаза встретились. По его взгляду она поняла, что он обдумывает, оправданны ли слухи о ее безумии. Разумеется, эти слухи доходили и до нее. Ах, если бы можно было прожить жизнь заново, по-другому! Но понимая, что это невозможно, Белл только со вздохом отвернулась.

– Хуже того, я никогда не стану настоящей леди, как вам хотелось бы, – продолжила она уже громким, смеющимся голосом. – Но на пироги я вас все равно приглашаю.

И подобрав свои длинные юбки, Белл ринулась к двери. После того как она с быстротой волшебницы исчезла, в доме еще долго метались отголоски ее последнего крика:

– Пожалуйста, поторопитесь с сахаром, Адам!

Хотя и очень недовольный собой, через тридцать минут Стивен стоял на крыльце ее дома. Адам и остальные пришли еще раньше. Крепко прижав раненую руку к боку, Стивен смотрел на голубую деревянную дверь. В его памяти всплыл обрывок некогда слышанного разговора.

– Она должна быть голубой, – утверждала его мать. Отец рассмеялся:

– Голубой, дорогая? Никогда не слышал, чтобы парадную дверь красили в голубой цвет.

Стивен вспомнил, как мать прижалась головой к широкой груди отца.

«Нам всем в жизни требуется что-то голубое», – неожиданно подумал он.

На следующий день дверь их дома покрасили в голубой цвет. Человек сильный и даже грозный в гневе, отец послушался случайного каприза матери.

Пораженный этой мыслью, Стивен едва не повернул назад.

С того самого дня, как, вернувшись из Европы, он обнаружил, что в доме у него проходит веселая вечеринка, его жизнь будто лишилась смысла. В общении то с Адамом, то с Белл он стал подвергать сомнению, казалось бы, незыблемые ценности жизни и совершать поступки, несвойственные ему. В частности, Стивену не следовало приходить сюда. Если говорить о вещах более важных, ему следовало найти себе женщину с ровным, предсказуемым характером – женщину, которая стала бы ему достойной супругой. А между тем его неудержимо влекло к той, которая совершала неожиданные поступки, далеко не всегда соответствующие его понятиям о благопристойности. Она подобна сильному урагану, который может переломать все в его жизни. Но помимо своей воли, Стивен должен был признать, что всякий раз, оказываясь в центре ее внимания, он ощущает поразительное спокойствие, даже что-то похожее на блаженство.

Не найдя на двери молотка, он постучал:

– Добрый день, Гастингс!

– Добрый день. – Гастингс стоял в дверях, не пропуская его.

– На этот раз я приглашен, – пробормотал Стивен, удивляясь, что ставит себя в столь унизительное положение.

– Да-да, на пироги! – Гастингс жестом пригласил Стивена войти. – Вы найдете миссис Брэкстон на кухне.

Он и в самом деле нашел ее не в столовой, не в гостиной, а на кухне. Адам и все остальные сидели за длинным деревянным столом, весело болтая и смеясь. Все они чувствовали себя как дома.

– Все-таки пришли, Стивен! – В руках Белл держала небольшой кухонный нож, а глаза ее так и светились от удовольствия. – Для вас я испекла отдельный пирог.

Стивен стоял неподвижно. Ему вдруг вспомнилась мать. С ножом в руке, весело смеясь, она кружилась по кухне, где атмосфера была напоена запахами еды, кофе и счастья. Точно такая же атмосфера царила здесь сейчас.

Он посмотрел на Белл, которая покрывала глазурью пирог на кухонном столе. Ее волосы были взлохмачены, присыпаны мукой. И он почему-то подумал, что и в старости она будет выглядеть такой же прелестной.

Стараясь избавиться от опасных мыслей, он стал разглядывать ее одежду. Все на ней сидело как-то вкривь и вкось. «Умеет ли она вообще одеваться прилично?» – подумал он. Обсыпанное мукой платье выглядело неплохо, но Белл как назло приколола к груди большой яркий желтый цветок. Ни дать ни взять подсолнух, мелькнуло у него в голове.

– Вам нравится?

Стивен вздрогнул от неожиданности. Оказалось, она повернулась к нему и протягивает тарелку.

– Пирог? – спросил он.

– Нет, цветок. Мое маленькое солнце, сияющее в разгар зимы.

– Интересная… идея, – уклончиво ответил Стивен.

– Мы все понимаем, что это значит, – сказала Белл, смеясь. – Мой цветок вам не понравился. Ну не беда. Возьмите пирог.

Едва Стивен взглянул на тарелку, как его глаза широко раскрылись. Он обвел быстрым взглядом тарелки остальных. На них лежали пироги какой-то странной формы. «Да это же птицы!» – догадался он, хотя лапки и хвосты у них уже съедены.

– Я испекла эти пироги в честь нашей встречи. Ведь мы встретились в ресторане, который называется «Снегирь».

Пирог и в самом деле был вылеплен в виде снегиря, однако все цвета разительно отличались от естественных.

– Нравится?

Судя по ее тону чувствовалось, что его оценка пирога гораздо важнее для нее, чем оценка цветка. Пироги в виде птиц. В этом есть что-то странное. Может быть, она и впрямь безумна? И то, что его влечет к ней, тоже безумие?

И как мог он подумать, что есть какое-то сходство между его матерью и этой обсыпанной мукой женщиной с волосами, как у Медузы? Его мать была всегда опрятна, хорошо причесана и безукоризненно одета. И тут Стивен вновь представил весело кружащуюся мать. Голова у него пошла кругом. Господи Иисусе, эта Белл сводит его с ума!

Так и не взяв тарелки, не произнеся ни слова, Стивен повернулся и вышел.

Белл проводила его взглядом, ненавидя себя за то, что расстроилась. А ведь у нее нет времени на посторонние развлечения, тем более с таким человеком, как Стивен Сент-Джеймс, который может расстроить все ее планы. Эпизод со снегирем – достаточно убедительное тому доказательство.

Как бы то ни было, скоро должен приехать отец. И она отправится вместе с ним путешествовать по белу свету. Конечно, он захочет показать ей все места, где побывал сам: Африку, Гималаи, Испанию и Францию. А когда вернутся, они поселятся в доме на Арлингтон-стрит, который воплотит в себе не только все ее мечты, но и мечты отца.

– Очень жаль, что так получилось, – сказал Адам, прерывая ее размышления, тогда как все остальные стали выходить из кухни, словно уход Стивена означал, что чаепитие закончилось.

Белл, однако, обрадовалась, что они ее покидают. Она вдруг обессилела, потеряла всякое желание болтать и наслаждаться своими пирогами. Ей даже захотелось, чтобы и Адам присоединился к своим друзьям.

– С вами все в порядке? – спросил он. Белл резко повернулась к нему:

– Разумеется.

– Вы питаете к Стивену теплые чувства?

– Почему вы так думаете?

– Не знаю. Наверное, потому, что вы смотрите на него как-то по-особенному.

– Думаю, это результат несварения желудка. Почему вы считаете, что я к вам не питаю теплых чувств?

Адам нежно улыбнулся:

– Если так, то выходите за меня замуж.

– Боже правый, какая чудная пара из нас получится! Думаю, если мы будем действовать заодно, то взбудоражим все это болото.

– Дорогая Белл, мне так нравится ваше чувство юмора. Я думаю, мы хорошо поладим.

– Уж не знаю, есть ли у меня чувство юмора, но я не намерена выходить замуж ни за вас, ни за кого-либо другого.

– Стало быть, у нас с вами одинаковое отношение к брачным узам. – При этих словах улыбка Адама потускнела. – Но я думаю, что в конце концов ни вам, ни мне их не избежать.

– Говорите за себя. Я уже была замужем. – Его слова застигли Белл врасплох. Но она тут же оправилась: – Мне, во всяком случае, незачем выходить замуж снова.

Если Адам и почувствовал какую-то неловкость, то ничем не выдал своего смущения. Он только рассмеялся:

– Потому что старый козел оставил вам мешок денег?

– Да, верно. И вам следует сделать то же самое. Жениться на богатой невесте. Например, на Клариссе Уэбстер, с которой я вас видела на днях.

Адам скривил губы:

– Пожалуйста, Белл, не продолжайте. Еще слишком рано для подобных разговоров.

– Она вам не нравится?

– Вы уклоняетесь от темы.

– Какой темы?

– Мы говорили о Стивене. Белл застонала.

– Я уверен, что вы питаете к нему какие-то чувства.

– Единственное чувство, которое я к нему питаю, это раздражение и еще раз раздражение. В жизни не видела человека с таким скверным характером, такого надменного! Чтобы общаться с ним, надо иметь терпение святого, а уж я-то не святая.

Сжав губы, Адам пристально посмотрел на нее:

– Не судите о нем строго. С юношеских лет ему пришлось нести тяжелое бремя ответственности, хотя он никогда и не говорит об этом.

– Потому что ваши родители погибли, когда вы были детьми?

– Он вам об этом рассказывал?

– Да. Вы удивлены?

– Удивлен. Стивен редко вспоминает о нашем прошлом, даже со мной.

– Он рассказал мне очень мало. Скорее всего был слишком зол и не хотел распространяться.

– А он рассказал вам, как после смерти родителей взвалил на себя все обязанности отца? Мне было двенадцать, и какой-то дальний родственник пытался забрать меня к себе. Ради денег, разумеется. Я уже тогда это понимал.

– Не может быть!

– Почему нет? Я был в ужасе! Мало того, что мои родители не вернулись домой, меня еще хотели забрать люди, которых я даже не знал. Стивену было тогда всего семнадцать, но он боролся за меня – и победил. С тех пор он все время заботится обо мне, – сказал Адам, разглядывая свои ногти. – Он думает, что я не понимаю, как тяжело ему пришлось, но я понимаю. – Адам вздохнул. – Как бы то ни было, все эти годы брат заботился обо мне.

И тут Белл осенило. Простые слова Адама помогли ей понять то выражение глаз Стивена, которое она подметила в ресторане «Снегирь». Ее предположение оказалось верным. Так это смерть родителей стала переломным моментом в жизни семнадцатилетнего юноши, который вынужден был принять на себя тяжелую ответственность?

– И как бы он меня ни донимал, – продолжил Адам, прерывая ее размышления, – я всегда знаю, что он хороший человек. Куда лучше меня.

Белл сделала над собой усилие, чтобы сосредоточить свои мысли на Адаме:

– Ерунда! Я знаю, что вы хороший человек. Адам вздохнул, и она почувствовала, что его сердце стиснула боль.

– Нет, Белл, вам только кажется, что вы меня знаете. Вы обманываете себя, но не обманывайтесь насчет Стивена. При всей его суровости и требовательности он хороший человек, человек, который отдал бы вам свою жизнь, если бы вы дали ему шанс.

Белл фыркнула:

– В чем-чем, а в шансе ваш брат не нуждается! С печальной, слегка отчужденной улыбкой Адам направился к двери:

– Ему нужен шанс, Белл, но пока он еще сам об этом не знает.

Белл прижалась грудью к кухонному столу. Кругом лежали тарелки с недоеденными пирогами, а она все еще держала в руке своего драгоценного снегиря, которого испекла специально для Стивена.

Ее сердце часто забилось. Стивен. Ее пират!..

Если бы только…

Но слова «если бы только…» ничего не означают. На свете нет двух других людей, так мало подходящих друг к другу. Она не должна забывать об этом, и ей лучше держаться подальше от человека, который, как она почувствовала еще раньше, может заставить ее изменить все планы.

На нее нахлынуло разочарование.

И тут вдруг Белл вспомнила ту ночь в парке. Ведь он спас ей жизнь! А это может означать лишь одно – она в неоплатном долгу перед ним.

На ее губах заиграла улыбка. В ту ночь Стивен помог ей. С опьяняющим волнением она осознала, что, в свою очередь, должна помочь ему, должна сделать его счастливым. Однако Белл тут же постаралась подавить волнение. Она не хочет покорить его сердце, уверяла она себя. Ей не нужен предлог, чтобы быть рядом с ним. Она только хочет помочь.

Белл ощутила странную, непривычную легкость. Со следующего же утра она будет бывать рядом с ним, разговаривать, смеяться, касаться рукой.

Она попыталась выкинуть эту мысль из головы, но какое-то странное ощущение пронизало все ее тело, наполнив непонятным томлением. Голова закружилась, сердце громко забилось. Ей вдруг показалось, что она больна или бредит. Но что бы это ни было, Белл никак не могла дождаться рассвета.

Глава 12

Наутро, ровно в девять часов, плотно закутавшись в плащ, Белл направилась к дому Стивена. В благодарность за то, что он спас ей жизнь, она будет дарить ему свое время.

Что и говорить, не повезло ему, бедняге. С юношеских лет на него навалилась такая ужасная ответственность! В его пасмурно-серой жизни должен быть хоть какой-то луч света. Так по крайней мере она внушала себе в свое оправдание, хотя на самом деле хотела видеть его прежде всего потому, что одним своим прикосновением он освобождает ее от гнетущих воспоминаний, рассеивает таящиеся на дне ее души тени.

Всю ночь Белл вспоминала, как ласково Стивен положил ей руку на плечо. Что бы произошло, не убери он руку? Поцеловал бы он ее? Коснулся бы ее груди? В смущении Белл резко вздохнула. Хорошо, что на этой пустынной улице ее никто не видит!

Она подошла к двери Стивена. Будь путь чуть длиннее, она, вероятно, вернулась бы домой. Она позвонила в дверь. К ее удивлению, открыл ей Адам.

– А где же ваш дворецкий? – насмешливо спросила она.

– Так как я вечно нуждаюсь в деньгах, дорогая, на этот ответственный пост Стивен назначил меня.

– И вы теперь дворецкий?

Глаза Адама засверкали веселыми огоньками.

– Нет. Но я мог бы стать неплохим дворецким, как вы думаете? – спросил он, обращая ее внимание на свое щеголеватое пальто, цилиндр и перчатки. – Вообще-то я собрался уходить, если, конечно, вы не ко мне. Это был бы чудесный предлог, чтобы остаться.

– Хотите верьте, хотите нет, но я пришла повидать вашего брата.

– Я потрясен! – сказал Адам, прижимая к груди руки в перчатках. – К сожалению, его нет дома. – Он элегантно поклонился, рассмешив Белл. – Вы можете поговорить только со мной, больше не с кем.

– Разве Уэнделла нет дома? – спросила Белл с озорной усмешкой.

– Ваша взяла, – произнес Адам, беря ее под руку. – Идемте. Если вы хотите видеть Стивена, то вы его повидаете. Я отведу вас туда, где он работает.

Они прошли по Арлингтон-стрит в Тремонт и, миновав несколько кварталов, подошли к восьмиэтажному зданию.

– Вот мы и пришли! – провозгласил Адам.

– Это его контора?

– Да. Отсюда он управляет своими кораблями и распределяет инвестиции.

– Стало быть, он страшно занят?

– Да. Хотя на него работает целая армия служащих, которые вполне могли бы заниматься повседневными делами, если бы только он дал им такую возможность.

– Если у него так много служащих, вероятно, он занимает все здание?

– Нет. Только большую его часть.

– Какой высокий дом! – Белл пришлось задрать голову, чтобы охватить взглядом здание.

– Это – настоящее чудо! С верхнего этажа можно видеть Кембридж на севере и гавань на юге, не говоря уже о том, что в нем есть электрический лифт. Наш Стивен не признает гидравлических лифтов.

В задумчивости Белл наморщила нос:

– Лифт?

– Да. С расписным потолком и мраморным полом.

– Если здание принадлежит Стивену, то его кабинет скорее всего помещается на верхнем этаже, – проговорила она удрученно.

– Да, – подтвердил Адам, отвлекаясь от разговора и вглядываясь во что-то вдалеке.

– Адам? – Она с любопытством посмотрела на него, забыв о беспокойстве, которое внушал ей подъем на лифте.

Ничего не отвечая, Адам смотрел на противоположную сторону улицы, где тянулся Бостонский парк с его порыжелой зимней травой.

– Том!.. – вздрогнув, пробормотал он и повернулся к Белл. – Извините, я должен идти, дорогая, – произнес он с натянутой улыбкой. И, покинув ее, тут же исчез среди экипажей, фургонов и конок.

Проводив его взглядом, Белл прошептала: «Дорогой Адам, что происходит в твоей жизни?» Но ни грохочущие железными колесами экипажи и конки, ни их пассажиры не ответили на ее вопрос.

Поджав губы и покачав головой, Белл повернулась к восьмиэтажному дому.

У входа ее встретил швейцар, который отвел Белл к лифту. Стоя перед закрытой дверью, она колебалась, не лучше ли подняться по лестнице. Когда Белл жила в отеле «Вандом», ее номер помещался на втором этаже, и она могла не пользоваться лифтом.

Но сейчас Белл не чувствовала в себе достаточно сил, чтобы подняться на восьмой этаж. Может быть, вернуться домой и подождать Стивена там? Но нет, она поднимется на этом распроклятом лифте, чего бы это ей ни стоило!

Человек в ливрее закрыл огромную бронзовую клетку. Он встал в углу, у пульта управления, не обращая внимания на Белл, которая, обмирая, вытирала повлажневший лоб. На этажах мелькали маленькие комнатки, некоторые даже без окон. Отсюда не увидишь ни дневной мир, ни ночные небеса. Стараясь удержаться от вскрика, Белл закусила жемчужно-белыми зубами нижнюю губу и сосредоточила все свое внимание на красивых деревянных панелях и обитом бархатом сиденье. Все выше и выше, все дальше и дальше от нижнего этажа…

Через несколько бесконечно долгих, как ей показалось, минут ее высадили. Наконец-то она в безопасности! Белл улыбнулась, довольная собственной смелостью.

– Чем могу помочь? – неожиданно спросила ее женщина, сидевшая за письменным столом как раз напротив лифта.

– Я хотела бы повидать Стивена.

– Стивена? – Женщина вскинула брови. – У вас назначено деловое свидание с мистером Сент-Джеймсом?

– Да нет, конечно, – не обращая внимания на тон женщины, ответила Белл. Незаметно оглянувшись на лифт, она добавила: – Я просто решила зайти, когда узнала, что он работает здесь.

Женщина поднялась из-за стола:

– Вы можете посидеть в приемной, пока я узнаю, здесь ли он. Но мистер Сент-Джеймс очень занятой человек. Как, вы сказали, вас зовут?

– Я этого не говорила. Скажите ему, что пришла Белл.

Скромно сложив руки в перчатках на коленях. Белл терпеливо дожидалась возвращения секретарши.

– Я сказала помощнику мистера Сент-Джеймса о вашем приходе. Он выйдет к вам, как только сможет, если, конечно, вы не решите перенести свидание на более позднее время.

Белл посмотрела на лифт. Подняться-то она поднялась, но как теперь спуститься?

– Я подожду.

– Хорошо. – Женщина вернулась на свое место за письменным столом, а Белл осталась одна в приемной. Ожидание затягивалось. Пять, десять, пятнадцать минут, наконец украшенные затейливой резьбой старинные часы пробили полчаса. Белл не отличалась терпеливым характером. Естественно, она вся кипела. Белл могла бы заняться тысячей дел, вместо того чтобы праздно сидеть, дожидаясь, когда сможет сделать доброе дело для своего неблагодарного соседа. Стивен мог бы сказать, что занят, и предложить ей прийти в другое время. Так сделал бы всякий на его месте, но только не Стивен Сент-Джеймс. Он не станет утруждать себя: пусть, мол, посидит. Белл громко кашлянула. Вот тебе и делай добрые дела!

Она уже хотела направиться к лифту, когда появился высокий, стройный человек средних лет.

– А это вы Белл?.. Я – Натан Бэнкс, помощник мистера Сент-Джеймса. – Он заглянул в большую тонкую регистрационную книгу, которую держал в руках. – Я не вижу вашего имени среди тех, кому на сегодня назначено, а мистер Сент-Джеймс – очень занятой человек.

– Это мне уже объяснили, – сухо ответила Белл.

– Могу я вам чем-нибудь помочь?

– Вы можете мне помочь повидать этого занятого мистера Сент-Джеймса!

Помощник посмотрел на Белл, презрительно поджав губы:

– Если вы объясните мне, чего хотите, я попробую что-нибудь сделать. В противном случае я попрошу вас записаться на более позднее время.

– Вы сказали ему, что я здесь?

– Нет, я же говорил вам, что он очень…

– Занятой человек, – договорила Белл за него. Она хотела сделать доброе дело, но Стивен, как всегда, только мешает.

– Ничего, повидаю его в другой раз. – И она ушла. Глядя ей вслед, помощник Стивена недоуменно покачал головой.

* * *

Стивен просматривал какие-то документы, когда в кабинет вошел его помощник.

– Натан, – с улыбкой позвал его Стивен, откладывая очередной документ.

В этот день он был в хорошем расположении духа и доволен собой. Впервые за долгие недели он крепко спал ночью. Ложась, он поклялся, что выбросит Белл Брэкстон из головы. Так он и поступил. Обычный человек вряд ли сумел бы это сделать, но Стивен доказал себе, что способен на необычный поступок. Он все еще сохраняет свойственную Сент-Джеймсам железную решимость. Так неприятно ощущать себя слабаком с мозгами набекрень.

– Вот папки, которые вы просили принести, – сказал Натан. – Строительные работы в доме молодого Адама производятся человеком по имени Уилсон. Он работал у Элдена Эббота. Думаю, добиться, чтобы он прекратил строительство, будет нетрудно. Вы сказали, танцевальный зал?

Стивен кивнул:

– Да, танцевальный зал. Удалось вам достать контракт, подписанный Адамом?

– Пока еще нет, но я уже договорился с Питером Мейбри. Через несколько дней я буду иметь копию. Тогда и посмотрим, что можно сделать.

Натан положил кипу папок перед Стивеном и хотел было уйти, как вдруг вспомнил:

– Тут вас спрашивала какая-то молодая женщина по имени Белл.

Рука Стивена, протянувшаяся было за ручкой, повисла в воздухе:

– Что? Здесь была Белл?

Натан явно не ожидал такой реакции:

– Да.

– Белл? Здесь?

– Да, сэр.

– И когда?

– Несколько минут назад.

Стивен вскочил со стула, сразу же забыв о том, что он отнюдь не обычный средний человек, что он обладает железной решимостью и мозги у него на месте. Забыл он и о том, что твердо решил выбросить из головы все мысли о Белл.

– Где она? – спросил он. Натан смущенно откашлялся:

– Ушла.

– Ушла?

– Да. Видите ли, сэр, она не договорилась предварительно о времени посещения.

– И вы отпустили ее?

– Да. Я же не знал…

– Куда она пошла? – спросил Стивен, выходя из-за стола и вынимая из стенного шкафа свое пальто.

– Она ничего не сказала.

Стивен выбежал из кабинета. Лифт, как всегда, тащился с медлительностью черепахи. Но в конце концов он все же спустился на первый этаж. К тому времени, когда Стивен оказался на улице, Белл нигде не было видно.

«Зачем она приходила?» – ломал голову Стивен, разглядывая толпу прохожих. Впервые она пришла к нему сама, и не домой, а в контору. Честно сказать, он не ожидал ее прихода, но она все же пришла. Только это и имело значение.

Но тут, остановившись, Стивен чертыхнулся. Что он делает? Выбежал как сумасшедший из конторы! Зачем, спрашивается? Скорее всего она просто хочет проконсультироваться с ним по поводу каких-то домашних проблем. Отслаивается плохо положенная штукатурка или отклеиваются обои. Мало ли что может быть!

Стивен почувствовал сильное разочарование, а затем и гнев и хотел уже вернуться в контору, когда вдруг заметил в толпе непокрытую голову с каштановыми волосами.

– Белл! – невольно вырвалось у него.

Увидев Стивена, Белл пожалела, что не может провалиться сквозь землю, растаять, как лед в нестерпимо жаркий летний день. Но она никуда не могла скрыться, хуже того: не могла сдвинуться с места. Стояла спиной к ограде, а ее заведенная назад нога в ботинке застряла между двумя железными прутьями. Меньше всего ей хотелось, чтобы в таком положении ее нашел Стивен Сент-Джеймс.

Он долго смотрел на нее с другой стороны улицы, и она уже с облегчением вздохнула, предполагая, что Стивен сейчас вернется в контору, как он вдруг сунул руки в карманы и направился прямо к ней.

– Привет, – поздоровался он, просто и, как ей показалось, неохотно.

– Привет, – кисло улыбнулась Белл. Слава Богу, под длинной юбкой он не мог видеть ее ботинки.

– Как я понимаю, вы приходили ко мне?

– Да. Пауза.

– Для чего? – спросил Стивен.

– Да так просто. Вы человек занятой. Вам надо вернуться в контору. Там вас ждут документы, люди, о встрече с которыми вы договорились. Мы увидимся позднее.

Стивен пристально рассматривал ее:

– У меня такое чувство, будто с вами происходит что-то, о чем я не знаю.

Белл закатила глаза и фыркнула, стараясь дать понять, что все это ему мерещится.

– Белл, почему вы здесь стоите? – допытывался Стивен.

Она долго думала, прежде чем ответить.

– Любуюсь видом, наконец проронила она. Выпрямилась, улыбнулась и посмотрела на улицу, забитую экипажами и фургонами.

– Любуетесь видом? Но для этого, вам надо повернуться лицом к парку.

– Я разучиваю фигуру танца, – проговорила Белл, пожав плечами.

– Не смешите меня, Белл. Или пойдемте со мной в контору, или я провожу вас домой. Вы не можете стоять здесь весь день.

Белл с трудом удержалась, чтобы не сказать: «Попробуйте сдвинуть меня с места». Но так и не произнесла этих слов.

– Со мной все в порядке, ступайте без меня.

– Белл, – сказал Стивен с предостережением в голосе, – что здесь происходит?

Не только его тон, но весь его вид заставил Белл поежиться. Он стоял перед ней такой высокий, элегантный, немыслимо красивый… «Ни один мужчина не имеет права быть таким красивым!» – подумала она и с особой остротой ощутила свою неуклюжесть. Если он красавец лебедь, то она гадкий утенок, который что ни сделает, все не так.

Она отвернулась.

– Белл, – тихо спросил Стивен, – что происходит? – Поколебавшись, протянул руку и ласково взял ее за подбородок. – Зачем вы приходили ко мне?

Она почувствовала, что его пальцы слегка сжались, но он тут же убрал руку. Белл обмирала от стыда.

– Господи, – простонала она, – я всегда стремлюсь говорить только то, что следует, но получается все наоборот! – Она поглядела на него. – Извините. – И со вздохом добавила: – В этом-то, кажется, и заключается наша беда. Слишком много сожалений.

– О Белл! – воскликнул он.

Но в этом восклицании ей почудилась нежность. Забыв о своей ноге, она попробовала повернуться.

– Ах!

– В чем дело?

Белл не могла устоять против его взгляда. К черту проклятую гордость! Она знала, что Стивен, хотя и рассержен, непременно ей поможет.

– Прежде чем уйти, – сказала она с самоуничижительной улыбкой, – не могли бы вы мне помочь? Я в западне: защемила себе ногу.

Стивен недоумевая посмотрел на нее. Она показала на ноги. Нагнувшись, он заглянул ей за спину.

– Ваша нога застряла в ограде, Белл.

– В самом деле? – саркастически процедила она. Чувство унижения придало ее сарказму особую остроту.

Его хмурое лицо потемнело.

– Как вы умудрились это проделать?

– Видите ли, я стояла здесь, занятая своими мыслями…

– Ну конечно, – сухо перебил он.

– Мне не нравится ваш сарказм.

– А мне ваш! К тому же в моих словах не было ничего обидного.

– Я хотела сказать, – произнесла Белл каким-то неестественно громким голосом, – что мимо меня, громыхая, пронесся огромный красный фургон с медными колесами.

– Пожарная помпа, – машинально объяснил Стивен, пригнувшись к ее ноге.

– Да? – спросила она, заинтересованная. – И как же она работает?

– Ваша нога, Белл.

– Да. Моя бестолковая нога. – Когда Стивен попытался высвободить ее, Белл поморщилась.

Стивен тут же остановился:

– Вы не поранились?

– Нет-нет! – отделалась она полуправдой. – Просто больно.

Белл не стала объяснять, что болела не зажатая между прутьями здоровая нога, а другая, покалеченная. Всякий раз когда она переносила центр тяжести на изуродованную ногу, все ее тело пронизывала нестерпимая боль. Да это же просто смешно! Из-за дурацкой гордости она могла бы проторчать здесь несколько дней. Но ведь не одна она страдает этим недостатком. Тут ей вспомнилось выражение лица, с которым Стивен смотрел на ростбиф на приеме у Эбботов.

Она хотела высказаться на эту тему, но прикусила язык, ибо знала, как отреагирует Стивен, если она начнет сравнивать его с собой.

– Вы еще не объяснили мне, что тут делали, – произнес он, обдумывая сложившееся положение.

– Ах да, пожарная помпа! – Белл взглянула на мостовую. – Все прохожие остановились, чтобы получше разглядеть ее. Вот я и решила переждать здесь суматоху. Случайно поскользнулась, и нога попала в ловушку. Зато я посмотрела на помпу.

Стивен тихо выругался.

– Я слышала, что вы сказали.

– Вам повезло, что я не выразился похлестче!

– Вы, наверное, самый вспыльчивый человек в Бостоне.

Стивен ответил ей угрюмым взглядом, затем показал куда-то вдаль.

– Смотрите!

Белл повернула голову, и Стивен, который таким образом отвлек ее внимание, вытащил застрявшую ногу. Почувствовав себя на свободе, Белл сразу же кинулась обнимать Стивена.

– Спасибо вам, а я уж было думала, что проторчу здесь всю ночь! – смеясь, воскликнула она.

Стивен взглянул на ее лицо, золотившееся в лучах яркого зимнего солнца, и не смог сдержать ответную улыбку. Неожиданно вопреки всем его намерениям его охватило желание поцеловать ее, крепко сжать в своих руках; все тело его затрепетало.

Некогда в Бостоне был поставлен к позорному столбу муж, осмелившийся поцеловать свою жену перед парадной дверью. И вот, не замечая никого и ничего вокруг, они стояли, обнявшись, на улице этого чопорного города. Медленно протянув руку, Стивен стал гладить ее щеку. Он и думать не хотел о соблюдении приличий. Даже не вспоминал о том, что мимо, вероятно, проходят друзья и знакомые.

– Пожалуй, я, наверное, – сказала Белл, поднимая взгляд к его губам, – постепенно привяжусь к вам.

Его рука замерла, и Стивен ответил на ее взгляд вопрошающим взглядом:

– По-вашему, это было бы ужасно?

– Да, – прошептала она.

– Почему?

С глубоким вздохом Белл ответила:

– Потому что мне нравятся не такие люди, как вы. Ее слова, а также грязная брань, которой водитель конки поливал зазевавшегося прохожего, нарушили очарование. Стивен опустил руку.

– Тогда какие же? – спросил он.

Ее щеки залились румянцем. Она затрясла головой, как будто хотела вытряхнуть оттуда какой-то сор.

Затем, не говоря ни слова, повернулась и пошла в сторону дома.

– Тогда какие же? – догнав ее, суровым голосом повторил Стивен.

– Забудьте о моих словах.

– Не могу.

Стивен знал, что самое для него разумное – повернуться и уйти. Знал, что самое для него разумное – пренебречь тем, что она сказала, но отчаянно хотел выяснить, что же она имеет в виду.

– И какой же, по вашему мнению, я человек?

– Вы, – со вздохом начала Белл, – человек холодный, чопорный, непреклонный. Вся ваша жизнь до самой смерти четко распланирована.

В походке Стивена появилось заметное напряжение.

– Вот видите, – сказала она, взглянув на него, – вы уже и оскорбились.

– Ошибаетесь, – сказал он стальным голосом, – я не оскорбился.

Белл фыркнула.

– Тогда и я не женщина в юбке.

За свою тридцатисемилетнюю жизнь и у себя на родине, и за границей Стивен приобрел большой жизненный опыт, но тут он изумился:

– Что вы говорите, миссис Брэкстон? Кто же вы, если не женщина в юбке? Я что-то вас не понимаю.

– Это просто так говорится. А не понимаете вы потому, что вы человек ограниченный, не смеющий ни сказать, ни сделать ничего, что выходит за рамки пристойности.

А ведь Стивен чуть было не поцеловал ее прямо здесь, на оживленной улице!

– Это неправда.

Сделав глубокий вдох, Белл так резко остановилась и повернулась, что следовавший за ней Стивен чуть было не налетел на нее.

– Поймите, Стиви, вы ужасно скучный человек, можно сказать, настоящий зануда.

Губы Стивена вытянулись в тонкую полоску.

– Меня зовут не Стиви!

– Вот вам и подтверждение того, что я сказала.

– Это ничего не подтверждает, миссис Брэкстон. Можете называть меня Стивеном или Стиви, но занудой я никогда не был.

Как раз в этот момент на ближайшей церкви громко и отчетливо зазвонили колокола. Так и не сказав того, что собиралась, Белл подняла лицо. Забыв, казалось, о Стивене, она закрыла глаза и с наслаждением, с каким знаток смакует вино, слушала колокольный звон. Заметно было, как на нее нисходят мир и покой. После того как колокола отзвонили, Белл глубоко вздохнула.

– Докажите, что вы не зануда, что вы легкий на подъем человек. Заберитесь на колокольню церкви и позвоните в колокола.

Стивен стоял с невозмутимым видом.

– Позвонить в колокола? – наконец переспросил он глухим голосом.

– Да. Только не в положенное время. Скажем, в три восемнадцать.

– Позвонить в колокола? – повторил он. – Но такой поступок будет свидетельствовать лишь о моей безответственности.

Белл широко открыла глаза. Казалось, она молча умоляла его о чем-то – о чем именно, он не мог понять.

Видя, что Стивен не может угадать ее мысли, Белл вздохнула и кивнула головой, затем, подобрав длинные юбки, направилась в сторону парка.

– Вот видите? – произнесла она с видимым удовлетворением. – Конечно же, вы неисправимый старый зануда.

Глава 13

На следующее утро, упершись локтями в колени, Белл сидела на нижних ступенях крыльца соседнего дома. В утреннем воздухе ее дыхание клубилось белыми облачками. Она не решалась ни постучать, ни позвонить в дверь, опасаясь, что ее не впустят или, хуже того, Стивен обозлится на ее не подобающее истинной леди поведение. Белл знала, что леди никогда не заходят без приглашения к джентльменам, хотя до этого дня никогда не считалась с этим правилом.

Но теперь Белл вынуждена считаться. В противном случае она так и не сможет проявить свою доброту, заплатить долг.

Белл горько корила себя за вчерашний день. Ведь старалась быть любезной со Стивеном, но кончилось все тем, что обозвала его занудой. Если это считать хорошим поступком, то что же тогда скверный поступок? Но сегодня она постарается загладить свою грубость, будет сама доброта.

С раннего утра Белл ходила по улице в надежде встретить Стивена. Но вскоре устала и с нетерпеливым вздохом плюхнулась на ступеньку крыльца. Не так-то легко проявлять доброту по отношению к Стивену Сент-Джеймсу.

Холод, который исходил от гранита, проникал через ее плотное пальто и юбки. Но она терпела: рано или поздно Стивен должен появиться.

И вот парадная дверь отворилась. Прежде чем Белл успела повернуться, кто-то, тяжело ступая, вышел и остановился.

Хлопнула входная дверь. Медленно, почти нехотя Белл повернулась и увидела Стивена.

От его мрачной красоты у нее захватило дух.

– Миссис Брэкстон, – сказал он просто, с коротким приветственным кивком.

Она робко улыбнулась.

– Доброе утро.

– Не такое уж доброе. – Стивен посмотрел на пасмурные, такие же хмурые, как и он сам, небеса.

Сердце у нее упало. Внимательно оглядев его шерстяное пальто, Белл закрыла глаза. Она ощутила какое-то болезненно-неприятное чувство, похожее на разочарование. Стивен оказался в еще худшем настроении, чем она предполагала.

– Я вижу, вы сегодня сильно не в духе? – выпалила Белл не раздумывая.

Он обдал ее арктическим холодом:

– Я был бы разочарован, если бы не услышал ваших колкостей.

– Я хотела быть любезной, вы сами меня завели.

– Я?..

– Да. Когда язвительно бросили: «Не такое уж доброе».

– Ну конечно. Надо же было сморозить такую глупость. Просто любопытно, как все оборачивается против меня.

Плечи у нее поникли.

– Что вас так раздражает, Стивен? – спросила Белл, с унылым вздохом признавая свое поражение.

Он чуть было не ответил, что раздражает его она сама, но вовремя сдержался. Надменно спустился вниз и остановился перед ней.

– Что я могу для вас сделать, миссис Брэкстон? Вы, очевидно, пришли сюда не для того, чтобы любоваться видом. – Задумавшись на одно мгновение, он прибавил: – Хотя что у вас на уме, никогда не знаешь.

– Ну что вы так сердитесь, мистер Сент-Джеймс? Ведь я пришла извиниться перед вами.

– Извиниться? – Стивен подозрительно прищурился. – За что, хотел бы я знать?

Белл опустила глаза на свои затянутые в перчатки руки:

– За то, что назвала вас занудой. Стивен поморщился.

– Ну что ж, такова ваша оценка моей скромной особы. Тут вы можете не беспокоиться. То, что вы сказали, отнюдь не потревожило спокойствие моего сна.

Белл подняла на него глаза.

– Надеюсь, нет, – тихо произнесла она. – Зато потревожило спокойствие моего сна. Это было нетактично с моей стороны.

– С каких это пор вы стали беспокоиться о тактичности своих слов?

У Белл болезненно сжалось горло.

– Не знаю, почему некоторые думают, что мне на все наплевать? – Она сцепила пальцы, голос ее зазвучал надтреснуто: – Меня очень многое волнует. И я надеюсь, что вы примете мои искренние извинения.

У нее и в самом деле был очень грустный, кающийся вид, и хотя Стивен удивился, что она так сожалеет о происшедшем, его отнюдь не удивило признание о том, что ее многое волнует. Он почувствовал сострадание и не раздумывая сказал:

– Извинение принято.

Несколько мгновений она молчала. И, вдруг печальное выражение исчезло с ее лица так же быстро, как и появилось. Стивен даже усомнился: а было ли оно? Может быть, это всего лишь игра его воображения?

– В самом деле? – переспросила она обрадованно. – Я прощена?

Стивен окинул ее внимательным взглядом: уж не имеют ли ее слова более глубокое значение, чем кажется?

– Конечно, прощены, – тихо подтвердил он, плохо понимая, что чувствует, и с трудом удерживаясь от того, чтобы не погладить ее по лицу. – Конечно, прощены, – повторил он, переводя дыхание и улыбаясь чопорной улыбкой. – А теперь вставайте, я отведу вас домой.

– Но я не хочу идти домой! Я думала, что мы проведем время вместе.

– Проведем время вместе? – Его брови вопросительно поднялись. – И чем же мы будем заниматься?

Белл пожала плечами:

– Не знаю. Мы могли бы, например, погулять по парку или сходить в музей.

Стивен удивленно посмотрел на нее, но ничего не ответил.

– Обещаю, что буду вести себя примерно, – поспешила добавить Белл. – Не сделаю ничего, что могло бы вас смутить или расстроить.

Ее глаза широко раскрылись. Она, видимо, сама удивилась своим скоропалительным обещаниям. В утреннем морозном воздухе разнесся его громкий смех.

– Милая Белл, вы не должны давать обещаний, которые вряд ли сможете выполнить.

– Да, верно, – покладисто согласилась она. – Но я постараюсь. Честное слово, постараюсь!

Недоверчиво покачав головой, Стивен снова рассмеялся: ну можно ли ей отказать?

– Хорошо, миссис Брэкстон. Я в вашем распоряжении. Ведите меня, куда хотите.

Предложив Белл руку, Стивен помог ей подняться со ступенек и повел к своему экипажу, только что остановившемуся у крыльца.

Когда Белл поняла, куда он ее ведет, она резко выдернула руку.

– В чем дело? – спросил он, оборачиваясь.

– В экипаже я ни за что не поеду. На лифт у меня еще хватило решимости, но в экипаж я, так и знайте, не сяду! – Ее тон не оставлял никаких сомнений в том, что она говорит совершенно серьезно.

– Вы не хотите ехать в экипаже?

– Нет, – ответила Белл, глядя на черное лакированное ландо.

Стивен с любопытством посмотрел на нее, а когда понял, что Белл не собирается ничего добавить, сказал:

– А вы не могли бы объяснить почему? Она ответила не сразу.

– Видите ли, – произнесла Белл так, словно разговаривала с малым ребенком, – я никогда не езжу в экипажах.

Стивен снова насупился.

– Вы меня не испугаете суровым видом, – сказала она. – Я все равно не сяду в эту вашу колымагу, как бы она там ни называлась!

– Я просто не понимаю, в чем дело. Никогда не слышал, чтобы кто-нибудь отказывался ездить в экипаже.

– Вы наверняка не слышали и о женщинах, которые пекут пироги в виде птиц или умудряются застревать в ограде.

Внезапно Белл показалась ему женщиной, столь же древней, как тонущие в печальном сиянии холмы, и его сердце тревожно заныло. Но прежде чем Стивен успел что-либо сказать, Белл тряхнула головой, а затем, пройдя мимо него, направилась в сторону парка.

– Вы идете со мной? – крикнула она, видя, что Стивен замешкался.

Вздохнув, он отпустил кучера, застегнул пальто и направился за ней следом.

Белл вела Стивена по улицам Бостона с такой уверенностью, словно прожила здесь всю жизнь. Они ели булочки на Бойлстон-стрит, орехи на Парк-стрит и слушали шарманщика на Сколлей-сквер. После того как Белл купила для него цветы у уличной цветочницы, Стивен, чтобы отблагодарить ее, купил ей шляпку в мастерской на Саммер-стрит.

Когда они возвратились домой, день был уже на исходе, и от долгой ходьбы нога у Белл разболелась. Но она не обращала внимания на боль, ибо была в приподнятом настроении, чувствовала себя бодро и оживленно, куда лучше, чем надеялась.

– Спасибо за замечательный день! – сказала она на пороге дома.

– День получился и впрямь замечательный. – Стивен улыбнулся. – Даже не представляю, как нам удалось выдержать все до конца.

– Это доказывает, что если постараемся, мы можем быть такими же хорошими друзьями и добрыми соседями, как Адам и я.

Он взглянул на ее губы:

– Вы с Адамом только друзья и ничего больше?

– Разумеется, ничего больше. – Белл покачала головой. – А вы предполагали что-то другое?

– Да так, у меня появилось сомнение.

– Ах, Стиви, вы ревнуете? – поддразнила она.

– А у меня нет оснований для этого? Вдалеке пролаяла собака.

– Нет, – спокойно ответила Белл.

Руки у нее были опущены. Он медленно взял их и притянул ее к себе. Губы Белл слегка приоткрылись.

– Вы хотите меня поцеловать? – замерев, спросила она.

Его реакция была мгновенной. Выпрямившись, Стивен отшатнулся. Мимо них катились экипажи, но они даже не смотрели на них.

– Нет, – коротко бросил он. – Это было бы слишком дерзко с моей стороны.

Белл молча выругала себя. Настоящие леди никогда не задают таких глупых вопросов.

– Простите, я не должна была спрашивать, – удрученно вымолвила она.

В воздухе прошелестел его вздох.

– Ах, Белл, почему у вас такое выражение лица?

– Какое?

– Выражение, которое постоянно заставляет меня спрашивать себя: кто вы? Заставляет чувствовать то, чего я не хочу чувствовать.

Белл шумно задышала:

– Я – то, что вы видите, ни больше ни меньше.

– Сдается мне, вы гораздо больше того, что я вижу. Белл заворожил его пристальный непроницаемый взгляд. Стивен медленно нагнулся, и на этот раз она не стала задавать никаких вопросов.

И тут он ее поцеловал. Не обнял, не прижался щекой к щеке, а поцеловал. Через приоткрытые губы в нее вливалось его дыхание. Закрыв глаза, Белл ощущала небывалое блаженство. Куда более сильное, чем она могла предположить. Все еще в забытьи, она отдавалась тому блаженству, которое даровали ей его губы, мечтая, чтобы это мгновение длилось как можно дольше – целую вечность.

Его пальцы переплелись с ее пальцами. Теперь, когда Стивен стоял на ступеньку ниже, они казались одного роста.

– Белл… – хриплым голосом произнес он. Его губы медленно спустились по подбородку к плавному изгибу ее шеи.

Поцеловав жилку на шее, он ощутил биение ее сердца. Нахлынувшее на нее необычайно сильное чувство принесло с собой внезапное острое осознание реальности. Белл отодвинулась.

– Не надо… – взмолилась она, и в ее голосе послышалось смятение.

В его глазах появилось отчаяние. Стивен испытывал непреодолимую потребность в ней. Потребность, которую она не могла и не хотела понять, хотя и знала, что только ему под силу рассеять тьму, таящуюся в ее душе.

Белл в долгу перед ним и постарается отплатить, но большего не может себе позволить.

Она резко повернулась и хотела молча войти в дом, но Стивен успел схватить ее за руку. Она обернулась, и слова, которые он хотел ей сказать, замерли у него на губах. Несколько долгих мгновений они в упор смотрели друг на друга, затем он отпустил ее руку, и его глаза вновь стали темными и непроницаемыми.

– Извините, – сухо проронил он и стал спускаться по ступенькам, провожаемый взглядом Белл.

Когда на следующее утро Стивен завтракал, прозвенел дверной звонок, зазвучали шаги по коридору, и чуть погодя вошла Белл.

– Стиви! – воскликнула она.

Чашка с кофе повисла в воздухе на полпути ко рту. Несколько секунд он смотрел на нее, затем поднес чашку к губам, сделал глоток и опустил на стол.

– Значит, я опять Стиви? – спросил он с любопытством, ибо не ожидал увидеть ее после вчерашнего вечера. Ни одна приличная женщина не позволит себе так поступить.

Ему не хотелось вспоминать, что чувствовал он, целуя ее. Бурное, всепоглощающее желание. Никогда в жизни он не испытывал ничего подобного. Ведь Стивен только поцеловал ее, а ощущение осталось такое, будто он ласкал ее в уединении своей спальни. Это ощущение все еще волновало его, и он тихо выругался себе под нос.

– Вы всегда встаете в таком ужасном настроении? – спросила Белл, беря с тарелки кусок ветчины.

Стивен воздержался от ответа.

– Может быть, возьмете тарелку? – сухо предложил он.

– Нет, – ответила она, – я уже позавтракала. – Покончив с ветчиной, она принялась за печенье. – Я подумала, может быть, мы сходим в книжный магазин «Старый угол»? У вас столько книг в кабинете! Сразу видно, что вы любите читать. Я тоже люблю читать. Почему бы нам не сходить туда вдвоем? По-моему, это очень удачная мысль.

Ситуация складывалась совершенно нелепая. Было ясно, что она не собирается дать ему пощечину или потребовать, чтобы он женился на ней. Скорее можно было ожидать, что Белл вызовет его на дуэль. Стивен так и представлял, как она произносит: «Вызываю вас на классическую, в старом духе дуэль». При этой мысли его губы скривились в мрачной улыбке. А ведь это и в самом деле что-то вроде поединка. Никогда в жизни он не встречал такой бесцеремонной женщины – и такой поразительно красивой.

Что-то подталкивало его перегнуться через стол, уставленный посудой, и крепко поцеловать ее. Ему стоило большого труда не поддаться искушению. Почему, черт возьми, она так сильно его волнует?

– Я деловой человек, миссис Брэкстон! – проворчал Стивен.

– Вы говорите точно так же, как этот ваш надутый помощник, – сказала Белл, надкусывая печенье. – Вы не могли бы передать мне розетку с джемом?

Не зная, что делать, он подал ей джем.

– Гм, абрикосовый, – проговорила она. – До чего вкусный, пальчики оближешь! Придется спросить рецепт у вашего повара. Мэй, конечно, стряпает неплохо, но ваш повар все же лучше. – Она аккуратно облизала пальцы. – Ну так что, мы идем в книжный магазин?

– Разве я выразился недостаточно ясно? У меня много дел, миссис Брэкстон.

Белл пренебрежительно фыркнула:

– Неужели это так трудно – отдавать распоряжения капитанам кораблей, вести денежные расчеты?.. Словом, заниматься тем, чем вы там занимаетесь. К тому же прогулка пойдет вам на пользу.

Сидя напротив него, Белл походила на фею, и по ее глазам он видел, что она его поддразнивает. Как странно! Стивен не помнил, чтобы кто-нибудь когда-нибудь осмеливался над ним подтрунивать.

– Не думаю, что мои ноги смогут выдержать еще один день блуждания по городу.

– Идти не так уж далеко. И не говорите мне, что вы, такой крепкий, сильный мужчина, уступаете мне в выносливости!

Что было ответить на это? Получалось и в самом деле, что, несмотря на больную ногу, она могла пройти куда большее расстояние, чем он.

– Но ведь на дворе, поймите, ради Бога, зима, холод!

– Ничего подобного, – возразила Белл. – Сегодня ярко светит солнце, кажется, даже начинается оттепель. Но если вы такой слабый, да еще и мерзляк… – недоговорила она.

С сердитым восклицанием Стивен отодвинул стул, отшвырнул салфетку и сказал:

– Я вам покажу, какой я слабосильный, какой я мерзляк, миссис Брэкстон!

И сдержал свое обещание.

Значительную часть дня они провели в магазине «Старый угол», где встречались и обсуждали животрепещущие вопросы тех дней Ральф Уолдо Эмерсон и Генри Уодсуорт Лонгфелло. На другой день вечером они побывали в Бостонском музее. Под названием «музей» маскировался театр, где ставились пьесы, которые можно было бы назвать пошлыми. На третий день Белл неожиданно явилась прямо в контору и увела Стивена в так называемый газетный ряд, где коренные и приезжие бостонцы однажды перекрыли уличное движение в ожидании новостей о боксерском матче между Джоном Л. Салливеном и Джейком Килрейном. Однако где бы они ни бывали, Белл так и не удавалось оплатить свой долг. Каждый их поход неизменно заканчивался если не перебранкой, то не слишком приятным разговором. А ведь она изо всех сил старалась быть доброй!

В четверг Белл заманила его в парк, где постелила на пожухлую траву одеяло. Когда подошел слегка запыхавшийся Стивен и, расставив широко ноги и уперев руки в бока, встал возле нее, она сразу поняла, что он рассержен.

– В, своей записке вы написали, что случилось нечто чрезвычайное! – резко и отрывисто заговорил он. – Не вижу ничего похожего.

– А как еще мне удалось бы залучить вас на свой пикник? – спросила Белл, расправляя несуществующие складки на одеяле.

Стивен сделал глубокий вдох, пытаясь успокоиться, затем осмотрелся вокруг:

– Пикники в общественных парках запрещены.

– Но ведь рядом никого нет.

– Никого нет, потому что чертовски холодно!

– Никогда в жизни не встречала такого брюзгу! То мы, видите ли, слишком много гуляем, то день слишком холодный, а то, видите ли, актеры исполняют свои роли слишком громко… Все не так! Ну, скажите, Стиви, вы хоть когда-нибудь бываете довольны?

– Когда вы будете называть меня как следует? – пробурчал Стивен.

– Ну к лицу ли человеку, такому умному и интеллигентному, придираться ко всяким мелочам? – Едва выговорив этот упрек, Белл пожалела, что не сдержалась. Не то чтобы считала, что не права, просто обещала себе, что в этот день – именно в этот день – не скажет ничего обидного. Но вот прошло всего пять минут, как они встретились, а она уже нарушила свое обещание. Как ни странно, ее это взбесило: – Вы самый невыносимый человек, с каким я имела несчастье когда-либо сталкиваться!

– Ох и язык у вас! – отпарировал он, опускаясь на колени и запуская руку в корзину с едой. – С вами и святой не выдержит. – Вытащив что-то съедобное, Стивен спросил: – А это что такое?

Слегка выпятив губы, Белл взглянула на то, что он держал в руке.

– Пирог с кремом.

– И кто его сделал? Вы сами?

– Нет, Мэй.

– Хм.

– Что означает это «хм»?

Встретив ее взгляд, Стивен язвительно улыбнулся:

– Хм означает… хм.

Белл даже не знала, как реагировать на эту перемену. То он высказывает чуть ли не открытое презрение, то улыбается и как будто даже подтрунивает над ней.

– И долго вы будете рассиживаться? – неожиданно спросил он, плотнее запахивая пальто, вытягивая свои длинные ноги в ботинках и откидываясь спиной на твердый ствол ивы. – Уж если вы заманили меня на пикник, так угощайте.

Белл с радостным смехом принялась накладывать еду на тарелку, окаймленную бледно-желтыми и голубыми цветами.

– Похоже, хорошая фарфоровая посуда, – сказал он, принимая тарелку.

– Возможно, – отозвалась Белл, добавляя ему солидную порцию картофельного салата.

Покачав головой, Стивен взял куриную ножку.

Оба молча принялись есть. Привыкнув постоянно обмениваться колкостями, они просто не знали, что говорить друг другу.

Белл первая опустошила свою тарелку. Растянувшись на бурой траве, она смотрела в распахнувшееся над ней небо.

Стивен наблюдал за ней, сжимая в руке куриную ножку.

Через минуту-другую Белл скользнула по нему косым взглядом:

– Вы всегда едите и одновременно разглядываете кого-нибудь?

Стивен с лукавым видом прищурился:

– Только если есть на кого смотреть.

– Это что, комплимент? Чуть помедлив, он ответил:

– Не знаю.

Откинув голову назад, Белл буркнула:

– Очень типично для вас. – Через несколько секунд она показала на небо: – Бык.

– Что?

– Бык. Облако, похожее на быка. Стивен искоса посмотрел на небо:

– Облако как облако – дождевое.

– Как вы сказали?

– Дождевое.

Белл презрительно поморщилась:

– У вас полностью отсутствует воображение, Стиви.

– Мы уже обсуждали эту тему. Может быть, перейдем на другую территорию?

– Тогда найдите облако, похожее на что-нибудь.

– Вы говорите таким же тоном, как Адам.

– Спасибо.

– Но это отнюдь не комплимент.

– А я думаю, что комплимент. Адам – хороший человек!

– И это я уже слышал.

– Неужели вы опять ревнуете?

– Нет, не ревную.

– Вот и хорошо! Я же сказала вам, что мы просто друзья.

– А у него все друзья. Сожалею, что он ведет себя как мальчишка.

– Тогда не обращайтесь с ним, как с мальчишкой.

– Я обращаюсь с ним, как он того заслуживает.

– Откройте глаза, Стивен. Адам – взрослый мужчина, а не мальчик. Дайте ему возможность доказать это. Перестаньте на каждом шагу вмешиваться в его жизнь! Дайте ему шанс.

– У него были шансы, сотни шансов.

– И несомненно, всегда вы были уверены, что он в очередной раз опростоволосится.

– Я никогда ему этого не говорил.

– А в этом и не было необходимости. Даже для меня очевидно, что вы по этому поводу думаете, а я знаю вас всего несколько недель. – Белл приподнялась и села. – Ваше мнение для него – все, Стивен. Он убежден, что вы не можете сделать ничего плохого, а вот у него, как бы он ни старался, все получается не так. Помогите ему.

Они сидели рядом, почти касаясь друг друга, так, что их дыхание смешивалось.

Стивен посмотрел на ее губы:

– Сдается мне, что в помощи нуждаюсь прежде всего я.

Белл сделала резкий вдох.

Стивен придвинулся к ней еще ближе:

– А вы не хотите спросить, не собираюсь ли я вас поцеловать?

– Нет, – прошептала она, – это было бы слишком смело с моей стороны.

По его лицу промелькнула тень улыбки, и он нагнулся, чтобы поцеловать ее.

Белл обуревали противоречивые чувства, но тут она ясно поняла, что ждала этого – ждала его прикосновения. Пирог и цыпленок были всего-навсего предлогом. Сознание собственной слабости испугало Белл, но когда Стивен поцеловал ее в чувствительное местечко под ухом, этот подсознательный страх улетучился в зимнее небо.

– Стивен!.. – прошептала она.

Он бережно уложил Белл на одеяло, при этом плащ ее приоткрылся. В его глазах вновь залегло-то же темное отчаяние, что и несколько дней назад. И словно утопающий, цепляющийся за брошенный ему канат, Стивен схватил ее кисть и нащупал кончиками пальцев пульс. Затем его пальцы перебрались по руке до плеча. И он вновь поцеловал ее, на этот раз с отчаянной страстностью.

Белл глубоко вздохнула и вдруг почувствовала, как его язык бегло коснулся ее губ. Она с удивлением ощутила чувство какой-то особой интимной близости, ее охватило желание прижаться к нему как можно плотнее.

Стивен осторожно лег поверх нее. Даже под толстым сукном пальто она хорошо чувствовала, как напряжены его мышцы. Как бы угадывая ее мысли, Стивен расстегнул пальто и накрыл ее полами. От его тела исходило жаркое тепло, его сердце билось в унисон с ее сердцем, как если бы их сердца составляли одно целое. Он обхватил пальцами ее грудь. Наслаждение, которое она при этом испытала, исторгло из ее уст томный стон. Затем его язык сплелся с ее языком в ненасытной ласке.

– Белл!.. – шепнул Стивен и, наклонив голову, под бархатом платья нащупал губами ее сосок.

У нее перехватило дыхание.

– Стивен, – вновь зашептала она, – со мной происходит что-то странное, я сама не понимаю, что чувствую.

– Когда, моя любовь? – спросил Стивен, расшнуровывая ее платье.

Когда его язык начал ласкать ее сосок, Белл вскрикнула, и ее спина изогнулась.

– От твоих поцелуев меня охватывает такое чудесное чувство, какого я еще никогда не испытывала!.. – Глубоко вздохнув, Белл улыбнулась и запрокинула голову. – Но ведь меня еще никто никогда не целовал, – добавила она с застенчивой улыбкой.

Стивен замер, потом отодвинулся. В его глазах замешательство боролось с желанием. Белл сразу же поняла свою оплошность.

– Я хочу сказать, что никто не целовал меня так. Она откатилась в сторону, недовольная собой. Почему ее так задевает, что Стивен ее не удерживает?

– Ты никогда ничего не рассказывала о своем браке, – без обиняков сказал Стивен, приподнимаясь.

– Конечно же, говорила. Он был прекрасным человеком, – быстро ответила Белл, стремясь воспроизвести на своем лице приятное выражение, давным-давно отработанное ею в зеркале. – Он меня очень любил, – добавила она, поправляя платье. – Боготворил землю, по которой я ступала.

Она чувствовала, каким изучающим взглядом он на нее смотрит. Хоть бы отвернулся, пронеслось у нее в голове.

– Значит, ты была убита горем, когда он умер? Ее пальцы перестали шевелиться, и Белл посмотрела на него большими, как у испуганной лани, глазами. Убита горем?

И тут до нее как будто донеслись слова, произнесенные в далеком прошлом:

«Теперь ты – моя жена».

Ее сердце учащенно забилось. И как раз в этот момент вдали зазвонили колокола, заполняя все своим мелодичным перезвоном.

– О Боже! – воскликнула она, с трудом вставая на ноги. – Уже так поздно. Мне пора домой. – И, оставив корзину, одеяло, тарелки с едой, Белл, неуклюже прихрамывая, поспешила домой.

Стивен был слишком ошеломлен, чтобы последовать за ней. Просто смотрел вслед, даже не пытаясь разобраться в своих чувствах. Судя по их первому поцелую и по тому простодушному восторгу, который она проявила в этот день, он склонен был думать, что ее и в самом деле никто никогда не целовал. Но как это может быть? Ведь она была замужем! Этот, по-видимому, достоверный факт ни у кого не вызывает, сомнения. Ни у Луизы или Адама, ни у сплетников. И все же…

Немного погодя эта мысль уступила место другой. В конце концов, какое ему дело, была она замужем или нет? Он не должен был ни целовать ее, ни принимать участие в устроенном ею пикнике. Она не вписывается в тот образ жизни, который он вел годами. В тот образ жизни, которым мог бы гордиться его отец.

Внезапно перед ним предстал образ матери, такой, какой он ее помнил. Она ласково улыбалась, гладила его по щеке и с материнской нежностью заглядывала в лицо.

Ее глаза очень походили на глаза Белл – если не очертаниями и цветом, то постоянно сменявшимися в них чувствами.

В растерянности Стивен не знал, что и думать. Но неожиданно понял, что образ матери поблек в его памяти. И виной тому Белл. Странно, что воспоминания Адама так разительно отличаются от его собственных!

– К черту Адама, к черту Белл Брэкстон! – пробормотал Стивен себе под нос.

Посмотрев на одеяло с разбросанными по нему дорогими тарелками, он покачал головой. Только Белл Брэкстон может оставить такие вещи посреди парка. Он заулыбался, но тут же усилием воли, не раз подводившей его в последнее время, стер с лица улыбку. Белл Брэкстон не может иметь никакого отношения к той жизни, которую он хочет вести. Но где-то в уголке души затаилось неизбежное «но». С тех пор как он встретился с Белл, в его упорядоченной жизни появилось слишком много всяких «но». И это ему не нравилось.

Ворча, Стивен поднялся с земли. Черт бы побрал эту женщину! Черт бы побрал ее за то, что она заставила его потерять самообладание. И вдруг он задумался, что для него хуже: жизнь с Белл Брэкстон или без нее?..

Глава 14

На следующее же утро прибыло послание, написанное рукой Белл.

Стивен долго смотрел на приглашение, затем сердито скомкал его и швырнул в пылающий камин. Эта женщина, несомненно, сведет его с ума!

– Зачем она это делает? – прошептал Стивен, обращаясь к пляшущим языкам пламени. – Почему хочет видеться со мной каждый день, хотя постоянно оскорбляет меня и не испытывает ко мне никакой симпатии?..

Однако он вспомнил об их поцелуях, и эти мрачные мысли пропали сами собой. Да нет, конечно же, он ей нравится. Нравятся и его ласки, хотя он и не понимает, каким образом одна и та же женщина может решительно отвергать его, а затем мучительно жаждать его ласк? Эта мысль вернула Стивена к реальности: почему Белл все время преследует его? На этот вопрос он так и не нашел ответа.

Ответ могла дать только сама Белл Брэкстон.

Не успев как следует все обдумать, Стивен вскочил с кожаного кресла. До встречи с Белл он всегда был человеком действия. Не в его духе безропотно поддаваться превратностям судьбы. Прояви он слабость, ему бы не выжить в той трудной жизни, которую пришлось вести. Но теперь он каждый день убеждал себя, что должен избегать Белл Брэкстон, и каждый день тащился за ней, как за дудочником, манящим в волшебный мир, о существовании которого он даже не подозревал.

Стивен ощутил смутное беспокойство. Неприятно чувствовать себя мотыльком, которого притягивает огонь. А именно беспомощным мотыльком он ощущал себя с того вечера в ресторане «Снегирь», когда Белл обратилась к нему с просьбой.

При этом воспоминании Стивен почувствовал легкое головокружение. Ее красота ошеломила его тогда. Он помнил тот вечер, как будто это было вчера. А потом она убежала. «О Белл, – подумал он без всякой связи с предыдущими мыслями, – от чего, хотел бы я знать, ты убегаешь?»

Стивен сжал руку в кулак. Какое ему, в сущности, дело, от чего убегает Белл Брэкстон? Он не допустит, чтобы она заманила его в свой безумный мир!

Стивен позвал Уэнделла, и тот появился с быстротой, свидетельствовавшей о том, что дворецкий ожидал вызова.

– Я ухожу, – сказал Стивен.

– В гости, сэр? – попробовал подсказать Уэнделл, на миг утрачивая свой неприступный вид.

Стивен метнул на него рассерженный взгляд. Не хватало еще, чтобы дворецкий допрашивал его!

– Боюсь, что на вас отрицательно действует вдова Брэкстон.

На лице Уэнделла отобразилось явное смущение и в то же время несогласие со словами хозяина. Очевидно, Белл уже успела завоевать симпатии его верного слуги и остальной прислуги. Всякий раз, когда он завтракал или читал газету, кто-нибудь из слуг как бы случайно оказывался рядом и принимался петь похвалы его соседке. Видимо, никто из них еще не почувствовал на себе остроты ее язычка. А вот ему-то хорошо известно, какая она язва.

– Мы все знаем, что Белл, извините, я имею в виду миссис Брэкстон, пригласила к себе гостей. Вчера вечером она выспрашивала у нас на кухне всякие рецепты.

– Почему мне не доложили, что она была здесь?

– Вы велели, чтобы вас не тревожили. Так он и в самом деле велел.

– Во всяком случае, – продолжил Уэнделл, – миссис Брэкстон хотела, чтобы это стало для вас приятным сюрпризом. Она пригласила и меня.

– Пригласила вас? – не веря своим ушам, переспросил Стивен.

– Да. И нашу повариху тоже. Но, разумеется, мы отклонили ее предложение! – поспешил добавить дворецкий. – Так не принято.

Стивен покачал головой. От приличий, всегда строго соблюдавшихся в его доме, остались одни воспоминания. С этой мыслью он захлопнул за собой дверь, решив наконец отправиться к той самой женщине, которая перевернула его жизнь.

Когда прозвенел звонок, Белл с широкой улыбкой распахнула дверь, опередив Гастингса:

– Стивен!

Стивен не потрудился надеть пальто, не взял ни перчаток, ни цилиндра. В этот момент он походил на гладкошерстную пантеру. Ни дать ни взять – разъяренный хищник. Белл от изумления споткнулась, затем рассмеялась:

– Слава Богу, вы пришли!

– Вы удивлены моим приходом?

– Я всегда чувствую удивление, когда вы исполняете какое-либо мое желание. – Белл взяла его за руку.

Разъяренный Стивен выдернул руку:

– Я пришел не по вашему приглашению, миссис Брэкстон.

По лицу Белл пробежала тень. Но она вновь улыбнулась и сложила руки на поясе.

– Стало быть, у меня есть веская причина для удивления. Вы не захотели исполнить мое желание?

– Именно поэтому я и здесь. Зачем, разрешите спросить, всю эту неделю вы обращались ко мне с различными просьбами? Для чего вы это делали?

Тот же самый вопрос Белл задавала и себе с того самого дня, когда она заходила в его контору. Белл пришлось признать, что причины, побуждавшие ее так поступать, трудно было считать обоснованными. Да, она в долгу перед ним, но нельзя же использовать это как предлог, чтобы наслаждаться его поцелуями! В этот момент Белл даже пожалела, что все слуги находились на кухне. Стоя наедине со Стивеном, она отнюдь не чувствовала себя в безопасности, и не потому, что боялась его, нет! Беда была в том, что она не могла поручиться за себя. А вдруг бросится к нему в объятия и попросит, чтобы он держал ее покрепче?

Затаив дыхание, Белл повернулась, чтобы уйти: идея с гостями показалась ей вдруг никчемной и глупой. Безопаснее всего скрыться. Но Стивен крепко, хотя и ласково, схватил ее за плечо:

– Не убегайте, Белл. Объясните мне, почему вы все это делаете?

Она шумно вздохнула, но ничего не ответила.

– Ну, пожалуйста, Белл, скажите! – мягко настаивал он.

Теперь его глаза смотрели умоляюще. Гнев, который Стивен испытывал, входя в дом, бесследно исчез, его место заняло жгучее желание. Белл хорошо видела, что он хочет ее, но не знала, что Стивен ненавидит себя за это.

– Потому что вы спасли меня! Эти слова удивили его:

– Спас вас?

– Да, в ту ночь, в парке.

Стивен вздрогнул как от удара, вспомнив, как с ее обнаженного тела упали простыни. Господи, почему он не вышел тогда из комнаты?

– Я не думал, что вы это помните.

Белл резко рассмеялась, и от этого смеха кровь похолодела у него в жилах. «Все, что угодно, только не это, Иисусе», – взмолился он впервые после смерти родителей.

– Как я могу забыть, – объяснила она, – темноволосого, красивого, похожего на пирата мужчину, который вынес меня из парка? Ведь если бы не вы, я бы погибла!..

Стивен понял, что случившееся сохранилось в ее памяти. Но все ли она помнит? Ответ на этот вопрос был очень важен. Потому что он вполне заслуживает, чтобы она влепила ему пощечину и прокляла на веки вечные.

– Что еще вы помните? – спросил он. Белл с извиняющимся видом пожала плечами.

– Боюсь, не так много, – мрачно ответила она. – Но я хорошо знаю, что если бы не вы, то меня уже не было бы в живых.

Стивену становилось все труднее дышать.

– А затем, – продолжила Белл, – было еще это досадное происшествие с моей ногой, застрявшей в ограде. – Она нежно улыбнулась ему: – Каждый раз, когда со мной случается беда, вы спасаете меня. А теперь я пытаюсь спасти вас… Сама не знаю от чего… наверное, от вашего занудства… потому что я в долгу перед вами.

Ее слова лишь усугубили его смятение. Облегченно вздыхая, Стивен думал только о том, что она почти ничего не помнит. Однако облегчение тотчас же сменилось чувством жгучего стыда.

Его глаза потемнели, пальцы разжались, и, не отдавая себе отчета, что вступает на опасную тропу, он сказал:

– Почему-то я думаю, что для нашего спасения мало согревающего огня каминов и пикников на морозе.

Его слова проникли в ее сердце, высветили правду, которую Белл тщетно пыталась скрыть от самой себя. Она глубоко вздохнула, надеясь сохранить ясность мысли:

– Боюсь, вы правы.

Когда она подняла взгляд на Стивена, ее густые ресницы затрепетали. Темные волосы, точеный подбородок, глаза как омуты, в которых так легко утонуть, – подобная красота может свести с ума. Тут Белл улыбнулась. Если верить слухам, она сумасшедшая, поэтому может не беспокоиться, что лишится рассудка.

У нее отлегло от сердца.

– Значит, решено, – сказала она. Шаткий мостик остался позади. – Вы остаетесь!

Белл вновь повернулась, хотя на этот раз и не для того, чтобы спастись бегством.

Стивен же продолжал стоять на месте:

– Я не говорил ничего подобного.

– Ну пошли, Стиви, перестаньте упрямиться. Почему бы вам не развлечься?

– Вы твердите мне это каждый день.

Белл посмотрела на него из-под опущенных ресниц:

– И разве все это время вы не развлекались?

Его губы скривились.

– Я права, – произнесла Белл торжествующим голосом. – Вы развлекались, и неплохо развлекались!

– И каким образом, позвольте узнать, вы пришли к подобному заключению?

– Потому что вы улыбаетесь.

Белл взяла его за руку и потащила за собой, и на этот раз Стивен не сопротивлялся.

Вся мебель в гостиной была сдвинута к стенам, на плотном восточном ковре лежало одеяло.

– Мы будем есть на полу? – спросил Стивен.

– Я приглашала гостей на пикник, так как наша первая попытка оказалась неудачной.

Их взгляды встретились. Она посмотрела на его губы и, вспомнив, как они целовались, тут же отвернулась.

– Стивен? – Вошел Адам с тарелкой, полной еды, и лимонадом, приготовленным из выжатых лимонов. – Вот уж не ожидал тебя увидеть!

То же самое Стивен мог бы сказать и брату, однако сдержался. Нет, он не поддастся беспочвенной ревности.

– Я и сам не ожидал, что окажусь здесь. Вошла Мэй, за ней по пятам следовала Роуз, обе несли подносы со всякой снедью.

– Ах, мистер Сент-Джеймс! – сказала повариха. – Как хорошо, что вы пришли! Миссис Белл не спала всю ночь, обдумывая, как лучше все устроить.

Стивен не знал, что ответить. Адам, как обычно, не испытывал никакого замешательства.

– Садись, Стивен, поешь чего-нибудь, – сказал он, устраиваясь на полу.

– Все приготовила сама хозяйка! – с гордостью заявила Мэй.

Белл, зардевшись, провела Стивена в гостиную и указала на отведенное для него место. К собственному удивлению, он сел.

С первого же взгляда его поразило невероятное обилие наготовленного. Не сиди они на полу, их трапеза никоим образом не напоминала бы пикник. Кругом были расставлены бокалы из хрусталя, тарелки и блюда из английского фарфора. В самом центре красиво разложены сухие цветы. «Любопытно, как бы она накрыла стол, если бы устроила настоящий прием», – подумал Стивен. Помимо его воли убранство комнаты произвело на него сильное впечатление, оказавшееся, однако, недолгим.

При первой же попытке разжевать лежавший перед ним кусок мяса он едва не сломал зубы; удивленно воскликнул и Адам. С этой минуты Стивен думал лишь о том, как сберечь зубы.

– Вам нравится? – спросила Белл с затаенной надеждой в голосе.

Адам осушил стакан лимонада и принялся за другой. Стивен ухитрился, не подавившись, проглотить с трудом разжеванный кусок. Белл выжидательно молчала. Ответа ожидали Мэй, Роуз и даже Гастингс. И, странное дело, Стивену не хотелось разочаровывать никого из них.

– Вы так выразительно хмыкнули, когда я призналась, что еду для нашего первого пикника приготовила не я, – сказала Белл, – вот и пришлось доказывать вам, что я тоже умею готовить.

«Доказать-то доказала, только обратное», – мрачно подумал Стивен. Даже голодающий вряд ли набросится на каменно-твердое мясо.

– Вы и в самом деле показали все свое умение, – уклончиво произнес он.

При этих словах Адам, допивавший третий стакан лимонада, едва не поперхнулся.

– Стало быть, вы довольны? – упорно допытывалась она. Глядя на нее, Стивен почувствовал, что у него защемило сердце. И почему, черт возьми, он думал, что ей наплевать на мнение окружающих? Совершенно очевидно, что Белл отчаянно хочет нравиться, хотя и выкидывает иногда странные штуки. Он чуть было снова не принялся за мясо, но его остановила мысль, что ни его зубы, ни желудок не выдержат такого испытания. Вежливо, с достоинством, которое все эти годы неизменно выручало его в трудном положении, он подтвердил:

– Да, доволен. Доволен, что вы приложили столько усилий ради меня.

– Неправда, моя стряпня вызывает у вас отвращение! – неожиданно выкрикнула она, так бурно проявляя свои чувства, что Стивен даже подпрыгнул.

– О чем вы? Я же не говорил ничего подобного.

– С таким же успехом могли бы и сказать. Вы, видите ли, довольны моими стараниями. Точно так же иногда говорят о женщине, что у нее милый характер и она сама шьет себе платья. Все знают, что это значит. Это значит, что она страшна как смертный грех. О Господи, почему я такая неудачница?

– Это не так! – выпалил Стивен, лихорадочно обдумывая, как утешить ее. Он готов был пойти даже на заведомую ложь, когда его вдруг осенило: – Какая вы неудачница? Бывают дни, когда даже в ресторане «Снегирь» не могут приготовить вкусной еды.

Это была, кстати сказать, правда. В те дни, когда приступ лихорадки укладывал шеф-повара в постель, Бертран вынужден был поручать приготовление пищи молодому парню, который обычно мыл посуду. Но, разумеется, Белл незачем было знать об этом.

Она окинула Стивена подозрительным взглядом:

– В самом деле?

Его губы тронула улыбка.

– В самом деле.

Охватившая ее бурная радость вызвала вздохи облегчения у Мэй, Роуз, Адама и даже Гастингса. Задержав взгляд на дворецком, Стивен испытал странное удовольствие, когда тот одобрительно ему кивнул.

Как раз в этот момент по всему дому разнесся звон от ударов медного молотка. Гастингс поспешил открыть дверь и, вернувшись, доложил о прибытии некоего мистера Дюбуа.

– Пришел месье Дюбуа? – вскакивая с пола, воскликнула Белл.

И Стивен, и Адам тут же поднялись.

– Он здесь? – спросила Белл у дворецкого.

– Да, мадам.

– Так скоро?

– Да, так скоро, – с явным замешательством подтвердил Гастингс.

– О Боже, стало быть, он здесь! – вскричала Белл, выбегая в вестибюль.

Стивен вопросительно поглядел на Адама, но тот лишь выразительно пожал плечами.

Через несколько секунд Белл ввела в гостиную незнакомца:

– Стивен, Адам, пожалуйста, познакомьтесь с месье Дюбуа, моим художником.

Видя, что Стивен находится в замешательстве, Белл пояснила:

– Это Марвин, я же вам рассказывала. – Белл повернулась к художнику: – Месье Дюбуа, это мои соседи – Стивен и Адам Сент-Джеймсы.

Стивен внимательно оглядел художника, державшего под мышкой завернутый в белый муслин холст. Это, должно быть, тот самый, которого она нашла в музее. Месье Дюбуа оказался низкорослым лысеющим мужчиной с брюшком, и Стивен с трудом удержался от улыбки.

– Позвольте мне взглянуть на портрет, – сказала Белл. – До сих пор я ждала очень терпеливо, но терпение мое истощилось.

– Мадам будет довольна, – сказал месье Дюбуа с надменной улыбкой. – Мои работы всегда оправдывают ожидания.

Стивен подумал, что месье Дюбуа больше похож на мясника, нежели на художника, и что полотно, которое он держит под мышкой, вряд ли окажется произведением искусства. К тому же говорил он с каким-то невероятным акцентом, а имя Марвин явно не французское.

Пришедший внимательно осмотрел комнату, обращая особое внимание на окна. Наконец он сказал:

– Свет должен быть отсюда. – Подошел к одному из окон и раздернул шторы, затем повернулся с гордым видом актера, ожидающего рукоплесканий. Постаравшись сконцентрировать на себе всеобщее внимание, он театральным жестом открыл холст.

В комнату струился неяркий солнечный свет. Все взглянули сначала на художника, затем на его творение. Стивен с трудом удержался, чтобы не покачать головой. Очевидно, его первоначальное предположение оправдалось. Этот человек не был художником.

Именно это Стивен и хотел сказать Белл, но, посмотрев на нее, прикусил язык. Она внимательно разглядывала картину, и постепенно ее глаза темнели, улыбка сменялась недоуменно-мрачным выражением, а еще недавно румяные щеки побледнели.

– Что это? – хрипло спросила она.

– Портрет вашего отца, – ответил Марвин. Белл, заметно прихрамывая, подошла к картине вплотную:

– Это не мой отец!

– Конечно же, ваш отец, – с запинкой проговорил художник, рассматривая свое произведение, но как бы сомневаясь, уж не захватил ли он случайно не тот холст. – Ну конечно, ваш отец. Такой, каким вы его описали.

– Ничего похожего на то, что я описывала! – резко заявила Белл.

Стивен и Адам внимательно наблюдали за этой сценой. Гастингс стоял в дверях, из-за его плеча выглядывали Роуз и Мэй.

– Ни малейшего сходства! – повторила Белл, отступая назад.

– Но, мадам…

– Вы заверили меня, что вы профессиональный художник! – сердито вскричала она. – А я имела несчастье вам поверить.

Запрокинув голову, Белл рассмеялась, по Стивен заметил, что глаза ее остаются мрачными.

– Пожалуйста, успокойтесь, мадам, – умоляюще произнес Марвин. – Я нарисовал вашего отца таким, каким вы его описали.

– У моего отца высокий, царственно величественный лоб, благородный патрицианский нос, широкие плечи!.. А это, – махнув рукой в сторону портрета, издевательским тоном произнесла она, – просто жалкая пачкотня.

Стивен не мог оторвать от нее глаз. Белл была необыкновенно привлекательна, соблазнительна и в то же время что-то в ней отталкивало. Одета она была странно, и, однако, казалась Стивену прекраснее безупречно одетых женщин. То она весело смеется, то яростно неистовствует. Еще одно доказательство верности распространяемых о ней слухов. Но это почему-то не имело теперь для него особого значения. Ему хотелось подойти, утешить ее, а почему – он не задумывался.

– Белл… – тихо произнес он.

Все, включая и Белл, сразу обернулись к нему. В ее глазах он прочел изумление. Ее щеки порозовели, но на этот раз, как Стивен догадывался, не от возбуждения, а от смущения.

– Не расстраивайтесь, – произнес он таким тоном, как будто они были одни в комнате. – Мы найдем другого художника. Вообще-то я знаю такого, который может сделать то, что вам нужно. Я немедленно с ним свяжусь.

– Я не могу не расстраиваться! – воскликнула Белл, прижимая к щекам ладони. – Просто не могу.

Белл перевела взгляд на Адама, затем на стоящих в дверях слуг. Прищурив глаза, она бросила последний взгляд на полотно и, забыв о пикнике, выбежала наружу.

– Я написал все так, как она просила, – пожаловался Марвин. – Клянусь вам, месье, я написал все в точности, как она объяснила.

Но никто не обратил на его слова никакого внимания.

Стивен хотел было последовать за Белл, но в дверях прикосновением руки его остановил Гастингс. Стивен сурово взглянул на дворецкого, собираясь поставить его на место. Но Гастингс гордо выпрямился и сказал:

– Пожалуйста, оставьте ее в покое, сэр.

– Я думаю, он прав, Стивен, – сказал Адам, стоявший чуть поодаль. – Боюсь, ее нервы перенапряжены.

Сжав челюсти, Стивен смотрел на людей, которые удерживали его. Неужели они думают, что он может причинить ей боль? Он же хочет только помочь! Но только ли этим ограничиваются его желания?

– Что бы вы ни думали, – сказал Стивен, – я не причиню ей вреда.

Адам шагнул вперед:

– Я знаю, что ты никогда не сделал бы этого намеренно.

Эти слова остановили Стивена, наполнив его, неизвестно почему, пронизывающим холодом.

– Ты говоришь так исходя из своего опыта, Адам?

То, что брат молчал, было достаточно красноречивым ответом. Тяжкое бремя легло на плечи Стивена.

– Ну а теперь, – нарушила молчание Мэй, – надо приниматься за уборку.

Стивен чувствовал себя потерянным. Как случилось, что в присутствии чужих людей он высказывал то, что обычно не решался произнести даже в уединении своего кабинета? Ему следует немедленно покинуть гостиную, оставить, как советует брат, Белл Брэкстон в покое.

Обойдя Гастингса, Стивен поднялся по длинной лестнице наверх. Там он и нашел Белл. Сидя на полу, она что-то яростно черкала в большом блокноте. Какое-то время Стивен стоял неподвижно, не зная, что делать. Зрелище надрывало ему сердце. Хотелось крепко сжать молодую женщину в объятиях, защитить от мира, где она явно чувствует себя неуютно. Хотелось оградить ее от всех неприятностей, утешить в ее затаенном горе. Но как – он не знал.

– Белл… – наконец прошептал он.

Вздрогнув, она подняла голову, по ее щекам катились слезы. Прекратив рисовать, она сказала с мучительным надрывом:

– Я не могу вспомнить, как он выглядит! Сдвинув брови, Стивен прилег рядом с ней.

– Ты говоришь о своем отце, Белл? – ласково спросил он.

– Да, – простонала она, – я говорю о своем папе. Не могу вспомнить, как он выглядит.

Слезы хлынули снова. Но на этот раз Стивен не стал ждать, обнял Белл, и после легкого колебания она прижалась головой к его плечу.

– Ну не надо, не надо, – утешал он ее, гладя по волосам с таким невозмутимым видом, словно делал это не один раз. – Что ты имеешь в виду, когда говоришь, что не помнишь, как он выглядит?

– Просто не помню, вот и все. Недостаточно хорошо представляю его себе.

– Ты едва ли можешь освежить свои воспоминания, глядя на тот холст, что тебе принесли, скорее наоборот. Твой месье Дюбуа просто мазила, любовь моя.

– Но дело вовсе не в этом! – простонала она. – Беда в том, что я не могу вспомнить. Не могу – и все! Когда я описывала его облик, то с трудом вспоминала черты лица, хотя и не хотела признаваться себе в этом. Я надеялась, что портрет послужит доказательством того, что я не забыла. – Белл ударила себя кулачками в грудь. – Но ничего не получилось…

Стивен теснее привлек ее к себе и вдруг с волнением почувствовал, что его самого захлестывают воспоминания о давно прошедших днях.

– Через год после смерти родителей, – начал он почти шепотом, – я вдруг заметил, что не могу вспомнить, как звучал смех моей матери. – Скудный зимний свет, просачиваясь сквозь окна, как будто опутывал их серебряной паутиной. – День за днем я отчаянно напрягал память, пытаясь вспомнить звуки ее смеха.

– О Стивен!..

Он тяжело вздохнул.

– Но все мои старания оказывались безуспешными, мне так и не удалось вспомнить, как звучал ее смех. Лицо я помнил, но только благодаря портрету, написанному незадолго до ее смерти. Но я перестал слышать ее смех. А ведь я ее любил! – взволнованно сказал Стивен. – Очень любил!

Своими темными глазами он внимательно вгляделся в глаза Белл.

– Хотя ты и забыла, как выглядит отец, он навсегда останется в твоем сердце.

Со слабой улыбкой Стивен смахнул слезы с ее щек.

– Я знаю это совершенно точно. Каждый раз, когда мы видимся, ты всегда упоминаешь о своем отце. Честно говоря, не будь он твоим отцом, я бы даже ревновал.

Стивен посмотрел на Белл с ласковой заботливостью:

– Ты очень любишь его, только это и имеет значение.

Он так хотел утешить ее, помочь. И сердце его дрогнуло, когда Стивен увидел, что из-под прикрытых век опять полились слезы.

– Да, люблю, – прошептала она, – но недостаточно. Прости меня, о всемилостивый Боже, недостаточно!..

Глава 15

1876 год

Ренвилл

День был холодный, земля вся промерзлая. Понадобилось шесть человек, чтобы вырыть могильную яму.

Броунинг Холли стоял возле гроба, на его щеках поблескивали замерзшие слезы. Его милая дочь, юная Белл, оцепенев от горя, не двигалась. К горю девочки примешивалось сильнейшее беспокойство. С предыдущего дня, когда доктор Уильяме закрыл глаза матери и сказал, что ее душа вознеслась на небо, отец не проронил ни слова.

Он был в таком ужасном состоянии, что, казалось, даже не осознает смысла произошедшего. Но Белл поняла. В свои двенадцать лет девочка уже хорошо знала, что мать умерла.

Все это время в их долине свирепствовала скарлатина, сводя в могилу друзей и соседей, иногда целыми семьями. Но Броунинг и Белл выжили. Хотя молчание отца и внушало Белл подозрение, что он тоже заболевает.

Те же люди, что выкопали яму, опустили в нее гроб. Белл была вне себя от горя. Отныне ее мать будет покоиться в земле, вдали от них.

Но что, если мать не умерла? – встревожилась девочка. Ее охватила паника. Что, если она просто очень устала и уснула? Что, если она проснется в гробу, в кромешной тьме и закричит от страха? Услышит ли кто-нибудь ее?

Сердце Белл громко застучало, она решила спросить отца: может быть, мать проснулась в могиле и пытается выбраться наружу? Она притронулась к его висевшей как плеть заскорузлой руке.

Броунинг Холли, вздрогнув, посмотрел на нее.

– Мадлен, – прошептал он.

Белл была поражена в самое сердце. Она знала, что очень похожа на мать, отец часто говорил ей об этом. Но в этот миг она ни на кого не хотела походить, даже на мать. Она хотела быть просто Белл, Голубым Колокольчиком.

– Нет, папа. Это я, Белл.

Его глаза широко раскрылись, потемнев от боли. Она попыталась сплести свои пальцы с его пальцами, но рука отца осталась безучастной, разве что напряглась, и он вновь повернулся к могиле. Несколько мгновений Белл держалась за него, хотела что-то сказать, но промолчала. Не в силах забыть ледяной взгляд, которым окинул ее отец, девочка убрала руку.

Краешком глаза она взглянула на старого фермера, у которого работал отец. Фермер смотрел не на гроб, а на нее. Вздрогнув, Белл хотела было прижаться к отцу, но передумала.

С недетской мудростью она осознала, что никто не скажет ей, в самом ли деле мертва ее мать, и никто не поможет ей спастись от старого фермера. Отныне ей придется полагаться только на себя.

С глубоким вздохом Белл стала вспоминать облик умершей матери. Глаза сомкнуты. Грудь в полной неподвижности. Кожа залита неестественной бледностью. Губы синие. Да, мать мертва, хорошо обдумав все происшедшее, решила Белл. И, конечно, не пытается выбраться из могилы.

Но старый фермер жив и смотрит на нее таким взглядом, что все холодеет в груди.

Под влиянием этого рокового дня Белл Холли неузнаваемо переменилась.

После похорон она старалась держать дом в чистоте и опрятности, готовила еду, стирала белье, застилала постели. Она уже давно помогала матери по хозяйству, многое умела, хотя приготовить вкусный обед или хорошенько отстирать белье в зимние холода было выше ее детских сил. Несколько дней отец ничего не делал, только неподвижно сидел на стуле у очага. Он не ел, ничего не отвечал, когда она с ним заговаривала. Часто путал дочь с ее матерью. А когда ум его прояснялся, то бормотал что-то маловразумительное о том, что не выполнил своих обещаний.

На третий вечер пришел старый фермер и сказал, что если наутро он не выйдет на работу, ему тут же подыщут замену. Броунинг только взглянул на него, но ничего не ответил. И вот тогда-то Белл заметила, что его безутешное горе начинает медленно превращаться в горячий, как расплавленный свинец, гнев.

Белл беспомощно наблюдала за преображением отца. Через несколько дней неизменно веселый, жизнерадостный отец превратился в убитого горем, а затем и пылающего гневом человека. И этот новый отец пугал ее. По ночам она молилась, чтобы мать воскресла, а отец стал прежним. Но наступало утро, мать лежала в могиле, а в отце не происходило никаких перемен к лучшему. Однако на работу он вышел.

Дни шли за днями, складываясь в недели, Белл изо всех сил старалась заменить покойную мать, но у нее это плохо получалось. Отец начал проявлять недовольство:

– Мясо жесткое!

– Белье плохо прополоскано.

– В доме кавардак.

Что бы она ни делала, ничто его не удовлетворяло. Все попытки вернуть его любовь оказывались тщетными. Однажды вечером он не притронулся к еде.

– Тебе надо поесть, папа.

Он вдруг с такой силой хватил кулачищем по грубо отесанному столу, что вся посуда на нем задребезжала.

– Не смей мне указывать, девчонка, что я должен делать, а что нет! Оставь меня в покое.

Казалось, вся комната заполнена его гневом, неистовым и обжигающим. Никогда еще отец не разговаривал с такой безумной злобой.

Затем он стал как-то странно на нее поглядывать.

– Сколько тебе лет? – однажды спросил он.

– Двенадцать, папа, скоро исполнится тринадцать. – Белл верила, что он хорошо знает, сколько ей лет. Почему же тогда спрашивает?

– Четырнадцатого февраля, да?

– Да. В День святого Валентина. Ты вспомнил? Он внимательно оглядел ее, прежде чем кивнуть, затем отвернулся и больше не разговаривал.

Ее изголодавшееся по любви и ласке сердечко ликовало. Он вспомнил, что ее день рождения приходится на День святого Валентина. Это вселяло в нее веру в то, что все будет хорошо. Они еще станцуют с отцом, пусть и не в большом зале, но хотя бы дома. Вместе вкусно поужинают, а потом закружатся в веселом танце. Конечно, они будут вспоминать маму – ведь они так сильно по ней тоскуют! Но любовь между ней и отцом вновь зацветет пышным цветом. Его гнев улетучится. И они будут танцевать до упаду.

С этого времени Белл считала дни, остававшиеся до ее дня рождения. И готовилась к приближавшемуся празднику. Обдумывала, что приготовит на ужин, какой пирог испечет. Ползала на четвереньках, до блеска натирая пол. Она мечтала о наступлении четырнадцатого февраля, как голодающий мечтает о куске хлеба. Каждый день, пробуждаясь и перед сном, она говорила себе, что ее день рождения вот-вот наступит. И тогда наконец все снова будет хорошо.

Глава 16

1893 год

Бостон

Было четырнадцатое декабря. До Дня святого Валентина оставалось еще два месяца.

Проснувшись рано утром, сквозь затуманившиеся окна Белл увидела, что на улице моросит дождь. Превозмогая боль в ноге, она сползла с кровати и поспешно умылась: так не терпелось ей взглянуть на работы в танцевальном зале. До сих пор все шло очень хорошо, и она надеялась на скорое завершение. Время от времени, правда, ее одолевали сомнения, но Белл отмела их с привычной легкостью. Сделав долгий успокаивающий вдох, она улыбнулась и торопливо вышла из спальни. Спустившись по лестнице, она с изумлением увидела, что рабочие собирают свои инструменты, хотя стены еще не отделаны, а люстра и канделябры не повешены.

– Вы что, собираетесь уходить? – закричала она, останавливаясь в проеме, где предполагалось установить красивую стеклянную дверь.

Уклоняясь от ее взгляда, несколько рабочих что-то пробурчали и только кивнули в сторону мастера.

– Мистер Уилсон, – обратилась она к старшему, – почему ваши люди уходят? Они ведь пришли всего несколько минут назад.

– Нас переводят на другое строительство, – сконфуженно пробормотал он.

– На другое? Как это может быть, когда вы еще не закончили работу?

Рабочие прекратили было собирать инструменты, но Уилсон махнул рукой, чтобы они поторопились.

– Извините, – пробормотал он, опустив голову.

– Извините? Вы не можете так поступить!..

– Извините, – повторил он. – Я же вам сказал: нас переводят на другое строительство.

Белл растерянно заморгала:

– Чертовщина какая-то! А когда вы вернетесь? Мистер Уилсон скривил лицо:

– Не знаю.

– Не знаете? – В смятении Белл смотрела на мастера, она с трудом осознавала, что по каким-то неизвестным причинам он уходит и, судя по его тону, никогда не вернется.

– Не уходите! – вдруг повелительно приказала она мастеру и рабочим. – Я скоро вернусь.

Возможно, ее они не послушаются, но они наверняка послушаются Стивена.

Мысль о том, что ей придется обратиться за помощью к Стивену, была ей ненавистна, но завершение танцевального зала было для нее важнее собственной гордости.

Белл бросилась на половину братьев. Дверь ей открыл Уэнделл.

– Доброе утро, мадам, – любезно приветствовал он ее.

– Здравствуйте, Уэнделл! Я хотела бы увидеть Стивена.

– Сейчас я узнаю, дома ли он.

Закрыв за ней дверь, Уэнделл направился в столовую. Не дожидаясь, пока он вернется, Белл последовала за ним.

– Мистер Сент-Джеймс…

– Стивен! – перебила дворецкого Белл.

Стивен и Адам подняли головы. Они сидели за длинным обеденным столом, и перед каждым из них лежал свежий номер «Бостон глоуб».

– Нет! – пробурчал Стивен и, не произнеся больше ни слова, вновь углубился в чтение.

– Нет? А что – нет? – положив руки на бедра, решительно спросила Белл, в волосах ее поблескивали дождинки.

– Что бы вы ни попросили, ответ будет один – нет. – Стивен перевернул страницу.

Белл дышала, как вытащенная на берег рыба:

– Вы не можете сказать «нет», даже не выслушав моей просьбы!

– Почему не могу? Очень даже могу. Вот, пожалуйста – нет, нет и нет. – Он посмотрел на нее и улыбнулся.

– Вас хочет повидать миссис Брэкстон, – сказал Уэнделл, переминаясь с ноги на ногу.

Стерев с лица улыбку, Стивен осадил дворецкого суровым взглядом. Адам между тем прижал салфетку к губам, заглушая смех.

– Стивен! – не понимая, что происходит, воскликнула Белл. – Вы не можете поступать так несправедливо!

Отпив кофе, Стивен поставил чашку на блюдце.

– И все же мой ответ: нет, нет и нет.

Однако, помимо его воли, чувства, которые он испытывал к Белл, брали верх. Ему это не нравилось. Ему пришлось напрячь свою решимость, чтобы не смягчиться.

– Стивен, – сказала Белл, – вы должны что-нибудь сделать!

Ничего не ответив, Стивен повернулся к Адаму:

– Как я понимаю, ты собирался пойти вместе с Клариссой Уэбстер в Музыкальный зал?

– Да, – ухмыльнулся Адам.

– Что там сегодня исполняют? У меня не было времени…

– Стивен, вы меня не слушаете! Он помолчал, затем опустил голову.

– Это мой способ самозащиты, – грубо пробормотал он, убедившись, что ему не удастся проигнорировать Белл.

– Ну, пожалуйста, Стивен! Вы должны что-нибудь сделать.

– Вы это уже говорили, – смиряясь, со вздохом промолвил он. – И что же я должен сделать?

– Вы должны уговорить рабочих вернуться к работе. При этих словах Адам уронил вилку на тарелку.

Стивен напрягся.

– Они самовольно прекратили работу, – объяснила она. – Не хотят меня даже слушать! Бьюсь об заклад, что, будь я мужчиной, они сделали бы все, как я прошу. Но я женщина, поэтому скажите им, чтобы они возобновили работу. Они отговариваются тем, что их переводят на другое строительство, но ведь они недоделали танцевальный зал. Они просто не могут так со мной поступить! – Белл сделала глубокий вдох, постаралась успокоиться и только потом добавила: – Поговорите с ними, пожалуйста. Стивен. Вас они послушают.

Он молча смотрел на нее. Гнев на ее лице смешивался с зарождавшейся надеждой. В этот миг она была бесподобно хороша. И все ее слова, подумал Стивен с улыбкой, звучат так просто и в то же время так искренне, что он чувствует себя желанным и нужным как никогда в жизни.

Поистине удивительно, что его с такой силой влечет к себе эта женщина, вся сотканная из противоречий, сочетающая в себе силу и слабость, неуверенность и решительность, редкую красоту и уродство. Поистине удивительно, что эта женщина с темным, если судить по ее искалеченной ноге и затравленному взгляду, прошлым, может озарять необычным светом его жизнь.

И тут вдруг Стивен понял, что все его попытки побороть непреодолимое влечение к ней совершенно тщетны.

Ибо он хочет ее.

В этом его желании не было ничего нового. Новым было только то, что желание это не только не проходило, а, наоборот, усиливалось. Но ему вовсе не улыбается постоянно болтаться между их домами, не улыбается вновь и вновь заводить патефон, чтобы заманить ее к себе. Нет, он хочет просыпаться утром рядом с ней, держа ее в своих объятиях, хочет, чтобы они стали мужем и женой, чтобы только смерть могла разлучить их.

Когда ему наконец во всей полноте открылась головокружительная правда, Стивен не знал – радоваться или плакать? Жениться на Белл Брэкстон, сумасшедшей вдове Брэкстон, – такое трудно даже себе представить!

Стивен изумленно потряс головой, осознав, что для него не имеет значения то, что могло бы остановить любого другого мужчину. Он женится на ней, непременно женится, решил он.

– Стивен, – воззвала Белл, – да послушайте же меня!

Адам прокашлялся, его лоб прорезали сердитые морщины.

– Этот фарс зашел слишком далеко! – вскричал он, вскакивая со стула и бросая салфетку на стол. – Если ты не скажешь ей, Стивен, то скажу я. Белл, эти люди не работают, потому что…

– Но они будут работать! – воскликнул Стивен, бросая на брата предостерегающий взгляд, который яснее слов говорил, чтобы тот не раскрывал рта. – Как только я пойду и переговорю с ними, они вернутся к работе.

– Ты собираешься поговорить с ними? – От удивления у Адама отвисла челюсть, глаза широко раскрылись.

– Да, я поговорю.

– Но это… это… просто чудовищно! – с запинкой произнес Адам. – Что ты им скажешь? Что ты переменил свои…

– Адам! – прогремел голос Стивена во внезапно наступившей тишине. – Прекратим этот разговор, – докончил он уже более спокойно. – Сейчас я пойду и улажу это недоразумение.

Адам что-то пробормотал себе под нос. Не обращая на него внимания, Стивен взял Белл под руку и вывел из комнаты.

Адам с сердитым видом последовал за ними.

Когда они вошли, Стивен сразу же заговорил с мастером.

– Но, сэр…

– Никаких «но», Уилсон. Танцевальный зал должен быть закончен как можно скорее!

– К Дню святого Валентина, – вмешалась Белл. – К дню моего рождения.

Как-то странно посмотрев на нее, Стивен кивнул и подтвердил:

– К Дню святого Валентина.

Смущенный Уилсон пожал плечами и согласился.

– Я знала, что вы сможете это сделать! – Белл обняла Стивена за шею, крепко прижала к себе, затем чуть-чуть отодвинулась. – Стоит вам только захотеть, и вы можете творить чудеса!

Не дожидаясь его ответа, она подошла к Уилсону и его людям и дала им дополнительные распоряжения. Стивен и Адам стояли в стороне, наблюдая.

– Не мог бы ты объяснить мне неожиданный поворот в твоих планах? – едким тоном осведомился Адам.

– Что ты хочешь сказать? – спросил Стивен, прикидываясь непонимающим.

– Ты отлично знаешь, о чем я говорю! Ведь это ты велел Уилсону прекратить работы. Сегодня ты предполагал сказать Белл, что забираешь у нее дом. Вместо этого ты делаешь вид, будто выручаешь Белл, и становишься в ее глазах героем. Что за игру ты ведешь, брат?

– Игру? Я не играю, – ответил Стивен, все еще находясь под воздействием неожиданно принятого им решения.

– Почему же ты допускаешь, чтобы они продолжали отделку зала, хотя знаешь, что скоро отберешь дом?

– Потому что, когда мы поженимся, то сможем снести стену и объединить два танцевальных зала в один.

– Когда вы поженитесь?

– Да, – спокойно подтвердил Стивен.

– И когда ты все это решил?

– По правде сказать, сегодня утром.

– Сегодня утром? – Адам посмотрел на брата с явным недоверием. – Ты решил сегодня утром? И Белл уже дала согласие? – Он сдвинул свои светлые брови. – Когда же она успела?

Лицо Стивена озарила озорная мальчишеская улыбка, на лоб упал непокорный завиток темных волос.

– Я получу ее согласие, не сомневайся. Она отнюдь не так равнодушна ко мне, как любит притворяться. С ней-то я договорюсь. Кстати, ты ведь любишь приемы и балы, почему бы тебе не организовать большой бал к Дню святого Валентина? На этом балу мы сможем отпраздновать день рождения Белл и объявить о нашей помолвке. Но только никому ничего не говори. Я бы хотел, чтобы празднество стало сюрпризом.

– А тебе не кажется, что ты опережаешь события? – озабоченно спросил Адам.

Стивен лишь улыбнулся:

– Нет.

– Когда же ты собираешься посвятить Белл в свои планы?

Стивен словно не замечал насмешки в голосе брата.

– Скоро. Но сперва я должен свыкнуться с этой мыслью. – Его мальчишеская улыбка стала еще шире. – И я хочу поухаживать за ней, как полагается жениху. До сих пор мы только и делали, что ссорились. Я постараюсь, чтобы между нами установились более мирные отношения, тогда и посвящу ее в свои планы.

– Вот как! – усмехнулся Адам. Он пригладил волосы и, как и брат, поглядел вслед уходящей Белл.

Она даже не потрудилась проститься с ними, и Стивен усмехнулся, думая, как это типично для Белл. Но когда Адам сказал: «Она раненая птица, Стивен», – усмешка сбежала с его губ.

Стивен напряженно молчал, но Адам добавил:

– Если ты намерен продолжать преследование, пожалуйста, действуй как можно осторожнее.

Резко повернувшись к Адаму, Стивен стал искать подходящие слова. Он внушал себе, что сердит, очень сердит на Адама. Но в глубине души сознавал, что в словах брата есть доля правды. Он и в самом деле должен соблюдать большую осторожность, если не хочет причинить ей боль. Но Стивен заверил себя, что подобное исключено: ведь он действует в интересах самой Белл.

Он протянул вперед руку:

– Видишь мою руку?

Адам вопросительно сощурил глаза:

– Ну, вижу…

– Она почти здорова. Правда, в дождливые дни побаливает, но в остальное время я даже не вспоминаю о своей ране.

– Очень хорошо! Не могу даже передать, какое облегчение я испытываю…

– А ведь руке грозила полная неподвижность! – перебил Стивен брата, подходя к нему ближе. – Доктор не оставил мне никаких надежд на улучшение, а Белл заявила, что он просто дурак. И вот моя рука снова действует.

– Да.

– Вот так я сумею преодолеть все препятствия и добьюсь, чтобы Белл стала моей женой.

Адам ушел, оставив брата с рабочими. Стивена обуревали противоречивые, самому ему плохо понятные чувства: тревога, беспокойство, которые, однако, растворялись в радостном возбуждении и счастье.

Он прилагал неимоверные усилия, чтобы держать свои чувства в узде. Хотя он и говорил с Адамом как человек, абсолютно уверенный в достижении своей цели, но все же питал некоторые сомнения относительно своей способности убедить Белл стать его женой. Однако женщины на то и женщины – они стремятся выйти замуж. Многие из его знакомых дам хотели бы видеть его своим мужем. В конце концов у него есть все, что им нравится в мужчинах. Достаточно красивая внешность, безупречная репутация, хорошее происхождение. Но тут-то и кроется загвоздка. Насколько опыт, приобретенный им в общении с другими женщинами, применим в данном случае? Похоже, у нее совсем иные требования к мужчинам.

И все же он должен убедить ее. Доказать, что, невзирая на все противоречия, они созданы друг для друга. Его губы расплылись в самодовольной усмешке. Конечно же, он сумеет убедить ее.

Не найдя Белл ни в гостиной, ни на кухне, ни в комнатах на первых трех этажах, Стивен поднялся на самый верх. На четвертом этаже было тихо. Сюда почти не доносились звуки из танцевального зала, где трудились рабочие. Он вдруг остро почувствовал свое одиночество.

– Белл! – позвал он.

Никакого ответа, тишина. Только дождь выстукивает безжалостную отрывистую дробь по крыше. Стивен прошел по полутемному коридору в комнату, где уже однажды видел ее. В спальню – в ее святилище, с некоторым смущением подумал он.

Белл стояла, прижавшись лбом к оконному стеклу. Стивен видел ее искаженное дождем отражение. Он наблюдал за ней, не двигаясь, ощущая прилив чувств, к которым все еще никак не мог привыкнуть.

Стивен продолжал наблюдать за ней, не выдавая своего присутствия.

– Спасибо.

– Что ты сказала? – удивленно переспросил он.

– Спасибо. – Белл не отвернулась от окна, лишь чуточку подвинулась, упершись плечом в боковину рамы.

– Спасибо за что? – спросил он, входя в комнату. Она громко фыркнула, чего, разумеется, никогда не делают настоящие леди. Но в этот день ее фырканье почему-то обрадовало его.

Сделав еще четыре шага, Стивен остановился у нее за спиной. Но его улыбка сразу померкла, когда он увидел, что на ее щеках в тусклом зимнем солнечном свете поблескивают слезы.

– Чем ты расстроена? Рабочие уже принялись за дело. К Дню святого Валентина твой танцевальный зал достроят.

Она ничего не ответила, и Стивен ласково взял ее за плечи и повернул лицом к себе.

– Чем ты расстроена? – повторил он.

– Ничем, – ответила Белл с натянутой улыбкой. Он провел пальцем по следам слез.

– Тогда почему же ты плачешь?

С печальной улыбкой Белл вновь повернулась к окну.

– Это все из-за дождя. Он нагоняет на меня тоску, – ответила она шепотом.

– Почему же?

Белл стояла, размышляя. Наконец передернула плечами.

– Когда я слышу, как стучит дождь, мне хочется бежать. Куда-нибудь в жаркие края, где я могла бы бродить целыми днями под жгучими поцелуями солнца, глубоко погружая ноги в горячий песок. Вечерами любоваться, как раскаленное светило, постепенно лиловея, уходит за горизонт. Пить вино. В обнимку с судьбой танцевать под звездами. – Она глубоко вздохнула. – И заглушить эту боль, терзающую мою душу. Хотя бы не полностью, частично, но заглушить эту вечную боль.

Стивен хорошо ощущал, как трепещет ее тело, раздираемое противоречивыми чувствами, и знал, что если заглянет ей в глаза, то увидит там тень глубокой печали, причины которой никогда не сможет понять целиком.

– Что за боль ты стараешься заглушить, Белл, какие воспоминания? Расскажи мне, пожалуйста.

Белл резко, так, что ее длинные волосы разлетелись во все стороны, повернула голову и подняла на него взгляд. Казалось, она чего-то ждет от него. Может быть, надеется, что он поймет причины ее боли, но Стивен не хотел идти ей навстречу.

– Я правда не знаю, Белл. Расскажи мне.

Он мог поклясться, что на ее лицо набежала тень разочарования. Но ласковым прикосновением руки она заставила его забыть об этом.

Ее пальцы прошлись по его лбу, спустились к виску и щеке, а затем к губам. Их касание походило на легкий поцелуй. Стивен открыл рот и схватил один ее палец губами.

Затем, выпустив ее палец, медленно положил руки ей на плечи. Когда он наклонил голову, чтобы поцеловать ее, Белл не только не отвернулась, но так и потянулась к нему.

Белл сделала глубокий вдох, и все его тело захлестнуло желание. Одной рукой он взял ее за подбородок, пальцы другой запустил в пышные волосы. В этот миг он начисто забыл и о еще не отделанном танцевальном зале, и о вопросах, на которые так и не получил ответа.

– Белл!.. – шепнул он и вновь приник к ее губам. Когда он коснулся их языком, они приоткрылись. И когда их языки сплелись, она застонала от наслаждения.

Белл обвила руками его шею, а его руки спустились по ее спине вниз. Она казалась ему ангелом во плоти. Наполовину девочка, наполовину страстная женщина, Белл не походила ни на кого из тех, кого он когда-либо знал.

Стивен заглянул в голубые глаза и понял, что просто не сможет жить без нее. В этот миг ему показалось, что если кто-нибудь и нуждается в спасении, то это он сам.

Стивен держал ее крепко, боясь разомкнуть объятия. Слышал биение ее сердца, ощущал все изгибы тела. От нее исходил дурманящий аромат.

Вздохнув, Белл посмотрела ему в глаза, и на ее губах появилась робкая улыбка.

– У тебя есть какой-то особый дар вкрадываться в чужую жизнь, мистер Сент-Джеймс. Не успеваешь опомниться, как оказываешься в зависимости от тебя и начинаешь понимать, как будешь, возможно, тосковать, если ты завтра исчезнешь.

– Возможно?

Белл громко рассмеялась:

– Ты хочешь, чтобы не оставалось никаких сомнений?

– Нет, – шепнул он, и в его глазах мелькнуло что-то похожее на боль, что-то свидетельствующее о его уязвимости, – просто надеюсь, что слово «возможно» – лишнее.

Эти слова, как ни странно, успокоили ее сердце. Белл боялась, что Стивен выразит свое недовольство, возразит, скажет что-нибудь, на что у нее не найдется ответа. Разумеется, она могла бы и не вставлять этого «возможно». Если он уйдет из ее жизни, ей будет очень его недоставать, а этого просто нельзя допустить.

Белл слегка оттолкнула Стивена и вновь заглянула в его глаза. Там она увидела не только привычное желание, но и глубокую нежность. Это, как ни странно, ее сильно испугало. Он не может, не должен чувствовать нежности. Все, что угодно, только не нежность. Уж лучше презрение.

Когда успели перемениться его чувства по отношению к ней? Почему они переменились? Когда она стала искать ответ в его глазах, то увидела только нежность и желание – ни малейшего следа презрения, будто его никогда и не было.

Белл часто бранила себя за то, что провоцирует его гнев, но в глубине души знала, что делает это намеренно. Стивен Сент-Джеймс для нее слишком силен. Он притягивает ее как никто. До сих пор ее спасало только то, что он не хотел иметь с ней ничего общего, подавлял желание и смотрел с презрением.

– Тебе надо уйти! – отрывисто произнесла она. Белл увидела, как его глаза понемногу проясняются, как будто он пытается осмыслить ее слова.

– Что? – переспросил он.

Когда Стивен попытался схватить Белл за руку и притянуть поближе, она не поддалась, и он отпустил ее.

– Я хочу, чтобы ты ушел, – повторила она.

– Белл, поговори со мной. Что случилось?

– Я не хочу ничего обсуждать, Стивен.

Он окинул ее долгим взглядом, и ей пришлось сделать над собой усилие, чтобы подавить желание, – забыв обо всем на свете, броситься в его объятия. Но она не могла так поступить. И не только потому, что ждала отца. Сейчас он, может быть, и хочет ее, но все это ненадолго. Этот урок она отлично усвоила.

Глава 17

– Беспокоюсь я за нашу Белл. – Стоя за кухонным столом в накрахмаленном белом переднике, Гастингс резал лук, а Мэй помешивала тушившиеся в горшке куски мяса.

– Я тоже, мистер Гастингс, – поддержала Мэй. Взглянув на стену перед собой, она вздохнула и вновь принялась за прерванную было работу. – Она еще никогда не вела себя так странно. Такая молодая женщина, как наша Белл, не должна проводить все время в одиночестве. Этот чертов танцевальный зал почти закончен, а с ней творится неладное. То вдруг такая веселая, смеется, а то вдруг… – Мэй пожала своими округлыми плечами.

– А то вдруг – да простит меня Бог за эти слова! – начинает вести себя как чокнутая, – договорил за нее Гастингс. – И все, уж поверьте мне, из-за этого Стивена Сент-Джеймса.

– Дело не в нем.

– Откуда вы знаете? Конечно, хозяйка была странновата с самого начала, еще когда наняла нас, но как вы сами говорите, с тех пор как она встретилась с этим человеком, то просто не в себе. Говорю вам: он плохо на нее действует.

– А я не согласна. – Мэй вздохнула. – Каждый человек нуждается в том, чтобы его любили. Нельзя сказать, что он плохо на нее действует, я думаю, наоборот.

– Вы думаете, он ее любит? А по-моему, он не чувствует к ней ничего, даже симпатии.

– Ох уж эти мужчины! – передернула плечами Мэй. – Ничего не смыслят в этих делах. Почему такой почтенный джентльмен, как Стивен Сент-Джеймс, ведет себя как полный идиот, если он не влюблен?

Гастингс выпрямился:

– Не все мужчины ведут себя в любви как идиоты, миссис Мэй.

Мэй продолжала орудовать поварешкой, смеясь, как будто Гастингс удачно пошутил. Она так и не заметила особых ноток, прозвучавших в его голосе.

– Приведите хоть один пример, мистер Гастингс.

– Возьмите хотя бы меня, – ответил он спокойно. Эти слова не сразу дошли до сознания поварихи, но когда наконец дошли, она повернулась с проворством школьницы, и с ее поварешки полетели брызги соуса.

– Вы говорите о себе? – изумленно спросила она.

– Да, о себе.

Они стояли неподвижно, молча взирая друг на друга. Видя, что Гастингс ничего не собирается добавить, Мэй занервничала:

– Вы что же, старина, так и не хотите объяснить, в кого влюблены? Хотите, чтобы я сгорала от любопытства?

Гастингс побагровел и выпрямился:

– В вас. В кого же еще?

На сморщенном лице Мэй отразилась радость. Она с такой скоростью ринулась в объятия Гастингса, что чуть не сбила его с ног.

– Давно уже пора, черт возьми! – проговорила она тихим голосом, который никак не соответствовал резкости ее слов.

– Ах, Мэй!.. – ответил он, неловко гладя ее по волосам.

Увлекшись, Гастингс не сразу понял, что кто-то стучится в парадную дверь. А когда наконец понял, поцеловал Мэй в лоб, сдернул с себя передник и поспешил вверх по кухонной лестнице, чтобы открыть дверь.

– Мистер Сент-Джеймс?

– Белл дома? – спросил Адам.

От Гастингса не укрылось, что молодой человек в каком-то необычно растрепанном виде:

– Сейчас посмотрю, сэр.

Плотнее завернув плечи в теплую шерстяную шаль, Белл встала со своего любимого мягкого кресла. По пути к окну она взглянула на свое отражение в большом зеркале, вставленном в серебряную раму, остановилась и стала себя рассматривать.

Не странно ли, что она чувствует себя сильно изменившейся? Те же длинные, зачесанные наверх темные волосы, те же вьющиеся около лица непокорные завитки, доводящие ее иногда до бешенства. Те же бездонные голубые глаза, тот же рост. Несомненно, она выглядит точно так же, как вчера и позавчера.

И все же она сильно изменилась.

Но почему? Может быть, на нее повлиял этот дом, который Белл готовит к предстоящему приезду отца? Может быть, причина в волнении, которое она испытывает с приближением дня рождения? Она снова пристально всмотрелась в свое отражение. А может быть, так повлияло появление в ее жизни Стивена?

Простояв так несколько минут, Белл с досадой вздохнула, не находя ответа на свои вопросы.

Она оглядела свою комнату на верхнем этаже, которая теперь стала ее гостиной и спальней. На спинке стула висела подаренная ей Стивеном шляпка. Эта комната, единственная в доме, принадлежит ей, только ей. Здесь нет ничего, что могло бы предназначаться для отца. И она любит эту комнату больше всех остальных.

Почувствовав, что наступает болезненное прозрение, Белл плотно зажмурила глаза. Пожалуй, теперь понятно, что и почему изменилось. После неудавшейся попытки искупить долг перед Стивеном она много думала об этом человеке. В то время как ей следовало искать музыкантов для бала в честь отца, она таскала за собой Стивена по улицам Бостона. В то время как ей следовало подыскивать обстановку для комнаты отца, она устраивала пикник для человека, от которого ей надо бы держаться подальше. Слишком многое из происходившего отвлекало ее от того, ради чего она прибыла в этот город.

Возможно, она ожидает от Стивена большего, чем готова признаться самой себе?..

От одного этого предположения у нее захватило дух. Белл отшатнулась и, боясь упасть, схватилась за оконную раму. Ее отражение в зеркале сильно побледнело. Да нет, это неправда! От Стивена Сент-Джеймса ей ничего не надо, кроме его дружбы. И еще его ласк, добавил внутренний голос.

Однако в душе Белл мечтала о том, как зимой, сидя у камелька, они со Стивеном будут рассказывать друг другу занимательные истории, весной будут любоваться порхающими в саду бабочками, а летом, обмениваясь нежными поцелуями, раскачиваться на качелях. Ей хотелось устраивать приемы, посещать симфонические концерты, участвовать в благотворительных базарах. Хотелось жить обычной нормальной жизнью.

Ведь вполне возможно, пронеслось в ее голове, что отец и не приедет.

Белл сделала глубокий вдох и крепко зажала уши, словно не желая слышать никаких возражений.

Он приедет, обязательно приедет!

– Миссис Брэкстон, – окликнул ее голос Гастингса.

Повернувшись, она увидела в открытых дверях своего дворецкого. Суровые черты его лица выражали искреннюю озабоченность.

– С вами все в порядке, мадам? – спросил он.

– Да, Гастингс, – ответила она тоном, который никак нельзя было назвать приветливым. – Что вам нужно?

– К вам пришел мистер Сент-Джеймс.

Ее голубые глаза засверкали радостным возбуждением.

– Стивен? Он дожидается внизу?

– Пришел мистер Адам Сент-Джеймс, – поспешил уточнить дворецкий.

Свет в ее глазах поблек.

– Хорошо, Гастингс, пришлите его сюда.

– Адам! – воскликнула она. Его странно растрепанный вид заставил ее сразу же забыть о собственных невзгодах. – Что с вами случилось?

Он принужденно улыбнулся, прошел по ковру и плюхнулся на маленький диванчик перед камином.

– О Белл, что мне делать? – простонал он, обхватывая голову руками.

Не раздумывая она подошла к нему. Ласково, как мать, обняла и стала гладить волосы:

– В чем дело, дорогой? Расскажите мне, что случилось…

Адам заговорил сначала медленно, затем все быстрее и быстрее, пока не излил все, что накипело на душе.

В это утро Стивен стоял в своем кабинете в общем-то вполне довольный собой. Он чувствовал, что продвигается вперед в своих отношениях с Белл. Конечно, надо признать, что некоторые их встречи заканчиваются ссорами. С другой стороны, она совершенно однозначно дала понять, что испытывает к нему сильное влечение. Прямо сказать, хочет его, и что бы она ни говорила, ей этого не скрыть.

Нет сомнения, что мало-помалу все устраивается. Сама логика событий подводит их к женитьбе. Ему нужна жена.

Ей нужен муж. Он уже разыскал швею, которая пошьет ей гардероб к свадьбе. Заодно договорился с хорошо известным французским шеф-поваром, что тот обучит Белл тонкостям своего искусства, а также нашел человека, который сумеет привить его будущей жене хорошие манеры.

Стивен надел пальто. Ему не терпелось увидеть, какое выражение лица будет у Белл, когда он сделает ей предложение…

– Все рано или поздно уладится, Адам, – сказала Белл, надеясь, что так оно и будет. Однако она сильно сомневалась.

Адам был очень расстроен, и Белл не знала, как ему помочь.

Беспокойство перешло в страх – такой сильный, что она с трудом переводила дух.

«Мы с тобой станцуем, крошка…» Эти слова больно ранили ее.

– Только не сейчас, – отодвигаясь, прошептала она в сторону.

По заросшим щетиной щекам Адама катились слезы.

– В моей комнате есть умывальник. Почему бы вам не привести себя в порядок?

Ей нужно было несколько минут, чтобы собраться с силами.

Когда Адам исчез в дверях, ведущих в ее спальню, она облегченно вздохнула.

«В светлом и просторном зале…»

Дикими глазами Белл осмотрела свою комнату, ища что-нибудь, что могло бы отвлечь ее внимание и прояснить мысли. Пожалуй, только Стивен мог бы ей помочь.

– Никто еще не говорил тебе, как ты хороша сегодня? – Голос принадлежал Стивену, и Белл обернулась.

Впечатление было такое, что ее мысли как заклинание вызвали его сюда.

– Стивен! – выдохнула она, боясь, что воображение играет с ней злую шутку.

Сердце ее дрогнуло. Стивен стоял всего в нескольких футах от нее, такой красивый, что она не могла оторвать глаз, и хотя бы на мгновение она постаралась забыть об Адаме и о своих мучительных раздумьях. На нем была свободная белая рубашка и тесно обтягивающие черные брюки – ничего похожего на обычный строгий костюм. Черные волосы слегка взлохмачены, вероятно, ветром, когда он шел по улице, и Белл вдруг захотелось запустить в них пальцы. Какое это было бы удовольствие!

На глазах у нее навернулись слезы. Господи, он не только успокаивает ее душу, но и внушает какие-то непонятные чувства и желания! Ее ресницы затрепетали, от необъяснимого волнения она едва не сомкнула их.

– Хорошо, что я моложе Гастингса. Он так порывался выставить меня вон!..

Белл ощутила сильное облегчение: своим появлением он опять спас ее.

– О Стивен! – пропела она. – Как же я рада тебя видеть!

С легким смешком он прошел в глубь комнаты.

– Честно сказать, я не привык к такому теплому приему. – В его улыбке проглянуло что-то плутовское. – Тут кроется какая-то тайна. Наверное, ты собираешься выкинуть что-нибудь отчаянное, и я как раз подвернулся тебе под руку?

Он улыбался как-то странно, ей хотелось притронуться к его губам. Возможно, он и прав. Белл и в самом деле хотелось, чтобы он совершил отчаянный поступок, а именно: поцеловал ее и крепко сжал в объятиях… пока не рассеется тьма в ее душе.

– Миссис Белл!

В дверях, прислонившись к косяку, стоял Гастингс. Его растрепанные волосы спадали на лоб, и дышал он так тяжело, будто без единой передышки взбежал вверх по лестнице.

– Извините, Гастингс, – сказал Стивен. – Мне пришлось опередить вас. Если бы это было в вашей воле, я так никогда и не увидел бы миссис Брэкстон. – Он подошел к дворецкому и положил свою сильную руку ему на плечо. – Можете не сомневаться, я очень ценю, что вы так заботитесь о своей хозяйке.

И Гастингс, и Белл были потрясены разительной переменой в поведении всегда такого сдержанного и чинного Стивена Сент-Джеймса. Трудно было представить, что он может обнять слугу.

Стивен добродушно хлопнул дворецкого по спине и повернул лицом к лестнице:

– Не беспокойтесь, в моем присутствии она в полной безопасности.

– Но… – Гастингс посмотрел на хозяйку.

– Все в порядке, Гастингс. – Перехватив взгляд Стивена, Белл добавила: – Вы можете идти.

Поколебавшись, Гастингс ответил:

– Как прикажете.

Затем повернулся и скрылся в коридоре.

– Хороший человек, – тихо сказала Белл.

– Сейчас я с тобой полностью согласен, хотя несколько недель назад готов был свернуть ему шею.

Белл отвернулась:

– А я думаю, что он и сейчас хочет свернуть тебе шею.

– Вероятно, – с мальчишеской улыбкой ответил Стивен.

Однако его веселое настроение перестало заражать Белл, как только она вспомнила об Адаме. Чем она может ему помочь? Должна ли она ему помогать? Она чуть не запаниковала, но тут Стивен подошел ближе, его плечо соприкоснулось с ее плечом. Это прикосновение наэлектризовало ее. Она была уверена, что и со Стивеном происходит то же самое. Но тут все изменилось. Из ее спальни вышел Адам, и точеное лицо Стивена посуровело.

– Что ты здесь делаешь? – спросил Адам.

– Я думаю, более уместно было бы спросить: а что здесь делаешь ты? – Его темные глаза быстро оглядели брата с головы до ног. – Может быть, мне следует поинтересоваться, почему ты здесь? – Этот вопрос с его ясной подоплекой повис в воздухе.

Белл подошла к Адаму и обняла его одной рукой:

– Я думаю, что тебе и в самом деле стоит поинтересоваться. Вам следует поговорить друг с другом.

Глядя на брата, Стивен почувствовал ком в горле. Белл стояла возле Адама, заботливая и внимательная, даже нежная. Стивена кольнула ревность.

И вдруг он мысленно вернулся в годы юности. Словно воочию увидел, как мать утешает Адама, нашептывая ему ласковые слова. Стивен всегда завидовал близким отношениям Адама с матерью. Иногда ему так хотелось броситься в объятия матери и выплакаться, но он не мог себе этого позволить. Отец этого не одобрил бы. С младых ногтей Стивен знал, что он и его младший брат будут руководствоваться разными жизненными правилами. Иногда это вызывало у него внутренний протест, иногда гордость. Ведь отец так доверял ему! И чем старше становился Стивен, тем важнее для него было отцовское мнение. Веселым, легкомысленным отношениям с матерью он предпочел серьезные, построенные на прочной основе отношения с отцом. Молча наблюдая, как Белл с материнской нежностью обнимает Адама, он с болезненным раскаянием думал о том, что сделанный им выбор, вероятно, очень огорчал мать.

Неужели он потеряет и Белл? Неужели именно беспечный, беззаботный Адам завоюет ее любовь?

На его сердце легла холодная тяжесть, он повернулся и пошел к двери.

– Стивен, – окликнула его Белл, – пожалуйста, не уходи.

– Если ты уходишь из-за меня, то напрасно, – добавил Адам. – Это не то, что ты думаешь.

Правду он говорит или нет, Стивен не знал.

Он оглянулся. Адам и Белл стояли рядом – две пылинки, высвеченные лучом солнца, который во всю длину протянулся по комнате. И как это часто бывало в прошлом, он чувствовал себя одиноким, оторванным от остальных людей.

Подойдя к нему, Белл тронула его за руку:

– Пожалуйста, не уходи, Стивен.

В некотором замешательстве он откашлялся и хотел было отшагнуть прочь.

Но Белл шепотом повторила:

– Не уходи, Стивен.

Ее слова были полны ласки.

Сердце у него сжалось. Обернувшись, он посмотрел ей в лицо и вдруг понял, что в ее словах прозвучала не столько ласка, сколько мольба. В ее глазах было то отчаяние, то затравленное выражение, которое всякий раз его расстраивало. Что бы ни связывало ее с Адамом, понял он, его брат не может рассеять мрак в ее душе. А он может, и это внушило ему надежду.

Словно хорошо сознавая это, Адам с уклончивой улыбкой направился к двери, бросив на ходу:

– Я должен идти.

– Пожалуйста, останься, Адам, – попросила Белл. – Вам надо поговорить.

– Только не сейчас, – отклонил он ее просьбу. – У меня назначено свидание.

Он вышел, на лестнице раздались его шаги. Стивен и Белл стояли, глядя на пустой дверной проем.

– Поговори с ним, Стивен. Он нуждается в тебе. – Белл повернулась к нему. – Как и я нуждаюсь в том, чтобы ты…

Стивен замер в ожидании.

– …поцеловал меня, – печально добавила она. Несколько мгновений Стивен молчал, а когда заговорил, то голос его звучал как-то странно.

– Не думаю, чтобы это было разумно, – произнес он.

Стивен ожидал увидеть в ее глазах смущение, а увидел боль. Как будто он отверг ее.

– О Белл, не смотри на меня так!

– Мое поведение, наверное, кажется тебе ужасным. Я не только не соответствую твоим представлениям о том, какой должна быть настоящая леди, но еще и навязываюсь тебе.

Стивен знал, что ему следует объясниться. Сказать ей, что просто сгорает от желания обнять и поцеловать ее, но так уважает, что держит себя в узде. Слова, однако, не шли с языка.

– Если это что-нибудь и доказывает, то только то, что ты привязана ко мне так же сильно, как и я к тебе.

В ее взгляде выразилась настороженность, которая, однако, исчезла, как только Стивен обнял ее.

Он поцеловал ее волосы, лоб, затем его губы спустились к ее щеке. Тут Белл слегка повернула голову, и их губы слились в нежном поцелуе. Стивен ласково обхватил ладонями ее лицо, поцелуй становился все более жгучим. Его язык скользнул между ее приоткрытыми губами и нащупал ее язык. Она плотно прильнула к нему, и ее пальцы принялись ласкать его тело, воспламеняя своими прикосновениями.

– Стивен!.. – прошептала Белл с закрытыми глазами.

Отодвинувшись, он смотрел ей в лицо, пока ее веки не затрепетали и глаза не открылись. В их живой голубизне сверкало желание.

– Как получается, Белл, что ты заставляешь меня терять самообладание?

Прежде чем она успела ответить, он со стоном притянул ее к себе и страстным поцелуем впился в губы.

– О Господи! – пробормотал Стивен, чувствуя, как напрягается его тело.

Белл слышала, как его сердце бьется о ребра. Когда ее пальцы забрались в самую гущу его темных волос, преследовавшие ее мучительные воспоминания мгновенно улетучились. А когда его язык вновь принялся обследовать тайные уголки ее рта, Белл вся затрепетала.

– Белл, – зашептал Стивен, – милая Белл!.. Всю ее, с головы до ног, обдавали волны какого-то еще не изведанного чувства. Она льнула к нему, трепеща от захватывающей страсти.

Его руки путешествовали по ее бедрам, поднимались выше, пока не добрались до полных грудей. Ее сердце, переполненное страхом и сладостным предвкушением, бешено забилось. Когда его длинные сильные пальцы принялись расстегивать ряд пуговичек на корсаже, она хотела было оттолкнуть его, но тут же самообладание покинуло ее. Она мечтала, чтобы его пальцы ласкали ее обнаженное тело. И тогда она наконец-то познает то, чего некогда так страшилась.

Едва он закончил расстегивать пуговички, как ловкими движениями стянул с ее плеч платье и нижнюю сорочку. Белл только успела отметить это про себя, как он уже принялся ласкать ее.

Услышав, как Стивен прошептал ее имя, Белл затаила дыхание. А когда он начал целовать бьющуюся жилку на ее шее, она, вся дрожа, запрокинула голову.

Он подхватил ее на руки, отнес в спальню и бережно положил на постель.

– Как ты хороша! – произнес Стивен, с благоговением разглядывая ее.

– Ты тоже, очень красив, – прошептала она. Стивен невольно улыбнулся.

Но его улыбка сразу исчезла, как только он заметил розовые соски ее грудей. Не говоря больше ни слова, он наклонился и глубоко втянул в рот один сосок.

Белл вся выгнулась и застонала. Никогда в жизни она не чувствовала ничего подобного. Белл ухватила его за волосы и притянула ближе. Он обласкал губами один ее сосок, затем другой. Поднял оборчатую юбку, провел рукой по изгибу бедра. Затем слегка отодвинулся в сторону, перекинув одну ногу через ее ноги.

Тем временем его рука бродила под бархатным платьем, заставляя ее откликаться томными стонами. Белл сама не могла понять, чего хочет больше – чтобы Стивен остановился или продолжал. У нее было такое чувство, будто она вся горит. Всем своим существом она стремилась к чему-то, хотя, сама не знала, к чему именно.

Она вся встрепенулась, когда его пальцы скользнули под ее панталоны и коснулись шелкового треугольника между ног.

– Стивен! – вырвалось у нее.

– Тс-с! Позволь мне продолжать.

И он принялся умело возбуждать ее, лаская лепестки нижних губ. Белл ни на миг не выпускала Стивена из объятий, сжимая все крепче. Когда он неожиданно прекратил эти ласки, ее бедра, к большому смущению Белл, под его рукой продолжали двигаться.

– О Боже! – простонал он, ощущая, как болезненно напрягается его мужское естество. – В тебе чувствуется небывалая страсть.

В полном забытьи он вновь и вновь проникал в нее пальцами. Ощущая сладостное упоение, Белл даже не заметила, как он раздвинул ей ноги своими коленями.

Когда Стивен принялся ласкать пальцами самое чувствительное местечко, Белл показалось, будто она вот-вот сойдет с ума. Ее тело задвигалось, покорное его ласкам.

– Да, Белл… – шептал он, и его голос звучал необыкновенно сладостно для ее слуха.

Тем временем его пальцы продолжали свою пытку. Наслаждение быстро достигло такой силы, что Белл едва могла дышать. Ее бедра продолжали двигаться в заданном им ритме, волны страсти, казалось, захлестывали ее с головой, и она вскрикнула:

– Стивен!

Услышав свое имя, он напрягся, схватил ее за руки и медленно разъединил их тела. Взглянул на ее кремово-белые груди и тут же перевел взгляд на бедра, мерцающие над черными чулками. Белл даже не вспомнила о своей изуродованной ноге. Только знала, что никогда прежде не испытывала ничего подобного.

Затем она заметила, что к желанию, пылающему в его глазах, примешивается какая-то непонятная ей нерешительность. Вместо того чтобы привлечь ее к себе, он вдруг отрывисто вздохнул и отодвинулся. Дрожащими руками поправил ее юбку, платье и начал застегивать длинный ряд пуговичек.

– Извини, Белл, – произнес он сдавленным голосом. – Обычно я владею собой гораздо лучше.

– Не надо извиняться, Стивен! – Белл схватила его за руки, мешая продолжать начатое. – Я вовсе не хочу, чтобы ты останавливался.

Стивен поднял голову, и их взгляды встретились.

– Я хочу, чтобы ты продолжал обнимать меня, целовать.

– Белл!.. – предостерегающе произнес он.

На ее губах появилось слабое подобие улыбки. Лицо Стивена помрачнело.

– Ну, пожалуйста!

– Нет, Белл, еще не время.

Она склонила голову набок и улыбнулась смелее:

– И когда же оно наступит, это время? Может быть, мне надо устроить еще один пикник или снести еще одну стену?

Стивен посмотрел на нее долгим взглядом:

– Нет, Белл. Это время наступит, когда мы поженимся.

Скажи он, что ей следует выдвинуть свою кандидатуру на очередных президентских выборах, вряд ли ее изумление могло быть сильнее.

– Вот черт, – выругался он, – не думал, что так получится!

– О чем ты говоришь, Стивен?

– Я хочу сделать тебе предложение, – глубоко вздохнув, ответил Стивен. – Хочу, чтобы ты стала моей женой, Белл.

Она смотрела на него с раскрытым ртом, даже не зная, что сказать. Выйти замуж? Ну уж нет, упаси Боже! С нее хватит одного замужества.

Соскочив с кровати, она подошла к бюро.

Стивен последовал за ней:

– Пожалуйста, взгляни на меня, Белл.

Видя, что она даже не смотрит в его сторону, он медленно повернул ее к себе.

– Неужели ты не понимаешь, Белл? Я хочу жениться на тебе. Хочу провести с тобой всю оставшуюся жизнь.

Белл видела, что Стивен говорит совершенно серьезно. Он и в самом деле хочет, чтобы она стала его женой. Белл только не могла понять почему. Ведь у них и дня не обходится без ссоры. Они не выдержат вместе и года, убьют друг друга. Но тут она вспомнила об их поцелуях и объятиях. Ее все еще продолжавшее трепетать тело пронизывала сильная слабость. Белл улыбнулась. Если бы они только целовались, не говоря ни слова, то, пожалуй, смогли бы неплохо ужиться. Она едва не сказала об этом вслух, но удержалась, сомневаясь, что Стивен оценит ее юмор.

Вздохнув, она схватила его сильную руку:

– Дорогой, дорогой Стивен! Ты так добр ко мне, так добр!..

Стивен нахмурился.

– Не могу тебе передать, как я польщена твоим предложением! Это так мило с твоей стороны, но в нем нет никакой необходимости. Я уже побывала замужем и не имею ни малейшего желания повторять этот опыт.

Стивен не верил своим ушам: «Это так мило с твоей стороны»! Какой странный ответ! Его гордость была оскорблена ее отказом. Но это он мог перенести. Чего он не мог перенести, так это опасения, что отказ окончательный.

Стивен сосредоточенно обдумывал сложившееся положение, пытаясь понять, почему Белл отказывается выйти за него замуж. Конечно, характер у нее сложный, противоречивый, но ведь она откровенно наслаждается его обществом, стремится проводить с ним как можно больше времени! Но что-то мешает ей принять его предложение. Вопрос только, что именно? В глубине души Стивен если не знал, то подозревал, каков может быть ответ на этот вопрос. Причина ее отказа наверняка как-то связана с изувеченной ногой. Сможет ли он когда-нибудь выяснить, в чем тут дело, сможет ли преодолеть преграду, препятствующую ей жить спокойно и радостно и соединить в счастливом союзе их жизни?

Стивен вдруг почувствовал себя эгоистом. Он хочет Белл, но думает только о себе. Хотя, в сущности, заботится и о ней. Ведь она нуждается в нем, подумал он с типичным высокомерием человека, который сам, своим трудом прокладывал себе путь к успеху. Он может помочь и ей. И конечно, поможет. Вот только как убедить ее выйти за него замуж?

Он направился к окну. Проходя мимо маленького столика, заметил открытый альбом для рисования. Рисунок, который Стивен в нем увидел, был хорош, поразительно хорош! Вначале он подумал было, что она нашла другого художника. Но тут его внимание привлекли лежавшие рядом с альбомом карандаши, и он с удивлением понял, что рисунок сделан самой Белл.

– Что это? – спросил Стивен, отбрасывая все мысли о женитьбе.

На листе плотной бумаги был изображен сильный, крупного сложения мужчина с грубыми чертами лица.

Когда и Белл, обернувшись, обратила внимание на рисунок, на ее лице отразилось удивление, будто она видит его впервые. Шумно вздохнув, она покраснела. На какое-то мгновение Стивен усомнился, уж не сделал ли этот рисунок кто-нибудь другой?

– Что это? – озадаченно повторил он.

– Это он, – ответила Белл.

– Кто? – переспросил Стивен в замешательстве. Глядя на рисунок, казалось, она совсем забыла о Стивене.

– Это сделала я сама!.. – с удивлением в голосе шепнула Белл. – Даже не верится, что я смогла это сделать.

– Что сделала, Белл? – Ощущая растущее беспокойство, Стивен переводил взгляд с рисунка на нее и обратно.

– Рисунок. Это он!.. – Белл подошла ближе. – Когда я начала рисовать, то никак не могла остановиться. Все рисовала и рисовала, пока мне не надоело. Была уже поздняя ночь, когда я закончила. – Она поднесла ладони к щекам. – И чуть было не швырнула рисунок в огонь…

– О чем ты говоришь, Белл? Кто тут нарисован?

Молодая женщина взглянула на него, как вспугнутая лань. Прошло несколько минут, затем она опустила руки, и по ее лицу стала медленно расползаться улыбка:

– Мой отец!..

И как он не догадался? Этот человек, глядящий на него пронзительными угольно-черными глазами, – ее отец, чья тень лежит на всем, что делает Белл.

– Просто замечательно!.. – пропела Белл. – Это такой хороший знак, что я вспомнила.

– Что вспомнила, Белл?

– Я же говорила тебе, что не могу вспомнить, как он выглядит. Вчера вечером, когда рисовала, я была так сосредоточена, что не могла его отчетливо увидеть. А вот теперь взглянула на рисунок и поняла, что это он! Значит, вспомнила.

Она подошла, взяла рисунок и стала его рассматривать, держа на расстоянии вытянутой руки. Затем опустила руки, все еще не выпуская рисунка:

– Ты так и не понял, почему я отказалась выйти за тебя замуж. До этого мгновения я сомневалась, что поступила правильно. А теперь не сомневаюсь. Рано или поздно отец приедет за мной, поэтому я и не могу выйти за тебя замуж. – Откинув голову, она закружилась по комнате. – Сперва мы поедем в Лондон, потом в Париж, потом в Женеву, Вену… Я чувствую, что он скоро приедет.

– Ты говоришь об этом с первого дня нашей встречи. И пока я не увидел этого рисунка, то и понятия не имел, как он может выглядеть. Почему ты предполагаешь, что раз сумела нарисовать его, то отец непременно приедет?

Ее голова качнулась, на лице вспыхнул гнев.

Стивен, однако, и не думал сдаваться:

– Я не знаю, какова была твоя жизнь до приезда в Бостон, но хорошо знаю, что со времени своего прибытия ты каждый Божий день твердишь мне о предстоящем приезде отца. – Заметив, что выражение ее лица быстро меняется, он заколебался, но решил, что зашел слишком далеко, чтобы отступать. – А что, если он так и не приедет?

Последовала мгновенная реакция:

– Не говори так. Этого просто не может быть! – Белл отшвырнула рисунок, который какое-то время парил среди пылинок, а затем осел на пол. – Ты просто ревнуешь, Стивен! Ревнуешь меня к отцу, как ревновал к Адаму. Но ты ошибаешься: Адам – мой друг, только друг! – Она пронзила его уничтожающим взглядом: – И отец обязательно приедет за мной, вот увидишь.

Она резко отвернулась. В этом движении Стивен уловил какую-то нерешительность и почувствовал, что Белл и сама мало верит в то, что ее слова сбудутся. Он хотел подойти, но его остановил ее голос – теперь уже не рассерженный, а мягкий и ласковый.

– Он должен приехать, и мы с ним станцуем вместе. В зале светлом и просторном.

Хотя она и стояла спиной, Стивен заметил, что Белл вытирает глаза. Похоже было, что ее сердце разрывалось, но он не знал, что сказать и как ей помочь.

– Он непременно приедет за мной! – твердо повторила она, но ее плечи поникли, словно она потерпела поражение.

Глава 18

– Если он жив, привези его сюда. Если мертв, представь доказательства.

– Хорошо, мистер Сент-Джеймс, – сказал Натан, что-то быстро строча в своем блокноте. – Как его зовут? Повторите, пожалуйста.

– Холли. Броунинг Холли из Ренвилла. Так, кажется, она его назвала. Я думаю, людей с таким именем и фамилией не так уж много.

– Да, сэр.

Стивен стоял, засунув руки в карманы, у окна своего кабинета и, наморщив лоб, напряженно раздумывал:

– И выясните все, что сможете, о ее муже. Фамилия его известна – Брэкстон, и жил он, очевидно, тоже в Ренвилле.

– Это все, сэр?

– Да, – после короткого раздумья ответил Стивен, – Все.

– Очень хорошо. Я займусь этим немедленно.

Натан вышел, оставив Стивена наедине с его мыслями. Вдали в гавани причаливали и отчаливали корабли. Рассеянно наблюдая за ними, Стивен чувствовал, что не может смириться с отказом Белл. Ни за что! Любой ценой он должен добиться ее руки.

То, что произошло накануне, имело определенные последствия. Прежде всего он ощутил всю силу страсти, пробудившуюся в них. Кроме того, он не мог не задуматься, почему вдова не имеет никакого понятия о физической любви.

Когда-то она сказала, что ее никогда не целовали, но тут же поправилась, что никто никогда не целовал ее так, как он, Стивен. Поначалу эти слова вызвали у него сомнение, но потом он подумал, что у него, собственно, нет причин сомневаться: ведь она была замужем. Но теперь было над чем призадуматься. Стивен сел в кресло и начал растирать виски. Вот уже три месяца, как он знает Белл, и вот уже месяц, как он принял решение жениться на ней. Закрыв глаза, он откинулся на спинку.

Как ни горько ему было признать свое поражение, он все же, как всякий разумный человек, не мог не понимать, что в его отношениях с Белл нет ничего такого, что могло бы внушить уверенность, что она согласится выйти за него замуж. О чем она и заявила ему напрямик. А Стивен был человеком разумным, не склонным к иллюзиям. Во всяком случае, до тех пор, пока не встретился с Белл Брэкстон.

Белл…

Ее имя успокаивало его. Как Стивен ни напрягал свою мысль, но не мог придумать способа разрушить барьеры, которыми окружила себя Белл. И самым непреодолимым препятствием был ее отец или даже, может быть, муж, по ее словам, боготворивший землю, по которой она ступала. Как может он бороться за ее любовь с отцом, по всей вероятности, уже умершим, и мужем, которого наверняка нет в живых. И тут рождалось множество вопросов. Вопросов было больше, чем ответов.

Что за человек был ее муж, если даже не мог разбудить в ней страсть? Так ли уж сильно он ее любил? Сомнительно.

Натан найдет ответы на эти мучительные вопросы. И что тогда? Заставит ли он Белл признать правду? Что отец ее если и жив, то не приедет, а муж никогда не любил?

Закрыв глаза, Стивен вздохнул. Разумеется, он не станет мучить Белл доказательствами. Солнце уже начало клониться к горизонту, когда Стивен наконец осознал, что с его стороны было глупо думать, будто он сумеет убедить Белл стать его женой. Выход у него один – переписать дом на ее имя и оставить женщину в покое. Со временем, возможно, ему удастся забыть о ней.

Придя к такому решению, Стивен почувствовал себя опустошенным. Совершенно ясно, что их отношения никому из них не принесут ничего хорошего. И чем скорее смирится он с неизбежностью, тем лучше.

Слишком усталый, Стивен встал с кресла, чувствуя, что все его тело одеревенело от долгого сидения. Так и не убрав бумаг со стола, даже не взглянув на список намеченных на завтра дел, он покинул контору и направился домой. Там его должен был ждать ужин, но Стивен не чувствовал голода. У него было одно-единственное желание – подняться в свою спальню и уснуть. Никогда в жизни не ощущал он себя таким разбитым.

Бросив пальто на спинку стула, Стивен поднялся наверх. Когда он шел по коридору, портреты предков, казалось, дразнили его своими холодными, застывшими глазами. Ища уединения, он поспешил зайти в свою комнату.

И нашел там Белл.

Голова у него закружилась, сердце дало сбой. Свернувшись в кресле калачиком, молодая женщина смотрела в окно, на вечерние сумерки. Невыразимо печальная и несчастная, она походила на ребенка, ищущего утешения. Стивен молча наблюдал за ней. Белл не произнесла ни слова, но он знал, что она чувствует его присутствие. В сильном волнении он ждал, когда она заговорит, объяснит, что привело ее в его дом.

– Сегодня испортили мое любимое кресло, – произнесла Белл, не поворачиваясь в его сторону.

Ее тихий прерывистый шепоток походил на шелест ветра. Стивен стоял неподвижно, стараясь не поддаться очарованию ее голоса.

– Твое кресло? – недоуменно спросил он.

– Роуз облила его жидким щелочным мылом. Посадила большое пятно в самой середине. – Белл озабоченно вздохнула: – Бедняжка так расстроилась!

– Ты пришла, чтобы рассказать мне о кресле?

– Кресло старое. – Надув губы, она добавила: – Но я его люблю.

– О чем ты говоришь, Белл?

– О своем кресле. Роуз споткнулась и пролила мыло. С ней-то ничего не случилось, но мое кресло испорчено.

– Ну и что? Поезжай и купи себе новое! – резко сказал он. Заметив, что она оторопела, он пожалел о своей резкости.

– Я не хочу новое! – упрямо заявила она. И вдруг в свете луны в ее глазах блеснули слезы, и она поспешила отвернуться.

– О Белл!.. – мягко сказал Стивен, чувствуя, что заранее заготовленные им возражения рушатся, словно обветшалые мостки под ударами могучих морских волн.

– Должно быть, после всего что я тебе сказала, ты ненавидишь меня?

Вопреки своей воле он подошел ближе.

– Я совсем не хотела тебя обидеть, – сказала она. – Я не питаю к тебе никакой ненависти. Надеюсь, и ты тоже? – нерешительно спросила она, повернувшись к нему.

– Милая Белл… – проговорил Стивен почти в отчаянии, опускаясь возле нее и сжимая в своих объятиях. Он поднял ее словно перышко и прижался лицом к ее волосам. – У меня нет ненависти к тебе, любовь моя. Нет и не может быть.

Пока он нес ее к кровати, она прижималась щекой к его груди. Бережно опустив Белл на постель, Стивен вытянулся с ней рядом.

– Спасибо, – шепнула она.

– За что?

– За то, что не питаешь ко мне ненависти.

Он ответил ей легким смешком и крепче прижал к себе.

Некоторое время они лежали рядом, потом Белл, вздохнув, прижалась лицом к его плечу. Он почувствовал, что она вздрагивает от рыданий.

– В чем дело, Белл? Почему ты плачешь? Неужели из-за кресла? – озадаченно спросил он.

– Да, из-за кресла. Я любила это кресло. А теперь оно испорчено!

«Господи, ну можно ли так убиваться из-за паршивого кресла?» – подумал он, догадываясь, что ответ на этот вопрос может только его расстроить.

– Ты думаешь, что так горевать из-за кресла – просто безумие? Такого же мнения придерживаются Роуз, Гастингс и даже Мэй.

Белл надолго замолчала, затем он услышал тяжкий вздох.

– Это кресло у меня уже столько лет! С детства… И в годы замужества, и здесь, в Бостоне, оно тоже было со мной. – Белл с трудом выговаривала слова. – Сколько я помню себя, оно всегда было рядом. Такое большое, теплое… и удобное.

Он не глядя представлял себе, как кровь румянит ее щеки.

– Может быть, это и глупо, – добавила она, – но кресло было для меня как живое существо. – Она вздохнула: – Оно единственное, что осталось от моего прошлого, от тех дней, когда я была маленькой девочкой.

«Когда жизнь была много лучше», – мысленно дополнил он.

– Чем бы там ни облили твое кресло – щелочным мылом или еще чем-нибудь, – я уверен, что его можно восстановить.

Белл приподнялась на локте:

– В самом деле? И ты можешь это сделать? Как всегда, ее красота завораживала его. Глядя в глубину ее голубых глаз, смотревших на него с ожиданием и надеждой, Стивен осознал, что любит ее. И хочет ее, потому что любит как никогда никого не любил. Эта странная девочка-женщина с прошлым, которое лучше не воскрешать, каким-то необъяснимым образом сумела войти в его жизнь, и если она вдруг исчезнет, эта потеря окажется невосполнимой.

«Как это случилось?..» – недоумевал он. Каким образом женщина, к которой он не испытывал никакого интереса, заняла такое важное место в его жизни? Но в тот момент это не имело никакого значения. Значение имело только то, что она с ним, в его объятиях.

Осознав это, он вспомнил, что, делая свое предложение, даже не упомянул о любви. Его предложение прозвучало по-деловому, он как бы исходил из предпосылки, что она должна быть польщена и ответить немедленным согласием.

Стивен хотел признаться, что любит ее, хотел ласковыми словами добиться и от нее признания, что и она любит его. Но потом передумал. Ведь Белл пришла к нему не для того, чтобы спросить, любит ли он ее, а потому, что испорчено ее любимое кресло. Само предположение, что она, может быть, и не любит его, было для него убийственным. Поэтому он решил отложить свое признание до лучших времен. И без того он уже натворил много глупостей. Даже не мог как следует объясниться в любви. Теперь надо доказать на деле, что он любит ее. Искренне сказать ей о своих чувствах и только потом повторить свое предложение.

– Стивен, – сказала она, стараясь его встряхнуть, – ты меня не слушаешь!

В полутьме засветились его улыбающиеся глаза.

– Я слушаю