/ / Language: Русский / Genre:love_history, / Series: Хоторны

Гордая и непреклонная

Линда Ли

Кто, скажите, обратится в огромном Бостоне к женщине-адвокату? К совсем юной, неопытной Элис Кендалл, делающей лишь первые шаги в этой нелегкой профессии? Только – человек в полном отчаянии. Такой, как богатый наследник Лукас Хоторн, несправедливо обвиненный в нескольких убийствах – и не способный доказать свою невиновность. Элис и Лукас отправляются на смертельно опасные поиски настоящего убийцы, еще не подозревая, что принимают за «вынужденное сотрудничество» – ЛЮБОВЬ. Страстную, пламенную любовь, способную противостоять силам зла на этом свете…

Линда Фрэнсис Ли

Гордая и непреклонная

ПРОЛОГ

Он мог оставить их в живых. Или убить. Совсем как Господь Бог в день Страшного суда.

Эта мысль неизменно вызывала у него чувство удовлетворения.

Откинувшись на спинку кожаного кресла в своем небольшом, изящно меблированном кабинете, он достал ножницы для обрезки сигар. Они были маленькими, однако достаточно острыми. Пламя камина отразилось на их медной поверхности, когда он отрезал кончик туго свернутого табачного листа. Спустя мгновение он взял суженный кверху хрустальный бокал для бренди, чтобы сполна насладиться вкусом дорогого, хорошо выдержанного коньяка, который как нельзя лучше подходил к его сигаре. Он был готов к встрече с белокожей блондинкой, падшей женщиной, проституткой, начисто лишенной моральных устоев. Совсем как его мать.

Он в задумчивости вертел в руках бокал с янтарной жидкостью, глядя на стекавшие по бокам струйки. Убийство было делом рискованным, требовавшим крайней осторожности и самой тщательной подготовки. Он уже проделывал это раньше и, если потребуется, не задумываясь, совершит снова. Он был ловок и хитер – куда хитрее тех людей, которые непременно попытаются его выследить, – и придирчиво отбирал свои жертвы. «Однако с этим делом нельзя больше тянуть», – подумал он и пожал плечами, словно смирившись с неизбежным. Решение было принято.

Когда все вокруг затихло, и огонь в камине почти погас, он отставил бокал в сторону, отпив не больше двух глотков, и аккуратно положил сигару на фарфоровую пепельницу рядом с ножницами. После чего не спеша, вынул из обитой бархатом коробочки кольцо, надел его на палец и долго любовался им. Это был золотой перстень с печаткой из слоновой кости, на которой было вырезано изображение соловья.

Настала пора действовать.

Пока он не спеша пробирался по темному переулку в южном конце города, им понемногу начинало овладевать возбуждение. Предвкушение встречи с женщиной доставляло ему едва ли не большее удовольствие, чем само обладание ею. Скоро она должна прийти. Он уже успел досконально изучить ее расписание. Она появилась на несколько минут позже обычного, что несколько удивило его. Однако он не был удивлен ее слезами.

Чуть раньше на этой же неделе она сообщила ему о том, что беременна и что, если он не позаботится о ней, она предаст его имя огласке. Какая жалость! Он до сих пор не успел пресытиться ею, и ему все еще нравилось слышать, как она урчит под ним, приподнимая бедра, чтобы сделать его обладание более полным. При этой мысли он тут же почувствовал себя на взводе, по телу пробежала дрожь. Но такова жизнь – желания человека зачастую неосуществимы. Она знала о нем слишком много. Кроме того, рано или поздно ему все равно придется, как она сама выразилась, «позаботиться» о ней.

Он подождал, пока она приблизится, и появился перед ней, отойдя от выщербленной кирпичной стены. Увидев его, женщина побледнела от тревоги, вскоре сменившейся неподдельным страхом. Судя по выражению ужаса в ее больших зеленых глазах, она понимала, что совершила роковую ошибку, осмелившись ему угрожать. Несмотря на душный летний вечер, ее бил озноб.

– Что вам нужно? – спросила она шепотом.

Он сделал шаг в ее сторону.

– Мне нужна ты.

Ее накрашенные губы слегка приоткрылись от изумления, и она облегченно расправила плечи: его слова были истолкованы неверно. Женщина осмотрелась по сторонам.

– Здесь?

Он усмехнулся.

– Да, здесь. Хотя сегодня ночью, моя дорогая Люсиль, у меня нет желания наслаждаться твоими прелестями. – Он неторопливо снял перчатки, обнажая крепкие сильные руки. – Ни сегодня, ни впредь.

Когда он подошел к ней еще ближе, в глазах ее вспыхнул ужас.

– Умоляю вас, не делайте этого! – Слова ее потонули в рыданиях, взгляд метался из стороны в сторону, словно в надежде на то, что кто-то появится и спасет ее.

Она попыталась бежать, однако ноги запутались в складках длинной дешевой юбки. Он обхватил ее за талию, такую тонкую и изящную, что переломить ее не составляло никакого труда, и притянул жертву к себе. Все ее существо дрожало от страха, столь сильного и всеохватывающего, что ему стало почти жаль ее.

Глава 1

Бостон задыхался от летнего зноя.

Элис Кендалл рассеянно заправила за ухо непокорную прядь белокурых волос. В ее маленькой юридической конторе царила невыносимая жара, однако Элис почти не замечала этого. Вынув из папки сложенный газетный лист, она уже в который раз прочитала броский заголовок, который ей никак не удавалось выбросить из головы:

СЫНУ ИЗВЕСТНОГО ВЛИЯТЕЛЬНОГО ЛИЦА ПРЕДЪЯВЛЕНО ОБВИНЕНИЕ В УБИЙСТВЕ

Она вырезала эту заметку из газеты еще на прошлой неделе, хотя сама не могла объяснить, зачем. За те короткие девять месяцев, что она занималась адвокатской практикой, Элис сумела завоевать себе некоторую известность, выступая защитником в небольших, но запутанных судебных делах. Несмотря на то, что на данном этапе карьеры ей казалось неразумным выступать защитником по обвинению в убийстве, это было настоящее серьезное дело, о котором она давно мечтала.

Задумчиво постукивая пальцем по бумаге, она принялась читать:

«Лукасу Хоторну, сыну Брэдфорда Хоторна, одного из самых известных граждан нашего города, предъявлено обвинение в убийстве Люсиль Руж, куртизанки, которая была обнаружена мертвой в переулке Бикман рано утром в воскресенье. После своего ареста во вторник днем Хоторн был освобожден под залог в пятьсот долларов.

Лукас Хоторн, которого все также знают как владельца пользующегося дурной славой мужского клуба «Найтингейл-Гейт», в настоящее время избегает общения с журналистами. Старший из сыновей Хоторна, Грейсон, заявил в самых сильных выражениях, что убежден в невиновности брата. Средний сын, Мэтью, по нашим сведениям, вскоре должен вернуться в Бостон из Африки. Для нас явилось полной неожиданностью, что Брэдфорд Хоторн, уважаемый глава семейства, наотрез отказался давать какие-либо комментарии по поводу случившегося».

Братья Хоторн были хорошо известны всему Бостону. Будучи детьми властного, деспотичного отца, они, даже став взрослыми, по-прежнему держались обособленно. По слухам, все трое были сказочно богаты, невероятно красивы и на редкость высокомерны.

Лукас Хоторн, как уже приходилось слышать Элис, отличался самым необузданным нравом, а сверх того такой красотой и обаянием, что каждый раз, когда он являлся в суд для предварительных показаний, женщины рядами выстраивались вдоль лестницы, чтобы взглянуть на него. Элис также слышала о том, что, когда он поднимался по гранитным ступенькам, они пытались дотронуться до его одежды и разражались громкими рыданиями, едва он исчезал за толстыми дубовыми дверями. Ей было совершенно непонятно такое отношение к человеку, официально обвиняемому в убийстве.

Ни для кого не составляло тайны, что Лукас был младшим отпрыском весьма благородного семейства, который, похоже, получал удовольствие, играя роль паршивой овцы в стаде. Вряд ли чопорные и благовоспитанные бостонцы станут благоволить к человеку, который открыто смеялся над принятыми в обществе условностями, – тем более ее отец, самый удачливый из всех окружных прокуроров в Содружестве Массачусетс[1]. Ни одна живая душа за сто миль в округе не посмела бы перейти дорогу Уокеру Кендаллу. За то время, что он провел на посту государственного обвинителя, у него на счету было гораздо больше выигранных дел, чем проигранных.

Элис сочувствовала несчастному, которому придется защищать Лукаса Хоторна. Еще никому не удавалось выстоять в суде против ее отца. Впрочем, несмотря на то, что она до сих пор лично не встречалась ни с кем из семейства Хоторн, Элис не сомневалась, что, принимая во внимание их имя и состояние, не говоря уже о том, что Грейсон Хоторн считался одним из лучших адвокатов в городе, схватка будет жаркой. Движимая невольным любопытством, она решила выяснить у отца, что ему известно об этом деле, когда в полдень они встретятся за ленчем в «Локе-обер»[2].

Резкий стук в дверь вывел ее из задумчивости. Она удивилась, заметив за матовым стеклом очертания чьей-то рослой фигуры.

Статья тут же была забыта. Несмотря на то что Элис успешно выступала в суде в качестве защитника, она предоставляла свои услуги почти даром. Как начинающий адвокат, к тому же женщина, она не могла рассчитывать на то, что клиенты будут сами стучаться в ее двери. Конечно, со временем ее репутация упрочится, но если в самом ближайшем времени она не начнет получать приличные гонорары, ей придется закрыть контору – одной солидной репутации недостаточно для того, чтобы оплачивать счета.

– Войдите! – ответила она самым деловым тоном, на какой была способна, поспешно утерев пот со лба, после чего схватила папку с бумагами, делая вид, будто занята.

Дверь открылась, и в проеме показался незнакомый мужчина. От одного его вида у нее перехватило дыхание. Невзирая на дорогой, модного покроя костюм, выглядел он угрожающе – высокий, широкоплечий и явно не обеспокоенный удушливым летним зноем. Темноволосый, с жестко очерченным подбородком, полными и чувственными губами. Впечатление от этих губ на таком мужественном лице было настолько эротичным, что Элис почувствовала, как по ее телу пробежало странное покалывание. Но больше всего ее внимание привлекли ярко-голубые глаза незнакомца. Они быстро и деловито окинули взглядом ее контору, прежде чем остановиться на ней, и когда это произошло, превратились в щелочки, а сам он вдруг застыл на месте.

Она сидела неподвижно, словно загипнотизированная. Казалось, весь мир вокруг нее неожиданно перевернулся с ног на голову. Часы невозмутимо отсчитывали секунду за секундой. Где-то в самой глубине ее существа возникло странное чувство пустоты, граничившей с голодом, – чувство, которое она не могла определить, а тем более объяснить.

Его глаза между тем беззастенчиво шарили по ней, присматриваясь и оценивая. Ощущение собственного убожества едва не заставило Элис покраснеть от смущения. Правда, она была достаточно миловидной, однако не могла похвастаться ни особой привлекательностью, ни соблазнительно пышными формами – словом, ничем, что могло бы произвести впечатление на столь неотразимого мужчину.

Прибегнув к браваде, как к щиту, она, усилием воли заставив себя казаться невозмутимой, спросила:

– Не могу ли я вам чем-нибудь помочь?

В ответ губы его медленно скривились в улыбке, как у напроказившего школьника.

– Думаю, что, да.

Судя по тону его слов, они не имели отношения к юридической практике. Он вел себя с ней так вольно и фамильярно, что Элис вряд ли была бы удивлена больше, если бы он вдруг попросил ее руки.

Выбросив эту нелепую мысль из головы, она решила сделать вид, будто оскорблена в своих лучших чувствах, и поднялась с кресла, отодвинув его со скрипом назад. Она была уверена в том, что этот человек ошибся дверью, – вернее, надеялась на это. Впрочем, так ли это? Ее до сих пор не покидало странное, захватывающее чувство. Взгляд ее переметнулся на его губы, которые еще охотнее расплылись в улыбке.

Элис вскинула голову и почувствовала, как щеки ее покраснели под его многозначительным взором.

– Вы кого-то ищете? – осведомилась она твердо.

– Да, мне нужна Элис Кендалл.

От неожиданности она тут же выпрямила спину.

– Я?

Ленивая улыбка исчезла с лица незнакомца, губы сжались в плотную линию.

– Вы и есть Элис Кендалл?

Ее подбородок приподнялся еще выше. Элис неприятно было сознавать, что люди, с которыми она встречалась, почему-то всегда считали, что она слишком молода для того, чтобы заниматься юридической практикой. Уже не в первый раз посетители принимали ее за секретаршу.

– Да!

Его голубые глаза зло прищурились.

– Что за черт! – пробормотал он, обращаясь скорее к себе, чем к ней. – Мне нужен адвокат, а не приглашение на вечеринку с мороженым.

И в тот же миг Элис поняла, что он собрался уходить.

Ее мысли немедленно приняли другое направление. Теперь она лихорадочно думала не столько о рослом незнакомце и о том впечатлении, которое он на нее производил, сколько о настоящем живом клиенте, который ходит и дышит. И, насколько можно было судить по его костюму, этот человек в состоянии оплатить ее услуги.

– Вам нужен адвокат? – спросила она поспешно.

Некоторое время он колебался. Его взгляд, устремленный на нее, больше не казался чувственным. Напротив, в нем промелькнула необъяснимая вспышка ярости. Однако Элис не собиралась сдаваться. Как и полагалось любому уважающему себя бизнесмену, она протянула руку, подавив в себе вполне естественное желание броситься вон в открытую дверь:

– Элис Кендалл, поверенный в суде, к вашим услугам. Незнакомец не сделал ни малейшего движения, чтобы пожать ей руку, бурлящий в нем гнев казался почти осязаемым, словно знойное марево за окнами.

Элис пыталась убедить себя, что этот человек не был особо опасным преступником. Правда, он носил шикарный костюм, щеки были гладко выбриты, волосы подстрижены. В конце концов, любой гражданин, будь он мужчиной, женщиной или даже самым отъявленным головорезом, имеет право на адвоката. Сердце у нее в груди подскочило от волнения.

– Зачем вам нужен адвокат? – осведомилась она.

В голове у нее вертелись мысли о нарушении контракта или ошибке при опознании личности. Она даже могла помочь ему распорядиться имуществом, если он пришел к ней именно за этим. В любом случае клиент есть клиент.

Однако прежде чем незнакомец успел ответить, в конторе появился другой мужчина, такой же высокий и широкоплечий, как и первый, хотя глаза у него были темные, а не голубые. Внешность его почему-то показалась Элис знакомой, и у нее сложилось впечатление, что она с ним где-то встречалась.

– Мисс Кендалл! – обратился он к ней спокойным и учтивым тоном, так непохожим на презрительную браваду его спутника. – До чего же приятно познакомиться, наконец, с вами лично!

Элис смущенно приподняла голову, пытаясь вспомнить, где она могла его видеть, однако безуспешно.

– Кто вы? – спросила она прямо, забыв все свои с таким трудом усвоенные уроки по части правил приличия. – И что привело вас сюда?

Он ответил не сразу, поскольку заметил газетную вырезку, оставленную на столе. Прежде чем Элис успела сообразить, что он делает, мужчина взял заметку и бросил взгляд на жирные черные буквы заголовка. Затем со вздохом передал статью ей и произнес:

– Любой человек, подозреваемый в убийстве, нуждается в том, чтобы кто-то защищал его интересы в суде.

Ее мозг тотчас включился, пытаясь найти зацепку и не упустить ее.

– В убийстве?

– Увы, да!

– Вы – Лукас Хоторн?

На один короткий миг она пришла в неописуемый восторг, однако вспышка радости очень быстро сменилась разочарованием. Ей нужно было дело, которое она могла бы выиграть, и меньше всего она сейчас хотела видеть на пороге своей конторы Лукаса Хоторна.

Мужчина покачал головой:

– Нет.

Облегчение и новый прилив радости. В ее воображении опять замелькали будущие гонорары.

– Лукас Хоторн – это он.

Элис резко обернулась, оказавшись лицом к лицу с тем человеком, появление которого заставило ее затаить дыхание. Она уставилась на него ошеломленным, укоризненным взором. Итак, перед ней стоял сам Лукас Хоторн, из плоти и крови. Теперь ей стало ясно, почему женщины толпами осаждали здание суда.

Вздрогнув, она поспешно выбросила эту мысль из головы, заменив ее другой: «Вот тебе и небольшое дельце о нарушении контракта!»

– Но почему именно я? – пробормотала она.

– Я тоже задал ему этот вопрос, – заявил Лукас Хоторн, окинув взглядом ее синее с оборками платье. – Разве суфражистки не должны выглядеть мужеподобными и носить галстуки?

– Лукас! – предостерегающим тоном вставил его спутник.

– К вашему сведению, я не суфражистка, а адвокат, и к тому же неплохой адвокат, – отрезала Элис, вынужденная, к своему огорчению, признать, что сейчас вряд ли будет разумно браться за такое сложное дело.

Лукас высокомерно приподнял черную бровь и бросил на нее взгляд, явно нацеленный на то, чтобы ее запугать. Однако Элис чувствовала себя слишком разочарованной, чтобы обращать на это внимание, и сердито сверкнула на него глазами:

– Если слухи на ваш счет верны…

– Я никогда не придавал значения слухам.

На ее лице появилась язвительная улыбка.

– Без сомнения, ваша мать может вами гордиться. А я иногда позволяю себе прислушиваться к сплетням. Меня всегда удивляло, сколько полезных сведений порой можно из них почерпнуть. Ходят разговоры, будто бы вы самый богатый человек и к тому же имеете брата-адвоката. – Она обернулась к другому посетителю: – Вы, должно быть, Грейсон Хоторн!

Старший брат с царственным видом кивнул.

Изумленная сверх меры тем, что два самых известных и влиятельных человека во всей Новой Англии обращаются к ней за помощью, Элис снова уселась в кресло и сложила заметку, после чего поправила свои и без того аккуратно разложенные на столе бумаги, чтобы дать себе время поразмыслить.

– Итак, – спросил Грейсон, – вы согласны взяться за это дело или нет?

Сердце в ее груди екнуло. Эти двое не производили впечатление головорезов и, похоже, действительно нуждались в ее помощи. Вернее, Грейсон Хоторн нуждался в ней, однако Грейсон Хоторн, насколько ей было известно, принадлежал к плеяде самых знаменитых адвокатов во всей стране. Какой бы нелепой ни казалась ей эта мысль, кровь в ее висках стучала от волнения. Это было как раз то, о чем она мечтала в течение стольких лет. По-настоящему крупное дело, когда тебя уважают и на тебя рассчитывают те самые юристы, которые устанавливают законы.

Но защищать человека, подозреваемого в убийстве, имея адвокатской практики менее года, было слишком рискованно. Любой адвокат в городе мог это понять – во всяком случае, такой хороший адвокат, как Грейсон Хоторн. Ее снова охватило разочарование, глаза подозрительно прищурились.

– Вы так и не ответили на мой вопрос, – произнесла она, глядя прямо в глаза Грейсону. – Почему именно ко мне вы обратились?

Лукас Хоторн прислонился спиной к стене, искоса взглянув на Грейсона:

– Можешь считать меня наивным, брат, но это адвокат должен уговаривать нас, а не наоборот!

– Кроме того, почему вы сами его не защищаете? – вызывающим тоном осведомилась Элис.

Грейсон перевел взгляд с нее на брата и обратно.

– Во-первых, я занимаюсь гражданскими делами, а не уголовными. Во-вторых, ни одно жюри присяжных во всей стране не поверит в мою беспристрастность. Нам нужен кто-то, не имеющий отношения к моей фирме.

– Тогда как насчет других адвокатов, чьи конторы находятся в этом здании? – колким тоном осведомилась она.

– Далеко не все они окончили с отличием юридический факультет и получили высший балл на экзамене. Вам это удалось.

Последние слова вызвали у нее невольный прилив гордости. Элис позволила себе немного смягчиться, хотя прекрасно знала, что ей еще никто и никогда не делал комплиментов, разве что отец, когда в свой восемнадцатый день рождения она впервые уложила волосы в высокую прическу. Без сомнения, это была самая беззастенчивая лесть, но все равно ей было приятно.

– Я также слышал о том, что вам не было равных на всем факультете по части выстраивания стратегии защиты, – продолжал Грейсон. – Нам нужен новый человек, жаждущий славы. – Он внимательно пригляделся к ней. – И, если моя догадка верна, вам еще предстоит доказать, на что вы способны. С моей точки зрения, это самое выигрышное сочетание.

Она бы непременно просияла от гордости, если бы для нее не было так очевидно, что Лукас Хоторн не разделял мнения брата. Скорее, напротив. Прикусив губу, Элис взглянула в его сторону. Этот человек явно был чем-то разгневан.

– И какое ему предъявлено обвинение? – спросила она Грейсона так, словно его брата не было рядом. – Убийство умышленное, при смягчающих обстоятельствах или непреднамеренное?

– Умышленное убийство, – ответил вместо него Лукас, с небрежным видом скрестив руки на груди, как будто его это совсем не волновало.

Сердце в ее груди встрепенулось, и ей стоило немалого труда не обращать на него внимания.

– Очевидно, есть веские основания для столь серьезного обвинения.

Лицо Грейсона Хоторна прорезали глубокие морщины.

– Все, что у них есть, – это глубоко укоренившаяся ненависть к моему брату и тому образу жизни, который он для себя избрал.

Не в силах удержаться, она обернулась в сторону Лукаса, губы которого, приводившие ее в такое волнение, все еще были растянуты в улыбке, не то сердитой, не то удивленной.

– Вы действительно это сделали? – не долго думая, спросила она.

Улыбка тут же исчезла с его лица. Прежнее равнодушно-скучающее выражение исчезло без следа, остались только сжатые в тонкую линию губы и напряженная линия плеч. Казалось, атмосфера в маленькой конторе накалилась до предела.

– Я думал, что адвокаты не задают подобных вопросов, – произнес Лукас с нескрываемой враждебностью.

– Этот адвокат задает.

Лукас отошел от стены и направился к ее столу с грацией пантеры, стараясь обуздать свою ярость.

– А что думаете вы, мисс Кендалл? Вы полагаете, я действительно мог кого-то убить?

Она не отодвинулась назад, хотя ей очень этого хотелось, и не стала отвечать на его вопрос. Вместо этого она спросила у него:

– Где вы были в ночь убийства?

Он уставился на нее, и воздух в комнате внезапно показался ей разреженным. Она чувствовала его едва сдерживаемый темперамент, жар его тела, заполнивший тесное помещение, и лишь усилием воли не отвела взгляд в сторону.

– Я был в своей комнате в клубе. В кровати. Вам интересно знать, чем именно я там занимался?

Голос его был низким и полным соблазна. Дыхание с шумом вырвалось у нее из груди.

– Нет, спасибо, – едва выговорила она. – Но если вы действительно были у… у себя в комнате, почему они решили, что убийца – вы?

– У них есть свидетель.

Элис изумленно моргнула.

– Свидетель? – переспросила она, не веря своим ушам. – Если кто-то видел, как вы это сделали, мистер Хоторн, то вам нужен не адвокат, а чудотворец.

– Именно поэтому мы и решили обратиться к вам. – Лукас с нескрываемым презрением выговорил последнее слово. – Как только что заметил Грейсон, вы умны и жаждете славы. – На его лице снова появилась жесткая улыбка, не допускающая возражений. – И хотя вы оказались совсем не такой, какой я вас представлял, тем не менее, вы – женщина.

– Лукас! – возмутился Грейсон.

Элис расправила плечи:

– Что вы имеете в виду?

Однако Лукаса не так просто было сбить с толку.

– Мой дорогой брат забыл упомянуть о том, что, по его мнению, адвокат-женщина может оказаться большим подспорьем в моем деле.

– Большинство мужчин склонны считать, что адвокат-женщина способна принести больше вреда, чем пользы.

Лукас с жалобным видом пожал плечами.

– То же самое ответил ему и я. Однако Грейсон полагает, что ни одна женщина не согласится представлять в суде виновного. По крайней мере, он рассчитывает на то, что в это поверят присяжные.

Теперь Элис начала понимать, куда он клонит. Грейсон бросил на брата уничтожающий взгляд, прежде чем произнести:

– Дело в том, мисс Кендалл, что, если вы согласитесь представлять Лукаса, вряд ли дело дойдет до вынесения обвинительного акта, а тем более до приговора. Да, у них есть свидетель, но этот свидетель – женщина сомнительной репутации.

– Судя по тому, что я слышала, ваш брат – мужчина сомнительной репутации.

Эти слова вырвались у Элис прежде, чем она успела себя сдержать.

Выражение лица Грейсона стало сердитым. Глаза Лукаса потемнели до непроницаемого густо-синего оттенка. Затем он запрокинул голову и рассмеялся.

– По крайней мере, ей не откажешь в честности, – произнес он. – Пойдем, брат. Мы только зря тратим время.

Он направился к двери, не скрывая удовлетворения. Она уставилась ему в спину, любуясь его грациозными плавными движениями. Однако Грейсон не тронулся с места. Он стоял, не сводя глаз с Элис, так что в последний момент Лукас выругался и повернул обратно.

– Мы действительно зря тратим время? – осведомился Грейсон.

Элис, похоже, не в силах была отвести взора от Лукаса. Несколько минут прошло в молчании, пока она думала об этом человеке, обвиняемом в убийстве, пытаясь понять, что же в нем было такого, что влекло ее к нему. Он был груб, надменен, и знакомство с ним явно не сулило ничего хорошего. Но что-то в его облике вызывало слабость в коленях и заставляло сердце взволнованно биться.

Это была нелепая, по-женски слабовольная реакция. А ведь она всегда гордилась тем, что никогда не позволяла себе расслабляться.

– Мне очень жаль, – произнесла она, наконец, по-прежнему глядя на Лукаса, а не на его брата, – но я не могу взяться за это дело.

Проблеск какого-то чувства – не то обиды, не то страха – мелькнул в голубых глазах Лукаса Хоторна, однако тут же сменился прежним выражением холодного безразличия.

– Ладно, пойдем, – произнес он, обращаясь к брату. Грейсон поджал губы и перевел взгляд на Элис.

– Подумайте о нашем предложении, мисс Кендалл, – произнес он с нажимом. – Лукас нуждается в адвокате, способном опровергнуть даже ту репутацию, о которой вы только что упомянули. – Он опытным взором окинул скудную обстановку ее конторы. – И, если моя догадка верна, вы нуждаетесь в клиентах.

Они ушли, хлопнув дверью так, что стекло в деревянной раме задребезжало. Элис уставилась в темное окно, чувствуя себя потрясенной и разгневанной. Больше всего на свете ей хотелось сейчас заняться этим делом. Но связываться с человеком, чей безнравственный образ жизни легко мог привести его к преступлению? Даже если сам он будет все отрицать, ни один суд ему не поверит.

О нет, она не настолько глупа!

Элис прижала руку к сердцу. В памяти ее снова промелькнули глаза Лукаса Хоторна, когда он смотрел на нее в тот первый миг, переступив порог. «Интересно, что такого он во мне увидел?» – невольно спросила она себя.

Покачав головой, Элис с презрением отогнала от себя эту мысль. Она не собиралась ни о чем спрашивать Лукаса Хоторна – ни о том, что он видел, ни о том, что он сделал. Она никогда больше его не увидит. Дело закрыто.

Глава 2

Пригладив выбившиеся из шиньона пряди волос и аккуратно расправив складки пышной юбки, Элис пододвинула кресло поближе к столу и вернулась к работе. Возможно, Лукас Хоторн был не самым удачным выбором, однако она нуждалась в новых клиентах. Каждое утро в течение последних трех недель она внимательно просматривала свежий номер «Бостон геральд» в поисках сообщений о совершенных преступлениях или несчастных случаях на дороге. Если подзащитные не идут к ней, ей придется самой идти к ним.

Для такой практики, как ей было известно, существовало свое название, и не слишком приятное. Однако слово «платежеспособность» было сейчас единственным, которое имело для нее первостепенное значение. Она выехала из родительского особняка – правда, перебравшись при этом всего лишь в небольшой флигель, находившийся за большим домом, но все равно это создавало некую видимость самостоятельности – и не собиралась туда возвращаться. Она обожала дядю, боготворила своего дорогого брата и любила отца. Однако ее вовсе не прельщала мысль провести остаток жизни рядом с овдовевшим родителем и двумя неженатыми родственниками.

Некоторое время спустя, прочитав газету и заполнив блокнот планами на будущее, Элис бросила взгляд на стрелки часов. Скорчив недовольную гримасу, она на ходу схватила шляпу, перчатки и зонтик, после чего поспешно покинула контору. Ее отец терпеть не мог опозданий. Она отправилась в ресторан «Локе-обер», с давних пор служивший непревзойденным образцом прекрасной кухни, – место, где они с отцом встречались каждый четверг за ленчем и где собирались самые влиятельные люди города.

Элис искренне сожалела о том, что не может рассказать отцу о визите братьев Хоторн. Без сомнения, он, ее главный друг и советчик в течение стольких лет, может гордиться, что такое высокопоставленное семейство обратилось к ней за помощью. Однако раскрывать имена людей, которых адвокат отказался представлять в суде, считалось нарушением этических норм. А она уже ответила Лукасу Хоторну отказом. Теперь, когда он ушел, ее удивляло, зачем ей вообще понадобилось уделять внимание ему самому или его делу. Ясно, что от этого человека нечего ждать, кроме неприятностей, а его дело заведомо обречено на проигрыш. И без сомнения, только пропущенным завтраком объяснялось то странное чувство голода, которое она испытала при его появлении.

Пять минут спустя Элис оказалась у входа в «Локе-обер». Держа подбородок, как полагалось, параллельно полу, с трудом выровняв дыхание под накрахмаленной тканью блузки после того, как ей пришлось бегом преодолеть несколько кварталов, она переступила порог.

– Мадемуазель Кендалл! Как приятно снова вас видеть, – приветствовал ее метрдотель.

Элис улыбнулась ему с искренней радостью.

– Благодарю вас, Жан-Жорж. – Она бросила взгляд в зал ресторана. – Мой отец уже здесь?

– Ну конечно, – ответил метрдотель, прищелкнув языком. – Где же еще ему быть ровно в полдень в четверг?

А она-то надеялась, что он опоздает хоть на несколько минут!

Жан-Жорж проводил ее в обеденный зал, отделанный панелями из орехового дерева. Ее отец сидел за своим обычным столиком, который заранее накрыли к его приходу, однако он был не один. Рядом с ним она заметила Кларка Киттриджа, подчиненного ее отца, занимавшего должность помощника окружного прокурора.

Элис почувствовала прилив крови к щекам. Невозможно было отрицать, что Кларк олицетворял в себе все качества, которые она хотела бы видеть в мужчине. Он был добр, внимателен, разделял ее страсть к юриспруденции. И многие, в том числе и сама Элис, верили, что рано или поздно они поженятся. Она не знала, была ли довольна, застав его здесь, или, напротив, раздосадована тем, что отец позволил постороннему человеку разделить с ними минуты, принадлежавшие лишь им одним. Но, в конце концов, это был не кто-нибудь, а Кларк. И она не имела ничего против того, чтобы повидаться и с ним тоже.

– Привет, – произнесла она, приблизившись к столу.

При ее появлении мужчины поднялись с мест. Их темные костюмы, накрахмаленные рубашки и высокие воротнички говорили скорее о респектабельности, чем о следовании моде. Отец Элис был всего на несколько дюймов выше ее самой, с крепкой бочкообразной грудью, густыми пышными усами и складкой между бровей, из-за которой он все время выглядел погруженным в глубокие раздумья.

Уокер Кендалл улыбнулся и раскрыл дочери объятия.

– Ты сегодня что-то опаздываешь, – произнес он, по-отцовски нежно целуя ее в лоб.

– Вы прекрасно выглядите, – заметил Кларк.

– Да, верно, – ответила она и, обернувшись к Кларку, добавила: – Спасибо.

Уокер усмехнулся, а Кларк одарил ее самой обворожительной своей улыбкой. Он и впрямь казался воплощением всех ее грез, она всегда чувствовала себя в его обществе непринужденно. Последние следы гнева в ней улетучились, едва она уселась в кресло, которое пододвинул ей Кларк. Не удостоив ее больше ни словом, Уокер Кендалл возобновил беседу со своим молодым подчиненным, однако Элис едва обратила на это внимание, любуясь белокурыми с рыжеватым оттенком волосами Кларка, которые тот зачесывал назад. Высокий, но не слишком, хорошо сложенный, он не производил впечатления массивности. Полная противоположность Лукасу Хоторну.

Последняя мысль заставила ее оцепенеть, и тут до нее дошло, что отец упомянул имя этого человека. Откинувшись на спинку кресла, она прислушалась к разговору двух мужчин, в то время как официант ставил перед ней салат из авокадо и нарезанного на дольки грейпфрута, присыпанный сверху маковым семенем – ее обычное любимое блюдо.

– У нас не так много улик против него, сэр, – произнес Кларк, – если не считать показаний, данных… э-э… – он бросил беглый взгляд на Элис и добавил: – женщиной легкого поведения.

– У нас их вполне достаточно, – возразил Уокер тоном всезнайки, отправив в рот кусочек жаркого из свинины. – Можешь на меня положиться. – Он наклонился вперед и посмотрел молодому человеку прямо в глаза. – Ты ведь знаешь, что я выбрал тебя своим преемником.

Элис выпрямила спину. Хотя все вокруг подразумевали, что именно Кларку предстоит со временем занять место ее отца, никто и никогда не упоминал об этом вслух. В течение последнего года Кларк не раз говорил, что ему нужно знать, что готовит ему судьба, прежде чем пойти на такой ответственный шаг, как женитьба. Ему уже почти тридцать лет, и у него есть приличный доход и достаточно прочное положение в обществе, но он пока не в состоянии был принять решение. Теперь же Элис была уверена в том, что он, наконец, сможет это сделать. Что за чудесный у нее выдался день!

– Но сначала ты должен выиграть крупное дело, Кларк, – продолжал Уокер. – Вот тебе удобный случай.

Кларк просиял.

– Итак, – произнес он, как бы размышляя вслух, – у нас есть показания той женщины…

– Вот именно, – отозвался Уокер, кивнув и отправив в рот еще один кусок жаркого.

– Жаль только, что на ее месте не оказался кто-нибудь из более добропорядочных горожан.

– Это не имеет значения, все равно она свидетель и собственными глазами видела преступление. Этого более чем достаточно для вынесения обвинительного акта.

По закону после того, как человеку предъявили обвинение в каком-либо преступлении, задачей прокурора было убедить большое жюри присяжных в том, что у него имелись веские основания для предания обвиняемого суду. И лишь после вынесения обвинительного вердикта назначалась дата слушания дела.

– И как только будет вынесен обвинительный вердикт, – добавил Уокер, – ты произведешь фурор своим блестящим выступлением в суде. Я предоставляю тебе вести дело самостоятельно, Кларк.

Глаза молодого человека округлились от восторга. Сердце в груди Элис радостно встрепенулось, и она еле удержалась от того, чтобы прямо здесь, за столом, не пожать отцу руку.

– Повторяю еще раз, Кларк, для тебя это прекрасная возможность сделать себе имя.

– Благодарю вас, мистер Кендалл, – ответил Кларк, явно взволнованный. Вынув из кармана пиджака блокнот, он поспешно набросал в нем несколько заметок. – Я вас не подведу.

– Надеюсь!

Уокер перевел внимательный взгляд на дочь.

– Похоже, ты чрезвычайно довольна собой.

– У меня сегодня был удачный день.

– Признавайся, что ты натворила? – спросил он, усмехнувшись и приподняв брови. Годы общения с родной дочерью поневоле рождали в его душе подозрение.

– Ничего, папа, – отозвалась она нежно и, потянувшись через весь стол, крепко пожала ему руку. – Просто я в хорошем настроении.

Кларк перестал писать и поднял на нее глаза.

– Надеюсь, ваше хорошее настроение никак не связано с тем обстоятельством, что утром у вас в конторе побывал Лукас Хоторн?

Элис выпрямилась, удивленная тем, что ему известно о ее утренних посетителях.

– Откуда вы об этом знаете?

– Слух уже разошелся, – извиняющимся тоном ответил Кларк.

Какое-то мгновение Уокер молча рассматривал своего подчиненного.

– И что еще ты слышал?

– Могу предположить, что Хоторн явился к Элис, чтобы попросить ее представлять его в суде.

Сердце ее бешено забилось. Она не знала, то ли ей сердиться на Кларка, то ли, напротив, радоваться. Ведь теперь отец узнал о том, что один из самых влиятельных людей в городе ищет ее помощи, и, без сомнения, Уокер вправе ею гордиться.

– Но ведь это просто нелепо! – презрительно усмехнулся окружной прокурор и обернулся к Элис: – Это правда?

«Нелепо»? Элис замерла, пораженная его реакцией. Ее мать скончалась, когда Элис исполнился год, поэтому ее воспитывали отец и дядя. Уокер Кендалл неизменно оставался ее самым преданным сторонником, который всегда в нее верил. Усилием воли подавив растущее замешательство, она ответила:

– Ты же знаешь, что я не могу говорить об этом с тобой. Это было бы нарушением профессиональной этики.

– Здесь у нас не комиссия по этике, Элис. Я твой отец.

– Да, но прежде всего ты юрист.

Губы Уокера сжались в тонкую линию.

– Тогда позволь мне высказаться прямо. Если Хоторн действительно явился к тебе в контору и если он настолько лишился рассудка, чтобы просить тебя представлять его в суде, я надеюсь, у тебя хватило здравого смысла отказаться. Ты сейчас нужна этому глупцу только по одной причине.

Пальцы Элис крепче сжали подлокотники кресла. Ею овладело смущение, к которому примешивалось прежде ей не знакомое и оттого болезненное чувство обманутого доверия.

– По какой же? – спросила она медленно.

– Из-за меня, – ответил Уокер с присущим ему высокомерием.

Его слова явились для нее пощечиной по многим причинам. Она даже предположить не могла, что услышит нечто подобное от родного отца. Более того, если единственный человек, который никогда не сомневался в ее способностях, считает ее ни на что не годной, чего же тогда ей ожидать от других?

Элис заставила себя разжать пальцы на подлокотниках кресла, снова перебирая в уме все более чем убедительные доводы, которые приводил в беседе с ней Грейсон Хоторн, объясняя их визит, – без единого упоминания об Уокере Кендалле.

– Но, папа, ведь это же просто абсурдно! Ты же сам сказал, что не будешь выступать против него в суде, и, значит, к тебе это дело не имеет никакого отношения.

– Не будь ребенком, Элис. Дело очень важное, и сторона обвинения представлена моей конторой. Хоторн прекрасно понимает, что у меня тут есть свой интерес, занимаюсь я им лично или нет. Кроме того, он знает, что мне доставит огромное удовольствие его свалить. И я свалю его, можешь быть уверена, – добавил он с горячностью, способной испепелить всех находившихся с ним в одной комнате.

Карандаш Кларка замер в воздухе. Уокер тут же взял себя в руки:

– Вернее, это сделает за меня Кларк.

Молодой человек кивнул и продолжал делать записи в блокноте.

– Тебе незачем браться за заведомо проигрышное дело, Элис. Какая бы причина ни заставила его обратиться к тебе, неужели ты и впрямь надеешься, что можно оправдать этого человека?

Несмотря на то, что сама Элис несколько часов назад рассуждала точно так же, она чувствовала себя потрясенной. И обиженной. Отец всегда твердил ей, что при желании она может добиться всего. Именно он взрастил в ней глубоко укоренившуюся веру в себя и в собственные силы. Он никогда не питал никаких сомнений на ее счет – по крайней мере не высказывал их вслух.

– Кроме того, – мягко продолжал Уокер, – ты не можешь отрицать, что до сих пор я потворствовал тебе во всем. Просто я люблю тебя, дочка, и не хочу, чтобы ты ставила себя в глупое положение.

Мысли роились в ее голове, подобно марципановым леденцам – липким, хрупким и ломким, – пока она подыскивала слова для ответа.

– Но, папа, я выигрывала все дела, за которые бралась до сих пор. Я с отличием окончила университет и получила высший балл на экзамене.

Какое-то время Уокер сидел, нахмурившись сильнее обычного и не сводя глаз со стакана с водой. Спустя мгновение он коротко и решительно кивнул, после чего произнес:

– Я позабочусь о том, чтобы ты получила какое-нибудь подходящее дело. – Он перевел взгляд на Кларка: – Что мы можем сделать, чтобы облегчить ей карьеру?

– Облегчить карьеру? – только и могла пробормотать Элис.

Ее отец продолжал беседовать с Кларком так, словно она не раскрывала рта.

– Есть ли среди дел, которыми занимается наша контора, такое, где обвиняемый нуждается в услугах адвоката?

– Насколько я помню, сэр, нет.

Уокер постукивал серебряной вилкой по белой льняной скатерти.

– А что случилось с тем делом о ВИП, над которым сейчас работает Диксон?

ВИП. Взлом и проникновение с целью грабежа. Элис понимала, что это означало, хотя с трудом могла поверить собственным ушам. Широко раскрыв рот, она прислушивалась к беседе, которую двое мужчин вели между собой, как будто ее здесь не было.

– Хорошо, – подвел итог Уокер, кивнув, – проследи за тем, чтобы обвиняемому передали имя и адрес Элис для представления его в суде. Вряд ли дело окажется для нее слишком трудным. Да и Диксону не мешает дать по заслугам. В последнее время он слишком много о себе возомнил.

– Да, сэр. Я займусь этим сразу же, как только вернусь в контору. Думаю, с делом Диксона никаких сложностей не возникнет.

Оскорбленная до глубины души, Элис подыскивала слова для ответа. Она чувствовала себя подобно суденышку, сорвавшемуся с якоря, потерявшему управление и уносимому вдаль течением.

– Ты считаешь, что в данном случае я не гожусь в адвокаты?

Тут отец впервые посмотрел ей в глаза – пристально, словно понял, что перегнул палку. Он улыбнулся дочери и ласково погладил ее руку:

– Конечно же, годишься, моя принцесса.

Элис взглянула на него, страстно желая уверить себя в том, что все сказанное им прежде было ошибкой, каким-то недоразумением или что она неверно его поняла.

– Но неужели ты в самом деле думаешь, что такой человек, как Лукас Хоторн, станет рисковать собственной жизнью, доверив ее тебе? Ты сама на его месте согласилась бы рискнуть?

Ярость пронзила все ее существо подобно удару молнии. Но лучше уж гнев, чем это непривычное для нее отчаяние.

– Благодарю тебя, папа, – начала она, – за оказанное мне доверие…

– Тебе незачем меня благодарить, я сам знаю, что для тебя лучше, – сказал он, не замечая, что внутри у нее все бурлит от возмущения. – Возвращайся к себе в контору, а Кларк позаботится о том, чтобы ты получила работу. – Он бросил взгляд на карманные часы: – Я должен вернуться в здание суда. Твой брат ждет меня. Во второй половине дня у нас назначена важная встреча с губернатором, я рекомендовал Макса во вновь образованный комитет по банковскому делу.

Уокер Кендалл вытер усы, бросил на стол салфетку и поднялся с места:

– Можешь заказать себе все, что хочешь. Жан-Жорж запишет нужную сумму на мой счет. Ты готов, Кларк?

Помощник окружного прокурора молниеносно вскочил, оставив еду в тарелке почти нетронутой.

– Да, сэр.

Уокер забрал свой цилиндр и трость, кивнул метрдотелю и вышел. Элис чувствовала себя настолько ошеломленной, что даже не заметила, как Кларк протянул руку и дружески похлопал ее по плечу. Она была вне себя от ярости и унижения. Однако гордость взяла верх, когда она вспомнила, что Лукас Хоторн сам обратился к ней за помощью, а Грейсон Хоторн был осведомлен обо всех ее успехах на юридическом факультете университета.

Но, судя по реакции Уокера, ей не следовало браться за это дело, чтобы не привести его в бешенство. Кроме того, не исключено, что Лукас Хоторн был действительно виновен, в любом случае он был человеком опасным. Да и обвинение в убийстве выглядело слишком серьезным. Элис превосходно все это понимала. Но родной отец не верил в нее! Сомневался в том, что она способна найти себе работу или преуспеть без его помощи. Облегчить ей карьеру! Боже правый, до чего она дошла!

Будучи воспитанной в кругу мужчин, Элис знала, что многие бостонские обыватели находили ее странной, но до сих пор это ее не особенно заботило, поскольку она всегда могла рассчитывать на любовь и поддержку родных. Теперь же ей показалось, что весь мир вокруг нее вдруг сорвался со своей оси. В глубине ее существа снова проснулось присущее ей упрямство – то самое упрямство, которое за последние годы не раз доводило ее до беды. Но в то же время именно упрямство помогло ей прожить долгие годы без матери и успешно окончить юридический факультет. Она знала, что в состоянии справиться и с этим делом тоже. В конце концов, она была хорошим адвокатом. И не раздумывая Элис решительно покинула «Локе-обер», подозвала экипаж, заняла место в тесной крытой коляске, обитой изнутри потрескавшейся кожей, и приказала ехать в сторону пользующегося дурной славой заведения, известного под названием «Найтингейл-Гейт».

Лукас заметил ее сразу же, как только она вошла, и пробормотал себе под нос ругательство, ощутив знакомый жар в теле. В платье с длинными рукавами и высоким воротником, невзирая на удушающую жару, Элис Кендалл выглядела в этом заведении слишком чинной и благопристойной, особенно на фоне обивки из мягкого алого бархата и дымчатых зеркал, отражавших позолоченные арочные проемы и свисавшие с потолков хрустальные люстры. Глаза ее округлились от удивления, из чего следовало, что ей никогда прежде не приходилось бывать в местах, где женщины ходили почти раздетыми, а мужчины откровенно ими любовались.

Лукас непременно улыбнулся бы, не будь он так чертовски сердит на нее. Он сидел у себя в рабочем кабинете на верхней галерее, откуда открывался вид на большой зал мужского клуба. У него имелся и другой, личный кабинет в его апартаментах на втором этаже. Однако большую часть времени он проводил здесь, наблюдая и отмечая про себя, кто приходил в его клуб и когда. Но вряд ли он мог быть удивлен больше, чем сейчас, когда в его заведении неожиданно объявилась Элис Кендалл. Ему до сих пор с трудом верилось в то, что Грейсон хотел видеть эту одетую с пуританской строгостью особу его адвокатом и считал ее достаточно опытной. Да, судя по ее внешности, ей скорее следовало преподавать в воскресной школе, а не выступать в суде!

И как она расценит его образ жизни? Лукас знал, что если его все же отдадут под суд, именно этот вопрос будет обсуждаться в первую очередь. Хотя Элис Кендалл была лишь немногим моложе его, Лукас видел в ней юное и наивное создание, каким он сам не был уже многие годы – если вообще когда-нибудь был.

Лукас откинул назад непокорные волосы и смачно выругался. В свои тридцать лет ему довелось узнать и пережить больше, чем любому из его знакомых. Он любил женщин и отличался эксцентричностью. У него порой возникало ощущение, что он все время ходит по лезвию бритвы, потому что не знает никакого иного способа почувствовать жизнь.

Но иногда в нем пробуждалась тоска по утраченной чистоте. И он не смог бы отрицать того, что, как только он переступил порог адвокатской конторы, что-то в облике Элис сразу привлекло его внимание. И в тот же миг он заметил реакцию ее тела – сильную в своей первозданности. Ее янтарные глаза сначала округлились, затем потемнели от внезапной догадки, которая, похоже, застала ее врасплох.

Он тут же пришел к выводу, что эта женщина красива той неброской красотой, которую можно оценить, лишь не обращая внимания на пуританское платье и уложенные в строгую прическу волосы. Кроме того, в ее глазах порой вспыхивали соблазнительные диковатые огоньки, до странности не соответствовавшие строгой внешности ее облика.

Это сочетание, так поразившее его при их первой встрече, представляло собой загадку, которую он должен был разрешить. Ему хотелось выяснить, что означали эти огоньки – не больше и не меньше. Вот почему его внимание сейчас было обращено на нее.

Один из постоянных посетителей клуба, уже успевший влить в себя изрядную дозу дорогого виски, принялся шарить руками по просторной темно-синей юбке Элис. Лукас заметил, что ее и без того огромные глаза сделались еще больше, и немедленно поднялся с места.

– Хауард!

Это было произнесено таким тоном, что все замерли и обернулись в его сторону. Хауард тут же опустил руку.

Лукас весьма сдержанно относился к этому человеку, который часто наведывался в его клуб. Не то чтобы Хауард сильно выделялся среди других, просто Лукасу не нравилось, какими глазами он смотрел на женщин, когда думал, что его никто не видит.

– У тебя новая девушка, не так ли? – со смехом осведомился Хауард.

Щеки мисс Кендалл покрылись густым румянцем, хотя это был скорее румянец гнева, чем смущения. На какую-то долю секунды Лукас даже готов был поклясться, что она вот-вот накинется на своего обидчика.

– Выглядит слишком чопорной, – заметил Хауард, – но, в общем, очень недурна.

– Она не одна из моих девушек, – спокойным, властным тоном заявил Лукас, – но я прошу вас оставить ее в покое. – Он взглянул на своего верного помощника: – Брутус, проводите мисс Кендалл наверх.

Глаза Хауарда вспыхнули бешенством, но без единого слова протеста он отошел на почтительное расстояние. Лукас знал, что хотя он и владел самым популярным заведением во всей округе, пользовавшимся покровительством многих солидных людей, среди постоянных посетителей «Найтингейл-Гейта» не было ни одного, кто бы не испытывал перед ним страха. В большинстве случаев это играло ему на руку. Но бывали минуты, когда…

Усилием воли Лукас прервал ход своих мыслей. В течение многих лет он ковал в горниле свою жизнь, доводя ее до совершенства, пока не получил именно то, в чем нуждался. И разве с его стороны не глупо чувствовать себя пресытившимся тем, что он сам для себя создал? Оба его брата были уже женаты, но Лукас отнюдь не горел желанием последовать их примеру. Он никогда не испытывал недостатка в женском обществе и, обладая здоровым сексуальным аппетитом, умел в полной мере наслаждаться женщинами, однако не имел потребности в наследнике и, как следствие, в жене. Тут он вспомнил о своих невестках, к которым относился с большим уважением. Лукас искренне желал своим братьям счастья. Однако и Грейсону, и Мэтью пришлось пройти через огонь и воду, прежде чем их добиться. Все, что мог сказать на это Лукас: «Нет уж, спасибо!»

Несколько минут спустя Брутус ввел Элис Кендалл в кабинет Лукаса. Когда она вошла, он даже не шевельнулся, только жестом указал на одно из двух мягких кожаных кресел, стоявших перед письменным столом. Элис не обратила на него внимания, вместо этого она уставилась вниз, за невысокую перегородку, словно Алиса в кроличью нору.

Лукас посмотрел в ту же сторону и увидел Джанин, самую молоденькую из его танцовщиц, которая потихоньку подбиралась к Хауарду. Им едва не овладел приступ гнева. Ему так и не удалось внушить этой особе, что в его заведении мужчины могут только смотреть на женщин, но не прикасаться к ним. Она с удовольствием поощряла их делать и то и другое, и Элис Кендалл могла вволю полюбоваться тем, как темноволосая красотка позволяет себя ощупывать.

Едва заметным движением руки Лукас приказал Брутусу вернуться на свой пост и снова перевел взгляд на гостью:

– Мисс Кендалл?

Она повернула к нему голову:

– Да?

– Я польщен тем, что вы находите «Найтингейл-Гейт» привлекательным, если только не явились сюда для того, чтобы получить работу танцовщицы…

Тут ее глаза снова округлились от изумления, ужаса или… любопытства? Нет, конечно же, нет!

– …то я бы попросил вас перейти прямо к цели вашего визита. Я очень занятой человек.

Он явно хотел, чтобы она покинула это место как можно скорее. Однако Элис Кендалл отнюдь не выглядела испуганной таким бесцеремонным приемом. Она с достоинством королевы уселась в кресло и посмотрела ему прямо в глаза.

– Я согласна представлять вас в суде, – заявила она важным тоном, руки ее были сложены поверх дамской сумочки, которую она положила себе на колени. Лукас почувствовал, как дыхание с шумом вырвалось из его груди.

– О черт!

– Одного обычного «спасибо» было бы вполне достаточно.

Звуки, доносившиеся снизу, как бы отошли в его сознании на второй план, пока он пытался понять эту женщину, сидевшую в кресле напротив него. Она представляла собой странное сочетание чопорности, добропорядочности и напористости и потому совсем ему не нравилась.

– Благодарность, – отозвался он холодно, – обычно исходит от того, кому есть за что благодарить.

Элис взглянула на него с деланной улыбкой, плечи ее были откинуты назад, открывая взору очертания небольших, но изящных грудей. Затем она произнесла:

– Теперь я начинаю понимать, почему вы не придаете значения слухам.

Глаза Лукаса угрожающе прищурились.

– И почему же?

– Утверждают, будто бы вы обладаете большим обаянием. Однако я этого совсем не замечаю.

Лукас насмешливо улыбнулся в ответ:

– Боюсь, обвинение в убийстве не прибавляет мне обаяния.

Нисколько не смутившись, она пожала плечами:

– Здравая мысль. Однако мне казалось, что к этому времени вы уже должны были привыкнуть к конфликтным ситуациям с законом.

Лукас приподнял брови. Им вдруг овладело желание рассмеяться. Сегодня утром она уже проделала с ним нечто подобное, с такой поразительной прямотой выложив все, что было у нее на уме, что это его даже слегка позабавило – особенно если иметь в виду, что прошло достаточно много времени с тех пор, как ему в последний раз осмелились бросить вызов. А эту крошку он, похоже, нисколько не испугал, более того, не произвел на нее особого впечатления. И внезапно он почувствовал себя заинтригованным.

– Правда, это случалось, и не раз, – согласился он, желая ее раззадорить, – но, судя по вашим манерам, я могу заключить, что у вас также возникали нелады со светским обществом. – Он раскачивался взад и вперед в своем кресле, руки его небрежно покоились на подлокотниках, взгляд, устремленный на нее, стал лукавым: – Вы уверены в том, что вы настоящая леди, мисс Кендалл?

На какую-то долю секунды она вся побелела от возмущения, но затем ее янтарные глаза вспыхнули и загорелись, пока не превратились в два зеленоватых огонька в мерцающем свете газовых ламп.

– Я уверена лишь в том, что вы вряд ли узнали бы леди, если бы она вдруг вскочила с кресла и дала вам пощечину.

Он усмехнулся, между тем его взгляд переместился на ее губы, по форме напоминающие бутон, и без малейших следов помады. Им вдруг овладело желание узнать, каковы они на ощупь.

– Я не привык получать пощечины, моя прелесть, – ответил он скрипучим голосом, едва подавив приступ бешенства, – но, коли вам угодно, я разрешаю вам прямо сейчас вскочить с кресла и попробовать.

Глаза Элис округлились, из груди ее вырвался какой-то странный звук, похожий на сдавленное рычание, и он готов был держать пари на любую сумму, что она испытывала сейчас отчаянное желание убрать ехидную ухмылку с его лица.

Она то открывала рот, то снова закрывала, прежде чем ей, наконец, удалось выговорить:

– Вы… вы…

– Не сомневаюсь, что присяжные в суде будут поражены вашими ораторскими способностями, мисс Кендалл. Я, по крайней мере, отдаю им должное. По правде говоря, я не могу представить себе более подходящей кандидатуры на роль моего защитника.

– Вы самодовольный, эгоистичный, наглый…

– Вы забыли добавить еще: надменный, заносчивый, самовлюбленный – кстати, последнее слово мне нравится больше всего, раз вы решили исчерпать весь словарный запас.

– Э-э…

– Я вам помешал?

Элис тут же плотно сжала губы и обернулась в сторону Грейсона, который только что показался в дверном проеме, держа в своих затянутых в перчатки руках цилиндр.

Ей стоило немалого труда взять себя в руки и успокоиться.

– Мисс Кендалл! – приветствовал ее Грейсон, явно довольный встречей. – Что привело вас сюда?

– Я пришла, чтобы сообщить о том, что готова взяться за дело вашего брата. – Она метнула на Лукаса убийственный взгляд: – Или по крайней мере я собиралась это сделать.

– Не позволяйте Лукасу сбить вас с толку, мисс Кендалл. Он будет идеальным клиентом. – Грейсон многозначительно посмотрел на брата: – Обещаю вам.

Хорошее настроение Лукаса постепенно улетучивалось по мере того, как на лицо Элис Кендалл возвращалось удовлетворенное выражение.

– Завтра утром я первым делом прикажу приготовить для вас письменный стол у себя в конторе, – добавил Грейсон.

– О чем вы говорите? – осведомилась Элис.

– О вашем рабочем месте. Не думаете же вы, что сможете успешно защищать моего брата, сидя в этой чер… в этой конуре, которую вы называете конторой?

– Лично мне нравится моя контора, – возразила она натянутым тоном. – И если вы хотите, чтобы я занималась этим делом, позвольте мне поступать так, как я считаю нужным. Ясно?

Лицо Грейсона, и без того волевое и властное, сделалось угрожающим. Как самый старший из трех братьев Хоторн, он всегда был самым ответственным. Впрочем, Лукас знал, что Грейсону никогда не удавалось угодить их отцу, любимцем всегда оставался Мэтью, средний брат – по крайней мере, так было до скандального происшествия, оставившего шрам на его лице. Сам Лукас попытался угодить отцу всего один раз.

– Нет, мне кажется, это вы не вполне меня поняли, мисс Кендалл…

– Довольно, – перебил его Лукас. – Похоже, вы оба не приняли в расчет одну простую вещь.

Он обогнул письменный стол, остановившись прямо перед креслом Элис. Затем наклонился и положил руки на резные подлокотники красного дерева, так что она оказалась у него в плену. Элис пришлось вытянуть шею, чтобы встретиться с ним взглядом, однако она все же посмотрела ему в глаза, и притом без малейшей доли страха.

– И какую же, мистер Хоторн?

– То, что в этом деле всем заправляю я. Не вы. И не Грейсон.

Они находились так близко друг от друга, что он без труда мог ее поцеловать. И ему отчаянно хотелось это сделать. Ощутить под своими пальцами ее шелковистую кожу, жар ее губ…

Лукас понятия не имел, откуда взялось это неподвластное ему чувство. Он не в силах был отвести взор от едва заметных веснушек, проступавших на ее молочно-белой коже, от ее янтарных глаз. Его привлекала страстность, скрывавшаяся под внешней благопристойностью.

Реакция его оказалась немедленной и очень сильной, и от его внимания не ускользнуло и ее напряженное состояние. Интуиция подсказала ему, что, несмотря на всю свою браваду, она боялась его, всячески стараясь это скрыть.

Элис между тем, подавив страх, гордо расправила плечи:

– Тогда вы просто глупец, мистер Хоторн.

Ее слова задели Лукаса, и, выпрямившись, он заявил:

– Меня давно никто не называл глупцом, мисс Кендалл.

– И напрасно. Вас обвиняют в убийстве, мистер Хоторн. Не в мелком воровстве. И не в том, что вы рвали цветы с клумб в Паблик-Гарденз. Адвокат здесь я, а не вы. И если вы хотите, чтобы я представляла вас в суде, вы будете делать то, что я вам говорю.

Ее желчный тон поразил Лукаса, и горькая правда ее слов, наконец дошла до его сознания. Он невольно задался вопросом, как мог дойти до такого: его обвиняют в убийстве, имя напечатано крупными буквами во всех газетах, освещающих одно из самых сенсационных дел в истории Бостона. Несколько лет назад его старший брат Мэтью оказался замешанным в крупном скандале, потрясшем весь город. Грейсон женился на женщине, которая прославилась своей изумительной игрой на виолончели. Теперь, похоже, настала его очередь.

Но разве это могло сравниться с обвинением в убийстве и перспективой лишиться свободы. Или жизни. Он знал, что скорее, всего будет отдан под суд, имея в качестве защитника женщину, и не мог понять, почему Грейсон считал это удачной идеей.

Но выбора у него не было. Откровенно говоря, Лукас уже обращался к нескольким известным юристам, однако во всем Бостоне не нашлось адвоката, который согласился бы взяться за это дело, тем более что у Содружества имелся свидетель и ни для кого не было тайной, что Уокер Кендалл хотел свести с ним личные счеты. А кто бы посмел противостоять окружному прокурору?

– Итак, – решительным тоном осведомилась Элис, – ответьте мне, согласны вы на мои условия или нет?

Слова, так и оставшиеся невысказанными, повисли в накаленном воздухе. Наконец Лукас вынужден был признать, что ничего другого ему не остается, и коротко кивнул.

– Хорошо.

Не обращая внимания на то, что он преграждал ей путь, Элис поднялась с места. Она надеялась, что он отступит назад, и в любом другом случае он бы так и поступил. Но не сегодня. Они стояли так близко друг от друга, что ее юбка слегка коснулась его бедер. Каждый мускул в нем напрягся, восприятие казалось обостренным до предела, едва он уловил ее запах. Не терпко пахнувшего одеколона вроде тех, которыми пользовались девушки из кордебалета. И не дорогих духов, которыми в изобилии поливали себя более состоятельные искательницы приключений. То был нежный, сладковатый аромат самой невинности.

Взгляд ее потемневших глаз переместился на его губы, и в душе его вспыхнуло нечто похожее на удовлетворение. Но затем она, взмахнув ресницами, как бы вышла из забытья.

– Я жду вас завтра утром у себя в конторе ровно в девять часов, – проговорила она официальным тоном, – минута в минуту.

Лукас нахмурился. Она стояла перед ним, то ли рвущаяся в бой, то ли готовая обратиться в бегство. В ней оказалось куда больше внутренней силы, чем он мог предположить при их первой встрече. И эти ее глаза! Блеснувшая в них догадка сменилась вызовом, сделав их бездонными, ее взгляд манил, обдавая жаркой удушливой волной. Им овладели гнев и досада, но где-то в глубине души затаилось и другое чувство. Невольное восхищение? Глубокое волнение, не имевшее ничего общего с той переделкой, в которую он попал?

Последняя мысль только усилила в нем ярость.

– Я буду там, – отозвался он, зло прищурив глаза.

– Отлично! Только не опаздывайте.

С этими словами Элис Кендалл протиснулась мимо него и, гордо вскинув голову, покинула кабинет. И на сей раз, проходя через главный зал внизу, она не обратила внимания ни на женщин в откровенных нарядах, ни на мужчин, которые не сводили с нее слишком пристальных взглядов.

Глава 3

И что, черт возьми, все это значит? – осведомился Грейсон, как только за Элис захлопнулась дверь. Отшвырнув цилиндр в сторону, старший из братьев Хоторн стащил с рук перчатки и сжал их в кулаке.

Едва сдерживая гнев, Лукас вернулся на свое место за столом и опустился в мягкое кожаное кресло с видом полной безучастности, далекой от его истинных чувств. «Что же на самом деле все это значит?» – спрашивал он себя. Желание доказать раз и навсегда, что он не из тех людей, с кем можно шутить. Потребность прикоснуться к ней, привлечь к себе, прижаться к ней всем телом… При этом воспоминании в нем снова разгорелась похоть, и он пробормотал себе под нос ругательство.

Лукас до сих пор видел перед собой ее лицо с изящно очерченными скулами, светлую, молочного оттенка кожу без малейших следов пудры или, что еще хуже, небольших доз стрихнина, которым некоторые из танцовщиц кордебалета по глупости пользовались, чтобы осветлить кожу.

Потирая виски, он произнес:

– Она мне не нравится.

Грейсон бросил на него недоверчивый взгляд, и Лукас едва ли мог осуждать его за это. Он и сам понимал, что со стороны его поведение выглядело нелепо. Однако Элис Кендалл действительно ему не нравилась – или, вернее, не нравились те чувства, которые она в нем вызывала. Еще никогда при виде женщины он не терял самообладания до такой степени.

– Ей не хватает солидности, – добавил он вместо этого, – и ты просто выжил из ума, если думаешь, что она способна принести хоть какую-то пользу моему делу. Любой юрист в Бостоне без труда возьмет над ней верх.

– Она не позволила это сделать ни одному из нас. Более того, я должен признать, что она умеет настоять на своем. – Грейсон посмотрел ему в глаза. – И ты будешь беспрекословно выполнять все ее требования. Тебе сейчас необходимо любое преимущество, какое ты можешь получить.

– А как насчет преимущества моей невиновности? – огрызнулся в ответ Лукас.

– И судью, и присяжных заботят только доказательства, а насколько мне известно, у тебя нет способа доказать свою невиновность. Так что нам волей-неволей придется представить тебя образцовым гражданином. Только одно обстоятельство, что мама живет здесь, с тобой, в конечном итоге может сыграть нам на руку.

Их разговор прервался, когда в большой зал внизу вошла женщина, одетая столь же безупречно, как и Элис Кендалл. Братья словно по команде повернули головы в ее сторону.

Грейсон покачал головой и усмехнулся:

– Вот уж и впрямь легка на помине…

Однако смех тут же замер на его губах, когда следом за их матерью в комнату вошла еще одна женщина. Его холодные обсидиановые глаза ярко вспыхнули, едва он узнал свою жену Софи.

Лукас застонал. Женщины, слишком много женщин – по крайней мере, порядочных. Элис Кендалл, Софи Хоторн, но в первую очередь его мать Эммелин в изящном платье для прогулок, с кружевным зонтиком от солнца, который она держала в руках. Ее седеющие волосы были скрыты широкополой шляпой, украшенной искусственными цветами. Переступив порог битком набитого посетителями заведения, она пробиралась между столами для игры в фараон, танцующими парами и полураздетыми женщинами, поглощавшими спиртное, которое лилось тут рекой, беседуя с каждой из них, как со старой знакомой.

Эммелин, его ангелоподобная мать, которую все в Бостоне считали воплощением благопристойности, не так давно неожиданно заявила, что хочет найти себя.

Лукас покачал головой, по привычке опустив закатанные рукава рубашки, как он делал всегда, когда его мать находилась рядом. Вырастив и воспитав троих сыновей, Эммелин Хоторн объявила, что чувствует себя никому не нужной, и теперь намерена начать новую жизнь. И первым делом она порвала со своим мужем Брэдфордом, уважаемым главой клана Хоторнов. Скандальный поступок, чтобы не сказать больше. Впрочем, Лукас не мог винить ее за это. Сам он редко разговаривал с отцом. Они плохо ладили друг с другом, и Лукас сомневался в том, что их отношения когда-нибудь станут более теплыми. Брэдфорд Хоторн не одобрял пристрастия своего младшего сына ко всему самому лучшему в жизни, он не понимал, что Лукас абсолютно независимая личность и не позволит собой руководить ничему и никому – ни сигарам, ни дорогим выдержанным винам и особенно женщинам. У него их было множество, и их общество неизменно доставляло ему удовольствие. Однако он не любил ни одну из них. Среди уроков, полученных им от отца, был один, достойный упоминания: он внушил сыну, что на свете не существует такого понятия, как любовь.

Старик никогда не доставлял ничего, кроме горя, обоим братьям Лукаса, Грейсону и Мэтью, не говоря уже об их матери. Неудивительно, что Мэтью предпочел покинуть Бостон, чтобы поселиться в Африке. Жаль, конечно, что их брату приходится возвращаться в Бостон при столь печальных обстоятельствах, но все равно Лукас был этому очень рад. Он уже отправил Мэтью телеграмму, в которой говорилось, что нет необходимости предпринимать такое долгое и трудное путешествие. Однако вряд ли послание дойдет до Мэтью раньше, чем он и его молодая семья вступят на борт корабля, отплывающего в Америку.

Впрочем, в данный момент его куда больше заботила Эммелин. Она не только оставила мужа, но и успела пристраститься к жизни в «Найтингейл-Гейте», как утка к воде, и никакие доводы с его стороны или Грейсона не могли убедить ее поселиться где-нибудь в другом месте. Когда Эммелин прислала младшему сыну записку, в которой извещала о своем намерении перебраться в его клуб, он тут же настрочил ответ – краткий, любезный и предельно ясный: «Ни в коем случае!» Он не мог представить свою мать в заведении, печально известном азартными играми, обилием спиртного и… вещами, которыми обычно занимаются женщины, не имеющие ничего общего с его матерью. И о чем она только думает? Грейсон здорово посмеялся тогда над этим неожиданным проявлением благопристойности. Но, черт побери, ведь в конце концов речь шла о его матери! Однако Эммелин Хоторн оставалась непреклонной. Если Лукас не согласится взять ее под свой кров, она найдет другое место, где ее примут.

Все попытки ее разубедить или уговорить поселиться вместе с Грейсоном и Софи в их великолепном городском особняке, расположенном в районе Бэк-Бей[3] и известном под названием «Суон-Грейс»[4], не поколебали ее решимости. Скрепя сердце Лукас вынужден был уступить ее желанию в надежде на то, что родители скоро образумятся и Эммелин снова вернется к прежнему респектабельному образу жизни. Однако этого не произошло. И теперь, опасаясь, что она уже никогда больше не съедет отсюда, Лукас приобрел полуразрушенный городской дом рядом с клубом и решил привести его в порядок, превратив это заброшенное место в приличную резиденцию. Таким образом, его мать сможет оставаться в стороне от мужского клуба и вместе с тем достаточно близко от него, чтобы он мог не спускать с нее глаз.

– Мы только что побывали в Гарвардском университете, – заявила Эммелин, войдя без стука в его кабинет в сопровождении Софи и положив на письменный стол стопку книг. – Не так ли, дорогая?

Однако Софи никак не прореагировала на ее слова, застенчиво улыбаясь мужу. Не то чтобы его невестка была таковой от природы. Лукас уже имел случай убедиться в обратном. А его брат, серьезный и деловой человек, отнюдь не склонный к сумасбродствам, смотрел на свою жену так, словно готов был тут же, на месте, заключить ее в объятия. Они поженились три месяца назад – всего за несколько дней до того, как его мать объявила о своей независимости, – и до сих пор вели себя как новобрачные в пору медового месяца, которые не могут насмотреться друг на друга.

Лукас поспешно отвернулся от них и взял в руки одну из книг.

– «Введение в юриспруденцию»? – Он приподнял брови и сухо осведомился: – Уж не собираешься ли ты поступать на юридический факультет, мама?

Эммелин в ответ тоже приподняла брови.

– Нет, сынок, – ответила она с мягким укором, словно он был еще мальчиком в коротких штанишках, – хотя, наверное, мне следовало бы это сделать. Женщина вполне способна выполнять ту же работу, что и мужчина.

Холодное выражение на лице Лукаса сменилось любящей улыбкой. Отложив в сторону книгу, он обнял мать за хрупкие плечи и поцеловал в лоб.

– Не забудь напомнить мне, чтобы я не выступал против тебя в суде, если ты решишь получить ученую степень.

Эммелин довольно долго оставалась в его объятиях, словно пытаясь собраться с духом. Внезапно его осенило, и им начал медленно овладевать страх. Она взяла эти книги для того, чтобы помочь его защищать.

– Я не собираюсь сидеть сложа руки, в то время как моего мальчика несправедливо обвиняют в убийстве, – заявила она, отстранившись от него.

Он старался выглядеть беззаботным, однако у него это плохо получалось.

– Я уже давно не мальчик, мама.

Эммелин улыбнулась, сняв белые перчатки и убрав их в дамскую сумочку.

– Для меня ты всегда останешься моим мальчиком, дорогой.

Грейсон громко рассмеялся, и когда Лукас повернул голову в его сторону, то увидел, что Софи уютно расположилась на диване рядом с его братом. Он заметил в позе Грсйсона непринужденность, что обычно случалось лишь тогда, когда его жена находилась рядом. На лбу Лукаса проступили морщины, и он не мог понять, почему при виде этого зрелища у него так сильно защемило сердце.

Сначала он приписал это внезапным бурным переменам в его жизни. Любому на его месте стало бы не по себе при мысли о матери, живущей с ним под одной крышей, не говоря уже об обвинении в убийстве.

Но будь Лукас с самим собой более искренним, он вынужден был бы признать, что за последние несколько месяцев прежняя жизнь перестала его устраивать. Все время ходить по краю пропасти, действовать на грани закона уже не прибавляло ему адреналина в кровь. Даже женщины не доставляли ему прежнего удовольствия. Несмотря на то, что он мог без труда довести как себя, так и свою избранницу до высшей точки любовного экстаза, все чаще и чаще, поднявшись со скомканных простыней, он подолгу стоял один у окна, чувствуя себя опустошенным и потерянным – словно ему хотелось чего-то большего.

В глубине его сознания промелькнула мысль, что он, очевидно, пал так низко, что прежних удовольствий ему недостаточно. Если и дальше так будет продолжаться, в следующий раз ему придется прибегнуть к половым извращениям. Когда он представил себе эту перспективу, у него по спине пробежала холодная дрожь. Половые извращения никогда не вызывали у него интереса – ни раньше, ни теперь. Как ни странно, сейчас его ум куда больше занимала Элис Кендалл с ее безупречной чистотой.

Лукас решительно отогнал от себя неприятные раздумья, так он поступал всегда, стоило им всплыть на поверхность. За последние годы у него было больше денег и удовольствий, чем у других мужчин за всю жизнь.

– Ваша мать без труда могла бы учиться на юридическом факультете, – пояснила Софи, положив с видом собственницы руку на грудь мужа. – Даже сотрудник библиотеки был поражен тем, как легко она улавливает основные идеи.

Лукас сунул руки в карманы.

– А я-то думал, что вы отправились на поиски обоев.

Эммелин усмехнулась:

– На мой взгляд, ты зря тратишь время и деньги, перестраивая соседний дом, когда я вполне счастлива и здесь.

Здесь. В его клубе, набитом игроками и танцовщицами из кордебалета. Как будто ей самое место в этом притоне для падших душ. Теперь он не сомневался, что она твердо намерена сопротивляться ему на каждом шагу. Вряд ли этот день мог быть для него хуже.

Вдруг в большом зале внизу раздалась чья-то тяжелая поступь. Грейсон выругался, а Лукас, бросив взгляд поверх перил, заметил своего отца, который буквально ворвался в «Найтингейл-Гейт», остановившись на натертом до блеска полу.

Как оказалось, худшее в этот день только должно было случиться.

Брэдфорд Хоторн был высоким мужчиной, таким же высоким, как и его сыновья, с такими же темными волосами, широкими плечами и голубыми глазами, что и у Лукаса. Без сомнения, в молодые годы Брэдфорд был точной копией своего младшего сына, да и сейчас это сходство не исчезло. Его сюртук строгого покроя был из тонкого дорогого сукна, элегантный жилет выглядел вполне благопристойно, без всякого намека на легкомыслие, а шляпа на голове могла бы принадлежать священнику.

Брутус поспешил к нему через всю комнату, однако Брэдфорд не обращал внимания ни на великана, ни на девицу, неизвестно как оказавшуюся у него под боком. Он стряхнул с себя ее руку и поднял глаза наверх.

– Мать, где ты? – потребовал он. Его низкий властный голос разносился по всему залу, отражаясь от высоких потолков.

Посетители клуба тут же прервали свои дела, с любопытством поглядывая в его сторону.

– Тебе вовсе незачем так кричать, Брэдфорд. Я здесь.

Эммелин произнесла эти слова полным достоинства тоном, словно какая-нибудь вдовствующая графиня. Брэдфорд с негодованием посмотрел на нее, стащил с головы шляпу и, крепко сжав ее в руке, направился вверх по лестнице. Он оттолкнул в сторону Брутуса, даже не думая о том, что силач, которому было поручено охранять главный вход в «Найтингейл-Гейт», мог избить его до полусмерти, не пролив при этом ни капли пота, и с шумом поднялся по лестнице и ворвался в комнату, не удосужившись постучать в дверь.

– Я вовсе не кричу! – проревел он. – Просто я хочу знать, почему ты отказываешься выполнять свой долг.

Эммелин презрительно фыркнула:

– Раз уж ты хочешь поговорить со мной о долге, давай начнем с твоего долга перед сыном.

Глаза Брэдфорда вспыхнули.

– На тот случай, если ты об этом не слышал, – продолжала она, – твой сын обвиняется в убийстве.

Брэдфорд перевел взгляд на Лукаса.

– Да, я слышал, хотя не могу сказать, чтобы меня это удивило.

Лукас весь напрягся.

– Какой-то малый из редакции «Бостон глоб» несколько дней назад расположился лагерем на поляне перед нашим домом, надеясь добраться до меня. Однако я оказался хитрее. Я посылаю Гастингса к парадной двери, а сам в это время тайком выбираюсь из дома через черный ход. Действует безукоризненно.

– Почему бы тебе не поговорить с этим репортером? – спросил Грейсон, чья непринужденность тут же исчезла при появлении отца. – Твое молчание только усложняет дело.

– Мне нечего ему сказать. Никто не может обвинить меня в том, что я был плохим отцом. Я никогда не пренебрегал своими обязанностями! И я не позволю каким-то там газетчикам трепать мое имя, когда я сделал для сына все, что мог!

Глаза Грейсона превратились в щелочки, лицо его выражало удивление. Эммелин затаила дыхание. Однако Лукас только сухо, неприятно рассмеялся:

– Да, папа, ты был истинным образцом для подражания.

– Довольно, вы оба! – вмешался Грейсон. – Как бы ты ни относился к Лукасу, отец, думаю, честь семьи Хоторн тебе небезразлична. Если Лукас пойдет ко дну, ты отправишься вслед за ним.

– Черта с два! Я уцелел после того, что случилось с Мэтью. И с тобой. Уцелею и на этот раз.

– Тогда за каким дьяволом ты пришел сюда? – осведомился Грейсон.

– Чтобы забрать мою жену. – Брэдфорд обернулся к Эммелин: – Я дал тебе время, чтобы образумиться, хотя и должен был предвидеть, что этого не случится. Но теперь, когда эти проклятые газетчики шастают повсюду, ты должна быть там, где тебе и место, – в Хоторн Хаусе, рядом со мной, а не в каком-то… доме терпимости. Изящные пальцы Эммелин сжались в кулачки.

– Я скорее предпочту жить в настоящем доме терпимости, поскольку в твоем доме я всегда была не более чем содержанкой. И к тому же скверно оплачиваемой содержанкой.

– Мать! – воскликнул Брэдфорд в порыве негодования.

– И еще, – добавила Эммелин, – я тебе не «мать»! У меня, в конце концов, есть имя! Хотя я не помню, когда ты в последний раз им пользовался.

Брэдфорд бросил на нее гневный взгляд и усилием воли взял себя в руки.

– Очень хорошо, – процедил он сквозь стиснутые зубы, – Эммелин, тебе пора оставить все эти глупости и вернуться домой.

– Глупости? – Эммелин гордо расправила плечи. – Единственное, что я нахожу глупым, так это твою нелепую уверенность, будто я со временем смогу вернуться к тебе. – Она приподняла подбородок: – Тебе пора понять, что мои намерения совершенно серьезны – настолько серьезны, что я хочу подать на развод.

– Развод? – вскричали в один голос Брэдфорд, Грейсон и Лукас.

Посетители клуба внизу вытянули шеи так, что Лукас был уверен: они вот-вот опрокинутся навзничь.

– Почему бы нам не подняться наверх в мой личный кабинет? – предложил Лукас.

– Иди туда сам, если хочешь, – язвительным тоном отозвалась Эммелин. – Я остаюсь здесь. Я и так уже слишком многое вынесла и теперь начинаю новую жизнь.

Брэдфорд снова сердито сверкнул на нее глазами, явно не зная, на что решиться. Стоит ли ему увести ее отсюда силой, на что он имел законное право? Или же ему лучше попытаться умиротворить ее, сказав что-нибудь приятное? Хотя любому болвану на его месте легко было догадаться, что сначала ему придется иметь дело с двумя своими сыновьями. Впрочем, Брэдфорд Хоторн никому не давал себя запугать, а тем более собственным детям.

Наконец он произнес:

– Что ж, отлично. Оставайся здесь. Вот увидишь сама, заботит это меня или нет.

Затем он кинулся вон из комнаты, хлопнув на прощание дверью и тем самым давая понять, что никакого примирения не будет.

Лукас понурил голову. Итак, его мать останется здесь.

Элис направилась прямо к зданию суда. Ей приходилось подгонять себя, торопясь на Тремонт-стрит, где можно было сесть на трамвай. Ноги ее превратились в желе, внутри все клокотало. Должно быть, она и впрямь выжила из ума, если решилась взяться за такое дело.

Сколько раз ей нужно напоминать себе о том, что Лукас Хоторн не сулит ей ничего, кроме неприятностей? Любой человек, наделенный хотя бы крупицей здравого смысла, мог бы это понять. Он был человеком с дурной репутацией, владельцем салуна. Он якшался с женщинами легкого поведения и, без сомнения, толкал мужчин на путь порока. Но дело заключалась в том, что она хотела получить работу.

Она все еще не могла отделаться от неприятного осадка, вызванного словами ее отца за ленчем. В глубине души она надеялась, что, когда прибудет в здание суда, он крепко обнимет ее и попросит прощения за свое поведение. Однако Элис знала слишком хорошо, что Кендаллы никогда и ни у кого не просили прощения. Они действовали. А что касается задетых чувств, то с ними следовало расстаться и больше о них не вспоминать. Сильная женщина прежде всего никогда не должна оказываться в подобном положении.

Неужели даже родной отец не верил в нее?

На Тремонт-стрит, не заметив поблизости ни одного трамвая, она остановила наемный экипаж и попыталась немного расслабиться под мерный стук колес, пока они, миновав Театральный квартал, проехали вдоль ограды парка Бостон-Коммон и остановились у массивного каменного здания, где вершилось правосудие.

Однако ей помогла успокоиться не столько поездка, сколько мысль о том, что, невзирая ни на какие обстоятельства, ей впервые досталось по-настоящему крупное дело. После неприятного разговора за ленчем с отцом и недавней перепалки с Лукасом действительность наконец-то начала понемногу проникать в ее сознание. У нее появился клиент. Настоящий живой клиент из плоти и крови, который мог щедро оплатить ее услуги.

Первым делом она решила зайти в контору окружного прокурора и получить все собранные ими документы по делу, что означало для нее неизбежную встречу с отцом.

Глубоко вздохнув, она повернула медную ручку и открыла дверь в контору. Неужели он до сих пор сердится на нее?

– Элис, дорогая! – приветствовала ее приятно удивленная Луиза Леммонс, оторвав взгляд от своего содержавшегося в безупречном порядке письменного стола. – Что привело вас сюда? Мне казалось, вы уже виделись с вашим отцом в ресторане.

Элис крепче сжала в руках сумочку.

– Да, но мне нужно переговорить с ним с глазу на глаз.

– Сначала я выясню, может ли он вас принять, дорогая. Он сейчас очень занят. Только что вернулся после встречи с губернатором, а тут еще вся эта шумиха из-за дела Хоторна.

– О какой шумихе вы говорите?

– Вы же знаете, как ведет себя ваш отец каждый раз, когда речь заходит о какой-нибудь важной персоне, ну а уж из-за этого дела он и вовсе сам не свой. О нем будут писать во всех газетах, учитывая, какой известностью – или, вернее, дурной славой – пользуется Лукас Хоторн. – Луиза тихо хихикнула, словно школьница. – И вряд ли вы можете найти более одиозную личность на роль главной свидетельницы, чем Синди Поп.

– Синди Поп? – переспросила Элис, скривив губы.

– Да. Свидетельницу зовут Синди Поп, а имя жертвы – Люсиль Руж. Полный набор персонажей, которых так обожает пресса. А вы ведь знаете, как ваш отец любит прессу.

– О да, еще бы! – Элис знала, что отец часто использовал газетчиков в своих интересах, и, без сомнения, поступит так же и на этот раз. – Не могли бы вы предупредить его о том, что я здесь?

Луиза хотела что-то возразить.

– Это займет не более пары минут, даю вам слово.

Вздохнув и покачав головой, Луиза направилась к двери в смежный кабинет. Постучав один раз, она вошла и спустя несколько минут проводила туда Элис. При виде дочери Уокер Кендалл улыбнулся и отложил в сторону перо. Он сидел за широким казенным письменным столом из прочного дуба, свободное пространство перед которым занимали два кресла из того же дерева, а позади стоял тщательно отполированный, хотя и покрытый царапинами шкаф. Любой другой человек на его месте, достигнув столь высокого положения, наверняка приказал бы заменить мебель. Однако Уокер Кендалл гордился тем, что вышел из народа, радел о его нуждах, преследуя каждого, будь то мужчина или женщина, кто осмеливался действовать ему во вред. За свои старания он получил множество наград и благодарностей, и все они висели на стенах или красовались на видном месте в шкафу. Этот кабинет был настоящим памятником его успеху.

Элис вдруг пришло в голову, что в кабинете Лукаса Хоторна она не заметила ни одного диплома или фотографии – почти ничего, что могло бы поведать ей о характере этого человека. Его контора, хотя и выглядела внушительно, была обставлена весьма скромно – полная противоположность кабинету ее отца.

Элис гнала от себя предательскую мысль, что она чувствовала себя гораздо свободнее в «Найтингейл-Гейте», чем здесь. Нельзя сказать, чтобы она совсем не испытывала неловкости, находясь в мужском клубе рядом с Лукасом, который наклонился к ней так близко, что жар его тела окутывал ее со всех сторон. Та же самая дрожь овладела ею, когда он впервые переступил порог ее конторы. Желание быть с ним рядом. Стремление узнать, что произойдет, если он вдруг наклонится к ней и поцелует в губы…

Элис охватил прилив страстной тоски, и она с трудом перевела дух. Боже правый, она была ничем не лучше тех женщин, которые толпами выстраивались возле здания суда, лишь бы мельком увидеть его. А ей стоило только открыть утреннюю газету, чтобы узнать о нем все, что нужно. Он был убийцей!

Предполагаемым убийцей, поправила себя Элис. Человеком, оправдания которого она намерена была добиться.

– В чем дело, Элис?

Она попыталась сосредоточиться и подчеркнуто официальным тоном произнесла:

– Я пришла сюда в интересах моего клиента.

Любезная улыбка исчезла с лица ее отца. Он медленно выпрямился в кресле и приподнял брови:

– Твоего клиента?

– Да. Я должна получить…

– Уж не хочешь ли ты сказать, что Кларк справился с заданием быстрее, чем я предполагал, и ты уже получила дело, о котором я упоминал за ленчем?

– …полицейские протоколы, – закончила она и добавила: – Нет, это не имеет никакого отношения к делу, о котором шла речь за ленчем.

Какое-то время он смотрел на нее, постукивая пальцами по столу.

– Только не говори мне, что ты взялась за дело Лукаса Хоторна.

– Да, это так. Мистер Хоторн официально нанял меня несколько минут назад.

Его пальцы на твердом деревянном столе замерли, в комнате воцарилась тишина. Лицо Уокера прорезали глубокие морщины, придавая ему строгое выражение, словно он не знал, как поступить со своенравным ребенком.

– Элис, – произнес он предостерегающим тоном.

В ее памяти снова всплыли долгие годы, в течение которых он был для нее любящим и заботливым наставником. Прежде Элис никогда не обладала способностью противостоять отцу, хотя, откровенно говоря, у нее никогда не возникало ни желания, ни потребности с ним спорить. До сегодняшнего дня.

Она хотела заниматься этим делом не только потому, что родной отец вдруг усомнился в ее профессиональных способностях. Она устала наблюдать со стороны, как жизнь проходит мимо. С тех пор как Лукас Хоторн вошел в ее жизнь, она ощущала такой мощный прилив энергии, какого не испытывала очень давно.

– Я здесь для того, чтобы получить всю имеющуюся у тебя документацию по делу «Содружество против Лукаса Хоторна». – При этих словах голос ее слегка дрогнул, но в нем присутствовала и решимость.

– Черт возьми, Элис! – Уокер ударил кулаком по столу так, что перо в его чернильнице заходило ходуном. – Ты не ведаешь, что творишь. Я же запретил тебе браться за это дело!

Пораженная его вспышкой гнева, Элис отступила на шаг. Она не помнила, чтобы отец когда-нибудь набрасывался на нее подобным свирепым образом. Луиза, удивленная не менее ее, заглянула в дверь, как будто все это время стояла рядом и подслушивала.

– Что-нибудь случилось? – спросила она.

– Нет, – ответили в один голос Уокер и Элис.

После некоторого колебания Луиза неохотно удалилась.

– Что бы ты ни думал, отец, – произнесла Элис, собрав всю свою волю, – я знаю, что делаю.

– Вот как, Элис? Ты не отдаешь себе отчета в том, что за человек Лукас Хоторн! Изгой, поставивший себя выше закона. Преступник, чье место за решеткой. Он убийца!

Вся уверенность в себе, которую она накапливала в течение стольких лет, тут же дала о себе знать – уверенность, которую не мог поколебать один неудачный для нее ленч.

– Подозреваемый в убийстве, отец. Всего-навсего подозреваемый. Постарайся не забывать этого важного слова, когда говоришь о моем клиенте.

Лицо Уокера побагровело от гнева.

– Речь идет не о дружеском споре дома за столом, Элис, а о настоящем деле. В суде. С судьей и присяжными.

– Ты думаешь, я этого не понимаю?

Он сделал глубокий вдох, чтобы успокоиться, так что пуговицы на его бочкообразной груди едва не отлетели.

– Он должен был получить по заслугам еще несколько лет назад. Я твердо намерен добиться его осуждения.

– Сначала большое жюри должно вынести обвинительный акт. Судя по тому, что говорил за ленчем Кларк, у вас не так много улик.

– У нас их вполне достаточно.

– Это ты так говоришь. Я в этом далеко не уверена. Так или иначе, я пришла сюда за документами и хочу получить полный список всех свидетельств, которые у вас есть на данный момент.

Уокер откинулся на спинку своего дубового кресла, так что металлические пружины сиденья заскрипели.

В комнате снова воцарилась тишина, и пока он рассматривал ее, она уловила за стеной чьи-то приглушенные голоса и отголоски шагов в коридоре. Кто-то расхаживал из стороны в сторону в кабинете над их головами.

– Я не стану давать тебе поблажек, – сказал Уокер, выражение его лица было непривычно суровым и замкнутым.

– Я и не рассчитываю на то, что ты будешь относиться ко мне иначе, чем к любому другому адвокату, который выступает в суде против твоей конторы. Справедливо и с уважением. Разве ты сам не твердишь об этом на каждом шагу? – вызывающим тоном осведомилась она.

Несмотря на то, что окружной прокурор повторял те же самые слова во всех газетных интервью, они оба прекрасно понимали, что он лгал. Уокер Кендалл славился своей беспощадностью и наверняка станет настаивать на том, чтобы и Кларк избрал в суде ту же тактику.

Он смерил ее холодным взглядом.

– Я пришлю тебе все необходимые документы, как только мы их соберем.

– Мне трудно поверить в то, что вы до сих пор не успели их подготовить. Слушание дела в большом жюри состоится через три дня.

– Можешь думать все, что тебе угодно.

Уокер снова взялся за перо, вернувшись к письму, над которым работал в тот момент, когда она вошла. По сути, он указывал ей на дверь. Его холодность ошеломила ее.

И когда только мир вокруг нее успел так неожиданно измениться? Еще сегодня утром, перед тем как идти на работу, она заглянула в большой дом. Все ее немногочисленное семейство смеялось и шутило, брат забавлял их рассказами о своих проделках. Их взаимная любовь была очевидной и несомненной. И вот теперь внезапно ее жизнь перевернулась с ног на голову. И все из-за Лукаса Хоторна.

Элис охватила досада. Она хотела было что-то сказать, но вовремя остановилась. Что еще можно было к этому добавить? Ничего. Она зашла слишком далеко, чтобы предаваться напрасным сожалениям.

Она уже дошла до двери, когда отец вдруг остановил ее:

– Элис!

Она обернулась, надеясь вопреки всему, что, быть может, он удостоит ее на прощание хоть одним добрым словом.

– Я хочу получить от тебя письменное заявление за подписью Хоторна, подтверждающее, что ему известно о том, что ты моя дочь. И что ты помолвлена с Кларком.

На какой-то миг ею овладело непривычное смущение.

– Отец, мы оба знаем, что Кларк никогда официально не просил у тебя моей руки.

«Да и собирается ли он вообще делать мне предложение?»

Кларк часто являлся к ним с визитами, обедал в обществе ее родных, брал ее с собой на загородные прогулки в экипаже, однако еще ни разу не позволил себе ни одного мало-мальски романтического жеста – например, никогда не целовал ее. И не преподносил ей розы. С юных лет Элис всегда мечтала получить в подарок от мужчины букет роз – не важно, какого цвета. И еще она мечтала о замужестве. О доме, который они создадут вместе с любимым человеком, с изящной оградой и садом, полным самых разных цветов – в первую очередь, конечно, роз.

– В моих глазах ты все равно, что помолвлена, и я не хочу, чтобы у Хоторна были основания требовать пересмотра судебного решения после того, как мы одержим победу.

Его слова заставили ее до боли стиснуть зубы. Еще ни разу в тех немногих случаях, когда она выступала в суде против Содружества, отец не требовал от нее подобных заявлений.

– Ты его получишь. Можешь быть уверен, никаких нарушений в ходе процесса допущено не будет. И, будь я на твоем месте, я бы не забывала о том, что этим делом занимается Кларк, а не ты.

С этими словами Элис покинула контору, собрав все свое самообладание и держась при каждом шаге за стену.

– Боже праведный, – прошептала она, едва оказавшись на улице и прислонившись к фонарному столбу, – во что только я ввязалась?

Глава 4

Когда Элис на следующее утро переступила порог конторы, Лукас Хоторн уже ждал ее. Бывают дни, ради которых едва ли стоит вставать с постели, подумала она мрачно, едва распахнув дверь и увидев его.

Он сидел за письменным столом, положив на него ноги в ботинках из лучшей кожи и глядя сквозь маленькое окно конторы на оживленную улицу внизу. Когда она вошла, он даже не шевельнулся, словно не замечая ее присутствия. Солнечные лучи, проникавшие сквозь закопченные стекла, подчеркивали его профиль, и Элис уже в который раз была поражена эффектной внешностью этого человека.

Как мог такой изумительно красивый мужчина, как он, быть убийцей? Впрочем, как мог человек из хорошей семьи быть владельцем притона для азартных игр, полном полураздетых женщин и старых жуиров, где спиртное лилось рекой? Элис вынуждена была признать, что не все в этом мире происходит в соответствии со здравым смыслом.

– Я рада видеть, что вы уже удобно устроились, – произнесла она холодным, ровным тоном.

Лукас посмотрел в ее сторону. Взгляд его остановился на ее губах, и она заметила вспыхнувший в его глазах огонек. Их выражение лишало ее способности дышать, по спине пробежали мурашки, и это не на шутку ее рассердило. Элис поджала губы, однако ответом ей послужила все та же широкая нагловатая ухмылка. Ее ярость, похоже, только забавляла его. По крайней мере, он уже не казался ей опасным, как при их первой встрече. Убрав со стола длинные ноги, Лукас поднялся с места. Высокий, широкоплечий, он превосходил ее ростом на целую голову, так что ей пришлось вытянуть шею, чтобы посмотреть ему в лицо.

– Удобно? – Он бросил взгляд на жесткое кресло и поморщился. – Скажем лучше, что я исполнил ваш приказ, мэм. – Голос его был таким же приторно-сладким, как виски с медом, которое она позволяла себе в тех редких случаях, когда заболевала гриппом.

– Если не ошибаюсь, вы говорили, что ждете меня ровно в девять часов. Минута в минуту, – добавил Лукас с видом добродушного озорства. Затем он взглянул на часы, которые совершенно ясно показывали, что было уже половина десятого, и приподнял брови: – Я явился сюда точно в назначенное время.

А она, как назло, опоздала. Впрочем, у нее имелись неотложные дела.

Несмотря на то, что ее семья могла гордиться прекрасным старинным именем, у них никогда не хватало денег, чтобы обеспечить себе подобающее положение в обществе. И хотя Элис жила всего в нескольких шагах от родительского дома, она пыталась поддерживать видимость независимости – сама заботилась о стирке собственного белья, сама готовила себе завтрак и ленч и только ужинала, как правило, в кругу родных. Как бы ни было ей неприятно в этом признаваться, но в желудке у нее частенько громко урчало к тому времени, когда дядя Гарри подавал ужин на стол.

Сегодня утром, едва проснувшись, она обнаружила, что в ее крохотной кухне совсем не осталось продуктов. А когда она бегом устремилась в большой дом, оказалось, что отец уже отправился в суд, дядя, служивший начальником городской полиции Бостона, – в участок, а Макс – на свою работу в банк. Вся оставшаяся после завтрака еда была аккуратно сложена в ящик со льдом, кофейный прибор вымыт и убран в шкаф, так что на столе не осталось даже крошки хлеба. Элис мысленно корила себя за то, что трое неженатых мужчин проявляли куда больше способностей по части домашнего хозяйства, чем она сама. В довершение к прочим бедам все ее пригодные для работы блузки были сложены на мягком кресле в груду, к которой она мысленно прикрепила ярлычок: «Нуждаются в стирке».

Собравшись с духом, она заметила, что Лукас уставился на нее – или, вернее, на ее одежду.

– В чем дело? – осведомилась она с видом оскорбленного достоинства.

Его полные губы скривились в усмешке, в голубых глазах снова вспыхнула искорка веселья:

– Так, ни в чем. Просто я не могу не восхищаться тем обстоятельством, что вы попираете условности не только в том, что касается женских занятий, но и в том, что касается одежды.

Он звонко рассмеялся, когда она что-то проворчала в ответ, и затем, беззастенчиво оттолкнув его прочь с дороги, направилась с решительным видом к письменному столу, швырнув на него сумку.

– Вряд ли белую хлопковую рубашку можно назвать попранием условностей, мистер Хоторн.

– Вы правы, – согласился Лукас, – если только речь не идет о белой хлопковой мужской рубашке.

Очко в его пользу! Впрочем, ей оставалось надеть либо эту рубашку, либо вообще никакую. Вряд ли розовая кружевная блузка с оборками, которую ей подарили на ее семнадцатый день рождения, смотрелась бы лучше.

– Разве вы не слышали, что это шик сезона? – начала она, жестом указав на свою рубашку и юбку. – Мне казалось, что человек вроде вас, постоянно вращающийся в обществе, должен быть осведомлен о последних веяниях моды.

– Если это веяние моды, то я предпочел бы не поощрять его в моем заведении.

Не обращая внимания на муки голода и отчаянное желание выпить чашечку горячего кофе, а также на душный и влажный воздух жаркого летнего утра, Элис сухо улыбнулась своему клиенту, после чего принялась доставать из сумки папки с бумагами. Пусть у нее не нашлось чистой блузки, чтобы надеть ее утром на работу, или куска хлеба, чтобы перекусить, но зато вчера вечером она потрудилась на славу.

В первую очередь Элис составила документы, необходимые для начала работы над делом. Затем она отправилась в большой дом, в кабинет отца, где, воспользовавшись его богатой библиотекой по юриспруденции, самым тщательным образом изучила свод законов Содружества Массачусетс в той его части, которая касалась убийства. Сидя в своем любимом старом кресле на шарнирах и потягивая чай из чашки, принесенной ей сонным дядюшкой Гарри, она наметила для себя возможную линию защиты. Как только она получит из конторы окружного прокурора папку с собранными свидетельствами, Элис намеревалась отправиться в здание суда и отыскать в архивах все дела за последние пять лет, в которых убийство произошло при сходных обстоятельствах. Обычно это делалось уже после того, как большое жюри выносило обвинительный акт. Однако Элис не собиралась рисковать, а потому хотела предусмотреть все заранее. Слушание дела большим жюри должно было состояться через несколько дней, и если Лукаса Хоторна все же отдадут под суд, у них в запасе останется немногим больше четырех недель, чтобы подготовиться к защите.

– Вот документы, которые вы должны подписать, прежде чем мы с вами сможем приступить к работе. – Она разложила бумаги на письменном столе с невозмутимым видом, который накануне вечером долго репетировала перед зеркалом. – Внимательно прочтите каждый из них.

Вопросительно приподняв брови, Лукас перевел взгляд с нее на бумаги, затем взял их со стола и принялся читать. У него были крепкие, словно вытесанные из гранита пальцы. Он читал быстро, но сосредоточенно, с видом глубокой задумчивости, и Элис вдруг стало ясно, каким образом этот человек мог добиться такого успеха. Пусть он управлял заведением, пользовавшимся дурной славой, зато делал это, не упуская из виду даже самой ничтожной детали.

Закончив, он поднял на нее глаза.

– Насколько я понял, один из этих документов – мое официальное согласие на то, чтобы вы представляли меня в суде?

– Да.

– А другой – заявление, подтверждающее, что мне известно о том, что вы дочь Уокера Кендалла, окружного прокурора. Разумеется, я это знаю. Все это знают.

Последние слова заставили ее поморщиться.

– Без сомнения, – процедила она сквозь зубы. – Однако закон требует, чтобы этот факт был подтвержден письменно. Несмотря на то, что формально мой отец не имеет отношения к процессу, они не хотят никаких осложнений. Ваша подпись под документом подтвердит, что я вас об этом предупредила и вы дали свое согласие. Таким образом, если мы проиграем, вы не сможете обратиться в апелляционный суд с требованием пересмотра дела на том основании, что вы не знали о моем родстве с человеком, который является вашим главным обвинителем.

Все его хорошее настроение улетучилось, лицо снова стало холодным и непроницаемым. Отвернувшись к окну, он оперся руками о подоконник, и она почти физически ощутила исходившее от него напряжение.

– Я не намерен проигрывать, мисс Кендалл.

Тон заявления был холодным и беспощадным, не допускавшим никаких возражений.

– Я тоже. Однако это не делает бумажную работу менее необходимой. Мой отец знает законы лучше любого другого юриста в городе, а я знаю своего отца. Он не даст делу ход до тех пор, пока бумага не будет подписана. А между тем любая задержка только ухудшит ваше положение, предоставив прессе больше времени, чтобы смешать ваше имя с грязью.

Лукас провел рукой по волосам и принялся расхаживать по комнате.

– Это безумие. У полиции против меня нет никаких улик.

– Вы же сами говорили, что у них есть свидетель.

– Я также заявлял о том, что не убивал ту женщину, – сказал он, старательно подчеркивая каждое слово.

– И вы можете это доказать?

Он пробормотал себе под нос что-то не совсем пристойное.

– Насколько я поняла, ваш ответ означает «нет», а в этом случае простого «я ее не убивал» явно недостаточно. Думаю, мне не надо напоминать вам о том, что у вас далеко не блестящая репутация.

– Как я предпочитаю вести свою жизнь, касается только меня и никого более, – огрызнулся Лукас.

Однако Элис нимало не смутилась. Она положила руки на письменный стол и подалась вперед:

– Лучше объясните это присяжным из числа ваших сограждан – людям, которые целый день трудятся не покладая рук и затем, усталые, возвращаются домой, к жене и детям, со всеми их проблемами и заботами, которые они считают своим долгом решать. Вряд ли они отнесутся благосклонно к человеку, уклоняющемуся от тех самых обязанностей, бремя которых им приходится нести на себе каждый день.

Они уставились друг на друга. Подбородок Лукаса напрягся, он явно с трудом подавлял гнев, столь же неукротимый, как и сама его натура.

– Похоже, мне приходится убеждать вас в своей невиновности, – произнес он низким угрожающим тоном, однако за его зловещим видом невозможно было не заметить искреннего волнения.

«Да! Убедите меня!» Эта просьба чуть было не сорвалась с ее губ под влиянием гнетущего чувства, которое, как она знала, тенью отражалось в его голубых глазах. Однако она вовремя сдержалась. Элис была профессионалом и, невзирая на то, о чем она говорила Лукасу при их первой встрече, отлично понимала, что для защитника виновность или невиновность его клиента не имеет большого значения. От него требовалось лишь одно – добиться оправдательного вердикта.

Элис зажмурилась и откинулась на спинку кресла:

– Нет, вам не нужно ни в чем меня убеждать. Самое лучшее, на что мы можем рассчитывать, – это то, что обвинительный акт вообще не будет вынесен. Тогда нам не придется беспокоиться из-за процесса или собирать доказательства. Вам просто нужно убедить присяжных в том, что им не следует отдавать вас под суд. И как только вы подпишете эти бумаги, мы начнем готовить вас к слушаниям.

Атмосфера в комнате накалилась до предела, лицо Лукаса выражало ярость и отчаяние, словно у загнанного в угол хищника. Затем он выхватил у нее перо и быстрым, размашистым движением поставил под документами свою подпись.

– Превосходно!

Она отказывалась чувствовать что-либо к этому человеку – ни сочувствия, ни интереса. Теперь они стали адвокатом и клиентом. Чисто деловые отношения. Любые другие вряд ли могли пойти сейчас кому-нибудь из них на пользу. Почему же тогда ее взгляд снова и снова обращался на его губы?

Собрав всю свою решимость, Элис убрала бумаги в папку.

– А теперь расскажите мне о том, что произошло в ночь убийства.

Лукас раздраженно вздохнул и отвернулся к окну.

– Я же сказал вам, что находился у себя в клубе. В постели.

– Вы были знакомы с жертвой?

– Да.

Она ожидала от него дальнейших объяснений, однако он не добавил ни слова.

– Она работала на вас?

– Нет.

– Вы спали с ней?

Он взглянул на нее с видом крайнего презрения.

– Нет.

– Вы видели ее в ту ночь?

– Нет.

– Были ли вы вообще в переулке в момент совершения убийства?

– Нет.

Элис подалась вперед.

– Ваши короткие, односложные ответы могут выводить меня из терпения, мистер Хоторн, однако присяжные отнесутся к ним иначе. Они сочтут, что, если вас нисколько не волнует, что женщина была задушена в переулке прямо за вашим заведением, это лишний раз свидетельствует о вашей бесчувственности. Более того, они легко могут сделать еще один логический вывод и воспримут ваше видимое безразличие как доказательство того, что именно вы убили Люсиль Руж.

Нижнюю часть его лица исказила судорога.

– И что, после этой тирады вам стало легче?

В ней снова вспыхнуло раздражение, но она усилием воли взяла себя в руки.

– Так это или нет, вас нисколько не касается. Просто вы сами усложняете мне задачу.

– Жизнь вообще сложная штука, моя прелесть, – с оттенком цинизма произнес он.

– Я не ваша «прелесть»! – вскричала она, после чего перевела дух и продолжала уже более спокойным тоном: – Мистер Хоторн, если вы хотите, чтобы я вам помогла, то в первую очередь должны помочь себе сами. А это означает, что вам придется работать вместе со мной.

Даже воздух в комнате, казалось, был наэлектризован. Его голубые глаза сверкнули.

– И что вы под этим подразумеваете?

Последние слова он произнес чуть слышно, низким, вкрадчивым голосом. Его беззастенчиво-чувственный взгляд был прикован к ее губам. У Элис промелькнула странная и совершенно неуместная мысль, что он собирается ее поцеловать. От напряжения по ее телу забегали мурашки.

Она мысленно одернула себя, стараясь не обращать внимания на его намеки.

– Только то, что вы должны отнестись к вашему положению со всей серьезностью. Ну а теперь, – продолжала она строго, – подытожим то, что мне известно на данный момент. Вы не видели жертву и вообще не были в ту ночь в переулке, так как в это время спокойно спали в своей постели…

Лукас прислонился к стене, скрестив руки на груди. Затем он обернулся в ее сторону, окинув пылким, сладострастным взглядом.

– Я не утверждаю, будто спал.

Потребовалось некоторое время, чтобы скрытый смысл его слов дошел до нее, но когда это произошло, она едва не задохнулась.

– Ладно, допустим, вы лежали в постели и не спали, однако факт остается фактом. Вам предъявлено обвинение в убийстве.

Его взгляд опустился еще ниже, лаская ее тело и вызывая в нем легкий трепет.

– Да, по сути дело обстоит именно так.

Она испустила глубокий вздох, чтобы немного прийти в себя, и усилием воли привела мысли в порядок. Она знала, что он намеренно пытался ее спровоцировать – и преуспел в этом. Однако сейчас ее внимание было занято куда более важными вопросами. Либо Лукас не все ей рассказал, либо ее отец окончательно потерял рассудок. Обвинения против ее клиента казались ей лишенными всякого смысла.

Она задумалась, теребя нижнюю губу.

– Хорошо. Мне нужно подготовить вас к даче показаний перед большим жюри.

– Грейсон говорил, что мне не придется давать показания.

– Он ошибается.

Лукас приподнял брови.

– Ваш единственный адвокат перед большим жюри – это вы сами. Мне туда входить запрещено.

Тут он, наконец, оторвал взгляд от ее губ, глаза его зловеще прищурились:

– Потому что вы женщина?

– Нет. Защитники, не важно, мужчины или женщины, никогда не допускаются в комнату для совещаний большого жюри.

– Но почему?

– Только представители обвинения, свидетели и прокурор, ведущий дело, имеют право участвовать в слушаниях. Обвинитель, может задавать вам какие угодно вопросы, так же как судья и присяжные. Однако защитнику не позволено вмешиваться в ход слушаний. Я могу только подготовить вас к тому, что вас ожидает, по мере своих сил.

– Мне это кажется не совсем справедливым.

– Обратитесь со своими претензиями в легистратуру[5] штата, – отозвалась Элис сухо. – Единственным нашим преимуществом является то, что свидетели славятся своей ненадежностью. Ошибки при опознании личности случаются постоянно, – она отвернулась к окну, мысли ее снова приняли тревожный оборот, – и это заставляет меня задаваться вопросом, почему мой отец считает, что у них достаточно оснований для передачи дела на рассмотрение большого жюри. – Она покачала головой. – Но он так считает, и этим все сказано. Еще одно обстоятельство, говорящее в нашу пользу: присяжные, как известно, имеют склонность голосовать против вынесения обвинительного акта и даже за полное оправдание подзащитного только потому, что находят его настолько располагающим к себе и достойным доверия, что просто не могут поступить иначе. Самым лучшим исходом для нас будет, если вы сумеете убедить их в правдивости вашего рассказа. – Ее слова были чистой правдой, и именно на это она возлагала все свои надежды. – Поговорите с ними. Смотрите им прямо в глаза. Объясните, что вы были у себя дома. Скажите, что вы знали девушку, но не видели ее в ту ночь. Что вам больно было узнать о том, что с ней произошло, ибо никто не заслуживает такой ужасной гибели. Покажите им свою искренность. Не будьте с ними слишком многословны и не шутите зря. Одним словом, постарайтесь очаровать их, мистер Хоторн.

– А мне казалось, вы сомневаетесь в моих способностях по этой части.

– Сомневаюсь? Нет. Просто я думаю, что вы пускаете в ход ваше обаяние лишь тогда, когда это нужно вам самому. Судя по всему, в наших отношениях вы до сих пор превосходно обходились без этого качества.

Он одобрительно усмехнулся.

– Я вижу, вы не привыкли церемониться с собеседниками.

– Я ваш адвокат, мистер Хоторн, а не любовница, которой приходится тешить самолюбие мужчины самой безудержной лестью, лишь бы сохранить его расположение.

К ее удивлению, ухмылка на его лице сменилась приступом смеха.

Прежде чем он успел что-либо ответить, она продолжала:

– Но если удача нам улыбнется, то уже на следующей неделе мы сможем отпраздновать ваше оправдание большим жюри.

В его глазах промелькнул тот же самый чувственный блеск:

– И как мы его отпразднуем, советник?

Сердце в ее груди подскочило, и ей пришлось откашляться, прежде чем она смогла выбросить его слова из головы и заговорить снова:

– Давайте лучше перейдем к следующему вопросу.

Она уселась за письменный стол. Лишь тогда Лукас последовал ее примеру. Этот человек казался ей сплошным клубком противоречий. Манеры настоящего джентльмена при образе жизни негодяя. Кем же он был в действительности?

– Мисс Кендалл?

Элис не без труда оторвалась от своих мыслей.

– Вы что-то сказали? – напомнил он, его полные чувственные губы все еще были растянуты в усмешке.

Сказала? Ее мозг лихорадочно заработал. У него хватило дерзости улыбнуться.

– Если не ошибаюсь, мы собирались продолжить разговор по поводу большого жюри.

– Ах да, – еле выговорила она. – Как я уже говорила, необходимо завоевать их доверие. А для этого вы, прежде всего должны надеть костюм.

Лукас взглянул на свою одежду.

– Насколько я могу судить, как раз его я сейчас и ношу.

Элис окинула придирчивым взглядом его модный сюртук с закругленными фалдами, и ей не пришлось напрягать память, чтобы вспомнить желтовато-коричневые брюки, которые сидели как влитые на его упругих бедрах. Черный пиджак был точно скроен для его статной фигуры.

– Я имею в виду настоящий костюм, мистер Хоторн, а не какой-то… наряд игрока, более уместный в доме терпимости, чем в зале суда.

Его губы подергивались от едва сдерживаемого смеха:

– Я не уверен в том, разумно ли принимать советы касательно гардероба от женщины, которая носит мужскую рубашку, да еще называет это последним веянием моды.

– Остроумно. Но я говорю сейчас не о вкусах, а о том, как наилучшим образом представить вас присяжным. Вам нужно будет пойти в какой-нибудь хороший магазин готовой одежды – например, к Джордану Маршу – и купить там скромный темно-синий костюм. Ничего слишком экстравагантного. Ничего специально сшитого на заказ у дорогого портного. Выберите себе что-нибудь недорогое, но приличное, что может себе позволить купить любой из присяжных. Скажем, один из ансамблей в духе принца Альберта[6]. Пиджак, жилет и брюки подойдут вам идеально.

Лукас выглядел недовольным, поскольку он, без сомнения, уже нарисовал в своем воображении длинный мешковатый сюртук и жилет, из-под которого почти не виден воротник.

– Ансамбли обычно носят женщины, мисс Кендалл, – сухо отозвался он, поднявшись с места.

– Ансамбль, гарнитур. Называйте это как вам угодно, только позаботьтесь о том, чтобы он на вас был. И еще цилиндр.

– В следующий раз вы потребуете, чтобы я взял с собой трость.

– Ни в коем случае. Вы будете похожи на шута.

– А в костюме времен принца Альберта я не буду похож на шута?

Она поднялась с места, одарив его пронзительным, уничтожающим взглядом:

– Нет. Вы будете выглядеть как приличный, всеми уважаемый человек, не способный задушить бедную девушку в темном переулке.

Тишина прорезала комнату.

– Неужели вы не можете не касаться этой темы?

Он нарочито растягивал слова, однако она заметила его скрытое возбуждение.

– Нет, мистер Хоторн, потому что это единственная причина, по которой мы находимся здесь. Вам лучше к этому привыкнуть. Кларк Киттридж будет повторять то же самое при каждом удобном случае, так же как и мой отец. А теперь не угодно ли вам продолжить?

– Как хотите, – отозвался он сухо.

Элис бросила на него беглый взгляд, прежде чем вернуться к своим заметкам:

– Наденьте неброский галстук, простые ботинки и сделайте стрижку.

– Я не стану стричь волосы.

Элис вздохнула. Белокурая прядь выбилась из поспешно собранного на затылке пучка, и она гневно заправила ее за ухо.

– Вы что, намерены сопротивляться мне на каждом шагу?

– Я не понимаю, при чем здесь волосы.

– Они слишком длинные, и даже если вы оденетесь как самый скромный и трудолюбивый молодой человек во всем городе, ваши волосы будут красноречиво свидетельствовать о том, что вы не работаете с утра до ночи на фабрике, на мельнице или в типографии, зарабатывая себе на хлеб насущный. И если вы не будете в точности следовать моим указаниям, я не стану больше ни секунды заниматься этим делом. Итак, выбирайте: либо я, либо ваши волосы.

Воздух в комнате наэлектризовался и потрескивал от напряжения, пока он смотрел на нее в упор – как ей показалось, целую вечность. Элис была почти уверена, что он выберет свои волосы, и не знала, радоваться ей или сокрушаться. Однако его следующие слова совершенно ошеломили ее:

– Вы когда-нибудь были близки с мужчиной, мисс Кендалл?

У нее возникло такое ощущение, словно она проглотила целый арбуз.

– Что? – пролепетала Элис.

– Я спрашиваю, были ли вы когда-нибудь…

– Я прекрасно вас слышала.

Лукас пожал плечами, на его губах снова появилась прежняя самоуверенная улыбка.

– Вот уж это вас совершенно не касается.

– Верно, – согласился он. – Просто я подумал, что малая толика плотских удовольствий способна убрать это страдальческое выражение с вашего лица.

– Страдальческое? Да будет вам известно, сэр, что причиной этого выражения являетесь вы, а вовсе не отсутствие у меня… связей!

– Ах, стало быть, вы все же были близки с мужчиной.

– Нет!

– Я так и думал. – Голос его понизился до-хрипловатого шепота. – Если вам угодно, я буду рад ввести вас в курс дела.

При этих словах она чуть было не взорвалась.

– Мы с вами адвокат и клиент, мистер Хоторн, а не двое влюбленных дурачков, которые тайком целуются под листьями комнатной пальмы.

Лукас едва заметно усмехнулся.

– Говоря по правде, я думал о вещах, не столь невинных. Впрочем, – он окинул взглядом помещение, – несмотря на то, что я не вижу здесь ни одной комнатной пальмы, – тут он снова посмотрел на нее, озорной блеск в его глазах померк, – я позволю вам себя поцеловать.

Сердце в ее груди заколотилось, дыхание стало поверхностным.

– Поцелуям не место в профессиональных отношениях, и они не могут принести ничего, кроме бесконечных неприятностей.

Подавшись вперед в кресле, он оперся руками о стол.

– Только если вы сами этого захотите. Я не стану делать ничего такого, о чем бы вы сами меня не попросили. Я готов подождать.

Он находился близко, слишком близко от нее, и если она сделает хоть малейшее движение, то сможет до него дотронуться. В голове у нее царил такой сумбур, что на какой-то миг у нее возникло вполне отчетливое желание отбросить все соображения приличия и здравого смысла и наклониться к нему еще ближе…

Мысли ее смешались, и она затаила дыхание, а он между тем отстранился от нее и, поднявшись, направился к двери, подавляя ее своим ростом и непомерной гордыней. Жаль, что она не может дать ему хорошую пощечину, чтобы убрать это самодовольное выражение с его лица! Впрочем, напомнила себе Элис, она уже далеко не ребенок и не станет опускаться до его уровня.

– Ваши волосы, – крикнула она ему вслед, едва в состоянии произносить связные фразы сквозь стиснутые зубы, – вы согласны подстричь их или нет?

Он остановился на пороге и обернулся. Его дерзкой ухмылки как не бывало.

– Я их укорочу, – ответил он спокойно. Ее охватил нелепый прилив облегчения.

– Но больше никогда не смейте предъявлять мне ультиматумов, мисс Кендалл. Вам ясно?

– Мне ясно лишь то, что мой прямой долг давать вам советы, которые я считаю правильными.

Их взгляды скрестились, напряжение в маленькой комнате становилось почти ощутимым.

Спустя мгновение Элис откашлялась и произнесла:

– Если вы вернетесь на свое место, мы можем перейти к вашему поведению.

– Нет! – Он повернул дверную ручку.

– Но мы еще не закончили!

– Нет, закончили. Если я останусь здесь хотя бы еще на секунду, я…

Она чувствовала себя расстроенной и выбитой из колеи, хотя сама не могла объяснить почему. У нее перехватило дыхание, когда она увидела на его лице выражение загнанного в ловушку дикого зверя.

– Что вы сделаете, мистер Хоторн? Станете задавать мне новые, еще более неприличные вопросы? Попытаетесь вывести меня из терпения, глядя на меня так, словно хотите раздеть? Или задушите? Неужели это и есть ваше настоящее лицо? Неужели весь наш разговор – пустая трата времени?

Она переступила черту и сама легко могла об этом догадаться. Ярость вспыхнула в его глазах подобно жаркому пламени. Однако он сдержал себя, потушив пламя, как будто ему приходилось делать это уже бессчетное число раз.

– Скажите, вы любите рисковать, мисс Кендалл?

Она расправила плечи.

– Разумеется, нет.

– А мне кажется, что да. Именно поэтому вы и взялись за это дело. Просто вам хочется удостовериться, как близко вы можете подойти к краю пропасти, прежде чем в нее упадете.

Оскорбленная до глубины души, она едва удержалась от ругательств.

– Но это же просто глупо!

– В самом деле?

Она не могла найти достойный ответ, а тем более облечь его в слова.

– Я еще дам о себе знать, – произнес он, как только понял, что ответа ему не дождаться, после чего покинул контору, не сказав больше ни слова.

Элис уставилась на матовое стекло в двери и оставалась в этой позе довольно долго, не в силах пошевелиться, как будто на нее напал столбняк. Когда она, наконец, тяжело опустилась в кресло, дыхание с шумом вырвалось из ее груди.

Невозможно было отрицать или приукрашивать правду. Все равно ей никуда от этого не уйти. Единственная возможность для них добиться успеха заключалась в том, чтобы убедить большое жюри не предавать его суду. Ибо скорее небо упадет на землю, чем ей удастся поставить этого человека на колени.

Глава 5

Когда утром следующего дня Элис появилась у себя в конторе, Лукас уже снова был тут как тут. Его ноги в начищенных до блеска ботинках были скрещены на письменном столе, кресло отодвинуто назад, руки запрокинуты за голову. Однако на этот раз он не смотрел невидящим взором в окно, он откровенно любовался ею. Его синие глаза искрились весельем, губы изогнулись в лукавой усмешке.

От одного его вида у нее перехватило дыхание, и к этому прибавилось болезненное ощущение в желудке, которое, как она пыталась себя уверить, следовало приписать недостатку сна.

Она мысленно напомнила себе о том, что после вчерашней выходки у него должно было хватить любезности извиниться перед ней. По крайней мере, он должен был выглядеть удрученным!

– Как вы сюда попали? – проворчала она.

Накануне Элис не только задержалась на работе допоздна, но ей пришлось еще зайти на рынок, а потом заняться стиркой. А так как была уже глубокая ночь, она не имела возможности развесить свои вещи на веревке во дворе и потому была вынуждена сушить их дома. Теперь, по прошествии нескольких часов, ее блузка все еще оставалась влажной. Уф! Пожалуй, ей действительно стоило отдать белье в прачечную. Но для этого требовались деньги.

Она сосредоточила внимание на Лукасе, усилием воли выбросив из головы картину набитых звонкой монетой кошельков. В конце концов, он был ее клиентом, а не чугунным кассовым аппаратом, открывающим с мелодичным звоном свой выдвижной ящичек. Лежа в постели без сна, в три часа ночи Элис пришла к выводу, что ей нужно во что бы то ни стало выиграть это дело.

– Я нашел ключ на планке дверного косяка, – отозвался Лукас без всякого намека на раскаяние и, опустив ноги со стола, поднялся с места. – Вам следует быть осторожнее. Кто знает, какой злоумышленник может найти его там.

– Тот самый, который уже его нашел, – ответила она язвительно.

Стены конторы потрясли раскаты его громового смеха. Лукас раскачивался на каблуках, сунув руки в карманы, и она едва не огрызнулась на него, когда он окинул ее с ног до головы оценивающим взглядом, выражавшим пылкую ласку.

– Вам когда-нибудь говорили о том, что вы становитесь чертовски привлекательной, когда сердитесь?

Лицо ее вспыхнуло таким жарким румянцем, что Элис была уверена: если бы кто-нибудь поднес к ее щекам сухую щепку, она бы воспламенилась.

– Нет, – ответила она хмуро. – Пока я не встретила вас, я не имела привычки общаться с людьми, которые заставляли меня сердиться.

Лукас запрокинул голову и снова звонко рассмеялся. Это был чудесный смех, низкий и заразительный, и Элис против воли почувствовала, как ее напряжение начало понемногу ослабевать.

– Я принес вам кофе, – произнес он. – Вчера я заметил, что у вас совсем ничего не осталось.

Ей еще раньше показалось, что в комнате пахнет чем-то очень вкусным.

– Вы хотите таким образом попросить у меня прощения?

– Нет. Просто я решил, что в моих интересах, чтобы мой адвокат чувствовал себя бодрым и полным сил. – Он налил ей чашку. – Судя по вашему виду, немного кофе вам не помешает.

– Сначала вы врываетесь в мою контору, а потом оскорбляете меня.

Любой другой на ее месте наверняка отказался бы от предложения. Элис, обдумывая свой выбор, колебалась. Аппетитно пахнущий кофе? Или ее гордость? Наконец она взяла у него чашку.

От одного аромата она едва не лишилась чувств. А первый глоток! Райское блаженство! Элис с трудом подавила вздох удовольствия, уже готовый сорваться с ее губ.

– Знай я, что все окажется так просто, – заметил не без сарказма Лукас, – я бы принес вам кофе раньше.

Она взглянула на него поверх края чашки.

– Просто? Со мной?

– Нет, я подозреваю, что с вами никогда и ничего не бывает просто, – улыбнулся Лукас.

Она направилась к своему креслу.

– Верно, и попрошу вас об этом не забывать.

Однако он преградил ей путь, не давая пройти.

– Хватит словесных пикировок, – произнесла она. – Я рада, что вы пришли. У нас на сегодня много дел. После того как вы накануне покинули контору, я решила, что ваши чувства оскорблены, и я никогда больше вас не увижу.

– Оскорбленные чувства? Мне казалось, со словесными пикировками мы уже покончили.

– Извините. Я не смогла удержаться.

Он присел на край ее письменного стола, так что они оба оказались лицом к лицу.

– Так же, как и я не могу удержаться при виде вас, – прошептал он.

Тут Лукас протянул руку и провел сверху вниз крепкими сильными пальцами по рукаву ее летнего жакета. Это прикосновение было подобно удару током – внезапному и неотразимому.

Оба они не отрываясь следили за движениями его пальцев. Добравшись до бантика на манжете ее блузки, он принялся вертеть в руках атласную ткань. Ему достаточно было слегка потянуть, чтобы бант развязался. Элис понимала, что ей следовало осадить его, поставить на место каким-нибудь особенно колким замечанием. Однако слова почему-то застряли у нее в горле.

Лукас поднял глаза и посмотрел на нее.

– Мне не стоило упоминать вчера о близости с мужчиной, – произнес он так тихо, что она едва его расслышала. – Как вы верно заметили, меня этот вопрос совершенно не касается. Более того, с моей стороны это было бестактно. – Он с сокрушенным видом покачал головой. – Но вы испытываете мое терпение, Элис Кендалл. – Тут их взгляды встретились. – И вы искушаете меня, а искушению, как известно, трудно противиться.

Он принял у нее из рук чашку с таким видом, словно ничего другого ему не оставалось. Он знал, что ему следовало как можно скорее покинуть это место и никогда больше сюда не возвращаться. Однако чистота привлекала его чрезвычайно, и он сделал то, о чем мечтал со дня их первой встречи: провел подушечкой пальца по ее щеке и затем, не говоря ни слова, заключил в объятия.

Несмотря на то, что Элис была адвокатом, чьи волосы всегда были уложены в строгую прическу, спина гордо выпрямлена, а речь неизменно правильна и логична, она оказалась удивительно чувственной и податливой. Сквозь жесткие складки платья он почувствовал охватившую ее дрожь, естественное потрясение, которое вызвал в ней этот простой жест.

Лукас готов был держать пари, что еще ни один мужчина не обнимал ее так.

– Что вы делаете? – спросила она чуть дыша.

– Вот что, – придержав ее за подбородок и наклонившись, он поцеловал ее в губы.

Он испытывал жгучую потребность обладать ею в самом грубом, примитивном смысле этого слова, наряду с совершенно неуместным желанием уберечь ее от самого себя. От этих противоречивых чувств у него пошла голова кругом.

Лукас нащупал шпильки в ее волосах и вынул их одну за другой, тяжелая масса волос упала ей на спину. Ее пальцы ухватились за его рубашку, и тогда он поцеловал ее еще раз, крепче прижав к себе и ощущая под тканью платья ее тугие соски.

Именно эта картина преследовала его в снах со дня их первой встречи, именно, этого так жаждало его тело. Все его существо было охвачено желанием, и у него уже имелся достаточный опыт по части женщин, чтобы понять, что она тоже желала его.

Когда он отступил, Элис тихо ахнула, и Лукас коротко усмехнулся, чтобы скрыть глубокое волнение, вызванное ее реакцией. Сколько он себя помнил, он неизменно пользовался успехом у женщин. Однако с ней почему-то все оказалось по-другому. Это не имело отношения ни к его громкому имени, ни к деньгам, ни к буйному нраву, который, как полагали некоторые из женщин, они могли укротить. Элис Кендалл не хотела иметь с ним ничего общего, однако ее все равно против воли влекло к нему.

Он медленно притянул ее к себе так, что ее ноги оказались между его бедер, и снова жадно припал к губам. Ее рот чуть приоткрылся, и тогда он коснулся ее языка. У нее вырвался изумленный возглас, но когда он успокаивающе провел ладонью по ее спине, она слабо простонала и обхватила руками его плечи.

– В вас столько страсти, – прошептал он, целуя ее в уголки губ.

Откровенно говоря, в этот миг она и не собиралась противиться соблазну. У нее промелькнула нелепая мысль, что ей в действительности хотелось, чтобы он ослабил галстук и расстегнул пуговицы рубашки. Ощущение было захватывающим – словно ты стоишь на краю обрыва, готовая вот-вот прыгнуть вниз. А позволить этому человеку дотрагиваться до себя было все равно, что прыгать вниз с обрыва – глупостью, граничившей с самоубийством. Однако его поцелуй стал для нее райским блаженством.

Она почувствовала сквозь ткань одежды его тело – грудь, бедра, его мужскую силу. Редкая, безупречная красота. У нее голова пошла кругом. Боже правый, и что только на нее нашло? Собрав последние остатки воли, Элис высвободилась из его объятий.

– Мистер Хоторн, прошу вас! – с трудом выдавила она из себя. Колени у нее подкашивались, когда она направилась обратно к своему креслу, забыв о кофе. Она уложила в пучок растрепавшиеся волосы, закрепив их неловкими движениями пальцев. – Нас с вами связывают чисто профессиональные отношения, и давайте не будем об этом забывать.

Он обернулся, оказавшись с ней лицом к лицу. Выражение его глаз было одновременно собственническим и сладострастным.

– Вам понравилось, не так ли?

– Я бы попросила вас вспомнить, для чего мы здесь. Ее ответ ничуть его не обескуражил. Более того, он выглядел чрезвычайно довольным собой.

– Вы, кажется, говорили мне, что единственный способ избежать суда – это доказать свое алиби, – произнес он наконец.

От волнения она едва расслышала его слова.

– Да.

– Тогда вам стоит связаться вот с этим лицом.

Лукас протянул ей листок бумаги. Едва она взяла у него листок, их пальцы соприкоснулись, и она почувствовала нечто вроде удара молнией.

– Что-нибудь не так? – осведомился он, явно подтрунивая над ней.

Элис перевела дух.

– Нет, ничего, – заявила она решительно, усилием воли разогнав туман в голове и сосредоточившись на записке.

Почерк был мелкий, но четкий. Без сомнения, его почерк. Как раз в духе этого человека.

– Кто это? – спросила она, прищурившись.

– Мое алиби.

– У вас вдруг появилось алиби?

Лукас пожал своими широкими плечами.

– Я не хотел впутывать в свое дело кого-нибудь еще. Увы, судя по всему, это невозможно.

На сей раз Элис внимательнее присмотрелась к имени на бумаге. Не Майкл Джеймс, как ей показалось при первом беглом прочтении, но Микаэла Джеймс. Женщина. А ведь Лукас уже говорил ей о том, что ту ночь провел в клубе. У себя в комнате. В постели.

Каким бы глупым и неуместным это ни казалось со стороны, она вдруг почувствовала себя преданной. Целовал ли он эту женщину так же, как только что целовал ее?

– Вы были с ней вдвоем в вашей спальне?

Он коротко кивнул, взгляд его явно должен был выражать раскаяние.

– Вы что, примеряли на себя эту благочестивую мину перед зеркалом? – язвительным тоном осведомилась Элис.

Ответа не последовало, да она его и не ждала. Она сложила записку и отвернулась. Ей до сих пор не верилось в то, что она позволила Лукасу себя поцеловать. И уж тем более не верилось в то, что она – о небо! – поцеловала его в ответ. Она не могла разобраться в собственных чувствах, и ей пришлось напомнить себе со всей твердостью, что ее нисколько не касается, с кем Лукас провел ту роковую ночь. Единственное, что имело для нее значение, – это то, каким образом она могла бы использовать данное обстоятельство для защиты.

Однако сейчас ее беспокоило и нечто другое. Мысль о том, чтобы провести ночь наедине с мужчиной в стенах его спальни. Суждено ли ей когда-нибудь в жизни испытать нечто подобное? Даже смутное представление о таких вещах, которое она уже получила, вызывало у нее слабость в коленях.

Тут Элис снова вспомнила о Кларке и с трудом подавила приступ вины. Правда состояла в том, что этот человек подходил ей как нельзя лучше. Он был умен, забавен и великодушен без особых к тому усилий. Но вот находил ли он ее когда-нибудь чертовски привлекательной?

Элис постаралась поскорее отбросить от себя эту мысль. Ни один порядочный мужчина не станет отзываться в подобных выражениях о женщине, на которой он собирается жениться. Был ли Кларк вообще склонен к романтике? Он никогда не дарил ей цветы, никогда не держал ее за руку и, уж конечно, ни разу не пытался ее поцеловать.

– Если вам понадобится что-нибудь еще, дайте мне знать, – обратился к ней Лукас. – Мне пора возвращаться в «Найтингейл-Гейт».

Элис резко обернулась.

– Ах да, хорошо. Я непременно свяжусь с мисс Джеймс.

– Как вам будет угодно.

Он открыл дверь, но прежде, чем она захлопнулась за ним, Элис вдруг спросила у него:

– Скажите, вы когда-нибудь покупали вашей мисс Джеймс розы?

Лукас остановился и посмотрел на нее так, словно она лишилась рассудка.

– Розы?

– Да.

– Во-первых, она не моя мисс Джеймс. Во-вторых, я не люблю дарить женщинам цветы. Я предпочитаю в таких случаях драгоценности.

– Цветы обошлись бы вам намного дешевле и, возможно, привели бы к лучшим результатам.

Лукас рассмеялся. Его голубые глаза блестели, как те самые драгоценности, которые он предпочитал дарить.

– Я преподношу им подарки не ради результата, мисс Кендалл. Кроме того, – добавил он с видом мрачного торжества, – вы явно не общались с теми женщинами, которых знаю я.

– Да, разумеется, – согласилась она, не понимая, зачем вообще затеяла этот разговор. – Я сообщу вам, как только переговорю с мисс Джеймс.

– Хорошо.

Однако ему не удалось покинуть контору – как раз в эту минуту на пороге неожиданно появился Кларк.

– Кларк! – Ее удивление при виде помощника отца, смешанное с чувством вины из-за того, что она поцеловала Лукаса Хоторна, привело к тому, что ее приветствие вышло чересчур восторженным.

Лукас вскинул голову и слегка приподнял брови.

Сожалея о том, что не может не обращать на него внимания, но вместе с тем понимая, что вежливость требовала от нее представить их друг другу, Элис произнесла:

– Вы уже знакомы с мистером Хоторном. Мистер Хоторн, это мистер Кларк Киттридж.

Кларк, который всегда вел себя как истинный джентльмен, но вместе с тем как человек твердых правил, стоял как вкопанный, не зная, на что решиться. Пожать руку преступнику? Или унизить сына одного из самых влиятельных людей в городе? Элис почувствовала прилив раздражения, однако быстро его подавила. В конце концов, чего еще она ожидала от Кларка? Он столкнулся лицом к лицу с человеком, которого намеревался привлечь к суду за убийство, а не встретился с приятелем где-нибудь на светской вечеринке.

Лукасу, как она уже успела заметить, все это доставляло какое-то мрачное удовлетворение. Более того, судя по тому, как он прислонился к дверному косяку, скрестив руки на груди, он не собирался никуда уходить.

Не сводя взгляда с Лукаса, Кларк обратился к Элис:

– Я пришел к вам, чтобы поговорить о… – тут он еще больше замялся, – о празднике, который устраивают сегодня вечером Дарнеллы. Вы там будете?

– Непременно, – не задумываясь выпалила она в надежде, что Кларк попросит ее отправиться туда вместе с ним.

В ответ Лукас снова приподнял брови.

– Разве вы не собирались уходить? – осведомилась она у него многозначительно.

– Мне казалось, вы еще не закончили.

– Но вы уже закончили, – отозвалась она самым вежливым тоном, на какой только была способна.

Глаза Лукаса помрачнели, и он окинул ее с ног до головы настолько откровенным и всепонимающим взглядом, что Элис не сомневалась: Кларк наверняка догадался о том, что произошло в этой комнате перед самым его приходом. Спустя мгновение Лукас пожал плечами и произнес:

– Вы правы. Как бы мне ни хотелось остаться и присутствовать при вашем свидании, я не могу себе этого позволить.

Она бы с удовольствием дала ему пощечину, и Лукас, без сомнения, понял это по выражению ее лица. Однако он только посмотрел на нее со своей обычной самоуверенной ухмылкой, после чего покинул помещение.

Элис уставилась на закрытую дверь конторы.

– Мне очень жаль, что все так вышло, – пробормотала она рассеянно. – Пожалуйста, присядьте.

– Я не могу, – ответил Кларк. – У меня мало времени.

Она повернулась к нему:

– Но вы же только пришли.

– Я пришел сюда, как только узнал от вашего отца, что вы согласились представлять в суде Хоторна. – Тон его был строгим и озабоченным, словно он читал наставление непослушному ребенку.

– А мне казалось, вы собирались поговорить со мной о празднике.

– Ах, это. Нет, к сожалению, сейчас я так занят, что скорее всего мне не удастся туда попасть. Но мне не хотелось упоминать об этом в присутствии Хоторна.

В душе ее вспыхнуло разочарование, но она умело скрыла его под маской досады.

– Разумеется, – произнесла она с деланным равнодушием. – Вряд ли вы захотите, чтобы этот человек находился рядом, когда вы обсуждаете его дело.

Кларк как-то странно взглянул на нее, словно недоумевая, что на нее нашло, и продолжал:

– Речь сейчас не о нем, Элис. Я не могу поверить в то, что вы на это согласились.

– Почему?

Они смотрели друг на друга, разделенные письменным столом, который занимал почти все пространство ее маленькой тесной конторы. Окно было открыто, впуская столь желанный сейчас поток свежего воздуха. Экипажи один за другим проезжали мимо, и стук металлических колес вдоль булыжной мостовой далеко разносился по улице.

– Потому, что дело «Содружество против Лукаса Хоторна» имеет огромное значение для нашей конторы, – пояснил он.

– Судя по нашему разговору вчера за ленчем, я бы сказала, что оно имеет огромное значение для вас лично.

– Хорошо, пусть так. Оно имеет огромное значение для меня лично. Это моя первая возможность сделать себе имя. Разве вы не желаете мне удачи, Элис? Разве вы не хотите, чтобы я добился успеха?

– Конечно, хочу.

– Тогда откажитесь от этого дела, пока не поздно. Стоит репортерам узнать о том, что вы представляете в суде Хоторна, как они все на уши встанут. Только вообразите себе, какую вы дадите им пищу для сплетен – вы против конторы своего отца в одном из самых крупных судебных процессов за последние десятилетия! Вы против человека, которого он сам назначил своим преемником! Обстоятельства дела уйдут на второй план. Это будет фарс, а не процесс. – Морщины на его лбу несколько разгладились. – Вы сами знаете, скольких трудов мне все это стоило. Не надо сейчас портить мне карьеру.

Впервые после того памятного ленча с отцом Элис заколебалась. Как она могла выступить в суде против мужчины, к которому была неравнодушна, тем более, если этот мужчина нуждался в победе, чтобы на ней жениться? Это последнее соображение чуть было не остановило ее. Но тут Кларк добавил:

– И как я сам буду выглядеть, когда поставлю вас в суде в неловкое положение?

Элис сразу насторожилась:

– Поставите в неловкое положение? Меня?

– Извините. Я выразился слишком резко. Но давайте посмотрим фактам в лицо. Вы новичок в своем деле.

– Вы, похоже, забыли о том, что с тех пор, как открыла адвокатскую практику, я успешно выступила защитником в нескольких процессах.

Кларк воздел глаза к небу:

– Помилуйте, Элис. В трех из пяти случаев дело так и не дошло до обвинительного акта, а еще в двух вы добились согласованного признания вины[7].

– Те три случая легко могли закончиться вынесением обвинительного акта, и вы прекрасно это знаете. Однако мои клиенты явились в зал суда хорошо подготовленными, тогда как представители обвинения – нет. Что до согласованного признания вины, то мне удалось значительно снизить срок наказания для моих подзащитных. И вы забыли упомянуть о деле «Гарольд против Ченни», где я одержала чистую победу. Должна признать, для новичка не так уж плохо.

– Хорошо, – согласился он. – Допустим, в одном случае вы одержали победу. Однако вы забываете об одном обстоятельстве: для женщины участвовать в процессе «Содружество против Лукаса Хоторна» означает заведомо ставить себя в невыгодное положение.

Элис могла лишь изумляться тому, как этот человек, сам того не сознавая, с каждым словом увязал все глубже и глубже.

– Это просто нелепо.

– Вы так думаете? Но ведь мы с вами говорим об убийстве! Убийстве женщины, которая торговала своим телом. Настоящая леди не должна даже слышать о таких делах, а тем более защищать их в суде! Неужели вас это нисколько не волнует, Элис? Или вы считаете, что вам прилично об этом знать?

– В первую очередь я адвокат. И твердо намерена исполнить свой долг и защищать клиента в меру своих способностей, которые многие люди считают значительными.

Они стояли лицом друг к другу, словно противники. На обычно добродушном лице Кларка проступили досада и разочарование.

– Мне не удастся отговорить вас от этого, не так ли?

– Нет, Кларк.

Он тяжело вздохнул.

– Что ж, будь по-вашему. Вот список свидетелей.

Она взяла у него из рук папку и просмотрела ее содержимое. Огорчение, которое причинил ей Кларк, тотчас было забыто, едва она дошла до конца.

– И это все, что вам удалось собрать?

– А нам много и не нужно. У нас есть свидетельница, видевшая преступление собственными глазами.

Элис вспомнила, что Луиза упоминала об этом в разговоре.

– Синди Поп?

Кларк нахмурился.

– От кого вы слышали это – имя?

– От Луизы.

– Должно быть, она слишком усердно работала в последнее время, потому что я не знаю никакой Синди Поп. Нашу свидетельницу зовут Тони Грин.

– Вы в этом уверены?

– Боже правый, Элис! – воскликнул Кларк, в порыве досады проведя рукой по волосам. – Неужели вы думаете, что я не знаю точного имени свидетельницы?

Она заколебалась.

– Разумеется, нет. Так или иначе, если у вас нет ко мне других вопросов, я, с вашего позволения, займусь работой, – произнесла она.

Она, по сути дела, выпроваживала его, и вряд ли он мог быть поражен больше, даже если бы у нее вдруг выросла вторая голова.

– Что ж, ладно. Мне все равно пора идти.

Она не возражала, и Кларк, развернувшись, покинул контору. Элис прислушивалась к его шагам, пока эхо не затихло в коридоре. Она была так рада его появлению и вот теперь почувствовала облегчение, когда он ушел. Последняя мысль вызвала у нее острый приступ вины. С тех пор как Кларк стал работать у отца, их связывало очень многое. Сколько Элис себя помнила, она всегда обсуждала различные юридические тонкости с отцом. Она любила эти особенные, принадлежавшие только им одним часы, и была удивлена тем, насколько приятнее стали их вечера, когда к ним присоединился Кларк. После таких встреч, всегда заполненных интересными беседами и дружескими шутками, они подолгу засиживались вдвоем, наслаждаясь тишиной.

Элис не могла представить себе лучшей жизни. Однако, по правде говоря, она уже не раз замечала, что Кларк обращался с ней как с ребенком. Действительно ли он был тем человеком, за которого ей хотелось бы выйти замуж? Она отбросила эту мысль, стараясь подавить раздражением воспоминанием о его приятном лице. Кроме того, сейчас ее гораздо больше занимал предстоящий процесс.

Покорившись неизбежности, Элис снова вернулась к папке с документами и просмотрела список, на этот раз более внимательно. Там значились: полицейский, который первым оказался на месте преступления, сержант, допрашивавший свидетельницу, и коронер. Не так уж много, чтобы обвинить человека в убийстве, особенно если у него имелось алиби. Та женщина в его спальне.

По ее спине пробежала какая-то непонятная дрожь. Неодобрения, заявила она себе твердо. Интересно, как выглядит эта Микаэла Джеймс? А вдруг она так хороша собой, что красоту ее нельзя передать словами?

Так или иначе, сейчас это не имело значения. Единственное, что должно было ее заботить, – сможет ли эта женщина дать правдивое и достоверное объяснение, где именно находился Лукас Хоторн в ту ночь, когда было совершено убийство.

Она убрала папку в сумку, схватила шляпу и направилась к двери.

Сойдя на мощенный гранитной брусчаткой тротуар, Элис вручила вознице монету в пятьдесят центов. Особняк по адресу, который дал ей Лукас, оказался даже более роскошным, чем она предполагала. Этот дом не слишком отличался от резиденции Уокера Кендалла на Бикон-Хилл – разве что был намного больше, с украшенным колоннами портиком и просторным садом. Самые престижные районы Бостона возникали вдоль тропинок, петлявших по склонам холмов в наиболее возвышенной части города и по которым когда-то гнали на пастбище скот. В итоге, когда много лет назад кто-то решил превратить эти тропинки в улицы и вымостить их, свободного места осталось так мало, что здесь крайне редко можно было встретить достаточно просторные дома, тем более с садами. Явно у алиби Лукаса имелись средства.

Уже с меньшим энтузиазмом Элис ударила медным молоточком по двери. Ей открыл одетый в ливрею лакей:

– Не могу ли я вам чем-нибудь помочь?

– Да, мое имя – Элис Кендалл, и я хотела бы встретиться с мисс Микаэлой Джеймс.

Лакей приподнял брови, а Элис, слишком поздно вспомнив о правилах хорошего тона, порылась у себя в сумке и достала оттуда видавшую виды визитную карточку. В такие моменты она жалела о том, что не прислушивалась достаточно внимательно к урокам этикета, которые посещала по настоянию отца и дяди. Она знала, что ей полагалось загнуть один угол карточки или что-то в этом роде, однако не могла вспомнить, какой именно. Поэтому она просто положила ее на серебряный поднос для визиток.

Дожидаясь в гостиной, Элис воспользовалась моментом, чтобы окинуть взглядом обстановку. Обитые бархатистой тканью стены, роскошный орнамент, позолоченные дверные проемы и ниспадающие каскадами люстры. Совсем не в ее вкусе. В течение многих лет она мечтала о простом, но изящном городском доме – высоком и величественном, из красного кирпича, со ставнями синевато-серого цвета вместо более привычных черных. И еще о небольшом садике перед парадным крыльцом со множеством цветов всех видов и оттенков – красных и желтых, белых и розовых…

Сколько раз она воображала себе, как наденет широкополую соломенную шляпу и будет каждое утро проводить у себя в саду с секатором и корзиной, срезая один за другим бутоны – чик-чик – и наполняя ими хрустальную вазу! Но ее мечта стать адвокатом всегда препятствовала этому. Как можно быть и тем и другим одновременно? Она пыталась уверить себя в том, что это вполне осуществимо, но после их недавнего разговора с Кларком в ее душу впервые закрались сомнения.

– Миссис Джеймс готова вас принять, – нараспев произнес лакей.

Элис последовала за ним по винтовой лестнице, а затем по широкому темному коридору. Вдоль стен выстроились рядами газовые лампы, остававшиеся, однако, незажженными. Она заметила краешком глаза несколько портретов, выполненных маслом, но не могла разобрать в полумраке, кто на них изображен. С каждой минутой этот дом нравился ей все меньше и меньше. Но вот лакей открыл двери в конце коридора, и Элис вынуждена была прищуриться от яркого солнечного света. Ей еще никогда не приходилось видеть ничего подобного. Потоки солнечных лучей проникали в комнату через многочисленные окна, обивка на мебели была украшена приятным цветочным орнаментом на фоне желтых и белых полос с небольшими вкраплениями зеленого. Элис показалось, будто она попала в сад.

– Мисс Кендалл! Я полагаю, вы здесь по поручению моего дорогого Лукаса.

Неплохое начало для светской беседы.

– Да, мэм.

Ей потребовалось некоторое время, чтобы отыскать взглядом хозяйку дома. Она расположилась на небольшой оттоманке и на самом деле оказалась необыкновенно хороша собой. Микаэла Джеймс была немного старше Элис, с волосами чудесного золотисто-каштанового цвета, блестящими зелеными глазами, похожими на два нефрита, и кожей нежнейшего кремового оттенка без единого изъяна. Лежа здесь на диване, эта женщина легко могла бы послужить моделью для прославленного художника.

– Я просила его послать за вами. Сначала он отказывался, настаивая на том, что я не должна никому говорить о том, что провела ту ночь с ним. Как вам известно, он настоящий джентльмен. Впрочем… – она внимательнее присмотрелась к Элис, – если верить Лукасу, вы считаете его виновным. Но это неправда.

– И вы можете подтвердить его алиби?

Женщина рассмеялась низким гортанным смехом:

– Вы оказались совсем не такой, какой я вас себе представляла.

Элис тут же ощетинилась.

– Я обидела вас. Извините меня.

– Я здесь не ради извинений. Просто мне нужно убедиться в том, что вы можете обеспечить мистеру Хоторну алиби на ночь тринадцатого июля.

– Он уже говорил мне о том, что вы женщина прямая и вас не так легко отвлечь от цели.

– Должна ли я понимать это как «да» или как «нет»?

Микаэла Джеймс снова рассмеялась, на этот раз громко, потом махнула рукой, как бы отказываясь от собственных слов.

– Разумеется, я готова предоставить моему дорогому Лукасу алиби.

Элис заметила на левой руке собеседницы кольцо, и ей вдруг пришло в голову, что лакей назвал ее миссис Джеймс, а не мисс. Элис была потрясена.

– А, я вижу, вы заметили кольцо Альфреда. Увы, мой муж недавно скончался, и разве не каждой вдове хочется побыть время от времени в обществе молодого здорового мужчины?

Возможно, Элис и не была знатоком по части этикета, однако она знала, что ни одна благовоспитанная женщина не станет говорить о подобных вещах вслух.

– Похоже, вы совсем ничего не знаете о Лукасе, дорогая. И если вы хотите должным образом его защищать, вам лучше сначала это выяснить.

Элис пришлось прикусить язык, чтобы не попросить миссис Джеймс выложить ей все от начала до конца. Как она могла объяснить ей настоятельную потребность увидеть собственными глазами его алиби – потребность знать, с кем он провел ночь, не имевшую никакого отношения к предстоящему суду? Как объяснить острый приступ боли при виде этой блистательной красавицы? Была ли то ревность? Или зависть?

Миссис Альфред Джеймс воплощала в себе все те достоинства, которых у самой Элис не будет никогда. Элис понимала, что ее белокурые волосы должны были сочетаться с голубыми глазами, чтобы сделать ее внешность выразительной, на лице не должно было быть веснушек, а груди должны стать более округлыми.

Микаэла Джеймс была прекрасна и умела пользоваться своей красотой. Ее, похоже, совершенно не заботило, что подумает о ней свет. Элис в глубине души стремилась к той же свободе, но вся трудность заключалась в том, что она часто жила так, как хотелось ей самой, а потом страдала от последствий собственных поступков. Глядя на эту женщину, Элис, всегда считавшая себя умной и волевой, столкнулась лицом к лицу с силой, которой, как оказалось, она не обладала. Сумеет ли она когда-нибудь ее обрести? Сможет ли научиться этому беззаботному отношению к жизни?

– Что бы вы обо мне ни думали, миссис Джеймс, это к делу не относится. Вы готовы свидетельствовать в суде, если в том возникнет необходимость?

– Да, да. Я скажу им, что он все время был здесь, со мной.

– Он был здесь?

На мгновение ее собеседница замерла, но потом снова беспечно рассмеялась:

– Да, он был здесь, пока мы вместе не отправились в «Найтингейл-Гейт». Вы когда-нибудь видели его спальню, мисс Кендалл?

Однако эта внезапная перемена темы уже не могла отвлечь Элис.

– Благодарю вас за то, что уделили мне время, миссис Джеймс. Ваше свидетельство мне не понадобится. Всего хорошего.

Она не стала дожидаться ответа или появления лакея, который проводил бы ее вниз. Возмутительно! И как только Лукас посмел поставить ее в такое глупое положение?

Спустя каких-нибудь двадцать пять минут Элис протиснулась мимо ошеломленного Брутуса в главный зал мужского клуба и тут же подняла глаза на верхнюю галерею. Как она и предполагала, Лукас сидел в своем кожаном кресле, занимаясь делами. Элис решительно взлетела вверх по лестнице, прежде чем Брутус успел ее остановить.

– Зачем вам понадобилось заставлять другого человека лгать в вашу пользу?

Брутус, едва дыша, ворвался вслед за ней в кабинет. Лукас откинулся на спинку кресла, подперев руками подбородок. Его демонстративно невозмутимая реакция на ее ярость еще больше вывела Элис из себя.

– За кого вы меня принимаете? За дурочку? – осведомилась она гневно.

– Нет, хотя бросаться на шею первому попавшемуся олуху вроде Кларка Киттриджа кажется мне верхом глупости.

«Особенно после того, как побывала в объятиях Лукаса», – мысленно закончила Элис его фразу.

Поток ее мыслей вдруг резко прервался. Ей не хотелось признавать, что она чувствовала себя смущенной.

– Я никому не бросалась на шею!

– Тогда как вы назовете то небольшое представление, свидетелем которого я стал у вас в конторе?

– Простым проявлением вежливости.

– Черта с два!

– А почему вас это так волнует? И какое это имеет отношение к тому, что вы солгали мне насчет своего алиби?

– Вы сами говорили, что мне нужно алиби. Микки предложила мне свою помощь.

Микки? Элис плотно сжала губы.

– Кроме того, – продолжал он, – мне не нравится, что мой адвокат спит с человеком, который является моим главным обвинителем. Или, если можно так выразиться, мечтает с ним переспать.

– Что? – выпалила она.

– Я сам видел, какими глазами вы смотрели на Киттриджа. От негодования Элис чуть было не лишилась дара речи:

– Как вы смеете говорить мне такое! Я… я бы никогда…

– Избавьте меня от ваших объяснений, милочка. – Взгляд его стал холодным и беспощадным. – Вы заискиваете перед этой тряпкой Киттриджем и при этом еще подозреваете меня в убийстве.

– Это потому, что вы, вероятно, и есть убийца!

Послышался ее прерывистый вздох, и затем в комнате воцарилась тишина. Элис сама не могла поверить в то, что сказала.

– Извините. Я совсем не это имела в виду.

На его лице появилось зловещее выражение, от которого по спине у нее невольно пробежал холодок. Лишь очень немногие люди осмеливались перечить этому человеку.

– Нет, именно это. Иначе бы вы не повторяли то же самое столько раз. Мне все равно, что подумает обо мне Грейсон. Я не желаю, чтобы вы занимались моим делом.

Элис затаила дыхание, голова у нее пошла кругом.

– Что? – переспросила она.

– Я отказываюсь от ваших услуг, мисс Кендалл. Мне безразлично, даже если мне придется защищать себя в суде самому. Я не хочу вас больше видеть – ни в юридической конторе, ни где бы то ни было.

Ее плечи тут же распрямились, как у военного. Чувство унижения сменилось приливом гордости.

– Что ж, хорошо! Я соберу все бумаги и завтра же утром перешлю их вам.

– Договорились.

Какое-то мгновение Элис стояла неподвижно, пытаясь понять, что она сейчас чувствует. «Ничего, кроме свободы и облегчения», – настойчиво твердила она себе.

Круто развернувшись, девушка устремилась мимо удивленного ее поспешностью Брутуса к парадной двери и вскоре оказалась на знойной душной улице. Но не успела она добраться до городского дома по соседству, окруженного рабочими и грудами песка, как волнение в крови улеглось и действительность начала понемногу проникать в ее сознание.

Ей только что указали на дверь.

От этой мысли у нее неприятно засосало под ложечкой. Как ни трудно ей было в это поверить, но она потерпела неудачу, и теперь ее попеременно бросало то в жар, то в холод.

До сих пор она не знала поражений – по крайней мере, в том, что касалось ее учебы и нынешней работы, поправила себя Элис, глубоко вздохнув. Неудачи в отношениях с людьми стали для нее обычным делом – во всяком случае, с людьми, которые не были связаны с ней кровными узами. А ее родные должны были ее любить.

Она брела куда глаза глядят, не останавливаясь до тех пор, пока ей на пути не попалась маленькая девочка с букетом полевых маргариток. Элис вдруг снова почувствовала себя пятилетним ребенком на кухне у Уинчестера Пула. Он тогда подарил ей маргаритку, сорванную с клумбы в Бостон-Коммон. Однако когда она принялась перечислять по пунктам его преступления против города, которому принадлежал парк, он тут же вырвал стебелек из ее пухлых ручек и, оборвав один за другим хрупкие лепестки, приказал ей убираться к себе домой.

Так закончилась ее первая любовь. Так закончилось ее первое крупное дело. Две совершенно разные вещи, но почему-то сейчас, когда она стояла под палящим летним солнцем, они вызывали в ее душе одни и те же схожие чувства – пустоты и одиночества.

Глава 6

ПОДОЗРЕВАЕМЫЙ В УБИЙСТВЕ ВЫБИРАЕТ СВОИМ АДВОКАТОМ ЖЕНЩИНУ

Лукас выругался при виде заголовка, напечатанного крупными буквами на первой полосе вечернего номера «Бостон геральд».

– Что все это значит, черт побери? – осведомился он.

Косые лучи заходящего солнца проникали сквозь окна его личного кабинета. Он был одет в белоснежную рубашку, ярко-синий жилет с золоченым пейслийским узором[8] и облегающие брюки для верховой езды, заправленные в сапоги. Брутус выступил вперед, его массивная фигура и свирепый взгляд, как всегда, плохо сочетались с парадным мундиром.

– В чем дело, хозяин?

– Вот, – проворчал Лукас, положив на стол газету и затем снова откинувшись назад в своем кресле.

Лукас поднялся с места, намереваясь отправиться прямо в контору своего брата, находившуюся в деловой части города. Однако ему не пришлось себя утруждать, поскольку как раз в эту минуту в кабинет вошел Грейсон, как всегда респектабельный, в элегантном черном костюме, держа под мышкой свой собственный аккуратно сложенный экземпляр газеты.

– Добрый день, – произнес Грейсон с несвойственной ему беспечностью в голосе.

– Черта с два – добрый! Ты уже видел газету?

– Да, она у меня. Превосходный тактический ход.

– Тактический ход? – переспросил ошеломленный Лукас.

– Да. Это самый лучший способ пустить по городу слух, что Элис Кендалл согласна представлять тебя в суде, и присяжные наверняка явятся на слушание, зная, что женщина, и притом порядочная женщина, выступает на твоей стороне. Жаль только, что ты сначала не обсудил это со мной. – Лицо его вдруг сделалось озабоченным. – Дело в том, что Элис Кендалл наотрез отказывается о чем-либо со мной говорить. Я посылал ей записки, но она уклоняется от встречи. По ее словам, адвокат здесь она, а не я, и если я хочу обсудить ход дела, мне придется иметь дело с тобой.

Грейсон выглядел недовольным, и в любую другую минуту Лукас наверняка улыбнулся бы при мысли, что кто-то посмел обращаться со старшим из братьев Хоторн подобным образом. Но сейчас он был слишком рассержен.

– Я не помещал эту заметку в газету, – заявил он. – Я-то думал, что это сделал ты. О черт, ведь я только этим утром отказался от ее услуг!

Выражение лица Грейсона стало зловещим.

– Что?!

– Она считает меня виновным, – буркнул он, не удостоив брата даже взглядом.

О том, что он не мог выбросить ее из головы, Лукас умолчал. Ее глаза, ее волосы, блестевшие подобно самому лучшему шелку, когда он вытащил из этого проклятого пучка шпильки. И ее тело. Как бы она ни пыталась его скрыть, миниатюрная, чопорная Элис Кендалл подходила ему как нельзя лучше. Досада змеей вползла в его душу.

– От нее одни неприятности.

– Неприятности? – Грейсон швырнул газету на стол. – Неужели ты до сих пор так и не понял всей серьезности положения? Или ты думаешь, что я преувеличиваю? Что все это просто дурной сон и утром ты проснешься как ни в чем не бывало? Нет, братишка! Возможно, это и похоже на ночной кошмар, но тем не менее все происходит наяву. И хотя Элис Кендалл испытывает мое терпение, отказываясь делиться со мной своими планами, у меня хватает здравого смысла, чтобы понять: она – наша единственная надежда взять верх над Уокером Кендаллом. Доказательством тому служит хотя бы то, что ни один адвокат в городе, кроме нее, не захотел браться за это дело. Всем известно, что Кендалл имеет на тебя зуб с того самого дня, когда ты открыл «Найтингейл-Гейт».

– Он же не участвует в процессе, – возразил Лукас упрямо.

– Кендалл не настолько глуп. Но у него есть к тебе свой счет, Лукас. Он сделал карьеру, преследуя по суду людей, которые позволяют себе шутить с законом. До сих пор ты не переступал черты, и потому он не мог до тебя добраться. Теперь же ему представился удобный случай расквитаться с тобой – и не только за это убийство, но и за многое другое, и ты достаточно умен, чтобы это понять. Как ты думаешь, зачем ему понадобилось привлекать к этому делу одного из своих прихвостней? Киттридж для него всего лишь удобное прикрытие, позволяющее вмешиваться в ход процесса и вместе с тем не выступать против тебя лично. – Грейсон сделал паузу, его темные глаза блестели, словно осколки холодного обсидиана. – Или тебе самому не терпится пойти ко дну?

– Не говори чепухи.

– Вот как? Ты думаешь, я не заметил, как ты постоянно ходишь по краю пропасти, словно намеренно искушая судьбу?

Лукас уставился невидящим взором в окно. Не дождавшись от него ответа, Грейсон вздохнул:

– Почему ты усложняешь мне задачу? Я ведь хочу помочь.

Лукас понимал, что Грейсон прав. Но как объяснить брату, почему он не хотел, чтобы эта женщина занималась его делом, или почему он при каждом удобном случае искушал судьбу, когда это для него самого оставалось загадкой?

– Просто присутствие Элис Кендалл меня смущает, – наконец ответил он, чувствуя на своем затылке холодный взгляд Грейсона.

– Ты к ней неравнодушен, не так ли?

Лукас резко обернулся, кровь угрожающе пульсировала в его жилах. Возможно, Грейсон и был прав, однако Лукас не собирался это признавать. Как бы сильно его ни влекло к ней, он не желал иметь ничего общего с этой благочестивой тихоней с диковатым блеском в глазах. Поцеловав ее, он поступил вопреки здравому смыслу, что до сих пор его поражало.

– Да ты с ума сошел!

– Ты так думаешь? А мне кажется, ты потерял от нее голову! Возможно, твой интерес объясняется тем, что ты оказался рядом с женщиной, которая не предлагает любовь за деньги.

– Я не плачу моим женщинам, – заявил Лукас холодно.

– Допустим, тебе нет нужды им платить, – согласился Грейсон, – но ты окружен ими повсюду. Думаю, что Элис Кендалл одновременно и привлекает тебя своей чистотой, и отпугивает.

– С каких это пор ты сделался философом? И, прошу тебя, забудь о Кендалл. О ней речь больше не идет.

– Черт возьми! – не выдержал Грейсон, терпение которого уже давно было на пределе. – И когда только ты вобьешь в свою тупую голову, что у тебя серьезные неприятности? Я не могу просто так это оставить. И во всем городе не найдется адвоката, который смог бы выступить в суде против Уокера Кендалла и взять над ним верх. Тебе нужно привлечь его дочь на свою сторону, нравится это тебе или нет. А пока что тебе лучше найти какой-нибудь способ ее вернуть.

Лукас понурил голову, понимая, что его брат абсолютно прав.

– Это не так-то легко, – губы его неожиданно растянулись в улыбке, – если бы я не уволил ее, она ушла бы сама.

– Почему?

– Она сказала, что мне нужно алиби, и я ей его предоставил.

– Как тебе это удалось? Ты же говорил, что был в ту ночь один!

Лукас бросил равнодушный взгляд на газету и положил ее обратно на стол.

– Микки настояла. Ты знаешь, что я никогда не умел отказать даме.

– Черт возьми, Лукас! И как только ты мог совершить подобную глупость? – Грейсон покачал головой. – Будь я неладен, если понимаю, что с тобой происходит!

Вся веселость Лукаса улетучилась, и внезапно обитая плюшем комната показалась ему нестерпимо душной, несмотря на вентилятор, обычно поддерживающий в ней прохладу.

– Так или иначе, – продолжал Грейсон, – тебе лучше пустить в ход свое пресловутое обаяние и убедить мисс Кендалл вернуться. Схватка будет жаркой, Лукас, и тебе понадобится любое преимущество, какое ты можешь получить, а я уже устал тебе повторять, что единственное преимущество, которое у тебя сейчас есть, – это Элис Кендалл. На твоем месте я бы отправился к ней немедленно. Вряд ли мне нужно напоминать тебе, что слушание твоего дела в большом жюри назначено на ближайшую пятницу.

– Сегодня вечером она собирается присутствовать на приеме у Дарнеллов. Так что с визитом мне придется подождать.

– Насколько я понимаю, тебе тоже не мешает поприсутствовать на этой вечеринке.

Элис в своем лучшем шелковом платье – вернее, в своем единственном шелковом платье – на цыпочках поднялась по каменным ступенькам и без стука переступила порог большого дома. Она не могла себе позволить купить еще одно, а у отца имелись более серьезные проблемы и нужды, чем ее вечерние туалеты.

Она обожала это платье яркого нефритового цвета, от которого ее янтарные глаза казались почти зелеными, а бледная кожа приобретала нежный кремовый оттенок. Правда, по стилю оно скорее подходило для девушек помоложе, однако этот наряд был куплен для нее отцом лет пять назад, он полагал тогда, что она будет посещать светские приемы и дамские швейные кружки, а не юридический факультет университета.

Едва она вошла в гостиную, ее увидел дядя:

– Элис, ты сегодня очаровательна!

Гарри Кендалл был ниже ростом, чем ее отец, волосы его заметно поредели с годами, а талия, напротив, раздалась. Именно он заботился об Элис и ее брате после скоропостижной смерти их матери. Несмотря на то, что Гарри был очень занят, постепенно поднимаясь по служебной лестнице в полицейском управлении Бостона, он никогда не был так загружен делами, как Уокер. Элис его обожала. Глядя с улыбкой в его добрые серые глаза, она произнесла:

– Спасибо, дядя Гарри. Ты сам сегодня выглядишь молодцом.

Гарри опустил глаза на свой парадный сюртук с закругленными фалдами, накрахмаленную белую рубашку и черный шелковый жилет, чуть-чуть обтягивавший объемистое брюшко, и улыбнулся.

– Мне не так уж часто случается наряжаться, но я рад, что ты решила побывать на этом празднике. Тебе надо непременно выезжать в свет, Элис. Молодой женщине грех запираться у себя в комнате с книгами по юриспруденции и судебными делами. – Он сдвинул густые седеющие брови. – И, что бы там ни думал по этому поводу твой отец, я полагаю, сейчас самое время заставить Кларка потрудиться ради награды. Дай ему понять, что ты не намерена сидеть и ждать, пока он примет решение, когда рядом есть столько молодых людей, которые с радостью возьмут тебя в жены.

Она ласково потрепала его по руке и насмешливо ответила:

– Да, и они отталкивают друг друга, пытаясь протиснуться через парадную дверь.

Гарри только проворчал в ответ. Впрочем, что он мог ей возразить? Он знал не хуже остальных, что его племянница, несмотря на то, что обладала достаточно привлекательной внешностью, не была сильна в искусстве кокетства, не умела застенчиво улыбаться мужчине и делать вид, будто он для нее начало и конец всему. А это являлось весьма существенным недостатком в глазах возможных поклонников, не говоря уже о том, что она была адвокатом – явно не женское занятие. До сих пор единственным человеком, которого не пугал ее выбор, был Кларк. «И Лукас», – невольно подумалось ей.

При одном воспоминании о его поцелуе она ощутила покалывание на губах. Нет, даже положение адвоката ее не спасало.

– Элис?

Вздрогнув, она очнулась и с виноватым видом поднес па пальцы ко рту, недовольная направлением своих мыслей.

– Я ни от кого не запираюсь. – Она развела руками, демонстрируя свой наряд, и недовольно поморщилась: – Но не кажется ли тебе, что в этом платье я выгляжу ужасно старомодной?

Как раз в этот момент ее брат, Максвелл, спустился вниз по лестнице.

– В Бостоне, дорогая сестра, ничто и никогда не выходит из моды. Женщины десятилетиями достают из своих сундуков одни и те же платья, пересыпанные камфарными шариками от моли.

Элис сразу почувствовала себя лучше, брату всегда удавалось ее развеселить.

– Ты похож на настоящего щеголя, – произнесла она, окинув взглядом его модный костюм.

Он отвесил ей низкий поклон:

– Благодарю покорно.

У Максвелла были темные волосы и глаза скорее серого, чем голубого цвета. Рослый, широкоплечий, он разительно отличался от Кларка и очень походил на Лукаса Хоторна.

При одной мысли о Лукасе она снова разволновалась. Уж конечно, ее любимый брат не имел ничего общего с этим неблагодарным подонком, который только сегодня утром ее уволил.

– В чем дело? – осведомился Максвелл с мягким укором. – Неужели моя маленькая Элис нервничает? Вряд ли тебя так волнует твоя внешность. Что могло случиться этим вечером, из-за чего ты сама не своя от беспокойства? Или все дело в газетной заметке?

Элис невольно простонала. Она до сих пор не могла поверить в то, что ее имя оказалось на первой полосе – особенно принимая во внимание, что она уже не будет вести это дело. Какой заголовок появится в газете завтра утром? ЖЕНЩИНА-АДВОКАТ ОТСТРАНЕНА ОТ ДЕЛА?

И как только она умудрилась попасть в такую переделку?

– Нет, дело не в ней, – ответила она, – просто я взволнована тем, что отправляюсь на прием после такого долгого перерыва. Отец тоже едет с нами?

Она посмотрела мимо дяди и брата в кабинет отца. Однако там никого не было.

– Я в этом не уверен, Элис. – Гарри неловко переминался с ноги на ногу. – Он был очень расстроен, когда ему в руки попалась эта газета. Не каждый день человеку приходится видеть имя своей дочери, напечатанное крупными буквами на первой полосе.

Она не стала говорить ему о том, что статья была ошибочной и, вне всякого сомнения, за ней последует опровержение. После всех событий последней недели она уже не знала, чего ожидать от родного отца. Почувствует ли он облегчение оттого, что она, наконец вышла из дела? И снова станет таким, как прежде, – добрым и чутким, ее главным сторонником в течение стольких лет.

Всего несколько дней назад Элис могла быть уверена, что Уокер крепко сожмет ее в своих объятиях и скажет, что она вольна делать все, что ей угодно. Другие дела придут в свое время. Но то было несколько дней назад. С тех пор многое изменилось. И уже в который раз у нее возникло ощущение, что прежней жизни не вернуть. В этом виноваты все: ее отец, Кларк и, наконец, Лукас Хоторн, затронувший в ее душе такие струны, которых лучше было бы вовсе не касаться.

Помимо всего прочего она испытывала огромное облегчение оттого, что ей не придется больше заниматься его делом. Ей это казалось самым простым выходом, и хотя какая-то часть ее существа не могла смириться с поражением, Элис уже была сыта по горло Лукасом Хоторном. А завтра она, сидя с отцом в гостиной, найдет способ все ему объяснить и исправить положение.

Они покинули дом, однако, оказавшись на улице, Максвелл направился к тротуару вместо того, чтобы сесть в поджидавшую их коляску.

– Куда ты собрался? – спросила Элис.

– На прием, – ответил он со смехом. Его ботинки из лакированной кожи сверкали так, что в них отражался лунный свет. – Но только не в этом тюремном фургоне. Я лучше пойду пешком.

Дядя Гарри пробормотал что-то себе под нос, после чего проводил Элис к скромному черному экипажу, которым правил сержант Мейсон. Он обязан был следить за тем, чтобы начальник полиции мог попасть в любое место по своему желанию. Как государственные служащие, ни Гарри, ни Уокер не могли рассчитывать на большие доходы, и вряд ли кто-нибудь из них, не исключая и Элис, вообще получил бы приглашение на праздник в дом богатых и влиятельных Дарнеллов, если бы не то обстоятельство, что Кендаллы являлись прямыми потомками первых граждан Бостона. Возможно, они и не обладали большим состоянием, зато могли похвастаться прекрасным старинным именем, а это в светских кругах Бостона имело большое значение. Просто с деньгами им было бы легче вращаться среди равных себе по рангу.

Маленький экипаж отъехал от старинного особняка на Бикон-Хилл и покатил по Чарлз-стрит. После нескольких поворотов и непродолжительного следования вдоль обнесенной оградой темно-зеленой массы Паблик-Гарденз они остановились у входа в городскую резиденцию из красного кирпича, с черными ставнями, расположенную в сравнительно новой, но тем не менее престижной части города, называемой Бэк-Бей.

Полицейский экипаж выглядел прочным и практичным по сравнению с окружавшими его со всех сторон богато разукрашенными эмалью одноконными каретами и ландо. Единственная лошадь, тащившая за собой мрачного вида повозку, фыркала и била копытами по мостовой, горя нетерпением покинуть это место.

Нервы Элис были напряжены до предела, сознание двусмысленности положения обволакивало ее подобно зимнему плащу. Кларк уже говорил ей о том, что его не будет на приеме, – как и ее отца. А ведь именно на них она полагалась прежде всего, когда дело касалось ее выходов в свет.

Дом выглядел великолепно: широкие лестницы, хрустальные люстры, толпа нарядно одетых мужчин и женщин. Лакей принял у нее из рук пелерину, и Элис сама не помнила, как очутилась в самом центре парадной гостиной. Сейчас она почему-то чувствовала себя похожей на отцветшую и невзрачную розу с голыми шипами, перевязанными нелепыми бантиками. Она робко протянула руку к волосам и поправила прическу.

– Если ты чувствуешь себя так неловко, – обратился к ней шепотом дядя, – нам нет нужды здесь оставаться.

Как мило с его стороны! Однако рано или поздно ей все равно придется предстать перед этими людьми.

– Со мной все в порядке, дядя, честное слово, – отозвалась она, пожав ему руку.

Полы в зале были начищены до блеска, оркестр играл на специально сооруженной сцене, устроенной наподобие картины в раме и находившейся высоко над их головами. Несколько пар уже кружились в танце, но большинство гостей все еще беседовали между собой. Раздвижные двери были слегка приоткрыты, и за ними Элис заметила ломившиеся от кушаний столы.

Мужчины в парадных костюмах обменивались приветствиями. Почтенные матери семейств в тусклых платьях выставляли напоказ своих дочерей, а юные дебютантки весело щебетали, прикрывая рты затянутыми в перчатки пальцами или обмахиваясь кружевными веерами.

«Неужели и я когда-то была так молода?» – спрашивала себя Элис. Сейчас ей с трудом в это верилось.

– Элис, неужели это и впрямь ты?

Обернувшись, Элис и Гарри заметили направлявшуюся к ним Джессику Мэйфилд. На ней было роскошное платье из тафты сапфирового оттенка с длинным шлейфом, волочившимся по полу. Без сомнения, это платье не было извлечено из сундука.

Джессика протянула Элис обе руки, легко и ласково коснувшись поцелуем обеих ее щек. Затем она позволила Гарри пожать ей руку, как того требовали правила приличия.

– Как приятно вас видеть, мистер Кендалл! – Она осмотрелась по сторонам. – Надеюсь, Максвелл сегодня тоже здесь?

– Пока еще нет, но скоро будет, – ответил Гарри.

– Как чудесно! Я буду рада с ним встретиться. – Джессика взмахнула ресницами. – Такой убежденный холостяк, что, похоже, еще ни одной девушке во всем городе не удалось его заарканить. – Она обмахнулась веером. – Мой отец сгорает от нетерпения побеседовать с вами, мистер Кендалл. По его словам, такого превосходного начальника полиции у нас еще не было. Это большая удача, что один из самых уважаемых наших граждан командует людьми, которым мы платим, чтобы они нас охраняли. – Она наклонилась к нему поближе, улыбка ее тут же погасла, словно кто-то выключил газовую лампу: – Мы ведь в безопасности, не так ли?

– Бостон еще никогда не был более безопасным, – заверил ее Гарри.

– А как же дело об убийстве? Не может быть, чтобы это преступление совершил Лукас Хоторн.

И тут, словно простого упоминания его имени было достаточно для того, чтобы заставить его появиться, Лукас собственной персоной возник на пороге особняка. Разговор тут же прервался, словно по взмаху палочки невидимого дирижера.

– Глазам своим не верю! – еле выговорила Джессика в предвкушения скандала. – Что он здесь делает? Лукас уже многие годы не принимал приглашений ни на один прием.

Лукас остановился в дверях, его строгий вечерний костюм украшали белоснежный накрахмаленный галстук и жилет. Его чувственные губы растянулись в неком подобии улыбки, но во взгляде проницательных голубых глаз и во всем облике чувствовалась настороженность. Все вокруг уставились на него, словно чего-то ожидая. Лукас между тем окинул быстрым деловитым взглядом комнату, осмотрев каждый уголок, пока, наконец его глаза не остановились на ней.

Сердце подскочило в груди Элис, когда он, не обращая внимания на изумленные взгляды и неуклюжие приветствия окружающих, направился в ее сторону. Движения его представляли собой странное сочетание светского лоска и неприкрытой мужской силы, грубой и хищной. Леопард среди павлинов.

Она наблюдала за ним и невольно размышляла о грехе. Темном, опасном и волнующем. Элис много думала о грехе с юных лет, да иначе и быть не могло – ведь она росла рядом с отцом и дядей, окруженная разговорами о жутких убийствах и других кошмарных преступлениях, которыми было заполнено их обеденное время. Это всегда выделяло ее среди других девушек, которые больше интересовались последними направлениями моды или узорами для вышивания крестиком. Сколько Элис себя помнила, она никогда не имела ничего общего со своими ровесницами. Но это была ее жизнь, и она не променяла бы свои задушевные беседы с отцом даже на тысячу роскошных платьев с оборками или сотню самых отборных кавалеров. Ей нужен был лишь один человек – человек, который бы принял ее такой, какая она есть. А для этого у нее имелся Кларк. Он-то понимал, что знать о грехе и совершать его на деле – далеко не одно и то же. Как, впрочем, и ее отец и дядя. Они ежедневно сталкивались с грехом, однако сами ему не поддавались. Чего нельзя было сказать о Лукасе Хоторне.

– О Боже! – выдохнула Джессика, поднеся трепещущую руку к груди. – Он идет сюда.

И в самом деле, Лукас не свернул в сторону и не останавливался до тех пор, пока не оказался рядом с ними. Его голубые глаза на один миг, равный вечности, задержались на Элис, и по спине ее пробежала дрожь почти сладострастного удовольствия. Затем Лукас обернулся к Джессике.

– Мисс Мэйфилд, – произнес он, отвесив ей учтивый поклон.

Джессика испустила восторженный вздох и едва не лишилась чувств, разыгрывая из себя дурочку перед Лукасом Хоторном.

– До чего же замечательно видеть вас здесь, мистер Хоторн, – произнесла она, как только снова обрела дар речи. – Вы должны пойти со мной. Без сомнения, каждый из присутствующих захочет с вами переговорить.

Она хотела взять его под руку, однако он, одарив ее чувственным, притягивающим взглядом, произнес:

– Сначала я должен поговорить с мисс Кендалл.

– О! – Джессика внимательнее присмотрелась к Элис.

Сама же Элис не в силах была отвести взгляда от Лукаса Хоторна. Он не произнес больше ни слова и взял ее за руку. Даже сквозь белую ткань перчаток она ощутила тепло его кожи. Затем он поклонился и поднес ее пальцы к губам, не ограничившись при этом простым жестом, как того требовали приличия, но коснувшись каждого из них поцелуем. От этого прикосновения жаркое пламя разлилось по всему ее телу. Еще никто и никогда не целовал ее так – внешне невинно, но с таким скрытым чувством.

Потом, так же быстро, Лукас отпустил ее руку и обернулся к дяде Гарри.

– Мистер Кендалл, – произнес он нарочито вежливым тоном, – я не видел вас вот уже – дай Бог памяти – три недели со времени моего ареста.

Невозможно было не заметить саркастической нотки в его голосе. Он бросил эти слова, как в прежние времена бросали перчатку. Джессика ахнула, некоторые из гостей повернули головы в их сторону, а ее дядя сразу ощетинился, выпрямившись во весь свой рост, составлявший пять футов девять дюймов. Возможно, Гарри и не мог похвастаться статью Лукаса, но то, чего ему недоставало в дюймах, он восполнял за счет внушительной массы мускулов.

– Да, ровно три недели. Хотя, будь на то моя воля, вы бы парились сейчас в тюремной камере, вместо того чтобы прохлаждаться в светских гостиных.

Губы Лукаса скривились в усмешке.

– Увы, не всегда все происходит по нашей воле.

Элис не верила собственным глазам. Ее дядя никогда не выходил из себя и не позволял себе столь явных грубостей. Сейчас перед ней был человек черствый и раздражительный. Хотя в оправдание своего дяди она вынуждена была признать, что Лукас обладал, способностью выявлять в любом человеке его худшие стороны.

Не удостоив его больше ни словом, Гарри взял Элис под руку и хотел продолжить путь, однако Лукас их остановил:

– Мисс Кендалл, я почту за честь пригласить вас на танец.

Джессика снова ахнула. Элис уже собиралась отказаться, однако Гарри сделал это за нее:

– Только через мой труп, Хоторн.

– Мне нужно переговорить с моим адвокатом, – заявил Лукас не допускавшим возражений тоном, – и если вы не хотите, чтобы я отвел вашу племянницу в отдельный кабинет, чтобы обсудить с ней вопрос наедине, полагаю, нам лучше сделать это во время танца.

Гарри весь кипел от возмущения. Глаза Джессики сделались круглыми, как блюдца.

– Ты его адвокат?

К этому моменту вокруг них уже собралось несколько любопытных. Какой-то коренастый полный мужчина выступил вперед. Его редеющие длинные волосы прилипли к лысине на макушке, и без того румяные щеки стали еще ярче от выпитого вина.

– Все газеты сегодня только об этом и пишут, – пояснил он.

– Я уже видела их, – подхватила Джессика взволнованно, – однако успела прочесть только заголовок. Я и предположить не могла, что женщина, о которой идет речь в статье, – наша дорогая Элис. Хотя мне следовало догадаться. – Она прищелкнула языком. – Тебе всегда нравилось возмущать спокойствие.

Болезненное чувство овладело Элис при виде шумихи, вызванной известием о том, что она согласилась защищать Лукаса. Конечно, ей вряд ли стоило этому удивляться. Она была не настолько наивна. Но все равно ей это очень не нравилось.

По мере того как толпа вокруг нее становилась все более плотной, Элис оказалась отрезанной от своего дяди, который чуть не лишился рассудка при виде суматохи, поднявшейся вокруг его племянницы. И затем, незаметно для себя самой, она оказалась в кругу танцующих, увлекаемая чьей-то сильной, но поразительно мягкой рукой.

– Я что-то не помню, чтобы ответила вам «да», – произнесла Элис, когда Лукас притянул ее к себе поближе, не зная, испытывала ли она облегчение оттого, что он избавил ее от излишнего внимания, или, напротив, сердилась на него за то, что он потащил ее за собой по собственной прихоти.

– Но я не помню, чтобы вы сказали мне «нет».

Его низкий, приглушенный смех соблазнительно прозвучал над самым ее ухом. Как ни странно, но этот звук наполнил ее душу спокойствием. Ей в голову пришла неожиданная мысль, что она чувствовала себя гораздо непринужденнее рядом с этим человеком, обвиняемым в убийстве, чем среди равных ей по положению.

– А разве вы бы приняли «нет» за ответ? – спросила она, в голосе ее были заметны обычно несвойственные ей дразнящие нотки.

Лукас слегка отстранил от себя девушку и посмотрел на нее сверху вниз с видом слегка комического удивления, после чего его взгляд опустился еще ниже, на ее губы.

– Если леди отвечает мне отказом, я всегда уважаю ее желания.

Оба они прекрасно понимали, что он имел в виду не только танец, и Элис почувствовала прилив крови к щекам.

– Вы краснеете? – Его улыбка исчезла, и в какой-то миг ей показалось, что он вот-вот дотронется до ее лица. – Я уже не помню, когда в последний раз видел, чтобы женщина краснела, – добавил он, словно не отдавая себе отчета в том, что говорит вслух. – Невинный румянец для девушки все равно, что платье. Сколько вам лет, мисс Кендалл?

– Джентльмен никогда не спрашивает леди о ее возрасте.

– А я никогда и не пытался притворяться джентльменом.

– Что верно, то верно, но ведь вы явились на этот прием, не так ли? Разве одно из неписаных правил хорошего тона не гласит, что человек, который бывает в обществе, должен подчиняться требованиям этого общества? Своего рода молчаливое соглашение, если вам угодно.

– Раз уж вы так склонны следовать требованиям общества, почему вы стали адвокатом?

Элис оступилась и непременно упала бы, если бы он ее не поддержал. Его сильные руки подхватили ее, буквально пронеся над полом в течение нескольких па, которые она пропустила.

– Я вижу, ответа у вас нет. – На его лице снова появилась улыбка. – Хотя слово «туше», на мой взгляд, было бы вполне подходящим.

– Насколько я понимаю, моя профессия и то, являетесь ли вы джентльменом или нет, – две совершенно разные вещи.

– Я с вами не согласен. То, что вы стали адвокатом, почти равнозначно тому, что вы перестали быть леди – по крайней мере, в глазах общества. Так что вопрос о том, являетесь ли вы леди, очень схож с вопросом, являюсь ли я джентльменом. – Глаза его сверкнули. – Вот уж никогда бы не предположил, что у нас с вами так много общего.

В ответ на его изощренную логику Элис только презрительно фыркнула. Следовало ли ей воспринимать его слова как обиду или нет?

– Не беспокойтесь понапрасну, мисс Кендалл. Все равно я никогда не питал пристрастия к настоящим леди.

– Я… я не…

От досады – и от страха – Элис буквально лишилась дара речи. Неужели именно так думал о ней весь Бостон – что она больше не была леди?

Сердце в груди болезненно защемило. Ей вдруг захотелось бежать прочь из этого места на свежий воздух, где можно было бы перевести дух. Однако страхи, которые она так долго держала в себе, уже невозможно было подавить. Неужели воспитание, которое ей дали, привело к тому, что она уже не может считаться настоящей леди и ей не найти себе супруга? Неужели так важно научиться кокетничать с мужчинами и вышивать крестиком, чтобы обзавестись ребенком? Не стоило ли ей пожертвовать своей природной склонностью к юриспруденции, чтобы иметь семью? Ведь другие женщины ее возраста воспринимали все это как должное.

Элис вспомнила, как в течение многих месяцев и она сама, и все окружающие были уверены в том, что рано или поздно Кларк сделает ей предложение, однако этого не случилось. Ей снова пришла на ум длинная череда оправданий, почему им следует подождать со свадьбой, и тут ей вдруг стало не по себе. Неужели ей не суждено держать на руках собственного ребенка? Неужели ей придется провести оставшуюся часть жизни в обществе двух старых холостяков и брата с семьей после того, как он женится? Неужели она навсегда останется всего лишь незамужней тетушкой?

– Мне очень жаль.

Эта простая фраза нарушила круговорот ее мыслей, и она подняла глаза на Лукаса. Тот и впрямь выглядел огорченным. Его голубые глаза проникали в самую глубь ее существа, и она почувствовала, что ее сердце как-то странно сжалось.

– Вы настоящая леди, – произнес он почти шепотом, выделяя каждое слово. – Я и не имел в виду ничего иного. Но, кроме того, вы умны и жизнерадостны, красивы и образованны. Совершенно не похожи на любую другую женщину, которую я знал до сих пор.

Его слова пролились на ее сердце подобно бальзаму.

– И вы выглядите сегодня просто обворожительно, – добавил он мягко.

Ее удивление смешалось с новым приступом смущения при мысли о платье.

– Я похожа на взрослую женщину в одежде школьницы.

– Нет, вы похожи на красивую молодую леди.

– Я не красива и не молода.

– По чьим меркам?

– По любым.

– Только не по моим. Я никогда не считал женщину моложе двадцати четырех лет интересной. Осмелюсь предположить, что вы только что начали представлять для меня интерес.

Он произнес это таким тоном, что Элис невольно рассмеялась.

– Вы пытаетесь доказать мне, что действительно не лишены обаяния?

Танцевальный зал был переполнен. Она была вынуждена теснее прижаться к его широкой груди, ощущая жар его тела, от которого исходил свежий и чистый запах нагретой на солнце травы. Он опустил на нее глаза, обрамленные темными ресницами, похожими на два полумесяца:

– А вы находите меня обаятельным, мисс Кендалл?

От этих слов ее дыхание невольно участилось. Полные искреннего чувства, они были подобны интимной ласке, хотя она едва знала его – да и не хотела знать.

Элис усилием воли заставила себя сосредоточиться на бриллианте, украшавшем его рубашку. Со всех сторон звучали пение скрипок и низкий тоскливый звук виолончели.

– Нет, мистер Хоторн, я вовсе не нахожу вас обаятельным. Скорее назойливым. – Она едва смогла выдавить из себя последнюю фразу.

Глаза его сверкнули весельем, когда он еще крепче прижал ее к своей мощной груди.

– Да, это видно сразу.

– Зачем вам понадобилось искать меня здесь? – проворчала Элис. – Еще сегодня утром вы заявили, что не хотите меня больше видеть.

– Верно, – признался он. – Откровенно говоря, я здесь только для того, чтобы извиниться перед вами за сегодняшнюю вспышку в конторе.

– Вспышку?

– Я имею в виду, когда я вас уволил.

– Ах, вот как вы это называете? В любом случае вы были правы. Мои манеры оставляют желать лучшего – как, впрочем, и ваши. – Элис почувствовала, как на щеках ее выступил жаркий румянец, однако заставила себя продолжать: – Адвокату и его клиенту вовсе ни к чему…

– Целоваться?

– Да, целоваться. Это было вопиющим нарушением профессиональной этики. Мне не следовало допускать подобных вещей, но… я не знаю, почему это все же случилось. Нам не стоит дальше работать вместе. Я уверена, что ваш брат без труда найдет вам другого адвоката.

– Мне не нужен другой адвокат.

Она запрокинула назад голову:

– Что вы сказали?

– Я хочу, чтобы меня представляли в суде именно вы, и никто больше.

Сердце ее затрепетало, ладони вспотели. Элис инстинктивно отступила назад, однако толпа гостей и железная хватка его затянутой в перчатку руки не позволили ей сделать больше ни шагу. Ее пальцы крепче вцепились в его плечо, чтобы сохранить равновесие.

– Почему?

Одним плавным движением он развернул ее так, что на какой-то почти неуловимый миг его крепкое бедро оказалось между ее ног.

– Потому что мне нужны вы.

Его последние слова в теплом воздухе комнаты приняли почти осязаемую форму. Их разделяло всего несколько дюймов, голос, похожий на приглушенное урчание, был полон соблазна. Их взгляды встретились, и плохо скрываемая страсть, которую она видела в его глазах, слегка вскружила ей голову.

– Мне нужны ваши познания в юриспруденции, ваши ораторские способности и ваша честность, которая так ясно отражается в вашем взоре.

Одни голые факты. Действительность. Ничего чувственного. Элис, к своей досаде, испытала нечто вроде приступа разочарования.

– С вами все в порядке? – спросил он.

Лицо его выражало неподдельную тревогу, и он крепче прижал ее к себе как бы для того, чтобы поддержать – словно его действительно заботило ее состояние. У Элис даже промелькнула мысль, что в объятиях этого человека она может позволить себе несколько блаженных мгновений слабости.

– Из этого ничего не выйдет, – едва выговорила она.

– Почему? – Он внимательнее присмотрелся к ней, без видимого труда кружа вместе с ней по залу. – Вы чего-то боитесь?

Элис изумленно заморгала.

– Мне нечего бояться, мистер Хоторн.

– Вас беспокоит, что вы можете не выдержать и поцеловать меня снова?

– Я вас не целовала! Это вы меня поцеловали. И вы можете держать пари на любую сумму, что больше этого не повторится.

Он улыбнулся ей с видом крайней самоуверенности.

– Вот видите, вопрос решился сам собой. Отныне никаких поцелуев. Следовательно, нам нет причин избегать друг друга.

Его добродушное подтрунивание выводило ее из себя.

– Это не предмет для шуток, мистер Хоторн.

После этих слов он вдруг остановился на середине танца.

– Да, я знаю. И хотя мне неприятно это признавать, я знаю, что мне не обойтись без вас, Элис.

Нескрываемая горечь его тихих слов поразила ее. Впервые она обнаружила в этом сильном человеке признаки уязвимости. Внезапно ее охватило непреодолимое желание привлечь его к себе, сжать в объятиях, успокоить, положить ладонь ему на сердце…

Однако затянувшаяся пауза неожиданно прервалась, когда Элис почувствовала, как кто-то завладел ее рукой.

Резко обернувшись, она оказалась лицом к лицу с Кларком. Они находились в самом конце танцевального зала, и помощник ее отца уставился на нее с нескрываемым укором. Затем Кларк медленно перевел взгляд на Лукаса. Его карие глаза от гнева превратились в узкие щелочки.

– Кларк, – еле выговорила она, – что вы здесь делаете?

– Мне удалось вырваться из конторы раньше обычного. – Он взглянул сначала на Лукаса, затем на нее. – Что-нибудь не так?

Лукас даже не удостоил собеседника взглядом. Он смотрел только на нее.

– Элис?

Время словно остановило свой ход. Да, тут все было не так. Она уже не в состоянии была управлять своими собственными мыслями.

– Нет, – наконец произнесла она, выровняв дыхание, – просто я очень устала.

Она повернулась, чтобы уйти, и позволила Кларку взять ее под руку – с благодарностью или против воли?

– Мисс Кендалл, – окликнул ее Лукас, заставив девушку остановиться на ходу. Она обернулась в его сторону, как будто ничего другого ей не оставалось. – Я увижу вас завтра на слушаниях? – спросил он.

Его глаза умоляли ее, и у нее имелся лишь один возможный ответ:

– Да, я там буду.

На его лице появилась уже знакомая ей широкая, чудесная улыбка.

– Хорошо, – произнес Лукас, сопровождая свои слова высокомерным кивком головы.

Она не могла удержаться от ответной улыбки:

– Только не забудьте надеть синий костюм, о котором мы с вами говорили.

Кларк что-то пробубнил себе под нос, и, прежде чем Элис успела расслышать ответ Лукаса, помощник окружного прокурора вывел ее из зала.

Глава 7

В пятницу утром Элис явилась к зданию суда за полчаса до начала слушаний. Как и писали газеты, женщины рядами выстроились вдоль ступенек, держа самодельные плакаты, заявлявшие о невиновности Лукаса. Некоторые заявляли о своей любви к нему.

Одно дело было слышать об этой толпе восторженных поклонниц, и совсем другое – видеть их собственными глазами. Среди них были молодые и старые, прилично одетые и в вульгарных нарядах. Однако всех этих женщин объединяло одно – их преданность и поддержка, которую они оказывали Лукасу. Действительность совершенно ошеломила Элис, заставив ее с особой силой почувствовать свое ничтожество и невзрачность.

Элис поспешила внутрь здания. Звуки ее шагов эхом отдавались в облицованном мраморными плитами коридоре, примыкавшем к залу, где должны были состояться слушания. Она уложила свои белокурые волосы в строгую, подобающую случаю прическу. На ней было темно-синее, простого покроя платье. Она была готов а к слушаниям, насколько это вообще было возможно.

Обычно не адвокаты подзащитных, а представители обвинения прибывали в здание суда раньше времени и нервно расхаживали из стороны в сторону, ожидая своей очереди, чтобы представить на слушаниях добытые ими в ходе расследования улики. В тот день должно было рассматриваться сразу несколько дел, и если кому-нибудь из помощников окружного прокурора удавалось убедить большое жюри вынести обвинительный акт, это было важным шагом на пути к выигранному процессу. Вся карьера помощника окружного прокурора состояла именно из таких небольших побед, и Элис понимала, что Кларку сегодня нужна была только победа. Будет ли он бороться честными методами или же, подобно драчливому коту в глухом переулке, будет нападать из-за угла?

Хорошей новостью для Элис было то, что, как представитель защиты, она не допускалась в комнату для совещаний большого жюри, дурной – что, как представитель защиты, она не допускалась и в зал суда. Палка о двух концах. Она не могла привести доводы в пользу своего клиента или заявить в случае необходимости протест. Следовательно, у нее не было никаких причин беспокойно мерить шагами коридор, словно какой-нибудь помощник окружного прокурора.

Элис нервничала не меньше любого из них, однако она была уверена в том, что ни одно жюри присяжных во всей стране не станет предавать Лукаса Хоторна суду на основании более чем ненадежных показаний женщины, чей моральный облик вызывал сомнения. Вряд ли куртизанка со своим сбивчивым рассказом сможет произвести впечатление в суде. У обвинения не было достаточных улик против Лукаса, и не исключено, что ее отец передал дело Кларку лишь потому, что понимал: на победу им рассчитывать не приходилось. Таким образом, если они добьются вынесения обвинительного акта, все лавры достанутся ее отцу. Если же они проиграют, отвечать придется одному Кларку. Элис неприятно было думать, что ее отец способен поступить так со своим подчиненным.

Длинный коридор рядом с комнатой для совещаний большого жюри постепенно наполнялся представителями обвинения, свидетелями, полицейскими, обвиняемыми, которым удалось избежать тюремного заключения, а также членами их семей, прибывшими сюда, чтобы участвовать в процессе или поддержать добрым словом своих родных. Однако Лукаса нигде не было видно.

Кларк появился в здании суда за десять минут до начала слушаний. Едва заметив ее, он нахмурился, покачал головой и взглянул на нее с жалобной улыбкой. Затем, крепко держа за ручку свою битком набитую сумку, он направился в ее сторону. Кларк поздоровался почти со всеми присутствующими здесь прокурорами, обменялся рукопожатиями со многими из адвокатов и вежливо приветствовал полицейских. Добравшись, наконец до того конца коридора, где стояла она, он опустил сумку на пол и, вынув из кармана платок, вытер лоб.

– Я до сих пор не могу поверить, что вы действительно готовы идти в этом деле до конца, – произнес он, аккуратно сложив квадратный кусок ткани и убрав его обратно в карман.

– Это именно так, можете не сомневаться.

Удивленный ее тоном, он слегка приподнял брови. Однако прежде чем он успел что-либо ответить, на верхней ступеньке лестницы показался Лукас, такой же властный и высокомерный, как всегда. Едва завидев ее, он удовлетворенно кивнул головой и выступил вперед. Взгляд его был настолько дерзким, что сердце у нее в груди слегка подскочило. Но тут Лукас заметил рядом с ней Кларка. Выражение его лица тут же изменилось, и Элис снова увидела перед собой того опасного человека, который переступил порог ее конторы в день их первой встречи.

Лукас коротко приветствовал помощника окружного прокурора. Кларк тут же прервал его и наверняка отошел бы в сторону, если бы именно в эту минуту рядом с ними не появился Грейсон. Грейсон Хоторн приходился родным братом Лукасу, однако он был слишком известным адвокатом, не говоря уже о его репутации в городе, чтобы относиться к нему пренебрежительно.

– Привет, Грейсон, – добродушным тоном обратился к нему Кларк.

– Мистер Киттридж, – подчеркнуто вежливым тоном отозвался Грейсон.

Кларк, который был моложе. Грейсона и далеко не так удачлив, в ответ на этот едва завуалированный выговор только густо покраснел.

И тут, ко всеобщему изумлению, в здании суда появился Уокер Кендалл. Все обвинители и почти все защитники, собравшиеся здесь, наперебой старались привлечь к себе его внимание, пока он следовал по коридору. Шум их голосов, эхом отражавшийся от мраморного пола и стен, стал почти оглушительным. Уокер пробирался через толпу, словно политик на предвыборном митинге, широко улыбаясь и на ходу обмениваясь рукопожатиями, репликами и шутя как со знакомыми юристами, так и с полицейскими. Элис не без гордости наблюдала за тем, каким явным уважением он пользовался. Поскольку взгляд ее был сосредоточен на отце, ей понадобилось некоторое время, чтобы сообразить, что человек, следовавший за ним, был коронером округа Бостон.

Ее тут же охватило замешательство, и сердце тревожно забилось, едва Грейсон смерил ее взглядом своих серых, как сталь, глаз. Коронеры редко приглашались в качестве свидетелей на заседания большого жюри, за исключением тех случаев, когда возникал вопрос о том, как именно умерла жертва.

– Что он здесь делает? – осведомился Грейсон.

– Не знаю, – ответила она, – я видела имя коронера в списке свидетелей, однако, поскольку в данном случае вопрос о причине смерти не стоит, я понятия не имею, зачем он явился сюда.

Все смущение Кларка исчезло, и теперь он улыбался, не говоря, однако, ни слова. Элис охватило смутное подозрение и тревога. Она протиснулась мимо мужчин, не дожидаясь, пока ее отец проследует через весь коридор. Большие латунные часы, встроенные в мраморную стену, показывали, что до начала слушаний в большом жюри осталась всего одна минута.

– Что здесь делает коронер, отец? – спросила она без долгих предисловий.

Уокер приподнял на ходу брови, однако не стал останавливаться.

– Разве так приветствуют своего родного отца?

Она чуть было не принесла ему свои извинения. Но уже в следующий миг это побуждение исчезло, уступив место предчувствию беды. Сначала коронер, затем самоуверенная улыбка на лице Кларка, и вот теперь высокомерное спокойствие ее отца.

– Нет никаких сомнений относительно того, как именно погибла та девушка, – произнесла она, с трудом поспевая за ним и шурша длинными юбками, пока они вместе пробирались к противоположному концу коридора.

– Нет, – ответил Уокер, приветствуя кивком головы стоявшего чуть в стороне известного адвоката. – Но никогда нельзя предвидеть, что именно может всплыть в таком важном деле, как это. По правде говоря, это была не моя идея, а Кларка. Просто я был приятно удивлен, что она так вовремя пришла ему в голову, – закончил он, когда они остановились прямо перед Грейсоном, Кларком и Лукасом.

– Зачем сюда явился коронер, Уокер? – спросил Грейсон.

– Так, без каких-либо особых причин, – ответил тот с подчеркнутым уважением в голосе.

Грейсон прищурился:

– Вы наверняка что-то затеваете.

– Следите за своими словами, Грейсон, – холодным тоном отозвался Уокер, и улыбка исчезла с его лица.

Грейсон пристально посмотрел Уокеру в глаза, словно пытаясь прочесть его мысли, потом обернулся к Элис:

– Попросите присяжных об отсрочке.

Если бы только она могла это сделать!

– У нас нет для этого оснований. Коронер был внесен в список свидетелей.

– И все равно попросите.

– И что я им скажу? «У меня возникло нехорошее предчувствие»?

Грейсон что-то проворчал себе под нос, Уокер приподнял брови, а Лукас – она почти была в этом уверена – усмехнулся.

– О черт! – выругался Грейсон.

Элис медленно повернула голову, встретившись взглядом с Лукасом. Он небрежно прислонился к мраморной с деревянными панелями стене, выражение его лица явилось для нее полнейшей загадкой.

О чем он думал сейчас? Откуда такое полное равнодушие ко всему, что происходит вокруг, несмотря на то, что жизнь его висит на волоске? Впрочем, тогда, на празднике у Дарнеллов, он отнюдь не выглядел равнодушным. Эта нескрываемая горечь в его голосе не могла быть плодом ее воображения.

Так или иначе, времени на слова уже не оставалось, поскольку как раз в этот миг охранник распахнул широкие дубовые двери. Заседание большого жюри вот-вот должно было открыться. Если Элис не ошиблась насчет торжествующего выражения на лице отца, у коронера было что сказать присяжным. И тогда Лукас Хоторн будет предан суду.

Элис вся горела словно в лихорадке. Ею овладело ощущение, что она угодила в какую-то ужасную ловушку. Она хотела было удалиться, но в последнюю минуту обернулась и заметила, как Уокер передал Кларку какую-то папку с документами.

– Отлично сработано, – донеслись до нее слова отца. Затем окружной прокурор вошел вслед за своим подчиненным в зал для заседаний большого жюри.

– Куда ты собрался? – обратилась к нему Элис. – Ты же сам говорил, что не занимаешься этим делом.

– Да, верно. Но это не значит, что я не хочу посмотреть, как справляется с ним один из самых многообещающих моих помощников. – Он сверкнул белозубой улыбкой и проследовал в зал.

Элис наблюдала за тем, как он занял кресло в последнем ряду, после чего обернулась к Лукасу. Судя по его виду, его больше занимало то, что чувствовала в эту минуту она, чем то, что ожидало его самого.

– Вам лучше идти, – произнесла она, усилием воли придав голосу твердость.

Еще какое-то мгновение он смотрел на нее, затем утвердительно кивнул:

– Да, пожалуй, мне пора идти в клетку со львами.

– Возможно, все обстоит не так уж плохо, – попыталась она утешить его, – в конце концов, речь по-прежнему идет об их слове против вашего.

– Будем надеяться, что так.

Отвернувшись, он неспешной походкой вошел в зал, словно его собственное будущее его совсем не беспокоило. И только когда широкие дубовые двери захлопнулись за ним, Элис сообразила, что он надел простой темно-синий костюм в стиле принца Альберта.

Грейсон сидел на жесткой деревянной скамье, спокойный и неподвижный как изваяние. Элис восхищалась его хладнокровием, но самой ей было до него далеко. Она мерила шагами коридор, нервничая не меньше любого новичка, первый раз выступающего в суде.

Никто не знал в точности, сколько пройдет времени, прежде чем решение по делу «Содружество против Лукаса Хоторна» будет вынесено. Минута проходила за минутой, а Грейсон по-прежнему не двигался с места и лишь иногда бросал взгляд на настенные часы – единственный признак, по которому можно было судить о его нетерпении.

Спустя час Элис чувствовала себя так, словно пробежала без отдыха по меньшей мере десять миль. Ее колени ныли от бесконечного расхаживания взад и вперед по жестким плитам пола, спина разболелась оттого, что она ни разу не присела. И все это время в уме у нее беспрестанно проносились одни и те же вопросы. Неужели коронер собирался сообщить присяжным нечто такое, о чем не упоминалось в полицейских протоколах? Не могло ли случиться так, что ее отец знал об этом, а она – нет? Однако эти вопросы оставались без ответа, пока судьба Лукаса решалась внутри этих мраморных стен.

В десять часов сорок три минуты утра из зала суда с важным видом вышел Кларк Киттридж с широкой сияющей улыбкой на лице. За ним по пятам следовал Уокер. У Элис неприятно засосало под ложечкой. Однако когда двойные двери закрылись за ними, а Лукас так и не появился, ей захотелось плакать.

– Ваш клиент на основании обвинительного акта предан суду и заключен в тюрьму, – торжествующим тоном заявил Кларк.

У Элис перехватило дыхание. Грейсон только выругался.

– Суд не имеет никакого права лишать моего клиента свободы, – произнесла она, едва сдерживая дрожь в голосе. – Вопрос о залоге был решен еще в день его ареста, и он был отпущен на поруки. Как все это прикажете понимать?

Кларк пожал плечами.

– Лучше спросите об этом вашего дядю.

Он уже отвел Лукаса в участок.

– Проклятие! – едва выдавил из себя Грейсон.

Памятуя о том, как ее дядя обошелся с Лукасом во время их встречи на празднике у Дарнеллов, Элис вынуждена была с ним согласиться.

– Я поеду туда и во всем разберусь, – добавил Грейсон.

Лицо его приняло угрожающее выражение.

– Нет, – заявила Элис решительно. – Я сама этим займусь.

Она перевела взгляд на отца.

– Прикажи немедленно его выпустить, иначе я предъявлю вам обоим обвинение в незаконном задержании. Ты знаешь законы не хуже меня. И не думай, что я позволю тебе играть со мной в эти игры.

Элис не помнила, чтобы ей когда-нибудь приходилось видеть своего отца таким разъяренным. Однако он понимал, что его дочь не шутила. Кроме того, он действительно превысил свои полномочия, и знал это.

– Мы вовсе не собирались заключать этого человека в тюрьму, Элис, – ответил Уокер, скрывая свой гнев за видимым спокойствием. – Просто мы хотели убедиться, что все наши документы в порядке. Это не займет много времени.

– Приведи его сюда сейчас же.

Они стояли друг против друга, словно враги, чего до сих пор никогда не случалось. Наконец Уокер пожал плечами.

– Кларк, – произнес он, обращаясь к помощнику, – передай Гарри, чтобы он отпустил Хоторна… то есть я хотел сказать, что мы можем разобраться со всеми оставшимися вопросами по делу позднее.

Даже несмотря на это, прошел еще один час расхаживания по коридору и неприятного ощущения в желудке, прежде чем Лукаса выпустили из тюремной камеры.

В тот миг, когда он только появился, Элис показалось, что за те несколько часов, что он провел за решеткой, в нем что-то надломилось. Но это ощущение исчезло, когда она увидела его прежнюю широкую беззаботную улыбку.

– Разумеется, это не Вандомский отель, но, в общем, не так-то уж и плохо, особенно если вы знакомы с персоналом. Мне придется прислать сержанту Беллоузу одну из моих лучших бутылок шампанского.

– А что, собственно, произошло? – осведомился Грейсон.

Лукас пожал плечами.

– После соответствующей подсказки коронер вдруг вспомнил одну незначительную, но, по-видимому, весьма существенную деталь, о которой он благоразумно забыл упомянуть в своих отчетах.

Элис бросила гневный взгляд на отца.

– Забыл упомянуть?

По телу ее отца пробежала почти ощутимая дрожь. Она тотчас уловила внезапную перемену в нем и попыталась собраться с духом, не зная, что именно ей предстояло услышать.

– По ходу слушаний, – продолжал Лукас, – коронер упомянул о том, что на теле жертвы имелась отметка.

– Отметка? – У Элис голова пошла кругом. К этому моменту Грейсон и Кларк стояли по обе стороны от нее.

– Да, – подтвердил Лукас после некоторого колебания. – Отметка в форме соловья. Как раз над левой грудью. Именно так, если не ошибаюсь, он заявил присяжным.

Уокер снова пожал плечами.

– Во время процесса можно ожидать любых неожиданностей, Элис, и тебе следовало бы это знать. Если бы ты сама отправилась в контору коронера и задала ему несколько вопросов, то получила бы все необходимые сведения из первых рук.

Взоры присутствующих были обращены на Элис, и внутри у нее все словно оборвалось. Боже правый, ведь она даже не догадалась встретиться с коронером. И как только она могла забыть такую простую, очевидную вещь? Что из того, что коронеры редко приглашались на заседания большого жюри или что никаких вопросов насчет причины смерти жертвы в данном случае не возникало?

– Вы беседовали с этим человеком, мисс Кендалл? – обратился к ней Грейсон.

– Нет, – ответила она, пытаясь придать голосу твердость.

Тут ее отец посмотрел на нее, и от унижения ей стало не по себе. Каким бы сильным ни был его гнев, когда он узнал о том, что она взялась за это дело, нескрываемое разочарование в его глазах было для нее гораздо неприятнее.

– Если бы ты это сделала, – продолжал он, – у тебя должно было хватить ума хорошенько расспросить своего клиента.

Последние слова Уокер произнес подчеркнуто мягким тоном.

– И тогда, – заключил он, – ты узнала бы о том, о чем уже известно всему городу. Лукас Хоторн уже в течение многих лет носит перстень с единственной в своем роде печаткой, на которой вырезан соловей. И этот перстень ни с чем невозможно спутать.

Элис резко обернулась, оказавшись лицом к лицу с Лукасом.

– Это правда?

В ответ он снова повторил свой пресловутый жест, пожав плечами. Разочарование и досада нахлынули на нее подобно приливной волне.

– Это правда? – переспросила она, старательно выделяя каждое слово.

– Боюсь, что да. Хотя какое это имеет значение? Все равно я потерял этот перстень несколько месяцев назад.

Кларк презрительно усмехнулся.

– Да, и если вы этому поверите, я приготовил для вас еще одну историю.

Улыбка исчезла с лица Лукаса, и он схватил Кларка за воротник, прижав его к мраморной стене. Кларк сопротивлялся изо всех сил, ловя губами воздух, его сумка с бумагами упала на пол.

– Эй вы, там! – крикнул Уокер, между тем как Грейсон сорвался с места, пытаясь оттащить младшего брата в сторону. – Здесь не место для драк, молодой человек, – холодным тоном заявил окружной прокурор, – если только вы не хотите, чтобы я позвал кого-нибудь из людей моего брата, чтобы они упрятали вас в тюрьму по новому обвинению.

– Он просто показывает свое истинное лицо, – произнес Кларк, потирая ушибленное плечо. – Видели бы вы, как этот тип пытался помыкать Элис вчера вечером на балу у Дарнеллов.

Уокер зловеще приподнял свои кустистые темные брови.

– Это просто нелепо! – заявила Элис. – И потом, речь сейчас идет не о танцах, а о моем клиенте.

Уокер смерил взглядом дочь, после чего обернулся к Лукасу:

– Будьте осторожны, Хоторн, и не делайте ничего такого, о чем вам впоследствии придется пожалеть. Возможно, Элис и является вашим адвокатом, но, прежде всего она моя дочь.

Она гордо расправила плечи.

– Отец!

Однако Уокер Кендалл уже считал эпизод исчерпанным.

– Пойдем, Кларк. У нас впереди еще много дел.

И с этими словами они оба крупными шагами направились по коридору к выходу.

– Дьявольщина! – процедил сквозь зубы Грейсон гневным тоном, повернулся и тоже устремился к выходу.

Лукас довольно долго смотрел им вслед. Когда же он снова перевел взгляд на Элис, он был, как никогда, серьезен и выглядел намного старше своих тридцати лет.

– Не стоит так переживать из-за этого, моя прелесть. – Скривив губы в улыбке, он протянул руку и слегка поддел пальцами ее подбородок. – Вы с Грейсоном не понимаете одного – обвинительный акт был предрешен с самого начала, и никто на вашем месте не смог бы мне помочь.

Затем, не сказав больше ни слова, он развернулся и исчез.

Глава 8

Элис сидела у себя в конторе, за окнами которой медленно клонилось к закату солнце. На столе перед ней лежал чистый лист бумаги. Многие девочки, взрослея, любили писать на таких листах, какими будут их имена, когда они выйдут замуж. Миссис Чарлз Дьюхерст. Миссис Рэндольф Гастингс.

Однако Элис всегда писала совсем иное:

ЭЛИС КЕНДАЛЛ, ПОВЕРЕННЫЙ В СУДЕ ЭЛИС КЕНДАЛЛ, ЭСКВАЙР.

Она с самого начала знала, что хочет стать адвокатом. Однако после того, что произошло этим утром, у нее поневоле возникали сомнения. Какой квалифицированный юрист на ее месте совершил бы такую очевидную ошибку?

На один короткий миг она позволила себе зажмурить глаза и прижаться к спинке кресла, словно острая боль от жесткого деревянного валика помогала ей с большей силой ощутить свое поражение. Но лишь на один миг. Ее мысли были прерваны стуком в дверь. Она смогла различить маячившую за темным стеклом фигуру мужчины. Неужели это Лукас?

Пульс ее участился. Она сама не знала, хотела видеть его сейчас или нет. Как она осмелится посмотреть ему в глаза после того, как подвела его в суде? И как быть с этим перстнем? Лукас уверял, будто потерял его несколько месяцев назад. Могла ли она ему верить? Слишком много вопросов, на которые у нее не было ответов. Впрочем, все вопросы отпали сами собой, когда вместо Лукаса она увидела в дверном проеме отца.

Сердце ее упало, когда Уокер окинул взглядом скромную контору, приглаживая короткими пухлыми пальцами усы. Она не была уверена в том, чего именно от него можно ждать, но когда он обернулся к ней и одарил своей прежней доброй отеческой улыбкой, раскрыв объятия, она тут же устремилась к нему и приникла к его груди, хотя лишь на одно мгновение. Ее отец не терпел никаких слабостей, а плакаться кому-то в жилетку всегда считал слабостью.

– Моя маленькая Элис, – произнес он, отстранив ее от себя на расстояние вытянутой руки, – мне жаль, что дело Хоторна так для тебя обернулось.

– Ох, папа, если бы ты знал, как все это неприятно!

– Знаю, знаю.

– Мне следовало переговорить с коронером.

Уокер отступил на шаг, похоже, он был чем-то смущен, но почти тут же это ощущение исчезло.

– Что ж, на ошибках учатся, Элис, – произнес он, ласково потрепав ее по руке. – Недаром говорят: пережито – забыто. Сейчас тебе самая пора бросить заведомо проигрышное дело и двигаться дальше.

Элис приподняла голову и осторожно высвободила руку.

– Ты хочешь, чтобы я бросила это дело?

– Знаешь, пожалуй, это даже к лучшему. Откажись от участия в процессе, пока ты не поставила себя в еще более неловкое положение.

– Неловкое положение?

Неужели их разговоры всегда будут возвращаться к одному и тому же?

– Все, что от тебя требуется, – это заявить, что ты не обладаешь достаточным опытом для участия в таком крупном процессе. Все поймут тебя и не осудят.

– По-твоему, у меня недостаточно опыта?

– Я найду для тебя подходящие дела, обязательно найду. Я виню себя за то, что не позаботился об этом в тот день, когда мы с тобой встретились за ленчем. Но я был слишком занят. Так или иначе, я прослежу за тем, чтобы ты получила работу более высокооплачиваемую, чем та, за которую тебе приходилось браться до сих пор. Или, что еще лучше, – добавил он, в последний раз окинув взглядом скудную обстановку ее конторы, – почему бы тебе не отбросить все претензии на самостоятельность и не перейти работать ко мне?

В душе ее самым причудливым образом смешались обида и разочарование.

– Почему вы с Кларком так настойчиво отговариваете меня от участия в процессе?

Если он и заметил в ее голосе жесткие нотки, то ничем этого не показал.

– Потому что ты дорога нам обоим. Не надо обманывать себя, Элис. Ты получила это дело только благодаря мне. И если ты из упрямства решишь довести его до конца, то только нарвешься на новые неприятное, и загубишь свою карьеру. Я знаю, как долго и упорно ты трудилась, чтобы стать адвокатом. Мне с трудом верится, что ты готова от всего отказаться только потому, что по глупости своей решила, будто действительно можешь выиграть процесс. – Он вздохнул и положил руки ей на плечи. – Я люблю тебя, моя милая Элис, и, как твой отец, считаю своим долгом уберечь от беды. Именно это я и пытаюсь сейчас сделать.

Из груди у нее вырвался тяжелый вздох:

– Ох, папа!

– Просто подумай над моим предложением. Это все, о чем я тебя прошу. – Уокер на миг прижал к себе дочь и поцеловал. – Встретимся дома за обедом. Гарри как раз готовит твое любимое блюдо – тушеное мясо с картофельным пюре, – сказал он и вышел, хлопнув дверью.

– Это твое любимое блюдо, – прошептала она в тишине, словно даже такой незначительной мелочи было достаточно, чтобы выбить ее из колеи. – Я терпеть не могу тушеное мясо с картофельным пюре.

Вернувшись в свое кресло, Элис снова перебрала в уме все, что ей стало известно на данный момент. Независимо от того, допрашивала она коронера или нет, как Лукас Хоторн мог объяснить отметку на теле жертвы – отметку, предположительно оставленную при помощи перстня с печаткой, который, как о том знал весь Бостон, он носил в течение многих лет? Показания одной свидетельницы представляли собой вполне преодолимое препятствие. Однако в сочетании с информацией о характерной отметке в форме соловья при полном отсутствии алиби поневоле давали повод для раздумий. Она уже предупреждала своего клиента, что большинство присяжных будут рады его осудить просто из принципа. Лукас был владельцем процветающего заведения, от которого добропорядочные граждане воротили нос. Он никогда не испытывал недостатка ни в деньгах, ни в женщинах, вызывая зависть большинства мужчин.

Элис поднялась с места и принялась укладывать папки с бумагами в сумку, когда в дверь снова постучали.

Увидев на пороге Кларка, она насторожилась. Однако его улыбка была сердечной и открытой, карие глаза смотрели на нее с нежной добротой.

– Я только что видел вашего отца, – произнес он.

– Да, – отозвалась она, сунув руку в перчатку.

– Кажется, я знаю, зачем он сюда приходил.

– И зачем же? – спросила она, подняв на него глаза и одновременно натягивая вторую перчатку.

– Чтобы попытаться вас образумить.

Элис подозрительно приподняла брови.

– Только не говорите мне, что вы здесь по той же самой причине.

– Нет. Я знаю вас достаточно хорошо, чтобы понять: вы из тех людей, которые привыкли сами принимать решения. Я только хотел сказать вам, что очень сожалею о том, что все так обернулось. – Подойдя к ней, Кларк взял ее затянутые в перчатки руки в свои и посмотрел ей в глаза: – Вы очень много для меня значите, Элис, и мне бы очень не хотелось, чтобы наши… отношения пострадали из-за этого дела.

Был ли он искренним с ней?

– Мне бы тоже этого не хотелось.

– Вот и отлично. – Он пожал ей обе руки, наклонился и поцеловал в щеку. – Я только хотел в этом убедиться.

Однако Элис едва расслышала его слова. От волнения у нее пошла кругом голова. Впервые в жизни он ее поцеловал.

Разумеется, это мало было похоже на настоящий поцелуй – скорее он по-братски чмокнул ее в щеку. И, если уж быть до конца откровенной, она не почувствовала того страстного томления, которое вызывало в ней прикосновение губ Лукаса. Но все равно ей было приятно. Достаточно для того, чтобы забыть и о Лукасе, и о его поцелуе.

– Какое бы решение вы ни приняли в отношении этого дела, я полностью на вашей стороне.

Его слова придали ей храбрости, и неожиданно для себя самой Элис решила воспользоваться случаем и внести наконец ясность в их отношения.

– Не хотели бы вы пообедать со мной? – спросила она прежде, чем успела передумать.

– С большим удовольствием. Я уже слышал о том, что ваш дядя готовит тушеное мясо с картофельным пюре.

– По правде говоря, я думала, что мы с вами могли бы вместе пойти в «Локе-обер».

Кларк бросил на нее укоризненный взгляд.

– Элис, если бы я не знал вас лучше, то наверняка решил бы, что вы предлагаете мне светскую встречу.

– Да, так оно и есть, – тут же выпалила она.

Кларк выпрямился, сделав удивленные глаза, он не мог подобрать слов для ответа.

Если бы Элис могла растаять в ставшей вдруг удушливо-жаркой комнате, от нее уже осталась бы только лужица на полу. Но уже в следующее мгновение Кларк овладел собой и, улыбнувшись, сказал:

– Что ж, я польщен. Это было бы чудесно.

Сердце подскочило в ее груди и забилось сильнее от переполнявшей ее радости, когда пальцы Кларка сомкнулись вокруг ее собственных. Похоже, она и впрямь была ему небезразлична.

– Как хорошо, – произнесла она, – что я не ошиблась в ваших чувствах.

Тут пальцы его невольно сжались, однако Элис почти не обратила на это внимания и продолжала торопливо, словно не в силах себя сдержать:

– Я была уверена в том, что вы ко мне неравнодушны. Ох, Кларк, нам с вами так славно вместе, и мы оба уже не так молоды, чтобы и дальше играть в эти игры.

– Игры? – Он убрал руки и отступил на шаг.

В ее сознании впервые прозвучал сигнал тревоги, однако другая, более мощная сила неумолимо влекла ее вперед.

– Вы неравнодушны ко мне, а я – к вам. С нашей стороны просто глупо тянуть с решением. Кларк, я…

– Элис, – прервал он ее, и одного этого слова было достаточно, чтобы вихрь мыслей и чувств, бушевавший в ней, внезапно улегся. Она подняла на него глаза. – Я действительно к вам неравнодушен, – произнес он. На его добродушном лице проступили морщины сожаления. – Но я не испытываю к вам… привязанности. Я имею в виду той привязанности, которую муж должен испытывать к своей жене. Мне нравится обсуждать с вами разные юридические казусы. О Господи, да я не знаю никого во всем свете, кроме, быть может, вашего отца, кто бы знал право лучше вас. Вы умны и независимы. Вы просто замечательная женщина. – Тут он заколебался, черты его лица исказились раскаянием. – Но если я женюсь, то выберу себе в спутницы жизни такую женщину, которая была бы рада сидеть дома, штопать мои носки и следить за тем, чтобы мои рубашки вовремя приносили из прачечной. Те самые мелочи жизни, которые кажутся вам нестерпимо скучными. – Он опустил глаза. – Я понимаю, что мне следовало бы объяснить свои намерения раньше.

Он мог бы наговорить ей много таких вещей, которые смутили бы ее душу, причинили ей боль, довели до слез. Однако его последние слова унизили ее, задели в ней такую глубокую и чувствительную струнку, что она едва устояла на ногах. В эту минуту Элис поняла, что Кларк ничем не отличался от других мужчин, с которыми ей приходилось сталкиваться. Ни одному из них не нужна женщина, которая была осведомлена о темных сторонах жизни несравненно больше любой из своих подруг. Она слишком много знала о мире, чтобы из нее вышла хорошая жена. Возможно, она и обладала той неопытностью в вопросах интимных отношений, которую любой мужчина требовал как непременное условие от женщины, на которой он собирался жениться, однако ей не хватало подлинной невинности – иначе говоря, полного неведения о том, что же на самом деле представляла собой жизнь. Кроме того, она была слишком сильной и независимой женщиной, чтобы безропотно принять мир, состоящий исключительно из мужчины и его прихотей. Однако у нее не было достаточно сил, чтобы смириться с жизнью без любви и собственной семьи, – эта мысль переполняла ее невыразимым отчаянием.

– Элис, мне очень жаль.

– Думаю, вам лучше уйти.

– Элис…

– Убирайтесь!

Уходя, он задержался у двери и произнес:

– Пожалуйста, предупредите нашу контору, как только вы примете окончательное решение по делу.

Собрав всю свою волю, Элис попыталась было заняться работой, однако у нее ничего не вышло, и в конце концов, она вынуждена была покинуть контору.

Августовская жара понемногу спадала по мере того, как солнце клонилось все ниже и Ниже к горизонту. Темнеющее небо манило ее, и она почти не обращала внимания на ставшие длинными тени. На какой-то миг ей показалось, что за ней следят, и ее охватил страх. Но, осмотревшись по сторонам, она увидела подростков, которым нужно было зажигать газовые фонари, чтобы рассеять ночной мрак. Элис брела куда глаза глядят, не задумываясь о том, куда и зачем идет. Однако она нисколько не была удивлена, когда в конце концов оказалась перед клубом Лукаса Хоторна.

Довольно долгое время ее пальцы сжимали изящные завитки, украшавшие кованые железные ворота. Элис смотрела на посыпанную иссиня-черным сланцем дорожку, которая вела к массивной парадной двери. Внешне в «Найтингейл-Гейте» не было ничего безвкусного или вульгарного – скорее он был похож на красивый и элегантный городской особняк, принадлежащий состоятельному семейству. Однако дурное соседство, не говоря уже о скульптурной группе в саду – мужчина, целующий длинную изящную шею полураздетой женщины на гранитной скамье, – ясно свидетельствовали о том, что это место не было обычной резиденцией.

Элис хотела было уйти отсюда. Ее жизнь и так уже дала опасный крен после недавней встречи с Кларком, а поражение в большом жюри потрясло ее до глубины души. Она была профессионалом и не имела права встречаться с кем бы то ни было, находясь в таком состоянии. Однако она, похоже, не в силах была остановиться. Едва парадная дверь распахнулась перед ней, в ноздри ей ударил какой-то резкий запах – сладковатый, но с примесью мускуса, прежде совершенно ей не знакомый.

Брутус жестом пригласил ее пройти в большой зал, однако их задержал какой-то нетвердо державшийся на ногах мужчина, который, появившись из глубины аллеи перед домом, требовал его пропустить. Брутус явно выглядел недовольным, и Элис, не дожидаясь окончания разговора, поспешила войти.

Внутри аромат еще сильнее дурманил ей голову. В углу комнаты играл пианист – ничего бравурного или дешевого, просто прелестную пьесу, одновременно веселую и утонченную. Прежде, приходя сюда по делу, Элис не слишком обращала внимание на окружающую обстановку. Теперь же, окинув взглядом помещение с высоким потолком, отделанными панелями стенами и начищенными до блеска полами, она заметила несколько двойных дверей, ведущих неизвестно куда. Кроме того, имелся еще кабинет с мягкой мебелью из лучших сортов дерева, отделанной кожей, на верхней галерее, где ей уже приходилось бывать.

Ее поразила мысль, что это был какой-то странный мужской клуб – скорее тихая гавань, где можно было укрыться от уличного шума и суеты деловой части города, чем притон разврата. И впервые Элис задалась вопросом, что же на самом деле происходило в стенах этого пользующегося дурной славой заведения.

Однако ее размышления немедленно улетучились при виде Лукаса, который стоял возле длинной дубовой стойки бара с медной отделкой в обществе прекрасной женщины, которая буквально висла на нем, прижимаясь пышной грудью к его руке. Элис могла любоваться их отражениями в зеркале за стойкой и немедленно почувствовала прилив крови к щекам.

Лукас Хоторн прославился тем, что появлялся в самых приличных кварталах пуританского Бостона в обществе молодых прелестниц. По слухам, его редко видели дважды с одной и той же женщиной, хотя все они были на удивление похожи друг на друга. Женщины с прелестными тонкими лицами, пышными формами и довольно сомнительной репутацией. Они обедали в лучших ресторанах города, посещали оперы, украшали своим присутствием концерты симфонического оркестра, сидя в ложах рядом с мэром и его супругой или губернатором штата и его матерью. Казалось, Лукас скорее наслаждался упреками снобов в свой адрес, чем принимал их близко к сердцу. Вероятно, потому, что те же самые люди щедро набивали его карманы звонкой монетой, когда посещали пользовавшийся дурной славой мужской клуб.

Сколько раз ей приходилось выслушивать от своего отца жалобы по этому поводу! Так часто, что она уже потеряла им счет. И, судя по количеству посетителей в зале, даже обвинение в убийстве, о котором наперебой кричали все газеты, не причинило видимого ущерба его предприятию.

Лукас, похоже, не замечал ничего вокруг себя, кроме женщины, цеплявшейся за его руку. Он взял ее за подбородок и поцеловал в лоб – не мягко, по-братски, как того требовали приличия, но скорее как аванс на будущее. Щеки Элис вспыхнули румянцем. Ею овладело то же самое странное чувство, что и в доме вдовы Джеймс. Была ли то ревность? Или отвращение? Этот человек находился в двух шагах от тюремной камеры, сама жизнь его висела на волоске, а он между тем смеялся и вел себя так, словно хотел перед гибелью сполна насладиться своим падением.

Несколько мгновений спустя Лукас высвободился из объятий своей спутницы. Внимание Брутуса было все еще поглощено пьяным посетителем в вестибюле, поэтому Элис незаметно могла наблюдать за тем, как Лукас поднял хрустальную рюмку, наполненную жидкостью янтарного цвета, и долго стоял у стойки, любуясь игрой света в бокале. Вокруг него царило веселье, женщина теперь кокетничала с другими мужчинами в зале. Однако Лукас, похоже, не обращал на них никакого внимания. Элис застыла на месте, не в состоянии ни позвать его, ни отвести от него глаз. Сейчас, как и в те первые минуты после выхода из тюрьмы, он выглядел уязвимым и незащищенным. И снова Элис почувствовала, как в душе ее что-то шевельнулось – проснулся какой-то первобытный зов, который она изо всех сил старалась подавить.

– Эй, хозяин!

Элис так и подскочила на месте, услышав прогремевший на весь зал голос Брутуса.

– Здесь ваш адвокат.

Лукас поднял голову, и их взгляды встретились. На какой-то момент глаза его затуманились печалью, но затем этот налет исчез, оставив после себя только ярко-голубой блеск. Лукас медленно обернулся в ее сторону.

– Добрый вечер, адвокат, – произнес он сладким и тягучим, словно патока, голосом и поднял рюмку. – Не могу ли я предложить вам выпить со мной?

– Нет, спасибо.

Лукас рассматривал Элис, прислонившись к стойке бара. Она держала перед собой сумку с бумагами, словно щит, что вызвало у него невольную улыбку. Но, как это часто случалось и раньше, его улыбка еще больше испортила ей настроение.

– Вы уверены? – спросил он. – Всего один глоточек. Это поможет вам немного расслабиться. Или вы хотите, чтобы я помассировал вам плечи?

Едва до нее дошел смысл его слов, ее так и передернуло от обиды. В зале раздался дружный смех.

– Похоже, одного глотка недостаточно, чтобы снять напряжение с ее плеч! – крикнул один из мужчин, сопровождая свои слова кудахтающим смешком.

– А, по-моему, она нуждается и в том, и в другом, – подхватил другой, – в рюмке коньяка и хорошем массаже.

– Довольно, – прервал их Лукас, отделившись от стойки бара. Голос его был таким твердым и властным, что мужчины, бросив осторожные взгляды в его сторону, повернулись в своих креслах и снова принялись за спиртное.

Элис направилась через весь зал в его сторону.

– А если бы вы приказали им сесть на корточки или перевернуться с ног на голову, они бы вас послушались? – саркастическим тоном осведомилась она.

Лукас приподнял брови. Она явно пребывала в самом скверном расположении духа.

– А я и не предполагал, мисс Кендалл, что у вас есть чувство юмора.

– У меня его нет.

– Ну, разумеется. Вы женщина серьезная, деловая и потому не можете одобрить того, что происходит в этом заведении.

– Кстати, по поводу этого заведения. У меня к вам есть вопрос.

Она быстро преодолела оставшееся между ними расстояние, и ему совсем не понравилась та радость, которую он испытал при ее появлении. Казалось невероятным, но он совершенно не владел собой, стоило ему оказаться рядом с ней. Еще никогда он не отдавался до такой степени на милость своего тела. Если бы она не отстранилась от него в тот самый день, когда они находились вдвоем в ее конторе, без сомнения, он бы овладел ею прямо тут же, на месте – возможно, на письменном столе. И, по правде говоря, если он и сожалел о чем-нибудь сейчас, то лишь о том, что не сделал этого. Будь они прокляты, эти невинные глаза!

Ни о чем не подозревая, Элис подошла к нему еще ближе. Когда она остановилась прямо перед ним и заговорила, все образы письменных столов и соблазнительных сцен развеялись в один миг.

– Что это за запах? – осведомилась она, помахав рукой перед самым своим носом.

Лукас насторожился и отступил на шаг.

– Какой запах?

Она обвела рукой помещение.

– Он здесь повсюду.

– А, вот вы о чем. Это одно из восточных благовоний, предназначенных для того, чтобы помочь человеку расслабиться. Добавьте к этому немного хорошего ликера, и вы получите идеальное сочетание, способное унести все заботы и тревоги мужчины прочь. Вы уверены, что не хотите коньяку?

– Не пытайтесь подпоить меня, мистер Хоторн.

– Подпоить вас? – повторил он, недоверчиво наморщив лоб. – Боже мой, я уже и не помню, от кого в последний раз слышал эти слова. Возможно, от матери.

Тут он вдруг простонал.

– Что еще случилось?

– Ничего. Просто я вспомнил о том, что моя мать хочет показать мне несколько образцов краски. Без сомнения, они окажутся красными, ярко-зелеными или канареечно-желтыми.

– А для чего краска?

– Я перестраиваю для нее городской особняк, расположенный по соседству.

Он бросил взгляд на стопку бумаг, оставленных им на стойке бара рядом с моделью архитектора, представлявшей будущее строение в уменьшенном виде. Он заметил внезапный и неподдельный интерес Элис, когда та медленно, словно затаив дыхание, протянула руку и провела пальцем по изящно вылепленной изгороди вокруг того, что когда-нибудь станет пышным садом.

– Вам нравится? – осведомился он.

– Это просто восхитительно, – ответила она с благоговейным трепетом, хотя он мог уловить в ее голосе нотку печали. – Но разве у вашей матери нет своего дома? Я имею в виду Хоторн-Хаус.

– Да, вы правы, – пробормотал он, – но сейчас она там не живет. Она переехала сюда, ко мне.

– Сюда? – Она резко повернула голову и недоверчиво уставилась на него. – В мужской клуб?

– Всего лишь на время, – заявил он, нахмурившись, – хотя это время растянулось на три долгих месяца. Но как только мне удастся сделать это место пригодным для жилья, она соберет вещи и переберется туда. То есть, – добавил он, потирая пальцами брови, – если мой отец в конце концов не образумится и не убедит мать вернуться домой.

При упоминании об отце в его голосе появилось раздражение. Элис это заметила и как-то странно посмотрела на него.

– Вы не любите своего отца? – спросила она удивленно.

– Скажем так, мы с ним на многие вещи смотрим по-разному.

На ее лице появилась гримаса неодобрения.

– Но ведь он ваш отец, – заявила она наставительным тоном, словно учительница в начальной школе. – Человек, которого вы обязаны любить и уважать.

– Как вы сами?

Она гордо расправила плечи.

– Я люблю и уважаю своего отца. Более того, я им восхищаюсь.

– Если не считать ваших речей перед жюри присяжных. Элис только хмыкнула в ответ.

– Кстати, о присяжных. Они наверняка пожелают узнать поточнее, какого рода бизнесом вы занимаетесь здесь, в «Найтингейл-Гейте».

– Что вы имеете в виду?

– Насколько я понимаю, это клуб, где собираются люди со средствами, чтобы выпить и поиграть в карты.

– Да, так оно и есть.

– Тогда к чему все эти полураздетые женщины? Я уже начала задаваться вопросом, не попала ли я на самом деле в дом терпимости.

Он не знал, удивили его эти слова или привели в ярость, хотя для этого и не было видимых причин. Прошли многие годы с тех пор, как кто-то в последний раз позволил себе рассуждать о том, как далеко могут зайти женщины в его заведении. Об этом знали все, и те, кто позволял себе переступить черту, получали урок, который долго не могли забыть. Никто не смел заигрывать с женщинами, из «Найтингейл-Гейта».

Собрав все свое самообладание, Лукас произнес:

– Неужели вы на самом деле думаете, что я позволил бы своей матери жить в борделе?

Элис ничего не ответила.

– У меня много грехов, мисс Кендалл, – произнес он холодно, – но торговля живым товаром не входит в их число. Я предлагаю посетителям спиртное, азартные игры и танцовщиц, но не проституток. Мужчины могут только смотреть на них.

Судя по всему, Элис испытывала сейчас огромное облегчение, словно она попробовала на ощупь воду и вот теперь получила тот ответ, на который надеялась.

– Более того, – добавил он не без злорадства, – это место, куда мужчины могут прийти, чтобы посидеть в тишине и покое, наслаждаясь прекрасным бренди, сигарой и приятной беседой, не опасаясь, что жена или ребенок прервут их или начнут изводить своей болтовней.

Эта часть ответа понравилась ей куда меньше.

– Не все жены склонны к болтовне или придиркам, – возразила она. – Некоторые из них даже могут стать для своих мужей добрыми друзьями, верными спутницами и помощницами.

– Когда дело доходит до женитьбы, мисс Кендалл, мужчина не ищет себе доброго друга. Ему нужна женщина, которая может позаботиться о его доме и семье. Женщина, которая подарит ему детей и будет их любить.

– Я готова дать ему детей и любить его!

Эти слова прозвучали так громко, что все в зале обернулись в ее сторону. Она тут же почувствовала себя подавленной, и Лукас невольно присмотрелся к ней. Если бы он не знал ее лучше, то решил бы, что она вот-вот заплачет.

– Элис, – начал он.

Его сочувственный тон мигом осушил ее слезы, и она чуть приподняла подбородок:

– Я, конечно, говорю это гипотетически.

Он не сводил с нее пристального взора.

– В самом деле?

– Да. Однако отметка на теле жертвы отнюдь не является простой гипотезой, – продолжала она твердо. – Пожалуйста, расскажите мне о вашем перстне.

Все разговоры о женщинах и детях были напрочь забыты. Лукас со звоном опустил хрустальную рюмку на стойку бара, его рослая фигура возвышалась над ней.

– Я уже сказал вам, что он не попадался мне на глаза вот уже несколько месяцев.

– Хотя подтверждений этому, насколько я понимаю, у вас нет.

Он пожал плечами.

– Вы сообщили в полицию о его потере или краже?

Лукас ничего не ответил, лишь прищурился.

– Так. Стало быть, у вас нет никаких доказательств – даже полицейского протокола о краже личного имущества.

– Никаких. Тем не менее они не смогут доказать, что перстень до сих пор находится у меня.

Ее янтарные глаза вспыхнули гневом:

– Если я не ошибаюсь, им нетрудно будет найти целую армию свидетелей, готовых подтвердить, что вы владели этим перстнем. И если вы не сумеете доказать, что его у вас украли или что его не было на вас в ночь убийства, вы можете сами накинуть себе петлю на шею.

Он стоял так близко от нее, и поза его стала такой угрожающей, что большинство мужчин, не говоря уже о женщинах, на ее месте наверняка бы отступили. Но только не Элис. – Я не могу доказать, что потерял перстень, а это значит, что вы тоже не сможете этого доказать. Следовательно, вам придется сделать именно то, за что я вам плачу, и добиться моего оправдания каким-нибудь другим способом.

– Вам легко говорить.

– Мне казалось, вы из тех людей, которые любят неразрешимые задачи.

– Возможно, вы и правы, – парировала она, скривив губы. – Но я все же хочу знать, почему именно меня вы выбрали своим адвокатом. Из каких побуждений?

Лукас задумался, не зная, что ответить.

– Их очень много, – произнес он, наконец.

Подойдя еще ближе, он посмотрел ей в лицо и сразу ощутил, что ей понадобилась вся сила воли, чтобы не сделать шаг назад.

– Как я уже говорил, вы – порядочная женщина, что само по себе является преимуществом. Вы умны, знаете толк в своем деле, но самое главное – вы меня не боитесь, и присяжные тоже не преминут это заметить. – Он коротко рассмеялся. – Кроме того, я не произвожу на вас никакого впечатления, что восхищает меня больше всего. Однако я не настолько глуп, чтобы рисковать своей жизнью только потому, что вы на каждом шагу выводите меня из себя. У меня достаточно проницательности, чтобы понять: только вы можете помочь мне выбраться из этой переделки. Надеюсь, вы не думаете о том, чтобы уйти от меня?

Дыхание у нее перехватило. Этот человек как будто читал ее мысли. Тут только Элис сообразила, что думала именно об этом. Слишком многое в ее жизни за последнее время перевернулось с ног на голову: Кларк, неодобрение отца и, наконец, этот перстень.

Сознание того, что она была на волосок от того, чтобы сдаться, поразило ее. Независимо от того, что думало о ней общество, кровь бурлила в ее жилах при одной мысли о выступлении перед судьей и присяжными. Она хотела выиграть это дело по причинам, не имевшим никакого отношения к тем чувствам, которые вызывал в ней Лукас Хоторн. Она хотела быть не просто дочерью Уокера Кендалла или племянницей Гарри Кендалла. Она мечтала добиться успеха. А для этого недостаточно было ее прошлых побед.

Сейчас или никогда Элис должна была показать окружающим, на что способна, и они это увидят.

Тем временем, привлекая к себе всеобщее внимание, по лестнице спустилась элегантно одетая дама. У нее были кремового оттенка кожа, добрые серые глаза и седеющие волосы, уложенные в скромную, но изящную прическу. Элис с первого же взгляда догадалась, что это могла быть только Эммелин Хоторн, не столько по возрасту или одежде незнакомки, сколько по ее манере держаться свободно и непринужденно, свойственной людям, привыкшим вращаться в обществе и самостоятельно решать свою судьбу.

Дама улыбнулась всем присутствующим в комнате, поздоровалась с барменом и назвала по имени едва одетую девицу, которая еще недавно висела на руке ее сына.

– Здравствуйте, миссис Хоторн, – отозвались они все в один голос.

– Пожалуйста, зовите меня просто Эммелин, – сказала пожилая женщина любезно, но твердо, словно обращение «миссис» и «Хоторн» не доставляло ей удовольствия.

Эммелин отыскала взглядом сына и направилась к нему. При виде Элис она слегка заколебалась, но затем решительно приблизилась к ним.

– Вы, должно быть, Элис Кендалл, – произнесла Эммелин, взяв ее руки в свои. – Я очень надеялась с вами познакомиться, хотя у меня и имелись на этот счет сомнения, поскольку Лукас и Грейсон делают все, чтобы держать меня подальше от большого зала и от улиц. У меня было куда больше свободы, когда я жила в Хоторн-Хаусе!

– Когда-то мама слыла образцом смирения, – произнес Лукас с усмешкой. – Все считали ее прямо-таки неземным созданием. Теперь же мы зовем ее нашим сторожевым псом. – Он с комической серьезностью прищелкнул языком. – Ты слишком много времени проводишь рядом с Софи.

– Не надо винить в этом нашу дорогую Софи. Просто я, как тебе хорошо известно, хочу найти себя.

– Да, но не будь я таким почтительным и любящим сыном, наверняка спросил бы, что именно тебе удалось найти за три месяца поисков.

Глаза Элис округлились. Эммелин только усмехнулась в ответ.

– Кроме того, – продолжал Лукас, – вряд ли вольные нравы «Найтингейл-Гейта», экипаж в твоем распоряжении и ежедневные поездки бог знает куда можно назвать ограничением твоей свободы.

– Это правда. Но мне все же претит мысль о том, что меня хотят силой выселить в городской особняк по соседству. – Она обвела широким жестом комнату, которая быстро наполнялась посетителями. – Мне больше нравится здесь, где жизнь бьет ключом.

– Бьет ключом? Мама, прошу тебя! – перебил ее Лукас с умоляющим выражением лица.

Эммелин рассмеялась. Элис тоже не могла удержаться от улыбки при виде благонравного выражения на далеко не благонравном лице мистера Хоторна.

Обернувшись к Элис, Эммелин произнесла:

– У вас такой прелестный смех и такой застенчивый.

От смущения Элис не знала, что и ответить. Эммелин подхватила ее под руку, словно они были знакомы уже целую вечность.

– Вы мне нравитесь. Я уже сейчас могу это сказать.

– Благодарю вас, миссис Хоторн.

– Эммелин, – поправила ее дама, увлекая за собой назад к стойке бара. – Пойдемте, я хочу вам кое-что показать. Мой сын не слишком одобрительно отозвался о выбранных мной красках и обоях.

Лукас последовал за ними.

– Твой сын не в силах видеть роспись стен, которая явится нарушением всех устоев, – пояснил он.

Эммелин фыркнула, чем немало удивила Элис.

– Да, – произнесла Эммелин с театральным вздохом. – Он хочет кремовые обои, а я – красные. Он хочет скромные, но прочные полы из твердого дерева, а я – из красного и черного мрамора. Я хочу побольше экзотических растений, а он…

– Сады с цветниками, окруженные красивой оградой. Последнюю фразу произнесла Элис, и Лукас удивленно поднял на нее глаза, а Эммелин смерила ее испытующим взглядом.

– Судя по всему, наша Элис питает склонность к цветам и оградам.

– К садам, полным роз, – прошептала Элис, сопровождая свои слова застенчивым смешком, после чего одернула себя: – Независимо от того, что происходит в этих садах, такой дом будет выглядеть очень красиво.

– В таком случае, дорогая, вам следует жить там. Я нисколько не сомневаюсь, что дом и впрямь выйдет великолепным, когда все работы в нем будут закончены. – Неожиданно ее лицо приняло серьезное выражение. Вся радость куда-то исчезла, взгляд стал отстраненным. – Но я прожила всю свою жизнь в роскошной и благопристойной обстановке и никогда не чувствовала, что в моем существовании есть какой-то смысл. Теперь я намерена жить так, как хочется мне самой. – Она сосредоточила все внимание на сыне: – Неужели в этом есть что-то дурное?

Они смотрели друг на друга, и Элис чувствовала себя крайне неловко оттого, что стала свидетельницей этого сугубо личного разговора.

– Нет, мама, – произнес Лукас с искренней нежностью в голосе, обняв Эммелин за плечи, – в этом нет ничего дурного. И я сделаю все, что в моих силах, чтобы ты была счастлива.

Эммелин посмотрела Элис в глаза.

– Есть много причин, почему я уверена в том, что мой сын не убивал ту женщину, мисс Кендалл.

Элис не могла не заметить волнения, охватившего Лукаса.

– Главная из этих причин заключается в том, – продолжала Эммелин, – что мой дорогой сын всегда помогал женщинам, попавшим в беду.

Последнее заявление совершенно ошеломило Элис. Кроме того, ей с трудом в это верилось. В конце концов, он ведь управлял мужским клубом с полураздетыми танцовщицами!

Словно прочитав ее мысли, Лукас тут же прервал Эммелин:

– Довольно, мама.

– Но ведь это правда!

Он покачал головой и улыбнулся своей обычной беззаботной улыбкой, словно все это не имело к нему никакого отношения.

– У моей матери добрая и поэтическая душа, – произнес он, мягко усмехнувшись и с нежностью поцеловав ее в висок. – Нет ничего удивительного в том, что она слишком преувеличивает достоинства своего сына.

Лицо Эммелин вытянулось – то ли она была разочарована тем, что ошиблась в Лукасе, то ли тем, что он оказался слишком бойким на язык.

Эммелин обернулась к Элис:

– Не позволяйте ему ввести вас в заблуждение, мисс Кендалл. По причинам, которые я до сих пор не могу понять, Лукас тратит много времени и сил, чтобы заставить людей думать о нем только самое худшее. Однако на самом деле он совсем не такой, каким хочет казаться. Докажите это перед судом и добейтесь оправдания моего сына. – Тут она заколебалась: – Вы ведь сможете сделать это, не так ли?

Выражение лица пожилой леди было одновременно и умоляющим, и полным решимости. У Элис вдруг промелькнула мысль, что обвинительный приговор может убить ее. Но как доказать, что Лукас на самом деле лучше, чем думают о нем люди?

– Я сделаю все, что в моих силах, чтобы ваш сын вышел на свободу.

Лукас встретился с ней взглядом, и она знала, что он превосходно понял скрытый смысл ее слов. Был ли он лучше, чем хотел казаться, или нет, не имело отношения к делу. Только преступление имело значение.

– Но вы полагаете, что вам это удастся? – не отступала Эммелин.

В уме Элис впервые за многие годы всплыли былые сомнения и тревоги. Она мысленно проклинала Кларка за то, что тот заронил в ней неуверенность в себе. Однако в глубине души она понимала, что дело тут было не только в отказе Кларка, но и в ее неудаче на слушаниях перед большим жюри. Сможет ли она помочь Лукасу? Сумет ли добиться успеха в жизни самостоятельно, а не как дочь своего отца или племянница своего дяди? Последняя мысль пугала ее, но вместе с тем, как ни странно, воодушевляла. Она должна это сделать – хотя бы для того, чтобы преподать хороший урок им всем.

Элис повернулась к собеседнице и пожала ей обе руки:

– Думаю, что да.

Глава 9

Элис сидела за длинным деревянным столом при тусклом свете газовой лампы на стене. Здесь, в цокольном этаже здания суда, были свалены в беспорядке целые горы папок с делами.

Перед ней лежала папка с делом «Содружество против Руперта Хеннесси» – архивные документы одного из судебных процессов, которые ее отец выиграл за последние пять лет. Обвинение было построено безукоризненно. Впрочем, как и всегда, ее отец был блестящим юристом.

Элис от усталости несколько раз ударилась головой об стол, прежде чем выпрямиться в кресле. Этим утром она в первую очередь направилась в здание суда и затребовала все дела за последние пять лет, в которых ее отец выступал обвинителем, в надежде найти уязвимые места. Она уже допустила одну ужасную ошибку, но больше этого не повторится.

В здании суда она столкнулась на лестнице с Грейсоном, и они условились регулярно встречаться, чтобы обсуждать ход дела.

Однако ее надежда на успех таяла на глазах по мере того, как она год за годом просматривала материалы судебных процессов, в которых участвовал ее отец. Результаты не должны были ее удивить, и в любом другом случае она могла бы просто гордиться – у отца не было уязвимых мест. Содружество вообще редко проигрывало судебные процессы. Но на этот раз в качестве обвинителя выступал Кларк, и это была ее единственная надежда.

Вспомнив свою последнюю встречу с ним, Элис слегка вздрогнула. После бессонной ночи, проведенной в терзаниях из-за того, что Кларк не находил ее привлекательной, она проснулась утром с одной очень ясной мыслью. Как он смел не находить ее привлекательной? Она была умна, добра и далеко не дурна собой. Для него было бы большой удачей взять ее в жены. По крайней мере, именно это она повторяла себе последние несколько часов.

С облегчением закончив кропотливою работу, она покинула здание суда, перебирая в уме различные идеи, которые помогли бы ей выиграть этот процесс. Солнце на западе клонилось к закату, бросая на город оранжевые отблески. Судя по всему, было уже около пяти часов пополудни, а в шесть ее дядя накроет стол к ужину. Однако сейчас ей ни с кем не хотелось встречаться. Потратив пятицентовую монету, она купила у уличного торговца горячую сосиску и съела ее по пути домой. Все еще погруженная в раздумья, она приблизилась к городскому особняку Кендаллов из традиционного красного кирпича, расположенному на Сидар-Лейн-Уэй, и незаметно проскользнула через боковую дверь во двор, направившись прямо к флигелю вместо того, чтобы приветствовать своих родных в большом доме.

Даже улегшись в постель, она все еще продолжала размышлять. Во всех делах, в которых участвовал ее отец, обвинение было построено безупречно. Но не было ли оно слишком безупречно? Последняя мысль поразила ее, вызвав невольный приступ вины. Ее отец был превосходным человеком, честным и порядочным и никогда не стал бы совершать противозаконных действий.

На следующее утро, едва проснувшись, Элис принялась торопливо собираться на работу. Ей необходимо срочно выработать план действий! Наскоро умывшись, она уже было отправилась по делам, но как раз в этот момент появился ее отец, держа в руках салфетку. Он окликнул ее, и Элис, тихо застонав, вынуждена была повернуть обратно.

– Где ты была вчера вечером? – осведомился он, сердито наморщив лоб.

– Дома.

– Я не заметил, чтобы в твоих окнах горел свет.

Тут в комнату вошел ее дядя.

– Я вернулась рано и тут же легла спать. Доброе утро, дядя Гарри.

– Доброе утро, дорогая. Похоже, сегодня нас ожидает чудесный день.

– Да, погода просто превосходная, – согласилась она.

Последним появился Макс, как обычно, опаздывавший на работу в банк.

– Привет, сестренка. – Он наклонился и чмокнул ее в щеку. – Как продвигается твое крупное дело?

– Хорошо. Видишь ли, я…

– Кто-нибудь вообще собирается меня слушать? – вмешался в их разговор отец.

Макс криво усмехнулся.

– Я бы узнал этот тон где угодно. Пока, Элис.

С этими словами он схватил какой-то сверток и бросился к выходу. Элис не без зависти смотрела ему вслед.

– Если ты вернулась домой рано, – возвысил голос Уокер, – тогда почему тебя не было за ужином?

Усилием воли она сосредоточила внимание на отце и терпеливо объяснила:

– Просто я очень устала. Кроме того, я уже взрослая. Ты не можешь и дальше следить за каждым моим шагом.

– Нет, могу – до тех пор, пока ты живешь под моей крышей!

Элис застыла на месте, а Гарри тихо выругался себе под нос.

– Ну, знаешь, Уокер, это уже слишком!

– Отец, я не живу под твоей крышей.

– Во флигеле в заднем дворе. Тоже мне разница!

– Я теперь занимаюсь адвокатской практикой, так же как и ты. Сколько раз ты засиживался за каким-нибудь делом допоздна, а то и до самого утра? И сколько раз тебя не было дома за ужином?

– Я не знаю, что такое на тебя нашло в последнее время, – наконец произнес Уокер холодно, – но хотя ты и получила диплом адвоката, ты все же остаешься моей дочерью, и будешь делать все так, как говорю я!

– Я буду делать так, как говоришь ты? – переспросила Элис недоверчиво.

– Да! Я твой отец и обязан заботиться о твоем благополучии, чему вряд ли способствует беготня по городу ради защиты какого-то убийцы.

Элис чуть было не поперхнулась.

– Вот именно, – заявил Уокер зловещим тоном. – Я прекрасно осведомлен о том, что ты до сих пор занимаешься делом Хоторна. Я не потерплю этого Элис! Слышишь? Не потерплю!

Она гордо вскинула голову.

– Я прекрасно слышала тебя, отец. – Она швырнула свою сумку на стол с такой силой, что металлические пряжки с угрожающим стуком ударились о дерево. Сердце ее отчаянно билось, но какая-то неведомая сила неудержимо влекла ее вперед. – А теперь ты послушай меня. Нет, я не собираюсь отказываться от этого дела, и тебе не удастся меня запугать. – Кровь стучала у нее в висках, но она, похоже, не в состоянии была остановиться. – Более того, я твердо намерена добиваться победы.

Вряд ли она могла бы поразить своего отца сильнее. Ну, может, если бы вдруг разделась и плясала на столе в обнаженном виде. Об этом легко было догадаться по его лицу.

– Те свидетельства, которые у вас есть, в лучшем случае неубедительны. Помимо всего прочего, отец, ты знаешь присяжных лучше кого бы то ни было. Вряд ли им будет понятно, зачем молодому человеку из состоятельной семьи понадобилось убивать проститутку, а затем оставлять на ее теле клеймо при помощи перстня с печаткой, благодаря которому он стал известен всему городу. Ни одно жюри во всей стране его не осудит, если вы не сможете доказать мотив преступления. Мотив! А между тем, насколько мне известно, как раз его-то у вас и нет.

– Я вижу, ты неплохо усвоила свои уроки, – отозвался Уокер недовольным тоном. – Вот уж никогда не думал, что доживу до такого дня, когда мне придется выслушивать наставления от родной дочери!

Он отшвырнул свою салфетку и в гневе покинул комнату. Ее дядя тяжело вздохнул:

– Что ж, по-моему, могло быть и хуже.

– А, по-моему, хуже некуда, – не то рассмеялась, не то простонала Элис.

Подобрав сумку, она направилась к двери. Гарри последовал за ней. Элис улыбнулась, подошла к нему и, как делала это уже не раз, обхватила руками его талию, положив голову ему на грудь.

– Ты ведь знаешь, что я люблю тебя, не так ли?

Он погладил ее по голове и вздохнул.

– Да, знаю.

Она отстранилась от него и заглянула в глаза.

– И ты доверяешь мне, да?

Он снова вздохнул и кивнул.

– Да, и это тоже.

– Что ж, тем лучше. Потому что я действительно знаю, что делаю.

Спустя несколько минут Элис остановилась возле первого из тех мест, которые намеревалась посетить в тот день, – конторы коронера. Вряд ли ей удастся узнать что-то новое, но она хотела допросить его, чтобы убедиться в том, что впереди ее не ждет больше никаких сюрпризов.

В помещении царил резкий запах химикалий и мертвых тел, и ей едва удалось подавить приступ тошноты.

– Могу ли я вам чем-нибудь помочь? – осведомился высокий худощавый мужчина.

Лоб его прорезали глубокие морщины, тонкие губы были неодобрительно поджаты.

– Да, мое имя мисс Элис Кендалл, эсквайр, – ответила она, особо подчеркнув свое звание адвоката, – и я здесь в интересах моего клиента…

– Дамам сюда входить не позволено.

– Да, но к адвокатам это не относится, а ведь я адвокат.

– Прежде всего вы женщина.

– Весьма любезное замечание с вашей стороны, – отозвалась она сухо. – Но любой адвокат имеет право задавать вопросы государственным служащим относительно их находок. Вы ведь государственный служащий, не так ли?

– Да.

– В таком случае, я имею полное право задать вам несколько вопросов в интересах своего клиента.

Он стоял в воинственной позе, явно не собираясь уступать.

– Разумеется, если возникнет необходимость, я могу отправиться прямо к судье, ведущему дело, и заставить вас поговорить со мной.

– Как вам будет угодно, – ответил коронер и собрался уходить.

Она надеялась на совсем другой исход. Мозг ее лихорадочно работал.

– Что ж, отлично. Я сейчас же еду в суд, и мне придется упомянуть, что у вас здесь накопилось много трупов, – она чуть отступила в сторону, чтобы лучше видеть заднюю комнату, – на разных стадиях… разложения. Полагаю, это не лучший способ обеспечить сохранность как самих останков, так и улик.

Ее последние слова подействовали должным образом. Он обернулся к ней с яростью.

– Что вы хотите узнать? – осведомился он язвительно.

– Я хотела бы видеть клеймо на теле жертвы в деле «Содружество против Лукаса Хоторна».

– Боже правый, леди! Та девушка была убита несколько недель назад. Неужели вы думаете, что у меня вместо конторы мертвецкая? Жертва давно похоронена!

– Гм… В таком случае покажите мне зарисовки этого клейма, которые вы сделали.

– Леди, я приложил их к полицейскому протоколу.

– Вы хотите сказать, что существует полицейский протокол, к которому приложен рисунок с изображением отметки от перстня? – переспросила она.

Коронер явно чувствовал себя не в своей тарелке.

– Я не помню. Нет, по правде говоря, мне в голову пришло совсем другое дело.

– Вы в этом уверены? Сокрытие подобных сведений может рассматриваться как нарушение федерального законодательства, сэр.

– Я ничего не скрывал, слышите?

Элис присмотрелась к нему внимательнее.

– Хорошо. Тогда, пожалуйста, нарисуйте это для меня.

Сначала ей показалось, что коронер ответит ей отказом, но в последнюю минуту он все же вырвал листок бумаги из блокнота, взял карандаш и воспроизвел в общих чертах рисунок – изображение летящего соловья. По спине Элис невольно пробежала холодная дрожь.

– Вы уверены в том, что не передавали эти сведения моему дяде… то есть в полицию?

– Я уже говорил вам, что не вспоминал об этом рисунке до тех пор, пока меня не вызвали на слушания перед большим жюри. Ну а теперь, леди, у меня много дел, и если вы хотите задать мне еще какие-нибудь вопросы, обращайтесь в суд. Всего хорошего.

Он демонстративно удалился, захлопнув за собой дверь. Охваченная тревогой и чувствуя полный сумбур в мыслях, Элис покинула контору коронера. Ей очень хотелось вернуться к себе и спокойно во всем разобраться, но Элис понимала, что сначала должна сделать еще одну остановку – на месте преступления.

Переулок оказался узким и мрачным. Странное ощущение охватило Элис, пока она следовала от дома к дому. Здесь не было заметно никаких признаков борьбы – ничего, что указывало бы на то, что на этом самом месте была убита женщина. Пробираясь по изрытой глубокими колеями дороге, Элис внимательно осматривала задворки домов. Сюда, в переулок, выходило множество калиток из задних дворов четырехэтажных зданий, окруженных чугунными заборами. Кое-где их заменяли высокие стены с толстыми дубовыми воротами, ведущими в небольшие садики. Она прошла переулок до самого конца, затем вернулась назад, вряд ли понимая, что именно ищет.

Некоторое время спустя она завернула за угол, чтобы осмотреть фасады зданий. Первым на пути ей попался публичный дом, упомянутый в полицейском рапорте в качестве места работы жертвы и известный под названием «Фламинго». Затем она приблизилась к «Найтингейл-Гейту». Казалось бы, чисто случайное совпадение, однако на таких совпадениях хороший юрист мог построить свою аргументацию. И конечно, оставался вопрос о перстне с печаткой в форме соловья.

Вернувшись к себе в контору, Элис перечитала полицейский рапорт с места преступления, затем протокол допроса при аресте и документы, полученные в конторе окружного прокурора, и попыталась сопоставить все это с тем, что сама видела в переулке. Сосредоточившись, Элис набросала схему переулка и прилегающих улиц, отметив место преступления, а также обведя кружком мужской клуб, находившийся всего в нескольких шагах от него.

Что-то тут явно не сходилось. Но вот что именно?

С помощью пунктирной линии Элис обозначила на схеме предполагаемый путь жертвы от публичного дома, расположенного в конце квартала, до места преступления как раз напротив соседнего здания. Но и это мало что прояснило. Наконец, порывшись в груде полицейских бумаг, она пробежала взглядом сведения, которые читала и перечитывала столько раз, что успела выучить наизусть.

Люсиль Руж покинула «Фламинго» около полуночи, затем направилась пешком по переулку. Согласно показаниям свидетельницы, преступление произошло без четверти часа ночи. А это означало, что между тем моментом, когда Люсиль покинула место работы, и ее убийством прошло сорок пять минут, то есть достаточно большой промежуток времени.

Глядя на короткое расстояние между двумя точками на схеме, Элис все больше убеждалась в том, что либо Люсиль покинула «Фламинго» не в полночь, как о том сообщалось в протоколах, а позже, либо она сначала зашла куда-то еще. Но если так, то куда?

Элис наскоро записала эти вопросы на отдельном листе бумаги. Затем она составила график времени, в верхней части которого поместила показание Лукаса о том, что он всю ночь провел у себя в клубе, а в нижней – предполагаемое время смерти жертвы. Пустое пространство между двумя строками таблицы говорило о том, какую огромную работу ей предстояло проделать, чтобы заполнить его подробностями того, что произошло в ту ночь. Но, так или иначе она это сделает. Единственная возможность для нее выиграть дело заключалась в том, чтобы предвидеть и опровергнуть каждый пункт обвинения.

Тут у нее снова возникло смутное ощущение, что она что-то пропустила, просматривая дела своего отца за последние пять лет. Но, увы, ей так ничего и не пришло на ум. Покачав головой, Элис поместила исписанные листы бумаги на гладкую белую стену, которую большинство юристов использовали для того, чтобы выставить на всеобщее обозрение свои награды. И, пока она смотрела на обескураживающие факты, в дверь ее конторы постучали.

Лукас вошел в контору и увидел, как Элис уселась в свое скрипучее кресло и подняла на него глаза. На ней был все тот же невыразительный костюм с белой блузкой, который она носила словно щит. Если бы он уже не держал ее в объятиях, то вряд ли заподозрил, какие великолепные формы скрываются под этим унылым облачением. Все чувства его обострились до предела, едва он вспомнил ощущение, которое испытал тогда, обнимая ее. Строгая, деловая женщина-адвокат вдруг превратилась в робкую юную девушку, которая обхватила руками его плечи и держалась за них, словно не хотела отпускать. Хотя в конце концов, она это сделала так резко, как будто ей нужно было уйти как можно скорее. Как будто в ее глазах это было не просто нарушением приличий, но и проявлением слабости.

Ее белокурые волосы были уложены на затылке в пучок, и внешне все выглядело по-прежнему, если не считать темных кругов под глазами, словно она не спала всю ночь. Интересно, было ли причиной этой бессонницы его дело или он сам?

Он заметил в ее глазах тот же мрачный блеск, который вспыхивал всякий раз при его появлении. Не чувствовала ли она при его появлении страстное желание, то же, что и он? А может, она прикидывала в уме, мог ли он кого-то убить или нет? Эта мысль причиняла ему невыносимую горечь, за которой следовали муки уязвленной гордости. Он хотел, чтобы она желала его, а не задавала ему вопросы. Лукас презрительно усмехнулся про себя. То-то повеселился бы Грейсон, если бы узнал, что после того, как он столько лет воздвигал стены между собой и женщинами, которые пытались завлечь его в свои силки, теперь он мысленно проклинал стены, которыми окружила себя Элис.

Он вынужден был признать себя побежденным, когда она с видимой охотой вышла из дела. Теперь же он хотел, чтобы его оправдали, хотел покончить со всем этим как можно скорее. Но как помочь своему защитнику, не сболтнув при этом лишнего? Слишком много он знал о том, что произошло в ту ночь, и чувствовал бессильную ярость из-за того, что не смог предотвратить беду. Однако он никому не станет рассказывать о той ночи – даже своему адвокату. Он просто не может этого сделать. Неужели ему и впрямь не терпится пойти ко дну?

Жизнь под одной крышей с матерью не пробуждала в нем подобных чувств. Рядом с Эммелин он чувствовал себя защищенным – и выбитым из колеи, подумал про себя Лукас с мрачной усмешкой. Однако, находясь рядом со своим адвокатом, он почему-то испытывал желание вобрать в себя эту невинность. Познать ее смысл. И в то же время он хотел, чтобы она тоже желала его – человека, знакомого с самыми темными сторонами жизни и теперь не знающего, как от них избавиться.

В первый раз с того памятного дня, когда он начал носить перстень с печаткой в форме соловья, им овладело желание узнать, что такое чистота. И он готов был сделать все, что в его власти, чтобы разрушить ту стену, которой окружила себя Элис. Он хотел предаться с ней любви, разбудить в ней ту страстность, которая, как он был в том уверен, скрывалась под ее вполне благопристойной внешностью. Сможет ли он порвать с прошлым ради нее?

– Впечатляюще, – произнес он вместо этого, не решаясь высказать вслух то, что было у него на уме, – слова, которые наверняка заставили бы ее спрятаться от него как можно дальше. Лукас понимал, что сначала ему придется завоевать ее. Найти какой-нибудь способ заслужить ее доверие. До сих пор он не привык сдерживать себя, когда хотел чего-либо добиться, но ради нее он попытается быть терпеливым – вернее, настолько терпеливым, насколько это вообще было для него возможно.

Элис в замешательстве приподняла голову.

– Я обо всех этих графиках и схемах. – Он жестом указал на стену. – Похоже на военный совет перед решающей битвой.

Замешательство исчезло с ее лица, сменившись уже знакомым ему выражением угрюмой решимости.

– Довольно удачное сравнение, – ответила она. – Нам предстоит настоящая битва. И наша первая линия обороны заключается в том, чтобы вы помогли мне заполнить пустое пространство на графике, чтобы со стороны сложилось впечатление, что вы не совершали этого преступления.

– Мне казалось, что мы пытаемся доказать мою невиновность.

– Если в деле нет еще каких-нибудь обстоятельств, о которых вы не удосужились мне рассказать, доказать вашу невиновность вряд ли удастся. Впрочем, это не так уж важно. Все, что от нас требуется, – это вызвать у присяжных обоснованные сомнения в вашей виновности, что, на мой взгляд, вполне осуществимо.

Он уселся в кресло перед ее письменным столом.

– И как мы сможем это сделать?

– Для начала вы должны объяснить мне некоторые вещи. Например, зачем свидетельнице называть ваше имя, если вы не причастны к убийству?

Та женщина наверняка видела кого-то в ту ночь в переулке, например человека, который только что покинул «Найтингейл-Гейт». Однако Лукас не произнес ни слова. Вместо этого он положил руки на подлокотники кресла и попытался изобразить на лице невозмутимое спокойствие.

– Потому что ей не понравились мои волосы. По-видимому, она решила, что они слишком длинные. – Он заставил себя усмехнуться, подавив приступ горечи, вызванный этим нелепым ответом. – Бедняжка даже не догадывалась о том, что все, что от нее требовалось, чтобы заставить меня их подстричь, – это насесть на меня как следует, запугать до полусмерти, а потом пригрозить бросить на произвол судьбы.

Элис вскипела от ярости:

– Сейчас не время для шуток, мистер Хоторн.

– У вас покраснели щеки, мисс Кендалл. С чего бы это? Вы и не представляете себе, какой становитесь привлекательной, когда сердитесь.

Он ожидал, что она пролепечет в ответ что-то бессвязное или начнет запинаться. Но вместо этого Элис с решительным видом поднялась с кресла:

– Откровенно говоря, мне ровным счетом все равно, даже если вы проведете весь остаток своих дней в тюрьме.

Тут Лукас тоже поднялся с места, положив руки на стол и слегка подавшись вперед. Он тут же заметил в ее глазах настороженность, однако природное упрямство не позволяло ей отступить. В любое другое время он наверняка бы улыбнулся, но сейчас ему хотелось выругаться при мысли о той ужасной переделке, в которую он попал.

– Но вы сами втянули меня в это дело, – продолжала Элис сквозь стиснутые зубы, – и я не намерена спокойно оставаться в стороне и смотреть, как вы губите себя из-за собственной самонадеянности и привычки играть с огнем. Рано или поздно вы все равно окажетесь в проигрыше, и я не хотела бы быть рядом, когда этот день наступит.

– Коль скоро вы считаете себя таким знатоком по части человеческих душ, мисс Кендалл, ответьте мне на один вопрос. Если я играю с опасностью, почему вы сами прилагаете столько усилий, чтобы ее избежать?

– Я ее не избегаю. В противном случае разве я находилась бы тут, рядом с вами?

Лукас усмехнулся и затем с намеренной и откровенной неспешностью смерил ее взглядом с головы до ног. Она густо покраснела, и он был уверен в том, что ее одолевало сейчас желание скрестить руки на груди.

– Что правда, то правда, – согласился он.

Элис потребовалось некоторое время, чтобы справиться с собой. Она чувствовала себя слишком возбужденной, к тому же загнанной в угол. Его запах был одновременно свежим и терпким – пленительное сочетание мыла и полевых трав.

– Перестаньте смотреть на меня так, – произнесла она раздраженно.

– Как «так»?

– С выражением, которое не имеет никакого отношения к делу.

Он криво улыбнулся, и Элис отступила на шаг.

– Хорошо. Итак, – она с усилием отвела от него взгляд и перевела его на бумаги, – на данный момент мне известно следующее. Люсиль Руж, женщина легкого поведения, работавшая в нескольких ярдах от мужского клуба, была задушена в переулке как раз напротив «Найтингейл-Гейта».

В течение всей своей небольшой речи она не сводила глаз с лица Лукаса, пытаясь уловить на нем хотя бы малейший проблеск какого-нибудь чувства. Однако его выражение оставалось совершенно непроницаемым.

– Да, это похоже на правду.

– Вы, вероятно, также слышали о том, что кончики пальцев жертвы были отрезаны.

На сей раз он сделал гримасу, хотя и едва заметную. Элис постукивала пальцами по столу.

– Моя догадка состоит в том, что жертва перед гибелью поцарапала своего убийцу.

– А зачем понадобилось отрезать ей пальцы?

– Чтобы полиции не пришло в голову искать человека с царапинами на теле. Мы могли бы доказать, что на вас нет царапин, если бы знали это наверняка. У вас ведь их нет, не так ли?

Он развел руки в стороны:

– Кожа чистая и гладкая, как у мла…

– Довольно, – прервала она его.

– Если угодно, я покажу вам кое-что еще. – Он коснулся пуговицы на рубашке.

– Не стоит себя утруждать, мистер Хоторн. Улыбка на его лице стала тонкой и лукавой:

– Я просто хочу помочь вам доказать мою невиновность, мисс Кендалл.

– Благодарю вас. Я буду иметь это в виду. А пока что учтите, что эти царапины являются не более чем предположением с моей стороны. Но именно такие мелочи нам с вами и предстоит выявить. Самая ничтожная деталь может полностью изменить ход расследования. Поэтому давайте начнем с того, что нам уже известно. Жертва: мисс Руж.

Лукас вернулся в свое кресло, и она снова заметила, что губы его чуть вздрогнули. Что это было – сожаление из-за того, что он убил Люсиль? Не обманывала ли она себя, полагая, будто он не способен на столь грязное преступление? Ей просто необходимо было это выяснить, поскольку ее не покидала мысль, что ее отец никогда не стал бы преследовать невиновного человека.

– Люсиль Руж всегда проходила по этому переулку?

– Да.

– Откуда вы это знаете?

От внимания Элис не ускользнул проблеск удивления на лице Лукаса, однако он быстро сумел его скрыть.

– Всем вокруг известно о том, что Люсиль жила в соседнем квартале. Она могла попасть домой только через этот переулок.

– И вы когда-нибудь видели, как она возвращалась домой? Лукас пожал плечами.

– Да, иногда. – Он, похоже, обдумывал свой ответ, после чего добавил: – По правде говоря, я видел ее в ту самую ночь, когда она была убита.

– Боже правый! Почему же вы сразу мне об этом не сказали?

– Я опасался, что меня неправильно поймут.

– Где вы ее видели?

– В коридоре, примыкающем к черному ходу. Она разговаривала с Брутусом и выглядела очень расстроенной.

Элис с трудом верила собственным ушам.

– И чем же она была так расстроена?

– А вот это уже не ваша забота.

Кровь стучала у нее в висках.

– Черта с два! – На языке у Элис вертелось еще множество куда более крепких выражений. – Никаких личных тайн отныне у вас быть не может, мистер. Если вы хотите, чтобы я успешно защищала вас в суде, вы обязаны сообщить мне все, даже самые мельчайшие подробности вашей жизни. Где вы живете, с кем вы встречаетесь и о чем с ними беседуете. Итак, попробуем еще раз. Чем именно была так огорчена мисс Руж?

Какое-то мгновение он смотрел на нее в упор, после чего произнес:

– Она была беременна.

Перо выпало из рук Элис и со звоном упало на стол.

– Только не говорите мне, что она ждала ребенка от вас.

– Я же сказал вам, что у меня не было никаких отношений с Люсиль Руж, – процедил Лукас сквозь стиснутые зубы.

– Вы также уверяли меня, будто не видели ее в ту ночь. Он пожал плечами без видимых признаков раскаяния.

– И опять-таки я не хотел, чтобы меня неверно поняли. Тем не менее факт остается фактом: я никогда не был близок с Люсиль Руж.

У нее вырвался вздох облегчения.

– Тогда кто же был отцом ребенка?

– Этого я не знаю, – ответил Лукас.

Элис не могла утверждать с уверенностью, говорит он правду или лжет.

– Она отказалась назвать его имя. Я сказал ей, что готов сделать все, что в моих силах, чтобы ей помочь. – Тут он потупил голову, уставившись на свой ботинок. – Увы, мне так и не представилась возможность это сделать.

Был ли он искренен с ней? Или же просто притворялся?

Слишком много вопросов. Так много, что у Элис пошла кругом голова. Это не имело в данном случае большого значения. Если ее отец или Кларк узнают о том, что жертва была беременна, они получат в свои руки последнее звено, которое им требовалось, чтобы успешно завершить основанное на косвенных уликах дело. Мотив преступления.

Глава 10

Элис необходимо было собрать достаточно улик, чтобы у присяжных возникли обоснованные сомнения в виновности ее клиента. Она не обязана была доказывать в суде, что Лукас не убивал Люсиль Руж или что ее убил кто-то другой. Все, что от нее требовалось, – это доказать, что имеются достаточно веские основания полагать, что он, возможно, не совершал преступления. Досадное обстоятельство для обвинения, зато большая удача для защиты.

Было уже довольно поздно, когда Элис покинула контору и направилась к публичному дому, где работала Люсиль. Чтобы оградить себя от дальнейших ошибок, ей следовало для начала узнать как можно больше о личности жертвы, а уже потом можно будет перейти к свидетельнице.

Близился вечер, когда Элис подошла к «Фламинго» – борделю, находившемуся почти по соседству с мужским клубом Лукаса Хоторна. Впрочем, когда она переступила порог этого заведения, ей показалось, будто она попала совсем в другой мир – до такой степени оно было не похоже на «Найтингейл-Гейт». Здание было высоким и узким, с темным, безвкусно обставленным вестибюлем и таким обилием алого бархата и позолоты, какого Элис еще ни разу не приходилось видеть за всю свою жизнь. Вдоль стен тянулись большие дымчатые зеркала, и даже в этот сравнительно ранний час в ноздри ей ударил крепкий запах спиртного.

Навстречу ей вышел какой-то коренастый жилистый мужчина в серых брюках, рубашке без пиджака и расшитом золотом жилете в тон стенам.

– Что вам угодно? – осведомился он резко, осмотрев ее с ног до головы. – Нам здесь не нужны филантропы, пытающиеся обратить девушек на путь истинный. Лучше убирайтесь откуда пришли!

– Уверяю вас, я здесь вовсе не для того, чтобы читать кому-то проповеди. Я только хотела бы поговорить с… хозяйкой «Фламинго».

– Ее сейчас нет. – Он постепенно оттеснял ее к двери.

– Тогда я подожду ее здесь, – ответила Элис, несмотря на то, что ей совсем не улыбалась мысль находиться рядом с этим типом. Не то чтобы он внушал ей опасения, но от него так и разило каким-то лосьоном после бритья с резким запахом. Или дамскими духами?

– Ждать здесь не разрешена.

– У вас есть свод правил, где это записано?

Мужчина уставился на нее, прищурив глаза:

– Вы что, хотите пошутить надо мной, леди?

– У меня и в мыслях не было шутить над вами. Но, как адвокат Лукаса Хоторна, я считаю своим долгом переговорить с хозяйкой этого заведения…

– Вы та самая женщина-адвокат? – Грубоватые черты лица ее собеседника немного смягчились, на губах появилось некое подобие улыбки. – Что же вы мне раньше об этом не сказали?

Он чуть ли не силой снова втащил ее в вестибюль.

– Мэй! – рявкнул он так, что у Элис чуть не лопнули барабанные перепонки. – Здесь адвокат Лукаса.

На верхней ступеньке лестницы показалась какая-то женщина с пышными формами и самыми густыми волосами, какие когда-либо приходилось видеть Элис. Девушка выдавила из себя улыбку:

– Да, мое имя – Элис Кендалл. Насколько я понимаю, вы распоряжаетесь в этом заведении.

– Распоряжаюсь и владею, – последовал ответ.

– Что ж, тем лучше. Мне нужно задать вам несколько вопросов.

– Вы объявились как раз вовремя, – проворчала в ответ женщина.

«Еще один критик!»

Женщина по имени Мэй спустилась по лестнице. Лишь когда она остановилась в нескольких дюймах от Элис, последняя смогла наконец рассмотреть ее лицо. Благодаря тяжелым бархатным портьерам, закрывающим окна, и тусклому свету газовых ламп все вокруг казалось подернутым слабой туманной дымкой, которая рассеивалась, лишь если подойти к тому или иному предмету на близкое расстояние – вне всякого сомнения, намеренно созданный эффект. Впрочем, эта содержательница публичного дома вряд ли нуждалась в подобных ухищрениях. Мэй оказалась красивой женщиной – довольно высокой, скорее приятно округлой, чем полной, с безупречно чистой кожей.

– Мисс…

– Мэй, просто Мэй.

– Хорошо, пусть будет Мэй. Мне нужно задать вам несколько вопросов о Люсиль Руж и той ночи, когда она была убита.

Мэй отняла от своей полной груди носовой платок и поднесла тонкую батистовую ткань к глазам. У Элис промелькнула мысль, что у этой мадам манеры были едва ли не лучше, чем у нее самой.

– Бедная, бедная Люсиль. Такая прелестная девушка. И она как раз начала пользоваться большим успехом после того, как мы перекрасили ей волосы.

– Волосы?

– Да. Прежде они у нее были совсем бесцветными, так что дела ее шли неважно. Но как только мы сделали из нее блондинку, вроде вас, она тотчас же стала нравиться мужчинам. – Подойдя к Элис поближе, Мэй взяла в руки длинную прядь ее волос. – И как только вы добились того, что они выглядят совсем как настоящие?

Элис раскрыла рот от изумления и смущенно высвободила свои волосы из ее пальцев.

– Они и есть настоящие.

Мужчина у порога насмешливо фыркнул.

– Это правда! Хотя это сейчас не имеет значения. Не могли бы вы рассказать мне побольше о Люсиль? Кто были ее друзья? Есть ли у вас какие-нибудь предположения относительно того, кто мог ее убить?

– Только не Лукас Хоторн, могу вас заверить, – заявила Мэй твердо. – Что же до друзей, то Люсиль предпочитала держаться особняком.

– Почему?

– Отчасти потому, что она просто была такой от природы. И отчасти потому, что она единственная из моих девушек проживала вне стен «Фламинго».

– Что вы имеете в виду?

– Все остальные мои девушки живут здесь. Я сама забочусь о них. Но Люсиль явилась ко мне десять месяцев назад, умоляя дать ей работу. Ее квартира находилась тут неподалеку, и она не могла больше зарабатывать себе на хлеб, убираясь в богатых домах. – Мэй пожала плечами. – Можете называть меня мягкотелой, но мне почему-то стало ее жаль. Я дала ей работу и даже позволила остаться под своей собственной крышей. Отсюда до ее дома не более одного квартала пути.

– И кто был последним мужчиной, с которым она жила?

Мэй изумленно взглянула на Элис:

– Боюсь, я не смогу вспомнить.

– Не можете или не хотите?

Коротышка у порога хихикнул. Мэй сердито сверкнула на него глазами.

– Это не имеет значения. Все равно другого ответа вы не получите.

– Я собиралась задать этому человеку несколько вопросов, только и всего.

– Если я предам огласке имена тех, кто сюда наведывается, моему заведению очень скоро придет конец. Извините, милочка, но никаких имен.

– Я могу добиться, чтобы вас вызвали в суд.

– Что ж, вызывайте. Но неужели вы хотя бы на минуту можете допустить, что я стану обсуждать на публике то, что происходит в стенах «Фламинго»? И неужели вы думаете, что хоть один из тех людей, которые здесь бывают, согласится признать это перед судом?

Элис покинула «Фламинго» несколькими минутами спустя, недовольно ворча что-то себе под нос. Следующей в ее списке стояла Тони Грин, свидетельница. Дом ее располагался почти по соседству с «Фламинго», однако когда Элис постучала в дверь, ей объяснили довольно грубо, что Тони проживает в небольшом флигеле на заднем дворе. Когда же она попросила разрешения пройти через подъезд, ей ответили категорическим отказом. Поэтому Элис пришлось обогнуть дом, чтобы попасть туда через черный ход, и она сама не заметила, как снова оказалась в том же самом переулке, где была убита Люсиль. К этому времени солнце позднего лета уже почти закатилось за горизонт, и Элис невольно зябко поежилась от вечерней прохлады. Вряд ли что-нибудь могло принести ей в этот момент большее облегчение, чем появившиеся фонарщики, которые поспешно взбирались вверх по приставным лестницам, чтобы зажечь газовые фонари. Несмотря на освещение, переулок показался Элис на удивление темным. Скорее бы покинуть это зловещее место! Но сначала она должна переговорить с Тони Грин.

Элис постучала в деревянную дверь, выходившую в переулок – сначала один раз, затем другой. Наконец дверь приоткрылась, и показалась молодая женщина, явно до смерти перепуганная.

– Что вам угодно? – спросила она с подозрением в голосе.

– Вы Тони Грин?

– Да. А вы кто такая?

– Я Элис Кендалл, адвокат Лукаса Хоторна.

Женщина с озадаченным видом молча стояла на пороге.

– Знаете, того самого человека, которого обвиняют в убийстве Люсиль Руж.

После этих слов дверь широко распахнулась, и Элис увидела мужчину с грубыми чертами лица, квадратной челюстью и выступающими скулами. Его глаза-бусинки при этом казались по контрасту еще меньше. Даже ароматы «Фламинго» не шли ни в какое сравнение с запахом пота и перегара, исходившим от этого типа. Элис охватил приступ страха – такой острый, что ей едва не стало дурно, – и впервые она задалась вопросом, разумно ли посещать такие места одной в поисках преступника?

– Кто вы? – грубо потребовал ответа мужчина, утирая тыльной стороной мясистой руки свои масляные губы.

«Бр-р! До чего же омерзительно! Неплохой способ отвлечься, когда тебя до самых костей пробирает ужас, да такой, что зуб на зуб не попадает». Усилием воли Элис заставила себя казаться спокойной.

– Я Элис Кендалл, адвокат… Вы внесены в список свидетелей, – добавила Элис, обращаясь к Тони.

– Верно, – подхватил мужчина, хлопнув ее по плечу. – Это насчет того убийства, которое ты видела.

– Да, – произнесла девушка чуть слышно, – я это видела.

В глазах Тони отразился ужас. Да, пожалуй, если привести эту свидетельницу в приличный вид и заставить ее разговориться, она окажется хорошим козырем в руках обвинения, стоит ей продемонстрировать перед судом тот же самый ужас, что и сейчас. Элис с трудом сдержала стон.

– Я бы хотела задать вам несколько вопросов.

В конце концов, Элис получила те ответы, которые хотела услышать, хотя и не без некоторого нажима со стороны мерзкого типа. По словам Тони, она собственными глазами видела, как Лукас Хоторн задушил Люсиль и затем скрылся с места преступления. Она не сомневалась в том, что это был именно он.

Элис, чувствуя себя совершенно разбитой и ни на что не годной, направилась дальше по переулку. Ей не терпелось добраться до дома и принять горячую ванну, чтобы смыть воспоминание об этих грязных, трущобах и обреченных на жалкое существование представителях человеческого рода. Она не заметила выбоину на дороге, оступилась и тут услышала позади себя чьи-то шаги. Превосходно! Только этого еще не хватало под конец и без того скверного дня. Элис едва не потеряла сознание, когда из темноты выступила какая-то безвкусно и крикливо одетая девушка с размалеванным лицом и, осторожно осмотревшись по сторонам, тихо произнесла:

– Последнего мужчину, с которым жила Люсиль, звали Оливер Олдрич. Он очень богат и живет на Бикон-Хилл.

Элис уже не раз слышала это имя и знала, что Олдрич принадлежал к одному из лучших семейств в Бостоне.

– Поговорите с ним, – умоляюще обратилась к ней девушка, – и кто-то обязательно должен допросить Синди Поп.

Последнее имя тотчас всплыло в ее памяти, хотя Кларк и уверял Элис, что Синди не имеет никакого отношения к этому делу. Еще одно доказательство того, что отец и Кларк умышленно вводили ее в заблуждение.

– Кто такая Синди Поп? – спросила Элис.

Тут в тени деревьев с противоположной стороны переулка раздался хруст сломанной ветки. Глаза девушки округлились от страха:

– Обязательно поговорите с Синди и Олдричем! Не сказав больше ни слова, она исчезла в темноте. Элис осталась одна. Сердце замерло в ее груди, едва до нее донесся отдаленный звук шагов по усыпанной гравием дорожке – слишком тяжелых, чтобы их можно было принять за женские. Элис не в состоянии была даже пошевелиться, а тем более рассуждать здраво. Шаги постепенно приближались. Вздрогнув, Элис что было силы закричала и обратилась в бегство. Однако преследователь бросился за ней. До мостовой в конце переулка было еще довольно далеко, и она понимала, что скорее всего не успеет до нее добежать. Но едва эта мысль пришла ей в голову, как она увидела перед собой заднюю дверь «Найтингейл-Гейта». Если бы только она смогла вовремя скрыться! Задыхаясь, Элис добежала до двери и принялась возиться с задвижкой, слишком поздно сообразив, что дверь заперта.

Она едва не разрыдалась от отчаяния, когда услышала шаги прямо за своей спиной. Но в то же самое мгновение дверь неожиданно распахнулась, и на улицу высыпала компания подвыпивших гуляк, которые распевали во весь голос, обхватив друг друга за плечи. Однако при виде Элис они тут же прервали песню.

– Эй, посмотрите-ка сюда, друзья!

Она не сразу узнала в одном из этих гуляк того самого ужасного Хауарда, которого уже встречала в мужском клубе. Взгляд его на миг прояснился, затем стал плотоядным.

– Прошу прощения, – с трудом выдавила из себя Элис, пытаясь протиснуться в дверной проем.

Двое спутников Хауарда дружно загоготали, а сам он вытянул вперед руку, чтобы ее остановить.

– Вы оба можете идти, – обратился Хауард к своим дружкам, одновременно смерив ее оценивающим взглядом.

Все это ей очень не понравилось. Элис прошмыгнула под его рукой и бросилась внутрь здания. Прежде чем Хауард успел сообразить, что именно его ударило, она захлопнула дверь и закрыла ее на задвижку. Когда Элис снова открыла глаза, то обнаружила рядом с собой высокого, сурового на вид мужчину.

Ее отчаянный вопль эхом разнесся по длинному, отделанному плиткой коридору. Откуда он тут взялся?

– Брутус! – воскликнула она. – Вы напугали меня до смерти!

Великан не сразу ответил ей. Некоторое время он просто стоял, уставившись на нее, и наконец, произнес:

– Я услышал какой-то шум за дверью. Пожалуй, мне стоит пойти и позвать хозяина.

Элис была настоящим профессионалом, юристом, и не хотела, чтобы клиент видел ее в таком жалком состоянии. Чего ей, собственно, удалось добиться, несмотря на все свои старания? Ровным счетом ничего. Но тут Элис вспомнила о словах той девушки в переулке. Нет, она ушла оттуда не с пустыми руками. Теперь у нее имеется информация о людях, которых необходимо во что бы то ни стало разыскать и допросить. Сейчас ей лучше всего вернуться домой и хорошенько отдохнуть, чтобы завтра с новыми силами взяться за дело.

– Нет, прошу вас, не надо звать мистера Хоторна. Если вы проводите меня к парадной двери и наймете для меня экипаж, я буду вам очень признательна.

Брутус задумался.

– Судя по тому шуму, который доносится, веселье в «Найтингейл-Гейте» сейчас в самом разгаре, и вам не стоит беспокоить из-за меня вашего хозяина.

Брутус что-то проворчал себе под нос, по-видимому, соглашаясь, и затем повел ее через длинный ряд коридоров к парадной двери. Звуки голосов и смеха становились все громче с каждым шагом, пока они не оказались в вестибюле, примыкавшем к большому залу. Заглянув туда, Элис какую-то долю секунды стояла, словно зачарованная, любуясь мужчинами в элегантных костюмах и нарядно одетыми женщинами, которых легко можно было принять за гостей на какой-нибудь светской вечеринке. Тут она неожиданно увидела свое отражение в зеркале. Боже правый, на кого она была похожа! Элис поспешила вслед за Брутусом, пробиравшимся сквозь толпу, словно снеговой плуг через зимние сугробы. Но не успели они дойти и до середины начищенного до блеска паркетного зала, как хорошо знакомый ей голос окликнул:

– Брутус! Проводите нашу гостью наверх.

Стало быть, их все же заметили. Проклятие!

– Не останавливайтесь, не останавливайтесь, – в отчаянии прошептала она на ухо Брутусу. Великан посмотрел на нее сверху вниз так, словно она лишилась рассудка.

Элис хотела было метнуться к парадной двери, однако она не была готова снова оказаться одна в темноте. Лукас казался ей сейчас меньшим из двух зол.

К тому времени когда Элис оказалась в его кабинете, она поняла, что дрожит всем телом, и ей стоило немалых сил успокоиться и взять себя в руки.

– В чем дело? – осведомился Лукас.

В душу Элис закралось смутное подозрение, что его вопрос имел какое-то отношение к паническому страху, который она испытала недавно в переулке. Лукас приблизился к ней и поддел пальцем выбившуюся из пучка прядь волос.

– С вами что-то случилось? Объясните мне, – потребовал он.

Его доброта угрожала не оставить от ее напускной храбрости камня на камне. К глазам подступили слезы, и она едва удержалась от того, чтобы не расплакаться. Только слабаки давали волю слезам. Она отлично усвоила этот урок, поскольку росла в доме, полном мужчин.

– Ничего со мной не случилось, – проворчала она, подавив приступ рыданий, – просто у меня выдался трудный вечер.

Лукас сделал еще шаг в ее сторону.

– Элис?

Голос его глубоко приникал в ее сознание, однако она не сдавалась.

– Ну ладно, – ответила она с беспечностью, далекой от ее подлинных чувств. – Мне пришлось пережить один неприятный момент, только и всего.

Он взглянул на ее растрепавшуюся прическу, и на его лице отразился гнев.

– На вас кто-нибудь напал?

Для нее это было уже слишком. К глазам снова подступили слезы, и она мысленно себя отругала. Однако из затруднительного положения ей удалось выйти, когда снизу донеслись звуки женских голосов.

– О, черт! Это моя мать и Софи.

В один миг Лукас подхватил ее под руку и увлек за собой самым бесцеремонным образом к двери, которую она раньше не замечала, поскольку та была скрыта от посторонних взоров деревянными панелями. Они поспешно юркнули за дверь, и как только она захлопнулась за ними, Элис услышала голос Эммелин:

– Лукас, где ты?

Однако Лукас, не останавливаясь, потащил ее дальше по длинному коридору, а затем вверх по лестнице. Там находился еще один кабинет.

Комната оказалась довольно просторной, уставленной книгами в кожаных переплетах и другими вещами, необходимыми в любом рабочем кабинете. Обилие мебели из прочного черного дерева, коробка для сигар, графин и хрустальные рюмки рядом с ним. Внешне эта комната мало, чем отличалась от конторы внизу, только находилась в его личных апартаментах.

– А теперь ответьте, действительно ли на вас напали или нет?

Ее снова охватил приступ страха, и она принялась расхаживать взад и вперед по кабинету.

– Думаю, кто-то выследил меня, пока я шла по переулку.

– Какого черта вы там делали?

Глаза его пылали гневом, но вместе с тем в них проступало и другое чувство. Желание ее защитить? Элис тут же отбросила эту мысль.

– После того, как я посетила «Фламинго»…

– «Фламинго»?

– Я хотела допросить свидетельницу. Она живет как раз тут неподалеку. Я собиралась поговорить с ней, у меня просто не оставалось выбора.

– Ночью? Одна? Дьявольщина!

– Когда я отправилась туда, был еще день.

Ладно, допустим, не день, а скорее ближе к вечеру, однако Лукасу вовсе не обязательно было об этом знать. Только сейчас она поняла, насколько неразумно было с ее стороны бродить в одиночку по темным переулкам этой далеко не фешенебельной части города.

– Впредь я запрещаю вам появляться в этом переулке ночью одной.

Что ж, тем лучше для нее.

– Если вы настаиваете, – отозвалась она тоном капризного ребенка.

Лукас внимательнее присмотрелся к ней, и ее вдруг осенила внезапная догадка, что он знал о том, что она побывала в переулке Бикмана, хотя это и казалось совершенно абсурдным.

– Так вот что вас расстроило, – сказал он.

– Нет, это случилось позже. Я встретилась с одной из девушек, работающих во «Фламинго», и во время разговора мы услышали приближающиеся шаги. Она сразу же обратилась в бегство, и я совершенно уверена в том, что тот человек в переулке преследовал меня.

Внезапно в желудке у нее громко заурчало. Она с отвращением хлопнула себя рукой по животу, словно надеясь таким образом заглушить этот звук. Лукас удивился, и снова она заметила в его глазах проблеск глубокого чувства – то было участие, которое до сих пор к ней мало кто проявлял. С юных лет она привыкла полагаться только на себя и собственные силы, без всякого сюсюканья или рыданий в жилетку. «Нет уж, благодарю покорно, сэр!»

Ей все это показалось уже слишком.

– На что вы так смотрите? – спросила она сердито.

– На вас. Вы не голодны, моя прелесть?

– Сколько раз вам повторять, чтобы вы не называли меня «моя прелесть»! – Она шмыгнула носом. – И даже если я немного проголодалась, вам-то что до этого?

– Я прикажу принести вам что-нибудь.

– Нет-нет. Мне пора домой.

Домой! В темный флигель на задворках родительского особняка.

Злополучные слезы снова подступили к ее глазам, и губы задрожали. Прикусив нижнюю губу, Элис попыталась собрать всю свою волю, но тут Лукас прикоснулся к ней, и плотину вдруг прорвало. Слезы хлынули с такой силой, словно десятилетиями ждали этого мгновения. Она в гневе смахнула их, однако он перехватил ее руку и, притянув к себе, бережно обнял, словно у него не было сейчас более важного дела, как только утешать ее.

– Объясните мне, наконец, что же с вами случилось, – произнес Лукас тихим, но повелительным голосом.

И тут Элис не выдержала.

– Ничего не случилось, – пробормотала она сквозь рыдания.

Лукас прижал ее щекой к своей груди и ласково провел рукой по спине, чувствуя, как тонкая ткань его рубашки становится влажной от ее слез.

– У меня все в полном порядке, – продолжала она шепотом, наслаждаясь его мужской силой, – если не считать того, что отец злится на меня, а дядя сомневается в моем рассудке. – Она в отчаянии пожала плечами. – Хотя кто может винить их за это? Я упряма, своевольна, настырна и совершенно не поддаюсь уговорам. Во мне нет ни одного из тех женских качеств, которые способны привлечь мужчину. – Тут она отстранилась от него, положив ладони на его широкую крепкую грудь, и подняла на Лукаса хмурый взгляд: – Можете спорить со мной, если вам угодно.

В ответ он еще крепче прижал ее к себе и усмехнулся, не отрывая губ от ее волос:

– Именно это и нравится мне больше всего. У вас достаточно здравого смысла, чтобы прямо называть вещи своими именами.

Глубокие чувства Элис, до сих пор остававшиеся скрытыми глубоко внутри, вырвались на поверхность – смелость, доходившая до безрассудства, подсознательное желание, отринув все условности, говорить свободно.

– Я не всегда говорю то, что у меня на уме, – прошептала она, обратив взгляд на губы.

Последние слова вырвались у нее прежде, чем она успела остановиться. Если Элис сама была поражена собственной дерзостью, то ей удалось поразить этого владельца клуба для старых жуиров еще больше. Непревзойденный знаток по части вина и женщин изумленно взглянул на нее, и Элис мысленно укорила себя за несдержанность.

– Извините, вы, наверное, находите меня ужасной?

Доброта в его взгляде уступила место иному чувству, более страстному и обжигающему – словно он уступал слабости, которую не мог себе позволить. Он поцеловал сначала ее волосы, затем лоб, потом его губы прикоснулись к ее щеке. И тогда, к его удивлению, она чуть повернула голову, пока их губы не встретились. Он глухо застонал, ладони его скользнули по ее плечам к шее. Его прикосновение оказалось именно таким, каким она его помнила, – непривычным и полным соблазна. Она чувствовала себя оцепеневшей и обессилевшей, однако хотела этого – как будто все это время ждала, когда он снова ее поцелует.

– Откройтесь мне, – прошептал он, не отрываясь от нее, и она повиновалась.

Едва он провел языком по ее губам, у нее вырвался стон. Жар его тела проникал даже сквозь разделявший их двойной слой ткани. Спина ее выгнулась, когда он прильнул к ней поцелуем, крепко обнимая за талию и одновременно нащупывая свободной рукой маленькие пуговицы у воротника ее блузки. С удивительным проворством он вынимал один перламутровый шарик за другим из петель, пока она не ощутила его пальцы на своей коже.

Поцелуй их постепенно становился все более пылким и страстным. Его язык словно порхал у нее между губ, пробуя их на ощупь, а пальцы тем временем расстегивали многочисленные пуговицы блузки. Наконец ему удалось высвободить их все, и ее охватила дрожь сладостной тоски, когда мягкая ткань его рубашки задела ее обнаженную кожу. Она еще теснее прижалась к нему, словно высекая огонь из кончиков его пальцев, ласкавших ее грудь.

– О Боже! – прошептал он почти в отчаянии, не отрываясь от ее губ.

Его рука опустилась вниз по ее спине, и она ощутила совсем рядом его твердую плоть. Она была нужна ему, несмотря на бесцветные волосы, невыразительные глаза и отнюдь не пышные формы. Эта мысль особенно радовала ее после отказа Кларка, хотя в то же время слегка пугала.

– Да, я хочу вас, – пробормотал он прерывистым голосом и отстранился, чтобы лучше видеть ее лицо. – И как только вам удается лишить меня самообладания?

Прежде чем Элис успела что-либо ответить, он снова со стоном притянул ее к себе, чуть не задушив в объятиях. Она чувствовала каждый удар его сердца – хотя они находились так близко друг от друга, что она не могла утверждать с уверенностью, где кончалось его сердце и начиналось ее собственное. Непрошеные мысли о действительности грозили разрушить идиллию, но когда ее пальцы сами собой отыскали густые пряди его шелковистых темных волос, она решительно их отбросила. Едва его язык проник в скрытые тайники ее рта, наслаждаясь ее вкусом и заставляя трепетать от страстной тоски, у нее пошла кругом голова.

– Элис! – только и смог выговорить он.

Ее тело пылало желанием, находясь во власти новой и неодолимой потребности. Дрожащими руками Элис ухватилась за него, подхваченная могучим водоворотом страсти, средоточие которой находилось в самых заветных глубинах ее существа. Она вся дрожала от волнения и, несмотря на все внушенные ей с детства правила, хотела большего. Словно почувствовав в ней эту потребность, Лукас осторожно снял с нее сначала блузку, а затем нижнее белье, пока она не ощутила прикосновение знойного летнего воздуха к своей коже.

Она наслаждалась вновь обретенной свободой, пытаясь справиться с пуговицами на его рубашке. Однако ее пальцы оказались далеко не такими ловкими, как у него, и он сам сорвал с себя тонкую батистовую ткань. Прикосновение его обнаженной кожи к ее телу было подобно небесному блаженству. Губы его опустились от ее подбородка к шее, ладони скользнули вниз, нащупывая соблазнительные округлости ее грудей. Она могла почувствовать охватившую его жажду, не уступавшую ее собственной. Затем он наклонился еще ниже, и она невольно вскрикнула, когда он взял в рот ее набухший сосок. Пальцы ее вцепились в его волосы, словно порываясь удержать, и она полностью отдалась удивительному ощущению от его алчных губ и шероховатого языка, ласкавшего ее кожу. Одной рукой Лукас поддерживал ее за спину, а другой обхватил за бедра, крепко прижимая к себе.

Вместе они опустились на пол, и Лукас уложил ее на мягкий восточный ковер. Длинные юбки Элис приоткрыли взору ее колени.

Отец, работа, Кларк – все вылетело из головы. Она совершенно не думала о последствиях. В объятиях этого мужчины ей не терпелось узнать, куда ее может завести собственное безрассудство. Во всяком случае, ей не хотелось уйти из жизни, так ни разу и не познав настоящей страсти.

Как раз в тот миг, когда она подумала об этом, крепкий палец Лукаса скользнул между складками ее женского естества. Все это, вместе взятое, – трепет желания, ощущение интимной близости, ответный порыв ее тела – потрясло ее существо до самых сокровенных глубин. «Неужели именно это люди и называют любовью?» – промелькнуло у нее в голове. Но тут же она подумала, что главной и самой важной стороной этого акта являлась именно любовь. Искренняя, чистая любовь.

Это соображение пришло ей на ум как раз в тот миг, когда Лукас снова наклонился к ней, чтобы поцеловать. Эмоции боролись в ее душе со здравым смыслом, но, невзирая ни на что, она знала, что никогда не решится на близость с мужчиной, не будучи любимой, по-настоящему любимой. Все произошло так быстро, что теперь ей с трудом верилось, что она сама это начала и ведет себя ничуть не лучше любой из обитательниц «Фламинго».

Она сделала резкое движение, пытаясь высвободиться из его объятий.

– Элис? – пробормотал удивленный Лукас.

– Отпустите меня! – потребовала она, голос ее стал хриплым от стыда и унижения. И как только она могла пойти на такое?

Неожиданность помогла ей обрести свободу, и Элис с трудом поднялась на колени, ухватившись за свою блузку. Однако решимость едва не покинула ее при виде лица Лукаса. На нем отражались боль и страх – те самые признаки уязвимости, которые она уже замечала во время их первой встречи в конторе.

Приподняв голову, он протянул к ней руки, намереваясь снова привлечь к себе.

– Нет, Лукас. Мы должны помнить о том, что нас связывают чисто деловые отношения. Ни один из нас не может позволить себе ничего большего.

– А если я скажу вам, что хочу большего?

Хотя он произнес эти слова чуть слышно, они обдали ее жаркой, удушливой волной, терзая несбыточными надеждами и причиняя острую боль. Всякий раз, когда она оказывалась рядом с этим мужчиной, в ней словно пробуждалась некая первозданная сила, неукротимая и не зависящая от ее воли. Но она всегда была честна сама с собой.

– Ничего большего между нами нет и быть не может, Лукас. Желание – да, есть, и настолько сильное, что оно угрожает меня испепелить. Но как только первоначальный голод будет утолен, останется лишь пустота.

– Но ведь это же нелепо!

– Вот как? Вы бы согласились расстаться с «Найтингейл-Гейтом» и стать служкой в ближайшей церкви? А как насчет воспитания детей? Чему вы сможете их научить? Как поглощать спиртное? Или как соблазнять женщин?

Элис вдруг овладело чувство утраты. Она до сих пор могла чувствовать на своем теле прикосновения его пальцев. Жгучее желание и чувство вины смешались в ней, вызывая странное смятение в душе. Но возможно, это было и к лучшему. Она была блюстителем закона, а он находился с законом в натянутых отношениях хотя бы потому, что содержал мужской клуб. У них не могло быть будущего. Они были разными людьми – слишком разными, и ей то и дело приходилось напоминать себе эту очевидную истину.

– Я провожу вас домой, – натянуто произнес Лукас.

– Нет! – Элис не могла больше ни секунды оставаться в его обществе, иначе она просто не выдержит и пустится во все тяжкие. – Нет, – повторила она более мягко.

Он долго смотрел на нее в упор – как ей показалось, целую вечность. Но что еще можно было к этому добавить?

– Заканчивайте одеваться, – произнес он неожиданно холодно и бесстрастно, и как только она привела себя в порядок, распахнул дверь.

– Брутус!

Через мгновение слуга уже появился на пороге.

– Проследите за тем, чтобы мисс Кендалл благополучно добралась до дома.

– Да, хозяин.

Великан окинул Элис взглядом с ног до головы, и она могла бы поручиться, что заметила на его лице выражение презрения – или удовлетворения? Затем он протянул руку, указывая путь. Девушка подошла к двери, но в последнюю минуту остановилась на пороге и обернулась. Однако она опоздала. Лукас уже куда-то скрылся.

Перед парадным входом в клуб ее ждала карета. Брутус помог ей взобраться и оставил ее одну. Элис откинулась на спинку сиденья. Занавески из лучшего бархата, мягкие кожаные сиденья, деревянные панели и начищенная до блеска медь украшали тесное пространство кареты. Небольшой шкафчик изящной работы был забит хрустальными графинами со спиртным. Все здесь дышало расточительностью и пороком. Так похоже на Лукаса и его мужской клуб. И так далеко от того образа жизни, который предпочитала вести она сама.

Она не была необузданной дикаркой, не хотела ею быть, твердила себе Элис с настойчивостью, которая даже ей самой казалась неубедительной.

Несколько минут спустя они остановились перед домом ее отца. Слабый огонек мерцал в его рабочем кабинете, вся остальная часть особняка оставалась погруженной в темноту. Ей совсем не улыбалась мысль в одиночку пробираться вокруг дома, поэтому она прошмыгнула внутрь, надеясь как можно быстрее пробраться через черный ход. Однако она тут же замерла на месте при виде своего дяди, который сидел в кабинете отца, в его любимом кресле. На столике у него под боком стоял графин с бренди, а рядом были аккуратно разложены сигара, ножницы и ружье.

Глава 11

Дядя, что ты здесь делаешь?

Гарри Кендалл резко обернулся, едва не задев локтем графин с бренди.

– Элис!

Комната, освещенная слабым мерцающим светом старомодной настольной лампы, казалась погруженной в зловещий полумрак. Всякий раз, когда от сквозняка колебалось пламя, на стенах плясали темные тени.

– А где отец и Макс?

Гарри быстро убрал незажженную сигару и ножницы в карман и отодвинул в сторону графин.

– Их нет дома, – произнес он с натянутой улыбкой.

В темноте Элис чувствовала себя слегка растерянной, а доносившийся до нее голос дяди еще раз напомнил ей о том, как поразительно он был похож на своего брата, она легко могла бы принять одного за другого.

– Я просто решил немного расслабиться и отдохнуть, – добавил Гарри. Взяв ружье, он убрал его в металлический футляр, который стоял на столе. – Я как раз закончил чистить свое оружие.

Впервые в жизни Элис задалась вопросом, почему так долго Гарри приходилось жить в тени Уокера, играя вторую скрипку при человеке, который был двумя годами его моложе. Почему ее дядя так и не женился? И почему, несмотря на то, что он был старшим, складывалось впечатление, что дом принадлежит не ему, а ее отцу? Не испытывал ли он невольной зависти к Уокеру Кендаллу?

Тут она вспомнила о Максе, и лоб ее прорезала хмурая складка. Какие чувства испытывал Гарри, глядя на своего племянника, который, похоже, получал удовольствие, заправляя всем в доме в отсутствие отца? Возможно, отношения между этими людьми были гораздо сложнее, чем она предполагала?

Гарри между тем включил газовые светильники, вернув кабинету его привычный уютный вид, и она стряхнула с себя последние остатки тревоги. Просто она до сих пор не оправилась после своих недавних похождений в переулке, не говоря уже о прикосновениях Лукаса, от которых у нее и сейчас кровь бурлила в жилах, наполняя новым и доселе неведомым ощущением жизни. Гарри был предан своему брату, своей семье.

– В чем дело, Элис? – спросил он, как всегда, с сочувствием в голосе. – Похоже, ты чем-то расстроена.

Пожав плечами, она стащила с головы простую шляпу и отшвырнула ее в сторону, после чего прошла в кабинет и тяжело опустилась в обитое парчой кресло. Она была еще не готова возвращаться в свой флигель, чтобы, оставшись наедине с собой, предаваться воспоминаниям о том, что случилось в переулке. И о Лукасе.

– Это из-за дела Хоторна? – продолжал Гарри, снова усевшись в кресло рядом с ней.

– Да, пожалуй. – Элис поморщилась и поджала под себя обутые в ботинки ноги. – Чем больше я пытаюсь в него вникнуть, тем более запутанным оно мне представляется.

– Что ж, такова уж наша полицейская работа.

Улыбка его была мягкой и добросердечной, и Элис почувствовала, как у нее отлегло от сердца. Это было как раз то, в чем она сейчас больше всего нуждалась, – разговор по душам с человеком, который знал, что значит распутывать самые неразрешимые загадки.

– Обычно дело становится все более и более запутанным, прежде чем отдельные факты начинают понемногу обретать смысл, – добавил он.

– Надеюсь, что так оно и есть.

– И все-таки что тебя так встревожило?

Элис очень хотелось довериться дяде и попросить его помочь разобраться в том, что ей стало известно. Однако по здравом размышлении она решила промолчать. Уокер и Гарри Кендаллы привыкли обсуждать все судебные дела, проходившие через их ведомства, и она не могла рисковать. Ведь Гарри может поделиться полученными сведениями с ее отцом. Вовсе ни к чему откровенничать, чтобы Уокер предвидел заранее каждый ее шаг.

Последняя мысль заставила ее впервые в жизни почувствовать себя обособленной от родных. Ощущение было слегка пугающим, но вместе с тем захватывающим. Как свобода.

Тут Элис вспомнила о «Найтингейл-Гейте» и утверждении Лукаса, будто бы она намеренно попирала условности, желая узнать, как далеко может зайти. Неужели он был прав? Неужели он случайно увидел в ней нечто такое, чего она сама прежде не замечала – или отказывалась замечать?

– Дядя Гарри, – попросила она после некоторого колебания, – расскажи мне, пожалуйста, о моей матери.

– Что? – пробормотал он, явно застигнутый врасплох этой внезапной переменой темы.

– О моей матери. Как она выглядела? Была ли она счастлива?

Гарри едва удалось скрыть свое изумление. Он вздохнул, затем откинулся на спинку кресла, проведя пухлыми руками по волосам.

– Да, она была счастлива. Всегда счастлива. И весела. – На какой-то миг он умолк, погрузившись в воспоминания. – У нее были самые прекрасные волосы на свете. Белокурые, совсем как у тебя. Светлые, как молоко в чашке. Мужчины любили ее.

– А мой отец? Он любил ее?

Лицо его стало суровым, губы поджались.

– Уже поздно, Элис. Тебе пора ложиться спать.

– Но…

– Никаких «но». Если ты хочешь узнать о том, как твой отец относился к твоей матери, спроси лучше у него самого.

– Но мой отец никогда о ней не рассказывает.

– Мне очень жаль.

На сегодня, однако, этого оказалось вполне достаточно. Элис испытывала удовлетворение, и даже некоторое облегчение оттого, что она имела нечто общее со своей матерью – женщиной, чья жизнь всегда была полна радости и смеха.

Гарри постукивал своими короткими пальцами по разделявшему их столику.

– И раз уж тебе так не терпится переменить тему, должен сразу предупредить о том, что мне известно о твоем посещении «Фламинго» сегодня вечером.

– Что? – вскричала она. – Откуда ты об этом знаешь?

– Я же начальник полиции, и моя прямая обязанность знать обо всем, что происходит в городе. Но как твои дядя – не как начальник полиции – я считаю своим долгом сообщить об этом твоему отцу.

– Дядя Гарри! Ты не имеешь права! Я же адвокат – адвокат, которому не сегодня завтра придется выступать в суде против конторы моего отца. Ему вовсе ни к чему знать о каждом моем шаге. Кроме того, как я смогу защищать своего клиента, не имея возможности даже допросить свидетелей?

– Тебе не следует одной слоняться по таким местам, Элис. Если ты хочешь что-то выяснить, спроси у меня.

В голосе его проступали обычно несвойственные ему резкие нотки, что немало ее удивило. Неожиданно он поднялся с кресла:

– Уже поздно. Пожалуй, нам лучше лечь спать.

Обескураженная, Элис последовала за ним к дверям кабинета. Однако она чуть было не подскочила на месте от испуга, когда они столкнулись лицом к лицу с Максом, стоявшим в темном вестибюле.

– Максвелл! Ты напугал меня до смерти.

– И давно ты здесь? – осведомился Гарри, внезапно насторожившись.

Макс перевел взгляд с сестры на дядю и обратно. Затем его губы растянулись в улыбке.

– Только что пришел, – ответил он.

Элис заметила, что ухмылка брата получилась кривой.

– Макс, ты выпил лишнего.

– Да так, совсем чуть-чуть, – отозвался он с хрипловатым смешком, после чего направился вверх по лестнице. – Пожалуй, мне лучше лечь спать. Увидимся завтра утром.

Глава 12

Он нуждался в женщине, чувствуя себя издерганным и загнанным в клетку. С трудом поднявшись с превосходного кожаного кресла, он принялся расхаживать взад и вперед по комнате. Ему следовало вести себя как можно осмотрительнее. Кто бы подумал, что смерть Люсиль вызовет столько шума?

Один небольшой промах, и его легко обнаружат. Сейчас ему больше, чем когда-либо прежде, нужно следить за каждым своим шагом. Однако потребность оказалась сильнее. Бокал с бренди так и остался стоять на столе, рядом с сигарой и ножницами. Ему придется все это убрать. Прошло слишком мало времени, и разговоры еще не улеглись. По его телу пробежала дрожь досады, однако он усилием воли подавил ее. К счастью, он пока не утратил самообладания и к тому же был слишком умен, чтобы совершить какую-нибудь глупость. Однако в то же время он не мог отрицать того, что в последнее время тяга к убийствам овладевала им все чаще и чаще.

Стиснув руки в кулаки, он попытался собраться с духом, обуздать желание, с которым он прожил столько лет. Почему же сейчас оно с каждым днем становилось все более неудержимым? Тут он вспомнил об Элис с ее белокурыми волосами и янтарными глазами. Она знала толк в своем деле, хотя он никогда бы об этом не догадался, если бы она не взялась за дело Хоторна. Она не боялась ходить в самые злачные места, и потому ей стало известно слишком многое. Жаль, потому что она была так не похожа на других женщин. Но в конце концов, напомнил он себе со вздохом, все они были шлюхами – все женщины, которых он когда-либо любил, не исключая и свою мать. Просто некоторые из них умели притворяться лучше остальных.

Да, Элис знала слишком много, и к тому же задавала слишком много вопросов. Он вертел в руках перстень, так что свет упал на изображение соловья. Желание змеей вползло в его тело, постепенно завладевая им. Однако терпение всегда относилось к числу его главных достоинств. Ему придется держаться тише воды ниже травы в ожидании более благоприятного случая. Больше никаких убийств до тех пор, пока все не уляжется. Только глупцы могут позволить себе подобные безрассудства, а он отнюдь не был глупцом.

И все же потребность оказалась сильнее его.

Глава 13

Лукас не сводил глаз с Элис, которая зашла в свою контору и тут же застыла на месте. Он стоял перед окном, прислонившись плечом к раме. При виде его выражение ее лица резко изменилось, став жестким и замкнутым. Это произошло как раз на следующее утро после той памятной ночи, которая раз и навсегда изменила их отношения. Она ясно дала ему понять, что между ними ничего нет и быть не может – ведь они принадлежали к двум разным, далеким друг от друга мирам. И по ее лицу он понял, что она права. Более того, он знал это с самого начала, однако Элис заставляла его забывать обо всем.

Теперь он видел, что его присутствие выводит ее из себя. Но была эта перемена вызвана их недавней близостью или тем, что она позволила прикоснуться к себе человеку, подозреваемому в убийстве, Лукас не знал. Она сама его оттолкнула, сказав, что не желает иметь с ним ничего общего, и блеск в ее глазах ясно свидетельствовал об искренности ее слов. И тем не менее, находясь так близко от нее, он готов был отдать все на свете, лишь бы заключить ее в объятия.

Лишь железная сила воли помогла ему подавить это страшное желание и справиться с минутным приступом слабости. А она сделала его слабым. Он позволил себе ей сочувствовать. Но сочувствие, как он уже давно успел убедиться, не могло принести ничего, кроме сердечной боли, и впредь он такого не допустит.

Будь обстоятельства иными, он бы без сожаления выбросил ее из головы и продолжал вести ту жизнь, которую сам для себя выбрал, – обремененный делами и властью, окруженный со всех сторон людьми, которые в нем нуждаются, хотя он сам не нуждался ни в ком. Однако он все же не мог обойтись без Элис Кендалл – или, вернее, не мог обойтись без адвоката. И до тех пор, пока судебный процесс не закончится, ему волей-неволей придется видеться с ней. Кроме того, по выражению се лица он понял, что впредь ему не удастся отделаться пустыми отговорками. Ей нужны были ответы, и она намеревалась во что бы то ни стало их получить.

– Доброе утро, – произнесла она сухо.

– Вот как? Я что-то не заметил.

– Ладно, обойдемся без светских любезностей. Что вам нужно?

– Мне казалось, что после вчерашней ночи со светскими любезностями мы покончили раз и навсегда.

– Я была бы вам очень признательна, если бы вы больше не напоминали мне об этом.

На ее лице промелькнуло сердитое, почти яростное выражение.

– Похоже, вы сегодня встали не с той ноги, – съязвил он.

– Вас это совершенно не касается.

– Если бы вы остались со мной, то спали бы лучше, а возможно, и наоборот.

– И опять-таки это говорит лишь о том, как мало в вас подлинного обаяния.

Ее последние слова вызвали у него усмешку.

– Мне ведь нужно на ком-то оттачивать свое мастерство. Что же до причины, которая привела меня сюда, то, боюсь, одного простого «Я хотел вас видеть» тут явно недостаточно.

– Вы правы.

– Как насчет: «Я не мог оставаться от вас в стороне»?

– Если бы я вам поверила, то ответила бы, что вам следует проявлять больше сдержанности.

– Но вы мне не верите?

– Нет. Я думаю, что по какой-то непонятной причине вас влечет ко мне – вероятно, потому, что вам не терпится прибавить очередную редкую диковинку к вашей и без того большой коллекции женщин.

– Вы недооцениваете силу ваших чар.

Элис презрительно фыркнула и занялась папкой с документами.

– А если я скажу, что принес вам подарок?

Она обернулась.

– В самом деле? – Она тут же одернула себя: – То есть я хотела сказать, спасибо, не надо.

– Я почти поймал вас на слове, – рассмеялся он.

Она раздраженно воздела вверх руки.

– Неужели вас совсем не волнует то положение, в котором вы оказались?

– Волнует, и даже очень. Но какой будет прок, если я стану ходить с опущенной головой или обливаться слезами?

– И поэтому вы предпочитаете смеяться и отпускать глупые остроты?

– По-моему, звучит не так уж плохо.

– Превосходно. Вы ведете себя как шут гороховый, но поскольку вы делаете это умышленно, стало быть, все в порядке? Удобное оправдание, нечего сказать!

Лицо его сразу сделалось серьезным, ему все труднее становилось изображать беззаботного человека.

– Это единственное оправдание, которое я могу вам предложить, – произнес он через силу.

Элис приподняла брови, однако ответить ему так и не успела, потому что как раз в этот момент в контору ворвался Брутус.

– Хозяин!

Бедняга выглядел запыхавшимся, словно ему всю дорогу пришлось бежать, безукоризненно чистый костюм под знойным августовским солнцем покрылся пятнами пота.

– Еще одну девушку нашли мертвой в переулке.

Воздух в крошечной комнате вдруг показался Элис разреженным настолько, что ей стало нечем дышать. Она стояла на месте, совершенно ошеломленная этой новостью. Однако этого нельзя было сказать о Лукасе. Он пришел сюда с определенной целью и заранее предупредил Брутуса о том, где его искать в случае нужды. Ощущение холодной, суровой неотвратимости переполнило все его существо.

– Что? – переспросила Элис.

– Какая-то девушка была убита прошлой ночью в переулке прямо за нашим клубом, – пояснил Брутус. – Задушена точно так же, как и Люсиль.

– Боже милостивый! – вырвалось у нее.

– Хозяин, там сейчас полным-полно полицейских. Вам лучше пойти и посмотреть самому.

– Ни в коем случае! – вскричала Элис, которой усилием воли удалось взять себя в руки. Она понимала, что ее клиенту вряд ли пойдет на пользу, если он неожиданно появится на месте преступления спустя всего несколько часов после того, как оно было совершено.

– Речь идет о моем окружении, – произнес Лукас, старательно выделяя каждое слово. – О моих друзьях. Я должен идти.

Брутус и Лукас покинули контору. Они уже почти добрались до небольшого лифта, когда вдруг услышали за собой шаги Элис.

– Я иду вместе с вами.

– Это место не для леди.

– Возможно, но этого нельзя сказать о вашем адвокате. Я не хочу, чтобы вы появлялись в том переулке без меня.

– Как вам будет угодно.

Та же самая карета, которая подвозила ее прошлой ночью, ждала их снаружи. Лукас и Элис сели в экипаж, Брутус занял свое место, и они с головокружительной скоростью помчались вперед, в сторону переулка за «Найтингейл-Гейтом», оставляя позади квартал за кварталом.

Когда они прибыли на место, переулок был забит до отказа полицейскими в синих мундирах и скромными черными экипажами, расположенными там и сям, словно они только что остановились и пассажиры едва успели из них выскочить. Повсюду царила невероятная суматоха. Она заметила своего отца и дядю, стоявших над трупом убитой женщины.

Внутри у нее все сжалось от ужаса. Ей не хотелось идти дальше – напротив, она готова была бежать отсюда со всех ног.

– Лучше поезжайте домой, Элис.

Вздрогнув, она обернулась и увидела рядом с собой Лукаса.

– Вам не стоит на это смотреть.

Верно. Ей не стоило на это смотреть. Однако ее желания не играли сейчас никакой роли. Если она собиралась успешно вести защиту Лукаса, ей нужно было иметь доступ ко всем собранным следствием доказательствам. А очередная жертва убийцы, без сомнения, являлась еще одним звеном в цепи доказательств.

– Я никуда не поеду, – ответила она упрямо и зашагала вперед.

Полицейские окружили тело. Чем ближе Элис подходила к месту убийства, тем меньше ей хотелось там находиться. Примерно в десяти шагах от трупа между полицейскими образовался просвет, и представшее ее взору зрелище заставило ее тотчас остановиться.

Убитая девушка лежала на земле, и со стороны могло бы показаться, что она погружена в спокойный, мирный сон, если бы не неестественный поворот головы. В душе Элис нарастал страх, смешанный с отвращением. Двигаясь как в тумане, она преодолела оставшееся расстояние, пока не остановилась рядом с трупом. На расстоянии девушка выглядела безмятежной и даже миловидной, однако вблизи это ощущение пропадало. Скривившиеся губы застыли в предсмертном крике. Выпученные, остекленевшие глаза уставились невидящим взором в небо. Волосы ее напоминали солому, на неестественно белой коже остались следы песка и гравия. Вокруг царил запах пыли и смерти, стаи мух жужжали над трупом.

Элис почувствовала тяжесть в желудке и с трудом удержалась от желания закрыть лицо руками. Ей отчаянно хотелось бежать отсюда со всех ног, но сначала она должна была сделать еще кое-что. Пока полицейские обыскивали остальную часть территории, а ее отец и дядя о чем-то беседовали между собой, она быстро наклонилась к жертве и отогнула воротник ее платья. Да, вот оно. Именно так, как того и опасалась Элис. Клеймо на теле в форме соловья.

Она, словно обжегшись, отдернула руку. До сих пор ей не встречалось в газетах ни одного упоминания о перстне с печаткой. Кларк – без сомнения, по настоянию ее отца – держал эту важную улику в секрете. А это означало, что убийцей в обоих случаях являлся один и тот же человек. Преступление не было случайным, и виновный по-прежнему разгуливал на свободе, готовый нанести новый удар.

Когда она с трудом поднялась на ноги, Лукас уже был рядом, глядя на нее со зловещим выражением лица, словно догадываясь о том, что она увидела.

Все смешалось в ее уме от обилия вопросов, когда она, добравшись до прочной кирпичной стены, прислонилась к ней, уронив голову на руки. Ей хотелось разрыдаться, но тут Лукас подошел к ней и положил руку на спину между лопаток. В этом простом жесте было столько доброты и желания утешить, что она ощутила прилив сил, но вместе с тем и растущее смятение. Мысли ее метались взад и вперед от убитой девушки к человеку, стоявшему рядом с ней. Кем же он являлся на самом деле?

– Убери свои грязные руки от моей дочери!

Голос Уокера Кендалла неожиданно прорезал влажный и жаркий летний воздух. Лукас и ее отец стояли лицом к лицу, как враги, а рядом она заметила своего дядю.

– Прекратите! – крикнула она.

– Я не потерплю, чтобы такой подонок, как ты, губил честь моей дочери! И уж тем более я не позволю тебе задушить ее, как ты задушил тех бедных девушек!

– Отец! – Элис попыталась взять себя в руки. – Отец, – повторила она уже более спокойным тоном, подчеркивая, однако, каждое слово. – Я была бы тебе очень признательна, если бы ты следил за своими словами. Лукас – мой клиент, и я не стану смотреть равнодушно, как ты объявляешь его виновным без суда и присяжных.

– Можешь говорить все, что тебе угодно, Элис, – вмешался дядя Гарри, – но я намерен забрать этого человека в тюрьму.

– Ты не можешь этого сделать!

– Погоди немного и увидишь сама.

– Неужели мне придется возбуждать против тебя иск за незаконное заключение под стражу?

Гарри тут же остановился.

– Не думай, что я на это не способна, дядя. У тебя нет ни малейших доказательств того, что Лукас причастен к этому преступлению.

– Я знаю лишь то, что подсказывает мне мое нутро.

– Твое нутро еще не является доказательством, поэтому ты не имеешь никакого права трогать мистера Хоторна. Если тебе удастся предъявить судье достаточно убедительные улики, доказывающие его виновность, он поедет вместе со мной.

Она взяла Лукаса под руку и зашагала вместе с ним назад к экипажу. Они дошли уже до конца переулка, а она по-прежнему ничего не замечала вокруг себя, кроме жестких взглядов отца и дяди, впившихся им в спины. Едва они обогнули угол дома, Элис без сил прислонилась к карете.

– В чем дело? – тревожно осведомился Лукас.

Только теперь она по-настоящему посмотрела ему в лицо. Хотя что, собственно, она могла ему ответить – да и любому другому человеку? Кому она могла довериться? Ибо – в чем она не могла никому признаться и что переполняло сейчас ее душу чувством горечи и вины – девушка, лежавшая сейчас мертвой в переулке Бикмана, была той самой, которая последовала за ней накануне из «Фламинго» и рассказала ей об Оливере Олдриче и Синди Поп.

Бедняжка не должна была погибнуть напрасно.

Оставшись одна в своей конторе, Элис поспешно набросала записку Оливеру Олдричу, дом которого, как ей удалось выяснить из адресной книги Бостона, располагался в районе Бэк-Бей. Вне всякого сомнения, человек он состоятельный.

Весь день она работала и ждала, пытаясь вспомнить имена всех, при ком упоминала о своих ночных похождениях. Ее дядя уже знал о ее визите в публичный дом, когда она вернулась домой, и наверняка рассказал обо всем ее отцу. Лукасу она сообщила сама, и Брутус тоже об этом знал, не говоря уже о тех ужасных мужчинах, которые неожиданно вышли через заднюю дверь клуба в переулок. Она хорошо помнила и ужас, который испытала тогда, и вполне отчетливое ощущение, что ее преследуют. Только сейчас она сообразила, что, если бы не те пьяницы, она сама могла бы лежать сейчас на грязной земле с переломанной шеей, как та девушка.

Элис едва заметила, как пролетел день. Но когда она получила, наконец ответ от Оливера Олдрича, солнце уже закатилось за крыши домов.

Этот человек был слишком занят, чтобы ее принять. Плохо дело.

Элис порылась в ящике стола в поисках визитной карточки, сложила документы в сумку и направилась на Коммонуэлс-авеню. Сначала она села на трамвай, который довез ее до Арлингтон-стрит, а затем прошла пешком несколько кварталов до дома Олдрича. Она решительно ударила тяжелым медным кольцом по двери. На ее стук появился дворецкий в накрахмаленном костюме.

– Мое имя – мисс Элис Кендалл, мне необходимо встретиться с мистером Олдричем.

Дворецкий слегка приподнял брови, без сомнения, считая чрезвычайно неприличным для незамужней девушки наведываться одной в дом к мужчине. Он даже не подозревал о том, сколько нарушений правил хорошего тона она допустила за последние недели. Эта мысль заставила ее вздрогнуть, однако она тут же отбросила ее. Будучи работающей женщиной, она и так уже преодолела пропасть, отделяющую в глазах общества приличное от неприличного, так что дальнейшие крохотные шаги в этом направлении никого не могли особенно удивить.

С достоинством истинной леди Элис протянула дворецкому свою визитную карточку, положив ее на серебряный поднос.

– Пожалуйста, доложите вашему хозяину о моем приходе.

Тот кивнул головой, после чего развернулся и, держа перед собой на расстоянии вытянутой руки серебряный поднос, исчез в длинном коридоре, стуча каблуками по каменным плитам. Дом показался ей очень красивым, несмотря на отделку из темного дерева и громоздкую мебель. Судя по – всему, Оливер Олдрич был не женат.

Она не могла себе представить, какое отношение этот мужчина имеет к недавним преступлениям, а когда слуга проводил ее в кабинет, с поклоном удалившись, ее недоумение еще более возросло. Он выглядел вполне преуспевающим человеком, совсем непохожим на убийцу. Впрочем, Элис в последнее время все чаще стала задаваться вопросом, как же на самом деле выглядел убийца.

– Мисс Кендалл.

Олдрич сидел за столом в полутемной комнате, крупная персидская кошка лежала, мурлыча, у него на коленях. При таком слабом освещении трудно было судить о его возрасте. Тридцать лет? Или все пятьдесят?

– Мне казалось, я уже сообщил вам о том, что никого не принимаю.

– Да, верно. Но, как я уже писала вам в своей записке, дело очень важное.

Он поглаживал пышный мех кошки, одновременно присматриваясь к своей гостье. Спустя довольно долгое время он указал ей на кресло.

– Мне бы следовало предвидеть, что вы так просто не сдадитесь.

– Почему?

– Я читал о вас заметку в «Бостон геральд».

– Ах вот оно что!

В газетной заметке ее хвалили за острый ум и тщательность в работе. И за красоту. Боже правый, кто бы мог подумать, что она окажется такой падкой на лесть! Снова и снова она позволяла пустым комплиментам кружить ей голову. Да если бы Грейсон Хоторн не сделал ей комплимент в день их первой встречи, она бы ни за что не стала связываться с этим делом. Но нет, стоило кому-нибудь бросить ей хотя бы одно доброе слово, и она накидывалась на него, словно на пирог со сладким кремом.

Поскольку не в ее правилах было задерживаться на плохом, Элис предпочла выбросить из головы другие определения, далеко не столь приятные.

– На меня это произвело впечатление, – добавил Оливер.

– Благодарю вас.

– Разумеется, я убежденный холостяк, не слишком хорошо знаком с нравами светского общества и потому едва ли могу об этом судить.

Если он таким обходным путем пытался поставить ее на место, ему это не удалось. По крайней мере не полностью.

– Я бы хотела задать вам несколько вопросов.

– Например?

– О Люсиль Руж.

Черты его лица оставались совершенно невозмутимыми, и только пальцы на шерсти кошки чуть заметно сжались. Словно сообразив, что невольно выдал себя, Олдрич прогнал животное с колен.

– Это имя мне не знакомо.

Элис ему не поверила.

– А как насчет Лукаса Хоторна? Надеюсь, это имя вам знакомо?

– Ах, Лукас! Ну конечно, я его хорошо знаю. Я ведь когда-то ходил с ним в школу.

– В школу?

– Да. Мы вместе посещали Бостонскую классическую гимназию, когда были еще подростками.

Он усмехнулся. – Хотя Лукас уже тогда был… как бы вам сказать… более зрелым, чем остальные его сверстники. Думаю, как раз в это время у него появилось пристрастие к соловью[9].

– Значит, ему нравилась эта птица? Еще в те годы?

Оливер снова усмехнулся, сложив перед собой руки.

– О да, мы все были тогда без ума от соловья, мисс Кендалл.

Тут она заметила висевшую на стене гравюру с изображением соловья.

– Я тоже не могла не обратить внимания вон на ту гравюру.

Его подвижное лицо словно окаменело.

– Она принадлежала когда-то моему отцу. Ну а теперь, мисс Кендалл, довольно пустых разговоров. Что вам, собственно, от меня нужно?

– Где вы были в ночь на тринадцатое июля?

– Вы что, хотите учинить мне допрос?

– Нет, просто спрашиваю.

– В таком случае я бы вам посоветовал перестать беспокоить порядочных горожан и смириться с тем, что вы защищаете виновного.

Он позвал дворецкого, который тотчас появился, словно все это время ждал за дверью. Элис не представляла себе, каким образом она может задержаться здесь хотя бы еще на мгновение – разве что вынудить этих двоих вышвырнуть ее из кабинета силой. Тогда она с таким же царственным видом, что и у хозяина дома, кивнула:

– Всего хорошего, мистер Олдрич. Я еще дам о себе знать.

– Я хочу знать, почему ты не стал допрашивать никого, кроме Лукаса Хоторна.

Элис стояла на кухне рядом со своим дядей, который готовил для всей семьи ужин, повязав вокруг своего объемистого брюшка фартук.

Гарри соскреб ножом мелко нарезанный чеснок на сковороду с подогретым маслом. Воздух тотчас наполнился ароматом шипящего и потрескивающего чеснока.

Итальянский вечер в доме Кендаллов.

– Дядя Гарри, ты совсем меня не слушаешь.

– Нет, я все слышу. Просто не хочу отвечать.

Когда чеснок был готов, за ним последовал лук, который нужно было осторожно перемешать с чесноком, затем нарезанные томаты, пока, наконец, весь дом не пропитался запахами изысканной итальянской кухни.

– Тебе все равно придется давать кому-то ответ, так что с тем же успехом это могу быть и я. Ваше расследование началось и закончилось на моем клиенте.

– Нам вовсе незачем копать глубже. Он и есть убийца.

– Ты не можешь этого знать!

– Назови мне хотя бы еще одного подозреваемого.

– Оливер Олдрич.

Гарри едва не выронил сковородку из рук.

– О чем ты говоришь?

– Я сегодня была у него дома.

– Одна?

– Ну, разумеется, одна.

Гарри с шумом поставил сковородку на стол.

– У меня и без того выдался неудачный день, а тут еще ты выводишь меня из терпения своими выходками! И как только тебя угораздило отправиться одной в дом к холостому мужчине?

– А как еще, по-твоему, я могла задать ему интересующие меня вопросы?

– Черт побери, Элис! Задавать вопросы – это уже моя обязанность, а не твоя.

– Если бы ты как следует выполнял свои обязанности, мне бы не пришлось делать это за тебя.

Глаза Гарри превратились в щелочки, нижняя челюсть подергивалась.

– Откуда ты знаешь его имя?

– Это не имеет значения. Самое главное, что я его знаю, и когда я пришла к Олдричу, то обнаружила у него на стене гравюру с изображением соловья. – Тут она вспомнила еще кое-что: – Кроме того, у него на пальце был след от перстня.

– И ты хочешь, чтобы я арестовал его только из-за этого? – осведомился он недоверчиво.

– Почему бы и нет? Ведь ты арестовал Лукаса на основании почти тех же самых улик.

– Это твое «почти» на поверку оказалось свидетельницей…

– Да, свидетельницей, которая живет с каким-то парш… – Заметив угрожающий взгляд дяди Гарри, она осеклась. – С каким-то подозрительным типом. Похоже, что они родственники.

Было ли это поспешным выводом с ее стороны или нет?

– Я не позволю тебе выражаться при мне, словно какой-нибудь уличный бродяга! Я не воспитывал из тебя дикарку.

– Нет, ты всегда учил меня использовать логику и здравый смысл. Уверяю тебя, эта свидетельница лжет! Кто-то заранее подучил ее, что нужно говорить, и этот «кто-то» умышленно толкает ее на обман. Более того приходилось ли тебе когда-нибудь слышать имя Синди Поп?

Гарри замер на месте. Казалось, что само время нарушило свой привычный ход. Несмотря на фартук, вид у дяди был зловещий.

– Нет, не приходилось. И ради твоего же блага я советую тебе забыть о том, что ты когда-либо его слышала.

Глава 14

Брутус проводил Элис на верхний этаж «Найтингейл-Гейта». Подъем по лестнице казался ей ужасно медленным, а сама лестница – бесконечной, и хотя в здании было всего четыре этажа, преодолеть их без остановки оказалось не таким простым делом.

Наверху Элис пришлось ухватиться за перила и остановиться на несколько секунд, чтобы перевести дух. Накануне вечером она вернулась к себе во флигель, не оставшись на обед. Сейчас, когда время уже близилось к полудню, а у нее в течение долгих часов не было во рту даже маковой росинки, она испытывала головокружение и слабость. На обратном пути ей непременно нужно будет зайти на рынок.

Брутус смотрел на нее сверху вниз так, словно она была самым жалким созданием на свете. Ей не терпелось поставить его на место парой удачно подобранных фраз, однако ей стоило большого труда уговорить этого сторожевого пса проводить ее сюда – и то лишь после того, как она напомнила ему, что является адвокатом Лукаса Хоторна и что дело не терпит отлагательств. После этого ей пришлось держать язык за зубами из страха, что он откажется вести ее дальше.

Когда ее дыхание немного успокоилось, до слуха Элис донесся какой-то странный звук – однообразный и ритмичный, похожий на яростный стон. О Господи, чем еще мог заниматься Лукас Хоторн? Первым побуждением Элис было развернуться и бежать обратно вниз по лестнице, однако некая извращенная смесь страха и любопытства неудержимо влекла ее вперед, шаг за шагом.

Она переступила порог комнаты на самом верху здания, которая изобиловала разными… предметами. Металлом, кожей, зеркалами. Лукас находился в самом центре комнаты, обнаженный до талии. Облегающие брюки сидели на его бедрах словно вторая кожа, пот струился по гладкой жесткой поверхности спины. Он наносил один за другим удары по подвешенной на веревке боксерской груше – воплощение грубой силы, примитивной и ничем не сдерживаемой.

Вид его широких плеч, упругого плоского живота и узких бедер поражал воображение, равно как и та ярость, с которой он снова и снова атаковал тяжелую грушу, защищенный лишь тонким слоем ткани вокруг костяшек пальцев. Все это время ноги его не переставали двигаться, и от одного его вида сердце в груди Элис подскочило. Никаких больше озорных ухмылок и легковесных фраз, словно все происходившее вокруг его ничуть не заботило. Казалось, что от изящного и утонченного светского щеголя не осталось и следа, и он предстал перед ней диким и неукрощенным, непохожим на тех людей из общества, с которыми ей приходилось иметь дело до сих пор. Элис вдруг почувствовала, что в ней самой проснулась дикарка, заставляя ее сердце отчаянно биться. Но, как всегда, она сумела взять себя в руки. Возможно, она и нарушила приличия, став адвокатом, но тем не менее оставалась настоящей леди.

Вся его необузданная сила находила себе выход в этой комнате, и Элис даже слегка ему завидовала. Какие бы пороки ни приписывали ему люди, она сомневалась в том, что многие из них имели представление об этой стороне его натуры. То, что они имели возможность наблюдать в «Найтингейл-Гейте», было еще цветочками по сравнению с этим.

Брутус, по-видимому, пожалел о том, что привел ее сюда. Не сказав ни слова хозяину, он схватил ее за руку и поволок к двери. Однако Элис не собиралась никуда уходить.

– Мистер Хоторн!

Звук ударов по коже прекратился, и Лукас обернулся в их сторону, оказавшись с ней лицом к лицу.

Похоже, им сейчас владело настоящее бешенство, нечто близкое к безумию. Она могла догадаться об этом по выражению его лица, по тому, как его тело напряглось до дрожи в мускулах. Его кожа, на которую падал косой луч солнца, проникавший через высокое окно, лоснилась от пота, голубые глаза стали почти черными от охватившей его слепой ярости. Лишь тогда Элис поняла, что, хотя этот человек и занимал ее мысли, она, по сути, ничего о нем не знала.

– Какого черта вы здесь делаете?

Голос его был резким от еле сдерживаемого гнева.

– Я не думал, что вы… – запинаясь, пробормотал Брутус.

– Да, вы об этом не подумали.

– Ради всего святого, мистер Хоторн, не надо винить во всем Брутуса. Я сказала ему, что…

– Меня не волнует, что вы ему сказали. Убирайтесь отсюда.

Его гнев захлестнул комнату подобно приливной волне. Но почему-то она совсем не чувствовала себя испуганной. Смущенной, выбитой из колеи – да, но не испуганной. Хотя, по правде говоря, напрасно.

– Сожалею, но я не могу уйти, – произнесла она, с извиняющимся видом пожав плечами, как будто эта вспышка буйного гнева ее совсем не трогала. – Нам нужно поговорить.

– Выведите ее отсюда, – процедил Лукас сквозь зубы, обращаясь к Брутусу, глаза его зловеще сверкали.

– Это очень важно, Лукас.

Когда она назвала его по имени, его так и передернуло. Затем, судорожно вздохнув, словно пытаясь совладать с силой, которая так и била в нем ключом, он произнес:

– Отведите ее в мои апартаменты. Я поговорю с ней там.

– Ваши апартаменты? Вы имеете в виду вашу спальню?

Ее охватило волнение не менее сильное, чем гнев, бурливший в этой комнате всего несколько мгновений назад.

– С каких это пор вас вдруг стали заботить приличия? – насмешливым тоном осведомился Лукас.

Очко в его пользу.

– Просто это место мне кажется менее… подходящим.

– Подходящим? – Он посмотрел на нее так, словно она окончательно лишилась рассудка. – Или в моих апартаментах, или нигде.

По-видимому, он и не собирался с ней шутить.

– Хорошо, пусть будет по-вашему.

Голос ее звучал жалобно, но вместе с тем голова пошла кругом от радостного возбуждения при мысли о том, что она увидит его личные покои.

На сей раз Элис безропотно позволила Брутусу вывести ее из комнаты, хотя отдернула руку и гордо приподняла вверх подбородок, когда заметила, что его хватка на ее запястье сделалась крепче.

Охранник проводил Элис назад по коридору на третий этаж. Распахнув тяжелую дубовую дверь, он сделал ей знак войти:

– Подождите здесь.

Этот человек, как всегда, ограничивался минимальным количеством слов.

Осмотревшись по сторонам, Элис поняла, что находится в личном кабинете Лукаса, где ей уже приходилось бывать раньше. Но на сей раз она заметила там еще одну, внутреннюю дверь, которая была слегка приоткрыта. За ней она могла заметить обычную в мужских покоях мебель – кресла, бюро. И еще кровать.

От такого зрелища сердце в ее груди забилось чаще. Ей никогда прежде не случалось заглядывать в спальню мужчины, даже ее отца – разве еще ребенком, когда она тайком проникала туда, отрабатывая свои навыки детектива на небольшом потайном сейфе, находившемся в задней части его платяного шкафа. Уокер так и не узнал о том, что она стала настоящим мастером по части вскрытия замков.

При этом воспоминании на лице девушки появилась улыбка. Где-то поблизости хлопнула дверь, однако никто не появился, и она догадалась, что в эти покои, судя по всему, ведет еще один вход. До нее донеслись чьи-то шаги, затем шум воды, лившейся струей из крана. Она не сразу сообразила, что это Лукас, который умывался в одной из смежных комнат.

Его бесцеремонность вызвала у нее прилив жара по всему телу. А тут еще это проклятое любопытство. Она пыталась представить его себе с обнаженным торсом, по которому струйками стекает вода. Несмотря на то, что она росла в доме, где было полно мужчин, еще никогда ей не случалось видеть мужчину так, как совсем недавно в спортивном зале – со скульптурными очертаниями фигуры, которая вполне могла бы послужить моделью для знаменитого «Давида» Микеланджело.

Усилием воли Элис заставила себя сосредоточиться на окружающей обстановке и заметила на полке ряд фотографий – потемневшие от времени семейные снимки. Присмотревшись, она узнала на них Эммелин Хоторн, Грсйсона в юности и рядом с ним еще одного подростка, который, как она догадалась, был средним из трех братьев Хоторн, Мэтью. И лишь на одной из этих фотографий был Лукас.

Элис взяла портрет в тяжелой серебряной рамке и долго им любовалась. Вне всяких сомнений, это был он. Высокий, даже в столь юном возрасте, и на удивление красивый. Никакой неуклюжести или угловатости, свойственной многим подросткам в этом возрасте. Наверняка уже в те годы девушки сходили по нему с ума. Однако главным отличием между Лукасом прежним и нынешним, которое она заметила, была его улыбка. Не то чтобы он не улыбался, став взрослым, улыбался, и даже очень часто, но то была какая-то двусмысленная, лукавая улыбка. В молодые годы она была свободнее и непринужденнее, а значит, и чище. Элис снова невольно задалась вопросом: что же могло случиться в жизни этого человека, что так его изменило?

Когда она снова окинула взглядом фотографии, ей в голову пришла еще одна мысль. Хотя она никогда не встречалась лично с Брэдфордом Хоторном, она была совершенно уверена в том, что ни одного его снимка здесь не было. Она вспомнила, каким холодным становился голос Лукаса, стоило кому-нибудь заговорить при нем о его отце, и недоумевала, какая кошка могла пробежать между этими двумя людьми?

Тут ее внимание отвлек звук открывшейся двери, и, обернувшись, она увидела в дверном проеме Лукаса, за которым виднелся краешек кровати. Все его недавнее раздражение прошло, словно он смыл его с себя водой и мылом, однако улыбка так и не вернулась на его лицо.

– Ну что, нашли здесь что-нибудь интересное? – спросил он, прислонившись к косяку двери и скрестив руки на могучей груди.

Нам нем были элегантные мужские брюки и белая рубашка без галстука с расстегнутыми у воротника пуговицами, приоткрывавшими взгляду золотистую кожу. Джентльмен, позволивший себе отдохнуть и расслабиться в своих личных покоях. Зрелище показалось ей настолько волнующим, что она почувствовала, как напряглась ее грудь.

Элис застенчивым жестом пригладила волосы. Это заставило его улыбнуться, однако улыбка вышла какой-то безликой и отстраненной – словно он решил отделиться от нее стеной, чего она прежде никогда за ним не замечала. До сих пор она вызывала в нем гнев, любопытство, иногда даже смех, но только не равнодушие.

– О проклятие! – пробормотал Лукас почти шепотом.

– Что такого я натворила на этот раз?

– Вы выглядите просто обворожительно.

Щеки Элис вспыхнули жарким румянцем. Вот тебе и равнодушие! Чувствуя себя крайне неловко и не будучи привычной к разговорам подобного рода, она предпочла отмахнуться от его замечания:

– Опять вы со своими слащавыми комплиментами.

В нем снова вспыхнуло раздражение, но почти тут же улеглось.

– Вы сказали, что у вас есть ко мне какое-то важное дело. Что это за дело?

Ах да, верно. Она совсем забыла.

– Вы уже говорили мне о том, что потеряли тот перстень с соловьем. Однако никогда не рассказывали, почему вообще стали его носить. – Ей вспомнились намеки, которые обронил в разговоре Оливер Олдрич, и она догадалась, что тут крылось нечто большее, чем просто любовь к птицам. – Что особенного в этом соловье, что вы не только носили перстень с его изображением, но и назвали в его честь свой клуб?

Лукас смотрел на нее в упор. Впервые за долгие годы он выглядел смущенным. Он мельком взглянул на фотографию, которую держала в руках Элис – ту, где он был снят еще подростком, – и тоска по прошлому заставила его невольно вздрогнуть. Затем он снова поднял глаза на своего адвоката.

– Случалось ли вам когда-нибудь ладить с окружающими? – спросил он.

Вопрос удивил ее. Какое это имеет отношение к перстню? Элис некоторое время колебалась, не зная, что сказать.

– Нет, – ответила она откровенно.

– Что, ни разу в жизни? Даже когда вы были ребенком?

– Нет, – повторила она.

Он мог почувствовать в ее голосе искренность – и еще скрытую печаль, которой она не могла дать выхода. Девушка приподняла подбородок:

– Меня воспитывали двое мужчин, один из которых был вдовцом, а другой холостяком, и оба они страстно любили свою работу. Мое стремление найти свое место среди родных мешало мне обрести место в кругу моих сверстников.

– Почему?

– У нас дома за обедом часто обсуждались различные юридические казусы или детали последних преступлений. Если я хотела принимать участие в этих разговорах, то поневоле должна была научиться разбираться в том, о чем говорили мои отец и дядя.

– А они чаще всего разговаривали о своей работе.

– Вот именно.

– Но почему вы так уверены в том, что никогда не ладили со своими сверстниками?

Судя по ее лицу, у нее не было желания отвечать на его вопрос.

– Прошу вас, – обратился к ней Лукас мягко. Он должен был это знать – по причинам, не имевшим никакого отношения к предстоящему процессу.

Элис вздохнула, но в конце концов, сдалась.

– Когда мне было одиннадцать лет, – начала вспоминать она бесстрастным тоном, – у меня впервые появилась подруга. Девочка, которая недавно переехала в дом, расположенный неподалеку от нашего. Ее отец был простым торговцем, сколотившим себе состояние, и потому лишь немногие родители в нашем квартале позволяли своим детям играть с ней. Но ни мой отец, ни дядя никогда не были снобами, а что до меня, то подруга всегда остается подругой.

Однажды она пригласила меня на чай. У нее был прекрасный чайный сервиз из английского фарфора – крохотные чашечки, блюдца и даже миниатюрный чайник для заварки, сделанные специально для нее.

Полные губы Элис приоткрылись в мечтательной улыбке, и Лукас невольно попытался представить ее себе такой, какой она была в детстве. Робкая и застенчивая, но смышленая, даже слишком смышленая по сравнению с другими детьми, с холодным бесстрастным умом, совершенно несвойственным детям ее возраста.

– Мы обе сидели за невысоким столиком и беседовали, притворяясь взрослыми. По крайней мере, на это меня хватало. Она потчевала меня разными рассказами о своих родителях и родственниках. – Тут Элис рассмеялась своим чудесным, беззаботным смехом. – У нее нашлось для меня немало пикантных историй о ее братьях, тайком выбирающихся по ночам из дома, и сестрах, срывающих у своих кавалеров поцелуи под раскидистыми ветвями комнатных пальм.

– Так вот откуда вы почерпнули эту идею поцелуев под пальмами?

На губах Элис сверкнула озорная улыбка, затем она продолжала:

– Когда наступила моя очередь, мне хотелось, чтобы мои истории были не менее захватывающими. А поскольку мне нечего было рассказать ей о своем брате, я решила поделиться с ней тем единственным, что знала. Подробностями очередного преступления, которое мой отец вместе с дядей распутывали в течение последних нескольких недель.

Она поморщилась, и Лукас понял, что ее счастливые воспоминания на этом закончились.

– Я рассказала ей все, что помнила, вплоть до мелочей. – Элис усмехнулась. – Сначала, увидев ее широко раскрытые глаза, я подумала, что моя подруга была совершенно очарована услышанным от меня. И лишь на следующий день, когда ее отец неожиданно ворвался в кабинет к моему, я поняла, что девочка была в шоке. – Она покачала головой. – Но я и вправду понятия не имела о том, что мои ровесницы могут прийти от подобных историй в ужас.

– И как поступил тогда ваш отец?

В ответ она снова усмехнулась и покачала головой. Как это ни глупо, ему хотелось, чтобы улыбка оставалась на ее лице.

– Он заставил меня посещать разные занятия, чтобы научить всевозможным дамским премудростям – пению и танцам, шитью и правилам хорошего тона. – Тут она взглянула на него, шаловливо приподняв брови: – Известно ли вам о том, что ваш адвокат умеет играть на фортепиано?

– Нет. Но зато я знаю, что вы превосходно танцуете.

– Я с детства обожала танцы, – отвечала она со смехом, который почти тут же замер на ее губах, сменившись сдержанной улыбкой. – Но какое бы удовольствие я ни получала от этих уроков, они стоили денег. Денег, которых у двух государственных служащих всегда не хватало. И очень скоро я снова оказалась за столом рядом с отцом, слушая его лекции по праву.

– Мне очень жаль, – произнес Лукас со всей искренностью.

Элис приподняла голову и пожала плечами.

– Тут не о чем жалеть. По правде говоря, мне всегда нравились наши разговоры с отцом и нравятся до сих пор. Мне интересно с ним спорить, обсуждая возможную стратегию ведения процесса. Как бы я ни любила танцы, эти разговоры я любила еще больше.

– Иными словами, пока остальные девочки вашего возраста разучивали гаммы и срисовывали узоры для вышивания, вы занимались с ним правом.

– Да, пожалуй, так.

– А что сталось с вашей матерью?

Улыбка совершенно исчезла с ее лица.

– Этого я не знаю. Она умерла, когда я была еще маленькой. Я ее совсем не помню, однако дядя говорил, что она была очень красива.

– Теперь я понимаю, от кого вы унаследовали вашу внешность.

На какой-то миг его слова лишили ее дара речи, но затем она с трудом выговорила:

– Все эти любезности, мистер Хоторн, могут подействовать на других женщин из числа ваших знакомых, но не на меня. Больше вам не удастся ходить вокруг да около, сбивая меня с толку. Объясните мне, что значит для вас этот перстень?

Смех тотчас замер на его губах, и несмотря на то, что Лукас поклялся себе не идти на поводу у собственных чувств и не раскрывать прежде времени своих карт, он чувствовал, что должен предложить ей что-то взамен. Или, быть может, вес дело было в том, что он застал эту женщину в своих личных апартаментах держащей в руках его детскую фотографию?

– Это подарок, который напоминает мне о том единственном случае в моей жизни, когда я был с кем-то по-настоящему близок.

– Мне трудно себе представить, чтобы вы не умели ладить с окружающими.

– А разве я умею делать это сейчас?

Судя по ее виду, она и не собиралась ему отвечать.

– Вы и сами знаете, что нет, и вам лучше понять это раньше, чем вы переступите порог зала суда.

– Я бы сказала, что вы намеренно отделяете себя от остальных.

– Без сомнения, вы правы. Но есть много людей, которым известно все обо мне и о моем бурном прошлом. Я начал курить в десять лет.

Элис предпочла отмахнуться от его замечания:

– Я уверена, что многие мальчики тайком таскают из отцовского портсигара сигареты. Ни одно жюри присяжных не осудит вас за одно это.

Лукас отвернулся к окну, глядя на прохожих, торопливо сновавших по улице внизу.

– Я впервые попробовал спиртное всего год спустя. Затем он обернулся и увидел, как она приподняла голову.

– Что ж, – начала Элис, – дети есть дети, а детям всегда присуще любопытство.

Лукас не знал, пытался ли он напомнить ей или самому себе о той пропасти, которая их разделяла. Он провел рукой по волосам, чувствуя, как безотчетное, беспокойство неудержимо влечет его вперед.

– Послушайте меня, Элис. Я тот самый человек, которого ваш отец больше, чем кого-либо на свете, хочет упрятать за решетку. Я был им большую часть жизни и просто не умею быть другим.

– Так вот почему вы не разговариваете с вашим отцом?

– Мы не разговариваем с ним потому, что он презирает меня.

– Отец презирает своего сына?

Он помолчал, глядя на нее, и неохотно продолжил:

– Он презирает меня потому, что мне нравится мой образ жизни. Я пристрастился к нему уже много лет назад и, став взрослым, ничуть не изменился. Я курю, я пью, – он заколебался, сознавая, однако, что, если он сейчас остановится, Элис его не поймет, – я сплю с женщинами, на которых вовсе не собираюсь жениться. Да что там говорить! Мне было всего двенадцать лет, когда я впервые узнал, что такое интимная близость. С проституткой.

Глаза Элис округлились от ужаса.

– Двенадцатилетний подросток – и женщина, торгующая своим телом? Но ведь это же чудовищно!

– Чудовищно? – Боже, как ей объяснить? – Это было чудесно.

Она, похоже, не в силах была пошевелиться, и Лукас продолжал:

– Как я уже сказал, мне тогда только исполнилось двенадцать, а она была гораздо старше меня – ровно настолько, чтобы хорошо знать свое ремесло, но достаточно красивой, чтобы разжечь мое воображение. Это было похоже на дивный сон – нежные, но опытные руки, ласкающие те части моего тела, на которые я лишь недавно начал обращать внимание.

Элис отвернулась, однако Лукас не мог утверждать, опечалило ее это признание или оттолкнуло. Он посмотрел на тот палец, на котором когда-то носил перстень:

– Соловей напоминает мне о том времени.

Когда она снова повернулась к нему, на лбу ее проступили морщины:

– И о чем именно он вам напоминает, Лукас? О том, каким вы были, или о том, кем вы стали?

Вопрос застал его врасплох. В самом деле, о чем? Хотел ли он забыть того наивного и чистого подростка, которым был когда-то, или же человека, в которого он превратился, человека, который вряд ли вообще имел понятие о том, что такое чистота?

– По правде говоря, я не знаю, – ответил он.

Элис посмотрела на него, пытаясь осмыслить услышанное. Ей вспомнился их недавний разговор с Олдричем, и она была совершенно уверена в том, что Лукас не притворялся. Напротив, несмотря на решительный тон, ему трудно далось это признание, правда была слишком горькой.

Тут ей на ум пришло утверждение его матери о том, что Лукас был далеко не так плох, как о нем думали люди. Выражение его глаз не имело ничего общего с пороком или сознанием вины – скорее то было искреннее и неподдельное отчаяние.

Вслед за этой мыслью ее осенила и другая. Возможно, Лукас уже и сам утратил веру в правду. Но как доказать, что он вовсе не был чудовищем? У него не имелось никакого алиби. Ей нечего было противопоставить свидетельнице. И он не мог представить никаких доказательств того, что перстень с изображением соловья находился сейчас в чужих руках. Ей придется найти какой-нибудь другой способ подтвердить его непричастность к убийству – такой, чтобы у присяжных не осталось и тени сомнения.

И тут вдруг все стало ясно как божий день. Ей придется самой отыскать настоящего преступника. Дрожь пробежала по ее спине от страха, едва она вспомнила, как кто-то преследовал ее ночью в переулке, а затем утром на этом самом месте нашли еще один труп. Убийца с перстнем нанес еще один удар, и Элис была совершенно уверена в том, что он на этом не остановится.

– У меня есть план, – произнесла она прежде, чем успела передумать. – План, который поможет нам д