/ Language: Русский / Genre:love_contemporary,love_short, / Series: Baby On Board

Любовь с сюрпризом

Лиз Филдинг

Когда-то Грейс думала, что ее любовь способна изменить самоуверенного Джоша Кингсли, но потом поняла: пытаться удержать его – все равно, что ловить вольный ветер, и постаралась его забыть. Но Грейс не знает – все эти годы Джош не переставал мечтать о ней…

Лиз Филдинг

Любовь с сюрпризом

(Baby On Board – 16)

OCR amp; SpellCheck: Vinara

Лиз Филдинг «Любовь с сюрпризом»: ОАО Издательство «Радуга», Москва, 2010

Оригинальное название: Liz Fielding «Secret Baby, Surprise Parents», 2009

ISBN 978-5-05-007193-4

Переводчик: А.Н. Ильина

Аннотация

Когда-то Грейс думала, что ее любовь способна изменить самоуверенного Джоша Кингсли, но потом поняла: пытаться удержать его – все равно, что ловить вольный ветер, и постаралась его забыть. Но Грейс не знает – все эти годы Джош не переставал мечтать о ней…

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Грейс Макалистер нервно вышагивала в приемном покое отделения медицинской неотложки. Снова и снова она нажимала кнопки мобильного телефона, пытаясь дозвониться до Джоша Кингсли. В Австралии сейчас воскресный вечер, и он наверняка дома, в своем пентхаусе. Но на длинные позывные зуммера так никто и не отвечал. Грейс совсем было отчаялась, когда из трубки наконец раздался звонкий женский голос с безупречной дикцией:

– Анна Кэрлинг слушает.

Грейс на мгновение опешила от неожиданности, потом попросила:

– Позовите, пожалуйста, Джоша.

– Кто его спрашивает?

– Грейс… Грейс Макалистер. Я его… – Грейс запнулась и крепче сжала телефонную трубку. – Можно поговорить с ним?

– К сожалению, Джоша сейчас нет. Я его секретарь. Вы можете оставить сообщение.

– Я должна сама поговорить с ним, это срочно. Может быть, вы знаете, где он?

– В Гонконге, потом поедет в Пекин. Я могу дать вам его координаты.

Лина назвала Грейс несколько телефонных номеров Джоша, включая номер отеля, офиса и даже любимого ресторана.

Дозвониться удалось только на мобильный. Но и на этот раз пришлось выслушивать монотонный голос автоответчика.

– Мисс Макалистер…

Вздрогнув от неожиданности, она резко обернулась и увидела шагавшую к ней медсестру из реанимации. Судя по выражению ее лица, новости были нерадостными. Словно во сне услышала:

– …Врачи делали все, что могли, но такие травмы несовместимы с жизнью.

Еще до начала операции Грейс предупредили: с такими увечьями, какие получили в аварии ее сестра с мужем, оба обречены. Однако Грейс до последнего надеялась на чудо. Увы, чуда не случилось: Майкл и Феба не выжили.

– Джош… – выдавила она, судорожно сжимая трубку и борясь с комом слез в горле. – Ты должен приехать домой…

Где же ты, Джош? Где тебя носит, черт побери! Неожиданная злость на него, на несправедливость судьбы жаркой волной обдала лицо. Словно это не Грейс всего несколько часов назад при воспоминании о нем ощущала радостную дрожь с головы до пят, будто влюбленная по уши девчонка. Джоша никогда по-настоящему не интересовали ее чувства. Плевать ему на переживания других. Откуда такому законченному эгоисту понять, насколько важно для Грейс было помочь сестре! Он-то всегда думал только о себе и потому не простил ее до сих пор.

Грейс невольно поежилась, вспомнив его побледневшее как полотно лицо при известии, что она вынашивает ребенка своей сестры. И этот его безнадежный взмах рукой, и подавленный вид, когда он садился в автомобиль, чтобы отвезти их с сестрой в аэропорт… Пора бы давно уже выбросить его из головы. Он сам поставил точку в их отношениях. Но сцена расставания так и стояла перед глазами, усиливая душевные муки от потери дорогих ей людей и разрывая сердце.

Осознав, что по-прежнему прижимает к уху мобильный, Грейс резко нажала на кнопку, отключая бесполезную трубку, и, сунув телефон в карман, быстрым шагом пошла по гулкому больничному коридору.

Джош Кингсли в глубокой задумчивости стоял у окна, устремив взгляд на величественный Эверест. Первые лучи восходящего солнца слегка окрасили ослепительную снежную вершину в розовый перламутр, и зрелище завораживало своей красотой.

Его старший брат Майкл давно планировал поездку сюда, чтобы хоть как-то отвлечь Джоша, остро переживавшего развод родителей. Но приехать сюда вместе все никак не получалось, и потому приходится теперь взирать на всю эту красоту в одиночестве. Воспоминания о брате захлестнули его с головой. Настойчивые сигналы мобильного телефона об оставленных сообщениях так и остались неуслышанными.

Ждать Джоша раньше чем через сутки было бессмысленно. Грейс попросила медсестру позвонить своему другу Тоби Мейкпису, и он приехал через несколько минут. Уладив все формальности в больнице, Тоби отвез ее в дом Майкла и Фебы. От мыслей о том, как счастливы были здесь молодожены со своей малышкой до этой роковой аварии и что теперь трехмесячная кроха осталась круглой сиротой, у Грейс на глаза навернулись слезы.

– Тебе нельзя сейчас оставаться одной, – покачал головой Тоби, видя, насколько подавлена Грейс.

– Я не одна, мы вместе с Эльспет, – проглотив слезы, ответила она. – Она здесь, чтобы присмотреть за Поузи. Спасибо, Тоби, ты настоящий друг.

– Если я понадоблюсь, только позвони…

– Скоро приедет Джош и обо всем позаботится.

– Конечно. – Он кивнул и, ободряюще коснувшись ее плеча на прощанье, повернулся и направился к выходу.

Пока Эльспет, налив Грейс чая, обзванивала родных и близких в кабинете Майкла, она сидела рядом с ней на диване, неподвижно глядя в одну точку перед собой. Словно во сне, слушала, как Эльспет набрала сначала номер матери Майкла, которая находилась в Японии, потом отца во Франции. Грейс никогда не видела родителей Джоша. После развода он и брат почти не виделись с ними.

Все друзья и знакомые Майкла и Фебы, едва до них долетела печальная весть, тут же поспешили выразить соболезнования и предложить помощь. И только от Джоша по-прежнему не было никаких сообщений, Пытаясь отвлечься от тягостных мыслей, Грейс спустилась вниз, машинально полистала переписку и счета на оплату. Потом подошла к детской кроватке, взяла маленькую Поузи на руки, походила с ней по комнате, искупала, накормила, переодела. Все попытки Эльспет заставить ее перекусить хотя бы пирожком с джемом не увенчались успехом. Грейс кусок в горло не шел, от переживаний она не находила себе места. Наконец, не выдержав, молодая женщина снова набрала телефонный номер Джоша. Очередной звонок ушел в пустоту.

– Где же ты? – Она в отчаянии закусила губу. – Перезвони мне, Джош! Майкл и Феба умерли! Ты нужен Поузи!

Грейс в отчаянии закрыла ладонью рот, сдерживая рыдания. Она нуждалась в нем как никогда – а его не было рядом… Впрочем, ей всегда не хватало Джоша, но ему на это было наплевать. Глухая обида перемежалась со жгучим отчаянием и горечью. Набрав полную грудь воздуха, она медленно выдохнула, стараясь справиться с обуревавшими ее чувствами и свинцовой усталостью, давившей на плечи.

Как бы там ни было, у Грейс есть гордость, и она никому не расскажет ничего о том, что творится в ее душе. Тем более – Джошу Кингсли. Ему этого не узнать никогда.

Сразу из аэропорта Джош сначала отправился в офис, а уже оттуда собирался поехать домой отсыпаться.

– Грейс Макалистер дозвонилась до вас, Джош? – вопросительно взглянула на него секретарь Анна.

– Грейс – мне? – Он озадаченно нахмурился.

– В воскресенье на прошлой неделе. Она говорила, что дело срочное, поэтому, я дала все телефонные номера.

На прошлой неделе в воскресенье Джош был в горах. Хотя он и заметил оставленные на мобильном телефоне сообщения, но все руки не доходили их прослушать.

– Она не сказала, что случилось? – спросил Джош, набирая ее телефонный номер.

– Нет, – пожала плечами Анна, – но говорила, что это срочно. – И, наблюдая за его безрезультатными попытками дозвониться, заметила: – Сейчас у них ночь.

– Неважно. Она не стала бы звонить, если бы только…

Джош умолк, услышав монотонный голос автоответчика: «Это Грейс Макалистер. Извините, что не могу ответить на ваш звонок. По причине тяжелой семейной утраты я отменяю все занятия. О начале уроков будет сообщено позднее».

Кровь отлила от его лица. О какой семейной утрате идет речь? Неужели что-нибудь с Поузи?

– Отмените все встречи, Анна. Забронируйте мне билет на ближайший рейс до Лондона.

Он принялся звонить брату. На звонок почти сразу ответил чужой усталый женский голос.

– Это Джош Кингсли… – назвался мужчина.

– Джош? – Только после того, как прозвучало его имя, он узнал Грейс. – Я пыталась дозвониться до тебя…

– Что произошло? Кто умер?

После паузы в трубке послышался тяжелый вздох:

– Майкл и Феба… Они погибли… в автокатастрофе.

На мгновение Джош потерял дар речи.

– Когда? Как это случилось?

– Утром в прошлое воскресенье. Я пыталась дозвониться до тебя, оставляла сообщения. Ты не ответил, и я подумала… – Она запнулась, не договорив.

Джош догадался: она решила, что он по-прежнему обижается на нее. И наверняка уверена, что он только из упрямства не желает понять и простить. Ведь он изо всех сил пытался отговорить ее стать суррогатной матерью для ребенка Фебы. Но Грейс не знала истины. А он не мог, не имел права открыть ей чужую тайну.

– Как это случилось? – сдавленно спросил он.

– В полиции сказали, что автомобиль занесло на скользкой после дождя дороге. Они врезались в забор и перевернулись. Это произошло рано утром. Пока их обнаружили, прошло слишком много времени…

– А ребенок?

– Поузи в это время была со мной. Майкл и Феба поехали отдохнуть в годовщину своей свадьбы. Они рано выехали из отеля, желая поскорее вернуться домой…

Джош закрыл ладонью рот, но глухой стон помимо воли вырвался из груди.

– Джош? – в голосе Грейс зазвучала тревога.

– Я в порядке, – выдавил он. – Как ты?

– По-разному, – ответила она.

Джош хотел подбодрить ее, но все слова сейчас были пустыми и лишними.

– С кем ты? Когда будут… – Жесткий ком в горле помешал ему договорить.

– Мы похоронили их в пятницу, Джош. Твой отец настоял на этом, потому что от тебя не было никаких известий. – Она сглотнула слезы. – Где ты был?

– Я сейчас же еду в аэропорт, чтобы лететь к тебе. Дождись меня.

Грейс, устало прислонившись к стене, передала телефонную трубку Эльспет.

– Может, тебе лучше поспать? – осторожно спросила подруга. – В холодильнике полно молока для Поузи. Я покормлю ее, а ты поспи. – Эльспет взяла со столика таблетки и протянула Грейс. – Возьми, это доктор прописал, они помогут тебе уснуть.

– Пожалуй, ты права, спасибо.

Грейс взяла снотворное и сунула в карман, зная наверняка, что не станет ничего принимать. Она не хотела забываться сном. Следовало учиться жить, смирившись с потерей.

– Приехали, мистер Кингсли, – сообщил водитель Джек, мягко припарковывая машину.

Джош рассеянно посмотрел в окно. Этот большой светлый дом в григорианском стиле Майкл купил после свадьбы с Фебой Макалистер. Они давно мечтали о таком семейном гнездышке – в три этажа, с огромными комнатами для будущих детей, с широкими окнами, через которые лились потоки света. Поженившись, Майкл и Феба взяли своих брата и сестру к себе. Джошу в то время исполнилось семнадцать лет, Грейс – четырнадцать. Джош вспомнил, какой неуклюжей и тощей девчушкой он увидел ее впервые. Чересчур придирчивый наблюдатель, пожалуй, не назвал бы это лицо идеально правильным. Но в нем было столько живого обаяния, не говоря уже о распахнутых ясных зеленых глазах, что никому и в голову не пришло бы счесть Грейс несимпатичной.

С этими мыслями, выбравшись из автомобиля, Джош направился к парадной двери. Вспомнилось, как, собираясь уйти из этого дома, он швырнул ключи на стол перед Майклом, заявив, что больше никогда не вернется сюда. Невесело усмехнувшись, он поднял руку, чтобы надавить на кнопку звонка. Неожиданно дверь сама распахнулась, и на пороге появилась незнакомая молодая женщина. Она предупреждающе приложила палец к губам.

– Грейс на кухне, и она только что приняла снотворное. Постарайтесь не будить ее. Она не высыпалась несколько дней подряд и очень измотана.

Джош кивнул.

– Вы, наверное, тоже устали с дороги. – Ее рука легко коснулась его плеча. – Мне очень жаль, что Майкл погиб. Светлый был человек. – Помолчав, она добавила: – Передайте Грейс, чтобы она обязательно звонила сразу же, как только понадобится моя помощь. Я позвоню ей завтра.

– Да, спасибо.

Подождав, пока она уйдет и Джек внесет в дом чемоданы, Джош тихо закрыл парадную дверь.

Сначала он решил спуститься в свои апартаменты, чтобы принять душ. Но ключи от комнат были в кухне.

В коридоре его взгляд скользнул по столику, заваленному открытками. Он взял одну – и глаза резанули слова соболезнования, Джош поторопился положить ее обратно, словно маленький прямоугольник картона жег пальцы.

Дойдя до кухни, он осторожно приоткрыл дверь, и она скрипнула. Сколько раз Феба просила Майкла смазать петли! А когда Джош вызвался помочь, лишь улыбнулась в ответ.

Затаив дыхание, Джош сделал несколько шагов. Здесь все было по-прежнему. Уютная обстановка, большой стол в центре, старое кресло, в котором теперь сидела Грейс со спящим младенцем на руках. На столе – целая груда пустых бутылочек для кормления. Одна, лежавшая на коленях задремавшей Грейс, начала скатываться вниз. Джош бросился, чтобы подхватить, но не успел. Бутылочка, упав на пол, громко звякнула, и Грейс шевельнулась.

Все еще пребывая во власти дремы, она, не узнавая, смотрела на стоявшего перед ней мужчину. Он замер с гулко колотившимся сердцем и смотрел на нее, не говоря ни слова.

– Майкл? – спросонья пробормотала она, затем, очнувшись, моргнула и нахмурилась. – О, Джош…

Он шагнул к Грейс, потом встал на колени и обнял за талию, прижавшись щекой к ее животу.

Все эти годы вдали от нее он не переставал мечтать о том, как заключит эту женщину в объятия, чтобы не отпускать ее больше никогда… Мысли о ней терзали душу. Джош не мог простить себе того, что когда-то так легкомысленно оставил Грейс. Но тогда он был убежден, что делает это во благо. Ведь ей нужна была семья, стабильность в отношениях, что для него означало расстаться со свободой и променять страсть к путешествиям на мещанский уют и смертную скуку. От одной только мысли об этом у Кингсли-младшего сводило скулы как от лимона.

Сожаление пришло потом, когда, повзрослев, он осознал, что значила для него Грейс. Но было поздно. Ни одно из всех последующих его достижений, ни поспешный, скоропалительный брак не заглушили щемящей тоски в душе и воспоминаний о той единственной ночи с Грейс, когда он был по-настоящему счастлив.

Шепча имя Грейс, он долгим поцелуем прикоснулся сначала к ее виску, к волосам, потом поцеловал в губы. И хотя она обещала себе не раскисать и не открывать своих чувств, теперь льнула к нему помимо своей воли, завороженная нежным прикосновением.

Грейс никогда ни в чем не упрекала Джоша. Еще восемнадцатилетней девчонкой она наивно верила, что ее любовь способна изменить этого самоуверенного юнца. Но только сейчас, став старше и мудрее, поняла, что это было невозможно, как невозможно удержать около себя вольный ветер. Останься он тогда с ней, потом обвинял бы, что из-за нее загубил все свои мечтания. Ведь от любви до ненависти всего один шаг.

Сейчас Джош дома. Но как только все уладится, он снова уедет прочь. Ведь для Джоша Кингсли в городке Мейбридж не хватает простора.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Джош снова и снова, шептал имя Грейс, медленно касаясь губами ее лица. Она чувствовала, что от всех ее первоначальных намерений держать с ним дистанцию не осталось и следа. Закричать, влепить пощечину, обвинять в чем-либо – об этом теперь не могло быть и речи.

– Где ты был? – В ее голосе звучал упрек.

Он тряхнул головой:

– В горах. На Эвересте. Я провел там несколько дней, не отвечая на телефонные звонки, не занимаясь работой…

Сколько же они не виделись? Несколько лет пролетели как сон. Она окинула его быстрым взглядом. Внешне Джош был все тот же роковой красавец – широкоплечий, мускулистый, с копной густых шелковистых волос, движения стремительны и порывисты. Но теперь он носил франтоватую короткую бородку, да и держался гораздо увереннее. У него был такой вид, будто весь мир принадлежит ему. Вот только в бесшабашном, дерзком прежнем взгляде сквозила затаенная боль и грусть, отчего новый Джош Кингсли казался ей незнакомцем.

А значит, излучающим смутную угрозу. Впрочем, сейчас им обоим не до взаимных претензий. Повод для встречи слишком печален, чтобы считать обиды. Она поцеловала в лобик спящую Поузи, которую по-прежнему держала на руках.

Но все-таки до чего же родные братья были не похожи друг на друга! Майкл, такой мягкий, заботливый, чуткий, – и полная противоположность ему Джош, с его взрывным характером и веселой бесшабашностью. И тем не менее девчонки в школе были без ума именно от обаятельного мерзавца Джоша, а тот беспечно относился к их чувствам. Обо всех его мечтах знала только Грейс. Ей одной-единственной Джош поведал о том, что ждет не дождется, когда же наконец свалит из этого серого, унылого городка и отправится путешествовать.

Она грустно усмехнулась. Он будто прочел ее мысли и, поднявшись на ноги, шагнул назади поставил бутылочку на стол.

– Жаль, не успел подхватить. Девушка, которая открыла дверь, предупредила, чтобы я тебя не будил.

– Это Эльспет. Она ушла?

Он кивнул.

– Эльспет здорово мне помогла: обзванивала всех знакомых, организовала поминки. Ей тоже нужен отдых.

Она взглянула на Джоша, и сердце ее дрогнуло от жалости. Лицо осунулось, под глазами залегли густые круги, усталость отпечаталась на всем его облике. Ей вдруг захотелось обнять его и утешить, но Грейс только спросила:

– Как ты?

– Еще не решил.

– Когда собираешься возвращаться в Сидней?

Явно их встреча не продлится долго.

– До тех пор пока все не разрешится, я никуда не поеду. Я душеприказчик воли Майкла. Нужно уладить все формальности с завещанием, заняться поместьем.

– За неделю управишься, – выпалила Грейс и тут же пожалела о своих словах. – Извини.

– Перестань извиняться! – Он поднял глаза и глубоко вздохнул. – Ты была очень близка с Фебой. Она относилась к тебе как к дочери.

– Намного лучше, чем к дочери.

Он посмотрел на нее, и на какое-то мгновение Грейс показалось, что Джош собирается сказать нечто важное, но тот лишь спросил:

– Ты сообщила матери?

Грейс покачала головой.

Мать постоянно переезжала с одного места на другое. Феба купила ей мобильный телефон, однако их родительница отказалась от подарка.

– Два месяца назад от нее пришла открытка откуда-то из Индии. Там ли мама сейчас… – Грейс сокрушенно покачала головой. – Эльспет звонила в консульство, оставила сообщения всем, кто мог бы их ей передать, но дозвониться до нее проблема.

– Извини, Грейс, я прилетел в Сидней прямо из Непала и не прослушал автоответчик.

– Какого дьявола тебя занесло в Непал?

– Я совершал паломничество. Хотел позвонить Майклу, рассказать ему про рассвет в горах. Но у меня так замерзли руки, что я выронил телефон, и он упал в пропасть. – Джош дернул плечом, будто до сих пор ощущал озноб. – Когда-то мы собирались поехать туда вместе…

– Я ничего не знала.

Он скрестил руки на груди:

– Это было после развода наших родителей, еще до встречи с Фебой.

Она нахмурила тонкие брови:

– Феба вряд ли была бы против его поездки в Непал.

– Возможно, ему было трудно расстаться с ней даже на месяц. Она олицетворяла для него идеал женщины.

– Если бы Майкл узнал о том, что ты наконец осуществил свою мечту и поехал в Непал, он был бы рад.

– Согласен. Он хотел, чтобы все вокруг были счастливы. А я в это время только тем и занимался, что усложнял ему жизнь.

– Неправда. – Ее рука легла на его локоть.

Джош по-прежнему смотрел в пол, будто боясь встретиться с Грейс взглядом.

– Ты постоянно думал о нем.

– Горы не похожи ни на что в этом мире, Грейс, – произнес он, не слыша ее. – Там все земное кажется таким мелким и ничтожным. Я хотел рассказать об этом Майклу. Я хотел…

– Он слышит тебя, Джош. – Слезы подступили к ее горлу, и голос Грейс дрогнул.

– Ты правда так думаешь? – Он заставил себя посмотреть в ее лицо. – Мне следовало находиться здесь. Подумать только, через что тебе пришлось пройти в одиночку…

– Мне помогала Эльспет, а еще Тоби.

При упоминании о нем Джош почувствовал жгучий укол ревности. Этот человек всегда был готов появиться по первому зову.

– Похоронами занимались компаньоны Майкла по бизнесу. Потом приехал ваш отец, и все заботы легли на его плечи…

– Он и сейчас здесь?

– Улетел сразу после похорон. В Европарламенте назначены какие-то важные слушания, которые он не мог пропустить.

– А мать? Неужели она снова ускакала в Японию к любовнику?

– Она пока у друзей в Лондоне.

– Значит, ждет оглашения завещания, – отрезал он.

– Джош! – одернула его Грейс. – Она обещала приехать сюда, когда вернешься ты. Я отправила ей письмо.

– Спасибо за то, что со всем этим возишься, Грейс. Если бы не ты…

Она не ответила, только прижала к себе Поузи покрепче. Потом поднялась на ноги, поддерживая ладонью ее головку, и уложила девочку в кроватку рядом с креслом.

– Твоя квартира ждет тебя. – Она взглянула на него ясными зелеными глазами, и его сердце забилось чаще. – Кровать застелена свежим бельем, в холодильнике найдешь все необходимое. Уже поздно, и наверняка ты хочешь спать.

– Пожалуй, я еще немного пободрствую.

– Тогда приглашаю поужинать вместе со мной. В духовке как раз готовится еда.

Он покачал головой:

– Я не голоден.

– Ну, тогда пойди и прими душ, вот увидишь, почувствуешь себя гораздо бодрее. И заодно побрейся.

Джош провел рукой по своей щегольской бородке:

– Она тебе не нравится?

– Значит, ты специально ее отпустил? – И, заметив слабую улыбку на его губах, иронично прибавила: – Извини, а я подумала, что ты просто забыл захватить с собой бритву.

Не успел Джош ответить, как из кроватки донеслось тихое хныканье, которое через минуту перешло в громкий настойчивый плач.

Грейс вздохнула:

– Она так беспокойна последние два дня: наверное, чувствует, что происходит.

Джош подошел к кроватке и осторожно положил ладонь девочке на животик.

Поузи мгновенно затихла и уставилась на него широко раскрытыми глазками. Затем требовательно потянулась к дядюшке крохотным кулачком, и он осторожно коснулся его кончиком пальца. Грейс затаила дыхание.

Грейс вспомнилось, как Джош негодовал, узнав, что она стала суррогатной матерью для сестры. До настоящего момента ей было неясно, как Джош отреагирует на ребенка. Ведь в юности он клялся, что никогда в жизни не станет обзаводиться детьми.

– Майкл позвонил мне, когда родилась Поузи, – медленно произнес Джош после молчания, которое, казалось, длилось вечность. – В тот момент нас разделяло расстояние в тысячи километров, и сотовая связь была жуткой, но даже тогда по голосу Майкла было понятно, что он абсолютно счастлив. – Он посмотрел на Грейс. – Это ты подарила ему счастье.

Грейс выдохнула с таким облегчением, словно с души упал тяжелый камень, все это время мешавший дышать. Джош все-таки понял, почему она так поступила.

– Майкл звонил тебе после рождения Поузи?

– А он не говорил?

Она покачала головой. С какой стати Майклу говорить ей об этом? Скорее всего, и Феба ничего об этом не знала.

– Что ты ответил ему, Джош?

– Спросил, не слишком ли он торопит тебя, заставляя мать отдавать ему выношенного ею ребенка.

Почему это так важно для Джоша? Но он уже сменил тему:

– Я думал, что ты замужем за Тоби и нарожала ему кучу детей. Разве не этого, ты всегда хотела?

Грейс всегда мечтала об уютном доме, детях и муже, в роли которого представляла только Джоша Кингсли. Однако домашний уют и спокойствие были несовместимы с неугомонным нравом этого человека.

– К сожалению, – произнесла она, – далеко не всегда в жизни происходит так, как нам хочется.

– Возможно, мужчины просто перестали нести ответственность за свои поступки.

– Что ты сказал?

– Я имел в виду, что ты по-прежнему одинока не из-за недостатка поклонников. Всякий раз, когда я приезжал домой, у тебя был новый ухажер.

– Уверена, не всякий раз.

– Забыла?

Грейс помнила обо всем. Каждый раз, за несколько дней узнав о приезде Джоша, она находила себе кавалера и притворялась счастливой. Еще не хватало, чтобы он думал, будто она страдает из-за него. Ей и в голову не могло прийти, что он сочтет всех этих ухажеров ее любовниками.

– Возьми ее на руки, – наклонившись, она вынула ребенка из кроватки и протянула Джошу. – Поздоровайся с Фебой Грейс Кингсли, более известной под именем Поузи.

Джош неуклюже и несмело взял девочку на руки.

– Прижми ее к груди, чтобы она чувствовала себя в безопасности. Она похожа на Майкла, особенно глаза. Ты не находишь?

– У нее же голубые, а у Майкла были карие…

– У детей в этом возрасте обычно глаза голубые, но потом их цвет изменяется, Джош. – Она осторожно провела кончиком пальца по нежному веку девочки. – Разве форма глаз у нее не от Майкла?

Грейс посмотрела на Джоша. У него был такой вид, словно он держал хрупкую хрустальную вазу. Одно неловкое движение – и она разобьется вдребезги. Изящные пальцы ободряюще коснулись руки Джоша, поддерживавшей Поузи.

Убедившись, что он успокоился, она отошла в сторону. Джош смотрел на девочку, удивляясь, до чего же малышка похожа на мать.

– Нос у нее точно не от Майкла, – сделал вывод Джош, и Грейс прыснула со смеха. – Жаль, что…

– Он так надеялся, что ты приедешь на крестины. И мечтал, чтобы ты стал ее крестным отцом.

– Майкл знал, почему я не могу приехать.

– Ты был занят покорением мира? – Не ожидая получить от него ответ, Грейс взяла девочку на руки. – Я переодену ее и уложу спать, пока ты принимаешь душ. Потом мы поужинаем.

– Сколько у меня времени?

– Полчаса, – ответила Грейс, направляясь к лестнице, ведущей в детскую.

Стоя под холодным душем, Джош пытался не думать о том, как только что едва не нарушил данное брату обещание. На какое-то мгновение ему показалось, что Грейс догадалась обо всем. Джош уставился в зеркало, стараясь собраться с мыслями. Хватит себя накручивать. Никто ничего не заподозрит, ведь они с Майклом братья, хоть внешне и не очень похожи. И все же он готов был поклясться, что во взгляде Грейс промелькнуло нечто такое, что едва не вывело его из равновесия.

У открытой двери кабинета Майкла он остановился. Как обычно, здесь царил идеальный порядок. На столе лежала адресная книга и стояла фотография в серебряной рамке.

Шагнув в кабинет, Джош взял фотографию. На ней была запечатлена улыбавшаяся Феба с новорожденной дочерью на руках. Снимок, конечно, великолепен, но Джошу он показался невероятно фальшивым. Даже всегда такой безупречный Майкл оказался не застрахованным от ошибок.

Осторожно поставив фото на место, Джош вышел из кабинета. Осознает ли Грейс, насколько сильно изменится вскоре ее жизнь? На протяжении многих лет она делала что хотела, шла куда вздумается. А теперь вдруг почувствует себя словно в клетке, вынуждена будет раз и навсегда отказаться от своих интересов. К этому предстоит еще привыкнуть.

С этими мыслями Джош вошел в кухню, рассчитывая найти там Грейс с ребенком. Но в кухне никого не оказалось. Странно, он как будто слышал ее голос. Пожав плечами, Джош выдвинул ящик со столовыми приборами, собираясь накрыть на стол, как вдруг снова услышал Грейс.

– Малышка Поузи. – Через мгновение прозвучал ее тихий смех. – Любимая папина дочка.

Повернувшись, Джош заметил на полке «радионяню». Интересно, может ли Грейс слышать Джоша? Вряд ли. Но все же он отошел от рации подальше, не желая подслушивать.

До него донеслись звуки колыбельной песни. Джош живо представил Грейс у кроватки дочери и, затаив дыхание, слушал нежный голос любви.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Войдя в кухню, Грейс от неожиданности замерла на пороге. Стол был сервирован к ужину по всем правилам. В центре его стояла откупоренная бутылка красного вина.

– Боже, – восхищенно произнесла Грейс. – Ты меня ждал?

– Присаживайся. – Он галантно отодвинул для нее стул. – Сейчас достану еду из духовки.

– Нет, это сделаю я…

– Я приехал помогать, а не становиться обузой, Грейс. – Он взял прихватку и, вынув из духовки гусятницу, распространявшую аппетитные запахи, поставил на жаропрочную подставку. – Поузи уснула?

– До следующего кормления она будет тиха как ангелочек.

– А когда следующее кормление? – Он принялся накладывать на тарелку Грейс мясо и овощи.

– Спасибо, достаточно. Кормление примерно в десять часов. На верхней решетке духовки запекается картофель в мундире.

Грейс вскочила было на ноги, чтобы достать картофель, но Джош положил ей руку на плечо, останавливая.

– Я сам.

Она на мгновение замерла на месте, а он сразу же убрал руку. Но еще некоторое время Грейс ощущала на своем плече тепло его прикосновения.

Достав картофель из духовки, Джош разложил его по тарелкам.

От вина Грейс отказалась, и он налил ей в бокал минеральной воды.

– Майкл говорил, что Поузи редко просыпается по ночам, – сказал Джош, взяв в руку вилку.

– Да, но в последнее время она стала беспокойной. Видимо, тоскует по матери.

– Майкл каждый день присылал письма по электронной почте с ее фотографиями.

– Он хотел разделить с тобой свое счастье, Джош.

– Все не так просто.

На какое-то мгновение Грейс показалось, что Джош начнет что-то объяснять, но он тряхнул головой и сменил тему:

– Когда ты отрезала свои волосы?

– Где-то полгода назад. А ты когда успел отрастить бороду?

– Тоже месяцев шесть назад.

– Отлично. Значит, мы установили равновесие.

– Не понял… – Он слегка озадаченно нахмурил брови.

– Когда кто-то поступает разумно, другой совершает глупость. Таков закон равновесия, – назидательно произнесла она и, покачав головой, улыбнулась: – Извини, это из одного забавного рекламного ролика, который крутили по телевидению. Он доводил Фебу… – она осеклась.

– Говори, Грейс. Расскажи мне о ней и Майкле.

– Этот ролик доводил Фебу до бешенства, – сделав над собой усилие, медленно договорила она, и на ее глаза навернулись слезы. В памяти промелькнула картинка из прошлой жизни: Майкл дразнит Фебу, а потом оба смеются. Моргнув, Грейс улыбнулась: – Майкл переиначивал слова из этого рекламного ролика и поддразнивал Фебу.

– Так же, как сейчас меня дразнишь ты?

– Я не дразню, Джош, а просто говорю все как есть.

Какое-то время в комнате царило молчание. Сев поудобнее на стуле, Джош спросил:

– Как прошли похороны?

Она пожала плечами:

– Майкл и Феба оставили завещание… – Она сделала паузу и тяжело вздохнула. – Как такое возможно? Они были слишком молоды для того, чтобы думать о смерти.

– Думаю, у них все же были свои соображения на этот счет. Какова их воля?

– Пожелание таково, чтобы похороны были тихими, отпевание прошло в местной церкви и чтобы положили их вместе, а на могиле росло дерево. Так хотела Феба. Хотя твой отец был против того, чтобы церемония прошла скромно, но поделать ничего не мог.

– Удивительно, что он вообще вспомнил о Майкле.

– Джош, он ведь был его сыном, – со вздохом произнесла Грейс.

– Правда? – с горькой иронией усмехнулся Джош. – Наша мать живет с любовником в Японии.

Отец в Европе, и тоже успел жениться во второй раз. Ни брат, ни я не общались с родителями несколько лет.

– Почему?

– Мне с ними не о чем разговаривать. Грейс промолчала. Джош был прав.

– Как твой бизнес? – спросил Джош, желая сменить неприятную для себя тему. – На автоответчике ты оставила сообщение об отмене занятий. Сейчас все твое время занимает забота о Поузи. А как же магазин?

– Пришлось повесить на дверь табличку о временном закрытии.

– Давно ты там не была? – И когда она кивнула, Джош прибавил: – Отправляйся завтра в Мейбридж. Проверь хотя бы почту и попытайся вернуться к нормальной жизни.

– К нормальной жизни?

– Майкл и Феба захотели бы, чтобы ты продолжала жить, как и прежде. Завтра утром я поеду в город и подвезу тебя. Мне нужно встретиться с адвокатом Майкла. Я созвонился с ним из аэропорта.

– Хорошо. Тогда завтра я займусь делами и сообщу клиентам о задержке поставок заказов.

– Может, тебе следует подыскать помощника на время? – предложил Джош. – Кто занимался делами в твое отсутствие?

– Моя бывшая ученица Эбби. Она очень толковая.

– Тогда попроси ее подменить тебя. Ты не должна терять бизнес.

– Слова настоящего магната. Извини, Джош, но мир не прекратит своего существования, если мои магазин «Красивые безделушки» закроется на несколько недель.

Они еще немного поговорили о делах, потом Джош рассказал о странах, в которых побывал, причем с таким воодушевлением расписывал всяческие экзотические уголки, что Грейс невольно заслушалась.

За разговорами оба не заметили, как ужин подошел к концу. На тарелках все съедено, и вино в бокалах выпито. Джош поднялся из-за стола и принялся собирать посуду.

– Уже поздно. Ты устала.

Грейс не стала спорить: она, в самом деле, была измотана. Джош решил сначала пойти в кабинет Майкла, просмотреть документы, а затем спуститься в свою квартиру.

– Спокойной ночи, Грейс. – Наклонившись, он поцеловал ее в щеку.

– Хм… спокойной ночи. – Она заторопилась к двери, а затем рванула вверх по лестнице, опасаясь совершить нечто такое, о чем потом может пожалеть.

Поузи, опорожнив бутылочку с молочной смесью, уткнулась в грудь Грейс, требуя покормить еще. Сидя в уютном кресле на кухне, молодая женщина рассмеялась, глядя на умилительную гримаску, которую состроила малышка.

– Ах ты, моя маленькая, – ласково произнесла Грейс.

Скрипнула дверь, и в кухню вошел Джош. Он тихо ступал босыми ногами, не догадываясь о том, что в кухне кто-то есть. На нем были только спортивные брюки. Грейс, не спеша обнаруживать свое присутствие, молча наблюдала. Вот он включил чайник и устремил рассеянный взгляд в окно на занимавшийся рассвет. В сером сумраке раннего утра его лицо казалось утомленным и осунувшимся.

– Я тоже буду чай, – сказала Грейс, а когда Джош повернулся, прибавила: – Если ты не против.

– Грейс… я не заметил тебя. Почему ты сидишь здесь в темноте?

– Я кормила Поузи. Без света она быстрее заснет. У тебя же в квартире вроде бы есть чайник…

– Мне как-то не по себе на нижнем этаже. Хочется взглянуть на рассвет. – Он пожал плечами. – Я поспал час или два. Мне этого вполне хватит, чтобы почувствовать себя бодрее.

– Помню-помню, – ответила Грейс.

– Разве?

К своему стыду, Грейс покраснела.

– Майкл рассказывал, будто ты переехал в какой-то пентхаус с великолепным видом. По его словам, глядя на горизонт, ты мечтаешь о том, какие дали будешь покорять.

– Ты тоже так считаешь?

– Я до сих пор не знаю, чего ты хочешь от жизни, Джош. – Грейс поудобнее уложила ребенка на руках. – Ну и как ты себя чувствуешь в путешествиях?

Несколько секунд он смотрел на нее, потом повернулся к столу и, положив пакетики чая в две кружки, залил их кипятком. Потом, снова глядя на Грейс, ответил:

– Это похоже на прыжок с огромной высоты и без страховки. Тебе бы это не понравилось.

– Я не боюсь высоты. Однако не понимаю этой ненасытной жажды новых ощущений.

– А ты по-прежнему фея тихого домашнего очага, Грейс? – вздернув подбородок, с вызовом спросил он.

– А ты снова и снова хочешь завоевать мир, Джош? – парировала она.

Джош отвел взгляд, и Грейс поняла, что затронула больную для него тему.

– Ты можешь присмотреть за Поузи, пока я принимаю душ? – перевела тему Грейс, поднимаясь на ноги и укладывая уснувшую девочку в кроватку. Потом достала из холодильника початый молочный пакет. – Хочешь молока?

Не дождавшись ответа, она подняла глаза и встретилась с его пристальным взглядом. Спохватившись, Грейс плотнее запахнула свой слишком просторный халат с большим вырезом.

– Это халат Фебы, – сказала она чуть смущенно. – Он мне великоват. На нем сохранился запах Фебы, к которому привыкла Поузи. Ну ладно, мне пора!

– Куда?

Грейс открыла буфет, взяла несколько стерильных бутылочек и направилась к двери.

– Я скоро вернусь.

– Подожди! – Он схватил ее за локоть. – Ты кормишь Поузи своим молоком?

Грейс и не подумала оправдываться:

– Конечно, а что здесь такого?

Он покачал головой:

– Ты в самом деле не понимаешь? По-моему, это не входит в обязанности суррогатной матери.

– Тебе отлично известно, что я не обычная суррогатная мать, Джош.

– Неужели? Я хочу только, чтобы ты трезво оценивала ситуацию.

– Так и есть.

– Неужели ты, вынашивая ее, чувствуя, как она толкается внутри, а потом ухаживая за ней, пи разу не пожалела ни о чем?

Казалось, что Джош читает ее мысли. Грейс ненавидела себя за то, что так и не смогла побороть в себе разрывавшее сердце искушение не отдавать ребенка Фебе и Майклу.

– Ну?

– Нет, – едва слышно пробормотала она. – Нет! Я вынашивала ребенка для своей бесплодной сестры. Это обычная практика. Хотя уверена, что кое-кто из соседей не сомневался, будто у меня были интимные отношения с Майклом, отчего я и забеременела. Ты тоже так думаешь?

– Конечно, нет…

– Ты не представляешь, как счастлива была Феба, когда акушерка передала ей девочку.

– Никто не отрицает, что ты совершила потрясающий поступок, Грейс.

– Так кого же ты все-таки по-прежнему винишь? Меня? Майкла? Фебу?

Он покачал головой:

– Я хотел сказать, что не следует так сильно привязывать к себе ребенка.

Грейс побледнела:

– Неужели ты заберешь ее у меня? Она ведь моя…

– Кажется, вполне понятно, что ты не имеешь никаких прав на этого ребенка.

– Зачем тебе Поузи?! Ты ведь даже не приехал на ее крещение!

Внезапно зазвонил висевший на стене кухни телефон. Джош ответил на звонок, несколько минут молча выслушивал собеседника, затем отрезал:

– Приезжай в любое время!

– Кто звонил? – спросила Грейс, когда Джош снова повернулся к ней лицом.

– Моя мать…

– Она приезжает повидаться с тобой? – догадалась Грейс.

– …и бабушка Поузи, – закончил Джош с мрачным выражением лица. – Она скоро будет здесь.

Грейс округлила глаза, понимая, чем все это грозит обернуться.

– По завещанию мы с тобой меньше всего имеем прав на Поузи. Зато бабушки и дедушки обладают преимуществами при оформлении опекунства, – произнес он и, с жалостью глядя на ее изменившееся лицо, порывисто притянул Грейс к себе. – Доверься мне, все будет хорошо. – Джош гладил ее по волосам, успокаивая.

– Поузи им не нужна. Мы с тобой ведь тоже не нужны своим родителям.

– Возможно, они потребуют отступных за отказ от опекунства.

– Что?! Но ведь она мой ребенок! – выпалила Грейс. – Она моя! Если дело дойдет до суда, я наверняка выиграю разбирательство!

Он тряхнул головой:

– Вчера ночью я искал информацию по всему Интернету относительно подобных дел. Получается, хоть ты и вынашивала яйцеклетку своей сестры, но официально не считаешься матерью. По закону ты всего лишь тетушка Поузи, и этого ничто не изменит.

– Нет… Ты не прав… Ты не понимаешь… Я не была…

– Что я не понимаю, Грейс? – Он посмотрел на нее, нахмурившись и сильнее прижимая к себе.

Грейс взглянула в его глаза. Она обещала Фебе никогда не раскрывать этого секрета, однако теперь молчать было нельзя.

– Яйцеклетка, которую я вынашивала, – моя собственная.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

– Как это возможно?! – Казалось, от изумления Джош вот-вот упадет в обморок. – Майкл сказал мне, что доктора предоставили им возможность выбора яйцеклеток…

– Майкл… – в горле у нее пересохло – ни о чем не знал.

Грейс схватила стул и присела, потому что дрожавшие ноги отказывались слушаться.

– Присядь, Джош… – Она устало кивнула ему на стул рядом. – Прошу.

Помолчав какое-то время, Джош наконец опустился рядом с ней на стул.

– Расскажи мне обо всем.

Грейс посмотрела на детскую кроватку, потом перевела взгляд на Джоша.

– Я не могла видеть отчаяния Майкла и Фебы, когда выяснилось, что лечение невозможно. Доктор сказал, что у Фебы слабое здоровье и она вряд ли выдержит все необходимые процедуры. Ты должен понимать, что им обоим было очень нелегко. Оба были в таком состоянии, будто у них кто-то умер.

– Я понимаю.

– Разве?

Джош вспомнил о том вечере, когда Майкл позвонил и сообщил о невозможности для них стать родителями. Брат был так убит горем, что Джош бросил все дела и приехал домой.

– Я знал, что желание иметь ребенка стало для них манией. Оба были одержимы этой идеей. Я предлагал Майклу усыновить ребенка.

– Любому другому человеку можно только это и посоветовать, но, видя, как родная единственная сестра, горячо желая родить собственного ребенка, лишена этого и мучается от отчаяния…

– Так ты сама предложила себя в качестве суррогатной матери?

– Только после того, когда была твердо уверена, что смогу. Но сначала проконсультировалась со своим доктором, сдала необходимые анализы. Не хотелось обнадеживать Фебу, пока не будут известны результаты обследования. Потом объявила обоим, что готова выносить оплодотворенную яйцеклетку Фебы. Представляешь, Майкл и Феба даже расплакались.

– И никто из них не пытался тебя отговорить? Она нетерпеливо сверкнула глазами:

– Конечно, пытались. Майкл говорил, что они подумывают об усыновлении.

Но Феба приняла твое предложение.

– Они ведь были уже не слишком молоды. А усыновить ребенка не так-то просто. И, кроме того, я должна была помочь своей сестре.

– И что было потом?

– Майклу необходимо было уехать в Копенгаген, чтобы заняться новым проектом. Он сказал, что мы обо всем поговорим после его возвращения… – Она пожала плечами. – Но сразу же после его отъезда мы с Фебой пошли к доктору… Тут-то и выяснилось, что ее яйцеклетку оплодотворить не удастся. Когда Майкл вернулся, то все было сделано.

Джош медленно поднялся на ноги.

– Отцом Поузи является Майкл.

– Нет! – вскричал Джош, так что Поузи проснулась и испуганно хныкнула. Он достал ее из кроватки и подержал перед собой на вытянутых руках какое-то время, потом прижал к груди. Повернувшись к Грейс, Джош дрогнувшим голосом произнес: – Поузи Кингсли мне не племянница, а дочь.

– Что?!

– Она моя дочь. Наша дочь.

– Нет. – Грейс покачала головой, поднялась на ноги и сделала шаг назад с таким выражением лица, будто вошла в логово к тигру. – Не говори, что… Дай ее мне. – Грейс протянула к девочке руки.

– Это правда. Да простит меня Бог, я причастен к обману Майкла, – ответил он, продолжая прижимать к себе Поузи.

Грейс с потрясенным видом опустила руки, повернулась и вышла из комнаты.

– Ты не можешь прятаться от истины, – сказал он, следуя за ней. – Не нужно прятать голову в песок. Надо бороться за то, чтобы ребенок остался с тобой.

Остановившись около лестницы, Грейс повернулась к нему:

– Мне придется бороться с тобой?! – воскликнула она и кивнула на спящую на руках у Джоша девочку. – Ты хочешь получить полный контроль над дочерью Майкла?

– Этот ребенок мой. Я пошел на это ради брата, потому что не мог больше спокойно смотреть на его страдания. Если бы произошло оплодотворение яйцеклетки Фебы, я бы только радовался за них. Но вынашивала моего ребенка ты… По-твоему, с этим можно жить спокойно?

– Какая тебе разница, Джош?

– Огромная, Грейс. Неужели ты думаешь, мне было все равно?

– И что же ты чувствовал?

– Я не могу это объяснить…

– Почему ты ни о чем мне не рассказал раньше?

– Я поклялся в том, что никому не открою тайну Майкла.

– Чем ты поклялся? Жизнью своей матери? – язвительно прищурилась она, но он нисколько не винил ее.

– Ничего не знала даже Феба, – произнес он.

– Майкл не мог обмануть Фебу.

– А разве Феба не обманула Майкла? – заметил Джош, и Грейс покраснела. – Я предупреждал, не стоит идеализировать Майкла.

– Не понимаю, зачем Майкл так поступил. Ведь проблемы с деторождением были у Фебы, а не у него. Они оба знали об этом…

– Знаю. Но Майкл настолько отчаялся иметь ребенка, что убедил себя в том, что бесплоден. Именно поэтому он начал умолять меня… – Джош умолк под пристальным взглядом Грейс, потом глухо произнес: – Ты не одна, кто считал себя обязанным Майклу и Фебе. Они взяли меня в свой дом. – Я делал то же, что и ты, Грейс.

– Думаешь? – Она подняла бровь. – Тебе-то ведь пришлось провести всего несколько минут в закрытой кабинке, разглядывая порножурнал.

– Знай я, чем все закончится, никогда не пошел бы на это… Феба была женой Майкла, а ты…

– Что? – спросила она раздраженно, потому что приходилось вытягивать из него каждое слово. – Чем я так плоха?

– Дело не в этом. Мы ведь были любовниками, Грейс.

– Любовниками? Неужели!

– Я был твоим первым мужчиной.

– И в чем проблема?

Джош посмотрел на Поузи, потом на Грейс:

– Узнав о том, что ты вынашиваешь моего ребенка, я почувствовал себя подонком, как в то утро, когда сбежал из дома после нашей с тобой близости. Мне показалось, словно я снова обесчестил тебя.

– Ерунда, Джош, я сама этого хотела, но мы никогда не были любовниками. Любовь – это не только секс, но и душевная близость. В ту ночь у меня напрочь отказали мозги, а тебя обуревало вожделение. Не верится, что ты вообще способен любить кого-нибудь.

Ее слова были как пощечина. Она понимала это и мстительно прищурилась. Ей тоже было больно и обидно.

– Мне нужно сцедить молоко, – произнесла Грейс, прижимая к груди бутылочки.

– Не стоит скрывать то, что Поузи наша дочь, Грейс. Мы должны подумать о ее будущем. – Он посмотрел на темные кудряшки дочери, которая мусолила кожу на его плече.

– Она дочь Фебы и Майкла… – В голосе Грейс промелькнуло плохо скрытое отчаяние. Она не была готова обсуждать сложившуюся ситуацию. – Именно так записано в ее метрике. Тебе ведь она не нужна, Джош. Ты прилетел тогда из Австралии только затем, чтобы отговорить меня становиться суррогатной матерью. И потому никаких «мы» быть не может. Я ничем не могу тебе помочь, Джош.

Он погладил большим пальцем ее по щеке, и неожиданно для Грейс ее мысли перенеслись во вчерашний день к невинному поцелую перед сном. Но она не подала виду.

– Мне отлично известно, что такое безразличные к своим детям отцы, Грейс. Уж лучше совсем не быть им, чем становиться таким горе-родителем. Но раз уж так получилось, ничего не поделаешь.

– В твоей жизни теперь все изменится, – проговорила она, усаживаясь на ступеньку лестницы.

Джош присел рядом и обнял Грейс, притягивая ее к себе:

– Это так.

Какое-то время оба сидели молча, размышляя о будущем, как вдруг Поузи крошечной ручонкой крепко схватила Джоша за волосы. Тот охнул, а Грейс улыбнулась и высвободила их из маленького кулачка девочки.

– Она случайно там не вырвала их с корнями?

Он потер голову.

– Совсем нет. Ты привыкнешь.

– Ты поможешь мне в этом?

– Я ведь здесь временно, Джош, – произнесла Грейс и вдруг осознала, что совсем не в восторге от того, что отцом Поузи является именно этот человек. Глядя на бутылочки, она произнесла: – Я скоро вернусь.

– Ты оставляешь Поузи со мной? – недоуменно спросил он. – Что мне с ней делать?

Грейс очень хотелось сказать, чтобы Джош проявил отцовские чувства, но вместо этого она только усмехнулась и сказала:

– Развлеки ее немного.

Она направилась к лестнице. Поузи, радостно лепеча, уткнулась носом в голое теплое плечо Джоша. На нем по-прежнему были только поношенные спортивные брюки, а волосы были взъерошенными после сна. У Грейс сдавило горло от избытка чувств, гораздо более сильных, чем хотелось бы, но она только улыбнулась:

– А лучше ничего не делай, она сама тебя развлечет.

Джош посмотрел на девочку, потом на Грейс:

– И что она умеет?

– Переворачиваться. Если положить ее на ковер, она с удовольствием это продемонстрирует.

Грейс стала подниматься по лестнице через две ступеньки. Если бы только знать раньше, что она вынашивает ребенка Джоша!… И как она не замечала явного сходства девочки с отцом? И форма глаз, и нос, и темные кудряшки – теперь-то было яснее ясного, чья это маленькая копия.

Хотя, с другой стороны, узнай Грейс о его отцовстве, она настрадалась бы куда больше, когда пришло время отдавать собственного ребенка, рожденного от мужчины, небезразличного ей.

Пока Грейс не было, Джош с Поузи на руках направился в свою квартиру на нижнем этаже, погруженный в собственные мысли. Он не мог разобраться в чувствах, которые испытывал к Грейс.

Его охватывал трепет, когда он вспоминал о той их единственной ночи любви, как в порыве страсти она выкрикивала его имя, прильнув к нему разгоряченным желанным телом.

Подняв девочку с плеча, Джош посмотрел в ее личико, понимая, что следует примириться со сложившейся ситуацией. Пусть раньше он клялся, что никогда не станет отцом, теперь все изменилось.

– Итак, Поузи, – произнес он, – как ты будешь меня развлекать?

Малышка, замерев, во все глазенки смотрела на Джоша, сосредоточенно нахмурив бровки. Точь-в-точь как Грейс, когда она девчонкой выполняла школьные домашние задания.

– Твоя мама сказала, что ты умеешь переворачиваться. Это весь твой репертуар?

Поузи радостно заулыбалась беззубым ртом.

– Ты находишь забавным слово «репертуар»?

Поузи потянулась к его щеке, а потом неожиданно схватила Джоша за бороду и дернула.

– Нет, юная леди, – ахнул он, сморгнув невольно выступившие слезы. Он осторожно опустил малышку на ковер, надел свитер, потом устроился рядом. Поузи засунула пальчики в рот и подняла вверх ножки. – Разве леди так ведут себя?

В ответ на это Поузи принялась пускать пузыри изо рта.

Поставив бутылочки с молоком в холодильник, Грейс накрыла стол к завтраку. Джош и Поузи все не появлялись в кухне, поэтому Грейс отправилась на их поиски.

Обойдя дом, она решила спуститься в квартиру Джоша. Помедлив какое-то время на пороге, Грейс ни с того ни с сего вспомнила, как после его отъезда взяла наволочку с его подушки и надела под свою. Это давало ей ощущение покоя.

Поднявшись на верхнюю ступеньку лестницы, Грейс услышала негромкий мягкий смех Джоша. Спустившись в вестибюль, она осторожно заглянула в открытую дверь его спальни.

Не подозревая о том, что кто-то за ним наблюдает, Джош развалился на ковре рядом с Поузи, спрятав лицо в вороте свитера. Через мгновение, высунувшись оттуда, он устрашающе зарычал: «Бу-у!», а малышка, трепеща от удовольствия и что есть мочи молотя в воздухе крошечными ножками, упрямо старалась запустить свои кукольные пальчики в пушистую, щекотавшую ее бороду.

Джош рассмеялся:

– Еще?

В ответ Поузи радостно забила ручками и ножками.

Эта сценка была такой трогательной, милой и невероятно печальной… Грейс не знала, смеяться ли вместе с Джошем и Поузи или плакать о Майкле с Фебой.

Пожалуй, в данную минуту не стоит делать ни того ни другого.

Решив не мешать отцу и дочке общаться, Грейс поджала губы и на цыпочках пошла по лестнице от спальни.

ГЛАВА ПЯТАЯ

Не успела она отойти и двух шагов от комнаты Джоша, как он, словно почувствовав ее присутствие, обернулся через плечо и произнес, обращаясь к малышке:

– Думаю, нам пора к мамочке.

Он взял Поузи на руки и зашагал с ней к лестнице. При этом ему все время приходилось спасать бороду, за которую малышка так и норовила дернуть.

– Не нужно этого делать, мисс.

Словно обидевшись, Поузи забавно прикусила нижнюю губку, и он, не выдержав, рассмеялся:

– А ты будешь упрямой!

Внезапно он ощутил едва уловимый цветочный аромат, который напомнил о Грейс. Этот запах как будто преследовал Джоша всюду, с тех пор как они были близки. Он услышал его сразу, едва только, вернувшись из Сиднея, вошел в свою квартиру. Не мог же Джош себе это вообразить! Значит, Грейс была здесь и готовила комнаты к его приезду. А еще, несомненно, несколько минут назад она стояла за дверью и видела, как он играет с Поузи. Которая, кстати, немедленно воспользовалась тем, что он отвлекся на размышления, и схватила отца за ухо.

Когда он вошел в кухню, Грейс повернулась к нему от плиты, где жарила ветчину. На ней был фартук.

– Проголодался? – спросила Грейс, не зная о том, что он догадался о ее присутствии в своей квартире несколько минут назад.

– Ты что, подглядывала? – не ответив на ее вопрос, лукаво прищурился он.

Кажется, она слегка смутилась от его слов, но тут же быстро вскинула на него свои зеленые ясные глаза:

– А что, стоило вас потревожить? – Она встала к нему вполоборота. – Вам обоим было так хорошо вместе, что я решила не мешать. – Потом, помолчав, опять спросила: – А как ты догадался?

– По аромату твоих духов.

Она нахмурилась, пряча улыбку:

– Я не пользуюсь духами.

Пока они разговаривали, Поузи, утомившись от игр, уснула на плече Джоша, и он осторожно положил ее в кроватку. На какое-то мгновение малышка сонно открыла глазки, потом снова смежила веки, и легкое дыхание стало глубоким и ровным. В груди Джоша потеплело. Спящий младенец казался таким беззащитным и уязвимым. Он обязан уберечь дочь от всех опасностей мира. На взгляд Джоша, девочка была чудом совершенства. Темные кудряшки, длинные пушистые ресницы, безупречная кожа… Джош осторожно погладил крохотную ручонку. Его сердце сладко заныло. Поузи – его дочь… Как же хочется открыто объявить об этом миру!

Но Поузи нужен настоящий отец, такой, как Майкл, а не просто биологический донор. Подумав об этом, Джош нахмурился. Он совсем не был похож на брата. В отличие от серьезного, рассудительного Майкла, Джош привык к свободе и жаждал покорения новых просторов. Нужен некто вроде стабильного, надежного Тоби Мейкписа…

Джош заметил, что Грейс наблюдает за ним, стоя у кроватки Поузи. Она не улыбалась, но взгляд ее был мягким.

– Значит, ты не пользуешься духами?

Он выпрямился.

– Никогда. Это шампунь.

Она направилась к корзине с яйцами, собираясь взять оттуда несколько штук.

– Не верю. – Он подошел к ней и приблизил лицо к ее волосами. – Ты пользуешься каким-то особым травяным шампунем…

– Им пользуется полмира.

– Это розмарин? – Он по-прежнему тянулся к ней, словно под действием магнита.

В ответ она попыталась отстраниться. Но Джона взял ее за плечи, наклонился и коснулся щекой нежной шеи. Его близость по-прежнему сводила ее с ума, как и много лет назад…

– Лимон и мирт, – очнувшись от сладких чар, резким голосом произнесла она. – Этот шампунь продают в супермаркете в центре города.

– А что такое мирт?

– Кустарник с мелкими белыми цветами. Кстати, он растет рядом с домом в саду. И если тебе интересно, можешь сходить полюбопытствовать.

Она отвернулась, взяла приготовленный для жарки кусок рыбы, собираясь заняться им, и перевела разговор:

– Если ты хочешь принять душ, то я немного подожду с завтраком.

Да уж, пожалуй, сейчас холодный душ не помешал бы. Мысли о Грейс преследовали его всегда и повсюду. Одно ее присутствие выводило его из равновесия.

– Все-таки я сначала поем.

Он присел на стул, наблюдая за ней. Грейс несколько преувеличенно суетилась вокруг стола, избегая его взгляда. Потом спросил, как ни в чем не бывало:

– Ну, так куда мы пойдем прогуляться с Поузи после завтрака?

От неожиданности Грейс чуть не выронила рыбу из рук.

– Я с Поузи пойду прогуляться, а ты можешь воспользоваться моим фургоном, – язвительно ответила она, сделав ударение на словах «я» и «ты».

Джош молчал, и Грейс состроила гримасу.

– Хотя нет. Магнату не пристало кататься на фургоне, поэтому возьми из гаража автомобиль Фебы. Сколько тебе поджарить яиц?

– Одно. Я пойду на прогулку вместе с вами, Грейс. Последние три дня я провел в самолетах, поэтому мне нужно размять ноги.

Рука Грейс дрогнула, разбивая яйцо на горячую сковородку, и капля раскаленного масла попала ей на запястье. Она ойкнула.

– Обожглась? – Не дожидаясь ответа, Джош взял Грейс за руку, подвел к мойке, подставил ее запястье под струю холодной воды.

– Я испачкала плиту…

– Не беспокойся, я все сделаю сам.

Он убрал сковородку с плиты и осторожно вытер подгоревшую яичную массу с конфорки. Грейс выключила кран с холодной водой.

– Грейс…

– Со мной все в порядке. – Она провела рукой по волосам. – Мне нужно приготовить постель для твоей матери. Она приедет сегодня утром? Кто-то же должен быть в доме, чтобы встретить ее. Может, даже лучше будет остаться здесь, потому что она захочет увидеть Поузи.

Внезапно у Грейс промелькнула мысль, что и она, и Джош имеют меньше всего прав на ребенка.

– Понятия не имею, что взбредет в голову моей матери по поводу ребенка. Но ждать от нее проявления теплых чувств к внучке вряд ли стоит. Она все всегда делает только ради собственной выгоды.

Грейс уставилась на него во все глаза:

– Неужели ты настолько ненавидишь свою мать?

– Совсем нет, – возразил он, вытирая плиту насухо. – Если бы я ненавидел ее, то не переживал бы так сильно из-за ее отъезда.

Ему с раннего возраста пришлось свыкаться с тем, что люди чаще всего потакают собственным желаниям. Его отец оставил семью ради молоденькой любовницы. Джош, бессознательно подражая отцу, бросил Грейс, а потом женился на женщине, с которой его связывала только плотская страсть.

– Я тоже пыталась возненавидеть свою мать, – произнесла Грейс. – Мне казалось, что так легче ее забыть. Но память хранит только хорошие воспоминания.

– Что же ты помнишь? – Джош принялся готовить яичницу.

– Мать научила меня тому, чем я сейчас зарабатываю на жизнь. Она искусно плела украшения, а потом продавала их на рынке. Однажды она продала бисерное колье, которое я сделала для себя.

– Это тоже хорошее воспоминание? – удивленно спросил он.

– Конечно, ведь я впервые создала что-то стоящее, за что мне заплатили приличные деньги. – Грейс посмотрела на него. – Я почувствовала себя значимой. Уверена, что ты тоже испытывал незабываемые ощущения, подписывая свой первый контракт, Джош. Тем более что, вернувшись домой, я сделала себе точно такое же.

– И все равно твоя мать не должна была продавать его, раз ты сделала это украшение для себя. – Он недоверчиво хмыкнул. – Если это и есть твои хорошие воспоминания, боюсь даже представить, какими были дурные.

Грейс вспомнила о том, как они с матерью голодали, сидели в холодном доме. Дурные воспоминания были связаны не с матерью, а с другими людьми…

– Самое плохое заключалось в том, что были такие, кто мог наорать на нас с матерью и выгнать на улицу посреди ночи. – Она рассеянным взглядом следила за тем, как жарится ветчина на дорогой сковородке. Сейчас такая посуда стала для Грейс обычной кухонной утварью. – Я никогда не знала наверняка, где мне придется ночевать, и где я проснусь утром. В школе мне доставались самые обидные насмешки. Особенно после того, как однажды полиция увела мою мать. Причем только за то, что она задала трепку какому-то мальчишке, разбившему ветровое стекло ее фургона, который служил нам домом. Мне приходилось прятаться в лесу, чтобы меня не схватили полицейские и не отправили в приют…

Она умолкла, вспоминая, как все-таки попала туда, после чего Майкл и Феба приехали за ней. Джош некоторое время молчал, шокированный ее рассказом.

– Почему ты не говорила мне об этом раньше? – Он налил сок в два стакана и один протянул ей. – Я знал только, что твою мать обвиняли в склонности к бродяжничеству, И что Феба забрала тебя из приюта, взяв с матери обещание отказаться от тебя. Но остальное слышу впервые. Я думал, что ты доверяла мне, как другу, Грейс.

– А ты сам разве был со мной откровенен тогда? – с вызовом спросила она. – Сомневаюсь.

– Я рассказывал все, что считал нужным. Думаешь, я перед кем-то, кроме тебя, раскрывал душу?

Грейс вспомнила, как через несколько недель после того, как отец Джоша оставил семью, его мать укатила с любовником в Японию, откуда прислала письмо. Джош, едва взглянув на конверт, тут же разорвал письмо, не читая. Грейс удивленно ахнула, а он равнодушно произнес:

– Это от моей матери. Извини, ты, наверное, хотела взять себе марки с конверта.

Хотя Джош притворялся равнодушным, но дрожь в голосе и закипевшие в глазах слезы выдавали его. В порыве жалости Грейс обняла друга своими топкими руками и прижала к себе, а он беззвучно расплакался горькими слезами.

– Так почему ты молчала об остальном? – Голос Джоша вывел ее из задумчивости, и она перевела на него взгляд.

– Я боялась, – глядя ему в глаза, прямо ответила Грейс.

– Чего?

Грейс опасалась того, что, узнав о ее прошлом, Джош отвернется от нее, но даже сейчас не хотела в этом признаваться.

– Я боялась, что соседи вынудят нас с Фебой уехать в другой город.

– Но это нелепо!

– Теперь я это понимаю. Майкл слишком любил Фебу, чтобы обращать внимание на неодобрение и давление соседей.

Родители Майкла тоже не одобряли выбор сына. За все время оба ни разу так и не приехали к молодоженам. В отличие от матери Фебы и Грейс, которая изредка, но все же навещала дочерей.

– Я не осознавала прежде, насколько особенным был твой брат.

– Мы многих оцениваем по достоинству только после того, когда теряем их. – Он перевел взгляд на спавшую в своей кроватке Поузи. – Теперь все зависит только от нас.

– От нас? – Сделав глоток сока, она поставила стакан на стол и взяла тарелку, собираясь помыть ее.

– У Поузи должны остаться только самые лучшие воспоминания о детстве.

– И как ты предлагаешь это сделать, Джош? Будешь звонить ей и рассказывать о своих приключениях и описывать увиденные красоты? Или станешь присылать открытки с видами? У нее явно появится шанс собрать отличную коллекцию марок…

Грейс умолкла, стараясь унять поднимавшуюся в груди волну гнева. Упоминание про марки вырвалось у нее непроизвольно, по Джош обиделся.

– Извини, я… – Она хотела было сгладить резкий тон.

– Возможно, мне следует взять ее с собой в Австралию, – перебил он. – Эта страна отлично подходит для детей.

– Ребенку лучше всего там, где его окружают заботящиеся о нем люди, для которых его потребности стоят па первом месте. – Она повернулась к нему спиной. – Кто будет присматривать за ней в Австралии, пока ты покоряешь новые горизонты?

– Ты.

Она повернулась и посмотрела в его лицо:

– Это значит, что ты предлагаешь мне работу в качестве няни собственной дочери?

Не успел Джош ответить, как в дверь позвонили.

– Твой завтрак подгорел, – процедила Грейс и пошла открывать входную дверь.

На пороге передней стояла стройная моложавая женщина, одетая в яркую одежду из шелка и обвешанная драгоценностями. Она напоминала экзотическую птицу.

– Мама.

Гостья поставила чемодан на пол и обняла Грейс, окутав ее шлейфом пряного аромата. Впервые за столько лет Грейс не поторопилась высвободиться из ее объятий, чувствуя, что как никогда нуждается сейчас в участии близкого человека.

Наконец мать отстранилась от дочери и перевела взгляд на стоящего позади Грейс мужчину с ребенком на руках.

– Здравствуй, Доун, – поздоровался он.

– Джош… – Она кивнула в знак приветствия, но тут же ее взгляд упал на младенца, которого тот с видом торжествующего собственника держал на руках.

При виде этого выражения лица Джоша у Грейс кровь застыла в жилах. Но Доун ничего не заметила и протянула руки к малышке:

– Привет, моя милая, ну-ка, иди скорее к бабушке!

На какое-то мгновение Грейс показалось, что Джош не отдаст девочку. Однако Поузи, привлеченная яркими цветами одежды Доун, доверчиво заулыбалась беззубой улыбкой, с интересом разглядывая незнакомку, потом потянулась к ней. Джошу ничего не осталось, как, помедлив, передать малышку бабушке.

– Я приму душ, – сказал он, обращаясь к Грейс. – Может, вы с Поузи пойдете на прогулку в половине девятого? У меня есть немного время перед деловой встречей, и я мог бы проводить вас. А раз Доун останется в доме, поэтому встретит мою мать, пока нас не будет.

– Ты не заскучаешь, немного побыв одна, мама? Мне еще потом нужно закончить свадебную диадему, которую заберут в конце недели. – Она повернулась к Джошу. – Мы с Поузи будем готовы к половине девятого.

Когда Джош ушел, Доун заметила:

– Этот человек очень упрям и совсем не похож на своего брата.

– Не похож, но они были действительно близки.

– Разве? – Она посмотрела на девочку, которую держала на руках. Поузи тоже рассматривала бабушку, сосредоточенно нахмурившись. – Если Джош сумеет стать опекуном Поузи, то он заберет ее в Австралию.

– Ничего не получится.

– Почему ты так в этом уверена? Она красивый ребенок, и, кажется, Джош остепенился.

– Что?! Да он не способен высидеть на одном месте и недели, а детям нужна стабильность и порядок. Он это понимает.

– Стабильность и порядок важны, – кивнула Доун, – но важнее всего любовь. – Она ласково посмотрела на внучку. – Феба, наверное, была очень счастлива. Все-таки Бог дал ей возможность пообщаться с Поузи хотя бы несколько недель.

– Да… – выдавила Грейс, не в силах произнести больше ни слова, потому что язык словно прилип к небу.

– А как дела у тебя, Грейс?

Дочь покачала головой, не желая сейчас разговаривать об этом.

– Пойдем в кухню, я накормлю тебя завтраком, – решила она сменить тему.

– Я не голодна, а только устала. Извини, что приехала так поздно и не успела помочь с похоронами.

Грейс тряхнула головой:

– Майкл и Феба оставили завещание. Похороны были тихими. Когда отдохнешь, мы сходим на их могилу. Джош тоже там еще не был. Он прилетел только вчера.

Мать кивнула и сказала:

– Мне надо позвонить и сообщить кое-кому о своем приезде. Возможно, потом я приму душ и вздремну.

– Я приготовила тебе комнату наверху, которая раньше была моей, все равно теперь мне необходимо перебраться вниз, поближе к Поузи. Так что тебе никто не будет мешать. – Грейс взяла чемодан матери и направилась к лестнице.

– Отличная идея, но не так-то легко бегать туда-сюда по лестнице… – Она состроила страдальческую гримасу. – Годы, проведенные в сырости и холоде, дают о себе знать.

Грейс остановилась и взглянула на мать:

– Ты хорошо себя чувствуешь? Есть свободная комната на нижнем этаже, но там нет душа.

– Не беспокойся, я ведь скоро опять уеду. Мне нужно только позвонить, чтобы сообщить о том, что я благополучно долетела.

– У тебя появился друг?

– А ты считаешь меня слишком пожилой для подобных отношений? – лукаво прищурилась Доун.

– Нет, мама, я просто немного ревную. Позвонить можно из кабинета Майкла. А я сначала отнесу твои вещи в ту спальню, которая ближе к лестнице, а потом пойду собирать Поузи на прогулку.

– Так ты заберешь ее с собой?… – разочарованно протянула Доун. – Я могла бы присмотреть за ней…

– Спасибо, но тебе нужно отдохнуть. Кроме того, нам с Поузи не помешает подышать свежим воздухом. Мы пойдем прогуляться в парк, где покормим уток.

– Ты не представляешь, как Феба любила это делать. – Мать печально улыбнулась.

– Да-да, кажется, я припоминаю ту историю, как однажды она скормила уткам весь имевшийся в доме хлеб.

– Нет. Она отдала хлеб тебе, и уток кормила ты.

– Разве?

– Конечно. Феба осталась присматривать за тобой, пока я готовила товар для продажи на рынке.

Грейс живо представила себе мать, сидевшую темными вечерами за столом и нанизывающую на нитку бисер.

– После того как Феба оставила нас троих без ужина, я поняла, что няня она никудышная.

– Нет! Феба всегда была такой заботливой…

– Дело не в ней, Грейс. К сожалению, как ни горько об этом говорить, я никогда не была вам хорошей матерью. Об этом она и заявила, когда я, отсидев за решеткой двадцать восемь суток за вандализм и нарушение общественного порядка, пришла забирать тебя из приюта.

– Разве ты приходила за мной? Я ничего не знала.

Феба никогда не рассказывала Грейс об этом. Похоже, что сестра хранила от нее немало секретов.

– Мы договорились, что ты будешь жить у нее. Я любила тебя больше жизни и готова была пожертвовать всем, но понимала, что так будет лучше для тебя. – Доун поцеловала Поузи в темечко и передала малышку Грейс. – Феба стала бы отличной матерью, какой будешь и ты, Грейс.

Доун посмотрела на Грейс с такой тоской, что дочь в порыве жалости обняла ее.

– Ты отправила меня к Фебе потому, что любила. Это самый благородный и трудный поступок, какой может совершить мать.

Доун охнула, на ее глаза навернулись слезы. Она поспешила отстраниться от Грейс.

– Иди и готовься к прогулке, а мне нужно позвонить.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Одев Поузи для улицы и взяв необходимые детские принадлежности, Грейс оделась сама. Застегнув жакет, она бросила последний оценивающий взгляд на свое отражение в зеркале, потом взяла Поузи на руки и направилась вниз.

Джош уже поджидал ее внизу, одетый в замшевую куртку и стильные выцветшие джинсы.

– Что мне надо сделать?

– Можешь… взять коляску, – с запинкой произнесла она, собираясь пойти к холодильнику за бутылочками с молоком. Видя, как Джош легко и быстро разложил коляску и усадил в нее Поузи, пристегнув ремнем, она усмехнулась: – Неплохо для первого раза.

Он молча покатил коляску по вестибюлю к выходу, потом взял ее на руки вместе с Поузи, будто пушинку, и вынес на улицу. Пока Грейс закрывала дверь, Джош уже вышагивал далеко впереди.

– Нельзя ли помедленнее? – с упреком произнесла она, догоняя его. – Это ведь не гонка.

Одной рукой удерживая коляску, Джош предложил Грейс взять его под локоть:

– Когда я слишком разгонюсь, остановишь меня.

Помедлив мгновение, Грейс взяла Джоша под руку, подумав, что именно так по улице прогуливались Майкл и Феба. Сейчас они с Джошем были похожи на молодоженов, влюбленных друг в друга… Как тогда, когда они были совсем молоды и романтичны. Девчонкой, сидя позади него на мотоцикле, она руками обвивала Джоша за талию. В тот момент она была готова умереть от счастья, вот только Джош ни о чем не догадывался.

Теперь все оказалось иначе. Держа Джоша под руку, Грейс подумала, что он и есть тот единственный мужчина ее мечты, который должен оберегать и защищать их с Поузи. Но она тут же одернула себя, понимая, что строит иллюзии. В мире Джоша ей нет места. Через неделю-другую он снова отправится на поиски приключений, а она останется в одиночестве.

Что же будет теперь с ней и Поузи? Грейс слишком привыкла к размеренной, обеспеченной жизни с Майклом и Фебой. Она так погрузилась в свои мысли, что забыла обо всем на свете.

– Грейс? – вопросительно взглянул на нее Джош, когда она, вся во власти своих эмоций, внезапно ахнула и отстранилась от него. Он схватил ее за плечи и притянул к себе.

– Их больше нет, Джош!… – В ее голосе звучало столько отчаяния, что его сердце сжалось. Она подняла лицо к небу, не давая пролиться накипевшим в глазах слезам. – Они никогда не вернутся…

Джош прижал Грейс к себе и коснулся губами ее щеки и волос:

– Тише… Все хорошо.

– Как теперь может быть что-то хорошо? – Она отстранилась от его рук. – Объятиями и словами уже не поможешь, Джош. Дело не только в нас. Остался ребенок, за которого мы в ответе!

Грейс почти выкрикнула эти слова, не замечая, что прохожие оборачиваются на них с Джошем.

– Мы ведь не простые наблюдатели в жизни Поузи, мы ее… родители.

Джош взял Грейс за руку и, направляя коляску, по тротуару, повел ее в тихий парк.

– Тебе известно, что сказано в завещании по поводу Поузи? Хотя это – глупый вопрос. Ты ведь его душеприказчик. Майкл наверняка обо всем тебе рассказал.

– Я не могу говорить об этом, пока не встречусь с адвокатами Майкла. – Он отпустил ее руку, затем наклонился поправить одеяло па спящей Поузи. Потом они снова медленным шагом пошли по парку.

– Не можешь или не хочешь? – Она встала на месте, решив, что, пока не услышит его ответ, не сделает ни шагу. – Что ты от меня скрываешь?

Он тоже остановился:

– Упрямство тебе не поможет.

– Я сама знаю, что мне поможет, Джош.

– Ты ошибаешься, думая, что Майкл обо всем мне рассказал. Он никогда не бросал слов на ветер, не подумав как следует.

– У тебя хотя бы должны быть какие-то предположения по поводу того, о чем говорится в завещании.

Он пожал плечами:

– Вряд ли они что-то прояснят. Я видел переписку Майкла с адвокатом. Речь шла о суррогатном материнстве. Майкл и Феба собирались переписать завещание после того, как Поузи станет их дочерью по закону, но не успели.

– Это означает… – Она пытливо взглянула на него.

– Я ничего не знаю наверняка. Нужно поговорить с адвокатом, – повторил он и протянул руку. – Пошли. Чем раньше я встречусь с ним, тем скорее мы обо всем узнаем.

Подойдя к Джошу, Грейс позволила ему обнять себя.

– Может, мне следует пойти с тобой?

– Доверься мне, Грейс, я обещаю отстаивать твои интересы. Тебе лучше пока заняться своим магазином.

– Но…

– Как только я все узнаю, сразу приду к тебе, и мы обо всем поговорим, а потом примем решение.

Грейс подумала, что предложение Джоша разумно.

– Ты скажешь адвокату о Поузи? О том, что… – Она запнулась.

– О том, что она наша дочь? – договорил за нее Джош. – Адвокату незачем знать о том, что касается только нас, Грейс.

Разговаривая, они дошли до угла одного из зданий, где их дороги расходились в разные стороны. Грейс высвободила руку из ладони Джоша.

– Я сделаю все, что могу, – пообещал он.

– Это я виновата, – произнесла вдруг Грейс, с потерянным видом прижав руки к груди. – Если бы я не настояла на том, чтобы они поехали отдохнуть на выходные…

– Перестань! Ты тут совершенно ни при чем, – решительно возразил Джош. На какое-то мгновение он ощутил раскаяние по поводу того, как эгоистично отреагировал на поступок Грейс, сделавший его брата счастливым. – Ты должна помнить хорошее и то, какую светлую, добрую память они оставили о себе.

Джош ободряюще пожал ее руку, потом осторожно погладил дочь по голове.

– Увидимся позже, – проговорил он, сделав шаг назад. Потом повернулся и быстро зашагал прочь.

Открыв дверь своего магазина, Грейс ногой отодвинула лежащую на полу корреспонденцию и вкатила коляску.

Стены магазина были выкрашены в белый и черный цвета, чтобы лучше смотрелись висевшие повсюду фото ювелирных образцов. Помимо мастерской в магазине имелась уютная гостиная для посетителей, а также учебный класс, где Грейс занималась с учениками.

Она решила не разбирать почту, а взять ее с собой и просмотреть потом. А пока, воспользовавшись тем, что Поузи спит, Грейс решила проверить электронную почту. Затем позвонила Эбби, которая находилась в декретном отпуске. После чего принялась доделывать свадебную диадему. Едва только она успела закончить, как крепко спавшая Поузи проснулась.

Теперь надо покормить девочку, потом сменить подгузник. Только она приготовила бутылочку с молоком и собралась устроиться на диване, в дверь магазина постучали.

– Открыто! – крикнула она и, когда гость вошел, ахнула: – Это ты, Тоби…

Видимо, на лице Грейс отразилось такое явное разочарование, что Тоби так и остался стоять на пороге.

– Я увидел в окне свет и зашел, чтобы спросить, не нужно ли помочь. Но если я не вовремя…

– Всегда рада друзьям. Проходи, располагайся. Извини, что до сих пор не отблагодарила тебя за твою помощь.

– Забудь об этом. – Тоби, закрыв дверь, подошел к Грейс и обнял ее. Затем спросил, не убирая руку с ее плеча: – Я сделаю для тебя все, ты же знаешь, только попроси.

– Вообще-то я собиралась покормить Поузи. Если хочешь помочь, приготовь кофе.

Проголодавшаяся Поузи нетерпеливо захныкала.

– Бедный ангелочек. – Тоби осторожно погладил кончиком пальца щечку девочки и направился к кофеварке. – Как хорошо, что о ней заботится ее настоящая мамочка.

Грейс вздохнула. Тоби, как многие другие, считал, что единственная мать ребенка та, которая выносила его. Она взглянула на часы. Джоша все не было.

С чего бы это он так долго находится у адвоката?

Может, дела настолько плохи, что рассчитывать не на что? Однако сейчас она ничего не может поделать. Подойдя к дивану, Грейс расположилась на подлокотнике и принялась кормить Поузи. Девочка сделала глоток, но потом вытолкнула соску изо рта.

– Что такое, детка? Я думала, ты голодна. – Грейс снова поднесла бутылочку к губам Поузи, и на этот раз девочка принялась сосать молоко.

– Это нужно отправить по почте? – спросил Тоби, отвлекая Грейс от размышлений.

– Что ты сказал?

– Эти письма, – он кивнул в сторону груды запечатанных конвертов на столе, загружая кофе в кофеварку. – В обед я поеду мимо почты. Если надо, могу их завезти.

– Ты очень мне поможешь этим, если только тебе не трудно.

– Я не предлагал бы, будь это трудно.

– С тобой невозможно спорить. Передай мне сумку, я дам тебе денег. Только все эти письма придется отправлять с уведомлением. – Она протянула ему несколько банкнот.

– Никаких проблем, – сказал он, засунул деньги в карман, потом присел рядом с Грейс. – Это означает, что мне придется подольше поболтать с той темноволосой девчушкой, которая принимает письма к отправке.

– Ты имеешь в виду Сару? – Грейс улыбнулась. – У тебя отличный вкус. Она премиленькая. И сколько вы так присматриваетесь друг к другу?

Тоби пожал плечами.

– Я заезжаю на почту дважды в неделю с тех пор, как она начала там работать.

– А работать она начала уже пять или шесть месяцев назад.

– Не хочу торопить события.

– Тоби, почему бы тебе не пригласить ее на свидание?

– Потому что, если она откажет мне, придется ради покупки единственной марки ездить на центральный телеграф.

Грейс прыснула, и Тоби рассмеялся.

– Центральный телеграф находится в миле отсюда, – сказал он. В этот момент Поузи снова вытолкнула языком соску, и он произнес: – Что с ней такое?

– Это я виновата. Обычно я надеваю что-нибудь из вещей Фебы, когда кормлю ее, – ответила Грейс. – Она привыкла к ее запаху. Но на этот раз я ничего не взяла.

Грейс расстегнула несколько пуговиц на блузке.

– Вероятно, это поможет. Феба обычно прижимала ее к своей груди.

– Делая вид, что кормит ее?

– Откуда тебе об этом знать? – спросила Грейс, смеясь.

– У меня есть родные и сводные, сестры, – объяснил он. – Их шестеро. А еще бесчисленное количество племянниц и племянников.

– Ну, теперь я знаю, к кому в случае чего обращаться за помощью. – Грейс прижала девочку к своему декольте. Поузи мгновенно успокоилась и принялась за еду.

– Как здорово вы смотритесь вместе, – произнес он, любуясь на мать с младенцем.

– Тоби…

На глаза Грейс внезапно навернулись слезы. Тоби обнял ее и прижал к себе. Слезы Грейс покатились на его плечо.

– Извини, – произнесла она. – Я глупо себя веду.

– Все хорошо. Тебе нужно выплакаться, тогда станет легче.

Тоби по-прежнему обнимал Грейс, когда дверь в магазин открылась, и на пороге появился Джош. При виде расположившейся на диване троицы он резко остановился.

Какое-то время все молчали, потом Тоби тихо произнес:

– Извини, Грейс, мне следовало запереть дверь. На лице Джоша было написано такое изумление, что Грейс почувствовала себя виноватой. Хотя упрекнуть себя ей было не в чем. Тоби был и остается всего лишь другом, который всегда готов прийти на помощь, в то время как Джош странствовал по миру.

Однако Джош расценил увиденную сцену по-своему. А почему бы и нет? Ведь Грейс столько лет подряд пыталась убедить его, что встречается с другими мужчинами.

Тем не менее следовало заканчивать этот спектакль. Высвободившись из объятий Тоби, Грейс вытерла ладонью мокрое от слез лицо.

– Ты не забыл о свидании с работницей почты, Тоби? – спросила она, помогая ему справиться со смущением.

– Понял, – тихо сказал Тоби, поднимаясь на ноги. Едва он сделал шаг, Грейс коснулась его руки, останавливая: – Спасибо, что позволил поплакать у тебя на плече.

– Всегда к твоим услугам. – Он накрыл ладонью ее руку, потом поцеловал в щеку и лучезарно улыбнулся. Затем Тоби коснулся кончиком пальца щеки Поузи: – Пока, детка, слушайся Грейс.

Взяв письма со стола, Тоби направился к двери, подход к которой блокировал Джош.

– Привет, Мейкпис, – резким тоном произнес Джош, запоздало вспомнив об этикете.

– Здравствуй, – тихо ответил Тоби. – Мы ждали тебя на похоронах…

Джош не произнес ни слова, а только отошел в сторону, давая Тоби выйти, затем закрыл дверь на замок.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

– Ко мне должны прийти, – возразила Грейс.

– Кому нужно – постучат, – коротко ответил Джош, подходя к кофейнику. Взяв две чашки, он открыл холодильник. – Молока у тебя нет. Может, вернуть твоего галантного кавалера и попросить его купить пакет?

– Я выпью черного кофе, – сказала Грейс, когда Джош поставил чашки с кофе на низкий столик у дивана. Она взглянула на Поузи, которая уже наелась. – Почему ты так долго был у адвоката?

– Мне пришлось многое узнать. Однако беспокоиться, по твоему поводу мне не следовало, тебе некогда было скучать.

Грейс поднялась на ноги и, прижимая Поузи к плечу, принялась шагать по комнате.

– Я и не подозревал, что между тобой и Тоби Мейкписом по-прежнему сохранились такие страстные отношения, – ядовито продолжал комментировать увиденную сцену Джош.

– Тоби увидел в окне магазина свет и решил зайти, чтобы предложить помощь. Обычно так поступают друзья.

– Я слышал, как он предложил тебе обращаться к нему в любое время, если тебе захочется поплакать у него на плече, – с сарказмом усмехнулся он, и Грейс повернулась, чтобы посмотреть в его лицо. – Извини, что прервал ваше уединение.

Его язвительность заставила Грейс покраснеть.

Джош достал чистый носовой платок и принялся вытирать глаза и щеки Грейс, а потом расстегнул пуговицу на нагрудном кармане ее шелковой блузки и засунул туда носовой платок.

Грейс открыла было рот, собираясь возмутиться. Но когда Джош неожиданно принялся застегивать пуговицы на ее блузке, тут же сомкнула губы, задрожав от этих прикосновений всем телом.

– Перестань, – сделав над собой усилие, сдавленно проговорила она. – Прошу тебя.

Он опустил руки и отступил от нее на шаг. Грейс едва сдержала возглас разочарования.

– Узнав о том, что ты вынашивала ребенка своей сестры, – спокойно произнес Джош, – не многие мужчины захотят иметь с тобой дело. Это вряд ли получится даже у Тоби Мейкписа.

– Ты будешь удивлен, но суррогатными матерями становятся даже замужние дамы, а мужья и друзья их поддерживают.

– Так же, как твой дружок Мейкпис поддерживал тебя?

– По меньшей мере он не врывался ко мне посреди ночи как безумный, требуя отказаться от решения стать суррогатной матерью, – ответила она, потом устало прибавила: – Я понятия не имею, что испытывает Тоби по отношению к моей дочери, Джош. Я ничего с ним не обсуждала, ибо это его не касается. Если бы ты обо всем рассказал мне год назад…

В горле Грейс пересохло. Она внезапно осознала, что слишком сильно сжала Поузи в объятиях.

– Что бы это изменило? Ты уже была беременна. Поузи действительно моя дочь?

– Что? – Грейс непроизвольно шагнула назад и споткнулась, отчего Поузи вскрикнула. Джош тут же подошел к Грейс и удержал ее на месте, затем погладил девочку по голове, успокаивая ее.

– Ты уверена в этом?

Внезапно Грейс овладел страх. Она поняла, что нынешний Джош Кингсли совсем не тот, которого она любила еще девчонкой. Этот человек совсем ей незнаком, преуспевающий состоятельный мужчина, беспечный донжуан и повеса – играючи женился, легко развелся… Джоша явно уважали и боялись, потому что он всегда добивался своей цели.

Только теперь Грейс поняла, что за право оставить девочку у себя придется бороться с Джошем.

– Я верю тебе на слово, – сказала она, подойдя к коляске и укладывая в нее Поузи, потом повернулась к нему лицом. – Я и не сомневалась в том, что ты сообщил мне правду. Но, возможно, нам следует сделать тест на ДНК.

– Что? Этого делать незачем…

Он сделал шаг в ее сторону. Судя по выражению его лица, Джош не ожидал от нее такого ответа.

– Ты ясно дал мне понять, что ради счастья брата ты решился на обман. Тебе ребенок не был нужен, и теперь понятно, почему ты пытался тогда остановить меня…

Грейс умолкла, осознавая несправедливость своих слов. Она не понимала мотивов Джоша, но по-прежнему пыталась спрятаться от правды.

– Вообще-то, я не понимаю, откуда в тебе такая жестокость, но если ты объяснишь… – Она заметила, что на скулах Джоша выступил гневный румянец, но остановиться уже не могла. – Если только ты не вообразил, что я обманула свою сестру, переспав с Майклом и забеременев, а потом решила выдать себя за суррогатную мать.

– Прекрати! – вне себя от негодования, он схватил ее за руки повыше локтей.

– Что именно я должна прекратить? – Она в упор посмотрела в его разъяренные глаза, решив не отступать. Грейс понимала, что должна расставить все точки над «и». – Почему ты молчишь?

Прерывисто вздохнув, Джош принялся говорить, не сводя с Грейс взгляда:

– Мне не нужен тест на ДНК. Я не хочу подозревать тебя в обмане… – Он умолк, будто не в силах выдерживать ее горящий взгляд. – Извини, но, увидев вас с Мейкписом, который обнимал тебя… Вы были словно замужняя пара, всем довольная и счастливая…

У него ходили желваки на скулах, он пытался совладать с переполнявшей его ревностью и неприятными воспоминаниями, которые растревоженным осиным роем кружили в голове. Откуда ей было знать, что он пережил тогда, когда, вернувшись через год после их близости домой, обнаружил ее с другим парнем! Он-то летел домой как на крыльях, купив для Грейс кольцо, а узнал, что больше не нужен ей. Джошу мучительно хотелось врезать ее кавалеру, отлупить его как следует, а потом затащить Грейс в свою квартиру и заниматься с ней любовью до тех пор, пока в ее глазах не появится тот прежний огонь, от которого у него кровь ударяла в голову.

В тот же вечер Джош выбросил кольцо в мусорное ведро и решил начать новую жизнь. Без Грейс. Вскоре он встретил миловидную блондинку Джесси. Однако быстро понял, что совершил ошибку, и, не медля, развелся. Блондинка снова вышла замуж, а вот Грейс по-прежнему одна.

Ее голос вернул Джоша в реальность. Грейс понятия не имела, о чем он размышляет, и, подняв лицо, смотрела на него своими изумрудными глазами:

– Джош, что сказал адвокат? Подозреваю, что ты принес мне дурные вести.

– Ну не совсем уж дурные.

– Но и не слишком радостные?

– Майкл отдал распоряжение адвокату составить новые завещания для себя и Фебы. Большая часть наследства достается Поузи.

– Я об этом уже и сама догадывалась, – нетерпеливо отмахнулась Грейс, – А что еще?

– Майкл назначил опекуном Поузи меня. – Ты ведь ее биологический отец!

– Клянусь, Майкл ни словом не обмолвился мне о моем опекунстве, Грейс. Кажется, он считал, что Феба обязана принять это как должное.

– Но она воспротивилась.

– А как иначе? Откуда ей было знать истину? Она, скорее всего, ворвалась в кабинет Майкла, полная решимости убедить его в том, насколько он не прав. Ведь для нее я всего лишь брат Майкла, а ты выносила ее ребенка.

– И что? Расскажи мне все, что тебе известно, Джош!

– В качестве компромисса было предложено совместное опекунство, но Феба сочла это смехотворным, ибо мы с тобой постоянно находились в разных концах планеты. Она решила возобновить переговоры с адвокатом после возвращения Майкла из командировки.

– Значит, ничего улажено не было? Опекун не назначен?

– Ты же знаешь, насколько щепетилен в делах был Майкл, но он успел только подписать предварительный вариант собственного завещания. Он решил отложить разговор до своего возвращения из Копенгагена.

Грейс так и ахнула в тихом ужасе от его слов. Джош едва успел подхватить ее, потому что ноги у нее тоже подкосились:

– Она наверняка рассказала ему о том, что я настоящая мать ребенка! – Грейс еще не теряла надежды па пусть даже самую призрачную зацепку. – И, может быть, поэтому ошеломленный новостью Майкл и потерял управление автомобилем?

– Нет…

– Да-да! Наверняка именно так все и было. Иначе как объяснить случившееся? Он всегда был очень аккуратным водителем. Но, по словам полиции, Майкл ехал по сельской дороге с таким большим превышением скорости, что просто не мог увидеть яму на дороге, в которую на полном ходу попало колесо автомобиля.

– Ты не можешь знать этого наверняка, Грейс!

– Они выехали домой сразу после завтрака. Конечно, им хотелось поскорее вернуться к ребенку. Но если Феба обо всем рассказала Майклу…

– Грейс, прошу, прекрати травить себя.

– Так и есть, Феба все рассказала ему, Джош! – Глаза ее лихорадочно сверкали, она тряхнула головой, будто желая избавиться от изводивших мозг предположений. – А может быть, даже и он тоже раскрыл свою тайну!

– Если так, то, наверное, оба они были счастливы от того, что им нечего скрывать друг от друга. Может, они торопились домой, желая поскорее сообщить тебе об этом…

Джош вспомнил о телефонных звонках, на которые не обратил внимания, находясь в горах. Возможно, Майкл как раз затем и звонил, желая рассказать, что ему все известно. Он взглянул на нее. Теперь глаза Грейс были полны слез, она в прострации смотрела перед собой, словно не слыша его.

– Послушай, Грейс… – Джош схватил ее за плечи и слегка встряхнул. – Посмотри на меня.

Грейс тяжело подняла на него взгляд, наполненный слезами и горем, и душа Джоша дрогнула.

– В том, что случилось с ними, нет твоей вины. Ты подарила им счастье, которого они желали больше всего на свете. Мы оба сделали то, что считали лучшим для них.

Грейс потерла ладонью щеки, потом с недоумением посмотрела на ладонь, словно удивляясь тому, что она оказалась сухой. Затем, выпрямившись, сделала шаг назад, высвободившись из рук Джоша, и отчеканила:

– Что ж, по меньшей мере у тебя есть дочь, которая тебя утешит.

– Поузи – наша с тобой дочь, Грейс. Твоя и моя.

– Ты постоянно твердишь об этом, но по закону ты единственный, кто имеет право решать ее судьбу. Тебе выбирать, где она будет жить и кто станет заботиться о ней.

– Феба хотела, чтобы ты стала опекуном Поузи, и я тоже не против…

В ее глазах наконец мелькнула искорка надежды.

– Тогда сделай меня опекуном, Джош… – Она умоляюще сложила руки. – Ты ведь можешь это сделать, так?

– Могу, однако…

– Ты сможешь навещать ее в любое время, – принялась горячо убеждать его Грейс. – Она сама будет приезжать к тебе, когда…

– Я знаю, что в моих силах сделать единственным опекуном тебя, – прервал он ее, не дав высказаться. Неужели она считает, что Джош не способен испытывать никаких чувств к своей дочери? – Но не стану этого делать.

Его взгляд остановился на Поузи, которая рассматривала качающиеся у нее над головой цветные шарики, прикрепленные к пологу коляски, и восторженно агукала, пытаясь схватить их ручками.

Джош не переставал думать о ней с тех пор, как адвокат сообщил о его опекунстве. Майкл хотел, чтобы именно Джош занимался с Поузи, чтобы девочку воспитывал родной отец. Ему вспомнилась улыбка Поузи и то, как она трепала его за бороду. Он словно вновь ощутил тот особенный теплый детский запах и неизвестную ранее радость, которую он испытал при виде этого хрупкого, нежного создания, вспомнил, с каким восторженным изумлением ощущал ее живое трепетное тепло на своих руках. От осознания, насколько она ранима и беззащитна, у него встал ком в горле.

– Единственным отцом, который когда-либо будет у моей дочери, буду только я, и никто больше, – твердо произнес Джош. И добавил: – Это самое меньшее, что я могy для нее сделать. – Потом повернулся и посмотрел на Грейс, которая побелела от его слов и закрыла рот ладонью. – Вернее, мы с тобой можем сделать.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Джош подошел к детской коляске и присел на корточки. Он дотронулся до крошечной ручки девочки своим сильным загорелым пальцем. На фоне смуглой кожи отца пухленький кулачок Поузи казался почти прозрачным. Она тут же по-хозяйски схватила его за палец и, от радости замолотив по воздуху ножками, во весь рот заулыбалась.

– Есть нечто, что мы должны сделать вместе, – произнес он, глядя на дочь, но обращаясь к Грейс. Не дождавшись ответа, он повернулся к ней и прибавил: – Ты ведь знаешь, что я прав.

– Разве?

– Конечно. Ты хочешь того же, что и я.

Грейс уставилась на него:

– Почему ты так в этом уверен? Она ведь никогда не была тебе нужна, Джош! Забыл, как говорил, что не хочешь заводить детей?

Грейс помнила обо всем так, будто это было вчера. В тот день, когда молодая подруга Кингсли-старшего родила сына, Джош поклялся, что никогда не заведет собственных детей.

Конечно, в нем говорил обиженный юнец, но с тех пор вряд ли что-либо изменилось.

На мгновение их взгляды встретились, и она поняла, что и он помнит.

– Легко говорить о нежелании иметь детей до тех пор, пока не увидишь их воочию, Грейс. Поузи не выдумка, – он проглотил подступивший к горлу ком, – она моя…

Он с такой нежностью взглянул на ребенка, что у Грейс екнуло сердце. Однако инстинкт подсказывал ей, что этого человека опасно жалеть, нельзя допустить слабости, иначе она проиграет и потеряет свое дитя. Ей прекрасно известно, каким закоренелым эгоистом является этот человек, готовый сейчас пустить слезу.

– Извини, Джош, но ты не жаждал ее появления на свет.

– Я стал ее отцом… – Он наклонился и прикоснулся губами к крошечным пальчикам девочки. – И не забывал об этом все девять месяцев, пока ты вынашивала ее. Я намеренно отказался приезжать по просьбе Майкла, чтобы стать крестным Поузи. Потому что правда состояла в том, Грейс, что увидь я дочь хотя бы раз, то уж не смог бы расстаться с ней и отдать Майклу. Мне пришлось бы бороться за этого ребенка. С Майклом, Фебой и даже с тобой.

– Ты и сейчас будешь бороться со мной?

Взглянув еще раз на ребенка, он поднялся на ноги:

– Надеюсь, что не придется.

– Как такое возможно? Феба оказалась права. Ты живешь в Австралии, я – здесь. Если только ты не рассчитываешь, что я все брошу и поеду в Австралию, чтобы стать няней Поузи.

– Ты ее мать, Грейс. Я не стал бы предлагать тебе подобное из-за боязни обидеть тебя.

– Извини. Так что ты решил?

– Предлагаю тебе партнерство. Будучи душеприказчиком Майкла и Фебы, я должен выполнить их последнее желания.

– Но…

– Пусть даже по поводу опекунства у них были разные мнения. Однако если бы оба знали обо всем до конца, уверен, что Майкл и Феба назначили бы опекунами и тебя и меня.

Грейс нахмурилась, потом сказала:

– Разумнее всего оставить Поузи со мной. Ты сможешь навещать ее в любое время. Если хочешь быть с ней постоянно, организуй филиал своей фирмы в Мейбридже. Сейчас это не проблема… – Не дождавшись ответа, она спросила: – Неужели это будет трудно?

– А ты думаешь, что легко?

Она покачала головой:

– Конечно, нелегко, но мы уже решили, что хотим одного и того же. Остальное – детали.

– Не совсем. Во-первых, ты рассчитываешь остаться в доме Майкла и Фебы.

– Этот дом принадлежит Поузи, – напомнила она ему. – Разве это не так?

– Он – часть состояния Майкла. Следует определить его стоимость. Я не знаю, каковы сейчас на рынке цены на недвижимость, но они явно взлетели с тех пор, как Майкл купил этот дом пятнадцать лет назад. Думаю, что теперь стоимость дома может быть оценена не в один миллион долларов.

– Больше двух миллионов, – уточнил Джош. – Похожий дом недалеко отсюда был продан в прошлом месяце именно за такую сумму.

– Итак, продавать дом придется в любом случае. Помимо того что за него дадут хорошие деньги, он слишком велик для двух человек. Кроме того, расходы на него будут огромными. Еще нужно будет уплатить немалый налог на наследство.

– Но ведь это – дом Поузи, – растерянно повторила Грейс, изумленная таким внезапным поворотом событий.

– Нет, этот дом твой, – весьма любезно заметил Джош. – Поузи еще нет и четырех месяцев, Грейс. Мне кажется, она еще вряд ли осознает, в каком доме живет, согласна? Ей важно, с кем она живет.

Грейс хотела запротестовать, но решила промолчать. Джош был прав.

– Что еще? – спросила она, уверенная, что на этом разговор не закончился.

– Я сделаю в банке трастовый вклад, для того чтобы обеспечить средства на необходимые расходы Поузи, например, на образование. Ведь именно так поступили бы Майкл и Феба.

– Ты говоришь о деньгах, обо всяком барахле. Расскажи мне о самом главном. Кто будет заботиться о ней, когда она станет плакать? Кто поведет ее в балетную школу, будет держать за руку в первый день посещения школы? Я буду рядом с ней, а где окажешься ты?

– Грейс…

– Прекрати! Я сотни раз слышала твои усмешки по поводу того, что ты без малого живешь на чемоданах. И уверена, что, даже организовав филиал своей фирмы в Мейбридже, ты будешь постоянно отсутствовать.

– Думаешь, я не могу перемениться?

– Только теоретически, – уверенно отчеканила она. – Ты пытался остепениться. – Но долго ли ты сможешь выдержать на одном месте, меняя, Поузи подгузники? Или опять уедешь, когда позовут новые горизонты? Неужели покорение неизведанных просторов важнее первого шага, который сделает твоя дочь, ее первого слова? А что будет, когда она заболеет, а тебе вдруг приспичит влезть на гору? Ты говоришь о партнерстве, но о каком? Явно не о равноправном.

– Ты предлагаешь мне равное партнерство?

– Я высказала тебе свою точку зрения, Джош. И не могу ничего предлагать, потому что у меня нет на это права, забыл? Все права у тебя.

– Я могу все изменить.

– Как же?

– Все очень просто. Мы поженимся, официально удочерим Поузи и станем равноправными партнерами в отношении своего ребенка. – Он устало улыбнулся. – Разве не этого ты хотела?

Грейс показалось, что ее сердце перестало биться. Он предлагает ей брак?

– Брак предполагает огромные обязательства, Джош. Зачем тебе это? Ты можешь просто оставить Поузи на мое попечение.

– Да, но тогда никто из нас троих не будет чувствовать себя в безопасности.

Грейс нахмурилась:

– Чего ты боишься, Джош? Что я убегу вместе с ребенком?

– Конечно нет.

– Тогда что тебя беспокоит? – спросила она. – Ты можешь встретить кого-нибудь.

– Ах, если ты о Тоби…

– Не о нем. Однажды ты можешь встретить достойного человека, с которым тебе захочется создать семью и который станет частью твоей жизни. И этот мужчина неизбежно будет общаться с моей дочерью.

Грейс хотелось крикнуть, что из этой ситуации есть единственный выход: чтобы Джош стал частью ее жизни.

– Я принимаю все, что ты сказала, Грейс. Даже если бы я хотел, то не мог бы поступить так, как ты просишь. Любое изменение не проходит бесследно. Кроме того, Поузи уже достаточно настрадалась за свою короткую жизнь. Ты нужна ей.

– Мне потребуется несколько недель, чтобы все здесь уладить, Джош. Я должна определиться, что делать дальше с моим бизнесом. Его реорганизация потребует определенного времени. Может, ты женишься на мне до своего отъезда в Австралию, а мы с Поузи прилетим к тебе позже?

Он казался ошеломленным:

– Ты решила отказаться от своего бизнеса ради Поузи? – Он взял двумя пальцами ее за точеный подбородок, заставляя смотреть в глаза. – Ни к чему идти на такие жертвы, – резко сказал он и опустил руку, его взгляд стал жестким. – Я куплю дом Майкла, и вы с Поузи сможете остаться здесь.

– А где будешь ты, Джош?

– На работе, как все отцы, – ответил он. – Буду жить в Мейбридже столько, сколько мне позволит бизнес. Я прошу тебя приглядывать за моей квартирой на нижнем этаже в мое отсутствие.

– А что ты ответишь, если я пошлю тебя с твоим партнерством куда подальше?

– Она и мой ребенок, Грейс, – произнес он, не удостоив вниманием обидные слова. – Я готов делать все, что от меня требуется. Поузи останется с тобой, но и я буду частью ее жизни.

– Иными словами, если я откажусь, мне придется бороться за опекунство над Поузи в суде?

– Ты можешь попробовать, – он поднял темную бровь. – Думаешь, у тебя хватит на это средств?

– Ты смеешь угрожать мне, Джош Кингсли?! Феба хотела, чтобы именно я заботилась о Поузи, и ты это знаешь. Об этом известно и адвокату Майкла.

– Новые завещания не подписаны, – уточнил он. – По оставленному Майклом завещанию опекуном Поузи являюсь я.

– Но он не знал правды!

– И кто в этом виноват?

Грейс отвернулась. Она понимала, что нет смысла в чем-то обвинять Джоша. Он нисколько ей не угрожал, а в самом деле пытался помочь.

Она беспечно пожала плечами:

– Фиктивный брак ничуть не лучше твоего предложения стать для Поузи няней.

– У тебя нет соответствующего образования, Грейс. Выходи за меня замуж, и ребенок и дом останутся с тобой.

Грейс казалось, что все происходящее нереально. Неужели Джош способен преклонить перед ней колено и предложить руку и сердце?

– Оригинальное предложение.

– Ты хочешь, чтобы я пустился в пространные изъяснения?

Повернувшись, она покачала головой:

– Нет. Мы заключаем сделку, так что лучше обойтись без церемоний. Так по меньшей мере будет честно. Хотя могу предположить, что ты потребуешь составить предсвадебное соглашение.

– Представь, ведь мы заключаем не краткосрочную сделку. Мы можем находиться на разных концах планеты, но в жизни Поузи останемся равноправными партнерами. Когда она вырастет… Что ж, я готов отдать половину того, что имею, дабы заполучить свою дочь.

– Мне не нужны твои деньги, и никогда не были нужны, – выдавила она. – Все, что имеет ценность, так это время и любовь. Ты можешь подарить Поузи половину своего времени и любви?

– Поузи получит все, что я могу ей дать, – уверил ее он. – Чем ты готова пожертвовать?

– Всем, чем угодно.

– Достойный ответ.

– Я тоже так считаю, – сказала она. Внезапно ей стало невероятно грустно. Сдержав слезы, Грейс произнесла: – Возможно, через год-другой мы снова забежим в клинику и тем же методом подарим Поузи брата или сестренку.

Джош схватил ее лицо в ладони и наклонился к, ней.

– Прости меня, Грейс. Если ты хочешь, чтобы я стал отцом еще одного твоего ребенка, нам придется полностью измениться.

В этот момент кто-то попытался открыть дверь в магазин, затем раздался стук.

Грейс не двигалась с места. Она смотрела в глаза Джошу и тонула в них, ощущала жар его тела. Не в силах сдерживать нахлынувшее желание, Грейс облизнула пересохшую нижнюю губу. Джош притянул Грейс к себе…

– Грейс, это я! – крикнула из-за двери Эбби и снова постучала.

Джош отстранился от Грейс, подошел к двери и открыл ее.

– Грейс, – Эбби вошла в магазин и обняла ее. – Мне так жаль…

Какое-то мгновение они стояли так, потом Грейс повернулась, чтобы представить ей Джоша.

– Познакомься с Джошем Кингсли, братом Майкла, – произнесла она. – Джош, а это – Эбби, которая делает гениальные украшения с эмалью.

– Привет, Эбби, спасибо, что помогли Грейс.

– Никаких проблем, я всегда рада помочь.

– Джош, нам с Эбби предстоят скучные разговоры, – быстро произнесла Грейс, пользуясь возможностью пресечь разговор и выставить его за дверь. – Почему бы тебе не отвезти Поузи домой?

Джош не собирался никуда уходить. Он жаждал остаться и до конца своих дней смотреть на соблазнительные губы Грейс, которые она несколько минут назад нервно облизнула. Ему хотелось коснуться их, поцеловать так, как он мечтал все эти годы…

– Твоя мать, вероятно, уже приехала, – произнесла Грейс, понимая, что это его интересует меньше всего.

– Я подожду, пока вы закончите, – произнес он и, не давая ей возможности возразить, прибавил: – Неужели ты решила отказаться от кормления уток в пруду городского парка? Утки будут расстроены.

Джош и Грейс несколько мгновений пристально смотрели друг на друга, затем, не произнося ни слова, Грейс повернулась к Эбби.

Пока они занимались делами, Джош принялся бродить по ее магазину. Он впервые оказался здесь и был восхищен дизайном экспозиций, который был одновременно простым и в то же время уникальным. На стеллажах были выставлены готовые работы, которые на фоне черно-белых стен представали в самом выигрышном свете: эффектными, дорогими, роскошными.

Джош коснулся ожерелья из драгоценных камней и закрыл глаза, представляя, как застегивает его на шее Грейс… Потом перевел взгляд в ту сторону, где она сидела с Эбби, Они что-то сосредоточенно просматривали на компьютере, близко наклонив головы.

Будто почувствовав на себе его взгляд, Грейс подняла глаза на Джоша и слегка нахмурилась. Затем Эбби что-то спросила, и она снова сосредоточила внимание на мониторе компьютера.

Поузи захныкала.

– Что такое, мой ангел? – Джош наклонился над коляской.

Девочка удостоила его улыбки и оживленного взмаха ручками. Неужели она так скоро научилась узнавать его? Хотя, скорее всего, хныкает она совсем по иному поводу.

– Грейс, Поузи нужно сменить подгузник.

– Все, что нужно, ты найдешь в сумке, – ответила она, даже не повернувшись к нему и не отрывая взгляда от компьютера. – Там салфетки, чистые подгузники, присыпка, пластиковая коробка для использованных подгузников.

– Но…

– Туалет расположен позади моего кабинета, – наконец Грейс все-таки повернулась к нему и удивленно подняла бровь, смотря на него с вызовом. Разве Джош недавно не заявлял о том, что намерен стать Поузи настоящим отцом? Почему бы не начать практиковаться в этом прямо сейчас? – Чтобы переодеть ее, положи пару полотенец на мой рабочий стол.

У Джоша было только два выхода: сдаться на милость Грейс или самому поменять подгузник. Отпустив тормоза на детской коляске, он вкатил ее в кабинет Грейс и закрыл за собой дверь. Для подобной процедуры свидетели ему были не нужны.

Джош озадаченно посмотрел на Поузи. – Я впервые в жизни буду менять подгузник, детка, – предупредил он, – так что прояви снисходительность…

Грейс наблюдала за тем, как Джош вкатывает детскую коляску в ее кабинет, затаив дыхание. Когда за ним закрылась дверь, она облегченно вздохнула.

– Слава богу, – сказала Эбби. – У него есть в этом опыт?

– Не думаю.

Джош был вне себя от радости, когда справился с порученным заданием. Он чувствовал себя измученным и в то же время словно гора упала с плеч. С малышкой на руках Джош продолжил осматривать магазин Грейс, некоторое время постоял возле эскизов будущих работ, внимательно рассматривая их.

Наконец, он вернулся в комнату, где находились Грейс и Эбби.

– Все в порядке? – спросила Грейс и протянула руки к Поузи, потому что уже закончила все обсуждения с Эбби.

– Еще бы, можешь не сомневаться, – бодро ответил он, передавая ребенка Грейс.

Потом взял в руки только что законченную Грейс диадему и стал любоваться игрой камней на свету.

– Красиво, – наконец произнес он. Грейс ничего не ответила, и он повернулся к ней. – И часто тебе заказывают диадемы?

– Заказы поступают только от невест.

Он почувствовал себя неловко, но жалеть о сказанном было уже поздно. Нельзя и скоро заканчивать разговор об этой диадеме, иначе Грейс заподозрит неладное.

– Какие камни ты здесь использовала? – Он сделал вид, что его весьма заинтересовала тонкая огранка.

– Жемчуг, розовые нефриты и кварц. Такие же украшают платье невесты. А еще кристаллы Сваровски.

– Повезло же невесте, – одобрил он, осторожно кладя украшение на место. – Много воды утекло с тех пор, как ты сделала свое первое простенькое ожерелье.

– Да, Джош, много, – многозначительно произнесла Грейс, укладывая Поузи в коляску. Потом повернулась к девушке: – Если тебе что-нибудь понадобится, Эбби, позвони мне. А если захочешь разработать собственный дизайн какого-нибудь украшения, можешь воспользоваться моей чертежной доской.

– Она хороший мастер? – поинтересовался Джош, когда они с Грейс, и Поузи направились в парк. Он изо всех сил старался выбросить из памяти упоминание о невесте при разговоре о диадеме.

– У нее настоящий талант. В этом году я намеревалась предложить ей организовать выставку. Это будет ближе к Рождеству, когда все ищут в подарок нечто особенное…

– А сейчас не хочешь ей этого предлагать?

– Я сейчас не готова давать каких-либо обещаний, потому что на первом месте у меня Поузи. Пока я не могу строить планов на будущее.

– Кажется, вы отлично работаете вместе. Ты явно доверяешь ей. Она всерьез собралась сделать себе карьеру ювелира-дизайнера или это просто ее хобби, позволяющее зарабатывать деньги?

– Она пришла ко мне заниматься после того, как развелась с мужем. Эбби говорила, что для нее это была настоящая психотерапия. У нее есть основная работа, и особой нужды в деньгах нет. Но ты прав, для нее это стало увлечением.

– Мне кажется, из нее получится отличный партнер:

Грейс остановилась и непонимающе уставилась на него:

– Партнер?

– Вы могли бы разделить заказы поровну, равномерно распределить между собой нагрузку и удвоить прибыль, – объяснил он. – Ты никогда об этом не задумывалась?

– Теперь я понимаю, почему ты стал магнатом и летаешь на собственном самолете, а я по-прежнему топаю по бренной земле пешком.

– Едва ли так можно сказать. Тебе удалось повысить свое мастерство и обрести собственных клиентов, – произнес он, беря ее под руку, когда они переходили улицу и входили в парк. Внезапно до Джоша донесся аромат жареного лука, и он понял, что проголодался. – Тебе с горчицей или с кетчупом?

– Что? – не поняла поначалу Грейс, но, проследив за его взглядом и заметив витрину с хот-догами, отрицательно качнула головой; – Не хочу…

Джош посмотрел на нее неодобрительно:

– Уже пора обедать. Тебе нельзя пропускать прием пищи.

– Сейчас всего половина двенадцатого, – возразила она, потом лукаво прищурилась, как непослушная школьница, и прибавила: – С кетчупом, но без лука, а еще я буду чипсы, если они у них есть.

– Я догоню вас, – пообещал он, передавая Грейс коляску.

В этот день в городском парке прогуливалось много молодых мамочек с детьми. Грейс пошла по тропинке в сторону пруда. Джош уже не мог ее видеть. Не важно, он все равно найдет их с Поузи. Сто лет прошло с тех пор, как они ели вместе с ним хот-доги в парке.

Кажется, это было во времена учебы Джоша в университете. Тогда он приехал домой на каникулы…

Пытаясь вспомнить это, Грейс рассеянным взглядом скользила вокруг, когда внезапно в поле зрения попал маленький мальчик, балансировавший на самом краю крутого берега пруда. Ребенок пытался достать мяч, который с каждой новой волной все дальше уносило от него.

Отпустив ручку коляски и похолодев от ужаса, Грейс едва-едва успела схватить его за свитер.

– Что ты затеял, парень? – спросила она, притягивая его к себе.

– Я не могу прийти домой без мяча, папа убьет меня, – ответил тот.

– Не говори глупостей, – сказала Грейс, стараясь избавиться от жгучего желания лично задать мальчишке трепку.

– Ну, если не он, тогда брат. Это его мяч. – Взглянув на Грейс большими карими глазами, мальчик жалобным голосом прибавил: – Вы ростом больше меня и могли бы достать его.

Оба какое-то время наблюдали за тем, как легким ветром мяч все больше удаляется к центру пруда.

– Его невозможно достать, – наконец констатировала Грейс.

– Мисс, вы можете сломать ветку с куста, – с надеждой взглянув на нее, предложил мальчик.

Однако Грейс понимала, что это не поможет достать мяч. Требовались более радикальные меры.

Хотя она ни на мгновение не поверила в то, что отец или брат мальчика убьют его из-за потерянного мяча, было ясно: стоит отвернуться, как мальчишка снова полезет за мячом и может свалиться в пруд. Оставив коляску с Поузи у скамейки, Грейс сняла туфли, закатала брюки повыше и, поручив мальчику присматривать за коляской, вошла в воду.

Стайка диких уток, нетерпеливо круживших возле берега в ожидании хлебных крошек, шарахнулась от мяча в разные стороны, отчего его унесло еще дальше к центру водоема.

– Обойдетесь без хлеба, – тихо сказала Грейс уткам и, тяжело вздохнув, ступила в ледяную воду. Она изо всех сил отгоняла мысли о скользком иле, по которому ступала, направляясь к центру пруда. Интересно, удастся ли дойти до мяча, не поскользнувшись? Подходя ближе к мячу, Грейс схватилась за ветку куста, чтобы сохранить равновесие.

Джош, держа на бумажном подносе чай, хот-доги и чипсы для Грейс, резко остановился, увидев стоящую у скамейки коляску с Поузи. Рядом находился маленький мальчик и держал ручку коляски. Недалеко от него на земле лежали туфли Грейс, которая вышагивала по пруду с закатанными выше колена брюками.

– Что ты вытворяешь, Грейс? – грозно спросил Джош.

Она взглянула на мяч и подумала, что зря сняла туфли. Ее ноги так окоченели, что уже не чувствовали дна.

– Вот, решила поплавать, – ответила она, даже не повернувшись к нему лицом. Грейс боялась, что, сделав резкое движение, поскользнется. – Почему бы тебе тоже не закатать брюки и не присоединиться ко мне? Вода просто замечательная.

– Я бы так и сделал, если бы при этих словах ты не клацала зубами от холода.

– Вредина, – произнесла она, не сводя взгляда с мяча и продвигаясь к центру пруда. Вода доходила ей уже выше колена, закатанные брюки намокли.

Наконец Грейс добралась до мяча. Она отпустила ветку куста, за которую держалась, схватила мяч и внезапно поскользнулась. Спустя мгновение Грейс пришла в себя и поняла, что по самые подмышки сидит в ледяной воде, крепко прижимая мяч к груди.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Джош поставил поднос на скамейку, залез в воду и, подхватив Грейс за руки, поднял ее на ноги.

– Извини, что задержался, – произнес Джош, стараясь не стучать зубами от холода. – Пришлось ждать, когда поджарят чипсы.

– Это означает, что чипсы свежие, – ответила Грейс, – когда они горячие. Ты помнишь?

– Ты любила с солью и уксусом, – проговорил Джош и внезапно улыбнулся, а затем рассмеялся.

Ребенок с берега удивленно смотрел на двух странных взрослых, которые, стоя по колено в ледяной грязной воде пруда, разговаривают о чипсах.

В голове Джоша пронеслась череда картинок прошлого, быстро сменяя один эпизод другим. Он никогда не забывал ничего из того, что было связано с Грейс. И как она неуклюже поджала ноги, впервые спрыгивая с его мотоцикла, на котором он ее катал.

Джош помнил, какой счастливой она была после своей первой дискотеки.

Феба попросила его присмотреть за Грейс. Поначалу Джош согласился неохотно, ибо не жаждал становиться нянькой. Но, увидев полный восторг в глазах четырнадцатилетней девочки, которая впервые от души натанцевалась, даже позавидовал ей.

Не забыл он и того, как купил ей щенка и как Грейс кинулась обнимать его и расплакалась. И как, удивляясь его вкусу при выборе подружек, музыки или одежды, она забавно округляла глаза. Он не забыл ее умения слушать его, когда он рассказывал ей о своих мечтах…

А еще он помнил ее спящей на смятых простынях в его комнате.

Грейс постоянно была в его мыслях. Стоило Джошу подумать о доме, любая мысль оказывалась связанной с ней. Образ Грейс словно навсегда отпечатался в его мозгу.

– Я помню, – произнес он, глядя, как ее губы едва заметно дрогнули в улыбке. – Итак, значит, ты с удовольствием поплавала? Правда вода сегодня немного прохладная.

– П-прохладная? – рассмеялась она, крепко сжимая в руках мяч, доставшийся такой непростой ценой.

Джош взял его, повернулся и бросил мальчику:

– Держи! И в следующий раз играй подальше от воды.

Ловко поймав мяч, мальчик убежал.

– Он д-даже не поблагодарил тебя, – заметила Грейс с улыбкой, стуча зубами от холода.

– Наверное, понял, что ему несдобровать, – предположил Джош, снимая листок с плеча Грейс, затем взял ее за руки и помог выйти на тропинку. Сняв пиджак, он набросил его на плечи Грейс.

– Он же испачкается! – запротестовала она.

– И будет идеально сочетаться с перепачканными брюками и ботинками. А теперь возьми, выпей, – произнес он, протягивая бумажный стаканчик с чаем. Они уселись на скамейку и принялись пить чай и есть хот-доги. – Хочешь чипсы? Мм, очень вкусно.

Грейс состроила страдальческую гримасу.

– Мне нельзя. – Она, облизнув губы, жалобно посмотрела на аппетитные горячие чипсы. – Это из-за кормления.

– Ты права. – Он нарочито медленно взял несколько чипсов и понес себе ко рту.

– Хотя, думаю, несколько штук не повредит…

– Тебе лучше? – спросил он несколько минут спустя, когда она вытерла пальцы о бумажную салфетку.

– Замечательно себя чувствую, – сказала она, поднимаясь со скамейки и бросая мусор в мусорную корзину.

Джош достал сумку из-под детской коляски, вынул оттуда хлебные сухарики и бросил горсть сухариков уткам. Птицы принялись жадно склевывать их с поверхности воды.

– Маленькие обжоры попрошайки. Они совсем не обучены хорошим манерам.

– Хотя именно за это я их и люблю, – продолжала Грейс, глядя на Джоша, волосы которого ерошил ветерок.

Намокшая рубашка прилипла к его мускулистым плечам. Его брюки были перепачканы тиной, ботинки намокли.

– Они летят туда, куда хотят. Им не нужно притворяться и просить.

Грейс больше не хотела думать о тех качествах уток, которые, к сожалению, не были присущи ей, поэтому принялась рассказывать Джошу о том, как однажды Феба скормила весь хлеб уткам. Она сделала это не для того, чтобы удивить Грейс, а дабы насолить своей матери.

– Ты хочешь сказать, что идеальная во всех отношениях Феба когда-то была невыносимым подростком? – удивленно спросил Джош.

– Конечно. – Она улыбнулась. – Однажды она сбежала, когда мы собирались в дорогу. Она уехала на автобусе в город и не вернулась до наступления темноты, заставив таким образом всех остаться на прежнем месте еще на одну ночь.

– Могу поспорить, что о ее упрямстве скоро стало известно всем.

– Большинство детей любили ее за свободолюбивый нрав, но Фебе просто хотелось иметь хороший дом. После этого мама попросила кого-то из школы, чтобы Фебе предоставили работу. Она стала зарабатывать небольшие деньги, жить отдельно от нас и учиться в местном колледже. Феба больше не вернулась к матери.

– А ты? Чего хотела ты?

– Сама не знаю.

Хотя Грейс подозревала, что мать решила оставить ее с Фебой из-за желания сбросить с себя бремя расходов.

– Спасибо, что напомнил мне о сестре. Будь она идеальной во всем, с ней было бы неинтересно.

– Думаешь? – Он взял ее за руки и легонько сжал их. – Ты совсем другая, Грейс. Ты прирожденный даритель. Тебе нравится кормить уток, заниматься детьми, доставать им из воды мячи, спасать от отчаяния бесплодную сестру. Ты всегда и всем приходишь на помощь. – Он большими пальцами погладил ее изящные пальцы. – Кстати, насчет подарков. Тебе нужно обручальное кольцо, Хочешь смастерить его сама? Или ты позволишь мне выбрать для тебя кольцо в магазине?

– Кольцо не нужно, – сказала она, подумав о том, что обручальное кольцо – символ вечной и взаимной любви. Потом Грейс подумала, что может показаться неблагодарной. – Мне кажется, в нашем случае говорить о кольцах неуместно.

– Из-за того, что мы торопимся со свадьбой?

Едва переговорив с адвокатами, Джош понял, что должен делать. Возможно, он понимал необходимость заключения брака с самого начала. Он твердил себе о том, что их брак – сделка, оформленная документально, которая позволит Грейс оставить ребенка у себя. Джош не намеревался повторять ошибку и жениться снова на той, которая хотела от него больше, чем он мог ей дать.

Однако, когда он увидел Грейс по колено в пруду, а затем падающей в воду с беспомощный видом, в мозгу у него словно что-то щелкнуло. Ему не нужен фиктивный брак, он хотел быть рядом только с Грейс. И так было всегда.

Сейчас, несмотря на сомнения в ее голосе, он жаждал обнять ее, поцеловать и убедить в том, что она не права, услышать звонкий веселый смех. Ему всегда хотелось сказать, что главной его мечтой было и остается желание сделать ее счастливой. Джошу не терпелось поведать о своем намерении подарить ей детей, о которых она так мечтала, любовь, страсть, единение душ и тел.

Вместо этого Джош поступил наоборот. Грейс вряд ли поверит ему. Через две, максимум через три недели Джош снова окажется на другом конце планеты, а Грейс останется одна, обустраивая жизнь своей маленькой дочки. А Джош так и будет приезжать и уезжать, как заблагорассудится, наслаждаясь подобной жизнью.

Единственный бескорыстный поступок, который мог совершить Джош, так это отдать ей дочь, а также дом, в котором Грейс с Поузи жили бы и чувствовали себя в безопасности.

Грейс заслужила счастье. Ей все должны быть благодарны: и Майкл, и Феба, и, прежде всего, Джош.

– Люди нас поймут, – сказал он.

Грейс, не отнимая рук из ладоней Джоша, поняла из его слов только одно.

Он поступал так не ради себя, а ради нее. Джош был воплощением всего, чего только могла желать Грейс. Теперь у них обоих имеется общая цель, которая объединит их сильнее, нежели скоротечная страсть.

– Когда мы поженимся? – спросила она.

– Я хотел бы сделать это до моего отъезда.

Грейс вспомнила, как по унаследованной от Майкла привычке Джош готовился к отъезду, всякий раз составляя список нужных дел. Он записывал на бумаге все необходимые действия, чтобы ничего не забыть.

А Грейс, конечно же, подражала своему герою, также составляя списки нужных дел.

Она считала это разумным подходом к делам. Подобное отношение к работе позволяло сосредоточиться на самом важном. Однако осознание себя и собственной свадьбы очередным пунктом в списке важных дел Джоша ей не нравилось.

– Давай я сама все организую. – Она вздрогнула, чувствуя себя униженной. – Я позвоню регистратору в мэрию, когда мы вернемся домой, и все выясню.

– Подумаем об этом позже. Нужно скорее идти домой, чтобы ты переоделась.

Вернувшись домой, они оставили намокшую и испачканную одежду в комнате для стирки. Грейс повесила пиджак Джоша на вешалку, чтобы после его почистить. Джош снял ботинки, носки он бросил в раковину. Грейс в это время расстегивала пуговицы на своем жакете.

– Позволь мне помочь, – сказал он, наклоняясь к ней. Грейс уставилась на его густые, темные, взъерошенные ветром волосы.

Расстегнув жакет, он снял его с нее и повесил на доску для сушки белья. Она по-прежнему едва переводила дыхание, расстегивая пуговицу на брюках. Вот, наконец, и молния на брюках расстегнута.

– Я справлюсь сама, – сказала Грейс, отталкивая руки Джоша, который принялся расстегивать ее блузку. Он явно считал, что она не в состоянии раздеться самостоятельно.

– Уверена? – спросил он.

– К-конечно… – произнесла Грейс, решив, что лучше уж оборвать все петли и пуговицы на блузке самой, но не позволить Джошу прикасаться к себе. – Если ты оставишь свои брюки, я попрошу их постирать…

После этих слов во рту у Грейс пересохло. Джош стал неторопливо расстегивать свои брюки.

Неужели он не понял, что нужно было сделать это после того, как она выйдет? Взявшись за ручку двери, Грейс открыла ее и вышла в кухню. Повернувшись, увидела свою мать, возившуюся с овощами. В кухне также находилась и мать Джоша, которая пристально разглядывала Грейс.

Молодая женщина замерла на пороге, от смущения не зная, что сказать. Джош слегка подтолкнул ее в кухню, затем вкатил туда же коляску с Поузи. Оглядевшись, он произнес:

– Мне кажется, сейчас самый подходящий момент, чтобы объявить вам наше решение. Мы с Грейс поженимся сразу же, как только все будет готово к свадьбе.

Мать Джоша отреагировала первой.

– Вы поженитесь? Что ж, поздравляю, Грейс. Во всяком случае, ни у кого не возникнет вопросов, отчего такая спешка со свадьбой. Ведь у вас уже есть ребенок. – Увидев, что Грейс все еще никак не может справиться со смущением, она повернулась к Джошу. – Думаю, фамильный перстень моей бабушки великолепно подойдет в качестве обручального кольца.

Едва войдя в кухню, Джош тут приготовился к возможной словесной перепалке с матерью, но внезапно увидел глаза Грейс. Он понял, что, защищая Грейс и Поузи, позабыл кое о чем важном. Несмотря на усердие пластических хирургов, отлично наложенный макияж и умопомрачительно дорогую одежду, мать Джоша была хрупкой, ранимой, до отчаяния несчастливой женщиной, которая недавно похоронила своего старшего сына, брошенного ею несколько лет назад.

– Не могли бы вы присмотреть за Поузи, миссис Кингсли? – спросила Грейс. – Мне нужно принять душ.

Джош поймал себя на мысли, насколько Грейс похожа на Фебу своей мягкостью характера и желанием сохранить мир. Она была из тех, кто не помнит зла. Это с Майклом они никогда не прощали своих врагов. Неужели его мать тоже враг? И он так и сохранит в душе свинцовый груз обиды на нее до своих последних дней?

Сделав над собой усилие и подкатив детскую коляску к матери, Джош коснулся ее плеча и произнес:

– Я отнесу твой чемодан наверх. А пока вы с Доун пообщаетесь с внучкой.

За эти слова он удостоился улыбки от Грейс.

– Мама… – осторожно начала Грейс, желая разрядить напряженную атмосферу. – Тебе нечего сказать по поводу услышанного?

– Если только… Что случилось с твоей одеждой?

– Что ты ищешь?

Грейс посмотрела на свою мать, которая стояла в дверях кабинета.

– Я ищу свое свидетельство о рождении. Я знаю, что оно где-то здесь, потому что, когда оформляла загранпаспорт для поездки во Францию еще в школе, брала его отсюда.

– Не знала, что ты была во Франции. Ты никогда не говорила об этом.

– Я никуда не ездила…

Грейс вспомнила, что перед той поездкой провела целую неделю в панике. Она радовалась путешествию, как и все ее одноклассники, однако в глубине души совсем не восхищалась перспективой возвращаться в социальный приют. Ведь там ее будет ждать не Феба, а незнакомый человек…

– В то утро, когда был назначен отъезд, я заболела, поэтому не поехала, – сказала она.

– Жаль.

– Всякое бывает… – Она снова посмотрела в ящик стола, увидела папку со своим именем, достала ее, положила на стол и открыла. – Боже правый!

– Что такое?

– Здесь есть все сведения обо мне.

Во всяком случае, в папке была собрана вся информация с момента, как Грейс поселилась в доме Майкла и Фебы. Здесь была переписка с социальным приютом, официальное разрешение на попечительство Грейс и ее проживание в доме зятя и сестры. Тут же находились медицинские отчеты о безуспешных попытках Фебы забеременеть, табели об успеваемости Грейс. Ее удивило, насколько все сведения были подробны и систематизированы.

Она обнаружила в папке свою медицинскую карту, паспорт и свидетельство о рождении. Достав метрику, она положила ее на стол и принялась рассматривать. Грейс казалось, что она читает не про себя, а про кого-то другого.

«Дата и место рождения: 28 июля 1980 года, ферма Даккет, Литтл-Хинтон».

Вообще-то Грейс родилась в фургоне, который незаконно остановился на поле, на ферме Даккет. Ей сотни раз рассказывали об этом. Она знала наизусть о том, что жена владельца фермы по имени Грейс Даккет, которая, вопреки запретам мужа пускать на их земли дикарей-путешественников, разбила на поле своеобразный кемпинг. Она была настолько добра и любезна, что Доун решила назвать родившуюся дочь не Авророй в честь своей матери, а Грейс. Будучи маленькой, Грейс жалела, что ей не досталось такое красивое имя. Зато теперь очень радовалась тому, что ее все-таки зовут Грейс. Полное имя звучало как Грейс-Луиза.

– В честь кого меня назвали Луизой? – Она повернулась к матери.

– Это была одна из женщин в нашей компании. Она продавала травяной чай и помогала мне при родах.

– Я ее не помню.

– Ты и не можешь помнить. Она встретила какого-то мужчину на Музыкальном фестивале и стала жить с ним где-то недалеко от Базинггстроука.

– Понятно… – Грейс снова углубилась в документ.

«Отец: Стивен Биллингтон, резчик по дереву. Мать: Доун Макалистер».

– Тебе что-нибудь известно о моем отце? Ты когда-нибудь обращалась к нему за алиментами?

Ее мать покачала головой.

– Зачем мне его помощь? Он нашел себе другую женщину, у них родился ребенок. И потом, у него никогда не было и гроша в кармане. Это тяжело, но такова жизнь, Грейс. – Она улыбнулась. – Я его слишком любила, чтобы удерживать около себя.

Грейс подумала, что мать с такой же легкостью отпустила от себя и Фебу, и ее.

– А я вот не могу отпустить от себя Поузи, – проговорила Грейс. – Я уже и так слишком многое потеряла…

– Я останусь с тобой столько, сколько хочешь, – пообещала мать. – Когда ты выйдешь замуж…

– Этот брак всего лишь сделка, – произнесла Грей, честно глядя ей в глаза.

– Для Джоша – возможно. – Доун коснулась ее плеча. – Ты же всегда была к нему неравнодушна, Грейс.

Что она могла ей ответить? Отрицай Грейс правду, ничего бы не добилась и ни в чем не убедила бы мать.

– Мне кажется, что такая спешка со свадьбой просто неприлична. Ведь совсем недавно прошли похороны Майкла и Фебы. Словно мы собрались сплясать на их могилах.

– Жизнь не заканчивается со смертью близких людей, Грейс. После нее всегда наступает возрождение.

– Банкета не будет. Мы решили, что десятиминутной церемонии в мэрии будет вполне достаточно, – резко ответила Грейс и добавила уже мягче: – Джош должен возвращаться в Австралию как можно скорее. Он недавно подписал контракт с одной из фирм в Китае.

– Ты поедешь с ним?

– Он будет переезжать с места на место, а у меня здесь остается дом и мой бизнес…

– Значит, потанцевать на твоей настоящей свадьбе мне придется нескоро.

– Но так будет разумнее, – заметила Грейс. – Тем более что ты должна вылечить свое бедро.

Мать громко рассмеялась в ответ на ее слова, потом спросила:

– А что ты наденешь на церемонию?

– Я совсем не думала об этом.

Грейс просто не хотела думать о свадебном наряде. Когда-то она мечтала сделать себе свадебную диадему, но, похоже, эта мечта не осуществится. Но все равно Грейс тайком представляла, как выйдет в сказочно красивом платье за мужчину своей мечты.

– Все это не важно. Ты искала меня, чтобы поговорить о чем-то?

– Ах да… – Доун открыла книгу, которую держала в руках, и вручила Грейс. – Мне пришла в голову мысль, как можно достойно увековечить память Фебы и Майкла. Может быть, выгравировать на могильной плите цитату из стихотворения Элизабет Баррет Браунинг…

Грейс сразу вспомнила то стихотворение, про которое говорила мать. Еще подростком она выучила его наизусть. Грейс и сейчас могла прочесть его без запинки.

– «Сказать, как я люблю тебя? Позволь мне рассказать…»

Прикрыв глаза, Грейс принялась вполголоса читать стихотворение. Когда она уже собиралась прочесть последние строки, то услышала голос Джоша:

– «…и, если Бог решит, любовь моя продлится даже после смерти».

Грейс открыла глаза и увидела его стоящим почти вплотную к ней. От неожиданности она покачнулась в его сторону.

– Осторожно, – произнес он, удерживая ее. – С закрытыми глазами легко потерять равновесие.

– Со мной все в порядке, – поспешила ответить она.

Спустя мгновение Джош отпустил ее, взял у нее из рук книгу и обратился к Доун:

– Последняя строчка отлично подойдет.

– Я тоже так думаю.

– Доун, ты понимаешь, почему мы с Грейс так скоро решили пожениться?

– Вы хотите, чтобы у Поузи была семья, – улыбнулась Доун. – Это благородный поступок, которым вы оба можете гордиться. – Она дотронулась ладонью до щеки Джоша. – Вы имеет право быть счастливыми.

– Мама… – многозначительно подняла бровь Грейс, опасаясь, что та, заговорив о чувствах дочери, выдаст ее истинное отношение к Джошу. – Я позвонила регистратору, Джош. Нам нужно собрать документы. Свидетельства о рождении…

Он кивнул:

– Все мои документы хранятся дома. Я попрошу Анну, чтобы она сегодня же отправила их с курьером сюда.

– Отлично. Все, что нам нужно, это подать документы, и через шестнадцать дней нас распишут.

– Шестнадцать дней? Я думал, что это случится уже через неделю…

– Для тебя это слишком долгий срок? Обычно после подачи документов до регистрации приходится ждать намного дольше. Если тебе это неудобно, мы можем подождать…

Джош положил книгу на стол и взял свой электронный ежедневник.

– Посмотрим, – произнес он, собираясь проверить расписание. – Сегодня двадцать седьмое… Двенадцатого июня я свободен. Пятнадцатого я должен быть в Пекине… Можно перенести на несколько недель вперед мои поездки в Лондон…

Когда Джош поднял глаза, то наткнулся на пристальные взгляды Доун и Грейс.

– Пойду-ка лучше посмотрю, чем занята Лаура. – Доун взяла книгу и направилась к двери. Джош не сводил взгляда с Грейс.

– Ты наверняка считаешь меня бесчувственным? – спросил он, едва за Доун захлопнулась дверь. От него не укрылось, что в тот момент, пока Грейс читала стихотворение, на ее лице отразилась целая гамма эмоций.

Он слишком хорошо знал Грейс. Она никогда первая не заговорит о своих чувствах. Ему вспомнилось, как много лет назад, собираясь в новую школу, она храбрилась перед Фебой, хотя в душе умирала от страха. Непросто появиться в классе посреди четверти, когда коллектив уже сформирован.

Вот и сейчас она старается скрывать свои чувства. Недавно Грейс пришлось в одиночку справляться с потерей, а теперь еще Джош донимает ее своей расчетливостью.

Он пожалел, что она спокойно воспринимает его поведение. Могла бы устроить ему разнос по поводу того, что он ставит во главу угла свою работу, а не интересы дочери. Ему следовало перенести деловые встречи, уверить китайских партнеров в том, что он занимается сейчас бюрократической возней, необходимой для выполнения контракта.

Удивительно, насколько преобразилась Грейс, читая стихотворение. У нее было лицо счастливой женщины, влюбленной в мужчину, готового на все ради нее.

– Тебе не обязательно отвечать на мой вопрос, – произнес он, так и не дождавшись ответа. – Я знаю, что ты скажешь.

Грейс вздохнула:

– Все нормально, Джош. Не стоит притворяться со мной. Мы оба знаем, что ты делаешь все это ради того, чтобы Поузи осталась со мной. Я в самом деле тебе очень благодарна.

О каком притворстве она говорит? Зачем ему ее благодарность?

– Черт возьми, Грейс, меня не надо благодарить!

Отвернувшись от нее, он провел рукой по волосам, затем сцепил на затылке пальцы, чтобы умерить жгучее желание прикоснуться к ее милому лицу. Если он проговорится о своих истинных чувствах к Грейс, ничего хорошего из этого не выйдет. Но и молчать о переполнявших его эмоциях было свыше его сил.

– Наоборот, это я тебя должен благодарить, и мне давно надо было сказать об этом, – Опустив руки, он повернулся к ней. – Ты мать моего ребенка, и я сделаю все, чтобы ты была счастливой. – Он приложил ладонь к сердцу и, глядя на нее, с искренним чувством добавил: – Клянусь.

Грейс несколько озадаченно посмотрела в его глаза.

– Ты сделаешь все? – недоверчиво спросила она.

– Абсолютно, – произнес он со всей убедительностью, на которую был способен. Затем тихим голосом прибавил: – Чего именно ты хочешь, Грейс?

– Ну, я подумывала, может, нам следует устроить свадебную церемонию где-нибудь за пределами мэрии.

Ее слова оказались настолько неожиданными, что он молчал, не зная, как ответить.

– Ведь туда мне пришлось идти, чтобы зарегистрировать смерть Майкла и Фебы…

Грейс умолкла, не в состоянии найти подходящих слов, чтобы выразить переполнявшие ее чувства.

Она не должна была даже просить Джоша об этом. Он обязан был сам обсудить этот вопрос.

– Извини, Джош. У тебя много дел, а я достаю тебя своими мещанскими сентиментальностями, которые совсем не важны…

– Прекрати! – Он обнял и крепко прижал ее к себе. – Это важно для тебя, а значит, и для меня. Мне следовало все это обговорить с тобой или догадаться самому, чего ты не захочешь.

Наклонившись, он посмотрел в ее лицо:

– Мы устроим свадебную церемонию там, где ты пожелаешь.

– Спасибо, – произнесла она и улыбнулась, как в тот раз, когда он решил прокатить ее на мотоцикле и вручил ей шлем. В тот момент он будто отдал ей часть своей жизни…

– Я уверена, что нам удастся организовать церемонию без белых голубей и скрипичных квартетов, – прибавила она и взглянула на него так, словно он был ее принцем на белом коне. У Джоша мелькнула надежда па то, что, возможно, их брак окажется не простой бумажной формальностью.

Его одолевало почти невыносимое желание поцеловать Грейс. Почему она не может или не хочет понять, что если наберется храбрости и доверится ему, то…

Доверие. Именно этого пока не мог добиться от Грейс Джош. Однажды она это уже сделала. А он провел с ней ночь и бросил ее.

Прежде Джош находил достаточно веские оправдания. Однако теперь вынужден был признать, что хотел всего лишь прикрыть собственные страхи. Потому что боялся, что его юношеские амбиции окажутся у ног девочки, которой требовалось больше, чем он мог ей дать. Именно это опасение стало причиной того памятного бегства Джоша из дома в рассветный холод.

Чтобы Грейс снова стала ему доверять, должно пройти немало времени. Следует много совершить, так что с поцелуями придется подождать.

– Почему ты настроена против голубей, Грейс?

– Ну… – начала она с серьезным видом, – во-первых, они совсем не похожи на уток…

Покачав головой, она снова одарила его своей сводящей с ума улыбкой:

– Ты понимаешь, о чем я говорю?

– Кажется, – выдавил он. – Ты не желаешь помпезности.

– Наверняка и ты сам ее не захочешь. Тем более что как только все документы будут подписаны, ты улетишь в Китай.

Джош совсем не задумывался о том, что может произойти после их с Грейс свадьбы. Теперь же эта мысль неотступно преследовала его. Стоило ли ждать Грейс каких-либо клятв от него, после которых они разойдутся в разные стороны? Джош соберет свой чемодан, закажет такси и направится в аэропорт. Подобная перспектива настолько шокировала его, что он произнес:

– Возможно, я улечу не сразу же. Ну, хотя бы отправлюсь в Китай на следующее утро. Хотя бы ради приличия, – прибавил он, когда Грейс нервно вздрогнула. – Мы оба знаем, что свадебная церемония будет обыкновенной формальностью, но незачем сообщать об этом всему миру. К слову, мне кажется, что твоей матери захочется для дочери настоящей свадьбы.

– Разве? – недоверчиво вскинула она глаза в ответ. – И что ты предлагаешь?

– Между тихой свадебной церемонией и незаметной, свадебной церемонией существует некоторый нюанс.

Под незаметной свадебной церемонией Джош понимал тихую скромную вечеринку, о которой никто не станет вспоминать. Внезапно он ощутил желание, чтобы об этом событии узнал весь мир. Если раньше Джош негодовал по поводу того, что его имя полоскали на страницах желтой прессы, то теперь ему не терпелось стать персонажем светской хроники.

– Итак, нам нужны свидетели. По традиции мне следует быть на свадьбе с шафером, – произнес он. – Ты не против, если Поузи будет подружкой невесты?

– Подружкой невесты? Вообще-то подружка невесты находится рядом с ней на девичнике, помогает наносить макияж, несет шлейф платья и ловит букет невесты.

– Что-нибудь одно из перечисленного тобой она точно сможет сделать. Поузи придется всего лишь немного помочь.

– Я так не думаю, – возразила она.

– Не спорь, Грейс. Розовое платье с рюшами будет ей к лицу.

– Перестань, – отмахнулась та, стараясь не рассмеяться, отчего у нее на щеке появилась ямочка.

Как мог Джош позабыть об этой милой ямочке на ее щеке?

– Считаешь, что розовый цвет чересчур консервативен?

– Думаю, тебе не захочется услышать мой ответ. Знаешь, Поузи когда-нибудь припомнит тебе это. Дай ей только подрасти, и она заявит, что ты ущемила права своей дочери на собственной свадьбе… Кстати, где она?

– Спит, – твердым голосом ответила Грейс, и на щеке снова появилась ямочка. – Я отнесла ее после обеда наверх, чтобы никто ее не беспокоил.

Едва произнеся это, она услышала через монитор от рации из детской тихое похныкивание Поузи.

– Уже не спит, – проговорила Грейс. – Я должна идти.

Джош схватил ее за руку.

– Позволь мне организовать нашу свадьбу, Грейс. Я обо всем позабочусь.

– А разве ты не собирался на всю следующую неделю по делам в Лондон?

– Все, о чем тебе нужно подумать, так это о наряде, – ответил он, пропустив колкость мимо ушей. – Поверь мне.

– Хорошо. Тогда я отправлю в чистку твой темно-синий костюм. Он отлично подойдет для свадебной церемонии.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

На мгновение Джош в самом деле поверил словам Грейс. Затем она рассмеялась и сказала:

– Я собираюсь искупать Поузи. Если ты пообещаешь больше ни слова не говорить о том, что она будет подружкой невесты, я доверю тебе развлекать Поузи пластиковыми уточками во время ее купания.

– То есть это означает, что я могу помочь тебе? – спросил он.

– Ты ведь уже менял ей подгузник. Пора научиться купать ее. Если только ты не занят.

– Не занят… Спасибо.

– Пока благодарить меня не за что.

– И насколько сложен этот процесс? – с улыбкой спросил он, удостоившись очередной улыбки от Грейс.

Его слова показались ей забавными, но Джошу было все равно. Он готов валять дурака сколько угодно, лишь бы Грейс почаще вот так улыбалась.

Вообще-то это было не так уж и сложно. Находясь рядом с ней и Поузи, Джош сразу же преображался.

– Ты раздень ее, а я пока наберу воды в ванну, – сказала Грейс.

Легко сказать, да сделать трудно, подумал Джош. Он все еще возился, неуклюже расстегивая мелкие пуговички на распашонке Поузи, когда Грейс, уже налив воды в ванночку, стояла и наблюдала за ним.

– Если вы не поторопитесь, то вода остынет, – предупредила она, прислонившись к дверному косяку, определенно наслаждаясь тем, с какими предосторожностями Джош раздевает младенца.

– Я и так тороплюсь, – запротестовал он. – А вот Поузи забавляется.

Руки Джоша были слишком большими, а Поузи – чересчур крохотной, а ее кожа очень нежной.

– Какая маленькая, – произнес он.

– Да, брось ты. Она настоящая громадина, – не согласилась с ним Грейс, беря Поузи на руки. Поцеловав девочку, она осторожно сняла крошечную распашонку прямо через ее голову, потом что-то прошептала малышке и снова ее поцеловала.

– Видел бы ты ее, когда она родилась, – произнесла Грейс и отвернулась.

Джошу очень хотелось бы быть рядом с ней во время родов, держать за руку, ободряя и уговаривая, чтобы хоть как-то облегчить боль во время родовых схваток. Но этот миг уже не вернуть. Когда рождалась Поузи, он был далеко, а Грейс поддерживали Феба и Майкл.

Грейс коснулась ладонью его руки и успокаивающе погладила.

– В первый раз, когда Феба доверила мне купание Поузи, я так боялась, что уроню ее.

Этими словами Грейс давала понять, что догадывается о его переживаниях.

– Самое главное, осторожно и уверенно держать ее, – продолжала он, будто говоря о чем-то не слишком важном. – Давай я тебе все покажу. Вскоре ты всему научишься.

Маленькая детская ванночка стояла на низкой подставке. Грейс присела на стул, держа Поузи на коленях. Она осторожно умыла ее и только после этого стала потихоньку опускать девочку в воду, которая, в предвкушении удовольствия от купания, обрадованно засучила ножками.

Вода тут же перелилась через край ванночки. Рубашка Джоша, стоявшего рядом с ярко-желтой пластиковой игрушечной уткой в руке, мгновенно намокла от брызг.

Поузи довольно ворковала, а Грейс, глядя на них обоих, от души смеялась. Джош смотрел на Поузи и не замечал ни намокшей одежды, ни наплескавшейся лужи на полу. После очередной изрядной порции воды, он окончательно вымок с головы до ног. И снова он и Грейс весело смеялись. Полчаса спустя Джош отнес в детскую веселую, одетую в белую футболку и мягкие голубые штанишки Поузи, а сам собрался отправиться в свою квартиру. Вся его одежда вымокла. Грейс, сняв полотенце с обогревателя, надела ему на шею.

– Ты скоро к этому привыкнешь, – произнесла она. Джош почувствовал себя победителем какого-нибудь средневекового турнира, которому только что вручили лавровый венок. – В следующий раз будь готов к тому, что она выкинет.

Вообще-то Джошу было наплевать на то, что с одежды капала вода. Самое главное, что он находился рядом с Грейс, и они вдвоем купали своего ребенка.

Затаенное чувство напряженности, которое достигло между ними критической отметки после его возвращения домой, казалось, совсем ушло, пока они купали Поузи и смеялись.

– Что она может выкинуть? Ты имеешь в виду это? – Он указал на свои намокшие футболку и брюки.

– Как ты думаешь, почему я находилась с той стороны ванны, куда не долетали брызги?

– Понятно. – Он пощекотал животик Поузи, которая словно маленькая принцесса восседала на руках матери, и поцеловал темноволосую кудрявую головку. – Кажется, твоя мамочка меня провела.

– Считай, что ты прошел обряд посвящения в Орден мокрых рыцарей, – с шутливой торжественностью объявила Грейс, на лице которой все еще играла улыбка. Джош выпрямился и посмотрел на Грейс, так что та сразу же посерьезнела. И в это мгновение обоим показалось, будто десяти лет расставания как не бывало. Они снова были молодыми неискушенными романтиками.

Будто Джошу снова двадцать один год, и он полон надежд на будущее. В душе – непонятная тревога, что не в силах заглушить даже присутствие стоявшей рядом с ним девушки, которая далеко небезразлична ему. Она пришла, чтобы на прощание вручить ему сделанные своими руками запонки. Однако, взглянув в ее большие зеленые глаза, Джош в ту же секунду потерял голову. Желание захлестнуло обоих без остатка, и они кинулись в водоворот страсти.

Вот и теперь Грейс смотрит на него прежним взглядом, и разница в чувствах, которые Джош испытывал к ней тогда и теперь, была лишь в том, что они стали намного сильнее. Теперь оба повзрослели и набрались опыта. Однако и сейчас помимо обоюдного желания в сердце каждого из них закрался страх перед неизбежностью перемен, боязнь лишиться близкого человека. Только на этот раз Грейс опасается потерять не Джоша, а Поузи. Посерьезнев, он молча окинул их взглядом, потом шагнул назад, повернулся и вышел в коридор.

Шагая на свою половину, он встретил Доун.

– Хотела было спросить, как у тебя дела, но теперь вижу, что все в порядке. – Она добродушно усмехнулась. – Тебе сегодня просто суждено весь день купаться.

– Да уж, но я не жалуюсь, – произнес он, стянул полотенце с шеи и принялся вытирать волосы.

– Цени каждое мгновение, Джош. Дети слишком быстро вырастают. Твоя мать говорила о том, что собирается позвонить в агентство и нанять: няню.

– Сейчас гораздо уместнее говорить об агентстве по организации свадебных церемоний. Впрочем, Грейс считает, что свадьба должна быть скромной.

– Насколько я помню, у тебя уже была скромная свадьба, – заметила она.

– Несмотря на то, что она осталась незамеченной, – проговорил Джош, – потом возникло много проблем.

Услышав шаги Грейс у основания лестницы, он прибавил.

– Пойдемте в гостиную. Хотите выпить?

– Нет, спасибо, – покачала головой Доун, – а ты как хочешь.

Он налил себе виски и присел на низкий кожаный диван, напрочь забыв о влажной одежде.

– Грейс против того, чтобы устраивать церемонию в мэрии, – сказал он. – У нее это вызовет множество неприятных ассоциаций. Раз уж мы договорились пригласить немного больше гостей, чем предполагалось ранее, нужно найти место для праздничного банкета. Что вы об этом думаете?

– Если честно, Джош, немногие из тех, кого я знаю, жаждут оформлять свои отношения официально. Я и сама предпочитала свободные отношения.

Доун вздохнула, и Джош спросил:

– Вы сожалеете об этом?

– Возможно. Хотя какая разница, расписаны вы или нет? Когда мужчину тянет на сторону, никакое свидетельство о браке не удержит его от измены. Жаль, что отец моих девочек даже не пытался разыскать их.

– Вам должно быть пришлось нелегко.

Она грустно улыбнулась в ответ. Сколько же мужества потребовалось этой хрупкой женщине, чтобы вынести на своих плечах столько трудностей! Наверняка самым большим желанием Доун было то, чтобы ее драгоценным дочерям никогда не пришлось влачить того жалкого существования, которое выпало на ее долю. Доун мечтала видеть их счастливыми и благополучными.

– Я справлялась в большинстве случаев. – Улыбка озарила ее лицо. – В отношении вас с Грейс все, конечно же, обстоит иначе. Вы женитесь для того, чтобы у Поузи была семья.

– Я подумал, что таким образом нам удастся легче оформить опекунство над ней. Тем более что мы с Грейс постоянно живем в разных концах планеты.

– Возможно, именно в этом и причина всех проблем. – Она посмотрела на него в упор.

– У нас с Грейс имеются обязательства, Доун, – произнес он, уставившись на бокал, словно в его содержимом заключался ответ на вопрос. – Может быть, позже…

– Тогда зачем вы так торопитесь со свадьбой? – Она наклонила голову набок, словно маленькая экзотическая птица. – Чего ты боишься, Джош?

– Потерять ее, – выпалил он.

– Поузи или Грейс?

– Обеих. – Он взглянул на Доун. – Вы знаете о том, что она настоящая мать Поузи?

– Да, мне известно, что Грейс вынашивала ее. Разве яйцеклетка тоже была ее? Не всякий готов на такое самопожертвование. Милая моя девочка, она молодец.

– У вас прекрасная дочь. Однако пока она не имеет никаких законных прав на Поузи. Майкл назначил опекуном девочки меня.

– А с какой стати?

– Потому что Поузи – моя дочь, Доун. У Майкла были проблемы с…

– Понятно.

– В самом деле? Именно поэтому я делаю все, что могу, только бы Грейс получила законное право на собственного ребенка.

– А заодно защитить и себя, – не преминула заметить Доун.

– Считаете, что это эгоистично?

– Скорее, логически оправданным поступком, – уточнила она, уклоняясь от прямого ответа. Разве можно назвать эгоизмом желание выжить в этом мире? – Спасибо, что поделился своими мыслями. Теперь для меня многое прояснилось. – Она снова забавно наклонила голову набок. – Хотя и есть еще над чем поразмышлять.

– Сейчас от меня мало что зависит, Доун. Я просто решил пока не торопить события. Никак не могу отделаться от чувства вины при мысли о том, что… – он запнулся и заставил себя поднять на нее глаза, – что меня не было здесь, когда во мне нуждались. Если бы не Грейс и Поузи…

– Любовь – сильнейшее чувство, Джош. Почему она заговорила о любви?

– Любовь дает нам возможность жить вопреки всему. Она дарит силы и придает смелости идти вперед, хотя душа разрывается от боли.

– Однажды я уже испытал нечто подобное. Когда убедил себя, что поступаю верно, но потом понял, насколько ошибался.

Джош подумал, не совершает ли ошибку и сейчас? Не руководит ли его действиями эгоизм?

– Хотя почему вы уверены в том, что правы? – спросил он.

– Спроси себя, кто выиграет от твоего решения, а кто проиграет. Чье счастье тебе важнее всего?

– Разве это просто? – Он невесело усмехнулся.

– Я не говорила, что это просто. Быть честным с самим собой – это самое трудное в этой жизни. Но если ты в самом деле кого-то любишь, у тебя хватит смелости посмотреть правде в глаза. Однако ты хотел, чтобы я помогла тебе в организации свадебной церемонии. Может, пока ты ходишь к себе и переодеваешься, мне пока пролистать местные газеты? Возможно, там найдется что-нибудь любопытное, что натолкнет меня на какую-нибудь необычную идею для торжества.

– Только пообещайте до поры до времени не говорить об этом Грейс. Она ни о чем не должна догадываться, и самой большей ее заботой должен быть разве что собственный свадебный наряд, – произнес он, поднимаясь на ноги, потом подошел к Доун и помог ей подняться с дивана.

– Ох уж это вывихнутое бедро, – тихо охнула она.

– У вас такие сильные боли?

– Терпимо. Вообще я уже давно стала похожа на старую развалину. Кстати, ты в курсе того, что свадебные церемонии проводятся в поместье Мелчестер?

– Да, я знаю, что в этом особняке устраиваются пышные вечеринки, – кивнул головой Джош.

– Тогда наверняка ты знаешь и о том небольшом замке в греческом стиле, который выходит окнами на озеро. Наверняка это то, что нам надо. Я обо всем узнаю. Что до Грейс, то я, конечно же, ни о чем ей не расскажу. Она сейчас полностью поглощена заботой о Поузи. Все, что имеет отношение к церемонии, ее не волнует.

– Я понимаю ее. Она была здесь…

– Ты ни в чем не виноват, Джош, – погладив его по руке, произнесла она. – По молодости многое кажется трудным и воспринимается особенно остро. Все мы в юности переболели максимализмом, когда кажется, что в жизни все либо черное, либо белое. Удовольствие или страдание. Становясь старше, ты понимаешь, что в жизни много полутонов. И нужно наслаждаться каждым мгновением и познавать уроки, которые нам преподносит судьба.

– Легче сказать, чем сделать, – заметил он.

– Ты не мог предвидеть того, что произошло. Сожалеть о чем-то бесполезно. Главное – это будущее.

– Жаль, что у меня мало времени. Не знаю, когда вернусь, но не хочу оставлять Грейс в неопределенной ситуации. Мне так хочется, чтобы со мной рядом ей было хорошо и спокойно.

– Не беспокойся. Устрой ей красивую свадебную церемонию. Ведь сейчас она убеждена, что не имеет права радоваться.

– Спасибо. Возьмите мою кредитную карту, Доун, и организуйте все так, как сочтете нужным. Пригласите всех, кого хотите, только…

– Ты хочешь, чтобы все прошло скромно.

– Вообще-то я собирался попросить вас проследить за тем, чтобы мою мать не слишком заносило.

– Не волнуйся, я не позволю ей давать сенсационных интервью для желтой прессы.

Джош заставил себя улыбнуться.

Он никогда не думал, что ему придется иметь дела с Доун. Теперь же Джош был убежден, что ему понравится общение с ней. Затем он вспомнил особенные пожелания Грейс по поводу церемонии.

– Только прошу вас – никаких скрипичных квартетов и голубей!

Джошу снился сон. Этот сон одолевал его все годы, проведенные вдали от Грейс. В нем она была воплощением чувственности, изящества и наслаждения. Однако во сне Грейс постоянно ускользала от Джоша.

Вздрогнув, он проснулся и какое-то время лежал в кровати, не двигаясь.

Он вспомнил события прошедшей недели, которых изменить оказался не в состоянии. Потеря брата, новость о том, что Поузи их с Грейс дочь.

Джош подумал о том, что впервые за много лет сделал первые шаги к сближению с матерью. Теперь он решил, что должен помириться с отцом.

Ну, а самое главное событие – его предстоящая женитьба на Грейс. Через две недели эта женщина произнесет слова клятвы верности и станет его женой. Жаль, что она не пойдет к алтарю как полагается невесте – в длинном белом платье и сверкающей диадеме. Свадебная церемония продлится всего десять минут и тихим незаметным образом пройдет в греческом замке.

Грейс не отдаст Джошу свое сердце. Их свяжет обязательство, засвидетельствованное на бумаге. Ведь только так Грейс удастся оставить у себя ребенка на законных основаниях.

Она станет носить его фамилию, но по-прежнему будет далека от, него.

Отбросив простыню, Джош присел на кровати и закрыл лицо руками.

Он снова вспомнил события давно минувших дней, разбередивших его душу так, что до сих пор было больно. В тот день, когда он направлялся в офис адвоката, все казалось таким простым: они с Грейс поженятся и станут растить Поузи. Да и потом Грейс сказала, что ради Поузи пойдет на все.

А вернувшись от адвоката, Джош обнаружил Грейс в магазине, сидевшую на диване в обнимку с одним из тех парней, которого она когда-то привела на обед. Помимо того что этот Тоби был веселым, заботливым, он еще оказался чересчур привлекательным. Не случится ли так, что рано или поздно Грейс оценит его таланты и предпочтет положительного стабильного Тоби неугомонному Джошу с беспокойной душой?

Уезжал из дома Джош с камнем на сердце. В каждом телефонном звонке Майкла, электронных письмах он ждал сообщения о помолвке Тоби и Грейс.

Но вместо этого Майкл позвонил и сказал, что Грейс намерена стать суррогатной матерью ребенка Фебы. Данное ранее обещание Майклу сохранить его тайну не давало ему возможности открыть Грейс имя настоящего отца будущего младенца.

Вначале Джоша охватило отчаяние от мысли о том, что Грейс вынашивает его ребенка только по случайности. Если она влюблена в Тоби Мейкписа, то захотела бы забеременеть от него. Тогда почему же рядом с ней находится такой мистер Совершенство, как Тоби, а она по-прежнему ищет другого мужчину, способного подарить ей счастье? Кто знает, может наступит день, когда Грейс обратит свое внимание и на такого балбеса, как Джош…

Он никогда по-настоящему не задумывался о ее душевных терзаниях. Только теперь Джош начинал осознавать, отчего Грейс так хотела остаться в доме, где жили Майкл и Феба. После всех мытарств в детские годы она наконец обрела какую-то стабильность.

Джош, в отличие от Грейс, всегда хотел свободы и не стремился к какой-либо привязанности. Его сердце не обременяли чувства к ближнему, он не верил в семейное счастье, дарованное другим людям. После развода родителей Джош мечтал путешествовать по планете и ревностно оберегал свой собственный мир, который никто не смог бы у него отнять.

Он-то думал, что создал все, что ему хотелось.

Встав на ноги, Джош надел спортивные брюки и футболку. Хотелось выйти на свежий воздух, подставить разгоряченное лицо свежему ветру. Поднявшись из своей квартиры, он услышал плач Поузи, слабо доносившийся сверху. Внезапно в его голове мелькнула мысль, что все эти годы он дурачил себя. И готов был променять вселенную на любовь, за которую готов был умереть. Он бросился в детскую, перепрыгивая через две ступеньки.

В детской, едва освещенной приглушенным светом ночника, стояла Грейс. На ней был накинутый наспех халат, босые ноги утопали в мягком ковре. Она повернулась и посмотрела на него. В полумраке ночника тени под ее глазами обозначились резче, а лицо сильнее казалось осунувшимся от бессонных ночей.

– Джош… Прости, мы потревожили тебя.

– Я и не спал. Давно ты на ногах?

Она неопределенно пожала плечами в ответ:

– Может, с полчаса, а может, и дольше. Сначала я думала, что она проголодалась…

Грейс пыталась дать Поузи бутылочку с молоком, но малышка, капризничая, отворачивалась, отказываясь брать ее. Грейс совсем растерялась.

– Не знаю, что делать. Я уже собиралась разбудить маму.

– Может, не стоит ее будить? – Он подошел к ней.

– Она вырастила двоих детей и потому больше понимает в этом.

– Дай мне ее.

Грейс без возражений протянула заплаканную малышку Джошу, и он прижал ребенка к своему плечу. Девочка уткнулась в его шею и на мгновение затихла. Затем отпрянула от Джоша и снова стала капризничать.

Грейс не двигалась с места.

– Может, она заболела? Наверное, придется вызвать доктора.

Он потрогал пальцем щечку Поузи.

– Нет, не горячая, – произнес Джош. – Может, она просто нервничает, как и все мы. Ее нужно просто успокоить.

– Нам всем сейчас не помешало бы успокоиться! – ответила Грейс, которая уже была на грани истерики. Когда он обнял ее свободной рукой, прижалась к его плечу и, не выдержав, расплакалась. – Я не знаю, что делать!

Ладонь Джоша успокаивающе гладила ее по спине, и через тонкий шелк ночной сорочки Грейс ощущала ее тепло.

Грейс и не подозревала, что все окажется настолько трудным. Вынашивать ребенка и рожать его – это одно, а вот быть ему матерью, чувствовать за него ответственность – совсем иное. Если бы она была осторожнее… А ведь Джош предупреждал ее. Неужели Грейс вот-вот готова признать, что не справится?… Она сама виновата во всем.

Тяжелый вздох вырвался из ее груди. Грейс смахнула с ресниц слезы: «Если бы я только послушала его совета уехать…»

– Все хорошо, Грейс, я рядом… – Его голос отвлек ее от грустных мыслей.

– Сейчас ты рядом, – ответила она. – Но где ты окажешься в следующем месяце? А в следующем году?

Совесть говорила ей, что несправедливо упрекать в чем-то Джоша.

Но рано или поздно этот разговор должен был состояться. Ради благополучия Поузи. Грейс ощущала себя в тупике и не знала, что делать дальше.

– Одно время я лежала по ночам в своей комнате и, слыша плач Поузи, по-настоящему завидовала сестре, – призналась она. – И мечтала быть единственным человеком, который станет заботиться о Поузи, растить ее, защищать.

– Это естественное желание, Грейс.

– Нет, ты оказался прав. Я должна была уехать. – Она посмотрела на него. – Всякий раз, стоило мне взять Поузи на руки, во взгляде Фебы мелькал страх. Именно поэтому я настояла на том, чтобы ускорить процедуру удочерения девочки Майклом и Фебой. – Она прерывисто вздохнула. – Нужно быть осторожными в своих желаниях, Джош.

– Ты ведь никому не хотела зла.

– Я понятия не имела, какое одиночество и страх могут испытывать молодые матери. Она такая крошечная, Джош, такая беззащитная…

– Тише-тише… – произнес он, и какое-то мгновение Грейс не поняла, кому адресованы слова: ей или ребенку. – Давай-ка попробуем для начала успокоиться…

Подняв ребенка с плеча, он какое-то время подержал девочку перед собой, затем поцеловал в лобик, уложил на руку и поднес к ее губам бутылочку с молоком.

Поузи тут же отвернулась.

– Она не берет молоко в бутылочке, Грейс. Может, тебе покормить ее грудью?

– Нет… – Она сглотнула. – Я не могу, Джош. Как только Грейс произнесла эти слова, Поузи, словно поняв их смысл, снова заерзала и так жалобно, горестно захныкала, что сердце Джоша дрогнуло. Ни слова не говоря, он, держа Поузи в одной руке, другой взял Грейс и повел ее из детской в спальню.

– Она не станет…

– Попробуй, – настаивал он.

– Ради Поузи? – Она вскинула на него глаза, ища поддержки.

– Ради Поузи и ради себя, Грейс.

Уверенность и спокойствие в его голосе придали ей сил. Он развязал узел на поясе халата Грейс, и тот соскользнул с ее плеч. Грейс осталась в тонкой ночной сорочке, так откровенно облегавшей стройный силуэт, что Грейс почувствовала себя обнаженной. Грейс, вспомнила их первую ночь вместе, и на нее нахлынуло желание вперемешку с тоской…

– Ты мне доверяешь? – тихо спросил он.

Она взглянула на него. Со своими взъерошенными волосами и колючим щетинистым подбородком Джош никак не походил на детского доктора. Однако Грейс готова была довериться ему. Он по-прежнему ее герой, рыцарь на белом коне. Присев на край кровати, Грейс, вся дрожа от охватившего ее напряжения, оперлась спиной о подушки.

– Готова?

Едва только Джош передал ей на руки Поузи, девочка снова принялась плакать, а Грейс задрожала от страха.

– Выброси из головы все тревоги, сделай глубокий вдох, – с мягкой настойчивостью произнес он, садясь на край кровати и поворачиваясь к ней. – Просто успокойся, расслабь плечи.

Однако Грейс дрожала от страха.

– А если я не справлюсь?

– Справишься.

Она ощутила прикосновение его теплых рук, Джош мягкими неторопливыми движениями стал массировать ей плечи. Успокаивающий шепот вперемешку с дыханием коснулся ее щеки, потихоньку возвращая Грейс поколебленное душевное равновесие.

– Доверься мне. – Его ладонь ласково коснулась ее щеки и шеи, кончики пальцев тронули бретель ее ночной сорочки.

На долю секунды в душе Грейс поднялся протест, но тут же стих, а из груди вырвался прерывистый вздох. Жаль, что так не могло продолжаться вечно…

Он затаил дыхание, не желая спугнуть этот особенный для обоих момент. Не сводя взгляда с ее лица и медленно спустив мягкую бретель сорочки с плеча Грейс, Джош провел ладонью по ее округлой груди и взволнованно ощутил, как мгновенно напрягся сосок, жаждая его прикосновений.

Он с радостным удивлением заметил, какой полной и женственной теперь стала та невинная девичья грудь, о которой он грезил все эти годы. Наклонившись, Джош коснулся ее губами.

– Прошу тебя… – сорвался с ее губ прерывистый шепот.

– Все, что угодно, – с придыханием ответил он, удерживая ее взгляд. – Ты говорила, что готова на все ради Поузи.

Джош коснулся языком розового нежного соска, затем отстранился и поднес к ней Поузи.

Грейс тихо ахнула, когда Поузи сразу же принялась сосать грудь. Джош не мог понять, то ли от боли, то ли от радости по лицу Грейс покатились слезы. Обхватив ее лицо ладонями, он вытер слезы большими пальцами.

– Это ради Поузи, Грейс, – произнес он, целуя ее щеки и чувствуя солоноватый вкус слез. – Это ради твоего ребенка, нашего ребенка.

Джош мысленно поклялся, что сделает все ради благополучия этих двух самых дорогих ему женщин.

Полными восторга глазами от ощущения единения с ребенком Грейс смотрела на Поузи, которая, блаженно жмурясь, с наслаждением сосала материнскую грудь.

– Хорошо? – спросил Джош.

– Очень хорошо… – Она вытерла ладонью слезы и улыбнулась. – Откуда такая осведомленность?

– Называй меня доктором Всезнайкой, – пошутил он.

Грейс прикусила нижнюю губу, сдерживая улыбку. Она поняла, что Джош сделал это специально. Именно так, играючи, он поступал всякий раз, когда, еще девчонкой, Грейс расстраивалась из-за пустяков. Джош всегда знал, как найти выход из сложившейся ситуации. Когда умерла собака Грейс, именно Джош выкопал для нее могилу в конце сада. Именно он выцарапал на куске дерева кличку собаки и прикрепил его к могильному холмику.

– Спасибо тебе, Джош. Я не знаю, что бы делала без тебя.

Он коснулся ее щеки.

– Ты все равно что-нибудь придумала бы. Хочешь, я принесу тебе что-нибудь попить? Будешь молоко?

– С удовольствием. Но ты, наверное, устал, – произнесла она, отодвигаясь, чтобы освободить ему место. – Приляг и вытяни ноги.

– Я помалу сплю, – сказал он, но все же прилег рядом. – Встал, чтобы подышать свежим воздухом. Я привык спать на открытом воздухе.

– Ты имеешь в виду пентхаус в небоскребе? – поддразнила она.

– Там есть палуба.

– Да ну?

– И бассейн.

– Для разведения золотых рыбок?

– Для плавания.

– Ух ты!

– Хотя ты права, хозяин редко появляется в своем пентхаусе. Я там почти не бываю, – произнес он.

Поузи перестала сосать грудь и сонно посмотрела на мать.

– Наелась, детка? – ласково спросила Грейс.

Девочка сладко зачмокала. Грейс переложила ее на другую руку и слегка вздрогнула, когда Поузи принялась сосать другую грудь.

– Это больно?

Грейс рассмеялась:

– Не больно, но когда она берет ртом сосок, перехватывает дыхание. Она очень сильная.

– Наверняка твоя мать сказала бы, что это свидетельствует об отменном здоровье ее внучки.

Грейс улыбнулась:

– Моя мать всегда найдет ответ по любому поводу. Слушай, а ты позволяешь своим друзьям жить в пентхаусе в твое отсутствие?

Он посмотрел на нее:

– Почему ты так решила?

– Разве в этом есть нечто необычное?

– Нет, если только твои друзья здравомыслящие люди, – произнес он. – Кроме того, у большинства моих друзей есть собственные бассейны.

– В таком случае тебе, скорее всего, придется разобраться с охраной дома. Когда я пыталась дозвониться до тебя, в твоем доме были люди.

Он нахмурился.

– Я имею в виду Анну Карлинг, твоего личного секретаря, – произнесла Грейс.

– Анну? Ах да! Вообще-то на самом деле все было не так. Когда я уезжаю, то все телефонные звонки, приходящие в пентхаус, переключаю на номер Анны. – Он с легкой лукавинкой посмотрел на Грейс. – Тебя так расстроило, что в моем доме кто-то был в мое отсутствие?

– Нет, – слишком поспешно ответила она.

– Анна – замужняя дама, Грейс.

– В самом деле? – Она постаралась произнести это как можно равнодушнее.

– Она замужем, у нее трое взрослых детей и, кажется, два внука.

– А голос у нее молодой, – заметила она.

– Грейс? – Джош наклонился к ней, когда она отказалась смотреть в его сторону. – Неужели ты думаешь, что…

– Перестань.

– Нет, ты именно об этом подумала.

Джош улыбнулся, довольный тем, что Грейс покраснела, как девочка. Она, конечно же, не имела никакого права ревновать, но разве отсутствие такового остановит ее? Раньше она жалела девчонок, с которыми Джош краткое время встречался, а потом бросал. Однако каждую из тех, с кем он проводил ночи, она тихо ненавидела.

– Ты совсем не рассказываешь о своей жизни в Австралии, Джош. Где ты живешь, кто твои друзья? Ты говоришь только о работе.

– Работа – моя единственная страсть, – глянув ей в глаза, просто ответил он.

– Ты что, так никого и не встретил?

– Я встречал многих женщин, но у всех была одна и та же проблема, – наклонившись, он поцеловал Грейс в лоб. – Ни одна из них не могла сравниться с тобой.

Произнеся это, он зевнул и растянулся на кровати. Джош пробормотал что-то еще, потом повернулся к Грейс и сделал вид, будто погрузился в сон. Его лицо было у ее обнаженной груди, а в подбородок упирались пальчики ног Поузи.

– Джош? – Грейс присмотрелась. Его глаза были, закрыты, но ведь он мог и притворяться, – Что ты сказал?

Ответа не последовало. Длительные перелеты все же доконали Джоша, и он действительно погрузился в сон. Грейс повернулась к Поузи. Ее маленькая девочка тоже уснула. Поднявшись на ноги, она положила Поузи в кроватку. Постояв и посмотрев на дочь какое-то время, Грейс вернулась в спальню.

Джошу снился сон. Этот сон одолевал его все годы, проведенные вдали от Грейс. Во сне она постоянно ускользала от него.

Он повернулся, пытаясь скрыться от ее образа, но вышло наоборот. Такой родной, теплый аромат слышался все ближе. Шелковистость ее кожи казалась настолько реальной, что Джошу почудилось, что он вот-вот ощутит биение ее сердца.

Открыв глаза, он обнаружил себя лежащим рядом с Грейс и обнимающим ее за талию. Ее губы были так близко от его лица, что ощущалось ее легкое дыхание.

Удержавшись от искушения поцеловать ее, чтобы не разбудить, он поймал себя на мысли о том, что готов вот так лежать рядом с ней вечность. Когда проснулась Поузи, Грейс открыла глаза.

Бодрый звонкий голос младенца, доносившийся из детской, возвестил, что родителям пора просыпаться. Грейс, мгновение понежившись в теплой постели, внезапно ощутила прикосновение к себе чьей-то руки и открыла глаза. Рядом с ней находился Джош. Она сразу все вспомнила.

Джош лежал на кровати и смотрел на Грейс. Значит, он провел рядом с ней всю ночь.

– Спасибо, – произнесла она.

Он не ответил, а только нежно поцеловал ее в губы. От этого поцелуя голова Грейс пошла кругом.

Джош отстранился, чтобы посмотреть на нее.

– Приятно. Может, нам удастся вскоре повторить поцелуй.

Тело Грейс страстно жаждало продолжения ласк. Джош чувствовал ее волнение. Однако она не намеревалась повторять прежней ошибки.

Коснувшись рукой его губ, она произнесла:

– Нам нужно поговорить, Джош. Я должна о многом тебе рассказать.

– Прямо сейчас? – спросил он.

Поузи снова подала голос, привлекая внимание. Затем раздался голос Доун, которая с верхнего этажа крикнула Джошу, что приехал водитель, который должен отвезти его в Лондон. Грейс понимала, что если она захочет поговорить даже прямо сейчас, Джош останется дома. Однако если он не уедет, поговорить им вряд ли удастся, ибо обоих захватит огонь страсти.

– Разговор можно отложить, – произнесла она и нежно поцеловала его в губы.

После его возвращения все должно было разъясниться окончательно.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

– Ты выходишь замуж, Грейс. Знаю, тебе хочется тихой, скромной свадебной церемонии, но даже в этом случае не обойтись без белого платья. Ведь свадьба состоится послезавтра.

– У меня еще куча времени, – возразила Грейс. Грейс заметила, как ее мать и Лаура Кингсли обменялись многозначительными взглядами. Кто бы мог подумать, что эти двое станут подругами. Свадьба – отличный повод сблизиться будущим родственникам.

При мысли об этом Грейс улыбнулась.

– Мы недавно заглянули в бутик в торговом центре, – с интригующим видом произнесла Лаура.

– Это тот, что рядом с магазином ароматерапии. Мне нужно было купить лавандового масла, – пояснила Доун, будто они с Лаурой пошли совсем не для того, чтобы тайком присмотреть свадебное платье для невесты.

– И что?

– Там продается шикарная одежда, – с невинным видом ответила Лаура, но плясавшие в глазах искорки выдали ее. – Я себе присмотрела такой симпатичный жакет! Пожалуй, надо будет все-таки туда вернуться и купить его. Кстати, там есть отличное свадебное платье, и как раз твоего размера.

– В самом деле? Не знала, что у них имеется одежда больших размеров…

– Оно сшито из ткани разной фактуры, – продолжала Доун, сделав вид, что не заметила желания дочери услышать от них, что никакая она не толстая.

– По покрою очень простое, но это и делает его таким стильным, – восхищенно прицокнула языком Лаура.

Однако, обе отменно вжились в роль, промелькнуло у Грейс. Она решила подыграть им.

– Стильные вещи я люблю. И какого оно цвета?

– Кремового.

– Кремового?! Как раз в таком-то я и буду выглядеть неопрятной толстухой.

– А тебе самой какого бы цвета хотелось платье? – спросила Лаура.

Грейс понимала, что, назови она любой цвет, Доун и Лаура обыщут все магазины в округе, отыскивая нужный. Что бы она ни сказала, у них на все найдется ответ.

– Я всегда мечтала надеть на свою свадьбу платье из коллекции Джины Вагнер, – медленно произнесла Грейс. – У нее есть салон для новобрачных в Мелчестере, а также отдел в торговом центре.

Мои диадемы лучше всего подходят именно к этим платьям. Вы видели ее дизайнерские модели, Лаура? Правда, у нее потрясающие платья? В прошлом году одно из них было признано платьем года, – продолжала восхищаться Грейс. – Кстати, оно демонстрировалось с изготовленной мной диадемой.

Мать Джоша была большой модницей и знала в этом толк.

– Я видела ее модели. – Лаура откашлялась. – Достаточно мило. Но не слишком ли у тебя мало времени, чтобы заказывать платье, от кутюр?

– Она моя подруга. И потом, мне не нужно нечто сногсшибательное. Пусть это будет скромное платье длиной до лодыжек, с жакетом болеро.

– Даже в этом случае на работу уйдет несколько месяцев… Если тебе не нравится кремовый цвет… Конечно, он выглядит немного неряшливым. Почему бы не остановиться на платье персикового цвета? Мы ведь видели персиковое платье, Доун.

– То есть оно не белое? – уточнила Грейс и внимательно посмотрела на обеих.

– Грейс… – Доун прищурилась и взглянула на нее, поняв, что она над ними подсмеивается. – Извини, не буду настаивать.

Лаура смотрела то на Доун, то на Грейс:

– Я чего-то пропустила?

– Я уже позвонила Джине на прошлой неделе, Лаура. Это было в тогда, когда я заходила в магазин, чтобы проверить, как там Эбби справляется без меня.

Это произошло в тот день, когда они с Джошем проснулись в одной постели. Тогда Грейс уже поняла, что простой формальной церемонии у них не получится.

Они по-прежнему так и не поговорили, но после той ночи, когда он помог преодолеть этот ее так внезапно возникший страх перед будущим, они вновь станут близки. И тогда она решила, что ей хочется, стоя рядом с Джошем и произнося слова клятвы, выглядеть как настоящая невеста. Пусть день свадьбы станет для них самым ярким событием в жизни.

– Сегодня я иду к Джине на примерку. К слову, – произнесла она, взглянув на часы, – если вы успеете одеться за двадцать минут, то сможете пойти со мной.

Несколько секунд молчания – затем раздавшийся громкий топот каблуков возвестил, что обе дамы рванули в свои комнаты, спеша переодеться. Хотя рванула, скорее, только Лаура. Доун передвигалась медленнее, но настроена была не менее решительно.

Зазвонил телефон, и Грейс, все еще улыбаясь, подняла трубку, надеясь, что это Джош. С тех пор как он уехал в Лондон, Джош звонил ей по три раза в день. Сегодня утром он отчего-то позвонил позже.

– Ты проспал? – сразу поинтересовалась Грейс.

– У меня было утреннее совещание, и не хотелось беспокоить тебя в шесть часов утра.

– Правильно. Как дела?

– Много работы. Я скучаю без моей маленькой девочки. Как она?

– Расцветает. Сейчас она крепко спит.

– Отлично, а чем заняты ее бабушки?

– Я их ни о чем не спрашивала, а сами они отказываются что-либо рассказывать, Но мне кажется, что обе сговорились и решили вдвоем опустошить твою банковскую карту.

– Рад это слышать. Значит, мне удастся уговорить Доун и отправить ее на лечение. Как ты думаешь, она позволит помочь ей?

– Джош…

– Я должен идти, Грейс. Позвоню позже, милая.

– Позже, – эхом отозвалась она, услышав в телефонной трубке короткие гудки.

Джош улыбнулся, закрывая мобильный телефон и берясь за ручку двери дорогого ювелирного магазина. Много лет назад, покупая кольцо для Грейс, он и подумать не мог, что так разбогатеет.

Сейчас ему хотелось купить какое-нибудь редкое украшение с изумрудами, которое подчеркнуло бы красоту ее зеленых глаз…

Едва он успел отдать кредитную карту продавцу, как зазвонил мобильный телефон. Джош вдруг поймал себя на мысли, что, не случись всего, что было, это мог бы позвонить и Майкл. На дисплее телефона высветился номер делового партнера из Пекина. Джош перевел звонок на голосовую почту. Он не намеревался возвращаться в Мейбридж до завтра, но решил удивить Грейс неожиданным сюрпризом, сделав официальное предложение стать его женой.

– Поздравляю, сэр. Желаю вам счастья, – произнес ювелир, вручая Джошу купленное кольцо.

Уже усевшись на заднее сиденье лимузина и слушая сообщение голосовой почты, Джош продолжал улыбаться своим мыслям. От него требовалось появиться завтра на деловой встрече в Пекине.

Отказаться было невозможно, ибо стоимость подписанного контракта тянула на несколько миллиардов долларов. На кону были несколько тысяч рабочих мест.

Джош мог бы позвонить Грейс и все объяснить. Она поймет и согласится отложить свадьбу до его возвращения. Однако сколько времени пройдет до тех пор, когда Джош увидится с Поузи? Возможно, это займет несколько месяцев. Она вырастет, изменится и отвыкнет от него. Неужели все последующие годы ему придется провести вдали от дочери? Джош понимал, что не может появляться дома лишь тогда, когда позволят дела.

Он вспомнил слова Доун о том, для кого предстоящая свадьба важнее всего. Кто выиграет, а кто пострадает в результате его выбора? И главное, чье счастье для него важнее?

Джош подумал, что незачем размышлять над всем этим. Он-то знал наверняка, кто ему дороже всего на этом свете.

Было уже совсем поздно, когда курьер привез Грейс пакет. Внезапно ее охватило неясное предчувствие, что его содержимое не порадует.

Закрывшись в кабинете, Грейс вскрыла конверт, достала оттуда написанное от руки письмо и принялась читать:

Грейс, к тому моменту, когда ты получишь это письмо, мой самолет подлетает к Пекину. Похоже, что ты оказалась права во всем. Я выбрал день нашей свадьбы не потому, что выделил в своем графике время для нее. А назначил день свадьбы в соответствии с деловым графиком, чтобы не нарушать его. Именно по такому принципу я намеревался общаться с Поузи: самое главное, чтобы она не мешала моей работе.

Я спросил твою маму, какое решение должен принять. По ее словам, если мне важно быть честным с собой, то решение придет легко. Я не гожусь на роль мужа или отца. Поузи – твой ребенок, и ты имеешь полное право заботиться о ней.

В этом письме ты найдешь копию распоряжений, которые я отдал адвокату Майкла. Он займется оформлением документов, и ты станешь единственным опекуном Поузи. Я возражать против этого не стану.

Я куплю для тебя дом, как и обещал. Я оплачу все необходимые расходы на поместье, чтобы ни ты, ни Поузи ни в чем не нуждались.

Я не знаю, когда вернусь в Сидней, но, если тебе понадобится моя помощь, звони Анне Карлинг. Она сразу же соединит тебя со мной.

Твой Джош.

– Зачем? – Грейс помахала письмом у носа своей матери. – Зачем он это делает? Что ты ему сказала?

Доун молчала.

Лаура выглядела так, будто могла назвать причину поведения своего сына, но, когда Грейс повернулась к ней, покачала головой.

– Он ведь хотел жениться на тебе для того, чтобы Поузи осталась с тобой. Почему же ты спрашиваешь?

– Потому что Поузи – его дочь, Лаура. Она наша дочь. Моя яйцеклетка была оплодотворена его сперматозоидом.

– Да? Но… – она покачала головой. – Тогда я ничего не понимаю.

– Мне кажется, я его понимаю, – сказала Доун. – Он совершил жертвенный поступок.

– Зачем ему жертвовать?

– Он отказался от Поузи ради тебя, – сказала Доун.

– Что?!

– Он говорил мне о своем желании сделать тебя счастливой, упоминал о любви. Он просто пожертвовал своим счастьем ради твоего благополучия, Грейс.

Грейс внезапно как с цепи сорвалась.

– Он отказался от свой дочери только потому, что ему приспичило лететь в Пекин и улаживать срочные дела! Он не смог выдержать десятиминутной церемонии. Неужели он законченный идиот?!

– Извини, я и подумать не могла… Грейс покачала головой:

– Нет, мама, ты ни в чем не виновата. Я только и делала, что убеждала Джоша в его неспособности стать хорошим отцом и мужем. Мне следовало просто сказать ему, что я люблю его, – она поднялась на ноги и подошла к телефону, сняла телефонную трубку. – Я цеплялась за свое гнездышко вместо того, чтобы сказать ему о своем желании следовать за ним, куда угодно.

– Кому ты звонишь?

Грейс уставилась на телефон:

– Хороший вопрос. Куда нужно звонить, чтобы забронировать билет на самолет?

– Я делаю это через Интернет.

– Верно.

– Куда ты собралась? – спросила Лаура.

– Как куда? В Пекин, разумеется!

– Давай я забронирую для тебя билет, – мать Грейс взяла у нее из руки телефонную трубку и положила ее на рычаг. – Иди и собирай вещи.

– Два билета, – произнесла Грейс, направляясь в свою комнату. – На первый же рейс.

– Ты не можешь взять с собой Поузи.

– Я должна, потому что кормлю ее грудью.

– Но она не вписана в твой паспорт.

На мгновение Грейс показалось, что мир исчез, затем она произнесла:

– Она вписана в паспорт Фебы. Этим летом они ездили во Францию…

Джош засунул ключ в замочную скважину номера, открыл его и вошел внутрь, жаждая принять душ, выпить чего-нибудь и заснуть.

Наконец все дела оказались улажены.

Открыв мини-бар, он достал оттуда виски, потом поставил его обратно и вынул бутылку минеральной воды.

Бросив пиджак на диван, Джош ослабил узел галстука, открыл дверь спальни и замер на пороге. Уходя, он оставил в номере всего лишь чемодан.

Теперь же в его спальне находилась ярко-розовая сумка, коробка с подгузниками, очень знакомая детская коляска и кроватка, стоящая у большой кровати. В кроватке лежала спящая Поузи, а на кровати находилась Грейс. Она была полностью одета и лежала на спине, раскинув руки.

Что они здесь делают?

Джош не мог поверить в то, что видит. Наверное, тоска, одиночество и желание видеть их обеих вызвало у него галлюцинации.

Он на краткий миг закрыл глаза. Нет, Грейс по-прежнему находится на кровати, значит, она реальна. Джош очень осторожно, чтобы не разбудить ее, коснулся ладонью ее щеки. Затем он также осторожно поцеловал ее.

Никаких иллюзий. Перед ним Грейс из плоти и крови.

Грейс, которая никогда и никуда не ездила, которую трясло от одной возможности поехать во Францию с одноклассниками, пересекла несколько часовых поясов, чтобы… Кстати, зачем она сюда прилетела? Ведь Джош дал ей все, чего она хотела.

Он повернулся к Поузи. Она лежала в той же позе, что и мать: на спине, раскинув ручки.

Джошу показалось, что сейчас его голова взорвется.

Он не хотел отпускать от себя ни Грейс, ни Поузи. Он жаждал рассказать обеим о том, как сильно скучал по ним, насколько любит их. Однако Джош решил их не будить и отправился в ванную комнату. Закрывая за собой дверь, он боялся, что, открыв ее снова, больше не увидит ни Грейс, ни Поузи.

Приняв душ и войдя в спальню, он увидел только спящую в кроватке Поузи. Грейс он обнаружил в гостиной. Она подписывала счет, который принесла ей горничная.

– Я старался не разбудить тебя, – сказал он.

– Когда бородатый мужчина целует девушку, ее невозможно не потревожить, Джош, – произнесла она, наливая чай в две чашки, затем беря сэндвич.

– Ты же не отрастила волосы, Грейс, поэтому я и не сбрил бороду. Я думал, что ты проспишь еще несколько часов. Зачем ты прилетела?

– И он еще спрашивает! Ты улизнул от разговора, Джош. Мы намеревались поговорить о нашем будущем. Ты передумал на мне жениться? Однажды ты бросил меня после самой счастливой из ночей в моей жизни. Мне следовало ожидать повторения прошлых событий.

Ночь с ним оказалась для нее самой счастливой?

– Если бы дело было только во мне, – продолжала Грейс, – я бы смирилась. Я десять лет прожила вдали от мужчины, которого любила, так что до конца своих дней я как-нибудь продержусь. Однако я приехала сюда за тем, чтобы спросить: неужели ты решил бросить собственную дочь, Джошуа Кингсли?

– Десять лет? – он покачал головой, ничего не понимая. Джош не мог до конца осознать причину появления Грейс в Пекине. – Я подумал, что так будет лучше, Грейс.

– Я прилетела для того, чтобы сообщить, что ты ошибался. Я в самом деле устала от твоих постоянных исчезновений! Сначала я скажу, что люблю и всегда любила тебя, Джош Кингсли, а теперь можешь отправляться, куда захочешь.

Итак, Грейс призналась ему в своих чувствах. И как раз в это мгновение проснулась Поузи и стала что-то лепетать.

– Твоя дочь проснулась, Джош, – сказала Грейс, поднимаясь на ноги. – В холодильнике я оставила две бутылочки с молоком. Тебе придется купить смесь для кормления, а также еще подгузники. Анна подберет для девочки няню, – взяв розовую сумку, она направилась к двери.

– Ты куда, Грейс?

Она не остановилась и даже не обернулась.

– Куда ты идешь?

– Домой, – она шла к двери. – Я сделала то, зачем приехала. Я привезла тебе твою дочь.

– Остановись! – крикнул он. Она подошла к двери и открыла ее.

– Я люблю тебя, Грейс!

Выдохнув, она остановилась, но не повернулась к нему.

– Я всегда тебя любил. Через год после нашего расставания я приехал домой, купив тебе кольцо.

– Не верю…

Как это может быть правдой, если в тот год Джош едва взглянул в ее сторону? Она повернулась к нему лицом:

– Я не верю тебе. Ты ни разу не позвонил мне, не написал ни одного письма, не прислал даже открытки.

– Я хотел, но не знал, что тебе сказать. Я должен был извиняться, благодарить тебя? Ты хотела услышать от меня только одно, но я не мог тебе тогда этого дать.

Что ж, прямой и честный ответ.

– Тогда зачем ты привез кольцо? – спросила она.

– Я не мог приехать к тебе без него. Когда я уже хотел признаться в своих чувствах, оказалось, что ты не одна.

– И ты просто так смирился с этим? Тебе не хотелось бороться за меня? Неужели Джош Кингсли отступает перед трудностями?

– Я растерялся.

– Ты испугался. Ты не любил меня, Джош, а чувствовал себя виноватым передо мной. Через год ты женился на Джесси. И это несмотря на то, что ты хотел подарить мне кольцо…

– Я выбросил его в мусорное ведро, потом понял, что его может отыскать Феба. Я забрал его с собой и по-прежнему храню.

Она покачала головой, не желая верить ему.

– Оно находится в моей квартире в Сиднее. Я храню его в дальнем углу ящика для носков.

– Нет… – сказала она.

Джош обнял Грейс, а она внезапно поняла, что должна во всем ему признаться.

– У меня никого не было, кроме тебя, Джош. Парни, которых я приводила в дом, ничего для меня не значили. Ты бросил меня, а я решила не показывать тебе, что страдаю. Если бы ты только сказал мне всего одно слово…

– Я боялся. Я думал, что ты отошьешь меня.

Она посмотрела на него:

– Не отрицаю, что так бы и было.

– Разве? Если бы у меня была хотя быть капля твоей решимости, я бы признался тебе в любви. И тогда ты осталась бы со мной.

Она покачала головой. Он поднял пальцем ее подбородок, заставляя посмотреть в глаза.

– Это правда. Разве ты побоялась прилететь сюда, Грейс, и броситься в неизвестность, как в омут головой?

– Это все любовь, – сказала она. – Твоя любовь и жертвенность дали мне крылья.

– И теперь ты намерена сделать то же самое?

– Вообще-то я рассчитывала на то, что ты поймешь мои действия и захочешь во всем мне признаться, Джош.

– И все равно, скажи сейчас, что хотела.

– Мне не важно, где мы находимся, Джош, главное, что мы – семья и мы вместе.

Джошу показалось, что ему подарили весь мир.

– У меня остался к тебе всего один вопрос, – сказал он. – Ты выйдешь за меня замуж? Я хочу, чтобы мы стали настоящими супругами, нарожали детей и прожили вместе долгую жизнь. Я желаю, чтобы у нас была настоящая свадьба с цветами, подружками невесты, голубями и струнными квартетами. Для этого я даже готов сбрить бороду.

– Нет, – произнесла она, своим ответом шокируя его. Выдержав паузу, Грейс прибавила: – Никаких голубей и струнных квартетов. И незачем сбривать бороду, пока я не опробую на себе ее действие.

В ответ Джош только улыбнулся.

– Это намек, Джош. Мы потеряли с тобой столько времени зря!

Статья в местной газете Мейбриджа:

Утки добавили шарма свадебной церемонии.

Местная бизнесвумен Грейс Макалистер и рожденный в Мейбридже магнат Джошуа Кингсли стали сегодня мужем и женой. Скромная свадебная церемония прошла в замке Мелчестер.

На невесте было платье из коллекции Джины Вагнер. Шелковое платье цвета слоновой кости было дополнено болеро, расшитым аппликациями и бисером в зелено-бирюзовых тонах. На невесте была тиара, изготовленная ее партнером по бизнесу Эбби Грин.

Племянница молодоженов Поузи Кители, а также сводные сестры жениха Люси, Алиса и Мейда Кингсли были подружками невесты.

Церемония продолжилась пикником для членов семьи и друзей. Он был организован у пруда, где гостей развлекали народными мелодиями и плясками. Особый шарм празднику добавили двенадцать уток с изумрудными лентами на шеях. Они расхаживали среди гостей, однако вскоре улетели на пруд. Все попытки дрессировщика поймать их потерпели неудачу.

Сейчас у молодоженов наступил медовый месяц, который они намерены провести в Индии, США и Японии. Жить супруги собираются в Мейбридже и Сиднее, где у них имеются, дома.