/ / Language: Русский / Genre:love_short,love_contemporary, / Series: Любовный роман (Центрполиграф)

Сладкое увлечение

Лиз Филдинг

 Элли Амери выбивается из сил, стараясь заработать деньги на содержание семьи. Но однажды в ее жизни становится одной проблемой больше: симпатичный незнакомец доставляет к дому девушки старый фургон мороженщика…

Сладкое увлечение

Глава 1

Жизнью, как и мороженым, следует наслаждаться в меру.

Блог «Дневник Розочки»

— Лавидж[1] Амери?

Элли решила, что сейчас самый подходящий момент последовать совету бабушки — посмотреться в зеркало перед тем, как открываешь входную дверь.

Она стояла на коленях, на руках у нее были резиновые перчатки, залитые мыльной водой, когда раздался звонок в дверь. Девушка раскраснелась и вспотела, ее кое-как стянутые в хвост волосы растрепались. Элли весь день делала уборку в доме, а в данный момент до блеска отмывала пол в кухне.

Ну чем не Золушка?

Элли не могла позволить себе посещать тренажерный зал и постоянно твердила сестрам, что уборка — гораздо более эффективный способ поддерживать хорошую физическую форму, чем занятия на беговой дорожке.

Выглядела она сейчас, конечно, не слишком привлекательно. Промокшая от пота мешковатая футболка, завязанная узлом на талии, и широкие джинсы с закатанными до колен брючинами.

Кстати, стоящий на пороге дома мужчина тоже выглядел не очень-то опрятно. Пряди его густых черных волос торчали во все стороны, словно он недавно вылез из постели. На подбородке и щеках красовалась щетина. Можно, конечно, предположить, что он следует моде на легкую небритость, но, скорее всего, мужчина просто решил не бриться в нерабочий субботний день.

Хотя еще неизвестно, есть ли у него работа.

На нем, как и на Элли, были старые джинсы и настолько изношенная футболка, что ее давно следовало выбросить в мусорную корзину. Однако на незнакомце эта футболка смотрелась чрезвычайно сексуально.

Элли быстро сняла резиновые перчатки и бросила их через плечо в коридор.

— Кто спрашивает? — поинтересовалась она.

— Шон Макелрой.

Голос мужчины был под стать его внешности: низкий, чувственный и обволакивающий, как туман в Ирландии. Элли неожиданно ощутила странное оживление, когда он протянул ей руку.

Прохладная, немного шероховатая и очень большая ладонь обхватила руку Элли.

— Как поживаете? — спросила она, подражая кокетливой манере своей бабушки, которую та использовала при встрече с красивыми мужчинами.

— Я живу очень хорошо, — ответил он и медленно растянул губы в улыбке.

Элли мгновенно вспомнила о том, насколько неприглядно она выглядит: растрепанные волосы, отсутствие косметики, намокшие джинсы. Она зачарованно уставилась на небольшие морщинки, залегшие в уголках голубых глаз мужчины.

Пожалуй, пора поверить в то, что женщинам семьи Амери передается по наследству определенный ген, который отключает их разум в присутствии красивого мужчины.

Однако Элли тут же упрекнула себя за подобное поведение. Единственная причина ее смущения состоит в том, что она никогда не встречала мужчину с таким необычным цветом глаз.

Мужчина был широкоплеч и высок. Он являл собой образец бесшабашного «плохого парня», привыкшего к странствиям. Ежегодно подобные парни приезжали на ярмарку в начале июня в деревню, где жила Элли, и исчезали через несколько дней, разбив немало женских сердец и сделав некоторых жительниц матерями-одиночками.

При мысли об этом Элли пришла в себя, резко выдернула руку из его ладони и попятилась назад:

— Что вам нужно, мистер Макелрой?

Он едва заметно поднял брови:

— Мне нужно не что, а кто. У меня посылка для Лавидж Амери.

Элли заволновалась. Она не делала никаких заказов, ибо у нее не было денег. Однако у Элли была бабушка, которую тоже звали Лавидж, и она жила в мире грез.

— Если вы готовы принять… — продолжал он.

— Что?

— Розочка, — произнес Шон Макелрой так, словно это было очевидно, и махнул рукой в сторону гаража. — Вы ее ждете?

Элли выглянула в дверь и увидела перед собой большой бело-розовый фургон.

Она озадаченно уставилась на машину, ибо ожидала увидеть очередную собаку из приюта. Элли запрещала сестре Гейли притаскивать в дом бродячих животных, но та ее не слушала.

— Где она? Где собака? — спросила Элли. Нет, что бы ни говорила Гейли, она больше не возьмет собаку. — Счета на оплату услуг ветеринара в последний раз…

— Розочка не собака, — в замешательстве сказал Шон. — Розочка — это Розочка.

Элли нахмурилась, уставившись на фургон, разрисованный маленькими рожками с мороженым, и вдруг до нее дошло:

— Розочка — фургон для перевозки и продажи мороженого?

— Поздравляю вас!

Она нахмурилась:

— Поздравляете с чем?

— Ваши глаза вас не обманывают, — поддразнил он ее.

— Передо мной очень старый фургон мороженщика, — заметила она, делая все возможное, чтобы игнорировать его привлекательную улыбку.

— На самом деле это машина одна тысяча девятьсот шестьдесят второго года выпуска, причем в оригинальной раскраске. — Шон произнес это так, словно был убежден, что доставил Элли превосходную вещь.

— Одна тысяча девятьсот шестьдесят второго года?!

— Винтажная красавица Розочка, — подтвердил Шон. — Она — гордость вашего двоюродного деда Базила,[2] и сейчас ей требуется хороший дом.

Шон Макелрой заглянул через плечо Элли в дом, вне сомнения, намереваясь таким образом провести инспекцию будущего жилища Розочки.

Он едва заметно вздрогнул, обнаружив, что дому давно требуется ремонт. Помещение оказалось довольно неопрятным, к тому же было завалено различными вещами. Заметив лежащий на полу изгрызенный собакой ковер, Шон помрачнел.

— Винтажная красавица, — повторила Элли, заставляя Шона смотреть на нее, а не на беспорядок в доме. — Ну, безусловно, она придется здесь кстати. Только имеется одна небольшая проблема.

— Какая? — поинтересовался мужчина.

— У меня нет двоюродного деда Базила.

Наконец-то он перестал улыбаться и нахмурился, лицо сделалось вдумчивым. Но это не убавило его привлекательности.

— Вы Лавидж Амери, — произнес Шон, — и живете по адресу Гейбл-Энд, деревня Лонгборн.

Элли неторопливым кивком подтвердила его слова.

— Очевидно, произошла ошибка, — заявила она со всей уверенностью, на какую была способна. Может быть, ее бабушка знакома с Базилом, который ищет, куда поставить на хранение фургон для перевозки и продажи мороженого? Но Базил не приходится Элли ни двоюродным, ни родным дедом. — Если возникла какая-то путаница в документации, решайте проблему с Базилом.

— У вас необычное имя — Лавидж. Вряд ли его можно перепутать с другим именем, — бросил Шон, игнорируя ее превосходный совет.

— Да уж, назвали так назвали.

Он поднял брови, а Элли вдруг взглянула на его левую руку. Обручального кольца нет. Но это ничего не означает. Такой привлекательный мужчина без подружки не останется. Кроме того, Элли сейчас не до романов. На ней лежит куча обязанностей.

Нужно заботиться о двух сестрах, которые еще не получили образования. О бабушке, живущей исключительно воспоминаниями о прошлом. И о доме, на содержание которого уходит весь ее заработок.

— Вам не нравится ваше имя? — спросил Шон.

— Нет… Да… К сожалению, услышав его, мужчины становятся инфантильными вне зависимости от возраста.

— Мужчины иногда делают глупости, — признался он, потом повторил: — Лавидж…

На этот раз, услышав, как он произносит ее имя, Элли ухватилась за дверной косяк, чтобы не упасть.

— Вы хорошо себя чувствуете? — встревожился Шон.

— Хорошо, — отрезала она, приказывая себе совладать с эмоциями.

Этот Шон пытается всучить ей какой-то хлам. А возможно, что еще хуже, он — мошенник и отвлекает ее, в то время как его сообщник — тот самый Базил — пытается проникнуть в дом через заднюю дверь. Но что бы Шон ни затевал, можно с железобетонной уверенностью сказать, что флиртует он так же легко и непринужденно, как дышит. И Элли уже начала поддаваться его чарам.

— Вы все сказали? — поинтересовалась она.

— Нет, погодите! Имя и адрес доставки верные. Пусть вы не знаете дедушку Базила, зато он, вероятно, знает вас. — Шон посмотрел на коричневый конверт, который держал в руках, потом на Элли. — Скажите, в вашей семье всем дают имена по названиям растений?

Элли открыла рот, собираясь надерзить ему, потом передумала и спросила:

— Скажите мне, мистер Макелрой, фургон на ходу?

— Я приехал сюда на Розочке, — заметил он, очаровательно улыбаясь. — Я могу покатать вас на ней, если хотите, и расскажу обо всех ее причудах. Розочка — замечательная девочка, но своенравная.

— Ах так! Вы хотите мне продемонстрировать, как ездит старая развалина для перевозки мороженого.

— Вы немного резковаты. — Шон оперся плечом о дверной косяк и расслабился. — Скажем, так. Розочка — старый фургон для перевозки и продажи мороженого, и у нее непростой характер.

— Может, хватит уже?! — воскликнула Элли, изо всех сил стараясь не сказать какую-нибудь гадость. — Мне очень жаль, мистер Макелрой…

— Зовите меня по имени.

— Мне очень жаль, мистер Макелрой, — упрямо повторила она, — но моя мать запрещала мне кататься на автомобилях с незнакомцами.

Мать Элли говорила одно, однако поступала совсем иначе. Окажись она сейчас на месте дочери, согласилась бы на поездку не колеблясь. Будучи любительницей приключений, мать Элли немедленно села бы в фургон и носилась бы сейчас по деревне с ревом и визгом, приводя в ужас соседей.

Но, несмотря на несомненное великолепие Шона Макелроя, Элли не собиралась повторять ошибок своей матери. И пока он пытался осознать, что она ему отказала и отправила прочь, Элли шагнула назад и закрыла дверь, набросив дверную цепочку.

— Убирайтесь отсюда и захватите с собой Розочку! — крикнула девушка.

Шон не сдвинулся с места. Его фигура была отчетливо видна сквозь дверные витражи. Поняв, что он тоже может ее увидеть, Элли схватила резиновые перчатки и с учащенно бьющимся сердцем рванула в кухню.

Опустившись на колени, она с большим, чем прежде, усердием принялась отмывать пол. У нее пульсировало в ушах, она ждала, что в дверь снова позвонят.

Но никто не позвонил.

Ощущение облегчения сменилось сожалением. Сегодня был великолепный майский денек. Самое время покататься в фургоне для перевозки мороженого с красивым мужчиной, чувствуя себя озорной и легкомысленной особой. Именно такой, какой Элли никогда не была. Даже аромат сирени, проникающий сквозь кухонную дверь, дразнил ее и побуждал забыть хотя бы на часок о многочисленных обязанностях и развлечься.

Она покачала головой. Развлечения — опасная штука. Элли буквально набросилась на кухонный пол со щеткой в руках, отскабливая керамическую плитку, которая и так уже сияла безупречной чистотой. Только бы забыть голубоглазого Шона Макелроя и сосредоточиться на текущих проблемах. Например, нужно раздобыть двести пятьдесят фунтов стерлингов, чтобы оплатить школьную экскурсию Гейли во Францию.

Денег взять неоткуда. Придется Элли стиснуть зубы и отработать дополнительную смену.

* * *

У Шона перехватило дыхание.

Проблемы в его жизни начались с того момента, когда он приехал в Гейбл-Энд и позвонил в дверь Лавидж Амери. Его встретила девушка с раскрасневшимися щеками, растрепанными волосами и огромными светло-карими глазами.

Она была довольно высока, обладала мягкими полными губами и соблазнительной фигурой. Небрежность одежды и прически делала ее чрезвычайно соблазнительной.

Давненько Шон не увлекался ни одной женщиной. Причем Элли не делала ничего, чтобы ему понравиться.

Будучи застигнутой врасплох, она, в отличие от большинства знакомых ему женщин, не стремилась казаться лучше и вела себя крайне непринужденно. Вот это ее качество и понравилось ему больше всего.

Глядя на нее, Шон почти забыл, зачем приехал сюда, поэтому опешил, когда она захлопнула дверь перед его носом. Он не мог вспомнить, когда в последний раз его столь резко выпроваживали. Однако, услышав, как Элли набрасывает дверную цепочку, он понял, что зря потратит время, если позвонит еще раз.

Шон посмотрел на коричневый конверт, который Базил Амери подсунул под дверь его дома, пока он находился в Лондоне. В записке Базил просил Шона перегнать Розочку в дом Лавидж Амери.

Шон пришел в ярость. Как будто у него нет дел поважнее! Однако Базил действовал в своем обычном стиле — просто исчез без объяснения причин.

Но, по правде говоря, ярость Шона испарилась, как только дверь ему открыла очаровательная Лавидж Амери. Ее прекрасные глаза едва не втянули его в чужие семейные дела. Семейные дела… В прошлом он достаточно настрадался из-за семейных разборок, поэтому не станет добровольно совать нос туда, куда не следует.

Итак, Розочка доставлена по назначению. Работа выполнена.

Глава 2

Чаще занимайся спортом. Если есть возможность, бегай за фургоном для перевозки и продажи мороженого.

Блог «Дневник Розочки»

Элли, разгоряченная, взбудораженная и явно обеспокоенная после встречи с Шоном Макелроем, услышала внезапный шорох, от которого подпрыгнула на месте. Кто-то просунул конверт в дверную щель для почты. Она вскочила, ее сердце бешено колотилось. Обычно Элли не торопилась просматривать почту, ибо чаще всего получала счета для оплаты.

На этот раз на коврике у двери она обнаружила коричневый конверт, который прежде видела в руках Шона, и ключи от фургона. Брелок на ключах имел форму рожка для мороженого. Элли распахнула дверь.

Розочка стояла на том самом месте, где ее оставил Шон.

— Шон Макелрой! — крикнула она. Ей казалось, что он спрятался в кабине фургона и улыбается, оттого что ему удалось провести ее и заставить открыть дверь.

Но Шона нигде не было. Запаниковав, Элли побежала к воротам, оглядывая переулок. Если Шона никто не подвез на автомобиле, он либо пошел пешком, либо сел в автобус.

Она обернулась, в отчаянии осматривая растущий неподалеку дикий кустарник.

— Если вы ищете водителя фургона, Элли, то он уехал вон в том направлении.

Элли мысленно застонала. Из соседнего дома вышла ясноглазая и взволнованная миссис Фишер и направилась к ней, чтобы как следует рассмотреть Розочку.

— Уехал?

— На велосипеде. Вы устроились на работу продавцом мороженого?

Элли содрогнулась. Жители деревни с особенным вниманием отслеживали события в семье Амери, словно смотрели бесконечную мыльную оперу. Что бы сейчас ни сказала Элли, ее слова мгновенно разлетятся по всей округе.

— Извините, миссис Фишер, у меня звонит телефон, — пробормотала она, шагнула в дом и закрыла дверь. Если бы Элли оставила ее открытой, соседка сочла бы это приглашением зайти поболтать.

Элли сидела на нижней площадке лестницы, держа в руках коричневый конверт и пристально глядя на имя и адрес получателя, которые, без сомнения, принадлежали ей.

Разорвав конверт, она обнаружила темно-розовую тетрадь, на обложке которой было написано «Заказы», дорогой мобильный телефон, при виде которого у сестер Элли обязательно потекут слюнки, и пару официальных документов: технический паспорт на фургон на имя Базила Амери, проживающего в коттедже в поместье Хотон, и страховой сертификат.

Также Элли обнаружила конверт кремового цвета.

Она повертела его в руках. На нем не было ни имени, ни адреса. Вынув из конверта лист бумаги, Элли развернула его и стала читать.

«Дорогая Лалли!»

У нее екнуло сердце. Лалли — уменьшительно-ласкательное имя ее бабушки.

«Помнишь, как ты нашла меня много лет назад? Я сидел у деревенского пруда, испуганный, смущенный и готовый покончить с жизнью?
Ты спасла в тот день меня, мою жизнь, мой рассудок, а то, что случилось потом, не твоя вина. И не Бернарда. Мой брат и я были абсолютно разными, но мы — такие, какие есть, нас не изменишь. Может быть, если бы наша мать была жива, все произошло бы иначе, но нет никакого смысла на этом останавливаться. Что было, то прошло.
Я сдержал свое обещание и держался в стороне от семьи. Я стал причиной многих страданий и скандала, причинил достаточно горя тебе и девочкам Лавендер, которые потеряли мать и Бернарда. Не хочу ворошить прошлое. Правда состоит в том, что я старею. В прошлом году я арендовал коттедж на территории поместья Хотон и наконец набрался смелости написать тебе, хотя смелости мне всегда не хватало.
Однако я виделся с твоей прекрасной внучкой. Я обедал в ресторане «Синий вепрь» пару месяцев назад, и она обслуживала меня. Она совсем как ты, Лалли. Такая же прелестница с очаровательной улыбкой. Я не удержался и спросил, как ее зовут. У нее даже имя такое же, как у тебя. А вот теперь — о главном.
Розочка, с которой ты уже должна была познакомиться, — мое хобби. Я время от времени обслуживаю вечеринки или какие-нибудь публичные мероприятия, чтобы покрыть расходы на содержание фургона. Обстоятельства сложились так, что я должен уехать на время. Но мне нужно выполнить заказы, на меня рассчитывают люди, поэтому я решил, что ты и твоя внучка мне поможете. У нее появится шанс поработать за пределами ресторана. Шон пригонит фургон, передаст письмо и покажет, как все работает.
Я прикладываю к письму книгу заказов, а также мобильный телефон, который использую для связи с клиентами. Я оформил доверенность на управление Розочкой на твое имя, чтобы не возникало проблем.

Благослови тебя Бог, Лалли. Береги себя.
Всегда твой, Базил».

Элли прижала руку ко рту и сглотнула. У нее действительно есть двоюродный дед. Он живет неподалеку, а она о нем понятия не имеет.

Поместье Хотон находится всего в шести или семи милях отсюда. Можно туда поехать, но у нее совсем нет времени, ибо следует подготовиться к работе. Просмотрев адресную книгу, она нашла телефонный номер Базила Амери.

После шестого гудка включился автоответчик. Элли оставила Базилу сообщение, попросив ей перезвонить. О каких событиях он говорил? Какой скандал упомянул в своем письме? Она перечитывала письмо Базила, пытаясь во всем разобраться, когда зазвонил ее мобильный телефон. Она схватила его, надеясь, что Базил получил сообщение и решил ей перезвонить.

— Элли? — послышался в трубке голос ее босса.

— О, привет, Фредди.

— Судя по всему, ты не рада меня слышать!

— Извини, я ждала звонка от другого человека. Что случилось? — быстро поинтересовалась она, прежде чем он успел задать уточняющий вопрос.

— Сегодня нам не хватает персонала. Я вот подумал, не придешь ли ты пораньше.

— Приду через двадцать минут, — предложила она.

— Ты ангел. Твоя сестра не захочет поработать одну смену? Она смышленая девочка, и, я уверен, ей нужны карманные деньги.

— Мне очень жаль, но Соррел[3] здесь нет… Но я и сама готова поработать сверхурочно, — прибавила Элли, воспользовавшись моментом.

— Ты уже работаешь более чем достаточно. В следующий раз я обязательно попрошу Соррел поработать в ресторане. Не мешало бы ей помогать своей сестре.

— Она должна сосредоточиться на…

Но Фредди уже повесил трубку.

Элли прочитала письмо еще раз, затем положила его в конверт и опустила в выдвижной ящик комода в коридоре. Ей не хотелось, чтобы бабушка нашла письмо до того, как она выяснит, какого черта происходит.

Розочка пусть стоит там, где ее оставили. Элли пробудет в ресторане до завтрашнего утра, значит, у нее достаточно времени, чтобы придумать хорошее оправдание тому, почему фургон припаркован перед их домом.

Шон приказал себе не вмешиваться в чужие дела. Базил всего лишь его арендатор, который попросил переправить Розочку по назначению, ибо рядом с коттеджем не было гаража.

Он оказался втянутым в эту историю только потому, что находился в Лондоне в тот день, когда Базил решил исчезнуть.

Для Шона оказалось настоящей загадкой намерение Базила отправить фургон к Лавидж Амери, а не запереть его в сарае.

Либо Базил не намерен возвращаться.

Либо на самом деле он никуда не уезжал.

Выругавшись, Шон достал из сейфа запасной комплект ключей и поехал через парк к коттеджу.

Он стучал в дверь, громко звал Базила, но все безрезультатно. Войдя в дом, он обнаружил, что все находится на своих местах. На каминной полке Шон увидел фотографию молодой женщины в поразительно коротком платье и белых сапогах-ботфортах. У нее была модная прежде стрижка с четкими краями и большие, подведенные черным глаза, обрамленные густо накрашенными накладными ресницами. Несмотря на яркий, вызывающий облик женщины на фотографии, Шон сразу уловил ее сходство с Лавидж Амери.

Значит, он все-таки не ошибся адресом.

Должно быть, Базил решил поручить выполнение части своих заказов родственникам. Если они не придут в восторг от этой затеи, Шона не должно это волновать.

На автоответчике мигал красный индикатор. После секундного колебания Шон нажал на кнопку проигрывания записи.

В комнате послышался голос Лавидж:

— Мистер Амери, меня зовут Лавидж Амери, и я только что прочитала ваше письмо. Я ничего не понимаю. Кто вы? Я прошу вас, позвоните мне, пожалуйста.

Она назвала свой телефонный номер.

Значит, она действительно не знает, кто такой Базил. Едва Шон собрался достать телефон из кармана, как он зазвонил.

Он посмотрел на дисплей. Оливия.

— Шон, я на конюшнях, — сказала она, прежде чем он сумел произнести хоть слово. — Где ты?

— Я на дальней границе поместья.

— Почти шесть часов. — По голосу его сводной сестры можно было догадаться, что она надула губы.

— Ты ведь понимаешь, сеструха, — начал Шон, прекрасно зная, как она ненавидит такое обращение, — что у меня нет времени возиться с тобой. Зачем ты приехала?

— Разве это не мой дом?

— Прошу прощения. В последний раз ты приезжала сюда на Рождество. Ты пробыла здесь два дня, потом оставила своих детей с няней до конца праздников, а сама отправилась кататься на лыжах.

— Они прекрасно провели время, — возразила Оливия.

Конечно, дети прекрасно провели время. Шон позаботился о том, чтобы они катались на санках с горы, лепили снежные крепости, носились туда-сюда, наслаждаясь свободой, какой не имели в лондонской квартире. И все же дети предпочли бы отпраздновать с родителями.

— Послушай, давай не будем ссориться, Шон. Я хотела бы поговорить о конюшнях. Я намерена переделать их в ремесленные мастерские. Я знакома со многими ткачами, производителями свечей, токарями, которые будут работать в этих мастерских. Те, кто станет приезжать в поместье на экскурсию, смогут своими глазами увидеть, как они трудятся, и, естественно, купят их товар.

Шон расхохотался.

— Что смешного? — осведомилась его сестра.

— Мысль о том, что ты знакома с токарным делом и даже с токарями.

— Негодник! Генри считает, что это хорошая идея.

— А, это тот Генри, который посещает поместье дважды в год? На Рождество, чтобы бросить здесь своих детей, а также в сезон охоты?

— Поместье принадлежит ему, а не тебе, — заметила Оливия.

— Так оно и есть. И он мне платит, чтобы я управлял этим поместьем. Я постоянно проживаю здесь, получаю за это зарплату, а не приезжаю сюда изредка, как некоторые дамочки, которые регулярно разводятся с мужьями.

Очевидно, Оливия не нашлась что ответить, поэтому повесила трубку.

Шон с помощью телефона сфотографировал снимок, стоявший на каминной полке, и еще раз внимательно осмотрел коттедж. Придется отправиться к Лавидж Амери и еще раз расспросить ее о родстве с Базилом.

Если она в очередной раз примется все отрицать, Шон покажет ей фотографию.

— Фредди…

— Ты, должно быть, летаешь по воздуху! — Расценив слова босса как хороший знак, Элли решила договориться о дополнительной смене, но он распорядился: — Сейчас никаких разговоров. У нас аврал!

Шон обнаружил, что Розочка находится на том самом месте, где он ее оставил, что не предвещало ничего хорошего. Он надеялся, что Лавидж внимательно прочла письмо Базила и во всем разобралась.

Подойдя к дому, он сделал глубокий вдох. Дверь ему открыла девочка-подросток, выглядевшая словно черный призрак. Черные волосы, черное платье, черный лак на ногтях.

— Ну? — спросила она в манере, соответствующей ее одежде. — Что вы хотите?

— Переговорить с Лавидж Амери.

— О чем?

— Скажи ей, что пришел Шон Макелрой, — произнес он. — Она знает.

Девочка пожала плечами.

— Бабуль, это к тебе! — крикнула она, опершись о дверь и уставившись на Шона таким взглядом, который мог бы напугать даже зомби.

«Бабуля?!»

— Нет… Мне нужна высокая женщина с темными волосами и светло-карими глазами. Она точно не бабушка, — прибавил он.

Девочка подозрительно прищурила зеленые глаза:

— Вам нужна Элли? Она на работе. И поздно вернется.

— В таком случае я приду завтра, — сказал Шон.

— Приходите до одиннадцати вечера. Она начинает работать в полночь. — Девочка уже собралась закрыть дверь.

— Кто пришел, Гейли?

Шон посмотрел поверх головы разодетой в черное девчонки. Навстречу ему, вне сомнения, шла женщина с фотографии, найденной в доме Базила, только постаревшая лет на сорок. Теперь ее седые волосы были уложены в пучок, однако глаза остались прежними.

— Все в порядке, бабуль. Он не к тебе пришел. Ему нужна Элли.

— Я не знал, что существуют две Лавидж Амери, — заметил Шон, понимая, кому именно предназначалось письмо Базила. — Элли рассказала вам о Розочке?

— Розочка? — озадаченно переспросила женщина. — Кто такая Розочка?

— Не кто, а что. Фургон для перевозки и продажи мороженого.

— Ах, вы о фургоне. Я все думаю, откуда он взялся. Он ваш?

— Нет… — Шону было намного труднее разговаривать с пожилой женщиной, чем с Элли. — Я оставил для вас письмо, — подсказал он. — От Базила.

— Базил? — Она сделала шаг назад, ее лицо скривилось. — Нет, — прошептала, задыхаясь, Лавидж-старшая. — Он не мог. Он не должен. Бернард разозлится…

— Бабуль… — Девочка обняла бабушку и бросила на Шона свирепый взгляд. А затем перед его носом во второй раз за день захлопнулась дверь.

Фредди остановил Элли, прикоснувшись к ее руке. Инстинктивно она хотела отдернуть руку, но напомнила себе, что Фредди знает ее с тех пор, как ей исполнилось восемнадцать лет. Он прикоснулся к ней как друг. Фредди, в конце концов, в таком возрасте, что годится ей в дядюшки или даже в отцы.

— Там в углу большая компания. Они заказали выпивку, и у них было достаточно времени, чтобы разобраться, чем они собираются закусывать. Обслужишь их?

— Конечно, Фредди.

За большим круглым столом в углу ресторана могло расположиться до десяти человек, а это предполагает достойные чаевые. Или дополнительный объем работы. Никогда нельзя узнать заранее.

«Улыбайся, Элли, улыбайся!» — твердила она себе, подходя к столу.

— Вы готовы сделать заказ? — спросила девушка. — Или вам нужно еще немного…

Она не договорила. Ее взгляд уперся в Шона Макелроя, и у нее задрожали колени.

Если она сейчас завопит, требуя объяснить, почему он приволок Розочку к ее дому и сбежал, то явно не получит хорошие чаевые. Поэтому Элли взяла себя в руки, откашлялась и произнесла:

— Если вам нужно еще время, я вернусь позже.

— Нет, мы готовы, — сказал мужчина, сидящий к ней ближе всех, и улыбнулся.

Посетители быстро сделали заказ. Проблема возникла только у Шона Макелроя.

— Извините, я не могу выбрать. Я хотел бы взять курицу в сухарях с травами. Не могли бы вы мне сказать, что это за травы? — произнес он и прибавил: — Элли?

Она подняла глаза и обнаружила, что он выжидающе смотрит на нее в упор.

Женщина рядом с ним — стройная, ухоженная и стильно одетая блондинка — повернулась, чтобы посмотреть на Шона. Явно заподозрив неладное, она нахмурилась:

— Я думала, ты собираешься заказать стейк, дорогой. Ты всегда заказываешь стейк, — прибавила она, словно подчеркивая, что Шон находится в ее власти.

— Правда? Я не думал, что настолько скучен и однообразен в своем выборе, дорогая, — бросил он, не сводя решительного взгляда с Элли. Женщина проследила за его взглядом и нахмурилась еще сильнее.

— Курица обваливается в смеси яиц с панировочными пшеничными сухарями, — быстро отчеканила Элли, — обжаривается и подается со смесью свежих трав: петрушки, лимонного тимьяна, шалфея.

— А любисток? — спросил он.

— Нет ни любистка, ни базилика, — произнесла она, держа карандаш наготове.

— Жаль. Тогда я закажу лосось.

Элли приняла заказ.

«Ты обслуживаешь обычного клиента», — сказала она себе, когда принесла кувшин с водой и корзинку с теплыми булочками.

— Булочки, мадам? — предложила она блондинке, но та отрицательно покачала головой.

Элли стала предлагать булочки остальным посетителям, сидевшим за столом.

Когда очередь дошла до Шона, он поднял на нее глаза. Его лицо оказалось так близко, что она заметила тонкий неровный шрам чуть выше брови. «Наверняка упал с велосипеда, когда был маленьким», — подумала она.

Шон долго раздумывал, потом наконец выбрал булочку, и Элли достала ее щипцами из корзинки. Едва она приготовилась поздравить себя с тем, что сумела сохранить самообладание, он прошептал:

— Скажите мне, Лавидж, кто такой Бернард?

В тот же момент булочка выскочила из щипцов, опрокинув стакан с водой, а выпечка из корзинки приземлилась на колени Шона.

— Одной булочки будет достаточно, — заметил он, поднимая теплое лакомство со своих коленей.

— Принеси свежую выпечку, Элли! Быстрее. — Вездесущий Фредди заметил происшествие. — И принеси новый стакан, — прибавил он, поднимая упавший. — Извините. Могу ли я предложить вам прохладительные напитки? За счет заведения, разумеется.

— Как насчет другой официантки? Той, которая умеет контролировать свои руки и глаза, — произнесла спутница Шона, демонстративно смахивая с платья несколько капель воды. — Мое платье испорчено.

— С официанткой нет никаких проблем, — заверил ее Шон, когда Фредди вытер лужицу воды и поправил скатерть на столе.

— Мы все заметили, что это исключительно твое мнение! — ехидно бросила она.

— В случившемся виноват только я, — продолжил Шон, обращаясь к Фредди и игнорируя свою спутницу. — И не нужно никаких прохладительных напитков. Все в порядке.

Шон смотрел, как уходит Лавидж Амери — Элли, — и обнаружил, что хочет взять ее за руку, прогуляться с ней в сумерках по деревне, проводить до дома и поцеловать, а потом попросить о еще одном свидании, как это бывало в старые времена.

— Что ты сказал ей? — требовала отчета Шарлотта.

— Я попросил булочку с тыквенными семечками, — объяснил он.

— И ты, конечно, ее получил, — сказал кто-то.

Все рассмеялись, кроме Шарлотты.

— Я тебе не верю. Ты флиртовал с ней с того самого момента, как она подошла к столу, — продолжала она обвинять Шона.

Он сообразил, что владелец ресторана по-прежнему стоит у их стола. И слушает.

— Если я и флиртовал, то она мне не ответила. — Шон заставил себя улыбнуться Фредди. — У нас все в порядке, в самом деле. Спасибо.

Другая официантка принесла чистый стакан и булочки, однако Шон не сводил взгляда с Элли, которая стала обслуживать посетителей в противоположном углу ресторана.

Шон понятия не имел, что на него нашло.

Когда они вошли в ресторан и сели за столик, он оглядел ресторан и увидел Элли. Ее волосы были заплетены в косу, на ней были черная рубашка и брюки, подчеркивающие аппетитные формы, а также длинный черный фартук.

Шон с неудовольствием отметил, как собственнически прикасается к ее руке тот парень, что позже разбирался с происшествием. Казалось, он отслеживает каждое движение Элли.

«Не твое дело», — твердил себе Шон. Но когда Элли подошла к их столику, чтобы принять заказ, подняла на него глаза, он, не выдержав, принялся флиртовать с ней.

На следующее утро, невыспавшаяся, Элли вошла в кухню. Ее глаза саднило, в голове без конца кружились мысли по поводу бело-розового фургона для перевозки и продажи мороженого и голубоглазого Шона. В кухне царила блаженная тишина.

Соррел, вероятно, отправилась с бабушкой в церковь, перед тем как воспользоваться бесплатным Wi-Fi в гостинице при ресторане «Синий вепрь». Гейли, скорее всего, снова отправилась в приют для животных.

Элли достала коричневый конверт и ключи от фургона из комода, стоявшего в коридоре, и положила их на кухонный стол, затем открыла заднюю дверь.

Ее окутал солнечный свет, аромат сирени и пение дроздов. Глубоко вздыхая, Элли чувствовала, как набирается сил после тяжелой ночи и неприятного инцидента с булочками в ресторане.

Фредди отправил ее обслуживать посетителей за другим столиком. Он сразу сказал, что не станет ее ругать, хотя прибавил, что клиент всегда прав.

Элли испытала облегчение после его слов. Потеря работы ей нужна сейчас меньше всего. У нее и без того достаточно проблем. Например, надо разобраться с Розочкой. Но сначала необходимо выпить чаю и что-нибудь съесть. Элли завязала волосы в хвост эластичной лентой, потом открыла хлебницу.

В ней не оказалось ничего, кроме крошек.

Девушка опустилась на колени, осматривая шкафы в поисках упаковки крекеров, которые купила вчера. И вдруг кто-то перекрыл солнечный свет, проникающий в кухню сквозь заднюю дверь.

Она подняла глаза, ожидая увидеть Гейли, которая решила второй раз позавтракать перед поездкой в Мейбридж с друзьями.

Но это была не Гейли.

Не успела Элли произнести и слова, как на кухню вошел тот, кто притащил к ее дому бело-розовый фургон.

Глава 3

Жизнь непредсказуема, поэтому начинайте обед с десерта.

Блог «Дневник Розочки»

Стоя на коленях, Элли подумала, что Шон Макелрой сейчас кажется более массивным и устрашающим. Возможно, он догадался о произведенном на нее впечатлении, ибо наклонился и предложил ей руку. Элли окутал запах его тела, совершенно затмевая аромат сирени.

От него пахло старой выделанной кожей и моторным маслом, и она вдруг почувствовала, что хочет прижаться к нему, как изголодавшийся по ласке котенок.

Ее глаза оказались на уровне его бедер, обтянутых мягкой хлопчатобумажной тканью джинсов.

— Как вы сюда проникли? — требовательно поинтересовалась она.

— Калитка была открыта.

О, замечательно! Элли постоянно твердила своим домочадцам, что следует соблюдать меры безопасности, но никто не воспринимал ее всерьез.

Оставив калитку открытой, Гейли выразила молчаливый протест по поводу того, что старшая сестра не желает впускать в дом ее четвероногих друзей, несмотря на их привлекательность.

Разгоряченная и взволнованная, Элли отмахнулась от предложенной Шоном руки.

— Это не дает вам права входить сюда! — рявкнула она, самостоятельно поднимаясь.

— Неужели? Но я тщательно запер калитку, — заметил он. — Кстати, в нее нужно врезать новый замок.

— В моем доме нужно многое обновить, мистер Макелрой. Единственное, что мне действительно не нужно, так это старый фургон. Могу ли я надеяться на то, что вы приехали сюда, осознав свою ошибку, и намерены забрать эту вашу Розочку?

— Я сожалею, — сказал он.

— Сожалеющим вы не выглядите. — Ей было очень трудно сдерживать раздражение.

— Станет ли вам легче, если я скажу, что искренне верил в то, что вы ждете Розочку?

— Правда? — спросила Элли. — Скажите, вы не поняли мое требование: «Убирайтесь отсюда и захватите с собой Розочку»?

Шон проигнорировал ее саркастичное замечание:

— Я думал, что, как только вы вскроете конверт, вам все станет понятно.

— Так почему же вы явились сюда сейчас?

Он пожал плечами:

— Я точно не знаю. Просто у меня появилось ощущение, будто что-то идет не так. А Базил оставил записку? — спросил Шон, кивнув в сторону коричневого конверта. — Я немного беспокоюсь за него.

— Обо мне вы явно не беспокоитесь. Ваш маленький трюк вчера вечером мог лишить меня работы. Понравился ли вам лосось? — бросила она ему обвиняющим тоном.

— Я должен признать, что вечер перестал быть душевным сразу после того, как вы уронили мне на колени горячие булочки, — вздохнул он.

— Я надеюсь, вы не ждете извинений.

— Нет. Я полагаю, вы получили записку, которую я вам оставил?

Он оставил ей записку?! Она покачала головой:

— Прошлой ночью мы с ног сбились. Было полно работы. У меня не было времени на чтение записок и милую болтовню.

— Неужели? — протянул он весьма странным тоном.

— Не верите? — взвилась Элли. — Я шесть часов провела на ногах.

— Это зависит от того, кто предлагает поболтать. Она нахмурилась, и Шон покачал головой. — Ладно, забудьте об этом. Мне жаль, если у вас возникли неприятности, но вы должны признать, что, хотя не знаете Базила, при упоминании Бернарда вы подпрыгнули на месте.

— Вы все сказали?

— Ваша бабушка едва не потеряла сознание, когда я спросил ее, читала ли она письмо от Базила, — пояснил Шон.

— Бабуля? Вы хотите сказать, что приходили сюда вчера вечером? После того, как я ушла на работу?

— Я заглянул сюда по пути в «Синий вепрь», и тощая юная вампирша посоветовала мне зайти утром, — произнес он.

— Гейли… — Элли сдержала усмешку. — Я не видела ее сегодня. Я только что встала. А что сказала бабуля?

— Она была не совсем последовательной, но, думаю, суть в том, что Бернард не позволит ей получать письма от Базила. Она, казалось, запаниковала при этой мысли.

— Ну, это просто смешно. Бернард был моим дедом, однако он давно умер, — заметила Элли, потом потребовала: — Расскажите мне о нем.

— О Базиле? — Шон пожал плечами. — Я многого не знаю. Он обыкновенный старик, у которого в жизни две страсти — Розочка и покер.

— Он азартный человек? Может быть, он оставил Розочку в качестве залога?

— Базил никогда не стал бы рисковать Розочкой, — заверил ее Шон, потом прибавил: — Но это не означает, что, если он проиграется, его партнеры по игре не захотят получить Розочку.

— Итак, что вы хотите сказать? Вас попросили переправить фургон ко мне, а я должна дать ему убежище?

— По сути, да, — признался он и повел плечами, чтобы ослабить напряжение.

— Не делайте этого! — предупредила Элли, увидев, как соблазнительно напрягаются мускулы под мягкой тканью его темно-синей рубашки поло.

Шон нахмурился. Он понятия не имел, о чем она говорит. К счастью.

— Неужели Базил регулярно исчезает? — поинтересовалась Элли, прежде чем Шон смог о чем-то догадаться.

— Не знаю. Я его арендодатель, а не лучший друг. Я был в Лондоне, когда он смылся.

— Ну и что дальше? Он бросил конверт в ваш почтовый ящик и приложил к нему записку с просьбой перегнать фургон сюда?

— Я сожалею об этом, — извинился Шон. Кстати, он и сам поступил как Базил: подбросил ей конверт. — Я предполагал, что, просмотрев содержимое конверта, вы поймете, что следует делать.

Что делать?

«Ситуация усложняется», — подумала Элли, внезапно осознав, что ей предстоит делать.

— Мне очень жаль, Шон, но если вы приехали сюда, ожидая, что я внесу за Базила арендную плату, то вам не повезло. Я не знаю Базила Амери, но даже если бы и знала, не смогла бы вам помочь. Вам придется продать Розочку, чтобы получить задолженность за аренду.

— Продать Розочку? Вы что, шутите?

— Очевидно, — язвительно парировала Элли. — Так как Розочка — гордость и радость Базила.

— Вы не кажетесь мне жестокой.

— Мне нужно думать о более важных вещах. Кстати, как бы вы отреагировали, если бы неизвестный вам человек попросил вас выполнить его заказы по продаже мороженого?

Подумав, Шон предложил:

— Почему бы не поставить чайник? Я довольно сносно готовлю кофе.

— У меня нет кофе, — заявила девушка, заправляя за ухо прядь непослушных волос.

— Тогда чай? — легко согласился Шон, беря чайник, наполнил его водой и включил в сеть. Он взял две чашки с комода и чайные пакетики из жестяной банки. — С молоком, с сахаром? — спросил он, кладя чайный пакетик в каждую чашку.

Ей хотелось приказать ему убраться прочь вместе с фургоном, но потом она передумала. Шон прав. Нужно все выяснить.

— Немного молока.

— Как насчет сахара? Вы, очевидно, испытали шок, и у вас снизился уровень сахара в крови.

— Никакого шока у меня не было, — бросила Элли. — Произошла какая-то ошибка.

Да, ее семья была не самой обычной семьей в мире, но в ней не было секретов. Совсем наоборот. Вся округа смаковала подробности их жизни…

Шон оглянулся на нее:

— Чего вы так боитесь, Элли?

— Я не боюсь!

— Нет?

— Нет! — Элли приходилось оказываться и в более сложных переделках, но Шон прав: нынешняя ситуация вызывала у нее странные ощущения. — Вы должны нажать на кнопку.

Она протянула руку к чайнику и нажала на кнопку. Послышался легкий треск, и Элли получила незначительный удар током. Индикатор загорелся, вода в чайнике начала с шумом нагреваться.

Не говоря ни слова, Шон взял деревянную ложку из кастрюли на плите и с ее помощью выключил чайник, а затем вынул штепсель из розетки.

Но на этом Шон не остановился. Отключив чайник, он принялся поочередно открывать ящики комода.

— Что вы делаете?

Шон вытащил из ящика отвертку, которая лежала в куче обрывков веревки, бумажных мешков и другого хлама.

— Починить не удастся, — предупредила Элли. — Чайник просто отработал свое… Он старье. Как Розочка.

— Розочка никакое не старье, — возразил он, игнорируя ее протесты, и стал развинчивать штепсель.

— Это ваша точка зрения, — бросила она.

— Нет. Я объективен. Розочка на ходу, иначе я не сел бы за руль. — Шон поднял на нее глаза. — И я не перегнал бы ее к вам.

— Да? — Поняв, насколько грубо она себя ведет, Элли покраснела. — Да, конечно. Извините…

— Нет проблем.

— Я рада, что вы не обиделись, — заметила она, глядя на конверт, лежащий на кухонном столе. Информация из этого конверта могла произвести эффект разорвавшейся бомбы.

Многие поколения семьи Амери жили в Гейбл-Энд. Элли обитала в доме, где родился дедушка Бернард. Ее предки незримо присутствовали повсюду: их имена были написаны на форзацах книг, которые стояли на полках почти в каждой комнате, на ручках старых теннисных ракеток; на школьных портфелях, хранившихся на чердаке. Их лица можно было увидеть на множестве фотографий.

Но не было никакой информации о Базиле.

Или она все-таки существовала, но ее тщательно скрывали?

Бабушке знакомо его имя. По словам Шона, она повела себя немного странно. Да, бабуля порой смущалась, когда кто-нибудь из стариков начинал донимать ее разговорами, ибо по-прежнему была красива и привлекала внимание. Но ведь, услышав имя Базила, она запаниковала.

Глубоко вздохнув, Элли взяла в руки конверт и выложила его содержимое на стол, чтобы Шон не думал, будто она пытается что-то скрыть от него.

— Вот письмо Базила, — начала она, обращаясь к Шону, который стоял, прислонившись к шкафу, и по-прежнему занимался починкой штепселя. — Прочтите.

Она сунула письмо ему в руки, а сама сосредоточила внимание на тетради.

На первой странице, где обычно предупреждается: «В случае потери, пожалуйста, верните по такому-то адресу…», печатными буквами было написано «РОЗОЧКА», а также указан номер мобильного.

В тетради имелись номера телефонов с именами абонентов, случайные записи, цитаты известных людей, а также смешные комментарии самого Базила по поводу радости от поедания мороженого.

— Вчера он сделал запись «ГСГ» и подчеркнул ее. Вы знаете, что это за аббревиатура?

Шон подумал, потом покачал головой.

— Потом еще одна запись, сделанная в минувшую пятницу: «Автосервис, Шон». Вы автомеханик? В поместье Хотон имеется коллекция старинных автомобилей, не так ли? Вы их обслуживаете?

— Обслуживаю, — сказал он. — Базил интересовался, нужно ли менять масло в Розочке, и попросил проверить двигатель.

— Сколько он вам платит? — задала вопрос девушка.

Шон пожал плечами и едва заметно улыбнулся.

— Базил предпочитает расплачиваться натуральными продуктами, — признался он.

— Мороженым? — Элли оглядела его узкие бедра и мускулистые руки. — Сколько же мороженого может съесть один человек?

— К счастью, мне не приходится съедать его в одиночку. Базил приехал на Розочке на семейную вечеринку по случаю дня рождения, загрузив фургон мороженым и конфетами. Мне досталась порция шоколадного мороженого как плата за то, что я проверил тормозные колодки Розочки.

— Семейная вечеринка? У вас есть дети?

— Нет. День рождения праздновала моя племянница. Дочь моей сводной сестры. — Он пожал плечами. — У меня непростая семья.

— Как у многих, — сухо заметила Элли. — Но для дня рождения одной маленькой девочки мороженого все равно много.

— Вечеринка была пышная. Моя семья никогда ничего не делает в меру, — пояснил Шон.

— Да? — У них появилось нечто общее. Только семья Элли обычно не веселилась, а устраивала драмы. — Как вы познакомились?

— С Базилом? Он арендует коттедж в поместье Хотон.

— Это совсем близко отсюда. Я была там один раз со школьной экскурсией, когда мы изучали династию Тюдоров. Там красиво.

— Посетители поместья говорят мне то же самое.

— Вы там живете? — спросила она.

— Я там живу и работаю, замаливая грехи моей матери. — Он начал читать письмо. — Лалли? Так называли вашу бабушку?

— Да. Я сомневаюсь, что ее настоящее имя многим известно.

— И ваше.

— И мое, — согласилась Элли.

— Ну, Базил, вне сомнения, знал настоящее имя вашей бабушки, ибо хранил на каминной полке ее фотографию.

— Вы шутите! Фотографию моей бабушки?

Шон вынул телефон из кармана, нашел нужный снимок и показал его Элли:

— Я сделал фотографию вчера, когда зашел в его коттедж, чтобы убедиться, что ничего плохого не произошло.

— Вы имеете в виду, не покончил ли он с собой? — многозначительно произнесла она.

Он не ответил, хотя именно это имел в виду.

— У вас есть ключи от коттеджа? — спросила девушка.

— Да. Дубликат, который я храню на случай чрезвычайных ситуаций.

— Или на случай, когда арендатор делает ноги, — подхватила Элли, взяв у него телефон.

— Это она? — поинтересовался Шон, имея в виду женщину на фотографии.

Элли кивнула:

— Снимок был сделан в конце шестидесятых годов — до того, как она вышла замуж за моего деда.

Она вернула ему телефон:

— Как вы узнали, что это моя бабушка?

— Вы с ней похожи.

— Но она была…

Элли не договорила. Ее бабушка была любимой дочерью младшего сына графа Мелчестера и общепризнанной красавицей. Ее фотографии печатались на обложках модных журналов.

Граф не планировал выдавать свою дочь за представителя среднего класса. Поэтому аристократка Лавидж была практически изгнана из семьи, когда вышла замуж за Бернарда Амери.

— Я нисколько на нее не похожа, — решительно заявила Элли.

— У вас ее губы и глаза. Базил узнал вас, — заметил Шон и еще раз взглянул на письмо. — Ваша бабушка читала письмо?

— Нет! — Она покачала головой. — Ей нельзя его читать.

— Вы не показали ей письмо?

— Пока нет.

— Похоже, они были очень близки, — протянул он, снова принимаясь за письмо. — Он пишет, что она спасла ему жизнь.

— Он собирался утопиться в деревенском пруду, — сухо произнесла Элли. — Такого человека обязательно заметят в любое время дня и ночи.

— Ваша бабушка, очевидно, не просто спасла его, но и выслушала, успокоила, наставила на путь истинный.

Элли сомневалась, что ее взбалмошная и легкомысленная бабушка была способна наставить кого-то на путь истинный.

— Если это так, то почему они не встречались сорок лет? Если… — Она подняла глаза на Шона. — Если только в нее не были влюблены оба брата. Она была очень красивой.

— Да…

— Но непонятно, почему дедушка убрал из родного дома все, что могло напоминать о его брате. В конце концов именно он женился на моей бабушке, — размышляла Элли.

— Базил — гомосексуалист, Элли.

— Гомосексуалист? — повторила она безучастно.

— Вероятно, по этой причине семья отреклась от него, — предположил Шон.

— Нет! Это невозможно.

— Такое происходит даже в наши дни.

— Что бы там ни было, бабушка не должна ни о чем знать. У нее слабое здоровье, Шон. — Элли пролистала блокнот Базила. — Здесь написано: «Том и Сильви. КРЛ, следующая суббота». Что это означает?

— КРЛ означает клуб «Розовая лента». Это благотворительная организация, помогающая онкологическим больным. — Он помолчал, закручивая шуруп в штепселе.

— И их семьям, — закончила она за него, у нее сдавило горло. — Я знаю.

— В субботу состоится традиционная вечеринка. В этом году она будет проводиться в доме Тома и Сильви Макфарлан.

— Где это?

— В Лонгборн-Корт. Я видел рекламу этой вечеринки. Да и Базил упомянул о ней, когда попросил меня заменить масло Розочке. Мне показалось, что он вызвался помогать в организации вечеринки неспроста.

— Он должен был подумать обо всем раньше, а не взваливать свои проблемы на плечи других людей, — внезапно разозлилась Элли. — Судя по письму, семья отреклась от Базила не только из-за его сексуальной ориентации.

— Вы предполагаете, что он страдает пристрастием к азартным играм?

— Вы первый, кто заговорил о такой возможности, — напомнила Элли.

— Не делайте поспешных выводов. Может быть, основная проблема связана с его семьей, — продолжал Шон. — Может быть, он распродал фамильное серебро, чтобы расплатиться с кредиторами?

— В этом он точно не виновен, — отрезала она, удостоившись колючего взгляда Шона. — А я думала, вы имели в виду какие-то нынешние его проблемы.

— Он живет в поместье недавно. Может, он играл в покер только тогда, когда отчаивался. Может, это некая форма самоуничтожения.

— Я не могу сделать то, о чем он просит. У меня сложный график работы. И я не стану вовлекать в это бабушку, Шон. Она порой неадекватно воспринимает происходящее.

— Болезнь Альцгеймера? — спросил он напрямую.

— Нет. — Элли покачала головой. — Бабушка всегда была немного ветреной. Потом она начала упрекать себя за смерть дедушки, который погиб в автокатастрофе в Нигерии. А потом умерла моя мать. С тех пор бабушка ведет себя… необычно. Врач считает, что мозг просто блокирует те воспоминания, которые могут окончательно подорвать ее здоровье.

— У всех нас есть моменты, которые хочется забыть навсегда, — прошептал он с сочувствием.

— Да… — Решив, что слишком разоткровенничалась, Элли прибавила: — Вы понимаете, почему я не хочу ее волновать?

— Конечно, — сказал Шон. — Но вы, Лавидж, можете появиться на субботней благотворительной вечеринке вместо своей бабушки.

Глава 4

Плохое настроение всегда исправит маленькая порция мороженого.

Блог «Дневник Розочки»

Элли должна была предвидеть такое развитие событий.

— Разве вы не поняли? — возмутилась она. — По субботам я работаю.

— Вы начинаете работу поздно вечером, а вечеринка закончится к шести часам. Затем состоится концерт. — Шон старался быть убедительным. — Я могу вас заверить, что посещение вечеринки намного интереснее обслуживания клиентов в ресторане.

— В самом деле? Когда в последний раз вы обслуживали какую-нибудь вечеринку? Кроме того, я понятия не имею, как работает аппарат для приготовления мороженого.

— Ну, это не ракеты конструировать. Я вам покажу.

— Вы?

У Элли затрепетало сердце. Она не ожидала, что Шон будет находиться рядом и помогать ей.

— Как вы думаете, кто заполнял вафельные рожки мороженым на дне рождения моей племянницы, пока Базил мило болтал с очаровательными мамочками детишек?

Элли подозревала, что с очаровательными мамочками детишек мило болтал Шон, и они бесстыдно с ним флиртовали.

— Ну, тогда одной проблемой меньше. Если вам так понравилось работать мороженщиком, Розочка ваша. — Она протянула ему тетрадь с заказами и ключи от фургона. — Наслаждайтесь!

Он усмехнулся:

— Теперь у меня не осталось сомнений в том, что вы с Базилом родственники.

— Тогда знайте, что вы — чванливое существо. Удачи вам, Шон. Не забудьте закрыть за собой калитку.

Он скрестил руки на груди и откинулся на спинку стула, явно не собираясь никуда уходить.

— Если вы отказываетесь работать на вечеринке, тогда я посижу здесь и подожду вашу бабушку. Где она? — Шон взглянул на часы. — В церкви?

— Шон, это шантаж!

— Вы водите машину? Я заметил довольно милый старый автомобиль в вашем гараже. Если ваша бабушка не умеет водить автомобиль…

— Я не говорила, что она не умеет водить. У нее нет водительских прав. Ее лишили их за многочисленные случаи превышения скорости. И автомобиль, который вы видели, не милый. Это груда старого металла, которая даже не прошла техосмотр. — Помолчав, Элли прибавила: — Как думаете, Базил вернется, Шон? Вы говорили, что беспокоитесь о нем, а после прочтения письма можно сделать вывод, что он прощается навсегда.

— Я знаю не больше вашего, — сказал он, глядя на нее в упор. — Я всего лишь делаю предположения на основе того, что знаю о Базиле.

— Нет ли какого-нибудь приюта для старых автомобилей вроде Розочки? — с отчаянием спросила Элли.

— Ее можно сдать на металлолом.

— Надеюсь, вы шутите. Вы же говорили, что Розочка особенная, — простонала она, понимая, что хватается за соломинку. — Почему бы не отправить ее в музей транспорта?

— Базил решил, что фургон должен находиться у вас. Вернее, у вашей бабушки.

— Почему? Если он так хорошо относится к моей бабушке, почему не приезжал раньше? Решил обратиться к нам только тогда, когда у него начались проблемы? У нас нет денег, зато достаточно свободного места. Если бы он не отгородился от семьи, мы бы о нем позаботились.

— В самом деле?

— Родственников у нас очень мало. Похоже, Базил в нас не нуждается. А ему никогда не приходило в голову, что мы в нем нуждались? Когда умер дедушка. Когда умерла моя мать. Что ему мешало связаться с нами?

Шон пожал плечами:

— Сожалею, но придется расспросить об этом вторую Лавидж.

— Я не могу это сделать. Вы ее видели, Шон. Несколько десятков лет назад здесь действительно произошло что-то плохое, и я не собираюсь воскрешать неприятные воспоминания.

— Вот и ответ на ваш вопрос, почему Базил не обращался к вам за помощью в течение сорока лет, — бросил Шон. — Ваша бабушка видела Розочку вчера вечером, — предупредил он. — Она захочет узнать, откуда взялся фургон.

— Не захочет, потому что вы перегоните Розочку обратно.

Шон еще раз посмотрел на письмо.

— Девочки Лавендер? Лаванда… — протянул он, игнорируя отчаянные попытки Элли избавиться от фургона. — Лавендер — ваша мать?

— Да. Она умерла.

— Значит, из родственников у вас, кроме бабушки, только черная моль? — ухмыльнулся Шон.

— Гейли? — Она подавила смешок. — Ангелика.[4] Ей шестнадцать лет. Есть еще Соррел, она недавно поступила в университет.

— Лавидж, Лавендер, Ангелика, Соррел… Садоводческая тема продолжается. Когда умерла ваша мать?

— Когда мне было столько же, сколько сейчас Гейли. У нее был рак. И прежде чем вы спросите, я скажу, что в нашей семье только четыре человека. Больше никого нет.

Внезапно у Элли сдавило горло и стало покалывать глаза. Зачем Шон Макелрой пришел сюда и ворошит прошлое?

— Так где обещанный чай? — поинтересовалась она.

— Будет, как только я починю чайник. Почему бы вам не посидеть в саду? — предложил он, прикоснувшись к ее плечу. — Я принесу вам чай.

Элли предпочла бы остаться и не двигаться, наслаждаясь обнадеживающим прикосновением Шона. Вероятно, он заметил тоску в ее взгляде, ибо резко отвернулся и вновь занялся чайником. Элли выскочила на улицу, уткнулась лицом в ветку роскошной сирени и вдохнула сладкий аромат. Так часто поступала ее мать. Элли никогда не понимала, почему она так делает.

Несмотря на все свои возражения, Элли понимала, что придется оставить Розочку у себя. Не ради Базила. Он ничем не отличается от любого другого человека, который появлялся в ее жизни. Он — один из многих, кто портил ей жизнь, а затем сбегал.

Дед Элли делал вид, что совершает правильные поступки, однако держался с членами семьи отчужденно. Он редко бывал дома, а когда появлялся, повсюду воцарялись уныние и мрак.

Что касается Базила, то и у него не хватило смелости объявиться и выяснить, как поживают девочки Лавендер.

— Осторожно! — произнес Шон, когда Элли, погрузившись в размышления, шагнула назад и нечаянно наткнулась на него.

— Извините.

— Все нормально, — сказал он, посасывая большой палец, на который выплеснулся горячий чай. — Давайте-ка я познакомлю вас с Розочкой.

Не дожидаясь согласия Элли, Шон направился к фургону. Открыв переднюю дверцу, он включил громкую музыку.

— Нет! — воскликнула Элли, но было слишком поздно.

Не успел Шон выключить музыку, как послышался женский голос:

— Я вижу, вы его нашли.

Элли обернулась, и у нее замерло сердце, когда она увидела у забора миссис Фишер. Внимание соседки было обращено не на Розочку, а на стоящего около машины Шона. «Старая ведьма, вероятно, выслеживает его со вчерашнего дня», — возмутилась про себя Элли.

— Я спрашивала Элли, не устроилась ли она работать мороженщиком, — объяснила со смешком миссис Фишер.

— Розочка старовата для постоянной торговли, — заметил Шон. — Она обслуживает только вечеринки и свадьбы.

Элли свирепо уставилась на него. Он протянул ей чашку с чаем и отпил из своей чашки.

— Вечеринки? Как интересно. — Глаза миссис Фишер были широко раскрыты, она внимательно рассматривала Шона. — Вы должны повесить объявление в деревенском магазине, мистер… — Она сделала паузу, ожидая, когда Шон ей представится.

— Я не думаю, что это необходимо, — произнесла Элли прежде, чем он заговорил.

— Ведь у вас много заказов? — настаивала миссис Фишер.

— Больше, чем я могу справиться, — заверила ее Элли, одаряя соседку вежливой, но холодной улыбкой.

— Ну и отлично! — Женщина продолжала с надеждой смотреть на Шона, но он обо всем догадался и молчал. — Ну я как-нибудь загляну на одну из вечеринок.

— Могу поспорить, что заглянете, — пробормотала Элли, глядя вслед уходившей соседке.

— Я что-то пропустил? — спросил Шон.

— Будьте уверены, она будет держать вас в курсе дел, — заверила его девушка. — С какой стати вы сказали ей, что Розочка обслуживает вечеринки?

— Потому что так и есть. Базил предоставил вам полную свободу действий, и поверьте мне, продавать мороженое намного приятнее, чем обслуживать посетителей в «Синем вепре».

— Не сомневаюсь, — бросила она в сердцах. — Но по крайней мере в ресторане я получаю фиксированный оклад плюс чаевые. Сколько заказов принял Базил?

— Я понятия не имею. Может быть, вам последовать совету леди и наклеить объявление в деревенском магазине?

— Она не леди, — отрезала Элли, — а миссис Фишер. И когда я сказала, что в этом не будет необходимости, я сделала это неспроста. К завтрашнему дню все в округе будут знать, что у меня появился фургон для перевозки и продажи мороженого, а в моем доме поселился мужчина, починивший мой чайник.

Шон нахмурился.

— По правде говоря, — продолжала Элли, — нашу семью постоянно обсуждают. Моя мать питала слабость к мужчинам-авантюристам. Не зря я и мои сестры родились именно в конце февраля.

Шон задумался, потом уточнил:

— Вы все были зачаты в июне?

— Вы не только готовите хороший чай, но и отлично считаете в уме.

— Не стоит ерничать. Между прочим, в вашем доме больше нет молока. Если хотите, я отвезу вас на Розочке в магазин. Это будет отличная реклама. Я здесь, чтобы служить вам… Так что же происходит в июне?

— В июне? — На мгновение Элли опешила. — Главное событие в жизни деревни Лонгборн.

— Ярмарка?

— Я никогда ее не посещаю. Просто стою в стороне и смотрю на мужчин, монтирующих аттракционы и возводящих шатры.

— Ищете знакомые лица, — задумчиво прокомментировал он.

— Я знаю, что это глупо, — печально вздохнула Элли. — Моя мать не была поклонницей безопасного секса. Она подавала дочерям не слишком хороший пример.

Элли подозревала, что разочаровывает жителей деревни, не давая им повода для сплетен, как когда-то делала ее мать. У нее было полно забот и практически не было денег, чтобы развлекаться и поддаваться соблазнам. Соррел тоже оказалась серьезной девушкой, всецело сосредоточенной на учебе, ибо хотела получить хорошее образование и работу.

Но в этом году Гейли исполнилось шестнадцать лет, и она вполне может оказаться объектом обсуждения деревенских жителей. Будучи поклонницей Дракулы, девушка выкрасилась в брюнетку, пользовалась очень светлой пудрой и алой губной помадой.

— Пропади ты пропадом, — сказала Элли, когда лопнула эластичная лента в ее волосах, и они рассыпались по плечам и спине. Она стала рыться в кармане, пытаясь отыскать другую ленту, но ничего не нашла. — Мне действительно нужно отрезать волосы.

— Нет. — Улыбка исчезла с лица Шона, когда он запустил пальцы в ее густые локоны. — Не делайте этого. Поверьте, у вас роскошные волосы.

Глава 5

Идеальное мороженое похоже на идеальную женщину: прохладное, нежное, утонченное и с изысканным вкусом.

Блог «Дневник Розочки»

После того как Шон прикоснулся к ее волосам, Элли лишилась дара речи. Она стояла словно вкопанная, на ее шее учащенно пульсировала жилка. Колени задрожали. По телу пробежала непривычная, но приятная дрожь.

Элли покачнулась в сторону Шона, словно он притянул ее как магнит.

— Я познакомлю вас с Розочкой, — повторил он, подходя к фургону.

Элли не сдвинулась с места.

— Элли, — произнес Шон с притворной официальностью. — Познакомьтесь с Розочкой. Розочка, познакомься с внучатой племянницей Базила, она — твоя новая владелица.

— Шон! — запротестовала она.

— Машиной владеете либо вы, либо ваша бабушка, — напомнил он.

— Вы ведете нечестную игру.

— Доверенность оформлена на Лавидж Амери, — заметил Шон. — Выбор за вами.

Элли свирепо уставилась на него. Она наконец совладала с волнением и трепетом, а также выровняла дыхание.

— Мне негде хранить фургон.

— А гараж? — поинтересовался он.

— Я не смогу отбуксировать из гаража свою старую машину на свалку, чтобы освободить место для Розочки.

— Я сделаю это за вас, — предложил Шон. Элли ахнула. — Какие у вас еще проблемы? — спросил он.

У Элли было несколько дюжин различных проблем, но она не собиралась думать ни об одной из них, стоя рядом с Шоном Макелроем около фургона.

— Ладно, Розочка, — вздохнула она, — нравится мне это или нет, но я на данный момент твоя единственная хозяйка. Веди себя прилично, иначе отправишься на свалку вслед за моей машиной-развалюхой.

— Хочу дать вам один совет, Элли, — произнес Шон. — Как и большинство женщин, Розочка нуждается в бережном обращении.

«Вероятно, ты судишь по собственному опыту», — подумала Элли и пнула ногой колесо фургона.

— Ищете неприятностей? — Он покачал головой, словно говоря: «Я вас предупреждал».

Элли захотелось еще раз пнуть Розочку.

— Я их не ищу, они сами приходят. Одна из них — бело-розовый фургон мороженщика.

— Ну а что вы думаете о Розочке?

— Честно?

— Как правило, лучше быть честным. Я так считаю.

— Согласна с вами.

На мгновение их взгляды встретились. У Элли пересохло во рту, она повернулась к Розочке и уставилась на нее невидящим взором, пытаясь собраться с мыслями.

— Честно… — повторила она, оглядывая округлые контуры фургона.

Розочка была похожа на машину из детских сказок. Бело-розовый кузов, хромированная решетка радиатора и небольшие круглые фары создавали впечатление, что она «улыбается». По бокам кузова, словно кроличьи уши, торчали два фанерных рожка с мороженым.

— Я думаю, что она очень… блестящая, — сказала Элли и наклонилась ближе к фургону, чтобы внимательно его рассмотреть. Розочка была начищена до блеска и, несмотря на почтенный возраст, не имела ни ржавчины, ни сколов на покрытии. — Скажите, вы специально начистили ее перед приездом сюда? Чтобы сделать особенно привлекательной?

— Я всего лишь стер с нее пыль, — признался Шон. — Базил покрывал Розочку специальным воском.

— Вне сомнения, он ожидает, что я буду заниматься тем же.

— Я думаю, он простит вас, если вы не будете покрывать фургон воском. Однако никто не захочет покупать мороженое, доставленное в грязном фургоне.

Элли обошла Розочку, осмотрела ее со всех сторон и произнесла:

— Ну, должна признаться, она очень мила.

— Хотите заглянуть внутрь?

Шон не стал ждать ответа и, открыв дверцу фургона, отступил назад. Поднявшись на площадку, откуда производилось обслуживание покупателей, девушка мгновенно ощутила едва заметный аромат ванили, и ей показалось, будто она слышит радостные детские крики.

Элли вспомнила, как в детстве вместе с матерью стояла в очереди за мороженым. Монетка нагревалась в ее ладони. Она была счастлива… Но фургон мороженщика из ее детства был голубым, как небо.

У нее чаще забилось сердце, губы непроизвольно изогнулись в улыбке. «Продавать мороженое весело», — подумала она. Веселье. Это слово всегда ассоциировалось у Элли с опасностью. За любое веселье приходится расплачиваться.

При этой мысли она вернулась в реальность.

— Скажите мне одну вещь, Шон. — Она оглянулась на него. — Сколько именно Базил задолжал вам за аренду?

— Вы действительно думаете, что будете продавать мороженое для того, чтобы уплатить долги Базила? — спросил он совершенно спокойно.

— Базил не может достойно заработать себе на жизнь, всего лишь продавая мороженое, — заметила девушка. — Кроме того, вы сейчас усиленно пытаетесь заставить меня заняться торговлей мороженым.

— Вы плохо знаете Базила, Элли. И определенно не знаете меня. — Шон отошел в сторону, чтобы освободить ей место, но она не двигалась. — Выходите из фургона. Идите к себе, и мы забудем обо всем, что случилось.

— Куда же подевалась ваша решимость выполнить пожелание Базила? Совсем недавно вы не остановились бы ни перед чем, хотели даже старушку втянуть в эту историю.

— Я просто скажу Базилу, что вы не хотите ему помогать.

— А если он не вернется?

— Если он не вернется, это не будет иметь значения, верно?

Если бы все было так просто! Члены клуба «Розовая лента» уверены в том, что в следующую субботу Элли выполнит свои обязательства. Не только ради членов этого самого клуба, но и ради себя. Добровольная помощь «Розовой ленте» позволит Элли почувствовать себя нужной и небесполезной.

Оставался небольшой вопрос, связанный с аппаратом для приготовления мороженого.

Взглянув на Шона, она глубоко вздохнула:

— Вы правы, Шон. Я не знаю Базила, но, видимо, должна ему помочь. — Элли шагнула в глубь фургона и провела рукой по столу, потом оглядела различные пластиковые контейнеры и картонные коробки с вафельными рожками. Посмотрев в окошко раздачи, она оглянулась на Шона. — Базил обычно оставляет все это в фургоне?

— Я понятия не имею, — ответил он наконец.

— По его письму можно предположить, что он давно хотел переправить сюда Розочку. — Девушка передвинула коробки с вафельными рожками, чтобы распечатать контейнеры со смесью для приготовления мороженого. Пальцем она проделала отверстие в крышке из пленки, чтобы посмотреть на содержимое контейнера. — Вы не сомневались, что мы ждем ее. Но теперь вам все стало ясно, — прибавила она мягко, глядя на Шона через открытое окошко раздачи.

Элли оставила контейнеры в покое и принялась изучать содержимое шкафчиков.

— Несколько поколений моей семьи жили в Гейбл-Энд, — сказала она, словно желая заполнить пробел в знаниях Шона. Девушка моргнула, увидев огромную упаковку шоколадных хлопьев, когда открыла очередную коробку. — Должно быть, и Базил вырос здесь.

Элли съела кусочек шоколада. Стерев с губы шоколадную крошку, она облизала палец.

— Мой прадед, отец Бернарда и, видимо, Базила, был биржевым маклером, — сообщила она, продолжая ревизию шкафчиков. — Разве Базил ничего вам об этом не говорил?

— Наши разговоры ограничивались техническим состоянием Розочки.

Элли увидела упаковки с мелким зефиром, орехами…

В ее мозгу снова возникли воспоминания детства. Мороженое с зефиром, смех матери…

— Еще он был мировым судьей, — заявила она. — И членом приходского совета. Столпом общины.

— Накрахмаленный воротничок, сдержанность и умение сохранять респектабельность и благоприличие во что бы то ни стало, — прокомментировал Шон со знанием дела.

Помолчав, Элли произнесла:

— Я не могу сказать ни да, ни нет, потому что не знала его. — Нахмурившись, она отвела взгляд от разноцветной сахарной пудры. — А вам удается сохранять респектабельность и благоприличие?

Шон долго не отвечал, потом пожал плечами:

— Все это не что иное, как маска, помогающая скрыть многочисленные грехи.

— Вы действительно так считаете? — спросила Элли, насторожившись и приготовившись защищать интересы своей семьи.

— Я бы так не говорил, если бы не был уверен, что это правда, — заметил он.

— Странно. Хотя воротничок у вас не накрахмаленный, но вы сдержанны и умеете сохранять респектабельность и благоприличие, как никто из моих знакомых.

Элли застала Шона врасплох и изумила. Однако он быстро совладал с эмоциями:

— Возможно, у меня бывают проблемы с узко мыслящими людьми, которые воспринимают как угрозу всех, кто на них не похож, — сказал он. — Такие люди не живут, а притворяются.

Элли задалась вопросом: уж не считает Шон себя аутсайдером? Почему?

— Я могу с этим согласиться, — настороженно начала она, — но определенные правила поведения введены исключительно для общего блага. Некоторые вещи нельзя принимать на веру. — Элли пролистала гигиенический сертификат на фургон, закрепленный на стене. — Даже Базил это понял. — Снова повернувшись к контейнеру со смесью для приготовления мороженого, она задумчиво добавила: — Интересно, можно ли приготовить клубничное мороженое?

Элли знала, что Шон смотрит на нее, прищурившись, не понимая, что она затевает. Элли тоже не понимала, что на уме у Шона. Рассудительность, доставшаяся ей по наследству от деда и прадеда, мирового судьи, требовала не обращать внимания на Шона и не пытаться его понять.

Но неожиданно она утратила уверенность в респектабельности своих уважаемых предков, на которых Элли очень хотела быть похожей.

Что они были за люди, если отреклись от члена собственной семьи?

— Шон? — требовательно вопросила она.

— Да, можно приготовить и клубничное, и шоколадное мороженое, — сказал он сдержанно.

— Но не всем нравится клубничное мороженое, не так ли? — Элли выгнула бровь, желая узнать его мнение. Не дождавшись ответа, прибавила: — Возможно, было бы безопаснее добавить несколько капель кармина к ванили.

— Кармин?

— Это натуральный пищевой краситель красного цвета. Он изготавливается из давленых жуков, которые называются кошенильные червецы.

— О чем вы говорите?

Элли не спешила с ответом. Поставив контейнер на место, она сосредоточила внимание на аппарате для приготовления мороженого. Подняв крышку, заглянула внутрь, потом провела пальцами по приборной панели.

Шон молчал.

Она потянула на себя рычаг.

— Лавидж Амери, не трогайте! — предупредил он.

— Ла-ла-ла… — пропела она. Так поступала ее бабушка, когда притворялась, будто не слышит, что к ней обращаются. Элли рассмеялась, внезапно осознав, почему бабушка получила прозвище Лалли.

Шон тихо выругался, шагнул в сторону Элли и схватил ее за запястье, прежде чем она успела что-нибудь сломать.

Но именно этого Элли и добивалась. Она хотела, чтобы Шон вошел в фургон, выслушал ее и поговорил с ней.

Она покраснела, что показалось ему странным. Взрослая женщина, а смущается.

— Давленые жуки? — поинтересовался он.

Элли попыталась взглянуть на Шона совершенно невинно. Однако глаза все-таки выдали ее. Они чувственно поблескивали, словно она бессознательно испытывала расположение к нему.

— Пищевой краситель красного цвета, — повторила девушка. — Натуральный продукт. Никаких опасных добавок. Подкрашенное кармином мороженое для членов клуба «Розовая лента», — предложила она. — Что вы думаете по этому поводу?

Шон думал только о том, как поцеловать Элли и запустить пальцы в ее шелковистую гриву…

Он заметил, что в ее волосах запутались соцветия сирени. Он видел из окна, как она уткнулась лицом в цветущую ветку. От ее волос теперь пахло сиренью и цветочным шампунем. Ему хотелось прижаться к ее шее и вдохнуть аромат тела.

— Я думаю, вы должны указать, что это мороженое не подходит для вегетарианцев, — пробормотал он, не сводя взгляда с гигиенического сертификата, в котором говорилось о соответствии фургона требованиям регламентов и определенных правил.

Правила… Шон тоже придерживался определенных правил: никакой эмоциональной привязанности к женщинам, только кратковременные романы.

— Мудрое замечание. Для вегетарианцев можно использовать розовую сахарную присыпку. — Уголки ее губ изогнулись в улыбке.

Несмотря на все свои правила, Шон чувствовал, что, если он не поцелует Элли, его день будет прожит зря.

— Розовая присыпка подойдет, — с трудом выговорил он, изо всех сил стараясь не распускать руки и уставившись поверх головы Элли на стенку фургона.

Именно в этот момент Шон увидел божью коровку, ползущую по шелковистому локону. Но вот божья коровка поскользнулась и перевернулась крошечными лапками вверх, явно задаваясь вопросом: какого черта с ней только что произошло?

— Было бы замечательно, если бы удалось купить хлопья розового шоколада, — сказала Элли.

— Не двигайтесь, — произнес Шон, пытаясь высвободить из ее волос божью коровку.

Она нахмурилась:

— Что вы делаете?

— Извлекаю живого жука. Если вы и дальше собираетесь засовывать голову в куст сирени, то должны знать заранее, что привлечете к себе местных насекомых.

— Не навредите ей.

— Я делаю все возможное, но она запуталась в волосах. Вам придется подойти поближе.

— Все в порядке? — спросила с тревогой Элли, наклоняясь.

— Погодите минуту, — взмолился он.

Скорее всего, ему понадобится гораздо больше времени, ибо нервы Шона и божьей коровки натянуты до предела.

Руки его дрожали так сильно, что он не вынимал жука из волос Элли, а наоборот, помогал ему сильнее в них запутываться.

— Вы рассказывали мне историю своей семьи, — сказал он, пытаясь не обращать внимания на ее теплое дыхание, касающееся его груди. — Ваш дед, Бернард, унаследовал этот дом?

— Насколько я знаю. — Элли подняла на него глаза. — По официальной версии, распространенной в нашей семье, дедушка был единственным ребенком. Теперь меня интересует, не выгнал ли он Базила из дома и не лишил ли наследства.

Элли была потрясена тем, что неожиданно обнаружила несовершенства у своего респектабельного предка, и не была готова с этим смириться.

— Как у вас идут дела? — спросила она.

— Вы можете передвинуться чуть правее? — хрипло попросил Шон. У него сдавило горло и стало трудно разговаривать.

— Я почти не знала его. Моего деда, — прибавила она, придвигаясь ближе к Шону. — Он был не из тех дедушек, которые усаживают внуков себе на колени и читают им сказки. Думаю, он не был счастливым человеком.

— Может, его мучила совесть? — предположил Шон.

— Может быть. Вероятно, вам будет легче достать божью коровку, если мы выйдем на улицу.

— Не двигайтесь, — приказал он, коснувшись ее рукой и не позволяя отойти в сторону. Божья коровка наконец выползла на его палец. — Что произошло после смерти деда?

— Ничего особенного. Он оставил нам довольно много денег, поэтому моя мать, в одиночку воспитывая нас, ни в чем не нуждалась. Хотя, узнав, что ее девочки рождены от трех разных мужчин, люди изумленно поднимали брови.

— Трех?

— Я же говорила вам об этом, — напомнила Элли. — Давняя история. Мы, дочери Лавендер, совсем не похожи. У Соррел рыжие волосы, а перекрашенная в брюнетку Гейли на самом деле платиновая блондинка.

Волосы Элли обладали оттенком шоколадного соуса для мороженого.

— Должно быть, вам пришлось тяжело, когда ваша мать умерла, — заметил Шон.

— Долгое время нам было нелегко, но потом бабушка кое-кого встретила. Эндрю. Во всяком случае, он утверждал, что его так зовут. Он был очарователен, с хорошими манерами, и на некоторое время для нас все изменилось. Мне казалось, мы начали новую жизнь. Я окончила школу и готовилась поступать в местный колледж, строила планы на будущее… — Элли умолкла, чтобы совладать с чувствами. — А потом он втянул бабушку в авантюру, заставив вложить деньги в рискованное предприятие. От нас она это, естественно, скрывала.

— И как только она отдала Эндрю деньги, он исчез, — закончил историю Шон.

— Должно быть, она довольно быстро обо всем догадалась. Но я узнала о том, что произошло, только тогда, когда открыла дверь незнакомцу, который искал Лавидж Амери. — Элли подняла голову и посмотрела Шону в лицо. — Он вручил мне коричневый конверт.

— Это была повестка в суд? — спросил он.

— Одна из многих. Бабушка задолжала за коммунальные услуги, на ней висели долги, поскольку большинством ее кредитных карт Эндрю пользовался без всякого стеснения… — Она что-то пробормотала себе под нос, и Шон понял, что случилось дальше. — И, конечно, были письма из банка. Эндрю ловко подделал подпись бабушки и обчистил все ее счета. До того, как оказалась лицом к лицу с истинным положением дел, она надеялась, что он вернется.

— По крайней мере вам удалось сохранить дом, — с сочувствием сказал он.

— Только потому, что дедушка оставил его в доверительное управление внучкам. Бабушка не могла распоряжаться недвижимостью. Она прожила здесь всю жизнь, но даже после ее смерти дом не может быть продан до того момента, пока младшей внучке — Ангелике — не исполнится двадцать один год. Сейчас Гейли всего шестнадцать, — прибавила Элли, подчеркивая тем самым, что у нее нет никакой надежды на продажу дома в ближайшее время. — Дедушка не знал о рождении Гейли. Мама была беременна Соррел, когда он умер. Но, возможно, он понимал намного лучше нас, что может натворить наша бабушка.

Глава 6

Цена есть у всего. Моя цена — мороженое.

Блог «Дневник Розочки»

— Знаете, вы похожи на своего дедушку.

— Разве? — Элли поморщилась. — Я понимаю, что вы имеете в виду, и это очень любезно с вашей стороны. Но если бы вы знали моего дедушку, то не сочли бы эти слова комплиментом.

— Я просто хотел сказать, что вы ответственный человек. Вы беспокоитесь о бабушке, сестрах, зарабатываете деньги. Обо всех заботитесь.

Элли закрыла глаза, в замешательстве вспоминая, как однажды Эндрю украл ювелирные украшения ее бабушки. Для того чтобы расплатиться с долгами, им пришлось продать все, что представляло ценность: свадебный фарфор, фамильное серебро и даже старинную мебель.

Жители деревни стали косо на них поглядывать. Элли приходилось каждый понедельник отправляться за детскими пособиями, пока ее бабушка лежала в кровати, заткнув уши пальцами и громко напевая — так она давала понять, что не желает ни с кем разговаривать.

Детские пособия были единственным источником дохода до тех пор, пока Элли не устроилась на работу в ресторан «Синий вепрь», отказавшись от мечты поступить в колледж. Сначала она работала уборщицей и посудомойкой, а потом Фредди перевел ее на должность официантки.

Ресторан находился всего в нескольких минутах ходьбы от ее дома. У Элли не хватало денег, чтобы оплатить проезд на автобусе или купить бензин для автомобиля. К тому же она должна была постоянно находиться достаточно близко к дому на тот случай, если что-нибудь случится с бабушкой.

Теперь она знала, что ей могла бы помочь социальная служба. Но в то время Элли ужасно боялась просить о помощи, поскольку бабушка детьми не занималась, и Соррел с Гейли могли попасть в приют.

— Ответственность приходит, когда у человека не остается выбора, Шон.

— Да. Ладно, не забивайте голову всякой ерундой, — сказал он, привлекая ее ближе к себе. — Розочка побудет у меня до тех пор, пока не вернется Базил. И я позабочусь о субботней вечеринке.

— То есть?.. — Элли откинулась назад, чтобы взглянуть ему в лицо, и уперлась руками в его грудь. — Вы хотите сказать, что я вам не нужна?

О нет, этого он сказать не хочет. Обнимать Элли очень приятно. И если он сейчас же не отпустит ее, то наделает глупостей.

— Вы нужны Базилу, — медленно произнес Шон. — Но вы правы, когда говорите, что не должны нести ответственность за поступки человека, которого не знаете, и с которым никогда не встречались. Ведь он ничего для вас не сделал.

— Это загадка, — произнесла она. — Неразрешимая. Я не понимаю, почему он объявился после сорока лет молчания. У вас есть какие-нибудь идеи по этому поводу?

— Никаких, — признался он. — Но в семейных делах я плохо разбираюсь.

— Похоже, я тоже плохо в них разбираюсь. Но я уверена, что нужно помогать родным, оберегать их — вне зависимости от того, как они поступают.

Вот и причина того, почему Шон должен отойти от Элли. Он понял, насколько она уязвима. К тому же девушка верит в важность семейных отношений. Все это Шон презирал, ибо давно ни во что не верил.

— И в этом вы похожи на своего дедушку, — бросил он.

«Убери от нее руки, Макелрой!»

— Может быть. Как поживает божья коровка? — спросила она.

— Она переползла на мой палец и недавно улетела, — сообщил он.

«Отойди назад…»

— В самом деле? — Элли улыбнулась. — Ну, умница какая. Она неплохо потрудилась, отвлекая ваше внимание, пока я объясняла ситуацию, сложившуюся в моей семье.

— Вы доконали меня давлеными жуками, — признался Шон.

Она воскликнула:

— Я знала, какой эффект произведут мои слова!

«Отпусти ее…»

— На самом деле, — добавил он, — мне больше нравится вариант с розовой сахарной присыпкой.

— Почему вы решили, что имеете право голоса в этом вопросе? — поинтересовалась Элли. — Розочка принадлежит мне, забыли? Она зарегистрирована на мое имя.

— Вы хотите сказать, что оставляете ее у себя?

— Вы вынудили меня согласиться на благотворительную вечеринку в клубе «Розовая лента», Шон. Девочкам Лавендер нужно выплачивать долги. А сейчас мне необходимо выяснить, как пользоваться аппаратом для приготовления мороженого.

Взгляд Элли стал лукавым. Шон окончательно потерял самообладание.

Ноги отказывались его слушаться, он по-прежнему прикасался ладонями к плечам Элли. Она округлила глаза, когда Шон неторопливо опустил голову, и разомкнула губы, словно желая что-то сказать…

— Эта штуковина все еще здесь! — послышался девичий голос.

Шон и Элли получили предупреждение о том, что они больше не одни.

— Гейли…

Элли залилась румянцем и отскочила от Шона так, будто ее застали на месте преступления.

— Я не ожидала, что ты так скоро вернешься, — сказала она сестре.

— Это очевидно, — с сарказмом ответила Гейли.

Закрыв створки окошка раздачи, Элли выпрыгнула из фургона на землю, не глядя на Шона.

— Так ты собираешься мне объяснить, почему около нашего дома стоит фургон мороженщика? — потребовала Гейли.

Младшая сестра была определенно не в восторге от яркого бело-розового фургона, нахально вторгшегося на их территорию. Свирепо посмотрев на Элли, она обратила наконец внимание и на Шона:

— А он кто?

Несмотря на напускную агрессивность, Гейли оставалась прежним испуганным ребенком, у которого никогда не было отца и который потерял мать в раннем детстве.

Прежде чем Элли успела что-либо ответить, в калитку вошли Соррел и бабушка.

На мгновение Элли затаила дыхание, но бабушка только улыбнулась.

— У нас будет мороженое? — спросила она. — Прекрасно! Можно мне порцию с шоколадным соусом?

Шон взглянул на нее, явно удивленный тем, что бабушка Элли его не узнала. Он не ведал о необычной способности Лалли забывать обо всем неприятном сразу и навсегда.

— Не сейчас, бабуль. Шон занят, а я должна идти на работу.

— Шон?

— Шон Макелрой, — представился он пожилой женщине, потом повернулся к сестре Элли: — А вы, должно быть, Соррел?

Она одобрительно посмотрела на Элли.

— Да, я Соррел Амери, а мою сестру зовут Гейли, — сказала она, протягивая Шону руку.

Несмотря на то что Соррел была на семь лет моложе Элли, порой она оказывалась единственным членом семьи, способным рассуждать здраво, как взрослый человек. Она хотела получить диплом в области исследования финансовых рынков и намеревалась стать миллионершей до того, как ей исполнится двадцать пять лет. Соррел уже и одевалась, и вела себя как опытный бизнес-аналитик.

Гейли уставилась на Соррел.

— Меня зовут Ангелика, — заявила она тоном, не предвещающим ничего хорошего. Всякий раз, когда Гейли просила называть ее полным именем, она устраивала скандал. — И потом мы с ним уже встречались.

— Как прошла церковная служба? — быстро спросила Элли, прежде чем разговор перешел в опасное русло.

— О, проповедь оказалась бесконечной, поэтому я ушла из церкви и пошла искать Соррел, — пояснила бабушка.

— Но она должна была заниматься! — Элли старалась спрятать раздражение. Фредди разрешал Соррел приходить в его гостиницу, расположенную рядом с рестораном, и пользоваться бесплатным Wi-Fi доступом в Интернет по выходным. Однако это не означало, что в гостинице будут рады видеть все семейство Амери.

— Я ей не мешала. Я просто сидела и читала интересные бесплатные газеты в вестибюле, пока она скачивала нужный ей материал из Интернета.

Элли простонала:

— Вы меня подводите.

— О, пожалуйста! — Соррел закатила глаза. — Фредди никогда тебя не уволит, он слишком сильно хочет залезть в твои трусики.

— Нет, нет, нет! — заявила Гейли и зажала уши. — Я слишком мала, чтобы представлять себе такую картинку.

— Совершенно верно, Гейли. Не будь вульгарной, Соррел. — Бабушка погладила внучку по голове. — Мистер Фредериксон был очень добр. Он принес кофе и булочек и остался, чтобы поболтать со мной, пока была занята Соррел. Он очень любит тебя, Элли.

Гейли фыркнула.

— Он ценит твое усердие в работе и хочет сделать тебя помощником менеджера, — радостно объявила бабушка.

— Я знаю, но не могу согласиться на эту должность.

Повышение по службе потребовало бы от Элли больше времени проводить на работе. Она не смогла бы ни с кем поменяться рабочими сменами. И хотя у нее вырастет оклад, она лишится чаевых.

— Вот если бы он повысил мне почасовую оплату на пятьдесят центов, это было бы кстати. — Элли намеревалась перевести разговор на другую тему, в которой не упоминалась бы заинтересованность Фредди в ее трусиках. Как и Гейли, ей не хотелось представлять себе такую картинку.

— Ну, на это не рассчитывай, — бросила Соррел. — Кстати, он предложил мне работу.

Итак, Фредди не тратил время впустую.

— Тебе не нужно работать. Я хочу, чтобы ты занималась только учебой и смогла содержать меня, когда я состарюсь, — беспечно произнесла Элли.

— Я буду мороженое без орешков, молодой человек, — быстро сделала заказ бабушка и взяла Соррел под руку. — Пойдем выпьем еще по чашечке кофе. Элли теперь не готовит кофе. Я уже и забыла, когда в последний раз пила его дома.

К разочарованию Элли, Гейли не ушла с бабушкой и Соррел.

— Тебе известно, что Фредди вынюхивал у бабушки, чем ты занимаешься в свободное время? — поинтересовалась она у старшей сестры.

— Гейли…

— Он проверяет, не проводишь ли ты время с парнями. Если он узнает о том, что ты флиртуешь с мороженщиком… — Гейли вновь свирепо уставилась на Шона. — Можешь попрощаться со своей работой.

— Не говори глупости, — пробормотала Элли, чувствуя себя неуютно. Ей было не по себе от осознания того, что ее влечет к Шону. — Я думала, ты встретишься со школьными друзьями, и вы поедете в Мейбридж.

— Они решили отправиться в Мелчестер, где открылось новое кафе, в котором наверняка подают гамбургеры. Фу, фу, фу!

— Гейли… Ангелика… вегетарианка. — Элли наконец рискнула взглянуть на Шона.

— В самом деле? Значит, вы правильно сделали, что отказались от варианта с давлеными жуками, — заметил он с совершенно невозмутимым выражением лица.

Гейли посмотрела на него, потом на Элли, затем заявила:

— Какие вы странные. Я собираюсь перекусить.

— Гейли…

— Что?!

— У нас нет молока, — напомнила ей Элли.

— По-твоему, я виновата?!

— И хлеба нет.

Гейли вздохнула, потом отправилась в сторону деревенского магазина.

— И всегда у вас так? — поинтересовался Шон.

— Почти ежедневно.

— Я лучше пойду, — сказал он. — Я доставил достаточно хлопот, не хватало вам еще опоздать на работу.

— Не обращайте внимания на слова Гейли. Я работаю на Фредди уже семь лет.

— Он терпеливый человек.

— Терпеливый?

— Несмотря на то что вы были довольно молоды, когда начали на него работать. Сколько ему лет? Сорок? Сорок пять?

Элли покраснела, когда поняла, что он имеет в виду:

— Нет, Фредди в этом плане ко мне равнодушен. Соррел просто решила пошутить.

Брови Шона едва заметно дрогнули.

— Если вы так считаете, — пробормотал он, глядя не на нее, а на Розочку. — Я так и не успел показать вам, как работает аппарат для приготовления мороженого.

— Сейчас на это нет времени. Отложим до субботы, — предложила Элли.

— До субботы?

— Очень не хочется напоминать вам, — начала она, притворно хмурясь, — но вы добровольно вызвались помочь мне с мороженым?

— Разве я вызывался? — Он снова слегка улыбнулся, и у Элли задрожали колени.

— А потом вы сможете перегнать Розочку обратно в поместье Хотон и запереть ее в вашем сарае до тех пор, пока не вернется Базил, — прибавила Элли, стараясь казаться благоразумной.

— Ладно. Значит, в субботу, — согласился Шон, закрывая дверцы фургона. — Я приеду рано и буду следить за тем, чтобы вы ничего не сломали в Розочке.

Он попытался не думать о том, что придется провести рядом с Элли весь день. Избежать этого не удастся — ведь он обещал научить ее пользоваться аппаратом для приготовления мороженого.

Элли открыла дверь и остановилась. Соррел стояла у стола и читала письмо Базила.

— Где бабушка? — спросила Элли.

— Моет руки. Поправляет прическу. Готовится к приходу «симпатичного молодого человека, который принесет ей мороженое», — прибавила Соррел и передразнила бабушку, приглаживая волосы.

— Не будет никакого мороженого. По крайней мере сегодня. Шон ушел.

— Какой стыд! Я понадеялась, что ты наконец сумела привлечь внимание более красивого мужчины, чем Фредди, — съязвила Соррел.

— Я запер фургон.

Элли почувствовала присутствие Шона за долю секунды до того, как он начал говорить. Затем она увидела удивленный взгляд Соррел. От волнения у девушки мурашки побежали по телу.

Шон положил ключи от Розочки на стол:

— Я вернусь позже с прицепом, чтобы забрать вашу старую машину.

— О да. Конечно. — Элли уже забыла о своем желании отправить автомобиль на свалку. — Я уйду, но дома будет Соррел. Она поможет вам, если понадобится.

— Дайте мне ключи, и у меня не будет повода кого-либо беспокоить, — предложил он.

— Хорошо. — Элли достала из шкафа ключи от гаража и бросила их Шону, опасаясь прикоснуться к нему. — Я оставлю дверь гаража разблокированной.

— Я не знаю, сколько смогу получить за нее, — предупредил Шон.

— Получить за машину? Мне сказали, что я должна платить за то, чтобы ее отбуксировали на свалку.

— Будем надеяться, что вы ее все же продадите. Я посмотрю машину и выясню, что необходимо починить, потом позвоню кое-кому. Вполне возможно, что вам удастся продать ее через Интернет, — сказал он.

— Я не хочу причинять вам столько беспокойства, — запротестовала Элли.

— Кто захочет ее купить? — поинтересовалась Соррел.

Шон поднял глаза на сестру Элли:

— Вы удивитесь, но покупатель найдется. — Немного помолчав, он обратился к Элли: — Я приеду в одиннадцать часов в субботу, если вас это устраивает. Вы должны научиться готовить отличное мороженое, прежде чем мы отправимся по делам.

— Спасибо.

— Скажите вашей бабушке, что в субботу она получит столько мороженого, сколько сможет съесть.

— Она будет в восторге, — улыбнулась Элли.

Шон кивнул и ушел.

Элли повернулась к сестре и прижала руки к щекам:

— Неужели он слышал наш разговор?

— Не все ли равно? — пожала плечами Соррел.

— Ты сказала, что я наконец сумела привлечь внимание мужчины. Считаешь, я отчаялась?

— Элли, ты действительно находишься в отчаянном положении. Ты убеждена, что никогда не встретишь достойного мужчину. Еще немного — и ты будешь готова уступить даже Фредди.

— Нет… — Элли сделала глубокий вдох. — Только не…

— Пустые разговоры. Ты должна хватать этого парня, пока он свободен.

— Он не свободен, — решительно произнесла Элли. — Тема закрыта для обсуждения.

— Но…

— 3-а-к-р-ы-т-а.

— Ладно, ладно, ладно. — Соррел снова взяла в руки письмо. — Расскажи мне о Базиле.

Обрадовавшись тому, что разговор перешел в другое русло, Элли отобрала у Соррел письмо и кратко изложила сестре суть дела. Затем она убрала письмо, документы и тетрадь в коричневый конверт.

— Я покопаюсь в Интернете. Посмотрим, что я смогу узнать, — сказала Соррел, взяла мобильный телефон, оставленный Базилом, и включила его.

— Я думаю, ты не должна какое-то время появляться в «Синем вепре». Фредди не шутил, предлагая тебе работу, — предупредила Элли.

— Конечно, он был абсолютно серьезен. Я могу работать в свободное от учебы в университете время. Мне будут давать хорошие чаевые. Я куплю себе новый компьютер, — размышляла Соррел.

— Я подумаю, где достать денег на компьютер. — Элли прикинула, что еще можно продать из дома. — А ты изволь сосредоточиться на учебе. Ты должна получить диплом. Когда станешь миллионершей, будешь содержать нашу семью. А пока выключи телефон и отдай его мне.

— Извини, — хихикнула Соррел, но телефон не отдала.

— Что?

— Элли, я взрослая.

— Ты студентка…

— Я достигла того возраста, когда могу участвовать в выборах, покупать спиртное и пить его, если захочу. Я желаю жить по-своему, — настаивала Соррел.

— Например? — спросила Элли. — Ты даже утюгом пользоваться не умеешь.

— Научиться пользоваться утюгом не то же самое, что сконструировать ракету.

На мгновение Элли вспомнила все свои невысказанные обиды — ведь она отказалась от собственной мечты ради семьи.

— Нет… — Элли прерывисто вздохнула. — Ты не понимаешь… Я не хочу, чтобы ты стала…

— Такой, как ты?

— У меня нет образования, я не сделала карьеру.

— Элли. — Соррел покачала головой. — Я никогда не стану такой, как ты. Ведь ты спасла нас от приюта. Благодаря тебе, бабушка не свихнулась окончательно. Но, возможно, для тебя наступило время спасать саму себя?

— Мне не нужно себя спасать, — вспыхнула Элли. Хотя, может быть, она действительно отчаялась? — Но я подумаю об этом, если ты откажешься от работы в «Синем вепре».

— Ладно! Если я захочу, то найду работу и получше. — Элли и глазом моргнуть не успела, как Соррел прибавила: — Кстати, имея вот этот телефон, мне не придется идти в гостиницу за Wi-Fi доступом.

— Соррел…

— У Базила много сообщений. В основном люди просят перезвонить им, — сказала она, просматривая CMC-сообщения. — Ты не можешь их игнорировать.

— Неужели? — сухо поинтересовалась Элли.

— А вот сообщение об изменениях в графике работы. — Соррел начала читать: — «Фургон нужен во вторник. Верхний Хотон. Восемь утра. Подтверди». — Она подняла глаза. — Как ты думаешь, что это значит?

— Понятия не имею.

— Я могу позвонить и узнать, — предложила сестра.

— Если ты хочешь быть полезной, Соррел, — рявкнула Элли, взяла телефон и выключила его, — и доказать, насколько ты взрослая, начни с приготовления обеда для Гейли и бабушки!

Шон вскоре вернулся к дому Элли для того, чтобы забрать автомобиль из ее гаража.

Гейли стояла на крыльце, скрестив руки на груди и следя за ним. Парочка соседей медленно прошла мимо дома, задержавшись у калитки. Шон не поднимал головы, не произносил ни слова. Он пожалел о том, что не приехал позже, когда Элли вернется домой.

Что может быть лучше, чем приготовление мороженого воскресным днем? Может быть, ему удастся уговорить Элли прогуляться вдоль реки. Они выпьют что-нибудь в местном пабе. Возможно, даже смогут поцеловаться…

— Хочешь, я загоню Розочку в гараж? — предложил он Гейли.

— Разве Элли об этом просила?

— Нет.

Она пожала плечами и ушла.

Шон глубоко вздохнул и сказал себе, что на сегодня он достаточно пообщался с семейкой Амери.

Глава 7

Если твое мороженое тает, значит, ты ешь его слишком медленно.

Блог «Дневник Розочки»

Элли не работала по понедельникам, а это означало, что ей не приходилось в этот день все время быть на ногах и улыбаться посетителям ресторана вопреки всему на свете.

С другой стороны, по понедельникам Элли решала вопросы, связанные с домом. Каждое утро понедельника она закрывалась в маленьком кабинете, который устроила в своей спальне еще в те времена, когда семья Амери была богата, уважаема и могла позволить себе нанять горничную. В кабинете Элли занималась счетами, проверяла бухгалтерские книги, планировала меню, составляла списки покупок.

Сегодня благодаря стараниям двоюродного деда Базила у нее стало одной проблемой больше.

Закончив со счетами, Элли решила обзвонить всех, кто отправил Базилу СМС-сообщения.

— Базил? — послышался в телефонной трубке грубый мужской голос. — Где ты был?

— На самом деле я не Базил, — сказала Элли. — Меня зовут Лавидж Амери, и я отвечаю на сообщение, оставленное на телефоне. С кем я говорю?

— Сазерленд. Из «Сазерленд продакшн», — нетерпеливо представился мужчина. — Скажите Базилу, что мне нужен фургон в Верхнем Хотоне в восемь часов утра во вторник. Мы должны снимать сцены на открытом воздухе, пока стоит хорошая погода.

— Мне очень жаль, мистер Сазерленд. Базил уехал, и неизвестно, когда вернется.

— Что вы имеете в виду, говоря: неизвестно, когда вернется? Вы кто?

— Лавидж Амери, — повторила Элли.

— Кто вы — жена, дочь?

— Племянница.

— Ну, Лавидж, слушайте меня внимательно. Ваш дядя подписал контракт с моей студией. Более того, он взял задаток.

У Элли екнуло сердце.

— Но его здесь нет, — проговорила она, делая все возможное, чтобы сохранять спокойствие. — Он уехал по делам.

— На фургоне?

— Ну, нет…

— Тогда в чем проблема? Согласно условиям контракта, мне нужен фургон, загруженный мороженым, и водитель. Просто сделайте так, чтобы фургон прибыл в Верхний Хотон в восемь часов завтра утром.

— Но вы не понимаете…

— Нет, дорогуша, это вы не понимаете. Если фургон не появится на месте в оговоренные сроки, Базил будет оплачивать все расходы студии, которые она понесет, ища замену.

Элли почувствовала, как у нее засосало под ложечкой:

— Расходы?

— Съемочная группа, актеры в режиме ожидания и простой из-за плохой погоды.

— В этом не будет необходимости, — затараторила Элли. — Я приеду.

— Не опаздывайте.

— Можете ли вы сказать мне, сколько времени это займет? — поторопилась спросить Элли, боясь, что он повесит трубку.

— Я забронировал фургон на целый день, но, если повезет, дорогуша, мы отснимем сцены за час, — сказал Сазерленд, а затем в трубке послышались короткие гудки.

Засунув ладони под мышки, Элли попробовала унять дрожь.

В телефоне было еще несколько сообщений…

Пройдя в ванную комнату, она опустилась на пол, положила голову на колени и обхватила их руками.

— Элли?..

Девушка подняла глаза и встретила испуганный взгляд бабушки:

— Все в порядке, бабуль. Не о чем беспокоиться.

— Правда?

— Правда. — Она поднялась на ноги, которые по-прежнему дрожали. Ей с трудом удалось улыбнуться. — Меня немного подташнивало, что-то не то съела. Но теперь я чувствую себя гораздо лучше.

Элли злилась. На Шона, который очаровал ее своими голубыми глазами. На себя — за то, что не вняла голосу разума и забыла об осторожности, позволив себе увлечься мужчиной. На Базила, перевернувшего все в ее жизни с ног на голову.

Ей понадобилось около часа, чтобы обзвонить людей, которые отправили CMC-сообщения Базилу. Со всех клиентов он взял предоплату. Заказов хватило на два месяца вперед: семь дней рождения для взрослых и детей, серебряная свадьба, девичник, свадьба, корпоративная вечеринка, вечеринка по случаю выхода на пенсию и работа с кинокомпанией.

— Спасибо! Огромное спасибо!

Шон прикидывал по карте возможные варианты вырубки лесной просеки, когда в его офис ворвалась Элли.

Ее щеки пылали, волосы выглядели так, будто она чесала голову шариковой ручкой, на виске красовались чернила. Светло-карие глаза девушки метали молнии, однако Шону при ее появлении показалось, что взошло солнце.

— Лавидж…

— Не смей называть меня Лавидж. Меня зовут Элли! — возмущенно выкрикнула она.

— Мне очень жаль, Шон. — Следом за Элли в офис вошла его секретарша, Джесс. Шон покачал головой и махнул рукой. Джесс пожала плечами и удалилась.

Геодезист, избегая смотреть на него, собрал чертежи.

— Я изучу ситуацию и зайду к вам в конце недели, Шон, — предложил он и ухмыльнулся, закрывая за собой дверь.

Неудивительно, Элли выглядела как взъерошенная и ополоумевшая курица.

Шон сдержал улыбку, решив не злить Элли, которая и так уже была вне себя от ярости.

— Проблема? — спросил он.

— Можно сказать и так. Телевизионный продюсер угрожает подать на меня в суд, если я не доставлю завтра на съемочную площадку фургон, груженный мороженым. Базил не только подписал контракт со студией, но и взял задаток.

У Шона немедленно пропало желание расхохотаться.

— И это не единственный случай. — Элли оперлась руками о стол, словно ей было трудно стоять. Отодвинув стул, Шон взял девушку за руку и усадил ее. — Половину утра я обзванивала тех, кто оставил ему сообщения, и просматривала тетрадь с заказами, — продолжала она, глядя на Шона. — Он взял задаток по крайней мере еще у дюжины клиентов. Все они хотят заполучить Розочку или вернуть свои деньги.

— Ну, теперь понятно, почему он не оставил Розочку у меня, — мрачно заметил Шон.

— В самом деле? Что изменилось бы? — вяло поинтересовалась Элли.

— Я бы предложил им обратиться в суд.

Она сглотнула и побледнела:

— Я не могу этого сделать.

— Ведь не ты подписывала контракты, — бросил он.

— Не подписывала, но, честно говоря, я не совсем понимаю, каково мое нынешнее положение с юридической точки зрения. Кинокомпания заключила контракт на пользование Розочкой. А Розочка теперь официально зарегистрирована на мое имя.

— Хочешь, чтобы я с ними поговорил?

Элли покачала головой:

— Кинопродюсер не найдет замену Розочке за такой короткий срок. И потом, по его словам, я потрачу на съемку всего лишь час.

— Как скажешь. А остальные заказы?

— У меня нет денег, чтобы вернуть задаток, — вздохнула она. — А невеста, на свадьбе которой должна появиться Розочка, умоляла меня и плакала.

— Не сомневаюсь, что плакала, — пробормотал Шон.

— Ее жених на первом свидании купил две порции мороженого и отдал ей свою порцию Шоколадных хлопьев. Она говорит, что именно в тот момент поняла, что он станет единственным мужчиной в ее жизни, — объяснила Элли.

— Он, наверное, не любит шоколад.

— Шон!

— Извини.

— Во всяком случае, она мечтает поесть с мужем на свадьбе мороженое и отдать ему свою порцию шоколадных хлопьев. Это будет сюрприз, — закончила она.

— И я готов держать пари, ты тоже зарыдала, когда она тебе об этом рассказала.

— Нет… Да… Глупость какая. — Элли моргнула, едва сдерживая слезы. Он взял ее за руки и почувствовал, как они дрожат. Девушка оказалась в сложной ситуации. Базил сбежал, приняв кучу заказов и взяв задатки.

— Никакая это не глупость. — Шон крепче сжал ее руки. — Свадьба — великое событие в жизни девушки, и если невеста хочет получить фургон с мороженым, она должна его получить. Просто скажи мне, что я могу сделать.

— Найти Базила. — Она подняла длинные темные ресницы, слипшиеся от слез. Большим пальцем Шон вытер слезу, покатившуюся по ее щеке.

— Я постараюсь, — пообещал он, — но он может находиться где угодно.

— Его точно не будет у деревенского пруда, — заметила Элли, едва заметно улыбаясь.

— Согласен. — Он усмехнулся. — Ты выяснила, что такое ГСГ?

Девушка покачала головой:

— Я думаю, что это аббревиатура какого-нибудь казино, где он играет.

— Кажется, мы рассуждаем одинаково, — согласился с ее доводом Шон. — Я начинаю немного сочувствовать твоему деду, который изгнал Базила из семьи.

— Ему не требуется ни твое, ни мое сочувствие, — бросила она. — А вот мне необходимо научиться работать с аппаратом для приготовления мороженого. Ждать до субботы я не могу.

— Ты поэтому пришла? — спросил Шон.

Значит, Элли явилась сюда не ругаться с ним, а просто попросить у него помощи?

— Мне жаль, но я не знаю твоего телефонного номера, поэтому мне пришлось прийти и разыскать тебя. И ты прав, Розочка — своенравная. По крайней мере, мне не удалось завести ее с первого раза.

— Я предупреждал, что она дитя настроения. Но ты выразилась точнее: она скорее своенравная. Кстати, я указал номер своего телефона в записке, которую оставил в «Синем вепре».

Элли пожала плечами:

— Мне никто ничего не передавал.

— Но я отдал ее. — Шон покачал головой.

— Кому? — требовательно поинтересовалась она.

— Твоему боссу. Он, наверное, решил, что я пытаюсь тебя закадрить.

— Возможно, — согласилась Элли. — Я работаю там с тех пор, как мне исполнилось восемнадцать. Он все еще считает меня ребенком, который нуждается в защите.

— Неужели только это?

— Нет. — Она густо покраснела.

— Ну, тебе лучше знать, — быстро проговорил он, вставая. — Пойдем отсюда. Я отлучусь на час или два, Джесс, — произнес Шон, выходя из офиса.

Элли остановилась и обратилась к секретарше:

— Извините. Я даже не представляю, что вы могли обо мне подумать.

— Не беспокойтесь об этом. — Секретарша бросила на Элли понимающий взгляд. — Я уверена, у вас была веская причина.

Элли повернулась к Шону:

— Я ворвалась во время совещания, да? Я не подумала. Меня распирало от злости.

— Джесс права. У тебя была веская причина, — сказал он, но она нахмурилась:

— Я думала, что ты механик.

— Я мастер на все руки, — уклончиво ответил Шон.

Джесс слегка выгнула брови, потом произнесла:

— Не забудьте, что в час дня у вас встреча с сэром Генри.

Он посмотрел на часы и обратился к Элли:

— Ты приехала на Розочке?

— Мне это показалось хорошей идеей, поскольку я не могу перевозить аппарат для приготовления мороженого на велосипеде, — ответила девушка.

— Я не должен задержаться, — обратился он к Джесс, — но если сэр Генри появится прежде, чем я вернусь…

— Я скажу ему, что у вас возникло срочное дело на окраине поместья.

— Правда, только правда и ничего, кроме правды, — торжественно произнес Шон и открыл дверь, выпуская Элли во двор, где была припаркована Розочка: — Честно говоря, у Базила он имеется.

Элли удивилась:

— Что?

— Велосипед, на который устанавливается контейнер с мороженым. Это предшественник Розочки. Базил держал велосипед в рабочем состоянии и начищал его до блеска. — Он рискнул улыбнуться. — Итак, за дело. За руль сяду я?

— Куда мы едем?

— Туда, где не могут появиться потенциальные покупатели, когда мы запустим аппарат для приготовления мороженого.

Обычно Элли сама садилась за руль. Но на этот раз она решила уступить Шону. У нее по-прежнему тряслись руки. Только на этот раз не от ярости.

Не следовало ей мысленно проклинать Базила и пинать Розочку… Она решила отыграться на Шоне, поэтому уселась в фургон и поехала в поместье. Элли впервые вела большой фургон с непривычной для нее коробкой Передач по узким извилистым дорогам, удостаиваясь от встречных водителей разъяренных воплей и соответствующих жестов.

К тому времени, когда Элли припарковала Розочку у главного входа в офис, она была готова взорваться. Девушка отмахнулась от секретарши, которая пыталась ее остановить, и ворвалась в офис, словно штурмуя его. Но вот она увидела Шона. Он повернулся в ее сторону, поднял глаза и улыбнулся так, будто действительно был рад ее видеть. А потом он произнес полное имя…

Не Элли, а Лавидж.

Он был единственным человеком, который произносил ее имя так, что у Элли учащалось сердцебиение, а из головы улетучивались все мысли.

— Тебе не влетит за то, что ты уехал из офиса? — спросила она.

— Не волнуйся, меня не уволят, если босс узнает, что я ездил куда-то с мороженщицей в рабочее время, — заверил ее Шон, открывая дверцу и следом за Элли усаживаясь в кабину. — Зная Генри, могу сказать, что он захочет на тебя посмотреть.

Шон завел Розочку с первого раза. Они помчались в объезд, чтобы их не увидели экскурсанты, потом остановились перед большим старым сараем, который находился на поляне, поросшей цветами.

Однако это был не совсем обычный сарай. С одной стороны располагались высокие двойные двери, отчего он походил, скорее, на великолепный дом. В нем были высокие окна с видом на реку и терраса-пристань.

— Ладно. Дела прежде всего, — сказал Шон, не теряя времени даром и направляясь к задней дверце фургона. — Вот это генератор. Он питает фары, морозильник для фруктового мороженого и аппарат для приготовления сливочного мороженого.

Элли смотрела, как он переключает рычаги, потом достала из сумки тетрадь Базила и стала тщательно записывать каждую операцию, производимую Шоном.

Он показал ей, куда загружать смесь для приготовления мороженого, потом понаблюдал, как Элли открыла контейнер и выполнила все необходимое.

— Достаточно просто, — заметила она.

— Мороженое будет готовиться пятнадцать минут. За это время мы успеем съесть по сэндвичу и выпить кофе, — объявил Шон.

Он не стал ждать ответа Элли, а выпрыгнул из фургона, открыл дверь и исчез в сарае.

Элли нашла его в кухне с прочной старомодной деревянной мебелью и большим холодильником.

Шон поставил чайник на плиту и достал хлеб из деревянной хлебницы.

— Сэндвич с сыром и солеными огурцами? — спросил он. У Элли громко заурчало в животе. Шон усмехнулся. — Я расцениваю это как согласие.

— Давай я помогу, — предложила она.

— В кладовке ты найдешь масло и сыр, — сказал он, нарезая хлеб.

Элли принесла продукты, вымыла руки и стала намазывать масло на хлеб, пока Шон резал сыр.

Он покосился на нее:

— Ты ловко готовишь сэндвичи. И так же ловко бросаешь булочки на колени посетителей.

— Я мастер на все руки, — заявила она, внезапно вспомнив о том, что Фредди не отдал ей оставленную Шоном записку. — Хотя я бросаюсь едой только в особо надоедливых клиентов.

— Я буду иметь это в виду. — Шон принялся готовить кофе. — На кого ты хотела выучиться в колледже — до того, как все пошло наперекосяк?

— На повара. — Элли нахмурилась. — Ирония судьбы, учитывая данные обстоятельства.

— Трагедия, я бы сказал. Так о чем ты мечтала?

— Мечтала? — повторила она так, будто никогда не слышала это слово.

— Должно быть, ты хотела иметь собственный ресторан, который заслужил бы всемирную славу? Стать знаменитым шеф-поваром?

— Ну, всемирная слава в мои планы не входила.

Он посмотрел на нее и улыбнулся:

— Нет? Значит, ты мечтала создать теплый и уютный ресторан…

— Если хочешь знать, — перебила его Элли, — я мечтала открыть элегантный маленький ресторанчик для дам. Скатерти на столах. Утренний кофе. Простые обеды. Послеобеденный чай со свежеприготовленными бутербродами, булочками, изысканными тортами. Хорошее обслуживание.

— Не отказывайся от мечты. Возможно, тебе повезет.

Шон принес пару тарелок и кружки, пока она аккуратно разрезала сэндвичи пополам, вытерла стол и помыла ножи.

— Мы можем поесть на улице, — сказал он, разливая кофе. — Я понесу кружки.

— Не давай мне в руки ничего горячего, я могу пролить.

— Я человек осторожный.

— О да, — рассмеялась Элли. Затем, не в силах сдержаться, прибавила: — Но только внешне. — Она пожалела, что не промолчала, поскольку Шон выжидательно уставился на нее. — Ты умеешь сопереживать, Шон, но стараешься казаться сдержанным. Я, например, не знаю, о чем ты сейчас думаешь.

На секунду он опешил, потом произнес:

— Ты знаешь, о чем я думаю. Я голоден и хочу пообедать.

— Я только что получила подтверждение своих слов, — заметила Элли, взяла тарелки и отправилась в комнату.

Пол в комнате был сделан из отшлифованного до блеска дуба, мебель оказалась массивной, удобной и старой. Стены были выкрашены светлой краской, на одной из них висела картина, написанная в стиле импрессионизма.

Элли открыла застекленные двери, которые вели на вымощенную террасу-пристань у реки. Лучи полуденного солнца сверкали на водной глади. На террасе стояли два больших старых деревянных стула, словно приглашая присесть и взяться за руки.

Глава 8

Любовь к мужчине? Я скорее влюблюсь в мороженое.

Блог «Дневник Розочки»

Неторопливо попивая кофе, Шон изумлялся тому, как Элли удалось заставить его забыть основное правило: не лезть постороннему человеку в душу и не пытаться выяснить, что им движет. Сегодня утром, проснувшись, он первым делом подумал об Элли и задался вопросом: чем она сейчас занимается?

Шон представил, как она лежит рядом с ним… Ее волосы разметались на подушке… Она разомкнула мягкие губы… Ресницы касаются нежной щеки…

Находиться рядом с Элли — почти то же самое, что шагать по минному полю. Идеальный вариант — избегать встреч с девушкой. Но если это невозможно, следует общаться с ней предельно осторожно и держать дистанцию.

Он тоже проследовал через гостиную, надеясь найти ее там. Но нет, Элли устроилась на пристани, откинувшись назад, опираясь на руки и подняв лицо к солнцу. Разувшись, она свесила ноги. Шон подумал, что никогда не сможет выбросить из головы увиденную картину. Она останется с ним навсегда, будет преследовать его и терзать.

Элли повернулась, почувствовав, как прогибаются половицы под весом Шона.

— Прекрасно, — сказала она. — Не то, что я ожидала увидеть.

Он не спросил, что она ожидала увидеть.

— Ты рыбачишь?

Шон покачал головой:

— Я оставляю рыбу зимородкам. Вот почему я не скашиваю траву вдоль берега. Рыба прячется в тенистых местах.

— Я никогда не видела зимородков.

— Ты должна неподвижно и тихо лежать в траве, чтобы их увидеть…

Мгновенно в мозгу Шона возник образ: он и Элли лежат в высокой траве на берегу, их тела соприкасаются… Они ждут появления зимородков… А потом они целуются и…

«Нет! Сохраняй дистанцию, Макелрой!»

— Так зачем здесь пристань? — спросила Элли. — Ты катаешься на лодке?

— Пристань была построена для того, чтобы сплавлять зерно и дерево вниз по реке до Мелчестера. Что касается катания на лодке, то я наблюдаю за тем, что происходит на реке. В частности, отслеживаю водяных крыс и выдр.

— Здесь есть выдры? — Ее глаза загорелись, что немедленно спровоцировало страстный отклик в теле Шона.

— Они постепенно сюда возвращаются, — сообщил он, усевшись рядом с Элли. Тарелки стояли между ними.

Шон впился зубами в сэндвич. Пережевывая, он лишил себя возможности сказать какую-нибудь глупость.

Например, пригласить Элли провести с ним вечер. Или показать ей, где зимородки выводят потомство.

Элли застонала, откусив сэндвич.

— Вкусно? — спросил он.

— Блаженство. Прекрасный сыр.

— Его производят на нашей молочной ферме, — похвастался Шон. — У нас имеется магазин.

— Магазин?!

— Я занимаюсь регулированием доходов и расходов и слежу, чтобы поместье самостоятельно себя обеспечивало. Мы поставляем молочные продукты с нашей фермы в большие лондонские магазины, а также в местные торговые точки, — пояснил он.

— А откуда появились старинные автомобили?

— Они стояли в сараях и надворных постройках по всему поместью. Классические автомобили, сельскохозяйственные машины, старые тракторы. Я собирался продать их, но потом понял, что они могут привлечь внимание туристов. А одну брошенную старую машину я нашел однажды летом, когда мне было четырнадцать лет, — добавил Шон. — Я сам учился ездить по проселочным дорогам.

— Ты научился водить машину самостоятельно?

— Никто не знал, что у меня появился автомобиль. Я спрятал его здесь. Тогда этот сарай был полуразрушен и заброшен.

Их заметила кряква с выводком пушистых утят и поспешно подплыла к пристани.

— Ах, какие они хорошенькие! — воскликнула Элли. — Они, кажется, узнают тебя.

Шон пожал плечами, отломил кусочек сандвича и бросил его крякве, радуясь тому, что можно отвлечься от воспоминаний о прошлом.

— Мальчиком я нашел утенка, который застрял в полиэтиленовом пакете. Люди вели себя небрежно, засоряя водоем. Никому не было до этого дела. Вот тогда я начал плавать на лодке и собирать мусор, который приносило течением или который выбрасывали живущие в поместье. Я до сих пор этим занимаюсь, если есть время.

— Неудивительно, что эта утка считает тебя своим приятелем.

— Она любит меня только за хлеб и сыр. Проверь сама.

Элли бросила в воду несколько кусочков хлеба, и ее тут же окружили утки.

— Корыстная любовь, — согласилась она, смеясь.

— Разве бывает другая любовь? — пожал плечами Шон.

— А ты не знаешь? — мягко спросила она.

— Не хочешь прогуляться вдоль берега? — предложил он, чувствуя необходимость подвигаться и побороть нахлынувшие нежелательные эмоции. Не дожидаясь ответа Элли, Шон поднялся и протянул ей руку. — Я не могу обещать, что мы увидим выдр или зимородков, но если ты будешь вести себя очень тихо…

Элли взяла его за руку, поднялась и обулась. Они пошли по берегу по колено в траве и весенних цветах. Шон показал ей гнездящихся на противоположном берегу лебедей; норы, в которых жили водяные крысы, обиталище выводка чомги под плакучей ивой.

— Тебе явно здесь нравится. Давно ты живешь в поместье? — спросила Элли.

Подобная тема была для Шона камнем преткновения.

— Я здесь родился, — наконец признался он.

— Как здорово расти на природе.

— Я согласен, — произнес Шон. Никому не было дела до того, куда он уходил и чем занимался, лишь бы ничего не ломал и не мешал крестьянам. Такое детство можно назвать идиллическим. — Одно веселье и никакой ответственности… У покойного баронета был кратковременный роман с секретаршей из лондонского офиса, — пояснил он, решив, что лучше рассказать об этом самому. — Он встречался с ней по выходным дням, в одном из домиков на окраине поместья.

— Ах, понятно. А его жена?

— Она осталась в Лондоне и ждала, когда муж образумится. Вероятно, именно поэтому моя мать решила забеременеть и отвоевать баронета. Плохое решение.

— О, ладно тебе, Шон. Ты же ничего не знаешь наверняка.

— Я сделал логичное предположение.

— Она любила его, поэтому родила тебя.

— Конечно родила. Я был ее козырем.

— Ты очень циничен.

— А ты очень романтична. Сэр Генри не собирался бросать жену-графиню ради машинистки, — бросил он язвительно.

Элли ничего не ответила, просто крепче сжала руку Шона.

— Он разрешил маме жить в домике и содержал ее, — продолжал он. — Так было до тех пор, пока брошенная любовница не продала историю своей любви представителям прессы.

— Она до сих пор здесь живет?

— Нет. Мама погибла в автомобильной катастрофе, когда мне было десять лет.

— О, Шон… Как трагично. — На этот раз Элли прижалась к нему, и он обнял ее. — Расскажи мне о ней.

— Я… — Шон обнаружил, что не знает, что говорить. Никто никогда не просил его рассказать о матери. После ее смерти из домика вывезли все вещи. Одежда отправилась в магазин благотворительной распродажи. Личные вещи убрали с глаз долой. О ней постарались как можно скорее забыть. — Она не была счастливой женщиной.

— Я не удивлена. Должно быть, она ужасно страдала. Почему она не вернулась домой, к своей семье?

— Не все семьи похожи на твою, Элли. Семья моей матери отреклась от нее. И от меня, — сказал он угрюмо.

— В моей семье тоже немало проблем, она неидеальна, — заметила Элли. — А как насчет твоего отца?

— Отделавшись от моей матери, он думал, что получил карт-бланш, но графиня не простила ему вторую измену. После того как он связался с известной фотомоделью, она подала на развод. Граф женился повторно, потом еще раз. В этих браках у него родилось трое детей, а потом он сломал себе шею во время охоты. Несчастный случай.

— У тебя много родни. — Элли говорила почти с завистью.

— Вряд ли они близки со мной. Мои ранние школьные годы прошли в деревенской школе, где ученики старших классов издевались надо мной и называли «богатеньким». Затем, после смерти матери, меня отправили в школу-интернат, где все подражали моим сводным братьям, которые делали вид, будто я невидимка, — поведал ей Шон.

— Дети могут быть очень жестокими. Где ты жил, когда не ходил в школу? — спросила Элли. — Явно не в семье графа.

— Взрослые приезжали в поместье только поохотиться и на Рождество. Дети оставались здесь со своими нянями на праздники, а я жил у управляющего поместьем. Его жене это не нравилось, но она не могла противиться сэру Генри. Старик-управляющий относился ко мне хорошо. Он постоянно находил мне занятия, поощрял мой интерес к дикой природе, предложил выучиться на управляющего недвижимостью.

— Определенно ты был аутсайдером, — заметила Элли больше для себя, чем для него.

— Может быть. — Шон сорвал ромашку. — Но это был мой дом. Они никогда не будут относиться к поместью так, как я.

— А теперь что? Ты управляешь поместьем? То есть ты сохраняешь его для семьи, которая никогда не любила тебя. — Элли казалось странным, что он живет в месте, где всегда чувствовал себя изгоем.

— Элли, они не являются владельцами поместья, как и я. Это — отчужденное имущество, собственность, ограниченная в порядке ее наследования. Но в то же время они проводят здесь по нескольку недель каждый год, а я живу постоянно. Я контролирую положение дел в поместье, разрабатываю различные проекты для Генри-младшего — моего сводного брата и баронета, — который принимает или отклоняет их.

— Поэтому он приезжает сюда сегодня? Чтобы принять или отклонить твою идею? Ты несешь всю ответственность за поместье.

Шон усмехнулся.

— Мне платят за эту работу, — ответил он, когда они дошли до края луга и повернули назад.

— А в сказочном старом сарае ты делаешь вид, что это твой дом.

— Сарай принадлежит мне.

— Ты же сказал, что собственность отчуждена.

— Одно из преимуществ жизни в доме управляющего поместьем — доступ к картам и фактическим данным. Участок земли под сараем был куплен значительно позже, в конце восемнадцатого века. Он не является недвижимостью, попадающей под отчуждение. Я узнал об этом, когда мне было пятнадцать лет.

— Они отдали тебе сарай? — выдохнула она.

— Это не был подарок обездоленному родственнику. У меня осталась часть денег, которые старик-баронет подарил моей матери. Их хватило для внесения залога. А потом мне предложили выкупить сарай, когда Генри начал бракоразводный процесс. Он мог бы продать сарай через риелтора, чтобы поднять цену, но тот его подвел. Так что я получил от поместья больше, чем любой из моих братьев.

— Они обижены?

— Не знаю. Они все слишком заняты работой в инвестиционных банках, занимают посты в правительстве, ведут политические интриги и иногда проводят время в поместье Хотон.

— Какой позор! Этим поместьем нужно постоянно заниматься, чтобы оно не зачахло.

— Я подозреваю, что Генри готов был продать поместье шейху или поп-звезде, но постепенно привык к нему. А моя работа заключается в том, чтобы избавить братьев от лишних хлопот.

— Ты не собираешься жениться? — спросила она мягко.

— Нет, Элли. Я видел достаточно распавшихся браков и настрадавшихся от этого детей. Я убежденный холостяк, — предупредил Шон.

— Твоя девушка знает о твоем настрое?

— Девушка? Ты имеешь в виду Шарлотту?

— Если ты говоришь о той, которая считает, что вода растворяет одежду, то я имею в виду ее.

Он рассмеялся, наслаждаясь тем фактом, что Элли может быть по-женски язвительной.

— Шарлотта не является моей девушкой. Она моя подруга, с которой я спал время от времени. После ее «выступления» в субботу в ресторане, она лишена даже этого.

— Подруга? — уточнила Элли. — Или партнерша по сексу?

Шон посмотрел на девушку. Ее брови были выгнуты, в глазах читался далеко не случайный интерес. Мысль об этом взбудоражила Шона.

— Я не делаю второго без первого, — заявил он, выдерживая ее взгляд. — И мои настоящие друзья обычно не срывают зло на тех, кто не может им ответить.

— На ком? — Она нахмурилась, потом невинно поинтересовалась: — Ты имеешь в виду меня?

— Кого же еще? — Шон поморщился и усмехнулся. — А кто позаботился о том, чтобы Фредди тебя не уволил?

— О, очень смешно! — Элли высвободила руку и принялась собирать тарелки и кружки. — Пойдем. Настало время показать мне, как приготовить идеальное мороженое.

— Все, что тебе нужно сделать, — это нажать на кнопку. — Шон стоял позади Элли, пока она опускала вафельный рожок в отверстие под соплом аппарата. Он нажал на кнопку, и вафельный рожок, заполненный мороженым, отодвинулся в сторону.

Элли было достаточно трудно сосредоточиться, поскольку Шон фактически ее обнимал. Он наклонился над ее плечом и попробовал готовую порцию мороженого, его подбородок касался ее виска. Элли повернулась к нему.

— Твоя очередь, — сказал он.

— Моя?

Шон испачкал мороженым верхнюю губу. Элли сразу захотелось слизнуть мороженое и почувствовать вкус его губ…

На мгновение ей показалось, что он готов наклониться ниже, чтобы она смогла дотянуться до его губ, но вместо этого Шон установил в отверстие под соплом другой вафельный рожок.

— Попробуй, — предложил он девушке, по-прежнему держа ее в кольце своих рук.

С первой попытки Элли выпустила в вафельный рожок слишком много мороженого. Излишки лакомства упали на стол. Шон взял тряпку и протянул ее Элли. Она вытерла стол и руки.

— Ты опытнее меня, — сказала она.

— Я помню, как перепачкал стол, когда учился фасовать мороженое, — улыбнулся он. — Секрет в том, чтобы не торопиться.

— Давай я попробую сама, — предложила Элли и сразу же пожалела о своих словах, ибо Шон сделал шаг назад. Она заставила себя не смотреть, как медленно и чувственно он слизывает с губ мороженое.

— Ты быстро учишься, — похвалил ее Шон, когда она наконец приготовила правильную порцию мороженого и попробовала его. — Я боялся, что это займет больше времени.

— Спасибо за доверие, — сухо произнесла она.

— Я должен тебя предупредить. Когда будешь продавать мороженое детям на вечеринке, бери с собой побольше салфеток, потому что дети обычно просятся фасовать мороженое.

— Да ты эксперт в этом деле, — удивленно промолвила Элли.

— Вряд ли эксперт, но моя племянница и все ее друзья фасовали мороженое. К тому времени, когда они вволю наигрались, я был с ног до головы покрыт мороженым и шоколадным соусом.

— Сколько ей лет?

— Дейзи? Шесть. — Шон взглянул на нее. — Почему ты улыбаешься?

Она покачала головой:

— Я просто представила тебя в окружении девочек, жаждущих продемонстрировать, как ловко они фасуют мороженое.

— Мне тогда было не до смеха. — Тем не менее он улыбнулся, — Поверь, чтобы успокоиться после их игр, мне пришлось выпить большую порцию шотландского виски.

Элли представила себе Шона Макелроя мальчиком, который сердится на тех, кто выбросил мусор в реку и погубил утенка. Его племянница наверняка в восторге от дяди. Шон будет прекрасным отцом.

Хотя он явно не женится на Шарлотте. Хорошо, что он от нее избавился.

Элли мысленно упрекнула себя. Шарлотта всего лишь защищала свои интересы, приревновав Шона. И все равно эта блондинка ему не пара.

— Почему ты улыбаешься? — поинтересовался он.

— Просто думаю о тебе. И о девочках.

— Не говори потом, что я тебя не предупреждал, — бросил он, предполагая, что она говорит о маленьких девочках.

— Ты можешь поехать со мной на вечеринку для детей, а потом повторить мне эти слова.

— Я поеду с тобой в субботу. Этого достаточно.

— В субботу? Но…

— Что?

— Ничего. Ты не обязан ехать со мной в субботу. Хотя, если хочешь… — прибавила Элли и подумала, что взрослый человек вряд ли жаждет провести субботний день, заполняя вафельные рожки мороженым.

Съев мороженое, Шон выпрямился:

— Ты ненавидишь, когда тебе помогают, верно?

— Я? Нет…

— Ты занимаешься всем. Содержишь дом, готовишь еду, трудишься сверхурочно. Ты даже не хочешь, чтобы твоя сестра немного подработала в ресторане.

— Она учится на первом курсе, — возразила Элли.

— Большинство студентов не имеют выбора. Они вынуждены работать, чтобы прокормить себя. Этот опыт им очень помогает после окончания учебы.

— Соррел не должна работать официанткой в «Синем вепре». Сейчас она обязана сконцентрироваться на учебе и чего-то добиться в жизни.

— Потому что это не удалось тебе? — произнес Шон, однако Элли промолчала. — Что ты собираешься делать, когда они уедут из дома? — Он поддел пальцем ее подбородок, заставляя встретить его пытливый взгляд. — Что будет с твоими мечтами, Элли?

Девушка сглотнула. Прямо сейчас, стоя так близко к нему, она могла думать только об одной мечте, которая никак не была связана с выпечкой кексов.

— Я подумаю об этом, когда обе сестры будут учиться в университете.

Шон пожал плечами, отпустил ее и повернулся к ней спиной.

— Отлично. Ты хочешь быть мученицей. — Едва Элли успела перевести дыхание, как он прибавил: — Они не будут тебе благодарны за твою жертвенность. И ты не сможешь помочь им, если сломаешься, пытаясь тянуть непосильную ношу в одиночку.

— Я не мученица, — заявила она. — Я их единственная родственница.

— Гейли сейчас в том возрасте, когда ты взяла на себя ответственность за всю семью.

— Ты хочешь сказать, что я внесла свою лепту и теперь могу переложить ответственность на нее? — спросила Элли.

— Нет. Ладно, не обращай на меня внимания. Я не знаю, о чем говорю. Смирись с тем, что придется работать вместе со мной в субботу. День будет нелегкий, — предупредил Шон. — Возможны непредвиденные обстоятельства.

— Спасибо. Ты вселяешь в меня уверенность.

— Все будет хорошо. Тебе просто нужно немного попрактиковаться и обслужить настоящих покупателей. Поедем. Ты сможешь осчастливить мороженым нескольких людей.

— Но…

— Нам нужно раздать приготовленное мороженое, чтобы затем я смог показать тебе, как демонтировать оборудование, — предупредил он.

— Разве ты не должен идти на встречу? — напомнила ему Элли.

— Я подожду, пока ты обслужишь покупателей, а потом мы вернемся сюда и закончим урок.

Шон не позволил ей возразить, а уселся за руль, и они поехали в сторону поместья.

— Пора зазывать покупателей, — сказал он.

— Значит, я должна позвонить в колокольчик?

— Для начала ты должна узнать, как это сделать.

— Хорошо, — задумчиво произнесла она, глядя на приборную панель. — На что мне нажать?

— Нажать?

— На какую кнопку? Или следует запустить CD?

— CD? О, ради бога! Это старинный автомобиль, леди. Он был сделан до того, как появились ремни безопасности и Интернет, — усмехнулся Шон.

— Ах да. Его изготовили в Средние века. Итак, что же делать?

— Музыка включается и выключается здесь. — Шон потянул рычаг, расположенный недалеко от дверцы со стороны водительского сиденья, и полилась мелодия из старого фильма. — Твоя очередь.

Элли сидела достаточно далеко от рычага. Для того чтобы до него дотянуться, ей пришлось опереться на Шона.

— Я не дотягиваюсь, — пролепетала она, струсив.

Он откинулся на спинку сиденья:

— А так?

— Это будет слишком опасно, ведь фургон двигается, — чопорно проговорила девушка, изображая из себя мисс Благоразумие.

Шон остановил фургон:

— Мы стоим.

— Все равно…

Элли умолкла, когда он обнял ее за талию и притянул к себе так, чтобы она оказалась ближе к дверце. Ближе к нему.

— Ну как? — спросил Шон, глядя на нее. — Или ты хочешь придвинуться еще ближе?

— Если я придвинусь еще ближе, то окажусь у тебя на коленях, — рассмеялась она и вскрикнула, когда он запустил руку под ее коленки.

— Нет! Я сама справлюсь! — воскликнула Элли и сглотнула, стараясь сохранять самообладание. Шон обнимал ее за талию и прижимал к себе. Элли слышала медленные сильные удары его сердца.

— М-м-м… — Она дотянулась до рычага, потянула за него, и в парке снова зазвучала музыка.

— Еще раз? — спросил Шон.

Элли рассмеялась, подняла голову и вдруг ужасно захотела его поцеловать. Губы Шона были всего в паре дюймов от ее рта.

Их лица оказались так близко друг от друга, что Элли видела глубокие складки в уголках его рта, крошечные зеленые пятнышки на радужной оболочке голубых глаз, шрам на лбу с левой стороны.

От разгоряченного тела Шона исходил аромат ванили. Элли вдруг почувствовала себя легкомысленной, протянула руку и провела пальцами по шраму Шона:

— Откуда он взялся?

— Не помню. Может быть, когда я упал с дерева.

— Ой!

— Или когда упал с велосипеда.

Она прикусила губу.

— Или в одной из драк. Он по-прежнему немного болит, — прибавил Шон. — Если ты меня поцелуешь, я, вероятно, вспомню.

Элли не раздумывала. Она подняла голову и поцеловала Шона в губы.

— Теперь вспомнил, — сказал он низким и хриплым голосом, при звуке которого по телу Элли пробежал трепет. — Я упал с дерева. И тогда я еще сломал ключицу.

— Здесь?

Он затаил дыхание, когда она засунула руку в открытый ворот его рубашки и прикоснулась к ключице. Отодвинув рубашку в сторону, Элли припала губами к теплой коже Шона.

— А еще я сломал пару ребер, и у меня был ужасный синяк…

Глава 9

Жить без клубничного мороженого — все равно что никогда не видеть лета.

Блог «Дневник Розочки»

Резкий стук в окно фургона вернул Элли в реальность. Она ударилась локтем о руль, затем резко откинулась на сиденье. Девушка выглядела раскрасневшейся, взъерошенной и озадаченной. Шон опустил оконное стекло.

— Генри? — спокойно произнес он, обращаясь к мужчине, который постучал в окно.

— Сожалею, что прервал ваше милое занятие. Но, Шон, у меня мало времени.

— Подожди, мы сейчас к тебе присоединимся.

Шон, не смущаясь и не волнуясь, въехал на фургоне в парк. Рядом с Розочкой остановился серебристый внедорожник Генри. Мужчины были очень похожи внешне, поэтому сразу становилось ясно, что они — братья.

— Итак, что же здесь происходит? — поинтересовался Генри, когда Шон вышел из фургона, а Элли осталась в машине, желая перевести дыхание и собраться с мыслями.

— Занимаемся благотворительностью, Генри. Элли приготовит тебе порцию мороженого, а я уговорю тебя сделать пожертвование для клуба «Розовая лента».

— Ах так! — засмеялся баронет. — Я приехал туда, куда нужно. — Он протянул Элли руку. — Генри Хотон.

— Элли… — Она откашлялась. — Элли Амери. Здравствуйте.

— Амери? — Генри взглянул на Шона.

— Элли внучатая племянница Базила, — пояснил тот. — Она его подменяет.

— Я только за!

— Вы можете изменить свою точку зрения, когда увидите, какой беспорядок я устрою, готовя для вас мороженое, — заявила Элли, надевая накрахмаленный белый халат, который был ей велик. Затем она натянула на голову колпак.

— Какое мороженое будешь? — спросил Шон. — Вафельный рожок с ванильным мороженым, а также соусом и сахарной присыпкой за дополнительную плату?

— Только тебе приходит в голову требовать за это дополнительную плату, — парировал Генри, улыбаясь и доставая бумажник из заднего кармана. — Спасибо за мороженое, Элли.

Он передал ей банкнот в пятьдесят фунтов стерлингов.

— Благодарю вас, сэр Генри. Вы невероятно щедры.

— Для Генри этого ничего не значит, — бросил Шон.

— Любая подруга Шона… — начал было баронет.

— Эта подруга Шона, — отрезал Шон.

Генри пожал плечами, ничуть не раскаиваясь.

— Ты справишься? — спросил Шон у Элли, когда брат направился в офис.

— Справлюсь, — заверила она его.

— Как только возникнет проблема, включай музыку.

Прежде чем Элли успела ответить, он спрыгнул вниз и ушел.

Подруга? Девушка вздохнула.

Нет! Генри все не так понял.

Шон повернулся, стоя в дверях офиса. Уголки его губ изогнулись в улыбке. Он будто знал, о чем думает Элли. Словно сам думал о том же. У нее екнуло сердце.

Вероятно, Соррел была права, говоря, что Элли отчаялась встретить достойного мужчину. Но Фредди никогда не вызывал у нее таких ощущений, какие пробуждал Шон.

— Она милашка, — заметил Генри, когда они шли к кабинету. — Чрезвычайно аппетитная…

— И всецело принадлежит мне, — произнес Шон не подумав.

Его брат выгнул бровь:

— Прежде ты не был таким собственником.

— Просто заранее предупреждаю, чтобы у тебя не возникало никаких идей на ее счет. Как твои семейные дела? — поинтересовался он многозначительно.

Генри улыбнулся:

— Хэтти беременна.

Беременна?! Шону потребовалось мгновение, чтобы осознать новость.

— Ну, поздравляю! Я не знал, что ты решил пополнить свой выводок.

— Идея принадлежит Хэтти. Ты ведь знаешь, как хотят детей вторые жены, — добавил Генри. Он улыбался и выглядел самодовольным.

— Она хорошо себя чувствует?

— Тошнота целыми днями. Я думаю, что все скоро наладится. Она всего лишь на четвертом месяце беременности. УЗИ показало, что все хорошо, поэтому я решил поделиться новостью.

— Должно быть, она очень счастлива.

— Она в восторге. Когда ее не тошнит. Поэтому нас ждут некоторые изменения. Я собираюсь проводить больше времени здесь.

— Да? Возникли проблемы?

— Нет, — пожал плечами Генри. — Да… Банковское дело сейчас не процветает, поэтому я собираюсь продать дом в Лондоне и купить квартиру недалеко от поместья.

— Ну, похоже, у тебя жизнь налаживается.

— Хэтти предложила отпраздновать свадьбу.

— А в этом случае определенно возникнут проблемы.

— Мы не помешаем тебе, — заметил Генри, — если ты собираешься и дальше жить здесь. Поместье не так уж велико. Хэтти подумывает о том, чтобы устроить свадьбу в оранжерее. Она хотела бы с тобой поговорить. И у Оливии есть кое-какие планы.

— С Оливией я уже пообщался.

— Я слышал. Она рассталась с тем идиотом, за которым была замужем, Шон. Оливия не хотела, чтобы я тебе об этом рассказывал. Ты слишком субъективно оцениваешь людей. Но, может быть, ты будешь к ней снисходительнее? Просто придумай, чем ее можно отвлечь, и она скоро перестанет переживать из-за развода, — попросил Генри.

— Я могу предложить трудотерапию.

— Да, я согласен. Значит, я могу на тебя положиться?

Шон выглянул в окно и увидел, что вокруг фургона толпятся люди. Элли смеялась и чувствовала себя совершенно непринужденно.

Он знал, что она сказала бы ему по поводу заботы о членах семьи. Будучи совсем юной, Элли взвалила на себя ответственность за всех своих родственников, расставшись с мечтой. Шон, наоборот, всегда держал родственников на расстоянии вытянутой руки, наблюдая, как распадаются их браки, и радуясь их неудачам.

Но родственники Шона не были неудачниками. Они хотя бы не боялись рисковать. Они, конечно, терпели поражения, выжидали, но потом начинали жить заново.

Может быть, Шон и есть обыкновенный неудачник?

— Я полагаю, незачем рассчитывать на то, что ты в ближайшее время остепенишься? — Генри не ждал ответа. — Похоже, у тебя довольно близкие отношения с девушкой из фургона с мороженым, — произнес он, глядя во двор. — Ради улыбки такой женщины можно стараться быстрее вернуться домой. Она кажется очень гостеприимной. С другой стороны, нет ничего плохого в том, чтобы просто развлечься. — Он пожал плечами. — Кстати, где Амери? Он не оставил долгов?

— Он заплатил арендную плату за квартал и уехал на некоторое время, оставив фургон Элли. Я показывал ей, как работает аппарат для приготовления мороженого.

— Должен заметить, ты делал это очень старательно.

— Закрой рот, Генри!

Его брат усмехнулся, очевидно обрадовавшись тому, что ему удалось спровоцировать Шона. Несдержанная реакция Шона явилась доказательством того, что слова Генри попали точно в цель. Широко улыбаясь, он предложил:

— Напомни ей, что Базил всегда торговал мороженым на ярмарке пароходов, которая состоится в конце месяца.

— Я не думаю, что… — начал Шон, затем умолк. Скорее всего, Базил уже запланировал поездку на эту ярмарку. — Скажи мне, что такое ГСГ, по-твоему?

Генри задумался:

— Наверняка какое-то общество. — Он пожал плечами. — Поищи в Интернете.

— Ну что? Как идут дела?

Улыбка Элли напоминала улыбку Чеширского кота.

— Четырнадцать порций мороженого с шоколадными хлопьями или сахарной присыпкой. Четырнадцать счастливых покупателей. И еще в общей сложности сто двадцать фунтов стерлингов пожертвований для клуба «Розовая лента».

Шон присвистнул:

— Я же говорю, что ты быстро учишься.

— Сотрудники поместья Хотон невероятно щедры. Конечно, они были готовы заплатить за мороженое, но когда я сказала им, что мороженое бесплатное, но не помешало бы небольшое пожертвование…

Элли так радостно улыбалась, что Шону захотелось ее обнять. Генри оказался прав. Ради улыбки такой женщины будешь стараться быстрее вернуться домой.

— Не забудь вычесть из полученной суммы собственные расходы, — предупредил он, подавляя желание. — Дизельное топливо, ингредиенты для приготовления мороженого.

— О, но я не могу…

— Ты должна. Тебе нужно докупить смесь для приготовления мороженого и топливо, — напомнил Шон, усаживаясь на водительское сиденье. — Ты потратила собственное время, Элли. Никто не ждет, что ты будешь ради благотворительности сорить своими деньгами. Или деньгами Базила. Ты не можешь себе этого позволить.

— Да, наверное, — пробормотала девушка, слегка загрустив, и уселась на сиденье рядом с Шоном.

— Продолжай вести точную бухгалтерию, чтобы не возникло проблем с налоговой полицией.

— Это просто. Я привыкла учитывать каждую копейку, — сказала она, еще сильнее загрустив. Затем, сделав усилие, произнесла: — Мне понравился твой брат.

— Он нравится всем женщинам. Кроме того, Генри — мастер по части флирта, он умеет раздавать сексуальные улыбки. Именно поэтому с ним развелась первая жена. — Шон мысленно упрекнул себя за цинизм. — Ты просто застала его в хорошем настроении. Вторая жена нашего баронета ждет ребенка.

Элли нахмурилась:

— Ты не одобряешь?

— Это не мое дело. Генри заявил, что ребенка прежде всего хотела Хэтти, но он, похоже, доволен собой.

И Шон, и Элли помрачнели. Она, вне сомнения, думала о своем отце, которого никогда не знала. Шон вспоминал собственного отца, который, хотя и держался от него на расстоянии, по крайней мере, взял на себя ответственность за ребенка.

Элли отмахнулась от мрачных мыслей и рассмеялась:

— Я поняла, в чем твоя проблема. Ты только что осознал, что у тебя появится еще одна маленькая племянница или племянник, который в свое время захочет приготовить мороженое и перепачкается.

— Племянник, я надеюсь. Мальчики обычно хватают мороженое и убегают прочь. А маленьким девочкам мороженое нужно непременно чем-нибудь украсить. — Он взглянул на Элли. — Есть и невеселая новость. Моя сводная сестра Оливия расходится с мужем.

— Мне жаль.

— Это был ее второй брак. Члены моей семьи без конца женятся и разводятся, словно хотят соответствовать какой-то статистике.

— А ты у них в качестве балласта.

— С меня довольно того, что сказал мне по этому поводу Генри. — Поняв, что ведет себя грубо, Шон добавил: — Он также напомнил мне, что Базил обычно появляется с Розочкой на ярмарке пароходов, которая состоится в конце мая. Об этом что-нибудь сказано в его тетради с заказами?

— Базил ничего не написал о ярмарке.

— Я полагаю, он думал, что я напомню тебе об этом.

Элли повернулась к нему:

— Почему? Он воспользовался нашим родством как само собой разумеющимся фактом, Шон. Мы с ним одна семья, но тебе-то зачем беспокоиться?

Шон задал себе точно такой же вопрос. Зачем Базил втянул его во все это?

— Может быть, — заговорил он, с трудом подыскивая слова, — он решил, что мне пора…

— Начать о ком-то беспокоиться?

«Начать беспокоиться. Увлечься женщиной. Создать семью».

— Ты объяснил своему брату, что происходит? — спросила она.

— Тебе удастся собрать кучу денег, — заметил Шон, избегая ответа на ее вопрос.

— Кучу денег удастся заработать Базилу, — отрезала Элли. — Если повезет. А мои мытарства закончатся через три дня, и я смогу вернуться к работе, за которую мне платят.

— Прочти письмо еще раз, Элли. Базил передал тебе право собственности на фургон. Таким образом он дал понять, что ты можешь зарабатывать на жизнь продажей мороженого. На ярмарку пароходов собираются люди со всех концов страны. И им не помешает даже плохая погода.

— Но…

— Какой задаток брал Базил за заказы?

— Я не знаю, сколько ему заплатила кинокомпания, но невеста сказала, что отдала ему двадцать пять процентов от суммы. Однако какова сама сумма, я понятия не имею, — прибавила девушка.

— Этой суммы должно хватить на то, чтобы покрыть расходы на покупку смеси для приготовления мороженого и топлива, — задумчиво предположил Шон. — Вероятно, Базил брал задаток у каждого заказчика. Он оставил тебе большой объем необходимых продуктов. Ты можешь начинать работу без каких-либо затрат.

— Ты хочешь сказать, что всю полученную в качестве предоплаты сумму он потратил на подготовку фургона к работе, чтобы я, вернее, бабушка могла начать собственный бизнес?

— Он обычно не брал больше двух заказов в месяц.

Элли нахмурилась:

— Но…

— Это было его хобби, а не бизнес, и он чаще отклонял предложения клиентов, чем соглашался выполнить заказ. Учитывая то, что сейчас Базил набрал заказов на два месяца вперед, он действительно хотел, чтобы ты или твоя бабушка начали свой бизнес.

— Я думала, что он взял деньги и ударился в бега, — изумленно протянула Элли.

— Очевидно, нет.

— Но если это так, то почему он не предоставил полную информацию по своим клиентам? — задумалась девушка. — Почему он исчез?

— Я понятия не имею, но подозреваю, что Базил знает о твоей семье больше, чем вы все думаете. Может быть, он хочет, чтобы ты перестала работать в «Синем вепре» и реализовала свою мечту?

Верхний Хотон оказался живописной деревней, в которой практически отсутствовали блага современного мира. Деревня словно застряла в одна тысяча девятьсот шестидесятом году.

Мистер Сазерленд обещал Элли, что съемки займут около часа, если повезет.

Как бы не так!

Почти два часа после приезда Элли на съемочную площадку ее никто не замечал. Затем она долго-долго пыталась научить туповатого актера, как расфасовывать мороженое в вафельные рожки. В конце концов, надев белый халат, девушка уселась за руль и стала разъезжать на Розочке. Режиссер объяснил, что издалека будет казаться, будто за рулем сидит актер, исполняющий роль мороженщика.

Все бы ничего, но на работе ей следовало появиться в двенадцать, а уже было половина первого. Элли не могла даже позвонить Фредди и предупредить, что задержится. Ассистентка режиссера отобрала у нее мобильный телефон.

И вот теперь, когда у нее наконец появилась возможность удрать со съемочной площадки, ее остановил репортер из ежемесячного журнала «Деревенская хроника». Журнал планировал напечатать серию статей о местных жителях, которые занимаются бизнесом.

Поняв, что все равно опоздала на работу, Элли принялась позировать фотографу на фоне Розочки с мороженым в руке и отвечать на вопросы.

Но и после этого ей не удалось сбежать. Элли пришлось иметь дело с бригадой местных телевизионщиков. Она снова улыбалась, фотографировалась и снималась на видео с подтаявшим мороженым в руке и отвечала на вопросы.

Выбросив мороженое в мусорную корзину, Элли облизала пальцы и взяла лист бумаги, который ассистентка вручила ей вместе с мобильным телефоном.

— Спасибо, Элли, — сказала она. — Сожалеем, что съемки заняли больше времени, чем предполагалось, но вы были великолепны.

— Нет проблем. — Девушка посмотрела на лист бумаги. — Что это?

— График съемок остальной части первой серии. Я отметила дни, когда нам понадобится Розочка.

— Первой серии? — Элли посмотрела на график и увидела, что отмечено шесть дней. — Я думала, что работа одноразовая.

— Черт побери, нет! По сюжету у мороженщика начинается роман с женой хозяина паба. Будет много сексуальных сцен. — Ассистентка улыбнулась. — Кстати, вы отлично разрекламируете свой бизнес. Вот размер вашей оплаты. Я приложила свою визитку. Позвоните мне и сообщите номер вашего банковского счета, чтобы гонорар поступил в банк как можно скорее.

Элли подумала, что меньше всего ей нужна сейчас реклама, однако потом увидела сумму. Триста фунтов стерлингов. За один день работы! Причем за неполный день.

— Спасибо. — Девушка откашлялась. — Я перезвоню вам как можно быстрее.

Глава 10

Если навалилось много дел и не удается ни одно из них довести до конца, съешь хотя бы мороженое.

Блог «Дневник Розочки»

Погрузившись в мечты об Элли, Шон не мог ни на чем сосредоточиться. Он понимал, что начинает увлекаться ею.

К счастью, разговор с Генри помог ему вспомнить о своих жизненных приоритетах. Никаких серьезных отношений с женщинами! Кроме того, у Элли тоже нет времени на романы. Она должна возвращаться в Лонгборн и заботиться о своей семье.

И все же мысли о ней не выходили у него из головы. Они отвлекали его от работы, он даже не мог думать ни о какой другой женщине.

Шон решил позвонить Оливии и предложить ей приехать в поместье Хотон, чтобы обсудить ее планы по поводу конюшни. Вместо этого он набрал телефонный номер Элли.

Включилась голосовая почта.

Ему бы повесить трубку, но Шон слушал голос Элли и представлял ее лицо и глаза, вспоминал, как она слизывала крошки шоколада с верхней губы…

— Элли? — Он помолчал, подбирая нужные слова. — Я звоню только для того, чтобы убедиться, все ли у тебя в порядке. Я стараюсь отыскать Базила. — Он еще помолчал какое-то время, потом произнес: — До встречи в субботу.

Шон швырнул телефон на стол.

Черт побери, он ведет себя как пятнадцатилетний мальчишка!

* * *

— Что к чаю? — спросила Гейли, входя на кухню через заднюю дверь.

Элли возмутилась:

— Сейчас самое время спрашивать меня об этом!

Вернувшись домой во второй половине дня, она решила прибраться в фургоне и нашла там запрятанную папку с документами Базила. Счета, квитанции от поставщиков, банковские документы. У нее едва хватило времени на то, чтобы приготовить ужин, перед тем как пойти на работу. Но прежде она позвонила Фредди, извинилась перед ним и объяснила, что возникли семейные проблемы. Ведь Базил является членом ее семьи, не так ли?

Фредди забеспокоился и настоял на том, чтобы Элли взяла выходной. Девушка отлично знала, что должна чувствовать себя виноватой, но сегодня у нее на уме было совсем иное.

Во-первых, она все время думала о Шоне…

Он попросил у нее телефонный номер на случай, если что-то узнает о Базиле. Но она не ожидала, что он позвонит просто так — спросить, как прошло сегодняшнее утро.

Она очень хотела ему перезвонить и сказать, что придется еще несколько дней провести на съемочной площадке. Но после того как он произнес: «До встречи в субботу», Элли решила не звонить и отмахнулась от воспоминаний о том, как Шон стоял рядом с ней, пока она готовила мороженое, и как они готовили сэндвичи на обед.

— Что все это значит? — поинтересовалась Соррел, взяв в руки лист бумаги, на котором Элли излагала свои мысли по поводу открытия собственного дела. — «Мороженое от Розочки»? Что это?

— Название фирмы.

— Я умираю от голода. — Гейли бросила сумку на пол. — Что к чаю?

— Открой банку бобов, — рассеянно посоветовала Элли, ожидая реакции Соррел.

— «Мороженое от Розочки»… — Ее сестра выгнула красивые брови.

— Ты собираешься производить мороженое? — в ужасе спросила Гейли.

— Нет, я буду обслуживать различные мероприятия. У меня уже есть несколько заказов.

Гейли закатила глаза. Но Соррел положила ноутбук на стол и присела:

— На рынке много подобных фирм. Преподавательница в университете наняла фургон с мороженым для праздника дня рождения ее маленькой дочки в прошлом месяце.

— Где консервный нож? — поинтересовалась Гейли.

— Ради всего святого, он находится в том же месте, где находился последние пятнадцать лет!

В ответ Элли услышала грохот отодвигаемых ящиков кухонного комода.

Может быть, Шон прав. Она слишком избаловала своих сестер. Вероятно, пора подумать о себе и получить образование.

— Какие у тебя заказы? — спросила Соррел.

— Удивительно широкий диапазон. — Элли просмотрела список заказов, игнорируя стук, производимый разъяренной Гейли. — Розочка участвует в съемках телесериала в Верхнем Хотоне.

— Что? — Злость младшей сестры исчезла в одно мгновение.

— Вот этим я и занималась все утро. Кстати, меня сфотографировали для ежемесячного журнала «Деревенская хроника».

— Отлично, — похвалила Соррел. — Мы поместим снимки на рекламных листовках и веб-сайте.

— Веб-сайте?

— Я думаю, мы должны открыть блог. Назовем его «Дневник Розочки». — Соррел подняла глаза на младшую сестру. — Пора использовать твои познания в компьютерах, Гейли. Ты сможешь уделить нам свое драгоценное время и разработать веб-сайт?

— Смогу, если мне заплатят, — бросила та с презрением в голосе.

— Конечно, тебе заплатят, — согласилась Соррел. — Ты будешь платить налоги. Надеюсь, ты согласишься на почасовую оплату. Нам понадобятся бланки и счета-фактуры.

— Ладно, но я не могу работать на пустой желудок, — многозначительно проговорила Гейли.

— Ты должна зарегистрироваться в качестве налогоплательщика, — продолжала Соррел, игнорируя ее слова. — Я, вероятно, смогу сделать это через Интернет. — Она взяла ноутбук и принялась составлять перечень того, что следует сделать. — Здорово! Именно то, что мне нужно для курсового проекта «Предприятие малого бизнеса». — Соррел улыбнулась Элли. — Ты ведь понимаешь, что нам понадобится доступ в Интернет из дома?

— Что?! — Элли посмотрела на сестру. — Позвольте кое-что уточнить. Вы готовы помочь мне, но только на условиях, выгодных вам. Одна будет трудиться за деньги, а другая напишет курсовой проект и получит доступ в Интернет из дома. Ну спасибо. Огромное спасибо! — Она встала. — Знаете что? Это мой бизнес, и только я буду решать, кому и сколько платить. Я найму профессионального помощника, который, по крайней мере, сумеет самостоятельно открыть банку бобов.

В комнате наступила тишина. И вдруг Элли вспомнила слова Шона о том, что она ненавидит принимать от кого-либо помощь. Она отрицала, но это было правдой. Элли никому не доверяла. Речь шла не только о деньгах. Девушка привыкла все делать сама: ходить по магазинам, готовить еду, делать уборку. Элли считала, что если она не сделает что-то сама, то другой человек сделает это неправильно…

— Я… хм… открыла банку, — неуверенно произнесла Гейли. — Открыть вторую? Сделать бутерброды с бобами для всех?

— Было бы здорово, — заметила Соррел. — И поставь чайник. Я думаю, нам всем не помешает выпить по чашке чаю.

Элли не знала, то ли ей свернуться калачиком в углу и выплакаться, то ли рассмеяться.

— Вы думаете, что меня можно подкупить запеченными бобами и чаем? — довольно холодно поинтересовалась она.

— Это только начало, — улыбнулась Соррел. — Теперь расскажи нам о фирме «Мороженое от Розочки». Кстати, ты придумала отличное название. Мы тебя выслушаем, а потом подумаем, чем мы сможем помочь.

— По сути, ты права, сестренка, — призналась Элли. — Я поняла, что нужны и веб-сайт, и блог. Это отличная идея — особенно на время съемок телесериала.

— Что ты собираешься надевать на работу? — спросила Соррел.

— Ну, Розочке много лет, и я подумала… Помнишь сундук с одеждой нашей прабабушки, в которую мы любили наряжаться? Одежда как раз была сшита в начале шестидесятых годов прошлого века.

— Бог мой, ты права! Одежда отлично подойдет, только ее нужно будет постирать. Я займусь этим, — решила Соррел.

— Может быть, тебе стоит заняться чем-то менее сложным, чем стирка старой одежды? — предложила Элли. — Я предпочла бы, чтобы ты помогла мне с оформлением документов.

— Конечно. Ты собираешься сообщить об открытии собственного дела хозяину «Синего вепря»?

— Не сразу. Давай посмотрим, как у меня пойдут дела… У нас что-то подгорело? — спохватилась Элли.

Неожиданно открылась дверь, и в комнате появилась бабушка. Она дремала перед телевизором в маленькой столовой, примыкающей к кухне.

— Элли? — удивленно сказала она. — Ты там.

— Я давно дома, бабуль.

— Но… — Лавидж-старшая оглянулась на столовую. — Ты там. Тебя показывают по телевизору. Ты беседуешь с репортером из местных новостей.

Все вбежали в столовую, но в новостях уже шел другой сюжет.

— Тебя показывали по телевидению, — настаивала бабушка.

Элли собиралась все объяснить, когда раздался телефонный звонок. Трубку подняла Соррел:

— О, привет, миссис Гилберт! В самом деле?.. А вы?.. На день рождения вашей внучки? Элли сейчас нет дома. Я попрошу ее проверить перечень заказов, и мы позвоним вам завтра утром. Нет проблем. — Она повернулась к Элли: — Звонила миссис Гилберт, владелица садового центра. Миссис Фишер сообщила ей о Розочке, когда они встретились на почте…

— Не сомневаюсь, — сухо вставила Гейли.

— А потом она увидела тебя в новостях. Я приняла бы от нее заказ, но понятия не имею, когда Розочка свободна.

— Сколько лет ее внучке? — поинтересовалась Элли.

— Хороший вопрос. И неизвестно, какое количество детей они собираются пригласить. Это повлияет на стоимость. Нам понадобится прайс-лист с расценками.

— Теперь я могу этим заняться, потому что у меня на руках документы Базила, — заявила Элли.

— Кто такой Базил? — спросила Гейли.

— Базил!.. — Бабушка схватилась за спинку стула, а Элли и Соррел обменялись испуганными взглядами. Пожилая женщина взяла себя в руки и выпрямилась. — Базил — это брат вашего дедушки. Ваш двоюродный дед.

— Но… у дедушки не было ни братьев, ни сестер, — удивилась Гейли.

— У него был единственный брат. Но они совсем не походили друг на друга. Бернард был инженером, капитаном местной команды по регби. Высокий, сильный, спортивный… С таким человеком хотела быть любая девушка. Базил был на пару лет моложе его и с творческим складом ума. Он был немного легкомысленным, но девушки обожали и его. Это был легкий в общении человек… — Она покачала головой. — Хотя внешняя беспечность оказалась всего лишь маской. Однажды я встретила его у деревенского пруда, где он пытался утопиться. Глупый мальчик.

— Зачем? — вмешалась Соррел. — Почему он хотел это сделать?

Элли бросила на сестру предупреждающий взгляд, но бабушка не замечала ничего вокруг. Она пребывала в мире воспоминаний.

— Он встречался с девушкой из Нижнего Хотона. Это был единственный способ оказаться рядом с ее братом-близнецом. Базил был гомосексуалистом и очень боялся огласки.

— Но это ужасно! — ахнула Соррел.

— В прежние времена к таким людям относились сурово. Базил не мог допустить, чтобы его семья была опозорена.

— Так что же случилось? Где он был все эти годы? — спросила Гейли.

— Я выдала его тайну. Девушка, с которой он встречался, была моей лучшей подругой. Она обожала Базила, и я не хотела, чтобы она страдала, — призналась бабушка.

— Ты ей обо всем рассказала?

— Мы были на вечеринке, и она не отходила от Базила ни на шаг. Я не могла это вынести. Я заявила Базилу, что он должен обо всем рассказать моей подруге. Наш разговор подслушал Бернард. Он считал, что я флиртую одновременно и с ним, и с его братом, поэтому следил за нами. Я иногда думаю, что он женился на мне только для того, чтобы сохранить семейную тайну.

— Тайну?

— Когда Базил пришел домой, отец приказал ему убраться с глаз долой и никогда не встречаться ни с кем из членов семьи.

— Вот так просто?! — возмутилась Элли.

— Он дал ему денег — много денег, — но все равно это было неправильно. Если бы их мать была жива, я уверена, все было бы по-другому. Я не думаю, что Бернард простил себе то, что тогда произошло. Или мне.

— О, бабуля… — грустно произнесла Элли.

Та повторила:

— Я пыталась помочь подруге.

— Конечно. — Элли обняла бабушку. Теперь она понимала, в чем суть дела, и решила вернуть Базила домой.

— Бобы! — закричала Гейли.

* * *

Позже, когда из кухни выветрился запах горелых бобов, Элли удалилась в свою комнату, чтобы позвонить Шону.

— Элли? Возникли проблемы?

— Нет. Ситуация изменилась.

— Каким образом?

— Ты удобно устроился? Придется долго рассказывать.

Он выслушал ее семейную тайну.

— Мне жаль вас всех, — вздохнул Шон, когда она закончила. — Но это объясняет, почему твой дедушка был таким замкнутым.

— Жизнь бесконечно сложна. — Она удобнее устроилась на подушках. — Но вот что странно… После того как бабушка рассказала нам все, она словно стала отчетливее воспринимать реальность.

— В течение длительного времени она жила с ощущением вины. Раскрыв семейную тайну, она сбросила тяжелый груз с души. Ты ведь говорила, что, по словам доктора, ее мозг блокирует нежелательные воспоминания.

Неужели Шон помнит об этом?

— М-м-м… Мы все сейчас пребываем в легкой эйфории, — заметила Элли. — Теперь нужно срочно разыскать Базила и вернуть его домой.

— Конечно. Я могу обыскать его коттедж. Если ты приедешь в поместье завтра, мы осмотрим дом вместе. Что скажешь? Приготовим сэндвичи. Снова покормим уток. Может быть, покатаемся на лодке.

— Соблазнительное предложение.

— Разве ты не знаешь о том, что следует поддаваться соблазнам? — поддразнил ее Шон.

— Мне очень хотелось бы, но ты и так слишком много для меня сделал.

— И ты пропустила целый рабочий день. Фредди будет по тебе скучать.

— Розочка не повлияет на работу в ресторане, Шон. Пока, во всяком случае. Я не должна отказываться от стабильного заработка, потому что нужно оплачивать счета.

— Я знаю. Итак, расскажи мне о сегодняшнем дне. Каково быть звездой телевидения?

— Розочку показывали в вечерних новостях, — сообщила ему Элли. — И еще ее фото появится в журнале «Деревенская хроника».

— Да она популярна!

— Знаешь, я подумала над твоим предложением открыть собственное дело. Я уже придумала название для фирмы — «Мороженое от Розочки». Что ты по этому поводу думаешь?

— Мне нравится. Энергичное и запоминающееся название. Подготовь к субботе рекламные листовки, чтобы мы могли их распространить.

— Девочки работают над ними в настоящее время, — сказала Элли, потом неохотно прибавила: — Я полагаю, мне лучше пойти и посмотреть, что они придумали.

— Дай мне знать, если потребуются типографские услуги, — предложил он.

— Ты очень милый, Шон, но если мы собираемся организовать серьезный бизнес, то должны сами им заниматься. — Элли помолчала. — Дело не в том, что я не желаю принимать твою помощь. Я пытаюсь научиться доверять. Например, своим сестрам.

— А мне? — спросил он. — Мне ты доверяешь?

Вопрос оказался настолько неожиданным, что девушка опешила.

— Ты во мне сомневаешься? — настаивал Шон.

— Разве? — произнесла Элли. — О чем именно мы говорим?

— О деньгах мы уже поговорили, — напомнил он ей.

Элли открыла рот, потом сомкнула губы. Ее сердце забилось чаще, она облизнулась:

— О чем еще мы будем говорить?

Шон не ответил.

— Для мужчины, который старается избегать любви, ты слишком неосторожен. И потом, Шон, я не хочу быть похожей на свою мать. Она умерла молодой, вволю нагулявшись и родив троих детей.

— Ты не похожа на нее, Элли.

— Откуда ты знаешь? — Она поторопилась переменить тему. — Ладно, если я хочу заниматься бизнесом, то должна работать в полную силу, а не полагаться на помощь друзей.

— А мне показалось, что ты учишься принимать помощь. Многие представители малого бизнеса пользуются копировальной машиной в поместье, — заявил Шон.

— Если мне понадобится сделать копии, я обещаю, что позвоню тебе. И еще я хотела бы, чтобы ты проверял исправность Розочки, раз уж хорошо разбираешься в машинах. Но не в обмен на мороженое.

— А если я буду настаивать на оплате мороженым? — поддразнил ее Шон. — В качестве угощения на день рождения.

— Для твоих многочисленных племянников и племянниц?

— Я думал о более приватной ситуации.

— О…

— Элли! — завопила снизу Гейли. — Посмотри, что у нас получилось!

Элли вздохнула:

— Приватная ситуация вряд ли возможна. Нам придется обязательно взять с собой мою семью.

— Я говорил о своем дне рождения.

Гейли с ужасным топотом стала подниматься по лестнице.

— Элли! Где ты?

— Когда твой день рождения? Мне нужно освободить этот вечер.

— Выбор дня я оставлю на твое усмотрение, — улыбнулся Шон. — Как только у тебя выдастся свободный денек, позвони мне.

— Элли! — Гейли ворвалась в ее комнату и замерла на месте. — Ты что, спала?

— Может быть, — сказала Элли, переворачиваясь на другой бок и незаметно пряча телефон под подушку. Затем села на кровати. — Дай мне минутку. Я сейчас спущусь.

Элли плеснула на лицо холодной водой. Ее тело по-прежнему трепетало после разговора с Шоном. Наверное, придется принять ледяной душ, чтобы собраться с мыслями.

Глава 11

Шесть тебе лет или шестьдесят, все равно обидно, когда мороженое выпадает из вафельного рожка.

Блог «Дневник Розочки»

Сняв футболку и джинсы, Шон нырнул в реку. Его окутал холод. Однако даже таким способом ему не удалось изгнать из головы мысли об Элли. На долю этой девушки выпало много испытаний, но она не разучилась чувствовать и не боялась рисковать. В этом она и Шон были полными противоположностями.

Он, как одержимый, стремился к безопасности и прятал свои чувства ото всех. А она была готова рискнуть и попытаться построить с ним отношения.

Вернувшись к пристани, Шон обнаружил, что его одиночество нарушено.

— Если будешь плавать по ночам в холодной воде, то простудишься, — заявила Шарлотта, приближаясь к нему. Перед его глазами предстали ее потрясающе красивые ноги. — Я принесла тебе мед и лимоны.

— Я никогда не замечал в тебе склонности опекать меня, — заметил он, вылезая из воды и заставляя Шарлотту отступить назад, чтобы на нее не попали брызги.

— Ты прав, — призналась она. — Про мед и лимоны я солгала. Но мы оба знаем, что ты тоже лгал, когда притворился, будто заболел. В субботу вечером, после похода в ресторан, ты просто не захотел пойти со мной на вечеринку.

— Я действительно в тот день неважно себя чувствовал, — заверил он ее, и она вздохнула:

— Я понимаю и пришла извиниться за то, что вела себя как стерва.

— В таком случае ты ошиблась адресом, принося свои извинения мне. Ведь потерять работу могла Элли.

— Элли… — Мгновение она колебалась, потом выгнула бровь. — О, да ладно тебе. Ее босс не сводил с девчонки собственнического взгляда. Он явно счел, что ты решил пофлиртовать с ней.

— Какая ерунда! — Шон взял джинсы. — Кстати, ты постоянно флиртуешь с красивыми официантами.

— Может быть, но я никогда не смотрю на них так, как ты смотрел на нее.

Он не стал спорить. Шарлотта флиртовала так же непринужденно, как дышала. Со всеми подряд. Шон флиртовал только в том случае, если женщина его заинтересовала. А мысли о Лавидж Амери не выходили из его головы с тех пор, как она впервые открыла перед ним дверь.

Не дождавшись ответа, Шарлотта продолжала:

— На вечеринке в субботу был Оливер Франклин. Я разрешила ему отвезти меня домой.

— Он доставил тебе удовольствие? — лениво протянул Шон.

— Я не…

— Нет, конечно нет. Но он включен в список твоих потенциальных мужей, поэтому ты держишь его на крючке и распаляешь его страсть.

— Он пригласил меня поужинать с ним на этой неделе, — сообщила молодая женщина, в последний раз предлагая Шону изменить свое мнение. — Я обещала ему позвонить.

— Обязательно позвони. Ты слишком долго держала этого беднягу на расстоянии вытянутой руки. Со мной тебе не на что рассчитывать, Шарлотта. У меня нет собственного поместья, титула, денег. Тебе пора повзрослеть и подыскать подходящего мужчину для серьезных отношений.

Она вздохнула:

— А ты ищешь серьезных отношений?

Шон понятия не имел, что он ищет. Однако он знал наверняка, что отношения с Шарлоттой его не устраивают. Он наклонился, поцеловал ее в щеку и сказал:

— Не забудь прислать мне приглашение на свадьбу.

Она слегка вздрогнула:

— Думаю, до свадьбы не дойдет… Трудно, да?

— Взрослеть?

— Влюбляться. Но ты прав. Ты отменный любовник, но совсем не годишься мне в мужья.

Шарлотта не стала дожидаться ответа и ушла, постукивая каблучками.

«Как ты ошибаешься, Шарлотта, — думал Шон, растянувшись на пристани и уставившись в звездное небо. — Влюбляться очень легко. Любовь приходит нежданно-негаданно, и ты уже не в состоянии ничего изменить».

В субботу, услышав стук в дверь, Элли испугалась и прижала руку к груди. Аккуратная стопка рекламных листовок, лежавшая на столе, рассыпалась.

— Извини. Я не хотел тебя напугать. Твоя бабушка сказала, что я найду тебя здесь, — произнес Шон.

— Ты меня не напугал. Я видела, как ты подъехал, — ответила Элли.

Она устроилась в старой столовой, которую переоборудовала в офис фирмы «Мороженое от Розочки».

 Для работы на вечеринке в клубе «Розовая лента» Элли выбрала розовое платье с декольте в форме сердца, зауженной талией и широкой юбкой. По возрасту платье и Розочка были ровесниками. Элли уложила волосы в классический пучок, накрасила губы ярко-розовой помадой, а ногти — ярко-розовым лаком, в тон платью.

Шон тоже приоделся. На нем была черная футболка с розовой надписью «Мороженое от Розочки».

— Ты выглядишь совершенно изумительно, Элли.

— Да, одежда немного отличается от повседневной, — неуверенно протянула она.

Элли не привыкла носить такую яркую одежду и делать настолько яркий макияж.

— Ты не сидела без дела.

— В основном я дрожала от страха.

Ее слова вызвали у него улыбку. Элли немного успокоилась.

— Я видел твой веб-сайт. И блог «Дневник Розочки». Думаю, Розочка похожа на тебя.

— Неужели? Я не уверена, что это комплимент.

— Разве? — Он шире растянул губы в улыбке. — Джесс понравилось. А мою сестру, Оливию, восхитил материал о съемках телесериала.

— Твою сестру? Ту, которая развелась?

— Знаешь, у нее есть идея по поводу устройства ремесленных мастерских в старых конюшнях. Ей нужно чем-то заняться, чтобы отвлечься.

— И ты позволил сестре немного похозяйничать в поместье? — недоверчиво поинтересовалась девушка.

— Ей скоро наскучит это занятие. Но я задался вопросом: как бы на моем месте поступила Элли?

— Вот это — комплимент.

Шон пожал плечами:

— Она все равно не в силах навредить поместью.

Элли коснулась его плеча:

— Конечно, Шон.

Взяв Элли за руку, он поцеловал ее пальцы:

— Ты проделала замечательную работу, разрекламировав вечеринку клуба «Розовая лента». Запись в блоге смешная и трогательная.

Она подхватила:

— По моей просьбе изготовили значки с изображением Розочки, чтобы я могла раздавать их на детских праздниках.

— Очередной рекламный ход для продвижения бизнеса? Отличная идея, — одобрил Шон.

— И, конечно, одежда в стиле ретро.

— Сказочно красивые наряды, — оценил он, рассматривая одежду, развешанную в комнате. Его взгляд задержался на черном кружевном платье с длинной юбкой и лифом без спинки, завязывающемся на шее. — Откуда они взялись?

— С чердака. Мы с сестрами наряжались в них, когда были маленькими. Мама делала нам прически и макияж. Я собираюсь надевать это платье, когда придется обслуживать деловые вечеринки, — прибавила Элли. — Еще понадобятся туфли на высоком каблуке и ярко-красная помада. Что скажешь?

— Я скажу, что бизнесмены решат, будто они умерли и попали на небо, — резюмировал Шон. — А у старика, который устроит вечеринку по случаю выхода на пенсию, вероятно, случится сердечный приступ. — Он повернулся к Элли. — Я волнуюсь при одной мысли о том, что ты наденешь это платье. — Сказав это, Шон решил, что сболтнул лишнее, и прибавил: — Не пора ли нам идти?

Посмотрев на часы, Элли ойкнула.

— Можешь взять рекламные листовки? — попросила она и, не дожидаясь ответа, вышла из комнаты.

Шон собрал в кучу рекламные листовки, одна из которых была слегка испачкана розовой помадой Элли. Шон провел большим пальцем по пятнышку, затем размазал помаду по своей нижней губе, желая почувствовать вкус губ Элли.

«Забудь о старике, который может заработать сердечный приступ при виде Элли в черном кружевном наряде. Ты сам едва не получил инфаркт, увидев ее в довольно скромном розовом платье».

Шон не понимал, что с ним происходит. Он и Элли даже не были близки. Они поцеловались всего один раз. Почему же у него появилось ощущение, будто они по-настоящему влюблены друг в друга? Ему не нужно было обладать Элли, чтобы почувствовать себя счастливым. Достаточно было держать ее за руку.

— Шон!

Он улыбнулся, услышав ее властный голос.

— Уже иду, — откликнулся он, следуя на кухню, где Элли стояла, держа в руках розовый чайник в стиле ретро, который Шон купил для нее.

— Что это такое? — спросила она.

— Чайник, — произнес он.

На мгновение их взгляды встретились, но Элли первой потупила взор:

— Спасибо. — Она отвернулась. — Соррел поедет вместе с нами, чтобы разобраться, что к чему.

Соррел посмотрела на Элли так, словно впервые услышала о своем намерении куда-то поехать, но подыграла сестре:

— Не могу дождаться!

— Только Соррел? — уточнил Шон, ничуть не сожалея о том, что не сможет остаться наедине с Элли. Он понимал, что не следует торопить события. — А ты, Ангелика? Разве ты не жаждешь узнать, как делается идеальное мороженое?

— Я слишком занята. На мне веб-сайт и блог, — заявила Гейли, кликая мышкой и отклоняясь в сторону, чтобы Шон мог увидеть на мониторе творение ее рук. — На каждой странице я вставила милые фразочки по поводу мороженого из тетради Базила.

— Отличная идея! Классная карикатура Розочки. Кто ее нарисовал?

— Я. — Гейли делала все возможное, чтобы выглядеть хладнокровной, но безуспешно. — Я собираюсь учиться на дизайнера.

Элли не могла наглядеться на прямой нос и твердый подбородок Шона, а также на его длинные пальцы, которыми он пригладил темные волосы, когда наклонился к монитору.

Он взял мышку и стал просматривать страницы. Потом он поднял глаза и поймал взгляд Элли, прежде чем она успела его отвести.

— Цена есть у всего. Моя цена — мороженое, — прочитал Шон и выгнул правую бровь. — Это Базил написал?

— Должно быть, он научился деловой смекалке у тебя, — польстила ему Элли и наконец удостоилась его умопомрачительной улыбки.

— Я продал твой автомобиль.

— Ты поместил объявление в Интернете?

— Нет. Я разослал сообщения с описанием автомобиля нескольким потенциальным покупателям по электронной почте. Сумма небольшая, но зато тебе не придется платить налог.

Элли взяла у него чек, посмотрела на сумму, затем с подозрением прищурилась:

— Небольшая?

— Автомобиль классической модели, старый, с небольшими поломками, но кузов в удивительно хорошем состоянии. Я бы смог выручить за машину больше, если бы не торопился с продажей. Но, мне кажется, деньги нужны тебе прямо сейчас, — произнес Шон.

— Спасибо. — Элли повернулась к Гейли: — Держи. Этой суммы достаточно для твоей поездки во Францию и недели обучения Соррел на курсах вождения. — Она взяла Шона за руку. — Итак, нам пора.

На время вечеринки в саду Элли надела поверх розового платья белый фартук.

— Дайте мне одну порцию вашего вкусного мороженого, пожалуйста, мисс Амери! Очень-очень розового, чтобы, поедая его, я стал ходячей рекламой ваших изделий. — Шон развел руки в стороны, демонстрируя розовый логотип «Мороженое от Розочки», украшающий его футболку. — Никак не могу устоять перед искушением.

Элли затрепетала.

— Тебе в контейнере или в вафельном рожке? — спросила она.

— Дай ему мороженое в рожке, — посоветовала Соррел. Заметив недовольный взгляд сестры, она закатила глаза. — Ну, я бы на его месте предпочла рожок.

Элли щедро украсила розовое мороженое маленьким розовым зефиром и розовой сахарной присыпкой, затем завернула вафельный рожок в розовую бумажную салфетку.

— Достаточно розового цвета? — поинтересовалась она, протягивая мороженое Шону.

— Я бы хотел увидеть несколько давленых жуков, — поддразнил он ее перед тем, как отдать деньги.

Шон видел, что Элли очень хочет отказаться от оплаты, но вот она поджала губы и стала обслуживать других покупателей.

— Если возникнут какие-то проблемы или понадобится рекламщик… — Он посмотрел ей в глаза. — Только позови!

В течение первого часа у Элли не было времени на мысли о Шоне, хотя она не теряла его из виду. Иногда, поднимая глаза, она замечала, как Шон прогуливается по саду, разговаривая с людьми.

Она обратила внимание, что чаще всего он беседует с женщинами. Одной из них оказалась блондинка, с которой Шон приходил в ресторан «Синий вепрь».

Элли старалась не смотреть в их сторону, но ничего не могла с собой поделать. Шон и блондинка разговаривали недолго. Женщина направилась к автостоянке, а Шон подошел к Элли.

— Все в порядке? — спросил он. — Проблем нет?

— Нет.

— Ты не против, если я ненадолго отлучусь? В поместье возникла небольшая проблема.

— Очередной утенок попал в беду? — ехидно поинтересовалась Элли, мысленно обзывая себя идиоткой. — Не промочи ноги.

Шон нахмурился, и она подумала, что он собирается что-то ответить. Однако он только махнул рукой Соррел и пошел прочь.

— Что между вами происходит? — спросила Соррел.

— Я не знаю, что ты имеешь в виду, — пробормотала Элли.

— Вы смотрите друг на друга так, будто не можете дождаться, когда займетесь любовью. Но тем не менее вам что-то мешает.

— Шон не хочет заводить серьезные отношения, Соррел.

— Неужели?

— Забудь об этом. — Элли повернулась к очередному покупателю.

Шон выяснил, что такое ГСГ. Гольф-клуб Святого Георга находился на юго-востоке побережья. В поисках ему помогала Шарлотта, которая разослала электронные сообщения знакомым, спрашивая, что им известно об организации с аббревиатурой ГСГ.

Шон позвонил в гольф-клуб, однако ему отказались предоставить какую-либо информацию о членах. Он отправился туда сам, ничего не сказав Элли. Не нужно зря ее обнадеживать.

Правда, он позвонил ей, но включилась голосовая почта, и Шон не стал оставлять сообщение. Он решил позвонить Элли завтра утром и рассказать, что ему удалось разузнать.

* * *

Элли посмотрела на звонящий мобильный телефон, но не стала отвечать.

Сегодняшний день оказался и хорошим, и плохим одновременно.

Для Шона день был определенно хорошим. Из парка он отправился в Лонгборн на автомобиле блондинки.

Элли вымоталась, обслуживая покупателей. Шон не вернулся за ней, как обещал. Розочка решила показать свой норов. К тому времени, когда Элли все-таки удалось завести фургон, ее нервы были на пределе. Вернувшись домой, она принялась разбирать аппарат для приготовления мороженого и отмывать комплектующие части.

А потом отправилась на работу в ресторан.

И все это время она размышляла только об одном: как Шон мог так с ней поступить?

В конце концов девушка решила прослушать сообщения, оставленные на голосовой почте. Оказалось, что Шон не удосужился ничего объяснить. Он даже не пожелал ей спокойной ночи.

Глава 12

Топи тоску в мороженом. Не поддавайся унынию.

Блог «Дневник Розочки»

Элли проснулась рано утром, услышав, как на первом этаже топает Гейли. Она приготовила себе завтрак, затем заперлась в кабинете и стала подсчитывать доход, полученный от работы на благотворительной вечеринке клуба «Розовая лента».

Элли старалась не вспоминать о Шоне, хотя это было непросто. Розовый чайник все время попадался ей на глаза, а на вешалке висело розовое платье, которое следовало постирать.

Но вот перед ней предстал Шон собственной персоной. Он вошел в кухню через дверь, которую не удосужилась закрыть Гейли, убегая по делам.

— Привет, — сказал он. — Вкусно пахнет.

— Я испекла коржи для торта.

— Ты богиня домашнего уюта. Могу я получить чашечку чая и кусочек коржа?

— Коржи еще слишком горячие, а чай приготовь себе сам. Ты знаешь, где и что лежит. — Возгордившись тем, что удалось скрыть волнение, Элли прибавила: — Ты выглядишь так, словно плохо спал ночью.

Шон потер ладонью небритый подбородок:

— Можно сказать и так.

Налив воду в чайник, он включил его, потом тяжело опустился на стул.

— Утенок тебя доконал?

— Утенок? — Он усмехнулся. — Если быть точным, мне пришлось иметь дело с гусем. Вчера я уехал в Кент.

— В Кент? — переспросила Элли. Графство находилось на другом конце страны. Шон всю ночь провел за рулем. Неудивительно, что он выглядит таким уставшим. — Зачем?

— Кое-кто помог мне узнать, что такое ГСГ. Гольф-клуб Святого Георга.

— Позволь мне угадать. Этот кое-кто — Шарлотта?

Шон уставился на нее.

— Я видела, как ты с ней разговаривал перед отъездом.

— Она узнала о гольф-клубе от приятеля и подвезла меня домой, где я пересел в свой автомобиль. — Он усмехнулся. — Шарлотта не знала, что помогает тебе, иначе не стала бы суетиться.

— Конечно, — сухо согласилась Элли. — Базил играет в гольф?

— В его коттедже я видел кое-какие призы за победу в матчах.

— Недавние призы?

— Нет. Он не получал их с одна тысяча девятьсот пятьдесят пятого года.

— И ты проехал четыреста миль туда и обратно, чтобы выяснить, не играет ли он случайно в гольф?! — воскликнула она.

— Я надеялся найти его там. Если бы мне повезло, я считал бы себя героем. Но в клубе о Базиле никто не слышал, и я оказался полным идиотом.

— Да уж, — согласилась она. — Ведь ГСГ можно расшифровать как угодно.

— Я знаю. Я провел большую часть ночи, подыскивая различные варианты расшифровки. — Шон смутился.

— Почему ты мне ни о чем не рассказал? Я поехала бы с тобой.

— Неужели? А как насчет Фредди? Ты опять не вышла бы на работу. — Он покачал головой. — Я не хотел внушать тебе пустые надежды.

— Я привыкла справляться с разочарованиями. Но спасибо. — Элли наклонилась и поцеловала его в лоб. — Хочешь позавтракать?

— На самом деле все, чего я хочу в данный момент, так это поцеловать тебя и завалиться спать часов на десять. Но завтрак — тоже неплохая идея.

— Завтрак подождет.

Элли встала, протянула ему руку и повела его вверх по лестнице. Она впустила Шона в свою спальню и закрыла дверь. Ее сердце учащенно забилось, когда она произнесла:

— Обними меня.

— Элли…

Она подняла руки и обняла Шона за шею.

— Что ты делаешь? — спросил он, притянув ее к себе.

— Тсс, — прошептала Элли, обмякнув и прильнув к нему. — Больше никаких вопросов. Просто обними меня.

— А поцеловать можно?

— Можно, — прошептала она.

— Закрой глаза.

Элли послушно закрыла глаза и почувствовала, как Шон поцеловал ее веки. Она затаила дыхание, а открыв глаза, обнаружила, что он просто смотрит на нее, не проявляя инициативы. Элли припала к его губам в страстном поцелуе.

Когда они наконец отстранились друг от друга и перевели дыхание, она произнесла:

— Ложись спать, Шон. Ты должен выспаться.

Шон проснулся от собачьего лая. Он лежал на кровати Элли, ощущая запах ее тела, оставшийся на подушке и простынях.

Шон посмотрел на часы и понял, что проспал три часа. Вполне достаточно. Поднявшись с кровати, он обнаружил записку от Элли. Она расшифровала аббревиатуру ГСГ: «Бар на Роки-Роуд «Грог, саспарилла и гез».[4]

Он довольно рассмеялся, потом выглянул в сад. Прямо под кустом сирени был привязан неряшливого вида терьер с потрепанными ушами, который лакал воду из миски.

Заплаканная, Гейли смотрела на собаку:

— В приюте не нашлось места. Я должна найти ей дом!

— Лучше сделать это до возвращения Элли, — предупредила практичная Соррел. — Прямо сейчас мы не можем взять собаку к себе.

Шон высунулся из окна. Так как его автомобиль был припаркован у дома, сестры Элли наверняка догадались, что он находится здесь.

— А она приучена жить в доме, Ангелика? — спросил Шон, и Гейли изумленно уставилась на него, обнаружив, что он выглядывает из окна спальни сестры. — Я говорю о собаке.

— Конечно! Ее владелец умер.

— То есть никто не будет искать собаку, если я заберу ее себе?

— Ты хочешь ее взять?

— Я мог бы. За чашку чаю.

— Ну… Я должна сначала проверить, хватит ли у тебя места для собаки. И есть ли вокруг дома надлежащее ограждение, — предупредила Гейли.

— Поместье Хотон подойдет?

Она моргнула:

— Все поместье?

— Собака получит право выбрать для себя любую пару акров.

Гейли пожала плечами:

— Я полагаю, что поместье ей подойдет. Но кто будет заботиться о ней, пока ты на работе? Ведь у тебя нет ни жены, ни подруги, — прибавила она многозначительно.

— Я буду брать ее с собой в офис.

— Тебе разрешат?

— Я — босс.

— О! Ладно, я отдам тебе собаку, но с испытательным сроком на месяц. Просто хочу убедиться, что вы поладите друг с другом. — Девушка вздохнула. — И если ты собираешься спать здесь регулярно, то тебе лучше называть меня Гейли.

Соррел подняла глаза на Шона, но ничего не сказала. Она просто улыбнулась и подняла большие пальцы в знак одобрения.

— Где Элли? — спросил Шон, когда присоединился к ним в саду, чтобы познакомиться со своей четвероногой подружкой. Собака бросилась ему навстречу.

— Она оставила записку, в которой сообщила, что разыщет бабушку и привезет ее домой. — Гейли покачала головой. — Бабушка иногда уходит из дому, а потом в панике звонит Элли и говорит, что не понимает, где находится.

— Я поеду за ними, — решил он, вынимая телефон из кармана и пытаясь найти ключи от машины. Тщетно. Это означало, что Элли уехала на его автомобиле.

Позвонив Элли, Шон дождался, когда включится голосовая почта, и произнес:

— Лавидж, спасибо за временное прибежище. Я надеюсь, Лалли в порядке. Позвони мне, если понадобится помощь. Я заеду домой, чтобы переодеться, и вернусь. Надеюсь получить кусочек коржа.

Шон вызвал такси.

— Хочешь, я приготовлю тебе тост? — предложила Гейли.

— Спасибо, — поблагодарил Шон, — но не сейчас. — Он посмотрел на собаку. — Как ее зовут?

— Мейбл.

— Ну, мы с Мейбл должны пройтись по магазинам и купить все необходимое. — Шон заметил, что собака ловит каждое его слово и отслеживает каждое движение. — Он перевел дыхание и добавил: — Скажите сестре, что я привезу пиццу.

— Не нужно. Я готовлю спагетти. — Соррел улыбнулась ему. — Если хочешь, купи сыр пармезан.

Вернувшись в дом Элли около шести часов вечера, Шон обнаружил свой автомобиль во дворе. Мейбл следовала за ним по пятам.

Он заглянул в кухню, но там никого не было.

Шон положил сыр на стол, отправился в столовую. Дремавшая перед телевизором Лалли открыла глаза, услышав его шаги.

— Где Элли? — спросил он.

— Ах… э-э-э… Я думаю, она пошла наверх…

Элли лежала на смятых простынях, отдыхая после поисков бабушки. Гейли дома не было. Соррел отправилась в деревенский магазин, чтобы купить крем для торта.

Девушка проверила сообщения на телефоне и тут же перезвонила Шону.

— Элли?

— Шон…

— Я не могу поверить в то, что ты позвонила мне сама.

— Извини. Я недавно вернулась домой и обнаружила твое сообщение. Прости, что взяла без спроса автомобиль.

— Все в порядке. Проблем не возникло?

— Бабушка решила отправиться на поиски Базила. Она села в автобус до Мелчестера, но вышла не на той остановке. В конечном счете Лалли заблудилась и запаниковала.

— Что ты делаешь? — спросил Шон.

— Прямо сейчас?

— Прямо сейчас.

— Я лежу, опустив голову в углубление, которое ты оставил на моей подушке.

— Жаль, что я уже не там, — пробормотал он.

— Да, я хотела бы, чтобы ты был рядом со мной, обнимал меня. Целовал меня.

— Тебе придется подвинуться, — предупредил Шон.

— Приходи, и я подвинусь, — бросила она и услышала стук в дверь, который раздавался и в телефонной трубке. — Да! — Дверь распахнулась. — Шон…

— Твое желание для меня — закон.

Элли молча подвинулась на кровати, и Шон присел рядом с ней, сняв один ботинок.

— Шон! Мейбл только что съела полфунта сыра пармезан! — крикнула снизу Соррел.

— Мейбл? — удивилась Элли.

— Собака. — Он надел ботинок, взял Элли за руку и помог ей подняться с кровати. Обняв Элли, он поцеловал ее. — Это долгая история. Пойдем прогуляемся с собакой, и тогда я обо всем тебе расскажу. Я подозреваю, что это животное — бомба замедленного действия.

— Откуда же она взялась? — спросила Элли, когда они отправились на прогулку вдоль берега реки. — Я могла бы представить тебя с породистой собакой, но не с таким недоразумением.

— Ее хозяин умер. Ей негде жить.

— Поэтому ты взял ее к себе? Навсегда или до тех пор, пока не найдешь ей подходящего хозяина?

— Собаку нельзя передавать из рук в руки. Она не рождественский подарок.

— Жаль, что немногие это понимают.

Мейбл жевала ботинки Шона, гонялась за утками, таскала у него завтрак и умудрялась перепачкаться во всем, что попадалось на ее пути.

Потом она лежала у его ног под столом в офисе, прокрадывалась в комнату по ночам, залезала на диван, прижималась к Шону, чтобы он почесал ей за ушами, и тыкалась мокрым носом в его подбородок. Собака оказалась очень смышленой. Она поняла, что Шон снисходительно относится к тому, что она таскает его завтрак или вляпывается в какую-нибудь вонючую субстанцию, но вот гоняться за утками ей категорически запрещено.

Шон изменился. Он с радостью замечал, что Оливия постепенно приходит в себя после развода и с энтузиазмом занимается переделкой конюшен под мастерские. Кроме того, она вместе с Хэтти готовила оранжерею для проведения там свадебной церемонии. Прежде Шон злился бы по этому поводу, но теперь только довольно улыбался. Элли и Розочка должны были обслуживать предстоящую свадьбу. Как-то вечером Элли поужинала вместе с Шоном, Генри и его детьми — после того как она поработала на ярмарке пароходов.

Шон достал коробку, в которой хранились фотографии его матери, и показал их Элли.

— Она любила твоего отца, — задумчиво проговорила девушка, просмотрев фотографии.

— Откуда ты знаешь?

— Посмотри на ее глаза. Они сияют. Любой тебе скажет, что так можно смотреть только на того, кого любишь. Она была красавицей.

— Да, она была красива. Но я не понимал, что она его любила.

— Посмотри на фото еще раз и запомни, как выглядят глаза влюбленной женщины, Шон.

Элли нравилось, когда Шон сопровождал ее на различные мероприятия. Но на девичник она решила отправиться одна. Девушки во время девичника воспринимают любого мужчину как объект для развлечения. Поэтому Элли решила не рисковать.

Она проводила с Шоном все больше времени. Они ходили на прогулки, время от времени вместе ужинали и целовались. С каждым днем им становилось все труднее расставаться.

Помимо этого, Элли выяснила у Оливии, когда у Шона день рождения. Оказалось, этот день не за горами.

Глава 13

Самые заветные слова на любом языке мира: «Ванильное мороженое с теплой сливочно-шоколадной помадкой».

Блог «Дневник Розочки»

— Прости, Фредди, но я не могу выйти на работу завтра. Кстати, мне нужно обсудить с тобой изменение моего рабочего графика.

Элли поменялась сменами с одной девушкой, которую однажды выручила. Фредди узнал об этом и вызвал Элли к себе до начала работы. Он, судя по всему, пребывал в ярости.

— По субботам у нас огромное количество посетителей, а ты моя лучшая официантка, но в настоящее время у тебя явно появились более интересные занятия, — заявил он, бросая на стол ежемесячный журнал «Деревенская хроника», открытый на странице со статьей об участии Элли в съемках телесериала в Верхнем Хотоне. — Похоже, ты раскручиваешь собственный бизнес, ни о чем не сообщив мне.

Элли еще не читала свежий номер журнала и впервые увидела большую фотографию, на которой она была запечатлена на фоне Розочки. Репортер представлял ее как «местного предпринимателя Элли Амери». Не было никакого смысла отрицать очевидное и оправдываться перед Фредди.

— Это было в тот день, — решил уточнить он, — когда у тебя «возникли семейные проблемы», которые не позволили тебе выйти на работу?

— У меня действительно возникли проблемы в семье. Мой двоюродный дедушка исчез, и мне пришлось выполнять принятые им заказы. Он подписал контракт с кинокомпанией, и они обратились бы в суд, если бы на съемочную площадку никто не явился.

Фредди ее слова не убедили. Ну, будь она на его месте, тоже вряд ли поверила бы такой отговорке.

— Я полагаю, именно поэтому ты поменялась рабочими сменами с несколькими девушками? Ты думаешь, я не заметил?

— Я всегда работала сверхурочно, если ты просил, — заметила Элли, нисколько не чувствуя себя виноватой. — Я не могу работать по субботам. Розочка — фургон для перевозки мороженого — должна обслуживать гостей на свадьбе, — объяснила она.

— Я понимаю. И все же, помнишь, ты совсем недавно просила у меня подработку, чтобы получить больше денег?

— Все произошло очень неожиданно, Фредди…

— И, конечно, осталась небольшая проблема с платьем, которое ты испортила.

— Прошу прощения?

— Я говорю о достопочтенной мисс Пикеринг, платье которой ты залила водой, пока флиртовала со своим приятелем. Она настаивает на том, что ты должна оплатить ущерб.

— Несколько капель воды не испортят платье, — возразила Элли.

— Она утверждает, что платье сшито из дорогого шелка.

— Вранье! Пусть сама оплачивает свой ущерб.

Фредди протянул руку и прикоснулся к ее щеке кончиками пальцев:

— Нет, моя дорогая. Платить будешь ты.

Элли сделала шаг назад:

— Я?!

— Маленькая невинная Элли Амери… Не смотри на меня своими большими глазами. Ты слишком долго водила меня за нос… Ты заставляла меня ждать. Но, оказывается, я ждал напрасно. Ты лгала.

— Фредди! — воскликнула она, попятилась и наткнулась на стол.

Фредди оказался рядом с ней в мгновение ока:

— Я был добр к тебе, Элли. Я был очень добр. И невероятно терпелив.

Элли постаралась не дрожать, когда мужчина погладил ее по подбородку, и едва не упала в обморок, как только он провел большим пальцем по ее губам.

Фредди схватил ее за руку и прижал к письменному столу:

— Я слишком долго тебе потакал, но настало время прекратить изображать передо мной невинную девочку.

— Фредди… — с трудом выдавила Элли, когда он наклонился к ней.

— Ты больше не будешь изображать невинную девочку, да?

От страха у Элли пропал дар речи, к горлу подступил ком.

— Я видел, как ты смотришь на того парня. Он оставил тебе записку с номером телефона, но я не позволю, чтобы кто-нибудь увел тебя прямо у меня из-под носа.

Элли понимала, что сама во всем виновата.

Фредди всегда стремился ее защищать и оберегать. Она была очень молода, когда начала на него работать. И он знал историю ее семьи. Элли понимала — на подсознательном уровне, — что он заботится о ней совсем не по-отечески.

— Я видел, как ты разгуливала с ним по деревне. А должна была быть здесь, со мной…

Если она не закричит, не ударит его коленом, не станет вырываться, он примется ее целовать. Возможно, Фредди не остановится ни перед чем.

Где же уборщицы, которые приходят в ресторан в этот час?

Элли едва не потеряла сознание от страха, когда послышался громкий стук в дверь. Фредди отпустил девушку и повернулся. Она отскочила в сторону, пытаясь отдышаться.

— Кто позволил вам войти? — Фредди ахнул. — Ресторан еще закрыт…

— Я пришел сюда не обедать. — В кабинет вошел Шон. Выражение его лица было равнодушным.

— Извини, что побеспокоил тебя на работе, Элли. Но когда я заглянул к тебе домой, твоя бабушка сказала, что мистер Фредериксон потребовал, чтобы ты пришла в ресторан пораньше.

— Я проводил совещание с персоналом…

— Я без труда понял, чем вы занимались… — Голос Шона был таким холодным, что Элли задрожала. — Но ваши милые беседы у стола придется отложить до того момента, когда я передам Элли сообщение.

— Какое сообщение? Ты нашел Базила? Где? Где он? — Ее голос был похож на карканье.

Шон, не говоря ни слова, вручил ей красочную открытку, на обратной стороне которой была короткая записка:

«Думал, что мне конец. Но оказалось, у меня камень в желчном пузыре. Я проведу несколько дней на берегу моря. Проследите за Розочкой, которую я оставил Лавидж. Я приеду домой в выходные.

Базил».

— Он в порядке, — с облегчением вздохнула Элли.

— Очевидно, ГСГ — госпиталь Святого Георга. — Шон отвернулся, чтобы не видеть раскрасневшиеся щеки девушки, ее растрепанные волосы и расстегнутую верхнюю пуговицу на блузке.

Какой же он дурак! Ведь он видел тем вечером в ресторане, как Фредди собственнически прикасается к Элли, а она в ответ улыбается. Шон не забыл, как покраснела Элли, когда Соррел поддразнила сестру по поводу ее отношений с боссом.

Он должен был бы сообразить, что она может согласиться на любовные отношения с Фредди ради того, чтобы сохранить работу. Ей нужно содержать семью. Шон не имеет права ни в чем ее упрекать. Элли — свободный человек и сама решает, как ей жить.

Элли смотрела вслед уходящему Шону. Неужели он собирается навсегда ее оставить? Неужели он действительно поверил, что между ней и Фредди что-то было?

Элли прошла мимо босса к выходу, не сказав ни слова. Он попытался снова схватить ее за руку, но она вырвалась, мимоходом ударив Фредди по носу.

— Элли…

Девушка уходила не оглядываясь.

— Если ты сейчас уйдешь, Элли, — крикнул ей вслед Фредди, — то потеряешь работу!

— Необоснованное увольнение. Сексуальные домогательства. Оскорбление. Мой адвокат свяжется с тобой, — бросила она, не удосужившись повернуться.

Выйдя из ресторана, Элли отправилась домой. За спиной она услышала тихий рокот автомобиля Шона. Он подъехал к ней и открыл дверцу со стороны пассажирского сиденья:

— Садись, Элли.

Посмотрев на него, она увидела, как он мрачен. Элли продолжала молча шагать по тротуару, а Шон медленно ехал рядом.

— По крайней мере, позволь мне отвезти тебя домой, — предложил он.

— Ты меня бросил. — Она не останавливалась. — Я не могу поверить в то, что ты решил, будто я связалась с Фредди, чтобы не потерять работу.

— Если бы ты увидела то, что увидел я…

— Я не похожа на свою мать, — заявила Элли. — И на твою мать тоже!

Понимая, что привлекает внимание людей, стоявших на автобусной остановке, Элли перешла дорогу и свернула в сторону деревни. Шон выбрался из автомобиля и не отставал от нее.

— Мне сообщить об увиденном в полицию? — спросил он.

— И что ты скажешь в полиции? Фредди от всего отречется. Он скажет, что я пришла к нему по собственному желанию, а ты просто приревновал, — прорычала она.

Элли достала мобильный телефон и, не переставая идти, стала отправлять голосовые сообщения Соррел и Гейли, предупреждая их о том, чтобы они ни в коем случае не приближались к ресторану «Синий вепрь».

Шон следовал за Элли, но не говорил ни слова, не пытался прикоснуться к ней, удержать или успокоить. Он просто проводил ее до калитки, а затем наблюдал, как она заходит в дом.

Элли поднялась наверх, разделась и встала под холодный душ. Слезы текли по ее лицу, она дрожала и прилагала все усилия, чтобы успокоиться…

После душа девушка надела яркие шорты и топ с открытой спиной, взяла открытку, принесенную Шоном, и решила поговорить с бабушкой.

Лалли Амери сидела за кухонным столом, на ее голове красовалась кокетливо сдвинутая набок соломенная шляпка. Пожилая женщина с удовольствием пила чай. У окна стоял Шон.

— Ах вот ты где, Элли, — произнесла бабушка. — Шон сказал мне, что нашел Базила.

— Да. Он прислал открытку.

— В самом деле? Откуда?

— Из Брайтона, — сообщила Элли, беря чайник.

Шон отобрал у нее чайник, обратив внимание на синяк на ее руке.

— Избавиться от тебя труднее, чем от крошек в постели, — бросила она Шону.

— Ты не первый человек, который так говорит. Покажи мне руку, — сказал он спокойно.

— Пустяки. — Элли не желала, чтобы он к ней прикасался. Однако, резко отдернув руку, она ударилась о стол и закричала: — Ай! Больно.

— Фредди было больнее, когда ты сломала ему нос. Надеюсь, лед тебе поможет, — сухо заметил он.

— Нет… — Элли покачала головой. Конечно, она ударила Фредди по носу, но не могла его сломать. — Нет.

— Ты не заметила у него крови? Нужно приложить лед к ушибу. — Шон подошел к холодильнику и достал лоток с кубиками льда. — Где скалка?

Ушибленная рука пульсировала от боли.

— В верхнем ящике, — покорно ответила она.

Положив лед на полотенце, Шон раздавил его скалкой, затем приложил ледяной компресс к травмированной руке Элли.

— Я могу сама подержать лед, — глухо произнесла она, внимательно рассматривая его аккуратно завязанный галстук, идеально выглаженную рубашку. Шон не был в своей обычной рабочей одежде. Он специально нарядился, чтобы сообщить ей хорошую новость о Базиле. Поняв, что Шон не отпустит ее руку, девушка прибавила: — Если я сломала нос Фредди, он заявит на меня в полицию.

— Чепуха. Он будет всем рассказывать, что споткнулся и упал.

— Он не отвяжется от меня просто так.

— Ему лучше отвязаться от тебя, иначе с ним поговорю я.

— Не надо! Пожалуйста, — жалобно протянула Элли.

— Ты его защищаешь? — выпалил он.

— Нет. — Она покачала головой, потом заставила себя поднять глаза. — Я защищаю тебя!

Шон откинул голову назад, словно Элли его ударила, и затаил дыхание. Секунду оба молчали.

— Разве тебе не нужно заниматься поместьем? — робко поинтересовалась она.

Он кивнул, явно чувствуя облегчение оттого, что переменилась тема разговора:

— Час назад я должен был находиться в Мелчестере.

— Тогда поезжай. — Увидев, что Шон медлит, Элли успокоила его: — Со мной все будет в порядке.

— У тебя есть номер моего телефона… — Он остановился, словно засомневавшись в том, что правильно сделал, приехав к ней домой. — Увидимся завтра.

— Тебе совсем не обязательно приезжать, Шон. Мы с Соррел справимся, обслуживая свадебную вечеринку.

— Вы не сможете загрузить продукты в одиночку, а ты не сядешь за руль Розочки с ушибленной рукой, — заметил он. — В какое время вы планируете выехать?

— В двенадцать. Мне еще придется заехать за смесью для приготовления мороженого, которую я оставила в морозильнике местного супермаркета.

* * *

Шон добрался до калитки, но вдруг ощутил душевную боль. Он осознал, от чего намеренно отказывается.

Что же он за человек?!

Он умел сочувствовать мертвому утенку, задохнувшемуся в полиэтиленовом пакете, Но был равнодушен к людям. Ему не было дела ни до матери, ни до родственников. С членами своей семьи Шон был субъективен, жесток, холоден и крайне редко проявлял к ним доброту.

Все последнее время, пока он поздравлял себя с тем, что постепенно сближается со своей семьей и превращается в человека, которому Элли может доверять, Шон обманывал сам себя.

Увидев Элли в объятиях Фредериксона, он мгновенно сделал неправильный вывод. Он увидел то, что хотел увидеть.

Получается, Шон ничего не добился. Он по-прежнему думает только о себе. О том, как он страдает в настоящее время. А Элли, невинно осужденная им, думала не о себе, а о нем.

«Я защищаю тебя!»

Три простых слова нанесли сокрушительный удар по броне его сердца, которую Шон носил на протяжении многих лет. Он запрещал себе любить.

Шон глубоко вздохнул и пошел к тому месту, где оставил автомобиль. Он понимал, что пора предпринять решительные шаги и исправить сложившуюся ситуацию.

Элли пыталась сосредоточиться на работе, связанной с фирмой «Мороженое от Розочки». Она обновила информацию в блоге «Дневник Розочки», потом погрузилась в размышления.

Наступило время рассказать сестрам и бабушке о том, что случилось с Фредди, чтобы они поняли, почему должны сторониться ресторана «Синий вепрь». Это на тот случай, если в доме появится полиция и начнет допрашивать ее.

Элли знала, что должна сама обратиться в полицию. Подать жалобу и защитить других девушек, к которым мог приставать Фредди.

Хотя вряд ли он обратит внимание на кого-то, кроме нее. Вспоминая прошлое, девушка понимала, что он был одержим ею. Она всегда была для него малышкой, которую нужно оберегать. Фредди уверовал, что она должна принадлежать только ему… Но вдруг появляется Шон и уводит Элли у него из-под носа.

При одной мысли о том, что Фредди ее домогался, Элли стало тошно. Чем дольше она размышляла об этом, тем сильнее ей хотелось спрятать голову в песок.

На следующее утро Шон появился в доме Элли в точно установленное время. На нем была футболка с логотипом «Мороженое от Розочки».

Он постучал в заднюю дверь и, в отличие от Мейбл, которая ворвалась в кухню, вежливо остановился на пороге.

— Вот он, герой дня! — вскричала Гейли, увидев Шона. Мейбл рванула к столу и стала слизывать с пола крошки, оставленные Гейли.

— Что? Нет… — пробормотал он.

Гейли посмотрела на Шона и Элли, затем схватила сэндвич и выбежала вместе с Мейбл на улицу:

— Гулять!

— Какой из меня герой? — с горечью произнес Шон. — Что ты им сказала?

— Я старалась ограничиться минимумом фактов. Пойдем?

Ситуация развивалась хуже некуда. Если бы нашелся другой помощник, Элли позвонила бы Шону и сказала, что не нуждается в нем. Она избавилась бы от его общества, так или иначе. Но боль в руке не стихала… Кроме того, Элли хотела с ним увидеться.

За те несколько минут, когда Шон сделал неверный вывод и решил, что ее связывают какие-то отношения с Фредди, Элли поняла, насколько хрупко то чувство, которое возникло между ними.

Доверие. Их отношениям не хватало доверия. Ведь и она сделала поспешный вывод, увидев, как он беседует с Шарлоттой на благотворительной вечеринке клуба «Розовая лента». Разве может она упрекать его в том, что он бездоказательно обвинил ее в связи с Фредди?

— Как твоя рука? — спросил Шон, когда она потянулась, чтобы снять с крючка ключи от Розочки.

— Хорошо. Благодаря твоей вовремя оказанной первой медицинской помощи.

Он взял у Элли ключи от фургона, потом внимательно рассмотрел ее руку. Отек пропал, но на коже красовался болезненный темный синяк. Видимо, лопнули кровеносные сосуды.

Шон накрыл ее руку ладонью:

— Мне очень жаль, Элли.

— Ну и что же ты сделал с ним? — поинтересовалась она. — Я говорю о Фредди.

— Я?

— Должно быть, ты что-то сделал. Его секретарша вручила мне денежный чек на крупную сумму и долго извинялась. Это произошло через час после того, как ты ушел.

— Возможно, Фредди понял, сколько неприятностей у него может появиться, — пожал плечами Шон.

— Вероятно, кто-то помог ему понять это, — многозначительно произнесла Элли.

Он покачал головой:

— Я просто немного поболтал с ним. Изложил свои варианты развития событий. Напомнил, как негативно повлияют на его бизнес слухи о сексуальных домогательствах. Рассказал о некоторых тонкостях трудового законодательства.

— Но…

— На меня работают семьдесят с лишним человек, Элли. Я знаю, о чем говорю.

— И это все? Ведь секретарша Дженни, которая принесла чек, сказала, что Фредди был доставлен в травмпункт.

А Элли всю ночь пролежала без сна, воображая, что Шона забрали в полицию.

— Я с ним всего лишь поговорил, Элли. Фредди сначала бушевал, но вскоре счел мои доводы убедительными и выписал чек на сумму, равную не выплаченной тебе заработной плате плюс компенсация за моральный ущерб. Он написал извинение, которое я ему продиктовал. Ни у кого не останется никаких сомнений в том, за что именно он извинился.

— Извинение, должно быть, оказалось для него болезненнее разбитого носа, — заметила Элли.

— Ты не присутствовала при нашем разговоре.

— А ты плохо знаешь Фредди, — парировала она и покраснела.

Он коснулся ладонью ее разгоряченной щеки:

— Ты тоже плохо его знаешь. Как только Фредди отправил к тебе секретаршу, я сопроводил его в травмпункт. И знаешь что? Я оказался прав. Он заявил медсестре, что споткнулся и упал.

— Шон…

— А напоследок я скажу, что тебе не придется обходить стороной тот район, где находится ресторан «Синий вепрь». Мистер Фредериксон оставил на посту руководителя своего помощника. С сегодняшнего дня «Синий вепрь» выставлен на продажу, а Фредди отправился в длительный отпуск. Он хочет поправить здоровье.

Элли сглотнула:

— Я не знаю, что сказать.

— Ничего не говори.

Шон помрачнел, а Элли захотелось обнять его и попросить, чтобы он ни в чем себя не винил. Ей захотелось повернуть голову и прижаться губами к его прохладной руке. Прежде чем она успела поддаться искушению, Шон отпустил ее руку.

Что бы она ни сказала, что бы она ни сделала, ей не удастся изменить то, что сейчас испытывает Шон. Был только один человек, который мог простить его за совершенные им ошибки. Он сам.

При мысли об этом сердце Элли наполнилось любовью. Шон проделал очень долгий путь, чтобы научиться любить членов своей семьи. Она вдруг поняла, что без него будет чувствовать себя не просто одинокой, а потерянной.

— Пойдем. Давай-ка всех удивим и сделаем эту свадьбу незабываемой, — сказала она.

«Да, эту свадьбу вряд ли забудут», — размышлял позднее Шон. Несмотря на ушибленную руку, Элли отлично справлялась со своей работой.

На ней было серебристо-серое платье в белую полоску с широкой юбкой длиной до щиколоток и черным бархатным поясом, подчеркивающим талию, белые кружевные перчатки и маленькая черная шляпка. Элли была свежа и великолепна. Она широко улыбалась, и никто не догадался бы, что пережила девушка за прошедшие двадцать четыре часа.

После церемонии, состоявшейся в маленькой церкви в Мелчестере, Элли вручила невесте мороженое, завернутое в несколько слоев блестящей ажурной бумаги. Мороженое походило на букет цветов. Оно было украшено хлопьями белого шоколада и посыпано серебристой сахарной пудрой.

Невеста сняла с мороженого шоколадную корочку, отдала ее своему мужу и произнесла:

— На нашем первом свидании, Стив, ты отдал мне шоколадные хлопья со своего мороженого. Теперь я отдаю тебе хлопья с моего мороженого. Таким образом, я хочу сказать, что готова разделить с тобой и печали, и радости. И шоколад.

— Это все, что нужно для счастья? — шутливо поинтересовался Шон, когда Элли присоединилась к нему в Розочке. — Хлопья шоколада?

Они наблюдали, как молодожен разломил шоколадную корочку и отдал половину жене.

— Ты проделала совершенно фантастическую работу, — заметил Шон, когда они направились обратно в Лонгборн. Розочка была украшена атласными серебряными лентами. — Я скажу Хэтти, чтобы она указала название твоей фирмы на приглашениях на свадьбу.

— Я ничего не смогла бы сделать без тебя.

— Ты можешь добиться всего, чего захочешь. Ты умница, Элли.

— Именно ты спровоцировал меня на этот шаг, Шон. Заставил залезть в фургон. Мне было ужасно страшно. Я злилась. — Она покачала головой. — Я даже не понимала тогда, насколько сильно злилась. На всех. Базил стал очередным человеком, который захотел создать мне проблемы, но ты… — Элли коснулась его руки. От ее прикосновения по телу. Шона пробежал жаркий трепет. — Ты помог мне начать новую жизнь. — Затем, будто испугавшись того, что сказала слишком много, девушка прибавила: — Остается надеяться, что теперь Базил не заберет у меня Розочку, узнав, что выздоравливает.

— Элли… — Шон остановил фургон в каком-то переулке. — Я должен кое о чем тебе сообщить.

— Я слушаю.

— Проблема во мне. Я не нахожу слов, чтобы описать, как ужасно себя чувствую. Когда я думаю о том, что могло случиться, если бы Фредди…

— Ты остановил его. Ты не представляешь, как я испугалась, и поэтому не могла рассуждать здраво. Но ты дал мне время.

— Недостаточно.

— Ты дал мне время, — настойчиво повторила Элли, — для того, чтобы я обрела уверенность в себе. И ты ждал меня.

— О чем ты говоришь?

— Когда я вышла из «Синего вепря», ты ждал меня, сидя в автомобиле. Почему ты не уехал?

— Потому что… — Шон умолк, понимая, что обязан говорить правду. — Я не уехал потому, что злился на тебя.

— На меня?

— О да. Я был готов разорвать Фредериксона на кусочки голыми руками, но по-настоящему я злился именно на тебя. Меня возмутила мысль о том, что ты подпустила к себе другого мужчину. Что ты не ценишь себя по достоинству. Что ты не врезала ему в глаз, как только он начал к тебе приставать.

— Он приставал ко мне впервые…

— Я злился, что ты позволяешь ему прикасаться к тебе, держать за руку. Я хотел встряхнуть тебя, Элли, сказать, что ты ведешь себя неразумно. Что ты заслуживаешь гораздо большего, чем то, что предлагал тебе Фредди. Я хотел встряхнуть тебя, ибо ты подарила мне надежду, а потом вдруг все стало рушиться. Мне хотелось обнять тебя и сказать, как сильно я тебя люблю… — Шон помолчал, потом повторил: — Я люблю тебя.

— Ты любишь меня достаточно сильно для того, чтобы отдать мне шоколадные хлопья с мороженого? — попыталась поддразнить его Элли, однако голос ее дрожал.

— Я готов отдать тебе свою жизнь. Но примешь ли ты ее? — спросил он.

Элли посмотрела на Шона. Разве можно противостоять человеку, который так открыто говорит о своих чувствах? Он совершил ошибки и раскаялся в них. Он настолько искренен, что при взгляде на него ноет в груди.

При первой встрече Элли испытала только вожделение. Однако после она полюбила Шона. А теперь она осознала, что ее чувство к нему настолько сильно, что невозможно описать его словами.

— Я должна дать окончательный ответ? — спросила она.

— Тебе решать. Учти, что я буду задавать один и тот же вопрос до тех пор, пока не получу правильный ответ.

В окошко раздачи кто-то постучал:

— Простите, вы работаете? Мы хотели бы поесть мороженого.

Элли затаила дыхание, а затем расхохоталась.

— Пора найти укромное местечко для свиданий, чтобы нам никто не мешал, — заметил Шон, вылезая из фургона. — Я тебе помогу.

В день свадьбы Шона и Элли Розочку украсили бело-розовыми ленточками. Базил стоял на раздаче, на нем были полосатый пиджак и соломенная шляпа.

Гейли ездила на велосипеде, перед рулем которого был установлен контейнер, и предлагала гостям фруктовое мороженое.

Все племянницы Шона, наряженные в разноцветные платьица из тюля, находились под присмотром Соррел, одетой в великолепное шелковое платье цвета мяты.

Когда заиграла музыка, Базил вывел Элли из оранжереи и медленно двинулся вместе с ней по тропинке навстречу Шону.

Свадебная церемония была краткой, за ней последовало веселое торжество. По указанию Хэтти был разбит большой шатер. Оливия наняла клоунов, которые развлекали детей. Было много сахарной ваты, надувных шаров, а также карусели и поезд. Желающие могли покататься на ослике. Был сооружен даже небольшой пляж с игрушечными ведрами и лопатками.

Шон, разговаривая с бабушкой Элли, огляделся в поисках невесты. Она куда-то исчезла, а он мечтал улизнуть вместе с ней в укромное местечко.

Зазвонил мобильный телефон Лалли, и она вытащила его из кармана.

— Алло? О, это тебя, — сказала она.

— Меня? — Он взял телефон. — Шон Макелрой слушает.

— Помнишь, ты как-то сказал, чтобы я позвонила тебе, когда у меня выдастся свободный денек?

— Отлично помню.

— Ну, если ты сможешь меня найти, мы отпразднуем твой день рождения.

Он нашел Элли на террасе-пристани. Она сидела на старом стуле и смотрела на реку. У ее ног стояла коробка.

Шон наклонился и поцеловал Элли:

— Неужели в коробке мороженое?

— Я решила, что сегодня мы отпразднуем твой день рождения, Шон, — сказала она, обнимая его. — Пришло время посмотреть на твой подарок.

Он помог ей подняться и обнял:

— После того как я познакомился с тобой, моя Элли, моя Лавидж, я будто родился заново. И теперь каждый день, проведенный рядом с тобой, — настоящий подарок для меня.

Шон наклонил голову и припал к губам жены, вложив в поцелуй все свои надежды на их счастливое и безоблачное совместное будущее.

Внимание!

Текст предназначен только для предварительного ознакомительного чтения.

После ознакомления с содержанием данной книги Вам следует незамедлительно ее удалить. Сохраняя данный текст Вы несете ответственность в соответствии с законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме предварительного ознакомления запрещено. Публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Эта книга способствует профессиональному росту читателей и является рекламой бумажных изданий.

Все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам.