/ / Language: Русский / Genre:nonf_publicism,

Литературная Газета 6298 № 43 2010

Литературка ЛитературнаяГазета

"Литературная газета" общественно-политический еженедельник Главный редактор "Литературной газеты" Поляков Юрий Михайлович http://www.lgz.ru/

Любовь, судьба, война, мечта

Первая полоса

Любовь, судьба, война, мечта

По всем обстоятельствам Лариса Васильева, в эти дни отмечающая юбилей, не должна была стать поэтом. В нашей литературе с некоторых времён не принято начинать свой путь в поэзию без некоего входного билета в виде обязательной не то ущербности, не то бомжатности, ушибленности судьбой, без печати мировой скорби на измождённом челе. А тут с парадного входа, поступью завоевательницы врывается молодая красивая поэтесса, ни на что не жалуется, не посыпает голову пеплом, да ещё и со счастливым ощущением радости жизни:

А я, весёлая, иду

В своей сиреневой сарпинке

И, щурясь, яблоки кладу

На дно соломенной корзинки.

С первых стихов Лариса Васильева постигла вкус к той ни с чем не сравнимой свободе, каковую даёт поэту фольклор, перед дерзкой изобретательностью которого меркнут надуманные выкрутасы модернистов. Она прошла серьёзную школу изучения языка на филологическом факультете МГУ. Семинар по древнерусской литературе вели выдающиеся профессора Н. Гудзий и А. Кокорев.

Васильеву любят за удачливость, реализованность во всём, чем бы она ни занималась.

Если бы в России имелся свой эквивалент «американской мечты», Лариса Васильева вполне могла бы претендовать в нашем обществе на роль женщины, в которой воплощено её достижение. Одних только ярких людей, с кем сводила её судьба, хватило бы на несколько жизней. Это Михаил Шолохов, Вера Марецкая, Юрий Гагарин, Сергей Наровчатов, Сергей Орлов, Николай Рубцов, Юрий Селивёрстов, крупные военачальники, дипломаты, политики, «кремлёвские жёны»…

У поэтессы было счастливое детство (если позволительно сказать так о военном детстве), дружная семья, окружённость любовью, раннее чувство уверенности от присутствия мужского начала в доме – с удивительным отцом, Николаем Алексеевичем Кучеренко, известным военным конструктором, одним из создателей легендарного танка Т-34.

Отсюда её отношение к истории через благородное и благодарное отношение к фронтовому поколению. Оно не позволило Ларисе Васильевой вписаться в обойму ровесников. В отличие от них, отказавшись от проторённого пути, она выбрала сложные лабиринты исторической памяти, выбрала долг и право быть соединяющим звеном между прошлым и будущим:

И кажется мне – я на свете

Пять жизней чужих прожила:

Рогнедой была, Ярославной

Разбитого князя ждала.

Исторические стихи Ларисы Васильевой очень женские по своей болевой, страдательной сути. Фактически они сводятся к одной теме – к безумию бесконечных войн, похожих на страшные видения Гойи. В женской диалектике Ларисы Васильевой эта одна тема имеет четыре стороны света, своё пространство и время:

Четыре темы у меня,

Четыре мрака и огня:

Любовь, судьба, война, мечта.

Однако среди её открытий, предчувствий, заблуждений неизменным остаётся главное – опыт её души и сердца, выстраданный опыт народа и родной земли, где всегда остаётся счастье чувствовать себя своим в своём доме. Какие бы перемены ни происходили, чем бы ни смущали наш доверчивый слух, рано или поздно перемены кончаются, туман лукавых слов рассеивается, остаются только вечные ценности.

Геннадий КРАСНИКОВ

«ЛГ» присоединяется к многочисленным поздравлениям в адрес своего давнего автора.

Продолжение темы 1

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Наглость города берёт?

Первая полоса

Наглость города берёт?

НЕДОУМЕВАЮ, ДОРОГАЯ РЕДАКЦИЯ!

Наши читатели наверняка помнят острую статью собкора «ЛГ» Юрия Беликова «ПЕРМЬформанс», опубликованную год назад (№ 52 за 2009 г.). Время идёт, и, судя по поступившим из Северной столицы сведениям, «пермская культурная аномалия» стала, похоже, ещё аномальнее.

Двумя оперными спектаклями – «Один день Ивана Денисовича» Александра Чайковского и «Христос» Антона Рубинштейна в постановке Пермского театра оперы и балета им. П.И. Чайковского – открылись Дни пермской культуры в Санкт-Петербурге. Вслед за оперой показались другие художественные коллективы Перми: Балет Евгения Панфилова, Пермская академическая драма (называемая теперь Театр-Театр), новый театральный коллектив «Сцена-Молот», Пермская краевая филармония, Музей современного искусства PERMM, Центр развития дизайна, Пермская государственная художественная галерея.

Вся эта масштабная акция называлась «Культурный альянс Пермь–Санкт-Петербург». Начало ей положило специальное межрегиональное соглашение о сотрудничестве двух городов, подписанное минувшим летом и действительно послужившее новой активности в области культурного обмена.

Каких только слов не выдвинуто ныне в попытке идентифицировать новое творческое поколение – музыкантов, артистов, художников, дизайнеров. Манифестация их намерений носит чрезвычайно пёстрый характер: от действительно глубокого и творческого до наивного, пустозвонного и агрессивного.

Пермь выступила не так давно с концепцией «культурной столицы», «пермской культурной революции» и т.д. Эти претензии служат вроде бы благой цели – «скинуть с себя тлен провинциальности». Чрезвычайно похвально. Вместе с тем провинциальность Перми не бо"льшая и не меньшая в сравнении с нашими другими промышленными городами. Она – в их необоримом железобетонном облике советского периода, в единых на всю страну формах и методах управления культурой и искусством. Всё так.

Однако Пермь в этом ряду занимала особое место. Она обладала уникальными театральными и музыкальными традициями, притягивала внимание непрекращающимся поиском и воспроизводством талантов, она их поставляла стране, особенно музыкальной сцене. И в этом смысле Перми вовсе не требуется прорыв к новым горизонтам через громкий лозунг, выброшенный министром культуры Пермского края и главным режиссёром академической драмы Борисом Мильграмом. Вот его рассуждение в преддверии упомянутого в начале заметки альянса: «Во всяком случае, мы говорим о своём городе как о новой культурной столице России, а в будущем – и Европы. Звучит нагло, но только смелость помогает в больших делах».

Да, звучит именно, как сказано.

Особенно если вспомнить, что много десятилетий культурообразующей доминантой Перми были и остаются её оперный театр и хореографическое училище. Академические по определению институты всегда оказывались и вполне современны. Первыми ставили новые сочинения, разрабатывали плодотворные эстетические идеи, демонстрировали свободу самовыражения, далёкую от провинциальных представлений об искусстве. На общем культурном фоне, вовсе не скудном, а возделанном в многолетнем и многотрудном духовном служении, органично рождались инновации: Балет Евгения Панфилова, театр «У моста» – лучший из сегодняшних драматических театральных коллективов города. Они не называли себя новаторами, не обещали чудесных превращений, не выступали с самодовольными речами. Вообще не шумели. Но именно они были и остаются культурно-исторической базой, соединяющей прошлое с настоящим.

Иными словами, ради собственного спасения Пермь должна вовсе не отпрянуть от корней и традиций, чтобы оголтело метнуться к предлагаемому радикальному преображению своего культурного пространства. Наоборот, ей стоит серьёзно вдуматься в надвигающиеся проекты этого преображения и, пока не поздно, провести их ревизию. Так ли они плодотворны?

Как бы не потерять в новейшей демагогии целый город и его общеизвестное культурное значение.

Александр КОЛЕСНИКОВ, САНКТ-ПЕТЕРБУРГ

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 5,0 Проголосовало: 1 чел. 12345

Комментарии:

Баллада о лётчике

Первая полоса

Баллада о лётчике

СТИХИ НА ПЕРВУЮ ПОЛОСУ

Юнна МОРИЦ

Красивый лётчик Виктор Бут,

Его ковбойцы загребут,

Включив ковбойские подлянки

В такую дьявольскую сеть,

Где судьям тайским окосеть

Придётся личиком с изнанки.

Красивый лётчик Виктор Бут

Цепями тайскими обут

В тюрьме жестоких живоглотов.

У тайцев – тайные торги,

Ковбойцы спишут им долги,

Подарят стайку вертолётов.

Красивый лётчик Виктор Бут, –

Ковбойцам нужен атрибут

Такого русского масштаба,

Чтоб утвердить над нами власть,

Имеющую право красть

Судьбу не только у араба.

Красивый лётчик Виктор Бут,

Люблю, когда ты нагло крут,

Идя на суд в цепях!.. Ей-богу,

Твоя улыбка – свет в окне,

Где тайны, ведомые мне,

Дают защиту и подмогу.

Красивый лётчик Виктор Бут,

Ковбойцы яростно скребут, –

Тебя поставили на счётчик!..

Была б сильна твоя страна,

Послали бы ковбойцев на...

Однако денег до хрена,

Но нет страны, красивый лётчик.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 3,4 Проголосовало: 5 чел. 12345

Комментарии: 24.11.2010 10:29:11 - Олег Сергеевич Тапин пишет:

Бездарность конъюнктурит

Поэтически бездарно, политически конъюнктурно, фактически лживо

«ЛГ» назначает встречи

Первая полоса

«ЛГ» назначает встречи

«Литературная газета» приглашает своих читателей на встречу с редакцией.

На встрече можно будет оформить подписку на 2011 год по льготной цене.

Ждём вас 24 ноября в 17.00 в Московском Доме книги на Новом Арбате, 2-й этаж, отдел «Книги по искусству»;

29 ноября в 18.00 – в Доме книги «Молодая гвардия» по адресу: ул. Большая Полянка, д. 28, 1-й этаж, зал № 2.

С 1 по 5 декабря в Центральном доме художника состоится 12-я Международная ярмарка интеллектуальной литературы Non/fiction. Ежедневно на 3-м этаже в зале № 17 на стенде «ЛГ» можно оформить подписку на 2011 год по льготной цене. Все подписчики получат памятные подарки.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Фотоглас

Первая полоса

Фотоглас

Мемориальная доска поэту-фронтовику, автору популярнейших советских песен Евгению Долматовскому (1915–1994) открыта на пересечении Фрунзенской набережной и 3-й Фрунзенской улицы на доме, где он жил с 1964 по 1994 год. На торжественную церемонию пришли родственники поэта, писатели, журналисты. С тёплыми словами воспоминаний выступили Александра Пахмутова и Николай Добронравов (на снимке), депутат Мосгордумы Евгений Герасимов и другие.

В Кронштадте торжественно встретили флаг легендарного крейсера «Варяг». В Никольском морском соборе, который считается одной из главных святынь русского флота, впервые с 1917 года Патриарх Московский и всея Руси Кирилл провёл богослужение.

В Липецкой области к 100-летию со дня смерти Льва Толстого отреставрировано здание железнодорожного вокзала станции Астапово, где оборвалась жизнь гения. Последним пристанищем писателя и мыслителя стала комната начальника станции Ивана Озолина. Самому железнодорожному пункту, который после кончины великого старца назвали «Лев Толстой», вернули прежнее название.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Защищать тигров или учить китайский?

События и мнения

Защищать тигров или учить китайский?

ОЧЕВИДЕЦ

Юрий БОЛДЫРЕВ

Новость недели, если не месяца: президент Таиланда не приехал на Международную конференцию по защите тигров в… Санкт-Петербург. Что здесь главное: козни американцев против нашего добросовестного предпринимателя, вроде как родом из внешней разведки, их давление на правительство Таиланда и слабость, подверженность давлению последнего или же защита российской властью очередного простого российского предпринимателя? Всех деталей тёмных дел, связанных с торговлей оружием, мы не знаем, и потому выводы делать сложно. Ясно одно: как давно, после Афганистана уже совершенно очевидно, не очень-то верится в бескомпромиссную борьбу США против международной наркомафии, точно так же и, безусловно, сплотиться в нынешнем конфликте, связанном с обвинениями в поставках оружия наркомафии, вокруг своей власти нам что-то мешает. И понятно что. Более чем обоснованные представления о масштабе коррумпирования и разложения всей системы нашей государственной власти неминуемо ведут к подозрениям о соответствии этому и уровня коррупции в спецслужбах, в том числе ведающих такими деликатными вопросами, как поставки вооружений в третьи страны. Так что же – всё равно верить своим? Но свои ли они, в наших ли интересах «играют»? Или же вообще не замечать – делать вид, что нас это всё не касается, а они там, наверху, уж как-то разберутся?

К слову сказать, проблема эта не только наша – достаточно напомнить о знаменитом американском скандале «Иран-контрас». Там высшая государственная власть в конечном счёте встала на защиту своего агента, осуществлявшего очевидно преступные тайные сделки, но вроде как в интересах США. Точнее, по поручениям руководства США, но вовсе не в интересах публично декларируемых США как государством ценностей.

У нас есть подозрение: всё может оказаться ещё куда проще. У нас, не исключено, никакие ценности, пусть даже и противоположные декларируемым, и никакие государственные интересы, пусть даже и ошибочно понимаемые руководством государства, тут вообще ни при чём. У нас, наиболее вероятно, всё окажется замешено на самой элементарной и абсолютно аполитичной коммерции, притом что масштабы нелегальной торговли оружием, в которой США обвиняют выходца из России, таковы, что без участия государства и (или) его чрезвычайно высокопоставленных должностных лиц подобное практически невозможно…

И вот ещё вопрос: могли ли хотя бы тысячную долю сил, потраченных государством на защиту этого простого предпринимателя, потратить и на спасение другого гражданина – восьмимесячного ребёнка, которого в Новосибирске «скорая помощь» долго возила из больницы в больницу, но его нигде не принимали? Что, больницы переполнены и на всех больных коек и врачей не хватает (считай – денег на лечение)? А на организацию Международной конференции по защите тигров на самой их (тигров) безусловной родине – в Петербурге – хватает?

Вообще во всей этой истории есть какая-то метафоричность. Нам равно не жалко: ни цветок, ни птичку, ни зайчика, ни восьмимесячного ребёнка – защищаем мы всей мощью некогда великого государства исключительно тигров, в прямом и переносном смысле слова. И вот уже проходит сообщение о том, что, несмотря на дефицитность госбюджета и необходимость всяческой экономии средств, тем не менее не на личные, но на огромные государственные средства нанимается американская лоббистская компания, задача которой – снять наложенные американской юстицией ограничения на въезд в США одного из наших «равноудалённых» олигархов. Правда ли это? Получить детальную информацию невозможно – парламент у нас теперь не место для контроля над властью. И правильно: если наше государство за наш с вами счёт и этих «равноудалённых» тигров не защитит, то кто же ещё о них, бедненьких, позаботится?

И ещё одна новость: иркутская история с дочкой председателя тамошнего избиркома, сбившей двух девушек и даже не поинтересовавшейся их состоянием, получила дальнейшее развитие. Приговор в три года с отсрочкой на четырнадцать лет сейчас, как известно, пересматривается. И вот радостная новость: нам сообщают, что уголовное наказание может вообще не потребоваться в силу возможности «урегулирования конфликта сторонами». И в подтверждение сообщается, что джипованная подсудимая уже добровольно перечислила на счёт семьи пострадавших аж триста тысяч рублей. Что, по моей оценке с ходу, составляет не более четверти, а то и осьмушки от стоимости орудия убийства – автомашины, за рулём которой сидело это благородное создание.

Дело даже не в сумме, а в сути: неужто в принципе допустима возможность вот так взять и откупиться?

Да, положим, со второй девочкой, оставшейся в живых, вопрос может быть решён полной компенсацией нанесённого ущерба. Но и в этом случае надо понимать: сделка если и состоится, то будет кабальной – от безысходности. Полная компенсация за нанесённые увечья и инвалидность в принципе невозможна – никакими деньгами.

И тем более о каком «урегулировании» может быть речь применительно к погибшей? Неужто она успела оставить завещание, в котором поручила родным и близким или кому-то ещё «компенсировать» её жизнь деньгами?

Откуда вообще идея, что с родственниками убитого вопрос об убийстве может быть «урегулирован»? А это нам Уголовный кодекс подсказывает, статья 76 УК (если преступление, в том числе неумышленное убийство, окажется «средней тяжести») и статья 25 УПК. Это называется «примирением сторон», при условии если родственников убитого трактовать как его «законных представителей».

Если это не варварство, чуть ли не возвращение ко временам «Русской правды», то что ещё?

Для сравнения: в Китае водитель, сбивший несколько человек, приговорён к смертной казни; при этом не вместо уголовного наказания, в качестве «урегулирования» и «примирения», а в дополнение к нему наследники преступника должны выплатить потерпевшим более двухсот тысяч долларов.

И получается: учите китайский – не потому, что они сильнее и перспективнее, но потому, что они справедливее. Несопоставимо справедливее – а потому и сильнее, и перспективнее.

Точка зрения авторов колонки может не совпадать с позицией редакции

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 5,0 Проголосовало: 8 чел. 12345

Комментарии: 23.11.2010 20:13:44 - Олег Павлович Брянский пишет:

учить не только китайский

Протокапитализм ("скрытый капитализм", как говорят сами китайцы) принес в Китае не меньше зла, чем скрытый (до 19 августа 1991 г.) и явный капитализм в постсоветских республиках, возможно, за исключением Белоруссии, но компартия Китая, в отличие от КПСС, не участвовала в строительстве протокапитализма. Социалистическая идеология сохраняет статус государственной, в вузах преподается марксистская политэкономия (наряду с экономикс). Компартия изо всех сил старается не допустить власти денег в судопроизводстве. Учить надо статьи Дмитрия Валового, Сергея Губанова, Моисея Гельмана, Григория Ханина, Андрея Фурсова, некоторые высказывания Скуратова.

НАТО… Кому оно надо?

События и мнения

НАТО… Кому оно надо?

ОПРОС

Лиссабонский саммит Россия–НАТО, как уверяют политики, стал новой вехой в отношениях нашей страны с «непростым» альянсом. Оживились разговоры о «перезагрузке», «сдержанном оптимизме» и даже о возможном вступлении России в НАТО. Так что же нам ждать от противников по холодной войне – коварства или любви?

Леонид ИВАШОВ, генерал-полковник, президент Академии геополитических проблем:

– Период холодной войны был самым безопасным в истории человечества. Глобальная безопасность строилась на принципе баланса сил. Я свидетель того, что с начала 70-х годов в руководстве СССР и США больше всего боялись не войны, а случайного пуска ядерной ракеты. Для предотвращения катастрофических последствий даже была установлена прямая линия между главами двух сверхдержав.

Сегодня же в конкуренции за мировое влияние нас используют как материал. Известный русофоб Збигнев Бжезинский утверждал, что мир будет построен на обломках России и за её счёт. Что мы и наблюдаем.

Наша властная и олигархическая элита попала в подчинённое транснациональной олигархии и западным политическим силам положение.

В конце прошлого столетия родились новые войны, где военному вмешательству предшествует подчинение национальных элит.

В 2007 году тот же Бжезинский объявил, что российские чиновники содержат в западных банках не менее 500 миллиардов долларов незаконно вывезенных из страны капиталов. И всякого рода экстрадиции и задержания российских политиков, бизнесменов, «шпионов» – всё это напоминание нашей элите о её зависимом положении.

Сегодня российское руководство по указке из-за океана идёт на Запад.

Из истории мы помним, чем заканчивались такие сближения: Россию втянули в Первую мировую войну, закончившуюся для неё катастрофой.

В 2007 году Сергей Иванов, на тот момент министр обороны РФ, подписал соглашение о статусе сил. Его суть в том, что Россия обещает со временем разрешить проходить через свою территорию войскам НАТО без всяких формальностей. Это было сделано потому, что наша элита предохраняет себя на случай народных волнений. Армия с их точки зрения неблагонадёжна и может выступить за народ. Вот тогда-то и понадобятся войска НАТО, чтобы навести «конституционный порядок». Кроме того, нашу армию сейчас реформируют, чтобы она, с одной стороны, не смогла успешно противостоять крупномасштабному вторжению с Запада, а с другой – участвовала в операциях на стороне Североатлантического альянса. К примеру, недавние операции наших наркополицейских в Афганистане – начало постепенного втягивания России в этот конфликт.

Мы сегодня ускоренно избавляемся от своих союзников, начиная с Белоруссии. Подписав соглашения о сотрудничестве с Израилем, мы бросили вызов исламскому миру и, по сути, обязались шпионить за арабскими странами.

Разговоры об интеграции России с НАТО уже вызвали настороженность Китая. Между тем Россию в Североатлантический блок не примут. Заигрывания с нами используют, чтобы открыть дорогу для принятия новых членов альянса – Грузии, Молдовы, Азербайджана, Украины.

Александр ХРАМЧИХИН, замдиректора Института политического и военного анализа:

– Я думаю, что от сотрудничества с НАТО Россия могла бы получить немало пользы. Но на деле особых возможностей сближаться даже при большом желании у нас нет. Мы можем и дальше что-то вместе делать по Афганистану, но это – сиюминутная геополитическая ситуация. После выхода НАТО из Афганистана эта страна станет проблемой непосредственно России.

Теоретически вступить в Североатлантический альянс – в плане защиты от нашего единственного потенциального противника Китая – было бы очень полезно. Но опыт показывает, что Запад не будет нас защищать. Последние 10 лет НАТО как военная сила мало что собой представляет. Это в первую очередь относится к Европе, которая даже за себя воевать вряд ли станет, а тем более – за нас.

Другое дело – США. Их войска не столько количественно, сколько качественно сильнее европейских. Здесь перспективы сотрудничества с Россией ещё более зыбкие. Двум крупным амбициозным странам практически невозможно не иметь друг к другу каких-либо претензий.

Тем не менее представить войну НАТО против России невозможно. Это показали события последних лет, которые у нас никак не хотят осмыслить. Например, во время пятидневной войны на Кавказе в 2008 году США и НАТО, которые на словах всецело поддерживали Грузию, в реальности никак не помогли ей. Угроза со стороны НАТО – миф, который выдуман Кремлём, чтобы сплотить нацию против несуществующего врага.

СУММА ПРОПИСЬЮ

Конечно, стране, которой никто из соседей не поможет в трудную минуту, не позавидуешь. Впрочем, достаточно вспомнить известный афоризм Александра III о том, что у России из надёжных союзников только армия и флот, чтобы понять, что нынешняя ситуация вовсе не уникальна в нашей истории. Хуже другое – те самые союзники, на которых в своё время уповал царь-освободитель, сегодня находятся в крайне ослабленном состоянии и бесконечная реформа только усугубляет положение вещей. Есть о чём призадуматься.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 4,6 Проголосовало: 5 чел. 12345

Комментарии: 24.11.2010 11:02:46 - Александр Павлович Кукушкин пишет:

Галине Ивановне Сухановой

Согласно общедоступной и, надеюсь, правдивой информации, размещённой в википедии: Храмчихин Александр Анатольевич (род. 3 июня 1967 года ).Российский политолог.Окончил физический факультет МГУ (1990 г.).В 1995 в 1996 гг. работал в аналитических структурах избирательного штаба НДР на выборах в Государственную думу, затем штаба Б. Н. Ельцина на президентских выборах.В 1999 году участвовал в избирательной кампании СПС/Кириенко на выборах депутатов Государственной думы и мэра Москвы.В Институте политического и военного анализа (ИПВА) работает с момента создания организации (январь 1996 г.) на базе информационно-аналитической службы штаба НДР. Руководитель аналитического отдела ИПВА. Автор и ведущий базы данных по политической ситуации в регионах России, имеющейся в ИПВА.Сферы деятельности в внутренняя политика федерального и регионального уровня, внешняя политика, вопросы военного строительства и вооруженных сил в России и за рубежом. Из вышеприведённого неясно, чем он занимался до 1995 года. Может, пытался начать работать по специальности и не получилось? Скорее всего, нет, иначе он сейчас работал бы где-нибудь в Калифорнии или Швейцарии. Не служил в армии. Дипломатом тоже не был. Типичное дитя перестройки с наизнанку вывернутыми мозгами, изучавший историю по статьям в журнале «Огонёк». Устроился (или его устроили) на самую непыльную и престижную и, что особенно важно, денежную работу: в политику. Политики у нас ни за что непосредственно не отвечают, что для них очень удобно и комфортно. Теперь заместитель директора в институте, который прямо или косвенно существует на деньги налогоплательщиков. Сейчас этих политологических институтов и фондов наплодилось, как блох. Толку от них для страны никакого (надеюсь, и вреда не очень много). Вот и всё. Поэтому, уважаемая Галина Ивановна, не переживайте. Возражать в данном случае некому.

24.11.2010 10:55:38 - Олег Сергеевич Тапин пишет:

У кого поехала крыша

По-моему профессионал Храмчихин несравненно глубже знает проблему, чем некие уважаемые дамы, сомневающиеся лечиться им или нет.

24.11.2010 07:08:45 - Галина Ивановна Суханова пишет:

Не согласна с А. Храмчихиным

Не могу согласиться с А, Храмчихиным. Скажу больше, у меня ощущение, что у кого-то из нас двоих поехала крыша. Но мне кажется, что не у меня. Какой же Китай наш враг? Это наш союзник! Исторически, Китай хоть раз на нас нападал? Нет! Опасность шла с Запада. И сейчас она там . Нас, что, Китай обложил базами со всех сторон? Финансировал и финансирует нашу 5-ю колонну Китай? Информационную войну против нас устраивает Китай? НТВ и "ЭХО Москвы"содержит Китай? Помог развалить Советский Союз Китай?Нет. Зачем делать из него врага? Более того, Китай - страна -труженица. Врага нашего надо искать в стане паразитов, печатающих зелёные фантики. Выход у страны - паразита только один: стравить нас с Китаем. Один раз у них это уже получилось, стравили с Гитлером. У них даже поговорка такая была: "2 здоровенных балбеса, Россия и Германия пусть дерутся до последнего солдата в наших интересах!" А Вы говорите, Китай....Может быть, у меня крыша поехала? Тогда буду лечиться.

24.11.2010 02:29:46 - Вера Александровна данченкова пишет:

если у нас такие руководители института военного анализа, то избавь нас бог от таких друзей (институтов, зам.директоров), а от врагов тогда мы и сами избавимся.

23.11.2010 19:43:26 - Олег Павлович Брянский пишет:

борьба с причинами войн

Я давно фантазирую о системе региональных военных организациях безопасности, жестко подчиненных Совету безопасности ООН. Торговля оружием - только с его разрешения. Главная задача этих организаций - постепенное уничтожение тяжелого вооружения, отказ от смертоносных пуль. Сейчас, похоже, оружие используется не столько войсками, сколько террористами и бандитами. Очень важна широкомасштабная борьба с причинами вооруженных конфликтов и терроризма под руководством Совета безопасности или какого-то другого органа ООН. Преодоление неэквивалентного обмена развитых стран с развивающимися - это, по-видимому, главная гарантия безопасности всех стран и народов.

Не сотвори себе вождя

События и мнения

Не сотвори себе вождя

ПОЛИТГРАМОТА

Мария ХАМАХЕР, собкор «ЛГ» по Центральной Европе

До недавнего времени в музейном мире Германии существовало негласное табу на экспозиции, посвящённые личности Адольфа Гитлера. Но время неумолимо. Спустя 65 лет после начала Нюрнбергского процесса Немецкий исторический музей в Берлине проводит выставку «Гитлер и немцы. Всенародное единство и преступления». Событие, казалось бы, настораживающее. Но не будем торопиться с выводами.

Развёрнутое название отражает сегодняшнюю парадигму восприятия немцами собственной истории. С течением времени тему исторической вины, которую ранее многие охотно объяснили бы демонической личностью фюрера, перевернул вопрос о том, каким образом стала возможна фашистская Германия. Изменения в школьных программах были направлены на то, чтобы, отталкиваясь от истории, развить у последующих поколений способность к рефлексии. Понятие вины, направленное в прошлое, заменило понятие ответственности, нацеленное в будущее. На первый план вышел вопрос: «Как бы я поступил на месте отцов и дедов?» Ответ, по мнению организаторов, следует искать среди 400 фотографий, плакатов и 600 иных экспонатов выставки, распределённых по 8 тематическим залам, охватывающим временное пространство с 1919 по 1945 год.

Куратор выставки, известный историк Ганс-Ульрих Тамер, предупреждает: «Мы не хотим концентрироваться на Гитлере как личности. Мы хотим взглянуть на установление режима, на то, как он вёл себя, будучи у власти, и как он пал, а также на огромный разрушительный потенциал получившего волю национал-социализма».

Организаторы сознательно отказались от представления личных вещей, музей не должен стать местом паломничества неонацистов. Кроме того, слишком велика была опасность установить эмоциональную связь с тем, кто взирает на нас с фотографических портретов, открывающих экспозицию. Эти портреты важны: представленные в вестибюле на тревожном оранжевом фоне, сделанные апологетами Гитлера с целью возвеличить его, они безжалостно демонстрируют тайну, которую столь долго скрывала от своего народа нацистская пропаганда, – на нас смотрит, силясь произвести должное впечатление, посредственность, человек с пустым взглядом.

Здесь же начинается и наложение друг на друга различных планов – приём, к которому организаторы прибегнут ещё неоднократно. На портреты проецируется хроника. Германия в тисках кризиса, толпы безработных. Кадры жутких факельных шествий и массовой истерии. Страшная хроника преступлений гитлеровцев военных лет. Варшавское гетто, Восточный фронт. Последний портрет – фотомонтаж. Вместо лица фюрера – череп. Сомнений быть не может: человек со стеклянными глазами – это воплощение абсолютного зла. Но кто стоял за ним?

При сопоставлении ужасающего масштаба преступлений фашизма и довольно заурядной личности самого фюрера становится очевидным, что его безраздельная власть была бы невозможна без соответствующих настроений, без восторженной и безоговорочной поддержки в самых разных слоях немецкого общества, по сути, и сотворившего его. Культ фюрера охотно и добровольно впускался обывателями в свою личную жизнь, в которой уже не оставалось места сомнениям. Документы о депортациях, казнях и концлагерях соседствуют с самодельными подарками, фигурками – свидетельствами «народной любви» к фюреру. Нацистская пропаганда в ответ производила всё те же бюсты, колоды карт, детские игрушки.

Зал, посвящённый военным преступлениям гитлеровцев. Читаем в сопроводительном тексте: «Внешняя политика Гитлера совпадала с интересами военной и промышленной элит. А пока война была успешна, её поддерживали и другие слои населения». Пропагандистский плакат взывает: «Твоя воля – наши деяния, твои деяния – наша воля». Их вёл тот, кого они призвали, вымолили у небес, вытребовали у истории, с готовностью сделавшись – за обещания жизненного пространства и повышения благосостояния – соучастниками страшных преступлений. Конечно, не все – свидетельства тому также представлены на выставке, – но большинство.

Куратор выставки Ганс-Ульрих Тамер выносит свой вердикт: «Вся эта система держалась не на одном злодее, а на тысячах маленьких людей, готовых предать друг друга. На стукачестве рядовых граждан строилось до 60% заведённых политических дел».

Ещё один пример несоответствия нацистской пропаганды и реальности – любимое Гитлером батальное полотно «Война народа», представленное в сильно уменьшенной репродукции. Сделано это сознательно, дабы избежать ненужного восхищения монументальными формами и опять-таки паломничества неонацистов. «Героическое» с точки зрения и сегодняшних наци полотно заслонено стеклянным экраном с цитатами из офицерских дневников. Офицеры вермахта предстают обыкновенными преступниками, понятия не имеющими о том, что такое офицерская честь.

Последний зал выставки называется «Гитлер без конца». Один из немецких журналистов высказал мысль, отчасти объясняющую это странное название: «Кем были бы мы, немцы, без Гитлера? Обыкновенной, средней европейской страной. Гитлер – это немецкое наследство с колоссальным знаком минус». Действительно, это часть самосознания нации. Его образ не исчез из жизни страны и после 1945 года. На обложке одного только «Шпигеля» фюрер появлялся 45 раз.

Есть в концепции выставки и ряд серьёзных недочётов. Во-первых, совсем не к месту здесь столь полная коллекция фашистской униформы – от медсестёр до СС. Искусительный потенциал эстетики Третьего рейха по-прежнему столь же велик, сколь и разрушителен. До сих пор сложно ему что-то противопоставить. Во-вторых, организаторы делают ставку на наличие у большинства посетителей определённого уровня знаний и способности анализировать при абсолютном иммунитете против идей нацизма . Видимо, поэтому считается возможной подчёркнуто нейтральная подача материала. Однако среди нескончаемого потока людей попадаются как явные неонацисты – они уже были замечены, так и «тайные обожатели». Да и просто люди, не способные оценить разноплановость: обыватели, напуганные кризисом и в очередной раз видящие спасение в более жёсткой власти. По последним соцопросам, это каждый 10-й житель ФРГ.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 3,8 Проголосовало: 4 чел. 12345

Комментарии: 24.11.2010 06:34:54 - Галина Ивановна Суханова пишет:

Ждём Ваших статей

Дорогая Мария! Спасибо за статью! У нас явный дефицит информации о жизни людей в европе. Особенно было бы интересно узнать о судьбах наших бывших собратьев по социализму. Как у них? Что думают бывшие граждане ГДР? Рады, или нет сейчас, когда от нас избавились? Заранее благодарны за информацию.

23.11.2010 19:25:29 - Олег Павлович Брянский пишет:

слова, а результаты мы знаем

Возможно ли выставка, посвященная жизни и деятельности Андропова, Крючкова, Собчака, Путина, Медведева, Е.Гайдара, Г.Попова, Ющенко, Ниязова, Гамсахурдиа , Явлинского, Селюнина, Шмелева, Березовского, Абрамовича, Б.Окуджавы, Галича, Ясина, Горбачева в 60-80-е годы? К нацистам я этих людей не приравниваю, приравниваю слабое соответствие дел словам.

Тайны Бузулукского бора

Новейшая история

Тайны Бузулукского бора

ЭКОЛОГИЧЕСКИЙ БУМЕРАНГ

Лет тридцать тому, как впервые оказался я в знаменитом Бузулукском бору и ринулся в корабельные рощи его, в таинственные дубравы.

– Не спешите, а то заблудитесь… без проводника, – остановил меня старейший лесник Андрей Фёдорович Ветров. – Лес наш за неделю не обойти: девяносто вёрст в длину и более сорока в ширину. А вокруг его степя да степя. А он посреди них – зелёный остров…

Откуда вдруг посреди ровной, как аэродром, знойной оренбургской степи вымахнул этот остров – «великолепное лесное царство на родине сусликов и ковылей»? Медноствольные, высоченные мачтовые сосны вперемежку с редкими берёзами и ширококронными дубами сливаются в бескрайнее иссиня-зелёное приволье, издающее головокружительный запах хвои…

Где-то здесь, в глухих чащобах, скрывались мятежные отряды Пугачёва, беглые каторжники с уральских рудников и заводов, неспешным шагом исходил многие его просеки и песчаные тропы Лев Толстой, самолично посадив здесь более сорока дубов, чьё дыхание и поныне живёт, витает над штыкастыми вершинами бора. Гигантским, в сто тысяч гектаров, зелёным щитом встал он на пути злючих казахстанских суховеев, заслонив собою десятки земледельческих хозяйств Оренбуржья, почти на треть повышая урожаи их хлебных нив.

Бор уникален не только фауной и флорой, редчайшими видами деревьев и растений, занесённых в федеральную Красную книгу, но и сказочной выносливостью, выживаемостью, неустанной борьбой за своё здоровье. В лихие времена, когда лесным богатством страны распоряжались чиновники леспромхозов, когда на всякий лес смотрели прежде всего как на древесину, стройматериал, Бузулукский бор выстоял, более сохранился в сравнении с другими лесами нашего неугомонно перестраивающегося отечества.

Выдержал он и особо страшный удар в шестидесятые годы ХХ века…

– Нефтяники тогда к нам нагрянули. Нефть под бором нашли. И что началось! – рассказывает Ветров. – Давай дороги мостить, деревья рубить, корчевать, траншеи под трубы копать, скважины бурить, бетонировать. Тут и там пожары взялись… Кинулись мы лес спасать. Да не вдруг-то. Кругом высокое начальство, учёные, специалисты своё гнут: ничего вашему бору не станет, если нефть аккуратненько добывать. Это как аккуратненько, скажите на милость?.. До правительства дело дошло… Нашлись всё ж умные люди, вступились. Потому как только гольный дурак в лесу заповедном нефтепромыслы ладит. Это ж равно порох и спички рядом держать… Отступили нефтяники.

Тяжело, нехотя отступали, оставляя незавершённые дела свои. Более двухсот скважин успели пробурить, десятки километров коммуникаций по лесу проложить и уж начали нефть качать. А нефть-то высококачественной оказалась и залегала неглубоко. Ох нелегко было нефтедобытчикам от такого лакомого куска отказаться… Да они и не отказывались, просто под давлением прессы, учёных-экологов и общественности отступили на пока, упрямо заявляя: скважины мы законсервировали, но рано или поздно нефть брать всё-таки придётся…

Это зловещее пророчество их с годами стало подкрепляться складывающимися обстоятельствами. Бетон в некоторых законсервированных скважинах начал по сейсмическим причинам (колебания почвы) трескаться. Металлические трубы подвергались коррозии, герметичность скважин нарушалась, нефть под давлением в 350 атмосфер могла вырваться наружу… Имея эти грозные обоснования, высокопоставленные нефтяные чиновники снова ринулись в атаку: бор срочно нужно-де избавить от нефти, а потом уж браться за оздоровление его.

– Если будет что оздоравливать, если после «творчества» нефтяников бор останется в живых, в чём я очень сомневаюсь, – заявил на одном природоохранном симпозиуме оренбургский учёный, доктор географических наук, член-корреспондент Российской академии наук Александр Александрович Чибилёв.

В стране меж тем воцарялась стихия рынка, в сознание людей спешно внедрялись новые нормативы бытия, психология напористого прагматизма, алчные призывы: «Бери от жизни всё!», «Лови шанс!», «Обогащайтесь здесь и сейчас!»…

Бузулукский бор сразу же привлёк гончий взор новорусских деловых людей. Своему вторжению в него они опять нашли идеологическое и хозяйственное обоснование. Было это в канун жатвы 1998 года, горючего для хлебоуборочной техники оренбуржцам не хватало, а нефтекомпания «ОНАКО» отпускала его за очень большие деньги.

«У нас есть своя нефть, своё нефтеперерабатывающее производство, а мы церемонимся, лирические слюни распускаем: «Ах, лес, цветочки, красота!» Телегу впереди лошади ставим. О создании национального парка печёмся, но сперва бор нужно от нефти освободить!» – убеждал в областной газете один из соискателей лицензии на пользование недрами бора.

На узких, как тоннели, дорогах бора, ведущих к законсервированным скважинам, появились и торопливо, хищно засновали зелёные автофургоны «Оренбурггеологии», респектабельные иномарки…

В это время доктор-географ Чибилёв направляет чиновникам Федеральной службы лесного хозяйства аванпроект организации национального парка «Бузулукский бор», давно составленный им в соавторстве с известным лесоводом-краеведом Даркшевичем. Только придание бору природоохранного статуса, доказывали авторы проекта, может оградить, спасти его от посягательства энергичных временщиков. Месторождение нефти в Бузулукском бору станет стратегическим запасом России на сто лет. В верхах проект одобрили, но никаких конкретных мер для его осуществления не приняли, сославшись на отсутствие средств.

Новый оренбургский губернатор А. Чернышёв, понимая, как остро землепашцы области нуждаются в горюче-смазочных материалах, не спешил, однако, поддерживать нефтепромышленников.

С доводами оренбуржцев не торопились соглашаться землепользователи соседней Самарской области и предприниматели из московского концерна «Юнит Ойл», которым принадлежала часть территории Бузулукского бора, та, что выходила за границы Оренбургской области.

Сыр-бор разгорался… и всё-таки оренбуржцы получили обнадёживающий документ «Техническое задание на разработку эколого-экономического обоснования организации национального парка «Бузулукский бор». Задание было выполнено, в канун 2008 года решением правительства РФ парк этот наконец-то был создан.

Победа однако не вызвала особого ликования, как ни странно, у самих лесоводов бора. Придание ему нового статуса осложнило им работу, привычные способы хозяйствования. Новый статус определил иные цели и задачи. Но осуществлять их непросто: федеральная власть держит бор на скудном пайке…

– Мой сын, Юрий, с отличием окончил лесной институт, приехал сюда, в родной бор, но работать ему негде. Вакансия есть, говорят, но платить нечем. Женат, двое детей, – рассказывал мне Владимир Васильевич Архипов, более двадцати лет отслужил он лесником, теперь на пенсии, но работает водителем. Надо же кормить детей и внуков.

На старенькой «Ниве» он повёз меня в глубь бора.

Шеренги гладкоствольных сосен сопровождали нас с обеих сторон. Взбежав на отлогий косогор, дорога завиляла вниз, в сумрачную чащобу и вдруг упёрлась в нагромождение из валявшихся старых замшелых сосен. И далее путь наш раза три преграждали подобные завалы, вынуждая пятиться, выруливать в поисках объезда.

– А если пожар? Сюда же никакая машина не пройдёт, – озаботился я.

– Не пройдёт, – согласился бывалый лесник.

– А на что надежда? На вертолёты?

– Нету у нас вертолётов. И не было. Сейчас здесь не делается даже то, что мы, лесники, умели когда-то, старались… Эхма. Лесник – это ведь не сторож, а лес – не склад ценностей, повесил замок – и ушёл. Тут всё живое, в движении – и деревья, и вода, и птицы, и звери, и люди… Днём и ночью идут, едут – охотники, грибники, ягодники. Со всеми умей поладить, чтобы не боялись тебя, а уважали… К тому и стремились. Теперь лесник – что? Прав и обязанностей много у него, но что они, если бор ныне плохо защищён? Вхож в него всяк кому не лень… Теперь надежда на новые порядки…

Впереди, поперёк дороги, вповалушку улеглись сухие, с зеленовато-коричневыми, будто в ржавчине, мёртвыми ветвями сосны. Опять завал?

– Таких захламлений мы старались не допускать. Очистку леса спецбригады вели. Теперь они сокращены. Денег нет. Отсюда и запущенность, – виновато сказал Архипов.

– Но древний бор – не скверик, не парк городской рукотворный, где насаждения непременно должны быть ухожены, подстрижены, побелены, – возразил я. – Бор создан природой, и для его сбережения нужно всемерно поддерживать естественные механизмы экологического равновесия в нём, для чего, как предлагают учёные, оставить, выделить в тысячегектарном лесном массиве заповедное ядро – крупную зону покоя, где вмешательство человека свести бы к минимуму.

– Некоторым лесным объектам неприкосновенность, возможно, и не повредит, но запущенность, дремучесть никакой лес, согласитесь, не украсят.

Чуть погодя мы остановились у потаённого родничка. Он прятался в густой диковатой уреме из орешника, опутанного колючими петлями ежевики и гирляндами хмеля.

– Ох и вкусна водица! – напившись, восхитился Архипов. – А ведь глушь, дебри нехоженые, но хорошо… Воздух какой!

– Ну вот… дремучесть и запущенность, оказывается, не так уж неприглядны в таком бору, – в тон нашему благостному настрою сказал я и вспомнил недавнюю беседу с Александром Чибилёвым.

По его мнению, именно глухие, уремные места, старовозрастные, поросшие мохом долголетия сосны-вековухи, берёзы, «дубы-колдуны» – и те, что стоят, и те, что отжили своё и пали, став обиталищем для чаговых копытцев и опят, шуршащая, пружинистая, спрессованная из хвои, листьев, древесного праха, пахнущая грибной сыростью и прелью лесная твердь – всё это создаёт животворящую флору, тот уникальный воздух, спасительно нужный планете, который не могут дать, произвести замечательные наши рафинированные рощи и аллеи, роль которых зачастую эстетико-декоративная. Старовозрастной «спелый», «перестойный» лес на корню имеет несравненно большую экологоэкономическую ценность, чем этот же лес в дровах и древесине. Старовозрастной лес может служить людям многие столетия, поставляя высококачественный целебный воздух, улучшая климат, повышая урожайность полей.

– Первая задача сегодня – изменить психологию людей, – считает заместитель директора национального парка «Бузулукский бор» Валентин Евгеньевич Баранкин. – Мы создали программу экологического просвещения наших работников и населения. Просвещаем словом и делом. Сделаны десятки столов, скамеек, табличек, панно, указателей, оборудованы противопожарные щиты, спецплощадки для мусора, для парковок автомобилей, для костров. Все эти обновления потребовали больших денег. А их – мизер.

Помолчав, Баранкин добавил:

– Материализованное внимание нужно и учёным-экологам, ботаникам, зоологам нашей Боровой научно-опытной станции. Бездействует она уже многие годы. Летом мы создали научно-технический совет, куда вошли не только оренбургские учёные. На первом же заседании выработали программу – регламент действий. Документ послан в Москву, ждём утверждения, помощи…

Много хороших задумок у бузулукских лесоводов. «С деньжатами повольнее бы, тогда мы…» – мечтательно воздыхают они, но уклончиво говорят о том, как научиться самим деньги зарабатывать.

Условия и возможности для этого есть. Как-то, побывав в бору, немецкие предприниматели предложили (сделка пока не состоялась) эффективный способ переработки мелкотоварного леса, включая сучья, хворост, опилки, стружку…

Пора всерьёз заняться бы судьбой известной в округе Колтубановской мебельной фабрики. Давно уж стоит без заказов, а всегда были. Неужто у населения иссякла нужда в красивой мебели? Вряд ли.

Крепким подспорьем может стать служба туризма, если организовать её на областном и всероссийском уровне. Ведь в истории Бузулукского бора яркие имена великих писателей, артистов и художников. Здесь родовые поместья Державиных, Карамзиных, Набоковых, немало достопримечательностей, связанных с пребыванием на бузулукской земле Толстого, Пушкина, Шаляпина…

Посмелее бы можно выходить и на международные контакты, привлекая инвестиции.

Никаких советов, подсказок, увещеваний я, конечно же, не высказал, не дал лесоводам, землякам моим. Опытные, матёрые знатоки своего дела сами всё решат. Одно бы не забывали: заимев охранную грамоту, не обольщайтесь, не расслабляйтесь…

ПОСЛЕСЛОВИЕ

Из откликов на материал о Бузулукском боре, опубликованный областной газетой «Южный Урал»

Александр Павлов, в прошлом мастер, начальник смены, ныне работник нефтедобывающего управления «Бузулукнефть»:

«У нас назревает экологическая катастрофа. Пробурённые лет сорок назад скважины, а затем законсервированные ныне разгерметизируются, оживают. Я случайно наткнулся на одну из таких: бетон вокруг неё растрескался, из щелей сочатся нефть и газ. Сообщил начальству. Приезжала комиссия, но ничего не изменилось. Бор и теперь, считай, как на гигантской мине. И никто не знает, когда она рванёт».

Журналист, житель Бузулука Тамара Назина:

«Я беседовала со многими специалистами. Их резюме: скважины нужно срочно переконсервировать. Требуются большие деньги, где-то полмиллиарда рублей. У бузулукских лесоводов их нет, у областной администрации тоже не имеется. Время идёт, все ждут чего-то и даже ужасаются думать о грядущем… адском пожаре либо взрыве, масштаб которых непредсказуем. Мыслимо ли: больше ста тысяч гектаров плотного сосняка полыхнёт разом!»

Рэм Храмов, бывший начальник управления «Бузулукнефть»:

«Отрадно, что после долгой и упорной борьбы экологов и общественности Бузулукскому бору постановлением Правительства РФ присвоен статус национального парка. Но это постановление не стало охранной грамотой, а породило новые проблемы. На территории бора находятся 160 скважин и десятки экологически опасных объектов и сооружений. Техническое состояние их вызывает серьёзную тревогу. У лесоводов нет должной охраны и средств пожаротушения…

Ситуацию может выправить только мощная государственная организация по недропользованию, которую безотлагательно необходимо создать особым распоряжением Правительства РФ при МЧС России с выдачей ей лицензии на спасательно-восстановительные работы в Бузулукском бору».

Иван УХАНОВ, БУЗУЛУК–МОСКВА

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Русский мир Украины

Новейшая история

Русский мир Украины

ПОВЕРХ БАРЬЕРОВ

В Киеве в Национальном педагогическом университете им. Драгоманова с участием министра образования и науки Украины Дмитрия Табачника прошла международная конференция «Украино-российское культурно-языковое пространство: От противостояния к единству», организованная Центром системного анализа и прогнозирования и Русско-украинским информационным центром.

Состав участников впечатлял: ректор Национального педагогического университета Украины им. Драгоманова Виктор Андрущенко, писатель и историк Игорь Волгин, президент Международного фонда славянской письменности и культуры Александр Крутов, писатель Андрей Курков, народный артист СССР Василий Лановой, главный редактор «Литературной газеты» Юрий Поляков, главный редактор журнала «Новый мир» Андрей Василевский, художественный руководитель Киевского театра русской драмы им. Л.Украинки народный артист Украины, заслуженный деятель искусств России Михаил Резникович, историк, академик Национальной академии наук Украины, директор Института археологии НАН Украины Пётр Толочко, министр Кабинета министров Украины Анатолий Толстоухов). Выступающие подчёркивали, что идея «Русского мира» не носит исключительно политический, этнический или конфессиональный характер, но констатирует давно сложившееся культурное единство, объединяющее три братских славянских народа в единый суперэтнос. Одним из главнейших маркёров данной культурной общности является русский язык. Русский язык объединял и объединяет в единое культурное пространство не только славянские, но все народы, населяющие постсоветское пространство, – бывшую территорию Российской империи и СССР. При этом его объединительная функция осуществляется в развитие местных языков и диалектов.

В этом контексте борьба против русского языка, ведущаяся в отдельных постсоветских странах и лишь недавно утихнувшая на Украине, носит очевидно деструктивный, противоестественный характер. Фактически это борьба за уничтожение одной из нескольких надэтнических культур (русская, англосаксонская, испано-латиноамериканская, ханьская), составляющих основу современной цивилизации. Это преступление перед будущими поколениями граждан тех стран, где такая борьба ведётся. Это скрытая гражданская война с собственным народом, которому насильственно пытаются навязать новые, никакого отношения к нему не имеющие историю, культуру, религию и новый «родной» язык.

Характерно, что на Украине националистические силы, ещё недавно пытавшиеся с использованием всей мощи государственного аппарата искоренить русский – родной (используемый в быту) язык более чем половины граждан этого государства (большинство из которых, кстати, этнические украинцы), продолжают апеллировать уже к новой власти с требованиями «защиты государственного украинского языка». Курьёзность требований националистов заключается в том, что они признают – государственный украинский язык не является родным для большинства граждан Украины – и утверждают, что поэтому он-де погибнет без государственной поддержки. Одновременно они же клянутся, что государство Российское как минимум последние триста пятьдесят лет (а то и целое тысячелетие) только тем и занималось, что уничтожало украинский, лишь иногда отвлекаясь на войны с монголами, Ливонским орденом, польско-шведскими интервентами, Наполеоном и Германией.

Напрашивается вопрос: что это за такой странный язык, переживший многовековые гонения и рискующий исчезнуть, не выдержав конкуренции, в наконец обретённом национальном государстве? Почему миллионы людей, коренных жителей юго-востока и центра Украины, должны вопреки всем демократическим нормам отказаться от родного русского языка только потому, что небольшая группа украиноязычной интеллигенции боится разучиться говорить на своём родном украинском?

На эти вопросы не существует логически непротиворечивого ответа. Зато возникает одно нехорошее подозрение: не потому ли так стараются украинизировать Украину, что у украинских писателей и профессиональных «патриотов» по совместительству слишком узкий рынок сбыта своей продукции? Ведь на сегодня для книги любого из самых популярных современных украинских писателей разовый тираж в 3–5 тыс. экземпляров в коммерческом издательстве – едва ли не предел мечтаний. Могут и этот не разобрать. Как тут не вспомнить советский опыт и не обратиться к силе господствующей государственной идеологии? Пусть государство издаёт за счёт налогоплательщика не покупаемого писателя миллионными тиражами (да и на языки народов мира переводит) потому лишь, что писатель этот идеологически безупречен. Попылятся на складах никому не нужные тома, а потом – в макулатуру, чтобы на новый тираж бумагу произвести.

Только так, только корыстной целью можно объяснить творившийся, а подчас и доселе творящийся на Украине языковый абсурд. Нельзя же принимать за чистую монету утверждения местных националистов о том, что «без языка-де нет государства». Тогда придётся признать несуществующими не только безобидных европейских «малышей» вроде Бельгии, Швейцарии, Австрии, Лихтенштейна, Люксембурга и Сан-Марино, но и Австралию с Канадой, Новой Зеландией и со всей Латинской Америкой в придачу. В общем, если принять точку зрения украинских националистов, то даже США не существуют, ибо говорят не по-американски.

До такого абсурда можно дойти либо от великого простодушия, либо от великой же жадности, помноженной на неконкурентоспособность.

Ростислав ИЩЕНКО, КИЕВ

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 5,0 Проголосовало: 1 чел. 12345

Комментарии: 23.11.2010 20:55:01 - Олег Павлович Брянский пишет:

языковое разнообразие

Я давно фантазирую о преподавании русского, украинского и белорусского языков в качестве трех вариантов одного языка. Неужели это совсем никак и ни в какой форме невозможно? В годы социализма в Свердловск каждый год приезжали украинские театры, я каждый раз ходил на спектакли этих театров. Не так давно я побывал на спектакле белорусского театра на белорусском языке, к своему удивлению, я мало что понял. Был период, когда я каждое утро слушал "Свободу" на белорусском языке. Еще раньше я, кажется, часами слушал передачи на украинском языке по радио. Судьба украинского и белорусского языков напоминает судьбу окситанского языка во Франции. Исчезновение или даже, наверно,.ослабление роли любого языка ослабляет мировую культуру в целом. Мне кажется, Российская Федерация могла бы что-то сделать для повышения престижности украинского и белорусского языков. А принуждение и дискриминация, разумеется, заслуживают осуждения.

Заявление участников международной конференции

Новейшая история

Заявление участников международной конференции

После распада Советского Союза и возникновения ряда новых независимых государств – бывших республик СССР часть этих политических новообразований приняла за основу своей гуманитарной политики концепцию «позитивной дискриминации», что якобы должно было содействовать развитию национальных языков и культур. К сожалению, на практике это привело к дискриминации русскокультурного населения, то есть не одних лишь этнических русских, но и той части представителей «титульной» нации и национальных меньшинств, которые, зачастую во многих поколениях, связали себя с русской культурой и чувствовали себя её неотделимой составной частью. Так, как чувствовали себя русскими потомок эфиопа Пушкин и потомок татарского рода Карамзин.

Русская культура, как любая другая глобальная культура (например, англосаксонская), всегда привлекала, интегрировала многих лучших представителей иных культур. Ареал распространения русской культуры всегда был значительно шире границ Русского государства. Более того, многие национальные культуры, возникшие в границах бывших Российской империи и СССР, выросли, вышли из пределов племенного эпоса и стали письменными культурами именно благодаря опоре на богатство русских языка и культуры, фактически опираясь на опыт её тысячелетнего развития.

В этих условиях ограничение возможностей развития русской культуры в национальных государствах, возникших из республик СССР, выразившееся в первую очередь в искусственном снижении статуса русского языка и попытках ограничить сферу его применения, нельзя рассматривать иначе как дискриминацию значительной или даже большей части граждан такого государства.

В частности, в случае Украины речь может идти о 60% граждан, предпочитающих в общении русский язык. Если через 20 лет независимости, после того как десятилетиями вся мощь государственного аппарата была направлена не только на пропаганду украинского, но и на его искусственное насаждение, бóльшая часть граждан, в том числе и этнических украинцев, использует русский в качестве материнского языка и при этом русский не имеет не только государственного, но даже официального или регионального статуса, это можно охарактеризовать только как гуманитарный геноцид, организуемый государством против собственных граждан. Государство пытается сменить основной культурный маркёр населения – получить на месте одного народа совсем иной, оставить в неприкосновенности тело, но изменить или уничтожить душу народа.

Это тем более прискорбно, что русские, украинцы и белорусы столетиями составляли единый русский православный народ и сегодня отличаются не больше, чем в XIX веке отличался баварец от пруссака или неаполитанец от пьемонтца. Они говорили на разных диалектах, жили в разных государствах, но чувствовали себя в первую очередь немцем и итальянцем.

Мы сегодня тоже политически разделены. Но даже радикальные украинские националисты де-факто признают себя русскими, утверждая, что самоназвание «Русь» у Украины якобы было украдено. Наша главная задача – не допустить культурного, ментального разделения народа, которого пока не произошло. Ибо все части рассечённого тела окажутся нежизнеспособны.

Русский язык и русская культура служат естественным гуманитарным объединителем суперэтноса, разделённого государственными границами. Дают нам возможность сохранять на фоне политической суверенности культурную конфедерацию. Обязанность наша – как руководителей, так и граждан наших государств – сохранить и использовать эту возможность.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 4,0 Проголосовало: 1 чел. 12345

Комментарии:

Комплекс полноценности

Литература

Комплекс полноценности

КРУПНЫМ ПЛАНОМ

23 ноября у знаменитой поэтессы, прозаика, критика и драматурга Ларисы ВАСИЛЬЕВОЙ – юбилей. Её поэтическая биография началась в 1960-е годы в журналах «Юность», «Молодая гвардия». С тех пор она выпустила в свет более тридцати поэтических сборников, среди них «Льняная луна» (1966), «Огневица» (1969), «Синий сумрак» (1970). Живя в Лондоне, она создала книгу очерков об Англии «Альбион и тайны времени» (1978), затем в России – роман-воспоминание «Книга об отце» и роман «Сказки о любви». Глубоко исследуя тему женщины в русской истории, Васильева написала документально-исторические произведения «Кремлёвские жёны» (1993) и «Дети Кремля» (1997), ставшие мировыми бестселлерами. Лариса Васильева – автор-составитель книг-альбомов «Душа Москвы», «Христос на Руси», «Встречи на все времена», книг особого рода – «Правда о танке Т-34» и «Николай Кучеренко. 50 лет битвы за танки СССР». Родившись в семье танкостроителя Николая Кучеренко, Лариса Васильева со товарищи организовала музей «История танка Т-34». Она активно занимается общественной деятельностью, пишет статьи, поднимающие проблемы самовыражения женщины в современном мире. Скоро должны увидеть свет её книги «Любовь», «Жизнь и житие Евдокии Московской», «Весть Василисы, или Тайна, открытая всем».

Лариса Николаевна, вы, наверное, заметили, что с некоторых пор стало популярным отмечать не только круглые даты. Вот и вы празднуете, если так можно выразиться, «полукруглый» юбилей. Почему так происходит, вы не задумывались?

– Эта тенденция укрепилась в начале нового века. У меня есть объяснение. Кончается эпоха. В ней отзвуки прошлого и признаки будущего. У Ахматовой есть строки:

Как в прошедшем грядущее зреет,

Так в грядущем прошлое тлеет.

Очень много народу ушло Туда, в том числе в литературном мире. Ушли гиганты-старики, среднее поколение, уходят мои сверстники. Стараемся задержать имена, заново утвердить прошлое. Свой час пик не за горами. Это вызывает стремление к юбилействованию. Раньше я думала – никаких средних дат. Вот ещё – через каждые пять лет буду напоминать о своём возрасте! Теперь приходит мысль – а если это последний юбилей? Причём я думаю и говорю так без сожаления, без грусти, без страха. Смерть естественна, как жизнь. Вступая в «полукруглое» существование, оглядываюсь назад и вижу – в этой «пятилетке» уложилась схема всей жизни.

И что же, если говорить конкретно, в ней уложилось?

– Прежде всего вновь много, как раньше, писала стихи. Испытывала сильные чувства, возвращавшие меня в молодость. Три дня была платонически влюблена в актёра, певца, своего сверстника. Как в восемнадцать лет. Написала ему стихи. Легко писались. Любовь была идеальная. Бесконечно благодарна её предмету – он ни о чём не подозревает. Ещё в восьмидесятых, когда «сдавило горло», вспомнилось пушкинское «Лета шалунью рифму гонят». Теперь опять явилась шалунья рифма. Другие стихи связаны и с историей, и с сегодняшним днём. Когда задумалась над тем, что в юбилейном году нужно издать «Избранное», решила: у первого тома будет «редкое» название. Так, по-моему, не называлась ни одна книга: «Любовь». Производных было бесчисленное множество. Поискала – нигде не нашла книги с таким названием. В ней – три раздела. Первый «Лирика» – стихи, написанные в разные годы. Выбор всегда сложен, но я умею и люблю составлять книги. Вторая часть – «Своевольные строфы». Этот жанр родился у меня давно. Критики считали его странным. Цензура ставила вопросы «Что это?». Не очень-то могла объяснить. В стихах оживали яблони, вишни, являлся образ ветра как живого существа, Луна и Поэт страстно любили друг друга, оживала история про старушку в сторожке. Она показывала мои цвета жизни:

Вишь, лепесточек цвета неба,

К нему душа твоя лежит,

А стебелёчек цвета хлеба,

О нём душа твоя болит.

Это и сказка, и быль, и сон, и явь. Просыпаюсь, а в моей руке – синий цветок. Книга «Любовь» заканчивается «Сказками о любви». Романом, состоящим из тринадцати новелл.

Выходит, книга будет действовать по принципу сообщающихся сосудов, в одном из которых проза, а в другом – поэзия…

– Уверена, понятие «проза поэта» существует равновелико с понятием «поэзия прозаика». Глядя на творчество молодых поэтов, приходивших ко мне в Литинституте, когда я вела там семинар, я с самого начала видела, из кого может вырасти прозаик. По моим стихам, когда пришла в литературу, некоторые поэты, например, Виктор Фёдорович Боков, тоже видели, что я буду писать прозу. Проза и поэзия дополняют друг друга. То, чего не скажешь в прозе, афористично выражается четырьмя строками. Можно написать огромный том, а можно сказать, как Ахматова:

Течёт река неспешно по долине,

Многооконный на пригорке дом.

А мы живём как при Екатерине:

Молебны служим, урожая ждём.

Перенеся двухдневную разлуку,

К нам едет гость вдоль нивы золотой,

Целует бабушке в гостиной руку

И губы мне на лестнице крутой.

И, напротив, стихами не выразишь широты повествования романа, насыщенного драматизмом и юмором. Поэтому и решила я в одной книге объединить оба жанра. Серьёзным событием в моей жизни стала вышедшая недавно в свет книга «Николай Кучеренко. 50 лет битвы за танки СССР». Это документально-мемориальное отражение того, что было заложено в романе-воспоминании «Книга об отце». Она написана мной в соавторстве с полковником Игорем Желтовым, заместителем директора музея «История танка-34» по научной работе. Книга тоже сплав жанров. С одной стороны, «Листая летопись» – редчайшие факты из жизни и архивов танкостроителей, куда вкраплены события жизни моего отца. Автор Желтов. С другой стороны, главы «Память сердца» – воспоминания и мои, и других людей. Документ соединяется с воспоминанием. Своего рода стереоскопия. Возможно, будущий типичный жанр нового века?

А мне кажется, это элемент кинематографии. Кстати, раз речь зашла о реалиях нового века, скажите, дружите ли вы с Интернетом?

– В компьютер не хожу. Не знаю, как с ним обращаться. Это меня, конечно, не обогащает, но от чего-то освобождает. Недавно решила, когда отдам в набор свою «Василису», начну изучать Интернет. Кажется мне, что, когда туда приду, совершу там какие-то перемены. Именно там, а не в себе. Иллюзия?

Если продолжать разговор о моих работах в этой «пятилетке», то у меня было два больших телевизионных проекта. Один на НТВ по моей книге «Кремлёвские жёны». Его делала группа «Новое кино». Благодарна замечательному продюсеру Александру Эмир-Шаху, он достойно претерпел мои капризы. На ТВЦ в прошлом году с высоким рейтингом прошёл цикл «Москва Первопрестольная», мой двадцатитрёхсерийный рассказ о венчаниях и коронациях, проходивших в Кремле, в Успенском соборе перед иконой «Владимирская Богоматерь». Величайшая икона. Ею на Руси венчали властителей на царство с XII века. Сегодня далеко не все об этом знают, а знать нужно. Ею недавно благословлял президента Медведева Патриарх Кирилл. Икона не раз спасала Москву.

Лариса Николаевна, вы человек творчески многогранный. Вспоминая рассказ про Ирэн Адлер из цикла про Шерлока Холмса, хочу спросить: если бы в доме, где хранятся ваши интеллектуальные ценности, случился пожар, что бы вы бросились спасать?

– Спасла бы маленькую Библию, Евангелие. Она прожила у меня много лет. Прятала её на животе от таможенников в наших аэропортах и международных поездах – нельзя было иметь у себя такую книжку. Спасла бы семейный архив. Если, конечно, не надо было бы спасать живое существо. Знаете, есть даже такой тест: «Когда горит ваш дом, в котором картина Рембрандта и кошка, кого вы спасёте?» Вопрос серьёзный.

Да, однозначно не ответишь. Я бы, наверно, спасла кошку.

– И я. Потому, что мы женщины и по себе знаем, как живое существо рождается. Мне было бы стыдно, что не спасла Рембрандта. Очень стыдно. Совершила бы культурное преступление, зато не совершила преступления против Природы живого существа.

Как мы уже говорили, главный повод встречи – ваш юбилей. Но есть и другой: вручение вам Большой Бунинской премии в номинации «Поэзия». Меня здесь интересует имя классика в названии. Скажите, ощущаете ли вы родственность вашей поэтики с поэтикой Бунина?

– Я уже сказала, что в этой своей «пятилетке» писала стихи. Некоторые включёны в поэтическую книжку «Холм». Она стала поводом для выдвижения меня на Бунинскую премию. Услыхала об этом – в сердце словно ударило. Получала много премий: и Пушкинскую, и Лермонтовскую, и Дельвиговскую. Была милая итальянская премия «Роза Петрарки». Почему же при имени «Бунин» словно в сердце ударило? У меня с его именем связь через небеса. Бунину проникновенно небезразлично всё, касающееся женщины. Женщина в истории, женщина в доме, женщина во власти – важные темы моей жизни. Говорили и ныне говорят, что женщина – декоративный пол, всерьёз мало кому интересный в цивилизации. Однако жизнь сегодня опровергает такую чепуху. Когда-то мужчина «пригнул» женщину, сочинив сказку про ребро. Сказка была ему нужна, чтобы женская точка зрения не оказалась на вершине власти. Она «умиряла» бы бунтующий мир. Ныне женщина нередко приходит к порогу власти. В XX веке было, а сегодня ещё больше. Образованные и воспитанные, мы работаем по мужским схемам. Женского мироощущения, её точки зрения на вершинах власти нет. Там – жёны-помощники, о них предупреждает вторая глава Библии.

Какая же тут взаимосвязь с Буниным?

– Бунин, как никто, чувствовал женщину. Ни один великий писатель XIX–XX вв. не понимал её так тонко. Иван Алексеевич видел в женщине равновеликую фигуру и хотел её понять. Есть у меня с Буниным и другая взаимосвязь. Бунин писал стихи, прозу, переводил. Я тоже занималась переводами. Не хочу сравнивать себя с ним, но замечу: когда он занимался переводами, то любил дерзкие опыты. Позволил себе перевести «Песнь о Гайавате» Лонгфелло. Я в переводах малоформистка, никогда не взялась бы за перевод этой поэмы. Переводила «Мерани» Николоза Бараташвили, «Пьяный корабль» Рембо, «Тьму» Байрона, шестьдесят шестой сонет Шекспира – всё это у меня не опубликовано. Не видела необходимости. Работала для себя. Перевела недавно с украинского «Два цвета» Дмитра Павлычко. Он близкий и дорогой сердцу поэт. Сам он считает это стихотворение непереводимым. Хочу показать ему свой дерзкий перевод. Скажу ещё об одном качестве Бунина. У него было очень развито ощущение Богоприсутствия во всём. Точно о таком состоянии написал когда-то Алексей Константинович Толстой: «Натянутые струны между небом и землёй». Если такие струны есть в стихах, то человек – поэт. Говорю здесь не о мере таланта, а о способности соединять собою Землю и Небо. Смолоду мечтала я составить книгу «Христос на Руси», где два века нашей поэзии показать сквозь призму двунадесятых праздников. Хотелось, чтобы через литературу XIX–XX веков современные люди увидели, как «обрусел» Христос. Помните, у Тютчева:

Удручённый ношей крестной,

Всю тебя, земля родная,

В рабском виде царь небесный

Исходил, благословляя.

Шестнадцать стихотворений из огромного сборника, куда вошли все от Гавриила Державина до Александра Ерёменко, были от Ивана Бунина. Ни у кого не было больше. Специально не старалась – само вышло.

Это действительно интересное наблюдение. Вы пытались его проанализировать?

– Бунин родился в один год с Лениным (1870), умер в один год со Сталиным (1953). Этот отрезок времени вместил в себя мощный исторический взрыв, спровоцированный двумя этими фигурами. Взрыв коснулся двух других несравненно величайших метаисторических фигур: Иисуса Христа и Богородицы. Повредив Их плоть – разрушение храмов, сожжение икон, надругательство над мощами, – этот взрыв никак не смог затронуть сути, отчего так мощно сегодня возрождение святынь. Иван Алексеевич Бунин, органически не принявший этих взрывов, уклонившийся от них в эмиграцию, стал средоточием духовно-душевной сущности, составляющей нравственную основу православного писателя, стал примером того, как сохранить Бога в себе, сохранив себя в Боге. Добровольное изгнание дало ему свободу самовыражения, возможность не заслоняться неопровержимо прекрасными, но производными ореолами веры, надежды, любви, являющимися порождениями Божественного в нашей жизни.

Кстати, о свободе самовыражения. Вы начинали печататься в конце 50-х. Приходилось ли сталкиваться с советской цензурой?

– Конечно. Часто. В советской поэзии вообще глубоко проходят темы Евангелия. Приходилось вуалировать. Не любила бороться с цензурой, ибо это бессмысленно, как и сама она. Вот пример. Пишу стихотворение «Мать», в нём прозрачно говорится о пришествии на Русь Богородицы с Младенцем. Цензура подчёркивает: «Что это?». Я – конформистка. Понимаю, бороться бессмысленно – надо выходить из положения. Рядом с названием «Мать» ставлю звёздочку и в сноске пишу, что в X веке княгиня Ольга приняла христианство. Для работников цензуры текст превращается в исторический. Они снимают вопрос.

Коль мы заговорили о крупных литературных величинах, подобных Бунину, кого из великих считаете вашими «творческими воспитателями»?

– По-моему, они не воспитывают и не влияют, а каким-то образом присматривают, присутствуют. Для меня всё начиналось с Лермонтова. В эвакуации ребёнком научилась читать по его книге «Избранные произведения». Там изданы вместе и проза, и поэзия. Может быть, уже тогда я почувствовала тягу к стереоскопии жанров. В университете на зачёте сказала Сергею Михайловичу Бонди, что больше люблю Лермонтова, чем Пушкина, он воскликнул: «Ну что же вы! Я не могу вам «незачёт» ставить! Придите завтра и скажите, что больше любите Пушкина!» Пришла и сказала. Пушкин – громада: через него я познала много, но Лермонтова любила как первого своего прочитанного поэта.

Нет, они не учителя. Учителей, по-моему, в поэзии нет. Своеобразно со мной обращалась Анна Андреевна. Навещала. В день, когда меня пригласили на вечер памяти Ахматовой в ЦДЛ (я днём люблю поспать), прилегла, она пришла в мой сон и сказала: «Не ходи, нечего тебе там делать». Пошла. Там мне было неинтересно. Встала. Ушла, не дождавшись своего выступления. Позднее, в Бежецке, когда участники шли на вечер памяти Ахматовой, она явилась всем нам в образе белой лошади с длинной серебристой цепью на шее. Вырвавшись откуда-то, она бежала нам навстречу, и цепь, стуча об асфальт, высекала искры. Нас было много, все её видели. Станислав Лесневский должен помнить.

Но часто случается, что молодые поэты невольно подражают корифеям.

– Никому никогда не хотела подражать. У меня было отвратительное свойство самодостаточности – комплекс полноценности. Полное отсутствие чувства зависти. Думала, этим следует гордиться, но однажды за глаза похвалила одну молодую свою сверстницу, прелестную поэтессу, а другая поэтесса постарше сказала мне: «Ты настолько влюблена в себя, что даже не способна завидовать». Впрямь, по-разному можно воспринять одно и то же чувство. Когда у меня в редакциях не брали стихи – а со мной нередко так бывало – ни разу по этому поводу не расстроилась. Думала: им же хуже.

В любое время у литераторов есть тенденция вливаться в разные группы. У вас это было?

– Пришла в литературную жизнь без желания определяться в группах. Сказала об этом своему старшему другу поэту Сергею Орлову, потом поэту Сергею Наровчатову. Они ответили мне примерно одинаково: «Чего определяться? Ты – автор стихотворения «Танки», дочка конструктора, наша дочь полка. У нас, у военного поколения, глупостей насчёт «право», «лево» нет. Мы прошли через кровь». В этих словах почувствовала защиту. Женщине оказалось легче не определяться с группой.

Вы были знакомы с Николаем Рубцовым, Юрием Кузнецовым. В давней своей статье о последнем близко подошли к разгадке его творчества. Скажите, подействовало ли на вас общение с этими глубокими и неоднозначными поэтами?

– Не знаю. Все современники так или иначе действуют друг на друга. В Юрии Кузнецове видела не родственную душу, а близкое мироощущение. Перекличка между нами была. Это есть в его и моих стихах. Были поэты, которых я выделяла: Владимир Соколов, Николай Рубцов, Юрий Кузнецов, Глеб Горбовский, Сергей Поликарпов, Анатолий Преловский. Они не были на слуху. В литературном мире существовала другая шкала ценностей, чем в читательском мире и в мире наплывающего масскульта.

Я знаю, что вы сейчас работаете над книгами воспоминаний о ваших знакомых поэтах, писателях. Может быть, вам придёт на ум какая-нибудь интересная история из тех, что вы описываете?

– Есть смешная история про одного из любимых поэтов Андрея Вознесенского. Мы приехали в Мурманскую область. Каждый день по пять раз выступаем. Надоели друг другу, потому что в разных местах на вечерах и утренниках читаем одно и то же. Андрей часто читает стихотворение со строками:

Уберите Ленина с денег,

Так цена его высока.

В этих строках тогда была своя смелость – освободить имя человека от гражданского лицемерия. Слушала я его слушала и говорю: «Андрюша, вижу, как ты страдаешь. Давай решим – ты мне отдаёшь все твои деньги с Лениным на купюрах, а я тебе – без него». Хохочет (без Ленина, кто не знает, купюры были мелкие, а с ним – крупные).

Когда я знакомилась с вашими философскими взглядами о равновеликости мужчины и женщины, а также о том, как вы по крупицам собирали материалы для своих книг и музея, мне на ум почему-то пришло слово «подвижница».

– Если бы я стала так думать о себе, то грош бы мне была цена. Просто я, если можно так выразиться, активное человеческое существо. До всего есть дело, всё интересно. Вела семинар в Литинституте, отбирала студентов, но в какой-то момент поняла – нужно оттуда уходить, поскольку научить писать никого нельзя. Когда «преподавала», старалась влиять на групповщину. Обычно не занималась обсуждением стихов на семинаре. Очень были ребята злые. Всех отправляла гулять и общалась с человеком один на один. Считаю, только наедине можно сказать поэту важные для него слова. В моё время людям стихи были очень нужны. Входила в переполненные залы. Очень любила Колонный – торжественность и замечательная акустика. В нём чувствуешь себя королевой. Там у меня были самые большие аплодисменты. Однажды даже вынесли на руках. Подкидывали! Было очень страшно. Боялась – не поймают…

А когда и как вы ощутили вашу женскую тему?

– Рано. В XX веке женщина всесторонне пришла в общественную жизнь. Неотвратимо. Сегодня она способна решать всё, кроме вопросов, связанных с принятием государственных решений, что драматически сказывается на обществе. У меня есть понятие четырёх «Э» – экономика, экология, этика, этнические вопросы. Женщина в семье по-своему ведёт мир четырёх «Э», а придя в общественную жизнь, вынуждена действовать по схемам, созданным мужскими структурами, где у неё нет возможности утвердить свою точку зрения. Если бы она могла, то привнесла бы, скажем, в экономику свой природный талант выводить семью из самого тяжкого кризиса, а в экологии помогла бы ответить на вопрос: «Почему человечество идёт столь саморазрушительным путём?» Разбираясь, я пошла по векам, изучая судьбы русских цариц. А мой муж, умница, в начале 80-х говорит: «Что ты сидишь над царицами? У тебя кремлёвские жёны умирают! Уже их дети начали умирать. Иди туда».

Книги «Кремлёвские жёны», «Дети Кремля» произвели в 90-е годы взрывное действие. И не в последнюю очередь тем, что вы раскрывали в них тайны властных структур.

– Когда книга «Кремлёвские жёны» вышла в 1993 году, она стала очень известной и читаемой в разных странах. Что происходит «наверху», то спрятано, поэтому всегда интересно. Кстати, пиратских изданий у меня до сих пор множество. Есть в этом своего рода польза – от тиражей не разбогатела. Людям писательского труда большие деньги вредны. Расслабляют дух и выхолащивают душу. Книга живёт, издаётся, её любят и к ней активно относятся. Чего ещё желать. Никуда никогда не ухожу от женской темы. «Жена и муза» – моя книга о музе Пушкина, о принцессе Баденской, ставшей женой императора Александра I. Не я одна считаю (это понимали Гейченко, Дудин, Орлов), что она всю жизнь оставалась музой Пушкина. Бесконечно люблю великую женщину Евдокию Московскую, жену Дмитрия Донского. Она двенадцать раз рожала. После смерти супруга стояла во главе Московского княжества. Построила в Кремле Вознесенский монастырь и храм Рождества Богородицы. Теперь на тех местах правительственные службы. Евдокия была забыта так, как будто её не было. К счастью, сегодня она возвращается. Создан фонд её имени. При внимательном участии жены президента Дмитрия Медведева появился храм Евдокии Московской в Котлах. Это место связано с её деятельностью.

Если продолжать тему «Кремлёвских жён», я бы хотела затронуть эмоциональный момент, касающийся вас. В одном из интервью вы упомянули, что не захотели встречаться с женой Берии и вообще, когда знакомились с материалами, касающимися судеб кремлёвских жён, испытали моральный стресс. Насколько часто в работе вам приходилось испытывать некомфортные чувства?

– Испытывала их, читая дела посаженных в тюрьму жён начальников. Сами начальники сидят в Кремле, а жёны – в лубянском подвале. Между ними – всего один километр. Слов не хватает. Что касается жены Берии, то я опасалась полюбить её. Активные чувства мешают при понимании исторических событий. Никаких личных чувств не должно было быть. И всё равно симпатии, так или иначе, возникали. Серьёзно отношусь я к Надежде Константиновне. Она в молодости была красивая – революционная работа уничтожила её красоту. В каждом отдельном случае у кремлёвских жён была своя драма.

Слово «история» переводится с древнегреческого как «расспрашивание», «исследование». По сути, создавая эти книги, вы творили историю. А когда вы начали заниматься этим, осознавали ли вы меру ответственности? Не страшно ли было?

– Мера ответственности в данном случае понятие неоднозначное. Эти женщины должны были нести на себе ответственность, находясь наверху, отвечать за всё, что там было при них. Писательская ответственность вела меня увидеть, понять и рассказать об их времени и их действиях. Если бы кремлёвская жизнь всегда была открыта, они сами могли бы о ней рассказать. Увы, этого не случилось.

Я знаю – вы патриотка Москвы. Ваша книга «Душа Москвы» раскрывает глубинную суть города. Однако год от года Москва растёт вширь и ввысь, обезображивается вставными зубами небоскрёбов. Душа Москвы сохраняется только в старых архитектурных застройках. Как остановить этот процесс? Как воспевать Москву, превращающуюся в техногенного монстра?

– Вопрос по адресу. К Москве у меня изначально отношение сложное. С отцом мы приехали в Москву из эвакуации 7 сентября. Проснулась в гостинице «Москва». За окном был 1947 год, праздник 800-летия Москвы. Из маленького заводского посёлка близ Нижнего Тагила я попала в фейерверк, в песни, пляски, в карнавал цветных одежд. И Москва на всю жизнь стала для меня городом-праздником. Но знаю и другую Москву. В течение суток меня давили на Трубной площади в день похорон Сталина. «Душа Москвы» – громадный том, содержание которого я назвала бы не москвоведением, а москвочувствованием. Конечно, глубоко переживаю процесс урбанизации, развившийся не сегодня, а во второй половине XX века. Давно, при Хрущёве, у меня были строчки, посвящённые ныне покойной подруге детства Людмиле Зобиной:

Одна в Сокольниках, другая

От Сокола в пяти шагах.

Москва огромная такая,

Живём как в разных городах.

Сейчас разные города в Москве чувствуются ещё сильнее. Конечно, любить эти небоскрёбы невозможно. Но будем объективны, во многих местах Москва определённо похорошела и засверкала.

Точечно…

– Верно, точечно. Она стала яркой. Раньше, после Нью-Йорка, нельзя было, приехав в Москву, не увидеть с горечью, какая она тёмная. В жизни одно происходит за счёт другого. В группе радетелей старины я когда-то боролась за Охотничий домик Петра Великого рядом с Петродворцом. Он никому не мешал. Совершенно напрасно его снесли и поставили на том месте бюст учёного. Боролась за Дом Грибоедова. Его снесли. Глубоко переживала это. Не понимаю, почему снесли гостиницу «Россия». Центр «Москва-сити»? Когда проезжаю мимо, по Третьему кольцу, отворачиваюсь. Такую же ситуацию наблюдала в 70-е годы в Лондоне. Там тогда возникали свои «вставные зубы». Горожанам было противно, кричали, митинговали… Привыкли.

Получается, это необратимый процесс?

– Цивилизация. Всего-навсего сто лет назад трудно было вообразить человека, сидящего на сто двадцатом этаже перед компьютером и способного в любой момент связаться с любой частью света. Теперь он может сесть в автомобиль, улететь на самолёте, уехать на скоростном поезде… Всего десять десятилетий! Цивилизация достигла невероятных размеров. Она стремительно проникает в душу человека, в мягкое, тонкое – непозволительное для проникновения вглубь. Нас уже делают в пробирках. Жуть!

Я знаю, что создание музея «История танка Т-34» – серьёзное дело вашей жизни. В 80-е годы разработчики танка и танкисты откликнулись на вашу «Книгу об отце», посылали вам мешки писем с историями про эту машину. Сегодня танк уже стал своего рода символом…

– Танк Т-34 оказался знаковой фигурой. Фашисты долго не могли ничего ему противопоставить. Сегодня танк – образ дружбы Украины и России. Начинался в Харькове, завершился в Нижнем Тагиле. Украинские послы, заступающие на службу, первым делом едут в музей. Много помогала музею Людмила Швецова. Борис Громов, который открывал музей, произнёс «Не ожидал!» Музей разрастается, как сказочный Гвидон. Необходимо строительство второй очереди. Вторая очередь музея до сих пор не начата. Экспонатам тесно. Условия для работы сотрудников тоже стеснённые. Необходимо достроить музей к 70-летию с начала Великой Отечественной войны. Все мы обязаны ветеранам, перед памятью тех, кто ушёл.

У меня несколько провокационный вопрос. Думаю, что людям, не интересующимся военной техникой, музей может показаться скучным. Как их заинтересовать? К тому же танк – это бездушная машина, машина смерти.

– Дорогая моя, вы не были в музее! Я вас сейчас туда заведу, тем более что он рядом. Музей делали мужчины и женщины. Организовывала процесс вместе со мной Галина Фроловна Чикова. Многое делали мужчины: Владимир Горбунов, Игорь Желтов, Сергей Маев, бывший тогда начальником автобронетанкового управления МО РФ, добывал и расставлял старинную технику. Музей делится на две части. Первый этаж посвящён танкостроителям, второй – танкистам. Танкостроители и танкисты не встречались в жизни, а встретились в музее. Есть стенд «Душа танка»: двенадцать апостолов «тридцатьчетвёрки», двенадцать групп, в которых более ста человек. Это те, кто конструировал машину. Всё начинается и заканчивается человеком. Машина без человека мертва. Надо увидеть экспозицию, и вашего вопроса о скучном музее не будет… (По окончании интервью, посетив музей, я осознала правоту Ларисы Николаевны. – Е.С.)

Поскольку вы затронули вопрос русско-украинской дружбы, хотелось бы узнать, есть ли у вас сейчас связь с родиной? Помимо танка.

– Есть. Это немаловажная страница моей жизни. Я председатель совета Библиотеки украинской литературы в Москве. Интересная библиотека. Сработалась с её директором Натальей Шариной и замечательным украиноведом Виталием Крикуненко. Люблю библиотеку. Она занята очень полезным делом, соединяя неразделимое. Когда-то я спросила отца: «Батя, кем ты себя чувствуешь – украинцем или русским?» Он замечательно пел басом. Ответил: «Когда пою «Есть на Волге утёс» – русским, а когда «Рiдна маты моя» – украинцем. «Кем больше?» – не отставала я. – «Это неразделимо». – «Если всё-таки разделить?» – настаивала я. И тогда он дал прямой, актуальный ныне ответ: «Если разделить, останется рубец кровоточащий…» Как в воду глядел.

Если разметить контурную карту вашей биографии, получится Харьков – Нижний Тагил – Москва. Есть ли ещё места, близкие душе?

– К дню своего юбилея я ожидаю из Вологды книгу «Душа Вологды». Она сделана в тандеме с критиком, историком Вологды Сергеем Тихомировым. Вся история началась с книги «Душа Москвы». Когда-то я приехала в Ноттингем читать лекции в местном университете, и один профессор меня спросил:

«А вы могли бы написать книгу «Душа Ноттингема»? Сказала: «Ну что вы!» Могла ли написать про Ноттингем, где не жила, которого не чувствую? Спустя время поняла, что могу написать про Вологду. Вологодская школа пришла в литературу во второй половине XX века и многое изменила в ней. В ту пору в Вологде жили знакомые, друзья. Поняла, что могу написать короткие воспоминания о Николае Рубцове, Александре Яшине, Владимире Тендрякове, Варламе Шаламове и, конечно, о самом дорогом вологжанине Сергее Орлове. Даже о живых – Ольге Фокиной и Василии Белове. Нужно было всё вспомнить для самой себя. У меня есть стихотворение «Вологодские кружева», на которое написали музыку четыре или пять композиторов. В университете писала диплом, связанный с вологжанином, поэтом XIX века Константином Батюшковым. Знала поэта Николая Ивановича Глазкова, которого называла Батюшков-Глазков. Почему? Книга «Душа Вологды» ответит на этот вопрос. Когда я впервые увидела Вологду и Вологодскую землю, то почувствовала в них нечто таинственно необходимое для себя. Может, есть в крови моей неучтённая вологодская капля – кто знает? В 1979–1980 годах была я главным редактором «Дня поэзии». В моём издании оказалось много вологжан. Почему? У меня не было особого права, кроме Москвы, отдавать предпочтение какому-либо городу. Но, во-первых, яркие писатели-вологжане тогда жили в Москве, во-вторых, они все были такие заметные, что их нельзя было не выбрать.

Я читала про книгу «Весть Василисы, или Тайна, открытая всем», которую вы пишете в течение долгих лет. Мне очень понравилось, как точно, прямо и логично вы излагаете мысли, касающиеся строения мироздания, неправильного отношения человека ко Вселенной.

– «Василиса» – книга всей моей жизни. Жанр определить невозможно. Если говорить кратко, это книга о том, кто мы, откуда мы, куда и зачем идём. Моё материнское ви´дение Земли, алфавита, циферблата, моё прочтение Божиих Посланий. Моё определение, где находилась Атлантида, что такое дух и душа, кто такие друиды и дриады, ответы на вопросы «Кто виноват?» и «Что делать?» и многое другое, что в течение многих лет постоянно находится в центре моего внимания. А недавно книга распалась на две части – «Весть Василисы» и «Вещь Василисы». В ней тоже соавторствует со мной мужская фигура – преподаватель МГУ Михаил Трофимович Панченко. Я встречала немало талантливых людей, но гением вижу только его. Мне достались от него «цитаты» (так его жена называла то, что он писал по ночам, пия кофе и прокуривая комнату). Вот одна из них:

Человек – свёрнутая Вселенная,

Вселенная – развёрнутый человек;

всё, что есть в человеке, есть во Вселенной,

всё, что есть во Вселенной, есть в человеке;

сверните Вселенную, её не будет,

разверните человека, его не будет.

Вы обозначили в одной из анкет своё желание: главное для вас в том, чтобы люди понимали ваше мировоззрение. Я думаю, это важно не только на уровне разума, но и на уровне духа, души. А пониманию часто мешает нежелание слушать и слышать. Даже если (представим невозможное) правительство отдельно взятой страны осознает всё сказанное вами на всех уровнях сознания, как сладить с шестью миллиардами?

– Будет только то, что будет. И то, чего хочет Бог. Надо уметь видеть Божии знаки в природе. Человек проникается истинами очень быстро. И не истинами тоже. Смотрите, как быстро когда-то прониклось человечество лозунгом «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!». А ведь тогда ещё не было таких способов связи, как в наше время, – телевидения, Интернета. Тем не менее лозунг объединил народы разных континентов. Жил он недолго. Как и утверждения атеистов, что Бога нет. Если говорить о глобальном рецепте спасения человечества, то всё дело в гармонии. Когда в обществе будут гармоничные взаимоотношения между мужем и женой, между матерью и сыном, отцом и дочерью, между политиками и общественными деятелями, тогда и прекратится процесс саморазрушения. А начинать надо и с преобразования на уровне государства, и с отдельно взятой семьи. Но это уже другая тема.

Беседу вела Елена СЕМЁНОВА

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Планету накрыло

Литература

Планету накрыло

Л.Н. ТОЛСТОЙ – 100 ЛЕТ ПАМЯТИ

Огромная волна, имя которой «Сто лет со дня смерти Толстого», накрыла планету и катится по ней. Конференции, встречи, спектакли. И, конечно же, книги: только в этом году «Анна Каренина» вышла сразу в трёх переводах на английский язык! Всё так благостно? Увы, нет. Об этом и шёл разговор на пресс-конференции в Государственном музее Л.Н. Толстого, что в Москве на Пречистенке. Начиная разговор, директор музея Виталий Ремизов сетовал на то, что памятная дата почему-то прежде всего свелась к проблеме Толстой – Церковь. Но ведь Толстой – писатель, мыслитель, педагог. И почему мало говорится о том, сколько Лев Николаевич в своё время сделал для голодающих России? А кто вспоминает о его отношении к смертной казни? А его педагогическая деятельность? Толстой считал, что мир спасёт… воспитание. Но где применяется его педагогическая методика? В Париже. Там есть школа его имени для трудных подростков. В Японии. И кто читает 600 детских рассказов Толстого? О них умалчивали как при жизни Толстого, так и позднее, при советской власти. «Стране нужно быдло, – с горечью констатировал В. Ремизов. – На это направлено современное образование». Отчего столько мифов вокруг этого великого имени? Да оттого, что питаемся слухами, а произведения классика не читаем. И вообще такое ощущение, что Толстой сам по себе, Россия сама по себе. У неё другие ценности? Да нет их, этих других ценностей. Уже мир, пройдя эпоху прагматизма, понял: этого духа недостаточно. И вновь стал вглядываться в Толстого.

Мир стал вглядываться в Толстого, продолжил известный литературовед Валентин Курбатов, потому что тот назвал Россию её именем. Ту страну, которая непонятна миру, само существование которой на столь огромном пространстве тревожно для окружающих. И Толстой своим творчеством и жизнью словно сказал: «Пока вы, ребята, бегали по своим пустячным делам, я ответил на все те вопросы, которые вы даже задать боялись». Валентин Яковлевич предложил представить такую ситуацию: на высшем уровне встречаются наш президент с томиком Толстого под мышкой, королева английская – с Шекспиром, канцлер Германии – с Гёте… И половина мировых вопросов решилась бы сама собой.

Народный артист России, композитор, автор гимна Дагестана, оперы «Хаджи-Мурат» по одноимённой повести писателя Ширвани Чалаев, размышляя на тему «Лев Николаевич и Кавказ», с душевным восторгом отметил: «Какое у вас великое наследство – Толстой! Так читайте же его!»

Во встрече также приняли участие народный художник России, замечательный книжный иллюстратор Борис Диодоров и заместитель начальника отдела музеев Министерства культуры России Владимир Фомин.

В течение двух часов один московский дом сотрясали вот такие разговоры. Планета тоже не дремала. Бог даст, не без пользы.

Александр ЯКОВЛЕВ

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

«Хранили многие страницы отметку резкую ногтей…»

Литература

«Хранили многие страницы отметку резкую ногтей…»

НАСТОЯЩЕЕ ПРОШЛОЕ

В Российской государственной библиотеке было представлено факсимильное издание личного экземпляра Евангелия, принадлежавшего Фёдору Достоевскому. Двухтомная книга выпущена издательством «Русскiй мiръ».

Оригинал хранится в РГБ, и на его страницах исследователями было обнаружено более 1400 пометок, сделанных рукой писателя, – от начертанных на полях слов до ногтевых царапин. Все они воспроизведены и подробно описаны в первом томе издания. Во втором томе собраны научные статьи, рассказывающие о том, как евангельские тексты отражались и преломлялись в произведениях Фёдора Михайловича.

Евангелие было подарено Достоевскому в Тобольске в январе 1850 года женой декабриста Натальей Дмитриевной Фонвизиной. Книга к тому моменту уже представляла собой библиографическую редкость, поскольку этот перевод Библии на русский язык, выполненный под редакцией Герасима Павского, был сочтён недостаточно каноничным и уничтожен. Достоевский не расставался с этой книгой всю жизнь: держал всегда на письменном столе, а ложась спать, клал у изголовья.

Борис Молчанов из отдела рукописей РГБ, говоря о значении Евангелия для Достоевского, процитировал изречение: «Когда ты молишься, ты общаешься с Богом. Когда ты читаешь – Бог общается с тобой».

Ольга ИВАНОВА

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Дом, который построил Сонин

Литература

Дом, который построил Сонин

«ЛГ»-ПРОВИНЦИЯ

Это событие в амурском городе Белогорске стало настоящим праздником – здесь отметили 5-летие открытия Дома писателей. Да-да, удивляйтесь и завидуйте: в райцентре, население которого менее восьмидесяти тысяч, есть такой дом! А построил его на свои средства Сергей Сонин.

Сергей Сергеевич – известный в Белогорске человек, депутат городского cовета, коммерческий директор ООО «Меркурий». Он родился и вырос в этом городе, окончил в Благовещенске два института – педагогический и сельскохозяйственный, много чем занимался и со школьной скамьи писал стихи, но только в зрелом возрасте издал первый сборник. Сейчас – автор более десятка книг, член Союза писателей России.

Первое, что сделал этот настоящий подвижник литературы, создал в родном городе литературное объединение, собрал тех, кто пишет стихи и прозу, помог им издать книги. И не только им: более десятка амурских авторов благодарны Сергею Сергеевичу за то, что увидели свет их произведения. Второе деяние – строительство Дома литераторов. В здании несколько комнат, в которых занимаются творческие секции, а встречи с читателями проходят в зале, в который вмещается более сотни слушателей. Белогорское литобъединение в области самое деятельное и активное: ни одно значительное литературное событие и мероприятие не обходится без его участия.

Сонин зарегистрировал и свою издательскую фирму. И называется она «Белогорский писатель». Громко? Амбициозно? А почему бы и нет?! При нынешнем положении дел, скажем так, в российском литературном хозяйстве, при невнимании и пренебрежении к провинциальным писателям расхожее выражение «Спасение утопающих – дело рук самих утопающих», как это ни печально, стало истиной. Так, в Благовещенске уже много лет отделения Союза писателей России и Союза российских писателей не имеют помещений, литераторы собираются на свои нечастые собрания где придётся. Власти о таком положении дел знают и всё обещают помочь. А вот Сергей Сергеевич намерен и в областном центре открыть Дом писателей.

Валерий БЕЛГОРОДЦЕВ, АМУРСКАЯ ОБЛАСТЬ

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Стихи должны быть в каждом доме!

Литература

Стихи должны быть в каждом доме!

ПРОШУ СЛОВА

Уникальный проект Евгения Евтушенко «Антология русской поэзии» может оказаться недоступным читателям

Президенту Российского союза предпринимателей ШОХИНУ А.Н.

Лично

Уважаемый Александр Николаевич!

Несколько дней назад мне позвонил из Оклахомы выдающийся русский поэт Евгений Евтушенко, который в настоящее время проходит курс медицинской подготовки к серьёзной операции. Однако не личные проблемы со здоровьем тревожат Евгения Александровича. Четверть века он готовил уникальный литературный труд – Антологию русской поэзии, которую озаглавил знаменитой строкой из своего стихотворения «Поэт в России больше, чем поэт» и которая включает лучшие образцы десяти (!) веков отечественной поэзии. Подобной антологии нет нигде в мире, ни на одном языке. Большое пятитомное издание, безусловно, претендует на то, чтобы стать культурным памятником нашей эпохи.

Но, как нередко бывает, судьбы таких крупных, эпохальных замыслов складываются непросто. Я недавно вернулся из США и знаю, с каким восторгом тамошние наши соотечественники воспринимают идею издания такой антологии. С самим Евтушенко встретиться не удалось: Америка – страна большая. Но нынешним летом состоялся на эту тему московский разговор на 100-летии со дня рождения бывшего редактора «Литературной газеты», «Нового мира» и издательства «Художественная литература» В.А. Косолапова в историческом кабинете нынешнего директора Худлита Георгия Пряхина, где был и Евтушенко. И вот теперь – тревожный звонок из Оклахомы, накануне операции…

Евтушенко давно занимается Антологией русской поэзии. Помнится, в 90-х годах замечательный русский поэт Владимир Соколов (царство ему небесное!) показал мне однотомную антологию, выпущенную Евгением Евтушенко мизерным тиражом. То издание давно стало раритетом и не попало в руки тех, для кого было предназначено, – студентов, вузовских преподавателей.

Нынешнюю пятитомную 10-вековую антологию не должна постичь подобная участь. Между тем ситуация вокруг её издания складывается непросто.

Евгений Александрович рассказал мне о прекрасной двухчасовой беседе с министром образования А. Фурсенко, итогом которой вроде бы стало решение рекомендовать антологию библиотекам учебных заведений. Но спустя некоторое время Евтушенко получил, говоря его словами, «ледяное письмо» за подписью замминистра И. Калины (недавно он стал руководителем Департамента образования Москвы) о неких стандартах, не дающих права Минобру рекомендовать антологию библиотекам. Иначе говоря, тогдашний замминистра счёл возможным направить уникальную Антологию русской поэзии МИМО образования.

Не менее вдохновляющей была личная беседа Евтушенко с М. Сеславинским. Однако после неё, как рассказывает Евгений Александрович, антология сперва «не прошла по конкурсу», а затем на её издание были выделены мизерные средства. «Возникла двусмысленная ситуация», – считает Евтушенко.

Впрочем, в России немало людей и организаций, которые не только словом, но и делом поддержали издание уникальной поэтической антологии. Это, в частности, фонд Светланы Владимировны Медведевой, фонд «Русскій миръ» во главе с В. Никоновым. Большую помощь в популяризации антологии оказывает газета «Новые известия» во главе с В. Яковым. Собственно говоря, первый том уже готов к печати в издательстве «Русскій миръ». Однако ни тиражные вопросы, ни судьба последующих томов ещё не решены.

В середине прошлого века фронтовик, один из наиболее мощных и уважаемых русских поэтов Сергей Наровчатов (мне повезло основательно общаться с ним), тоже бывший редактор «Нового мира», подарил молодому Евгению Евтушенко редчайшее по тем временам издание – Антологию русской поэзии Ежова и Шамурина, изданную ещё в 1925 году. И наказал: «Придёт время, ты тоже создашь антологию». Сам Евтушенко считает, что в поэтическом смысле вырос на той антологии, и дело не в его судьбе. Настоящие антологии поэзии неизбежно и обязательно рождают новые плеяды поэтов, таковы особые свойства этих изданий. А нынешняя, 10-вековая, повторюсь, претендует на то, чтобы стать культурным памятником эпохи.

Однако у поэтической антологии, подготовленной Евгением Евтушенко, есть ещё одна сверхзадача. В советское время и в СССР, и на Западе появлялись антологии поэзии (увы, худосочные), и все они носили однобокий характер. В СССР предавали забвению тех русских поэтов, кто жил на Западе, а на Западе, наоборот, игнорировали прекрасную советскую поэзию. Евтушенко в новой, поистине эпохальной антологии поэзии как бы подводит черту под борьбой «красных» и «белых», это своего рода поэтический «пакет Монклоа», если использовать испанский пример. Да и вообще издание такой антологии очень благотворно повлияло бы на общую духовную атмосферу современной России, объединяя приверженцев разных идейных течений, во всяком случае, в среде творческой интеллигенции.

Мне легко писать это письмо, потому что я не поэт и, как говорится, никаким боком не могу быть меркантильно заинтересован в этом издании. Кстати, и Евгений Александрович в данном вопросе бесконечно далёк от каких-либо внепоэтических соображений. Между прочим, минувшим летом он передал государству созданный им музей с уникальными картинами, подаренными ему великими художниками XX века. А 5000 экземпляров той великолепно изданной антологии, которую я бережно листал в гостях у Владимира Соколова, Евтушенко бесплатно направил в студенческие библиотеки.

«Великой поэзии, поддерживающей зло, не бывает» – этот девиз Евгения Евтушенко лежит в основе уникальной Антологии поэзии 10 русских веков, которую он подготовил в надежде, что на ней будут вызревать новые русские поколения – неважно, физики или лирики.

Уважаемый Александр Николаевич! По договорённости с Евгением Евтушенко я обращаюсь к Вам с просьбой, которую, не сомневаюсь, поддержит вся российская творческая интеллигенция: было бы замечательно, если бы Российский союз предпринимателей материально помог изданию пятитомной 10-вековой Антологии русской поэзии массовым тиражом. Именно массовым, ибо в противном случае теряются смысл и замысел издания. Ведущие предприниматели России уже не раз доказывали, что готовы возвращать на родину культурные ценности. 10-вековая Антология русской поэзии, несомненно, относится к числу таких вечных ценностей. Возможно, уважаемый Александр Николаевич, Вы обсудите это письмо на президиуме вашей влиятельной организации. В конечном итоге дело упирается именно и только в материальную поддержку издания. И было бы прекрасно, если бы эта поддержка была оказана не просто кем-либо из меценатов, что тоже почётно и достойно общественной благодарности, а целой организацией – Российским союзом предпринимателей, как говорится, вскладчину.

Дело, уважаемый Александр Николаевич, – святое. Речь идёт о действительно уникальном издании, которое будет служить духовным подспорьем не только сегодняшним, но и будущим поколениям молодых россиян.

Искренне , Анатолий САЛУЦКИЙ

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Эпитафия

Литература

Эпитафия

На 84-м году ушёл из жизни народный поэт Якутии Моисей ЕФИМОВ , неоднократно отмеченный государственными наградами, автор более сорока книг стихов и ряда поэм, многие из которых были переведены на русский язык и языки народов бывшего СССР. Первый его сборник «В краю, где солнце не заходит» вышел в 1954 г.

Для его произведений характерны не только острое чувство современности, но и особое внимание к эпосу и мифам якутского народа. Некоторые лирические стихи стали песнями.

Родился поэт 4 августа 1927 года в одном из самых дальних северных улусов Якутии – Верхоянском, вблизи всемирно известного полюса холода. Стихи начал писать ещё в школе. После её окончания переехал в Якутск, где окончил педагогический институт (1953 г.) и начал работать в местных периодических изданиях, а с 1963 г. долго и плодотворно в правлении Союза писателей Якутии. В 1991 г. он становится председателем исполкома Союза писателей Республики Саха (Якутия), а в последние годы – председателем Академии духовности. И это неслучайно. Все дела его жизни были связаны с развитием якутской культуры, просвещения и в особенности с родной для него литературой Саха (Якутии).

Мы глубоко скорбим и выражаем сочувствие семье покойного.

Феликс КУЗНЕЦОВ, Юрий ПОЛЯКОВ, Евгений СИДОРОВ, Владимир ОГНЕВ, Александр ЭБАНОИДЗЕ, Ариадна ИВАНОВСКАЯ

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Литинформбюро

Литература

Литинформбюро

ЛИТПАМЯТЬ

Международный Толстовский форум «Л.Н. Толстой в движении эпох: философские и религиозно-нравственные аспекты наследия мыслителя и художника» проходит с 20 по 25 ноября в Москве, на бывшей станции Астапово (ныне – посёлок Лев Толстой) и в Туле.

В Институте русской литературы (Пушкинский Дом) состоялась презентация книги «Уход и смерть Льва Толстого. Корреспонденции. Статьи. Очерки». Здесь же открылась выставка «Путь писателя. К 100-летию со дня смерти Л.Н. Толстого».

В рамках празднования 189-летия Фёдора Достоевского в Новокузнецке была организована необычная акция: жители города и его гости могли посетить мемориальный дом писателя в вечернее и даже ночное время.

В Салехарде к 80-летию Ямальского округа режиссёр Наталья Бондарчук представила свой новый фильм «Гоголь. Ближайший», посвящённый жизни и творчеству писателя.

Часть писем Владимира Набокова к жене Вере Слоним из будущей книги «Письма к Вере», готовящейся к выходу в 2011 году, впервые публикует мультимедийный проект «Сноб».

К столетию со дня рождения известного книжного графика, народного художника СССР Виталия Горяева (1910–1982) приурочена выставка, открывшаяся в залах Российской академии художеств.

Произведения более 100 санкт-петербургских авторов перенесены на электронные карты памяти в рамках проводимой в городе Программы поддержки и развития чтения.

В Государственном музее истории литературы, искусства и культуры Алтая прошли II краевые Башуновские чтения, на которых представили книгу воспоминаний о Владимире Башунове (1946–2005) «Отблеск твой мою память колышет». В издание, в частности, вошла ранее не издававшаяся переписка поэта и Валентина Курбатова.

Юбилейный вечер, посвящённый 100-летию со дня рождения Игнатия Рождественского, собрал несколько сотен поклонников творчества красноярского писателя. В фойе Театра имени Пушкина развернули выставку «Певец земли сибирской».

Владивостокское издательство «Рубеж» выпустило сборник избранных стихотворений «Счастье наизнанку» Геннадия Лысенко (1942–1978), который в издательской аннотации назван «классиком дальневосточной ветви русской поэзии».

ЛИТНАГРАДЫ

Состоялось вручение IV ежегодной поэтической премии журнала «Студенческий меридиан» – «Место встречи», осуществляемой при информационной поддержке СП Москвы. Лауреатами стали Алёна Михайлова, Ольга Крупченко и Александра Миронова.

Новая российская литературная премия в области детской литературы «Книгуру» учреждена Федеральным агентством по печати и массовым коммуникациям (Роспечать) и некоммерческим партнёрством «Центр поддержки отечественной словесности». Список номинантов новой награды и финалистов определяют эксперты, лауреатов же будут выбирать сами дети и подростки от 10 до 16 лет. Приём работ на конкурс уже начался, подробности – на сайте: книгуру.рф

Лауреатами литературной премии Фонда имени В.П. Астафьева за 2010 год стали: в номинации «Поэзия» – Полина Кондаурова (Абакан) за поэтическую подборку «Медвежья кровь»; «Проза» – Илья Трубленко (Красноярск) за повесть «Цыланцын». Специальным дипломом награждён писатель Всеволод Фабричный (Канада) за роман «Самоед».

Оргкомитет конкурса «Русская Премия» в связи с многочисленными просьбами соискателей объявил о продлении срока приёма заявок на конкурс до 10 декабря 2010 года.

Главный приз премии «Просветитель» в области гуманитарных наук получил Сергей Иванов, автор книги «Тысяча лет озарений»; в естественных науках победа присуждена Владимиру Успенскому за «Апологию математики».

В седьмой раз вручили премию им. Жуковского за выдающиеся успехи в области художественного перевода с немецкого языка на русский. Лауреатом стала Елена Терешенок (Волгоград) с переводом отрывка романа Уве Тимма «Красный цвет». Почётная премия вручена Татьяне Баскаковой (Москва).

ЛИТФАКТЫ

Президент Виктор Янукович вычеркнул пункт «Выдающиеся произведения на тему Голодомора» из положения о Национальной премии Украины имени Тараса Шевченко.

В центральную библиотеку амурского города Белогорска поступили книги Владимира Крупина, Валентина Распутина, Юрия Лощица и других современных писателей с их автографами – дар уроженца этого города Г.П. Кушнарёва, который много лет работал в издательстве «Молодая гвардия».

ЛИТУТРАТЫ

Самарские писатели простились с известным журналистом и литератором Эдуардом Кондратовым, скончавшимся на 78-м году жизни.

В Нью-Йорке на 38-м году жизни скончался русский поэт, переводчик, прозаик Алексей Даен.

ЛИТЮБИЛЕИ

В эти дни исполнилось бы 95 лет писателю, главному редактору «ЛГ» Константину Михайловичу Симонову.

В нынешнем году исполняется:

175 лет – повести «Капитанская дочка» А.С. Пушкина, роману «Посмертные записки Пиквикского клуба»

Ч. Диккенса; 150 лет – стихотворению «Крестьянские дети» Н.А. Некрасова;

125 лет – «Сказкам» М.Е. Салтыкова-Щедрина; 75 лет – стихотворению «Дядя Стёпа» С.В. Михалкова, роману «Война с саламандрами» К. Чапека, роману «Унесённые ветром» М. Митчелл;

50 лет – сборнику «Он живой и светится» – первой книжке В.Ю. Драгунского и повести «Приключения Толи Клюквина» Н.Н. Носова.

ЛИТВСТРЕЧИ

В рамках фестиваля современной российской культуры «Неизвестная Сибирь» в Лионе (Франция) прошла международная конференция «Открытие Сибири французскими писателями и путешественниками 18–19-го веков», подготовленная российскими и французскими историками и литературоведами.

В Подмосковье в седьмой раз состоялся межвузовский форум имени Николая Гумилёва «Осиянное слово».

В Салоне «Классики ХХI века» (Библиотека им. Чехова) прошёл творческий вечер поэта Кирилла Ковальджи, представившего книгу «Литературное досье. Кирилл Ковальджи».

В Одессе во Всемирном клубе одесситов состоялась презентация номера российского литературно-художественного ежемесячного журнала «Дон» (Ростов-на-Дону), посвящённого творчеству одесских писателей.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Место встречи

Литература

Место встречи

Центральный Дом литераторов

Малый зал

26 ноября – презентация историко-публицистического романа Игоря Минутко «Провидец» (Жизнь и смерть Александра Яковлева), вечер ведёт Сергей Филатов, начало в 18.30;

27 ноября – «Лютня Ориолы» представляет…»: «Идущие космическими тропами» (к 135-летию Международного теософского общества), ведущий – Леонид Володарский, начало в 17 часов;

28 ноября – презентация книги Олега Хлебникова «Люди Страстной субботы»,  вечер ведёт Надежда Кондакова, начало в 19 часов;

29 ноября – семинар детских и юношеских писателей, руководители – Владимир Майоров и Александр Преображенский, начало в 17 часов;

Круглый стол «Литература – и русская интеллигенция ХХ века», ведущий – Владимир Мирнев, начало в 18.30;

30 ноября – юбилейный вечер Людмилы Поликовской, презентация книги «Сергей Есенин», начало

в 18 часов.

Государственный литературный музей

Дом Остроухова, Трубниковский пер., 17

до 21 декабря 2010 года – выставка

ДИАЛОГ / DIALOGUE «Русско-французские литературные связи в XX веке» (из коллекции Государственного литературного музея).

Булгаковский дом

Б. Садовая, 10

24 ноября – творческий вечер поэта Михаила Синельникова, начало в 20 часов;

25 ноября – творческий вечер прозаика, лауреата всероссийских премий Бориса Минаева, начало в 19 часов;

28 ноября – Клуб романса приглашает на очередную ноябрьскую встречу всех желающих, начало в 14 часов;

29 ноября – встреча с историком литературы Людмилой Сараскиной, начало в 19 часов.

Центральная библиотека № 6

им. Дмитрия Фурманова

Беговая, 13

26 ноября – литературный вечер «Ольга Берггольц. Запретный дневник» (к 100-летию со дня рождения поэта), вечер ведёт поэт Марина Соловьёва, начало в 18 часов.

Российская государственная библиотека

Воздвиженка 3/5

По 8 декабря – выставка «Из истории книжной закладки».

Российско-немецкий дом ,

Малая Пироговская, 5

4 декабря – к 135-летию со дня рождения Райнера Марии Рильке: вечер музыкальной декламации поэзии, презентация совместного CD-проекта Елены Зейферт и Юрия Вайханского «Мюнхенская Золушка» (Das Münchner Aschenputtel), начало в 15 часов.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

«ЛГ»-рейтинг

Литература

«ЛГ»-рейтинг

 А.М. Подоксенов. Михаил Пришвин и Василий Розанов : мировоззренческий контекст творческого диалога: Монография. – Елец: ЕГУ им. И.А. Бунина; Кострома: КГУ им. Н.А. Некрасова, 2010. – 396 с. – 300 экз.

Одна из самых сложных и многогранных личностей в русской литературе, оригинальный мыслитель Михаил Михайлович Пришвин (1873–1954) ещё в 1919 году признавался: «В судьбе моей как человека и как литератора большую роль сыграл учитель Елецкой гимназии и гениальный писатель В.В. Розанов». И это при том, что дерзкого юнца Пришвина исключили «с волчьим билетом» из гимназии именно по жалобе Розанова. И тем не менее об исключительной значимости розановского влияния на своё миропонимание и творчество Пришвин говорил неоднократно: «Розанов – послесловие русской литературы, я – бесплатное приложение». Применяя методологию герменевтики, погружаясь в историко-культурный контекст эпохи, автор, профессор Елецкого госуниверситета, пытается вслушаться в творческий диалог двух удивительных представителей русской литературы и философии.

 Николай Зиновьев. Круг любви и родства : Сборник стихов. – Краснодар: Периодика Кубани, 2010. – 448 с. с портр. и ил. – 3000 экз.

Российскому читателю хорошо знакомо имя Николая Зиновьева, самобытного краснодарского поэта, стихи которого часто публикуются не только в провинциальных, но и в столичных изданиях. Духовность, искренность, неподдельная любовь к Родине – вот отличительные черты поэзии Зиновьева. В наши дни, когда авторы в поисках сиюминутной популярности пытаются удивить читателя невиданной рифмой, резкой метафорой, кричащим образом или вторичной заумной белибердой, выстроенной в столбик, писать нормальные, «человеческие» стихи не так-то легко. Не миновать критических стрел в свой адрес и отрицательных откликов завистливых недоброжелателей. Однако настоящий творец всегда выше этого; в тяжёлые времена не до обид и оправданий, ведь на чаше весов – Родина:

Иду по кромке жизни,

Дурную мысль гоня.

Шатает пульс Отчизны,

Как пьяного, меня.

 Тициано Скарпа. Венеция – это рыба / Предисловие и перевод с итальянского Г. Киселёва. – М.: КоЛибри, 2010. – 256 с.: ил. – 4000 экз.

Известный итальянский писатель, обладатель престижной национальной премии «Стрега» написал книгу о своём родном городе. В оригинале у книги есть подзаголовок «Путеводитель», но это, конечно, не так: сочинение Скарпы ближе всего к ныне распространённому жанру «метафизика города». Можно сказать и по-другому, как это делает в предисловии Г. Киселёв: «В этой своей едва ли не самой удачной, на наш вкус, книге автор словно приглашает читателя прикоснуться, принюхаться, прислушаться, приглядеться к сразу неосязаемым атомам венецианского благолепия, отведать местного напитка, испробовать кушанье, освоить говорок…»

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Осень зажгла светофоры

Литература

Осень зажгла светофоры

ПОЭЗИЯ                                                                                                                                                                                               

Светлана КРЫЛОВА

СИМФОНИЯ

Скрипичный ключик открывает сердце.

Впускаю в свой душевный неуют

Смешного мальчика, играющего скерцо,

Которого великим назовут

Когда-нибудь… Я это знаю точно.

И в пагубном мажоре частых встреч

Так наша связь телесная порочна!

Так наша дружба тесная непрочна!

И вырез глаз задумчивых восточный,

И тихая улыбчивая речь.

Мне аура ночного разговора

Согреет воздух следующих дней.

Ключом скрипичным открываю дверь

В симфонию осеннего минора!

ЗАПАХ ЖИЗНИ МОЕЙ                                                                                                          

Мои будни пропахли газетой,

вином, сигаретами,

Кремом мужа чужого,

слезой, репортажем с войны.

А хотелось бы, чтобы как в детстве –

теплом и конфетами,

Мандаринами, ёлкой,

отсутствием чувства вины.

Нам иные предвиделись дали

большой переменою

В сельской школе несносной,

где окна смотрели на лес!

Наша зрелость нам зрилась

смешной и такой недозрелою! –

Белой птицей беспечной,

парящей по склону небес.

…Вот и Завтра моё,

сочинённое детством, пылится…

С позолотой ларец –

в нём химчисточка памяти матовой.

Мои будни пронизаны буднями.

Офисом, лицами…

А хотелось бы, чтобы как в детстве –

цветами и птицами,

Не «Мартини Бианко»,

а сказкой и соком гранатовым.

***

Осень зажгла светофоры.

Листья резные – ра’зны!

Осень творит узоры

Жёлтым, зелёным, красным.

Утром в рассветной роще

Небо спустилось ближе.

Месяц – котёнок тощий

Облако-йогурт лижет.

Солнышко плещет в лужах.

Ливень пошёл кленовый.

И в непутёвых душах

Грустно, свежо и ново.

ОКРУЖЁННЫЙ НЕБОМ

...А я в миру подслушанную фразу

как леденец катаю за щекой.

                                   Виктор Куллэ

Запишешься – в словах завязнешь сразу.

Идёшь домой – как будто ты немой.

Поймаешь кем-то сказанную фразу,

Под ноги глянешь – небо подо мной!

Ворона смотрит удивлённым глазом,

И кажется – вот-вот заговорит.

А ты – немой. И брошенная фраза

Предельной простотою удивит

И вязь твою словесную разбавит,

Как чёрный кофе – белым молоком.

Прохожего обрызгал, давши газу,

Лихач на джипе – новеньком таком.

Прохожий – я. Пальто и томик Сартра

Под мышкой, чёрный зонт – в руке другой.

Был дождь, иду по мокрому асфальту.

Гляжу – яснеет небо под ногой,

И в лужах видно радугу дугой!

И есть надежда – рассказать вам завтра

О том, что я сегодня был немой.

Спешил в пальто по улице домой,

Пленённый созерцанием азартным

Небес – что надо мной и подо мной!

ТУЛА

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Крошево льда

Литература

Крошево льда

ПОЭЗИЯ                                                                                                                                                                                                

Александр СЕНКЕВИЧ

ИГРА

Она и я – безрадостен итог.

Игра велась азартно и без правил.

И кто б меня тогда предостерёг,

и кто б её на путь иной направил?

Я жил в те дни легко и наобум,

всего себя отдавший своеволью,

подобный ветру чёрных Каракум,

который пахнет пропылённой солью.

Она была... А кем она была?

Свечой в шандале, медном и старинном.

Потом она, растаяв, оплыла

и обожгла горячим стеарином.

И не осталось от неё следа,

и не вернёшь – уже минули сроки.

И крошево расколотого льда

барахтается в грязевом потоке.

ПАРИЖСКАЯ ВСТРЕЧА С МАТИССОМ                                                                              

Татьяне Горичевой

Расслабленные женщины Матисса

разбросаны, как розы на полу.

Обманщицы, метрессы и актрисы,

коснёшься их – как сядешь на иглу.

Они – всего начало и развязка.

Легки как пух. Их можно просто сдуть.

Что для других – нелепица и маска,

для них – и откровение, и суть.

А в стороне застыли бабы-трефы,

тяжёлые и крепкие, как сны,

преображённые Матиссом в горельефы, –

он их лепил, бесстыжих, со спины.

Но есть ещё – и в рюшечках, и в бантах,

как между туч светящийся зазор.

Они пройдут тихонько на пуантах

и превратятся в красочный узор.

СМЕРТЬ ОДАЛИСКИ

(Живописный этюд).

Когда была ты в сумасшедшем доме,

в больничный парк я шёл на рандеву.

Там кони синие на запылённом фоне

жевали жадно красную траву.

Вниз головой ходили человеки

и падали в разверзнутые рвы.

А ты, уйдя на время от опеки,

плыла поверх некошеной травы.

Кружились стаей нервные вороны,

и мглою наливались облака.

Деревьев растопыренные кроны

поглаживала мощная рука.

Садилось солнце, подсыхали лужи,

с небес бесстрастных кто-то дул в трубу.

Мертвец в могиле, озверев от стужи,

перевернулся с грохотом в гробу.

Вчерашний день перелетел, как птица,

в мгновенья эти и уткнулся в даль.

Напоминала шумная больница

кричащий страстью, чувственный сераль.

В себе смешав бессонницу гашиша

и опия дурманящий пригляд,

ночной гарем всё становился тише

и погружался в сумеречный ад.

А ты плыла, сплетаясь жадно с дымом,

с налётным ветром и вечерней тьмой.

Следил я взглядом тихим, нелюдимым,

как возвращалась ты к себе домой.

ДАВИД

Поэзия возносит к облакам,

и, потерявши землю под ногами,

небесными продутый сквозняками,

к совсем другим пристану берегам.

И вот тогда с заоблачных высот

увидев мир с уродливой изнанки,

а в нём людей, что, злобясь от забот,

себя ведут как скорпионы в банке,

я вспомню, как молоденький пастух

своей игрою на простецкой лютне

смягчил Саула очерствелый дух,

и смуту внёс в размеренные будни,

и стал певцом, идущим напролом.

В азарте страстном веры и прорыва

он прозвучал раскатистей, чем гром.

Пропетый им восторженный псалом

по сердцу бил, как по лицу крапива.

И почивал Господен дух на нём,

что силы дал, прозренье и величье.

Для всех других сменялся день за днём,

не изменяя тусклого обличья.

ДВОЙНИК

Кто глядит в упор из зазеркалья

тёмным и размытым двойником?

Выскочка, проныра и каналья,

он со мной встречается тайком.

Он не первый, но и не последний,

кто меня тревожит и томит.

До чего ж его безумны бредни,

полные надуманных обид.

До чего же он непроницаем,

у него не кожа, а броня.

Он идёт, как будто гул с окраин,

внешне весь похожий на меня.

Им одним исхожен и истоптан

новый путь, свернувший на межу.

Он продаст и в розницу, и оптом

всё, чем я на свете дорожу.

Хитрован, мазурик и приблуда,

он текуч и зыбок, как вода.

И когда-то взявшись ниоткуда,

он уйдёт однажды в никуда.

В Доме-музее Марины Цветаевой прошёл вечер поэта, переводчика, известного индолога Александра Николаевича Сенкевича, посвящённый 50-летию его творческой деятельности.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Поззия окончена...

Литература

Поззия окончена...

ВПЕРВЫЕ В «ЛГ»

Иван РАССАДНИКОВ

Родился в 1974 году в Одессе, жил в Новосибирске, окончил Новосибирский государственный университет. В настоящее время проживает в г. Гатчина Ленинградской области.  Публиковался в журналах «День и ночь», «Сибирские огни», «Москва», «Наш современник», «Север» и других.

***

Измышляем реплики и роли,

Имена, идеи, города.

Изменяем коды и пароли,

Акробаты цирка «Никогда».

Поезда летят без остановок,

Разрывая в клочья тишину.

Облака угрюмо до смешного

Сторожат стеклянную луну.

На рассвете пробуешь забыться,

Оторваться, дух перевести,

Но глаза заблудятся в ресницах.

По любви сгорели травести.

Воспалённых окон притяженье –

Ртутный мякиш алым голубям.

Мир как биржа. Мир как пораженье.

Все чужие. Каждый за себя.

***

Сплетенье усталых путей,

Ушедшего жаркие тени.

Сиреневый день-лицедей

Встаёт, разгибая колени,

Над городом, на магистраль

Бросая лучистые числа.

Какая была пастораль!

Подобной уже не случится.

Следов исходящая дрожь

В отчизне, лишённой провидцев.

Овидия гордая ложь –

За давностью старых провинций.

Поэзии злое вино

Не ждёт уже истинной пробы.

И грустно следит Сирано

За гибелью старой Европы.

***

Не шелохнёмся. Глаз не отведём.

Мы слишком долго жили

позапрошлым.

Над миром снег братается с дождём.

Но хор-корабль бредит о хорошем.

Скажи мне «нет» на древнем языке.

Я задохнусь от нежности и грусти.

Исчезнут годы в дальнем далеке,

Но кто тебя от осени отпустит?  

Но кто меня заставит быть живым?

В проточных нетях путается ветер.

Внутри и рядом – дом,

который – дым.

А мы – случайны, как и всё на свете.

РЯБИНА НОМЕР ТРИ

Стеклянный дом в театре-закутке.

Ещё солжёт мышонок заводной.

Все голоса уплыли по реке.

Постой со мной. Покурим по одной.

Уже свежа рябина номер три.

Шаги гудят. Помолимся следам.

Подклеивать листы в календари.

Наждачный сон доверить проводам.

Теперь тебе – воспитывать меня.

Мне столько зим;

мне правда столько лет!

Другая ты проснёшься среди дня…

Стакан вина и деньги на билет.

Тринадцать раз клянусь, что хорошо,

Когда вдвоём, когда по одному.

Тринадцать раз был подвиг завершён…

Не опишу. Им это ни к чему.

***

Ближе к утру бледен бульвар.

Прохладно.

Тихий туман –

дым из трубы котельной.

Наши сердца бьются уже нескладно.

Я ухожу. Надо пожить отдельно.

Гнёзда грачей спрятаны в трёх осинах.

Ждали весны. Видишь, они дождались.

Имя твоё звёздочкой негасимой

Век напролёт светит мне…

Мы – пытались

Слиться в одно, словно река и ливень,

Перезабыть прошлые переходы.

Ветви осин возле электролиний

Не зацвели вовсе, а были годы…

Ближе к утру мысли срываю с кожей,

В хаосе слов больно дышать и трудно.

Шёпот ничей бьётся в лицо порошей.

Скоро рассвет. Чёрный асфальт.

Безлюдно.

День на ладонь ляжет

чужим червонцем.

Глянешь на свет – рваная рдеет рана.

Вялый туман плавится ярым солнцем.

Тихо уйти. Чинно, спокойно. Рано.

ПРОЗА

Увядшая строка. Больная роза.

Бордовое креплёное вино.

Дальнейшее зовётся словом «проза».

Пускай себе зовётся. Всё равно.

Слова струятся вяло, монотонно

По простыням размытой тишины.

Микрорайоны железобетона –

Сплошное пораженье без войны.

Патетика великого гипноза.

Не принятая вовремя всерьёз,

Холодная, как стыд, метаморфоза.

Поэзия окончена. Адьос!

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Неживое

Литература

Неживое

ЛИТПРОЗЕКТОР

Илья КИРИЛЛОВ

Смутно, но помнится ажиотаж, вызванный когда-то повестью Анатолия Приставкина «Ночевала тучка золотая». Рассказ о трагедии чеченского народа в военное и послевоенное время был как встревание в старую неизлеченную рану, ослеплял болью.

Когда боль улеглась, обозначилась тщедушная художественная оболочка книги. Критикам пришлось задним числом оправдываться, что шокирующие эпизоды, изложенные в повести, помешали вынести ей уместную художественную оценку.

Говорят, история учит только тому, что ничему не учит, в том числе история литературы. О прогремевшей и канувшей в небытие приставкинской повести я вспомнил в связи с новейшими книгами упорно раскручиваемого молодого писателя Германа Садулаева.

Повесть «Я – чеченец» сделала Садулаеву имя. Внимание к нему со стороны СМИ с той поры самое щедрое: и обширные интервью, и участие в блицопросах на ту или иную тему текущей жизни… Не станем придираться к его популярности, оставим в стороне даже вопрос, насколько соответствует масштаб общественного внимания к Садулаеву масштабу его как писателя. Если публичность является теперь непременной составляющей житейского успеха, пожелаем ему возможно дольше оставаться на гребне волны.

Однако есть вопросы другого рода, они лежат в плоскости литературной.

Передо мной две последние книги Садулаева, выпущенные в течение этого года: сборник рассказов «Бич Божий» и роман «Шалинский рейд». Над первой книгой брезжит зыбкая надежда увидеть, дождаться художника, вторая в этом разуверяет.

В большинстве рассказов – как правило, в самом их начале – находишь художественные зёрна и ждёшь, что они дадут всходы. Очень скоро выясняется, однако, что бесплодна почва, в которую они посеяны. Неблагополучие лежит в основании словесного стиля автора. Писатель словно не ощущает вес слова, и отсюда лёгкая, бескрайняя и бесцветная многоречивость. В ней угасают, ссыхаются, как в пыли, задуманные образы. События и лица не создаются, не изображаются, о них только сообщается – слогом, не контролируемым ни весом слова, ни композицией.

В рассказе «День, когда звонишь мёртвым» героем овладевает беспокойство от скопившихся в мобильном телефоне номеров умерших друзей, знакомых, родственников. Возникает как символ связи с потусторонним миром таинственный Роуминг – и исчезает, не обретший сюжета, не нашедший развития, заваленный ворохом слов.

В рассказе «Survivor» герой одержим мыслью о наступающем конце света. Образ, казалось бы, расхожий. То и дело пророчат этот пресловутый конец света, притом буквальный, всеобщий, – он же всё отдаляется. Но может наступить он в сознании отдельного человека. Сколько страсти, человеческой и художественной, требует эта не вполне ясная, но подлинная и глубокая тема, какие взлёты и падения готовит она художнику! В садулаевском рассказе, увы, нет и намёка на риск, нет, кажется, и желания всерьёз заниматься трудной темой. Напряжение теряется, едва возникнув, дальнейшее повествование уподобляется бегу на месте.

Невыносимая лёгкость слова разрушает форму повествований, искажает их смысл. Всякий, кому покажется оценка предвзятой или излишне жёсткой, может открыть тот или иной рассказ наудачу. Самый показательный в этом смысле – «Partizany & Полицаи».

Впрочем, есть единственное исключение – рассказ «Бич Божий», давший название книге и, безусловно, лучший в ней. Застенчивые впечатления детства, ясная и сдержанная речь, найденная закономерность череды описываемых событий и – неожиданно – редкое свойство обозначить за повседневным земным существованием иную, мистическую реальность.

Одно из важнейших условий творчества – чувство меры. Всякое явление заключает в себе оптимальный объём слов и чувств, и чем точнее соответствие, тем значительнее и весомее образ…

Порою кажется, что природа вовсе обделила автора этим чувством. Рассказ «Бич Божий», однако, свидетельствует, что оно просто неразвито у Садулаева. Не станем гадать, интересует ли автора подобное развитие и не упущено ли время «взросления»?

В «Шалинском рейде», во всяком случае, этот изъян приводит к последствиям в художественном смысле ужасающим.

Как указывается в аннотации, это «полудокументальная, полухудожественная история». Последнее определение как нельзя к месту. Сами издатели, не заинтересованные в компрометирующих признаниях, вынуждены сделать уступку объективности: малохудожественная сущность книги очевидна.

Хотя указано, что автор трудился над книгой в течение трёх лет, кажется она написанной наспех, «как из ведра». Ярость и месть за расстрелянную, сожжённую родину ни на минуту не покидает автора. Казалось бы, и читаться книга должна на едином дыхании. Напротив, чтение медленное, нудное. Смешение жанров самое нелепое, эмоциональная энергия не исключает рыхлость словесной ткани.

Возможен упрёк в нашу сторону: разве не возмущались вы игровыми поделками так называемого постмодернизма? Теперь перед вами книга самая серьёзная, жизненная, лишённая всякого озорничания.

Всё это верно, но…

Чеченская война – неизбывная рана общества, а для тысяч жизней ещё и своя, личная трагедия. Автор книги в этом печальном списке. По-человечески его кричащему повествованию сочувствуешь. Но сочувствие вызывает и случайный спутник в поезде, поведавший о своём горе – потере любимой собаки или лишении прав за вождение автомобиля в нетрезвом виде. Является ли подобная исповедь фактом литературы?

Никакие самые «талантливые» темы, если вспомнить известную фразу Розанова, не делают литературу талантливой автоматически. Творчество не существует вне тщательнейшего отбора событий, лиц, положений, вне следования единому жанру. Наконец, не существует оно без полноценных, одушевлённых художественной волей, именно сотворённых образов. «Шалинский рейд» отличается отсутствием этих важнейших свойств.

Говорят о чрезмерной публицистичности романа, что отчасти справедливо. Строго говоря, это лишь полуправда. Публицистика требует фактов, она невозможна без их анализа, без их обобщения, пусть самого тенденциозного. Мы же сталкиваемся только с обилием слухов, домыслов, субъективнейших, подчас взаимоисключающих выводов. Автор мечется от гуманизма к мизантропии, от пацифизма к оправданию войны в ницшеанском почти смысле. Особенно явно это в тех фрагментах, где в качестве непроизвольного жанра выступает дневник – бесчисленные лично-авторские ощущения, обрывки мыслей, иногда, напротив, пространные философические рассуждения, очень приблизительно связанные со смыслом повествования либо лишённые этой связи вовсе.

О художественной составляющей книги приходится сказать, что прежде всего она ничтожно мала. Притом в самом обычном, количественном смысле. Если вынести за скобки сомнительную публицистику и «человеческое, слишком человеческое», останется короткий, скудный сюжет, выморочные персонажи. Нельзя назвать их героями, наделёнными душой и характером, кровью и плотью.

Не оттого ли, внимая ужасу войны, этим ужасом не вполне проникаешься? Здесь страдают и гибнут лишь примитивно очерченные фигуры, будто бы взятые из компьютерной игры-«стрелялки».

Живые люди, растерзанные настоящей войной, остались за пределами этой гневной, нервной, откровенно слабой, путаной книги.

Герман Садулаев. Бич Божий : Партизанские рассказы. – М.: Ад Маргинем Пресс, 2010. – 288 с. – 2000 экз.

Герман Садулаев. Шалинский рейд : Роман. – М.: Ад Маргинем Пресс, 2010. – 304 с. – 2000 экз.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Пародии от Евгения Минина

Литература

Пародии от Евгения Минина

ЮНОЕ ПЕНСИОНЕРСКОЕ                                                                                 

Меня насильно в старость привели.

Я не хотел. Я упирался рогом.

Я был не тот. Меня не там нашли.

Неверно рассчитали по итогам…

Геннадий Русаков

Я не давался запросто врагам,

Грипп обходил, не трогала простуда,

Мне годы надавали по рогам,

Хотя я был не тот и не оттуда.

Но паспорту не верьте, глупышу,

В  душе мы не один десяток сбросим!

Вы почитайте – я ещё пишу,

Как в двадцать пять!

От силы – в двадцать восемь!

СОРТИРИЧЕСКОЕ

Этот город внезапно-весенний,

Где Горбовского след не простыл,

Где ходил по Большому Есенин,

Где по Малому Бродский ходил…

Вадим Куняев

Питер – город мечты и контраста,

Сколько строчек о нём сочинил,

Я гулял по Литейному часто,

И на Невский не раз заходил.

Но одно так набило оскому,

У меня к медицине вопрос:

Стоит только пойти по Большому –

Прошибает словесный понос.

АЛЬТЕРНАТИВА

Лизни железный штырь

В лютый волчий мороз.

Детство твоё – поводырь,

Оно доведёт до слёз.

                        Анна Матасова

Не хилый, конечно, совет!

Скажите, какой рифмоплёт,

В котором испуга нет,

Лизать железяки пойдёт?

Зимою, в лютый мороз,

Поплакать из-за чепухи.

А довести до слёз

Могут теперь стихи…

ИЕРУСАЛИМ

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 5,0 Проголосовало: 1 чел. 12345

Комментарии:

«Кафку читают хуже, чем про Кафку»

Библиоман. Книжная дюжина

«Кафку читают хуже, чем про Кафку»

ШЕСТЬ ВОПРОСОВ ИЗДАТЕЛЮ

Когда слово «кризис» ещё не утратило новизны, высказывались разные прогнозы относительно перспектив серьёзной литературы. О том, что сейчас происходит с интеллектуальной книгой, нам рассказывает директор издательства «Текст» Ольгерт ЛИБКИН.

– Рынок движется в двух направлениях. С одной стороны, он сужается из-за того, что покупательная способность населения, к сожалению, не растёт. Продажи в традиционных местах, где наши книги всегда находили спрос, в целом несколько уменьшились… Поэтому, чтобы компенсировать это падение, приходится выпускать больше наименований. Если раньше в год выходило, скажем, пятьдесят книг, то теперь требуется не меньше восьмидесяти.

Это только у нас или во всём мире?

– Такая тенденция характерна и для России, и для Запада, для крупных издательств, выпускающих сотни и тысячи наименований книг, и для небольших вроде нашего – хотя в Европе, когда слышат, что мы выпускаем в год восемьдесят книг, удивляются: мол, разве это маленькое издательство…

Но, пожалуй, в России эта тенденция более заметна. Западные издатели тоже жалуются на снижение спроса, и всё же у тамошних читателей сохраняется устойчивый интерес к интеллектуальной, то есть собственно литературе. Я недавно был на Франкфуртской книжной ярмарке. Это преимущественно ярмарка для профессионалов, для публики павильоны открыты лишь в выходные. Так вот, заходишь в субботу и воскресенье в немецкие павильоны и видишь, что они забиты людьми, многие из которых смотрят книги и жадно внимают писателям. И надо отметить, что там в основном представлена отнюдь не второсортная литература.

Почему так происходит?

– Хорошая задача для социологов, не знаю, занимаются ли они изучением этого или нет. Обычно изучают в целом рынок книг, иногда рынок того или иного жанра, хотя внутри жанра «роман» может оказаться что угодно. Однажды в США со мной был случай: я искал детектив попроще, чтобы в самолёте почитать. Зашёл в большой книжный магазин, а в отделе художественной литературы – ничего такого не видно. Спрашиваю у консультанта, где тут детективы, а он отвечает: почему вы в отделе литературы ищете детектив? Это вон там, где мистика, триллеры и всё такое прочее… Хотя справедливости ради надо заметить, что в жанре детектива могут быть написаны и прекрасные произведения.

Современные технологии оказывают своё влияние?

– Устойчивый слой людей, читающих хорошие книги, существует, сейчас он чуть-чуть сужается, но это связано с доходами людей, а не с уровнем их интеллекта. Конечно, ситуацию портит Интернет. Во всём мире процент пользователей электронных книг растёт, хотя по-прежнему обычных книг читают гораздо больше. Тем не менее это угроза для традиционных издателей. Но, глядя на сосуществование кино и театра, можно предположить, что электронная книга потеснит бумажную, но не вытеснит её. В России, впрочем, всё сложнее из-за тотального пиратства. Многие книги, которые мы издаём, я через короткое время вижу на сайтах. Есть относительно интеллигентные сайты, которые хоть и выкладывают книги без спроса, но по первому требованию их убирают. А есть просто жулики, которые бегают от провайдера к провайдеру, но продолжают своё неприглядное дело. Они отнимают важную часть аудитории – продвинутую молодёжь, студентов. Вообще же я заметил, что наши читатели – либо немолодые люди, привыкшие к традиционному чтению, либо очень молодые, жадно читающие умные книги. Среднее поколение предпочитает, скажем вежливо, мейнстрим, этакую паралитературу.

Что из своих новинок вы бы хотели отметить?

– Мы издаём большей частью переводы, но сейчас у нас вышло несколько достойных книг авторов, пишущих по-русски. Например, «Пилюли счастья» Светланы Шенбрунн, это очень добротный семейный роман, построенный на вечных ценностях. Честно говоря, я устал от постмодернизма, от экспериментальной прозы и радуюсь, когда вижу хорошее повествование, где есть действие и есть сюжет. Вот ещё нормальная человеческая проза – роман Геннадия Прашкевича «Теория прогресса» о школьном послевоенном детстве. Вышла замечательная документальная книжка Бориса Носика о художниках-эмигрантах «Еврейская лимита и парижская доброта». Боялись, когда выпускали, – столько на эту тему написано, а оказалось, люди столь живо интересуются, что пришлось уже книгу допечатывать. Это, кстати, тоже общемировая тенденция, расцвет жанра true story, интерес к биографиям и мемуарам. Люди всё меньше читают поэзию и прозу и смотрят картины, но всё больше хотят узнать о поэтах, писателях и художниках. Книги Кафки читают хуже, чем книги про Кафку.

Стараемся открывать новые для российского читателя или незаслуженно забытые имена. Например, все знают о нобелевском лауреате Исааке Башевисе Зингере, но очень мало кому известно, что его старший брат Исроэл Иешуа Зингер был его литературным учителем. Они оба уехали из Польши в Америку в 30-х годах прошлого века, когда угроза нацизма нависла над Европой. Исаак считал, что старший брат пишет лучше, но именно младшего стали активно переводить на английский… старший остался в тени. Мы перевели его на русский, что оказалось нелёгкой задачей – ведь он писал на идише, а носителей этого языка, которые владели бы хорошим русским языком, осталось очень мало. Роман называется «Семья Карновских», это семейная сага, очередные, если можно так сказать, «Форсайты». Хорошо прописанная, композиционно крепко сбитая европейская проза первой половины ХХ века.

Продолжаете выпускать двуязычные издания?

– Конечно. Мы их издаём не для педагогических целей, хотя студенты тоже покупают такие книги. Из новинок – сборник стихов Катулла на латинском и русском (в переводе Максима Амелина) языках. Издали малоизвестного, к сожалению, в России, но очень уважаемого в Европе польского поэта Збигнева Херберта. Из более известных у нас имён – стихи авторов, которых мы не воспринимаем как поэтов, – Сэмюэля Беккета и Германа Гессе. Сейчас готовим ещё две книги – Бертольта Брехта (о нём благодаря зонгам всё же известно, что он писал стихи) и Мориса Карема, чьи произведения у нас переводились, но почему-то по преимуществу детские. А ведь для Бельгии он – национальный гений. Надеемся в недалёком будущем издать стихи Жана Кокто. Хотя книги такого рода не «убегают» с прилавков мгновенно, но спрос на них устойчив, и это вселяет надежду.

А проблемы при работе в этой области существуют?

– Разумеется. Например, большие издательства под давлением тенденций, о которых я говорил в начале, вынуждены расширять ассортимент, они вторгаются на наше привычное поле, если видят хоть какую-то перспективу коммерческого успеха. И если мы работаем с текстом тщательно и добросовестно, то кто-то, не задумываясь, берёт наспех сделанные или старые, искажённые, кривые-косые переводы… Зато быстро и недорого. Кстати, сейчас происходит, если можно так сказать, смена поколений переводчиков, и новые – не могу сказать, что плохи, но в целом, если сравнивать с предшественниками, выбор будет в пользу мэтров. Крутимся, ищем, нередко приходится дописывать и переписывать. И, пожалуй, самое печальное: литература в России так и не вовлечена в общественное сознание, книга ускакала на далёкую периферию – в отличие от советских времён при всех их очевидных недостатках. Во всём цивилизованном мире серьёзные газеты имеют книжные полосы и книжные приложения, на ТВ непременно есть передачи, посвящённые новым книгам и новым авторам. А у нас?

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Вам более, чем кому-либо…

Библиоман. Книжная дюжина

Вам более, чем кому-либо…

ЧИТАЮЩАЯ МОСКВА

А.А. Трапезников. Православие в России и предстоятели Церкви . – М.: Вече, 2010. – 336 с. – (Православие. Традиции. Люди). – 3000 экз.

Что значит для России и русского человека православие? Вспомним жёсткое высказывание Достоевского: «Если русский, то, значит, и православный. А если не православный, то, значит, и не русский… Русский человек без православия просто дрянь человек». Гоголь призывал: «Поблагодарите Бога, прежде всего за то, что вы русский, ибо вам более, чем кому-либо, открыты смысл жизни и смысл истории». А религиозный философ К. Леонтьев предупреждал: «Не сила России нужна Церкви, но сила Церкви необходима России… Россия, лишившись православия, погибнет». От Крещения Руси в 988 году до начала века нынешнего прослеживает автор историю отношений Церкви и России. История Русской православной церкви полна как многих радостей, так и печалей, ибо неразрывно связана с историей нашего государства. И никогда, на протяжении более чем тысячелетнего существования, оно не мыслилось вне православной веры. Хотя включало в себя и другие конфессии, которые исповедовали её любящие подданные. Но Святая Русь – именно что Русь православная. И ей посвящены духоносные подвиги русских святых – Сергия Радонежского, Дмитрия Донского, Александра Невского и пустынные жительства преподобных молитвенников – героев этой книги.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Чудеса-кудеса

Библиоман. Книжная дюжина

Чудеса-кудеса

ЧИТАЮЩАЯ МОСКВА

Камиль Зиганшин. Золото Алдана : Роман в 2 книгах. – Уфа: Китап, 2010. – 608 с. – 2500 экз.

В начале 90-х годов прошлого столетия первые же произведения Камиля Зиганшина («Маха, или История жизни куницы», «Боцман, или История жизни рыси» и другие) явили читателю автора весьма необычного прежде всего в плане жизненного материала. Потрясающая по красоте восточносибирская природа, суровый быт старообрядцев, жизнь малочисленных народностей, их взаимоотношения с природой – вот что вставало со страниц рассказов, повестей и романов Камиля Зиганшина, учредителя и председателя Фонда защиты диких животных Республики Башкортостан. Вошедшие в книгу романы «Скитники» и как продолжение «Золото Алдана» описывают жизнь старообрядческой общины, зародившейся в середине XIX века в Ветлужских лесах, а затем вытесненной в глушь Алданского нагорья, – перед нами жизнь нескольких поколений людей огромной воли, физической выносливости и духовной стойкости. Но главное в них – духовная гармония, позволяющая внешне и внутренне жить в согласии с миром. И неудивительно, что они водят дружбу с… беркутами и медведями! «Книга меня удивила сочностью и красочностью языка, – ахнул Валентин Распутин. – Много чудес-кудес, но на это только в начале чтения обращаешь внимание, а затем всё становится естественным и необходимым, появляется полное доверие к автору…»

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Через века забвения…

Библиоман. Книжная дюжина

Через века забвения…

ЧИТАЮЩАЯ МОСКВА

Артур Вейгалл. Эхнатон. Фараон-вероотступник / Пер. с англ. С. Фёдорова. – М.: Центрполиграф, 2010. – 3000 экз.

Одним из самых загадочных персонажей древней истории был Эхнатон, фараон-еретик, провозгласивший культ единого бога – Атона (Солнца) и повелевший построить новую столицу – Ахетатон, в 400 км к северу от Фив. Атона провозгласили верховным богом, а фараон стал единственным посредником между ним и обычными людьми. В соответствии с этим культом искусство изображало солнечный диск висящим над головой царя и царицы, простирающим к ним свои благотворные лучи, каждый из которых заканчивался крошечной рукой, держащей «анкх», символ жизни…

Изменилась и роль супруги Эхнатона Нефертити – подданным фараона наглядно внушалось, что она в меньшей степени могущественная царица и в большей – любящая супруга и верная спутница фараона.

После смерти Эхнатона на египетский трон взошёл фараон, чьё имя знает каждый второй современный житель Земли, – Тутанхамон. Таковы странности Истории – великий реформатор, предтеча мировых монистических религий, известен только историкам, а его ничем не примечательный сын, ставший фараоном в девять лет и умерший на девятом году правления, уничтоживший деяния отца (новую религию и новую столицу), стал для потомков одним из символов древнеегипетской цивилизации…

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Родина у всех одна…

Библиоман. Книжная дюжина

Родина у всех одна…

ЧИТАЮЩАЯ МОСКВА

Павел Гашев. Цивилизаторы : Фантастический роман. – М.: ООО «Экслибрис», 2011. – 288 с. – (ФантМир). – 5000 экз.

С чего начинается Родина, будь то отдельно взятая местность, страна или даже целая планета? Очень часто – не с поэтических рассуждений о красоте её рек, озёр и лесных далей, а с противостояния чужакам, собирающимся всё это приватизировать и переделать на свой лад. Это не только роман, повествующий об испытаниях, выпавших на долю простого русского парня, но и притча о современной морали: «Если у вас такие добрые намерения, то почему в открытую не предложили помощь? Почему всё осуществлялось подлостью и воровством? – Почему же подлостью и воровством? Это обычная игра, в которой вы проиграли… – Здорово!.. Подлость и воровство вы называете игрой? Тогда нам не по пути. Мы люди простые. У нас подлость всегда считается подлостью. А у вас этим, видимо, гордятся!» Что можно противопоставить лживым маскам и фальшивым словам? Только настоящее фронтовое братство. Русскому солдату не страшен ни чёрт, ни пришельцы. Павел Гашев рассказывает о цене Зла и Добра, но ценник чудес, как обычно, заклеен…

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Имена, здания, книги

Библиоман. Книжная дюжина

Имена, здания, книги

ЧИТАЮЩАЯ МОСКВА

Бретт Фостер, Холл Марковиц. Рим : Творческая биография города. – М.: АСТ, Астрель, 2010. – 320 с. – 4000 экз.

Рим неслучайно называют Вечным городом – столетия со всех концов мира сюда стекались паломники и авантюристы, купцы и военные, поэты и писатели. В Средние века город стал духовным центром Европы, здесь хранились великие христианские святыни и возвышались руины древних императорских сооружений. Неслучайно однажды Гёте произнёс: «Тот, кто видел Рим, видел всё».

В издании этот город описывается глазами великих писателей и поэтов. Одним из первых был античный поэт Гораций, прославляющий щедрость своего покровителя Мецената. К его панегирикам можно присовокупить и трактат Цицерона «О государстве», прославляющий римские оборонительные сооружения. «Окончательно вдохновить читателей и путешественников должен Палатин, удивительно тихий и живописный холм, населённый призраками императоров». Этот фешенебельный квартал Прошлого описан в книге Элеоноры Кларк «Рим и вилла». Чарльз Диккенс после своей поездки по Апеннинскому полуострову написал «Картины Италии», Гёте создал книгу «Путешествие по Италии». Главным трудом Стендаля о Риме является его «Римский дневник»…

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Игры в пыли

Библиоман. Книжная дюжина

Игры в пыли

ЧИТАЮЩАЯ МОСКВА

Алекс Форэн. Уместны были бы привидения… / Пер. с фр. – М.: Издательство «Ниола-Пресс», 2010. – 272 с. – 4000 экз.

«Всё же в любом возрасте, оказавшись в замке, переносишься в прошлое. Касаясь камня в стене, вспоминаешь о том, что ему несколько веков. Проходя мимо портретов, представляешь себе, как жили эти люди». Помимо этого, в любом настоящем замке должна быть старая заброшенная башня, закрытая от случайных посетителей и находящаяся в полном запустении. Поэтому у всех прибывших в это место впервые возникает непреодолимое желание отправиться именно в башню, хотя разумом и понимаешь, что там можно найти разве что старый хлам, покрытый паутиной и вековой пылью… Однажды компания молодых людей решила отдохнуть от хлопот и весело провести время. Для радикальной смены обстановки был выбран старинный замок в Ирландии, который для этих целей на неделю сняли в аренду. Они учли почти всё, кроме того, что по статистике на Британских островах около сорока процентов жителей верят в привидения, а каждый седьмой хотя бы однажды встречался с ними… Но порой люди просто верят в то, что им хочется, или… поддаются чужой игре либо опытной мистификации.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Не надо роскошествовать

Библиоман. Книжная дюжина

Не надо роскошествовать

ЧИТАЮЩАЯ МОСКВА

Елена Чиркова. История капитала от «Синдбада-морехода» до «Вишнёвого сада»: Экономический путеводитель по мировой литературе. – М.: ООО «Кейс», 2011. – 387 с. – 3000 экз.

Сразу несколько функций исполняет эта книга. Она разъясняет даже записным гуманитариям азы экономической науки, наглядно демонстрирует сходство знаменитых афер и безымянных мошеннических схем в былые времена и сейчас, а заодно обращает внимание читателей на целый пласт полузабытой теперь европейской и русской литературы. Понятно, что «Вишнёвый сад» Чехова знает всякий, но и романы менее известных писателей, даже если они не отмечены выдающимися литературными достоинствами, способны очень точно показать внимательному человеку многие детали тогдашней жизни. А сколь замечательно сейчас, в эпоху кризиса, звучат строки из романа Бальзака! Кредитор говорит заимодавцу: «Смотрите не роскошествуйте, а то лишитесь моего доверия. Не вздумайте поставить дом на широкую ногу». Автор тщательно анализирует «экономическую составляющую» книг Бальзака, который сам был изрядным транжирой, но читателей рьяно предостерегал от впадения в тот же грех, и подводит итог (на примере «Истории величия и падения Цезаря Бирото» и «Евгении Гранде»): «Книги его очень актуальны. Всем любителям брать потребительский кредит, чтобы купить новую модель мобильного телефончика, – читать обе! Для вас писано».

А вот ещё одно любопытное наблюдение: «золотая лихорадка» на Клондайке, так блистательно описанная Джеком Лондоном, никому из старателей не принесла особого богатства. Даже у тех счастливчиков, кто нашёл золото, «почти все заработки ушли на собак, корм для них, пропитание, одежду и оборудование…

225 млн. долларов было потрачено на то, чтобы извлечь из земли 22».

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

«Жизнь без цветов – существование во мгле…»

Библиоман. Книжная дюжина

«Жизнь без цветов – существование во мгле…»

ЧИТАЮЩАЯ МОСКВА

Анатолий Усов. Без срока давности . – М.: Новый ключ, 2010. – 144 с.: ил. – 500 экз.

Новая книга Анатолия Усова являет собой сборник удивительно проникновенных и нежных лирических стихов, в которых иногда проскальзывают иронические нотки, лишь усиливающие впечатление общей трепетности:

Я смотрю на лица

людей порядочных –

Они хмурые и аномально

безучастные,

и только один из ста

улыбается загадочно…

Безумно влюблённые –

это и есть люди нормальные.

И не бывает любви без тайны, что в наше время всеобщего паблисити звучит странно и даже нелепо. Но поэт пишет о сокрытости истинного чувства, его неброскости. И не каждому так везёт в этой жизни – встретить настоящую любовь.

Что хочешь ты? –

спросил волшебник. –

Быть властелином? Вечно жить?

Постичь все мудрости

вселенной?

Ответил я: хочу любить!

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

От буквы до картинки

Библиоман. Книжная дюжина

От буквы до картинки

ЧИТАЮЩАЯ МОСКВА

Юрий Левинг. Воспитание оптикой : Книжная графика, анимация, текст. – М.: Новое литературное обозрение, 2010. – 528 с.: ил. – (Очерки визуальности). – 1000 экз.

Очень взрослый анализ книг, которые стандартная классификация относит к детским. Но, по мнению автора, именно детское чтение «книжек с картинками» способно сформировать тот стержень «воспитания оптикой», которому и посвящён труд Левинга. Его герои – Маршак, Набоков и Маяковский, Носов и Трифонов, Мандельштам и Дзига Вертов, а также многочисленные иллюстраторы детских книг. Левинг рассматривает книгу плюс иллюстрации плюс мультфильм плюс много ещё что как единое пространство культуры. И в этом пространстве любые незначительные с точки зрения классического литературоведения детали, будь то подробности меню обеда, которым наслаждаются персонажи, или фасоны их одежды, становится возможным рассматривать в контексте столь широком и разнообразном, что читателю гарантирована масса интеллектуальных приключений.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

История парадокса

Библиоман. Книжная дюжина

История парадокса

ЧИТАЮЩАЯ МОСКВА

Олег Фейгин. Внеземной разум : Мифы и реальность. – М.: КоЛибри, Азбука-Аттикус, 2010. – 288 с. – (Galileo). – 4000 экз.

Автор не ищет зелёных человечков и не уличает спецслужбы всех стран в сокрытии от широкой общественности фактов приземления на грешную землю внеземных тарелочек. Напротив, он весьма язвительно констатирует: «…возникла целая паранаука – уфология, забивающая сознание неискушённого обывателя всяческими баснями об инопланетных пришельцах. Рядясь в одежды настоящих учёных, уфологи довели систематизацию НЛО до впечатляющих масштабов, «изучая» надводные, глубоководные, космические и даже подземные неопознанные объекты. Во всём этом кроется какой-то непонятный психологический парадокс – фантазии уфологов, порой вполне увлекательные сюжеты для фантастических книг, почему-то позиционируются этими параучёными как «реальные» наблюдения». Но даже об истории такого парадокса физик, умеющий пошутить, рассказывает очень интересно. Тем более что в сфере его внимания оказывается тема загадочных явлений вообще – будь то шаровая молния, которую довелось наблюдать в детстве самому автору, или «волны призрачного света», которые увидел юный Тесла, когда гладил любимого кота. И даже шоу-бизнес не оставлен без внимания: первая «тарелочная» сенсация произошла, когда американцы сочли радиоспектакль «Война миров» настоящим репортажем о вторжении марсиан. Множество людей бросилось спасаться в горах, на дорогах возникли чудовищные пробки, а в городке Гровер-Милл, ставшем по воле режиссёра местом первой атаки, жители спешно собрали ополчение и расстреляли из дробовиков местную водокачку, приняв её в туманных сумерках за боевой марсианский треножник. Теперь вот учёные думают, из чего расстреливать шальной астероид, если возникнет опасность, что он врежется в Землю.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Реальная жизнь

Библиоман. Книжная дюжина

Реальная жизнь

ЧИТАЮЩАЯ МОСКВА

Тамара Михеева. Не предавай меня! М.: Аквилегия-М, 2010. – 192 с. – 3000 экз.

Замечательная книга о школьниках. Без всяких пошлых выдумок и далёких от жизни фантазий. Реалистичная, трогательная, местами жестокая проза – что поделаешь, дети очень часто бывают жестоки. А подростки, одержимые жаждой самоутверждения, способны всерьёз травить выбранную жертву:

«…бойкот – это серьёзно. Это когда ты остаёшься одна, потому что против тебя настроили всех остальных и гордость не позволяет выяснять отношения и разбираться, кто что там сказал… когда смолкают все разговоры, стоит тебе зайти в класс, когда на большой перемене ты сидишь одна за столом и глотаешь завтрак побыстрее, а в раздевалке на физкультуре забиваешься в самый дальний угол». Вполне возможно, что кому-то из молодых читателей эта книга поможет справиться со своими проблемами, – ведь сам по себе факт, что переживания, подобные собственным, описаны на бумаге, уже создаёт у человека ощущение, что он теперь не одинок. Так говорят психологи. А взрослым книга поможет лишний раз задуматься над тем, каково живётся их детям и всегда ли отсутствие жалоб означает и отсутствие бед.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Душа и видимость

Библиоман. Книжная дюжина

Душа и видимость

ЧИТАЮЩАЯ МОСКВА

Елена Ронина. Пунктиром по Европе . Что, где, почем(у). – СПб.: Веды, Азбука-Аттикус, 2010. – 320 с. – 5000 экз.

Путевые заметки, разбавленные – или дополненные? – разнообразными психологическими коллизиями. Тут и собственные переживания, и меткие наблюдения много путешествующего по надобности человека. И философские размышления: «На нас задумчиво и грустно смотрели городские и деревенские жители. Морщинистые лица, добрые глаза, шляпы с пёрышками. А вот на картине семейная пара очень преклонного возраста – сидят, взявшись за руки, словно говоря: «Жизнь прожита, длинная и разная, и вот всё уже подходит к концу. Почему? Почему так быстро? Кто из нас уйдёт первым? Как остаться в одиночестве?» Дуновение грусти сменяется искромётным описанием очередного дорожного казуса или саркастическим наброском: «…швейцарцы одеты очень небрежно. Мужчины небриты, в грязной обуви». И никаких признаков хвалёной европейской любезности.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

«Жизнь такова, какова она есть»

Искусство

«Жизнь такова, какова она есть»

ВЕРНИСАЖ

В ЦДХ проходит Всероссийская выставка молодых художников. Реальная жизнь им интереснее, чем сконструированная.

По отношению к творческому человеку «молодость» – понятие более чем относительное. Тем, чьи работы разместились в залах на Крымском Валу, в среднем от двадцати до тридцати. Самому юному – семнадцать. Во времена не столь отдалённые участие в выставке такого масштаба для молодого дарования было фантастической удачей, ибо по сути являлось, как тогда любили выражаться, путёвкой в большую профессиональную жизнь. Для экспонентов сегодняшнего дня это, скорее, моральная поддержка: подтверждение того, что они ещё кому-то нужны, кому-то интересны. Быть верным любимому делу вообще под силу далеко не каждому: если конъюнктура не сломит, то голод заставит искать компромисс. И это в лучшем случае. В худшем дело жизни задвигается в самые дальние закоулки повседневности, уступая место занятиям более надёжным и денежным. Ведь продуманной государственной стратегии поддержки молодых талантов (не только в изобразительном искусстве, но и в любом ином виде творчества) нет как нет. И надежды на то, что в обозримом будущем что-то изменится, весьма призрачны. Нет, утверждать, что господдержка совсем отсутствует, мы, разумеется, не станем, но она столь мизерна, что кардинально повлиять на ситуацию не может.

Однако дело ведь не только в суровой неумолимости нашей сегодняшней жизни. Искусство, и ни один из его видов исключением тут не является, из явления самоценного всё больше превращается в «удобрение» для процветания и плодоношения арт-рынка. Не секрет ведь, что художники, сохраняющие верность принципам реалистического искусства, сегодня не в почёте ни у арт-критиков, ни у модных галеристов, ни у арт-дилеров, ни у меценатов и ценителей с кошельком. И пресса по всем вышеозначенным причинам их не жалует. Если ты не эпатируешь публику, если не опускаешь зрителя мордой (не лицом!) в субстанцию, название которой начинается на букву «д» (или «г»), если не оплёвываешь извечные моральные ценности, которые мы до сих пор почему-то именуем общечеловеческими (ах, если бы!), и, наконец, если целью твоего творчества не является конструирование маргинальной «реальности» – ты не художник. Тебя попросту не существует в сфере «современного искусства».

Ан нет! Пройдите по залам, убедитесь. Полторы тысячи участников. Разумеется, это верхушка айсберга, который ни при каких условиях целиком бы в ЦДХ не уместился. Более двух с половиной тысяч работ в жанрах самых разных. В том числе и тех, что сегодня девальвируются всё теми же рыночными отношениями, вторгающимися в творческие лаборатории художников кино, театра, мультипликации или, скажем, такого практически коллапсирующего вида творчества, как народные промыслы (на выставке представлено и ковроткачество, и резьба по кости, и роспись по дереву). Идёшь по залам, всматриваешься в холсты и плакаты, в куски камня и обломки пластика и не можешь не удивляться: для этих «неактуальных» ребят обычная, не лишённая рутинности, а значит, настоящая жизнь, которую по мере сил проживает каждый обыкновенный (так и хочется написать – нормальный) человек, актуальна. Сиречь – важна и интересна.

Интересен заснеженный старый дом в кривом московском переулке, окружённый коробками бизнес-новостроек. Овцы, пасущиеся на зелёном лугу. Старики-ветераны, сидящие за праздничным столом в День Победы. Им интересно делать театральные костюмы эпохи Елизаветы Английской или «короля-солнца». И пусть материалом для них служит непрезентабельная «простынка», от них всё равно глаз не оторвать. Рисовать мультики, например «Трое в лодке, не считая собаки». И изобретать декорации к «Вишнёвому саду».

Впрочем, из этого не вытекает, что в творчестве молодых всё так идиллично. На острые проблемы они тоже откликаются, и весьма эффектно. Достаточно осмотреть зал, посвящённый плакату. Тут и их взгляд на «болезни века», и жёсткий диагноз геймерам семи лет от роду, и размышления о смысле нашей быстротекущей жизни.

Я намеренно не называю имён и фамилий, не указываю работ. И вовсе не потому, что, назвав одних, вынуждена буду «забыть» о других, не менее достойных. Просто для меня эта выставка воплощает собой не собрание персоналий, а своего рода наш ответ чемберленам от так называемого актуального искусства, за которыми и пиар, и большие деньги, и мода. А за этими ребятами – ничего, кроме их таланта.

Ксения ВИШНЕВСКАЯ

Выставка продлится до 28 ноября

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Андрей Житинкин: «Вокруг театра должна стоять толпа»

Искусство

Андрей Житинкин: «Вокруг театра должна стоять толпа»

ПЕРСОНА

Первые шаги на профессиональном поприще принесли вам славу режиссёра скандального. Сегодня – вписывают чуть ли не в классики. Как произошла такая метаморфоза?

– Эволюция режиссёра – самое интересное, что может быть на свете. Первый спектакль я поставил в двадцать. Отчёт о прохождении преддипломной практики Галина Борисовна Волчек подписывала мне в полуобморочном состоянии, поскольку так в «Современнике» ещё не играли. Дипломным спектаклем был «Снег. Недалеко от тюрьмы» в Театре Ермоловой с ещё никому тогда не известными Еленой Яковлевой и Александром Балуевым. Это были их первые главные роли: сбежавший из зоны заключённый по кличке Ангел спасал беременную лимитчицу, которую весь спектакль насиловали менты. Какую репутацию можно было заработать после такого спектакля? Потом меня стали называть эпатажным режиссёром.

После «Игры в жмурики»?

– Пожалуй, да. Спектакль, в котором играли замечательные ленкомовские актёры Андрей Соколов и Сергей Чонишвили, шёл более десяти лет. Этим спектаклем мы попрощались с советской эпохой. Мне всегда было важно говорить со зрителем о том, о чём говорить в нашем обществе было не принято. Затем за мной закрепилось определение «провокационный». «Ночь лесбиянок» рассказывала о судьбе Стриндберга, чью жену увела из семьи актриса. Роль выдающегося драматурга играл очень серьёзный актёр Георгий Тараторкин. Жесточайшая личная трагедия сделала прозу Стриндберга такой кровавой. Я первым поставил в Театре им. Моссовета «Собачий вальс» Леонида Андреева, где поднималась проблема суицида.

У нас до сих пор избегают серьёзно обсуждать эти темы.

– Не каждый отважится на такой разговор, особенно если речь идёт о его собственной судьбе. Пятнадцать лет шёл «Псих» с Сергеем Безруковым – о советской психушке, а она у нас самая страшная в мире. Чуть меньше – «Признания авантюриста Феликса Круля».

У ваших спектаклей долгая сценическая жизнь.

– Потому что они о вечных проблемах, с которыми сталкивается в жизни подавляющее большинство людей, пусть они не рискуют признаться в этом даже самим себе. «Мой бедный Марат» в Моссовете идёт 16-й год. Ставили его к 50-летию Победы. Думали, сыграем несколько раз для ветеранов и снимем. А публика до сих пор смотрит эту историю. Потому что она не о «распущенности», а о прекрасной любви втроём. Поодиночке, и даже вдвоём, герои не выжили бы в блокаду. Это был их путь к спасению, но в мирной жизни он не сработал, отсюда и все проблемы, которые обрушились на их головы.

Был период, когда вас называли режиссёром модным. Но мода – штука преходящая. Обидно не было?

– Мне совершенно безразлично, какие ярлычки на меня навешивают. К модным меня причислили, когда я начал работать с выдающимися нашими актёрами. Георгию Жжёнову я сделал его последний в жизни спектакль «Он пришёл» по пьесе Пристли. Для Юрия Яковлева – «Весёлые парни», спектакль об угасании гения. На Козакова был поставлен «Венецианский купец», и я считаю это лучшей его ролью. С Гурченко мы сделали три проекта – «Поле битвы после победы принадлежит мародёрам», мюзикл «Бюро счастья» и такой анекдот на тему «Ревизора» – «Случайное счастье милиционера Пешкина». Мне смешно, когда говорят, что в СССР не было института «звёзд». Был! И эти выдающиеся актёры, обделённые материально как никакие другие, больше всего достойны спектаклей, поставленных именно на них.

Теперь, говорят, у вас начался период «классический»: вы поставили «Любовный круг» Моэма для Элины Быстрицкой.

– Элина Авраамовна потрясающая характерная актриса, а в комедиях почти никогда не играла. Мне было интересно представить её зрителю в совершенно необычном качестве. Для Людмилы Касаткиной в Театре армии я сделал «Школу любви» по роману Хиггинса «Гарольд и Мод».

80-летняя графиня влюбляется в 18-летнего юношу – это ли не эпатаж?!

– Но это же не физическая любовь, а духовная близость: она спасает его от суицида, научив любить жизнь! А совсем недавно я поставил в Театре сатиры «Идеальное убийство» для Ольги Аросевой.

В программке этого спектакля не указан драматург, но пьеса Робера Тома на слуху у многих благодаря фильму Аллы Суриковой. Вы умыкнули чужую пьесу?

– Ничего подобного! Я очень люблю фильм Аллы Ильиничны. Но пьеса эта – не Тома. Он её позаимствовал у подзабытого ныне английского драматурга Паплуэлла. Такая вечная история в духе «Пиноккио» и «Золотого ключика». Когда Сурикова снимала свою картину, она об этом не знала. Потому и действие у неё происходит во Франции, а мы вернули его на «историческую родину» – в Англию. У Ольги Александровны получился в этом спектакле прекрасный дуэт с Ильёй Олейниковым, который является её учеником.

Как это?

– Она один раз выпустила маленький курс в эстрадно-цирковом училище, где оказались Хазанов и Олейников. Долгим у нас получился ответ на вопрос об эволюции режиссёра. Это естественный процесс, но критикам интереснее куда-то записать, втиснуть в классификацию, приклеить ярлычок. Чтобы лежал на одной полочке. А я не люблю одной полочки. Зато очень люблю зигзаги.

И провокации!

– И провокации. Как «Хомо эректус» Полякова. До меня два режиссёра начинали репетировать и бросали, не понимая, как это можно поставить. А там есть очень точный заголовок: «Свинг по-русски». А русский свинг всегда вырождается не в буквальный физический стриптиз, а в стриптиз душевный. Сейчас Театру сатиры очень трудно оправдывать своё название: нет сатирических пьес. Эта пьеса без положительных героев достойна именно такого театра. Спектакль даже хотели закрыть. Это сейчас-то, когда можно всё! Вот вам пример травмы узнавания, когда правда глаза колет.

Сейчас нет не только сатирических пьес, новой драматургии обычный человек неинтересен, ей маргиналов подавай!

– Я бы даже не стал называть это драматургией. Это поток сознания, в лучшем случае разделённый на реплики. В худшем нет и того. Я этого в театре не люблю.

А чего ещё вы не любите в театре?

– Чистых жанров. Потому что самое интересное возникает как раз в пограничных областях. Там есть простор для неожиданных режиссёрских ходов, заманчивая для актёра возможность играть контрапунктом.

Нынешнюю ситуацию в театре большинство ваших коллег считают трагической, а наш разговор пока весьма оптимистичен.

– А я по жизни трагический оптимист. Настоящего искусства всегда было мало. При огромном количестве театров художественных лидеров можно было пересчитать по пальцам. А сейчас в театр хлынули дилетанты. Когда ставят актёры, это ещё можно понять, но начали ставить критики, интенданты, а в одном провинциальном театре ситуация анекдотическая – за режиссуру взялся буфетчик. У него бутерброды плохо расходились. Поставил пошлейший водевиль, но гастрономическую задачу выполнил.

При этом две трети театров в стране стоят без режиссёров.

– Когда режиссуру начинают девальвировать экономически, становится страшно. Разрыв между мэтрами и молодняком всё разительнее, а директора не хотят рисковать и молодому режиссёру не прорваться. Но главное – стали забывать, что профессия режиссёра – такое же гениальное открытие XX века, как космос или кибернетика. Развести пьесу могут многие, сотворить магию – единицы. Те, кто это умеет, всё чаще уезжают работать за границу. Так что в режиссуре мы имеем такую же утечку мозгов, как и в науке.

Ну и в чём оптимизм-то?

– Зритель стал умный. Он идёт уже не только на артиста, но и на режиссёра: если уж тратить деньги, то на что-то стоящее. И если он к тебе пришёл, значит, ты чего-то стоишь.

30 лет быть интересным зрителю: в чём секрет?

– Режиссёрское чутьё и… вахтанговская школа. Обожаю, чтобы помимо острых болевых точек была яркая форма. Без этого не удержишь внимание зрителя. Меня часто упрекают в том, что я держу публику формой. А как играть Камю, Ануя, Олби, Томаса Манна? Как заставить слушать эти сложные тексты, если они не упакованы в яркую форму? Без этого театр проиграет зрителя кино, телевидению и всяческим шоу.

Чему намерены посвятить следующие 30 лет?

– Хотел бы продолжить свои поиски в Шекспире, в Чехове (в юбилейный год не хотелось быть в хоре). Хотелось бы обрести свою площадку. Но озвучивать конкретные планы не буду. Из предосторожности. Мои постановки очень часто копировали. Когда это происходило в провинции, я, зная положение таких театров, никогда не судился, не доказывал своих прав. Когда я узнал, что уже и в Москве можно увести спектакль, я был потрясён. Меняют сценографию, чтобы не судиться с художником. А с режиссёром судиться невозможно – он не обладает авторскими правами на свой спектакль. Доказать что-то крайне сложно: даже видеоверсии спектаклей сравнивать нелегко, чтобы доказать факт плагиата. Но актёры существуют в моих мизансценах и даже с дописанными мною репризами. Поэтому я боюсь называть то, что хотелось бы поставить, – уведут с языка. Даже те, что уже в репетиции, не называю, чтобы не возникло «параллельного» спектакля. А могут и раньше выстрелить. Прежде право первой постановки соблюдалось очень строго, а теперь беспредел полнейший. Если уж мы так стремимся в ВТО, то нужно научиться соблюдать неукоснительно все конвенции. И первое, где мы должны навести порядок, – это сфера интеллектуальной собственности. Наказание должно быть максимально жёстким, потому как до сих пор в России всё – халява…

Буря вокруг театрального законодательства вас затронула?

– Я опасаюсь, что благодаря этим законам может поднять голову цензура. А в остальном… Хотелось бы, конечно, чтобы съёжилась театральная коррупция, но… Что касается автономии, то при любом раскладе сильный сможет отвечать за всё сам, слабый предпочтёт не рисковать. Мне нравится подход хиппи: на этой поляне должны расти разные цветы – и роскошная роза, и скромная незабудка, и даже сурепка какая-нибудь. Но это не отменяет ни существования репертуарного театра, ни государственной поддержки искусства. И если государственный театр стоит пустой, надо менять команду. Когда я три года был главным режиссёром на Бронной, билеты спрашивали от метро. Когда закончился контракт, я ушёл с чистой совестью. Все обязательства перед труппой я выполнил, все названия были поставлены: «Нижинский, сумасшедший божий клоун», «Портрет Дориана Грея», «Метеор» Дюрренматта, «Калигула» Камю и «Анна Каренина». И что наступило после эпохи Житинкина: на сцене актёров зачастую больше, чем в зале. Вот вам влияние рынка.

Конкуренция – жестокая вещь. Театр непременно должен быть успешным?

– А каким ещё он должен быть? Он же родился на площади, и вокруг него должна стоять толпа. Оправдание пустых залов каким-то адски изматывающим экспериментом – это полный блеф. Тогда, как говорит Марк Анатольевич Захаров, спектакли можно играть и в лифте. Есть театры, которые поддерживаются незаслуженно. Не секрет, что гостеатры с некоторым пренебрежением относятся к частным проектам: мол, они ставят только коммерческие пьесы, хотя это не так, бывает по-разному. Но сами нередко делают то же самое: занимаются абсолютной антрепризой, переманивают артистов, выплачивают приглашённым звёздам гонорары в конвертах. Всё достаточно непрозрачно. И для меня тут критерий один: если есть художественный лидер – публика заполнит любой зал. Как мучили Эфроса, но его публика шла за ним туда, куда шёл он. Все его знаменитые спектакли – аншлаги. Все спектакли Товстоногова – аншлаги, молодого Ефремова – тоже. Сейчас Додин, Захаров, Любимов.

Вы говорите о дефиците художественных лидеров, но мало того, что стать лидером не каждому дано, так ещё и под прессом директора, который лидером считает себя, надо суметь отстоять свою позицию. Где выход?

– Нужно, чтобы контракт у режиссёра был не с директором, а с городом. Как и у директора. Чтобы оба несли равную ответственность. Или сочетать худрука и директора в одном лице, как Табаков. Хотя это случай почти уникальный. Не зря он в «Современнике» был самым молодым директором театра.

Но мэр или губернатор может не быть любителем театра. А в его администрации люди вообще далеки от искусства. Не поменяем ли мы одного самодура на другого?

– Да, если мэр любит футбол, он будет строить стадионы, а не театры. Надо на государственном уровне регламентировать жёсткое требование финансировать театр с соответствующими карательными санкциями. Театр, особенно на периферии, остаётся чуть ли не единственным островком культуры.

Культуры? А нецензурщина в театре – это тоже культура?

– Терпеть не могу ненормативной лексики в академическом театре, даже если это обусловлено пьесой. Я эту тему закрыл ещё в 93-м году спектаклем «Игра в жмурики». Это субкультура для закрытого экспериментального пространства. Не более того. Но драматурги недаром же пичкают свои пьесы этой лексикой! Секрет в том, что когда эпатировать сюжетом, хорошо сделанной пьесой нельзя, они бьют зрителя энергетикой, заложенной в эти слова. Они ведь не просто так в языке появились. Во времена татаро-монгольского нашествия они обозначали вещи, связанные с кровью и насилием, потому и стали бранными. Использовать это в театре на тысячных залах категорически нельзя. В подвальчике – для своих, где дикий натурализм и всё подлинное, от костюма до еды, и главное, если есть гуманистический посыл. А не ради шокового эффекта.

Но шок – это тоже своего рода провокация.

– Да, театр без провокации невозможен, но я никогда не переписывал текст, не переносил место действия, чем сегодня грешат молодые режиссёры. Сядь и напиши свою пьесу. Но уродовать текст классика, чтобы протащить свою не очень глубокую философию или посмеяться над умами, кои не тебе чета?! Для меня важно, насколько режиссёр точен и строен в своём концепте, но при этом не разрушен примат драматурга. Когда в Чехова вставляют мат (я и такое видел) – это дикость. Сейчас телевизор набит шоком и натурализмом. Давайте в театре обойдёмся без этого. Уже были и абсурдизм, и чернуха, и натурализм. Хватит! Нам этого в жизни хватает. Сейчас наступило время чувственного театра, основанного на тонкой сенсорике, чтобы трогало за сердце, волновало и заставляло сопереживать. Такой театр я считаю современным.

Беседу вела Виктория ПЕШКОВА

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Когда слушают, не закрывая глаз

Искусство

Когда слушают, не закрывая глаз

ОТЗВУКИ

В наш век торжествующего осовременивания классики далеко не каждое посещение оперного театра может быть названо «встречей с прекрасным». Зрителю роскошного партера зачастую приходится, наоборот, отводить взор от сцены – дабы божественные звуки Моцарта или Верди не осквернялись сценическими «картинками» из жизни гангстеров и проституток. «А вы глазки закройте, и всё будет хорошо», – посоветовал один старенький меломан своим соседям по ложе, премного обескураженным смелым переложением классического сюжета.

В эти сложные для настоящего ценителя вечной гармонии времена остаётся рассчитывать на «фестивали, конкурсы, концерты». Ведь разве что концертное исполнение великой оперы может гарантировать нам сегодня защиту от риска «актуализации». И, конечно же, остаётся ещё одно гурманское блюдо – конкурсы молодых исполнителей.

К уже широко известным конкурсам, осенённым именами Ирины Богачёвой и Елены Образцовой, добавился ещё один. В конце октября в Северной столице прошёл Первый международный конкурс вокалистов «Гран-при Санкт-Петербурга», в организации которого вместе с энтузиастами вокального дела из арт-центра «ГРАН-ПРИ» приняли участие правительство города и ассоциация «Русская культура», возглавляемая известным учёным и общественным деятелем Д. Ивашинцовым. В числе других учредителей этой ассоциации – наш нобелиат Ж. Алфёров, директор Русского музея В. Гусев, Д. Гранин и недавно ушедший от нас директор Российской национальной библиотеки В. Зайцев. В жюри конкурса вошли такие известные российские исполнители и вокальные педагоги, как Н. Терентьева, С. Ялышева, К. Изотова, А. Асадуллин, О. Безинских. Последний, кстати, заметил, что жюри было просто поражено количеством талантливой молодёжи. Финальный гала-концерт под величественным куполом бело-голубого чуда русского барокко – Смольного собора – и впрямь явил немало звучных голосов и одухотворённых молодых лиц. Вот только тревожно, что многие из этих продолжателей Неждановой и Лемешева могут оказаться невостребованными на современном «рынке музыкальных услуг», если не вовсе бессмысленном, то уж точно беспощадном. Поэтому организаторы пошли на редкостное сочетание: они соединили в одном конкурсе две группы исполнителей – академических вокалистов и эстрадных, тем самым показав, что люди с отличным голосом и хорошим репертуаром могут украсить собой любой жанр. Действительно, яркий голос, распевающий «Королеву красоты», которую в своё время прославил М. Магомаев, может порадовать публику ничуть не меньше, чем виртуозное вокализирование в вердиевской арии или проникновенное исполнение романса. А на конкурсе было и то, и другое, и третье.

Жюри конкурса было щедро на раздачу наград, поэтому ограничимся упоминанием лишь некоторых имён. В программу конкурса входила такая истинно петербургская номинация, как исполнение романсов Сергея Слонимского. Отлично показали себя в этом сложном жанре Софья Волкова (Петербург) и Елена Шатохина (Энгельс) – у них звучные, полновесные голоса, драматизм, артистичность, броская сценическая внешность. На гала-концерте представительница Поднебесной Лю Цзинь спела виртуозную китайскую народную песню – кстати, она проходила по разряду любителей: особенностью этого конкурса стало равное представительство профессионалов и любителей.

Организаторы, среди которых нужно выделить Наталью Удалову (без её энергии само событие могло и не состояться), преследовали благие цели помочь молодым певцам пробиться на концертные площадки. Лауреаты «Гран-при» получили возможность в течение года дать сольники в Петербурге. Не секрет, что часто вслед за конкурсами идут… другие конкурсы. Исполнители ездят в разные города, становятся дипломантами и лауреатами, а встреча с публикой всё откладывается. Сейчас, когда «социальный лифт» работает всё хуже, возможность не только показать себя на конкурсе, но и потом выступить с полновесным концертом – реальная поддержка юному дарованию. А среди полюбившихся зрителям лауреатов были действительно юные – номинация «Надежда Гран-при» досталась 14-летней Нане Хатламаджиевой (Ростов-на-Дону), с незаурядным артистизмом исполняющей песни собственного сочинения.

Да, большинству лауреатов ещё есть чему поучиться. Но сам факт продвижения молодых талантов весьма обнадёживает. Может быть, вслед за Д. Ивашинцовым, директором крупного института, стихотворцем и издателем, найдутся меценаты и для других подобных мероприятий? Не всё же нашим доблестным олигархам тешить своё самолюбие покупками яхт да баскетбольных клубов.

Или всё-таки так называемой элите выгоднее наконец-то получить настоящую «антропологическую катастрофу», на которую подловато сетовали клевреты правящего слоя, осуждая трагический и героический опыт советского человека в ХХ веке в недавнем выпуске передачи «Суд времени»? Чтобы уже ничто не мешало «офшорить», используя труд безгласных придатков трубопроводов, под песни и пляски безголосых размалёванных кукол, скачущих по всем каналам и подмосткам?..

А главными лауреатами конкурса стали сред

и профессионалов и любителей соответственно Альберт Жалилов (Астрахань) и Инна Магарил (Петербург) – эстрадный вокал; Анна Красько и Александр Башкатов (сопрано и бас, оба из Петербурга) – академический вокал. Что ж, в добрый путь! Может быть, у нас ещё не всё потеряно, если такие кадры будут что-то решать.

Мария ФОМИНА, САНКТ-ПЕТЕРБУРГ

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

«Чаша жизни»

Искусство

«Чаша жизни»

Выставка Государственного литературного музея к 140-летию со дня рождения И.А. Бунина

Судьба Ивана Алексеевича Бунина полна контрастов: он родился в Воронеже и умер в Париже, пережил революционное лихолетье и застал Великую Отечественную войну в эмиграции. Экспозиция ведёт посетителя по ломаной линии биографии классика – от «раннего Бунина» к состоявшемуся мастеру слова, получившему мировую известность. От его первых сборников – к зрелым изданиям, напечатанным за границей.

Среди экспонатов выставки представлены такие уникальные документы, как письмо двадцатилетнего Бунина Льву Толстому или послание от Великого князя Константина Романова, где тот пересказывает 16-летнему Ивану теорию стихосложения.

Экспозиция рассказывает о жизни классика в России, где он участвовал в кружке московских писателей «Среда», и о годах, проведённых за границей. Но кульминацией выставки стал важнейший факт из биографии Бунина – получение им Нобелевской премии по литературе в 1933 году. В зале представлены документы, фотографии, плакаты и, конечно же, диплом лауреата. Кроме того, посетители смогут услышать голос Бунина, увидеть личные вещи классика и фотографии из его повседневной жизни.

Выставка работает по адресу: Трубниковский пер., 17.

Справки по телефону 695 46 18

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Города славы боевой

Они сражались за Родину

Города славы боевой

ПОБЕДИТЕЛИ

Президент Российской Федерации Дмитрий Медведев подписал Указ о присвоении трём городам звания «Город воинской славы». Почётного звания в год 65-летия Великой Победы удостоены города Тихвин (Ленинградская область), Тверь и Владивосток. Звание «Город воинской славы» присваивается городам Российской Федерации, на территории которых или в непосредственной близости от них в ходе ожесточённых сражений защитники Отечества проявили мужество, стойкость и массовый героизм, в том числе городам Российской Федерации, которым присвоено звание «Город-герой». Почётное звание «Город воинской славы» было учреждено в России 9 мая 2006 года. Всего в России в настоящее время 30 городов воинской славы.

В годы Великой Отечественной войны тревожно звучало слово «Тихвин» в сводках Совинформбюро. Стремясь окончательно сомкнуть кольцо блокады вокруг Ленинграда и соединиться с белофинскими войсками, которые в сентябре 1941 года форсировали реку Свирь, немецко-фашистские войска сосредоточили в районе станции Кириши 39-й механизированный корпус. К 8 ноября 1941 года немцы овладели Тихвином. Тем самым была перерезана единственная коммуникация, по которой Ленинград снабжался продовольствием, оружием и боеприпасами. Фашисты рассчитывали, что советское командование во время ожесточённых боёв под Москвой не сможет выделить резервов на удалённое от центра направление. Однако планы немецких генералов были сорваны. В результате энергичных мер в короткий срок под Тихвином был сосредоточен мощный ударный кулак. Четвёртая армия (командующий генерал К.А. Мерецков) имела перевес по сравнению с фашистами: по живой силе – в полтора раза, по артиллерии и миномётам – в  два. Это позволило уже через две недели после захвата Тихвина, 11 ноября 1941 года, начать ответное наступление советских войск восточнее реки Волхова. Решающая фаза боёв за город началась 7–9 декабря, в дни, когда под Москвой развёртывалось грозное контрнаступление советских войск. Неотступно преследуя фашистов, советские войска вышли к окраине Тихвина. После мощного артиллерийского налёта, в котором участвовало 200 орудий, в ночь с 8-го на 9 декабря советские воины начали штурм города и взяли его. После победы под Тихвином база снабжения Ленинграда была переведена с дальних станций Заборье и Подборовье в Тихвин, что сократило протяжённость автомобильной трассы – Дороги жизни – с 320 до 110 километров.

14 октября 1941 года город Калинин (с 1990 года – Тверь) был захвачен частями 3-й танковой группы армий «Центр», однако дальнейшее продвижение немецко-фашистских войск было задержано, а на северо-западном направлении (в тыл Северо-Западному фронту) было остановлено совсем, особую роль при этом сыграла советская 8-я танковая бригада. Около двух месяцев город находился под немецкой оккупацией. Но уже 6 декабря советские войска перешли в контрнаступление, и 16 декабря город Калинин был освобождён частями 29-й и 31-й армий Калининского фронта. Особенно тяжёлые бои шли в окрестности села Даниловское, а затем и в самом городе – в районах Комсомольской площади, Тверецкого моста, Горбатки. Потери наших войск были велики: в полках оставалось боеспособными по 150–200 человек личного состава. Но и наступающие немцы несли не меньшие потери.

Трудно переоценить участие моряков-тихоокеанцев в Великой Отечественной и во Второй мировой войне в целом, при этом особую роль играла главная база флота – Владивосток, через которую на фронты сражений с немецко-фашистскими захватчиками были направлены 153 000 военных моряков-тихоокеанцев. Они участвовали в битвах под Москвой и Сталинградом, в обороне Севастополя и Ленинграда, в боях за Северный Кавказ и Заполярье… Тихоокеанцы воевали с фашистскими захватчиками на Северном, Черноморском, Балтийском флотах, на речных и озёрных флотилиях. За проявленные мужество и массовый героизм более 30 000 моряков были награждены орденами и медалями. Девятнадцать кораблей, частей и соединений Тихоокеанского флота были удостоены гвардейского звания, 16 награждены орденом Красного Знамени, а 13 получили почётные наименования.

Николай ЛЕБЕДЕВ

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Однажды во время войны

Они сражались за Родину

Однажды во время войны

КАМЕРА СМОТРИТ В МИР

Документальный фильм «Союзники. Верой и правдой» режиссёр Сергей Зайцев снял к годовщине встречи на Эльбе. Идея создания фильма принадлежит генеральному продюсеру Александру Смолко, для которого тема патриотизма русского солдата стала знаковой на протяжении нескольких фильмов, созданных на киностудии «Русский путь». Фильм рассказывает об этой встрече не как о грандиозном историческом событии, переломившем ход войны, а как о факте личной истории нескольких ветеранов из разных стран.

Состарившиеся бывшие солдаты (хотя говорят, что солдаты бывшими не бывают) рассказывают, как на самом деле происходило то, о чём мы все знаем из уроков истории. Всё очень просто – иногда кажется, что для события планетарного масштаба даже слишком просто, – и от этого становится жутко. Никто не рассуждает об идеях и не кричит «За Родину!», у каждого личные истории, которые они нам честно рассказывают.

«Тётка, заменившая мне мать, сказала, когда я уходил на фронт: «Мой мальчик, будь осторожен, береги себя!», но это же смешно, когда уходишь на такую войну! После первого боя из ста восьмидесяти человек в живых осталось трое. В том числе я…» «Однажды во время войны я случайно встретился со своим отцом. Он был лейтенантом и я. Он рассказал, что фашисты убили мою мать, брата и семилетнюю сестрёнку, спящую в кроватке, и мы поклялись, что отомстим». «Я смотрел, как снежинки ложатся на торпеду, и думал – интересно, заметил ли кто-то, кроме меня, как это красиво?» «Я тогда был сильно влюблён, поэтому очень хотел выжить!» «Мишка сказал, что тот, кто ворует у товарища хлеб, ворует его жизнь, поэтому сам заслуживает смерти. Больше мы того русского, который забрал наш паёк, не видели. Мишка так и не рассказал, что тогда произошло».

Надо сказать, что авторы проделали титаническую работу, подбирая хронику: в фильме использованы как знакомые нашему зрителю эпизоды из советского документального фильма «Встреча на Эльбе» и материалы военной хроники из Красногорского архива, так и редкие зарубежные съёмки и плёнки из личных архивов, многие из которых широкой публике показаны впервые. Кадры кинохроники в сочетании с воспоминаниями приобретают новое звучание. Когда после сцены боя на воде ветеран, закатав брюки, показывает, докуда доходила вода в шлюпке – почти до колена, в местах соприкосновения с водой отмороженная кожа до сих пор темнее, чем здоровая, – становится особенно понятно, что в войне принимали участие не абстрактные миллионы бойцов, а конкретные люди, способные страдать, чувствовать, верить.

Авторы фильма нашли очень разных героев с разными историями, благодаря чему картина войны получилась объёмной, многогранной и неоднозначной. Среди героев – советские солдаты и ничем, кроме другого языка, не отличающиеся от них англичане, французы и американцы. Потомки немецких коммунистов, в 30-е годы иммигрировавшие в СССР, которые воевали за Красную армию и говорившие по-русски лучше, чем по-немецки, и сын русских, уехавших в США во время революции, впервые познакомившийся с другими русскими на Эльбе…

Есть в кадре и представители побеждённой стороны. Ветеран немецкой армии ничуть не похож на бравого фрица и войну воспринимает как нечто совсем бессмысленное и призывает потомков к миру точно так же, как и его бывшие враги: «Я ушёл на войну в семнадцать лет не по доброй воле. На этом кладбище могилы ребят двадцать пятого, двадцать шестого, двадцать седьмого годов. Наверное, есть даже двадцать восьмой… Я смотрю и думаю: «Ради чего все они погибли?!» Пожалуйста, учтите уроки прошлого и не затевайте войн!» На солдатском кладбище этот человек ухаживает за могилами и соотечественников, и советских солдат: «Ведь русские не могут приехать сюда и возложить цветы, а память нужно чтить!»

«Союзническая помощь была колоссальной. И мы должны оценивать её по достоинству. Но не менее важным было ощущение, что Советский Союз в этой битве не одинок, – сказал в одном интервью Сергей Зайцев. – Хочется развеять тенденциозную нелепость, будто в мире никто не помнит об истинном вкладе Советского Союза в победу над фашизмом. Я провёл многочасовые опросы на улицах Нью-Йорка, Лондона, Берлина, Парижа. Они показали, что люди старшего и среднего поколений на Западе знают: самые большие жертвы в войне понёс наш народ. Так будем же взаимно вежливы и благодарны. Для этого мы и делаем наше кино».

Елена ЯНКОВСКАЯ

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Имена на поверке

Они сражались за Родину

Имена на поверке

ИМЕНА НА ПОВЕРКЕ

«Был месяц апрель…»

Семён Гудзенко, Сергей Орлов, Юлия Друнина, Михаил Дудин, Юрий Левитанский, Евгений Винокуров, ныне здравствующий Константин Ваншенкин – целая плеяда значительных поэтов-фронтовиков, имена которых на слуху и в памяти не одного поколения. Для нас, уральцев, сибиряков, есть ещё одно значительное имя поэта, который в талантливых книгах доносил правду о большой войне. Венедикт Станцев. Для многих он был литературным учителем и по-отечески мудрым наставником. Ассоциация писателей Урала, Екатеринбургское отделение Союза писателей России, Уральское отделение Литературного фонда России  и дочь поэта Елена Венедиктовна учредили литературную премию имени В.Т. Станцева, которая будет вручаться начиная с 2011 года.

Хочется, чтобы об этом замечательном поэте, участнике Сталинградской битвы, узнал всероссийский читатель.

Владимир БЛИНОВ, ЕКАТЕРИНБУРГ

Венедикт СТАНЦЕВ

АПРЕЛЬСКАЯ БАЛЛАДА

1.

Мы шли по колено в воде,

с трудом, поднимая ноги,

мы – это всё,

что осталось от роты.

Лейтенант Костромин

сатанински ругался в бога,

и в гроб, и в войну,

и в проклятое это болото.

Он шагал впереди,

переполненный злобой

и местью,

и ругань его

громыхала средь сосен.

Ещё до рассвета

нас было без малого двести,

а после рассвета

осталось всего сорок восемь.

Вернее, не шли мы –

плелись,

окружённые талой водою,

студёной водой,

погибая от жажды.

Хотя бы глоток,

один бы глоток после боя,

но каждый терпел

и судьбу проклинал свою каждый.

В этом диком болоте

бой свирепствовал двое суток,

тысячи тел

вода едва прикрывала...

Наконец-то земля!..

Мы упали, теряя рассудок, –

и сердце пропало,

и белого света не стало.

Я свалился под старую ель...

Шёл сорок второй,

был месяц апрель...

2.

Речка – узкая-узкая,

хрупкие льдины

плывут, похрустывая.

Речка чистая-чистая –

без кровиночки,

по берегам –

пушистые хворостиночки.

Пьёт из речки сама весна:

«Ах, как вода вкусна!»...

Зовёт, зовёт нас

синь-река:

«У меня вода голуба, сладка,

вы устали в последнем бою,

я вас умою и напою...»

Ах, ты речка, речка –

доброе сердечко,

мы бы душою

к тебе прильнули,

мы бы губами

к тебе прильнули,

да не пускают

немецкие пули.

Речка узкая-узкая,

наша речка – русская.

Ах, ты речка, речка,

трава-повитель...

Шёл сорок второй,

был месяц апрель...

3.

Лейтенант Костромин

командует:

– Вперёд!

Лейтенант командует,

а цепь не встаёт.

До речки шагов

не более ста,

но стрельба из-за речки

очень густа,

и речная вода

холоднее льда,

и патронов – в обрез,

и сил – в обрез,

и жить хочется позарез.

Лейтенант Костромин

снова кричит:

– Вперёд!

Лейтенант кричит,

а цепь не встаёт.

Лейтенант Костромин

в упор на меня глядит:

«Ты комсорг,

вставай и веди!..»

Я не зову никого,

не веду,

я просто встаю

и к речке иду,

думаю грустно:

«Ну что, боец,

вот и тебе –

геройский конец...»

А пули звенят,

а пули грозят,

а пули приказывают:

– На-з-з-з-з-з-ад!

А я уже в речку

по пояс вхожу,

винтовку, подсумки

повыше держу.

Вода уже льётся

за воротник,

всё тело моё,

как безумный крик,

я будто глотаю

лёд из огня,

будто вбивают

гвозди в меня.

Еле вползаю

на берег крутой,

затвор у винтовки

тугой-претугой.

И слева – палят,

и справа – палят...

Да сколько же силы

у наших ребят?!

Речка давно

где-то там за спиной,

опять в меня входят

жажда и зной...

Боже, забыл я

из речки напиться...

Лейтенант Костромин

кричит:

– Закрепиться!

Я лежу под берёзой

без воды и без хлеба,

пар от меня

тихо уходит в небо...

А дома под крышей

трезвонит капель...

Шёл сорок второй,

был месяц апрель...

4.

Без штыка на фронте –

не прожить,

он может всё –

напарник верный:

колоть и бить,

вскрывать консервы

и перемёрзлый хлеб крошить.

Прости, берёза!

Штык вонзился в ствол,

из раны сок холодный

брызнул,

и был тот сок –

посланцем жизни,

и был тот сок,

как хлеб на стол.

Мне берёза

матерью была,

а я – её грудным младенцем.

Я пил, и крепло моё сердце,

и сила юная росла.

Вот так,

в канун вишнёвого цветенья,

я отмечал свой

день рожденья.

Ах, двадцать, ах, двадцать,

годок золотой...

Был месяц апрель,

шёл сорок второй...

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

В строю нашей памяти

Они сражались за Родину

В строю нашей памяти

КНИЖНЫЙ РЯД

Герои Победы: Книга-альбом / Под общ. ред. С.В. Перевезенцева. – М.: Голден-Би, 2010. – 288 с.: ил. – 3000 экз.

Этот альбом посвящён Дню Победы, который настал только благодаря подвигу героев Великой войны. Советский солдат был не единожды воспет поэтами. Каждый из 1418 дней вмещал в себя столько жертв и тяжелейшего ежедневного труда героев Великой Отечественной войны, что казался длиною в жизнь. 65 лет назад, наверное, не оказалось такой семьи, которую бы война ни затронула, обошла стороной. У всех нас в памяти живы наши родственники, герои Великой Отечественной войны, которые не вернулись с фронта, пали на поле боя, сражаясь за Москву, Ленинград, Сталинград, Одессу, за каждый город нашей Родины.

Среди них – первый Герой Советского Союза среди лётчиков Балтики Алексей Антоненко (погиб 14 июля 1941 года), генерал-майор Лев Доватор (при форсировании реки Рузы 19 декабря 1941 года, лично возглавив атаку, героически погиб), командир стрелкового отделения Прокопий Аврамков (22 января 1944 года закрыл своим телом пулемётную амбразуру), снайпер Моисей Усик (погиб 8 января 1944 года в ходе наступательной операции) и другие.

Каждая глава (а это год Великой Отечественной войны) книги кратко, но ёмко рассказывает о 118 славных героях – рядовых и генералах, партизанах и тружениках тыла, которые приблизили Великую Победу. Многие из них не дожили до победного мая 1945 года, но все они останутся навечно в строю нашей памяти.

Светлана КЛЕПЧИНОВА

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

На службе военной

Они сражались за Родину

На службе военной

КНИЖНЫЙ РЯД

Михаил Первов. Родилась в Москве «Катюша»: Исторический очерк. – М.: ЗАО «Издательский дом «Столичная энциклопедия», 2010. – 255 с. – 3000 экз.

Великая Отечественная война показала миру сокрушительную ударную силу и могущество советского вооружения. При этом около трёх четвертей образцов орудий и до половины типов стрелкового оружия, с которыми Вооружённые силы СССР пришли к победе, были созданы и поставлены на массовое производство уже в ходе войны. Среди таких образцов вооружения особое место занимает гвардейский миномёт БМ-13 – легендарная «Катюша».

Разработка реактивных снарядов была начата Н.И. Тихомировым и В.А. Артемьевым ещё в 1921 году. Их многолетний труд завершился большим успехом советского ракетостроения – в 1928 году были проведены успешные испытания первой в мире ракеты на бездымном порохе. В 1933 году в Москве создаётся Реактивный научно-исследовательский институт.

15–17 июня 1941 года пять машин БМ-13, изготовленные в опытных мастерских РНИИ по заказу Главного артиллерийского управления, были выставлены на смотре новых образцов вооружения Красной Армии, проходившем под Москвой. Был произведён залп из четырёх боевых машин, которые получили высокую оценку руководителей партии и советского правительства. Уже 2 июля 1941 года «Катюши» первой экспериментальной батареи капитана Ивана Флерова были отправлены из Москвы на Западный фронт, а 14 июля заняли боевую позицию под Оршей, на берегу Днепра, откуда и нанесли по врагу свой первый сокрушительный удар.

Советская промышленность быстро наладила производство реактивных снарядов и пусковых установок. Несколько заводов были подключены к производству «Катюш», среди них – заводы «Компрессор», «Коммунар», «Красная Пресня», «Электроаппарат» и другие. Особый вклад в модернизацию и изготовление новых пусковых установок «Катюш» внесли конструкторы, рабочие и служащие завода «Компрессор». Одна за другой шли на фронт части реактивной артиллерии.

Софья АНДРЕЕВА

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Поющее подразделение

Они сражались за Родину

Поющее подразделение

БРАВО!

Нынешней осенью в шести европейских странах царила «её величество русская песня». В Чехии, Словакии, Сербии, Польше, Венгрии и Болгарии успешно прошло европейское турне известного во всём мире Академического ансамбля песни и пляски Российской армии имени А.В. Александрова. Таким «восклицательным знаком» коллектив завершил серию концертов «Под знаменем Великой Победы», приуроченную к 65-летию освобождения мира от немецко-фашистских захватчиков. Гастроли коллектива уже состоялись в городах-героях России: Москве, Санкт-Петербурге, Мурманске, Туле и других. Коллектив принял участие и в официальном визите президента России Дмитрия Медведева в Словакию в честь 65-летия освобождения Братиславы от немецко-фашистских захватчиков, выступал на президентском приёме для ветеранов Великой Отечественной войны в Кремле.

«65 лет назад Красная армия принесла Европе свободу, а сегодня уже Российская армия привезла сюда лучшие российские песни и танцы. 65 лет назад наши народы уничтожили фашизм, а сегодня мы вместе празднуем нашу общую Победу» – так определил директор Ансамбля Александрова заслуженный работник культуры России Леонид Малев главную цель такого «десанта» в лице творческого армейского коллектива. На самом деле это грандиозное турне – за 34 дня ансамбль дал 29 концертов в 28 городах, на которых присутствовали в общей сложности более чем 200 тысяч верных поклонников прославленного коллектива, – можно, скорее, назвать песенной миссией российской дипломатии. В столицах стран, где проходили концерты, традиционно присутствовали первые лица и представители руководства государств, политическая и творческая элита. И стоит подчеркнуть, что если некоторые страны пытаются экспортировать в ту же Европу радары и ракеты, то Россия – высокие образцы песенного искусства. К тому же именно военного. Что говорит о качестве в том числе и культурного уровня Российской армии. В солидном репертуаре ансамбля есть песни военных лет, народные песни, русские романсы, оперная классика, джазовые композиции. Но, что важно, артисты всегда исполняют песни и на языке той страны, где проходит концерт. Это особый знак уважения к слушателям. В свою очередь, наши песни «Катюша», «Калинка», «Священная война» узнают везде уже по первым аккордам и встречают овацией.

Заметим, что на сегодняшний день больше ни в одной армии других стран нет столь прославленного «музыкального подразделения». Стоит отметить, что все 80 лет существования коллектива его всюду воспринимают как вестника мира. Поэтому инициатива жителей города Лученец (Словакия), где также выступал в рамках турне ансамбль, и не вызвала удивления. А ведь словаки предложили выдвинуть армейский коллектив России на… Нобелевскую премию мира. Эту инициативу поддержали ещё несколько стран Европы. Идёт юридическая проработка вопроса, ведь впервые претендентом на Нобелевку становится целый коллектив!

Ирина ПАВЛЮТКИНА

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Триумф брюха

ТелевЕдение

Триумф брюха

ТЕЛЕпраздНИК

21 ноября случился Всемирный день телевидения. Этот праздник свободы телеслова, к несчастью, попирается во многих странах. О том, как подчас бесцеремонно и тоталитарно поступают с телекомпаниями правительства некоторых считающих себя цивилизованными стран, много писалось – там вводят общественные комиссии, нравственные советы якобы в целях защиты морали, запрещают секс, насилие в детское время, не то что у нас – руки прочь от ящика! Он лучший в мире и становится день ото дня всё краше! Появляются новые шоу, которые революционно поворачивают сознание зрителей в сторону современных инновационных трендов. Примеров несть числа. Блистателен проект «Десять миллионов» на канале «Россия-1», он посвящён отношению народа к вечным ценностям – деньгам. С каким неподдельным, подчас оргиастическим размахом чувствований ощупывают участники (и особенно участницы) заветные пачки, гладят их, целуют, потерянно стонут, когда деньги проваливаются в бездну, и ревмя ревут от счастья, когда они остаются с ними. Это в высшей степени современное шоу свидетельствует о том, как меняется в лучшую сторону человек, как он освобождается от догм тоталитарного общества. Ещё большее впечатление производит «Детектор лжи», его успех говорит о гигантских шагах, сделанных в сторону освобождения человека развитого капитализма от нравственных оков прошлого. В надежде на миллионы герои выкладывают заповедные тайны своей половой жизни, вычерпывают до дна и предъявляют людям всю свою низость. И это потрясающе свидетельствует о революционной ломке человеческой натуры и создании человека нового типа.

Рейтинг растёт, нравст-венность падает, туда ей и дорога, всё путём. Кто-то теряет, кто-то дичает, а кто-то, наоборот, находит. А вот пример элитарного телепроекта. «Тур де Франс» абсолютно необходим самым успешным, самым продвинутым, тем, кто поднялся до такого уровня благосостояния, что уже может «свалить из рашки», но не решил ещё, куда. Лондон переполнен, Израиль – тоже, Германия забита до отказа, и в США теперь не всех пускают. За Дерипаску и Кобзона возвышает голос МИД – враги клевещут чего-то про криминал, коррупцию, а кто у нас с ними, родимыми-то, не связан? Включи ящик и узнаешь, что все. Кто бы мог помыслить про бывшего столичного градоначальника что-то нехорошее, он же всем мэрам был мэр, основоположник всего того, что у нас тут понастроено с 91-го года, в 93-м году и всегда потом за рынок горло мог перегрызть и грыз, а оказалось вдруг, что – пробы ставить негде. Ящик сыграл с ним злостную шутку – вначале возвышал до небес, потом передумал и шмякнул оземь. И все под этим вот телетопором ходят и трепещут, ища у Познера ответа, куда валить. Вот он и отвечает, что для них сейчас особенно Франция хороша, недостаточно ещё изгажена, есть там заповедные уголки, куда не ступали русскоязычные лапы. Ах, как там вкусно готовят, как изысканно едят и пьют!.. Вот где и как должна жить и есть элита нации… Говорят, она у нас какая-то уж чересчур зажравшаяся, немножко даже чрезмерно компрадорская, и ящик наш тоже то ли Пандоры, то ли компрадора, но кто это говорит? Тот, кто не выдавил из себя по капле совка. А кто выдавил, тот без зазрения совести делает бабки здесь, а живёт там и детей с малых лет отсылает туда, где наше ТВ забесплатно не посмотришь. Лишены они «Кривого зеркала» Евгения Петросяна, «Программы Максимум» Глеба Пьяных и «Исторических хроник» Николая Сванидзе.

Зато их ровесники здесь имеют эту счастливую возможность, а также счастье наслаждаться разнообразными «Ментами», «Гаишниками» (зачем «Россия-1» «Гаишников-2» на «Сватов-3» внезапно заменила?), «Бандами», «Братанами»  и прочими «Побегами» истинной демократии. Кровь ручьём, киллеры, зэки, трупы – как это современно, как манко. На днях в детское время на ТНТ триумфально вернулся «Дом-2». Это – знаменательная победа свободы слова над здравым смыслом, который, очевидно, является атавизмом ужасного прошлого. Спасибо юристам ТНТ и тем телеакадемикам, которые боролись за свободу телеслова против тех, кто замшело требовал ограничений показа этой весёлой, познавательной молодёжной передачи. Теперь каждый сопляк – стоит только включить ящик, пока родители на работе – снова может учиться тому, как строить настоящую любовь, а потом наиболее пытливые отыщут в Интернете ролики, где их любимые герои осуществляют эту любовь на теле, без всяких запикиваний, со всеми полагающимися хлюпами и матом. Долой стыд! – правильно учили большевики. А тот, кто проводит параллель между свободой нравов молодёжного ТВ, а также кровавым экранным криминалом с массовыми изнасилованиями-убийствами в Кущёвке, тот не попадёт в Сколково никогда. Правильно учит нас ящик, что главное – успех, кулак, ствол. Только после просмотра правильных «банд» можно рассчитывать на получение правильного образования, скорешиться с правильными профессорами и пробиться к нанотехнологиям.

Кстати, на удивление, в отличие от прошлого года Всемирный день телевидения в это воскресенье наш ящик проигнорировал. Хотя аналогичный, утверждённый на Генассамблее ООН праздник – Всемирный день туалетов, случившийся 19 ноября, – бодро отметил рассказом об истории этого важнейшего артефакта цивилизации, проделавшего огромный путь от древнегреческого очка и римского сортира с лягушками к светлому будущему современных электронных унитазов Японии…

Наше ТВ (в отличие от других стран, где ещё упорно навязываются вечные ценности) воистину народное, оно такое, каким его хочет видеть простой зритель, а он, как правильно считают теленачальники, хочет только жрать, ржать и в рифму на всё, что мешает ему жрать и ржать… ... ...

Неожиданное философское подтверждение вышеприведённого бреда пришло с единственного свободного от рекламы российского канала – «Культура». Из блистательного, достойного отдельного восхищённого исследования многосерийного проекта «Олег Табаков. В поисках радости. Театральная повесть в пяти вечерах». Автор и ведущий Анатолий Смелянский всячески настаивал только на одной из многочисленных ипостасей известного актёра и педагога. На жизнелюбии, выражающемся в раблезианском чревоугодии и всеядности, любви к зелени и успеху, стремлении к безграничной свободе и отказе от идеалов голодной юности («современниковского» неприятия мещанства и пошлости). Слишком часто заводились разговоры о Санчо Пансе, противопоставляемом Дон Кихоту, о брюхе, о кувшинных рылах, которые в исполнении Мастера становились удивительно обаятельными и привлекательными… Некоторым перебором в иллюстрации раблезианства показался эпизод с рассказом Михаила Трухина, приехавшего на переговоры в МХТ в связи с предложенной ему ролью Гамлета. Когда будущий принц вошёл в кабинет руководителя легендарного театра, тот находился в своём персональном туалете. И первые десять минут беседовал с будущим Гамлетом… оттуда. «Брюху» не прикажешь, всякое бывает, но зачем это вставили в фильм? В ущерб, может быть, ещё одному рассказу кого-нибудь из великолепной плеяды учеников, взращённых талантливым педагогом, и его репутации?

Тонко чувствующему конъюнктуру и запах времени многоопытному ведущему нужно было, видимо, не только противопоставить руководителя МХТ великим предшественникам, но и подтвердить его приверженность новой эпохе, эпохе всепобеждающего брюха…

С праздником, господа!

Александр КОНДРАШОВ

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 4,8 Проголосовало: 4 чел. 12345

Комментарии: 24.11.2010 11:34:16 - Олег Сергеевич Тапин пишет:

Не только критиковать, но и поддерживать умное, доброе

Пятый канал и канал "Культура" выдают немало хороших телепередач. Здесь и документальные фильмы и лекции видных ученых, и передачи о науке, истории, классическая музыка. Конечно, рейтинговая свинья всегда грязи найдёт. Необходимо воспитывать вкус, поднимать зрителя к культуре, а не опускать передачи до уровня поп-массовой невзыскательности. И что-то ЛГ никогда ни слова о радио? Оно что, не существует?? Послушайте ржачку на "Маяке" и заезженные песенки в промежутках, - уже есть о чем поговорить...

Москва из Ташкента

ТелевЕдение

Москва из Ташкента

ТЕЛЕБРАТЬЯ

Российские телеканалы для узбекистанцев, особенно для такого крупного мегаполиса, как двухмиллионный Ташкент, и сегодня, спустя почти двадцать лет после развала Союза, значат очень и очень много. Женщины и пожилые люди смотрят сериалы, ждут не дождутся «старых песен о главном» по ОРТ или «России», молодёжь смакует МузТВ, не брезгуя порой «закусить» их «Сексом с Анфисой Чеховой», а подавляющее большинство обязательно просматривают информационные программы «Время», «Вести» или «Сегодня». Огромная аудитория у телеканала «Спорт», немало зрителей у канала «Культура», привлекающего высокохудожественными передачами без какой-либо политической окраски и отсутствием надоевшей всем рекламы.

Примечательно, что среди поклонников российского ТВ – не только русскоязычное население, но и представители титульной нации. Ведь четыре государственных телеканала, вещающие в основном на узбекском языке, более популярны на периферии, в сельской местности.

Какого-либо обсуждения передач российских телеканалов в средствах массовой информации почти не встретишь, это здесь не очень-то принято. Но всё же критика порой пробивается. В частности, независимая газета «Новости Узбекистана», имеющая тесные связи с посольством РФ в нашей стране, нет-нет да и боднёт какую-либо российскую телепередачу.

В частности, в материале «Кремлёвские похороны»: копать надо глубже» камня на камне не оставили от телепередачи НТВ из этого цикла, посвящённой Шарафу Рашидову. Действительно, диву даёшься поверхностному и легковесному подходу к историческим событиям, продемонстрированному теледокументалистами этого телеканала, наличию надуманных версий и нелепых домыслов для искусственного нагнетания сенсационности, заканчивающихся пафосными словами: «Мы, наверное, никогда не узнаем, как ушёл из жизни этот политический деятель». Так стоило ли огород городить?

Заслуживает внимания и другая статья этого издания – «Долой порнографию духа», где, анализируя передачи ДТВ «Брачное чтиво» и «На измене», автор называет это «наглым и бессовестным подглядыванием в замочную скважину, что у нормальных людей должно вызывать возмущение и даже омерзение».

Конечно, такие публикации скорее исключение, чем правило. И обсуждение российского ТВ проходит чаще в неформальной обстановке – на работе с коллегами, дома с членами семьи, в общественном транспорте, который, как когда-то в советские времена, является своеобразным камертоном взглядов и настроения людей. Однажды в автобусе услышал, как возмущалась немолодая пассажирка: «Посмотрите, как в этих российских фильмах постоянно и безбожно пьют!» Не согласившись с этим мнением, решил приглядеться к проблеме более внимательно. И убедился в правоте и наблюдательности народного «критика». Действительно, и в сериалах, и в серьёзных художественных фильмах, комедиях и исторических картинах никогда не обходится без «красочного» показа этой далеко не безобидной российской традиции.

Но, повторюсь, особым вниманием узбекских телезрителей пользуются информационные передачи. И здесь на первом месте, без всяких сомнений, идёт старое доброе «Время», доверие к которому очень велико. Наших зрителей привлекают свобода и демократизм российских телеканалов, возможность высказать взгляды, порой не совпадающие с мнением властей предержащих, раскованность многих политиков РФ. Но порой возникают недоумённые вопросы и сомнения. Среди наших телезрителей вызвала огромное недоумение и недавняя травля на российском ТВ президента Белоруссии. Свора нечистоплотных журналюг, получив команду «фас» из верхних эшелонов власти, с лаем и визгом бросилась на «жареное». В телефильме, в котором вместо фактов сплошные домыслы, лидер соседнего (и кстати, союзного с Россией!) государства объявлен… психически ненормальным (!). Здесь у нас возник естественный вопрос: а если завтра перед «старшим братом» провинится другая страна СНГ, кто ещё составит компанию Лукашенко в палате № 6?

Нынешний год, как известно, проходит под знаком 65-летия Великой Победы. Российское телевидение весьма широко освещает эту знаменательную дату, и многие передачи на эту тему находят самый живой отклик в сердцах узбекских телезрителей. Это и понятно: ведь Великая Отечественная – часть нашей общей истории, в Узбекистане практически нет семьи, на себе не испытавшей горести военного лихолетья, из 6-миллионного населения республики в те годы более 30 процентов ушли на фронт, 450 тысяч погибли на полях сражений, 150 тысяч пропали без вести. И когда мы смотрим талантливые и правдивые творения теледокументалистов России о Сталинградской битве, Ленинградской блокаде, танковом сражении на Курской дуге или взятии Берлина, то вспоминаем об этом с гордостью: ведь там героически сражались и погибали ребята из Узбекистана.

Тем большее удивление вызывают некоторые телепередачи или телефильмы, где принижается значение этой Победы, извращается её смысл: дело представляется так, что огромные жертвы были напрасными, да и вообще что это и… не победа вовсе (!). Чтобы не ходить далеко за примером, сошлюсь на недавнюю премьеру НТВ «Брест: крепостные герои». Надо обладать особым «талантом», чтобы так опошлить и извратить ставший уже легендой подвиг защитников Бреста. Горстку бойцов, умирающих от жажды и голода, противостоявших элитным дивизиям вермахта, танкам и самолётам противника, благодаря домыслам, подтасовкам и неуместным комментариям представили чуть ли не предателями, мечтавшими лишь о том, чтобы сдаться.

В этом же ряду и показанный на Первом канале в преддверии Дня Победы один из главных церковных иерархов, «не видя других причин Победы», объяснил её «Божьим чудом». Стоит ли привносить Божественное туда, где оно совершенно неуместно? Нельзя не сказать о том, что по многим каналам сегодня буквально несётся на человека, накрывая его, огромный вал бездуховности, насилия, культа денег и наживы, распущенности и вседозволенности… Осмеянию подвергаются такие высокие чувства, как любовь, патриотизм, целеустремлённость, желание творить добро. Подрываются многие исконные ценности, в особенности семья. Это совершенно неприемлемо для Узбекистана, где один из самых низких в мире показателей по разводам, где уважение к старшим – наивысший приоритет, где родителей называют только на «вы». И естественно, что такие передачи и фильмы вызывают справедливую тревогу у представителей интеллигенции и духовенства.

Как же противостоят этому «смертоносному» валу в нашей республике? Пока ещё старым как мир и примитивным способом – выключают телевизор, не разрешают детям смотреть некоторые передачи. В связи с этим удивляешься либерализму и терпению узбекских властей, которые давно могли бы прекратить вещание на территории страны некоторых российских телеканалов. Видимо, они руководствуются мудрым советом героя Миронова из фильма «Человек с бульвара Капуцинов»: пусть будущее рассудит…

К тому же не будем забывать, что благодаря российскому ТВ наряду с тупыми американскими боевиками мы видим «Балладу о солдате» или «А зори здесь тихие», поперхнувшись порнокартинами Тинто Брасса, восхищаемся фильмами Михалкова или Рязанова, возмутившись поведением и речами некоторых политиков или телеведущих, с удовольствием наблюдаем, как Кургинян в «Суде истории» громит млечиных, хакамад или станкевичей…

Да, оно неоднозначное, это российское ТВ, оно многогранное, оно вызывает противоположные оценки, восхищение, а иногда и праведный гнев. Но мы всё равно его любим и не можем свою жизнь без него представить…

Игорь САНЕЕВ, ТАШКЕНТ

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 3,0 Проголосовало: 2 чел. 12345

Комментарии:

Пример BBC

ТелевЕдение

Пример BBC

Zabugor TV

В этих трёх латинских буквах с давних времён слышится что-то враждебное, антисоветское. И сейчас ведущую британскую компанию дружественной по отношению к России не назовёшь. Однако нам весьма важно понять то, как она устроена, как работает на свою основную аудиторию и что из её опыта было бы полезно нашему ТВ.

Родившись как радиокомпания в 1922 году, BBC сейчас – настоящая телеимперия. Финансируется она за счёт регулярной лицензионной платы, которой облагаются все владельцы телевизоров в Англии (приблизительно 145 фунтов в год) – эти отчисления составляют три четверти доходов телекомпании. Здесь нет рекламы! Более того, и кодекс журналистской этики BBC строго-настрого запрещает любого рода рекламу – в том числе и косвенную. Сегодня в эту телерадиовещательную корпорацию входят девять британских телекомпаний и десять иновещательных. Кстати, на зарубежных реклама присутствует, и именно она приносит BBC недостающую долю финансирования. Такая система сложна, но, по убеждению многих, является легкоконтролируемой, давая налогоплательщикам законное право выражать согласие или несогласие с политикой BBC.

Самым популярным телеканалом в Великобритании является BBC-1. Его программы самые разные – новости, текущие события, детские передачи, музыкальные, художественные, комедии, развлечения. Религиозным программам отведено 92 часа в год, хотя до 2005 года им было предоставлено времени больше – 101 час.

BBC-2 – второй по популярности телеканал, спектр тематики которого рассчитан на более продвинутых – интеллектуальных зрителей. Одна из самых популярных Top Gear («Высшая передача») – об автомобилях. Её ведущий, известный британский журналист с прекрасным чувством юмора, – Джереми Кларксон, который сотрудничает и с Sunday Times. На телеканале Россия-2 эта программа идёт с очень плохим дубляжем диктора. Мало того что голос диктора абсолютно не совпадает по тембру, он ещё и чрезмерно интонирует, пытаясь создать свой собственный образ ведущего, который ровным счётом не имеет никакого отношения к Джереми Кларксону.

Каналы BBC-3 и BBC-4 созданы недавно, соответственно в 2002  и 2003 годах. Целевая аудитория BBC-3 – 16–34 года, а цель канала – поддержать «инновационное» содержание молодёжной аудитории и способствовать открытию новых талантов. BBC-4 делает упор на документальные фильмы, музыку, международные кинофестивали, текущие события.

CBeebies и CBBC – два детских канала. Первый – для детей до шести лет, второй – от 6 до 12. Директор детских каналов Джо Гудвин очень трепетно сформулировал задачи, сказав, что огнём воображения мы должны помочь детям понять окружающий мир. Здесь и интересные истории, и анимационные фильмы, и фильмы о детстве, о разных странах – обо всём что знакомит детей с нашей сложной действительностью.

Что же касается телеканалов BBC News и BBC Parliament, то их названия говорят сами за себя.

Зарубежные телеканалы – Animal Planet, BBC World News, BBC Entertaiment (бывший BBC Prime), BBC America, BBC Canada, BBC Kids, BBC Knowledge, People+Arts, BBC Lifestyle, UKTV Australia, которые по спутниковым каналам распространяются на весь мир.

Конечно же, общественное финансирование имеет свои замечательные плюсы. BBC, высказывая свою точку зрения, критикует подчас не только кабинет министров, но и самого премьера. В 1926 году Уинстон Черчилль, недовольный работой BBC, требовал взять корпорацию под правительственный контроль. Маргарет Тэтчер на посту премьер-министра тоже всегда была в постоянной конфронтации с BBC. Но дальше всех пошёл Тони Блэр, который фактически вынудил руководителей корпорации Гэвина Дэвиса и Грега Дайла уйти в отставку. Поводом для скандала послужил репортаж, в котором подверглась сомнению правомочность ввода войск в Ирак. Тони Блэр потребовал извинений от ВВС и вызвал ещё большее противостояние. Для расследования инцидента была создана специальная парламентская комиссия во главе с лордом Хаттоном, и в её выводах было сказано, что политика BBC порочна. Руководству корпорации пришлось подчиниться и принести извинения. И так уж совпало, что с приходом нынешнего генерального директора Марка Томпсона стабильность телекомпании BBC пошатнулась.

Тем не менее многое в устройстве корпорации вызывает приступы сильнейшей зависти. BBC возглавляет попечительский совет из 12 человек, которых назначает королева. Кроме того, при компании существуют общественные советы в различных регионах Объединённого Королевства, которые состоят из представителей зрителей и слушателей. Они контролируют программную политику BBC и дают рекомендации по её совершенствованию. В них входят от 8 до 12 человек, которых назначает корпорация на пять лет, а координирует их деятельность Генеральный консультационный совет. Но сложился этот механизм не сразу, британские зрители бились за программу общественных советов не одно поколение. В Англии хорошо помнят Мэри Уайтхаус, которая на протяжении 40 лет боролась против насилия, разврата и нецензурной лексики на британском телевидении. В 2008 году на BBC экранизировали биографию Мэри Уайтхаус, оценив по достоинству её вклад в английскую культуру, и хочется верить, что у этой великой женщины обязательно найдутся последователи и у нас.

В связи с мировым финансовым кризисом на BBC настали трудные времена. Корпорация вынуждена закрывать корпункты, проводить сокращения сотрудников, урезать суммы пенсионных выплат. Увы, информационный гигант отчасти выработал свой ресурс… Но чтобы не заканчивать разговор на грустной ноте, приведу ещё один пример. Об этом говорил на недавней встрече с коллегами генеральный директор BBC Марк Томпсон. У всех ещё свежи в памяти события этого года, когда во время землетрясения на Гаити погибли свыше 200 тысяч человек. В эти минуты новостные бригады BBC одними из первых прибыли на Гаити и начали вести репортажи. Одновременно BBC сумела оперативно запустить сервис на креольском языке, а также на десятке других иностранных языков из ньюсрума в Майами. Эти источники информации оказали бесценную помощь как в спасательных работах, так и в информировании населения: где находится питьевая вода, пища и как добраться до пунктов медицинской помощи. Думаю, что народ Гаити всегда будет помнить журналистов, которые помогали ему выжить в эти страшные дни. И это то, ради чего существует журналистское сообщество, – информировать, просвещать, а в случае чего первыми прийти на помощь.

Мир меняется, меняемся мы, меняется наше сознание, меняются приоритеты, но тем ценнее становится многолетний опыт таких гигантов, как BBC. Для меня есть три существенных момента на британском ТВ, которые я считаю первостепенными – их не стыдно было бы и позаимствовать. Первое – это отсутствие рекламы на национальном общественном телевидении: известно ведь, к чему приводит погоня за рейтингом. Второе – активная позиция телезрителей, которые с помощью общественных советов постоянно сражаются за чистоту своих телеэкранов. А третье – патриотизм: здесь невозможно увидеть ничего «антигосударственного и антинародного».

Ирина САДОВСКАЯ

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 5,0 Проголосовало: 2 чел. 12345

Комментарии:

Настоящие причины

ТелевЕдение

Настоящие причины

А ВЫ СМОТРЕЛИ?

Два последних «Поединка» были посвящены беспрецедентному всплеску насилия в стране. В первом случае – зверскому избиению журналиста Олега Кашина, во втором – криминальному беспределу в станице Кущёвской. В «кашинском» выпуске главный редактор «МК» Павел Гусев призывал ужесточить наказание за преступления против журналистов, но в зрительском голосовании с большим перевесом победила точка зрения члена Общественной палаты Ольги Костиной, которая стояла на том, что неправильно выделять журналистов в отдельную касту – действующего законодательства вполне достаточно, ему нужно только честно следовать. Несколько удивило заключительное выступление третейского судьи Владимира Лукина. Говоря о причинах произошедшего, он выделил проблему нетерпимости в обществе, она виновата, то есть опять, надо понимать, народ виноват. А откуда взялась эта нетерпимость, которой ещё четверть века назад не было, уважаемый омбудсмен не сказал. А он был одним из тех революционеров, которые разрушали старый мир и на высоких государственных постах создавали новый жизненный уклад, который оказался так «органичен» для России, что порой страшно выходить на улицу.

В «кущёвском» выпуске Владимир Жириновский призывал к военно-полевым судам, требовал вешать преступников, а противостоял его напору адвокат Генри Резник, доказывавший необходимость сохранения моратория на смертную казнь. Вспомнив о многочисленных судебных ошибках советского периода, его поддержал знаменитый в прошлом следователь по особо важным делам, а теперь адвокат – Владимир Калиниченко. Но при всех его интересных рассуждениях о причинах криминального беспредела в голову приходит мысль о том, что одной из них является как раз то, что в начале 90-х в стране была создана такая атмосфера, что выдающиеся, энергичные специалисты вроде Калиниченко, вынуждены были из прокуратуры перейти в стан «процессуальных противников» – адвокатов. И не искать преступников, а защищать их.

Неожиданными и точными показались мысли, высказанные во время бесед в «секретной комнате» ведущего Владимира Соловьёва с третейским судьёй главным редактором «ЛГ» Юрием Поляковым. Писатель, сравнив нынешнюю правящую элиту с большевиками, напомнил, что последние поначалу считали уголовный элемент социально близким, но через короткое время стали беспощадно с ним бороться. Складывается впечатление, что и нынешняя «революционная» элита тоже считает криминал социально близким. И даже срослась с ним, добавил Соловьёв. Системная болезнь, терзающая наше общество уже третье десятилетие, – «государственная недостаточность», в ней настоящая причина роста преступности. Не хотят властные структуры закручивать гайки, так как это в конце концов может коснуться и их.

Эта мысль нашла неожиданное подтверждение в финальной части передачи, когда в ответ на требования Жириновского вешать «цапков», Генри Резник предложил лидеру ЛДПР оборотиться на себя и посмотреть на своё окружение, в котором очень много таких, кто очень похож на криминальных «цапков» из Кущёвской.

Жанна ОНОПРИЕНКО

televed@mail.ru 2

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 5,0 Проголосовало: 2 чел. 12345

Комментарии:

Не сбивайте державных па!

Танцкласс

Не сбивайте державных па!

ГЛАВНАЯ ТЕМА

Нам крайне необходим классический балет, а значит, мы обязаны быть крайне консервативными по отношению к балетной школе

Увертюра

Сначала была Нобелевская премия по физике, присуждённая в этом году людям, получившим образование в СССР. И лишь потом – утвердившееся до степени алмаза убеждение в том, что если русская школа и нуждается в какой-либо модернизации, то только в консервативной. Иными словами, наша система народного просвещения может быть улучшена единственно возвратом к модели, осуществлённой в Советском Союзе. Модели, заметим, стоявшей на почве воспитания научных кадров Российской империи.

Вспомним, что представляло собой образование империи. Опустим Кадетский и Пажеский корпуса, а также Коммерческое училище. Останутся церковно-приходская школа, дававшая вопреки наветам неплохую начальную грамотность, и домашнее «дошкольное» воспитание. Затем отрок мог поступить в классическую гимназию или реальное училище. Гимназия предполагала продолжение в университете, реалистов ждали технологические институты. Для всех вузовских выпускников были открыты личное дворянство и Академия наук. Что важно? Правильно, непрерывность единого поля смыслов. И незыблемость общей области здравого смысла.

Сломали эту школу Советы? Ничуть. Восьмилетка могла быть продолжена в среднеспециальных заведениях. Среднее образование могло быть дополнено специальным или среднетехническим. Оное не исключало в дальнейшем получение институтского и даже университетского диплома. То есть образование сохраняло свою «единость и непрерывность». С любой ветви можно было переступить на соседнюю. Например, окончив ПТУ по специальности «газосварщик», выпускник мог смело сдавать экзамен на юриспруденцию или филологию.

Всюду подразумевались аспирантура и докторантура, Академия наук ждала всех. Вузовская, академическая и отраслевая науки были связаны между собой и «осмыслены воедино» общим типом образования.

Неучастие в так называемом болонском процессе не мешало нашим специалистам делать ракеты, перекрывать Енисей и даже время от времени получать Нобелевские премии по физике, химии и, кажется, даже экономике.

Выстроенное к битве войско

О «едином и неделимом» вспомнилось, когда на повестки разных дней были поставлены вопросы о внесении изменений в законы или о принятии новых законов об образовании.

Мне пришлось убить немало часов на изучение юридических текстов, излагающих концепцию нынешнего образования, его будущего; прочесть немало проектов законов, предлагаемых поправок к ним; ознакомиться с рядом подзаконных актов. Не стану обманывать: чтение не из лёгких, не из приятных. К разряду развлечений его точно не отнесёшь. Поэтому я и не стану загружать читателя ссылками и формулировками. Прошу поверить: законотворческая работа над очередным изменением школы идёт, а значит, именно сейчас то самое время, когда нужно кричать о своём, о наболевшем.

Актуальное «моё» сегодня есть искусствоведение. В той его части, которая связана с балетом. Потому и буду говорить я почти исключительно о балетной школе.

Давайте возьмём для примера Московскую государственную академию хореографии. И идентичную с нею по структуре Академию русского балета им. А.Я. Вагановой. Что увидим?

Обе академии реализуют программы общего и среднего профессионального образования, высшего образования педагогов и хореографов, имеют аспирантуры (педагогические науки и искусствоведение). Да, пока нет докторантур, но самой идее «интегрированной образовательной среды балета» не очень много лет. Сейчас важнее говорить о векторе, чем о скалярном его значении.

А вектор таков: в административных рамках руководством обеих академий делается всё, чтобы придать балетоведению черты именно науки (про педагогику с её традициями мы не говорим).

До тех пор, пока я сам, лично, не был связан с исследованиями в области балета, я мог оставаться в относительном неведении по поводу балетоведческих штудий, мысленно ограничив их историческими и современными описаниями, более-менее удачными классификациями, анатомией, психологией, физиологией и гигиеной там, где исследователь касается тела и населяющего его духа. Правда, от телесно-духовного синтеза – один шаг до философской антропологии. От физиологии движения – до физики. От пересказа произведений – до герменевтики.

Придание балетоведению научности происходило на моих глазах, именно в последние годы. Замкнутая каста балетных была дополнена искренними фанатиками из университетских учёных: философами, филологами, физиками, которые принесли с собой научный метод в балетоведение.

Уже не «профессор за заслуги», но настоящий учёный стал воплощением балетоведа. Важнейшим при этом оставалось то, что кадры истинной научности предполагалось воспитывать в балетной среде!

Всё подготовлено для того, чтобы возникла интегрированная система, способная готовить человека от «младых ногтей» десятилетнего возраста до народных артистов и докторов наук в привычном для них профессиональном мире. Стройно. Красиво.

И это нужно менять? И это нужно «модернизировать» и стандартизировать?

Голактеко опасносте!

Высокая культура может опираться только на высокое образование. Вчитайтесь в подзаголовок данного раздела и улыбнитесь. Такие нарочитые ошибки принято делать в интернет-сообществе теми, кто прекрасно знает правила русского языка. Улыбнуло? Теперь осознайте: опасность в том, что «улыбать» это может лишь до тех пор, пока не появится тот, кто будет убеждён, что нормы правописания в моём примере не нарушены.

Не стану говорить за всё образование, но хореография «опасносте». Система подготовки классического танцовщика может быть уничтожена. Да, пока есть выученики старой школы, преемственность худо-бедно сохранится, но – «явочным порядком», без институциональной поддержки.

Где возникают «тонкие места»?

В законе об образовании, который сейчас обсуждается и который уже только поэтому предполагается более совершенным, чем нынешний, предусмотрено следующее деление: колледж, институт, университет. Для «академий» места нет, если они не имеют отношения к искусству. Стало быть, можно успокоиться.

Рановато. Закон оперирует понятиями «основное» и «дополнительное» образование. Основное – это «арифметика и чистописание», а вот как быть с танцем, где «дополнительное» образование является основным? Балетные классы нужно начинать с десяти лет (тому есть обоснования специалистов – педагогов и физиологов), проводить регулярно до самой пенсии, всегда – под руководством педагога-репетитора. Домашних заданий по хореографии не бывает!

Дисциплина тела требует серьёзных ограничений, воспитание типологического всегда стеснительно. Только на этом поприще достигается истинный аристократизм балетных, а вовсе не на пути получения наград. Балетное образование воспитывает не только тело – оно трансформирует дух. Классический танец задаёт тот уровень, на который ориентируется массовая культура. Успех балета «Затачивая до остроты» в Театре Станиславского и Немировича-Данченко обусловлен тем, что рядом есть Большой с его вечными «Лебединым» и «Баядеркой». Исчезнет последнее – никому не будет нужен ни Йорма Эло, ни Иржи Килиан. Ушла с телеэкрана опера – и эстрады не осталось. Отмени сейчас Большой балет – потеряются Форсайты и Бежары. Останется шест с вьющейся вокруг девочкой.

Правда, для понимания этого необходимо хорошее образование. В самом широком смысле. Не только в области искусства – простое понимание фрактальной геометрии природы даст, пожалуй, побольше, но даже это не повод для отмены традиционного обучения танцу!

Па-де-де с центром сил

Кто может помочь не сломать сложившуюся систему?

Давайте не будем ханжами: только существующая власть. Правящая партия «Единая Россия», лично президент, чьи указы имеют силу законов.

Балет родился по велению власти, он со дня рождения олицетворял государство, говорившее с миром устами «короля-солнце». Балет был императорским в России. Когда сентенция «Государство – это я» превратилась в гордое советское «государство – это мы», балет не был оставлен могущественной советской властью. Не был оставлен и народом, что гораздо важнее.

Я могу выступать от имени государства. Моя семья кровью доказала в боях за родную землю свою дееспособность и сознательность. Так вот, мои деды шли из-за Урала воевать в Европу как раз в то время, когда артисты и учёные уезжали спасаться в Сибирь. Ни на миг ни в Гражданскую, ни в Великую Отечественную страна не оставляла науку; ни на секунду не уходила из поля зрения народа-господина культура. Солдаты и офицеры шли умирать, отдавая отчёт в том, что образование и искусство вместе с этой вот готовностью отдать жизнь ради их носителей и продолжателей суть настоящая культура. Мой двоюродный брат, сгоревший в танке в Чечне, погиб в том числе и за Большой балет. Это подтвердит любая семья, имеющая в своём составе офицеров.

Балет отвечал нам благодарностью. Война знает массовые поездки балерин на фронт, их выступления перед бойцами. После Матильды Кшесинской, сначала открывшей за свой счёт мини-госпиталь, а потом закрывшей его по жадности, балерины значительно нравственно возросли. Отечественная война доказала.

Да, балет всегда кружил и кружит не только в центре сил – его партнёром может быть только сам этот центр. Всё иное – профанация. Когда народная ответственность имеет место, для существования классического танца во всей его полноте хватает законов. Когда иммунная система народа подорвана – взывать можно лишь к тому, кто может приказать.

Вчитываясь в законы, поправки, проекты, поправки к проектам и проекты к поправкам, я не мог избавиться от мысли: да, всё, кажется, хорошо, всё, кажется, предусмотрено для образовательных учреждений в области искусств, но! Есть маленькая фраза, которая не даёт спать спокойно: фраза о том, что вся их деятельность осуществляется в соответствии с федеральным законом.

Хорошо это? Кто бы спорил. Вот только на практике это означает, что, появись какая-нибудь «ювенальная» инициатива о недопустимости, например, «диктата» ранней профориентации, придётся учить детей хореографии тогда, когда уже будет поздно.

Выход есть. Поскольку указы президента имеют силу законов, нужные нам законы уже сейчас желательно слегка уточнить.

Во-первых, «перечень федеральных государственных образовательных учреждений высшего профессионального образования» из Указа № 1332 хорошо бы превратить в «перечень федеральных государственных образовательных учреждений среднего и высшего профессионального образования», поскольку отделить среднее образование от высшего, основное от специального в хореографии либо совсем нельзя, либо незачем.

Во-вторых, сам перечень наряду с двумя госуниверситетами и Бауманкой неплохо дополнить старейшими балетными школами России: Московской государственной академией хореографии и Академией русского балета имени А.Я. Вагановой.

Внесение их в список необходимо, и необходимо сейчас: особый статус станет основой особого отношения впредь. И основой правоприменительной практики. Необходимо оставить балетные академии эталонами образовательной и воспитательной среды, сохраняющей не только профессиональные кадры балета, но и как схему, на основе которой возможно полное возрождение традиционного для России образования. Они сегодня имеют все признаки научной школы, а о профессионализме наших танцовщиков кто не знает?

Известно: мы не только делаем ракеты и перекрыли Енисей!

Евгений МАЛИКОВ

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Под музыку барокко

Танцкласс

Под музыку барокко

ПРЕМЬЕРА

Финский хореограф Йорма Эло – один из наиболее востребованных современных постановщиков в Старом и Новом Свете. Он имеет серьёзную классическую подготовку, включая Академию Русского балета им. А.Я. Вагановой, и авангардную среду обитания (Норвежский и Финский национальные балеты, Нидерландский театр танца, «Нью-Йорк Сити Балет»…). Такое нетипичное сочетание «льда и пламени» как нельзя лучше способствует оттачиванию особого «скандинавского стиля» в условиях европейского традиционализма и американской вседозволенности.

Для российской премьеры в Музыкальном театре им. Станиславского и Немировича-Данченко Й. Эло предложил одноактный балет «Затачивая до остроты» (Slice to Sharp), впервые поставленный четыре года назад в «Нью-Йорк Сити Балет». Уже хорошо! Обычно мы «повторяем зады» двадцатилетней и более давности.

Хореографические композиции и балеты Йормы Эло, как правило, не имеют литературного сюжета, это – пластическое отображение его представлений о музыке: «В своей работе я всегда исхожу из личностей танцовщиков и их восприятия музыки как основополагающего источника. Мне важно, чтобы мы соединились в нашем понимании музыкальной темы». В этом – содержательность и оригинальность его постановок, его хореографического языка.

Вслед за Иржи Килианом и другими представителями неоклассического направления Эло «ставит свои балеты на музыку, а не под музыку». Благодаря таланту хореографа, музыка становится зримой и оттого более эмоционально впечатляющей.

Для Москвы варяжский гость выбрал сдержанно-изящную музыку австрийского композитора и скрипача Генриха фон Бибера и знойную музыку венецианца Антонио Вивальди – ярких представителей европейского барокко. Лёд и пламень!

Музыкальная партитура представлена зрителю пластическими композициями шести исполнителей (К. Кротовой, А. Першенковой, Н. Сомовой, С. Мануйлова, Г. Смилевски, С. Чудина), которые своими телами-звуками «воссоздают» завораживающую музыку барокко. По замыслу хореографа, все танцовщики (и мужчины, и женщины) выступают на равных, ведь они – телесное воплощение звуков. Это требует от исполнителей не только виртуозной пластики, но и особой музыкальности, которая наполняет музыкой каждую клеточку их тела. И здесь равных Чудину нет, его тело, подобно хорошо настроенному инструменту, буквально «пропевает» любую ноту.

Звуки-телá не иллюстрируют музыку, а воссоздают её в пластической интерпретации хореографа, превращаясь в завораживающие музыкально-пластические образы, фантастические видения, которые способны вызывать восторг и умиление, смех и печаль, светлую грусть и щемящую тоску… Женщины-звуки то вдруг взмывают в рискованных поддержках, то парят в космической невесомости, то обвивают партнёров, образуя сюрреалистические пары, то вдруг начинают солировать… Льющиеся линии женских тел контрастируют с графически угловатыми «танцами рук» мужчин, отражая игру звуков, которая становится незабываемым зрелищем.

Кажущиеся хаотичными парадоксальные сочетания форм и образов на самом деле тщательно выстроены на основе гармонии звуков.

Думаю, что замечания некоторых зарубежных и отечественных критиков в адрес Й. Эло о заимствованиях у И. Килиана и У. Форсайта не более чем надуманный словесный штамп, отражающий стереотип восприятия. Влияние – да, заимствования – нет.

В отличие от насыщенного «энергетического движения» Форсайта, плавно перетекающего от «бури и натиска» к медленному продвижению по едва намеченному пути к скульптурному замиранию поз хореография Эло более рефлексивна и контрапунктна, что создаёт магию особой, присущей только ему пластической полифонии. Форсайта в последние годы больше интересуют идеи («Танец – благодатное поле для деятельности»), а Эло – эмоции (лёд и пламень!).

Балет «Затачивая до остроты» – яркое тому свидетельство. В нём хореограф зримо воссоздал виртуозные пассажи музыки барокко (с присущими ей полифонией и контрапунктами), использовав полифонию и контрапункты пластики.

Талантливый постановщик и достойные его танцовщики встретились: лучший ансамбль исполнителей столь необычной хореографической партитуры придумать трудно. Каждый по отдельности и все вместе они составляют прекрасный пластический оркестр, современно чувствующий и передающий музыку барокко, которая не выходит из моды вот уже несколько десятилетий, особенно у хореографов. Они ценят её масштабность и полифонию, виртуозность и контрапунктность, звукоизобретательность и мелодичность, традицию и новаторство, сдержанность и страстность… Лёд и пламень!

Сегодняшняя балетная афиша Театра Станиславского и Немировича-Данченко выглядит на зависть соседям разнообразной и интересной. Спектакль Йормы Эло эту ситуацию «заточил» до ещё большей «остроты».

Валерий МОДЕСТОВ

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Гений, мужество, авангард

Танцкласс

Гений, мужество, авангард

ЮБИЛЯЦИЯ

Всё началось – как ни удивительно это звучит по отношению к вечно молодой женщине – ещё в далёкие двадцатые годы прошлого столетия. Как-то на одном из московских бульваров внимание прохожих привлекла маленькая рыженькая девочка. Вытянувшись на носочках, это рыжее чудо вдохновенно танцевало под вальс Делиба из балета «Коппелия», звучавший из уличного радиорепродуктора. Таким было первое публичное выступление будущей великой балерины.

В июне 1934-го дочь генерального консула СССР на Шпицбергене и киноактрисы поступает в Московское хореографическое училище, где уже в первом классе обращает на себя внимание замечательного хореографа Леонида Якобсона, талантом которого она не устанет восхищаться всю жизнь. И дату своего первого настоящего успеха она также запомнила навсегда – 21 июня 1941 года. До выпуска оставалось ещё целых два года, но в числе лучших учащихся старших классов Майя Плисецкая приняла участие в выпускном концерте училища, танцевала с двумя партнёрами «Экспромт» на музыку Чайковского. А на следующее утро наступил совсем другой, страшный экспромт…

Спустя без малого два года молодую балерину принимают в труппу Большого театра и зачисляют в кордебалет. Недостаток работы на «главной сцене страны» Плисецкая компенсирует активным участием в сборных концертах. Именно тогда впервые появился на подмостках её легендарный «Умирающий лебедь», ставший на долгие десятилетия своего рода визитной карточкой танцовщицы.

Последующие «этапы большого пути» достаточно хорошо известны: от 27 апреля 1947 года, когда Майя Плисецкая впервые танцевала партию Одетты–Одиллии в «Лебедином озере», до «Чайки», ставшей 4 января 1990 года последним репертуарным спектаклем Майи Плисецкой на сцене Большого театра. Несмотря на свои 65(!), она танцевала в этот день легко и самозабвенно. Как и десятилетие спустя, когда гвоздём программы на праздновании её 75-летнего юбилея стал номер Ave Maria на музыку Баха–Гуно, поставленный Морисом Бежаром.

Она всегда верила в себя и всегда была современной, почему и побеждала в споре со временем. Самыми лучшими и точными определениями сути её искусства стали, на мой взгляд, такие найденные для неё специалистами амплуа, как актриса идеи и балерина стихии. А известный французский балетный критик Андре Филипп Эрсен выразился очень точно, сказав, что для характеристики Плисецкой достаточно всего трёх слов: гений, мужество и авангард.

Ефим ЛОМБЕРГ

«ЛГ» от всей души поздравляет Майю Михайловну Плисецкую с юбилеем и желает ей продолжать преодолевать все законы времени с той же лёгкостью и изяществом, с каким она преодолевала законы земного тяготения.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Среди равных

Танцкласс

Среди равных

КНИЖНЫЙ РЯД

Нелли Ончурова. Борис Хохлов. Звезда Большого балета: [Творч. биогр.] / Н.К. Ончурова. – М.: Наталис, 2010. – 368 с.: ил. – (Memoria). – 1000 экз.

Казалось бы, что сложного – изложить жизнеописание человека, с которым автор был знаком лично, с семьёй которого дружен до сих пор, сценическая судьба которого проходила на его глазах? Однако Нелли Ончурова поставила перед собой более высокую задачу: отразить в частной судьбе артиста всю историю советского балета второй половины минувшего века.

Менее всего биограф стремился дать беллетризованную последовательность событий творческого пути своего героя. Это – удел анекдотов, три или четыре из которых Нелли Константиновна приводит в финале. Но не пикантные случаи из жизни премьера Большого театра – нерв повествования. В его фокусе – культура страны, наша история.

Портрет Хохлова даётся автором в отражениях мнений людей, его знавших, во множестве цитат из рецензий, сопровождавших зарубежные гастроли Большого театра. И знаете, что интересно? Оказывается, послевоенные годы были эпохой, когда Страна Советов являлась по-настоящему европейской державой. Думается, это был единственный подобный период нашей истории. Государство всеобщего равенства неожиданно стало образцом для интеллектуалов Западной Европы и недеспотичным хозяином Европы Восточной. Все критики, отзывавшиеся на выступления нашего балета за пределами родины, отмечали спутники и Гагарина, футуристическую мощь нашего порыва, но главное – почти в каждой газетной строке зарубежья сквозило удивление духом СССР. Общий вывод был таков: только общество высочайшей культуры достойно роскоши балета нашего уровня. Среди равных мы были первыми. На Союз ориентировались не только Азия с Африкой, но и Европа с Америкой.

Крах не предвещало ничто. Народ был единым: актёр и шофёр вместе были рабочими. Для демонстрации этой монолитности жизнь Хохлова оказалась образцовой. Со страниц книги перед нами предстаёт человек скромный, бессребреник и аскет, первенство которого не служило «самости». Этот тон принимает и биограф. Скупые и точные слова автора, прямые мысли, лишённые нарочитой литературности, суть то «подполье», в котором сейчас находится Великая Страна Рабочих и Крестьян. Что это значит? Ровно то, что мы умерли не окончательно. Пока появляются такие книги, как труд Ончуровой, пока мы с благоговением вспоминаем таких людей, как Хохлов, пока наш балет остаётся Большим, есть надежда на воскресение Государства Равных.

Е.М.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Тринадцатый министр

Панорама

Тринадцатый министр

КНИЖНЫЙ РЯД

Сергей Кредов. Щёлоков. М.: Молодая гвардия, 2010. – 319  c.: ил. – (Жизнь замечательных людей: сер. биогр.; вып.1287). – 3000 экз.

Данная книга написана во многом для того, чтобы обелить имя, незаслуженно, по мнению автора, оклеветанного и забытого тринадцатого «милицейского» министра. И наверно, для людей старшего возраста действительно важно будет разобраться, составить своё мнение, был ли замешан высокопоставленный протеже Леонида Брежнева во всякого рода махинациях с антиквариатом и другими недоступными «простому советскому гражданину» материальными ценностями. И было ли самоубийство Николая Щёлокова «закономерным итогом 16 лет» пребывания на столь важном посту.

Однако автору этих строк интереснее в книге показалось другое.

Например, сопоставление образа высокопоставленного чиновника «эпохи застоя» с чиновниками нынешними, каковых по роду деятельности приходилось наблюдать не только посредством телевизора, но и лично. И сравнение оказывается не в пользу последних. Из глав, посвящённых становлению Щёлокова как министра, видно, что в помощники себе он выбирал людей ярких, имеющих независимую точку зрения, сильных профессионалов. Таких, например, как начальник уголовного розыска Игорь Карпец или руководитель Главного информационного центра МВД Павел Мясоедов. Сегодня крупный чиновник или политик, как правило, сделает всё, чтобы рядом с ним не оказалось людей, сколько-нибудь способных затмить его «величие». И страдает от этого в первую очередь дело. У Щёлокова же дело спорилось. Особенно в первые годы его реформаторской деятельности, которая сама по себе если уж не опровергает, то значительно расшатывает шаблонные представления о брежневской эпохе. (Кстати, о шаблонах. Как вам такой факт: будучи уже вполне опытным советским руководителем, членом партии Щёлоков крестил своего сына. А крёстным у его первенца был не кто иной, как Леонид Ильич Брежнев.)

Менее чем через год после вступления в должность вчерашний «региональный управленец» Щёлоков в записке на имя генсека, как справедливо замечает его биограф, представляет продуманную комплексную (а не наспех сляпанную в пиар-целях, как зачастую делается сейчас) программу преобразования своего ведомства. И хотя комиссия Политбюро отклонила многие из предложений, слишком уж ретивого, по мнению иных представителей геронтократии, министра благодаря его настойчивости в скором времени запускается механизм реформирования милиции. Вот только некоторые результаты деятельности «брежневского любимчика». Рождается новая структура управления МВД, в общих чертах существующая и поныне. Ночная милиция и автопатрульная служба сменяют «сторожей и обходчиков с допотопным вооружением и свистками». Для борьбы с новой тогда угрозой терроризма создаются подразделения милиции на воздушном транспорте. В дивизии имени Дзержинского формируется рота спецназа, из которой вскоре возникнет знаменитый отряд антитеррора «Витязь». Вводится новая паспортная система в последней четверти XX века, уравнявшая в правах городское население СССР и крестьян. Разворачивается работа по профилактике правонарушений, смягчается система наказаний (появились условные сроки). Всего не перечислишь.

Отдельный вопрос – поднятие престижа милиции в глазах рядовых обывателей.

Читая уже упомянутую записку на имя Брежнева, трудно отделаться от впечатления, что написана она в наше время. Из-за маленьких зарплат «…в милицию идут преимущественно люди, которые не могут устроиться в других местах, с низким образовательным уровнем, не способные по-настоящему осуществлять возлагаемые на них обязанности. По этой же причине органы милиции крупных городов комплектуются, как правило, за счёт жителей деревень… Трудности в деятельности органов милиции усугубляются, кроме всего сказанного, также и тем, что такое мощное средство идеологического воздействия, как печать, в ряде случаев односторонне освещает деятельность милиции, теряет чувство меры в своих критических выступлениях…». Благодаря мерам, принятым Щёлоковым, выросли зарплаты, техническое обеспечение стражей порядка. Стало культивироваться «вежливое отношение» к гражданам, вырос процент сотрудников МВД с высшим образованием. И в конце концов, именно по заказу МВД эпохи Щёлокова был снят фильм «Место встречи изменить нельзя», который, как известно, совершил настоящий прорыв в деле улучшения имиджа советской милиции.

Алексей ПОЛУБОТА

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Запахи превратились в ноты

Панорама

Запахи превратились в ноты

ЗВАНЫЙ ГОСТЬ

5, 7 и 8 декабря в «Крокус Сити Холле» состоится премьера рок-оперы Игоря Демарина «Парфюмер», написанной им по роману Патрика Зюскинда. Композитор Демарин больше известен как автор и исполнитель таких популярных песен, как «Доктор-Время», «Заграница», «Не бей лежачего, судьба». Его «Америка-разлучница» и «Белый вальс» в исполнении Ирины Шведовой стали знаковыми для своего времени. Песни Демарина в репертуаре у Валерия Леонтьева, Иосифа Кобзона, Филиппа Киркорова, Ирины Аллегровой, Лаймы Вайкуле, Ларисы Долиной, Тамары Гвердцители и многих других. Но помимо песен автор также пишет и крупную форму – рок-оперы, симфонии, мюзиклы, музыку для театра.

Скажите, почему именно «Парфюмер»? Ведь это очень неоднозначное произведение. Чем вас так зацепил Зюскинд? Как всё начиналось?

– «Парфюмера» я открыл для себя ещё в 1999 году. Тогда в России найти эту книгу было невозможно. Это сейчас Зюскинд есть в каждом книжном магазине. Один мой знакомый художник знал, что я работаю с крупной формой. У меня к тому времени уже была написана рок-опера «Сага о солдате», были другие произведения… Вот он мне и посоветовал прочитать «Парфюмера» Зюскинда и «Песочного человека» Гофмана. Дал мне книгу на дискете. Первые страницы меня насторожили откровенным натурализмом. Но дальше стало интересно. Получался неожиданный образ. Я увидел, что Гренуй вовсе не одержимый убийца-маньяк – за его поступками стоит нечто большее. Несмотря на свой дар от дьявола, в моём понимании он всё-таки романтический герой. Я услышал интересную музыкальную канву.

Да, сюжет очень классический, не новый – уже был Фантом в «Опере», Дориан Грей… Где-то музыка, где-то краски. Но вот запахов ещё не было. А ведь музыка тоже имеет свои запахи, свои ароматы. Это меня зацепило. Я стал вынашивать планы, предлагать поэтам, работающим в этом жанре, обратить внимание на «Парфюмера». Многие загорались, но очень быстро остывали. Наконец замечательный поэт Юрий Рыбчинский, с которым у меня написана не одна песня, согласился попробовать. Хотя поначалу, прочитав роман, он мне откровенно сказал – слушай, этот Гренуй такой омерзительный. Чтобы о ком-то написать, я его должен полюбить… Тогда я предложил сделать его образ другим. Мы с Рыбчинским его романтизировали. Это не просто убийца-маньяк, который идёт к своей цели любым путём. Он одержим идеей – добыть запах, которого никогда не было на свете. С одной стороны, это страшно, с другой – возникает тема взаимоотношения гения и общества. Это не только «история одного убийцы», но и история гениального художника, история самого творчества… Не побоюсь сказать, это сказка о любви… Страшная сказка…

У Гренуя был дар. Не было бы дара, идеи – он бы погиб. Когда он родился – его просто выбросили, он случайно остался жив. Он всё время был отверженным. Но у него была идея. Подаренный, не знаю, Богом или дьяволом дар сочинять запахи. Он выжил. И стал по-своему мстить человечеству. На каком этапе он почувствовал себя Богом? Он был тем же Александром Македонским, который завоевал полмира. Только его оружием был запах.

Гении от дьявола. Они оставили в истории человечества кровавые реки. Наполеон… Гитлер… Идея абсолютной власти. Гренуй тоже хотел власти над толпой. Но не с помощью оружия, а с помощью запахов. Несколько капель духов – и он сможет сесть на трон короля или занять место Папы Римского. С этой точки зрения его 25 жертв – комариный укус. Борьба за власть, те же революции – от них захлёбывались в крови целые страны, целые континенты. Через какие жертвы пришёл к власти, скажем, Пиночет?.. Когда Гренуй изобрёл свой адский запах – ему стало неинтересно. Он понял, что может получить всё – деньги, власть… Но деньги ему были не нужны. Он хотел любви, он мог получить любовь всех. Но это была бы фальшивая любовь. Любовь не к нему, а к тому, что он сделал, – к его запаху. Он разочаровался. И в конечном счёте испарился вместе со своим адским запахом.

Когда 10 лет назад я начинал работу над «Парфюмером», то думал, что это произведение останется неизвестным для широкого круга. Это уже потом книгой завалили все прилавки. Сняли кино. Пошла цепная реакция. Чутьё меня не подвело. Оказалось, этот персонаж интересует многих.

За четверть века существования романа Патрик Зюскинд много раз получал предложение на использование своего произведения в кино, театре и музыкальных проектах. И всякий раз отказывал. Только Тому Тыкверу удалось получить право на экранизацию. Как вам удалось его уговорить и получить право на музыкальную версию романа?

– Мне очень повезло. Не сразу. Два года я ждал ответа. И не просто ждал. Материал был сначала написан и затем представлен Патрику Зюскинду. В 2007 году в Москве даже прошёл закрытый показ моей рок-оперы. Я увидел реакцию зала и понял, что на правильном пути. А значит, сдаваться нельзя. И вот однажды услышал заветные слова…

Написание рок-оперы предполагает определённый творческий багаж, специальные профессиональные навыки. Что за плечами помимо песен у вас?

– Свою первую крупную композицию продолжительностью 9 минут для циркового артиста Бориса Тезикова я написал ещё пацаном. Потом была моно-опера на поэму Семёна Кирсанова «Зеркала». Позднее я узнал, что многие интересные авторы работали над «Зеркалами». Владимир Мулявин работал, но она так у него и не вышла…

Учась в Киевской консерватории, я познакомился с замечательным творческим человеком – режиссёром, актёром, певцом, он поставил более 50 спектаклей во всём мире, Игорем Афанасьевым. Это был 1981 год. Он мне предложил написать музыку к его пьесе «Двенадцать монологов, услышанных в толпе прохожих». «Давай сделаем, ты сможешь», – сказал он… Неплохой получился спектакль, там почти всё пелось. Я даже думаю его возродить.

Учась в консерватории у профессора, композитора Льва Николаевича Колодуба, я писал много классических произведений и закончил симфонией – моей дипломной работой. Она мне удалась. Симфония и сегодня звучит очень свежо. Позже я написал рок-оперу «Сага о солдате». Сюжет либретто Юрия Рогозы, именно с ним мы написали «Америку-разлучницу» и «Заграницу». Эта опера не увидела свет, но, уверен, рано или поздно увидит.

Что касается «Парфюмера» – он писался легко. Инструмент, средства, которыми я сегодня пользуюсь, – у меня в руках. Для написания крупной формы нужен опыт, опыт и ещё раз опыт… Жанр обязывает. Пригодилась здесь и моя предыдущая работа с песнями. Если опера будет не хитовой, если темы будут проходящими, то публике будет скучно. А мы всё-таки работаем для публики. В этом плане весьма интересен Эндрю Ллойд Уэббер. Очень хитовый композитор. Каждый номер у него – штучный товар. Каждая ария по-своему сложна – по драматургии, по извлечению…

Арии главного героя Жана-Батиста Гренуя исполняете вы сами. А кто ещё из артистов участвует в постановке?

– В постановке участвуют большой оркестр «Фонограф-симфо-джаз» под управлением Сергея Жилина, вокальная группа «A`cappella ExpreSSS», академический хор, балет… Народный артист, легенда Большого театра Владислав Пьявко, заслуженные артисты Валерий Ярёменко и Юрий Шифрин, певицы Наталья Рожкова, Юлия Михальчик, Наталья Фатеева, гитарист-виртуоз Дмитрий Четвергов и многие другие. На сцене будут 120 певцов и музыкантов. Очень надеюсь, что мы с помощью музыки сумеем перенести зрителя в мир героев романа «Парфюмер», в романтическую сказку о любви…

Беседу вёл Юрий ВИНОГРАДОВ

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

«День сенаторов» на Библиотечной улице

Панорама

«День сенаторов» на Библиотечной улице

СОБЫТИЕ

В эти дни исполняется 80 лет со дня основания одного из старейших вузов России – Московского государственного университета культуры и искусств. Создан он был специальным постановлением Совета народных комиссаров РСФСР по личной инициативе Н.К. Крупской как Библиотечный институт. По сути, это был государственный заказ. Молодое Советское государство, только что преодолевшее голод и разруху, поставило главной своей целью ликвидировать безграмотность, образовать молодёжь, воспитать нового человека в условиях нового мироустройства.

Так закладывалась традиция. Московский библиотечный институт, затем Институт культуры и, наконец, Московский государственный университет культуры и искусств всегда одним из первых откликался на вызовы времени.

И вот новое интересное начинание. В стенах университета прошла встреча студентов, аспирантов и преподавателей вуза с представителями высшего Законодательного собрания России – «День сенаторов в Университете культуры и искусств». В ней приняли участие первый заместитель председателя Комитета Совета Федерации по экономической политике, предпринимательству и собственности Владимир Гусев; член Комитета Совета Федерации по социальной политике и здравоохранению, член комиссии Совета Федерации по делам молодёжи и туризму Вера Оськина; заместитель председателя Комитета Совета Федерации по международным делам, член комиссии Совета Федерации по культуре Зияд Сабсаби; ректор МГУКИ, в недавнем прошлом сенатор Российской Федерации, доктор философских наук, профессор Рамазан Абдулатипов; профессора, преподаватели, аспиранты и студенты МГУКИ.

Об образовании и ЕГЭ:

А. АРОНОВ, доктор педагогических наук, доктор культурологии, профессор:

– Хотелось бы прояснить ситуацию с ЕГЭ. Очевидно, общественность в подавляющем большинстве против этого начинания. Против и специалисты, и практики в области образования. Всю абсурдность ЕГЭ показал, в частности, экзамен по русскому языку на журфаке МГУ, когда больше половины первокурсников, имевших самые высокие баллы по тестовым заданиям, не справились с элементарным диктантом. Тем не менее и правительство, и Законодательное собрание, представителями которого вы являетесь, буквально продавили эту, как мне кажется, пагубную для российского образования идею. Что за этим кроется, чьи интересы преследуются?

В. ОСЬКИНА:

– Единый экзамен построен на основе тестирования, которое в принципе не даёт нам полной информации о знаниях учащихся. Тем более когда речь идёт о творческих специальностях, как, например, в вашем университете. Это очевидно, и в этом весь смысл претензии к ЕГЭ. Но разве обычный экзамен решал все задачи? Разве не проходил он по принципу: нравится, не нравится? И разве вступительные экзамены в крупнейшие вузы России не были узкокорпоративным делом? Но дело даже не в этом, а в том, что в современной России с её рыночными механизмами практически стало невозможным поступить в престижный вуз абитуриенту из глубинки. И здесь ЕГЭ хоть как-то решает этот вопрос. Так, только благодаря единому экзамену десятки выпускников Красноярского края, который я представляю в Совете Федерации, стали студентами столичных вузов, в том числе Университета культуры.

З. САБСАБИ:

– То же и с нашими ребятами. Именно благодаря ЕГЭ многие выпускники из самых дальних аулов Северного Кавказа стали студентами грозненских, нальчикских, других столичных вузов. Добрались до Санкт-Петербурга и Москвы.

Р. АБДУЛАТИПОВ:

– А разве советская власть не давала такой возможности! Я сам родом из аула, но сумел же и окончить Ленинградский университет, и докторскую диссертацию защитить, и даже стать сенатором. Так что судьба человека во многом зависит от него самого, а не только от условий, диктуемых общественным устройством. Что, к примеру, мешает студентам МГУКИ в настоящее время реализовывать себя? Вот наш социально-творческий центр, к примеру, создал сегодня 12 клубов-секций по работе со студентами по самым разным направлениям, но студентов в них практически нет, единицы. Или вот клуб «Мы – россияне». К нам приезжают известнейшие люди России: музыканты, артисты, писатели, а много ли желающих их услышать?.. Получается, что наши студенты не осваивают даже те услуги, которые мы им предоставляем. Я недавно спросил у ребят на лекции: «Общеизвестно, есть духовные и материальные ценности, представьте, что станет с человеком, если у него умрёт душа?» «Труп», – ответил мне один из студентов. И он прав. Такое ощущение, что многие наши студенты заранее себя хоронят.

А. АРОНОВ:

– Но ведь пресловутый ЕГЭ как раз и ограничивает духовность студента, заставляя его механически усваивать материал?

В. ОСЬКИНА:

– Я согласна, что наша российская ментальность направлена против механического усвоения знаний. Русский склад ума направлен на собеседование, общение ученика и учителя. Нам важно видеть глаза человека, ощущать его реакцию. Нам важно, уважаем мы человека или не уважаем. А потому в чистом виде тестовая форма экзамена никогда не станет для нас определяющей в оценке знаний абитуриента, его личностных качеств. В отличие, к примеру, от американцев. Какой же выход? Видимо, в сочетании различных форм проведения вступительных экзаменов. Частично это будут тесты. Другой разговор – их надо совершенствовать, не доводить до абсурда, когда по литературе, к примеру, абитуриенты выясняют цвет халата Обломова. Безусловно, необходимы экзамены по специальности для творческих вузов. Надо более активно использовать олимпиады по различным дисциплинам, форумы с участием абитуриентов и студентов, другие формы работы. В общем, здесь важно взять лучшее из разных систем образования и внедрить их в нашу образовательную практику.

Асият ГОГАЕВА, студентка кафедры журналистики МГУКИ:

– Насколько мне известно, готовится новый закон об образовании. Что нам ждать от этого закона?

Р. АБДУЛАТИПОВ:

– Действительно, новый закон об образовании крайне необходим, впрочем, как и закон о культуре. Процессы развития общества настолько ускорились, что законодатели за ними просто не поспевают, а должны опережать. Так, де-факто мы практически вступили в Болонский процесс, а де-юре до сих пор находимся чуть ли не в советской системе образования. Как в таких условиях можно работать над перспективой? Особенно это стало понятно во время Международного форума по культуре. Очевидно, европейская система образования активно внедряется в нашу систему, но вот обратного процесса, то есть нашего влияния на Европу и мир, практически не наблюдается. Хотя, и это признают многие на Западе, советское, а затем и российское образование были далеко не самыми худшими в мире.

З. САБСАБИ:

– Я вот родился в Сирии и могу подтвердить, что там до сих пор высоко ценят советских специалистов и сегодня, при определённых условиях, готовы направлять к нам студентов на учёбу.

О культуре и искусстве:

Алёна ПИВКИНА, студентка кафедры журналистики МГУКИ:

– Как вы можете прокомментировать высказывание Ключевского: «Искусство любят те, кому не удалась жизнь…»

Р. АБДУЛАТИПОВ:

– Это философский вопрос. Высказывание В.О. Ключевского, в частности, можно дополнить и такой фразой: «Любое искусство начинается с большой любви, а заканчивается большой трагедией». Вообще об искусстве и о культуре можно наговорить много чего. Но если перейти к практической плоскости, то, думаю, большинство кризисов современного мира – политические, экономические, финансовые и, наконец, кризис в системе образования, о котором мы только что говорили, – суть одного самого главного кризиса, кризиса духовности, нравственности, культуры. Чтобы его преодолеть, человечество должно наконец осознать, что XXI век должен стать Веком Культуры. И Россия здесь может и должна сыграть важнейшую роль как духовная и нравственная крепость мира. Духовность – это основа русского народа, основа его миропонимания. Непонимание того, что механическое развитие технических, информационных и прочих технологий без их нравственного осмысления и культурного наполнения бытия заводит человечество в тупик. А потому наряду с Кремниевыми долинами и Сколковыми необходимо развивать и пополнять стратегический запас культурного осмысления мира.

З. САБСАБИ:

– Совершенно согласен с Рамазаном Гаджимурадовичем. Чем больше мы вложим сегодня в культуру, тем больше выгоды получим от этих вложений. Только по-настоящему культурный человек в состоянии позитивно относиться к своему государству, отечеству, к своему ближнему. Если этого мы не поймём, то очень скоро окажемся не только в морально-нравственной, но и в экологической и экономической яме. Характерный пример тому – Чеченская Республика, которую я представляю в Совете Федерации. Какие титанические усилия мы вынуждены сегодня предпринимать, чтобы вновь вернуть Чечню в нормальное гражданское состояние!.. А что вы хотите, если почти 10 лет наши ребята не учились в школе, не имели возможности приобщиться к мировой культуре, к великой культуре российского народа!

В. ЧИЖИКОВ, доктор философских наук, профессор:

– О каком Веке Культуры мы можем говорить сегодня, если согласно закону, принятому, в частности, и с одобрения Совета Федерации, практически прекратилось финансирование объектов культуры в российской глубинке. Там полностью уничтожены клубы, библиотеки, народное и самодеятельное творчество. Местные бюджеты, в ведение которых по этому закону переданы объекты культуры в провинции, практически закрыты для финансирования этих самых объектов культуры.

В. ОСЬКИНА:

– Это не дело, когда дома культуры стоят без света и тепла, когда разрушаются библиотечные фонды, когда из глубинки полностью «вымывается» молодёжь. Здесь, конечно, до Века Культуры ещё очень далеко. Но даже и в этих условиях что-то можно сделать. Многое зависит от конкретных людей. Так, министр культуры Красноярского края умудряется всё-таки «выбивать» деньги и для села. И молодёжь там остаётся, и жизнь кипит, и ребята после школы поступают в самые престижные творческие вузы.

О. КОХАНАЯ, доктор культурологии, профессор кафедры журналистики МГУКИ:

– И вновь получается: деньги для культуры надо «выбивать». Кого ни спроси из высших руководителей, каждый согласится с тем, что культура – важнейший элемент нашей жизни, что без неё в принципе невозможно развитие цивилизации. Почти каждый расскажет и о том, как он «выбивает» эти деньги, и о своей борьбе с некими врагами, которые «зажимают» и «не пущают». Хотелось бы от вас услышать: так кто же эти враги? Может, назвать их по именам, может, призвать к ответу?

Р. АБДУЛАТИПОВ:

– Я бы так ответил на этот вопрос. Надо в корне изменить психологию, традицию. Министр культуры не должен ходить с протянутой рукой и выпрашивать копейки на сохранение музеев или на поддержание клубов и библиотек на селе. Он должен активнейшим образом участвовать в формировании бюджета. Не министр финансов или министр экономического развития должны решать, сколько нужно выделить на культуру, а исключительно само состояние культуры должно диктовать это финансирование. В новом законе о культуре необходимо обязательно прописать положение, по которому именно министр культуры определяет необходимую и достаточную сумму для поддержания и развития культуры в стране, а значит, и использования главного ресурса народа – его нравственности и духовности.

Сенаторы обещали студентам и преподавателям вуза, что подобные встречи станут тради­ционными.

Записали Юрий ГОЛОВИН и Елизавета КРЫЛОВА

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Никто не хотел просвещать

Гуманитарий

Никто не хотел просвещать

Имя года – Учитель

К ДОСКЕ!

Почему реформы опять подкрадываются незаметно

На сайте http://standart.edu.ru 3 несколько месяцев назад были вывешены новые Федеральные государственные образовательные стандарты (ФГОС). Теоретически они уже давно должны были бурно обсуждаться и педагогами, и родителями, и политиками: ведь это, по сути, заказ общества школе, но дискуссия даже не началась. О том, почему проект так далёк от народа, в интервью учителя русского языка и литературы московской школы № 143 Марата Алимова, участвующего в доработке новой учебной программы. Марат Рашидович – один из инициаторов создания Ассоциации учителей русского языка и литературы, победитель конкурса «Учитель года Москвы – 2006», обладатель гранта нацпроекта «Образование».

– Расскажу немного об истории ФГОС. В 90-е годы мы начали терять то лучшее, что накопили в советские времена. Это происходило потому, что каждая школа стала преподавать по своей методике, по своим учебникам. Чтобы покончить с неразберихой, сохранить лучший опыт предыдущих поколений, в 2004 году были введены стандарты первого поколения, которые изначально создавались как промежуточные.

Мы занимаем последние места на международных тестированиях типа PISA, провал нашего фундаментального образования очевиден. Новое содержание предполагает развитие личности ученика, умение решать им помимо учебных задачи, далёкие от школы. Пока во главе образовательной системы стоит предметная составляющая, в новых стандартах ей уделено лишь третье место по значимости после личностной (развитие личности ребёнка) и метапредметной. Метапредметность означает выработку таких умений у ученика, которые он мог бы использовать при изучении любого предмета. Например, работа с информацией. Сегодня её важно уметь находить и систематизировать, а не просто зазубривать (что предполагал старый подход).

Марат Рашидович, но как реализовать идею «развития личности ребёнка»?

– Приведу два примера из собственной практики. Недавно у меня был урок русского языка под названием «ДЖО». По легенде, некий Джо Джометис