/ / Language: Русский / Genre:nonf_publicism,

Литературная Газета 6324 № 20 2011

Литературка ЛитературнаяГазета

"Литературная газета" общественно-политический еженедельник Главный редактор "Литературной газеты" Поляков Юрий Михайлович http://www.lgz.ru/

Такое хрупкое детство

Первая полоса

Такое хрупкое детство

Очень хотелось бы считать этот день праздником. Дарить детям подарки. Всматриваться в их нежно-переменчивые лица, ощущая неостановимый бег времени. Потому что ведь растущий человек – это само воплощённое время, наше наступающее Завтра! Каким оно будет? Что принесёт детям наших детей? Неужели всё то, чем отягощено сегодняшнее детство?

И тут неизбежен непраздничный разговор – о том, что не может не тревожить всех нас.

Последние годы одной из главных наших тревог была демография – спад рождаемости, резкое сокращение населения России. Но стоило этому спаду остановиться, а молодым семьям обзавестись уже не одним, а двумя-тремя детьми, как выяснилось: у нас нет для этих «двоих-троих» детских садов. В годы спада их здания были проданы коммерческим структурам, и чадолюбивые родители оказались в финансовой ловушке – кому-то из них теперь нужно бросать работу, резко понижая материальный уровень семьи.

Очередь в детсады просто гигантская. В ней томятся, по некоторым данным, около 2 миллионов детей! Для того чтобы для всех в детсаду нашлось место, необходима федеральная программа строительства детских дошкольных учреждений. Нет денег? Но ведь нашлись же средства для спешного строительства новых посёлков после опустошительных пожаров прошлого лета! А тут и повод-то не горестный, а радостный – прибывает население России.

Отчаявшиеся родители, объединившиеся в движение «Российским детям – доступное дошкольное образование», уставшие от пустых обещаний местных и федеральных властей, организуют акции протеста. Совсем недавно, 20–22 мая, в 31 регионе России прошла уже седьмая всероссийская голодовка родителей – активистов этого движения. Удастся ли им таким экстравагантным способом разбудить дремлющую совесть наших чиновников, видимо, ждущих нового спада рождаемости?!

И ещё одна острейшая проблема – здоровье детей. Медики отмечают: если среди только что пришедших в школу 10% страдают какой-то патологией, то среди старшеклассников этот процент вырастает до 60–70. Это результат учебной перегрузки учащихся, неправильной организации их жизни и режима питания (каждый 3-й страдает хроническим гастритом!). В каждой школе должен быть свой школьный доктор, который бы вёл профилактическую работу, помогая формировать стереотипы здорового образа жизни, – об этом на специальном совещании заявил президент России.

Медлить с решением этих проблем нельзя, невозможно. Их нужно решать сегодня, сейчас, «в пожарном порядке». Потому что детству не скажешь – «Подожди!», оно безостановочно, как само время.

Продолжение темы :

Светлана ЛЫЖИНА

     Ребёнок не… по карману? 2

Павел ГУРЕВИЧ

     У благоденствия – свои кошмары 3

Людмила МАЗУРОВА

     Игрушка, домработница, рабыня 4

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 3,0 Проголосовало: 5 чел. 12345

Комментарии:

До встречи, читатели!

Первая полоса

До встречи, читатели!

ПОДПИСКА-2011

12 июня с 10.00 до 18.00 на Поклонной горе пройдёт IX Московский фестиваль прессы.

Все желающие смогут оформить подписку на «Литературную газету» на 265 рублей дешевле подписки на почте.

Всех подписчиков ждут интересные призы. В 16.00 состоится розыгрыш призов. Ни один подписавшийся не останется без подарка.

На стенде можно будет приобрести книгу «Три века «Литературной газеты».

Приглашаем вас также на VI Московский Международный открытый книжный фестиваль, где можно будет приобрести книги Издательского дома «Литературная газета» и оформить льготную подписку на 2-е полугодие 2011 года.

Фестиваль пройдёт с 10 по 13 июня 2011 года по адресу: г. Москва, Крымский Вал, д. 10, выставочный комплекс «Центральный Дом художника».

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 5,0 Проголосовало: 2 чел. 12345

Комментарии:

Приближается Пушкинский день России

Первая полоса

Приближается Пушкинский день России

ПРАЗДНИК

Программа праздничных мероприятий Государственного музея А.С. Пушкина – к Пушкинскому дню России.

6 июня (26 мая по ст.ст.) исполняется 212 лет со дня рождения Александра Сергеевича Пушкина.

1 июня, 16.00 (Пречистенка, 12/2. ГМП)

Концерт Детского хора радио и телевидения России

2 июня, 16.00 (Остоженка, 37. Музей И.С. Тургенева)

«Это памятник – учителю!» И.С. Тургенев на пушкинских торжествах 1880 года. Рассказ на основе музейных материалов, документов и меморий.

2 июня, 18.30 (Арбат, 53. Мемориальная квартира А.С. Пушкина на Арбате)

А.С. Пушкин «Пиковая дама». Литературно-драматическая композиция в исполнении солистов Москонцерта.

3 июня, 16.00 (Пречистенка, 12/2. ГМП)

ХIII Пушкинская ассамблея

Государственный музей А.С. Пушкина и «Литературная газета» – содружество и сотрудничество. Встреча творческих коллективов, презентация уникального издания «Три века «Литературной газеты».

4 июня, 16.00 (Арбат, 53. Мемориальная квартира А.С. Пушкина на Арбате)

К 90-летию со дня основания Театра им. Евг. Вахтангова

Вспоминаем «Маленькие трагедии» А.С. Пушкина в Театре им. Е. Вахтангова, 1959.

В вечере принимают участие артисты театра и молодые музыканты.

5 июня, 13.00 (Арбат, 53. Мемориальная квартира А.С. Пушкина на Арбате)

Праздничный концерт на улице Арбат, посвящённый Пушкинскому дню России. Выступают духовой оркестр, солисты театров и филармонии, самодеятельные коллективы.

5 июня, 16.00 (Выставочные залы на Арбате. Арбат 55/32)

Открытие фотовыставки «Театр уж полон…». Лучшие пушкинские спектакли (с 1970-х гг.) в работах известного театрального фотографа Михаила Гутермана.

В Государственном музее А.С. Пушкина и его филиалах – день открытых дверей

Концертная программа в Усадебном дворе на Пречистенке (вход свободный):

12.00 – Концерт юных солистов и детских коллективов Москвы.

15.00 – Концерт мастеров искусств. Выступают известные артисты московских театров и музыкальных объединений.

18.00 – Симфонический концерт. Г.В. Свиридов. Музыкальные иллюстрации к повести А.С. Пушкина «Метель».

20.00 – Спектакль «Сказка о рыбаке и рыбке» А.С. Пушкина в двух частях».

8 июня, 19.30 (Пречистенка, 12/2. Усадебный двор)

Мой Пушкин. Творческий вечер народного артиста СССР, кинорежиссёра Марлена Хуциева.

Материалы к дню рождения одного из основателей «Литературной газеты»:

Альгирдас ЧИВИЛИС

     Двадцатилетняя «ссылка» Пушкина 5

Сергей РОМАНЮК

     Где же Пушкин встретил Натали? 6

Всеволод ЧУБУКОВ

     Победной ждут себе награды 7

Наталья МУРОМСКАЯ

     Михайловское 8

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 5,0 Проголосовало: 2 чел. 12345

Комментарии: 02.06.2011 04:33:53 - sokolov пишет:

Чествование Пушкина во Франции

Вы знаете о Проекте "Тайные записки Пушкина во Франции" http://www.mipco.com/win/GEr219.html Смотрите также http://www.mipco.com/win/AllCovers.html

Неожиданный ракурс

Первая полоса

Неожиданный ракурс

Жюри «СуперНацбеста» признало роман Захара Прилепина «Грех» лучшей книгой десятилетия. На церемонии награждения писателю вручили призовые 100 000 долларов.

Редкий писатель в России имеет возможность подержать в руках большую пачку валюты.

Об этой и других премиях читайте:

Алёна БОНДАРЕВА

     И ты тоже обезьяна 9

Игорь ПАНИН

     Вы хочете премий? Их есть завсегда! 10

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 1,0 Проголосовало: 2 чел. 12345

Комментарии:

Московский вестник

Первая полоса

Московский вестник

В картинной галерее народного художника РФ, члена-корреспондента РАХ Дмитрия Белюкина в Царской башне Казанского вокзала состоялся выездной президиум Российской академии художеств во главе с вице-президентом Таиром Салаховым.

В Колонном зале Дома союзов состоялся концерт-презентация Фонда уникальных культурных проектов им. Когана. Ценителям музыки были представлены пять великих скрипок Страдивари, Гварнери, Амати, Гваданини и Вильома, привезённых в Россию в рамках первого проекта фонда.

Заслуженный артист России Дмитрий Коган солировал с оркестром Volga Filarmonic, виртуозно раскрывая звучание раритетных пяти скрипок в произведениях композиторов разных стран и лет.

Концерт российского скрипача-виртуоза стал первым официальным мероприятием вновь созданного Фонда поддержки уникальных культурных проектов им. Когана.

На Новинском бульваре открыт памятник поэту, лауреату Нобелевской премии по литературе Иосифу Бродскому. На торжественную церемонию пришли известные поэты, прозаики, представители столичного правительства. Монумент создан народным художником России скульптором Георгием Франгуляном и архитектором Сергеем Скуратовым.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

В круге первом

События и мнения

В круге первом

ХОРОШО!

Анатолий САЛУЦКИЙ

Если судить по некоторым откликам на литгазетовском интернет-форуме, мои оптимистичные прогнозы относительно будущего России вызывают встречные мнения читателей, не без основания налегающих на поистине щедринские мерзости нашего повседневного бытия. Таково сейчас общее критическое состояние умов, что «благонамеренные речи» незабвенного Михаила Евграфовича воспринимаются куда благосклоннее, нежели попытки разглядеть за плотной завесой худых вестей проблески завтрашнего российского успеха. И потому снова хочу напомнить о своей задаче: не оспаривать бесчисленные негативные факты, коими переполнены наши СМИ, а просто напоминать о том хорошем, что всё-таки происходит в нашей жизни и о чём в пылу ураганной критики забывают. Ибо остервенелое, по шаблону и без продыху печатно-эфирное поругание столь же пагубно для народного самосознания, как и былые неуёмно бодряческие восхваления «нашей бучи, боевой, кипучей».

Но не могу не обратить внимания на то, что сама философия нынешней российской жизни в её государственном измерении, безусловно, меняется в пользу державного мышления. Хорошо помню, как в середине 90-х годов ездил в Мурманск, чтобы прояснить проблему Шпицбергена, ибо тогдашний вице-премьер Немцов (уж не первым ли замом он был?) ввиду наползавшей густой экономической мглы выдвинул непотребную идею о прекращении добычи дорогостоящего островного угля.

С государственными подходами у Немцова всегда было туго. То ли от незнания, то ли из какого расчёта, а может, просто по скудоумию дюжий либерал не принял во внимание особенности международного договора по Шпицбергену: Россия теряет право на присутствие в этом стратегическом северном районе, если прекращает на архипелаге производственную деятельность. И хотя по тому же договору милитаризация Шпицбергена запрещена, нет сомнений, что после ухода России там моментально развернут натовско-американские станции слежения и ни одна наша атомная подлодка не выйдет в Мировой океан незамеченной, за каждой увяжется «хвост».

А вспомнил я ту историю потому, что недавно правительство поставило задачу разработать «стратегию присутствия России на Шпицбергене». При-сут-ствия! Есть разница с немцовской маргинальной философией? Ещё какая!

Вообще если на миг отойти от сиюминутных забот и тревог, от явных и скрытых несовершенств нынешней жизни, которые снедают наших современников, и внимательнее присмотреться к проблеме всеохватной и продолжающей набирать обороты критики, теперь уже захлёстывающей общество, то во всей этой какофонической музыке можно расслышать весьма любопытные обертоны политического свойства.

Вот, скажем, выступает перед депутатами Государственной Думы глава правительства и, воздав дань текущим затруднениям, очень основательно, доказательно говорит о том, что в целом Россия выходит из кризиса с наименьшими потерями, вдобавок сохранив социальную стабильность. И пенсионный возраст не повышает, как в иных развитых странах, и пенсии в самом тяжёлом кризисном году подняли на 45 процентов, не допустив обвала уровня жизни. Да и в повседневных речах премьер нередко говорит о решении крупных экономических задач. Недавно, например, – о создании СП «Форд-Соллерс», которое объединит сразу три крупнейших российских автозавода с локализацией производства минимум 60 процентов и будет выпускать 300 тысяч машин в год. А это – новые технологии, модернизация реального сектора экономики.

(Кстати, в апреле Россия вышла на второе место в Европе по продажам авто, и прогнозы западных спецов оптимистичны – 2,5 миллиона машин купят наши соотечественники в нынешнем году. Очень круто, между прочим. Эта цифра ведь говорит о многом: выходит, потихоньку завязывается у среднего класса бытовой жирок, а поскольку солидную долю продаж вне Москвы дают сравнительно дешёвые вазовские машины, значит, слегка подтягивается и провинция.)

А президент, наоборот, почти каждое заседание начинает с резкой критики, например, со срыва оборонного госзаказа, после чего уволили заводских директоров и штабных генералов.

При этом оба – и президент, и премьер – правы, сообща создавая объективную картину нашей сегодняшней жизни, потому что в ней есть и успехи, и провалы. Однако же если, повторяю, отстраниться от житейской диалектики, приподняться над конкретикой и обозреть ситуацию в целом, то нельзя не заметить, что и критический настрой, и позитивный взгляд, несомненно, связаны с особенностями предвыборного года. А потому именно в текущий момент крайности предвзятой хулы, в которые впадает общественное мнение, вольно или невольно, для кого-то осознанно и даже намеренно, а для большинства по неведению отчётливо содержат в себе политический подтекст.

К тому же российскую головокружительную карусель самобичевания умело раскручивают из-за рубежа, используя зародившуюся ещё в советские времена цензурного террора нашу излишнюю доверчивость к западной информационной машине. На этот счёт недавно явился очень уж показательный пример. Базирующаяся в США, финансируемая Госдепартаментом и люто ангажированная известная правозащитная организация «Хьюмен райтс вотч» (за точную транскрипцию не ручаюсь) крикливо и бесцеремонно объявила на весь мир, будто по степени вмешательства властей в Интернет Россия находится где-то рядом с Зимбабве. И у нашей критиканствующей публики это сообщение, разумеется, вызвало очередной приступ негодования. Но, как говаривали раньше, вышла огласка: оказывается, в США власти примерно четыре тысячи раз в год требуют удалить из Интернета ту или иную информацию, а в России таких случаев за год – всего… десять. Выходит, мы стали свидетелями устрашающего залпа информационной войны, только и всего. Но заграничники хитро и беспринципно подыграли нашим критическим крайностям.

И, отвечая оппонентам с интернет-форума, для которых сегодня в России всё грязно, горемычно, а хорошего ничего нет и не предвидится, хочу повторить, что вовсе не намерен полемизировать с ними по поводу вороха проблем, отягощающих наш быт, а во избежание крайностей стараюсь дополнить общую чрезмерно мрачную картину жизни, рисуемую СМИ, добрыми вестями, коих всё же немало. Если перечислять все подряд, даже скучно станет.

Беда, видимо, в том, что некоторые наши сограждане путают, смешивают государство и начальство, по поводу которого и впрямь можно высказать немало кислых слов. Но в предвыборный год, когда начинают доминировать политические вкусы, оценки российской социально-экономической ситуации тоже приобретают политический привкус, о чём многие люди, искренне озабоченные нынешними неурядицами, заслоняющими в их сознании положительные тенденции, просто не задумываются. А в итоге как бы оказываются, по классификации «Божественной комедии» Данте, в первом круге ада, где страшных пыток ещё нет, но есть вечная тоска. Хотя сегодня поводов для исторического оптимизма в России предостаточно.

Точка зрения авторов колонки может не совпадать с позицией редакции

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 2,3 Проголосовало: 23 чел. 12345

Комментарии: 02.06.2011 14:06:06 - Вячеслав Алексеевич Горшков пишет:

Стране нужен не набор монологов , а конструктивный диалог

Уважаемый Анатолий Салуцкий! Я уже писал в предыдущих постах, что Ваши статьи, безусловно, поднимают настроение. Но ненадолго. Вы стучитесь в открытую дверь! Никто не хочет на платформе комментарий (ну в основном их числе) опорочить то, что «ХОРОШО», то «ХОРОШО» на наших постах. Конечно, не соизмеримо качество жизни в 90-х и после 2004-го. Кстати , на «Свободе» тогдашний премьер говорил, что зарплаты росли именно до 2004-го года, а затем они стабилизировались. Как раз наоборот: именно после его отставки произошел её рост. И никто на эту ложь не прореагировал ._____ Но вернемся к Вашей статье. Последнее предложение первого абзаца Перефразирую Вас более коротко «Остервенелое поругание сегодняшнего столь же пагубно, как восхваление былого советского». Это же не логично: объекты сравнения разные. Допускаю такие доводы как «поругание сегодняшнего столь же пагубно, как его безудержное восхваление», или «поругание советского столь же пагубно, как его безудержное восхваление», или «поругание Сталина столь же пагубно, как его безудержное восхваление», или «поругание Наполеона столь же пагубно, как его безудержное восхваление» и т.д. Маргинальные позиции столь же слабы, как и центрированные. Для модернизации и индустриализации нам как воздух необходим опыт прошлого, со всеми и его плюсами и минусами. Без его анализа мы будет совершать ошибки за ошибками.______ Вы упомянули Немцова. Наверное, не все помнят его предложение о сокращении числа ВУЗов в России до 273 (не уверен, что точно, но запомнил близость к численному значению абсолютного нуля). Никто тогда не выступал «против». Все взяли «под козырек». Но кто-то все же остановил эту инициативу. Первая пятилетка СССР и возрождение Китая после культурных революций связаны, именно с развитием образования. _____ И что же, Вы будете обвинять тех, кто выступает против сегодняшних реформ МинОбрНауки, противоречащих модернизации и индустриализации? Именно те, кто выступал против реформ в педиатрии помогли Рошалю (памятник ему при жизни) отстоять этот институт медицинского обслуживания детей. На страницах ЛГ было обсуждение закона об ограничении наших детей от опасного воздействия на их психику средств массовой информации, срок действия которого отложен до сентября 2012 г. И что ж? Сегодня, практически в одиночестве сражается один Минкин. Критикующие сегодняшнее состояние страны – не очернители. Они искренне стараются помочь власти найти выход из ситуации, в которой оказалась Россия. Но сегодняшние граждане России не те, какими были в 90-е. Тогда мы были готовы терпеть и ждать наступления близкого рая «капитализма». Никто не ожидал, что менталитет наших либеральных лидеров был сравни менталитету продавщицы овощей: чем больше недовешу морковок, тем буду богаче, а следовательно, и счастливее. Сегодня россиянин значительно поумнел. Россиянину мало фактов «ХОРОШО». Ему требуется знать вектор развития, он хочет знать об результатах инвентаризации страны, что принадлежит ей , что принадлежит в ней другим странам, на что может рассчитывать он.___ Вы пишите, что не хотите полемизировать с участниками форума! Не понимаю, а почему? _____ Стране нужен не набор монологов , а конструктивный диалог.

02.06.2011 09:28:51 - Николай Алексеевич Барболин пишет:

Так что же перевешивает?

Все же, уважаемый писатель, перечисляя то положительное, приходящее в нашу жизнь, которое в принципе мало кто отрицает, игнорирует главное: мы движемся в тупиковом направлении и следовательно, ничем хорошим это не закончится. Да, даже проживая в сельской глубинке, я могу теперь радоваться ассортименту товаров в магазинах, изобилию импортных авто на улицах, новым строительным материалам, которые сильно облегчили жизнь сельским жителям, появлению некоторых бытовых "удобств". Но что проку в этом, если все это имеет место только благодаря варварской распродаже последнего природного ресурса - леса, если поля заросли бурьяном и мелколесьем, наши дети закончив школу, не знают куда себя деть, а население района ежегодно сокращается процентов на 7-8.То есть видимые плюсы -явления чисто поверхностные и сиюминутные, а минусы - глубинные и долговременные.Увы, налицо примитивизация и деградация самих жизненных основ народа.

01.06.2011 23:30:46 - Артем Константинович Кресин пишет:

Будем взаимно вежливы.

Кто то из великих рекомендовал "выдавливать из себя раба". Перефразируя призову -"давайте выдавливать из себя коммунистическое воспитание, по которому - всякий говорящий против меня негодяй". У любого обсуждения есть и правые и левые, и никто из них не плох. Автор статьи. блестящий журналист, решил на проблему посмотреть с другой стороны, давайте вежливо выразим ему свое несогласие - не получается! Попробую я это сделать. Когда автор говорит о скорой покупке населением страны большого количества автомобилей, а значит появлении состоятельного среднего класса, что по его мнению хорошо, то я хочу ему возразить. По моему мнению, деньги на покупку этих автомобилей люди не заработали созидательным трудом, а получили, как отсос от нефтяной иглы, поскольку собственное производство у нас влачит жалкое существование.

01.06.2011 22:42:04 - Владимир Леонидович Шишов пишет:

Сумрачный лес или светлая роща...

Упоминание "Божественной комедии" напомнило её начальные строки "Земную жизнь пройдя наполовину, я очутился в сумрачном лесу", возможно не совсем точно, но смысл такой, и вспомнился старый анекдот, "...оптимист давит клопа и приговаривает, коньячком пахнет". К сожалению чрезмерный оптимизм, застилая реальную картину бытия не даёт возможности определиться, а что собственно происходит и что ещё произойдёт. Конечно, заблудившимся в "сумрачном лесу" криминального базара хочется согреть душу оптимистическим надеждами на "невидимую руку базара", которая всё расставит на свои места, что всё будет хорошо, одним словом, уже доносится запах коньячка... Ан нет, клопами воняет...

01.06.2011 20:10:54 - Евгений Федорович Сергеев пишет:

С утра морду не набили, так уже и хорошо!!!

01.06.2011 16:25:27 - Михаил Михайлович Митяев пишет:

А в остальном, прекрасная маркиза...

Господин Салуцкий трудолюбиво, как петух в навозной куче, пытается отыскать жемчужное зерно. Прав он или не прав? Кончно, разумный оптимизм необходим и дай Бог оказаться ему правым, но... Мы вышли из кризиса (некоторые считают, что он ещё далеко не закончился) и сумели сохранить то немногое, что у нас было. И всё же, если у нас после (пусть будет после) кризиса появились новые миллиардеры (это, кстати, не кажется для Вас странным?), то это означает, что увеличилось число нищих. Я знал Салуцкого по его работе как острого, замечательного журналиста. Не хотелось бы разочаровываться, но повода для исторического оптимизма нет.

01.06.2011 10:40:06 - полкан полканыч полкан пишет:

холуйство и предательство мы уже проходили. избавте нас от этого.

01.06.2011 09:36:59 - Игорь Леонидовия Федоренко пишет:

В круге первом

Сделана попытка внешне объективно оценить текущий момент действительности. Но даже по фразам сам текст статьи вызывает в памяти незабвенного Михаила Андреевича Суслова, который всегда стремился к соблюдения баланса негатива и позитива, причем так, чтобы хорошего, с его, конечно, точки зрения, было больше. Ведь, в сущности, постулируются очень давно раскритикованные идеи, к тому же претендующие на роль истины в последней инстанции для читающего люда. Но как давно показала история, читающий народ имеет очень хорошую память и подобные статьи вряд ли прибавят солидности газете, которая на это претендует и станет сама по себе площадкой для полноценной дискуссии.

01.06.2011 08:21:26 - Vladimir Feldman пишет:

Автору

Автор, почитай комментарии вот к этой статье http://bit.ly/kcDpcT И не пиши больше ничего хорошего про авгиевы конюшни. Или сиди в приемной путина и отрабатывай свой хлеб.

31.05.2011 23:43:07 - Vladimir Feldman пишет:

У автора

хорошо получается в коровнике жемчужины выискивать, наверное партбилет ПЖиВ за пазухой стимулирует.

Белый аист летит

События и мнения

Белый аист летит

ОПРОС

Экономические проблемы Белоруссии в наших СМИ выглядят катастрофически. Однако действительно ли так тяжела и безнадёжна ситуация? Удастся ли стране преодолеть кризис, сохранив своё экономическое и политическое устройство?

Владимир ЖАРИХИН, заместитель директора Института стран СНГ:

– Та экономическая система, которая была создана в Белоруссии, имеет право на существование. Но для того, чтобы она оставалась на плаву, необходим значительно больший внутренний рынок, чем есть у этой страны. Схожая экономическая модель существовала в СССР. Но там, как вы понимаете, был совсем иной масштаб.

Поэтому у Белоруссии только два варианта. Первый – расширять рынок для этой модели, о чём не раз уже говорили наши левые симпатизанты Лукашенко – мол, Россия должна пойти по тому же пути, что и её ближайший союзник. Но Россия не пошла и вряд ли пойдёт по этому пути. Так что неизбежен второй вариант.

Белоруссии остаётся менять свою экономическую модель. Она в чём-то симпатична, в частности, предполагает более справедливое распределение доходов. Но она не самодостаточна. Тем более что руководство нашего соседа всё-таки пошло на создание единого экономического пространства с Россией и Казахстаном, в которых, будем откровенны, развивается олигархический капитализм.

Всё-таки Белоруссии придётся признать, что без внешней подпитки её экономика в нынешнем виде существовать не может. И это явственно видно сейчас: стоило России ограничить доходы соседа за счёт реэкспорта российских энергоносителей, с другой стороны, задержать кредитные поступления – экономика Белоруссии посыпалась. В конце концов Лукашенко просто затянул переход к новой экономической модели.

Это, кстати, не значит, что придётся кардинально менять политическую систему. Мы видим, что экономические модели России и Казахстана близки, а политические – довольно сильно различаются.

Причём Белоруссии необязательно на сто процентов поворачиваться к олигархическому капитализму. Мы видим, что даже внутри российской экономики существуют варианты. Например, так называемый татарский вариант, когда олигархия есть, но своя, а не со стороны. И степень социальной защиты в Татарстане несколько выше, чем в среднем по России. И Лукашенко в конце концов мог бы пойти по этому же пути.

Думаю, так или иначе белорусам придётся находить модель сосуществования с Россией и Казахстаном. Приближать свою экономическую систему к общемировым стандартам. Альтернативы нет.

Андрей БУНИЧ, президент Союза предпринимателей и арендаторов России:

– В значительной мере всё происходящее сейчас в экономике – результат борьбы Лукашенко за власть. Последние пару лет он проводил неверную финансовую политику. Ради сохранения своей популярности в народе решил любой ценой демонстрировать стабильность и укреплять валюту. Несмотря на то что цены на энергоносители выросли и торговый баланс изменился, Лукашенко раздавал социальные обещания, поднимал зарплаты. Такая политика не может продолжаться долго. Да и в правительстве Белоруссии это понимали.

Тем не менее я считаю, что экономические трудности в республике сильно преувеличены. Цена вопроса восстановления порядка в экономике Белоруссии – три миллиарда долларов. А численность населения страны примерно такая же, как и в Греции, которой уже предоставили кредитов на сумму, почти в сто раз бóльшую.

При этом Белоруссия – пожалуй, самое социальное государство во всей Европе. Ей удалось сохранить производственную базу, не допустить роста безработицы. Страна обеспечивает сама себя и продовольствием, и одеждой. Лукашенко изначально привлёк неплохих экономистов, которые предлагали вполне прогрессивные способы укрепления экономики.

Белоруссия ориентировалась на российский рынок, и это вполне логично, учитывая наши традиционные связи. Когда говорят о том, что Белоруссия получала газ дешевле мировых цен, забывают, что она наш стратегический союзник, и мы взамен получали свои преференции.

Тот, кто сегодня злорадствует над проблемами соседей, не думает о том, что после 2012 года в России события могут пойти по похожему сценарию. Только у нас это, скорее всего, будет куда серьёзнее.

Трудно сказать, как будут дальше развиваться события в Белоруссии. Всё зависит от того, есть ли цель у кого-то на Западе или у нас устранить Лукашенко из власти и заодно похоронить идею того социального государства, которую он воплощал. Надо понимать, что России уход Лукашенко невыгоден. Хотя не исключаю, что в этом заинтересованы российские олигархи, претендующие на наиболее лакомые предприятия соседей.

Если Белоруссии не будут сильно мешать, то она вполне может и устоять в нынешнем виде. Да и что там менять? От них требуют приватизации крупных предприятий. Однако кому приватизация помогла преодолеть экономические трудности? Даже Греция, сильно зависящая от Евросоюза, не хочет отдавать в частные руки свои крупные предприятия.

Белоруссия вполне самодостаточна. Те товары, которые они не могут производить сами, можно недорого покупать в Китае. Изменится структура потребления для тех белорусов, кто, скажем так, привык жить получше. А для 60–70 процентов населения страны всё может пройти довольно безболезненно.

Ближайшее время покажет, насколько серьёзны экономические проблемы и станут ли они причиной обрушения политической системы Белоруссии.

Если Лукашенко удержится, я думаю, что постепенно ситуация там нормализуется. Потому что курс валюты в результате девальвации придёт в соответствие с торговым балансом. Без всякой валюты наши соседи могут развивать свои социальные программы, строить дома отдыха и спортивные комплексы. Подешевеет стоимость производства, станет более рентабельным сельское хозяйство.

Сумма прописью

Как ни печально, приходится констатировать: в последние годы любые коллизии между Россией и Белоруссией приводят ко всё большему охлаждению во взаимоотношениях между нашими странами. Множатся упрёки и обвинения. Так случилось и на сей раз…

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 4,3 Проголосовало: 10 чел. 12345

Комментарии:

Кула и потлач

События и мнения

Кула и потлач

НАМЁК ПОНЯЛ

Мне тут сказали недавно, что коммунизм у нас уже построен.

А что, действительно: главный принцип реализован – от каждого по способностям, каждому по потребностям.

Никто не виноват, что у олигархов, которым за бесценок достались национальные богатства, способности оказались такими жалкими и ничтожными, что ничего путного они сделать не могут. Зато потребности у них – дай бог каждому! В детстве, наверное, хорошо кушали – аппетит отменный. Число миллиардеров растёт не по дням, а по часам и исчисляется уже сотнями, несмотря на кризис.

Чужие потребности надо уважать, даже если они выходят за пределы разумного. Далеко не каждый способен придумать, как миллион долларов в день потратить. Тут не просто способности – талант нужен. Но кто-то из самых способных, даже если будет этот миллион ежедневно тратить, всё равно до конца дней своих не успеет. Можно, конечно, ввести прожиточный максимум. Но, с другой стороны, а если ему не один миллион долларов в день, а два или пять захочется израсходовать? Так может и не хватить…

Тут ведь что ещё важно. Нельзя ни в коем случае путать кулу и гимвали. Жители Тробриандских островов это понимали с давних пор. Гимвали – это торговля обычными благами, так сказать, для всех, типа потребительской корзины. А кула – это обмен благами для поддержания социального значения и статуса.

Если далеко отслоившийся в ходе социального расслоения член общества швыряет деньги на ветер, то это не просто расточительность, а демонстративная расточительность; если тратит безумно, то это трата престижная, а не просто так. Положение, как говорится, обязывает. Хоть через силу, а приходится. Не жизнь, короче, а сплошная кула, куда входит также в обязательном порядке обмен браслетами и ожерельями.

А остальным членам племени, то есть общества, потребление просто делегируется во имя хозяина, чтобы ежечасно подтверждать его статус. У них-то и потребности маленькие, могут день и на бутылке кефира с батоном протянуть. Как уже учтено в потребительской корзине, обычному человеку в день вполне достаточно пол-яйца, пол-яблока, немножко муки, мизерное количество рыбы и мяса. Потребности такие, что сто долларов в месяц за глаза хватит.

Зато способности у нашего народа просто фантастические, особенно трудоспособность. А ещё блоху на скаку подкуют, в горящую избу войдут во время лесного пожара. Вынесут всё, что осталось. И широкую, ясную грудью дорогу проложат себе…

Жаль только, что в эту пору прекрасную, в которую мы живём, не полностью эту первобытную модель коммунизма удалось достроить. Хотя во время мирового кризиса и резко выросло у нас число миллиардеров, наша страна вышла пока только на второе место в мире по их числу.

Маркс предрекал, что вместе со всесторонним развитием индивидов вырастут и производительные силы, и все источники общественного богатства польются полным потоком! А наши миллиардеры – они же как дети: что такое производительные силы, они вообще не знают, для них основные фонды – это яхта где-нибудь возле Карибских островов, пляж в Италии, вилла во Франции, стадион в Англии. А всякие там шахты, рудники, заводы, приносящие сегодня богатства, – фонды второстепенные.

У индейцев Северной Америки существовал традиционный праздник под названием потлач, во время которого было принято уничтожать большое количество материальных ценностей. Так вот у нас этот потлач уже который год не прекращается. Целым пока остаётся то, что сейчас приносит прибыль.

Если вспомнить, то Маркс хотя и несколько самонадеянно, но другое утверждал: не развитие частной собственности призвано уничтожить промышленность, а наоборот, уничтожение частной собственности должно произойти вследствие развития промышленности. Наши олигархи насчёт распределения благ твёрдыми марксистами оказались, а кулу с потлачом перепутали маленько…

Не мешает также вспомнить ещё и о том, что сейчас индейцы Северной Америки живут в резервациях.

Иван ИВАНЮК

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 4,8 Проголосовало: 12 чел. 12345

Комментарии:

В ожидании «иного»

Дискуссия

В ожидании «иного»

ПРОШЛО ДВАДЦАТЬ ЛЕТ

Леонтий БЫЗОВ, социолог, старший научный сотрудник Института социологии РАН

Двадцать лет назад – в 1991 году – произошли важнейшие события отечественной новейшей истории, связанные с распадом государства и сменой общественного строя. Надежды тех лет сменились разочарованием, произошло привыкание, приспособление к жизни в «новой России».

Однако и сейчас вопрос о том, что же произошло на самом деле двадцать лет назад, было ли это неизбежным, не снят с повестки дня. Тем более что призрак государственного коллапса то более, то менее явно витает и над самой нынешней Россией. Извлечены ли все уроки из тех, уже отдалённых по мерке человеческой жизни событий?

РАСПАД И ЕГО ВИНОВНИКИ

Сегодня, впрочем, как и всё это время, распад СССР воспринимается обществом однозначно негативно. Исследование, проведённое нынешней весной Институтом социологии РАН, подтвердило это. Негативное отношение к распаду СССР носит фактически консенсусный характер (14% – за, против – 73%), не сильно зависящий от взглядов и социальной принадлежности опрашиваемого. Больше всего сторонников распада имеется среди либералов – 26%, а меньше всего среди коммунистов – 4%.

Впрочем, с течением времени многие из тех, кто сожалеет о распаде СССР, имеют в виду уже не столько социалистический строй, сколько великое и могущественное государство, после гибели которого вряд ли большинству жителей новых государств стало жить лучше.

Одновременно с распадом страны произошла и смена общественного строя. Переставший работать в условиях кризиса социализм сменил капитализм с диким, малопривлекательным лицом. Сегодня эти рыночные реформы также воспринимаются с глубоким «минусом». Менялись власти, официальная риторика, настроение людей, однако во многом и сегодня, несмотря на прошедшие годы, экономика и политика остаются «заложниками» процессов, начатых двадцать лет назад. Основные противоречия – неэффективное государственное управление, коррупция, расслоение граждан, неработающие законы, отсталая социальная сфера, – всё это продолжает оставаться серьёзнейшими проблемами, пока не поддающимися решению.

В ряде вопросов произошёл откат назад – практически исчезли ростки политической демократии, пробивавшие себе дорогу в 90-е, огромные проблемы испытывает бизнес, особенно мелкий и средний, снижена вертикальная мобильность граждан, что свидетельствует об элементах социально-политического застоя.

Итак, из плохого, переставшего работать социализма советского типа мы попали в не менее плохой, отсталый капитализм. Были ли варианты? На вопрос, какой социально-политический строй в наибольшей степени подходит для России, были получены следующие ответы. За рыночный капитализм с минимальным государственным вмешательством высказались лишь 20% опрошенных, за социализм, который был во времена СССР, – 16%, а большинство опрошенных – чуть более 50% – выступают за строй, который бы совмещал бы в себе и социалистические, и рыночные отношения. Его можно назвать «иным социализмом», под словом «иной» понимая, что не такой, какой был в СССР.

Впрочем, этот строй также в известном смысле может быть назван и «иным капитализмом». Ведь речь идёт о строе, который бы совместил в себе преимущества и социализма, и рыночной экономики. И если ностальгия по социализму «советского образца» присуща преимущественно не приспособившимся слоям населения, то мечта об «ином социализме» характерна для средних слоёв населения, городской интеллигенции, большей части трудящихся.

Не добились за минувшие двадцать лет мы значимых успехов и на ниве политической демократии, которая, по мнению опрошенных, оказалась в целом несостоятельной.

ПЕЧАЛЬНАЯ СУДЬБА ДЕМОКРАТИИ

Почему же судьба российской демократии оказалась столь печальной? Простые люди в «демократической» России остаются безгласными и бессильными повлиять на власть, их мнение никак не влияет на принятие решений. То есть дело не в самой демократии, а в том, что её исполнение в России оказалось выхолощенным, неполноценным.

В последнее время неудачи демократического развития признаются и влиятельными идеологами российского либерализма, для которых в неудаче российского опыта политической демократии виноваты сама Россия, российские народы, отсталый менталитет, традиции – всё, что угодно, кроме ошибок самих «демократов». Между тем на ещё более прямой вопрос об особенностях российской демократии большинство опрошенных выражает в целом негативное к ней отношение, заключающееся в том, что «эта демократия мало влияет на нашу повседневную жизнь, всё равно нами правят те, у кого больше денег и связей».

По сути, речь идёт о том, что в России создана не столько демократия, сколько её фасад, с такими формальными атрибутами, как избираемые населением президент, Государственная Дума, органы представительной власти на местах, многопартийность, но этот фасад никак или в малой степени влияет на повседневную жизнь граждан, не видящих путей защиты своих реальных интересов. Фасадная демократия является лишь ширмой, за которой скрывается весьма антидемократическая реальность нашей жизни. Более того, с точки зрения национального представления о демократии за пятнадцать лет «демократических реформ» произошёл значительный откат даже от той весьма ограниченной демократии, которая имела место в позднесоветский период.

Ненамного лучше обстоят дела и с реализацией национальных интересов. По мнению 52% россиян, политика России во времена «демократии» стала в меньшей степени соответствовать её национальным интересам, чем в додемократические времена.

Подобная демократия не является для граждан России «сверхценностью», которой нельзя пожертвовать ни при каких обстоятельствах. Неслучайно почти половина россиян считают, что «необходимо сплочение общества вокруг национальных интересов, жёсткое наведение порядка, а с демократией можно и подождать».

Конкретная модель демократии, подходящая для нынешней России, пока никем предложена не была, однако население воспринимает её как форму, способную аккумулировать активность общества, его наиболее дееспособных членов. Именно такая «низовая» демократия, включающая механизмы самоуправления и самоорганизации граждан, и должна стать со временем основой национальной демократической модели.

Угроза демократии, по мнению большинства, проявляется отнюдь не в сосредоточении власти в руках президента страны (7%), не в отсутствии реальной думской оппозиции (14%), не в потере независимости СМИ (6%), а совершенно в ином. Так, на первое место выходят такие угрозы, как большой разрыв между богатством и бедностью (45%), отсутствие равенства всех граждан перед законом (28%), сращивание власти и капитала (25%).

Эти угрозы невозможно преодолеть в рамках той социально-политической модели, которая существует в стране. Самыми важными атрибутами реальной, а не фасадной демократии общественное мнение признаёт равенство всех граждан перед законом (44%) и равные для всех граждан права в социальной и экономической сферах (33%).

ПОЛИТИЧЕСКАЯ НАЦИЯ

Представители либеральных кругов в большей степени озабочены сворачиванием «демократического фасада», отменой и деградацией выборов, использованием административного ресурса, потерей у оппозиции, особенно либеральной, представительства в законодательной власти, «зажимом» электронных СМИ, судьбой отдельных правозащитников.

Представители националистического крыла, говоря о недостаточности демократии, имеют в виду положение русского большинства, не имеющего возможностей ни для осознания, ни для реализации своих долгосрочных стратегических интересов.

Большинство «простых» людей видят собственное бесправие, социальное расслоение, зависимость от новых хозяев жизни в лице бюрократии и олигархического капитала. Им, «простым людям», в общем-то, всё равно, сколько у нас партий, как часто проходят выборы. Впрочем, и о будущем русского народа им думать некогда – все помыслы занимает сегодняшняя непростая жизнь.

При этом и те и другие отлично осознают, что от того, как они проголосуют, всё равно практически ничего не изменится. Все главные решения принимаются там, в узком кругу, скрытом от глаз общества.

Если в конце 90-х режим воспринимался исключительно как антинародный, несмотря на относительно демократические выборы, то что касается сегодняшнего режима, в чём-то он в массовом восприятии антинародный, в чём-то нет. Очень долго надеялись, что власть пусть постепенно, но встанет на сторону народа в противостоянии с антинародным крупным капиталом. Но время идёт, а надежды тают. «Равноудаление» самых одиозных олигархов оказалось сугубо косметической мерой, а нынешняя бюрократия по своим хищническим инстинктам оказалась в целом не лучше олигархического сословия.

«Наведение порядка» в системе государственного управления обернулось невиданной вольницей для бюрократических кланов и групп, заставивших государственную машину работать на свои групповые интересы. Государство то отбирало льготы у неимущих слоёв населения, «монетизируя» их, то раздавало льготы и преференции, неподъёмные для кризисного бюджета.

Все либеральные реформы в области экономики и социальной сферы (ЖКХ, пенсионная, образовательная) или зависали, или давали явно не те результаты. Ни одну из поставленных задач в «нулевые» не удалось решить до конца, последовательно. Несмотря на негативные тенденции, особенно заметные в последний год, связанные с резким подорожанием цен на продукты и повышением тарифов, этот баланс сохраняется и поныне.

Либералы продолжают надеяться на новую политическую «оттепель», сторонники жёсткого государственного порядка видят будущее в «жёсткой руке», которая сможет навести в стране долгожданный порядок.

Как бы ни оценивать сегодня все эти противоречивые тенденции, факт остаётся фактом: в стране происходит процесс строительства национального государства. Происходит со скрипом, с топтанием на месте, но всё-таки идёт. Национального просто потому, что а какого же ещё, – а не в смысле русского, конечно.

НА ГРАНИ

Оказавшись на грани распада, гражданской войны, общество выработало некую сверхценность в виде общественного единства. Раскол общества, в том числе и по идейным основаниям, стал восприниматься как болезненное, ненормальное состояние. Явочным порядком сформировалась квази­идеология большинства – синтез умеренно левых и умеренно правых идеологем вокруг базовой ценности сильного государства, власти. От власти общество хочет проявления силы, дееспособности, что видит намного реже, чем хотело бы. Сформировался «средний класс», который хочет порядка, устойчивых правил игры и государственных гарантий. Впрочем, примерно того же хотят и все остальные, не входящие в средний класс, который таким образом вроде бы стал выразителем, рупором нового общенационального запроса.

Конечно, не стоит всё это идеализировать, всё это «единство» остаётся во многом на бумаге, такой «потёмкинской деревней», как и политические силы, паразитирующие на этом «единстве». Но всё же и дыма без огня не бывает. А значит, страна находится в консервативной фазе консолидации, строительства нации, эта фаза предполагает сниженную конкурентность, в том числе и политическую.

И такое в России бывало не раз, но никогда не продолжалось больше, чем срок активной жизни одного поколения, то есть 15–20 лет в среднем. Всё идёт волнами, неизбежно кончится и «стабилизация», спрос на конкурентность, новых людей и новые идеи возрастёт. Но только вот если к этому часу икс так и не будет решена задача консолидации нации, то новая волна демократизации будет столь же разрушительна, как та, что поднялась в конце 80-х.

Я бы не стал, как это делают одновременно и либералы, и националисты, хоть и с разным знаком, апеллировать к соборности и коллективизму, присущим русским. Именно в этой пресловутой соборности либералы видят главную угрозу демократии. Дело, на мой взгляд, в точности до наоборот. Именно с общиной только и связан, по сути, единственный позитивный демократический опыт русских. И когда удавалось разбудить это спящее общинное сознание, как это в определённой степени и произошло в 90-м году, на первых и последних выборах в советы всех уровней, демократия начинает расти как на дрожжах.

Но где эта община? Где это общинное сознание сегодня? Общество индивидуализировано и атомизировано намного сильнее, чем в демократической Европе. Однако объединиться вокруг политических институтов эти индивиды не в состоянии. Да просто нет этих институтов. А те, которые есть, существуют, скорее, на бумаге, потому что их практика в корне противоречит низовому устройству общества, на его низших этажах, в быту, на производстве, в бизнесе.

РУБЕЖИ

В сознании россиян чётко прослеживаются «рубежи» – это наше, а это, уж извините, ваше. Моя квартира за железными дверями, мой участок земли, который я огородил забором, – это моё, а вот речка, которая протекает мимо забора, но с внешней стороны, – это уже ваше, не моё. Такое же отношение и к политике, особенно «высокой». Это не моё, мне всё равно нет никакого прока, по какой цене и кому вы продаёте газ, дайте мне моё (пенсию, льготу, документы на участок), а остальное забирайте себе.

И мы протестуем, только когда власть начинает залезать в мой огород буквально, строит «точечную застройку» во дворе моего дома, сносит дачу, требует платы за рыбалку или лишает пенсионеров права на бесплатный транспорт, – это всё повод поторговаться с властью.

И на что же можно надеяться теперь?

Куда ж нам плыть? Складывается впечатление, что, несмотря на массовый сохраняющийся запрос на «авторитарную модернизацию» и «наведение порядка», режим остановился перед тем рубежом, за которым начинаются мобилизационные технологии. Уж слишком они обоюдоопасны, обоюдоостры. Но без них национального государства не выстроить.

Приходилось не раз писать и доказывать  на цифрах, что одной национальной энергии русских не хватит на то, чтобы консолидироваться как нации и обрести политическую субъектность. Это касается всех наций, находящихся, по терминологии Л. Гумилёва, в фазе «надлома». Опросы это подтверждают – идентифицировать себя как националистов и поддержать политические силы соответствующей ориентации готовы от силы 5% населения. Недовольство остальных «засильем инородцев» ограничивается кухонным ворчанием. Другое дело, если в фундамент новой мобилизационной идеологии удастся заложить энергетику запроса, связанного с идеями социальной справедливости и народной демократии.

В то же время проблемы, усилившиеся в самые последние годы, существенно поколебали уверенность россиян в том, что нас рано или поздно ждёт светлое будущее.

На фоне замедления экономического и политического развития России постепенно отодвигаются всё дальше в восприятии россиян те времена, когда страна добьётся экономического процветания, станет современным демократическим государством. По мнению 43–47%, это если и произойдёт, то не раньше чем через 11–20 лет. Впрочем, для России с её непредсказуемостью и низким временным горизонтом в массовом сознании, 20 лет – это практически равносильно вечности.

Таким образом, многое говорит о том, что в своей оценке современного уровня развития и в обра­зах будущего сегодняшняя Россия стоит накануне возможной переоценки многого из того, что казалось очевидным ещё несколько лет назад. Но этот процесс только в самом начале. Наряду с растущим осознанием многих негативных факторов остаются велики силы инерции, боязнь перемен, нежелание задумываться о будущем, даже не столь отдалённом.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 4,2 Проголосовало: 11 чел. 12345

Комментарии: 02.06.2011 20:09:10 - Vladimir Feldman пишет:

Только Горшкова

и можно читать (и то не всегда). Он хоть более-менее предметно и конкретно пишет. Все остальное - общие слова, либо мутная демагогия, либо какая-то лжеэкономика, с надерганными надуманными штампами. Вы хоть раз слышали нормального настоящего экономиста? Если нет - то идите на канал MISES Institute на сайте youtube.com и слушайте действительно умных людей. Вот хотя бы недавно говорил про советское с/х и советских крепостных крестьян Юрий Мальцев http://youtu.be/O6KnqLEsXmE

02.06.2011 19:23:49 - Вячеслав Алексеевич Горшков пишет:

Построили рынок 17-го века

А не связан ли стратегический просчет начала 90-х с тем, что руководители экономических реформ в советские времена работая в идеологических секторах газет, журналов, НИИ… были вынуждены критиковатьо рыночную экономику капитализма. Но чтобы критиковать, ее нужно знать и в ней нужно разбираться. Есть много форм рыночной экономики в США и Бразилии, Германии и Гондурасе, Японии и Испании…. Изучить их, как выразился Сорос, для этих господ было достаточно сложно. Поэтому они сконструировали примитивную модель рынка 17-го, 18-го веков и с успехом ее разносили. А когда стало возможным строить рыночную экономику, они и взяли за основу свои модели, т.е. рынок 200-летней давности .

02.06.2011 09:47:21 - Николай Алексеевич Барболин пишет:

Куда ж нам плыть...

То, что совсем не рынок стал основой благосостояния "золотого миллиарда" доказывется сегодня многими историками, экономистами и публицистами.Вот на днях попала в руки крайне интересная книга Б.Кагарлицкого: "Периферийная империя: циклы русской истории" - опять о том же.Видимо, становимся умнее, но у "них" все равно все просчитано далеко вперед. Согласен с Б.И. Сотниковым, что ключевая проблема состоит во внутренних ценах на нефтепродукты, но кто ж позволит стране "периферийного капитализма" своевольничат в этом вопросе!

02.06.2011 09:27:14 - Михаил Васильевич Третьяк пишет:

Коробка от ксерокса

Хочу напомнить всем участникам дискуссии одно обстоятельство "избрания" Ельцина на второй срок. Была коробка от ксерокса с полумиллионом долларов. Хозяина до сих пор нет. Но именно эти хозяева протолкнули Ельцина на втрой срок, а не народ избрал его. Ельцин поставил Путина и т.д. И именно эти хозяева управляют страной. Поэтому ВСЕ разговоры о путях развития, стратегии, демократии. надеждах, выборах... - всё это пустое.

02.06.2011 00:19:41 - Борис Иванович Сотников пишет:

Рынок не стал панацеей

В начале 90-х годов была надежда, что частное предпринимательство и инициатива даст мощный импульс развитию страны. Это не то, что не оправдалось, а оказалось фактором с обратным знаком. Стремление к получению прибыли, основной стимул рыночной экономики, повел процесс совсем в другую сторону. Естественное стремление: получить максимум прибыли при минимальных затратах усилий сработал очень интересно. Развелось огромное число посредников. Проще быть посредником, чем работать самому. И к каждому делу «прилепилась» армия посреднических фирм. И даже сами крупные фирмы состоят в основном из посредников: один стоит у станка, или у буровой установки, а эта самая «армия» «кормится» рядом. Мы знаем, сколько получает за литр молока крестьянин, который должен, кормить и ухаживать за коровой, и сколько стоит молоко в магазине после «кормления» посредников. Я имею в виду не хрестоматийную «прибавочную стоимость», а разрушающую роль самого института рынка. То есть надежды на то, что «рынок отрегулирует процесс сам» не оправдались. Теперь уже понятны все механизмы, и стало ясно, что рынок и не мог стать этим импульсом, о котором говорилось вначале. Стремление к прибыли не может дать эффекта, на который мы рассчитывали. ____ Естественный вопрос: а как же страны «золотого миллиарда»? Ведь сравнительное благополучие в этих странах, кажется, налицо. И тут возникает подозрение: а, может быть, дело вовсе не в рынке, и это благополучие было бы и без рынка. Например, при плановой экономике благополучие этих стран было бы еще выше. Сегодня в период кризиса, элиты западных стран все больше задумываются над этим вопросом. _____ Есть факты, наталкивающие на мысль, что не рынок является основой благополучия стран «золотого миллиарда». Так, например, флагман мировой рыночной экономики, США потребляет значительно больше, чем производит. Это может быть объяснено только одним: использованием внешнего ресурса, то есть ресурса других стран и континентов (говоря проще, их эксплуатация). То же касается других стран «золотого миллиарда». _____ Кстати, то, что сравнительное благополучие развитых стран связан вовсе не с рыночной экономикой, подтверждает и другой факт: фантастически быстрое развитие уж явно нерыночного Китая (частные магазины в расчет не идут).

01.06.2011 12:31:57 - Борис Иванович Сотников пишет:

Д.И Самгину-Владимирову

Спасибо! Даже на меня, хорошо помнящего все это, пахнуло свежим ветром. Ведь все было именно так, что бы кто-то не старался опорочить

01.06.2011 12:28:05 - Дмитрий Иванович Самгин-Владимиров пишет:

Пометка на полях

http://www.youtube.com/watch?v=d8KV7OmYR_4

01.06.2011 11:41:30 - Дмитрий Иванович Самгин-Владимиров пишет:

Пометка на полях

http://www.youtube.com/watch?v=d8KV7OmYR_4

01.06.2011 11:36:04 - Николай Павлович Егоров пишет:

Нынешнее положение в России – результат стратегического провала

В данной статье приводятся важные данные, что порядка 50 % россиян выступают за «иную» социально-экономическую систему. Вот эти идеи и надо бы развить подробнее. Очень многое из того, что произошло за двадцать лет и продолжает происходить в России, – это закономерный результат абсолютного стратегического провала, который был допущен при выборе пути развития страны. Вместо построения действительно нового, условно говоря, «постиндустриального» общества, которое соединило бы преимущества социализма и капитализма, начали строить и построили убогий капитализм с дикий социальным расслоением. А ведь уже в 80-е годы 20-го века было ясно, что наиболее развитые страны мира давно уже идут по пути посткапиталистического общества, используя элементы и капитализма, и социализма. Подобный негативный выбор для России был в определенной степени закономерным, поскольку это было очень выгодно тем социальным группам, которые хотели быстро поделить национальные богатства СССР и «запрыгнуть» в «золотой» миллиард. Но для России этот путь является абсолютно тупиковым, обрекая ее на отставание не только от развитых стран, но и от новых экономик – Китая, Индии, Бразилии. Нынешнее положение в области промышленности, науки, высоких технологий, социальной сферы все это подтверждает. Поэтому, на наш взгляд, самое актуальное на ближайшее время – это разработка предложений в области стратегической альтернативы - нового пути развития России в 21 веке. Основные черты такой социально- экономической модели таковы: фундаментальные ресурсы и богатства страны являются национальным достоянием и используются под контролем общества и государства; дается зеленая улица развитию малого и среднего бизнеса; вводятся прогрессивные налоги на зарплату и доходы от собственности; вводятся адекватные социальные стандарты в области зарплат и пенсий; государство в должной мере финансирует ряд ключевых направлений в области науки, высоких технологий и промышленности; важнейшие ступени и направления в образовании остаются бесплатными; проводится эффективная борьба с коррупцией и с проявлениями монополизма. Деньги от нефти не должны лежать мертвым грузом в различных фондах, а на основе эффективных алгоритмов использоваться в экономике. Общенациональные каналы ТВ должны перейти, наконец, от «полугламурных» и пропагандистских моделей вещания к информационной политике в интересах общества. Надо подумать и о новых экономических институтах. Материальные ценности, фонды, можно передавать по открытому конкурсу проектов развития в управление. Без оплаты! Причем управляющим с широкими полномочиями в принципе может стать и частное лицо, доказавшее эффективность своего проекта развития определенного предприятия. Такая система могла бы открыть путь действительно демократичной экономике будущего. В 21 веке должны соревноваться не кошельки, а идеи, проекты развития. Конечно, не стоит думать, что новые идеи могут быть легко приняты. Многим представителям элиты, которые находятся в своем, «райском», мирке, все это не нужно. Но все-таки новые идеи и концепции надо продвигать в общество по всем возможным направлениям.

01.06.2011 11:05:10 - Дмитрий Иванович Самгин-Владимиров пишет:

Пометка на полях

http://www.youtube.com/watch?v=d8KV7OmYR_4

01.06.2011 10:55:09 - Борис Иванович Сотников пишет:

То, что частное предприятие более эффективно, чем государственное, неожиданно для нас, оказалось мифом.

Так, все-таки, почему приватизированное предприятие менее эффективно, чем государственное? Сравним частное предприятие и государственное по двум параметрам: 1.Мотивация работников, и как следствие, эффективность их труда. 2.Целевая функция управления предприятием, насколько целевая функция совпадает с интересами общества и личными интересами работников. _____ Когда мы имеем дело с СЕМЕЙНЫМ (то есть без наемных работников) кафе, то мотивация труда, безусловно, максимальная. Все у частники работают не на «дядю», а на себя. В то же время, целевая функция управления, практически, совпадает и с интересами общества, и с личными интересами работников. Для случая с частным кафе надо признать, что приватизированное семейное кафе эффективнее государственного. _____ Когда мы имеем дело с заводом, на котором работают наемные работники, то мотивация семейного кафе исчезает. Грубо говоря, участники работают на собственника, менеджера, совет директоров. И это даже хуже, по сравнению с государственным предприятием: там «дядя» все-таки государство (то есть немного и «мы»). А здесь уже конкретный «дядя». Могут возразить, что результат труда может влиять и на прибыль работника. Во-первых, эта зависимость далеко не на всех частных предприятиях, и, во-вторых, такая зависимость легко может быть организована и на государственных предприятиях. ____ Кстати сказать, эта мотивация: работаем не на «дядю», а на государство, то есть на себя, была хорошо организована в Советском Союзе. Например, в ядерной промышленности, космических отраслях, в оборонном комплексе и в других, очень многих отраслях при наличии талантливых руководителей (Королева, Яковлева, Лавочкина, Курчатова и многих, многих других) основные участники работ понимали, что это нужно стране, то есть нам. Кстати в очень многих успешных колхозах, в том числе колхозах-миллионерах, с грамотными руководителями мотивация труда была весьма высокой. ____ Теперь сравним эти предприятия по целевой функции управления. В этом сравнении для частных предприятий положение существенно хуже, особенно для крупных, как, например, Саяно-Шушенская ГЭС, энергетический комплекс, добыча энергоресурсов и др. Целевая функция управления предприятием или объединением – получение прибыли собственником. Это не всегда соответствует интересам общества, а иногда и просто противоречит им. Можно легко себе это представить, и за примерами ходить далеко не нужно: это и вывоз древесины в виде «кругляка», и вывоз сырой нефти вместо нефтепродуктов, и отсутствие поиска новых месторождений. Этот список можно продолжать до бесконечности. _____ Иными словами, утверждение, что частное предприятие всегда более эффективно, чем государственное, к большому нашему удивлению, оказалось мифом.

Резонанс

Дискуссия

Резонанс

Отклики на беседу с академиком Олегом БОГОМОЛОВЫМ («ЛГ», № 14)

Уж невтерпёж

Михаил Булгаков объяснил нам, что разруха живёт не в сортирах, а в головах. Пора нам уразуметь, что масштабные экономические свершения любого свойства имеют прежде всего человеческое измерение. Всё проходит через головы, через сердца людей, через их настроения и предпочтения. И в нашей стране не обойтись без понимания человеческого фактора при решении проблем инновации и модернизации.

Доминировавшая до 90-х годов прошлого столетия марксистско-ленинская теория рассматривала человека в экономике лишь как элемент производственного процесса («рабочая сила» – товар). Она отказывалась признать в нём разностороннюю личность, живо реагирующую на все перипетии социально-экономического развития. Такое ущербное понимание, признававшее только материальные взаимосвязи, до сих пор воздействует не только на «почитывающую публику», но и на взгляды профессионального сообщества, включая государственных чиновников.

Термин «справедливость» нечасто фигурирует в лексиконе профессионального экономиста. Однако ключевое место этого понятия очевидно для России, где справедливость искони является фактически национальной идеей, где моральный климат имеет огромное влияние на производительность труда, а социальное расслоение, безнаказанность коррупции, вопиющие перекосы в оплате труда не дают никаких шансов для модернизации. Никак не смиряется наш человек с мыслью, что «нет правды на земле…» И уж совсем невтерпёж ему представление, что «правды нет и выше».

Сотрудники Всероссийского научно-исследовательского конъюнктурного института

Всеволод ВОЛКОВ, доктор экономических наук;

Георгий СОКОЛЬНИКОВ, кандидат экономических наук

Нелепая субстанция

Экономические трактаты и статьи в большинстве своём представляют экономику как некую объективную субстанцию, как физику или химию, то есть как нечто, существующее помимо человека (хотя и в связи с ним) и изучаемое человеком. Но экономика – всего лишь производная деятельности человека, и выбрасывать интересы огромных слоёв населения из рассуждений о ней так же нелепо, как, к примеру, охотиться в зоопарке.

Отсюда и выросло убеждение, что нравственная экономика невозможна по сути – мол, пряников не хватает на всех. С кнутом же всегда дело идёт лучше.

В то время как суть экономики – сделать достойным существование всех людей. Всех, без деления на классы, прослойки… Надо обеспечить им сносное материальное существование ради необходимого духовного роста и всякого умного творчества.

Узел тут завязан крепко. Сложно сегодня представить нувориша, обеспокоенного жизнью сограждан, если только это не сулит ему новые барыши. И потому в ближайшее время вряд ли придётся стать свидетелями экономического чуда.

Пронизать экономику нравственным пафосом, осветлить её светом взаимопомощи и сострадания – дело не прагматиков, всегда стоящих у власти. И значит, увы, дело не сегодняшнего дня. Но утверждать, что нравственная экономика невозможна вовсе, нелепо!

Александр БАЛТИН, поэт

Без заклинаний

Если бы в советском прошлом Академия наук сформулировала постулат о необходимости резкого развития образования, были бы более или менее ясны и источники средств, и исполнители, и прогнозируемые результаты. В условиях нынешнего российского капитализма неясно ничего.

Возьмём, например, всеобщие требования увеличить расходы на здравоохранение, ибо здоровье – это основной приоритет государства!

Например, недавно всемирно известный доктор Рошаль заявил, что необходимо поднять финансирование здравоохранения до 6% от ВВП и даже сказал, что стратегически необходимы 8–15%.

Ну и кто же это должен сделать и как?

Ведь в современной России госбюджет составляет всего 25–28% от ВВП.

Значит, чтобы достигнуть называемых хотя бы 6%, необходимо потратить почти 23% бюджета. Ещё столько же требует народное образование. Наука требует своей доли. А ведь существуют и другие нуждающиеся в бюджетном финансировании…

И возможности государства закрываются сразу же. И многие уже говорят публично о приближающейся кровавой каше неурядиц и «прыжке в мезозой».

Поэтому язвы современности государство в его нынешнем виде не только не вылечит, но даже не прикроет срам.

Что бы можно было предложить? Причём решения должны быть и не революционными, но очень действенными!

Революции не хочет самая активная и благополучная часть населения, а это около 20% населения. А у остальных 80% обещания и «проекты» вызывают уже не отторжение даже, а ненависть.

Как срастить низкое с высоким?

Необходимо устранить «первоосновные причины» устрашающего расслоения общества, достигшего невероятных размеров. Ведь это вулкан!

А у нас власти освободили от участия в заботе об ослабевших людях (старики, дети, матери, инвалиды) всех богатых. Не менее 60% всех доходов страны выведено из-под участия в финансировании социальных фондов.

Не дожидаясь массовых протестов, ухода зарплаты в тень, т.е. дальнейшей криминализации экономики, необходимо установить взносы в социальные фонды абсолютно со всех видов доходов (естественно, кроме пенсий, пособий, стипендий и др. социальных выплат из социальных фондов) – и не на уровне 34%, а всего лишь 20%! Этим самым бедной части населения бремя облегчится почти вдвое, а богатые и обеспеченные получат честь и право помогать родной стране!

Расслоение сократится, а пенсионный, медицинский и соцстраховой фонды наполнятся. А если по дороге не «утрясётся», то пенсии и детские пособия уже в этом году достигнут достойных размеров. А далее их необходимо корректировать ежемесячно в зависимости от наполняемости фондов взносами, а не подачками правительства, моментально «съедаемыми» инфляцией.

Поддержка ослабевших и самых слабых, детей – это дело всей страны.

Нужны не заклинания о необходимости «слезания» с нефтяной иглы, не невнятные компенсации, не реформы в духе 20-х и 30-х годов, а разумные долгоиграющие решения, учитывающие прежде всего интересы людей.

В.П. ЗАНИН, лауреат Государственной премии СССР, САНКТ-ПЕТЕРБУРГ

Пугающее несоответствие

Опыт нашей страны и всего мира, особенно в условиях переживаемого глобального кризиса, наиболее сильно ударившего именно по России, убедительно свидетельствует, что переживаемое бедствие не есть результат «несварения» в одной лишь финансово-экономической сфере. Он далеко выходит за её пределы, затрагивает общецивилизационные проблемы человечества и всего нашего взаимосвязанного мира. Его лечение может быть успешным при комплексном учёте всех факторов, влияющих на общепланетарное и национальное здоровье.

Речь прежде всего о роли элиты, оторванной от народа и жирующей за его счёт. Что тут говорить о её соответствии потребностям общества, адекватности национальным задачам страны?! Всепоглощающая коррупция превратилась в главную угрозу не только развитию страны, но даже самому её существованию.

А.Н. БЫКОВ, доктор экономических наук, главный научный сотрудник Института экономики РАН

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 4,4 Проголосовало: 8 чел. 12345

Комментарии:

«Москва–Пенне» 2011 г.

Дискуссия

«Москва–Пенне» 2011 г.

Оргкомитет Международной литературной премии «Москва–Пенне», в состав которого входят Клуб писателей ЦДЛ, Союз писателей Москвы, Союз писателей России, Русский ПЕН-центр, Литературный институт им. А.М. Горького, префектура ЦАО г. Москвы, администрация области Абруццо, администрация провинции Пескара, администрация города Пенне (Италия), оргкомитет национальной премии по прозе «Город Пенне» (Италия), объявляют о проведении литературной премии (по прозе) 2011 года.

Лауреаты премии прошлых лет: В. Распутин, Ф. Искандер, Л. Петрушевская; Б. Екимов, В. Токарева, Л. Улицкая; Б. Васильев, Е. Носов, А. Волос; А. Королёв, А. Ким, В. Маканин; Г. Бакланов, Ю. Поляков, А. Слаповский, А. Курчаткин, В. Личутин, С. Юрский.

Премия присуждается автору романа, повести, рассказов и т.д., впервые опубликованных отдельным изданием или в периодической печати. Произведения должны быть написаны на русском языке и изданы в 2010 году. В премии не могут участвовать переизданные произведения.

Произведения должны поступить в секретариат премии не позднее 15 июня 2011 года в количестве 8 экземпляров. Представленные на конкурс произведения авторам не возвращаются. Авторы обязаны указать свой адрес и номер телефона.

Каждому из трёх авторов-финалистов вручается премия в размере 50 000 рублей. Абсолютному победителю вручается премия в размере 125 000 рублей.

Жюри возглавляет первый секретарь Союза писателей Москвы Е.Ю. Сидоров.

Перед церемонией вручения премий проходит публичное обсуждение произведений-финалистов с участием авторов и общественного жюри. Обсуждение завершается тайным голосованием и выбором абсолютного победителя.

Церемония награждения будет проходить в Москве в Клубе писателей Центрального Дома литераторов осенью 2011 года.

Обращаться: Москва, ул. Б. Никитская (бывшая Герцена), д. 53, Клуб писателей Центрального Дома литераторов (библиографический кабинет).

Тел.: 691-62-69; 8 916 463 18 70 – Наталия Альбертовна Белянина.

Оргкомитет премии

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Сиреневая ветвь

Литература

Сиреневая ветвь

МЕМОРИЯ

1 июня исполняется год с той минуты, как перестало биться сердце поэта Андрея Вознесенского

Святой источник

Никогда не слышал в Переделкине кукушку. Соловьи – да. Другие певчие? Сколько угодно. А тут как будто во глубине древесной мышца сердечная сокращается. Дважды. Потом – молчок. Снова учащённое «ку-ку», взбалтывающее воздух. Опять тревожная пауза. Я направляюсь к святому источнику. На пути к роднику – дача Андрея Вознесенского, примыкающая к Дому-музею Бориса Пастернака. 1 июня 2010 года в 11.09 (время отпечаталось на моём мобильном) я поравнялся с дачей и позвонил по известному мне номеру. Дня за три до этого, ещё будучи в Перми, разговаривал по телефону с Зоей Богуславской – знаменитой Озой, героиней одноимённой поэмы и многих других стихов, женой и душехранительницей поэта. Голос её, обычно наделённый каким-то летним ликованием, на этот раз был угасшим, тронутым хрипотцой неизбежного. Она поведала, что Андрей после операции, что 12 мая, когда ему исполнилось 77 и его пришли поздравлять близкие люди, благодарил их только светом глаз, что если до этого, несмотря на затяжную болезнь, распространившуюся на последнее 15-летие, продолжал писать стихи, то теперь сам уже не пишет – диктует. Я подивился: «диктует»! То есть мог бы ведь не писать, не диктовать – столько им уже создано неопровержимого, а из него продолжает бить святой источник поэзии, не подвластный телесной неволе.

Впрочем, Оза вдруг обнадёжила (а может, всё уже предвидела?), что дня через четыре ему должно быть полегче (теперь уже эта обмолвка прочитывается иначе – как-то: когда душа покинет измученное тело), поэтому «приезжайте – и вы должны встретиться».

…И вот звоню, поравнявшись с дачей.

– Юра, – сразу же узнала она мой голос, – я не могу сейчас с вами говорить. У нас – «скорая»…

– Понял. Всё-ооо… – на длинном выдохе вырвалось у меня.

Хлынул ливень. До того дождь только накрапывал, а тут крупные струи ударили по раскрытому зонту, да так, что я ощутил, как вибрирует его материя. Я начал молиться. Просил Господа продлить дни Андрея Андреевича. При этом сразу же ощутил бессилие слов. Иногда чувствуешь, как они срабатывают во время молитвы. А тогда… Будто брошенное на чашу весов краткое, но длинно-тяжёлое «всё-ооо» перетягивало все другие слова. И ещё: точно упал забор, разделявший две дачи – Вознесенского и Пастернака, и один сад без помех перетёк в другой – сад учителя и сад ученика, и два сада обнялись и потерялись друг в друге…

Я не дошёл до cвятого источника – двинулся назад, к Дому творчества. Вскоре пронзила весть: около 12 часов пополудни прервался земной путь поэта Андрея Вознесенского. Значит, я приблизился к его даче и позвонил в тот миг, когда?..

Звёздная близость

Не думал, что мне придётся писать объявление о кончине и месте захоронения своего «поэтического отца». Ещё в 1973 году, в «Разговоре с эпиграфом», он обронил: «Как я тоскую о поэтическом сыне…» Одно из моих начатых, но недописанных юношеских стихотворений конца 70-х звучало как эхо: «Я – сын Андрея Вознесенского…» Впрочем, уже в 81-м у меня состоялся свой «Разговор с эпиграфом», переросший в «Притчу о происхождении». Оттолкнувшись от строк Гаврилы Державина: «Я царь – я раб – я червь – я бог!» и посыла Вознесенского: «Мы научили свистать пол-России. Дай одного соловья-разбойника!..», ваш покорный слуга, явив непокорство, предложил собственную поэтическую генеалогию:

Не бог, не царь, не человек,

не соловей-разбойник,

но червь, растянутый, как век,

и тощий, как любовник.

На правах «сына», угодившего в кривозеркалье иной эпохи, я пробовал растолковать «отцу» причину вынужденного превосходства червей над всеми другими воплощениями. Не знаю, услышал ли он меня? Но свою книгу избранного «Аксиома самоиска» подписал так: «Дорогому Юре – с сердечной и звёзд­ной близостью». Насчёт «звёздной близости» – странная правда. Ещё до того, как вкусить его метафору «Сирень, как пудель, мне в щёки лижется», я выдал: «Сирень неистово залает – я только ноздри округлю». В 1990-м у меня в Перми вышла книга «Прости, Леонардо!». Я вручил её «отцу». Там есть стихотворение «Возвращение к цветам». Потом, в одном из новых его сборников, наткнулся на поэму «Возвратитесь в цветы». Стало быть, «отец» прочитал «сына»…

И вот теперь по просьбе вдовы поэта, испугавшейся интернет-разночтений, по которым похороны должны состояться то в Переделкине, то на Новодевичьем кладбище, я пишу, во-первых, о дате их – 4 июня, во-вторых, о месте – это Новодевичье. Похолодевшими пальцами выкорябываю сразу три объявления: одно – чтобы вывесить в старом корпусе Дома творчества, другое – в новом, третье – на отысканной дежурной администраторшей картонке (чтобы покрупнее можно вывести буквы) – где-нибудь у ворот Переделкинского кладбища.

Буквы не слушаются, не располагаются равномерно, один фломастер выдыхается, ищу другой, чувствую, как переклинивает мою орфографическую моторику. Спрашиваю у дежурной, чего никогда бы не позволил себе ранее (всё-таки имею дело со словом), как пишется «на Новодевичьем» – через мягкий знак или?..

Клея и скотча в арсенале Дома творчества не оказывается. Медсестра Валентина выдаёт мне медицинский пластырь, чтобы приклеить объявление. Попутно рассказывает: ещё недавно была у Вознесенского на даче – делала процедуры, и он, рассматривавший до этого веер фотоснимков, попросил её помочь «разложить их по теме».

Поэт улиц

В те дни все столичные газеты набухали крупными заголовками о его кончине. Мой друг, московский кинорежиссёр и поэт Сергей Князев, обратил внимание на один из них – в метро кто-то развернул газету: «Прими, Господь, поэта улиц и со святыми упокой!»

«Поэт улиц»… Не абсолютно, но близко. Помните у Маяковского: «Улица корчится безъязыкая – ей нечем кричать и разговаривать»? А припоминаете, как раннего Вознесенского, автора «Треугольной груши», упрекали в авангардизме, зауми и «недосягаемости для масс»? Прошло время, и улица заговорила его языком. Он дал ей язык, хотя и немало у неё позаимствовал. И стал вдруг не только досягаем, но едва ли не прост. И вот улица поёт: «Плачет девочка в автомате…», «Барабан был плох, барабанщик – бог…», «Ты меня на рассвете разбудишь…»

Мне рассказывал Иосиф Раскин, автор «Энциклопедии хулиганствующего ортодокса» и частый паломник поэтических вечеров Вознесенского:

– Однажды при нём я прочитал в неком кругу его стихотворение «Бьёт женщина». Женщинам понравилось. Однако, как я убедился, никто из них этой вещи доселе не читал и не слышал. «Как же так? – спросил я Вознесенского. – Они не знают этого замечательного вашего стихотворения!» На что он ответил: «Зато они знают «Миллион, миллион, миллион алых роз…»

В ответе – мягкая усмешка. Конечно, Андрей Вознесенский стал не только «поэтом улиц», хотя когда-то полушутливо признался: «Грешен, люблю цыганщину!» Да, если улица начнёт сейчас раскрывать книги «своего поэта», она там отыщет немало собственных слов и словечек, даже целые речевые обороты, в том числе не самые подходящие, предположим, для зала имени Чайковского, где он любил выступать. Но если она будет заглядывать дальше, то увидит, кроме своего зеркального, и зазеркальное отражение. В день похорон А.А., ранним утром, на мой мобильный пришла sms-строфа:

Здесь живу, где подыхает живность.

Надо делать что-то – не тужить.

Жизнь моя в итоге не сложилась.

У народа не сложилась жизнь.

И подпись: А. Вознесенский.

Сначала холодок пробежал по позвоночнику. Потом всё-таки я определил по исходящему номеру – это прислал один из моих московских друзей. Затем подумал: «Чем вам не зазеркальный ответ про «поэта улиц»? Разве жизнь у народа сложилась? И разве жизнь поэта может сложиться, если «у народа не сложилась жизнь»?

Только голос

Он, чей голос заставлял замирать зал Политехнического и стадион в Лужниках, сам поведал о своей главной трагедии в стихотворении «Теряю голос»:

В праве на голос отказано мне.

Бьют по колёсам,

чтоб хоть один в голосистой стране

был безголосым.

…………………………………………

Веру наивную не верну.

Жизнь раскололась.

Ржёт вся страна, потеряв всю страну.

Я ж – только голос…

И всё-таки – не только. Сегодня немало говорят и пишут, какую в последние годы боль причиняло ему каждое движение. Тем неизмеримее самообладание Вознесенского, которому я был очевидец. Мы виделись в 2007-м, в кафе гостиницы «Рэдиссон-Славянская». Присутствие недуга было ощутимо и тогда, но в 2008-м, когда, пропустив меня вглубь, дверь в их переделкинский сад отворилась, поэта вела, придерживая под руку, Оза. Вдруг А.А. увидел меня. Я заметил её недоумение, граничащее едва ли не с испугом, когда он отстранил Озу и двинулся без поддержки. Сам.

Я поразился: навстречу мне шёл… подросток. Не в смысле угловатости или порывистости движений – так высушила его болезнь. Потом, когда А.А. погрузится в пластиковое кресло, установленное у дачи, то, слушая меня, он будет болтать ногой, как это делают непоседливые дети. Я замечу: везде – и в саду у беседки, и особенно по перилам крыльца, ведущего в дом, точно вокруг были сплошные потайные дверцы, привинчены никелированные ручки… Куда эти дверцы вели?

«Не моя чашка чаю», – обронил он однажды о Бродском. И не моя. Давайте прикинем: кого родил Иосиф? Гигантское количество унылых бродскофилов. Исключением быть может 19-летний и в том же возрасте ушедший москвич Илья Тюрин, преодолевший Бродского прививкою традиции русской философской лирики.

Теперь давайте загибать пальцы, кого родил Андрей? Петра Вегина, Романа Солнцева, Леонида Губанова, Сергея Мнацаканяна, Алексея Парщикова, Александра Ерёменко, Юрия Арабова, Алексея Прийму, Александра Ткаченко, Бориса Викторова, Константина Кедрова, Нину Искренко, Алину Витухновскую, да и вашего покорного слугу. Это – только навскидку. Если заняться вычислением, список будет очень внушительным.

Конечно, тут возникнет немало протестных оговорок (и они будут справедливы), однако неизбежно признание: поэзия Вознесенского, кто бы и как бы ни пытался уценивать её и прежде, и сейчас, сообщила русскому языку такой дрожжевой градус, что последующую брагу, подчас не ведая о её происхождении, черпают ныне и попивают многие жаждолюбцы стиха. Ветвь Вознесенского плодоносит – «…намокшая воробышком сиреневая ветвь». И процитированный здесь Пастернак эту ветвь только поддерживает всем своим мощным стволом.

Страшный нос

Помню, в начале 90-х позвонил ему из Перми в Переделкино.

– Откуда вы звоните? – почему-то (как я потом понял, обескураженно) переспросил он.

– Из Перми…

И вдруг – в ответ удивлённо-ужаснувшееся:

– Откуда? Из тюрьмы?!

Ослышка была гениальной, если учесть, что Пермь и прежде, да и теперь – средоточие всякого рода колючих периметров – от вчерашних политзон до особого «Белого лебедя» и лагерей общего режима… Места-то ещё со времён Бориса Годунова ссыльные.

Вообще Вознесенский полон ясновидческих вспышек. В те же 90-е он решил испытать строчку из своего нового стихотворения на моём «аборигенском» слухе:

– Юра, как лучше: «Когда Урал, как будто нос, провалится» или «Когда Урал, как страшный нос, провалится?»

– «Как страшный…», – уточнил я.

Теперь у этого стихотворения – «страшный нос». Но именно Он, точно доживший до теперешних дней и перебежавший из прозы Гоголя в поэзию Вознесенского нос майора Ковалёва, учуял то, что творится на наших глазах: уральский город Березники, родина юности президента Ельцина, проседает в подземные пустоты, оставшиеся после соляных шахтных выработок. Посему березниковцев начали спешно переселять. Уф! Даже этого провала «страшного носа» достаточно…

Стихи Андрея Вознесенского давно стали позывными русского бытия – из второй, словесной реальности воротились в первую – в круговорот обыденной жизни: «Тишины хочу, тишины!..», «Благодарю, что не умер вчера…», «Ты молилась ли на ночь, берёза?», «Не трожьте музыку руками!», «Не возвращайтесь к былым возлюбленным…», «Небом единым жив человек»…

…Поймал себя на мысли, что перестал ходить к переделкинскому святому источнику. Попробовал объяснить: наверное, потому, что, идя по этой улочке, я подспудно предполагал встретить на ней нечаянно прогуливающегося бога. Судя по всему, сейчас меня останавливает внутренний вопрос: зачем ходить к святому источнику, если на ней бога больше не встретишь?

Юрий БЕЛИКОВ, ПЕРМЬ

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 3,7 Проголосовало: 3 чел. 12345

Комментарии: 01.06.2011 11:53:46 - Арсений Анненков пишет:

Свой, лично близкий...

Из всех классиков Вознесенского выделяло ненамеренное свойство, богоданное умение быть своим, лично близким и тому, кто его напрямую не знал. Его человечность ощущалась (ощущается) на громадном расстоянии - через стихи, интервью, отзывы третьих лиц... И просто не могла не чувствоваться теми, кто с ним общался. Юрий Беликов, один из тех, кому в этом смысле посчастливилось, очень хорошо (и что важнее - неосознано) это передает. Наиболее характерным для Вознесенского является его ответ на вопрос Д. Быкова, почему он раздает так много "авансов" приходящим к нему поэтам - "И без меня найдется, кому ругать...". В этом ответе не уклонение от проблемы, а знание жизни и развернутая философская позиция.

Спецодежда славы

Литература

Спецодежда славы

ВЗАПРАВДУ

Марина КУДИМОВА

Президент России Дмитрий Медведев подписал указ о создании Федеральной службы по интеллектуальной собственности. Что с этого получат писатели и другие творческие деятели, если главной задачей новой службы станет надзор за деятельностью заказчиков и организаций, которые исполняют государственные контракты? Да, пожалуй, ничего. Литература у нас отделена от государства. Пути воссоединения в виде заключения контрактов и госзаказа пока не просматриваются. А между тем воровство именно интеллектуальной собственности, связанной с индивидуальным авторством, приобретает гигантские масштабы.

Беда в том, что преступления в интеллектуальной сфере тяжкими в общественном мнении не считаются. Да и к собственно преступлениям их относят с большой долей условности. По совести сказать, у нас и кража имущества воспринимается зачастую как ловкость рук и бойкость ума. Но правовой нигилизм, когда речь заходит об интеллектуальной собственности, вырастает то ли в какой-то небывалый цинизм, то ли в невиданное простодушие и недомыслие.

В основе любого вида воровства лежат прежде всего эмоции. Ведущая из них – вовсе не жажда риска, но таинственное и иррациональное чувство, именуемое завистью. У другого есть то, чего нет у меня. Вариант: у другого чего-то больше, чем у меня, и качеством оно выше. В отношении интеллектуальной собственности иррациональная природа зависти возрастает в разы. Поэт Андрей Крыжановский создал формулу самой жгучей разновидности творческого соперничества:

…зависть, – боюсь,

что из многих страстей

сильнейшая там,

где сошлись обладатели лиры.

Что объединяет вора и завистника? Вор, невзирая ни на какие доказательства, отвергает факт хищения. Завистник столпнически упорствует в отрицании основного мотива своих действий. Повинился в этом лишь забытый композитор по фамилии Сальери: «завидую глубоко». Да и то столь симптоматичное признание сделано пером Пушкина. Устранив причину своей патологической страсти, музыкальный ремесленник всё же не присвоил партитуру «Реквиема», и произведение не исполняется от его имени. Но сегодняшний творческий климат определяют отнюдь не меланхолические сальери, как и не лучезарные моцарты, а мелкие воришки. Что ж! Не «Тихий Дон» и выходит из-под их плутовских перьев.

Но если о плагиате кричат на каждом углу, то никто и нигде не говорит о размерах коррупции в искусстве – когда бездарные сначала подменяют талантливых, а потом получают за их счёт разнообразные дивиденды. Когда таланты назначаются, как менеджеры, а известность выделяют, как спецодежду. Коррупция в интеллектуальной области информационно малопривлекательна. Это не «оборотни в погонах», не сырьевые разборки и не банковские аферы. Да и доказать факт корыстного заимствования здесь непросто. Не пастернаковская цель – самоотдача, но статусная, «тусовочная», низвела творческий акт на уровень спортивного состязания. Как лозунг Кубертена «О, спорт, ты – мир!» – давно следует читать по-оруэлловски: «О, спорт, ты – война!», так и баталии на тему: «Кто тут самый главный (писатель, композитор, художник, режиссёр)?» – давно превратились в бои без правил, где судьями выступают прикормленные критики. Они же умело организуют бойкоты неугодных, когда художник десятилетиями безответно ждёт отклика на своё произведение.

Какую бы службу придумать, чтобы она содействовала исправлению нравов и выдавала патенты на талант?

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 3,8 Проголосовало: 5 чел. 12345

Комментарии:

Камо стучиши?

Литература

Камо стучиши?

ОБЪЕКТИВ

Лев ПИРОГОВ

– Видишь ли, после того, как Христос привнёс в нашу цивилизацию совесть, веришь ты в него или нет, а совести в литературе уже не хватает. Как специй в пресной еде.

– И в жизни тоже, – сказал я.

– Что в жизни?

– Совести не хватает.

В. Былинский. «Адаптация»

Успешный телесценарист Саша Греков испытывает разочарование в жизни. Ему не нравится его работа – оболванивать обывателей, не нравятся женщины, с которыми он спит, не нравится алкоголь, который он принимает в свободное от этих двух основных занятий время. Единственное, что нравится Саше Грекову, – это думать о смысле жизни, но сколько-нибудь видимых результатов на этом поприще он  достигнуть не может.

Пробует путешествовать, пробует заниматься творчеством, пробует молиться... «Не помогает». Иногда кажется – вот, что-то забрезжило, ухватил кончик какого-то смысла (дети? любовь? социальный протест? смирение?), но всё мимо, мимо.

Саша Греков понимает, что Бога нет.

Саша Греков умирает, так и не поняв, почему жил.

До конца книги остаётся ещё двадцать восемь страниц.

Это очень необычная книга.

Хотя есть люди, которые говорят, что книга вполне обычная, что она похожа на Уэльбека и Бегбедера (и ещё штук пять нерусских фамилий, которые я тут же с перепугу забыл), но я с ними, мягко говоря, не согласен.

В конце концов все мы на кого-то похожи, но это не отменяет для нас проблемы существования: как жить, зачем жить и, главное, «КАК ЖИТЬ ДАЛЬШЕ» (бывает, что ответить на этот вопрос всего труднее). Проблемы-то у всех одинаковые, да что толку, если ты у себя всё равно один.

Помню, я дочитывал эту книгу (она тогда ещё была рукописью) вечером на работе. Один. Все ушли. Мир за окном померк. Скрючившись на офисном стуле, я плакал. Впервые лет за двадцать, наверное. Слеза текла как-то странно, из одного глаза, и не к носу, а по внешней стороне скулы. Разболелось сердце. Довольно сильно. Шёл домой и думал: «А ведь я сейчас, возможно, умру». И было не страшно. Не за себя, поймите. Не страшно за жену и ребёнка – как они дальше будут. Я отчего-то знал в тот момент, что Бог не оставит их. Чувство, которое я тогда испытывал, наверное, и называется верой.

Вера – это когда не боишься смерти, зная о ней. Если с нами такое случается, мы становимся очень сильны. Нас даже уличные хулиганы обходят: в не боящемся смерти человеке есть что-то такое... нежелательное для них.  Никакая гадость не липнет. Вот так бы и ДАЛЬШЕ жить...

Жаль, что с точки зрения диалектического материализма жизнь – это цепочка конечных процессов.

Бывают книги-конфетки, от чтения которых получаешь удовольствие – как Стива Облонский от чтения либеральных газет. Удовольствие интеллектуальное, моральное, эстетическое. Всё там ладно, со всем там согласен, а с чем не согласен – так и понятно, что с этим надо не соглашаться. Чтение даже очень умных, глубоких, «серьёзных» книг – это игра. Если от игры не получаешь удовольствия, нет смысла играть.

А жизнь? А если не получаешь удовольствия от жизни?

Нет смысла жить?..

Когда автор начинал эту книгу, он ещё не знал, о чём она будет. Не было у него готового замысла.  «Писал как жил» – не особо надеясь догрести до финала. Это, кроме шуток, жуткий непрофессионализм. Надо писать, ощущая границы. (Хорошие стихи, говорят, сочиняются с последней строки, иначе финал будет «пришит».) Из такого авторского «незамысла» должно было ничего не получиться. Должно было. Но есть романы, «смысл и назначение» которых выходит далеко за рамки литературы (см. эпиграф).

Я, честно, не знаю: велика ли заслуга Валерия Былинского в том, что книга у него всё-таки получилась. Можно ли тут вообще говорить о художественном тексте – или лучше только о поводе, случайном поводе к превращению, которое может  произойти с читателем?..

А может не произойти.

Я разговаривал с разными читателями. Одни говорят: «Я заплакала», «Я испытывал боль и счастье, я плакал» (можно усмехнуться этому обилию слёз, а можно вспомнить: это только носы у всех людей разные, а души-то одинаковые). Другие пожимают плечами, досадливо морщатся или начинают подсчитывать количество случившихся на страницах половых актов.

Я эти акты и сам страсть до чего не люблю. А также философские диалоги и вообще все современные романы толще трёхсот страниц. Но вот в чём загвоздка. Мне, положим, многое не нравится из того, что было в моей жизни. Но ничего из этого я не могу изменить. В книге действительно полно «слабых мест»: повторов, затянутостей, неприятных сцен и неприятных поступков (одному читателю, например, не нравится, что герои курят), но я убеждён: если «причесать» текст, книги не будет. Убери плохое – и не станет хорошего. И вообще: жизнь не для того, чтобы приятно было. В ней ещё обязательно должно быть много такого, от чего неприятно. Например, стыд.

Поэтому, кстати, я не разделяю чувств тех людей, которым отчаянно не нравится обложка книги. Мне она тоже не нравится. Но я догадываюсь, что так нужно.

«Не согрешишь – не покаешься».

Не испытав острейшего стыда за героя (я бы даже сказал больше – за автора и его текст), не будешь готов к прочтению тех самых двадцати восьми последних страниц, которые неслучайно называются так же, как весь роман, – «Адаптация».

«Не согрешишь – не покаешься». Это не о том, что можно грешить. Это о том, что грех неизбежен. Ни один человек, будь он хоть наипервейший праведник, не свободен от дурных поступков и мыслей. А вот покаяния избегнуть можно. И «праведникам» это удаётся с особой лёгкостью. Они же ведь живут «по закону» и  если в чём и каются, то, как правило, «в отдельных недостатках». В том, что могли бы быть ЕЩЁ ЛУЧШЕ. (Помнится, Остап Бендер тоже гордился тем, что «чтит уголовный кодекс».)

Один духовно опытный читатель выразился об «Адаптации» в том духе, что её богоискательский пафос предназначен для тех, кто «болтается посередине». Что она как бы для «чайников». Мне кажется так: неизвестно, куда идёт человек, довольный собой, считающий, что он всё делает правильно. Настолько неизвестно, что лучше не спрашивайте. А тот, кто «болтается посередине» (сомневается, вопрошает, грешит и кается, кается и грешит), подобен человеку, постукивающему наугад по пуленепробиваемому стеклу монеткой. Говорят, есть там такая точка:  если в неё попасть, стекло обрушится. Может, и врут.

Неважно.

Важно, куда стучишься. Зачем стучишь.

Валерий Былинский. Адаптация : Роман. – М.: АСТ: Астрель, 2011. –  607 с. – 3000 экз.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 4,8 Проголосовало: 4 чел. 12345

Комментарии:

«ЛГ»-рейтинг

Литература

«ЛГ»-рейтинг

[?] Евгений Евтушенко. Можно всё ещё спасти . – М.: Эксмо, 2011. – 544 с.: ил. – 3000 экз.

В этой книге знаменитый поэт, по его собственным словам, «постарался показать всё самое главное, что написал за пять последних лет и сделал за первые пять лет первого десятилетия XXI века в совершенно разных жанрах». Поэтому кроме стихов – лирических, публицистических, философских – здесь можно прочитать поэтические посвящения друзьям и воспоминания в прозе о том, что вместе с ними было пережито. «Главное в жизни человеческой всё-таки – это выбор поступка – словом или действием не по ситуации, а по тому, что гораздо важнее её, – по нравственному определителю этой ситуации. Впрочем, какого чёрта я судорожно ищу определение этого определителя, когда оно давным-давно существует на всех языках мира, – это просто-напросто СОВЕСТЬ».

Все невыигранные битвы –

оттого, что к себе всё сведя,

при словах: «За державу обидно!»

обижаемся лишь за себя.

А ещё – иногда так постыдно,

что не стыдно нисколечко тем,

кому лишь за державу обидно,

и всем ясно, что им, очевидно,

за людей не обидно совсем.

[?] Неизвестный Всеволод Иванов : Материалы биографии и творчества. – М.: ИМЛИ РАН, 2010. – 784 с.: ил. – 600 экз .

Первое научное издание произведений Вс.Иванова вводит в круг изучаемых и читаемых текстов неизвестные и малоизвестные произведения разных жанров, а также материалы, уточняющие творческую биографию писателя. Издание предполагает переосмыслить сложившиеся в исследовательской литературе некоторые односторонние и спорные концепции творческого наследия писателя, уточнить его место в истории русской литературы XX века и заложить фундаментальные основы для его изучения. Бо"льшая часть материалов печатается впервые. «Все публикуемые заметки, несмотря на их фрагментарность, позволяют очертить круг интересов Вс. Иванова в области теории литературы. Он размышляет над самыми разными вопросами: от общих – строение романа, до более узких – роль детали и жеста в повествовании…» Одновременно с научной ценностью издание наполнено удивительной эмоциональностью и живыми чувствами.

[?] Александр Хорт. Али-Баба и сорок прогульщиков . – М.: Аквилегия-М, 2011. – 256 с. – 3000 экз. – (Серия «Школьные прикольные истории»).

Автор книги Александр Хорт – человек весёлый. Недаром он стал лауреатом премии «Золотой телёнок», давно и успешно возглавляет «Клуб 12 стульев» в нашей газете. И вот плоды его наблюдений над школьной жизнью. Школа, пожалуй, одно из немногих мест, где жизнь бьёт ключом, без конца что-нибудь происходит. Чего только не выдумают непоседы-ученики: то шпаргалки на потолке напишут, то всем классом заявку на радио сочинят, поставив на первое место дворовые песенки, а в конце мелкими буковками приписав заявку чудака-ботаника, «не музыку, а сонату какого-то Моцарта». А в День дураков жди массового подвоха, причём совсем не обязательно доброго. Назидательные розыгрыши бывают, как в том рассказе, который дал название книге. Но насчёт добрых… Нет, не может быть добрым намерение самоутвердиться за чужой счёт. Об этом, собственно, и речь в книге: о честности, о доброте, о сострадании.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Точка, точка, запятая

Литература

Точка, точка, запятая

СКАНДАЛЫ

Коллегия Верховного суда РФ 14 июня должна по­ставить наконец в затянувшемся и, как сегодня говорят, резонансном «деле Международного литфонда» точку. Или снова запятую? На вопросы «ЛГ» отвечает Феликс Кузнецов, участник судебного процесса, возглавлявший МЛФ с 2004 по 2008 год.

Наша газета и другие СМИ много писали об этой тяжбе. И всё-таки не могли бы вы кратко ещё раз рассказать, в чём суть процесса и почему он вызывает одновременно тревогу и интерес?

– Суть в том, что узкая группа далёких от литературы людей попыталась противозаконно взять в бесконтрольное управление оставшуюся собственность бывшего Литературного фонда СССР, отодвинув при этом от дел Литфонда союзы писателей России, Москвы и Петербурга, Азербайджана, Армении, Белоруссии, Казахстана, Киргизии, Молдавии и другие. При этом наши оппоненты встретили последовательное противодействие судебных органов Москвы и неожиданную поддержку Верховного суда РФ, который отменил ранее принятое решение Савёловского районного суда и Мосгорсуда о незаконности V отчётно-выборной конференции МЛФ и направил дело на новое рассмотрение. Савёловский суд и Мосгорсуд учли замечания ВС и подтвердили свою прежнюю позицию. После чего Верховный суд в экстренном порядке вынес вторичное определение, которым приостановил решения Савёловского суда до рассмотрения дела по существу. И вот 14 июня предполагается очередное рассмотрение дела МЛФ Коллегией Верховного суда.

Чего вы ждёте от этого рассмотрения?

– Прежде всего спокойствия и объективности, честной и открытой соревновательной дискуссии и столкновения аргументов двух сторон.

Кратко – в чём состоит суть спора?

– Суть на первый взгляд смешная: имеют ли писатели право принять решение и назначить дату проведения писательской конференции, а потом, обнаружив, что конференция не подготовлена, как положено, изменить своё собственное решение и назначить новую дату этой конференции? Для нас такая возможность очевидна и сама собой разумеется. А для наших оппонентов, прежде всего Переверзина и его сторонников в органах юриспруденции, вопрос не кажется столь очевидным. Подтверждением тому – определение Верховного суда от 19 мая, где изложен ключевой довод ответчика (И. Переверзина) и сформулирована его главная позиция в споре. Эта точка зрения вводит в заблуждение Коллегию по гражданским делам Верховного суда. Как было установлено в ходе заседания в Савёловском суде, ответчик к началу апреля 2008 года практически не подготовил материалы, необходимые для проведения V конференции. По уставу МЛФ пункт 4.3.2 «численный состав делегаций, формируемых писательскими организациями и литфондами, определяется президиумом МЛФ в зависимости от количества лиц – членов МЛФ».

Практически на 1 апреля 2008 года МЛФ не обладал ни списками, то есть информацией о количестве своих организаций, ни данными об общем количестве членов МЛФ и о количественном составе делегаций. Спрашивается: как при отсутствии подобных данных было возможно определить полномочность конференции?

За период с октября по апрель прибавились дополнительные моменты, связанные с финансово-экономической деятельностью Переверзина, которые требовали безотлагательной проверки. Стала очевидной необходимость проведения независимого аудита. В марте 2008 года состоялась отчётно-выборная конференция Московского литфонда, объединяющего более двух с половиной тысяч писателей, являющихся одновременно и членами МЛФ. На этой конференции был поднят вопрос о продаже И. Переверзиным и его предшественником в Литфонде России знаменитого подмосковного дома творчества «Малеевка», бессрочно владевшего 75 га земли. За продажу «Малеевки» и её земли Литфонд получил квартиру с гаражом в центре Москвы. Очевидно неравноценный обмен! Был поднят вопрос и о продаже за бесценок писательского детского сада в районе метро «Аэропорт». Писатели единогласно выразили недоверие Переверзину как хозяйственному руководителю и потребовали передачи связанных с этими злоупотреблениями дел в прокуратуру. Вдобавок ко всему выяснилось, что само проведение заседания президиума МЛФ 21 ноября 2007 года прошло с величайшими нарушениями. Всё это привело бюро президиума к необходимости созвать 1 апреля 2008 года очередное заседание президиума, на котором предыдущее решение фактически было отменено и назначена новая дата проведения V отчётно-выборной конференции – 22 мая 2008 года.

Имели ли вы на это законное право?

– В этом нет никаких сомнений. Статья 4.3 устава МЛФ говорит: «В период между конференциями руководящим выборным коллегиальным органом управления МЛФ является президиум, созываемый не реже одного раза в год». «Не реже» – значит, не запрещено и чаще – по мере необходимости. В данном случае необходимость возникла крайняя, как уже объяснил. Дата созыва V отчётно-выборной конференции на законных основаниях была изменена и утверждена президиумом МЛФ. В этой связи какое право Переверзин имеет утверждать, будто незаконно проведённая им 15 апреля 2008 года V отчётно-выборная конференция состоялась на основании решения президиума МЛФ от 21 ноября 2007 года, если это решение было законно изменено президиумом МЛФ? Его конференция была проведена именно вопреки решению президиума от 1 апреля 2008 года. И поэтому она незаконна.

И последнее: как обстояло дело с кворумом на упомянутой конференции?

– В определении Верховного суда от 19 мая нынешнего года по этому поводу сказано следующее: «По мнению заявителя, поскольку численный состав МООП «Международный литературный фонд» судом не установлен, то вывод в решении суда о том, что на заседании конференции отсутствовал кворум и принятые на ней решения являются незаконными, нельзя считать правильным».

Это утверждение основано на очередной передержке Переверзина. Это не Савёловский суд не смог установить численный состав членов МЛФ. Численный состав членов МЛФ не смог установить ответчик, то есть организаторы V конференции, о чём уже сказано выше. А поскольку эти организаторы не имели сведений об общем количестве членов МЛФ, как они могли установить наличие кворума? Ведь, согласно уставу (пункт 4.2.5.), «конференция считается правомочной, если присутствующие на ней делегации представляют более половины общей численности членов МЛФ». Откуда взять эту «половину», если общая численность членов организации никому неизвестна?

Будем надеяться, что Коллегия Верховного суда всё же поставит в деле не очередную запятую, а последнюю точку.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 4,0 Проголосовало: 1 чел. 12345

Комментарии:

Записки из осаждённой крепости

Литература

Записки из осаждённой крепости

О неудачной попытке смещения с поста директора Дома творчества Комарово И. Овинцева с непонятными для писательской собственности последствиями, предпринятой уже ставшим притчей во языцех г. Переверзиным, мне приходилось недавно рассказывать в «ЛГ» № 15. Тогда, в апреле, Дом творчества и его директора общими усилиями удалось отстоять. Но всё это имело продолжение.

У ворот Дома творчества Комарово появился очередной назначенный Переверзиным директор Б. Островский с группой поддержки из пяти человек. «Новый» директор предъявил приказ № 12-к от 24 мая 2011 года, согласно которому на период нетрудоспособности И. Овинцева будет руководить сам, при этом по тому же приказу ему было дано право первой подписи на всей финансово-хозяйственной документации Дома творчества Комарово.

Следует отметить, что находящийся на лечении И. Овинцев был на территории в здравом уме, что позволило ему на приказе оставить резолюцию: «С приказом ознакомился. Приказ составлен с нарушением закона. Подчиняться отказываюсь».

На время своей

нетрудоспособности нынешний директор И. Овинцев 15 апреля сего года своим приказом уже назначил исполняющим обязанности директора своего заместителя Е. Васильеву.

Так в Доме творчества Комарово стало сразу три директора: один болящий и два исполняющих обязанности. Началась игра нервов.

Б. Островский требовал освободить помещение, его окружение тоже вело себя довольно бесцеремонно. Всё время происходила незаконная видеосъёмка. Была даже предпринята попытка выдворить из Дома творчества Е. Васильеву.

И. Овинцев вызывал полицию. Писал заявления о попытке рейдерского захвата. Полиция приезжала, смотрела приказы о назначении двух исполняющих обязанности директора и уезжала, предупреждая о последствиях противоправных действий.

При этом писательская общественность бурлила: неоднократно звонил из Москвы Ф. Кузнецов, высказывал поддержку Д. Гранин, а зам. главного редактора «ЛГ» В. Павлов помогал вызвать на защиту Дома писателей охранную структуру. И. Штемлер. В. Попов, Д. Каралис, Л. Добровольский, В. Лелина организовывали приезд писателей в Комарово.

Вот так мы и досидели до полуночи: И. Овинцев, Е. Васильева и я – с одной стороны, Б. Островский с группой поддержки – с другой. Причём «команда» Б. Островского всё время ожидала подкрепления. Было тревожно.

В первом часу по вызову члена Литфонда России Л. Добровольского в Дом творчества Комарово приехали вооружённые оперативники, а следом за ними – полицейский подполковник, который и разрядил ситуацию.

Он выдворил из Дома творчества «назначенных» рукописным приказом Островского «охранников» и адвоката и посоветовал все вопросы решать в суде, а не заниматься нарушением общественного порядка на подконтрольной ему территории в ночное время.

Утром Островского и его сопровождающих на территорию Дома творчества уже не пустили.

И грустно, и смешно: приезжает уже второй назначенец И. Переверзина, обещает сделать из Комарова жемчужину, а писатели не верят и обращаются к губернатору Санкт-Петербурга с просьбой взять Дом творчества Комарово под своё крыло.

И я не верю, потому что лет 8 назад члены правления СПб отделения Литфонда, и я в их числе, ездили в Москву защищать Переверзина. Его во время конфликта с Голумяном «выносили» из кабинета, сломав при этом рёбра. Защитили. Чуть позже меня на Общероссийской конференции в ещё писательской Малеевке избрали членом Центральной ревизионной комиссии Литфонда России. За пять лет я не был ни разу приглашён что-либо «ревизовать», хотя это грубейшее нарушение устава.

Мы, по-христиански защищая когда-то избитого Переверзина, не могли предположить, что он «выздоровевший» станет хуже своих обидчиков, переняв и развив их методы.

Владимир ШЕМШУЧЕНКО

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 4,0 Проголосовало: 1 чел. 12345

Комментарии:

Двадцатилетняя «ссылка» Пушкина

Литература

Двадцатилетняя «ссылка» Пушкина

НА КРУГИ СВОЯ

19 лет назад бюст А.С. Пушкина работы скульптора Бронюса Вишняускаса, с 1955 года стоявший в Серейкишском парке рядом с Кафедральной площадью, городские власти Вильнюса не без влияния политиков задумали убрать с привычного места «куда-нибудь подальше». Представители культурной элиты предложили перенести его в ограду Пятницкой церкви, где в 1705 году «царь Пётр своего арапа крестил». Однако наперекор общественному мнению памятник ночью тайком вывезли в Маркучяй.

Не прошло и двадцати лет, как Пушкин вернулся в центр литовской столицы. И даже не один, а вместе с прадедом – Ибрагимом Петровичем Ганнибалом. Теперь они с любопытством глядят друг на друга с полуоткрытых ладоней символической матери-России – такой замысел воплотил в бронзе скульптор Витаутас Наливайка, один из авторов памятника, открытого в ограде Пятницкой церкви.

В основу барельефа Александра Сергеевича положен один из многочисленных автопортретов-рисунков, в которых будущим зоилам Поэт как бы дерзко бросает: «Я – такой!» В основу же ганнибаловского – антропологический эскиз академика Дмитрия Анучина, выполненный в 1899 году.

Род Пушкиных исторически связан с Литвой и именно с Вильнюсом. Здесь служил старший сын поэта Александр, командовавший гусарским полком. Сюда после продажи Михайловского в 1899 году переехал младший сын Григорий, женатый на местной уроженке, учительнице русской гимназии Варваре Мельниковой, владевшей имением Маркутье (ныне Маркучяй). Кстати, Варвара Алексеевна в предвоенные годы официально завещала эту усадьбу, ставшую хранилищем подлинных предметов пушкинского быта, местному русскому обществу.

Главный инициатор и автор художественной идеи памятника – вильнюсский поэт, заслуженный деятель искусств России Юрий Кобрин, более пяти лет пробивавший разрешение на возвращение образа великого русского поэта из «ссылки».

Кобрин подробно рассказал о личности Ганнибала – мальчика-арапчонка, ставшего впоследствии выдающимся военным инженером своего времени, видным математиком, гидротехником и даже… первым в России специалистом по разведению картофеля.

Чрезвычайный и Полномочный Посол России в Литве Владимир Чхиквадзе от имени министра иностранных дел Сергея Лаврова почтил открытие нового монумента. Мэр Вильнюса Артурас Зуокас поблагодарил создателей памятника – фонд имени писателя Константина Воробьёва, его президента Юрия Кобрина и местных меценатов за яркий вклад в культурную палитру города.

А самым интересным моментом стало освящение нового памятника, его благословение от имени ушедшего на покой митрополита Хризостома и нынешнего архиепископа Виленского и Литовского Иннокентия, а затем торжественная передача под дальнейшее покровительство церковных и городских властей.

Альгирдас ЧИВИЛИС, ВИЛЬНЮС

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 5,0 Проголосовало: 2 чел. 12345

Комментарии:

Старинная наивность романса

Литература

Старинная наивность романса

ЛИТФОРУМ

Живая музыка сегодня не в моде. Из приёмников всех сортов доносятся звуки, режущие слух своей дисгармонией. Но чистые голоса и живое инструментальное исполнение выбивают себе заслуженное место на российском музыкальном Олимпе. При поддержке «Литературной газеты» 19 мая в Доме романса состоялся второй фестиваль «Авторская романсиада». Он собрал теноров из многих городов: здесь были представители Москвы, Санкт-Петербурга, Калуги, Наро-Фоминска, Егорьевска, Балашихи, Симферополя. Под сводами «маленького домика», как называет Дом романса художественный руководитель Галина Преображенская, в этот вечер встречали не просто исполнителей, а создателей, элиту современного романса. Голоса исполнителей поражали своей глубиной и диапазоном, проникая в сердца зрителей и слушателей. Весь вечер Дом романса был наполнен особой атмосферой гармонии. Стихи Александра Пушкина, Фёдора Тютчева, Николая Гумилёва, Александра Блока и других выдающихся поэтов сливались с потрясающей музыкой, наполняя весь зал живо­творящей силой искусства.

Оценивали исполнителей члены жюри фестиваля: народная артистка СССР Людмила Лядова, народный артист России, профессор Сергей Яковенко, заслуженный артист России Виктор Фридман, член Союза композиторов России Владимир Вовченко и член Союза композиторов России Валерий Бикташев.

Лауреатами фестиваля стали автор музыки Алексей Кузнецов и автор стихов Светлана Ковалёва. Специальными дипломами были награждены Владимир Аллилуев, Светлана Белова, Сергей Белоголов, Валерий Горин, Александр Данилов, Александр Карпенко, Денис Тулузаков, Михаил Ченцов, Инна Шахова, Зиновия Шидловская. Все исполнители и композиторы получили грамоты участников. Под эгидой «Романсиады» проходят конкурсы и фестивали в течение всего года, что даёт надежду на возрождение и развитие этого прекрасного музыкального жанра.

Виктория МАРИНИНА, Наталья ФИЛАТОВА

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Литинформбюро

Литература

Литинформбюро

Литэкспозиции

В московской библиотеке имени В.Г. Белинского открылась экспозиция, посвящённая жизни и творчеству великого критика. В ней представлены портреты Белинского, его друзей и современников, фотографии рукописей и первых публикаций его статей, зданий, в которых он жил, посвящённых ему мемориальных досок, установленных ему памятников, а также издания произведений В.Г. Белинского и литература о нём.

Литконференции

В Институте русской литературы (Пушкинский Дом) РАН прошла юбилейная научная конференция «Предтеча великих реформ», посвящённая 200-ле­тию В.Г. Белинского и 150-летию отмены крепостного права в России. В программу конференции были включены научные заседания, обсуждение докладов, открытие выставки «В.Г. Белинский и круг «Современника» (из коллекций Рукописного отдела, Литературного музея и библиотеки ИРЛИ), посещение могилы В.Г. Белинского на Волковом кладбище.

В Коктебеле в доме поэта Максимилиана Волошина состоялась международная научно-практическая конференция «Совопросник века сего…» (XVI Волошинские чтения).

В рамках чтений проведён научный коллоквиум «Марина Цветаева: судьба и творчество», посвящённый 100-летию со дня приезда в Коктебель поэтессы. В конференции приняли участие учёные из России, Украины, Беларуси, Чехии и США. Были представлены новые издания, посвящённые творчеству Цветаевой и Волошина.

Кафедра теории литературы Тверского государственного университета провела конференцию «Поэтический текст: структура, интерпретация, смысл». На конференции обсуждались проблемы ритмической организации текста, содержательности поэтической формы, фонетического уровня организации стиха, фоносемантики, жанра и композиции стихотворения, стиля и поэтического языка и др.

Литпремии

2 июня в Москве пройдёт заключительный вечер сезона 2010–2011 гг. премии «Живая литература». Будут названы лауреаты в номинациях «Поэзия» и «Переводы поэзии». Премия «Живая литература» учреждена издательством «Э. РА», сайтом «Гуманитарный фонд» и литературным клубом «Последняя среда». Смысл премии, по мнению её устроителей, содержится в самом названии. Живая литература – то есть способная к развитию, к порождению действительно нового, определяющего собой будущее. Из присланных на конкурс произведений голосованием оргкомитета были определены лонг-листы в обеих номинациях, в которые вошли тексты поэтов и переводчиков из России, Украины, Армении, Финляндии, ФРГ, Португалии и Израиля, опубликованные на сайте премии http://lname.ucoz.ru/ 18

Лауреатом первой Патриаршей Премии стал Владимир Крупин.

Премию им. Риммы Казаковой «Начало» получила Вера Полозкова.

На Литературном обеде в московском ГУМе объявлен список финалистов Национальной литературной премии «Большая книга» сезона 2010–2011 годов. В шорт-лист премии вошли романы Ю. Арабова – «Орлеан»; Ю. Буйды – «Синяя кровь»; Д. Быкова – «Остромов, или Ученик чародея»; Д. Данилова – «Горизонтальное положение»; С. Кузнецова – «Хоровод воды»; О. Славниковой – «Лёгкая голова»; А. Слаповского – «Большая книга перемен»; С. Солоуха – «Игра в ящик»; В. Сорокина – «Метель»; М. Шишкина – «Письмовник». «ЛГ» будет публиковать рецензии на книги претендентов.

Литпрезентации

В ТД «Библиоглобус» состоялась презентация сборника «Новейший производственный очерк», в котором отражена многогранная жизнь предприятий самого разного профиля – от реальной экономики до культуры и искусства. В мероприятии участвовали Максим Замшев, руководитель проекта Александр Гриценко, Виктория Ветрова, Юрий Мамлеев, Тимур Зульфикаров, Вадим Степанцов, Евгений Лесин и др. Эксперты из различных социальных областей (медицина, образование, благотворительность, искусство, телевидение) обсуждали проблемы современного производственного репортажа, отмечая, что в книге впервые за долгое время создан объёмный портрет современного московского рабочего, его интересов, надежд и отношения к жизни.

Литфорумы

В Белгородском литературном музее прошла встреча за круглым столом, которая называлась «И мы сохраним тебя, русская речь…». В обсуждении темы участвовали писатели, библиотекари, педагоги, студенты, учащиеся. Интересным и актуальным было выступление поэта, публициста и переводчика Станислава Минакова (живёт ныне в Харькове, начинал свой путь в литературу на Белгородчине), посвящённое сегодняшнему состоянию русского языка на Украине.

ЛИТЮБИЛЕЙ

Исполнилось 80 лет народному писателю Адыгеи Исхаку Машбашу.

Литнаграды

Вручена Новая Пушкинская премия 2011 года. Напомним: первая премия – «За совокупный творческий вклад в отечественную культуру» – присуждена переводчику Вере Мильчиной. Обладателем второй премии – «За новаторское развитие отечественных культурных традиций» – стал прозаик Ильдар Абузяров. Совет премии принял решение особо отметить Пушкинский театральный центр под руководством Владимира Рецептера (Санкт-Петербург) «За верное служение Пушкину». (Театральное собрание сочинений Пушкина, серия книг «Пушкинская премьера»).

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

«Кровь и смерть, ничтожество и высь»

Литература

«Кровь и смерть, ничтожество и высь»

ПОЭЗИЯ

Евгений РЕЙН

КРАСИЛЬНИКОВ                                                                                                                            

Красивый дылда с бледной рожей,

На Маяковского похожий,

Во сне является ко мне,

За пазухой – бутылка водки,

В запасе –  правильные сводки,

Он в прошлом греется огне.

Он – футурист, он – будетлянин,

Бурлюк им нынче прикарманен,

Он Хлебникова зачитал,

Он чист, как вымысел ребёнка,

И чуток, точно перепонка,

Что облепила наш развал.

Зачем-то Кедрин им обруган,

Он нетерпим к своим подругам,

Одну он выгнал на мороз,

Он отсидел четыре года,

Пьян от заката до восхода,

До Аполлúнера дорос.

Он говорил, а мы внимали,

Он звал нас в сумрачные дали,

Где слово распадётся в прах,

Где Джойс и Кафка лишь начало,

Где на колу висит мочало,

Туда, туда на всех парах.

Работал в «Интуристе» в Риге,

Влачил не тяжкие вериги,

И сбросил их, и – утонул,

В истериках, скандалах, водке,

Посередине топкой тропки,

Смешав величье и разгул.

МАТЧ                                                                                                                                   

Гляжу футбол.

Ведь я и сам играл

Центрального защитника когда-то.

Я и штрафной, случалось, отбивал, –

Внезапный мяч до самого заката.

Бывало, что играл за вратаря,

Однажды даже я отбил пенальти,

Поэтому и мне благодаря

Мы выиграли первенство на старте.

То было в Териоках. Стадион

«Локомотив» в присутствии мальчишек

Кричал и бесновался, словно он

Намного лет опередил излишек

Положенных от века неудач,

Блокаднику, пижону, доходяге,

Когда попавший мне под бутсу мяч

Летел в зенит и пропадал в овраге.

А я стоял, простёрши руку над

Травой пожухлой, стоптанной до корня,

Как Медный всадник, принимал парад

И возвращался сам к себе покорно.

НАРОД

От Кронштадта до Владивостока

В пламя, и в мятеж, и в недород

Проживает глухо и жестоко

Вместо населения – народ.

Он – кентавр от солнечной лазури

Скифского походного коня,

Потому-то никакой халтуре

Ни за что не убедить меня

Ни направить к милым вам берёзкам

Или голошенью наших птах,

Он стоит на мраморе поросском,

Ну а мрамор тот – на трёх китах.

Нету никакого умиленья,

Пусть он голодает и вопит,

Жалость – это просто умаленье,

Что он стоит и на чём стоит.

Он задуман волей полубога,

Может быть, ему не нужен бог,

Он отринет всякого пророка,

Кто ему помыслит поперёк.

Потому что сам он – тело божье,

Кровь и смерть, ничтожество и высь,

Для чего брести по бездорожью,

Ангел говорит: «Остановись!»

Посреди земли и мирозданья,

Между всех разбойничьих ватаг,

Матерно гудящий перед бранью,

Вечность зажимающий в кулак.

НОЧЬ НА САН-МАРКО

Ночь на Сан-Марко за ближней далью,

Спит мой товарищ в обнимку с медалью,

Сильная зыбь колышет суда,

Жизнь, нисходящая по серпантину,

Здесь упирается, точно в плотину,

Волны выплёскивая сюда.

Здесь от собора до кладбища близко,

От алтаря и до обелиска –

Только один перегон.

И не заблудишься, не промахнёшься,

Если в лагуну и обмакнёшься,

Купол протянет тебе балахон.

Сторож за лепту откроет калитку,

Маятник приостановит молитву,

Камень могильный своё подтвердит:

«Может быть, смерть – это только начало», –

и что бы это ни означало,

шутку Проперция или вердикт.

Розы завяли, венки облетели,

Рыбы в лагуне и те обалдели,

Всем нам единый улов,

Спи под разгулом славы и влаги,

Княжество спасший, точно варяги,

Уголь затепливший в печке богов.

ПРИЗЫВ

А что если Бог – это высший художник,

Создавший икону, простой подорожник,

И ямб, и хорей, и анапест,

Придумавший кисти, и краски, и слово,

И всё, что для нашего дела готово,

Сложивший всё это крест-накрест.

В такой мастерской подрастаем мы вечно,

Старание наше да будет сердечно,

А плата – по лучшим расценкам.

Заказов – довольно, не только монархи,

И те, кто штампует почтовые марки,

И небо рисует на стенке.

Мужайтесь же, братья,

питанья и платья

У нашего Господа хватит,

А если он отбыл по срочному делу,

к иному пространству, к иному пределу,

то время труды нам оплатит.

СЛУЦКИЙ

Помню Слуцкого. Шевиотовый пиджак,

рыжие усы и речь замедленная.

Мне казалось – что-то в нём не так,

и повадка вроде самодельная,

Всех он расставлял, чины давал,

помню и партийность, дружелюбие,

Многое он отправлял в отвал,

проходил один средь многолюдия.

Был он мрачен. В долг давал легко,

Это я с ним познакомил Бродского,

На себя похож был самого,

И при этом – очень мало броского.

И, когда остался он один,

Стал вдовцом, закаменел до крайности,

Рыжина исчезла из седин,

И, должно быть, маялся от праздности.

Всё пошло не то, не так, не в лад,

Был он болен, хоть не в крайнем возрасте,

Всё ушло, и выступил талант,

Или гений, говоря по совести.

Не было людей ему под рост,

На доске – как ферзь в игре единственный,

Сам совсем серьёзен, хмур и прост,

Оттого-то был ещё таинственней.

Он вместил эпоху и войну,

Гибель неоправданной утопии,

Взял на плечи правду и вину,

То, что современники прохлопали,

Он им объяснял: «Вот так и так!

Граждане, насильники, товарищи…»

Как поэт, провидец и мастак,

Жертва и пожарный  на пожарище.

ШАРФ ГОЛУБОЙ

Где эта улица, где Пять Углов,

Где я был молод и был бестолков,

Там, где я ждал тебя по вечерам,

Где на Фонтанку ходил по дворам.

Где заведения с кислым вином,

Там, где бутылку делили вдвоём,

Где этот башенный мост Чернышев,

Где синеватый вечерний покров.

«Крутится-вертится шар голубой…» –

мне никогда не вернуться домой,

и никогда не увидеть тебя,

как ты стоишь там, свой шарф теребя,

сгинула, канула в бездну времён,

был же я молод и был же влюблён,

в эту улыбку и в эти глаза,

так отчего же сказать мне нельзя:

«Крутится-вертится шарф голубой…

Где ты теперь? Воротись и постой,

Около булочной, там, на углу,

Честное слово, я снова приду,

Снова нальём по стакану вина,

Времени нету, а есть времена,

Их размывает речная вода,

Их отменяет любая беда.

Если же я не узнаю тебя,

Шарф я узнаю сейчас, как тогда…»

«Крутится-вертится шар голубой…» –

всё то, что было, пошло на убой,

Только остался небесный тот цвет,

Верный вопрос и неверный ответ.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 3,5 Проголосовало: 4 чел. 12345

Комментарии:

«Как на подбор, русские»

Литература

«Как на подбор, русские»

ЛИТРЕЗЕРВ                                                                                                                                                                                        

Влада АБАИМОВА

***

Налево – пустеет поле, направо – хиреет деревня,

А над дорогой – небо, под которым нет места

Юродивым, пасынкам века и христовым невестам.

Интернаты традиционно пахнут кислым и древним.

А что вы ждали – хоромы? Может, клумбы и пруд?

Отсюда бежать некуда – потому-то и не бегут.

Девочки слабоумные шьют мальчикам трусики.

…Как я жила раньше, пока этого не знала?

Выкидыши России-матушки и батяни-Урала,

Веснушчатые, вихрастые, как на подбор, русские.

Мазня называется арт-терапией, но, знаешь ли,

Мамы и папы из их рисунков давно ушли.

Ну и что, что после обеда снова придут баптисты

И будут проповедовать спасение для нищих духом.

А им всего-то и надо, чтоб их кто-то потискал,

Но небо, как куртка на молнии, застёгнуто глухо.

Извините, тут курс падает, а мы

со своими детьми.

Безногий, вот тебе помощь – подойди и возьми.

Владе Абаимовой из Оренбургской области 20 лет. Учится в торгово-экономическом университете. И несмотря на столь прагматический подход к профессии, пишет стихи. Не всё в них пока совершенно. Но есть то, чего нет в поэзии большинства сегодняшних начинающих. Абаимова пытается нелицеприятно и бесстрашно отвечать на вопросы, которые ставит время перед её поколением. Влада – лауреат премии «Капитанская дочка». Уже это даёт ей право от имени племени «младого, незнакомого» выступить в номере «ЛГ», приуроченном к дню рождения Пушкина.

***

Милые, бросьте, не унижайтесь –

Они не слушают ваши протесты.

Крышку уже подпирает тесто,

Дойдёт до края – осадят ножами.

Но это не край. И ещё есть время

Собраться с духом, раздать на память

Всё, что любил, заронить своё семя

И лишь оберег на себе оставить.

Нам страшно. Мы не герои, не воины,

Но мы готовы стоять за Россию.

И когда жить станет невыносимо,

Дай Бог нам сил умереть достойно.

***

Жизнь без боли – словно хлеб без соли,

Сытно, только пресно и невкусно.

Лучше пусть кусок застрянет в горле.

Это нам привычнее. По-русски.

Нам – или жара, или морозы.

Нам – или разгром, или победа.

Нам – мешать в стакане кровь и слёзы.

Нам – писать стихи на грани бреда.

Вам комфорт привычен с колыбели,

А проблемы – так они чужие.

Молодцы, ведь это вы – сумели.

Молодцы, ведь это вы – дожили.

Мир наш на куски разорван, скомкан,

Сувенирами на память роздан.

Вам досталась честь из тёплых комнат

В телескоп смотреть на наши звёзды.

Земля

До Казахстана – четыре часа пути.

Под колёсами – разнотравье резное.

Где-то вдали тонко птица свистит,

А может, мне это чудится из-за зноя.

Плавит вокруг себя синеву оно –

Всемогущее солнце степных далей.

Наверное, так и было давным-давно,

Когда женщин за золото продавали.

Когда дышишь пропылённой землёй,

От неё будто перенимаешь силу.

На губах каждого, кто здесь лёг,

Песнь о родине на сотни лет застыла.

Древним знанием пахнет эта земля.

Под ногами – прах мёртвых империй.

А колёса пылят, и пылят, и пылят...

А душистые травы зреют и зреют...

***

Зачем ты жил? Чтоб правнуки твои

Продали на базаре ордена.

И ни страны, ни дома, ни семьи…

Что сделаешь – такие времена.

Зачем ты умер? Чтобы эта шваль,

Которой от роду не больше двадцати,

Орала дурным голосом: «Зиг хайль!»,

Сметая обелиски на пути.

Зачем, зачем? Неужто ради них?

От плоти плоть, от крови кровь. И вот –

Народ, не помня подвигов твоих,

Тебя же без сомнений предаёт.

***

Вино глотали из липких стаканов,

Курили в тамбуре, зябко ёжась…

Это было, кажется, так недавно,

Когда у всех была содрана кожа.

Теперь у каждого есть ребёнок,

И каждый занят ненужным делом,

И «капля крови на нитке тонкой

Уже сияла», как ты нам пела.

Какие ветры сейчас полощут

Ваши волосы и знамёна?

Мы так и не научились быть проще,

Не выполоскать осадок солёный.

Рассыпались фенечки по тротуару,

Звеня бисерными слезами.

Ложишься – юным, встаёшь – старым.

Что стало с нами, что стало с нами?

***

Этот город уже не тот,

У него другая душа.

Ни к чему надевать пальто –

Лучше в форточку подышать.

Этот город мне незнаком,

Будто бы целый век прошёл.

Я со всех четырёх сторон.

Чемодан мой слишком тяжёл.

Этот город уже не мой,

И никто из нас встрече не рад.

Я-то думала, что домой.

Оказалось – всего лишь назад.

***

О чём же нам плакать, если сей

Мальчик с глазами ягнёнка

Лежит в отделении опухолей

Уже чёрт знает сколько.

О чём же нам плакать, если сия

Девочка в грязном платье,

Не пившая сока «Моя семья»,

Трёт синяк на запястье.

Никто не спасёт и не сохранит,

Слова ничего не значат.

Но о чём же нам, если даже они

Не плачут, не плачут, не плачут.

***

Идём, перед собою глядя,

Поглощены своей заботой,

Не замечая, что навстречу

Земля, как сердце, распахнулась.

Деревьев чёрные прожилки

На фоне сумрачного неба

И снег в подпалинах песчаных…

О красоте здесь нет и речи.

И мы проходим равнодушно,

Чтобы потом, в тиши музея,

Пейзажем этим восторгаться,

Как будто на холсте он лучше.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 4,0 Проголосовало: 2 чел. 12345

Комментарии:

Ради искреннего слова

Литература

Ради искреннего слова

Александр СОРОКИН

Выпускник МИИТа и Литературного института им. Горького. Автор трёх поэтических книг. Победитель четвёртого Московского международного поэтического конкурса «Золотое перо – 2007» в номинации «Лучшие стихи о москве».

У РАБОЧЕГО СТОЛА

Не считая за науку

своевольный ход строки,

полюбил я плыть по звуку,

как по звёздам – моряки.

На привольном бездорожье,

слыша дальних стран прибой,

без границ и без таможни

выбираю край любой.

Пусть недолго это длится –

а без странствий жизнь скучна, –

я не буду торопиться

жемчуг выловить со дна.

Так проходит час за часом,

день за днём – года бегут…

Есть ли карта, где указан

мой несбывшийся маршрут?

Мне бы обернуться птицей,

да природа не дала.

Буду в комнатке ютиться

у рабочего стола.

Скучным дням я цену знаю

и, ведом своей звездой,

на дворец не променяю

клетку с дверцей золотой.

ТАК БЫВАЕТ

Ярких дней промежуток

короткий

нам напомнил о солнце не зря:

мы плывём перевёрнутой лодкой

по холодным волнам октября.

Днище неба промокло без пакли,

землю в озеро луж превратив.

Бьют о жесть монотонные

капли,

сочиняя бездомный мотив.

Что-то будет ещё,

что-то будет,

перетерпим – и станет ясней.

Дни мелькают в осенней запруде

полосатой гурьбой окуней.

Срок настанет – и вынырнет рыба

золотистого нового дня.

Непогода в глазах твоих, ибо

ты в других не находишь меня.

Так бывает, поверь, так бывает:

мир простужен и холодно в нём,

солнце долгие тучи скрывают…

Мы вернём наше солнце, вернём!

ВЕРЮ

Среди дрязг и фанаберий

трудно биться об заклад,

но себе я всё же верю

и земле поверить рад.

К вере нет дороги торной.

Путь без веры – звук пустой…

Ради пьяни подзаборной,

ради власти не святой,

за блудницу и за вора,

богача и трепача,

за отребье хуже сора,

за пропавших сгоряча;

ради искреннего слова

и проснувшихся сердец,

ради мира остального,

ради жизни, наконец, –

в смуте, слабости и силе

(ей, всесветной, не до сна)

поднимается Россия,

небом заговорена…

Я ГОТОВ

Забываю о жизни и смерти

и не знаю, молиться кому

в золотые мгновения эти –

их умом я никак не пойму:

залетая незнамо откуда,

увлекая незнамо куда,

воспаряют слова из-под спуда

и ложатся на лист без труда.

В них так много нежданного

света

и задора, грозящего тьмой!

– Ты готов поплатиться за это

своей честью и жизнью самой?

Я готов, ибо сердце ликует.

И тоскует, когда в тишине

ветер этих мгновений не дует

и слова замирают во мне…

МОЛИТВА

Чаша страданий до дна не испита,

и у России молитва – пол-литра.

Времечко наше

чем гаже, тем злей…

Милости к падшим

чашу налей!

В ТАКИЕ ДНИ

И дни идут, и снег идёт –

посланник неба безъязыкий,

и верится: его полёт

необычаен в судеб книге.

На этот раз под Рождество

зима на зимушку похожа.

Земле сейчас милей всего

снегов пуховая одёжа

и лёгкий ласковый мороз…

В такие дни, скупые вроде,

в груди встаёт во весь свой рост

благоговение к природе.

По свежевспаханной лыжне

скольжу, не убавляя шага,

и вьётся в белой тишине

снежинок шустрая ватага.

Вливаясь в этих дней поток,

пью откровенье снеговое

и берегу для лучших строк

минуты светлого покоя.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 3,7 Проголосовало: 3 чел. 12345

Комментарии:

И ты тоже обезьяна

Библиосфера

И ты тоже обезьяна

КУМИРНЯ

Захар Прилепин. Чёрная обезьяна . – АСТ, 2011. – 288 с. – 20 000 экз.

Поговаривают, будто Захар Прилепин, отрёкшись от революционных порывов и пацанской этики, написал совершенно ему не свойственную, тематически неожиданную книгу. Не верьте! Того яростного запала, что был в «Саньке», в новом романе нет (хотя то, что Прилепин как прозаик меняется, было понятно ещё по сборнику рассказов «Ботинки, полные горячей водкой»).

Детективная рефлексия

Впрочем, в «Чёрной обезьяне» присутствует рефлексия не меньшая. Да и типаж героя-бунтаря, по сути, остаётся прежним. Хоть автор, смещая акценты, и утверждает, будто теперь перед нами не пацан-переросток с городской окраины, а вполне взрослый человек, журналист, любящий отец двоих детей, психологическая незрелость персонажа налицо. И дело даже не в том, что в финале романа герой оказывается не только человеком малоприятным, но ещё и не очень здоровым, а, скорее, в том, что ведёт он себя на протяжении всего повествования по меньшей мере странно.

Сюжет прост. Молодого журналиста и сочинителя политических романов (что немаловажно) отправляют в секретную лабораторию, где психологи исследуют поведение жестоких детей и подростков, по всей видимости, виновных в убийстве жителей целого подъезда. Начинается расследование. События нагнетаются и всё более ужасают – конечно, в том случае, если вы боитесь неконтролируемых недоростков, которые могут прийти к вам ночью с молотком или ножиком и – того… В противном случае цепляет другое. Псевдодетективный сюжет второстепенен. Важнее та самая рефлексия. А уж её-то предостаточно.

Герой женат, но влюблён в другую женщину. Вообще персонажа своего писатель рисует эдаким прекрасным «животным», которому ничто не чуждо в плане человеческих ощущений. Но живёт он больше нутром (даже каким-то звериным чутьём), нежели разумом. Вроде бы и детей искренне любит (с ними связаны одни из самых поэтичных страниц романа), а к жене равнодушен, хоть всё время и пытается найти её в других женщинах (самые тоскливые и болезненные моменты книги). Даже к привокзальной проститутке Оксане он идёт только потому, что она якобы похожа на жену. Да и Аля, новое увлечение, отчасти напоминает благоверную.

Но на деле не очень понятно, по поводу чего он рефлексирует: из-за полноты новой любви, невозможности восстановить прежнее чувство, осознания собственной инфантильности, боязни за своих детей или волнений о чадах чужих? А может, по поводу всего вместе? И на самый животрепещущий вопрос: «Кто я, б…, такой?» герой отвечает: чёрная обезьяна, ассоциируя себя с несуразной детской игрушкой, случайно купленной им. Впрочем, сравнение опять не рациональное. Скорее, это некое ощущение себя как существа недооформившегося, недоочеловечившегося…

Основной конфликт – условно назовём его проблемой недоростков в России – остаётся не то чтобы не решённым, но даже как следует не раскрытым. Понятно стремление Прилепина охватить болезненную для нашей страны тему. Однако портит всё банальнейшая развязка, когда происходящее списывается на государственную теорию заговора и мнимую болезненность героя, который, к слову сказать, недолгое время (под предлогом «закосить» от армии) таки перекантовался в психушке. Но это больше обманный манёвр, касающийся как характера персонажа, так и сюжетного хода. Сложность и несостоятельность этой конструкции в том, что герой, выбранный Прилепиным, не может стать ключом к сюжету. Он инфантилен, ему проще заботиться о чужих, переживать за каких-то лабораторных детей, стараться решить неразрешимую социальную проблему, изображать бурную деятельность, метаться, фантазировать. Он одинаково проживает и древнюю легенду о детском воинстве (кстати, выглядящую в тексте инородно), и убийства некогда знакомых ему людей, и даже рассказ африканского мальчика о локальной революции (просто плохо написанной вставке) им воспринимается весьма живо.

Не холоден и не горяч

При этом он абсолютно несостоятелен в собственной жизни. Жена не вытерпела, ушла, где любимые дети – непонятно, Аля – и та посмеялась над ним. Противники (от мелких шавок вроде Слатитцева до больших людей типа Шарова) попросту в нём разуверились: «Тебя все наделяют смыслом, а в тебе его нет вовсе». По сути, персонаж Прилепина – очередная вариация сталкера Рэдрика из романа Стругацких, когда положительный посыл вроде бы есть: «Счастья для всех, даром, и пусть никто не уйдёт обиженным», а в итоге получается полный ноль. И так как герой не плохой и не хороший, а просто душевно не развитый, то конфликт оказывается для него чересчур сложен, и писателю ничего не остаётся, как свернуть роман фактически на самом интересном месте.

Конечно, глупо было бы надеяться на то, что Прилепин напишет книгу, которую общество, отягощённое проблемой детской жестокости, моментально прочтёт, переосмыслит – и тут же всё наладит. Но в романе сам вопрос не звучит достаточно весомо – из-за того, что вкладывается в уста персонажа, который бóльшую часть повествования либо на взводе, либо мечется между прошлым и настоящим, либо оттягивается со своей девкой, хотя постельные сцены Прилепин по-прежнему пишет здорово. Да и язык романа по-прилепински хорош: «Август, август, откуда ж ты такой пропечённый и тяжкий выпал, из какой преисподней».

Образы недоростков и вовсе похожи на голливудскую страшилку, когда почему-то неуязвимые дети совершают убийства просто так. Кстати, Прилепин сам же себе противоречит, вводя совершенно изумительный отрывок, повествующий о детстве героя. Когда он вместе с дворовой шпаной поднимался на крышу бить голубей палкой с заострённым гвоздём. Для мальчиков это был эксперимент, момент инициации, открытие в себе потаённого желания делать больно безответному существу… И вот в такую жестокость (возможно, потому, что кусок этот написан эмоционально и чётко), равно как и во фрагмент об армейской службе, верится куда больше, чем в невнятные рассказы о том, как жуткие дети бегают по городу и всех вокруг убивают. Понятно, что Прилепин пытается говорить о феномене жестокости, когда боль причиняется мимоходом, бесцельно. Но опять же его герой слишком прост для понимания и раскрытия этой проблемы.

Наверное, поэтому после прочтения романа создаётся впечатление, будто в руках побывал неведомый фрукт с толстой кожурой, которую счищали, счищали, а до мякоти так и не добрались. А с другой стороны, может быть, Захар Прилепин прав. Наше общество сплошь и рядом состоит из таких вот не очень плохих, но и не особо хороших, большей частью безответственных, инфантильных, недооформившихся людей, которым впору взобраться обратно на свои развесистые деревья…

Алёна БОНДАРЕВА

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 4,0 Проголосовало: 3 чел. 12345

Комментарии:

Вы хочете премий? Их есть завсегда!

Библиосфера

Вы хочете премий? Их есть завсегда!

ЛИТНАГРАДЫ

Игорь ПАНИН

Россию захлестнула премиальная лихорадка. Даже смерть «Русского Букера» не повлияла на общую ситуацию. Как говорится, сгинул Мартын, ну и…

Совсем недавно мы обсуждали присуждение премии «Поэт» Виктору Сосноре. Гадали, чем руководствовалось жюри международной «Русской премии», признавшей победителями Наталью Горбаневскую и Марину Палей – в номинации «Поэзия» и «Крупная проза» соответственно. Теперь вот «Национальный бестселлер» определил лучшую книгу последнего десятилетия – ею оказался роман Захара Прилепина «Грех»; сам автор был награждён солидной по нынешним меркам суммой в сто тысяч долларов. Это событие несколько снизило интерес к интриге «Нацбеста-2011», но и там возможны сюрпризы: 5 июня мы узнаем имя очередного лауреата. А 15-го будет опубликован лонг-лист соискателей премии им. Л.Н. Толстого «Ясная Поляна» за этот год. Словом, жизнь кипит…

Но мне хотелось бы поговорить о малых литературных премиях – тех, что не избалованы вниманием СМИ и живут своей обособленной жизнью. Сколько их по стране? Поди сосчитай. Только связанных с именем Николая Рубцова наберётся с десяток. Учредителями обычно выступают региональные отделения различных союзов писателей, журналы, газеты, творческие объединения, нередко и частные лица. Трудно встретить сейчас автора, который не был бы лауреатом той или иной премии. Давайте разберёмся, насколько это идёт на пользу многострадальной отечественной словесности.

Если кто помнит, в конце 80-х Россия неожиданно столкнулась с таким явлением, как «фальшивые афганцы». Тогда, на волне всеобщего сочувствия к воинам-интернационалистам, как их называли, стали массово появляться самозванцы. Эти типы покупали или каким-то образом добывали боевые награды, подделывали воинские билеты, выдавали шрамы, полученные в детстве в результате падения с велосипеда, за следы от ранений, требовали компенсаций и внимания к себе. Будучи активными людьми, они выцарапывали у дезориентированных чиновников льготы, шли в политику, в предпринимательство, образовывали благотворительные фонды. Многие устроились очень даже неплохо.

Примерно то же самое сейчас можно наблюдать и в нашей литературе. Работая редактором и контактируя с авторами, я в последнее время постоянно сталкивался с людьми, которые при полном отсутствии таланта и навыков письма потрясали пушкинскими, некрасовскими дипломами, позвякивали медалями с профилями классиков отечественной литературы, перечисляли свои выдающиеся заслуги перед русским языком. Как, откуда, каким образом? А дело в том, что это у нас образовался новый вид бизнеса. Литнаграду в наши дни можно запросто купить. Достаточно набрать в поисковике «диплом имени такого-то» – и тут же наткнёшься на предложения перечислить энную сумму на определённый счёт в обмен на вожделенную бумагу с печатью и позолотой. Серьёзному автору, понятное дело, это не нужно, он как раз постыдится покупать диплом или медаль, а для графоманов и аферистов – самое оно.

Бизнес этот приносит немалую прибыль и учредителям премий, и соискателям. Первым – понятно почему. У вторых могут быть разные цели. Кому-то достаточно того, что он лауреат; вешает диплом на стену, показывает друзьям и знакомым, сияет от счастья. А кто-то, собрав коллекцию подобных «наград», идёт на приём к мэру или губернатору своего региона, просит деньги на издание журнала или газеты, на учреждение уже собственной премии. И часто это срабатывает. Мэры и губернаторы ведь не шибко продвинутые в таких делах люди. Они видят человека с бумажками и думают: мало ли кто это, вдруг действительно знаменитость, лучше дать, а то ещё напишет что-нибудь… И дают. И вот уже местечковые комбинаторы рулят литературой на областных уровнях, выпускают за счёт госбюджета журнальчики, собрания своих сочинений, назначаются советниками по культуре, входят в различные творческие комиссии. У меня были случаи, когда в редакцию приезжали поэты из провинции и в первую очередь показывали мне не стихи, а фотографии, на которых они запечатлены вместе с высокопоставленными чиновниками своего края. По их мнению, это должно было сразить меня наповал.

А мы терзаемся: что же так падает интерес к литературе? А он не может не падать в стране, где каждый второй, сочиняющий на досуге корявенькие виршики, является лауреатом той или иной премии, обладает дипломом или медалью. Открыв книгу такого автора, читатель вправе задаться вопросом: «Если это – один из лучших, то каковы же остальные?» Он и не подозревает, что это и есть «остальные», что качество давно уже не определяется по штампованным наградам.

Бороться с этим явлением самим писателям – всё равно что воевать с ветряными мельницами. А вот государству неплохо бы обратить внимание на тот факт, что торговля общенациональными брендами может нанести (и наносит) немалый ущерб отечественной культуре. Мне кажется, что было бы очень кстати в нынешней ситуации учредить спецкомитет, который занимался бы всеми этими премиями, изучал их, присваивал им ранги, а некоторые попросту ликвидировал ввиду несостоятельности. По крайней мере это перекрыло бы кислород явным аферистам, наживающимся на человеческой глупости и тщеславии. Ввело же государство акцизные марки на алкогольную продукцию – да, это не является стопроцентной гарантией качества и защитой от подделки, но всё же…

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 4,7 Проголосовало: 3 чел. 12345

Комментарии:

Караван жизни

Библиосфера

Караван жизни

ПОВЕРХ БАРЬЕРОВ

Камал Абдулла. Долина кудесников : Роман-фантазия. – СПб.: Златоуст, 2010. – 252 с. – 1000 экз.

Человеку свойственно думать, что он сам определяет свой жизненный путь, хотя в этот маршрут частенько вносятся поправки. Что-то дарует Бог, иное дают нам родные, с детства закладывая в душу конкретные устремления, чувства, мысли. Хорошо, если наставления близких побуждают к познанию добра, к духовному поиску и самосовершенствованию. Но порой «благие намерения» ведут к погибели, когда их заветы разжигают в сердце жажду мести, как случилось с одним из главных героев нового романа известного азербайджанского писателя Камала Абдуллы «Долина кудесников».

Ведя читателя тропами сразу нескольких параллельно развивающихся сюжетных линий, автор раскрывает извечную загадочность человеческой судьбы, обнажает хрупкость и тщетность земных благ, но оставляет место для чуда, которое может прийти как в образе нежданной любви, так и в виде цветущего посреди зимы ущелья, приютившего волшебников из разных стран.

Будущее сокрыто от героев книги, но, как сказал «таинственный знаток душ» кудесник Сайях, «что-то является секретом, а что-то – нет, все так или иначе об этом осведомлены…» И если бы Караванбаша сумел избавиться от гнетущих его страстей и проанализировать события прошлого и настоящего, то ему открылись бы грядущие последствия и без помощи вызванного Духа. Это единство трёх элементов времени отражается в выбранной автором форме повествования, где разные временны´е отрезки, соединяясь воедино, образуют мозаику жизни даже не одного человека, а целого рода. Истории двух приближённых к шаху людей, относящихся к разным поколениям, сначала кажутся читателю самостоятельными сюжетными линиями. Но постепенно, по замыслу автора, они тесным образом соотносятся, начинают влиять друг на друга, сливаясь с историями других персонажей, оставивших след в судьбе главных героев.

Новый роман Камала Абдуллы настолько многозначен и глубок, что текст обретает множество интерпретаций и может быть адресован как массовому, так и элитарному читателю. Автор создаёт сразу несколько реальностей, давая тем самым читателю возможность расширить свой взгляд на мир, раскрепостить мышление. Действительность алогична, и освоение её многогранности требует новых форм выражения, раскрывающих этимологию каждого слова.

«Долина кудесников» – это постмодернистская притча, завораживающая суфийской символикой и ажурной вязью повествования, язык которого сравним с изящно-витиеватыми линиями исламского орнамента. Яркие образы героев, их характеры, показывающие многоплановость каждой личности, её внутреннюю эволюцию, а также красочные пейзажные зарисовки добавляют роману одновременно колорита восточной волшебной сказки и мудрости философской притчи. От этого трагический финал книги не кажется безысходным, в нём теплится вера в то, что новое поколение избежит ошибок своих отцов, пойдёт по пути сердца, ищущего Бога, а не жаждущего мести. Оставленная читателю кудесником слова Камалом Абдуллой надежда – «слабый свет свечи, которая, словно последний самоотверженный воин разбитой армии», стоит на страже мироздания.

Светлана НОСЕНКОВА

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Южное сияние

Библиосфера

Южное сияние

ЖУРНАЛЬНЫЙ ВАРИАНТ

В Ставрополе вышел в свет первый номер ежемесячного литературно-публицистического журнала «Сияние». Событие для нашего края неординарное по нескольким причинам.

Во-первых, журнал будет издаваться не на бюджетные деньги, не на средства союзов писателей или (как это сегодня чаще всего бывает) авторов. Финансировать журнал будет одноимённый издательский дом. Во-вторых, заявленный тираж – 15 000 экземпляров, которые полностью будут поступать в свободную продажу. В-третьих, редакционный совет журнала планирует публиковать в большом объёме произведения молодых авторов. В том числе и ставропольских. Уже в первом номере читающей публике было представлено шесть новых имён.

Довольно любопытный подбор рубрик. «Открытая беседа» – публицистика полемического характера. Говорящий сам за себя раздел «По страницам календаря». «Классики и современники», «Родники» также не нуждаются в особом представлении. Рубрики «Свидетель» и  «Секреты» имеют краеведческую направленность. Поэзия представлена в двух разделах: «Мастер-класс» и «Проба пера». Очень интересная рубрика «Возвращение имён». Для любителей крупной прозы есть «Роман с продолжением».

«К сотрудничеству в нашем литературно-публицистическом издании мы привлекли лучших филологов, журналистов, краеведов, историков, прозаиков, поэтов, художников. Узнав о цели нашего труда, многие откликнулись с воодушевлением, понимая и поддерживая ту задачу, которую мы поставили перед собой. И мы приглашаем вас, наших читателей, к активному сотрудничеству». Это цитата из статьи главного редактора «Сияния» Натальи Масловой.

В редакционный совет входят: Г. Беликов, В. Головко, И. Касько, В. Ходарев, Л. Чистова.

Игорь СОЛНЦЕВ

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Воспоминания о начальной школе

Библиосфера

Воспоминания о начальной школе

КНИЖНЫЙ  

  РЯД

Марина Аромштам. Когда отдыхают ангелы . – М.: КомпасГид, 2010. – 208 с. – 5000 экз.

В 2008-м эта книга наделала много шума – оказалась лучшей «Заветной мечтой» (Национальная детская литературная премия). А в этом году Мюнхенская международная детская библиотека включила её в список выдающихся детских книг мира «Белые вороны – 2011».

И действительно, повесть Марины Аромштам «Когда отдыхают ангелы» совершенно неповторима и исключительна, как неповторима и исключительна жизнь ребёнка – хрупкая, воздушная, лёгкая и занимающая бóльшую часть истерзанного родительского сердца. «Когда отдыхают ангелы» – это школьная история длиной в четыре года, а может быть, и в жизнь. «Конечно, дети должны любить свою первую учительницу. Это закон. Даже для тех, кто не сошёлся с учительницей характерами. Как я – с Татьяной Владимировной. А потом я любила Марсём, очень любила… Ещё дети любят маму и папу. Их они любят с самого начала до всего, что произойдёт потом… Но у меня не было папы. Если папы нет, что происходит с его долей любви? С той долей, которая ему предназначена? Никто не знает».

Героинь в романе две: Алина, десятилетняя мечтательница, и её Марсём (Маргарита Семёновна). Девочка рассказывает о маме, о дедушке, о папе, который живёт «в далёкой, прекрасной Франции, на родине шампанского, великих революций и гениальных художников», о своих школьных друзьях, первых влюблённостях, Марсём же мы видим через призму детской любви – с одной стороны, и через её крайне импульсивные дневниковые записи – с другой. Но почему-то всё равно нестерпимо хочется в тот первый класс, где учат считать на пальцах не только рук, но и ног, где по взмаху волшебной палочки отменяются все буквари и учебники чтения, где учителю просто важно видеть читающих детей: «В этот момент у вас умные лица, и я могу думать, будто нас что-то объединяет. Это некоторая компенсация за маленькую зарплату».

Для кого эта книга? Для подростков, чьи воспоминания о начальной школе ещё свежи, для родителей, которые хотят сохранить подвижность и лёгкость души своего чада, для учителей, которые думают, что они-то хорошие учителя, а вот дети нынче – не дай Боже.

Ребёнок в «Ангелах…» – хрустальный шар, который вроде бы легко разбить, но он так сияет своими гранями, что ломать его совершенно не хочется. Перекатывать этот шарик в руках можно бесконечно, но заглянуть внутрь удаётся лишь мастеру, да и то одним глазком.

«У каждого из нас есть ангел… Тот, что отвечает за наши поступки. Но ангелы не могут заниматься только нами. Если мы что-то делаем правильно… они улетают по другим важным делам. И тогда одной бедой становится меньше… Мой ангел знает: вечером я всегда чищу лопату. В это время он может быть за меня спокоен, может от меня отдохнуть. И он летит спасать кого-нибудь – от бури, камнепада, землетрясения». Дайте своему ангелу отдохнуть, возьмите в руки эту книгу.

Наталья МАРКОВЕЦ

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 4,5 Проголосовало: 2 чел. 12345

Комментарии:

Иной Шекспир в иные времена

Искусство

Иной Шекспир в иные времена

РАЗБОР

В Театре им. Пушкина в этом сезоне почтеннейшей публике представили сразу две английские головоломки: «Мышеловку» Агаты Кристи и «Много шума из ничего» Вильяма нашего Шекспира.

Времена, как известно, не выбирают. Сегодняшний театр – уже не трибуна и не кафедра. Он всё больше становится похож на парк развлечений с более, а чаще менее занимательными аттракционами. Сожалеть об этом можно, но толку-то? Нынешняя публика бытийными вопросами предпочитает не задаваться, а если и делает это, то за ответами спешит не в театр: в лучшем случае к модным психоаналитикам, в худшем – к ещё более модным экстрасенсам. Новый худрук Театра им. Пушкина Евгений Писарев об этом знает, но не теряет надежды вернуть публику в театр. Для чего и синтезирует зрелище, которое, с одной стороны, не отпугнёт зрителя относительно продвинутого (не высоколобого интеллектуала, но всё же не чуждого размышлений о времени и о себе), а с другой – зрителя спонтанного, заглянувшего в театр просто так, затем лишь, чтоб нескучно вечерок скоротать. В этом Писарев продолжает курс, взятый прежним худруком, Романом Козаком, год назад ушедшим из жизни. Но в отличие от предшественника Писарев рассчитывает только на собственную труппу. И правильно делает: дай бог, чтобы ему удалось создать возглавляемому им театру необщее выражение лица.

В этой стратегии «Мышеловка» Агаты Кристи представляется даже более правильным выбором, чем шекспировское «Много шума из ничего», не зря же эта пьеса в течение стольких лет держит пальму первенства по части зрительского успеха. Увы, к правильной пьесе нужен ещё и правильный режиссёр: детектив в театре вообще играть непросто, классический – тем более. Режиссёр Надежда Аракчеева попыталась разыграть историю мести сумасшедшего мальчишки за смерть маленького брата и собственное загубленное детство на полном серьёзе. Но тщательной проработкой характеров персонажей (у Кристи с этим как раз всё в порядке) не озаботилась, видимо, решив, что детектив в этом не нуждается. В итоге «вспомогательные» персонажи – обаятельный контрабандист Паравичини (Андрей Сухов) и клоунничающий лжеархитектор Кристофер Рен (Алексей Воропанов) – оказались и самыми яркими, и самыми естественными. Если бы спектакль был решён как «игра в убийство», юмор и лёгкое шутовство могли бы придать ему органичности. А так из героев, на которых, собственно, и держится сюжет, можно отметить только несчастного Троттера (Александр Анисимов) – жертву, ставшую преступником, загнавшим в мышеловку взрослых, исковеркавших его жизнь. Остальные актёры играют так, словно и сами не очень верят в то, что произносят со сцены. Саспенс, без которого детективу никак, держится на сюжете, музыке и световой партитуре, составленной Дамиром Исмагиловым. Ну и на любви к жанру как таковому и Даме Агате персонально. И хотя потенциал первоисточника постановка использует не больше чем процентов на пятьдесят, зритель, обожающий счастливые финалы, радостно аплодирует в конце.

Выбор одной из самых известных и любимых зрителем шекспировских комедий не так бесспорно выигрышен, как это кажется на первый взгляд. Да, Писарев научился у своего «старшего собрата» по режиссёрскому цеху Деклана Доннелана достаточно точно переводить истории Великого барда в современные ритмы и реалии. Губернатор старинной Мессины Леонато перенимает лоск и повадки вполне современного мэра, стражники оборачиваются полицейскими, пышные барочные интерьеры заменяются лаконичными белыми павильонами, которые могут «сыграть» и вокзал, и резиденцию мэра, и ночной клуб (сценография Зиновия Марголина). Возвращающееся неизвестно с какой войны войско принца дона Педро облачено в камуфляж, барышни из высокородных семейств одеты как фотомодели с глянцевых обложек, костюмы, выбираемые персонажами для маскарада, варьируются от Супермена до Дракулы (здесь, как и в «Мышеловке», костюмы, придуманные Викторией Севрюковой, восхитительно самоигральны). Маскарад превращается в дискотеку, лютни и мандолины вытеснены группой W/, песни которой (исключительно на английском) поясняют действие, а солист Евгений Плиткин удачно вписывается в сонм действующих лиц. И чтобы весь этот режиссёрский «произвол» считывался зрителем как нужно, даже перевод взяли не из классических, а Екатерины Ракитиной. В него шуточки горе-полицейских и в меру скабрёзные высказывания храбрых вояк монтируются практически «без швов».

Риск заключается в… сюжете. Любовная дуэль между Беатриче (агрессивная и раскованная Александра Урсуляк) и Бенедиктом (в должной мере маскулинный Александр Арсентьев) спокойно перекладывается на сегодняшние нравы. Людям, ищущим любви, легче насмешничать, чем довериться друг другу и отважиться нырнуть с головой в сильное чувство. В некотором смысле это уже – болезнь века. А вот имевшая принципиальное значение и в шекспировские времена, и много позже трагедия оклеветанной Геро (Анна Бегунова, «ангелочек без характера») и обманутого завистником Клавдио (Владимир Жеребцов, несколько неврастеничный, как это и свойственно слишком многим нынешним героям-любовникам и на сцене, и в жизни) в сегодняшних наших реалиях едва ли возможна. Ну ни к чему современным женихам целомудренные невинные невесты! Так что если первой паре зритель сочувствует неподдельно (благо не знающих сюжета в зале гораздо больше, чем посвящённых в его перипетии), то над второй, скорее, посмеивается. Исключение делается только для убитого горем отца. Леонато в исполнении Андрея Заводюка – пример виртуозного сочетания «старой» актёрской школы с абсолютным попаданием в рамки сегодняшних представлений о добре и зле. В сцене объяснения с принцем и Заводюк, и не уступающий ему по классу игры Константин Похмелов, исполняющий совсем небольшую роль брата Леонато – Антонио, воистину поднимаются до шекспировских высот.

Одна эта сцена во многом искупает для зрителя, привыкшего к иному Шекспиру, многое. Хоть и не всё. Ну не стремился, судя по всему, режиссёр открывать неизведанные глубины в великом драматурге. И что? Какие времена, такой и Шекспир. Но, может быть, потратив вечер на такого «неправильного» Шекспира, зритель, заглянувший в театр по случаю (погода плохая, под луной с девушкой не погуляешь, на крутой клуб денег не хватило, а тут хоть пыль ей в глаза пустишь, на один раз за интеллектуала сойдёшь!), в следующий раз придёт сюда нарочно? Согласитесь, игра всё-таки стоит свеч.

Виктория ПЕШКОВА

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

«…Как чисто всё в любви»

Искусство

«…Как чисто всё в любви»

РАЗГОВОР ПОСЛЕ ПРЕМЬЕРЫ

МХАТ им. М. Горького представил зрителю новый спектакль «Ромео и Джульетта» в постановке Валерия БЕЛЯКОВИЧА. Мы беседуем с режиссёром спектакля, лауреатом премии правительства РФ в области культуры за цикл спектаклей «Шекспир на рубеже веков».

Появление в афише МХАТа им. М. Горького этой пьесы вызвало повышенный интерес зрителей задолго до премьеры. Идею постановки, с которой режиссёр пришёл к Татьяне Васильевне Дорониной, она горячо поддержала: «Сегодня любовь изгнана из жизни. Упрощение взаимоотношений доведено до животного соития. А тема поэзии, любви – животворна, спасительна для нашего времени. Надеюсь, постановка станет гимном высоте очищающей любви. Это совпадает с основной задачей нашего театра – сохранить высоту человеческих отношений. Эта тема «Ромео и Джульетты» должна прозвучать на нашей сцене».

– Валерий Романович, в течение многих лет вы ставите на сцене МХАТа им. Горького русскую классику – Гоголя, Горького, Булгакова. Как Шекспир оказался в сфере ваших интересов?

– Первый мой шекспировский спектакль был осуществлён именно на мхатовской сцене: в 1990 году я поставил «Макбет» с Татьяной Дорониной в главной роли. Тогда МХАТ под её руководством проходил трудный период становления. Постановка «Макбета» была этапной работой. С тех пор моя душа прикипела к Шекспиру. Он – своего рода театральная библия, воплотившая все главные темы жизни, изучаемые театром: власть, глубины любви, проблемы жизни и смерти, поэзия, коварство, трагедия личности, богатство как бич духовности… Я всегда чувствовал необычайное внутреннее родство с этим драматургом. В основе его таланта – народность. Шекспир – автор площадей, аналитик глубин народной жизни. «Глобус» – это та эстетика театрального пространства, которая мне ближе всех иных принципов освоения сцены. Я сделал несколько вариантов «Ромео и Джульетты», но тот, который сейчас ожил на любимой мною сцене МХАТа им. М. Горького, – это совершенно новый спектакль, в нём спрессован весь опыт предыдущих постановок.

– Я бы назвала это воплощением русской театральной эстетики ХХI века, когда театр, долго корчившийся в поисках, заговорил наконец на языке поколения, вырвавшегося из-под идеологической опеки и громко заявившего о своём праве на самовыражение, испугав обывателя. Грубо? – Да! Нелицеприятно? – Да! Но с этим уже нельзя не считаться.

– Во многом вы правы. Мы постарались прислушаться к его голосу и сделать так, чтобы его услышал зритель.

– Внимание зала не ослабевает ни на минуту. И это происходит с тем самым зрителем, которому мы отказываем в должной культуре, образовании, обвиняем в нерадивости, нежелании читать книги, ходить в театр. Общество не понимает его, не даёт себе труда оценить его стремление утвердиться в жизни.

– Шекспир выражает не только стремление понять природу человека, даже к экстремальным её проявлениям он старается относиться с уважением. Вот это и чувствует зритель. Наше сомневающееся, ищущее себя молодёжное общество откликается на слово Гения, потому что оно искренно. Молодая натура шекспировских героев кипит, играет, и это находит отклик у зрителя, испытывающего в жизни те же самые чувства. Общество растерялось перед реалиями сегодняшнего дня. Спектакль отражает их в той многогранности и многоплановости, которые диктует жизнь. И Шекспир становится архисовременным. «Ромео и Джульетта» – это про нас сегодняшних. Свойственные молодости ершистость и задиристость, неоправданная необузданность агрессии, вызванная недальновидностью и глупостью власти, и бессилие добра, и, наконец, данное природой право любить – всё слито в едином стремлении – жить! Как научиться, любя жизнь, противостоять всевластию смерти – об этом наш спектакль.

– В поисках ответа на этот вопрос русский театр всегда видел своё главное предназначение. Но жизнь нередко обращает к человеку не истинное своё лицо, а маску.

– За маской скрывается Ложь, стремящаяся поглотить общество. Маска имеет множество ипостасей, всё зависит от того, куда она повёрнута. К примеру, уже похоронили Джульетту, все плачут, ещё не осознав масштабов трагедии, но маски, прикипевшие к лицам, не дают пробиться священнику к сердцам. Никакого «новаторства» в нашем спектакле нет. Шекспировская мысль достойна того, чтобы выражать её предельно ясно. Потому и спектакль состоялся. Ну и, естественно, потому, что театр – искусство коллективное. С какой отдачей молодёжь работает в спектакле! Всем движет любовь!

Беседу вела Галина ОРЕХАНОВА

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Анти-Григорович проиграл

Искусство

Анти-Григорович проиграл

ЗДЕСЬ ТАНЦУЮТ!

Приз Benois de la danse и «Звёзды Белых ночей в Москве» как две стороны одного мирового балета

Гори, Дягилев, гори!

Когда Михаил Фокин придумал свою «Шехеразаду», только самые прозорливые критики, подобно Андрею Левинсону, указали, к чему может привести откровенная эротизация балетного искусства, по природе сдержанного.

Когда Вацлав Нижинский извивался фавном в Париже, лишь самая нездоровая часть зрителей попыталась своим «браво» перекрыть свист не озабоченного публичной сексуальностью большинства.

Когда Дягилев в своих «Сезонах» совершал балетную революцию, мало кто понимал, что направление, которым пойдёт вслед за его антрепризой танец, будет направлением к пропасти.

Что ж, сегодня мы почти достигли края культуры. Ещё шаг – и не будет балета. Невесело. А отчего веселиться, наблюдая год за годом за лауреатами «балетного Оскара», как именует приз Benois de la danse международная тусовка танцменеджеров и их клиентела?

Который год подряд мы становимся свидетелями того, как на смену универсальным благородным чувствам приходят переживания «маленького человека» с его неопределённой артикуляцией чувств. Как в жестах, так и в мыслях. Как в мыслях, так и в инстинктах. Гордого хищника-аристократа сменил на балетной сцене представитель «подлого сословия», принёсший во дворец даже не запах коровника, а нечто ещё более непристойное: своё «человеческое, слишком человеческое».

Современные хореографы слов­но соревнуются меж собой, демонстрируя самые малопочтенные проявления людского полового чувства. Кажется, ещё чуть-чуть – и «Бенуа» поприветствует какую-нибудь группу «совр. балета» DV8. Не верится? Рекомендую дуэт из опуса «Караваджо» Мауро Бигонцетти. Красиво повествующий о трудностях мужской любви. Или номер того же хореографа, блестяще исполненный Натальей Осиповой и Иваном Васильевым, но ставший от таланта танцовщиков лишь более грубым. Нет, так испохабить любовь может лишь человек разумный.

Не раз хотелось, наблюдая на сцене Большого за хореопотугами современников, предложить проведение гала где-нибудь в Париже, но, видимо, эхо публичной обструкции «Послеполуденного отдыха фавна» до сих пор не утихло в ушах ниспровергателей авторитетов. Посему потерпим. Мало того, постараемся извлечь уроки.

Первый. Тенденция в современном балете пугает. Показывая в Москве хит-парад отклонений от нормы, нам дают понять, что есть двери, входить в которые опасно.

Второй. Получение премьером Театра Станиславского и Немировича-Данченко Семёном Чудиным приза этого года требовало его выхода рядом с зарубежными лауреатами прошлых лет. В рамках одного произведения Йормы Элы стало ясно, что наш не самый известный парень лучше, чем их известнейший Хоакин де Лус. Как и прочие исполнители из нашего театра лучше любых импортных.

Третий. Только русской сценой ещё держится балетная Европа. Европа сдержанности чувств и чистоты помыслов. Так, высочайшим по нравственному градусу стало выступление Натальи Осиповой, запоздало получившей свой «Бенуа-2009», которая в устном слове поблагодарила педагогов – Марину Константиновну Леонову и Марину Викторовну Кондратьеву.

Наталья была единственной, кто что-то сказал. А то, что слово касалось учителей, свидетельствует о том, что наша прима, что бы ни говорили о ней как сторонники, так и противники, больше нашего «совокупного представления об Осиповой». Широта чувственного диапазона которой – отражение прометеевского идеала европейца.

Любовь долготерпит

Короче, если присутствие Юрия Григоровича на «Бенуа» ограничилось невмешательством в объективацию процесса развития танца, то в другом проекте художественный руководитель программы гала-концертов «Бенуа» и председатель жюри приза показал себя тем, кто он есть: величайшим хореографом второй половины ХХ века, непревзойдённым до сих пор.

В зале «Крокус Сити Холл» два вечера подряд давали «Легенду о любви». Балет, созданный Юрием Николаевичем полвека назад, исполнили «Звёзды белых ночей» из Мариинского театра. И это исполнение было прекрасным оба раза.

Зал «Крокус Сити» не назовёшь удобным для балета. Но что может помешать наслаждению, когда в первый вечер на сцену выходят Ширин, Мехменэ Бану и Ферхад в составе: Алина Сомова, Ульяна Лопаткина и Евгений Иванченко, а во второй – Екатерина Осмолкина, Виктория Терёшкина, Николай Цискаридзе!

Описать сложно. Лопаткина – наша самая значительная балерина, я признаю это без боязни показаться банальным. Терёшкина безупречна в технике, её сдержанность восхищает больше, чем любой артистизм. Мехменэ Бану этих девушек при некоторой разнице оттенков получилась единой в порывах и единственно правильной: великой в самоотречении владетельной госпожой.

Про Ширин говорить страшно. Осмолкина чудо как хороша всегда, а Алину Сомову я не просто считаю самой красивой в мариинской труппе, но и беззаветно люблю. То есть эксперт по Алине Сомовой я никакой, но поверьте: претензий к исполнению не было ни в чём!

Убедителен был Иванченко, а грациозная мужественность Цискаридзе, когда Николаю Максимовичу приходится её демонстрировать, обычно зашкаливает.

Словом, любовь долготерпит любые неудобства, если о ней сложена хореографическая «Легенда». И последняя складно рассказана.

Мариус Петипа не знал, кто такой Бенуа, и приза его не имел. Юрий Григорович вошёл в историю тоже не благодаря сомнительной танцевальной награде. Его балет, созданный по пьесе Назыма Хикмета, останется в европейской культуре до тех пор, пока Европа будет христианской.

Откуда уверенность? Сам Хикмет, потомок европейских ренегатов, турком был лишь отчасти. Творчество поэта пришлось на период становления светского государства Кемаля-паши Ататюрка, а что есть светское общество для страны ислама? Верно, вхождение в сферу европейской культуры. С последующим приобщением к христианским ценностям. И как бы ни складывались отношения поэта с властителем, его «Легенда» пронизана больше общеевропейским жертвенным пафосом, нежели узкосоциалистическим.

Это уловил Григорович. Потому-то «Легенда о любви» смотрится сейчас более современной, нежели прыжки и ужимки «инвалидов умственного труда» от нынешней хореографии. Ничто не стареет так быстро, как модное. Особенно если это «модное» являет собой деградацию уже и сто лет назад не то чтобы здорового мировосприятия дягилевского круга.

Евгений МАЛИКОВ

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 5,0 Проголосовало: 1 чел. 12345

Комментарии:

Самый любимый зал столицы

Искусство

Самый любимый зал столицы

МОСКОВСКИЙ  

  ВЕСТНИК

Так назвал Большой зал Консерватории выдающийся пианист Генрих Нейгауз. Со дня открытия зала исполнилось 110 лет. Реконструкция мекки классической музыки, которая должна завершиться к XIV Международному конкурсу им. П И. Чайковского, идёт полным ходом.

Трудно назвать крупного музыканта XX века, который не выступал бы здесь: Рахманинов, Скрябин, Стравинский, Каcальс, Лонг, Малер, Шостакович, Прокофьев, Рихтер, Гилельс, Ойстрах… Большой зал Консерватории – это культовое место для многих поколений русской интеллигенции. Овальные портреты композиторов, обвитые декоративными лаврами, которые украшают стены зала стали его визитной карточкой. Они исполнены академиком живописи Н.К. Бодаревским. Первоначальная последовательность была такова: слева, начиная с эстрады, Чайковский, Бетховен, Гендель, Шуберт, Шуман, Глюк и Антон Рубинштейн. Справа – Глинка, Бах, Моцарт, Гайдн, Мендельсон, Вагнер и Бородин. В 1953 г. изображения Мендельсона и Глюка были заменены портретами Римского-Корсакова и Шопена работы художника М.А. Суздальцева, а изображения Гайдна и Генделя – портретами Даргомыжского и Мусоргского работы Н.П. Мещанинова. Оба советских живописца старались воспроизвести манеру письма Бодаревского. Композитор Т. Хренников, оценивая новую «портретную галерею», сказал: «Кажется, будто великие композиторы, искусство которых звучало здесь со дня открытия Большого зала, прислушиваются к новым исполнителям и новым произведениям, оценивают их своей строгой мерой».

БЗК за годы своего существования принимал в своих стенах не только музыкантов и любителей музыки. В Первую мировую войну здесь располагался военный госпиталь, с 1924 по 1933 г. в дневные часы в зале шли киносеансы, а в 1940-м проходили партии XII чемпионата СССР по шахматам. Во время Великой Отечественной войны от бомбёжек пострадал находившийся в фойе зала огромный витраж с изображением cвятой Цецилии – покровительницы музыки. Рассыпавшийся на мелкие стёклышки витраж долгие годы вынужденно заменяла масштабная картина И. Репина «Славянские композиторы». Однако сейчас ведётся реконструкция витража, и руководители реставрационных работ обещают, что «Цецилия» предстанет перед москвичами во всей красе.

Несомненное достоинство Большого зала – прекрасная акустика. Архитектор В.П. Загорский, проектировавший зал, добился этого путём сложных расчётов пропорций, подбора материалов. Московская консерватория проявила инициативу, чтобы сделать акустику Большого зала предметом культурного наследия и защитить законодательно. Подобных прецедентов в мире ещё не было.

Участники XIV конкурса им. Чайковского первыми оценят обновлённый БЗК. После реставрации Большой зал получит непривычную цветовую гамму – он станет оливковым. Как оказалось после вскрытия поздних наложений, это его «родной» цвет.

По словам ректора Московской консерватории А. Соколова, в настоящий момент близится к завершению первый этап большого плана реконструкции, окончание которого будет приурочено к празднованию 150-летия МГК им. П.И. Чайковского в 2016 г. Кроме реставрации старых помещений МГК планирует построить новые – Оперный театр консерватории, комплекс студенческого общежития, конференц-зал, новое здание Библиотеки имени С.И. Танеева, а также восстановить из руин Воронцовские подвалы – памятник федерального значения, входящий в комплекс консерватории.

Современный авангардный композитор Сергей Невский как-то заметил, что российская система музыкального исполнительского образования ориентирована на некий идеальный мир XIX столетия, которого на самом деле не существует. Высказывание авангардиста не лишено остроумия, однако следует заметить, что именно реальное существование этого идеального мира заставляет говорить о нём. И люди будут продолжать воссоздавать мир, который соответствует их представлениям о прекрасном.

Анна МИНАКОВА

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Цунами по-египетски

Планетарий

Цунами по-египетски

РЕВОЛЮЦИЯ СВОИМИ ГЛАЗАМИ

Алексей ВАСИЛЬЕВ, директор Института Африки РАН, член-корреспондент РАН, КАИР–ТЕЛЬ-АВИВ–МОСКВА

Революция перекидывается из одной арабской страны в другую. Но почему взорвались революцией не только самые бедные страны, но и более благополучные? Почему полыхнуло в самой крупной арабской стране – Египте, где 83–84 миллиона жителей?

КОНЕЦ ТЕРПЕНИЯ

Не потому, что в Египте была самая страшная бедность в мире. Глинобитные трущобы Каира утыканы телевизионными антеннами. В домах есть электричество и нередко вода, а дети почти все ходят в школу.

Не потому, что Египет был голодным. В среднем египтянин получал калорий выше общепринятой нормы благодаря субсидированным ценам на лепёшки.

Не потому, что в стране был экономический застой. Наоборот, средние темпы прироста ВВП в нашем веке – 5–7 процентов в год (около 4 процентов даже в кризисный 2009 год) – были выше мировых. Достигнутый уровень – примерно 6 тысяч долларов на душу населения в год – выглядит неплохо.

Не потому, что там был самый деспотичный и репрессивный режим на земле. Были и есть режимы много хуже и страшнее. В Египте всё же существовала оппозиционная и достаточно смелая пресса, хотя были и произвольные аресты, и пытки в тюрьмах и концлагерях.

Не потому, что Египет стал чемпионом по коррупции. В стране была чудовищная коррупция. Но в списке самых коррумпированных стран он находился где-то в середине. В России уровень коррупции выше.

Так почему же?

Дело в том, КАК воспринимали египтяне своё положение. Существующий порядок вещей стал невыносимым, хотя десятилетия и десятилетия главной мудростью египтянина была максима: «Терпение – добро!» Терпи унижения, терпи безработицу, терпи скандальный разрыв между богатыми и бедными, терпи несправедливость и произвол судей, чиновников, полицейских. Не протестуй. Да воздастся тебе в другом мире за твою добродетель и терпение в этом мире.

А уровень образования быстро рос, а спутниковые каналы показывали достойную, красивую, свободную жизнь. А Интернет и мобильные телефоны стали доступны миллионам. А люди знали и видели, что небелые, неевропейцы – японцы, корейцы, а затем и китайцы – поднимались всё выше, жили всё лучше. А арабская нефть и арабский газ куда-то утекали.

Как же так? Мы же – древнейшая цивилизация на земле! Мы – умм ад-дунья. То есть мать мира! На нашем, на арабском, языке ниспослан великим Аллахом на землю Коран!

И внутри, в сердце, в мозгу нарастал крик «Хватит!», который до времени не выплёскивался наружу.

Очень существенная составляющая часть кризиса – демографическая. Учёные называют её «молодёжный бугор». В чём его суть? 20–30 лет назад благодаря успехам медицины резко снизилась детская смертность. Снижение рождаемости происходило, но отставало от снижения смертности. И к настоящему времени в арабских странах до 30–50 процентов населения составляют молодые люди в возрасте 15–30 лет. Выросла и стала преобладающей в обществе наиболее пассионарная, нетерпеливая и решительная часть населения.

Эти молодые в отличие от прежней эпохи, как правило, – образованные или полуобразованные. В одном Египте – сотни тысяч выпускников университетов, у большинства есть мобильные телефоны, компьютеры и возможность нового социального общения с помощью Интернета, Фейсбука, Ю-Тьюба. Телеканалы на арабском языке «Аль-Джазира», «Аль-Арабийя», «Аль-Хуррийя», исповедовавшие западные ценности в арабской оболочке, давали своё видение мира. А работы-то не хватало. А зарплаты были низкими, если вообще были. А денег на калым и женитьбу не хватало. Скапливалась критическая масса протестного взрыва. Не только в Египте. Пожалуй, почти во всех арабских странах.

ЖАЖДА СВОБОДЫ

Этот протест подпитывала целенаправленная американская и в целом западная пропаганда. Были вброшены новые лозунги: «Демократия – вот решение», «Права человека – вот лозунг борьбы», «Свобода – вот цель». Лозунги для образованной или полуобразованной молодёжи – пьянящие, радужные, прекрасные. Кого волнует, что при этом игнорируются тысячелетние традиции своих цивилизаций, традиции коллективизма, нормы социальной ответственности? В сторону! Скинуть все эти традиции с корабля современности!

Через американский Национальный фонд развития демократии с бюджетом в десятки миллионов долларов, через развитую сеть неправительственных организаций, через приглашения на учёбу, семинары, конференции на Западе присматривались к потенциальным новым лидерам в арабских странах. Через Интернет распространяли инструкции «ненасильственной» борьбы.

И всё же! Кто стоял за этой политикой Запада? Вашингтон? Израиль? Мировая закулиса?

Как просто всё объяснять происками «вашингтонского обкома» и решениями «израильского райкома». Но не уйти от факта, именно факта: существовал реальный военно-политический союз Вашингтона (вкупе с НАТО) с репрессивными автократическими режимами в арабских странах. «Хотя он сукин сын, но это наш сукин сын», – повторяли и повторяют лидеры Запада. Сам видел, как на конференции Афросоюза – Евросоюза в Триполи в ноябре прошлого года европейские лидеры заискивали перед Каддафи. Никуда не уйти от сотрудничества Запада с репрессивными режимами с целью поддержания стабильности в угоду Западу, сохранения мира с Израилем, обеспечения неограниченного доступа к главному – нефтегазовым ресурсам огромного региона, сотрудничества в деле борьбы с терроризмом и исламским экстремизмом.

Официальный Вашингтон знал о растущей социально-политической напряжённости в арабских странах, он правильно считал, что нужны реформы, но реформы – сверху, постепенно, демократизация в рамках союза с Западом. Не удались эти планы. То ли закостенели местные элиты в своих привилегиях и традиционных методах «тащить и не пущать», то ли перед их глазами стоял пример саморазрушения коммунистических номенклатур, которые попытались принять западные правила игры и рухнули. Но арабские элиты остались недвижимы. А неправительственные организации снизу, выращенные на американские и западноевропейские деньги, оставались маргинальными под ударами полицейских дубинок и чужими для масс населения.

И вдруг полыхнуло! Тунис! Египет! Ливия! Бахрейн! Иордания! Йемен! Сирия! Десятки тысяч, сотни тысяч, миллионы демонстрантов.

Растерянность Вашингтона и Тель-Авива.

Вот что мне говорил выдающийся современный египетский писатель Гамаль аль-Гитани: «Примерно за неделю до 25 января я был в президентском дворце на приёме – кому-то вручали высший орден «Ожерелье Нила». Я был подавлен. Я видел царский двор, с лакеями, церемониями, лжецами, лизоблюдами. Всё казалось мёртвым и безнадёжным. И вот – свершилось! Свершилось! Революция объединила всех – мусульман и коптов, богатых и бедных, интеллектуалов и неграмотных. Это был общенациональный порыв. Пусть будут трудности, страдания, жертвы! Но не вернётся старый, мёртвый режим!»

«Друг мой! Мой верный, честный, бесконечно талантливый друг. Мне так хочется тебе верить… Так хочется верить в будущее любимого мной Египта. Но я-то из страны, которая за век пережила столько революций и контрреволюций! И с какой горечью я смотрю на сегодняшний день моей родины…» Я не произнёс этих слов. Так, как он, думают многие египтяне.

ПОБЕДИТЕЛИ

…Беседую с теми, кто через Интернет, Фейсбук, Твиттер, Ю-Тьюб стал организатором египетской революции. Раскованные, образованные ребята. Совершенно искренние. Патриоты. Революционеры. Один из них на площади Ат-Тахрир потерял глаз. Умные и… наивные, увлечённые западными лозунгами и ценностями.

– Каковы ваши задачи?

– Демократия. Возвращение человеческого достоинства. Возвращение величия Египта. Свобода. Свободные выборы.

– Вы надеетесь сами на успех на выборах?

– Вряд ли мы получим много голосов. Стоит задача дискредитировать прежнюю партию власти, конфисковать её имущество, показать народу, насколько коррумпированы её члены. Текущая задача: отправить под суд всех коррумпированных высших чиновников прежнего режима.

– А как вы относитесь к Ливии?

– Мы – союзники ливийских революционеров, мы – против диктатора Каддафи.

– А вы согласны с натовскими бомбардировками страны?

– Если для успеха революции нужен союз с НАТО, пусть будут бомбёжки НАТО.

– А если вы столкнётесь с сопротивлением здесь, в Египте, вы пригласите бомбить Египет натовские самолёты?

Я задал намеренно провокационный вопрос. Мои собеседники горячо заспорили между собой, до крика, потом пришли к консенсусу:

– Египет – великая страна, она сама справится со своими проблемами. Бомбить Египет не посмеют. У нас самая сильная армия и самая сильная ПВО на Ближнем Востоке.

Про Израиль мои собеседники, конечно, забыли, а о качестве египетской ПВО в сопоставлении с современными требованиями они, видимо, просто не знали…

– Знаете ли вы, что все революции всегда приводили к экономическому упадку? Люди надеялись на немедленное улучшение ситуации, на немедленное улучшение своего личного положения. Но этого не будет.

– Но ведь коррупционеры перевели за границу десятки миллиардов долларов. Мы их вернём.

– Простите, – возразил я, – из Африки за 50 лет независимости был незаконно вывезен почти один триллион долларов. Вы знаете, сколько удалось вернуть за многие годы усилий? Один миллиард – одну тысячную часть награбленного.

– Но мы же нужны демократическому Западу. Запад нам поможет.

– А вы не ожидаете контрреволюции?

– Да, такая опасность есть. Но есть и опасность новой революции, «революции голодных», если экономика не наладится.

БРАТЬЯ-МУСУЛЬМАНЕ

Точно такие же слова о возможной «революции голодных» я услышал от одного из руководителей «Братьев-мусульман» Саада Хусейни.

Беседа была дружеской и откровенной. «Братья» по глупейшему судебному решению нашего суда 90-х годов числятся «преступной террористической организацией». Поэтому у нас с ними – никаких официальных контактов.

– Наконец-то вы пришли к нам. Мы, «братья», всегда хотели встречаться с русскими и вести открытый диалог, – говорил Саад Хусейни. – Мы помним, как вы помогали Египту и Палестине, мы помним, как вы помогали создавать наши вооружённые силы, строить высотную Асуанскую плотину, возводить заводы, готовить кадры. Мы этого не забудем.

После распада СССР в мире образовалась пустота. Раньше был баланс сил в интересах человечества, а значит – и в интересах арабских стран. Сейчас баланс нарушен. Россия – великая держава, и она должна играть большую роль в мире, в том числе в нашем регионе.

Мы приветствуем диалог с русскими в любом формате – или на официальном уровне, или в рамках НПО. Но препятствия – с вашей стороны. Мы очень сожалеем, что в России всё ещё числимся в «чёрном списке» террористов и преступников. Этого нет нигде в мире, только у вас. Наша организация имеет миллионы членов. Имена, телефоны, наши офисы известны. Мы осудили теракты 11 сентября в США. Именно мы сдерживаем терроризм в мусульманском мире, поэтому некоторые террористы называют нас «неверными». Резюмирую свои слова: мы хотим больше связей с Россией, мы ждём снятия с нас обвинений в терроризме

– Каковы ваши планы на ближайшее время и среднесрочные перспективы?

– Мы должны свалить Национально-демократическую партию. Она погрязла в коррупции, связана с аппаратом, с репрессиями. Партия должна быть распущена, её собственность конфискована. Мы предполагаем, что они могут изменить название, но мы составим чёрный список коррупционеров из НДП, чтобы помешать их успеху на выборах под другим названием. Но на местах у них есть крепкие позиции, поэтому многие могут пройти в парламент.

– А каковы ваши планы по созданию собственной партии?

– Мы создаём массовую Партию свободы и справедливости, чтобы её зарегистрировать. Может быть, мы создадим свой телевизионный канал и газету. Мы не против закона, запрещающего образование партий по религиозному принципу. У нас будет светская партия. Мы не против участия в ней даже христиан-коптов. Мы не стремимся к созданию теократического религиозного государства. Мы – за гражданское государство, за гражданское правительство.

– А как вы оцениваете экономическую ситуацию в стране?

– Мы знаем, что Египет ждут очень трудные времена, поэтому, в частности, мы не хотим принимать на свои плечи всю ответственность. Экономическое положение ухудшается. Возможна так называемая революция голодных. Нужно этому помешать путём активной борьбы с коррупцией. У многих есть наивные надежды – вернуть деньги, украденные коррупционерами, переведённые в западные банки, а потом раздать эти деньги. Всё это нереально.

– А как вы относитесь к будущим отношениям с Израилем?

Мой собеседник попеременно употребляет термины – то «сионистское образование», то «Израиль».

– Мы уважаем мирные договоры, заключённые Египтом. Но с «сионистским образованием» – дело особое. Есть три варианта. Первый – полностью отменить мирный договор. Второй вариант – оставить его в неизменном виде. Третий вариант, за который мы выступаем, – предложить народу обсудить содержание договора после выборов. Пусть говорят все. После этого провести референдум или голосование в парламенте. Мы будем выполнять волю большинства народа. Если народ решит изменить договор, будем вести переговоры.

НОВАЯ СТАРАЯ ВЛАСТЬ

Власть в стране взял Высший военный совет во главе с Тантави. Но лишь единицы знали, что накануне этого решения начальник египетского генштаба Сами Энан несколько дней сидел в Вашингтоне, в Пентагоне, согласовывая с американцами план действий. Было решено пожертвовать Мубараком, но сохранить власть в руках военных, которые должны начать реформы.

Народ не знал закулисной истории и ликовал.

Но революции, повторяю, имеют свою логику. Её составная часть – наращивание требований. Речь уже идёт не только об изгнании Мубарака, но и о смене режима.

Военный совет отступал шаг за шагом. Была распущена НДП и конфискованы её фонды и имущество. Мубарака, его жену и сыновей арестовали. Ещё несколько десятков высших коррупционеров оказались за решёткой. Толпа требовала крови. Пока своих робеспьеров, троцких или свердловых не появилось. Но кто знает… Смещены все руководители государственных СМИ. Свободная печать воздействует на политику и кадровые назначения.

Но, как и в любой революции, всё хаотично и противоречиво. Бастуют студенты, требуя повысить отметки, полученные ими на экзаменах. Бастуют ученики старших классов школ, требуя облегчить учебные программы. Появляются сообщения о том, что салафисты (крайние мусульманские экстремисты) разрушают надгробья и склепы над могилами святых, почитаемых суфиями, мусульманскими мистиками.

Идут столкновения на кладбищах. Из Афганистана, Пакистана, Ирана, из Западной Европы возвращаются сотни членов «Аль-Джихад аль-Ислами» и других террористических мусульманских организаций. Они, мол, были борцами с прежним деспотичным режимом Мубарака.

Всё тревожнее сообщения о ситуации в экономике. Люди ожидали немедленного улучшения своего положения, а оно ухудшается. Доходы от туризма за три месяца упали на 80 процентов. Удар пришёлся по служащим гостиниц, гидам, торговцам, шофёрам такси. Золотовалютные резервы страны сократились на несколько миллиардов долларов. Из страны «убежали» 6,5 млрд. долларов частных вложений. Один из бизнесменов жаловался мне на встрече в клубе «Савирис», где собирается журналистская и писательская элита: «Мы собирались строить новый металлургический завод. Чтобы обновить лицензию, от нас требуют взятку на десятки миллионов фунтов».

Я запомнил воодушевлённую, возбуждённую журналистку из влиятельного журнала. Она кипела горячим энтузиазмом и верой в будущее. «Сейчас, – говорила она, – журналисты получают 500–600 фунтов в месяц, а нужно установить минимум 1200 фунтов. Откуда взять деньги? Да ведь очень просто. Нам же вернут те десятки миллиардов, которые Мубарак и прочие коррупционеры перевели за границу, вот и хватит на всех денег».

Я с ней спорить не стал.

ГДЕ РУССКИЕ?

В Египте я наслушался упрёков в адрес России от всех – правых, левых, бизнесменов и шофёров такси, университетских профессоров и разнорабочих: «Где вы, русские? Почему вас не видно и не слышно? Почему вы хотя бы не примете на лечение раненых в ходе нашей революции, как это сделали немцы? Почему вы не установите с нами контакты на уровне неправительственных организаций? Вы опаздываете. Кто последний пришёл, тот на последнем месте по своему авторитету и окажется».

Я пытался оправдываться, но действительно: где наши профсоюзы, правозащитники, организации дружбы и солидарности, организации женщин, молодёжи, спортсмены, писатели, научные делегации? Знаю ответ: нет денег. На поездки в США или Францию, Германию или даже Китай деньги есть. На арабов – нет. В советские времена деньги были. К слову: Египет расплатился с Россией за ВСЕ (!) свои долги – и за высотную Асуанскую плотину, и за оружие, и за заводы. А сейчас…

Вот так мы и живём. Арабские революции и будущее арабских стран – само по себе, а мы с нашими проблемами, претензиями – сами по себе.

Никто как будто не виноват. У нас действительно свои большие заботы. Понятно, почему от нас уходят и забывают о нас друзья. А деньги? Ну что же, можно с уверенностью сказать, что, если в арабских странах установятся режимы, устраивающие Запад, деньги у Запада найдутся. Да и куда деваться без экономических связей? Ведь Россия не выпьет арабскую нефть, не выкупит арабский газ, а послереволюционные правительства могут найти общий язык с Западом. Но без нас. Нам достанутся в лучшем случае крохи…

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 4,0 Проголосовало: 1 чел. 12345

Комментарии:

Блюдущие политкорректность

Планетарий

Блюдущие политкорректность

СКАНДАЛ

Живописуя падение главы МВФ Доминика Стросс-Кана, СМИ прилагают дежурную коллекцию свежих и не очень свежих скандалов: израильский президент Моше Кацав, итальянский премьер Берлускони, американский президент Билл Клинтон, президент Всемирного банка Пол Вульфовиц.

Не оправдания, но объяснения ради следует напомнить: эта славная когорта – одно поколение. Все они – молодёжь 1960-х. «Лето любви» 1967-го, Парижская весна 1968-го, «Сексуальная революция», Вудсток, дозы хиппизма, бунтарства, «свободной любви», наркотиков. «Sex & Drugs & Rock & Roll». До сих пор спорят: был ли Вудсток самым большим собранием людей, действительно ли там набралось полмиллиона? Но в неком идеальном смысле – там побывало всё поколение. И столь разные политические дороги: консерватор Вульфовиц и демократ Клинтон, ревностный социалист Стросс-Кан и злейший враг социалистов Берлускони…

Но поведенческий стандарт выдёргивает их из враждующих партий, объединяя одним значком лиги «Sex & Drugs & Rock & Roll». Доминик Стросс-Кан – человек того поколения. И всем восклицающим сегодня: «Что это значит: главе богатейшей организации мира – голым выходить к горничной отеля?!» – надо бы задать вопрос: «Что это значит: быть 19-летним юношей в Париже 1968-го?!» Подключая бессмертные отечественные строки, получим что-то вроде:

«Всё те же мы… Отечество нам – Вудсток, Монтеррей… Я гимны прежние пою…»

Но не будем увлекаться. Это тема большая.

Кому выгодны секс-скандалы?

Разоблачение Клинтона стало крупнейшей победой нео­консерваторов. Следующий секс-скандалист Пол Вулфовиц, изгнанный из Всемирного банка, был как раз из своры Буша. Секс-аферы Берлускони итальянские социалисты и коммунисты приветствуют как свой крупный успех. Палестинцы радовались суду над Кацавом…

Сегодняшний скандал с главой МВФ, по утверждению многих, выгоден американцам и доллару. Курс евро упал в тот же день. Европейские биржи – аналогично. Стросс-Кан был опорой, настоящим Гераклом еврозоны, пробивая программы щедрых вливаний Греции, Испании. Стоящие на очереди за европомощью Венгрия, Исландия наверняка с искренней болью провожали взглядом уводимого в наручниках измученного, пожелтевшего, небритого Стросс-Кана. Он, кстати, политически фигура противоречивая. Как глава капиталистического глобалистского Валютного фонда – он мишень левых со всего света, как потенциальный соперник Саркози – надежда левых на ближайших выборах.

Но при всех разных векторах торжеств и провалов заметна общая победа ханжества, уже, правда, лет десять носящего псевдоним «политкорректность». Это хитрый набор стереотипов и правил, дающих возможность критиковать соперника и «закритиковать» его до полного стирания с политической карты. Как стёрли перспективного кандидата в президенты США Гэри Харта за блондинку на его коленях.

И наконец… Арест Джулиана Асанжа – не за разоблачения Викиликс, а за двух несчастных шведских дам, изнасилованных без презерватива во сне много лет назад. И вот после года бурных споров по существу викиликсовых статей – уже два месяца тишины, темноты, и только эта непрояснённая полицейская формулировочка…

А на грубый варварский вопрос: «А вам-то чего надо в их снах?» – вежливо ответят: «Нам?! Да ничего! Нам, людям, свято блюдущим политкорректность, за права невинных девушек обидно!»

Вот такая хитрая штука политкорректность.

Но всем неугодным ведь блондинок на колени не рассадишь, и поэтому политкорректность идёт дальше: «Кто пока и не пойман, но не возмущается вместе с нами, – тот тоже негодяй и авторитарный сексист!»

И вот уже французская La Tribune в статье «Арест главы МВФ не взволновал российскую общественность» предупреждает:

«Россия – страна, в которой невозможно себе представить, что простая горничная может повредить карьере крупного чиновника. Разумеется, если за ней не будет стоять подготовленный на самом высоком уровне заговор…»

Мол, знаем, что вы за страна, помним…

Именно в тот день, 14 мая, Стросс-Кан вылетал в Европу – спасать от дефолта уже Испанию. Не долетел. Зато доллар взлетел. Так что политкорректность штука не только хитрая, но и очень острая. И полезная. Для того, кому она принадлежит и кто умеет ею пользоваться.

Игорь ШУМЕЙКО

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 4,6 Проголосовало: 5 чел. 12345

Комментарии:

Протокол и его секреты

Планетарий

Протокол и его секреты

КНИЖНЫЙ  

  РЯД

Александра Капто. Пакт Молотова–Риббентропа : мистификации или реальность. – М.: КД Либроком, 2011. – 312 с. – Тираж не указан.

Книга посвящена событиям августа-сентября 1939 года, которые до сих пор являются центром острейших политических дискуссий.

Автор сразу берёт быка за рога: пакта как юридического явления не было. «Есть Договор о ненападении, а термин «Пакт Молотова–Риббентропа» родился в условиях начатой Западом холодной войны. Кроме того, в отношении норм международного права договор был безукоризнен, не содержал признаков агрессивности». Что касается пресловутого «секретного протокола», то, говоря юридическим языком, налицо отсутствие у него статуса международного документа – нет «отсылочной» статьи, упоминания о языках, сроках вступления в силу и т.д.

Протокол имеет около 50 вариантов, включая подписанные… латиницей. Оригиналы документа так и не найдены, некая копия не была признана действительной на Нюрнбергском процессе, зато в 1948 году пошла гулять версия с фотоплёнки из секретного архива Риббентропа. При этом даже в 1970-е годы Германский бундестаг отказался признать легитимность документа, представленного канцлером ФРГ. А вот съезд народных депутатов СССР под давлением делегаций балтийских республик осудил «передел Европы». Примечательно, что по итогам голосования именно по этому вопросу образовалась и стихийная оппозиция Горбачёву в лице более чем 200 членов ЦК партии, политических и общественных деятелей.

Как выразился известный исследователь Сергей Кара-Мурза: «Документы теперь подменяются новыми политтехнологиями – отказом от логики и истины, взламыванием идентичности».

В конце лета ожидается очередной всплеск информационно-исторической полемики вокруг «секретного протокола», «равной ответственности Гитлера и Сталина» за войну… Придётся опять констатировать, что история стала ареной не научной дискуссии, а политики, идеологической борьбы. Вокруг истории Великой Отечественной войны идёт настоящая война – с психологическими атаками, разработкой новых приёмов и направлений ударов…

Александр ПЕСЛЯК

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 4,3 Проголосовало: 7 чел. 12345

Комментарии:

К победе духа

ТелевЕдение

К победе духа

ТЕЛЕБИОГРАФИЯ

Первый биографический сериал о писателе-пророке удивительным образом разделил и в то же время объединил телеаудиторию. Литературоведы, потратившие годы на изучение жизни и творчества Достоевского, были потрясены, с какой лёгкостью в сценарии подменяются и подминаются под гламурные вкусы нашего ТВ документально подтверждённые факты из жизни писателя. Ведь всё же Фёдор Михайлович не Вольф Мессинг, о котором сценарий 16-серийного сериала (Достоевскому хватило и семи серий) написал тоже Эдуард Володарский. Там, если помните, в угоду безбожным требованиям формата было всё позволено. Из эстрадного артиста, обладавшего способностями гипнотизёра, вылепили мистическую фигуру огромного масштаба, великого предсказателя и провидца…

С другой стороны, многие не без основания полагают, что сериал – замечательный, взамен хрестоматийного, мрачного «перовского» Достоевского мы увидели человека, живого, страстного, светлого, грешного, созвучного сегодняшнему дню. Надеялись на то, что сериал непременно пробудит интерес к творчеству писателя, – и правда, его книги, как говорят в книжных магазинах, стали гораздо активнее раскупаться молодыми людьми… И очередных серий ждали. И поклонники, и противники. Достоевский их объединял.

Сериал на канале «Россия» в будние дни транслировался между мелодраматическим мылом «Института благородных девиц» и кровавой жестью «Бригады», с блистательной наглостью романтизирующей бандитизм. Такой телеконтекст.

Наше время враждебно Достоевскому. Мы ухнули в его ХIХ век, только без царя на троне и в голове. У нас победили лужины, они – элита нации, гани иволгины стали-таки ротшильдами, бесы-верховенские воспитывают подрастающее поколение, фомы опискины определяют идеологию развития. Свидригайловы ничуть не стесняются своих пороков – растлевают открыто; рогожины спьяну режут своих возлюбленных – повсеместно и массово, а спиваются все: и скрипачи ефимовы, и генералы иволгины, и подростки; униженными и оскорблёнными переполнены «мёртвые дома»; разумихины в отчаянии уезжают… Мышкиных нет, вот беда. А если появится кто-то, чем-то похожий на Льва Николаевича (например, Перельман), то над ним тотчас начинают измываться, чтобы не портил общую «картину маслом»… Стоит ли вспоминать ключевую фразу Чубайса про «физическую ненависть» к Достоевскому, про «желание разорвать его на куски»?

Это реальный контекст эпохи создания «Достоевского». Но так ли всё безысходно? Может быть, выход сериала, накал и качество его обсуждения как раз и свидетельствуют о насущности некого нравственного переворота, без которого невозможно дальнейшее существование России. От власти денег к победе духа?

Мы предлагаем вашему вниманию мнения о сериале двух выдающихся специалистов – исследователей творчества Достоевского, но и в высшей степени опытных телезрителей, квалифицированные отклики которых «ЛГ» не раз с удовольствием публиковала.

Отдел «ТелевЕдение»

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 4,6 Проголосовало: 9 чел. 12345

Комментарии: 02.06.2011 09:16:04 - Александр Львович Балтин пишет:

Заметки по поводу сериала "Достоевский"

Жизнь Достоевского вовсе не сюжет для мелодрамы, и уж тем более не длинная любовная история, распределённая между тремя женщинами. Жизнь Достоевского – одоление духовного лабиринта, исступлённая работа – над собственной душой, не говоря о романах; постепенный выход к свету. Но это не передать средствами кино. Но даже то, что можно передать углублённо – детство ли со спаньём на сундуках, с утлостью (не отсюда ли свидригайловская банька с тараканами?), отношения с Белинским, восторг первого признанья, исступлённость участия в кружке Перташевского – всё это опущено, будто и не было ничего; будто жизнь сводилась к вещам поверхностным да страстям плотским. Столь выхолощенный образ классика, создаваемый сериалом, чреват – как-то неясно, как оный человек, мечущийся между рулеткой и женщинами, возводил грандиозные соборы романов – до сих пор нерасшифрованных до конца.

Достоевский ponaroshku

ТелевЕдение

Достоевский ponaroshku

Людмила САРАСКИНА

В многочисленных интервью, случавшихся во время работы над картиной, режиссёр В. Хотиненко неизменно повторял, что снимает «неизвестного Достоевского» («Главная цель моего нового фильма – показать такого Фёдора Михайловича, о котором никто не знает»). Дескать, все наслышаны о Достоевском-гении, но мало кто представляет себе его человеческое измерение. Режиссёр не скрывал, что, будучи образованным человеком, прежде ничего не знал о писателе – так, какой-то угрюмый, сложный, с трудным характером сочинитель знаменитых романов.

Я напряжённо гадала – о какой «неизвестности» идёт речь? Быть может, режиссёр напал на след арестованного в 1849 году III Отделением архива писателя, и теперь мы наконец узнаем, как выглядели его юношеские пьесы «Борис Годунов» и «Мария Стюарт», рукописи которых видел на письменном столе Ф.М. его младший брат? Или, быть может, сценаристу Э. Володарскому удалось обнаружить исчезнувшие в годы Гражданской войны черновой и беловой оригиналы «Братьев Карамазовых»? А может, съёмочная группа тайно упивалась новообретёнными письмами Марии Дмитриевны Исаевой, которые доселе считались утраченными, и драма первого супружества Достоевского получит наконец дополнительное документальное освещение?

Увы, этих открытий я ждала напрасно. И тем не менее «неизвестного Достоевского» всё же увидела – такого, какого никогда не было.

Ибо не стоял Ф.М. в первой тройке осуждённых на казнь петрашевцев. Не надевали на него мешок, не целились в него из ружей солдаты. Как всё обстояло на самом деле, видели сотни свидетелей, об этом известно до мельчайших подробностей. К расстрельным столбам вызвали Петрашевского, Момбелли и Григорьева; их привязали верёвками, затянули руки позади столбов и затем обвязали верёвки поясом. Раздался приказ: «Колпаки надвинуть на глаза». На лица привязанных были опущены капюшоны, солдаты приготовились стрелять. Истекали последние мгновения жестокого спектакля. «Я, – напишет вечером того же дня Достоевский, – стоял шестым, вызывали по трое, следовательно, я был во второй очереди и жить мне оставалось не более минуты».

Зачем понадобилось авторам фильма искажать события, изменяя переживания Достоевского, которые останутся с ним на всю жизнь? Двадцать лет спустя своими впечатлениями о подобной казни поделится князь Мышкин: «Что же с душой в эту минуту делается, до каких судорог её доводят?.. Кто сказал, что человеческая природа в состоянии вынести это без сумасшествия? Зачем такое ругательство, безобразное, ненужное, напрасное? Может быть, и есть такой человек, которому прочли приговор, дали помучиться, а потом сказали: «Ступай, тебя прощают». Вот этакой человек, может быть, мог бы рассказать. Об этой муке и об этом ужасе и Христос говорил. Нет, с человеком так нельзя поступать!»

Нельзя так небрежно, так бездумно поступать и с биографическим материалом. Ложь первых кадров о казни на Семёновском плацу (в фильме, повинуясь сценарию, Ф.М. то и дело будет рассказывать о своём стоянии с мешком на голове в ожидании выстрела), как ржавчина, поползёт из сцены в сцену, из серии в серию. Ну не бросала свою перчатку из свадебной кареты на проезжую дорогу М.Д. Исаева в расчёте на то, что её наивный супруг остановит лошадей, выпрыгнет в снег в поисках пропажи, чтобы самой в этот миг одарить шафера Вергунова знойным поцелуем. Мария Дмитриевна, при всех сложностях её характера, не была вульгарной кокоткой или виртуозом адюльтера. «Была эта женщина души самой возвышенной и восторженной. Сгорала, можно сказать, в огне этой восторженности, в стремлении к идеалу. Идеалистка была в полном смысле слова – да! – и чиста, и наивна притом была совсем как ребёнок…» – скажет Ф.М. спустя годы после кончины первой жены. Но в образ «неизвестного» Достоевского эти слова не вписались.

Меж тем фильм обнаружил какое-то болезненное любопытство к пряным и пикантным ситуациям – когда неверные любовники, мужья и жёны бывают застигнуты врасплох, в самый неподходящий момент. Мания адюльтера будто преследует авторов картины, являя игривый лейтмотив. Мальчик Паша Исаев застаёт маменьку в момент жаркого поцелуя с чужим дяденькой, а рядом на постели лежит пьяный папенька. Затем пьяница муж, на миг протрезвев, видит жену в объятиях солдатика Феди, друга дома. Потом Федя, уже офицер и новый муж недавней вдовы, «случайно» натыкается на жену Машу, когда та нежно обнимает молодого любовника. Позже доктор Яновский созерцает свою жену Сашу целующейся с их общим другом Фёдором Михайловичем. Ещё позже Фёдору Михайловичу доведётся «застукать» свою возлюбленную Аполлинарию Суслову в объятиях её нового любовного партнёра испанца Сальвадора. Даже четырнадцатилетней Соне Корвин-Круковской (будущей Софье Ковалевской), по малолетству безнадёжно влюблённой в Достоевского, удаётся подглядеть, как любимый человек признаётся её старшей сестре Анне в страстном чувстве. А дальше смятенный зритель становится свидетелем, как грубо и неблагородно ведёт себя Достоевский, бросая в лицо отказавшей ему Анны Корвин-Круковской злые слова: «Вы всего лишь смазливенькая немочка».

Эпидемия неверностей, вакханалия измен и вся эта польдекоковщина нужна, скажут мне, для сугубой драматизации сюжета, для оживления образа: особый киноязык, средство экранной выразительности. Однако нарочитое стремление к скандалу выдаёт себя грубыми подтасовками: бронзу с памятника гения обдирают вместе с кожей. Известно, как любил Достоевский публичные чтения: собирал большие залы, и его глухой, будто надорванный голос был слышен в каждом уголке самых больших столичных аудиторий. Известно также, что исполнитель главной роли Е. Миронов долго искал и таки нашёл похожий тембр голоса.

Но как расходуются в фильме выдающийся талант и мастерство артиста? Его вынуждают читать монолог крайнего циника и эгоиста князя Валковского («Униженные и оскорблённые»): «Я люблю значение, чин, отель; огромную ставку в карты… Но главное, главное – женщины… и женщины во всех видах; я даже люблю потаённый, тёмный разврат, постраннее и оригинальнее, даже немножко с грязнотцой для разнообразия!..» Откровения про «грязнотцу» будто током ударяют пришедшую сюда с опозданием ревнивую жену Машу: гримаса отвращения искажает её лицо, и в гневе она покидает собрание. Зато красавица-эмансипантка Суслова, сидящая в зале, хищно раздувает ноздри и сужает зрачки, будто готовясь к прыжку: «гиена уже лизнула крови», учуяв того, с кем вместе можно попробовать большой разврат. Ничего не скажешь – выразительный эпизод.

Но дело в том, что Достоевский никогда не читал на публике этот монолог. Фрагменты из «Неточки Незвановой» и «Бедных людей» в зале Пассажа в начале 1860-х читал, отрывки из «Мёртвого дома» произносил, но символ веры князя-циника в тёмный разврат не декламировал и декламировать не мог. «Он вообще любил читать, чужие вещи, но и свои, – объяснял В. Хотиненко. – Это нам помогло. Он тщательно выбирал, что читать, выбирал отрывки, интересные публике. Сентиментальные, может быть… Он думал о публике. Ему было важно, как она поймёт то, что он читает».

Оказалось, авторы фильма тоже «думали о публике» и тоже «тщательно выбирали», что читать Е. Миронову от имени Достоевского. Но «выбрали» они текст на потребу тех зрителей, кому, быть может, очень хочется, чтобы главный русский писатель выглядел как гадкий стареющий эротоман, который рвётся разделить свои тёмные вожделения и тайные пороки с приличными дамами, пришедшими на литературные чтения в пользу учащейся молодёжи.

Нет, обманул мои ожидания режиссёр. Он ведь обещал не только «убрать бронзу» с памятника, но и рассказать о том, «как что-то из жизни писателя перекочёвывает в его произведения». А показал совсем другое – как ловко и с какой готовностью будущие поступки героев-убийц репетирует автор в своём личном пространстве.

Ну не бросался с большим садовым ножиком путешествующий по Италии в 1863 году Достоевский на свою неверную возлюбленную Аполлинарию Суслову, не прятал холодное оружие во внутреннем кармане пальто – в фильме нож предательски падает на пол, когда распалённый страстью Фёдор Михайлович, не терпящий, чтобы женщины отказывали ему в привычных ласках, всё-таки добивается своего. Может быть, авторы «неизвестного Достоевского» не знали, что тем летом Суслова как раз начала вести дневник («Годы близости с Достоевским»), где подробно фиксировала все перипетии своих любовных отношений, в том числе и с Ф.М., и уж непременно, имея множество претензий к нему, занесла бы в блокнот историю с ножом. Но никогда Достоевский не держал в руках садовый нож с убийственной целью и не «перекочёвывал» этот опасный предмет из жизни писателя в его творчество. Нож появится только через несколько лет – и это будет смертельное оружие купца Парфёна Рогожина («Идиот»), которым он едва не зарежет своего крестового брата Льва Мышкина, а потом ударом в сердце убьёт Настасью Филипповну.

Недавно, отвечая очередному интервьюеру, В. Хотиненко объявил, что не будет следить за оценками, которые дадут фильму биографы Достоевского, – дескать, они и между собой постоянно спорят. Смею заметить: да, у биографов есть темы для дискуссий, есть соперничающие версии, но они уважают бесспорные факты. Не лечил доктор С. Яновский (при всём уважении к артисту Д. Певцову) Марию Дмитриевну – её лечил зять Достоевского, муж его младшей сестры Веры доктор А. Иванов. Не делился (и не мог делиться!) Достоевский с Тургеневым своими сокровенными переживаниями – о том, как на каторге вместе с товарищами своими, «несчастненькими и солдатиками, ощутил себя русским, желал успеха оружию русскому»: Ф.М. писал об этом в 1870 году другу Аполлону Майкову. Не бросал Тургенев в лицо Достоевскому при встрече с ним в Баден-Бадене и в присутствии его молодой супруги обвинений в преступном педофильском прошлом – писатели действительно спорили, но не о тёмных похождениях Ф.М. (которых не было!), а о судьбах России и Европы. Не относил Достоевский рукопись «Игрока» полицейскому приставу для передачи издателю Ф. Стелловскому вместе с Н. Страховым, а отнёс её сам, по совету знакомого мирового судьи. Не жене были адресованы признания Достоевского о замысле романа с «положительно прекрасным» героем, а племяннице Соне. Не с женой обсуждал писатель проблему доноса на террористов, а с издателем «Нового времени» А. Сувориным. Не ездила весной 1871 года Анна Григорьевна искать мужа, застрявшего в игорных залах Висбадена, а безвыездно сидела в Дрездене с маленькой дочкой Любой и ежедневно высылала незадачливому игроку денежные переводы. Никогда не хотела шестидесятница А. Суслова стать цареубийцей, а мечтала учить русских деревенских мужиков грамоте.

Таких бесспорностей, больших и малых, которыми пренебрегли авторы фильма, оклеветав почти всех его персонажей, многие десятки. Поражает даже сокращённый их перечень: зачем нужно было почти в каждом эпизоде картины игнорировать правду? Зачем нужно было поминутно, чуть ли не покадрово, мешать правду с ложью? Допустим, сериалу не хватило лишних трёх минут, чтобы показать истинные обстоятельства казни петрашевцев, но зачем понадобилось с изумляющим избытком раскатывать историю невинного флирта (а больше ничего и не было!) актрисы А. Шуберт, жены Яновского, с Достоевским? Зачем нужно было целую серию заставлять героя сражаться с предательской рулеткой – будто от времени пребывания съёмочной группы в европейских казино напрямую зависело раскрытие образа игрока? Зачем нужно было провоцировать героя на резкие идеологические выкрики, вырванные из контекста, адресованные не тем, кому они предназначались, сказанные не там, где они на самом деле произносились, отчего смысл сказанного приобретал почти анекдотический смысл?

Подлинный, то есть известный, Достоевский остался не востребован создателями сериала, сотворившими нелепый перевёртыш. Говорить в этом случае об отдельных актёрских удачах, операторских находках, о дивных пейзажах или натурализме каторжных сцен как-то даже и неловко.

Что же остаётся от семи часов просмотра? Ответ несложный: портрет Достоевского кисти В. Перова; чтение пушкинского «Пророка» в зале Благородного собрания; вдохновение писателя, когда он диктует сцены из «Игрока». То несомненное, чему не смогли помешать ни нарочито недобрый сценарий, ни ошеломительно пустой режиссёрский замысел.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 4,5 Проголосовало: 15 чел. 12345

Комментарии: 02.06.2011 11:50:20 - Ефим Суббота пишет:

Ну что тут скажешь? Очередная пошлость от автора "Штрафбата" Володарского и режиссера Хотитенко, снявшего дикий комикс "1612". Разве что-то другое они могли "сварить", кроме очередного "мыла"?

Гений – тайна не личная

ТелевЕдение

Гений – тайна не личная

Игорь ВОЛГИН

Вольно тем, кто именует себя специалистами по Достоевскому, тешиться мыслью, что именно они обладают монополией на его толкования. К счастью, их «предмет» принадлежит всем. В том числе сценаристам, актёрам и режиссёрам. Такова уж его планида.

Но, с другой стороны, мыслимо ли воспроизвести средствами искусства личность творца – того, кто уже запечатлел себя в акте творения? Никому не придёт в голову ещё раз создавать шедевры, однажды уже созданные Шекспиром, Рафаэлем, Толстым; однако попытка воссоздать самих Шекспира, Рафаэля и Толстого вовсе не покажется безумной.

Конечно, у М. Булгакова достало бы творческой смелости в «Последних днях Пушкина» вывести на сцену главного героя (ведь дерзнул же он изобразить Сталина в «Батуме»!). Но у него хватило творческой интуиции не сделать этого.

«Достоевский» – художественная, а не документальная лента. Поэтому вместе с большинством телезрителей «не заметим» многочисленные несуразности, неточности, хронологические сбои и т.д. Ибо игра (тем более игра Евгения Миронова!) стоит свеч.

Следует, однако, договориться о жанре. Если мы имеем дело с картиной, созданной «по мотивам» жизни Достоевского (как, например, роман нобелевского лауреата Дж. Кутзее «Осень в Петербурге», где нет вообще ни одного достоверного факта, но зато присутствует дух), – это одно. Если же это всё-таки биографический сериал (на что претендует обсуждаемая работа), – тут дело совсем другое. Тогда «мешок», надеваемый на голову Достоевского (чего быть не могло, так как он стоял во второй тройке ещё не привязанных к столбам и ужаса на его долю и так хватало), можно приравнять к такой, скажем, версии: смертельная дуэль Пушкина, ради пущей зрелищности изображаемая на шпагах. Биографии Пушкина и Достоевского – не просто «жизнь замечательных людей»: без их личных судеб Россия была бы иной.

Опыт нынешнего сериала убеждает в том, что даже такой блестящий комплот, как талантливый режиссёр В. Хотиненко, изумительный актёр Е. Миронов и великий русский писатель Ф. Достоевский, не в силах одолеть ущербности предложенного сценария.

Миронов великолепен. Как замечательны, на мой взгляд, исполнительницы женских ролей (Марьи Дмитриевны – Чулпан Хаматова и Анны Григорьевны – Алла Юганова). Сокровенная жизнь мироновского Достоевского, столь мощно проступающая в его глазах, в «мимике и жесте», заставляет зрителя почувствовать, что здесь действительно «дышит почва и судьба». Но порой актёру нечего (и даже некого) играть. Особенно когда он произносит речи, которые вложил в его уста сценарист. Все эти политические пошлости (о Герцене, либерализме, о революции и т.д., и т.п.) как будто бы взяты напрокат – только с обратным знаком – из нашей бессмертной ленинианы. Да и сам Достоевский, согласно сценарию, испечённому по всем правилам новейшей сентиментально-эротической школы, едва ли не «самый человечный человек», одержимый, однако, известными комплексами. Устаревшее мнение национального поэта, что «никто не должен быть принят в нашу спальню», с блеском опровергается жгучими сценами с Аполлинарией Сусловой («Хочу быть дерзким, хочу быть смелым, / Из сочных гроздий венки свивать. / Хочу упиться роскошным телом, / Хочу одежды с тебя сорвать!»). И сколь жалок обманутый муж, внезапно заставший жену в объятиях молодого любовника! Меж тем Достоевский ведал об этой связи с самого её начала. Его отношения с Вергуновым могли бы послужить сюжетом для захватывающей психологической драмы. Но – мимо: это «неформат» для сценарного верхоглядства. Зато какие волнующие откровения приходится выслушивать бедному Фёдору Михайловичу из уст мужа Марьи Дмитриевны А. Исаева, доверительно сообщающего «преемнику» об особой страстности в постели своей чахоточной жены! Или от 15-летней девочки Сони (будущей С. Ковалевской), которая, на минуту оторвавшись от логарифмов, горько сетует, что Достоевский не ценит её «как женщину». (Однако очень продвинутый ребёнок.) Воистину пожалеешь, что кончилась эра немого кино.

Парадоксальная вещь: талант и органичность Миронова и точный профессионализм Хотиненко лишь подчёркивают психологическую недостоверность, чтобы не сказать фальшь, тех сценических обстоятельств, в которых заставил их действовать Э. Володарский. Масскульту, требованиям коего прилежно следовал сценарист, не выдержать тяжести Достоевского.

Но Рубикон давно перейдён. Кино – хотим мы этого или нет – выкликает великие тени, фамильярно хлопает их по плечу, подмешивает в их мученический венец свои варварские краски. (Вспомним хотя бы многосерийного «Сергея Есенина».) Вопрос всего лишь в одном: в мере таланта и вкуса. Конечно, будущие фильмы о наших великих можно свести к иллюстрациям (желательно поскабрёзнее: кого не привлечёт «Байрон на судне») тех или иных эпизодов. Но уже не раз приходилось говорить, что, скажем, судьба того же Достоевского «не прочитывается» без одушевляющей её идеи, без того метафизического сюжета, который пронизывает и скрепляет всё его существование.

Гений – тайна не личная, но общая. В гении мы созерцаем полный цвет нашей собственной природы, высший её предел. И, может быть, её тайную норму. В них, гениях, мы прозреваем нашу общую мировую судьбу.

В этом смысле стоит поблагодарить создателей сериала и телеканал «Россия». Может быть, и впрямь наше ТВ от бандитских разборок, сериального «мыла» и исторического гламура поворачивается наконец к вечным ценностям? К сюжетам, без которых непредставимо российское прошлое. И, может быть, ещё в большей мере – российское будущее: если только ему суждено состояться. Хотиненко и Миронов создали прецедент. Другие пусть делают лучше.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 3,3 Проголосовало: 12 чел. 12345

Комментарии: 02.06.2011 22:36:12 - Артемий Анатольевич Лесников пишет:

Спасибо. Всегда приятна конструктивная критика. По теме, предметно, обоснованно.

НТВшники взялись за Церковь

ТелевЕдение

НТВшники взялись за Церковь

А ВЫ СМОТРЕЛИ?

У последней программы «НТВшники» был заголовок «Новая поп-культура» – каламбур с намёком. Анонсировалось обсуждение идеи протоиерея Всеволода Чаплина о «православном дресс-коде». Неискушённый зритель мог решить: речь пойдёт об уместности той или иной одежды в тех или иных обстоятельствах, однако замысел оказался масштабнее. Антон Хреков, то и дело подпрыгивающий, подёргивающийся, как будто стоит на чём-то раскалённом, не стал размениваться по мелочам и сформулировал тему «Ценности церкви и насколько она сама их соблюдает». Ни больше ни меньше.

Здесь следует заметить, что главными героями программы (теми, что сидят в центре декорации) были выбраны собственно протоиерей Всеволод Чаплин и танцовщица Волочкова, известная своими эксгибиционистскими акциями. В качестве экспертов выступили: телеведущая Кудрявцева, писатель Мария Арбатова, Тина Канделаки, Жанна Бичевская, Максим Шевченко, Александр Проханов. Нетрудно догадаться, кто выступал против священника, а кто за. Дело не в этом.

Всё-таки идеи протоиерея Всеволода Чаплина не ограничиваются длиной юбки, он говорит о комплексе требований к верующему, воцерковленному, применительно к повседневности светской жизни. В этой связи возникает вопрос: а могут ли эти требования предполагать возможность оказаться в окружении «НТВшников»? Не является ли появление в их обществе предосудительным? Ведь там наверняка ждут подвох, хамская каверза, какой-нибудь специально подобранный оппонент, который самой своей природой оскорбит всякое благое намерение. Вот посадят, к примеру, священника в окружении сомнительных дамочек, хихикающих, кривляющихся, способных заявить батюшке в глаза скабрёзное: «Это ваши сексуальные фантазии», и всё, дело сделано, на этом уровне никакой разговор невозможен, остаётся только встать и уйти. Или не приходить вовсе…

Конечно, священник не может быть ограничен сословными или какими-либо другими предрассудками, возможно, что место его как раз там, в обществе людей дна, пускай дна особенного, продвинутого, энтэвэшного. В конце концов душ, требующих немедленного спасения, там, может быть, поболе, чем в иной тюрьме. Однако стоит ли приходить туда на съёмку? Не лучше ли появиться во внеурочное время, когда камеры выключены, с распятием, святой водой и взятым на подмогу экзарцистом?

Вадим ПОПОВ

televed@mail.ru 30

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 4,4 Проголосовало: 9 чел. 12345

Комментарии: 02.06.2011 20:17:49 - Vladimir Feldman пишет:

Я всеми конечностями

за то, чтобы опустить РПЦ в грязь - потому что они и есть высшая грязь, спекулирующая общечеловеческими ценностями.

Где результат?

ТелевЕдение

Где результат?

А ВЫ СМОТРЕЛИ?

Мне кажется, передачу на Первом канале «Давай поженимся», которая вроде бы должна помогать отыскать свою вторую половинку, пора переименовать в «Давай подженимся». Ведь за всё время её существования мы так и не увидели обзора, отчёта, вхождения в дом хотя бы одной счастливой семьи, плодов данной передачи. Дошла хоть одна пара после эфира до ЗАГСа? Вот в чём вопрос, который, я думаю, волнует не только меня.

Владимир ЯКУШЕВ, КУРГАН

televed@mail.ru 30

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 4,3 Проголосовало: 6 чел. 12345

Комментарии:

Рыцарь неслучайный

ТелевЕдение

Рыцарь неслучайный

А ВЫ СМОТРЕЛИ?

Канал «Культура» в воскресенье показал вечер памяти выдающегося артиста Юрия Михайловича Авшарова. На заднике сцены Дома актёра – огромный фотоколлаж с Авшаровым, выглядывающим из-за кулис, и им же, уходящим за кулисы. Он ушёл год назад, боль свежа, но телевечер был светлым. О рыцаре театра, народном артисте России, актёре, педагоге и режиссёре вспомнили светло и ярко. Валентин Непомнящий, Владимир Этуш, Людмила Максакова, Юрий Назаров, Вера Максимова, Александр Ширвиндт, Вера Васильева, Антонина Кузнецова, Юлия Рутберг, замечательно пела Елена Камбурова…

Юрий Авшаров – светлый человек. Я имел счастье быть с ним знакомым. У нас были на протяжении четверти века встречи «плановые» – по приглашению – на концертах, спектаклях, вечерах. Но вот что удивительно: были встречи случайные. В метро, в троллейбусе, просто на улице… Не раз, не два и не три! Поражала неслучайность случайности. В этих «неплановых» встречах я слышал от него всегда что-то такое, что для меня было, как потом выяснилось, крайне важно. Бог его посылал. Благородный человек. Рыцарь. Не раз звучало это слово на вечере в Доме актёра, на котором я, к сожалению, не был, на всё же на него случайно попал, переключая кнопки пульта в поисках чего-то важного. Что тоже, конечно, неслучайно.

Александр КОНДРАШОВ

televed@mail.ru 30

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 5,0 Проголосовало: 7 чел. 12345

Комментарии: 02.06.2011 20:12:09 - Vladimir Feldman пишет:

Алескандру

ставлю как обычно 5, но на будущее - можно было из себя еще хотя бы один абзац выдавить. Я в первый раз слышал про этого человека, и так и не понял - кто же он такой.

Родители, читайте вслух!

Панорама

Родители, читайте вслух!

ДЕТИ И КНИГИ

На вопросы «ЛГ» отвечает доктор педагогических наук, профессор, завкафедрой педагогики Института специальной педагогики и психологии, научный руководитель Ассоциации гимназий Санкт-Петербурга Наталья СВИРИНА.

Наталья Михайловна, почему дети в школьном возрасте перестают читать? Чтение – это интеллектуальный труд. Читать труднее, чем смотреть, играть и вообще развлекаться. Можно ли свернуть с этого пути неизбежной – я в этом убеждена – деградации? Как приохотить детей к чтению?

– Дети перестают читать тогда, когда прекращается период чтения им вслух взрослыми. Это первое. Родители, отправляя ребёнка в школу, в своём большинстве убеждены, что именно школа возьмёт на себя функции воспитания необходимых человеку качеств. А далее – типичная и грустная картина: в начальной школе дети под приглядом одного учителя и учатся читать, и читают, затем продолжают читать хотя бы на уроках литературы, по инерции продолжается чтение в 5-м, затем немного в 6-м классе, а к 7-му они вообще начинают обходиться без книги. Фактор везения: будет в 5-м классе интересный учитель литературы – класс читает. Не повезёт с учителем – и интереса к чтению нет. Исключения составляют дети из семей, где есть соответствующая атмосфера: своя библиотека, где читают родители, другие взрослые из близкого окружения ребёнка.

Есть ли универсальный рецепт изменения этой ситуации?

– Рецепт один: заинтересованное участие взрослых в формировании интереса к чему бы то ни было, и к чтению в том числе. Если дома не находят времени для чтения и обсуждения прочитанного, то ребёнок рано или поздно, как правило, перестаёт читать. Родители нынешних школьников получали образование в годы, не самые лёгкие для страны, – тогда школа была на обочине интересов общества. Оттого и сами родители нынче не очень много читают. Есть семьи, вообще обходящиеся без чтения, как и без театра или музыки. Другое дело, что в ребёнке изначально заложены детское любопытство, любознательность. А в маленьком ребёнке – готовность заниматься чем угодно с родителями. Этой уникальной особенностью и надо пользоваться для совместного чтения, чтения вслух.

Вопрос, который считается провокационным: мало и неохотно читают – так, может, и ничего страшного? Информацию получают отовсюду. Зачем нам вообще нужно, чтобы дети читали? Почему мы об этом так беспокоимся?

– Мы-то с вами потому и беспокоимся, что понимаем: получение информации и чтение художественной литературы задействуют разные процессы в сознании человека. В поисках информации нас ведёт цель, мы отбрасываем лишнее, ненужное, доискиваясь до искомого. При чтении литературного произведения задействуется воображение ребёнка, складывается его способность к сопереживанию. Помните – «над вымыслом слезами обольюсь»? Не над монитором же. Кроме того, чтение есть процесс. Интересная книга увлекает ребёнка так, что он словно бы оказывается внутри сюжета, воссоздавая и домысливая воображением то, что сказано словом. А разве это не есть процесс творчества? Дети, да и подростки часто перечитывают любимые книги – именно оттого, что попадают в интересный им мир.

А кто всё-таки, на ваш взгляд, в первую очередь несёт ответственность за детское чтение и за интерес и любовь детей к книге – школа или семья?

– Ребёнок появляется в семье. Никому он никогда не будет так близок, понятен и дорог, как родителям, бабушкам и дедушкам. Любовь к людям, природе, чувство ответственности за близких, душевный мир человека – всё это складывается (или не складывается) именно в семье.

Школа до недавних времён имела право и обязанность воспитывать и учить. Сейчас, увы, школа – учреждение, оказывающее образовательные услуги. Более того, ей отказано в праве и доверии принимать выпускные экзамены у своих учеников. Школа вопреки историческим принципам российского образования нынче стала объектом всяческих нападок и ненужного реформирования. Личность учителя для современных школьников не является авторитетной по целому ряду показателей – и прежде всего потому, что сейчас наши элиты при агрессивной поддержке СМИ внедрили в сознание людей понятие «успешный человек». Учитель с этой точки зрения заведомо не попадает в категорию «успешных». По идее, родители и школа должны вместе заниматься одним делом, помогая друг другу, как бывало в прежние времена. Сейчас, увы, времена другие. Пока школа не получит вновь статус основополагающего общественного института, где складывается общественное сознание ребёнка и формируется его отношение к миру, людям, своей роли в этой жизни, я бы не стала выносить такой вопрос для серьёзного обсуждения.

Кто и как формирует школьное чтение сегодня? Или школьники читают только по программе, да и то специальные пособия, где от «Войны и мира» может остаться несколько страниц? А помимо программы?

– Читают, но значительно меньше, чем даже 8–9 лет назад. «Война и мир», «Тихий Дон» – блистательные примеры русской литературы – представляются им Эльбрусом, на который может взойти далеко не каждый. Самостоятельное чтение остаётся, но его заметно меньше в жизни школьника, чем компьютерных игр. И то держится это чтение всё на тех же учителях литературы, школьных и районных дет­ских библиотекарях.

Есть такое расхожее мнение, что преподавание литературы в школе отвращает от неё. Что вы думаете об этом?

– Я проводила исследование среди старшеклассников Санкт-Петербурга, и результаты таковы: один из девяти школьников-старшеклассников считает, что обязательное чтение программной литературы ему мешает. Таковы цифры. На мой взгляд, это нормально – всегда есть ребята с тенденцией несогласия. При этом они толково выражают свои мысли на уроках литературы по поводу программного произведения, например, Достоевского или Тургенева. Просто, как во все времена, и сейчас есть старшеклассники, для которых важно дойти до какой-то мысли, идеи собственным умом, своим путём. В этом отношении, как им кажется, мешает урок. На самом деле всё зависит от личности учителя литературы.

Литературу исключили из числа предметов, по которым проводится ЕГЭ. Выпускники не пишут сочинение. Это тревожный симптом? Что вообще сейчас происходит с программой по литературе?

– Безусловно, симптом тревожный. Наши с вами родители в школе сдавали экзамены каждый год, и не только сочинение писали на выпускном экзамене, но и устно сдавали экзамен по литературе. Вот и было поколение грамотных людей, и не только в области русского языка и литературы, – в школе давалось полноценное базовое образование. Сейчас школу переполняют новые разные предметы, число часов на уроки литературы (и не только) уменьшается с завидной регулярностью, а отсутствие экзамена и вовсе сводит на нет усилия хороших учителей-словесников. Школа – место учёбы, результаты учёбы должны контролироваться, и это тоже призвано оставаться функцией школы. Для ленивых экзамен – стимул к чтению обязательного списка литературы, и среди этого ряда книг старшеклассник, как правило, находит свою книгу. Программа по литературе – это тема отдельного разговора. Конечно, она нуждается в коррекции, но вдумчивой. Согласитесь, вряд ли возможен выбор между Толстым и Тургеневым, Ахматовой и Блоком. Работа над коррекцией программ должна вестись профессиональным сообществом словесников – методистов и учителей, педагогов. Здесь, как мне кажется, серьёзная тема – область науки «методика преподавания литературы», но опять же, к сожалению, эти кафедры в педагогических вузах в последние годы сокращаются – ещё одна опасная тенденция.

В последнее время очень много с высоких трибун говорится о патриотизме. Но не бывает патриотов без знания и любви к своему языку и к своей литературе. Как взращивать эту любовь?

– Вернуть на государственном уровне уважение к семье и к родителям, то есть к тому, что составляет основу любого сильного государства. Регламентировать показ преждевременных и потому безнравственных для детей программ по телевизору. Родителям стоит подумать о том, что маленькие дети через несколько лет станут большими, и, следовательно, надо с детства закладывать в них основы уважения к семье, работе родителей вне зависимости от дохода, который она приносит. С экрана телевидения ушли люди труда, появились – как образец! – люди, для которых жизнь – вечный праздник. Мы, воспитывая детей, сами должны понимать, что их впереди ожидает трудовая жизнь, и это нормально. И конечно, не забывать о чтении – ведь отечественная литература в самой своей основе глубоко нравственна. Почему, например, нынешние школьники 10–12 лет открывают для себя заново такие книги, как «Тимур и его команда» А. Гайдара, «Дорога уходит в даль...» А. Бруштейн, «История одного детства» Е. Водовозовой? Они находят в этих подзабытых книгах интересное детство, полное осмысленных событий, дружбы, семейного круга, понимания взрослых. Несколько лет назад моя ученица произнесла такую фразу: «Если люди будут читать только хорошие книги, мир изменится к лучшему».

Беседовала Елена ЕЛАГИНА

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Памятные даты июня

Панорама

Памятные даты июня

ЛИТЕРАТУРНЫЙ КАЛЕНДАРЬ

Календарь составил Анатолий ПАРПАРА

2 – 135 лет со дня рождения Константина Андреевича Тренёва (21.05. /ст. ст./. 1876, хутор Ромашово Харьковской губернии, – 19.05.1945, Москва], русского писателя и драматурга.

Крестьянский сын, он получил три высших образования: археологическое, духовное и в 45 лет – агрономическое. Но сердце своё отдал журналистике и литературе. Первый рассказ «На ярмарке» опубликовал в 1898-м, первую пьесу «Дорогины» – в 1910-м, первую повесть «Владыка» – в 1912-м (М. Горький высоко оценил эту антиклерикальную работу), первую трагедию «Пугачёвщина» – в 1924-м. Но настоящую известность Константину Тренёву принесла пьеса «Любовь Яровая» (1926), повествующая о событиях Гражданской войны 1918–1920 гг. в Крыму. Пьеса в редакции 1937 г. получила Сталинскую премию 1-й сте­пени за 1941 г. Советские критики называли её «классикой социалистического реализма». Другие пьесы – «Гимназисты», «На берегах Невы», «Жена», «Опыт», «Анна Лучинина», «Навстречу» – не имели такого резонанса. Последняя пьеса «Полководец» (1945) логически завершила его драматургический ряд. Константин Андреевич успел увидеть народ, празднующий Великую Победу.

4 – 190 лет со дня рождения Аполлона Николаевича Майкова (23.05. /ст. ст./ 1821, Москва – 8 /20/ марта 1897, Петербург), русского поэта и мыслителя. Потомок древнего дворянского рода (давшего России Нила Сорского), выросший в семье действительного члена Императорской академии художеств, он получил прекрасное домашнее образование. К примеру, историю словесности преподавал ему и брату Валериану писатель Иван Гончаров. Окончив юрфак Петербургского университета, Аполлон стал работать в Министерстве финансов. Но поэзия уже захватила его полностью. Первый сборник «Стихотворения Аполлона Майкова» вышел, когда ему был 21 год. Белинский был в восхищении от поэтического языка автора. Николай I дал пособие для поездки за границу.

Последующие поэмы – «Две судьбы» (1845), «Машенька» (1846), «Савонарола» (1851), «Клермонтский собор» (1853), циклы стихов «Века и народы» (1854–88), «Новогреческие песни» (1858–72), «Отзывы истории», драмы «Три смерти» (1851), «Смерть Люция» (1863), «Два мира» (1872) – показали явление выдающегося поэта с классическим восприятием мира. Он многое сделал для того, чтобы современники узнали о глубинах отечественной истории. Его перевод «Слова о полку Игореве» (1870) считается одним из лучших. О чистом и гармоничном таланте Майкова отзывались Некрасов и Плетнёв, Чернышевский и Дружинин, Достоевский и Страхов. Строгий критик И. Анненский после смерти поэта писал «о необыкновенной свежести его таланта… и прочности его поэзии». Его песни и романсы были популярны, стихи о природе входили во все антологии. Тогдашним демократам, как в случае с Николаем Лесковым, не нравилась его любовь к славянской культуре (он переводил белорусские и сербские народные песни), и особенно его православное восприятие мира. Но разве не близки нам сегодня такие строки: О, Боже! Ты даёшь для родины моей / Тепло и урожай, дары святые неба, – / Но, хлебом золотя простор её полей, / Ей также, Господи, духовного дай хлеба! Мне кажется, что истинное прочтение творчества поэта ещё впереди.

6 – 90 лет со дня рождения Вадима  Кузьмича Очеретина (6.06.1921, Харбин, ныне Китай – 2.04.1987, Свердловск), рус­ского писателя. В 15 лет вместе с братом приехал в СССР. Участник Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. Окончил филфак Уральского государственного университета (1948). Первая повесть «Я твой, Родина!» (1950) принесла ему известность. Последующие повести «Первое дерзание», «Ключ Упорова», «Батальон стрижей» и романы «Первое дерзание» (1953), «Саламандра» (1958), «Сирена» (1962), «Трижды влюблённый» (1970) показали, что в творчестве писателя главенствуют две темы: будни войны и будни тружеников Урала. С 1968-го – главный редактор журнала «Урал». Создал журнал «Уральский следопыт». Благодарный Урал не забывает своего подвижника.

11 – 200 лет со дня рождения Виссариона Григорьевича Белинского (30.05 /ст. ст./ 1811, крепость Свеаборг, Финляндия 26 мая /7.06. ст.ст./ 1848, Санкт-Петербург) – русского критика и публициста. Материалы о жизни и деятельности его будут опубликованы в номере от 8 июня.

14 – 120 лет со дня рождения Александра Мелентьевича Волкова (1.07. / ст. ст./ 1891, Усть-Каменогорск, Российская империя – 3.07.1977, Москва) – русского писателя и переводчика. Редкий случай в истории литературы, когда преподаватель педагогического техникума в зрелом возрасте, изучая иностранные языки, становится переводчиком, а переводчик вырастает в глубокого писателя для детей. Его книга «Волшебник Изумрудного города» расширилась до шести томов и до сих пор вызывает восхищение у детей и взрослых. «Недавно перечитывал эти замечательные детские книжки. По-моему, это лучше всякого Гарри Поттера!» – справедливо пишет один из поклонников Волкова.

В родном городе Волкова есть Музей искусств, где хранится архив писателя.

17 – 100 лет со дня рождения Виктора Платоновича Некрасова (4.06. /ст. ст./ 1911, Киев – 3 сентября 1987, Париж), русского писателя. Статьи, посвящённые В. Некрасову, будут опубликованы в номере от 15 июня.

19 – 225 лет со дня рождения Фёдора Николаевича Глинки (8.06. /ст. ст./ 1786, имение Сутоки Духовщинского уезда, ныне Смоленская область, – 11 /23.02./ 1880, Тверь), русского поэта, публициста, этнографа. Происхождением из дворянской элиты. В 16 лет окончил кадетский корпус. Доблестно сражался во время нашествия Наполеона. Автор книг «Письма русского офицера», «Очерки Бородинского сражения», поэм «Дева Карельских лесов», «Иов», «Таинственная капля» и знаменитых стихотворений «Тройка», «Не слышно шума городского», ставших народными песнями. Глинка – один из тех духовных поэтов, кто видел, как миры ходили, / И слышал музыку миров… И хотя Пушкин не удержался от едкой эпиграммы на поэта, но тем не менее именно он говорил об оригинальности поэта и «особенной печати его произведений».

25 – 185 лет со дня рождения Александра Михайловича Жемчужникова (13.06. /ст. ст./ 1826, Павловка, Елецкий уезд, Орловская губерния, – 30.04. /ст. ст./ 1896, Лоберш, Режецкий уезд, Витебская губерния), русского драматурга, писателя, поэта. Принадлежал к знатному и влиятельному дворянскому роду. В 1854 г. под коллективным псевдонимом Козьма Прутков появляются сочинения Алексея, Владимира, Александра Жемчужниковых и двоюродного брата их Алексея Толстого. Исследователи считают, что наш юбиляр «научил «неудачника» драматурга писать стихи и басни, способствовал философизации мысли и одарил талантом мистика, сделав Пруткова первым литератором, вещавшим с того света». Им написаны «Незабудки и запятки», «Азбука для детей», «При поднятии гвоздя близ каретного сарая», «Любовь и Силин», «С того света», «Простуда», «Я встал однажды рано утром…», «Се­стру задев случайно шпорой…», «Некоторые материалы для биографии К.П. Пруткова», «Выдержки из моего дневника в деревне» («На горе под берёзкой лежу…» и «Желтеет лист на деревах…»). За что и благодарны читатели автору, царскому вельможе, уже более 150 лет.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Нижегородский феномен

Панорама

Нижегородский феномен

КНИЖНЫЙ РЯД

В Нижнем Новгороде вышла в свет 10-томная «Библиотека народных художественных промыслов Нижегородской области». Реализовал этот во многом уникальный для России проект региональный Фонд развития народных художественных промыслов при активной поддержке правительства и Законодательного собрания области и губернатора Валерия Шанцева.

Официальная презентация библиотеки прошла не только в Нижегородском регионе, но и в Москве во время Всероссийской выставки «Большая ладья». Десятитомник сразу вызвал большой интерес, получив лестные отзывы и на международном уровне. Об этом издании, а также о сегодняшних проблемах самих промыслов «ЛГ» рассказал главный идеолог проекта – генеральный директор Фонда развития народных художественных промыслов Нижегородской области Николай СМИРНОВ.

Николай Гордеевич, прежде всего в чём особенности народных художественных промыслов Нижегородской области?

– Народные художественные промыслы нашего региона поистине вызывают восхищение своим разнообразием – это и роспись и резьба по дереву, и художественные изделия из металла, кожи, кости, камня, и разнообразные изделия из тканей – ткачество, вышивка, золотное шитьё, горьковский гипюр, а также лозоплетение, изделия из бересты и многое другое. Художественные промыслы представлены у нас в 22 районах области. Над этой загадкой или феноменом (называйте как хотите) ломают головы искусствоведы. Почему на приволжских землях в границах современной Нижегородской области издревле существовало такое количество самобытных народных ремёсел? Загадка вряд ли будет разгадана до конца, но факт остаётся фактом: по мнению специалистов, значимость нижегородских промыслов в развитии художественной культуры России можно сравнить лишь с ролью Великого Новгорода.

Как родилась сама идея издания «Библиотеки народных художественных промыслов»?

– С народными художественными промыслами связана вся моя жизнь, и не только трудовая, а с самого детства. Родился я на реке Узоле, всего в нескольких километрах от знаменитого села Хохлома, воспитывался и жил в этой среде: расписные ложки, чашки, панно, украшения дома – всё это составляло основу быта, жизни. Учась в пединституте, был направлен в Хохлому на практику, а после окончания вуза – на работу в хохломскую школу учителем географии. Здесь всё было пропитано духом народных художественных промыслов. В школе создали географическое общество, и первая экскурсия, куда мы направились с учениками, была на фабрику хохломской росписи. Тогда же мне посчастливилось познакомиться с известным художником – мастером Фёдором Бединым: весь его дом был украшен резьбой и хохломской росписью – настоящая сказка!

Вся моя жизнь связана с этим направлением, я живу радостями и проблемами промыслов. И когда в последние годы художественные промыслы практически перешли из стадии развития в стадию выживания, а некоторые и вовсе находятся на грани исчезновения, у меня и появилась идея собрать весь материал о них.

Сколько времени ушло на осуществление проекта?

– Весь проект удалось осуществить за 2,5 года, для такого издания это немного. С главным редактором издания Валерием Шамшуриным мы определили перечень промыслов и авторов для каждой книги. Это дело чрезвычайно важное и сложное, ведь нужно, чтобы авторы обладали многими качествами: глубокими знаниями тематики народных художественных промыслов, краеведения, истории, искусствоведения. И это нам удалось, свидетельством чему являются все десять книг библиотеки.

С каждым автором у нас установилась товарищеская, добрая и очень творческая атмосфера. Мы привлекли к проекту профессиональных фотографов, которые вместе с авторами просто творили чудеса. Они вместе объездили предприятия народных художественных промыслов, музеи, библиотеки, архивы, частные коллекции. Конечно, были и проблемы, главная из которых – поиск средств, тем более что время издания совпало с мировым экономическим кризисом. Нам помогли многие люди и предприятия, как говорится – с миру по нитке.

Каково, на ваш взгляд, практическое назначение библиотеки, кем эти книги востребованы?

– При издании библиотеки мы ставили две главные задачи – собрать всю информацию о промыслах, их значимости, актуальности и обратить внимание всех органов государственной власти, в том числе президента и председателя правительства Российской Федерации, на то, что нам ни в коем случае нельзя потерять это богатство. Это уникальный пласт истории и культуры.

И вторая задача – сделать информацию об уникальных промыслах доступной для самой широкой аудитории. После издания библиотеки мы получили огромное количество самых доброжелательных отзывов от читателей и специалистов.

Тысяча экземпляров книг библиотеки была безвозмездно передана Нижегородской государственной областной библиотеке имени В. Ленина, многим учреждениям образования и культуры Нижегородской области, предприятиям народных художественных промыслов. Они будут практическим пособием для преподавателей и учащихся, источником информации для сотрудников музеев, библиотек, всех, кому интересны история и культура родного края. Кстати, эти материалы есть не только в книгах нашей библиотеки, но и на сайте нашего фонда, сайтах авторов книг и издательства «Литера».

Какие новые проекты в планах вашего фонда?

– Среди предложенных нами региональной власти проектов – создание в Нижнем Новгороде Международного центра народных художественных промыслов, музея «Нижегородская игрушка» и выставочного комплекса «Три нижегородских дива». Мы обязательно продолжим работу постоянно действующего центра НХП для детей на базе Дворца детского и юношеского творчества им. В. Чкалова, где проводятся встречи с известными мастерами и мастер-классы.

Что касается издательской деятельности, то мы уже приступили к подготовке второй серии «Библиотеки народных художественных промыслов Нижегородской области», также из 10 томов. Так что в рассказе о нижегородских промыслах точка не поставлена. Кроме того, мы также издаём серии «Нижегородский край в истории Отечества», «Народные художественные промыслы и ремёсла Нижегородского края» (по районному принципу), «Библиотека НХП Нижегородской области для детей и юношества «Нижегородское диво». В наших планах – издать «Энциклопедический словарь НХП Нижегородской области» и серию книг для туристов «Народные художественные промыслы Нижегородской области». Также мы хотим приступить к подготовительной работе по изданию книг «Народные художественные промыслы и ремёсла Приволжского федерального округа». Безусловно, все эти проекты – и долгосрочные, и краткосрочные – смогут быть реализованы только при поддержке правительства и Законодательного собрания Нижегородской области.

Николай Гордеевич, раз уж мы говорим о народных художественных промыслах, то какова сегодня ситуация в самой отрасли – кризис завершился?

– Кризис для народных художественных промыслов начался не в 2008-м, а значительно раньше – с 2000 года. В 1996 году в России был впервые принят Закон о народных художественных промыслах, разработаны меры по их поддержке путём предоставления субсидий по части налоговых отчислений. Но с начала 2000-х годов после принятия нового Налогового кодекса РФ субсидии стали постепенно отклоняться, и, что важно, кодекс не позволил региональным органам власти применять у себя финансовую поддержку промыслов. Правительство и Законодательное собрание области принимают все данные им Федерацией возможности, но этого недостаточно. Поэтому сейчас промыслы на грани выживания.

Считаю, что самым лучшим вариантом было бы с привлечением специалистов разработать Программу развития народных художественных промыслов на уровне Правительства РФ, как это было десять лет назад. Второй вариант – ввести для предприятий НХП спецналог, который предусматривал бы снижение налогов прежде всего на заработную плату. Очень помогло бы предприятиям НХП и проведение на федеральном и региональном уровнях госзаказа на продукцию художественных промыслов, поскольку вопрос её реализации является сегодня главным сдерживающим фактором для достижения стабилизации ситуации в отрасли НХП. Пока наши неоднократные обращения в полной мере не услышаны.

Вёл беседу Олег СУХОНИН

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Без креста

Общество

Без креста

СИТУАЦИЯ

Игорь МАЙМИСТОВ, корр. «ЛГ»

В редакцию «ЛГ» прислали текст, который начинался словами: «Уважаемый Дмитрий Анатольевич!..» Далее – многостраничная жалоба президенту 52 ветеранов Московского городского отделения Общероссийской общественной организации Красного Креста (МГО) с полными адресами и телефонами каждого подписавшегося под письмом. К жалобе прилагались судебные и другие документы, всего – около тысячи страниц…

Жалобы все похожи одна на другую. Но зачем же сразу самому Дмитрию Анатольевичу? Хотя кто его знает, может, ветераны и были правы? Потому что предыдущее обращение, адресованное в администрацию президента, сначала оказалось, как тому и положено, в прокуратуре Москвы, а затем странным образом – у лица, в отношении которого проводилась проверка, т.е. на кого жаловались. С самыми печальными для заявителей последствиями.

Служба милосердия

Конечно, останови сейчас на улице любого москвича и спроси: что такое Красный Крест, в лучшем случае один из десяти ответит что-то содержательное. Нет уже того размаха деятельности, чем прославилась эта организация в годы минувшие. И тем не менее Московское городское отделение Общероссийской общественной организации «Российский Красный Крест» (МГО) до недавнего времени объединяло 10 местных отделений в административных округах столицы. В нём состояло более 50 тысяч членов, работало 200 медицинских сестёр.

Служба милосердия ежегодно обслуживала на дому свыше пяти тысяч инвалидов и тяжелобольных. Ежегодно в столице более 15 тысяч горожан получали помощь Красного Креста. Действовал целый корпус добровольцев из пяти тысяч человек, работавших на заводах, в учреждениях, вузах. Москвичи просто привыкли к этой деятельности и отождествляли с официальной медициной «Поликлинику на дому», три медико-социальных центра, сестринский уход за одинокими малоимущими больными и престарелыми, инвалидами, благотворительные аптеки, ортопедический центр, мини-прачечную и т.д., принадлежащие московскому Красному Кресту.

А между тем обучением населения оказанию первой доврачебной медицинской помощи, развитием безвозмездного донорства, организацией Службы сиделок занималось тоже МГО. Кроме того, благотворительную помощь получали тысячи мигрантов, вынужденных переселенцев и лиц без гражданства. Реализовывалась большая программа социальной поддержки туберкулёзников, бомжей, профилактика ВИЧ в молодёжной и студенческой среде.

Южной окружной организацией Московского городского комитета в столице был открыт на средства нидерландского Красного Креста и нидерландского правительства первый детский приют РОКК. Дети от 2,5 до 17 лет попадали в него с улиц, из подвалов, с помоек и чердаков. За восемь лет в приюте побывало более 1000 детей.

Высокой оценкой деятельности МГО, в частности, явилось создание попечительского совета МГО, почётным председателем которого был Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II.

Куда же всё это подевалось за какие-то два-три года?

Как бы мне, автору этих строк, ни хотелось встать на нейтральную позицию, при поиске ответа на этот вопрос никак нельзя было просто отмахнуться от 170 вступивших в законную силу решений районных судов Москвы, 11 вступивших в законную силу решений Арбитражного суда, четырёх вступивших в законную силу частных определений судов, двух предписаний Государственной инспекции труда по Москве, двух предостережений прокуратуры.

И это не считая нескольких десятков не дошедших до суда дел о рейдерстве, телесных повреждениях, угрозах, вымогательстве, краже финансовых средств, общественного имущества, гуманитарной помощи.

И как такие чудеса прошли мимо прессы, мимо Интернета, наконец? За три года нигде почти ни слова!

Шоковая ликвидация

Произнесите вдумчиво слова «сестра милосердия», а затем – «медицинская сестра». Чувствуете разницу? У милосердия, согласитесь, может быть сестра, а у медицины… Впрочем, более чем двум сотням штатных сестёр милосердия, а именно так написано в трудовых книжках работниц Красного Креста, было не до стилистических изысков, когда в одночасье им объявили, что Красного Креста в столице больше нет.

23 мая 2008 года президиум Российского Красного Креста (РКК) под руководством Раисы Тимофеевны Лукутцовой и по её предложению принял решение о ликвидации своей крупнейшей и наиболее успешно работающей на протяжении десятилетий региональной структуры – Московской городской организации и всех её местных подразделений в административных округах столицы. Никогда ранее президиум РКК ни разу не рассматривал вопрос о каких-либо нарушениях в работе МГО. Ни ревизионной комиссией, ни проверками КРУ серьёзных замечаний по работе МГО не выявлялось. Именно поэтому такое решение повергло всех, мягко говоря, в шок.

По материалам съезда, а затем президиума Российского Красного Креста, приведшим к ликвидации МГО, можно проводить специальную юридическую конференцию, когда отдельные в принципе допустимые расхождения устава РКК с Законом об общественных объединениях в конце концов привели к почти настоящим боевым действиям.

Когда был мир и покой, это никого не волновало. Но стоило лишь поссориться начальникам, как у сестёр милосердия началась дикая головная боль.

Шесть лет назад москвичи не приняли кандидатуру некоего Сергея Васильевича Натарова (между прочим, земляка Р.Т. Лукутцовой) на пост своего руководителя. И на городской конференции избрали того, кого хотели, а именно Эрика Наримановича Праздникова, который, как утверждает одна из сторон конфликта, со всей присущей ему энергией и организаторскими способностями поднял работу и престиж московской организации Красного Креста на более высокий уровень. Якобы в отместку за строптивость со стороны руководства РКК начались различные внеплановые проверки МГО.

При этом на очередном общероссийском съезде РКК была принята новая редакция устава организации, позволявшая ликвидировать любое из структурных подразделений решением сверху, без учёта мнения его членов. Кстати, на съезд самой мирной в мире организации, проходивший под беспрецедентно усиленной охраной (как утверждают очевидцы, тройной кордон ОМОНа), из московского отделения были допущены всего три человека, к тому же только те, кто входил в центральные органы. Это и позволило внести в новый устав радикальное решение о возможности запросто ликвидировать любое отделение РКК. Что вскоре и произошло с МГО.

«Новые» и «старые»

C тех пор действующие лица этой печальной истории чётко разделились на два лагеря. Условно назовём одних «старые» работники московского отделения Красного Креста, других – «новые». Так вот «новые», которые на сегодняшний день представлены только тремя учредителями, обвинили «старых», что те зазнались, обособились от всех остальных и даже решили стать вровень со всероссийской организацией, для чего обратились в Швейцарию в штаб-квартиру Международного Красного Креста с письмом, в котором просили признать их независимой и самостоятельной структурой. И вместо того, чтобы постараться найти какие-либо компромиссные способы решения конфликта, «новые», основываясь на ранее принятых положениях устава, ликвидировали всю московскую структуру вместе с чадами и домочадцами, проще – с сёстрами милосердия.

«Старые» сумели организовать массовые акции протеста, подключили адвокатов для ведения процессов, благо «новые» дали для этого великое множество поводов. Например, заказали новые печати для ликвидационной комиссии, сняли деньги со счетов всех окружных организаций КК Москвы, перестали платить арендную плату за помещения и зарплаты сёстрам милосердия, а также делать необходимые отчисления в Пенсионный фонд и т.д.

Ну как тут не нарваться на иски со стороны обиженных! Отсюда и судебные разбирательства, которые тянутся до сих пор. Более полутора сотен исков «новые» проиграли «старым» в связи с тем, что ликвидационная комиссия не сумела доходчиво объяснить сёстрам милосердия, почему те в одночасье должны прекратить помощь тяжёлым неходячим больным. Деньги сёстрам пришлось выплатить. Своё в виде обязательных отчислений отсудил у ликвидаторов Пенсионный фонд. Департамент имущества Москвы через суд прекратил право аренды на бóльшую часть помещений, за которые «новые» перестали вносить льготную плату.

Не знаю, мне кажется, что сегодня «новые» и сами не рады, что связались с такими стойкими женщинами, руководителями «старых». Особенно досталось председателю ликвидационной комиссии и одному из трёх учредителей новой московской организации Красного Креста Сергею Васильевичу Натарову, которого обвинили чуть ли не во всех смертных грехах. Он-де и риелтор, который рвался к руководству в МГО только лишь для того, чтобы завладеть адресами дряхлых старичков и старушек для оформления с ними договоров ренты. Он-де и главный рейдер, будто бы захвативший с помощью ОМОНа главный офис МГО. Он-де и тайный укротитель Минюста, прокуратуры, милиции, отчего самые серьёзные жалобы и даже уголовные дела по фактам рейдерства, угроз, хищений средств и пр. в отношении «новых» заканчиваются ничем.

Устал он от этой войны или пока нет, не знаю. Но у этой битвы наступает новый этап: полгода назад «новым» каким-то удивительным образом удалось зарегистрировать в Главном управлении Минюста России по Москве новую московскую организацию Красного Креста, притом что возглавляемая им (Натаровым) ликвидационная комиссия старой организации формально не распущена ввиду неурегулированности многих судебных исков. (Хотя по закону ликвидационная комиссия, которую назначает съезд, после завершения всех дел должна составить акт о самороспуске.)

А кроме того, ещё продолжают действовать в качестве самостоятельных юридических лиц несколько окружных подразделений старой организации! Но в мэрию Москвы уже пошло письмо с просьбой о передаче новой Московской городской организации Красного Креста всех помещений от 100 до 700 квадратных метров каждое, которые были заняты подразделениями старой. Если учесть разницу между рыночной ставкой арендной платы в столице и льготной, что положена Красному Кресту, вспомнить, что годовой бюджет МГО до ликвидации составлял около 200 миллионов рублей плюс помощь зарубежных организаций, – наверное, есть за что побороться.

Есть у этой истории ещё и небольшой конспирологический след, о котором нужно сказать. Стоило автору этой заметки объективности ради зайти в приёмную одного из трёх учредителей вновь зарегистрированного Московского отделения Красного Креста, очень уважаемого депутата Государственной Думы, бывшего генерала КГБ (о визите, кстати, никто, кроме его секретаря, не знал), на следующий же день некоторые из руководителей «старых» получили порцию уcтрашающих SMS-посланий о возможных карах за несанкционированное общение с прессой.

Днём позже стало ещё интереснее. В офисе одной из общественных организаций, где я полюбопытствовал, интересуется ли кто-то в России, кроме суда, работой 230 тысяч зарегистрированных российских общественных объединений, в том числе старейшего из них – Красного Креста, и в особенности тех, что содержатся на казённый счёт, ко мне подошёл импозантный молодой человек и дружески, как бы невзначай посоветовал в историю с милосердными сёстрами лучше не влезать, поскольку все, кому положено, о ней давно знают.

А вечером на моём телефоне «объявились» по очереди двое старинных знакомых в штатском, с которыми не виделся уже лет 25–30. Поговорили вроде ни о чём, как, мол, живёшь, ну и вообще как дела. Здоровьем поинтересовались…

Конвенция о защите

Сегодня вряд ли кто вспомнит благороднейшего швейцарского гражданина Анри Дюнана, чья книга «Воспоминания о битве при Сольферино», потрясшая в 1863 году Европу описанием ужасных страданий раненых, побудила принять конвенцию о защите раненых и медицинского персонала на поле боя и создать общество по оказанию помощи раненым, преобразованное в дальнейшем в Международный Красный Крест.

Вряд ли кто вспомнит и нашу великую княгиню Елену Павловну, которая в 1854 году открыла в Санкт-Петербурге Крестовоздвиженскую общину сестёр милосердия, которых готовили для работы в военных госпиталях осаждённого Севастополя. Императора Александра II, утвердившего в 1867 году устав Общества попечения о раненых и больных воинах, переименованного десять лет спустя в Российское общество Красного Креста (РОКК).

Но белый флаг с красным крестом посередине, который частенько попадает в кадры хроники с мест военных конфликтов, наверняка видели все, а у людей постарше в старых бумажках, может быть, завалялись и красненькие членские билетики с крестиком на обложке, что выдавали ежегодно за пять копеек в школе, потом в институте, на заводе.

К слову сказать, у Российского Красного Креста славная история. Борьба с чумой, дифтеритом, голодом, нередко выкашивавшим целые губернии. Помощь больным, раненным в военных действиях, инвалидам, сиротам. Именно Российский Красный Крест ещё в конце XIX века начал оказывать массовую бесплатную медицинскую помощь, строил детские приюты, вдовьи дома для жён погибших на войнах, отправлял раненых офицеров долечиваться на курорты.

Велась огромная просветительская, гигиеническая работа среди неграмотного населения. Масштабы работы Российского Красного Креста к началу Первой мировой войны просто поражают: организация сбора сотен миллионов рублей пожертвований, обучение десятков тысяч сестёр милосердия и врачей, организация госпиталей, обеспечение помощи беженцам, помощь военнопленным. К примеру, после начала применения на фронте боевых отравляющих веществ только за три месяца 1915 года Красный Крест организовал изготовление на свои средства шести миллионов противогазов. А чего стоит кропотливый и нелёгкий труд по поиску пропавших без вести на войнах солдат, родственников, детей! Да, кстати, Артек построен также на деньги Красного Креста.

Слов про гражданское общество сто лет назад никто, как сегодня, не говорил, но высот такой самоорганизации людей разных сословий под знаменем милосердия и помощи нуждающимся, согласитесь, до сих пор вряд ли кому из общественных организаций удалось достичь.

Пришедшие к власти большевики все эти непонятные, несанкционированные сверху инициативы типа какого-то там милосердия проигнорировали, а организацию распустили. Но даже они очень скоро опомнились, осознав, насколько мощный и налаженный механизм влияния на гражданское общество им достался. Быстро признали Женевскую конвенцию и все связанные с ней международные соглашения, Красный Крест реанимировали и потом не пожалели об этом. Правда, всю самодеятельность прибрали к рукам, огосударствили, поставив сначала под контроль Народного комиссариата здравоохранения, а потом и других, более серьёзных органов, особо заинтересованных в облегчённом порядке пересечения любых границ и бестаможенного провоза грузов. Деньги у Красного Креста появились уже в основном казённые и пригляд соответствующий. Красный Крест: фактически приручили.

Так вот: приручить приручили, а теперь, выходит, бросили на произвол судьбы. При нынешней вертикализации уже почти всех сторон нашей жизни не к кому обратиться ветеранам за помощью, кроме президента. Результат – не только разгром крупнейшей региональной организации – московской, невероятное число проигранных ликвидационной комиссией исков. Красный Крест – организация международная, обладающая колоссальным весом и авторитетом в мире. Трёхлетняя непрекращающаяся свара в МГО – удар по имиджу и престижу России. Это ещё один веский аргумент в пользу того, почему ветераны организации обратились именно к президенту страны.

Ведь любому понятно, что собирать марки или любить аквариумных рыбок можно за свой счёт. Но осуществлять масштаб деятельности, которую всегда вёл Российский Красный Крест, только на деньги добровольных жертвователей сегодня невозможно. И народ беден, и отечественные богачи не созрели пока до милосердия, и олигарх наш мелок, ему лишь бы яхту новую прикупить. Побираться у международных организаций для нефтяной державы – несолидно. Значит, государство вправе спросить, что происходит в стенах общественных объединений, которые существуют на деньги налогоплательщиков. Кто это будет делать? Общественная палата? Третейский суд? Администрация президента? Не столь важно, главное, чтобы эффективный, открытый, демократический механизм такого взаимодействия был найден.

Природные и техногенные катастрофы, теракты, вооружённые конфликты и прочие бедствия никто не в состоянии отменить даже в самых высокоразвитых странах. Разумеется, специальные службы типа МЧС и сильнее, и мобильнее, и богаче любой добровольной структуры вроде Красного Креста. Но никто, нигде и никогда не отменял простое людское сочувствие, сострадание, желание помочь страждущим и терпящим бедствие – именно то, что особенно необходимо в самые критические моменты истории любой страны. То, с чего и начинается истинное понятие гражданского общества, ради чего и создавалась волей простых людей самая гуманная на земле организация – Красный Крест.

Примечание

Надеемся, читатели выскажут своё мнение о произошедшем, а участники описанного конфликта найдут наконец достойный способ решения своих проблем и поделятся своими соображениями с редакцией. Наши электронные адреса: gam@lgz.ru 33 , mazurova@lgz.ru 34

Отдел «Общество»

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 4,7 Проголосовало: 3 чел. 12345

Комментарии:

Непонятливый министр

Общество

Непонятливый министр

ОБРАЗОВАНИЕ

Наверное, у него есть какая-то великая цель, иначе «Умом Фурсенко не понять» («ЛГ», № 2, 2009 г.). Ну не может же Андрей Александрович только ради сохранения министерского кресла не замечать шквала критики. Наша газета регулярно предоставляла свои страницы для статей противников и сторонников его реформы образования. Сторонников, надо признать, были единицы, противников – легион. Что-то отстоять удалось – литературу не окончательно вытеснили из учебных планов, – но в целом, увы, российское образование теперь, как и мечтал господин Фурсенко, готовит не творцов, а потребителей («Нажми на кнопку – получишь результат». – «ЛГ», №  24 за 2008 г.). ЕГЭ, разучивший детей думать и аргументировать, стал при Андрее Александровиче обязательным, а вот цель – повышение конкурентоспособности нашего образования – так и не была достигнута.

Утром 19 апреля, видимо, для повышения этой самой конкуренции на сайте ведомства появился 3-й вариант образовательных стандартов, отменяющий монополию ЕГЭ и вводящий третий (после русского языка и математики) обязательный экзамен по иностранному языку. Вечером, правда, документ, предписывающий всем свободно изъясняться на смеси «французского с нижегородским» (готовимся к оккупации?), был удалён.

А вскоре появился приказ, вынуждающий вузы накануне приёма менять список вступительных испытаний. Тоже отменённый. «Обращаю ваше внимание на то, что с приказами нужно быть аккуратнее, – объяснил тогда впавшему в нормотворческий раж министру Дмитрий Медведев. – Вы вашим приказом под названием «Приказ № 86» на дыбы поставили всю страну».

Ещё раньше, узнав о проблемах, с которыми сталкивается наука в России, президент сказал буквально следующее: «Я вот слушаю, слушаю, и у меня возникает желание – может, министра уволить…». Отставки Фурсенко сегодня требуют Российский студенческий союз, начавший собирать подписи за его увольнение, и ещё целый ряд общественных организаций.

Вчера закончился VI съезд Всероссийского педагогического собрания, на котором, по данным студенческого союза, министра образования и науки должны были всё-таки в отставку отправить. Когда подписывался номер, информации ещё не было. Так что будет ли спасено наше образование от окончательного развала, не знаем. Добровольно Фурсенко не уйдёт. «Я по собственной инициативе, – заявил он, – проситься в отставку не планирую».

Кто б сомневался…

Отдел «Общество»

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 5,0 Проголосовало: 6 чел. 12345

Комментарии: 03.06.2011 00:53:15 - Вячеслав Алексеевич Горшков пишет:

Создать новый пласт научных кадров – главная задача министра

Мне кажется, что министр должен ответить, где сегодняшние (не могу с незаглавной буквы) Ландау, Капицы, Курчатовы, Сахаровы, Келдыши, Королевы, Чаломеи…. Их несть числа. Где они сегодня? ___ Доказано (точнее не доказано обратное) вероятность рождения способного, талантливого, гениального ребенка в семье у олигарха и у крестьянина из самой захолустной деревне ОДИНАКОВА . А я думаю, что если этот крестьянин не пьет, то и шансы у его детей выше. Раньше государство финансировало все школы. Сегодня это в основном легло на т.н. регионы. И сразу же изменилась их стратегия «Зачем нам готовить студентов для московских ВУЗов – нам нужны сантехники, сварщики и т.д.». Улавливаете разницу? За чем нам готовить потенциальных Таммов, Прохоровых, Басовых, Алферовых, Гинзбургов… Нам нужны сварщики (действительно нужны), сантехники (действительно нужны), дорожники (действительно нужны)… Нош откуда при современной политики развития образования и науки мы сформируем новых Зельдовичей, Яковливых, Милей, Самсоновых … ______ Это главная задача министра МинОбрНауки. ___ Создать новый пласт научных кадров – главная задача министра. Но именно с этой задачей министр и не справляется.

Фаду, песни любви и печали

Общество

Фаду, песни любви и печали

На фестивале «Жемчужины Средиземноморья» выступит всемирно известная исполнительница фаду, «душа и голос Португалии» Кристина Бранко. Фаду – известный во всём мире жанр народной португальской музыки, особый род блюза. Страстные песни о любви и смерти, полные тоски и томления, звучат в сопровождении 12-струнной португальской гитары, фортепиано и контрабаса. Они требуют от исполнителя не только сильного и выразительного голоса, но и недюжинных актёрских способностей. Всем этим природа наделила Кристину в полной мере. В юности она охотно слушала Эллу Фицджеральд и Билли Холидей, пела на дружеских вечеринках. Но после того как на 18-летие ей подарили пластинку с записью легендарной исполнительницы фаду Амалии Родригес, другие интересы начинающей журналистки отодвинулись в сторону. Бранко училась у прекрасных педагогов классической манере, но, оперившись, начала подмешивать к традиционным формам элементы джаза и босановы, открывая в фаду новые грани. Певица даёт больше сотни концертов в год, выпустила 10 успешно разошедшихся альбомов. Последний CD, названный Kronos, посвящён размышлениям о времени – «о том, что есть, что прошло и что нас ждёт в будущем».

5 июня, Светлановский зал Дома музыки, 20.00

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

И так бывает

Общество

И так бывает

РЕЗОНАНС

Позвольте рассказать одну маленькую историю, которая произошла в моей судьбе и к которой оказалась причастна ваша газета.

В майские, поистине победные дни в московском социокультурном центре «Надежда» мне вручили приз за 1-е место в конкурсе под девизом: «Нам года – не беда». Было несколько творческих и исполнительских номинаций, гвоздём моей программы стала песня военных лет «Тёмная ночь» на слова В. Агатова, музыку Н. Богословского из кинофильма «Два бойца». Почему именно эта песня и при чём здесь газета?

Во-первых, одной фронтовой ночью в 1944 году меня ранило, и некоторые осколки извлекли только после войны. Те следы зарубцевались, а вот новые «раны» нежданно-негаданно я получил совсем недавно – в мирное время. Услышал по телевидению слова и мелодию упомянутой песни, приблизился к экрану, а там – сцена из банка: клиент подходит к девушке-оператору, которая предлагает более выгодный кредит или вклад. И оба не могут сдержать своих чувств: она тайком «слезу утирает», а он: «Верю в тебя, дорогую подругу мою…»

Я позвонил друзьям-однополчанам: не ослышался ли? Нет, именно так и было. А один из молодых музыкантов объяснил: «У ваших песен сильный бренд, вот его и использовали в банковской рекламе». И я решил написать о случившемся в вашу газету. Рассказал, как создавалась эта песня, как песни вообще помогали солдатам на фронте. Статья была замечена, несмотря на – предполагаю – мощный поток редакционной почты, и очень быстро опубликована. Редактор отдела даже улучшил её: сопроводил текст подходящим снимком и очень точно озаглавил: «Слеза как... бренд» («ЛГ», № 37, 2008 г.).

Теперь, вооружённые, мы смело пошли в атаку. Размножили текст статьи, передали в общественные организации, использовали любую трибуну, призывая отстаивать репертуар военных песен как часть культуры Отечества. А я к тому же ещё и запел, выступая на разных площадках. Раньше к своему любительскому вокалу (я по профессии преподаватель) относился как к развлечению, но теперь оно приобрело характер противоборства – кто кого: солдаты или банкиры, чувства или деньги.

И банковскую рекламу, сделанную из любимой песни, сняли. Трудно сказать, что стало решающим фактором. Проснувшаяся совесть рекламодателя? Указание несуществующего, но дающего о себе знать цензора? А может, общие усилия газеты и ещё несформировавшегося стихийного «народного фронта», решившего не отдавать своего последнего богатства – духовного? Может, это один из вариантов ответа на вопрос «С чего начинается Родина?»?

При вручении приза, диплома и подарков меня попросили не только для жюри, но уже для всего полного зала повторить главную номинацию – «Тёмную ночь». И я назвал всех причастных к победе, в том числе «Литературную газету». Спасибо вам.

Евгений ЕЛЬШОВ, участник Великой Отечественной войны

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 5,0 Проголосовало: 3 чел. 12345

Комментарии:

Ребёнок не… по карману?

Человек

Ребёнок не… по карману?

ПРОДОЛЖЕНИЕ ТЕМЫ

Недавней публикацией («Камни преткновения». – «ЛГ», № 18) наша газета вновь открыла дискуссию о введении в России ювенальной юстиции. Споры на эту тему – одну из важнейших для современного российского общества – не утихают вот уже несколько лет, и мы стараемся предоставить трибуну каждому, кто желает высказаться. В 2008 году были опубликованы материалы круглого стола («И не дай ему воли в юности». – «ЛГ», № 50), которые, казалось бы, всесторонне охватывали проблему. И всё-таки героям нашей нынешней публикации есть что добавить к калейдоскопу мнений, озвученных прежде…

Протоиерей Дмитрий СМИРНОВ:

– Ювенальная юстиция – это инструмент, который действовал в России ещё до революции. Действительно, подход судов и следствия к делам, в которых фигурируют дети, должны быть особыми. Но это в теории, а на практике ювенальная юстиция служит уничтожению христианской семьи. Сказано в Писании: «Мужчину и женщину сотворил их». А сейчас появился новый постулат, новое либеральное учение о человеке как о свободном индивидууме, могущем делать всё, что хочет, и не признавать ни традиции, ни авторитета старших, ни самого Бога. Это идея разрушительна.

– Сторонники ювенальной юстиции утверждают, что в преступлениях детей виноваты взрослые. Виноваты, даже если просто «недодали» ребёнку любви и заботы.

– Здесь, как обычно, теория расходится с практикой. Вот, например, случай с Натальей Захаровой, актрисой, которая после развода с мужем-французом лишилась права общения с ребёнком. Причина, озвученная французским судом, – «удушающая материнская любовь»! Ну что тут скажешь! Ювенальный суд отобрал ребёнка потому, что материнская любовь якобы слишком сильная. А вы говорите – «недодали». Сейчас Наталья вообще сидит в парижской тюрьме по обвинению в том, что захотела встретиться с дочерью, которую не видела несколько лет.

Да, следует признать, что в России любят детей побольше, чем в Европе, и относятся по-другому. Раньше русская женщина рожала в среднем семь-восемь детей, и её любовь распределялась на восемь человек, поэтому всё было нормально. Сейчас вся эта огромная любовь зачастую обрушивается на одного-единственного, и из-за этого возникают воспитательные проблемы. Но это не повод отбирать ребёнка у матери!

– Можно ли вообще защищать права детей подобным образом?

– Логично было бы начать с права на жизнь. У нас ежегодно делается по 4 млн. абортов. Детей убивают ещё в утробе. Вот с чем надо бороться! Если не реализуется право на жизнь, остальные права уже ни к чему. Ребёнок, которому не дали родиться, просто не сможет ими воспользоваться.

Одно дело – отбирать детей у алкоголиков, наркоманов или у тех, кто их не кормит, привязывает, издевается над ними, у сумасшедших. Но зачем лишать ребёнка любви нормальных вменяемых родителей? Я много знаю случаев. Вот приходит ко мне друг, академик, и говорит: «В селе, где я летом отдыхаю, к бедной непьющей семье пришли сотрудники органов опеки. И под предлогом того, что крыша в доме дырявая, забрали детей. Вместо того чтобы дать им рубероида!»

Ребёнок согласен быть голодным, холодным и рваным, но чтобы у него была мама. Никаким воспитанием, даже самым изумительным, её отсутствие не восполнишь. А тут на основании того, что в доме крыша дырявая, забирают детей и говорят, что это для их же блага! Это тяжелейшая травма. Я занимаюсь сиротами двадцать лет и знаю.

– Отец Дмитрий, на попечении возглавляемого вами прихода находится три негосударственных детских дома. Как, на ваш взгляд, отразится принятие ювенальных законов на судьбе российских сирот? Будут ли их права лучше защищены?

– Нет, не будут. Потому что инструмент ювенальной юстиции даёт чиновникам очень широкие полномочия, а российский чиновник в большинстве своём очень алчен. Из-за этой алчности и так уже началась откровенная торговля детьми. Их забирают в приют, чтоб затем пристроить в новую, богатую, семью и получить за это деньги от состоятельных приёмных родителей, часто иностранцев.

Вот, например, сейчас я занимаюсь делом одной русской женщины. Вышла замуж за осетина, жила она во Владикавказе, родила четверых детей. Так случилось, что муж умер, а семья в одночасье лишилась квартиры и осталась на улице. Что делать? Вдова вернулась в Россию к своим родителям, устроилась на работу, сняла комнату, и вдруг старшего сына вопреки всем законам забирают в армию, хотя он единственный кормилец. А органы опеки, вместо того чтоб помочь, вознамерились отнять оставшихся детей. Несчастной женщине, схватив малышей в охапку, пришлось бежать! Вот приехала к нам, мы ей помогли найти жильё, а опека продолжает за этой семьёй охотиться, потому что дети очень красивые, здоровые. Да их с руками оторвут приёмные родители и из Америки, и из Италии – откуда хочешь. Идёт самая настоящая охота!

А сколько я знаю вдов, которых терроризируют органы опеки. Как только муж умирает, в течение месяца является опека, чтобы отобрать детей. И это при современном законодательстве! А что же будет при ювенальной юстиции?

– Во Франции, чей опыт мы собираемся копировать, очень редки случаи, когда детей отбирают насовсем. Обычно – лишь на время. Даже в России участились случаи возврата в семью.

– Да, но далеко не всегда это делается в интересах ребёнка. У чиновников тоже есть свой резон. Могу привести пример.

В одном из детских домов нашего прихода есть мальчик, которому вот-вот исполнится восемнадцать лет. За те восемь лет, что он находится в детском доме, папа и мама, лишённые родительских прав, ни разу не приехали и ни разу не позвонили. И что сейчас делает опека, не желая давать мальчику квартиру, которая положена тем, кто рос в детском доме, достиг 18 лет и не имеет родителей? Так вот опека подговорила вечно пьяных маму и папу, чтобы они подали в суд о восстановлении в родительских правах. Участковый милиционер прямо пишет, что у них в квартире притон, а опека собрала за них все документы, договорилась с судьёй, желая поселить ребёнка в алкогольный притон, лишь бы не давать квартиру. И всё под знаменем защиты прав детей! Вот они – права детей на практике. И такая же у нас будет ювенальная юстиция.

К сожалению, наше государство разучилось воспитывать сирот, ибо в течение пяти лет после окончания государственного сиротского учреждения 90% выпускников оказываются в тюрьме. Поэтому вместо введения новых ювенальных технологий лучше потратить энергию на воспитание бедных сирот и не отбирать детей у родителей для того, чтобы они стали преступниками.

Марина ОЖЕГОВА, координатор горячей линии помощи семьям, родителям и детям:

– Марина, ваша горячая линия оказывает прежде всего юридическую помощь семьям в трудной ситуации. Обрисуйте, пожалуйста, проблему с точки зрения правозащитника.

– Главная беда в том, что у нас на законодательном уровне даже не определены понятия «дети», «семья». Законы зачастую противоречат друг другу. Например, в Семейном кодексе сказано, что дети должны заботиться о своих престарелых родителях. Обратите внимание, дети – неотменяемое понятие. Ребёнок – это не тот, кому от 0 до 18 лет. Человеку может быть хоть 40 лет, но он всё равно остаётся ребёнком – сыном или дочерью своих родителей.

Логично? Оказывается, это логика не для всех. Есть другие законы, где ребёнок – это тот, кому от 0 до 14 лет. А в Жилищном кодексе вообще есть такое понятие, как «бывшие члены семьи», которое трактуется в том числе и как «бывшие дети», потому что их выселяют из квартир после развода родителей. Это же абсурд! Бывший сын своего отца… Или бывшая дочь своей матери… Принимая ювенальные законы, нам нужно внести ясность в этот вопрос.

Как можно защитить права семьи, родителей и детей, если мы даже не понимаем, кого защищать?!

В правовом государстве наличие прав автоматически влечёт за собой наличие обязанностей. Почему же в нашем законодательстве нигде не сказано, что дети обязаны слушаться своих родителей? Конечно, всем думается, но, не говоря об обязанностях, мы получаем юридические перекосы, которые существуют сейчас и у нас, и в Европе… Родители должны то, другое, третье, а дети ничего не должны. В итоге органы опеки начинают работать как карательная система, а выдирание ребёнка из семьи – единственный способ решения всех проблем.

– Термин «ювенальная юстиция» изрядно скомпрометирован…

– Да, но и российская система защиты прав детей сильно скомпрометирована. По некоторым данным, в стране ежегодно происходит около 2000 случаев жестокого обращения с детьми. Кстати, у нас в законодательстве до сих пор нет исчерпывающего определения для термина «жестокое обращение». Ювенальная юстиция в том виде, в котором она существует в ряде стран, нам не подходит, но это не значит, что нужно отрицать её как таковую. Надо разрабатывать свои ювенальные законы, а не копировать опыт Франции или чей-то ещё.

– То есть от ювенальной системы никуда не деться?

– Если отмахиваться от проблемы, то будут бесконечно повторяться такие случаи, какой произошёл, например, с жительницей города Дно в Псковской области, которой мы сейчас пытаемся помочь. Местная прокуратура и органы опеки терроризируют одинокую многодетную мать, непьющую, до недавнего времени работавшую и вынужденную стать домохозяйкой, потому что родился 5-й ребёнок. У этой женщины официальный доход – только пособие на младшего ребёнка, и поэтому она может остаться вообще без детей. Трёх старших сдал в детдом её бывший муж, органы опеки отняли 4-го ребёнка и угрожали отнять 5-го.

– Некоторые сторонники ювенальной юстиции считают, что действия опеки в данном случае обоснованны… Что это гуманно, потому что у матери очень низкие доходы.

– Это произвол. Куда раньше смотрели органы опеки? Никому не интересно, почему многодетная мать получает мизерную социальную помощь от государства. Никому не интересно, почему отцы не платят алименты. Никто не задумывается, что, нарушая права матери, мы нарушаем и права её детей. А здесь именно так. Женщина вынуждена была устроиться уборщицей на станцию Дно, 80% (что вне всякого закона) её весьма скромной зарплаты взимались как алименты на детей в детдоме. И после этого слышатся упрёки: «Она не нашла денег на ремонт квартиры!» Органы опеки просто дождались, пока человек в буквальном смысле достигнет дна, и теперь добивают. Вот что получается, когда плохо регламентированы действия государства!

Это очень типично, когда мать, которая много лет сидела дома и занималась детьми, после развода оказывается на грани выживания. Бывший муж выбрасывает жену из своей жизни (и из квартиры) на улицу, и пускай как хочет зарабатывает на съёмное жильё, на обеспечение детей, на адвокатов. Это же невозможно! Если ты много лет сидела дома, на высокую зарплату рассчитывать не приходится.

А чиновники, не желая предоставить одинокой женщине и её детям достойное жильё, стремятся «воссоединить супругов», даже если причиной развода стало насилие в семье.

– А что вы понимаете под регламентацией действий государства?

– Очень многие сторонники ювенальной юстиции считают, что для лучшей защиты прав детей нужно наделить дополнительными правами чиновников, которые будут определять, что для ребёнка хорошо. Мы же считаем, что нужно делать упор на семейное право. Отдельно от родителей и семьи ребёнка рассматривать нельзя. Нужны законы, где всё это было бы подробно и чётко регламентировано, однозначно определены правовые понятия, порядок юридических процедур. Это не должно быть указано вскользь, постольку-поскольку.

– Марина, позвольте задать вам вопрос как координатору горячей линии помощи семьям. В России, да и в европейских странах, отношение к таким линиям настороженное…

– Да, я часто слышу, что подобные линии провоцируют повальное доносительство, ведь кто угодно может позвонить и рассказать, что в такой-то семье якобы плохо обращаются с детьми. На самом деле горячая линия – всего лишь инструмент, который сам по себе не может быть плохим. Всё зависит от того, как его использовать. Например, наша горячая линия рассчитана не только на примитивный мониторинг, но и на организованную помощь семьям, родителям и детям в самых разных ситуациях. Например, недавно к нам обратилась мама девочек, которая, извините за прямоту, сказала, что её дети подвергались сексуальному насилию со стороны родственников. Мы начали работу по этому звонку, всё подтвердилось, и сейчас идёт следствие. Этой маме не к кому было обратиться, кроме нас. Так что же? Нужны горячие линии или нет?

Нам вообще нужна целостная система защиты прав семьи, родителей и детей, потому что пока всё держится на энтузиастах. Даже наша горячая линия может не так много. У нас есть телефонный аппарат, бумага, ручка и некоторые знания, но нет денег и нет тех рычагов, которые есть у высоких чиновников.

Беседы вела Светлана ЛЫЖИНА

Телефоны горячей линии помощи семьям, родителям и детям : 8 (915) 009-17-13; 8 (903) 961-85-00

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 4,5 Проголосовало: 2 чел. 12345

Комментарии:

У благоденствия – свои кошмары

Человек

У благоденствия – свои кошмары

ДНЕВНИК ПСИХОЛОГА

Павел ГУРЕВИЧ, доктор философских наук

Мальчик казался подавленным и безвольным. Мама, напротив, источала энергию:

– Доктор, это наш единственный наследник. Денег мы не пожалеем.

Контраст между угрюмостью подростка и воодушевлением матери создавал ощущение неестественности происходящего. Мама между тем излагала печальную историю. Ребёнок катался на мотоцикле, который ему подарили по случаю окончания первой четверти. Упал, ушибся, началось непроизвольное мочеиспускание.

Мальчик отворачивается к окну. Мама суёт мне рентгеновский снимок и демонстрирует медицинские познания:

– Ребёнок плохо спит. Стал нервным. Ушёл в себя. Психотропные окончательно понизили жизненный тонус.

Подхожу к мальчику. Он отрешённо смотрит в окно, однако глаза не пустые. Подросток явно видит перед собой какую-то неотвязную картину. Кладу ему руку на плечо:

– Расскажи, пожалуйста, как ты упал с мотоцикла.

Бормочет что-то про коробку передач.

– Доктор, – вмешивается ставшая вдруг властной мама, – история с мотоциклом не по вашей части. Это травма, ушиб… Мы к вам из-за нервов. Я советовалась со знакомыми. Сын невменяем. Ходила к Махариши, просила мантру. Но сын отказывается произносить молитву. Он борется со своим недугом и старается быть начеку. В этом изюминка…

Прошу мальчика сесть в кресло. Нарочито долго делаю записи, затем спрашиваю:

– Хотите знать моё мнение? Мотоцикл тут не главное. Патология вызвана парализующим воздействием испуга. Но не от падения. Скажите, не было ли в жизни ребёнка серьёзных потрясений? Смерть близкого человека? Неожиданное насилие? Что-нибудь в этом роде?

Дама смотрит на меня с немым превосходством:

– Серьёзные потрясения? Насилие? Вы хоть представляете себе наш быт?! Когда хоронили бабушку, мальчика нарочно отправили в деревню. У ребёнка репетиторы, гувернёр… Небольшое физиологическое отклонение от ушиба, и всё. Нужны нетрадиционные средства…

Теперь мальчик смотрит на меня с иронией. Я придвигаю кресло к столу.

– Насколько я понимаю, вы относите себя к людям, которых называют «новые русские»? Расскажите подробнее о своей жизни. Часто ли ребёнок бывает с вами?

– По утрам мы все вместе… Перед уходом на работу папа любит выпить кофе. Мы обмениваемся новостями. Собираем сына в гимназию. Наш гувернёр умеет водить машину.

– Ну и о чём обычно идёт речь?

– Отец рассказывает о делах фирмы, о денежном курсе, всяких разборках, о знакомых.

Мальчик вздрагивает.

– У вас хорошие друзья? Что вы знаете о партнёрах фирмы?

– Что вам сказать? Обычные деловые люди.

Подросток съёживается в кресле. Я с недоумением наблюдаю за ним.

– Дружите семьями?

– Пожалуй, нет. Вот когда был жив дядя Лёша… Он работал на смежной фирме.

– Умер?

– Его убили! Разве вы не читали об этом в газетах? Наёмник сделал шесть выстрелов. Дядя Лёша скончался прямо на месте.

Мальчик поднимает на меня глаза. Его сотрясают рыдания, возможно, он дружил с покойным.

– Эдик совсем не знал дядю Лёшу, – продолжает мама. – Когда его убили, мальчик был в деревне.

Подросток смотрит на меня со знакомым отрешением. Он уже успокоился. Я спрашиваю его:

– Отчего ты думаешь о дяде Лёше? Что ты знаешь о нём?

– Так, вообще… Папа часто говорит: преданных людей мало и их убивают. Скоро убьют всех…

Эдик явно хочет открыться, но что-то ему мешает. Я закрываю дневник. Уславливаюсь о новой встрече. Потом подхожу и притягиваю мальчика к себе. Неожиданно для меня он произносит:

– Они и папу убьют… Я видел сон. У меня выхватили чемодан, в котором лежал дядя Лёша. Я долго бежал за ним. Хотел догнать. Чемодан раскрылся, и оттуда вывалился мёртвый папа…

После ухода посетителей я долго не могу успокоиться. У благоденствия – свои кошмары…

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 4,2 Проголосовало: 5 чел. 12345

Комментарии:

Игрушка, домработница, рабыня

Человек

Игрушка, домработница, рабыня

КНИЖНЫЙ 

  РЯД

Н. Кампуш, Х. Гронемайер, К. Мильборн. Наташа Кампуш. 3096 дней . – М.: ЗАО «ОЛМА Медиа Групп», 2011. – 320 с. – 6000 экз.

Обсуждать достоинства и недостатки этой книги не имеет смысла. Читается она легко, как приключенческий роман, но описанные в ней события, увы, не плод фантазии авторов. Подлинная история, произошедшая в чинной и спокойной Австрии с Наташей Кампуш, потрясла всю Европу. Восемь долгих лет она провела в пятиметровой комнате без окон, под землёй, на глубине двух с половиной метров. Первые полгода она не выходила оттуда совсем, затем ей было позволено подниматься в дом, убирать, готовить, таскать стройматериалы и даже иногда спать в настоящей спальне. Но стены тюрьмы наверху (реальные и психологические) оказались не менее прочными, чем бетонные перекрытия подвала.

Её детство закончилось в 1998 году, когда Наташе исполнилось 10 лет. Она шла в школу, не попрощавшись с несправедливо накричавшей на неё накануне матерью, и представляла, как та будет казнить себя, если её, Наташу, собьёт машина: «Мой рюкзак останется лежать рядом со мной, а куртка будет похожа на красный сигнал на асфальте, кричащий: посмотрите только, что вы сделали с этой девочкой!» Глупые детские мысли о наказании матери своей смертью исчезли, когда она увидела у белого пикапа худого невысокого мужчину с бесцельно блуждающим взглядом. Тут же вспомнились десятки страшных историй об изнасилованиях, сотрясавших в то время Европу. И учителя, и родители без конца повторяли: «Никогда не садитесь в чужую машину. Не принимайте сладостей. Переходите на другую сторону».

Наташа на другую сторону не перешла. Ей казалось, что крадут хрупких светловолосых ангелочков, она же была неповоротливой толстушкой и совсем не подходила, на её взгляд, под шаблон похитителя. Но как только она поравнялась с незнакомцем, мужчина резко обхватил её за талию и закинул через открытую дверь в машину. Так начался кошмар длиною в восемь лет.

«Похититель… принёс синее одеяло, накинул его на меня и крепко запеленал… я почувствовала, что меня несут по многочисленным ступеням вниз – в подвал?.. Пока он опустил меня на землю, прошла целая вечность. Потом я услышала удаляющиеся шаги… Вокруг меня царила беспросветная тьма. Пахло пылью, затхлый воздух был на удивление тёплым. Под собой я почувствовала холодный голый пол. Я свернулась калачиком и начала тихо скулить. Собственный голос в этой тишине прозвучал так странно, что я испуганно замолчала… Ребёнок в подобном случае действует интуитивно. Я была напугана, я не пыталась защищаться, а начала устраиваться – пока хотя бы на одну ночь».

Ночей оказалось больше трёх тысяч…

Она и ненавидела его, и ждала. Ведь Приклопил, так звали её похитителя, был единственным живым существом в её заточении. Только он знал, что в гараже за шкафом спрятан вход в подвал, и только от него зависела её жизнь. Он покупал ей еду, книги, видеофильмы, учебники и игрушки. Приносил в подвал бутылки с тёплой водой и помогал ей мыться: «Он драил меня, как автомобиль… обходился со мной как с предметом домашнего обихода, за которым нужно ухаживать, чтобы содержать в исправности».

Через полгода похититель привёл её в дом, позволил помыться в ванной, а в 14 лет она впервые провела ночь в его постели: «… лёг рядом со мной и пластиковой стяжкой пристегнул своё запястье к моему… Мужчина, который меня бил, запирал в подвале и заставлял голодать, хотел ласки. Контролируемое, скованное пластиковыми наручниками ночное объятие».

Я читаю книгу, и меня не покидает ощущение, что это не только обвинение, но и исповедь, попытка объяснить его и оправдать себя. У Наташи была возможность сбежать, когда Приклопил возил её на горнолыжный курорт, и потом, когда они два или три раза ездили вместе по магазинам. Почему она этого не сделала? Действительно ли боялась, что он реализует свою угрозу убить и её, и себя, и окружающих? Или ребёнок, как бы он ни старался выглядеть самостоятельным, всё же безумно сильно зависит от взрослых? Даже насильников и параноиков?

После побега Наташи Приклопил покончил с собой, бросившись под поезд. Возможно, всё происходило и не совсем так, как описывает Наташа. В любом случае его не оправдывает даже смерть, и в любом случае книгу нужно читать всем родителям. Чтобы не ложиться спать, не помирившись со своим ребёнком, чтобы не забывать, несмотря на совещания и запарку на работе, звонить ему по нескольку раз в день. И чтобы осознать: даже если похищение или побег вашего малыша окончатся благополучно (его найдут, он не превратится в раба, его не будут насиловать и избивать), травма останется навсегда и он никогда не будет таким, как прежде.

Людмила МАЗУРОВА

25 мая мир отметил Международный день пропавших детей. Только в США ежегодно исчезает более 1,5 миллиона мальчиков и девочек, в Европе – более 70 тысяч, в России каждый год в розыск объявляется около 55 тысяч. Большинство, к счастью, находят живыми и здоровыми. Судьба пропавших по криминальным причинам печальна. Их насилуют, убивают и продают в рабство. По данным ООН, несовершеннолетних рабов в мире – около 400 тысяч.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 3,8 Проголосовало: 4 чел. 12345

Комментарии: 01.06.2011 17:29:03 - Алексей Фёдорович Буряк пишет:

Я удивлён, что в США исчезает больше, чем где-либо детей...

Шире «чистокровного стихотворца»

Многоязыкая лира России

Шире «чистокровного стихотворца»

ПОЭЗИЯ  ТАТАРСТАНА

В мае празднует своё семидесятилетие замечательный поэт, драматург, лауреат многочисленных литературных премий, в том числе Государственной премии РФ, Государственной премии Республики Татарстан им. Габдуллы Тукая, заслуженный деятель искусств Татарстана, заслуженный работник культуры Чувашии и Каракалпакии Ренат ХАРИС.

«ЛГ» поздравляет своего постоянного автора с юбилеем и желает доброго здоровья, светлого вдохновения и духовной стойкости!

Ренат Магсумович, как ощущаете своё семидесятилетие: как тяжёлый груз пережитого или как мудрый багаж для дальнейшего пути?

– Откровенно говоря, я почти не ощущаю своего возраста. Как-то так получилось, что я не заметил его прихода. В одном стихотворении, посвящённом своему сверстнику, я написал, что все части тела ещё там, куда их прикрепил Бог, и занимаются тем, что им предписал Он. Мой семидесятилетний путь ничем особенным не отличается. Я не могу назвать свои прошедшие годы тяжёлым грузом, хотя начало моей жизни пришлось на годы Великой Отечественной войны. Мои детские глаза чётко сфотографировали и навечно закрепили момент возвращения отца с фронта. Я даже сейчас могу нарисовать тёмный проём открытой калитки, на фоне которого светится его фигура. Середина моего пути – нескончаемые перемены, переделки, переустройства: хрущёвские, брежневские, горбачёвские… Искренние надежды скоро жить в коммунизме, горькие разочарования от недоразвитого социализма, тревоги в тумане государственного пустословия… Однако всё это не тяжкий груз, а благодатный материал для творческого осмысления. Именно он лёг в основу более сорока поэм, романа в стихах, нескольких пьес, многих и многих других произведений, вошедших в семитомник моих избранных произведений. Перефразируя известное стихотворение Лермонтова, могу сказать, что именно эти колдобины на моём пути не дали избаловаться моему уму и слишком сгладиться челу. Знаете ли, тяжёлое время – это время сомнений. Как мне кажется, мы сейчас входим (если уже не вошли!) в этот период. Сомнения не вдохновляют, хотя и заставляют искать выходы из этого опасного состояния. В первую очередь меня беспокоят судьбы национальных языков и литератур, в том числе и русской. Через русский язык и литературу наши национальные языки и культуры в недалёком прошлом обогащались, выходили на широкий международный простор, а ныне через этот же канал они засоряются, теряют свою самобытность. Меня тревожит «фурсенкизация» народного образования, лишающая его национальных корней, отрывающая ученика от учителя, снижающая общий уровень образованности народа России, умаляющая роль литературы в развитии общества.

Но я надеюсь, что мои прожитые годы и накопленный опыт – это тот багаж, которым будет интересен и ценен мой дальнейший путь. А в общем-то, поэт должен быть всегда готовым к неожиданной встрече с будущим.

Вы автор более сорока поэтических книг. В чём, на ваш взгляд, предназначение поэта? Особенно сегодня, в ситуации, когда интерес к поэзии у читателей заметно ослабел?

– Я на сегодняшний день – автор ровно пятидесяти книг, изданных на татарском, русском, белорусском, башкирском, чувашском, английском языках, включая, конечно, и семитомник. Пятидесятая книга стихов «Певчая ночь» на русском языке в переводе Николая Переяслова только что вышла в московском издательстве «Вече».

Предназначение поэта, на мой взгляд, в очень простом – он должен писать стихи, никогда не забывая о том, что, как несколько веков назад сказал философ Кампанелла, «в распущенных стихах – погибель государству и нравам». Значит, в какой-то степени крепость и благополучие государства – в нравственности стихов! В данном случае под стихами я понимаю всю литературу и искусство. В 26-й суре Корана говорится, что за поэтами следуют заблудшие. Как я понимаю, на поэта в какой-то степени возложена ответственность за дальнейшие шаги заблудившихся, но ищущих путь к порядочной жизни.

Посмотрите на полки книжных магазинов: вперемежку с достойными книгами настоящих поэтов стоят книги тех версификаторов, которые на какие-то деньги издали свои опусы. Посмотрите на наше современное эстрадное искусство: на русское, татарское и т.д. В их основе должна быть настоящая поэзия, настоящие стихи. Но, к сожалению, за редким исключением, это далеко не так. Поэтому я часто и с тревогой вспоминаю эту известную, актуальнейшую фразу итальянского мудреца. А с ещё большей тревогой я воспринимаю отстранённость государства от забот литературы и искусства, творческих союзов. Творческие союзы в нашем государстве – не просто общественные организации деятелей искусства. Они – самая мощная общественная сила, цементирующая государство изнутри, укрепляющая взаимосвязь российских языков и культур на сознательном и подсознательном уровнях. Политические партии делят общество на своих сторонников и оппонентов, а литература и искусство объединяют его.

Когда-то вы окончили Казанский государственный педагогический институт по специальности учитель русского языка и литературы. И работали в школе. Как вы думаете, у сегодняшних учеников, пленников Интернета, возможно пробудить желание к чтению, любовь к книге, воспитать бережное отношение к своему национальному языку и культуре?

– Мне, к сожалению, недолго пришлось работать учителем, но современную молодёжь я знаю неплохо. У меня есть три внука, меня часто приглашают в школы, детско-юношеские библиотеки, я встречаюсь со зрителями моих спектаклей в ТЮЗе, Театре кукол. Скажу прямо – есть повод для беспокойства. Но я питаю оптимизм. Недавно в Казани, в Поволжском федеральном университете, по случаю моего юбилея состоялась Всероссийская научно-практическая конференция. Организаторы вынуждены были создать отдельную секцию для учащихся школ и гимназий, так как поступило огромное количество заявок для участия и материалов от учащихся школ Татарстана и соседних регионов, где компактно проживают татары. Лучшие доклады опубликованы в книге материалов по итогам конференции. И учителя, и библиотекари говорят, что за последние два-три года количество юных читателей увеличилось. Учащиеся начали понимать, что Интернет не способствует грамотности, а книга – помогает. Настала пора нам всем обществом ухватиться за эту тенденцию. Ведь литература, особенно поэзия, – это уникальный и совершенный механизм точного мышления. А точная мысль – красива! Только люди, наученные точно и красиво мыслить, смогут построить достойную жизнь. Я думаю, что упомянутая вами современная интернетовская молодёжь скоро это поймёт. Книга не отдаст свои позиции точно так же, как и живая музыка, реалистическая живопись. Интернет не первичен, не первоисточник, он не оригинал, не документ, а книга обладает всеми этими качествами.

Вы занимали высокие государственные посты: были заместителем министра культуры, заместителем председателя Госсовета Татарстана. Трудно ли было совмещать две ипостаси – чиновник и поэт?

– Да, мне пришлось быть и чиновником, и политиком, и в то же время оставаться поэтом. В двадцатитрёхлетнем возрасте я прошёл хорошую школу жизни в обкоме комсомола, потом был руководителем газет и литературного журнала. Это тоже хорошая школа. Поэтому я был приучен совмещать несколько видов работ. Кстати, меня в члены Союза писателей СССР приняли как поэта и литературного критика. На заре творческого пути я равновелико занимался и тем, и этим жанром литературного творчества. Этим самым я не хочу сказать, что был чуть больше, чем поэт, но оказался чуть шире «чистокровного» стихотворца. Николай Алексеевич Некрасов писал, что ему борьба мешала быть поэтом, и песни ему мешали быть бойцом. У меня почему-то получилось наоборот: эти ипостаси дополняли друг друга. Именно поэтому, как мне кажется, Конституционная комиссия Татарстана и парламент доверили мне, писателю, очень сложное и почётное дело – разработку и принятие ныне существующих государственных символов республики: Флага, Герба, Гимна.

Каково сегодня положение литераторов в Татарстане? Как обстоит дело с переводом произведений татарских писателей на другие языки? С книгоизданием и распространением?

– Хвалиться не могу, но грех и жаловаться. Союз писателей как творческая организация живёт полнокровной жизнью: комиссии по жанрам регулярно проводят заседания, Татарское книжное издательство ежегодно печатает более 150 книг писателей республики на татарском и русском языках, литературные журналы издаются, основные республиканские газеты, выходящие на татарском, русском и чувашском языках, имеют постоянные литературные страницы. По решению правительства издаются пятитомные избранные произведения народных поэтов и про­заиков, а также лауреатов Госпремии им. Г. Тукая. Союз писателей совмест­но с Министерством культуры ежегодно проводят литературные праздники, посвящённые Тукаю, Пушкину, Державину, Джалилю. Однако гонорары, как и по всей России, остаются мизерными. Это и есть самая главная и больная проблема, стоящая перед литераторами Татарстана.

Современная татарская литература очень мало переводится на русский язык, хотя ей есть что сказать, и сказать достойно, всероссийскому читателю. В национальных литературах сейчас происходят интересные процессы, возникшие из-за отсутствия единой государственной идеологии. Я с великим удовольствием перевёл на татарский язык блестящие стихи аварского поэта Магомеда Ахмедова, балкарца Ахмета Созаева, чувашских поэтов Семендера, Афанасьева, Тургая, Сарби. Кому-то выгодно снабжать российского читателя импортной, часто бездуховной, литературой. А кому? На этот вопрос, к сожалению, нет внятного ответа… Татарская литература сейчас вынуждена искать выход в широкий свет не через русский, а через другие языки. Пока успехи в этом направлении небольшие, но перспективы ясные, ведь русская литература на «экспорт» вообще перестала предлагать произведения национальных писателей. И в этом деле нарушена хорошая система периода дружбы народов, дружбы литератур и искусств.

А с распространением татарских книг, журналов и газет дела неважные. Прежняя отлаженная система книжной торговли и распространения СМИ разрушена. А она была значительным кровеносным сосудом в системе кровоснабжения организма страны. Книжные магазины регионов с компактным проживанием татар перестали заказывать книги и учебники на татарском языке. Если учесть, что 75% всех татар проживает за пределами Татарстана, то становится понятной степень нашей тревоги. Раньше на татарскую литературу работали писатели – выходцы из разных областей России и СССР. Сейчас вследствие сокращения количества татарских школ во всех регионах России это, увы, не так. И приводит в конечном итоге к разрыву связей между регионами страны. Не приведёт ли это и к ослаблению фундамента нашей государственности?.. Ведь государство держится не только на экономике и вооружённых силах.

Чего бы пожелали самому себе в юбилейный год?

– Не терять темпоритма жизни… И не только в этом юбилейном году…

Беседу вела Анастасия ЕРМАКОВА

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Поэзия Татарстана

Многоязыкая лира России

Поэзия Татарстана

Лишившийся печали человек

Ренат ХАРИС

БЕЛАЯ ТРЕВОГА                                                                                                                           

Тени белых берёз растворяются в белых снегах.

Белый лес чуть дрожит

на неверных метельных ногах.

В этом белом краю я стою, белым паром дыша,

и, как белым туманом, объята тревогой душа.

За спиною моей – белый след

вьётся белым хвостом.

Предо мной – неизвестность

расстелена белым листом.

Ни путей, ни дорог – всё упрятал в сугробах мороз.

Только чёрные чёрточки на вертикалях берёз.

За версту от себя вижу белую массу леска,

что, как белою тряпкой

протёртая в классе доска,

сохраняет размытые белые контуры строк,

то ли ужас в себе заключавшие, то ли восторг.

Лес под снегом таится, укутав рябины, дубы.

Он похож на страницу

ещё не прочтённой судьбы.

Чую, заговор зреет! Колеблется белая тьма!

Скоро солнце пригреет –

и свергнута будет зима…

ПЕВЧАЯ НОЧЬ

Бывает порою, когда мне не спится,

я из дому выйду – там ночь, тишина.

И вдруг защебечет берёза, как птица,

и птицей другой отзовётся сосна.

От сонной реки им откликнется ива,

и липа свой голос подаст от пруда.

И песня ударит мне в сердце счастливо:

люби меня, милый… сейчас и всегда…

Весь мир превратился в звучащие трели,

как травы, растущие из тишины.

И кажется – даже созвездья запели

и звон серебристый полился с луны.

Поляны поют… И щебечут деревья…

Сам воздух звенит, как фанфары во мгле.

И сердце моё отзывается трелью,

светясь от любви ко всему на земле.

И мир предо мной замирает по струнке,

и беды туманом уносятся прочь,

когда, как в трёхскатный

таинственный бункер,

вхожу я в звучащую певчую ночь…

ОСЕННИЙ ДОЖДЬ

Стуча, как дробь, в горящие витрины,

струясь на крыши, лужи, этажи,

осенний дождь пронзает, как нейтрино,

меня насквозь – от шляпы до души.

И та печаль, что жгла меня годами,

за каплей капля мчится в воды рек.

И вот он, посмотрите, перед вами –

лишившийся печали человек!

Спешите, задавайте мне вопросы,

чтобы изведать опыт мой большой –

ведь я один на этом свете грозном,

живущий без печали за душой.

Теперь бы спать в пленительной сиесте,

но жжёт вопрос, лишая душу сил:

что прорастёт весною на том месте,

где я печаль свою похоронил?..

ТЕНЬ

Я посмотрел на серый шар земной –

где там плетётся тень моя за мной?

Взглянул налево и взглянул направо…

Украли тень! Какое горе, право.

Как мне в глаза друзьям теперь смотреть?

У всех есть тень – в полроста иль на треть,

длинней, короче, толще иль худей –

без тени нет вокруг меня людей!

Кто грешен сам, тот ненавидит тех,

кому неведом ни порок, ни грех,

они твердят, что все, кто чист, – хитры

и их бы надо бросить всех в костры.

(И точно так же – всех людей без тени

они поставить рады на колени…)

О, Боже мой! Скорее возврати

то, что украли у меня в пути.

Пусть сгинет солнце, пусть померкнет день,

но пусть ко мне вернётся снова тень!

***

Я вновь тоскую по Казани…

Мелькнёт столетье, как пятак,

упавший в речку… Кто достанет?

(Вы думали – меня не станет?

Как бы не так!)

Вы думали, что я оставлю

Казань, которой так горжусь?

О нет! Я в ней навек останусь,

как в зеркале, в ней отражусь.

(Не зря над словом я тружусь.)

Я отражусь в слепящей глади,

что кличут озером Кабан.

Мне даже малость не досаден

моторных лодок караван,

ревущий, как зимой буран.

Качнёт Кабан зеркальной гладью –

и поплывёт мой лик, искрясь…

Так я – вернусь, чтобы с Казанью

моя навек продлилась связь.

***

Строку стиха согнув, как лук тугой,

вложил я слово огненной стрелою –

чтоб, над землёю пролетев дугой,

оно сожгло всё грешное и злое.

Ещё момент, я думал, и вокруг –

мир завизжит в огне, как угорелый…

Но всюду – тихо. И лишь я сам-друг

себя сжигаю над страницей белой.

***

Невозможно в этом мире

что-то скрыть от глаз чужих.

Кто-то точит нож в сортире –

людям слышно: «вжик!» да «вжик!»

Звук влетает в наши уши,

нервы рашпилем дерёт,

наполняет страхом души –

так, что оторопь берёт.

Может, кто-нибудь для дела

точит сталь из раза в раз.

Нож, наточенный умело,

нужен каждому из нас.

Нож хозяину послушен,

умный тот или дурак.

Нож в хозяйстве очень нужен.

(Но, конечно, – не для драк.)

Потому в душе тревога,

когда кто-то нож острит.

Потому молитву к Богу

сердце робкое творит.

Очень страшно для души

слышать, как острят ножи…

ПОКА ПОЁТ СОЛОВЕЙ…

Природа полна красоты, но бывают и в ней

деревья, что, как осьминоги, узлами завязаны.

И только когда на ветвях их поёт соловей –

мы не замечаем, какие они безобразные.

Есть в пении птицы

какой-то момент волшебства.

Но трель отзвучит – и опять перед нами,

как прежде,

на ветках корявых трепещет худая листва,

покрытая пылью, –

как нищий в истлевшей одежде…

Перевод Николая ПЕРЕЯСЛОВА

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Убит поэт Шамиль Джиккайты

Многоязыкая лира России

Убит поэт Шамиль Джиккайты

ЭПИТАФИЯ

В Осетии говорят, что крик отчаяния слышен даже мёртвым. Если это так, то нынче им не до покоя. Но что толку драть глотку!.. Кому адресовать этот крик – власти, не сумевшей уберечь народного поэта? Или лености собственной души, заплывшей жиром? На наших глазах недоброжелатели загоняли в угол Шамиля Джиккайты, чьи стихи знает вся Осетия, а мы молчали. Пустая болтовня о тяготах жизни уже набила оскомину. А мы по-прежнему ни во что не ставим носителей правды, тех, кого называют совестью нации. Живёт рядом, и слава богу! И только после того, как они покидают нас, мы начинаем рвать на себе волосы. Увы, нет ничего нового в этом мире.

Шамиль был совестью Осетии. Даром что его творчество мало было известно за пределами республики. Но и с этим мы мирились, прекрасно осознавая, что настоящий поэт никогда не унизится до просьбы перевести его стихи на другие языки и напечатать в «толстых» журналах. Теперь его нет с нами, и мы понимаем, как это больно, когда у тебя отсекают часть тела. Писатель Михаил Булкаты говорил, что стихи Шамиля отточены настолько, что любое неосторожное движение чревато кровавым порезом. «Но это же здорово!» – воскликнул собеседник. «Нет, – возразил тот, – с таким мастер­ством кроме поклонников недолго и врагов нажить!» В словах Михаила Булкаты сквозила само­ирония. Ведь поэт никогда не пойдёт на сделку с совестью. Однако мы знаем и то, что настоящие стихи, настоящее искусство вовсе не являются гарантией неприко­сновенности. Напротив, напротив. Стихи Шамиля остры как меч, который «закалял он сам», но, как показала жизнь, кроме врагов да горькой славы, они не принесли автору никаких дивидендов.

Шамиль, прости нас, что не уберегли тебя.

Нафи ДЖУСОЙТЫ, Мелитон КАЗИТЫ, Игорь БУЛКАТЫ

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Страна души – душа страны

Многоязыкая лира России

Страна души – душа страны

КНИЖНЫЙ 

  РЯД

Абхазия – страна души : Этнос, экскурс и оро­графия в текстах и фотоматериалах. – Нальчик: Издательство М. и В. Кот­ля­ровых. – 2011. – 1184 с. – 2000 экз.

Уже внешний вид книги вызывает уважение – более тысячи страниц в формате А4, более 600 иллюстраций тоновой (двухцветной) печати, почти сто заметок, обзоров, очерков, исследований по истории, этнографии, орографии Абхазии начиная с XV века.

Руководители издательства Ма­рия и Виктор Котляровы, они же авторы-составители двухтомника, несколько лет назад задумали выпуск серии «Народы Кавказа: история, география, орография». В 2009 году вышло двухтомное издание «Балкария – страна гор и ущелий», которое высоко оценил Сергей Степашин, председатель Счётной палаты РФ, одновременно являющийся президентом Российского книжного союза.

В процессе сбора материалов составителями фиксировались источники, посвящённые истории, этнографии не только народов Северного Кавказа, но и Абхазии. Частично обнародовав эту информацию, издатели убедились, что современные россияне практически ничего не знают о прошлом данной республики, менталитете её жителей, традиционном укладе жизни.

Так возникло желание подготовить в серии абхазский двухтомник. В него вошли свидетельства иностранных путешественников, миссионеров (среди них И. Шильтбергер, Д. да Лукка, А. Ламберти, Н. Вит­сен, И.Г. Георги, И.А. Гюль­денштедт, Я. Штелин, П.-С. Пал­лас, Ю. Клап­рот и др.), русских учёных, военных, литераторов (Ф. Торнау, С. Бро­­нев­ский, С. Пуш­карёв, П. Кра­­е­вич, А. Дьяч­ков-Тарасов, А. Миллер и др.), работы местных авторов, ряд литературных сочинений (В. Савинов, В. Немирович-Данченко, В. Со­ловьёв).

Все материалы издания полностью идентичны текстам первопубликаций, устранён разнобой в написании собственных имён, фамилий, сословий, селений, присущий большинству работ. Сведение в единый информационный массив публикуемых материалов позволило выявить целый ряд неточностей в датах, опечаток и устранить их в процессе подготовки издания. Публикуемые работы снабжены сведениями об авторах.

Что касается иллюстраций, то они представлены в первую очередь многочисленными ретрофотографиями, почерпнутыми из музеев, архивов, библиотек, частных коллекций, и охватывают период до 1917 года. Большинство фотографий публикуется впервые. Составители стремились к тому, чтобы иллюстративный ряд по возможности поддерживал текстовое содержание.

Кирилл ВИКТОРОВ

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Где же Пушкин встретил Натали?

Портфель "ЛГ"

Где же Пушкин встретил Натали?

В 1830 году Пушкин написал письмо будущей тёще, Наталье Ивановне Гончаровой, перед тем как формально предложить руку и сердце её дочери Наталье (ПСС, XIV, 75, 404; подлинник по-французски).

«После того, милостивая государыня, как вы дали мне разрешение писать к вам, я, взявшись за перо, столь же взволнован, как если бы был в вашем присутствии. Мне так много надо высказать, и чем больше я об этом думаю, тем более грустные и безнадежные мысли приходят мне в голову. Я изложу их вам, – вполне чистосердечно и подробно, умоляя вас проявить терпение и особенно снисходительность». В письме он, в частности, рассказывает о том, как он надеялся получить согласие на своё предложение весной 1829 года, как он уехал на Кавказ – «непроизвольная тоска гнала меня из Москвы», о своём отчаянии при возвращении и о том, как он смотрит на будущую совместную жизнь с её дочерью.

В этом письме он вспоминает о том, как он увидел Наталью: «Когда я увидел её в первый раз, красоту её едва начинали замечать в свете».

«Устраняя напускной цинизм»

Многочисленные биографы поэта утверждают, что это произошло в конце 1828 – начале 1829 года, основываясь на словах А.П. Араповой, дочери Натальи Николаевны от второго брака, опубликованных в 1907 году: «Н.Н. Гончаровой [она родилась в августе 1812 года] только минуло 16 лет, когда она впервые встретилась с Пушкиным на балу в Москве. В белом воздушном платье, с золотым обручем на голове, она в этот знаменательный вечер поражала всех своей классической, царственной красотой. Александр Сергеевич не мог оторвать от неё глаз». Как видим, восторженное описание А.П. Араповой (чьи мемуары, заметим, вообще вызывают сомнение в их правдоподобии) никак не соответствует свидетельству самого Пушкина: «…красоту её едва начинали замечать в свете».

Не менее удивительны так называемые «воспоминания», на которые также опираются биографы. Они принадлежат сыну друга Пушкина князя П.А. Вяземского Павлу, которому тогда было восемь лет: «Пушкин поражён был красотой Н.Н. Гончаровой с зимы 1828–1829 года… Холостая жизнь и несоответствующее летам положение в свете надоели Пушкину с зимы 1828–1829 г.» Он заканчивает следующими рассуждениями, которые вызывают по меньшей мере удивление: «Устраняя напускной цинизм самого Пушкина и судя по-человечески, следует полагать, что Пушкин влюбился не на шутку около начала 1829 года». Почему надо было устранять цинизм Пушкина и судить по-человечески при определении времени, когда поэт влюбился в Наталью?

Несмотря ни на что, биографы принимают на веру именно эти «воспоминания». При рассмотрении этой детали биографии поэта естественно было бы обратиться к современникам. Так, подруга Натальи ещё с молодых лет – она была на год старше её – княгиня Екатерина Долгорукая, дочь археографа, хорошего знакомого Пушкина А.Ф. Малиновского, часто встречавшаяся с ней в молодости, говорила о Пушкине и Наталье: «Увидел он её в первый раз у Йогеля на бале около 1826».

Балы считались совершенно необходимыми для достижения положения в свете:

Евгений Онегин

Легко мазурку танцовал,

И кланялся непринужденно;

Чего ж вам больше? Свет решил,

Что он умён и очень мил.

(ПСС, VI, гл. I, IV)

Обучение танцам начиналось очень рано, с пяти-шести лет, и неукоснительно продолжалось в течение примерно десяти лет. Обыкновением было устраивать балы для детей, где они могли показать, чему научились, и получить первые опыты поведения в обществе. Балы эти часто устраивались известными танцмейстерами, снимавшими большие залы. На детские балы приглашались родители и их знакомые, и дети могли потанцевать с «настоящими» партнёрами и потренироваться в знании бального этикета и умении поддержать разговор.

Старшая сестра Пушкина Ольга вспоминала, что брата возили на уроки танцев в дома родственников и великосветских знакомых Трубецких, Сушковых, Бутурлиных, а также на балы самого известного московского танцмейстера Петра Йогеля.

«У Йогеля на бале»

Пётр Андреевич Йогель (1768–1855) прибыл в Россию из Франции, откуда его в начале XIX в. пригласил Г.И. Бибиков, генерал-майор, меломан и владелец богатой подмосковной усадьбы Гребнёво, успешно доведённой в последнее время до полуразрушенного состояния. Йогель устроил в бибиковской усадьбе балет и остался жить в Москве, купив дом в приходе церкви Иоанна Богослова в Бронной (на месте современного дома № 7 по Богословскому переулку). Он открыл школу танцевания и приобрёл необыкновенную популярность в Москве. Балетмейстер императорских театров Адам Глушковский так отзывается о нём: «К достойным особенного внимания старинным учителям бальных танцев в Москве принадлежит Йогель, который в своей молодости получил отличное воспитание: он изучил русский, французский языки и музыку как нельзя лучше, о бальных танцах нечего и говорить; кто в Москве не знает об его таланте? Сквозь его руки прошли три поколения! С искусством Йогель соединяет неоценимые достоинства общежития. Он находчив, остёр, всегда весел и любезен. Бывши во всех аристократических домах учителем, он везде умеет держать себя, как придворный века Людовика XIV, при котором вежливость была доведена до высшей степени. Йогель не был театральным танцовщиком, но как аматёр изучил бальные танцы до возможного совершенства. Как живописцы разделяются на несколько родов, – на портретных, пейзажных, перспективных и проч., – так можно разделить и танцы на различные роды; Йогеля можно отнести к отличным танцмейстерам».

Йогель обязательно приглашал на детские балы своих бывших учеников, которые с охотой бывали там и танцевали с молодыми воспитанниками – девочками и мальчиками 10–14 лет. В 1826 году Наталье Гончаровой было 14 лет – она родилась 27 августа 1812 года – и вполне могла быть на одном из таких балов. Её знакомая Надежда Еропкина подчёркивала, что она стала появляться на балах очень рано: «Я хорошо знала Наташу Гончарову, но более дружна была она с сестрой моей Дарьей Михайловной. Натали ещё девочкой-подростком отличалась редкой красотой. Вывозить её стали очень рано, и она всегда окружена была роем поклонников и воздыхателей».

Вот почему Пушкин написал в письме, что на неё он обратил внимание тогда, когда «красоту её едва начинали замечать в свете», и почему можно положительно утверждать, что Е.А. Долгорукая была права и что впервые он увидел свою будущую невесту в 1826 году.

Пушкин, возвращённый Николаем в 1826 г. из ссылки, очутившись в оживлённой Москве, куда съехалось дворянство на коронационные торжества, окунулся в развлечения света: балы, концерты, салоны, вечера, спектакли сменяли друг друга. Как писал Вяземский, «знакомые и незнакомые зазывали нас и в Немецкую слободу, и в Замоскворечье. Наш триумвират [он, Пушкин и Григорий Римский-Корсаков] в отношении к балам отслуживал службу свою наподобие бригадиров и кавалеров св. Анны, непременных почётных гостей…»

«Из внимания к детям»

Конечно же, в то время устраивались и детские балы.

На таком балу Пушкин, который находился в Москве с 8 сентября 1826 г. по 12 мая 1827 г. (с перерывом от 1 ноября до 19 декабря 1827 г.), и мог впервые увидеть Наташу Гончарову. В это время до Великого поста и после него в Москве состоялось несколько десятков балов в самых разных местах – так, Йогель снимал залы в Российском благородном собрании, университетском пансионе, в просторных домах вельмож и богатых владельцев. Вот отчёт об одном из них в 1827 году: «О бале у г-на Йогеля, 23 Апреля. Нестор наших танцмейстеров дал бывшим и настоящим ученицам и ученикам своим блестящий бал в доме М.С. Татищевой, на Моховой. Почти все танцующие в обществах дамы и кавалеры были на бале своего учителя, который угощал их весьма усердно. Танцовали в двух залах – и танцовали всё, от польского до попурри. Услужливый хозяин с юными танцовщицами был танцмейстером: управлял танцами их и, следовательно, забаву обращал им в пользу. Гостей было до 300; разъехались в 2 часа за полночь: для танцмейстерского бала слишком поздно. Надлежало бы на этот раз из внимания к детям отступить немного от светского правила – съезжаться в полночь; но не отступили».

Современные биографы утверждают, что Пушкин увидел Гончарову в конце 1828 – начале 1829 года. Он приехал в Москву 6 декабря 1828 года и покинул её 5 или 7 января следующего года. Но сведений о том, что в это время Йогель устраивал балы, нет; тем более что из-за смерти императрицы Марии Фёдоровны был объявлен траур (она скончалась 24 октября 1828 года, и траур объявили сроком на целый год; однако он был строгим только при дворе, а частные балы давались спустя уже три месяца). Единственное упоминание о детском бале Йогеля содержалось в письме А. Булгакова брату от 21 февраля 1829 года: «вчера… поехал на всемирный бал, который Иогель даёт всякий год для своих учениц. Он столько трудился около нашего кадриля и такие сделал, можно сказать, чудеса, что не мог я ему отказать повезти хотя Катеньку… [его старшая дочь]».

Но посетила ли Наталья Гончарова этот бал, неизвестно, а Пушкин и не мог быть там, так как он уехал из Москвы в начале января этого года. Биографы просто проецировали это известие на более раннее время, считая, что раз уж Йогель устраивал бал в феврале 1829 года, то он обязательно делал то же самое и в конце декабря 1828 – начале январе 1829 года.

Биографы также утверждают, что бал Йогеля, на котором поэт увидел Наталью, происходил в доме Кологривовых на Тверском бульваре. Откуда же им стало это известно? Да ниоткуда! Это просто предположение, которое от частого повторения приобрело силу факта.

В современных описаниях обязательно останавливаются на рассказе о хозяевах бала, Коло­гривовых. Биографы живописуют известную тогда в светской Москве чету – полковника Петра Александровича и его супругу Прасковью Фёдоровну, нимало не смущаясь тем, что рассказывают не о тех Кологривовых. В 1828–1829 гг., к которым и относятся биографические повествования, Кологривовы владели на Тверском бульваре классическим особняком, который стоял на месте современного здания-урода (№ 22). Особняк принадлежал Екатерине Александровне, урождённой Челищевой, вдове генерала от кавалерии Андрея Семёновича Кологривова, видного военного деятеля, отличившегося в битвах при Аустерлице и Фридланде. В 1812 г. он формировал кавалерийские резервы, и его деятельность была описана Грибоедовым, который служил у Кологривова адъютантом. А.С. Кологривов скончался в 1825 году, и дом его на Тверском бульваре, построенный им в 1823 г., стал принадлежать вдове, которая в 1838 году продала его в казну для квартиры и канцелярии обер-полицмейстера. Так что никакого отношения Кологривовы пушкиноведов к этому дому не имеют.

Настоящие Кологривовы

Но любопытно отметить, что на Тверском бульваре всё-таки был дом, который принадлежал Петру Александровичу и его супруге Прасковье Фёдоровне, той самой, которая, по словам Молчалина,

Балы даёт, нельзя богаче,

От Рождества и до поста,

И летом праздники на даче.

Они жили на окраине Москвы, у нынешней Тишинской площади, где владели огромной усадьбой с большим деревянным главным до