/ / Language: Русский / Genre:nonf_publicism,

Литературная Газета 6260 № 56 2010

Литературка Газета

"Литературная газета" общественно-политический еженедельник Главный редактор "Литературной газеты" Поляков Юрий Михайлович http://www.lgz.ru/

Богатые, женитесь на бедных

Первая полоса

Богатые, женитесь на бедных

Несмотря на апокалиптические прогнозы, волна кризисных банкротств российские просторы миновала. Затягивать пояса пришлось среднему классу, богатые раскупали эксклюзивные часы по 150 тысяч евро за штуку, spa-бассейны по 100 тысяч и котят африканского сервала по 15 тысяч. Игрушки миллиардеров были посолиднее и стоили десятки миллионов – поместья в пригороде Лондона, личные самолёты, острова и яхты с системой противоракетной обороны. Бывшему владельцу Черкизовского рынка Тельману Исмаилову его мечта – отель «Мардан-палас» в Турции – обошлась всего в… миллиард (!) евро.

В прошлом году, по оценке журнала «Финанс», число миллиардеров у нас увеличилось в полтора раза, а их состояние выросло почти вдвое – 139 млрд. долларов. Надо, наверное, порадоваться за наших соотечественников, но мешают опубликованные на днях данные Росстата. На долю 10% самых обеспеченных россиян пришлось около трети всех денежных средств, а 10% наименее обеспеченных получили всего лишь 1,9% общих доходов. Несмотря на рост средней зарплаты (по России она составила 18 785 рублей, а по Москве 44 988), за чертой бедности осталось 24 миллиона соотечественников, а пропасть между богатыми и бедными не уменьшилась. Первые стали богаче последних в 17 раз.

Примерно такая же ситуация была и в предкризисные годы. Богатые богатели, бедные нищали, и странно, что не мы были инициаторами учреждения Всемирного дня социальной справедливости. С такой инициативой выступил президент Киргизии Курманбек Бакиев, и 20 февраля прошлого года мир впервые отметил день «искоренения нищеты, обеспечения полной занятости, достойной работы, равноправия мужчин и женщин, социального благосостояния и социальной справедливости для всех». У нас он прошёл незаметно.

Даже профсоюзы почти двадцатикратную разницу в доходах и плоскую шкалу налогообложения, видимо, считают справедливой.

Во всяком случае, никаких серьёзных акций замечено не было.

Психологи утверждают, что хроническая бедность превращает человека в жертву. Она затягивает как трясина и лишает воли. Так вот, может быть, и защитники трудящихся заразились «синдромом жертвы»?

Если бы царём (депутатом или на худой конец лидером профсоюза) был Бальзаминов, он бы «издал такой закон, чтоб богатый женился на бедной, а бедный на богатой». Господа богатые, коли наши власти предержащие не в состоянии воспользоваться известными всему миру способами искоренения социальной несправедливости, возьмите это дело в свои руки – ну хотя бы женитесь на бедных.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 4,0 Проголосовало: 5 чел. 12345

Комментарии: 18.02.2010 08:55:25 - Михаил Михайлович Митяев пишет:

Диагноз и лечение

На мой взгляд, дело журналиста поставить диагноз обществу или каким-то проявлениям нашей жизни и уж никак нельзя обвинять его в том, что он не всегда предлагает какие-либо способы "лечения". Вне всякого сомнения должна быть четкая и внятно выраженная жизненная позиция. Едва ли стоит обвинять кого-то в том, что вот! раньше он говорил и писал так, а теперь по-другому, мы все имеем право на ошибку и на заблуждение. К чему это я? А к тому, что подобные материалы создают общественное мнение и чем больше их будет, тем скорее вылечимся, тем менее будем подвержены разного рода демагогическим утверждениям. А что касаемо того, что у нас в кризис богатые становятся еще богаче, то следует помнить, что чем больше трупов, тем лучше мародерам. Наши нувориши по своей сути компрадоры и им, по большому счету, глубоко плевать на Россию. Жрать и, пардон, срать можно везде, а в Лондоне или Майями это делать комфортнее чем в Сибири.

17.02.2010 08:27:32 - Дмитрий Дзибушевич Кокаев пишет:

Блеск и нищета Россиян

А нашим... если не сказать хуже и дела нет до страны: один - лыжные склоны осваивает, другой - фотографирует, а лизоблюды - олигархи скупают"великие произведения искусства". Но зато Гаитянам - всё бесплатно и в достатке. Вывод напрашивается сам собой: КОЛЛАБОРАЦИОНИСТСКОЕ правительство, со всеми вытекающими последствиями.

16.02.2010 22:29:54 - Евгений Яковлевич Голоднов пишет:

Голь на выдумку хитра...

16 февраля -148-й День рождения великого русского благотворителя Саввы Тимофееича Морозова. Царство ему небесное! Подобных Морозовых, к великой печали, за прошедшие сто с хвостиком лет не родилось. нынешним нуворишам РФ не завидую, отчасти соболезную из-за их ограниченности: НА БЕДЕ ЛЮДЕЙ СТРАШНО НАЖИВАТЬ какое-либо состояние... Они - наживают! Ну тогда пусть и не удивляются ждущим их новостям... В Российском ГОСУДАРСТВЕ (данном нам Господом Богом) всегда у богатых был один шанс для СПАСЕНИЯ: помогать БЕДНЫМ !!! Да спасет Христос всех тех, кто ДОБРЫМИ ДЕЛАМИ Землю украшает!!!

16.02.2010 21:22:17 - Александр Владимирович Галанов пишет:

Во всяком случае, никаких серьёзных акций замечено не было.

Во всяком случае, никаких серьёзных акций замечено не было. Так и ваша статья не серьёзна и "серьезных" предложений нет.

И он там был…

Первая полоса

И он там был…

ВЕРНИСАЖ

В богатой изобразительной пушкиниане есть тропининский Пушкин, репинский, Пушкин Серова, Кипренского, Фаворского… На старом Арбате, в доме, где жил поэт, открылась камерная выставка ульяновского художника, лауреата Золотой Пушкинской медали творческих союзов России Льва Нецветаева.

Живописные и графические работы разных лет художник представил публике как некий итог многолетнего осмысления и творчества Пушкина, и его судьбы. Если перед портретистом, работающим с моделью, стоит задача уловить главное в своём герое, то Нецветаев решает сложнейшую и коварнейшую задачу – угадать. Успешно или нет – судить зрителю, но поэта, обладавшего, как известно, весёлым нравом, редко изображают с улыбкой на устах. Смеющийся Пушкин? Да, ничто человеческое ему не чуждо! «Сценки из жизни Пушкина» – попытка взглянуть на великого человека именно как на человека, каким он бывает в минуты радости или горести. Человек принципиально первичен в работах Нецветаева.

Весьма удачна графическая часть экспозиции: свободная очерковая линия, точнейшие штрихи, лаконичность композиции. Колористическое решение продиктовано по большей части двумя противоположными настроениями: романтическая светлая палитра пастельных тонов – для жизнерадостных сюжетов и мрачная тяжёлая гамма – для эпизодов драматических. Перекликаются друг с другом – не только по колориту, но и по смыслу – картины «Доктора» и «Чёрный человек». На первой – две чёрные фигуры заслоняют лежащего в муках на смертном одре поэта, лицо которого озарено тёплым пламенем свечи, на второй – освещённый Моцарт, перекрытый чёрным силуэтом, приближающийся к роковой черте…

Нецветаев часто отходит от прямой иллюстративности: давая картине название пушкинской строчкой, он не передаёт художественными образами содержание и смысл стихотворения. Художник просто вкладывает строчку в уста поэта, который вот только что в себе самом «чувства лирой» пробудил. Мы видим рождение слова, мысли, идеи, приведшее к мгновенному всплеску эмоций. Именно эмоцию пишет художник, он словно наблюдает за Пушкиным со стороны. Вот Пушкин с пером в руке в белоснежной, раздуваемой ветром сорочке сидит под величественным дубом, окрученным «златой цепью», по которой мерно и хитро вышагивает Кот учёный. Поэт улыбается, вслушиваясь в сказку, и уже готов её записать. Непосредственность, даже некоторая наивность этого полотна отсылает нас к шутливому признанию Пушкина в финале «Сказки о царе Салтане»: мол, «Я там был: мёд, пиво пил – И усы лишь обмочил». Создана ироничная двойная аллюзия: мол, и Лев Нецветаев там был…

Арина АБРОСИМОВА

Выставка открыта до 28 февраля в Государственном музее А.С. Пушкина по адресу: ул. Старый Арбат, дом 55/32 (вход с Денежного переулка).

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Они сражались за Родину

Первая полоса

Они сражались за Родину

ПОБЕДИТЕЛИ

Совсем немного времени осталось до 9 мая, когда все мы отметим 65-ю годовщину Великой Победы. И наступающий День защитников Отечества – приятный повод поздравить ветеранов, которых – увы! – с каждым годом становится всё меньше и меньше.

«ЛГ» начинает выпуск тематической страницы, название для которой пришло из литературы. «Они сражались за Родину» – так назвал свой роман Михаил Шолохов. Так будет называться и наша акция в течение юбилейного года.

В первом выпуске – разговор наших корреспондентов с видным экономистом-аграрником, профессором Григорием Семёновичем Прокопьевым. 65 лет назад он был старшим лейтенантом, участником исторической встречи воинов Красной армии с союзниками. Позже её назовут встречей на Эльбе.

Представляем мы и книжные новинки, в одной из которых обнародованы точные цифры потерь советского народа в Великой Отечественной войне.

«Они сражались за Родину»:

Николай ЛЕБЕДЕВ, Ирина ПАВЛЮТКИНА

     От Волги до Эльбы 1

     Ангел с неба 2

     Потери: точка в споре 3

Светлана КЛЕПЧИНОВА

     Им было кого бояться 4

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 5,0 Проголосовало: 3 чел. 12345

Комментарии:

Фотоглас

Первая полоса

Фотоглас

В минувшие выходные во время церемонии открытия зимних Олимпийских игр в Ванкувере по стадиону прошли делегации спортсменов из 64 стран-участниц. Организаторы показали красочное шоу, посвящённое Канаде. Российские спортсмены держались дружно и весело на арене «Би Си Плейс».

На торжественной церемонии в театральном центре «На Страстном» наша газета получила в честь своего 180-летия ещё одну награду. МедиаСоюз удостоил «ЛГ» национальной премии прессы «Искра». Приз представляет собой бронзовые газетные гранки, украшенные бриллиантом в полкарата. Как говорится, постараемся соответствовать.

Традиционным сжиганием чучела соломенной бабы-масленицы закончился праздник «Проводы русской зимы» в городе Суздале. На территории Музея деревянного зодчества и крестьянского быта, а также на Торговой площади проходили гусиные бои, мастера-ремесленники демонстрировали свои таланты, гостей города угощали не только блинами и горячим чаем, но и знаменитой суздальской медовухой.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 5,0 Проголосовало: 1 чел. 12345

Комментарии:

Примите поздравления!

События и мнения

Примите поздравления!

ОЧЕВИДЕЦ

Юрий БОЛДЫРЕВ

Россияне, поздравим себя: правительственная антикризисная программа выполнена с честью, а недоверчивые скептики и прочие оппозиционеры посрамлены! Действительно: по версии журнала «Финанс», год назад в России было всего 49 долларовых миллиардеров, а стало целых 77! За что боролись, того и добились – зря, что ли, резервный фонд срочно «пилили»? Разве это не выдающаяся победа в борьбе с кризисом?

А в это время, как сообщили СМИ, суд в Санкт-Петербурге принял решение отобрать детей у многодетной матери – что ж, бывает. Но особенность этого случая в том, что мать – не алкоголик, не наркоман, не игрок в казино. Просто умер муж, и она лишилась средств к существованию, а маленькие дети, за которыми нужен уход, не дают устроиться на работу. Соответственно накопилась задолженность за жильё. Вердикт суда – в переводе с казуистического на общепонятный – те, у кого мужья умирают, недостойны растить детей…

И действительно, ведь есть же положительные примеры правильных, да ещё и социально ответственных родителей. Взять того же Потанина. У него тоже трое, но он мало того что за квартиру исправно платит, так ещё и объявил во всеуслышание о небывалом – намеревается лишить своих детей наследства. Конечно, не всего наследства, но той его части, которую он называет «капиталом».

– Правда ли это? – переспросили его корреспонденты.

– Каждый должен заработать свой капитал собственным трудом, – гордо ответил добросовестный плательщик за квартиру Потанин и далее пояснил: – На обычную жизнь я им, конечно, оставлю, а капитал – пусть сами.

– А извините за настойчивость, но в какой пропорции вы намерены поделить состояние? То есть какую часть направите на благотворительность, а какую оставите детям? – не унимались дотошные корреспонденты.

– Не надо думать, что это всё будет когда-то, через десять лет. Нет, всё это происходит уже сейчас. Каждый год я трачу на мой благотворительный фонд по десять миллионов долларов, а далее планирую и по двадцать пять миллионов…

Эх, почему же все другие наши люди столь социально безответственны и не переводят каждый год на благотворительность по десять, а в будущем и по двадцать пять миллионов долларов? Представляете: сто сорок миллионов россиян – последователей Потанина! И каждый хоть раз перевёл бы по десять миллионов долларов на благотворительность – это же почти полтора квадриллиона. Можно все «плохие долги» в мире выкупить, да и вообще всю Землю обустроить!..

На днях автору этих строк довелось принять участие в обсуждении очередного варианта законопроекта о прогрессивном подоходном налогообложении на научно-экспертном совете одной их фракций в Государственной Думе. Во избежание спекуляций, что это очередной «удар по среднему классу», шкала предложена такая, чтобы уж совершенно все, 99 процентов населения, от этого только выиграли, и лишь менее 1 процента населения чуть-чуть раскошелились. А именно: прогрессия, то есть более нынешних 13 процентов, предлагается лишь для тех, кто получает более 3 миллионов рублей в год. И далее несколько ступеней, а для сумм более 150 миллионов рублей в год предлагается платить до 50 процентов доходов.

Конечно, шкала, скажем мягко, чрезвычайно либеральная – в цивилизованном мире столь либеральных нет. Но тем не менее давайте оценим, сколько заплатил бы государству меценат Потанин, если бы своей ныне так рекламируемой «благотворительностью» не занимался, но исправно платил бы не только за квартиру, но ещё и прогрессивные налоги как во всём мире – хотя бы по предложенной сверхлиберальной шкале.

Если принять нынешнее состояние гражданина Потанина, приобретённое за полтора десятка лет, в пять миллиардов долларов (как и оценивает журнал «Финанс»), то несложно будет рассчитать среднюю ежегодную скорость прироста – очевидно, это на два порядка более 5 миллионов долларов в год (верхняя граница по предлагаемой шкале). Следовательно, при таком налогообложении гражданин Потанин должен был бы заплатить суммарный налог с прироста капитала (разумеется, если налог брать не только с обналиченной мелочёвки, а именно с прироста капитала) около 2,5 миллиарда долларов, или в среднем за 15 лет около 170 миллионов долларов в год. Для сравнения: сейчас он платит в среднем за год за эти пятнадцать лет (точных данных у меня, разумеется, нет, но возможная ошибка в моих расчётах вряд ли принципиальна), даже если и предположить невозможное, что честно учитывается весь прирост капитала, всё равно не более 45 миллионов долларов в год.

Вот и сравните. 170 миллионов и 45 миллионов. Очевидно, что как ни добавляй к 45 ещё 10 или даже в будущем обещанные 25, всё равно получается, что по сравнению с любой более или менее цивилизованной шкалой подоходного налогообложения, даже такой сверхлиберальной, какая предложена сейчас одной из думских фракций, всё «меценатство» наших олигархов, уж извините, гроша ломаного не стоит. И это даже если полностью исключить из рассмотрения вопрос об истории возникновения этих крупных состояний – «кредитно-залоговые аукционы» и т.п.

И получается, что не в чем бедной бывшей многодетной (лишённой судом детей) матери, задолжавшей квартплату, брать пример с такого «благородного мецената» Потанина. Как ни крути, но по цивилизованным меркам он недодаёт и недоплачивает нашему обществу и государству несопоставимо больше, но только его почему-то наш суд, самый гуманный в мире, права воспитывать детей не лишает.

На этом фоне как не порадоваться решимости властей прямо-таки заставить милых сердцу олигархов-меценатов вкладываться в высокие технологии. Собираем всех в Сибири и прямо так строго берём и поручаем им вкладываться. А они, кроткие такие, уже со всем согласны, только устами давно и хорошо знакомого героя просят, чтобы им на это ещё деньжат подкинули. А когда опять ничего не получится – а что у них в принципе может получиться, кроме распила бюджетных средств? – чтобы Счётную палату и прокуратуру на них не напускали.

И хорошо. И договорились. Главное, чтобы подоходное налогообложение для них не меняли, а остальное они уж сами как-нибудь…

Точка зрения авторов колонки может не совпадать с позицией редакции

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 5,0 Проголосовало: 6 чел. 12345

Комментарии: 17.02.2010 21:33:18 - Александр Трофимович Климчук пишет:

события и мнения

Дрянь у нас государство и проавительство, и дума, и ещё 1000 и и и и и и .

16.02.2010 22:37:22 - Евгений Яковлевич Голоднов пишет:

ПОТАНИНЫ - ДАЛЕКО НЕ МОРОЗОВЫ!! ...

Хватит ли ума и души господам потаниным стать хоть малость похожими на Морозовых, Зиминых, Кузнецовых, Мамонтовых, Третьяковых, Солдатенковых, Щукиных и т.п ?! "Сумлеваюсь"...

Паспорта нету? Гони монету!

События и мнения

Паспорта нету? Гони монету!

ОПРОС

Как водится, в начале года в России государство старается «отрезвить» своих загулявшихся за время новогодних праздников граждан каким-нибудь сюрпризом. Например, резким поднятием цен на государственные услуги, произошедшим в первый день февраля. Так, заплатить за оформление загранпаспорта придётся тысячу рублей против прежних четырёхсот, а за владение бумажными водительскими правами теперь надо выложить четыреста рублей вместо прежних ста. В условиях кризиса, когда многие россияне и без того затянули пояса, государство, вроде бы обязанное стоять на защите интересов граждан, решило очередной раз пошарить у них в карманах. Даже не потрудившись придумать хоть какой-либо приличный повод.

Оксана ДМИТРИЕВА, депутат Государственной Думы РФ:

– Изначально предполагалось, что поправки в Налоговый кодекс коснутся только повышения пошлин на лицензирование алкогольной продукции, на регистрацию игорных заведений, букмекерских контор. Действия государства в этой сфере абсолютно логичны. С одной стороны, такие меры ставят препоны для излишнего распространения не очень-то благонадёжного с социальной точки зрения бизнеса, а с другой – обеспечивают дополнительный доход бюджету страны.

Что же касается подорожания в разы госпошлин на регистрацию автомобилей, оформления паспортов и тому подобных услуг, то иначе как увеличением налогового пресса на граждан это не назовёшь. Оправдывать такой скачок цен инфляцией по меньшей мере сомнительно. Ведь деньги, получаемые от пошлин, идут в бюджет государства. То есть прямой связки между тем, сколько тратится, скажем, на изготовление паспорта и сколько за это платит гражданин, нет. Если государство хочет затыкать бюджетные дыры за счёт налогов, то это легко сделать с помощью введения прогрессивной шкалы налогообложения, которая позволит получить дополнительные средства с доходов наиболее обеспеченных россиян. Такая инициатива, кстати, уже не раз выдвигалась в Госдуме.

Нынешние поправки в закон чреваты и серьёзными осложнениями в будущем. В частности, это касается увеличения пошлин на подачу иска в суд. Представим, что закон о рыночной оценке стоимости жилья, который пока удаётся притормаживать на первом чтении, будет принят. Что это значит? А то, что граждане вынуждены будут платить налог на недвижимость исходя из рыночной оценки их жилья. Её критерии, кстати, очень спорны. У тех, кто не согласится с оценкой, единственная возможность отстоять своё мнение – подать в суд. Однако может получиться так, что и этой возможности их лишат – многие будут просто не в состоянии заплатить столь высокую цену за право обратиться в суд.

Алексей МУХИН, генеральный директор Центра политической информации:

– Ежегодно зарплата госслужащих растёт на 15–20 процентов и выше. Как видите, темпы роста опережают инфляцию. Даже в кризис. И хотя эта информация не предаётся широкой огласке, на закрытых заседаниях и коллегиях её можно услышать из уст высокопоставленных чиновников. Судя по всему, увеличение пошлин на государственные услуги как раз и направлено на то, чтобы обеспечивать устойчивый рост денежного довольствия управленцев. Вот и весь смысл происходящего.

СУММА ПРОПИСЬЮ

«…Зиновьев, захватив горстью бороду, проговорил:

– Наложить бы ещё какую подать на посады и слободы… Ну хошь бы на соль…

Князь Волконский, острый умом старец, ответствовал:

– На лапти ещё налогу нет…

– Истинно, истинно, – зашумели бояре, – мужики по двенадцати пар лаптей в год изнашивают, наложить по две деньги дани на пару лаптей – вот и побьём хана.

Легко стало боярам. Решили дело. Иные вытирали пот, иные вертели пальцами, отдувались. Иные от облегчения пускали злого духа в шубу…»

Вот так, по мнению Алексея Толстого, власть имущие решали нехватку денег на государственные нужды во времена начала царствования Петра Первого. И судя по всему, методы власти по изъятию денег у населения за прошедшие три с лишним века изменились мало.

Правда, герои изложенного отрывка могут оправдаться перед судом истории хотя бы в том, что новый налог был придуман для покрытия военных расходов государства. А вот какое-либо оправдание действиям нынешнего правительства и лет этак через триста вряд ли найдётся.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

На фоне Пушкина

События и мнения

На фоне Пушкина

ПОЛИТГРАМОТА

После гибели СССР русский язык, на котором он во многом держался, стал терять сферы влияния. Этот процесс был во многом закономерен и объясним. Однако Россия осталась. Как и миллионы тех, кто говорит и думает по-русски за её пределами. Поэтому «запросто живёшь» отдавать роль языка межнационального общения в исторически связанных с нашей страной регионах вездесущему английскому было бы по меньшей мере легкомысленно. Но процесс, как говорится, уже пошёл. Среди молодых людей в бывших советских республиках всё меньше тех, кто знает русский. Возможно ли остановить этот печальный процесс?

Вокруг данного вопроса и шла дискуссия в Центральном Доме журналиста на конференции «Единая гражданская идентичность и многонациональность в медиапространстве России: реалии и перспективы». Участниками конференции стали известные российские журналисты, учёные, политики. Мнения прозвучали разные.

Философ и культуролог Григорий Померанц, например, говорил о складывающемся глобальном мире со множественной идентичностью. Так, некоторые европейцы прекрасно и не по одному разу «акклиматизируются» в самых разных культурах, уходящих корнями в христианство. А, скажем, жители Барселоны проводят выходные в Париже, а не в Мадриде, чтобы подчеркнуть свою особость по отношению к остальной Испании. По мнению Померанца, необыкновенный взлёт русской культуры в ХIХ веке случился в том числе благодаря «двойной» национальной идентичности нашей элиты. Правда, не совсем ясно, что в данном случае понимать под двойной идентичностью. И Пушкин, в лицейские годы носивший прозвище Француз, и Тютчев, долгие годы живший в Европе, и даже «западник» Тургенев были прежде всего русскими людьми, а потом уже знатоками и ценителями европейской культуры. И как тут быть с такими выдающимися «простолюдинами», как, например, Алексей Кольцов?

Писатель Александр Эбаноидзе посетовал, что последние два десятилетия Россия практически не участвовала в делах своих соседей по СНГ. Это и приводит к тому, что новоявленные миру страны ориентируются на более влиятельных «партнёров». Вот только почему-то даже вялые и непоследовательные шаги, предпринимаемые российской властью по поддержке русского населения и соответственно культуры на постсоветском пространстве, воспринимаются не только там, но и в определённых кругах нашей интеллигенции как проявление тех самых имперских амбиций, о которых нам советуют забыть. Такое вот противоречие. С одной стороны, упрёки – ничего не делается. С другой, стоит что-то предпринять – тут же обвинения в имперском синдроме.

Да, можно согласиться с мнением, что характерное для советского времени «благодушное» отношение русских к представителям братских народов постепенно меняется. Но в свете того, насколько, к примеру, уменьшилось (не от хорошей жизни, конечно) само русское население на постсоветском пространстве, что оно там пережило, иное было бы по меньшей мере странно. Поэтому не очень-то удивили данные, приведённые президентом исследовательского холдинга «Рамир» Андреем Милёхиным. Последние исследования показывают, что многие страны бывшего СССР воспринимают политику своих соседей как враждебную. А такая ситуация чревата весьма неприятными последствиями.

Что же делать?

Наиболее приемлемый путь сохранения влияния России на постсоветском пространстве, считает Померанц, это отказ от имперских амбиций, ностальгии по ней и культивация русофонии. Под которой надо понимать мир русского языка, культуры, русскоязычной прессы, образования на русском языке. То есть русофония – категория внеполитическая, за ней – социальные, культурные, информационные связи, основанные на контактах с исторической родиной, любви и уважении к ней. Таких примеров в мире немало. Так живёт французское зарубежье, так много веков существует «еврейский мир», поддерживая своих соотечественников в разных странах, так живёт рассыпанная по миру армянская диаспора. И если о ностальгии по имперским временам можно и поспорить – а есть ли она сегодня вообще или это миф, привычно или сознательно пропагандируемый? – то о важности поддержки и культивирования русофонии спорить не приходится.

Алексей ПОЛУБОТА, Анна АПОСТОЛОВА

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 3,0 Проголосовало: 2 чел. 12345

Комментарии:

С чем пожалуем

Новейшая история

С чем пожалуем

О модернизации России и способах её интеграции в мировое сообщество

Николай ПЕТРАКОВ, академик РАН

Тема модернизации российской экономики стала в последнее время доминирующей.

Впрочем, научная трактовка понятия «модернизация» весьма расплывчата. Должна ли модернизация основных отраслей промышленности проводиться на основе приобретения и копирования западных высокотехнологичных разработок? Либо на российских научных достижениях? Например, каким образом модернизировать автомобильную промышленность России? Ни один автомобильный завод на российской территории не был создан на основе национальных технологических разработок. Но в области космических исследований, ракетостроения ситуация принципиально иная.

Так что же такое модернизация и как она должна осуществляться? Это особая проблема.

Существует мировой опыт индустриализации, модернизации экономики. Нормальный классический капитализм возникал только тогда, когда отправной точкой было ускоренное развитие потребительского сектора.

В Англии капитализм возник как «шерстяной». В России – как «ситцевый». Сталинскому руководству нужна была модернизация, индустриализация за счёт сельского хозяйства, потребительского сектора. Известный афоризм Черчилля о том, что «Сталин принял страну с сохой, а оставил с атомной бомбой» можно дополнить словами и «с нищим населением». Так называемые лихие 90-е для многих (в том числе и для предпринимателей) оказались кошмарными. Криминал, рейдерство, олигархический монополизм, коррупция перечеркнули идею честной свободной конкуренции, гражданского общества, правового государства.

Теперь выдвинут лозунг модернизации, инноваций, повсеместного внедрения нанотехнологий, компьютерных сетей, высоких технологий. Но нельзя не согласиться с точным высказыванием экономистов Шмелёва и Фёдорова: «Новинки ХХI века не приживутся в экономике, которая не решила задачи ХIХ века. Электронный капитализм не создать, минуя ситцевый».

Попытка прыгнуть сразу в электронный капитализм совершенно очевидно навеяна многогодовыми рассуждениями о глобализации мировой экономики и международных отношений. При многократном повторении термин «глобализм» зомбирует политиков, экономистов, общественных деятелей. Однако в основе глобализации лежат не электронные игрушки, на которые так охочи нынешние власти, а проблема реальной интеграции в мировую систему.

К сожалению, при полном попустительстве прежнего российского руководства Запад уже интегрировал нашу экономику в мировое сообщество. На своих условиях. По сути – это колониальная демократия. Она насаждается методами оранжевых революций (Украина, Грузия, Киргизия) или прямым военным вмешательством (Сербия, Ирак, Афганистан).

Колониальная демократия имеет ряд специфических черт в политической, социальной, культурной, экономической сферах. В экономической области колониальная демократия сводится к рыночным реформам, превращающим экономику «новых демократий» в примитивную, в основном сырьевую, с монопродуктовым экспортом. Требование быстрой приватизации государственной собственности отнюдь не сопровождается стремлением повысить производительность труда, снизить издержки производства, внедрить высокие технологии. Формируется неэффективный, неконкурентоспособный рынок. Частная собственность не приводит к общему росту жизненного уровня населения, а обогащает ничтожную по численности элиту.

Чисто теоретически, идеологически руководство России это понимает. Возникает дилемма: или подчиниться навязанной нам Западом форме интеграции, или попытаться собственными силами создать диверсифицированную, конкурентоспособную на мировых рынках экономику.

Дилемма эта заводит в тупик. Оставаться в нынешнем русле означает обрекать экономику России на полную зависимость от мировых цен на нефть. При этом на международной арене Россия будет испытывать сильное давление не только со стороны Запада, но и в перспективе и нефтедобывающих стран – ОПЕК.

Попытка собственными силами ворваться в высокотехнологичный мировой рынок имеет целый ряд подводных камней. Прежде всего это опасность скатывания в самоизоляцию. Могут возникнуть рецидивы повышения уровня секретности собственных разработок, создания закрытых научных центров, возникновение новой сети промышленного шпионажа.

Кроме того, малоперспективны предложения о создании системы международного обмена: российское сырьё на западные высокие технологии. В этих предложениях совершенно не просматривается интерес западных партнёров. По логике западных специалистов нефть и природный газ легко покупаются за доллары и евро, а Россия на вырученные деньги должна покупать готовые товары, а не технологии их изготовления. Провал сделки по «Опелю» – одна из первых ласточек в реализации этой политики. Интеграция необходима России, но на принципиально новых основах, лишь на базе безусловного соблюдения национальных интересов нашей страны.

Обеспечение национальных интересов просматривается прежде всего в следующих действиях:

– преимущественное развитие тех направлений мировой науки, в которых российская наука уже является или в ближайшие годы может стать конкурентоспособной;

– обеспечение военно-промышленной безопасности страны;

– максимально эффективное использование географического положения России;

– использование эколого-экономических преимуществ России перед другими регионами планеты;

– преимущественное стимулирование процессов демографического роста и увеличения продолжительности жизни россиян.

В сфере науки должна быть проведена быстрая и решительная инвентаризация по критерию конкурентоспособности уже достигнутых результатов. Такая работа уже давно ведётся в Российской академии наук. Те исследовательские коллективы, которые получили в результате указанного тестирования положительные результаты, должны быть обеспечены самым современным экспериментальным оборудованием, современными условиями жизни сотрудников и заработной платой на уровне европейских стандартов.

Вопрос о привлечении в российскую науку русскоговорящих специалистов с Запада весьма дискуссионен. Учёный-эмигрант, не представляющий большой ценности для западной науки, едва ли может стимулировать прорыв в новейших областях знаний. Как правило, это «псевдонаучный шлак», который всегда образуется при интенсивной работе научных коллективов и от которого хотят избавиться по возможности интеллигентно. Лучше материально предотвратить экспорт мозгов, чем выкупать отработанный ресурс.

В сфере обеспечения военно-промышленной безопасности страны приоритетным должно стать полное обеспечение армии современным оружием. На экспорте вооружений для России это скажется исключительно положительно. На полную мощь заработают знаменитые конструкторские бюро. Многообразие предложений рождает конкуренцию, дополнительный спрос. Интенсификация разработок в области военных технологий даст толчок в развитии изобретений двойного применения.

Особого внимания требует проблема рационального использования особого географического положения России. Из уникального евразийского положения Россия не извлекает и сотой доли эффекта как транзитный поставщик грузов в международной торговле. Россия при бурном научно-техническом и экономическом развитии стран Юго-Восточной Азии, Японии, Южной Кореи и в ближайшие годы Китая может стать эффективным транзитным мостом между Европой и Азией. Необходима реализация межнационального инвестиционного проекта по строительству скоростной автомобильной дороги и скоростной железнодорожной магистрали Восток–Запад. Это должен быть высокотехнологичный «Шёлковый путь» ХХI века. В процессе реализации этого проекта могут быть реконструированы значительные участки Транссибирской и Байкало-Амурской магистралей.

Не менее интересен проект использования экологических особенностей России. У нас десятки тысяч квадратных километров лесных территорий, совершенно свободных от промышленных разработок. Это главные лёгкие планеты (бразильские лёгкие бешеными темпами уничтожаются). В России существуют огромные площади чернозёмов, на которых можно выращивать экологически чистую продукцию в соответствии с международными стандартами. При государственном и межгосударственном контроле эта продукция может служить весомым вкладом в экспортную составляющую нашей страны. Экологически чистая продукция, заполнившая внутренний рынок вместо сомнительных импортных продуктов, будет способствовать и оздоровлению российских граждан.

И здесь мы подходим к главной проблеме и интеграции, и модернизации – условиям жизни наших людей.

Уровень доходов работающей части нашего населения в разы ниже, чем в развитых странах. Пытаются объяснить это относительно низкой производительностью труда россиян. Это довольно странно с социальной точки зрения.

Во-первых, непонятно, как машинист парижского метрополитена в два-три раза быстрее гоняет поезда, чем машинист московского? Аналогичных примеров можно набрать десятки.

Во-вторых, неясно, как токарь шестого разряда может выжать из станка, произведённого двадцать лет назад, продукцию, равную по объёму и качеству автоматической линии заводов «Сименс»?

Ругать тут надо не рабочего, а гнать топ-менеджера, получающего бонусы, вполне сопоставимые с бонусами западных руководителей производства.

Разница в производительности труда российских и западных работников – и соответственно в оплате – подаётся демократами как наследие коммунистических времён. И вполне устраивает их как объяснение нынешнего положения. Однако относительно низкие советские зарплаты и пенсии компенсировались низкими и регулируемыми ценами на предметы потребления. И грошовыми тарифами на услуги ЖКХ. Теперь же монополисты на естественные ресурсы проводят в жизнь политику максимального приближения внутренних тарифов к мировому уровню. Руководителей госмонополий не беспокоит, что внутренним ценам на мировом уровне необходимо обеспечить зарплату тоже на мировом уровне! Это не по их ведомству.

Но главную озабоченность сегодня вызывают уровень медицинского обслуживания, диагностика, диспансеризация. У нас всё больше больных детей. Смертность и заболеваемость трудоспособного населения России (особенно мужчин) крайне велика для цивилизованных стран. Здесь ни в коем случае нельзя экономить. Ведь спасение России в её народе.

Словом, можно сделать вывод, что проблема интеграции и модернизации в современной России значительно сложнее и интереснее, чем это кажется многим политикам и экономистам. Россия, безусловно, должна продолжать играть значительную роль на мировом рынке энергоносителей. Но национальные интересы страны значительно шире и многообразнее, чем получение доходов от продажи нефти и газа. Проблемы выбора достойных вариантов интеграции России в мировое сообщество чрезвычайно актуальны именно в настоящее время.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 4,7 Проголосовало: 6 чел. 12345

Комментарии: 17.02.2010 19:24:26 - Сергей Иванович Иванов пишет:

Разобраться в приоритетах..

Все, что говорит автор, правильно, но, думается, модернизация дело нескорое, если вообще в России возможное.. Выводы А.Паршева еще вроде не опровергнуты.. А вот экономическсое состояние значительной массы населения близко уже сейчас к катастрофическому.. Без возвращения хотя бы элементов социализма я не могу представить будущее - у многих его просто не будет.. И в который раз уже приходится повторять - хватит корчить из себя сверхдержаву! Олимпиада в Сочи, спасение гаитян - когда это кончится?! И кому это надо? Себя нужно спасать - мне кажется за границей на Россию давно смотрят как на некий дурдом... Лично я, пока не будет возвращена бесплатная медицина и образование, считаю себя в состоянии пассивного бойкота нынешней власти.. Чем быстрей все это рухнет, тем лучше.

17.02.2010 19:19:14 - Сергей Иванович Иванов пишет:

Разобраться в приоритетах..

Все, что говорит автор, правильно, но, думается, модернизация дело нескорое, если вообще в России возможное.. Выводы А.Паршева еще вроде не опровергнуты.. А вот экономическсое состояние значительной массы населения близко уже сейчас к катастрофическому.. Без возвращения хотя бы элементов социализма я не могу представить будущее - у многих его просто не будет.. И в который раз уже приходится повторять - хватит корчить из себя сверхдержаву! Олимпиады, спасение гаитян - когда это кончится?! И кому это надо? Себя нужно спасать - мне кажется за границе

17.02.2010 12:32:13 - Владимир Павлович Козырьков пишет:

МОДЕРНИЗАЦИЯ ПО-НОВОРУССКИ

Но самая главная проблема все же не изменение своей роли в международном разделении труда. Главная проблема в том, кто проводит модернизацию, кто ей руководит, каковая социальная сила, которая все это сделает. В западных странах модернизация проводилась молодой и задорной буржуазией и таким же рабочим классом. У нас модернизация проводилась молодым и амбициозным рабочим государством, которое было на подъеме своих социальных сил. При всех издержках, но эта задача была решена. Теперь мы видим, как все достижения этой модернизации за 20 лет практически разрушены и растащены. Остаются только жалкие крохи, связанные с обслуживанием сырьевой экономики, военной и космической отраслями. Медицина, спорт, образование – дышат на ладан; при всех попытках вдохнуть в них новую жизнь, допинговать разовыми вливаниями, какими-то чудодейственными, экзотическими средствами (национальные проекты при отсутствии национального самосознания, материнский капитал при отсутствии основного и т. п.) лишь создают видимость роста и благополучия этих отраслей. Я не думаю, что причина всего этого – сложившееся международное разделение труда, куда Россию впускают только в роли сырьевой колонии, «банановой республики». Причины такого катастрофического положения внутренние, а не внешние. Внешние причины есть лишь следствие внутренних. Все дело в том, повторюсь, что у нас сейчас нет ни социальной силы (это главное!), ни политической силы, которые были бы заинтересованы в модернизации страны. Для такой модернизации, о которой идет речь, нужна определенная жертвенность со стороны новой социальной и политической элиты, нужны энтузиасты информационной революции и высоких технологий, нужно оставить смешные международные амбиции, которые греют патриотическую душу политиков, но мешают серьезно заниматься модернизацией и ухудшают международные условия для интеграции в мировой рынок. Проще говоря, надо быть мудрее, хитрее и предусмотрительнее для собирания внутренних сил. Для чего нужно убрать эти пресловутые «вертикали власти», которые были нужно в 2000-е, чтобы сдержать распад страны, но сейчас они стали противотанковыми ежами, через которые не продраться простому гражданину, чтобы принять участие в деле модернизации страны. Тут уж одно из двух: или «держать и не пущать» через эти ежи, и охранять их денно и нощно, чтобы не сломали, иначе, якобы страна распадется, поэтому вся надежда на чиновников и на силовые структуры; или расчистить политическую структуру, так как еще в мире не было примеров, чтобы чиновники проводили модернизацию. Избавиться от таких фигур, один образ которых вводит народ в рецидивное шоковое состояние, и они воспринимают их сохранение как вызов всему общественному мнению, плевок им в их гражданское лицо. Между тем чиновники уже начали быстро составлять планы модернизации и бодро рапортовать, что у них модернизация идет быстрых ходом. Но никакой модернизации не будет, пока будет сохраняться существующая политическая структура, задача которой была одна: сохранить страну. Теперь Россию нужно модернизировать, для чего коренным образом необходимо изменить систему управления страной. Необходимо и приостановить раздирающий страну на две части социальный разлом: несколько %% сырьевых и финансовых королей и остальная масса населения, которую центростремительная сила выбросила на обочину этого нового исторического колеса. Но в этих двух направлениях ничего не делается. Даже нет отдельных шагов в этом направлении. Но тогда ничего и не будет. Чудес на свете не бывает. До сих пор любое вмешательство политиков в образование, медицину, науку и др. социальные сферы (я уж не говорю про экономику) приводило только к негативным результатам. Все эти вмешательства имели внешний и непоследовательный характер. Для модернизации нужна концентрация сил в одних руках и огромная воля, которая не остановится не перед чем, чтобы решить возникшие историческую задачу. Другого пути нет. Будет лишь одна болтовня, некий гигантский политический клуб, который иногда посещают олигархи и политики после поездок за границу. Для модернизации страны нам нужно хорошо понять, что, по сути дела, мы имеет сейчас 3-х укладную экономику: часть советской, часть бандитской 90-х и часть неокапиталистической 2000-х. Будущее нашей страны зависит от того, какая их этих частей одолеет. Пока что побеждают наследники 90-х, которые на нюх не переносят советскую экономику. Двухтысячники должны понять, что на пустом месте ничего не возникает, поэтому надо брать то ценное, что было в советской экономике. И сейчас берут, но только ресурсы, но надо не только ресурсы. Но 90-ки такого поворота истории боятся как огня, так как они могут потерять нажитые нечестным путем богатства. Не случайно они сейчас подняли голову, так как почувствовали опасность для себя. Власть 2000-ков боится действовать решительно, так как при этом могут окончательно уплыть на Запад многие и многие миллиарды. Сейчас тоже уплывают, но не все. Власть в этой борьбе за новый путь развития боится опереться на народ. Видимо, не зря боится. Но в этой борьбе трех укладов, в способах этой борьбы и ее результатах скрыт весь рецепт выхода из трудной ситуации. Так что нет тут никакой тайны модернизации. Это тайна полишинеля. Так с чем же мы пожалуем? Во многом согласен с академиком: нам есть, что предложить миру. С другой стороны, Россия не должна стремится к тому, чтобы чем-то удивить мир и чтобы это что-то вызывало чувство гордости у наших политиков и тех 5-6 млн. российских граждан, которые имеют возможность ездить на Запад и даже жить там. Приятно, конечно, что в чужой стране бывает стыдно назвать страну, из которой ты приехал. Но я не думаю, что у нас есть что-то такое, чего мы должны стыдиться и испытывать комплекс неполноценности, поэтому нужно срочно модернизировать страну. Есть более важная проблема: спасение российских граждан, без которых модернизация будет только маниловщиной. Но пока что наши граждане совершают модернизацию, но в других странах. В одной Силиконовой Долине, говорят, наших ребят ок. 75 % (из 25 тсч.) А сколько в других странах? Так, может быть, это и есть наша модернизация, о которой мы так мечтаем? Модернизация по-новорусски.

17.02.2010 10:19:40 - Зоя Николаевна Фристова пишет:

модернизация России

всё что говорит академик правильно,но решать эти задачи наша так называемая "элита" не будет. Ей и так живётся прекрасно. Она живёт в совсем другой стране под защитой коррупционных законов и всех ресурсов военизированных ведомств. До народа им дела нет. Лишь бы было кому обслуживать сырьевые отрасли. Так что ничего светлого в будущем России мне не видится.К великому сожалению.

Всё предопределено и распределено?

Новейшая история

Всё предопределено и распределено?

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Признаюсь, давно хотелось эти заметки написать. Сдерживал себя, надеясь, что вызвавшая желание высказаться проблема рассосётся сама собой и обойдётся без скандала. Однако в данном случае в эту историю втянули государство. И проблема приобрела совсем иной характер.

Уже много лет директор Музея изобразительных искусств им. А.С. Пушкина госпожа И.А. Антонова пытается выжить нас, философов, из здания Института философии на Волхонке, 14/1, дабы расширить владения музея. И много раз терпела поражение. И вдруг мы узнаём, что в принятом постановлении правительства по случаю предстоящего 100-летия знаменитого музея кому-то пришло в голову включить исключительно замечательную мысль: взять и подарить этому музею здание… Института философии, которому как раз в 2009 году исполнилось 80 лет. Причём, принимая это решение, с коллективом и учёным советом института никто даже не посоветовался.

Люди законопослушные, мы хотели бы всё-таки узнать, как и почему такое решение было принято? Хотелось бы понять, кому, зачем и для чего понадобилось «подарить» музею здание, явно не пригодное (несмотря на высоту потолков) для того, чтобы в нём выставлялись или хранились картины? Это косвенно признала и сама госпожа Антонова, меняя формулировки в своих публичных выступлениях: то в здании будет галерея классического искусства, то реставрационный центр, то помещение для размещения музейных служб во время реконструкции музея… Увлечённая своими экспансионистскими планами, Ирина Александровна так и говорит:

В 1963 году у музея было одно здание, теперь уже 11, и скоро станет ещё больше, ибо сейчас нам некуда больше расширяться. Госпожа Антонова уверена, что дальнейший ход событий уже предопределён и расписан.

Мы, философы, люди вполне здравомыслящие, никак не можем понять логику и смысл решения, согласно которому разрушают исторически сложившийся центр духовной культуры, в который помимо Музея им. Пушкина входят храм Христа Спасителя, Институт философии, Институт русского языка, галерея Ильи Глазунова, две всероссийского масштаба библиотеки.

Впрочем, скептики и знатоки рыночных нравов убеждены в том, что борьба вообще идёт не за здание как таковое, а за место, за землю, на которой стоит наш институт. Ведь цена этого места измеряется цифрами с многими нулями: с одной стороны – храм Христа, с другой – звёзды Кремля, а невдалеке – старый Арбат с переулками, где расположились ещё не уничтоженные старинные дома и усадьбы Герцена, Аксаковых, Нащокина и других деятелей русской культуры.

Несколько слов и о нашем здании, «Жёлтом доме на Волхонке», как остроумно когда-то прозвал его великий мыслитель А.А. Зиновьев. Это наш кровный дом: в нём институт родился, рос и стал староват, как сказал бы Маяковский. Здесь жили и творили лидеры целых направлений отечественной философии – Б.Н. Чичерин и И.С. Аксаков. Здесь с момента рождения института десятки лет собирались советские и российские философы, проводили рабочие встречи, вели дискуссии. Здесь недавно торжественно отмечался Всемирный день философии.

Короче, это не обычное помещение, и не офис, который в любой момент можно поменять. Это поистине родной дом российских философов, что отметили и подчеркнули в своих письмах-обращениях к президенту и премьеру правительства философы МГУ, МГИМО, РГГУ, МГТУ, Философского общества России, институтов истории, психологии, философы Ульяновска, Казани, Краснодара, Перми, Тюмени, руководители философских учреждений Украины, Белоруссии, Азербайджана, Армении, Казахстана, философы западных стран… В этих письмах просьбы к руководителям страны не совершать опрометчивого шага, не уничтожать культурный и духовный центр, без преувеличения, мировой известности.

Странная вещь: когда начинаешь отстаивать свои права и чувство собственного достоинства, тебя упрекают в сентиментальности и старомодности, называя всё это эмоциями. Но когда заходит речь о судьбе памятников культуры, обязательно возникают «деловые люди» и разговоры о пользе и выгоде. И тут уже не до права – «незаконным» пытаются объявить долгосрочное соглашение об аренде здания, заключённое нашим институтом с государством.

Правовой нигилизм, как его определил президент Д.А. Медведев, своими глубокими корнями опирается на моральный наплевизм, расцветший в постсоветской России. Для плохих политиков всплеск чувств и эмоций граждан по поводу несправедливости – это «скандал» и «безобразие». А для дальновидного политика недовольство и возмущение каким-то решением или событием – сигнал о неблагополучии и несправедливости, который должен быть услышан.

На днях премьер В.В. Путин говорил, что не надо бояться признавать ошибки и научиться вовремя их исправлять. Полностью разделяю это мнение. Хорошо бы исправить ту ошибку, которая – по недосмотру или недомыслию кого-то из чиновников – вкралась в нужное постановление правительства в связи с предстоящим юбилеем замечательного Музея изобразительных искусств им. А.С. Пушкина.

Валентин ТОЛСТЫХ, доктор философских наук, главный научный сотрудник Института философии РАН, лауреат Государственной премии СССР

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 2,0 Проголосовало: 2 чел. 12345

Комментарии: 17.02.2010 19:31:03 - Сергей Иванович Иванов пишет:

Пора бы понять..

Уважаемый доктор - пора бы понять, что руководят нами люди, видимо насилу понимающие для чего вообще нужна эта самая философия.. А потом они же совершенно неподдельно изумляются - как это вот на Западе, да и на Востоке все так здорово получается, а у нас всегда "по Черномырдину"... Просто там хорошо понимают, что такое философия и для чего она нужна..

17.02.2010 19:23:02 - Леонид Трифонович Курапов пишет:

последний "философский пароход"?

Злорадствовать, разумеется, не хочется, но и сочувствовать - увы - тоже... Простите, господа философы, но разве не вы в первую очередь "повинны" в гибеле СССР? Вы так долго "развивали" и расхваливали фальшивый "социализм" (заменив красивой конфеткой несуществующий "основной экономический закон"), что это в конце-концов настолько надоело и вам самим, что многие из вас стали усердно каяться в своей приверженности "марксизму-ленинизму"... И это вместо того, чтобы помочь "классикам"!.. обнаружить имеющиеся у них кое-какие "подсказки" для новой теории развития общества... Нет, не скажу - поделом. Просто обидно и за всех нас, и за страну, чьи республики так и не стали в реальности ни "социалистическими", ни даже "советскими". Из-под вас "выдернули" великую державу, а вы - из-за домика переживаете... Впрочем, дело ваше - воюйте...

У врат неведомого мира

Новейшая история

У врат неведомого мира

КНИЖНЫЙ  

  РЯД

Ален де Бенуа. Против либерализма.– СПб.: Амфора, 2009. – 476 с.

Восемнадцать глав этой книги, написанных в разное время, объединяет одна идея – критика современного западного общества, его экономической и политической модели, масскультурной матрицы и стереотипов мышления, которые отражают дух либерализма, распространяющий своё влияние на весь остальной мир. Его инструменты – глобализация, всевозможные торговые и экономические соглашения, системы коммуникаций и новейшие технологии.

Автор очень обстоятелен в своих исследованиях, его взгляды обоснованы трудами как предшественников, так и архитекторов либерализма и нового мирового порядка – от экономистов и политиков до практикующих «революционеров», повлиявших на смену многих режимов. Эти исследования уходят к эпохе великих географических открытий, времени появления буржуазного сословия и механизма ростовщичества.

Стиль автора лёгок и увлекателен. Эрудиция впечатляет. Темы – вопросы государственного конструирования, справедливости, конфликтов, свободы и личной ответственности – касаются каждого из нас. Над переводом трудились шесть специалистов в области философии, политологии, филологии и международных отношений. Предисловие к изданию написал известный российский философ Александр Дугин.

Ален де Бенуа довольно точно и проницательно ухватывает суть нынешних процессов – будь то попытки США навязать свою гегемонию остальному миру, мутации рыночной экономики или транскультурная экспансия, выраженная формулой McWorld.

Соотношение сил и интересов, методы управления и принуждения, в том числе постепенный захват сфер влияния частного над общественным (что выражается в увеличивающейся роли транснациональных корпораций и лоббистских групп над государственным сектором), появление феномена сетевого общества, разрушающего традиционные социальные структуры, даны в книге в ярких исторических примерах и подвергнуты скрупулёзному анализу.

Из книги следует, что за границей сегодняшних катаклизмов нас ждёт новый, неизвестный мир. Каким он будет – решать нам с вами. Уроки и заблуждения, рассмотренные в данной книге, помогут теоретикам и практикам избежать ошибок при построении политических теорий. Для тех же, кто находится вне активной политики, книга будет увлекательным путеводителем по лабиринтам современной глобализации, где господствуют законы неолиберализма.

В своём диалоге с читателем автор рекомендует остерегаться многих увлечений постмодернистской культуры, ибо они кардинально меняют не только ландшафт нынешнего мира, но и сущность самого человека.

Леонид САВИН

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Деньги должны быть надёжными

Новейшая история

Деньги должны быть надёжными

КНИЖНЫЙ  

  РЯД

Ричард Дункан. Кризис доллара. Причины, последствия и пути выхода. М.: Изд-во «Евро», 2010. – 296 с.

Появилось немало трудов, в которых известные аналитики пытаются разъяснить причины и последствия кризисной ситуации. Некоторые авторы рискуют прогнозировать, что 2010 год может быть поворотным, в смысле – успешным ответом кризису. Но только в том случае, если государства будут компетентно «возвращаться» в экономику. К этой категории исследователей можно отнести известного американского экономиста Ричарда Дункана.

В его новой книге отмечается, что главная причина общемировой экономической дестабилизации – это «перегрев», искажение реальной стоимости американской валюты из-за гигантского дефицита торгового баланса США. Дефицит издавна пытались сокращать или по крайней мере не увеличивать государственным и коммерческим финансированием. В результате в финансово-экономической системе США образовался колоссальный мыльный пузырь. Но поскольку американский доллар является наиболее влиятельной мировой валютой, происходящее в США сказалось едва ли не на всех странах мира. Дункан отнюдь не принадлежит к числу тех аналитиков, кто считает, что рынок сам всё вскоре поправит. По его мнению, надо «с помощью государства стимулировать внутренние производство, спрос, пробиваться с новыми товарами на новые рынки, как, например, это небезуспешно делает Китай».

В книге отмечается, что «институт капитализма очень сильно искажён таким явлением, как огромные внутренние и внешние заимствования, которые финансируются с помощью денег, печатаемых по первому требованию или распоряжению. Поэтому правительствам сейчас необходимо взять экономику, особенно денежную сферу, под эффективный контроль». Как подчёркивает автор, «мы не можем описывать обновлённую экономическую систему как капитализм. Я называю её экономикой, контролируемой государством».

Дункан выступает прежде всего за долговременное развитие современных и перспективных производственных отраслей. А именно: «…Перестаньте делать вещи, которые можно дёшево купить где-то ещё, и разрабатывайте свои биотехнологические, нанотехнологические продукты будущего. Это в совокупности очень быстро обеспечит стабильный экономический рост, возможно, даже в 2010 году». Он убеждён, что это «единственный способ вернуть экономику не только США, но и других стран на путь «финансового благоразумия и надёжных денег…»

Весьма примечательно сходство таких оценок и идей с мнением всемирно известного экономиста, лауреата Нобелевской премии по экономическим наукам (1973) Василия Васильевича Леонтьева. Имея в виду США, учёный отметил: «Частное предпринимательство сделало нашу страну самой процветающей в мире, и наша экономика будет, безусловно, опираться на него как на движущую силу… Но, чтобы сохранить правильный курс, нам необходимо использовать государственный руль, и, судя по всему, государство должно в будущем уделять этому вопросу больше внимания…»

Доводы Ричарда Дункана о необходимости большего воздействия государства на экономику подтверждаются известным мнением: «Ни одна нация в истории не построила свою экономику успешно без того, чтобы национальные государство и правительство не играли в этом основную роль…»

Алексей БАЛИЕВ

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 4,0 Проголосовало: 1 чел. 12345

Комментарии:

Английская проза: новое дыхание

Литература

Английская проза: новое дыхание

ВСЕМИРНАЯ ЛИТЕРАТУРА

Татьяна КРАСАВЧЕНКО – доктор филологических наук, ведущий научный сотрудник отдела литературоведения Института научной информации по общественным наукам (ИНИОН) Российской академии наук, член Союза писателей, литературный переводчик. Автор книги «Английская литературная критика ХХ века» (1994), многих статей по английской литературе, прежде всего XX–XXI вв., и литературе русской эмиграции первой волны, составитель, переводчик, автор послесловия и комментариев в книге Т.С. Элиот «Избранное: Эссе о религии, культуре и литературе» (2004), под её общей редакцией в издательстве «Эллис Лак» в 2009 г. вышло 5-томное собрание сочинений Гайто Газданова.

Татьяна Николаевна, что следует иметь в виду, говоря о современной литературе Великобритании?

– Обычно подразумеваются произведения одного-двух последних десятилетий, но, по сути, это более объёмное явление – речь идёт о литературе после Второй мировой войны, когда Великобритания перестала быть империей и стала просто страной, «как все». Изменились уклад национальной жизни, а с ним и психология – в сущности литература осмысливает это по сей день. Порой британцы включают в свой круг и писателей Содружества, о чём свидетельствует, в частности, присуждение им самой престижной британской – Букеровской – премии. Например, её дважды получали южноафриканский писатель Д.М. Кутзее и австралиец Питер Кэри. Далее я буду говорить о прозаиках, пишущих на английском языке и, как правило, живущих (или живших) и творчески сформировавшихся в Великобритании; о поэзии и драме – особый разговор.

Какие заметные события произошли в последние двадцать лет в английской литературе?

– Наиболее значительные и известные романисты этого периода – Йен Макъюэн, Мартин Эмис, Джулиан Барнс и, возможно, Себастьян Фолкс. Тут важно учесть иную, чем в русской литературе, систему координат (по крайней мере до недавнего времени). Английский читатель не видит в писателе «мудреца», «пророка», не ждёт от него «социальных прозрений». Вообще, мне кажется, в Великобритании писатели с явным социальным темпераментом, как Дорис Лессинг (Нобелевская премия, 2007), озабоченная судьбами этого «безумного мира» («Играя в игры», 1995; «Мара и Дэн», 1999; «Бен, в этом мире», 2000), – не типичное британское явление. В литературе последних лет нет романов о крушении империи, о мучительном изживании британцами имперского комплекса – таких как «Раджийский квартет» (1966–1975) Пола Скотта и его роман «Остаться до конца» (1977) или «Имперская трилогия» (1970–1978) Д.Г. Фаррела. Читатели и обратили-то внимание на П. Скотта лишь после присуждения ему в 1977 г. Букеровской премии. Английская литература (я имею в виду литературу, создаваемую на английском, эпитет «британская» – скорее, политический) вообще очень «непрямолинейна». К тому же ей требовалось время – перевести дыхание, «осмотреться» и осмыслить «храбрую новую жизнь» – тут не только распад империи, но и глобализация, возникновение однополярного мира, что отнюдь не вызвало восторгов в Великобритании.

И всё-таки кто наиболее остро реагирует на актуальные проблемы современности?

– Пожалуй, Мартин Эмис. Он пишет о главных ценностях «нашей релятивистской эпохи» – успехе, деньгах, информации как о деструктивных силах. В его, вероятно, лучшем романе «Деньги. Записки самоубийцы» (1985) гротескно изображён «массовый» человек, одержимый желанием разбогатеть. А современная литература в романе «Информация» (1995) предстаёт как коммерческое предприятие, где важно знать книжный рынок, иметь хорошего агента, связи с издательствами. Автобиография «Опыт» (2000) – это своего рода автопортрет на рубеже тысячелетий и вариация на тему о конечности и хрупкости человеческой жизни. Последнее время М. Эмиса (как в своё время и его отца Кингсли Эмиса) влечёт к себе трагическая история России и тема жестокости как ещё одной разрушительной силы современной цивилизации. Об этом – эссе о Сталине «Ужасный Коба: смех и двадцать миллионов жизней» (2002) и роман «Дом свиданий» (2006) – история двух братьев в сталинском концлагере. Очевидно, писатель – западный интеллектуал пытается выйти «за свои пределы» – постичь боль «других», Россия трогает, потрясает его, но впечатление в целом – «инфантильной» игры в «серьёзные игры», трагедия – не его жанр. Эмис – неровный писатель, кто-то восхищается им (известный английский критик Терри Иглтон назвал его «звездой литературного Лондона»), а кто-то считает его отвратительным – шокируют его гротескная манера, «чёрный юмор», сленг.

Какие произведения пользуются наибольшим успехом у англичан?

– Английский читатель, на мой взгляд, привык к психологическому роману нравов, характеров (как правило, с комедийным, сатирико-юмористическим началом) – о жизни «микросоциальной группы людей» (усадьба, городок, семья, круг друзей), к историческим романам, предпочтительно на сюжет из национальной истории; на это, как правило, осознанно или нет, ориентирован и английский писатель. В этом контексте понятно, почему такой успех имеют эпико-романтические романы С. Фолкса, прежде всего «Песнь птицы» (1993) – о любви на фоне кошмара Первой мировой войны, а Букера в 2009 г. получила Хилари Мэнтл за роман «Вулф холл» – об Англии XVI в., о Томасе Кромвеле, одном из идеологов английской Реформации, главном советнике короля Генриха VIII. Конечно, критика оценила яркий роман Дж. Барнса «История мира в 101/2 главах» (1989), появившийся на волне возникшего во всём мире, особенно в Европе, ощущения «конца истории». Но парадокс в том, что, возможно, на него больше откликов в России, чем в Великобритании: российский читатель особенно любит такие масштабные, философские, притчевые сюжеты. А вот роман «Артур и Джордж» (2005) Барнс написал уже в традиционной манере и об англичанах. Это своеобразная хроника английской жизни начала ХХ в. В его основе – реальная история о том, как Артур Конан Дойл, «король» британского детектива, создатель Шерлока Холмса, настоящий английский джентльмен, в 1906 году восстановил репутацию несправедливо отсидевшего в тюрьме три года «темнокожего полукровки», юриста Джорджа Эйделжи. В этом романе, по сути, осмысливается феномен британской идентичности: история Британии ещё в начале ХХ в. порождает «новый тип британца» – метиса Джорджа (его мать – шотландка, отец – парс, священник англиканской церкви, т.е. «святая святых» британской жизни). Джордж ощущает себя английским джентльменом, однако английская глубинка смотрит на него как на чужака. Британская империя не в состоянии переварить свои плоды.

Какое из литературных направлений последних десятилетий вы считаете наиболее значительным?

– Пожалуй, «магический», или «фантастический» реализм. В его духе писал ещё Джон Фаулз (1926–2005); к сожалению, в 1988 г. он перенёс инсульт, подорвавший его здоровье и творческие силы. Но вспомним его «Мага» (1966, в русском переводе «Волхв», 1993). Существенный импульс писателям своего поколения в этом направлении дала автор ярких необарочных романов – «Адские машины желания доктора Хоффмана» (1972), «Мудрые дети» (1991) и др. – Анджела Картер (1940–1992), недаром к посмертному сборнику её рассказов «Сжигая корабли» (1995) предисловие написал, возможно, самый знаменитый современный британский «магический реалист» С. Рушди.

Вы согласны с мнением книжного редактора Time Out London Джона О’Коннела, что самый яркий писатель страны Йен Макьюэн?

– Макьюэн действительно – главный солист, хотя и не единственный. Почти каждый его роман – литературное событие. В чём секрет Макьюэна? Видимо, в том, что это очень английский писатель, писатель мейнстрима. Он пишет так, что за его спиной ощутима мощная, глубокая, идущая от Шекспира литературная традиция. Языком он владеет мастерски, виртуозно. Современный английский сочетает с неброскостью письма. Ему свойственны сугубо английская ускользаемость, ненавязчивое сочетание социальной проблематики с игрой воображения, эксцентриадой, с элементами «готики», т.е. прозы ужасов, натурализма. Обычно он предваряет повествование увертюрой – например, в романе «Искупление» (2001) – картиной жизни английской усадьбы в духе Джейн Остен. Невольно удивляешься: кто же так пишет ныне? И, как всегда, повествование у него взрывается событием, переворачивающим жизнь персонажей, – происходит нечто ужасное, «грехопадение», разламывающее жизнь на две части – «до» и «после». В марте нынешнего года выйдет его сатирический роман «Под воздействием солнца», где обыгран феномен глобального потепления. А пока его последний роман – «На Чизелском взморье» (2007) – драматичная, филигранно написанная, психологическая книга о любви, её уникальности, о дисбалансе духовного и физического начал, порождённом и пуританским воспитанием, и природой самого человека. При этом жизнь героев и тональность романа определяет по-бунински звучащий мотив катулловского «amata nobis quantum amabitur nulla» (любимая мною, как ни одна другая любима не будет).

Какие реалии отражают термины «новые английские литераторы», «мультикультурный роман»?

– Прежде всего последствия распада Британской империи и общего процесса разрушения барьеров между культурами, национальностями, цивилизациями. Сам феномен «новых английских литераторов» – индийца Салмана Рушди, нигерийца Бена Окри, полукровок Ханифа Куриши (отец – пакистанец, мать – англичанка), Тимоти Мо (отец – китаец, мать – англичанка), японца Кадзуо Исигуро – свидетельствует о возникновении новой британской идентичности и «гибридной» литературы нового типа, сформировавшейся на основе слияния английской и восточных традиций (индийской, японской, китайской и др.). Обычно считается, что инициировал мультикультурное направление

С. Рушди (р. 1947), но это произошло раньше, скажем, в творчестве выходца из Тринидада и Тобаго, этнического индийца В. С. Найпола (р. 1932, Нобелевская премия, 2001). Он и Рушди представляют два поколения и два полюса этого направления: у Найпола преобладает реакция отторжения от Индии, вспомним его «Территорию тьмы» (1964); в его романе «Полужизнь» (2001) показан процесс формирования мигранта, который нигде не чувствует себя дома. Для Рушди (ему было 14, когда он приехал из Бомбея) также актуальны проблемы адаптации в новом обществе и национальной идентичности, но ему импонирует синтез индийской мифологии, фольклора с европейской традицией, он ощущает себя своим в английской традиции, но считает гибельным отказ от корней; культура, мифология Индии – органичная часть его мира. Писатели мультикультурного направления (Окри, Куриши и др.) часто пишут о жизни в Англии социальных маргиналов, а если, как у К. Исигуро в романе «На исходе дня» (Букер, 1989), в своеобразной версии «Вишнёвого сада», герой – англичанин, то о японской традиции напоминает минималистская поэтика. Писатели этого направления обладают «двойственной сущностью».

Что доминирует в феномене Салмана Рушди – литература или политика?

– Действительно, политика принесла Рушди сенсационную известность. Как известно, за упоминание в романе «Шайтанские суры» (1988, по-русски их переводят как «Сатанинские стихи») апокрифа о том, что одна из сур Корана была продиктована сатаной и заменена в результате божественного вмешательства, а также за оскорбительное для мусульман упоминание имени Пророка духовный лидер Ирана аятолла Хомейни в феврале 1989 г. вынес смертный приговор писателю, «всем причастным» и издал фетву (религиозный вердикт), обязывающую мусульман всего мира исполнить его. Роман запретили почти во всех странах со значительным мусульманским населением. Рушди пришлось под защитой британского правительства скрываться, менять конспиративные квартиры. Убили переводчика романа на японский язык, ранили его итальянского переводчика и норвежского издателя. Лишь в 1998 г. правительство Ирана заявило об отмене фетвы. Но и в 2006 г. один из иранских фондов предложил около трёх миллионов долларов за убийство Рушди, а присвоение писателю рыцарского титула в Великобритании в 2007 г. вызвало протесты в мусульманском мире. В России издатели не решились опубликовать роман, но в 2008 г. его перевод появился в Интернете. Главное в этом романе – изображение конфликта двух культур и цивилизаций, антитеза светского и религиозного типов мышления, современного и патриархального образов жизни персонажей-индийцев, живущих в Вавилондоне.

Конечно, Рушди – писатель очень талантливый (но трудный для перевода), он всё равно получил бы признание, пусть не столь сенсационное. Его роману «Дети полуночи» (1981) трижды присуждена Букеровская премия – после первой публикации и в 1993 и 2008 гг. – «Букер Букеров» в честь двадцатипятилетия и сорокалетия этой премии. В этой мрачной, насыщенной культурными аллюзиями, сложной по языку книге, балансирующей между реализмом и гротеском, Рушди расширил границы романа, смешав старые и новые мифы Запада и Востока, сочетав эпический размах с литературной игрой, полифонией. Писатель он не политический, о чём сам заявил в одном из интервью. Но политические события изображает ярко, страстно. В целом же перед нами своего рода индийский эквивалент «Ста лет одиночества» Г. Гарсиа Маркеса, многоплановое, фантастическое повествование об истории Индии с 1910 по 1976 г. как о стране, пожирающей своих детей. И «Шалимар-клоун» (2005) Рушди – тоже не политический роман, хотя, учитывая его метафорическую подоплёку, его называют порождением постсентябрьского синдрома. Это история убийства в 1991 г. в Лос-Анджелесе средь бела дня бывшего посла США в Индии, позже возглавившего борьбу с терроризмом, – на пороге дома своей незаконнорождённой дочери (её символично зовут Индия). Убийца – кашмирский шофёр-мусульманин Шалимар-клоун. Но и этот роман эпическое, шире политики, повествование о любви и мести. Оно пронизано ощущением присутствия в жизни магии, творящей чудеса, и безобразной, неизбежной, непрерывной войны, где древние конфликты переплетаются с современными. Не менее эпичен и написанный в духе «магического» реализма роман «Флорентийская волшебница» (2008) – об Индии XVI в., времён легендарного Акбара Великого и о Флоренции эпохи Возрождения.

Применимо ли к английской литературе деление на такие направления, как реализм, модернизм, постмодернизм?

– Конечно, и это любимое дело критиков. Но сами писатели мыслят не категориями «метода», для них важны стиль, приёмы. Культура Великобритании в силу островного положения страны и сильных традиций консерватизма избегает крайностей, её авангардизм всегда был умеренным. Вот и теперь творчество крупных писателей, живущих в эпоху постмодернизма, не укладывается в его рамки. Хотя, пожалуй, многие из них отдают дань времени: видят в творчестве игру с ускользающим смыслом, склонны к деконструкции стереотипов, клише. Они создают иллюзию реализма, и каждый в разной мере разрушает её, передавая ощущение зыбкости реальности, относительности истины – часто путём введения разных точек зрения на одни и те же события. Возможно, наиболее последовательный приверженец постмодернизма – Питер Акройд. Он провозгласил «тотальную иронию» приметой времени, создал своеобразный жанр современной «литературной биографии» – симбиоз фактографии, пародии, вымысла, имитации документа, почти не отличимого от подлинных источников («Завещание Оскара Уайльда», 1983; «Чаттертон», 1987; «Диккенс», 1991).

Что касается старшего поколения, то в начале этого века ещё публиковала романы (последний – «Старшие классы», 2004) блестящий психолог и сатирик Мюриел Спарк (она умерла в 2006 г.). Но, учитывая её католицизм и склонность к созданию романа религиозного поиска и испытания, т.е. твёрдые «идеологические опоры», едва ли её можно отнести к постмодернизму. Малколм Брэдбери (1932 – 2000) в романах «Профессор Криминале» (1992) и «В Эрмитаж!» (2000) показал сходство позднего «исторического» и «постисторического» миров, где нет стабильных ценностей и история напоминает «шутовской хоровод». Однако писатель избегает конечных суждений и остаётся умеренным либералом, обладающим здравым смыслом и чувством юмора.

Насколько адекватно премиальный процесс в стране (Букер) и в мире (Нобелевская премия) отражает процесс литературный?

– Литературный процесс – явление в значительной степени имманентное, имеющее свою органику. Ни одна премия не адекватна литературному процессу полностью. Возможно, к этому близка Букеровская премия, хотя в своё время она обошла Дж. Фаулза, М. Спарк, Дж. Барнса, но другие премии – Национальная литературная премия, Уитбредовская, Сомерсета Моэма, издателя Джеффри Фабера, газеты «Гардиан» и т.д. – восполняют «пробелы». В присуждении Нобелевской премии, пожалуй, всё более очевиден приоритет принципа политкорректности.

Что ещё, кроме премий, структурирует литературный процесс в Великобритании?

– Рейтинги, конкурсы, социологические опросы или телевизионный «Книжный клуб» Ричарда Мэдли и Джуди Финнеган, присуждающий Приз зрительских симпатий, повышают интерес к книге, шансы на успех и могут сделать её бестселлером. В Англии нет, как в России, толстых влиятельных литературных журналов. Там журналы небольшие – «Лондон Мэгэзин», «Гранта», «Литерери Ревю», «Ридер», «Адженда», «Оксфорд поэтри»; печатают они «короткометражные» жанры – стихи, рассказы, редко фрагмент романа. Писателю нужно найти издателя (издательств немало), а успех обеспечивают рецензии в «Таймс Литерари Сапплемент», в «Гардиан», «Индепендент», премии…

Что можно сказать об английском женском романе и шире – о соотношении массового и элитарного?

– В Англии существует давняя мощная традиция женского романа, идущая от Джейн Остен, сестёр Бронте, Джордж Элиот – в XX век к Дороти Ричардсон, Вирджинии Вулф, Кэтрин Мэнсфилд, Розамунд Леманн, Джин Рис, к современным писательницам: Маргарет Дрэббл, Аните Брукнер, Фей Уэлдон, Антонии Байетт, Берил Бейнбридж, Эмме Теннант и др. В Британии особенно явно видно, что культура – это многоуровневая система, в которой всё взаимосвязано. Английская литература заставляет пересмотреть клише о соотношении элитарной и массовой литературы. В своё время из массовой литературы выросло творчество Диккенса. У английской прозы – высокий средний уровень. Допустим, куда «определить» имеющего широкий успех Ника Хорнби, автора забавных и трогательных романов, например «Футбольная лихорадка» (1992) – о футбольном фанате или «Мой мальчик» (1998) – о детском начале в каждом человеке, об инфантильном тридцатишестилетнем бонвиване, который обретает себя как личность под влиянием двенадцатилетнего мальчика, взрослого ребёнка? Сам писатель называет своё творчество попыткой «заполнить пустоту между популярным чтивом и высоколобой литературой». Или, скажем, английский детектив – он имеет глубокие традиции – от У. Коллинза, А. Конан Дойла, А. Кристи до Ф.Д. Джеймс. Введение элементов шпионского романа, детектива, усиливающее остросюжетность, – особенность современной литературы (например, романов Уильяма Бойда).

Вопрос из области социологии чтения. Много ли читателей серьёзных книг в Великобритании?

– Думаю, достаточно. Это «университетская страна», преподаватели, студенты – всегда хорошие читатели. Немаловажно и появление сетевых магазинов типа «Уотерстоун» – своего рода магазинов-читален с открытыми стеллажами и креслами, где не спеша можно посмотреть книгу.

А кого читают и переводят из русских авторов ?

– Знают и читают классику, переводят почти всех, кто на виду у нас. Но стать известным там довольно трудно. Случай Чехова, то есть усвоения англичанами чужого как своего, уникален. В 2011 г. Россия будет в центре Лондонской книжной ярмарки. Разумеется, это привлечёт внимание к нашей литературе.

Авторитет литературы Великобритании в мире традиционно был очень высок. Что можно сказать о сегодняшнем её состоянии?

– Долгое время английский роман существовал как жанр, ориентированный на «средний класс», т.е. на мироощущение ограниченной социальной группы. В 1970–1980 годы сложилась такая ситуация, что британцы часто предпочитали американские романы за бо’льший демократизм, эмоциональную непосредственность. Они уступали английской прозе в совершенстве стиля, но ей грозило «вырождение мироощущения» при хорошем стиле. В 1983 г. Энтони Бёрджесс, автор «Заводного апельсина», иронизировал: «О чём писать? О высоких налогах и каникулах в Испании, об адюльтерах?» Ныне ситуация изменилась – английская литература обрела новое дыхание и вновь вышла на мировую орбиту.

Насколько адекватно представлена литература Великобритании в книгах и периодике, выходящих у нас?

– В советское время по идеологическим причинам английская литература XX века была представлена эпизодично. Предпочтение отдавалось реализму – в лучшем случае Б. Шоу, Дж. Голсуорси, С. Моэму, Дж. Б. Пристли. Правда, переводили и таких блестящих писателей, как О. Хаксли, Г.К. Честертон, Э.М. Форстер, Ивлин Во, Грэм Грин, А. Мёрдок, М. Спарк, Д. Фаулз, П. Скотт и др., английскую литературу у нас любили всегда, но лакуны были существенными. К сожалению, сохраняются они и теперь – мало или совсем не переведена такая классика ХХ в., как Хилэр Белок, У. Льюис, Джон Каупер Повис, Мервин Пик и т.д. Но активность издательств и переводчиков (а в России очень хорошие переводческие традиции) вселяет надежду на то, что английская проза последних десятилетий будет представлена адекватно.

Какие из недавно вышедших у нас книг вы порекомендовали бы читателям «ЛГ»?

– Несмотря на кризис, выходит множество книг в Англии и их переводов – в России, у каждого писателя – свой читатель. Беру на себя смелость рекомендовать Макьюэна – переведено большинство его романов, и ему повезло с переводчиками, среди них – И. Доронина, В. Голышев, получивший русского Букера за перевод «Амстердама»). Не менее интересны Салман Рушди, особенно его «Дети полуночи» и «Шалимар-клоун», В.С. Найпол с его «Полужизнью», М. Эмис как автор «Денег» и Дж. Барнс с его «Историей мира в 101/2 главах» (если кто-то пропустил его, перевод вышел ещё в 1990-е) и «Артуром и Джорджем», а также К. Исигуро – «Когда мы были сиротами». Достойны внимания вышедшие в 2009 г. «Шекспир» П. Акройда, написанный с большим знанием елизаветинской эпохи, «Дневники писательницы» Вирджинии Вулф.

Беседу вёл Александр НЕВЕРОВ

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Роковые яйца

Литература

Роковые яйца

ПОДНИМИТЕ МНЕ ВЕКИ

Лев ПИРОГОВ

Говорю, что-то будет.  Кошке сдохнуть – блохи волнуются, проявляют активность.

И в литературе описано: перед войной жёны влекут мужей на сеновалы: инстинкт биорегуляции, все дела.

Самка литератора – это критик. Пилит, отбирает зар­плату… Коли критик активизировался, жди беды.

А меж тем после Нового года случилось аж четыре скандала.

Сперва Лев Данилкин («Афиша»), всегда такой умеренный, снисходительный, такой «дело делать, господа, дело делать», закатил истерику. «Какое дело, блин, мы все гибнем!» Срочно, мол, нужен антикризисный менеджмент: населению раздать ридеры (это такие штучки, чтобы всё читать в электронном виде), а министром культурных дел назначить Эдуарда Вениаминовича Лимонова.

Сдержанно обсудили. Сошлись на том, что Лев Александрович творчески развил и переосмыслил давешний доклад президента про модернизацию: там было про энергосберегающие лампочки, тут про ридеры. Простота и ясность задач будоражит и вдохновляет, всё правильно.

Потом Игорь Фролов («Бельские просторы») обрушился на «социальную литературу»: дескать, мир красота спасёт, а не хлюпанье в злободневности; писать нужно красиво: если некрасиво писать, как спасёшься?

Логично, хотя говорящий таковые слова мужчина неизбежно выглядит наряженным в женское платье, и смущает в этом не столько платье, сколько торчащая из него жилистая красная шея.

Ничего, обсудили. Сошлись на том, что красота (она же «язык») – это, конечно, круто. Как та загадка в детстве: лежат на дороге мешок ума и мешок денег, ты что выберешь? Конечно, ум: каждый ведь тянется к тому, чего ему не хватает. Признаться, что для того, чтобы прослыть писателем, тебе не хватает заурядной душевной опытности, куда страшнее.

Третий скандал был между Виктором Топоровым и одним хорошим человеком-поэтом с Одессы. За поэта вступились таким нерушимым фронтом, что стало ясно: задет не племенной нерв, – тут бери выше – задет нерв видовой, классовый. Серьёзный, уважающий себя графоман необходим серьёзной литературе, иначе откуда возьмутся в ней яйца, млеко и сыр домашний? При тоталитаризме-то они брались в виде Сталинских премий, а при свободе и демократии вместо Сталина – графоманы-с.

А Топоров говорит, давайте курицу, несущую сыр и яйца, зарежем.

Ну не подлец ли.

Четвёртый скандал, хоть уж и состоялся, официально обрушится на нас со страниц журнала «Знамя» в апреле. Высокий профессионализм не позволяет мне говорить о нём заранее (эти «толстые» журналы пока чихнут, можно уснуть и упасть со стула), вы меня толкните, когда начнётся апрель.

А пока для памяти конспективно: Сергей Чупринин (Сергей Иванович Чупринин) сбирается отмстить графоманам.

Не в лице поэта с Одессы, конечно (напротив, этот у него там вроде эксперта), а так, вообще, обобщённым отрицательным графоманам, которые яйца носят, но не туда.

Короче говоря, весной что-то будет.

Не инфляция, так дефляция. (Первое – когда деньги есть, но ничего не купишь, второе – когда денег нет, а так покупай, пожалуйста.)

Вам что больше нравится?

Второй вариант – это социальные взрывы, я к ним не призываю.

Первый – политически комфортное угасание, когда вроде бы уже cогнулся от голода, но в мозжечке по-прежнему пылает уверенность, что всё хорошо – товары на полках, Гайдар накормил страну.

Доживём до апреля, м?..

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Ленинградская область

Литература

Ленинградская область

ЛИТЕРАТУРНАЯ КАРТА РОССИИ

Ленинградскую область можно представить себе в виде поэтического образа: она не что иное, как драгоценная оправа, обрамляющая бесценную литературную жемчужину России – Санкт- Петербург.

Но Ленинградская область в отличие от Санкт-Петербурга своё историческое название в угоду веяниям времени не меняла, и потому, как мне кажется, избежала постмодернистских соблазнов и осталась в русле неторопливой литературной жизни. Она, если угодно, по природе своей более консервативна и привержена традициям русской национальной культуры.

С 1989 года в области действует областная Ленинградская писательская организация, учреждённая решением пленума СП РСФСР при активной поддержке В. Распутина, В. Белова, А. Буйлова, Т. Глушковой и других. Так, в перестроечные времена группа писателей, несогласная с идеологической и кадровой политикой тогда ещё единой Ленинградской организации СП СССР, выделилась в объединение «Содружество» и получила самостоятельный статус.

В настоящее время Областная писательская организация является отделением СП России и численность её невелика. Нет у неё и собственного помещения. И тем не менее, как свидетельствует один из её активных членов М. Любомудров, «областники» не желают слияния с более многочисленным и благополучным СПб отделением СП России, поскольку в актив отделения входят так называемые неприсоединившиеся, занимавшие выжидательную, конформистскую позицию во времена наивысшего идеологического противостояния 80–90-х годов прошлого столетия. Все эти разногласия весьма прискорбны. Возможно, поэтому и влияние писательских организаций на культурную жизнь Ленинградской области незаметно. А ведь здесь много мемориальных литературных мест.

Из окна моего дома видна легендарная Дорога жизни, на которой между Петербургом и Ладожским озером стоит музей-усадьба ХIХ века «Приютино», принадлежавшая первому директору Публичной библиотеки и президенту Академии художеств А.Н. Оленину, радушно принимавшему у себя Пушкина, Крылова, Гнедича, Грибоедова, Кипренского, Брюллова, Вяземского, Жуковского, Мицкевича, Глинку и других, составивших славу нашей культуры.

Здесь, между Петербургом и Всеволожском, на реке Лубья был расстрелян поэт Н. Гумилёв. Это место похоже на то, которое описал в своём знаменитом стихотворении В. Набоков:

Но, сердце, как бы ты хотело,

чтоб это вправду было так:

Россия, звёзды, ночь расстрела

и весь в черёмухе овраг!

В Приладожье прошли молодые годы поэта Н. Рубцова.

Да и многие нынешние поэты и прозаики Ленинградской области живут и работают здесь. Районные администрации и отделы культуры занимаются организацией литературных мероприятий, для участия в которых приглашают прозаиков и поэтов.

Я умышленно не называю имена и фамилии наиболее активных участников и руководителей, поскольку всегда есть опасность кого-то не упомянуть и тем самым вызвать чью-то обиду. Это особенно актуально сегодня, когда после вступления в силу печально известного закона произошло дробление и разделение буквально по-живому не только территориальных образований, но и объектов культуры.

И всё-таки было бы не вполне правильно окрашивать литературную жизнь Ленинградской области одними невесёлыми красками.

В течение нескольких лет члены ведущих писательских союзов из Санкт-Петербурга и Ленинградской области выезжают для встреч с читателями.

Сейчас, когда для большинства жителей нашей страны хорошая книга стала недоступна, подобные встречи писателей и читателей трудно переоценить. Книги приходят к людям, несмотря на мизерные тиражи и трудности с распространением.

Мне вспомнился случай, когда на вопрос: «Кого вы знаете из современных писателей?» – чудное создание с бантиками из 6-го класса, не задумываясь, выпалила: «Они уже все умерли!» Есть отчего прийти в уныние, но поскольку это смертный грех, более уместно сказать слова благодарности в адрес правительства Ленинградской области и активных организаторов литературного десанта: Н. Прокудину и З. Бобковой. Кстати, Н. Прокудин совместно с С. Топчий издаёт в г. Сертолово альманах «Северное измерение», а З. Бобкова возродила в Гатчине газету «Приневский край», первым редактором которой был писатель А.И. Куприн. Эта подвижница уже много лет стучится во все чиновничьи двери, чтобы организовать в Санкт-Петербурге музей М.Ю. Лермонтова по адресу ул. Садовая, 61. Именно здесь, в этом доме, великий русский поэт после гибели А.С. Пушкина написал стихотворение «На смерть поэта» и отсюда уехал на Кавказ в первую ссылку. Пожелаем З. Бобковой удачи.

Среди немногих литературных событий следует отметить вручение ежегодной поэтической премии «Ладога», которая носит имя большого русского советского поэта Александра Прокофьева. Взыскательное жюри старается не присуждать эту премию недостойным. Случалось, что жюри неоднократно отклоняло и кандидатуры соискателей, утверждённых Секретариатом правления СП России. К примеру, была отклонена кандидатура председателя правления СПб отделения СП России Б. Орлова, который также является председателем приёмной комиссии возглавляемого им отделения и членом центральной приёмной комиссии СП России. Отрадно, что ещё не везде административный ресурс всесилен и есть оазисы, где не торгуют литературой оптом и в розницу, раздавая премии «нужным» людям, которые стараются монополизировать литературу и навечно занять кресла руководителей с целью сокрытия своей творческой несостоятельности.

Справедливо сказал А. Прокофьев: «Яблоня должна цвести». Но чтобы яблоня цвела, конечно же, должны быть и условия для её цветения. Их нужно создать. И первое, что нужно сделать, – восстановить иерархию литературного таланта.

Владимир ШЕМШУЧЕНКО

От «ЛГ»

Просуществовавшая около двух лет и уже ставшая привычной читателю рубрика «Литературная карта России» закрывается. И не волевым решением редакции, а внутренними противоречиями, со временем всё больше осложнявшими жизнь рубрики, по первоначальному замыслу призванной дать региональным писательским организациям возможность поделиться с коллегами своими бедами и радостями. А значит, и ощутить общую причастность к единому российскому литературному процессу. Однако в большинстве случаев присылаемые с мест материалы носили заведомо комплиментарный характер по отношению к собственным региональным властям и писательскому руководству (что по-человечески понятно – кому ж охота кусать руку дающую?) и превозносящие собственные же литературные достижения. А проблемы? Проблемы если и обозначались, то «где-то высоко в горах, в общем, не в нашем районе».

И по сути, рубрика, призванная дать возможность высказаться «во весь голос», начисто утратила своё предназначение. Закрываем, увы. Но это вовсе не означает, что желающие высказаться «по гамбургскому счёту» лишаются какой-либо трибуны. Нет, как и раньше, милости просим, высказывайтесь. Пусть это будет называться по-другому, например «Голос с места». И пусть этот голос звучит, но только по делу. Хорошо?

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Ближе к закону

Литература

Ближе к закону

ПОДЕЛОМ!

Ближе к закону, или Как писменеджеры замминистра подставили

Как стало известно, в конце января своих постов лишились замминистра юстиции А.М. Величко и директор Департамента по делам некоммерческих организаций министерства С.Ю. Милушкин. По свидетельству «Новой газеты», столь суровая кара настигла высокопоставленных чиновников после обращения к руководству Российской Федерации литераторов России и СНГ, просивших разобраться, чем вызвана необъяснимо поспешная, без положенных процедур регистрация VII конференции Международного литфонда и принятого на ней нового устава, вызвавшего возмущение у писателей на всём постсоветском пространстве. В прессе появились публикации, убедительно доказывавшие, что конференция была проведена И. Переверзиным и С. Куняевым с нарушением всех мыслимых внутрицеховых и правовых норм.

Кстати, за такую же необъяснимую «поспешность» при регистрации V конференции МЛФ (апрель 2008 г.) несколько ранее лишился своего поста ответственный работник министерства А.В. Степанов. Но урок пострадавшего коллеги не пошёл впрок. Величко и Милушкин решили учиться на собственных ошибках, а ведь возмущённые писатели неоднократно обращались к ним с требованием провести предварительную экспертизу, проверить законность странных «выборов» без намёка на кворум, да ещё и под охраной ЧОПа. Были уволенные чиновники проинформированы и о том, что Савёловский суд Москвы признал V конференцию МЛФ, положившую начало смуте в Международном литфонде, незаконной, отменив её решения. А вот поди ж ты: охота пуще должности!

Сегодня, видимо, рассчитывая на таких же «охочих» чиновников, Переверзин пытается зарегистрировать конференцию МСПС, на которой по своему обычаю без кворума, в отсутствие основных учредителей он пытался спешно занять кресло усопшего С.В. Михалкова, что само по себе, согласитесь, выглядит диковато: уж больно не равноценная замена. А тем временем другой писменеджер В. Бояринов с таким же сомнительным напором добивается регистрации недавнего Общего собрания Московской городской писательской организации. Однако широко известно: на этом собрании вопреки уставу количество доверенностей вместо живых писательских душ достигало чуть ли не трёх сотен. Факт, достойный Книги рекордов Гиннесса!

Дорогие чиновники, в том числе и служащие в высоких судебных сферах, настоятельно советуем вам: общаясь с вышеупомянутыми писменеджерами, держитесь ближе к закону, чтобы не было потом мучительно больно за бесцельно потерянные кресла…

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Родиться со своим словом

Литература

Родиться со своим словом

ЛИТПАМЯТЬ

На недавней выставке «Книжный знак и книжная графика» заслуженного художника России Станислава Косёнкова (1941–1993), пожалуй, самого известного художника за всю историю Белгородчины, которая экспонировалась в его музее-мастерской, я увидел доселе неизвестную мне работу – экслибрис поэта Юрия Кузнецова. Датирована она 1980 годом. Спросил вдову художника, помнит ли она, что послужило толчком для создания этой работы. Анна Константиновна, немного подумав, сказала: «Слава вообще любил поэзию, в нашей домашней библиотеке добрая часть – стихотворные книги. Он мне читал как-то строки, поразившие его, о погибшем отце, который приходит к родному дому в виде разрыва снаряда».

Я понял, что речь идёт об известном стихотворении Юрия Кузнецова «Возвращение»:

Шёл отец, шёл отец невредим

Через минное поле,

Превратился в клубящийся дым –

Ни могилы, ни боли…

Юрий Кузнецов и Станислав Косёнков родились в 1941 году. У обоих отцы воевали и погибли Естественно, и поэт, и художник в детстве представляли, как отцы возвращаются с фронта домой, позже каждый выразил это словами и красками.

Неизвестно, передал ли художник свою работу поэту и вообще встречались ли они, хотя Юрий Кузнецов ещё до ухода из жизни Станислава Косёнкова приезжал в Белгород. А вот их творческое содружество точно состоялось. В 1988 году в московском издательстве «Современник» вышло подарочное издание избранных стихотворений воронежского поэта Алексея Прасолова. Статью в книге, названную «Подвиг поэта», написал Юрий Кузнецов, а иллюстратором был Станислав Косёнков.

В дневнике художника есть запись, которая, на мой взгляд, могла возникнуть под влиянием кузнецовских стихов: «Каждый человек рождается со своим Словом, но ему нужно освободиться от всего ненужного, чтобы осталось только Оно». Датирована запись 1974 годом. В этом году увидела свет первая московская книга Юрия Кузнецова «Во мне и рядом – даль». Вероятно, сборник прочитал тогда и Станислав Косёнков, а через годы воплотил свои впечатления от стихов в графику.

Валерий ЧЕРКЕСОВ, собкор «ЛГ», БЕЛГОРОД

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Народу надлежит стать интеллигенцией

Литература

Народу надлежит стать интеллигенцией

ШТУДИИ

В последние дни 2009 года в подмосковном пансионате «Покровское» проходил III Международный симпозиум «Русская словесность в мировом культурном контексте» – как и прежние подобные встречи, созванный Фондом Достоевского.

На этот грандиозный научный форум прибыли около 400 участников – не только из разных концов России, но также из многих стран ближнего (Украина, Белоруссия, Армения, Казахстан, Эстония, Латвия, Таджикистан, Узбекистан и др.) и дальнего (США, Германия, Япония, Китай, Франция, Польша и др.) зарубежья. Президент Фонда  Достоевского, писатель и историк Игорь ВОЛГИН поделился своими впечатлениями от симпозиума.

Игорь Леонидович, нужны ли столь масштабные обсуждения в годину, когда отечественная литература занимает далеко не главное (чтобы не сказать маргинальное) место в системе общественного сознания? В чём сверхзадача подобных встреч?

– Знаете, мы всего лишь следуем известной апостольской максиме: «Духа не угашайте». Бывает, что духовное пиршество совершается «у бездны на краю». В конце концов сходиться можно не только в Давосе. Гуманитариям, как, впрочем, и всем остальным людям, тоже надо чтобы было, куда пойти. Тогда происходит, так сказать, развиртуализация мировой филологии – науки, согласитесь, достаточно отвлечённой. Посмотреть друг другу в глаза – поверьте, это довольно сильное эвристическое переживание. Вообще современное знание напоминает порой подводную лодку: обитатели одного отсека не ведают, что происходит за переборкой. Да иногда и в самом «отсеке» каждый возится только в своём углу. Отсюда – изобретение велосипедов, пробуксовка, бесконечное тиражирование давно заявленных мнений (я, например, с удивлением обнаружил несколько давних своих идей, аккуратно инкорпорированных в чужие диссертационные откровения). Вот почему полезно иногда собраться в кают-компании. Чтобы специалисты, положим, по «левой ноге» М. Булгакова сошлись наконец со столь же уважаемыми специалистами по его «правой ноге», не говоря уже о «ногах» прочих литераторов. Российская словесность – это целостный текст (хотелось бы верить, всё ещё длящийся), и к ней, как к любимой женщине, приложимы слова поэта: «И прелести твоей секрет разгадке жизни равносилен». Хотя ни жизнь, ни женщину, ни литературу не следует разгадывать до конца.

А сколь широк диапазон тем и каков персональный состав участников?

– Диапазон – от «Слова о полку Игореве» до «Архипелага ГУЛАГа» и, скажем, Андрея Битова. В русской литературе очень сильны вертикальные связи. Например, Маяковский с его безысходной гениальностью и вселенской жаждой сокрушить вековые устои, отринуть всё бывшее до него и начать с чистого листа – разве в нём нельзя усмотреть признаки бунтующего толстовского духа, правда, с прямо противоположным знаком? И разве сам он не побочный ли сын всё того же не укоренённого в родной земле русского скитальца, которому непременно нужно всемирное счастье и который «дешевле не примирится»? Наше литературоведение – это в каком-то смысле чисто семейственные разборки, подразумевающие, однако, присутствие дальних родственников. Это – «всё наше». На симпозиуме речь шла о проблемах поэтики, о судьбах русского языка (его бытовании на постсоветском пространстве), о религиозно-философских исканиях, об авангарде и постмодерне. Секции и круглые столы вели такие учёные, как академик РАН В. Тишков (директор Института этнологии и антропологии), член-корреспондент РАН В. Багно (директор Пушкинского Дома), крупнейший специалист по творчеству А. Платонова член-корреспондент РАН Н. Корниенко, философ В. Кантор, критики и литературоведы  В. Новиков, И. Шайтанов, Н. Иванова, И. Есаулов, В. Котельников, В. Казарин (по совместительству вице-мэр Севастополя) и др. И, конечно, наши достоевсковеды – В. Ветловская, В. Захаров, Т. Касаткина, В. Тихомиров, К. Степанян… А также замечательный филолог из США (бывший наш соотечественник) А. Жолковский, темпераментная Лена Силард (Венгрия – Италия), крупнейший немецкий славист Вольф Шмид… Работала и секция молодых исследователей. Но главное наше ноу-хау – соединение под одной крышей писателей и исследователей литературы. Наряду с «теоретиками» на нашем форуме выступали «практики» – писатели Л. Юзефович, А. Варламов, П. Басинский, В. Куприянов, А. Кабанов, Т. Жирмунская, С. Шаргунов…

А также поэты, выпускники Литературной студии МГУ «Луч», которую вы создали и возглавляете вот уже более 40 лет…

– Да, вечером поэзии традиционно завершаются все наши симпозиумы. На этот раз выступали Е. Исаева, М. Ватутина, А. Аркатова, В. Иноземцева, Н. Ванханен, Т. Полетаева, Е. Новожилова, специально прилетевшие из США А. Цветков и Б. Кенжеев… Все они (вместе с С. Гандлевским, И. Кабыш, Е. Бунимовичем, Г. Красниковым, Е. Витковским, Д. Быковым, В. Павловой, В. Степанцовым, В. Вишневским и многими другими) – авторы только что вышедшей книги нашей студии Alma mater, о которой, надеюсь, «ЛГ» ещё упомянет.

Не утрачивает ли ныне свою актуальность формула «Поэт в России больше, чем поэт»? Не становится ли современная литература таким же средством массового развлечения, как, например, телевизионные ток-шоу?

– Этого нельзя оспорить. Однако российскому читателю (в данном случае неважно, прав он или не прав) трудно отрешиться от мысли, что всё, о чём писали наши классические авторы, входит в состав некоего главного мирового действа и что самые важные для мира события совершаются здесь и сейчас. Потрясения только что минувшего века, объектом, а нередко и источником которых была наша страна, лишь утвердили нас в этом, может быть, отчасти «третьеримском» чувстве. Мы до сих пор пребываем в тайной уверенности, что без нашего участия в мире ничего не случится.

Ваш симпозиум – праздник не только для российских гуманитариев, но и для тех научных сил, которые отнюдь не по своей воле оказались за пределами когда-то единого культурного пространства. Не исчезло ли вместе с его распадом само понятие «интеллигенция», и может ли когда-нибудь возродиться этот национальный феномен?

– Обратите внимание: ещё со времён «Вех» главным обличителем интеллигенции выступает сама же интеллигенция. Жесточайшие инвективы в свой адрес произносят сами властители дум. Между тем «народ» (понятие тоже весьма условное) вовсе не склонен клеймить тех, о ком принято говорить «А ещё в шляпе!» (само построение этой фразы содержит некую печальную укоризну, сожаление о том, что «шляпа» маскирует нравственные несовершенства её обладателя). Слава богу, нынче народ не рушит холерные бараки и не избивает врачей, хотя надо признать, что квалификация некоторых из них даёт для этого известные основания. Народ уважительно относится к образованию, к знаниям, к правде, которую, как он надеется, возвестят ему люди просвещённые. Нужды нет, что он часто горько обманывается. Но от Чаадаева до Бердяева и Франка (и дальше – вплоть до А. Зиновьева) отечественные интеллектуалы скептически оценивают собственные шансы.

Вообще проблема интеллигенции и народа решается просто: народу надлежит стать интеллигенцией, в высшем, разумеется, смысле. Абсолютно всему народу. И нет смысла гадать о будущем русской литературы: оно столь же непредсказуемо, как и будущее страны, которую эта литература обессмертила и ввела в круг высшей мировой жизни. Никому не дано знать, продлится ли в XXI столетии культурная гегемония России или же мы станем «провинцией у моря», если, конечно, нам это море великодушно оставят. Гоголь сказал в 1834 году: Пушкин – это «русский человек в его развитии, в каком он, может быть, явится чрез 200 лет».

Правда, пока мы движемся в направлении прямо противоположном. Вот недоросль, радостно гогочущий над скабрёзностями очередного шоумена, пытается уверить меня, что Лермонтов умер раньше Пушкина (и тогда напрашивается вопрос – не написано ли последним «На смерть поэта»?), зато Гоголь дожил до семидесяти. Это не ошибка индивидуальной памяти, это ментальный провал... Наш искромётный телевизионный юмор имеет к этому факту самое прямое касательство. Не важно, что, где, как и когда, главное – сделайте нам смешно. Так вскоре мы дружно прохохочем страну.

На симпозиуме острая дискуссия развернулась во время круглого стола, посвящённого близящейся столетней годовщине ухода Льва Толстого. Чем вы можете объяснить всплеск интереса к трагедии уже вековой давности?

– Гибель Пушкина, уход Толстого – это живая, хотя и фантомная боль. Когда умер Достоевский, за гробом шли тысячи людей разных верований и убеждений: все партии склонили свои знамёна. Это был миг единения, может быть, призрачного. Безрелигиозные проводы Толстого и всё, что за ними последовало, – знак окончательного разрыва общества и власти. «Зеркало русской революции» разлетелось вдребезги: оно не выдержало отображаемого. Но вариантов уже не оставалось: Россия стремительно двинулась к 1917 году. Вообще-то ХХ век был веком Достоевского. Что принесёт нам век XXI? Есть признаки того, что возрождается интерес к некоторым «простым», «элементарным» толстовским решениям, к остранённому толстовскому взгляду на этот (да и на тот) свет. Не беда, что автор «Исповеди» порой напоминает того русского мальчика, который берёт карту звёздного неба, чтобы утром возвратить её исправленной. Важно, что мальчику это необходимо. Ведь если звёзды зажигают… Да и куда нам без них?

Беседу вёл Александр ВАСИЛЬЕВ

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

«ЛГ»-рейтинг

Литература

«ЛГ»-рейтинг

 Михаил Чванов. Вверх по Реке Времени : Рассказы, повести. – М.: Вече, 2009. – 608 с.

Давно и с неослабевающим интересом редакция и читатели следят за творчеством и деятельностью замечательного писателя и подвижника Михаила Чванова. Только за последние несколько лет на страницах «ЛГ» опубликованы отклики на его книги «Мы – русские?..», «Лестница в небо», «Крест мой?! Загадка штурмана Альбанова», «Загадка гибели шхуны «Святая Анна», интервью с ним, его эссе. И всегда Михаил Чванов был интересен тем, что находился на переднем крае всего, что бросало вызов ему как мужчине, человеку, писателю. Известный спелеолог, он спускается в самые коварные пещеры. Заботник земли Русской и её истории, учреждает знаменитые уже ныне Аксаковские праздники на башкирской земле. Мчится в горячие точки (Сербия). Восстанавливает храмы. И пишет, пишет. И всё большей мудростью проникаются его произведения. А в новой книге читателя ждут как прежние, уже любимые рассказы, так и совсем недавно написанные.

 В.Н. Шульгин. Русский свободный консерватизм первой половины XIX века. СПб.: Нестор-История, 2009. – 496 с.

Зарождение русского свободного консерватизма было связано с назреванием и ходом Французской революции, впервые во всемирно-историческом масштабе поставившей задачу сокрушения в цивилизованном мире традиционной христианской государственности. Этот либеральный цикл продолжается и по сей день. Однако его «победы» заставляют задуматься о значении наследия русского консерватизма, который дерзновенно противостоял натиску секулярного нового порядка. Слова А.С. Пушкина о возможном, но гибельном для России «бессмысленном и беспощадном» бунте общеизвестны. Но ещё раньше о такой перспективе говорил Н.М. Карамзин. Предметом изучения книги В.Н. Шульгина является свободный творческий консерватизм, которому чужды малейшая рептильность и ангажированность. Рассматриваются деятельность и воззрения зачинателей отечественного свободного консерватизма. В историографии это первая попытка изучения подобного феномена.

Хакани. Лирика. Составитель и переводчик с фарси М. Синельников. – М: Эксмо, 2009. – 352 с.

Один из величайших средневековых поэтов Афзаладдин Бадил ибн Али Хакани Ширвани (1120–1199), писавший на языке фарси, практически незнаком современному русскому читателю. Главным образом вследствие сложности его поэтических приёмов и соответственно проблем, возникающих с переводом. Хакани был новатором в восточной поэзии своего времени, мастером традиционного жанра касыды, также создавал оригинальные газели и не похожие на хайямовские рубаи, мог похвастаться массой подражателей, ни одному из которых так и не удалось сравниться с ним по уровню письма. Его стихи публиковались в России в сборниках и антологиях восточной поэзии, но настолько полно и объёмно представлены впервые. В блистательных переводах Михаила Синельникова, отдавшего не один год работе над ними, Хакани явлен во весь рост, и, вне всякого сомнения, эта книга вызовет интерес не только у знакотоков Востока, но и просто у любителей поэзии, которые откроют для себя нового интересного автора.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 5,0 Проголосовало: 1 чел. 12345

Комментарии:

Литинформбюро

Литература

Литинформбюро

ЛИТЮБИЛЕИ

В эти дни отмечают знаменательные даты писатели Александр Ольшанский (70 лет) и Анатолий Яковенко (80).

ЛИТПАМЯТЬ

Сотрудники бюро судмедэкспертизы Ленинградской области доказали подлинность смертного одра Александра Пушкина – дивана, на котором, как считается, провёл последние часы своей жизни поэт.

У Воронежского литературного музея появился памятник Ивану Никитину – бюст поэта долго пылился в запасниках, наконец его решили поставить перед входом.

По 18 марта в городе Щёкино Тульской области экспонируется выставка «Лев Толстой и Махатма Ганди: уникальное наследие».

В Санкт-Петербурге День памяти Фёдора Достоевского – 129-ю годовщину со дня смерти – отметили возложением цветов на могиле писателя на Тихвинском кладбище Александро-Невской лавры.

В Екатеринбурге на вечере памяти поэта Людмилы Татьяничевой (1915–1980) с воспоминаниями о ней выступили организаторы литературного праздника поэты Юрий Конецкий и Любовь Ладейщикова; в пятый раз состоялось вручение Всероссийской литературной премии им. Л.К. Татья-ничевой: поэту Николаю Мережникову и Анжелине Рязановой – «За поддержку русской реалистической поэзии».

В Центральном Доме литераторов на творческом вечере, посвящённом памяти многолетнего председателя клуба «Новая книга», прозаика и критика Игоря Блудилина-Аверьяна, безвременно ушедшего из жизни в 2009 году, выступили Эдуард Балашов, Наталья Блудилина, Иван Сабило, Алексей Шорохов, Борис Тарасов, Лидия Сычёва, Сергей Есин, Леонид Сергеев, Сергей Небольсин, Валерий Хатюшин, Сергей Казначеев, Александр Трапезников и другие, вечер вёл Денис Устинов.

ЛИТНАГРАДЫ

В рамках Года России во Франции и Франции в России вручена премия «Русофония-2010» за лучшие переводы с русского на французский: Софи Бенеш отмечена за перевод «Повести непогашенной луны» Бориса Пильняка, а Кристина Зейтунян – за «Первое свидание» Андрея Белого.

Указом Президента РФ санкт-петербургский писатель-фронтовик Даниил Аль награждён медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени за заслуги в области культуры, печати, телерадиовещания и многолетнюю  плодотворную работу.

Учреждённая в прошлом году в Швеции предпринимателем Лассе Дидингом литературная Ленинская премия (в память о Ленинской премии мира) вручена известному шведскому режиссёру, лауреату Каннского фестиваля Рою

Андерссону.

ЛИТВСТРЕЧИ

В Центральном Доме литераторов прошла презентация книги Бориса Камова «Аркадий Гайдар. Мишень для газетных киллеров. Спецрасследование» – наиболее полное жизнеописание известного писателя впервые издано в форме исторического детектива.

Литературный критик Лев Данилкин выступил в Перми с лекциями о «вкусном и здоровом» чтении.

В рамках проекта «Большое чтение», главный организатор которого Рязанская областная библиотека имени М. Горького, на сцене Рязанского театра для детей и юношества прошёл спектакль «Мы все в эти годы любили...» по мотивам поэмы Сергея Есенина «Анна Снегина».

ЛИТКОНКУРС

Администрация Лотошинского муниципального района Московской области совместно с СП России и Комиссией по творческому наследию Н.И. Тряпкина объявляют о проведении 2-го Всероссийского поэтического конкурса им. Н.И. Тряпкина «Неизбывный вертоград». Стихи (не более 200 строк) присылать до 5 мая 2010 года по адресу: 127018, Москва, Октябрьский переулок, д. 8, стр. 2, Московский институт социально-культурных программ, или bratina-miskp@mail.ru 5

ЛИТУТРАТЫ

В Пестравском районе Самарской области простились с талантливым поэтом и актёром кино Владимиром Осиповым (1958–2010), автором нескольких книг стихов, лауреатом Всероссийской литературной премии имени святого благоверного князя Александра Невского.

На 90-м году жизни скончался известный британский писатель Дик Френсис, автор десятков детективных романов, многие из которых стали бестселлерами.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Место встречи

Литература

Место встречи

Центральный Дом литераторов

Большой зал

23 февраля – Клуб писателей ЦДЛ и Национальный фонд писателей «Слово и дело» (президент – Аркадий Арканов) представляют праздничный концерт «День защитника Отечества», начало в 18 часов.

Малый зал

18 февраля – презентация альманаха «День поэзии-2009», ведущая – составитель Анна  Гедымин, начало в 18.30;

19 февраля – творческий вечер Ольги Постниковой «Стихи. Проза. Песни», начало в 18.30;

20 февраля заседание Клуба любителей фантастики ведёт Юрий Никитин, начало в 17 часов;

21 февраля – творческий вечер Виктора Широкова и Григория Тачкова «Два поколения – два поэта», начало в 16 часов;

22 февраля – выступление ансамбля РАМ им. Гнесиных и молодых поэтов, начало в

16 часов;

23 февраля – творческий вечер Александра Карпенко, начало в 16 часов;

24 февраля – вечер из цикла «Русская идея», ведущий – Пётр Калитин, начало в 18.30.

Литературный салон «Булгаковский Дом»

18 февраля – презентация книги Сергея Бирюкова «Poesis Поэзис Poesis» и аудиоальбома «Звуковые соответствия», начало в 19.30.

Всероссийская государственная библиотека иностранной литературы имени М.И. Рудомино

Овальный зал

ул. Николоямская, д. 6

25 февраля – творческий вечер Вячеслава Куприянова, представление книги «Зарубежная поэзия в переводах Вячеслава Куприянова», ведущие – Юрий Архипов и Нина Литвинец, начало в 18.30.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

И мёртвая вода становится живой...

Литература

И мёртвая вода становится живой...

ПОЭТОГРАД                                                                                                                                                                              

Сергей ШЕСТАКОВ

***

Что остаётся от синих глаз,

от зелёных глаз? –

Небо июльское, тихий весенний луг,

В изгороди высокой секретный лаз,

В тайное подземелье запретный люк,

Что остаётся от чёрных? –

Степная пыль,

Холод под ложечкой, пряжа, веретено,

Низкий туман по утрам, ввечеру теплынь

И в пустоту распахнутое окно...

ПЕСЕНКА

Покуда не истлела плоть

Подобием тряпья,

Со мною ты, любовь моя,

И ты, печаль моя.

Покуда есть муки щепоть

И место для житья,

Со мною ты, любовь моя,

И ты, печаль моя.

Покуда тьме не обороть

Небесного жнивья,

Со мною ты, любовь моя,

И ты, печаль моя.

И там, где смертных ждёт Господь,

На кромке бытия,

Со мною ты, любовь моя,

Лишь ты любовь моя…

***                                                                                                                    

Небесной механике больше невмочь

Цирконы пускать на запчасти,

Пока одинокая тикает ночь

На маленьком левом запястье,

Пока баснословный не выпит настой

И призраки рыщут оравой,

Но август упрям, и уже запятой

Пульсирует жилка на правой,

И время, тасуя пространство одним

Сплошным тектоническим сдвигом,

Горючему сердцу щебечет: сим-сим,

Откройся, и парное мигом,

Как в нежные ножны горячий клинок,

Вложу для мгновенной проявки,

И тайный поднимут над вами венок

Малиновки, пеночки, славки...

***

И смолкнуть, и уйти,

и смерть свою прожить

Безгубой пустотой,

безлюбым запустеньем,

Сутулый чернозём прошить насквозь,

как сныть,

И вновь зазеленеть в отечестве весеннем,

Где певчие ветра и свет сторожевой

От дальнего окна в ночи стоит как невод,

И мёртвая вода становится живой,

И синими – глотки безудержного неба...

***

Твоего не избегнуть прихода,

Хохлома ты моя, Кострома,

Открывающая без ПИН-кода

Ледяной пустоты закрома,

И, печалью пронзён троекратной,

Всех земель и небес отставник

Бредит музыкой синей и красной,

Закипающей в венах твоих.

***

Прошла сквозь сон и время раскачала

На всех путях, где не бывать весне,

Где пустота заводится сначала

В сердечной мышце, а потом везде,

Где смерть на землю смотрит утомлённо,

Но не снимает лунного бельма

И каждый вечер призрак почтальона

В окошко машет призраком письма...

***

Ночью, когда за спиной волшебство

Тайной колышется сенью,

Вдруг ощущаешь былое родство

С каждой обмолвкой и тенью,

В тихом свеченье небесных шелков

Высший твердя из обетов

Вольному ордену майских жуков,

Жужелиц и короедов,

И, закрывая ночную тетрадь,

Смотришь на землю по-птичьи,

Чтобы за миг до рожденья принять

Смертное чьё-то обличье.

***

Самолётик в обморочной сини

На холщовой ниточке-обманке,

Упорхнувший из молочной стыни

За дождей пугливые помарки,

Там глаза, огромные как вишни,

Вешний город с облачной таможней…

Сердце глуше. Самолётик выше.

Глуше. Тише. Выше. Невозможней.

***

Жизнь останавливается,

как бы раздумывая, в какую

Сторону дальше, или совсем раскисла,

Шепчет: а если высохну, затоскую,

Сгину, не сосчитаешь ведь,

сколько вместе,

Только всё тоньше свет

и всё меньше смысла,

Только всё горше парой ходить по кругу…

Хирург и анестезиолог

наливают по двести,

Не смотрят в глаза друг другу...

МОСКВА

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Почти приглашение

Литература

Почти приглашение

ПОЭТОГРАД                                                                                                                                                                                      

Елена ГЕОРГИЕВСКАЯ

РОМАНС

он решил, будто ночью по кухне

прошли танки

а теперь они в спальне,

и пляшут в углах черти

объясните ему,

что вчера здесь была пьянка

и бессмысленный спор,

у кого от кого дети

и до самого вечера будет ломить кости

и в башке молоточки

выстукивать гимн Вакху

объясните ему, что вчера перешли гости

все границы, включая астральные –

со страху

он послушает вас и погонит

в хвост и в гриву

ностальгией закусит отраву,

точней – «Гжелку»

а на родине водка дешевле, чем здесь – пиво

и герои там больше получат,

чем здесь – жертвы

можно просто уйти,

можно запросто здесь спиться

если город надумает

с наших содрать шкуру

на Таро выпадает верховная, блин,

жрица

на могиле цветёт конопля, и её курят

и пока не загонит царица

всех пчёл в ульи

будут крепко любить все заборы

его морду

объясните ему –

он недаром ломал стулья

и стоял под углом в минус сорок,

и шёл к чёрту.

***                                                                                                                      

всё так жутко абстрактно

и конкретен лишь голос

объяви по мне траур

объяви по мне горе

разве смерть неохота

запивать бело-красным

кто сказал, идиоты,

что поминки – не праздник?

что же вы так инертны?

вышибайте клин клином

кто сказал, что на нервах

не играют калинку?

наплевали (и смылись –

чтобы не настучали)

на чужую могилу

в неисходной печали

обеспечили гласность

очертили окружность

всё так просто и ясно

нет меня и не нужно

раздевания – вечер

издевательства – утро

объяви по мне вечность –

раскалённые угли

вечно мне обжигаться

добавлять в чай отраву

нет, не надо смеяться:

объяви по мне траур.

ЧЕТЫРЕ СТРОФЫ О СМЕРТИ

Усни, моя девочка. Просто усни.

По спирали

не движется небо,

и мы навсегда не одни.

Не я говорю тебе это, не я умираю,

снаружи не ждут,

темнота истончилась, как нить.

Разрезаны вены, и слово любое неверно.

Придумай себя наизнанку,

и будешь как все.

Расплавится воздух,

чужая стена станет дверью,

и пьяный рыбак нам подарит

дырявую сеть.

Усни, моя девочка. Эта дорога из воска,

одежда из пыли, вино из древесной коры.

Осыпались белые луны с небес,

как извёстка.

Бог, выйдя стрельнуть сигарету,

ушёл из игры.

Когда Он вернётся,

высок и почти не разгневан,

нас молча разбудят,

и всё превратится в огонь.

Усни. Всё пропало.

Все звёзды включают в розетки,

идут по спирали

и больше не слышат шагов.

ПОЧТИ ПРИГЛАШЕНИЕ ПОЧТИ ЧТО НА КАЗНЬ

всё испытано, избито, старо

все ушли на фронт, в астрал и в запой

посмотри – ты видишь – гроздья ворон

облепили полусгнивший забор

промышляя разорением гнёзд

не вдаёшься  в разнобой голосов

а листвы кайма зелёным огнём

ограничивает неба кусок

по заказу распилили стволы

и притягивает кольцами срез

мы проёмами считаем углы

и убийцами – святых матерей

а толпы семьсотголовая тварь

искупаться хочет в чистом ключе

но смотри – на перекрёстке трава

жжёт прозрением зелёных лучей

и кристаллом застывают слова

что казались непристойно легки

но смотри – вверху созвездие Льва

предвкушая свару, точит клыки

в эту ночь идти ко мне, чтобы лечь

можно только по воде по воде

этой ночи нынче тысяча лет

эта ночь не превращается в день

если хочешь, приглашу – заходи

но сначала попрошу: разучись

спотыкаться о бутылок ряды

ведь они, мой друг, незримы в ночи

это грязь, ты говоришь, а не мрак

это твой незабываемый страх

тошно видеть, как соседская мразь

притворяется Венерой в мехах

как мешают песню с грязью дворов

как изводятся коты по весне

и бесчисленные гроздья ворон

тихо падают в кладбищенский снег.

КАЛИНИНГРАД

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Тайна пятого акта

Литература

Тайна пятого акта

ЛИТПРОЗЕКТОР

Андрей ВОРОНЦОВ

Существует точка зрения, что великие произведения – самые непо’нятые и «непрочитанные». Часто в этой связи вспоминают «Фауста» Гёте, а именно 5-й акт второй части трагедии. Сам Гёте, по словам Эккермана, говорил: «Фауст в пятом акте… это всё более и более высокая и чистая деятельность до последнего часа». Многие читатели искренне недоумевают: какая же это «высокая и чистая деятельность», если её итогом стало жестокое убийство двух ни в чём не повинных стариков – Филемона и Бавкиды?

Поэт и драматург Юрий Юрченко утверждает в книге «Фауст»: Пастернак против Сталина. Зашифрованная поэма», что сомнения насчёт «чистоты» помыслов Фауста присущи лишь нашим читателям благодаря специфическому переводу трагедии Бориса Пастернака. А в более раннем переводе Николая Холодковского проблемы «выпадения пятого акта из контекста всей трагедии» не существовало: «…при всей – на первый взгляд – идентичности текстов любое, чуть более тщательное сопоставление неизбежно выявляет две разных авторских (Н. Холодковского и Б. Пастернака) задачи, два разных градуса, два полюса». По мнению Ю. Юрченко, под Фаустом в 5-м акте Пастернаком в 1948 году подразумевался… Иосиф Виссарионович Сталин. В доказательство он приводит следующие лингвистические наблюдения из перевода Пастернака:

Бавкида

… И какую силу взял!

Стали нужны до зарезу

Дом ему и наша высь.

Он без сердца, из железа,

Скажет – и хоть в гроб ложись.

По мнению Юрченко, текст этот можно прочитать и так: «…И какую силу взял Сталин! Нужны до зарезу…» и т.д. А ещё он относит к временам сплошной коллективизации пастернаковкую интерпретацию диалога Мефистофеля и Фауста:

Мефистофель

Их выселить давно пора

В назначенные хутора.

Фауст

Ты знаешь место у бугра

Где их усадьбой наделили?

Переселяй их со двора!

Здесь же Юрченко приводит соответствующий кусок перевода Холодковского, где вместо «хуторов» – «поселенье», вместо «усадьбы» – «именье», а «место у бугра» вообще отсутствует. Ну а в немецком оригинале, естественно, никаких «хуторов-бугров» и быть не может.

И у Гёте, и в переводе Холодковского Фауст, по мнению Юрченко, «не переступает черту». «Переступает» он якобы лишь в переводе Пастернака. Позволю себе усомниться насчёт перевода Холодковского. В переводе Пастернака Фауст говорит Мефистофелю: «Переселяй их со двора!», а у Холодковского он жёстко уточняет: «без промедленья». А если многозначительно выделить у Холодковского жирным шрифтом слова «плод моих побед», «убрать», «отведено», «терпенья нет», «насилья след», то почему бы, следуя методике Юрченко, не сказать, что Холодковский предвидел сталинские репрессии ещё в конце XIX века, перещеголяв тем самым Пастернака? И, между прочим, именно «поселенье» – слово из словаря коллективизации, а не «назначенные хутора»: на хутора выселяли при Столыпине.

Слова Бавкиды «строитель адский», как считает Юрченко, тоже обязаны своим возникновением «отцу народов». Здесь, правда, версия Юрченко сразу же начинает «раздваиваться». Ведь мы знаем и другого «строителя», Петра I, которому грозит Евгений в «Медном всаднике»: «Добро, строитель чудотворный!.. Ужо тебе!» А если мы сравним начало финального акта «Фауста» в переводе Пастернака с началом пушкинского «Медного всадника», то неизбежно зададимся вопросом: не следовало ли Юрченко более детально заняться разработкой «пушкинской», а не «сталинской» версии?

«Фауст» (пер. Пастернака):

Где бушующей пучиной

Был ты к берегу прибит,

Вместо отмели пустынной

Густолистый сад шумит…

«Медный всадник»:

Прошло сто лет, и юный град,

Полнощных стран краса и диво,

Из тьмы лесов, из топи блат

Вознёсся пышно, горделиво…

«Фауст»:

Парусников вереницы,

Предваряя темноту,

Тянутся, как к гнёздам птицы,

Переночевать в порту.

За прорытою канавой

Моря синего черта,

А налево и направо –

Населённые места.

«Медный всадник»:

…Корабли

Толпой со всех концов земли

К богатым пристаням стремятся;

В гранит оделася Нева;

Мосты повисли над водами;

Тёмно-зелёными садами

Её покрылись острова.

Мне кажется, такое сопоставление, учитывая определённую схожесть судьбы «маленьких людей» – Филемона и Бавкиды из «Фауста» и Евгения и Параши «Медного всадника», – куда как интересней, чем притягивать за уши Сталина на основе фаустовских фраз вроде «старикам я не хозяин»! Конечно, если идейно противопоставлять «больших» людей «маленьким», то в нахмуренном строю «больших» найдётся место не только Петру I, но и Сталину, Ленину, Гитлеру, Муссолини, Мао Цзэдуну (далее по вкусу). Почему же Юрченко сузил проблему до Сталина? Мода, что ли, такая? Или личные пристрастия автора? Я слышал, между прочим, что его перу принадлежит либретто оперетты о коллективизации. Но «Фауст»-то – не оперетта, хоть в переводе Холодковского, хоть в переводе Пастернака.

Юрченко пишет о «пастернаковском» Фаусте: «Нет, не жертва коварного Мефистофеля, а умный и осторожный руководитель. Уверен, что будет понят сообщником с полуслова. (И да простится мне такая «лобовая» атака, но как тут не вспомнить сцену романа А. Рыбакова, когда готовится и оговаривается убийство Кирова.) Никто никого не пытается обмануть, оба «ведут» эту игру и дополняют друг друга. Оставь последние сомнения, говорит исполнитель, ты прав, пока не уберёшь звонаря – колокол будет звонить, и звон будет услышан всеми».

Отчего Юрченко решил, что гётевский Фауст (и Фауст в переводе Холодковского) – другой? Игорь Золотусский, основываясь именно на переводе Холодковского, писал ещё в 1966 году (когда, вероятно, не читал никаких «Детей Арбата»): «Фауст отворачивается от исполнителей, но он связан с ними одной верёвочкой. Он стоит на одном конце верёвочки, они – на другом. То, что они сделали, было разрешено уже в душе Фауста, в его мысли. Он – убийца-идеолог, они – палачи» («Фауст и физики»). И никакого тебе Сталина!

Но допустим, что Пастернак всё же изобразил в 5-м акте под видом Фауста Сталина. Тогда почему, скажите на милость, он «против Сталина»? Разве в переводе Пастернака душа Фауста в финале не спасена ангелами? Или его искушение, как и у Гёте, изначально не было «попущено» Богом? Поздравляю вас, гражданин Юрченко, соврамши: ваш Пастернак, скорее, «за Сталина», чем «против»!

Я не ставлю себе цели подвергнуть сомнению все подмеченные Юрченко пастернаковские «сюрпризы», вызывающие аллюзии с эпохой «культа». Они, между прочим, заметны не только в его переводе «Фауста», но и в переводах «Отелло» и «Короля Лира». Но использование в своей работе характерных черт и деталей современности – это вообще отличительная черта Пастернака-переводчика. А Пастернак-поэт буквально окружает нас, что называется, антиквариатом – вещами и предметами первой необходимости образца начала прошлого века. Но нельзя же творческий метод, мироощущение путать с творческим замыслом? Эдак можно создать и концепцию перевода «Короля Лира» в духе пьес М. Шатрова: Лир – это больной, умирающий Ленин, остальные персонажи – его окружение. Я живо представляю, как травимый Сталиным один из создателей РСДРП Мартов-Цедербаум обращается к своему бывшему другу и соратнику по «Искре» Ульянову-Ленину:

Прощай, король!

Раз дома нет узды твоей гордыне,

То ссылка здесь, а воля – на чужбине, –

и отбывает за границу. (Слово «ссылка» можно выделить жирным: какие, мол, там у кельтов времён Лира ссылки?)

Такие титаны, как Шекспир или Гёте, совсем не нуждаются в злободневных интерпретациях. Слишком недостижимые они для интерпретаторов величины, чтобы кроить их на свой аршин. И как хорошо не поверить Юрченко, что Пастернак не понимал этого.

Верно написал почти полвека назад И. Золотусский: «Фауст у Гёте неисчерпаем. Он так же загадочен, как природа, тайны которой он старается постичь. Он так же неожидан. Он так же движется, влекомый неизвестностью мира и мира в себе… Речь идёт о принципе постижения человека».

А у Юрченко речь идёт о «фиге в кармане».

Юрченко Ю. «Фауст»: Пастернак против Сталина. Зашифрованная поэма. – СПб.: Издательская группа «Азбука-классика», 2010. – 256 с.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Пародии

Литература

Пародии

Евгений МИНИН

ВЕЧНЫЕ ПРОБЛЕМЫ                                                                                                         

Бабы страшны, мужики иль грубы,

иль романтично пьяны.

                              Ольга Ермолаева

Есть две проблемы у нашей страны.

Ты уж, страна, извини.

Первая – бабы повсюду страшны,

коль не блондинки они.

Вот почему напивается в дым

наша мужицкая рать –

как же на трезвую голову им

страшную бабу обнять?

ОДНАЖДЫ МАМА С ПАПОЙ…

Однажды мама с папой

Без малого три дня

Не знали, что им делать,

И сделали меня.

   Виталий Пуханов

И вот теперь любуйтесь,

Красивый я какой.

Когда сижу без дела –

Пишу стихи порой.

И лишь частенько ужас

Трепещется во мне:

А если б мама с папой

Играли в буриме?

ОДИН ЛИШЬ РАЗ?

И только раз рождаются в столетье

поэт-дурак, поэт-отец, поэт-цветок.

                               Дмитрий  Воденников

меня разволновали строки эти,

и как читатель отвечаю так,

страшней всего из трёх на белом свете,

рождается когда поэт-дурак.

рифмует он порой недурно, кстати,

но вянут уши от его щедрот,

и вымирает от таких читатель,

лишь только пародист ручонки трёт.

а ведь подобных много на примете,

их носит на руках у нас народ.

рождаются лишь только раз в столетье?

мне кажется, что чаще раза в год.

ИЗРАИЛЬ

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

По следу волшебного зверя

Библиоман. Книжная дюжина

По следу волшебного зверя

ШЕСТЬ ВОПРОСОВ ИЗДАТЕЛЮ

Издательство «Готовая книга» считает своей задачей выпуск необычных книг для необычных людей. Например – история Великой Отечественной войны в виде словаря, одновременно и юмористического, и очень серьёзного. Сегодня у нас в гостях основатель издательства Игорь ГРИШИН.

Кто ваши читатели, кому можно адресовать в наше отнюдь не всегда ценящее книгу время издания заведомо нестандартные?

– Поскольку мы ставим своей целью познакомить читателей с книгами, не похожими на те, к которым все привыкли, то легко догадаться, что они рассчитаны на эстетов и любителей неординарного. Мы не выпускаем компиляций, пересказов и перепевов. Наши книги рассказывают только о том, что мы знаем. Досконально. Достоверно. Древние традиции Востока переплетаются с современными идеями, афоризмами и насыщенной метафизической прозой. Наш читатель выбирает то, что ему нужно. При этом наше название, «Готовая книга», означает, что каждая из вышедших книг полностью готова. Готова к употреблению читателем…

Но такой подход к делу предполагает и особые принципы работы с авторами. Это действительно так?

– Мы стремимся работать с произведениями, в которых готово всё: от названия до последней точки. Ещё лучше, если готовое произведение будет в хорошем смысле «вылежавшимся», потому что сегодня вам кажется, что его можно издавать, через два месяца вы на него посмотрите другими глазами, а через год подумаете: «Ну не издалось, и к лучшему». Мы ждём от автора не только готового текста в формате Word, а качественного вычитанного текста. Если автору тяжело и неинтересно вычитывать свой текст, то почему читатель должен его покупать и читать? А книга – это не только текст. Автор должен представлять свою книгу и на полке книжного магазина, и в руках читателя. Если он видит её только в виде файла на рабочем столе, то, с нашей точки зрения, эта книга не готова. Это не означает, конечно, что мы от автора требуем быть дизайнером и верстальщиком собственных книг… Но оформлению придаём большое значение. Книга вовсе не обязана блестеть золотом переплёта и глянцем страниц, но она должна быть такой, чтобы археологи далёкого будущего, обнаружив её, могли ясно представить себе некую часть нашего сегодняшнего мира.

Многие ваши книги связаны с игрой Го. Она не слишком хорошо известна, как говорится, широким массам, хотя в своё время ей уделялось внимание на страницах журнала «Наука и жизнь». А что смогли сказать об этом вы?

– Во-первых, книги по игре Го в нашей стране раньше не издавались. А информация о Го подавалась с точки зрения настольной игры. Мы же выпустили сразу несколько книг по Го как игре, как философии и как древней практике. Это «Сборник анекдотов Мастера Го», «Русский Учитель японского Го», новелла «Мастер Го», «Правила игры Го»… Этой серией книг мы наконец смогли показать отечественному читателю Го как многогранное явление индоевропейской цивилизации. И получили массу откликов, отзывов и новых читателей. Эти книги не были ни переводом восточных авторов, ни кратким пересказом их книг. Готовится книга «Клуб любителей Го». Это роман-путешествие между Россией и Японией, между нашим временем и палеозоем, между молодыми девушками и пожилыми юношами, между экстремальными путешествиями и мирной жизнью обывателей…

В ваших книгах о Го упоминается легенда о древней русской игре «Золотые тавлеи». Расскажете об этом?

– Скорее всего, вы имеете в виду «Русский Учитель японского Го». Мы действительно дали много новой информации в разделе истории Го. Но понимаете, Золотые тавлеи – одна из самых таинственных страниц нашей истории. Слово «тавлеи» – производное от латинского «табула», она же таблица, она же игровая доска. В исторических описаниях не сохранилось ни правил этой игры, ни сколь бы то ни было вразумительного описания игрового набора.

На последней книжной выставке non/fiction вашему издательству был вручён диплом лауреата конкурса «Искусство книги. Традиции и поиск» АСКИ за успехи в художественном оформлении и полиграфическом исполнении издания. Какая книга принесла вам этот успех?

– Это книга «Советско-германский военный словарь», выпущенная на бумаге времён войны и в стилистике, принятой в те годы. Я люблю издания того времени, без ума от используемых в то время шрифтов и коллекционировал бы издания 1941–1945 годов, если бы в моей библиотеке было ещё немного места.

Вряд ли я открою вам секрет, если скажу, что отзывов никогда не приходит много. Но когда ветеран Великой Отечественной просит на один день «Советско-германский военный словарь», а прочитав эту книгу, приезжает в гости, чтобы встретиться с автором и «научиться играть в Го», то один такой отзыв стоит многого.

Одним из самых приятных для меня стал отзыв человека из Автономной Республики Крым, который написал, что после «Мастера Го» он стал видеть более красочные сны. «Мастер Го» – трансформирующая проза, в которую читатель погружается с головой. В романе описаны необычные приключения преуспевающего столичного жителя, прикоснувшегося к древней традиции Го. Жил модный столичный житель, рассекающий самый сложный город в истории цивилизации на дорогом авто, и повстречался ему Учитель того самого Го, которое оказалось квинтэссенцией древних знаний. Го оказалось здесь сродни гессевской «Игре в бисер», трансформируя игроков и их отношения. Учитель в «Мастере Го» – это тот, кто отвечает за целостность знания. В издании есть и концептуальные рисунки, отражающие состояния сознания и восприятия.

Почему такой разброс в жанрах книг – история, художественная литература, притчи, анекдоты… или всё-таки они логически взаимосвязаны?

– У нас нет задачи захватить какой-то жанр или направление и удерживать его. Как я говорил, мы идём за автором. Поскольку к автору у «Готовой книги» высокие требования и наш автор в каком-то смысле является не человеком, а сверхчеловеком, то и книги, которые мы выпускаем, можно уподобить, скорее, коротким привалам во время охоты. Да, мы охотимся. Мы идём по следу. По какому-то, если угодно, безумно сложному и безумно запутанному следу. И нас интересует именно тот волшебный зверь, который проторил этот след.

Беседу вёл Алекс ГРОМОВ

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Нет богатырям переводу

Библиоман. Книжная дюжина

Нет богатырям переводу

Владимир Краснов. Тишина одиночества : Рассказы, очерки. – СПб.: Астерион, 2009. – 352 с.

Ну как тут не поверить утверждению: ничего не меняется в мире? И в этом самом мире замечательный русский прозаик Владимир Краснов живёт в городе Боровичи. Работает редактором районной газеты «Красная искра». Как вам название? А для сочувствующих писателю Краснов поясняет: «Районная газета, может быть, и болото… А что в болоте плохого – это самое чистое место на земле…» Вот и рассказы у него получаются удивительно чистые. Малюсенькие и преопрятные. Какими и должны быть настоящие русские рассказы. Их охотно публикует периодика. Но книг пока маловато. Нынешняя – третья по счёту. До этого выходили «Вот приходит весна…» и «Горький дым памяти» (в возрождённой «Библиотеке «Огонька»). Но и тому читатели рады – жив наш рассказ! А что, собственно, в нём? Как и положено – вроде бы ничего. Вот малыш, сбежав из дому, карабкается вверх по склону: по разумению маленького человека, где-то там – край света (рассказ «На край света»). Это ли не задача для первопроходца? Это ли не задача для писателя – найти собственный край света? И каждая миниатюра (а все они, как правило, о детстве) видит этот край света по-разному. Свет большой, и краёв у него множество. «И вспомнилось мне, как бабушка, рассказывая о погибшем на войне сыне, на которого, как мне говорили, я был похож, всякий раз заключала свой рассказ словами «в чистом поле под ракитой богатырь лежит убитый…». И концом головного платка смахивала слёзы». Но вместо павшего богатыря встаёт новый. И слава богу, что не переводятся у нас богатыри российской изящной словесности.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Пепел будущего

Библиоман. Книжная дюжина

Пепел будущего

Владимир Ротов. Черти в табакерке : Повести и рассказы. – Калуга: Золотая аллея, 2009. – 352 с.

Странно, но именно во времена прагматические, как наши, людям почему-то хочется верить в необъяснимое, непознанное. Нет, Владимир Ротов вовсе не отдаёт дань моде и не предлагает читателю истории об НЛО и им подобные. В его прозе, умело сочетающей неожиданные сюжетные ходы, лаконичность изложения, внятный стиль, непознанное живёт рядом с нами. Оно может случиться с каждым, да и случалось! Но не всё это замечают. Тут дар нужен. «Вдруг» на свадьбе тамада видит между молодыми мальчика лет семи. И понимает, что видит будущее и паренёк – будущий сын новоиспечённой пары. А свадьба продолжается, и тамада вновь берёт в руки баян. Но… «Но в весёлых глазах Толи-тамады залёг пепел – что-то в нём быстро и ни для кого не заметно сгорело» (рассказ «Мальчик на свадьбе»). Откуда видение, для чего послано? Никто не знает. Даже автор. И это правильно. Автор честен – объяснение ищите сами. А он продолжает рассказывать простые, живущие рядом с нами, но тем не менее очень странные истории – «Не опоздать на кладбище», «Обманы», «Чертовщина», «Фантазии», «Тень отца»… Будущее, уходя в прошлое, превращается в пепел. Как по нему что-либо понять? А может быть, и не надо понимать? И вместе с автором учиться видеть то, что кажется фантазией, но вдруг становится явью. На краткий, но удивительный миг.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

«Пришла мне мысль…»

Библиоман. Книжная дюжина

«Пришла мне мысль…»

Другие берега, альманах, № 25 : Лев Толстой, 1828–2010, Беглец. – М.: АНО Редакция «Другие берега», 2010. – 320 с.

«Разговор о божестве и вере навёл меня на великую, громадную мысль, осуществлению которой я чувствую себя способным посвятить жизнь. Мысль эта – основание новой религии, соответствующей развитию человечества, религии Христа, но очищенной от веры и таинственности, религии практической! не обещающей будущее блаженство, но дающей блаженство на земле», – записал Лев Толстой в Дневнике 5 марта 1855 года. А в Дневнике за октябрь 1860 года отметил: «…пришла мне мысль написать материалистическое евангелие, жизнь Христа-материалиста». Что получилось? История. Скандальная, не утихающая и сегодня. Тематическое издание, осуществлённое по заказу Департамента международных связей города Москвы, ставит своей задачей понять, что же случилось однажды с нашим национальным гением, графом Толстым. За так называемым вероотступничеством, по мнению редакции, словно мерцает большая существенная тайна. И если мы её разгадаем, то, может быть, поймём и то, что происходит и происходило с нами? С размышлениями на эту тему со страниц «Берегов» к читателю обращаются протодиакон Андрей Кураев, Владимир Толстой, Валентин Курбатов, священник Георгий Орехов. Приведены многочисленные документы и воспоминания современников.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Они были ангелами

Библиоман. Книжная дюжина

Они были ангелами

Карин Калверт. Дети в доме . Материальная культура раннего детства, 1600–1900 / Пер. с англ. О. Кошелевой, И. Савельевой, В. Безрогова. – М.: Новое литературное обозрение, 2009. – 272 с.

Было время, когда права человека на детей не распространялись. И правила приличия – тоже не очень. Читать чужие письма было крайне постыдно, вспомните, как в одном из романов Агаты Кристи старомодный капитан Гастингс стыдит за столь непотребное деяние сыщика Эркюля Пуаро… Но при этом считалось абсолютно нормальным, что родители читают дневники или письма собственных детей. В книге Карин Калверт рассматривается история отношения к детям и детству, а основой исследования служат изменения предметов материальной культуры. «Большая часть детской мебели XVII столетия была разработана с целью побыстрее поставить младенцев на ноги и помочь им перемещаться, а основная задача мебели XIX века состояла в том, чтобы как можно дольше удерживать детей в горизонтальном положении и в пределах специально отведённого для них пространства… До середины XVIII столетия в западной культуре было очень мало предметов, предназначенных специально и исключительно для детей…» В книге рассматриваются свидетельства современников и произведения искусства, так или иначе отражающие отношение к детям и детству. Так, «…романтизм XIX века усматривал в детях особую духовность… Взросление теперь считалось регрессом». Чем стало детство в наше время, читатель может додумать самостоятельно…

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Мегаломания лиризма

Библиоман. Книжная дюжина

Мегаломания лиризма

Амели Нотомб. Токийская невеста / Пер. с франц. Ирины Кузнецовой. – М.: Иностранка, 2010. – 208 с.

После лаконичного и жёсткого гран гиньоль пополам с трагикомедиями абсурда в творчестве знаменитой бельгийской писательницы, похоже, утвердилась ностальгия. По детству, проведённому в Японии, например. Новый роман повествует уже не о первых годах жизни, как предыдущий, а о возвращении в ту страну, где они прошли. «Лучший способ выучить японский, решила я, – это преподавать французский». По объявлению находится ученик, занятия больше похожи на дружеские посиделки… «Когда я получила тарелку с окономияки, с меня мгновенно слетел весь лоск цивилизации, я полила волшебную лепёшку соусом и, не дожидаясь никого, набросилась на угощение… Мне снова было пять лет…» А дальше следует великолепная, как всегда у Нотомб, психологическая круговерть, хаотичная и точная одновременно, смесь любви, страха, надежды, отчаяния, житейских деталей, детских сказок и множества вещей, понятий и чувств, которым нет названия. Что отнюдь не отменяет их реальности.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Как сберечь многоцветье культур

Библиоман. Книжная дюжина

Как сберечь многоцветье культур

Россия : многообразие культур и глобализация / Отв. ред. И. Лисеев. – М.: Канон+ РООИ «Реабилитация», 2010. – 448 с.

Сборник статей, посвящённых разнообразным аспектам проблемы сохранения многообразия культурных традиций народов России в условиях глобализации. Подробно исследуется, что эта самая глобализация с собой несёт, и почему национальные традиции нуждаются в особой защите. А поскольку ничто не ново под луной, то анализируются и исторические примеры рассмотрения этой проблемы в русской философской мысли. Социологические и психологические зарисовки будут интересны в первую очередь специалистам, но и любителей самостоятельно поразмыслить они должны привлечь, благо в книге приводятся и примеры современного опыта решения возникающих противоречий.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

«Мы вновь узнаем друг друга»

Библиоман. Книжная дюжина

«Мы вновь узнаем друг друга»

Валентин Динабургский. Я иду к тебе…: Лирические строки. – Белые Берега: группа компаний «Десяточка» (изд-во «Белобережье»), 2009. – 160 с.

Валентин Динабургский прошёл всю Великую Отечественную – от Старой Руссы до Праги. Несколько раз был ранен. В мирное время четверть века был директором Брянского парка-музея имени А.К. Толстого, который при нём стал широко известен в стране и в мире, в частности, уникальным собранием деревянных скульптур под открытым небом (о нём говорится в стихотворении «В родном городе»). Написал два десятка книг прозы и поэзии о войне, природе, произведений для детей, тексты более сорока песен. Лауреат литературных премий. Новую книгу поэт посвятил памяти горячо любимой им жены Натальи Яковлевны – Наташеньки. В авторском предисловии читаем:

«58 лет мы шли с тобой по жизни, как говорится, рука об руку, душа в душу. Все религии мира, как бы они ни различались догмами, сходятся лишь в одном: душа, данная нам Богом, – бессмертна. Значит, орбиты наших душ где-то, когда-то пересекутся, и мы вновь узнаем друг друга. В это очень хотелось бы верить…» Этот мотив – главный в первом разделе сборника:

Отныне все думы,

страданья

Сводятся

к нашей судьбе.

Жди.

Я иду на свиданье,

иду навсегда к Тебе.

Во втором разделе – стихи о природе, где пейзажные зарисовки органично перетекают в философские размышления о смысле жизни, непреходящих духовных ценностях. Этими мыслями насыщен и финальный раздел книги, которую завершают такие строки:

Радуюсь крыльям

чутких бровей,

Взмаху ресниц,

удивлённому взгляду!

А запах полыни?

А шорох ветвей?..

За что мне – не знаю –

такая награда?!

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

От стилоса до принтера

Библиоман. Книжная дюжина

От стилоса до принтера

Евгений Немировский. Большая книга о книге : Справочно-энциклопедическое издание. – М.: Время, 2010. – 1088 с.: ил.

Внушительный фолиант, в котором собрано огромное количество сведений из истории книгопечатания, книжной иллюстрации и всего прочего, что так или иначе имеет отношение к книге. Первобытные рисунки на стенах пещеры, узелковое письмо инков, ассирийская клинопись, скорбная участь Александрийской библиотеки, Иоганн Гутенберг и Иван Фёдоров, шрифт гарамон, литография, «машина для снимания прошпектов»… прославленные издатели и великие гравёры, книги-великаны в человеческий рост и книги-игрушки в виде скрипки, автобуса, кошки… Тамиздат и самиздат… Всему нашлось место в этом невероятно насыщенном информацией издании. Страницы, посвящённые лауреатам Нобелевской премии по литературе, удивят читателя изрядным числом совершенно забытых имён и напомнят, что Нобелевка – отнюдь не непременный знак качества. Лев Толстой её не получал, равно как и Чехов, Джойс, Ибсен, Пруст, Кафка. Правда, именно в этот раздел проскочили, что досадно, устаревшие сведения – творения нобелевского лауреата 1923 года Уильяма Батлера Йейтса давно уже выпущены в России отдельными книгами, а не только в антологиях англоязычной поэзии, да и произведения новых лауреатов переводятся на русский язык очень оперативно. Но за вычетом, как говорится, недочётов книга очень полезная.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Зло переварим в себе

Библиоман. Книжная дюжина

Зло переварим в себе

Олег Гомазков. Современный дневник . – М.: Издательство ИКАР, 2009. – 196 с.

У всех своё восприятие эпох. Грубо говоря, дворник видит время таким, а учитель – иным. Профессор, доктор биологических наук Олег Александрович Гомазков – представитель поколения 30-х годов. Он помнит репрессии 30-х, развенчание Сталина и низвержение Хрущёва, наградную эпоху Брежнева, начало противоречивого демократического «освежения» страны Горбачёвым (оказалось, освежевания), краткий восторг надежд и долгое разочарование в период ельцинизма… А ещё он довольно часто в советское время выезжал за границу. И мог сравнивать. Нет, это не документальное повествование. Скорее художественное. Тем более что за плечами автора не только научные монографии, но и три художественные книги. Перед нами – интеллектуал, много видевший и думавший. И главное – не брюзга, а человек с замечательным чувством юмора. Иначе как и относиться к происходящему в нашей иррациональной стране? К тому же интеллект и ирония позволяют прежде всего надеяться, о чём автор не скрывая и сообщает читателю: «И потому в силу своей иррациональности Россия действительно «империя зла», но не в рейгановском понимании, а принимающая зло в себя, переваривающая его, не дающая расползаться по миру. Какая там «империя», когда своими солдатами и пассионариями от культуры поднимала к цивилизованной жизни десятки народов, защищая их от националистического раздрая! Таков мой оптимизм и вера в неслучайность и непрерывность России».

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Пятнадцать человек на сундук…

Библиоман. Книжная дюжина

Пятнадцать человек на сундук…

И.В. фон Архенгольц. История морских разбойников . – М.: Вече, 2010. – 448 с. – (Морская летопись).

«Лишь только греки варварского периода начали разъезжать по Средиземному морю, они предались морским разбоям под начальством смелых предводителей, и это ремесло, утверждают историки, не только не считалось постыдным, но, напротив, почётным. «Какое ремесло твоё?» – спросил мудрый Нестор молодого Телемака, отыскивавшего отца своего после падения Трои. «Путешествуешь ли по делам своей земли или принадлежишь к числу тех пиратов, которые распространяют ужас на отдалённейших берегах?» Эти слова, приводимые Гомером, служат как бы отблеском характера того времени». Прошло более двух веков с момента первого издания трудов немецкого историка Иоганна Вильгельма фон Архенгольца, посвящённых пиратству, но они по-прежнему считаются одними из лучших. В книгу включено множество историй великого морского разбоя и величественных, но суровых, навсегда вошедших в человеческую историю джентльменов удачи. Нравы на этих быстроходных судах были просты и жестоки, пища – вне всякой критики, редко кто из пиратов доживал до спокойной и обеспеченной старости. Но если пиратам улыбалась удача, то они захватывали целые города и впоследствии становились основателями «приличных» династий…

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

О царях и сословиях

Библиоман. Книжная дюжина

О царях и сословиях

Государи из дома Романовых. 1613–1913 / Под. ред. Н.Д. Чечулина. – М.: Престиж Бук, 2010. – 944 с.

Первое издание этой книги было выпущено в 1913 г., к 300-летию дома Романовых. Книга включает в себя не только жизнеописания монархов, но и подробное описание важнейших исторических событий, быта и традиций различных сословий. Автор чётко прослеживает хронологию событий, а также выбирает факты и свидетельства, позволяющие показать читателям внутренний мир великих государственных деятелей, объяснить причины тех или иных поступков, поведать об их пристрастиях и переживаниях. Почему мы так мало знаем о первом царе из династии Романовых? «Михаил Фёдорович был слишком молод, чтобы чем-нибудь о себе заявить, особенно в столь бурные годы. Русские люди, скорбевшие о разрухе, останавливали мысль свою на нём, конечно, не ради него самого». Именно его отец, Филарет Никитич, патриарх, и стал вторым «великим государем». Завершает книгу включённый современными редакторами рассказ о Николае II, написанный поэтом А. Блоком, работавшим в Чрезвычайной следственной комиссии по делам бывших царских министров и поэтому имевшим прямой доступ к первоисточникам.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Он присутствовал

Библиоман. Книжная дюжина

Он присутствовал

Гюнтер Грасс. Моё столетие : Роман / Пер. с нем. и примеч. С. Фридлянд. – СПб.: Амфора, 2009. – 350 с.

Одно из важнейших произведений знаменитого немецкого писателя, своеобразный итог века минувшего. Каждому году ушедшего столетия автор посвящает отдельную новеллу. «Я, подменяя себя самого собой самим, неизменно, из года в год при этом присутствовал. Конечно же, не всегда на передовой линии…» Читателю обеспечено некоторое количество озадаченности: как это патриарх немецкоязычной прозы присутствовал при том, что было лет за двадцать до его рождения? Что ж, творческому человеку и не такое по плечу… Зыбкий, почти мифологический стиль первых новелл постепенно и плавно переходит в подобие автобиографии, которая с течением времени и приближением конца книги становится всё строже и ироничнее, что не мешает ей одновременно превращаться в шараду. «И я уже загодя радуюсь, что увижу всех своих правнуков… Если только опять не начнётся война…»

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

В чём спасение?

Искусство

В чём спасение?

ПРЕМЬЕРА

Премьеры «Кандагара» я очень ждал – конечно, не только из-за мощной рекламной кампании на канале «Россия», а потому что в основе сценария лежит хорошо известная, реальная, героическая, с богатой психологической и политической подоплёкой история – фантастический побег на грузовом Ил-76 наших лётчиков из талибского плена. Был отличный шанс сделать отечественный блокбастер, который утёр бы нос разным «Отрядам «Дельта»», «Рядовым Райанам» и прочим духоподъёмным, но не имеющим реальной предыстории иностранным боевикам. В нашем случае, казалось, достаточно пересказать только, как всё было на самом деле с российским экипажем в Кандагаре, и успех обеспечен… На ТВ после официальной премьеры показывали выходивших из кинозала восхищённых зрителей, которые говорили, что это так же круто, как «Экипаж», намекалось на большое патриотически воспитательное значение фильма, сообщалось, что лётчики-прототипы довольны… Сомневаюсь, командир экипажа Владимир Шарпатов фильм не досмотрел, найдя какое-то приемлемое для создателей объяснение. Мои ожидания тоже оправдались не полностью, осталось ощущение какой-то недодачи, даже неудачи. Обидно. Почему, кто виноват?

Артисты? Нет, они замечательные – в одном фильме встретились сразу три звезды первой величины: Александр Балуев, Владимир Машков и Андрей Панин, а также восходящий Александр Голубев, да ещё Александр Робак с Юрием Беляевым в эпизодах. Продюсер Валерий Тодоровский – опытный, знаменитый. Режиссёр Андрей Кавун, снимавший очень хороший сериал «Вокзал», а также успешный мистический триллер «Охота на пиранью», несомненно, был готов к воплощению героической драмы. Из Голливуда пригласили Габриэллу Кристиани, ранее работавшую с самим Бертолуччи над легендарным «Последним танго в Париже», получившую «Оскара» за монтаж «Последнего императора»…

Правда, ничего особенного в монтаже «Кандагара» я не заметил. Может быть, даже в результате «обрезания» вылетели важные для русского зрителя сцены. При энергичном начале фильма и стремительно напряжённом финале заметно провисла середина (сердцевина) фильма. Главный прокол, на мой взгляд, в сценарии. Его авторы Олег Кавун и Андрей Кавун не в полной мере включили в сюжет реальную обстановку середины 90-х. Тогдашний МИД России бездействовал, он более был обеспокоен спасением в Сербии французских лётчиков, чем своих в Афганистане. Когда наконец договорились о выкупе, министр вроде заявил, что лично вывезет пленников, но в Кандагар так и не прилетел, а талибы обиделись, и шансов на спасение наших осталось совсем мало. Создатели не захотели правды о лихих 90-х – для кого благословенных, а для кого предательских. Отсутствует в необходимой мере трагический исторический подтекст.

Совсем не рассказано о тех, кто всё же не бросил своих в беде. Представитель правительства Татарстана Тимур Акулов, многократно летавший в Кандагар для переговоров с талибами, фактически спасший лётчиков от скорого шариатского суда, один из главных авторов идеи побега, убедивший талибов в том, что лётчики должны регулярно обслуживать дорогостоящий самолёт, так вот он в фильме фактически отсутствует. Важнейший двигатель сюжета оказался ненужным – Акулов осуществлял связь с Большой землёй, серьёзно влиял на настроения лётчиков, регулярно встречался с командиром экипажа, держал его в курсе, а перед побегом сообщил о воздушных коридорах, маршруте полёта, неожиданном для талибов, и т.д. В фильме же лётчики уныло маются в неизвестности и безделье. Не прописана с необходимыми психологическими подробностями драма заключённых, которые знают, что в любой момент могут быть казнены. Артистам часто попросту нечего играть. А когда нечего играть, они начинают нервно курить, и к концу фильма этот перманентный перекур уже раздражает. Невнятны биографии героев, истории их сложных отношений, обострившихся в неволе, непонятен изначальный конфликт командира со вторым пилотом. Зачем последний совершает очевидную глупость, сепаратно покидая «зону»? Почему командир поначалу отказывается учить талибов лётному делу, а потом соглашается? Почему первая попытка угона сходит экипажу с рук? Получился пошловатый фальстарт на тему: русские своих не бросают. На все эти вопросы можно дать вполне убедительные ответы, но… Когда ощущаешь художественную правду, прощаешь создателям любые нестыковки и ляпы, а когда – нет?

Действие задерживают мелодраматические, неуместные, инфантильно слезливые сцены. Зато, чтобы, видимо, поддержать темпоритм, много натуралистических жестокостей: казни, бомбёжки… Кстати, почему после варварского обстрела Кандагара один из талибов чуть не расстреливает наших лётчиков? Они-то тут при чём? Наших войск в Афганистане давно нет, а воюют с талибами-пуштунами северные афганцы: таджики и узбеки.

Обидно, что отсутствует важная этнически-религиозная составляющая. Второго пилота казанской авиакомпании Газинора Хайруллина играет русопятый Машков, а бортинженер Асхат Аббязов в исполнении Богдана Бенюка вообще превратился в щирого украинца. А татарский фактор там был очень важен – если бы среди лётчиков не было мусульман, их бы сразу расстреляли. Крайне важно было бы исследовать неминуемое в экстремальных условиях столкновение христианской, мусульманской и террористической исламистской этики. Тем более что конфликт цивилизаций в фильме заявляется. Главный талиб говорит командиру экипажа: «Ваши жёны вам изменяют, ваши мужчины женятся друг на друге… Мы сильнее вас духом, мы победим…» И нашему герою, в общем, нечем крыть. Но за счёт чего же тогда российский многонациональный экипаж всё-таки оказался сильнее духом фанатиков-исламистов? Почему в решающий момент наши объединились и ситуация «все против всех» превратилась в «один за всех, все за одного»? Только во имя спасения собственной жизни? Хорошо, но этого маловато. Или что-то ещё сохранилось в национальном духе, на что можно опереться в будущем, в эпоху инноваций и модернизаций?

Какой урок нужно извлечь из этого, как говорят, важного в воспитательном отношении фильма? Понятно какой – но умозрительно – и скорее, он следует из реальной истории, чем из фильма, – порознь не спасёмся. Только вместе. И тотальной деморализации, атомизации общества необходимо противостоять. Ещё не поздно.

А как зрелище картина Кавуна–Тодоровского, к сожалению, сильно уступает отечественному блокбастеру – сделанному тридцать лет назад на «Мосфильме», малобюджетному, но не уступающему голливудским аналогам, – мощному, живому, человечному «Экипажу» Александра Митты, Юлия Дунского и Валерия Фрида. Сравнивать даже как-то неудобно.

Разучились наши делать фильмы, в которых герои не симулируют патриотизм, а на самом деле достойны подражания, как лётчики в исполнении Георгия Жжёнова, Леонида Филатова и Анатолия Васильева, которые, уверен, служили примером для прототипов «Кандагара». У нынешних продюсеров малахольные политкорректные стиляги покуда лучше получаются…

Александр КОНДРАШОВ

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 5,0 Проголосовало: 1 чел. 12345

Комментарии:

Париж: смешение жанров

Искусство

Париж: смешение жанров

СЕМЬ НОТ                                                                                                                

Юрий ДАНИЛИН

Какое нынче время года во французской столице – не понять: с утра снежок, после обеда дождь, в Люксембургском саду работают все фонтаны, у Нотр-Дам де Пари ещё не убрана новогодняя ёлка, а по Сене бойко снуют экскурсионные судёнышки. Таким же разнообразием отличался представительный российский десант писателей, актёров, музыкантов, политиков, учёных, отмечающих по инициативе ассоциации «Франция–Урал» и Фонда Ельцина Год России во Франции и Франции в России. Приглашены были и лауреаты Международного конкурса пианистов памяти Веры Лотар-Шевченко.

Предстояли два концерта, но вначале студент Московской государственной консерватории (класс профессора С.Л. Доренского) Филипп Копачевский дал мастер-класс для студентов музыкальных учебных заведений 26-го округа Парижа и всех желающих. Филипп – блестящий исполнитель, а вот в роли педагога я наблюдал его впервые. Должен признаться, в этом качестве он так же неповторим, как и за инструментом. Педагоги музыкальных учебных заведений со своими подопечными вначале, видимо, скептически восприняли юного наставника. А Филипп ещё где-то в родном Митино прикупил роскошные сапоги. Они, эти сапоги, всё время вели себя вызывающе и бросались в глаза. Хотя никакой самостоятельной роли в благородных намерениях Копачевского не имели. Но в дополнение к прочим аксессуарам действительно намекали: уж не Иван ли Александрович Хлестаков прибыл? Однако первый же разбор заставил всех присутствующих внимательно вслушиваться в каждое слово молодого мастера. Он пугал «ползучим легато», но делал это вполне добродушно. Терпеливо объяснял, как не потерять целостность музыкальной фразы и чем грозит подобное верхоглядство сочинению и исполнителю. Был терпелив и великодушен. Все высоко оценили его знание музыкальной литературы, но более всего минуты, когда он сам демонстрировал разнообразные умения.

Затем состоялось увлекательное путешествие в Бургундию. Неподалёку от городка Вермонтон есть удивительный концертный зал, принадлежащий музыкантам Анне и Михаилу Макаренко. Оба – профессора, специальность Анны – фортепиано, а у Михаила – народные инструменты. В округе десяток домов из белого необработанного камня. Необыкновенная тишина: шаркнешь нечаянно подошвой ботинка об асфальт – сам испугаешься произведённого шума, хочется немедленно извиниться перед всеми жителями сразу. Они услышат. Все решили, что слушателями вечером и станут обитатели окрестных жилищ. Как бы не так! За полчаса до начала концерта объявились десятки автомобилей, и вскоре выяснилось, что приехали коллеги Анны и Михаила, профессора музыкальных учебных заведений Парижа. Вполне профессиональная публика с интересом ожидала молодых российских музыкантов. В программе вечера преимущественно Шопен. Казалось бы, уж эти искушённые слушатели вряд ли чему удивятся. Накануне отъезда я слушал питерского пианиста Мирослава Култышева с Первым концертом Шопена. Играл с оркестром Московской государственной филармонии. Дирижировала, и весьма неплохо, воспитанница Г.Н. Рождественского Мария Эклунд (Швеция). Я, помнится, порадовался, что такой молодой музыкант так приветливо и часто принимается столицей. Не хотелось думать, что это гостеприимство зависит от каких-нибудь влиятельных покровителей. Хотелось надеяться на талант. Мало кому предлагают играть с одним из лучших оркестров Москвы, да ещё и со ссылкой – посвящается 200-летию со дня рождения композитора. Но Шопен коварен. И не всякому посвящению рад. Култышев был на редкость невыразителен. Получился концерт упущенных возможностей. Шепелявый какой-то. С абсолютно проваленной второй частью. Исполнителю, конечно, приволокли килограмм цветов, вероятно, от устроителей этого дивного вечера. Но Шопен, могу предположить, вряд ли удостоил бы его приветным словом.

В общем, было отчего волноваться. Но не пришлось. А вот удивляться – да: какие яркие индивидуальности обнаружил концерт. Какой безошибочный выбор сделали пианисты. Лёгкий акварельный стиль в мазурках Шопена Полины Куликовой – студентки Московской государственной консерватории им. П.И. Чайковского (класс профессора В.В. Горностаевой), драматичный, мощный, динамичный Полонез фа-диез минор ор. 44 у Натальи Талдыкиной – солистки Новосибирской государственной филармонии, сдержанное, но яркое и образное Скерцо си-минор у Льва Терскова – студента Новосибирской государственной консерватории им. М.И. Глинки (класс профессора М.С. Лебензон) безучастными не оставили никого. Восхищение и восторг сопровождали каждое выступление. Педагогов не обманешь. Я думаю, всеобщий интерес вызывали как раз индивидуальные приметы каждого исполнителя и их бесконечное разнообразие.

Программа концерта учитывала многие вкусы – звучала «Чакона» Баха–Бузони в превосходном исполнении Михаила Турпанова – студента Московской государственной консерватории (класс профессора Н.А. Петрова), Соната g-moll Метнера, замечательно сыгранная Дмитрием Аблогиным – студентом Академии музыки им. Гнесиных (класс профессора В.М. Троппа), «Чакона» Губайдулиной в блестящей интерпретации Льва Терскова, большой интерес вызвал и «Вальс» Равеля в талантливейшем исполнении Филиппа Копачевского. А потом самое интересное – профессиональный разговор за чаем и кофе, неторопливый, обстоятельный, с неподдельным интересом к молодым коллегам, их преподавателям, русской музыкальной школе. Многих особо интересовало творчество Метнера и Губайдулиной, наблюдать эти взаимно увлекательные расспросы было приятно и интересно.

Оставляя гостеприимный дом супругов Макаренко, думал, как мало внимания уделяем мы одарённым молодым музыкантам. Нет менеджеров, которые бы занимались пропагандой их творчества, нет заинтересованности у чиновников, в чьём ведении музыкальная жизнь. Как правило, это несостоявшиеся музыканты, большие специалисты в области интриг, дружеских обязательств и «чего изволите». Музыке всё это противопоказано. В Москве понастроили десятки драматических театров, в которых десятилетиями ничего не происходит. Зачем? Открыли бы один общедоступный Дом музыки, где и могли бы играть талантливые молодые исполнители. И пусть их слушают ровесники, студенты и школьники, оторванные нынешним образованием от весьма существенной части родной культуры – Музыки. Нынешняя беспомощность чиновников от музыкальных искусств, лень и недальновидность могут очень дорого обойтись России в самое ближайшее время. И это будут безвозвратные потери.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

«Столько пользы республике!»

Искусство

«Столько пользы республике!»

ФЕСТИВАЛЬ

В Белых Столбах вновь показали массу неожиданного, занимательного и поучительного

Новое – есть хорошо забытое старое. Эта истина на фестивале архивного кино «Белые столбы», который вот уже 14 лет кряду организует Госфильмофонд, не кажется банальностью или шуткой. Для архивиста процесс актуализации «старого», или перезагрузки нашей короткой культурной памяти, – едва ли не основной смысл деятельности. Но чтобы было что перезагружать, для начала надо сохранить. Причём желательно – всё. Для архивиста не бывает бессмысленного, ненужного или «неправильного» прошлого. Прошлого, которое нужно выбросить и забыть. Потому что слишком больно и страшно вспоминать. Или потому что – неактуально. Перед архивом, как перед смертью, – все равны. В этом смысле архив учит смирению и принятию прошлого. Всего – без исключений.

Насколько трудна и болезненна может быть эта встреча с прошлым, демонстрирует фильм Ефима Дзигана «Первая конная», показанный на XIV кинофоруме в Белых Столбах. Он же доказывает наглядно, насколько чревато катастрофой желание переписать «черновик» истории. «Запрещённый Дзиган» – звучит как насмешка. Тем не менее аж три фильма режиссёра прославленного фильма «Мы из Кронштадта», самого «советского» автора советского кино, оказались на полке. Среди них – «Первая конная», снимавшаяся три года и законченная в 1941-м.

Самое занятное, что фильм лёг на полку вовсе не потому, что автор не стремился угодить главному заказчику и верховному кинозрителю в Кремле, а ровно наоборот – потому что уж слишком старался угодить и создать произведение не только идеологически безупречно выверенное, но ещё и максимально «заточенное» под политическую злобу сиюминутного дня. И потому сначала выпуск столь чаемой картины на экраны всего СССР был существенно приторможен разногласиями, возникшими задним числом в кругу её героев – высшего звена «красных кавалеристов»: двумя десятилетиями спустя преподносимых в ленте исторических событий их ретроспективные оценки личного вклада и воинских заслуг каждого порядком разнились. А после «Первая конная» и вовсе пала стремительной жертвой катастрофически изменившейся конъюнктуры. Надо ли говорить, что фильм Дзигана трактовал былые «дни боевые» весьма вольным образом: Варшавское сражение в августе 1920 года, «чудо над Вислой», обернувшееся для Красной армии настоящей катастрофой, лихо подменено финальной триумфальной скачкой красных конников и победой над «панами». (И мы ещё говорим, что всей развесистой клюквой обязаны нынешнему ТВ?!)

Понятно, почему госзаказ на создание фильма о «победе» конницы Будённого над польскими кавалеристами возник в конце 30-х. Но в данном случае политику «опрокинули в прошлое» уж как-то дюже решительно и радикально. И игроки, держащие историю за фраера, в итоге обманули сами себя. Пока Ефим Дзиган под чутким руководством глубоко заинтересованного в переписывании «набело» прошлого верховного начальства трудился над созданием образа врага в образе недобитых «белополяков», началась другая война. Не киношная. А с ней – и коренным образом поменявшаяся в одночасье вся система международных отношений, вылившаяся, в частности, в необходимости разыграть польскую карту совершенно по-иному.

Сегодня не надо никому доказывать, что кино числилось по разряду «важнейших из искусств», поскольку являлось средством социальной мобилизации масс. Причём не только в СССР. Достаточно посмотреть хотя бы литовскую хронику 1939 года «Вильно возвращается Литве», чтобы обнаружить уже знакомую политическую слабость – скромное обаяние подмен и полуправды. Начало Второй мировой войны застенчиво именуется в фильме «политическими переменами в Польше». Возвращение Вильнюса Литве выглядит абсолютным триумфом литовской армии. Впрочем, как было верно замечено на круглом столе, посвящённом кинохронике по обе стороны фронта, наивно ожидать, что военная хроника в любой стране может не быть пропагандистской.

На этом фоне неожиданно обаятельными оказываются бесхитростные ленты времён, когда социальная мобилизация на фронтах искусств ограничивалась маршами духового оркестра и духоподъёмными песнями. Среди восстановленных архивных раритетов, показанных в этом году в Белых Столбах, обнаружилась коротенькая трёхминутная лента 1913 года под названием «Большое горе». Своим простодушием она выделяется даже среди мелодрам немого периода настолько, что киновед Пётр Багров, который смог разыскать данные и о фильме, и о его создателях, почти извинялся за её скромные художественные достоинства. На экране – два клоуна, которые рассказывают бородатые анекдоты про тёщ, и сами же радостно смеются. Выяснилось, что клоуны Боб и Алекс вовсе не клоуны, а несчастные эстрадные эксцентрики, которым петербургский градоначальник не разрешил выступать на сцене кинотеатров. Но «братья Шмидт» (одним из них был Борис Козюков, популярный исполнитель, позже принимавший участие в постановках ФЭКСов) решили перехитрить градоначальника. На последние деньги сняли на плёнку своё выступление. Её и показывали в кинотеатре. Сами же артисты, сидя за экраном, озвучивали фильм, играя на бубенцах и ксилофонах.

Чем трогает эта история? Уж, конечно, не стёртыми, как пятаки, шутками. Пожалуй, тем, что кино выступает тут как индивидуальное средство спасения, вроде парашюта в затяжном прыжке. Съёмка для этих дядей в нелепых белых шароварах и кукольных воротниках – жест отчаяния и одновременно находчивости, залихватского «была не была» и наивной надежды. Эта съёмка чем-то похожа на домашнее «видео на коленке» – непритязательное и дерзкое. Эти ребята и думать не думали о вечности. Какое там! До завтра бы дожить! А вот дожили – аж до XXI века. И младое незнакомое племя с недоумением взирает на «Комеди Клаб» из 1913 года, пока не начинает смеяться… Но ведь Боб и Алекс и хотели рассмешить зрителей. Вы будете смеяться, но они нашли общий язык с потомками.

Другая неожиданность. Чем ближе к началу истории кино, тем больше сходства обнаруживается с нашей эпохой мультимедиа. Среди раритетов, показанных на фестивале к 150-летию Антона Павловича Чехова, были «кинодекламации», которые представлял завотделом истории отечественного кино НИИ киноискусства Николай Изволов. Два фильма по ранним рассказам Чехова: 8-минутная лента «Дачный муж, или Трагик поневоле» (1911) и 11-минутная картина «Беззаконие» (1915) – делались специально под… чтение актёра. Актёр, спрятавшись за экраном, должен был точно синхронизировать свою речь с движениями губ персонажей. Получалось что-то между закадровым голосом или дубляжем в позднейшем звуковом кино. Но параллель со звуковым кино – лишь одна из возможных. Другую можно было найти на недавнем фестивале новой культуры, проходившем в ЦДХ, где представляли Media book space. Вы заходите с книжкой (например, с орфографическим словарём) в небольшой тёмный зал. Кладёте книгу, и на экране возникает зрительный ряд. Впрочем, если честно, то связь «книга–человек–экран» в старинных кинодекламациях выглядит более живой.

Наконец, модный микст жанров тоже не сегодня родился. Среди архивных раритетов, от которых фестивальная публика пришла в восторг, оказался фильм Георгия Васильева (одного из создателей «Чапаева») «Невероятно – но факт». Вообще-то это 29-минутный «культурфильм» о пользе кролиководства, снятый в просветительских целях. Но лекцию крестьянам о пользе кроликов читает… кролик. Лекция звучит бодро, познавательно и… по-хармсовски смешно. Мультипликация соединяется со съёмкой живой «натуры». А информация о том, что даже хвостик кролика находит применение (идёт на клей), сопровождается поучительным обращением к зрителям: «Вот если бы каждый из вас приносил столько пользы республике!» Невероятно, но факт: создатель героического «Чапаева» был обладателем роскошного дарования эксцентрика и комедиографа.

Какое кино матери-истории ценнее: научно-популярный мультфильм про кролиководство или «Первая конная» Ефима Дзигана? Такой вопрос для киноархива не стоит. Архивисты как боги – следят безмятежно над схваткой настоящего с прошлым за будущее. Одно они знают точно: история начинается в архиве.

Жанна ВАСИЛЬЕВА

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Безумно… Волшебно…

Искусство

Безумно… Волшебно…

ЮБИЛЯЦИЯ

18 февраля Геннадию Гладкову исполняется 75! Юбилейный концерт композитора состоялся в Большом зале имени Чайковского. Название для него виновник торжества выбрал весьма символичное – «Люди и страсти»

Лишние билетики спрашивали от метро. Такое сегодня в Москве случается нечасто. Удивлённый прохожий даже замедлил шаг: «Куда?» «На Гладкова, конечно!» – последовал ещё более удивлённый ответ, и на уточняющее «А это кто?» не растерявшийся ловец заветного билетика с ходу запел: «Говорят, мы бяки-буки…» Заулыбались все, кто это слышал. Никаких дополнительных пояснений не потребовалось.

О самом Гладкове можно действительно ничего не знать. Но не знать его музыку невозможно. Нет, знать – это слабо сказано. Любить! Искренне, преданно и нежно. Ну в самом деле, что известно о нём малышу, категорически отказывающемуся есть манную кашу, если ему не включат «Бременских музыкантов»? Что знает о нём юная барышня, отложившая свой здоровый нигилизм на те три минуты, пока звучит проникновенный голос Михаила Боярского: «Настанет день и час, любовь к тебе придёт…»? Впрочем, дамы бальзаковского и даже постбальзаковского возраста тоже в это время забывают о печальных опытах быстротекущей жизни и снова, как в юности, начинают верить в то, что этот самый день и этот самый час всё-таки настанут и для них.

Если в зале в этот вечер находился хоть один психолог, девять шансов против одного, что по возвращении домой он задумался о том, что неплохо было бы написать диссертацию, тема которой могла бы звучать примерно так: «О влиянии музыки Геннадия Гладкова на активацию антистрессовых и адаптационных механизмов человеческой психики». Невероятно, но факт: страстная канцона Тартюфа, молящего о любви хоть на миг, пробуждает пыл в мужских сердцах гораздо быстрее, чем патентованные медицинские препараты. А всё потому, что, как только поплывёт из ниоткуда в никуда первый аккорд, каждому становится ясно, что эта музыка написана специально для него. И про него. Даже те, кому едва стукнуло двадцать, нисколько не сомневаются в этом, тихонько мурлыча себе под нос про «луч солнца золотого». И пускай им твердят, что написано это лет сорок назад, с ними-то всё случилось вот буквально только вчера.

У Гладкова потрясающее чутьё на стихи. Все работающие с ним поэты признают это в один голос. Однако это вовсе не означает, что мелодии приходят к нему сами собой. Вернее, такое, конечно, бывает, но нечасто. Как правило, их приходится ждать, звать, искать долго и мучительно. Но когда они наконец откликаются и возникают «из миража, из ничего», вместе с ними приходит состояние, которое принято называть счастьем.

Конечно, программа концерта не смогла объять необъятное. Тем более что помимо всем известных и всеми любимых песен в неё были включены произведения, которые публика слышала впервые: фрагменты из музыки к балету «Возвращение Одиссея», либретто которого Геннадий Гладков написал по мотивам поэмы Гомера; сюита для симфонического оркестра «Калейдоскоп»; музыкально-драматическое действо для солистов, хора и симфонического оркестра «Фантазии Свифта», которое автор посвятил своему другу Григорию Горину. Когда в финале виновник торжества появился на сцене для получения цветов, призов и подарков, он мало походил на увенчанного славою мэтра. Скорее, на мальчишку-студента, шутки ради примерившего седой парик, усы и бороду. И пусть Геннадий Игоревич в ответ на пожелания новых творческих успехов, отводя глаза, говорил, что самое важное в своей жизни он уже сделал, похоже, что на самом деле ему ещё есть чем нас удивить.

Ксения ВИШНЕВСКАЯ

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Белов и Рейн – почти однофамильцы

ТелевЕдение

Белов и Рейн – почти однофамильцы

ЭКРАН ПИСАТЕЛЯ

Герберт КЕМОКЛИДЗЕ, ЯРОСЛАВЛЬ

Симптом выздоравливания вдруг в нынешнем году обнаружился на канале «Культура». С разницей в день, в то же самое выделенное, пусть и не совсем удобное для работающего зрителя время, были показаны фильмы о двух видных представителях современной литературы: прозаике Василии Белове и поэте Евгении Рейне. Притом показаны эти фильмы были, что вообще невообразимая редкость, не по случаю юбилейных дат, И вдруг обнаружилась удивительная совместимость двух непохожих литераторов. А, казалось бы, откуда ей взяться. Даже названия фильмов как бы взаимоисключающие: о Евгении Рейне – «Двух столиц неприкаянный житель», о Василии Белове – «Раздумья на родине». И в разных литературных союзах герои фильмов состоят. И окружающие их деятели отечественной словесности не всегда друг с другом здороваются. И всё же…

Бессмертный Иван Африканович Дрынов из «Привычного дела», чудом уцелевший в безжалостной войне, где погибли отцы и Белова и Рейна, совестливый трудяга, безропотный раб колхозного строя, вдруг взбунтовав, покинул родные места и, оторвавшись от корней, сломал этим свою жизнь, как сломала насильственная коллективизация устоявшийся деревенский «Лад», любовно описанный Беловым. Но всё же он вернулся, совершив этим запоздалое, тяжкое покаяние. Бог весть, как сложилась бы дальнейшая жизнь Ивана Африкановича в деревне, похожей на Тимониху, но как шла бы она у него, неприкаянного, в большом чуждом городе, в коммуналке, прозвучало у Евгения Рейна в его хотя и не самом интеллектуальном, но одном из лучших стихотворений «Сосед Котов»:

Он сидел на балконе и, вниз улыбаясь, ругался,

Курил и сбрасывал пепел

на головы проходящих.

Писем не получал,

телеграмм и квитанций пугался

И отдельно прибил – А.М. Котов –

 почтовый ящик.

Не похоже на Ивана Африкановича, но ведь продолжение далеко не всегда похоже на начало.

Василия Белова невозможно представить в отрыве от его малой родины, вологодской деревни, покорное умирание которой он пытается приостановить, на свои средства отстроив разрушенный его прежними однопартийцами храм. Евгений Рейн – тоже весь в малой родине – Петербурге, где он несбыточно мечтает заиметь хотя бы комнату, неприкаянно живя в Москве и Переделкине.

Одинаковые достоинства видят Белов и Рейн в себе самих. На вопрос о том, что главное в человеке, Белов, нисколько не сомневаясь, отвечает: совестливость. Это свойство неотделимо от многотерпимости, и Рейн тоже говорит о себе как о человеке многотерпимом, который «никого особенно не осуждал, всегда старался понять, что в человеке есть хорошего».

Обоим свойственно покаяние. Белов: «Слишком много я нагрешил в своей жизни». Рейн: «Я жил подло».

Одинаковое отношение к русской культуре. Белов неразрывен с нею. А Рейн? «Я связан всеми своими корнями и обстоятельствами с Россией. У меня нет другого багажа, кроме русской культуры. Россия – моё родное пространство».

Почти одинаково они оценивают и недавнее прошлое. Белов, считая, что уничтожением крестьянства разрушались государственные устои вообще, в то же время говорит, что он не буржуазный, а советский человек, и сожалеет о том, что сломано «созданное Сталиным цельное государство». Рейн: «Мы прожили огромную эпоху, вросли в неё. Я себя считаю целиком плодом этой эпохи». И не отрешается от стихов тридцатилетней давности:

Вязальщица, свяжи такое покрывало,

чтоб, как его ни кинь, оно бы покрывало

старинный наш союз от головы до пят.

Прибавь и про запас, ведь сдёрнуть норовят.

Может быть, в едином мнении оба сошлись потому, что не оправдались их надежды, что со сломом прежнего строя начнётся процветание новой России. Белов: «Живётся очень плохо. Я не знаю, чем всё это кончится. Я не доверяю новым властям». Рейн: «Повсюду наблюдаем чудовищное засилье бюрократии, коррупции, совершенно антикультурную политику средств массовой информации, главным образом телевидения, со всеми этими глупыми американскими фильмами, со всеми этими шоу, представлениями».

Схожее мнение о языке. О бережном отношении Белова к языку уже сказано и пересказано. А теперь Рейн: «Вот если подумать: что же объединяет всё, что называется русской культурой, что создано людьми разной крови, разного социального положения, разной судьбы, разного времени? Можно прийти к одному безусловному выводу – это язык. Проложены какие-то нити и связи с любым человеком, который изъясняется по-русски».

Не оказался чуждым для Евгения Рейна и внутренне родственный Василию Белову Юрий Кузнецов. За высокий отзыв об этом выдающемся поэте до сих пор косятся на Рейна некоторые из записавших себя в либералы.

Роднит Белова с Рейном и то, что оба они стали лауреатами Государственной премии России. А так же и то, что вряд ли им суждено получить Нобелевскую премию, поскольку живут они не за границей и не стремятся туда переехать на постоянное жительство.

Кстати, слово «rein» в немецком языке означает в отношении к человеку: «чистый, опрятный», так же, как и русское слово «белый» в одном из отмеченных Далем значений – «чистый, незамаранный, незапятнанный». Так что Василий Белов и Евгений Рейн – почти что однофамильцы. И может, когда-нибудь в одном телевизионном фильме расскажет о них очень уважающий обоих, но пока не больно пускаемый на экран литературный критик Владимир Бондаренко.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 5,0 Проголосовало: 2 чел. 12345

Комментарии:

Размышления об «Очаровании...»

ТелевЕдение

Размышления об «Очаровании...»

ТЕЛЕИСТОРИЯ

Мог выйти потрясающий фильм.  Тридцатые, музыка, к примеру, Рахманинова или Скрябина, Москва, Париж. Цветаева, Эфрон, Родзевич, Гучкова – все или почти все агенты ОГПУ. Поэзия, Родина, предательство, долг, страсть, любовь, кровь… У Иштвана Сабо получился гениальный «Полковник Редль» на ту же тему, хотя австро-венгерские ингредиенты были попроще. У Владимира Досталя – картонный сериал, «основанный на реальных событиях». Да, именно у продюсера Владимира Досталя, не обвинять же режиссёра Михаила Козакова в том, что он не смог достать кодаковской плёнки.

Видеокамера – худший помощник в создании атмосферы прошлого. В условности видео могут органично существовать исключительно актёры сериала «Школа», и даже выдающийся режиссёр Михаил Козаков – бессилен. Видеоизображение повторяет фальшивую среду ялтинской набережной, где процветает модная ныне услуга – съёмка в кринолинах, синтетических париках, за отдельную плату – с обезьянкой. Весь кодак ушёл на «Штрафбат» брату Николаю (Досталю), который, кстати, является соавтором сценария «Очарования зла» вместе с Александром Бородянским.

В конце 80-х КГБ с перепугу передал «деятелям культуры» агентурные дела, на их основе и написан сценарий. Подчеркнём: КГБ предоставил не сведения о репрессированных их родственниках, а информацию об агентах – дядям с улицы. Результатом glasnosti стал сценарий, где историческая достоверность «как бы» есть, а «кина» нет. Сидишь, ёрзаешь, любуешься титрами: Серебряков, Вдовина, Тюнина, Ильин, Качан, Каменкова, Козаков. Если самоуверен – сомневаешься в себе первые две минуты, склонен рефлексировать – первые две серии. Потом ищешь виноватых.

Кроме секретных сведений сценаристы воспользовались романом «Агенты Москвы» («Иностранная литература», 1989 г. № 12). Его автор – Ален Бросса, который, собственно, и «раскопал» эту историю. Большинство поворотов сюжета заимствовано у француза. Название сериала навеяно предисловием к роману А. Фадина «Очарование зла, или Что толкает за грань?».

Хотя, конечно, пришлось поработать и самим, пофантазировать, домыслить, так сказать. Что получилось из этого?

Вот пятиминутная сцена, которую мы возьмём наобум и препарируем для примера. Разговор за столом на вилле Крымова. В числе присутствующих Роман Гуль, Владимир Крымов, Александр Гучков, Вера Гучкова…

Крымов. Если бы в феврале семнадцатого я не оказался единственным провидцем на всю Россию и не понял тогда, когда царило всеобщее ликование, что всему уже конец, и не перевёл бы свои капиталы, все-все капиталы, сюда, то сегодня стоял бы на паперти.

Так, по мнению маститых сценаристов, говорил живой человек Владимир Крымов, журналист, писатель, богач. Они придумали ему текст, хотя существует реальное высказывание Крымова, яркое и сочное: «Из России уехал, как только запахло революцией, когда рябчик в ресторане стал стоить вместо сорока копеек – шестьдесят, что свидетельствовало – в стране неблагополучно».

Итак, фантазия оказалась скуднее жизни. Как же с такой фантазией решать по-настоящему сложную задачу: рассказать историю, в которой самое главное – предыстория? Вспомним наивный штамп американского кино, когда зрителя «вводят в курс» посредством нелепого диалога:

– Джон, помнишь, как со мной, своим старшим братом Джеком, ты ходил в лес, хотя наши родители, которые погибли в автокатастрофе пару лет назад, запрещали это делать, потому что в лесу согласно древней легенде обитают оборотни?

Рекогносцировка Досталя–Бородянского имеет в отличие от американского аналога просветительский эффект.

Гучкова отвечает Крымову. Так это же мой батюшка способствовал переводу сюда ваших капиталов, Владимир Пименович, ведь это он с Шульгиным в феврале семнадцатого привёз Государю Манифест об отречении от престола; не большевики, Ленин в это время был в Швейцарии, а папочка с Шульгиным свергли династию Романовых, так что за всё вы должны благодарить моего папочку.

Последний монолог – яркий пример виртуозности сценаристов и актрисы, которая смогла его произнести.

Отметим, что просветительская сторона повествования настолько увлекла авторов, что они напрочь забыли о жизни, в которой бывает всякое. Даже с историческими личностями. Чехов, к примеру, мог опоздать на поезд, Клара Цеткин – испугаться мыши, а Гагарин – маршировать с развязанным шнурком. Но сценаристы делают вид, что следуют букве агентурного дела и не могут отвлечься на поиск ярких деталей, на создание образной системы фильма. Они беспомощно цитируют переписку Родзевича и Гучковой, стихи Цветаевой, чтобы подчеркнуть достоверность происходящего.

Но почему тогда – хочется спросить – в фильме Родзевич вербует Эфрона, когда на самом деле Эфрон завербовал Родзевича? Почему сценаристы останавливаются именно здесь, жертвуя исторической правдой на этой узловой станции? Ответ кажется очевидным. Без этой лжи концепция «очарования злом» может показаться несостоятельной, а диагноз, поставленный русской эмиграции, – врачебной ошибкой.

Хотя на всякий случай у сценаристов припасён аргумент: фамилия Родзевича изменена в сериале на «Болевич». Почему? Убеждённый коммунист Родзевич никак не вписывался в схему. Белый, принявший красных, воевал в Испании, побывал в немецком концлагере, содействовал сохранению наследия Цветаевой, из поездки к Ариадне Эфрон привёз в Париж московский автобусный билет на память, до последних дней следил за жизнью в СССР, читал «Новый мир» и «Литературную газету». Какое уж тут «очарование зла»!..

А ведь Михаил Козаков хотел отказаться от этого названия, предлагал – «Размышление». Но продюсер и сценаристы настояли. Их можно понять: «Очарование зла» – звучит. Изящная манерность создаёт иллюзию художественного обобщения и ставит жирную точку вместо многоточия.

И что им до Михаила Козакова, который говорит о неоднозначности прошлого и настоящего, сомневается во всём, с трудом подбирает слова. Продюсерское кино живёт по своим законам. Законы эти не позволят переписать сценарий заново и переснять фильм на плёнку. Удавшееся когда-то Тарковскому, переснимавшему «Сталкера», возможно лишь в эпоху «очарования злом».

Олег ПУХНАВЦЕВ

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 5,0 Проголосовало: 3 чел. 12345

Комментарии:

Иногда Курицын возвращается

ТелевЕдение

Иногда Курицын возвращается

А ВЫ СМОТРЕЛИ?

Одно из личных приятных открытий последних теленедель – цикл программ «Ночь на Пятом». Идущие за полночь и обращённые к неспящему интеллигенту, они явно стремятся занять нишу «интеллектуального телевидения» в отечественном телепространстве. Ведущие «Ночи на Пятом» не являются профессиональными тележурналистами, это эксперты в своих областях. В течение недели каждая ночь отдана определённой рубрике. Меня больше всего, естественно, заинтересовала рубрика «Слова», в которой Вячеслав Курицын рассматривает современные тенденции в литературе. Любопытно, но вернувшийся в современный литпроцесс знаковый критик 90-х словно бы и не заметил того, что произошло со страной и литературой уже в веке XXI. Будто очнувшись от летаргического сна, он с удивлением узнал, выйдя на улицу со стаканами водки, что немногие из встречных горят желанием разделить с ним скорбь по скончавшемуся Борису Ельцину. А литература для Вячеслава Курицына, как он признался в одной из бесед (с Л. Юзефовичем), прежде всего – средство самовыражения. В общем, постмодернизм в его устах по-прежнему находит своего верного выразителя и защитника. Несмотря ни на что! Тем любопытнее на его фоне выглядят писатели, некогда ратовавшие за безоглядный либерализм, но со временем, согласно известному выражению, ставшие больше прислушиваться не к сердцу, но к разуму. И уж в любом случае появление новой передачи о литературе можно только приветствовать!

Александр ЯКОВЛЕВ

televed@mail.ru 6

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 5,0 Проголосовало: 1 чел. 12345

Комментарии:

Художественная кривда

ТелевЕдение

Художественная кривда

А ВЫ СМОТРЕЛИ?

Начавшийся на Первом канале сериал «Вербное воскресенье» порадовал актёрским ансамблем: Олег Басилашвили, Татьяна Пилецкая, вернувшаяся через много лет после успеха «Разных судеб» на экран в главной роли, прославленные «Бригадой» Екатерина Гусева и Дмитрий Дюжев, Оксана Иванова, дебютировавшая недавно в сериале «И всё-таки я люблю», Виталий Коваленко, Ирина Розанова и другие. Они играют гораздо лучше, чем обычно в сериалах. Вообще постановка (режиссёр Антон Сиверс) на удивление художественна, подробна и психологична. А вот сценарий Вадима Зобина тех, кто жил в 70-е, поразил небывальщиной, а говоря прямо, наглой ложью ещё больше, чем упомянутая телесага «И всё-таки я люблю».

Здесь солистку Большого, станцевавшую «Жизель» (!), руководство театра готово представить к званию даже не заслуженной, а сразу народной артистки России (то есть она на положении блистательно начинавших Екатерины Максимовой или Людмилы Семеняки, а значит, актриса, к которой привлечено внимание многих, в том числе весьма влиятельных людей).

Внук члена Политбюро заманивает её на дачу (она роскошная, и здесь первая ложь – руководство СССР, при всём моём к нему критическом отношении, жило гораздо скромнее, чем нынешние чиновники среднего звена, не говоря уж об олигархах).

Он насилует её (ещё ложь – ввиду жестокой конкуренции в верхних эшелонах власти крупные руководители так боялись компромата, что детки были крайне осторожны. Случались, конечно, интрижки на уровне кордебалета, но с насилием, уголовщиной? Вряд ли, или они заминались до суда – более-менее свободно в этом смысле чувствовала себя только Галина Брежнева, и то она артистам помогала, да, бедокурила, но судеб никому не ломала).

После того как балерина обращается в милицию (очень смешная сцена с врачихой-правозащитницей в Институте Склифосовского), дед распоряжается завести на неё дело в КГБ о клевете и шантаже (ещё враньё – «кровавая гэбня» подобными делами заниматься бы не стала, девочка была не диссиденткой, а любимой ученицей великой балерины – судя по фильму, масштаба Улановой, влияние которой было огромным – она не устранилась бы так безвольно, как героиня Пилецкой. Что-то подобное вполне может случиться в наше время, когда всё продаётся и покупается, а тогда это был бы скандал не только на всю страну, но и непрекращающийся «вой голосов» на весь мир. КГБ хватало забот с диссидентами, а это дело можно было замять на уровне МВД и внук члена Политбюро – пусть даже масштаба Андропова – отправился бы в лучшем случае служить в Забайкалье, дед – на пенсию, а солистка Большого получила бы внеочередное звание ещё быстрее, чем планировалось).

И в завершение мелодраматических ужасов разоблачения «проклятого прошлого» балерина умирает в тюрьме при родах, которые в антисанитарных условиях при поддержке отъявленных уголовниц принимает абсолютно пьяная фельдшерица. Дед же, умирая, передаёт сыну ключик от сейфа в иностранном банке, где, надо полагать, все члены Политбюро хранили тогда бабки на чёрный день. Бред полный, даже комментировать не хочется.

Всесильный в 70-е Гришин умер в собесе, а дети многих других членов Политбюро живут сейчас на те деньги, которые они получают, сдавая единственно ценное, что осталось от родителей: хорошие квартиры в центре (они, правда, не идут  ни в какое сравнение с апартаментами нынешних нуворишей).

Сценарист сегодняшними язвами наградил 70-е, может быть, самые лучшие советские годы. Там было много всякого, в том числе и плохого, но зачем же так врать? Напомню: тот, кто бросает камень в прошлое, может попасть под камнепад в будущем.

А.К.

televed@mail.ru 6

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 5,0 Проголосовало: 4 чел. 12345

Комментарии:

Вода караван точит

ТелевЕдение

Вода караван точит

ТЕЛЕКОНФЕРЕНЦИЯ

В Центральном Доме журналиста под председательством генерального секретаря МКЖС, секретаря Союза журналистов России Ашота Джазояна прошла практическая конференция под общим названием «Погода на завтра». Рассматривались насущные проблемы, связанные с внедрением в России цифрового телевидения, – об этом говорили заместитель генерального директора ФГУП «ТТЦ Останкино» Константин Кочуашвили и другие специалисты в технической области. Обсуждалось соотношение информации и пропаганды на экране (мастер-класс провёл известный журналист-международник Леонид Золотаревский). А также продвижение документального кино на телеэкран и то, как сегодня ТВ влияет на народ, а народ – на ТВ.

Дискуссию «Телевидение и здоровье нации» открыл президент Международной академии телевидения и радио Анатолий Лысенко. Вспоминая советский период, он говорил о воспитательной, просветительской, пропагандистской и других функциях ТВ, из которых теперь остались только информационная и развлекательная. При этом вал депрессивной чернухи на экране намного перекрыл то позитивное, что происходит в стране (провинцию на экране мы видим только тогда, когда там случается несчастье, или – гораздо реже – когда её навещает руководство страны). Рейтинг требует крови, секса, развлекухи, и нет никаких ограничений для программ, явно вредных для здоровья (в первую очередь душевного). Говорилось и о полной непрозрачности ТВ как бизнеса, что особенно удивительно, так как практически все каналы получают существенную поддержку от государства.

Руководитель студии «Ветров» режиссёр Виталий Манский отметил, что в последнее время ТВ всё шире открывает двери для документального кино, однако оно же не всегда лучшим образом влияет на его качество. Руководитель телестудии «Репортёр» известный тележурналист Михаил Дегтярь призвал ориентироваться не на рейтинг, а на интересы страны, утверждая, что ТВ станет несравненно лучше, если финансировать его будет государство, а не рекламодатель посредством механизмов рейтинга. О том, как относятся к отечественному ТВ жители России, рассказала профессор МГУ, доктор психологии Лариса Матвеева. Множество социологических исследований показывают, что за последнее время отношение это ухудшилось, что свидетельствует о необходимости решительных изменений на нашем телепространстве. Это особенно очевидно в сопоставлении с другими странами, где ТВ не столь брутально, цинично и депрессивно, как наше.

Внимание коллег на то, что в России отсутствуют инструменты, при помощи которых общество могло бы влиять на ТВ, обратил телеобозреватель «ЛГ» Александр Кондрашов. Законопроект об общественных советах на годы застрял в Думе – такое ощущение, что ТВ, удовлетворив руководство страны в информационном вещании, взамен получило полную свободу для получения рейтинга любыми способами. Критика игнорируется – собаки лают, караван идёт. Это, с одной стороны, ведёт к дальнейшей духовной и профессиональной деградации телевидения, дебилизации нации, а с другой – к тому, что продвинутая часть аудитории уходит в Интернет.

Участники дискуссии выразили надежду, что перемены к лучшему на ТВ всё же произойдут: вода камень точит. Подтверждением тому является якобы временное – под предлогом Олимпиады – но всё же прекращение демонстрации сериала «Школа», показ которого (в детское время!) возмутил многих.

Соб. инф.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 3,0 Проголосовало: 2 чел. 12345

Комментарии: 17.02.2010 20:59:38 - Александр Трофимович Климчук пишет:

телеконфереция

Через 5-10 лет, повзрослеет школьное население опрысканное ядом "Школы" и т. п. сериалами и будут нести чушь такую же, если не хуже. Сколько каналов капает на мозги людей всех поколений, а Вы говорите о капле, которая недолетев испарится и только. Я например не знаю, что нужно делать. Ведь отвергают всё, цензуру, общественное мнение. Вы профессионалы и Вам видней, как это дерьмо локализовать. Пишите открытое письмо президенту, министру, кричать пора и стучаться в двери к сильным мира сего, и спросить их, чего они ждут от страны, которая уже скоро превратится в Лилипутию.

От Волги до Эльбы

Они сражались за Родину

От Волги до Эльбы

ПОБЕДИТЕЛИ

«Это он, тот самый день, ребята, он наступил для всех – от Ньюберипорта до Владивостока! День, когда невозможное стало возможным!» Примерно эти слова, которых мир ждал со времени Сталинградской битвы, буквально прокричал в радиопередаче Си-би-эс какой-то американский солдат ночью 8 мая 1945 года. И в США именно эта дата считается Днём Победы.

Но празднование этого великого дня началось прежде ликования всей планеты. На две недели раньше. И начали отмечать свою Победу над врагом простые воины Красной армии и американские солдаты, встретившиеся в маленьких городах и сёлах, разбросанных по берегам Эльбы, которая стала в буквальном смысле водоразделом между войной и миром. Они шли с противоположных концов мира, чтобы встретиться в сердце фашистской Германии. Их встреча разрезала территорию Третьего рейха пополам и в результате привела к окончанию Второй мировой войны в Европе. И стала символом окончания войны и краха нацистского режима.

Этот день – 25 апреля 1945 года – навечно занесён на скрижали истории Второй мировой войны. Тогда на Эльбе, недалеко от немецкого города Торгау, встретились части и подразделения 69-й пехотной дивизии 1-й американской армии и 58-й стрелковой дивизии, входящей в состав войск 1-го Украинского фронта, которым командовал маршал Конев. Именно они в результате проведения боевых операций оказались ближе всех друг к другу. Войскам Красной армии был дан приказ остановиться у Эльбы. Американцы же заняли позиции у Мульде. Расстояние между ними было 25 километров. Казалось, что сразу же после первой встречи союзников придёт конец самой кровопролитной войне в истории человечества. Напряжение нарастало. По воспоминаниям американских ветеранов, тогда казалось, что каждый незнакомый голос по радио – это попытка русских установить связь, чуть ли не каждый бугор наблюдатели принимали за «русский танк». На самом деле все состоявшиеся единичные контакты зафиксировать было невозможно. Первыми советскими военнослужащими, которые встретились с высланным навстречу русским войскам американским патрулём, были старший лейтенант Григорий Голобородько с сержантом Александром Ольшанским, ещё несколько человек. Позже к ним присоединился подполковник Гордеев. Патрулём союзников командовал лейтенант Бак Котцебу. С ним были рядовые Джо Половски, Джек Уилер, Рафф, Ларри Хамлин, врач Стив Ковальски. Эта неофициальная встреча произошла в южной части предполагаемой зоны контакта. А вот историческая встреча, зафиксированная буквально сотнями корреспондентов, произошла в северной части. С нашей стороны момент контакта был определён боевым донесением от 25 апреля штаба 58-й стрелковой дивизии: «В 15.30 25.04.45 г. в районе моста, что восточнее Торгау, произошла встреча между офицерским составом 173-го стрелкового полка и патрулём войск союзников…» В своём репортаже с Эльбы военный корреспондент Энди Руни так писал о русских солдатах: «Они такие же простые и весёлые, как американцы. Только это как бы американские солдаты, помноженные на два».

С одним таким русским солдатом, Григорием Семёновичем ПРОКОПЬЕВЫМ, тогда старшим лейтенантом второй роты 69-го отдельного гвардейского сапёрного батальона 173-го гвардейского стрелкового полка 58-й стрелковой дивизии, встретились корреспонденты «ЛГ». Ныне видный экономист-аграрник, крупный учёный в области экономики и организации сельскохозяйственного производства, доктор экономических наук, профессор, он был участником той самой официальной встречи войск союзников в Торгау. После неё 27 апреля в 18.00 маршал Иосиф Сталин, президент Гарри Трумэн и премьер-министр Уинстон Черчилль одновременно из Москвы, Вашингтона и Лондона известили мир об историческом событии.

Григорий Семёнович, когда вы оказались на Эльбе, было ощущение, что войне скоро конец?

– Наша сапёрная рота вышла на Эльбу, к городу Торгау, 24 апреля. Искусственный вал, отделяющий пойму реки, прикрывал нас от возможного пулемётного огня противника. Ночь прошла спокойно. Помню, что проснулся я от… тишины. Это было настолько непривычное состояние, что рука непроизвольно потянулась к автомату. Несколько дней мы прокладывали дорогу полку, делая проходы в минных полях и завалах. Приходилось пробираться через заболоченные леса, где под ногами чавкала земля, а над головой свистели пули. Вокруг бродили недобитые группы фрицев, которые отчаянно цеплялись за каждый бугорок, за каждый овраг. А тут – тишина… Поднялся и сквозь лоскуты сиреневого тумана, висевшего над холодной апрельской рекой, увидел на другом берегу сказочно красивый средневековый замок с черепичными крышами и кирху. Было тепло, везде цвела сирень. Показалось – всё, вот она, тишина и красота Победы. Кстати, нас ещё за три дня предупредили, что возможна встреча с американцами, но где она произойдёт, никто не знал. Мы просто гнали фрицев, как затравленных волков, считая дни до Победы. Она уже просто витала в воздухе.

Неужели немцы не защищали город?

– На самом деле взять его было тяжело. Крови бы пролилось много. Тот берег был высоким, отвесным. Все мосты взорваны. А Эльба – широкая глубоководная река с быстрым течением. Та сторона вообще забетонирована. Но нам было не привыкать: за войну приходилось наводить переправы не раз. И через Днепр, Днестр, Вислу, Одер. Я ведь сапёр. Самое страшное для сапёра – это на самом деле не разминирование. А форсирование рек, когда весь огонь противника ложится на переправу. Пехота – ей что? Переправилась и закрепилась на берегу, а мы – всё время на воде. Когда дивизия шла к Бреслау, у нас вообще не было средств для переправы, и мы попытались перейти Одер по льду. Справились. Настелили трапы и переправили даже пушки 76-мм, и это всё под огнём. А где вода, на своих плечах держали штурмовые мостики, чтобы пехота не намокла. На этот раз нам повезло: город был пуст. Немцы решили сдаться американским войскам. Тогда меня поразило то, что на взорванном отступающими фашистами ближнем к нам мосту валялись повозки с домашним скарбом, перевёрнутые детские коляски и – совсем не было людей. Местное население, панически боявшееся Красной армии после пропагандистских страшилок Геббельса, так бежало навстречу войскам союзников, что, видимо, и побросало свои пожитки.

А как произошла сама встреча с американцами?

– Да об этом много уже написано. Но на самом деле всегда есть что ещё дополнить. У каждого свой взгляд, своё видение. Мост был как раз напротив нас, рядом с замком. Фермы его были искорёжены взрывом, согнуты все, скручены. Но по одной из них всё же можно было перебраться на ту сторону, хотя и с большим трудом. Все были настороже, ждали с того берега какого-то сигнала от союзников. Была специальная директива ставки Верховного главнокомандования об опознавательных знаках для войск на случай возможной встречи с союзниками командующим 1-м, 2-м Белорусскими фронтами и 1-м Украинским. По взаимному соглашению были установлены следующие знаки и сигналы для опознавания советских и англо-американских войск. Союзники должны были обозначать себя серией зелёных ракет. Советские войска – серией красных. Помимо этого у наших танков должна была быть белая полоса вокруг башни посередине и белый крест на крыше башни. Ширина у полосы и креста – 25 сантиметров. Вдруг видим: на одной из башен замка кто-то машет простынёй, на которой нанесены полосы, как на американском флаге. И кричит что-то вроде бы по-нашему: «американцы», «товарищ». А вроде бы и по-английски. А ракет, которые мы ждали, так никто и не пускает. Позже выяснилось, что этот американский патруль нарушил приказ своего командования не удаляться от своих позиций дальше чем на 5 миль. А они заехали в поисках советских войск гораздо дальше, и им поэтому с собой ничего и не дали для установления возможного контакта. С той стороны к тому же раздавались выстрелы немецких снайперов, так что стрельба всё же была. Но как-то поняли, что на том берегу уже американцы. Тогда по фермам моста к ним навстречу стали пробираться четверо наших разведчиков. Первым шёл сержант Николай Андреев…

Конечно же, Григорий Семёнович не всё знает и помнит в точности. Но сохранились свидетельства его сослуживцев, в том числе и американских ветеранов.

Американцев, которые встретились тогда на мосту с советскими солдатами и перебрались на наш берег, звали Билл Робертсон, Фрэнк Хафф и Джордж Пек. Объяснить, кто они, им помог тогда русский военнопленный, которого они встретили в Торгау, в форте Цинна, где был концлагерь с заключёнными из разных стран (кстати, там были и двое раненых американских солдат, взятых в плен буквально два дня назад). Они все чудом остались живы. А тогда, поняв, что русские совсем рядом, Робертсон решил, что нужен какой-то надёжный опознавательный знак. Они ворвались в первую попавшуюся на пути аптеку, взяли какие-то порошки красного и голубого цвета. На простыне нарисовали пять горизонтальных полос красным и закрасили верхний левый угол голубым. Самой высокой точкой, откуда мог быть виден флаг, была городская башня. По винтовой лестнице забрались на верхнюю площадку. Оттуда Робертсон вылез с флагом на крышу… Вот тогда-то по смельчаку и раздались выстрелы немецких снайперов. Когда американцы оказались на берегу, где стояли советские войска, то, как вспоминали они позже, смотрели вокруг с нескрываемым любопытством. Это была не просто встреча с союзниками – это была встреча с людьми из другого мира. И хотя братание с той и другой стороны союзным командованием не приветствовалось, но эмоции били через край. Американцев тогда поразило, что наши носили награды на полевой форме и на головах у солдат не было касок. Кто-то был в бинтах – продолжал воевать, несмотря на ранения. Робертсон тогда обменялся наручными часами с русским капитаном, который, судя по нашивкам, был пять раз ранен. А какой-то солдат в порыве добрых чувств отдал командиру патруля своё золотое обручальное кольцо…

А что было дальше?

– Мы смогли понять, что американцам надо вернуться к месту своей дислокации – в штаб американского полка, расположенного в Вурцене, до наступления сумерек. И попросили послать с ними группу для связи. Надо ведь было решать, как действовать совместно дальше. С американцами уехали четверо наших солдат. Гвардии лейтенант Александр Сильвашко – командир того взвода, что был у моста, сержант Николай Андреев, майор Анфим Ларионов и капитан Василий Неда. У американцев при появлении патруля, который нарушил приказ не удаляться далеко от своих, да ещё вступившего в несанкционированный контакт, ох и суматоха была! А они ещё и с нашими военными приехали. Кстати, им тогда тоже попало от командования за излишнюю инициативу. Но уже ничего нельзя было остановить. То, что встречи уже произошли, скрыть было невозможно. И всех «нарушителей» – и советских, и американских – отправили дальше, в штаб американской дивизии в Требзене. А там – толпа журналистов!

Перед моей ротой была поставлена задача: 26 апреля, на следующий день после встречи разведгрупп, обеспечить лодочную переправу американских солдат и офицеров на наш берег. Помню быстрое течение холодной и мутной реки… На горизонте появились «виллисы» и «доджи» с американской пехотой. Торжественные встречи больших военачальников были ещё впереди, они только обговаривались. А мы тогда быстро перевезли к себе человек 200 американцев. У всех лица сияли улыбками. Языками, конечно, особо никто не владел. Объяснялись мимикой, жестами. Обменивались нехитрыми сувенирами. Они у нас всё звёздочки с пилоток просили. На скорую руку организовали фронтовой «банкет». Расстелили плащ-палатки. Стол, правда, был небогатый – консервы, шпик, хлеб. Ну и спиртное. Мы тогда и думать не думали, что наша встреча станет символичной. Радовались, что живы, что скоро войне конец! Время пролетело незаметно – командование выделило на встречу всего два часа. Конечно, трудно сейчас представить, что без переводчика русские и американские солдаты тогда так легко понимали друг друга.

А после окончания войны встречи с бывшими союзниками организовывались?

– Не так часто, как хотелось бы. А может, и надо было бы – для того чтобы начавшуюся по вине недальновидных политиков холодную войну между нашими странами быстрее прекратить.

Да, простым ветеранам той страшной войны делить, конечно, нечего. Они только всегда вспоминали, а оставшиеся хранят в сердце до сих пор, как когда-то на Эльбе давали клятву никогда не поднимать оружие друг против друга. Но тогда, 27 апреля 1945 года, Москва по приказу Сталина салютовала войскам союзников из трёхсот двадцати четырёх орудий. Первый и последний раз. Рукопожатие разведчиков на Эльбе навсегда войдёт в историю сложных взаимоотношений двух стран…

В марте 1946 года Уинстон Черчилль произнёс известную речь, призвав Америку выступить вместе с Англией против России. Сапёрному батальону, который недавно братался с американцами на Эльбе, приказали минировать дороги на восток.

После войны Григорий Прокопьев дважды по приглашению американских властей посещал США, стал почётным гражданином Далласа и Канзас-Сити. Три года назад побывал в Торгау. Сейчас тоже получил приглашение. Только встречаться на Эльбе их приезжает всё меньше и меньше. Скорее всего, на этот раз приедут сюда всего несколько ветеранов…

Но это поколение людей сильных. Оно не сдаётся. Григорий Семёнович продолжает так же прямо «держать спину», до сих пор активно работает. Про возраст свой старается не вспоминать. Может быть, этот присущий ему оптимизм и способствовал его «солдатскому счастью»? Сам ветеран считает, что ему в жизни всегда везло. Как он сам говорит, повезло, что до конца войны прослужил в одном сапёрном полку, в одной дивизии. Повезло, что только один раз был ранен, притом легко. Разрывная пуля попала в кисть левой руки, да только рукав шинели порвала и глубокую царапину оставила. Так что остался в строю, из боя не вышел. Кто-то крепко, видно, за солдата молился, если смерть обошла его на передовой. Ведь в тылу Прокопьев ни дня не пробыл. А судьба сапёра, минёра штилем не балует. Не зря говорят: «Без права на ошибку», «Сапёр ошибается только один раз».

В конце разговора на вопрос, правда ли, что пережитое на войне всю жизнь потом во снах возвращается, Григорий Семёнович долго не отвечал. Потом коротко выдохнул:

– Правда. И Эльба, встреча та давняя, всё чаще приходит во снах…

Николай ЛЕБЕДЕВ, Ирина ПАВЛЮТКИНА

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Ангел с неба

Они сражались за Родину

Ангел с неба

ЭПИТАФИЯ

Москва простилась с известным военным лётчиком, дважды Героем Советского Союза Виталием Попковым. За годы войны он совершил почти 475 боевых вылетов, провёл 117 воздушных боёв и лично сбил 41 вражеский самолёт. Виталий Иванович создал уникальную эскадрилью, из четырнадцати лётчиков которой одиннадцать стали Героями Советского Союза. Это была единственная эскадрилья, имевшая свой музыкальный ансамбль. Именно с Попкова сценаристы фильма «В бой идут одни старики» писали образ капитана Титаренко по прозвищу Маэстро.

В 2000 году Виталию Попкову присвоено звание «Почётный гражданин города Москвы». Ещё при жизни ему установлен бюст на Самотёчной площади в столице.

Однажды Виталия Ивановича спросили: какая из многочисленных наград ему дороже всего? Он ответил: «Мне дороги все награды моей Родины. Но, пожалуй, главная моя награда – это спасённые жизни 30 детей, которых я с товарищами вывез из осаждённого Ленинграда». Затем рассказал эту историю:

«Однажды, в конце марта 1942 г., нашему полку было поручено сопровождать два транспортных самолёта Ли-2 в Ленинград. На них летели Первый секретарь Ленин-градского обкома партии А.А. Жданов и командующий Ленинградским фронтом генерал армии Г.К. Жуков. Выбор пал на наше звено неслучайно. Я раньше часто ездил поездом к тёте в Ленинград, она работала в детском доме № 3. По дороге любил рассматривать церкви. Потом в войну именно по ним определял маршрут своего полёта. Перед вылетом я подошёл к лётчикам и сказал, что направляюсь в Ленинград, буду у тёти в детском доме. «Там нет продуктов, давайте что-либо соберём». Насобирали килограммов на сто пятьдесят. Летели над Дорогой жизни, в воздухе свирепствовала немецкая авиация, но мы благополучно выполнили задание.

Начальство уехало, и я попросил коменданта дать мне машину, чтобы довезти продукты до детского дома. Тётя провела меня по детскому дому, на кухне варили суп из лошадиной упряжи. Резали кожу и опускали в чаны, добавляя пучки сухой травы. Тётя показала мне наиболее истощённых ребятишек. «Они уже доходят, бедненькие», – вымолвила она. Когда я увидел маленькие, скорченные безжизненные тельца, лежащие на кроватях, то потерял дар речи. На меня смотрели тридцать пар огромных глаз. Это всё, что было у них живое. Вернувшись на аэродром, я попросил лётчиков транспортной авиации вывезти детей. Раненых солдат и офицеров уже погрузили в самолёты. Я всё же убедил лётчиков слить часть топлива и погрузить всех детей в один самолёт, чтобы он доставил их в Москву. Так мы спасли жизни тридцати детей».

Надо добавить, что выжили и остальные 110 ребятишек детского дома № 3. «Ангел с неба» – так называли они Виталия Попкова. Ведь до конца блокады они питались привезёнными им продуктами.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Потери: точка в споре

Они сражались за Родину

Потери: точка в споре

КНИЖНЫЙ РЯД

Великая Отечественная без грифа секретности. Книга потерь: Новейшее справочное издание / Г.Ф. Кривошеев, В.М. Андроников, П.Д. Буриков, В.В. Гуркин. – М.: Вече, 2009. – 384 с.

В современной исторической науке существует ряд устойчивых мифов, связанных с Великой Отечественной войной. Один из них повествует о том, что советское военное руководство якобы не жалело жизней своих солдат и добилось победы только за счёт неисчислимых потерь. Спор об этом ведётся давно. В 1946 году Сталин объявил, что общие потери (гражданские и военные) составили 7 миллионов человек. После этого цифра постоянно возрастала. Во времена Хрущёва она достигла 20 миллионов, а в годы перестройки – 27 миллионов. Это почти в три раза больше, чем мы потеряли за восьмилетний период Первой мировой  и Гражданской войн. За годы войны были разгромлены и уничтожены 297 дивизий и 85 бригад (55% из них в 1941 году) в 52 основных оборонительных и наступательных сражениях, а также в 73 самостоятельных фронтовых операциях. Авторская группа этого издания на основе ранее закрытых для печати архивных документов уточняет число погибших – 26,6 млн. человек. Из них 8 млн. 668 тыс. 400 военнослужащих списочного состава.

Каждые сутки на советско-германском фронте выбывали из строя в среднем 20 869 человек, из них безвозвратно – около 8 тыс. человек. Это видно из таблиц, представленных ниже.

В книге впервые приведены точные данные о потерях при освобождении союзных республик: мы недосчитались 3 млн. 395 тыс. 800 человек (из них только на Украине – 968,1 тыс. и в Прибалтике – 334,5 тыс.). Это идёт вразрез с данными некоторых политиков стран бывшего СССР, занижающих потери советских войск.

Но все эти цифры следует воспринимать на фоне потерь фашистской Германии и её союзников. Так, немцы потеряли около 7 миллионов своих солдат. То есть с учётом внезапного нападения Германии на Советский Союз и множества наших пленных, замученных в концлагерях (их число несравнимо с количеством немцев, умерших в нашем плену) военные потери двух сторон вполне сопоставимы. Это развеивает миф, что мы выиграли войну, завалив немцев нашими трупами. Да, Русская земля была тогда завалена трупами, но это были трупы мирных жителей, безжалостно истребляемых фашистами.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 3,0 Проголосовало: 2 чел. 12345

Комментарии:

Им было кого бояться

Они сражались за Родину

Им было кого бояться

КНИЖНЫЙ РЯД

Николаев Е.А. Снайперские дуэли / Евгений Николаев. – М.: Яуза: Эксмо, 2009. – 256 с. – (Вторая мировая война. Красная Армия всех сильней!).

Снайперы ценились всегда. Во все времена во всех армиях мира ценились меткие люди, которые могли сами уберечься от выстрела противника. Но особенно заговорили о снайперском мастерстве в годы Второй мировой войны. В Советской армии были созданы целые школы, готовившие бойцов, умевших в одиночку уничтожать целые взводы, роты, батальоны противника. Не в открытом бою, а с расстояния многих сот метров. По мнению специалистов, хороший снайпер заменяет взвод автоматчиков. Если во время боя он сделает всего 12–16 выстрелов, этого вполне достаточно, чтобы остановить роту.

Вот как раз к одним из самых блестящих снайперов Великой Отечественной войны относится Евгений Николаев. Уже в 22 года о нём говорили как о наиболее удачливом истребителе вражеской пехоты. В составе 154-го стрелкового полка войск НКВД он сражался в Карелии. В ожесточённых боях прошёл путь от Выборга до Ленинграда. Осенью 1941 года остатки полка влились в состав 14-го Краснознамённого стрелкового полка (21-я стрелковая дивизия войск НКВД, 42-я армия, Ленинградский фронт). Был разведчиком, затем снайпером. На его личном счету 324 уничтоженных солдата и офицера противника. Ордена Красного Знамени и Красной Звезды, несколько именных часов и именная снайперская винтовка – таковы награды отважного воина за его замечательное боевое мастерство.

Уже к началу декабря 1941 года на личном счету сержанта Евгения Николаева числилось 46 убитых солдат и офицеров противника. На цевьё своей снайперской винтовки он вывел масляной краской 4 средние и 6 маленьких звёздочек, обозначавших его лицевой счёт… В один из дней, засев в полуразрушенном трамвае, он уничтожил за 2 часа «охоты» 11 фашистов (среди них – 1 генерал, 2 полковника и несколько офицеров, приехавших на фронт из Берлина). Но вскоре его позицию засекли и накрыли огнём тяжёлой артиллерии. Разрыв снаряда завалил его землёй, и только своевременная помощь товарищей спасла снайперу жизнь. Его счёт медленно, но верно увеличивался. Соответственно росло и количество звёздочек на ложе винтовки.

В феврале 1942 года он участвовал в Первом слёте снайперов – истребителей Ленинградского фронта. К тому времени на его счету было уже 76 убитых врагов. За мастерство ему вручили орден Красного Знамени и именную снайперскую винтовку с металлической табличкой на ложе и выгравированной на ней надписью: «Истребителю фашистов снайперу Николаеву Е.А.

от Политуправления Ленфронта. 22.02.1942 год». Но он был не только блестящим стрелком, но и умелым наставником молодых стрелков. Всего он обучил около 40 бойцов – Петра Деревянко, Василия Муштакова, Анатолия Виноградова, Соловьёва, Ряхина, Дьякова, Зосю Мицкевич, Марию Митрофанову, Марию Назарову, Маргариту Котиковскую и многих других. На их счету более 600 уничтоженных фашистов. После перевода в контрразведку старший лейтенант Николаев был назначен оперуполномоченным отдела СМЕРШ своей 21-й стрелковой дивизии. Затем – прорыв блокады Ленинграда и участие в освобождении от фашистов Прибалтики, Польши, Германии.

Немцам действительно было кого бояться. Ведь только десять лучших советских снайперов Великой Отечественной войны уничтожили более 4,5 тысячи фашистов!

Светлана КЛЕПЧИНОВА

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Сыграть не жизнь, но приговор

Театральная площадь

Сыграть не жизнь, но приговор

ВЗГЛЯД

В Малом театре «Мольер» надломил один из самых живучих стереотипов отечественного театра

Для чего мы перечитываем любимые книги, которые можем цитировать буквально наизусть, и пересматриваем любимые фильмы, каждый кадр которых мы в состоянии воспроизвести с закрытыми глазами картографически точно? Давайте оставим в стороне хрестоматийное «чтобы в известном каждый раз открывать для себя что-то неведомое». Согласитесь, это случается далеко не всегда. А вот что неизбежно происходит каждый раз, так это погружение в атмосферу, в некое пространство, где нам по той или иной причине хочется оказываться снова и снова. Прикосновение к привычному нам порой нужнее, чем потрясение от ранее неизведанного. Так уж мы устроены. И поэтому отсутствие каких бы то ни было неожиданных режиссёрских ходов в спектакле по пьесе, которую принято считать классической, не всегда является недостатком постановки.

Атмосфера эпохи солнцеподобного Людовика при всей её театральной условности растворена в самом воздухе сцены. Всё так, как и хочется зрителю, пришедшему на спектакль «не про сегодня»: вычурные массивные люстры, тяжёлые бархатные занавесы, золочёные балюстрады, причудливая мебель… Станислав Бенедиктов «историчен» в сценографии (под стать и костюмы Валентины Комоловой) ровно настолько, насколько это не противоречит, с одной стороны, самой истории, а с другой – нашим сегодняшним представлениям о ней. Похоже, совмещать несовместимое – его любимое занятие. И музыка, написанная к спектаклю Григорием Гоберником, эту атмосферу только подчёркивает. Ненавязчиво, но убедительно. Ощущение неминуемой беды, нависшей над героями, совсем не обязательно усиливать беззаботным менуэтом. Музыка на контрасте с действием давно уже перестала быть новацией, более того – почти превратилась в штамп.

Булгаковская атмосфера, то есть сотканная им самим еле уловимая инфернальность происходящего, режиссёром Владимиром Драгуновым сохранена предельно бережно. Жаль только, что не всем актёрам удаётся существовать в ней достаточно органично. Но когда на сцене появляются Борис Клюев (великолепный в своём саркастичном пренебрежении ко всем и вся король Людовик) или Александр Клюквин (фанатично верящий в свою непогрешимость архиепископ Шаррон), об этом как-то забываешь. Ибо незримая для посторонних борьба за власть, которую ведут между собой властитель светский с властителем духовным, увлекает и напряжённостью интриги, и виртуозностью исполнения.

Но заманчивее всего попытаться разгадать, какого Мольера играет Юрий Соломин. Мы привыкли к тому, что «Кабала святош» – это в первую очередь «хроника», не историческая, разумеется, а психологическая, гибели таланта под сапогом хоть и просвещённого, но деспота. Что в каждой постановке режиссёр вместе с актёром, играющим Мольера, обязательно ставят чёткие акценты: будь то поединок творца с системой, закулисная сторона театрального бытия или муки любви и творчества. Но главное и непременное условие постановки – это отзеркаливание в той или иной степени судьбы Мольера в судьбе исполнителя. Так было и с Олегом Ефремовым, и с Юрием Любимовым, и с Сергеем Юрским, и даже, пусть и с оговорками, с Олегом Табаковым. Когда в версии Театра сатиры режиссёр Юрий Ерёмин и Александр Ширвиндт этот канон нарушили, в недоумении пребывали многие – и среди критиков, и среди зрителей, и лишь спустя несколько месяцев те и другие согласились, что ставить во главу угла конфликт человека с самим собой в контексте булгаковской пьесы столь же правомерно, сколь и конфликт художника с властью. Это, если вдуматься, и делает сатировский спектакль таким близким зрителю: он ведь в массе своей художником не является и с властью в конфликт предпочитает не вступать, а вот с самим собой, как любой нормальный человек, – регулярно.

Юрий Соломин тоже, по всей видимости, не стремился к тому, чтобы наложить судьбу Мольера на свою собственную. И скорее всего, вовсе не потому, что этот неистовый человек ему не близок или в его жизни не было коллизий, сходных с теми, что пришлось испытать его, в некотором смысле, коллеге (не будем забывать, что Мольер тоже был худруком). Может, всё дело в том, что Мольер – булгаковский персонаж отнюдь не тождественен Мольеру – историческому лицу. Второй – человек, не лишённый большинства пороков и слабостей, свойственных человеку. Первый – квинтэссенция проблемы, которая больше всего мучила Булгакова.

Михаил Афанасьевич и сам признавал, что «писал романтическую драму, а не историческую хронику». Но для романтической драмы Соломин всё-таки слишком отстранён от своего героя. Он, скорее, анализирует его поступки, чем совершает их вместе с ним. И похоже, что волнуют актёра не собственно поступки, а то, как его герой выстраивает свою жизнь, а значит, и смерть. Вот для чего актёру нужна эта дистанция. Булгаковский Мольер не мог иначе жить, не мог и умереть иначе. Но Соломин констатирует это не в экстатическом порыве прозрения, как обычно происходит в этой пьесе, а с трезвостью аналитика, закончившего сложный расчёт. За всё надо платить, за свои принципы и убеждения – дороже всего, то есть собственной жизнью.

Первое обращение Малого театра к творчеству Михаила Булгакова получилось неоднозначным. Но кто сказал, что однозначность оценок – абсолютное благо для произведения искусства?

Виктория ПЕШКОВА

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Мёртвые и живые

Театральная площадь

Мёртвые и живые

ПРОВИНЦИЯ

Страницы романа Виктора Астафьева «Прокляты и убиты» на сцене Молодёжного театра Алтая

Среди спектаклей, виденных мною в нынешнем, перевалившем уже за свой экватор сезоне, было немалое число премьер шумных, постановок богатых, театральных событий, что называется, заранее обещающих… Но подавляющее большинство их имело обыкновение как-то достаточно стремительно выветриваться из памяти, несмотря на прославленные по праву названия коллективов, на заслуженно громкие зачастую имена в афише, невзирая на всю сценическую пышность и важность. Прошу понять правильно: они не то чтобы забылись начисто – при желании могут быть даже восстановлены в памяти если и не в мельчайших деталях, то весьма подробно. Но именно эта прихотливая профессиональная память настоятельно побуждает выбросить полученное впечатление из головы – или, точнее, глубоко и надёжно заархивировать данный файл – если и не тотчас по выходе из зрительного зала, то по меньшей мере на следующее утро.

А вот это художественное переживание (нет, правильнее будет сказать, целый комплекс переживаний, и отнюдь не только художественного свойства), благоприобретённое далеко от Москвы, в театре далеко не самом знаменитом и при всей неровности, даже местами спорности ощущений, – оно прочно угнездилось в том месте, которое принято полагать душой, оно вибрирует и не отпускает вот уже который месяц кряду, более того, с течением времени даже обретая некую всё возрастающую весомость.

«Прощание славянки», сценическое сочинение режиссёра Дмитрия Егорова и Молодёжного театра Алтая по мотивам поздней прозы Виктора Астафьева, увидевшее свет рампы в сентябре минувшего года, по моему глубокому убеждению, относится к той всё более и более истончающейся у нас сегодня категории драматических зрелищ, которые: а) решительно утверждают великую, куда как жизнеспособную ещё, хотя и порядком скомпрометировавшую себя в последнее время идею репертуарного сценического дома; б) доказывают непреходящую важность, сугубую ценность того, что издавна определялось в качестве священного отношения к избранному лицедейскому делу – выражающемуся, в частности, своего рода «соборностью» репетиционного метода плюс прочими основополагающими установками, завещанными титанами; и, наконец, в) напоминают о том, что настоящий спектакль в России – это по определению, а также, согласно известному принципу, нечто большее, нежели просто спектакль. Отсюда, собственно, проистекает весь тот «высокий штиль», тот преувеличенно торжественный, может быть, даже слегка несовременно напыщенный слог, которым пишутся эти строки. Оно, кажется, желал бы по-иному, да предмет описания не позволяет.

«Прокляты и убиты» – одно из самых жёстких, трагических, насквозь пронизанных отчаянием, ужасом и болью произведений о Великой Отечественной. Одно из самых правдивых, бескомпромиссно честных. И одновременно – одно из самых непрочитанных, не усвоенных сознанием нации, что нисколько не удивительно, если посмотреть на стоящую под текстом романа авторскую датировку: 1992–1994. Годы, когда стране в её новейшей (а впрочем, и не только новейшей) истории было менее всего дела до литературы, до исторической памяти, до воспоминаний, связанных с – как её в тот период взялись повсеместно и характерно аббревиатуризировать – ВОВ. (Надо ли подчёркивать, что в саму военную пору и отечественная словесность, и отечественная история занимали в сознании народа, государства разительно большее, существеннейшее место.) Но, с другой стороны, именно эта не делающая нам, сегодняшним, много чести особенность бытования выдающегося романа в национальном самосознании, возможно, сумела сыграть на руку его театральному прочтению. Постановщика, а вслед за ним и исполнителей, насколько можно судить, нисколько не подавляло гипотетическое величие литературного материала, они менее всего впали в трепет сценических первооткрывателей «знакового текста» – чувства, которые в данном случае были бы лишними, сработали бы явно против. Дмитрий Егоров – режиссёр, по нынешним временам не считающийся таким уж «молодым», вплотную приблизившийся к тридцатилетию (что означает – переживший свой переход из детства в юность в эпоху той самой тотальной «ВОВизации»), подошёл к астафьевскому сочинению без пиетета, но зато всецело – и этим отчётливо дышит, пульсирует спектакль – движимый энергией творчества, а ещё настоящими, плохо имитируемыми эмоциями: не столько банальной «благодарностью потомка», сколько искренней болью, страхом и отчаянием, обжигающим ощущением «непрожитой жизни». Ощущением, переживаемым в самом широком смысле, а не только применительно к судьбам героев – «проклятых и убитых», ровесникам автора романа, призывникам рокового сорок второго… И как бы странно, возможно, это для кого-то ни прозвучало, здесь, думается, немаловажную услугу постановщику оказал его опыт активного освоения «новой драмы», пытающейся осваивать и осмыслять (пускай то и дело впадая то в грех всеторжествующего «ненорматива», то в драматургическое косноязычие) характеры и ситуации, максимально приближённые к окружающей жизни, «списанные» с неё.

Реальность наша такова, что, несмотря на без малого 600 профессиональных театрально-зрелищных учреждений, большую страну нашу, пожалуй, всё же не назовёшь тотально «театрафицированной» – слишком уж велики зачастую расстояния от одного областного драматического до другого, не говоря уже о ТЮЗах, в массовом порядке выступающих ныне под куда более солидными «молодёжными» титулами (времена заставили!). И большинство занятых в идущем в городе Барнауле «Прощании славянки» исполнителей видели в своей жизни или мало, или совсем мало спектаклей как таковых, не говоря уже о спектаклях выдающихся – тех, что по праву западают в память худо-бедно «насмотренного» театрального критика. Заявляю об этом столь уверенно даже не по той причине, что основной актёрский костяк астафьевского спектакля составляют люди совсем юные – строго выражаясь, не актёры пока что, а лишь студенты выпускного курса Алтайской академии культуры и искусства, – а следуя ёмкой, хотя, видимо, и несколько гиперболизированной характеристике, данной им директором театра, деятельной и отдающей себя непростому поприщу целиком, без остатка, Любовью Козицыной. «Вот, – говорит директор, и обыкновенно «начальственный» её голос в этот момент заметно мягчеет, приобретая нотки с трудом скрываемых лирических чувств, – набрали по окрестным деревням…» Целевой курс, куратором которого является Валерий Золотухин, худрук барнаульского Молодёжного, действительно набиравшийся театром «под себя», с целью утоления почти повсеместно переживаемого сегодня сценической провинцией кадрового голода, производит, без сомнения, самый мощный эффект в столь своеобразно, с позволения сказать, «рецензируемом» нами спектакле.

Ещё раз повторюсь: в барнаульском «Прощании славянки» немало внутренних, иногда весьма существенных проблем. Трёхчасовое «полотно» неровно, окончательно не «отстроено», оно временами «сбоит» и ощутимо «заваливается». Но его при этом менее всего хочется подробно и въедливо разбирать, говорить обо всех недостатках – равно как и о некоторых первоклассно, прежде всего режиссёрски, решённых сценах. Во-первых, по причине того, что это work in progress – работа с мощным учебным, педагогическим подтекстом – и она будет доделываться, доводиться до окончательного ума ещё не на одной репетиции (благо у петербургского жителя Егорова, несмотря на нынешнюю его растущую востребованность, с барнаульскими студентами заметный невооружённым глазом, бурный и многообещающий театральный роман). Но главное заключается в том, что всё несовершенство спектакля категорически искупается истовой, яростной, поистине самозабвенной (что в иной момент даже несколько пугает, но это в отличие от известных нам образцов несколько психопатологического сценического искусства исключительно здоровая истовость и самозабвенность) игрой «деревенских». Их «здесь и сейчас» возникающим и на протяжении долгих месяцев не желающим отпускать тебя коллективным сотворчеством.

Их возжигаемому на сцене отнюдь не дежурно-ритуальному (как это часто водится в спектаклях «на военно-патриотическую тему»), а живому, при всей его фигуральности, вечному огню, пламя которого весело подпитывается генетической памятью. А чем ещё?..

Александр А. ВИСЛОВ, БАРНАУЛ–МОСКВА

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Верить в дорогу, которой идёшь

Театральная площадь

Верить в дорогу, которой идёшь

ЖУРНАЛЬНЫЙ ВАРИАНТ

1000-й номер журнала «Театральная жизнь»

Мы от всей души поздравляем наших коллег – главного редактора «ТЖ» Олега Пивоварова, всю его команду и читателей журнала с этим событием. 1000-й номер для них не просто красивое круглое число, это рубеж, достичь которого было очень и очень непросто. Все цунами, землетрясения и извержения вулканов, колебавших устои отечественного театра, немедленно отражались и на страницах журнала, и на его судьбе. Выходивший в былые времена дважды в месяц 50-тысячными тиражами, сегодня он появляется раз в квартал в гораздо более скромном количестве экземпляров, к великому огорчению всех тех, для кого русский театр не является абстрактным отвлечённым понятием.

Бытие «Театральной жизни» могло бы складываться относительно беспроблемно, если бы те, кто его создаёт, поддались «скромному обаянию» рыночной экономики. А что? Времена нынче такие, что каждый выживает как умеет. Разве нельзя было приодеть журнал погламурнее, картинок там поярче подобрать, пикантных подробностей из жизни театральных звёзд поднасобирать, прибавить парочку горячих «репортажей» со скандальных премьер – и готово! На такое чтиво и «меценаты» найдутся, и в «читателях» недостатка, увы, не будет. Но это, как говорится, была бы уже совсем другая история. И посреди разгула гедонистической брутальности (или брутального гедонизма, уж кому как милее) само существование «ТЖ» в самом нелёгком для изданий, посвящённых искусству, формате служит неопровержимым доказательством старой поговорки о том, что золото может быть и не блестящим, но от этого оно не перестаёт быть золотом.

Тысячный номер «ТЖ», как и все его предшественники, рассчитан на читателя не просто думающего, а неравнодушного к тому, чем живёт сегодня наш театр. Юбилею А.П. Чехова посвящено сразу несколько статей о том, как время испытывает на прочность его драматургию и его героев: чеховиана 2000-х годов представляет собой явление весьма и весьма противоречивое. Под пристальным вниманием критиков – премьера спектакля «Последний срок» по повести Валентина Распутина в Иркутском академическом драматическом театре им. Н. Охлопкова. Ректор легендарного Щепкинского училища Борис Любимов анализирует причины повального увлечения адаптацией классики под сегодняшний день. Художественный руководитель московского театра «У Никитских ворот» Марк Розовский с присущим ему чувством юмора рассказывает о том, с чем едят государственные театры. Собственно, перечислять все материалы номера едва ли имеет смысл: «Театральную жизнь» надо читать, а не пересказывать.

Перевернув последнюю страницу, ловишь себя на том, что хочется позволить себе роскошь помечтать, что наступят такие времена, когда «ТЖ» снова будет выходить два раза в месяц (иначе задача отобрать для номера всё самое важное и интересное становится практически невыполнимой), что в день выхода её можно будет купить в каждом киоске от Москвы до Владивостока и что тиража хватит на всех заинтересованных лиц. Собственно, именно этого мы нашим друзьям и коллегам из «Театральной жизни» и желаем!

Андрей БОРОДИН

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Недосягаемая

Театральная площадь

Недосягаемая

ЭПИТАФИЯ

Об Ирине Константиновне Архиповой ещё долго никто не осмелится говорить в прошлом времени. Она давно уже стала повседневным аргументом недосягаемого в нашем искусстве. И речь здесь не только об опере, а и об абсолютном выражении через оперу человеческого несгибаемого духа и гармонии возможностей, идущих от Бога и собственных усилий. В нашем оперном искусстве только три подобных идола: Надежда Андреевна Обухова, Фёдор Иванович Шаляпин и Ирина Константиновна Архипова. Удивительно, что во всех троих с предельной откровенностью был выражен русский национальный характер с его прямотой и исповедальной страстью. Впрочем, давно известно, что высшие достижения невозможны без пределов этической и моральной несгибаемости.

Только что ушедшей от нас великой певице есть чем отчитаться перед Богом. Перед людьми счёт свершён – её оперные сценические создания с нами на всю оставшуюся жизнь. Реквием, составленный в траурные дни на канале «Культура», в этом отношении неповторим. Тому, что было исполнено и вспомнилось, практически нет альтернатив. Её Марфа, Амнерис, Эболи, Мнишек, Графиня в «Пиковой даме», Азучена, её легендарная Кармен, даже Комиссар в «Оптимистической трагедии» – это не только совершенное пение в его абсолютном выражении, но и образы, поднятые на уровень всечеловеческого эпоса.

Два факта из жизни великой певицы стали общим местом: её мировое признание и забота о судьбах оперной молодёжи. Многие певцы, ставшие звёздами мировой оперной сцены, были впервые замечены ею. Тот же Хворостовский, к примеру.

Её предельная принципиальность в оценке явлений искусства также хорошо известна её коллегам – Ирина Константиновна Архипова председательствовала и участвовала не в одном национальном и международном конкурсе. Где был нужен высший авторитет, там нужна была Архипова. Мне это было хорошо известно по многолетней совместной работе в Комиссии по премиям Москвы.

Так же, как, говоря о Шаляпине и Обуховой, их мы почти никогда не называем по именам, а только по имени-отчеству, ещё много десятилетий, обращаясь к памяти и наследию великой русской певицы, мы будем всегда произносить: Ирина Константиновна Архипова.

Сергей ЕСИН, лауреат премии Фонда Ирины Архиповой

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Без царя в головах

Дискуссия

Без царя в головах

К мнению людей духовного звания в России всегда прислушивались особо. А тем более к высказываниям о таких важных, судьбоносных для России событиях, как Февральская революция. Сегодня мы приводим выдержки из книги «Российское духовенство и свержение монархии в 1917 году», свидетельствующие о том, какими надеждами и чувствами жил весь народ (а не только либеральная интеллигенция и «лапотные» крестьяне) накануне величайших потрясений.

Российское духовенство и свержение монархии в 1917 году : Материалы и архивные документы по истории

Русской православной церкви / Сост., автор предисловия и комментариев М.А. Бабкин. – Изд. 2-е, исправленное и дополненное.– М.: Индрик, 2008. – 627 с., 27 л. с ил.

Из поучения архиепископа Харьковского и Ахтырского Антония (Храповицкого) в Успенском соборе Харькова 5 марта 1917 г.

[…] Меня спрашивают, почему я не отозвался к ожидающей моего слова пастве о том, кому же теперь повиноваться в гражданской жизни и почему перестали поминать на молитве царскую фамилию.

Отвечаю, но отвечаю по собственному почину. Представители нового Правительства со мною не видались, мне не писали и через других не передавали своих желаний. Пусть никто не думает, что это молчание или то, что я сейчас скажу, внушено мне страхом. Ареста, которым мне угрожают некоторые ораторы на площади, я не боюсь, не боюсь и смерти...

3 марта стало известно, что он отрекается от престола и назначает Государем своего брата; тогда 4 марта в собрании духовенства было выработано нами поминовение Михаила Александровича, как Российского Государя. Однако через час стал известен манифест об его отречении впредь до избрания его Учредительным Собранием, если таковое избрание состоится. Вместе с тем новый государь повелел повиноваться Временному Правительству, состав которого, возглавляемый кн [язем] Львовым, господином] Родзянко, вам известен из газет. – С этого момента означенное Правительство стало законным в глазах всех монархистов, то есть повинующихся своим Государям русских граждан. И я, как пастырь церкви, обязанный всегда увещевать народ свой повиноваться предержащим властям, призываю вас к исполнению сего долга… [ ] мы должны это делать, дабы избежать полного безвластия, грабежей, резни и кощунства над святынями. Только в одном случае не должно ни теперь, ни в прошлом никого слушать – ни царей, ни правителей, ни толпы: если потребуют отречься от веры, или осквернять святыни, или вообще творить явно беззаконные и греховные дела.

Теперь второй вопрос: почему не молимся за царей? Потому, что царя у нас теперь нет и нет потому, что оба царя от управления Россией отказались сами, а насильно их невозможно именовать тем наименованием, которое они с себя сложили. Если бы царь наш не отказался от власти и хотя бы томился в темнице, то я бы увещевал стоять за него и умирать за него, но теперь ради послушания ему и его брату мы уже не можем возносить имя его, как Всероссийского Государя. От вас зависит, если желаете, устроить снова царскую власть в России, но законным порядком, чрез разумные выборы представителей своих в Учредительное Собрание. А какой это будет законный порядок выборов, о том решат, уже не мы духовные, а Временное Правительство.

Речь епископа Вятского и Слободского Никандра (Феноменова) в кафедральном соборе Вятки.

5 марта 1917 г.

Когда в семье малые дети, то все заботы и труды семейные лежат на родителях, которые, случается, вынуждаются приглашать в помощь себе людей со стороны. И при помощи чужих людей семья поддерживается, дети растут, воспитываются, готовясь сами принять деятельное участие в родительских заботах. И мало-помалу, подрастая, они своим участием делают излишним наёмный труд чужих для семьи людей; мало-помалу они облегчают труд и заботы своих родителей, которые, в свою очередь, если сначала властно распоряжались детьми, то потом, по мере подрастания их и участия в семейных трудах и заботах, приближают их к себе, как помощников, прислушиваются к их совету, облекают их своим доверием родительским, постепенно слагают с плеч своих бремя семейных забот и трудов; наконец, и совершенно устраняются, поручая эти заботы самим детям.

Подобное совершается и в большой семье – народной, государственной. Подобное мы видим в нашей собственной семье Российской. Подрастая, члены её проникались постепенно сознанием, что могут и должны сами принимать участие в заботах и делах государственных, что совершенно в состоянии обойтись без помощи чужих людей… [ ] Наконец, взрослые члены нашей семьи решили взять все заботы государственные на себя, а глава семьи – царь решил совершенно уступить им своё место. Совершилось, значит, в наши дни самое обыкновенное семейное дело.

Что же делать теперь тем членам нашей семьи громадной, которые сознают или чувствуют, что недостаточно выросли, чтобы вместе со взрослыми участвовать в заботах и делах государственных? Что вообще надо делать той семье, в которой глава её уступает своё место детям?.. А что бывает в маленькой семье в таких случаях? Дети-малолетки смотрят на своих старших взрослых, как смотрели на родителей, также доверяют им и подчиняются, также, подрастая постепенно, присоединяются к их трудам на семью. И хорошо той семье, где хоть и нет единой главы – отца, но все члены её дружно и мирно живут между собой, дружно работают, всё делают сообща с общего совета и одобрения, все друг другу доверяют; в их взаимоотношениях нет и тени подозрения в чём-либо дурном, вредном для семьи; а если и явится какое-нибудь подозрение, так сейчас же открыто и безбоязненно высказывается и устраняется. Вот каковы должны быть, по моему сознанию, взаимоотношения членов нашей громадной Российской семьи при совершившемся событии, которое поставило во главе её народных избранников в Государственную Думу.

Россия вступила на новый путь своей деятельности. Дай же, Боже, ей на этом пути успеха во славу Твою, Господи, и во благо всех сынов её!.. Да не будет этот путь крестоносным для России; пусть не будет он тяжёлым крестом для горячих сынов её.

Из речи викария Ярославской епархии епископа Рыбинского Корнилия (Попова) после прочтения «Актов» от 2 и 3 марта 1917 г.

Не позднее 6 марта 1917 г.

[…] Сейчас мы слышали об отречении государя Николая II. Тяжёлым крестом для России, для русского народа было его царствование: сколько крови пролито во время [Русско-] Японской и настоящей войны! И недаром же русский народ почитается всегда народом-страстотерпцем: он всегда безропотно нёс на себе все невзгоды, нёс неисчислимые жертвы за благо Отечества; русский народ отдавал всех своих сыновей и все своё достояние на защиту веры и отечества. Но особенно тяжело было русскому народу переносить унижение от врагов во время [Русско-] Японской и настоящей войны. Зная неподготовленность России, они и нападали на неё: бессильному плохо живётся, на него больше нападают. А до бессилия русский народ доведён был старыми правительствами. И не стерпел этих унижений русский народ и сознавши, что под правлением старого правительства он всё равно не мог бы выйти победителем из настоящей великой битвы народов, несмотря на все свои жертвы на отечество, он взял теперь власть в свои руки под водительством нового Богом данного правительства, ибо «несть власть аще не от Бога, сущие же власти от Бога учинены суть» [Рим. 13, 1]. Теперь (народ) будет защищать свои права и мощно будет отражать врага. […] Для ускорения желанной победы мы должны все от мала до велика искренно и нелицемерно соединиться под властью нового правительства и помогать ему всеми своими силами в достижении вожделенной победы и счастья, и славы России. Призовём Божие благословение на нашу Богохранимую Державу Российскую и правителей её!

Обращение к благочинным епархии епископа Енисейского и Красноярского Никона (Бессонова), члена IV Государственной думы 10 марта 1917 г.

Я буду очень краток. Я не желаю стеснять ваше действование. Я призываю Вас только к работе успокоения страстей, «крайностей», – и к работе – работе на пользу народа.

Я полагаю, что в России должна быть РЕСПУБЛИКА, но не демократическая, а вообще РЕСПУБЛИКА; в управлении участвуют ВСЕ классы, а не одни «пролетарии». Английский образ правления, по-моему, наилучший [конституционная монархия], но он не для нас, не для России, в которой Монархи не завоевали себе доверия. Кто бы ни был Монарх […] – он окружит себя родными и близкими, – опять пойдёт «своё», – камарилья.

Это – моё мнение. Работайте «за совесть». Бойтесь анархии, диктатуры пролетариата, резни, грабежа, мести.

Из проповеди епископа Уфимского и Мензелинского Андрея Ухтомского в Казанском соборе Петрограда

12 марта 1917 г.

[…] Кончилась тяжкая, грешная эпоха в жизни нашего народа. В эту эпоху – все грешили: лгали, льстили, насиловали народ и в слове, и в деле… Теперь началась великая эпоха новой жизни, случилось нечто невероятное. Наступили дни чистой народной жизни, свободного народного труда, зажглась яркая звезда русского народного счастья.

Самодержец погиб и погиб безвозвратно; но вместо самодержца пусть великий Вседержитель царствует над нами.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 5,0 Проголосовало: 1 чел. 12345

Комментарии:

По внутреннему убеждению

Дискуссия

По внутреннему убеждению

ПРИМИРЕНИЕ

Капнисты обосновались в России с петровских времён, волею судеб покинув Венецианскую республику. С тех пор представители этого славного рода честью и доблестью служили новому Отечеству – были дипломатами, военными, государственными чиновниками. Самый известный представитель рода – писатель, драматург, поэт XVIII века Василий Васильевич Капнист.

Сегодня наш собеседник – граф Сергей Алексеевич КАПНИСТ, генеральный секретарь Русского Красного Креста в Париже. В 2004 году от имени русских парижан Сергей Алексеевич приветствовал визит во Францию Патриарха Московского и всея Руси Алексия II, ратуя за воссоединение Русской православной церкви.

Сергей Алексеевич, как вы полагаете, русские люди уже способны преодолеть наследие Гражданской войны? Мы вступили в эру согласия?

– Да, конечно. Нам всем надо жить в XXI веке и в реалиях современной России. Безусловно, надо считаться со всеми мнениями, но надо найти возможность для сочетания мнений, не становиться жертвами радикальных позиций ни с одной, ни с другой стороны. Разумеется, кошмары кровавой революции нельзя забывать. Мы не забудем и передадим этот долг памяти своим потомкам. Человек, который не знает, откуда он пришёл в этот мир, лишается очень многого, он во многом неполноценен. Так и страна должна знать и помнить, что пережила.

Как вы относитесь к проекту создания Памятника Примирения?

– Я думаю, пока Россия не ощутит равновесия и ясности в политической и общественной жизни, не нужно торопиться с идеями, требующими хорошей предварительной подготовки и проработки. И нужно стараться учесть каждое мнение, хотя это и нелегко. Идея Памятника Примирения мне кажется правильной, и в какой-то момент её надо осуществить, но она не должна стать камнем преткновения, точкой столкновения непримиримых взглядов.

А в вашей душе есть стремление к примирению? К прощению тех, кто был непримиримыми врагами?

– Думаю, да… Но надо понимать, что примирение не связано только с нашими личными чувствами и ощущениями. За ним – российское общество, интересы России. Дело не в моей личной готовности, мы должны все вместе принять решение о примирении – и люди современной России, и потомки эмигрантов… Принять спокойно, по глубокому внутреннему убеждению, без какого-либо давления. Я также убеждён, что в этом процессе может и должна принять активное участие Русская православная церковь.

Как бы вы отнеслись к решению ваших детей жить в России?

– Знаете, в последние годы было заключено немало браков между потомками эмигрантов и россиянами. Это нормальное и приятное явление. Мой племянник и крёстный сын Дмитрий учился в Академии народного хозяйства имени Плеханова в Москве. Он, естественно, говорит по-французски, по-английски и по-русски. Мне кажется, что для некоторых молодых потомков эмигрантов в России сегодня открывается даже больше перспектив, чем в странах их проживания. И для моего племянника, кстати, тоже. Для него это – уже нормально. А вот когда в 1975 году я служил в торгпредстве французского посольства в Москве, нам с женой было очень грустно и трудно – мы не видели какой-либо возможности конца советской системе… А молодое поколение русских эмигрантов уже совершенно свободно раздумывает о жизни и работе в России. Для них это уже нормальный выбор. Им тут интересно. Хотя, скажу сразу, это не всегда привлекательно с материальной точки зрения, но тем не менее…

Своё тянет?

– Тянет… Я ещё раз повторю: для многих наших молодых в России перспектив больше, чем на Западе. Им повезло!

Будем надеяться, власти сделают всё, чтобы вернуть на родину уехавших в эмиграцию…

– В первую очередь надо вернуть «советские мозги», которые не дотерпели до лучших времён. Есть специалисты, которых надо обязательно вернуть в Россию! Ведь они уехали по весьма уважительным причинам – у кого-то не было перспектив, у кого-то жизнь складывалась не так, как хотелось, кого-то обидели… Не нужно считать таких людей изменниками, их можно и нужно понять… Возвращение этих людей – огромное и важнейшее дело.

Словом, будущее у нас общее…

– Будущее – общее и светлое! Кстати, в театре «Эрмитаж» идёт замечательная пьеса Юлия Кима «Капнист туда и обратно» по произведению моего предка Василия Васильевича Капниста «Ябеда». Пьеса написана Василием Васильевичем в конце XVIII века, но тема очень современная – коррупция! Так что Капнисты по-прежнему в России и живут её болями.

Беседу вела Ирина ТИШИНА

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Акваторг, или «Голубое золото»

Дискуссия

Акваторг, или «Голубое золото»

ПОЛИТИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ

Нехватка питьевой воды грозит кризисом планетарного масштаба.

Само существование человеческой цивилизации может оказаться под угрозой. Из-за дефицита «голубого золота» в самое ближайшее время в зонах конфликтов могут оказаться три миллиарда человек из 50 стран. Что приведёт к вооружённым столкновениям, региональным войнам. Военные конфликты из-за передела углеводородного сырья покажутся цветочками по сравнению с грядущими трансграничными битвами за «жидкость без вкуса, цвета и запаха»… Примерно так считают многие западные эксперты. За последние 50 лет произошло уже более 500 «водных» противостояний, 20 раз дело доходило до военных действий.

За «голубое золото» люди бьются со времён Шумера. И нынешний Генсек ООН Пан Ги Мун официально признаёт: «В ближайшее время пресная вода может стать главной причиной региональных войн». Обозначены и «водно-пороховые» бочки: озеро Чад, реки Брахмапутра, Ганг, Замбези, Лимпопо, Меконг, Сенегал, Иордан, Нил, Тигр, Евфрат, Арак, Иртыш, Кура, Обь…

Зона особого риска – Азия. Только в южной её части проживает четвёртая часть населения планеты, которая имеет доступ всего лишь к пяти процентам мировых запасов пресной воды. Есть ещё Юго-Восточная Азия и беспокоящая многих – Восточная, где ключевой игрок, мировой гигант – Китайская Народная Республика.

В прошлом воды Брахмапутры не раз являли собой источник трений между Индией и Поднебесной. Недавнее китайское предложение направить реку по другому руслу вновь обостряет ситуацию. Поднебесная, одна пятая населения Земли, обеспечена лишь семью процентами мировых запасов пресной воды. Да и та на 90 процентов загрязнена отходами интенсивно развивающейся экономики. Дефицит пресной воды ощущают более 300 городов Поднебесной. Нет-нет да случаются периодические веерные отключения воды в крупнейших городах, да и в самом Пекине. Мир с трудом приспосабливается к запросам Китая, в одночасье превратившегося в крупнейшего потребителя многих ресурсов.

Возможные последствия масштабных гидротехнических проектов, разрабатываемых в Китае, трудно представить. Речь идёт о переброске воды в засушливый северо-западный район КНР. Пострадают миллионы жителей Индии и Бангладеш, чья жизнь во многом зависит от реки Брахмапутра.

Даже США и Канада никак не могут договориться, как совместно использовать водные ресурсы.

Наличие совместной комиссии, наблюдающей за использованием вод Великих озёр, не спасает. В 2006 году правительство США объявило о планах использовать в береговой охране Великих озёр патрули на судах с пулемётами. Проведены многочисленные учения с обильной стрельбой. Подобные же проблемы созревают на границе США и Мексики, где группа американцев – частных собственников на воду – пытается оспорить давно практиковавшийся отвод мексиканцами воды из Рио-Гранде, до того как река достигала США. В самой Америке разгорается дискуссия вокруг возможности переброски водных ресурсов из Великих озёр в реку Миссисипи. Для снабжения городов и фермерских хозяйств.

С какой стороны ни глянь, для США вода, как и энергетика, становится ключевым элементом стратегической безопасности и внешнеполитическим приоритетом. На авансцену уже вышли военные. Они ещё в 2007 году в своём докладе предупреждали: сокращение водных ресурсов и глобальное потепление представляют сёрьезную угрозу национальной безопасности США. В будущем США будут втянуты в ряд жестоких войн за воду. Директор Глобального стратегического института в Центре стратегических и международных исследований Петерсон заявил: США должны присвоить воде высший приоритет в своей международной политике. В зону национальных интересов звёздно-полосатых вошла и наша Волга. Американцы разработали даже некую программу «Видение Волги»…

И бывший министр обороны Великобритании Джон Рейд предупреждал о наступающей эпохе «водных войн». В публичном отчёте, на саммите об изменении климата в 2006 году, он пояснил: по мере превращения водных бассейнов в пустыни, таяния ледников, отравления водоёмов станут вероятнее насилие и политические конфликты. Джон Рейд даже допустил: водный кризис превращается в угрозу глобальной безопасности, и вооружённые силы Британии должны быть готовы к разрешению конфликтов, включая вооружённые, из-за истощающихся источников водных ресурсов.

Всемирная организация здравоохранения заключает: 15 процентов жителей Европы вообще не имеют доступа к воде, которая могла бы считаться питьевой.

Для некоторых регионов дефицит «голубого золота» приобретает характер национального бедствия. Уже сегодня опреснённую морскую воду пьют народы стран Персидского залива. На привозной воде живут Алжир, Гонконг, Сингапур, прибрежные районы бывшей Югославии. Уже сегодня 40 процентов населения Земли не имеет доступа к нормальной питьевой воде. Ежедневно от жажды или некачественной живительной влаги умирают тысячи детей и взрослых.

Налицо все признаки острейшего глобального кризиса.

России и с «голубым золотом» крупно повезло. У нас, пожалуй, наилучшая в мире ситуация с водой. Водно-ресурсный потенциал России оценивается в 23,2 триллиона рублей. Это миллионы рек и речушек общей протяжённостью свыше 8 миллионов километров, около трёх миллионов озёр, тысячи водохранилищ. Это Байкал – уникальное, самое большое пресноводное озеро. 20 процентов мировых запасов пресной воды.

По природным запасам воды на душу населения мы богаче любой другой страны. Природно-ресурсный потенциал России превышает потенциал США в 2,5 раза, Германии – в 6 раз, Японии – в 18–20 раз. О прочих и говорить нечего.

И тем менее и у нас проблемы. Они связаны с тем, что несметные водные ресурсы РФ расположены не там, где хотелось бы. По огромной территории они распределены неравномерно. Основные запасы воды сосредоточены в малозаселённой Сибири, где промышленность и сельское хозяйство развиты местами. В европейской части страны гидрозапасы скромнее, а плотность населения большая. Плюс развитая промышленность. Об этом очень арргументированно и наглядно писал в книге «Вода и мир» Юрий Лужков.

Существует секретный доклад «Стратегия национальной безопасности Соединённых Штатов в случае резкого изменения климата». По заказу Пентагона его подготовили аналитики ЦРУ. Вот выдержки из него.

2010 год. У США возникнет дипломатический конфликт с Канадой и Мексикой по поводу использования водных ресурсов на юге и севере континента. Из-за нехватки питьевой воды мощные народные волнения охватят Китай, Индию, Бангладеш, Бирму.

2018 год. Китай введёт войска в Казахстан, взяв под контроль местные источники пресной воды, а заодно – месторождения нефти и газа.

2020 год. Крупный военный конфликт в Юго-Восточной Азии. Бирма, Лаос, Вьетнам, Индия и Китай будут биться за источники пресной воды. А затем поменявший направление Гольфстрим вызовет перераспределение воздушных потоков над всей планетой. В Европе осадков будет выпадать в три раза меньше, где начнутся проблемы с водоснабжением. Китай останется без сезонных муссонных дождей, так необходимых для сельского хозяйства. Повышающийся уровень океана приведёт к засолению источников пресной воды. Южная Америка, Африка и Австралия по-прежнему будут изнывать от засухи. Урожайность зерновых культур понизится до 30 процентов.

2022 год. Вспыхивает военный конфликт между Германией и Францией. Они не смогут договориться о совместном использовании рейнских вод.

2025 год. Из-за острой нехватки воды и пищи в Китае вспыхнут вооружённые конфликты между провинциями…

Страшноватый прогноз. Директор Института водных проблем РАН Виктор Данилов-Данильян настроен не столь тревожно: «…Довольно часто можно услышать предостережения учёных «о войнах из-за воды», которые угрожают нашему миру уже в этом веке. Я не считаю, что придётся воевать из-за воды: всё же мировое сообщество делает какие-то успехи в деле предотвращения конфликтов. Однако я полностью согласен с тезисом «Забудьте о нефти – думайте о воде».

Этот совет, данный ещё в 1962 году президентом Джоном Кеннеди, становится всё актуальнее. Сегодня можно с уверенностью говорить о том, что настал «час воды», и её проблемами надо заниматься очень серьёзно…

Мир давно уже вступил в эпоху войн за ресурсы. И уже ясно: никто просто так не отдаст ни капли своей воды.

Сергей КАЛЕНИКИН

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

У разделительной черты

Гуманитарий

У разделительной черты

ПРОДОЛЖЕНИЕ ТЕМЫ

Сейчас много спорят о том, как знакомить школьников с историей вероучений. Мы преподавали во многих странах, в частности в Турции, Франции, Соединённых Штатах. Картина везде одинаковая: целью обучения всё-таки является формирование гражданина данной страны

В Турции к «титулу» гражданин Турецкой Республики законодательно запрещено добавлять вероисповедание и этнические особенности (курд, грек, еврей, армянин и т.д.). Так, Мустафа Кемаль Ататюрк создал турецкую нацию, ныне выходящую на видное место среди мировых технологических лидеров.

Во Франции основополагающим является первый декрет Великой французской революции, провозгласивший страну «единой и неделимой».

В США единство граждан было в 1861–1865 гг. восстановлено ценой потери на полях гражданской войны 650 тысяч американцев – для того чтобы все члены американского общества сегодня звались гражданами Соединённых Штатов, и не более. А ведь в США 93 процента – верующие, в чём можно легко убедиться воскресным утром, когда большинство американцев заполняют большие и малые церковные помещения. Здесь можно познакомиться со всеми мировыми религиями. В церквях дети воспринимают религиозный опыт всевозможных направлений.

Поразительна в этом плане инициатива наших просветителей, пишущих учебник для четвёртого класса, согласно целям которого дети будут разделены по четырём конфессиям: православные, мусульмане, иудеи, буддисты. В их нежном возрасте – на огромных просторах нашей многонациональной земли – их будут учить не гордости быть «гражданином Российской Федерации», а культивировать их конфессиональные особенности.

Поскольку дети ещё не способны к религиозному самоопределению, принцип свободы совести будет неизбежно нарушен. Повеяло Уваровым, Победоносцевым, генералами, принимавшими в армию во время Первой мировой войны только православных, и деятельностью тех, кто раскалывал страну двадцать лет назад, – они тоже верили в благость «многоцветья». Как известно, С.С. Уваров, министр народного просвещения России в 1833–1849 гг., был автором лозунга «православие, самодержавие, народность». Этот лозунг поднял черты русской многочисленной нации над другими народами России, расколол конфессиональный и межнациональный мир, за что страна заплатила революционным сопротивлением меньшинств и нарастанием революционных настроений.

Сегодняшние Уваровы отдают должное четырём основным религиям России – православию, исламу, иудаизму и буддизму. Но представим себе класс, где большинство детей русские (в понимании авторов проекта – православные), но есть два мусульманина и один иудей. Или класс в Татарстане, где большинство детей мусульмане, но есть трое русских (которых запишут на воспитание к православному священнику). Это будут неравные позиции. Дети с самого начала будут расколоты по этническому, национальному, конфессиональному признаку.

Согласитесь, невозможна уже сама подготовка преподавателей для новых целей. Но более всего невозможно представить себе положительный эффект речей, разделяющих класс двенадцатилетних подростков, которых от общего (курс всех мировых религий) ведут к замкнутому миру одной из четырёх конфессий. Школа из объединительницы превращается в свою противоположность.

Ведь это людские дела. Представьте себе талантливого проповедника одной из религий и тусклых чтецов по другим конфессиям. Да мало ли возникнет разделительных линий, которые, конечно же, лучше оставить на совести и опыте родителей. Они, родители, могут брать своих детей в церкви, мечети, синагоги и буддистские храмы, и школьный подсказчик им не нужен.

Разумеется, у новой инициативы благая цель – поднять в обществе нравственность. Да читают ли сторонники раздельного изучения Священного Писания, Корана и Талмуда то, что обсуждает весь мир, – «Столкновение цивилизаций» Сэмюэля Хантингтона, книги Патрика Бьюкенена, изданные в США и переведённые в России? Наши неофиты, как дети, верят в мнимую неизбежность сближения путём такого конфессионального разделения в школах, тогда как на деле на сближение работают наша история, литература, философия, наш общий исторический опыт.

Предложенный проект – это новый путь к конфессиональным и культурным противостояниям и антагонизмам, к распаду идентичности по гражданству, к противостоянию малых в численном отношении наций большой, полное нарушение принципов демократии, требующих отделения Церкви от государства, т.к. речь идёт о государственных школах.

Даже в церковных школах выбор светского или религиозного пути решается детьми по совершеннолетию.

Типичной ошибкой этого проекта является отрицание светской духовности, которую глубоко религиозный православный человек, русский философ Николай Бердяев признавал и ценил. Только в клерикальной стране духовность рассматривается как тождественная религиозности, а Россия никогда не была клерикальной страной. У Церкви есть свои средства работы с прихожанами. Многие выдающиеся священники воспитывают сирот, идут с солдатами в бой, строят церковные больницы, ведут хозяйства совместно с прихожанами (этот опыт заслуживает уважения и распространения). Церковная деятельность – это глубоко эмоциональный и духовный стимул для детей, которых семьи приобщают к религии. Пусть их и Церковь приобщает к ней, приглашает на проповеди, на праздники.

Но в школе дети должны изучать мировые религии большинства конфессий, изучать их гуманистический пафос, культурологию, этику, искать пути к диалогу культур и цивилизаций.

Анатолий УТКИН, доктор исторических наук , Валентина ФЕДОТОВА, доктор философских наук

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Страх Божий или страх двойки?

Гуманитарий

Страх Божий или страх двойки?

ПРОДОЛЖЕНИЕ ТЕМЫ