/ Language: Русский / Genre:sf_epic,sf_space, / Series: Звездный путь

Властелин Призраков

Лоуренс Йепп

Сопровождая принца планеты Ангира на родину, Спок и Зулу попадают в кровавую бойню. Трон принца захвачен мятежниками. Теперь их жизнь зависит только от собственной храбрости… и мастерства владения мечом…

Звездный Путь: Властелин призраков Издательство «Русич» Смоленск 1996 5885905592 Laurence Yap Shadow Lord Star Trek

ПРОЛОГ

Маккой теребил жесткий воротник парадного мундира.

– Думаю, я никогда не привыкну к этим обезьяньим нарядам, Джим. Почему бы нам не поручить торжественную встречу принца Викрама одному мистеру Споку? Ему нравятся неудобства всякого рода, – вот пусть и походит в свое удовольствие в одном из этих проклятых костюмов хоть целый день.

Спок многозначительно выгнул бровь.

– Когда дело касается дипломатии, неуместно заводить разговоры об удобствах и неудобствах.

Капитан Кирк, с отрешенным видом разглаживавший мундир на своей груди, ответил на ворчание Маккоя несколько неожиданно:

– Кстати, Боунз, ты всегда очень внимательно следил за моим весом. Так почему бы тебе не воспользоваться своими собственными советами и не сбросить самому несколько лишних фунтов, а? Тогда не будет никаких проблем с костюмом.

– Чепуха! Ума не приложу, зачем я должен подвергать себя мучениям, – мое присутствие здесь, – Маккой красноречиво обвел рукой просторный зал транспортации, – необходимо так же, как и присутствие какого-нибудь манекена.

– Который с не меньшим успехом поддержал бы нашу высокоинтеллектуальную беседу, – иронично добавил Спок.

Доктор прислонился спиной к стене и спросил:

– Скажи, Спок, почему ты не хочешь перевестись на корабль с командой из одних вулканцев, если тебя так сильно раздражает обычное человеческое общение? Они так немногословны, что среди них ты чувствовал бы себя как в раю.

Лицо Спока словно бы окаменело.

– Потому что я – наполовину человек, доктор.

Маккой резко отстранился от стены, выпрямился и категорично произнес:

– По твоему поведению этого не скажешь, – он многозначительно ткнул указательным пальцем в собеседника. – Или ты добровольно заточил себя здесь, потому что ненавидишь себя? – От неожиданной догадки Маккой развел руки в стороны. – Я прав, Спок? Пребывая на этом корабле, ты подвергаешь себя изощреннейшей форме наказания?

Кирк нахмурился и бросил на доктора недовольный взгляд: иногда Маккой становился уж очень язвительным и дотошным.

– А тебе какая разница? Главное, что на нашем корабле находится лучший ученый Звездного флота, – попытался восстановить мир капитан.

Маккой с досадой звонко хлопнул ладонями.

– Но каждое разумное существо имеет право голоса, право на выражение собственного мнения. Это право провозглашено в «Основной Декларации марсианских колоний». Да и нельзя отмахиваться от такого очевидного факта, что здесь, на корабле, Спок не очень-то счастлив.

Вулканец равнодушно оглянулся, что он делал всегда, сталкиваясь с какой-либо особо сложной проблемой, и ответил:

– Честно говоря, я как-то не задумывался над этим до настоящего момента.

Маккой, сбитый с толку спокойствием собеседника, насторожился и взглянул на Спока. Но тот по-прежнему хранил молчание, кажется, не собираясь продолжать этот спор, и доктор с сожалением покачал головой:

– Твоя голова как компьютер, битком набита всевозможной информацией, ты – умный и образованный человек. Так неужели ты ни разу не задумывался над простым житейским вопросом: счастлив ты или нет?

Кирк поправил манжету на своем рукаве и ответил за Спока:

– Лично меня сейчас больше интересует наша экипировка, чем философия. Мне кажется, что в своей одежде мы будем выглядеть более скромно по сравнению с Его Высочеством. Надеюсь, вы слышали, какое количество чемоданов выгрузили из пассажирского лайнера? Да в них столько одежды, что хватит на всех жителей Ангиры.

– Не уверен насчет всех жителей Ангиры, но у принца набралась такая гора вещей, что для нее потребовалась отдельная каюта, – вставил Монтгомери Скотт, главный инженер. – Сам видел, сам помогал таскать чемоданы. У меня от них до сих пор спина болит.

– Почему же ты не поручил эту работу кому-нибудь из младших офицеров? – поинтересовался Кирк.

Скотт беспомощно развел руками.

– Чемоданы прибывали с такой скоростью, что у меня не было времени позвать на помощь. Отлучись я хоть на минутку, они загромоздили бы весь транспортатор.

– Я осмотрю тебя сразу же после официального приема, – пообещал Маккой. – Надеюсь, долго он не продлится. Потерпи немного.

– А что мне делать до вашего осмотра, доктор? – Скотт демонстративно прижал руку к пояснице.

– Выпей пару двойных скотчей, – с улыбкой ответил Маккой.

– И скажи спасибо принцу, что чемоданы были с одеждой, а не с чем-нибудь потяжелее, – добавил Спок. – Он – сын самодержавного правителя и, наверное, привык к тому, что все его прихоти и капризы немедленно исполняются. Тебе еще повезло, что он не возит за собой целый зверинец.

– Господи! – всплеснул руками Маккой, – чемоданы с одеждой страшнее любого зверинца. Если принц такой щеголь, то как бы и нам не пришлось каждый вечер надевать эти официальные костюмы.

Кирк в это время с любопытством разглядывал содержимое тарелки на столе, накрытом к приходу высокого гостя: что-то похожее на миниатюрные веточки дерева, посыпанные сахаром. На самом деле это были морские черви. Не отрываясь от этого занятия, он проговорил:

– Федерация заинтересована в том, чтобы путешествие на Ангиру доставило принцу удовольствие. И для этого нам придется носить исключительно парадную форму, и мы будем ее носить.

Нерешительно попробовав одного червяка и найдя его довольно вкусным, капитан потянулся за другим и попытался утешить Маккоя:

– Не падай духом, Боунз! В каждой неприятной ситуации есть и положительная сторона. Представь себе, что через много лет на каком-нибудь званом обеде ты будешь с удовольствием рассказывать о том, как развлекал самого принца Викрама.

– Ага, и для большей убедительности буду всем и каждому демонстрировать уродливые шрамы от этого проклятого воротника.

– Ладно, ладно. Попозже можешь взять отгул но причине временной нетрудоспособности, – небрежно обронил Кирк и жестом руки призвал всех присутствующих к молчанию.

Дверь открылась, раздался голос:

– Приветствую вас, дамы и господа.

Принц Викрам, наследник трона Ангиры в девятом поколении, кончиками пальцев приподнятой руки легко взмахнул в сторону собравшихся. Его руки и могучее грушевидное тело имели почти земные пропорции, зато длинные мускулистые ноги невольно привлекали внимание. Они, казалось, составляли основную часть величественной (ростом в два с половиной метра!) фигуры.

Все открытые части тела царственного ангирийца покрывала мягкая золотистая шерсть, собранная на лице в остроконечные рыжеватые кисточки. И большие, выразительно подведенные темной краской глаза его таинственно поблескивали в двух ярких ореолах лучеобразных кисточек. Сужающееся книзу лицо и угловатый подбородок придавали принцу некоторое сходство с потревоженным лемуром.

Одежда высокого гостя не соответствовала его титулу: на потертом жилете из черной колеи виднелись грязные пятна, одна штанина клетчатых оранжевых шорт была порвана. Более того, принц был бос на одну ногу.

– Надеюсь, вы простите мне мой внешний вид. Он объясняется тем, что я пришел к вам прямо из одной маленькой, но замечательной пивной на лайнере.

Даже Кирк, повидавший на своем веку множество всяких чудаков, не сразу пришел в себя от удивления и попытался исправить неловкость положения:

– Если… если Ваше Высочество желает освежиться…

– Ерунда! Зачем зря тратить время?

Принц слегка пригнулся, переступая порог, и направился к накрытому столу.

– Возьмите тарелку, Ваше Высочество, – раздался предупреждающий голос, и в зал, следом за принцем, вошел пожилой ангириец с выправкой старого, бывалого солдата. Он резко отличался от своего патрона и отсутствием косметики на лице, и строгой простотой костюма красного цвета.

– Но зачем, Байбил? У меня достаточно широкие руки. – Не дожидаясь ответа, принц начал торопливо хватать с тарелок приглянувшиеся ему яства и складывать на свою объемистую, как блюдо, ладонь.

Байбил спокойно собрал кусочки закуски с его ладони и сложил их на тарелку.

– Надеюсь, вы не хотите, чтобы эти люди считали ангирийцев дикарями?

Принц вздрогнул словно от удара плетью. Видимо, затронутая Байбилом тема уже не раз становилась предметом ожесточенных споров между хозяином и слугой.

– Но они действительно дикари!

– И тем не менее даже они умеют пользоваться посудой. – Байбил протянул принцу тарелку, – так что возьмите.

Великовозрастный наследник ангирийского трона с детским удовольствием облизал свои пальцы и снисходительно улыбнулся. Затем взял тарелку и обратился к офицерам «Энтерпрайза»:

– Позвольте представить вам Байбила, который исполняет при мне роль и слуги, и няньки, и охранника.

– И тренера, – важно добавил Байбил. – Поэтому я должен вам сообщить, что нам потребуется спортивное оборудование. Принцу необходимо регулярно практиковаться в фехтовании. – Он окинул офицеров суровым взглядом, словно требуя немедленно превратить зал приема в спортивный.

– Увы, он прав. Нельзя предугадать заранее, кого я могу ненароком обидеть или оскорбить, вернувшись домой.

Несмотря на сказанное, принц сохранял совершенно беззаботный вид и, отправив в рот несколько кусочков закуски, принялся жевать, громко чавкая от удовольствия.

Маккой снисходительно усмехнулся и выжидающе скрестил руки на груди: что еще можно ожидать от столь легкомысленного инопланетного высочества? Но Кирк дипломатично ответил:

– У нас как раз есть специалист, владеющий холодным оружием. Я говорю о старшем рулевом Зулу.

– Я в основном владею только рапирой, – скромно уточнил Зулу.

– И это неплохо, – проворчал Байбил. – Принцу надо тренировать глаз и руку. Рапира – достаточно быстрое оружие и вполне сойдет для этой цели.

Кирк негромким хлопком ладоней подытожил все сказанное и пояснил:

– Думаю, у нас найдется все необходимое для тренировок принца. Если же потребуется что-нибудь особенное, то уверен, мы сумеем сделать любое оружие по вашим чертежам. – Он подошел к столу, взял одну из тарелок и спросил:

– Вы довольны, Ваше Высочество?

Принц обвел стол скептическим взглядом.

– Лично я предпочел бы вместо всей этой роскоши получить политическое убежище.

Кирк вежливо улыбнулся, приняв слова принца за шутку. Но высокопоставленный гость, судя по его виду, не шутил, и капитан невольно посочувствовал ему:

– Я думал, что Ваше Высочество горит желанием поскорее вернуться на родину после стольких лет разлуки с ней.

Принц в ответ печально улыбнулся.

– Разве это не жестоко – вызволить несмышленого мальчика из ада невежества, поместить его в рай, научить наслаждаться райскими прелестями, а потом снова вернуть в мир невежества?

– Но сейчас вы обладаете неограниченными возможностями. Все в ваших руках, – возразил Спок, неторопливо огибая стол. – Вы можете достичь…

Принц высоко поднял согнутую ногу и застыл неподвижно, как птица Марабу, не стесняясь столь нелепой для человека позы.

– Разумеется, моим соплеменникам может прийтись по душе какой-нибудь модный танец землян. И тогда мы начнем танцевать его все вместе и, танцуя, придем к решению всех наших политических и этических проблем. Вы это хотите сказать – Он устало опустил ногу. – Нет, уважаемый, не все так просто.

Неожиданно принц пристально посмотрел на Ухуру, и, вздрогнув от его взгляда, она спросила:

– Вам что-нибудь нужно, Ваше Высочество?

– Такую прическу, как у вас, уже давно не носят. Она вышла из моды еще два года тому назад, – он решительно подошел к девушке, вытер свои руки о грязный жилет и взъерошил ей волосы. – Вот так. Пока ничем другим помочь не могу. Но если зайдете как-нибудь ко мне, обещаю сделать вам прическу, с которой вы будете на высоте в любом парижском клубе и даже станете криком моды.

Ухура в ужасе отшатнулась от него.

– Я не хочу превращаться в последний крик моды ни в Париже, ни в любом другом месте.

Кирк откусил кусочек печенья и постарался разрядить обстановку:

– Скоро вы, Ваше Высочество, поймете, что на военном корабле мода и прическа играют второстепенную роль. Веяния моды успевают устареть к тому времени, пока донесутся до нас. Потому мы не очень-то заботимся о них.

Принц разочарованно уронил руки, неподвижно застыл на какую-то секунду, не зная, куда девать их.

– Да, вы правы. Мне самому следовало догадаться, что многие знания, усвоенные мною на Земле, окажутся невостребованными на «Энтерпрайзе». Прошу прощения.

Зулу не сводил с принца глаз. Что-то до боли знакомое в неловко застывшей могучей фигуре с ссутулившимися плечами напомнило ему его собственное детство, – то время, когда он с матерью прибыл на незнакомую планету. Первые дни и даже месяцы он так же, как сейчас принц, испытывал это угнетающее чувство собственной беспомощности и никчемности. И поспешил на помощь к своему двойнику:

– Я слышал, что вам, Ваше Высочество, нравится фехтование?

Принц встрепенулся и с благодарностью посмотрел на Зулу:

– Да, меня интересует любое колющее и режущее оружие. И в этом нет ничего странного: из девяти последних императоров Ангиры восемь умерли не своей смертью.

– Но, – поспешил вмешаться Байбил, – в настоящий момент Ангира находится под полным контролем его отца.

– М-да, говорят, даже солнце над Ангирой не всходит без разрешения моего отца, – подтвердил принц и переключил свое внимание на угощение.

Маккой деликатно прокашлялся и высказал свое мнение:

– Думаю, в тени такого сильного и властного родителя можно жить припеваючи, добиваясь успеха во всем.

– Нет! – возразил принц. – Я способен лишь прятаться в его тени. Есть разные люди. Одни подобны величественным дубам, вечно стремящимся к солнечному свету, а я больше похож на гриб: так же прижимаюсь к земле и прячусь в чьей-то тени, чтобы выжить. – Он взял с блюда какой-то овощ и, придерживая его за красный отросток, лениво опустил в чашу с напитком. – А вы… простите, не знаю, вашего имени…

– Доктор Маккой к вашим услугам. Я тот, кого принято считать офицером медицинской службы.

Понимающе кивнув головой, принц резко направил кончик отростка в сторону доктора:

– А я – тот, кого принято считать образцом благородства и благоразумия и примером для подражания. А вы? – Отросток нацелился на капитана.

– Капитан Джеймс Кирк, – представился Кирк и, удивленный словами принца, укоризненно покачал головой:

– Похоже, вы не слишком серьезно относитесь к себе.

Принц рассмеялся, но в его смехе отчетливо угадывалась горечь:

– А разве грибы способны на это?

Обойдя всех присутствующих и познакомившись с ними, гость остановился перед Споком.

Вулканец вежливо склонил голову:

– Насколько я знаю, вы, Ваше Высочество, побывали на Бока-Тигрисе.

Лицо принца мгновенно просветлело.

– Да! А вы там тоже были?

Спок отрицательно покачал головой:

– Нет, но я хорошо знаком с работой профессора Фарзами.

Принц широко улыбнулся:

– Никогда не забуду старого доброго Фарзи. Он был моим научным руководителем в работе над диссертацией.

– Интересно. – Спок завел руки за спину. – Могу я поинтересоваться темой вашей диссертации?

Принц взял из рук Байбила салфетку и тщательно вытер ею пальцы.

– Название ее и выговорить трудно: «Степени изменений в процессе диффузии культур».

Спок прикрыл глаза, сосредоточенно роясь в памяти.

– Если не ошибаюсь, при расчете роли «Пришельца» использовался коэффициент Токано?

Принц благодарно прижал руку к груди.

– Мне начинает казаться, что я снова попал на экзамен.

Подошедший с двумя стаканами охлажденного напитка, Маккой прервал разговор:

– Прошу прощения, но мистер Спок настолько предан науке, что любую светскую беседу превращает в обмен знаниями. Поэтому он обычно предпочитает общаться с компьютерами. – С легким поклоном доктор протянул напиток принцу. – Попробуйте, Ваше Высочество. Думаю, вам понравится.

Принц взял стакан, поставил его на ладонь, чуть придерживая пальцем другой руки.

– Как красиво! Этот великолепный голубой цвет напоминает мне небо над Бока-Тигрис.

Доктор сделал небольшой глоток из своего стакана и предупредил:

– Смею заметить, коварный напиток. Навевая мысли и воспоминания о прекрасном, заставляет забывать о количестве выпитого.

Спок внимательным взглядом рассматривал принца и, казалось, не замечал рядом с ним любезного и как всегда говорливого доктора. Такое с вулканцем бывало нередко.

– Да, вы правы, – рассеянно кивнув головой, согласился с Маккоем принц, не сводя глаз со Спока.

– Скажите, мистер Спок, почему военный офицер-ученый интересуется вопросами, имеющими отношение к общественным наукам?

Спок очнулся от раздумья:

– Меня интересуют все науки. Конечно, общественные науки отличаются от точных обилием обобщенных понятий и терминов, но они, несомненно, тесно связаны между собой.

– Как именно? – скептически спросил Маккой.

– Принцип изменчивости Хайзенберга применим ко всем наукам, – ответил Спок и пояснил:

– Дело в том, что в процессе исследования и общественное явление, и физический предмет подвергаются изменениям.

Принц беспокойно переступил с ноги на ногу.

– Именно поэтому Фарзи пришлось уточнить коэффициент.

Спок непроизвольно сложил руки на груди и спросил:

– Каким образом?

Принц ткнул пальцем в его грудь и ответил:

– Необходимо принимать в расчет уровень развития технологии в исследуемом обществе.

Заинтригованный Спок сжал пальцы.

– Но в примитивном обществе…

– Безусловно, помимо технологии необходим хотя бы минимальный уровень абстрактного мышления, – поспешно признал принц. – Но рано или поздно в культурном развитии даже примитивного общества наступает момент, когда культура сама по себе созревает для перемен. И тогда достаточно одного появления чего-то экзотического и незнакомого, типа шелка, чая или приправ, – и общество, находящееся на уровне развития, например, средневековой Европы, совершит мощный рывок вперед.

– Какова же роль «Пришельца»? – поинтересовался Спок.

– Он или она выступают в качестве катализатора. Но не более того. – Принц отставил напиток в сторону.

– По-моему, вы слишком все упрощаете, – усомнился Спок.

Принц от души рассмеялся:

– Так бывает всегда, когда в нескольких предложениях пытаешься сформулировать и кратко изложить сотню страниц статистических данных.

Прислушиваясь к разговору, Маккой с каждой секундой терял терпение. Он не привык, чтобы собеседник отдавал предпочтение Споку, а не ему. Услышав же слово «статистика», он с обреченным видом вздохнул и попытался напомнить о себе:

– Надеюсь, вы, Ваше Высочество, и вы, мистер Спок, извините меня.

Не дождавшись ответа, он пробормотал:

– Вижу, что извинили, – и отошел к Кирку, с любопытством наблюдавшему за Споком и принцем.

– Ты что-нибудь почерпнул из их беседы, Боунз? – спросил капитан, держа в руке целую горсть засахаренных червей.

– О да! Я убедился, что мой словарный запас слишком ничтожен для их высоких мыслей.

Маккой оглянулся и озадаченно почесал щеку, словно не веря собственным глазам.

Поглощенные беседой, принц и Спок не замечали, кажется, никого вокруг себя.

Повертев перед глазами стакан, Маккой проговорил:

– Вот уж никогда не думал, что Спока может увлечь беседа с живым человеком. Обычно такое выражение лица появляется у него только тогда, когда он занимается перепрограммированием компьютера.

– Возможно, ты просто не смог найти подходящую тему? – Кирк отправил в рот очередного червя.

Маккой растерянно поскреб локоть.

– Похоже, Спок так увлечен, что совершенно забыл, с кем имеет дело. Он рассуждает об общественных науках на уровне защиты диссертации. Неужели социология является его тайной страстью? Может, он читает статистические отчеты с тем же упоением, с каким другие читают порнографическую литературу?

Закончив аппетитно хрустеть лакомством, Кирк, как бы между прочим, проронил:

– Кстати, у меня есть для тебя сюрприз: Спок числится в списке претендентов в группу, которой предстоит сопровождать принца на Ангиру. По просьбе императора он поможет тамошним ученым внести необходимые изменения в астрономические карты.

Маккой растерянно уставился в стакан: уж не ослышался ли он? Или коварный напиток сыграл злую шутку с его слухом?

– Это ошибка.

– Но он сам попросил включить его в состав миссии, – отпарировал Кирк.

Маккой вплотную приблизился к капитану и прошептал:

– Уверяю тебя – его нельзя отправлять на Ангиру. Эта планета впервые запросила помощи и содействия у Федерации. И ты должен послать туда только тех людей, которые сочетают в себе астрономические знания с искусством дипломата.

Кирк почесал согнутым пальцем подбородок.

– Есть и более серьезные соображения. Вся жизнь ангирийского императорского двора подчинена особым ритуалам. Они предусмотрены на все случаи жизни… Знаешь ли ты, что придворные не посмеют утром проглотить собственную слюну до тех пор, пока не исполнят соответствующую такому великому событию церемонию? – он внимательно посмотрел на принца. – Хотя по поведению самого принца Викрама этого не скажешь. Он – воплощение простоты.

Маккой поджал губы.

– Ты думаешь, что ангирийцы могут обвинить Федерацию в не правильном воспитании принца?

Кирк отстранился от переборки и ответил:

– Кто их знает? В любом случае участник миссии – кто бы им ни стал – должен иметь голову на плечах, а при необходимости уметь взять быка за рога.

– Чего Спок не умеет и не имеет, – уверенно заявил Маккой. – Можно считать, что он вычеркнут из списка.

– Ты забыл кое-что, – с пустой тарелкой в руке Кирк вернулся к столу.

Маккой последовал за ним и спросил:

– Что именно?

Кирк бросил оценивающий взгляд на Спока, увлеченно спорившего с принцем, и ответил:

– Он настаивает на участии в миссии.

– И ты пойдешь у него на поводу? Неужели ты поставишь под угрозу и свою, и его карьеру? – процедил сквозь зубы Маккой.

– А ты обрати внимание, как быстро и умело нашел он общий язык с нашим гостем, – капитан кивнул головой в сторону беседующей пары.

– Это еще не значит, что он так же быстро найдет подход и к ангирийскому двору, – возразил Маккой.

Кирк неопределенно пожал плечами.

– Мне еще придется взвесить все доводы «за» и «против», прежде чем окончательно утвердить состав миссии. И тем не менее, я искренне благодарен Споку за принца.

– Ты тоже кое-что забыл, – проворчал Маккой. – Хоть он и выступает за простоту логики, он, как никто другой, способен усложнить обычную дежурную миссию и поставить ее на грань провала. Сам знаешь, сколько затруднений кроется за мнимой простотой.

Кирк прижал к груди край тарелки.

– Всем нам свойственно ошибаться. И, кстати, именно обычные дежурные миссии труднее всего даются капитанам звездолетов. – Впрочем, не только им одним.

* * *

– Сдавайтесь, капитан! – с победным криком принц Викрам коснулся кончиком рапиры груди Кирка.

Побежденный капитан сделал шаг назад и отсалютовал сопернику-победителю. Он с трудом перевел дыхание (принц заставил его изрядно потрудиться) и проговорил:

– Мистер Зулу, думаю, Его Высочеству не помешает урок скромности.

Принц прищелкнул языком, еще раз продемонстрировав, чему он научился за время продолжительного пребывания на Земле.

– Мы с вами, капитан, всего лишь немного развлеклись. Сейчас не время для обучения.

Кирк поднял маску и отошел в сторону.

– Это перестает быть спортом, когда вас «убивают» три раза кряду. Передаю вас в руки мистера Зулу.

Принц взмахнул рапирой с такой легкостью, словно фехтовал всего несколько минут, а не часов, и недовольно отозвался:

– Но он уже обучал меня!

Зулу опустил на лицо маску и предупредил:

– Должен сказать, что вы уже выиграли свою долю поединков.

– Но, к сожалению, вдвое меньше вас, – поприветствовал нового соперника принц. – И мне хотелось бы знать, зачем это офицер межпланетного звездолета практикуется с таким архаичным оружием, как рапира.

– Вооружение «Энтерпрайза» слишком громоздко. Его не положишь в задний карман и не прицепишь на пояс. – Зулу принял оборонительную позицию. – Иногда умение фехтовать тоже может пригодиться.

– Еще понятно, когда человек владеет такими зачаточными навыками в фехтовании, как капитан. – Принц поднял руку и, приготавливаясь к атаке, направил острие рапиры вниз.

– Благодарю за комплимент, – тяжело дыша, проронил Кирк, вытирая полотенцем потное лицо.

Гость капитана взмахнул пальцами левой руки, желая его утешить.

– Я не хотел вас обидеть, капитан. Но вы действительно не дотягиваете до нашего с мистером Зулу уровня. Со мной все ясно. В маленьком диком уголке Вселенной, каким является моя родина, умение фехтовать жизненно необходимо. Поэтому я и научился владеть рапирой еще в раннем детстве. Понятно мне и отношение всей команды вашего корабля, в том числе и ваше, капитан, к подобному виду самозащиты, как к развлечению. А к чему отнести случай с мистером Зулу: к безобидной и развлекательной эксцентричности?

– Мне просто нравятся физические упражнения, – вставил Зулу, не спуская с принца настороженного взгляда, чтобы не пропустить миг атаки. Переход от слов к делу у принца был молниеносным, выпады быстрые, удары мощные. И только недостаток опыта и нетерпеливость вспыльчивой натуры престолонаследника позволили Зулу выиграть несколько боев.

Принца не удовлетворил ответ, и он опустил рапиру.

– Но существует великое множество других силовых упражнений. К тому же менее опасных и более увлекательных.

Зулу слегка отвернул голову, искоса бросив взгляд на капитана. Кирк перехватил его взгляд и мгновенно понял сомнения молодого офицера.

– В стенах спортивного зала мы все равны, мистер Зулу, – заверил он. – Все, сказанное здесь вами, здесь и останется. Обещаю.

– Вы даже можете проколоть нас рапирой, если хоть один из нас когда-нибудь повторит ваши слова, – добавил от себя принц.

Зулу предпочел бы полностью сосредоточиться на фехтовании и уйти от всяких разговоров. Но за то короткое время, которое принц провел на борту корабля, он показал себя человеком, ждущим ответа на каждый свой вопрос.

– Даже не знаю, что сказать. Фехтование я полюбил с детства, – Зулу помолчал короткое мгновение, пытаясь разобраться в нахлынувших на него чувствах. – Когда я держу в руке рапиру, я чувствую себя живым и… неуязвимым. Мне кажется, что весь окружающий мир сужается до размеров стального лезвия.

– Если вы говорите правду, то почему вы решили стать рулевым межпланетного корабля? Почему не перевелись в какое-нибудь десантно-диверсионное подразделение? – Принц протянул руку, пытаясь захватить рапиру соперника.

Зулу, не поддавшись на уловку принца, быстро отступил назад и ответил:

– То, чем занимаются эти подразделения, очень похоже на драки без правил, которые обычно происходят на темных безлюдных задворках.

Острие рапиры принца нацелилось в живот офицера.

– Понятно. Вы хотите сражаться по каким-то определенным правилам, верно? Как французские мушкетеры или английские кавалеристы. А легко ли такому образцовому офицеру звездолета, как вы, скрывать в глубине своей души стремление к романтике?

Зулу предупредительно взмахнул клинком, готовый парировать любой выпад противника. Но все предыдущие движения принца были всего лишь отвлекающими маневрами, проверкой бдительности соперника. А сейчас принц намеревался получить ответ на очередной вопрос, он неподвижно застыл в ожидании.

Но «образцовый офицер» почувствовал раздражение. Во-первых, задавать подобные вопросы астронавтам считалось признаком дурного тона. Даже такой огромный корабль, как «Энтерпрайз», за период пятилетнего полета становился маленьким и тесным для его обитателей, каждый из которых очень дорожил своей репутацией и образцовой службой отгораживался от других, оставляя при себе и обычные человеческие слабости, и затаенные фантазии. А во-вторых, Зулу никогда и никому не давал повода для таких вопросов. Но как отказаться от общения с принцем? В конце концов, не так уж часто подворачивается возможность побеседовать с представителем общества, в котором владение шпагой – не вышедшая из моды разновидность упражнений, а насущная потребность, необходимая для выживания? Кроме того, принц, видимо, задает вопросы не из простого любопытства. И Зулу ответил:

– Согласен, романтизм мушкетеров или кавалеристов, возможно, выглядел забавно. Думаю, они сами прекрасно понимали, что их время безвозвратно ушло. Изобретение пороха наглядно доказало, что сражения перестали быть джентльменской забавой – шпага не защищала жизнь.

– Зато теперь, нажимая кнопки на приборной доске, можно воевать по-джентльменски, – с иронией отозвался принц. Слегка присев, он, казалось, изготовился к мощному прыжку вперед, на соперника. – Теперь люди умеют убивать тысячи и миллионы, не запачкав при этом рук.

– Мушкетеры, – продолжал свое Зулу, – производили впечатление слишком самоуверенных людей. Но они действительно легко выпутывались из многих передряг.

– Так же легко, как их шпаги пронзали насквозь их противников? – не унимался принц.

– И все же смею утверждать, что в те далекие времена жизнь была намного содержательней и интересней, чем сейчас. Да и намного проще, – подытожил Зулу и прикусил язык, спохватившись, что сказал слишком много. Он внутренне напрягся, ожидая насмешки принца, насмешки прямо в лицо.

Но принц плотно сжал губы, а глаза его выражали откровенную симпатию и интерес. Он начал медленно вращать рапирой, описывая клинком маленькие крути в воздухе.

– Должно быть, вы чувствуете себя очень одиноким из-за того, что родились с опозданием на шесть веков.

Принц сказал чистую правду, и его слова нашли живой отклик в душе Зулу.

– Вернее, всего на четыре века. Ведь только четыре столетия тому назад японский император Миджи добился власти над страной тем, что модернизировал свою армию.

– Если вы так сильно скучаете по тем временам, я, возможно, смогу вам помочь. Для этого не потребуется машина времени. Вы просто должны пойти со мной. И вы своими глазами увидите, что Ангира очень похожа на Японию эпохи Миджи, – предложил принц, начиная покачиваться на полусогнутых ногах.

Зулу приготовился отразить атаку.

– По прибытии в мой дом вы окажетесь в самой гуще событий, происходящих в закрытом доселе обществе, которое только начало приоткрываться для галактического сообщества. А может, не в гуще, а на самом краю… – могучее грушевидное тело принца резким рывком метнулось вслед за стремительно выброшенной вперед рукой с рапирой.

Зулу едва успел отпрыгнуть в сторону, как бы машинально нанеся ответный удар.

– Сдавайтесь! – его рапира слегка выгнулась, касаясь острием груди принца. Зулу выпрямился, отсалютовал сопернику. – Хотите попробовать еще раз?

Побежденный принц почтительно отдал честь победителю.

– О нет. Пусть капитан насладится небольшим мщением. У него непременно поднимется настроение, если победа останется за вами, – он повернулся к Кирку. – Вы обязательно должны включить мистера Зулу в состав моего эскорта на Ангире.

Кирк с невозмутимым видом скрестил руки на груди.

– Я приму к сведению ваше пожелание.

– Извините, капитан. Я забыл о том, что командиры звездолетов очень похожи на самодержцев-императоров. И им нельзя говорить «вы должны». Прошу рассматривать мои слова как убедительную просьбу, – сняв с головы шлем, принц разгладил завитки шерсти на лице.

– Хорошо, – подчеркнуто вежливо кивнул Кирк наследнику престола и перевел взгляд на Зулу. – Я пришлю в гимнастический зал старшину, чтобы отнести фехтовальное снаряжение в арсенал. Мне, честно говоря, не хочется идти через весь корабль с рапирой в руках. Сделайте одолжение – возьмите ее на временное хранение. Не возражаете, мистер Зулу?

– Конечно, нет, сэр, – ответил Зулу.

– Капитан, неужели вам действительно необходимо так срочно покинуть нас? – принц с искренним огорчением прижал руки к груди. – А я только что собирался предложить вам новое развлечение. Мы могли бы фехтовать и одновременно декламировать стихи.

– Не могу же я показать вам, что с поэзией я знаком еще меньше, чем с фехтованием, – улыбнулся Кирк и, помахав на прощанье рукой, покинул зал.

Зулу поднял шлем и водрузил его на макушку. «Может, не стоило огорчать высокопоставленного гостя? Может, следовало позволить принцу побеждать почаще?» Но, начиная фехтовать, Зулу начисто забывал о благоразумии и о светских манерах. Как только его пальцы касались холодной стали рапиры, он моментально превращался в азартного мальчишку, мечтающего стать бесстрашным лихим мушкетером. И хотя повзрослев и окончив Академию Звездного флота, он как бы простился со многими детскими мечтами, где-то в укромном уголке его существа они по-прежнему продолжали жить, время от времени напоминая о себе.

– Боюсь, я тоже скоро вас покину. Мое свободное время на исходе. А мне еще надо принять душ и перекусить.

Принц обхватил свой шлем согнутой рукой и прижал к груди.

– Признаюсь, не ожидал, что ваш спортивный азарт так быстро испарится, – он повернулся и выразительно глянул на старого слугу Байбила. – Думаю, мы могли бы пофехтовать ангирскими саблями.

Байбил послушно наклонился и снял матерчатый чехол с длинного плоского ящика, стоявшего у его ног. Церемонно взмахнув рукой, он с гордым видом открыл ящик. Внутри, на ложе из дорогой шелковой ткани, покоилась пара сабель в слегка изогнутых ножнах. Судя по эфесам, сабли можно было держать как в правой, так и в левой руках.

– Мы называем их «сина».

Зулу преклонил колени перед ящиком, положил рапиру на пол, с трепетным волнением взял одну из сабель и вынул ее из ножен. На свету сверкнула отполированная до зеркальной чистоты сталь, и у него перехватило дыхание.

– Она великолепна!

– Увы, артрит сковал мои суставы, и я больше не в состоянии соперничать с принцем, – Байбил протянул руку, показывая уродливые, искривленные, как когти хищника, пальцы.

Принц перекинул рапиру в левую руку и принялся неторопливо разминать запястье правой.

– Они почти не отличаются от японской «катаны», – примерно та же длина и тот же вес. И в ножнах покоятся тоже острым краем вперед.

Принц, казалось, сгорал от желания взять реванш. Долю секунды Зулу колебался, подумывая, не послать ли чрезмерно настырного, хоть и высокого, гостя куда подальше. Но в глубине души он знал, что примет вызов. Возможно, в любой другой ситуации ему удалось бы отказаться, но сейчас дело дошло до поединка на саблях. А страсть к этому виду фехтования была слишком сильной, чтобы идти на попятную. Любопытный мальчуган, живший в глубине его души, жаждал вступить в бой, чтобы испробовать прием, увиденный лишь однажды. Зулу отчетливо сознавал, что идет на риск: в случае неудачи он может стать посмешищем. Но опасность лишь подогревала соблазн. Надвинув шлем на лицо, он объявил:

– Я готов взять в руки все, что имеет острый край, и состязаться.

Принцу на мгновение показалось, что его соперник лукаво улыбнулся под сеткой шлема.

– На Ангире мы сражаемся при помощи деревянных палок. У них нет острого края, но когда получаешь удар, то ощущаешь сильную боль. А промедление в поединке смерти подобно: не успеешь увернуться или отразить удар – будешь избит до смерти. Но мы с вами предпочтем это. – Принц указал на головки эфесов, где виднелись небольшие, едва заметные выступы. – Пришлось внести некоторые изменения в сабли. Я позволил себе вольность и снял с пары шпаг, имеющихся в арсенале корабельного оружейника, магнитные предохранители.

С саблей в руке Зулу поднялся на ноги и сделал несколько движений. Оружие легко слушалось его, хоть и предназначалось для более крупной руки ангирийца.

– Магнитное поле уже отрегулировано?

– Да, по моей просьбе оружейник любезно согласился сделать это. Так что теперь сабли абсолютно безопасны. Я так же не готов к митозу, как и вы.

Стянув с руки перчатку, Зулу осторожно провел пальцем по острию клинка, ощущая легкое покалывание от соприкосновения с магнитным полем, обезвреживающим саблю.

– Значит, вы все спланировали заранее и тщательно подготовились, – он перевел взгляд с принца на Байбила.

Старый слуга церемонно подал вторую саблю хозяину и, захлопнув крышку ящика, ответил:

– Его Высочество устал от поражений.

– Собственное «я» человека должно соответствовать его титулу и положению в обществе, – заметил принц, скрывая лицо под маской.

Оба соперника затянули поверх фехтовальных костюмов ремни, на которых крепились ножны. Когда все приготовления были закончены, принц сделал шаг назад.

– Ритуал перед боем похож на тот, который существовал у самураев. – Он взмахнул правой рукой перед собой и, сжав пальцами верхнюю часть эфеса, начал медленно вынимать саблю из ножен. Как только кончик клинка вышел из плена ножен, правая рука опустилась вниз, и хищное жало, вибрируя, выгнулось. В то же самое время левой рукой принц крепко ухватился за нижнюю часть эфеса, нагнетая напряжение изогнутой стали. Затем клинок молниеносно распрямился и, со свистом разрезая воздух, описал дугу. После чего принц неподвижно замер, устремив острие сабли к потолку.

– Вы можете не торопиться и исполнить ритуал более медленно. А если вам когда-нибудь приходилось иметь дело с японской «катаной», уверен, вы справитесь без особого труда.

– Во всех колониальных мирах, где мне доводилось бывать, фехтование ведется в европейском стиле.

Зулу снова натянул на правую руку перчатку и попробовал повторить все движения принца: он так же поднял саблю над головой, а затем стремительно, мощным рывком, опустил клинок вниз.

– Так что у меня не было инструктора по фехтованию в японском стиле до поступления в Академию. Но и в ней я успел овладеть лишь основами этого стиля.

– Ничего страшного, – принц убрал саблю в ножны и добавил:

– Теперь нам предстоит выполнить «панку».

– Странно, я думал, что на языке ангирийцев это слово означает «семья». – Зулу, как и соперник, аккуратно вложил саблю в ножны.

Принц повернулся боком, расставил ноги пошире и слегка присел. Его спина и шея выпрямились, он напрягся как струна, – У этого слова много значений. Первоначально так называли пень старого дерева, который пустил ростки. Корни его остались в глубоком прошлом, а из одряхлевшего тела пробивается новая жизнь.

– Понятно, – Зулу в точности повторял все движения новоявленного инструктора.

Наконец руки принца свободно опустились вдоль туловища.

– Ну а теперь обнажим оружие. Как ковбои на американском Западе. Более медлительному прощается шаг назад для того, чтобы он мог выдернуть меч.

Зулу не сдвинулся с места.

– Если вы готовы, я в вашем распоряжении.

Принц, не сводя глаз с соперника, предложил, умышленно растягивая слова:

– Начинайте, Зулу.

– Только после вас, Ваше Высочество, – лукаво улыбнулся Зулу и, размяв пальцы, согнул их.

– Вижу, вижу, вы серьезно подготовились, – проворчал принц. Его правая рука медленно потянулась к эфесу сабли.

Зулу только и ждал этого момента. Левой рукой обхватив ножны, он оттянул их немного в сторону, а правой, сжав эфес, перевернул саблю. Одновременно он согнул левую ногу и сделал стремительный выпад вперед. Выскользнувшая из ножен сабля взмыла вверх. Левая рука Зулу выпустила ножны и прильнула к тупой стороне клинка, усиливая силу удара.

Все произошло так быстро, что принц даже не успел сообразить, что случилось. Его тело по инерции двигалось вперед, навстречу противнику, пока не натолкнулось грудью на клинок.

Некоторое время оба соперника стояли неподвижно, словно оцепенев. В голове Зулу мелькнула мысль, что, возможно, он зашел слишком далеко. Может быть, следовало отдать принцу победу? Что же теперь будет? Победитель настороженно смотрел на побежденного: мощь царственного гнева не знает соперников.

Напряженную тишину нарушил смех Байбила.

– Отличная работа, Зулу.

Старик с жаром начал аплодировать. По обычаю ангирийцев, его ладони располагались не вертикально, как у землян, а горизонтально.

Принц все еще смотрел на острие клинка, упиравшееся ему в грудь.

– А я-то думал, что лорд Бхима научил меня всем существующим приемам.

Зулу воспринял реплику принца, как наивысшую похвалу. Он знал, что упомянутый лорд Бхима обучал царственного наследника искусству фехтования и слыл первым воином на всей планете.

Ободренный победитель выпрямился и расправил плечи.

– Вы сами помогли мне победить вас, подсказав, что стиль ангирийцев похож на стиль самураев.

Принц шагнул вперед.

– Итак, вы меня «убили». Но как вам это удалось?

Правая рука Зулу все еще сжимала эфес, а левая покоилась на клинке. Ладонью он ощущал легкое покалывание магнитного поля.

– В детстве меня никто не учил японскому стилю, но, к счастью, многие миры хранят богатейшие архивные собрания старых фильмов. Этот прием я увидел в фильме Куросавы «Санджуро».

– Сожалею, что не видел этой картины в молодости, – принц ленивым движением поднял меч и, очертя в воздухе круг, осторожно вложил его в ножны. – Это, уверен, уберегло бы меня от тяжелой руки лорда Бхимы.

Зулу начал неторопливо отстегивать ремень с ножнами.

– Сомневаюсь, что ваш учитель одобрил бы подобный трюк. Вряд ли его можно использовать в официальных состязаниях, он несколько противоречит правилам.

– Возможно, вы и правы. Но при помощи этого приема я смог бы достаточно сильно заинтриговать лорда Бхиму и нанести ощутимый укол его самолюбию. – Принц снова выполнил движения «панку». – Вы должны научить меня этому приему.

– Давайте-ка лучше пообедаем, а урок перенесем на завтра. – Зулу собрался было передать свое оружие Байбилу.

– О нет! Пожалуйста, Зулу! – принц шагнул вперед и порывисто обхватил рукой, затянутой в перчатку, запястье Зулу. – Покажите мне этот прием сейчас, чтобы я смог потренироваться потом, в одиночку.

Принц говорил слишком серьезно, и это никак не соответствовало его обычно легкомысленной манере поведения. В голосе завтрашнего самодержца звучали нотки отчаяния и откровенной мольбы, и Зулу пришел в замешательство.

– Но это всего лишь маленький трюк. Почему он так важен для вас?

– Очень важен. – Неожиданно смутившись, принц разжал пальцы, выпустив руку собеседника, и продолжал говорить, уже контролируя свой голос:

– Хотите знать, какое прозвище дал наш парод моей семье?

– Ваше Высочество! – Байбил предупреждающе сверкнул глазами.

– Мы с Зулу одиночки, испытывающие страсть к новому и неизведанному. Он меня поймет. Дома меня называли «Лорд-призрак». Из-за изменчивого характера, как они говорили. Поверьте, в нашем мире это более серьезное оскорбление, чем в вашем.

Зулу инстинктивно глянул на свою тень, мгновенно вспомнив странное освещение в каюте принца, где царил предпочитаемый ангирийцами полумрак. При тусклом ангирийском свете человеческая тень приобретала расплывчатые очертания и бледнела, чего не могло быть в обычных земных условиях.

– Мне кажется, таким прозвищем можно даже гордиться.

– С точки зрения мистики – да, но не с точки зрения политики, – желая скрыть огорчение и слишком явное разочарование, принц неохотно вложил саблю в ножны.

Судя по всему, он горел от нетерпения как можно скорей освоить новый прием и готов был посвятить фехтованию хоть целый день. Взглянув на огорченное лицо высокого гостя, Зулу подумал, что обед, пожалуй, может подождать.

Он подошел вплотную к принцу, взял его за левую руку и поднес ее к ножнам.

– Я покажу вам прием. В конце концов, вы возвращаетесь домой для того, чтобы усовершенствовать свой мир. Вам могут пригодиться любые знания.

Принц терпеливо наблюдал, как Зулу затягивал на поясе ремень с ножнами.

– Не исключено, что все мои знания будут стоить меньше одного хорошего, неотразимого удара.

В душе Зулу снова ожил и встрепенулся азартный мальчишка.

– Хотел бы я увидеть ваш мир, – задумчиво проронил он.

Принц горько усмехнулся:

– А я предпочел бы остаться на Земле еще на двенадцать лет и, с головою погрузившись в изучение разных наук, собрать пышный букет из дипломов. – Он вынул меч из ножен, прикрыв левой рукой основание клинка. – Очень жаль, что мы с вами не можем поменяться местами.

Усилием воли Зулу сдержал порыв очертя голову броситься в атаку, позабыв о цели поединка.

– По крайней мере, я могу научить вас этому нехитрому приему, – он наклонился, помогая принцу правильно поставить ноги для упора. – Старайтесь посильнее согнуть ноги перед выпадом. Смысл приема состоит в том, чтобы из низкого положения провести свой клинок под клинком противника.

* * *

В глубокой задумчивости Кирк переступил порог своей каюты, где его уже поджидали Маккой и Спок. В последнее время капитан много прочитал об Ангире, провел немало времени с принцем, но так и не приблизился к решению задачи о составе миссии.

– Извините за опоздание, джентльмены. Я позволил принцу уговорить меня на маленькое состязание.

Маккой красноречивым взглядом обвел фехтовальный костюм Кирка.

– Зачем ты это делаешь? Пусть с ним фехтует Зулу. Или тебе это нравится? По-моему, во Вселенной существует масса других способов получить увечье. Так стоит ли опускаться до такого примитивизма и пытаться превратить друг друга в швейцарский сыр?

Кирк вздохнул, снял защитный жилет, потер руки и повращал затекшими от напряжения плечами, наслаждаясь неограниченной свободой движений.

– Просто я не нашел другого способа получше узнать принца Викрама за столь короткое время. Он представляет из себя хитроумнейшее сплетение противоречий. Когда дело дошло до фехтования, он проявил недюжинные способности и сообразительность, но в остальном…

Кирк разочарованно покачал головой.

Маккой перекинул ногу на ногу.

– Понятно. Он – очаровательный, милый человек. Но не более того. Трудно ожидать, что он в одиночку сумеет вывести Ангиру на современный уровень развития цивилизации. Хотелось бы мне, чтобы некоторые бюрократы, принимающие важные решения, осознали наконец, что имеют дело с живыми людьми, наделенными и достоинствами, и недостатками, и пороками, чего нет у абстрактных социологических понятий и принципов.

Кирк опустился на кровать. Все его тело ныло от усталости. Принц устроил хоть и короткое, но энергичное состязание, заставив капитана изрядно попотеть.

– Я бы предпочел, чтобы они перестали относиться к «Энтерпрайзу» как к игрушечному паровозику, который можно гонять по галактике в свое удовольствие. Но как бы там ни было, мы обязаны высадить принца Викрама на Ангире и оставить с ним небольшую группу для исправления астрономических карт.

Маккой побарабанил пальцами по колену.

– По крайней мере, для Ангиры это будет шаг в правильном направлении.

– Да, но мы должны еще доставить груз с медикаментами на Бета-Каринэ. – Кирк растянулся на кровати, свесив ноги. – А это значит, что оставленная на Ангире группа не может рассчитывать на нашу поддержку.

Маккой покачал ногой и заметил:

– Воспользуйся бесплатным советом опытного врача, Джим: не принимай все так близко к сердцу. В противном случае заработаешь язву. Ты же видел отчеты по Ангире: власть императора стабильна и служит делу процветания планеты.

Кирк нахмурился:

– И все же людей для миссии надо подобрать очень тщательно.

– Именно поэтому я считаю, что послать туда надо меня, – бегло просмотрев список добровольцев, Спок протянул его капитану, – хоть мое имя уже вычеркнуто.

Кирк прикрыл глаза ладонью.

– Ты нужен мне на корабле, Спок. По пути к Бета-Каринэ может произойти что-нибудь непредвиденное.

– В твоем распоряжении прекрасная команда, так что справишься и без меня. Как всегда справлялся, – спокойно ответил Спок. – Миссия на Бета-Каринэ хоть и срочная, но не особенно опасная. Ничего страшного не случится, если ты отправишь меня на некоторое, заметь, довольно непродолжительное время на Ангиру.

Кирк понимал, что спорить с лучшим офицером-исследователем Звездного Флота бесполезно. Он приподнял руку, чтобы взглянуть на Спока.

– Но почему ты горишь желанием отправиться на Ангиру?

Спок склонил голову набок. Пальцы его непроизвольно разгладили список добровольцев, который он продолжал держать в руках.

– По причине определенного профессионального интереса.

Кирк осознал, что попал в затруднительное положение: врожденное чувство гордости не позволяет Споку сообщить истинную причину его решения отправиться на Ангиру.

– Звучит не очень-то убедительно для того, чтобы покинуть корабль.

Спок глубоко вздохнул и медленно выдохнул.

– Больше мне нечего добавить. Могу ли я узнать, капитан, почему ты все-таки вычеркнул мое имя из списка?

Маккой удивленно покачал головой:

– Неужели ты и в самом деле не понимаешь, почему?

Спок раздраженно сверкнул глазами и прищурился словно от яркой вспышки света.

– Может, пояснишь, доктор?

– С удовольствием. – Маккой выпрямился, со стуком опустив ногу на пол. – Скажи мне, Спок, как долго ты можешь не дышать?

Офицер-ученый сдвинул брови.

– Не вижу связи между этим вопросом и моей способностью изучить и исправить звездные карты Ангиры.

– И тем не менее связь существует, причем довольно тесная. – Маккой облокотился на журнальный столик и подпер рукой подбородок. – Тебя ни в коем случае нельзя посылать вместе с принцем на его планету.

Спок принял непроницаемый вид и беспристрастным, почти официальным тоном, который лишь усилил недовольство доктора, возразил:

– Как известно, ангирийцы попросили Федерацию помочь им в исправлении их астрономических карт, ставших слишком запутанными, громоздкими и сложными. Их астрономы разработали изощренную систему эпициклов, посредством которой они вычисляют движение планет. В результате астрономические карты стали напоминать геометрические прогрессии. Думаю, они останутся довольны, когда я исправлю положение. Причем, я способен сделать это не хуже целой научной группы «Энтерпрайза». Кроме того, чем меньше людей отправится на Ангиру, тем меньше вероятность нарушить по неосторожности священные правила этикета, господствующие на планете.

Маккой задумчиво постучал подушечками пальцев по щеке.

– Речь идет не о количественном составе посланцев, а о качественном. Если бы проблема заключалась в одних только картах, мы бы решили ее просто: загрузили бы данные в корабельный компьютер и тут же получили бы результаты. Сложность в том, что суть внесенных изменений надо еще объяснить и соответствующим образом преподнести ангирийцам.

Спок, выразительно выгнув бровь, заявил:

– Если меня пошлют на Ангиру, я обязуюсь безупречно выполнить все до единого поручения.

Маккой откинулся на спинку кресла.

– Мне никак не удается вдолбить в твою непробиваемую вулканскую голову, что дисциплинированность и исполнительность – не единственные хорошие качества во Вселенной. Существует еще такое понятие, как такт.

Спок выгнул бровь дугой.

– Возможно, демонстрируй ты его почаще, я лучше понимал бы тебя.

Маккой обессиленно закрыл глаза.

– Спок, я просто стараюсь уберечь тебя от чудовищной ошибки, – открыв глаза и проморгавшись, он добавил:

– Пойми, ангирийцы попросили нас исправить звездные карты потому, что питают страсть к астрологии, поклоняются ей. И только ей. Их не интересует ничто другое. Все жители планеты, от нищего крестьянина до приближенных императора, шагу не ступят, не сверившись со звездами. И без благоволения астрологических знаков они не позволят принцу Викраму вернуться, не примут его.

– Знаю, доктор.

Маккой резко подался вперед.

– А я, Спок, хорошо знаю тебя и твою навязчивую идею всегда и везде говорить правду. Ты не сможешь отмолчаться и на первой же лекции заявишь ангирийцам, какой легкомысленной и несовершенной наукой является астрология. Они, без всякого сомнения, придут в неописуемую ярость, засунут тебя в ствол пушки и выстрелят тобою в космос. Так как «Энтерпрайз» вернется с Бета-Каринэ не раньше, чем через тридцать дней по ангирийскому времени, то тебе придется ждать свидания с нами довольно долго. Поэтому я повторяю свой вопрос: сколько времени способен ты продержаться в безвоздушном пространстве?

Капитан Кирк задумчиво пробежал пальцами по изгибу верхней губы, затем опустил руку. Память все еще хранила мельчайшие детали утреннего состязания с принцем.

– Думаю, в состав миссии необходимо включить Зулу.

Голова Спока резко дернулась, он искоса бросил на капитана пронизывающий взгляд, как будто хотел прочитать его потаенные мысли.

– Но мистер Зулу – самый молодой из офицеров, имеющих дипломатическое образование.

– Да, но как старший рулевой, он неплохо разбирается в астрономии, – Кирк приподнялся, опираясь на руки. – И кроме того, он прекрасно ладит с принцем, поэтому сможет помочь Его Высочеству привыкнуть к жизни на Ангире. Переходный период должен пройти без сучка, без задоринки. Для нас это очень важно. Ангара слегка приоткрыла дверь во Вселенную, доверив Федерации образование принца. Теперь, когда нас попросили проверить астрономические карты, эта дверь распахнулась намного шире. И она не должна закрываться. Возможно, следующим шагом станет приглашение технических советников или обмен послами.

– Я глубоко уважаю мистера Зулу. Он – прекрасный офицер. Но я не нуждаюсь в его помощи, – уверенно заявил Спок. – Зачем ему зря тратить и силы, и время?

– И все-таки, Спок, – не унимался доктор, явно забавляясь ситуацией, – почему такой серьезный человек как вы, стремится попасть на Ангиру? Ведь вас там будут окружать лишь такие легкомысленные щеголи, как принц Викрам.

Поспешность, с которой Спок пояснил, выдала его. Не скрывая чувства превосходства, он ответил:

– Во-первых, любая культура, находящаяся па стадии формирования, представляет для меня огромный интерес. Но особый интерес вызывают такие индивидуальности, как принц, и их влияние на общество.

– Не рассказывайте мне сказки, – фыркнул Маккой. – Не стану оспаривать того, что принц Викрам – забавный парень и неплохой собеседник. С ним можно весело провести время за коктейлем. Но представить его в роли великого реформатора, сотрясающего мир, увы, не могу.

Спок, наклонившись вперед, навалился на стол.

– «Щеголи», как ты выразился, не способны прыгнуть из одной эпохи в другую, как это сделал принц, покинув Ангиру и отправившись на Землю. Да, он имеет склонности к пустым разговорам и частенько разыгрывает из себя клоуна, но из бесед с ним я выяснил, что он многому научился. Он обладает гибким умом и твердостью в достижении цели.

– Да неужели? – съязвил Маккой. – А я с его же слов узнал, почему императорская семья отправила его на Землю. Он считался самым бесперспективным престолонаследником. Остальных его братьев – родных и сводных – оставили на Ангире, они помогают отцу управлять страной. Разве можно рассчитывать, что кто-нибудь прислушается к голосу изгоя?

– Именно это я хочу увидеть и услышать, – Спок смотрел капитану прямо в лицо. – Мы имеем дело с личностью, застрявшей в данный момент на границе двух культур. Принц Викрам не принадлежит пока ни Ангире, ни Федерации. Ему еще предстоит сделать выбор.

Маккой вскинул голову и взглянул на Спока свысока.

– Весьма двусмысленное и опасное положение. Ему не позавидуешь, не правда ли, мистер Спок?

– Отчасти ты прав, – сухо отозвался офицер-ученый.

Маккой выпрямился в кресле, расправил плечи.

– Между прочим, вы с принцем в чем-то схожи.

Спок посуровел, вокруг его сжатых губ появились жесткие складки.

– Вряд ли стоит искать сходство между принцем и мной.

– За что Его Высочество должно благодарить бога или всех богов сразу, – торжественно заявил Маккой, с усмешкой покосившись на собеседника. – Интересно, каким образом тебе удастся справиться с ситуацией, в которой оказался принц? Тебе потребуется не только логика и благоразумие.

– По-моему, ты преднамеренно недооцениваешь и принца, и меня, – вполголоса произнес вулканец.

Кирк все еще не мог принять окончательного решения. На одной чаше весов находилась политическая объективность миссии, на другой – интересы офицера-исследователя «Энтерпрайза». Возможно, доктор был значительно ближе к истине, хоть Спок и не хотел признавать этого, слишком заинтересованный в визите на Ангиру. Только личной заинтересованностью объяснялось его упорство. Кирк не сводил глаз с непроницаемого лица своего старшего офицера. Как бы ему хотелось прочесть мысли Спока! Почему он так рвется на Ангиру?

И стоит ли в данной ситуации рисковать и своей, и чужой карьерой? Спок уверен, что стоит.

Неожиданно капитан почувствовал, что должен уступить настойчивому вулканцу и включить его и состав экспедиции на Ангиру. Возможно, потом он будет раскаиваться в своем решении.

– Итак, – шумно втянул в себя воздух Кирк. – Риск – дело благородное. Остановимся на двух кандидатах: мистер Спок и мистер Зулу. Как известно, одна голова хороша, а две лучше, – он широко улыбнулся Споку. – Ты займешься исправлениями астрономических карт, а Зулу будет объяснять все твои исправления.

– И что ты, Джим, рассчитываешь получить взамен, – Маккой энергично кивнул головой в сторону Спока, – этого дипломированного выпускника вулканской «школы шарма», – он сжал пальцы в кулак и, подняв руку вверх, начал размахивать воображаемой саблей, – и Зулу с его длинной овощерезкой?

– Время покажет, – улыбнулся Кирк.

* * *

Бортовой журнал капитана:

«Звездное время 1831,5.

Я принял решение отправить с миссией на Ангиру мистера Спока и старшего рулевого, лейтенанта Зулу. Их основной задачей является внесение необходимых изменений в тамошние астрономические карты. Перед ними поставлено и второе задание: наладить контакт с Ангирой и укрепить дружеские связи планеты с Федерацией. Тем временем «Энтерпрайз» продолжит путь к Бета-Каринэ. Цель: доставить срочный груз с медикаментами».

Глава 1

Зулу не раз видел императорскую резиденцию на тривизоре принца, но реальность превзошла все его ожидания. Грандиозные масштабы строения производили неизгладимое впечатление. Из недр скального монолита, возвышающегося над безбрежными плодородными равнинами, к небу поднимался массивный дворец, затмевая своим величием целую гряду горных кряжей. Стены, грациозные колонны и даже изящные башенки со шпилями были высечены из камня такого же кроваво-красного цвета, как скалы. Поэтому дворец, казалось, простирался без конца и края вдоль зеленой равнины. При свете крошечного солнца Ангиры он сливался в единое целое с горной грядой.

Зулу охватил восторг от открывшейся взору картины. Когда же он наконец ступил в апартаменты принца, ощущение могущества переполнило его душу.

Внутреннее убранство зала изумляло роскошью. Потолок украшала серебряная чеканка, так реально изображавшая сцены императорской охоты, что, казалось, животные вот-вот спрыгнут вниз. На мраморных стенах и колоннах извивались высеченные из камня причудливые деревья и ветвистые кустарники.

– Я чувствую себя так, словно попал в сказочный лес, – не скрывая восхищения, воскликнул Зулу.

Принц сосредоточенно разглядывал свой новый костюм перед высоким – в полный рост – зеркалом, обрамленным резной золоченой рамой.

– Страсть к украшению интерьеров по важности занимает второе место у жителей Ангиры. После политики. Хорошо еще, что в их распоряжении имеются только золото и серебро, а не вездесущая на Земле глина.

Мгновенно покраснев от смущения, Зулу поспешил отвести взгляд от потолка. А перехватив строгий взгляд Спока, он почувствовал себя желторотым курсантом-первогодком. Пальцы, принявшиеся суетливо поправлять жесткий и как назло сопротивляющийся воротник, стали вдруг неуклюжими, чужими.

Принц Викрам, красовавшийся перед зеркалом, на время забыл о своих переживаниях и заботах и поторопился облегчить участь друга:

– Послушай-ка, Хикару, тебе следует носить «соропа». Никаких пуговиц, застежек или молний и полная свобода движений, – он поднял руки, позволяя слуге обмотать вокруг пояса и бедер полотнище метровой ширины и четырех метров длины из дорогого огненно-красного шелка.

Зулу, немного приободрившись, выдавил робкую улыбку.

– Думаю, мне давно следовало научиться справляться с парадным мундиром, – заметив, как Спок поднял брови, безмолвно напоминая о недавнем разговоре, он торопливо добавил:

– Ваше Высочество.

Принц Викрам разочарованно причмокнул губами.

– Не рановато ли ты начал употреблять титулы?

Байбил набросил накидку из той же ткани на плечи своего хозяина.

– Но вы являетесь наследником трона в девятом поколении, не забывайте об этом, – с легкой укоризной произнес он. Старик был, видимо, серьезно озабочен судьбой принца, хоть и пытался скрыть свою тревогу за грубоватыми манерами.

Господин раздраженно оттолкнул руку слуги.

– Не нужно лишний раз напоминать мне о том, за что я не несу никакой ответственности. К сожалению, я могу служить лишь украшением императорских церемоний наряду с букетами цветов.

Настороженный Спок повернул голову к принцу.

– Заблуждаетесь, Ваше Высочество. Вы уже несете бремя ответственности, – со спокойной уверенностью добавил он:

– Ведь вы согласились пройти обучение в Федерации. Теперь вам предстоит изменить ваш мир.

Принц иронично усмехнулся и, собрав накидку на плече в складку, полюбовался своим отражением в зеркале.

– Да, я, разумеется, поделюсь своими знаниями с народом, надаю массу ценных советов. А народ, в свою очередь, проигнорирует и мои советы, и меня вместе с ними. Вы, очевидно, забыли, в какой мир попали. Большинство наших людей по-прежнему свято верит в то, что наша планета неподвижно покоится в центре Вселенной, а остальные планеты и звезды вращаются вокруг нее. Здесь даже самые просвещенные умы считают скрепки для бумаг и копирку величайшим достижением науки. Каким образом я смогу изменить все это?

На лице принца отразились горечь и страх. В наступившей тишине Зулу отчаянно подыскивал нужные слова, желая разрядить обстановку. Смятение принца было очевидно для всех. Выдержит ли такой неуравновешенный человек, как он, тяготы судьбы?

К удивлению Зулу, Спок сориентировался раньше его:

– Находиться на границе двух культур, не принадлежать ни к одной, ни к другой всегда непросто, – задумчиво проговорил он, взвешивая каждое слово. – Иногда это равносильно балансированию на острие ножа, когда каждый шаг угрожает неминуемой бедой, а то и гибелью.

Принц Викрам пристально посмотрел на отраженного в зеркало Спока.

– Вы правы. Очевидно, потому, что и сами, насколько я знаю, живете на такой же границе, верно?

Вулканец сцепил руки за спиной.

– Безусловно, и я сознаю это, – с достоинством ответил он, делая вид, что не замечает любопытного взгляда Зулу.

Принц нерешительно потеребил край «соропа».

– И все же продолжаете настаивать на своем?

Спок сверлил взглядом затылок принца, словно стремясь внушить ему свою точку зрения.

– Любые изменения в культуре болезненны. Все новое и лучшее рождается в муках. Но именно человек, оказавшийся на грани двух миров, способен стать творцом этого рождения.

Байбил открыл сосуд и, почтительно склонив голову и протянув его хозяину, заметил:

– Ваш отец, посылая вас в длительное путешествие, сказал, что мы должны найти способ соединить технологию Федерации с духовными ценностями Ангиры.

Принц погрузил указательный палец в сосуд, затем вынул его и поднял руку вверх – на кончике пальца поблескивала золотая ритуальная краска.

– Хотел бы я спросить у дядюшки Баруды, что думает о наших «духовных ценностях» он. Семья заперла его в башню и все его забыли, кроме пары старых преданных слуг, приносивших пищу, которой хватало и ему, и «растасам», – зверькам, похожим на земных мышей. Дядюшка приручил их. А в заточении он провел целых двадцать лет. И был совершенно случайно обнаружен во время одного из бунтов во дворце, когда его семейные начали метаться в поисках спасительного убежища. Но он никого не впустил в свою келью. А после подавления бунта не вышел из нее, – принц посмотрел на драгоценную краску с такой брезгливостью, с какой обычно смотрят на грязь. – Дядюшка Баруда до сих пор предпочитает общество растасов человеческому окружению и утверждает, что его любимцы гораздо надежнее людей.

– Наверно, он имеет в виду, что они более предсказуемы, – вежливо поправил Спок.

Тяжело вздохнув, принц с явной неохотой приложил указательный палец ко лбу, оставив на нем сияющую метку – свидетельство принадлежности к королевской семье Ангиры, – и небрежно опустил руку вниз.

– Раз уж мы заговорили о предсказуемости, то я могу заранее сказать, что сделают воины касты «синха», когда увидят вас, мистер Спок, – лукаво проронил принц, неожиданно повеселев. Очевидно, он был просто не способен долго пребывать в удрученном состоянии. – Уверен, они попытаются спровоцировать вас на неосторожный шаг. А может быть, стоит ускорить события и устроить между вами поединок? Победитель в качестве приза получит право определить судьбу этого убогого мира. Если им станете вы, значит Ангира выберет путь модернизации и союза с Федерацией, если они – общество сохранит статус-кво и останется под замком для внешнего окружения. – Принц протянул руку, и вездесущий Байбил протер ее полотенцем. – Думаю, вам не составит труда победить.

Его Высочеству нравилась такая полушутливая манера разговора, нравилось поддразнивать собеседника. Но на этот раз ему не удалось достичь желаемого результата – он не принял в расчет чувство собственного достоинства вулканца. Старший офицер «Энтерпрайза» мгновенно посуровел, прижал руки к бокам и вытянулся в струнку, как на параде.

– Вы уверены? Лично я не разделяю вашу уверенность. Я еще не успел изучить особенности физиологии ангирийцев.

Неожиданно из-за окна, откуда-то снизу, послышались голоса, они смешивались с заунывным перезвоном множества колокольчиков. Зулу показалось, что надвигается огромный рой рассерженных пчел. В ответ на его встревоженный взгляд принц жестом предложил ему подойти к окну и подошел сам.

– Это жрецы.

По двору, в двадцати метрах под окном, медленно кружила группа облаченных в темно-бурые одеяния ангирийцев. Их голоса сливались в монотонный гул. Руки жрецов прятались в складках широких длинных рукавов, похожих на распростертые в полете крылья птиц, головы покрывали соломенные шляпы метрового диаметра. Звон исходил от маленьких колокольчиков, привязанных черно-траурными лентами с развевающимися концами к рукояткам мечей, которыми жрецы воинственно размахивали в воздухе.

– Они принадлежат к числу монахов нищенствующего ордена. Согласно их учению, понятие индивидуальности – всего лишь иллюзия. Именно поэтому их лица скрыты под широкими шляпами, – принц печально покачал головой. – В детстве я боялся их, как огня. Когда они молятся или поют панихиду, жуть пробирает.

Зулу облокотился на подоконник.

– А почему они ходят по кругу?

Принц повернулся к зеркалу.

– Во время молитвы они стараются поймать свои тени. С древности ангирийцы верили, что человеческая тень – то же самое, что и душа. Впав в исступление, жрецы могут кружить так целыми часами.

– А зачем им мечи?

– Они ж не настоящие, у них нет лезвий. Мы называем их «ловушками для теней». При помощи этих «ловушек» жрецы ловят души умерших, чтобы те не успели натворить бед среди живых. Особенно стараются они накануне какого-нибудь важного события.

Пояснения принца неожиданно перебил стук в дверь.

– Похоже, пришел мой черед, – шепнул он Зулу и, бросив беглый взгляд на свое отражение в зеркале, громко сказал:

– Войдите.

Лицо Его Высочества изумленно вытянулось, когда он увидел на пороге молодого ангирийца в сопровождении толпы слуг. Голову визитера венчала белая морда животного, похожего на пантеру. Лоснящаяся шкура зверя свободно свисала до пояса, ее нижняя часть была обмотана вокруг талии поверх легких шелковых одежд небесно-голубого цвета, указывающих на принадлежность к сословию знати.

Зулу читал о саблезубых «синха» Ангиры, но шкуру животного – да еще такого огромного! – видел впервые.

В старые времена в обязанность каждого представителя знатного рода вменялось убить одного из этих смертельно опасных существ. Только так можно было доказать, что человек достоин своего высокого положения. Но за последние несколько столетий эти животные стали настолько редким явлением, что пришлось придумать другие испытания на смелость. А морды зверей, водружаемые раньше на головы, заменили специальные шапочки из белого шелка. В настоящее время синха стал исчезающим видом на Ангире. И то, что молодой дворянин разыскал и убил зверя таких впечатляющих размеров, говорило о его мужестве, настойчивости и, возможно, жестокости.

– Вы не представляете, Ваше Высочество, как долго я ждал этой встречи. Являясь главой протокольного отдела, я хочу первым поприветствовать своего партнера по детским играм, – ангириец слегка склонил голову в поклоне, склонил так небрежно, что его движение выглядело, по мнению Зулу, почти оскорблением. Тем более для общества, настолько скованного ритуальными оковами, что без соответствующего обряда и чихнуть здесь было невозможно.

Мгновенно оценив обстановку, принц с готовностью принял навязанные правила игры. Не поворачивая головы, он хладнокровно ответил:

– О, Раху, – в голосе его зазвучала еле уловимая ирония. – Не могу выразить словами, какое удовольствие я испытал, едва увидев тебя.

– Не сомневаюсь, – Раху обвел оценивающим взглядом Спока и Зулу. – Я также уполномочен выразить вам благодарность за поддержку принца во время столь длительного путешествия.

Не успел Спок вымолвить и слова, как принц, надменно глянув на визитера, начал отчитывать его, словно провинившегося школьника:

– Не смей обращаться к нашим друзьям на низшем наречии. Они – не женщины и не слуги.

Зулу уже знал, что на Ангире каста «достойных» говорит на двух разных языках; один из них применяется к мужчинам, другой – к женщинам и слугам.

Но универсальный переводчик не позволял уловить разницу языков, давая лишь условный перевод.

Раху переступил порог с осторожностью кота, столкнувшегося с целой сворой собак.

– Но они не принадлежат к королевской семье.

Принц напрягся, сохраняя, однако, вежливый тон и улыбку на лице:

– Неважно, ты должен извиниться. Они – представители касты воинов, не менее благородных, чем ты. И… – он выдержал паузу, желая подчеркнуть последний аргумент, – кроме того, они мои друзья.

– Разве такое возможно? – Раху злорадно сверкнул глазами.

– Ты смеешь называть меня лжецом? – плотно сжатые губы принца изогнулись в зловещую улыбку. – Предупреждаю, Раху, будь осторожен. В следующий раз, когда мы скрестим оружие, я снесу тебе голову, а не кончик пальца.

– Тише, тише, вы оба уже достаточно взрослые, чтобы вспоминать о детских ссорах, – послышался ворчливый голос.

Какое-то время его обладателя не было видно из-за толпы слуг, томящихся в коридоре. Но они поспешно расступились, пропуская вперед пожилого человека, облаченного в одежды «достойных». Несколько ниже ростом и полнее, чем Раху или Викрам, незнакомец производил впечатление властного и непоколебимого человека, напоминая могучий старый дуб, вросший корнями глубоко в землю.

– Вы должны извинить меня, лорд Раху, но как только я услышал, что вы собираетесь поприветствовать принца, я не удержался и тоже поспешил сюда.

Трудно сказать, кого привело в большее замешательство появление пожилого ангирийца – Раху или Викрама. Но первым пришел в себя принц.

– Лорд Бхима, вам всегда удавалось примирять двух невоспитанных юнцов.

– От меня требуется лишь время от времени напоминать вам обоим об обязанностях друг перед другом. – Ангириец низко склонил голову перед принцем, затем с тем же почтением повернулся к Споку и Зулу. – В данном случае оскорбление, нанесенное вашим сопровождающим, – он метнул в Раху полный осуждения взгляд, – может отрицательно сказаться на всех нас.

Раху продолжал стоять с высоко поднятой головой, словно его шея и спина окаменели.

– Думаю, на этот раз вы заблуждаетесь, учитель. Мы уже не дети, находящиеся под вашей опекой. И я не собираюсь склонять голову перед существами, которые стремятся разрушить наш мир.

Лорд Бхима тяжело вздохнул:

– На Ангире они представляют мир, гостеприимно принявший Его Высочество, и мы обязаны относиться к ним уважительно. Независимо от того, нравятся нам или нет их намерения.

– А они, в свою очередь, готовы уважать Ангиру и ее традиции? – резко бросил Раху. – Мы уже видели, какой хаос породил наш император, идя на поводу у своих безумств. А теперь эта парочка вобьет ему в голову очередные бредовые идеи и подкрепит их новым мощным оружием.

– Возможно, – тщательно контролируемым голосом произнес лорд Бхима. – Но мы не должны забывать о чувстве долга. Разве можно критиковать императора, если мы собственноручно поддерживаем его на пути перемен?

– Не нужно читать мне лекции, – раздраженно фыркнул Раху.

Лорд Бхима подбоченился.

– Вам ли не знать, как частенько поступают старые учителя со своими повзрослевшими учениками. Они по-прежнему относятся к ним, как к несмышленым детям. Я ведь могу забыть о приличиях и пройтись по вашей спине плеткой, невзирая на ваш возраст и сан.

Как воин-синха, Раху имел скрытый в складках соропа кинжал, но не посмел воспользоваться им, будто заранее знал, что лорд Бхима все равно сумеет привести свою угрозу в исполнение. Какое-то время они молча смотрели друг другу в глаза, наконец Раху первым отвел свой взгляд. С нескрываемым неудовольствием он поклонился Споку и Зулу:

– Приношу свои извинения.

Как только Раху завершил ритуал, лорд Бхима повернулся к гостям:

– Значит, именно эта пара кудесников собирается потрясти наш мир?

– Вы преувеличиваете. Мы всего лишь намерены помочь вашим астрономам исправить карты, – заверил Спок. – Их система эпициклов…

Лорд Бхима нетерпеливо махнул рукой и продолжил:

– Насколько я понимаю, теперь все мы, учителя искусства владения мечом, останемся без работы по вашей вине. Где нам угнаться за вашим современным оружием. Впрочем, с голоду мы не умрем – подыщем работу в качестве мясников или уличных торговцев. Но что станется с этими близорукими астрономами?

Поведение старого учителя фехтования вызвало у Спока приступ раздражения. Он почувствовал себя прохожим, которого облаяла злая собака, сидящая на короткой цепи.

– Согласно Первой Директиве, нам запрещено распространять современное оружие в других мирах. Что же касается астрономов… Они будут заниматься своим делом, как и раньше. Только с большей точностью.

– Даже если бы подобной директивы не существовало, вряд ли эти джентльмены смогли бы соперничать со школой старых мастеров фехтования, – добавил принц. – Лишь один из них в совершенстве владеет холодным оружием, – он взял Зулу под руку и, увлекая за собой, подался вперед. – Правда, землянин знает только земной стиль, но уверен, вам будет интересно познакомиться с ним поближе.

Принц, видимо, намеревался произнести пространную речь о достоинствах своего друга, но его неожиданно перебил Раху:

– Давайте лучше оставим развлечения такого рода на потом, Ваше Высочество. Скоро начнется официальная церемония в честь вашего возвращения. Думаю, вам нужно подготовиться к ней соответствующим образом. Мои слуги в вашем распоряжении, – правой рукой он указал на толпу, покорно поджидающую в коридоре. (Зулу успел заметить, что на руке лорда действительно нет последнего сустава указательного пальца.) – Вы путешествовали так долго, что многое могли забыть.

– Но не настолько долго, чтобы забыть, кто мой друг, а кто – враг. Подготовиться к встрече с семьей мне поможет мой преданный Байбил, – движением руки принц распорядился, чтобы остальные слуги удалились. Но те продолжали стоять как вкопанные, пока Раху ленивым кивком головы не отпустил их.

Не дожидаясь дозволения покинуть апартаменты наследника трона, Раху повернулся к двери.

– Я распоряжусь, чтобы вам принесли поднос с фруктами, – он пересек зал, прошел мимо лорда Бхима и удалился в коридор.

Принц Викрам не сводил с него глаз.

– Раху считает, что он, а не мой отец должен восседать на троне. Потому что мой прадед проявил неучтивость, избив его прадеда дубинкой, когда тот попытался заколоть моего прародителя, – принц задумчиво поджал губы. – По иронии судьбы из всех достойных кандидатов на должность главы протокольного отдела мой отец выбрал почему-то Раху.

Лорд Бхима бесшумно закрыл дверь и пояснил:

– У него не было выбора, Ваше Высочество. Слишком многие не одобряли перемен, которые принес в наш мир ваш отец, – лорд пренебрежительно фыркнул. – Например, он создал в своей провинции армию из тупоголовых крестьян.

Принц нахмурился, исподлобья глянул на учителя.

– Но войско «хаундов» тоже состояло из крестьян. И они отменно воевали во времена моего деда.

– Да, но не забывайте, что ими руководили офицеры, избранные из верховной знати, – напомнил лорд Бхима. – А ваш отец вооружил этих невежд каким-то игрушечным оружием, привел к присяге, и теперь они расхаживают важные, как лорды, думая, что они ровня нам.

– Понятно. Судя по-вашему, на Ангире только «достойные» имеют право устраивать кровопролитие, – иронично заключил Спок.

– Таково веление звезд, – лорд Бхима одарил офицера-ученого презрительным взглядом.

Не позволив ни учителю, ни Споку затеять спор, принц поспешно спросил:

– На какие же уступки, по-вашему, должен пойти мой отец, чтобы сохранить мир и власть?

Лорд Бхима порывисто повернулся к принцу.

– Между прочим, гражданской войны вашему отцу удалось избежать лишь потому, что он согласился назначить на некоторые официальные должности представителей оппозиции. Но ходят настойчивые слухи, что вы вернулись на Ангиру, чтобы с помощью нового оружия вернуть ему всю полноту власти.

Эти слова задели за живое наследника трона.

– Отправляясь в путешествие по далеким мирам, я дал торжественную клятву не изучать никакие военные технологии.

У лорда Бхима, казалось, гора упала с плеч. Он почувствовал такое облегчение, что забыл о необходимости держать язык за зубами.

– Я же всем говорил, что не следует судить о вас, Ваше Высочество, по одним только легкомысленным манерам. Я не сомневался, в отличие от многих, в нерушимости данного вами слова, – разволновавшись, он схватил принца за руку. – Ведь лично я обучал вас всем нормам «Кодекса воина», когда отец отправлял вас в другие миры, я знал, что вы сумеете сохранить трезвый ум и не позволите себя одурачить. И с вашей помощью мы внесем порядок в хаос, созданный вашим отцом.

Принц с удивлением разглядывал разгоряченного, полного надежд учителя. Затем печально покачав головой (ему видимо, не хотелось омрачать радость старика), возразил:

– Все происходящее вокруг нас, лорд Бхима, только выглядит хаосом. Я изучил достаточно миров, чтобы понять: отмирание старого порядка, изжившего себя уклада жизни всегда сопровождается такой неразберихой и сумятицей. Возьмите, например, Землю. Когда Китай и Япония…

Лорд Бхима внезапно выпустил руку принца и отшатнулся от него, как от прокаженного.

– Эти названия навсегда останутся для нас лишь бессмысленными символами далеких миров. Могу твердо сказать: мы были намного счастливее, когда наше общество не допускало на Ангиру их посланцев.

– Но ни одна живая душа не способна вырасти и повзрослеть, избежав боли, – мягко заметил принц, стараясь как можно меньше причинить страданий бывшему наставнику. – А вырасти и повзрослеть мы должны. На примере других миров я понял, что альтернативой росту является застой, деградация и даже гибель.

– Смерти я боюсь меньше, чем перемен, творимых вашим отцом, – отрезал лорд Бхима, сурово сдвинув брови. – Пути, по которым пошли другие миры, для нас неприемлемы.

Принц оглядел старого учителя изучающим взглядом. Казалось, только сейчас он заметил, как поседели его волосы, сколько морщин избороздило лицо. Возможно, впервые в жизни молодой наследник трона осознал, что лорд Бхима не так энергичен и мудр, как когда-то казалось. А осознав, расправил плечи, будто намеревался совершить не совсем приятный для него поступок.

– При всем уважении к вам, лорд Бхима, не могу не сказать, что старые пути развития тоже неприемлемы.

У старика перехватило дыхание, словно он получил сокрушительный удар в живот. Ослепленный яростью, он выпалил:

– Так вот чему они вас там научили! Они похитили ваше сердце!

– Нет, просто открыли мне глаза.

Принц медленно поднял руку и с мольбой протянул ее старику:

– Уверен, мы сможем работать вместе на благо нашего народа.

Лорд Бхима неподвижно замер, как бы прислушиваясь к себе.

Зулу, глядя на него, вспомнил гордый одинокий дуб, возвышавшийся на вершине холма. В тот день в воздухе чувствовалось приближение грозы, и могучее дерево, казалось, трепетало в ожидании бури.

– Я никогда не соглашусь сотрудничать с человеком, задумавшим разрушить наш мир.

Принц печально посмотрел на свою руку, уронил ее, потом прижал ладонью к груди.

– Мне искренне жаль, что мы не на одной стороне, лорд Бхима.

– Мне тоже, Ваше Высочество, – подчеркнуто сухо кивнув головой, старик удалился.

– Бедный лорд Бхима! Должно быть, чудовищно тяжело оставаться героем, когда мифы предаются забвению, – неожиданно принц звонко хлопнул в ладоши. – Вам необходимо как можно скорее вернуться на корабль. Боюсь, у нас с вами ничего не получится. Не исключено, что отец, ради сохранения своего престижа в глазах Федерации, напустил вам туману, умолчав о трудностях и недостатках.

Спок взялся за коммуникатор, но тот молчал. Похоже, «Энтерпрайз» отправился в путь строго по графику. Офицер-ученый начал изучать расположение окон и дверей на случай непредвиденной ситуации и, не удержавшись, спросил:

– Не понимаю, почему ваш отец не ввел вас и курс дела, почему не рассказал о проблемах?

– Для жителей Ангиры самое главное – это репутация. Возможно, они и не солгут вам, но и правды не скажут, – с досадой принц прикусил губу. – Сожалею, что вы не взяли с собой фазеры, сейчас вы практически беззащитны.

Спок прикрепил коммуникатор к ремню.

– Испокон веков люди использовали в качестве оружия руки и ноги. Мистер Зулу и я знакомы с приемами рукопашного боя.

– Будем надеяться, что они вам не пригодятся, – вздохнул принц и отвернулся от двери. – Итак, Зулу, как ты себя чувствуешь, прыгнув из двадцать третьего века в семнадцатый? Теперь ты находишься в окружении коварных злодеев, плетущих сети дворцовых интриг.

Зулу взобрался в высокое кресло, стоящее возле зеркала. Вся мебель была рассчитана на рост ангирийцев, и ноги землянина болтались в воздухе, не доставая до пола.

– Похоже, спектакль уже начался. Я бы не отказался заглянуть в сценарий.

– Не городи чепухи! Зачем тебе он? События не за горами, поверь моей интуиции, – принц пнул ногой скамеечку-подставку для ног, она, проскользив по полу, остановилась у ног Зулу.

– Успокойтесь, – призвал Спок. – Ничего страшного еще не произошло.

Но от внимания Зулу не ускользнуло, что, усаживаясь в кресло, старший офицер предусмотрительно повернулся лицом к двери.

Принц громко зааплодировал:

– Браво, мистер Спок. Вы, я вижу, все схватываете на лету.

Зулу поставил ноги на скамеечку и отвалился на спинку кресла.

– После вашего упоминания о дворцовых интригах я понял, что нерадивые ученики долго не живут.

Когда Байбил услужливо подставил вторую скамеечку под ноги Спока, принц растянулся на длинном, широком диване.

– М-да, наказания за неудачи бывают иногда слишком жестокими. – Он скрестил руки на груди. – Никогда бы не подумал, что бредовые идеи так возбуждают аппетит. Я настолько проголодался, что готов принимать пищу даже из рук Раху.

Байбил нахмурился и недовольным голосом проворчал:

– Зачем же облегчать задачу лорду Раху?

– Я столько лет мечтал насладиться ангирийким мясом! А теперь должен отказать себе в еде? Это настоящая пытка! – пожаловался принц. – Уверен, один кусочек не повредит.

– Разве вы не знаете, что в одном маленьком кусочке мяса может содержаться смертельная доза яда? Вы не должны брать в рот ни крошки. – Байбил вздернул подбородок вверх, всем своим видом демонстрируя, что не намерен продолжать бессмысленный спор.

В это время раздался стук в дверь, и спустя несколько секунд женский голос объявил:

– Завтрак для принца.

Принц помрачнел и жестом подал знак слуге:

– Распорядись отослать поднос обратно.

– Не спешите. Еще не время наносить оскорбления Раху: мы не выяснили обстановку в стране и каково соотношение сил.

Байбил подошел к двери и открыл ее. На пороге стояла женщина с огромным подносом на голове. Среди многообразия тарелок и чаш, испускающих соблазнительные ароматы, красовался кувшин и кубки из чистого золота.

Принц прикрыл глаза ладонью и простонал:

– Только бы хватило сил устоять!

– Здесь все, что вам нужно, Ваше Высочество, – тихо произнесла женщина, семенящей походкой входя в помещение. На фоне узких скул и маленького аккуратного рта ее глаза казались громадными, двигалась она с легкостью и изяществом.

– Давай помогу, малышка, – Байбил взялся за край подноса.

– Нет, нет, я сама справлюсь, – заверила женщина и, приблизившись к столу, осторожно опустила на него поднос.

Принц раздвинул пальцы, с любопытством поглядел сквозь них на яства.

– О, вы только посмотрите! – он потянулся и взял в руку диковинную морскую ракушку в форме ромба, с тонкими, почти прозрачными стенками. Ее поверхность переливалась на свету всеми цветами радуги. – Значит, Раху помнит мои пристрастия и слабости.

– Ваше Высочество! – Байбил устремил на хозяина строгий взгляд, предупреждая о возможной опасности.

Тяжело вздохнув, принц неохотно расстался с ракушкой.

– Все, у меня начинается предсмертная агония.

– А вы ведете себя, как ребенок, Ваше Высочество, – смело заявила женщина.

Принц от удивления сел, глаза его были прикованы к дерзкой особе.

– Только один человек на Ангире смеет так разговаривать со мной. Урми, это ты?

Женщина широко улыбнулась, подтверждающее кивнув головой:

– Да, я состою при кухне. Быть племянницей знаменитого старого воина, – она посмотрела на Байбила, – выгодно.

Принц обернулся к Зулу и пояснил:

– Когда в старые добрые времена мы посещали родную деревню Байбила, это изобретательное и безжалостное существо делало мою жизнь совершенно невыносимой. Она постоянно устраивала мне какие-нибудь каверзы, – он снова лег. – Если бы она знала тогда, что досаждает не маленькому дворцовому служке, а наследному принцу.

Урми лукаво улыбнулась:

– О, я прекрасно знала это, Ваше Высочество, как и все вокруг.

– Но я же держал это в тайне!

– А мы, в свою очередь, делали вид, что не знаем вашей тайны.

Раздосадованный принц рухнул на диван.

– Какое горькое крушение! Какое постыдное разочарование! Ты лишила меня самого светлого воспоминания моего детства! Все эти годы я с гордостью вспоминал о чудесном спектакле, который я так искусно – на мой взгляд, разумеется! – разыгрывал перед вами.

– Я считал своим долгом предупредить людей, – похлопав хозяина по плечу, Байбил подошел к Урми.

– Как поживает семья? – не скрывая радости, старик обнял племянницу.

– Давайте поговорим об этом позже, – тихо произнесла Урми.

– О нет, пожалуйста! Ваша деревня стала для меня вторым домом, – воскликнул принц. – Мои самые яркие воспоминания связаны с праздниками после уборки урожая, на которые приводил меня Байбил.

Урми воспользовалась моментом и поспешила сменить тему:

– Несмотря даже на то, что почти во всех играх я у вас выигрывала?

– Клянусь, она жульничала, – заявил принц, когда Зулу и Спок от души рассмеялись.

– Но только потому, что вы постоянно изменяли правила в свою пользу, – фыркнула женщина. – Интересно, с представителями других миров вы тоже так поступали?

Принц, приняв обиженный вид, пожаловался:

– О, там среди множества царственных отпрысков я был всего лишь скромным, неприметным принцем.

– Понятно. А что вы, Ваше Высочество, делали, встречаясь с другим принцем? Кто из вас первым переступал порог?

Постукивая по полу то пятками, то носками, принц беззаботно ответил:

– Это зависело от того, в каком поколении встреченный наследовал трон – в восьмом или в девятом.

– Я слышала, – сказала Урми с легкой улыбкой, – что существуют миры, где власть принадлежит женщинам. Как с ними обстояло дело?

– Да, было и такое, – расплылся в улыбке принц и добавил:

– Но даже у принцесс я спрашивал об их месте в ряду наследников.

– А если они оказывались вам ровней?

Принц взмахнул рукой, бросая и ловя воображаемую монету:

– Тогда мы бросали жребий.

Урми покачала головой:

– Как, видимо, трудно сознавать, что достоинство наследника престола зависит от слепого случая. Не удивительно, что вы вернулись домой. Должно быть, ваше чувство гордости сильно страдало.

– Да, я частенько мечтал о том, чтобы попасть в заботливые руки родни и придворных, – с прежней беспечностью принц растянулся на диване. – Только не в руки Раху.

– В таком случае, пользуйтесь моментом, не отказывайте себе в удовольствии. Я специально вызвалась принести поднос, чтобы убедить вас: еда безопасна.

Опередив хозяина, Байбил взял с тарелки одну ракушку и со словами «Да здравствует Его Высочество!» запихнул себе в рот.

Оскорбленная недоверием, Урми возмущенно поморщилась:

– Дядя, неужели ты думаешь, что я хочу отравить принца?

Байбил несколько мгновений хранил молчание, чутко прислушиваясь к своим ощущениям. Затем, с облегчением вздохнув, ласково похлопал женщину по плечу:

– Конечно, ты – моя любимая племянница…

– Вряд ли это можно воспринимать как комплимент, зная, что я – единственный оставшийся в живых ребенок твоего брата.

– Позволь мне закончить, – старик сжал ей плечо. – Но в данной ситуации я бы не поверил даже своей покойной матушке.

– Как тебе не стыдно! – проворчала Урми. – Бабушку все любили и все до единого, ей доверяли.

– Именно поэтому она всегда первой пробовала еду. – Байбил удовлетворенно кивнул принцу. – Думаю, опасности нет, Ваше Высочество.

– Наконец-то! – воскликнул принц, бросив на офицеров полный искреннего раскаяния взгляд. – Вы должны простить мне дурные манеры, джентльмены, – я долгие годы мечтал об этом мгновении. – Принц зачерпнул пригоршню ракушек и начал с жадностью запихивать их в рот. – О, они великолепны! Попробуйте их – не пожалеете.

Спок вежливо отказался. Зато Зулу, не устоявший перед соблазном, обнаружил, что хрупкие стенки ракушки с легкостью растрескиваются, а их содержимое очень похоже на мясо креветок, с несколько сладковатым, пикантным привкусом.

– Вкусно! – улыбнулся Зулу принцу.

– Вот именно, – принц указал рукой на блюдо, наполненное крупными грибами оранжевого цвета. – Может попробуем теперь их, Байбил?

Спок, сбитый с толку шутливым замечанием принца, недоуменно спросил:

– Похоже, вы от души веселитесь. А ведь положение граничит с анархией. Или вы не хотите признавать это?

– Вы просто еще не во всем разобрались. Ангира предстает единым миром только перед лицом потенциальной опасности. А в обычной действительности каждый человек прежде всего отождествляет себя со своим узким кланом, а уж потом со всей Ангирой в целом. – Принц пристально посмотрел на старого слугу. – Подобно Раху, они вспоминают о себе, как об ангирийцах, только при встрече с посланцами других миров.

– Но это не объясняет вашу беспечность.

– Поведение ангирийцев заранее предсказуемо, мистер Спок. Возможны две ситуации, – принц с трудом дождался, когда Байбил закончил жевать, и схватил с тарелки несколько аппетитных грибов. – Человек начинает относиться к зигзагам ангирийской политики с юмором, принимая ее как фатальную неизбежность, или становится отшельником, живущим на бесплодных землях, питаясь одними кореньями и кактусами. Впрочем, не стоит терять надежды на то, что в одно прекрасное утро мы проснемся и покончим с этим кошмаром. Возможно, мне даже уготована в этом деле какая-нибудь скромная роль.

Спок склонил голову, словно соглашаясь с собеседником, но осведомился:

– Вы так думаете? Но сколько может продлиться этот кошмар?

Принц торопливо проглотил прожеванный кусок и потянулся за очередной порцией.

– Несколько тысяч земных лет. Мы, ангирийцы, знаете ли, склонны к постоянству.

Пока все присутствующие внимательно слушали принца, Зулу с неподдельным интересом разглядывал диковинные лакомства. Обведя взглядом все блюдо, он остановился на грибах. Они настолько заинтересовали молодого офицера, что он перевел взгляд на Урми, намереваясь расспросить ее о естественной среде обитания их. Но, глянув на женщину, Зулу онемел от удивления: его взору предстала совершенно другая, преображенная Урми.

Губы ее продолжали изгибаться в учтивой улыбке, но глаза… глаза так жадно впились в принца, словно он был книгой, страницы которой женщина стремилась выучить наизусть. И, судя по выражению глаз, эта книга производила на нее очень благоприятное впечатление. Но как только принц начал снова поворачиваться к подносу, глаза ее приобрели выражение учтивой вежливости, а сама она стала прежней Урми.

Принц жестом подозвал ее к себе.

– Только прошу тебя, оставь эти церемонии. Они тебе не к лицу. Веди себя как раньше, в детстве.

– Но тогда мы были несмышлеными детьми, – вежливо напомнила женщина.

– Так давай вспомним детские причуды, – принц взял с подноса одну из тарелок и великодушно протянул ее Урми.

– Благодарю, Ваше Высочество, – женщина отправила ракушку в рот.

Неожиданно постучали в дверь.

– Кто там? – спросил Байбил.

Из-за двери донесся приглушенный голос:

– Жрец пришел совершить обряд очищения над принцем. – Тут же послышался мелодичный перезвон колокольчика меча – ловушки для теней.

– Не уверен, что вам повезет со мной, но тем не менее добро пожаловать, – движением руки принц приказал Байбилу открыть дверь.

На пороге появился жрец, голову его покрывала большая, похожая на корзину, шляпа.

– Итак, – принц торопливо вытер пальцы салфеткой. – Где мне надо встать?

Когда жрец вошел в апартаменты, Зулу вытянув шею, наклонился вперед, стараясь получше разглядеть ловушку для теней.

– Странно, мне помнится, вы говорили, что ловушки не имеют острого клинка, – нахмурившись, удивленно протянул он, оглядываясь на принца.

Не успел он договорить, как лжежрец, подняв меч над головой, с криком: «Умри, предатель!» – бросился к принцу.

Глава 2

Не тратя время на раздумье, Байбил схватил с подноса кувшин и метнул его в висок нападавшего. От удара кувшин весело зазвенел, окатив лжежреца с головы до ног вином, разбросав брызги во все стороны.

Но радоваться было рано. Не успел первый убийца упасть на пол, как в зал ворвались, подбадривая себя воинственными кличами, три воина-синха.

В мгновение ока Спок вскочил на ноги, схватил кресло, поднял его за спинку и, как толкатель ядра, лишь слегка размахнувшись, запустил его в одного из нападавших.

Принц с высоты своего роста мягко упал на пол и, перекатившись несколько раз, добрался до меча лжежреца.

Тем временем Зулу, вооружившись скамейкой для ног, раскрутил ее над собой как молот и что есть силы опустил на голову второго синха.

– Зулу! – раздался предупреждающий крик Спока.

Молодой офицер молниеносно развернулся и, словно щитом, загородился скамейкой. Меч третьего воина-наемника рассек шелковую подушку: пушистые перья фонтаном взлетели вверх. Ангириец снова размахнулся, но удар нанести но успел. Принц с подобранным мечом уже поднялся на колени. Колокольчики, привязанные к рукояти, зловеще зазвенели, когда он вонзил острие меча в спину незадачливого убийцы. Тот вскрикнул от боли и, выронив оружие, неестественно выгнулся, пытаясь дотянуться руками до торчащего в спине клинка.

В это самое время Зулу с разворота нанес удар скамейкой четвертому наемнику, готовому вонзить свой меч прямо в сердце принца. А Спок, перепрыгнув через диван и схватив со стола вазу, швырнул ее в пятого нападавшего. Налетев на острый клинок, ваза разлетелась на мелкие кусочки. Победно ухмыльнувшись, убийца изготовился к выпаду, намереваясь снести Споку голову с плеч, но внезапно пошатнулся, издал тихий стон, на лице его застыло выражение удивления, меч выпал из ослабевших рук.

– Урми, ты же знаешь, что простолюдинам запрещено проносить оружие во дворец! – воскликнул Байбил.

Племянница, нарушившая закон, потрясла старого слугу больше предательского нападения целой группы воинов-синха.

– Радуйся тому, что под рукой у меня оказалось это оружие, – ответила женщина, доставая из-за пояса соропа второй кинжал. В это время в зал ворвались еще два ангирийца. Резко шагнув в сторону, Урми сделала едва заметный жест рукой, и один из ворвавшихся захрипел, судорожно ухватился левой рукой за торчавшую из горла рукоятку и лицом вниз рухнул на пол.

Принц, высвободивший меч из обмякшего тела противника, шагнул навстречу последнему оставшемуся в живых врагу.

Тем временем Урми, подскочив к двери, закрыла ее. Спок и Байбил подтащили к порогу массивный туалетный столик и забаррикадировались.

– Кто тебя послал? – требовательно спросил принц.

Вместо ответа наемник со свирепой гримасой ринулся вперед, целясь в сердце. Принц с легкостью отразил удар, его меч скользнул по мечу противника и уперся острием в самую середину груди, где находилось сердце ангирийца.

– Кто тебя послал?

Но профессиональный убийца не дрогнул, его лицо выражало лишь ярость и отчаяние от осознания невыполненного долга.

– Предатель! – закричал он, делая стремительный выпад. Принц Викрам, инстинктивно отразил удар и пронзил противника. – Пре… – синха не договорил, медленно сползая с клинка принца.

Спок подобрал лежащий на полу меч, с отвращением оглядел его.

– Меня удивляет, что они не удосужились даже предупредить вас.

– О, ангирийцы крайне нетерпеливы. Поэтому предпочитают не разговоры-уговоры, а более эффективные средства убеждения. – Принц направился к двери. – Но во всяком случае, отца надо предупредить о паразитах, ползающих по коридорам. Мне кажется, дворец нуждается в основательной дезинфекции.

Откуда-то издалека, из дворцовых переходов, донеслись приглушенные расстоянием и активными стенами крики.

Байбил повернулся к хозяину:

– Боюсь, мы опоздали. Видимо, ваша семья и ее друзья уже все знают. Во всяком случае, слышат.

– Нет, Раху не посмеет устроить резню, – принц так пристально вглядывался в стену, словно надеялся увидеть, что происходит за ее пределами.

– Почему нет? – Урми вытащила из окоченевшего трупа один из своих кинжалов и спрятала в складках одежды. – Он может воспользоваться благоприятным моментом, чтобы одним ударом покончить со всеми своими врагами сразу, уничтожив и вашу семью, и ее сторонников. Да и вас он надеялся застать врасплох. – Наклонившись, она взяла в руки меч.

– Чрезмерное тщеславие никогда не давало покоя Раху, – тяжело вздохнул принц. – И наконец-то ему представилась возможность прославить свое имя. Вскоре придворные поэты и музыканты сложат песни о его «благородных деяниях».

– Вы не должны сдаваться, Ваше Высочество. Не отказывайтесь раньше времени от трона, – вы по-прежнему остаетесь законным наследником, – напомнил Спок.

– Ваше Высочество! – донесся чей-то голос из коридора. – Ваше Высочество!

Вслед за выкриками послышался топот множества ног, гулко отозвавшийся под каменными сводами.

– Похоже, к нам спешат новые посетители, – старый солдат, широко расставив ноги, с решительным видом замер перед дверью.

Принц обратился к Урми:

– Брось оружие и прикинься безобидной служанкой. Может, повезет, и тебя не тронут.

– Благодарю за совет, – Урми присоединилась к дяде. – Но я лучше останусь в старой компании. Она пришлась мне по нраву.

– Как тебе угодно. Ты вправе сама распоряжаться собственной судьбой, – принц склонил голову, изучающе разглядывая Спока и Зулу. – Я не успел предупредить вас, джентльмены, о том, что на Ангире люди редко умирают от скуки.

– Мы пока живы и не собираемся умирать, – серьезно заверил Спок.

– Не ожидал от вас такого бурного оптимизма, – горько усмехнувшись, принц бросил взгляд на дверь.

– Я всего лишь констатирую факты, не оценивая их, – пояснил Спок, скрывая раздражение за нарочитым спокойствием.

– Ваше Высочество! – теперь голос звучал громче и отчетливее, позволяя определить в его обладателе пожилого человека, а топот оказался лишь многократно повторенным эхом шагов одной единственной пары ног.

– Это – Дайван, слуга отца, – объявил принц, подавая знак открыть дверь.

Пока Спок и Зулу отодвигали туалетный столик и поднимали засов, слуга императора отчаянно барабанил в дверь. Когда, наконец, Урми, распахнула обе створки, в зал, пошатываясь и спотыкаясь, ввалился старый ангириец с коричневой меткой на лбу – отличительным знаком прислуги. Его соропа была забрызгана кровью.

Увидев принца, Дайван упал на колени, прижимая руки к груди. Сквозь его плотно сдвинутые пальцы сочились струйки крови и виднелись края широкой раны.

– О, благодарю Великое Множество за то, что вы еще живы!

Байбил поспешно опустился на колени, обхватил руками плечи старого слуги.

– Что с моим отцом? – встревожено спросил принц Викрам.

Колени Дайвана задрожали мелкой дрожью, и он начал заваливаться набок, но Байбил не дал ому упасть.

– Он мертв. И все ваши братья тоже. Сейчас расправляются со сторонниками вашего отца, – непроизвольным движением раненый провел рукой по коленям, и только теперь присутствующие заметили, что и его ноги кровоточили. – Люди собрались в Главном зале, чтобы приветствовать вас, а воины Раху напали на них. Весь пол зала залит кровью. Это ужасно! Ужасно! Вы, Ваше Высочество, должны немедленно бежать. Сейчас вы – единственный оставшийся в живых представитель королевского рода.

Байбил, словно в молитве, коснулся рукой головы, затем сердца.

– Неужели дела обстоят так скверно?

Дайван, истекая кровью и слабея с каждой секундой, кивнул головой:

– Ты, Байбил, обязан помочь принцу спастись.

– Но как? – воскликнул Викрам, взмахнув с досадой мечом. – Мы находимся на пятом уровне, в непомерной дали даже от ближайшего выхода, а коридоры дворца, должно быть, уже заполнены людьми Раху.

Собравшись с последними силами, Дайван судорожно вцепился в плечо Байбила.

– Вам надо опуститься всего лишь на два уровня вниз и добраться до Старой Часовни. Там вы найдете потайной ход, который выведет вас на свободу.

– Но как мы доберемся до Старой Часовни? – принц бросил в сторону коридора взгляд, полный отчаяния. – Нам нужны воины, чтобы пробиться сквозь ряды приспешников Раху.

– Я знаю, где мы можем найти воинов, Ваше Высочество, – ответила Урми, напряженно вглядываясь, как и принц, в глубину коридора.

И Байбил, и его хозяин удивленно вскинули головы, уставясь на женщину недоумевающими взглядами.

– Что ты имеешь в виду, девочка? – спросил племянницу дядя. – На кого, по-твоему, мы можем рассчитывать в такой отчаянной обстановке?

– Однажды эти люди уже заставили мир затрепетать перед ними, – гордо заявила Урми. – Я говорю о «хаундах».

Байбил нахмурился.

– То есть, о Гончих Псах, – уточнил он. – Думаю, что к этому времени, все они, поспивавшись, перекочевали в мир иной.

– Что бы вы ни думали, у нас нет выбора, – усмехнулась женщина. – Так почему бы не попытаться обратиться к ним. Некоторые из них еще живы, и я уверена, что у этих старых псов еще достаточно острые зубы, недаром же они отирались у дворцовой кухни.

Принц мысленно взвесил неожиданно подвернувшийся шанс.

– Возможно, я совершу чудовищную ошибку, но разве мало промахов допустил я во всей жизни?

И тут снова заговорил Дайван:

– В часовне есть статуя богини милосердия. Прикоснитесь к ее ногам, и дверь потайного хода откроется перед вами.

– Понятно, – кивнул головой принц, – мои предки, судя по всему, не страдали отсутствием чувства юмора.

Дайван отчаянным усилием приподнял голову вверх, взглянул на принца.

– Вы должны добраться до Котаха.

Из разговоров Зулу помнил, что так называется провинция, подконтрольная императорскому клану, но принц редко наведывался туда.

А старый слуга, превозмогая боль, постарался заверить:

– В Котахе безопасно… – голос его оборвался, голова бессильно свесилась на грудь.

Байбил закрыл умершему глаза и осторожно опустил бездыханное тело на пол.

– Он был смелым человеком и достоин уважения.

– Ну что ж, я распоряжусь, чтобы его похоронили с почестями, – торжественно пообещал принц. – Разумеется, при условии, что мы сами останемся в живых.

Во главе с Урми они двинулись вниз по коридору. Крики, разносившиеся по дворцу, становились все громче, все пронзительней.

– Как видно, резня уже распространилась и за пределы Главного зала, – мрачно заметил принц.

– Остается надеяться, что нам удастся опередить их, – Зулу беспокойно оглянулся назад.

До помещений, занятых под кухню, было около четверти километра. И хотя воины Раху пока не встречались, беглецам то и дело приходилось перешагивать через окровавленные трупы богато одетых ангирийцев, и каждый из убитых напоминал о близкой опасности.

Императорская кухня представляла собой квадратное – примерно сто на сто метров – помещение, напоминавшее пещеру. Вдоль длинные стен тянулись бесконечные ряды столов, заставленных посудой с яствами, которые еще источали струйки пара. Но повара и их подручные как сквозь землю провалились.

Хаунды дали знать о себе гораздо раньше, чем беглецы увидели их. Под высокими сводами громадной кухни весело гудели голоса, привыкшие соперничать и с грохотом на полях сражений, и с оглушительным шумом бесконечных таверн и забегаловок, постоянными посетителями которых были когда-то «гончие псы».

Байбил скорчил недовольную гримасу и проворчал:

– Горбатого, как известно, только могила способна исправить. Эти пройдохи, как вижу, и сейчас не расстались со старыми привычками.

– А что они там делают? – с неподдельным интересом спросил принц. – Развлекаются?

– Скорей всего, делят награбленное, – отозвался Байбил.

Лишь пройдя добрую треть кухни, принц и его сопровождающие увидели с полдюжины маленьких фигурок, сидящих, вернее лежащих, у камина в окружении золоченых кувшинов. Язычки пламени жадно слизывали капли жира, падающие с кусков мяса, насаженных на вертел. Один из хаундов, медленно поворачивая вертел одной рукой, другой то и дело поднимал над головой кувшин, отпивая из него большими глотками. Время изменило цвет шерсти на телах «гончих псов»: вместо золотистой она стала серебристо-белой.

– Да они уже пьяны, – разочарованно сказал Спок Байбилу.

– Даже старый и пьяный хаунд один стоит двух трезвых и молодых воинов-синха, – заметила Урми и, сложив ладони рупором, прокричала:

– Нам нужна ваша помощь!

Не дождавшись ответа от увлеченных беседой пирующих, не замечающих или старающихся не замечать посторонних, женщина глубоко вздохнула, собираясь повторить свою просьбу еще громче. Но Байбил, положив руку на плечо племянницы, остановил ее:

– Тебе ли не знать, как надо разговаривать с этими тертыми калачами? «Будьте любезны» здесь не подействует. – Он шагнул вперед, вдохнул полную грудь воздуха, расправил ее и во все глотку проорал:

– Сми-и-р-р-но!

Пятеро хаундов, как подброшенные пружиной, вскочили на ноги и вытянулись в струнку, но тот, который крутил вертел, не оставил своего занятия, лишь лениво повернул голову в сторону Байбила и с иронией произнес:

– Уж не «Чудотворец» ли это собственной персоной?

– Он самый, – громогласно, как на параде, отчеканил старик и строевым шагом промаршировал к хаундам. – Ты тоже должен стать по стойко смирно, когда я приказываю, Уит.

Урми дождалась, пока дядя удалился на почтительное расстояние, и пошла за ним, жестом предлагая остальным последовать ее примеру.

– Мы больше не состоим на службе в императорской армии, – сухо возразил Уит. – И ты, Байбил, давно уже не молоденький старшина в отряде хаундов. Больше того, мы, как таковые, уже не существуем. Нас расформировали, как только мы сделали свое дело, разве ты не помнишь? Так что тебе некому здесь отдавать приказы.

Бывшие вояки нерешительно переглянулись и один за другим молча опустились наземь. А Байбил, остановившись в десяти шагах от них, решительно заявил:

– Вы по-прежнему находитесь на императорской службе.

Подошедший к нему Зулу заметил, что шерсть на телах хаундов совершенно седая, а серые соропы покрыты пятнами грязи и пота. Бывалые воины выглядели так, словно изо дня в день выполняли самую грязную работу на кухне.

Уит поднял с пола кусок жареной птицы, жадно впился в нее зубами, а прожевав откушенное, изрек давнюю истину:

– Благоразумный император умеет заботиться о своих старых солдатах.

Байбил, подбоченясь, упер руку в бок и презрительно заявил:

– Вы так давно были солдатами, что забыли, когда это было, и превратились в сборище трусливых мерзавцев-мародеров.

Уит откусил еще один кусок от грудки птицы.

– Странно, что тебе позволили снова вернуться на Ангиру. Я думал, тебе придется провести остаток дней в изгнании, – он поставил ногу на низкую скамеечку и пододвинул ее Байбилу. – Но в любом случае, ты не потерял нюх – вечеринку нашу учуял издалека. Так угощайся. – Бросив бывшему старшине птицу, бывший солдат добавил:

– На здоровье, – и одарил Байбила гостеприимной улыбкой.

Видимо, роль злого угрюмца надоела Уиту. Ловко поймав брошенную ему птицу и отдавая дань оказанному радушию, Байбил откусил маленький кусочек.

– Уит, а я думал, что ты, уйдя в отставку, занялся хозяйством на своей ферме, – он перевел взгляд на одноглазого ангирийца, – А ты, Бакха, почему не в своей таверне?

Бакха смущенно шаркнул ногой по полу:

– О, ты разве не знаешь, как обстоят наши дела?

Уит носком своей ноги пнул ногу Бакха.

– Он пропил все свое имущество.

Бакха, ссутулив плечи, отвернулся и горько усмехнулся:

– Зато должен признаться, я получил от этого огромное удовольствие. – Бросив лукавый взгляд на Байбила, он добавил:

– А он, Уит, проиграл свою ферму в карты.

– Меня надули! – возмущенно выкрикнул Уит. – А всему виной инфляция. Когда император начал переделывать общество, он пустил в оборот бумажные деньги. – Склонив голову набок, старый хаунд задумался и смачно сплюнул в огонь. – Они даже в сортире непригодны.

В разговор вступил старый вояка с уродливым шрамом, пересекавшим половину лица:

– Золотые монеты стали сегодня такой же редкостью, как добрые сердца, – он отхлебнул из кувшина и продолжил:

– А наши пенсии стоят не больше бумажных денег.

Уит направил указательный палец на Байбила:

– Этот безумец, восседающий на троне, хочет получать налоги в твердой валюте, поэтому людям приходится продавать почти весь урожай, чтобы рассчитаться с долгами, а самим идти по миру. – От приступа злости он так резко крутанул вертел, что брызги жира веером полетели в огонь. – Как людям дальше жить?

– Лично я предпочел бы погибнуть в бою, чем так прозябать, – печально проговорил Бакха, сокрушенно покачивая головой. – Уж лучше стать частицей посмертного монумента, чем живыми ходячими мощами.

Зулу, внимательно наблюдавшему за людьми, собравшимися у камина, стало грустно. Эти несчастные напомнили ему беспомощных гигантов-китов, мощной волной выброшенных на берег.

Байбил с пренебрежением швырнул дичь на колени Уита.

– Честно говоря, когда Урми сказала, что во дворце все еще живут несколько старых хаундов, я решил, что все мои проблемы почти разрешимы. Но что я вижу здесь? Шестеро пьяных развалин оплакивают свою участь пьяными слезами. – Старик решительно повернулся к принцу. – Пойдемте, Ваше Высочество. Вам нельзя терять время на пустые разговоры.

– Ваше Высочество? – вскричал хаунд со шрамом, напряженно вглядываясь поверх плеча Байбила в темноту. – Это тот самый молодой принц, которого ты нянчил еще ребенком?

– А кто же еще? И кровопийца лорд Раху охотится за его головой.

Уит выронил из рук недоеденную им тушку птицы, торопливо вытер их о передник и сказал:

– Попроси парня выйти вперед, на свет.

– Пожалуйста, Ваше Высочество, – пробормотал Байбил.

Принц подошел к камину, а вслед за ним и все сопровождающие его.

Хаунды отодвинули от себя бутылки с вином, отложили закуску. Уит внимательно разглядывал принца:

– Он очень похож на деда.

– Точно! – радостно подтвердил вояка со шрамом. – Помню, как старый козел…

Байбил резко перебил его:

– Джата, у нас нет времени на воспоминания. Нам нужно спасаться бегством. – Уит указал рукой на Спока и Зулу:

– А эти двое кто?

– Посланцы другого мира, – ответил старый слуга. – Они прибыли на Ангиру, чтобы помочь нам.

– Или погрузить наш мир в еще больший хаос, – насупившись, недовольно пробурчал Джата. – К тому же, впервые за долгие годы мы заполучили достаточно еды и питья. Так с какой стати нам отказываться от такого редкого блага? Не понимаю.

– А ты вспомни об Агре, – Байбил кивнул на шрам Джаты. – Вспомни, где и когда ты получил свое пожизненное украшение. Тогда кое-что поймешь.

– Да, это было настоящее дело! – Джата выразительно посмотрел на принца. – Ваш дед знал людей и умел обращаться со своими солдатами.

– Он собственноручно вручил тебе почетный медальон, не так ли?

– Да, я получил награду из его рук за то, что первым взобрался на стену во время штурма крепости. – Старый хаунд задумался, в его глазах появилось отсутствующее выражение, словно он отрешился от неприглядного настоящего и заново переживал давние славные времена.

– А сейчас, – спокойно сказал Байбил, – перед тобой стоит его внук.

Джата очнулся от воспоминаний, вернулся к действительности:

– Дети императора и дети его детей немало добра нам сделали.

– Скажи, а что случилось с тем медальоном? – потребовал ответа былой старшина. – Ты повесил его над очагом, чтобы твои дети и внуки любовались им и гордились тобою? Или отдал его в залог?

Джата съежился, обиженно шмыгнув носом:

– Тогда наступили трудные времена.

– Этим самым ты хочешь сказать, что тебе не за что было выпить? И ты спустил медальон, не так ли? – фыркнул Байбил. – Да доживи старый император до сего дня, ты все равно скатился бы туда же, где и сейчас прозябаешь. – Он тяжело вздохнул. – А я только что рассказывал Его Высочеству о том, как вы обращали в бегство любое войско, посланное против вас. Да было ли это? Даже противно смотреть на шайку мелких мародеров, которые не справятся даже с ватагой ребятишек!

– Эй! – Уит предостерегающе поднял указательный палец. – Поосторожнее с такими словами.

– Покойный император обеспечил всем вам спокойную старость. Вам грех на него жаловаться, а мне грех слушать вас, – впадая в отчаяние, усталым голосом закончил Байбил. – Не его вина в том, что вы так бездарно промотали свои достояния и превратились в скопище…

Принц дотронулся до руки старого слуги:

– Пойдем, Байбил. Думаю, нам стоит поискать помощи в другом месте.

– Постойте, – поднял руку Уит. – Мы же не сказали, что отказываемся помочь вам. Просто нам надо подумать.

– Но у нас нет времени для раздумий. – Принц обвел хаундов высокомерным взглядом. – И кроме того, не в моих правилах умолять кого бы то ни было.

Бакха поднялся со скамейки и указал пальцем на принца Викрама:

– Теперь я вижу, что он достоин своего деда. Сомнений больше нет: он действительно тот, за кого себя выдает.

Уит наклонился, отломал от лежащей на полу птичьей тушки ножку и как бы прицелился ею в принца.

– Значит, именно вас называют «Лорд Призрак»?

Джата слегка подтолкнул локтем приятеля:

– А ты посмотри на его меч. Разве не видишь, что он вооружен соответственно своему прозвищу?

Сердито оттолкнув руку Джаты, Уит раздраженно почесал бок.

– Что ты несешь?

– Так он же Хозяин преисподней, где обитают тени умерших душ. – Джата настороженно посмотрел на принца, ожидая, не рассмеется ли тот. – Прозвища не даются ни с того, ни с сего.

Принц лишь слабо улыбнулся в ответ:

– Я никогда не давал повода для такого прозвища. Впрочем, меня никогда не принимали всерьез.

Преисполнившись возмущения, Уит сорвал с себя передник и решительно заявил:

– До настоящего момента, Ваше Высочество. Не знаю, как вы, ребята, а я до смерти устал видеть грязную посуду и помои, – он провел ладонью по почерневшему от копоти камню камина. – Итак, мы готовы стать тенями Лорда Призрака.

– Если бы мы были чуть поумней, мы опустились бы в преисподнюю давным-давно, – весело воскликнул Бакха.

– Ближе к делу, – провозгласил Джата.

Побросав все, что они держали в руках, хаунды, следуя примеру предводителя, потянулись руками к закопченным камням.

Зачернив лицо сажей, Уит выставил вперед черные ладони и двинулся к принцу:

– Вам тоже надо подготовиться, Лорд. Принц Викрам инстинктивно отшатнулся и запротестовал:

– Но мне еще рано надевать траур.

– Не сопротивляйтесь, Ваше Высочество, поддержите их порыв, – шепнул Байбил.

Продолжая неспешно приближаться, Уит спросил:

– Итак, вы решились?

Принц покорно наклонил голову, подставляя лицо неожиданному «косметологу».

– Да. Давайте покажем нашим врагам, почем фунт лиха. Пусть Великое Множество увидит, чего мы стоим.

С лицами, разрисованными как маски, хаунды поспешно вооружились длинными кухонными ножами и наполнили кувшины вином.

– Стройся! – отрывисто скомандовал Уит. С расторопностью мальчишек воспрянувшие духом хаунды быстро построились в походную шеренгу и, чеканя шаг, держа строй, двинулись на выход.

Тем временем Урми, Спок и Зулу занялись сбором продуктов и питьевой воды, которую они наливали в сосуды из пузырей каких-то крупных животных. Закончив приготовление припасов в дорогу, они последовали следом за хаундами.

– Готов поспорить, – скептически выгнув бровь, проговорил Спок, – что последний свой бой эти вояки вели лет двадцать, а то и тридцать тому назад.

– Интересно, что эти «ископаемые» будут делать, когда столкнутся лицом к лицу с людьми Раху? – поинтересовался Зулу.

– Думаю, на них не стоит рассчитывать, – со вздохом заключил Спок. – Полагаю, наша судьба теперь зависит от нашего умения пользоваться этим старомодным оружием. Ты готов к этому?

Еще сильнее сжав потной рукой холодную рукоять меча, Зулу ответил:

– Не уверен. Но другого выбора, судя по всему, у нас нет.

Покинув кухню, маленький отряд не прошагал и пятидесяти метров, как наткнулся на полдюжины приспешников Раху. И это были не простые воины-синха, а ближайшие родственники лорда. Их тела прикрывали металлические кирасы, на которых красовалась родовая эмблема клана Раху – восходящее в лучах солнце. В руках они держали не обычные мечи, а остро отточенные, матово поблескивающие алебарды.

Готовясь не к спортивному соревнованию, – к смертельной схватке с врагом, Зулу, напрягая и сжав меч обеими руками, поднял его вверх параллельно телу. Молодого офицера пронизала холодная дрожь: ни разу в жизни ему не приходилось вступать с противником в смертельный поединок.

Пригодятся ли ему его былые успехи фехтовальщика?

Но не успел он сделать и шага навстречу врагу, как в людей Раху полетели кувшины с тягучим вином. Часть из них упала на пол и разбилась вдребезги, но часть попала в цель. Вслед за кувшинами в атаку бросились хаунды.

– За Ангиру! За Ангиру!

Во главе старых солдат прямо на ощетинившиеся острия копий и лезвий бесстрашно мчался Уит. Он подбежал так близко, что, казалось, копья вот-вот пронзят его. Но прежде, чем воины Раху успели нанести удар секирой или попасть копьем в цель, Уит молниеносно упал на спину и, проскользнув под древком и широко расставленными ногами воина, вогнал нож по самую рукоятку в незащищенный пах врага.

С диким воплем родственник Раху повалился на соседа и смешал строй. Не теряя ни мгновения, Уит наотмашь нанес удар ножом по ногам воина, стоявшего рядом.

Товарищи Уита сражались так же бесстрашно и непредсказуемо. Уступая врагу и в вооружении, и в силе, и в возрасте, они превосходили его в хитрости и ловкости. В считанные минуты четверо людей лорда были повержены, двое позорно бежали.

Растерянно опустив не пригодившийся меч, Зулу с изумлением наблюдал, как хаунды, обшаривая трупы, срывали с них драгоценности.

– Да они сумасшедшие!

– Я бы назвал их самоубийцами, – поправил его Спок.

– И в самом деле, они не сопровождают каждый выпад и удар рифмованным двустишием, – заметил принц, приваливаясь к стене, – но дело знают. Представь себе, Зулу, что великий Дюма додумался бы изобразить д'Артаньяна не благородным щеголем, а вот таким рубакой. Что, по-твоему, его ожидало бы?

– Не знаю, сколько экземпляров своего романа продал бы старик в таком случае. – Зулу не сводил глаз с Уита, который, проворно вскочив и запрокинув по-волчьи голову, издал протяжный вой, эхом отозвавшийся в глубинах коридоров.

– Уже давно наш мир не слышал этого воя, – осторожно массируя пальцы правой руки, произнес Байбил. – Конечно, по каждому из них плачет тюрьма, но… Если направить их неиссякаемую энергию в нужное русло, они горы могут свернуть. – Он замолчал и, повернувшись к принцу, почтительно склонил голову.

– Именно вы смогли показать им истинное русло.

Принц нарочито внимательно разглядывал меч, всем своим видом выражая несогласие со словами старого слуги.

– Прошу тебя, не продолжай. Всю свою сознательную жизнь я изо всех сил старался держаться как можно дальше от трона. Мне он не нужен – слишком тяжелое бремя накладывается на сидящего на нем. Хотел бы я родиться в семье фермера и посмотреть, как бы ты ко мне относился с таким ли почтением, как сейчас? Но родителей, увы, не выбирают, как и слуг.

– Ни простолюдин, ни принц не могут пойти против своей судьбы. – Байбил вперил в хозяина строгий взгляд. – Нравится это вам или нет, но трон – самое дорогое, что досталось вам в наследство. Он ценнее и золота, и дворцов.

– Твоя теория слишком иллюзорна и не имеет ко мне никакого отношения, – ища поддержки, принц оглянулся на Спока.

Оторвав взгляд от хаундов, с азартом сдиравших доспехи и оружие с поверженных врагов, Спок пристально посмотрел на принца:

– Вы не совсем правы, Ваше Высочество. Определенные иллюзии жизненно необходимы на определенном этапе существования и развития отдельной социальной группы. Принцип «Одна нация – один король» оправдывает себя, когда дело касается множества мелких феодальных государств, объединенных в единое сообщество с одним правителем во главе. Этот принцип применим и к некоторым отдельным мирам.

Принц нахмурился:

– Не вижу в этом логики.

Спок неторопливо вложил меч в ножны и закончил довольно странной для него фразой:

– История доказала, что общество не всегда развивается по законам логики.

Байбил, оживившись, тыльной стороной ладони легонько хлопнул по руке хозяина.

– Вот видите! Вам никуда не деться от трона.

– Видимо, такова уж моя доля, – недовольно проворчал принц.

Тем временем хаунды, вооруженные мечами и алебардами, двинулись вперед. По пути то и дело попадались мелкие отряды воинов Раху, обращавшиеся в бегство после коротких стычек. Но старость брала свое, и с каждой схваткой хаунды все больше слабели, все медленнее продвигались вперед. И все-таки с их помощью принц и его сопровождающие спустились вниз на два уровня.

Байбил недоверчиво усмехнулся.

– Невероятно, но мы почти у цели. Я уже вижу часовню, – он указал мечом на бронзовую дверь, украшенную изящной гравировкой с чернью.

Неожиданно раздался пронзительный, полный отчаяния женский крик. И хоть определить расстояние в бесконечных коридорах было практически невозможно, казалось, что взывающая о помощи женщина находится где-то поблизости.

Принц резко остановился, словно натолкнулся я на глухую стену.

– Мы не можем уйти, оставив эту несчастную на растерзание людям Раху, – сказал он, болезненно прислушиваясь к крикам.

– Мне тоже жаль бедную женщину, – тяжело дыша и широко раздувая ноздри, возразил Байбил, – но в нашем положении мы должны прислушиваться к голосу разума, а не сердца. Мы бессильны помочь кому-либо во дворце.

– Совершенно верно, – подхватил Спок. – Наша задача состоит в том, чтобы доставить вас, Ваше Высочество, в безопасное место живым и здоровым.

Принц беспокойно вглядывался в сторону, откуда доносились крики; они, казалось, магнитом притягивали его.

– Вам легко говорить, джентльмены, а каково мне слушать? Я же не смогу жить, если сейчас повернусь спиной к этой мольбе о помощи.

– Если вы сейчас не последуете за нами, вы тем более не сможете жить: вас убьют, – Байбил окинул хозяина скептическим взглядом с головы до ног. – Не позволяйте нашим маленьким победам вскружить вам голову. До сих пор нам встречались лишь разрозненные отрядики. Синха – крепкие орешки.

Но принц упрямо стоял на своем:

– Вы идите вперед и найдите потайной ход, а я присоединюсь к вам позднее.

Урми, приятно удивленная поведением принца, склонила голову набок:

– А вы, оказывается, не так эгоистичны, как я думала.

Принц неопределенно пожал плечами:

– Время от времени я становлюсь рабом высоких идеалов. И как правило, приступы благородства накатываются на меня в самое неподходящее время.

Урми окинула его оценивающим взглядом, словно он только что потребовал от нее полного доверия.

– Нет, все-таки за вашей внешней беспечностью и легкомыслием что-то скрывается, – прижав руку к груди, она деликатно прокашлялась и добавила:

– Не знаю, что именно, но все равно мне это нравится. Я иду с вами.

Принц отсалютовал мечом Зулу:

– А ты, д'Артаньян, с нами?

Как ни силен был порыв очертя голову отозваться на благородное предложение принца, Зулу был слишком дисциплинированным офицером, чтобы забыть о субординации. Он бросил вопросительный взгляд на старшего офицера. Лицо Спока выражало явное неудовольствие.

– Наш маленький отряд, Ваше Высочество, не в силах предотвратить резню во дворце. Но мы сможем добиться большего, добравшись до Котаха, когда наши силы неизмеримо возрастут.

Принц опустил меч и гордо заявил:

– Возможно, вы правы. Но я, по крайней мере, хочу попытаться спасти хоть несколько человек. Что может быть ценнее даже одной спасенной жизни? – он двинулся по коридору. – Поспешим, Урми.

Джата восхищенно присвистнул.

– Да это настоящий император! – бросаясь вслед за принцем, он жестом позвал за собой своих товарищей.

Байбил, тяжело вздохнув, заметил:

– Все дети считают себя неуязвимыми. Поэтому рядом с ними всегда должны находиться умудренные опытом взрослые, чтобы помочь и поддержать при неудачах.

Несколько сот метров они бежали по грязным, тускло освещенным коридорам, потом свернули в длинный переход с декоративными колоннами, тянувшимися вдоль стен. Между колоннами, в небольших нишах, стояли покрытые пылью бюсты, хмуро взирающие каменными глазницами на пробегающих мимо людей.

Неожиданно Урми, возглавлявшая отряд, упала. Поначалу Зулу решил, что она просто поскользнулась на гладком мраморном полу без каких-либо последствий от падения. Но когда женщина поднялась на ноги, лицо ее исказила гримаса боли. Пробежав взглядом по голым стенам, Урми устремилась к двери, обрамленной многочисленными портьерами, и вытерла пораненную руку о голубую материю, оставив на ней темно-красные пятна крови. Оторвав кусок портьеры, она перевязала себе колено.

Путь их закончился на пороге большой, около пятидесяти метров в диаметре, круглой комнате с куполообразным потолком. Из множества толстых желтых свечей, расставленных и разбросанных всюду, горело лишь несколько, давая слабый сумеречный свет. Старая, с потертой обивкой мебель, придавала помещению нежилой вид.

На полу, в самых разнообразных позах, лежали распростертые мертвые тела, белые мраморные плиты были залиты большими лужами крови. У самого порога с открытым в немом крике ртом, с расширенными от ужаса глазами лежал пожилой тучный мужчина.

С трудом переведя дыхание, Урми прошептала:

– Он работал на кухне.

Уит, осторожно ступая, прошел в глубину комнаты и остановился у трупа молодой женщины.

– А это служанка. Кому она могла причинить зло? За что ее убили?

– Это надо спросить у убийц, – ответил потрясенный увиденным принц и, пошатываясь, вышел в коридор, направляясь к двери, из-за которой доносились крики.

Миновав еще один широкий переход, они увидели с десяток синха, пытающихся взломать деревянную дверь, используя скамью в качестве импровизированного тарана. Мольбы несчастных о пощаде лишь подзадоривали наемников Раху. С монотонной ритмичностью они продолжали взламывать дверь.

Байбил попытался урезонить хозяина, взывая к здравому смыслу:

– Назад, глупец, пока они нас не увидели!

Но было уже поздно.

– Вон там прячутся предатели! – выкрикнул один из воинов.

Остальные тут же с грохотом отшвырнули тяжелую скамью и, круто развернувшись, обнажили мечи. С криками «За Раху! За Раху!» синха бросились бежать вниз по коридору.

Байбил подал спутникам знак изготовиться к бою.

– Нам придется нелегко, – предупредил он.

Глава 3

Хаунды, обступив принца и его слугу с обеих сторон, изготовились к обороне.

– Уйдемте, – обратилась Урми к землянам. – Похоже, нам предстоит сражаться на левом фланге.

И в самом деле, между выстроившимися в короткую фалангу хаундами и стеной оставалось небольшое свободное пространство, куда и направилась женщина.

Зулу, заняв место посреди Урми и Спока, обнажил меч. Беспокойно оглядевшись по сторонам, он бросил взгляд на коллегу: старший офицер «Энтерпрайза» ожидал приближение врага с таким видом, словно сидел в кают-компании своего корабля и ждал, когда ему подадут обед.

– Я чувствую себя не в своей тарелке, – всматриваясь в набегающих синха, прошептал молодой офицер. – Честно говоря, мне еще не приходилось встречаться с врагом лицом к лицу для смертельного поединка.

Спок, разминая руку, взмахнул мечом.

– Если хочешь дожить до встречи со спортивным соперником, соберись с силами и сконцентрируйся.

И Зулу сконцентрировался. Среди набегающих синха он нашел того, чьи глаза впились в него, как в жертву, чье перекошенное от злобы лицо неотвратимо надвигалось, не оставляя надежды ни на примирение, ни на разумный обмен мыслями.

Зулу уже доводилось и воевать, и убивать, но тогда под его рукой было современнейшее вооружение космического корабля, а сами кровавые события разворачивались на астрономических расстояниях межзвездных систем. А сейчас враг приблизился на расстояние вытянутой руки! И осталось только надеяться, что наступил тот самый, почти мистический момент, когда по воле ангела-хранителя, покровительствующего всем фехтовальщикам, он, Зулу, сможет в полной мере испытать волнующие ощущения, которые когда-то испытывали и д'Артаньян, и Сирано де Бержерак. Наконец-то! Наконец он пропитается духом истинного соперничества. Как долго он готовился к этому!

Но, вопреки надежде, вместо волнующего подъема Зулу ощущал только ноющую тупую боль к груди да обильно вспотевшие от напряженного ожидания ладони. На какую-то долю секунды ему показалось, что он задыхается.

– За Раху! За Раху!

Синха описал мечом полукруг и обрушил его на Зулу. Легко отразив удар и скрестив свой меч с мечом врага, землянин почувствовал не только силу мускулов ангирийца, но и жадную потребность убить, убивать. Встретив достойный отпор, синха удивленно отступил назад, глаза его, словно буравчики, сверлили Зулу, устрашая, прямо-таки заставляя дрогнуть, проявить слабость.

Слегка растерявшийся молодой офицер бросил взгляд на Спока, который орудовал мечом с опытностью бывалого фехтовальщика, а не дилетанта. Видимо, вулканец, в отличие от своего молодого коллеги, воспринимал происходящее как неизбежность, как очередную работу для тела или разума. Сейчас разум Срока, скорей всего, отдыхал, позволяя телу свободно воспроизводить движения, которым его когда-то обучали.

Свист меча, рассекающего воздух, вернул Зулу к реальности. Краем глаза он заметил слева над головой матово-серебристый блеск стали. Парируя удар, землянин отвел меч ангирийца далеко влево.

То, что произошло дальше, было, скорее, реакцией инстинкта, чем заранее продуманного плана: не дав противнику прийти в себя, Зулу опустил левое плечо как можно ниже и так резко и быстро очертил мечом воображаемый крут, что запястье заныло от напряжения. Меч по инерции устремился вверх, увлекая за собой держащую его руку.

На долю секунды синха опешил, не зная, что делать с клинком врага, так неожиданно и так близко оказавшимся возле его тела. Он попытался опустить свой меч, рука воина неестественно выгнулась, значительно ослабив ответный удар. Почувствовав слабину в обороне противника, Зулу скользящим движением клинка о клинок снова отбил меч синха далеко в сторону и коротким уколом вонзил острие своего меча в незащищенный кирасой бок врага.

Тот выпустил из рук оружие, с изумлением уставясь на победителя, испустил предсмертный, полный недоумения вопль, медленно осел на пол.

Зулу застыл в неподвижности, судорожно сжимая меч, не мигая всматриваясь в окровавленный клинок, с трудом сознавая, что он только что убил человека. Мысли путались. Ни долгожданного чувства радости, ни восторга от смертельного единоборства, ни упоения победой, лишь стыд и горечь разочарования охватили его. Даже вынужденное убийство остается убийством, грязной, жестокой работой, а не романтикой.

Оглушенный случившимся, поглощенный собственными переживаниями, Зулу на какое-то время отключился от действительности, не видя и не слыша того, что происходит вокруг него. Лишь спустя нескольких долгих мгновений звон стальных клинков, донесшийся откуда-то издалека, вернул его к реальности. Медленно приходя в себя, он окинул глазами место сражения.

Справа от него вел бой Спок. Его противник явно тянул время, выжидая удобного момента, когда потерявший терпение вулканец сделает неосторожный выпад и станет досягаемым для меча синха. Не раздумывая, Зулу, поднял свой меч, и как только противник Спока подставил себя под удар, ударил. На плече синха расплылось кровавое пятно, покачнувшись, он стал пятиться назад.

– Конечно, это противоречит правилам спортивных состязаний, – шепнул Зулу Споку, – но ситуация опровергает все правила, и я постарался вывести его из строя, не убивая.

– Ты прав, – слабо улыбнулся Спок. – Сейчас решается вопрос жизни и смерти. Не до спортивных правил.

Урми тоже расправилась со своим противником. Еще двух синха убили хаунды, но и сами понесли потери: трое старых вояк были убиты, а Уит тяжело ранен в ногу. Тем временем принц отбивался сразу от двоих, теснящих его к стене, синха. Один из них издал вдруг удивленный возглас:

– Да это же принц Викрам! Эй, сюда, мы поймали принца!

Метко брошенный кинжал Урми, войдя по самую рукоятку в глотку наемника, заставил того замолчать. Но, увы, слишком поздно. На призыв откликнулись воинственные голоса из соседнего коридора. Положение становилось угрожающим.

Не теряя времени, Байбил бросился на выручку хозяина. Отражая удар его меча, синха на мгновение отвлекся от принца. Воспользовавшись этим мгновением, наследник вонзил клинок в незащищенную грудь противника.

Тяжело отдуваясь, слуга потянул хозяина за руку:

– Пойдемте скорее.

– Но там же люди, – окровавленным острием меча принц указал на деревянную дверь.

– Неужели вы не понимаете? – возмущенно воскликнул Байбил. – Нас самих может спасти только чудо!

Как бы подтверждая его слова в дальнем конце коридора показалась целая дюжина синха, а крики, доносившиеся издалека, говорили о приближении еще одного отряда врагов.

Уит, стоя на коленях, куском материи, оторванном от соропа, перевязывал рану на ноге.

– Уходите, Ваше Высочество. Мы их задержим.

– Но я не могу оставить вас на произвол судьбы. Вас ждет верная смерть, – принц, сжав зубы, болезненно покачал головой. – Ведь это я привел вас сюда!

– Нас никто не заставлял следовать за вами. И никто не мог заставить. Мы сделали это по доброй воле. – Собравшись с силами, Уит, опираясь па алебарду, поднялся на ноги. – Нас, Ваше Высочество, давно заждались плаха и топор палача. А вы подарили нам возможность умереть достойно. Так не лишайте нас этой возможности, – в глазах старого солдата застыла немая мольба о понимании.

– Я вас никогда не забуду, – принц торжественно поднял меч и отсалютовал.

– Не стоит, Ваше Высочество. Мы – всего лишь старая рухлядь, пережившая свое время. – Уит развернулся навстречу приближающемуся отряду врага.

– Пойдемте, – Байбил нетерпеливо потянул хозяина за рукав. Принц, словно слепой, сделал несколько шагов на ощупь и натолкнулся на слугу: глаза молодого наследника застилали слезы.

Зулу поспешил на помощь, взяв принца под руку и вместе с Байбилом повел его по дороге спасения.

Где-то на полпути к часовне мнимый слепой оттолкнул руку Байбила, и с трудом выговаривая слова, проговорил:

– Я уже хорошо вижу, отпустите меня… Но как бы я хотел не видеть всего того, что творится вокруг меня. Как я мог так бездумно погубить этих людей?

– Их уже не вернешь, – со вздохом сказал Байбил. – Но они сделали свое дело: показали вам, что каждая ваша ошибка будет оплачиваться кровью невинных людей. Помните об этом, особенно тогда, когда вам в очередной раз взбредет в голову разыгрывать из себя героя.

Зулу не ожидал, что старые хаунды сумеют продержаться больше нескольких секунд, но, судя по оглушительному звону стали, несущемуся вслед беглецам, бывалые вояки не торопились расставаться с жизнью.

– Не понимаю, почему они решили умереть за меня? Я – такой же, как и любой из них, – принц задумчиво потер пальцами лоб, как будто пытаясь разгадать какую-то хитроумную головоломку.

– Так-то оно так, – мягко возразил Байбил. – Но не забывайте, иногда человек предстает в глазах окружающих как некий идеал, символизирующий определенные ценности и принципы.

– Какая глупость! – принц оглянулся, словно и сквозь каменную стену хотел увидеть последний бой хаундов.

– В таком случае, все мы глупцы, – тяжело дыша, подытожил Байбил. – Неужели вы думаете, что они добровольно пошли на смерть ради того, чтобы вы стали э-э-э… вечным студентом, странствующим по чужим мирам?

Поравнявшись с принцем и Байбилом, Спок высказал свое мнение:

– Ваше Высочество, вы, к сожалению, не сможете откреститься от надежд, которые люди возлагают на вас.

Байбил надменно вскинул голову, бросил пренебрежительный взгляд на Спока:

– А вы-то что можете знать об этом?

– Я сужу по собственному опыту, – ответил старший офицер. – То и дело мне приходится сталкиваться с тем, как люди вынуждают меня играть какую-нибудь роль в мелодрамах, где эмоции бьют ключом. Причем, никто не спрашивает, хочу я участвовать в спектакле или нет.

Урми приблизилась к Споку:

– Что за лицемерие? Вы противоречите сами себе. Совсем недавно вы утверждали, что определенные иллюзии необходимы.

«Такое с „мистером логиком“ бывало слишком редко. Его же собственные слова брошены ему в лицо как обвинение!» – подумал Зулу, с интересом ожидая развязки спора.

– Сейчас речь идет о том, желает ли принц играть роль в очередной иллюзорной мелодраме. Я не даю советы и не навязываю свое мнение, а лишь стремлюсь обеспечить Его Высочество достаточным объемом информации для размышления. Право принимать решения остается за ним, и только за ним.

Байбил взял хозяина под руку и постарался увести его от Спока. Но принц, как вкопанный, застыл на месте, отказываясь трогаться с места.

Раздосадованный Байбил возразил:

– У наследника престола нет выбора, зато есть строго определенные обязанности.

– Которые, между прочим, должны рассматриваться с точки зрения логики, – настаивал на своем Спок, – а не с позиций чьих-то эмоций. Попытка запугать человека, вынудить его принять решение, воспользовавшись чувством вины в качестве рычага воздействия, несовместима с нормами общественной морали.

Принц горделиво вскинул голову и тронулся с места.

– Вам легко говорить. Но скажите откровенно, мистер Спок, как бы вы поступили на моем месте?

Вулканца одолевали сомнения. Ему казалось, что, увлекшись дискуссией, он и так сказал слишком много.

– Только руководствуясь законами логики, можно сделать объективный выбор.

– Но слишком часто за стремлением к объективности скрываются корыстные и эгоистические намерения, – не сдавался Байбил.

Но Спока не так-то легко можно было переубедить.

– То же самое можно сказать и об обязанностях. Взывая к чувству долга, в обязанность каждой личности можно вменить все, что угодно.

Байбил подался вперед и, сделав упор на левую ногу, склонив голову, заглянул Споку в лицо.

– А что мы конкретно обсуждаем: ситуацию, в которой оказался принц, или вас? – в голосе его слышалась явная издевка.

Спок устало махнул рукой.

– Разве это так уж важно? Могут измениться условия спора, но не его предмет, – он выразительно кивнул головой, желая подчеркнуть значимость сказанного. – Эмоции могут стать тиранами, более жестокими, чем все кровожадные императоры, вместе взятые, и послужить причиной чудовищных злодеяний. И давайте закончим спор. Прошу только об одном: отнеситесь уважительно к любому решению принца. Не осуждайте его.

Старый слуга бросил исподлобья оценивающий взгляд на своего оппонента, потом на хозяина.

– Не знаю, что хуже: глупец, сознающий свой долг, но отказывающийся его выполнять, или глупец, не желающий даже признавать свои обязанности, – он ткнул пальцем в принца. – Но, принимая решение, не забывайте, что в вашей груди бьется сердце ангирийца.

– Потому-то мои ноги не в ладах с сердцем, – принц ускорил шаг, как будто хотел убежать куда глаза глядят. – Они, кажется, готовы унести меня подальше от Ангиры и от ее проблем.

Бегом они быстро преодолели последнюю сотню метров коридора и, с трудом переведя дыхание, остановились перед часовней. Байбил торопливо распахнул дверь и, пропустив спутников вперед, закрыл ее за собой.

Часовня представляла собой небольшое – площадью, примерно, в сорок квадратных метров – помещение с низким потолком. Вдоль грубо отесанных каменных стен тянулись ряды разнообразных статуй, загромождая, окружая многочисленные алтари. Статуи относились к различным школам мастеров и к разным эпохам. Очевидно, бесчисленные поколения ангирийцев собирали их в святилище.

Принц указал рукой на статую, голова которой была обмотана соропой так, что лицо скрывалось в тени.

– Если не ошибаюсь, это и есть Лорд-призрак, Всемогущий Повелитель Преисподней.

Рука статуи сжимала такую же, как у принца, «ловушку для теней».

Зулу невольно вздрогнул:

– Надеюсь, он не такой шутник, как вы.

– О., у него очень своеобразное чувство юмора. В полной мере оно проявляется лишь тогда, когда он выбирает, каких людей забрать в свой темный мир, а каким сохранить жизнь.

Тем временем Спок внимательно оглядывался по сторонам.

– Все это очень интересно, но где же богиня милосердия?

Принц растерянно потер лоб рукой.

– Не знаю. Давайте поищем. И, честно говоря, я предпочел бы, чтобы на Ангире господствовало единобожие.

– Мы с мистером Зулу забаррикадируем дверь, а вы ищите богиню, – Спок подозвал коллегу к скамье, стоящей у стены.

Байбил, приблизясь к центральному алтарю, удивленно всматривался в одну из статуй.

– Да простит меня Великое Множество, но я не ожидал увидеть это здесь.

– Ты нашел богиню милосердия? – порывисто обернувшись, оживленно спросил наследник.

– Нет, вашего деда, – старик кивнул в сторону величественной статуи с суровым лицом, каменная рука которой покоилась на державе с глазом. – Никогда не надеялся встретить его в обществе святых.

– Полагаю, это идея бабушки. Никто другой не додумался бы до такого, – заметил принц, обследуя другую сторону алтаря.

Спок взял один из мешков с провизией и подал знак Зулу сделать то же самое.

– В дороге нам, наверно, понадобятся свечи. Собирай их с правой стороны, а я займусь левой.

Мешок Зулу уже доверху наполнился свечами, когда наконец Урми воскликнула:

– Нашли! – Женщина стояла у одного из боковых алтарей, погрузив руку в настоящий лес из статуй. – Странно, она такая маленькая.

– Видимо, милосердие на Ангире не в почете, – иронично обронил принц, подходя к Урми.

Та надавила рукой на одну из ног статуи.

– Нет, очевидно, не эта. – И нажала на другую.

Послышался глухой щелчок, громыхание цепей – старая каменная глыба тяжело, со стоном, сдвинулась с места. В это же самое время из-за двери донеслись возбужденные крики синха.

– Думаю, они услышали, как открывался ход, – предположил Зулу.

– В таком случае нам лучше поторопиться, – Байбил подхватил с каменного выступа тяжелый золотой подсвечник и жестом подозвал Спока и Зулу к себе.

Мраморная плита, образующая переднюю стенку алтаря, медленно опускалась, открывая узкие ступеньки, ведущие вниз. Крики синха становились все громче и громче. Массивная бронзовая дверь сотрясалась от ударов.

Первыми в потайной ход спустились принц и Урми.

– Мы должны попытаться дать механизму обратный ход и закрыть потайную дверь, – озабоченно произнес Спок, осторожно ступая на лестницу.

Бронзовая дверь продолжала сопротивляться напору извне, но жалобно скрипела, словно стонала от боли.

Байбил, почти силой втолкнув Зулу в узкий проход, быстро последовал за ним. К счастью, Споку удалось без труда обнаружить механизм лаза. Как только Зулу и Байбил спустились вниз, он потянул за цепь. Вслед за громыханием металла послышался скрежет задвигающейся плиты.

Вместе с кромешной темнотой воцарилась и полная тишина, лишь откуда-то издали невнятно доносился шум воды. Байбил зажег свечу и поднял ее высоко над головой, освещая путь.

Низкий потолок был усеян бородавчатыми бугорками и выступами, и каждый выступ, каждый бугорок украшала поблескивающая на свету водяная капля. Своеобразная особенность структуры каменных стен и кроваво-красный цвет придавали им поразительное сходство с человеческой плотью, обнажившейся после удара мечом или пореза.

Байбил невольно поежился:

– Должно быть, этот ход прорубался в те далекие времена, когда строилась и сама цитадель.

На протяжении веков вода размывала ступени, образуя где углубления, где наросты, поэтому идти было неимоверно трудно. Беглецы то и дело оступались, теряя равновесие. А из-за струек воды, извивающихся по шероховатым стенам, все вокруг, казалось, шевелилось, дышало. Путники не могли отделаться от ощущения, что путешествуют внутри живого организма, который рано или поздно переварит их.

Пройдя сотни две ступеней, Байбил, возглавлявший маленький отряд, приостановился и, отступив к стене, пропустил принца вперед. Когда Урми, следовавшая по пятам за наследником, поравнялась со стариком, он так резко поднес к ее лицу свечу, что женщина от неожиданности вскрикнула и отпрянула назад. Упав в объятия Зулу, она чуть не сбила его с ног.

– Держите ее покрепче! – сурово приказал старик.

Смущенный молодой офицер беспрекословно подчинился приказу.

Передав свечу принцу, Байбил забрал у Урми меч и быстро, но тщательно обыскал ее. Ничего, кроме пары уже знакомых кинжалов, он не обнаружил. Раздувая сердито ноздри, дядя потребовал ответа у племянницы:

– А теперь скажи мне, что ты делала во дворце?

– Выживала и только, – Урми попыталась было вырваться из рук Зулу, но, увы, безуспешно.

Прикрепив меч к поясу своего соропа, старик протянул руку вперед – на ладони лежала пара кинжалов.

– Вот с этим арсеналом?

Урми, понуро опустив голову, покорно затихла в объятиях Зулу.

– Я… я держала их для защиты.

– Кинжалы сродни императорам. С одним чувствуешь себя в безопасности, а обзаведясь вторым, взваливаешь на себя бремя хлопот. – Байбил сжал ладонь, и две рукоятки утонули в ней, два хищных лезвия угрожающе уставились на Урми. – Кого ты собиралась убить? Говори!

– Никого.

– Я не думаю… – заговорил принц и осекся: старый слуга властно взмахнул рукой, требуя молчания.

– Не верю, что она пришла во дворец только ради того, чтобы работать служанкой. Есть, конечно, люди, рожденные прислуживать, но Урми к ним не относится, – пояснил старик, не сводя глаз с племянницы. – Ее независимый характер бунтовщицы в полной мере проявился уже в раннем детстве. Более своенравного ребенка я не встречал, она никому не позволяла командовать собою.

Урми горделиво вскинула голову, собираясь сама перейти в наступление:

– Очевидно, ты, дядя, слишком долго путешествовал по тем миролюбивым, спокойным мирам. Ты даже не представляешь, какой ужас творится сейчас на Ангире.

– Что ты хочешь сказать? – вмешался принц. – Перед моим отъездом отец показал мне свои планы по модернизации хозяйства. Он намеревался создать совершенно новые промышленные комплексы. Современные. И тем самым облегчить труд рабочих.

Урми, повернул голову, бросила на наследника презрительный взгляд:

– А он вам рассказывал, какой станет жизнь у этих самых рабочих, когда им облегчат труд? Так знайте, что, не разгибая спины, они работают с утра до ночи, а потом, усталые, едва передвигая ноги, возвращаются в убогие деревянные домишки, похожие, скорее, на склепы, чем на жилища. От удушающего дыма заводских труб спасения нет никому. А реки и озера так загрязнены, что в них уже не живет никакая рыба.

Принц пришел в недоумение:

– Почему же тогда люди продолжают работать на этих заводах? Почему не уходят?

– Почему? – голос Урми зазвенел от гнева. – Они получают такие крохи, что не могут расплатиться с компаниями ни за аренду жилья, ни за пищу, ни за одежду. Ваш отец ничего не модернизировал, он просто заменил одну форму рабства другой. Вырвавшись из кабалы землевладельца, люди угодили в кабалу компаний. И новая кабала оказалась страшнее старой – все стараются вернуться назад в деревню. Но возвращаются только те, кому повезет. Всем остальным не хватает на это денег, поэтому и дети вынуждены работать бок о бок со своими родителями… и умирать так же. Заводы и фабрики, как чудовищные монстры, заглатывают людей, высасывают из них все соки и выплевывают, словно никому не нужный мусор.

– Что случилось с твоими родителями? – с тревогой спросил Байбил.

– Я знаю только то, что мне сообщили, когда погребальные урны с их прахом привезли в деревню. Отец погиб на фабрике в результате несчастного случая, мать скончалась от легочного кровотечения. – Урми еще выше вскинула голову, одарив принца взглядом непримиримой вражды. – Люди говорят, что лучше сразу идти на кладбище и там дожидаться смерти, чем умереть в городе, – в одном из проклятых городов.

Байбил спрятал кинжалы в складках своей одежды.

– Твои родители заслуживали лучшей смерти, – в голосе старика звучала горечь.

Потрясенный услышанным, принц переводил недоверчивый взгляд со слуги на женщину и обратно.

– Прошу вас, поверьте мне: о создании таких условий для рабочих отец мой и не помышлял. Должно быть, ему лгали, намеренно лгали, преподнося информацию о жизни рабочих в розовом цвете.

Урми скептически наморщила лоб.

– Как бы я хотела верить вам.

– Но в данный момент нас интересует не покойный император, – старик встрепенулся, расправил плечи. Кажется, его осенила догадка. – А твои намерения. Неужели ты задумала отомстить, детка?

Неожиданно Урми ударила Зулу локтем в живот и вырвалась из его объятий.

– Кинжалы были нужны мне только для самозащиты.

Неудовлетворенный ответом, Байбил занес меч над головой и с угрозой потребовал:

– Говори мне правду, девочка.

Стремясь разрядить обстановку, принц положил руку на запястье слуги, призывая опустить оружие.

– Сейчас это уже неважно, Байбил.

– Но… – попытался возразить старик.

– Разберемся потом, когда благополучно выберемся отсюда, – хозяин протянул слуге свечу. – Если бы Урми хотела меня убить, то у нее было более чем достаточно возможностей для этого.

– Я же хочу защитить вас, – недовольно проворчал Байбил.

– Знаю и искренне признателен тебе, – принц дал знак трогаться в путь. – Но давай не будем спешить с выводами. Я не могу позволить тебе идти на поводу у пустых подозрений.

Урми внимательно изучала принца, словно прицениваясь к приглянувшемуся товару.

– Я хорошо помню те дни, когда вы приезжали в нашу деревню. Вы тогда вызывали у меня искреннюю симпатию и сочувствие. Дядя Байбил частенько рассказывал о коварстве императорских придворных. И глядя на вас – такого наивного и беззащитного, – я сомневалась, что вы сумеете выжить.

– А я так до сих пор сомневаюсь, – принц ободряюще улыбнулся Урми.

– Вы не должны сомневаться в себе, – пламя свечи всколыхнулось, когда Байбил решительно взмахнул рукой. – Вы обязаны верить в свои силы.

Подземные коридоры, извиваясь, поворачивая то вправо, то влево, вели вниз в течение нескольких часов. Влажность увеличивалась, казалось, с каждым шагом. Путникам то и дело приходилось останавливаться, чтобы осмотреться.

У развилки Байбил виновато пожал плечами:

– Я никогда не бывал здесь, Ваше Высочество.

– Все в порядке, Байбил. Я предпочитаю лучше умереть с голоду, чем попасть в руки Раху и ждать от него милости, – принц горько усмехнулся. – Очевидно, он, бедняга, очень расстроился из-за того, что упустил меня.

Спустя примерно час бесплодных блужданий и поисков стало ясно, что они ходят по кругу. Байбил устало покачал головой:

– Судя по затраченному времени, тоннель уже должен подниматься вверх. Боюсь, нам придется вернуться немного назад.

Других предложений не последовало, и маленький отряд вернулся к развилке.

– Давайте свернем направо, – предложил Байбил.

Свернули. Но метров через тридцать тоннель снова начал опускаться вниз.

– Возможно, существует еще одна развилка, – обескураживающе произнес старик.

– Я начинаю думать, что мои предки произошли от кротов, – принц осторожно дотронулся до влажной, осклизлой стены. – Я даже представить не мог, какими обширным и запутанными могут быть подземные ходы. Целый лабиринт.

– А я начинаю сожалеть, что ваши предки были столь трудолюбивы, – пошутил Зулу.

Неожиданно Байбил удовлетворенно хлопнул себя по колену.

– Наконец-то! Похоже, мы поднимаемся вверх.

Сгорела добрая половина свечей, прежде чем легкий подъем вверх сменился крутыми ступенями, а низкий свод над головой затерялся в непроницаемой выси. Наконец путники оказались перед выходом из тоннеля. Дальнейший путь преграждала массивная стальная дверь, но от толчка руки Байбила она покорно распахнулась и, проскрипев заржавевшими петлями, замерла в каком-то метре от стены. Глазам открылась большая комната, скрытая пеленой тьмы. Виделись только свисающие с темного потолка старые, порыжевшие от ржавчины, цепи.

Зулу вытянул шею, вглядываясь через порог.

– Что это за комната, Ваше Высочество?

Принц с недоумением пожал плечами:

– Понятия не имею. А ты, Байбил, что-нибудь знаешь?

– Только по слухам, Ваше Высочество, – старик переступил порог, под его ногами что-то хрустнуло. Инстинктивно шагнув назад, он увидел на полу кости человеческой руки.

Спок тут же наклонился над ними и выдал информацию:

– Странно, кости раздроблены.

Байбил вытянул руку со свечой к левой стене, высветив длинный ряд маленьких ниш приблизительно метровой высоты, каждую из которых ограждала крепкая железная решетка.

– Для кого они предназначались? – спросил Спок.

– Для заключенных, – ответил Байбил.

– Некоторые из них до сих пор заняты, – Зулу указал на нишу, в которой на груде костей покоился череп.

– Байбил, думаю, пришло время рассказать нам о слухах, – принц слегка качнул ближайшую к нему цепь.

Старик молча перешагнул через останки руки и, пройдя вглубь комнаты, остановился у стола.

На деревянной столешнице, изъеденной временем, отчетливо виднелись зловеще-темные пятна, похожие на кровь. На полу лежали, прикрепленные к железным кольцам, цепи, заканчивающиеся кандалами. Чуть в стороне, на небольшом столике были аккуратно разложены – видимо, в строгой последовательности – различной формы ножи, ланцеты, иглы. В потолок упиралась высокая труба маленькой печи.

– По слухам, еще Виша-безумец построил эту камеру пыток.

– Но он жил больше тысячи лет тому назад, а это оборудование выглядит гораздо моложе, – принц раздраженно дернул цепь.

Байбил смущенно закряхтел:

– Видите ли, с тех давних времен этой камерой пользовались от случая к случаю.

Принц вдруг размахнулся и ударил рукой по столу. Ножи и прочие орудия пыток с грохотом посыпались на каменный пол.

– И как часто?

– Во времена вашего деда – довольно регулярно. Но с тех пор сюда не ступала нога человека, – поспешил успокоить хозяина слуга.

– Что из того? Ею могут воспользоваться в любой момент, не так ли? – принц брезгливо поморщился.

– Да, например, Раху.

– Или я, если взойду на трон, – наследник поспешно вытер руки о подол соропа. – Что-то не припомню, чтобы в исторических книгах упоминалось об этой весьма неприглядной стороне правления моего «божественного» деда.

– Заверяю вас, подобные вещи вполне соответствовали духу того времени.

– А кто определял, что соответствовало, а что не соответствовало духу того времени? Те, кто находился у власти, верно? – принц красноречиво обвел рукой над головой. – Разве те старые солдаты знали, что идут на смерть ради… ради этого? – он указал на ниши.

– Здесь мы имеем дело с темной стороной власти. Иногда такие жестокие меры бывают необходимы, а потому и оправданны, – попытался успокоить разгоряченного хозяина старик.

– Лично я категорически против таких мер.

– В таком случае, взяли бы, да воспользовавшись своим правом, изменили бы положение вещей, – сердито проворчал Байбил, – вместо того, чтобы сидеть, сложа руки, и хныкать. Конечно, критиковать легко, гораздо труднее что-нибудь сделать. Надеюсь, вы не воспользуетесь этим в качестве оправдания побега в другой, более безопасный и стабильный, мир при первом удобном случае.

В этот момент послышался резкий щелкающий звук. Старик молниеносно развернулся, подняв свечу над головой, но, кроме груды костей в одной из ниш, ничего не увидел.

– Что это было? – поинтересовался принц.

– Не знаю. – Байбил медленно повернулся назад, высвечивая почти всю комнату: вокруг виднелись неясные очертания столов и различных орудий пыток, напоминающих скопище уродливых монстров.

Неожиданно вдалеке замерцала пара зеленых огоньков, похожих на два горящих глаза.

– Любопытно, – заметил Спок, внимательно разглядывая локтевую кость, подобранную с пола. – Мне кажется, ее принесли сюда из другого места. – Он повертел кость в руке. – Она выглядит так, словно ее чем-то перекусили. Причем, чем-то очень большим. Эти отметины сбивают меня с толку: они не похожи на следы зубов крупной крысы или другого грызуна.

Принц и Байбил обменялись понимающими взглядами.

– Ничего удивительного, ведь на Ангире нет крыс, – пояснил наследник. – Зато есть «кик-кики».

– Что это? – Зулу подошел к Споку и с любопытством посмотрел на кость.

– Это вид жуков с огромными челюстями. Они немного похожи на земных тараканов, но во много раз крупнее. Кик-кики заполняют ту же экологическую нишу, что и крысы на Земле.

Байбил неожиданно оглянулся. К паре хищно-зеленых глаз уже присоединилась вторая.

– На спинах жуков имеются своеобразные светящиеся метки, похожие на глаза.

– Вот как эти, – уточнил принц, кивнув в сторону зеленых точек. – Обычно жуки встречаются в одиночку или парами.

– Ходят, однако, и другие слухи, Ваше Высочество, – напомнил старик.

– Даже слушать не хочу, Байбил.

– Напрасно, Ваше Высочество. Говорят, что они путешествуют по подземным тоннелям целыми ордами. Именно поэтому люди перестали пользоваться этими местами.

Спок решительно повернулся:

– Легенда это или нет, нам нужно срочно искать выход.

– Думаю, никто против этого не возражает, – вверил принц, и вдруг воскликнул:

– Смотрите, дверной проем!

Байбил двинулся вперед, остальные, держась поближе к свету, последовали за ним. Украдкой оглянувшись, Зулу успел заметить два уродливых существа, ползущих следом за ними.

Их ждало разочарование: темный проем оказался входом в комнату, расположенную по соседству, всю заставленную деревянными каркасами.

– Эти рамы похожи на кровати, – проронил Зулу.

– Когда-то они действительно были кроватями. Скорей всего, здесь размещались тюремщики и охрана. Но матерчатые покрытия и кожаные ремни, поддерживавшие матрасы, изглоданы.

– Или их сняли и унесли, – предположил Зулу.

– Вряд ли. Вмятины на досках очень похожи на метки, оставленные на той кости, которую я осмотрел, – возразил Спок, указав на небольшие трехгранные углубления в одной из досок.

– Я предпочел бы, чтобы слухи остались слухами, – принц начал торопливо подталкивать спутников, выпроваживая их из комнаты. – Неужели мы так и не найдем выход?

Кружа в поисках по камере пыток, они натолкнулись на еще один ряд клеток, с более низкими потолками. Видимо, заключенные сидели в них на корточках, согнувшись в три погибели. Глазам их предстали и другие адские приспособления разных размеров, сконструированные для длительных пыток, не дающих надежны на смерть-избавительницу.

Принц в полной растерянности всматривался в огромную металлическую клетку, внутри которой торчали иглы, распределенные по сторонам так, что узник мог стоять только неподвижно. При малейшем его движении иглы безжалостно впивались в тело, и в то же время они были не настолько длинны, чтобы позволить заключенному покончить с собой.

– Уж лучше бы мои предки использовали свое воображение в астрономии или хотя бы в азартных играх.

Спустя некоторое время Байбил наткнулся на металлическую дверь, которая, в отличие от предыдущей, была заперта.

– Странно, по всей видимости, ею не пользовались. Возможно, ключи валяются где-нибудь поблизости, – пробормотал принц.

– Боюсь, у нас нет времени искать их, – высказал опасение Зулу.

Действительно, в разных углах комнаты зловеще мерцало уже не меньше двух дюжин «глаз». И с каждой секундой зажигалось все больше и больше зеленых огоньков.

Глава 4

С яростью отчаяния принц попытался протаранить дверь массой своего тела, потом, отдышавшись, стал остервенело, раз за разом, бить в нее плечом. Мелкая осыпь камней градом посыпалась на землю.

– Нет, так не пробиться.

– Надо, видимо, заняться петлями. – Постоянная влажность и время больше всего сказались на петлях, постоянно соприкасающихся с сырым камнем: ржавчина изъела их едва ли по па половину и крошилась от руки Спока. – Думаю, что и камни вокруг петель стали рыхлыми.

Достав меч из ножен, Спок начал методично откалывать от стены один кусок за другим.

Жуки тем временем все прибывали и прибывали. С каждым новым мгновением в темноте зажигалась очередная пара зеленых огоньков.

Не раздумывая, принц и Зулу, обнажив свои мечи, занялись другими петлями.

Урми дотронулась до руки Байбила.

– Дядя, верни мне кинжалы. Я сойду с ума, если буду стоять рядом с вами, ничего не делая.

Тот отрицательно покачал головой.

– Извини за то, что я обезоружил тебя. Но я не могу рисковать, – ровным, спокойным голосом объяснялся он. – Постарайся понять, Урми. Этот мальчик всегда заслуживал лучшей участи. Но только теперь у него появилась реальная возможность, и я намерен сделать все для того, чтобы он взошел на трон.

Женщина склонила голову, не сводя глаз со старика:

– Ты действительно собираешься сделать это?

– Поверь, дело не в моем тщеславии. Просто я знаю его, как никто другой. Он обязательно станет прекрасным, талантливым императором. Его родные и сводные братья и в подметки ему не годились. – Байбил замолчал, потом, намеренно повысив голос, чтобы принц услышал его слова, продолжил:

– Да, он станет великим правителем, но только в том случае, если осознает свое предназначение.

Наследник невольно напрягся, сделав вид, что ничего не слышит.

– Если ты не вернешь мне оружие, он может упустить эту возможность и остаться ни с чем, – взывала к благоразумию верного слуги Урми.

– Ты всегда умела убеждать, – старик поправил рукой размягчившуюся свечу. – Ну, хорошо, ты получишь свои кинжалы. Но при одном условии.

– При каком?

Байбил, сурово сдвинув брови, вперил в племянницу требовательный взгляд:

– Пообещай, что поможешь принцу взойти на трон.

Женщина, запрокинув голову, смерила старика уничтожающим взглядом.

– Неужели ты не понимаешь, что он – всего лишь игрушка в руках этих пришельцев?

Старик усмехнулся и, сжав рукой плечо племянницы, вполголоса произнес:

– Послушай меня, детка. Я вырастил этого мальчика, я нянчил его, лелеял, а когда надо было – наказывал. Он мне дороже родного сына. И я никому не позволю причинить ему зло.

– А я никому не позволю причинить еще большее зло Ангире, – предупредила Урми. – Твой хваленый принц – приятный, симпатичный молодой человек, но не более того. Я уже наслушалась его речей. Он – орудие этих чужаков. Они хотят использовать его, чтобы поработить наш многострадальный мир.

Смахнув с лица налет пота и пыли, принц вмешался в разговор:

– Урми, поверь, я мечтаю только о том, чтобы выжить. Ангирский трон меня не интересует.

– Если вы останетесь в живых, вы непременно станете императором, – пообещал Байбил и, торжественным жестом протянув руку со свечой к Урми, потребовал:

– Взываю к твоей совести, девочка. Поклянись, что поможешь ему добраться до Котаха.

Урми нахмурилась:

– От принца за версту разит влиянием чуждых миров. Родной клан никогда не примет его.

Байбил мрачно усмехнулся:

– В таком случае тебе не о чем беспокоиться. Твоя помощь не пойдет ему впрок.

Задумавшись, Урми тяжело вздохнула и решилась:

– Хорошо. Даю слово, – она протянула руку, требовательно перебирая пальцами. – Теперь верни мне мое оружие.

– Помни свое обещание. Даже в детстве, допуская множество прегрешений, ты никогда не лгала, – старик достал кинжалы, меч и передал их женщине.

Привычно прикрепив кинжалы к ремню на талии, Урми поспешила присоединиться к Зулу, с остервенением вонзая острие меча в стену.

Байбил поднял свечу повыше, подошел ближе к работающим:

– Думаю, до сих пор жуки, борясь за выживание, пожирали друг друга.

– Представляю, как от одного нашего вида у них текут слюнки. Они, наверно, ждут не дождутся, чтобы устроить банкет из пяти блюд. Бр-р-рр!

Принц поморщился.

Спок поддел кончиком меча навес и всем телом навалился на рукоять. Ржавая петля, нехотя стронувшись с места, начала медленно, дюйм за дюймом, с возмущенным стоном отходить от стены.

– А теперь давайте попробуем навалиться все разом. – Принц поддел мечом среднюю петлю, Зулу нижнюю.

Спок, загнав меч как можно глубже под навес, предупредил остальных:

– На счет «три» наваливаемся, – он обхватил клинок ладонью. – Раз… два… три!

С искаженными от напряжения лицами они разом навалились на мечи, используя их как рычаги.

– Ради любви к небесам, умоляю, поторопитесь! – воскликнул Байбил.

Весь пол, погруженный во тьму, превратился в сплошное месиво алчно горящих зеленых точек. Неожиданно колыхнувшись, пламя свечи осветило огромного, длиной, примерно, в треть метра, жука с шестью перекрестьями лап. Тело его покрывал прочный черный панцирь, на горбатой вершине которого сверкали два овальных пятна, похожие издали на глаза. Продолговатые, изогнутые челюсти, шириной в ладонь, напоминали большие, уродливые клешни. Голова представляла собой сплошное скопление мышц, которое и удерживало на весу тяжелые челюсти, и обеспечивало их подвижность. Небольшие надкрылья время от времени поднимались, а затем резко опускались, при ударе о панцирь издавая громкий зловещий звук, напоминающий звук вращения барабана старого шестизарядного револьвера.

Зулу, покосившись на чудовище, вздрогнул от омерзения:

– Не хотел бы я попасть на обед одному из таких «малюток». Из его объятий не так-то легко выбраться.

– Да, хватка у них мертвая, как у бульдога. Чтобы раздвинуть его челюсти, надо предварительно отрубить ему голову, – пояснил Байбил.

Зулу, принц и Урми с отчаянием смертников набросились на дверь. Спок, хоть и скрывал свои чувства, тоже прибавил энергии в работе.

Неожиданно пламя свечи заколыхалось и чуть было не погасло. Это Байбил размахивая рукой, описывал воображаемый полукруг.

– Прочь! Убирайтесь прочь! – выкрикивал он.

Зулу испуганно оглянулся: жуки, угрожающе щелкая челюстями, копошились совсем рядом. И в этот миг меч Спока с громким треском сломался, а сам он, потеряв равновесие, едва удержался на ногах.

– Держите! – выхватив из ножен свой меч, старик бросил его вулканцу.

Отшвырнув в сторону бесполезную рукоять, Спок на лету ловко поймал меч Байбила. Торопливо вонзив в стену новый клинок, он изо всех сил приналег на рукоять.

– Кажется, подается! – прошептал Зулу.

– Тогда толкайте! – почти взвизгнула Урми, теряя самообладание от страха. Не боясь встречи лицом к лицу с целой армией противника, она в то же время оказалась не готова к встрече с полчищами кровожадных жуков.

Зулу, поднатужившись, надавил на свой меч. Казалось, стальной клинок не выдержит и вот-вот переломится, как и меч Спока. К ногам дождем посыпались камни и песок. Дверь, утробно застонав, отошла от стены, образовав узкий проход, в который можно было протиснуться только одному человеку.

– Простите за нарушение этикета, Ваше Высочество, – с этими словами Спок бесцеремонно обхватил принца за плечи и протолкнул в образовавшуюся щель, тут же подавая знак Зулу и Урми отправляться за наследником.

Жуки тем временем продолжали надвигаться плотной сплошной массой.

– Ты, чужеземец, следующий, – Байбил пятился задом к двери, размахивая перед собой свечой. Как бы раскачиваясь перед последним решающим броском, волна жуков подалась назад, отпрянув от света, и тут же снова ринулась вперед.

Спок и Байбил успели благополучно проскочить через лаз и очутились в небольшом вестибюле с тремя коридорами. Байбил, передав остаток свечи Зулу, достал из мешка еще одну и зажег ее.

– Идите дальше, не теряйте времени. Преграда слишком слаба, чтобы сдержать натиск жуков.

– Идти? Но куда? По какому тоннелю?

– Думаю, любой выведет вас наверх, – старик протянул руку к Урми. – Старый солдат чувствует себя голым без меча.

– Зачем он тебе? Я ведь дала слово чести, не так ли? И не нарушу его, – с негодованием и обидой воскликнула женщина.

– А я, в свою очередь, вернул тебе кинжалы, доказав свою веру в тебя. Но мне нужен меч.

Урми неохотно отдала старику оружие.

– Байбил! – почуяв неладное, встревожился принц. – Я не хочу, чтобы кто-то рисковал жизнью ради меня. Это глупо. Хватит жертв!

– Позвольте старику с больными ногами исполнить последний долг, Ваше Высочество. – Байбил повелительно кивнул головой в сторону коридоров, давая понять, что пора отправляться в путь.

– Но… – запротестовал было принц и получил такой энергичный толчок от своего слуги, что, потеряв равновесие, отлетел в сторону коридора и упал на колени.

– Пойдем, Зулу, – тихо сказал Спок. Молодой офицер не заставил себя упрашивать. Принц, резво вскочив на ноги, побежал следом за ним. Спок пропустил Урми, а замыкал шествие Байбил, то и дело оглядываясь назад.

Как ни спешили беглецы, их настойчиво преследовали щелканье челюстей и угрожающий стрекот пластинчатых надкрылий. Время от времени светящиеся вдалеке друг от друга зеленые точки собирались в одну кучу. Очевидно, завязывалась очередная ожесточенная схватка между парой тварей, а остальные с жадностью набрасывались на обоих соперников. Но подобные остановки, увы, ненадолго задерживали орду жуков, преследующих путников.

У следующей развилки Зулу в нерешительности остановился.

– Похоже, оба тоннеля ведут вниз.

– Давайте свернем вправо, – предложил принц.

К счастью, выбор оказался верным: шагов через десять начался подъем.

– Быстрее, – подгонял Байбил, бежавший последним. – Жуки наступают нам на пятки.

Напоминание об уродливых, наводящих ужас, челюстях заставили Зулу прибавить прыти. Лишь у очередного разветвления коридоров он немного замедлил бег.

– Пожалуй, стоит вновь выбрать правый тоннель, – посоветовал наследник.

Но не успели они сделать и двадцать шагов, коридор начал круто опускаться вниз.

– Может, вернемся назад и пойдем по другому? – крикнул Зулу.

– Поздно, – откликнулся Байбил. – Они уже добрались до вершины пройденного нами склона.

Щелканье, сливающееся в ритмичный гул, звучало все ближе и ближе. Жуки переползали друг через друга, стремясь как можно быстрее настичь добычу.

Неожиданно тоннель стал резко подниматься вверх. Беглецы прибавили ходу, стараясь оторваться от преследования. Встретив еще две развилки, они неизменно сворачивали направо. И вновь на их пути показалась развилка.

– Ну что, снова направо? – запыхавшись, выдохнул Зулу.

– Не торопитесь, – с трудом переводя дыхание, произнес Спок. – Интуиция подсказывает мне, что на это раз нам лучше пойти по левому коридору.

Зулу задержался на мгновение и вдруг ощутил слабое, едва различимое прикосновение к щеке, словно кто-то невидимый провел по коже кусочком бархата. Но беглецы так долго блуждали по подземным коридорам, так долго вдыхали тяжелый, застоявшийся воздух, что существование какого-то другого способа жизни казалось невероятным.

Наконец Зулу, осененный догадкой, воскликнул:

– Да это же сквозняк! – и опрометью бросился в левый тоннель.

Ноющие от усталости ноги отказывались повиноваться и с трудом преодолевали неожиданно крутой подъем. Но беглецы, отчаянно цепляясь руками за каменные выступы в стене, упорно продвигались вперед.

– Подождите, – обеспокоено выкрикнула Урми. – Байбил отстал.

– Нет, нет, не останавливайтесь, идите без меня, – возразил старик.

Зулу оглянулся назад и вниз: под самыми ногами Байбила, утопающими во тьме, светились зеленые точки.

– Двигайся вперед, Зулу, – поторопил Спок. – Я помогу ему. Главное – доставить принца в безопасное место.

Не думая о том, что это – приказ или совет, Зулу поднялся еще метров на десять вверх и неожиданно уперся в скалистую стену: выход наружу был завален грудой камней, от него осталась лишь узкая щель, из которой и тянулась слабая струйка свежего воздуха.

Принц, протиснувшись по узкому проходу к Зулу, заметил:

– Должно быть, здесь произошел обвал, – и принялся разгребать булыжники.

– Подай мне свечу, Зулу, – попросила Урми, прижимаясь к стене.

Он выполнил ее просьбу и поспешил на помощь наследнику.

– Тебе здесь неудобно, Урми, спустись пониже.

– Ну уж нет, – мрачно возразила женщина. – Лучше я набью себе несколько шишек, чем позволю жукам вцепиться мне в ноги, – свободной рукой она подобрала с земли камень.

– Убирайтесь! – донесся снизу голос Байбила, сопровождаемый грохотом падающих камней, шуршанием лап и треском надкрылий: старик отбивался от омерзительных кик-киков, бросая в них камни.

Но ни Байбил, ни Урми со Споком не в силах были остановить живой поток святящихся пятен, который растекался уже по стенам и потолкам. На месте одного убитого жука в мгновение ока, словно появляясь из-под земли, появилось множество других. И с каждой секундой их становилось все больше и больше.

– Вижу просвет! – облегченно выдохнул принц.

Зулу с наследником работали, не обращая внимания на усталость, не замечая кровоточащих пальцев и ободранных ладоней. Мало-помалу щель начала расширяться, образуя узкий проход, через который уже мог протиснуться человек. Скопление светящихся зеленых огоньков создавало жутковатую обстановку, но позволяло тем не менее работать без свечи.

– Как продвигаются дела? – донесся голос Байбила.

– Осталось совсем немного, – откликнулся Зулу и оглянулся: жуки, громоздясь на спинах друг друга, уже нависали над стариком.

Байбил, прижавшись спиной к выступу стены, сжимал в руке камень.

– Я дам вам время.

– Байбил, не делай глупости, – выкрикнул принц.

– Я обязан исполнить свой долг, Ваше Высочество, – старик поднял меч в прощальном салюте. – Помните: вы должны добраться до Котаха. Вы станете хорошим императором, не сомневайтесь.

Он решительно шагнул вглубь коридора, ожесточенно размахивая мечом и камнем. Волна жуков колыхнулась, на мгновение отпрянула назад и тут же устремилась вперед. Старик с отчаянием смертника крушил уродливых хозяев подземелья, но они упрямо надвигались, подступая к нему вплотную.

– Байбил! – позвал принц, продолжая расширять проход.

Спок тем временем атаковал жуков, ползущих по потолку.

– Ваше Высочество, мы не имеем права терять времени, которой Байбил подарил нам ценой собственной жизни.

– Байбил! Проход готов! – радостно возвестил наконец принц, но в ответ услышал лишь тишину. На месте, где всего несколько секунд назад стояла могучая фигура старика, теперь кишела куча зеленых огней.

– Ах, Байбил, Байбил! Старый ты глупец! – потерянно пробормотал принц. – Как я буду жить без тебя?

– Ваше Высочество, ныряйте в лаз, – вполголоса произнес Спок.

– Но…

– Вы быстрее всех нас найдете дверь, ведущую наружу, – добавил Зулу.

Наследник вместе с тремя жуками, вцепившимися ему в спину и в ноги, сгорбившись, пошел по проходу.

– Ты следующий, Зулу, – Спок вручил коллеге свечу. – Его Высочеству потребуется свет, чтобы отыскать дверь.

Превозмогая острую боль – челюсти жука сомкнулись на его груди, – Зулу нырнул в темноту лаза. Не обращая внимания на дюжину кик-киков, устремившихся вслед за ним, он догнал принца.

– Устройства, открывающие двери, обычно располагаются слева. Но, разумеется, бывают и исключения, – выдал информацию наследник, ощупывая руками левую стену.

Зулу и Урми, только что присоединившаяся к ним, принялись за правую. Жуки, пристально следящие за каждым движением людей, начали прыгать на стены.

Неожиданно послышался грохот камней и шуршание гравия. Глянув поверх пламени свечи, Зулу увидел, что Спок заделывает каменными глыбами проделанный проход. Закрыв его, вулканец, пошатываясь, присоединился к спутникам, сжимая пальцами шею жука, впившегося ему в ногу. На теле Спока виднелось около дюжины кровоточащих ран.

В это время рука Зулу нащупала небольшой гладкий бугорок в стене.

– Я что-то нашел, – обрадовано сообщил он, пытаясь надавить, как он надеялся, на кнопку.

Урми разрубила мечом жука, щелкнувшего челюстями в дюйме от руки Зулу.

– Попробуй повернуть эту штуку вправо, – посоветовал принц, остановившись позади друга. И не вытерпел – сам протянул руку и надавил на бугорок. В ту же секунду раздался скрежет скрытых пружин и колес, но спустя несколько мгновений заработавший было механизм замер так же внезапно, как и ожил.

Принц нетерпеливо подергивая за бугорок, приговаривал:

– Ну, давай же, давай, поработай на нас.

Словно снизойдя к его просьбе, механизм, протяжно скрипя, снова пришел в движение: перед ними начала открываться не видимая до того дверь. Отшвырнув в сторону камень, Урми нетерпеливо уперлась в нее, пытаясь заставить створки двигаться быстрее. Принц, помогая женщине, тоже навалился на дверь. Затем, поставив на землю свечу, к ним присоединился и Зулу.

Им не терпелось как можно скорей вырваться на волю, увидеть дневной свет, вдохнуть свежий воздух. Наконец Споку удалось протиснуться в приоткрывшуюся щель и навалиться на дверь с другой стороны.

Спустя несколько минут все они уже стояли посреди глубокого узкого ущелья, по дну которого струились мутные воды ручья. Позади виднелись стены старой цитадели, над ней поднимался столб черного дыма, гигантской бабочкой простирая вширь огромные крылья.

– О Байбил, как мне тебя не хватает, – принц оглянулся на закрывшуюся дверь, смахивая слезу со щеки. – Из всех людей, погибших сегодня, ты – моя самая большая потеря.

– Да, вы были близки с Байбилом, – сочувственно произнес Зулу, приставив лезвие меча к шее жука, вцепившегося в его грудь. Снеся голову ненавистному хищнику, он испытал ни с чем несравнимое удовлетворение от этого убийства.

Принц стоял с печально склоненной головой, пока Спок и Урми разделывались с остальными выбравшимися на белый свет кик-киками.

– Старик постоянно ворчал и читал нотации, надоедая мне своими наставлениями, но при этом оставался моим единственным другом во дворце и вдали от него. Даже от наследника трона в девятом поколении может быть толк, – принц горько улыбнулся, – если у него хороший учитель. Вот таким человеком и был для меня Байбил. Я всегда и во всем мог на него положиться, он никогда не считался со своими интересами, он жил ради меня. Вы, наверно, удивлены, что такой черствый и практичный тип, как я, способен испытывать подобные чувства?

Урми протиснула клинок меча между челюстями жука, висевшего на ноге наследника; и раздвинула их.

– Почему вы, Ваше Высочество, всегда так пренебрежительно отзываетесь о себе?

Принц, расправив плечи, осмотрел свою одежду, которая так же, как и мундиры Спока и Зулу, превратилась в лохмотья.

– Потому что еще в раннем детстве я понял: слишком серьезные и откровенные молодые принцы не доживают до зрелого возраста.

Опустившись на колени возле ручья, Урми осторожно промыла свои раны.

– Значит, только поэтому вы все время подшучиваете и над собой, и над окружающими?

Пристроившись рядом с Урми, принц начал смывать с лица сажу.

– Вполне возможно, что твой дядя ошибался во мне, преувеличивая мои достоинства и не замечая недостатков.

Сменивший направление ветер принес в ущелье облако дыма, напомнив беглецам о жестокой реальности.

– В любом случае, Ваше Высочество, нам пора отправляться в путь, – вмешался в разговор Спок, настороженно оглядывая ущелье. – Далеко ли до провинции вашего клана?

– Западнее находится огромная равнина, она видна из окон моих апартаментов, – принц кивком головы указал в противоположную холмистую сторону. – Но нам предстоит преодолеть километров пятьдесят по бесплодной земле. Обычно моя семья добиралась туда вдоль реки, по горному хребту. Но этот путь в два раза длиннее. А кроме того, Раху в первую очередь постарается взять под контроль и реку, и горный перевал.

Зачерпнув в пригоршню воды, Спок ополоснул рваную рану на ноге.

– Видимо, самым разумным решением будет путь по короткой дороге, через пустыню. Там легко можно, подыскать безопасное место и дождаться возвращения «Энтерпрайза», – он выпрямился и добавил:

– Я уверен, что с учетом сложившихся обстоятельств Федерация предоставит вам политическое убежище.

Зулу, наконец-то оторвавший голову мертвого жука от груди, тоже подошел к ручью.

– И тогда вы, Ваше Высочество, сможете, как мечтали, посвятить остаток жизни всевозможным учебным курсам. Таким образом сбудется ваше заветное желание.

– Забавно, – принц поднял сложенную лодочкой ладонь с водой, наблюдая за каплями, падающими с торчащей клочьями шерсти. – Всего несколько часов тому назад я готов был пойти на убийство, чтобы приблизиться к своей мечте. А сейчас вы преподносите ее мне на тарелочке с голубой каемочкой.

Урми покачала головой, словно не верила своим ушам:

– Они, чужаки, будут держать вас в своем мире до тех пор, пока им снова не захочется повторить попытку взять Ангиру под свой контроль.

Принц неодобрительно щелкнул языком;

– Да не собирались они порабощать ни меня, ни Ангиру. И доказали это своими действиями.

Спохватившись, Урми с виноватым видом протянула Споку руку:

– Не обижайтесь. Поймите меня правильно. Конечно, вы смело сражались. Но это было и в ваших интересах.

– Что они должны еще сделать, чтобы убедить тебя в своей искренности и бескорыстии? – возмущенно воскликнул принц.

Урми вздернула упрямо подбородок:

– Они должны пообещать, что покинут наш мир, как только им представится такая возможность. И никогда не вернутся.

– Ты заблуждаешься, Урми, – мягко возразил принц. – Нравится это ангирийцам или нет, но мы уже стали неотъемлемой частью межгалактического сообщества.

– Зато в одном я твердо уверена, – обратилась она к Споку и Зулу. – Жители Ангиры никогда не примут вас.

Почти с оскорбительной беспечностью наследник присел на каменистый выступ и опустил ноги в воду.

– Думаю, после того, что произошло, мистер Спок и мистер Зулу воспримут это как высшую награду.

Не успела Урми открыть рот, чтобы возразить, до ущелья донеслись отдаленные крики. Ориентируясь по солнцу, Зулу определил, что донеслись они из той части дворца, где началась резня.

– Похоже, этот болван Раху предает огню все, что ему кажется ненужным, – принц поднял глаза на дворцовые стены. Когда крики повторились, лицо его исказила болезненная гримаса, – или снова убивает.

Голова наследника бессильно опустилась на грудь. Несколько мгновений он сидел неподвижно, потом снова поднял голову и обратился к Споку:

– Ваше предложение, как всегда, разумно. Но я должен уважить последнюю волю Байбила и, по крайней мере, хотя бы побывать в родовой провинции.

– Для того, чтобы заявить свои права на трон? – спросила Урми и, похоже, ей совсем не нравилась такая перспектива.

Принц предупреждающе поднял руку.

– Позволь мне закончить, Урми. Раз уж я оказался здесь, то должен, по крайней мере, выяснить, остался ли в живых кто-нибудь из моих родных и сводных братьев. Если нет, то я обязан найти достойного человека, которому и передам права на трон. У нашего рода есть множество боковых ветвей, благодаря прадеду, который никогда не сдерживал свои бурные порывы. Только урегулировав вопросы престолонаследия, я стану свободным от всех обязательств и со спокойной душой смогу отправиться на «Энтерпрайз». – Он хлопнул в ладоши. – А пока, джентльмены, я обязан гарантировать вам безопасность. По дороге через бесплодные земли мы будем проходить мимо деревни Байбила. Вы сможете остаться там, а я прослежу, чтобы о вас позаботились.

Закончив обрабатывать последнюю рану на своем теле, Спок поднял голову и посмотрел на наследника:

– Честно говоря, я не разделяю вашу точку зрения. Мне не дает покоя определенный научный интерес. Не откажусь увидеть своими глазами, как вас встретят в Котахе.

Принц не мог скрыть своего удивления:

– Но ведь гораздо логичнее расстаться со мной. С какой стати вы будете рисковать своими жизнями ради какого-то бродячего принца?

– А почему бы и нет? – передернул плечами Зулу.

– О, ты заговорил как настоящий мушкетер, – небрежно обронил наследник.

Спок нахмурился, давая понять, что не имеет ничего общего с романтическими бреднями своего коллеги.

– Нам было приказано доставить вас домой в целости и сохранности. А так как во дворце поселился другой, мы обязаны сопроводить вас до родовой провинции.

– Вы, мистер Спок, как всегда, изобретательны, – принц шутливо пригрозил пальцем старшему офицеру.

– Если вы надеетесь, что вам удастся реализовать ваш коварный план, то вы жестоко ошибаетесь, – сдвинув брови, Урми сурово посмотрела на Спока и Зулу. – Я не позволю вам посадить на трон вашу марионетку.

Спок сцепил руки за спиной.

– Останется ли принц или улетит с нами, – решать будет он сам.

Принц понуро опустил голову.

– Кто же я на самом деле? И куда иду?

– Никто кроме вас не сможет выяснить это, – напомнил Спок.

У наследника вырвался смешок:

– Извечный вопрос, не так ли? «Быть или не быть?» Правда, я не меланхоличный датчанин.

Зулу вдруг с удивлением заметил, что принц не просто смотрит на землю, но внимательно разглядывает свою тень. Неожиданно он поднес руку к голове так, что у тени появился силуэт короны.

– Видите, как все просто: Лорд-призрак стал Императором-Призраком.

* * *

Лорд Бхима проснулся в своей постели. Попытавшись встать, он с удивлением обнаружил, что его руки и ноги связаны, и мгновенно, до мельчайших подробностей, вспомнил все случившееся с ним. Вспомнил, как натолкнулся на Раху, который перешептывался с друзьями, собравшимися в сотне метров от апартаментов принца. Вспомнил, что, приближаясь к кучке шептунов, он машинально твердил строчку молодого придворного поэта, жившего более пятисот лет тому назад. За незначительное, совершенно пустяковое нарушение этикета несчастного принудили покончить жизнь самоубийством. Но стихи пережили поэта. «Остерегайся острия улыбки лживой», – написал когда-то он.

В памяти лорда Бхима всплыл разговор с Раху. Роковой разговор. Недаром вчера он, лорд Бхима, осторожно, словно приближаясь к логову ядовитой змеи, подошел к своему бывшему ученику.

– Лорд Раху, – слегка склонил в приветствии голову бывший учитель, – я могу с вами поговорить?

– Конечно, – Раху кивнул головой своим собеседникам. – Надеюсь, вы простите меня, джентльмены.

Извинение прозвучало более чем лицемерно и цинично: он как никто другой во дворце привык распоряжаться людьми, не обращая внимание на их общественное положение.

Лорд Бхима терпеливо дождался, когда остальные придворные, беседовавшие с Раху, отошли в сторону. Добиться этого было не так-то просто. Согласно замысловатым нормам этикета при ангирийском дворе, посторонним разрешалось присутствовать при самом интимном разговоре двух собеседников, но при этом они должны были делать вид, что ничего не слышат, даже если слышали все до последнего слова.

– Вам не следует столь непочтительно обращаться с нашими гостями.

– Вы удивляете меня, лорд Бхима, – ответил Раху, скрестив руки на груди. – Мне много раз доводилось выслушивать ваши жалобы на то, что посланцы других миров оскверняют высокие идеалы Ангиры.

– Я имел в виду идеи, а не конкретных людей, – вежливо пояснил Бхима.

– Сейчас в вас говорит разум, но не сердце, – лорд Раху внимательно изучал бывшего наставника. – Я знаю вас, может быть, даже лучше, чем вы знаете сами себя. Чувство долга не позволяет вам исполнить самое заветное ваше желание: вернуть наш мир к добрым старым временам.

Лорд Бхима задумчиво заткнул большой палец под ремень, опоясывающий его соропа.

– Я пекусь о добродетелях, вы же – о привилегиях. И тем не менее мы оба обязаны служить трону.

– Даже если приходится выбирать; или трон, или благополучие нашего мира? – слегка раздувая ноздри, спросил Раху.

– Нельзя позволять событиям заходить так далеко, – предостерег Бхима.

– Значит, по-вашему, мы все должны молча смотреть на то, как император предает наш мир, позволяя чужеземцам творить их черные дела? – встрепенулся Раху, расправляя плечи. – Честно говоря, я ждал от вас, учитель, большего.

Умышленно или нет, но бывший ученик затронул больное место своего бывшего учителя, разбередил его затаенные страхи. Но, не желая сознаваться в собственной слабости, лорд Бхима мысленно повторял основополагающие принципы «Кодекса воина», в соответствии с которыми он прожил долгие годы.

– Я буду твердо и решительно противостоять любой попытке вмешиваться в дела Ангиры, – заявил он, – но только мирным путем.

– В вас слишком много рыцарской романтики, – нахмурился Раху. – А в кризисной ситуации требуются и кризисные меры: жесткие, может быть, жестокие.

– Если нельзя обойтись без кровопролития, то лучше и не браться за дело, – холодно парировал Бхима. – А сейчас я должен извиниться. Мне нужно подготовиться к церемонии приветствия.

Несколько шагов Бхима предусмотрительно пятился назад, затем, отдалившись на безопасное расстояние от тщеславного молодого лорда, повернулся к нему спиной. Но он недооценил своего бывшего ученика. Погруженный в раздумья о принце и его гостях, лорд Бхима осознал свою ошибку лишь в тот миг, когда услышал свист брошенного Раху кинжала. Он напрягся, приготовившись получить удар острого клинка, и все же пытаясь увернуться от него. Последним воспоминанием было удивление от тяжелого тупого удара рукояткой кинжала в основание черепа. И тут же все померкло перед глазами, и он потерял сознание…

Отогнав от себя мрачные воспоминания, лорд Бхима поерзал на кровати, стараясь освободить руки и ноги, но от резких движений кожаные ремни еще сильнее впились в запястья и лодыжки.

Издалека донеслись истошные женские вопли, мужские крики. Поначалу лорд подумал о глупой прислуге, которой померещилось что-нибудь, и она впала в групповую панику. Но, прислушавшись повнимательней, он уловил в криках отчаяние и ужас. Судя по всему, во дворце творилось что-то страшное.

Наконец ему удалось сесть. Он огляделся. Странно, но находясь в своей комнате, в окружении привычных вещей, не хотелось верить в то, что где-то рядом творится беззаконие. Лорд обвел комнату взглядом, пытаясь найти что-нибудь острое. Но все холодное оружие, увы, было заперто в фехтовальном зале. На какую-то долю секунды старый воин пожалел о своем пристрастии к порядку. Неожиданно его внимание привлекло бронзовое зеркало в богатой золотой раме. Подобные предметы роскоши оскорбляли его вкус, но этой вещицей он дорожил. Ее, как высшую награду, преподнес лорду сам император после того славного поединка, в котором юный принц Викрам победил Раху.

Лорд Бхима осторожно сполз с кровати, встал на колени и попытался дотянуться руками до зеркала. Одна сторона рамки имела слегка заостренный край. Потребовалось немало времени, чтобы дотянуться до него, еще больше – чтобы взять в руки, лечь на спину, прижать туго переплетенные ремни к острому краю.

Отчаянные крики в коридорах дворца постепенно затихли. Но именно тогда, когда Бхима подумал, что страсти, видимо, улеглись, тишину разрезал одинокий вопль, полный отчаяния. Какие безумия творит Раху?

Лорд Бхима почти перерезал ремни, когда за дверью послышались шаги. Не успев спрятать зеркало, он торопливо метнулся к кровати.

Дверь с грохотом распахнулась, и в комнату вошел молодой офицер-синха. Руки и накидка воина были забрызганы кровавыми пятнами. А ноги, обвитые ремешками сандалий выглядели так, словно он по колено искупался в крови. Офицер держал меч в руке, хоть во дворце запрещалось носить оружие даже воинам-синха.

Вслед за ним порог переступил сам Раху, на его одежде тоже виднелись алые пятна. И выглядел он непривычно удрученным.

– Приношу извинения за доставленные неудобства, лорд Бхима.

Бхима осторожно пошевелил руками, убедившись, что достаточно одного резкого рывка, и ремни спадут с затекших от неподвижности запястий.

– Ты сейчас похож на мясника, – мрачно заметил он.

– Ну что ж, можете называть меня и так, – согласился Раху, пряча меч в ножны. – Но все, что я сделал, сделано во благо Ангиры.

Лорд Бхима сурово сдвинул брови:

– Всякое грязное дело стараются оправдать благими целями.

– Возможно, – Раху посмотрел на свои окровавленные руки так, словно они принадлежали кому-то другому: с раннего детства он был ярым приверженцем телесной чистоты. – Сегодня я поставил на карту все, включая свою репутацию, – заявил он, переведя взгляд на бывшего наставника.

– Что ты сделал? – требовательно, словно Раху все еще был его учеником, спросил Бхима.

Опустив голову как провинившийся мальчишка, Раху ответил:

– Мы напали на императора и его семью, когда все они собрались в Главном зале.

У лорда Бхимы потемнело в глазах, он задыхался.

– Ты… значит, ты устроил резню и убил их всех… безоружных?

– Это было честное сражение, – резко бросил Раху, оправдывая себя. – Даже безоружные, они отчаянно защищались. – Затем, помолчав, виновато признался:

– Но, думаю, окажись вы там, мы понесли бы большие потери.

– Тогда почему ты оставил меня в живых? – лорд Бхима печально покачал годовой, с трудом удерживая наворачивающиеся на глаза слезы. – Почему не дал умереть вместе с императором? Только для того, чтобы сейчас поиздеваться надо мной?

Раху, не сдерживая свои чувства, нетерпеливо шагнул вперед:

– Не смею спрашивать, одобряете вы или нет мои действия, потому что заранее знаю ответ. Но взываю к вашему благоразумию. В конце концов, у нас с вами одна общая цель: мы пытаемся защитить честь и наследие Ангиры.

– Лучше подумай, что ты оставил от этой чести!

– Хорошо, оставим честь в покое, поговорим о наследии. Мы все – ангирийцы, и должны ими остаться, – начал издалека Раху. – Или вы, может быть, предпочитаете, чтобы лучшие представители нашей молодежи разлетелись по чужим мирам, а затем вернулись к нам врагами? Вы хотите, чтобы наш мир погрузился в царство анархии? Вы же знаете истинное положение дел не хуже меня. Крестьяне доведены до отчаянного состояния и вот-вот восстанут. Нашему миру нужна железная рука, способная вернуть ему спокойствие и равновесие.

– Но я давал клятву императору верой и правдой служить ему до конца своих дней, – стоял на своем лорд Бхима.

Лорд Раху кисло поморщился:

– Императора больше нет. А вместе с ним уничтожен и весь его многочисленный род.

Бхима недоверчиво округлил глаза:

– Ты уверен?

– Вы же сами учили меня доводить до конца всякое начатое дело, – раздосадовано прикусив губу, Раху склонился над учителем. – Соглашайтесь стать нашей совестью и нашей честью, лорд Бхима. Только вы с вашей ничем не запятнанной репутацией способны возглавить Реставрацию.

Бхима вспомнил о своих сомнениях, о своем несогласии с покойным императором. Клятва верности связывала его по рукам и ногам, вынуждая с мучительной болью стоять в стороне и наблюдать, как император методично и неторопливо разрушает их мир. Упрямо следуя навязчивой идее модернизации Ангиры, он погубил множество знатных семей и разорил все крестьянство. И что еще хуже, император понастроил множество современных шахт и заводов, которые стали губить и природу, и самого человека.

Надежды лорда Бхимы на то, что принц Викрам положит конец этому безумию и залечит раны Ангиры, не оправдались. Принц Викрам, по малодушию, принял сторону чужеземцев. Его возвращение, похоже, грозит еще большими бедствиями. Презирая самовлюбленного лорда Раху, Бхима не мог не признать, что во многом молодой честолюбец был прав. Гибельный процесс модернизации необходимо остановить любой ценой! Так что цель у них действительно одна.

Внезапно лорда Бхиму осенила интересная мысль: может, не стоит отказываться от предложения Раху? Возможно, он, Бхима, сумеет умерить чрезмерную прыть бывшего ученика, сумеет обуздать его тщеславные порывы? А может, ему даже удастся повернуть вспять процесс разрушения? Разве спасение целого мира не стоит такой, в общем-то эфемерной, жертвы, как честь? Ведь даже «Кодекс воина» гласит, что интересы общества должны стоять выше интересов отдельной личности.

– А что будет, если я откажусь присоединиться к вам? – осторожно спросил Бхима.

Раху нервно облизал губы, напоминая азартного игрока, готовящегося к последнему, решающему броску игральных костей.

– Я отправлю вас в выбранное вами же место и предоставлю полную свободу передвижения. Но по истечении суток прикажу своим воинам начать охоту на вас.

– А если я выберу Котах? – Бхима сознавал, что играет со смертью.

Раху не терпелось как можно скорее заполучить лорда Бхима в качестве союзника.

– Вас доведут до самой границы Котаха, чтобы вы не передумали, – он учтиво склонил голову. – Я вижу вас насквозь, учитель. И понимаю, что вас надо поставить перед настоящим выбором, иначе вы никогда не решитесь перейти на мою сторону.

Лорд Бхима призадумался. Даже своей смертью он не воскресит императора. Защищать же порядки, погружающие мир в хаос, бессмысленно. А его визит в Котах означал бы продолжение резни. Если же оставить Раху без присмотра, он может утопить всю Ангиру в море крови. Уж Бхима-то хорошо знал своего ученика. Что делать? Какой путь избрать? Всю свою сознательную жизнь Бхима черпал силы и мудрость из «Кодекса воина», но сейчас следовать догмам было равносильно смерти, а альтернативный вариант вел к бесчестию. И старый воин, пожалуй, впервые в жизни почувствовал себя бессильным и растерянным, как заблудившийся ребенок.

– Сложившиеся обстоятельства требуют более существенных, чем твоя клятва, гарантий. Только получив эти гарантии, я смогу присоединиться к тебе, – силясь сохранить остатки самообладания, с горечью произнес Бхима.

– Я готов вручить вам императорскую печать и прочие символы власти. Что вы на это скажете? Кроме того, обещаю не принимать никаких решений без вашего одобрения. – Раху лукаво улыбнулся. Он знал, какую приманку бросить жертве.

Лорд Бхима не сводил с него глаз.

– Почему тебе так нужна моя поддержка?

– Потому, что я дорожу вашим мнением, – Раху передернул плечами, – и потому, что я не глуп: ваша поддержка поднимет авторитет моего режима в глазах общества.

– А мне кажется, наши репутации уже ничто не спасет, – в следующее мгновение Бхима рывком сбросил с рук ремни и, резво вскочив на ноги, всей массой своего тяжелого тела повис на плечах зазевавшегося собеседника. Растерявшийся от неожиданности лорд Раху рухнул на колени.

Не теряя ни секунды, Бхима сдавил одной рукой запястье бывшего ученика, направив острие его меча в пол, а другой – его горло. Лейтенант-синха, обнажив меч, ринулся вперед.

– Ни с места! – прорычал Бхима, сжимая пальцы на шее жертвы. – Иначе я скручу ему голову.

Задыхающийся Раху прохрипел что-то невнятное и, приподняв меч, приказал воину не приближаться. Как только тот попятился к двери, Бхима перевел взгляд на Раху.

– Я только что продемонстрировал тебе, что помимо предложенного тобой, у меня есть и свой вариант выбора. И всегда будет. Я никому не позволю воспользоваться мною только для того, чтобы потом выбросить меня, как мусор, на помойку. Ты понял? – он скорее почувствовал, чем увидел, как Раху, тяжело дыша, кивнул головой, несмотря на пальцы, мертвой хваткой вцепившиеся ему в горло. – Я помогу тебе. Но не ради тебя или себя, а для того, чтобы положить конец страданиям нашей родины.

Он наконец разжал свои пальцы. Молодой лорд, уронив голову и опершись на руки, закашлялся, жадно ловя ртом воздух. Потом, потирая одной рукой горло, другой поднял меч.

Бхима, демонстративно поправив ремни, все еще стягивающие лодыжки, приготовился достойно встретить удар. И был почти разочарован, когда молодой лорд вместо того, чтобы нанести обидчику смертельный удар, острым клинком перерезал его путы.

– Давайте заключим сделку, – предложил лорд Раху.

– Лорд! Лорд! – в комнату ворвался запыхавшийся воин-синха. – Принц Викрам забаррикадировался в Старой Часовне. А когда мы взломали дверь, он куда-то исчез. Должно быть, там есть потайной ход.

Раху хотел что-то сказать, но снова закашлялся. Прокашлявшись и отдышавшись, он приказал:

– Так найдите вход!

Вестник беспомощно развел руками.

– Лорд, мы уже все обыскали и ничего не нашли.

– Если он опустился на нижние уровни, то долго там не проживет, – лорд Бхима брезгливым движением отбросил в сторону обрывки ремней.

– Что касается меня, то я не верю в слухи о привидениях и предпочитаю собственноручно довести начатое дело до конца. – Раху круто повернулся и выжидающе посмотрел на бывшего наставника. – Итак, лорд Бхима, вы готовы заключить сделку? Или намерены хранить верность покойникам? Впрочем, в любом случае я сдержу свое слово и предоставлю обещанную вам свободу. На один день, правда.

Лорд Бхима массировал занемевшие ноги. Останься в живых любой другой сын императора, а не Викрам, он поступил бы иначе. Но сейчас… С какой стати рисковать жизнью, защищая идиота, ставшего наполовину чужаком?

– Хорошо. – Тяжело вздохнув, он вдруг почувствовал себя старым и смертельно уставшим. – Я помогу тебе.

Раху не скрывал своего удовлетворения, услышав эти слова.

– Лорд Бхима, я собираюсь вести свою армию к реке. Возможно, там мы разыщем и схватим принца. А вы должны найти потайной ход в Старой часовне, – он повелительно кивнул лейтенанту. – Приведи дюжину воинов и помогите лорду Бхиме.

В это время взгляд старого лорда упал на его собственное соропа: от соприкосновения с одеждой Раху на светлой материи появились кровавые пятна. Бхима криво усмехнулся. Разве может быть иначе? Всякий, соприкасающийся с убийцей, пятнает себя чужой кровью. Все его попытки убедить самого себя в правильности выбранного пути… неужели он боится смерти? Да нет же! Тогда как объяснить… мысли путались, в груди появилось ощущение тяжести, как будто над ним навис неумолимый груз рока.

– И что ты намерен делать с принцем?

– Ради спасения нашего мира я пойду на все, – тихо произнес Раху.

– Нет! – Бхима решительно тряхнул головой. – Этот безобидный глупец никому не причинит вреда. Запри его где-нибудь во дворце, но не убивай, не усугубляй свою вину.

– Реставрация не нуждается в милосердии, – надменно заявил Раху.

– И все же мне хотелось бы сохранить хоть каплю чести и достоинства.

Раху задумчиво пожал плечами.

– Я с нетерпением жду известия о смерти принца. Но ради того, чтобы окончательно заручиться вашей поддержкой, я готов пожертвовать полнотой удовольствия. Если принца схватят живым, я передам его в ваши руки.

Лорд Бхима удовлетворенно кивнул головой. Теперь он действительно многим обязан Раху.

– Благодарю вас, лорд.

Но на сердце не стало легче от этой маленькой победы над молодым кровожадным реставратором. Бхиму не покидало ощущение, что он угодил в западню, как пресловутый простачок из сказки, поверивший, что получил выгоду от сделки с дьяволом.

Глава 5

Беглецы продвигались по ущелью, не выпуская из рук оружие. Было жарко и душно. Дым, клубящийся над стенами дворца, опускаясь вниз, стелился над ручьем, разъедал глаза, вызывал приступы удушающего кашля. Но путники упорно брели вперед.

Пройдя с полкилометра, они вдруг остановились, завидев восемь бездыханных тел, распростертых на скалистом дне ущелья. Чуть поодаль, наполовину в воде, лежал еще один труп. Струйки крови, стекая в ручей, окрашивали воду в алый цвет.

Урми, запрокинув голову, посмотрела на нависшие над ущельем и вонзающиеся в небо стены дворца.

– Должно быть, их сбросили сверху. Или они сами спрыгнули.

Принц непроизвольно вздрогнул:

– Их лица обезображены до неузнаваемости, но, судя по дорогим соропа, они принадлежали к «достойным».

Урми печально уставилась на мертвых.

– Им еще повезло умереть без мучений.

Обойдя трупы, маленький отряд двинулся дальше. Вскоре ущелье начало расширяться, переходя в скалистую, шириной около километра, долину.

– Тот самый император, который построил часовню, основал и монастырь, – принц указал на южную сторону долины. – В старые времена там обитали святые. Но сейчас святость, как впрочем, и большинство других добродетелей, остается невостребованной.

– Откуда вы знаете? – удивилась Урми. – Вы же более десяти лет отсутствовали.

– Сомневаюсь, чтобы за такое короткое время Ангира изменилась к лучшему, – сухо ответил принц.

Через несколько шагов на правом берегу ручья показалась большая ручная тележка с двумя огромными колесами, сколоченными из мелких деревянных планок.

– Кому она может принадлежать? – поинтересовался Зулу.

Принц, остановившись, подобрал с земли что-то, очень похожее на соломенную чашу, диаметром около метра и глубиной треть метра.

– Монахам. Видишь? Это их шляпа, – принц указал на завязки, прикрепленные к полям соломенного сооружения. – Утром ты уже видел нечто подобное.

Не скрывая любопытства, Спок перегнулся через бортик тележки.

– Похоже, кто-то собирался в прачечную. – Он осторожно дотронулся до мелкой корзинки, наполненной мылом.

Зулу, обойдя вокруг тележки, поднял одну из полдюжины шляп, валявшихся на земле, и пригляделся к ручью: его розоватая вода все еще хранила следы крови.

– Как видно, услышав истошные крики резни, монахи перепугались и сбежали. А может, их потряс вид крови. – Зулу надел шляпу на голову. Сквозь узкие щелочки между тесно переплетенными стеблями соломы ничего нельзя было разглядеть перед собой. – Наверно, убегая, они побросали шляпы, чтобы видеть дорогу.

Разрезав кинжалом ремень своей соропа, Урми принялась рыться в ворохе монашеских ряс, лежавших в тележке.

– Думаю, нам лучше переодеться в эту одежду.

– А я считаю, что нам надо как можно скорее оторваться от преследования, – опустив шляпу, возразил принц.

– По пути к Котаху мы можем встретиться не только с людьми Раху, но и с другими опасностями, – подчеркнуто бесстрастно проговорила Урми, наваливаясь грудью на борт тележки. – Ситуация изменилась, значит и нам надо измениться.

Зулу вонзил меч в доску рядом с плечом женщины, сделавшей вид, что ничего не заметила.

– Прежде, чем ты поведешь нас куда-то, мне бы хотелось побольше знать о тебе, Урми. Расскажи о себе поподробней. Насколько твой дядя был близок к истине? Отвечай, ты – шпионка?

Урми, судорожно вцепившись в ворох одежды, замерла неподвижно.

– Отвечай! – потребовал принц. Устало закрыв глаза, она вполголоса произнесла:

– Да. Но не в том смысле, какой померещился вам. – Она принялась рассматривать рясы и с яростью расшвыривать их по сторонам, не найдя подходящей. – Мы не собираемся ни свергать, ни сажать кого бы то ни было на трон. Мы защищаем сами себя, потому что имеем на это право. И не уступим его никому.

Принц с хмурым видом наблюдал, как Урми выбрала из кучи приглянувшуюся наконец-то рясу и, примеривая, приложила ее к телу.

– Не смей обращаться ко мне на языке «достойных», – ты к ним не принадлежишь.

– Нет, пожалуй, эта коротковата, – женщина швырнула рясу обратно в тележку. Очевидно, она продолжала говорить на языке «достойных», так как наследник нахмурился еще больше. – Вы не смогли бы сменить выражение своего лица? С таким мрачным видом вас можно водрузить на какую-нибудь башню, чтобы вы отпугивали демонов.

Казалось, Урми, пыталась скрыть свой собственный страх и сомнения, срывая злость на принце.

Губы наследника невольно растянулись в улыбке.

– Ну что же, я видел, с каким свирепым видом сражалась ты за меня, отпугивая демонов Раху. Так что в определенном смысле мы с тобой ровня.

На мгновение Урми потеряла дар речи – настолько неожиданной была реакция принца.

– Приятно сознавать, что хоть в чем-то пребывание в чужом мире пошло вам на пользу. Сейчас я окончательно убедилась, что вы не такой, как все остальные «достойные».

– Благодарю за комплимент. Ничего более приятного я не слышал за сегодняшний день, – принц навалился плечом на тележку. – Но позволь узнать, что ты имела в виду, говоря о защите своих прав?

Урми подняла еще одну рясу, внимательно разглядывая ее.

– Нам пришлось объединиться в отряды, чтобы устоять перед натиском бандитов и сборщиков налогов. Ваш отец поручил сбор налогов своим чиновникам, наделив их весьма обширными полномочиями. Чиновников же интересуют только деньги, а не то, как их собирать. Поэтому они не брезгуют пользоваться услугами разбойников и головорезов, и люди вынуждены отдавать намного больше, чем требует налог. А если человек начинает жаловаться властям…

– То жалобщик, очевидно, лишается головы, – принц взял из рук Урми рясу. – Я знаю, как мой отец относился к критике.

– Так что бандитов развелось уйма, – женщина снова повернулась к тележке, чтобы подобрать рясу для Зулу. – Поэтому нам и пришлось создать отряды самообороны и защищаться, хоть наши действия и выглядят незаконными.

Зулу поднял руку, требуя внимания:

– С отрядами самообороны все понятно, но это, тем не менее, не объясняет, зачем тебе понадобилось пробираться во дворец.

Осуждающе сдвинув брови, женщина выхватила рясу из рук молодого офицера и протянула ему другую.

– Сформировав эти отряды, мы установили контакты с другими деревнями и с городскими рабочими. Император был прав, намереваясь улучшить жизнь на Ангире. Но, к сожалению, он пошел по ложному пути.

– Уверен, отец сумел бы оценить твою помощь, – сухо бросил принц, старательно обматывая концы ленты вокруг рукояти меча так, чтобы колокольчики как можно меньше звенели.

– А если бы император не согласился с вами? – вежливо осведомился Зулу.

– Время рассудило бы нас, – коротко ответила Урми.

– Тогда еще один, последний, вопрос: можем ли мы доверять тебе сейчас? – вмешался в разговор Спок.

Женщина гневно сверкнув глазами, глянула на вулканца.

– Я дала слово дяде! – затем, оглянувшись на принца, добавила:

– Вы, Ваше Высочество, не единственный человек, которому он доверял. Я доведу вас до Котаха, а там сложу с себя все обязательства.

– Это значит, что до Котаха я смогу поворачиваться к тебе спиной, да? – криво усмехнувшись, уточнил наследник.

– Если я решусь убить вас, то сделаю это в честной схватке лицом к лицу, – торжественно поклялась Урми.

– Ты нахальна и бесцеремонна, но, как сказал твой дядя, ты – не лгунья. Я верю тебе, Урми. – С напускной веселостью принц обратился к вулканцу:

– Знаете, Спок, я между прочим, заметил, что вас окружает некая мистическая аура.

Не моргнув глазом, Спок продолжал рыться в ворохе одежды.

– Лично меня интересует не то, что люди замечают, а то, что скрывают.

– Ясно. Ну хотя бы что-то типа торчащих, заостренных, как кинжал, ушей, – театральным жестом взмахнув шляпой, принц церемонно протянул ее вулканцу. – Вам это будет к лицу.

Наконец, они закончили переодеваться. Широкие, просторные рясы, полы которых стелились по земле, скрывали беглецов от посторонних взглядов. Правда, громоздкие шляпы пришлось, прикрепив завязками, сдвинуть на затылок, а рясы подобрать и подвязать ремнями. Под свободно свисающими складками материи путники спрятали оружие, а длинные развевающиеся рукава надежно закрыли лишенные шерсти руки Спока и Зулу. Урми предусмотрительно привязала кинжалы к запястьям.

Когда все приготовления завершились, она повела маленький отряд на север долины по узкой тропинке, опоясывающей крутой склон. Из-за огромных шляп и неудобных ряс им пришлось семенить мелкими шажками, поэтому дорога казалась утомительной и бесконечной. На полпути к вершине холма принц вдруг резко остановился.

– Я так больше не могу, Урми. Вокруг – ни единой живой души. Шпионы могут разве что померещиться. Поэтому предлагаю повесить шляпы за спины, а рясы подвернуть.

– Пожалуй, здесь мы находимся в безопасности, – согласилась Урми.

Сдвинув шляпы и обмотав полы ряс вокруг пояса, они резко ускорили шаг.

Добравшись до вершины холма, беглецы остановились, чтобы перевести дыхание и осмотреться. Простиравшаяся внизу равнина была усеяна алеющими верхушками высоких гор. Массивные каменные глыбы – некоторые высотой с пятнадцатиэтажное здание, – как бы вырастая из земли оранжевого цвета, дерзко устремлялись ввысь. Их причудливо опоясывали желтые, розовые и оранжевые полосы горных пород, но доминировал красный цвет, затмевая все остальные. Это поле из гор тянулось до самого горизонта.

– Впечатляющее зрелище, – вполголоса пробормотал принц.

Прикрыв ладонью глаза, Зулу с любопытством разглядывал скопление причудливых сооружений ангирской природы, похожих на многоэтажные дома с плоской, словно столешница, крышей. Широкие промежутки между «домами» напоминали улицы и проспекты.

– Похоже на заброшенный людьми город.

Принц обвел рукой горы, указывая на отдельные, напоминающие башенные шпили, вершины.

– Если бы это был город, то в нем каждый мог бы владеть, по меньшей мере, замком.

– Тогда следует сказать: заброшенный сказочный город, – уточнил Зулу.

Не сводя глаз с поблескивающих на солнце, меняющих очертания горных вершин, принц мрачно усмехнулся.

– Как сказал поэт: «Великолепие померкнет, волшебство исчезнет – все недолговечно», – помолчав, наследник добавил:

– Как все короли и королевы, жившие здесь. – Он не устоял перед соблазном подразнить Урми:

– Я, наверное, должен сейчас всерьез призадуматься о своей участи, верно?

– Возможно, – женщина рассеянно поковыряла носком сандалии землю. – Но мне все это почему-то напоминает историю о глупом правителе, так сильно увлекшемся грандиозными проектами, что народ возненавидел его и восстал.

Принц пнул носком кусочек гравия, отослав его в пропасть.

– Значит, мораль такова: оставить этот мир вам с Раху, предоставив вам полную свободу действий.

Желая положить конец внезапно вспыхнувшему спору, Спок решительно шагнул к тропе:

– Нам еще далеко идти?

На несколько мгновений воцарилась тишина.

Все, казалось, были поглощены созерцанием пейзажа. Когда Спок нетерпеливо развернулся, зашуршав гравием, Урми сожалеюще вздохнула:

– Около пятидесяти километров. После чего нам придется преодолеть еще один горный перевал.

– Тогда почему бы нам не продолжить путь до тех пор, пока светло? – спросил Спок. – Так как на Ангире нет луны, то, боюсь, у нас с мистером Зулу возникнут проблемы. Мы не привыкли ориентироваться только по звездам, когда под ногами разверзаются бездны.

– Вы всегда интересуетесь только практической стороной дела, мистер Спок? – поинтересовался принц. – Я искренне сочувствую вам, если красота окружающего мира оставляет вас равнодушным.

– Я считаю сентиментальные рассуждения о достоинствах физических объектов пустой тратой времени. Драгоценного времени, заметьте.

Быстрым шагом Спок зашагал вниз по тропе.

Они пробирались через лес стройных колонн из песчаника, величественно застывших, будто оголенные, лишенные ветвей и листьев стволы деревьев. Границы света и тени разделялись так четко, что путникам казалось, будто они идут по клавишам огромного рояля.

У основания холма тропа, спускаясь в глубину равнины, расширилась, превратившись в своеобразную скалистую аллею, огражденную двумя высоченными горами.

Ступив в каньон, Урми с воинственным видом повернулась к своим спутникам:

– Не могли бы вы рассказать невежественной крестьянке, для чего вы хотите захватить наш мир?

– Мне горько вспоминать об этом, Урми, – подчеркнуто вежливо ответил принц, – но во Вселенной есть множество более прекрасных и совершенных миров, чем Ангира.

– Тогда почему же пришельцы не оставят нас в покое? – не унималась женщина.

Спок сохранял такое невозмутимое спокойствие, словно они совершали совместную послеобеденную прогулку, а не спасались бегством от кровожадного Раху.

– Не вдаваясь в подробности, со всей определенностью могу заявить, что Федерация предпочитает обзаводиться более выгодными и более благоразумными партнерами. Таков ее основополагающий принцип.

– Рассказывайте ваши сказки кому-нибудь другому! – Урми скептически выгнула бровь.

Почти битый час Спок пытался вразумить ее, терпеливо излагая благородные цели Федерации. Но, идя на поводу своего упрямства и подозрительности, женщина-крестьянка воспринимала его слова как обычную пропаганду. Ее колючие вопросы то и дело сбивали вулканца с толку, вынуждая вновь и вновь разъяснять основные положения «Размышлений Сурака» и «Трудов Менсиса».

Тем временем принц и Зулу, шедшие впереди, с интересом наблюдали за переменами, которые порождало клонящееся к закату солнце. Тени постепенно удлинялись, цвета менялись прямо на глазах. Рыжие тона сгущались почти до багровых, в то время как бледные оттенки переплавлялись в темно-оранжевые. Верхушки скал поблескивали, словно застывшие язычки пламени.

В сгустившихся сумерках Зулу казалось, что они никогда не выберутся из этого лабиринта каньонов. Даже горы теперь выглядели иначе: на их поверхности появились очертания уродливых впадин и трещин. Темнота рисовала свои картины.

– Итак, – вздохнул принц, – пора прощаться с волшебством сказки. А жаль, – он остановился и оглянулся.

– И тем не менее нельзя топтаться на месте в ожидании чуда. Не забывайте, – наставительно напомнил Спок, – альтернативой движению вперед и росту являются деградация и разрушение. Причем это одинаково справедливо как для сообщества миров, так и для одного, отдельно взятого, мира.

Принц жестом руки предложил остановиться.

– По-моему, тебе надо отдохнуть, Урми. Мистер Спок может заговорить тебя до смерти. Почему бы вам обоим не помолчать и не полюбоваться исчезающим прекрасным видом?

– Не возражаю, – она смущенно потерла лоб. – Но я никак не могу поверить в то, что, помогая нам, они тем самым помогают и себе.

Принц снисходительно заметил:

– Ангирийцы все видят сквозь призму собственного эгоизма, другие народы научились иначе смотреть на окружающие их миры.

– В таком случае, я, должно быть, слишком глупа для того, чтобы понять это. – Урми вдруг громко рассмеялась. – Но зато я догадалась, как вам удалось обвести вокруг пальца такого доверчивого человека, как принц.

Шутливые нотки в ее голосе не обманули Зулу: за напускной веселостью женщина скрывала обиду и боль. Разговоры с принцем и Споком не переубедили ее, она осталась при своем мнении.

Еще в раннем возрасте Зулу научился без труда распознавать скрытую озлобленность и враждебность за самым дружелюбным голосом. Путешествуя с семьей, он частенько сталкивался с такой формой поведения колонистов. Отец как-то сказал ему, что причиной враждебности человека бывает, как правило, неуверенность в своих силах. И уже тогда Зулу понял, что усмирить чужую враждебность способна лишь собственная активная доброжелательность.

– Так что же мы должны сделать, чтобы убедить тебя? Мы не собираемся завоевывать твой мир, – полушутливо сказал он.

Женщина сердито засопела и насупилась.

– Вы должны вернуться домой и никогда больше не появляться на Ангире.

Порывисто развернувшись, принц шагнул назад к Урми:

– Для таких людей, как Зулу и мистер Спок, домом является не какая-то одна планета, а целая Галактика.

– Дом есть у каждого, – выразительным жестом Урми указала на небо, на окружающие их горы.

– Но не у космических странников. Применительно к нам, скорее, уместно говорить о месте рождения, чем о доме, – пояснил Зулу, успев вовремя остановить принца: еще секунда, и наследник угодил бы в наполненный водою ров.

– Неужели вы родились на звездолете? – с неожиданным интересом спросила Урми.

Длинные ноги принца позволили ему легко перешагнуть ров, зато Зулу потребовалось усилие, чтобы перепрыгнуть его.

– Нет, – ответил он, благополучно перебравшись на другой берег рва. – Но такое вполне могло произойти. Моя мать занималась изучением сельскохозяйственных культур и условиями их произрастания. Поэтому мы то и дело перебирались из одного мира в другой.

– Тогда где же вы родились? – судя по всему, Урми прямо-таки сгорала от любопытства.

– На Земле, – ответил Зулу. – Но я знаю ее только по книгам и… по своему воображению. – Он усмехнулся. – Ребенком я фантазировал, представляя зеленые лесистые холмы, великолепные замки и дворцы на месте грязных колонистских ферм. А вместо грубых, невежественных фермеров я видел изысканно одетых господ и дам. Так продолжалось довольно долго, пока мои родители не решили отправить меня на родину, совершив тем самым огромную ошибку.

Зулу замолчал, как бы заново переживая то свое злосчастное путешествие.

– А что произошло? – поинтересовалась Урми, с легкостью перешагивая через ров.

Зулу подождал, пока Спок присоединится к ним на другой стороне рва, и вернулся к рассказу:

– Чтобы понять это, надо представить, каким идеалистом мог иногда быть мой отец. В частности, он не разрешал мне пользоваться услугами универсального переводчика, считая, что я должен думать и говорить на японском языке. Поэтому мне приходилось буквально разрываться между английским и весьма неудовлетворительным японским.

– Странно, ты же говорил, что тебе дали имя одного из персонажей классического японского романа. Как же ты читал литературу, если плохо знал язык? – широко расставив ноги, принц встал на плоский каменный выступ.

– А я и не читал. – Зулу вслед за наследником взобрался на выступ. – Японским мы пользовались дома для обычного ежедневного общения. И я полагал, что этого вполне достаточно для владения языком. Но, вернувшись на Землю, убедился, как жестоко я заблуждался… Таксисты всегда пытались надуть меня с платой за проезд. Торговцы и клерки предпочитали в первую очередь обслуживать других клиентов, игнорируя меня. Бесчисленное количество раз люди проявляли ко мне такое пренебрежение, словно я был грязью под их ногами.

– Ничего не понимаю, – принц спрыгнул с выступа, – Когда я гостил на Земле, у меня не было подобных проблем. Напротив, люди относились ко мне радушно и гостеприимно.

– На Земле, особенно в Азии, бытует двойная норма поведения, – Зулу продвигался вперед, с осторожностью переступая через обломки камней. – Гостю оказывают внимание, окружают заботой. Вернее сказать, относятся к нему, как к нерадивому дитю. Но я и моя семья не имели права рассчитывать на такие поблажки, мы обязаны были владеть родным языком в совершенстве, как любой коренной житель.

– Или же объясняться на пальцах и рычать, как животные, верно? – уточнил принц. – Так, по крайней мере, говорил Байбил. Он всегда настаивал на том, чтобы мы вели разговоры на ангирийском языке во избежание засорения родной речи.

– Значит, у тебя нет… корней? – в голосе Урми прозвучало искренне удивление. А пауза перед последним словом появилась по вине универсального переводчика. Женщина употребила термин «панку», имеющий множество значений, поэтому переводчику потребовалось время, чтобы из всего разнообразия выбрать наиболее подходящий для данной ситуации вариант.

Но Зулу помнил и другие значения слова, имеющие почти мистический характер: пень, пускающий молодые ростки, источник и так далее.

– Ты права, – тихо произнес он. – У меня нет панку.

– Но это же все равно… – на этот раз запнулась Урми, подбирая слова, способные выразить ее недоумение и ужас, – что мир без неба.

– Таким образом, понятие «дом» чуждо для меня так же, как ангирийцам понятие «луна», – добродушно подытожил Зулу.

– Луна? – женщина вопрошающе взглянула на принца.

Подняв руку, наследник очертил ею круг в воздухе.

– Это – разновидность планеты, которая отражает солнечный свет даже ночью.

Урми сморщила лоб, недоверчиво оглядела Спока и Зулу: уж не задумали ли чужеземцы очередную хитрость?

– Звучит просто не правдоподобно.

– Заблуждаешься.

Спок собрался было пуститься в пространные научные объяснения, но женщина нетерпеливо отмахнулась от него:

– Впрочем, все это неважно. Насчет луны еще можно понять, но вот то, о чем вы рассказали, – она сочувствующе посмотрела на Спока и Зулу, – производит угнетающее впечатление. Ведь это ужасно – сознавать себя неприкаянным чужаком в любом мире.

– Не более ужасно, чем положение, в котором оказался я, – заметил принц, шлепая подошвами сандалий по раскаленному песку. – Мне приходится расплачиваться кровью, пока, правда, чужой, за все эти знания о луне и планетарных кольцах.

– Значит, пока еще по сравнительно низкой цене, – вставил свое слово Спок, следуя за Урми по пятам.

Склонив голову набок, принц с любопытством глянул на вулканца.

– Это на ваш взгляд. Хоть, вполне возможно, мне просто не хватает вашей философской беспристрастности, мистер Спок. Но я чувствую себя изолированным от мира, как будто меня поместили в стеклянную банку, откуда можно все видеть и слышать и нельзя ни к чему прикоснуться.

– Вы имеете в виду Ангиру? – голос Урми смягчился.

– Не только. И Федерацию тоже, – вскинув голову, принц двинулся дальше.

– Лично я предпочитаю жить в темнице бок о бок с кик-киками, чем прозябать в изгнании, – решительно заявила женщина.

Принц поправил свернутую в складку и обмотанную вокруг пояса рясу.

– А мне хотелось бы обрести покой и жить нормальной человеческой жизнью в безопасном мире, где никто не пытается нанести соседу предательский удар в спину.

Вознамерившись во что бы то ни стало защитить честь своего мира, Урми гремя размашистыми шагами нагнала наследника.

– Вас послушать, так Ангира представляет собой что-то вроде клубка ядовитых змей или сборища отъявленных негодяев. А ведь мы с друзьями всего лишь боремся за справедливость.

Принц деликатно прокашлялся.

– Разве это борьба? Сплошная резня. Другое дело – Федерация. Там существуют законы и суды, позволяющие каждому отстаивать свою точку зрения не только с помощью меча.

– Зато нас, жителей Ангиры, нельзя назвать кучкой кичливых ораторов, – с гордостью заявила Урми. – И мы всегда готовы умереть во имя благородной цели.

– Заверяю тебя, что жители Федерации достойны не меньшего уважения. Но они, в отличие от вас, не размахивают мечом всякий раз, когда им не хватает аргументов в споре, – принц поднял руку, а затем резко опустил, демонстрируя удар воображаемым мечом.

Урми цепко впилась взглядом в лицо наследника.

– Неужели вы так сильно ненавидите Ангиру, что предпочитаете провести жизнь в стеклянной банке? – не дождавшись ответа, она порывисто повернулась к Зулу. – Ну, хорошо. А ты, Зулу? Скажи честно, как тебе, человеку без роду и племени, живется?

Несколько мгновений молодой офицер молчал, мысленно взвешивая возможные ответы. Прежде всего напрашивалось желание дать понять, что он не намерен посвящать посторонних в свои личные дела и проблемы. Но смущение и искренняя тревога Урми не могли не задевать его, тем более сейчас, после побега из дворца. Женщина-ангирийка заслуживала нечто большее, чем просто сухой ответ.

– Человек, подобный мне, как правило, рано или поздно становится хамелеоном и приспосабливается к жизни, – ответил наконец Зулу.

Урми снова беспомощно оглянулась на принца.

– Кем?

– Это такое земное существо, способное менять свою окраску, как только изменяется внешняя среда, – наследник замялся, задумчиво почесывая щеку. – Похожее на «кайта», но имеет тело рептилии.

Урми снова повернула голову к Зулу.

– Значит, ты научился скрывать свои чувства и мысли, научился лицемерить?

Сосредоточенно раздумывая над ответом, землянин замедлил шаг. Он оказался в затруднительном положении: дебри психологических исследований были за пределами его интересов.

– Нет. Но я научился читать чужие мысли и считаться с ними.

– А значит, и пресмыкаться перед другими? – насмешливо уточнила Урми.

– Не торопись с выводами, – Зулу протестующе взмахнул рукой. – Я продолжаю оставаться самим собой. В разных мирах господствуют разные образы мышления и манеры поведения. Их, как языки, можно изучать. – С напускным безразличием он пожал плечами и добавил:

– Если человек преуспел в этом, то он имеет репутацию интересного собеседника.

Принц окинул друга пронизывающим взглядом.

– И тем не менее, при всем пристрастии к познанию чужих миров, в мечтах ты неизменно уносишься к временам мушкетеров и, рисуя в воображении их мир, называешь его своим.

– Пожалуй, ты прав, – согласился удивленный Зулу.

– Но такое положение вещей кажется мне противоестественным, – нахмурилась Урми.

Зулу тяжело вздохнул.

– Видимо, еще ребенком я устал от перемены мест, от необходимости то и дело привыкать к новой, незнакомой мне, обстановке. Скорей всего, я страстно хотел проживать в одном-единственном мире, вот и выбрал себе мир мушкетеров, – он виновато оглянулся на старшего офицера. – Думаю, мне всегда не хватало такой силы характера, как у тебя, Спок.

– Скажи лучше, такого воспитания. И выучки, – к немалому удивлению Зулу, уточнил Спок. И насколько молодой офицер помнил, ничего более приятного в свой адрес он не слышал из уст своего старшего коллеги.

Урми обхватила себя руками за плечи, словно ее начал бить озноб. Казалось, она только сейчас осознала, насколько чужды ей взгляды пришельцев, и ужаснулась.

– Понять вас троих для меня посложнее, чем понять десять тысяч лун.

– Сравнивая меня с луной, ты льстишь мне, Урми, – принц прикоснулся кончиками пальцев к своей груди. – Я ведь, в отличие от луны, не излучаю света по ночам. – Желая сменить тему разговора, он взял Спока за руку. – Кстати, уже стемнело. А поскольку Ангира лишена такого «достижения цивилизации», как лунный свет, то вам, мистер Спок, лучше держаться за мою руку. А Урми, надеюсь, окажет любезность и возьмет за руку Зулу. Со всей ответственностью утверждаю, что он регулярно – разумеется, по возможности – моет руки.

В тот же миг Зулу ощутил прикосновение холодной жесткой ладони ангирийки.

– Поражаюсь, как вам удается вообще что-то видеть, имея такие крошечные глазки.

– Тише, тише, – принц шутливо нахмурился. – Нельзя смеяться над убогими и обездоленными. Разве они виноваты в том, что родились с такими крохотными глазами-бусинками?

– О нет, я не смеюсь, – женщина виновато пожала руку спутника.

* * *

Как видно, для лорда Бхимы выдался самый неудачный день в его жизни, большую часть которого он провел в Старой Часовне, безуспешно пытаясь разыскать потайной ход. В конце концов, устав до смерти, он запер дверь в часовню на огромный висячий замок и строго-настрого запретил кому-либо приближаться к ней. Уже начало смеркаться, когда он решил обследовать территорию вокруг дворца.

Прошло немало времени, прежде чем Бхима в сопровождении воинов-синха добрался до ущелья. На протяжении всего пути фанатично настроенные приверженцы Раху всем своим видом выражали свое неудовольствие тем, что вынуждены подчиняться старому и, по их мнению, выжившему из ума лорду. Им не терпелось поскорее вернуться во дворец, где они могли бы покрыть свои имена бессмертной славой. Но, добравшись до ущелья, они послушно разбрелись в разные стороны как породистые охотничьи псы, принюхиваясь к запахам преследуемой жертвы.

Уже у входа в ущелье Бхима, подойдя к офицеру, поймал на себе настороженный взгляд молоденького лейтенанта. Тот, как видно, не доверял человеку, ставшему сторонником Раху только после окончания резни.

Лорд Бхима осветил факелом землю под своими ногами, стараясь получше разглядеть крошечные капельки засохшей крови.

– Итак, вы обнаружили следы раненого человека?

– Да, лорд. Они, кажется, ведут туда. – Лейтенант указал рукой в сторону пустошей.

– Возможно, какой-нибудь монах шел в монастырь, – размышлял вслух Бхима. Неожиданно бросив взгляд на лейтенанта, он сурово сдвинул брови. – А почему ваша накидка болтается за спиной, а не покоится, как положено, на груди?

Услышав слова лорда, рядовые воины поспешно перекинули свои накидки на грудь. Но молодой офицер дерзко заткнул окровавленный край одеяния за ремень, рядом с мечом и кинжалом.

– Так удобнее, – вызывающе заявил он, усмехнувшись уголком рта. Казалось, он не считал нужным скрывать чувство превосходства над старым лордом.

– Солнце скоро совсем скроется. От ночного холода сможет защитить только одежда, а не добродетели. Наденьте накидку, – властно приказал лорд, вложив в голос всю твердость воли.

Уголки губ лейтенанта вздрогнули в пренебрежительной улыбке.

– Я согреюсь, как только мы начнем преследование, – подчеркнуто вежливо возразил офицер, давая понять, что лорд Бхима упал в его глазах еще ниже.

Старый лорд гордо поднял голову. В конце концов, он требует повиновения, а не вежливого поклонения.

– Это приказ, лейтенант. Я хочу, чтобы вы набросили накидку на плечи. И я не позволю вам устраивать сцены на глазах у подчиненных. Вы поняли?

– Да, лорд.

Лейтенант неохотно потянулся рукой к накидке.

– Когда приведете себя в порядок, постройте людей. – Бхима посмотрел в сторону пустошей. – И не забудьте выслать вперед разведчика.

– Как вам будет угодно, лорд.

Лейтенант поспешно развернулся, чтобы выполнить распоряжение Бхимы.

Старый лорд задумчиво смотрел вслед молодому офицеру. Изначально три полка синхов предназначались для подготовки кадетов из семей «достойных» к службе в рядах старшего офицерского состава армии и были не столько учебными подразделениями, сколько своеобразным элитным клубом. Но Раху и его сторонникам удалось перевоспитать благородных синха в молодых воинов с диким взглядом, горящих желанием сложить головы ради возвращения Ангиры к старым порядкам.

Натренированные и выносливые, синха были способны бежать день и ночь без отдыха, а наутро вступить в ожесточенный бой с врагом. Нет, ему, лорду Бхима, не хотелось бы оказаться на месте жертвы, которую преследуют такие охотники.

Глава 6

Беглецы шли всю ночь и половину следующего дня, делая лишь короткие остановки. Наконец скопление гор осталось позади, и они вошли в узкий проход, извивающийся, как змея, вдоль причудливо изогнутых склонов очередного горного кряжа. Казалось, гигантская детская ладошка налепила когда-то из глины разного рода фигурки и расставила их по склонам подсыхать на солнце.

Спустя несколько часов ходьбы беглецы вновь натолкнулись на следы былого сражения. Урми, возглавлявшая отряд, неожиданно замедлила движение, широко шагнула, словно переступая через большой камень, и пошла дальше. Зулу, следовавший за ней, непроизвольно взглянул под ноги и, увидев лежащий на земле человеческий череп, так резко остановился, что принц, с ходу налетев на него, чуть не сбил с ног.

– Что здесь произошло? – тревожно спросил землянин.

Глаза принца застыли в ужасе, когда он посмотрел вперед: по всему дну ущелья были беспорядочно разбросаны кости. В тени скал они своим мерцанием напоминали буквы какого-то странного смертоносного алфавита.

– Не знаю.

– Здесь имела место либо битва, либо резня, – Спок подобрал с земли череп, почти до основания разрубленный на две части. – Судя по состоянию костей, это произошло несколько лет тому назад. – Он указал на испещрившие череп царапины. – А это – следы зубов животного. Полагаю, кости разбросаны пожирателями падали. – Внимательно осмотрев клинообразные выступы скалы, он добавил:

– Специфическая окраска нижних слоев горы не оставляет сомнений в том, что эта территория подвергалась затоплению. Очевидно, потоки воды унесли кости еще дальше, за пределы видимости нашего зрения.

Урми повернулась к Споку.

– Мне следовало заранее предупредить вас о том, что придется привыкать к подобного рода зрелищам, – она кивнула на кости. – Здесь когда-то проходил наш караван, и на него напали бандиты.

Медленно пройдя вперед, принц попытался представить численность каравана:

– Я вижу по крайней мере десяток черепов. И, похоже, впереди их не меньше. Думаю, это был довольно большой караван.

– Да, но банды головорезов с каждым днем становятся все многочисленнее и сильнее, – раздраженно заметила Урми. – Они постоянно совершают набеги на долину.

Принц взял череп из рук Спока.

– Неужели они способны на такое? Как они смеют?

Урми судорожно вцепилась пальцами в мешок с продуктами, заметно полегчавший за время путешествия.

– Речь идет не о горстке сбежавших из тюрьмы преступников или обиженных фермерах. Начиная реформы, ваш отец конфисковал земли у многих мелких землевладельцев, заплатив им лишь крупицу от истинной стоимости их участков. И все эти люди, некогда причислявшие себя к сословию «достойных», вместе со своим ближайшим окружением стали бандитами.

Принц осторожно опустил череп на каменистую землю.

– Как я не догадался сразу? Во всех несчастьях Ангиры, судя по всему, виноват мой отец и его планы модернизации, – он резко выпрямился. – Думаю, этих бедняг надо похоронить, Урми.

Женщина таким взглядом обвела дно ущелья, как будто груды костей означали для нее вполне естественное приложение к окружающим горам.

– Очнитесь, Ваше Высочество. Забудьте о правилах приличия, они канули в преисподнюю вместе с той, прежней Ангирой. Сейчас у нас едва хватает времени, чтобы спасти свои собственные жизни.

Принц задумчиво повернулся к Зулу.

– Знаешь, теперь я понимаю, что чувствуют герои земных сказок, возвращаясь домой после ночного путешествия и узнавая о своем двадцатилетнем отсутствии, – он беспомощно, почти с мольбой в глазах, посмотрел на Урми. – По сравнению с жестокостью и дикостью сегодняшней реальности прошлое, наверное, видится тебе в розовом свете.

– Да, я хорошо помню те далекие времена. Сейчас они кажутся несбыточной мечтой. Нас отделяет от них множество смертей, которые нельзя забывать. – С решительным видом она подступила к Споку. – Вы все еще хотите, чтобы Ангира присоединилась к Федерации?

Спок провел рукой по складкам одежды.

– Не хотелось бы выглядеть бессердечным и равнодушным к страданиям вашего народа, но не могу не сказать, что Федерация успешно помогала мирам, находящимся в гораздо худшем положении, чем вы. Возможно, сочетание гордости с отчаянием является одним из тягчайших грехов… и крайне опасной философией.

– Хочется верить, что у нас еще осталась надежда, – с тоской проронила женщина. Спок поднял голову к небу.

– Жаль, что не могу показать вам эти миры. Думаю, тогда бы вы поверили мне.

Но сомнения продолжали мучить Урми, не позволяя сделать выбор между собственными убеждениями и светлой надеждой, рождавшейся от слов Спока.

– Почему ты так упрямо противишься истине? – мягко спросил наследник.

Очнувшись от раздумий, женщина пристально посмотрела на принца, потом на вулканца.

– Нет, – решительно заявила она. – Вам не удастся околдовать меня, как принца, красивыми словами.

Затем круто развернулась и, старательно переступая через кости, быстрым шагом пошла вперед, как будто стремилась убежать не только от ужасающего зрелища, но и от Спока.

Пройдя километров десять, путники начали взбираться на горный перевал.

– До долины, где находится деревня Урми, осталось три километра, – напомнил принц.

Едва он успел высказаться, Урми неожиданно подняла руку, давая знак остановиться.

– Думаю, нам надо надеть шляпы.

– А что, собственно, случилось? – поинтересовался принц, водружая шляпу на голову.

– В здешних местах живет поющая ящерица. Обычно в это время она затягивает свою песню. Но сейчас подозрительно тихо.

– Может, ее убили? – предположил Зулу.

– Никто из местных жителей не посмеет поднять на нее руку.

Урми беспокойно оглянулась, но Спок и Зулу уже надели шляпы: окружающий пейзаж мгновенно скрылся за ширмой из плотно переплетенных стеблей соломы.

– Поблизости могут находиться бандиты. Будем надеяться, что они еще достаточно далеко и не успели разглядеть мистера Спока и Зулу.

– Но сейчас еще совсем светло! – возмутился принц. – Я уверен, бандиты не посмеют напасть на нас среди бела дня, к тому же, мы находимся совсем близко от твоей деревни, Урми.

Женщина расправила свернутую у пояса рясу, опустив подол до земли.

– Посмеют, если это будут люди лорда Гайу. Он по-прежнему считает себя законным хозяином долины.

Зулу и. Спок, не споря, последовали примеру Урми, но принц, оцепенев от удивления, стоял неподвижно, как вкопанный.

– Лорд Гайу? Но он же выходец из старого благородного рода.

– Да, но к сожалению, даже родословная не способна защитить от конфискации земель и последующего разорения.

Принц, понурив голову, нехотя опустил рясу.

– Создается впечатление, что мой отец только тем и занимался, что порождал себе врагов, доставляя неприятности всем и каждому. Верно?

– У некоторых людей это, увы, становится потребностью:

– буркнула Урми и посоветовала Споку и Зулу:

– Идите медленно, маленькими семенящими шажками, иначе будете наступать на подол собственной рясы.

Принц поспешил добавить:

– И слегка склоните головы. Мы должны выглядеть как жрецы, молящие богов о куске хлеба. А чтобы лучше войти в образ, нужно думать о смирении, – не удержавшись, он, озорно сверкнув глазами, повернул голову к вулканцу:

– А в вашем случае, мистер Спок, о педантизме.

Продолжая путь, они начали спускаться по другому склону горного хребта. Время от времени то впереди них, то сзади слышался шорох осыпающейся гальки. Возможно, таинственная поющая ящерица следовала за ними по пятам, но увидеть ее пока не удавалось. Длинные рясы и огромные шляпы доставляли массу неудобств, заставляя двигаться неторопливой, размеренной поступью отрешенного от житейских забот монаха.

Спустя некоторое время Урми вывела маленький отряд в ложбину, берущую начало у подножия очередной горной цепи. Каменистые склоны жадно впитывали тепло солнечных лучей, волны раскаленного воздуха клубились над головами, принимая очертания то колышущихся на ветру знамен, то зарослей кустарника. Даже когда тропа сужалась и, извиваясь, ныряла в тень скал, жара не уменьшалась.

Обливаясь потом под широкой рясой, Зулу недовольно пробормотал:

– Как видно, монахи таким образом подвергали себя добровольному самоистязанию.

Он никак не мог избавиться от ощущения, что все они сейчас похожи на насекомых, ползущих в уготовленную им западню.

Наконец ложбина внезапно расширилась. Путники вздохнули с облегчением. Изогнутые склоны гор расходились в стороны, как развевающиеся на ветру занавески. Обогнув изгиб горы, они вышли на восточный край огромной, в несколько километров, каменистой долины. Прямо на их пути виднелся неглубокий водоем шириной около пятнадцати метров, его подпитывал неторопливо переливающийся горный ручей, несущий свои воды на юго-запад, вглубь следующего ущелья.

От западного берега водоема далеко, насколько хватало глаз, за пределы долины тянулись каменные изваяния, тысячи каменных скульптур. Одни из них представляли собой грубые, метровой высоты, нагромождения скальных обломков, другие же, величественно возвышаясь над землей на два метра, казались совершенным творением рук человеческих. Их было так много, что они казались бесконечным каменным лесом.

По каменистому грунту путники приблизились к водоему, опустились перед ним на колени и, зачерпывая воду пригоршнями, прежде всего ополоснули потные лица. Громадные шляпы, которые они из предосторожности не снимали, сковывая каждое движение, доставляли массу неудобств.

Утолив жажду и пополнив запасы питьевой воды, они с неохотой поднялись на ноги.

– Осталось преодолеть лишь вон тот хребет, и мы окажемся в моей долине, – попыталась подбодрить спутников Урми.

– А сейчас где мы находимся? Что это за место? – шепотом спросил Зулу.

– Это кладбище, – вполголоса ответила Урми. – Мой народ заселяет его на протяжении сотни поколений.

– А что это за кувшины? – землянин указал рукой на множество сосудов, разбросанных по кладбищу: темно-бурого цвета, размером около трети метра, с горлышками, тщательно замазанными ярко-оранжевой глиной. – В них вы приносите жертвы своим богам?

– Можно сказать и так, – в голосе женщины прозвучала горькая ирония. – В них разоренные, обнищавшие родители приносят своих малолетних детей, и те умирают с голоду здесь, а не на глазах отцов и матерей.

Резко повернувшись к спутникам, она выкрикнула в их лица:

– В долине почти не осталось детей младше пяти лет!

– Можно представить, в каком бедственном состоянии находятся люди, если решаются на такое. Ведь дети являются, вернее, являлись самым ценным нашим достоянием.

С искаженным от ужаса лицом принц попятился к окраине кладбища.

– Но неужели ничего нельзя сделать? – потрясенный увиденным и услышанным, спросил Зулу.

– Доведенные до отчаяния люди перепробовали все, прежде чем пойти на эту крайность, – с болью в голосе, едва сдерживая гнев, ответила Урми. – Арендная плата и налоги так высоки, что не позволяют прокормить ни одного лишнего рта.

Неожиданно принц наклонился, поднимая с земли маленький череп и горсть глиняных черепков.

– Хищники умудряются разбивать кувшины и поедать трупики детей. Но насколько я помню, на кладбище должны дежурить жрецы. В их обязанности входит охрана непогребенных тел от всякого зверья.

Он осторожно опустил на землю череп и осколки сосуда.

– Разве можно требовать от жрецов исполнения их обязанностей, когда все вокруг давно позабыли о чувстве долга? – обхватив руками каменное изваяние человеческой головы, женщина прижалась к ней щекой. – Сейчас все усыпальницы и все храмы битком набиты такими вот кувшинами. Похоже, только гончары богатеют и прославляют наши дни. Хотите узнать об участи более старших детей?

Принц зажал уши ладонями.

– Нет, не хочу.

Урми, поднырнув под его шляпу, дотянулась до одной руки наследника, отвела ее в сторону и выкрикнула:

– И все-таки вам придется выслушать. Их продают в рабство.

На последнем слове голос ее сорвался. С растерянным видом принц непроизвольно опустил и вторую руку.

– Я… я приношу искренние извинения, Урми. Я глубоко сожалею о том, что сделали с твоим народом.

Прежде чем женщина успела что-либо ответить, откуда-то из глубины кладбища раздался громкий крик, а из-за каменных изваяний выбежало около дюжины фигур в лохмотьях. Еще примерно столько же показалось из юго-западного ущелья, спеша перекрыть путь к отступлению попавшим в западню путникам.

– Бандиты! – прошептала Урми. Нападавшие были обуты и в поношенные, потрескавшиеся ботинки, и в разношенные сандалии, а двое вообще оказались босыми. На грязных, изорванных в клочья соропах и накидках, там-сям поблескивали золотые нити, изредка даже различались смутные очертания вышитой эмблемы. Но одежда, грубо скроенная и неуклюже сшитая, так заносилась, что лишь присмотревшись повнимательнее, Зулу различил нечто, отдаленно похожее на цветок со множеством лепестков.

Заметил он, что и шерстяной покров на телах ангирийцев был значительно темнее, чем у обитателей дворца, и не лоснился, наоборот, пестрел грязными проплешинами, большими лысинами. А из покрасневших от натужного крика и воспаленных от какой-то болезни глаз сочились гнойные выделения.

Невысокий ангириец остановился в двух шагах от принца и, раздуваясь как индюк, от важности, приказал:

– Эй вы, бродяги! Преклоните колени перед лордом Гайу.

Урми, очевидно, была права: за ними наблюдали достаточно долго для того, чтобы под жреческим одеянием разглядеть их мирскую сущность.

Женщина слегка прикоснулась к локтю Зулу, кивнув при этом Споку. Все трое покорно опустились на колени, старательно прикрывая рясами обувь. Но принц замешкался, раздумывая, повиноваться ему или нет. Один из бандитов, недолго думая, так резко ткнул его в грудь, что от неожиданности наследник упал на спину.

– Бродягам, которые не торопятся преклонить колени, мы сносим головы.

Бандит угрожающе поднял меч.

Зулу лихорадочно соображал, как выйти из смертельно опасной ситуации. Монашеская ряса, сковывая движения, не позволяла отразить опускающийся меч; слишком много времени потребуется на то, чтобы сбросить ее и добраться до спрятанного под нею оружия. К тому времени принц может остаться без головы.

Опережая Зулу, принц первым пришел в себя. Он поднял руку и произнес:

– Подождите! А что произошло с известным всему миру гостеприимством лорда Гайу?

– Давненько никто в этих местах не вспоминал о гостеприимстве.

Вышедший вперед главарь приблизился к пленникам.

Шерсть на его теле была такой же темной и тусклой, как и у остальных бандитов. Свалявшись в грязные клочья, она сливалась с потертым кожаным жилетом, выглядевшим как огромная лысина. Единственной отличительной чертой главаря была короткая накидка из дорогого шелка, изорванная, правда, в клочья. Пожалуй, еще одно бросалось в глаза: и в своих лохмотьях он выглядел более опрятным по сравнению с соратниками, видимо, по давней привычке стараясь, по мере возможности, соблюдать чистоту.

– Да, в прежние времена множество монахов гостило у меня. И все они наперебой восхваляли мою набожность. Заодно и щедрость. Поразительно, но факт: как только иссяк поток пожертвований, замолкли и хвалебные оды.

– Я добровольно готов поделиться с вами всем, что имею.

Принц попытался сесть, но острие бандитского меча уперлось ему в грудь.

– Я получу причитающееся мне по праву и без твоего позволения.

Надменно вскинув голову, лорд Гайу пренебрежительным ленивым жестом дал знак подручному отвести меч от жертвы.

– Сейчас, правда, очень трудно получить свою долю.

Принц удивленно сел.

– О какой доле вы говорите?

– О налогах, ничтожество! – Лорд Гайу ухватил ближний к нему мешок и принялся с жадностью рыться в нем. – Надеюсь, ты не думаешь, что клочок бумаги с подписью императора может отобрать у меня земли, которыми моя семья владела из поколения в поколение?

Его рука, вынырнув из мешка, сжимала небольшой ломтик сыра. Он, исподлобья поглядывая на принца, впился в добычу зубами.

Остальные бандиты, как по команде, разом бросились к другим мешкам, отталкивая друг друга ногами, отпихивая локтями. Их товарищи, сидевшие на выступах скал, с возмущенными воплями начали спускаться вниз по склонам.

Принц печально покачал головой:

– Мне вас искренне жаль, лорд Гайу.

Рука лорда с недоеденным куском сыра безвольно опустилась. Кажется, гордый владелец – бывший владелец здешних мест – прозрел и осознал, какое удручающее впечатление он производит. Пальцы, не выпускающие сыр, суетливо вытерли губы.

– Вот увидишь, когда к власти придет настоящий император, такой, как лорд Раху, наступит наш звездный час.

Принц резко, словно от удара, выпрямился и спросил:

– Вы полагаете, что сумеете снова управлять долиной после всего того зла, которое претерпели от вас ее жители?

– Да они просто бунтовщики, отказывающиеся платить налоги!

Лорд протянул остаток сыра бандиту в шляпе, который тут же, не ожидая, пока главарь передумает, запихнул его в рот.

– А как насчет каравана? – с издевкой спросил принц. – Те мирные торговцы тоже были бунтовщиками? Или вы будете утверждать, что это не ваших рук дело?

Лорд Гайу стремительно повернулся к своим людям, затеявшим настоящую драку из-за мешков с провизией.

– Вспомните, кто вы! – крикнул он и швырнул им мешок, который держал в руках.

Бандиты, как стая голодных хищников, набросились на новую добычу, устроив около нее еще более дикую свалку. Безнадежно махнув рукой, лорд снова перевел свой взгляд на принца.

– Не скрою, караван – моих рук дело. Но во всем виноваты сами караванщики: отказались платить мне дань. Пришлось преподать им урок. Хоть я и не живу в своем родовом замке, однако по-прежнему остаюсь лордом и хозяином этих земель.

– Но устраивать кровавую резню, убивая безоружных? – не унимался принц. – Вы похожи на обезумевшего дикого зверя.

Лорд Гайу хищно прищурился.

– Избавь меня от проповедей, червяк. Ты задаешь слишком много вопросов.

Неожиданно его осенила новая мысль.

– Если вы монахи, то где же ваши чаши для подаяний? Ведь говорят, монах без чаши – все равно, что змея без ядовитого зуба.

– Во дворце начались беспорядки, поэтому мы покинули монастырь в большой спешке.

Главарь бандитов задумчиво погладил пальцами рукоять меча.

– А может, вы разведчики, посланные выследить нас?

Не теряя времени на слова, принц, перекатившись по земле, сбив с ног догадливого лорда, столкнул его в водоем. Спок тут же вскочил на ноги и, задрав полу рясы, выхватил свой меч.

Не успел наследник приподняться с земли, как над ним в смертельном замахе навис меч бандита в шляпе.

– Вот тебе мое гостеприимство! – воскликнул разбойник, но вдруг захрипел, меч выпал из его рук.

Просвистевший в воздухе кинжал вонзился ему в горло. Медленно развернувшись, убитый кулем свалился в воду. Зулу, возившийся с подолом своей рясы, не успел даже заметить, когда и как Урми метнула кинжал.

Тем временем промокший до нитки лорд Гайу, отплевываясь и чихая, поднялся на ноги, – Убейте их! – яростно выкрикнул он.

Принц Викрам обнажил меч, круговым движением руки размотав ленты, обвивавшие клинок. Колокольчики мелодично зазвенели, когда он отразил неуклюжий удар одного из бандитов и проткнул ему горло. Второй разбойник, устрашающе размахивая мечом, заступил на место убитого. Но и он владел оружием так неумело, что наследник, без особого труда отразив атаку, навсегда отучил противника хвататься за меч.

Остальные бандиты, словно споткнувшись, замерли на месте, не сводя удивленных глаз с двоих, так неожиданно поверженных собратьев.

А рядом с принцем уже стояла Урми, обнажив второй кинжал.

– Нам надо постараться наделать как можно больше шуму и как можно дольше продержаться. Рано или поздно наши часовые услышат звон оружия и вышлют помощь.

– Будем надеяться, что у ваших часовых достаточно острый слух, – проговорил Зулу, пристраиваясь рядом с принцем, в то время как Спок встал по левую руку Урми.

– И молить богов, чтобы у отряда самообороны были достаточно быстрые ноги, – добавил наследник, сбрасывая с головы тяжелую, отслужившую свое, шляпу.

Лорд Гайу, стоя по колено в воде, задумчиво сморщил лоб.

– А я тебя откуда-то знаю.

Принц непроизвольно сжал покрепче рукоять меча.

– Мой отец как-то сказал, что лорда от бандита отличает только громкий титул. Боюсь, вы как нельзя убедительнее доказали справедливость его слов, лорд Гайу.

– Принц Викрам?! – осторожно ступая по скользкому дну, Гайу начал пробираться к берегу.

– Похоже, мы оба переживаем трудные времена, – принц мрачно усмехнулся. – Позвольте представить вам моих друзей.

Спутники принца по очереди приподняли шляпы и откинули их за спины.

– Ну и зверинец собрал ты в чужих мирах.

Лорд брезгливо глянул на всплывший рядом с ним труп ангирийца в шляпе. Небрежно оттолкнув его ногой, он, как бы между прочим, поинтересовался:

– Но почему ты обрядился в рясу? Насколько я помню, раньше, до путешествия, ты не страдал набожностью.

Бандиты между тем начали медленно, с опаской окружать лжемонахов. Четверо беглецов построились в маленькое каре, готовые отразить нападение со всех сторон.

– Когда путешествуешь под личиной монаха, узнаешь массу интересных подробностей о людях.

– Что верно, то верно. Да ты ведь никогда не слыл любителем путешествий, а уж тем более искателем приключений.

Лорд Гайу выбрался наконец из пруда, вода, стекая с его одежды, тяжелыми каплями падала на раскаленные камни.

– Мне кажется, что ты просто-напросто бежишь от опасности.

Криво усмехнувшись, он обнажил меч.

– А это значит, что во дворце происходят интересные события, и за твою голову можно будет отхватить неплохой куш. Возможно, даже заполучить назад мои земли.

– В таком случае, попытайся сначала заполучить мою голову, – наследник широко улыбнулся.

Лорд Гайу шепнул что-то стоявшему за его спиной бандиту, тот поднял копье.

– Сдавайся! – потребовал предводитель бандитов, – или твои спутники умрут.

На его лице появилось отсутствующе-удовлетворенное выражение, словно он сделал уже все необходимое для возвращения в родовой замок и мысленно перенесся в него.

Второй кинжал Урми просвистел в воздухе в то же самое мгновение, когда бандит метнул свое копье. Все произошло так стремительно, что осталось неясным, кто кого опередил.

Спок, не сознавая, что делает, сильным толчком свалил женщину наземь, прикрыв ее собой. Острие копья с глухим стуком металла о кость вонзилось ему в бедро. Спустя долю секунды донесся звон металла, и кинжал Урми ударился о камень. На этот раз она промахнулась.

– Мистер Спок!

Зулу подхватил падающего коллегу и бережно опустил его на землю.

Вулканец с удивлением прислушивался к своим ощущениям, чувствуя, как моментально ослабевшие ноги подкашиваются под ним. Он протянул меч Урми.

– Думаю, теперь вы сможете воспользоваться им с большей пользой, чем я.

В голосе женщины прозвучали нотки раздражения, когда она взяла меч:

– Зачем он сделал это? Ведь он же считал меня ни на что не годной, не согласной с ним!

Принц знаком приказал Зулу подняться и поспешно произнес:

– Урми, пришельцы умеют хранить верность своим товарищам, даже если в чем-то не согласны с ними. И кроме того, ты ведь тоже спасла жизнь мистеру Споку. Так что он просто вернул тебе долг.

Ангирийка посмотрела на вулканца.

– Трудно даже представить, что человек, родившийся так далеко от нашего мира, прилетел сюда для того, чтобы спасти меня.

Отбросив, наконец, последние сомнения, она боязливо, словно опасаясь, что ее пальцы превратятся в холодные сосульки, похлопала Спока по плечу.

– Благодарю вас.

– На самом деле я прибыл сюда совсем по другим причинам, – вулканец скорчил гримасу. – Но сейчас это неважно. Результат важнее причин.

– Вперед! Чего вы ждете? – лорд Гайу указал мечом на беглецов. – Хватайте принца!

– Живым! – шутливо подхватил принц. – Не забудьте сказать им, что живые мы дороже стоим.

– Лорд? – один из бандитов вопросительно оглянулся на своего предводителя. Тот нетерпеливо кивнул головой.

– Да, по возможности, живыми, – и многозначительно глянув на наследника, добавил:

– Но и мертвые сгодятся. Думаю, даже одна его голова без плеч кое-чего стоит.

– Вы всегда отличались крайней недальновидностью, – пренебрежительно заметил принц.

Для начала бандиты благоразумно провели разведку боем. Сомкнув ряды, они придвинулись вплотную к окруженному со всех сторон противнику и, скрестив оружие, неторопливо отступили. С непринужденной легкостью двоих из них наследник вывел из строя.

– Уж не думаете ли вы, что мы намерены возиться с вами весь день?

Обнажив меч, лорд Гайу ринулся вперед. Принц Викрам ловким движением парировал первый выпад, затем, резко опустив клинок, отразил второй, боковой удар.

– В последний раз, когда мы сражались с вами, у вас была более сильная хватка, – съязвил наследник.

– В те далекие дни мы были всего лишь мальчишками, участвующими в спортивных состязаниях. Тогда поединок на мечах казался нам всего лишь игрой.

В это время на Зулу двинулись сразу четверо бандитов, и в долю секунды весь окружающий мир сузился для него до острия его клинка. Двое вырвавшиеся вперед были уже рядом с молодым офицером, но после сражения во дворце он чувствовал себя более уверенным. Отразив первый удар, он вовремя успел заметить меч, грозивший ему справа. Молниеносно полуобернувшись, Зулу выбросил руку вперед, отводя клинок второго бандита, и занялся первым.

Он не чувствовал тяжести своего меча, ставшего как бы дополнением его руки, целиком и полностью погрузившись в стихию смертельной опасности, исходящей от мрачных фигур, заслонивших все на свете. Зулу отчетливо видел пятна грязи на их соропах, слышал дробный топот их ног, когда резко перемещались, то наступая, то отступая; улавливал едкий запах пота, пропитавшего их шерсть.

Лицо одного из бандитов, в отличие от большинства ангирийцев, почти не имело подбородка, что придавало ему сходство с расплющенной шляпкой гвоздя. Второй бандит гримасничал во время схватки. То и дело его лицо передергивалось так, что темная лоснящаяся кожа вокруг ноздрей собиралась в крупные морщины.

Образы этих врагов запечатлелись в памяти Зулу навечно. Он не сомневался, что когда бы в будущем ни разбудили его среди ночи, он сможет описать внешность бандитов до мельчайших подробностей.

Впрочем, на сантименты не было времени. Потеряв осторожность, один из бандитов так близко подступил к Зулу, что тот, отразив удар, схватил врага за руку и с силой толкнул на второго бандита, который ринулся было вперед. Налетев друг на друга, они не столько растерялись, сколько пытались устоять на ногах. Воспользовавшись коротким мгновением, Зулу двумя быстрыми точными ударами расправился с обоими.

На смену убитым подступили еще двое, пытаясь приблизиться на удар меча. Удерживая их на расстоянии кончиком клинка, Зулу, торопливо растянув завязки, сорвал со своей головы шляпу. Тонкая солома вряд ли могла сослужить службу щита, но для маскировки годилась и она. Держа шляпу на весу, Зулу прикрыл ею меч.

Увидев перед собой угрожающе колышущееся поле шляпы, один из бандитов тут же попятился, не желая рисковать. Не теряя ни секунды, астронавт отвел руку со шляпой в сторону и нанес боковой удар второму противнику, смертельно ранив его. И тут же опять прикрыл меч соломенным покрывалом, готовясь отразить удар очередного бандита. Клинок того проткнул шляпу всего в нескольких сантиметрах от тела Зулу. Не раздумывая, офицер вонзил свой меч в солому и ощутил, как острие клинка наткнулось на препятствие. Бандит вскрикнул от боли. Зулу быстро отдернул меч на себя – на лезвии алели пятна крови.

Опустив шляпу, он проследил, как противник, прижав руку к животу, пошатнулся и завалился на спину. Где-то слева раздался стон еще одного поверженного бандита – очевидно, работа Урми. Тем временем принц, защищаясь, отражал яростные атаки лорда Гайу.

Тяжело дыша, Зулу окинул взглядом остальных бандитов, сбившихся в стороне тесной кучей. Но, кажется, самые смелые были успокоены, а у оставшихся, привыкших иметь дело с легкой добычей, заметно поубавилось энтузиазма: ни один из них не решался вступать в противоборство. Но вот вперед выступил крупный ангириец с большой, криво изогнутой саблей в руке.

Землянин непроизвольно напрягся: сверкающее лезвие сабли было таким широким и тяжелым, что без всякого труда могло разрубить меч. Теперь следовало быть предельно осторожным! Впрочем, по собственному опыту Зулу знал, что такое громоздкое оружие сковывает движения, делая человека неуклюжим и легко уязвимым. Так что исход боя будет зависеть от его, Зулу, подвижности и быстроты реакции. Но, пожалуй, больше всего от удачи.

Совершенно неожиданно между Зулу и его противником, словно разводя их в разные стороны, упал гладкий круглый булыжник размером с ладонь. И тут же послышался грохот камнепада, сопровождаемый пронзительным криком одного из бандитов, схватившегося за окровавленную голову.

– Это жители деревни, лорд! – выкрикнул ангириец с саблей, бросаясь назад к своим товарищам. – Надо поскорей уносить ноги.

Лицо лорда Гайу исказила гримаса такого отчаяния, словно он заново переживал потерю своего состояния.

– Я еще не закончил своего дела.

– Но лорд… – ангириец с саблей запнулся от удара камня в плечо.

И в ту же секунду на бандитов обрушился новый град камней. Подняв голову вверх, Зулу заметил на вершине горного склона целый отряд пращников.

Лорд Гайу небрежным взмахом руки подал знак отступать:

– Проваливайте. Бегите, если хотите. Здесь вы уже все равно бесполезны.

– Эй! – выкрикнула ликующая Урми. – Это я, Урми!

Она призывно помахала кинжалом над головой.

По кладбищу уже бежали исхудавшие, больше похожие на ходячие скелеты, чем на живых людей, мужчины и женщины. Их тела покрывала шерсть, такая же темная и тусклая, как у бандитов, но с еще большими проплешинами и лысинами; в покрасневших, воспаленных глазах застыло отчаяние. Лишь некоторые из них сжимали в руках копья, большинство же было вооружено вилами, лопатами и ножами, которые они держали так, словно готовились к работе, а не к сражению. Но убогость вооружения с лихвой восполнялась численностью атакующих и их решимостью сражаться.

Мгновенно оценив ситуацию, бандиты подобрали своих раненых и поспешно скрылись в глубине того самого ущелья, которое недавно прошли беглецы. А подоспевшие на помощь с радостными криками устремились к улыбающейся Урми.

– Вы только что приговорили себя к смерти, – объявил наследник лорду Гайу. – Если даже я не убью вас, за меня это сделают разъяренные крестьяне.

– Я намерен отправиться на тот свет не в одиночку, а вместе с тобой.

Гайу собрал все свои силы для решительного, завершающего удара, пытаясь обезглавить принца.

Но наследник, не отражая удар, просто пригнулся и снизу вверх вонзил клинок в ничем не защищенное тело противника. Лорд Гайу судорожным движением прижал руки к животу, удерживая вываливающиеся наружу внутренности. Зрачки его глаз сузились от чудовищной боли.

– Я буду ждать тебя… у ворот ада. – Собрав остатки сил, он попытался нанести еще один удар, но меч выпал из ослабевшей руки, и лорд Гайу рухнул на принца, сбивая его с ног.

Урми и Зулу поспешили к наследнику, помогли ему выбраться из-под отяжелевшего тела умирающего лорда.

– Приятно сознавать, что и в загробном мире человек окажется при деле, поджидая меня у ворот, – поднявшись и оглядывая окровавленную рясу, проговорил принц.

В это время от отряда милиции отделился молодой ангириец и с важным видом направился к беглецам. В руке он держал серп, голову его защищал старенький, поцарапанный деревянный шлем.

– Советую держать рот на замке, – свирепо шепнула наследнику Урми. – Доверьте переговоры мне.

– Какие новости, Урми? – спросил молодой ангириец.

– Расскажу по прибытии в деревню, Шами, чтобы не повторяться.

Шами кивнул в сторону Спока и Зулу:

– А это кто?

– Посланцы из другого мира, – коротко объяснила женщина и, чуть помолчав, добавила:

– И мои друзья.

– Ты неудачно пошутила, Урми, – нахмурился Шами.

– Я сказала чистую правду, – с гордостью подтвердила женщина.

Ангириец суеверно поднял руку, словно ограждая себя от дьявола.

– Говорят, люди, покидая долину, сразу же меняются. И не в лучшую сторону. – Шами указал пальцем на принца. – А он кто? Их хранитель?

– Охранник, – глазом не сморгнув, солгала Урми. – И одновременно болван, который чуть не погубил всех нас, заведя в эту ловушку.

Она повернулась к Принцу:

– Теперь ты не получишь обещанное вознаграждение.

– Не вам это решать, – поддержал игру принц. – Меня нанимали не вы, а они, – он кивнул головой на Спока и Зулу.

В притворном негодовании женщина горделиво вскинула голову, расправила плечи.

– Но не забывай, что я проводник, и они прислушиваются к моему мнению.

Шами весело рассмеялся и дружески хлопнул наследника по плечу:

– Ты, как я убедился, в совершенстве владеешь мечом, но в красноречии с Урми тебе не тягаться. Язык у нее подвешен, как ни у кого на всей Ангире.

Отойдя от незнакомцев, молодой ангириец начал созывать отряд милиции.

Глава 7

Остаток дня беглецы, сопровождаемые отрядом ополченцев, взбирались вверх по извилистой тропе. Наконец, словно устав карабкаться в гору, тропа коротко передохнула на ровной вершине перевала и резво побежала вниз.

– Осторожно! – предупредила Урми собратьев, которые на импровизированных, сооруженных из копий и накидок носилках несли Спока.

Уже смеркалось, когда они обогнули другой склон горы и вышли к долине. Зулу с неподдельным интересом оглядывал обрывистые уступы из песчаника, которые громоздились на горных склонах, напоминая замершие по мановению какой-то магической руки вздыбившиеся морские волны. Долина шириной около двадцати километров простиралась вперед на добрую сотню, ее пересекала река, извивающаяся как змея, между горными кряжами и, в конце концов, ныряющая в узкое ущелье с отвесными стенами.

По берегам реки тянулись дымчато-зеленые поля.

– После пустошей я почти забыл, как выглядит зеленый цвет, – шепнул Зулу Урми.

– В долине разместились одиннадцать деревень, – сообщила она, указывая на скопление огоньков, видневшихся у подножия горы, километрах в пяти от них. – Это моя деревня. Там выращивают самые зеленые посевы и самых умных детей.

– И самых больших лгунов, – ухмыльнулась идущая рядом женщина. – А вот в моей деревне действительно все самое лучшее.

Между ополченцами тут же вспыхнула ожесточенная перепалка на тему «мое лучше твоего».

– Немного шумновато, – прокомментировала Урми, обращаясь к Зулу и принцу, – но таков мой дом. И я его люблю.

По мере того, как они спускались все ниже и ниже, Зулу не переставал удивляться. Долина буквально утопала в буйной зелени. А по рассказам Урми он представлял себе совсем иную картину, ожидая увидеть чуть ли не потрескавшуюся от засухи землю.

– Мне кажется, урожая с этих полей более чем достаточно для того, чтобы прокормить людей.

– К сожалению, от богатого урожая крестьянам почти ничего не остается, – печально пояснила Урми. – Большая часть его уходит на уплату аренды и многочисленных налогов, введенных императором.

Зулу сочувственно прищелкнул языком:

– Представляю чувства человека, окруженного таким изобилием и не имеющего права пользоваться им. С ума можно сойти.

– Да это преступление – такое отношение к людям! – искренне вознегодовал принц.

Женщина смотрела на Зулу, но слова ее, без всякого сомнения, предназначались для принца.

– Да. Поэтому-то я и хотела, чтобы вы увидели все собственными глазами. Теперь вы, надеюсь, понимаете, за что мы боремся.

Минуя величественные песчаные уступы, отряд все ближе и ближе подходил к одной из деревень. Постепенно поселение принимало отчетливые очертания. Крохотные выбеленные домишки теснились друг к другу, образуя кривые узкие пространства, с трудом напоминающие улицы. На соломенных крышах этих убогих строений, похожих на коробки, сушились зеленые, оранжевые и пурпурные фрукты.

Неподалеку от деревни лениво прогуливались, самодовольно кивая головами, стада «гайа», длинношерстных трехметровых существ, отдаленно напоминающих коз. С мотыгами и граблями на плечах с полей возвращались крестьяне. Часть из них направились к берегу реки, чтобы смыть с себя грязь и пыль, остальные уныло брели в деревню.

– А с каких это пор правительство застолбило вас?

Принц указал рукой на ряд столбов, вкопанных на склоне горы, гладкая деревянная поверхность которых была испещрена засечками, нанесенными чем-то острым, и зловеще-темными пятнами, похожими на засохшую кровь. Такие же пятна виднелись на земле у основания столбов.

– Император объявил своей собственностью всю территорию вокруг деревень, не занятую сельскохозяйственными насаждениями, – стараясь не смотреть на столбы, пояснила Урми.

– Но это абсурд! Где же тогда крестьянам брать дрова, а их детям играть? – принц выглядел потрясенным до глубины души. – Эти земли испокон веков никому не принадлежали.

– А теперь принадлежат. И мы обязаны платить за право пользования ими, – женщина мрачно усмехнулась. – В противном случае нас объявляют ворами и наказывают соответственно воровскому званию. Когда сборщики налогов появились впервые с этой вестью, мы долго не могли прийти в себя от удивления и возмущения.

– Но мы уже привыкли к новой жизни и внимательно следим за передвижениями сборщиков налогов и бандитов, – вставил Шами. – Так что императору приходится оплачивать свои грандиозные проекты не из наших денег.

Напоминание о текущих бедствиях привело ополченцев в дурное настроение, поэтому в долину спускались в полном безмолвии. У подножия горы отряд разделился на две группы, каждая из которых отправилась в свою деревню. Принц и его сопровождающие последовали за Шами.

Шагнув в сторону подступающего к самой дороге поля, Зулу опустился на колени, с интересом рассматривая растение с широкими желтыми листьями.

– Что это? – спросил он у Урми.

– Амма – зеленое золото Ангиры, – с гордостью ответила женщина. – Растение неприхотливо, растет почти повсюду, довольствуясь крохами солнечного света. Растет так быстро, что у крестьян бытует история о человеке, который наловчился выращивать амму в шкафу, собирая приличный урожай.

– Думаю, эти широкие листья помогают растению впитывать солнечный свет и за створками шкафа, – прикрыв ладонью глаза, землянин посмотрел не мигая на крохотное солнце Ангиры. Еще на «Энтерпрайзе» принц рассказывал, что его родная планета получает значительно меньше солнечного тепла, чем Земля. – Мне кажется, амма хорошо прижилась бы в мирах с коротким летом.

Урми тронула пальцем нижнюю губу.

– Не знаю. Возможно, ты и прав. Но пока что амма спасает нас от полного вымирания. Смотри, из одного этого стебля можно получить шесть новых, если разрезать его на части. А волокно аммы используется для изготовления такого множества вещей, что и не перечислить. В случае же крайней нужды можно выкопать клубнеобразные корни и есть в сыром виде.

– Даже так? – Зулу не терпелось поосновательнее изучить диковинное растение, он чуть было не принялся выкапывать его. – Как бы мне хотелось порыться сейчас в корабельной библиотеке в поисках более подробной информации.

– У тебя, пришелец, будет достаточно времени на изучение нашей природы, – вставил Шами. – Похоже, твой приятель чувствует себя не очень хорошо.

– Я надеюсь найти в деревне достаточное число добровольцев-носильщиков, – заверила Урми.

– Неужели вы уже устали от нашего гостеприимства? – с иронией спросил Шами.

– Нас ждет срочное дело в Котахе, – поспешил ответить Зулу.

По шаткому дощатому мостику они перебрались через реку и вышли к родной деревне Урми. Гонец, посланный Шами, уже оповестил жителей о приближении отряда: у деревенских ворот толпилось несколько сотен сгорающих от любопытства крестьян. Зулу отметил про себя, что выглядели они такими же изможденными, как и ополченцы: полулюди, полускелеты. Та же темная, торчащая клочьями шерсть, то же постоянное чувство голода в глазах, та же уродливая лысина по всему телу и воспаленные, гноящиеся веки.

Впереди толпы в неподвижной важности застыло около дюжины мужчин и женщин с ярко-оранжевыми повязками на рукавах.

– Что это за люди? – шепнул Зулу Урми.

– Члены «Комитета». Они представляют интересы всех деревень долины.

Вперед выступил коренастый приземистый ангириец с копьем в руке, изящная резьба украшала тонкое древко, а пурпурная лента – шею копьеносца.

Едва завидев живописную, приближающуюся к ним фигуру, Урми резко повернулась к Шами.

– С каких это пор Мамтас стал «голосом народа»?

– Его избрали около тридцати дней тому назад. И теперь он выражает мнение жителей долины. А почему ты спрашиваешь? Что-то не так?

– Все не так. Он же самовлюбленный болван, – фыркнула женщина.

– Попробуй доказать это не мне, а тем, кто его выбирал, – Шами недоуменно передернул плечами. – Но предупреждаю: у него много приверженцев во всех деревнях. Так что тебе будет нелегко.

В это время Мамтас театральным жестом поднял копье и вонзил его острый наконечник в землю у своих ног.

– Ты смелая женщина, Урми. По велению своего благородного сердца ты выполнила опасное задание. Выполнила, рискуя жизнью и превзойдя все наши ожидания. Потому, от имени нашего Комитета и от себя лично я от всей души благодарю тебя. Молодец! – аккуратно разместив ладони на уровне груди, согласно ангирскому обычаю, параллельно земле, он сделал несколько тихих хлопков. Вся многосотенная толпа разразилась аплодисментами, заглушив и хлопки, и голос предводителя.

Урми резко вскинула руку вверх, требуя тишины. А когда она наступила, громко сказала:

– Я – не танцующий клоун и не нуждаюсь в овациях.

– Но ты привела нам заложников, оказав тем самым неоценимую услугу всей долине.

Мамтас одарил женщину лучезарной улыбкой, за которой Зулу разглядел холодный, оценивающий взгляд хитрого, себе на уме ангирийца.

– Вы не можете считать их заложниками, – сердито потребовала Урми. – Я дала обещание дяде…

– Но ты не имела права давать подобные обещания. Такими правами обладает только Комитет.

Мамтас выразительным жестом обвел людей, стоявших за его спиной.

И Урми попыталась обратиться к разуму остальных членов Комитета:

– Послушайте меня. Дело не только в моей клятве. Мы должны отпустить этих людей. Их ждут неотложные дела в Котахе.

Мамтас приподнялся на носки, стараясь казаться и выше ростом, и как можно значительнее.

– И что же они собираются там делать? – Для большего эффекта он заложил руки за спину, выдержал паузу и задал более каверзный вопрос:

– Уж не собираются ли они научить «достойных» новым способам выколачивания денег из нас?

Толпа возмущенно загудела, гул этот перекрывали отдельные громкие выкрики:

– Довольно! Хватит с нас! Натерпелись!

Зулу обвел взглядом взбудораженные, не предвещающие ничего хорошего, лица.

– Думаю, мы без труда справимся с этим сборищем и обратим его в бегство, – вполголоса высказался он.

– Только в крайнем случае. Я попытаюсь все уладить, – шепотом ответила Урми и с распростертыми объятиями шагнула навстречу соплеменникам. – Подождите! Не кричите! Вы еще не слышали самую главную новость.

Когда гул затих, она печально уронила руки.

– Император убит, все его сторонники тоже.

Она хотела еще что-то сказать, но ее слова заглушило громкое торжествующее улюлюканье сотен глоток. Вслед за радостными криками в воздух полетели шляпы. Ополоумев от неожиданного известия, добрая треть толпы, присев, стала весело подпрыгивать, словно пытаясь взлететь, а две трети, шаркая ногами, пустились в пляс.

Медленно повернувшись назад, Урми растерянно посмотрела на Зулу и на принца. Наследник казался совершенно бесстрастным, но плотно стиснутые зубы выдавали его истинные чувства. Женщина снова обратилась к толпе.

– Послушайте! – громко выкрикнула она. Но люди, опьяненные восторгом, не слышали и не хотели слышать ее. Однако Урми не собиралась сдаваться. Сложив руки рупором, она поднесла их ко рту и еще громче выкрикнула:

– Послушайте, лю-ди-и!

Члены Комитета, вняв ее призыву, подняли руки, требуя молчания. Но понадобилось время, чтобы люди наконец успокоились.

Урми окинула толпу презрительным взглядом.

– Какие же вы глупцы! Ликуете, пускаетесь в пляс, даже не дослушав новости до конца. А радоваться нечему. Не успели вы еще выбраться из грязной дождевой лужи, как вам уготовили огромную навозную кучу. Сейчас к власти рвется лорд Раху. И если он утвердится на троне, то вернет Ангиру к порядкам, господствовавшим на ней сотню лет тому назад. Тогда вы снова станете бесправными рабами землевладельцев. И, как и раньше, не сможете покинуть деревни без разрешения лорда. А остановить Раху смогут только эти пришельцы.

Обхватив руками древко копья, Мамтас навалился на него и заговорил как «голос народа»:

– Мы не станем вмешиваться в дела «достойных». Пусть они убивают друг друга в кровавой бойне за трон. Чем больше, тем лучше для нас, – меньше будет врагов.

Бросив через плечо беглый взгляд на соплеменников, он услышал возгласы одобрения.

– Но Раху, как раненое животное, будет нападать на всех без разбора. Он не пощадит ни крестьян, ни рабочих. Отпустите пришельцев, не мешайте им выполнить их долг.

– О нет! Теперь у нас появилось еще больше причин для того, чтобы удерживать их в качестве заложников.

Мамтас выдернул копье из земли и, подняв над головой, воинственно потряс им.

– Не каждый день в нашу долину падают с неба пришельцы.

Толпа поддержала его слова восторженными воплями, и Урми с большим трудом удалось добиться тишины.

– Вы все, как один, не видите дальше своего собственного носа. Неужели вы не понимаете, что мы не просто жители одной деревни или члены одного клана? Мы – частица всей Ангиры.

– О да! – насмешливо ответил Мамтас. – И вся Ангира придет нам на помощь, как только лорд Раху посмеет появиться здесь.

Он сделал паузу, ее заполнили ехидное хихиканье и смех.

– Нет, мы не так наивны. Мы знаем, что можем рассчитывать только на свои собственные силы. – Опустив веки, Мамтас выразительно глянул на Урми из-под ресниц. – Но даже своим людям не всегда можно доверять, что уж говорить о чужаках?

Ткнув копьем в сторону Зулу и Спока, он приказал:

– Обезоружьте их!

Стоявшие рядом ополченцы поспешили исполнить приказ. Зулу и принц не сопротивлялись, расставаясь с мечами.

Впадая в, отчаяние, Урми умоляюще обратилась к членам Комитета:

– Вы хорошо знаете меня. Я не взбалмошная вертихвостка, которая пугается всего и вся. Отправляясь во дворец, я рисковала не только своей жизнью, но и вашими. И вы доверились мне. А сейчас от вас требуется лишь здравый смысл и чуточку дальновидности. Вы должны поверить мне и отпустить этих людей. Не только ради нашей собственной безопасности, но и ради всей Ангиры.

Среди членов Комитета и в толпе пробежал беспокойный шепот. Казалось, что Урми удалось добиться понимания, но Мамтас, как опытный актер, уловил настроение публики и поспешил взять ситуацию под свой контроль.

– Совет старейшин! Я созываю Совет старейшин! – провозгласил он.

– Но я только что вернулась из длительного и утомительного путешествия, – попыталась урезонить его Урми. – Мне нужно отдохнуть.

Мамтас властно поднял руки, призывая к повиновению.

– Дело слишком важное и не терпит отлагательства. Разве часто такие «ценности», – он кивнул в сторону Спока и Зулу, – попадают в наши руки? Мы просто обязаны использовать их с максимальной пользой для себя. С их помощью мы сумеем поладить и с Котахом, и с Раху.

Тяжело вздохнув, Урми поморщилась:

– Ты, видимо, шутишь?

Мамтас одарил ее щедрой улыбкой:

– Серьезен, как никогда. Не только во дворце умеют плести интриги.

– В таком случае, мне нужно время, чтобы хотя бы перевести дух и собраться с мыслями.

– Конечно, такой важный вопрос должен решать только Совет, – вмешался коренастый пожилой ангириец.

– Хорошо, – с мрачным видом согласилась Урми.

Загнанная в угол, она еще на что-то надеялась. Не скрывающий своего торжества, Мамтас обратился к охранникам:

– А пока возьмите наших дорогих гостей под стражу и отведите… отведите в хлев и не спускайте с них глаз.

– А они не заколдуют животных? – спросил на всякий случай Шами.

– Вы не смеете так поступать с ними, – от толпы отделился пожилой ангириец, поразительно похожий на Байбила, только намного старше и до не правдоподобия худой. – Эти два пришельца прибыли в деревню издалека, и вы не можете запереть их в хлеву. Они остановятся в моем доме.

Мамтас бросил на ангирийца хмурый взгляд.

– Не вмешивайся не в свое дело, Пуга.

– Когда речь идет о репутации деревни, никто не должен оставаться в стороне, – уверенно заявил Пуга, широко расставив ноги, словно готовясь к поединку. – Большое копье в руках простого человека не делает из него великого воина.

Услышав в толпе смех, Мамтас скрипнул зубами. Но пока он подыскивал слова для ответа, Урми тихо произнесла:

– Советую не играть с огнем.

Копьеносец выдавил деланную улыбку, давая понять, что воспринял шутку как должное.

– Хорошо. Не возражаю, Пуга. Пусть они живут в твоем доме, пока Совет не примет решения. Я распоряжусь выставить охрану.

Он подал знак страже сопровождать старика и его гостей.

– Не волнуйся, это мой дедушка, – шепнула Урми Зулу. – В его доме вам ничто не угрожает. А я тем временем попытаюсь поучить уму-разуму тугодумов из Комитета.

– Надеюсь, тебе это удастся, – ответил Зулу. – Твоя деревня, конечно, хороша, но мне бы хотелось увидеть и другие районы Ангиры.

Толпа торопливо расступилась, образуя живой коридор, ведущий в глубину деревни.

Пленники двинулись вдоль рядов крестьян. Вглядываясь в лица жителей деревни, Зулу понял, что они не столько враждебны, сколько напутаны. Многие из них суеверно прикасались пальцами к голове и груди, стараясь таким образом защититься от дьяволов, выдающих себя за космических пришельцев. Когда землянин попытался приободрить их широкой улыбкой, ангирийцы в ужасе отшатнулись от него, а дети так заревели, словно их собиралось проглотить неведомое чудовище.

– И так было всегда, – пожаловался Зулу принцу. – Могу представить, что они о нас думают.

Переступив порог дома Пуги, пленники с облегчением вздохнули. Первое, что им бросилось в глаза, это полки, занимавшие большую часть помещения. Выстроенные в ряд вдоль стены через равные, в треть метра, промежутки, они были сплошь застелены подсыхающими листьями аммы. Прямо у входа висел пучок какой-то травы с мелкими желтыми цветочками. Протянув к нему руку, Пуга отломал пригоршню хрупких стебельков.

– Ничто не сравнится с моим травяным чаем. Он поможем вам восстановить силы. Выпьете – и почувствуете себя так, будто заново родились.

Гости украдкой осмотрелись. В самом центре помещения размером примерно пять на пять метров был сооружен открытый очаг. В крышу упиралась маленькая труба дымохода.

Когда носилки со Споком опустили на земляной пол, хозяин дома повелительно махнул пучком травы носильщикам и стражам:

– Идите. Думаю, вы уже достаточно насмотрелись на наших гостей. Да и они, наверно, устали от ваших лиц.

– Но нам приказано охранять их, – не скрывая раздражения, возразил Шами.

– Вот и охраняйте с другой стороны двери, – старик бесцеремонно, как маленьких детей, вытолкал ополченцев из дома.

Задвинув засов на двери и плотно закрыв ставни, Пуга вернулся к гостям, пригревшимся у огня. Склонив голову под лампой, свисающей с центральной перекладины крыши, он пристально вгляделся в принца.

– Мне кажется, я узнаю это лицо, – прошептал старик. – Правда, оно слегка осунулось и повзрослело, но сохранило проказливое выражение.

Он почтительно склонил голову.

– И сам я, и все мое имущество в вашем распоряжении, Ваше Высочество. Боюсь только выбор у вас небольшой – мы слишком бедны.

Тяжело дыша, Пуга попытался опуститься на колени, но принц придержал его.

– Какие бы невзгоды ни обрушились и ни обрушатся на меня впереди, вы только что с лихвой вознаградили меня за все мучения.

– А что с моим сыном, с Байбилом? – дрогнувшим голосом спросил Пуга.

Принц отвел взгляд в сторону и с трудом произнес:

– Он погиб, спасая нас от гибели.

Голова старика безвольно упала на грудь, тело мгновенно съежилось, сжалось под обрушившейся тяжестью известия.

– Ну что же, – проговорил он после минуты молчания. – Мой сын прожил сравнительно долгую жизнь. Когда он сообщил, что отправляется в другие миры, – старик печально покачал головой, – я думал, он вообще не вернется на Ангиру.

Принц, едва удерживая слезы, проглотил застрявший в горле ком.

– Мне без него очень одиноко.

Пуга, слегка приподняв голову, посмотрел на наследника долгим, полным тоски взглядом, и понимающе кивнул:

– Да, он ведь вырастил вас.

Принц, виновато отвел глаза и признался:

– Я не смог похоронить его согласно обычаю. Сожалею.

Пуга расправил плечи.

– Это не так уж важно.

Положив пучок высушенных цветов на широкий гладкий камень у очага, он шаркающей походкой подошел к старому сундуку и поднял крышку.

Старик принялся доставать из сундука аккуратно завернутые в куски материи какие-то предметы, откладывая их в сторону, пока не нашел две странные плоские дощечки, скрепленные петлями.

– Когда Байбил поступил на военную службу, я заплатил странствующему учителю, чтобы он написал вот это.

Немного помолчав, он с гордостью добавил:

– А петли приделал сам.

Пуга развел дощечки в стороны, и гости увидели написанное крупными буквами имя Байбила.

– Мы обычно захораниваем это, когда узнаем о гибели наших воинов. Ведь их тела, как правило, не доставляют родственникам.

– Да, вы правы, – мрачно подтвердил принц. – Не доставляют.

Неожиданно разволновавшись, Пуга свернул дощечки.

– Они немного запылились, – смущенно пробормотал он и, быстро смахнув воображаемую пыль, убрал их в сундук.

Принц беспокойно вышагивал по комнате.

– Клянусь, вы не будете нуждаться ни в чем, если мне удастся добраться до Котаха.

– Если вы не возражаете, молодой человек, я бы предпочел позаботиться о себе сам.

Старик достал небольшой мешочек, в котором что-то позвякивало.

– А это что? – полюбопытствовал принц.

– Боевые награды и медали Байбила. Он советовал продать их, как металл, но я все сохранил. Я же знал, что рано или поздно моему сыну понадобится гроб.

Он встряхнул мешочек.

– Как вы думаете, этого хватит на каменное надгробие?

Наследник смущенно поводил ногой по полу, не решаясь огорчать старика, и спросил:

– Наверно, на помощь соседей вряд ли можно рассчитывать, да?

– Настали трудные времена, – вздохнул Пуга, положив мешочек, а вслед за ним и все вынутое обратно в сундук. – Вы своими глазами видели жителей деревни. Они постоянно недоедают, поэтому шерсть на них потемнела, а местами даже вылезла.

– Значит, это симптомы дистрофии? – уточнил Зулу.

– Да, – кончиком пальца принц провел вокруг своего глаза. – Так же, как и покраснение век.

Старик медленно побрел к высокому кувшину, стоящему рядом с очагом.

– Нехорошо отзываться непочтительно об умерших, но покойный император, похоже, не имел ни малейшего представления о том, что творится в провинции.

Принц подавил тяжелый вздох.

– Он исходил из благих побуждений и старался помочь народу, но во многом заблуждался.

– По его вине или нет, – зачерпнув кувшином воды, Пуга стал наполнять чайник, – но люди страдали и продолжают страдать.

Оживившись, принц подскочил к старику:

– Позвольте помочь вам, как раньше.

Пуга протестующе отвел кувшин в сторону.

– В те времена вы были просто «племянником таинственного друга» Байбила. А теперь все изменилось.

Он вылил остатки воды в чайник.

– Я и сейчас тот, кем был когда-то, – принц решительно взялся за чайник и кувшин. – Разрешите помочь.

– Как вам будет угодно, – старик широко улыбнулся и, медленно развернувшись, направился к полке, где стояло несколько чашек и тарелок.

Честный, полный благородства, старик не мог не вызывать всеобщей симпатии.

– А это позвольте сделать мне, – быстро поднявшись на ноги, произнес Зулу. – Можно взять чашки?

– Что вы? Что вы? – Пуга смущенно взмахнул руками. – Вы же один из моих почетных гостей!

– Но я настаиваю.

У старика вырвался счастливый, немного хрипловатый, смех:

– Сегодня у меня столько помощников, что я готов возомнить себя лордом.

Под пристальным взглядом хозяина дома Зулу взял с полки чашки и вернулся с ними к очагу. Тем временем принц успел наполнить чайник и подвесить его на перекладину над огнем.

– Поставьте чашки вот сюда.

Старик прихлопнул ладонью по плоскому камню, на котором лежал пучок травы. Внимательно проследив за каждым движением гостя, Пуга с благодарностью кивнул ему головой и перевел взгляд на принца.

– Значит, вы пытаетесь добраться до Котаха?

Наследник неторопливо обрывал сухие цветки и, растерев их пальцами, насыпал мелкую пыльцу в чашки. И проделывал все так уверенно, словно занимался этим изо дня в день.

– Да. Нам надо опередить Раху. Если к власти придет он, то всех вас ждет настоящий ад. Он хочет вернуть Ангиру к тем временам, когда лордам позволялось подвергать крестьянина любому наказанию за любую провинность. Хотя бы за то, например, что крепостной слишком громко, по мнению своего хозяина, рассмеялся или слишком горько расплакался.

Собрав стебли цветов, Пуга бросил их в огонь. Они вспыхнули ярким пламенем, высветив задумчивое лицо старика.

– Возможно и так. Но в те далекие времена люди, по крайней мере, знали, чего ждать от деспота-землевладельца. Что же касается вашего отца, то никогда нельзя было предугадать, на какое очередное безумство пойдет он в следующий раз.

Принц отряхнул пыль с ладоней.

– Чем больше я узнаю о модернизации Ангиры, тем более невероятным кажется мне все происходящее вокруг.

В этот момент к разговору подключился Спок. Превозмогая боль и торопясь, словно боялся упустить что-то очень важное, он произнес:

– Во многих мирах перемены в обществе завершались мирным путем, – голос его был слабым, но мысль, как всегда, четкой. – Например, Меркат сейчас является полноправным членом Федерации, хотя совсем недавно находился примерно на таком же уровне технологического развития, какой господствует сейчас на Ангире.

Усевшись на пол, принц навалился локтями на колени и зарылся лицом в ладони.

– Я очень хочу помочь своему народу, но боюсь, одного желания мало. Ангире нужен сильный император. Как мой дед. Я же – всего лишь слабый наивный глупец.

Тем временем Пуга открыл деревянный шкафчик, настолько старый, что его отполированная долгими годами употребления поверхность блестела, как золото. Зулу успел заметить зияющие пустотой полки. Достав несколько фруктов и маленьких булочек, старик сложил их в чашу, которую с гордостью поставил перед гостями.

– Сынок, послушай старика, умудренного жизненным опытом: у каждого человека наступает такой момент в жизни, когда ему приходится делать выбор.

Принц вскинул голову.

– Даже у безвольного шута?

Обмотав вокруг ладони кусок тряпки, Пуга снял чайник с огня и ловко разлил кипяток по чашкам.

– Вы, наверно, знаете, что мой брат служил в отряде хаундов во времена вашего деда?

– Да, Байбил рассказывал об этом.

Старик осторожно отставил чайник в сторону.

– Из легенд и исторических рассказов вы никогда не узнаете о том, что ваш дед накануне решающих сражений ходил ни жив ни мертв от страха. Частенько его даже рвало. – Пуга похлопал наследника по плечу. – Героями становятся самые обыкновенные люди, добросовестно исполняющие свой долг.

– Хорошо. Я запомню ваши слова, – смущенно проронил принц.

– И не просто запомните, а сохраните их в своем сердце, – добавил старик. Затем, взяв одну из самых маленьких булочек, он церемонно продемонстрировал ее гостям и откусил кусочек, показывая, что еда не отравлена. Так же демонстративно отпив глоток чая, Пуга предложил:

– А теперь подкрепитесь. Приятного аппетита.

Остатками кипятка старик тщательно промыл рану Спока и, смазав лечебной мазью, наложил повязку. И только оказав гостям внимание, он завел с принцем разговор о событиях, происходящих в долине и за ее пределами. Заметив, что Спок и Зулу почти не притронулись к угощению, хозяин дома обиделся не на шутку: накормить гостей он считал делом чести.

– Ни один странник не покидал мой дом голодным, – настаивал Пуга.

Принц, подтверждающе кивнув головой друзьям, убедил их не обижать старика.

* * *

… Спустя несколько часов, когда Викрам рассказал хозяину дома о своих путешествиях, раздался настойчивый стук в дверь.

– Это я, – послышался голос Урми. – Откройте.

– Уже иду, – откликнулся Пуга, но, попытавшись подняться на ноги, чуть не упал. – Ах, эти старые кости стали частенько подводить меня.

– Я открою, – резво вскочив на ноги, принц отодвинул засов и распахнул дверь.

Урми успела сменить рясу на соропа из домотканого холста и накидку из ткани, похожей на шерсть.

– Уже пора идти? – удивился наследник.

– Да. – Урми с трудом сохраняла самообладание. – Нас переводят в другое место. Совет, увы, принял сторону Мамтаса.

– Но Урми, – сердито возразил старик, – они наши гости.

– Это же самое я пыталась внушить Совету старейшин, – женщина беспомощно развела руками. – Но, даже считая членов Совета глупцами, я не могла идти против них в открытую.

Ноздри старика широко раздулись от гнева, сдвинув брови, он сурово посмотрел на внучку.

– Тебе должно быть стыдно за всех нас! – негодующе выкрикнул он.

– Приказ есть приказ. Я не могу ослушаться.

– Да?

Пуга неожиданно протянул руки принцу.

– Помогите, пожалуйста, мне встать.

Поднявшись на ноги, он, тяжело дыша, направился к соломенному тюфяку, лежащему в углу комнаты.

– Я присоединюсь к вам через минуту.

Оттолкнув Урми, Шами шагнул в комнату.

– Одумайся, старик. Ты ведь не пленник и не ополченец.

– И тем не менее я последую за ними. – Пуга свернул одеяло. – Я хочу лично проследить, чтобы с этими чужеземцами обращались, как с гостями.

– Сделай что-нибудь, Урми! – беспомощно воскликнул Шами.

Женщина пожала плечами.

– Тебе ли не знать мою семейку? Мы всегда поступаем так, как считаем нужным.

* * *

Лорд Бхима с угрюмым видом сидел в защищенном от ветра углублении скалы, уставясь неподвижным взглядом на останки лорда Гайу. Брошенный крестьянами посреди ущелья труп был обезображен зубами ящериц, питающихся падалью. Бхиму так и подмывало приказать воинам-синха построить погребальную пирамиду из камней для Гайу и его людей, но боязнь вызвать недовольство среди подчиненных останавливала его.

Какой печальный конец! Впрочем, он явился вполне логическим завершением не менее печальной истории текущих событий: древний благородный род Гайу погиб по вине обезумевшего императора. Подобное происходит во всех уголках многострадальной Ангиры.

Глядя на изуродованные останки, Бхима снова и снова пытался убедить себя в правильности принятого им решения. Конечно, Раху устроил во дворце чудовищную резню, но безумства, вытворяемые императором, были не менее чудовищны. И пусть последующие поколения рассудят, кто прав, кто не прав.

Легкая прохлада сумерек почти сразу же с заходом солнца сменилась весьма ощутимым холодом. Лорд обвел воинов суровым взглядом. Несмотря на пронизывающий до костей озноб, синха терпеливо ждали его приказаний. Судя по выражению их лиц и горделивой осанке, они уподобляли себя прославленным героям старых легенд. Опьянение молодостью, участием в исторических событиях не давало им времени для раздумий и уж тем более для угрызений совести за совершенные злодеяния.

Бхима вспомнил свои молодые годы. Нет, каким бы легкомысленным ни был он в своей юности, он никогда не пошел бы на преступление. Но есть ли у него право осуждать этих юнцов?

Гонимые жаждой славы, воины с рвением охотничьих собак, рвущихся с цепи, день и ночь бежали по пустошам. Даже сейчас, донельзя усталые, они в любую секунду готовы по его приказу сорваться с места и ринуться вперед.

Из-за выступа скалы появился молоденький лейтенант, сопровождаемый еще одним синха.

– Я принес хорошую новость, – с гордостью заявил он. – Пришельцы находятся в долине. Принц тоже. Он выдал себя за охранника и проводника пришельцев.

Поднявшись с камня, Бхима принялся разминать затекшие ноги, делая это неторопливо и основательно.

– Как вы узнали об этом? От кого?

– Мы схватили крестьянина. Этот болван нес караул, его послали следить за бандитами. – Офицер пренебрежительно ухмыльнулся. – Мы быстро развязали ему язык: он весь трясся от страха.

Лорд Бхима озабоченно нахмурился:

– Он сказал, в какой именно деревне находится принц?

– Да… – лейтенант запнулся, потом с явной неохотой добавил:

– Лорд. Он слышал, что их повели в Гах.

Деревня Байбила!

Бхима самодовольно усмехнулся:

– В таком случае, нет никакого сомнения в том, что принц скрывает свое имя, эта деревня – гнездо бунтовщиков. С пришельцами обращались как с пленниками или как с гостями?

Растерявшись, лейтенант ответил не сразу:

– Не знаю, лорд.

– А вы не догадались спросить об этом у крестьянина? – сверкнув глазами, процедил Бхима.

– Мы как раз убеждали его рассказать об этом, но он, к сожалению, умер, – лейтенант расправил плечи, вытянулся в струнку. – Я несу полную ответственность за свои действия, лорд.

Бхима сердито сдвинул мохнатые брови.

– Позвольте узнать, как именно вы его «убеждали», лейтенант. Уж не при помощи ли острия кинжала?

В глазах офицера появился вызов.

– Закон запрещает крестьянам брать в руки оружие. Вся эта долина – гнездо бунтовщиков.

– Но в округе полным-полно бандитов! – потеряв терпение, гневно выкрикнул Бхима. – Возможно, крестьяне просто защищают свои дома, болван!

– Лорд! – лейтенант напрягся, сжался как взведенная пружина.

Старый воин красноречиво постучал костяшками пальцев по рукояти своего меча и объяснил молодому:

– В долине живет около четырех тысяч крестьян. Если они вооружились для защиты, то нам не к чему восстанавливать этот миролюбивый честный народ против себя. Замучив захваченного вами крестьянина, вы допустили первую ошибку.

Потупя взгляд, офицер судорожно сглотнул слюну.

– Да, лорд.

С чувством глубокого удовлетворения Бхима обвел взглядом сникшего лейтенанта. В голове неожиданно мелькнула мысль: уж не воспользоваться ли мечом, которым он владел все еще достаточно хорошо, чтобы преподать урок молодому дерзкому синха?

– Но даже если они собираются поднять восстание, в наши планы не входит подавлять его. Наша задача – схватить принца. Это ваша вторая ошибка.

– Лорд, я готов искупить свою вину, – лейтенант потянулся к кинжалу.

Бхима мгновенно понял намерение офицера. Воины-синха славились не только завидным здоровьем и силой породистых гончих псов, но и предсказуемостью поведения. Как бы низко ни ценил молодой лейтенант старого лорда, чувство долга оставалось для него превыше всего, именно оно подталкивало к последнему в его жизни поступку.

Рука старого воина покоилась на рукояти меча, готовая в мгновение ока обнажить клинок. Многолетний опыт с лихвой компенсировал утрату молниеносной реакции, свойственной молодости. Даже сейчас, в преклонном возрасте, лорд Бхима слыл одним из лучших фехтовальщиков, не знавших поражения.

Но несмотря на многочисленные громкие победы или благодаря им, сейчас его мучили сомнения: в глубине души он больше смерти боялся потерпеть поражение.

Бхиме стало вдруг казаться, что ему предстоит сразиться не с противником из плоти и крови, а с перевоплотившимся Повелителем Теней, принявшим облик воина-синха. Уже не раз всемогущий Повелитель бросал ему вызов. И не раз жизнь лорда Бхимы висела на волоске! А еще чаще судьба его балансировала на острие меча, покачиваясь то в одну, то в другую сторону. Он не знал легких побед и не мог простить себе легкости, с какой чванливый Раху заманил его в ловушку. Было ли это случайностью? Или действительно пришло время признать, что он, лорд Бхима, постарел и потерял ориентиры?

Но нет, рано еще уходить на покой! Он еще достаточно силен, чтобы одержать очередную победу над мрачным Повелителем Теней.

Отбросив мрачные мысли, старый воин, казалось, ощутил, как с его души свалилась тяжесть.

Хотя и в этот раз ставки были не так уж высоки, Бхима с интересом наблюдал за расширившимися от удивления и страха глазами лейтенанта, когда он, быстро выхватив из ножен меч, сделал выпад и ткнул острием клинка в запястье остолбеневшего офицера.

Лорд по-прежнему оставался прекрасным фехтовальщиком. Урок, который он только что преподал, не пройдет даром ни для лейтенанта, ни для его подчиненных.

Опустив меч, Бхима самодовольно улыбнулся:

– Вы умрете только тогда, когда я разрешу вам. Но не раньше. Сейчас не время и не место искать другого командира. Вот ваша третья ошибка.

Лейтенант с искренним уважением склонил голову перед лордом.

– Моя жизнь в ваших руках, лорд.

Бхима вложил меч в ножны.

– Оставьте ее себе. Снимите с трупа этого крестьянина одежду и изувечьте его. Пусть его соплеменники думают, что он убит людьми Гайу, бесчинствующими в злобной мстительности. Вслед за тем мы двинемся вперед.

– Лорд, заверяю вас, мы с легкостью проникнем в долину, никем не замеченные, – поторопился сказать лейтенант. – Обвести вокруг пальцев этих грязных босоногих крестьян, изображающих из себя воинов, не составит труда.

– Пробраться в деревню – не проблема. Вопрос в том, как выбраться из нее на глазах у жителей долины. Да еще с пленниками.

Бхима покровительственно улыбнулся.

– Зачем рисковать? Лучше дождаться того приятного мгновения, когда принц и его спутники сами придут в наши распростертые объятия. Я знаю подходящее местечко, где мы сможем застать их врасплох.

– Но их могут держать в деревне как пленников, – осторожно заметил лейтенант. – Может, лучше сходить за ними?

– За принца не могу ручаться, но его друзья – не дураки. Им удалось вывести его из дворца, не так ли? – напомнил Бхима. – Не думаю, что сборище крестьян сможет надолго задержать принца с его компанией. Но даже если я ошибаюсь, мы всегда успеем вернуться сюда и опробовать предложенный вами план. А пока давайте изберем более легкий и надежный путь.

Лейтенант послушно кивнул головой:

– Да, лорд.

– В таком случае готовьте людей.

С чувством глубокого удовлетворения Бхима посмотрел вслед офицеру, стремглав бросившемуся исполнять его распоряжение.

Как благоприятно складываются обстоятельства!

Глава 8

Животные спокойно и шумно дышали, сопровождая каждый выдох двумя струйками пара, вырывающимися из их ноздрей. К несчастью для пленников, эти смирные длинношерстные существа, обитающие в хлеву, походили на коз не только внешним видом, но и весьма специфическим запахом. Прошло уже несколько часов, а Зулу так и не смог привыкнуть к зловонию, царившему в помещении для скота, куда теперь поместили принца и всех сопровождающих.

Зулу, как впрочем и его спутникам, приходилось все еще кутаться в монашескую рясу, чтобы хоть как-то согреться. Землянин сидел на посту, охраняя сон и людей, и животных.

Он уже собирался разбудить принца и передать ему пост, когда услышал глухой стук снаружи хлева. Слегка тронув за плечо старика и наследника, Зулу повернулся к Споку, но вулканец уже проснулся и напряженно прислушивался к звукам, доносившимся с улицы.

Решительно взмахнув рукой, сжатой в кулак, Пуга прошептал:

– В детстве я хорошо дрался.

– Ваша семья уже достаточно много сделала для нас, – напомнил принц, пытаясь охладить воинственный пыл старика.

– Не только мой сын был хорошим воином.

Опершись на перегородку стойла, Пуга попытался подняться.

– Хотелось бы мне иметь хоть половину вашего мужества, – с искренним восхищением сказал принц, помогая старику встать.

Став полукругом лицом к двери, пленники, готовые ко всему, застыли в немом ожидании. Наконец дверь медленно открылась, на пороге появилась Урми с продуктовым мешком за плечами и с сосудом питьевой воды в руках.

– Поторопитесь. Нам надо как можно дальше уйти до света от долины.

Принц мельком глянул на неподвижно распростертого на земле охранника из ополченцев.

– Что заставило тебя изменить свое мнение?

– А я и не думала его менять, – женщина осторожно прикрыла за собой дверь. – Мне пришлось сделать вид, что я согласна с решением Комитета для того, чтобы подготовить ваш побег. – Пренебрежительно фыркнув, она добавила:

– Вам, пожалуй, следовало бы доверять мне побольше.

Урми одарила деда особо выразительным взглядом.

Стараясь скрыть смущение, принц с поспешной суетливостью принялся расправлять рясу.

– Что поделаешь, подозрительность так же естественна для ангирийца, как потребность дышать.

Распахнув полы накидки, Урми отвязала от ремня соропа три меча.

– Ладно, в конце концов, я дала слово дяде Байбилу и должна сдержать его.

Задетый за живое ее словами, наследник категорически отказался принять оружие из ее рук.

Раздраженная Урми швырнула мешок с провизией и сосуд с водой на пол.

– Так я и знала! Поэтому не обессудьте: я заранее подготовила речь для этого торжественного момента. Речь небольшая, но убедительная, так что позвольте мне произнести ее.

Не дожидаясь согласия, не делая паузы между предисловием к речи и самой речью, женщина продолжила:

– Думаю, что и без клятвы дяде Байбилу я все равно помогла бы вам. За наше короткое, но насыщенное событиями путешествие, я успела достаточно хорошо узнать каждого из вас.

Она перевела взгляд с принца на Зулу, посмотрела на лежащего на земле Спока.

– После того, как мистер Спок прикрыл меня от копья своим телом, я многое передумала. И все это время его слова не выходили из моей головы. Слова о том, что знания, полученные принцем в других мирах, должны принести реальную пользу здесь, на Ангире.

– Боюсь, ты со своим мнением останешься в ничтожном меньшинстве, – отозвался наследник. Урми порывисто подалась к нему.

– Я воочию видела, какое доброе у вас сердце: вы рисковали жизнью ради дворцовой прислуги. Уверена, никакой другой претендент на трон Ангиры не поступил бы так безрассудно-благородно. – Она резко встряхнула головой.

– Не сомневаюсь, в замках Котаха вы принесете гораздо больше пользы, чем в этом убогом деревенском хлеву.

Принц внимательно осмотрел свой меч: рукоять его была предусмотрительно обмотана тряпкой так, чтобы колокольчики не издавали ни единого звука – Значит, ты не побоишься пойти против Комитета?

– Члены Совета преисполнены благими намерениями, но, увы, они не видят дальше границ долины.

Урми протянула второй меч Зулу.

– Кроме того, у меня есть своя голова.

– Но тебя могут отвергнуть и никогда не принять обратно, – предупредил ее землянин.

– Тогда мне придется поближе познакомиться со стеклянной клеткой, о которой говорил принц, – она вздернула плечом и резко опустила его. – Во всяком случае, решение принято, и я не намерена отступать, потакая чужой глупости.

– Похоже, упрямство является наследственной и самой яркой чертой в твоей семье, – наследник перевел взгляд с внучки на деда. – Впрочем, меня это радует, – и, повернувшись в глубину хлева, с деловым видом добавил:

– Поскольку Урми не удалось украсть тележку, нам придется соорудить из подручных средств носилки для мистера Спока.

Вулканец поднял руку.

– Нет. Без меня вам легче будет оторваться от преследователей.

– Глупости! – принц попытался отломать доску от перегородки стойла. – Не могу же я добровольно лишить себя вашей милой компании. От кого другого услышу я философское обоснование моих мыслей? С кем обменяюсь софизмами? Над кем буду подшучивать? Кого поддразнивать?

Голос Спока прозвучал неестественно слабо, как бы издалека:

– Я быстрее встану на ноги, если останусь здесь. И не беспокойтесь за меня: от живого заложника больше пользы, чем от захороненного трупа.

– Но можно ли рассчитывать на благоразумие и терпеливость крестьян? – усомнился Зулу.

Осунувшееся лицо вулканца оживила легкая улыбка.

– Поверьте, земледельцы гораздо осторожнее и предусмотрительнее, чем наследные принцы и восторженные романтики.

Не успокоенный этой тирадой, Зулу повернулся к Урми:

– Может ли Комитет принять решение убить мистера Спока?

Женщина передернула плечами:

– Даже они не настолько глупы.

– И все-таки, мне лучше остаться с мистером Споком, – землянин протянул свой меч Урми.

– Один из нас обязательно должен идти дальше. Хотя бы для того, чтобы сообщить на «Энтерпрайз» о результатах миссии, – тяжело дыша, с трудом выговорил Спок. – Шансы удваиваются, если мы разделимся.

– Но… – попытался возмутиться молодой офицер.

– Это приказ, лейтенант Зулу, – старший офицер на мгновение прикрыл глаза, подавляя очередной приступ боли.

– Пойдем, друг, – принц подобрал с пола мешок с провизией и сосуд с водой. – Обещаю, что помогу тебе вернуться при первой же возможности.

– Зулу, ты вернешься тогда, когда наступит спокойное время. Но не раньше, – приказным тоном произнес вулканец и поджал губы, словно раздумывал, продолжать или нет. – Не знаю, какое решение примете вы, Ваше Высочество, но всякое ваше решение окажет сильное влияние на общественное развитие Ангиры. Поэтому я и не хочу, чтобы вы оглядывались на меня, принимали в расчет мое положение.

– Вы полагаете, я могу изменить свою точку зрения? – поинтересовался принц. Спок выдавил слабую улыбку:

– Мне часто приходилось наблюдать за людьми, которые говорили одно, а делали совершенно другое.

– И это я тоже принесла, – Урми передала Зулу коммуникаторы. – Хотя понятия не имею, что это такое.

– Вот и хорошо, – одобрил Спок. – Мистер Пуга, вы не смогли бы спрятать одно из этих устройств?

Осторожно подцепив двумя корявыми пальцами коммуникатор, старик взял его из рук внучки.

– Не беспокойтесь, спрячу. Мне не раз доводилось прятать вещи от сборщиков налогов. Спрячу, никто не найдет.

Коммуникатор исчез в складках стариковского соропа.

– Я позабочусь и о нем, и о вас, мистер Спок.

Зулу тем временем, задрав подол рясы, прицепил свой коммуникатор к поясному ремню.

– Вам нельзя здесь оставаться. Жители деревни могут обвинить вас в соучастии в побеге.

Пуга весело присвистнул:

– А что они могут сделать мне, сынок? Отнять жизнь? Так от нее уже мало что осталось. В моем возрасте смерть не страшна.

В порыве чувств наследник схватил старика за руку.

– Вы с Урми – единственные хорошие люди, которых я встретил на Ангире.

Пуга, тронутый до глубины души, ласково пожал запястье принца.

– У всех у нас есть и достоинства, и недостатки. Просто у вас не было времени, чтобы достаточно внимательно присмотреться к окружающим, вот и не заметили в них ничего хорошего. Поймите: души людей сковал почти животный страх. В этом все дело. Накормите их досыта, дайте, чтобы их шерсть снова заблестела, – и они пойдут за вами хоть на край света.

– Но ведь за вами и за вашей внучкой они не пошли, – возразил принц.

Неторопливо подняв руку, старик похлопал наследника по плечу.

– А вы первым сделайте шаг к ним: подарите людям мир и покой.

Принц, словно онемев, молча уставился на старика.

Урми выгнула бровь дугой.

– Ваше Высочество, мой дедушка ждет ответа.

– Я всего лишь Лорд-призрак, – принц попытался отвернуться, но Пуга удержал его за руку.

– Даже самые маленькие тени со временем вырастают, – поспешил заверить старик. – И даже самый маленький человек способен догнать самую большую тень.

– А мечту способен?

– Несомненно, – коротко ответил ангириец и вышел из хлева.

– Я… я сделаю все, что в моих силах, – запинаясь от волнения, пообещал наследник, следуя за ним по пятам.

Переступив порог хлева, беглецы, как в воду, погрузились в кромешную тьму. Принц предусмотрительно взял Зулу за руку, готовый вести его за собой.

– Куда идти, Урми? – прошептал он.

– Никуда! – громом среди ясного неба раздался голос Мамтаса. В то же мгновение темнота озарилась яркими огнями факелов. – Я знал, что оставь тебя без присмотра, – и ты поступишь по-своему.

«Голос народа» вышел из-за угла соседнего дома, держа на плече украшенное резьбой копье. Всю ширину проулка перегородили четверо ополченцев с мечами и факелами в руках. Впереди, рядом с еще одним копейщиком, вышагивал Шами, тоже вооруженный копьем.

Урми бросила на землю дорожную сумку.

– Мамтас, я бы с удовольствием свернула тебе шею прямо сейчас, но, к моему сожалению, я очень спешу, – она выхватила меч. – Шами, уйди с дороги!

Шами направил острие копья в грудь женщины.

– От тебя я, честно говоря, не ожидал предательства.

Выставив правую ногу вперед, Урми приняла стойку, изготовившись к схватке.

– Не суди, да не судим будешь, Шами. Иногда люди не осознают, что для них плохо, а что хорошо.

Зулу, обнажив меч, встал рядом с ангирийкой.

– Ты ведь не можешь не понимать, что если убьешь хоть одного своего соплеменника, то никогда не сможешь вернуться в родной дом.

– Похоже, у меня нет выбора, – женщина безысходно пожала плечами.

Тем временем принц, выхватив меч, стряхнул с рукояти кусок старого холста; ленты, обмотанные вокруг нее, плавно раскачиваясь, свободно свесились вниз, и колокольчики громко зазвенели, нарушая краткую ночную тишину.

– Я, между прочим, тоже не собираюсь стоять как истукан.

– Где ты взял этот меч? – строго спросил Мамтас, выглядывая из-за спин ополченцев. – Неужели ты собираешься им защищаться? А если ты решил пошутить, то твоя шутка дурно пахнет.

Принц встряхнул меч, снова оглашая окрестность мелодичным перезвоном.

– Я не шучу. Это оружие досталось мне дорогой ценой.

Мамтас, недоумевая, шаркнул ногой по земле.

– В таком случае, ты глупец, если купил такую бесполезную вещь.

– Цена, которую я заплатил, исчисляется не в монетах.

С этими словами принц широким прыжком преодолел треть расстояния до противника. В следующую секунду Шами метнул копье с такой силой, что чуть было не потерял равновесие.

Но принц, слегка пригнувшись, увернулся от просвистевшей возле самого уха смерти и в два прыжка оказался рядом со вторым копейщиком. Меч его рассек деревянное древко копья и, стремительно описав сверкающую дугу, замер в нескольких сантиметрах от шеи Шами.

– Теперь ты знаешь истинную цену моего меча? И готов платить?

Ошеломленные, не видевшие ничего подобного, ополченцы, затаив дыхание, с ужасом наблюдали за происходящим. А Шами широко открытыми, скошенными глазами наблюдал за острым клинком, все ближе и ближе подбиравшимся к его горлу.

– Не-е-ет, – еле слышно пролепетал он. Словно забыв о нем, принц обратился к другим ополченцам:

– Может, кто-нибудь из вас горит желанием испытать мое оружие на собственной шкуре? Выходите, буду рад услужить.

Копейщик, бросив на землю бесполезное древко, начал испуганно пятиться в глубину проулка. За ним и все остальные ополченцы, побросав оружие и факелы, пустились наутек.

– Стойте! – завопил Мамтас. – Именем народа приказываю вам стоять насмерть!

Он попытался задержать пробегавшую мимо женщину, но та, увернувшись от него, сломя голову, помчалась дальше. Рука Мамтаса, сжатая в кулак, захватила только воздух.

– Уходи, Шами, – принц опустил меч. – Против тебя я ничего не имею. Уходи.

– Я… я, – голос перепуганного до смерти ополченца оборвался. Развернувшись, он как вихрь помчался вслед за своими товарищами.

Мамтас, бросившись наперерез, попытался преградить ему дорогу.

– Стой! – взвизгнул он.

Шами, все еще судорожно сжимавший в руке остаток древка, неожиданно замахнулся им на «голос народа». Защищаясь, Мамтас вскинул резное копье и отразил удар. Словно испугавшись самого себя, Шами выпустил древко из руки и побежал с такой скоростью, что лишь пятки сверкали.

Ослепленный и оглушенный праведным негодованием, Мамтас на какое-то время забыл, где он находится.

– Да как ты посмел поднять на меня руку? – задыхаясь от ярости, выкрикнул он вслед обидчику, угрожающе потрясая копьем. – В моем лице ты нанес удар всему народу!

– Вижу, вы очень удобно устроились. – Принц, плашмя клинком, похлопал мечом по ладони. – Прикрываясь именем народа, можно сводить счеты с кем угодно.

Вздрогнув, как от удара, Мамтас повернулся к принцу:

– Не надо все сказанное воспринимать дословно.

Пытаясь скрыть страх за угодливой улыбкой, он стал медленно, словно нехотя, удаляться.

– Это всего лишь образное выражение.

Неожиданно принц резко выбросил вперед правую ногу, с гулким стуком топнув ею по земле. С воплем неподдельного ужаса Мамтас моментально скрылся из виду.

Вздохнув с облегчением, Урми подняла с земли дорожные припасы.

– Чему, чему, а резвому бегу он хорошо научился, – она от всей души рассмеялась.

– Оказывается, Мамтас может быть очень сообразительным, если его подтолкнуть в нужном направлении, – поддержал ее наследник.

– Теперь нам с мистером Споком нечего бояться, – произнес стоящий на пороге хлева Пуга. – Если Мамтас попытается причинить нам зло, я пригрожу напустить на него вас троих.

– Я скоро вернусь, – пообещал принц. – И тогда Мамтасу белый свет станет не мил.

Выйдя за пределы освещенного горящими факелами проулка, наследник взял Зулу за руку.

Несмотря на кромешную тьму, за считанные минуты они добрались до частокола, опоясывающего деревню. Первой на высокую стену, с помощью Зулу и принца, взобралась Урми. Распластавшись на животе, она протянула руку спутникам, с заботливостью хозяйки помогая им преодолеть препятствие.

Выбравшись из деревни, они спустились вниз, к реке, по тропинке, пересекающей молчаливые поля. Впереди шла Урми, за ней принц, Зулу замыкал шествие, стараясь не отставать от длинноногих ангирийцев.

Через полкилометра русло реки, стремительно несущей свои воды, резко сузилось и углубилось. А пологие склоны, окружающие долину, так круто поднялись вверх, что были недоступны для земледелия. Ни один, даже самый изобретательный и смелый крестьянин, не смог бы вырастить на них урожай.

Так, по петляющей вдоль реки тропе, они шли остаток ночи и почти весь следующий день, лишь перед закатом добравшись, наконец, до северо-западного склона. Здесь тропа начала подниматься вверх, к вершине очередной гряды, а река, петляя между скалистых уступов, образовывала множество неожиданных излучин и каскадов. Свернув с основной тропы, убегающей в узкое ущелье с отвесными стенами, Урми повела своих спутников по боковой, тянувшейся параллельно горному ручью.

Спустя короткое время ручей вывел их в небольшую низину, ласкающую взгляд садами с низкорослыми фруктовыми деревьями и покрытыми сочной травой лугами. Крохотная капля жизни, затерянная среди нагромождения скал, а над ее восточной границей – причудливо-жуткий гребень песчаника: слоистые рыжие складки породы нависали одна над другой, словно громадные ребра исполинского животного, откапываемого временем.

А тропа вела все дальше и дальше, то резво сбегая вниз, то круто взбираясь вверх, повторяя изгибы скал. И вот, с высоты очередного склона, путники вновь увидели голубовато-зеленую полоску долины, зажатую скалами. Издали она казалась щелочкой двери, приоткрытой в другую жизнь.

Чем выше они поднимались, тем шире открывалась эта дверь, все большим и большим восхищением наполняя их сердца. Долина внизу простиралась уже так далеко, что терялась в дымке марева своей уходящей к горизонту оконечностью. Зато прямо перед глазами живописно пестрели ухоженные сады и спящие поля аммы, среди которых тонкой голубой ниточкой тянулась река. Высоко над головой плавно проплывали мягкие пушистые облака, окрашенные бледным багрянцем заходящего солнца.

– Именно такой я запомнил эту долину, – проговорил принц. – Здесь все выглядит девственно чистым и умиротворенным.

Он не сводил глаз с милой его сердцу картины, словно впитывал в себя мельчайшие подробности, чтобы запомнить их навсегда.

– Как бы мне хотелось, чтобы вся Ангира стала такой же цветущей.

Забежав вперед, Урми с удивлением посмотрела на наследника:

– Значит, часть вашего существа хочет остаться в этом мире?

– Да. Несмотря на все ужасы окружающей действительности, – он тяжело вздохнул. – Но, увы, очень маленькая часть.

– Зато, может быть, самая весомая часть. – Урми осторожно взяла принца за руку.

– Подумайте, кто, если не вы, принесет Ангире мир? Никто, кроме вас, не сможет объединить сторонников монархии и народ в единый фронт для борьбы с Раху и его приспешниками.

– К сожалению, у меня нет ни желания, ни соответствующей подготовки для такого решительного шага, – он подождал, пока Урми передавала Зулу мешок с провизией, и продолжил:

– Я бы с радостью согласился уступить трон одному из моих братьев, оставаясь при нем в роли советника. Образно говоря, из меня получилась бы неплохая «ходячая библиотека». И я не хотел даже возвращаться в этот беспокойный мир, а, возвратившись поневоле, горел желанием сбежать куда глаза глядят. Конечно, в глубине души я считаю Ангиру самым прекрасным местом во Вселенной. Но здешние обычаи превратили ее в такой сумасшедший дом, что ни один из его обитателей не может поверить в какую-то другую, лучшую жизнь.

Дерзко вскинув голову, Урми с вызовом ответила:

– Так измените обычаи, покажите людям эту жизнь, раскройте окна и двери сумасшедшего дома.

– А я считал тебя противницей и трона, и Его Высочества, – заметил Зулу, поправляя на плечах ремешки дорожной сумки.

– Теперь, получше узнав и наследника, и вас, – посланцев других миров, я не хочу, чтобы Ангира вернулась к старым временам, когда простой народ был бесправен. А Раху будет добиваться личной, ничем не ограниченной власти, любой ценой. Всех непокорных ему ожидает или смерть, или тюрьма с камерой пыток. Да что там говорить? Вся Ангира превратится в огромную пыточную камеру.

Возмущенно шлепнув подошвами сандалий по каменистой тропе, Урми выжидающе уставилась на принца.

– Поверь мне, Урми, я был бы рад помочь своему народу. Но боюсь, мне такая задача не по зубам. Я слишком слаб. А конкретное дело для меня, это… Не могу же я держать Ангиру на своих плечах или катить ее куда-то в гору.

Женщина широким жестом обвела простирающуюся внизу долину.

– А кто сказал, что нужно это делать в одиночку? Не повторяйте ошибок вашего отца. Смирите гордыню и обратитесь к людям за советом и за помощью.

Задумчиво посмотрев на собеседницу и на долину, принц с отрешенным видом устремил взгляд вдаль, словно хотел перенестись куда-то во времени и пространстве. После недолгого молчания, очевидно, придя к окончательному решению, он печально покачал головой:

– Ты же знаешь, Урми, на Ангире я почти такой же чужак, как и Зулу. От меня все отшатнутся, как от прокаженного.

– Конечно, с такими мыслями надо бежать как можно скорее и как можно дальше отсюда. Но предупреждаю, – взгляд ангирийки стал жестким, колючим, – вам никуда не уйти от воспоминаний об Ангире. Они, как тени, будут преследовать вас днем и ночью, во сне и наяву, не давая покоя ни памяти, ни совести.

Склонившись у ближайшего кустарника, Урми взяла у его корней горсть каменистой сухой почвы, поднесла ее к глазам наследника.

– Вся ваша плоть вышла из этого комочка, состоит из него и… – разжав пальцы и просыпав меж ними колючие каменистые песчинки, она закончила:

– Вернется сюда.

Женщина окинула своих спутников таким выразительным взглядом, что ни один из них не посмел возразить ей.

Но принц не любил оставаться в долгу. Наконец, принц растерянно отколол носком сандалии несколько сухих кусочков почвы и с болью в голосе ответил:

– Не надо мистики, Урми. Ты, очевидно, забыла, что добрую половину жизни я провел в других мирах и не могу принадлежать этому миру целиком… А возможно, и никогда не принадлежал.

Вслушиваясь в каждое слово разговора, Зулу почувствовал себя в довольно затруднительном положении. С одной стороны, чувство долга обязывало его относиться к Викраму, как к принцу и наследнику трона. С другой стороны, Викрам был его другом, которому срочно требовалась помощь и советом, и делом. Так что отмалчиваться было нельзя.

– Послушай, мне бы не хотелось вмешиваться в ваши внутренние дела, но… Насколько я понимаю, все твои жалобы и упреки относятся к общественной жизни, но не к самой Ангире, как таковой. И если ты найдешь свое место в обществе, никакой другой мир не потянет тебя к себе.

– Мне даже не надо искать свое место. Раху уже нашел его, на кладбище.

Принц с раздражением пнул ногой небольшой камешек.

Зулу вдруг охватила необъяснимая грусть, словно он расставался с чем-то дорогим внутри самого себя. А спустя мгновение он осознал, что так оно и было: пришло время расставания с детскими мечтами – дружба потребовала жертвы.

– Здесь, на Ангире, я пришел к нелегкому для себя выводу: достижения науки и техники сами по себе могут облегчить жизнь. Но тут где бы мы ни шли, повсюду видны следы запущенности, отсталости. Думаю, пришел твой час перенести Ангиру в двадцать третий век.

– Ты разочаровал меня, Зулу, – принц бросил на друга взгляд, полный укоризны. – Если хочешь, то можешь отказываться от своих мечтаний, от своего собственного внутреннего мира, а я не собираюсь это делать. Все, наш спор с Урми закончился.

И тут в памяти Зулу всплыли слова, сказанные как-то Споком. Правда, они были адресованы принцу, но сейчас странным образом коснулись и его, офицера «Энтерпрайза», нашли живой отклик в живой душе. Он, как никогда, ясно понимал и разделял чувства человека, которому предстояло изменить целый мир.

– Значит, по-твоему, ты не принадлежишь Ангире? Тогда почему ты не хочешь воспользоваться огромным преимуществом своего положения?

– Что ты имеешь в виду? – заинтригованный принц склонил голову набок.

– Вспомни, что говорил мистер Спок: все перемены рождаются на стыке двух культур, – осознавая, что рассуждает, скорее, как официальный представитель другого мира, а не как друг, Зулу пытался не обращать внимания на угрызения совести. – Твой отец и его советники в силу зависимости от общества Ангиры не смогли взглянуть на происходящее отстраненным непредвзятым взглядом и объективно оценить результаты своей деятельности. Чтобы увидеть свои и чужие ошибки и заблуждения, следует дистанцироваться от здешних обычаев и традиций.

– То есть действовать как пришелец? – с нескрываемой издевкой спросил принц.

– Позволь мне закончить, – Зулу ожесточенно жестикулировал, словно надеясь, что так его слова будут звучать убедительнее. – Ты уникален как с точки зрения сильных, так и с точки зрения слабых твоих сторон. Обладая огромным объемом знаний о программах, с успехом работающих в других мирах, ты, в то же время, переживаешь за судьбу Ангиры, что дает тебе решающее преимущество перед любым пришельцем. Ты будешь более осмотрительно, не перегибая палки, не ломая дров, не причиняя вреда своему миру, проводить эти программы в жизнь.

– Почему бы тебе не последовать своему, столь глубокомысленному совету? – фыркнул принц.

– Потому что у меня есть «Энтерпрайз», где не надо ничего переделывать, и где я нашел свое место, – терпеливо объяснил Зулу. – Полагаю, тебя вряд ли устроит такая жизнь.

– И вам не придется жить в той стеклянной клетке, если вы останетесь здесь, – воспрянула духом Урми.

– Больше того, твои возможности почти не ограничены, – землянин сжал пальцы в кулак, словно собираясь крушить невидимую преграду. – Тебе предоставляется редчайшая возможность своими собственными руками создать себе социальную нишу, а затем, найдя точку опоры, перевернуть целый мир. Да о таком не всякий и мечтать может!

Зулу неожиданно почувствовал огромное облегчение и умиротворенное спокойствие, как будто после долгих и утомительных поисков он наконец-то нашел то, что искал: он испытывал благоговейный трепет от сознания того, что может помочь чужой, но далеко не безразличной ему Ангире.

– Вы обязаны попробовать, Ваше Высочество. И не только ради себя, – не унималась Урми, – но и ради всех нас. Даже если вам не удастся помешать Раху завладеть троном, вы, по крайней мере, покажете людям, что у них есть альтернатива. Это и будет вашим настоящим предназначением панку: новые ростки из старого императорского корня.

Наследник рассеянно прикоснулся кончиками пальцев к своему подбородку и задумчиво произнес:

– Пожалуй, вы кое в чем правы. И я не отказался бы увидеть, что произрастет из брошенного мною семени.

– Дайте людям надежду, – почти с мольбой проговорила Урми.

– Значит, вы хотите получить буколическую версию Камелота? – принц перехватил удивленный взгляд Зулу. – Но ведь я – далеко не король Артур, лишь на время отказавшийся от трона.

Устало опустив веки, Зулу ответил:

– Откуда нам знать, каким был настоящий, а не литературный король Артур, и не бродил ли он в таких же, как ты сейчас, грязных лохмотьях по настоящей, а не вымышленной писателем Англии?

– Правда? – задумчиво поглаживающий рукоять меча, принц встрепенулся так, словно с его плеч свалилась невыносимо тяжелая ноша. – Благодаря вашим с Урми стараниям, неразрешимая на первый взгляд задача приняла вполне приемлемые, разумные очертания. Правильно сказал мистер Спок: в умах людей живет определенное представление обо мне, они ждут от меня определенных поступков, и я не в силах запретить их желания и надежды. Значит, я должен изменить себя, оправдывая чужие надежды. Вопрос только в том, смогу ли?

– Разумеется, сможете, – подбодрила наследника Урми.

Викрам резко дернул за кончик завязки, стягивающей сосуд с водой.

– Видимо, Пуга прав, утверждая, что героями становятся простые, неприметные люди, добросовестно исполняющие свой долг.

– Так значит, вы остаетесь? – с надеждой спросила женщина.

Наследник сжал губы, как бы удерживая себя от важного признания.

– Я начинаю подозревать, что уже никогда не смогу беззаботно сидеть перед экраном библиотечного компьютера, не смогу в полной мере насладиться удовольствием от самого процесса познания. Боюсь, чувство вины будет преследовать меня повсюду, если я оставлю Ангиру один на один с ее бедой.

– Такой человек, как ты, способен изменить Ангиру. И один в поле воин, – мягко, но уверенно сказал Зулу.

– И все же, ты, мой друг, навсегда останешься романтиком, неисправимым романтиком.

Викрам чуть не подавился от сдерживаемого смеха.

– Но должен признаться, мне это нравится…

* * *

Еще двое суток путники брели по бесконечным пустошам, лишь по ночам на несколько часов останавливаясь на короткий отдых. На рассвете третьего дня они вновь вышли к высокому обрывистому склону ущелья, по каменистому дну которого бежала река. Путники оказались перед так называемым «черным ходом» в Котах.

Урми, бросив мешок на землю, сладко потянулась.

– Жаль, что стены ущелья такие отвесные. Будь иначе, мы могли бы добраться до Котаха по реке. Окружной путь по суше вдвое длиннее – целых десять километров.

Зулу с осторожностью подошел к краю обрыва и глянул вниз: почти отвесные, лишенные какой-либо растительности, склоны тянулись вниз на несколько сотен метров в глубину восьмидесятиметровой расселины.

Подойдя и встав рядом с другом, принц указал рукой вперед:

– Вон за тем изгибом этот приток впадает в широкую реку, которую мы называем «Рвом Котаха».

Викрам поднес руку ко лбу, вглядываясь в линию горизонта.

– А в восьми километрах отсюда находится небольшой сторожевой пост, охраняющий висячий мост.

Зулу обвел оценивающим взглядом вершины гор.

– Наверно, в том месте несколько воинов способны сдерживать натиск целой армии?

– Ты не ошибся. Так оно и есть, и не раз уже было, – с гордостью подтвердил принц. – Нашу провинцию, в отличие от равнин, считают непроходимой глушью, но зато нас еще никому не удавалось завоевать.

– Но при всем при том они умудрились несколько раз сдаться добровольно, – усмехнулась Урми.

– Да не сдавались мы, а шли на разумные уступки во имя мира, – передернув плечами, уточнил принц.

Двигаясь в восточном направлении, путники вскоре добрались до места, где ущелье сузилось до сорока и снизилось до пятидесяти метров. Река здесь, вспениваясь на крутых порогах, с шумом несла свои воды дальше. Здесь, над порогами, и пересекал ее висячий мост простейшей конструкции: к двум столбам, прочно вделанным в каменистую почву на противостоящих склонах, были прикреплены два длинных каната толщиной с человеческую руку. Тонкими веревками у самых берегов они крепились к третьему канату, протянутому ниже на высоте человеческого роста.

– Похоже, твои соплеменники не очень-то любят гостей, – заметил Зулу.

– В случае необходимости мост можно перерубить, – ответил, как подтвердил, Викрам.

Урми, привыкшая к путешествиям по горам, без колебаний ступила на нижний канат и легко пошла вперед, несмотря на угрожающее раскачивание моста. Глядя ей вслед, Зулу без особого энтузиазма потрогал верхний канат: от водяной пыли, вздымающейся над бурлящей рекой, он был мокрым и скользким.

За спиной раздался насмешливый голос принца:

– Вперед, мушкетер! У такого опытного, как, ты фехтовальщика, должны быть устойчивые и проворные ноги.

Затаив дыхание, Зулу глянул вниз: река бурлила где-то невероятно далеко.

– Мои ноги, знаешь ли, привыкли к более твердой почве, а глаза…

– Смотри не вниз, а на спину Урми, – подбодрил его принц, по-дружески похлопав по плечу. Землянин неуверенно улыбнулся:

– Мне кажется, ты чересчур развеселился.

– В следующий раз настанет твоя очередь смеяться, когда я, например, попытаюсь управлять звездолетом. Иди же, друг, иди, пожалуйста.

Глубоко вздохнув, Зулу робко сделал первый шаг, и нога его моментально соскользнула с нижнего каната. Судорожно вцепившись руками в верхние канаты, он с трудом удержался на весу.

– Я иду за тобой по пятам, – успокаивающе произнес Викрам.

– Это значит, что если я полечу вниз, ты последуешь за мной? – попытался пошутить Зулу, сделав несколько пробных первых шагов.

– Ну уж нет, моя дружба так далеко не заходит, – усмехнулся принц. – Поэтому постарайся не оставлять меня одного, в твоей компании я чувствую себя более комфортно.

Но молодой офицер уже освоился в непривычной для него обстановке и хоть и не так непринужденно, как Урми, но уверенно продвигался вперед. Это не только примиряло его с незнакомым ощущением опасности, но и льстило самолюбию.

А Урми добралась уже почти до самого края моста.

– Ну, давайте, – обернувшись, подбодрила она спутников. – Я уже унюхала запах дыма от сторожевых костров и ароматы готовящейся пищи. И скоро мы отведаем горяченького.

Снова развернувшись вперед, она невольно вздрогнула и добавила:

– А может, и не очень скоро.

Из-за выступа скалы показалось полдюжины синха. Один из них осторожно ступил на мост, преграждая путь.

Непроизвольно оглянувшись назад, Зулу и принц увидели за своими спинами еще столько же воинов, торопливо спускавшихся по склону, отрезая дорогу назад. Вслед за ними на тропинку собственной персоной вышел лорд Бхима.

– С прибытием, Ваше Высочество! Надеюсь, теперь мы сможем продолжить наш разговор, по независящим от нас причинам незаконченный во дворце.

– Приготовься прыгать по моей команде, – тихо шепнул принц Зулу, потом, дерзко вскинув голову, крикнул лорду Бхиме:

– Вы так думаете? В таком случае, простите, что заставил вас ждать столь долго…

Бхима обнажил меч и с горящими глазами двинулся к мосту.

– Ну что вы? Разве можно считать ожиданием или пустой тратой времени пребывание в столь живописном месте? А теперь будьте настолько любезны – бросьте оружие в реку. Обещаю, к вам отнесутся с должным уважением.

– С какой стати я должен верить вам?

Принц еще крепче схватился за один из опорных канатов.

Лорд Бхима приостановился у столба, удерживающего мост.

– Я даю вам слово. Кроме того, заверяю вас, я не имею ничего общего с кровавой резней во дворце, Ваше Высочество. Для меня те события оказались такой же неожиданностью, как и для вас.

Наследник расставил ноги пошире, принимая упор.

– Если это правда, то почему вы служите Раху сейчас?

Бхима с ожесточением ударил ладонью по столбу.

– Потому что я не в силах воскресить мертвых, а кое в чем согласен с Раху.

– В таком случае ваше имя во всех исторических книгах будет упоминаться вместе с именами этих мясников, забрызганных невинной кровью безоружных людей.

На долю секунды Бхима растерялся. Казалось, он получил сокрушительный удар ниже пояса, но быстро пришел в себя.

– Возможно, я рассуждаю несколько цинично, но, по моему глубокому убеждению, история пишется победителями, а не побежденными. К грубому слову «резня» можно подобрать множество других, не таких суровых определений. Однако должен напомнить, что именно ваш отец положил начало всем этим беззакониям.

– Странно, до сих пор мне казалось, что только юристы предпочитают играть словами, уклоняясь от прямого ответа.

Безнадежно махнув рукой, принц выкрикнул Зулу:

– Пошли!

А когда молодой офицер энергично двинулся вперед, добавил:

– Вперед, Урми!

Выхватив кинжал и обнажив меч, женщина бросилась на синха, преградившего путь вперед.

– Остановитесь! – в отчаянии, словно не принц, а он сам оказался в ловушке, воскликнул Бхима.

Убедившись, что беглецы не обратили никакого внимания на его призыв, он с сожалением покачал головой:

– Ну что же, вы не оставляете мне выбора. – И решительно обратился к подчиненным:

– Или захватите их в плен, или сделайте все, чтобы они не сошли с моста живыми.

Неожиданно налетевший порыв ветра так резко качнул мост влево, что занесший одну ногу Зулу остался без опоры. Мертвой хваткой вцепившись обеими руками в один из канатов над головой, он повис над бездной, раскачиваясь, как маятник.

– Зулу, держись!

Принц успел ухватить друга за ворот рясы, и с его помощью землянину удалось подтянуться вверх, поставить ноги на нижний канат.

Машинально кивнув в знак благодарности, Зулу поделился своими сомнениями:

– Не знаю, как мы сможем воспользоваться оружием, чтобы выбраться с этого проклятого моста.

Урми к этому времени ранила одного синха, но место раненого заняли двое других.

Почувствовав, что канаты под руками и ногами стали вздрагивать неритмичной дрожью и раскачиваться, принц оглянулся; двое воинов торопились нагнать беглецов еще на мосту.

– Итак, ни вперед, ни назад нам дороги нет. А поскольку ни у кого из нас нет крыльев, мы не можем взлететь вверх. Остается один путь – прыгать вниз.

Путаясь в складках рясы, Зулу с трудом достал свой меч.

– Ты что, сошел с ума? Падая с такой высоты, мы, если и не разобьемся, то захлебнемся.

Привалившись спиной к одному из канатов, наследник поднял подол рясы и тоже обнажил меч.

– Но если перерубить нижний канат, то можно опуститься на нем поближе к воде.

Зулу, как слепой, нащупывая рукою канат впереди себя, медленно двинулся к Урми.

– Ну, хорошо. Предположим, мы правильно рассчитаем время и умудримся не врезаться в скалу. А что дальше?

– Сейчас не время фантазировать. У тебя есть лучшее предложение?

– Нет, но, честно говоря, мне очень хотелось бы иметь его.

Ноги Зулу дважды соскальзывали с каната, но оба раза ему удавалось удержаться. Примерно в двух шагах от Урми он остановился.

– Покрепче схватись за веревку, когда я подам знак.

– Что-о-о? – обернувшись вполоборота, женщина увидела, как землянин острием клинка сделал глубокую насечку на одном из канатов. – Зулу, ты совсем голову потерял?

– Да нет же, Урми. Просто ему не нравится конструкция моста, – принц поднял меч, стараясь отвлечь на себя внимание подбиравшегося сзади воина. – И он собирается внести изменения, чтобы улучшить качества этого убогого сооружения.

– Но не сейчас же, когда мы сами стоим на нем! – возмущенно воскликнула Урми, отражая кинжалом нападение синха.

– Мы собираемся перерезать канат и опуститься на нем ближе к воде.

Зулу еще раз провел клинком по канату: несколько туго скрученных жгутов, с треском лопнув, веером разошлись по сторонам. Но канат оказался и толще и прочней, чем предполагал Зулу.

– Он такой же твердый, как стальной кабель. Из чего он сделан?

– Из волокон стеблей аммы, которой ты так восхищался, – взмахнув клинком, принц отразил удар. Широко расставив ноги, чтобы не упасть, обхватив верхний канат одной рукой, землянин резал канат под собой. С обеих сторон слышался непрерывный звон стали: принц и Урми сдерживали натиск противника. Уходило мгновение за мгновением, а удалось перерезать только пару волокон.

– В следующий раз попроси представителей своего клана использовать более тонкие канаты, – ворчал Зулу. Стараясь не обращать внимания на душераздирающие крики одного из синха, напавшего на принца, он, тем не менее, краем глаза приметил, как долго тот падал вниз, прежде чем раздался громкий всплеск воды.

– Ты лучше позаботься о том, чтобы покрепче обхватить ногами канат. И, кстати, не забудь разжать руки, как только окажешься над серединой реки. Чуть помедлишь – и разобьешься в лепешку о противоположный берег.

– Ничего не скажешь, хорошенькая перспектива, – буркнул Зулу, не отрываясь от дела.

Спустя секунду и второй противник принца с воплем рухнул вниз. Очистив свою половину моста от врага, наследник все еще стоял слегка согнувшись, с воинственно поднятым мечом. Потом, словно опомнившись, он быстро выпрямился и поспешил на помощь другу.

– Теперь, по крайней мере, тыл наш в безопасности.

Но лорд Бхима думал иначе. Глянув на лейтенанта, он громко сказал:

– Теперь ваша очередь. Вам предоставляется возможность искупить вину.

Не колеблясь ни секунды, молодой синха обнажил меч и с одержимостью обреченного ринулся вперед.

– Остановись, безумец! – предостерегающе взмахнул мечом принц. – Уходи, пока цел.

Но лейтенант упрямо продолжал продвигаться по шаткому пути, в глазах его не было ни страха, ни сомнения, лишь отчаянная решимость.

– Раху превратил синхов в кучку безмозглых фанатиков, – раздраженно проговорил Викрам, готовясь к атакующему выпаду. – Впрочем, они – такие же безумцы, как и мы.

– Ничего не поделаешь, такова человеческая природа, – проронил Зулу, с еще большим рвением рубя клинком канат. По обе стороны от него снова завязались яростные поединки.

Спустя несколько секунд, показавшихся всем часами, принц, взывая к здравому смыслу лорда Бхиму, снова предложил ему убраться восвояси.

– Вам нет никакого смысла сражаться с нами. Прикажите своим людям отступить. Неужели вы не понимаете, что мы сейчас пытаемся делать то, чем обязаны заниматься вы, синха?

– У меня есть только одна обязанность: искупить свою вину перед лордом Бхима, – загадочно ответил лейтенант, нанося очередной удар.

Принц, ловко отразив его, умерил пыл противника. И тут же, не дав тому опомниться, выгнул руку, скользнув клинком по клинку, головкой эфеса ударил синха в челюсть. Голова лейтенанта запрокинулась, глаза закатились и, не проронив ни звука, он рухнул вниз, вслед за своими подчиненными.

– Видимо, единственный способ остановить их, – переводя дыхание, мрачно заметил принц, – это убить.

– Боюсь, скоро мы тоже встанем в ряды мертвецов, – ответил Зулу.

К этому времени он успел перерезать почти все слои каната, оставив лишь несколько для последнего, завершающего удара. Он готов был разжать пальцы и выпустить верхний канат, чтобы нанести этот удар по нижнему.

– Приготовьтесь! – предупредил он.

– Подожди! – громко взвизгнула Урми. – Дай мне добраться до твердой почвы.

– Зачем? – удивился принц.

– Я не умею плавать, – призналась женщина, отбивая удар одного из воинов.

Принц осторожно обошел Зулу, приближаясь к Урми:

– Почему же ты не сказала об этом раньше?

– Я не надеялась, что мы так долго проживем, – несмотря на отчаянные попытки сохранить самообладание, в ее голосе прозвучал страх.

Принц бросил встревоженный взгляд на Зулу:

– Надеюсь, ты-то умеешь плавать.

– Обещаю, что не утону, если только мы доберемся до воды.

– Хорошо, в таком случае вдвоем мы удержим Урми на плаву. Будь готова, Урми!

– Лучше я умру от удара меча, чем захлебнусь в воде, – серией отчаянных ударов она попыталась пробиться к берегу, но воины-синха упорно держали оборону.

– Или мы прыгнем все вместе, Урми, – настаивал принц, – или никто не прыгнет, и мы все погибнем.

– Не обращайте на меня внимания, ведь я – просто грязная простолюдинка.

Несмотря на яростное сопротивление, синха начали оттеснять ее к середине моста.

– Не говори глупостей. Именно ты уговорила меня остаться на Ангире, – принц оступился, ноги его сорвались вниз. – Кому, как не тебе, помочь мне теперь изменить наш мир? Я всегда был уверен, что ты не из тех, кто выбирает легкий путь, избегая трудностей.

– И это вы называете легким путем? – возмутилась Урми, едва увернувшись от меча синха, чуть не разрубившего ей голову.

– Вернее сказать, простым путем. Схватка на мечах – детская игра по сравнению с реформированием Ангиры, – принц наконец поставил ногу на нижний канат. – Я прошу тебя о помощи, Урми. Поверь мне, как я поверил тебе!

Урми мгновение помолчала и тут же улыбнулась:

– Похоже, мне действительно придется последовать за вами. Должен же кто-то проконтролировать, чтобы вы ничего не перепутали.

– Совершенно верно, – удовлетворенно усмехнулся принц. – Ты же знаешь, что моя семья склонна ставить все вверх дном на Ангире.

Он снова обвил канат двумя ногами и обошел Зулу.

– Иди ко мне.

– В таком случае, должна вас предупредить: если вы позволите мне утонуть, то я вернусь с того света и буду преследовать вас повсюду. А мокрое привидение – не очень-то приятное зрелище.

Заткнув кинжал за пояс, Урми несколько раз взмахнула мечом, заставив противника попятиться назад, и сама отступила за Зулу. Отшвырнув меч, она вцепилась в канат руками и ногами.

– Я готова.

– Держитесь крепче! – крикнул землянин.

Его лицо исказилось от напряжения, когда меч с размаху опустился на надрезанный канат рядом с левой рукой: острый, как лезвие бритвы клинок, в мгновение ока разрубил последнее сплетение волокон.

Они начали плавно падать. Зулу выпустил меч и вцепился в канат обеими руками. Скорость падения стремительно возрастала, и три, судорожно обхватившие руками я ногами канат, человеческие фигурки понеслись навстречу реке, погружаясь в облако брызг. Крупные холодные капли больно хлестали по лицам, застилали глаза; бурлящие, разделенные на множество отдельных потоков, воды реки выглядели ледянисто-голубыми. А с обеих сторон, как оскаленные клыки хищника, мелькали остроконечные пики скал.

Зулу весь напрягся, не сводя глаз с ощетинившегося этими пиками уступа. Смерть надвигалась неотвратимо и неумолимо. Но, описав кривую дугу, они благополучно пронеслись над хищным нагромождением камней. Увы, радоваться было рано. Не успел Зулу облегченно вздохнуть, как убедился, что на него надвигается не менее страшная опасность, на этот раз в виде скалистого склона ущелья.

Внизу, под его ногами, прильнувшие мускулистыми телами к канату, как бы парили в воздухе принц и Урми. На какое-то мгновение Зулу показалось, что они просто зависли на месте, а каменная стена ущелья сама надвигается к ним. Еще секунда – и она размозжит их в бесформенную груду мертвой плоти!

Неожиданно послышался звонкий шлепок ангирийских сандалий и, замерев на долю секунды на одном месте, канат начал медленно удаляться от скалы, снова проплывая над дном ущелья.

– Прыжок! – скомандовал принц.

Зулу послушно разжал руки.

Внизу ослепительным блеском сверкала прозрачная, как слеза, вода. Вот у самой ее поверхности мелькнул продолговатый силуэт. Что это? Безобидное ангирийское животное или тень хищника? А может быть, просто плод воображения? Не успев разобраться в своих мыслях, Зулу с головой погрузился в ледяную воду, едва не задохнувшись от холода.

Придя в себя, он ничего не увидел, кроме подымающейся куда-то вверх дорожки из пузырьков. Не паниковать! Усилием воли Зулу заставил себя подождать, не делая никаких непроизвольных движений. Проследив, куда убегают пузырьки воздуха, он потянулся вслед за ними и вскоре приблизился к поверхности. Сильное, стремительное течение нетерпеливо подталкивало его в спину, увлекая за собой в неведомую даль, но намокшая, отяжелевшая ряса неумолимо тянула вниз.

Внезапно, прямо перед глазами, вырос огромный валун. Налетев на него, Зулу потерял драгоценный запас воздуха в легких. Неужели на его пути встретятся и другие подводные камни?

Но тут голова его резко запрокинулась назад, а нос уловил живительную струю воздуха. Вынырнув на поверхность, Зулу принялся жадно дышать широко открытым ртом.

Слева, метрах в трех от себя, он увидел принца и Урми. Женщина, выкрикивая что-то бессвязное, отчаянно барахталась в воде, стараясь удержаться на плаву. Вокруг нее и над нею то и дело фонтаном взлетали брызги.

– Вот видишь, Зулу, все обошлось благополучно.

Прыгнув вниз, наследник сумел не только удержать Урми, но и сохранить при себе меч.

– Как я и говорил.

– Ваше Высочество, – фыркая и отплевываясь, ответил землянин, – после окончания этого «увлекательного» путешествия, пожалуйста, не открывайте туристическое агентство.

– Но почему нет? Разве ты можешь пожаловаться, что предлагаемые мною маршруты недостаточны насыщены острыми ощущениями и непредвиденными событиями?

– Верно, не могу, – согласился Зулу, чувствуя, как руки и ноги его коченеют. Должно быть, шерстяной покров ангирийцев служил более надежной защитой от ледяного холода, чем гладкая кожа землянина. Не теряя времени, Зулу сбросил с ног обувь и буквально вынырнул из громоздкой рясы. – Но одного путешествия по вашему маршруту с меня достаточно, второе будет излишним.

Течение между тем подхватило его и прибило вплотную к принцу и Урми. Давая другу возможность сбросить рясу, Зулу поддерживал на плаву до смерти перепуганную женщину.

– Пожалуй, я и сам отказался бы от некоторых сюрпризов, поджидавших нас в пути, – немного помедлив, согласился Викрам.

Глава 9

Лорд Бхима с мрачным видом наблюдал за тремя темными точками, покачивающимися на воде, в которых уже нельзя было узнать головы принца и его спутников. Но вот и точки скрылись из виду. Как объяснить только что случившееся лорду Раху?

Кого винить? Конечно, не фанатичного молодого лейтенанта, он добросовестно пытался исправить свою ошибку. Жаль только, что принесенная им жертва оказалась напрасной.

Но и престарелый учитель фехтовального мастерства тоже не виноват. Он был уверен, что принц Викрам легко сдастся в плен, не впадая в явное безрассудство. Однако наследник уже не тот щеголеватый юнец, каким его помнил Бхима. Судя по всему, у Викрама появилась твердость характера, которой ему так не хватало раньше. Ясно только одно: императорский отпрыск либо лютой ненавистью ненавидит, либо, как огня, боится лорда Бхиму. Впрочем, не исключено и то, и другое вместе взятое.

Итак, он, Бхима, потерпел неудачу. Впрочем, потерпел ли?

От раздумий его отвлек один из синха, набравшийся мужества спросить:

– Лорд, вы хотите, чтобы мы последовали за ними? Мы можем спуститься вниз, к реке, и поплыть вслед за принцем.

– Нет. Мы и без того потеряли сегодня много жизней.

Бхима взмахнул мечом, привлекая внимание остальных воинов, рассредоточенных по склонам ущелья.

– Трогаемся в путь.

– А куда мы направимся, лорд?

Бхима тяжело вздохнул:

– Теперь у нас нет выбора. Нам придется пробраться в Гах.

– Но зачем, лорд? Ведь принц уже покинул деревню.

– Верно, покинул. Но Викрама сопровождает только один пришелец. Значит, другой остался в долине. Либо как заложник, либо из-за ранения.

Лорд Бхима отвернулся от реки.

– Я не намерен возвращаться к Раху с пустыми руками.

Бурное течение реки унесло их от места падения почти на два километра. К тому времени Зулу уже с трудом удерживался на плаву. Продрогнув до костей, он был не в состоянии пошевелить ни руками, ни ногами и с неожиданно-тупым равнодушием смотрел на мелькающие перед глазами крутые склоны ущелья. Но вот на пологом подобии балкона проплыло похожее на одинокого часового карликовое деревце. Неужели это последнее, что он видит перед тем, как утонуть?

Неожиданно стены ущелья резко раздвинулись подобно декорации заднего плана в дешевой пьесе. И, словно как по команде невидимого режиссера, ледяные потоки воды перестали подталкивать в спину и кружить в водоворотах. Река тоже расширилась, и на правом ее берегу Зулу увидел дома, обнесенные изгородями, и несколько ветхих причалов, у которых плавно покачивались небольшие, длиной около трех метров, лодки-плоскодонки. Такие же лодки, выстроившись полукругом, медленно плыли по реке.

– Зулу, у нас получилось! – подбодрил принц Друга.

– Эй, помогите мне удержать голову над водой! – крикнула Урми, отчаянно барахтаясь в воде.

Неуклюже разводя руками, Зулу попытался развернуться к отмели, замеченной им у правого берега. От дрожи у него зуб на зуб не попадал.

– Не знаю, удастся ли мне это, – заикаясь, с трудом выговорил он.

– Эй, ты, смотри, куда плывешь! – раздался поблизости сердитый голос.

В следующий миг разбухшие, тяжелые нити рыбачьей сети мертвой хваткой впились в горло, Не успев перевести дыхание, Зулу с головой ушел под воду. Выпучив от удушья и удивления глаза, он увидел, как огромная сеть, колышущаяся будто загадочное неведомое существо, окутывала его со всех сторон. Инстинктивно он попытался высвободиться, но с каждым его движением сеть все крепче обвивалась вокруг тела, превращая его в неподвижный кокон. Впадая в панический ужас, он ощутил, как воздух непроизвольно вырывается из легких, усиливая удушье.

Сквозь шум в ушах Зулу услышал далекий голос принца: Викрам с настойчивой нетерпеливостью пытался заставить рыбака вытащить сеть.

Наконец сеть пошла вверх, а вместе с ней из воды вынырнул и Зулу. Жадно хватая ртом воздух, он попытался энергично двигать руками и ногами, но, увы, безуспешно; сеть опутала его, как паутина муху. Краем глаза он увидел около дюжины лодок, приближающихся к нему.

Рыбаки, одетые в некое подобие костюмов, продолжали держать сеть над водой, разглядывая невиданный улов, как бы раздумывая, что с ним делать. Тем временем принц, не обращая внимания на возмущенные крики рыбака и угрожающее раскачивание лодки, помог Урми взобраться на корму.

А Зулу за это время успел сделать маленькое открытие: ледяная вода горной реки, лишив тело способности к движению, оставила за ним способность чувствовать. Упругие нити рыбацкой сети, врезаясь в замерзшую кожу, причиняли мучительную, медленно сводящую с ума боль. Окружающий землянина ангирийский мир стал постепенно меркнуть перед его глазами, погружаясь в темноту.

– Зулу, держись! – крикнул принц, вслед за Урми забираясь в лодку. Не теряя ни мгновение, он обнажил меч и опустился на колени.

Рыбак поспешил заступить ему дорогу.

– Только не это! Вы повредите нашу сеть! Викрам, отпихнув рыбака локтем в живот, повалил его навзничь.

– Я куплю тебе двадцать сетей!

Зажмурившись от боли и усталости, Зулу ус