/ / Language: Русский / Genre:adv_western,

Человек Из Скибберина

Луис Ламур


adv_western Луис Ламур Человек из Скибберина THE MAN FROM SKIBBEREEN 1973 ru en Roland ronaton@gmail.com FB Tools 2005-05-09 C4DD1ADC-D72E-4531-86C5-BC304331FFE3 1.0

Луис Ламур

Человек из Скибберина

Глава 1

Криспину Мэйо захотелось побродить по нагорьям под сенью туч и поближе познакомиться с орлами; потому в один прекрасный день он пешком отправился в Бантри-Бей и нанялся на парусник в качестве матроса первого класса. На такого рода судне он путешествовал впервые, хотя в открытом море рыбачил с детства и умел отличить свайку от шлагтова, еще не достигнув шести лет.

В местечке Бостон-Таун он сбежал с корабля и во всю прыть помчался вдоль темных улиц, не доверяя ни одной живой душе и за версту обходя лавочки, торгующие грогом, и размалеванных девиц, что расставляют сети доверчивым труженикам моря.

Когда на небе засиял рассвет, городские улицы остались далеко позади; Криспин оказался в сельской местности. По обе стороны дороги поднимались каменные стены — ну совсем как на его родине, в графстве Корк. Он держался подальше от людных наезженных трактов, опасаясь, что ежели его засекут, то непременно отправят домой, а ему так хотелось поглядеть на горы. Потому он перебивался как мог, тут выпрашивал поесть, там подряжался порубить дрова, ночевал в стогу сена либо в сарае какого-нибудь фермера. А если, проведя ночь в сарае, ему случалось поживиться парочкой яиц от фермерских кур, так велик ли грех? В конце концов, широкоплечий паренек-ирландец поститься не привык.

Тернового посоха при нем не было, потому Криспин вырезал себе дубовый, подобрав с дороги сломанную ветку подходящих размеров. Увесистый посох в дороге не помешает. Ежели один-два привяжутся, так он и голыми руками из обидчиков сделает отбивную, но ежели нападут сразу несколько, дубинка окажется очень кстати. Однажды, когда Криспин переходил пастбище, на него напал бык (должно быть, не оценил по достоинству напевов Баллинаскарти); одним ударом промеж рогов Криспин уложил зверюгу и отправился дальше своим путем, весело распевая.

Кто-то помянул при нем, будто на западе строят железную дорогу: нанимают крепких парней прокладывать пути и хорошо платят. По зрелому размышлению Криспин решил податься туда; очень скоро подрядчик уже посадил его на поезд. По-королевски развалясь на подушках, он покатил на запад вместе с Пэдди Галлахером, Томми О'Брайеном и Миком Шанноном. Всем им предстояло ехать до самого конца, пока не кончатся рельсы; а где рельсы закончатся — никого не волновало.

Домов становилось все меньше, потом исчезли и деревни, и когда миновала ночь и наступил день, путешественники оказались на широкой травяной равнине: над головою сияло синее небо, а поезд с пыхтением полз по свежепроложенным путям в неизведанные края.

Странники ехали весь день, и еще ночь, и еще день, не видя ничего, кроме травы, неба и черных мохнатых коров, пасущихся в отдалении. Но вот наконец поезд лязгнул и с визгом остановился. Человек в синей форме и кепке спрыгнул на землю и неспешно побрел вдоль путей к крохотному домику, выкрашенному в тускло-красный цвет.

Солнце палило немилосердно; в неподвижном воздухе нудно жужжали черные мухи. Крис Мэйо сошел с поезда поразмять ноги, углядел тополиную рощицу, направился туда и уселся в тени под деревом. Шелестела листва, нашептывая сказки ветру; Крис Мэйо прикрыл глаза, наслаждаясь пряным запахом травы под солнцем. Где-то неподалеку журчала вода. Перед тем как возвращаться к поезду, стоит утолить жажду; но сначала хорошо бы посидеть спокойно минут пять. Издалека, из хижины, доносилась перекличка голосов, ругань кондуктора, и как-то само собою случилось, что Крис закрыл глаза — совсем ненадолго.

Разбудил его резкий свисток: поезд со скрежетом тронулся с места. Проворно вскочив на ноги, Крис помчался к путям. Паренек взбежал на железнодорожную насыпь; нога его поскользнулась на гальке, и он упал навзничь. Поезд набирал скорость. Ругаясь на чем свет стоит, Крис поспешал ему вслед. Пробежав родов note 1 сорок, он понял, что больше не выдержит. Тяжело дыша, юноша остановился; поезд медленно удалялся и вот уже исчез вдалеке, там, где сходились рельсы.

Мэйо огляделся: он был один. Позади и впереди него — только рельсы да шпалы, вокруг, насколько хватает глаз, — только трава да небо. Он побрел вдоль путей к крохотной станции. Перед покосившейся лачугой высился сигнальный столб. В сторону от основной ветки шел запасный путь.

Походя он задумался, почему, собственно, шпалы кладут так, что нормально по ним не пройдешь: нужно сделать полтора шага, а затем еще шаг или около того… ах, черт бы их побрал!

Было жарко; вокруг — ни души, кроме птицы; кто-то говорил, что это луговой жаворонок. Хорошо поет, ничего не скажешь; не похоже на жаворонка, однако все равно хорошо.

А вот и станция: два окна, словно два незрячих глаза, и запертая дверь — Господи помилуй, в такую-то жару? Крис позвал, но никто не ответил; голос его отразился от тусклой красной стены и угас.

Дверь подалась под его рукой, и Крис остановился на пороге, спрашивая, есть ли кто. Стучал телеграфный ключ -стучал не умолкая, словно зубы перепуганной баньши note 2. Оставив дверь открытой, ирландец вошел, но никого так и не увидел: комната была пуста. С виду пуста, по сути пуста -пустее не бывает. Вторая комната, судя по всему, служила спальней; и в ней тоже не оказалось ни души.

Постель не застлана. Ну и шум подняла бы его старуха бабушка: подумать только, белый день на дворе, а постель не застлана! Кошмар какой-то, даже не верится.

Итак: комната станционного смотрителя со скамейкой, спальня с незастеленной кроватью, самодельным умывальником и вешалками, на которых висит видавшая виды одежда. Крис вышел через заднюю дверь и внезапно остановился как вкопанный: на крыльце расплывалось темное пятно — пятно крови.

Кровь опознать легко, где бы ее ни пролили, в Скибберине, в Бостоне или на равнинах Запада, а Крис Мэйо в жизни своей на кровь насмотрелся. Человек или животное — кто-то потерял здесь много крови, гораздо больше, чем пошло бы бедняге на пользу. Ирландец поднял взгляд, но по-прежнему не увидел ничего подозрительного: колышутся высокие травы, синеет небо над головой, а вдалеке, у горизонта, полоса синевы смыкается с полосой зелени.

И подумать только, что все это — бесплодная пустошь, размышлял ирландец, ни одного картофельного куста не растет. Столько земли пропадает даром. Крис вернулся в дом: хоть и хибара, а уютная, ничего не скажешь, и сложена добротно, от зимних холодов вполне защитит. Телеграфный аппарат недовольно щелкнул, но Крис понятия не имел, как с ним обращаться. Рядом притулился стул; крохотный письменный стол был завален бумагами, и тут же лежал карандаш, словно владелец дома только что отлучился.

Да есть тут кто-нибудь или нет? А может быть, хозяина дома нашли раненым и взяли в поезд? Что с беднягой случилось? Сам он покалечился или на него напали? Здесь вам не Ирландия, до Клонакилти далеко. Очень может быть, что здесь водятся смертоносные твари, о которых он, Крис, понятия не имеет.

Телеграфный ключ все стучал; Крис подошел к аппарату, прижал ключ пальцем и постучал в ответ: сперва одна серия ударов, затем другая.

Молчание — полнейшее, изумленное молчание.

Затем машина словно взорвалась неистовым крещендо: последовала стремительная, возбужденная дробь. Как только аппарат снова умолк, Крис опять коснулся ключа — и тотчас же отдернул руку.

Короткая трель, затем тишина. Ирландец снова дотронулся до ключа.

По крайней мере, они поймут, что у аппарата кто-то есть. Как только обнаружится, что он отстал от поезда, станет ясно, что на станции находится именно он, Крис, — однако вовремя ли подоспеет помощь?

В первый раз за день ирландец подумал, что не худо бы подкрепиться. Быть того не может, чтобы во всем доме не нашлось ни крошки, ведь станционный смотритель, или как там его называют, должен чем-то питаться. Значит, и запасы где-то есть. Крис вошел в спальню и огляделся в поисках еды.

Разумеется, еда нашлась. Пара копченых окороков, ветчина, вяленое мясо, сушеные яблоки, немного кофе, мука… Тут же стояли плита и лампа. В комнате смотрителя обнаружились два красных фонаря. Стало быть, без света Крис не останется.

Ирландец изучил ящик с припасами до самого дна и уже поднимался на ноги, как вдруг взгляд его упал на винтовку. Винтовка валялась на полу, одним концом выглядывая из-под кровати. Крис осторожно подобрал находку. Почти новехонькая. Он передернул затвор; винтовка выплюнула пустую гильзу. Возле того места, где лежало оружие, виднелось пятно крови; ложе винтовки, судя по всему, тоже перепачкалось отнюдь не в краске.

Крис растопил плиту, сварил кофе, поджарил с десяток ломтей свинины, отыскал несколько заплесневелых галет и поел, сидя у окна и не спуская глаз с безлюдной травяной равнины. Покончив с едой и ополоснув тарелку и чашку, ирландец снова тронул ключ. Аппарат тотчас же ожил и настойчиво затараторил. На том конце провода, похоже, задавали вопросы, но Крис понятия не имел, как ответить, и на всякий случай снова тыкнул в ключ пальцем и отдернул руку.

Солнце склонилось к горизонту, на небе запылало великолепие красок, трава вспыхнула алым.

Ирландец задумался о пятне крови у задней двери и об исчезнувшем телеграфисте. В памяти всплыли обрывки разговоров, подслушанные в поезде. Крису сделалось неспокойно. На столбе у железнодорожных путей должен был быть некий сигнальный знак — а знака не оказалось.

Крис подошел к двери и еще раз окинул взглядом железнодорожные пути. Ничего. У горизонта рельсы сходились и терялись из виду. Прямо перед станцией от основной ветки отходил запасный путь; на нем разместилась бы пара дюжин вагонов. Крохотная дощатая платформа; скамейка напротив стены — мирная картина. На скамье стоял прямоугольный ящик: и как это Крис не заметил его раньше? Ирландец тут же вспомнил, что видел коробку в вагоне, у ног тормозного кондуктора. Он попытался приподнять ящик: тяжелый.

Подхватив находку, Крис отнес ее в дом и водрузил на пол. Воспользовавшись молотком, что валялся тут же, вместе с другими инструментами, ирландец вскрыл ящик.

Патроны. Пули к винтовке.

Снаружи уже темнело, однако Мэйо не спешил зажигать лампу. Что такое творится снаружи? Есть там кто или нет?

Индейцы?

В поезде чего только не наслушаешься. Этих индейцев якобы хлебом не корми — дай снять с человека скальп; здоровые, страшенные демоны, размалеванные с ног до головы и визжат как резаные — вот что рассказывали парни. Неслышно подползают сквозь траву с луками, стрелами и томагавками. Может быть, старожилы просто хотели напугать новичка? Уж он-то никаких краснокожих дьяволов не испугается, пропади они пропадом. Это он-то — Криспин Мэйо? Разве не он отдубасил тех трех типов из Дублина, оттузил их по первое число, причем голыми руками? Здорово он их отделал, приятно вспомнить. А виной кто? Девчонка из Балтимора, маленького прибрежного порта чуть в стороне от родного дома в графстве Корк.

Крис снова наполнил чашку. Солнце зашло, на небе догорали тусклые алые сполохи. Над травой пронесся порыв ветра, неся с собою запахи далеких земель. Ирландец попытался представить себе, на что похожи неведомые страны, что лежат там, за гранью мира, откуда прилетел ветер.

Если бы он только знал, как обращаться с телеграфным аппаратом, и дал о себе знать, может быть, за ним прислали бы поезд. Поезд? Ради одного иммигранта-ирландца? Это уж вряд ли.

Мэйо снова взял винтовку и осторожно повертел в руках. Стрелять из винтовки ему пока еще не доводилось, хотя наслышался Крис об этом деле порядком — от родного дядюшки, что служил некогда во французской армии. Стоило старикану надраться, и он настойчиво принимался пересказывать все, чему его обучили инструкторы касательно обращения с огнестрельным оружием. Крис выслушивал ценные указания снова и снова, но отнюдь не был уверен, отвечает ли дядюшка Пэт за свои слова.

Да как вообще Криса Мэйо угораздило влипнуть в эту историю? А все потому, что подраться не дурак. Вот именно: драки, беспокойный нрав, и синеглазая девчонка с веснушчатым носиком. После того как он оттузил трех дублинцев, он отправился в Скибберин и сцепился с двумя О'Салливанами. Крепкие парни, славные, и кулаки что надо, да только сам он покрепче будет и попроворнее.

Он и этих поколотил — так, в шутку, а не со зла; да только когда вернулся на работу, узнал, что уволен.

Разумеется, Крис давно предчувствовал, что так будет. С тех самых пор, как он стал ухлестывать за дочкой Барни Кинселлы, от него хотели избавиться, — на девчонку-то заглядывался не он один. Надо было сплавить неугодного; едва случай подвернулся, его и выставили.

Некоторое время Мэйо промышлял рыбалкой: закидывал сети у Старой Головы Кинсале, и у Росскарбери, и в заливе Гландор. В этом деле Крис знал толк: именно на продаже рыбы он умудрился скопить кое-что на дорогу.

Ох, несладко пришлось Крису, покуда он не оказался на борту корабля! А там все пошло лучше некуда, потому что в руках у него работа спорилась, умел он и с такелажем обращаться, и канаты наращивать, и парус ставить; впрочем, любой парень с побережья Керри или Корк в этом деле собаку съел.

Теперь Крис оказался в полном одиночестве, в этом Богом забытом краю, словно на необитаемом острове, в хибарке телеграфиста у железнодорожных путей, уводящих в никуда. На Западе пути прокладывали через, бескрайние прерии, однако единственное место, о котором слышал Крис, было Ад-на-Колесах: так назывался передвижной городок в конце путей. Нет, постой, был еще форт, где-то в тех же краях. Название Крис позабыл.

Снаружи совсем стемнело… так темно бывает, когда надвигается гроза, и звезд нет. Зашелестела листва, трава склонилась под ветром. Резкий порыв ветра ударил в стену, сверкнула молния, затем снова и снова. Выглянув в окно, ирландец увидел, что дождь льет сплошной стеной… и что-то еще… там, снаружи, было что-то еще…

Снова сверкнула молния. Что-то жуткое, белое! Что-то промокшее насквозь бредет, бредет себе, не сворачивая, прямиком к хижине! Тьма сомкнулась; Крис Мэйо глядел во все глаза, в горле у него перехватило от суеверного ужаса. Мглу прочертила молния, ударив в землю где-то совсем неподалеку. Ослепительная вспышка на мгновение озарила равнину; белесый призрак рухнул в траву футах в двадцати от хижины, и в это мгновение Крису стало абсолютно ясно, что перед ним обнаженный человек.

Позабыв о страхе, Крис Мэйо пинком распахнул дверь, ' одним прыжком перемахнул через крыльцо и выбежал под дождь. Ветер немедленно обрушился на него, заталкивая дыхание обратно в глотку, потоки воды секли его, словно плети. Пригнув голову, ирландец преодолел несколько ярдов, отделяющих его от упавшего, окоченевшими пальцами вцепился в мокрое, холодное тело и не то поволок, не то понес его к двери. Уронив свою ношу на пол, в свете молнии Крис увидел, что в теле незнакомца зияют два пулевых отверстия, круглые и черные.

Преодолевая напор ветра, Крис налег на дверь: еще толчок, и вот она закрылась. Ирландец постоял немного, пытаясь отдышаться. Затем зажег спичку и поднес ее к фитилю лампы. Поставив стекло на место, отнес лампу в спальню, и снова возвратился к спасенному незнакомцу.

Грязным полотенцем Крис растер беднягу досуха, затем закутал в одеяла, снятые с кровати. Налил воды в чайник и поставил его на плиту. Отыскал в шкафу пакет с чаем и наполнил котелок. О ранах молодой ирландец знал немного, однако слыхал, будто чай помогает при контузиях, а уж для человека промокшего и замерзшего, как вот этот, тем более окажется кстати. Пошарив вокруг, Крис отыскал бутыль виски и поставил ее рядом.

Череп незнакомца представлял собою плачевное зрелище. Беднягу здорово огрели по голове и дважды продырявили из ружья. Одна из пуль прошла насквозь. Вторая, должно быть, застряла где-то внутри. Судя по всему, несчастного раздели догола и бросили, посчитав мертвым.

Индейцы? Но скальпа с незнакомца не сняли; кроме того, индейцы уж непременно спалили бы дом и забрали все подчистую; однако кому еще придет в голову ограбить такого бедолагу? И где теперь эти люди? На много миль вокруг ни одной живой души, кроме индейца, не встретишь. Однако явился же кто-то в это безлюдное место: как, почему? Изрядный путь проделали эти люди и, однако, не взяли ни винтовки, ни еды! Глупо как-то получается.

Уж не этот ли человек — пропавший смотритель станции? И для чего здесь вообще станция? Впрочем, поблизости протекает ручей, а у самого дома — колодец; может быть, здесь собираются построить водокачку.

Крис решил обыскать дом; до сих пор он как-то не удосужился это сделать. И тут же наткнулся на видавший виды револьвер в потертой кобуре и пояс для патронов. Хозяин явно содержал оружие в образцовом порядке: ни пятнышка ржавчины. Ирландец на мгновение призадумался, затем пожал плечами и пристегнул револьвер к поясу. Подобного оружия он сроду в руках не держал, но уж выпалить в кого-нибудь — на это у него соображения достанет.

Раненый невнятно забормотал что-то в бреду, затем затих. Спустя мгновение он резко сел.

— Помогите! — воскликнул он. — Помогите! — Несчастный глядел прямо на Мэйо, но видел его или нет — утверждать сложно.

— У меня тут чай, браток. Попей-ка; думаю, поможет.

Раненый с трудом сделал несколько глотков, снова рухнул на одеяла, что-то пробормотал и заснул.

Крис убедился, что подопечный его надежно укрыт, затем задул свет, положил рядом винтовку и револьвер, уселся на стул напротив стены у окна спальни и попытался расслабиться. Грохотал гром, вспыхивала молния, дождь стучал по крыше, дребезжали окна, сотрясались стены, но Крису шум не мешал. Ирландец прикрыл глаза и задремал.

Из дождевой завесы вынырнул всадник, молния вспыхивала на мокром плаще огненными росчерками, завернутые вниз поля шляпы затеняли лицо.

Всадник натянул поводья и некоторое время напряженно вглядывался во тьму, не сводя глаз со станции, затем резко развернул норовистого скакуна и умчался прочь. Криспин Мэйо не поглядел в окно. Он не увидел, как чужак растворился во мраке.

Криспин Мэйо спал.

Глава 2

Крис Мэйо открыл глаза: занимался рассвет. Поблескивали серебристые рельсы, мокрая от дождя трава расстилалась до самого горизонта. Юноша немного посидел неподвижно, глядя в окно, пытаясь сообразить, где находится, и прислушиваясь к дыханию лежащего на кровати раненого.

Насколько Крис себя помнил, он всегда вставал до первого света. Дело находилось всегда: если не землю пахать, так рыбу ловить, если не стога складывать, так торф резать. Больше всего он любил резать торф, хотя работа была не из легких. Бедные верхние слои следовало откладывать в сторону, чтобы добраться до черного, легко крошащегося разлома: хорошее топливо залегало, как правило, глубоко.

Ирландец поднялся на ноги, разминая затекшие мускулы и почесывая голову. Он поглядел на раненого. Лицо бедняги осунулось, дыхание вырывалось с трудом… собственно, эти хрипы и дыханием-то не назовешь.

Крис подошел к плите, отыскал в груде серого пепла несколько тлеющих угольев и подкормил их растертой промеж ладоней корой, а затем сосновыми щепками. Пламя разгоралось. Он подбросил дров, закрыл заслонку и подошел к бочке с водой. Краник выцедил несколько жалких капель.

Подхватив деревянное ведро, Крис отправился к колодцу и зачерпнул воды. Рядом лежал оловянный ковшик. Ирландец осторожно отпил глоток: хорошая вода, вкусная, солоноватая малость, но вкусная. Чтобы наполнить бочку, пришлось десять раз прогуляться туда и обратно. Покончив с бочкой, юноша наполнил и ведро, ведь никогда не знаешь, когда вода понадобится, а остаться без воды Крису не улыбалось. В конце концов, этому немудреному правилу ирландец следовал всю жизнь. Если ведро опустело — наполни. Если опустел ящик для дров — наполни и его тоже.

На небе вспыхнули розовые разводы. Крис окинул равнину придирчивым взглядом. Давеча, отдыхая под тополями, он слышал журчание воды; теперь, оглядевшись по сторонам, юноша решительно направился к деревьям. Под сенью листвы царила тишина, на земле валялось немало сухих веток, поломанных бурями. Выходит, о дровах и растопке можно не беспокоиться.

Мэйо отыскал крохотный ручеек и прошел по нему с четверть мили до распадка в холмах, где источник брал свое начало: из трещины под камнем бил прозрачный родник.

Юноша снова огляделся, но ровным счетом ничего не увидел и не услышал. Даже птицы молчали.

Когда Крис возвратился в хибару, раненый все еще спал. Ирландец поджарил грудинки, сварил кофе и позавтракал. Покончив с мясом, он обмакнул заплесневелые галеты в жир и сжевал и их. Кофе был превосходен.

Крис Мэйо отличался крепким телосложением и недюжинной мощью. При росте в пять футов и десять дюймов он весил около ста девяноста фунтов. Всю свою жизнь ирландец вкалывал как вол; руки его, привыкшие к лопате и к тяжестям, огрубели и налились силой. Допивая кофе, юноша размышлял о том, что следует делать.

Из обрывков разговоров ирландец понял, что рельсы заканчиваются где-то далеко на западе, а ближайшее придорожное поселение находится милях в ста отсюда. Форт Сандерс, вот как оно называется! В сорока милях к западу лежит болото, из которого проходящие поезда качают воду, но там ничего нет, ровным счетом ничего, только трясина да прибрежные камыши.

Что в такой ситуации следует делать, юноша совершенно не представлял. Он понятия не имел, когда подадут следующий поезд, ибо поезда, подвозящие к концу линии стройматериалы и продовольствие, можно было пересчитать по пальцам. Следующий поезд мог прийти сегодня или завтра, а мог и через неделю. А оказался-то Крис в чужом краю, в краю, подобного которому он отроду не видел. Ничего общего с покойными зелеными холмами Ирландии; только шелестящие под ветром травы да сам ветер… Ох уж этот ветер! Дует не переставая: ласковый такой, легкий ветерок, однако не стихает ни на минуту — виданое ли дело! Крис вышел во двор и поглядел в сторону горизонта сквозь дрожащее знойное марево. Вдали сходятся рельсы; на небе ни облачка. Буря как налетела внезапно, так и прошла. Ну что ж, хоть какое-то сходство с Ирландией: обитателям зеленого острова к резким сменам погоды не привыкать.

Юноша снова вернулся к раненому: тому, похоже, стало хуже. Он что-то бормотал про себя, вроде как спорил, протестовал, нес какую-то бессмыслицу. Крис Мэйо прислушался, стараясь понять, что же все-таки произошло.

Кто-то пытался убить этого человека… зачем? Не индейцы, нет; кто-то другой. Зачем? Вряд ли у станционного смотрителя завалялось что-то ценное; как бы то ни было, станцию убийцы не ограбили. Может статься, их спугнул прибывающий поезд? Возможно; но почему тогда они до сих пор не вернулись? А если речь идет вовсе не об ограблении? И нападающие преследовали совсем иные цели? Но какие?

Ирландец до мозга костей, Крис задумался о политике. Политические раздоры, восстания — здесь ирландец чувствует себя как рыба в воде. С Англией его соплеменники постоянно на ножах, да и промеж себя тоже. Племена и кланы то и дело грызутся между собой. Может быть, и здесь та же история?

Крис Мэйо никогда не считал себя умником. Работать он умел, драться — тоже. Он освоил простейшие навыки, необходимые рабочему: легко поднимал тяжести, ворочал неподъемные бочки и ящики, умел отразить удар и вывести противника из строя. Юноша имел некоторое представление об истории своей родины, однако в том, что касалось Америки и ее политической жизни, пребывал в полнейшем неведении.

Недавно здесь закончилась война; уж об этом-то Крис знал. Война шла между штатами: штаты никак не могли решить, остаться ли им одной страной или разделиться на две; и еще что-то там говорилось о рабстве.

Работорговцев Крис не жаловал. Ирландия до дна испила чашу сию, впрочем, как и многие другие страны. В давние времена побережье Ирландии немало пострадало от набегов датчан, да и алжирцев тоже, ибо рабство процветало во всем мире до тех пор, покуда не изобрели машины, способные заменить труд людей. Так было и в Африке: Мэйо где-то слышал об этом. Племена дрались между собою, а пленников обращали в рабов или продавали на сторону… так было испокон веков, и, надо полагать, во всем мире.

Но теперь американская война закончилась. Немало ирландцев сложило в ней свои буйные головы: Крис знавал ребят, что плавали за океан и сражались на стороне Севера. Однако война уже завершилась, и нелепо предполагать, будто неразбериха на станции имеет к ней хоть какое-то отношение.

Так что же все-таки произошло? Ограбление? Рабочим, занятым на строительстве железнодорожных путей, надо каким-то образом платить; стало быть, деньги надо переправлять на Запад, к концу магистрали; может быть, в этом все дело? Но зачем тогда убивать станционного смотрителя? И раздевать его догола?

Погоди-ка! А что, если налет на поезд должен произойти как раз в этом месте? Это предположение показалось Крису вполне правдоподобным, однако оставались некоторые неувязки. Устремив отрешенный взгляд в пространство, юноша размышлял, как можно осуществить подобное рискованное предприятие. Важно узнать, что грабители задумали; но еще важнее — придумать, как отсюда убраться. Вот именно — убраться. Одно дело — добыть деньги, другое — уехать туда, где их можно не без удовольствия потратить. А куда отсюда уедешь?

Карт Америки Крис никогда не видел; представления юноши о географии страны основывались главным образом на рассказах одного из спутников, Мика Шаннона: Мик три года прослужил в американской армии. К югу простирались земли, населенные индейцами. В восточной части Америки жили индейцы дружественно настроенные, а в западной части -индейцы свирепые и злобные… кстати, Дикий Запад — как раз к югу отсюда. Еще дальше находился Техас, где, судя по слухам, могло случиться что угодно.

К северу раскинулись пустынные равнины; там тоже кишмя кишели индейцы, счастливые обладатели ножей для снятия скальпов. А где-то на западе протянулась гряда гор.

Так куда же направятся бандиты, если речь и в самом деле идет об ограблении поезда? И, что куда более важно, где они теперь?

Крис подумал об этом и сразу же пожалел: ведь в ожидании прихода поезда люди эти наверняка обосновались где-то неподалеку, а это означает лагерь, опорный пункт.

Крис вернулся к своему подопечному: глаза раненого были открыты и глядели в потолок. Крис постоял у кровати, поразмыслил минуту и объявил:

— Сварю-ка я бульон. Тебе, браток, не худо бы подкрепиться.

Взгляд раненого обратился на молодого ирландца; в широко распахнутых глазах застыл ужас.

— Крис Мэйо меня зовут, — сообщил юноша. — Я от поезда отстал. Ехал к концу магистрали; думал, там для меня работа найдется: рельсы подтаскивать да молотком махать, вот какие дела.

Ирландец поворошил дрова в плите и настругал в горячую воду, что осталась от завтрака, немного вяленого мяса. Помешав в котелке, Крис отнес бульон раненому и принялся кормить его с ложки. Тот съел ложек шесть, а затем слабо покачал головой.

— Тебя избили, — сообщил Крис, — изрешетили пулями и раздели догола.

Незнакомец остановил на ирландце невидящий взгляд, губы его беззвучно шевелились, тщетно стараясь что-то выговорить.

— Я нашел тебя у задней двери, — сообщил Крис. — Ты добрел до дома под проливным дождем. Мне думается, что тебя сочли мертвым, оттащили подальше и спрятали. Вряд ли индейцы, а?

— Нет.

То было первым его словом. Раненый закрыл глаза.

Мэйо заколебался. Бедняге необходим покой, но неизвестность может погубить их обоих.

— Что произошло? — спросил Крис.

Незнакомец покачал головой. Крис присел на корточки.

— Сколько их было? — настаивал юноша. — Ты мне лучше скажи. А то ведь они могут и вернуться.

Раненый открыл глаза.

— Поезд! — прошептал он хрипло. — Шерман!

— Сколько их? Кто они?

— Их мно… много. Девять, десять… нет, больше. — Раненый попытался приподняться, опираясь на локти. — Сообщить… необходимо сообщить! Помоги мне!

— Ты приляг, приляг. Спокойно, браток, спокойно. Тебе нужен отдых. Время еще есть…

— Нет! Нет времени! Поезд!

— Речь идет об ограблении?

— Шерман… это Шерман. — Голос раненого прервался, бедняга потерял сознание и бессильно откинулся на постель.

Шерман? Крис ровным счетом ничего не знал о грабителях Запада. Кто бы ни был этот Шерман, телеграфиста он перепугал до смерти. Мэйо прошелся из угла в угол, затем выглянул в окно и в который раз окинул взором травяную равнину. Они вернутся, причем целой бандой, и попытаются остановить поезд… но когда? Когда приходит поезд и на черта этот поезд им сдался?

— Криспин Мэйо, — проговорил ирландец вслух, — твое ли это дело? Уноси-ка отсюда ноги, покуда жив, схоронись вон там, за деревьями. Ты тут ни при чем. Ты приехал из графства Корк прокладывать железнодорожные пути, и лучше бы тебе заняться именно этим, и ничем другим.

Однако не скотина же он бессердечная, чтобы бросить раненого на произвол судьбы. Крис подошел к телеграфному ключу и постучал, но на этот раз ответной трели не раздалось. Аппарат молчал. Юноша попытался снова… безуспешно.

Крис извлек на свет револьвер и осмотрел его, стараясь понять, как эта штука заряжается. Очень скоро смышленый ирландец разобрался, что к чему.

Он ходил от двери до двери, время от времени выглядывая наружу, но все было спокойно. Жара и тишина. Крис стянул с себя черную куртку. Поизносилась, однако, порядком. Он причесался перед осколком зеркала. Мокрые и приглаженные, волосы его казались почти черными, но на самом-то деле отливали в рыжину: увидеть это можно было только в солнечных лучах.

На нем была рубашка в белую и красную полоску с резинками на рукавах. На руках вздулись мускулы: на прокладывании путей такие мускулы пришлись бы к месту. Ирландец отер пыль с грубых сапогов и попытался отряхнуть штаны. Затем он снова выглянул за дверь и посмотрел в окно.

Жара и тишина. Крис с сожалением воззрился на тополиную рощу, подумывая о тенистой прохладе, но выходить из дома побоялся.

Он перевел взгляд на револьвер у пояса и, слегка рисуясь, прошелся вразвалочку взад и вперед. Ах, видели бы его в эту минуту! Ах, видела бы его Мейри!

Ирландец снова вернулся в дом и поискал какого-нибудь чтива. Подвернулись газета месячной давности и книга Оливера Оптика, причем даже новая. Называлась она «Храбрый старина Солт».

Ирландец развернул газету. Так: реклама патентованных средств; в Дакоте свирепствуют индейцы сиу; тип по имени Скандалист Джо Лоу кого-то ухлопал; одни говорят, уже второго, другие утверждают, что третьего. Пропала девушка и двое детей… Крис снова тыкнул пальцем в заглохший телеграфный ключ, но тщетно.

Мэйо вышел за дверь и направился к платформе. Один-одинешенек, затерянный в этой безбрежной, глухой тишине, он стоял на дощатом настиле, всматриваясь в даль, туда, где сходились рельсы. Затем перевел взгляд на провода. Кабель протянулся в обе стороны, насколько хватает глаз: на вид целехонький, но Крис-то знал: провода перерезаны. И тут его осенило: чтобы остановить поезд, достаточно разобрать рельсы на некотором расстоянии от станции.

Краем глаза ирландец заметил какое-то движение и резко обернулся. Вдалеке на равнине возникла черная точка. Затем вторая… нет, целых четыре… пять…

Они подходили дюжинами, эти огромные гривастые твари. Ничего подобного Крис в жизни своей не видел: неуклюжие, извалявшиеся в грязи черные зверюги вроде коров шли и шли, порою задевая за угол хибарки. Пока тянулся день, число их все прибывало и прибывало; с наступлением ночи все стадо расположилось на ночлег тут же, не обращая ни малейшего внимания ни на хижину, ни на ее обитателей.

В ту ночь Криспину Мэйо так и не довелось уснуть: гигантские твари стонали и мычали, сшибались рогами и вообще вели себя неспокойно. То и дело какая-нибудь зверюга поднималась на ноги, «потягивалась и принималась чесаться об угол дома, причем так яростно, что хижина ходила ходуном.

Было уже за полночь, когда раненый пришел в себя. Крис подсел к нему.

— Все в порядке. Ты — парень крепкий, дня не пройдет, как ты снова встанешь на ноги.

Невнятное бормотание смолкло.

— Кто здесь? Кто это? — Голос прозвучал отчетливо и резко.

— Да я это. Ну, тот самый ирландец, что отстал от поезда.

— Поезд! — Голос больного сорвался на крик, так что Крис испугался было, как бы его подопечный не вспугнул спящих зверюг. — Они охотятся за поездом. Они замышляют убийство!

Раненый снова забормотал что-то и пронзительно вскрикнул пару раз. «Наше счастье, что стадо расположилось на ночлег в нескольких сотнях ярдов, — подумал Крис. — А не то ведь всполошились бы, как пить дать, и снесли бы хибарку за здорово живешь».

Крис Мэйо прошелся по комнатам. Повсюду царила тишина. Ирландец не находил себе места: он отлично знал, что раненому помочь не в силах, и сообщить кому бы то ни было, в какой передряге оба они оказались, тоже не может. Оставалось только ждать следующего поезда да уповать на то, что подопечный его не скончается раньше и что негодяи, кто бы они ни были, больше не вернутся. Ирландец уселся на пол и откинулся к стене, но сон не приходил.

Так прошло несколько часов. В ночном безмолвии раздался выстрел. Крис обалдело вскочил на ноги, затем рухнул на четвереньки, пытаясь впотьмах нашарить винтовку. Снова прозвучал выстрел, на этот раз в некотором отдалении, затем загрохотали копыта. Мэйо пинком распахнул заднюю дверь и в лунном свете увидел, что стадо тронулось с места.

Выскочив наружу, Крис закричал во все горло и отчаянно замахал красным фонарем: ирландец нарочно оставил его зажженным, на случай, если понадобится остановить какой-нибудь поезд. Затем, вытащив револьвер, он выпалил в надвигающуюся безликую массу. Огромный бык рухнул на колени шагах в тридцати, неуклюже попытался подняться, но новый выстрел уложил зверюгу наповал.

Крис снова разрядил револьвер: еще один зверь споткнулся, однако удержался на ногах. Размахивая фонарем и громко крича, ирландец сумел-таки, отчасти благодаря упавшему быку, заставить нескольких свернуть в сторону. Отступив на шаг, Мэйо помедлил у двери и выстрелил еще раз. Пуля попала в цель: еще одно животное рухнуло наземь.

Засунув револьвер в кобуру, Крис схватил винтовку, стоявшую в углу у двери, и выпустил пуль шесть, однако без малейшего успеха. Огромный бык перемахнул через одну из неподвижных туш, со всего размаху налетел на угол дома, так что хибара покачнулась и едва не рухнула, и на всех парах промчался дальше.

Ирландец снова выстрелил в упор, но зверь помчался напролом, словно Крис всего лишь дохнул ему в морду.

Стадо прогрохотало мимо, разделяясь на несколько потоков там, где путь преграждала хижина или упавшие тела. Крис повертел в руках револьвер, стараясь понять, как эта штука перезаряжается. Справившись, ирландец заглянул через дверь в соседнюю комнату. Раненый приподнялся на локте.

— Что происходит? — спросил он.

— Да все эти черные коровы, пропади они пропадом. Кто-то в них выстрелил, они и поскакали сломя голову прямо на нас.

Раненый снова откинулся на подушку.

— Бизоны. Эти твари зовутся бизонами. Дом так ходуном и заходил. Я подумал, что крыша рухнет. — Несчастный лежал неподвижно, дыхание вырывалось с хрипом. — Ты кто такой?

— Я отстал от поезда. Сколько можно повторять?

— Ты умеешь обращаться с телеграфом? Надо послать сообщение.

— Не умею, но это не важно. Аппарат молчит. Связь оборвалась: полагаю, что кабель перерезан.

— Очень может быть. Скорее всего, они и рельсы разобрали.

— Я тоже так подумал, — отозвался Крис. — Но кто заварил всю эту кашу? Эти люди охотятся за тобой?

— Нет. — Раненый не сводил с Мэйо глаз, пытаясь собраться с мыслями. Этого человека он видел впервые, однако похоже было на то, что незнакомец говорит чистую правду. Квадратный котелок, потертая, но тщательно вычищенная куртка, тяжелые сапоги… Сразу видно, что не с Дикого Запада. — Это проклятые ренегаты-южане. Они хотят захватить поезд. Я слышал, как мерзавцы переговаривались промеж себя, — после того как они захватили меня спящим и огрели по голове и решили, что я отдал концы. — Телеграфист помолчал. — Они в меня стреляли — там, во дворе, когда обнаружили, что я еще жив. А потом оттащили подальше, чтобы спрятать тело. Они хотят убить кого-то из пассажиров поезда; думается мне, что генерала Шермана.

— Он что, такая важная шишка?

— А то! Шерман прошел победным маршем от Атланты, что в Джорджии, до самого моря, оставляя за собою сожженные плантации, разобранные железнодорожные пути, разоренные города. Генерал перебил хребет мятежному Югу; война закончилась, можно сказать, только благодаря ему.

— Так Шерман — один из пассажиров поезда?

— По крайней мере, негодяи так считают. Известно, что генерал едет на запад с инспекцией, или что-то в этом роде.

Раненый закрыл глаза и замолчал, размышляя про себя. Впрочем, сколько бы он ни тревожился, сколько бы ни ломал себе голову, повлиять на ситуацию он никоим образом не может. Если кабель перерезан… а аппарат ведь до сих пор молчит… то оба они беспомощны. Притом он понятия не имеет, где и как ренегаты надеются захватить поезд. Телеграфист перебирал в уме все возможности, пока беднягу не сморил сон.

Криспин Мэйо подошел к двери и выглянул наружу. Темно — хоть глаз выколи. Впрочем, при свете звезд он различал смутные очертания двух убитых бизонов. «Еда», — подумал Криспин. Разглядывая гигантские туши, он попытался представить себе, что такая гора мяса означала бы для него в различные времена в Старом Свете.

Уж там-то он бы знал, что делать, уж там-то он бы во всем разобрался; но здесь все так непривычно, так ново. Зловещие «они», уж кто бы там они ни были, не позволяли о себе забыть. Он, Криспин, в эту свару затесался случайно, сам того не желая, и в исходе ее нимало не заинтересован. Ренегаты-южане уже попытались убить обитателя хибарки, а обратив стадо бизонов в паническое бегство, они, должно быть, рассчитывали уничтожить следы преступления, стереть с лица земли и недобитого телеграфиста, и саму станцию. Но Крис Мэйо-то здесь при чем?

Станционный смотритель, конечно, пришел-таки в сознание, но эти несколько кратких мгновений, на которые Крис так рассчитывал, ничем ему не помогли. Постепенно ирландец начинал понимать, что помощи и впрямь ждать неоткуда и не от кого. Он оказался в самом водовороте событий, и похоже было на то, что живым из этого водоворота не выберется. Прости-прощай мечты о возвращении домой к Мейри Кинселле с ее нахально вздернутым веснушчатым носиком!

Ох уж эти дерзкие, глупые мечты! А он-то надеялся вернуться разодетым в пух и прах, с увесистым золоченым кольцом на пальце, в экипаже, запряженном парой горячих вороных… уж он всем бы утер носы! Ну что же, ежели удастся выбраться из этой передряги живым, он будет считать себя счастливчиком.

Он, Крис, намерен драться. Именно так, драться. Он уже давно решился, а ворчал так просто, по привычке. Другого ' выхода нет и не предвидится. Крис не без гордости оглядел огромные черные туши. Он взял в руки оружие — и уложил-таки неприятеля. В то же время некий опасливый внутренний голос подсказывал ирландцу, что, в конце концов, бизоны шли стеной, как можно было промахнуться? «Не теряй головы, парень, — сказал он себе, — не заносись; один раз повезло — в другой может и не повезти».

Снова настало утро, а вместе с ним снова пришло ощущение необъятного простора: над головою синел необозримый купол неба, до самого горизонта раскинулась бескрайняя равнина, везде, насколько хватает глаз, — травы да ветер. Перед мысленным взором Криса возникла родная ирландская деревушка: в этих привольных прериях она бы непременно затерялась, словно ее и не было. Да что деревушка, вся Ирландия бы затерялась.

Юноша прогнал эту мысль и осмотрелся вокруг: в тесной хибарке все было маленькое, компактное, все — такое понятное и знакомое. Но стоило выйти за дверь — и при одном только взгляде на овеянные ветрами пространства у ирландца дух захватывало. Впрочем, следовало признать, что почва в здешних краях богатая. Крис просеял землю сквозь пальцы… Тут можно растить и ячмень, и рожь, и пшеницу, да и картофель, пожалуй…

Крис сидел рядом с раненым, когда до слуха его донесся приближающийся стук копыт. Револьвер висел на поясе под курткой, винтовка стояла у двери. Ирландец направился было к выходу, но тут же передумал. Незачем этим людям знать, что он один. Да и вообще разумнее ничем не выдавать своего присутствия до тех пор, пока в том не возникнет необходимость.

Всадников было трое: небритые, грязные, сомнительного вида проходимцы, один — в плохо пригнанной серой шинели, вроде тех, что носили солдаты Конфедерации (об этом Крис слышал от Мика Шаннона). Увидев, что над трубой слабо курится дым, бандиты остановились в нескольких ярдах. Они поглядели на бизонью тушу, что так и осталась лежать за станцией, затем один из всадников медленно объехал вокруг дома. Затаившись, Мэйо ждал, что будет дальше.

Наконец-то раздался оклик:

— Эй, есть там кто?

Мэйо скорчился у окна, наблюдая за чужаками. Отвечать он, естественно, не стал. Бандиты позвали снова, затем один направился было к дому, но второй отозвал приятеля.

— Умирает… — уловил Крис, а затем: — Ты же сам видел… сомневаться не приходится.

Бандиты посовещались промеж себя (Крису не удалось уловить ни слова), а затем все трое поворотили коней и поскакали на восток. Ирландец долго глядел им вслед и только спустя несколько минут после того, как всадники исчезли, поднялся на ноги.

Мэйо отыскал широкий нож и вышел во двор освежевать бизона. Работать мясником Крису было не привыкать; дома, в Ирландии, ему частенько приходилось забивать собственный скот и самому разделывать туши. Он развесил часть мяса в доме, затем принялся жарить бифштекс.

Юноша непроизвольно нахмурился, пытаясь сообразить, что следует предпринять. Эти бандиты, что покушались на телеграфиста, всенепременно добьют беднягу при первой возможности, а заодно порешат и его, Криса, не говоря уже о тех, кто в поезде. Ирландец ровным счетом ничего не знал о Шермане, однако не дело это, чтобы банда каких-то проходимцев терроризировала невинного человека. Что же все-таки ему, Крису, предпринять?

Внезапно ирландца осенило. Юноша наморщил лоб, обдумывая пришедшую в голову мысль и так и этак. В груде инструментов он отыскал лопату и серп, вышел из дома, перешагнул через рельсы и расчистил среди сухой травы небольшую площадку. В центре площадки Крис сложил немного сена, затем набрался храбрости и сходил к тополям за веточками, корой и сухими сучьями. Запасшись топливом, Мэйо занялся костром. Поблизости штабелями лежали неиспользованные шпалы: ирландец позаимствовал несколько штук на свои нужды… «Лежни» — вот как их еще называют. Крыша хибары была покрыта толем; вокруг валялись не пошедшие в дело куски и обрезки. Ирландец собрал и их и заботливо отнес в дом: там, по крайней мере, они останутся сухими, даже если опять хлынет дождь.

Крис зажег красные фонари — на всякий случай. Воспользовавшись содержимым одного из фонарей, ирландец обильно полил растопку керосином и положил рядом несколько шпал, чтобы бросить их в костер, едва огонь загорится, -ежели, конечно, и впрямь придется прибегнуть к подобным мерам.

Место для костра он выбрал по другую сторону основной магистрали, сразу за запасным путем, где земля слегка понижалась, — чтобы огонь, не дай Бог, не перекинулся на хижину. Из окна дома костер было невозможно увидеть.

Ирландец с аппетитом сжевал бизоний бифштекс: вкусное мясо, сочное. Подкрепившись, юноша возвратился в хижину: пациент его крепко спал. Крис Мэйо уселся на стуле рядом с бесполезным телеграфным ключом и уставился на безлюдную равнину, чувствуя себя затерянным и одиноким. Он чертовски устал: сказались бессонные ночи, тревога о раненом и страх перед ренегатами. В том, что бандиты вернутся, Крис нимало не сомневался.

Наконец, порядком соскучившись от ничегонеделания, ирландец выдвинул ящики стола и принялся рыться в бумагах. Среди документов отыскалась странная на вид карта: ничего подобного Крис отродясь не видывал. Юноша долго разглядывал чертеж, пока не понял, что перед ним — профиль полотна железной дороги, где, помимо всего прочего, обозначены высоты над уровнем моря. Ирландец уже собирался было затолкать карту обратно в ящик, как вдруг заметил нечто, приковавшее его внимание.

К востоку от тополей уровень земли повышался; несмотря на то, что на первый взгляд местность казалась абсолютно плоской, дорога шла на подъем. Тут Крис вспомнил, что локомотив и впрямь замедлил ход, подъезжая к станции, а миновав тополя, притормозил настолько, что не обогнал бы и пешехода. Отсюда и далее, согласно карте, дорога постепенно выравнивалась.

Если всадники намереваются догнать состав и вскочить в поезд на ходу, так места удобнее не сыщешь. Крис не сомневался, что бандиты все предусмотрели заранее: участок, где поезд замедляет ход, наверняка им отлично известен.

И на западе, и на востоке расквартированы воинские части. Ренегаты, конечно, знают, что, едва о похищении генерала Шермана станет известно, вслед бандитам вышлют погоню, да такую, какой равнины Дикого Запада доселе не видывали.

Так что же? Они, вне всякого сомнения, народ отчаянный, ежели решились на такое, и, стало быть, сражаться им не привыкать. Однако бандиты наверняка тщательно спланировали отступление. А это значит, что им понадобится время. А для этого, во-первых, нужно вывести из строя телеграф, а во-вторых, сделать так, чтобы поезд не смог доставить роковые вести в обитаемые края. Выходит, надо либо разобрать рельсы, либо перебить кондукторскую бригаду. Это даст бандитам необходимые несколько дней форы; за это время они успеют рассыпаться по равнине и вновь воссоединиться далеко отсюда.

Крис нарубил как можно больше мяса, затем обвязал тушу веревками и с трудом отволок ее подальше от хижины, туда, где запах не будет ощущаться. Второй убитый бизон оказался чересчур тяжелым, и ирландец махнул на него рукой: пусть лежит, где лежал, со временем он придумает, как от этого подарка избавиться.

Криспин Мэйо снова повернулся к равнине и застыл как вкопанный, глядя во все глаза. К нему приближался всадник, ведя второго коня в поводу. Второй конь, в свою очередь, тащил что-то за собою.

Ирландец выжидал, не трогаясь с места. Всадник подъехал к станции, и Крис увидел, что перед ним — индеанка с ребенком. Конь в поводу волок за собою нечто вроде самодельных носилок: два шеста волочились по траве. Завидев Мэйо, индеанка натянула поводья.

Женщина поглядела сперва на Криса, потом на бизона.

— Еда, — сказала она, показывая на себя и на ребенка.

— Сейчас, — кивнул Крис. — В доме полно жратвы.

Только теперь он заметил, что на натянутом между двух шестов одеяле лежит краснокожий. Едва Мэйо подошел к нему, краснокожий открыл глаза и неспешно потянулся к томагавку, торчащему за поясом.

— Да лежи ты, — отмахнулся Крис. — Эта штука тебе не понадобится. Один увечный у нас уже есть.

Женщина пристально наблюдала за Крисом. Ирландец повернулся к ней.

— Раненый в доме, — пояснил он.

Индеанка сняла ребенка с седла и спешилась сама. Она собралась было разводить костер, но Мэйо покачал головой и знаком указал на хижину. Женщина вошла в дом, вскорости возвратилась, отрезала мяса с туши второго бизона и снова скрылась за дверью. Крис зачерпнул ковшом воды из колодца и поспешил к раненому индейцу.

Мгновение поколебавшись, индеец принял ковш из рук бледнолицего и жадно напился. Крису пришлось сходить к колодцу во второй раз; индеец снова осушил ковш. У колодца лежало корыто; Крис подвел к нему лошадей. У одной на лопатке багровел след от пули.

Женщина вернулась с мясом, присела у носилок и протянула кусок раненому. Крис понятия не имел, как с индеанкой разговаривать. Он призадумался и наконец сообщил:

— Здесь плохое место. Идут плохие белые.

Женщина подняла взгляд; Крис продолжил:

— Плохие белые люди его стрелять. — Он указал на хижину. — Думать, что мертвый, бросить.

Женщина указала на индейца:

— Его тоже стрелять. Мы ничего не делать. Они все равно стрелять; его стрелять, меня стрелять.

— Как вы спаслись?

— Бежать… прятаться.

— Как далеко эти люди? — спросил ирландец.

Индеанка пожала плечами.

— Недалеко. Много воинов, много ружей. Стоят лагерем.

Крис присел на заднее крыльцо и вытер вспотевший лоб.

— Они придут сюда, остановят поезд. Хотят убить генерала… вождя, — пояснил ирландец. Индеанка вроде бы поняла. — Вождь едет на поезде, — на всякий случай добавил Мэйо.

Индеец ел медленно, тщательно пережевывая каждый кусок. Мальчуган жевал точно так же, не сводя с Криса огромных и печальных черных глаз.

— Вы поехать? — умоляюще спросил Крис. — Вы сказать белым людям? Вы ехать на запад?

Женщина что-то сказала индейцу; тот резко оборвал свою спутницу. Тон его голоса не оставлял места надежде. Индеанка покачала головой и указала сперва на себя и на раненого, затем на юг.

— Запад? — снова взмолился Крис. — Вы — сказать людям с железной дороги. Людям на паровозе. Вы — сказать солдатам. — Ирландец пошарил в кармане и извлек на свет три серебряных доллара. — Я давать… вы отвозить известия?

Женщина поглядела сперва на серебро, потом на индейца. Краснокожий воин поднял глаза на Мэйо.

— Брать — нет, — изрек он. — Твое. — Жестом он дал ирландцу понять, чтобы тот убрал деньги.

— Ты — брать, — безнадежно настаивал Крис. — Ты — купить подарок для маленького. — Ирландец вручил три серебряных доллара женщине и ушел в хижину.

Он устал как собака, вспотел от жары и совершенно извелся от страха. Больше всего на свете ирландцу сейчас хотелось оказаться подальше от этого места. Почему нет поездов? Неужели никому даже в голову не приходит задуматься, почему телеграф вышел из строя? Что за идиотская страна!

Крис снял куртку, повесил ее на спинку стула и поправил кобуру с шестизарядным револьвером: пусть будет под рукой. Индеанка сосредоточенно свежевала бизона. «Да хоть бы всю тушу забрали!» — раздраженно подумал Крис. И черт его дернул уехать из графства Корк!

День тянулся бесконечно. Через какое-то время ирландец вышел из дома, притащил ворох шпал и соорудил из них некое подобие баррикады по обе стороны стен. Стены хибарки — защита никуда не годная, пули прошьют их, словно бумагу. Вот железнодорожные шпалы — дело другое. Крис трудился не покладая рук на протяжении нескольких часов, складывая шпалы штабелями. Окончательно вымотавшись, он присел отдохнуть. Пот заливал глаза, руки огрубели от шероховатого, расслаивающегося дерева.

За это время индеанка успела уехать, забрав с собой мужа и ребенка. Крис пожалел, что не попытался откупить у женщины одного из коней. Верхом он ездит недурно. Когда-то он работал помощником конюха при усадьбе неподалеку от дома. У хозяев усадьбы конюшня была что надо. Уж и накатался же Крис на этих горячих и статных ирландских скакунах!

Ирландец состряпал себе ужин из бизоньего мяса, грудинки и бобов. Затем сварил немного бульону для раненого: тот пришел в себя, однако по-прежнему был плох. Мэйо скормил бедняге несколько ложек; больше тот съесть не смог.

В душе Криса шевельнулось нехорошее предчувствие. Ренегаты попытались убить телеграфиста; когда выяснилось, что тот вроде бы жив, они пугнули бизонов. А теперь время явно поджимает. Если поезд и в самом деле придет, то очень скоро. Стало быть, сегодня ночью бандиты попытаются уничтожить станцию.

Крис вымыл посуду и стал готовиться к штурму. Будь он один, он предпочел бы убраться из дома, даже если бы знал, что наверняка погибнет в прерии. Но он был не один.

Крис ждал — но никто так и не появился. Как только стемнело, он взял в руки винтовку и прошелся вокруг дома, разведывая обстановку. Около костра ирландец положил толь.

Крис Мэйо стоял у дверей станции, когда услышал паровозный свисток.

Глава 3

Крис схватил винтовку и поглядел на восток. Далеко-далеко снова раздался звук свистка. Одним прыжком ирландец перескочил через пути, отбросил винтовку и зажег спичку. Спичка сломалась. Он попытался снова; зашипев, спичка погасла. Крис выругался про себя, чиркнул третьей спичкой и засунул ее в сухую траву.

Тут же взметнулось пламя. Мэйо торопливо подбросил обрывки толя; толь затлел по краям и задымился. Потрескивая, огонь разгорался, алые языки заплясали в воздухе. Толь ярко вспыхнул, в ночи заклубился столб черного дыма, хорошо заметный при свете луны. Крис швырнул в костер остатки толя, а затем, подхватив винтовку, побежал в сторону хижины. Где-то на востоке раздался цокот копыт; на востоке, но за домом. Ирландец перемахнул через пути; с жалобным визгом в рельс ударила пуля. В то же самое мгновение к дому подъехали два всадника.

Ирландец бросился на землю и затаился за невысокой железнодорожной насыпью, держа винтовку наперевес; однако всадники кружили вокруг дома, словно интересовало их само строение, а вовсе не Крис. Из дома донесся слабый крик, затем выстрел. Юноша прицелился, но, не будучи уверен, что попадет в движущуюся мишень, стрелять не стал, надеясь, что подвернется лучшая возможность.

С грохотом распахнулась дверь, раздался гневный вопль, затем еще выстрел. Всадники поскакали к путям. Откатившись в сторону и затаившись между кустом и грудой шпал, Крис ничем не выдавал своего присутствия. Бандиты подъехали совсем близко; один соскочил с седла, чтобы затоптать костер.

Перепуганный до смерти, готовый на все, Крис Мэйо тщательно прицелился в противника, что находился на расстоянии каких-нибудь двадцати ярдов, и спустил курок. Винтовка дернулась в его руках, бандит качнулся вперед и упал на четвереньки прямо в пламя. Раздался пронзительный визг. Мэйо выстрелил снова… промахнулся… передернул затвор и задержал руку, выжидая.

Раненый выкатился из огня; одежда его дымилась, он визжал от боли и бился на траве, не в силах встать. Второй всадник кружил по поляне с винтовкой на изготовку, тщетно высматривая неприятеля.

Раненый поднялся на ноги, но тут же снова растянулся на траве; пламя с одежды перекинулось на сухую траву. Конь второго запрокинул голову и встал на дыбы, затем принялся взбрыкивать задом.

Всадник был занят, слишком занят, чтобы стрелять; он метался из стороны в сторону, так что и Крису никак не удавалось толком прицелиться. Бандит описал круг и попытался снова подъехать к костру, однако конь заупрямился. Трава уже полыхала вовсю; алые языки плясали в воздухе. Ветер гнал огонь к железнодорожным путям; пламя распространялось вокруг небольшой расчищенной площадки, где Крис разложил костер, а затем и вдоль рельсов.

Клубы черного дыма поднимались все выше, поезд оглушительно свистел, идя на подъем.

Всадник наконец-то справился с лошадью. Тщательно прицелившись, Крис выстрелил. Бандит резко дернулся, схватился за повод и поскакал прочь. Не убит, это точно, но явно задет. Решив, очевидно, что со станции пора уносить ноги, он направил коня к тополям и скрылся вдали.

Крис поднялся с земли, вложил в винтовку три патрона и зашагал назад к дому.

Переступив порог, он увидел своего подопечного распростертым на полу: раскинув руки, тот валялся в луже крови. Выстрелом у бедняги снесло полголовы. В правой руке станционный смотритель сжимал короткоствольный револьвер. Очевидно, он открыл дверь, надеясь помочь Крису, и бандиты застрелили его из темноты, даже не входя в дом.

Крис снова вышел за дверь и поглядел назад, в сторону путей. Вдали показался поезд. Ирландцу померещилось, что у последних вагонов возникло какое-то движение. Оглушительно свистя, поезд приближался. Пыхтя и лязгая, локомотив неспешно подтащился к станции. Машинист высунулся в окно.

— Что-то не так? Костер — это сигнал?

— Вот именно, — заорал Крис Мэйо. — Плохо за составом смотрите. Вы, похоже, потеряли пассажира; сняли беднягу прямо с поезда, пока вы там себе ехали.

— Пассажира? — удивился машинист. — Что вы такое говорите?

— Станционного смотрителя, ну, того, что управлялся с телеграфом, убили, чтобы он не успел послать предупреждение, и думается мне, что впереди рельсы разобраны, а провода перерезаны.

Вперед вышел проводник.

— Эй! Что происходит?

Машинист в двух словах объяснил, в чем дело. Кондуктор повернулся к Крису.

— Не верю ни единому слову, Ты кто такой? — рявкнул он.

— Криспин Мэйо из графства Корк, случайно отстал от поезда, и плевать я хотел на то, верите вы мне или нет. Соизвольте-ка заглянуть в поезд, Фома неверующий, и обнаружите, что у вас недостает пассажира, а может быть, и не одного. А коли сомневаетесь в моих словах, так и черт с вами.

Проводник устремил на ирландца уничтожающий взгляд; лицо его медленно наливалось кровью.

— Ах ты, наглец бесстыжий! Будь у меня время, я бы…

— Я подожду, сколько скажете. — Мэйо подтянул штаны. — Могу день подождать, могу год. Ежели вам синяка под глазом недостает или, скажем, царапин на роже, так вы только скажите. Я вас не разочарую.

— Ты бы придержал язык, — посоветовал машинист. — Сэм — драчун известный.

— Тогда я пущу в ход оба кулака, а не один, как собирался, — холодно отозвался Крис, — Теперь, если вы наговорились досыта, займитесь-ка лучше покойником, что в хижине, и этим вашим пассажиром. Вы везли генерала Шермана?

— Шермана? Откуда вам это известно?

— Люди, что напали на поезд, отлично об этом знали. Или думали, что знают. Здешний телеграфист полагал, что это — ренегаты-южане, задумавшие убить генерала.

— Мой поезд никто не останавливал! — яростно огрызнулся Сэм. — И черт меня побери, если это возможно!

— Им это и ни к чему, — раздраженно отозвался Крис. — Вы ползли как черепаха; они без труда сняли беднягу на ходу.

Какое-то мгновение кондуктор стоял на месте, не сводя с ирландца глаз, а затем развернулся и направился было к поезду. В то же самое мгновение в последнем вагоне раздался вопль; люди засуетились, забегали, загомонили.

Крис Мэйо повернулся спиной к собеседникам.

— Упрямец он у вас, этот Сэм, да и дурак в придачу, — сообщил он машинисту и побрел вместе с ним к хижине.

Мертвец по-прежнему лежал на полу. Крис показал машинисту следы побоев на голове жертвы, первые раны, а затем последнюю, послужившую причиной смерти.

— Я за ним ухаживал, хотя я и не доктор. Тут индеец один проезжал, его эти черти тоже подстрелили; я послал его на запад — сообщить железнодорожным строителям, что происходит. Но ренегаты — народ крутой, их там целая шайка. Могут и на поезд напасть.

— И дураками будут. У нас в поезде не меньше дюжины вооруженных людей.

— А их, судя по словам индеанки, в несколько раз больше.

К зданию станции уже спешили люди, некоторые из них — в форме. Крис Мэйо поджидал их, расставив ноги, уперев руки в бока. Первым до платформы добежал офицер.

— Скорее! Нужно срочно послать телеграмму! — Он схватил машиниста за руку. — Где телеграфист?

— Убит… и провода перерезаны. — Машинист не изменился в лице. — Спросите вот у него.

Офицер резко обернулся к Крису.

— Я — майор Эндрюс. Что здесь произошло?

— Телеграфист убит, провода перерезаны, и это еще не все.

— Кто вы такой и что вы здесь делаете?

— Я — Криспин Мэйо, ехал на Запад прокладывать рельсы. Сегодня ночью бандиты вернулись. Была перестрелка. Я уложил одного.

— В самом деле? Где он?

Крис перевел их через пути к еще дымящемуся костру. Мертвец лежал на спине, руки и колени его сильно обгорели, лицо тоже.

Солдат, что увязался за ними, заговорил первым:

— Я знаю этого человека, сэр. Эф Колдуэлл, из Джорджии, воевал на стороне мятежников-партизан… скверный тип, сэр.

Эндрюс с легким любопытством оглядел тело. Комментировать он не стал, да и пояснений ему не требовалось. Звали этого человека отнюдь не Колдуэлл, но он и впрямь был родом из Джорджии. Семьи их жили по соседству. Эф всегда был беспутным мальчишкой, вечно ввязывался в скверные истории, позорил семью.

— Сержант, — приказал Эндрюс, — займитесь погребением. Я хочу, чтобы этого человека похоронили как должно и поставили на могиле веху.

Майор повернулся к Мэйо.

— Что еще вы можете мне сообщить?

Крис повторил то немногое, что знал, а затем добавил:

— Они, должно быть, стоят лагерем совсем неподалеку, потому что приехали явно не издалека, лошади их были свежи и ничуть не в мыле.

— Сейчас их в лагере уже нет, — возразил майор.

— Верно, сэр, но они могли оставить какие-нибудь улики. Если они хотели убить генерала Шермана, они бы не повезли его далеко. Они доставят свою жертву на другую стоянку, и если цель их — месть, то удовольствие они растянут.

Майор Эндрюс повернулся к сержанту.

— Расставьте часовых у головного и хвостового вагонов, а также в центре, и пусть ни на минуту не теряют бдительности. Машинист, отсоедините локомотив, проезжайте несколько миль и поглядите, в порядке ли рельсы; отыщите то место, где перерезаны провода, а затем поскорее возвращайтесь обратно.

— Сэр? — перебил Крис. — Эти парни — сущие головорезы. Они убьют пленника. Может быть, выслать несколько пеших…

— Пеших? У них ничего не выйдет. Ни малейшей надежды. Кроме того, пленник — человек стойкий, очень достойный человек.

— Генерал Шерман, да?

— Нет, генерал им не достался. Они ошиблись. Они захватили полковника Маклина… он воевал в Джорджии под на чалом самого генерала. Похож на него как две капли воды.

Крис вернулся в хибарку. Все это очень хорошо и, без сомнения, крайне важно, но ему-то что за дело? Теперь майор Эндрюс взял бразды правления в свои руки, и Крису остается только сесть в поезд и ехать себе до конца магистрали.

Что делать с винтовкой и револьвером? Эти вещи принадлежали убитому; он, Крис Мэйо, явно не имеет на них ни малейшего права, — впрочем, равно как и люди с поезда. Среди найденных в столе бумаг домашнего адреса он не обнаружил. Он оставит оружие себе до тех пор, пока не добудет адреса, а тогда перешлет родне убитого. Он набил полные карманы патронов, сколько влезло, и доверху заполнил патронташ.

Разочарование и бесконечная усталость. Он-то надеялся, что костер вовремя предупредит этих людей об опасности! Поезд-то он и впрямь остановил, но генерала не спас… точнее, полковника.

На платформе столпились люди, провожая взглядами готовый тронуться локомотив. Среди них были майор и проводник. И другие тоже. Крис Мэйо вышел из хижины и, остановившись рядом с проводником, спросил:

— До конца магистрали не подвезете? Там меня работа ждет.

— Хочешь сесть на мой поезд, так покупай билет, — холодно отозвался Сэм. — Почем я знаю, кто ты такой?

— Я, пожалуй, билет куплю, — протянул Крис, — только ты смотри не позабудь о нашем договоре.

Крис зашагал прочь, подальше от этого типа, однако, уходя, услышал слова майора: — В конце концов, Кокинс, этот человек сделал все, что смог, защищая железнодорожную собственность.

— Да себя он защищал, а вовсе не железную дорогу. Я этими пьянчугами-ирландцами сыт по горло. Заполонили всю страну, разорят Америку вконец.

— Не вздумай повторить это в присутствии генерала.

— Генерала?

— Шерман — ирландец. Его отец, если не ошибаюсь, эмигрировал из Ирландии. Кстати, Шеридан тоже ирландец.

Лицо Сэма Кокинса побагровело. .

— Какая разница. Жалкие ублюдки, только молоток им и можно доверить.

— О каком договоре он помянул?

— О, этот идиот хочет со мной подраться. Уж я его и изобью!

Майор поглядел вслед Мэйо, и последнее, что услышал Крис, было:

— У этого человека широкие плечи. Ежели в придачу к ним да отважное сердце, так ты, пожалуй, выйдешь из игры в первом же раунде.

— Ха! Эти грязные ирландцы только кулаками махать горазды. Сами увидите.

Крис Мэйо отошел в сторону и уселся на груду шпал. Он не выспался; больше всего на свете ему хотелось отдохнуть. Рано или поздно, даже если семейка индейцев не доставит известия по назначению, кто-нибудь явится с инспекцией, и тогда к месту событий пригонят поезд с ремонтной бригадой и пути починят. И он доедет-таки до цели. На билет у него денег хватит, хотя и в обрез.

Юноша услышал приближающиеся шаги, открыл глаза. Перед ним стоял майор Эндрюс.

— Мэйо? Вы о билете не волнуйтесь. Я сказал ему, что вы едете по казенной надобности. Нам потребуются ваши показания касательно того, что произошло.

— Благодарю, сэр. Это с вашей стороны очень даже великодушно. — Он помолчал. — Сэр? Они же его убьют, да?

— Я не думаю, Мэйо. Скорее всего, потребуют с нас выкуп. Как бы то ни было, у меня только шесть человек, и поезд — не говоря уже о генерале — нужно защищать. А лошадей у нас нет.

Майор ушел, а Крис Мэйо прилег на шпалы. Он очень устал. Однако стоило ему закрыть глаза, как вспоминались давешние бандиты. С какой хладнокровной жестокостью они расправились с телеграфистом — а ведь он даже не враг им! Крис не сомневался, что и полковника они порешат, а никто и пальцем не шевелит!

За поезд он, Крис, не отвечает; пусть о поезде майор думает, и о пассажирах его тоже. Но мысль о полковнике не давала Крису покоя.

Вдруг ирландец почувствовал, что рядом опять кто-то есть. Он устало приоткрыл глаза и тут же резко сел. Перед ним стояла девушка. Совсем юная, красавица — глаз не оторвать, и явно чем-то встревожена. Незнакомка глядела на него.

— Это вы — мистер Мэйо? — спросила она,

— Я, мисс.

— Мистер Мэйо, вы мне не поможете? Я — Барда Маклин, дочь полковника Маклина.

— Что я могу для вас сделать?

— Отыскать моего отца. Или помочь мне отыскать его.

— Мисс, вы сами не знаете, о чем просите. Я в этой стране впервые. Вот будь мы в графстве Корк, и будь у меня лошадь…

— У меня есть лошадь. Даже две, если на то пошло.

Крис поднялся на ноги и поправил кобуру; провел рукою по волосам и надел шляпу.

— У вас есть лошади? — переспросил он; в голосе ирландца явно прозвучало недоверие.

— Они в поезде. Одна — отцовская, другая — моя. Мы не мыслим себе жизни без лошадей; ну, вот и взяли их с собою на Запад, надеялись поездить вместе по тамошним равнинам.

— А майор об этом знает?

— Разумеется. Я просила его послать кого-нибудь на разведку, но он отказался рисковать своими людьми. Этот край кишмя кишит индейцами, к тому же майор говорит, что двое все равно с ренегатами не справятся.

— Он прав, знаете ли.

— Значит, вы отказываетесь помочь мне?

— Ничего подобного я не говорил! Я просто сказал, что он прав. Он — офицер, и отвечает за своих людей, и не имеет права подвергать их жизни такому риску. Я жалел, что у меня нет лошади, мисс, но не стану лгать: шансы у нас почти что на нуле. Даже если ваш отец еще жив, то вряд ли протянет долго; а, отправившись на поиски, я, того и гляди, угожу прямо к ним в лапы. Бандиты — люди осмотрительные, знают здешние места как свои пять пальцев — а я нет.

— Тогда я поеду одна.

— Нет, поеду я. К седлу я привычен. И если удастся вывести одного коня из вагона, я тут же и отправлюсь на поиски, хотя в этом Богом забытом месте бандитов попробуй сыщи: прерии-то ни конца ни краю не видно.

— Хорошо, пойдем: поглядите на наших красавцев в лунном свете и выберете себе скакуна.

Часовых оказалось только двое, и оба — у головного вагона. Солдаты получили приказ расхаживать вдоль состава взад и вперед, но после того, как часовые прошли, открыть вагон оказалось нетрудно: конюх уже проделывал это дважды. Крис опустил на землю сходни и повел к выходу одного из коней. Барда придерживала кобылу, пока он не вернулся; не успел он дойти до двери вагона вместе со своим конем, как девушка уже сидела в седле.

— Нет! — хрипло прошептал Крис. — Не вздумайте!

Девушка уверенно послала кобылу вперед; Крис вскочил в седло. Копыта прогрохотали по сходням; пронзительно завопили часовые. Но всадница уже неслась стрелой по ночной прерии, а Крис — за ней. За спиною у них послышались крики и кошмарные ругательства. Мэйо решил, что при первом же удобном случае непременно помолится за души этих людей; славные парни, но английский язык изучали не иначе как в подворотнях.

Крис отпустил поводья; конь его без понуканий следовал па всадницей. Вскорости девушка чуть придержала коня; ирландец поравнялся с нею.

— Куда теперь? — спросила Барда. — Показывайте дорогу. Я этих краев не знаю.

— Равно как и я; по-моему, я уже говорил вам об этом! Отправляйтесь-ка лучше назад, Барда Маклин. Там, куда я еду, леди не место.

— Без меня вам не обойтись, — настаивала девушка. — Кроме того, речь идет о моем отце. Я поеду, и точка. — В руках у нее что-то поблескивало; как оказалось, винтовка. — Не беспокойтесь, мистер Мэйо, с этой штукой я обращаться умею.

Вздохнув, Крис направил коня к дальнему краю тополиной рощи. Погони не будет; у людей майора лошадей нет. Ирландец натянул поводья; Барда подъехала к нему.

— Почему вы останавливаетесь?

— Хочу дождаться дня. Я вам не краснокожий, но сдается мне, что мы сможем отыскать след такого многочисленного отряда, разве что люди эти разъехались в разные стороны. В свое время в Ирландии я находил по следу овцу, а порою корову или коня.

Всадники спешились. Крис Мэйо пустил лошадей пастись на густую траву рядом с ручьем, привязав их к колышкам. Путешественники в изнеможении присели у подножия огромного старого дерева.

— Вы лучше поспите, — посоветовал Крис. — Утро настанет гораздо раньше, чем хотелось бы.

Крис стянул с головы квадратный котелок и прислонился к стволу, усталый как собака. Он положил винтовку на колени, сдвинул кобуру так, чтобы была под рукой, и закрыл глаза.

Вражеский лагерь явно где-то рядом. Во-первых, им не с руки тратить силы на дорогу; они, конечно, предпочли поберечь лошадей — до тех пор, пока не захватили пленника. Крис полагал, что стоянка находится милях в трех-четырех, может быть, даже ближе. Он нимало не сомневался, что бандиты уже покинули лагерь, но с чего-то же начинать надо! Если повезет, он отыщет след и поедет по нему. Ирландец знал, что следопыт из него — не чета разведчикам Запада, но надеялся на лучшее. Ему казалось, что враги поскачут на юг… там им многие сочувствуют, будет где едой разжиться и новости узнать. Вероятность того, что бандиты сохранят жизнь полковнику Маклину долее нескольких часов, казалась почти ничтожной. Если Крис и девушка найдут его тело, они тотчас же вернутся к поезду. О том, что станется с мисс Маклин при виде тела, Крис предпочитал не думать.

Дважды он задремывал. Юноша вовсе не опасался, что на них нападут или, скажем, заметят, всецело полагаясь на то, что лошади при случае упредят, однако заснуть не позволяли мысли. Едва забрезжил первый свет зари, ирландец оседлал коней, сводил их к водопою и разбудил Барду. Даже спросонок девушка выглядела на все сто.

— Кофе не найдется? — спросила она.

Ирландец подобрал котелок и влез в куртку.

— Нет, мисс. Мы уехали от железнодорожного полотна так быстро, что не взяли с собой ровным счетом никакой еды. Придется потуже затянуть пояса. Садитесь в седло.

— Но я подумала…

— Вот именно, что не подумали, равно как и я. Мы просто взяли коней да ускакали в прерию. Если на этой неделе нам удастся подкрепиться, считайте, что повезло, — убито сообщил Крис.

От ужаса девушка потеряла дар речи.

— Разумеется, в романах все по-другому, — заметил Крис, не сводя с нее глаз. — В романах никто вроде бы и не ест толком, а когда ест, так еда подворачивается по пути по мере надобности. В здешних краях нам подвернутся только неприятности.

После этого девушка надолго замолчала, что Криса обрадовало: нужно было серьезно подумать. Он двинулся на восток, внимательно разглядывая землю. Ни к чему было мчаться сломя голову. Пока не отыщется след, лучше ехать шагом.

Насколько хватает глаз, травяной ковер казался совершенно однообразным. Никаких следов. Тут и там попадались навозные кучи, оставленные бизонами и зверями поменьше, антилопами наверное. Отъехав от тополей примерно на милю, Крис описал широкий полукруг и свернул к югу, изучая местность.

— Вы глядите в оба, — наказал он Барде, — и как заметите что живое, не важно что, так сразу говорите мне. Я стану смотреть под ноги, может, что и увижу.

Они ехали на протяжении часа. То и дело Крис замечал, что трава на небольшом участке примята или вытоптана, но ничего ровным счетом определить не мог. Как прикажете читать след в подобном месте?

— Найдем ли мы их когда-нибудь? — отчаявшись, пожаловалась Барда.

— Конечно, найдем. И хотелось бы верить, что не слишком поздно.

— Нельзя ли что-нибудь предпринять?

— Ничего, пока не отыщем лагерь. А что мы предпримем тогда, зависит от ситуации. — Так говаривал в свое время его дядя. Все зависит от ситуации. Этому учат в армии.

По небу рассыпались пушистые шарики облаков. Палило солнце, воздух был неподвижен. Тополя остались где-то позади. Крис Мэйо натянул поводья, снял котелок и вытер вспотевший лоб. Барда поравнялась с ним. Щеки девушки разгорелись от жары.

Ирландец в который раз внимательно оглядел местность. Прерия казалась абсолютно ровной, но на самом-то деле земля слегка повышалась к западу, пусть даже незаметно для глаз. Это видно было по ручьям, или, скорее, по впадинам, проложенным дождевыми потоками.

Ренегаты, скорее всего, встали лагерем у воды. Крис снова пришпорил полковничьего коня и поскакал на юго-восток, не сводя глаз с горизонта. Внимательно изучая смыв поверхности, он ехал по одному ему ведомым приметам около двух миль и наконец отыскал-таки ручей.

Ручей пересох, на дне растрескалась глина. Крис двинулся вниз по руслу, ведя лошадей в поводу. Глаза его слипались. И вдруг, нежданно-негаданно, путешественники натолкнулись на следы. Несколько лошадей пересекли обмелевший поток на хорошей скорости, судя по отпечаткам копыт; и похоже, проезжали тут не раз и не два.

Крис не был уверен в том, сумеет ли попасть в цель с седла, однако на всякий случай снял винтовку с плеча и взял ее в руки. Это успокаивало.

Если след найден, ехать по нему нетрудно. Всадники не проскакали и мили, когда след резко повернул в распадок между холмов. Оттуда, по едва различимой тропке, проложенной, скорее всего, бизонами, Крис и его спутница поднялись чуть выше, и вдруг глазам их открылась плоская, поросшая травою лощина. Ближе к центру лощины стеною поднимались деревья. Оказавшись на открытом месте, путешественники волей-неволей должны были ехать вперед. Так они и поступили. След затерялся в русле ручья и почти тут же вывел к покинутому лагерю.

Крис Мэйо соскользнул на землю.

— Стойте где стоите, — наказал он. — И подержите моего коня.

Оставив девушку, Мэйо прошел вперед и осмотрел лагерь. Опытный глаз ирландца тут же отметил изрытый, вытоптанный участок земли и едва видные зарубки на двух деревьях: тут промеж стволов натягивали веревку и привязывали к ней лошадей. Судя по расстоянию между деревьями и по состоянию травы, похоже было на то, что у бандитов по меньшей мере дюжина коней, а может статься, что и в полтора раза больше.

Выходит, человек восемнадцать. Много… а ведь могут быть и еще.

Крис обвел глазами поляну. Три кострища. Выходит, по шесть человек на костер, если пищу готовили они сами. Чтобы до этого дойти, не нужно быть семи пядей во лбу. Значит, и впрямь около восемнадцати человек.

На земле Крис нашел три загадочных круга и изучал их несколько минут, прежде чем его осенило: бандиты втыкали в землю винтовки. Выходит, неровные полукружья -это следы от прикладов.

Затем Мэйо осмотрел кострища. Взяв обгорелую палку, он поворошил золу. Угли еще слабо тлели. Получается, жгли костер прошлой ночью. Или вечером, но никак не раньше. Ирландец огляделся по сторонам, надеясь узнать еще какие-нибудь подробности, однако напрасно.

— Слезайте с седла, мисс, посидим малость. Лошадям необходим отдых, да и нам тоже. — Он подвел обоих коней к ручью на водопой, затем привязал к колышкам на лугу за деревьями.

Солнце поднималось все выше, стало жарко. Девушка вытянулась на траве в тени, а Крис прошелся вокруг, изучая стоянку. Бандиты жарили над костром мясо на выструганных палочках, и в еде явно недостатка не испытывали: ирландец нашел несколько кусков, выброшенных недоеденными. В кустах рядом он отыскал пустую бутыль из-под спиртного… для бандитов — лишняя тяжесть, для него — бесценное сокровище. Мэйо отнес бутыль к ручью, выполоскал хорошенько, наполнил водой и оставил в ручье, чтобы вода не согрелась до тех пор, пока он не разживется пробкой.

Отыскав подходящий кусок дерева, Крис принялся за работу и, пока выстругивал затычку, размышлял.

Кабель перерезан. Пути, надо полагать, разобраны. Впрочем, рельсы можно положить снова, и поезд, или по крайней мере какая-то его часть, сумеет-таки проехать. Или придет другой поезд с востока или с запада выяснять, в чем дело.

Иными словами, у ренегатов по меньшей мере два дня форы, кто бы там ни пустился за ними в погоню. Крис Мэйо не знал, есть ли в здешних краях другие телеграфные линии, по которым можно послать сообщение о необходимости задержать негодяев. Но любой такой кабель, скорее всего, заканчивается куда восточнее, потому что единственная линия, проведенная так далеко на запад, тянется вдоль магистрали «Юнион Пасифик».

Стало быть, бандиты наверняка поскачут на юго-запад, чтобы скрыться от неизбежной погони. С этой мыслью Крис прилег на траву и уснул.

Когда он проснулся, девушка сидела на траве, обняв колени.

— Мы едем дальше? Мы здесь уже более двух часов.

— Едем, — согласился Крис.

Он повел спутницу к лошадям и потуже затянул подпруги. Кони были привязаны около воды, так что жажду уже наверняка утолили. Барда вскочила в седло прежде, чем Крис подошел помочь ей.

— К югу от лагеря следов нет, кроме тех, что ведут с севера, так что куда они поехали дальше, мы не знаем, но я полагаю, что на юго-запад, — сказал Крис. — Так они окажутся подальше от телеграфных линий.

— Не думаю, — возразила девушка. — Скорее всего, они поскакали на юго-восток. — Крис заспорил было, но Барда указала рукою на юго-запад. — Это — край индейцев. Мне отец рассказывал. Тамошние краснокожие ужасно свирепы и ненавидят белых.

Дальше они поехали молча и какое-то время держали курс строго на юг. Хотя Крис и сомневался в правоте слов девушки, он надеялся, что Барда не ошибается. Он мало что знал про индейцев: в поезде про краснокожих рассказывали всякую небывальщину, да и дома, в Ирландии, те, что возвращались из Америки, рады были наврать с три короба; вот, пожалуй, и все.

— Может быть, у них есть друзья, — предположила Барда, — и, может быть, эти бандиты поскакали им навстречу либо решили укрыться на каком-нибудь ранчо.

Но прежде чем Крис успел ответить, они напали на след большой группы всадников и поехали по нему. Отпечатки копыт уводили на юго-запад, как и предсказывал Крис. Давно перевалило за полдень; солнце палило немилосердно.

— Вы из Ирландии, — объявила вдруг девушка.

— Графство Корк.

— Там хорошо? Я слышала, что Ирландия — зеленая и дивная страна.

— Так оно и есть. Вот с работой там туго, очень многие мыкаются без дела. Мне удалось было неплохо устроиться, да только дали мне от ворот поворот.

Девушка вопросительно поглядела на спутника; пришлось объяснить.

— Была там одна девчонка, с веснушчатым носиком; отец девчонки строил на ее счет разные планы, куда я никоим боком не вписывался. Я влип в историю; ничего серьезного, так, поскандалил малость, но начальство ухватилось за этот предлог, чтобы от меня избавиться.

— Вы любили ее?

Крис пожал плечами.

— Не знаю. Классная была девчонка: прехорошенькая, воображалистая, словом, палец в рот не клади; и забавница каких мало. Мы хорошо проводили время, вспомнить приятно.

— Вы собираетесь вернуться?

Крис снова пожал плечами.

— Как можно загадывать наперед? Я — нищ, и богатство мне само на голову не свалится, надо его руками заработать. Руки да сила воли — вот и все мое достояние.

— Мой отец говорит, что человеку только это и нужно.

Местность становилась все более неровной, след казался свежее. И что они вдвоем станут делать, нагнав бандитов? Какую-нибудь глупость сотворят, не иначе, под влиянием момента. В родном графстве Корк многие называли его, Криса, безрассудным. Но, может быть, безрассудство — как раз то, что нужно в данной ситуации?

— А где ваш дом?

— С тех пор как четыре года назад умерла мать… дом мой там, куда направляют отца. В Дакоте, в Техасе; в Аризоне пожили немного. Мы направляемся… точнее, направлялись на совещание в форт Сандерс, а затем в Калифорнию.

Крис двинулся вниз, в неглубокий распадок меж холмов, с интересом разглядывая следы на размытом склоне. Он обнаружил, что предпочитает говорить меньше, а слушать больше, хотя при упоминании о встрече в форте Сандерс любопытство ирландца слегка разыгралось. Юноша понимал, что сглупил. Какого черта он отправился в прерии с этой девицей? Впрочем, иначе она уехала бы одна, и, кроме того, Крису казалось, что следует предпринять хоть что-нибудь как можно скорее, пока есть время.

Он резко натянул поводья; конь повел носом — это и заставило Криса остановиться. Теперь и Крис, ровно так же, как и его скакун, почуял дым… слабый, но все-таки.

— Что это?

— Ш-шш!

Тишину нарушал только гул ветра. Запах дыма был едва различим… неужели Крис и вправду его унюхал? Ирландец постоял немного, прислушиваясь. Затем спешился и повел коня вперед, время от времени оборачиваясь и прикладывая палец к губам. Лощинка резко вильнула в сторону, запах дыма усилился. Крепко сжимая винтовку в правой руке, Мэйо свернул на нее; взгляду открылись с полдюжины деревьев, несколько разбросанных где попало камней, двое коней и сидящий у костра человек.

Незнакомец не тронулся с места и даже головы не поднял. Крис опустил дуло винтовки на несколько дюймов, но человек у костра так и не пошевелился.

Медленно, не сводя глаз с незнакомца, Крис Мэйо обвел взглядом местность, схватывая мельчайшие подробности. Дальше расстилалась открытая прерия, в нескольких сотнях ярдов от костра или даже ближе.

— Эй, там! Ты кто?

Человек не отозвался.

— Криспин, — молвила Барда, — по-моему, он мертв.

Глава 4

Человек поднял голову.

— Ни черта я не мертв. Живехонек-здоровехонек, как и вы.

Криспин Мэйо, человек осмотрительный, винтовки не опустил.

— Ты чего здесь делаешь? Мы гонимся за бандой южан-ренегатов, а ты расселся тут прямо у них на дороге.

— Я был с ними. Они меня захватили, много дней назад дело было, подумали, что я вроде как шпион. Да на фига мне за ними шпионить? Но тут один из них сообразил-таки, что видел меня на пути туда. Он знал мою родню в горах и замолвил за меня словечко, так что они меня не пристрелили, а взяли с собой; и пришлось мне тащиться за ними до тех пор, пока они не занялись этим пленником… засим я нагрел их на двух лошадок прошлой ночью, одна из них моя кстати, и рванул в Джорджию.

— В Джорджию? — подозрительно переспросил Крис, вспоминая, что рассказывал ему телеграфист о кровопролитном марше Шермана через всю Джорджию.

— А хотя бы и в Джорджию. Куда угодно, лишь бы подальше отсюда. Затем, спустя какое-то время, я натолкнулся на их следы и встал здесь лагерем, потому что за мною они вовеки не станут возвращаться.

— Ты видел их пленника? Ты с ним говорил? — возбужденно спросила Барда.

— Видел, конечно. Вроде военный. Коренастый такой старик, и держится что надо, несмотря на то, как с ним обращается. Они смеются ему в лицо, зовут его Вильям и Текумзе, и прочее в том же духе.

— Они принимают его за генерала Шермана, — объяснил Крис. — Но они ошиблись и захватили не того.

— Они убьют его. Убьют как пить дать. Думаю, сперва они его помучают, но что убьют, это точно. — Незнакомец поднялся на ноги. На вид ему можно было дать лет тридцать: очень высокий, худощавый, плечи чуть сгорблены, ручищи огромные. — Чего это вы задумали? Гоняться за стаей волков вроде этих, да еще с женщиной? — Высокий незнакомец укоризненно посмотрел на Криса и нахмурился. — Если она попадет им в руки, она пожалеет о том, что родилась на свет.

— Она отказывается вернуться, — пояснил Крис. — Я говорил ей, но ее не переубедишь.

— Этот пленник — мой отец, — сказала Барда.

— Какая разница. Охота и война — дело мужиков, вам туда мешаться не след. Эта шайка — подлецы редкие.

— Я все равно поеду. Я должна спасти отца.

— Как с вами трудно, мэм! Я эту банду в гробу видел. С самого начала они мне не показались, и, едва подвернулся случай, я тут же слинял. А теперь вы, видите ли, просите, чтобы я возвратился.

— Ни о чем подобном я вас не просила!

— Просили, мэм. Вы вдвоем поедете, а мне — в кусты? Придется помочь. Мужчине ничего более не остается. А мне неохота.

— Мы тебя о помощи не просим, — терпеливо разъяснил Крис Мэйо. — Ты иди, куда шел, или сиди вот у костра.

— Это не дело. Я-то уже совсем собрался уносить ноги, а тут вы являетесь: пристыдили меня — глаз не поднять. Я поеду с вами, и будь что будет. — Он помолчал. — Меня зовут Реппато Пратт. Я с Хайланд-Рим, штат Кентукки.

Представившись сам и представив спутницу, Крис указал на тюки.

— Если у тебя найдется поесть, мы будем очень признательны, коли поделишься. Сегодня у нас маковой росинки во рту не было, только водой и пробавлялись.

— Вижу, что выбора у меня нет: придется делиться. Когда я сделал ноги, я прихватил одну из вьючных лошадей и навесил на нее все, что смог, по большей части жратву. Я и патронов взял: без свинца остаться — последнее дело.

Реппато Пратт поворошил огонь и ногой подтолкнул котелок с кофе ближе к угольям. Вытащив огромный охотничий нож, он принялся с изумительным проворством строгать грудинку на сковороду с длинной ручкой. Проворство это свидетельствовало не только о незаурядных способностях хозяина, но и об остроте ножа.

— Они направляются в край индейцев чероки. По крайней мере, так мне показалось. Это отсюда к юго-востоку, Мик. Но солдатику долго не протянуть, сдается мне… ренегаты — народ подлый, мстительный, вот одолеет их злоба, они его и порешат.

— Кто у них заправляет?

Пратт настругал грудинки, затем поднял взгляд.

— Я тут покумекал, и сдается мне, что вперед по большей части лезет Джастин Парли: он себя зовет майор Парли. Но есть еще двое, с кем надобно считаться. Один — головорез-убийца по имени Дел Робб.

Этот Робб — смазливый парень и классный наездник. Он пришил пару парней на Миссисипи и подался на запад. Какое-то время ошивался у реки Фосфорной в Восточном Техасе, но не поладил с Кулленом Бейкером, Бобом Ли и прочей шайкой, так что пришлось ему уносить ноги.

На его счету — убийство в форте Уорт; потом он еще подстрелил кого-то в Бивиле, но парень выжил; потом Робб подался к Ньюсу и некоторое время болтался там. Вот все сплетни, что мне довелось услышать краем уха, пока я ехал с ними.

Парли — он у них вроде главаря, но Дел Робб забыть о себе не дает, и многие полагают, что в банде заправляет он.

Второй — Серебряный Дик, Дик Контего. Его так прозвали из-за серебристо-седой гривы. Хрупкий такой, тихий, и волос красивее я у мужчины в жизни своей не видел, и все время их расчесывает. Даже обзавелся щегольской старинной расческой с округлой ручкой. Без него бандиты шагу не ступят, но он никого не торопит, никого не принуждает. Тихо сидит себе в сторонке, но остальные ничего не предпринимают без его одобрения. Серебряный Дик кажется безобидным, но что-то в нем есть такое, отчего волосы у меня встают дыбом, а почему — не знаю.

Пока Пратт рассказывал, Крис внимательно слушал: перед мысленным взором его вырисовывалась четкая картина банды. Большинство этих людей партизанили в Гражданской войне; мало кто служил в регулярных войсках; а по мере того как банда головорезов во главе с Парли и двумя его лейтенантами ехала по стране, к ней прибились уже совершенные проходимцы. Такое сообщество нестабильно и удерживается разве что страхом и жадностью.

Крис знавал такого рода группировки в родной Ирландии. Зачастую они начинали как борцы за свободу, а затем лучшие люди откалывались или гибли в сражениях, и оставались те, кто потерял всякую ориентировку и думал только об убийствах и грабежах да о собственных своих амбициях.

— Ты с ними пробыл достаточно, — сказал Крис. — Сколько их?

— Сейчас семнадцать, но вокруг форта Сандерс рыщут их соратники, а из Техаса навстречу им спешат еще несколько.

— Как ты думаешь, где они встанут лагерем на ближайшие две ночи?

Реппато Пратт обдумал дело со всех сторон, затем кивнул.

— Одну стоянку я могу предсказать почти наверняка. Потому что место это укрыто от чужих глаз и вокруг полно воды и топлива. Мы останавливались там по пути сюда. — Он оглядел Криса. — Ты, надеюсь, не собираешься столкнуться с ними лоб в лоб?

— Нет, — подтвердил Крис. И тут в голову ему пришла мысль. — Надо атаковать; сидеть сложа руки нельзя. Но силой их не возьмешь, нас слишком мало, потому надо действовать хитростью; нанести удар в самое больное место и не позволить удрать. Следует украсть или спугнуть их коней. Пусть-ка дьяволы повоюют стоя.

Пратт кивнул.

— Ну! Вы это слышали? — Он поглядел на Барду. — Он придумал как раз то, что нам по силам. Были конными — станут пешими, и тогда… ха, в этой стране человек без лошади как без рук. — Он подумал. — Непростое это дело. Даже невозможное. Коней здорово охраняют.

— Ты давай разливай кофе и дай подумать. И расскажи-ка мне про лагерь все, что знаешь; я хочу знать, где они привязывают коней.

Говоря это, Крис подумал, что должны быть и другие способы, кроме этого, пришедшего в голову так неожиданно. Секрет в том, чтобы нападать, всегда нападать, а не ждать, пока нападут на тебя, — так говорил ему дядя. Враг всегда уязвим. Слабое место есть у всех, не может быть, чтобы не было. Украсть их провизию? Поджечь прерию? Оставить их без воды? Дело не в том, какими силами ты располагаешь, но в том, как ты их используешь.

Крис Мэйо сидел у огня, поедал грудинку и пил кофе, наслаждаясь каждым глотком так, как наслаждается только человек, изрядно изголодавшийся. В глубине души он сокрушался об отсутствии навыков, присущих тем, кто встарь воевал с индейцами, тех самых навыков, что следопыты переняли у самих индейцев. Ох, мало у него необходимого опыта, хотелось бы больше… Однако в одном Крис был твердо уверен: первый ход надо сделать против коней. Бандитов необходимо лишить средств передвижения, а затем, прежде чем они вернут лошадей или добудут новых, может подоспеть кавалерия. «Или другое чудо случится», — подумал Крис мрачно. По крайней мере, лишившись коней, убивать полковника они не станут — из страха перед армией США.

А как отнять коней — в этом ирландец положился на будущее. Все зависело от ситуации.

Можно ли доверять Реппато Пратту? Крис полагал, что да, однако на всякий случай решил ехать замыкающим. Так он и сказал Пратту, пока мужчины тушили костер и готовились в путь.

— Мы тебя, мистер, не знаем, потому, ежели не возражаешь, ты поедешь впереди рядом с молодой леди. А я вроде как стану держаться в хвосте.

— Да ради Бога, браток! Прокатиться рядом с мисс Маклин любой бы рад! Я это почитаю за великую честь!

Крис Мэйо нахмурился. А ведь прав этот парень, черт бы его побрал! С какой стати Пратту должно достаться все хорошее, а ему, Крису, — шиш с маслом? Размышляя об этом, ирландец следовал за Праттом и Бардой, держась в нескольких ярдах, с винтовкой наперевес. След читался легко.

За едой Пратт обрисовал ситуацию на ручье. Стоянка находилась в лощине среди невысоких холмов, чьи покатые, покрытые травою склоны ласкали взгляд, успокаивали душу и ничем не выдавали присутствия людей. Узкая цепочка следов уводила сквозь кусты в небольшую впадинку: там-то и протекал ручей. Тут же росли несколько тополей, ивы и низкорослый кустарник. На одном берегу заболоченного ручья топорщились густые заросли рогоза. Выход из лощины скрывался за тополями, в юго-западной части; предполагалось, что именно рядом с этими деревьями и привяжут ночью коней.

— Они пустят лошадей на выпас?

— Поначалу да, но для этого коней отведут за деревья и приставят к ним надежных сторожей. Пастись лошади будут в длинной, глубокой долине между холмов, так что никто не сможет подобраться к табуну незамеченным. А с этой шайкой, Мик, шутки плохи: заметят — считай, подстрелили… в переговоры они не вступают.

Крис почувствовал страх. Ирландец признавался себе в том, что боится, но он уже ввязался в это дело и знал, что дороги назад нет, пока с ним эта девушка, такая решительная, такая беззащитная. Против подобных подонков у них только один шанс: надо выстрелить первыми и не промахнуться; а он, Крис Мэйо, винтовку в руках держит впервые. Чтобы дать выход обуревающим его чувствам, юноша холодно объявил Пратту:

— Ты будешь так любезен называть меня по имени, или мне придется задать тебе хорошую взбучку… что окажется делом малоприятным, учитывая, что ты так любезно взялся нам помочь.

Пратт хихикнул.

— Ладно, ладно. Зови меня Реп.

Они скакали около часа, когда выходец из Кентукки вдруг подал голос:

— Крис, ты лучше вот о чем подумай. Этот народ не сидит сложа руки, и через прерию к ним не подъедешь. Они наверняка выставили часового в тополях или на вершине холма. Он нас за милю углядит.

Крис раздраженно нахмурился. То, о чем помянул Пратт, казалось настолько очевидным, что ирландец почувствовал себя последним глупцом.

— Так поехали вон там, через низины, — обронил он.

Реппато Пратт повел отряд в обход, через соединенные между собою долины среди гряды холмов. Тут и там обнажалась порода, земля стала суше, растительность поредела. Крис утер со лба пот и перехватил винтовку поудобнее, чтобы вытереть ладони о штаны. После этой поездочки от костюма его мало что останется, а другого-то нет!

Трудно бедняку жить на свете: шагу не ступишь, чтобы не подумать о последствиях. Тому, у кого есть второй костюм или запасная пара штанов, нужно только подойти к гардеробу или там к шкафу и не спеша выбрать себе подходящий наряд, но тот, у кого смена одежды всего одна, постоянно беспокоится, что останется без таковой. Эта верховая прогулка дорого обойдется его штанам; очень скоро на коленях и седалище протрутся изрядные дыры, а ведь в запасе осталась только одна пара брюк, да и та потерялась, как пить дать, либо сперли в конце пути.

Держась в низинах, они медленно продвигались вперед. Атаковать придется под покровом ночи. Эта мысль пришла Крису в голову и не слишком его обеспокоила. Он, конечно, не краснокожий, но и он в свое время побраконьерствовал всласть и умел передвигаться в темноте проворно и бесшумно.

Дело шло к закату, когда Пратт поднял руку, давая знак остановиться. Выходец из Кентукки спешился и прошел немного вперед, зорко глядя себе под ноги. Путники оказались перед ручьем, что впадал в реку; на расстоянии мили-двух взгляд различал верхушки деревьев — там-то и протекала река.

Пратт вернулся к спутникам.

— Здесь побывали двое, — сообщил он. — Они разведывали местность, явно проверяя, нет ли погони. Верховые.

— Думаешь, они вернутся?

— Вряд ли. Никто из этой шайки особыми амбициями не отличается. Ренегаты, конечно, за местностью наблюдают, но мы были осторожны, пыли не поднимали и держались в низинах, так что голову дам на отсечение, что наши друзья-ренегаты даже не подозревают об эскорте. Впереди нас, я сам видел, есть одно местечко: надежно укрытое от глаз, и ручей тут же. Мы просто схоронимся там и подождем до ночи.

Долго ждать им не пришлось. Крис Мэйо снял куртку и, тщательно свернув, положил на седло. Ирландец знал: впереди — опасность и, очень может быть, живым из переделки он не выберется, однако отступать не собирался. Он был испуган, порядком угнетен и нервничал изрядно, но отступать не собирался, нет.

Как ни странно, есть ему не хотелось. На все еще светлом небе показались первые звезды, легкий ветерок зашелестел в листве, тихо зашептались травы. Юноша подошел к ручью, напился, затем умылся холодной водой. Когда он выпрямился, рядом стояла Барда.

— Крис, — проговорила она, — я боюсь. — Девушка подняла взгляд. — А вы?

— Тоже.

— Но вы не отступите?

— Нет.

— Это я вас втравила в это дело. Если с вами что-нибудь случится, я никогда себе не прощу.

— Поздно об этом говорить, мисс Маклин. Мы все влипли. Все трое.

— Даже не верится, что все это происходит со мной. Не верится, что эти люди способны на подобные зверства, как говорите вы и Реп.

— Никто в это не верит, покуда гром не грянет. У всех одно на уме: уж со мной-то ничего подобного в жизни не произойдет. Такие истории всегда происходят с кем-то еще, вы читаете об этом в газетах — и не воспринимаете всерьез. Воры, грабители и прочий сброд, они обычно не храбрее нас с вами, а зачастую — гораздо трусливее. Они просто поняли, что вы перепугаетесь до смерти и защищаться не станете, потому что внушили себе: эти люди опасны, сопротивляться бесполезно.

Девушка молчала. Крису нравилось быть с нею рядом, однако он умел трезво оценивать ситуацию. Не рехнулся же он в самом-то деле! Она — дочь полковника, он — чернорабочий-иммигрант, человек с весьма неопределенным будущим. Кроме того, в далекой Ирландии живет Мейри Кинселла. Однако образ Мейри слегка померк в его памяти, и это тревожило юношу, потому что это ведь ради Мейри он в один прекрасный день возвратится в Старый Свет.

— Вы очень храбрый, — проговорила Барда. — Я никогда не забуду, что вы для меня сделали.

— Ежели мы выберемся отсюда живыми, — уточнил Крис. — Я вовсе не так уж храбр, а стреляют они куда лучше.

Реппато Пратт тихо спустился к ручью и напился. Встал на ноги, утирая щетинистый подбородок.

— Сейчас они поедят, а после уведут лошадей в лагерь.

Крис внезапно решился.

— Мы пойдем сейчас. Как только они примутся сгонять табун, мы нанесем удар.

Реп заколебался, затем пожал плечами. Крис обернулся к Барде.

— Вы стойте поблизости и, как только мы побежим, тоже бегите со всех ног. Очень может быть, что мы не успеем за вами вернуться.

Маленький отряд двинулся в путь; как только вдали показался неприятель, они остановились и затаились в зарослях, зорко наблюдая за происходящим.

Табун пасся ярдах в трехстах от того места, где поджидали Реп и Крис. Очень скоро двое пеших часовых направились к лошадям, чтобы отогнать их к месту ночлега. Солнце село. Пастухи ни о чем не подозревали; кони медленно и неохотно двинулись прочь от пастбища.

— Езжайте шагом, — прошептал Крис, — пока они не заметят нас или пока мы не окажемся на расстоянии двух сотен ярдов. А тогда пусть получат!

Маленький отряд решительно двинулся вперед сквозь сгущающуюся тьму, сквозь предвечерние сумерки, когда все предметы вокруг принимают расплывчатые, неясные очертания. Держа револьвер наготове, Крис успокаивал полковничьего жеребца:

— Тихо, дружок, тихо!

Лошади сбивались в табун, медленно продвигаясь по узкой тропке, что уводила в лощину, к разбойничьему лагерю.

— Ну, все, — тихо проговорил Крис. — Пора!

Последнее слово он выкрикнул во весь голос; всадники ударили коней пятками и во весь опор поскакали вперед. Вьючная кляча Реппато едва поспевала за ними. Вспугнутые лошади ренегатов вскинули головы и раздули ноздри: прямо на них мчались четыре темные фигуры. Воздух звенел от крика.

Реп выстрелил, один из пастухов закружился на месте, упал, шатаясь, поднялся на ноги, затем снова упал: пуля Криса Мэйо попала-таки в цель. Второй обратился в бегство, нимало не сомневаясь, что на помощь полковнику подоспел кавалерийский отряд. Крича и стреляя, три всадника неслись сломя голову вслед за убегающими лошадьми. С холма донесся выстрел, Крис инстинктивно пригнулся, ощутив легкое дуновение: пуля пронеслась мимо. Еще мгновение — и, гоня лошадей впереди себя прямо на широкую равнину, всадники растворились в темноте.

Крис не верил собственным глазам. Они свершили-таки задуманное; теперь какое-то время бандиты не смогут стронуться с места! Всадники отогнали коней подальше в ночную прерию и отстали только тогда, когда табун понемногу замедлил бег и кони стали разбредаться в разные стороны. Тогда Реп и Крис, не пытаясь согнать коней вместе, просто отпустили их на все четыре стороны, будучи уверены, что немногие найдут дорогу назад.

В лагере Джастин Парли нетерпеливо ждал доклада, и доклад превзошел самые худшие его ожидания.

— Три или четыре всадника, — сообщил часовой, — может, даже больше. Первым выстрелом они уложили Веса Джексона, а Нобль удрал.

— Что лошади?

— Разбрелись по прерии, все до единой, черт бы их подрал! Нам повезет, если вернем хоть с полдюжины.

— А Нобль?

— Ждет своей участи. Говорит, что ничего не мог поделать. Клянется, что это была кавалерия США.

— Трус и дурак. Избавьтесь от него.

Серебряный Дик Контего оторвался от кофе.

— Вы бы обдумали дело со всех сторон, майор. — Когда Дик хотел, чтобы слова его прозвучали особенно убедительно, он всегда величал собеседника по званию. — У Нобля в краю индейцев полным-полно родни. Он сам наполовину чероки, сами знаете, а мы едем как раз к нему на родину. О нем непременно спросят.

Колебался Парли не более секунды.

— Разумеется. Не следует судить людей слишком строго. К тому времени, как мы доберемся до владений племени чероки, очень может быть, что он даст нам повод позабыть о его проступке. Впрочем, почему бы не предоставить ему шанс прямо сейчас? Нобль! — позвал главарь.

Перепуганный здоровяк выступил вперед, отирая обильную испарину. Отвислое брюхо, тяжелая челюсть — настоящий великан!

— Ты допустил, чтобы у нас угнали коней, Нобль, но ты очень хороший человек. Такой хороший, что сам пойдешь в прерию и отыщешь лошадей, ведь тебе не терпится искупить свою вину, правда? Нобль, я хочу, чтобы ты отправился немедленно. Не возвращайся, пока не поймаешь по крайней мере четырех. С их помощью мы вернем остальных.

— Но…

— Немедленно, Нобль. Сию минуту. Я верю в тебя, Нобль. Приведи лошадей назад, вот и все.

Здоровяк потоптался немного, тщетно подыскивая нужные слова, чтобы вырваться из ловушки, но слова на ум не приходили. Он повернулся и горестно побрел ко второму костру, перепуганный не на шутку.

У костра на корточках устроился человек с орлиным носом по имени Мюррей. При виде Нобля он поднял голову.

— Ты вон туда ступай, Пит, — присоветовал он. — Моему серому трава на последней стоянке пришлась очень по вкусу. Он непременно туда вернется, а куда пойдет он, туда и другие.

Пит Нобль благодарно кивнул:

— Спасибо, Мюррей. Я попробую.

Он исчез в ночи. Мюррей допил кофе и встал. Порою, вот как сейчас, он жалел, что не остался в Ганнибале. Шатался бы себе по набережной, оно бы лучше было.

Мюррей подумал о Нобле. Бездарный человечишка; лучше он, Мюррей, прогуляется в прерию, больше толку будет. Он запасся едой и патронами и повернулся к сидящим у костра.

— Лошади нам позарез нужны. Схожу-ка я сам.

Пусть Пит Нобль идет вперед; он, Мюррей, отправится следом. Пусть Пит послужит мишенью. Пит станет отстреливаться, если сможет, а потом он, Мюррей, приведет лошадей.

— А тогда, — вслух объявил Мюррей, — я…

Он не докончил фразы и прикусил язык.

Глава 5

Полковник Томас Маклин бессильно откинулся к пню. Туго стянутые путами запястья невыносимо болели. А вот щиколотки — нет. Бандиты обвязали веревками сапоги, и, представься такая возможность, он бы просто вытащил ноги и был бы таков, но рассчитывать на это не приходилось. За пленником постоянно наблюдали. Впрочем, к пню его не прикрутили — и на том спасибо.

Наконец-то что-то произошло, что-то неожиданное и явно обнадеживающее. Лошадей угнали; на какое-то время ренегаты лишились возможности передвижения. Теперь, если бандиты попытаются покинуть лагерь, они окажутся на открытой равнине, где их за версту заметят: легкая добыча как для высланной на поиски кавалерии, так и для кровожадных индейцев.

Полковник подвинулся, устраиваясь поудобнее. Снова и снова Маклин доказывал бандитам, что он не Шерман, но кое-кто полагал, что пленник врет. Полковник понимал, что ренегаты хотят убить его, предварительно подвергнув пытке; в такой ситуации любое происшествие вселит в душу надежду.

Однако случившееся порядком его озадачивало. В лагере говорили, — а никто не пытался помешать пленнику слушать, — будто лошадей угнали трое-четверо белых. Кто бы это был? Армия США тут ни при чем; армии еще рано. Одного из бандитов нападавшие подстрелили; теперь Парли отослал этого типа Нобля в ночную прерию искать лошадей, а Мюррей увязался следом.

Еще день, может быть, даже два ренегаты не осмелятся сняться с места. Полковник прикинул свои шансы. Бандиты сообщили ему, что телеграфный кабель перерезан, о чем он и сам догадался, и что рельсы разобраны; но это задержки временные. Полковнику было приказано доложить о положении дел не откладывая. Исполнительность и пунктуальность Маклина известны всем; когда сообщение вовремя не поступит, власти немедленно примут меры. Исчезновение поезда будет расследовано с обоих концов магистрали, похищение обнаружено, и несколько кавалерийских отрядов или группы индейцев-разведчиков поспешат на помощь.

Не пройдет и сорока восьми часов, как пленника начнут искать; за эти сорок восемь часов Парли и его ренегаты надеялись добраться до владений чероки и затеряться среди индейцев: там отыскать их непросто или вовсе безнадежно.

Угнать лошадей — это кто-то здорово придумал. Теперь бандиты прикованы к месту, парализованы, и ситуация в корне изменилась.

Человек по прозвищу Серебряный Дик подошел поближе, подергал за веревки, убеждаясь, что пленник связан надежно, затем присел на корточки.

— Ты особо-то не радуйся. Это временная задержка. Нашим людям отыскать лошадей — раз плюнуть.

— Может, и так. — Маклин помолчал. — Хотел бы я, Контего, чтобы ты пораскинул мозгами. Ты, заодно с Парли, принимаешь меня за генерала Шермана. Но я не генерал Шерман. Меня зовут Томас Маклин, я в звании полковника.

— На тебе генеральские знаки различия.

— Верно. Мне присвоили внеочередное звание в последние месяцы войны, что означает, по сути дела, «генерал на время». На самом деле я — всего лишь полковник. По чести говоря, я на дюйм выше генерала Шермана и по меньшей мере на десять фунтов тяжелее. И волосы у меня темнее. Только тот, кто не знает близко ни одного из нас, может нас перепутать. Сходство очень поверхностно.

Серебряный Дик задумался.

— Тогда, ежели ты не врешь, сдается мне, что тебя особо искать не станут, — по крайней мере, так, как искали бы генерала.

— Ошибаешься, — невозмутимо отозвался Маклин. — Контего, пойми: командует тут генерал Шерман, а он — не из тех, кто закроет глаза на случившееся. Шерман действует быстро. Подозреваю, что по меньшей мере дюжина верховых патрулей уже прочесывают местность с разных концов, и все они ищут вас. Отчасти из-за меня, но главное — из-за того, что вы остановили поезд. — Маклин уселся поудобнее. — Контего, ты же умный человек. Подумай сам, в каком вы оказались положении. Около двадцати четырех часов назад станцию наверняка покинул гонец, везя сообщение в форт Сандерс и в конец магистрали. В форте — полсотни солдат, в Аду-на-Колесах — еще по крайней мере двадцать, и всех их немедленно отрядят в погоню… или, по крайней мере, большинство.

Сообщение мое не дойдет до штаба; стало быть, немедленно начнут выяснять, в чем дело, и, разумеется, вскоре после, этого телеграфный кабель починят. По меньшей мере четыре кавалерийских отряда с индейцами-следопытами поскачут в этом направлении. Север и его разведчики тоже в стороне не останутся. Вы — азартные игроки, вы сделали ставку, но вы проиграли.

— Тебе это все не поможет, — заверил Контего. — Ты к тому времени умрешь.

— Я предположил, что ты умный человек, Контего. Мертвым я для тебя бесполезен. Живым я мог бы, по крайней мере, заступиться за того, кто заступится за меня.

Серебряный Дик задумчиво разглядывал пленника. Затем извлек свою роскошную расческу и провел ею по волосам.

— Я здесь не командую, — проговорил он. — Командует Парли, а Парли жаждет твоей смерти. Дел Робб жаждет смерти всех и каждого; ему плевать, кого убить, лишь бы убить. Нам был нужен Шерман. Он разрушил наши усадьбы, он перебил хребет Югу. Мы заполучили тебя. Я верю, что ты не Шерман, да, но ты ведь состоял под его началом, сдается мне, так что придется устроить тебе то, что мы заготовили для него, а с ним самим поквитаться как-нибудь в другой раз.

— Ты подумай хорошенько, Контего. Ты, похоже, человек предусмотрительный и смышленый… почему не заначить в рукаве козырной туз? Если ты выберешься из передряги — о чем беспокоиться? Если тебя поймают, я всегда смогу сказать, что ты за меня заступался. Есть разница между тем, повесят тебя или нет?

Контего поднялся на ноги.

— Ну что ж, — отозвался он, улыбаясь краем губ, — я одно признаю — разница весьма существенная.

Судя по полной луне, было уже около десяти. К этому времени все, о чем рассказывал полковник, уже началось. Маклин знал техническую подоплеку настолько хорошо, что мог представить себе в воображении каждый шаг. Однако многого он не знал — многого, что для него, полковника Маклина, имело немаловажное значение.

Полковник не знал, что в числе трех угонщиков лошадей была его собственная дочь. Не знал он и того, что далеко на западе индеанка, ее сын и раненый муж уже подъезжают к форту Сандерс.

Не знал полковник и того, что всего в нескольких ярдах от него Джастин Парли, Дел Робб и еще несколько человек затеяли спор.

— Даже если он и в самом деле не Шерман, — говорил один, — все равно он — проклятый янки, а значит — убить его и закопать. Никто ничего не докажет.

— Девчонка меня видела, — заметил другой. — Надо было и ее захватить.

— Ох, надо, — согласился первый и захихикал.

Парли глотнул кофе. Напиток уже остыл. Раздраженный до крайности, главарь банды отставил чашку.

— Кто отправился за лошадьми, кроме Нобля?

— Мюррей поехал следом, — отозвался Робб. — От Нобля толку мало, но Мюррей парень не промах, котелок у него варит.

— Нобль — хороший следопыт, — возразил Парли, — это одна из причин, почему я решил послать именно его. Может, он и тупица, зато след читает как открытую книгу, а без коней податься ему некуда.

— Как насчет вот этого? — спросил Робб, тыкая пальцем в сторону полковника. — Как долго вы собираетесь держать его при себе?

— А куда спешить-то? — проговорил Серебряный Дик мягко. — Он у нас в руках. Подождем, пока лошадей не приведут. Если нас настигнут, мы его обменяем.

— Разумные слова, — согласился Парли. Он пораскинул мозгами. — Чем дольше он пробудет с нами, тем больше перетрусит. Удрать ему все равно не удастся.

Пит Нобль отыскал след лошадей и зашагал вперед, рассматривая отпечатки копыт, отчетливо заметные в ярком лунном свете.

— В кучу сбились, — пробормотал он. — Непростое это дело.

Однако не прошел он и мили, как уже смог выделить среди общей массы следы лошадей, принадлежащих неизвестному противнику, а вскорости различил отпечатки копыт Реповой лошадки, а также и вьючной клячи, что Реп похитил у бандитов. Нобль распознавал отпечатки копыт с такой же легкостью, с какой банковский кассир устанавливает подлинность подписи. Нобль удовлетворенно хрюкнул.

— Надо было прирезать этого Пратта, — пробормотал он. — Я всегда это говорил.

Две другие лошади оказались чужими; обе — отлично подкованы, и один из коней, тот, что покрупнее, шел широким, размашистым аллюром, пожирая пространство милю за милей. Нобль не сдержал восхищенного возгласа. Вот это конь! Четвертая, кобыла, как следопыт вскорости определил по способу мочеиспускания, тоже была лошадка что надо.

Редкий обитатель Дикого Запада ездит верхом на кобыле; большинство предпочитает меринов; однако здесь прошла именно кобыла, и всадник ее тяжелым весом не отличался. Именно тогда в душе следопыта впервые возникло некое смутное подозрение, показавшееся настолько нелепым, что ум отказывался принять его. Женщина? Навряд ли. Только не в этой степи.

Пит Нобль терпеть не мог ходить пешком, однако при необходимости умел и это. В его родном краю пешие прогулки миль за пятнадцать — двадцать почитались обычным делом, и сам он не раз отправлялся в холмы на охоту. По счастью, краснокожих поблизости вроде бы не было, и Нобль поспешал вперед, нигде не задерживаясь.

Нет, всадники — не индейцы. Двое чужих коней подкованы были совсем недавно. На западе кузнеца не сыскать ближе, чем в форте Сандерс, а на востоке — на сотни миль ни одного не найдешь. Стало быть, этих коней подковали где-то далеко, однако проехали они не более нескольких миль, ибо, судя по отчетливым отпечаткам, подковы ничуть не Стерлись.

Нобль озадаченно нахмурился, и тут его осенило: это же очевидно! Кони были в поезде, не иначе. Он вспомнил, что своими глазами видел вагон для перевозки скота, да только бандиты не обратили на него внимания, их интересовал только тот вагон, в котором предположительно ехал генерал Шерман.

Нобль остановился и утер вспотевший лоб. Только две лошади? Мало вероятно. Тогда, должно быть, в одном из головных вагонов ехал целый кавалерийский отряд или даже эскадрон! Конечно, и солдаты в поезде были, солдат они своими глазами видели, но даже не подозревали, что и лошади при них есть.

Так Нобль пришел к единственно верному, как казалось ему, заключению. Кавалерийский отряд уже скачет по следу Парли и его людей.

Нобль подумал, что стоит, пожалуй, вернуться и предупредить сообщников, но ему ведь строго-настрого наказали не возвращаться без лошадей. Более того, если кавалерия и впрямь нагонит Парли, Пит предпочел бы оказаться где-нибудь в другом месте. На словах люди Парли охотно глумились над армией США, но ни один не захотел бы столкнуться в открытом бою с кавалерийским отрядом, закаленным в войнах с индейцами, менее всех — Пит Нобль.

К полуночи Пит добрался до того места, где лошади начали разбредаться. Он поискал вокруг, нашел след серого в яблоках жеребца, принадлежащего Мюррею, и двинулся по нему. Как и подозревал Мюррей, серый в яблоках направился в сторону предыдущей стоянки: там была вода и росли сочные травы. Судя по отпечаткам копыт, за ним увязалось еще с полдюжины коней.

Хотя Нобль был превосходным следопытом, он и не подозревал, что за ним тоже следят. Он шел вперед, не сомневаясь, что теперь-то наверняка отыщет коней. Он доберется до места на рассвете следующего дня: спешить некуда, можно позволить себе слегка передохнуть по пути.

Три верховые лошади и легко нагруженная вьючная кляча отстали от стада вскорости после того, как кони начали разбредаться в разные стороны, но это уже не его, Нобля, дело. По крайней мере, сейчас у него другие заботы. Всадники повернули на восток, по-прежнему держась вместе. Там течет река; наверное, угонщики направились туда. Нобля это мало тревожило, ибо в лунном сиянии он их заметит издалека, а вокруг полным-полно бизоньих ям, и трещин в скале, и зарослей, и рытвин; словом, одинокому человеку есть где затаиться, пока противник не окажется под прицелом. А с ружьем Нобль умел обращаться, что-что, а это он умел.

Реппато Пратт завел отряд в лесистую долину у реки. — Нет ничего глупее, чем торчать на виду у всех на самом берегу ручья или там речки. Если следы заметаешь — последнее дело. Принесите себе воды сколько нужно и мигом назад, в кусты: оттуда, если понадобится, удирать можно в разные стороны.

Крис уважительно слушал. Ирландец понимал, что здесь командует он, Мэйо, но только распоследний дурак не прислушается к разумному совету, а Мэйо не из таких, нет. Крис уважал чужой опыт и перенимал познания других не только с готовностью, но и с радостью.

— Надо следить во все глаза, — посоветовал Реп. — Бандиты пойдут искать лошадок и, надо думать, двинутся вдоль ручьев: пить-то скотинке надо. Некоторые кони, наверное, вернутся к давешней стоянке, там был отличный выпас, как сейчас помню.

— Что бандиты сделают, если нас найдут? — спросила Барда.

— Ох, лучше вам этого не знать, мэм, — отозвался Реп. — Они нас пристрелят — если мы не успеем выстрелить первыми. — Он оглянулся на Криса. — Ты со стволом здорово обращаешься. Часто приходилось брать в руки?

— Нет, никогда. Я просто стреляю наугад.

— Лучшего способа и не придумаешь. Тыкнул пальцем во что-то — и попал. Словно всю жизнь этим занимался. То же и с револьвером. Просто наставляешь на цель — и пали. Чем больше учишься, тем вернее промахнешься. — Реп остановил коня у реки и дал ему напиться. — Когда палишь по далекой мишени, вот тогда надо бы прицелиться получше. Приглядись, устройся поудобнее — спешить не след.

Напоив коней, угонщики возвратились под сень деревьев и расположились отдохнуть на небольшой прогалине.

— О костре забудьте, — твердо сказал Реп. — Нас только трое, а бандиты — в пяти милях.

Крис снял упругий квадратный котелок и положил на траву рядом с собою. Стянул черную куртку, в которой парился весь день, поправил нарукавные манжеты, затолкал в штаны край рубашки.

Пратт в изумлении воззрился на ирландца: под полосатой рубашкой вздулись желваки мускулов.

— Эй, парень, ты кто такой будешь? Боксер? На тебе ж ни унции жира нет.

— Я? Да просто работал как вол. На ферме, на рыбалке. Тяжести таскал, пахал, торф резал. Драться тоже приходилось; все на кулаках, как правило. Сидеть сложа руки некогда. Графство Корк — край дивный, да только работы там невпроворот, сети надо ставить, потом вытягивать, прохлаждаться времени не остается.

С тех пор как Крису исполнилось восемь лет, он всякий год резал и грузил торф и примерно с того же времени хаживал в море и ставил сети. В роду его все отличались богатырским телосложением и железными мускулами, а он, Крис, силой превосходил всех домашних, да и на деревне почитался первым силачом. К пятнадцати годам Крис играючи справлялся с любым единоборцем окрестного графства, а в семнадцать поборол знаменитого силача из Вексфорда, а затем еще одного на ярмарке в Мэллоу, того самого, что называл себя чемпионом Донегала.

В восемнадцать лет Крис вздул знаменитого боксера, приехавшего из Дублина, а на следующий год боксера из заморского города Ливерпуля. Проворный и сноровистый от природы, юноша умел управлять своим телом и хорошо знал свою силу, а дядюшка обучил его разным ухваткам и стойкам. В девятнадцать молодой ирландец три раза подряд проиграл борцу корнуэлльской школы: тот знал приемы, Крису неизвестные. Однако на четвертый и пятый раз Мэйо победил.

Крис осмотрел рваную дыру в рубашке. Запасных у него всего две, и то ежели ему суждено снова увидеть свои вещи. А денег-то осталось — кот наплакал!

Путешественники то задремывали, то снова просыпались, пережидая долгие часы непроглядного ночного мрака. Заложив руки за голову, Крис разглядывал небо, щурясь на прихотливый звездный узор. Подошла Барда и села рядом.

— Где Реп? — спросил ирландец.

— Спит, наверное. — Помолчав, девушка молвила: — Крис, мы сумеем отбить у них отца?

Крис неуютно заерзал.

— Может быть, армия подоспеет? — предположил он. — Как бы то ни было, мы бандитов остановили. На время.

— Они убьют отца, Крис. Надо его отбить.

— У шестнадцати бандитов? Вы сами не знаете, что говорите. То, что мы сделали, — уже удача: отогнали коней, да еще и собственные шкуры сохранили в целости, но похитить пленника из лагеря… да вы не в себе, девушка. Воистину не в себе.

— В таком случае мистер Пратт сделает это ради меня.

Крис ощетинился.

— Да неужели? Что он такого умеет, чего не умею я? И, уж поверьте, только законченный дурак сунет голову прямо к ним в пасть. Законченный дурак.

— Так вы допустите, чтобы они пытали моего отца? Может быть, даже убили?

Крис сердито перекатился на бок.

— Вы задумали нас погубить, Барда Маклин, и все ради человека, которого мы даже не знаем. Их шестнадцать, ясно вам или нет!

— Не так уж и много! — вызывающе возразила Барда. — Вот в романах, например…

— В романах, да? Я вам снова повторяю, девушка, что это жизнь, а не роман. И ружья наших друзей-ренегатов стреляют отнюдь не бумажными шариками и не пышными фразами. Они несут смерть!

— Так вы покинете его на произвол судьбы? — презрительно бросила девушка.

Крис поднялся на ноги и неспешно удалился, демонстративно не удостоив собеседницу ответом. Юноша повторял в уме злые слова, что готовы уже были сорваться с его уст, кабы он не сдержался; однако насмешка Барды жгла его огнем. А что, если Реп и впрямь сделает, что сказал? А ведь очень даже вероятно. Этот дикарь прерий — человек отчаянный. Может быть, у него в лагере остались друзья.

Раздраженный до крайности, ирландец вернулся к лошадям, проверил привязь, послушал, как кони хрустят травой. Полковничий мерин повернул голову и потерся о юношу носом; ирландец потрепал его по холке и заговорил с ним по-гэльски. Заслышав гэльскую речь, конь встрепенулся — или это Крису показалось? Неужели мерин родом из Ирландии? Надо спросить полковника Маклина, когда они встретятся… если встретятся.

Крис похолодел от ужаса. Полковник — всего в нескольких милях от него; возможно, бандиты вот-вот приступят к пытке. Пленник обречен. Конечно, армия настигнет и покарает убийц, по крайней мере некоторых, но это мало порадует кого бы то ни было, если полковника уже не будет в живых.

Крис Мэйо вспомнил презрительный взгляд Барды Маклин. «Вот сумасбродка, — сказал себе ирландец, — ничегошеньки-то в жизни не смыслит. Ну что она знает о таких подонках? «

Он, Крис, знал куда больше. В свое время он насмотрелся на людскую жестокость, своими глазами видел, как людей убивают и мучают: белые убивают белых… а за что?

Юноша быстро развернулся, схватил потник, встряхнул его и набросил на спину удивленного мерина. Теперь седло и уздечка… так, все готово. Крис взял в руки винтовку и забросил ногу в стремя. Ладно, ладно, девчонка, конечно, рехнулась — ну что ж, значит, сумасшествие заразительно.

Но он все-таки поедет, и поедет, ни минуты не медля.

Глава 6

Крис Мэйо никогда не считал себя особенным храбрецом. С другой стороны, он знал, что далеко не трус. Много раз в своей жизни ирландцу приходилось бросать вызов опасности: на рыбацких челнах в открытом море, на корабле, что доставил его в Америку, и даже в ходе безжалостных кулачных поединков в родной стране; и всегда Крис делал то, что нужно. Ему частенько бывало страшно, но юноша привык стоять до победного конца, не обращая внимания на страх.

А теперь вот он тихо уехал в ночь, ни словом не сказавшись ни Барде, ни Репу и даже не поглядев в их сторону. Оказавшись за пределами деревьев, на открытой равнине, он погнал коня к лагерю южан-ренегатов.

Решив, что до цели осталась по меньшей мере миля, ирландец замедлил коня. Крис внимательно наблюдал за ушами своего скакуна: уши — лучший индикатор того, что происходит в темноте. Слегка наклонившись в седле, юноша ехал шагом, чтобы враги не услышали перестука копыт на мягком дерне.

Несколько раз всадник натягивал поводья и прислушивался. Он понятия не имел о том, как станет освобождать пленника и возможно ли это, и слабо надеялся, что, оказавшись на месте, углядит что-нибудь такое, чем можно воспользоваться не без выгоды для себя. Уповал он и на то, что теперь, когда кони пропали, часовые будут менее бдительны.

Наконец ирландец оказался совсем рядом с лагерем и, обогнув холм, подъехал к выходу из лощины, через который угонщики вывели коней на закате. Мэйо отер лоб: несмотря на ночную прохладу, он изрядно вспотел. «Боишься, — сказал себе юноша. — И правильно боишься: кабы ты только знал, что случится еще до того, как ночь эта подойдет к концу, ты бы еще не так испугался».

Оказавшись у подножия холма, Крис внимательно исследовал одинокую полоску кустарника и низкорослых деревьев. Укрытие оказалось никудышным, но среди кустов обнаружилась впадина, футов двенадцать в длину и шесть в ширину: отсюда когда-то брали землю. Ирландец оставил коня, привязав его к толстому стволу ивы. Продираясь сквозь поросль, он остановился послушать. Браконьерство — хорошая школа; ибо лесники в Ирландии бдительны, зазеваешься — того и гляди словят.

Подниматься по голому склону холма Крису не улыбалось, но другого способа не предвиделось, разве что прокрасться через один из двух входов в лощину, а сначала нужно разведать, что там внутри. Пригнувшись, ирландец двинулся вверх. Трава поднималась не выше пяти-шести дюймов, но тут и там попадались заросли опунции и крупные валуны; словом, прикрытия было достаточно, чтобы создать иллюзию безопасности.

Оказавшись на вершине, Крис осторожно подобрался к самому краю, перегнулся и поглядел вниз. Только над одним кострищем подрагивало пламя. Остальные прогорели до углей; вокруг костров Мэйо различал темные фигуры спящих. Трое расположились на ночлег чуть в стороне. «Наверное, главари, о которых поминал Реппато», — решил ирландец.

Он снова поглядел вниз, размышляя, каким ветром его, Криса, занесло сюда и для чего. Он приехал на Запад зарабатывать деньги, жизнь строить заново; и как это его угораздило здесь оказаться? Неужели все дело в девчонке? Испугался за девчонку — и влип? Или есть в нем самом что-то еще, что толкает его навстречу неприятностям? Он поступал так и прежде, внезапно, под влиянием момента, не подумав заранее; а так делать не следует.

Крис внимательно изучал обстановку внизу. Вот спуститься туда непросто, особенно если рассчитываешь еще и выйти. Чем дольше он наблюдал за происходящим, тем меньше ему это нравилось. Через проходы в лощину незамеченным ни за что не проберешься. А по склону на глазах у всего лагеря тоже не очень-то побегаешь.

А он-то надеялся, что измыслит какой-нибудь хитрый способ одурачить бандитов, чтобы освободить полковника! В голову, как назло, ничегошеньки не приходило. Однако отступать Крис не собирался. Он приехал сюда, чтобы сделать хоть что-нибудь, и не желал возвращаться, даже не попытавшись. Ирландец не сомневался, что Реппато придумал бы план, будь он здесь.

Минуты текли. Крис забеспокоился о мерине, оставшемся в кустах у подножия холма. А что, если конь заржет, а бандиты услышат? Или подкрадется какой-нибудь зверь? Говорят, здесь волки водятся и пантеры тоже.

Вдруг, откуда ни возьмись, внизу появился человек с винтовкой наперевес и направился к огню. Он нагнулся, подбросил в костер каких-то корешков, затем выпрямился и огляделся по сторонам.

«Наверное, часовой, тот, что дежурит у прохода, через который выводили лошадей, — предположил Крис. — Значит, пока он там, у костра… вход в лощину не охраняется!» Ирландец двинулся было вперед, затем остановился. Человек с винтовкой подошел к пленнику, склонился над ним, словно чтобы проверить путы, и тут Крис увидел, что в руке незнакомца блеснула сталь.

Неужели этот тип задумал убить полковника? Рука Криса скользнула к винтовке, но прежде, чем он решил, что делать, ирландец увидел: отблеск огня вспыхнул на лезвии ножа, незнакомец опустился на колени и снова сверкнуло лезвие. Часовой ловко перерезал путы Маклина. А потом помог пленнику подняться на ноги.

Они повернулись; свет костра и лунный луч озарили лицо нежданного спасителя, и Крис узнал в нем Реппато Пратта!

Но как?..

Реп уже вел полковника к выходу, когда сзади возник еще один часовой.

— Эй! — окликнул он. — Ты чего это задумал?

Реп стремительно обернулся и, выстрелив с бедра, уложил бандита на месте. В следующее мгновение весь лагерь всполошился. Люди повскакивали на ноги. Кто-то заорал:

— Маклин! Где полковник?

Крис Мэйо, приложив приклад к щеке, понял, что настало время действовать. Он открыл огонь.

Первый выстрел пришелся в того, что кричал. Пуля обожгла или оцарапала бандита; тот отпрыгнул назад, словно его ужалили. Крис выстрелил снова. Этот заряд угодил в человека с револьвером в руке; тот опрокинулся на спину прямо в костер. Бедняга истошно завопил, вскочил на ноги, опрокинув котелок с кофе; одежда его пылала. Бандит зашатался, замахал руками; несколько человек подбежали к нему, чтобы затушить пламя.

Крис выстрелил наудачу в то место, где, как ему казалось, лежал Парли; затем еще и еще.

Пуля ударила о скалу рядом с ним и с яростным визгом отскочила в ночь. Реп и Маклин исчезли; Крис решил, что и ему пора. Быстро соскользнув с гребня, ирландец вскочил на ноги и бросился сломя голову вниз по склону холма, замедлив шаг только у подножия, чтобы не испугать коня.

Жеребец весь дрожал: голова запрокинута, в глазах ужас.

— Все в порядке, — тихо сказал Крис, похлопывая его. — Ну-ну, тихо. — И прошептал несколько слов на староирландском.

С похвальной предусмотрительностью Мэйо потратил несколько минут на то, чтобы перезарядить винтовку, затем отвязал мерина и вскочил в седло. Он выехал из кустов, описал широкий круг, отъехал подальше и прислушался. Из-за холма доносился гомон негодующих голосов; однако расстояние было слишком большим, да и преграда мешала: Крис не разобрал ни слова. Ирландец шагом поехал в том направлении, куда, по его расчетам, подался Реп, но ровным счетом ничего не услышал… ни звука.

Ирландец развернул коня и поскакал назад, к стоянке. Все было тихо. Он прислушался, затем осторожно двинулся вперед; натянутые как струна нервы отзывались на малейший звук.

Лагерь опустел. Все исчезли.

Где же Барда Маклин? Неужели поехала с Репом спасать отца? А если так, то где они сейчас?

Крис подвел коня к ручью, затем напился сам. Он был изрядно озадачен: трудно поверить, что Реп потащил с собою Барду на такое опасное предприятие. Однако ирландец понимал, как упряма девушка и как непросто уговорить ее остаться.

Ирландец уселся на берегу реки под деревьями и стал ждать, напряженно прислушиваясь. Луна зашла. Крис задремал было, проснулся, снова задремал. Никто так и не появился.

Небо посветлело: близился восход. Мэйо поднялся на ноги и зашагал назад к лагерю, что находился в двадцати ярдах от дерева, под которым он устроился. Ничего нового.

Крис поднялся на возвышенность и оглядел прерию, но бескрайняя равнина, на которой тут и там поднимались холмы, была безлюдна.

А что, интересно, поделывают южане-ренегаты? Наверняка пытаются вернуть пленника, равно как и лошадей. И отомстить тем, кто обвел их вокруг пальца.

Крис возвратился в лагерь и резко остановился, заметив следы. И не только следы, но и папиросные окурки. Два. Крис курил редко, а если и курил, то глиняную трубку, а Пратта за этим занятием вообще не видел. Однако кто-то стоял здесь, переминаясь с ноги на ногу, судя по четким отпечаткам в земле; и этот кто-то скатал и выкурил по меньшей мере две папиросы, пока наблюдал из засады.

Крис опустился на корточки, разглядывая следы. Крупный мужчина в поношенных сапогах; стоптанные каблуки; одна подошва треснула поперек. Поднявшись на ноги, Мэйо поглядел сквозь ивовые ветви туда, куда, судя по всему, смотрел незнакомец. Взгляд его уперся в тот самый участок земли, где спала или сидела Барда. Ирландец сам выбирал для нее местечко поудобнее.

Криса охватила паника. Он уехал тайком, никому не сказавшись, а потом Реппато, надо полагать, поступил точно так же! Полагая, что Крис Мэйо рядом, он отправился спасать полковника и, сам того не зная, оставил Барду одну.

Крис тщательно осмотрел землю вокруг, но из того, что увидел, мало что понял. В Ирландии ему нечасто приходилось разбирать след, разве что оленя, промышляя браконьерством, да порою заплутавшей скотинки. И то куда проще спросить у фермеров или путников, не видали ли те пропавшую корову, нежели выслеживать негодную. Вот если забредет в нагорья — тогда дело другое.

Главное — это здравый смысл, полагал Крис. Люди куда менее изобретательны, нежели им кажется, и к какому бы способу ни прибегли, чтобы запутать след, способ этот известен и другим тоже. А тот, кто захватил Барду Маклин, наверняка погони не ждет.

Ну и что из этого? Кто он и куда направился? Только не в лагерь в лощине, иначе Крис столкнулся бы со всадниками в пути. Так куда еще? Этот волк-одиночка, скорее всего, из числа южан-ренегатов, однако не обязательно. Предположим, что из южан; стало быть, этот человек вознамерился оставить Барду себе или потребовать за нее выкуп у железнодорожного ведомства. Скорее всего, так оно и есть, решил Крис. Среди такого сброда, что собрал вокруг себя Парли, преданность и верность не в моде; каждый только и ждет, чтобы урвать кусок побольше.

Утро вставало пасмурное и туманное. Крис досадовал, злился, не находил себе места, не зная, что делать, однако и сложа руки сидеть был не в силах. Он попытался разобрать следы незнакомца, что вели через прогалину, однако не преуспел. Ирландец осторожно кружил по поляне, одним глазом следя за местностью, другим высматривая на земле хоть какую-нибудь примету, что дала бы ему ключ к разгадке. Отчаявшись, Мэйо подошел к коню, сел в седло и шагом поехал прочь из лагеря. С холма, где он побывал прошлой ночью, углядеть одинокого всадника нетрудно: для этого нужен либо зоркий глаз, либо очки. Крис изрядно рисковал, но ему было все равно. Он думал только о Барде. Барда оказалась в руках неизвестного, девушку необходимо найти, и немедленно.

Неожиданно для себя самого Крис напал на след, и маленькая победа эта делала честь отнюдь не охотничьему искусству ирландца, но его терпению и настойчивости. Здесь проехало пять лошадей, согнанных вместе; копыта одной из них вдавливались в землю куда глубже прочих. Крис отлично понимал почему. Некий человек поймал пять коней из числа тех, что разбежались по прерии, оседлал одного из них, а остальных повел в поводу. Крис двинулся было дальше в изначально выбранном направлении, затем, повинуясь внезапному наитию, свернул в сторону и поехал по следам маленького отряда.

Крису потребовалось всего несколько минут, чтобы понять, что именно этот человек застал Барду одну. Он что-то видел… возможно, как Реп или Крис уходили от ручья… и задержался проверить, в чем дело. Затем он либо поехал прямиком в заросли, либо подождал, пока уйдет второй. Скорее всего, подождал, решил Крис, вспомнив про два окурка.

Недалеко от того места, где некогда были привязаны лошади, ирландец отыскал следы здоровяка, а рядом — маленький, четко очерченный отпечаток каблучка в рыхлой земле между кустиками травы… Барда.

Все понятно. Тот же самый человек, что словил лошадей, обнаружил и Барду, но не стал возвращаться в лагерь Парли. Поискав вокруг, Крис нашел следы, уводящие на запад. Чужак явно держался низин и избегал возвышенностей. Теперь лошадей было шесть, включая кобылку Барды.

Ирландец натянул поводья и внимательно оглядел местность, которую предстояло пересечь. Он постепенно осваивался в этом краю; слух, зрение, прочие органы чувств теперь служили Крису куда лучше, чем поначалу. Железная дорога осталась где-то далеко… и казалась такой же недосягаемой, как графство Корк.

Мэйо окинул взглядом гряду холмов, уводящую на запад. Ударив пятками мерина, он погнал коня крупной рысью. В руках ирландец сжимал винтовку; ехать по следам оказалось нетрудно.

«Одно преимущество у меня есть, — размышлял Крис, -я отдаю себе отчет в том, что ничегошеньки не знаю». А это означало, что торопиться он не станет, покуда не представится возможность сделать правильный ход; а потом можно и напролом, главное — быстро. До сих пор он ничего ровным счетом не сделал, разве что открыл огонь, прикрывая Репа и Маклина… если, конечно, они и в самом деле спаслись. Барда в плену, и виноват в этом отчасти он, Крис. Он оказался в бескрайних прериях, вдали от всего привычного и родного, и, удаляясь все дальше в неведомые земли, гонится, видите ли, за человеком, который, скорее всего, знает и умеет много такого, чего Крису и не снилось. Юноша подумал, что сейчас находится к югу от маленькой красной хибарки, где отстал от поезда. Кавалерийские отряды наверняка уже выехали, вот только в здешние края доберутся не скоро.

Парли, безусловно, ситуацию прекрасно представляет и, несомненно, уже понял, что единственный его шанс — это найти лошадей и убраться из этих мест подобру-поздорову; стало быть, он и его люди явно покинули лагерь и отправились туда, где есть надежда достать лошадей.

Человек, захвативший Барду, держал путь на запад и еще чуть южнее. Крис Мэйо пришпорил мерина. Всаднику с четырьмя конями в поводу с ним тягаться бесполезно, разве что этот тип станет менять лошадей, пересаживаясь с одной на другую, чего до сих пор не делал, даже не подозревая о преследовании.

Ландшафт понемногу менялся: холмы поднимались выше, тут и там обнажалась горная порода, склоны поросли деревьями. Земля стала суше, растительность — жестче и грубее, зеленые краски поблекли, уступили место тускло-серым тонам. Опасность сбиться с пути ирландцу не угрожала. Поднимаясь на бугор, Крис видел, как цепочка следов, словно указующий перст, белесым штрихом перечеркнула травянистую равнину и уводит к скалистому холму, что возвышается на расстоянии нескольких миль.

Очень возможно, что похититель Барды наблюдает за равниной с этого самого холма, но Крис решил, что выбора у него нет. Он погнал коня галопом.

Пит Нобль оказался в затруднительном положении. Он отыскал лошадей именно в том месте, что подсказал Мюррей, и двинулся назад. Злополучный следопыт был уже в нескольких милях от лагеря, как вдруг заметил, что с холмов спустился всадник и поехал прямо к убежищу ренегатов. Великолепный конь: ни у кого из бандитов такого коня не было!

Скорее всего, это шпион, и скорее всего, там, откуда он выехал, в засаде залегает отряд вооруженных людей. Прежде чем возвращаться, Пит решил разведать местность. Парли следует знать, что происходит.

Следопыт уже подъезжал к реке, когда заметил, как из-за кустов появился второй всадник, ведя в поводу еще одну лошадь. У Нобля не осталось ни тени сомнения. Там — воинское подразделение или отряд полицейских. В любом случае, Парли следует об этом знать, чтобы избежать неприятных сюрпризов.

Оставив лошадей в некотором отдалении, Пит осторожно подобрался поближе. Хоть Нобль и отличался богатырским сложением, в жилах его текла кровь индейцев чероки, большую часть жизни он провел среди краснокожих и умел передвигаться совершенно бесшумно. Храбростью Пит не отличался, но, полагаясь на собственную ловкость, почти не опасался, что попадется в руки врага.

Тут-то он и заметил лежащую на земле девушку. В неверном лунном свете Пит рассмотрел лицо спящей: молодая, красивая. Бандит вытер лоб и облизнул верхнюю губу. Девица… и одна?

Убедившись, что девица и в самом деле одна, Нобль свернул папиросу и осторожно зажег ее, закрывая пламя рукой. Рядом на привязи паслась кобылка. Пит Нобль напряженно размышлял; докурил одну папиросу, затем другую. Двое мужчин уехали, девица осталась…

Девица эта явно из числа трех угонщиков! То-то порадуется Джастин Парли, то-то поблагодарит Пита за такую добычу!

Парли? Зачем отдавать ее Парли? Почему бы не оставить девицу себе? Это он нашел ее, а вовсе не Парли. В конце концов, кто такой Парли? На черта этот Парли сдался Питу Ноблю? Задолго до того, как Парли впервые объявился на Западе, он, Нобль, прожил здесь немало лет. Половина его предков жили здесь испокон веков! А что, если он захватит девушку да сбежит с нею? Кто узнает?

Нобль шагнул на прогалину. Глаза девушки широко распахнулись.

— Мэм, — объявил бандит, — ежели вы закричите, мне придется пристрелить вас.

Барда Маклин испугалась не на шутку, однако знала, что страху поддаваться нельзя. Она села.

— Зачем мне кричать? Я знаю, что вы пришли отвести меня назад к железной дороге, чтобы получить обещанное вознаграждение.

— Вознаграждение? — Нобль умом не отличался, однако сразу почувствовал, что дело пахнет деньгами. — Какое такое вознаграждение?

— Ну как же, железная дорога предлагает огромное вознаграждение тому, кто доставит назад меня или моего отца. Я — дочь полковника Маклина.

Глава 7

Пит Нобль напряженно размышлял. Ума ему природа отпустила немного, и теперь бедняга был всерьез озабочен. Повезло: попалась девица, да еще какая — в жизни своей он таких не видел и вряд ли увидит еще раз.

С другой стороны, деньги — дело заманчивое. Сам он об обещанном вознаграждении слышал впервые, но удивляться тому не приходится, он же шатается по прерии, оторван от всего мира. Очень вероятно, что железная дорога и впрямь предлагает немалые деньги за девчонку и ее папашу. Пит был не настолько глуп, чтобы не понять: Парли всерьез намеревался пристрелить проштрафившегося сторожа. Парли карал людей смертью за куда меньшие проступки.

Так зачем возвращаться, зачем подвергать себя риску, навлекая неудовольствие Парли? Почему бы не отвезти девчонку в форт Сандерс и не загрести всю сумму? А если уж на то пошло… почему бы не сообщить тамошним ребятам, где находится полковник Маклин? Глядишь, награду и удвоят!

Барда видела, что похититель ее обдумывает, как поступить, и предусмотрительно молчала. По пути девушка обводила взглядом темные холмы, надеясь, что вот-вот покажутся Реп или Крис. Напрасные мечты. Что бы ни надумал в итоге этот человек, Барда понимала, что положение ее незавидно.

— Мой отец должен был прибыть в форт Сандерс двадцать третьего числа, — объявила она внезапно. — Там будет официальная встреча генералов Гранта, Шермана и Хейни с Томасом Дюррантом, Доджем и прочими. Разговор пойдет о том, чтобы изменить направление железной дороги или что-то в этом роде. Поэтому вам не составит труда получить обещанное вознаграждение.

Небо посветлело: близился рассвет.

Пит ничего не ответил. Всадники проехали несколько миль в полном молчании. Огибая подножие холма, девушка воспользовалась случаем, чтобы поглядеть назад, но ровным счетом ничего не увидела. Сердце у нее сжалось. Впереди темнела протяженная полоса деревьев; в первый раз в жизни Барда испытала настоящий страх. Этот здоровяк церемониться не станет, это же не человек, а грубое животное, а у нее даже оружия нет для самозащиты.

Похититель явно знал, куда везет свою жертву: всадники оказались в лощине, по форме напоминающей чашу; со всех сторон огражденная скалами, она имела только один выход — на реку. На дне протекал ручей; росли деревья, на земле валялось достаточно сушняка для костра. Акров на сорок раскинулся травяной ковер: отличный выпас для лошадей. Нобль решительно направился к кольцу камней у самого склона. Внутри кольца чернели старые кострища.

Бесцеремонно сбросив пленницу на траву, Пит повел лошадей к воде. О побеге лучше забыть: бандит выследит ее, куда бы она ни пошла. Негодяй вроде бы свыкается с мыслью о том, что девушку следует отвезти в форт: нельзя допустить, чтобы он передумал! В этом ее единственная надежда. Барда не спеша села, стараясь не делать лишних движений.

Этот человек опасен: опасен потому, что непроходимо глуп, просто-таки непробиваем; опасен потому, что доводы разума не имеют над ним власти. Вот силы ему не занимать. Она — не ребенок, а Нобль снял ее с седла, словно пушинку. Сам огромный, тучный, однако при необходимости крадется как кот; она уже убедилась, что передвигается бандит с невероятным проворством. Надо, ох, надо переманить его на свою сторону. Ну что ж, он уже к тому близок… почти.

Только не надо сбивать его с толку, предоставляя слишком много пищи для размышлений, и разговорами отвлекать не надо, пусть взойдут семена, уже брошенные на благоприятную почву. Она в его власти; он может заполучить награду, доставив девушку в форт живой и невредимой. На данный момент этого достаточно.

Большую часть своей жизни Барда провела на бивуаках и в гарнизонах, и жизнь знала отнюдь не по книгам; знала она и то, что уважение мужчин очень легко потерять. Пока что этот тип ее уважает, потому что она вела себя до крайности осмотрительно. Она — дочь полковника, и нельзя об этом забывать.

Возвратившись, Нобль принялся разводить костер — точно, быстро, ни одного лишнего движения. Ну что ж, дело привычки. Первый же его вопрос подсказал Барде, о чем бандит размышлял все это время.

— Чего ты тут делала, а?

— Я путешествовала вместе с отцом. У него дело в форте Сандерс, я же говорила.

— Да нет, тут, на равнине… с этими двумя парнями.

— Я искала отца. Одного из этих людей я сама не знаю, он подвернулся по пути. — Для пущего правдоподобия Барда предпочла солгать. — Второй — служащий железной дороги. Я пригрозила ему увольнением, и он поехал со мною как миленький.

Пит задумался. Встал, распаковал тюки, принес все необходимое и занялся кофе. Нарезал грудинку на сковороду. Толстые пальцы чистотою не отличались, но девушка знала, что виду подавать не следует, и предпочла отвернуться.

— Реп присоединился к нам в прерии. — Внезапно ее осенило. — Сдается мне, он прослышал о вознаграждении. Телеграф починили и обещают награду тому, кто отыщет отца и меня. Я была в поезде, но в форте Сандере почему-то решили, что меня тоже похитили.

Барда замолчала. Теперь Ноблю есть о чем подумать. Бандит напряженно размышлял про себя.

— Где гарантия, что деньги мне и впрямь достанутся?

Барда изобразила удивление.

— А как же иначе? Вы вели себя как джентльмен, я сама могу это подтвердить! Я всем скажу, как вы обо мне заботились. Вы спасли мне жизнь!

Нобль прополоскал чашку и налил в нее кофе. Девушка приняла грязную посудину не поморщившись и осторожно сделала глоток. Вкусно, очень вкусно. Барда не преминула похвалить своего похитителя. Пит передал девушке оловянную тарелку с грудинкой, и она приступила к еде: изящно, не торопясь. Бедняжка так проголодалась, что на тарелку даже внимания не обратила. Затем выпила еще кофе; Нобль воспользовался той же чашкой, а позже той же тарелкой.

Барда следила за тем, как бандит ест, вытирая жирные пальцы о траву рядом с нею. Она отвернулась, скользнула взглядом по стволам деревьев, по скалам… кажется, там что-то мелькнуло?

Нет…

Нобль напряженно размышлял, и девушка тревожилась о том, какое направление примут его мысли.

— Вы хорошо знаете равнину, так? Я заметила, как вы изучали местность и как обращались с лошадью.

— А то! — Бандит вытер жирные пальцы о штаны, затем о рубашку. — С любым чистокровным индейцем могу потягаться. Всю жизнь провел на равнине. Я и в болотах не промах, и в лесах тоже. Я вырос среди индейцев чероки.

— Тогда удивляться не приходится. Я думаю, вас охотно наймут в разведчики.

Это бандиту не понравилось.

— Еще чего не хватало. Терпеть не могу эту вашу армию. Я — сам себе хозяин, чужие мне не указ. Поэтому я и ушел от Парли.

— Парли?

— Ну да, он самый. Тот, что захватил твоего папашу. Раскомандовался тоже, словно мы ему — полк солдат. Называет себя «майор». Да он такой же майор) как я.

— Почему бы нам не поспешить в форт Сандерс? — спросила девушка в лоб. — Пора и в путь, задерживаться незачем. Вы легко найдете дорогу, я знаю, что найдете.

— Конечно, найду. Да вот только лошади устали.

— Мы можем пересаживаться с одной лошади на другую, как это делали монголы.

— Кто? Это еще кто такие?

— Да монголы! Под предводительством Чингисхана они покорили почти всю Азию и большую часть Восточной Европы. У каждого всадника было по нескольку коней, и он пересаживался с лошади на лошадь, не останавливаясь в пути. Монголы пили кобылье молоко и кровь своих же коней.

Бандит воззрился на девушку во все глаза.

— Да ну! И подраться небось не дураки?

— Воинов свирепее история не знала. Сровняли с землей сотни городов.

— Держу пари, что на племя черноногих им нарваться не доводилось. Эти черноногие — парни не промах! Тоже драться умеют. Я жил среди них. Вот возьму и вернусь к ним, и никто меня пальцем не тронет, даже армия. Буду делать все, что душе угодно, — бахвалился бандит. — А потом удеру к черноногим — только меня и видели. — Нобль поглядел на девушку, глаза его недобро вспыхнули. — Вот увезу тебя к ним, и даже твой папаша тебя не разыщет. Так и не узнает, что с тобой сталось.

Разговор принимал опасное направление.

— Я слышала, что индейцев разговорить непросто, но разве подарками их не подкупишь? Предположим, что отец предложит им богатые дары? — улыбнулась девушка.

Бандит покачал головой, но видно было, что эта мысль ему не пришлась по душе.

— Черта с два выгорит у него дело. Ему придется откупить тебя у меня, а ежели я не захочу продавать, так и не продам. А уж скво из племени черноногих, они из тебя всю душу вытрясут! Сущие стервы. Лучше попасться в руки индейцев-вождей, чем их скво!

— У моего отца много друзей среди индейцев. Он в большой дружбе с вождем Багряное Облако.

— Красное Облако из племени сиу. Черноногие плевать на него хотели, да и чероки тоже. — Нобль поднялся на ноги. — Спать будешь прямо здесь. Выедем ближе к полудню.

Нобль ушел приглядеть за лошадьми, а девушка принялась дергать траву, сооружая себе ложе помягче. Под руку ей попался округлый камень величиной с кулак. Барда осмотрела находку и положила поближе, так, чтобы можно было дотянуться. Девушка оглянулась по сторонам, ища, не найдется ли короткой палки, что при необходимости послужит оружием, но так ничего и не нашла. Все палки лежали в костре и уже изрядно обгорели.

Девушка опустилась на землю и устало откинулась к стволу дерева. Сквозь крону она различала небо, то же самое утреннее небо, что видела дома, в Мэриленде… Как это было давно, как далеко!

Барде вспомнились школьные годы, бабушка, дом… трудно поверить, что она здесь, и в таком отчаянном положении. Но никому не дано знать, что произойдет в следующую минуту. Одно мгновение — и мирной жизни конец, и впереди — сплошной ужас.

При этой мысли Барда вздрогнула. Она привыкла к легкой жизни. Не то чтобы поначалу ей нравились армейские гарнизоны, нет; тогда девушке казалось, что жизнь ее полна трудностей. Теперь-то она поняла, что до сих пор жила под колпаком, словно оранжерейное растение, надежно защищенная границами, заслонами, заборами, условностями и ритуалами цивилизации. Барда убедилась, что мира совсем не знает, благодаря многочисленным оградам, что возвели вокруг нее мужчины; однако как эфемерны эти ограды, как быстро могут растаять в воздухе, уничтожая даже тех, кто с нетерпением ждал перемен.

А ведь когда-то девушка ощущала себя как в клетке! Она чувствовала, что хочет большего, а сама понятия не имела, как мало приспособлена для тяжелых испытаний. Она мечтала о Диком Западе, а когда оказалась на его окраинах, так даже ленч готовила из покупных продуктов и шагу ступить не могла без защиты и поддержки, которыми неизменно обеспечивало девушку привычное ей общество.

А здесь — ничего подобного. Она оказалась один на один с мужчиной, который и на человека-то не похож, который полагает, что может безнаказанно сделать все что угодно и скрыться в становище черноногих.

Барда пододвинулась ближе к дереву и снова нащупала камень. Это успокаивало. Ружье пришлось бы более кстати, однако девушка помнила, что сказал ей отец, когда она с похвалою отозвалась о превосходном вооружении армии, что якобы делает армию непобедимой. А сказал полковник вот что: «Не забывай, дорогая, что за миллион лет до того, как изобрели винтовки, люди убивали друг друга дубинками и камнями. Метко брошенный камень может убить так же верно, как пуля».

Камень приятно холодил руку. Девушка положила его на землю, пожалев вдруг, что булыжник так мал, и сама удивилась пришедшей в голову мысли. Никогда не испытывала она желания убить и всегда говорила, что на подобное вовеки не осмелится, однако теперь обстоятельства изменились.

Девушка прислонилась к дереву; спустя мгновение усталость взяла верх, и Барда задремала. Вдруг совсем рядом послышался шорох; девушка резко открыла глаза. Бандит склонился над нею.

— Вставай! — приказал он. — Я не повезу тебя в форт.

Барда не двинулась с места.

— Тронь меня хоть пальцем, и тебя вздернут на первой же виселице.

— Проклятье! — зарычал Нобль. — Они меня не отыщут. Среди черноногих я…

Девушка вспыхнула от гнева.

— Не будь дураком! — бросила она, поднимаясь на ноги и отводя руку за спину, так, чтобы бандит не заметил зажатого в кулаке камня. — Только месяц назад солдаты явились к становищу черноногих и арестовали сына вождя по обвинению в убийстве. И никто из индейцев даже не пикнул! Времена меняются, друг мой.

— Ты врешь! — заорал бандит. — Гнусно врешь!

Девушка попала в самое больное место: всякий раз Нобль думал о становище черноногих как о спасительном убежище, как о земле обетованной, где он окажется в безопасности. А она, Барда, безжалостно развенчала этот миф.

— Это правда. — Гнев придал девушке храбрости: нет, этому громиле ее не запугать! — Это чистая правда, и если ты поднимешь на меня руку, от солдат тебе не уйти, уж об этом я позабочусь. Я же выросла среди военных! Они меня с детства знают и любят. Я для них — как сестра и дочь! Если ты…

Нобль отступил на шаг, не сводя с девушки глаз.

— Ты думаешь, я струшу? — Голос бандита звучал хрипло, он и в самом деле испугался или, по крайней мере, встревожился. — Да плевать я хотел на твоих солдат! — Глаза негодяя вспыхнули, во взгляде читалась одержимость, почти безумие. — Откуда им узнать про меня? Я свое возьму, а когда солдаты тебя найдут, они решат, что это сделали индейцы, и…

Нобль шагнул к своей жертве, одна рука потянулась к левому запястью девушки, а другая — к ее талии.

Девушка размахнулась и нанесла удар.

С самого детства Барда Маклин плавала и скакала верхом, играючи управляясь с самыми норовистыми лошадьми! Она ударила камнем — и ударила изо всех сил. Слишком поздно заметил бандит ее руку; он заслонился ладонью, и камень угодил прямо в висок. Нобль пошатнулся; не теряя времени, девушка снова ударила негодяя — на этот раз куда-то в ухо.

Нобль рухнул на колени. Попытался было встать и снова распростерся на земле.

Быстрее молнии девушка бросилась к лошадям. Проворнее, чем когда-либо в своей жизни, она оседлала кобылку и надела на нее узду. Затянула потуже подпругу, затем оглянулась на своего мучителя.

Нобль поднимался на ноги.

Девушка развернулась, подбежала к костру, схватила винтовку. Повернув голову, она прищелкнула языком, подзывая кобылку. Лошадь затрусила к хозяйке. Барда вскочила в седло.

Встав на колени, Пит Нобль шарил вокруг в поисках револьвера.

Девушка дала шенкеля, лошадь скакнула в сторону и понеслась прочь. Непрестанно подгоняя кобылку, девушка сломя голову мчалась туда, где, по ее предположениям, находился север. Проехав около мили, Барда натянула поводья и прислушалась. Ни звука; только койот подвывает вдалеке.

По солнцу, что просвечивало за скользящей грядой облаков, Барда установила наконец нужное направление. Она поскачет на север, пока не доберется до железнодорожного полотна, а потом направится…

Куда — на запад или на восток? Может быть, она опознает места, да только как? Девушка предполагала, что находится далеко к западу от крохотной станции, рядом с которой остановился поезд. До следующей остановки в западном же направлении еще много миль, и повсюду рыщут индейцы.

Мгновение поколебавшись, Барда повернула коня на северо-восток. Поиски ведутся от станции, именно оттуда выступят отряды, так что если она поспешит туда, она окажется в безопасности, и чем ближе к станции, тем надежнее.

Далеко позади прозвучал выстрел — или это ей показалось? Барда прислушалась: тишина. Она шагом поехала вперед.

Девушка не сомневалась, что Пит Нобль бросится за нею в погоню, однако вряд ли бандит догадается, что его жертва поскакала в северо-восточном направлении. Грязное, мерзкое животное: страх перед ним все еще не оставлял Барду. При воспоминании о нем девушку бросало в дрожь.

Барда понятия не имела, что этого человека можно уже не бояться.

Оглушенный Пит Нобль с трудом поднялся на ноги: вид его ужаснул бы любого. По лицу ручейком стекала кровь, в голове мутилось. Бандит поднял руку, осторожно коснулся пальцами безжизненной кисти. На ощупь мягкая, надо полагать, кости поломаны; и в придачу один глаз видит не лучшим образом. Нобль прислонился к дереву, стараясь собраться с мыслями.

Девчонка исчезла. Он видел ее верхом на лошади с винтовкой в руке. Пит подошел к костру, рядом с которым оставил винтовку; винтовки на месте не оказалось. Бандит тупо заморгал. Череп болел все сильнее. Нобль налил себе кофе, осушил чашку одним глотком я снова наполнил, затем выпрямился — и все поплыло перед глазами.

Вдруг в глазах прояснилось: напротив, по другую сторону костра, стоял Мюррей: циничный, несгибаемый Мюррей с орлиным носом.

— Парли хочет знать, где лошади.

Нобль махнул рукой.

— Вон там, за деревьями. Я словил несколько штук.

— И позволил девчонке обвести себя вокруг пальца!

— Так ведь награду же обещали! Я…

— Я все видел, Пит. Я видел, чего ты от нее пытался добиться, и эта стерва тебя провела. Черт побери, Пит, Парли был прав. Ты ни на что не годен, и ранен к тому же. Думается мне, у тебя череп треснул, Пит, и ежели я оставлю тебя здесь и подоспеет армия…

— Я поеду с тобой. Я в полном порядке.

— Мы не можем рисковать, Пит. Стоит взять тебя на мушку, и ты поджимаешь хвост. Я Сам отведу лошадей в лагерь, Пит; так уж и быть, окажу тебе эту услугу. Я скажу, что ты чуть-чуть не дотянул. Я все объясню Парли, не сомневайся.

— Если ты это сделаешь, я…

— Я расскажу все, как было, Пит, — заверил Мюррей. — Но рисковать мы не можем. Ты, чего доброго, разболтаешь имена или еще что. Не можем мы рисковать, никак не можем.

— Тогда что ты задумал?..

— А вот что, Пит. Только-то и всего. — Мюррей молниеносно выхватил револьвер и выстрелил в упор. Нобль заметил движение руки и потянулся было к кобуре, но пальцы, что сомкнулись на рукояти револьвера, были уже пальцами мертвеца.

Мюррей склонился над телом, снял с Нобля часы, вытащил из кармана несколько долларов и забрал револьвер.

— Продам какому-нибудь индейцу, — пробормотал он. — Выручу доллара три, а то и все четыре.

Мюррей вскочил в седло и повернул коней на северо-восток.

— Ты проиграл, Пит, — объявил он вслух, — а я вот выиграю.

Проехав около мили, в серых предутренних сумерках Мюррей отыскал след одинокой кобылки, идущей шагом.

Глава 8

Огибая скалистый холм, Крис Мэйо заметил новые следы: здесь из зарослей выехал одинокий всадник. Ирландец заколебался: мысль о том, что теперь придется иметь дело с двумя, его не порадовала. Оба коня были подкованы, так что, скорее всего, оба всадника окажутся белыми. Конечно, нельзя исключать вероятность того, что какой-нибудь индеец угнал лошадку у поселенцев.

Крис осторожно двинулся вперед. Повезло ему с конем; статный мерин не только отличается выносливостью, но без слов понимает, когда нужно застыть на месте и не двигаться; ему словно бы передается настроение всадника. Раздувая ноздри, чутко поводя ушами, мерин неспешно обходил холм.

Тишина и безмолвие. Крис уловил слабый запах дыма, и ничего больше. Сжимая винтовку в руках, он неуклонно подгонял коня вперед, каждую минуту ожидая выстрела. В кустарнике тут и там виднелись проплешины; ирландец опасливо поглядывал в их сторону, понимая, что, даже будучи начеку, для затаившегося стрелка он представляет отличную мишень.

И тут глазам его открылась стоянка. Первое, что увидел ирландец, было безжизненное тело Нобля. Мерин зафыркал: запах смерти ему не понравился. Крис привязал коня к кусту, а сам пошел вперед.

Меткий выстрел… прямо в сердце. Барда на такое не способна.

Карманы толстяка были вывернуты, револьвер исчез. Именно тогда Крис обратил внимание на вторую рану: волосы у виска слиплись от крови. Этому парню здорово врезали, очень здорово, прежде чем убили.

Обойдя лагерь, Крис ничего больше не обнаружил, только беспорядочные следы да окровавленный камень под деревом. Такой булыжник нетрудно зажать в кулаке. Вот это, скорее всего, дело рук Барды: вооруженный человек камнем орудовать не станет.

Барда исчезла, лошади тоже, равно как и второй незнакомец.

За последние дни Крис многому научился. Вскочив в седло, он описал широкий полукруг к северу от лагеря: именно с этой стороны, скорее всего, выехали всадники. Отыскать след труда не составило. Маленький отряд с несколькими лошадьми в поводу отправился на северо-восток.

Ирландец пораскинул мозгами. Барда либо с этим человеком, либо он преследует девушку. Несколько минут Крис метался по равнине взад и вперед, однако новых следов не обнаружил. Ощупав мертвеца, Мэйо убедился, что тело еще не остыло, — стало быть, всадники не успели отъехать далеко.

С каменистого склона холма ирландец окинул взглядом местность. Ему показалось, что вдалеке маячит крохотный столб пыли. Мэйо проверил винтовку, затем поскакал вниз по склону и, снова оказавшись на равнине, пустил мерина галопом.

Пока скачешь верхом, есть время подумать. Куда подевались Реп с полковником, ирландец понятия не имел, но подозревал, что все заинтересованные лица в данный момент скачут к железной дороге и крохотной станции, где заварилась вся эта каша. Стало быть, направление правильное.

Проскакав несколько миль, Крис натянул поводья, шагом спустился к заболоченному ручью, спешился и напоил коня. Снова двинувшись в путь, ирландец пошел пешком, ведя мерина на привязи. Всадников он, безусловно, настигнет, но вовсе незачем загонять для этого коня.

Дважды ему попадались старые следы, оба раза — оставленные табуном неподкованных пони.

С юго-востока к станции мчались десять всадников, несколькими милями восточнее Криса. Отряд возглавляли Джастин Парли, Серебряный Дик Контего и Дел Робб. Им удалось вернуть десяток лошадей; одни сами пришли в лагерь, других бандиты словили у воды. Двое ехали впереди, разведывая равнину.

— Он поскачет назад, к путям, — заметил Парли. — На этот раз мы убьем его, а прибывающий поезд — ограбим.

Джастин взял с собою отборных силачей — тех, что готовы на все. Эти привыкшие к насилию парни не представляли себе иной жизни. Изначально ненависть их обращена была к Шерману, но теперь к списку добавился и Маклин. В кармане полковника бандиты нашли то, чего не заметили, обыскивая пленника в первый раз: листок очень тонкой бумаги с приказом-инструкцией.

Отыскал приказ Контего, и тут же передал его Парли. После побега Маклина шинель пленника осталась в лагере; Контего еще раз осмотрел карманы — и нашел бумаги.

Инструкции были сформулированы кратко и четко. Полковнику приказывалось «со всей возможной поспешностью проследовать в форт Сандерс, дабы принять участие в совещании касательно возможного изменения трассы железнодорожных путей „Юнион Пасифик“, а также в дискуссии между Дюррантом и Доджем». Копии приказа разосланы были генералам Гранту, Шерману, Шеридану и Хейни, полковникам Сеймуру и Маклину и еще нескольким штатским, отвечающим за постройку железной дороги.

Парли прочел инструкции раз, другой и вскочил на ноги.

— Дик! Это же превосходно! Мы их, конечно, вспугнули, но все равно они ничего не заподозрят! Они решат, что мы давно бежали из этих мест!

— А разве есть другие планы? — мягко осведомился Дик.

— Нет! Никуда мы не побежим! Не сейчас, по крайней мере. Дик, ты понимаешь, что это значит? Мы сцапаем их всех!

Серебряный Дик как раз подносил к губам чашку с кофе: рука застыла на полпути.

— Ты хочешь сказать, что мы попытаемся захватить всю шайку? Гранта, Шермана, Шеридана?

— Почему нет? Вот это будет удар со стороны Юга! Вот это удар! Эй, да мы войдем в историю!

— Если останемся в живых, — отозвался Серебряный Дик. — Там Кишмя кишат солдаты, майор.

— Так это же нам только на руку! Пусть себе охраняют — чем больше солдат, тем больше крупные шишки уверены в собственной безопасности! Да им такое даже в голову не придет! Мы заходим прямо в форт и…

— Майор, — перебил Серебряный Дик, отставляя чашку и принимаясь расчесывать пышную шевелюру. — Зачем ехать в форт? Ежели вы и впрямь решились на подобное дело, в форт лезть незачем. Почему бы не перехватить их на подступах?

Парли замолк. Глаза его горели от возбуждения; потребовалась целая минута, чтобы разумные слова Дика дошли до одурманенного восторгом сознания.

— Что ты сказал?

— Они непременно поедут на охоту. Все они — заядлые охотники, и не думаю, чтобы кто-нибудь из них, кроме разве Доджа, когда-либо ходил на бизона. Может быть, я и ошибаюсь, но готов поставить сотню, что Дюррант планирует что-то в этом роде. Дюррант отлично понимает, что влип. Он кладет куда больше путей, чем необходимо, потому что компания здорово на этом наживается, и в его интересах поразвлечь генералов и по возможности переманить их на свою сторону. Не сомневайтесь, охоту он обеспечит.

Парли сел и налил кофе, размышляя про себя. Дел Робб приподнялся, глаза его недобро вспыхнули. Робб был человек отчаянный. Выходец из Джорджии, он служил в Армии Конфедератов в чине сержанта, и идея захватить и казнить генерала Шермана встретила в нем полное сочувствие. Но в сравнении с новым замыслом предыдущий план вообще ничего не стоил.

— Их будет около дюжины, — размышлял вслух Парли. — Офицеры, Дюррант, может статься, несколько адъютантов, плюс парочка следопытов. Кроме того, за отрядом непременно выедет обоз с провиантом, погонщиками и подручными.

— Верно, — согласился Серебряный Дик. — Нам очень многое по силам, майор, ежели вы только дадите свое согласие. Несколько дней назад мы видели в прерии бизонов, часть того самого стада, что мы пугнули. Они пасутся ближе к форту. Пошлите туда нескольких людей, пусть загонят стадо в овраги вдоль реки. Там много травы; оставьте бизонов в покое, и они никуда оттуда не денутся. А в оврагах засядут наши люди.

— Где гарантия, что янки полезут именно туда? — возразил Робб.

Контего улыбнулся.

— Мы просто отошлем в город кого-нибудь из наших, пусть упредит Барнса и других тоже. Они обо всем позаботятся; и в нужный момент обронят пару слов о бизонах, которых якобы видели у реки неподалеку от форта.

— Отлично! — Парли был доволен. — Это наверняка сработает.

— Да? — цинично протянул Робб. — А кто поедет в форт Сандерс?

— Будь здесь Мюррей, он бы съездил, но сгодишься и ты, Дел.

Робб издал неприятный смешок.

— Я заранее знал, к чему ты клонишь. А почему бы не съездить тебе?

— Хорошо, — отозвался Контего. — Если майор прикажет, я буду только рад.

Робб чертыхнулся про себя. Он-то думал, что Контего предложил свой план, чтобы от него, Робба, избавиться, но теперь выходило, что, усомнившись, он предоставил Контего тот самый шанс, которого тот ждал: шанс поехать в форт Сандерс, связаться с Холли Барнсом и дюжиной ребят и…

— Да съезжу я, чего там, — возразил Дел. — Просто не хочется, чтобы на меня повесили дело только ради того, что бы от меня избавиться.

— Да кому такое в голову придет? — удивился Серебряный Дик. — Мне все равно, кто поедет, лишь бы не засветился; надо, чтобы человек умел слушать, сделал правильные выводы из услышанного и вовремя известил нас.

— Поедешь ты, Дик, — решил Парли. — Ты… и еще Мюррей, ежели вернется. Не вернется — пошлю кого-нибудь другого. Тиллотсона, например.

— Тиллотсон подойдет, — согласился Дик.

«Куда лучше, чем Мюррей, — подумал он про себя. -Мюррей — человек мрачный и неуживчивый и подозрителен вдобавок; палец всегда на спусковом крючке, и палит, не разбирая в кого, вроде этого Дела Робба». У Контего были свои планы, в которые Тиллотсон вмешиваться не станет; а вот Мюррей бы непременно вмешался.

Серебряный Дик Контего смотрел на жизнь реалистически. План захвата Гранта, Шермана и прочих отнюдь не противоречил здравому смыслу и непременно должен был увенчаться успехом в силу полной его неожиданности. Можно, конечно, ожидать и подвоха, но Дику казалось, что он в состоянии все предусмотреть.

— Надо бы снова отловить Маклина, — заметил он. — Или, по крайней мере, помешать ему добраться до форта Сандерс: чего доброго, он нас узнает. Девчонка никого из нас не видела, сдается мне.

— Меня видела, — вмешался Робб, — в поезде.

— Не повезло, значит. Не думаю, впрочем, что она тебя вспомнит, — отозвался Контего. — Ты в вагоне и полминуты не пробыл, а суматоха там началась — дай Боже.

И бандиты поскакали на север к одинокой станции, чтобы перехватить Маклина и убить Реппато Пратта: кто-то узнал траппера, когда тот помогал полковнику бежать.

— Не забудьте еще об одном, — заметил Робб, подумав, — о том, который стрелял с холма. Кто бы он ни был, мне нужна его жизнь.

Одинокие белые облака скользили по бескрайнему синему небу. Ветер шелестел в травах, тут и там на зеленом фоне выделялись черные пятна бизонов и серые или янтарные — антилоп. Равнина расстилалась до самого горизонта, на много миль во все стороны. По прерии несколькими группами ехали всадники.

Одинокая девушка верхом на кобылке; в миле от нее — Мюррей. Еще дальше к востоку — десяток южан-ренегатов во главе с Парли. А по следу девушки ехал Крис Мэйо из графства Корк. Затерянный в степи ирландец на великолепном скакуне, ирландец в квадратном котелке, с винтовкой, которую только начал осваивать, с револьвером, из которого стрелял не больше шести раз; ирландец, одержимый тревогой за девушку, которую пытался отыскать.

Реппато Пратт и полковник Маклин уже добрались до крохотной красной станции, на которой заблаговременно подан был сигнал остановки — чтобы следующий поезд не проехал мимо. Полковник с ума сходил, беспокоясь за дочь.

В форте Сандерс генералы Грант, Шерман и Шеридан предавались воспоминаниям о былых победах в ожидании Доджа, инженера, отвечающего за постройку дороги. Ждали они также и известий от Маклина, близкого друга всем и каждому из собравшихся.

Крис Мэйо вспотел и устал, все кости бедняги ныли — слишком много времени провел он в седле. Ирландец мечтал умыться, поесть и просто передохнуть; и ни того, ни другого, ни третьего в обозримом будущем не предвиделось.

На подбородке его пробилась жесткая бурая щетина, котелок съехал на сторону, глаза щурились на яркое солнце. По-прежнему впереди него маячил манящий столб пыли: может , быть, это Барда, может быть, ее преследователь… или похититель.

По чистой случайности Крис натолкнулся на заболоченную впадинку и, проехав вдоль нее, оказался у горной складки не шире трех футов: из скалы бил родник. Крис спешился и утолил жажду. Затем он налил воды в котелок и дал напиться коню, потом еще и еще. Ополоснул лицо и голову, умыл руки и вытер их о рубашку.

Ирландец присел передохнуть, склонил на грудь голову. Конь потянулся к чахлому кусту, должно быть, более аппетитному, чем можно было заключить по его виду.

Снова сев в седло, Крис затолкал винтовку на место и поскакал вперед.

День тянулся медленно, на удивление медленно. Сперва тени сползли с вершин и горных склонов, затем отделились от редких деревьев и кустов. Ирландец натолкнулся на колею, проложенную каким-то давно позабытым путешественником, отважившимся заехать в эти края в крытой телеге. Колея протянулась на восток, почти параллельно следам, оставленным Бардой и ее преследователем, кем бы он ни был.

След исчез, и Крис отъехал в сторону от колеи, ища знакомые отпечатки. Вдруг вдалеке, среди низких синих холмов, в последних лучах солнца задрожала и потянулась к небу струйка дыма.

Это они, не иначе.

Крис двинулся было туда, затем заметил положение ближайшей гряды — на случай, если дым исчезнет; затем увидел, что колея от телеги тянется в том же направлении. Ирландец поехал по ней, стараясь держаться чуть левее от струйки дыма, почти неразличимой в темнеющем воздухе.

Холмы приближались. Над равниной повеяло блаженной прохладой, растительность стала гуще, трава — выше. Здесь прерию, должно быть, орошают подземные источники, что берут начало среди возвышенностей, в этих холмах Барда наверняка угодила в лапы своего преследователя. Разве что ей подвернулся кто-нибудь вроде Репа Пратта, подумал Крис в первый раз, немного приободрившись.

Огромный мерин устал; ирландец потрепал его по загривку.

— Ты отличный конь, правда отличный, и сегодня ночью ты выспишься, даже если оставшуюся часть пути мне придется проделать пешком.

Низкие холмы поднимались над равниной на какие-нибудь семьдесят-восемьдесят футов. Местами выступала обнаженная порода, тут и там росли похожие на кедры деревья и еще тополя, неразличимые с того места, где находились Барда и ее предполагаемый похититель.

Колея, проложенная телегой, обогнула невысокий хребет, и глазам Криса открылись старая хижина, сарай и загон для скота, все — в последней стадии разрушения. Загон густо зарос травой; лошади, что содержались здесь некогда, щедро удобрили почву навозом.

Заржавленная труба вела от ручья к впадине, заполненной кристально чистой водой; края ее поросли зеленым мхом. Крис напоил мерина, потом отвел его в загон и расседлал. Конь покатался по траве, затем неуклюже поднялся на ноги и принялся пастись.

Крепко сжимая в руке винтовку, Крис зашагал к дому. Внутри было темно, но ирландец зажег спичку и осмотрелся по сторонам. Здесь поработала крыса: в покинутом гнезде скопилось полным-полно всякой горючей дряни. Взгляд ирландца различил очаг, старый железный чайник, прогнувшуюся кровать и стол. Ставни бессильно повисли на кожаных петлях; если когда-то окна и были застеклены, то эти времена давно прошли.

Глава 9

Крис Мэйо вышел наружу. На небе высыпали звезды, луна поднимется рано. Что очень кстати.

— Ты побудь здесь, — наказал он коню. — Я за тобой вернусь.

Подхватив винтовку, ирландец прошел мимо загона к узенькой стежке, что уводила вверх, к горам. Дорожка была утоптанная, накатанная; кто бы там ни жил в хижине, этой тропкой он пользовался часто. Идти по ней труда не составляло, даже в полумраке.

Несколько раз Крис останавливался перевести дыхание, ибо изрядно устал. Местность становилась все более каменистой, кустарник стал выше, тут и там маячили деревья. Ирландец обогнул ствол кряжистого старого тополя, вскарабкался по крутым уступам, что врезались в горный склон наподобие естественных ступеней, и вдруг прямо перед ним разверзлась впадина, с одной стороны выходящая на прерию.

Свет костра озарял глянцевые бока и стройные ноги лошадей, небрежно брошенные седла… и Барду.

Барда сидела под кустом, привязанная к ветке за правую руку. Ноги пленницы тоже, скорее всего, были связаны, хотя веревок ирландец не приметил. Девушка примостилась на потнике лицом к огню; поджарый, узколицый и скуластый незнакомец устроился на корточках перед костром, присматривая за сковородкой. На поясе у незнакомца болталась кобура, это Крис углядел, когда сидящий переменил позу; винтовка лежала на скале рядом. Ирландец находился не более чем в сотне футов от костра. Воздух был совершенно неподвижен: в ночном безмолвии до Криса доносился голос незнакомца, однако слов разобрать не удавалось.

Крис приник к земле, позабыв об усталости. Он отлично представлял, что ждет его впереди. Этот человек — явно из числа южан-ренегатов, и Барда в его власти. Без сомнения, он же ухлопал толстяка, убил беднягу и ограбил. А выстрел в самое сердце доказывает, что человек этот бьет без промаха.

Крис внимательно оглядел холмы. Впереди и чуть левее нависала скала, а за нею притулился чахлый куст. Вот если бы перебраться туда…

Только абсолютно беззвучно, чтобы не задеть и камня. Этот человек проворен и очень опасен. Обогнув бугорок, за которым хоронился, Крис перебегал от камня к камню, затем осторожно прополз через траву к облюбованному кустику. Куст оказался ненадежным укрытием, но ирландец сжался в комочек и затаился там на минуту, прежде чем двинуться дальше.

Крис поглядел вперед: спрятаться практически негде. А стрелять с такого расстояния он боялся; кроме того, не хотелось ему хладнокровно убивать человека. Вокруг костра валяются камни, пуля может ударить рикошетом, и, чего доброго, ранит или убьет Барду Маклин… стрелок-то из Мэйо никудышный!

Ирландец выпрямился во весь рост и, осторожно глядя, куда ступает, двинулся к костру.

Сидящий у огня человек неспешно встал, отложил сковородку и подошел к Барде. Крис застыл на месте, держа винтовку на уровне пояса и не сводя глаз с мужчины. Тот встал за спиной девушки и проговорил:

— Сиди смирно, детка, и ничего дурного с тобой не случится.

Затем незнакомец поднял голову и одновременно — револьвер.

— Ну, сынок, — крикнул он насмешливо, — ты брось-ка ружьишко и давай сюда, хочу разглядеть тебя хорошенько. А выстрелишь в меня — и каюк твоей подружке.

Криспин Мэйо поколебался только мгновение. На таком расстоянии его самого можно расстрелять в упор, а он, Крис, выпалить не посмеет. Ирландец покорно бросил винтовку… и револьвер тоже.

— Теперь иди к костру, чтобы я на тебя посмотрел, и без глупостей, или конец тебе.

Крис медленно зашагал к огню, отчаянно думая, что бы такое предпринять. От мертвого Барде мало проку, да и себе тоже, а сохранив жизнь, он оставляет за собою хоть какой-то шанс. Значит, надо молчать и слушаться.

— А теперь повернись лицом.

Крис послушно повернулся. Краем глаза он видел Барду; лицо девушки было смертельно бледно, в глазах застыл ужас.

— Мик… ирландец, черт тебя побери! Только ирландец способен так вырядиться! Ну что ж, считай, что тебе повезло. Меня зовут Мюррей, приятель, и в жилах моих течет ирландская кровь, так что, может статься, я тебя и не убью.

— Отец девушки тревожится, — осторожно намекнул Крис. — Сейчас он, наверное, уже на станции; ты можешь отвезти ее туда, и никто тебе дурного слова не скажет.

Мюррей улыбнулся, и улыбка эта не сулила ничего доброго.

— Это навряд ли. Видишь ли, ради нее я порешил человека, так что я намерен оставить девушку себе. Но я не хочу тебя убивать. Если, конечно, тебе самому жить надоело, тогда — дело другое.

— Нет! — закричала Барда. — Не причиняй ему вреда!

Мюррей захихикал.

— Так это тот самый храбрец, что смешал наши карты, нет? Лошадок угнал… интересно, насколько он храбр?

— Я не трусливее тебя, мистер Мюррей, — заверил Крис. — Ежели ты отложишь ружье, я тебе покажу пару приемчиков. — Ирландец поднял левую руку. — Могу даже одной рукой. Чтобы переломить тебя надвое, одной руки мне за глаза хватит.

Тон Мюррея не сулил ничего хорошего; бандиту явно надоело подтрунивать.

— Одной рукой, э? А сколько у тебя на руке пальцев, ты, пьянь ирландская? Пальцев сколько?

— Пять, думаю; всего пять.

— Пять! Да он считать умеет! А четырех тебе не хватит? Положи-ка руку вот на это бревно у огня и расставь пальцы пошире.

Крис Мэйо застыл на месте. Какое-то мгновение он не верил ушам своим, но затем понял: этот человек не шутит.

— А если не положу? — спросил он.

— Тогда я выстрелю тебе прямо в брюхо, и упадешь ты в огонь, и станешь поджариваться на угольях, пока мы с дамой отужинаем. — Мюррей сардонически расхохотался. — Мисс Маклин с удовольствием поглядит на это зрелище.

Крис мысленно прикинул расстояние до врага. Ни малейшего шанса. Тот злосчастный толстяк находился ничуть не дальше, когда беднягу настигла пуля, а ведь выстрел угодил прямо в сердце.

— Положи руку на бревно и расставь пальцы пошире. Может быть, ежели ты не струсишь и не шевельнешься, я в тебя не попаду. Хочу похвастаться перед дамой своей меткостью.

Выхода Крис не видел. Ирландец уселся на корточки, широко расставил пальцы левой руки и распластал ладонь на старом, замшелом бревне у огня. Жар от костра казался невыносимым.

Мюррей подошел на два шага поближе. Теперь противников разделяло не более двенадцати футов. Язычки пламени плясали в воздухе. Оглушительный грохот выстрела ударил по слуховым перепонкам Криса, и в ту же секунду что-то обожгло ему пальцы. Брызнули мелкие щепки: пуля ударила между большим и указательным пальцем. Мюррей расхохотался.

— Ну что, прекрасная дама? Видели вы когда-нибудь подобный выстрел? — Мюррей снова перевел взгляд на Криса. — Все в порядке, сынок. Пять пальцев, говоришь? А что бы ты предпочел — умереть или жить с одним большим пальцем? Выбор за тобой, малыш.

— Я предпочту жизнь, — сообщил Крис.

Мюррей снова расхохотался.

— А теперь погляди, лапочка, чего тебе ждать, ежели не будешь слушаться… видишь?

Ружье снова громыхнуло, и Крис почувствовал резкую боль. Он опустил глаза. Кончик мизинца как ножом отрезало!

На бревне расползалось кровавое пятно. Крис непроизвольно подвинулся.

— Стоять, мальчик! — рявкнул Мюррей. — Теперь можешь рискнуть тремя. Но запомни: пошевелишься или дернешься, и пуля угодит прямо в череп.

Мюррей оттянул назад ударник, и в это самое мгновение Крис сунул раненую руку в костер и метнул горсть золы и углей в Мюррея. Одно движение, бросок — и в воздухе зареяли огненные искры.

Перепуганный Мюррей с воплем отскочил назад; угли обожгли ему руку и бандит выронил винтовку.

Мюррей нагнулся за ней, и в это короткое мгновение Крис Мэйо одним скачком перемахнул через костер и бросился на врага. Колено его врезалось Мюррею в лоб, тот распластался на земле. Крис прыгнул было на него, но бандит замолотил нотами в воздухе. На сапогах поблескивали шпоры: Крису пришлось отступить. Мюррей поднялся, злобно оскалился и ринулся на Криса.

Боль тут же забылась. Этот вид драки Крис понимал. Не слеша, с оттяжкой, он впечатал левый кулак прямо в лицо нападающего; нос Мюррея хрустнул. Стрелок отчаянно замолотил кулаками, но Крис ступил вперед, широко размахнулся левой рукой и сбоку предательски ударил правой прямо в ребра. Мюррей хрюкнул и вцепился в Криса, норовя ткнуть пальцем ему в глаз. Крис отвернулся… старый трюк, ирландец перенял его в Росскарбери, когда ему было четырнадцать… и снова прошелся по ребрам, а затем заехал противнику в ухо.

Мюррей пошатнулся и едва не упал, но Крис поднял его левой рукой и ударил в лицо четыре раза подряд, затем в пах. Мюррей попытался бросить врага на колени особым захватом, но Крис знал, как защититься и от этого приема. Он поднял собственное колено, отвел его в сторону, и попытка противника не увенчалась успехом.

Ирландец оттолкнул бандита и снова врезал ему в пах, затем еще и еще, а затем остановился, расставил ноги и принялся бить его с оттяжкой, от бедра: безжалостные, сокрушительные пинки швыряли Мюррея из стороны в сторону, словно лист на ветру.

Мюррей рухнул на землю и уже не встал. Крис перешагнул через тело и подобрал револьвер. Затем вернулся к Мюррею и перевернул его ногой. На поясе у него болтался револьвер — тот, что некогда принадлежал Питу Ноблю. Его Крис тоже забрал. Мюррей так и не пошевелился. Ирландец подошел к Барде, подобрал валявшийся у костра нож и перерезал веревочные путы.

— Ваш палец! — задохнулась девушка. — Ваш бедный пальчик!

Барда поднялась на ноги, слегка пошатываясь: слишком долго пленница просидела связанной. Крис переложил револьвер Мюррея в правую руку и протянул девушке левую.

— Перевяжите, если сможете. Надо убираться отсюда.

— Но мы не можем ехать прямо сейчас! Вы ранены! — Барда принялась бинтовать палец парой изящных кружевных платочков, что менее всего подходили для этой цели. Однако раскаленные уголья отчасти прижгли рану — за ту долю секунды, что побывали в руке Криса.

— Кто-нибудь мог услышать выстрелы: очень вероятно, что этим «кто-то» окажутся его друзья, и очень вероятно, что они уже скачут сюда, — объяснил Мэйо.

Ирландец подошел к лошадям, оседлал кобылку и подобрал ружья, свое и Мюррея. Мэйо помог девушке сесть в седло и, оглянувшись, увидел, что Мюррей зашевелился и пытается встать.

— Если ты не дурак, — негромко посоветовал Крис, — то полежишь еще немного. Хоть ты и жестокий убийца, я тебя больше пальцем не трону, коли сам не напросишься. Но еже ли ты снова встанешь у меня на пути, второй раз тебе это даром не пройдет. Если я тебя еще раз увижу, я тебя прикончу, кулаком ли, ружьем ли, дубинкой ли, — как скажешь.

Крис вскочил на одного из неоседланных коней и шагом поехал вверх по склону, гоня перед собою остальных. Барда спешила следом. Палец сводило от боли. Перевалив через холм, ирландец спешился, оседлал лучшего из захваченных коней и криками и ударами разогнал остальных. Затем, ведя полковничьего мерина в поводу, спутники двинулись в путь.

— Что с ним теперь будет? — поинтересовалась девушка.

— Рядом течет ручей, а жратва у него есть. Когда негодяй сможет подняться на ноги, он уйдет восвояси. Может быть, его разыщут друзья, а коли нет, так сам найдет дорогу. Он — парень не промах, и хитрости ему не занимать.

Криспин Мэйо запрокинул голову, глядя на звезды, затем направил коней чуть западнее (ехали они в северном направлении). Всадники скакали не останавливаясь.

— Мы едем на станцию, — сообщил ирландец. — Думается мне, поезда не заставят себя ждать, а отец ваш, наверное, уже там, и вскорости все это забудется, как дурной сон.

— Вы храбрый человек, Криспин Мэйо, очень храбрый.

— На это я не претендую. Я здорово перепугался. Я знал, что этот человек жесток и не выпустит меня живым, даже без пальца. Он бы расстрелял меня в пух и прах, а затем добил бы.

После драки Крис успел-таки подержать обожженную руку в холодной воде, когда седлал полковничьего мерина рядом с ручьем, но кисть все равно болела. В углях она побывала какую-то долю секунды: один только взмах, не более, пламя не успело пальцев опалить, однако же кончик мизинца слегка прижгло. Чудеса, да и только!

Далеко, у самого горизонта, Крис увидел алую звезду. И тут его осенило. Это вовсе не звезда, это станция; там горит красный фонарь. Осталось совсем немного.

Крис медленно подъезжал к путям, радуясь гостеприимному огоньку, словно освещенным окнам родного дома: ему не терпелось поскорее оказаться там. Еще несколько минут…

Они нырнули в лощину и уже поднимались по противоположному склону, когда Крис заслышал цокот копыт: в их сторону мчался целый отряд всадников. Взвизгнула пуля, гостеприимный огонек погас, ирландец услышал яростные, гневные вопли и новые выстрелы и соскользнул с седла.

— Подержите коней! — крикнул он.

Опустившись на одно колено, Крис навел дуло на темную массу, «где по его предположениям находились всадники, и открыл огонь. Два выстрела последовали один за другим, затем ирландец метнулся влево и выпалил еще раз. Отпрыгнув вправо, Крис снова разрядил винтовку, чтобы нападающие подумали, будто стрелков здесь несколько.

В ответ раздалась целая канонада выстрелов, по большей части из револьверов, но стреляющие находились слишком далеко и в цель не попали. В следующее мгновение всадники поворотили коней и ускакали прочь. Ренегатам вовсе не улыбалось иметь дело со стрелками-пехотинцами, что, как известно, находятся в выигрышном положении по сравнению с верховыми.

Держась низкой насыпи, на которой возвышалось здание станции, мужчина и женщина пешком двинулись вперед. В пятидесяти футах от дома Крис остановился и тихо позвал:

— Это ты, Реппато?

— А кто ж еще? Давай сюда!

Они вошли, ведя коней в поводу. Реп стоял в дверях, сжимая в руке винтовку; за спиною его возвышался полковник Маклин. Барда опрометью бросилась к нему, отец и дочь обнялись и целую минуту хором спрашивали друг друга, все ли у другого в порядке.

— Криспин хорошо обо мне заботился, отец. Со мной ровным счетом ничего не случилось, но у него обожжена рука, и один из бандитов отстрелил ему палец.

— Я о вас тоже заботился, пусть и недолго, — проворчал Реппато.

— О да! И я вам очень признательна.

— Это вы стреляли? — поинтересовался Маклин.

— Мы. Я увидел всадников на фоне неба и сразу же узнал негодяев; затем они открыли огонь, а я атаковал их во фланг.

— Отлично сделано! Сомневаюсь, чтобы они вернулись нынче ночью, а на рассвете прибудет поезд с солдатами. Он отвезет нас в форт Сандерс.

Реппато Пратт ушел в угол, где Криспин уже располагался на ночлег, позаимствовав из спальни лишнее одеяло.

— Что, пальца недосчитался?

— Да только до первого сустава. Этот тип похвалялся перед девушкой своей меткостью. Я знал, что очень скоро пуля угодит мне в брюхо, или колено перебьет, или что-нибудь в этом роде, потому я швырнул раскаленные угли ему в лицо и задал ему хорошенько. Его звали Мюррей,

— Мюррей?! — Реп схватил друга за плечо. — Ты его убил? Если нет, лучше вернись и доверши начатое.

— Да не стал я его убивать. Но он меня запомнит. Я расквасил ему нос и поломал несколько ребер, надо думать. Я его здорово отделал и полагаю, что новых встреч со мною он искать не станет.

Все уснули; полковник и Реп дежурили по очереди. Ранним, холодным утром перед рассветом они заслышали далекий звук, тот самый звук, которого все с нетерпением ждали… свисток поезда, что одиноко катился по прерии, петляя меж холмов. Этот сигнал ни с чем невозможно было спутать.

Криспин Мэйо поднялся на ноги, затем снова сел и натянул сапоги. Он устал как собака, в каждой клеточке руки пульсировала тупая боль, но ничего — скоро он снова окажется в поезде. Конечно, пройдет несколько дней, прежде чем он сможет орудовать киркой или молотком, однако заживет рука, никуда не денется.

Снова раздался паровозный свисток, и Реп поспешно зажег один из фонарей. Пратт замахал фонарем, вращающиеся колеса поезда замедлили ход и застыли неподвижно.

Друзья стояли на крохотной платформе; проводник сошел на землю. Им оказался Сэм Кокинс.

— Ты? — приветствовал он Криса. — А я думал, ты давно сбежал!

— Прошлой ночью я расквасил нос одному парню и в придачу переломал ему ребра; могу и повторить. А ну-ка опускай сходни и заводи лошадей, парень, полковнику ждать некогда.

Кокинс собрался было огрызнуться, но тут вмешался Маклин:

— Делай как он сказал, да поживее.

Снова усевшись в поезд, Криспин Мэйо откинулся на спинку кресла и надвинул на глаза котелок.

— Не тревожь меня, пока не доедем до места, — наказал он Репу и заснул.

Паровозный свисток одиноко зазвучал в умирающей ночи, паровой двигатель запыхтел, таща за собою многоглазое чудище.

С порядочного расстояния Джастин Парли глядел вслед удаляющемуся поезду.

— Придет еще наш черед, — пообещал он. — Придет, и очень скоро.

Глава 10

Форт Сандерс, ранее известный под названием форт Джона Буфорда, был одним из приграничных поселений, возведенных для защиты землекопов и укладчиков железнодорожных путей, что работали к западу от города Шайенн. Несколько поселенцев-скваттеров обосновались здесь задолго до постройки железной дороги, но к тому времени, как в те края провели рельсы, рядом с фортом уже выросли несколько сотен строений, хибар и хижин из бревен, глины, парусины, железнодорожных шпал и старых ящиков. И не прошло и нескольких лет, как Ларами (так теперь гордо именовал себя поселок) превратился в процветающий город.

Криспин Мэйо и Реппато Пратт стояли на узкой платформе того, что в здешних краях сходило за станцию.

— Видал я такие города, — объявил Реп. — Ежели деньга водится, хлопот не оберешься. А без денег тоже не проживешь.

Крис подкинул на ладони несколько монет — все, что осталось от его сбережений. На это далеко не уедешь.

— Значит, надо разжиться деньгами. В этом городе нищих явно не любят.

— Как ты себе это мыслишь? Может, ограбим кого?

— Как насчет этого кондуктора… Сэм Кокинс, так, кажется, его зовут? Слишком много о себе возомнил. Интересно, его здесь хорошо знают?

— В городишках в конце магистрали он отыграл три поединка по правилам Лондонского Призового Ринга. Один из поединков я собственными глазами видел: отличное было зрелище. Кокинс — боксер-профессионал.

— Это нам подходит. — Крис разглядывал вывеску над загороженной стеною палаткой. Вывеска гласила: «Красотка Запада» — салун и казино Бреннана».

Крис неторопливо зашагал по улице и вошел вовнутрь. Игра шла сразу в дюжине мест, в баре толпились завсегдатаи, между столов расхаживали девицы. Под ногами поскрипывал дощатый пол, стены тоже были обшиты досками. Крис решительно пробился сквозь толпу. Пратт поспешал следом, громко протестуя.

В глубине салуна у стойки стоял человек. Гладко прилизанные волосы обрамляли толстощекую физиономию; моржовые усы были аккуратно подстрижены. Румяное лицо казалось крепким, как полированный дуб. На груди здоровяка болталась золотая цепочка с оправленным в нее лосиным зубом.

— Бреннан?

Владелец бара смерил пришедших холодным взглядом.

— Я.

— Я — Криспин Мэйо из графства Корк.

Бреннан вынул сигару изо рта.

— Я из Донегала, и свободных вакансий в салуне нет. Работников у меня хватает. Из тех, кто вкалывает на прокладке путей, семеро из десяти — ирландцы, так что нечего этим козырять. Пивом я не угощаю, бесплатно не кормлю, денег не даю и в долг не ссужаю.

— Я сказал, что я — Криспин Мэйо из графства Корк, и в гробу я видел твои деньги, твое пиво, твою жратву и твою учтивость. Я знавал парней из Донегала, все как на подбор — джентльмены, в отличие от тебя.

Бреннан стряхнул пепел с сигары.

— Будь у меня время, ты бы отсюда живо вылетел, — проговорил владелец салуна. — Но я буду добр и позволю тебе уйти на своих двоих. А ежели не поторопишься, придется помочь.

— Только ничтожество дерется чужими руками, — невозмутимо заметил Крис. — Я бы охотно вздул всех, кто здесь при тебе есть, кабы я не по делу пришел. Ты знаешь Сэма Кокинса?

— Знаю.

— Он меня на дух не переносит. Как, впрочем, всех ирландцев.

— И?

— На него тут нашел стих, и сказал он, что не прочь со мной подраться; и думаю я, что тот же самый стих на него снова найдет, коли подвернется увесистый кошелек и, может быть, групповое пари.

— Хочешь, чтобы я поставил против тебя на Сэма? Да с удовольствием. Сэм классно дерется, а тебя я в жизни своей не видел.

— Ни один содержатель игорного дома не окажется таким дураком, чтобы ставить против неизвестного человека. Я хочу с ним сразиться.

— Зачем?

— Мне нужны деньги. Хочу отыграть приз. Две сотни долларов.

Бреннан забавлялся от души.

— Вздумал получить хорошую взбучку и в придачу часть выручки?

— Нет. Победитель забирает все.

Бреннан отложил сигару на край стойки, уже прожженный во многих местах.

— В таком случае ты и впрямь дурак. Сэм — отнюдь не пропахший виски пьянчуга-крикун. Я его не люблю, но борец он первоклассный, ничего не скажешь. Мальчишка-селянин из Ирландии с ним ни за что не справится.

— Победитель забирает все, и точка. Ты родом из Донегала. О Задире Крогане слыхал?

— А то!

— Три года назад я три раза уложил его на обе лопатки на ярмарке в Мэллоу.

Спеси у Бреннана явно поубавилось, однако владелец салуна был человек осмотрительный.

— Кроган — силач и хороший борец, — признал он, в голосе его сквозило уважение. — Но он не боксер. А здесь не о вольной борьбе речь идет.

— Да и я не любитель вольной борьбы. Мне пришлось подделываться под Крогана — драться иначе он не умел.

Бреннан остановил взгляд на костяшках пальцев Криса.

— Похоже, ты тут без дела не сидел.

Ирландец пожал плечами.

— Это был поединок иного рода. Один тип из шайки Парли по имени Мюррей, похитил Барду Маклин, полковничью дочку. Плохо он поступил, а я решил отвезти девушку к отцу. Мюррей возражал.

— Неудивительно. — Бреннан не сводил с Криса холодных, оценивающих глаз. — Ты отнял девушку у Мюррея?

— Ну да, так я и сделал.

— Остерегись. Мюррей мстителен, он тебя и под землей найдет, и в руках у него будет револьвер.

— Только не в ближайшие несколько дней, думаю. Ему же дышать трудно с перебитым-то носом да поломанными ребрами!

Бреннан снова взял в руки сигару.

— Думаешь, управишься с Кокинсом?

— А то!

— Ты когда-нибудь видел его в деле?

— Нет. Это просто предчувствие. Я предчувствую, что положу его на обе лопатки.

— Ну ладно. Я устрою поединок между вами, но если надуешь меня и сбежишь с выручкой — не жить тебе.

Крис поглядел в холодные глаза Бреннана и понял, что владелец салуна не шутит.

— Я не сбегу и отлуплю его по первое число.

Юноша повернулся было, чтобы уйти, но Бреннан окликнул гостя:

— Тебе понадобятся деньги на еду. — Он выложил на стойку золотую монету в двадцать долларов, затем скользнул взглядом по Реппато Пратту. — Я тебя знаю, Пратт. Ты его друг?

— Еще бы нет! Крис — парень что надо.

— Тогда стой рядом с ним и держи ствол наготове. Приятели Кокинса церемониться не станут, особенно если увидят, что тот проигрывает. Поединок состоится послезавтра, как только Кокинс вернется из рейса.

Друзья ушли.

— Теперь поедим, — объявил Крис, — а потом отдохнем малость.

— Ты хоть понимаешь, во что ввязался? — мрачно поинтересовался Пратт. — Сэм Кокинс — это ужас ходячий, кулаки у него — первый сорт, и на тебя он зол. Он тебя разделает под орех!

— Пусть попробует.

Пратт оглядел приятеля.

— Может, ты и сам не промах, — протянул он. — Оно бы хорошо было. Кокинс давно напрашивается на взбучку; отлупи его — и у тебя тут же заведутся друзья. Но я боюсь его кулаков. Вот винтовка или охотничий нож — дело другое, но кулаки — это не для меня.

Напротив через улицу красовалась вывеска «Обеды». В центре зала возвышался длинный дощатый стол в окружении скамеек. Час был неурочный, однако десятка два парней сидели тут и там вдоль стола, а перед ними стояли деревянные тарелки, доверху наполненные рагу из бизона и оленины, миски с бобами и огромные чашки кофе.

Друзья заплатили двадцать пять центов мрачному широкоплечему детине с закатанными рукавами и положили себе еды.

— Этот город к благородному обхождению не привык. Тут любят петушиные бои и собачьи тоже. Однажды свели быка и медведя… медведь победил. Здешние жители не прочь посмотреть на хорошую драку, безо всяких новомодных выкрутасов, а Сэм Кокинс это понимает. Ты знаешь запрещенные приемы? — с сомнением поинтересовался Реп.

— А то!

— Так вот они тебе и понадобятся. Сэм на этом деле собаку съел.

Может быть, и да, а может быть, и нет, только ирландские фермеры и рыболовы — крутые ребята, а драки на ярмарках — это вам не светское чаепитие. А что до запрещенных приемов и всяких там подлых штучек, Крис и этому научился в портах и на борту корабля.

— Как насчет руки?

Крис окинул взглядом кисть. Мизинец придется перебинтовать. Повязка поможет. Затевая всю эту историю с поединком, Мэйо про палец напрочь забыл, да ведь они с Репом на мели, а другого способа быстро раздобыть денег нет. В первый раз он всерьез задумался о пострадавшем пальце. Кровотечение давно прекратилось, и Крис надеялся, что мизинец не подведет. Впереди еще два дня, может, и заживет еще.

Бреннана интересовал не только сам поединок. Владелец салуна делал ставки, и ежели его протеже отлупит Кокинса… именно это обдумывал Бреннан за стойкой. Крис Мэйо пришелся ему по душе. Крепкий ирландский паренек, достаточно сильный, чтобы положить на обе лопатки Задиру Крогана, пожалуй, и с Кокинсом управится. Бреннан хорошо знал Кокинса: этакий могучий дикарь с садистскими наклонностями. Небось порадуется возможности измордовать приличного мальчика вроде Мэйо; с превеликим удовольствием задаст ему взбучку.

Бреннан нахмурился. А что, если все это подстроено заранее? Мэйо сам признался, что встречался с Кокинсом раньше и приехал сюда на его поезде… а что, если эти двое сговорились загрести его, Бреннана, денежки?

На первый взгляд Мэйо внушал доверие, но много ли на свете безукоризненно честных людей? Бармен оглядел зал: этого высокого молодого кавалериста он явно где-то видел. Ну да, он состоит в личной охране полковника Маклина.

— Эй, ты! — окликнул его бармен. — Подойди-ка на минутку! — Молодой человек поднялся от стола и подошел к стойке, держа в руке стакан с пивом. — Хочешь выпить чего-нибудь получше этого пойла?

— Меня оно устраивает. Тебе чего надо?

— Ты ведь на поезде приехал? На том самом поезде, что вез Маклина и его дочь?

— Я был в поезде, когда полковника похитили; но меня поместили в головном вагоне, и эскорт ничего не смог сделать. Мы ничего не слышали и не видели, пока состав не подъехал к станции, а там не оказалось надлежащего сигнала. Тогда мы остановились — глянули, а полковник исчез. Жуть просто.

— А как насчет этого парня по имени Мэйо? Он тут при чем?

Молодой кавалерист вкратце обрисовал ситуацию и добавил:

— Крепкий парень. Дал острастку Кокинсу, тот разозлился изрядно.

— Они будут драться.

— Драться? — До юноши наконец дошло. — Ты хочешь сказать, на ринге? Я бы поглядел!

— Как он тебе показался? Мэйо, я имею в виду.

Кавалерист задумался.

— Ничего себе. Я скажу тебе, что паренек покрепче, чем кажется на первый взгляд. Широкие плечи, тонкая талия, и силы не занимать. Сам опустил сходни, когда выводил лошадей. Обычно это дело поручают четверым, хотя двое силачей тоже справятся.

Бреннан забрал у собеседника пустой стакан из-под пива и водрузил его на стойку.

— Эй, там, налейте! — крикнул он, а затем небрежно: — Он с Кокинсом много трепался?

Кавалерист расхохотался от души.

— Да нет, не сказал бы. Сэм попытался было запугать парнишку, да только ничего у него не вышло. — Он поднял взгляд. — Если ты боишься, что они сговорились, можешь об этом забыть. Я там был. В этом отношении все чисто, и я голову даю на отсечение, что Мэйо в любой драке — сущий дьявол.

— Спасибо, — сказал Бреннан. — Выпей еще пива.

— Двух стаканов достаточно, мистер Бреннан. И хотел бы я посмотреть на поединок. Очень хотел бы. Я — Том Халлоран.

Бреннан вздрогнул.

— Ты? Тот самый Халлоран? Знаменитый бегун?

— Был когда-то, пока не завербовался в армию. К сожалению, очень может быть, что я прийти не смогу. Я состою в эскорте генералов. А генералы собираются на охоту за бизонами.

Бреннан загасил сигару. Он лихорадочно размышлял. О Халлоране он знал немало: родом из Ирландии, юноша происходил из хорошей семьи, учился в колледже. Свою карьеру бегуна он начинал в состязаниях в восточной части страны в ту пору, когда вокруг именно этого вида спорта поднялся дикий ажиотаж. На бегунов ставили больше, чем на боксеров, а в некоторых местах даже больше, чем на лошадей. Немало спринтеров разъезжало по стране, выдавая себя за деревенских простачков, покуда не находились люди, готовые поставить против них.

А Халлоран выиграл не один забег… а затем и в стрельбе отличился. Бреннан вспомнил и об этом.

— Ты — человек честный, — тихо проговорил владелец салуна. — А Мэйо понадобится поддержка — кто-нибудь, кто стоял бы в его углу ринга и умел бы привести борца в надлежащую форму.

— Я страховал многих боксеров, — заметил Халлоран. — Но все зависит от двух факторов: во-первых, дадут ли мне увольнительную и, во-вторых, могу ли я быть уверен в том, что вы и впрямь хотите победы Мэйо. В нечестной игре я участвовать не стану.

— Вот затем ты мне и нужен, — негромко заверил Бреннан. — Многие ли знают о том, кто ты есть?

Юноша фыркнул.

— Я — кавалерист Халлоран, вот и все.

— Им и оставайся, — посоветовал Бреннан.

Халлоран ушел, а Бреннан закурил новую сигару и облокотился локтями о стойку. Перекатывая сигару в зубах, он обдумывал ситуацию. У Сэма Кокинса полным-полно сторонников, его близких друзей, и они считают здоровяка непобедимым. Бреннан задумчиво нахмурился: ни одно событие вблизи «Юнион Пасифик» не ускользало от его внимания. Со странными людьми водится Сэм Кокинс, но для профессионального боксера и работника железной дороги это неудивительно. Сказав себе это, владелец салуна вынул сигару изо рта, поглядел на нее с внезапным отвращением, что к сигаре отношения не имело, и положил на край стойки.

Оуэн Бреннан приехал в Америку чернорабочим и получил какое-никакое образование благодаря чтению: иммигрант начал с ежедневного изучения газет, чтобы быть в курсе общепринятых мнений, верований и событий. Он взял за привычку сохранять газетные вырезки и вскоре собрал целое досье: тут значились и политики, и спортсмены, и военные, и разношерстная подборка бизнесменов.

Бреннан преследовал очень простую цель. Чтобы устроить собственную жизнь, он желал знать, что происходит на свете и кто заставляет эту землю вращаться. Со временем он получил в Нью-Йорке место полицейского, потом сделался подрядчиком на строительстве дорог. Очень скоро он уже владел дюжиной упряжек и двуручных ковшей, что нагружают землей запряженные лошадьми телеги.

Строительство «Юнион Пасифик» помогло ему раздобыть несколько выгодных подрядов, дало возможность заняться фрахтом. По зрелому размышлению Бреннану пришло в голову открыть салун, что перемещался на запад по мере того, как прокладывались пути. Дело оказалось выгодным: спиртное шло нарасхват, к тому же в салуне можно услышать немало ценного, если держать ухо востро.

Том Халлоран должен сопровождать генералов на охоту за бизонами. Ну что ж, Бреннан знаком с начальником сержантского караула. Ладно уж, будет парню увольнительная.

Глава 11

Крис Мэйо покончил с трапезой и заново наполнил чашку. Реппато Пратт сидел рядом: тощий, жилистый, озабоченный.

— Не нравится мне все это, — пробормотал он.

Крис, занятый собственными мыслями, не совсем понял, о чем идет речь.

— Что тебе не нравится?

— Да Джастин Парли и его шайка. Они скорее сдохнут, чем отступятся. Все до одного — убийцы, и им позарез нужен скальп генерала Шермана, так нужен, что они этот самый скальп сожрать готовы. Скажу больше: теперь они захотят перебить всех старших офицеров.

— Парли упустил свой шанс. Все они уже здесь, в форте Сандерс, а вокруг кишмя кишат солдаты, все равно что пчелы в улье.

— Да знаю. Но все равно мне как-то тревожно; не думаю я, что негодяи так просто сдадут позиции. Я жил среди них: по большей части эти гады — твердые орешки. Вот, скажем, Серебряного Дика я так и не раскусил. Он у них самый смышленый; пожалуй, посмышленее Парли. Дел Робб ищет неприятностей на свою голову с тех пор, как был мальчишкой. Этот народ — изгои на собственной земле, воду мутят не тут, так там; и где бы уж они там ни родились, только из родных краев их выдворили. Пока своими глазами не увидишь их в деле, просто не поверишь, какими подлыми бывают люди.

— Да они наверняка уже далеко отсюда, — отмахнулся Крис. — Они боятся кавалерии.

— Они-то? Никого они не боятся. Маленький отряд они перебьют как нечего делать, а от больших патрулей, равных им по численности или превосходящих силами, они станут держаться подальше. А ведь армии нужно и об индейцах по мнить.

В палатку вошел Халлоран и уселся за стол напротив приятелей.

— Я только что распрощался с Бреннаном, — сообщил он. — Он хочет, чтобы я поддержал тебя на ринге, Мэйо. Может, помнишь: я был в поезде. Меня зовут Халлоран.

— Привет-привет, — откликнулся Пратт. — Значит, мне Бреннан не доверяет?

— Да нет, он просто хочет, чтобы ты стоял поблизости с ружьем наготове. А у меня в этом деле большой опыт. Я имею в виду, в смысле подстраховки атлетов. Растирать там, массировать, и все такое. — Он оглядел Криса. — Ты как, в форме? Длинный раунд выдержишь?

— Могу. — Крис вытянул вперед левую руку: повязку он давно снял. Мизинец уже зарубцевался. — Мюррей отстрелил. Может снова начать кровоточить. Тогда ты останови кровь, если сможешь.

Халлоран вздрогнул и недоверчиво уставился на собеседника.

— Ты полезешь в драку в таком состоянии?

— А то! — Крис оглядел руку. — В жизни с чем только не приходится мириться. Я приехал сюда делать деньги, и я не стану рыдать в уголке из-за пустой царапины. Я оказался в городе совсем без средств, а жить-то надо. С Репом та же история. Я подумал, что двух сотен долларов, которые я выиграю, нам хватит, чтобы дотянуть до лучших времен.

— Ты недооцениваешь Сэма Кокинса. Он потяжелее тебя будет и очень силен. Крепкий борец, так и прет напролом и поражений не знает; он отыграл девять-десять рукопашных поединков против лучших единоборцев здешнего края. Думаю, он постарается взять тебя измором. Мало кто может продержаться дольше двух-трех минут и не выдохнуться. Если Сэму удастся тебя измотать, ты окажешься в его власти.

— Не удастся. Я продержусь не меньше любого другого.

— Он старается подобраться к противнику как можно ближе. Апперкоты любит. Знаешь этот прием?

— Знаю.

Но Халлоран на этом не успокоился. Мэйо вроде бы уверен в собственных силах, и это очень даже хорошо; однако не исключено, что уверенность эта — от глупости. Тому, кто никогда не боксировал и не боролся на ковре с профессионалами, кажется, что в этом деле нужны только сила да боевой задор. А профессионал так же искусен в своем ремесле, как, скажем, столяр-краснодеревщик. Начинающий с мастером не сравнится — ни там, ни тут.

Профессиональный боксер не бьет на эффект. Он лишних движений не делает, каждый шаг у него просчитан, расстояние продумано; он заранее прикидывает свои возможности, он знает, что, когда удар нанесен, неизбежно открываются тело или часть головы. Он знает, как ложным выпадом заставить противника открыться в тех местах, куда сам он мысленно нацелился; он знает, как уклониться от удара на волосок, двигаясь не больше, чем подсказывает необходимость. Знает, как подобраться к противнику поближе, так что когда удар нанесен, противник останется в пределах досягаемости для ответного выпада.

Он знает: для того чтобы нанести удар максимальной силы, ноги должны стоять в нужной позиции; знает он также, что при помощи определенной комбинации выпадов можно обратить сопротивление противника к собственной выгоде и что ежели удары наносятся последовательно, противник откроется и кулак попадет точно в цель.

Халлоран много боксировал на своем веку. А также перевидал немало поединков. Ему доводилось наблюдать, как единоборцы более хрупкого сложения, которые знают, что делают, играючи одерживают верх над мощными верзилами. Сэм Кокинс, безусловно, опытен; но насколько далеко простираются его познания в боксе, Халлоран понятия не имел. Халлоран знавал и великих боксеров, например, Джема Булаву. Этот англичанин с примесью цыганской крови был одним из умнейших единоборцев своего времени: он немало содействовал развитию боксерского искусства, изобрел новые приемы и тактики. Однако боксеру нужны достойные противники; боксер ни в жизнь не поднимется выше того уровня, что необходим для победы над оппонентом. Если уровень этот невысок — тем хуже для обоих. Чем достойнее противник, тем скорее усовершенствуешься сам; а Халлоран понятия не имел, с кем доводилось боксировать Мэйо. С профессионалами ли? Или с самыми обыкновенными деревенскими забияками из тех, что по любому поводу лезут в драку?

— Я тебя поддержу, если смогу, — пообещал кавалерист. — Мне могут не дать увольнительной. Я еще не знаю точно.

Халлоран ушел. Друзья допили кофе и вышли на улицу. Чуть подальше красовалась палатка под вывеской: «Койки». Крис указал на нее пальцем, Пратт покачал головой.

— Тут есть гостиница. Тебе необходимо хорошенько отдохнуть; а ежели народ режется в карты да в любое время дня и ночи вваливается всякая пьянь, об отдыхе можно забыть. Гостиница, конечно, чуток подороже, да оно того стоит.

Друзья сняли комнату, заплатили пятьдесят центов; у конторки Крис углядел метелочку и, позаимствовав ее на время, тщательно вычистил одежду и котелок. Затем протер сапоги. Потрепались и поцарапались они изрядно, да все еще целехоньки! Ирландец выстирал полосатую рубашку и повесил ее сушиться.

— Ты говорил, что в первом поезде у тебя остался саквояж?

— Остался.

— Дай мне описание и записку, я постараюсь его отыскать. А тем временем отдохни. — Реп окинул взглядом мокрую рубашку. — На улицу ты в ближайшее время не выйдешь.

Реп ушел; Крис растянулся на кровати в нательном белье. Подложил руки под голову и крепко задумался.

Идея подраться с Сэмом Кокинсом напрашивается сама собой. Если он, Крис, победит Кокинса, он получит две сотни долларов и сможет уехать на запад, может быть, даже в Калифорнию, куда направляется семейство Маклинов. Может быть, Бреннан чего подскажет. Карьера профессионального боксера ирландца не прельщала, но и на железной дороге вкалывать не особо хотелось. Вот кабы сбылась давняя мечта: обзавестись собственным участком земли да разводить на нем лошадей — породистых скакунов, к которым он привык в Ирландии.

За недолгую свою жизнь Крис побывал и рыбаком, и моряком, и подручным на ферме. Он резал торф, косил сено, работал киркой и мотыгой, пилой и молотком, и несмотря на то, что инструмент любил, юноше хотелось большего. Земля достается дерзкому, и это — главное.

Юноша вспомнил о Мейри. Небось уже замуж выскочила! За того самого чернорабочего, что ей прочил отец? Хорошо бы вернуться да показать им всем! Крис мечтал возвратиться в родные края богачом, счастливым обладателем земли, скота и лошадей и дюжины новехоньких костюмов, и пройтись гоголем, чтобы все увидели, на что способен Криспин Мэйо!

Но, как бы ему того ни хотелось, ирландец понимал, что мечты это детские. Сперва нужно утвердиться здесь. Этот задира Кокинс сам дал ему, Крису, шанс разбогатеть побыстрее. Мысли юноши обратились к Барде, но она — дочь полковника-американца, на что ей сдался нищий иммигрант-ирландец? Да уж чего там — в Штатах есть места, куда ирландцу вход вообще заказан! Там висят объявления: «Ирландцев просят не обращаться».

Крис поднялся с постели, сделал пятьдесят приседаний, столько же раз отжался, затем заставил себя еще пятьдесят раз лечь-встать. Так он упражнялся уже много лет, по утрам и вечерам, разве что слишком выматывался на работе. Научил его дядюшка, когда Крис был еще совсем мальчишкой.

Глаза закрывались сами собою, юношу клонило в сон. Разбудил его приглушенный гул голосов; Мэйо не сразу понял, откуда доносится это звук и что означает. В комнате царили тишина и полумрак. Дело близилось к ночи. Голоса доносились из-за тонкой перегородки.

— Кокинс его побьет. Впрочем, никого из нас он не видел. Только Мюррея.

— Мюррей жаждет крови. Грозится порешить грязного Мика, да только Парли не желает шума. Позже, говорит. Если Джастину удастся удержать Мюррея до тех пор, считай, что Джастину повезло. В жизни не видывал такого одержимого.

— Да этот мик беднягу едва не ухлопал. Нос перебит, три ребра сломаны, и четырех-пяти зубов как не бывало.

— Мюррей — это тебе не Кокинс. Вот увидишь: старина Сэм побьет мальчишку одной левой. Я видел его в деле пару раз.

Голоса затихли, дверь за соседями закрылась. Крис Мэйо лежал неподвижно, размышляя. В городе — люди Парли. Почему, зачем? Конечно, всякому приятно оказаться в цивилизованном месте и поразвлечься малость, а южанам-ренегатам ничто человеческое не чуждо. Но что значит — «до тех пор»? Чего они ждут? Что-то затевается? Или бандиты просто имели в виду, что Мюррею не дадут воли до того, как поединок состоится? Наверное, так.

Тишина и дремота… Крис снова погрузился в сон. Когда ирландец проснулся, мрак царил непроглядный, Пратта в комнате не было. Но саквояж стоял тут, в дверях. Должно быть, Пратт принес вещи, застал приятеля спящим и снова ушел.

Ирландец поднялся и подошел к саквояжу. Насколько можно судить на первый взгляд, ничего не пропало. Юноша натянул чистую рубашку, свернул высохшую и убрал ее с глаз долой. Мизинец по-прежнему ныл. Мэйо постоянно задевал обо что-нибудь искалеченным пальцем: что за помеха, право!

Крис достал револьвер, разрядил его, затем застегнул на себе пояс и принялся упражняться. Он слышал о том, что револьвер якобы следует выхватывать из-за пояса мгновенно, но сам никогда не пробовал. Сперва получалось неважно, но ирландец настойчиво отрабатывал последовательность движений: вот он хватается за ручку, вот приводит револьвер в боевую готовность. Ловкий и проворный от природы, Мэйо всю жизнь проработал руками, так что овладеть необходимым навыком труда для него не составило.

Крис упражнялся с револьвером около часа; дело ему нравилось. Ирландец никуда не торопился, не убыстрял движений; ему казалось, что он уже понял технологию. По крайней мере, теперь он знал, как этот прием работает.

На улицу его не особо тянуло, так что Крис уселся на кровать, развернул газету Сент-Луиса, забытую кем-то в номере, и прочел ее от корки до корки. О железной дороге говорилось мало; газета пестрела ссылками на торговлю мехами да новостями о людях, о которых Крис в жизни своей не слышал.

В форте Сандерс полковник Маклин восседал за столом рядом с генералом Хейни, железнодорожным инженером Доджем и еще несколькими офицерами.

— Кстати, Маклин, этот молодой человек, что оказал вам услугу, на самом деле — боксер-профессионал.

— Мэйо? — удивился Маклин. — Я понятия об этом не имел.

— Он будет драться с Сэмом Кокинсом. Послезавтра, до победного конца, по правилам Лондонского Призового Ринга.

— Я удивлен, — признался Маклин. — За те несколько минут, что мы с ним поговорили, оказавшись в безопасности, у меня создалось впечатление, что Мэйо — очень приличный юноша.

— Может, так оно и есть. Я знавал немало боксеров, что совсем не походили на головорезов-убийц, какими их принято изображать, даже если круг их знакомств несколько иной, нежели пристал джентльмену. Как бы то ни было, насколько мне известно, вся эта история началась примерно в то время, когда вас похитили. Кокинс, похоже, нелестно отозвался об ирландцах, а этот паренек родом из графства Корк.

— Хотел бы я поглядеть на поединок, — заметил Додж. — Я всегда недолюбливал Кокинса. Дикое животное со всеми вытекающими из этого последствиями.

— Он же убьет мальчика, — предположил кто-то.

— На мою дочь ирландец произвел сильное впечатление, как манерой держаться, так и физической силой, — отозвался Маклин. — Я в него верю. Барда довольно прожила в гарнизонах и в мужчинах хорошо разбирается.

В дверь вошел полковник Сеймур.

— Джентльмены, все улажено. Охота состоится. Бизоны пасутся у реки: несколько сотен, не меньше. У нас очень опытный проводник, парень по имени Холли Барнс. Он видел зверюг своими глазами. Поедут десять человек; мы поохотимся на славу!

— Только не раньше, чем состоится совещание, Сеймур. Генералы желают, чтобы вы представили свои доводы, или, скорее, доводы Дюрранта. Потом мы выслушаем Доджа. Через три дня, а?

Сеймур нахмурился. .

— Бизоны могут уйти. Я ничего не обещаю.

— Если мы и поедем на охоту, так только после совещания, — твердо объявил генерал Хейни. — Никак не раньше.

Сеймур заколебался. Он рассчитывал, что охота окажется успешной и приведет генералов в снисходительное расположение духа, но с последним утверждением Хейни он спорить не смел.

— Ну что ж, как скажете, сэр. Я надеюсь, что звери не уйдут из этих мест.

— Если уйдут, придется отложить удовольствие, не так ли, Сеймур? Мы на запад не охотиться приехали.

Сеймур покраснел. Ладно же, пусть Дюррант сам улаживает свои проблемы, его ли это дело? Он готов был сместить Доджа с поста инженера, ежели прикажут свыше, но, в конце концов, против Доджа он сам ничего не имеет, это Дюррант не ладит с Доджем, а отнюдь не он, Сеймур. Он всегда уважал Доджа: Додж — квалифицированный специалист и знаток своего дела. Однако Дюррант пользовался большим влиянием в деловых кругах, знакомство с ним могло оказаться небесполезным.

— В форте состоится состязание на приз, — сообщил Сеймур, не подозревая о том, что генералам уже все известно. — Можно сходить поглядеть. Бреннан ставит на путеукладчика по имени Мэйо против кондуктора по имени Сэм Кокинс.

— Я пойду, — решил Хейни. — Вы ко мне присоединитесь, Маклин?

— Разумеется. Надеюсь, что Мэйо выиграет. Я ему очень многим обязан.

Барда Маклин узнала новости от принесшей ужин служанки. Итак, Криспин Мэйо собирается выступать на ринге! Странно, что юноша ни разу не помянул о том, что он -боксер. (Разговор Криса с Репом прошел мимо ее ушей.) Мэйо немного рассказывал девушке об Ирландии, однако о своей жизни почти ничего не сообщил. Прошлое его, вплоть до того самого момента, когда Крис эмигрировал в Штаты и нанялся прокладывать рельсы на магистрали «Юнион Пасифик», оставалось загадкой. Что заставило юношу изменить свои планы?

В ту ночь девушка необычайно долго расчесывала волосы, думая о Крисе. Едва вернулся отец, Барда бросилась к нему.

— Папа, нам следует сделать что-нибудь для Криспина Мэйо! Он показал себя таким храбрецом, он пришел нам на помощь, он спас мне жизнь и помог спасти тебя. А мы его даже не поблагодарили толком!

— Что ты предлагаешь?

— Почему бы нам на первый случай не пригласить его на обед? А там и выясним, что он намерен делать. Может быть, мы сможем ему помочь.

— Может быть, — протянул Маклин. — Но этот человек — профессиональный боксер, Барда. Может, еще настанут времена, когда подобный род занятий человеку перестанут вменять в вину, но сейчас эти люди по большей части — неотесанные дикари, якшаются с картежниками и всяким сбродом.

— Но он показался мне истинным джентльменом!

— Очень многие мужчины кажутся таковыми на первый взгляд. Я не хочу быть несправедливым, но мы его совсем не знаем. Если бы речь шла только обо мне, дело обстояло бы иначе, но у меня юная и очень впечатлительная дочь!

Барда рассмеялась.

— Не такая уж и впечатлительная, папа! Вспомни-ка: я оставалась с ним наедине и днем, и ночью, пока мы разъезжали по прерии, разыскивая тебя. Он для меня не чужой. Он всегда вел себя как джентльмен: он такой заботливый, такой великодушный, такой отважный!

— Кстати, — спросил полковник неожиданно, — нас пригласили на охоту за бизонами. Генерал Грант наказал мне взять тебя с собой, если, конечно, ты захочешь поехать.

— Еще бы! С удовольствием! Никогда не видела бизонов вблизи!

Глава 12

Погода в день поединка выдалась безоблачная. Крис выкатился из постели, в которой провел две долгих ночи, восстанавливая силы. Юноша потянулся, оделся и вышел за дверь, в утреннюю прохладу. Было еще совсем рано, город словно вымер.

Ирландец прошелся по улице; шаги его гулко отдавались эхом. Недавно прошедший дождь развел изрядную слякоть, в рытвинах все еще стояла вода, но грязь уже затвердевала.

Салун Бреннана еще не открылся, впрочем, равно как и прочие заведения. Крис чувствовал себя превосходно. «И отлично!» — сказал себе юноша. Он нимало не заблуждался на свой счет. Несмотря на всю свою уверенность, Мэйо отлично знал, что с борцами, по опыту равными Сэму Кокинсу, он еще не сталкивался, а заранее оценить возможности кондуктора не представлялось возможным, потому что общих противников у них не было. Но сомневаться не приходилось: Сэм — настоящий профессионал.

Крис не сомневался также и в том, что этот день станет для него решающим. В городе у него уже завелись друзья, однако кошелек отощал изрядно, а ирландец понимал — без денег ничего не добьешься. Одержать победу в поединке — вот его единственный шанс, лучший шанс из всех возможных. Кроме того, и Кокинса проучить следует.

Если погода продержится до завтра, генералам крупно повезет: отличный выдастся денек для охоты! Крис генералам ничуть не завидовал. Сам он на охоту ходил только для того, чтобы разжиться мясом к столу… ну, может быть, если откровенно, так еще и для того, чтобы подразнить лесничих. Он задумался о предстоящем поединке. Необходимо выбрать правильный темп. Кокинс опытен, стало быть, Кокинс постарается измотать противника в первых раундах. Нужно беречь силы и не двигаться слишком много; нужно вести себя осмотрительно, не позволить себя одурачить.

Крис остановился на углу какого-то строения и поглядел через улицу. На противоположной стороне у коновязи стоял гнедой конь: поджарый, с черными хвостом и гривой и с очень знакомым клеймом. Крис совершенно не умел читать клейма, но именно это клеймо он уже видел — видел отчетливо, в ясном лунном свете, на боку одной из тех лошадей, что они с Репом угнали из лагеря Джастина Парли.

Откуда он здесь взялся? Неужели кто-то из молодчиков Парли все еще в городе? Конь явно знакомый: такого не скоро забудешь. А привязан он неподалеку от заведения Бреннана!

Крис немного побродил вокруг, но за конем так никто и не вернулся, засим ирландец возвратился в гостиницу и снова растянулся на кровати. Очень скоро в дверь постучали. Крис отворил. На пороге стояли Реппато Пратт и кавалерист Халлоран.

— Как самочувствие? — хором спросили они.

— Отличное, — заверил Крис. — Я тут выходил поразмять ноги. Как насчет перекусить?

Халлоран уже позавтракал в форте, однако составить приятелям компанию не отказался. Друзья направились в харчевню. Здоровяк повар швырнул на стол несколько подносов и придирчиво оглядел Криса.

— Это ты собираешься биться с Кокинсом?

— Я.

— Следи за левой. Левый удар у него что надо, а бьет он на совесть.

— Ты видел его в деле?

— Видел? Я с ним дрался! Он меня отделал так, что вспоминать тошно. Гадина, иначе и не скажешь. Завтра, в это же время, ты уже на опыте будешь знать. Следи, чтобы он пальцем в глаз не ткнул. Это он любит! Выдавит тебе оба глаза, если не остережешься.

Сотрапезники ели молча. Крис Мэйо напрочь позабыл и о гнедом, и о Джастине Парли. Подкрепившись, друзья вернулись в гостиницу: время словно бы остановилось. Крис раздраженно расхаживал по комнате взад и вперед.

Где-то за полчаса до поединка появился Бреннан. Он пристально оглядел Криса.

— Что, готов?

— Готов.

— Пошли. У меня тут повозка.

— Да здесь всего несколько ярдов. Я сам дойду.

— Заткнись и полезай.

В повозке, что оказалась старым почтовым дилижансом, Крис блаженно откинулся на жестком сиденье. Оуэн Бреннан расположился напротив.

— Заключаются баснословные пари, — сообщил владелец салуна. — Я сам поставил на тебя три тысячи.

Крис заморгал.

— Три тысячи? Долларов?

— Ага, и это далеко не все. Полковник Маклин поставил пятьсот. — Бреннан усмехнулся. — Три к одному. Я надеюсь, что до того, как дадут сигнал начинать, прибавится еще тысчонка-другая, и ставки поднимутся до четырех-пяти к одному.

Халлоран принес Крису спортивный костюм: обтягивающее синее трико и пару превосходных легких кожаных башмаков с плоской подошвой, из тех, что носят единоборцы. Ирландец зашел в обнесенный стеною салун и переоделся.

На открытом пространстве за «Красоткой Запада» уже возвели ринг; ярусы посадочных мест пристроены были к ограждению загона, причем самый верхний ряд приходился на уровне последней перекладины.

Зрители уже собрались. На балконе, что красовался сразу над навесом заднего входа, рядами выстроились стулья. Там сидели двое офицеров в синем: вид с балкона открывался просто превосходный.

В разношерстной толпе можно было увидеть рабочих железной дороги и городских забияк, солдат и игроков и несколько развязных женщин; тут собрались и горожане, и фрахтовщики, и им подобные. Вдруг на балконе появился полковник Маклин.

— Джентльмены? Джентльмены! — Все головы повернулись к говорящему. — Я приказал этим людям, — полковник указал на двух вооруженных винтовками солдат, что застыли по обе стороны балкона, — пристрелить любого, кто попытается оборвать канаты или помешать единоборцам. Добавлю, что оба этих человека стреляют без промаха.

В одном конце толпы раздался одобрительный гул, в другом — негодующие вопли. Полковник с достоинством сел.

Набросив куртку на нагие плечи, Крис вышел на ринг.

Вскорости появился и Сэм Кокинс. Сторонники кондуктора разразились приветственными криками, а Халлоран шепнул что-то своему протеже, так что Крис узнал о появлении Сэма, однако ирландец не обернулся и не подал виду, что заметил противника.

— Деликатничать он не станет, — предупредил Халлоран. — Любит апперкоты.

— Ты говоришь об этом в сотый раз, — сообщил Крис.

Тучный сержант из форта играл роль рефери. Он внимательно осмотрел ладони единоборцев и велел Кокинсу подстричь ногти. Послышались возмущенные вопли.

Подняв руки и призывая к тишине, рефери объявил:

— Состязание проводится по правилам Лондонского Призового Ринга! Нокдаун означает конец раунда. Соприкосновение любой части тела, кроме подошв ног, с землей почитается нокдауном, и раунд заканчивается.

Рефери оглянулся на таймкипера и, по сигналу от него, крикнул:

— Время!

Единоборцы сошлись у черты и осторожно двинулись по кругу, не сводя друг с друга глаз. Мускулистое, волосатое тело Сэма Кокинса казалось сосредоточием грубой звериной силы. Крис Мэйо отличался более изящным сложением и белизной кожи, однако мускулы бицепсов и плеч производили впечатление не менее грозное, хотя Кокинс был покрупнее.

Кокинс Выбросил вперед левую руку. Мэйо отпрянул назад. Сэм сделал ложный выпад, однако Крис не поддался на провокацию. Кокинс собирается измотать противника в первых же раундах? Ну что ж, хотя Крис отроду не уставал в начале поединка, он заставит Кокинса попрыгать: пусть-ка подойдет поближе, пусть потрудится! Кокинс снова попробовал финт, но Мэйо увернулся.

— Давай его, Сэм! — заорал кто-то. — Он трусит!

Кокинс подступил ближе. Движения его казались молниеносными. Внезапно Сэм прыгнул вперед и ударил изо всех сил — сперва левой, затем правой. Левый кулак не попал в цель, но Крис замешкался, и сокрушительный удар правой пришелся ему точнехонько в грудь. Ирландцу Это нимало не повредило, но он получил наглядный урок: с Сэмом шутки плохи.

Крис отступил назад. Толпа выкрикивала что-то обидно-насмешливое. Кокинс неожиданно бросился вперед и замолотил обеими руками сразу. Крис прыгнул на него, вжал подбородок в грудь, чтобы избежать ударов, и, ухватив Сэма за талию, резко оторвал противника от земли и швырнул вниз.

Но Сэм оказался проворнее. Это была попытка окончить раунд, но здоровяк легко приземлился на ноги и нанес ответный удар: удар совершенно неожиданный. Крис рассчитывал, что противник его свалится в пыль, и, ослабив захват, отступил назад и на мгновение опустил руки. Коснувшись земли, Сэм Кокинс широко размахнулся правой рукой, могучий кулак впечатался Крису точнехонько промеж глаз, и ирландец рухнул на ковер.

Толпа взревела; Сэму бурно зааплодировали. Единоборец гоголем прошелся по рингу, возвратился в угол и уселся на табуретку.

Тряся головой, Крис побрел в свой угол. Удар оглушил его, потряс до основания и научил не полагаться на быстрый успех.

Минутная передышка — и снова зазвонил колокол. Улыбаясь, Сэм Кокинс вернулся на ринг.

— Все закончится очень быстро, ирландец! Очень-очень быстро! — заверил он.

Крис сделал ложный выпад, затем рубанул противника по ребрам. Именно этого шанса ирландец ждал! Он проворно нырнул под левую руку противника и нанес удар сбоку в то же место. Противники сошлись ступня к ступне, отчаянно тузя друг друга.

Ни один не сдавался. Толпа восторженно бесновалась. Крис чувствовал, что кулаки его попадают в цель. Вдруг кровь ирландца вскипела; ритм движений захватил его, увлек за собой; он увлеченно наносил удар за ударом, попутно ощущая, что и ему достается изрядно, однако это его не заботило. Мэйо любил битву ради битвы, упивался сокрушительной схваткой, свирепой последовательностью выпадов, неистовством побоища.

Кокинс уступил первым; Крис продолжал наступать. Кокинс внезапно вцепился в противника и толкнул его назад, и снова Крис рухнул в пыль. Удар оказался мощным; толпа насмешливо улюлюкала, аплодируя Сэму. Завершился второй раунд.

Темп был просто устрашающий, но Крис чувствовал себя превосходно. Нокдаун ничего не значит; в этом состязании исход зависел не от очков. Поединок закончится только тогда, когда один из единоборцев рухнет и не сможет вернуться к черте в оговоренное время. А Крис отлично себя чувствовал. Он разогрелся, двигался легко и проворно, и самые мощные удары Сэма, казалось, только взбадривали его.

Теперь Сэм Кокинс двинулся вперед: уверенно, не торопясь. Крис вильнул влево, уворачиваясь от хваленой Сэмовой руки, и нанес короткий прямой удар левой, целясь в рот. Затем еще один, подавшись вперед всем телом. Кулак смачно впечатался точно в цель, по подбородку Кокинса потекла струйка крови. Сторонники Криса одобрительно загудели.

— Мэйо — первая кровь! — заорал кто-то на балконе, и Кокинс полез напролом, колотя по чему попало.

Он оттеснил Криса к веревкам, ударил в живот, затем в голову. Кулак правой пришелся ирландцу прямо в ухо, Крис рубанул левой и едва не промахнулся, задев противника только кончиком пальца.

Острая боль пронзила все тело юноши, и Крис едва не закричал. Толпа это заметила, и Сэм Кокинс тоже, но никто не понял, в чем дело, ибо искалеченный палец Крис осмотрительно зажимал в кулаке. Сэм прыгнул вперед, ударил правой в подбородок, затем еще раз. Крис рубанул сбоку левой точнехонько по ребрам, уворачиваясь от правой руки противника, затем нанес еще три удара подряд в то же место, работая, словно отбойный молоток. Кокинс дернулся назад, но Крис не отставал: выпад правой заставил-таки кондуктора потерять равновесие. Толчок был не из самых сильных, однако ирландец правильно выбрал момент: Кокинс пошатнулся и сел на землю.

Начался новый раунд. Сэм Кокинс кружил по рингу, приглядываясь к Крису. Замысел измотать ирландца в первых же раундах себя не оправдал. Сэм резко прыгнул вперед, Крис вильнул вправо, затем ударил левой, не попал и, продолжая наступать, дважды крепко рубанул по ребрам.

— Здесь ты мне не повредишь, мальчик! — насмехался Сэм.

Он сделал короткий выпад правой, Крис качнулся назад и с трудом устоял на ногах. Левой Сэм заехал противнику в лицо и, как только они сцепились в клинче, попытался выдавить Крису глаз большим пальцем. Крис боднул кондуктора в переносицу; здоровяк отпрянул, и, широко размахнувшись правой, ирландец послал врага точнехонько на канаты.

Крис прыгнул на врага и, наскочив на железный правый кулак, качнулся назад. Удержавшись на ногах, он опять бросился на противника, молотя обеими руками. Кокинс яростно отбивался; враги снова сцепились в клинче, и Сэму удалось опрокинуть ирландца назад. Сокрушительный удар правой настиг падающего уже в воздухе. Оглушенный, Крис качнулся в сторону и рухнул на колени.

— Время!

В центр ринга подоспел Халлоран и помог Крису добрести до табуретки.

— Так-то! Так держать! Он уже все равно что готов, Сэм! Осталось всего ничего!

Начался очередной раунд. Халлоран, уже изрядно встревоженный, вытолкнул Криса на ринг. Сэм Кокинс устремился вперед, молотя кулаками в воздухе. Криса швыряло из стороны в сторону, ирландец шатался на ногах, колени его подгибались, он едва не падал. Взяв себя в руки, Мэйо бросился на Кокинса и снова ударил противника под ребро. Не сдаваясь, полагаясь только на силу собственных мускулов, Крис упрямо отражал все попытки Сэма бросить его на землю.

Ирландец держался изо всех сил, парируя выпады; затем он резко подался вперед, поймал локоть Сэма в захват, подобный тискам, и, крутнув здоровяка пару раз, отпихнул его от себя. Кокинс забалансировал на цыпочках, стараясь удержать равновесие. И тут ирландец врезал ему в живот, а затем снова занес руку, целясь в голову, но Сэм успел пригнуться, и удар пропал втуне.

Низко опустив голову, Крис кружил по рингу, медленно вращая руками — ни дать ни взять мельничные жернова! Сэм выбросил вперед левую руку, Крис поднырнул у него под локтем, одновременно заехав Сэму под ребро. Сэм поморщился от боли; мягко спружинив, Крис левой ударил противника в живот, а затем откачнулся назад, и правый кулак угодил кондуктору в голову. Кокинс пошатнулся и едва устоял на ногах.

В первый раз за все раунды Сэм Кокинс осознал, что именно этот поединок он может и проиграть. Эта мысль ужаснула кондуктора; он вцепился в Криса обеими руками и тряхнул противника хорошенько, заехав локтем в бровь, так что из пореза над правым глазом хлынула кровь. Затем левой ударил ирландца в пах.

Упрямо и зло Мэйо отражал удары. Здоровяк наваливался на юношу всей тяжестью своего могучего тела, сбивал Криса с ног, колошматил, мордовал, теснил к краю ринга, швырял на канаты: от соприкосновения с ними тело словно огнем обжигало. Мэйо заехал противнику в ухо, затем боднул головой в грудь и яростной последовательностью ударов оттеснил Кокинса назад.

Набычившись и норовя тыкнуть пальцем в глаз, Кокинс наконец-то сбил Мэйо с ног, и тот снова рухнул на землю.

Поединщики разошлись по своим углам.

— Ты как? — поинтересовался Пратт.

— Все в порядке, — бодро отозвался Крис и вдруг понял, что не соврал.

Кокинс может бить его, колошматить что есть сил, теснить к краю, однако он, Крис, хотя и перемазанный кровью, по-прежнему был в отличной форме и ничуть не устал.

Судья объявил начало следующего раунда, и, не задержавшись ни на мгновение, ирландец вышел на ринг. Кокинс сделал ложный выпад левой, затем довершил удар. Нападение застало Криса врасплох: юноша снова рухнул на землю.

Начался новый раунд. Крис нарочно занес руку выше, чем нужно. Кокинс нырнул, подставляя подбородок под апперкот. Излюбленный прием самого Сэма, как говорили ирландцу перед поединком! Сэм взлетел в воздух, Крис широко размахнулся левой и ударил противника, не дожидаясь, покуда тот приземлится. Кокинс рухнул как подкошенный.

Новый раунд Кокинс начал с того, что обрушил правый кулак на раненую руку Мэйо. Выходит, углядел-таки искалеченный палец! Крис заскрипел зубами от боли; Сэм расхохотался, сделал ложный выпад и заехал правой прямо по ране, затем еще раз и еще. Противники сошлись в клинче, и, глядя мимо головы Сэма Кокинса, Мэйо заметил в углу ринга Мюррея. Тот злобно усмехался. Нос у Мюррея был перебинтован, усмешка открывала широкую брешь в зубах, которой раньше не наблюдалось; ренегат держался прямо, как шомпол, — неудивительно, ребра-то переломаны! Разумеется, именно он подсказал Сэму насчет раны.

Кокинс заехал по больной руке локтем, и Мэйо скривился от боли. Вдруг из самых глубин его существа поднялась волна ярости: поднялась, захлестнула, взорвалась пламенем в черепе. Обезумев от боли, ирландец врезал Кокинсу правой, затем обеими руками заехал в солнечное сплетение. Кокинс откачнулся назад, лицо его посерело; Крис ударил снова, на этот раз наотмашь, правой; могучий кулак рассек кожу над левым глазом противника. А теперь — сбоку! А теперь — справа! Так, хорошо… Сэм покачнулся и едва не упал, но Крис прыгнул вперед и левой ухватил противника за талию.

Три коротких, сокрушительных удара пришлись Сэму в голову. Затем, оттолкнув Кокинса, Крис далеко выбросил вперед правую руку, и кулак впечатался в подбородок противника. Глаза Сэма остекленели, и кондуктор бессильно рухнул в пыль. В то же самое мгновение рука Мюррея качнулась вверх, и в ней блеснул револьвер.

Спрятаться было негде, да Крис Мэйо и не искал укрытия. Последний удар его был настолько мощен, что ирландец по инерции развернулся вполоборота, едва дуло поползло вверх. Воспользовавшись силой толчка, ирландец бросился на Мюррея. Внезапно увидев прямо перед собою эти кошмарные кулаки, Мюррей выстрелил слишком поспешно. Пуля просвистела мимо; правая рука Криса описала широкий полукруг и пошла вниз.

При этом внезапном натиске зрители, что до сих пор напирали друг на друга, проталкиваясь поближе, отпрянули назад. Рука опустилась, могучий удар пришелся точно в плечо Мюррея, и тот рухнул на землю, выронив винтовку.

Растолкав толпу, к месту событий подоспели солдаты; двое снайперов метнулись вперед, но Мюррей уже проскользнул ужом у зрителей под ногами и исчез.

Крис Мэйо вернулся на ринг, но Сэм Кокинс по-прежнему лежал неподвижно и вставать явно не собирался.

Глава 13

Когда Крис возвратился в свой угол, там уже поджидал Бреннан.

— Отлично, Мэйо, отлично. — Он вытащил из кармана две сотни долларов. — Победитель забирает все — и это твое по праву.

— Спасибо, мистер Бреннан.

— Ты еще подраться не собираешься?

Крис пожал плечами.

— Может быть; зарекаться не стоит. Но этой суммы мне для начала хватит. Вы и сами в проигрыше не остались, мистер Бреннан, и думается мне, что любой другой ирландец вам подойдет не хуже меня.

— Это наводит меня на другую мысль, — сказал Оуэн Бреннан. — Я на тебе целое состояние сделал. В таких случаях я привык поступать так, как принято в Ирландии и в Англии. Я поделюсь с тобой своим выигрышем. Я загреб больше пяти тысяч долларов… не скажу тебе, насколько больше… но к твоим двумстам я добавляю еще тысячу.

Крис открыл рот.

— Тысячу долларов? — Юноша с трудом мог поверить в подобную щедрость.

— Заходи ко мне завтра, деньги будут тебя ждать. Но на твоем месте я бы поостерегся. Я видел в городе людей из шайки Парли. Кроме того, эта сволочь Мюррей, что попытался подстрелить тебя, — он наверняка ошивается где-то неподалеку.

Реппато Пратт потянулся к револьверу и наполовину извлек его из кобуры.

— Ты уверен? Здесь ребята Парли?

— Ну, кое-кто из города прибился к шайке, и я их в Ларами давненько не видел, а несколько дней назад эти люди снова объявились.

— Хотел бы я добраться до этого самого Мюррея, — проворчал Реп. — Крис стоял точнехонько между нами, и я не мог выстрелить в гада. Но он напрашивается, ох напрашивается!

Итак, Крис Мэйо стал счастливым обладателем двенадцати сотен долларов: столько денег он в жизни своей не видел. Баснословное состояние для простого ирландского парня! Однако богатство заставляло задуматься об осторожности. Слишком долго он, Крис, нищенствовал, теперь нежданно-негаданно обретенный капитал открывал для ирландца многие двери, что в противном случае остались бы для него навеки закрытыми. Однако что же делать, какую дверь выбрать? Торопиться нельзя, нужно хорошенько обмозговать это дело!

Конечно, купить земли, только где? К тому же надо раздобыть подходящих лошадок, породистого жеребца и несколько кобыл. Разумно будет посоветоваться с Оуэном Бреннаном: он же приехал в эту страну примерно в том же положении, что и сам Крис. Можно спросить и у полковника Маклина: наверняка полковник много чего знает о здешних конезаводах. А ежели сам не знает, то уж верно есть у него подходящие знакомые.

Крис вернулся в гостиницу вместе с Реппато и Халлораном. Оказавшись в комнате, Пратт устроился на корточках у стены.

— Крис, ты сиди тут, никуда не выходи. Я вроде как пройдусь да погляжу; может, чего и узнаю.

— Ты думаешь, что люди Парли не отказались от своего намерения? — спросил Крис.

— От них дождешься! Этот Джастин, он же просто одержимый какой-то! Я понял это еще в шайке. Серебряный Дик осмотрителен, и при этом великий стратег, хотя при Парли старается стушеваться. Дел Робб… ну, за этим нужен глаз да глаз. Он вроде Мюррея: рад выстрелить в кого угодно — по поводу и без повода.

Крис слышал это и прежде, но не понимал, на что ему эти сведения сейчас. Грабить город Парли явно не станет; он, Крис, вскорости сядет в поезд и уедет на запад: поди достань его! Барда Маклин и отец ее в форте, и, стало быть, в безопасности.

Оставшись один, Крис погрузил лицо в теплую воду, прижимая тряпку к распухшему глазу. Глаз почти не открывался, рана над ним оказалась довольно глубокой. Рукам тоже изрядно досталось: руки покраснели и распухли. Неудивительно: ну и лупил же он этого Кокинса, ну и колошматил! С мизинца сорвало рубец, надо будет снова перевязать покрепче.

Боксеры поговаривали, что руки якобы следует защищать перчатками. Крис эту мысль охотно поддерживал. Зачастую поединок еще не заканчивался, а кулаки боксера так распухали, что единоборец опасался бить в полную силу. Перчатки непременно защитят пальцы; что станется с противником, когда отпадет необходимость сдерживать силу удара, это другой разговор. Крис видел перчатки такого рода; многие борцы уже употребляли их в спарринге, и оппонентам приходилось туго! Но руки надо защитить, факт.

До самой темноты Крис ухаживал за своим изрядно пострадавшим телом. Мускулы ныли во многих местах, а синяков было куда больше, чем казалось раньше, во время поединка. Мэйо извел полбутыли конского эликсира и почти всю жестянку какой-то синей мази, купленной вчера Репом. Бедняга сделался липким и скользким, и несло от него за версту. Ирландец растянулся на кровати, надеясь подремать до того, как вернутся остальные.

Благодаря состязанию, Халлоран получил увольнительную и был таким образом избавлен от необходимости эскортировать генералов на охоту. Завтра вместо него отправится кто-то другой. «А ведь мог бы и сам съездить, — подумал Крис. — Поединок-то закончен, и в услугах его больше не нуждаются».

Уже засыпая, Крис вспомнил о гнедом коне. Надо сказать об этом Репу. Надо выяснить, кто его хозяин. Все, что связано с Парли, — очень важно.

Разбудил Криса стук в дверь. Юноша резко разлепил сонные веки и мгновение глядел в потолок, вспоминая, где находится. Стук повторился.

— Сейчас, минуточку! — крикнул ирландец и кубарем скатился с постели.

Все болело, руки и ноги не гнулись. Снаружи занимался рассвет; Крис вдруг понял, что, должно быть, проспал всю ночь напролет. Шатаясь, ирландец подошел к двери: бедняга еще не проснулся толком. За дверью обнаружились Реп и кавалерист Халлоран.

— Как дела, парень? Жив пока? — усмехнулся Реп.

— Скорее мертв, чем жив. Кости болят так, что ужас. Этот Кокинс бить умеет, — признал ирландец.

— А я вот всю ночь резался в карты, — смущенно сообщил Реп. — Обоих лошадей потерял, но у меня хватило ума выйти из игры, пока еще оружие при мне.

Внезапно в голову юноши пришла мысль, та самая, что мучила его накануне вечером.

— Реп, пока я помню: кто из людей Парли разъезжает на породистом гнедом жеребце с черными хвостом и гривой? Клеймо — прямая линия, еще одна прямая линия прямо над нею, а от нее, в свой черед, отходят три вертикальные черты.

— Если ты намерен осесть на Западе, Крис, ты лучше поучись читать клейма. Это клеймо называется «Е-над-чертой». Хозяин коня — Холли Барнс; а жаль, что не я.

Халлоран резко обернулся.

— Холли Барнс? Не может быть! Холли Барнс едет с генералами на охоту в качестве проводника.

Криспин Мэйо похолодел. Руки его, неловко ощупывающие распухшее лицо, застыли в воздухе. Генералы — все до одного — едут на охоту за бизонами, а проводником у них — человек из шайки Парли. Совпадение? Вряд ли!

— Хал, — спросил он, — как так случилось? Ты знаешь?

— Охоту затеял Дюррант. Тот самый инженер железной дороги, что спорит с Доджем касательно прокладки путей. Кто-то навел его на Барнса, а Барнс якобы хвалился, что видел бизонов к северу у реки, так что Дюррант нанял его проводником. — Халлоран уставился на Репа, Крис тоже. — Ты говоришь, что Барнс — из шайки Парли? Того самого Парли, что собирался похитить Шермана, а умыкнул Маклина?

— Ну да, Хал. А теперь его, Парли, ставленник поведет их всех — Гранта, Шермана, Шеридана, Хейни, Доджа, — и поведет туда, куда скажет Парли.

— Может быть, Холли откололся от шайки? — протянул Реп. — Бывает и такое.

— Ты бы в том поручился? — спросил Крис напрямую.

— Нет, конечно, нет, — отвечал Реп. — Я скажу тебе, что я еще узнал: в городе полным-полно дружков Парли. Его банда значительно выросла с тех пор, как мы с ней поцапались.

Крис уставился на Халлорана.

— Нельзя терять ни минуты! Давай быстро в форт, скажи там, чтобы всполошили солдат — и в погоню!

— Ничего не выйдет, — возразил Халлоран. Вытянутое лицо кавалериста было смертельно бледно. — Два патруля в составе двадцати человек в каждом выехали сегодня на рассвете, один — на восток, другой — на запад, вдоль трассы. В форте осталось не более четырех-пяти солдат.

Крис пораскинул мозгами.

— Реп, хватай коня и дуй вдоль путей на запад, скажи патрулю, пусть едет на север вдоль реки, или притока, или что уж там есть, навстречу генералам. Я поскачу прямо к ним. А ты, Хал, гони на восток и направь тамошний патруль в нужном направлении или пошли кого-нибудь вместо себя, только быстро! Нельзя сидеть сложа руки!

Халлоран покачал головой.

— Крис, ты сам не знаешь, что говоришь. Во главе этих патрулей стоят офицеры, и они получили приказ — четкий и ясный. Ты можешь сообщить им о случившемся, а уж послушаются они или нет — кто знает! В нашей власти только рассказать им все, что нам известно, а уж решат они сами.

— Так и расскажи им, черт побери! Расскажи!

Реп уже исчез. Крис Мэйо пристегнул к поясу шестизарядный револьвер, схватил винтовку и выбежал в коридор. Все тело ныло, но ирландец не сбавил темпа. У дверей гостиницы он быстро огляделся. По улицам бродили праздные зеваки, лениво переговариваясь между собой.

Мэйо помчался прямиком к салуну Бреннана; при виде его люди тоже потянулись в ту сторону, гадая, что происходит: в Ларами ирландец сделался заметной фигурой. Владелец салуна как раз открывал заведение, как на него налетел Крис.

— Бреннан, мне нужна лошадь! Лучшая, какую только можно достать за деньги! Быстро! — закричал он.

Бреннан взревел как пароходная сирена.

— Хэнк! Джо! Эй, Свед! Джордж! Пошевеливайтесь там!

Работники Бреннана выросли как из-под земли; зеваки теснились сзади. До Криса донеслись слова: «Парли… Грант и Шерман… засада».

— Я видел Холли верхом на гнедом не далее чем этим утром! Но я даже представить себе не мог…

Из-за угла появился человек, ведя в поводу первоклассного вороного жеребца.

— Держи, Крис! Поезжай — и удачи тебе!

— Я поеду с ним! — Это сказал Джо Хейзл, один из тех, кто поспешил явиться к Бреннану. Юношу тут же поддержали.

— Торопись, парень! — Бреннан хлопнул ирландца по плечу.

— Я догоню тебя с тридцатью — сорока молодцами! Эй, да в городе наберется с сотню парней, и сторонников бывшего Союза, и солдат-конфедератов, что за тебя глотки перегрызут! Все как один — законопослушные граждане!

Крис вскочил в седло и ударил жеребца пятками. В мгновение ока город остался позади. Река протекала чуть севернее; до охотников не больше часа езды, едут они неспешно, потому что никуда не торопятся и еще потому, что за отрядом следует обоз.

Крис пораскинул мозгами. С бизонами он сталкивался только в ту памятную ночь у железнодорожного полотна и ничего о них толком не знал. Тут юноша вспомнил слышанные краем уха обрывки разговоров: выходило, что бизоны якобы пасутся у реки к северу и к югу от форта.

А вот и следы охотников! Тут у юноши перехватило дыхание. На траве четко выделялись отпечатки копыт той самой кобылки, на которой ездила Барда. Их Крис хорошо запомнил. Неужели Барда тоже отправилась на охоту? Или одолжила кому-то свою лошадь?

Барда… скорее всего, это и впрямь она. А Мюррей — в числе бандитов!

Барда. Страх отозвался в сердце острой болью. Снова Барда и Мюррей… Крис осмотрел винтовку. Заряжена. Хорошо!

Здешняя местность ничуть не походила на ту равнину, по которой Крис разъезжал прежде. Не такая открытая, пересеченная, куда больше обнажений породы, тут и там виднеются рощи. Ехать по следу охотничьего отряда оказалось делом несложным. Но вдруг, перпендикулярно ему, обнаружился еще один след. Одинокий всадник промчался во весь опор на северо-запад.

— К бандитам послан, не иначе!

Крис тут же принял решение и, позабыв об охотниках, последовал за одиноким всадником. Ирландец ехал быстро, останавливаясь на каждом холме, чтобы с вершины его внимательно оглядеть местность.

Вскорости он отыскал следы целого отряда всадников: здесь бандиты встретились с посланцем, за которым гнался Крис. Благополучно воссоединившись, они поскакали параллельно тому пути, по которому двигались охотники. Многочисленный отряд, ничего не скажешь!

Крис послал коня вперед; ноздри щекотала пыль. В миле или около того он приметил бизона, затем еще одного. Ирландец поднялся на косогор и смело поскакал вперед. Если ничто другое ему не под силу, он, по крайней мере, пугнет дичь, испортит генералам охоту, и, может статься, военные возвратятся в форт.

Крис потянулся к револьверу. Револьвер на месте; металл успокаивающе холодит руку.

След исчез в лесистой лощинке, и это ирландцу не понравилось. В таком месте легко попасть в западню. Крис повернул на запад, объезжая лощинку кругом. Огибая край оврага и стараясь держаться в тени холмов, юноша заметил охотников на расстоянии примерно мили; и они тоже перевалили через косогор.

Никакого плана у Криса не было, он решительно не представлял себе, что делать. Где-то неподалеку затаились шестнадцать, восемнадцать, может быть, даже двадцать южан-ренегатов, а то и больше. Они вознамерились перебить охотников, что скачут себе по прерии, даже не подозревая о грозящей опасности, а среди них — Барда Маклин. От этой мысли Крису сделалось совсем плохо.

Криспин Мэйо осадил вороного и зорко осмотрелся по сторонам, впиваясь взглядом в каждый куст. Облизнул пересохшие губы и дал шенкеля, пустив коня неспешным шагом.

Крису не удавалось избавиться от ощущения, что чьи-то глаза следят за каждым его движением, что рядом кто-то есть. Волосы встали дыбом. В этих краях кишмя кишат индейцы, но эти люди куда хуже краснокожих, это дикари куда более злобные. Южане-ренегаты. Палачи…

Прямо перед ним холм плавно понижался. Тут же маячила узкая стежка, протоптанная животными, что уводила к деревьям и далее вверх по склону. Крис заколебался, но другого пути не предвиделось, а уезжать слишком далеко от людей, которых следовало предупредить, ирландец не хотел.

Впереди, словно из ниоткуда, возникли три бизона. Зверюги трусцой пересекли тропинку; затем появился еще один. Ниже склон холма порос деревьями, и, повинуясь наитию, ирландец направил черного жеребца прямо к роще. Там он натянул поводья и снял с плеча винтовку.

Четверо всадников ехали по следу бизонов, и одним из них был Мюррей.

Глава 14

Криспин Мэйо неудачно выбрал наблюдательный пост: местность просматривалась почитай что со всех сторон. Один взгляд в его сторону — и юношу бы непременно заметили. Ирландец словно прирос к месту, шепотом успокаивая жеребца и молясь про себя, чтобы тот не заржал в самый неподходящий момент.

Четверо всадников проехали мимо, поднимая клубы пыли; однако Крис не спешил покидать убежища. Сердце юноши бешено колотилось. Ирландец отлично понимал, в сколь незавидном положении оказался. Те, что устроили засаду на генералов, охотно порешат и его, Криса; а уж у Мюррея повод к тому есть!

На юго-западе поднимались горы Медисин-Бау; еще ближе находился приток Ларами, и отряд охотников скакал как раз туда.

Крис ничего не знал о притоке реки, равно как и о здешних краях в общем и целом. Надо полагать, Мюррей и трое бандитов выезжали на разведку, в то время как основной отряд залегает где-то у реки, поближе к бизонам. Вне всякого сомнения, Холли Барнс ведет генералов именно туда, к притоку, а он, Крис, бессилен что-либо предпринять. За охотниками бдительно наблюдают, и ежели он попытается подъехать к отряду и предупредить военных, его тут же пристрелят на месте.

Крис осторожно поднялся вверх по склону и выехал на открытую местность. С гребня холма, сам оставаясь незамеченным, юноша видел на много миль вокруг. Неподалеку паслось стадо бизонов: вполне приличное стадо. Тут ирландца осенило… а что, если пугнуть зверюг навстречу охотникам? Или подогнать их достаточно близко, на расстояние выстрела? Не поможет ли это? Очень может быть…

Крис спустился с хребта и поскакал во весь опор, держась низины между двумя грядами холмов. Снова оказавшись на возвышенности спустя несколько минут, он увидел бизонов на расстоянии не более двух сотен ярдов. Крис шагом направился в их сторону.

Огромный старый бык поднял массивную голову и тупо уставился на чужака. Нерешительно сделал два шага ему навстречу, затем развернулся и затрусил в противоположном направлении. Крис ехал шагом прямо на стадо; бизоны неуверенно двинулись прочь. Банды Парли нигде не было видно: вне всякого сомнения, ренегаты сосредоточили все свое внимание на генералах.

Крис опасливо кружил по равнине: он ровным счетом ничего не знал о повадках бизонов. Познания ирландца в этой области ограничивались случайными сведениями, подхваченными в поезде (впрочем, в памяти почти ничего не сохранилось), да рассказами Реппато Пратта. Помнил он, разумеется, и нашествие бизонов на красную хибарку: яростный, все сметающий на своем пути поток, который Крису удалось-таки повернуть в сторону в ту памятную ночь. Крис Мэйо не хотел повторения тогдашней катастрофы: он задумал только подогнать бизонов на расстояние выстрела, предложить генералам альтернативную дичь и увести их подальше от засады, приманка в которой, надо полагать, все те же бизоны.

Если этот план удастся, то Крис одержит победу над шайкой Парли, даже не вступая в открытый бой. К перестрелке у Криса душа не лежала. Драка — это последнее средство, на случай, если другого не найдется. В числе охотников есть люди, чьи жизни нужны стране. Кроме того, там Барда.

Крис натянул поводья и выждал немного, глядя, как бизоны неспешно ковыляют прочь. А вот у бегущих бизонов вид на редкость нелепый: трусят как-то вприпрыжку, головы мотаются из стороны в сторону, длинные бороды подметают траву. Крис медленно проехал вдоль всего фронта; одного его вида было достаточно, чтобы животные стронулись с места.

Прозрачный воздух был совершенно неподвижен. Крис поднялся в стременах и попытался разглядеть, что происходит за грядою низких холмов, где, по его предположениям, находятся охотники.

Ничего… только дрожит знойное марево, только покой и тишина. Где-то запел жаворонок; высоко над головою лениво описывал круги канюк, следя за развитием событий.

Крис спешился и побрел вперед, ведя вороного в поводу. Бизоны, которых он пугнул, лениво брели через плато, за которым Крис давеча углядел охотников. Ежели животные никуда не свернут, они явят собою отличную мишень и уведут генералов от оврага, где, должно быть, засели люди Парли.

Ветер дул в сторону бизонов; завидев приближающегося чужака, животные уходили прочь, но, поскольку юноша двигался медленно, не спешили и они. Где же люди Парли? Ирландец так и впивался взглядом в распадки меж холмов, зная, что до негодяев не больше полумили, а может быть, и того меньше, и что любой из ренегатов охотно порешит его на месте… только вот теперь они стрелять вряд ли отважатся, побоятся вспугнуть генералов.

Где-то позади — Оуэн Бреннан и его люди, кого бы уж там он ни сманил с собою. В Ларами полно ветеранов войны, тех, что сражались и в том, и в другом лагере. Бреннан, наверное, уже выехал…

Крис снова сел в седло и поехал вперед, слегка подгоняя бизонов. Вдруг в некотором отдалении он увидел отряд генералов: охотники выехали из лощины и остановились. Солнце играло на лоснящихся боках коней, однако с такого расстояния невозможно было определить численность отряда и прочие подробности.

Ирландец направил коня на бизонов: оглядев чужака, зверюги недовольно замотали головами и снова стронулись с места. Испугаться не испугались: к этому всаднику они уже попривыкли, — однако шаг ускорили. Крис — тоже.

Их набралась уже дюжина… да нет, двадцать или около того, и к ним присоединялись все новые. До того животные паслись на лугу вразброд, но теперь стали понемногу сбиваться в стадо. Крис посмотрел в сторону генералов, прикрывая глаза от солнца. Военные словно бы пребывали в нерешительности, обсуждая, идти ли за проводником или попытать счастья со стадом, что двигалось прямо на них.

Впереди бизоны резко свернули к северу, далеко обходя горную складку: там, наверное, или лощина, или глубокий овраг. Крис взял в руки винтовку. Губы пересохли… ну вот, теперь, по крайней мере, он знает, где засели эти дьяволы. Не все, но некоторые. Юноша описал широкий полукруг, огибая опасное место, и тут, как из-под земли, впереди появились трое.

Враги находились всего в тридцати ярдах. Пешие. Что толкнуло его на этот шаг, Крис так и не понял, однако юноша внезапно ударил вороного пятками и поскакал прямо на них.

Поступок этот был совершенно неожидан; жеребец мчался во весь опор, и бандиты не сразу поняли, что жертва скачет к ним, а не от них. Крис наклонился в седле, прицелился в самого дальнего и выстрелил на скаку. Промазал… передернул затвор, снова выстрелил и широко размахнулся прикладом. И на этот раз — попал.

Удар болью отозвался где-то в позвоночнике, в то же самое мгновение винтовка выпалила у самого уха, и перед всадником разверзлась пропасть. Крис резко развернул черного жеребца и направил его вдоль края, оглянувшись через плечо. На земле лежали двое, но один уже поднимался на ноги: не то лошадь его сбила, не то сам споткнулся, торопясь отойти в сторону. Бандит поднял винтовку, но в это самое мгновение земля резко ушла из-под ног, Крис скатился в низину и поскакал через можжевельник.

Вокруг свистели пули… или ему это только казалось? Наконец Крис услышал выстрелы, пригнулся еще ниже и помчался, не разбирая пути. Поднявшись по противоположному склону лощины, ирландец оказался в четверти мили от места событий. Бандиты исчезли. Все, кроме одного, того, что получил удар прикладом: он остался лежать неподвижно, черным пятном выделяясь на серо-буром фоне.

Повернув коня, Крис увидел, что перед ним — приток реки. Где-то тут, за деревьями, засели остальные приспешники Парли. Ирландец спешился среди камней и бурелома, привязал коня в надежном укрытии и быстро зашагал вперед.

Мэйо понятия не имел, что делать. Но бандиты где-то здесь, в кустарнике, их надо выкурить! Юноша проверил наличие патронов… полным-полно! Он поглядел вниз, на деревья, и ровным счетом ничего не увидел. Как ни жаль тратить драгоценный свинец, обстреливая невидимую мишень, необходимо что-то предпринять, упредить генералов, заставить их уйти из опасного места!

В овраге прозвучал чей-то голос: отдает распоряжения, не иначе! Крис опустился на колени за упавшим деревом, укрепил винтовку понадежнее и повел обстрел в глубину. Цели юноша не видел: нужно было вспугнуть бандитов и одновременно поднять шум и предостеречь генералов. Ирландец спускал курок, поднимал дуло на дюйм выше и снова разряжал винтовку. Он старательно выпустил в подозрительное место десять пуль, прочесывая полосу деревьев и надеясь, что противник сложа руки сидеть не станет.

Продолжая стрелять, юноша оглянулся на охотников. Генералы вроде бы остановились… Крис отчетливо представлял себе, как они ругают на чем свет стоит «проклятого идиота», распугавшего дичь, хотя, по чести говоря, выстрелы только погнали бизонов им навстречу.

Джастин Парли привел отряд в боевую готовность. Кто там расхваливает Стюарта? А также и Форреста? Или этого выскочку Янки Кастера? Ну, он им покажет, что такое кавалерийская атака, он их в порошок сотрет!

То, что изначальный план потерпел крах, не давало Парли покоя. Что за эффектный, убедительный жест: похитить Шермана, запытать его, убить и дать знать граду и миру, что он, Парли, отомстил за Атланту. А теперь подвернулся шанс убить всех троих, Гранта, Шермана и Шеридана. Да его назовут героем… героем!

— Майор, — произнес Уоткинс, дюжий мятежник из Арканзаса. — Проклятый ирландец отгоняет бизонов!

— Что? — Героические мечты Парли о том великом дне, когда имя его станут прославлять все непримирившиеся южане, развеялись в дым. — Что еще такое?

— Ирландец… ну, этот боксер. Он отгоняет бизонов.

— Убейте его! — рявкнул Парли. — Ты, Уоткинс, и Мюррей, и Хардт! Идите и остановите мерзавца! Убейте его!

Бандиты отправились на задание пешком, чтобы удобнее было целиться, но тем временем Крис Мэйо подъехал поближе, и, появившись внезапно, ренегаты оказались едва ли не под копытами жеребца. А тогда, вместо того чтобы удрать, этот идиот поскакал прямо на них!

Хардт остался лежать в степи — судя по всему, мертвый. Уоткинс и Мюррей, отчаянно злясь на себя, на судьбу и на Криса Мэйо, укрылись в овраге. На Уоткинса налетел жеребец, однако задел не сильно. Пошатываясь, ренегат вернулся в заросли. Мюррей не отставал.

Мюррей проворно вскарабкался наверх за оброненной винтовкой, затем бегом возвратился в укрытие.

— Куда он подался? — зло спросил бандит у Уоткинса.

— Исчез, — раздраженно проворчал Уоткинс. — Только что был тут, а теперь и нет. Да что с ним такое? Безумен он, что ли?

— Он не безумен, — кратко отозвался Мюррей. — У него просто нервы железные. Этот проклятый Мик бросит вызов аду, вооружившись одним-единственным ведром воды!

Парли снедало нетерпение. Раз уж бизоны двигаются в направлении реки, охотники ближе не подъедут, но они и так в полумиле от оврага и отчасти скрыты за кустарником и можжевельником. Первые две сотни ярдов он поведет коней в поводу, ярдов сто пройдет трусцой, а затем — в атаку!

— Готовы? — зазвенел голос. Парли выхватил рапиру. — Готовы! — повторил он, жалея про себя, что не помнит слова подобающих команд. В нерегулярных войсках, где Парли служил, такие команды почти не использовались, но сейчас оказались бы очень к месту. — Гото…

Пуля взбила пыль в тридцати ярдах от Парли, где-то рядом щелкнул затвор. Вторая пуля ударила в дерево, и во все стороны брызнула кора, третья глухо чавкнула в грязи под ногами у коня.

— Вперед! — заорал Парли. Это слово первым пришло ему на ум: не совсем то; что хотелось бы!

Шеренга всадников рванулась вперед, вверх по склону оврага, а затем дальше в степь, топча полынь и можжевельник.

Мэйо услышал истошный крик главаря. В следующее же мгновение всадники хлынули из оврага в противоположном направлении. Всего ирландец насчитал около двадцати пяти. Резко развернувшись, Мэйо выпалил наугад, один из всадников свалился с седла, и раздался сухой щелчок. Патронник опустел.

В отчаянии Крис принялся перезаряжать винтовку. Враги удирают! Он резко поднял ствол и послал вдогонку отряду пять пуль. Ни одна из них не попала в цель, а заряды снова иссякли. Опустившись на колени, Крис проворно загонял на место патрон за патроном, вознамерившись на этот раз зарядить винтовку под завязку.

Покончив с этим делом, Крис поднялся было на ноги, как вдруг услышал шаги. Юноша вскочил, повернулся, услышал грохот выстрела, а вслед за тем — торжествующий, злобный, исступленный вопль: «Попал!» Винтовка громыхнула снова.

Юноша почувствовал, что падает, протянул руку, чтобы ухватиться за что-нибудь, но ничего не подвернулось. Он споткнулся о бревно, перелетел через него и, приземлившись по другую сторону, пребольно ударился головой о землю. Он услышал топот бегущих ног, истошные крики и, собрав последние силы, спрыгнул в овраг.

Итак, он ранен. Насколько серьезно — неизвестно, но в мыслях царят полное смятение и паника. Надо убираться отсюда… и поживее!

Крис напоролся на куст, продрался сквозь ветви, ударился обо что-то твердое и снова упал. Резко дернувшись, забарахтался в липкой грязи у ручья. Попытался подняться на ноги, снова упал, пополз. Кое-как стерев с лица ил и грязь, он увидел прямо перед собою черное отверстие и заковылял туда.

Не яма, нет, не безопасное прибежище — всего лишь темная брешь в кустарнике, где продиралось какое-то животное. Ирландец пополз по этому подобию туннеля. Дыхание вырывалось с хрипом. Выше, на самом краю оврага, с которого он скатился, звучали выстрелы и ругательства.

— За ним, черт побери! Убейте его!

Ирландец услышал топот бегущих ног. Но тут туннель кончился, юноша, шатаясь, поднялся на ноги и бросился напролом сквозь деревья, не разбирая дороги, налетая на — стволы. В боку пульсировала тупая боль, но что тому причиной — пуля или усталость, — он не знал. Мучительные спазмы то сжимали голову, то отпускали.

Крис упал и снова поднялся на ноги. Винтовка осталась где-то у бревна. И конь там же. Небось достался проклятым ренегатам!

Юноша пробежал несколько шагов, с размаху налетел на дерево и судорожно вцепился в ствол, чтобы не упасть. Повернулся и поглядел назад. Ничего; только листва да кустарник. Крис снова бросился вперед, мечтая только об одном: затаиться в какой-нибудь дыре. Откуда-то донесся крик, затем канонада выстрелов, но ни один не задел беглеца.

Крис мчался со всех ног. Вдруг юноша заметил, что впереди расщелина резко сужается, а под ногами — камень. Беглец подбежал к отверстию в скалах, и каменистое плато словно бы оборвалось: Крис стоял на краю отвесного утеса. Пересохший водопад!

Юноша сделал попытку замедлить бег, остановиться, но силой инерции его влекло вперед. Он перекатился через край, пальцы отчаянно вцепились в камень. Ирландец ухватился за какой-то выступ и уже подумал было, что спасен, но камень обвалился, и юноша рухнул вниз. В полете задел за куст: затрещали ветви, но падение не замедлилось. Последнее, что запомнил Крис, — это бледный кружок света над головой; а затем сомкнулась тьма.

В полумиле от оврага Бреннан с тридцатью всадниками въехал на гребень невысокого холма. Разглядеть ничего не удавалось. Где-то в тени холмов звучали выстрелы охотников.

— Ну, — фыркнул владелец салуна, — они еще…

В этот момент из оврага вырвались люди Парли: стремительная атака началась слишком поспешно и слишком далеко от намеченной цели.

— За ними, друзья! — Бреннан пришпорил коня и поскакал вперед. И открыл огонь.

Неожиданный удар во фланг смешал бандитам все карты. Люди Парли, не отличавшиеся дисциплинированностью и в лучшие времена, дрогнули и отступили. Доблестные всадники Бреннана, по большей части — ветераны Гражданской войны и бесчисленных сражений с индейцами, порадовались возможности снова показать себя в деле. Паля из ружей, они бросились вдогонку ренегатам.

Мгновение — и все было кончено. На земле валялось с полдюжины трупов. Кое-кто, с трудом удерживаясь в седле, умудрился ускакать прочь. Серебряный Дик, повинуясь необдуманному приказу Парли, поднялся по склону одним из последних, при первом же выстреле резко развернул коня и ускакал назад, к реке. Дел Робб держался рядом с ним.

Затрещали кусты, и на прогалину выскочил Мюррей. Глаза бандита налились злостью.

— Куда он подался? — заорал он. — Вы видели Мика?

— Да плюнь ты на него, Мюррей! Хватай коня и уноси ноги! Мы проиграли… разбиты наголову!

Поворотив коней в пятидесяти ярдах от пересохшего водопада, с которого свалился Мэйо, ренегаты поскакали вверх по ущелью, под прикрытие деревьев. По пути они подобрали Уоткинса и еще двоих. Со временем подоспели и другие, пока не набралась целая дюжина.

Но Джастин Парли так и не объявился.

Глава 15

Холли Барнс опасливо поглядел в ту сторону, откуда раздавались выстрелы. Что случилось с Парли? Он, Холли, подвел охотников к самой реке, ближе уже не заманишь — опасно проявлять излишнюю настойчивость. Но тут подошло новое стадо бизонов и отвлекло генералов от намеченного маршрута. А теперь еще выстрелы… что же не сработало?

Вдруг Холли захотелось оказаться за много миль отсюда. Захотелось ускакать прочь, и ускакать быстро, однако оправдать свой уход ему вряд ли удастся. Он нанялся проводником, и ежели нападение все-таки состоится, а он, Барнс, попробует слинять…

Повесят, как пить дать повесят! Грант, конечно, очень милый человек, и Шеридан тоже, но вот Шерман суров и вопросы задавать любит.

Подъехал полковник Сеймур в сопровождении Маклина.

— Барнс, что это еще за перестрелка?

— Не знаю, полковник. Может быть, ковбои дурачатся, пытаются напугать вас, надо думать. Знаете, как это бывает: потом, когда вы уедете из здешних краев, ребята станут врать с три короба да хвастаться, что якобы распугали генералов.

Сеймур досадливо поморщился.

— Пользуясь вашими же словами, Барнс, никто нас не распугал. Еще чего! Вперед!

Барнс облизнул губы.

— Полковник, мне кажется…

— Барнс, мы на охоту приехали. Так давайте охотиться.

Барнс оглядел мирную, непритязательную равнину, на которой тут и там поднимались скалы, а в низинах темнел лес. Но недоумение проводника так и не рассеялось. Вдали заклубилось облако пыли — или это ему показалось?

«Что же там происходит? Что случилось с Парли?»

Барнс повел охотников прямо к бизонам, а затем, когда генералы занялись отстрелом, немного поотстал. Очень хотелось удрать, но проклятого Маклина почему-то интересовала не столько охота, сколько проводник. Уж не узнал ли он Барнса? Но как? Пока Маклин сидел связанным в лагере, Холли находился в Ларами, разнюхивая обстановку.

Барнс изрядно нервничал и боялся, что это отразится на его лице. Маклин — далеко не дурак, а ведь Маклин глаз с него не спускает! И почему-то в руках у него все время винтовка, и смотрит эта самая винтовка в его, Холли, сторону.

Вдруг подскакала Барда Маклин.

— Отец! Смотри!

Маклин обернулся. Вдали появился отряд всадников. Многие лошади показались знакомыми: полковник уже видел их в городе и форте, а уж в том, что касалось лошадей, Маклин отличался памятью поистине ковбойской! Полковник поднес к глазам бинокль и подкрутил окуляры. Бреннан, владелец салуна! Что он тут делает? Синглтон, Куни, лавочник Клайд Диксон… это еще что такое? -

— Давай туда, Сеймур. Происходит что-то странное.

Развернув лошадей, они поскакали во весь опор навстречу отряду. Барда держалась рядом.

Изрядно отстав, Холли Барнс окинул взглядом прерию. Из шайки — никого. На расстоянии примерно сотни ярдов темнела неглубокая лощина. Проводник поскакал в ту сторону под углом, затем резко свернул и исчез в лощине. Ловкий маневр!

Что за безумная идея — перебить генералов. И на черта он, Холли, ввязался в это дело? По глупости, не иначе!

Холли Барнс великим умом не отличался, зато обладал практической сметкой, и в трудную минуту жизни сметка его не подводила. Вот и сейчас внутренний голос подсказал Барнсу, что Невада — край дивный и прекрасный, там и только там воздадут должное талантам Холли Барнса… край этот с нетерпением ждет приезда Холли Барнса… а он все не едет и не едет.

— Ежели ты поскачешь во весь опор, Холли, — сказал себе бандит, — ты встанешь лагерем в тридцати милях отсюда, и чем скорее ты доберешься до этого места, тем лучше!

Криспин Мэйо из графства Корк, человек из Скибберина, Клонакилти и Росскарбери, открыл глаза. Первое, что он увидел, была звезда. Одинокая звезда сияла прямо у него над головой; других почему-то не наблюдалось. Несколько минут юноша полежал неподвижно, надеясь, что звезда не погаснет. Звезда все горела, и наконец он повернул голову.

Шея поворачивалась с трудом, голова словно бы свинцом налилась. Юноша перекатился на живот и с трудом поднялся на четвереньки. Все тело — огромный сгусток боли. Медленно возвращалась память. В него стреляли — стреляли почти в упор, и, в первый раз в жизни, он обратился в паническое бегство. Упал и здорово ударился. Произошло это все, должно быть, несколько часов назад.

Пальцы его нащупали песок… русло реки, надо полагать… Тут Крис вспомнил, что свалился с пересохшего водопада, и подумал было, что приземлился в кусты. Должно быть, куст он миновал в полете и рухнул на песок.

Стояла ночь; что бы там ни происходило на равнине, когда он отключился, — теперь это все уже в прошлом. Тогда время шло к полудню. А теперь темно, или почти темно: темно-синее небо отливало кобальтом, словно сапфир.

Конь потерян, винтовка — тоже.

Бок совсем закоченел; Крис ощупал больное место пальцами и обнаружил запекшуюся кровь и песок. Рубашка прилипла к телу. Крис поднялся на ноги и постоял неуверенно, проверяя, что еще не так.

Выходит, его и впрямь ранили перед тем, как он свалился с обрыва. Рана в боку — явно от пули. Похоже, не очень-то глубокая; побаливает немного, и мускулы онемели. После падения со скалы все тело было в синяках, Крис нетвердо стоял на ногах и качался из стороны в сторону, словно лист под ветром. Но хуже всего дело обстояло с головой.

Ирландец доковылял до гладкого валуна, присел и осторожно ощупал пальцами череп. Голова гудела, но раны вроде бы не было. Стало быть, это не от выстрела. Падение… да он же падал дважды! Когда его подстрелили, он споткнулся о бревно и сильно ударился головой о землю или о камень. Вот тогда-то его и охватила паника: чувство, настолько несвойственное натуре Криса, что он просто не понял, в чем дело!

И он бросился наутек, как заяц, — это он-то, Крис Мэйо, что скорее бы умер, нежели унизился бы до подобного. Природная гордость иссякла, оставив внутри сосущую пустоту: он — вылущенная кожура, жалкий трус! Он бежал и бежал до тех пор, пока пересохший водопад не унес его в темноту. Может быть, тогда он снова ударился головой, раз проспал так долго?

Впрочем, говорят, будто от удара по голове человек может временно утратить рассудок и вытворять черт знает что. Крис глубоко вздохнул. Вот в чем дело, оказывается! Он, безусловно, не первый из храбрецов, но и не из тех, кто поджимает хвост при виде опасности! Это — последствия сокрушительного удара. Мысли смешались, вот и все!

Но рассудок к нему явно возвращается! Крис поднялся на ноги. Рука потянулась к кобуре и нащупала револьвер: что называется, чудом не потерялся! Металл успокаивающе холодил руку.

Глаза юноши постепенно привыкали к темноте, и теперь он уже различал брешь в стене кустарника, через которую проникал свет. Пригнувшись, ирландец продрался сквозь заросли и выбрался на открытый участок. Луна нависала у самого горизонта. Ирландец огляделся: он оказался на дне пересохшего русла реки, с обеих сторон огражденного высокими стенами скал. Пересохший водопад, с которого он свалился, остался позади: в нем и пятнадцати футов не было. Однако же, если он, Крис, рухнул с такой высоты, да при этом еще раз ударился своим непробиваемым ирландским черепом, неудивительно, что сон его длился так долго!

Ни звука. Юноша снова сел и обвел взглядом скалы. Надо выбираться отсюда, но не хотелось при этом снова свалиться с утеса. Вокруг валялось полным-полно сухостоя и поломанных веток. Крис подобрал одну, намереваясь использовать сук в качестве посоха, и, хромая, двинулся вниз по руслу.

Это Мюррей в него стрелял, сомневаться не приходится, особенно если вспомнить истошный крик. А Мюррей мстителен, может статься, до сих пор рыщет по окрестностям, разыскивая свою жертву.

Не пройдя и нескольких ярдов, Крис заметил, что скалы уже не поднимаются отвесной стеной. Однако избитое тело болело все сильнее. Юноша остановился передохнуть.

Глаза его уже привыкли к вечернему полумраку. Крис различал темные очертания скал, заросли кустарника, а вдоль одной из стен — узкую тропинку вверх… должно быть, ее проложили олени, бизоны или мустанги.

Ирландец захромал дальше. Правая нога нестерпимо ныла: конечно, это не перелом, а простой ушиб, однако все равно больно. Искалеченная левая рука горела как в огне, голова — тоже. Юноша окинул взглядом узкую, извилистую стежку. Ничего опасного, но юношу пугала сама необходимость напрячь все силы. Однако он храбро двинулся в путь и вскоре оказался наверху.

Горели бесчисленные звезды. Синело прозрачное небо, встающая луна шла на убыль. Окрестности показались знакомыми. Как далеко до Ларами или форта Сандерс? Форт, надо полагать, поближе будет, но юноша утратил всякое представление о пространстве и расстояниях. Отыскать Полярную звезду труда не составило. Звезда оказалась не в том месте: надо полагать, это он сам развернулся не туда.

Крис постоял минуту, опираясь на посох и стараясь определить, где находится. Может быть, винтовка его так и осталась лежать где-то в прерии? А вороной жеребец? Если бандиты его не нашли, так он по-прежнему привязан в укромном убежище!

Крис захромал вперед, проклиная сквозь зубы собственную беспомощность, однако по мере того, как разминались затекшие мускулы, двигаться становилось все легче. Как долго он тут провалялся? Юноша поглядел на звезды, стараясь определить время по Большой Медведице.

Если он правильно рассчитал, сейчас около девяти. То есть, как он и предположил раньше по положению луны, он пролежал без сознания девять часов. Ирландец отыскал дорогу назад к тому месту у оврага, откуда вел обстрел в глубину, выкуривая бандитов. Ничего не было видно; Крис пощупал ногой в темноте.

Ничего. Ирландец подошел к бревну, о которое давеча споткнулся. Бандиты, должно быть, затаились тогда в двух шагах от него. «А потом началась атака», — подумал Крис, вспоминая оглушительную канонаду. Итак, негодяи последовали за Парли? А что произошло потом, на равнине, где бизоны? Неужели генералы погибли? А Барда Маклин?

Вдруг рядом что-то блеснуло: на металле заиграл звездный блик. Крис отбросил посох, наклонился и подобрал винтовку. Рядом валялся котелок. Юноша неловко надвинул его на распухшую голову.

— Везение… чистой воды везение! Теперь бы коня найти!

А почему бы, собственно, и нет? Он привязал жеребца крепко-накрепко, и укрытие казалось вполне надежным. Более того, бандиты торопились и не глядели по сторонам, думая только о том, как убить его, Криса, и претворить в жизнь свой гнусный замысел.

В темноте все казалось иным. Ирландец прислушался. Вдалеке, у реки, в ветвях захохотал пересмешник. Странно, что птице не спится в этот час! Может быть, пересмешника вспугнули? Кто?

Крис схоронился за валуном и обтер винтовку ладонями. Если дуло забито, ружье может взорваться в его руках. Юноше хотелось постучать стволом о валун, однако делать этого не стоило: ежели рядом кто-нибудь есть, странный звук привлечет его внимание.

Крис ощупал землю в поисках сучка, нашел, проверил дуло. Вроде не забито.

Ирландец помнил, где привязал коня. Но жеребец вполне мог оборвать поводья и умчаться в Ларами. В таком случае очень вероятно, что Бреннан отправится искать Криса -на рассвете или чуть позже. Или нет? Хорошо ли он, Крис, знает Бреннана? И в конце концов, разве не Бреннан должен Крису Мэйо тысячу долларов?

Ирландец пожал плечами. Внутренний голос подсказывал ему, что Бреннан все-таки отправится на поиски, узнав об исчезновении боксера -профессионала.

Крис ни на минуту не терял бдительности. И сколько раз приходилось ему в жизни припадать к земле и прислушиваться? Не только лесники тому виной, были и другие враги. Мэйо навострил уши, стараясь уловить малейший звук.

Ничего…

Ирландец поднялся на ноги и, зажав винтовку под мышкой, захромал вперед, туда, где по его представлениям находился конь. Однако мест юноша не узнавал. Вехи, видимые днем, ночью зачастую исчезают, затушевываются; деревья, замеченные вчера, слились в темноте в безликую массу. Крис сделал несколько шагов, стараясь двигаться как можно неслышнее, затем уселся на землю: отчасти — отдохнуть, отчасти — рассмотреть повнимательнее контур ветвей и холмов на фоне неба.

Вдруг он услышал негромкий, едва различимый звук… В ночи кто-то есть! Жеребец? Мюррей? Бреннан? Может быть, Реп?

Ирландец выждал, напряженно прислушиваясь; звук не повторился. Юноша попытался определить в уме, что это было. Стук копыта о камень? Или винтовка задела за ветку? Спустя мгновение Крис двинулся вперед, отчаянно стараясь не шуметь.

Ирландец снова остановился. На этот раз он ничего не услышал, однако голову готов был дать на отсечение: в ночи и впрямь что-то прячется, и не конь, нет. Нервы ирландца натянуты как струна — в ночи отзываются даже на то, чего не улавливает слух.

Что-то там есть, что-то затаилось во тьме…

Крис схоронился под можжевельником, правой рукой потянулся к револьверу и отстегнул ремешок кобуры. Удастся ли ему выхватить оружие достаточно быстро? Реп говорил, что дело не в проворстве, но в том, чтобы револьвер уверенно скользнул в ладонь, чтобы дуло поднялось на нужную высоту, — а там можно и выпалить. Воспользоваться лишним мгновением… То же самое дядюшка говорил о винтовке. А кстати, перезарядил ли он винтовку после того, как опустел патронник? Крис не помнил. Ах, если бы только унялась проклятая головная боль!

Юноша лихорадочно размышлял. С того места, где он оставил коня, можно было заглянуть в овраг. С седла, впрочем; а это совсем другое дело. Однако Крис был уверен, что в данный момент жеребец находится от него в шестидесяти ярдах или около того. Ежели, конечно, конь никуда не делся.

А если Мюррей все еще выслеживает свою жертву? Предположим, что Мюррей отыскал жеребца, оставил его на месте и теперь поджидает в засаде?

Тогда, едва Крис отвяжет коня, пуля вопьется ему, Крису, прямо в позвоночник.

Эта мысль Криса не обрадовала.

Юноша снова схватился за револьвер. За ним охотились Мюррей и еще двое бандитов. Одного он точно уложил; даже если этот тип жив, он не в том состоянии, чтобы шататься по лесу в темноте. Но где Мюррей и его спутник? Или они уехали с Парли?

В ночи царило безмолвие. Ни один листик не шелохнется. Затаившись у можжевельника, Крис долго прислушивался и вот наконец уловил невдалеке легкий шорох, еле слышное побрякивание: это конь грыз удила. Жеребец находился гораздо ближе, нежели представлялось Крису.

Приподняв ногу, Крис осторожно поставил ее на землю. Двигаясь абсолютно беззвучно, он сделал шаг вперед, затем другой.

Слева что-то зашуршало, а побрякивание уздечки доносилось справа! Крис навострил уши. Резко шагнул вправо, проверяя почву, опустил ногу и осторожно перенес на нее вес своего тела.

Над головой кружил козодой; вот он камнем упал вниз и упорхнул. Залитый лунным сиянием мир застыл неподвижно: странные очертания предметов выделялись в призрачном мареве четкими барельефами. У подножия деревьев и валунов легли тени, темные, как они сами; все казалось странным и искаженным, не таким, как при свете дня.

По склону холма с тихим стуком прокатился камешек. Сам по себе? Или кто-то сбил его? Кто?

Невзирая на ночную прохладу, юноша чувствовал, как по лицу ручьями струится пот. Кто же это рыщет рядом? Стрелять Крис боялся: а что, если это Реп или Бреннан разыскивают его в темноте, хоронясь от людей Парли?

Стараясь не шуметь, Крис Мэйо сделал еще шаг вправо. Он по-прежнему находился в тени можжевельника, но заросли кончились: дальше двигаться некуда. Юноша присел на корточки, до боли в глазах вглядываясь вперед.

Жеребец находится на расстоянии менее шестидесяти футов, ниже по склону и чуть правее. Куда ближе, чем представлялось раньше… или удилами побрякивал чужой конь?

Крис проверил револьвер и снова перехватил винтовку поудобнее. Напряженное ожидание начинало действовать на нервы. Ирландец знал, что чувство это опасное, может толкнуть на опрометчивый поступок, который будет стоить ему жизни. Однако, в конце концов, он же понятия не имеет, есть ли кто в темноте или нет. Воображение порою выкидывает странные штуки, а самые естественные шорохи земли и ее обитателей еще усиливают эффект. Звуки, что слышны весь день, вычленить можно только в ночном безмолвии. Мучительная боль, что терзала беднягу от пяток до затылка, нетерпение только усиливала.

Юноша поднял с земли камешек и бросил его ярдов на тридцать вверх по склону. Камешек упал с глухим стуком и покатился по земле. Тишина.

Ниже по склону и чуть правее снова начинались заросли можжевельника. До него оставалось футов двенадцать. Ирландец резко поднялся с земли и бросился к дереву.

Юноша искал только спасительного прикрытия, но на пути его оказалось нечто совсем другое. Вниз юноша ринулся, пригибаясь к самой земле, со всем доступным ему проворством. Под башмаками захрустела галька, а затем плечо с размаху ударилось обо что-то мягкое. Чья-то рука скользнула по лицу Криса, человек опрокинулся на спину, и лицо его озарил лунный свет.

Спутник Мюррея!

Потеряв равновесие, Уоткинс выпустил из рук винтовку, и та упала на землю. Бандит потянулся к ней, и Крис Мэйо выстрелил с места. До врага — не более восьмидесяти футов, винтовка в руках — он просто выстрелил, и всё. Вопреки опасениям, винтовка оказалась заряженной. Уоткинс хрюкнул и попытался было подняться на ноги.

— Черт тебя побери! — сказал он отчетливо — и упал.

В следующее мгновение в дюйме от Мэйо просвистела пуля. Ирландец метнулся вперед, присел, выстрелил, передернул затвор, снова нажал на спуск. Затем прыгнул прямо на затаившегося стрелка, на ходу передергивая затвор. Винтовка выплюнула пламя ему в лицо, резкая вспышка ослепила юношу, но, крепко сжимая оружие в руках, он ударил дулом в темноту: туда, откуда раздался выстрел.

Сокрушительный удар попал в цель: в верхнюю часть тела невидимого врага. Мэйо услышал, как бандит всхрапнул, упал, затем поднялся на ноги и пустился наутек. Ирландец выстрелил наугад: движущийся силуэт был едва различим во тьме. Крис не сомневался, что это Мюррей… не сомневался и в том, что промазал.

Развернувшись, ирландец со всех ног бросился по склону к жеребцу. Если он все еще там. Уоткинс лежал без движения, в лунном свете фигура его казалась громоздкой и неуклюжей.

Юноша нырнул в лощинку: вороной стоял там, никуда не делся. Крис принялся распутывать поводья. Узел не поддавался; расхаживая взад и вперед, жеребец затянул его еще туже. Засунув винтовку под мышку, Крис взялся за узел обеими руками.

— Эй, там! — раздался негромкий, насмешливый голос. — Стой где стоишь, юноша. Я бью без промаха, а твой силуэт четко вырисовывается на фоне неба. Если промахнусь в тебя, то подстрелю коня, а этого ни один из нас не хочет, верно?

Крис застыл на месте.

— Зачем в меня стрелять? Я вас, мистер, не знаю. Какие-то подонки попытались украсть моего коня, и…

— Этот номер у вас не пройдет, мистер Мэйо. Совсем не пройдет. Видите ли, я о вас наслышан. Я знаю, кто вы есть, я все про вас знаю. Скажу более: в моей власти находится некто, в ком вы весьма заинтересованы.

— В вашей власти? Понятия не имею, о чем вы говорите.

Смех незнакомца прозвучал почти дружелюбно.

— Конечно, не имеете, мистер Мэйо. Конечно, нет. Видите ли, тут со мною Барда Маклин.

— С вами? Кто вы?

Снова раздался смех.

— Я — майор Джастин Парли, мистер Мэйо. Вам, полагаю, уже доводилось слышать это имя?

Глава 16

Крис Мэйо словно прирос к месту. Он почти ничего не знал о человеке, с которым оказался лицом к лицу: только то, что он командует шайкой ренегатов и теперь уверяет, будто Барда Маклин в его руках. Крис постарался, чтобы голос его звучал как можно более небрежно.

— Я слышал про вас, майор Парли. Но я не верю, что Барда Маклин у вас.

— А зря. Я захватил ее только благодаря вам. Когда вы не возвратились в Ларами, она решила, что вы лежите в прерии раненый, и поехала вас искать.

А что, на нее похоже! Отважная, великодушная, безрассудная девушка! Крис внутренне напрягся. Этот Парли вряд ли один… а сколько при нем людей? А если Барда и в самом деле в его руках, то где она?

— Вы не верите, что юная леди отправилась вас разыскивать? О, мистер Мэйо, как вы заблуждаетесь! Вы недооцениваете леди. Могла ли она не поехать? Нет, не могла — и поехала! Я вам завидую, мистер Мэйо. Нечасто удается завоевать столь глубокое уважение столь очаровательной леди!

— Если вы ее хоть пальцем тронете…

— Спокойно, мистер Мэйо, спокойно! Я разве дикарь невоспитанный? Мисс Маклин — урожденная леди, а я — джентльмен-южанин.

— Мы много слышали в Ирландии о южанах-джентльменах. — Крис осторожно подбирал слова. — Это замечательно — родиться джентльменом-южанином. Сэр, я вам завидую.

Парли был явно польщен, и это прозвучало в его голосе.

— Мистер Мэйо, я сожалею о том, что мы враги. Ирландское дворянство уходит корнями в глубь веков.

— Это так, сэр. Но я никогда не был вам врагом. На меня напали — и я защищался. А потом мисс Маклин попросила меня помочь ей спасти отца. Мог ли я отказать даме?

Ренегат или нет, но Джастин Парли почитал себя джентльменом, рыцарем без страха и упрека. В данной ситуации лучшим способом поведения было подладиться под этот образ: авось Парли и не выйдет из роли!

— Я бы не тревожился, кабы заранее знал, что вы — истинный джентльмен, сэр. По равнинам Запада разъезжают люди совсем другого сорта!

— Опусти винтовку, — объявил Парли. — Похоже, мы понимаем друг друга.

— Конечно, понимаем, но вы ведь не станете возражать, если я оставлю винтовку при себе? Мне так спокойнее.

Минуту противники молчали. За спиной у Криса послышались осторожные шаги. Держа винтовку на уровне локтя, ирландец резко развернулся и с силой ударил прикладом.

Подкрадывающийся сзади бандит уже занес было винтовку над головой, норовя оглушить Криса. Резкий поворот, сокрушительный удар по ребрам — и бандит рухнул на землю. Глухой стук, хриплый стон — и тишина.

— Что там такое? — крикнул Парли.

— Кажется, кто-то упал, — невозмутимо сообщил Крис и шагнул вперед. — Вроде бы за моей спиной.

Парли затаился в тени, так же, как и Мэйо.

— Садитесь на коня, — приказал майор-самозванец. — Мисс Маклин в моем лагере. Я уверен, она вам обрадуется.

— Простите великодушно, сэр, но я очень сильно сомневаюсь, что у вас есть лагерь, — отозвался Крис. — И к путешествиям я сейчас не особо расположен.

Сколько их там? Может быть, никого нет — только Джастин Парли и он сам? Один попытался было подкрасться сзади, но…

— Мне сдается, что лучше вам уехать подальше отсюда, — предположил Крис. — С наступлением дня линчеватели-виджиланты снова поспешат в прерию, и армейские подразделения тоже. А два патруля уже прочесывают местность, знаете ли… те два, что охраняют магистраль. Они повернули сюда и еще до рассвета возьмут вас в клещи. — Крис понятия не имел, правда ли это, но такое развитие событий казалось вполне логичным.

— Да? — протянул Парли, явно встревоженный. — А вам на что меня предупреждать?

— Послушайте, майор, мне вовсе не улыбается оказаться между двух огней. Я к этой драке непричастен. Я в Штаты приехал всего-то месяца два назад и ровным счетом ничего не знаю о ваших сварах да сумасбродствах. Вы говорите, что Барда Маклин с вами. На что вам похищать девушку, которая только-только переступила порог пансиона, я ума не приложу, но для вас же лучше предоставить ее мне и удирать куда глаза глядят. Удирать во все лопатки. Силы слишком неравны.

— По-твоему, все так просто. — В голосе Парли прозвучало раздраженное нетерпение. Парли, надо полагать, ждет, чтобы тот человек бросился на него, Криса, сзади. — Мы оставим при себе и Барду Маклин, и вас.

Крис осторожно шагнул назад. Лежащий на земле заворочался. Удар прикладом в грудь повредил ему, но не слишком. Наклонившись, Крис забрал у бандита револьвер и нож и подобрал упавшую винтовку. Снял патронташ и, как только негодяй попытался подняться, с силой вмазал ему по голове рукоятью револьвера.

— Это еще что? — возмутился Парли.

— Это череп трещит, — кротко сообщил Крис. — Кто-то попытался наброситься на меня сзади. Ох, и не люблю я этого!

— Бросай ружье, — хрипло приказал Парли, — и выходи, подняв руки.

Крис принял более удобную позу и припал к самой земле, сжимая в руках револьвер упавшего.

— Черта с два, — отвечал юноша. — Можешь открыть огонь, как только надумаешь, майор. — С разговорами о джентльменстве было покончено.

Наступила тишина — полнейшая, неподвижная тишина. Крис подождал немного, слегка нервничая, затем опустил колено к земле и осторожно пополз назад. Он по-прежнему держался в тени, а рядом росло еще дерево. Нога юноши нащупала впадину глубиною в несколько дюймов: тут с гор сбегали потоки. «Расширится по весне», — решил ирландец.

Вороной жеребец нетерпеливо ударил копытом: ему надоело стоять на месте.

Крис решил рискнуть, резко поднялся во весь рост, шагнул к коню и дернул за узел. В первый раз Крис почти развязал его. Чтобы докончить начатое, потребовалось всего лишь несколько секунд. По-прежнему — ни звука. Должно быть, убедившись, что западня не сработала, Парли сбежал, однако гарантий тому — никаких.

Засунув лишний револьвер за пояс и держа в руках обе винтовки, Мэйо вскочил в седло и погнал вороного вниз по размытой ложбинке.

Позади раздался выстрел. Пуля, должно быть, пролетела в нескольких футах от намеченной жертвы, а теперь Крис мчался во весь опор, пригнувшись вперед, чтобы лучше видеть дорогу. Вскорости юноша оказался на дне песчаного каньона. Конь ступал почти неслышно.

Итак, он спасся! Должно быть, рядом с Парли был только один бандит, либо, в силу каких-то причин, негодяи побоялись стрелять. Тот единственный выстрел — дело рук самого Парли, и, скорее всего, лжемайор спустил курок в приступе гнева, не заботясь о последствиях. Хотя кто знает, что произошло на самом деле? Гадать-то можно сколько угодно!

Каньон уводил на юг и быстро расширялся; вокруг расстилалась равнина, поросшая полынью и чахлым можжевельником.

Парли, безусловно, блефовал, надеясь запугать противника, а когда дело не выгорело, отступил… но зачем? На что он, Крис, сдался проклятым ренегатам? Он — мелкая сошка, жизнь его представляет интерес только для самого Криса. Мысль о том, что Барда в руках бандитов, не давала покоя. Ирландец в это не верил, но — кто знает?

Он проехал по оврагу до самой равнины и поскакал через открытую местность к поросшему деревьями косогору. Юноша внимательно огляделся, но конь вроде бы не проявлял беспокойства, и Крис въехал под сень рощицы. Привязав вороного, ирландец прислонился к тополю, не сводя глаз с дороги, по которой приехал.

Он, Крис, вооружен до зубов! Теперь у него — две винтовки, два револьвера и нож и патронов до черта: недаром же он снял с упавшего патронташ. Если на него нападут, он сумеет дать достойный отпор.

Примерно с полчаса Крис заботливо покоил свое израненное тело, затем поднялся на ноги, надел котелок и вернулся к коню. Оседлал жеребца, потрепал его по холке, поговорил с ним ласково: вороному нравилось внимание. Впервые за целый день ощутив голод, ирландец осмотрел седельные сумки. Неожиданно для себя он обнаружил, что Бреннан запихнул туда два сандвича и яблоко. Усевшись так, чтобы видеть залитую лунным светом равнину, Крис сжевал толстый ломоть хлеба с мясом и закусил фруктом. Изрядно проголодавшийся юноша охотно доел бы и второй сандвич, да только кто знает, как долго ему предстоит жить без пищи? Лучше сохранить кое-что на потом.

Он поскакал на юг. Местность становилась все более пересеченной. Перевалив через косогор, он внимательно оглядел бескрайние просторы прерии. Ни души.

Логика подсказывала ему вернуться в форт Сандерс или Ларами и узнать последние новости, выяснить наконец, что произошло.

Чем дальше на запад, к горам, тем более холмистой становилась местность. Ирландец описал несколько кругов, надеясь отыскать отпечатки копыт бардовской кобылки, но все следы перепутались, какие-то — вчерашние, какие-то — совсем старые. Ничего не оставалось делать, как возвращаться в форт Сандерс.

Юноша определил направление по звездам и повернул вороного: тот был в отличной форме, трава Вайоминга явно шла ему на пользу. Слова Парли запали в душу. Неужели Барда Маклин и в самом деле в его руках? Или лжемайор все выдумал? Но он-то, Крис, на что им сдался? Он — никто, мелкая сошка, никому не нужен, кроме себя самого.

Ирландец застегнул куртку. В воздухе похолодало: надо полагать, погода вскорости испортится, а ему, Крису, даже голову приклонить негде. Разъезжать по прерии на породистых лошадях, изображать из себя то солдата, то разведчика — это, конечно, очень даже здорово, особенно если добрым людям на пользу, но состояния на этом не сколотишь.

Впрочем, у него есть двенадцать сотен долларов. Кругленькая сумма, стоит всех полученных ударов; этого вполне достаточно, чтобы открыть свое дело, ежели придет ему такое в голову. Можно купить несколько коней, и…

Что-то ударило в шляпу, и в следующее мгновение донесся грохот выстрела. Мэйо резко развернул коня и ринулся в ближайший распадок. Крис понятия не имел, откуда стреляют, но раз кто-то открыл огонь, нужно укрыться в первой же низине.

Юноша на полном скаку влетел в овраг, промчался галопом сотню ярдов, увидел, что каньон разветвляется, и свернул туда, намереваясь окружным путем возвратиться на прежнее место. Дно было песчаным; ирландец пустил коня шагом, держа в руках одну из винтовок, последнее свое приобретение. Вторая покачивалась у седла.

Мэйо не терял бдительности. Ежели бандиты поскакали в погоню, то, скорее всего, вниз по каньону. Им не придет в голову возвратиться по собственным следам, как это сделал он, Крис. Ирландец уже огибал скалу, когда услышал, как копыто ударило о камень. Ни повернуть, ни прянуть в сторону юноша не мог: вороной несся вперед слишком быстро, такого сразу не остановишь!

Звук послужил своевременным предупреждением, и, когда ирландец завернул за угол, в руках у него была винтовка.

Перед Крисом выросли три всадника, и один из них орал: «Э-гей, теперь ему не жить! Я слово дал его убить — и дни мерзавца сочтены!»

Крис Мэйо знал только один способ драться, а именно — побеждать. Он воспользовался мгновенным преимуществом и открыл огонь.

Всадники находились на расстоянии вытянутой руки. Точным выстрелом ирландец снял говорившего с седла, а затем принялся палить куда придется, едва успевая передергивать затвор: слишком быстро, чтобы прицелиться, но чтобы напугать — достаточно. Один из всадников вонзил шпоры в коня и скакнул мимо Мэйо, остервенело паля на ходу. Пуля обожгла ирландцу щеку… или это ему только показалось? Крис выстрелил в третьего, что повернул коня на сто восемьдесят градусов и во весь опор помчался назад, вверх по каньону.

В этого человека Крис выстрелил дважды, оба раза — тщательно прицелившись. Тот дернулся, поднял руки, но остался в седле. Удержался-таки: хороший наездник!

Поворотив вороного, Крис поскакал назад — поглядеть, что сталось с всадником, который пронесся мимо него вниз по каньону. И человек, и конь уже скрылись из виду; в воздухе нависало облако пыли.

Луна поднялась на несколько градусов выше, заливая степи серебристым светом. Вернувшись назад, Крис оглядел осиротевшего коня: сам гнедой, грива и хвост малость посветлее. Всадник упал-таки и теперь лежал на камнях рядом, не сводя с Криса глаз.

— Черт подери! — проворчал бандит злобно. — Ты не должен был выйти живым из этой передряги! Я…

— Смелый ты парень, — негромко отозвался Крис, — и хвастаться горазд: стреляешь в человека из засады — хорош гусь!

Винтовка бандита валялась на расстоянии футов десяти. Крис забрал у раненого патронташ, затем сходил за ружьем. Теперь у него их три!

— Что ты со мной сделаешь? — поинтересовался ренегат.

Крис пожал плечами.

— Ты мне не нужен, а у тебя в ноге засела пуля, что тебе явно не в радость. С меня и довольно.

Ирландец задумчиво оглядел гнедую лошадку.

— Нечасто в этих краях увидишь человека верхом на кобылке. На моей памяти ты — первый.

— Эта кобылка сто очков вперед даст любому коню!

Ренегат с трудом приподнялся и сел, схватившись рукою за раненую ногу,

— Ты меня здесь бросишь?

Крис снял котелок.

— Прямо в тулью! Новехонький был, когда я уезжал из Ирландии, а теперь — хоть брось. А ведь ты надеялся, что пуля эта угодит мне в череп… так почему бы мне тебя не бросить? — Юноша перевел взгляд на гнедую кобылку. — И все-таки хозяин такой лошадки, который, в придачу, холит скотинку так, как ты, не может быть законченным негодяем!

Крис внимательно осмотрелся по сторонам. Скверное место, очень похоже на западню, но этот человек ранен, и ранен серьезно. Кроме того, Крису приглянулась лошадка. Ухоженная скотинка, знакома и с щеткой, и со скребком!

Юноша спрыгнул с седла.

— Ладно уж, я тебя подлатаю, подсажу на лошадь и отправлю в путь-дорогу. И считай, что свободен — до той поры, пока не настигнет тебя возмездие за твои злодеяния.

Крис положил шляпу на землю поверх свернутой куртки. Затем, убрав за пределы досягаемости все оружие, кроме собственного револьвера, он разрезал штанину раненого.

Пуля не перебила кости, но явно задела ее, оставив рваную рану. В подобной ситуации Крис мало чем мог помочь, однако юноша разложил костерок, достал из седельной сумы котелок, согрел воды и промыл рану, а затем перевязал ногу, разорвав на бинты рубашку пострадавшего.

— Я тебя, парень, подсажу на лошадь. А потом покажу дорогу. И послушайся моего совета, уезжай подальше! Всех вас ждут большие неприятности! Судя по тому, что я слышал, генерал Шерман кротостью не отличается, равно как и жители Ларами.

— Я уеду.

Крис помог раненому подняться, затем обхватил его рукою за талию и подсадил на кобылку. Пока Крис водружал беднягу в седло, лошадь с места не тронулась.

Ренегат смерил взглядом своего спасителя. Квадратная челюсть, изможденный, потрепанный вид… Он порывисто протянул руку.

— Пожмешь, а? Я жалею, что стрелял в тебя. В этой стране все не слава Богу, никогда не знаешь, в кого палишь! Меня кличут Пэрри Блессинг. Я родом из Дундаффа, что в Пенсильвании; оттуда я уехал и поселился у дядюшки в Виргинии, а там и война началась. Я вступил в армию, сражался до конца, и вот — мне еще тридцати нет, а жизнь почитай что кончена! Все потому, что связался с дурными людьми! А тебя как кличут?

— Криспин Мэйо, из графства Корк. Я вот думаю поехать на запад и прикупить себе ранчо где-нибудь в Калифорнии. Лошадок стану разводить, коней ирландской породы. А ежели ты станешь честным человеком да заедешь в ту сторону, так моя дверь завсегда для тебя открыта. Но за котелок ты мне должен. Вряд ли я отыщу другой такой в этой стране!

Блессинг развернул кобылку и поскакал прочь. Крис поглядел ему вслед.

— Великолепная лошадка, загляденье просто! Надеюсь, ничего плохого с ней не случится… Вот еще что! — закричал ирландец. — Погоди-ка на минутку! — Блессинг натянул поводья и остановился, поджидая Криса. — Ты был в шайке. Они захватили девушку? Барду Маклин?

— Нет. — Блессинг развернул лошадь. — Но вскорости захватят.

— Где они встали лагерем? Ты ведь не к ним едешь?

— Нет. — Пэрри Блессинг заколебался. — Есть в горах такое место, где поток низвергается со скалы. Ты ступай прямо к обрыву и пройди мимо кривой сосны. Словом, определишь по скалам, это несложно. Там-то они и будут. Майор собирался воспользоваться тобою в качестве приманки, чтобы завлечь в лагерь девушку, но теперь у него другой план. Сегодня ночью или завтра самое позднее майор похитит ее прямо из форта. — Пэрри помолчал. — С ним поедут Робб, Контего, Мюррей и еще несколько человек. Они жаждут мести.

— Благодарствую. Теперь езжай. И береги кобылку.

Крис в последний раз поглядел вслед отъезжающему, а затем погнал вороного в форт Сандерс.

Может, это правда, а может, и нет, только Крис склонен был поверить Блессингу. А ежели ренегаты снова захватят Барду, ей уже не спастись.

Глава 17

Над безмолвной землей вставала луна. Величественное спокойствие ночи снизошло на дикие просторы Запада, и, подъезжая к форту Сандерс, Криспин Мэйо не слышал ни звука. Только цокот конских копыт.

Странное чувство отчужденности владело юношей, чувство острой, щемящей тоски по чему-то, не имеющему названия… может быть, это ночь виновата? Или здешний край?

Да, он — иммигрант из другой страны, но чувство отчужденности вызвано отнюдь не этим. Крис уже не считал себя чужаком; это — его земля, он принадлежит ей, ибо за последнюю неделю заслужил это право; он знает, что в родные края уже не вернется. Он не из графства Корк, нет, он — человек Запада. Странная отчужденность — это только смутное ощущение, не более; определить его трудно, а объяснить — еще труднее.

Теперь при нем было оружие, и много, но револьверы и винтовки уже не напоминали юноше о своем присутствии. За . последние дни они словно стали частью его самого, казались продолжением руки. Жители этой земли носят оружие не для того, чтобы угрожать ближнему своему, но для того, чтобы отстаивать собственную свободу. Хозяева этой земли только что победили в кровопролитной войне за независимость, и независимость эту не желали утратить. Так что оружие для защиты свобод и прав должно быть под рукой.

Вдалеке замерцали огни.

Форт Сандерс, Ларами, несколько окрестных ранчо. Какими уютными и приветливыми кажутся освещенные окна одинокому ночному всаднику! Ничего, может, еще повезет, может, еще настанет день, когда он, Крис, войдет в такой дом, зажжет спичку, снимет ламповое стекло, затеплит фитиль собственной лампы, присядет отдохнуть в собственной гостиной. Юноша уже ощущал горьковатый запах дыма, ароматы горячей стряпни; блаженно вздохнув, он вытянет под столом ноги. Отдохнет… помечтает, вставая время от времени, чтобы подбросить бревно или помешать, угли в собственном очаге.

Не раз и не два на пути юноши встречались освещенные окна, но одинокие дома эти принадлежали другим людям. Проезжая мимо очередного ранчо, Крис замедлил коня. Хозяин как раз выходил из хлева, держа в одной руке фонарь, в другой — ведерко молока. Незнакомец неспешно побрел к дому, под ноги ему нимбом ложился слабый свет: такой покойный и гостеприимный, не свет небес, нет, но свет дома и мира.

Сейчас заскрипит отворяемая дверь, потом закроется за хозяином, и снова воцарится усыпляющий мрак. Этот человек устроится в кресле, расслабится, возьмет в руки газету или книгу или тихонько побеседует с женой.

— Да сохранится это на веки вечные, — проговорил Крис вслух. — Да сохранится на веки вечные, Господи, ибо это — самые прекрасные мгновения жизни человеческой.

Ирландец проехал по улице Ларами к платной конюшне; грум лениво скосил глаза на полуночного гостя. Крис натянул поводья. — У меня тут жеребец Бреннана, — сообщил он. — Конь мне еще понадобится.

— Да знаю я этого жеребца, — отозвался конюх. — И тебя знаю. Видел поединок своими глазами.

— Позаботься о жеребце. Мне надо повидаться с Бреннаном. — Крис спешился, держа в руках охапку винтовок. — В городе все тихо? Генералы вернулись?

— Не шумнее, чем обычно, Генералы вернулись, и поохотились они на славу: и на бизонов, и на человека.

— А Бреннан?

— Эти тоже приехали, и тоже поохотились всласть, тут ты мне поверь! Привезли гору трупов, и несколько пленных, и захваченных лошадей тоже. — Грум скосил глаза. — И не надо мне говорить, мальчик, что жеребцу необходим уход: а то я сам не вижу! Я ухаживал за конями получше этого еще до того, как тебя от груди отняли.

— Так займись им. Что до груди, меня растили, обмакивая кулак в молоко.

— Кулаки твои я видал! Здорово ты с ними управляешься, хотя кондуктору ты насолил изрядно. Ему нравилось быть первым силачом в округе. Он-то думал, что все ему позволено. А ты взял да все ему испортил!

Криспин Мэйо пересек улицу. Отряхнул штаны, а затем и куртку. Снял котелок и пригладил рукой волосы… мизинец словно огнем обожгло. Придирчиво оглядел заветный головной убор.

Отличный был котелок, ничего не скажешь! Лучшего у него отроду не водилось, а теперь вот в тулье зияет дыра! Ну что ж, лучше здесь, чем ниже. Новую шляпу он как-нибудь добудет…

Бреннан стоял за стойкой. В зубах у него торчала черная сигара. Владелец салуна поглядел мимо нее на Криса, затем водрузил на стойку кружку пива.

— Держи-ка, Мэйо! Когда за человеком охотишься, в глотке пересыхает.

— Барда Маклин в форте?

— Спроси кого другого. Так мне и скажут! Думаю, что да. Сегодня только и разговоров, что о бизонах да о ренегатах. — Бреннан подтолкнул кружку к гостю. — А где тебя черти носили? Мы облазили все окрестности и решили было, что ты валяешься мертвый где-нибудь в зарослях, а вороной убежал либо украден.

— Меня ранили, так что в драке поучаствовать не довелось. С вороным все в порядке. Но главные злодеи по-прежнему на свободе, хотя нескольких я прикончил. Я слышал, что сегодня ночью Парли попытается похитить Барду Маклин.

— Вот идиот! Неужели он никогда не уймется?

— Я говорил с человеком по имени Пэрри Блессинг, с тем, что разъезжает верхом на породистой кобылке. Он мне об этом и рассказал.

— Ты его убил?

— Нет. Я перевязал ему ногу, которую сам же и продырявил, а потом послал на все четыре стороны. Мне ужасно приглянулась кобылка, и я боялся, что если начну стрелять в него, то попаду в лошадь, так что я его отпустил.

— Лошадка классная: смирная, послушная, а уж бегает и прыгает так, что загляденье! Я уж и откупить ее пытался, и украсть думал, и в карты рассчитывал выиграть… но он кобылку не ставит. Ружье, рубашку, даже седло — что угодно, но только не кобылку. — Бреннан покачал головой, неохотно признавая за Блессингом достойное восхищения качество.

— Я поеду в форт. Мне надо поговорить с полковником.

Крис допил пиво. Он устал, устал смертельно. Даже это красочное выражение не передавало всей интенсивности его чувства. Нет, это не смертельная усталость, но смертельно-гробовая, если угодно. Однако же, отворачиваясь от стойки, юноша размышлял только об одном: как его примут в форте.

Конечно, ему не поверят. Похитить девушку из форта, где кишмя кишат солдаты, представляется делом абсолютно невероятным. Впрочем, Парли в достаточной мере безумен, чтобы отважиться на подобное, а к нему присоединятся и Дел Робб, и наверняка — Мюррей.

Сзади раздался голос Бреннана.

— Крис, в городе кипят страсти. Людям это все уже в печенках сидит, на улицах несколько раз затевались перестрелки. Нечестная игра, баловство с оружием — горожане этого терпеть не станут! Люди устали. А у Сэма Кокинса полно подлых дружков. Ты бы поостерегся.

— Я? — удивился Крис.

— Кое-кто тебя совсем не знает, а многие знают только как боксера. Когда разъяренная толпа устраивает погром, а ты оказываешься не в том месте… люди порою допускают ошибки!

Крис кивнул. Затем скользнул взглядом по винтовкам, прислоненным к стойке.

— Эй, Оуэн, — сказал он, — можешь забрать две. Больше одной мне не нужно, а ты — человек честный и обошелся со мною великодушно.

— Тащи их сюда, — приказал Бреннан.

Крис собрал ружья; вес их словно бы удвоился, настолько юноша вымотался за день. Крис отнес добычу в глубину палатки-салуна, куда указал Бреннан.

— У людей Парли забрал?

— Да, у тех, кто под руку подворачивался.

— Отличные ружья; я тебе за них заплачу. — Бреннан окинул винтовки опытным взглядом знатока. — Оставь себе вот эту, она лучше всех. Нагнись-ка. — Заслоняя юношу своим телом, он засунул во внутренний карман куртки Криса тяжелый кожаный мешочек. — Там твоя обещанная тысяча и еще немного, в счет винтовок.

Крис призадумался.

— Бреннан, ты — гордость Донегала, и мое тебе спасибо. Можно попросить тебя об услуге? Побереги денежки для меня до тех пор, покуда эта свара не закончится? Я чертовски устал, боюсь лишнего веса, — откровенно признался юноша. — Того и гляди свалюсь в канаву.

Бреннан хрипло расхохотался, забавляясь от души.

— Сдается мне, Мэйо, что тебя в канаву свалит разве что стадо бизонов.

— Нет, — отозвался Крис. — Атаку бизонов я выстоял. Но вот люди Парли могут. Если я не вернусь, отдай деньги Реппато Пратту, он человек порядочный. — Ирландец вернул Бреннану мешочек, подхватил винтовку и вышел наружу. Подмораживало. На дворе стояла осень, ночи стали холоднее.

Бреннан проводил гостя до двери.

— Вороному нужен отдых. Возьми у Джорджа чалого с клеймом «Вертикальная черта 4-С».

Джордж сонно воззрился на гостя.

— Как, снова ты? Ты что, вообще не спишь?

— Мне нужен чалый.

— Да слышал я через стену. — Джордж поднялся на ноги. — Ты же с ног валишься. Хочешь поспать вон там, в сене?

— После. Я еду в форт. — Крис повернулся к конюху. — Ты следи в оба. В город могут пробраться люди Парли.

— Сюда они не сунутся. — Джордж набросил седло на спину чалого и потуже затянул подпругу, ударив коня в брюхо, чтобы тот выпустил ветры. — Ты знаешь Хейзл Керри? Ее домишко вон там, на заднем дворе. Хейзл вроде как хороводится с бандитами. Особенно с Делом… ну, с тем, что любитель пострелять.

Крис вскарабкался в седло, перекинул винтовку через плечо.

— Может, и загляну, когда вернусь. Мне это все уже в печенках сидит.

У ворот его окликнули. Часовой позвал разводящего. Им оказался Халлоран. Он усмехнулся, гордо демонстрируя Крису новые нашивки.

— Сам Шерман распорядился. Перед тем как уехать из форта.

— Так он уехал?

— Все генералы уехали. Полковник Маклин еще здесь. Утром он уезжает на запад вместе с дочерью.

— Я должен повидать его.

Халлоран поглядел в сторону офицерских казарм.

— Они уже легли, Крис. Подожди до завтра.

Путаясь в словах, Крис объяснил ситуацию. Сейчас ему хотелось одного: прилечь и проспать по меньшей мере неделю, все равно где, в постели, в сарае — где угодно.

Халлоран призадумался.

— Хорошо, — сказал он наконец. — Я отведу тебя. Если там горит свет, я попробую разбудить их.

Темнел пустынный плац. Не обменявшись по пути ни словом, друзья пересекли ровную площадку. Покрасневшие глаза Криспина болели, и разные части его тела властно требовали примочек и мазей. Юноша пребывал в прескверном настроении и хотел поскорее покончить с малоприятным делом.

В одном из окон горел свет, и Халлоран нерешительно постучал. Спустя мгновение дверь открыл сам Маклин. В руке полковника поблескивал револьвер.

— Это вы, юноша? Что случилось?

— Да все этот Парли, сэр. Я говорил с одним человеком из его шайки. Бандиты собираются снова похитить вашу дочь. На этот раз только в порядке личной мести, сдается мне.

— Этот человек одержим.

— Так и есть, сэр. В этом-то все и дело. Он непременно попытается. Я и с ним говорил… Он считает себя последним оставшимся в живых героем Юга, а вовсе не ренегатом и преступником, кем на самом деле является. Он попытается, полковник!

На шум голосов вышла Барда. Распущенные волосы окутывали плечи мягкой волной, девушка куталась в халат, надетый поверх ночной рубашки. Крис снял котелок.

— Отец? Пусть мистер Мэйо переночует здесь. Разве ты не видишь? Он так устал и избит, что с трудом на ногах стоит.

Полковник Маклин окинул юношу придирчивым взглядом, затем улыбнулся.

— Хорошо. У нас тут тесновато, но я распоряжусь, чтобы вам постлали на диване. Заходите, Мэйо. Мы перед вами в неоплатном долгу; приют на ночь — услуга слишком ничтожная!

Полковник вышел на крыльцо и приказал Халлорану усилить стражу.

Когда Маклин возвратился в комнату, Барда уже деловито разбирала одеяла, собственноручно застилая постель. Крис положил котелок на стол и снял куртку. И ужасно смутился, впервые осознав, в каком состоянии его костюм.

— Я поскакал прямо сюда, — сообщил юноша покаянно. — Не было времени переодеться.

Барда повернулась к нему, собираясь что-то сказать, и вскрикнула от ужаса.

— Крис, вы ранены! Бок весь в крови!

— Да это пустое, — смущенно пробормотал ирландец. — Пуля кости не задела.

— А вы откуда знаете? Держу пари, что вы даже не осмотрели рану, — возмутилась девушка. — Снимайте рубашку.

— С вашего позволения, мисс, этого я делать не стану. Это же нарушение всех приличий, а вы — дочь старшего офицера, благовоспитанная молодая леди, и все такое прочее.

— Крис, я промою вашу рану. — Девушка уже открыла сундучок и извлекла на свет корпию, бинты и склянки. — Не беспокойтесь, мне уже приходилось выступать в роли доктора, — сообщила она. — Я, как-никак, дочь полка.

— Она права, Крис, — вмешался полковник. — Вам необходим уход.

— Да мне бы только выспаться, — в отчаянии воскликнул Крис, — и я буду как огурчик…

— Крис Мэйо, извольте исполнять приказание! — потребовала Барда Маклин.

— Но пристало ли мне…

— Забудьте про приличия! Тоже мне, пристало — не пристало! Снимайте рубашку! — приказала девушка.

— Слушаюсь, мисс Маклин, — кротко отозвался Крис.

Он стянул рубашку, поморщившись от боли, ибо ткань отдиралась вместе с запекшейся кровью. Юноша присел на край дивана и покорился своей участи: в течение двадцати минут раны его деловито промывали, прижигали, умащали и перевязывали. Потом полковник и его дочь тщательно осмотрели голову гостя. Опытные пальцы Маклина легко скользили по черепу, осторожно нажимая там и тут.

— Полагаю, вы сильно ушиблись.

— Да, пару раз.

— Вам повезло, что череп не треснул. Думаю, вы поправитесь. Барда, перевяжи заодно и палец, дорогая. А порез над глазом вы получили во время вчерашнего поединка? Он уже заживает. Ох, Мэйо, изрядно же вам досталось!

— Да все как-то так складывается, сэр, неприятности меня словно караулят на каждом шагу!

— А теперь ложитесь и отдыхайте, Крис, — посоветовала Барда. — Я принесу вам чаю.

— Вот это было бы здорово. С тех пор как я уехал из Ирландии, я чаю толком не пробовал. Чашка горячего чая меня отлично согреет.

Барда ушла на кухню. Крис стянул сапоги и, уступая настояниям Маклина, надел одну из рубашек полковника взамен испорченной собственной. Глубоко вздохнул и вытянулся на диване. Ну и устал же он… В жизни так не уста…

Вошла Барда с чашкой чая и остановилась у порога. Маклин улыбнулся.

— Он уснул. О чае не беспокойся — я сам его выпью.

Полковник подобрал котелок и осмотрел пулевое отверстие.

— Близко, — признал он. — Очень близко. — Маклин перевел взгляд на Криса, тот, казалось, полностью отключился от окружающего мира. — Неординарный человек, милая. Очень неординарный человек. И ты была права… он — прирожденный джентльмен.

Глава 18

На шторах играли рассветные блики. Крис открыл глаза. В незнакомой комнате царили тишина и полумрак.

Тут юношу озарило. Он — на квартире полковника Маклина, в форте Сандерс! Ирландец резко сел. Выходит, ночью бандиты не пытались осуществить свой замысел. А полковник и Барда уезжают сегодня… стало быть, ренегаты нанесут удар именно сегодня. Непременно сегодня.

Ирландец вскочил на ноги, натянул сапоги и котелок. Кобуры с револьвером он не снял даже на ночь. Крис извлек оружие на свет и крутанул барабан… заряжен!

Юноша проверил патронташ: осталось четырнадцать патронов. Этого должно хватить, тем более что винтовка заряжена, а в куртке есть еще несколько комплектов патронов.

Приподняв шляпу, Крис на цыпочках прокрался к двери, затем одумался и вернулся. На столе валялся забытый конверт и огрызок карандаша. «Спасибо за все. Я приду к поезду, если смогу», — нацарапал Мэйо.

По-прежнему на цыпочках юноша выбрался на улицу, надвинул на лоб котелок и зашагал через плац. Только что прозвучала команда: «Разойдись!» — солдаты неспешно разбредались в разные стороны. Крис подошел к Халлорану.

— Мне понадобится моя лошадь.

— Раненько ты уходишь. Что-нибудь случилось?

— Я вспомнил, что конюх говорил мне, будто кое-кто из банды Парли дружится с женщиной по имени Хейзл Керри. Если ренегаты до сих пор ничего не предприняли, так непременно нападут на станцию или на поезд. Я, пожалуй, навещу ее.

Крис несколько раз согнул и разогнул пальцы. Пальцы чувствовали себя превосходно, равно как и он сам. На удивление превосходно. Ирландец вскочил на чалого и легким галопом поскакал к воротам.

Винтовка болталась за плечами. Крис вытащил револьвер, наслаждаясь тем, как легко рукоять скользнула в ладонь. Да уж, руки у него не крюки! На скаку юноша попытался снять винтовку, и винтовка тоже послушалась. Не то чтобы он сделался великим профессионалом, но дело, безусловно, ладилось.

Говорят, что важен первый выстрел. Хорошо, он учтет. Отныне — никакой пальбы наугад, от нетерпения. Хватит людей пугать.

Крис поставил коня в стойло. Из каморки появился Джордж, на ходу натягивая подтяжки.

— Снова ты? Ну, чего надо?

— Хочу нанести визит. Погляжу, нет ли гостей у Хейзл Керри.

— Ты смотри поосторожнее! Нехорошие это люди. О, я не про Хейзл! Она не хуже, чем прочие женщины ее класса, может, даже получше. Просто Делу она приглянулась.

Крис заколебался, затем оставил винтовку в конюшне. В закрытом помещении с винтовкой трудно управиться. К тому же юноша надеялся, что стрелять не придется.

Ирландец проследил за указующим пальцем Джорджа.

— Видишь? Маленький побеленный домик прямо за загоном Куни? Мимо не пройдешь.

Солнце не поднялось еще над горизонтом, город окутывали серые предрассветные сумерки. Где-то хлопнула дверь, закукарекал петух, зазвенело ведро. Крис вышел на задний двор, перелез через забор платной конюшни и поднялся по аллее.

В загоне Куни паслось несколько коней, все — незнакомые. Юноша остановился на углу, разглядывая побеленную хибарку.

«Невелика… однако там три, а то и четыре комнаты. Лучше войти с черного хода».

Занавеси были опущены, свет погашен. Рука скользнула к кобуре и отстегнула ремешок. Не хотелось, чтобы револьвер застрял именно в тот момент, когда окажется нужен.

Криспин Мэйо, человек из графства Корк и Вайоминга, смерил взглядом расстояние, отделяющее его от цели. Тридцать футов, не больше. Хорошо бы пересечь этот последний отрезок незамеченным!

Мгновение юноша помедлил, затем глубоко вздохнул и двинулся вперед. Из-под ноги с легким стуком выкатился камешек. Поднялось облачко пыли. А вот и заднее крыльцо. Заскрипели ступени. Крис осторожно постучал.

Молчание. Затем дверь тихо отворилась — так тихо, что Крис понял: хозяйка старается не. шуметь. В проеме возникла рыжеволосая девушка: мягкие вьющиеся локоны обрамляли лицо. Высокая прическа рассыпалась, огненные пряди волной падали на плечи. Девушка была на диво хороша собой: впечатления не портили даже жесткие складки у глаз и губ. Крис сразу узнал ее.

— Мне нужна Хейзл Керри, — сообщил ирландец.

— Так меня называют, — тихо проговорила она. — Привет, Криспин, доброго тебе утра.

— Пригласи его в дом, раз уж ты так хорошо его знаешь, — предложил голос.

Девушка заколебалась.

— Уходи, Криспин. Немедленно уходи, и ежели вернёшься в графство Корк, будь так добр, никому не рассказывай про то, что видел. И про меня тоже.

— Ни слова не скажу, ты же меня знаешь, — отозвался Крис. — Но джентльмен, кажется, желает повидать меня?

Девушка отстранилась, и Криспин вошел в дом. Навстречу ему шагнул Дел Робб. На красивом лице играла насмешливая улыбка.

— Так вы знакомы? Ты мне не говорила, любовь моя.

— Она не знала, что я здесь, — тихо отозвался Крис. — Отсюда до тех мест, где мы повстречались, дорожка дальняя, да и знакомство это случайное. Дело было на сельской ярмарке… в Ирландии.

— Хм? Ну что ж, я рад, что вы снова встретились, пусть даже всего на минуту-другую.

— Думаю, ей стоит уехать на запад. — Крис осторожно подбирал слова. — Судя по слухам, тем, кто не в ладах с законом, в городе скоро придется несладко. Грядут большие неприятности.

— Неприятности мы любим, правда, милочка? — улыбнулся Робб. — А ты, ирландец, ты тоже ищешь неприятностей на свою голову? Сдается мне, куда бы я ни пошел, везде слышу твое имя. Пора с этим кончать.

— Да и тебе лучше уехать, — негромко продолжал Крис. — И тебе, и Парли, и прочим. Война окончена, незачем ее затягивать, незачем сеять смуту среди своих же сограждан.

Теперь кухню заливал яркий утренний свет. Вокруг царили чистота и порядок: видно было, что хозяйка дома грязи не любит.

— Для тебя найдется новый дом в другом городе, Хейзл Керри, — негромко настаивал Крис. — Будь добра, садись на поезд и поезжай на запад. Судя по слухам, здесь скоро начнется стрельба и пожары; одинокой женщине тут явно не место.

— Что до стрельбы, это я возьму на себя, — сообщил Робб.

— Против линчевателей-виджилантов? Да если ты задержишься в городе, Робб, тебя непременно вздернут.

— Да слыхал я это! Все вздор!

— Ты так считаешь? Город полон слухов о готовящемся погроме, ты скоро сам убедишься, что горожане отлично знают ваши убежища, и места уже выбраны, и веревки заготовлены. Разумнее уехать отсюда, уехать как можно дальше. .

— Не будь дураком, — насмехался Робб. — Пьянь ирландская байками меня не запугает. А если я и впрямь уеду. — усмехнулся бандит, — то только привесив к поясу твой скальп.

— В присутствии дамы? Ты убьешь человека в присутствии дамы?

— Дамы? Это ты про нее, что ли?

Этот человек твердо вознамерился убить его, Криса. Побахвалится немного, задира чертов, а потом перейдет к делу.

— Стрелок из меня никудышный, — признался Крис. — Я привык к кулачной драке.

— На этот раз, ирландец, этот номер не пройдет. Я тебя убью, как только…

Крис Мэйо вовсе не надеялся решить дело при помощи кулаков, но лишняя доля секунды пришлась кстати, и он первым выхватил револьвер. Ручища ирландца находилась в каком-то дюйме от кобуры: ладонь скользнула под куртку, пальцы сомкнулись на рукояти, рванули курок — и револьвер выпалил.

Дел Робб был слишком уверен в себе и полон презрения к противнику. Бандит знал, что для Криса Мэйо огнестрельное оружие внове; юноша приехал из страны, где ружей не носят. Ренегат рассчитывал, что мальчишка отпрянет назад, станет умолять или, на худой конец, неуклюже полезет за стволом. Но Крис повел себя совершенно иначе; и движения его были точны и быстры. Мгновения оказалось достаточно. Робб замешкался. Он утратил контроль над происходящим, а расстояние не превышало и десяти футов.

Дуло Робба уже шло вверх, когда в бандита угодила пуля. Робб ощутил резкий, сильный толчок в области поясницы. Пальцы судорожно сомкнулись на рукояти револьвера. Пуля продырявила пол, Дел Робб забалансировал на цыпочках, затем снова опустился на пятки. Дуло поднималось все выше, глаза ренегата налились гневом.

Криспин Мэйо сражаться умел. Он привык наступать, теснить противника могучими ударами кулаков. Так он действовал и на этот раз. Пуля угодила в цель; Крис стремительно шагнул вперед и дважды спустил курок. Расстояние не превышало и четырех футов.

Глаза Робба вылезли из орбит, он подался назад и прислонился к дверному косяку.

— Ты, сукин с…

Одним ударом Крис выбил револьвер из его руки. Оружие упало на пол, а Робб все стоял, прислонившись к косяку, колени его медленно подгибались. Затем он рухнул лицом вниз.

Крис шагнул назад и повернулся к Хейзл Керри.

— Мне очень жаль, — проговорил он.

— Оставьте вашу жалость для того, кто в ней нуждается, — отозвалась девушка. — Мне он никогда не нравился. Я его боялась. Он мне угрожал.

— Забудьте об этом. — Крис обвел рукой комнату. — Запакуйте свои пожитки и садитесь на поезд. У вас осталось не более часа, но, пожалуйста, постарайтесь не опоздать!

Он перезарядил револьвер и запихнул его в кобуру.

— Где остальные? Вы знаете?

— В том-то и беда, что не знаю! Но они здесь, в городе.

— Садитесь на поезд! Не ждите до последнего, отправляйтесь прямо сейчас!

Юноша вышел на яркий солнечный свет. Со стороны конюшен к нему направлялись Реппато Пратт и Халлоран.

— Что произошло? — поинтересовался Реп.

— Бандиты здесь. Их надо найти!

— Не беспокойся, — отозвался Халлоран. — Семейство Маклинов проедет через город в сопровождении кавалерийского отряда. Их посадят на поезд, и взвод солдат станет охранять их на протяжении всего пути до конца магистрали и проводит дилижанс до Калифорнии. Так распорядился генерал Шерман.

— Кто там, внутри? Ну, то есть кроме Хейзл? — полюбопытствовал Реп.

— Дел Робб. Он мертв.

Друзья уставились на Криса во все глаза, едва осмеливаясь поверить, однако зная, что в такое время юноша шутить не станет. Дел Робб!

Ирландец перешел через улицу и направился к салуну. У «Красотки Запада» стояло несколько человек. Привязанные к перилам лошади были в пыли и в мыле. Крис вошел внутрь. Бреннан вытащил сигару изо рта.

— Деньги тебя ждут, Мэйо, ежели ты достаточно окреп, что бы таскать на себе такое богатство. — Тут же, на стойке, Бреннан отсчитал всю сумму золотыми монетами, затем сложил деньги в мешочек. — Бери, браток. Ты едешь с Маклином?

— Да, в Калифорнию. Думаю обзавестись ранчо.

— Понятно. Ну что ж, одна кобылка тебя уже ждет на станции. Кобылка Пэрри Блессинга. Он посылает ее тебе в качестве подарка.

Крис покачал головой.

— Не может того быть. Он ни за что не расстанется с лошадкой, пока жив.

— Вот именно. Беднягу убили… убили бандиты Парли. На смертном одре он пожелал, чтобы кобылка досталась тебе, так что кто-то привел ее сюда.

— Кобылка славная! — Криспин Мэйо пораскинул мозгами. — Кто, говоришь, ее привел?

— Да мы этих людей не знаем. Какие-то чужаки, что спугнули убийц и помешали Парли довершить начатое и украсть лошадку. Они привязали кобылку к перилам у станции да там и оставили.

Мэйо оперся ручищами на край стойки и пораскинул мозгами.

— Бреннан, я хочу угостить тебя чем-нибудь. И всех этих джентльменов — тоже. А мне бы пивка.

— Я вообще не пью, — сообщил Бреннан, — но от сигары не откажусь. Удачи тебе!

— Блессинг видел, как приглянулась мне его лошадка, -проговорил Крис не без грусти. — Я рад подарку. Но его мне жаль. Мы могли бы быть друзьями.

Вдалеке раздался паровозный свисток. Крис отхлебнул пива.

— Поедем со мной, Реп. Мне понадобятся помощники, а кто знает мустангов лучше, чем ты?

— А что, Крис, я с превеликим удовольствием! Тем более что насчет мустангов ты прав.

— А вон и кавалерийский отряд, — объявил Бреннан. — Это Маклин и его дочь.

Криспин Мэйо отхлебнул пива, затем еще и отставил кружку. Юноша протянул руку.

— Твоя дорога тоже лежит на запад, верно, Бреннан? Как только магистраль достроят, тебе здесь будет нечего делать.

— Может, и так, — согласился Бреннан и прикусил кончик сигары. — Крис, держи ствол наготове.

Они вышли из салуна. Крис Мэйо отправился в конюшню, забрал винтовку и в сопровождении двух друзей зашагал по улице к железнодорожному полотну. Внезапно юноша вспомнил, что оставил в гостинице саквояж. Ну да пусть там и остается, ничего в нем нет, кроме старых лохмотьев! Снова раздался свисток.

— Я погружу кобылку вместе с лошадьми Маклина, — предположил ирландец вслухх. — В вагоне и для нее хвати места.

По пути то и дело попадались небольшие группы людей, что негромко беседовали промеж себя. Скользнув взглядом по Репу и Крису, они спешили мимо. Один из прохожих сказал что-то вполголоса. Кое-кто обернулся и присмотрелся к друзьям повнимательнее.

Ряд домов выходил на станцию. Крис дошел до угла и пересек улицу. Станция казалась пустынной. Рядом в ожидании поезда ошивались зеваки. На платформе выстроилось несколько оставленных владельцами саквояжей. Одинокий пассажир в сером костюме английского покроя раскуривал трубку, повернувшись к друзьям спиной.

Реп кивнул в сторону перил.

— Вон твоя лошадка. Правда, красавица? Заберем?

— Погоди. — Крис не совсем понимал, чего ждет, но что-то подсказывало юноше: если Парли и впрямь задумал нанести удар, то это произойдет теперь или никогда.

По улице промчались двое кавалеристов, ведя в поводу полковничьего мерина и кобылку Барды. Затем показалась шеренга всадников. Впереди отряда ехал полковник Маклин. По правую его руку скакал лейтенант, по левую — Барда.

Двое кавалеристов привязали приведенных лошадей и развернулись, поджидая отряд. Оба — вооружены до зубов и готовы к любым неожиданностям.

Подоспел сменившийся с дежурства Халлоран. И он тоже был во всеоружии.

— Не нравится мне здесь, — шепнул Реп приятелю. — Могу поклясться, что Парли что-то затевает.

Снова раздался пронзительный свисток. Вдали показался поезд. Маклин, лейтенант и Барда подъехали к коновязи и спешились. Один из поджидающих кавалеристов принял поводья: эти лошади были казенными. Мерин и кобылка стояли рядом неоседланными; их предстояло погрузить в вагон для долгого путешествия.

Крис подошел поближе.

— Сэр?

Маклин остановился.

— Как самочувствие, Мэйо? Что я могу для вас сделать?

— У меня тут кобылка, сэр. Очень породистая кобылка, по наследству мне досталась. Я тоже еду в Калифорнию, и вот подумал, а не найдется ли для нее места в вагоне рядом с вашими лошадками? Я охотно заплачу.

— Разумеется, и платить вам ни в коем случае не придется. Сержант, позаботьтесь. — Маклин оглянулся по сторонам. — Где кобылка?

Крис указал на коновязь, и сержант послушно направился к лошади.

— Подождите, — окликнул его Крис вполголоса. — Лучше я сам за ней схожу. Может быть, это ловушка. Думаю, что люди Парли знают, как приглянулась мне эта лошадка.

Сержант расстегнул кобуру.

— Да, сэр. Ну, я им покажу!

— Это моя кобылка. Прикройте меня, если сможете.

Юноша оглянулся по сторонам. Полковник и Барда неспешно шли к поезду, лейтенант не отставал.

Крис резко повернулся, и Реп проворно отступил назад, чтобы избежать столкновения.

— Сержант! Они наверняка в поезде! Ренегаты, я хочу сказать! Они могут быть только там!

Сержант окинул состав зорким взглядом.

— Сомневаюсь, но, может быть, вы и правы.

Он зашагал к кавалеристам, что собрались было спешиться. По слову сержанта всадники развернули коней и поскакали к поезду.

Сходни уже опустили. Крис отвязал кобылку и побрел к составу. Один из кавалеристов уже вел к вагону полковничьего мерина. Мэйо последовал за ним. Держась так, чтобы между ним и поездом все время находилась кобылка, юноша вытащил револьвер и засунул его за манжет, чтобы был под рукой.

Кони поднялись по сходням. Ирландец не сводил с них глаз. Юноша уже заметил, что машинист почему-то так и не вышел из будки. Тормозной кондуктор стоял у вагона, в котором поедет полковник. Вот он отошел в сторону, пропуская семейство Маклинов вперед.

Двое кавалеристов проехали вдоль состава, заглядывая в окна. Покачали головами.

— Никого, — объявил сержант. — Вы их переоценили, мистер Мэйо.

Крис обвел глазами поезд. Два пассажирских вагона, два грузовых, вагон для скота и еще один почтовый. Где? Ну где же?

Юноша подошел поближе и проследил за тем, как Реп привязывает кобылку в стойле. Этот вагон изначально не был предназначен к перевозке скота: его переоборудовали и приспособили для перевозки животных, принадлежащих железнодорожным инженерам или офицерам армии. Небрежно сколоченные стойла высоким качеством не отличались.

Крис поглядел в сторону паровоза. Никого. Под ложечкой засосало, губы пересохли. Юноша чувствовал: кольцо смыкается, смертельная опасность подстерегает повсюду, куда ни глянь. Шею так и сводило.

Ирландец засунул руку под куртку и взялся за рукоять револьвера, затем медленно прошелся вдоль вагонов. Грузовой вагон, следующий сразу за паровозом, не был опечатан. Крис прошел мимо, затем направился к сержанту.

— Они там, жизнью готов поручиться, что там! Кто-то спрятался в тендере или даже в самой будке и держит машиниста под прицелом. Ты только погляди на него! Даже не сошел поразмять ноги!

— Да в будке не особо спрячешься, — засомневался сержант. — Я поговорю с лейтенантом.

Он неторопливо зашагал к хвостовому вагону. Крис не спускал глаз с двери грузового вагона. Должно быть, оттуда можно наблюдать? Сквозь зазор между досками? Или сквозь дверную щель?

Вдруг раздался паровозный свисток. Поезд дрогнул, колеса завращались. Крис снова обвел глазами поезд. Маклин и Барда уже поднялись в вагон.

Пока сержант что-то взволнованно объяснял лейтенанту, поезд тронулся. Крис сразу понял: дан приказ отъезжать, и немедленно. Юноша резко обернулся, схватился за сходни ближайшего вагона и подтянулся на руках.

Реп, что как раз сошел на землю, быстрее молнии метнулся к вагону и тоже оказался в поезде.

Лейтенант бросился вперед, но поезд уже набирал скорость, а до последнего вагона оставалось шагов двадцать. К тому времени как он окажется у сходней, поезд помчится на всех парах: состав стремительно разгонялся. Можно выслать в погоню кавалерийский отряд, да только вряд ли лейтенант на это пойдет: убоится ответственности. Много ли стоят подозрения ирландского простачка? Скорее всего, просто пожмет плечами и отнесет это все за счет странностей машиниста, которому взбрело в голову разогнать состав, чтобы наверстать время. Но ведь Маклинов должен сопровождать взвод солдат! Неужели лейтенант не прикажет хотя бы им поспешить вслед за поездом?

Крис перебрался в вагон, следующий за тем, где, по подозрениям ирландца, затаились бандиты, и уселся у стоп-крана. Как ренегаты рассчитывают сойти на полном ходу? Или где-то впереди поджидают лошади — там, где они предполагают остановиться? А оттуда они сразу помчатся в горы Медисин-Бау?

По обе стороны вагона были двери, но на ходу соскочить непросто, разве что дорога резко пойдет в гору, как в том самом месте, где бандиты изначально собирались напасть на поезд. У крохотной красной станции, где он, Крис, впервые позволил втянуть себя в эту свистопляску!

Ирландец понятия не имел, каким окажется рельеф местности, но Парли, надо полагать, все рассчитал заранее.

И еще кое-что. Через крохотную дверцу в дальнем конце вагона при желании вполне можно протиснуться. Выбравшись сквозь нее, бандиты пройдут по крышам к тому вагону, в котором едут Маклин и Барда.

Ирландец встал. Для того, кто привык к корабельной качке, не составит трудя пройти по крышам вагонов. Он пробалансировал по узкому мостику и, двигаясь в конец состава, перебрался через второй грузовой вагон. Юноша оглянулся… погони пока нет.

Можно вытащить штифт и разъединить состав, да только это не выход, потому что бандиты наверняка едут в грузовом вагоне, а грузовой вагон присоединен к паровозу. Паровоз просто-напросто даст задний ход и снова подцепит вагон.

Юноша спустился по навесной лестнице и вошел в пассажирский вагон, где расположилось семейство Маклинов. Реп стоял рядом с полковником. Барда сидела подле отца, лицо девушки напряглось, в расширенных глазах застыл ужас. Только двое солдат успели вскочить в поезд, двое из обещанного эскорта.

— Поезд слишком быстро тронулся, — озабоченно разъяснял Реп. — Солдаты как раз спешили к вагону, а машинист взял да и отправил состав. Что-то тут неладно.

— Сэр, — сообщил Крис Маклину. — Сдается мне, враги засели в первом вагоне. Они либо задумали выбраться через маленькую дверцу в конце вагона, что рядом с тендером, и перейти сюда по подвесному мостику, либо где-то впереди их ждут лошади.

— А машинист?

— Они держат его под прицелом, я уверен, сэр. Он из будки даже носу не высунул… Я хочу сказать, что один-два бандита наверняка спрятались в тендере и взяли беднягу на мушку. Он вынужден слушаться или получит пулю в брюхо.

— Понятно. — Полковник Маклин огляделся. — Разумная теория! Ну что ж, по меньшей мере пятеро из нас вооружены. — Он поднялся на ноги и обвел взором пассажиров. Трое мужчин и две женщины. — Джентльмены, — громко воззвал он. — Вы при оружии?

Высокий, худощавый старик поднял взгляд: холодные как сталь глаза уставились прямо на собеседника.

— Полковник, да меня без ствола не видали с тех самых пор, как я был недомерком не выше жабы.

Маклин коротко объяснил ситуацию. Старикан смачно сплюнул в медную плевательницу.

— Я еду в Калифорнию, ясно? Я заплатил за проезд, ясно? Я доберусь на этом поезде до Ада-на-Колесах, а потом сяду в дилижанс, и пусть кто-нибудь только попробует сунуть мне палку в колеса! С тех пор как я был мальчишкой несмышленым, я только и мечтал, что прокатиться на этих самых паровозах. Ежели эти парни к нам пристанут или, скажем, побеспокоят милую леди, рассчитывайте на меня. Я одного-двух уложу как нечего делать!

Реп переглянулся с Крисом и усмехнулся. Достойный союзник!

Маклин повернулся к остальным. Один, толстощекий коммивояжер в жемчужно-сером котелке, вытащил из-под куртки шестизарядный револьвер и помахал им в воздухе.

— Да, сэр. Я с вами.

Пухленькая блондинка с туго перетянутой талией извлекла из ридикюля «ремингтон-44». Положила его на колени и мило улыбнулась спутникам.

— Солдатики меня вовеки в беде не оставляли, так что сдавайте карты, полковник, я сделаю ход, когда скажете.

— Вы неподражаемы, мэм, — поклонился Маклин.

Встал и третий пассажир, в костюме английского покроя. Щеки его слегка раскраснелись.

— Вы полагаете, начнется перестрелка?

— Надеюсь, что нет, — отвечал Маклин. — Но очень возможно.

— У меня есть дробовик, — гордо сообщил пижон. — Захватил с собой, чтобы пострелять степных тетеревов или перепелок, но ежели вы считаете…

— Когда придет время, — предложил Маклин, — просто наставьте его на бандитов и что есть мочи жмите на спусковой крючок. Ужо будут вам птицы, да еще какие: что называется, стреляные воробьи!

Второй женщиной оказалась Хейзл Керри. Не говоря ни слова, она продемонстрировала собравшимся изящный короткоствольный револьвер с отливающей жемчугом рукоятью.

— Мэйо, друг мой, — воскликнул полковник Маклин почти весело, — да у нас тут целый гарнизон! Десять стволов! Парли на это вряд ли рассчитывал!

Крис положил винтовку на сиденье и снова проверил револьвер. Поезд прогрохотал через переезд, затем свернул в туннель, проложенный сквозь холмы, и снова выкатился на открытую равнину. Снова раздался паровозный свисток… это еще зачем?

Крис выглянул в окно, щурясь от дыма и угольной пыли. Зола забивалась в ноздри. Впереди, насколько хватает глаз, местность казалась пустынной: равнина поросла жесткой бурой травой, тут и там торчали острые камни. Снова раздался паровозный свисток; долгий, тягучий звук уныло повис над холмами. Поезд снова прогрохотал через переезд. Ирландец беспокойно заерзал.

— Схожу-ка я туда, — предложил он Маклину. — Думается мне, что это сигнал. Может быть, я их задержу. — Мэйо двинулся к концу вагона, Реп и старикан увязались следом.

— Если они на паровозе, — просиял старик, — ужо мы их оттуда вытряхнем!

Крис шел впереди. Шагнул на сцепление, ухватился за лестницу следующего вагона, легко вскарабкался по ступеням. Прошелся по навесному мостику, перепрыгнул на крышу следующего вагона. Вдруг, нежданно-негаданно, на тендере появился человек с винчестером в руках. Он расставил ноги и приложил винтовку к плечу.

Позади раздался зловещий грохот выстрела, человек с винтовкой медленно шагнул назад, сел прямо на уголь, затем перекувырнулся в воздухе и исчез.

Поезд снова засвистел, замедляя ход. Крис опять двинулся вперед по раскачивающимся крышам вагонов.

Слева, со стороны холмов, появился небольшой отряд всадников. И восемь-девять лошадей в поводу.

Крис перескочил на тендер. Глаза его скользнули по мертвому телу. Откуда ни возьмись, появился еще один бандит и обернулся к юноше. Опасаясь застрелить машиниста, Крис засунул револьвер в кобуру и прыгнул вперед.

Бандит подался было назад, плечо Криса ударилось ему в грудь. Ренегат свалился вниз по ступеням, Крис, не удержавшись, полетел следом, рухнул на землю, подмяв негодяя под себя, и покатился по траве, не размыкая железной хватки. Поезд пронесся мимо.

Глядя вслед уходящему поезду, Крис услышал выстрелы: пассажиры открыли огонь. Лающий грохот канонады затих вдали. Пошатываясь, юноша поднялся на ноги; падение на мгновение оглушило его. Крис осмотрелся. Кони вставали на дыбы, били копытами; всадники во весь опор мчались к горам.

Юноша обернулся к упавшему. Бандит распростерся на земле, не подавая признаков жизни, голова его свернулась на сторону под совершенно недопустимым углом. Крис снял с тела револьвер и закрепил патронташ на собственном поясе. Предполагаемый мертвец перекатился на бок и застонал, рука потянулась к шее. А ведь Крис готов был поклясться, что шея сломана!

Поезд растаял вдали.

Крис был один. Где-то неподалеку от железнодорожного полотна рыщут верховые бандиты. Первым делом следует убраться из поля зрения.

Очень может быть, что поезд за ним вернется. Однако едва эта мысль пришла Крису в голову, как юноша тотчас же прогнал ее. Вернется, как же! В поезде полным-полно ренегатов, готовых нанести удар, и все они понимают, что замысел их опять не увенчался успехом!

Ирландец быстро огляделся по сторонам, затем метнулся к ближайшим камням. Груда валунов представляла собою никудышное убежище. Однако, воспользовавшись этой преградой, чтобы укрыться от глаз лежащего на земле бандита, юноша перебежал к соседнему завалу камней.

Там обнаружилось несколько чахлых деревьев и, как ни странно, лощинка. Юноша спустился вниз и прошел немного вперед, а потом снова выбрался на равнину. Крис не собирался удаляться от железнодорожного полотна, ибо только оттуда можно было ждать помощи. Ирландец просто хотел исчезнуть на то время, когда бандиты вернутся… если, конечно, они и впрямь вернутся.

Ирландец нашел трещину в скалах, забился туда и вскарабкался на самый верх. Распластавшись на бурой траве, Мэйо оглядел местность сверху.

Бандит поднялся на ноги и осмотрелся по сторонам. Как давно он пришел в сознание? Вспомнит ли, что кто-то свалился с поезда вместе с ним? Или решит, что был один?

Разбойник ощупал пояс… револьвер и патронташ исчезли.

«Это меня выдаст, — решил Крис. — Но без патронов тоже нельзя».

Бандит прошел немного вдоль путей, отыскал отпечатки копыт и постоял там, уперев руки в боки и, должно быть, ругаясь на чем свет стоит. Крис Мэйо находился слишком далеко, чтобы разобрать слова, но примерно представлял себе, о чем идет речь. Вскорости негодяй двинулся дальше, по следам коней. Время от времени он останавливался и внимательно оглядывался по сторонам.

Надвинув на лоб квадратный котелок, Крис Мэйо не спускал глаз с бандита. Ренегат, конечно, попытается отыскать друзей, только лучше бы ему поторопиться, а то ничего не выйдет. Теперь, когда последняя попытка ренегатов окончилась неудачей, негодяи наверняка угомонятся. А в скором времени, надо полагать, вся шайка окажется в руках властей.

Однако сам Крис оказался в отчаянном положении. Один, без лошади, в дикой прерии! До форте Сандерс далеко; пожалуй, даже дальше, чем до следующей станции.

Со своего наблюдательного пункта ирландец оглядел равнину, что расстилалась по обе стороны от путей. Юноша устроился на склоне холма, отсюда прерия просматривалась на многие мили.

Сняв нагруженную монетами куртку, юноша перебросил ее через плечо и побрел вниз по холму к железнодорожному полотну.

Ничего не оставалось делать, как только идти вдоль путей.

Солнце припекало. Мэйо упорно шагал вперед, переступая через шпалы, проложенные через разные промежутки. Со временем юноша снял воротничок и запихнул в карман куртки, затем поступил так же и с галстуком. Обвел глазами равнину. Глаза эти были уже не те, что раньше; они привыкли к бескрайним просторам Запада, научились охватывать все разом и выделять нужное. Юноша отер испарину и снова двинулся вперед.

При нем было два револьвера, один — «наследство» убитого телеграфиста, другой — снятый с бандита, пока тот валялся без сознания. Патронов тоже хватало, однако весили они изрядно. Ружья — тоже. Время от времени Мэйо останавливался, отирал пот, оглядывался по сторонам и шел дальше.

Очень хотелось пить, но воды не было. Земля представляла собою мелкую пыль; тут и там, насколько хватает глаз, топорщилась полынь.

С тех пор как пробило полдень, минуло уже более двух часов, когда Крис увидел хижину. Построенная из местного камня, хибарка стояла на заброшенной дороге чуть в стороне от путей. Подойдя поближе, Крис заметил остатки шестов, что некогда ограждали загон.

Крис приложил ухо к рельсам, проверяя, не идет ли поезд, но не услышал ни звука. Усевшись на железнодорожную насыпь, ирландец поглядел в сторону каменной хижины. Выглядела она достаточно безобидно, позади что-то зеленело, и… может, рядом ручей есть!

Юноша отдохнул малость, не сводя глаз с хижины. Проверил отнятый у бандита револьвер… в нем обнаружилось пять патронов.

Ирландец засунул револьвер обратно в кобуру, так, чтобы рукоять торчала наружу. Если перебросить куртку через левую руку, револьвер окажется спрятан, в то время как правый торчит на виду.

Сложенная из камня хижина, скорее всего, пуста, и есть надежда утолить жажду. Мало вероятно, чтобы кому-то взбрело в голову строить хижину вдали от воды, а зеленая поросль наводила на мысль о близости ручья. Крис поднялся на ноги и перебросил куртку через левую руку, закрывая второй револьвер.

Юноша побрел вперед. Ноги стерлись и отчаянно ныли, мускулы сводила усталость. Вчерашняя боль отчасти вернулась и теперь не давала покоя. Крис окинул взглядом рельсы: ничего. Вдалеке маячило стадо антилоп. Ирландец смотрел в сторону железнодорожного полотна, однако краем глаза наблюдал за хижиной.

Это, безусловно, край индейцев, но в округе рыщут бандиты, они могут оказаться где угодно.

Ирландец остановился напротив хижины, затем свернул на еле различимую тропку, что вела от путей к двери. По-прежнему — ничего подозрительного.

Дверь бессильно повисла на ременных петлях, одно окно слепо смотрело на мир. Криспин обошел хижину кругом, а затем двинулся по тропе к ивам и чахлым тополям. Пользовались стежкой, очевидно, как люди, так и антилопы. Тополя росли в небольшой низинке и от путей не просматривались. На дне ее кольцо камней образовывало небольшой резервуар, прозрачная вода поступала в него из расположенной чуть выше трубы.

Крис наклонился и утолил жажду, затем подождал немного и снова зачерпнул воды. Вода была холодной, чуть солоноватой, но вкусной. Юноша выпрямился и, поглядев под ноги, усмотрел несколько растоптанных ракушек. Лениво нагнулся, подобрал одну, и едва пальцы коснулись ракушки, Крис приметил свежий след, оставленный сапогом. Совсем свежий: травинки только-только начали распрямляться.

Ирландец медленно выпрямился. Сердце неистово колотилось. Тот, кто оставил этот след, — совсем близко, буквально в нескольких ярдах!

Четко очерченный контур каблука… нет, это не мокасин!

Со стороны могло показаться, что ирландец внимательно изучает ракушку. На самом деле он лихорадочно размышлял. Тропа, по которой Крис спустился к заводи, вела дальше: еще менее различимая, однако все-таки заметная. На противоположной стороне от резервуара росли ивы, а за ними что-то темнело… землянка или пещера, где некогда держали лошадей.

— Эй, ты! — прозвучал хорошо знакомый голос. — Ну разве не здорово? Сам ко мне пришел, словно за тобою послали!

Крис развернулся было, и голос тут же посуровел.

— Стоять! — Это был Мюррей. Мюррей, который охотился за Бардой; Мюррей, которому Крис задал хорошую взбучку. Мюррей, который жаждал его крови. — А теперь возьми револьвер за рукоять: осторожно, большим пальцем и указательным! Подними повыше и брось! Теперь можешь обернуться. Погляди внимательно на меня и мой ствол! Мне угодно, чтобы последним, что ты увидишь в своей жизни, оказался я: я, что стою перед тобою и всаживаю пулю прямо тебе в брюхо!

— Может быть, мы это обсудим? — осторожно, стараясь не допустить ошибки, Крис поднял оружие двумя пальцами и уронил его на землю. Револьвер упал с глухим стуком.

— Сделай шаг назад… вот так. А теперь можешь оборачиваться.

Крис не сомневался, что Мюррей держит его на прицеле. Мюррей вознамерился покончить с недругом раз и навсегда, и Мюррей желает, чтобы недруг поглядел смерти в глаза. И недолго он станет рассуждать, прежде чем выстрелит… слишком много в нем ненависти.

Криспин Мэйо знал, что это движение может стоить ему жизни, но он развернулся к Мюррею левым боком, выставив плечо вперед. При этом правая рука юноши незаметно скользнула под куртку. Револьвер лег в ладонь, опираясь на локоть.

Время для разговоров, для раздумий и просьб миновало. Рука высвободилась, палец легко коснулся курка, дуло глянуло прямо на Мюррея.

Первое, что увидел Мюррей, — это огненный цветок пламени, расцветающий в дуле. Впрочем, сие зрелище оказалось для него и последним.

Его собственный револьвер выпал из омертвевших пальцев, и Мюррей рухнул на колени.

— Проклятый ирландский неженка… Ты!..

— Я больше не неженка, мистер Мюррей. С меня хватит.

Мюррей осел назад, с трудом сохраняя равновесие.

— Пожалуй, что и нет, — признал он. — Черт бы тебя подрал, ирландец! Надо было мне оставить тебя в покое! Твое лекарство мне дорого обошлось, ты… — И он рухнул.

Криспин Мэйо из графства Корк, житель бескрайних равнин Запада, немного постоял над телом поверженного врага. Мюррей испустил дух.

Подобрав брошенную винтовку, юноша стер с нее грязь, а затем зашагал к ивам. Там стоял привязанным серый в яблоках конь, некогда принадлежащий Мюррею. У седла болталась фляга, доверху наполненная водой. Ирландец вывел животное из зарослей, напоил его, а затем вскочил в седло и поскакал по тропинке к железной дороге.

Крис подъехал к путям. Не прошло и минуты, как вдали раздался паровозный свисток. Юноша спешился, снял флягу и постоял немного, не выпуская из рук поводьев, пока не убедился, что поезд и впрямь замедляет ход. Тогда ирландец перебросил поводья через седло и хлопнул коня по загривку.

— Есть же у тебя где-то дом! Так беги же!

Поезд остановился. Кондуктор сошел на землю. Им оказался Сэм Кокинс. Дюжина солдат глазели из окон.

— Ты давай садись, — угрюмо сказал Кокинс. — Полковник Маклин и его дочь ждут тебя в Медисин-Бау.

Криспин Мэйо поднялся в вагон, приветственно помахал солдатам и рухнул на сиденье.

— Я вроде как выстрелы слышал, — неохотно полюбопытствовал Кокинс. — Мы ехали медленно, не знали, где тебя искать.

Крис открыл глаза.

— Там, у ручья, поджидал Мюррей. Это его коня я отпустил на свободу.

Юноша снова закрыл глаза. Ирландец понятия не имел, как далеко до Медисин-Бау.

Там Барда…

Криспин Мэйо заснул крепким, без сновидений, сном.

Снова раздался паровозный свисток, теряясь в безмолвных холмах, скликая призраков, что караулят в распадках, не смыкая глаз. Завращались колеса, поезд тронулся с места. Паровоз засвистел опять, звук словно бы повис в неподвижной тишине.

На следующую ночь Джастин Парли, отлично зная, что десятеро его людей сняты с поезда в Медисин-Бау, а остальные перебиты или разбежались, храбро въехал в Ларами. На подступах к городу Серебряный Дик вдруг натянул поводья.

— Майор, — сообщил он, — я тут у сарая деньги припрятал с месяц назад. Ты поезжай вперед, я тебя догоню. Встретимся в «Красотке».

— Как скажешь, — отозвался Парли и поскакал вперед.

Серебряный Дик Контего задержался на холме.

— Прощай, Джастин, — проговорил он тихо. — Ты веришь в свою звезду, ну, а я — в быструю лошадь.

Ночь выдалась холодная и ясная: великолепная ночь! Ночь на 29 октября 1868 года: эта дата вошла в историю форта Сандерс и Ларами. В ту ночь линчеватели-виджиланты очистили город от бандитов. Основной удар пришелся на «Красотку Запада». Пятерых уложили наповал, еще многих ранили; свинца извели изрядно, а Джастин Парли, что в городе Ларами собственным именем не пользовался, обрел вечный покой в безымянной могиле.