/ / Language: Русский / Genre:adv_western,

Каллаген

Луис Ламур

Жизнь на Диком Западе — это не только трудные испытания, но и шанс легко разбогатеть. Случайно у сержанта Каллагена оказалась карта реки Золотых песков. Кочующего солдата без гроша в кармане манит сокровище, и он отправляется в опасный путь. По его следам идет шайка мошенников. Они готовы перевернуть пустыню вверх дном, но без карты это бесполезно. Над сержантом нависла смертельная опасность. Но хитрость, бесстрашие и военная закалка Каллагена помогут ему выпутаться из любой ситуации.

CALLAGHEN 1972 ru en Roland ronaton@gmail.com FB Tools 2005-05-05 4D717E3B-8A7A-47F0-B893-35C5CB8245C1 1.0

Луис Ламур

Каллаген

Всем путешествующим по пустыням…

Глава 1

За скалами, притаившись, лежали индейцы-мохавы, а в небе парили канюки. Каждый ждал и был готов наброситься на свою жертву.

Четверо мужчин расположились на открытой местности, а высоко над ними светило жаркое солнце. Два дня прошло без воды, четыре дня — без еды, и в ящике оставалось всего лишь несколько патронов.

Перед ними поднималась вершина. Они верили, что это Орлиная гора, а раз так, то справа должен бить ключ. Они не могли это утверждать, но верили, как умирающий начинает верить в Господа Бога.

В течение трех дней они думали об этой воде, стремились к ней и бредили ею в своих снах. Любой из них пренебрег бы самой очаровательной женщиной в мире только за один глоток воды, даже если бы она была солоновата на вкус, пахла сероводородом или еще чем-нибудь.

Патруль начался как всегда. Теперь среди них было шестеро солдат и один офицер. Офицер был гордым, но благородным, порядочным человеком. Это было его первое боевое задание, первый патруль на вражеской территории, где за целых два дня и две ночи они не встретили ни одного врага.

Был отдан приказ разбить лагерь именно в этом месте. Дэлавер попытался спорить с лейтенантом, но тот даже не захотел слушать. Индеец уверял офицера, что в нескольких милях от них есть ключ и удобная для обороны позиция, но молодой лейтенант колебался, а потом все же решил оставаться на месте.

Они легли спать прямо на земле, соорудив себе постель в мягком песке. Усталость взяла свое: они быстро уснули. Каллагену предстояло дежурить первые несколько часов, а потом его должен сменить рядовой Болдвин.

Ночь выдалась ясная и, как всегда в пустыне, прохладная. Дневная жара растворилась с уходом солнца, поскольку скалы и песок не сохраняют тепло, а уступают его ночи.

Каллаген насторожился. Он был опытным солдатом, ему не нравилось ощущение ночи. Он наблюдал за Дэлавером.

Восточный индеец был выходцем из племени великих воинов и охотников, но их изгнали с родной земли и теперь преследовали по всему Западу. Казалось, Дэлавер беспокоился: его голова постоянно поворачивалась то в одну, то в другую сторону, а глаза бегали.

Нападение произошло в первую ночь. В панике их лошади ускакали, один человек был убит, а другой — ранен.

Хотя солдаты спросонья сделали несколько выстрелов, похоже, они никого не задели. Индейцы так же незаметно, как и появились, растворились в песках, подобно призракам.

То, что произошло после, казалось сущим адом. Подождав до рассвета, лейтенант выстроил всех в колонну по двое и отдал приказ двигаться вперед. Он шел рядом с Каллагеном.

— Итак, они получили то, чего хотели, — прокомментировал лейтенант. — Хорошо, что мы от них отделались.

— Если это так.

— А вы не думаете, что они ушли?

— Да, сэр.

— Тогда почему они не нападают?

Каллаген пожал плечами.

— Это не в их стиле, сэр. Они наблюдают за нами на расстоянии, хотят посмотреть, что мы будем делать. Они знают эту пустыню. Им известно, что находится впереди, а нам — нет. Они могут планировать свои действия, а наша реакция должна зависеть только от обстоятельств.

— Вы образованный человек, — сказал лейтенант.

— Возможно. Я никогда не был уверен в том, что мне понятен этот термин — «быть образованным».

Лейтенант посмотрел на него, но промолчал. Они упорно брели вперед, погружаясь по лодыжки в песок. Теперь их одежда, лица и руки еще больше покрылись пылью. Раненый поспевал за ними. Долгое время он сражался с индейцами и понимал, что значило отставать.

Стояла невыносимая жара, на небе не было ни облачка. Вдали по обе стороны от них тянулись скалистые горные кряжи, лишенные растительности. Иногда попадались отдельные валуны, неприхотливые растения, группы кактусов или грубые серые кустарники.

В полдень лейтенант объявил короткий привал. Они съели немного вяленого мяса, пару сухарей и выпили по глотку воды.

— Сэр, позвольте спросить?

— В чем дело, Каллаген?

— Впереди длинная полоса песка, широко открытая местность. А справа скалы. Я предлагаю до захода солнца укрыться там. Полагаю, они хотят окружить нас здесь, на открытом месте, где солнце сослужит им добрую службу.

Эта мысль пришлась по душе лейтенанту, и он не стал возражать.

— Хорошо, — сказал он. — До захода солнца, когда станет прохладнее, мы сможем двигаться дальше и быстрее.

Их дорога к скалам, голым, темно-красным и черным с прожилками кварца, была неспокойной, но добрались они туда благополучно. Изолированная группа гор — такую индейцы не выбрали бы; они предпочитают места, к которым можно подступить и отойти, находясь под прикрытием.

Очутившись в тени, мужчины устроились на земле, сняли шляпы и запрокинули назад головы. Лейтенант начал было пить, но потом заметил, что другие этого не делают. Он неохотно поставил свою флягу на землю, так как не мог допустить, чтобы все подумали, что он менее вынослив.

Каллаген изучал местность, но окружавший со всех сторон песок ни о чем не говорил ему. Дэлавер, легкий на подъем, подошел к нему.

— Он послушался тебя, — сказал он. — Надеюсь, и дальше будет так делать. Ты знаешь, где мы находимся?

— Если это Орлиная гора, тогда знаю. И вполне уверен, что так оно и есть. Видишь ли, лейтенант спрашивал об этом.

— Ты прилично говоришь по-английски.

— Пять лет я посещал хорошую школу и умею слушать. Кроме того, был в разведке в Техасе с полковником Сибли и лейтенантом Робертом Ли.

Больше они не разговаривали, у обоих пересохло во рту. Вода во флягах скоро закончится, а Орлиная гора еще далеко за горизонтом.

Как только повеяло прохладой, они тронулись в путь. Местами мягкий песок уступал место твердой почве, иногда беспорядочно разбросанным скалам, что возвышались над плотной поверхностью из песка и гравия.

Отдых и прохлада освежили силы, и мужчины стали двигаться бодрее. Прошел час, и, когда ночь окутала их, некоторые начали отставать. Лейтенант остановился.

— Подтянитесь! — приказал он. Офицер говорил тихо, но его голос доносился отчетливо. — Держитесь вместе.

Немного погодя сделали короткий привал. Появились звезды, и люди продолжили путь.

— Мохавы такие же, как апачи, — заметил Дэлавер. — Не любят воевать по ночам. А команчи с большей охотой делают это именно ночью.

Следующий лагерь разбили у скалистых стен. Дэлавер отправился на поиски воды, но безрезультатно. Они спали спокойно, пока небо не стало серым. Первым проснулся Каллаген, и в то же самое время индейцы, как призраки, появились на вершинах скал.

Каллаген дотронулся до лейтенанта.

— Сэр, — прошептал он, — они приближаются.

В небе еще висели последние звезды, а воздух по-прежнему был наполнен прохладой.

— Мы можем двигаться, — начал лейтенант. — Все в порядке, ребята, пошли.

Тронулись в путь, но ожидаемых выстрелов не последовало. Каллаген смотрел на горизонт. Будет отвратительный день, подумал он.

Миля… две мили. Перед ними лежала открытая песчаная местность, кое-где попадался одинокий кустарник. Иногда встречались деревья джошуа, протягивая к ним свои причудливые, скрюченные руки.

Третья миля… Они считали победой каждый пройденный ярд, но мохавы были рядом. Индейцы знали, сколько времени прошло с тех пор, как они остановились у ключа, и сколько воды осталось у солдат. Они догадывались и о том, что среди них был раненый.

Пост, если его можно было так назвать, находился на юго-востоке, и добраться до него можно за три дня, если ехать — верхом. Пешим порядком при благоприятных условиях на это ушло бы четыре или пять дней, но без необходимого запаса воды такой переход, вероятно, затянется навечно.

Следующая атака произошла совершенно неожиданно. Индейцы налетели из-за гряды низких гор, где, казалось, надежно нельзя было и спрятаться-то.

Первый выстрел угодил в лейтенанта. Пуля пробила ему грудь, и он, закашлявшись, упал на колени. Как по команде, солдаты, встав на одно колено, открыли ответный огонь.

Выстрелов больше не последовало. Мохавы исчезли.

— Достань мою флягу, — попросил Болдвин. — Черт побери, они пробили ее!

— Они попали и в мою, — отозвался Дэлавер. — Мне кажется, именно этого они и добивались.

Каллаген поднес к губам лейтенанта флягу с водой, но тот отмахнулся.

— Тебе пригодится это, Каллаген. Теперь командуешь ты.

Он протянул руку Дэлаверу.

— Сожалею. Я был не прав, что не послушал тебя.

Каллаген медленно осмотрелся, изучая местность. Он уже ничем не мог помочь лейтенанту. Даже если бы они находились на фронте, тот все равно бы умер: он знал это по цвету крови и пене на его губах. Пуля большого калибра прошла под левой рукой и пронзила легкие, разорвав артерию. Он знал, что лейтенант умрет, и лейтенант тоже это знал… И умер он быстро.

Дэлавер подполз к Каллагену.

— Мне кажется, они ушли. Они хотят уничтожить нас всех, но не желают терять никого из своих воинов.

— У нас четыре фляги и пять человек. Прежде всего нам понадобится вода.

Они перекатили тело своего офицера в песчаное углубление и присыпали его сверху. Каллаген постарался запомнить это место, и они снова тронулись в путь. Выстрелов слышно не было, индейцы не появлялись.

Теперь у Каллагена был револьвер лейтенанта и тридцать два патрона. Он взял также и его бумаги, деньги — все, что представляло какую-то ценность. Все это нужно вернуть на пост не только для того, чтобы передать родственникам лейтенанта, но и затем, чтобы в случае чего индейцы не смогли добраться до вещей лейтенанта.

Солнце взошло над горами, и они уже чувствовали на себе его жар. Каллаген мысленно определил расстояние до горы, куда они направлялись. Далеко, слишком далеко.

Теперь пошла твердая почва. Повсюду валялись булыжники размером с кулак; кустарник попадался чаще, но едва ли хоть один из них достигал колена.

Он шел впереди, стараясь идти легкими, размеренными шагами. Теперь рядом не было никакого укрытия ни для врага, ни для них самих.

Вдруг он заметил слева двух всадников, под одним из них он узнал собственную лошадь и выругался про себя. С другой стороны появились еще два всадника, но они даже не пытались приблизиться. Они не стреляли и держались на безопасном расстоянии, чтобы пуля не смогла их достать.

В десять часов Каллаген остановил своих людей. Они находились посреди открытой местности и валились с ног от усталости.

Он подозвал всех к себе.

— Видите те скалы? — спросил он. — Мы можем добраться к ним до полудня, укрыться там и переждать день.

Никто не сказал ни слова. Их лица выражали крайнюю -усталость. Крокер, раненый солдат, стоически переносил трудности. Каллаген подошел к нему.

— Не волнуйся, — сказал ему Крокер. — Когда вы туда доберетесь, я буду с вами.

Через несколько минут Каллаген поднял всех на ноги, и они снова пошли. Он держал курс прямо вперед, решив обогнуть скалы. Находясь не более чем в двухстах метрах от своих людей, он резко выкрикнул:

— Все в порядке, вперед беглым шагом!

Он знал, что они вот-вот не выдержат, упадут. Он также знал: если мохавы разгадают его замысел, они попытаются опередить его. Он мог надеяться только на то, что до последнего момента ложный маневр его движения обманет индейцев.

И они побежали. Для людей, чувствовавших себя полумертвыми от жары, изнуренных жаждой, они бежали вполне сносно. Каждый знал, что на карту поставлена жизнь, собственная жизнь, которую можно было спасти только так.

Раздались выстрелы, один из них споткнулся, попытался бежать вместе со всеми, но упал. Дэлавер чуть было не замедлил движение, но Каллаген подал знак рукой.

— В горы! — скомандовал он.

Быстро опустившись на одно колено, он прицелился во всадника и выстрелил. Мохав резко остановился, покачнулся в седле, лошадь рванулась назад, волоча его за собой. Другие тотчас развернули своих лошадей и умчались прочь. Каллаген подошел к упавшему: это был Болдвин, и он был мертв.

Освобождая его от патронов, винтовки и почти пустой фляги, Каллаген поднялся и молча пошел дальше. Остальные уже приближались к скалам, где можно было наконец укрыться.

Они обнаружили, что тенистых мест почти нет. Дэлавер отправился в другую сторону и занял позицию, которую наполовину закрывала тень и откуда можно было вести наблюдение. Крокер также подыскал удобное место для стрельбы. Пот струился по лицу Каллагена. Он удивлялся тому, что в его иссушенном солнцем теле еще оставалась какая-то влага. Его губы потрескались, а глаза болели. Он сунул в рот прохладную гальку, но от нее в пересохшем рту почти не прибавилось слюны. Когда они отдыхали, он внимательно присматривался к каждому. То, что они зашли так далеко, было просто чудо, но им предстояло идти дальше. Если они найдут воду возле Орлиной горы, как предполагал Дэлавер, то могут там переждать, восстановить свои силы и продолжить путь. Каллаген знал, что помощи ждать неоткуда, но надеялся, что индейцы этого не подозревают. Ни один солдат не будет их искать, и на всей обширной и бесполезной земле пустыни Мохава не сыщется ни единой души, которая могла бы сейчас выручить их из беды. В лагере Кэйди, когда они отправлялись патрулировать пустыню, надеясь ознакомиться с местностью, а не встретиться с врагом, остались капитан и четверо солдат. Единственное, что было у тех и чего не оставалось у Каллагена и выживших вместе с ним людей, — это вода, много воды.

Глава 2

Каллаген пересмотрел оставшиеся запасы, но это его не утешило. Организм каждого был явно обезвожен. Он знал эти признаки.

Никто не жаловался; им было не до этого. По воспаленной коже, затрудненному дыханию и бессоннице он мог судить о степени истощения. У Волша чесались руки и ноги, и несколько раз Каллаген видел, как тот трясет головой. Ноющая боль в конечностях, головокружение и тяжелое дыхание служили признаками того, что ему хуже, чем раненому. Дальше за этими симптомами последует исступление, распухший язык и глухота.

Если бы им только удалось завтра добраться до воды! Волш опустошил свою флягу, а потом сделал жест, будто собирается ее выбросить.

— Не делай этого, Волш, — посоветовал Каллаген. — Если мы доберемся завтра до воды, тебе она еще понадобится.

Волш моргнул, потом равнодушно пожал плечами, но флягу не выбросил.

Медленно тянулся день. Минуты казались часами, люди лежали, не шевелясь. Только один раз па все время один из них переполз в тень, а другой занял его место, поскольку для двоих тени не хватало. Вдруг вблизи резкий выстрел расколол скалу: это мохавы напомнили о себе — они здесь, они ждут.

На закате Каллаген поднял людей. Ему пришлось помочь Волшу подняться. Крокер с винтовкой под мышкой стоял, ожидая. Лицо его осунулось, но выражало решимость.

— Не волнуйся за меня, ирландец, — усмехнулся он. — Когда вы туда доберетесь, я буду с вами.

— Я делаю ставку на это.

Теперь они шли, немного отстав друг от друга, потому что при тусклом свете трудно было что-либо различить. Мохавы не стреляли.

Каллаген поднял голову, посмотрел на вершину горы и направился к ней. Впереди всюду возвышались горы, их было на самом деле не так уж много, но они сулили людям надежду.

Через час остановились. Открытое место, ничего вокруг, а перед ними — пространство, казавшееся широким и незащищенным.

Они продолжали путь. Казалось, скалы снова приближаются, ровная земля становится похожа на мелкое блюдце с испеченной почвой на донышке, где после случайного дождя должна была бы задержаться вода. По краю этой отмели кое-где торчали растения пустыни, и эти случайные кустарники, хотя и не могли служить надежным укрытием, но, по крайней мере, можно было надеяться, что люди тут не окажутся явной мишенью.

Дэлавер споткнулся и чуть не упал, но удержался благодаря своему ружью, что воткнулось в песок. Некоторое время он стоял покачиваясь.

— Как ты думаешь, сколько еще осталось? — спросил Каллаген.

— До горы? Думаю, что миля. До воды немного больше.

Они отдыхали какое-то время, некоторые уснули. Каллаген не мог сомкнуть глаз. Мохавы были здесь, недалеко, и они тоже знали о воде. Догадывались ли они, что и солдатам известно местонахождение источника? Если так, то индейцы попытаются остановить их, прежде чем они доберутся до него.

Каллаген отгонял прочь грустные мысли, заставив себя пристальнее рассмотреть почву между ними и горой, видневшейся вдали. Начиная с того места, где они находились, придется завоевывать каждый шаг, а безопасность, пусть даже временную, они обретут только там, где найдут воду.

Впереди высилась Орлиная гора. Мелкое, высохшее русло тянулось к вершине по пустынной почве. Вероятно, вода просочилась в землю как раз в том месте, где они остановились.

А если ключ окажется справа? Он обдумывал свои выводы, а потом вдруг осознал, что небо уже посерело. Он поднял людей, и они опять двинулись дальше.

Сто, двести ярдов преодолели довольно успешно. И вдруг Крокер ощутил страшную боль в ногах. Он спотыкался, стараясь изо всех сил удержаться на ногах. Волш все же упал. Дэлавер помог ему, с трудом подняв его и поддерживая, пока тот не восстановил равновесие.

Еле передвигаясь, спотыкаясь и то и дело падая, мужчины преодолели еще сотни две ярдов. При свете еще можно было разглядеть следы, но Каллаген их не видел… Но если близко вода, то должны быть и следы.

Предположим, что здесь нет воды… А что, если гора, к которой они направляются, вовсе не Орлиная? Эта местность не являлась родиной Дэлавера, а он побывал здесь всего один раз… он мог и ошибиться. Если здесь нет воды, их можно уже считать мертвецами.

Волш снова упал, и ему снова помогли встать. Каллаген посмотрел вверх. При тусклом свете гора казалась голой базальтовой глыбой. Он перевел взгляд вправо.

— Хорошо… — И только со второй попытки из его пересохшего горла могли вырваться слова: — Мы свернем здесь.

Крокер упал, пытаясь вскарабкаться на насыпь высотой не более пятнадцати дюймов. С трудом ему это удалось, он посмотрел на Каллаген с отсутствующим взглядом, отдышался, а потом произнес:

— Все в порядке, ирландец. Я с тобой.

Те же слова повторил и Волш, а потом и Дэлавер. Теперь они оказались на открытой местности, и выстрел угодил в песок рядом с ними. Они знали, что начался бой. Все упали на землю.

— Держите огонь! — резко приказал Каллаген. — Волш, ты и Крокер, можете заряжать оружие. Старайтесь, чтобы в механизмы не попадал песок.

Он ждал, перекатывая сухой камешек во рту. Руки дрожали, взгляд туманился. Он и не подозревал, что в его организме тоже началось обезвоживание. Кожа на руках сморщилась… они стали похожи на руки старика.

Появились индейцы, и Каллаген выстрелил, не глядя на свою винтовку. Он смотрел только на мохава, который споткнулся и упал.

Это вызвало панику среди индейцев. Они были мудрые и не считали победу победой, если она доставалась ценой жизни воинов. Они не верили в человеческие жертвы как средство завоевания земли или во имя каких-то иных целей, если этого можно избежать. Они не боялись умереть, но знали, что мертвый воин не убьет ни одного врага.

— Ты достал его, — с трудом выговорил Дэлавер. — Кажется, это наш первый.

Каллаген кивнул. Он вспомнил о том, как однажды сжег одного индейца. Наверное, никто не убивал индейцев столько раз, сколько это делал он: когда приходил рапорт об убитых в бою индейцах, на его счету обычно оказывалась половина.

Солнце взошло. В этом небольшом углублении между горными кряжами стояла нестерпимая жара. Он ждал, посматривая на то место, откуда стреляли индейцы, но те не появлялись. Волш будто замер.

Время тянулось медленно. Прошел час, за ним другой. Каллаген лежал на песке. Он понимал, что должен двигаться, знал это, поскольку здесь, внизу, солнце пекло особенно сильно. Он должен двигаться, но он не мог.

Однако должен. Они должны попытаться добраться до воды.

— Ладно, — громко произнес он, но никто не пошевелился. — Сейчас мы пойдем.

Ни движения, ни ответа.

Собрав последние силы, он заставил себя подняться. Встал на колени и сильно ударил Дэлавера.

— Поднимайся, черт возьми! — приказал он. — Вставай!

Дэлавер поднялся, покачиваясь. Потом помог Крокеру, и они вместе подняли Волша.

Каллаген держался прямо. Он едва мог стоять под тяжестью запасного ружья, что болталось за спиной, одновременно держа в руке винтовку. Он огляделся по сторонам.

Только скалы и песок, песок и скалы. Вокруг бело-розовый и грязновато-серый песок, а вверху — голые скалы. Он решительно повернул вправо.

— Марш! — надломленным сиплым голосом скомандовал он, пытаясь сглотнуть, но понял, что не может. Каллаген попятился назад, чуть не упал, но все же пошел вперед.

Спотыкаясь, остальные последовали за ним.

Вдруг появился всадник, а за ним другой. Мохавы снова приближались. Они уже считали, что солдаты находятся в их руках.

— Вперед! — пробормотал Каллаген. — Пусть не с ружьем, но хотя бы с револьвером.

Люди, следовавшие за ним, остановились. Он повернулся, встал за ними и начал подгонять, грубо ругаясь и размахивая винтовкой.

Каким бы одурманенным он ни был, он по-прежнему пытался обнаружить следы, но по-прежнему не видел их. Следы обозначали воду; они, как палец, указывали путь к ней. Если нет следов, значит, нет и воды… Но вода должна быть здесь.

Он снова и снова всматривался вдаль. Теперь индейцы находились чуть больше чем в двухстах ярдах.

Каллаген старался держать своих людей вместе. Орлиная гора высилась слева от него, но, увы, никаких следов. Он боролся с отчаянием и понимал, что его глаза почти ничего не видят.

От жары перед глазами поплыли круги; даже гора казалась какой-то нереальной, лишенной материальной оболочки. Волш снова очутился на земле, и Каллаген подождал, пока остальные его подымут. Он ждал, угрожающе подняв свое ружье. И опять они двинулись дальше.

Дэлавер обратился к нему:

— Посмотри, там, прямо.

За скалами виднелись заросли каких-то зеленых диковинных растений. Явно вода была где-то рядом…

— Будь готов, — прошептал Каллаген. — После того, как я выстрелю и перезаряжу винтовку, стреляй и ты.

Он посмотрел на остальных.

— Ты можешь стрелять? — спросил он у Крокера.

— Проверь меня, — усмехнулся раненый.

Волш, в недоумении уставившись на него, снял с ремня свое ружье.

Ладно, даже если он никуда не попадет, сам факт того, что он стреляет, должен помочь, подбодрить, вселить надежду.

Они двинулись вперед, и мохавы подошли ближе. Вдруг Каллаген резко остановился, упал на колени в раскаленный песок и прицелился в индейца, что стоял ближе всех.

Индеец развернул лошадь, припал телом к ее шее и стремглав ускакал прочь.

— Идите вперед, — приказал он остальным. — Идите к тем растениям.

Он не думал, что индейцам известно о револьвере. Он скрывал это, решив подпустить их достаточно близко, чтобы пристрелить еще двоих или троих, прежде чем тем удастся скрыться.

Похоже, что только у одного индейца было ружье. Другие были вооружены стрелами. Каллаген когда-то слышал, что такое оружие поражает цель, если она находится не более чем в шестидесяти ярдах от места выстрела. А на таком расстоянии, имея при себе револьвер, он знал, что делать.

Индейцы были храбрыми воинами — храбрыми, но не глупыми. Они хотели, чтобы Каллаген уже не поднялся, но больше всего хотели сами остаться в живых. Боялись его, потому что он выстрелил в одного из них и убил. И ранил другого, пусть слегка. Вот почему он сейчас не стрелял, выжидая и давая им повод для размышления о том, что с ними может произойти.

Солдаты побежали. Он встал и пошел вперед, чтобы присоединиться к ним. Ключ должен находиться где-то среди зарослей, но он по-прежнему не видел никаких следов. В воздухе не летали пчелы, а пчелы — явный признак того, что поблизости вода.

Каллаген спокойно реагировал на сложившуюся ситуацию. Он слишком часто заглядывал смерти в глаза и знал, что живет в долг. Если здесь есть вода, они напьются, если нет — умрут. Нет никакого смысла идти вперед, особенно это касается Волша, а может быть, и Крокера.

Каллаген внимательно наблюдал. Он прикидывал в уме, что группа индейцев, которая их преследует, состоит не более чем из восьми или десяти человек. У них были вода, лошади и территория, которую они исходили вдоль и поперек, поэтому преимущество явно было на их стороне. У них вовсе не было необходимости возвращаться на далекий пост; им не надо делать доклад вышестоящему офицеру, а лошади давали возможность быстро и легко передвигаться, в то время как его солдатам приходилось идти медленно, с большой осторожностью.

Мохавы снова приблизились, они оказались почти рядом, но солдаты продолжали идти. Вдруг один индеец бросился на Каллагена, но когда тот поднял ружье, индеец развернул лошадь и поскакал прочь. Каллаген услышал за спиной пронзительный крик: на смену первому индейцу прискакал другой.

— Не стрелять! — предупредил Каллаген. — Они ждут, когда у нас закончатся патроны, чтобы потом подойти и окончательно уничтожить.

Он принял решение отстать от своих солдат и прикрыть их сзади. Крокер помогал Волшу. Дэлавер, держа винтовку наготове, шел последним. Индейцы стремительно мчались вперед, заезжая с флангов. Они сидели верхом без седел, а потом, приподнявшись, начинали яростно хлестать лошадей, действуя на нервы солдатам и вынуждая их открывать огонь. Вдруг индейцы погнали лошадей вперед только с одной стороны. Солдаты в недоумении смотрели на них. Все!.. Индейцы добивались именно этого. В голове Каллагена пронеслась мысль: они отвлекают их внимание, чтобы окружить. И в самом деле, последовала атака. Каллаген не опустился на колено, а выстрелил сразу, почти не целясь. Первая пуля пронзила грудь индейца — того, который был ближе всех и мчался на них: он свалился с лошади. В тот же миг Каллаген отшвырнул винтовку, достал свой шестизарядный револьвер и выстрелил — раз, два, три! Первый индеец был сражен наповал, второго ранило в плечо, когда он разворачивал лошадь, а третьему пуля размозжила голову. За спиной послышались выстрелы — один, другой; потом все стихло, индейцы опять ушли, и только мертвые лежали, распластавшись на песке. Каллаген спрятал револьвер в кобуру и последовал за остальными, на ходу заряжая винтовку. Крокер пристально посмотрел на него.

— Приятель, поверь, я никогда в жизни не видел такой стрельбы!

Они вошли в заросли, но обнаружили там только голую полоску песка, клочок потрескавшейся грязи и никакой воды. Никакой!

Глава 3

На какое-то мгновение Каллагеном овладело отчаяние.

— Крокер, — позвал он. — Возьми ружье и посмотри. На некоторое время мохавы отступили, но в любой момент они могут вернуться.

— Я так не считаю, — отозвался Дэлавер. — Погоня за нами стоила им очень дорого, теперь они уже не станут рисковать и вряд ли захотят снова отведать твоих пуль.

Каллаген опустился на землю и принялся старательно заряжать револьвер, обдумывая ситуацию. Сейчас они в самой низкой точке пустыни. У края скал все-таки должен находиться источник, раз вокруг растет зелень и пышная соленая трава, какая обычно поднимается на солончаках. По всей видимости, вода стекала с гор и попадала в этот природный бассейн.

— Заросли мескитовых деревьев и трава свидетельствуют о том, что здесь должны быть грунтовые воды. — Каллаген говорил медленно; его язык распух и теперь еле поворачивался, губы потрескались.

Дэлавер угрюмо смотрел на него. Волш растянулся на земле и не издавал ни звука. Он лежал в тени мескитов, высота которых достигала шести или семи футов.

Голова Каллагена, казалось, отказывалась мыслить, но он все же старался заставить себя вспомнить все, что знал об этом растении. Считалось, что оно не может жить без воды, а корни его проникают в землю на пятьдесят футов. С другой стороны, корни соленой травы вряд ли достигают и десяти футов, а питаются они водой, которая скапливается под поверхностью почвы на глубине менее трех футов.

Каллаген отложил ружье, достал из-за спины и отстегнул запасное и вошел в бассейн. Отбрасывая в сторону комья потрескавшейся земли, он начал копать, нащупывая под верхним слоем песок и глину. Очень сухая почва напоминала шкуру быка, которую лет двадцать назад выбросили в пустыне, да так и оставили жариться на солнце.

Стоя на коленях, он продолжал рыть землю руками, не обращая внимания на пересохшую почву. Соль разъедала руки, но он не думал об этом; его интересовала только вода, которая должна была находиться внизу.

Крокер подошел с хмурым видом и стал за ним наблюдать. Каллаген же упрямо продолжал рыть землю.

— Ты попусту теряешь время. Мы покойники, — проговорил он.

Каллаген даже не посмотрел в его сторону.

— Занимайся своим делом, — сиплым голосом ответил он. — Следи за мохавами. Возвращайся и следи за ними.

Крокер не двинулся с места.

— Ты не офицер, — возразил он. — У тебя нет здесь никакой власти.

Каллаген неуклюже поднялся и повернулся к нему.

— Крокер, у тебя нет выбора, ты солдат. Или ты идешь и выполняешь свои обязанности, или я убью тебя.

Крокер замешкался, потом повернулся и побрел назад, а Каллаген снова упал на колени.

Он был высок, широкоплеч, хорошо сложен. Такие мужчины обычно двигаются легко и в некоторой степени даже с изяществом. Все знали, что срок его службы приближается к концу. Когда он призывался в армию, то, заполняя анкету, указал в ней, что приехал из Бостона. Дважды ему присваивали звание сержанта и каждый раз понижали до рядового за учиненные драки. Среди тех, с кем служил, он считался хулиганом, но и хорошим парнем, если его не трогать.

Пил редко и умеренно, много читал, и у него было мало настоящих друзей, хотя он был достаточно дружелюбен. Редко рассказывал о себе, в совершенстве владел любыми видами оружия и был превосходным наездником.

Крокер прослужил вместе с ним больше года и не помнил, чтобы тот когда-нибудь получал письма. Он был настоящий одиночка. Многие в армии поговаривали, что он хочет сбежать, поэтому держится как-то обособленно, а в армии побеги случались довольно часто.

Теперь он копал уверенно. Фут… два фута. Вырытое углубление по-прежнему оставалось сухим; Каллаген задыхался. Жара, отсутствие воды и изнурительный поход сказывались и на его могучем организме, но он продолжал рыть землю. Наконец Дэлавер подошел к нему, слегка оттолкнул в сторону, и они стали копать по очереди.

Когда вырытая яма достигла четырех футов в глубину, Каллаген почувствовал влагу. Он хмыкнул и начал копать с еще большим остервенением. Песок увлажнился, и наконец сквозь него проступила вода. Дэлавер прижался лицом к земле, которую они бросали в сторону, наслаждаясь ее прохладой.

Каллаген работал. Копать становилось все труднее, поскольку песок затвердевал, но он вынимал полные пригоршни почвы и бросал ее на образовавшийся бугор. Наконец сел, опираясь о него и свесив руки, и застыл в ожидании. Медленно, капля за каплей, вода проступала в вырытой яме.

Наклонившись, он коснулся ее губами, увлажняя язык. Несколько капель смочили горло, и он ощутил, как восхитительная прохлада распространяется по всему телу. Он сделал глоток, другой, поднял винтовку и направился к тому месту, где сидел Крокер.

— Иди туда, — кивнул он. — Там есть вода.

Крокер недоверчиво уставился на него. Затем поднялся на ноги, но тотчас упал. Потом опять медленно поднялся и побрел сквозь заросли.

Каллаген сидел, обводя взором раскинувшуюся перед ним территорию. Тут было не так уж плохо; только скалы позади могли представлять реальную угрозу, но Каллаген не заметил там никакого движения.

Они, конечно, вернутся назад. Теперь он в этом был уверен. Длинный путь вымотал их силы, но, имея воду, они смогут это сделать. Когда их фляги будут наполнены водой, вряд ли мохавы станут преследовать их… До тех пор, конечно, пока их количество значительно не возрастет.

Он начал обдумывать маршрут, подсчитывать расстояние, которое им придется преодолеть, и время, которое понадобится для этого. Уже пора об этом подумать. Может быть, им повезет и они по дороге еще встретят воду, но поход будет долгим, а еды у них уже не оставалось.

Похоже, мохавы действительно ушли. На горе Каменный Козел, что находилась на юго-востоке, есть родник, он это знал. Пытаясь вспомнить, что ему рассказывали об этом индейцы, путешественники, случайные старатели, охотники, он прикинул, что родник должен находиться в двенадцати или пятнадцати милях от них. Это будет трудно для людей в их состоянии, но теперь у них была вода, значит, можно туда добраться.

Через некоторое время он пошел к вырытой яме. Она была уже наполовину заполнена мутной водой, и Каллаген немного попил. Крокер лежал на животе, положив голову на руки, и спал. Дэлавер сидел с запрокинутой назад головой, опираясь о каменную глыбу. Волш спал.

— Ты привел нас к воде, — тихо сказал индеец. — Ты хороший человек, Каллаген. Я думаю, до всего этого ты был офицером.

— Нам предстоит длинный путь, — последовал ответ. Каллаген сидел на корточках и из-за кустарника наблюдал за местностью. — Ты знаешь гору Каменный Козел?

— Я слышал о ней, но сам там не бывал.

— Ты сможешь пройти двенадцать миль?

— Думаю, да. С водой мы пройдем столько, сколько нужно. — Он поднял голову. — Ты хорошо владеешь оружием и ты прекрасный вожак. Тебе было известно, что рядом с соленой травой и мескитовыми зарослями должна быть вода. А что ты знаешь еще?

— То, что я устал и теперь твоя очередь караулить.

Дэлавер встал и потянулся. Вода в яме стала чистой, поскольку песок осел на дно, и он сделал большой глоток, потом попил еще. Встал, вытер рот тыльной стороной ладони.

— Я считаю, лейтенанту следовало с тобой поговорить.

— Что ты имеешь в виду?

— Разве ты не в курсе, что он каждого расспрашивал о пустыне? Он был очень молод и хотел о многом узнать.

— Значит, он был проницательным молодым человеком. Это один из способов чему-нибудь научиться. — Каллаген замолчал, потом в раздумье произнес: — Когда приходится путешествовать по незнакомым местам, лучше заранее узнать о них как можно больше.

Дэлавер улыбнулся.

— Полагаю, что так, но это не помогло ему найти ответы на все вопросы.

Индеец больше ничего не сказал, а Каллаген снова выпил воды и лег на песок. Скоро наступила ночь. Он думал о своих ногах. Ему следовало бы помыть их, но он боялся, что если снимет сапоги, то потом не сможет опять надеть. Его ноги распухли и покрылись волдырями, он чувствовал это и знал, что то же самое произошло с ногами других.

Интересно, что имел в виду Дэлавер, вспоминая то, чем интересовался лейтенант? Человеку, впервые очутившемуся в стране, естественно задавать вопросы.

Они вышли в пустыню, когда на небе появились первые звезды. Прохладный легкий ветерок обдувал землю и слегка раскачивал листья, и тишину нарушал только шорох их шагов по песку. Их фляги были наполнены водой.

Предстояла длинная ночь. Каллаген шел легко, будто у него совсем не болели ноги и будто ему оставалось пройти всего несколько миль. Они находились в пути уже час, а потому решили немного отдохнуть.

Дэлавер, когда они снова двинулись вперед, сказал:

— Не думаю, что нас преследуют, но это еще ни о чем не говорит.

Справа от них тянулись голые, остроконечные скалистые горы, выступая из ровной поверхности пустыни: не дружелюбные, не враждебные, просто безразличные.

Каллагену в свое время довелось преодолеть сотни миль пешком, а иногда на лошади или верблюде, поэтому он мог достаточно точно определять расстояние. За первый час они прошли примерно две с половиной мили. Столько же они преодолеют и за второй час. За третий, вероятно, пройдут две мили, поскольку люди устанут и к тому же им придется пересекать узкий кряж.

Лейтенант завел их далеко на север, намного дальше, чем предполагал Каллаген. И сейчас он впервые за все это время подумал о молодом лейтенанте, поразившись его бездарности и неопытности в такого рода действиях.

Замечание Дэлавера пробудило в нем любопытство, и теперь он старался докопаться до истины. Многое говорило о том, что лейтенант вовсе не знал Запада и пустыни, но невзирая на это, он явно пытался вести их, ориентируясь на определенные объекты местности. Эти ориентиры, вероятно, мог подсказать ему командующий постом, хотя он тоже был новичком в этой стране.

Каллагену не была известна цель их патруля. Об этом знали только лейтенант и командующий. Всему составу патруля объяснили, что их миссия заключается в том, чтобы познакомиться поближе со страной и выяснить, есть ли на ее территории мохавы.

Они выполнили задание: произвели разведку на севере и зашли дальше, чем было необходимо, в то время как считалось, что войскам в пустыне лишь надлежит охранять товарные поезда и платформы вдоль правительственной дороги. Патруль обнаружил индейцев… или, скорее, индейцы обнаружили их.

Теперь лейтенант был мертв, поэтому никто и никогда не узнает точно, что он пытался отыскать в пустыне. Каллаген тщательно прокручивал в голове вопросы, которые задавал лейтенант, пытаясь вникнуть в смысл, заложенный в них. Каллаген хорошо помнил, как однажды лейтенант рассказывал о конокрадах и трудностях поисков воды и пищи для лошадей.

Продвигаясь на север, они обогнули гору Голова Совы и ненадолго остановились у источника под названием Совиная Нора. Вода в нем была не очень хорошей, но по приказу лейтенанта колодец вычистили и оставили в прекрасном состоянии…

С наступлением дня они добрались до источника Каменный Козел, вдоволь напились, вновь наполнили свои фляги водой и расположились в тени отдохнуть. День тянулся медленно, и еще до наступления ночи они двинулись на юг, следя за тем, чтобы горы находились все время справа. Через час обнаружили едва заметный след, прошли низкий перевал и спустились вниз по западному склону горы.

Это был короткий бросок, но Каллаген понимал состояние людей и настаивал на отдыхе. До наступления ночи они разбили лагерь у родника на южном склоне кряжа. Затем опять шли на юг к Пещерным источникам. Им нужно было пройти не больше десяти миль, но тропа поднималась вверх по склону и была устлана мелким песком, что затрудняло движение.

У Пещерных источников они искупались, отдохнули и подумали о еде.

— Сколько еще нам осталось идти? — поинтересовался Крокер. — С меня довольно.

— Придется поднатужиться, — ответил Каллаген. — До Горьких источников двадцать миль, а это первое место, где можно надеяться на помощь. Не исключено, мы там кого-нибудь встретим. А потом предстоит долгий путь назад, в лагерь Кэйди.

Крокер выругался, а Волш пристально посмотрел на Каллагена, затем перевел взгляд на сапоги.

— У меня желание остаться прямо здесь, — сказал он. — Мне кажется, я не смогу дойти.

— Сможешь, — подбодрил его Каллаген. — Какой смысл сдаваться, если уже основные трудности позади.

Волш задумался, видя, как Крокер смотрит на Каллагена: он остро чувствовал сильные и слабые стороны других людей. Будучи сам человеком нерешительным, он не завидовал храбрецам, хотя уважал их и побаивался, когда те изъявляли твердое желание делать то, перед чем он бы заколебался наверняка.

Сейчас взгляд Крекера озадачил его: какая-то напряженность во взгляде заставила и его призадуматься. У Крокера не было причин ненавидеть Каллагена, и Волш был вполне уверен, что это так. Даже менее проницательный человек мог заподозрить недоброе во взгляде Крокера. Это был оценивающий, неторопливый взгляд… и в нем чувствовалась какая-то алчность.

Волш не мог понять причины, но вдруг интуитивно почувствовал, что Каллаген, вероятно, препятствует Крокеру в достижении какой-то его цели.

На третий день, где-то около полуночи, четверо мужчин вошли в лагерь Кэйди.

Убогие дома, выстроенные из ветоши и бревен, служили жилищем, но здесь была вода, еда и отдых.

— Рядовой Каллаген? — Голос солдата звучал отрывисто. — Капитан хотел бы с вами встретиться тотчас. — Он повернулся и показал рукой направление: — Прямо туда.

Глава 4

Каллаген застал капитана Хилла небритым, в нижней рубахе со спущенными подтяжками. Тот сидел в своем кресле и выглядел усталым.

— Вы хотели меня видеть?

— Что с вами случилось? — спросил Хилл.

Каллаген вкратце доложил. Капитан слушал, задумчиво потирая подбородок, затем поднялся с кресла и тихо выругался.

Рядом с кроватью лежала кипа карт, капитан подошел к ним, вытащил одну и развернул на столе.

— Вы можете показать мне, Каллаген, где вы находились, когда на вас напали индейцы?

— Да, сэр. — Каллаген пальцем указал место на карте и отступил назад.

— Какого черта Эллисона туда занесло? Он говорил вам что-нибудь об этом, Каллаген? Может, он вам хоть намекнул, почему вы оказались в том месте?

— Нет, сэр. Я думал, мы просто изучаем расположение местности и пытаемся… по следам понять, что там происходит, сэр.

Хилл резко сел.

— Каллаген, сколько лет вы служите в армии?

— Три года, сэр.

— Значит, скоро ваша служба заканчивается?

— Да, сэр. Мне осталось десять дней.

— Помнится, вас дважды производили в сержанты. Почему вас лишили звания?

— Драки, сэр.

— Драки? Черт возьми, о чем они думают? Я скорее пристрелил бы мужчину, если он не дерется. Ладно, Каллаген. мне нужна ваша помощь. С этого момента вы снова сержант.

Он резко поднял глаза на Каллагена.

— Вы образованный человек, Каллаген. Вы были когда-нибудь офицером?

На мгновение Каллаген замешкался.

— Да, сэр. Несколько раз.

— Полагаю, вас лишали звания за драки? — с сарказмом поинтересовался Хилл.

— Нет, сэр. Я избегал неприятностей. — Он снова сделал паузу. — Я — ирландец, сэр. В наши дни это значит, что я — человек без родины. Все ирландцы с военной подготовкой идут служить куда угодно, лишь бы их взяли.

— Вы служили с Мигером?

— Да, сэр.

— Вы говорили, у вас остались вещи Эллисона. Идите в казарму и соберите их. Он служил со мной совсем недолго, и у меня не было времени познакомиться с ним поближе, однако, полагаю, у него была семья.

Каллаген стоял, не решаясь тронуться с места.

— После того, как я высплюсь, сэр?

— О, разумеется! Прошу прощения, Каллаген. Понимаю, вам пришлось очень туго. Позже я хочу получить подробный отчет. Будучи офицером, надеюсь, вы в курсе, как писать отчеты. Пожалуйста, сделайте это. Мне хочется узнать как можно больше о мохавах, воде и местности… ну, вы понимаете.

Был почти полдень, когда Каллаген проснулся. Его ноги покрылись волдырями, и он тщательно их обработал. Стояла тишина. В лагере было всего каких-нибудь восемь человек, не считая капитана Хилла и тех троих, что, как и он, после длительного похода не в силах были заступить на дежурство.

Каллаген оделся и побрился и только потом отправился в казарму лейтенанта Эллисона.

Он вошел в небрежно построенную лачугу и поразился тому, что обнаружил там. Кто-то здесь уже побывал. Походная сумка погибшего лежала раскрытой, а ее содержимое было разбросано по раскладушке. Явно кто-то в спешке рылся в вещах лейтенанта, вскрывал письма и все перевернул вверх дном.

Каллаген подошел к выходу, приподнял лоскут холщовой материи, что служила дверью, и внимательно осмотрел землю снаружи. Ему ничего не удалось определить, поскольку там было много разных следов. Вероятно, кто-то из солдат заходил сюда, надеясь найти деньги или что-нибудь полезное для себя.

Он открыл соседнюю дверь и вошел в комнату капитана. Обо всем доложил Хиллу, а потом они вместе вернулись в жилище лейтенанта Эллисона.

Капитан Хилл окинул его взглядом.

— Воры! Только этого нам не хватало! Восемь человек, и как мы узнаем, кто из вас вор?

— Семеро, сэр. Я вошел сюда по вашему приказу, у меня лично не было для этого причин.

Каллаген осторожно собрал вещи лейтенанта. Эллисон относился к тому сорту людей, которые отличаются аккуратностью и щепетильностью. Его военная форма была новой, неношеной. И все его вещи были новыми — очень необычно для человека, у которого много обязанностей.

Каллаген удивился и осмотрел вещи еще раз. Одна форма явно никогда не надевалась. И по крайней мере одну пару сапог тоже никогда не носили. В углу на гвозде висела чистая, сияющая сабля, вероятно, тоже совсем новая.

Он осматривал вещь за вещью до тех пор, пока не закончил, а потом уселся на кровать. Все, что находилось в распоряжении Эллисона, было новым; что бы лейтенант ни планировал, он явно не собирался здесь надолго задерживаться. У него не было ни одной из тех вещей, которые обычно берет с собой офицер, отправляясь на новое, отдаленное место службы, — ни одного предмета, который поможет разнообразить жизнь солдата в лагере. Ни картин, ни бумаги, ни книг. Ни даже запасного куска мыла… ничего! А теперь Каллаген решил взглянуть на вещи, которые Эллисон носил при себе.

Он разложил их перед собой на столе. Связка ключей, несколько странных монет, а в маленьком кожаном мешочке десять «золотых орлов» — приличная сумма для армейского офицера. Здесь также было письмо, квитанция об уплате за хранение дорожного чемодана в гостинице Лос-Анджелеса. И, наконец, внутри того же кожаного мешочка он обнаружил… маленький, почти не заметный для глаз квадратик оленьей кожи, а на нем какие-то стрелы, круги, кресты.

Это была карта пустыни Мохавы. Кресты символизировали горные хребты, а кругами были обозначены родники. Долина Смерти вообще отсутствовала на карте, хотя реку Колорадо нарисовали с большой тщательностью. На карте не показали западный берег и горы, что отделяют пустыню от моря. Для человека, не знающего пустыни, она ни о чем не говорила, и вообще трудно было понять, что на этой карте хотели выделить.

Кто бы ни был человек, который делал эту карту, понятно, что он не имел четких представлений о пустыне. Случайно или по какой-то иной причине на ней отсутствовали некоторые горные кряжи. Зато до мельчайших подробностей были показаны массивные горные хребты, которые тянулись на восток, как раз в том месте, где проходил их патруль, и путь к ним лежал со стороны реки Колорадо.

Каллаген на минуту задумался, потом спрятал карту во внутренний карман рубахи, аккуратно сложил все остальное и отнес походную сумку и саблю в комнату капитана Хилла.

Тот взглянул на вещи.

— Позаботьтесь о них. Завтра курьер отбывает в Сан-Франциско. Отправьте вещи с ним.

Каллаген вернулся в свое жилище. Когда он вошел, Крокер поднял глаза. Он смотрел на походную сумку.

— Ты укладывал одежду лейтенанта? Бедняга Эллисон!

— Он был хороший человек. Думаю, и он бы так поступил…

— Ты многому здесь научился. Но, знаешь, когда все это попадет в руки индейцев, ты очень расстроишься.

Крокер изучающе смотрел на сумку.

— А он немного с собой возил, как ты считаешь? Семейный человек — а он был им — всегда берет с собой какой-то небольшой запас, чтобы облегчить себе жизнь. Но Эллисон… Приехал молодой офицер, привез с собой разной еды и всякой всячины…

— Мне ничего не известно о семье Эллисона. Но в его документах мы нашли адрес, кажется, его сестры. Я отошлю вещи ей.

— Да? Хилл явно завязан чем-то с тобой. Какие дела у тебя с ним?

— Никаких, — ответил Каллаген. — Ему нужна помощь, вот и все. После того как погиб Эллисон, у него нет никого, кто бы мог ему помочь.

Ему не нравился Крокер, и он старался не отвечать на его вопросы, однако не хотел и ссориться с ним. Крокер был сильным, крепким мужчиной. В походе он получил серьезное ранение, но как только ему сделали перевязку, он снова отправился в путь и держался даже лучше, чем тот же Волш, который был цел и невредим. Хорошо это или плохо, но он был выносливым человеком и к тому же настоящим пограничником.

Мысли Каллагена были заняты картой. Тот, кто рылся в вещах Эллисона, явно искал ее… А может быть, этот кто-то просто надеялся найти бутылку виски?..

Итак, карта… Было очевидно, что она старая. Кто бы ни был человек, нарисовавший ее, он прочесал территорию от реки Колорадо в западном и северном направлении, но явно ничего не знал о местности, что простирается от этого лагеря до берега.

И горные кряжи лежат не так, как на самом деле. Вероятно, у составителя не было компаса и он не имел возможности точно определить свое местонахождение по отношению ко многим участкам пустыни. Шкура-карта была прекрасно выделана, возможно, даже индейцем.

Но при чем здесь вообще карта? И как она попала к Эллисону?

Каллаген подумал о капитане Хилле. Хороший человек, но уставший. Ему шел пятый десяток. То ли из-за отсутствия поддержки со стороны влиятельных лиц, то ли от недостатка каких-то особых заслуг в послужном списке его постоянно перебрасывали с места на место, лишая надежды на повышение. Человек, страдающий от рутины жизни. Скоро он выйдет в отставку, этот капитан Хилл, который день за днем выполняет свой долг, один из верных служак, кто поддерживает порядок в армейском механизме.

Каллаген чистил ружье и револьвер, доставшиеся ему от лейтенанта, и обдумывал сложившуюся ситуацию. Постепенно он привел механизм в рабочее состояние, а потом с Дэлавером они повели лошадей на свежее пастбище. Индеец остался их охранять.

Возвращаясь назад в лагерь, Каллаген заметил какое-то движение в кустах. Он подошел поближе. Следы сапог на земле… значит, это был Крокер. Он насмотрелся на эти следы за время их долгого похода. Крокер следил за ним… Почему?

Должно быть, Крокер подозревал, что Каллаген отыскал что-то в вещах лейтенанта, ведь он был человеком жадным. А что, если ему известно больше, чем самому Каллагену? Или он просто надеется отыскать что-то, что представляет ценность?

Мысли привели его к воспоминаниям о том дне, когда он прибыл в лагерь в компании Эллисона, подростка из Миннесоты и какого-то жителя восточной части Соединенных Штатов.

Стояла тихая, жаркая погода. По песчаной равнине пронесся пылевой вихрь, словно исполняя какой-то ритуальный танец. Это было жалкое, Богом забытое место для тех, кому приходилось здесь служить, и все же — Каллаген прищурил глаза и устремил взгляд на выступающие вдалеке, затерявшиеся в голубизне неба скалы — это была прекрасная страна… для тех, кто не воевал.

Секрет пустыни!.. К ней нужно приспособиться. Привыкнуть к томящимся в одиночестве просторам, подернутым дымкой горам, к теням, которые они бросают на восходе и закате солнца. Что-то первобытно-грубое было в этой земле, но в ней было и что-то прекрасное. Это была страна, к которой человек может привязаться и полюбить ее.

Здесь он сражался с индейцами, потому что они сражались с ним; но в некоторой степени он их понимал. По крайней мере, ему так казалось.

Ему здесь недолго оставалось пробыть, всего несколько дней. Он забыл нашить сержантские полоски и даже не вспомнил о них. А, пустяки! Через несколько дней он будет свободен от армии и сможет отправиться куда пожелает.

Но куда? Назад в Ирландию? Обратно в Бостон? А что там? Бостон был просто городом, где он жил некоторое время… На свете есть много других городов, других мест. Он привык к жизни в армии. Много времени прошло с тех пор, как он занимался в жизни чем-то другим.

Подобно многим, он скрывался до тех пор, пока не пришел в армию, убегал от своего прошлого, стараясь затеряться в рутине повседневного существования.

Его карьера мало чем отличалась от карьеры многих других ирландских солдат. В Ирландии его звали О'Каллаган. Эта фамилия принадлежала древнему и почтенному роду, но после поражения восстания в 1848 году ему пришлось бежать из страны. Он сел на первый попавшийся корабль, направлявшийся в Канаду.

Это был разгар «золотой лихорадки». Он пересек территорию Канады и спустился вниз по западному берегу в Калифорнию, где в Тринити промывал золотоносный песок. Наконец добрался до Сан-Франциско, где его обманули, нечестно поступили с ним, а когда он снова пришел в себя, то понял, что находится в море и все деньги его ушли.

Он вскочил на корабль, отплывающий в Северную Африку, но, не имея средств и опасаясь ареста, присоединился к французской армии. Два года участвовал в кампаниях в пустыне Сахара, был ранен и лишен звания. Восстановив силы, отправился в Афганистан и там пошел в армию, начиная служить в звании офицера артиллерии. Он быстро продвигался по службе, но после захвата Кандагара оставил армию и некоторое время провел в Индии, а потом, наконец, добрался до Шанхая. Здесь в 1862-м и 1863 годах служил в армии Фрэнсиса Таунсэнда Ворда и после захвата Сучоу покинул службу.

Снова очутившись в Соединенных Штатах, он присоединился к Ирландской бригаде и воевал в Чанселорсвилле, Уайлдернессе, Спотсильвании и Золотой гавани.

Сейчас ему тридцать четыре года. До окончания службы остается всего несколько дней. Ему удалось накопить триста долларов, и теперь он решил отправиться в ту часть Калифорнии, которая лежит за горами. Такое решение он принял несколько дней назад…

Капитан Хилл вышел на улицу из своего жилища.

— Каллаген? Вы бы лучше занялись своей формой. У вас, надеюсь, есть полоски?

Каллаген улыбнулся.

— Я сохранил их, сэр. Подумал, что они еще могут мне пригодиться.

— Полагаю, вы находились в составе Ирландской бригады? Думаю, вы увольняетесь как раз вовремя. Здесь скоро появится новый командир.

— Сэр?

— Майор Эфрейм Сайкс, а он не любит ирландцев.

По спине Каллагена пробежал холодок дурного предчувствия.

— Я знаком с майором, сэр. И мне известно, что он думает об ирландцах. И обо мне тоже.

Глава 5

Капитан был удивлен.

— Вы знаете майора? — переспросил он.

— Да, сэр. Мы встречались несколько раз. Он один из тех, кто считает, что мы, ирландцы, — люди второго сорта. Помню, до войны он руководил предприятием, на дверях которого висела табличка: «На работу ирландцы не требуются».

— Я что-то об этом слышал. Ладно, будем надеяться, что вы заберете свои документы до того, как он приедет.

— Мы, ирландцы, привыкли к такому отношению, сэр. На протяжении долгого времени мы терпели это в Ирландии от британцев. Ирландцам-католикам не разрешалось открывать собственные школы. И ни один ирландский ремесленник не имел права обучать своему мастерству. Священникам приходилось прятаться или вовсе покидать страну. Это было очень жестоко.

— А вы?

— Я уехал, сэр. И здесь временно — пытался разведать земли Калифорнии.

Хилл бросил на него взгляд.

— Правда? Значит, вам кое-что известно о минералах?

— Совсем немного. О них, похоже, я больше узнал в Азии.

— Вероятно, какое-то время вам пришлось провести в пустыне. Каллаген, ходят слухи, будто прямо здесь, в Мохаве, сосредоточены огромные залежи золота и серебра. — Теперь он продолжал говорить почти шепотом: — Вы слышали что-нибудь о Золотой реке? Говорят, она протекает в пещере под пустыней.

Каллаген пожал плечами.

— Знаете, сэр, всегда рассказываются такие истории. Вам известно, что, когда в восьмом веке мусульмане завоевали всю Северную Африку, христиане исчезли. Разумеется, многие из них неожиданно обратились в мусульманскую веру. Это был единственный выход, чтобы остаться в живых. Но некоторые были убиты, некоторые покинули страну… в любом случае они исчезли. А в результате о Сахаре распространяются неимоверные истории. По ночам будто бы в пустыне слышатся какие-то таинственные звуки. По словам берберов и туарегов, эти звуки доносятся из подземных городов. Говорят, в этих городах прячутся христиане и ждут, когда наступит их час.

Капитан Хилл щелкнул пальцами.

— Думается, им придется долго ждать. Кстати, Каллаген, будь я моложе и если бы увольнялся из армии, я бы прислушался к этому. Знаете, некоторые реки в пустыне протекают под землей, поэтому разве они не могут вымыть там пещеры? А если в скалах и правда есть золото?..

Несколько дней прошло как обычно в заведенном порядке. Несколько раз капитан Хилл отправлял патруль из трех человек разведать местность, и каждый раз он натыкался на индейцев. Дважды его обстреливали, и солдаты открывали ответный огонь, но пострадавших ни с одной, ни с другой стороны не было. Каждый раз они тщательно осматривали дорогу в надежде увидеть обещанное подкрепление. Утром отводили лошадей и мулов на редкие пастбища и присматривали за ними. Несколько раз недалеко от лагеря видели мохавов.

Дважды мимо проходили грузовые караваны, направляющиеся в Колорадо. Фрахтовщики были крепкими, закаленными пустыней людьми и хорошо вооружены, но несмотря на это индейцам удавалось угонять их лошадей, а однажды даже ранить человека. В нескольких милях от Ла-Паса был убит старатель.

В одно время на территории лагеря были возведены глинобитные постройки, но поскольку у армии не было постоянной стоянки, поступило разрешение сровнять их с землей. Некоторые были затоплены в результате неожиданного паводка и находились под угрозой разрушения, у других же поспешно сложенная крыша требовала ремонта. Но в самую жаркую погоду люди предпочитали хижины из веток кустарников, где свободно гулял ветер.

Каллаген вел восстановительные работы в нескольких домах и всегда следил за тем, чтобы рядом в случае нападения оставалось удобное поле для ведения огня. Несколько месяцев обещали прислать крупное подразделение, но оно так и не пришло. Не прибыли и документы Каллагена об увольнении.

Однажды, когда капитан Хилл появился на строительстве, чтобы посмотреть, как обстоят дела, Каллаген спросил его:

— Сэр, по поводу лейтенанта Эллисона… вас предупредили?..

— Что за вопрос?

— Это только мое предположение, но мне кажется, что он был не настоящий офицер. Когда-то он, может, и был им, поскольку знал установленный порядок в армии. Но мне кажется, что он не служил, а в лагерь его привели личные обстоятельства.

— Интересно, для чего ему это понадобилось?

— Предположим, он знал, в чем будет состоять его служба, значит, мог в течение нескольких дней и даже недель исследовать пустыню в сопровождении солдат. Насколько вам известно, сэр, сообщение здесь не особенно хорошее. Военные части удалены друг от друга на сотни миль, и, чтобы добраться до них, требуется иногда месяц, а то и два. Зная это, офицер мог приехать, обследовать значительную часть местности, а потом исчезнуть — до того, как кто-то спохватится.

— Но для чего? Ни один здравомыслящий человек не станет проситься на службу в пустыню.

— Точно так, сэр. Вероятно, он что-то искал. Вы сами упомянули о Золотой реке. И предлагали разведать те земли.

Хилл небрежно махнул рукой.

— Это был всего лишь разговор. Разумеется, места, подобные этому, вызывают разные толки, рождают легенды, но все это чепуха, Каллаген, полная чепуха. Пустыня — дьявольский уголок: несколько тысяч квадратных миль песка, скалистые хребты, кактусы и никакой воды, в лучшем случае, она плохая. Пустыня — неподходящее место для человека, собственно, поэтому ее и называют пустыней.

Мерсер пас скот, когда к нему присоединился Каллаген. Было прекрасное, чистое утро, еще не впитавшее в себя изнуряющую жару. Солнце бросало тени в каньонах, зато на его фоне поразительно отчетливо возвышались скалы. Невозможно узнать горы до тех пор, пока не увидишь их на рассвете и на закате.

— Прекрасная страна, Мерсер… Ты случаем не из Миннесоты?

— Да, здесь везде все разное, — будто не слышал тот последнего вопроса. — Индейцы тоже разные — здесь у нас сиу и несколько чиппева…

— Ты ведь прибыл в подразделение вместе с лейтенантом Эллисоном, ведь так?

— Да. Мы получили приказ и ждали своего этапа, когда он присоединился к нам и сказал, что едет в Кэйди.

— Очень жаль, что мы потеряли его. Мне кажется, он был хорошим офицером. — Он минуту помолчал. — Я отправил вещи его сестре. Думаю, у него больше не было родственников.

— У него были друзья в Лос-Анджелесе, сержант. По крайней мере, один. Перед тем как заговорить с нами, он беседовал с парнем в Белла-Юнион. У парня был сломан нос, и вообще он был похож на жулика.

— Может, случайное знакомство?

— Я так не думаю, сэр. Вероятно, лейтенант ему доверял. Я видел, как он держал документы Эллисона на станции. Это был тот самый конверт, который был передан капитану Хиллу.

Держал документы или давал распоряжения?.. Каллаген наблюдал за лошадьми, продолжая пустую болтовню с Мерсером на разные темы. Вернувшись в лагерь, сразу пошел к себе в комнату, где застал Крокера. На раскладушке лежала дорожная сумка Каллагена, она была раскрыта.

— Черт побери, что здесь происходит?

Крокер резко обернулся.

— У меня закончились сигареты. Думал, может, у тебя есть.

— Я не курю. И никогда не курил.

Крокер заставил себя улыбнуться.

— Подумать только, действительно! Как я мог забыть?

— Держись подальше от моих вещей, Крокер, иначе в следующий раз я не стану предупреждать.

— Разумеется, серж, буду держаться подальше, да не сердись так. Сержант ты или нет, но знаю, мне от тебя достанется в случае чего.

— Верно.

Крокер неловко протиснулся мимо него и вышел. В сумке не было ничего интересного, разве что обычные вещи обычного служащего.

Но Крокер явно что-то подозревал. Что? Или он тоже, как и Каллаген, просто о чем-то догадывался? А может быть, он что-то знает или в его голове просто родились подозрения?

Каллаген приставил ладонь к глазам и оглядел пустыню. Несомненно, индейцы сейчас неподалеку. Капитан Хилл и восемь солдат без запаса оружия и еды… Если бы мохавы Догадывались об этом, они в любой момент могли бы стереть с лица земли весь лагерь.

Каллаген загнал лошадей в загон и выставил охрану. Кажется, капитан Хилл хочет все дела передать ему, и он был готов принять на себя любую ответственность.

Как всегда случается в пустыне, ночь наступила неожиданно. На одно мгновение солнечные лучи окрасили горные хребты в ярко-красный и золотистый тона, а потом исчезло солнце, и на небе появились звезды.

Крокер и Бъюмис в первый раз заступили на пост. Бьюмис был новобранцем и совсем недавно прибыл из Пенсильвании. Кто бы ни был Крокер, ему нужно отдать должное — он прекрасно нес службу и знал, что такое слабости, не поддаваясь ни одной из них. Бьюмис мечтал лишь об одном: скорей вырваться из армии.

— Разве вы не можете поговорить с капитаном, сержант? — не раз спрашивал он Каллагена. — Мне нечего здесь делать. Я просто поссорился со своей женой и пошел в армию, чтобы ее проучить. Больше я на нее не сержусь.

Каллагену пришлось улыбнуться.

— Слишком быстро ты хочешь покинуть нас, Бьюмис. Мне жаль, но теперь ты здесь и тебе придется остаться.

— Вы хотите сказать, что я не смогу уехать отсюда? Что это за условие?

— Ты пришел служить в армию, и теперь тебе придется дожидаться окончания срока. Другого выхода нет.

— А как же моя жена? Она бросит меня!

— Если она это сделает, тебе будет лучше без нее. Успокойся. Выбор сделан, теперь осталось довести дело до конца.

Поднималась луна, заливая верхушки скал серебристым мерцанием. Ночь предстоит темная. В такие ночи кажется, что освещенные лунным светом тени движутся, а кому-то, может быть, покажется, что это индейцы.

Было очень тихо. Капитан вышел из своей комнаты.

— Жизнь — хорошая штука, Каллаген, но она проходит мимо…

— Вы всю жизнь служили, сэр?

— Нет. Перед войной четыре года не служил. Если бы я оставался все время в армии, я бы уже мог быть генералом. По меньшей мере, полковником. Но армия в мирное время была немногочисленной, а у меня хватало обязанностей в фортах на плоскогорьях. Я бросил армию и открыл магазин.

— Как генерал Грант.

— Да, но ему повезло. У меня тоже неплохо получалось, но потом партизаны сожгли мое имущество, и я все потерял. Я снова вернулся в армию. Если бы вернулся годом раньше, то получил бы звание.

— Жизнь полна неожиданностей, сэр.

Хилл повернул голову и посмотрел на Каллагена.

— Так ты говоришь, что раньше встречался с Сайксом?

— Да, сэр. Это он лишил меня звания сержанта… оба раза.

— Расскажешь мне об этом?

— Ну, вам известно, как некоторые люди относятся к ирландцам. Нас презирают во многих местах, есть гостиницы, где нас не принимают, рестораны, где нам отказывают в обслуживании. Сайкс был куда хуже. Я об этом ничего не знал. У него даже возникли неприятности с китайцем, который стирал его белье. Он сильно ругался с ним и, казалось, собирался однажды ударить, когда я предложил ему свою помощь.

— Что ты сделал?

— Я предложил перевести, сэр, я знаю китайский.

Хилл уставился на него.

— Китайский? Правда?

— Я говорю на семи языках и знаю с полдюжины диалектов, сэр. Ну, он сказал мне, что я должен перевести китайцу, и я это сделал, стараясь прояснить ситуацию. Потом отдал честь и собирался уйти, как он остановил меня и предупредил, чтобы я больше никогда, ни при каких обстоятельствах не вмешивался.

— А потом?

— Потом он постоянно придирался ко мне. Он узнал, что я ирландец, хотя раньше догадывался об этом. Я выполнял всю тяжелую работу. Однако по-настоящему он взбесился из-за девушки.

— Девушки?

— Да, сэр. Она приезжала на пост, чтобы встретиться с кем-то, кого она знала, будучи еще ребенком, а мне было приказано сопровождать ее. Она все время смотрела на меня, сэр, а потом вдруг сказала, что где-то встречала меня раньше. Она переспросила мое имя, а когда я ей ответил, она меня узнала. Мы были и в самом деле знакомы раньше, капитан… в Сучоу, в Китае. Я прибыл тогда к маленькому храму с небольшим войском. Тогда я был в звании майора… в подразделении Ворда — к тому времени оно было известно как подразделение Гордона, еще его называли Непобедимой Армией. Тогда девушка эта была просто нескладным подростком. Вместе с матерью и врачом они бежали от повстанцев и нашли временный приют возле храма. Мы очистили себе путь и захватили их с собой.

— Вы были тогда майором? Да вы добились успехов в карьере, Каллаген!

Он пожал плечами.

— Ворд вывел свою армию из портов, капитан. Он взбудоражил всю землю, а вместе с ней некоторых самых выдающихся воинов. Он принимал в свою армию людей всех национальностей и никогда не сортировал их. За него это делали сражения, а мы почти постоянно вели бои. Семьдесят процентов его военных до этого служили в других армиях, а подразделение насчитывало примерно две сотни ирландцев. Китаец Гордон принял командование закаленным в боях подразделением. Он не мог обращаться с нами плохо.

— Сайкс понял, что девушка вас узнала?

— Он видел, как мы разговаривали, и пришел в ярость. Я был призывником и к тому же вел себя очень дружелюбно. Разумеется, больше говорила Мелинда, а потом появился ее отец. Он всегда оставался мне признателен за то, что я помог его семье, и мы продолжали разговор, а Сайкс куда-то улетучился. Спустя два дня меня перевели. Как раз набирали состав нового подразделения для пограничной службы, и я оказался в списке.

— А он остался с девушкой?

— Нет, сэр. У Мелинды есть голова на плечах, ей показался странным мой неожиданный перевод. Не думаю, сэр, что это ему сильно помогло.

Глава 6

Майор Эфрейм Сайкс был человеком особого склада. Непоколебимый в любом своем решении, он подходил к каждой проблеме, зная, что в конечном счете может быть только два решения: его собственное и неверное. Это он впитал с молоком матери, и с тех пор ничто не могло изменить его.

Он был высокий, симпатичный мужчина с безукоризненной внешностью. Вежливо и рассудительно, с некоторым изяществом, он относился к тем, кого считал ровней себе. Иных он просто игнорировал, испытывая к ним презрение. Будучи единственным ребенком в семье, он воспитывался на убеждении, что белый человек англосаксонского происхождения — это человек правильной веры, правильной школы и правильного социального положений, и любое решение, которое он принимает, это единственно верное решение.

Он родился в доме в небольшом городке, где его отец управлял самым крупным из трех городских банков. В школе он был смышленым, но не гениальным, способным, но лишенным воображения и закончил ее почти на отлично. Когда началась война между штатами, его наделили особыми полномочиями, и он быстро поднялся до звания майора, в какой-то степени благодаря тому, что однажды отличился в бою, в критический момент нанеся сокрушительный удар по врагу, отвлекая его от своих позиций, и, таким образом, решил исход битвы.

Однако ему выгодно было забыть тот факт, что, когда началась атака, его лошадь от него сбежала, а его люди продолжали бой. Но он не был удовлетворен наградой в результате этой битвы, поэтому постепенно запамятовал, как вообще началось нападение, и откровенно не любил вспоминать это. По его словам, ему просто повезло, что он в тот момент заметил слабое звено на вражеской линии обороны.

Война для него закончилась слишком быстро, поскольку он собирался стать генералом или хотя бы полковником. Ему это не удалось, и, несмотря на то что после войны офицеров было предостаточно, он не терял надежды, что ему дадут хороший пост, где он одержит потрясающую победу над индейцами. Разумеется, над индейцами равнины, которые пользуются репутацией лихих и бесстрашных воинов.

Многие «правильные» люди презирали ирландских иммигрантов, поэтому он тоже их презирал.

В своей жизни ему только раз довелось иметь дело с ирландцами, которые поселились на краю города, чтобы строить железнодорожную ветку. Многие из них сильно пили и, казалось, подшучивали над ним, а это не могло не уязвить его достоинство. В армии в его отряде было совсем немного ирландцев, но они тоже слишком много пили и тоже подшучивали над ним.

Будучи партнером отца, он владел отделением банка и частично небольшой обувной фабрикой. На фабрику не принимали ирландцев, но подобное отношение было распространенным в те времена, поэтому не вызывало ни у кого никаких возражений.

Он не проявлял интереса ни к одной девушке до тех пор, пока не встретился с Мелиндой Колтон. Ее семья принадлежала к высшим кругам общества. Отец — дипломат, дядя — генерал. Пару раз он сопровождал ее на обеды, но когда увидел, как она свободно, по-дружески беседует с Каллагеном, то пришел в ярость.

На него не произвел никакого впечатления тот факт, что когда-то и Каллаген был в одном с ним звании.

— Мисс Колтон, — осторожно пытался внушить он ей, — этот человек — бродяга, ему суждено быть солдатом. Он… он ирландец!

Мелинда не воспринимала его всерьез, и его это очень раздражало. Как-то она заметила:

— Кстати, генерал Томас Фрэнсис Мигер тоже из Ирландской бригады. Он женат на моей подруге, и они очень счастливы.

Сайкс был достаточно умен и решил сменить тему разговора. Кроме того, он не чувствовал твердой почвы под ногами, поскольку в то время его командиром был генерал Шеридан, который являлся сыном ирландского иммигранта.

Теперь же ему предстояло командовать тремя кавалерийскими отрядами, целью которых был захват нескольких фортов в пустыне Мохава. Эта земля принадлежала индейцам. Но не из племен сиу и шайенов, однако у него не было никаких сомнений по поводу того, что он сможет одержать над ними победу.

И еще одно. Наряду с другими бумагами в его пакете хранились документы об увольнении из армии некоего рядового Морти Каллагена. У него были на то свои причины — запомнить это имя. Используя достаточно неприглядный предлог, ему удалось лишить Каллагена звания сержанта. В первый раз это был его приказ, а во второй — сыграло роль его влияние. Вероятно, больше всего на свете люди ненавидят тех, кто хоть раз отнесся к ним несправедливо.

Он объяснял свое поражение в отношениях с Мелиндой Колтон спором, возникшим между ними по поводу Каллагена. И теперь ему снова придется встретиться с этим человеком. Ему просто повезло, считал он, что Каллаген скоро увольняется. И пришла в голову идея: если увольнительные документы не получены на руки, сам факт увольнения не имеет силы. Прекрасная причина! Каллаген уволен со дня выпуска документов или с момента их доставки?

Он гнал от себя эти мысли и задумывался над тем, что ему предстояло в недалеком будущем. Ему придется вводить войска в Марл-Спрингс, Биттер-Спрингс, Рок-Спрингс и форт Пиут. Как он понимал, ему следует обеспечивать безопасность продвижения груженых караванов и составов вдоль правительственной дороги. Он не должен предпринимать никаких шагов против мохавов до тех пор, пока они первыми не станут нападать. Его миссия состояла в защите дороги.

Майор Сайкс никогда в жизни не видел пустыни. Он попал в Калифорнию на корабле и не имел ни малейшего представления о том, как выглядят эти «форты», где ему надлежало расположить гарнизоны, и как вообще проходит служба в такой местности. Он знал понаслышке о боевых действиях в пустыне, разговаривал с офицерами, которые сражались с индейцами апачи в Нью-Мексико и Техасе. Он был вполне уверен, что справится с ситуацией, сомневаясь только в одном: сможет ли отыскать нужное место в пустыне.

Лагерь Кэйди размещался на реке Мохава. Неподалеку от сверкающего потока воды он различил возвышающийся над землей столб. Вероятно, здесь можно переправиться на лодке.

Оказавшись на возвышенности, Сайкс окинул взглядом лежащую внизу пустыню и был потрясен. Капитан Мэрриот, его заместитель, пояснил:

— Здесь почти везде пустыня. Говорят, четырнадцать тысяч квадратных километров, в зависимости от того, чьи данные использовать.

— Просто невозможно, капитан! Это больше, чем весь штат Массачусетс.

— Да, сэр. Для большей точности стоит добавить еще часть территории Коннектикута. Много труднопроходимых мест, сэр, и очень мало воды.

Майор Сайкс ужаснулся. Даже при его богатом воображении невозможно было представить такие громадные площади, занятые пустыней, а ему предстояло патрулировать правительственную дорогу на этой более чем бесполезной местности всего лишь с тремя отрядами солдат!

— Вы служили в пустыне, Мэрриот?

— Нет, сэр, но я путешествовал по ней. Здесь остро стоит проблема воды. Очень сложно достать ее в нужных количествах для целого отряда.

— А как же индейцам это удается?

— Они рассеяны по всей территории и знают места, где расположены крошечные ключи, в которых хватает воды на одного или двоих. Чтобы напоить лошадей и набрать воды для себя, им зачастую приходится часами искать эти водные источники.

На закате они въехали в лагерь Кэйди. Сайкс совсем пал духом. Редкие деревья бросали на землю какое-то подобие тени, а река-струйка вовсе не укладывалась в представление Сайкса о водной артерии. Хижины из бревен и глины, накрытые ветками кустарников, никак не вмещались в понятие о доме. Некоторые солдаты предпочитали в жаркую погоду жить в лачугах, сооруженных из прутьев.

Капитан Хилл ожидал их.

— Вы устали с дороги, сэр. Я подогрел вам воды, если хотите принять душ…

— Вы не строили солдат?

— Здесь всего восемь человек, сэр. Трое из них в данный момент находятся на дежурстве, остальные только что вернулись из патруля.

Он был возмущен беспечностью капитана, но чувствовал себя слишком уставшим и разгоряченным, чтобы попусту спорить. Они прошли в комнату Хилла, и тот достал драгоценную бутылку виски.

— Это вам поможет, сэр. Понимаю, вы потрясены, пустыня — это не побережье. Но со временем она вам понравится. В ней что-то есть, сэр, и вы это поймете.

— Я очень постараюсь, чтобы этого не произошло, — последовал краткий ответ Сайкса.

Хилл рассказал ему, как обстоят дела с индейцами.

— Здесь в лагере есть два человека, — добавил он, — и им нет цены. Один из них — индеец — Дэлавер, он разведчик, служил в армии и сейчас служит. Следопыт. Другой — сержант Морти Каллаген.

— Сержант?

— Да, сэр. Я предложил повысить его в звании после того, как был убит лейтенант Эллисон. Он очень способный. Ни один мой знакомый белый не знает пустыни лучше, чем он. После того как Эллисона убили, он взял командование отрядом на себя и возвратился с оставшейся частью патруля в лагерь. Сомневаюсь, что кто-то другой мог бы сделать такое.

— Я с ним знаком.

Хилл продолжил мягко:

— Жаль, что вы его теряете. Он здесь лучший.

— Я не собираюсь его терять.

— Но срок его службы закончился, майор. Теперь он ждет документы. Как только он их получит, я сомневаюсь, что он здесь задержится.

Сайкс сменил тему разговора.

— Этот Эллисон, о котором вы упомянули, вы докладывали о нем в одном из рапортов, но в части никто о нем даже не слышал.

Капитан Хилл как можно подробней начал свой рассказ, добавляя к нему некоторые наблюдения Каллагена.

— Говорите, золото? — Сайкс пристально смотрел на Хилла. — В этой пустыне есть золото?

— Время от времени здесь находят золото. Мне кажется, что больше ходит слухов, хотя кое-какие из них имеют под собой реальную почву. К примеру, один из них меня очень заинтриговал: рассказывают, будто под пустыней течет Золотая река.

— Под?

— В пустыне реки не длинные, майор. Они просачиваются в песок и порой исчезают. Возможно, просто испаряются, однако ходят слухи, будто глубоко в пещере под пустыней течет река и что ее песок смешан с золотом. А индейцы рассказывают всякие истории о реке Золотых Песков.

— Глупости! — безапелляционно заявил Сайкс.

Но даже говоря это, он задумался. Предположим… просто предположим, что это не слухи, а правда? Он находится в пустыне. В его распоряжении куча свободного времени, чтобы осмотреть местность, и все оправдания для этого. А если он что-нибудь вдруг найдет, то это будет принадлежать ему.

Он выбросил эту мысль из головы и задумался о том, что ему предстоит сделать в ближайшем будущем. Утром он познакомится со списком имеющихся в наличии провизии, патронов и оружия. Ему нужно будет осмотреть лошадей и мулов, определиться, с чем придется тут работать.

Он принял душ, а потом, попивая виски и выкуривая сигару, уселся и продолжил разговор с капитаном Хиллом.

— Вы говорите о мохавах, — сказал Сайкс, — и часто вы их видите?

— Мы видим их лишь тогда, когда они сами этого хотят. — Хилл сделал паузу. — А вы должны понять, майор, что мохавы совсем другие индейцы. Они отличаются от племен, живущих на равнинах. Их даже нельзя сравнить с апачами, хотя иногда они с ними выступают вместе. Мохавы из семьи Йума, но они очень отличаются, поверьте.

Хилл сделал глоток виски. Ему приходится отсюда уезжать, но он слишком привязался к своим бойцам.

— Если им нужно переправиться через реку, они не вырезают челноков из бревен или каноэ из береста… Они плетут их из камыша, почти как древние египтяне или индейцы-анд до эпохи инков. Это высокие, симпатичные люди. Рождаемость у них, скорее всего, выше, чем у других племен. Они лишены горделивой осанки и достоинств, которыми наделены индейцы равнин, но зачастую их женщины очень даже миловидны. Их традиции также отличаются. Думаю, вы найдете их интересными.

Сайкс без особого восхищения слушал капитана.

— Я никогда не считал, что дикари могут стать предметом изучения. Мои обязанности здесь сводятся к тому, чтобы обеспечивать безопасность продвижения по дороге. И я буду заниматься только этим. При первой же стычке я их всех уничтожу.

Хилл задумчиво посмотрел на него.

— Жаль, что мне уже не увидеть этого, майор. Это стало бы великим достижением. Сколько человек вы привезли с собой?

— Шестьдесят шесть. Три взвода.

— Знаете, майор, здесь, по крайней мере, около трех тысяч мохавов, из них семьсот или восемьсот человек — воины. Их тактика очень разнообразна. Они прекрасно владеют огнестрельным оружием, но при обычных обстоятельствах они им не пользуются, предпочитая рукопашный бой. Им нравится сцепиться со своим врагом. Иногда в схватке с другими индейцами они хватают их, а потом кромсают на куски. Мохавы сильные люди. Они пользуются дубинками, ножами, луками и стрелами и чем-то вроде колотушки, которой бьют по лицу, а победителя в таком поединке называют апперкотом. Знаете, несколько дней назад, когда Каллаген возвращался с остатком патруля в лагерь, мохавы преследовали их на лошадях, но такое бывает редко. Индейцы предпочитают вести бои пешим порядком. Мне кажется, они насмехались над солдатами, хотели показать, как легко им это удается и с каким трудом приходится солдатам передвигаться на ногах.

— Тем не менее они ускакали прочь?

— В большей степени благодаря Каллагену, если верить словам Крокера и Дэлавера. Крокер не в восторге от Каллагена, однако утверждает, что тому удалось заманить индейцев, чтобы те подошли поближе, а потом продемонстрировал им такую стрельбу, какую Крокеру никогда в жизни не доводилось видеть. Индейцы не любят потерь, поэтому они отступили.

— Очень интересно. — Сайкс задумался. Он представлял себе ситуацию совсем по-иному. — Как вы думаете, если я заранее подготовлю сражение на определенном участке, каковы будут мои шансы на успех?

— Практически никаких. Перед тем как посылать большое количество людей на поле битвы, они должны быть уверены в своей победе. Однако в войне с индейцами мэрикопа и пайма они союзничали с племенами явапаис, юма и апачи и все-таки выставили на поле сражения около двухсот воинов.

Хилл снял с огня кофейник.

— Их стрелы не поражают цель на далеком расстоянии, и у них немного винтовок. Зачастую они пользуются своим излюбленным методом борьбы: группируются, хватают человека, бросают его через плечо, а подходящие сзади мохавы его убивают — втыкают в него ножи или до смерти забивают дубинками. Не подумайте, — предостерег он, — что такая тактика не идет в сравнение с ружьями белых людей. Они добиваются успеха потрясающей быстротой и могут наделать немало бед, когда их не ждешь.

Сайкс молчал. Может, он и был фанатиком, но ни в коем случае не глупцом. Он вдруг осознал, что мохавы — это что-то из области совсем ему неизвестного.

— Они живут вдоль реки?

— Я бы сказал, они расселились на шестьдесят или семьдесят миль к северу от Нидлс. Естественно, здесь не существует никаких четких границ, и любое такое утверждение может оказаться неверным. Они совсем мало охотятся, и по одной причине: в этих местах особо не на кого и охотиться. Большей частью занимаются земледелием на территории, затопленной Колорадо, как в свое время египтяне использовали землю, затопленную Нилом. Они выращивают маис, пшеницу, тыкву, кабачки, дыни и кое-что еще. Мескитовые бобы считаются у них очень важной и существенной пищей.

— Они передвигаются пешком?

— В основном, да. И они могут в случае необходимости бегать целый день, день за днем. Они появляются из пустыни, как призраки, и таким же образом внезапно исчезают. Вдруг Сайкс почувствовал, что больше не слушает Хилла, потому что его мысли снова были заняты рекой Золотых Песков. Существует ли такая река? Смог бы он ее отыскать? А если так, смог бы добыть там золото? Так, чтобы об этом никто не знал?

Глава 7

В пустыне Каллаген чувствовал себя как дома. Пустыню всегда связывали с легендами и тайнами. Затерянный мир, где находили, видели или предполагали открыть потерянные шахты и потерянные города. Но на широких просторах пустыни вряд ли могло произойти что-нибудь невероятное.

Пустыня консервирует. То, что другие земли разрушают, пустыня сохраняет. Она относится благосклонно к тому, что умерло, оставляет целиком, предохраняет от гниения и через века превращает в мумию или кристаллизует.

Если мертвое тело не повреждено, солнце, сухой воздух и песок удаляют из него влагу и сохраняют. Успех египтян в мумификации кроется скорее в сухом воздухе, нежели каком-то секрете самого процесса. Мы мало чего знали бы об истории древнего мира, если бы многие ее периоды не были связаны с засушливыми землями. Каллаген кое-что знал о пустынях Африки, Афганистана, Индии и Туркестана. Проехав много миль на лошади и верблюде, Каллаген был готов верить, что и у этой пустыни есть свои тайны.

Но он был достаточно умен, чтобы понимать, что человек не может дать какой-то исчерпывающий ответ на все вопросы. Знание истории древних народов лишь в небольшой степени может пролить свет на какие-то явления. Здесь, в пустыне, вероятно, существуют вещи, о которых человек до сих пор ничего не знает.

В салуне «Баффама» в Лос-Анджелесе один человек показывал ему золотые самородки, найденные в горах Сан-Габриэль, и золотую пыль, намытую в тех реках. Всего в миле от лагеря Кэйди он сам когда-то находил куски агата, а дальше к северу в каньонах — яшму и халцедон. Дважды ему показывали рубины, обнаруженные возле кратера в пустыне, но эти рубины потом оказались гранатами… красивыми камнями, но определенно не рубинами.

Находясь в дозоре, он несколько раз натыкался на следы индейцев, которые вели неизвестно куда. Во многих местах, где он побывал, частенько встречались индейские надписи — свидетельство того, что здесь побывал человек.

Копая траншею в пустыне, он обнаружил слой черной почвы, образовавшийся в результате гниения растительности; прежде, должно быть, пустыня была менее засушливой. С тем же самым ему доводилось встречаться и в Сахаре, а на скалистых стенах в Хоггаре он видел рисунки лошадей, запряженных в колесницы, жирафов, зебр и мелких диких животных… Должно быть, все эти существа обитали на этой земле, когда климат тут был не такой засушливый.

Капитан Хилл интересовался всем этим. Скоро придут его документы, и он уедет. Он думал о своем возвращении назад. Жизнь слишком часто вносит свои изменения в судьбу человека, и тогда приходится перестраиваться. Он знал, стоит отсюда уехать, вряд ли он сюда вернется. По правде говоря, не осмелится. Он видел слишком многих людей, которые поддались колдовству ночей, очарованию и загадочности пустыни. Пустыня может обернуться требовательной любовницей, которая забирает у мужчины все, ничего не предлагая взамен. Золото… и пустыня… Для многих мужественных мужчин они обернулись смертью.

Крокер подошел к Каллагену и сел рядом.

— Дьявольская жара, — заметил он. — Уже видел нового командира?

— Нет.

— Вспыльчивый. Резкий и раздражительный. Кажется, теперь у нас возникнут проблемы.

Каллаген был недоволен тем, что его мысли прервали, поэтому он не ответил. Кроме того, Крокер явно на что-то намекал. Какая разница, Каллагену это не интересно. Ему не нравился этот человек, и он ему не доверял.

— У этой пустыни, — продолжал Крокер, — есть свои секреты. Человек готов многое отдать, чтобы кое-какие из них разгадать… Ты никогда не думал об Эллисоне? Мне кажется, он был одержим какой-то идеей. Если бы нам с тобой стало известно, что у него на уме, мы бы могли стать обладателями кругленькой суммы. Если он не был гениальным солдатом, значит…

— Что навело тебя на эту мысль? — перебил его Каллаген.

— Да перестань ты! Как будто не знаешь, что в армии нет секретов. В любой сплетне всегда есть доля истины. Сомнения нет в том, что Эллисон был офицером, но вряд ли он прибыл сюда, чтобы заменить прежнего старого командира. Он понимал, пройдет пара месяцев, прежде чем кто-то догадается, кто он есть на самом деле, а тем временем он сможет вполне на законных основаниях продолжать патрулировать по пустыне в сопровождении солдат и выискивать то, что ему нужно. И не нужно беспокоиться об индейцах…

— Он совершил ошибку, не так ли? Приходит час, когда даже армия не может защитить человека.

— Ты веришь этому? Считаешь, что человеку суждено умереть в определенное время и в определенном месте?

Каллаген пожал плечами.

— Нет, не считаю. Просто к слову пришлось. Обычно человек умирает, когда перестает быть осторожным, Крокер.

Крокер засмеялся, хотя не видел в этом ничего смешного.

— Как хочешь. Единственная проблема состоит в том, что, думаю, ты в курсе, чего хотел лейтенант. Если ты хочешь того же самого, я постоянно буду у тебя на хвосте.

— Единственное, чего я хочу, это получить свои документы и с первым же обозом или товарным поездом уехать в Лос-Анджелес.

Крокер уставился на него, не веря своим ушам, потом фыркнул и пошел прочь.

Каллагена раздражали загадки. Всегда можно найти ответ на вопрос, если четко излагать свои мысли. Сложность состоит в том, что когда приходится иметь дело с целым рядом незначительных данных, на них трудно опираться и делать какие-то выводы, тем более что все они — лишь предположения. У него есть карта, конечно… правильнее сказать, была. Он отправил ее по адресу вместе с другими вещами Эллисона. А то, что у него осталась копия, никого не касается.

Жизнь в лагере продолжала идти своим чередом. Каллаген с нетерпением ожидал увольнения. Он редко встречался с Сайксом. Майор Сайкс изучал рапорты, но в них не находил ничего, что могло бы его заинтересовать.

Ему не попадался отчет о крупном нападении индейцев. В отчетах говорилось о продолжающейся тревоге, молниеносных атаках, конокрадстве и выстрелах из укрытия, но нигде не упоминалось ни единой попытки индейцев завязать настоящее сражение. Записи только высветили еще одну проблему в выполнении воинских обязанностей: на военных позициях в пустыне хромала дисциплина, и нередким явлением стало дезертирство.

Жаркая летом, холодная и ветреная зимой, пустыня ничем не могла соблазнить солдата. Ближе Сан-Бернардино и Лос-Анджелеса здесь не было других городов, куда бы солдат мог пойти в увольнение, но чтобы добраться до них, нужно было потратить на дорогу довольно продолжительное время.

Он заметил про себя, что отчеты капитана Хилла написаны лаконично и по существу, но в них были заметки, касающиеся тактики, веры индейцев, источников питания, методов рыбной ловли и всякой другой всячины. Несмотря на свои принципы, Сайкс находил все это интересным. Капитан Хилл определенно был наблюдательным человеком. Хотя он никогда не служил под командованием генерала Кука, он понимал, что эту черту характера генерал хотел бы видеть у всех своих офицеров. Генерал считал, что врага нужно понять. Сайкс не был уверен, что полностью согласен с такой позицией, но кое-что может оказаться весьма полезным, когда он решит перекрыть источники добывания пищи и, таким образом, прибрать индейцев к рукам.

Сайкс изучал отчет Каллагена с особым интересом. То, что этот человек был офицером, не вызывало никакого сомнения. Краткий и по делу, это был дотошно, мастерски составленный рапорт. Тактика, которой пользуются мохавы, условия образования водных скважин, вид местности, по которой они шли, смерть лейтенанта Эллисона — все это изложено четко, без лишних слов.

Последнее наверняка станет его головной болью. Следует выяснить, кто был этот Эллисон, как он попал сюда, как его убили, каким образом ему поручили командовать патрулем.

Он вытащил из папки приказы, которыми Эллисон подтверждал свое прибытие в лагерь. Все было в порядке. У Хилла действительно не появилось никаких причин подозревать человека: он был тем, за кого себя выдавал.

Прилагалась краткая военная характеристика Эллисона. Выпускник военной академии в Виргинии — ну, это можно легко проверить. Он служил на двух восточных пунктах, отдаленных от границы; возможно, не удастся никого разыскать, кто мог там служить в то же самое время, что указывал Эллисон в своей биографии.

И Хилл, и Каллаген подтвердили, что этот человек — солдат, значит, он, должно быть, недавно оставил службу… или он бывший конфедерат. Бунтовщик:… это вполне возможно.

Ясно одно: что бы этот человек ни собирался сделать, он должен был действовать быстро, поскольку такой обман нетрудно разоблачить. Тем более все знали, что Сайкс собирается принять командование.

Сайкс почувствовал, как неприятный холодок пробежал по его спине. Он осторожно положил рапорты и начал рыться в своих карманах, доставая оттуда сигару и спички.

Почему этот человек приехал сюда как раз в то время, когда Сайкс собирался заменить старого командира? Существует ли вероятность, пусть даже самая незначительная, что Эллисон был когда-то с ним знаком? Человек, который надеялся, что Сайкс позволит ему остаться?..

Сайкс откинулся на спинку стула. Кому могла прийти в голову такая мысль? Кто мог себе вообразить… Он должен тщательно обдумать все. Хотя в армии случаются ошибки, они, как правило, не проходят бесследно, и расплачиваться за них приходится довольно долго.

Среди своих знакомых офицеров он не мог вспомнить ни одного, кто бы отважился на такое дело. Во время службы у него появилось несколько друзей, но изо всех сил стараясь сорвать как можно больше наград, Сайкс поддерживал отношения лишь с теми, кто мог бы ему пригодиться. Но вряд ли найдется какой-нибудь самонадеянный человек, который попытается использовать его дружбу в личных целях. Объяснение кроется где-то в другом месте.

Он вышел за дверь своей хижины.

— Каллаген? Можно мне поговорить с вами? Каллаген остановился и отдал честь. Сайкс продолжал:

— Для меня это сюрприз, сержант. Я не ожидал снова с вами встретиться.

— Да, сэр.

— Каллаген, мне придется кое-что выяснить по делу лейтенанта Эллисона. Я прочел ваш рапорт. Вы хотите что-нибудь к нему добавить?

— Нет, сэр.

— Эллисон наводил справки об этой местности? Я имею в виду, он интересовался особенно какими-нибудь местами? Не давал ли он вам каким-то образом понять, что послужило причиной этого маскарада?

— Никак нет, сэр. Я ничего подобного не припоминаю.

Сайкс играл своей ручкой.

— Вы должны знать, что это был вовсе не его каприз, а хорошо спланированный шаг. У вас нет какого-нибудь ключа к этой разгадке?

— Существует одна деталь, сэр. От людей, которые прибыли сюда вместе с ним, я узнал, что в Лос-Анджелесе он получал приказы от гражданского лица. Вероятно, этому человеку было велено передать документы лейтенанту. Во всяком случае, человек, выдавший мне эту информацию, утверждает, что, перед тем как сесть в поезд, Эллисон получил конверт, тот самый конверт, который по приезде он вручил капитану Хиллу.

Сайкс понял, что одному тут никак не справиться. Несмотря на тот факт, что ему не нравился Каллаген, этот человек был умен и у него могли возникнуть какие-то идеи, но дальнейшие расспросы так и не внесли никакой ясности.

После того как Каллаген удалился, Сайкс вытащил карту пустыни Мохава и начал изучать маршрут, по которому следовал Эллисон. Этот путь не говорил ему ровным счетом ничего, кроме того, что он уже знал: лейтенант зашел далеко на север, намного дальше, чем предполагалось, и, видимо, не нашел того, что искал.

Он взглянул на увольнительные документы Каллагена, а потом сложил их в папку: это может подождать. Срок службы истек, но у Сайкса не было желания отделываться от этого человека… Во всяком случае — не сейчас.

Каллаген наблюдал, как солдаты приводят в порядок территорию лагеря, а потом отправился в загон. Капитан Мэрриот осматривал лошадей. Он указал рукой на животных.

— Неплохое стадо. Я слышал, некоторых украли?

— Да, сэр. Мохавы едят их… или продают. Насколько мне известно, здесь всегда существует проблема конокрадства. Пег-Лэг Смит и Джим Бекворс раньше ездили с индейцами в Калифорнию, воровали там лошадей, а потом продавали их или обменивали.

Мэрриот был стройным, привлекательным мужчиной примерно сорока пяти лет от роду. Люди подобного склада производят впечатление толкового солдата и джентльмена.

— Я понимаю, что вы должны уволиться, сержант, — говорил он теперь. — Нам жаль вас терять. Здесь редко встретишь опытного человека, а я наслышан, вы знаете пустыню.

Каллаген смотрел на запад. Вдали показалась черная точка: она двигалась. Разговаривая с Мэрриотом, он не сводил глаз с этого далекого объекта, который быстро приближался, и вскоре Каллаген увидел, что это была открытая платформа.

Оба мужчины направились к тому месту, где платформа должна была остановиться.

В ней было пять пассажиров, среди них — две женщины. Двое мужчин спрыгнули с платформы. Один из них был дородный мужчина, с бочкообразной грудью, толстой шеей и резкими манерами. Он бросил взгляд на Мэрриота, потом на Каллагена и пошел в тень, где висел черпак и бочонок с водой.

Другой мужчина был стройный, несколько долговязый человек с острыми чертами лица, черными волосами и темными глазами. Он быстро осмотрелся вокруг, будто старался ничего не пропустить.

Неожиданно раздался радостный крик:

— Морти!

Каллаген резко обернулся. Это была Мелинда Колтон.

Глава 8

— Господи, Морти!

Она сияла от возбуждения.

— Морти! Я понятия не имела… — Она быстро повернулась. — Тетя Мэджи! Взгляните, это Морти Каллаген!

Мэдж Мак-Дональд протянула руку.

— Как дела, сержант? Вот это сюрприз! Мы знали, что майор Сайкс находится здесь, но представления не имели, что и вы тоже тут. Ох! — воскликнула она. — Я совсем забыла! Майор Сайкс! Так вы опять попали с ним в одну часть?

Каллаген перевел взгляд на казармы. Он пожал плечами и начал рассказывать о своем увольнении и о том, что в действительности срок его службы уже истек.

— И что вы собираетесь делать? Вы ведь не вернетесь снова в армию?

— Я еще не решил, Мелинда. — Он посмотрел ей прямо в глаза. — У меня ничего нет, ты знаешь. Мне придется все начинать заново.

Она подняла подбородок.

— Почему бы и нет? Запад полон людьми, которые как раз это и делают, многие из них не так опытны, как ты. Дядя Джон в Неваде купил землю и построил дом. Он собирается заняться выращиванием овец. Когда ты дождешься увольнения, обязательно приезжай к нам туда.

— Я могу…

Неожиданно рядом появился майор Сайкс.

— Сержант, полагаю, вас ждут свои дела?

— Да, сэр. Конечно!

Каллаген сделал поворот кругом и пошел прочь. Он чувствовал раздражение. Но не от Сайкса, тот был вправе говорить с ним в подобном тоне. Он злился на свою судьбу: и надо же было Мелинде появиться здесь прямо сейчас. И она едет в Неваду!

Большую часть своей жизни Мелинда прожила с дядей Джоном Мак-Дональдом, который всегда искал свою судьбу за горизонтом. Он был одним из многих, но более удачливым, чем большинство, потому что женился на тете Мэдж, а она с радостью была готова вместе с ним достигать любые горизонты.

На Западе есть пословица — счастье сопутствует смелым: переплывать реку верхом на лошади против течения — это работа не для новичков. С тетей Мэдж можно было переплывать любую реку. Она с неистребимым желанием готова была преодолевать горы, если ее муж считал, что так нужно, и обладала к тому же безграничным терпением. Она также не была лишена красоты.

Отец Мелинды был дипломатом. Ему часто приходилось останавливаться в не слишком комфортабельных местах, и он понимал, что дочь без матери может стать для него проблемой. Вот почему большую часть времени она проводила с Мак-Дональдами, и их философия жизни в некоторой степени повлияла на девушку.

Солнце садилось. Платформа, на которой они приехали, останется в лагере Кэйди до утра, а потом отправится до следующей станции. Эта поездка была явно не для слабой половины. Джон Мак-Дональд закалился и привык к Западу и его образу жизни, но порой забывал, что путешествие вдоль границы — не простое занятие для женщин, тем более хорошо воспитанных.

Каллаген выругался про себя. Если бы он был сейчас полностью свободен, то уехал бы вместе с ними. Путь в Лас-Вегас, ближайшее поселение, был длинным и трудным, к тому же не застрахованным от нападения индейцев. И даже в самом Лас-Вегасе не все было спокойно.

Это место оставалось необитаемым с тех пор, как мормоны ушли оттуда, а позже владелец ранчо по имени Гэсс приобрел право на воду и въехал в город. Во время войны там размещались солдаты, и место было известно как форт Беккер. В настоящее время там осталось немного солдат: в лучшем случае, не больше двадцати — тридцати человек.

Решится ли он уехать без документов об увольнении? Несмотря на то, что его срок уже вышел, его могут на законных основаниях считать дезертиром, если он уедет без них или без официального разрешения. Он нисколько не сомневался, что, случись это, майор Сайкс предпримет быстрые и решительные меры по дисциплинарному взысканию.

Он чистил свое ружье, когда услышал звук шагов. Перед ним остановился человек и смахнул пыль с сапог. Он заглянул в резкое, угловатое лицо.

— Вы Каллаген?

— Да.

— Полагаю, вы были с лейтенантом Эллисоном, когда он умирал?

— Да.

— Он говорил что-нибудь перед смертью? Делал заявления?

Морти Каллаген погладил ствол винтовки, посмотрел в него при тусклом свете и ответил:

— Я обо всем написал в своем отчете и передал его командиру. Обратитесь к нему: он вправе, если сочтет нужным, давать информацию подобного рода.

Незнакомцу явно не понравился ответ Каллагена. Он держал в руке слиток золота. Каллаген собрал свои вещи и поднялся.

— Эта информация может оказаться весьма полезной для меня, — сказал незнакомец. Он подбросил вверх слиток и поймал его. — Вот в этом заложено его личное имущество.

Каллаген остался непроницаемым при виде «монеты», а незнакомец вызывал в нем лишь чувство презрения — он начинал его ненавидеть: неужели этот человек настолько глуп, что может подумать, будто этим ему удастся подкупить Каллагена?

— Личное имущество Эллисона недавно отправлено его ближайшим родственникам, как обычно делается в подобных случаях. Кроме того, Эллисон не был армейским офицером, он являлся самозванцем.

Каллаген собрался было уходить, но незнакомец схватил его за руку.

Тот быстро повернулся.

— Убери свою руку, — пригрозил он, — или я ее сломаю.

Незнакомец отдернул руку, его лицо ожесточилось. Неожиданно в его руке появился револьвер.

— Попробуй только, — процедил он, — и я тебя убью!

Каллаген улыбнулся.

— Мой тебе совет: убирайся из лагеря, да поскорее, и держись от него подальше. Что касается того, что ты меня убьешь… если только попробуешь, я сниму с тебя штаны и отшлепаю на глазах у всех. Ты не тот тип, который может убить человека, глядя ему прямо в глаза.

Незнакомец выпрямился.

— Я — Керт Уайли! — выпалил он свое имя.

Каллаген прищурился.

— Слыхал о тебе, — ровным голосом произнес он. — Кто-то рассказывал, что ты пристрелил пару пьяниц.

Реакция Уайли была такой, словно бы его сразила молния. Он опустил руку, и Каллаген ударил в нее кулаком правой руки. Удар был коротким, резким и тяжелым.

Уайли подскочил вверх и упал на землю, ударившись ключицей. Его оружие отлетело в сторону метров на десять.

Голос Сайкса звучал холодно и твердо по мере приближения к ним.

— Каллаген, черт побери, что здесь происходит?

Он резко остановился, когда увидел лежащего на земле Уайли. Было уже совсем темно, но Сайкс все же заметил на земле револьвер.

Каллаген стоял по стойке «смирно».

— Сэр, этот человек пошатывается на ногах, кажется, ему плохо.

— Я вижу.

Сайкс остановился, поднял оружие и с отвращением посмотрел на него.

— У вас своеобразные друзья, Каллаген.

— Он мне не друг, сэр. — В его голосе появились предупреждающие нотки. — Он заявляет, что был другом Эллисона.

Уайли попытался подняться, тряся головой, чтобы прийти в себя. Он упал, потом встал и стряхнул с себя пыль.

Сайкс сказал ему:

— Утром отправляется платформа, уезжайте на ней. А пока побудете под стражей в казарме. Для вашей же безопасности.

— Вы не можете указывать мне. Я не служу в вашей проклятой армии!

— Бьюмис! — Голос Сайкса нарушил тишину. — Ты сегодня на дежурстве. Вокруг индейцы. Если увидишь кого-нибудь на территории лагеря, стреляй. Понял?

Бьюмис был доволен.

— Да, сэр, понял. Мне провести этого человека в казармы?

— Будь любезен.

Когда они ушли, Сайкс сделал шаг к Каллагену.

— Сержант, поедемте со мной. Я хочу знать, что здесь произошло.

В казарме Каллаген, ничего не скрывая, рассказал, как было дело. Ему не нравился Сайкс, но это касалось армии, считалось армейским долгом, а все, что здесь происходило, могло привести к серьезным проблемам.

— А Эллисон говорил что-нибудь перед смертью?

— Нет, сэр. Только то, что сожалеет, что не последовал совету Дэлавера.

— Что вам известно об этом человеке, об Уайли?

Каллаген некоторое время не решался отвечать.

— На самом деле, не так уж и много. Мне кажется, он игрок, сэр, но я не могу этого утверждать с полной уверенностью. Говорили, будто он общался с подозрительной компанией и убил трех или четырех человек на дуэли. Мне кажется, он чересчур кичится этим достоинством, сэр.

— Понятно. — Сайкс резко посмотрел на него. — А вы сказали, что он упал?

— Плохое освещение, сэр. Он вроде как собирался вытащить револьвер, но, кажется, споткнулся обо что-то в темноте. Потом я понял, что он лежал на земле.

— На этом, пожалуй, все, Каллаген.

Каллаген повернулся, чтобы идти, потом спросил:

— Сэр?

— Да?

— По описанию этот Керт Уайли очень похож на человека, который вручал Эллисону документы. Люди, прибывшие сюда вместе с лейтенантом, могли бы сказать наверняка.

Мерсер охранял загон. Каллаген окликнул его, а когда тот отозвался, подошел к нему.

— Ты присутствовал, когда прибыла открытая повозка? С нее сошел мужчина? Темноволосый с переломанным носом?

— Да, сэр. Как раз этот человек, сержант, и передал документы лейтенанту Эллисону.

— Спасибо, Мерсер.

На рассвете Каллаген почувствовал, что кто-то трогает его за плечо.

— Сержант? Я полковник Вильяме. Лейтенант Спраг патрулирует пустыню и хочет, чтобы вы поехали с ним.

Каллаген надел темную одежду, прихватил снаряжение и поспешил в загон, где уже стояла его оседланная лошадь. Каллаген проверил винтовку. В темноте мужчины садились на лошадей. Вдруг он почувствовал, что кто-то стоит рядом. Это был Дэлавер, Джейсон Следопыт.

— Мы снова идем в пустыню, — возвестил он. — Говорят, мы должны показать им местность, ты и я.

Патруль из двенадцати человек, лейтенанта Спрага, полковника Вильямса, Дэлавера и Каллагена. Спраг прибыл в лагерь в составе отделения Сайкса. Это был плотный, крепкий человек с бородой, лет сорока. Все выстроились в колонну по двое, Каллаген ехал рядом со Спрагом.

— Нам нужно разведать десятикилометровый путь в сторону Вегас-Спрингс, — сказал Спраг. — Потом мы повернем на юго-восток и выйдем к правительственной дороге со стороны пустыни Мохава.

Наступил день, было жарко и тихо. Тени ложились у входа в каньон, прячась за солнце, которое теперь поднялось выше.

Они не видели никаких следов. Казалось, что уже несколько дней по дороге никто не передвигался. Мохавы вообще никогда не пользуются дорогой, да и другие индейцы стараются этого избегать. Они прочесали местность справа и слева, в надежде обнаружить следы, но ничего не нашли. Каллаген не ожидал, что у них это получится.

— Мы не ищем индейцев, — сказал Спраг. — Я хочу начать обучение своих людей работе в пустыне и научиться самому узнавать расположение местности.

По тропе новички добрались до останков нескольких сожженных вагонов.

— Это произошло несколько лет назад, — объяснил Каллаген. — Индейцы напали из засады на состав груженых вагонов. Фрахтовщики были смелые ребята, они вступили в бой. Индейцы увели нескольких лошадей и скрылись в скалах.

— Потери?

— Трое раненых, полдюжины вагонов разграблено и сожжено и потеряно примерно двадцать лошадей. Неизвестно, были ли тогда потери у мохавов или нет.

— Индейцы нападут на нас теперь?

— Нет. По крайней мере, до тех пор, пока их не соберется пять или шесть сотен, но в пустыне вряд ли отыщется столько. Они будут наблюдать за нами, а когда мы разобьем лагерь, угонят лошадей, если удастся. А так мы вряд ли их увидим.

Они остановились, чтобы дать немного отдохнуть лошадям. Каллаген спрыгнул с лошади, Дэлавер подошел к нему.

— Мне кажется, индейцы где-то близко, — сказал он. — Похоже, они хотят захватить платформу.

Каллаген кивнул в сторону Спрага.

— Он уже распорядился, и его команды вполне ясны.

Через полчаса после того, как они повернули на юго-восток, стали заметны следы индейцев, четырех воинов, быстро передвигающихся в прямо противоположном направлении. Спраг кое-как разбирался в следах, внимательно изучая их. Взглянув на северо-восток, он решил продолжать путь. Прошли еще шесть миль, а когда искали место для стоянки, наткнулись на следы еще шести воинов, все они вели в одну сторону.

Спраг сидел на песке и жевал соломинку. Щурясь, он смотрел против солнца туда же, на северо-восток, в ту сторону, куда они двигались.

— Когда оставлены эти следы?

— Два или три часа назад.

— А до дороги… сколько им осталось?

— Сейчас они будут там, где-то вдоль нее. По меньшей мере, десять человек.

Спраг вытащил карту и начал ее скрупулезно изучать.

— Платформу будут охранять… хотя бы на каком-то участке дороги, — сказал он.

Каллаген ждал. Спраг был хорошим человеком, но упрямым. Он знал свои обязанности, но, если того требовали обстоятельства, мог отойти от своих принципов. Каллаген прикинул в уме, сколько воды осталось во фляге.

В пустыне вода делает человека уязвимым, мохавы знают об этом. Шестнадцать человек и их лошади требуют много воды, поэтому первый шаг индейцев — отрезать врагу путь к воде.

Отряд Спрага был вооружен семизарядными карабинами марки «Спенсер» калибра 56-50. У каждого также имелась патронная сумка «Блэксли», представлявшая собой деревянный ящик, обтянутый кожей. В ней помещалось десять магазинов с патронами — в таком виде их вставляют в щель на прикладе.

В дополнение к этому каждый носил на правом плече шестизарядный кольт 44-го калибра. Сабли и оружие, которые использовались в войне между Штатами и европейскими отрядами кавалерии, не были пригодны в сражениях с американскими индейцами, поэтому их оставляли в казармах. Тяжелое, грохочущее оружие оказывалось абсолютно бесполезным против индейских стрел.

Каллаген носил свое ружье, как того требовала инструкция, но, вопреки правилам, он прятал за поясом под рубашкой шестизарядник и, в случае необходимости, легко мог его достать и пустить в ход. Поскольку он входил в состав другого отряда, он также имел при себе шестнадцатизарядную винтовку «Генри» 44-го калибра. Она стреляла двухсотшестнадцатиграновой пулей с пороховым зарядом в двадцать пять гран в гильзе.

В пустыне стояла невыносимая жара, и в этой широкой дали, не считая тонкой колонны, ничего не двигалось, только канюки лениво парили высоко в воздухе, описывая круги.

Вскоре после полудня Спраг остановил патруль, решив сделать короткую передышку у входа в каньон. Люди разбрелись в тени вдоль стены каньона. Двое остались с лошадьми.

Спраг достал окурок сигары, прищурился.

— Ни черта не разглядеть, — процедил он, поднося спичку к сигаре. — Все кажется искаженным. У вас большой опыт в пустыне, Каллаген?

— Да, сэр, приличный.

— И везде одно и то же?

— Нет, сэр. Впереди — большие дюны и множество шлаковых конусов… результат вулканических преобразований.

Спраг посмотрел на него.

— Я слышал, вы были офицером?

— Не в этой армии, сэр.

Спраг пожал плечами.

— В предыдущем отряде мой сержант в прошлом был полковником армии конфедератов. Вы участвовали во многих сражениях? Я имею в виду, помимо здешних?

— Да, сэр. Четырнадцать или пятнадцать лет. — Он сделал паузу. — Я покончил с армией и покидаю службу. Мои документы должны прийти со дня на день.

Спраг стряхнул пепел с сигары.

— Обдумайте все как следует.

— Восемнадцать долларов в месяц? Нет, сэр. Я лучше буду провожать платформы или работать в шахте. Здесь не очень-то много возможностей чего-то достичь, а человек все-таки стареет.

— Вы правы. Тем более офицеров сейчас хватает, война об этом позаботилась.

Он окинул взглядом пустыню.

— Таинственное место, сержант.

— Это южная часть пустыни, — ответил Каллаген. — Существует легенда, что в пустыне Колорадо затерялся корабль, груженный жемчугом. Большая часть пустыни расположена ниже уровня моря, и можно легко увидеть старую линию берега. Легенда повествует о том, что испанский корабль вошел в эту зону, когда она была затоплена, но выход в море был закрыт в результате сильного приливного течения в заливе Калифорнии, и команда не смогла оттуда выбраться. Другая легенда гласит о том, что та самая территория изначально была родиной ацтеков и что они мигрировали в Мексику.

— Считаете, в этом есть доля истины?

— Все это — слухи. Но в старых испанских документах все-таки встречаются странные факты. Так или иначе, но испанцы пришли первыми и оказались свидетелями того, что накопило время, и, конечно, индейцам тоже было что рассказать.

— В реляциях, написанных отцом Сэретом Сальмероном, рассказывается о группе испанских солдат, прибывших в пустынное местечко на берегу залива Калифорнии, которые обнаружили там азиатов. Они соорудили навесы на берегу возле своих кораблей и торговали с индейцами. Это происходило примерно в 1538 году. Они утверждали, что на протяжении многих лет занимаются торговлей в этом районе.

Лейтенант Спраг поднялся, Каллаген последовал его примеру и продолжал:

— Пустыни порождают тайны, в особенности места, подобные этому, где не везде пустыня.

— Вы так думаете?

— Копните землю, капитан, здесь чуть ли не повсюду наткнетесь на слой черной почвы — это разложившаяся растительность. Когда-то здесь была замечательная зеленая земля с рощами, возможно, даже лесами. Наши знания, как айсберг: нам известно очень мало, а то огромное, что нам еще предстоит познавать, останется до поры до времени сокрытым от нас.

Он помолчал.

— Хорошо, — сказал Спраг. — А теперь поднимайте людей, сержант.

Они не видели индейцев; не было по-прежнему нигде никакого движения, только ощущалось дыхание жары. Они продолжали путь, свернув далеко от дороги в Вегас-Спрингс. И снова заметили следы… четырех индейцев, эти держали путь на северо-запад.

— Что ты скажешь обо всем этом? — поинтересовался Спраг у Дэлавера.

— Им известно, что идет открытая платформа. Они будут атаковать.

Лейтенант Спраг резко натянул поводья, поднял руку и подал знак остановиться.

— Ты так думаешь?

— Многие индейцы добираются на запад с севера, — объяснил Дэлавер, — мы обнаружили следы четырнадцати или пятнадцати… Возможно, вдвое больше индейцев направляется туда отовсюду. Думаю, они не едут просто так.

— Каллаген, каково ваше мнение?

— Мне придется согласиться с этим, сэр. Что бы ни делал индеец, у него всегда есть на то причины. Мы обнаружили следы трех групп индейцев, все они вели на северо-запад. Единственное, что находится в том направлении, это дорога из Вегас-Спрингс в Лас-Вегас.

Лейтенант без всякого удовольствия обдумывал ситуацию. Намерения его были ясны: он должен был прочесать пустыню, ознакомиться с местностью, продемонстрировать мохавам силу и выяснить, происходит ли что-нибудь в округе. В то же самое время их основная миссия состояла в том, чтобы защищать путешественников на правительственной дороге, будь то путь в форт Мохава, Колорадо или Вегас-Спрингс.

Они заметили группу, питая надежду, что это были именно те четырнадцать или пятнадцать индейцев. По всей видимости, их было не больше. Но не нужно принимать во внимание их численность, поскольку на повозке может оказаться не более трех-четырех мужчин и, вероятно, несколько женщин. А если Дэлавер и сержант Каллаген правы, то другие индейцы, должно быть, тоже направляются туда, к открытой платформе.

Спраг прикинул время, когда платформа должна подойти к тому месту, откуда индейцы, судя по линии продвижения, могли предпринять атаку.

Он не стремился к битве, но в случае необходимости готов был встретиться с врагом лицом к лицу. Спраг был солдатом, который старался выполнить порученное ему задание; но он был бы доволен, если бы ему удалось продемонстрировать свою силу где-то на стороне и, таким образом, избежать сражения или по крайней мере предотвратить нападение на платформу.

— Как вы полагаете, в каком месте они попытаются атаковать? — спросил он.

Каллаген взглянул на Дэлавера.

— Биттер-Спрингс?

— Думаю, Биттер-Спрингс. Платформа остановится, чтобы набрать воды. Там не очень хорошая вода, но все же вода, а лошади нуждаются в ней.

— Это далеко отсюда?

— Миль двадцать — двадцать пять.

Немного отдохнув, колонна повернула на север. Мохава — высокая пустыня. Она поднимается над уровнем моря от двух до пяти тысяч футов, за исключением пятисот пятидесяти квадратных миль, занятых долиной Смерти, что лежит ниже уровня моря на двести восемьдесят два фута.

Летом температура воздуха может превышать сто тридцать четыре градуса note 1, а в ложбинах или на дне заливов и каньонов может подняться еще на пятьдесят.

Другое дело зима. Днем и ночью тут дует ветер, резкий, холодный, даже со снегопадами. Снег не задерживается надолго, но зима в Мохаве может стать жестоким наказанием.

Растительность разбросана по всей территории, и она довольно разнообразная. Наиболее часто здесь встречаются дерево джошуа, гризвуд и всевозможные разновидности кактусов. Все виды жизни выработали свой собственный способ выживания, и некоторые из них просто чрезвычайно любопытны. Гризвуд выделяет яд и тем самым поражает корни любого другого растения, если оно осмеливается посягнуть на его территорию. Взглянув на пустыню сверху в тех местах, где растет гризвуд, поймешь, что она будет походить на сад, поскольку между отдельными деревьями остается пространство правильной формы.

В ледниковый период пустыня Мохава была землей частых дождей, и здесь протекало много рек. В древних отложениях находили кости гигантского наземного ленивца, мамонта, трехпалой лошади и верблюда. Даже тогда по пустыне бродили люди, люди каменного века, не знавшие лука и стрел, которые охотились с дубинками, копьями и гарпунами.

В целом пустыня представляет собой ровную, горизонтальную поверхность, разорванную небольшими кряжами голых зубчатых скал или случайными обнажениями пород. Повсюду видны следы вулканических извержений. В одном месте сосредоточены десятка два шлаковых конусов и обширные потоки лавы — серьезное препятствие, где не пригоден ни один способ передвижения, разве что пеший. Мохавам знакомы все эти места, и они преодолевают их быстро и легко.

То и дело попадаются солончаки, пересохшие озера. Дно каждого из них покрыто белой коркой из соли и щелочи; мертвые озера мерцают под солнцем, а после дождя нередко наполняются водой. Тепловые волны искажают очертания предметов, поэтому здесь часты миражи, в особенности над этими озерами.

И световые лучи становятся иногда причиной таинственных искажений в атмосфере. Они действуют по принципу линз в телескопе, отчего далекие горы оказываются совсем рядом, а расположенные на расстоянии бассейны превращаются в восхитительные оазисы; но стоит к ним подойти ближе, как они исчезают. Миражи возникают и из-за изменений плотности воздуха.

Всю дорогу мысли Каллагена были заняты пустыней. Жара заставила его склонить голову. По лицу струился пот, он жег глаза и оставлял солоноватый привкус на губах. Лошади тащились вперед, раскачивая головами: их энергия тоже угасла от жары и бесконечного пути.

Где-то впереди плясали таинственные вихри из пыли над солончаками, поверхность их сверкала так ослепительно, что горячий воздух, уступая место более холодному, быстро поднимался вверх, всасывая пыль и образуя эти кружащиеся вихри, исполняющие свой вечный танец по всей пустыне. Некоторые из них были маленькие, напоминающие фонтанчики, другие устремлялись в раскаленный воздух на несколько метров от земли.

Каллаген заставлял себя быть осторожным. Жара и длинный путь туманили его рассудок; солдаты едва держались в седлах. Где-то впереди были индейцы. Теперь их могло быть и двадцать, и сорок, и шестьдесят, а может быть, и больше, хотя они редко собирались большими группами из-за трудностей добывания еды и воды.

Пустыня стала уже своего рода историей для Каллагена. Он объездил Сахару, когда воевал против туарегов, в Афганистане служил с Достом Мохаммедом. Он испытал на себе ее жестокую жару и ветры, а они закалили его и подготовили к сражениям. Люди в пустыне всегда бойцы, потому что им приходится бороться за выживание.

Американские индейцы всегда были мужественными борцами, но теперь они столкнулись с другим врагом: сильным, ищущим первопроходцем, лучше вооруженным, получающим лучшее питание и не желающим сдаваться или отступать. Индейцы могли уничтожить их, но те продолжали приходить и приходить в пустыню.

Пионер пришел не для того, чтобы совершать налеты: его цель — остаться тут. И он селился вдоль реки, строил дома, возделывал землю. Он обосновался у водных источников, и Для индейцев это явилось чем-то новым, чего они не понимали и не могли принять. Белых людей было убито куда больше, нежели индейцев, но они по-прежнему продолжали приходить.

Индейский способ сражения состоял в том, чтобы собраться вместе, внезапно напасть, ограбить и исчезнуть, вернуться к своему народу со своими потерями или ранеными. Индейских битв было много, но войн — совсем мало.

Отряд очутился у затененного местечка. Спраг поднял руку, и колонна остановилась, с облегчением располагаясь в тонкой линии тени вдоль стены, образованной лавой, что находилась справа от них.

Дэлавер оставил свою лошадь и вскарабкался вверх по стене. Он внимательно огляделся вокруг. И куда бы ни смотрел, везде было пусто и тихо, но Дэлавер не доверял этой тишине. Он никогда не доверял обманчивым внешним приметам — поэтому, может быть, и оставался живым.

Каллаген расположился рядом со Спрагом, когда вернулся Дэлавер.

— Я ничего не увидел, но они не могли уйти далеко. Мы должны быть очень осторожны.

Спраг прополоскал рот водой, на мгновение задержал ее, потом глотнул. Ему ужасно хотелось еще попить, но он подавил в себе это желание и завинтил флягу, уселся на груду застывшей лавы и удивился, ощутив ее прохладу.

— Насколько далеко, как вы думаете? — спросил он у Каллагена.

Тот пожал плечами.

— Мы хорошо продвигаемся. Возможно, они в пяти или семи милях.

Мужчины растянулись на прохладном песке. Четверо стояли в карауле, Спраг был умен: его люди дежурили только по полчаса, потом их сменяли четверо других.

После привала все пойдут пешком. Лошади им могут понадобиться спустя какое-то время.

Спраг закрыл глаза, чувствуя, как опустились тяжелые веки. Что за страна для службы! Почему бы ему было не приземлиться в одном из «тепленьких местечек» Виргинии или Мэриленда? Хотя он и задавал себе этот вопрос, он знал, что не хочет этого. Ему больше по душе линия фронта. Он любил игру, жаждал боевых действий.

Ему казалось, он знает, что чувствуют мохавы. Вряд ли кто-нибудь из них думает, что сражается за свою землю. Они воюют ради славы, ради добычи, в этом их сущность. Ну что же, их цели весьма схожи. Много лет назад, когда в историю была вовлечена девушка, он всеми силами искал способ, чтобы стать военным, но так и не нашел его, а сейчас он рад тому, что случилось.

Он поднялся, потянулся, пытаясь размять спину, потом протер ленту на шляпе и прищурился. Они должны быть где-то здесь, прямо за поднимающимися горячими волнами.

Он настраивался на дорогу. Здесь твердый песок, а потому идти будет легче.

Он думал о людях, которые следовали за ним. Пятеро были ветеранами войны между Штатами, четверо сражались в разных отрядах против индейцев. Среди них были и новобранцы, молодые ребята, которым еще были велики даже солдатские ремни. Если они останутся в живых, то вернутся домой.

За исключением Дэлавера. Ему некуда возвращаться. Его народ разбрелся по всей территории Штатов и смешался с другими племенами, многие из них потеряли себя.

Час они шли, а потом Спраг остановил отряд.

— Каллаген, садитесь верхом и осмотрите ту дорогу. Но будьте осторожны.

Ему не было надобности об этом напоминать, но он отправлял человека на задание, где его могли убить. Он хотел, чтобы Каллаген знал, что он волнуется за него. А он и в самом деле беспокоился… потому что все они были славными парнями!

Каллаген приподнялся в седле, держа ноги в стременах, и огляделся.

— Сэр, вон те скалистые образования, что находятся как раз перед нами, я посмотрю, что там. Это неплохое место для привала.

— Сделайте это.

Когда Каллаген пришпорил коня, Спраг двинулся с колонной к скалам.

Каллаген провел рукой по шее жеребца.

— Спокойно, парень, — нежно проговорил он. — Мне понадобится твоя помощь.

Он терпеть не мог открытых пространств, и когда заметил впереди мелкий ручеек, то направился к нему. Золотая река! Ладно, он справится.

Прямо из-за горизонта появилась открытая платформа. В ней находилась единственная девушка, которую он любил, единственная, кого он вообще хотел в своей жизни. Раньше он знал нескольких, в разных частях света, они были прекрасны, но это была той, кого он хотел… Но не мог ей ничего предложить — ни денег, ни будущего. Единственное, чем он обладал, это умение владеть оружием и опыт солдата… Да еще небольшой шанс остаться в живых в ближайшие несколько часов.

Вдруг он заметил перед собой петляющий след от обоза.

А потом они вынырнули словно из-под земли, как призраки, серо-коричневые привидения, покрывшиеся пылью пустыни оттого, что лежали на песке. Стрела ударилась о седло, сверкнув, пролетела мимо его лица.

Их было, по крайней мере, шестеро. Они окружили его. Каллаген не стал рисковать, пришпорил лошадь и мигом выскочил из круга.

Мимо него пролетела другая стрела, а огромный индеец-мохав ухватился за его ногу. Каллаген ударил индейца по голове прикладом винтовки, и тот отпустил его. Каллаген изо всех сил гнал свою лошадь.

Впереди были скалы. Но индейцы уже поджидали его и там. Их было только двое, и Каллаген легко с ними справился, стреляя на ходу.

Одному пуля попала в грудь, другой вцепился в него, и Каллаген почувствовал, что вываливается из седла. Большинство мохавов — люди крупные, но этот был настоящий великан.

Каллаген потянулся к ремню и достал ружье. Мохав слишком поздно понял, что происходит. Он завизжал и подпрыгнул. Но ружье выстрелило, и он остановился на лету, широко раскрыв глаза, потом упал лицом вниз. Каллаген только успел отскочить в сторону.

Он свистнул, и лошадь, позвякивая стременами, рысью примчалась к нему. Рядом пуля раздробила скалу, и он, ухватившись за лошадь, спрятался в скалах.

Теперь выстрелы доносились с южной стороны. Отряд атаковали. Выбрав место в тени между двумя валунами, он завел туда свою лошадь.

— Оставайся здесь, — тихо сказал он. — Один из нас должен выкарабкаться из этой истории.

Он достал винтовку, которую, вопреки предписаниям, возил с собой на седле. С винтовкой в руке он опустился за скалой на колени и перезарядил револьверы.

Это было место, где еще недавно его поджидали два индейца: выгодная позиция — сзади и сверху сюда не было доступа, а надколотая скала давала тень и служила укрытием; к тому же отсюда можно открыть огонь в трех направлениях. Но самое главное, прямо под ним лежала дорога, по которой будет следовать платформа.

Было жарко, а скоро станет еще жарче.

Глава 9

Вокруг стояла тишина, никакого движения. Небо было безоблачным, слегка покачивались кое-где листья. Он устроился на земле и ждал. У него была вода, и он умел быть терпеливым. Не обладая выдержкой, ни один человек не сможет находиться в пустыне. На протяжении многих лет скалы ждали изменений, а растительность — воды. Индейцы тоже знали, как нужно ждать.

Каллаген научился терпению в других пустынях, на других землях. Сейчас он сидел тихо, сохраняя бдительность, в ожидании, что в любой момент нужно будет подняться. Индейцы знали, где он, и тоже ждали подходящего момента. А тем временем отряд прекратил огонь, и пустыня погрузилась в полнейшую тишину.

Скоро здесь пройдет платформа, а на ней едет Мелинда Колтон.

Горячее яркое солнце слепило глаза. Он определил расстояние, видел перед собой песок, но все представлялось каким-то туманным и расплывчатым.

Напрягая зрение и слух, он мысленно возвращался к Сулеймани-Хиллс и Досту Мохаммеду. В те времена он был офицером в отряде афганских наездников, которые с рождения приучались к седлу и были неистовыми воинами. Они предпочитали лезвие пуле и любили ехать верхом близко друг от друга.

В те дни он возил с собой три припрятанных рубина на случай, если ему придется откупаться в сложной ситуации. Он ездил в бухарском седле и носил зеленый кожаный ремень, усыпанный драгоценными камнями. Когда закончились боевые сражения, он проиграл ремень в покер.

Сейчас он носил шрамы многих лет, рубцы от десятков оружий, память пятидесяти сражений и сотен перестрелок. Сколько человек еще может выдержать? Человеку нужно блаженное спокойствие после всех этих сражений, место, где он мог бы жить, любить, воспитывать сыновей и дочерей. Место, где земля принадлежала бы ему, где бы росли его деревья… до конца жизни. Но человек скорее надеется, чем на самом деле может отыскать эти деревья и эту землю, чтобы заботиться о них и передавать грядущим поколениям.

Он всегда понимал, что может умереть в любую минуту и даже прямо здесь, и всегда знал, что в любой момент может пробить его час. Во вращении планет и движении солнца, в столетиях и тысячелетиях человек — всего лишь крохотная частичка, не имеющая большого значения. Но человек может жить гордо и так же гордо умереть.

Каллаген вытер пот со лба, бросил взгляд на флягу с водой, но решил потерпеть.

Интересно, индейцы по-прежнему близко? Или ушли, растворившись, как обычно, тихо в пустыне?

Вдруг что-то зашевелилось, но он не стал стрелять. Он был не из тех, кто открывает огонь, не видя четко перед собой объекта, поэтому наблюдал, но его мысли возвращались к Сайксу.

Этот человек не любил его, а может, это было какое-то еще более сильное чувство? Частично Мелинда была тому причиной, но только частично. Сайкс принадлежал к тому типу людей, которые чувствуют себя выше других, и его звание давало ему такое преимущество. Он был неплохим офицером; к тому же чувство превосходства над другими вселяло в него спокойствие и уверенность.

И он ждал удобного случая, чтобы каким-то образом утвердиться, продемонстрировать, что он выше, но такая возможность все не представлялась. Более того, неожиданное появление Мелинды в очередной раз доказало, что она предпочитает, или кажется, что предпочитает, Каллагена ему, Сайксу. Это было то, чего Сайкс не мог ни признать, ни принять.

Каллаген вытер вспотевшую ладонь о рубаху и снова обхватил руками винтовку. Скоро он покончит со всем этим, скоро он станет свободным человеком. Уже закончился срок его службы в армии, но почта всегда запаздывает, поэтому он не волновался на этот счет. Однако до тех пор пока он не получит на руки документы, он остается солдатом, субъектом выполнения приказов Сайкса. Он был уверен, что Сайкс всегда будет непреклонен по отношению к нему, но ему ничего и не нужно от Сайкса.

Скоро отряд пройдет здесь. Взгляд Каллагена рыскал по пустыне, но все было спокойно. Он прислушался, но ничего не услышал. Прошло некоторое время с тех пор, как умолк последний ружейный выстрел. Наступила долгая тишина: он не вернулся к своим, а они не искали его.

Он неожиданно вздрогнул от мысли, которая пришла в голову. Предположим, его бросили. Может быть, подумали, что он уже мертв. Если так, то, возможно, сейчас они двигаются в направлении Биттер-Спрингс, надеясь перехватить платформу там, а не здесь, на дороге.

В таком случае ему придется полагаться только на самого себя. Он выругался про себя, надеясь, что такое вряд ли возможно. Интересно, как далеко он сейчас от них? В трех милях? Четырех?..

Правительственная дорога, по которой должна пройти открытая платформа, была почтовым маршрутом, поэтому резонно было оставлять ее открытой. Он видел только дорогу, но никакой платформы на ней. А что, если на нее напали до того, как она должна была появиться в этом месте?

Он поменял позицию, стараясь заглянуть как можно ниже, чтобы лучше рассмотреть дорогу. И как раз в этот момент пуля звякнула о скалу рядом с ним.

Его лошадь была спрятана в безопасном месте между скалами, куда не могли проникнуть пули даже после рикошета. Он внимательно изучал раскинувшуюся впереди местность, выжидая удобного момента, чтобы достать хоть одного врага.

В нем росло подозрение, что эти многочисленные индейцы не мохавы, а пиуты. Они нередко разъезжали в этих местах, внезапно нападали на путешественников, производили быстрые грабительские набеги на ранчо и исчезали с ворованными лошадьми. Иногда ими руководили белые люди. Здесь существовал древний обычай воровать лошадей в Калифорнии и продавать в Аризоне или Неваде, а потом там воровать лошадей и перегонять их для продажи в Калифорнию.

Он взглянул на солнце. Прошел еще один час. Он уселся на землю, чтобы отдохнуть, расслабиться. Не похоже, что они пытаются пересечь открытый участок пустыни: у них не было никакого желания умереть… Значит, они будут ждать наступления темноты.

Каллаген вздохнул, его винтовка лежала рядом, а револьвер он держал наготове в руке. Небольшой навес защищал его и лошадь от нападения сверху. К нему можно было подступиться только через пустыню спереди или с боков. Он сидел, глядя на освещенный луной полукруг скал и открытое плато песка.

Каллаген дремал, время от времени просыпаясь, чтобы проверить, что творится в пустыне, а потом снова погружался в сон. Он не заметил никакого движения, не слышал ни выстрелов, ни звука приближающихся копыт или платформы. Он был отрезан ото всего и пребывал в полном неведении о том, что происходит или уже произошло.

Он застыл в полудреме, но его мозг по-прежнему неустанно работал. Предположим, погонщик заподозрил угрозу нападения и свернул с намеченного маршрута…

Кое-где здесь встречался мягкий песок, но большая часть территории была покрыта твердой почвой, поэтому открытая платформа могла двигаться и самостоятельно. Но ведь потребуется вода для лошадей, а значит, они все равно окажутся в Биттер-Спрингс или Марл-Спрингс.

Эти два пункта находились на приличном расстоянии друг от друга, сколько миль погонщику придется проехать, будет зависеть от того, в каком месте он свернул с дороги. В любом случае ему казалось теперь, что платформа исчезла, а вместе с ней лейтенант Спраг и его люди.

Воздух стал прохладным, приближалась темнота, на небе появились звезды. Каллаген налил половину запаса воды в шляпу и напоил лошадь, набрал немного в рот, прополоскал его и глотнул.

Впереди находился небольшой песчаный участок, куда бы он мог выехать из своего укрытия. В других местах поверхность напоминала горную породу, и если туда вывести лошадь, то резкий звук от копыт был бы далеко слышен.

Он подождал наступления полной темноты, потом резко вскочил в седло и стремительно помчался вон из укрытия. Проехал верхом добрых пятьдесят ярдов, но не услышал никаких звуков.

Индейцы скорее всего ушли. Вероятно, они удалились несколько часов назад, оставив только одного воина присматривать за ним, а потом и он тоже ушел. Куда?

Каллаген проехал мили две по дороге, что вела в лагерь Кэйди, но не обнаружил ни следов обоза, ни платформы — ничего, кроме свежих следов неподкованных пони. При тусклом мерцании звезд было почти невозможно различить и какие-нибудь отпечатки от колес.

Он развернулся и поехал в том направлении, где оставил отряд, огибая высохшее озеро, казавшееся белым при туманном, едва брезжившем свете. Несколько раз он останавливался и прислушивался.

Было жутко, его вдруг охватило чувство, что здесь обитают призраки. Где платформа? Где индейцы? Где патруль?..

Вокруг — ничего… Только ночь, пустыня и звезды. К северу неясно вырисовывалась горная цепь Старого Отца — Каллаген абсолютно не знал те места.

Перед ним открывались темные каньоны, но он решил пощадить лошадь и осторожно их обогнул. Он чувствовал, как напряжены мускулы лошади, чувствовал в ней неуверенность и боязнь ночи.

Среди зарослей гризвуда возвышалась куча песка. Он завел лошадь в тень, натянул поводья, пытаясь разобраться в том, что же могло случиться. Да, наверное, платформа прошла все же мимо него несколько часов назад. Откуда-то издалека до него донесся ружейный выстрел — стреляли примерно в миле, но со стороны дороги все было тихо, и он не заметил следов, которые бы указывали, что платформа проследовала в северном направлении.

Оставалось лишь два варианта: платформа вернулась назад или свернула с дороги. Если она свернула с дороги, значит, логически она направилась в Марл-Спрингс. Там три солдата охраняют редут… Или охраняли?..

Но что сталось с патрулем? Он не слышал никакой стрельбы после первых нескольких минут, вряд ли его уничтожили. Было бы нелегкой задачей разбить такой по численности отряд, которым командовал лейтенант Спраг.

Теперь уже неподалеку возвышались горы Старого Отца, неуклюже раскинувшиеся, неровные, они походили на горную поверхность луны. Если он будет продолжать путь вдоль берега озера, они отрежут его от дороги, по которой следовал патруль, но он не решался объезжать их с севера. Каждый фут дороги может оказаться рискованным. Было бы, очевидно, разумней подождать до рассвета: тогда бы он мог видеть, куда едет, однако, с другой стороны, всегда легче путешествовать в ночной прохладе — днем можно увидеть, но и его тоже могут заметить.

Он решил продолжить путь, отыскать какое-нибудь местечко в горах Старого Отца, подождать и посмотреть, что будет дальше. И он направился к горам.

Ясно было одно, платформа должна была оставить следы. Она не могла взмахнуть крыльями и исчезнуть. И патруль тоже не мог.

Глава 10

Звуки в пустыне ночью едва различимы, к ним нужно прислушиваться. В каждом человеке дремлет что-то от первобытного предка, и, проведя какое-то время в пустыне, человеческие чувства обостряются. Но он должен прислушиваться, должен ждать, должен дать себе время осознать величие просторов и, таким образом, познать пустыню.

Морти Каллаген побывал во многих пустынях мира, его глаза приобрели остроту, и, может быть, в пустыне Мохава ему было в чем-то легче, чем в других местах.

У ветра свой звук, и этот звук может приобретать разные оттенки в скалах, гризвуде, деревьях джошуа, кактусах. Мелкие животные издают слабый шорох, но и его тоже можно распознать на слух. Здесь часто падают камни, сдуваемые с гор ветром или расколотые в результате перепада дневной и ночной температуры. Сначала падает камень, за ним сыплется песок, а потом наступает тишина. Камень, сброшенный ногой, имеет другой звук и может показаться несколько странным, но это более резкий, более отчетливый звук.

Горы тоже не молчат, они живут медленной, размеренной жизнью. Они шевелятся, поскрипывают, растут или постепенно распадаются на части, но все это происходит так медленно, что человеку просто трудно представить.

В этом таится секрет диких и пустынных мест. Пустыня всегда пребывает в состоянии ожидания. Семена, которые попадают в пустыню и зарываются в песок, не прорастают после первого дождя. Для этого необходимо достаточное количество влаги, причем дожди должны пройти в определенное время, для того чтобы зерна проросли. Некоторые растения распускаются, зацветают, отдавая свой цвет и листья в руки времени.

Солнце не может осветить всю поверхность кактусов, поскольку большинство из них имеют естественные выемки, к тому же иголки фильтруют солнечные лучи, а вощеная поверхность предохраняет растения от испарения.

Выходец из далекой, зеленой страны, Каллаген тем не менее полюбил пустыню. Теперь он ждал при лунном свете среди разбросанных скал и причудливых растений, зная, что пока он не начнет двигаться, его не заметят ни с какой стороны. Он ждал и слушал. Над головой кружила летучая мышь, шныряя то вниз, то вверх и порхая в бесконечном поиске насекомых.

В такую ночь звуки разносились далеко. Сначала он прислушивался к тому, что происходит рядом, потом к звукам, что могли доноситься издалека.

Поначалу он ничего не слышал и уже собирался было двигаться дальше, когда вдали послышался наконец раскатистый звук — монотонный, протяжный. Пустыня обычно не рождает таких звуков, даже меняющийся гул ветра.

Это был звук какого-то движущегося предмета… будто что-то тащили. Он услышал это, а потом наступила тишина.

Звук доносился с севера, а возможно, чуть восточнее. Лошадь Каллагена также услышала его. Она навострила уши и смотрела в том направлении, раздувая ноздри и втягивая воздух.

— Посмотрим, — тихо произнес Каллаген.

Взгляд искал место, откуда можно было выбраться из убежища, и он нашел его. Каллаген не сел верхом, не хотелось маячить и привлекать к себе внимание, и не снял с седла карабин. Только расстегнул пуговицу на рубашке и поправил револьвер так, чтобы тот потом можно было легко достать.

Он шел не спеша, нащупывая мягкий песок. Рядом была твердая земля, по ней легче идти, но от нее исходило много шума.

Пройдя сотню шагов, он остановился. Ни звука… Какое-то мгновение подождав, а потом нахмурившись, он преодолел еще короткий отрезок. Снова остановился и снова прислушался. И опять он услышал это, на сей раз более отчетливо.

Обоз?.. Повозка?.. Если это платформа, с ней должна быть Мелинда… Или была?.. Он напряг слух, чтобы уловить звук двигающихся колес.

Не все колеса были одинаковы. Вес обоза и размер колес изменяли звук. Звук от узкого колеса отличается от звука колеса с широким ободом; тяжелый обоз грохочет. Первое, что услышал Каллаген, это скрежет соскользнувших колес, когда погонщик слегка тормозит, входя в реку или спускаясь вниз по склону.

Сейчас он явно слышал стук железных подков, скрип подвесных ремней. В настоящий момент пулю можно было получить и от индейцев, и от кого-нибудь на платформе, если его заметят в темноте.

И вот появилась открытая платформа, сначала из глубокого оврага показались лошади, потом вынырнула голова погонщика. Каллаген прикрыл рукой ноздри коня и подождал, пока платформа не проедет. Она двигалась медленно, рядом с погонщиком сидел мужчина с винтовкой в руках.

Когда платформа проплыла мимо, Каллаген отпустил лошадь. Через минуту платформа въехала на вершину холма, и погонщик остановил ее, давая возможность лошадям отдохнуть. Именно в этот момент лошадь Каллагена радостно заржала.

Человек с ружьем резко обернулся, а погонщик спросил:

— Кто тут?

Каллаген отчетливо отозвался:

— Армия или ее часть.

— Иди сюда, но медленно! Выбрось все из рук!

Потом он услышал голос Мелинды:

— Это Морти! Это Морти!

Он поднимался вверх, ведя за собой лошадь.

— Мне показалось, вы сбились с пути, — тихо сказал он. — Что произошло?

Погонщиком оказался Джонни Ридж, Каллаген встречался с ним несколько раз возле лагеря. Рядом с ним сидел незнакомый мужчина.

— Индейцы, — последовал ответ. — Мы заметили их далеко впереди, а когда открытая платформа скрылась за горами, мы остановились, попытались объехать вокруг, но увязли в болоте и оказались отрезанными от дороги.

— Где-то впереди нас патруль, — объяснил Каллаген, — но мне кажется, Ридж, вам лучше держаться гор и вести повозку по мягкой почве Площадки Дьявола, пока мы не обнаружим проход в горах, и тогда свернем на восток.

— Как долго нам придется искать? — с сомнением в голосе спросил Ридж.

Каллаген пожал плечами.

— Это небольшие горы, здесь обязательно должен быть выход на другую сторону.

— Но это дальше, чем до Вегаса, а мои лошади еле живы.

— У вас за спиной индейцы, другого выхода нет. Поезжайте вперед. Вы можете подальше дать отдых коням. Я буду страховать вас спереди.

Каллаген подошел к повозке. Там была Мелинда и ее тетя, а также Керт Уайли и темноволосый мужчина, что приехал с ним в лагерь Кэйди.

— С вами будет все в порядке, — приободрил он Мелинду и поскакал вперед.

Горы поднимались над ними на двести — триста футов и казались сплошной неприступной стеной, но это были всего лишь короткие, торчащие вверх пустынные кряжи, образовавшиеся в дикий период формирования земли. Индейцы будут следить за ними… до тех пор, пока не нападут на след, а потом, несомненно, начнут преследовать.

Мили три Каллаген ехал впереди, затем свернул в расщелину и остановился, спрыгнул с коня и подождал, пока платформа поравняется с ним.

Было очевидно, что она ехала по земле, доселе не знавшей колеса, но Ридж чувствовал дорогу и ловко справлялся со своими обязанностями.

Уайли первым спрыгнул с платформы и подошел к Каллагену.

— Это вы, Каллаген, я не ошибаюсь? Хотелось вас увидеть.

Ридж, услышав эти слова, резко повернулся.

— Что бы ни было у тебя на уме, забудь! В настоящий момент нам нужна любая помощь.

Каллаген жестко посмотрел на Уайли и отошел.

В ущелье между скалами, где заметить их мог лишь тот, кто стоял прямо над ними, Каллаген разжег небольшой костер.

— Кофе есть? — спросил он. — Это бы подняло всем настроение.

Достали кофе. Мужчина принес корзинку и начал готовить еду. Мелинда подошла к костру и протянула к нему руки. Резкими шагами ее тетя Мэджи приблизилась к охраннику и оттолкнула его в сторону.

— Доверь это тому, кто знает, как это делается, — сказала она. — Ты сегодня уже достаточно поработал.

Ридж сидел на корточках, держа во рту кусок сухаря.

— Вы представляете, где мы находимся? — спросил он Каллагена.

Тот взял в руку маленькую веточку и начертил на земле линию на северо-восток.

— Это горы Старого Отца. Где-то впереди Марл-Спрингс. Там есть вода и все необходимое.

— Я слышал об этом, — сказал Ридж. — Но никогда не ездил этим маршрутом.

— Когда патруль не найдет вас или меня, думаю, они повернут как раз в Марл. В любом случае он находится на пути патруля. Если повезет, он будет там, когда мы туда доберемся… Или немного погодя.

— Ладно, — согласился Ридж, — поехали туда. — Он подбросил в огонь пару веток. — Видели индейцев?

— Обменялись несколькими выстрелами, — ответил Каллаген. — Не знаю, сколько их было, но, перед тем как выйти к вам на помощь, я насчитал следы двенадцати или пятнадцати индейцев.

— Много, даже больше, чем много.

Каллаген ощутил вдруг усталость. Он поднялся, подошел к своей лошади, снял седло, собрал пучок травы и потер ею спину животного. Он держал в руке флягу с водой, но решил не пить, а подождать до утра. Завел лошадь в глубь ущелья и прочно воткнул в землю колышек. Когда же вернулся к костру, кофе уже был готов.

Напиток был чудесный. Каллаген держал обеими руками чашку и прислушивался к разговорам. Он думал о том, что теперь ему лучше бы немного поспать.

Подошла Мелинда.

— Как насчет твоего увольнения, Морт? Документы пришли?

— Должны были, — ответил он. — Надеюсь получить их сразу, как придут. Сайкс наверняка жаждет отделаться от меня.

— А когда получишь документы, что собираешься делать?

Он пожал плечами.

— У меня мало сбережений. Мне придется где-то начинать. Проблема в том, что все, что я умею, это служить в армии.

Мелинда положила руку на рукав его рубашки.

— Морти Каллаген, это неправда, и ты это знаешь. Ты общался со многими людьми, ты разбираешься в управлении, пусть не очень дотошно, но знаешь законы… Ты многое можешь делать.

Он недоверчиво посмотрел на нее. И никак не мог решить, что делать, когда оставит службу. Он понемногу знал о слишком многих вещах, но его знаний не было достаточно ни для одного дела.

— Сержант? — Это был голос Риджа. — Кто-то идет.

Глава 11

Тотчас повисла тишина. Высоко над головой в черном небе ярко светили звезды, и казалось, горы прижались к земле в ожидании.

Каллаген отошел с поляны, освещенной пламенем костра, и тихо стоял в темноте, прислушиваясь.

Ридж подошел и встал рядом.

— Я определенно слышал какой-то звук вон оттуда, — тихо сказал он. — Ясно слышал.

Каллаген же ничего не уловил. Ридж не был новичком, если он утверждал, что что-то слышал, значит, так оно и было.

Они еще глубже зашли в темноту.

— Оставайся здесь, Ридж, я разведаю вокруг. — Он замешкался, а потом добавил: — Не спускай глаз с Уайли и его товарища. Я им не доверяю.

— Я слышал, у тебя произошла стычка с Уайли.

— И у майора Сайкса тоже. У него что-то на уме, но не знаю что.

Ночь была прохладная. Отойдя от костра, Каллаген тотчас понял, как удачно они выбрали место для стоянки. На расстоянии примерно в шестьдесят шагов было видно лишь слабое мерцание, а по мере удаления и оно исчезло.

Лагерь расположился в тупике, трещине между скалами, и был хорошо со всех сторон защищен кустарником и горами. Это было ничем не примечательное место, одно из многих на пути.

Он остановился лишь тогда, когда перед ним раскинулась открытая пустыня. Этот звук мог исходить и из самой горы. Любой полагающийся на свои силы человек мог перейти гору, хотя и не без трудностей.

Он приготовился увидеть индейцев, и в этом состояла вся сложность положения, поскольку мозг всегда работал и был наготове, не исключая ни малейшей возможности этой встречи.

Любопытный олень или горная коза не умеют двигаться крадучись, как это получается у горного льва или койота. Это не похоже и на движение человека. Белый человек носит сапоги или ботинки; грубая кожа истирается о камни, быстро изнашивается, соприкасаясь постоянно с сухой травой или листьями, в то время как мягкие мокасины индейцев долго остаются целыми. Одежда белого человека шелестит или шуршит, когда он начинает двигаться, и особенно если он зацепится за камни или кустарник.

Правда, Каллаген сейчас ни о чем этом не думал. Он просто слушал. Остановился, как всегда, следя за тем, чтобы не оставлять силуэта на фоне ночи, а слиться воедино с высоким гризвудом или колючими кактусами.

Стоя в одиночестве на краю залитой лунным светом пустыни, молчаливой в своей неподвижности, Каллаген вдруг понял, что именно здесь он хочет остаться. Он не понимал, как в его голове родилось подобное решение, поскольку тут было слишком заброшенное место и одиночество, которое разговаривало с ним языком мягкого ветра, пустотой гор. И в этот момент он понял, что никогда не сможет оставить пустыню, что еще вернется сюда.

Он знал пустыню и раньше, но почему-то хотел вернуться именно сюда, желал остаться здесь, где ветер колыхал песок, нанося бесчисленные дюны.

Потом он уловил какой-то легкий шорох в песке… Затем опять наступила тишина. Он замер, боясь сделать вдох, чтобы не заглушить этот звук, к которому прислушивался. И снова раздался он! Здесь кто-то или что-то было. Затем до него донесся тихий, дрожащий стон, и он вышел из-за кустарника.

Перед тем как подойти ближе, увидел лежащего на песке человека и сразу же по каким-то неуловимым признакам догадался, кто он… Дэлавер! Это был он, Следопыт!

Каллаген быстро подошел к нему, наклонился, легко поднял с песка и понес назад, к костру.

— Воды! — сказал он тете Мэдж. — Сначала воды!

Дэлавер не был ранен, но, очевидно, преодолел не одну милю — его сапоги выглядели ужасно.

Уайли пристально смотрел на него.

— Зачем человеку было выходить в пустыню в таких туфлях?

— Они не были такими, — объяснил Каллаген. — Еще совсем недавно он ехал верхом вместе со мной. Вот что лава сделала с его обувью. Он перешел через слой лавы, чтобы добраться до нас.

Тетя Мэдж смочила водой губы индейца и осторожно влила ему в рот несколько капель. Он закашлялся, стараясь приподняться и опереться на локоть. Каллаген ему помог. Дэлавер сделал еще один глоток.

Он огляделся по сторонам, его глаза выражали изумление. Он пришел в себя, как только увидел Каллагена.

— Мы думали, что ты погиб, — первое, что сказал он.

— Где. отряд?

— Пропал… все ушли.

— Убиты?

— Не знаю, я так не думаю. — Он посмотрел на тетю Мэдж и на остальных. — На нас напали, и мы спрятались. Открыли ответный огонь… Через некоторое время один из наших людей пошел вперед и тотчас был убит… три стрелы, две попали в горло. Нам показалось, что мы слышим стрельбу с севера. — Он посмотрел на Каллагена. — Я думал, это ты стрелял.

— Я выполнял задание.

Дэлавер еще отпил воды, потом ему помогли подняться на ноги, и он подошел к костру, где тетя Мэджи варила суп.

— Я хотел разыскать тебя, — говорил он Каллагену, — но Спраг запретил. Он сказал, что уже потерял достаточно людей и больше не хочет рисковать. Шли часы. Были еще выстрелы, но не много. Мы не знали, следят за нами или нет. Я вызвался осмотреть местность, и через некоторое время он меня отпустил. Я обнаружил по меньшей мере дюжину индейцев… но все они ушли. Я нашел и коробки из-под патронов, отыскал их след. Они были пешими. Я воспользовался возможностью и пошел на север, зная, что пройду дальше, чем было необходимо Спрагу, но мне хотелось узнать, что случилось с тобой.

— Спасибо, амиго!

Дэлавер поел немного супа.

— И я нашел то место, где ты был, — сказал он. — Был уверен, что несколько человек погибло, но не нашел тел, не нашел тебя, поэтому вернулся в отряд… только и его там больше не было. Они исчезли… бесследно.

— Перешли через скалы, что находились сзади?

— Может быть… Я начал прочесывать скалы в том направлении, куда, как я предположил, они могли пойти, и наткнулся на следы обоза… и индейцев. Поэтому я и попал в пласт лавы. Там было где спрятаться, но ни один индеец не пойдет туда без необходимости. Я шел по реке между потоками лавы, пересек широкий поток, несколько раз видел индейцев. Сначала их была дюжина, потом на четыре человека больше, потом на пять.

Я стоял в лаве. Я никак не мог обогнуть их так, чтобы попасть к платформе, поэтому пересек дорогу за ними и вошел в горы. Платформа свернула и двигалась вдоль западной стороны гор, а я вошел в них с востока.

— А что индейцы? — поинтересовался Ридж.

— Где-то здесь, поблизости, можете быть уверены. Не думаю, что они обнаружили вас, но, когда настанет утро, им это удастся сделать.

— Мы направляемся в Марл-Спрингс, — сказал Каллаген.

— Тогда идите сейчас, не дожидаясь утра.

Каллаген немного подумал, затем сказал:

— В нашем распоряжении есть добрых пять часов темноты, а лошадям нужен отдых, да и нам тоже. Мы тронемся в путь на рассвете.

Они затушили костер. Все растянулись на одеялах и тотчас погрузились в сон. Первым остался караулить Уайли, потом Беккер.

Беккер разбудил Каллагена, когда на небе еще не пропали звезды.

— Сержант! Время.

Каллаген сел, натянул сапоги и проверил винтовку, потом свернул одеяло и отнес его к лошади. Через несколько минут он уже был в седле, обуздывая лошадь и готовый отправиться в путь.

У костра он сказал Беккеру:

— Поднимай всех.

В костре еще тлели угли, закопченный кофейник еще был горячий. Он наполнил чашку, подержал ее озябшими пальцами и отпил. Мелинда и ее тетя Мэдж в отличие от других женщин, были скоры в своих действиях — обе слишком долго прожили в армейских лагерях.

Через пятнадцать минут все были готовы и тронулись в путь, делая все осторожно, стараясь не производить лишнего шума. Каллаген шел впереди, Дэлавер — рядом с открытой платформой.

Через некоторое время перешли сухое русло реки и оказались на противоположном берегу, тотчас наткнувшись на нечеткий след, что вел на юго-запад; это оказался тот самый след, по которому они шли минувшим вечером вдоль гор.

Они находились в пути уже час и прошли около четырех миль, когда перед ними в скалах открылся глубокий проем. Каллаген подождал, когда подойдет Дэлавер.

— Постой здесь! — сказал он ему, а сам быстро помчался вперед.

Очутившись у выхода из проема, соскочил с лошади и вышел на свет. И там были следы: они то удалялись, то опять приближались, это свидетельствовало о том, что перед ними сквозной проход. Немного дальше, впереди, он заметил следы от колес.

Вернувшись назад, к платформе, Каллаген повел ее за собой через этот проход. Слева от него на несколько сотен метров поднимался крутой склон, справа возвышался такой же склон, разве что более пологий.

Начинало светать. Каллаген ускакал далеко вперед, так, чтобы колеса движущейся повозки не заглушали другие звуки, но как ни прислушивался, ничего не слышал. Небо над головой становилось серым. Прямо перед ними неясно вырисовывалась внушительных размеров горная стена, закрывая собой небо. Дорога запетляла вокруг гор, а потом четко выпрямилась в северном направлении.

Трудно было определить, сколько им оставалось проехать до Марл-Спрингс, по меньшей мере, наверное, еще несколько часов. Каллаген осмотрелся. Платформа следовала сзади, Ридж проворно управлял лошадьми, стараясь по возможности избегать трудных участков на дороге. Каллаген приостановился, поджидая повозку, и, когда та поравнялась с ним, спросил:

— Хочешь дать им отдохнуть?

— Хорошо бы. — Ридж натянул поводья, а когда лошади остановились, фыркая и ударяя о землю копытами, он посмотрел на Каллагена. — Придется гнать их до места, сержант.

Почти рассвело, и теперь дорога хорошо просматривалась; если индейцы еще не обнаружили их следы, то через несколько минут наверняка обнаружат. Они преодолели уже около восьми миль; если индейцам повезет, то через полтора часа они их догонят; если же срезать путь и пересечь горы, то им понадобится и того меньше, чтобы поджидать их уже впереди. Каллагену и платформе приходилось держаться дороги, в то время как индейцы могли пройти в любом месте.

— Как далеко отсюда до Марл-Спрингс? — спросил Ридж.

Каллаген подумал, пытаясь сопоставить все, о чем слышал и что знал о дороге туда.

— Двенадцать… может, пятнадцать миль.

— Что ж, придется их преодолеть. Ну хорошо, поехали!

Они тронулись в путь. Каллаген по-прежнему ехал впереди, осматривая дорогу. Позади осталась прохлада глубокого каньона, а там, куда они направлялись, между горами простиралась широкая площадка, и горы в этом месте разделял длинный, крутой, похожий на гребень кряж. Дорога шла вокруг него, и им пришлось его обогнуть.

Взошло солнце, и стало тепло. Скача впереди на четверть мили, Каллаген временами останавливался, давая лошади передохнуть. Если индейцы следовали этой дорогой, они, должно быть, прятались в каньоне. Если же решили срезать путь и перейти через горы, то им пришлось преодолеть не больше трех миль, в то время как платформа должна проехать с той же целью почти десять. В этом случае индейцы наверняка поджидают их впереди, где дорога идет по пустыне.

Сейчас открытое пространство занимает не более трехсот шагов в ширину, слева путники защищены рядом холмов. Прямо перед собой, за открытым на несколько миль участком дороги, Каллаген увидел возвышающийся черный шлаковый конус.

Вероятно, тысячи лет назад это была территория действующих вулканов. Здесь остались десятки таких шлаковых конусов, некоторые из них достигали в высоту несколько сотен метров, каждый имел кратер, и большинство кратеров были открыты с одной стороны.

Он в очередной раз подождал, пока платформа поравняется с ним. Дэлавер спрыгнул с лошади и подошел к тому месту, где уже стояли Каллаген, Ридж и Беккер. Как и подозревал Каллаген, Дэлавер кивнул в сторону хребта.

— Если они уже перешли через горы, то могут быть вон там… хотя бы некоторые из них.

— Полагаешь, часть индейцев шла за нами, а часть срезала путь через горы? — спросил Беккер.

— А ты как думаешь? Должно быть, они догадались, что мы пытаемся добраться до Марла. Нам нужна вода… и они это знают. И там есть — или были — солдаты.

— Верно, — согласился Ридж. — Могу поспорить, что Дэлавер прав. Что будем делать, Каллаген? Прорываться?

— Да… и резко повернем на краю хребта. Дорога окажется прямо сзади, на одной линии с колесами платформы. Резко поворачивай и гони на главную дорогу, Ридж.

Каллаген отстал и теперь ехал рядом с телегой, почти не обращая внимания на Уайли.

— Пригнитесь, — сказал он, — через несколько минут мы поедем очень быстро, и не исключено, что начнется стрельба.

Уайли выглянул наружу.

— Индейцы?

— Вы их не увидите, — ответил Каллаген. — Если они нас поджидают, то у нас в запасе есть еще полторы мили перед тем, как что-то может случиться. — Он мельком взглянул на Уайли и сказал: — Если вы так хорошо владеете оружием, приготовьтесь, сейчас как раз наступает время продемонстрировать свои способности.

Уайли достал ружье.

— Я хорошо стреляю, — сказал он. — Вот увидите.

Каллаген ехал немного впереди платформы. Он проверил карабин, убедился, что тот не туго перетянут кожей, открыл затвор на ружье, что висело на ремне.

Ридж, несмотря на усталость, по-прежнему виртуозно управлял лошадьми. Дорога вела слегка под уклон. Слева неясно маячила верхушка горы, Каллаген поднял голову и пристально посмотрел на нее, в тот же миг сообразив, что смотрит прямо в глаза индейцу: тот был от него на высоте всего каких-нибудь нескольких сотен футов, но они увидели друг друга. Потом индеец исчез.

Каллаген пропустил платформу вперед.

— Они здесь, — предупредил он, — и они нас ждут.

У него пересохло во рту. Впереди дорога по-прежнему оставалась узкой, а скалы с обеих сторон, казалось, готовы были сомкнуться над ними, как челюсти первобытного чудовища.

Глава 12

Лошади шли медленно: Ридж щадил их перед предстоящим бегом. Каллаген чувствовал, как на его лбу выступил пот, ощутил волнение своей лошади.

— Все в порядке, парень! — успокаивал он коня. — Скоро будет легко.

Теперь дорога немного расширялась, и скалы находились уже на таком расстоянии от платформы, что, стреляя с них, было весьма затруднительно попасть в цель. Но впереди тропа опять сужалась, и придется преодолеть полмили, чтобы в очередной раз не стать мишенью.

Каллаген прикинул ситуацию и решил, что индейцы собьются в кучу в начале узкого участка пути в надежде остановить и ограбить их, а потом закончат свою работу прежде, чем платформа минет горные кряжи.

Вдалеке за началом дороги он все еще видел те шлаковые конусы с черными застывшими потоками лавы у основания и не заметил на склонах никакого движения, но он и не надеялся что-то там увидеть. Вытер вспотевшие ладони о рубашку и надвинул шляпу поглубже на лоб. Возможно, они и не станут в него стрелять, а подождут, пока платформа не попадет в ловушку.

Каллаген пришпорил лошадь, оглянулся назад и подал знак Риджу. В ту же секунду Ридж щелкнул хлыстом, лошади налегли в своей упряжке и полетели.

Каллаген услышал, как рядом ударилась пуля, рикошетя о скалу, и тогда его испуганная лошадь помчалась вперед. На расстоянии виднелись горы, а за ними… Мимо пролетело еще несколько пуль, и вдруг его охватила паника, когда он понял, что выстрелов слишком мало, если это стреляют индейцы.

Он натянул поводья, мельком заметив, как спереди и справа пуля впилась в песок, подождал, когда платформа поравняется с ним.

— Заворачивай за угол! На другой стороне их еще больше!

Давая знать, что он понял, Ридж взмахнул хлыстом, и в следующий момент они уже мчались к скалам.

Дорога резко сворачивала за горы, а цепь скал прикрывала их от огня. В одно мгновение Каллаген понял, что для индейцев стрельба была вялой. Он догадался, где они могут находиться: очевидно, поджидали платформу в горах, чтобы потом окружить и напасть.

Он резко выехал перед платформой, чуть не столкнувшись с ней, и тотчас свернул с дороги, направляясь по пустыне на восток.

Преодолевая ухабы, платформа еле поспевала следом, огибая валуны и приминая заросли кустарника, а обезумевшие животные мчались что было сил.

За спиной слышались выстрелы. Каллаген обернулся и увидел, как индейцы сбегают вниз по почти отвесной скале.

Он гнал лошадь еще полмили, потом перевел на легкий галоп, потом — на шаг. Платформа догнала его.

Далеко позади они еще видели индейцев, а потом они и вовсе исчезли: их тела стали неразличимы на фоне гор.

Лошади Риджа тяжело дышали.

— Подумать только, Каллаген, — сказал он, — мы чуть не угодили им в лапы.

— Мне кажется, они сократят путь и пересекут горы, попытаются попасть в Марл раньше нас.

Спустя пару минут он снова возобновил движение. Вокруг раскинулась пустыня. К северу теперь он видел с полдюжины шлаковых конусов, а на юге высились горы Кельсоу. Дорога пролегала у основания гор, и они следовали маршрутом по пустыне, который примерно через милю должен снова вывести их на дорогу.

У Каллагена пересохло во рту, губы воспалились и сделались жесткими. Щурясь от солнца, он внимательно изучал пустыню. Где-то тут должны быть индейцы. Должны… Они испокон веку живут в этой стране, объездили и обходили ее вдоль и поперек, охотясь и добывая пищу. Они лучше белых знали возможности пустыни, может быть, даже лучше Дэлавера.

Впереди показался небольшой подъем, Ридж не спешил. С платформы пустыня хорошо просматривалась. Беккер тоже держал ухо востро, но, кажется, индейцы на сей раз не преследовали их.

— Нам понадобится та вода, — сказал Ридж Каллагену, — и они знают об этом.

— А что, если там нет никого из наших людей? — поинтересовался Беккер. — Что, если парней выдворили и теперь вместо них нас поджидают индейцы?

— Ну, тогда нам придется немного пострелять, — ответил Каллаген, и они продолжили путь.

Теперь солнце стояло высоко в небе, лошади усердно преодолевали ухабистую дорогу. Дважды им пришлось проходить песчаные пояса, их часто подбрасывало и трясло, когда под колеса попадали камни. Пустыня была завалена глыбами лавы разной величины: одни размером с кулак, другие доходили до размеров платформы. Извержение лавы произошло когда-то в результате сильного смещения горных пород.

— Должно быть, здесь было в прошлом очень жарко, — предположил Беккер, испытывая благоговейный страх перед открывшимся взгляду видом. — Представляете, что здесь было, когда из всех этих скважин одновременно начинала вытекать лава!

— Это вряд ли могло происходить одновременно, — заметил Каллаген, — но даже если и так, я все равно рад, что оказался в пустыне сейчас, а не тогда.

Они продолжали путь, наконец лошади преодолели последние камни и втащили платформу обратно на дорогу. Через несколько миль дорогу снова пересекала узкая тропа, на сей раз ведущая через горы в Марл. Хотя индейцы здесь вряд ли могли оказаться, путники не исключали такой возможности.

Это было узкое, опасное место, но, по всей видимости, им удалось опередить индейцев. Они без особого труда проехали этот отрезок пути, а потом свернули направо и продолжали движение вдоль гор, что тянулись в направлении к Марл-Спрингс.

Редут у Марл-Спрингс был воздвигнут всего лишь несколько месяцев назад. Строительство его вел офицер четырнадцатой пехотной роты Мануэль Эа, являющийся одновременно и командующим офицером в лагере Кэйди.

По форме загон напоминал квадрат со стороной в двадцать четыре метра, окруженный стеной из крепких шлаковых пластов, взятых из Кедрового каньона неподалеку от Рок-Спрингс. В каждом углу квадрата располагался каменный дом площадью в двенадцать квадратных метров и высотой чуть больше шести. Один из самых крупных здесь ручьев вытекал из туннеля, что находился между фортом и горой note 2.

Для удобства редут был построен вплотную к горе, невысокая вершина которой служила наблюдательным пунктом, где выставлялся караул. Первоначально на этом посту планировалось держать сержанта и восьмерых солдат, но этот план не был осуществлен. Насколько стало известно Каллагену, в настоящий момент позицию охраняли три или четыре солдата, имея в своем распоряжении несколько лошадей. Приближаясь к загону, путники заметили на людях у ворот голубую униформу.

Каллаген внимательно осмотрел территорию форта, бросил беглый взгляд вокруг, ведя лошадь впереди платформы и держа винтовку наготове.

Мужчина с погонами сержанта вышел им навстречу.

— Если не ошибаюсь, сержант Каллаген? Помню, когда в последний раз мы встречались, на тебе были совсем другие лычки.

— Мак-Броуди? Черт возьми, не верю своим глазам, неужели это ты? Я думал, ты погиб, старина, убит в сражении в конце войны. Я собственными глазами видел, как ты был сражен тремя солдатами.

— Если бы ты подождал немного, то увидел бы, что из тех трех остался только один, но и он не протянул долго. Они были пацанами, Морти, хорошими парнями, но слишком молодыми для того, чтобы воевать. Боюсь, после этого они недолго бы прожили, чтобы с возрастом успеть поумнеть.

Он взглянул куда-то мимо Калагена.

— А что это с тобой? Открытая платформа?

— Она направлялась в Вегас-Спрингс, но по дороге возникли проблемы. Пришлось свернуть с дороги, поэтому я и привел их сюда… Что-нибудь слышно о Спраге? Я оказался впереди его патруля.

— Мы не видели никого, кроме рыскающих тут индейцев, они доставляют много беспокойства. — Сержант Броуди взглянул на Каллагена. — Нам не хватает людей. Один человек взял лошадь и ночью покинул нас. Надеюсь, он благополучно добрался до места, хотя не могу сказать, что что-то слышал об остальных.

Платформа подкатила к воротам редута и въехала во двор.

— Мы можем использовать воду? — спросил Ридж. — Напоить лошадей и напиться?

— Да, вот здесь вода, — ответил Мак-Броуди, — хотя она медленно течет, но никогда не заканчивается, по крайней мере такого еще не случалось. Попейте все, а к полудню корыто снова наполнится, и тогда можно будет набрать фляги.

Он остановился рядом с Каллагеном.

— Это правда — что мы слышали о майоре Сайксе? Если так, тебе не повезло.

— Правда, но скоро я отплачу ему за все.

Ридж помог женщинам спуститься на землю, а Каллаген подошел к платформе. Беккер оказался рядом.

— Спасибо, друг, — сказал он. — Без тебя бы мы не справились.

Мак-Броуди приблизился к женщинам.

— Нам нечего вам предложить, но мы сделаем все возможное.

Мелинда улыбнулась.

— Спасибо, сержант. Что бы вы ни сделали, мы благодарны вам; что бы вы ни предложили, это все равно будет лучше, чем лагерь в пустыне под палящим солнцем.

Броуди бросил на девушку мимолетный взгляд.

— А, вы сами из пограничной зоны? Ну, тогда с вами проще. Женщины с Востока прекрасны, но слишком требовательны. У меня есть пара ребят, которые о вас позаботятся.

Каллаген окинул взглядом загон. Хорошее поголовье, и вода рядом. Уехать отсюда, значит, снова столкнуться с проблемами, но они справятся с трудностями.

— Сколько у тебя людей, сержант? — спросил он.

— Трое, не считая меня, и почтовый курьер. Ему нужно уже отправляться. Его послали сюда, но пока он что-то не особенно рвется ехать дальше.

— Пусть подождет. В почтовой сумке нет ничего такого, ради чего я бы потерял человека.

Четыре солдата здесь… Следопыт и сам Каллаген, Беккер, Ридж, Уайли и его компаньон. Индейцы не настолько глупы, чтобы теперь выступать против них десятерых. И укрепление надежно, и воды достаточное количество.

— А как насчет продовольствия? Обычный необходимый запас?

— Нет, — выпалил в ответ Мак-Броуди. — Скоро должен прийти поезд, у нас кончаются запасы. Но это не значит, что мы не сможем продержаться еще день или два.

Мелинда пересекла загон и остановилась рядом с Каллагеном.

— Морт, мы сможем продолжить путь? Я имею в виду завтра?

— Нет, не думаю.

— Полагаешь, индейцы все еще тут? И они будут ждать?

— А почему бы нет? Пустыня снабжает их всем необходимым. Вокруг много еды, если человек не будет лениться, то соберет хороший урожай. А мохавы, я знаю, выращивают на заливных землях Колорадо кукурузу, дыни, бобовые и многое другое. Но охота, земледелие, сбор растений не принесет им оружия, которое может сравниться с нашим, не уродит игл, какие есть у нас, качественной одежды… поэтому они следят за нами и будут продолжать следить. Ведь одна повозка принесет им куда больше прибыли, нежели урожай нескольких сезонов. Лошадей они съедят, уздечки используют, часть награбленного обменяют на другие вещи, а кое-что оставят и для себя. Когда сэр Фрэнсис Дрэйк захватил испанский галеон, груженный золотом, для английской королевы Елизаветы эта добыча имела такое же значение, как для индейцев почтовая карета или обоз. Дрэйк стал национальным героем, как тот воин, который принес своему племени награбленное добро с обоза.

— Мне кажется, тебе нравятся эти люди, эти индейцы, — улыбнулся Броуди.

Глаза Каллагена нет-нет да и всматривались в широкую долину. За ней вдали тянулась гряда гор, отвесных скал, поднимающихся вверх на тысячи футов.

— Нравятся ли они мне? Я их плохо знаю, но, мне кажется, в некоторой степени я их понимаю. Они войны, а один воин всегда понимает другого. Любая страница истории доносит до нас сведения о том, что перед воином благоговели всегда, во все времена. Только Соломона уважали за то, что он был мудрым человеком. Перед большинством вождей преклонялись за их мастерство или победы в сражениях. То же самое можно сказать и об индейцах.

— Ты говоришь так, будто веришь в войны.

— Нет, я их насмотрелся достаточно. Но во что верить, не знаю. Пустыня — молодая земля, ее обитатели любят свободу, в большинстве своем это терпимые люди, но мы не должны становиться терпимыми к злу, даже к идее его существования.

— Ты считаешь, что мы должны исчезнуть отсюда ночью? — поинтересовалась Мелинда. — Но разве не правда то, что индейцы не воюют по ночам?

— В некоторой степени это так. Они верят, что душа убитого ночью человека скитается в темноте, но среди индейцев, так же как и среди белых людей, есть скептики, которые ни во что не верят. Я никогда не понимал утверждений общего характера и был просто рад столкнуться с таким же скептиком с хорошим оружием в руках.

Каллаген снова взглянул через лощину на цепь гор, чувствуя, как его тянет туда какое-то непреодолимое жгучее желание, имя которому определить трудно. Это был скалистый кряж, вершина которого острием уходила в небо. Он попытался прикинуть расстояние, разделявшее его с теми горами, хотя в ясную погоду это было трудно сделать. Десять миль?.. Нет, наверное, около двадцати.

— Мой дядя будет волноваться, — сказала в этот момент Мелинда.

— Да, понимаю. Однако не следует слишком надеяться на то, что мы быстро доберемся. Ни один человек, отправляющийся в поездку по пустыне, не знает, как она закончится. Или когда.

Глава 13

Он знал, что к юго-западу от редута на возвышенности есть карман, где растут низкая трава и кустарник. Тонкая струйка воды вытекает из щели в скале и попадает в землю, питая своей влагой корни трав. Низкие скалистые холмы окружают этот карман.

В обычных условиях здесь достаточно растительности, чтобы в короткий срок выпасти лошадей, ведь не обойдешься только зерном, которое привозят сюда грузовые поезда. Как правило, помимо лошадей кавалерии на посту содержится не больше четырех-пяти дополнительных лошадей. Сейчас тут было всего четыре, не считая той, что принадлежала почтовому курьеру.

Каллаген почему-то не сомневался в присутствии здесь индейцев. Наверняка они разделились: одни сидели в засаде вокруг поста, следя за ним, другие не спускали глаз с платформы. Грубо говоря, их должно быть по меньшей мере от полутора до трех десятков, в среднем же человек двадцать, а это уже слишком много.

Место, где расположился редут, было достаточно компактное, а следовательно, его легко было охранять силами личного состава без особого напряжения. Имея патроны и удобную оборонительную позицию, можно отразить любое нападение. Благодаря воде можно и продержаться довольно долго, но не более того.

Мак-Броуди подошел к воротам, где остановился Каллаген, присоединившись к нему. Каллаген подробно рассказал ему об отряде Спрага и о том, как он оказался один. В нескольких словах он обмолвился и об Уайли.

— Слышал когда-нибудь о Золотой реке? — поинтересовался Каллаген.

— Кто не слышал? — ответил Мак-Броуди. — За время моего пребывания здесь я узнал сотни таких историй: Затерянный рудник, шахта с железной дверью, пропавший Корабль пустыни… И могу побиться об заклад, что сотни людей расстались с жизнью, охотясь за всеми этими богатствами. И я уверен, именно это привело Уайли сюда.

— Да. Я знаю его. Паршивый человечишко! Я встречался с ним пару раз возле форта Черчилл, что находится на пути в Неваду. Он убил человека в Вирджинии или где-то в тех краях, так говорили. Я имею в виду, что он не оставил человеку никаких шансов, ходили слухи, что это было убийство. Он сбежал с группой бандитов, и никто не захотел по этому поводу трепать языком, тем более что убитого никто не знал.

Каллаген посмотрел вокруг, остро почувствовав вдруг, что пустыня — это часть его самого. День подходил к концу, и в отблесках заходящего солнца далекие песчаные дюны, что отделяли горы от пустыни, приобретали красноватый оттенок. Напротив, прямо над долиной, круто поднимались горные кряжи и при глянцевом свете сверкали черным блеском. Он почувствовал непреодолимое желание пересечь долину, очутиться там, взобраться на горы и раствориться в их прохладной тени. Может, вблизи они вовсе и не будут такими прохладными, как казались издалека.

Но такое решение, он знал, не приведет ни к чему. Каллаген был бродяга, солдат удачи, а если быть более точным — солдатом неудачи. Он почти не обрел ценностей мира в результате бесконечных сражений, но даже и обретенное малое было утрачено… А сейчас вот Мелинда.

Никуда не денешься от витавшего вопроса. Он не может решить эту проблему, просто сбежав в горы: он также не может справиться с ней, если снова пойдет служить в армию. Молодому человеку из приличной ирландской семьи, но без денег, больше ничего не оставалось делать, кроме как служить в армии. Так он оказался в ней и в самый первый раз. После коротких военных сражений в Ирландии это казалось ему логическим ходом событий.

Когда дело касалось тактики, его ум работал быстро и изобретательно. Если бы все сложилось удачно, он мог бы стать генералом, но в годы его службы велись короткие, необъяснимые с точки зрения логики войны, предоставляя мало возможности проявить себя. И он в буквальном смысле слова шел по пути наименьшего сопротивления. На службе большинство решений принимаются за солдата: ему предоставляют готовую еду и жилье; он получает приказы и обязан выполнять их, насколько хватает сил.

Он был хорошим солдатом, некоторые назвали бы его образцовым воином. Более того, он дважды дослуживался до звания майора, успешно сражался с противником на поле боя. Но никогда не испытывал свои способности в каком-то ином ремесле.

Он мог бы стать офицером мирного времени, поскольку люди научатся жить в мире и направлять свои стремления на благо цивилизации, должен же быть кто-то, кто будет сохранять мир. Но это, увы, не его выбор: он продолжал вести жизнь воина.

Теперь-то он знал, что такая жизнь не для него. Ни минуты больше, давно решил он. Перед ним тупик, и он ведет в никуда.

Предполагая, что может серьезно изучить право, Каллаген кое-что знал в этой области. Это может быть выходом, хотя и не очень удовлетворительным, поскольку такое решение принесет свои плоды лишь через несколько лет… Ах, если бы только ему удалось отыскать Золотую реку!.. Он понимал, конечно, что это всего лишь пустая отговорка. Он похож на людей, с которыми встречался повсюду, — искателей сокровищ, затерянных приисков; у таких, как правило, не было иной цели в жизни. И они никогда не переставали искать — до тех пор, пока сами не становились старыми, усталыми от жизни, дряхлыми.

Его мысли вернулись к Спрагу. Где он теперь? Нашли ли они дорогу назад, решили ли, что он, Каллаген, мертв? Может, на них внезапно напали из засады и устроили резню? Он сомневался, что Спраг легко потеряет свой след. Он был предусмотрительным толковым офицером и кое-что знал об индейских методах борьбы, считаясь со своими людьми.

Каковы были его, Каллагена, личные обязанности в данной ситуации? Он задумался. Первоначально их цель пребывания в пустыне состояла в том, чтобы защищать почтовый путь и людей, следовавших по дороге. Именно этим он и занимался.

Наступил вечер, а вместе с ним пришла прохлада. Появились звезды, на небе не было ни облака. Вдалеке возвышался резкий силуэт крутого горного кряжа.

На противоположной стороне загона горел костер, и до Каллагена долетал аромат готовящегося кофе. Мак-Броуди подошел к нему.

— Я рад, что ты здесь, Каллаген. Мои люди валятся с ног от усталости. Вы можете сменить нас в карауле?

— Хорошенько присматривай за лошадьми, — посоветовал Каллаген. — Я уже говорил, что не доверяю Уайли и его товарищу.

Мерцание огня, терпкий запах кофе и поджаренного бекона вызывали приятные ощущения, но Каллаген чувствовал себя неспокойно. Он знал о притаившихся поблизости индейцах, хотя, может быть, это была совсем другая банда, не та, что напала на него после того, как он оставил отряд.

В нем не было чувства враждебности к индейцам. Они жили своей жизнью, своим укладом, которые складывались на протяжении тысячелетий. Не задумываясь о том, хороши они или плохи, он принимал все это, как само собой разумеющееся. Они жили своей жизнью, белый человек — своей; у этих культур разное происхождение, собственные принципы существования.

Здесь не играет роли философия всего этого… важен ответ на один простой вопрос — жить или существовать, сражаться или умереть. Существует огромная разница между человеком, разглагольствующим по поводу этого и сидящим перед теплым камином с бокалом виски в руке в собственном доме или обсуждающим его в академическом зале, и человеком, находящимся в безлюдном месте, когда по ребрам струится пот и со всех сторон приближаются вооруженные дикари.

Каллаген с непонятной тревогой обошел редут вдоль стены. Что же все-таки предпримут индейцы? Для них за эти ми стенами скрывалась крупная добыча. Они быстро усвоили истину: белый человек нетерпелив, он чувствует потребность все время двигаться, что-то делать. Индеец научился терпению, он может ждать на лишенных растительности холмах, не испытывая потребности в воде и обходясь практически без еды, зная, где спрятаны цистерны с нею, что их можно открыть, а потом снова закупорить, и он может двигаться не спеша, когда пожелает и когда того потребуют обстоятельства.

Каллаген вернулся назад к костру и взял чашку с кофе из рук тети Мэджи. Потом отошел в сторону: свет от костра слепил глаза. Пламя костра успокаивает, навевает неясные грезы. Но глаза перестают видеть в темноте, что не очень хорошо в стране индейцев.

Тетя Мэджи тоже отошла от костра, подошла к Каллагену.

— Тебе бы лучше что-нибудь поесть, Морт. Кажется, ночь будет долгой.

— Они здесь, я знаю.

— Да. — Она помолчала. — Как ты думаешь, сколько их?

— Любое их количество — слишком много. Мы не ищем повода для столкновения, а просто хотим, чтобы почтовый путь был открыт и чтобы по нему шли груженые фургоны.

Где-то в ночной темноте послышался громкий стук: это камень, перевернувшись много раз, ударялся о скалу. Индеец? Или просто естественное движение в ночи?

Тетя Мэджи вернулась к огню. Каллаген проник в темный угол загона и уселся на дышло почтовой кареты. Он медленно отхлебывал кофе, прислушиваясь ко всему, что доносилось из-за той стороны стены. Звуков было немного. Потом он вернулся к огню.

Один за другим люди расходились от костра и ложились спать. Его веки тоже отяжелели, он выбросил осадок из чашки. Мак-Броуди и Ридж все еще оставались сидеть у огня.

— Ты хочешь попытаться продолжить путь? — спросил Ридж. — Давай подождем хотя бы день.

Каллаген взглянул на Мак-Броуди.

— Наше пребывание здесь сильно сократит ваши запасы продовольствия?

— Переживем, Морт. К тому времени должны подоспеть вагоны с провизией, а может, и лейтенант Спраг объявится. Индейцы непредсказуемы — они могут и отказаться от своей затеи в последнюю минуту.

Беккер изъявил желание охранять первым. Сэмпсону, одному из солдат Мак-Броуди, поручили его сменить.

— Разбуди меня, — попросил Каллаген, — на рассвете я сам буду караулить.

Он спал как всегда чутко: часто просыпаясь, прислушиваясь к звукам, потом снова погружался в сон. Он очень долго бродил в местах, где крепкий сон мог означать смерть, поэтому пришлось расстаться с этой привычкой. Интересно, как бы он себя чувствовал, если бы проспал всю ночь напролет, не просыпаясь?

Когда Каллаген заступил в караул, Дэлавер присоединился к нему. Вокруг было тихо, но индеец согласился с ним.

— Они здесь, — сказал он. — Они ждут, когда мы выйдем.

Они вместе стояли в дозоре, пока совсем не рассвело. Каллаген пристально смотрел на холм, поднимающийся за ручьем. С вершины холма индеец мог стрелять прямо по загону. Редут располагался в удачно выбранном месте: тут была вода, но он вовсе не был пригоден для обороны.

Когда солнце взошло, Каллаген почистил винтовку и револьверы, тщательно смазав их. Мелинда подошла к нему и протянула чашку горячего кофе.

— Прошлой ночью все было спокойно, — сказала она. — Дэлавер считает, что они только и ждут, когда мы выйдем отсюда. Сколько они будут ждать? Как ты думаешь?

Он пожал плечами.

— Это никому не известно. Индейцы терпеливы… им приходится близко и бесшумно подбираться к дичи, чтобы ее подстрелить, поэтому они учились терпению веками. С другой стороны, они могут принять решение внезапно уйти отсюда. Я почему-то уверен, если объявится Спраг, они просто исчезнут.

— Морт? — Он поднял на нее глаза. — Морт, ты догадываешься, где находится эта Золотая река? Уайли считает, что он знает.

— Откуда тебе-то это стало известно?

— Это людное место. Я слышала, как Уайли разговаривал со своим другом. Он разговаривал еще и с одним из солдат, с тем, которого зовут Спенсер. Мне кажется, Керт Уайли знал его и прежде.

— Спасибо, — поблагодарил Каллаген, — спасибо, что рассказала все это.

Солнце взошло, становилось жарче. Они по-прежнему не видели индейцев. Когда бак наполнился водой, Ридж и Беккер по очереди обмыли лошадей. К полудню все лошади были чистыми, а фляги наполнены водой. Все свободные канистры и кувшины на редуте также были полны.

Каллаген видел, что Уайли не находил себе места. Немного поспав, Морт поговорил с Мелиндой и тетей Мэджи, перемолвился несколькими словами с Мак-Броуди и Дэлавером. Спенсер, солдат, которого видели разговаривающим с Уайли, был высоким, слегка сутуловатым мужчиной, с узкими подвижными глазами. Он был наблюдателен и осторожен и, казалось, избегал Уайли. Пока Каллаген спал, Мак-Броуди беседовал с тетей Мэджи и Мелиндой в каменной хижине за чашкой кофе.

— Мы не были знакомы, когда он жил на родине, но я знаю немного ирландский народ. Тогда его звали О'Каллаган из Корка… Другие были выходцами из Кантри-Клеа, Майо и Типперери, многие из них были славными людьми. Его семья жила в маленьком, замечательном местечке, недалеко от Липа (он произносил это слово на другой манер — Леп), в деревне, которая называлась Глэндор. Это поистине райский уголок, где прямо из моря выдавалась длинная бухта. В том месте, где в нее попадала вода, бухта напоминала устье реки, а по всему заливу разбросаны островки, они как бы выполняют функцию волнорезов. С противоположной стороны бухта тянется на несколько миль до пологих, покрытых зеленью холмов и представляет собой гавань, о которой можно только мечтать. Многие ирландские ребята уезжали из своей страны за границу либо получать образование, либо воевать в иностранных армиях. Ясное дело, дома им делать нечего: британцы не разрешают им открывать свои школы, человек ничего не может добиться, пока полностью не станет на сторону англичан. Я не хочу называть британцев преступниками за то, что они делали… возможно, на их месте другие поступили бы точно так же. У Морта была хорошая семья, старинного рода. Они старались не попадаться на глаза британцам и жили хорошо; каждого путника, многих ирландских сыновей, вернувшихся с войны, и бардов они сажали за свой стол. Морт вообще вырос на рассказах о войнах…

В те времена британцы не часто навещали западную часть Липа. Среди них даже бытовала пословица: «За Липом — значит, вне закона». В этой пословице был определенный смысл, уж можете мне поверить. В тех местах среди парней встречались довольно решительные ребята: британец мог спокойно ездить по дороге днем, но как только наступала темнота, его череп могли проломить в любую минуту. И будь времена получше, Морт О'Каллаган мог бы стать лордом, уверен… Однако он покинул родную страну и отправился в погоню за птицей удачи, и где-то в пути он потерял «О» от своего имени, став просто Каллагеном.

Вы, вероятно, мне не поверите, мэм, но он очень образованный человек, разбирается в классике, юриспруденции и многом другом. Он приобрел свои знания, посещая школу на открытом воздухе войны, где обучали в темноте ночи и в присутствии часовых; в большинстве случаев занятия проходили без бумаги и ручки — только на слух…

В маленьком загоне было тесно, поэтому под вечер Ридж, Беккер и Спенсер вывели лошадей в ущелье пощипать травы. Пока Спенсер проверял, не появились ли на вершинах индейцы, двое его товарищей держали лошадей на привязи. Дэлавер и Мак-Броуди тоже пошли в разведку.

Через час лошадей возвратили обратно в загон.

— Не думаю, что здесь есть индейцы, — буркнул Уайли. — Мне кажется, мы зря опасаемся их.

— Они здесь, — спокойно, но настойчиво произнес Дэлавер. — Некоторые из них совсем рядом. Думаю, они сейчас даже слышат, о чем мы говорим.

— Чепуха! — деланно рассмеялся Уайли. — Им нет смысла здесь торчать дольше. А мы можем продолжить путь.

Каллаген пропустил мимо ушей советы Уайли, но ему стало любопытно, как далеко Уайли собирается идти. И главное — куда? С кем он должен встретиться, когда доберется до нужного места?..

Он вспомнил о копии карты, которая осталась у него… Ну и что с того? Тем не менее затерянный рудник принадлежит тому, кто его отыскал. Даже малой части золота было бы достаточно, чтобы купить ранчо или поселиться в каком-нибудь городе.

Во всяком случае, стоит попытаться.

Глава 14

Солнце нещадно палило, не ощущалось ни малейшего дуновения ветра. Над головой небо было чистым и голубым, черная цепь гор по-прежнему манила своими неизведанными тайнами.

Они так и не увидели индейцев. Мак-Броуди в нетерпении расхаживал по загону.

— Где твой лейтенант, Каллаген? Где он? Куда могли исчезнуть двенадцать человек?

— В пустыне, — проницательно заметил Уайли. — Да здесь можно потерять и целую армию, не то что отряд.

— Хотел бы я взглянуть вон оттуда, — сказал Мак-Броуди, глядя на гору, что поднималась над ними.

Она была невысока: человек мог бы без труда взобраться на нее за несколько минут, но там даже сейчас могли прятаться индейцы, наблюдая за ними. Если человек решит стрелять с гор, то это будет заметно.

— У тебя есть время, — сказал Каллаген. Ему самому очень хотелось посмотреть с той вершины вниз, однако он не решался, ему не улыбалась мысль подняться на ту гору, где прятались индейцы. — Они когда-нибудь пытались стрелять в вас оттуда?

— Только однажды. Трое наших ребят прицелились в индейца — он был один, а когда он высунулся, снесли ему голову. С тех пор они не пытались стрелять оттуда.

Каллаген достал из блокгауза карту и склонился над нею. Карта была нарисована от руки, но все объекты на ней были размещены как положено. Точками нанесена правительственная дорога, ведущая на восток. Она пересекала долину, проходила через Кедровый каньон и исчезла в Мид-Хиллс. За ними лежал правительственный шурф и Рок-Спрингс. Согласно данным, дальше простиралась долина, усеянная деревьями джошуа, а за ней на скалистой возвышенности находился форт Пиут — или Па-Ют, как его было принято называть в пустыне.

Он мысленно сопоставил копию карты Эллисона и той, что лежала перед ним теперь: изображенное на них явно не совпадало.

Кто бы ни был тот человек, кто делал карту Эллисона, он указал на ней все объекты, видимые с определенного места в восточном направлении; человек этот, видимо, глядел на местность и при этом не имел точного представления, где находится север, восток, юг или запад… или, вероятнее всего, делал это намеренно. Поскольку на карте не был обозначен ни один конкретный объект, можно было предположить, что к карте Эллисона полагались какие-то устные объяснения-дополнения.

Вот там нанесены высокие горы, а также Мид-Хиллс, однако ни Кедровый каньон, ни горы не указаны.

Примерно в десяти милях к юго-востоку была отмечена какая-то одинокая вершина, а дальше на север — горы Кингстон. Пологая гора к югу от правительственного шурфа была тщательно вырисована, а за ней — источник. На карте указан Рок-Спрингс, но в то же время — никаких признаков дороги.

На карте Каллаген не нашел ни единой надписи, и только след ручки натолкнул его на мысль, что когда-то тут были слова, написанные по-испански. Карта Эллисона была старая, очень старая. Но одно было ясно: если что-то по ней должно быть найдено, то это должно находиться где-то за теми горами, что стоят напротив, за горой Тейбл, или далеко на севере от гор Кингстон, а это довольно-таки приличное расстояние.

— Ищешь что-нибудь? — Это был голос Уайли.

Он подошел к нему вплотную, чуть ли не вывернув шею и стараясь понять, что так пристально рассматривает Каллаген.

— Ищу выход, — ответил Каллаген. Он кивнул на восток. — Вон там приличный участок дороги к форту Мохава. Сразу за горой находится длинная полоса открытой местности. Как только лошади отдохнут, мы можем рискнуть пройти там… если только индейцы не поджидают нас в Кедровом каньоне.

Дорога просматривалась не только с редута, но и с любого окрестного места было видно, что по ней редко передвигались из Марл-Спрингс. Путь, по которому они пришли, спрятался за горами, и именно в том направлении они ничего не увидели.

— Думаю, нам следует отправляться сейчас же, — торопил Уайли. — Я собираюсь поговорить с погонщиком. Мы можем проторчать в этой дыре до конца своих дней.

— Можем, — покорно согласился Каллаген. — Но мне кажется, первым делом мы должны дать возможность отдохнуть лошадям.

Где же Спраг? Где? Этот вопрос продолжал неотступно волновать Каллагена.

Предположим, индейцы угнали у них лошадей. Кто из них знал местонахождение ключей так, как знал это он, когда выводил маленький отряд из пустыни? Возможно, у Спрага тоже была карта, но Каллаген достаточно хорошо понимал, что на карту не всегда можно положиться. Может, Спраг сейчас умирает от жажды где-то в пустыне?..

Каллаген свернул свою карту и направился к тому месту, где Мак-Броуди разговаривал с Риджем.

— Я решил найти Спрага, — сказал он, присаживаясь на корточки перед ними. — До меня только сейчас дошло, что у него нет ни одного человека, кто бы знал эту местность.

— Как ты найдешь их среди всего этого? — спросил Ридж, делая неопределенный жест правой рукой.

— Тебе не удастся пройти даже и мили, — отозвался Мак-Броуди. — Даже О'Каллаган не справился бы с такой задачей.

— Подразделение Спрага может навести меня на их следы. Я могу вернуться к тому месту, где я их оставил, и оттуда начну поиски.

Мак-Броуди угрюмо посмотрел на него.

— Мой долг — находиться здесь, и мне это, поверь, нравится. Я не ищу ничего за пределами укрепления.

— Не делайте этого, сержант, — с чувством проговорил Ридж. — У вас мало шансов. Нужно превратиться в привидение, чтобы проскользнуть мимо индейцев и остаться незамеченным.

— Значит, я превращусь в привидение, — пообещал Каллаген.

Он сидел на корточках перед ними, пока они обсуждали все его возможности, но он не придал значения их словам. Он сам знал, на что способен, и помнил о том, что может погибнуть в пустыне от жажды. Он знал также, где находятся водные источники. Он не был героем и не думал о том, что совершает героический поступок: просто лейтенанту Спрагу и его людям нужна помощь. Имея лошадей, они, разумеется, справятся. Как бы там ни было, они могли вычислить путь в Марл или Рок-Спрингс, или даже в Биттер-Спрингс.

Отряд Спрага уже испытывал недостаток в воде тогда, когда Каллаген их оставлял. Если к настоящему моменту они не добрались до водной скважины, то сейчас им придется очень скверно… индейцы будут об этом знать, как они знали о Каллагене и остальных.

— Я отправляюсь сегодня ночью, — сказал он решительно, — но об этом никому ни слова.

Ридж ковырял землю носком сапога.

— Черт возьми, приятель, я бы пошел с тобой, но…

— Ты не солдат. Твоя задача — управлять платформой.

Каллаген поднялся с корточек и побрел к стене. Некоторое время он переступал с места на место, изучая местность за забором. Труднее всего будет вывести отсюда лошадь, потому что ночью индейцы наверняка приблизятся к лагерю.

Он чувствовал в душе постоянную тревогу и знал причину своего волнения: ждал прихода увольнительных документов, если они уже не находятся в лагере Кэйди. Ему так хотелось наконец почувствовать себя свободным, жить собственной жизнью, попробовать свои силы на каком-то ином поприще, нежели армия.

Здесь люди строили свою страну. Хотя одни гнались только за легкой наживой, другие вносили на рассмотрение законы, устанавливали порядок, строили дома и открывали свое дело. Это было захватывающее время, было немного богатых людей; человек имел только то, что ему удавалось добыть своими собственными силами, собственной изобретательностью. Эта способность имела значение. Размышляя над всем этим, Каллаген думал, что даже в Европе происходят перемены. В Англии большинство представителей Палаты лордов еще поколение или два назад были выходцами из простого народа.

Старинные рода, прославившиеся в период правления Вильгельма Завоевателя, либо пришли в упадок, либо исчезли вовсе, а из числа покоренных англосаксонцев многие снова обрели положение и былую значимость. То же самое могло произойти и здесь в пустыне; может, наступит день, когда в руках индейцев окажутся важные государственные посты и они будут управлять делами в стране, которую однажды отдали захватчику.

Подобные мысли не давали покоя Каллагену, рождали в нем неистребимое желание порвать с армией раз и навсегда и заняться тем, чему он не мог теперь еще дать названия, — здесь, в самой пустыне, — чем-то, о чем шептал ему каждый новый порыв ветра, движение каждой песчинки. Казалось, его мысли блуждали далеко за пределами человеческого разума. Сколько путешественников, возможно, и до него останавливались тоже у этого ручья! Даже доисторический человек, который обтачивал камни и использовал ручной топор, видел этот источник; завоеватели, изгнавшие этих людей, тоже побывали здесь. Единственный закон — это перемены, и он хотел быть частью этих перемен.

Вдруг рядом с собой Каллаген заметил Мелинду.

— Морт, о чем ты думаешь?

— Я думал о Спраге и его людях. Должно быть, сейчас они ищут воду или, что тоже возможно, уже умирают от жажды.

— Ты отправляешься за ними?

— Да.

— Но как ты сможешь отыскать их в этом безграничном пространстве? Как, Морт?

— Я должен попробовать. Ведь не прощу себе, если не попытаюсь. Ты остаешься тут, с платформой. Доверься Риджу — он хороший парень. Сержант Мак-Броуди — тоже.

— Мак-Броуди рассказывал о твоей семье, Морт.

— Просто как об ирландце? Я знаю, он не может держать язык за зубами. В моей семье нет ничего исключительного, разве что я О'Каллаган. В Ирландии, по крайней мере, в некоторых местах, эта приставка-титул имеет важное значение, но здесь это означает только то, что я еще один ирландец.

— Похоже, армия наполовину состоит из ирландцев. Не говоря уже о рабочих по укладке железных дорог.

— Да, это так, а завтра эти люди займутся политикой. Ну и пусть занимаются! Это место, где ирландцы могут многого добиться своим языком, ведь они любят громкие слова… особенно если такие слова произносятся на их родном языке.

— Ты можешь стать одним из них.

— Придется. Когда человек собирается взвалить на себя какую-то ответственность, ему следует морально подготовиться к этому, иначе трудно сдержать слово.

Больше она ничего не сказала, а просто стояла рядом с ним в вечерней прохладе, которой веяло от каньонов.

Вдруг Каллаген заметил легкое шевеление между скалами — что-то там произошло, всколыхнулось, и рука Каллагена тотчас потянулась к винтовке. Индеец?, Не похоже, уж очень близко к редуту. Ну, совсем рядом…

— Мак-Броуди! Ридж! — раздался его хриплый шепот, и он махнул рукой. Они быстро пошли на звук с винтовками в руках.

— За стеной кто-то есть, но мне кажется, это один из наших людей. Если он задумал прорваться сюда, индейцы, конечно, попытаются его убить. Нам придется его как-то прикрыть.

— Давай, — согласился Мак-Броуди, повернулся и направился к своим солдатам, обращаясь к ним тоже полушепотом.

Уайли, Беккер и Чемпион, темноволосый приятель Уайли, направились к стене. Каллаген подошел к воротам и слегка приоткрыл их.

В течение нескольких минут все было тихо, а йотом они увидели его.

Он выпрыгнул из-за скал, быстро осмотрелся, а потом с заметным усилием бросился к стене. Стрела воткнулась в землю рядом с ним, другая пролетела мимо. В тот же миг солдаты открыли огонь по скалам, и индейцы прекратили свою атаку.

Мужчина делал над собой заметные усилия, продолжая бежать. Вдруг, когда он был уже почти возле стены, в прозрачном воздухе раздался выстрел. Бегущий человек споткнулся и упал.

Каллаген открыл ответный огонь, выстрелы продолжали разрывать вечерний воздух: несколько винтовок за редутом палили в легкий белый дымок, что поднимался над скалами.

Каллаген выскочил за ворота и бросился к упавшему человеку. Он схватил его за руку и взвалил себе на спину, потом побежал назад и, находясь уже внутри стен редута, услышал, как звякнула по воротам пуля, догонявшая его.

Осторожно опустив раненого на землю, он внимательно присмотрелся к нему и узнал: это был Гаррик, один из бойцов отряда Спрага.

— Ты… мы думали… ты… мертв. — Раненому с трудом давались слова.

— Где Спраг?

— Там. — Он вяло махнул рукой. — Он… он открыл какую-то жилу… Они… Тернер увел лошадей.

— Где он, Гаррик? Где?

— Север… десять… может, двенадцать миль. — Гаррик закрыл глаза, тяжело дыша. Мелинда поднесла к его губам чашку с водой, он сделал глоток, потом подождал, переводя дыхание. — Вершина… самая высокая… посмотри… одинокая вершина… на открытом пространстве… на одной линии с ним… Нет… нет воды!

Каллаген поднялся и отошел немного в сторону. Он знал это место, вряд ли могло быть что-то хуже него. Те десять или двенадцать миль, о которых говорил Гаррик, как раз представляли собой совершенно открытую местность. На всем ее протяжении не встретишь почти никакого укрытия. Это будет рискованный шаг, но он должен попробовать.

Дэлавер присоединился к нему.

— Ты знаешь это место? — спросил он.

— Никогда не бывал там раньше… близко, но слышал…

— Там есть вода… много воды, если они найдут ее. В радиусе четырех миль там по крайней мере четыре ручья.

— И каждый из них охраняется индейцами.

Дэлавер пожал плечами.

— Думаю, что так.

— Водные скважины — как далеко они расположены от одинокой вершины?

Индеец взглянул на него.

— Я иду с тобой.

— Черта с два! Ты нужен здесь. Тем более что у одного человека будет больше шансов добраться туда.

— По открытой местности?.. Ни у кого нет шансов сделать это.

Дэлавер взял в руку тростинку и на песке начертил расположение источников относительно одинокой вершины. Он изобразил нечто вроде изолированной петли.

— Это Дикая Кошка. Ты должен держаться ее. Все иди и иди вверх. Вокруг земля поднимается большим кругом, образуя холм. Вершина находится на одном краю этого подъема, прямо на его восточной стороне. По словам Гаррика, солдаты всего в миле от воды.

— Спасибо. — Каллаген встал и потянулся. — Пойду немного посплю перед отходом. — Он повернулся к Дэлаверу. — Приготовь мою лошадь, хорошо?

Он вошел в хижину, достал одеяло и бросил его в углу.

Мелинда наблюдала за ним.

— Тетя Мэджи, что он делает? Куда…

— Ты знаешь, что он делает. — Тетя взяла кофейник, наполнила чашку и протянула Мелинде. — Он один из тех, которые знают, что делать, и никогда не станут просить другого сделать это за них.

Глава 15

Было темно и тихо, когда Каллаген вышел в ночь. Только что вычищенная винтовка, которую он сжимал в правой руке, еще хранила запах оружейной смазки; в левой он держал чашку с кофе, делая последние глотки бодрящего напитка.

Его лошадь стояла наготове: длинноногий вороной конь, наверное, лучший во всем табуне. За седлом висело свернутое небольшое одеяло, сумка с едой и двумя флягами воды.

На небе было мало звезд. Дул ветер; такие ветры часты в пустыне Мохава, и это хорошо: ветер скроет шум, когда Каллаген будет уже в пути.

Внешние ворота уже почти час стояли открытыми, и двое солдат охраняли их. Ворота держали открытыми для того, чтобы делать как можно меньше движений в момент его отправления.

Дэлавер, как привидение, незаметно оказался рядом.

— Ветер… это поможет, — произнес он и поднял глаза. Между клочками облаков высоко в небе виднелась часть Млечного Пути. — Дорога Вождя, — сказал он, — так его называют крисы.

Подошел Мак-Броуди.

— Скорее всего, ты застанешь их в неважном состоянии. Тебе понадобится больше еды.

— Им придется обойтись водой. Но вы ждите нас: если я найду их, мы вернемся назад. — Каллаген говорил тихо. — Внимательно смотрите за Уайли. Этому человеку нельзя доверять. Он ужасный мошенник, более того, он чертов дурак.

— Я буду делать, как ты говоришь, — ответил Мак-Броуди. — Будь осторожен. Нехорошо, если О'Каллаган умрет в пустыне.

Неожиданно рядом появилась Мелинда. Каллаген отдал ей чашку и нежно коснулся ее руки.

— Будет приятно возвращаться назад, — говорил он, — зная, что здесь ты.

Взяв коня за поводья, он вышел за ворота, резко свернул в сторону и пошел вдоль стены редута, держась к ней как можно ближе, чтобы оставаться в тени. В конце стены он остановился и осторожно осмотрел пространство, которое предстояло пройти.

В его распоряжении оставалось около двух часов до того, как начнет светать, но ему не нравился вид открывшейся перед ним пустыни. Там было светлее, и опытный глаз может его заметить. Он пытался прикинуть, как далеко индеец видит в этом полумраке, и решил, что его самого можно будет заметить на расстоянии тридцати — сорока ярдов.

Земля здесь была устлана гравием, кое-где рос кустарник. Он ступал очень тихо, некрупными шагами, ведя за собой лошадь между зарослями, не размахивая руками, стараясь, чтобы очертания его фигуры как можно меньше напоминали человеческую. Пройдя примерно пятьдесят ярдов, он оглянулся назад. На фоне тени горы редут казался всего лишь черным пятном.

Он сунул ногу в стремя и одним махом оказался в седле, тотчас распластавшись по нему, наклоняясь вперед, чтобы казаться меньше, и потом осторожно повел лошадь вперед.

Он ничего не видел, ничего не слышал вокруг. Продолжая медленно вести коня, он старался держаться на одной линии с одиноко расположенной впереди вершиной.

Земля поднималась понемногу, но равномерно. Раньше он уже пересекал как-то эту территорию, и она пробуждала в нем любопытство, зарождая немало вопросов, на которые его ограниченные познания о земле не могли дать ответа.

Широкий купол, поднимающийся со всех сторон. В радиусе примерно четыре с половиной мили вокруг земля поднималась до высоты двенадцати сотен футов, но наверху не было ни вершины, ни даже какого-то бугра. Огромный купол был плоским, его ровная поверхность только в двух или трех местах нарушалась легким обнажением пород. Но примерно в миле от верха купола стоял зубчатый пик высотой около пятисот футов.

Он держал курс на этот пик. На противоположной стороне, у края массивных гор, был другой пик. Предполагалось, что именно у его основания и находится Спраг со своим отрядом.

Он ехал осторожно вдоль края купола, по-прежнему припав к седлу, чтобы его не было видно. Время от времени он останавливался и слушал, не переставая следить за ушами лошади — они сразу реагировали, если поблизости начиналось какое-то движение.

Его винтовка свисала с седла, револьвер находился в таком месте, чтобы его в любой момент можно было выхватить. Если дойдет дело до боя, он наверняка будет проходить на близкой дистанции. Преодолена миля… теперь другая. Он вел лошадь не спеша, когда вдруг животное по своей собственной воле ускорило шаг. Мгновенно реагируя на любое движение коня, он тотчас понял его страх. Ничего еще не слыша, он знал, что рядом опасность.

Опасность исходила оттуда, из ночной тьмы, и лошадь почувствовала ее. Животное повернуло голову в сторону, и взгляд Каллагена уловил белки его глаз. Что-то приближалось к ним сзади, что-то, что не производит ночью шума.

Ветра не было. Он слышал только движения своей лошади, легкий скрип седла. Вдруг она шарахнулась в сторону, а из-под земли прямо перед ними появилась похожая на призрак фигура. Одновременно сзади раздался какой-то шорох, и Каллаген резко повернулся.

Этот поворот и спас ему жизнь, потому что мимо пролетела дубинка, чуть не проломив череп. В тот же самый момент что-то кинулось на него с другой стороны. Он ударил кого-то дулом револьвера по голове и пришпорил лошадь. Перепуганное животное, не привыкшее к такому обращению, рвануло вперед, и он почувствовал, что вцепившиеся было в него руки отпустили его. Он развернул лошадь, выбирая правильный угол подъема, и въехал на холм.

Теперь его со всех сторон окружали индейцы, должно быть, их было не меньше дюжины. Они бежали к нему, стараясь сомкнуть круг. Он опять резко развернул коня и помчался на одного из них. Индеец попытался отскочить в сторону, но было уже слишком поздно.

Огромное животное неслось прямо на него, индеец упал, а из-под тяжелых копыт раздался душераздирающий крик. В следующее мгновение Каллаген уже мчался прочь.

Он услышал какой-то звук: должно быть, это опять стрела… Каллагену в конце концов все же удалось ускользнуть от индейцев, правда, ему, наверное, просто повезло, в чем на этот раз он был обязан ловкости и сообразительности лошади, которая спасла ему жизнь.

Он ни секунды не верил, что индейцы отстанут. Хороший наездник может долго гнать свою лошадь… Единственное, что нужно, это время, а у индейцев его хватало. На какое-то время он от них оторвался, но не мог бесконечно гнать животное, а они будут приближаться — эти быстрые, заядлые вояки, преследующие его.

На фоне звездного неба смутно вырисовывался пик — цель его путешествия. Он направил коня по широкому кругу вдоль холма, который равномерно поднимался куполом к пику. Он не надеялся вызвать замешательство среди своих преследователей и трезво оценивал их, зная, что они умны, дотошны и безжалостны.

Он перевел лошадь на рысь и так проехал добрых полмили. Затем замедлил движение и повел шагом вверх. Слева от него замаячила неясная тень, справа возникла другая. Он чувствовал, что они пытались заставить его повернуть к ним. Но, если бы он это сделал, его тотчас бы окружили сзади.

Он натянул поводья и остановился, прислушиваясь, потом резко развернул лошадь и под углом снова пустил быстрым шагом вдоль холма. Он постоянно украдкой оглядывался по сторонам. Теперь индейцы знали, куда он направляется, и явно намеревались помешать ему. Его глаза привыкли к темноте, теперь он мог заметить своих преследователей за деревьями джошуа… если те, конечно, выдадут себя каким-то движением.

Он намеренно подпустил одного индейца ближе к себе и развернул коня так, чтобы можно было драться поочередно с обоими.

Индеец находился рядом. Каллаген отвернулся, давая ему возможность обрести уверенность в себе, подсчитывая, сколько шагов ему придется сделать. Когда индеец шагнул в третий раз, Каллаген резко повернулся, вытащил револьвер и выстрелил.

Каллаген точно рассчитал цель — это был горизонтальный выстрел: индеец как раз собирался прыгнуть. Пуля попала ему в грудь, а Каллаген тотчас пришпорил коня и помчался вперед. Этим выстрелом он намеревался не только убить индейца, но и известить Спрага о том, что идет помощь.

Он взобрался на вершину холма; вокруг простиралась открытая территория. Он ехал по неровной почве к вершине, что возвышалась над окружавшей ее местностью. У края скалы он остановился.

Не зная, есть ли поблизости индейцы, он долго прислушивался к тишине. Потом повел лошадь вдоль скал на северо-запад. После того как был пересечен низкий кряж, он снова остановился, глядя на восток, где в небо упиралась цепь гор.

Он решил подождать здесь, его нервы были на пределе. Вероятно, индейцы догадывались, что он ехал к Спрагу и его людям, и они, пройдя мимо этих гор, подадут сигнал тем, кто окружает солдат, возвещая о своем приближении.

Ночь была прохладная. Вот-вот наступит рассвет. Горы были уже почти в двух милях от Каллагена, а местность, что пролегла между ними, представляла собой голую, каменистую почву, кое-где поросшую джошуа. На ней негде было спрятаться.

Солдаты должны были услышать его выстрел, они будут знать, что что-то происходит неподалеку от них в темноте ночи. Он ждал. Седок и лошадь сливались в одно целое на фоне возвышающейся за ними скалы.

Он чувствовал, как постепенно его лошадь успокаивается, как напряжение уходит из ее мышц. Он открыл флягу, набрал в рот воды и прополоскал рот, прежде чем глотнуть.

Он устал. Рубашка под армейским кителем сделалась жесткой от пыли и пота. Как хотелось принять душ, хорошо поесть и поспать сорок восемь часов.

Ему ужасно хотелось спать, но заснуть здесь — значит умереть… Это означает смерть и для тех солдат там, наверху. Он перезарядил револьвер, спустился с седла и для уверенности положил руку на круп лошади.

Он не должен рисковать: погибнуть от рук индейцев или… если они там, наверху, не разберутся, кто поднимается к ним, и начнут палить… Быть убитым ребятами из собственного отряда!.. Это слишком! Он должен доставить им фляги с водой, а потом отвести к ручью. Ручей-то всего в миле от того места, где сейчас отряд, но для пустыни миля — путь длинный, тем более никто не уверен, что там есть родник.

Каллаген в который раз осмотрел скалы. Уже посветлело, но он не увидел ничего и никого.

Сел на плоский камень в нескольких шагах от своей лошади и, прислонившись к скале, пытался обдумать свои дальнейшие действия.

Индейцы знали, что он где-то тут, рядом. Сначала они подумают, что он в скалах неподалеку от солдат, но по действиям самих солдат догадаются, что он остался здесь, на подступах к ним. Очень скоро они обнаружат его местонахождение. Они будут сужать круг, выйдя на охоту за ним и все еще находясь друг от друга на достаточном расстоянии, чтобы он мог встретиться лицом к лицу хотя бы с некоторыми из них. Намерения индейцев для него более чем ясны: они собрались убить его.

Будет нелегко прорваться через них, и теперь он догадывался, что первое, что они сделают, это попытаются убить его лошадь. Они хотят, чтобы он шел своими ногами, а лошадь им нужна ради мяса. Ну что ж, пора начинать.

Он налил в шляпу две чашки воды и дал напиться вороному, чтобы тот почувствовал себя бодрее при последнем броске. Он ласкал его, разговаривал с ним:

— Нам с тобой, парень, придется прорываться через них, и я надеюсь на тебя.

Вороной ткнул его носом, Каллаген ухватился за уздечку и вскочил в седло.

Он взглянул на черные, похожие на гигантские зубы горы, что стояли напротив, и начал спуск со скал. Он еще на минуту задержался, окидывая взглядом лежащее перед ним пространство, обманчиво казавшееся пустым.

В небе еще висели последние звезды. Слегка подул ветерок, нежно касаясь легкой прохладой его щеки. Раскачивающиеся на ветру джошуа протягивали к нему свои костлявые ветки-руки. Он еще раз мягко похлопал коня по шее.

— Ладно, парень, поехали!

И пустил его легким галопом. Сидя в седле, с револьвером в правой руке, он выехал в последние сумерки перед рассветом. Во рту пересохло, сердце отчаянно стучало. Он провел языком по губам, бросая быстрые взгляды налево и направо.

Они жаждали его гибели, он это знал. Они хотели, чтобы он уже был мертв; они желали получить его лошадь, чтобы потом съесть; они сделают все, чтобы он не добрался до осажденных солдат.

Каллаген въехал прямо в утро, с оружием наготове, — со смертью наперегонки.

Глава 16

Предстояло пройти мили две, чтобы отыскать то место, где прятался от индейцев отряд Спрага. Каллаген надеялся, что они могут ему чем-то помочь. Если на него нападут раньше того, как он доберется до них, начнется стрельба, и они в случае чего прикроют его огнем. Он располагал только сведениями Гаррика о том, что они находятся где-то у основания пика, который маячил впереди. Только бы они не ушли раньше времени!

Теперь он видел далеко. Небо стало серым, последняя звезда, похожая на далекий, слабый луч прожектора, погасла.

Ни единого звука, только топот копыт… Он преодолевал расстояние, легко держась в седле и помогая лошади скакать галопом. В левой руке он держал поводья, в правой — револьвер.

Он проехал с полмили, но по-прежнему ничего и никого. Пик все так же высоко поднимался над окружавшей местностью, круто спускаясь у основания.

Он продолжал ехать; вот уже позади осталась миля. У него пересохло во рту, а сердце продолжало отчаянно биться. Он пустил коня шагом, направляя его без лишних движений, стараясь огибать впадины и ямы, где могли залечь индейцы. Нужно преодолеть еще милю. Должно быть, теперь уже скоро.

Местность все так же хорошо просматривалась со всех сторон. Он взглянул на подножие горы, на скалы внизу. Сколько времени понадобится, чтобы покрыть это расстояние, если ему придется спасаться бегством? Три минуты? Четыре?

Поверхность впереди выглядела почти ровной, только где-то на последней четверти мили пути виднелся какой-то пологий склон.

Казалось, что лошадь, как и он, слегка напряглась, глядя вперед, — поднимала уши и раздувала ноздри.

— Все в порядке, парень, — тихо успокаивал Каллаген. — Мы оба знаем это. Когда я попрошу тебя лететь стрелой… будь готов.

Снова, как и минувшей ночью, они поднимались из пустыни. Только что она была безмолвна, но в следующий миг ожила. И причиной тому были лошадь и… всадники. Ранние солнечные лучи заиграли на стволе винтовки…

Он огляделся вокруг. Один, два… четыре — он увидел их: десять индейцев бежали в его сторону.

Только у двоих были винтовки, у нескольких — стрелы, а остальные, должно быть, были вооружены только дубинками. Четверо подкрадывались к нему слева, двое — справа, трое спереди, и один все еще пребывал на некотором расстоянии, тоже справа. Это было откровенным заманиванием его в ловушку.

— Угу, — произнес Каллаген, — я не клюну на эту удочку.

И он развернул лошадь прямо к этой ловушке, проехал шагом около двадцати ярдов, а потом резко повернул влево и пришпорил коня. Лошадь в прыжке оторвалась от земли и бросилась вперед. В тот самый миг Каллаген выстрелил в индейца, находившегося ближе всех. Тот споткнулся и упал на колени. Слева прогремел ружейный выстрел, стрела ударилась о седло, и в ту же минуту индейцы окружили его. Один бросил в Каллагена дубинку, но она просвистела мимо в нескольких дюймах; другой вцепился в ногу и попытался проткнуть ее ножом, но не рассчитал удар и уткнулся в песок. Еще один подкрался к лошади сзади и набросился на него. Каллаген ударил того локтем в бедро, но сильные руки обхватили его за плечи, легли на горло.

Испуганная лошадь вышла из-под контроля и, неуправляемая, помчалась вперед что было сил. Каллаген, как-то исхитрившись, вытащил револьвер и спустил курок.

Последовал тяжелый толчок, и он почувствовал, что рука, сдавившая его горло, слабеет. Каллаген слегка повернул револьвер и снова нажал на спуск. Он услышал тяжелый хрип, рука вокруг шеи разжалась, и индеец упал.

Откуда ни возьмись появились еще двое. Каллаген увернулся от них и помчался к скалам. За спиной он слышал выстрелы, а потом из-за скал вышли еще два индейца, как раз в том месте, где по его предположениям должен был находиться отряд Спрага. Неожиданно за скалами прогремел оружейный выстрел, и один из вышедших упал. Другой попятился назад, а потом набросился на Каллагена. Вместо того чтобы попытаться объехать их, Каллаген направил лошадь прямо на оставшегося индейца: из-под копыт раздался пронзительный крик.

В следующий момент он взлетел наверх и очутился среди скал, увидев впереди какое-то голубое пятно. Лошадь преодолела последний круг и остановилась в тупике, где и в самом деле скрывались солдаты Спрага.

Каллаген соскочил с седла. Одного мимолетного взгляда было достаточно, чтобы понять, что он подоспел вовремя.

Спраг полусидел, опершись о камень, его лицо посерело от боли и истощения. Трое других были ранены. Наспех сделанная окровавленная повязка стягивала голову одного из них, у другого на ноге были наложены самодельные шины. Всех солдат он нашел в отчаянном состоянии.

Каллаген оглянулся назад, на пустыню.

Преследователи ушли. Только на песке распласталось тело одного из них. Другие исчезли, как будто их вообще здесь никогда не было.

Каллаген отцепил от седла флягу с водой.

— Я подумал, что твои ребята захотят пить, — в волнении сказал он.

Первому он протянул флягу Спрагу. Тот взял ее дрожащими руками и сделал всего один глоток.

— Остальное отдай им, — прохрипел Спраг.

Фляга медленно переходила из рук в руки.

— Пейте понемногу, — предупредил Каллаген. — Сейчас для вас слишком много воды так же плохо, может, даже хуже, чем без нее.

После того как все утолили жажду, Каллаген, присев, спросил:

— Сколько времени прошло, как вы тут?

— Мы были без воды два дня и две ночи, — отозвался один из отряда. — Они увели наших лошадей и окружили нас. Ты появился как раз вовремя.

— Нам придется без промедления трогаться в путь. Скоро их будет здесь еще больше.

— Мы не в форме, — ответил Спраг.

— Примерно в миле отсюда, к югу, есть родник. Там мы сможем еще попить, немного переждать и снова попить. Потом, если с вами все будет в порядке, мы двинемся дальше, сэр.

— Есть какие-нибудь новости от майора Сайкса? — спросил Спраг.

— Нет, сэр. Вряд ли ему известно о том, что здесь происходит, поскольку некому было сообщить. — Каллаген рассказал о платформе и о том, что с ними со всеми случилось за это время. — Дэлавер находится сейчас в Марл-Спрингс, — добавил он, — а также еще один ваш человек по имени Гаррик.

Он снова пустил по кругу свою флягу с водой, и каждый сделал по одному осторожному глотку. Солдаты немного взбодрились и начали пристегивать ремни, натягивая сапоги, собираясь в путь. Никто не горел особым желанием идти, еще не придя в себя, но никто не хотел и оставаться здесь.

Каллаген присел и изобразил на песке предстоящий им путь.

— Вот здесь мы находимся, — объяснил он. — А вот где-то здесь родник, примерно в миле отсюда. Мы должны попасть туда и наполнить фляги. На юго-запад от водного источника — Кат-Спрингс, до которого еще две мили. Мне кажется, мы со всем успешно справимся. Но нам придется, может быть, вступить в бой.

— Есть еще одна сложность, сержант, — начал Спраг. — У нас кончаются патроны.

— Я везу с собой сотню, — ответил Каллаген. — Мои не подходят к вашим винтовкам. Поэтому я захватил с собой патроны для вашего оружия, но, боюсь, их придется не больше чем по пяти на каждого.

— Это все же больше, чем у нас осталось, — ответил Спраг. — У двоих вообще уже ничего нет. Сомневаюсь, что у нас на всех больше тридцати патронов… я имею в виду, для винтовок.

Он с трудом приподнялся.

— Бьюмис, ты, Каллаген, Уилмот и Айсбэл — лучшие мои стрелки. Я хочу, чтобы у каждого из вас было по десять патронов.

— Мерсер стреляет так же хорошо, как и я, может, еще лучше, — сказал Бьюмис. — Он уже участвовал в сражении на пути в Миннесоту.

— Ладно, Мерсер тоже. Другие разделят весь багаж между собой и понесут его, а вы освобождаетесь от всего, чтобы стрелять. — Спраг обвел всех взглядом и остановился на Каллагене. — Сержант, нам понадобится ваша лошадь. Она сможет везти двоих?

— Да, сэр.

— Двое солдат не могут идти, поэтому они должны поехать верхом. Как скоро мы выходим, сержант?

— Прямо сейчас, сэр. Еще прохладно. Мне кажется, мы сможем добраться до первого родника, прежде чем наступит жара, а если повезет, то и до второго. Нам лучше переждать жару там — мы сможем соорудить навес, используя наше обмундирование, сэр. -

Каллаген шел впереди с винтовкой в руке, а Бьюмис и Мерсер следовали за ним. Затем двигались раненые на вороном, следующими были те, кто нес багаж, а Уилмот и Айсбэл прикрывали колонну сзади. Спраг шел рядом с Каллагеном, прихрамывая на раненую ногу. В пути они не встретили ни одного индейца.

У родника они также никого не обнаружили, хотя и заметили свежие следы от мокасин. Они наполнили фляги и спустя час снова отправились в путь, медленно продвигаясь в Кат-Спрингс и не встретив ни одного индейца. К тому времени как они добрались туда, индейцы словно испарились. Это была приятная новость.

Оглядываясь по сторонам, Каллаген думал о том, что никогда еще не видел солдат такими грязными и усталыми.

— Мы будем держать лошадь поближе к себе, — предложил он Спрагу. — Если индейцы попытаются до нее добраться, то только тогда раскроем свои карты.

На смену знойному дню спустилась звездная ночь. В небе ярко светили звезды, в пустыне было тихо. После того как были сварены суп и кофе, они затушили костер и прилегли отдохнуть.

Родник прокладывал себе дорогу между гранитными камнями, которые могли в случае необходимости послужить укрытием. Впереди за низким холмом протекал еще один источник.

Каллаген немного вздремнул на привале, а когда встал, тотчас проверил двух часовых и разрешил одному из них отдохнуть. Он потрогал кофейник, находящийся рядом с углями: тот еще был горячим.

Каллаген налил кофе, отошел от костра и сел, прислонившись спиной к камню.

— Ты что-нибудь слышал? — задал он вопрос Мерсеру, который сидел рядом.

— Нет… я ничего подозрительного не слышал, но у меня такое чувство, что они где-то здесь, рядом.

— Да, и я так думаю, — согласился Каллаген, прихлебывая кофе. — Чем ты занимался в Миннесоте, Мерсер?

— Работал на мельнице разнорабочим. Потом держал лавку и неплохо зарабатывал на муке второго сорта до тех пор, пока не началась эта резня. Малыш Кроу отправился утром в церковь, напялив на себя плохую одежонку белого человека, а потом вернулся домой и раскрасил себя красками, как это делали индейцы племени сиу… Они вернулись и перебили почти всех в округе… Они, считайте, уничтожили и меня, сержант, сгребли все, что у меня было, и сожгли. К счастью, мы с женой после церкви задержались у Ларсонсов, а то бы и нам досталось.

— Твоя жена сейчас в Миннесоте?

— Нет. Индейцы напугали ее до смерти. Она вернулась на Восток, откуда приехала, а я записался в армию. Это случилось несколько лет назад. С тех пор я не видел ее и не получил от нее никакой весточки.

— Да, трудно тебе пришлось.

— Я бы сказал не так, сержант. Женщине следует находиться рядом с мужчиной, и так поступают многие. Проблема состоит в том, что я женился на девушке, которая никогда не уезжала далеко от своей матери, и жизнь в пограничной зоне не для нее. Я не осуждаю ее, вовсе нет. Я привез ее в непривычный для нее мир. А меня всегда привлекала жизнь на границе Иллинойса и Миссури, я не знал ничего другого.

Помолчав, он продолжил:

— Мне бы хотелось вернуться. Хотелось бы порвать с армией и отыскать золото, о котором ходит так много слухов. Я бы хотел вернуться назад и показать своей жене, на что я способен. Она всегда ставила мне в пример своих богатых и знатных друзей. У меня же никогда не было много денег, но думаю, ради них могу пуститься во все тяжкие, как любой другой нормальный человек. Интересно, как некоторые, выросшие на беконе и фасоли, смогли бы жить, как я. У меня был отличный маленький магазинчик, когда ворвались эти проклятые индейцы. Мы вроде всегда с ними ладили, и я мог бы поклясться, что они старались добиться моего расположения. Я бы мог даже поспорить, что они никогда не поднимут руку на меня.

— Когда южноамериканские индейцы встают на тропу войны, для них все враги равны и они ни для кого не делают исключения, — заметил Каллаген.

Он пересел в тень и задумался. Мерсер хороший человек и солдат, но он такой же, как и все, включая его самого: он тоже думал о золоте.

В тот самый момент в его голове будто что-то щелкнуло, и он ясно увидел перед собой ту карту. Видел крестик, который мог обозначать пик, а цепочкой, вероятно, был нанесен на карту кряж. Он поспешно сделал глоток кофе.

Теперь Каллаген был почти уверен, что находится в одном из мест, отмеченных на карте. Это место располагалось где-то поблизости от реки Золотых Песков.

Не многое было нанесено на карту, но утром… да, утром, когда оно наступит, он попристальнее осмотрится вокруг.

Он не мог объяснить, почему в него вселилась такая уверенность, но вдруг он сделал неожиданное открытие: он находится как раз на том месте, с которого рисовали ту загадочную карту.

Река должна находиться где-то поблизости. Вероятно, к северу отсюда.

Он допил кофе и выбросил осадок в угли.

Глава 17

Мелинда проснулась оттого, что внезапно услышала выстрел. И почему-то сразу подумала о Морте.

Она мигом вскочила с кровати и начала одеваться. Комната была разделена пополам занавеской: в одной половине разместились Мелинда и тетя Мэдж, а в другой хранились продукты и боеприпасы. Сержант Мак-Броуди, проявляя заботу, выставил охрану у входной двери.

Тетя Мэдж тоже проснулась.

— Думаешь, это возвращается Каллаген? Слишком рано, дорогая. Ему потребуется несколько дней, чтобы отыскать отряд, и хотя бы день для того, чтобы вернуться. Это не может быть он.

— Думаю, что так.

Тетя переубедила Мелинду, но в ней все-таки теплилась надежда на то, что это возвратился Морт. Индейцы, конечно, попытаются помешать, поэтому стрельба неизбежна.

Через минуту послышался второй выстрел, а за ним последовал и третий. Выстрелы звучали ближе… вернее, теперь уже рядом.

Тетя Мэдж одевалась.

— Я приготовлю парням кофе, — спокойно сказала она. — Он им сейчас просто необходим.

Мелинда открыла дверь и вышла на улицу. На земле неуклюже растянулся солдат, над ним склонился Ридж. Он поднял на нее глаза.

— Это Сэмпсон, мэм. Он шел по двору, а какой-то меткий индеец попал в него.

— Он убил его?

— Да, мэм, но это еще не все. Спенсер ночью дезертировал в пустыню, а вместе с ним, прихватив с собой четырех лошадей, Уайли и Чемпион.

— Вы имеете в виду, что они все сбежали?

Мак-Броуди, который только что подошел к ним, ответил на ее вопрос:

— Мы не слышали никакой стрельбы. Должно быть, дезертиры нашли какое-то место, откуда индейцы не могли следить за ними, или им просто повезло. В любом случае они исчезли, Сэмпсон мертв, и наши силы сократились наполовину. Гаррик еще очень слаб и не может даже стоять в карауле, а Саттона свалила с ног лихорадка. Только я и Дэлавер… все, кто остался у нас.

Ридж взглянул на него.

— А я? А Беккер?

— Вы штатские, а мы здесь, чтобы вас защищать.

— И при этом штатские лишили вас супа, — заметил Ридж. — Когда начнется стрельба, посмотрите, на что способны штатские… прошу прощения, мэм, — закончил Ридж, глядя на Мелинду.

— Я умею стрелять, — тихо сказала она, — хотя я и гражданское лицо, я — дитя армии, поэтому буду целиком в вашем распоряжении. И тетя Мэдж тоже.

Женщины возились у костра, остальные держались у стены редута, стараясь подальше уйти от центра лагеря, самого опасного в случае обстрела места. Беккер с винтовкой в правой руке неотрывно наблюдал за вершиной.

— Сержант, — неожиданно обратилась Мелинда к Мак-Броуди, — вы были знакомы с Морти Каллагеном еще в Ирландии?

— Нет, мэм, я только слышал о нем. Тогда его звали О'Каллаган. А я заметил, что он теперь в своем имени вместо «а» пишет «е». Такое случается только тогда, когда какой-нибудь служащий неправильно напишет имя человека.

Во все времена имена менялись. Многие Саттоны или Честеры поначалу были ирландцами, как и Пэдди, что стало теперь именем нарицательным. С тех пор как человек получил фамилию, вряд ли найдется хоть один, у кого она на протяжении всей его жизни не претерпела бы изменений.

«Мак» в моей фамилии обозначает мою принадлежность к роду отца, равно как «Фитц», только «Фитц» не ирландского происхождения, а нормандского. Если человек не является выходцем из старого рода, он принимает фамилию клана.

Когда Мак-Броуди садился на любимого конька, то мог говорить до бесконечности.

— А теперь о Морте. Его настоящая фамилия — О'Каллаган, его отец был предводителем клана, уходящего корнями в историю, насчитывающую несколько сотен лет. Ирландцы были воинственным народом и могли победить британцев уже сто раз, если бы прекратили воевать между собой, но они не в состоянии были забыть древнюю вражду, обращались за помощью даже к датчанам; и это были тяжелые для них дни.

— Вы знаете многие факты своей истории, сержант, — сказала Мелинда.

— Не больше, чем любой другой ирландец, но не так много, как знает Морт. Как и многие другие науки, история любого народа познавалась тайно в темноте у изгороди или у старых каменных стен. Это была наша единственная школа, да и та запрещалась, если о ней становилось известно защитникам порядка, сильным мира сего.

Члены семьи О'Каллаганов теперь стали «гадкими утятами», вылетевшими из родного гнезда на войну во Франции, Австрии или Испании, и таких семей по всей Ирландии было много. Иногда сыновья возвращались, зачастую умирали на чужбине, иногда женились и оставались за границей; вероятно, Морт тоже поступит так.

— Почему вы так думаете?

Мак-Броуди лукаво подмигнул Мелинде.

— О мэм, вы не обманете меня! Я видел выражение ваших глаз, когда вы провожали его! Будьте уверены, если он вернется на родину, то ни с кем другим, только с вами.

День тянулся медленно. Солнце палило. Ни ветерка. Лошади беспокоились, стремясь вырваться из загона и пощипать траву, но, как и люди, не осмеливались рисковать. Дважды пули залетали на территорию лагеря, а один раз стрела порвала рукав Риджа, когда тот направился к домику.

— Меня беспокоит Мак-Дональд, — сказала тетя Мэдж, — похоже, он станет меня разыскивать.

— Нет, — ответила Мелинда. — Думаю, он достаточно умен, чтобы оставаться дома и ждать.

Беккер помыл лошадей, ожидая, пока резервуар наполнится водой. Ему пришлось ждать долго, поскольку вода капала медленно. В лагере оставалось все меньше продуктов. Уайли и Чемпион умудрились унести с собой недельный запас.

— Если бы мне удалось подстрелить хотя бы одного из них! — в сердцах сетовал Ридж.

— Они не дураки, — сдержанно ответил Беккер. — И явились сюда вовсе не для того, чтобы стать мишенью для пуль.

Вокруг все словно вымерло, лишь струились в воздухе поднимающиеся от песка тепловые волны да жужжали одинокие пчелы, усиливающие ощущение гнетущей жары.

В каменной хижине было прохладней. Гаррик открыл глаза, когда Мелинда подошла к его ложу.

— Есть новости о лейтенанте Спраге и остальных?

— Нет.

Он на мгновение прикрыл глаза. Гаррик был очень молод, лицо его осунулось от боли и страдания.

— Им было тяжело… очень тяжело.

— Каллаген пошел к ним на выручку. Он взял с собой воду.

Ридж принес раненому чашку бульона.

— Хотите покормить его, мисс? Ему нужно восстановить силы.

— Конечно.

Ридж стоял в тени прямо за дверью и смотрел на северо-восток.

— Как тихо! — сказал он. — В любом случае они будут возвращаться ночью.

— У них получится, Джонни, как ты думаешь?

Он пожал плечами.

— Вы говорили, что знаете армейскую жизнь, значит, вы должны понимать, что всякое может случиться. Одни возвращаются, другие — никогда. — Он помолчал. — Похоже, скоро мы получим известие из лагеря Кэйди. Лейтенант Спраг должен вернуться сюда, а Сайкс не такой человек, чтобы смириться с этим. До меня дошли слухи, что майор лезет в драку.

В десяти милях на восток у Мексиканского ручья расположились весьма довольные проведенной операцией Керт Уайли, Чемпион и Спенсер.

— Ты был прав, Чемп, — сказал Уайли. — Тем индейцам форт нужен гораздо больше, чем мы сами. Главное, теперь мы свободны.

— Похоже, что так.

Чемпион казался более знающим человеком и менее оптимистично настроенным. Индейцы хотели, чтобы как можно меньше людей оставалось в лагере, и Чемпион был уверен, что это была одна из причин, почему они позволили им уйти оттуда. Он не сомневался и в другом: если они решат вернуться назад в лагерь Кэйди или пойти навстречу Спрагу, их тут же атакуют. Поэтому выбора не было: их путь лежал на восток, через долину, а эта дорога не представляла никакой опасности.

— Поживем, увидим, — добавил он.

Спенсер покончил со службой в армии, именно этого ему и хотелось. У него был интеллект ниже среднего, поэтому он так охотно слушал бойкие, развязные речи Уайли.

Возможность найти золото была привлекательна, и перед ней он не в силах был устоять. Ему не нравилась жесткая дисциплина в Марл-Спрингс, как не нравился и сам сержант Мак-Броуди — ворчливый, не лишенный здравого смысла человек. Спенсер был доволен, что они сбежали и от него.

— Если удастся, надо разыскать Каллагена, — сказал Уайли. — Могу спорить на последний доллар, что у него есть копия той карты. Так думал Крокер, а у него были причины думать так.

— Ты должен был получить копию от Эллисона.

— Это оказалось не так-то просто. — Уайли не стал дальше развивать эту тему, а Чемпион не настаивал.

Чемпион огляделся вокруг. На восток тянулся пологий склон Колумбийской горы, местами покрытый кедровником и редкими соснами. Он сужался к северу, образуя седловину, откуда можно было попасть в Золотую долину. Отпив немного воды из ручья, Чемпион поднялся, вытирая рот.

— Какой толк торчать здесь, — недовольно сказал он. — Индейцы могут и передумать.

Все трое сели верхом на лошадей. Чемпион прокладывал путь через седловину к бассейну реки, который находился по ту сторону гор. В нескольких милях от них на фоне неба четко вырисовывались гора Тейбл и Твин-Батс. Чемпион недоверчиво смотрел на плоские вершины гор. Сами горы поднимались вверх больше чем на тысячу футов, являясь самой высокой точкой здесь в радиусе нескольких миль. Индейцы, очевидно, вели наблюдение именно оттуда.

Чемпион слонялся без работы, когда встретился с Уайли. До этого он некоторое время работал с пиутами, угоняя лошадей с ранчо и переправляя их в Неваду для продажи. Наворовав лошадей в Неваде, продавал их в Калифорнии. Тот факт, что ему были известны места незаконных сборищ, и привел к нему Уайли.

Уайли был наслышан о Хостиф-Спрингс, но ему хотелось узнать как можно больше о местечке, где процветало конокрадство. В свою очередь, Чемпион, едва только спустил последние деньги, вырученные от продажи ворованных лошадей, проведал, что информацию, которой он обладал, хочет заполучить какой-то человек. Он назначил свою сумму, а когда пронюхал, в чем состояла суть дела, вступил в сделку.

Ему не нравился Уайли. Он мог не обращать внимание на тупоголового верзилу Спенсера, но Уайли он должен был остерегаться, как гремучей змеи. Но где-нибудь в пути — он подкараулит момент — все, чем они будут располагать, перейдет к Чемпиону. Каким образом, он пока и сам не знал, пусть это ему подскажет Господь Бог.

Чемпион прикидывал свои возможности, и кое-что уже теперь говорило в его пользу. Он лучше обращался с винтовкой, чем думал Уайли; он мог так же метко бросать нож, как и стрелять. Более того, прекрасно понимая, что ищет Уайли, он, вполне вероятно, больше знал об этом, чем сам Уайли. Уайли был уклончив в ответах и ничего определенного ему не рассказывал, только ссужал Чемпиона деньгами и кормил обещаниями. Но Эллисон любил поговорить, когда представлялся случай, а Чемпион оказался внимательным слушателем.

Чемпион узнал за свою жизнь немало историй — все их знали. Ему и раньше доводилось слышать таинственный рассказ о Золотой реке, но этот случай был совсем особенный. Однажды ночью после очередного грабительского набега на ранчо, притворившись, что спит, он подслушал разговор индейцев.

Они говорили о том, как когда-то давно их праотцами были убиты какие-то белые люди. Среди их вещей нашли золото. Индейцы считали, что это золото взято из пещеры, где протекала река. Если им верить, то убитые были не испанцами, а французами, и двое из них исчезли. Эту историю тогда вспомнили потому, что один индеец сказал, будто они находятся рядом с этим местом.

С тех пор десятки фальшивых карт продавались наивным покупателям. Но одно слово Эллисона послужило Чемпиону намеком; это слово не имело бы никакого значения, если не знать место расположения пещеры. С того самого момента у Чемпиона пропали все сомнения.

Существовала карта Эллисона, и, скорее всего, она осталась у Каллагена — либо она сама, либо ее копия. Похоже, Уайли тоже запомнил это.

Бассейн, куда они въехали, ничем не привлекал. Застывшие стены гор, редкие деревья джошуа, а на востоке два торца, словно часовые, стояли перед входом в глубокое ущелье, что открывалось в широкую долину.

Чемпион не видел следов, но это место вселяло тревогу. Казалось, гора Тейбл стремилась преградить путь с одной стороны. На юге тянулось высокое плато горы Провидения, каньон Дикая Лошадь, неровная местность с глубоким ущельем… Он никогда не ездил тут прежде верхом.

Перед ними предстал ручей. Чемпион осмотрел местность, окинув взглядом окружившие их горы. Ему было явно не по себе.

— Не нравится мне все это, — сказал он Уайли. — Что-то здесь не так.

— Ты что-то заприметил? — подозрительно спросил Уайли. — Я в жизни не видел более пустынного места. Но это вовсе не приблизило нас ни к Каллагену, ни к его карте!

— Это большая пещера, — как бы между прочим заметил Чемпион. — И все золото не обязательно должно находиться только в одной ее части.

Керт Уайли напряженно повернул к нему голову и застыл в ожидании.

— О какой пещере ты говоришь?

Чемпион извлек из кармана прессованный табак и с серьезным видом начал его рассматривать. Потом откусил немного и некоторое время молча жевал.

— Пещера Золотой реки. Ты ведь за ней охотишься?

— Кто тебе это сказал?

— Человек в состоянии иногда сам делать выводы, — ответил Чемпион. — Здесь повсюду много золота, и недалеко отсюда тоже оно имеется. Я слышал, — добавил он, — индейцы так говорят, что существует много подступов к этому золоту, некоторые же считают, что в этой части пустыни пещера под землей тянется на несколько миль.

Уайли остался недоволен разговором с Чемпионом.

Глава 18

Небо было хмурым, когда Каллаген с товарищами отправлялся в обратный путь в Марл-Спрингс через длинный куполообразный холм. Каллаген выбрал правильное направление и повел отряд к петле Дикой Кошки.

Индейцы не показывались, а солдаты не слышали выстрелов. Каллаген шел размеренным шагом. На холме не оказалось места, где можно было остановиться или спрятаться. Редко разбросанная растительность не могла никого укрыть, и, кроме открытой равнины под обширным небом, они ничего больше не обнаружили.

Каллаген продолжал идти. Люди, следовавшие за ним, были не в состоянии двигаться быстрее, но чувствовали, что в любое время на них могут напасть индейцы.

Десять или одиннадцать миль… Если им повезет, они преодолеют их за четыре или пять часов. Шестеро солдат вели себя превосходно в таких условиях, принимая во внимание их состояние,

Каллаген был грязный и небритый. Ему отчаянно хотелось принять душ и побриться. А еще больше хотелось пить и спать. После часа ходьбы он остановил отряд на десять минут, и каждый выпил немного воды.

— Никогда бы не подумал, что мне может понравиться это место, — сказал вдруг Мерсер. — Но сейчас я отдал бы пять лет жизни, чтобы увидеть его перед собой.

Каллаген осмотрелся, внимательно изучая каждую деталь. Чтобы атаковать, враг должен приблизиться к ним и находиться на расстоянии не более чем в полмили — тогда его можно заметить с любой точки.

В то утро он сам нес свои вещи. Гора, похожая на огромный купол или ступу, засела в его мозгах. Такое сравнение не вызвало бы удивления ни у кого в Индии, поскольку по форме они были абсолютно одинаковы. Окружавшие ее скалы представляли собой естественную крепость с прекрасными позициями, откуда можно было вести огонь.

Эта ступообразная формация навела Каллагена на мысль о том, что карта составлена абсолютно беспорядочно и неправильно. Гора была нанесена на карту незаметно, но если человек видел ее воочию хоть раз, он узнает ее непременно и будет помнить, если, конечно, обладает таким же цепким умом, как Каллаген.

Реальную угрозу представляли индейцы. Как человеку справиться с ними? Кажется, они всегда рядом, всегда наготове, но никогда не желают начинать бой первыми, если не уверены, что одержат победу: они просто появляются и исчезают, как тени, тем самым держа людей в постоянном напряжении.

Он не питал к ним враждебных чувств. Они, как и он сам, были воинами; отвоевывали то, что хотели получить; впрочем, он тоже так поступал и за это их уважал. Было бы плохо попасть в руки индейцев, но он испытал плен в других местах, что было ничуть не лучше индейского.

Кто бы ни был тот человек, рисовавший карту, он сделал это так осторожно, что, попади она не в те руки, от нее было бы мало проку.

Теперь индейцы его знали. Он убил несколько их воинов, и они хотят видеть его мертвым, чтобы он не смог убивать и дальше. В то же время они были предельно осторожны и не заходили слишком близко.

На подходе к Марл-Спрингс перед ними предстала знакомая картина: частокол, каменные хижины, низкие горы, выступающие за укреплением с поляной, где они пасли лошадей. Над частоколом поднимался дым, но вблизи никого не было видно

Спраг смотрел мимо Каллагена.

— Вы думаете, здесь все в порядке, сержант?

— Никогда не пытаюсь предугадать действия индейцев, сэр. У них собственный способ мышления. Мы проделали длинный путь, поэтому давайте зайдем туда.

Ворота открылись. Их встретил Ридж с винтовкой в руках. Он выглядел осунувшимся и исхудавшим.

— Беккер мертв, — известил он. — Они попали в него вчера вечером. А он был таким хорошим человеком…

— Напиши это на его могиле, — посоветовал Каллаген. — Эта эпитафия годится для любого умершего.

Мелинда выглянула из-за двери, уставившись на него широко открытыми глазами. Каллаген подошел к ней.

— Я вернулся, — не найдя более подходящих слов, коротко сообщил он.

— Входи. Есть кофе. — Она посмотрела ему в лицо. — Морт, ты вернулся, а нас здесь очень мало.

Тетя Мэдж лежала. Это поразило Каллагена, потому что он никогда раньше не видел ее лежащей. Когда он вошел в дом, она села на постели.

— Извини, Каллаген, — виновато сказала она, — я просто выбилась из сил.

Он вышел, и она слышала, как Ридж начал ему рассказывать:

— Беккер увидел оленя. Нам нужно было что-то есть, поэтому он взял винтовку и вышел. Долгое время мы не видели индейцев, но нам следовало догадаться о них, учитывая появление оленя. Он забрел на поляну, где паслись наши лошади. Поначалу выглядел встревоженным, потом успокоился и начал щипать траву.

Мне показалось, что индейцы видели оленя и намеренно гнали его к нам — так, чтобы кто-нибудь из наших людей вышел за ним и попался в ловушку.

Беккер не удержался. Ему пришлось выстрелить. Он находился в двухстах метрах от оленя и только поднял винтовку, как три стрелы вонзились ему в спину.

— Как вы забрали его тело?

— Ох, Беккер всегда был крепким малым. Он еще выстрелил пару раз в индейцев, а потом повернул назад и почти дошел; женщины и Мак-Броуди прикрывали меня, когда я пошел за ним…

Каллаген устал, ему хотелось побриться. Он слишком долго был офицером, а каждый офицер в любое время должен выглядеть чистым и опрятным. Он нагрел воды, побрился, расчесал волосы и почувствовал себя лучше, но был голоден и хотел пить. Он пошел к ручью; холодная, прозрачная вода освежила его тело.

Он подумал о том, что теперь Сайкс должен понять, что что-то неладно, поскольку Спраг до сих пор не вернулся в лагерь, а если кто-нибудь прибыл туда, в Кэйди, по дороге в Вегас, то еще и узнает новость о том, что платформа не проходила.

Небольшой отряд Спрага, очевидно, перестал существовать. Спенсер дезертировал, и, вероятно, вместе с ним сбежали Уайли и Чемпион. Сэмпсон был мертв, Беккер убит. Саттон справился с лихорадкой и уже ходил, но все еще был слаб. Похоже, Гаррику не стало хуже…

Четверо солдат охраняли лошадей на поляне, но индейцы не показывались. Возможно, их целью было сохранить лошадей в хорошей форме… Скоро дойдет очередь и до них: индейцы намеревались пустить их в расход.

Усевшись возле стены, Каллаген пытался сосредоточить свои мысли на создавшейся ситуации, в которой они все оказались. Лейтенант Спраг присел рядом. За последние несколько дней офицер заметно состарился, тяжело перенеся потерю своих людей.

— Нам придется убить лошадь, — неожиданно сказал Спраг. — Завтра нам нечего будет есть.

— Подождем немного.

Мысль убить лошадь не прельщала Каллагена… как, впрочем, и самого Спрага.

Лошадей закрыли в загоне, а вокруг по-прежнему все было тихо. Каллаген вошел в каменную хижину взглянуть на Гаррика и не мог определить, спит он или находится без сознания. Раненый прерывисто дышал, и Каллагену не нравилось то, как он выглядит.

Когда он вышел из хижины, на улице его поджидал Ридж.

— Сержант, я думаю, лошади отдохнули и в гораздо лучшей форме, чем любой из нас. Я их запрягу, заберу женщин и уйду с ними отсюда.

Он закурил сигару.

— Подумай сам. Мы могли бы бежать ночью. Мак-Броуди дал мне карту, и я тщательно ее изучил. Как только удастся добраться до этой дороги, ни один индеец нас уже не догонит. Они надеются, что мы поедем по обычному маршруту. Индейцы не ждут нас здесь, и никто не сможет им ничего сообщить заранее. Думаю, я смогу прорваться в форт Мохава. Мне понадобится всего один человек, чтобы отгонять их, пока я буду управлять лошадьми. Хотелось бы, чтобы это был ты или Следопыт.

— Ты разговаривал с миссис Мак-Дональд?

— Они готовы ехать, ибо чувствуют себя здесь обузой и думают, что мы можем справиться.

Чем больше Каллаген размышлял над этим, тем больше ему нравилась эта идея. Никому не известно, что здесь может вскоре произойти. Если скоро не придет подкрепление, животные умрут от голода. Уже несколько дней люди недоедают. А если платформа уедет из лагеря, у них освободится место для передвижения, меньше лошадей придется кормить и охранять. Но удастся ли им прорваться?

Лейтенант Спраг сидел на краю раскладушки и тоже над чем-то размышлял, глядя в блокнот. Каллаген подошел к нему и как можно короче разъяснил ситуацию.

— Ему понадобится один человек, сэр.

Спраг внимательно слушал, покусывая конец карандаша. Он жестом указал на блокнот.

— Я подсчитывал, сколько у нас осталось продуктов и амуниции. Мы в очень плачевном состоянии, сержант.

— Да, сэр, я это знаю.

— А каковы их шансы?

— Очень неплохие, сэр. Я не думаю, что индейцы заподозрят что-то подобное, тем более они будут двигаться быстро.

— Они хотят попробовать вернуться на дорогу в Вегас?

— Да, сэр.

— Мне кажется, эта дорога будет лучше, чтобы доставить платформу в форт Мохава и там обеспечить ей охрану на всем пути до Вегаса. Сомневаюсь, чтобы Риджу удалось быстро добраться в Вегас через пустыню.

— Возможно, вы правы, сэр. Если лейтенант позволит, я бы предложил, чтобы повозку сопровождал рядовой Джейсон, или, как его называют, Следопыт. Дэлавер. На этого человека можно положиться, и он, как никто другой, знает пустыню.

— Передайте Риджу, что он получил мое разрешение, если только женщины согласны рискнуть. — Он задумался на миг, а потом добавил: — Но одного человека, думаю, недостаточно. Почему бы вам самому не поехать? Здесь остается сержант Мак-Броуди, и кроме него рядом со мной прекрасные люди.

После непродолжительной паузы он продолжил:

— Срок вашей службы истек, Каллаген. Думаю, вам следует ехать… Берите с собой еще и Бьюмиса.

— Бьюмиса, сэр?

— Да, перед тем как пойти в армию, он женился, сержант. Ему нужно выбраться отсюда живым.

— Майор Сайкс скоро будет здесь, лейтенант. Теперь он уже наверняка знает, что тут произошло.

— Возможно. Ну, сержант, забирайте Бьюмиса и поезжайте. Попытайтесь добраться до форта Мохава. Мне кажется, самому Риджу больше по душе этот путь. Вам придется гнать лошадей.

— Да, сэр. Я знаю.

Глава 19

На Марл-Спрингс опустилась темная ночь. Дул легкий ветерок, а на фоне неба резко выступали горы, на которые Каллаген так часто пристально смотрел.

Он стоял у открытых ворот, вглядываясь в ночь, а его начищенная винтовка пахла оружейной смазкой. Через несколько минут платформа выедет за ворота и двинется в сторону правительственной дороги в Рок-Спрингс.

Впереди за долиной, что ведет в Мид-Хиллс, лежит длинный участок открытой местности. Днем они будут хорошо просматриваться со всех сторон, но в темноте у них появится шанс. Каллаген не знал, предпочитают ли эти индейцы вступать в бой ночью, как это делают их друзья апачи; он был уверен в одном: ночью индейцы менее бдительны.

Он слышал, как скрипнула платформа, когда в нее садились тетя Мэдж и Мелинда, но не повернул головы, а продолжал наблюдать за местностью.

Как решил лейтенант Спраг, с платформой поедут Каллаген, Следопыт и Бьюмис. Их задача состояла в том, чтобы охранять открытую платформу и, если удастся, привести помощь в осажденный редут.

Спраг подошел к воротам, протянул руку Каллагену.

— Удачи! Она вам понадобится.

— И вам счастливо, лейтенант. Было приятно служить с вами.

Спраг лукаво улыбнулся.

— Да? Кроме проблем, у нас с вами больше ничего и не было, сержант.

— Мы знали о них, когда уже собирали отряд. — Он сделал паузу. — Я проведу их, лейтенант, а потом вернусь сюда.

— Вы не сделаете ничего подобного! — резко возразил Спраг. — Не глупите, Каллаген. Вы вышли из игры, а ваши документы уже давно должны прийти. Вы едете с этой девушкой, Мелиндой. В любом случае или мы получим подмогу до того, как вы сможете вернуться назад, или будет уже слишком поздно приходить на помощь.

Пока они молчали, к ним подошел Ридж.

— Мы готовы, лейтенант. Сержант, вы поедете с нами?

— Нет, верхом на своей лошади.

— Хорошо. Тогда рядом со мной сядет Дэлавер, а Бьюмис поедет внутри вместе с женщинами. Он хороший парень и будет их успокаивать.

Каллаген прищелкнул языком.

— Успокоить тетю Мэдж? Ридж, да ты шутишь! Эта женщина крепче любого из нас. У нее есть мужество.

Ридж пожал плечами.

— Ладно, — сказал он. — Поехали.

Каллаген подошел к своей лошади, вскочил в седло. Он поднял руку, отдавая честь лейтенанту, и первым выехал за ворота.

Все было спокойно; был слышен только странный стон ветра в листве джошуа. Каллаген ехал по песку, а открывая платформа, трясясь и покачиваясь, медленно следовала за ним. Больше ничто в этот час не двигалось. Когда они выехали на дорогу, перед ними показались две одинаковые колеи.

Они продвигались вперед почти бесшумно. Каллаген слышал поскрипывание колес и время от времени дребезжание шпор. И больше ничего. Оказавшись на дороге, он пустил лошадь легким галопом, а за ним и Ридж дернул за поводья. Животные помчались рысью.

Они отъехали довольно далеко от редута, и, что бы ни случилось, назад дороги не было.

Текли минуты… По-прежнему все было спокойно вокруг.

Спустя час Ридж натянул поводья и остановился, давая возможность лошадям передохнуть, а Каллаген вернулся назад и остановился рядом с платформой.

— Все в порядке? — спросил он у женщин.

— Да. Худшее уже позади? — поинтересовалась Мелинда.

— Нет, пока мы не доберемся до форта Мохава. Индейцы не слышали, как мы выехали из лагеря, или нарочно отпустили нас. На самом деле им нужен этот форпост. Они, очевидно, верят, что там есть нечто большее, чем на самом деле.

Следующий час они шли ровно, позволяя лошадям двигаться шагом, часто останавливаясь и прислушиваясь к тишине. За все это время они ничего не видели вокруг, не услышали ничего нового. Только вдалеке на юге различили странное белое мерцание громадных дюн, окружавших горы, и кряж Мид-Хиллс, что виднелся впереди.

Время перевалило за полночь. Каллаген снова подъехал к платформе и остановился в том месте, откуда можно было переговариваться очень тихо.

— Последние мили мы шли на подъем. Прямо перед нами Кедровый каньон. Это узкое место, а дорога петляет больше чем две мили, и каждый участок дороги здесь представляет опасность. Поэтому сидите тихо.

Бьюмис спросил:

— Думаешь, там индейцы?

— Возможно. Держи свою винтовку наготове, Бьюмис.

Одна лошадь споткнулась о твердую почву. Ярко светили звезды, а деревья джошуа протягивали свои дикие ветви прямо к небу.

— Если мы прорвемся через каньон, появится возможность быстро добраться до правительственного шурфа. Обычно там есть вода, но, если ее там не окажется, прямо за ним находится Рок-Спрингс. Там тоже есть где спрятаться, но это место слишком неудобно для засады. Мы должны будем ненадолго остановиться, а одному придется сходить за водой.

— Пойду я, — заранее вызвался Бьюмис.

С минуту они подождали, стоя на прохладном ветру. В нескольких милях к югу при свете звезд мерцала полоса глянцевых гор, которые казались черным вкраплением на фоне белизны песка.

— Все в порядке, сержант? — Это голос Риджа.

— Поехали.

Дэлавер взглянул на него.

— Я носом чую беду, — сказал он. — Не нравится мне здесь, этот Кедровый каньон.

Повозка двинулась в путь. Каллаген ехал слева от нее, стараясь держаться рядом с окном, около которого сидела Мелинда. Ему было приятно находиться рядом с ней.

Наконец они въехали в каньон. Высокое небо стояло над их головами. Края каньона круто поднимались вверх. Сделав второй поворот, они ощутили в воздухе запах кедров.

Дорога сузилась. Лошади по-прежнему двигались хорошо. Каллаген выехал вперед, но не успел и поравняться с Риджем, как раздался грохот и что-то ударило его в голову. Он почувствовал, что падает, неистово цепляясь руками за седло, и на какой-то момент удержался, но все же свалился с лошади. Ударился о землю, выпустил поводья из рук, и мгла поглотила его…

Было холодно. Он лежал на твердом каменном грунте. Каллаген медленно открыл глаза и увидел перед собой тусклое серо-голубое небо, на котором задержалось несколько звезд.

Он лежал неподвижно, не совсем понимая, что же произошло. Потом к нему окончательно вернулось сознание, и он вспомнил неожиданное падение, стрельбу… Пошевелился, но тотчас ощутил острую боль в голове. Потом снова лежал не шевелясь, собираясь с силами, чтобы попробовать еще раз встать.

Он ничего не слышал. Медленно и на сей раз более осторожно он все же сел. Голова болела, но он сделал это.

Платформа исчезла. В нескольких десятках футов от него на дороге лежало тело распластавшегося человека.

Он с неимоверным трудом поднялся, ища свою винтовку. Он помнил, что она лежала рядом. Его рубашка была разорвана. Он коснулся рукой кармана, куда положил карту: она исчезла. Все равно… она ему не нужна, пока не удастся ее расшифровать, а так она не принесет никому никакой пользы.

Ему удалось встать на ноги, он огляделся вокруг, надеясь увидеть винтовку. Похоже, что и ее не было.

Он подошел к распростертому на земле телу и перевернул его. Это был Ридж. Две пули попали ему в легкие.

Никаких признаков Бьюмиса: значит, он по-прежнему оставался там, с платформой… А Дэлавер? Его тоже не было здесь.

Каллаген чувствовал пульсацию в голове и от тупой, дикой боли морщил лоб. Слегка пошатываясь, он пошел прочь от тела Риджа, внимательно осматривая землю.

Он видел следы колес платформы, следы нескольких пар копыт и глубокие следы человека на дороге. Каллаген задумался. Он плохо разбирался в следах, но эти отпечатки ног… Кто-то спрыгнул с платформы, приземлившись на обе ноги.

Каллаген продолжал изучать почву и обнаружил еще один след. Человек, кем бы он ни был, нырнул в горы и кедровник рядом с дорогой. Это было плохое укрытие, но для опытного человека оно могло сослужить хорошую службу. Если это Дэлавер, тогда, вероятно, ему удалось скрыться и он пойдет следом за платформой.

Становилось светло, и Каллаген вдруг увидел свою винтовку. Она упала в траву и лежала под дикой грушей у самой дороги. Он подобрал ее винтовку и побрел вверх вдоль дороги.

Куда подевалась его лошадь? Он помнил, как она шарахнулась, когда он падал. Может, умчалась прочь или щиплет где-то неподалеку траву?..

Он медленно шел по следам платформы. Ему отчаянно хотелось пить, но он знал, что ближайший родник только у Правительственного шурфа, в пяти милях отсюда. К тому же по пути на него могут напасть или он может встретиться с индейцами. Или… Почему? Почему он так подумал?

Конечно, его винтовка при нем, только карта исчезла. Значит, это дело рук Керта Уайли, Чемпиона и Спенсера. Теперь с ними могли быть и другие, раз Уайли действовал по заранее разработанному плану, который был прерван неожиданной гибелью Эллисона.

У них была карта, открытая повозка и женщины. Явно они постараются отделаться от платформы, поскольку она будет им только мешать. А как они поступят с женщинами? Каллагену была неприятна сама эта мысль.

Он продолжал идти, но, не преодолев и мили, резко остановился. Неясный след сворачивал на юг через холмы, которые дальше ведут в долину, а следы от платформы тянулись именно в том направлении. Он пошел по следу, но тут его взгляд уловил что-то на расстоянии.

Он прошел совсем немного, когда увидел, что следы платформы сворачивали на дорогу. Очевидно, они пошли на юг, а потом передумали и повернули обратно. Пройдя немного вперед, он увидел платформу.

Она стояла одна, без лошадей, на краю небольшой впадины. Он знал, что близко находится правительственный шурф.

Спрятавшись за джошуа, Каллаген внимательно изучал местность внизу. Как он и предполагал, там никого не было. Он уверен, что его оставили умирать, поскольку на его голове была зияющая кровоточащая рана.

В голове по-прежнему бешено пульсировало, когда он спускался к платформе. Несколько раз останавливался в укрытии и обводил взглядом холмы, которые окружали его. В южной стороне шурфа виднелись скалы, а в миле от них возвышались горы: они закрывали от него Рок-Спрингс.

Подойдя к платформе, он обнаружил, что она пуста. Крови нигде не было. Бьюмис, если и не погиб сразу, наверное, убит после того, как покинул платформу.

Он вспомнил, что Мелинда хранила еду в корзине под сиденьем. Он заглянул туда. Корзины с едой не было, но кто-то завернул в салфетку несколько ломтиков хлеба с ветчиной и оставил на полу под сиденьем. Очевидно, одна из женщин или обе решили, что кто-то подойдет к платформе в поисках еды.

Кроме одеяла, больше нигде ничего ценного не было. Каллаген захватил одеяло. Под передним сиденьем осталась нeтронутой и почтовая сумка. Забрав мясо и хлеб, Каллаген отошел на несколько футов от платформы, устроившись в небольшом углублении, и съел свой скудный завтрак.

Вернувшись в шурф, выпил воды, а потом отправился по следам, оставленным лошадьми.

Всю дорогу он не переставал смотреть на неясно вырисовывающиеся контуры горы Тейбл. С ее плоской вершины в радиусе нескольких миль наблюдатель мог заметить кого угодно, но к тому месту, куда направлялся Каллаген, другого пути не было. Несколько раз Каллагену встречались тенистые островки, и он останавливался в них.

Он чувствовал, что рана на голове от пули забрала у него много сил. Он потерял немало крови, а ходьба утомила его. Каллаген сел на землю, упираясь локтями в колени и обхватив голову руками. Его мучили головокружение и слабость, а расстояние, которое предстояло пройти, пугало его. Но больше всего пугало то, что они могли пойти на север, если следуют маршруту, нанесенному на карту, которую похитили у него.

Он приподнялся, но тотчас от слабости снова опустился на землю и долгое время сидел так. Потом у него все поплыло перед глазами, и он впал в небытие.

Когда пришел в себя, было уже темно, и задул легкий ветерок. Небо над головой казалось окутанным дымкой.

Опираясь на камень, он с трудом поднялся. И чуть не упал, когда потянулся за винтовкой. Наконец опять тронулся в путь, держась нечеткого следа в темноте.

Он был уже у края длинного хребта, что массивно нависал над пустыней с севера на юг. Если бы он шел днем, то наверняка был бы виден с вершины горы Тейбл. Поэтому изменил направление на запад, ориентируясь на более низкий кряж, выступающий из-под основания столовых гор.

Впереди, на расстоянии примерно в милю, лежит Черный каньон. Через него тянулась вниз дорога, по которой прошли лошади. Без коня, часто останавливаясь, он будет добираться до этого низкого кряжа почти до рассвета. Каллаген отыскал углубление, спрятавшееся за большим валуном и прикрытое кедром, и лег.

Проснулся, когда солнце уже поднялось. Вероятно, он проспал несколько часов. Это был сон, наступивший от полного изнурения, и теперь он старался прийти в себя. Пролежав несколько минут неподвижно, он перевернулся и сел.

Перед ним простиралась широкая долина. Осмотревшись, он заметил тонкий дымок, вьющийся вдалеке, за скалами. Ближе, почти у края хребта, где он сидел, появилось какое-то движение. Схватив ружье, он подошел к кедру, скрывающему его.

Это был вороной конь, его лошадь! Она ровным шагом шла на восток. Он свистнул, но лошадь была слишком далеко, чтобы услышать его.

Каллаген поднялся и пошел вдоль горного кряжа в том направлении, куда двигалась лошадь. Наверху неясно вырисовывались столовые горы, а на одной линии с ними торчали два одиноких уступа, на каждом из них росли кедры.

Он шел, бежал, чуть не падая, и достиг края кряжа недалеко от вороного. И только тогда обнаружил, что лошадь идет по следу: там виднелись следы оленя, среди которых проходил еще и след собаки или койота.

Он позвал, и вороной остановился, поднял голову и посмотрел в его сторону. Он пошел к нему, а лошадь нехотя отпрянула. Когда же он опять заговорил, она снова остановилась и тихонько заржала.

Каллаген подошел к лошади, протягивая вперед руку. Вороной понюхал ее и слегка испугался, когда он взялся за поводья.

— Я знаю, где есть поблизости вода, парень. Пойдем, попьем!

Он сел в седло, и вороной охотно зашагал вперед.

Глава 20

Среди скал и кустарника, прямо за столовыми горами, он обнаружил родник. Видно было, что человек не останавливался у этого ручья. Следы оленя, несколько следов, оставленных, похоже, волком, но, судя по размерам, скорее всего койотом… Каллаген увидел и следы барсука, зайца, земляной белки и перепела. Тут жили все, только не люди.

Он остановился в пятидесяти шагах от ручья, так чтобы была видна местность, и добрых двадцать минут осматривал вокруг склоны и кустарники. На этом этапе игры было бы обидно расстаться с жизнью… Мелинда где-то в плену, а если еще жива и свободна, то ему придется решать окончательно.

Он подумал, что, вероятно, Бьюмис жив. Каллаген надеялся, что солдат не предпримет опрометчивых действий. Чемпион или Уайли захотят, конечно же, убрать его с дороги, если уже не сделали этого.

Через какое-то время он уступил нетерпению лошади и спустился к ручью. Вороной стоял рядом с ним и пил воду. Наполнил флягу и он. Каллаген стоял на возвышенности около ручья и изучал местность, раскинувшуюся перед ним. Обрывистые столовые горы тянулись на юг и были похожи на серо-черный слоеный пирог. К востоку от них зияла впадина, вероятно, Черный каньон. Он двигался наобум, почти ничего не зная о земле, лежащей впереди. Где-то на юго-западе от него равнину пересекал каньон Дикой Лошади, а тот массив похож на столовые горы Черной Лошади, совсем неизведанные, незнакомые.

Земля, которая предположительно отделяла Каллагена от устья Черного каньона, что находился от него милях в четырех, была покрыта обычными растениями пустыни, зачастую впадинами. Там могла укрыться целая армия, хотя внешне местность выглядела безжизненной и девственно нетронутой. Тем не менее внизу подымалась тонкая струйка дыма. Там готовили еду? Приглашение в западню? Он знал одно: нужно продолжать идти.

Он вернулся к ручью и попил еще раз; взяв в руки уздечку, оседлал коня. Развернув вороного, он поехал вдоль основания первого стыка.

Стыки-близнецы поднимались над поверхностью земли на пять или шесть сотен футов, и кое-где на их вершинах и по склонам росли кедры. Они сулили Каллагену на дальнейшем пути своего рода укрытие. Было тихо, и дым от костра поднимался прямо в небо.

Проезжая по долине, Каллаген не заметил никаких следов. Несколько раз он останавливался, прислушиваясь и наблюдая за ушами лошади.

Он продолжал ехать и уже поравнялся со вторым стыком. Теперь дымок тянулся на юго-запад от него. На востоке перед ним открывалась шириной в милю долина Лэнфэа. Он ехал быстро, пересек впадину, обогнул гору и поскакал в том направлении, откуда поднимался дымок. Перед ним внизу лежал широкий Черный каньон.

Он глядел на дымок, и в душу закрались первые сомнения. Если впереди возникнут трудности, он не сможет их избежать. По всем признакам там были индейцы. Либо они утратили бдительность, что маловероятно, либо считали себя надежно защищенными в случае нападения.

Ридж был мертв, и они надеялись, что Каллагена тоже нет в живых. Больше никто не следил за платформой, а индейцы, казалось, должны быть далеко, занятые армией. Как бы то ни было, но это большая пустыня и в ней мало индейцев.

Но как мог Уайли и остальные оказаться здесь? Может быть, он располагал информацией, которой не было на карте?

Должно быть, Эллисон успел поведать ему кое-что, а если так, то именно эта информация привела его сюда. В скалистых горах на западе были пещеры, но из того, что доводилось слышать Каллагену, они никоим образом не связаны с легендарными пещерами, которые находятся в восточной части пустыни Мохава.

В любом случае преследование сейчас сведется к стрельбе, и Каллагену придется выступать против троих крепких людей. Хуже всего, ему еще придется пересекать Черный каньон, а значит, подставить себя под пули, поскольку там негде спрятаться. Каллаген свернул на восток и поскакал вдоль горы, используя любое укрытие. Он держал винтовку в чехле, ведь ни один предмет так не отражает лучи солнца, как ствол оружия.

Находясь почти в миле от того места, откуда шел дым, он въехал в долину из-за скалы и пересек ее в самом узком месте. Он вел лошадь между кедрами, отыскивая закутки, где можно было укрыться. Кое-где росла трава, и он подводил к ней лошадь.

Не вынимая винтовки, он начал подниматься в горы, держа в обеих руках по револьверу.

Это было причудливое образование. Оно выглядело так, будто кто-то сжал горы и выдавил из них жидкость, а потом она стекала со всех сторон и затвердевала в виде огромных грязных пятен. Поэтому сама гора напоминала швейцарский сыр. Каллаген спрятался за выступом и глядел на это загадочное образование, не понимая его природу: то ли оно появилось в ходе вулканических преобразований, то ли в далекие времена здесь была жаркая весна и закрылись гейзеры. Нечто подобное он уже встречал в других землях, где известняк разрушался водой, включающей химические элементы. Между пестрыми скалами стояла невыносимая жара. Каллаген не мог смотреть ни на один предмет, если он располагался более чем в нескольких футах от него.

Неожиданно он заметил в скале нечто, похожее на проход. Это не пещера, потому что через нее просматривалось небо.

Каллаген сошел с лошади и пробирался к проходу, стараясь не наделать лишнего шума, держа револьвер наготове.

В жизни он не встречал ничего подобного. От страха и неизвестности волосы на затылке у него чуть ли не встали дыбом: загадочное место напоминало обитель чудовищ — в этом было что-то дьявольски-гротескное.

Он провел языком по сухим губам и потянулся за глотком воды. Потом уловил запах дыма… Горело дерево.

Он прислушался, и до него донеслись слабые голоса. От одного скалистого выступа к другому он осторожно продвигался вперед по проходу. В некоторых местах скалы были розового или красного цвета и периодически приобретали зеленоватый оттенок. Через какое-то время проход расширился — казалось, одно ответвление упиралось в стену, а другое петляло между выступами и выводило на вершину.

Стоя в нерешительности, он услышал щелчок и поднял глаза. На краю вершины стоял Спенсер, нацелив винтовку прямо на него: Каллаген слышал, как щелкнул взведенный курок.

Он выхватил револьвер и выстрелил не раздумывая как раз в тот момент, когда метнулось пламя и пуля надсекла скалу в нескольких дюймах над его головой.

Он нырнул в укрытие. Вторая пуля ударилась о скалу рядом с ним. Его спасало то, что Спенсер стрелял вниз и поэтому неточно целился в мишень. Уверенный в том, что промазал, Каллаген быстро бросился вперед, карабкаясь вверх по скалам с оружием в руке. Теперь ему приходилось прижиматься к скале и бежать быстро.

Он слышал встревоженные выкрики: кто-то требовал от Спенсера доложить, в чем дело.

Он слышал, как Спенсер проорал в ответ:

— Каллаген!

— Ты спятил! — заорал Уайли. — Каллаген мертв! Я сам его убил!

Каллаген легко бежал вперед, протискиваясь между скалистыми пластами, а потом вверх, в укрытие в скале. Это убежище представляло собой полоску песка, полумесяцем окруженную скалами. Оттуда их лагерь был виден как на ладони. Он стоял за глыбой известняка, волнистая поверхность которого, должно быть, явилась отпечатком древнего моря. С другой стороны скала выпячивалась вперед. Возможно, давным-давно она поднималась со дна доисторического моря.

У скалистой стены он увидел тетю Мэдж и Мелинду со связанными руками и ногами. На костре стоял кофейник, а в нескольких шагах от него Каллаген заметил Бьюмиса. Он тоже был связан, но лежал на земле лицом вниз, и на голове его была заметна запекшаяся кровь.

Вдруг откуда ни возьмись появился Чемпион в грязном одеянии из оленьей шкуры с каймой, в своей потрепанной шляпе. Это был здоровый коренастый детина, не столько высокий, сколько широкий и сильный.

— Сидите тихо, — сказал он Мелинде. — Я скоро вернусь. Может, Керту вы не очень нужны, но мне — да, вы обе.

Затем появился Спенсер. На его лице была кровь. Уайли был рядом.

— Что ты видел? — требовательно спросил он.

— Говорю вам, что видел Каллагена! Он сидел в яме, вон там. Я навел на него ствол, а когда взвел курок, в этот момент он посмотрел вверх. Не знаю, где ему удалось достать ружье. Мы оба выстрелили, и если бы я отвлекся хоть на миг, он бы меня достал!

— Ты несешь чушь! — сердито обрезал его Уайли. — Говоришь, там есть яма. Даже если Каллаген жив, как он мог забраться в эту яму? Я у тебя спрашиваю! Отвечай же!

Чемпион сел на корточки.

— Вам бы лучше прекратить ссориться из-за пустяков и начать его искать. Если он поблизости, то не мог уйти далеко. Я знаю Каллагена, он охотится за нашими головами. За твоей и моей.

— Я убил его, — настаивал на своем Уайли. — Застрелил его!

Чемпион пожал плечами. Спенсер убрал окровавленную руку с головы.

— Если ты его пристрелил, тогда он перевоплотился в живое привидение.

— Нам нужно осмотреть местность, — предложил Чемпион. — Я бы никогда не догадался, что там, кроме скал, есть еще что-нибудь. Никогда не видел ничего подобного: скала выглядит так, будто ее коснулся огонь ада, и похожа на огромную застывшую лаву.

Каллаген слегка изменил свою позицию; он выбрал вполне подходящее место для ведения огня, но, стреляя отсюда, можно подвергнуть опасности всех, кто находится в лагере. Вдруг его взгляд остановился на Бьюмисе. Заметил ли он что-то?

— Уайли, — сказал Спенсер. — Нам бы лучше поискать ракушки.

Уайли отрицательно покачал головой.

— Нет, они сказали, что придут сюда, и мы должны быть здесь. Чемп, ты охотник. Почему бы тебе не спуститься и не разузнать, кто в нас стрелял?

Чемпион без всякого удовольствия щелкнул языком.

— Керт, — ответил он сухо, — у тебя здесь куча песка, тем более это твоя затея. Я уже видел ту яму. Хочешь поискать внизу, ступай и ищи. Я не пошел бы в подобное место, даже если бы там никого не было. Просто Спенсер заметил какое-то движение и выстрелил. Мне кажется, его задела его же собственная пуля, отлетевшая рикошетом.

Спенсер начал было что-то говорить, но потом вдруг осекся, выругался и пошел прочь, прикладывая к голове разорванный, весь красный от крови шейный платок.

Уайли, прихватив с собой шестизарядное ружье, отправился осматривать расщелину в скале. Он скрылся из виду, но через несколько минут вернулся.

— Ничего не видно. Там только яма, похожая на кратер, или что-то в этом роде. В любом случае, если Каллаген там, он все равно не сможет оттуда выбраться. Расщелина спускается на шестьдесят футов вниз, а может быть, она в два раза длиннее. Ему понадобятся крылья, чтобы вылететь оттуда.

Чемпион продолжал сидеть на корточках, упираясь спиной в каменную стену. Каллаген улыбнулся. Старый знаток гор сидел спиной к стене, и его видно было лишь спереди. Он бы сам не поверил этому, но у него не было иного выбора.

— Кто эти люди, которых ты ждешь? — поинтересовался Чемпион. — Как они узнают об этом месте?

Уайли курил сигару.

— Тебе о чем-нибудь говорит имя Вэб Болин?

— Тот ренегат, что находился в Соноре? Естественно, я о нем слышал.

— Он был сводным братом Эллисона, и у него есть другая карта.

Чемпион поднял на него глаза.

— Другая карта? — Улыбка Уайли была ему противна.

— Это две части одной и той же карты, которые нужно соединить вместе, но каждая выполнена так, как будто это самостоятельная часть. Болину и Эллисону она досталась от отца, который большую часть своей жизни провел в районе мексиканской дороги. Никто не знает, как она к нему попала.

Много лет назад кто-то провел здесь немало времени, добывая золото. Этот некто исследовал местность и заявил, что существует по крайней мере полдюжины входов в пещеру и удалены они друг от друга на несколько миль. Он обнаружил также расположение двух входов, и на каждой части карты нанес по одному из них.

Говорят, он собрал много самородков. Но едва сложил их в мешок и приготовился уходить, как индейцы напали на него. Ему пришлось отбиваться, оставив большую часть золота здесь.

— И Вэб Болин, говоришь, едет сюда?

— С двумя своими друзьями. Они должны прибыть сюда сегодня или завтра.

Хотя все трое находились от Каллагена не менее чем в пятидесяти ярдах, он прекрасно слышал их разговор. И тоже знал Болина. Это был довольно мерзкий тип, прославившийся тем, что грабил алтари церквей, устраивал налеты в Соноре и убил нескольких людей. Каллаген догадывался, кто прибудет с ним. Биглоу и Бэрбер от случая к случаю занимались конокрадством и воровством, но хуже всего, что они явились причиной беспокойства на золотых приисках Калифорнии и серебряных шахтах в Неваде.

Что бы ни собирался предпринять Каллаген, ему необходимо было справиться со своей задачей еще до их прибытия сюда, но прежде он хотел освободить Мелинду, тетю Мэдж и Бьюмиса.

Вдруг он увидел, что Бьюмис зашевелился. Солдат по-прежнему лежал лицом вниз, но отодвинулся больше чем на метр от того места, где лежал сначала, и теперь находился почти у края скалы.

Никто не присматривал за ним, полагая, что человек без сознания, но он переместился и теперь был ближе к женщинам и к скале.

Он был не просто в сознании, он оставался бдительным. Хотя у него и были связаны руки и ноги, он явно подумывал о том, как бы освободиться самому и вызволить женщин. Но он понимал также, что не может двигаться дальше, оставаясь незамеченным, даже если люди у костра ослабили к нему внимание.

Спенсер сидел в нескольких футах от костра, обхватив голову руками. Каллаген подумал, что он, очевидно, страшно напуган после того, как ему едва удалось избежать смерти. Спенсер совсем недавно служил в армии и не видел еще ни одного военного сражения.

Бьюмису нужна помощь, и придется выручать товарища. Найдя камень размером с кулак, Каллаген швырнул его так, чтобы он упал в глубокую расщелину за костром. Булыжник просвистел в воздухе, стукнулся о скалу, отлетел и угодил прямо в яму.

Уайли резко обернулся, протянув руку к ружью. Спенсер приподнялся, хватаясь за винтовку, но трудно сказать, хотел ли он принять бой или броситься наутек.

— Там какое-то движение, Чемп, — опасливо сказал Уайли.

— Камень упал. Может, он упал сам по себе. — Чемпион с легкостью вскочил на ноги. — Но лучше взглянуть.

Оба мужчины скрылись за скалами, и Каллаген, зная, что у него нет времени, решил воспользоваться долгожданной возможностью. Он оттолкнулся от земли, перелетел через скалистую стену и легко приземлился в десяти футах от Спенсера, сидевшего к нему спиной.

Едва солдат успел повернуть голову, как Каллаген очутился рядом и приставил к его затылку ствол револьвера. Спенсер упал, будто его ударили обухом по голове.

Левой рукой Каллаген вытащил нож и перерезал веревки, связывавшие ноги и руки Бьюмиса; затем он бросил ему нож.

— Освободи женщин, — хрипло прошептал он. — Возьми винтовку Спенсера.

Прошла всего лишь минута, а Каллаген уже направился к скалам, которые прикрывали вход во впадину.

Он услышал клацанье сапог о камень.

— Ничего не вижу! — сказал Уайли.

Чемпион не ответил, а именно он больше всех беспокоил Каллагена.

У Бьюмиса в руках было ружье, а освобожденные от пут тетя Мэдж и Мелинда бросились к Каллагену. Он замахал руками, стремясь умерить их порыв, и молча показал, куда им следует идти, сам же остался стоять с винтовкой в руке, глядя на открытое пространство, за которым скрылись Уайли и Чемпион.

Бьюмис передвигался быстро, держа винтовку наготове, — для человека, не успевшего принять участие ни в одном бою, он действовал довольно успешно. А когда вошел в укрытие вслед за женщинами, Каллаген последовал за ним.

Вдруг появился Уайли.

— Спенс! — начал было он, но тут же осекся. Он увидел Бьюмиса, но женщины исчезли.

— Чемп! Быстрее!

Потом он резко обернулся и увидел Каллагена. Они одновременно вскинули ружья. На какой-то миг их взгляды встретились. Уайли держал ружье на прицеле и уже спускал курок, когда его сразила пуля Каллагена.

Он опустился на колени, запрокидывая голову назад все дальше и дальше, потом замертво упал на землю.

Перепрыгивая с камня на камень, Каллаген спустился со скалы и вошел в расщелину.

Глава 21

Он слышал за спиной топот копыт и чей-то пронзительный крик. Пуля ударилась о скалу над головой, осыпая его осколками, но Каллаген мгновенно скрылся в петляющем проходе с нависающими скалами.

Мелинда поджидала его.

— Ты ранен? — встревожилась она.

— Нет. — Он поднял руку в ту сторону, откуда они пришли. — Теперь там появился кто-то еще. Возможно, это Вэб Болин.

Они подождали, и Каллаген восстановил дыхание. Через некоторое время к ним подошел Бьюмис.

— Эта расщелина имеет выход через горы, — сказал он. — Мы окажемся в ловушке, если они обойдут нас с другой стороны.

У них не было воды, но Каллаген сохранил свою флягу в неприкосновенности.

— Пошли, — позвал он, думая о том, как бы выбраться из этого места.

Его преследователям было неизвестно, что здесь два входа. Сверху расщелина просматривалась насквозь, и, хотя они находились совсем рядом, они не заметили этого.

— Пошли, — снова сказал он шепотом и впереди всех пополз по петляющему проходу, время от времени перекатываясь через валуны, пробираясь к противоположному краю горы.

У выхода он ничего не увидел, разве что вечный канюк кружил над его головой. Впереди на некотором расстоянии поднимались массивной стеной столовые горы, горы Дикой Лошади, так их тут называли.

— Если со мной что-нибудь случится, — говорил Каллаген Мелинде, — попытайтесь добраться до этих столовых гор или скал, что находятся рядом, и оставайтесь там.

Каллаген помог женщинам оседлать лошадь, и они направились туда, откуда пришли. На пути кое-где им встречались валуны, которые приходилось огибать, кедры и другая растительность, в том числе беспорядочно разбросанные заросли гризвуда: в случае чего они могли послужить им укрытием.

Он шел быстро, а потом сменил шаг на бег. Бьюмис прикрывал всех с тыла, постоянно оглядываясь.

Каллаген продолжал путь, то замедляя, то убыстряя шаг. Когда позади осталась миля пройденного пути, они вошли в узкую часть каньона Дикой Лошади. Каллаген обернулся и услышал доносившиеся издалека крики, но не обратил на них внимания, продолжая движение вперед.

Бьюмис поравнялся с ним. Молодой солдат встревоженно глядел на скалистые стены, которые устрашающе поднимались со всех сторон.

— Они загонят нас в ловушку, сержант, помяните мое слово. У нас нет шансов.

— Но у нас не было выбора: либо этот путь, либо открытая местность.

Гора Дикой Лошади возвышалась на семь или восемь сотен футов над дорогой. Если бы им удалось найти тропу на горе, то они смогли бы защититься, но Каллаген не привык тешить себя иллюзиями. Болин и Чемпион — опасные люди, так же, как и Бэрбер с Биглоу. К тому же был еще и Спенсер.

Он замедлил шаг, постоянно переводя взгляд слева направо.

Дорога начала петлять. Можно, конечно, подняться на вершину, но для этого придется оставить лошадь, к тому же их могут увидеть на склоне. Каллаген знал, что все слишком сложно. Если повернуть на юг, они могли бы выйти на вершину столовых гор. Каллаген повернул и двинулся между кедрами.

Как далеко им удастся уйти? За ними следовали пятеро крепких мужчин, хотя, возможно, в какой-то момент они перестанут их преследовать. Вэб Болин скорее был заинтересован в золоте, а не в их уничтожении, он не принимал участия в задержании платформы и похищении женщин и Бьюмиса. Этим занимались Чемпион и Спенсер.

Подъем становился круче. Впереди теперь лишь кое-где попадались кедровые деревья. С обеих сторон возвышались небольшие пики, а доступ к вершине горы лежал между ними.

Бьюмис шел на некотором расстоянии позади.

— Сержант! — окликнул он. — Они здесь внизу — все шестеро!

Каллаген завел лошадь в заросли кедров и привязал на короткий поводок, достаточный для того, чтобы она могла пощипать траву под кедрами. Затем помог женщинам спешиться.

Кроме кое-какой растительности, разбросанных камней да валунов здесь не было подходящего местечка для обороны.

— Но нам придется тем не менее здесь устроиться, — сказал он Бьюмису, когда тот приблизился.

— Похоже, стычка произойдет именно в этом месте.

— Что случилось с тем человеком? — поинтересовалась тетя Мэдж, — с тем индейцем, который ехал с нами на платформе?

— Возможно, он уже мертв, — ответил Каллаген, пристраиваясь в щели между валунами. Ему, правда, совсем не нравилась эта позиция для ведения огня. — Вероятно, он погиб во время нападения на платформу.

Было тихо и жарко. Каллаген видел, как солнечные лучи ласкали бока животных, которые остались внизу, наблюдал, как мужчины спускались на землю и привязывали своих лошадей. Они тянули время, не спешили и не волновались.

Каллаген вытер лоб. Он находился вдали от Ирландии, далеко от прохлады зеленых берегов Глэндорской бухты.

Он положил «генри» на камень и ждал. Никто не проронил ни слова.

Майор Сайкс с двумя отрядами кавалерии выехал из лагеря Кэйди, следуя вдоль тонкой ленты реки Мохава.

День был жаркий, и он вел свой отряд шагом. На голубом небе ни облачка, и пустыня казалась такой безмятежной. Им предстояло преодолеть еще шестнадцать миль, прежде чем они попадут к пещерам и там обоснуются на ночь.

Шли часы. Они сделали полуденный перерыв и затем снова продолжили свой путь. Сайкс испил воды из Мохавы, но она не пришлась ему по вкусу. Река была мелководной, но, очевидно, когда-то несла огромный поток воды.

Майор щурился, глядя на мерцающую воду, и ругался про себя. Несмотря на трудный переход, он держался в седле прямо и вел себя с достоинством. Он был человеком властным и неглупым, но эта страна вносила смятение в его душу.

Во время привала люди спешились, давая возможность передохнуть лошадям, а Сайкс тем временем завязал разговор с капитаном Мэрриотом по поводу окрестных мест.

— Ходят разговоры о том, что здесь нередко устраиваются засады, но ведь местность выглядит такой открытой.

— Сэр, это только так кажется. Повсюду впадины, складки, углубления, устья рек. Эта страна много раз испытывала сильные землетрясения. Несколько лет назад одно из них произошло у форта Тейон. И любое путешествие усложняется тем, что маршрут его полностью зависит от расположения водных источников.

Сайкс сидел во время привала на каменной плите, а Мэрриот опустился перед ним на корточки.

— Сэр, один из моих людей, служивший здесь раньше, утверждает, что впереди находится сложный по рельефу каньон: Пещерный, как принято его называть. С виду кажется, что это только крутые склоны и высокие холмы, но среди этих скал человек может отыскать способ, как спуститься вниз и улизнуть после нападения.

— Хорошо, — сказал Сайкс, — давайте отправим вперед разведчиков.

Пещерный каньон протянулся на пять миль в длину, а его высокие стены в некоторых местах поднимались более чем на четыреста футов. Он состоял из слоистых пород с зазубренными, рифлеными боками, безжалостно выдавая любого, кто решил спрятаться в их тени.

В результате того, что вода текла по склонам, в них образовались углубления. Эти впадины, в свою очередь, скрывались за причудливо изогнутыми склонами, в них-то и можно было найти убежище.

Майору Сайксу не понравилось это место, где стены смыкались и нависали над путником. Люди выбились из сил и изнывали от жары, казалось даже, что они не горят желанием продолжать путь. Ему самому хотелось спрыгнуть с лошади и наконец ощутить почву под ногами.

И вдруг на них обрушился шквал выстрелов. Грохот неожиданно разорвал тишину, эхом прокатившись вниз по каньону.

В тот же самый миг последовало несколько ответных выстрелов, но Сайкс не увидел ничего, что могло стать для его людей мишенью. Лошадей тем не менее поспешно увели, а солдаты заняли огневую позицию.

— Несколько человек ранено, сэр, — известил один из солдат. — Двое в тяжелом состоянии, трое отделались легкими царапинами.

— Ладно, капрал, позаботьтесь о них. Думаю, враг уже отошел.

Он поднялся, потянулся за флягой, но остановился, чувствуя, как по спине пробежал холодок, когда на седле, которое он только что оставил, он увидел ровный желобок, пробитый пулей. Задержись он в седле хоть на секунду, она угодила бы ему в бедро.

На какой-то миг он оцепенел от страха. Но на самом-то деле его страх был вызван не столько возможностью получить ранение, сколько тем, что он мог умереть позорной смертью. А он вовсе не желал умирать; но если бы ему пришлось расставаться с жизнью, он хотел бы встретить смерть во время какого-то серьезного нападения врага или хотя бы во время длительной обороны, но ни в коем случае не закончить свое земное существование в седле собственной лошади от пули меткого стрелка.

— Думаю, нет никакого смысла их искать, — сказал Мэрриот. — Они просто растворились в темноте.

— Усильте охрану, Мэрриот, — приказал Сайкс. — Они могут попытаться это сделать снова.

Сайкс был не в настроении продолжать разговор, поэтому сел у входа в пещеру и там закончил свой ужин. Впервые он начал понимать, что значит быть осторожным. Очень трудно обнаружить врага, когда он наносит удар и затем исчезает. Может, Сайку все же удастся загнать его в ловушку. Если враг смог устроить им засаду, почему бы и им тоже в свою очередь не сделать этого.

Однако враг не появлялся. Сайкс распорядился доставить одного раненого обратно в лагерь Кэйди. Другой раненый умер ночью. Двадцать миль до Содового озера два отряда кавалерии прошли без происшествий и на следующий день так же спокойно преодолели еще девятнадцать миль, направляясь к вершине горы. Вернулся разведчик.

— Сэр, там я обнаружил следы: следы платформы.

— Платформа здесь? Это невозможно! Платформа направлялась в Вегас!

— Тем не менее это была платформа. Ее сопровождал один всадник. Думаю, это был сержант Каллаген.

Каллаген с платформой? Как это могло случиться? Сайкс от переполнившей его злости плотно сжал губы. Он намеренно отправил Каллагена с патрулем Спрага, чтобы он находился подальше от платформы и Мелинды. А теперь, стало быть, он снова с ней. Это говорило лишь о том, что Каллаген бросил отряд, чтобы догнать платформу, но как все же платформа оказалась здесь?

— Они направлялись в Марл-Спрингс?

— Похоже, что так, сэр. Впереди ехал всадник. Его следы местами стерты колесами платформы… иногда он ехал сбоку. Сэр, на дороге в Вегас случилось что-то неладное.

— Возможно. — Это было все, что смог выдавить из себя Сайкс.

Он подавил в себе гнев и отдал приказ отправляться в путь. Но этот гнев не проходил в душе и давил, как холодный, тяжелый пресс.

Черт бы побрал этого Каллагена! Неужели так и не найдется способа разлучить эту пару? Каллаген не подходящая партия Мелинде. Рядовой солдат, ирландец, заключивший сделку. Она же — дочь дипломата, племянница генерала, пусть даже в отставке, но все же генерала. Она по-девичьи глупо увлечена Каллагеном, но, несомненно, под влиянием рассказов о его героических подвигах, когда он служил офицером, если вообще он был им.

Ночью они должны покинуть лагерь и направиться в Марл-Спрингс. Там-то и будут раскрыты все карты.

Когда первые лучи солнца коснулись вершины горы, они обнаружили, что потеряли трех лошадей и винтовку. Винтовки были сложены в шести футах от охраны и в десяти от спящих людей, но, несмотря на это, одну из них все-таки похитили.

Едва перевалило за полдень, когда отряд майора Сайкса обогнул выступ горы и увидел перед собой редут Марл-Спрингс. Находясь в нескольких сотнях футов от форта, они не заметили никаких признаков жизни или какого-то движения, но потом ворота медленно открылись.

За воротами еле стоял сержант Мак-Броуди. Он отдал честь Сайксу.

— Приятно видеть вас, сэр… Уже два дня мы ничего не ели.

Сайкс въехал за частокол и заметил у стены трех людей.

— Где лейтенант Спраг, сержант?

— Он мертв, сэр. Сержант Каллаген доставил его сюда в плохом состоянии, а после их отъезда Спраг был убит во время нападения… Пуля попала ему в голову, сэр.

— После какого отъезда?

— После отъезда платформы, сэр. Лейтенант Спраг приказал троим людям сопровождать платформу, надеясь, что им удастся прорваться через засады индейцев. Здесь не хватало еды на всех, сэр. Казалось, будет лучше, если они уедут отсюда. Я думаю, у них это получилось, сэр.

В каменных лачугах лежало четверо раненых. Сайкс обратился к Мэрриоту:

— Капитан, будьте любезны, проследите, чтобы позаботились о них. И доставьте для них паек. Мы переждем здесь полдень и приготовимся к выходу.

— Сегодня вечером, сэр?

— Посмотрим. Прежде всего, я хочу послушать доклад сержанта.

Мак-Броуди в деталях изложил события последних десяти дней: он рассказывал о непрерывной стрельбе из засады, о прибытии и отправлении платформы, о том, как Каллаген спас отряд Спрага.

— Вы говорите, лейтенант Спраг назначил его сопровождать платформу?

— Да, сэр.

— Вы были свидетелем этому? Я хочу знать, вы лично слышали, как Спраг отдавал приказ?

— Ну, сэр, сам я не слышал, но каждый тут знает об этом.

— Меня не интересует то, что «каждый знает». Обычно, Мак-Броуди, когда все что-то знают, в итоге оказывается, что на самом деле никто не знает ничего.

— Да, сэр. Говорили, будто лейтенанту Спрагу было известно, что срок службы сержанта закончился. Спраг понимал, что здесь у нас было мало шансов выжить, поэтому он решил вместе с платформой отправить Каллагена и Бьюмиса.

— Но лейтенант Спраг мертв, сержант. И у нас нет свидетеля, который мог бы подтвердить, что Каллагену было приказано куда-то ехать. Может, он сам принял решение сбежать отсюда?

— Но, сэр…

— Так да или нет?

— Кто-то должен был ехать с платформой. Беккер был мертв, а Ридж умел управлять лошадьми. Нужно было охранять женщин и почту.

— Согласен. — Сайкс обдумывал ситуацию, а потом спросил: — А что произошло с гражданскими лицами — Уайли и Чемпионом?

— Они ушли раньше. Спенсер дезертировал, а эти двое украли у нас лошадей и смылись, сэр. Я уверен, что они охотятся за золотом, о котором все тут говорят, оно за пещерой, где протекает Золотая река.

Около получаса Сайкс дотошно продолжал задавать сержанту вопросы, связанные с событиями последних дней. В конце концов он окончательно уверился в том, что платформа уехала, благополучно скрывшись, если, конечно, верить людям, остававшимся в Марл-Спрингс, которые утверждают, что не видели нападения на нее и не слышали никаких выстрелов.

Уайли, Чемпион и Спенсер также ушли отсюда в горы в восточном направлении.

У Каллагена уже возникли какие-то неприятности из-за Уайли в лагере Кэйди, но все это могло быть и подстроено. Предположим, это был тщательно разработанный план побега вместе с платформой, с целью дезертировать из армии и найти золотой рудник…

Он, Сайкс, был глупцом. Он не должен был позволить чувству ненависти к Каллагену одержать верх над разумом. Но мысль прочно засела в голове, рождая подозрение: в любом случае он считал маловероятным тот факт, что Спраг отправил Каллагена охранять платформу… И вместе с тем фактом очень своевременным.

А кто мог засвидетельствовать это? Только Мак-Броуди, тоже ирландец и друг Каллагена.

— Завтра утром, Мэрриот, — начал Сайкс, — я хочу, чтобы вы с отрядами догнали и захватили платформу. Разыщите и арестуйте сержанта Каллагена.

— Арестовать?

— Это приказ, капитан. У меня есть основания считать, что Каллаген сопровождает платформу и мисс Мелинду, не имея на то полномочий. В сущности, он является дезертиром.

— Но люди говорят, что ему было приказано сопровождать платформу вместе с рядовыми Бьюмисом и Дэлавером.

— Верно. Это то, что говорят люди. Но все они очень преданы друг другу. Ни один из них на самом деле не слыхал, как был отдан приказ. Обдумайте серьезно ситуацию, капитан. Девушка, к которой Каллаген питает явный интерес, покидает лагерь Кэйди на открытой платформе, причем платформу ведет чуть ли не друг Каллагена. Вдруг платформа оказывается в Марл-Спрингс, свернув со своего маршрута, а сержант Каллаген едет ее сопровождать. Я думаю, у нас есть все основания считать, что за всем этим кроется нечто большее, чем просто факты.

— Да, сэр. — В голосе Мэрриота звучала нерешительность. — Вы хотите, чтобы я догнал платформу? К настоящему времени она должна быть уже в форте Мохава, а может, и на пути в Вегас.

— Разыщите ее. И доставьте ко мне сержанта Каллагена.

— Да, сэр. Платформу тоже доставить?

— Нет, уничтожьте ее! Мне нечего делать с платформой, если только она… Капитан, может, вы наконец поймете, что и платформа каким-то образом имеет отношение к этому делу. Об этой пещере так много говорят. Может, Каллаген использует платформу… чтобы вывезти на ней золото? А?

Мэрриот вышел на улицу и огляделся. Что бы ни случилось, здесь должно быть простое и логичное объяснение Доводы майора Сайкса ему казались просто абсурдными. Или нет? Не знай он Каллагена, он бы начал сомневаться, поскольку вряд ли можно назвать простым совпадением тот факт, что платформа очутилась в Марл-Спрингс. И как случилось, что Каллаген, вышедший с отрядом Спрага, оказался рядом с этой злополучной платформой, которая должна была находиться на пути в Вегас? Кстати, следуя намеченным маршрутом, Каллаген не мог и близко очутиться на этом пути.

Мак-Броуди наблюдал, как прибывшие солдаты чистили лошадей. Он бросил взгляд через плечо на Мэрриота, когда тот к нему приблизился.

— Что происходит, сержант? — спросил Мэрриот.

— Чертовщина, сэр. Настоящая чертовщина. Мы не видим индейцев, но они здесь. Мы пристрелили нескольких, совсем немногих, но потеряли также и своих людей. Сейчас индейцы не станут высовываться, потому что прибыло два новых отряда. Для них здесь слишком много людей, чтобы устраивать столкновение, они не станут рисковать, пытаясь украсть лошадей; просто спрячутся в горах и будут ждать подходящего момента.

— Между нами, каково ваше мнение о Каллагене?

— Самое лучшее, сэр. Он первоклассный солдат и прекрасный человек. К тому же он джентльмен в полном смысле этого слова, как мы понимаем его здесь и на родине. Если он пошел с платформой, значит, ему было так приказано, и что бы он ни делал, он считает, что выполняет свой долг. Так было и со Спрагом, — продолжал Мак-Броуди. — Он оказался в западне возле пика Кесслера на востоке отсюда и никогда бы не выбрался оттуда, если бы один из его солдат не принес известие об этом. Каллаген взял для них воду, отвел отряд к роднику, а потом вернулся с ними сюда. В британской армии его бы уже дважды наградили за заслуги последних нескольких дней. Он может подать иск в военный суд.

Мак-Броуди решительно смотрел на Мэрриота.

— Прошу капитана простить меня, не хочу показаться непочтительным, но майор Сайкс ухлестывает за той самой девушкой, к которой неравнодушен Каллаген. Мелинда, так, кажется, ее зовут. И до этого между ними возникали стычки.

Мэрриот молчал. В последние несколько дней он много размышлял. Он был не только армейским офицером, но и просто человеком; когда видел солдата, мог понять его сущность. Более того, когда с ним разговаривали так, как сейчас Мак-Броуди, он узнавал правду, потому что сержант говорил с ним прямо и открыто.

Капитан повернулся и пошел обратно через загон. Скоро наступит ночь. Где-то за пределами лагеря в темноте движется открытая платформа с двумя женщинами и несколькими мужчинами. Где-то за территорией форта скрываются и индейцы… Теперь перед Мэрриотом открылась вся неприглядность создавшегося положения.

Керта Уайли он не любил: дрянь, а не человек; Чемпион был тупой, посредственный и очень жестокий. Спенсера он смутно помнил по службе в предыдущем отряде: угрюмый юноша без особого интеллекта.

Он выкинул из головы историю о золотом руднике. Такие сказки рассказываются по всей территории Запада. Повсюду есть затерянные прииски, и каждый баснословно богат золотом. Может, некоторые из них и существуют, но даже самый лучший не стоит того, чтобы хоть один человек умирал в погоне за проклятым металлом. Вот что было самое печальное из всего услышанного здесь.

Завтра ему предстоит догнать и захватить платформу, задержать Каллагена. Это было нечто такое, чего ему делать не хотелось бы.

Солнце садилось, и массивный кряж, тянувшийся на восток, окрасился золотистым темно-красным оттенком. У основания его западали глубокие тени. Как их здесь называют? Кажется, горы Провидения, как кто-то тут говорил… Может, провидение охраняет тех женщин и Каллагена в пустыне? Эта страна не предназначена для женщин, но если Каллаген рядом с ними, у них есть шанс. Горы вокруг редута отливали сочным оттенком, но теперь горный кряж через долину стал пурпурным, древний, весь в зазубринах хребет выпирал из глубины земли. Как он возник? Образовывался медленно, тысячелетиями? Или резко, в результате одного страшного извержения? В любом случае ветры, песок и гравий хорошо поработали над его поверхностью. Человеку не следует задерживаться надолго в пустыне, а то он может поддаться обаянию ее странной красоты и силы. Вот откуда все началось: и здесь на протяжеении веков природа колдует на своими творениями. Солнце, холод, ветер и вода медленно изменяли скалы, разрушая одни, шлифуя другие, въедаясь в третьи… Это — жестокая страна, зовущая и привлекающая сильных людей… Неудивительно, что они ищут тут потерянные рудники. Чем глубже и надежнее они запрятаны, тем меньше шансов их найти, а поиски не прекращаются и все идут и идут.

Мэрриот хлопнул перчатками по бедру и пошел в дом.

В хижине его ждали кофе, скудная еда и сигара.

Глава 22

Каллаген залег между скалами на шероховатом склоне гор Дикой Лошади, не подозревая, что на севере, в нескольких милях от него, капитан Мэрриот ведет отряд «С» к правительственному шурфу. Он не знал, что Мэрриот принадлежал к той породе людей, которые не умеют тянуть время.

Правительственный шурф находился в восемнадцати милях от Марл-Спрингс, если добираться к нему вдоль правительственной дороги, но Мэрриот чувствовал, что сейчас не время задерживаться. Если платформа выехала в форт Мохава, тем лучше; а если нет, то, по всей вероятности, людям, находящимся в ней, понадобится помощь.

Каллаген знал, что наступает критический момент. Он понимал, что отсюда никому нет выхода до тех пор, пока вопрос не будет поднят и… решен.

Его противники не просто вели игру. Они сделали ставку на победу, тем более что в эту историю втянуто золото. Если не окажется свидетелей, никакое разбирательство не будет иметь значения. Что бы Чемпион и Спенсер ни делали, никто об этом не узнает, а то, что найдут Вэб Болин и его друзья, касается только их, они смогут поступать с найденным так, как только пожелают.

Болин был уверен: Каллагену известно, что находится в руднике. Разве у Каллагена не было доступа к карте и разве он не побывал в местах, помеченных на ней?

Наверху в скалах находились две женщины. У них было мало воды, и они не будут подыматься выше. По словам Чемпиона, оба мужчины уже стреляли, следовательно, у них должно оставаться немного боеприпасов.

Никому в точности не было известно, где они находятся, но ближе лагеря Кэйди военных нигде не было, а это добрых восемьдесят миль от них на запад. Десятки раз Болин перегонял краденных лошадей через эту местность и знал, где искать воду. Ближайший родник находился меньше чем в двухстах шагах от того места, где они теперь. Но он не станет раскрывать карты, он может и подождать. А они не смогут.

Более того, он предпочитал не упоминать, что, вероятно, находится в миле от одного из входов в пещеру Золотых Песков. Сложность состояла лишь в том, что этот проклятый ирландец, притаившийся на склоне торы, находится к воде еще ближе.

Болин поднес руки ко рту и, как в рупор, выкрикнул:

— Спускайся вниз, Каллаген. Нет смысла стрелять друг в друга. Уайли мертв… теперь остались только ты и я.

Каллаген слышал его, но ничего не ответил. Болин решил говорить, значит, он теряет терпение. Это также значило, что у Каллагена было что-то на уме, чего не знал Болин.

Женщины? Возможно. В конце концов, в радиусе ста пятидесяти миль он не смог бы найти ни одной женщины.

Каллаген оглянулся вокруг. На западе, внизу гор, тени становились крупнее. Ночью придется туго. Хотя под прикрытием темноты они смогут подняться выше. Но нужно быть осторожным, чтобы не наделать шума. Если днем можно стараться не наступать на камни или гальку, то ночью их просто не видно. Он повернулся спиной к врагу, налег на камень, служивший ему парапетом, и стал внимательно изучать поверхность столовой горы, выбирая место, где можно пройти.

В душе теплилась надежда. Там, наверху, проходило какое-то подобие борозды… она может обеспечить доступ К вершине. А что потом? Может, лучше довести борьбу до конца здесь? Нет, чем выше они подымутся, тем лучше. Пусть не на саму вершину, но очень близко к ней.

Он жестом подозвал к себе всех и показал путь, который предстояло одолеть.

— Бьюмис, тебе придется идти впереди. Мелинда пойдет следом, она хороший верхолаз. Мы ищем воду, но, прежде всего, нам нужно занять оборонительную позицию с хорошим обзором для ведения огня. Если мы останемся здесь, они смогут нас обстрелять откуда угодно.

— Слишком светло, — заметил Бьюмис.

— Мы подождем. Когда стемнеет, тихонько выходите.

Солнце спряталось за скалами, и внизу стало темнеть. В том месте, где находился Каллаген, уже сгущались сумерки. Он услышал крик перепела, самый прекрасный звук вечерней пустыни.

— Сейчас, сержант? — спросил Бьюмис.

— Сейчас… и будь очень осторожен.

Бьюмис вышел, а следом за ним — Мелинда. Тетя Мэдж задержалась.

— Я беспокоюсь о Мак-Дональде. Если я не появлюсь вовремя, он может начать меня искать.

— Не волнуйтесь. Скоро вы с ним встретитесь.

Она ушла, и Каллаген стал прислушиваться, но не услышал никаких звуков. Они хорошо продвигались, осторожно, и теперь он остался один.

Ему не привыкать оставаться в пустыне одному. Он не относится к тому сорту людей, которым непременно нужно говорить с кем-то или делиться мыслями. Он любил людей, но ничто не может сравниться с ощущением, которое возникает, когда находишься один в пустыне или среди гор; только тогда начинаешь их понимать по-настоящему. Дикая местность не делится своими секретами с людьми, любящими шум и разговоры; ее секреты передаются с тишиной.

Движения животных, всполох птиц и шепот ночи становятся физически ощутимыми. Пустыня сама говорит за себя, ведь земля живет, а в ночной тишине можно слышать, как она растет и умирает, как рождаются и возрождаются многие другие вещи. Тонкое журчание песка, падение камней, шепот или стон деревьев — все это дыхание земли.

Если каким-то образом можно было ускорить звуки ночи, поднести их ближе к уху, то можно услышать музыку меняющейся земли: журчание, падение, — все сливается в одну бесконечную, изысканную симфонию, которая очаровывает человеческий слух.

Каллаген подождал еще немного, потом отошел от своего укрытия, держа винтовку наготове в правой руке.

«Итак, ты прибыл вовремя!» — сказал он про себя.

Пламя пронзило ночь как раз в тот момент, когда он бросился в сторону и замахнулся винтовкой. Это был неподготовленный удар, поскольку ружье было плохо сбалансировано, но когда ствол выдвинулся вперед, он крепко схватился за него.

Он чувствовал горячий ствол, а потом, обезумев от внезапного страха, схватился за винтовку обеими руками и начал дергать ее вперед и назад. Он слышал какое-то ворчание, а потом из ружья раздался оглушающий взрыв, на секунду осветивший уставившееся на него лицо. Раздался выстрел револьвера, и Каллаген рванул винтовку на себя, потом нанес удар снизу, размозжив чью-то голову о скалы.

Как кошка, Каллаген карабкался вверх, перепрыгивая с камня на камень, увиливая от шипов дикой груши. За спиной рычала винтовка, и Каллаген слышал, как справа от него отскочила пуля, но он укрылся между двумя кустами можжевельника и еще поднялся вверх по склону.

Теперь его глаза привыкли к темноте, и он осторожно выбирал места, куда можно ступать, чтобы не сломать ногу или не вывихнуть колено, прыгая между скалами. Он понятия не имел, кто был тот человек, с кем ему пришлось сразиться среди скал. Наконец он остановился и прислушался. Внизу слышалось какое-то шевеление, нечетко доносились проклятия и шепот голосов. Кто-то чиркнул спичкой, и Каллаген выпустил пулю как раз в то место, откуда появился этот зыбкий свет. Звук выстрела эхом прокатился по склону.

В тот же миг он переместился со своей огневой позиции, поднявшись еще выше. У него возникло ощущение, что ночью они больше не предпримут никаких попыток. Ему повезло на этот раз.

Он снова остановился, чтобы перевести дыхание, и слышал, как бешено колотится сердце от страха и от трудного подъема.

Он был на волосок от смерти. Кто-то подкрался к нему, и, если бы он в тот момент не пошевелился, а незнакомец не заговорил, он был бы мертв.

Он мрачно задумался о том, что произошло. По крайней мере, один человек некоторое время не сможет открывать рот. Если этот тип не мертв, то наверняка у него сломана челюсть.

Он чувствовал жгучую боль на руке от ожога. Поднявшись выше, услышал, как кто-то тихо его зовет.

— Морт?

Он пошел в том направлении, откуда доносился голос, и увидел Мелинду.

— Мы нашли это место, — сообщила она.

Внутри горы находилось полупещерное углубление, которое выдувал ветер. Шириной в тридцать футов и почти пятнадцать в глубину, оно представляло собой ненадежное укрытие на случай штурма, но к нему было трудно подступиться. Это было сухое песчаное место, частично прикрытое сверху небольшим выступом и спрятавшееся за несколькими камнями. Когда-то огромные камни скатились с горы и упали тут, образовав не очень надежный парапет.

— С тобой все в порядке? — поинтересовалась Мелинда.

— Да, — убедительно ответил Каллаген. В этот момент к ним подошел Бьюмис.

— Мы слышали внизу возню и выстрелы.

— Кажется, один из них вышел из игры, — сказал Каллаген. — Я не знаю — кто, но он подкрался ко мне совсем бесшумно, как настоящий индеец.

— Чемпион?

— Не думаю. Он бы не заговорил, будь это Чемпион, а я был бы уже мертв.

— Не надо, не говори так! — попросила Мелинда, передернув плечами и придвинувшись ближе к Каллагену.

Ему всегда нравилось, когда она рядом, но только не теперь. В такие минуты мужчина должен решать главные вопросы жизни, а не думать о женщине. Поэтому он сказал:

— Отдохни немного, Бьюмис. Через пару часов я тебя разбужу.

— А мы с Мелиндой будем наблюдать, — прошептала тетя Мэдж. — Потому что вам обоим нужно поспать.

На юго-востоке Каллаген видел ровные очертания горы Тейбл, на севере выступал горный кряж Мид-Хиллс. Прямо на западе, немногим более чем в пятнадцати милях от них, был расположен редут Марл-Спрингс. С этими мыслями он уснул. И снилось ему, что он сражается с Насером Ханом, когда его диких соплеменников изгнали из Сулейман-Хиллс. Он беспокойно ворочался во сне, его рука сжималась, будто он крепко держал в ней меч. Вдруг он проснулся и некоторое время лежал неподвижно, стараясь понять, где находится. Небо стало серым, приближался рассвет.

Он медленно сел, чувствуя, как выступила щетина на лице и ненавидя огрубевшую одежду, затвердевшую от пота, пыли и крови, ее пропитавшей. У него пересохло во рту. Он внимательно осмотрелся вокруг.

Не спала только Мелинда. Молча застыли горы, окутанные легкой дымкой, в небе угасала ночь.

— Тебе снился сон, — сказала она.

— Мне редко снятся сны… сражения, кровь и ружейные выстрелы. Это не интересно.

— И никогда женщины?

— То тут, то там… встречаешься с ними.

— Ты много воевал? — спросила она.

— Больше двадцати лет… даже когда был подростком в Ирландии.

Он повернулся и посмотрел вниз. Кругом стояли скалы, кое-где поросшие кедрами и кустарником. Он заметил гриву лошади: значит, преследователи все еще находились там, внизу.

Крутой спуск вел к ним, в некоторых местах труднопроходимый, но он обеспечивал на всем протяжении надежное укрытие.

Мелинда села рядом. Теперь она окончательно проснулась и не выглядела такой испуганной. Благодаря рассказам отца и дяди она в какой-то степени уже переживала подобные ситуации. Она вспомнила, когда впервые встретилась с Каллагеном. Он появился так неожиданно, верхом на лошади, сногсшибательный, красивый, спасший их всех.

Теперь он не выглядел таким потрясающим и неотразимым рыцарем. При этой мысли она улыбнулась. Его одежда была порвана в битве с кустами и камнями, но он по-прежнему казался ей крепким, сильным, уверенным в себе.

— Ты когда-нибудь волнуешься о том, как все закончится?

Он пожал плечами.

— Человек делает то, что может, как бы ни сложились обстоятельства. Существует только один способ борьбы: победить, а тот, кто использует силу не ради победы, просто валяет дурака… Всю свою жизнь я сражался, тем не менее верю в мир. Хотя он не принес мне ничего хорошего из-за таких людей, что находятся внизу, потому что они понятия не имеют о настоящем мире. Они понимают одно: насилие. Им бы хотелось, чтобы мы спустились вниз и говорили о мире, но они убьют нас всех, и этим все кончится. Они обретут покой, когда увидят наши мертвые тела… Я кое-что заметил, — мрачно добавил Каллаген. — Люди, которые так рьяно проповедуют мир, делают это, не выходя из уютных домов, зачастую после сытного обеда. Совсем другое дело, когда сталкиваешься лицом к лицу с вооруженным человеком ночью в уединенном месте, человеком, нормы жизни которого не выходят за пределы собственных эгоистичных интересов.

— Мне кажется, они идут, — перебила его размышления Мелинда. — Что-то движется там внизу.

— Повезло! — иронично заметил Каллаген. — А то мне понадобилась бы кафедра проповедника. — Он шлепнул рукой по винтовке. — Это самый лучший аргумент в споре о том, что такое мир. Никому не хочется стрелять, если последует ответный выстрел. — Он подвинул винтовку немного вперед. — Они поднимаются, потому что мы стоим у них на пути. Их только двое, и они надеются справиться с нами. Если бы их было четверо, они бы никогда не остановились.

— Они знают, что Бьюмис молод, и он сам говорил, что не хочет быть солдатом. Но они не догадываются о том, какой огромный внутренний заряд у этого молодого человека, за последние несколько дней он закалился и вырос в настоящую силу.

Теперь стало светлее — достаточно светло для настоящей стрельбы. Лошади, находившиеся внизу, то и дело поглядывали вверх на склон.

Каллаген оглянулся. В дальней стороне впадины между горой и куском отвалившейся скалы образовалось небольшое пространство.

— Мелинда, посмотри, куда оно ведет, хорошо? — попросил он.

Каллаген не любил тупиков. Одному человеку не под силу будет защитить позицию, которую они занимали. На случай его гибели другие должны иметь какую-то запасную тропу, чтобы выйти отсюда. Рано или поздно из лагеря Кэйди выйдет отряд на поиски исчезнувших людей, но до того времени им нужно будет где-нибудь переждать.

Он, не спуская глаз, следил за движением внизу. И был уверен, что уже выбил из строя одного из них. Но он был также уверен и в том, что люди» поднимающиеся по склону, не новички — они выжидали. Ясно, у них был карьер, откуда они не могли убежать.

Как только он зафиксировал малейшее движение, человек тут же спрятался за скалой, и у Каллагена не было возможности выстрелить: просто тень на склоне промелькнула и скрылась из виду.

Мелинда вернулась.

— Морт, там сквозной проход. Не знаю, пригодится он нам или нет. Сомневаюсь, что мы сможем провести через него твою лошадь.

— Он тянется до склона?

— Не совсем… я прошла только несколько метров.

— Мы попытаемся. Бери лошадь и отправляйся туда с тетей Мэдж. Увидите, вы обе сможете это сделать. Подтяни стремена. Так будет легче пройти.

Внизу на полпути за выступом он заметил шляпу. Очевидно, преследователи пытались вынудить Каллагена открыть огонь и тем самым обнаружить себя. У него не было лишних патронов и никакого намерения подвергаться такому грубому, примитивному соблазну. Когда он увидит что-то и решит, что сможет попасть в цель, он выстрелит.

Солнце взошло за горами Дикой Лошади, но на то место, где он стоял, падала тень, и тут было прохладно. Он заметил несколько возможных подступов между разбросанными каменными глыбами и прицелился в те места, уверенный, что при необходимости его действия будут быстрыми и точными.

Его заботил правый и левый фланг: площадь была слишком большой, чтобы они с Бьюмисом могли ее прикрыть, а парапет был чересчур низкий, не позволяя им развернуться.

Каллаген приблизился к Бьюмису.

— Воспользуйся временем, солдат, и не трать зря патроны. Ты видел, куда женщины повели лошадь?

— Да.

— Когда наступит час, беги следом за ними. Иди до тех пор, пока их не догонишь. А потом попытайся найти другую, такую же удобную позицию.

— Думаешь, майор Сайкс вышлет за нами патруль? — спросил Бьюмис.

— Они, думаю, уже идут. И если они нас отыщут, нам повезет.

Пуля ударилась о скалу над их головами, осыпая осколками. Они поспешили занять огневую позицию. Хотя Болин был опасным человеком, Каллагена все же больше волновал Чемпион. Этот старый разбойник был хитер и мог найти путь, о котором другие даже и не мечтали. Более того, Болин не был всецело поглощен судьбой Каллагена: его не интересовало, жив тот или мертв, пока он не стоял на его пути.

Преодолев десятки миль на север, капитан Мэрриот подъехал к покинутой у правительственного шурфа платформе. Всего лишь в нескольких милях от платформы они наткнулись на тело погонщика Риджа и похоронили его в неглубокой могиле.

Глядя на открытую платформу, нельзя было сказать, что она подверглась нападению индейцев. Те, кто грабил ее, знали, что взять и где это находится; но теперь — нигде поблизости не было видно следов индейцев.

— Это Уайли, — сделал вывод Мэрриот.

Хэсвел, коренастый уроженец Миссури, кивнул на следы мокасин.

— Это Чемпион. Я видел такие в Кэйди.

Итак, значит, Чемпион, Уайли и еще кто-то с ними, возможно, Спенсер. Они остановили и ограбили платформу.

— Там внизу был человек, — сказал Хэсвелл, — и кровь. Я думаю, он еще жив.

Мэрриот сам изучил следы и пришел к такому же выводу. Он надеялся, что этим человеком был Каллаген… если он еще жив.

— Юг? — Хэсвелл наморщил лоб, понимая, на что намекает Мэрриот. — На юге ничего нет. Я не бывал там, но мне говорили, что это дикая местность.

Мэрриот устал, но, поскольку разведчиков еще не было, они двинулись на юг. Проехав несколько миль, Хэсвелл вернулся назад.

— Кто-то еще их преследовал, — доложил он, — человек этот ушел в тяжелом состоянии.

— Ты имеешь в виду, что его ранили?

— Да, сэр. Я считаю, его ранили в том бою, но он ушел, а потом последовал за ними. Он продолжает идти, но нам лучше хорошенько посмотреть все вокруг. Может, он местами полз по следу.

Спустя час они нашли его почти у самого края длинного западного кряжа, который тянулся от столовой горы. Это был Дэлавер, Джейсон Следопыт. Он был ранен и потерял много крови, но сам обработал рану и наложил повязку.

После воды и глотка виски он рассказал о нападении и сообщил, что видел столб пыли, когда другие наездники пересекали бассейн.

— Каллаген идет за ними. Я выследил, где он перебрался через этот кряж и направился на юг. Он был без коня…

Лошади шли рысью, когда отряд добрался до входа в гору и до тела Керта Уайли.

— Оружейный бой, — сделал вывод Хэсвелл. — Уайли вытащил ружье, но, естественно, выстрелил вторым.

— Одним меньше, — спокойно сказал Дэлавер.

Глава 23

Чемпион, ссутулившись, сидел в прохладной тени кедра. Он порылся в кармане, вытащил табак, оценивающе осмотрел его, смахнул пыль и откусил приличный кусок.

Если эти чертовы глупцы будут продолжать подниматься в горы, Каллаген пристрелит одного или даже двоих. Чемпиону нет никакого смысла преследовать кого-то. Он доверял своей собственной интуиции, а не чужому мнению.

Он поднял глаза на возвышающийся перед ним склон. Это был очень крутой склон, но что-то ему подсказывало, что Каллаген все же попытается добраться до его вершины: сержант был солдатом знающим и хитрым.

Стоит только понять человека, которого преследуешь, сразу становится ясно, где его искать. Каллаген направится к вершине, а самая высокая вершина находится вон там, между двумя выступами. Сначала он отправит женщин, возможно, с тем солдатом. А сам останется, чтобы не подпустить Болина к ним.

Чемпион опять посмотрел на склон и начал подъем. Что не сделаешь ради женщины, особенно белой женщины. Они не индианки, они долго не выдерживают, но через несколько недель он сможет поступать так, как сам захочет… Он продолжал подниматься вверх по склону.

Целый час он карабкался наверх, а потом рыскал между скалами, стараясь обнаружить Каллагена или Бьюмиса. Они вероятно спрятались среди кедров и скал, и вороной был с ними.

Чемпион сидел на корточках под кедром и обдумывал сложившуюся ситуацию. Никаких признаков Каллагена или Бьюмиса… но это не значит, что их здесь нет. Время от времени выстрелы напоминали ему о том, что внизу продолжается борьба.

Самое сложное будет спуститься со столовой горы, но пешком с этим можно справиться. Ему было жаль оставлять прекрасную лошадь, но, может, она еще будет здесь, когда он вернется через несколько месяцев.

Он пробирался между кедрами, уверяя себя, что тут нет людей, а потом вышел из-за деревьев с винтовкой в руках.

— Ну, вот. — Он говорил спокойно. — Кажется, я нашел себе женщин. Одних, без эскорта.

Они смотрели на Чемпиона, стоя футах в десяти от него. Обе женщины были усталыми, но не потеряли бдительности и не испугались. «Хорошенько наблюдай за ними, — говорил он себе. — Они не напуганы, и обе умеют думать».

— Ваши парни идут этой дорогой. Не пытайтесь что-нибудь выкинуть, потому что, если мне придется убивать кого-нибудь из вас, я, естественно, пристрелю обеих. Вы думаете о том, какую сделать попытку, но этим вы уничтожите не только себя, но и вашего друга.

Никто не шевельнулся.

— Пошли! — резко произнес Чемпион. — Только спокойно!

Они продолжали стоять. Обе понимали, что нельзя двигаться; они не верили, что он сможет убить их здесь.

Мелинда вспомнила, как Каллаген однажды говорил ей: «Не ходи с человеком, который целится в тебя из ружья. Преступник просто хочет лишить тебя помощи и заведет в такое место, где ему никто не помешает, и сделает с тобой, что захочет. Где бы ты ни находилась, ты будешь в большей безопасности, чем в том месте, куда он тебя поведет».

— Я не могу сделать и шага, — спокойно ответила Мелинда. — Я только что взобралась на эти горы. Кроме того, у меня не было времени насладиться красотой этого места.

Он смотрел на нее и не мог побороть в себе чувства восхищения ею. Да, за ней нужен глаз да глаз… Стоит только отвернуться, как она воткнет нож в спину. Он щелкнул языком.

— Мэм, мне нравится ваше мужество, но вы все-таки пойдете со мной.

Он выступил из-за деревьев и направился к ним.

— Вы пойдете, говорю я вам! В противном случае, я продырявлю кому-нибудь из вас голову!

На какой-то миг они замешкались, а потом пошли.

Вдруг появился Бьюмис.

— Эй, что здесь происходит? — закричал он.

Чемпион развернулся и выстрелил с бедра. Пуля задела Бьюмиса, но он тоже успел выстрелить. Чемпион обернулся. Женщин на месте не было. Чертыхаясь, он быстро окинул взглядом кедры и скалы.

— Выходите! — закричал он. — А то, когда я вас найду, выпущу из вас кишки!

…Песок рассказывал всю историю. Одного взгляда на следы было достаточно, чтобы он бросился в кусты, чертыхаясь. Вдруг откуда-то снизу из-за гор донесся рев и сильный грохот. Потом все стихло. Над горой поднялась пыль. Каллаген услышал, как на вершине стреляли. Два выстрела прогремели в считанные доли секунды. Он выпрямился, выстрелил два раза вниз, повернулся и побежал через проход, в котором только что скрылся Бьюмис. На полпути он оглянулся, нет ли за ним погони. Его рука коснулась стены, и из нее посыпался песок.

Каллаген поднял глаза и увидел застрявший в стене огромный валун. Из-под него сыпался песок, и казалось, всего лишь несколько камней держат его на месте. Такие валуны могут висеть иногда годами, пока ветер или дождь не расшатают их и они не упадут.

Каллаген отпрянул и провел рукой по стене, выбивая большие куски земли и камня. Валун легко накренился; Каллаген снова ударил по нему, а потом как кошка отпрыгнул назад, и очень вовремя.

Валун выдвинулся на несколько футов, с минуту угрожающе повисел, а потом упал. За ним посыпались земля и песок. Развернувшись, Каллаген побежал дальше.

То, что свалилось вместе с этим валуном, остановит их лишь на время, а пока…

— Стоять! — послышалось рядом.

Он резко обернулся. Они застыли там. Их было трое. Он даже на короткое время не остановил их. Продвигаясь ползком между скалами, они обошли его. Окружили с трех сторон. У него не осталось шансов.

— Рядовой Спенсер! — послышался неожиданно командный голос. — Если этот человек, который находится слева, шевельнет хоть одним мускулом, убейте его!

— Да, сэр! — Спенсер прицелился.

— Эй ты, полный идиот! — завопил бандит Бэрбер, — это его мы преследуем. Поверни свое ружье.

— Сержант Спенсер! — раздался ледяной голос Каллагена. — Насколько мне известно, вы не дезертир. Вы находитесь в разведке согласно моему приказу. Делайте то, что вам говорят, а я позабочусь, чтобы вы стали капралом.

— Идиот! — закричал Болин Спенсеру. — Так все же на чьей ты стороне?

Спенсер всегда соображал туго. Ему не очень нравились эти люди. В последние дни ему пришлось испытать трудностей больше, чем в армии, и, кроме того, он мало ел. Они не считались с его мнением и, казалось, вообще не обращали на него никакого внимания.

Сержанта Каллагена любили все солдаты. Он был справедливым человеком, а теперь собирается рекомендовать его в капралы! За свои двадцать лет Спенсер никогда ничем не отличался, а тут представился случай.

— Да, сэр, — согласился он. — Я был в разведке. Вы меня послали.

— Неужели ты…

Болин держал в левой руке винтовку, но в решающий момент вытащил револьвер. Спенсер пробудил в нем гнев, но мишенью все же должен стать Каллаген. В момент, когда необходимо было сосредоточиться, он на секунду потерял бдительность. Пока он думал, что-то ударило по нему, а потом обожгло, будто к животу приложили раскаленное железо.

Болин сделал шаг назад и уставился не мигая на ствол, который должен был лишить его жизни. Был момент, когда он видел это раньше, знал, что именно так все это и закончится.

Почти тотчас раздался и другой выстрел. Каллаген шагнул назад, оглянувшись.

Бэрбер лежал на земле: пуля дважды пробила ему грудь. Спенсер уставился на него, чувствуя головокружение, а потом вдруг осознал, что произошло.

— Прекрасная работа, Спенсер! — одобрил Каллаген. — Ты хороший парень.

Потом он быстро повернулся и побежал по дороге, скрывшись за кедрами.

Осторожно ступая между деревьями, Чемпион продолжал искать женщин. Он найдет их. До него неожиданно донеслись звуки выстрелов. Если бы только этот Каллаген задержал остальных…

Он ступил на возвышенность, откуда открывался вид на северо-восток. Он видел гору Тэйбл, видел… колонну облаченных в голубую униформу солдат, быстро приближавшихся к каньону Дикой Лошади.

Скоро они начнут подниматься вверх по столовой горе. Они слышали выстрелы и скоро придут сюда. Их достаточно много — может, пятьдесят или даже больше.

Чемпион был не тот человек, чтобы зря тратить время на раздумья. Столовая гора протянулась на три-четыре мили в длину, а вон там внизу стояла хорошая лошадь. Если бы ему удалось добраться до края горы, взять лошадь, спуститься вниз по крутому склону и спрятаться в горах Провидения, у них было бы мало шансов его найти.

Он знал, где есть вода, где находится пещера или две, и… И он бросился бегом к лошади.

Каллаген подошел к склону с другой стороны и увидел свою лошадь. Его винтовка была пуста, и он уже собирался спрятать ее в чехол, когда услышал шарканье ног. Испугавшись этого, лошадь бросилась вперед, а Каллаген остался один на один с Чемпионом. Он стал действовать осмотрительно: перенес вес тела на левую сторону, а потом бросился вперед головой, сбивая Чемпиона с ног.

Выбив из его рук винтовку, он увидел, как тот, падая, спустил курок. Оба покатились по земле, но быстро поднялись. Вот такую борьбу Каллаген любил. Десятки раз ему доводилось бывать в охотничьих лагерях, но там ему не было равного соперника: его испытывали на скотоводческих фермах и аренах для проведения боя быков.

Каллаген встал, а Чемпион стремительно понесся на него. Понесся, покачиваясь, этот человек-медведь, будто сделанный из сыромятной кожи и железа. Каллаген подался назад, не в силах устоять на ногах, схватил Чемпиона за плечо и упал, увлекая его за собой.

Тот сильно ударился, но перекатился и поднялся, чтобы продолжить бой. Прямым хуком слева Каллаген ударил его по губам, но Чемпион не отступал, царапая его, целясь в глаза. Это была борьба не на жизнь, а на смерть. Каллаген снова очутился на земле, но, падая на спину, надежно прикрыл лицо обеими руками, а потом изо всех сил нанес удар головой по опускающемуся к нему лицу Чемпиона.

Пальцы Чемпиона вонзились в его глаза, а затем, как тисками, он сжал его ребра, разрезая тело длинными ногтями, видно, специально отращенными для этой цели. Каллаген ощутил острую боль, когда противник полоснул его по щеке. Он выдвинул вперед ноги и прижал подбородок Чемпиона так, что его голова запрокинулась назад.

Пытаясь схватить Каллагена за ноги, чтобы резко прижать и сломать ему шею, Чемпион не думал, что горец был слишком опытен. Вдруг он отпустил Каллагена, перевернулся на спину, слегка поворачивая голову, и вцепился зубами в его икру.

Каллаген отпустил Чемпиона, и они оба снова вскочили на ноги.

Чемпион был ниже Каллагена, но тяжелее. Он вытер кровь с губ и, раскачиваясь, пошел вперед. Каллаген ударил его обоими кулаками, но тот будто не почувствовал этого. Теперь Каллаген стоял к нему вплотную, и они неистово колошматили друг друга. Оба соперника истекали кровью. Каллаген тяжело дышал, хватая ртом воздух: он только что преодолел переход и вовсе не подозревал, что ему еще предстоит выдержать такую жестокую схватку.

Чемпион ухмыльнулся. Он нанес удар справа в живот, и Каллаген почувствовал, как подкосились его ноги. Чемпион сделал шаг назад и, воспользовавшись своим преимуществом, ударил в челюсть. Каллаген опустился на одно колено, а когда Чемпион приблизился, он подался вперед и обхватил правой рукой ногу противника.

Нога Чемпиона оказалась вверху, и он упал, сильно ударившись ключицей о землю. Каллаген отскочил назад, довольный, что ему наконец-то представилась возможность перевести дух. Но когда противник поднялся на ноги, он ринулся вперед, увертываясь от удара справа. Просунув руку между его ног, он прокинул его, как кочегар опрокидывает вагонетку, и швырнул на скалы.

На сей раз Чемпион поднялся уже не так быстро. Теперь он понял, что это был бой, который он мог проиграть. Солдаты приближались, и, хотя лошадь находилась рядом, ему нужно было получить хоть небольшое преимущество. Он должен был покончить с этим человеком, покончить быстро и достойно.

Защищая голову и лицо руками, он слегка пригнулся и пошел вперед. Каллаген сделал отвлекающий маневр; не мешкая ни секунды, он нанес удар правой снизу, от чего голова Чемпиона запрокинулась далеко назад. За ним последовал удар левой по незащищенной голове. Чемпион зашатался, чуть не падая.

Каллаген снова сделал ложный выпад и ударил ногой по коленной чашечке. Чемпион начал падать, и Каллаген снова нанес удар. Неожиданно Чемпион навалился вперед, а Каллаген попытался сделать шаг в сторону, но оказался не настолько быстрым, и Чемпион изо всех сил ударил его головой в живот.

Каллаген почувствовал, что падает. Он заметил, как Чемпион нагнулся за большим камнем, и, когда ударился о землю, тотчас перевернулся, упершись в нее руками и коленями. Чемпион как раз заносил камень над его головой, когда Каллаген поднял подвернувшийся под руку короткий толстый кусок сухого кедра и швырнул его в лицо врагу.

Не имея возможности увернуться из-за того, что в руках он держал огромный камень, Чемпион бросил его в Каллагена. Камень упал рядом, а летящий кусок дерева угодил ему прямо в руку.

Каллаген бросился вперед, схватил Чемпиона обеими руками и повалил на землю, нанеся жесткий удар правой в челюсть. Охотник попятился назад, закрывая глаза, а Каллаген последовал за ним, сделав ложный выпад, и ударил в солнечное сплетение. Чемпион согнулся, Каллаген ударил коленом по лицу. Он упал на колени — а потом вдруг со всех сторон дерущихся окружили солдаты в голубых униформах.

Каллаген отступил назад, опустился на камень, хватая ртом воздух.

— С тобой все в порядке?

Каллаген поднял глаза и увидел капитана Мэрриота.

Он попытался встать, но Мэрриот сказал:

— Сиди спокойно. Ты сделал хорошую работу, сержант. — Потом помолчал. — Мне приказано тебя арестовать.

— Арестовать? — удивился Каллаген.

— Да, сержант. У майора Сайкса сложилось впечатление, что ты бросил свой отряд, чтобы быть с женщиной. Он считает, что ты принудил изменить маршрут платформы и направить ее в Вегас, а значит, ты дезертировал.

— Но это бессмыслица, капитан. Лейтенант Спраг расскажет вам…

— Спраг мертв, сержант. Он погиб в Марл-Спрингс. Человек, который управлял платформой, тоже мертв, как и большая часть отряда. Сомневаюсь, что кому-то другому что-то известно обо всем этом.

Каллаген медленно поднялся. Чувствуя головокружение от ударов, все еще часто и тяжело дыша, он пытался понять, что же произошло на самом деле.

— А Мак-Броуди?

— Он ничего не знает. Из того, что говорил ему Спраг, он только понял, что лейтенант отправил тебя в разведку и что ты обнаружил платформу и привел ее в Марл-Спрингс. В действительности он не слышал, как Спраг направлял тебя сопровождать платформу.

— Дэлавер знает.

— Хорошо. Хотя я сомневаюсь, что майор Сайкс поверит его словам. Известно, что Дэлавер и Мак-Броуди твои друзья.

Он засунул руку во внутренний карман мундира.

— И, конечно, вот это. Документы прибыли, и я подумал, что тебя нужно поставить в известность как можно скорее, поэтому я взял на себя ответственность передать тебе их.

Лицо капитана Мэрриота было безучастным.

— Ты был хорошим солдатом, сержант. Я ценю это. Если бы Спраг был жив, он бы сказал свое слово. Я верю, что у тебя не возникнет неприятностей.

Каллаген взглянул на бумагу. Увольнительные документы, датированные почти тремя неделями раньше. Значит, они своевременно прибыли в лагерь Кэйди…

— Спасибо, капитан, — поблагодарил Каллаген. — Большое спасибо.

Он медленно побрел прочь, ощущая боль во всем теле и только теперь начиная понимать, какое трудное испытание преподнес ему Чемпион.

И тут взгляд Каллагена упал на Чемпиона. С разбитым и изуродованным шрамами лицом, он спокойно стоял, охраняемый двумя солдатами.

— Слышал, ты скоро увольняешься. Если тебе когда-нибудь понадобится напарник… скажем, чтобы отыскать затерянные рудники или еще что-нибудь, ты только позови Чемпиона.

— Извини!.. — Каллаген покачал головой, улыбаясь. — Мне следовало бы хорошенько врезать тебе еще раз, но я не уверен, смогу ли.

В пустыне было тихо. На всем обратном пути в лагерь Кэйди они не встретили ни одного индейца. Воздух был горячий, но не таил в себе злобы. Они останавливались у Рок-Спрингс, Марл-Спрингс, Содового озера, Пещерного каньона.

Каллаген кивнул в сторону последнего.

— Там есть места, где человек может спуститься на триста или четыреста футов вниз. Если оттуда посмотреть вверх, то может показаться, что находишься в соборе.

Рифленые колонны розового, бежевого, серого цветов и более темных оттенков нависали над впадинами, под которыми веками жили тайны.

Мелинда подъехала к Каллагену верхом на лошади.

— Морт, что будет теперь? — спросила она.

— Может, найду город, где понадобится генерал, — мрачно пошутил он. — А тем временем я смог бы изучать законы. Ты мне подала эту идею.

— Здесь пустыня, — напомнила Мелинда.

— Да, и я буду просыпаться по ночам и помнить ее. Помнить такой, какая она сейчас и какой будет всегда.

— А как же Золотая река?

— Время от времени я буду думать и о ней. Уверен, что она здесь есть, мне кажется, я даже знаю, где она находится. Но если я буду вынашивать свою мечту целых тридцать лет, как это делают некоторые охотники за удачей, то в итоге получится больше, чем кувшин золота.

Предвечерние горы отбрасывали тени по пустыне, на склоне ветер заигрывал с песком, заставляя его сначала кружиться в вихре, потом позволяя падать. Река Мохава, вдоль которой они ехали, время от времени покрывалась рябью, спеша вперед к своей судьбе. Дальше она исчезнет где-то в песках и снова возродится в темных, безмолвных пещерах, которые прячутся глубоко под землей. И повсюду на своем пути она будет ронять крохотные крупинки, до которых так охоч род человеческий.

— Надеюсь, ее никто никогда не найдет, — сказала Мелинда. — Но она должна быть здесь всегда просто для того, чтобы ее искали люди.