/ / Language: Русский / Genre:adv_western,

Киллоу

Луис Ламур

Тесно стало на берегах реки Каухаус. Угроза передела земли срывала многих переселенцев с обжитого места и гнала дальше на Запад в поисках лучшей жизни. Семейство Киллоу тоже решило попытать счастья в новых краях, хотя путешествие грозило множеством лишений и опасностей. Неприятности начались еще до отъезда — Киллоу обнаружили, что соседи воруют коров из их стада. Но не на тех напали! Отважные мужчины и храбрые женщины защитят свою собственность и преодолеют все преграды на пути к счастливой и богатой жизни!

KILLOE 1967 ru en А. Савинов Roland ronaton@gmail.com FB Tools 2005-05-10 3C7B7ED8-A653-492E-B10C-DC75EFFF3B88 1.0

Луис Ламур

Киллоу

Биллу Тилгмену, шерифу на границе освоенных территорий, который показал мне, как надо обращаться с шестизарядником

Глава 1

В овраг, где я искал в густом кустарнике прячущихся от слепней коров, спустился отец.

— Поднимайся в дом, сынок. Приехал Тэп, он рассказывает о землях Запада.

Я свернул лассо, повесил его на луку седла и, сев на коня, поехал вслед за отцом через заросли деревьев у реки на просторное равнинное пастбище.

На широкой веранде собрались люди, некоторые стояли рядом с домом и слушали Тэпа Генри, переговариваясь между собой.

Для меня это было не ново, потому что споры и рассуждения длились уже несколько недель. Мы все понимали, что необходимо что-то предпринять, — ведь на Западе было много пустой земли.

Тэп Генри был рослым парнем лет двадцати восьми, мы вместе выросли, хотя он был лет на семь-восемь старше. Крутой, безжалостный и бесшабашный, любящий свободную жизнь в диких, непокоренных землях, Тэп в любой компании выделялся ловкостью и умением работать. К тому же он мастерски владел револьвером.

На Тэпа Генри невозможно было не обратить внимания. Ростом шесть футов, поджарый, весом фунтов сто девяносто. На нем была свежевыстиранная рубашка синего цвета с двумя рядами пуговиц, оружейный пояс и испанские сапоги с большими калифорнийскими шпорами. Он все еще носил тот самый револьвер с перламутровой рукояткой, который снял с убитого им человека, и был красив, как никогда.

Он был моим другом и в каком-то смысле братом.

Когда я подъехал, Тэп пристально посмотрел на меня, но его глаза оставались холодными и оценивающими. Я и раньше замечал этот взгляд — так он смотрел на возможных соперников. И вдруг он узнал.

— Дэнни! Дэн, дружище! — Он прошел мимо людей, собравшихся послушать рассказы о западных землях, и протянул руку. — Будь я проклят! Да ты ведь уже взрослый!

Спрыгнув с коня, я протянул ему руку, помня, как гордился Тэп своей силой. Не уступая ему, я ответил таким же сильным пожатием, но потом потихоньку ослабил кисть, потому что Тэп самолюбивый, а мне нечего ему доказывать — ведь он мой брат.

Я с удивлением заметил, что мы стали одного роста: он всегда казался мне очень высоким. Похоже, его это тоже удивило. Почти непроизвольно он кинул взгляд на мой пояс, однако я не носил револьвер. Винтовка лежала в седельном чехле, и со мной был только нож.

— Дэнни, мы едем на Запад! — Обнимая за плечи, он подошел к отцу, который стоял с Ароном Старком и Тимом Фоули. — Я разведал ту землю. Там полно пастбищ, их даже больше, чем нам нужно!

Отец с интересом посмотрел на нас: сначала на одного, потом на другого, а в тени веранды я заметил, что за нами с интересом наблюдает Зебони Ламберт. Его длинные, до плеч каштановые волосы, как всегда, аккуратно расчесаны, зеленые глаза спокойно смотрели из-под ровных полей мексиканской шляпы.

Зебони Ламберт был моим другом, однако, кроме меня, друзей у него почти не было, потому что Ламберт — одинокий, замкнутый и неразговорчивый человек. Он был среднего роста, но казался меньше из-за необычайно широких плеч, которые подчеркивала короткая испанская куртка и расклешенные кожаные брюки.

Тэп с Ламбертом не знали друг друга, и это меня немного обеспокоило, поскольку оба были людьми с характером, а Тэп к тому же отличался некоторым высокомерием.

— Так это правда? — спросил я отца. — Все решено?

— Да… Мы переезжаем на Запад, Дэн.

Тим Фоули, наш сосед, державший несколько коров и изредка помогавший нам, сказал:

— Давно пора. Здесь осталось мало свободных пастбищ, зато есть много врагов.

Это был крепко сбитый, коренастый человек с открытым, чистым лицом.

— Далеко отсюда?

— Миль шестьсот, может, меньше. Надо будет миновать Техас, добраться до Нью-Мексико. Если остановимся там, то меньше шестисот миль.

Отец взглянул на меня. Он все больше и больше полагался на мои решения. Однако хозяином был он — мы оба это понимали, — тем не менее он рассчитывал на меня и постепенно перекладывал дела на мои плечи.

— Сколько у нас скота, Дэн? Сколько голов мы можем собрать? — спросил отец, а я поймал удивленный взгляд Тэпа: он до сих пор видел во мне только ребенка.

— По меньшей мере тысячи полторы, может быть, чуть больше. Около трехсот голов ходит с клеймом Тима и почти столько же у Арона. Когда соберем всех коров, думаю, получится тысячи три.

— Это большое стадо, а у нас мало людей, — задумчиво произнес отец.

— А еще три фургона и табун, — добавил я.

— Фургоны? — возразил Тэп. — Я не рассчитывал на фургоны.

— У нас семьи, — сказал Тим, — нам надо захватить с собой вещи и инструменты.

Началось обсуждение. Все стали спорить, что надо брать, а что не надо, какие трудности нас ожидают, сколько людей не хватает, а я прислонился к жердям корраля и вполуха слушал. Любое дело начинается с разговоров, часто долгих и бесполезных, но я знал, что, когда все выговорятся, решать буду я и сделаю так, как найду нужным.

Давным-давно, когда только начались разговоры о переселении на Запад, я все продумал и составил собственный план. Ламберт, человек предусмотрительный, тоже внес несколько дельных предложений.

Мы едва ли наберем с дюжину людей, а это слишком мало для такого дела. Когда стадо привыкнет к перегону, с ним вполне управятся четверо или пятеро, но до этого времени надо еще дожить. Большая часть стада выросла здесь, на реке Каухаус. Старые, привыкшие к здешним пастбищам коровы никогда не подвергались перегонам. Надо основательно подготовиться ко всем трудностям пути. Мы хорошо знаем друг друга, но невозможно предположить, кто как поведет себя, когда мы покинем обжитые районы и нас будут преследовать команчи.

Дело было очень рискованным. Мы ставили на карту все, что имели.

Мы могли бы попробовать отстоять свои пастбища и выжить здесь, но отцу это было не по душе, хотя смелости у него хватит на двоих, и он в свое время повоевал и с мексиканцами, и с индейцами. Он вырос в местах, где хорошо знали, что такое междоусобицы. Это Тэп предложил перебраться на Запад, и отцу эта идея понравилась.

Ну, а кто я? Зовут меня Дэн Киллоу, родился я в хижине поселенца на реке Каухаус под грохот выстрелов, когда отец с дядей Фредом отбивали нападение индейцев. Я сделал первый вдох в комнате, наполненной пороховым дымом, и после того, как умерла мама, меня выкормила мексиканка, отец которой погиб в битве с техасцами при Аламо.

Когда мне исполнилось шесть лет, отец поехал в Форт-Уорт, где встретил мать Тэпа. Он женился на ней и привез вместе с Тэпом к нам на Запад.

Она была очень красивой, как я сейчас вспоминаю, всегда хорошо относилась ко мне и Тэпу, но жизнь на границе едва освоенных территорий была не для нее, и она сбежала с каким-то бродягой.

Тэп никогда не отлынивал от работы, делая то, что ему положено, и даже больше, поэтому быстро освоился с жизнью колониста, словно родился на Западе, и мы поладили. Ему было всего лет тринадцать, но работал он, как взрослый мужчина, и гордился этим. Я был младше и, естественно, во всем подчинялся ему, а когда мы вместе недолго ходили в школу. он защищал меня от старших ребят, которым нравилось бить маленьких.

Тэп в первый раз уехал из дома, когда ему исполнилось семнадцать, а мне было чуть больше десяти. Он отсутствовал год с лишним, работая ковбоем на каком-то ранчо.

Тэп приехал домой с револьвером на поясе, а позже поползли слухи, что он убил человека около озера Кэндо.

Вернувшись, он работал как проклятый, однако вскоре приобрел репутацию человека, которого лучше не трогать. Отец с ним много не разговаривал, хотя иногда делал замечания или давал совет, и Тэп его слушал или делал вид, что слушает. Но он все чаще уезжал из дома, а возвращаясь, становился все сильнее, жестче и самоувереннее.

Последний раз мы видели Тэпа» три года назад. На сей раз он появился вовремя.

Над Каухаусом сгустились тучи: наши новые соседи напирали со всех сторон, земли становилось все меньше. Близилось время трогаться в путь на Запад, на новые пастбища.

Каухаус мы покинем без сожаления. Когда отец переселился сюда, здесь невозможно было выжить в одиночку, поэтому люди искали друг у друга поддержки и защиты. Но время шло. Некоторые соседи умерли, некоторых убили, другие же переселились дальше на Запад или продали свои земли. На их место приходили новые люди, и сейчас над нашей округой нависла опасность междоусобной войны за пастбища.

Многие из новых колонистов не имели даже скота и время от времени угоняли наших коров. Отец никогда не стал бы возражать, если бы соседским детишкам грозил голод. Но все чаще новые переселенцы угоняли скот и продавали его. Напряжение росло.

Несколько раз я останавливал людей, перегонявших скот с нашим клеймом, и отбирал у них коров, и в меня уже стреляли два раза.

Первые поселенцы, которые работали до седьмого пота и дрались за свои дома, ушли, а вновь пришедшие, кажется, думали, что имеют право пользоваться плодами чужого труда и жить за счет других. Все шло к войне. Мы хотели одного: чтобы наша земля оставалась нашей, с четко очерченными границами, но теперь это стало невозможным.

Все чаще поговаривали о том, что пора перебираться на Запад, а Тэп приехал как раз оттуда.

— Путешествие будет трудным, — говорил Тэп, — и если переезжать, то только сейчас, когда в пути у нас не будет трудностей ни с водой, ни с кормом для скота.

— А там, куда мы собираемся? — спросил Фоули.

— Там будет лучшая трава в мире и вода тоже. Мы можем остановиться на реке Пекос в Нью-Мексико или двинуться дальше до Колорадо.

— А что бы ты предложил? — Фоули был хитрым мужиком, поэтому, расспрашивая Тэпа, он внимательно наблюдал за ним.

— Пекос. В районе Боске-Редондо.

Подошла Карен Фоули и встала рядом со мной. Она не сводила глаз с Тэпа.

— Чудесный человек. Я так рада, что он будет с нами.

Впервые в жизни я испытал ревность, но устыдился, потому что сам любил Тэпа Генри и восхищался им и понимал, что именно она имеет в виду.

Тэп изменился. Он одевался лучше, чем мы могли себе позволить, у него был великолепный конь под очень красивым, ручной работы седлом. Больше того, Тэп теперь держался с каким-то не присущим ему прежде достоинством.

Мы с Карен несколько раз гуляли, разговаривали и даже иногда вместе выезжали на пастбища. Между нами ничего не было и не могло быть, но я считал, что она самая красивая Девушка в наших краях, к тому же чувствовала себя на техасских равнинах как дома.

Карен явно понравился Тэп Генри, а единственное, что я мог сказать о нем точно — Тэп всегда интересовался женщинами. Он знал, как вести себя с ними, и женщины интуитивно это чувствовали.

Отец обернулся.

— Поди сюда, Дэн. Надо посоветоваться.

Когда я подошел, Тэп рассмеялся и хлопнул меня по плечу.

— Что случилось, Киллоу? Ты советуешься с детьми?

— Дэн знает о коровах больше, чем кто-либо другой, — спокойно ответил отец, — к тому же ему уже приходилось перегонять скот.

— Правда? — удивился Тэп.

— Да. В прошлом году перегонял стадо через Бакстер-Спрингс в Иллинойс, и там его продал.

— Через Бакстер-Спрингс? — хмыкнул Тэп. — Небось потерял полстада. Я знаю ребят, орудующих около Бакстер-Спрингс.

— Они не тронули стада, — сказал Фоули, — и не завернули его. Он прошел через Бакстер-Спрингс и продал коров за хорошие деньги.

— Отлично! — Тэп сжал мне плечо. — Мы с тобой сработаемся, мой мальчик. Господи, как хорошо дома!

Он поглядел в сторону корраля, где стояла Карен, и вдруг сказал:

— Ну, вы знаете, что надо делать. Когда будете готовы, я вас поведу.

Он подошел к девушке. Тим Фоули покосился в их сторону, но промолчал. Однако я хорошо знал Тима и понял, что он чем-то недоволен.

Фоули повернулся и вошел в дом, остальные тоже начали расходиться, оставив нас с отцом вдвоем.

— Ну вот, — сказал отец, — Тэп вернулся. Что ты о нем думаешь?

— Нам повезло, что он с нами. Тэп знает, где есть вода, он хороший ковбой. Поверь, отец, нам дорог каждый человек.

— Да, это верно. — Он, казалось, хотел сказать что-то еще, но передумал.

Мой отец осмотрительный человек и не станет говорить лишнего, но я знал, что, если у него что-то на уме, он обязательно поделится со мной. Что-то его беспокоило. Через минуту-другую он почему-то спросил:

— Ты помнишь Элси?

Элси Генри — мать Тэпа, и я ее хорошо помнил. Она была мне единственной матерью, но сейчас казалась не родным человеком, а просто знакомой, которая приехала погостить и уехала.

— Да, помню.

— Она не была приспособлена к такой жизни. Не стоило ей переезжать на Запад.

— Я часто удивляюсь, зачем она приехала. Красивая женщина, любила хорошо одеваться и хорошо жить. По-моему, она могла бы найти счастье на Востоке.

— Характер одинаково присущ лошадям, собакам и людям. Или женщинам, если уж о них зашла речь.

Он больше ничего не сказал и ушел, а я отвел коня в корраль, расседлал его и повесил упряжь. И все время думал над словами отца, пытаясь понять, что за ними скрывается. Однако все мысли вскоре вытеснила подготовка к предстоящему путешествию.

Наступила весна. Жаркая и сухая. Зимой прошли обильные дожди, по дороге к переправе Хорсхед должна быть вода.

Присев на корточки рядом с корралем, я прикинул маршрут. Карен с Тэпом куда-то ушли, но я думал не о них, а о лошадях. Нам понадобится ремуда note 1 голов в пятьдесят-шестьдесят, а если сложить всех имеющихся, включая лошадей Тима Фоули и Арона Старка, нам не хватало около двадцати голов.

Надо отремонтировать два фургона и починить упряжь. Потребуется много свинца для пуль, для начала надо отлить столько, чтобы хватило на случай столкновения с индейцами команчи. И нам понадобятся дополнительные бочонки для воды.

Подошел Зебони Ламберт и присел рядом со мной. Он курил самокрутку — привычка, которую некоторые техасцы начали перенимать у мексиканцев. Большинство, однако, предпочитало сигареты.

— Так вот он какой, Тэп Генри.

Он произнес это странным ровным тоном, и я покосился на него. Обычно, когда Зеб так говорит, ему что-то не нравится, а мне очень хотелось, чтобы они подружились.

— Мы вместе выросли, Зеб. Он мой брат, приемный брат, не знаю, как правильно.

— Слыхал.

— Когда его мать сбежала, отец обращался с ним, как с родным сыном.

Зеб посмотрел на другой конец двора, где, разговаривая с Карен, смеялся Тэп.

— Он после этого видел мать?

— Нет. По-моему, нет.

— Он выставляет свой револьвер напоказ, так ведь?

— Это точно… и он умеет им пользоваться.

Зеб докурил сигарету и втоптал окурок в пыль.

— Если тебе нужна помощь, — сказал он, — можешь на меня рассчитывать. Вам понадобится много лошадей.

— Ты видел диких?

— На реке Леон. Хочешь поохотиться?

Зеб был лучшим охотником на лошадей в наших краях. Но нас подгоняло время. Если мы не хотим в дороге испытывать трудности с водой, надо отправляться не мешкая. А вообще-то нам следовало бы сделать это еще две недели назад.

Зебони Ламберт никогда ни на кого не работал, хотя был первоклассным ковбоем. Иногда в трудные времена он помогал нам, но платы не брал. Это казалось странным, но в Техасе не задают лишних вопросов. Человек поступает так, как находит нужным.

— Может быть, стоит обменяться с Томом Сэнди. В оврагах полно бычков, слишком молодых для перегона.

— Если вы его позовете, он к вам присоединится.

— Сэнди? — не поверил я. — У него отличное ранчо. С какой стати ему переезжать?

— Из-за Розы.

Ну, это меняет дело. Хотя мужчина, который оставит такой дом ради Розы, оставит и любой другой дом и в конце концов окажется ни с чем. Роза очень красивая женщина и хорошая хозяйка, но только не пропускает ни одного мужчины. В нее влюбляются многие, и она это понимает.

— Из-за нее кого-нибудь убьют.

— Из-за нее убьют Тома.

Зеб встал.

— Я заеду перед рассветом. Помогу тебе с молодняком. — Он помолчал. — И возьму собак.

Зебони Ламберт работал с коровами в Биг-Тикет, у него была свора лучших в округе пастушьих собак, а в густых кустарниках одна собака стоит трех ковбоев.

Он подошел к коню и вскочил в седло. Мне всегда нравилось смотреть, как он это делает — ловко, красиво, без усилия. Мы с Зебом часто работали вместе, и я не знал другого человека с такой координацией движений.

Он повел коня, огибая корраль, чтобы не встречаться с Тэпом Генри. Тэп понял, что Зебони нарочно избегает его. Его пристальный взгляд мне не понравился.

Из дома донесся запах еды: миссис Фоули готовила ужин.

Когда я подошел к дому, Тэп и Карен оживленно разговаривали. Он тихим голосом что-то настойчиво доказывал, а она смеялась и качала головой, но было заметно, что Карен увлечена Тэпом, и это меня задело. В конце концов, Карен — моя девушка, во всяком случае, все считали именно так.

Тэп посмотрел на меня.

— Знаешь, Карен, не могу поверить, что Дэнни уже взрослый. Он всегда ходил за мной, как теленок за матерью.

Она засмеялась, а я почувствовал, что краснею.

— Я не всегда ходил за тобой следом, Тэп, — ответил я. — Например, в тот раз на реке Бразос.

Он вздрогнул, словно получил пощечину, но прежде чем собрался ответить, Карен положила ему ладонь на плечо.

— Хватит вам ссориться. Вы же друзья… даже братья.

— Ты права, Карен, — ответил я и направился к дому.

Когда я вошел, миссис Фоули бросила взгляд на меня, а потом на Тэпа с Карен, стоявших у крыльца.

— У тебя красивый брат, — произнесла она, и тон ее сказал больше, чем любые слова.

В течение следующих трех дней мы работали от восхода до заката. Тэп Генри, Зеб Ламберт и Арон Старк прочесывали овраги в поисках молодняка, отец поехал договариваться с Томом Сэнди насчет обмена телят на лошадей, а Тим Фоули со своими ребятишками ремонтировал фургоны.

В дорогу нам требовалось много припасов. Мы вялили мясо и мололи муку, и это занимало много времени.

Никто из нас не носил одежду, купленную в магазине, мы все делали своими руками, например, шили из домотканого полотна или кожи куртки и брюки с бахромой, чтобы одежда скорее высыхала после дождя. Люди с Востока думают, что бахрома нужна только для красоты, но это не так.

Из Сан-Антонио, продав скот, вернулись Джим Пур, Бен Коул и Айра Тилтон, и работа пошла веселее.

Как только выдавался случай, я расспрашивал Тэпа о дороге на Запад. Тот единственный перегон через Канзас и Миссури в Иллинойс многому меня научил, но места, куда мы собрались переезжать, были намного суровее тех, по которым путешествовал я.

В рощицах вдоль реки Каухаус воздух был влажным и тяжелым. Речушка петляла меж высоких берегов, под которыми обычно прятался в кустах скот. Работать там было трудно, а накидывать лассо почти невозможно: мешали деревья и кустарники.

Большой пятнистый бык бросился бежать между деревьями, как олень, я на своем сером жеребце припустил за ним. Едва успев пригнуться, чтобы толстый свисающий сук не снес мне череп, я все-таки не сумел увернуться от ветки, и она больно хлестнула по лицу. Бык исчез в густых зарослях высокого кустарника, серый устремился за ним. Я скакал, чувствуя, как острые шипы и ветки рвут одежду.

Наконец бык вырвался на открытое место, и я раскрутил и накинул лассо.

Петля обхватила рога, серый мгновенно встал, уперевшись всеми четырьмя копытами, и бык, тяжело упав, покатился по земле, но тут же вскочил и приготовился к драке. Высокий и массивный, тонны на полторы, он был взбешен.

Бык наклонил голову и бросился на меня, но серый развернулся, и мы опять опрокинули драчуна на землю.

Оглушенный падением, бык встал и начал озираться, готовый схватиться с любым противником, но я уже пришпорил коня, мы помчались через кусты, лассо натянулось, и ему ничего не оставалось, как последовать за нами.

Выехав на открытое место, я снял петлю и отогнал быка в стадо.

Жара, пыль, пот, скачущие лошади, рвущиеся в драку быки… Мы вытаскивали их одного за другим из кустарника и сгоняли в гурт. За исключением нескольких старых, сварливых коров, все они не особенно упрямились, как только оказывались среди своих.

Мой знакомец, старый пятнистый драчун, попытался было снова удрать в овраги на берегу Каухауса, но мы с серым с помощью лассо уговорили-таки его остаться в стаде.

Все мы поднимались до рассвета, только начинало бледнеть, а мы уже направлялись к оврагам, меняя по три-четыре лошади в день, благо, для лошадей находилась замена.

Два дня мы работали как проклятые, но дел оставалось еще очень много. Мы с отцом занимали одну часть дома, а Тим Фоули с семьей — другую, но теперь к нам присоединился Старк, и мы отдали кровати его жене и детям, а сами ночевали снаружи вместе с ковбоями.

На третье утро я встал, надел шляпу — ковбой всегда первым делом надевает шляпу, потом сапоги и кожаные штаны.

Женщины уже встали, было слышно, как они на кухне звенят тарелками. Тэп вылез из-под одеял и пошел к колодцу, где достал ведро воды и умылся. За ним последовал я. Как всегда на рассвете, он выглядел злым и раздраженным. А я наоборот утром чувствую себя лучше всего.

Мы прошли в дом, и миссис Фоули с Карен подали нам завтрак — приличный кусок говядины и большую тарелку бобов с жареным луком. Как всегда, при мне была уздечка, я засунул мундштук под мышку, чтобы согреть холодный металл, прежде чем взнуздать коня. Мне не хотелось, чтобы мой мустанг с утра был в плохом настроении.

Правда, на его настроение я особенно не рассчитывал, но…

Мы молча ели, сидя на ступеньках крыльца. Из кухни вышла Карен с большим кофейником и налила нам кофе, задержавшись на секунду рядом с Тэпом.

После завтрака ко мне поближе перебрался Зеб и стал сворачивать самокрутку.

— Ты ездил к реке Леон?

— Нет.

— Надо бы нам с тобой туда прогуляться. Как ты на это смотришь?

— Здесь полно работы, — сказал я, — не понимаю…

— Зато я понимаю, — оборвал меня Тэп. — Я знаю, о чем он говорит.

Зеб легонько дотронулся языком до сигаретной бумаги.

— Ты думаешь, — спросил он меня, — они так просто позволят вам перегнать скот?

— Это наш скот.

— Конечно, в этих краях почти весь скот — ваш. Эти другие… переселенцы… у них нет ничего, они живут за ваш счет. А теперь прослышав, что вы хотите перегнать все стадо, они собирают коров по оврагам.

— Ну и что?

— Дэн, что на тебя нашло? — раздраженно спросил Тэп. — Они украдут половину стада и попытаются силой отнять другую. Сколько у нас человек?

— Сейчас? Человек девять или десять.

— А знаешь, сколько их? Должно быть, не меньше тридцати.

— Скорее сорок, — сказал Зеб. — На берегах реки Леон много следов. Переселенцы сгоняют коров быстрее вас и перегоняют к северу на пустые земли.

— Пожалуй, надо за ними съездить.

Тэп встал.

— Да уж надо, — сухо отрезал он. — И если у тебя есть револьвер, лучше взять его с собой.

Все правильно. Эти переселенцы, которые сгрудились вокруг наших пастбищ, не привезли с собой ничего, кроме полудохлых кляч и разбитых фургонов. Только у двоих или троих было по молочной корове… а теперь они стали жиреть на наших мясных коровах, питаясь ими, — против чего отец никогда не возражал, — но они воруют скот для продажи. И ни один из этих нищих пришельцев с Востока и Юга не попробовал честно работать.

— Не говори отцу, — сказал я. — Он плохой стрелок.

Тэп бросил на меня взгляд, как бы говоря: «Ну, а ты, конечно, отличный?», но я не обратил внимания.

Тим Фоули увидел, что мы что-то замышляем, и подошел. От него невозможно ничего скрыть. Он не совался в чужие дела, но знал все, что происходит вокруг.

— Ребята, будьте поосторожней, — предупредил он.

Мы двинулись в путь, когда небо уже начало розоветь. Перед отъездом я велел Бену Коулу держать стадо поближе к строениям. Оставшиеся догадались о том, что мы задумали, но никто не сказал ни слова, увидев, как мы направились к западу, а потом повернули на север.

— Ты знаешь, кто этим занимается? — спросил я у Зеба.

— Банда Холтов — Мак, Билли, Уэбб и все остальные, кто ездит с ними.

Крутые ребята, и подлые. Грязные, вечно небритые, и все, как один, воры и убийцы. Два раза я их видел на наших землях.

— Уэбб — левша, — сказал я.

Тэп оглянулся.

— Вот это ценная информация.

— Носит револьвер на правой стороне рукояткой вперед, но стреляет одинаково хорошо и левой и правой.

Мы натолкнулись на их следы в сухом русле неподалеку от реки Леон. Они гнали голов двадцать, их было двое. Идти по следу было сущим пустяком, потому что бандиты даже не пытались прятаться. Может быть, они провоцировали нас на драку.

Мы поднимались на каждый склон и внимательно осматривались, прежде чем спуститься с холма или любого возвышения, стараясь, насколько это было возможно, держаться низин.

Если мы уведем отсюда наш скот, все это отродье умрет с голода, или же им придется искать себе новые кормушки.

Мы жили на границе освоенных территорий. Дальше к западу лежала пустая земля. Правда, Зеб рассказывал, что видел скот в Колорадо, но это были отбившиеся от стада, случайно уцелевшие, одичавшие коровы, люди там не жили.

Солнце взошло, но утренний воздух оставался холодным, низко нависли облака, чувствовалось приближение дождя. Мы очень надеялись на него. В наших краях дождь означал не только воду в колодцах и сухих руслах, но и траву на пастбищах. Через несколько дней наша жизнь будет зависеть и от того, и от другого.

Зеб Ламберт натянул поводья.

— Дэн, — сказал он, — посмотри-ка сюда.

Мы остановились и увидели цепочку следов. С востока к тем всадникам, которых мы преследовали, присоединились еще двое. Трава, примятая копытами их лошадей еще не распрямилась: они проехали несколько минут назад.

Тэп Генри взглянул на следы.

— Может, это и случайность.

— Что ты хочешь сказать? — спросил я.

— А может, кто-то проведал, что мы едем.

Зебони начал скручивать свою любимую самокрутку.

— Кто бы это мог сделать? — спросил я. — Наши исключаются.

— Поживешь с мое, — коротко сказал Тэп, — научишься никому не доверять. Преследовали двух всадников и вдруг, откуда ни возьмись, еще двое.

Мы тронулись дальше, на этот раз с большей осторожностью. Никто из наших не стал бы предупреждать этих паршивых скотокрадов. Тем не менее их стало четверо, а нас трое. Не такой уж большой перевес, но сам факт настораживал. Если им известно, что мы едем за своими коровами, к преследуемым может присоединиться еще подмога.

Тэп неожиданно обернулся и увидел, что Зеб свернул в сторону.

— Что это на него нашло? — требовательно спросил он.

— Зеб ищет следы. Он может найти следы любого зверя на голых скалах при лунном свете.

— А он выдюжит в драке?

— Выдюжит. Он боец. Таких ты еще не видел.

Тэп поглядел вслед Зебу, но промолчал. Тэп сидел в седле прямо, с гордо поднятой головой, готовый к любым неожиданностям. А уж он-то встречался с ними часто.

Вдруг мы почувствовали запах дыма и почти в тот же момент увидели свой скот. В стаде было голов триста. Рядом с костром сидели четверо, но только один из них встал, когда мы подъехали.

— Осторожно, Тэп, — тихо произнес я, — их больше, чем четверо.

Низина, в которой находилось стадо, была длинной, примерно с четверть мили, по берегам протекавшего по ней ручья росли ивы и тополя, то здесь, то там были разбросаны заросли меските. Ивы почти полностью скрывали ручей. Что еще они могли Прятать от нас?

Табун сменных лошадей пасся поблизости. Я внимательно рассмотрел их.

— Тэп, — сказал я, — на пяти лошадях пот.

Напротив нас сидели Уэбб Холт, Бад Колдуэлл и высокий худой человек по имени Татл. У четвертого была грива нечесаных, белокурых, спадающих на плечи волос и тяжелый подбородок, контрастирующий с мягкими чертами лица. У него был недовольный, злобный вид.

— На этих коровах наше клеймо, — спокойно сказал я. — Мы их заберем обратно.

— Да неужели? — с грубым вызовом спросил Холт.

— И предупреждаем: больше мяса вы не получите.

— А кто вы такие? — сказал Холт. — У вас есть право на этот скот? Когда вы сюда пришли, у него не было хозяев.

— Хозяев не было. И скота тоже не было. Его пригнал мой отец. С тех пор мы пасем его, ухаживаем за ним и лечим. А вы заявились сюда с пустыми руками и даже не пытаетесь заняться делом. Мы не хотим, чтобы люди голодали, особенно дети, поэтому и разрешили вам убивать наших коров. Но теперь вы их просто крадете.

— Ты все сказал? — Холт встал и заложил большие пальцы за пояс. — А сейчас я тебе кое-что скажу. Вы можете уехать, но вы не уведете отсюда ни одной коровы.

— Если вы рассчитываете на человека в засаде, — сказал я, — то лучше позабудьте про него. Он вам не поможет.

Холт моргнул, а Бад Колдуэлл облизал губы. Длинноволосый блондин не двигался, не отрывая взгляда от Тэпа Генри, будто пытался вспомнить, где он его встречал.

— Не знаю, на что вы надеетесь, — сказал я, — но на вашем месте я бы оседлал коней и убрался отсюда.

— С какой стати, — спросил Холт, к которому возвращалась прежняя уверенность. — Коровы у нас, преимущество в людях — тоже.

— А нам наплевать на ваше преимущество, — сказал Тэп.

Холт перевел на него взгляд.

— Я тебя вижу в первый раз.

Тэп мотнул головой в мою сторону.

— Я сводный брат Дэна, и часть стада вроде как моя.

— Я его знаю, — вдруг сказал блондин. — Это Тэп Генри. Я его видел в Ньюсесе.

— Ну и что?

— Он ганфайтер, Уэбб.

Теперь все внимание Уэбба Холта сосредоточилось на Тэпе. Бад Колдуэлл отступил в сторону, чтобы обойти нас с фланга. Моя многозарядная винтовка «паттерсон» лежала поперек седла, рука сжимала затвор, а дуло было нацелено на Бада. Он занервничал.

Тэп не отрывал глаз от Холта. Мы знали, что в кустах сидит еще один человек, и надеялись, что о нем позаботится Зеб. Может, зря надеялись, нас было двое против четверых, и некогда было думать о пятом.

— Я даю тебе шанс, — сказал Тэп. — Если ты сделаешь правильный выбор, останешься в живых.

Уэбб Холт облизал внезапно пересохшие губы. Он знал, что через секунду на него будет смотреть дуло револьвера Тэпа и что, если Тэп окажется быстрее, ему крышка. Я отвел коня чуть назад, чтобы не выпускать из вида Бада и блондина.

— Седлайте лошадей и убирайтесь, — сказал я.

Неожиданно из кустов появился Зебони Ламберт.

— Можете начинать, ребята, — сказал он нам. — Отсюда вам уже никто не помешает.

Наши противники, как один, покрылись потом. Теперь нас было трое против четверых, к тому же моя винтовка смотрела прямо в живот одному из них. Бад — крутой парень, но не такой, чтобы строить из себя героя. Во всяком случае, не сейчас.

— Ты убил нашего человека? — резко спросил Холт.

— Да, он особенно не возражал, — ответил Зеб.

На минуту воцарилось молчание. Затем я тронул коня, держа Колдуэлла на прицеле.

— Если интересуетесь, — как бы между прочим сказал я, — это пятизарядная винтовка «паттерсон» пятьдесят шестого калибра.

— Уэбб? — Бад Колдуэлл нервничал. «Паттерсон» был нацелен ему в живот с расстояния менее двадцати футов.

— Ладно, — ответил Уэбб Холт, — мы можем подождать. Нас сорок человек, и нам нужен скот. Забирайте его, ребята, все равно он будет наш.

— Уэбб? — В голосе Тэпа послышались нотки, от которых у меня по спине поползли мурашки. — Давай решим спор вдвоем, ты и я. Остальные — свидетели.

— Послушай! — Холт побледнел.

— Ты говоришь, сорок, — очень спокойно сказал Тэп, — а я говорю, тридцать девять, Уэбб. Всего тридцать девять.

Бад Колдуэлл сам поднял руки, а худой парень отступил так быстро, что, споткнувшись, упал и остался лежать.

Блондин не тронулся с места.

— Холт сам бросил вызов, — громко сказал он. — Мы здесь ни при чем.

Уэбб Холт стоял, расставив ноги, правым боком к Тэпу Генри. Револьвер у него висел справа рукояткой вперед.

— Послушай, — сказал он, — не стоит нам… — Он схватился за револьвер, и Тэп два раза выстрелил ему в грудь.

— Хорошо, что ты предупредил меня, что он левша, — сказал Тэп. — А то я мог ошибиться.

Мы собрали коров в стадо и погнали домой. За всю дорогу никто не проронил ни слова.

Я думал об оставшихся тридцати девяти, а особенно о братьях Холта.

Пора нам сниматься с места, и чем скорее, тем лучше.

Глава 2

Мы жили в то время, когда страна была молодой и своенравной, как необъезженный мустанг, мы хорошо знали запах пороха и дыма костров из высохшего помета буйволов. Некоторые попали сюда, потому что сами выбрали свободу и полную опасностей жизнь, другие родились здесь, и иного пути у них не было.

Опасность была нашим постоянным спутником, и мы настолько свыклись с ней, что считали ее естественной частью своего существования. В том, что мы не расставались с оружием, не было никакой бравады, просто человек не смог бы выжить не вооруженным в Техасе середины XIX века, как не смог бы выжить без лошади или еды. Мы научились жить, как индейцы, потому что индейцы пришли сюда первыми, это была их земля.

Мы не могли больше ждать. Бескрайние земли на Западе были нашей надеждой и спасением. В те годы полмира знало, что, если жизнь не заладится, можно уехать на Дальний Запад. Он был в мыслях каждого мужчины. Он давал прибежище безработным, обанкротившимся, одиноким, разочаровавшимся в жизни и любителям приключений. Запад был землей обетованной.

Мы погнали стадо в далекие, неведомые земли, и мой старый знакомый — пятнистый бык — пошел впереди. Он не имел представления, куда гонят стадо, однако имел твердое намерение попасть туда первым. Три с половиной тысячи голов шли следом за Тэпом Генри и отцом.

Фургоны ехали в стороне от стада, куда не долетала пыль. Первым фургоном правил Тим Фоули, а вторым — его жена. Третий вела жена Арона Старка, а на козлах большого фургона Тома Сэнди сидел Фрэнк Келси.

Том и Роза ехали с нами. Зеб Ламберт оказался прав: когда Том услышал, что мы переселяемся на Запад, он быстро продал ранчо за исключением лошадей и трехсот голов отборного племенного скота и присоединился к нам.

С собой он привел двух ковбоев. Один, по имени Келси, работал у него с тех пор, как Том Сэнди приехал в Техас, другой, Зено Йерли — высокий парень родом из Теннесси.

С одного края стада ехал Тилтон, Коул и Пур, а двое наемных ковбоев — Майло Додж и Фримен Сквайре — с другого.

Мы потихоньку готовили стадо к перегону еще до возвращения Тэпа Генри, поэтому сборы не заняли много времени. А время было для нас главным.

Караван тронулся до рассвета, и первые несколько миль мы гнали стадо рысцой. Два человека выехали далеко вперед — Тим Фоули слева и Арон Старк справа, чтобы предупредить нападение банды Холтов.

Мы с Зебони Ламбертом глотали пыль позади, подгоняя отставших коров и воюя с теми, кто рвался обратно.

В первый день наш караван сделал пятнадцать миль, и с наступлением сумерек мы разбили лагерь, а стадо расположили в ложбине, где росла хорошая трава и протекал ручей, впадающий в Леон.

Первыми в ту ночь дежурили Бен Коул и Джим Пур, они объезжали стадо кругами навстречу друг другу. Остальные направились к фургону-кухне, в котором женщины готовили еду.

Теперь наши дни пойдут заведенным чередом, они будут мало отличаться друг от друга, если только нам не придется отбиваться от индейцев или бандитов. В удачные дни мы будем делать миль по пятнадцать, но, как правило, — не больше двенадцати. Нам не хватало лошадей — всего по пять на человека, в то время как в подобном перегоне нужно восемь или девять.

Такое стадо, как наше, на водопое растянется на милю вдоль реки, а для ночевки ему потребуется не меньше шести акров. После дневного перегона коровы пасутся, затем спят, но около полуночи, как по команде, просыпаются, немного щиплют траву и опять засыпают. Через два часа все повторяется, и к рассвету стадо может идти дальше. Для ночной охраны обычно хватает двоих, но в дождь и грозу работают все.

Подходя к костру с кружкой и оловянной тарелкой, я услышал, как напевает Бен Коул. Ковбои, объезжающие стадо, поют не только для своего удовольствия, звук человеческого голоса действует нна коров успокаивающе и, кром того, предупреждает, что приближающаяся тень — человек, а значит, друг.

Карен дала мне еду и налила кофе.

— Как ты, Карен, нормально?

Она кивнула, но ее глаза смотрели в ту сторону, где сидел Тэп.

— Он хороший парень, — сказал я сухо.

Она упрямо вздернула подбородок.

— Мне он нравится. — Затем добавила: — В конце концов, он твой брат.

Взяв тарелку с кружкой, я присел на землю рядом с Тэпом.

— Как дела, малыш? — спросил он.

Мы ели молча и, по-моему, оба думали об одном и том же. Впереди предстояли долгие сухие мили пути, но погода стояла хорошая, и у нас был шанс довести стадо, по крайней мере, до переправы Хорсхед на Пекосе.

После ужина я почистил винтовку, завернулся в одеяла и улегся спать. Нет ничего приятнее, чем лечь спать после тяжелого дня.

Я расположился немного в стороне от остальных, чтобы посторонние звуки не мешали слушать ночь.

Облака уплыли и на небе высыпали звезды. Где-то вдалеке завывал койот и время от времени вскрикивала ночная птица.

Я проснулся от того, что меня за плечо тряс Айра Тилтон. Они со Старком сменили Бена Коула и Джима Пура. Теперь наступила моя очередь объезжать стадо.

Я вылез из-под одеял, натянул шляпу и сапоги. Тилтон все еще стоял надо мной, пережевывая табак. Он хотел что-то сказать, но, так и не решившись, зашагал к костру, в котором еще тлели угли.

Я подтянул штаны, взял свой «паттерсон» и подошел к костру. Тэп, дежуривший вместе со мной, уже пил кофе, обхватив ладонями горячую кружку. Он взглянул на меня, но промолчал. Я тоже ничего не сказал.

Том Сэнди взял на себя обязанности приглядывать за лошадьми. Он поймал мне в табуне пепельного жеребца. Вообще-то ковбой сам ловил себе коня, но Том последнее время почти не спал. Он постоянно пребывал в дурном расположении духа из-за семейных неурядиц.

Ночь была холодная. Судя по положению Большой Медведицы, времени было часа три. Я проглотил черный, обжигающий кофе, подошел к своему пепельному и забрался в седло.

Он круто развернулся, дважды взбрыкнул, и мы направились к стаду, оба чувствуя себя готовыми к работе.

Тилтон был немногословен.

— Все спокойно, — сказал он и поехал к лагерю.

Тилтон был странный человек. Он работал у нас уже больше трех лет, а я знал о нем ровно столько же, сколько вначале. Но таких, как он, много. Люди в Техасе почти не говорят о своих личных делах, а многие приехали сюда именно потому, что в родных краях в их личных делах возникли неразрешимые проблемы.

В Техасе не задают вопросов о прошлом. О человеке судят по делам, ну а если у него были когда-то неприятности, то на это просто не обращали внимания. И закон тоже — там, где он существовал. Закон в Техасе не вмешивался в чужую жизнь, если человек вел себя достойно, пусть даже его разыскивали в других штатах.

Койот вдалеке продолжал печально выть. Я слышал, как на другом конце стада тихо напевает Тэп. У него хороший голос, он пел «Бреннан на болотах» — старую песню об ирландском разбойнике. Отъехав подальше от стада, я остановил коня и прислушался.

Койот затих — скорее всего, слушает Тэпа, на небе ярко сверкали звезды. Посторонних звуков я не услышал, только негромко журчал рядом ручей.

С земли поднялся большой бык и потянулся, затем еще один и еще… Подул легкий ветерок, и бык резко поднял голову. Я вам могу сказать одно: человек, который полагается только на свой слух и зрение, — дурак; надо не только видеть и слышать самому, надо подмечать, как ведут себя животные и птицы, потому что часто они первыми предупреждают об опасности.

В той стороне, на севере, что-то было. Бык развернулся и шагнул. Я приподнял дуло «паттерсона» и осторожно взвел курок. Он отчетливо щелкнул в ночной тиши, и бык повел ухом в мою сторону, не сводя глаз с севера.

Тэп был с другой стороны стада, но постепенно приближался. Коровы беспокоились, поэтому, рискуя выдать себя, я тихо и успокаивающе заговорил, одновременно подъезжая поближе к опасному месту.

Большой бык пригнул голову, и я представил, как раздуваются его ноздри в предчувствии драки. Он сделал еще один шаг в ту сторону, и это меня озадачило.

Скот не любит запаха индейцев. Коровы его пугаются, не знаю почему, может быть, это дикий запах самих индейцев, может быть, запах шкур, которые они носят, но стадо вело себя так, словно с той стороны крались команчи. Их не обеспокоило бы приближение белого человека, и они занервничали бы сильнее, если бы к лагерю приближался медведь или пума.

Двинув пепельного жеребца вперед, я перехватил винтовку поудобнее и прислушался.

Бык стоял впереди меня. Он не был напуган, наоборот, рвался в драку, однако против моей помощи не возражал.

А затем я услышал звук на краю ложбины, в которой сгрудилось стадо. Как будто кто-то полз.

Звук стих, но через несколько минут возобновился.

Неожиданно рядом со мной появился Тэп.

— Что случилось, Дэн? — прошептал он мне на ухо.

— Кто-то ползет. Прикрой меня, Тэп. Я поднимусь в кусты посмотреть.

Когда я спешился, он поймал поводья пепельного.

— Осторожней, малыш. Может, это индейцы.

Я бесшумно вошел в кустарник. Всю жизнь я прожил на природе, в диких, нетронутых человеком местах. Я научился ступать бесшумно, как кошка, даже ночью, в кустарнике или в лесу.

Я прошел несколько футов и опять прислушался. Присев на корточки, попытался что-нибудь разглядеть, но было слишком темно. А затем снова раздался этот звук и тяжелое человеческое дыхание.

Подняв винтовку, я навел ее на то место, откуда слышались звуки, и спокойно произнес:

— У меня пятизарядный «паттерсон». Если вы в беде, ответьте. Если же попробуете что-то предпринять, получите все пять зарядов.

Послышался стон, словно кто-то хотел ответить, но не мог, и снова стало тихо.

Я скользнул через кусты и обнаружил среди ивняка прогалину. Ночь уже стала бледнеть, потому что время приближалось к четырем, и я увидел на траве смутное темное пятно.

— Ответьте, — сказал я достаточно громко.

Молчание. Вдруг рядом со мной раздался шорох и тихое рычание одной из собак Ламберта.

— Не торопись, — приказал я ей, но она, принюхиваясь и рыча, шла вперед.

Перед нами лежало явно не животное. Я осторожно подошел и неожиданно увидел распростертую фигуру тяжело раненного человека.

— Тэп! — негромко позвал я. — Это человек, он ранен и без сознания.

— Я позову Майло, — ответил он быстро.

Майло Додж был ковбоем, который разбирался во всяких ранах, а уж в лечении болезней ему не было равных. Здесь, на границе освоенных территорий, было очень мало докторов. Мне исполнилось двадцать два года, а я так и не прибегал к их помощи, потому что один жил в Остине, а другой в Сан-Антонио. В случае болезни или ранения мы обходились собственными силами.

Через минуту вернулся Тэп вместе с Майло, а я тем временем разжег небольшой костер.

Раненый был худощавым красивым мексиканцем с густыми черными усами. Вид у него был ужасный. Дорогая модная рубашка, куртка и брюки были залиты кровью. Полз он долго, но не выпускал из руки намертво зажатый нож.

Майло указал на порванные рукава куртки, на лохмотья кожи на истерзанных запястьях. Бедняге пришлось обороняться ножом от волков, и он едва выжил.

— Я пошел обратно, — сказал Тэп. — Помоги Майло, а тебя сменит Сквайре.

Когда мы начали разрезать и стаскивать окровавленную одежду, человек зашевелился и застонал. После осмотра его положение стало более или менее ясным.

По всей видимости, несколько дней назад его ранили, мексиканец не успел вытащить ногу из стремени, и лошадь тащила его по земле, пока он не застрелил ее.

Потом он полз. Кровь почуяли волки и напали на человека. Он отстреливался сколько мог, потом защищался ножом.

— Он очень хотел выжить, — сухо сказал Майло. — Ему крепко досталось, но он не сдался.

— Интересно, кто в него стрелял?

Майло глянул на меня.

— Мне тоже интересно. Могу спорить, что он полз с запада.

Мы нагрели воды, промыли раны и обмыли мексиканца. Пулевое ранение и содранная кожа местами загноились, следы волчьих зубов были свежими.

Пуля прошла насквозь и застряла под кожей на спине. Майло сделал надрез охотничьим ножом и вынул пулю. Затем наложил припарку из маисовой муки на входное отверстие.

К тому времени, как мы его перевязали, уже совсем рассвело, и к нам подъехал один из фургонов.

Мы последними покинули лагерь. Стадо давно снялось, все фургоны, кроме этого, уехали, в него и погрузили мексиканца, уложив на матрас.

День был ясный и солнечный. Я подождал, пока скроется из вида стадо, потом поднялся на самый высокий холм и оглядел местность. Вокруг колыхалась трава, вдали появилась одна черная точка, другая — шли бизоны.

Разглядывая равнину, я нашел след, оставленный мексиканцем. Он не исчез, потому что влажная, покрытая ночной росой трава распрямляется не сразу. Я переложил «паттерсон» в правую руку, спустился с холма и осмотрел след. На траве кое-где осталась кровь.

Кем бы ни был этот парень, прежде всего он был мужественным человеком, и чем дальше я шел по следу, тем больше уважал его. О мужестве и храбрости говорят слишком часто, но думают слишком редко. Одно дело болтать об этих качествах, другое дело — жить по их законам. Нелегко терпеть трудности, страдания и боль. Всегда легче сдаться, умереть, чтобы тебя покинули мучения. Стараться выжить — значит оставить боль в себе и даже усилить ее, вот на это требуется мужество, которым можно только восхищаться.

Что двигало этим человеком? Просто желание жить несмотря ни на что? Или какая-то другая причина? Ненависть к тем, кто стрелял в него? Жажда мести?

Когда я догнал своих, отец ехал позади стада вместе с Зебом.

— Майло говорит, что мексиканец очень плох, — сказал отец. — Ты что-нибудь видел?

— Только то, что ночью он долго полз, — ответил я.

Стадо вытянулось в колонну длиной с полмили. Мы с отцом стали подгонять отставших, собирая коров поплотнее. Прежде всего надо было как можно дальше уйти от Каухауса, к тому же чем скорее мы войдем в засушливые районы, тем лучше для нас.

Стадо постепенно втягивалось в ритм перегона, и все меньше коров пыталось вернуться домой. Нам везло и в том, что пока мы не повстречали никого из банды Холтов или им подобных подонков. К вечеру, проделав пятнадцать миль, стадо расположилось на ночевку под прикрытием утесов недалеко от Колорадо.

Мы неуклонно шли на запад. Ночью скот пасся на покрытых травой равнинах и пил воду из реки Колорадо, что протекает в штате Техас. Восход солнца мы встречали в седле и шли вперед, пока на землю не спускались сумерки.

Влаги было мало. Короткие моросящие дожди лишь прибивали пыль, но не собирали воду в низинах. Река убывала, и лицо Тэпа вытянулось от беспокойства, но он не говорил ни слова. Отец тоже.

Однако мы вложили в этот перегон все, что имели. Мы знали, что стаду предстоит пересечь восемьдесят миль пустыни.

Это была тяжкая, страшная работа. Щелочная пыль выбелила лица, руки, толстым слоем покрыла одежду и лошадей. Пот, стекая, превращал лица в жуткие маски. Весь день дети шли рядом с фургонами и собирали бизоний кизяк для ночных костров.

Наш путь пролегал севернее, чем мы рассчитывали вначале, так как мы надеялись найти знакомую тропу, на которой предстоящие трудности уже известны и можно решать заранее, как их избежать.

Мы вышли на эту тропу чуть ниже Форт-Фантом-Хилла и повернули на юго-запад.

У нас появились преследователи. Мы видели пыль, которую они поднимали днем, чувствовали беспокойство лошадей ночью и знали, что они рядом, но не знали, кто — команчи, готовящиеся украсть лошадей и снять с нас скальпы, или бандиты с берегов Бразоса и Каухауса.

Чем дальше мы шли, тем суровей становилась местность. Мы держали путь к Хорсхед-Кроссинг — переправе на реке Пекос, через которую индейцы гнали украденных в Мексике лошадей. Многие животные не выдерживали бешеной гонки и оставались лежать на берегу, превратившись в скелеты. Говорят, отсюда и пошло название Хорсхед — Лошадиная Голова.

Иногда мы находили следы. Расхожее мнение, что индейцы ездят на неподкованных конях, а белые — на подкованных, не совсем верно, потому что индейцы часто крали лошадей с ранчо, а белые так же часто не подковывали своих.

Потрескавшаяся грязь на дне высохших луж и водоемов беспокоила меня. Река сильно обмелела — дождей почти не было. Сейчас весна, а что будет летом, когда жаркое солнце -иссушит землю?

Тэп ехал впереди, обычно вместе с отцом, прокладывая путь. Ночью мы слышали, как завывают волки. Днем видели, как они крадутся за стадом, надеясь поймать и зарезать теленка.

Оружие всегда держали наготове на случай какой-нибудь неприятности. Люди стали раздраженными и избегали друг друга.

Карен перестала замечать меня. До возвращения Тэпа мы вместе гуляли, танцевали. Ездили верхом. Теперь же я ее почти не видел: каждую свободную минуту она проводила с Тэпом.

В тот день она правила фургоном Фоули, и я, оставив коров, подъехал к ней. Она даже не посмотрела в мою сторону.

— Я тебя последнее время почти не вижу, — сказал я.

Она упрямо вздернула подбородок.

— Я занята.

— Это заметно.

— Я тебе не принадлежу и не обязана отвечать на твои вопросы.

— Конечно нет. А Тэп — хороший парень. Лучше не бывает.

Она повернулась и посмотрела прямо на меня.

— Я собираюсь за него замуж.

Замуж за Тэпа? Я не представлял, что такое возможно. Ведь Тэп — бродяга… или казался мне таковым.

— Быстро же ты все решаешь, — произнес я. — Ты знаешь его всего неделю.

— Ну и что с того? — неожиданно вспылила она. — Он мужчина! Настоящий мужчина! Он совсем не такой, как все, и в нем мужского гораздо больше, чем когда-нибудь будет в тебе!

Не стоило с ней спорить. Она ждала, что я начну критиковать Тэпа, и приготовилась к этому.

— Может быть, — согласился я. — Тэп — стоящий парень, это точно. Конечно, все зависит от того, что ты имеешь в виду под словом «мужчина». Тэп сильный, опытный, работящий.

— Ну и что?

— Он похож на остальных мужчин в одном: не любит быть стреноженным. Не думаю, чтобы он изменился.

— Поживем — увидим. — Но Карен произнесла это уже не так уверенно, и мне показалось, она над этим еще подумает. Часто девушка влюбляется так, что у нее нет времени поразмыслить над будущим. Она живет розовыми мечтами, пока не обнаружит, что суженого хорошо любить, но жить с ним — сущий ад.

Я отъехал от фургона, чувствуя какую-то боль в душе и одновременно сердясь на себя за это. Мы с Карен вместе гуляли, и люди считали, что она — моя девушка, хотя мы были всего лишь хорошими друзьями. И только теперь, потеряв ее, я почувствовал печаль.

Вернувшись в конец стада, я хлестнул свернутым лассо ленивого бычка и молча глотнул пыль с настроением обозленного на больной зуб гризли.

Подъехал Майло Додж.

— Я разговаривал с мексиканцем. Он хочет тебя видеть.

— Меня?

— Ты его нашел и спас.

— Откуда он?

— Не говорит. Только все время спрашивает о большом смуглом человеке со вмятиной на щеке и расходящимися от нее, как паучьи лапы, тонкими шрамами.

Мы разбили лагерь на берегу ручья Антелоуп. Там росли могучие дубы и ореховые деревья, вода была вкусной и чистой, а рядом раскинулся большой луг акров тридцати или сорока.

Я сидел на коне в тени высокого ореха, когда ко мне подъехал отец.

— Красивые места, — сказал он. — Здесь можно жить.

— Можно, — согласился я, — и, думаю, следует задержаться здесь на денек, чтобы скот отдохнул и вволю напился. Если верить Тэпу, дальше будет все суше и суше.

К нам присоединился Тэп, потом Зеб Ламберт. Мы поставили фургоны кругом возле ручья. Легкий ветерок шевелил листья деревьев. Ручей Антелоуп впадал в Кончо, которая текла на запад, указывая нам дорогу. Тэп посмотрел на высокие береговые откосы.

— Не нравятся они мне, — сказал Тэп, — но ничего не поделаешь.

Отец рассказал ему о наших планах, и Тэп согласился. Лучшего места для отдыха не придумаешь: здесь у стада была защита от ветра, вода и трава. Бычки уже шуршали в куче прошлогодней листвы, выискивая орехи.

Перекинув седло на мышастого жеребца, я подъехал к фургону, в котором лежал мексиканец. Он уже мог полусидеть, на лице у него появился румянец.

— Меня зовут Дэн Киллоу, — представился я.

Он протянул тонкую смуглую руку и улыбнулся, приоткрыв белоснежные зубы.

— Спасибо, друг, — сказал он по-испански, а потом добавил по-английски: — Кажется, вы спасли мне жизнь. Больше мне нечего сказать.

— Вы очень долго ползли. Удивительно, как вам это удалось.

Он пожал плечами.

— Просто хотел найти воду и место для укрытия. — Затем посерьезнел. — Сеньор, я должен предупредить вас. Спасая меня, вы наживаете себе врага… даже много врагов.

— У человека в этом мире всегда есть враги, — сказал я, — одним больше, одним меньше — не важно.

— Эти очень плохие, злые. — Он перемежал речь испанскими словами. — Они команчерос.

— Слыхал о них. Это мексиканцы, которые торгуют с индейцами, так ведь?

— Да… Но мы не одобряем их торговли, сеньор. Они поймали меня на своей земле и начали стрелять. Они бросились в погоню. Я убил одного команчеро и одного команча. Потом они ранили меня, я упал, на меня набросили лассо и потащили. Я вытащил нож, перерезал петлю и отнял коня у того, что меня тащил. Они опять бросились в погоню. Коня убили, но мне удалось ускользнуть.

Этот мексиканец был настоящим мужчиной. Я представил, что ему довелось пережить и как он боролся за жизнь: ведь чтобы отнять коня, надо было убить наездника, а затем еще очень долго ползти.

— Отдыхайте спокойно, — ответил я. — Вас не тронут ни команчи, ни команчерос.

— Они придут за мной. — Он чуть приподнялся. — Дайте мне лошадь, и я уеду. Не стоит вам рисковать.

— Пусть приходят. — Я спрыгнул с жеребца. — В Книге книг говорится, что человек рожден для испытаний. Кто я такой, чтобы спорить с Библией? Мы постараемся справиться с трудностями, но никто еще в моей семье не прогонял раненого и никогда не прогонит.

Мышастый был быстрым и выносливым, поэтому именно на нем я направился в сторону Кончо. Ко мне присоединился Зеб Ламберт.

Это была земля индейцев; и мы, ожидая встречи с ними, искали следы на берегу, но не нашли. Мы переправились через реку, у подножия откосов обнаружили едва заметную тропу и поднялись по ней наверх. Здесь гулял ветер, и вся местность просматривалась до самого горизонта. Ветер развевал длинные каштановые волосы Зеба. Земля за рекой выглядела пустынной и дикой. Мы еще немного прошлись по ней в поисках следов, но не нашли ни единого отпечатка мокасин.

Преследователи прятались где-то рядом. Но где?

Подъезжая к лагерю, мы увидели, что костры пылают вовсю, почувствовали вкусный запах кофе и вареного мяса. Бен Коул и Фримен Сквайре заступили на дежурство.

Стадо все еще паслось, наслаждаясь сочной луговой травой. Несколько коров вернулись к ручью напиться. Где-то на равнинах закричал перепел.

Тэп Генри подошел ко мне и отцу.

— Сегодня надо удвоить охрану, — сказал он. — У меня дурное предчувствие.

— Пока что нам везло, — ответил отец. — По-моему, та банда с Бразоса решила дать нам уйти подальше, чтобы потом всю вину переложить на команчей.

Тэп повернулся ко мне.

— Кто твой мексиканский друг?

— У него неприятности с команчерос. Говорит, что за ним охотится человек с паучьим шрамом на лице.

Тэп как-то странно поглядел на меня.

— Может быть, нам все же лучше дать ему лошадь, — сказал Тэп и отошел от костра.

— Что это с ним? — спросил отец.

Не в привычках Тэпа давать такие советы или уходить от опасности.

— Он, должно быть, знает, чего не знаем мы, — ответил я. — Мне самому становится интересно, что это за человек со шрамом.

Поужинав, я немного поспал, расстелив одеяло под орехом и сквозь сон прислушиваясь к ночным шорохам лагеря.

Зебони разбудил меня рано. Он сидел рядом, натягивая сапоги.

— Вокруг все спокойно… слишком спокойно. Заряжай винтовку на медведя.

Майло Додж и Арон Старк сидели у костра. Они пили кофе, а у Старка под рукой лежал многозарядный «шарпс».

Притопнув надетыми сапогами, я устроился рядом с ними. Кофе был крепкий и горячий. К огню подошел отец, дал мне сухарь.

— Будьте осторожны, ребята. Я никогда не видел, чтобы Тэп нервничал, но сегодня он явно не в своей тарелке.

Том Сэнди уже поймал для меня мышастого жеребца, и, сев в седло, я взглянул на постель Тэпа. Одеяла лежали на месте, а его не было.

— Ты видел Тэпа?

Том отвернулся.

— Нет, не видел, — резко ответил он.

В нескольких шагах от костра ночь сгустилась до черноты, потому что лагерь прикрывали с одной стороны откосы, а с другой — деревья. Мы выехали вчетвером и разъехались вокруг стада.

В такое время все шорохи ночи становятся отчетливыми, а знакомые звуки — странными и таинственными. Но слух человека, живущего на природе, свыкается с ночными звуками и выделяет те, которые настораживают.

Птица в листве, зверек в траве, шелестящие ветки, вздохи коров — все они привычны.

Мы сделали один круг, потом разбились на пары. Как всегда, я ехал с Зебони.

Стало очень тихо. Не слышались даже обычные звуки, и это встревожило нас, потому что птицы и зверушки затихают, когда рядом кто-то чужой.

— Что бы думаешь, Зеб?

— Они постараются подкрасться поближе.

К нам подъехали Майло Додж со Старком.

— Майло, — прошептал я, — мы с Зебом укроемся в деревьях и встретим их там, прежде чем они нападут на нас.

— Ладно, — сказал он, и я показал, где мы спрячемся.

Но было поздно. Послышалось короткое, сильное шуршание травы, и на нас напали.

Они налетели молча, на полном скаку, и тут же прозвучал первый выстрел.

Это стрелял я, вслепую, стараясь не столько попасть в цель, сколько поднять по тревоге лагерь.

Послышался треск ответных выстрелов, я услышал, как кто-то упал, и чей-то крик. Показалась светлая тень — человек на пятнистой лошади, — и я снова выстрелил.

Лошадь резко развернулась, и в этот момент началась настоящая перестрелка. Врасплох были застигнуты и мы, и они. Нападающие не рассчитывали наткнуться на нас четверых, и встретивший их огонь оказался полнейшей неожиданностью. Они свернули и с криками поскакали к стаду, которое разом понеслось по долине в сторону от лагеря.

Поймав в прицел силуэт человека на фоне неба, я выстрелил раз, другой. Затем, перезаряжая на скаку винтовку, бросился за ними. Но все кончилось так же неожиданно, как и началось. Бандиты исчезли вместе с нашим стадом.

Из темноты выехал Зеб.

— Дэн! Дэн!

— Я здесь. Кого-то из наших ранили.

Со стороны лагеря примчались всадники, и отец выкрикнул:

— Дэн! С тобой все в порядке?

Рядом отозвался Зено Йерли.

— Вот он! По-моему, это Арон.

Отец разжег огонь. Да, это был Арон. Пуля попала ему в грудь, он был мертв.

— Они за это заплатят, — сказал отец. — Клянусь Господом Богом, они за это заплатят!

Мы осторожно обыскали местность в поисках убитых или раненых и нашли трупы двух нападавших. Одним оказался Стритер — бездельник, приехавший на Каухаус откуда-то из Ньюсеса, где у него возникли проблемы с техасскими рейнджерами. Второго встречали раньше, но не знали, кто он.

— Двое за одного, — сказал Тэп.

— К черту двоих! — взорвался отец. — Я бы не променял Старка и на десятерых из них! Он был хорошим человеком.

— Подождем до рассвета, — сказал я, — и отправимся на охоту.

Мы возвращались в лагерь с телом Арона, перекинутым через седло. Все были подавлены, и я не завидовал отцу, которому придется сообщать о случившемся вдове Старка.

У костра все молчали. Я подбросил веток в огонь.

— Я уверен, что мы уложили не двух, а больше, — сказал Зеб. — Они неслись прямо на нас, мы стреляли в упор.

Карен и миссис Фоули готовили кофе. Я тщательно почистил «паттерсон» и перезарядил его, затем подошел к мышастому и проверил, не поцарапало ли его в драке. Все оказалось в порядке, и я порадовался за своего крепкого и надежного коня.

Рассвет наступал медленно, черные силуэты деревьев постепенно серели в тусклом сумраке раннего утра. Едва развиднелось, когда мы вновь оседлали коней.

Тиму Фоули, несмотря на все возражения, пришлось остаться охранять фургоны, ему вызвался помогать Фрэнк Келси.

— Тебе лучше остаться, Том, — сказал отец. — Одна семья уже осталась без кормильца.

— Черта с два! — запальчиво ответил Сэнди. Затем нерешительно помолчал. — Тогда надо оставить еще одного. Вдруг они вернутся?

— Фри, — отец посмотрел на Сквайрса, — ты остаешься. Ты дежурил прошлой ночью.

— Послушайте… — запротестовал было Сквайре.

— Я тебя прошу, — сказал отец. — Ты останешься?

Фримен Сквайре пожал плечами и отошел. Мы сели на коней и выехали из лагеря.

След был широкий и заметный. Нападавшие последовали за стадом, которое неслось в обширные пустые равнины по направлению к югу.

Это была земля индейцев племени липаны, но липаны недавно заключили мир с белыми.

Мы ехали быстро — плотная группа вооруженных всадников, ожесточенных потерей друга и стада. Мы перестали быть просто работящими людьми, занятыми лишь повседневными делами. Потому что погоня за преступниками — это не только жажда мести и желание вернуть собственность, это и необходимость. Закон и справедливость должны восторжествовать, а в этих краях нет другого закона, кроме того, что установили для себя здравомыслящие люди.

Прошлогодняя осенняя трава озарилась золотым светом утра, и темная линия деревьев, окаймлявших берега Кончо, исчезла позади. Наша группа распалась и немного растянулась, чтобы легче было читать следы. Во множестве отпечатков копыт, оставленных стадом, мы искали следы и лошадей.

В отдалении я неожиданно наткнулся на отпечатки копыт одинокой лошади с великолепным шагом. Натянув поводья, я внимательно осмотрел следы.

Лошадь была крупная — намного крупнее наших ковбойских лошадок и, судя по глубине отпечатков, несла на себе легкого всадника.

Следы вели на юго-восток, их направление не совпадало с тем, откуда пришли бандиты, если только они не выслали разведчика, который затем присоединился к ним. Но у кого их этих подонков может быть такая лошадь?

Всадник проехал здесь прошлой ночью или вечером, и я двинулся по его следам.

Вдруг отпечатки резко повернули на запад, я остановился и посмотрел в ту сторону.

Там, в прерии, на фоне скудной растительности, выделялось темное пятно… заросли меските? С винтовкой наготове я потихоньку послал мышастого вперед. Постепенно пятно росло и оказалось густыми зарослями деревьев и кустарника, почти полностью закрывавших неожиданную ложбину.

Она обрывалась скалистым откосом, и деревья, растущие на дне, едва доставали до верхнего края. След спускался в ложбину и исчезал в зарослях. Я осторожно двинулся дальше.

Затем послышалось журчание ручейка, впадавшего в водоем. Порыв ветра зашуршал листвой и стих.

Мышастый с настороженно вскинутыми ушами зашагал по узкой тропе, где стремена с обеих сторон касались кустов. Ярдов через тридцать тропа спускалась вниз, проходя под сплетенными ветвями дубов, за которыми открылась поляна футов пятьдесят в диаметре с крохотным озерцом. На поляне стояла великолепная вороная лошадь, которая при виде моего мышастого тихо заржала. На костре закипал кофе и жарился бекон. И вдруг чей-то голос произнес:

— Стойте, где стоите, сеньор, или я всажу вам пулю в живот.

Я осторожно поднял руки. Звук взводимого курка не спутаешь ни с чем, но голос принадлежал женщине.

Глава 3

Она была молода и красива, и солнечные лучи запутались в ее золотистых волосах, но винтовку она держала твердо, немигающий черный глаз дула которой уставился мне прямо в живот.

За ее плечами висело мексиканское сомбреро с плоской тульей. Она была одета в превосходно выделанную замшу, сбоку на юбке был разрез, чтобы ездить верхом, — таких я до этого не видел, хотя и слышал о них.

— Кто вы? Зачем преследуете меня?

— Если вы не принадлежите к банде скотокрадов, которые угнали вчера наше стадо, я преследую не вас. Я случайно наткнулся на ваши следы неподалеку.

Винтовка не шевельнулась.

— Кто вы и откуда?

Пока она задавала вопросы, у меня появилась идея. Может, немножко сумасшедшая, но идея.

— Зовут меня Дэн Киллоу, мы с Каухаус. Перегоняем стадо в Нью-Мексико. Может быть, в Колорадо. Мы ищем новые пастбища.

— Что вы говорили о скотокрадах?

— Ночью они угнали наше стадо. Мы думаем, что это банда воров с Каухауса. Если мы перегоним стадо на новое место, им всем придется учиться работать.

Она разглядывала меня холодными синими глазами, однако показалось, что она мне поверила.

— Вы должны были слышать топот стада часа два назад, — добавил я. — Теперь я могу опустить руки?

— Опустите. Но не делайте резких движений.

Я медленно опустил руки на луку седла и огляделся.

— Вы, похоже, заехали далеко от дома, — сказал я, — для одинокой женщины это опасно.

— Я не одинока, — мрачно ответила красавица. — У меня есть это. — И она угрожающе повела винтовкой.

— У вас великолепная лошадь. — Я сдвинул шляпу на затылок. — Я поехал за вами и потому, что мне захотелось посмотреть на нее.

Женщина опустила винтовку.

— Выпьете кофе? — предложила она — А то выкипит.

Я благодарно посмотрел на нее и спрыгнул с седла.

— С удовольствием. А потом мне надо будет нагонять наших. Кажется, через час-другой нам предстоит драка со скотокрадами.

Моя кружка висела у седла, я налил кофе и снова посмотрел на нее. Никогда в жизни не видел такую красивую девушку.

— Знаете, — сказал я, — у меня мелькнула одна мысль. Вы, случаем, никого не ищете?

Она быстро взглянула на меня.

— Почему вы так спрашиваете?

— Интересуюсь. — Я отхлебнул кофе. — Вы что-нибудь слышали о команчерос?

Я попал прямо в точку, это стало ясно по тому, как изменилось ее лицо.

— Я знаю о них, — сказала она.

— Некоторое время назад мы подобрали парня, он в тяжелом состоянии. Его ранили, потом волокли на лассо по земле, и все это сделали команчерос.

— Он жив? Он в порядке?

— Ваш друг?

— Где он? Я еду к нему.

— Ему здорово досталось, но не беспокойтесь. Мы нашли его в кустах у реки. На него напали волки, но он отбился. — Я допил кофе и ополоснул кружку в ручье. — Выносливости у него хватит на троих. Я вообще не понимаю, как ему удалось выжить.

Она собрала свои вещи.

— Я еду к нему. Где ваш лагерь?

— Мэм, этот юноша в тяжелом состоянии. Я с вами незнаком, а вдруг вы его враг?

— Я его сводная сестра. После того как убили моего отца, его семья взяла меня к себе.

Мне пора было ехать. Я и так потерял слишком много времени, к тому же наши уже могли догнать воров.

— Когда доедете до лагеря, будьте осторожны, они ждут нападения, поэтому могут выстрелить без предупреждения. Поезжайте отсюда на север. Лагерь разбит на берегу ручья Антелоуп, где он впадает в Кончо. Скажите, что вас послал Дэн Киллоу.

Я сел в седло, выехал на равнину и повернул к югу. Стараясь держаться низин, погнал коня рысью, только временами выезжая на холмы, чтобы удостовериться, что не сбился с пути.

Наши двигались медленно, они, вытянувшись цепью, приближались к вершине крутого холма, за которым видна была только прерия. И вдруг, в тот самый момент, когда я придержал мышастого, трава между мною и ковбоями зашевелилась, с земли поднялся человек с винтовкой в руках и, приложив ее к плечу, стал целиться в спину нашим. Он настолько увлекся, что не оглянулся и даже не услышал мягкую поступь моего коня. Человек прицелился в Тэпа, а я пришпорил мышастого, не привыкшего к таким понуканиям, и он рванул с места одним огромным прыжком.

Человек в засаде слишком поздно услышал стук копыт, но успел обернуться. Конь, однако, уже навис над ним, я выстрелил из «паттерсона», как из револьвера, держа его одной рукой прижатым к бедру. Удар пули 56-го калибра отбросил человека на несколько футов, и я перескочил через него. Наши погнали лошадей вскачь, и когда я взлетел на вершину, то увидел, что внизу раскинулся лагерь. В нем отдыхало человек двадцать. Видимо, выстрел, переполошил их, потому что они лихорадочно стали хвататься за оружие. У некоторых оно уже было в руках.

Несколько человек охраняли стадо, и я выстрелил в ближайшего. Он вылетел из седла и упал на землю. Мы ворвались в лагерь.

Их было раза в два больше, но мы воспользовались внезапностью нападения. Я видел, как Тэп на другом конце лагеря развернул коня и понесся обратно, паля из шестизарядника. Когда в одном кончились патроны, он сунул его за пояс, выхватил другой и продолжал стрелять. Должно быть, у него было в запасе еще два револьвера.

В те времена, когда в револьверы отдельно засыпался порох и отдельно — пули, многие — и преступники в том числе — брали в драку до шести штук, чтобы не перезаряжать их во время боя, а некоторые брали запасные барабаны, которые целиком вкладывались в шестизарядник.

На меня кинулся огромный человек с рыжей бородой, размахивая винтовкой, которую, наверное, не успел перезарядить. Мышастый ударил его грудью и опрокинул в костер. Он ужасно завопил и выскочил из огня с дымящейся одеждой, раскидывая вокруг обгоревшие ветки и головешки.

Мы промчались через лагерь и погнали стадо обратно на север, и если прихватили по дороге несколько мустангов, то не обратили на это никакого внимания: нам некогда было смотреть, где свои, а где чужие.

Стадо было отбито без потерь.

Бена Коула пуля царапнула по шее, и он ворчал всю дорогу до Кончо. Царапина действительно должна была сильно саднить, потому что на нее попал пот и грязь, но по тому, как Бен жаловался, можно было подумать, что ему сломали ногу или пробили череп.

Рядом со мной ехал Зено Йерли. Он был длинноногим, высоким парнем с вытянутым лицом и выглядел так, словно не смог бы поймать и черепаху в открытом поле. Но я обратил на него внимание во время стычки — работал он за двоих.

Тэп придержал коня и поехал рядом со мной.

— Куда ты пропал? — спросил он. — Я уж подумал, что ты сбежал.

— Пришлось остановиться, поговорить с одной девушкой, — беззаботно сказал я. — Она предложила мне кофе, не мог же я ей отказать.

Он, усмехаясь, взглянул на меня.

— Малыш, любую девушку, которую повстречаешь в этих краях, можешь забрать себе!

— Самая красивая девушка, которую ты когда-нибудь видел, — продолжал я, — она ждет нас в лагере.

— Шутишь! — Он пристально посмотрел, стараясь угадать, что у меня на уме. В то, что девушка действительно существует, он не поверил ни на секунду.

— Жаль, что ты женишься, — сказал я. — Выбываешь из соревнования.

Он покраснел.

— Кто сказал, что я женюсь? — Голос его стал враждебно-вызывающим.

— Карен. Она говорит, что вы уже подыскиваете домик.

Несмотря на загар, было видно, что Тэп покраснел еще больше.

— Ничего такого не было, — запротестовал он. — Ничего такого. Совсем ничего.

— Она вроде была уверена, — сказал я, — а ты знаешь, какой здесь народ, когда дело доходит до заигрывания с девушками. Тим Фоули хорошо стреляет из ружья. На твоем месте я бы поостерегся.

Тэп усмехнулся. Он уже овладел собой.

— Не волнуйся, малыш. Никто еще не поймал старину Тэпа в такую ловушку. Карен прекрасная девушка, но женитьба? Я не из тех, кто женится.

То ли из-за того разговора, то ли еще почему, однако тот вечер Карен провела одна, и было видно, что это ей не нравится.

Рыжеволосая девушка уже приехала в лагерь, приведя в замешательство женщин. Мужчины вообще к ней не приближались. Она была такой красивой, что они даже стали менее разговорчивыми, правда, и до этого красноречием никто из них не блистал, если не считать Тэпа.

Ну а мне нечего было ей сказать. Она была не только очень красивая, но и очень смелая, потому что даже не каждый мужчина решится ездить в одиночку по территории команчей.

Два или три раза она посмотрела в мою сторону, но я не обращал внимания. Она все время проводила с мексиканцем, то разговаривая с ним, то готовя ему еду,

Карен сидела бледная, с поджатыми губами. До того вечера я и не предполагал, что ее лицо может так заостриться, но догадывался, что она вне себя. А Тэп разговаривал с парнями, и, когда встал, Карен хотела было увести его от них, но он сел в седло и поехал к стаду.

Том Сэнди подошел к костру, чтобы налить кофе, и я увидел, что он нацепил шестизарядник. Обычно он ездил с винтовкой, как и я. Роза тоже сидела у костра. Смуглая, красивая, с хорошей фигурой она умела подать себя. У нее были большие черные глаза, и когда она смотрела на приглянувшегося ей мужчину, в них светился вызов или приглашение. А может, то и другое вместе. Поверьте мне, такую женщину опасно иметь в ковбойском лагере.

Сэнди несколько раз глянул на нее через костер, и вид у него был презлющий, как у рассерженного кабана.

Роза положила в тарелку говядину с бобами для Тома, а затем повернулась ко мне.

— Дэн, тебе чего-нибудь положить?

Я взглянул на нее: она улыбалась.

— Спасибо, мэм. Я бы съел еще немного бобов.

Она, покачивая бедрами, пошла за едой к костру, а Том Сэнди злобно уставился на меня.

— Жарко, — сказал я, проводя ладонью по шее.

— А я что-то не заметил, — сказал он.

Подошел отец и сел рядом со мной.

— Тэп считает, что нам надо трогаться рано утром, до рассвета. Ты как думаешь?

— Дельная мысль, — ответил я.

Том Сэнди отошел, и отец поглядел на меня.

— Дэн, ты что, гуляешь с Розой Сэнди?

— Ты с ума сошел?

— Кто-то сошел. Том знает, что Роза с кем-то гуляет, и если узнает с кем, убьет его.

— Не смотри на меня так. Если бы я что надумал, то начал бы не с нее.

Когда солнце встало, мы уже двигались на запад. В стороне от Кончо земля была сухая и бесплодная, с редкими кустиками травы. Это было предупреждением.

Пока что нам везло. Несмотря на угон стада, мы, похоже, не только не потеряли ни одной коровы, но и приобрели полдюжины лошадей, когда гнали стадо обратно.

Диких животных было мало. Встречались суслики и зайцы, а когда той ночью мы встали лагерем у реки, Зено наловил кучу сомов. Это немного разнообразило наше меню.

На равнинах, кроме опунции и полыни, больше почти ничего не росло. То тут, то там мы находили по нескольку акров грамы — вкусной и сочной травы, и тогда давали скоту попастись вдоволь.

Все знали о предстоящих восьмидесяти «сухих» милях, но никто не хотел думать об этом. Каждый вечер мы доверху заполняли бочонки водой, но знали, что придет время, и ее будет не хватать ни людям, ни лошадям.

Днем мы остановились у озерка, мелкого, но довольно широкого, а когда уходили, маленькое озеро превратилось в лужу мокрой грязи, перемешанную коровьими копытами.

Пока мы стояли, я подошел к фургону, где ехал мексиканец. Мне захотелось его проведать… во всяком случае, так я себе сказал.

Я позвал, и рыжеволосая девушка раздвинула полог. На ее улыбку стоило поглядеть.

— О, пожалуйста, заходите. Мигель рассказал, как вы спасли его.

— Я просто первым наткнулся на него, — пробормотал я смущенно.

— Если бы вы на меня не наткнулись, я был бы уже мертв, — сказал Мигель, — это я знаю точно. Никто, кроме вас, не подъехал бы посмотреть, кто лежит в кустах.

— Вас зовут Дэн Киллоу? — спросила девушка. — А меня — Кончита Маккрей. Мой отец был ирландцем, а мать — мексиканка.

— Вы смелая, — сказал я. — Вы искали Мигеля, наверное, несколько дней.

— Больше некому было искать. Отец Мигеля умер, осталась только наша мама — его мать. Она очень старая и беспокоится о сыне.

Наверное, так оно и есть. Но все равно Нужна недюжинная смелость, чтобы девушке заехать одной на земли команчей. Или даже просто проехать через них — как мы. У нее быстрая лошадь, но это не слишком большое преимущество перед индейцами, которые знают местность как свои пять пальцев и славятся умением подстерегать добычу.

Кончита Маккрей показалась мне замечательной девушкой — смелой, гордой и в то же время очень женственной. Я таких еще не встречал.

— Что касается команчерос, то я не одобряю их дел, — сказал Мигель. — Да, это мой народ, Который торгует с индейцами, и торговля эта выгодна, но они продают команчам винтовки, а те убивают и мексиканцев, и белых.

Он остановился перевести дыхание, потом продолжил медленнее:

— Они подумали, что я шпионил за ними, когда я всего лишь охотился на диких лошадей. Они знают, что я всегда выступал против их торговли. Я надеялся избежать неприятностей, но среди команчерос есть люди еще хуже, чем сами команчи.

— Например, человек со шрамом?

Его глаза сузились.

— Он из них самый отвратительный. Его зовут Фелипе Сото. Вы слышали о нем?

Я о нем слышал. Ганфайтер и убийца. Говорили, что он убил более двадцати человек в поединках на ножах или револьверах. Сколько всего людей он убил в разного рода стычках и драках, никто не считал.

Он был преступником, но находил защиту у большинства мексиканцев, потому что сам был мексиканцем и старался не причинять им зла. А так же Фелипе Сото был человеком могучего телосложения, и его боялись все, даже те, кто в поединке имел бы шансы на победу.

— Где они обнаружили вас?

— А! В этом-то все дело, амиго. Они обнаружили меня, когда я случайно наткнулся на место их встречи, так сказать, рандеву — вы знаете это слово? К северу отсюда есть каньон: огромный и глубокий, на дне которого лежат прекрасные пастбища. Они были там — команчи и команчерос. Я увидел тайное место их встреч, но я и раньше знал о нем. Это каньон Пало-Дуро.

— Они будут преследовать его, мистер Киллоу, — сказала Кончита. — Теперь они постараются убить его. Команчерос — плохие люди. Если они не отыщут его сейчас, то станут охотиться за ним дома.

— То, чем они будут заниматься дома — их личное дело, — сказал я, — но мы не позволим им забрать Мигеля. Я обещаю.

Сзади послышалось движение.

— Не обещай того, чего не сможешь выполнить.

Это был Тэп Генри. Лицо его было сердито, в глазах горело суровое нетерпение, которое я уже видел раньше.

— Я сдержу обещание, Тэп, — спокойно сказал я. — Я ничего не обещаю зря.

— Послушай меня, — резко ответил Тэп. — Ты не знаешь, во что ввязываешься.

— Я дал слово и сдержу его.

— Ни черта ты не сдержишь, — угрожающе сказал Тэп. — Ты сам не понимаешь, на что идешь. — Он помолчал и вынул из кармана сигарету. — У нас достаточно неприятностей с перегоном скота, не хватало еще разбираться с чужим делом.

— Прошу вас. — Мигель приподнялся на локте. — Я не хочу, чтобы у вас были неприятности. Если вы одолжите мне коня, я уеду.

— Лежите, сеньор, — сказал я. — Вы мой гость и останетесь здесь.

— Кто здесь командует, ты или я?

— По-моему, отец, — сказал я сухо. — Если уж на то пошло, то мы оба работаем у него.

Лицо Тэпа стало упрямым и твердым.

— Ну, тогда посмотрим, что скажет отец, — насмешливо произнес он.

Мы вместе подошли к костру, где сидел отец с Зебом Ламбертом и Зено Йерли. От стада подъехал Айра Тилтон и как-то странно взглянул на Тэпа Генри.

— Па, — сказал Тэп, — этот мальчишка пообещал мексиканцам, что они будут под нашей защитой до самого Нью-Мексико. Но мы-то знаем, что за ними охотятся команчерос, а это значит, что у нас будут неприятности. Они могут собрать пятьдесят, даже сто белых и еще больше индейцев, а такую силу мы не одолеем. Я предлагаю: пусть мексиканцы сами о себе позаботятся.

Зено глянул на Тэпа, но его лошадиное лицо осталось бесстрастным.

Отец посмотрел на меня.

— А ты что скажешь, Дэн?

— Я сказал, что они наши гости и с нами будут в безопасности.

Отец взглянул на Тэпа.

— Что тебе в этом не понравилось?

Лицо Тэпа потемнело, а глаза холодно сверкнули.

— Па, ты не понимаешь, о чем говоришь. Ни ты, ни стадо, никто из нас не пройдет на запад, если нами займутся команчерос! Я слышал: мексиканец говорил, как он обнаружил место их встречи, а они эту тайну берегут пуще всего на свете. Они не оставят его в живых.

— Мы постараемся, чтобы оставили, — спокойно сказал отец.

Отец всегда тщательно брился, причесывал волосы и подстригал седые усы, как бы плохо ему ни было, как бы он ни был занят. И я никогда не видел, чтобы отец на что-то опирался или облокачивался — он всегда твердо стоял на ногах.

Отец строго посмотрел Тэпу в лицо.

— Я удивлен, Тэп. Тебе-то уж следует знать, что я никогда не брошу человека, а тем более женщину здесь, на равнинах. Если потребуется драться, чтобы защитить их, значит, будем драться.

Тэп Генри упрямо уставился на него.

— Па, этого нельзя делать. Кто они тебе? Они…

— Мы их взяли к себе. Им нужна помощь. Пока я жив, они могут рассчитывать на меня. Я никогда не отказывал человеку в помощи и никогда не откажу.

Тэп Генри глубоко вздохнул.

— Па… — Он почти умолял. — Эти команчерос… они хуже индейцев. Поверь мне, я знаю…

— Откуда ты знаешь, Тэп? — мягко спросил отец.

Тэп замолчал и резко отвернулся. Он считал нас всех дураками — это было очевидно.

Отец никогда не читал нравоучений, однако учил нас твердо отстаивать то, что мы считали справедливым. Он учил нас не словами — примером.

Мы не сомневались, что накличем на себя беду. Тэп был прав: команчерос будут охотиться за Мигелем.

И тут меня осенила идея. Команчерос наверняка думали, что Мигель умер, но, допустим, они захотят проверить?

— Па… по-моему, нам надо похоронить его. То есть Мигеля.

Отец оглянулся на меня, а Кончита, подошедшая в это время к костру, встала как вкопанная, прислушиваясь.

— Нам надо похоронить его прямо здесь, — сказал я, — а над могилой сделать надпись.

Зено Йерли подошел к фургону и отстегнул лопату: необходимый инструмент крепили снаружи, чтобы он всегда был под рукой. Без лишних слов он отошел в сторону и воткнул ее в землю. Я принялся ему помогать.

Мы выкопали могилу глубиной фута четыре, потом забросали ее крупными камнями. Если кому-нибудь захочется проверить могилу, придется вынуть камни. Потом все это засыпали землей и поставили дощечку с надписью.

— Имя написать? — спросил Йерли.

— Нет, — ответил я. — Пусть думают, что он не успел ничего сказать. Просто напиши: «Здесь похоронен неизвестный мексиканец. 16 апреля 1858 года».

После короткого отдыха фургоны покатили дальше, за ними двинулось стадо.

Тэп молчал и был зол, как гремучая змея во время линьки. В это время она не предупреждает о нападении, а просто кидается на человека. Тем не менее Тэп осторожничал. Почти все время он ехал далеко впереди, разведывая близлежащие холмы. Опасность предчувствовали все, как могли. Мы гнали стадо допоздна. Пока не дошли до реки Саут-Форк, которую иногда называют Кипящая Кончо. Это была настоящая река с глубокой и чистой водой и довольно сильным течением. Стадо растянулось по берегу на водопой, в то время как мы искали переправу.

Ее нашел Тэп. В этом месте по каменистому дну скот мог спокойно пересечь реку, а ширина переправы была достаточной для того, чтобы прошли два фургона бок о бок. Мы не спеша переправились и выехали на равнину, заросшую меските и редким дубняком. Трава была хорошей. Пройдя порожистый ручей Дав, мы погнали стадо к ручью Гуд-Спрингс.

Вода была холодной и чистой, трава — сочной, здесь было много хвороста и бизоньего кизяка. Начинало темнеть, когда мы расположили стадо на ночевку и поставили кругом фургоны.

Зено Йерли вытащил удочку и закинул ее в ручей. К заходу солнца он уже наловил окуней, и все — приличного размера. Они так хотели есть, что, наверное, выстроились в очередь к наживке.

Рыба оказалась вкусной. Никто об этом не заговаривал, но еда у нас кончилась быстрее, чем мы предполагали. Дикие животные почти не встречались, а своих бычков не хотелось забивать, потому что они еще понадобятся нам для еды и для разведения.

Мы быстро поужинали и легли отдыхать. На первое дежурство вышли Бен Коул и Зено Йерли, но Тэп тоже не ложился спать. Он некоторое время курил у костра, потом ушел в темноту, за фургоны. Он все еще стоял там в одиночестве, когда я уснул.

Меня грубо растолкал Том Сэнди. Я вылез из одеял и натянул шляпу и сапоги. Том, не сказав ни слова, ушел к огню.

Зебони, сидевший у костра, посмотрел на меня.

— Видел Тома?

— Видел.

— Что-то его гложет, совсем плохой стал.

Я бросил взгляд в сторону Тэпа — он спал. Мы сели на коней и выехали к стаду сменить Келси и Сквайрса.

— Все спокойно, — сказал Келси.

Они направились к костру. Том Сэнди, завернувшись в одеяла, сидел у своего фургона. Я посмотрел на постель Тэпа, и она показалась мне пустой. Правда, как следует рассмотреть лагерь мешали кусты, да и я решил, что не мое это дело, и медленно начал объезжать стадо. Подо мной был чалый конь-работяга, большой, сильный, и в то же время довольно быстрый.

Неожиданно мне вспомнился белокурый ганфайтер, который был с Уэббом Холтом. Почему-то он меня беспокоил. Слишком уж беспристрастно он все воспринял, словно знал, что видимся мы не в последний раз. С Бадом Колдуэллом тоже, если уж зашла об этом речь.

Прошел почти час, и стадо начало подниматься на ночной выпас, когда вдруг один огромный бык резко повернул голову. Я взглянул в ту сторону, но увидел только черный контур дубняка.

С «паттерсоном» наготове я шагом повел чалого в сторону деревьев. Быки за милю чувствуют чужого. Хотя они считаются домашними животными, но чувство опасности у них развито, как у диких.

Вдруг в темноте дубняка возникло движение и отсвет луны на стволе винтовки. Кто-то крался там, кто-то из нашего лагеря.

Обведя чалого вокруг зарослей кустарника, я въехал в темноту рощи. Конь тоже чувствовал опасность, как полагается настоящему мустангу, и ступал легко и осторожно.

Послышался шорох, неразборчивый голос, а затем тихий женский смех.

На секунду я застыл и почувствовал, что краснею, потому что уже знал, кого найду в этой роще… и знал, кто крался среди деревьев.

Я решительно направил чалого сквозь кусты, они затрещали, и в то же мгновение я увидел человека, поднимающего винтовку. Дав шпоры коню, я отбил вверх ствол и вырвал оружие из рук застигнутого врасплох человека.

Послышался тревожный возглас, а затем спокойный голос произнес:

— Отпусти его, малыш. Если ему хочется иметь дело со мной, пусть попробует.

— Отдай винтовку, Дэн, — прорычал Том Сэнди. Только это был уже не веселый и дружелюбный Том Сэнди с Каухауса, а озлобившийся и опасный человек. — Отдай винтовку, — повторил он. — Я покажу ему, как красть чужих жен.

Вместо этого я навел «паттерсон» на Тэпа.

— Повернись, Тэп, и шагай в лагерь. Если потянешься к револьверу, я убью тебя.

— Ты что, идешь против меня? — спросил он с недоверием и гневом.

— У нас достаточно забот без того, чтобы убивать друг друга. — Я заметил, как рука Тома Сэнди потянулась к рубашке, под которой, я знал, он носит револьвер. — Брось, Том. Это и тебя касается.

Наступило молчание, и в это время я увидел, что Роза Сэнди стоит у дерева, на лице ее замер ужас.

— Повернись, Том, и возвращайся к костру. Мы все решим сейчас же. И ты тоже, Роза.

Она взглянула на меня.

— Я? — Голос ее дрожал. — Что?..

— Иди с ним.

Тэп Генри, не отрываясь, наблюдал за мной.

— Ты много себе позволяешь, мальчишка. В один прекрасный момент мне это надоест, и я забуду, что мы росли вместе.

— Даже не пытайся, Тэп. Я люблю тебя, ты мой брат. Но если ты когда-нибудь попробуешь заговорить со мной с помощью револьвера, я убью тебя.

— Слушай, ты, дурак! Ты знаешь, с кем разговариваешь? У тебя что, совсем мозгов нет?

— Нет, Тэп, мозги у меня есть. И то, что я сказал, остается в силе. Не полагайся на свой револьвер, Тэп, потому что я стреляю быстрее и точнее тебя. Мне не хочется ничего доказывать… и не хочется, чтобы меня называли ганфайтером. Тебе это нравится, мне — нет. Но я видел тебя в поединке, Тэп. Я стреляю лучше.

Он резко повернулся и зашагал к лагерю. Там уже почти все поднялись: отец, Тим Фоули, его жена, Карен…

— Фри, — сказал я Сквайрсу, — подмени меня, пожалуйста. Нам надо уладить одно дело.

Отец стоял у костра в одной рубашке, а ведь он никогда не появлялся на людях без воротничка и галстука.

Тэп с усмешкой на волевом лице посмотрел на Тома Сэнди. Тот не поднимал глаз.

К костру гордо подошла Роза, изо всех сил стараясь выглядеть дерзкой и вызывающей.

Отец не стал терять времени. Он задал несколько вопросов и на все получил ответы. По ночам Роза встречалась с Тэпом за лагерем. Том несколько раз их заставал, но ничего не предпринимал, надеясь, что они образумятся.

Карен внимательно слушала, глядя под ноги. Я знал, что она сейчас очень страдает, но я пытался предупредить ее. Тэп был хорошим парнем, но когда дело касалось женщин, ему вряд ли стоило доверять. Он оставлял их там же, где находил. И не было смысла рассказывать Карен больше, чем сказал ей я, она все равно поверила бы только в то, во что хотела верить.

Больше всего меня мучило то, что в свое время я восхищался Тэпом. Мы вместе росли, я многому у него научился, и все мы понимали, что от Тэпа зависит успех нашего предприятия — ведь он единственный знал ту землю, куда мы переселялись, и путь к ней.

Тэп был лидером, отличным ковбоем и сейчас думал, что ему все сойдет с рук. Тэп плохо знал отца.

Этой ночью Том Сэнди услышал, как Роза выпрыгнула из фургона, он знал, что Тэп уже ушел, поэтому стал следить за женой. Если бы не тот бык в стаде, Том наверняка убил бы обоих. Первым он застрелил бы Тэпа — он так и заявил.

Наблюдая за обоими, мне показалось, что Тэп даже чувствовал к Тому некоторое уважение.

— Что ты можешь сказать в свое оправдание? — спросил у Тэпа отец.

Тот пожал плечами.

— Ничего. Он уже все рассказал. Мы с Розой разговаривали, — он многозначительно ухмыльнулся, — вот и все.

Отец оглянулся на Розу.

— Мы не будем ни о чем тебя расспрашивать, Роза. То, что происходит у тебя с мужем, — ваши личные дела. Но запомни: если повторится что-нибудь подобное, ты от нас уйдешь, где бы мы ни находились. Том может идти с тобой или остаться — как захочет.

Потом он повернулся к Тэпу, лицо было холодным.

— Единственное, чего я не буду терпеть в этом путешествии — человека, который сознательно причиняет неприятности другим. Вряд ли вы с Томом сможете теперь жить в одном лагере, а убийств нам не надо, разлада между ковбоями — тоже.

Отец замолчал, и, зная, как он любит Тэпа, я понял, что решение стоило ему дорого.

— Можешь взять с собой еды на шесть дней и флягу с водой. Лошадь у тебя есть. Чтобы через час тебя в лагере не было.

Тэп был ошеломлен. Он не верил своим ушам. Он стоял, не сводя глаз с отца, словно тот ударил его.

— Мы не можем позволить, чтобы человек, гуляющий с чужой женой, оставался с нами, — сказал отец, повернулся и зашагал к нашему фургону.

Все стали расходиться, и через минуту Тэп подошел к фургону и начал собирать вещи.

— Мне жаль, Тэп, — сказал я.

Он резко обернулся.

— Иди к дьяволу. Ты мне больше не брат.

Он закинул сумки на плечо и пошел седлать коня. Айра Тилтон поднялся, подошел к нему, они с минуту поговорили, затем Тэп вскочил в седло и поехал прочь.

Наступил рассвет. Мы тронулись в путь. Река обмелела и помутнела. Мы гнали стадо не торопясь, давая коровам время попастись по дороге, но трава стала редкой и сухой.

С самого начала нам не хватало людей, да мы еще похоронили Арона Старка и расстались с Тэпом Генри. И только после того, как тронулись фургоны, мы обнаружили, что потеряли еще кое-кого.

Исчезла Карен.

Она выскользнула из лагеря, оседлала лошадь и ускакала вслед за Тэпом.

Тетушка Фоули была вся в слезах, а Тим посуровел, но мы видели, что Тэп уехал один, кроме того, он уже несколько дней не разговаривал с Карен. Однако было ясно, что она поехала за Тэпом. Более дурацкую выходку трудно было представить.

Отец подъехал в конец стада.

— Сынок, поезжай с Зебом вперед и ищите воду. Вряд ли мы найдем что-нибудь до Пекоса, правда, впереди озера Мустанг-Пондс, но Тэп о них почти ничего не говорил.

Мы выехали вперед, земля выглядела негостеприимной. Поток воды, вверх по которому мы шли, через несколько миль превратился в ручеек, а потом в вереницу редких луж. На равнинах росли кусты меските, но тоже редкие и низкорослые. Воды, чтобы вдоволь напоить стадо, мы не нашли.

Прохлада утра сменилась жарким днем. Поднявшись на холмы, мы надеялись хоть на какой-то ветерок, но напрасно.

Я стер пот с лица и шеи и обратился к Зебони:

— Мы еще можем пожалеть, что рядом нет Тэпа.

Он кивнул.

— И все же отец был прав.

Наконец в пересохшем русле мы нашли пруд, то ли оставшийся от реки, то ли наполненный коротким ливнем.

— Ну как, Зеб?

— Этого хватит. — Он долго смотрел вдаль, потом повернулся ко мне. — Может быть, это последняя чистая вода. В Пекосе вода щелочная, но в реке она еще пригодна для питья, а вот любой пруд возле Пекоса может погубить скот. Нам придется отгонять стадо от стоячей воды.

Вдруг он натянул поводья. На пыльной земле виднелись свежие следы полудюжины неподкованных лошадей.

— Мало нам неприятностей, — произнес Зеб. Он сощурил глаза, всматриваясь в далекое жаркое марево. Ничего не было видно.

— Интересно, что с Тэпом?

— А мне интересно, догнала ли его эта девчонка Фоули. Она совершила ужасную глупость, — сказал он и взглянул на меня. — Все думали, ты к ней приглядываешься.

— Мы иногда разговаривали с ней. Ничего серьезного.

Мы тронулись дальше. По бокам лошадей и по нашим спинам ручейками стекал пот. Удушливая, сухая пыль поднималась при каждом шаге, яркое солнце слепило глаза, а впереди лежало огромное, пустое, безводное пространство.

— Если бы с нами не было женщин… — вздохнул я.

Мы прошли полный дневной перегон впереди стада, но вода была только сзади. Этой воды хватит на один день и одну ночь, может быть, чуть больше, а до переправы Хорсхед было еще далеко.

— Мы потеряем часть скота. — Зеб закурил сигарету. — Можем потерять много, если впереди нет воды.

— Даже если есть, это будет щелочная вода. Солончаковая пыль, растворенная в воде, может убить кого угодно.

В одном месте в низине мы нашли траву, хорошую, но уже выгоревшую и сухую, однако наши кони с удовольствием щипали ее.

С края низины мы вновь долго смотрели вдаль.

— Как ты считаешь, есть другой путь для перегона? — спросил я.

Зеб пожал плечами.

— Вряд ли. — Он указал рукой в сторону. — Ну, а что ты думаешь об этом?

Невдалеке, между двух почти одинаковых холмов, кружили стервятники.

— Первые живые существа за весь день, — сказал Зеб. — Они что-то нашли.

— В этих местах они могут найти только трупы.

Мы шагом повели лошадей вперед, держа оружие наготове. Я старался не дотрагиваться до раскаленного «паттерсона».

Вначале мы увидели мертвую лошадь с клеймом Холтов. Она пролежала, наверное, весь день, но стервятники ее почему-то не тронули.

Поднявшись на холм, мы заметили небольшую лощину. Зебони, ехавший впереди, вздрогнул и оглянулся на меня. Лицо его побледнело, а уж он навидался в жизни всякого. Мой конь заупрямился, но я шенкелями двинул его вперед.

Вонь была ужасной, а зрелище — еще хуже. На дне лощины лежали трупы людей и лошадей.

Люди были голыми и страшно изуродованными. Очевидно, что некоторые еще были живы, когда команчи бросили их умирать: они пытались слепо ползти в поисках укрытия, словно животные в предсмертной агонии.

Мы въехали в лощину и огляделись. Никогда еще мне не приходилось видеть такого мрачного, кошмарного зрелища. Погибшие были бандитами, которые преследовали нас от Каухауса и у которых мы отбили наше стадо. Они, должно быть, обогнали нас стороной и поджидали здесь. Индейцы застали их врасплох, когда скотокрады, ничего не опасаясь, развели костры и готовили пищу. Здесь остались костровища, были разбросаны котлы. Мы насчитали одиннадцать трупов.

А что с остальными? Удалось ли им спастись? Или их захватили индейцы?

Мы спешились и постарались хоть немного закидать тела землей и камнями.

— Волки их не тронут, — сказал Зеб. — Волки нам не встречались уже несколько дней.

— Им здесь нечем питаться, разве что змеями. Тэп Генри говорил, что эта земля кишит ими.

Мы покидали лощину, чувствуя тошноту. Убитые были врагами, но никто не пожелает такой погибели даже врагу: команчи, которые никуда не спешат, могут придумать тысячу способов медленной и мучительной смерти.

Отъехав от страшного места, мы наткнулись на следы примерно сорока индейцев, направлявшихся на север. Вряд ли команчи остановятся где-нибудь рядом — ближайший источник находится за много десятков миль.

Мы возвращались к стаду, когда внезапно увидели отпечатки копыт двух лошадей.

— Она его догнала, — сказал Зеб, указывая на цепочку следов. — Это пятнистый конь Тэпа… а это — лошадка, на которой уехала Карен. Ошибки быть не может.

Они проехали здесь после резни, направляясь на запад. Перед ними лежали восемьдесят миль безводной равнины… Взяла ли Карен воду? Она им пригодится.

Той ночью мы разбили лагерь на берегу полувысохшего пруда в сухом русле реки — последнего известного нам источника воды.

Глава 4

Пруд исчез. Там, где была вода, лежала истоптанная копытами грязь, медленно высыхающая под утренним солнцем.

— Все, Дэн, — сказал отец. — Из меня плохой скотовод, сам об этом знаю. Командуй перегоном ты. Тебе не надо напоминать, что он для нас значит.

— Отсюда до переправы Хорсхед — восемьдесят миль или около того, — я говорил для всех, — но ближе к Пекосу нам встретится вода. Мне или кому-нибудь другому придется ехать впереди и выискивать воду, прежде чем ее почует скот, потом гнать стадо в обход этой воды, потому что для животных она ядовита — так много в ней солончаковой пыли. — С этого момента, — продолжил я, — всех отставших коров будем оставлять, новорожденных телят придется убивать. До сегодняшнего дня мы в лучшем случае покрывали по пятнадцать-шестнадцать миль в день. Теперь, без воды, нам надо проходить намного больше. В первую ночь мы остановимся поздно, а тронемся пораньше, затем будем гнать стадо днем и ночью.

— Я могу помочь, — сказала Кончита Маккрей. — Я работала со скотом. Мы не хотим быть в тягость, но Мигель еще слишком слаб.

— Ваша помощь придется кстати, — поблагодарил я. — Спасибо.

Несколько минут все молчали, потом подал голос Тим Фоули:

— Восемьдесят миль без воды? А как насчет прудов Мустанг-Пондс?

— Не знаю, стоит ли на них рассчитывать. Может, там и есть вода, но лучше думать, что ее нет.

Отец пожал плечами.

Этого надо было ожидать. Ведь каждый из нас знал, на что идет. Надо наполнить водой все, что можно, и тратить ее очень бережливо.

Мы тронулись в путь. Первым ехал Зебони с развевающимися на ветру волосами, следом шел пятнистый бык, а за ним — все стадо.

Бен Коул и Майло Додж ехали с одного края, с другого — Фримен Сквайре и Зено Йерли.

Повернув коня, я подъехал к фургону, на козлы которого собирался сесть Тим Фоули. Его жена уже устроилась наверху, устремив взгляд вдаль.

— Все в порядке, Тим?

Он медленно повернулся.

— Нет… и ты это знаешь. Карен уехала, а ты смог бы удержать ее, Дэн?

— Я? — Я не ожидал услышать такое от Тима. — Да она не осталась бы ни из-за меня, ни из-за кого-то другого.

— Мы думали, вы поженитесь, — сказал Тим. — Мы рассчитывали на это. Мне никогда не нравился этот никчемушный Тэп Генри.

— Тэп хороший парень, но мы с Карен никогда не заводили речь о женитьбе. Мы дружили, но ведь молодежи у нас почти не было… только мы двое. К тому же она влюбилась в Тэпа.

— Он искалечит ей жизнь. Если она уже не лежит мертвой где-нибудь на равнине.

— Они вместе. Мы с Зебом нашли их следы. Карен догнала Тэпа, и они вместе едут на Запад.

Не время говорить им о резне. Я рассказал отцу и некоторым из ребят, чтобы они были настороже, но женщин это может испугать.

Фургоны покатились. Стадо шло на запад, и кто-то из ковбоев затянул песню, другой подхватил ее, и я был рад их слышать. Но я знал, что не все стадо дойдет до воды: погибнут коровы, лошади, а может быть, и люди.

Скот мычал, пыль становилась все гуще. С боков животных стекал пот, но мы не сбавляли шага. Каждая миля давалась с трудом, но она же приближала к воде. Быстрое движение увеличивало жажду, солнце немилосердно жгло с самого утра. Облако пыли поднималось все выше.

Только за утро я дважды сменил лошадей, работая в конце стада вместе с Джимом Пуром. Отец с Зебони Ламбертом ехал впереди.

И когда наконец спустилась ночная прохлада, мы все гнали и гнали стадо, разбили лагерь, пройдя шестнадцать миль. Все мы ужасались тому, что ждало нас впереди, а Кончита смотрела на меня с удивлением. Я знал, что она думает.

Мы были не в своем уме, затеяв этот перегон.

Стадо вело себя беспокойно и долго не укладывалось, а мы, наскоро приготовив еду, поужинали.

Груз ответственности лежал теперь на мне. Я украдкой разглядывал людей, стараясь угадать, сколько еще они смогут выдержать.

Я лег поздно, но поднялся первым, свернул одеяла и оседлал мышастого. Когда я подошел к костру, перед ним на корточках сидел Зено Йерли.

Он кивнул на котелок с кофе.

— Свежий. Наливай себе.

Налив кружку, я сел напротив.

— Не люблю зря болтать, — вдруг ни с того, ни с сего сказал Зено, — поэтому молчал, да еще потому, что Тэп твой брат.

Я ждал, что он скажет дальше.

— Эти пастбища, которые нашел Тэп… Как получилось, что они не заняты?

— Свободная земля. Никто не поселился, наверное.

— Ошибаешься. Те земли заселили, когда ты еще не родился.

Я озадаченно молчал. Тэп сказал, что те пастбища свободны — приходи и бери. Однако Зено ничего не говорил зря, а то, на чем он настаивал, всегда оказывалось правдой.

— Тэп нашел те пастбища для нас, — возразил я, — и даже оставил человека охранять их.

— Толана Бэнкса?

— Ты его знаешь?

— Еще бы не знать. Злой и ужасно подлый человек. Я слыхал, как про него говорил Тэп, но ничего не возразил, потому что не умею драться на револьверах и не хотел связываться с ним. Этот Толан Бэнкс — скотокрад и бандит.

Вот так-то. Мы, рискуя жизнью, гнали стадо на Запад через забытую Богом пустыню и думали найти свободные, новые земли, а, оказывается, они уже кому-то принадлежат, и мы, прибыв на место, должны будем ввязываться в настоящую войну за пастбища.

Говорят, беда не приходит одна, и точно… Я пил кофе и размышлял над этим, но что тут придумаешь? Назад не вернешься, а впереди ждет драка. Мы придем на те пастбища обессиленные, с измученным голодом и жаждой скотом.

— Зено, держи рот на замке. Тут надо хорошенько все обдумать. По-моему, Тэп знал, что делал.

Зено поставил на землю кружку с кофе и набил трубку. Он говорил тихо, опасаясь, что нас услышат.

— Не хочу тебя обидеть, но Тэп Генри думает только о себе. То есть в первую очередь о себе. Допустим, ему нужна та земля. Чтобы иметь право на землю, ее надо использовать, на ней нужно пасти скот. И что он делает, зная, что вы дома недовольны и хотели бы перебраться на Запад? По-моему, мы попадем прямо на пастбищную войну, и воевать нам придется на стороне Толана Бэнкса, а это очень плохо.

— Не знаю, — сказал я. — Да и с Толаном Бэнксом мы не встречались.

— Я говорю, плохой он человек. Для него все способы хороши, лишь бы выиграть. Он многих убил. Рассказывают, что он — один из банды Болд Ноба, что орудовала в Миссури. Тут я ничего не могу сказать, судя по выговору, он скорее из Джорджии.

Мы тронулись в путь до рассвета, управляться со скотом становилось все тяжелее. Коровы не пили уже больше суток, у них не было никакого желания идти вперед в засушливые, безводные земли, и некоторые, похоже, решили вернуться обратно, вспомнив Каухаус.

Я снова работал в конце стада. Никто не мог упрекнуть меня, что я отлыниваю от работы, потому что главный в перегоне. В полдень мы нашли обрыв, под которым на полмили протянулась тень, мы согнали туда стадо и остановились, пережидая самые жаркие часы.

Когда я подъехал к фургону Мигеля, он сидел.

— Скоро я сяду на коня и тогда помогу, — сказал он.

Оглядевшись, я заметил, что рядом никого нет.

— Мигель, — сказал я, — мы направляемся на пастбища в Нью-Мексико.

— Да, я это знаю.

— А ты знаешь долину Мимбрес?

— Да. — Лицо Мигеля напряглось.

— Эта земля занята?

Мигель заколебался.

— Да… большая ее часть. Там сейчас неспокойно. Но долина большая, может быть, мы говорим о разных пастбищах.

— А долина Лейк?

— Да… знаю. Там очень неспокойно: нападают апачи, белые тоже… в том числе мой народ, потому что некоторые из них не лучше Фелипе Сото.

— Думаешь, у нас там будут неприятности? Нам сказали, что пастбища свободны. Значит, они заняты?

— Да… и у вас будет много неприятностей. — Мигель помолчал. — Сеньор, я сожалею, что пока не могу ездить верхом. Я знаю, как вам сейчас тяжело.

— Тебе известна эта тропа?

— Нет. Я ехал с севера. Я уходил от погони, а когда меня ранили, старался добраться до воды, до Кончо.

Ближе к вечеру мы снова погнали стадо. Кончита уселась верхом на свою высокую лошадь, и, как ни странно, оказалась вполне пригодной к работе со скотом.

Нам был дорог каждый всадник. Стадо шло неохотно, стараясь свернуть в сторону или назад, но мы работали изо всех сил, направляя его на запад, в залитую звездным светом ночь. Наконец мы остановились, но скот никак не хотел укладываться на ночевку, беспрестанно мыча, и в конце концов я сдался.

— Па, давай гнать дальше. Все равно они не будут отдыхать, так что пускай лучше идут.

Мы снова тронулись, не помня себя от усталости. Сухая кожа обтянула скулы людей, глаза ввалились, но мы шли вперед. С выжженной земли поднималась густая, удушливая белая пыль.

Настало утро, но мы не отдыхали. Поднялось солнце, похожее на малиновый огненный шар, в воздухе не чувствовалось ни малейшего дуновения, он давил тяжелым грузом так, что дышать приходилось с усилием. Скот едва шел, казалось, что половине коров легче умереть, чем идти дальше.

К полудню коровы спали с тела настолько, что выпирали ребра, а глаза их обезумели от жажды. Пятнистый бык дико озирался, ища, кого бы подцепить рогом, и у лошадей едва хватало сил, чтобы увертываться.

Мы сварили кофе, и ковбои подъезжали к костру, буквально падая с коней, с воспаленными от усталости глазами. Однако никто не жаловался. На Кончиту страшно было смотреть, но она улыбнулась мне, а когда я предложил ей отдохнуть в фургоне, лишь покачала головой.

Ко мне подошел Фоули.

— Дэн, — сказал он, — мы выдохлись. То есть я говорю про лошадей. Они едва держатся.

— Ладно, перекладывайте вещи и припасы в два фургона.

Мигель встал, опершись о задний борт.

— Я поеду верхом, — сказал он.

Он не стал слушать мои возражения, и, по правде говоря, нам стало легче, когда он пересел на коня, хотя помощи от него ждать не приходилось — удержался бы сам в седле. Весь груз, полегчавший за счет съеденных припасов, распределили на два фургона. Освободившихся лошадей использовали для работы со стадом.

Горькая пыль облаками поднималась из-под копыт, набиваясь в горло. Пылающее солнце висело в белесом, раскаленном небе, вдали танцевали миражи. Скот с каждой милей шел все медленнее. Отстающих подстегивали лассо, загоняя обратно в стадо. То там, то здесь обессиленно падали старые коровы и тут же умирали. Наши крики сливались с ревом животных. Мы продолжали идти вперед.

Это была адская работа, однако Кончита не отдыхала ни минуты. Она работала, как заправский ковбой, не давая себе никаких поблажек. Несколько раз я даже видел, как подгонял отставших коров Мигель.

Быки с дикими от жажды глазами пытались нападать, иногда качаясь от слабости и падая, но мы гнали их вперед, а затем я начал постепенно обгонять стадо в поисках отравленных солончаковых озер, о который предупреждал Тэп Генри.

Тысячу раз я жалел, что его нет с нами, тысячу раз я мечтал об одном-двух лишних ковбоях. Мы не спали три дня. Мы глотали кофе, забирались обратно в седла и ехали, полуослепшие от пота и пыли, снова и снова подгоняя скот, заставляя его идти, потому что единственный шанс на спасение лежал впереди — там, где была вода.

Пятнистый бык шел во главе стада. Он угрюмо двигался вперед, будто чувствуя что нам нужна помощь.

И каждый день безжалостно палило солнце. Скот умирал или стоял, качаясь, на широко расставленных ногах. Сколько голов мы потеряли? Сколько лошадей загнали? Мы потеряли ощущение времени, из последних сил подгоняя сквозь пыль ставших совершенно непослушными животных.

Я выехал далеко вперед и нашел Мустанг-Пондс, но пруды превратились в плоские пятна растрескавшейся грязи. Здесь давно уже не было воды. Источники Флэтрок-Хоулс пересохли, и по эту сторону реки не осталось ничего, так как другие водоемы лежали далеко на северо-западе, и неизвестно, есть ли там вода.

Дважды я находил солончаковые озера, но вода там была так перемешана с белой щелочной пылью, что напоминало густой суп. Напиться такой воды для любого животного означало одно — смерть.

Я продолжил путь и наконец, выехав на вершину пологого холма, увидел вдали темно-зеленые заросли вдоль Пекоса. Конь с надеждой вытянул морду в сторону далекой воды, но я спешился и, смочив платок из фляги, протер ему язык. И мы с мышастым повернули обратно.

До воды оставалось миль шестнадцать-семнадцать. Я остановился на возвышении подле тропы и стал поджидать стадо.

Отец ехал впереди и, несмотря на смертельную усталость, сидел в седле, как всегда, прямо. Футах в двадцати за ним и футах в пятидесяти впереди стада следовал пятнистый бык.

Чуть дальше Джим Пур и Бен Коул с обеих сторон сжимали головных быков в тесную группу, чтобы стадо, следующее позади, не растекалось в стороны.

И над всеми висело облако белой солончаковой пыли. Скот, люди, лошади и фургоны — все было покрыто ею, как снегом.

Позади я различал отставших. Примерно с дюжину коров еще стояли, две лежали в пыли.

Но стадо продолжало идти, и я шагом повел мышастого навстречу.

— Па, вода недалеко. Берем самых выносливых и гоним к Пекосу. Жаль разбивать стадо, но тогда мы спасем хоть часть.

Животные остановились, однако мы тут же отсекли тех, в ком еще остались силы, и погнали их к переправе Хорсхед на Пекосе.

В золотисто-розовой дымке постепенно исчезал день, огромные пурпурные стрелы солнечных лучей пронзали кроваво-красные облака, и серо-коричневые просторы прерии наполнились каким-то особым очарованием. Никогда еще я не видел более красивого заката, широкого неба и безбрежных равнин, чем в тот вечер перед последним перегоном в Хорсхед.

Остановив коня рядом с фургонами, я сказал миссис Фоули:

— Поезжайте вперед и не останавливайтесь до самой реки.

Она мрачно кивнула и тронула фургон, крича на загнанных лошадей. Фрэнк Келси вытер пот с лица и усмехнулся:

— Прямо как в аду, верно? Я никогда еще такого не видел.

— Вперед, — сказал я и подъехал к Мигелю, которому Кончита помогала держаться в седле. — И вы тоже. Не обращайте внимания на скот. Скорее двигайтесь к реке.

Сумерки сгущались, медленно переходя в ночь. Мы погнали стадо к тусклой пурпурной полоске горизонта. Животные двигались, механически переставляя ноги, с высунутыми, сухими, пыльными языками и склонившимися вниз головами. Они шли, словно пьяные от смертельной усталости, умирая от жажды, но они все-таки шли.

Всадники обессиленно осели в седлах, стихли пронзительные крики ковбоев и рев скота, но мы все-таки шли на Запад.

Отстала телка, я подъехал и стегнул ее свернутым лассо. Она даже не пошевелилась, только после того, как мышастый куснул ее, пошла дальше, шатаясь и еле переставляя ноги. Дважды я останавливался, чтобы брызнуть воды в открытые рты упавших коров. Обе встали. Многим прибавит сил свежесть ночи, и они будут двигаться вперед.

А затем подул ветерок, принеся с собой запах реки.

Головы вскинулись, стадо пошло быстрее, затем перешло на рысь и вдруг ринулось в безудержном беге к текущей впереди воде. Животные падали, поднимались и продолжали бег.

Я остался один позади скрывшегося стада, и единственным звуком в ночи был стук копыт по твердой, спекшейся земле.

Когда я подъехал к Пекосу, уже высыпали звезды.

Мышастый остановился, ноги его дрожали. Я тяжело спешился и на мгновение прислонился к коню, затем медленно снял седло и уздечку и отпустил мышастого поваляться в пыли — весь уход, который требуют мустанги.

К костру подошел Зебони.

— Стадо напилось. Мы не подпускаем его к воде.

— Хорошо. До рассвета не давайте ему больше пить.

Сидя у костра, я вытащил из седельного чехла «паттерсон» и начал чистить его. Что бы ни случилось, винтовка должна быть в порядке.

— Нужно поставить четырех человек на охрану стада, — сказал я, — и одного — подальше от лагеря в засаде. Это ведь индейская переправа. Команчи пользовались ею задолго до того, как здесь появились белые.

Миссис Старк принесла мне кружку кофе.

— Выпей, — сказала она, — ты заслужил.

Это был настоящий кофе с порцией доброго ирландского виски, он меня взбодрил. Вскоре я закончил чистить винтовку, подошел к фургонам и вытащил из вещевого мешка свои револьверы. Один я пристегнул к поясу, а второй засунул за ремень, спрятав рукоятку под жилеткой.

Когда вернулся к костру, там сидел отец. Он увидел револьвер в кобуре, но промолчал. На меня оглянулся Том Сэнди.

— Никогда не видел, чтобы ты носил револьвер, — сказал он. — Думаешь, сегодня ночью что-нибудь случится?

— Мы устали, Том, — сказал я, — но сегодня ночью спать не придется. Надо подготовить все оружие.

— Сейчас? — Том с удивлением посмотрел на меня. — Ты сошел с ума. Все и так уже с ног валятся. Да ты не можешь…

— Могу! Займись делом! Все оружие должно быть заряжено немедленно.

И ковбои зарядили свои ружья и револьверы.

В половине первого ночи, завернувшись в одеяла и вытянувшись, стараясь расслабить задеревеневшие мышцы, я уснул.

Первое, что я услышал, когда проснулся, было радостное и очень приятное журчание воды. Небо начинало бледнеть. Судя по ковшу Большой Медведицы, — прошло два часа. Я встал и надел шляпу. Все было спокойно.

Я натянул сапоги, застегнул оружейный пояс и подошел к костру.

То, что я принял за деревья и кусты, растущие вдоль берега, на самом деле оказалось предзакатной тенью от высокого берега реки. Единственной растительностью здесь была тонкая полоска камыша в довольно глубокой канаве. Сама река растеклась на сотню футов, но глубина ее не превышала четырех. На другом берегу раскинулась равнина с тонким слоем песчаной плодородной почвы и редкими чахлыми кустиками.

К костру подъехал Зебони и выпил кружку кофе, не слезая с коня.

Кругом было тихо… Слишком тихо.

Выдохшееся стадо спокойно улеглось на ночевку, и лишь время от времени приходилось отгонять коров от воды.

— Ты собираешься остановиться здесь?

— Нет.

Тим Фоули оглянулся на меня. Тим — хороший человек, но иногда думает, что я слишком молод для своей работы. Ну, а я думаю, что не в возрасте дело, ведь человек с годами не может поумнеть, если не будет всю жизнь учиться.

— Мы перейдем реку и поднимемся на несколько миль вверх по течению. — Я обвел рукой землю, усеянную черепами лошадей. — С индейцами нам встречаться ни к чему.

Зеб начал было разворачивать коня, но вдруг остановился.

— Дэн!

Что-то в его голосе заставило меня повернуться. К нам приближалась группа всадников: человек шесть-семь.

— Ты с оружием, Тим?

— Да.

— Я тоже. — Это сказал Зено Йерли.

Позади меня у костра послышался шорох. Я взглянул в сторону стада. Там четверо… а где пятый, тот, что сторожил в засаде? Видел ли он этих всадников? Или они обнаружили его первыми?

Рядом со мной встала Кончита, наполовину спрятавшись за колесом фургона.

Я не отрывал глаз от едущего впереди человека. Под ним была сильная гнедая лошадь, да и сам он был мощного сложения. Я сразу понял, что это Фелипе Сото.

Он подъехал к лагерю и тщательно оглядел его. Не знаю, много ли он увидел, потому что, кроме нас троих, в лагере все спали. Фоули сидел по другую сторону костра, Зеб верхом, футах в двенадцати, а посередине стоял я. «Паттерсон» лежал на свернутых одеялах в дюжине футов от меня.

— Мне нужен Мигель Сандоваль, — сказал предводитель. — Отдайте его мне, и у вас не будет никаких неприятностей.

Шагнув вперед, я попытался взять инициативу в свои руки.

— Что значит никаких неприятностей? Мистер, если вам нужен кто-то из моей команды, вам придется взять его самому. А что касается неприятностей, то валяйте — мы готовы ко всему, что вы можете предложить.

Сото внимательно посмотрел на меня, и я подумал: его слова пустая похвальба или правда?

— Послушайте, сеньор, по-моему, вы просто не понимаете. — Он показал на своих всадников. — У меня много людей. Это только часть. У вас здесь есть женщины, вам беда ни к чему.

— Вы все твердите про неприятности, — сказал я спокойно, — но мы готовы к ним не хуже вас. У нас был трудный перегон, и все мы немного на взводе, поэтому если хотите драться — дело ваше, но добром для вас это не кончится.

Его люди стали рассредоточиваться, но тут заговорил Зебони.

— Стоять! Вы, ребята, стойте, где стоите, или я буду стрелять, — сказал он ледяным голосом. — Если что-нибудь начнется, нам выгодно, чтобы вы были покучнее.

Сото смотрел только на меня. Не знаю, хотел ли он убить меня — к поединку я был готов. Что бы Сото ни замышлял, он быстро передумал: ему помог Зено Йерли.

— Ты, Дэн, бери на себя этого здоровяка, — как бы между прочим сказал он, — а мне оставь правого.

Сото не отвел взгляд, но я заметил, что его губы крепко сжались. Они не видели Зено, и даже я не знал, где он спрятался. Они видели только нас троих, а сколько же еще пряталось в темноте и держало их на мушке?

Не следовало терять преимущество, поэтому я подыграл своим.

— Зено, ты все испортил. Я надеялся собрать скальпы, а теперь им известно, что нас много.

Сото это совсем не понравилось. Он не знал, сколько нас, и больше того, у него пропало желание узнать.

— Сожалею, сеньор, — с усилием улыбнулся Сото, — что наш визит оказался так короток. Когда мы снова навестим вас, нас будет больше, и мы прихватим своих друзей команчей. Вам будет спокойней, если Мигель Сандоваль покинет лагерь.

— Несколько дней назад, — сказал я, — мы нашли какого-то мексиканца и похоронили его.

Сото улыбнулся.

— Неплохо придумано, однако мы раскопали могилу. Там его нет.

Он развернул коня и шагом повел его прочь, но мы знали, что он вернется и что дело наше плохо.

— Ладно, — сказал я своим, — сейчас быстро позавтракаем и в путь.

Ночью до реки добрело еще несколько бычков и одна корова. Времени пересчитывать животных у нас не оставалось, хотя по самым приблизительным оценкам погибло несколько сот голов.

Мы безостановочно гнали стадо до полудня, когда, остановившись у реки, позволили ему напиться. Несколько наших людей все время ехало далеко позади и в стороне, разведывая обстановку. Земля была очень сухой, и местами ее покрывали обширные пятна солончаков и белой щелочной пыли — там, где когда-то находились озерки и лужи.

Отец отстал и поехал рядом со мной.

— Мы в меньшинстве, Дэн, — сказал он. — Когда они нападут, их будет человек пятьдесят-шестьдесят.

Мы не увидели ни единой живой души. То там, то здесь встречались высохшие, обтянутые кожей скелеты коров, не тронутые волками — эти хищники не осмеливались жить в таких местах. К ночи мы так и не нашли травы, поэтому составили фургоны на низком холме и загородили ими стадо. Там рос целый лес опунций, которые с удовольствием ест скот. К тому же в опунции много влаги — меньше потребуется воды для скота. Мы зажгли факелы, чтобы опалить ими шипы на колючих ветках.

С рассветом задул ветер, в воздух поднялись облака пыли, которая с обжигающей силой била в лицо, солнце превратилось сначала в тусклый красный диск, потом исчезло совсем. Мы погнали стадо по ветру, следуя течению Пекоса, но держась в отдалении от реки, чтобы избежать неожиданных поворотов.

К ночи песчаная буря стихла, и стало очень холодно. Мы остановили фургоны у склона и разожгли костер.

Подъехал и спешился Зебони. Тетушка Фоули и миссис Старк готовили ужин. У нас осталось мало еды, пришлось зарезать самых слабых бычков, и на вечер мы обеспечили себя мясом. Мука и патока почти кончились.

К нам присоединился Зено Йерли. Щеки его покрылись щетиной, глаза смотрели печально.

— Эта буря похожа на ту, что застигла нас на реке Канадиен, когда мы пробирались в Колорадо. В тот день подняло столько земли, что можно было взглянуть наверх и увидеть, как суслики копают там норы!

Усевшись на корточки перед костром, я глядел на пламя и обдумывал наше положение. Отец полагался на меня, но что я мог без Тэпа, без его знаний. Стадо — все наше достояние было в неважном состоянии. В скором времени, когда Фелипе Сото со своими команчерос нагонит нас, предстоит кровопролитная схватка, а мы были в меньшинстве.

В стаде уже не досчитывалось несколько сотен голов, и мы просто не могли себе позволить потерять еще. А если верить Кончите и Мигелю, впереди нас ждали междоусобицы из-за пастбищ.

Еда почти кончилась, охотиться здесь было не на кого. Если здесь и водилась дичь, с наступлением жары она ушла из этих мест. Все, что нам оставалось — это двигаться. Я давно понял, что многие проблемы решаются сами собой, если человек просто идет вперед.

Единственное, в чем нам повезло — мы сохранили лошадей. Многие перегоны через Хорсхед заканчивались тем, что ковбои брели пешком: их лошади либо пали, либо были украдены индейцами.

Я не был склонен недооценивать Фелипе Сото. Он жестокий человек и обязательно вернется. Этим бандитами ни к чему разговоры и слухи о каньоне Пало-Дуро. В Нью-Мексико и без того росла неприязнь к команчерос.

— Будем гнать стадо дальше, — сказал я Зебони. — Скоро мы должны дойти до Делавэра.

Удивительно, как вода и короткий отдых взбодрили стадо. Трава здесь почти не росла, но опунция буквально оживила скот, и теперь он без понуканий шел вперед, будто сознавая, что все худшее позади. Но я немного слышал о земле, по которой нам предстояло пройти, и не слишком радовался.

Мы окружили стадо, фургоны ехали поблизости от него. В хвосте шли Зено Йерли с Фрименом Сквайрсом, иногда они отставали, разведывая обстановку. Путь выбирал отец и тоже временами выезжал далеко вперед, чтобы обнаружить возможную засаду или следы.

От ручья Тойа осталось только песчаное русло, поэтому мы погнали стадо дальше. Прохладу опять сменило палящее солнце. А жар, исходящий от плотно скученной массы животных, был почти невыносим.

Ко мне подъехала Кончита.

— Вы говорили о Мигеле, — сказала она. — Спасибо вам за защиту, иначе его убили бы.

— Ерунда.

— Мы не ожидали этого. Мигель не думал, что ему помогут… потому что он мексиканец.

— Для кого-то это имеет значение, но только не для нас. Когда мы впервые приехали сюда, то есть отец приехал, ему приходилось тяжело, он просто не выжил бы, если бы не помощь соседей — мексиканцев.

— Мы говорили о вас. Мы знаем очень хорошее место. Правда, существует угроза набегов индейцев, но где ее нет?

— Где находится это место?

— Мы вам покажем. Оно лежит на старой тропе наших отцов. И торговцев тоже. Там есть вода, сочная трава, и, по-моему, там можно устроиться без особых затруднений.

— А куда поедете вы?

— Домой. К матери Мигеля и его жене.

— Он не говорил о жене. Я думал, может, вы с Мигелем…

— Нет, сеньор, он женат. Мы вместе выросли и остались друзьями. Он очень хороший брат, сеньор.

— Как мы с Тэпом, — сказал я. — В детстве мы хорошо ладили между собой.

Весь день мы ехали вместе, разговаривая на разные темы. Стадо уверенно шло вперед. К заходу солнца у нас за спиной осталось двенадцать миль.

Возможно, песчаная буря скрыла наши следы. Это могло нам помочь, но ненадолго, потому что в засушливых землях человек привязан к воде, и его следы так же легко найти, как и потерять.

Айра Тилтон подстрелил антилопу, когда мы приближались к нашей последней ночевке на Пекосе. Отсюда мы повернем к ручью Делавэр. Айра привез антилопу в лагерь, и, хотя мяса каждому досталось понемногу, все были довольны.

Нам не хотелось резать своих коров: они понадобятся, когда мы обоснуемся на новом месте. Скот надо будет разводить, часть придется продать, чтобы получить деньги на муку и другое пропитание, необходимое, чтобы продержаться первый год. Ведь мы были небогаты. Все наше имущество — это стадо.

Пламя костра заставило трепетать тени, отбрасываемые фургонами. К костру подошла тетушка Фоули и села рядом с нами. Отблески огня зажгли волосы Кончиты рыжевато-золотистым светом, переливающимся всякий раз, когда она поворачивала голову.

Необычно спокойная в последнее время Роза Сэнди села поближе к Тому. Никто из нас не обвинял ее, потому что все мы хорошо знали, что плоть слаба и грешна.

Отец тоже сидел у костра, тихо переговариваясь с ребятами, его красивое лицо выглядело помолодевшим.

— Мы найдем себе землю, — сказал он, — и устроимся на ней. Мы построим ранчо, которым будем гордиться.

Во всех нас жила надежда, но и страх тоже.

Наконец я поднялся и посмотрел на Кончиту, и она тоже встала. Мы вместе шагнули в темноту. Мигель стоял рядом с фургоном и, когда мы проходили мимо, произнес по-испански: «Vaya con Dios». Идите с Богом.

Меня растолкал Фримен Сквайре, я сел и стал нащупывать шляпу. Было тихо… Звезды скрыли облака, в воздухе чувствовалась сырость. Натянув сапоги, я застегнул оружейный пояс с револьверами.

Не успел я протянуть руку за «паттерсоном», как вдруг вдали на равнине раздался пронзительный вопль, затем целый хор боевых криков команчей и топот коней.

Стадо понесло. Я видел, как Фри Сквайре рванулся наперерез, чтобы завернуть первый ряд бешено мчавшихся животных, но его конь споткнулся, упал, и несущаяся волна обезумевшего скота перехлестнула через него.

А я уже стоял на колене и стрелял.

Индеец на лошади ворвался в лагерь, но я первым же выстрелом снял его с седла и заметил, как выкатился из-под одеял отец и, сидя, выстрелил из ружья.

Через мгновение лагерь озарился вспышками выстрелов, сопровождаемых непрерывным грохотом.

Из-за фургона выскочил Зебони Ламберт, поливая нападающих револьверным свинцом. Какой-то команч попытался смять его лошадью, но Зеб ухватился за индейца, запрыгнул позади него в седло, и они унеслись прочь в темноту.

Человек крупного сложения на серой лошади прыжком прорвался в лагерь — тот самый блондин, который был с Уэббом Холтом в день его смерти. Лошадь задела меня, я покатился, голову засыпало землей, когда в дюйме от меня ударила пуля.

Я снова вскочил и увидел, что отец с окровавленным лицом стреляет с колена так же спокойно, как если бы стрелял на заднем дворе нашего дома. Бен Коул неподвижно лежал на земле. Джим Пур короткими перебежками кинулся к фургонам — вокруг него пули яростно вздымали пыль.

Вдруг я заметил Бада Колдуэлла, который ворвался в центр, развернул коня и готов был напасть на отца. Я выхватил шестизарядник и первой же пулей пробил ему грудь. Он отшатнулся назад, конь его понес, а я развернулся и снова выстрелил с бедра. Бад Колдуэлл упал на землю лицом вниз и медленно перевернулся на спину.

Атака закончилась так же, как началась — неожиданно в тишине.

Крыша одного фургона пылала. Я схватил ведро с водой и выплеснул ее на огонь, затем прыгнул на борт, содрал горящий брезент с рамы и швырнул его на землю. Рядом со мной сухо щелкнула о дерево пуля, и я снова упал на землю.

Стадо пропало. Фримен Сквайре был мертв, Бен Коул тоже.

Все вокруг замерло. Лежа в темноте, я перезарядил револьверы и постарался взглядом отыскать «паттерсон».

Где-то за пределами лагеря послышался тихий стон, затем — тишина. Рукоятка шестизарядника в ладони внушала спокойную уверенность. Позади, в редких береговых зарослях, едва слышно журчала вода.

Но враг еще скрывался в близкой темноте. Я знал это, поэтому не шевелился.

Что случилось с Кончитой? С тетушкой Фоули? Где отец?

Вдалеке прогрохотал гром. Вокруг царила тишина. Вдруг резкий порыв холодного ветра обшарил лагерь, раскидал угли в костре, загремел по земле пустой кружкой.

С величайшей осторожностью я оперся рукой о землю и начал медленно отползать от круга света, отбрасываемого костром.

Опять прокатились раскаты грома, зигзагом сверкнула молния и хлынул дождь — сплошная, подгоняемая ветром завеса воды, моментально затопившая пыльную землю.

В свете следующей молнии я увидел лежащего на спине с широко открытыми глазами отца, затем снова наступила темнота, и слышался лишь гром да плотный шум ливня.

Глава 5

Задыхаясь, я подбежал к отцу. На теле у него виднелись две раны, под ним растекалась лужа крови.

Схватив лежащую рядом с ним винтовку, я вскочил, подбежал к ближайшему фургону и укрылся под ним. Я не знал, выжил ли еще кто-нибудь, но отец умер, а стадо угнали. Все наши надежды пошли прахом, и вдруг я почувствовал ненависть.

Лежа под сомнительной защитой фургона, я попытался продумать свои будущие действия. Что предпримет Сото и его банда? Инстинкт подсказывал побыстрее убираться отсюда, потому что они, конечно же, вернутся и попытаются разграбить фургоны.

Сколько человек погибло? Может быть, там, в темноте, лежит кто-то из наших, тяжело раненный, и не может добраться до лагеря? Если так, я должен найти их. Зная повадки команчей, я не оставлю им никого из своих людей.

Я тщательно насухо протер револьверы. «Паттерсон» лежал где-то в лагере, но теперь у меня есть отцовский «шарпс».

Гроза не утихала. Дождь все лил и лил, и Пекос поднимался. Небо словно разверзлось, и чем больше я думал, тем больше был уверен, что враги либо ищут пристанище, либо поскакали за стадом, поскольку, без сомнения, приходили за ним.

Вдруг в фургоне наверху послышался шорох. Затем вдалеке загрохотал гром, сверкнула молния, и в ее свете на берегу реки я увидел заляпанные грязью фигуры. Я сразу узнал их.

Тим Фоули с женой.

По крайней мере, они живы. Но кто был наверху? Ясно, что кто-то из наших. А вдруг нет? Может, это какой-нибудь команч, уже начавший грабить фургон?

Я осторожно выполз, и тяжелый ливень с силой ударил меня в лицо. В фургоне, наверное, совершенно темно, и мой силуэт будет отчетливо виден на фоне дождя, но я был обязан узнать, кто там, потому что Тим с женой не должны попасть в ловушку.

Поставив одну ногу на ступеньку, я прислонился к борту, ухватился за него и одним прыжком влетел внутрь.

Кто-то испуганно вскрикнул.

— Кончита?

— Дэн? О Дэн! Ты жив!

— Более или менее. С тобой все в порядке?

— Да, конечно, но этот человек ранен.

Рискуя получить пулю, я все же чиркнул спичкой. Это был Зено Йерли. Вдоль его лица и по плечу шла глубокая борозда. Скорее всего, пуля попала в него, когда он лежал в фургоне. Он потерял много крови.

Дождь не ослабевал, но сквозь беспрерывный шум мы различили хлюпающие шаги, а затем в фургон забрались тетушка Фоули и Тим.

Зено сел, держась за голову и озираясь.

— По-моему, можно достать свечу, — сказал я. — Они убрались, иначе, когда я зажег спичку, они начали бы стрелять.

Свеча разгорелась, и я стал искать оружие и патроны.

— Вот, — сказал Тим Фоули, протягивая «паттерсон». — Я нашел его там.

Взяв свою винтовку, я передал ему «шарпс» и насухо протер и перезарядил «паттерсон».

— Это все, что от нас осталось? — жалобно спросила тетушка Фоули. — Всех убили?

— Отец мертв, и я видел, как Сквайре упал с коня перед понесшимся стадом, а еще я видел лежащего Бена Коула.

— Джим Пур спрятался за откосом берега. Он, наверное, жив, если его не унесло водой.

Прижавшись друг к другу, мы ждали утра, а дождь все продолжал идти. По крайней мере, нам не грозит смерть от жажды. Мы можем найти и зарезать отбившегося от стада бычка. И нам во что бы то ни стало надо добраться до Рио-Гранде или до Копер-Майнс.

Нашу ремуду угнали, а шансов поймать лошадей, разбежавшихся по прерии, у нас не было. Предстоящая дорога будет самой трудной и тяжелой, а ведь с нами женщины.

Ответственность лежала на мне. Теперь, когда погиб отец, я отвечаю за все. Сейчас больше, чем когда-либо нужна твердая рука, чтобы вывести людей туда, где есть еда и лошади.

Глубоко внутри меня сидел страх, потому что впервые я столкнулся с такой ситуацией и очень боялся неудачи, а неудача означает смерть… по меньшей мере, для самых слабых из нас.

Дождь шел всю ночь. Вода в Пекосе поднялась до кромки береговых откосов, то же самое — в оврагах, ведущих к реке. На нашем пути лежало множество препятствий, но когда выйдет солнце, вода в оврагах быстро сойдет, ее, как губка, впитает песчаное дно сухих русел. Влага останется только в естественных скалистых углублениях.

Хлесткий ливень сменился спокойным дождем без молний, и только редкие далекие раскаты грома нарушали ровный шум льющейся воды.

С трудом разогнув затекшие ноги, я спрыгнул на землю, накинул дождевик и внимательно осмотрелся.

Земля стала черной от воды, лагерь превратился в месиво грязи и, куда бы я ни взглянул, повсюду над серыми пологими холмами висели серые низкие облака. Рядом несся разбухший, потерявший свой красноватый оттенок Пекос. Я поднял тело отца и положил его под фургон. На краю лагеря я увидел мертвого Бада Колдуэлла, а у берега еще одного мертвого команчерос. Пройдя мимо них, я нашел тело Бена Коула и положил его рядом с отцом.

Нам нужны были лошади, но я не увидел ни одной, кроме мертвой под седлом. Я подошел, снял седло, легко вытащив из грязи упряжь.

Из фургона спустился Тим Фоули.

— Тим, — попросил я, — вы с миссис Фоули обыщите как следует оба фургона и отберите все, что можно, из съестного. Разыщите одеяла, фляги и все, что осталось из оружия и припасов.

Он кивнул, сумрачно озираясь.

— Они отняли у нас все, Дэн.

— Не расстраивайся, не все еще потеряно. Нам надо добраться до Копер-Майнс, а там посмотрим. Если найдешь папины журналы, записи и счета, спрячь их для меня.

К нам присоединился Зено Йерли. Он выглядел слабым и больным, но взглянул на меня с веселой улыбкой.

— Нам предстоит долгая дорога, Дэн. Ты как насчет пройтись пешечком?

Мы принялись обыскивать лагерь, но Джима Пура так и не нашли. Его, наверное, унесла река.

Никто из нас не упомянул про пропавших детей: двух мальчуганов Тима и детей Старка. Их никто не видел с вечера, когда они легли спать.

Мы с Зено медленно шли по берегу. Если здесь и были следы, их смыло дождем. Вряд ли все пропавшие выжили, но то, что мы не нашли их тел, оставляло надежду.

Вдруг Зено позвал меня. Когда я подошел, то увидел, что рыхлый береговой известняк обвалился и образовалось углубление диаметром футов тридцать или больше. Зено стоял на одном краю оползня, а на другом зияла черная дыра пещеры.

Зено крикнул, неожиданно раздался ответный крик, и из пещеры появился Майло Додж.

— Я услышал ваш разговор, — сказал он. — У вас все в порядке?

— Ты видел детей?

— Они здесь, со мной, в полной безопасности. С нами Эмма Старк.

Они медленно выбрались из пещеры. Майло поднялся к нам.

— Умер Фрэнк Келси. Мучился всю ночь, а к утру умер. У него были две чертовски тяжелые раны — обе прямо в живот.

— Отца убили, — сказал я, — и Бена Коула.

— Как только началась стрельба, Эмма Старк схватила детишек, а я знал про это место и спрятал их здесь. Сам я убил двоих, а один раз промахнулся, о чем очень жалею.

— Ты о чем? — спросил я, потому что в глазах у него было что-то странное.

— Айра Тилтон, — сказал Додж. — Он был с ними. Когда они нападали, он скакал рядом с Бадом Колдуэллом. Я в него выстрелил.

— Помнишь стычку Тэпа с Уэббом Холтом? Если Айра был с ними с самого начала, то понятно, почему они появились так неожиданно. Айра их предупредил.

— Я займусь им, — холодно сказал Майло. — Он мой.

— Тогда тебе придется найти его до того, как это сделаю я, — сказал Зено. — Он мне никогда не нравился.

От нашей команды осталась жалкая горстка: Тим Фоули, Зено Йерли и я. И еще три женщины и пятеро детей.

Мальчишкам Тима было четырнадцать и десять лет. Старшей дочери Эммы Старк исполнилось тринадцать, мальчику было девять, а второй — совсем малыш.

— Первым делом, — сказал я, — нам надо перебраться в пещеру. Женщины с детьми будут прятаться там, пока мы ищем лошадей. Вряд ли угнали всех, надо посмотреть в округе. Некоторые лошади могут сами вернуться в лагерь.

Мы взяли из фургонов все, что могли, включая кухонные принадлежности, оставшуюся еду и оружие с патронами.

Мы с Зено, каждый с лассо, двинулись в одну сторону. Майло с Тимом — в другую. К несчастью, гроза уничтожила все следы, однако мы договорились, что если не найдем лошадей в радиусе нескольких миль, то возвращаемся обратно.

Мы поднялись на пологий, скользкий от грязи склон широкого и низкого холма. Здесь росли редкие кусты опунций, сорняки и меските. Вдалеке что-то виднелось: то ли лошадь, то ли бычок — с такого расстояния нельзя было разобрать.

— Вот еще один! — показал пальцем Зено. — Пошли!

Мы зашагали по направлению к животному, и, пройдя всего полмили, я узнал старого знакомого — большого пятнистого быка, который вел стадо.

— Ты когда-нибудь ездил верхом на быке, Дэн?

— Когда был малышом, конечно ездил. Но, по-моему, на этом пятнистом никто не усидит.

— Может быть, — сказал Зено, оценивающе поглядывая на быка. — В последнее время он вел себя вполне дружелюбно. Словно работал с нами в одной команде. Пошли поймаем его.

Мы двинулись к нему, и скоро он нас заметил. Его огромная голова поднялась — рога были футов восемь от основания до кончика — и бык пошел на нас, чуть опуская рога, будто готовясь напасть. Пеший человек — легкая мишень для быков, на конных они нападают редко.

Он приблизился к нам, я заговорил с ним, и бык, подняв голову, стал наблюдать за нами большими круглыми глазами. Повернувшись к нему боком, я направился к другому животному.

— Пошли, приятель, — позвал я. — Мы ведь в одной команде.

И знаете что? Этот огромный старый бык действительно пошел следом, как большая собака на поводке: останавливались мы — останавливался и он, мы шли вперед — и он за нами.

— Можно попробовать нагрузить его провизией, — сказал я. — Если получится, нам меньше придется нести.

— Попытаемся.

А затем нам действительно повезло.

Обогнув заросли меските, мы увидели моего мышастого. Вместе с ним в небольшой ложбине стояли еще две лошади из запасных — гнедая и пятнистая.

Я позвал мышастого, но он отбежал. Тогда я вытряхнул лассо, и когда он зарысил по кругу, качая головой, накинул ему петлю. Как только она упала мышастому на шею, он остановился, и мне даже показалось, что конь был рад, ведь лошади и собаки любят находиться рядом с человеком.

Из полос свиной кожи я соорудил подобие уздечки, забрался на мышастого и поймал пятнистую кобылу. Зено сел на нее, одев уздечку, которую я снял с убитой лошади Бада Колдуэлла. С третьей пришлось повозиться — она никак не подпускала к себе, но в то же время не хотела покидать людей и, когда мы повернули назад, пошла рядом с нами, и скоро Зено уже накинул на нее лассо.

Фоули с Доджем вернулись с пустыми руками. Однако они видели совсем свежие следы лошадей и скота, оставленные уже после дождя.

Ночь мы провели в пещере, приготовив скромный ужин из солонины с бобами. На рассвете похоронили отца и остальных в общей могиле и тронулись в путь. Дети и женщины по очереди ехали верхом, а старый пятнистый бык, ко всеобщему удивлению, позволил нагрузить себя поклажей. Дело, наверное, в том, что он привык к людям, к тому же Кончита и ребятишки все время подкармливали его сухарями и кукурузой, подслащенной патокой.

Ни Зебони Ламберт, ни Джим Пур, ни семья Сэнди так и не объявились. Последний раз я видел Зеба, когда он запрыгнул на лошадь индейца и ускакал в темноту. Может быть, их взяли в плен, а может быть, им удалось уйти. Во всяком случае, мы не нашли их тела.

К ночи мы подошли к излучине ручья Делавэр. Здесь, в ложбине когда-то располагался большой лагерь: вокруг было раскидано много дров и даже стоял поломанный фургон с двумя снятыми колесами.

Трава здесь была прекрасная, мы не видели такую уже несколько недель, а по краям ложбины поднимались густые заросли меските.

Незадолго до захода солнца Зено убил антилопу, и мы впервые после стоянки у Пекоса хорошо поели.

Поскольку все знали, что с команчерос не покончено, мы поочередно дежурили. Наступила полночь, когда я услышал приближающуюся лошадь. Она шла ровной рысью, но где-то недалеко встала. Мой мышастый заржал, она ответила и подошла. Это была вороная Кончиты.

Я разбудил Кончиту и рассказал ей, в чем дело. Она позвала лошадь, и та подошла к ней, тычась мордой в ладонь, словно требуя хлеба, сахара или другого лакомства. На ней было высокое испанское седло и уздечка. В чехле лежала хорошая винтовка, а седельные сумки были заполнены доверху.

Кончита открыла их. Там лежали маленькие упаковки патронов и замшевый мешочек с золотыми монетами.

Она отдала их мне.

— Пригодятся.

О Мигеле не было сказано ни слова, но по ее напряженному лицу и выражению глаз я понял, что она сдерживается, чтобы не зарыдать. Тела Мигеля не нашли, и никто не видел его после того, как началась стрельба.

— На этой лошади не ездил ни один мужчина, — объяснила Кончита. — Она подчинилась чужому, но ждала удобного случая, чтобы его сбросить.

Пока мы шли на запад, облака исчезли, опять засияло солнце. Началась жара, и трава снова стала жухлой и редкой. Индейцев не было.

На третий день нам попался вол, очевидно брошенный давним караваном фургонов и разжиревший на вольном выпасе. Мы его убили, разделали и той же ночью ужинали отличной говядиной, да еще много навялили над костром в запас.

Вдали уже виднелась вершина горы Гвадалупе.

Как ни странно, но мы шли быстрее, чем когда гнали стадо. На следующий день после того, как в лагерь пришла лошадь Кончиты, мы сделали шестнадцать миль, но ночевка была краткой.

Наш маленький караван тронулся в путь перед рассветом, впереди шли мы с Зено, посередине — кто в седле, кто пешком — женщины с детьми, а замыкали его Фоули с Майло Доджем.

Волны нагретого жаркого воздуха размывали даль, на выжженной земле время от времени закручивались крохотные смерчи. Везде, где мы шли, от недавних дождевых луж остались лишь высохшие, потрескавшиеся пятна, земля в них постепенно превращалась в пыль. Наши фляги почти опустели, из еды остались только куски вяленого мяса.

Почва здесь была твердой и каменистой с вкраплениями известняка. На западе высился пик Гвадалупе. После захода солнца мы сделали привал в небольшой долине с хорошей травой. Там росли несколько деревьев и протекали три ручья: один с сильным запахом серы, второй — щелочной, а третий — с холодной, чистой и вкусной водой.

Фоули помог жене сойти с седла, и на секунду, рука к руке, она прислонилась к нему. Ее здоровый цвет лица сменился краснотой загара, но под ней угадывалась бледность. Он осторожно подвел ее под дерево и усадил.

Дети разбежались собирать хворост для костра, а Зено отвел лошадей под прикрытие деревьев.

К нам с Зено подошел Тим Фоули.

— Моя жена слишком устала, Дэн. Если у нас не будет нормальной еды и отдыха, боюсь, она долго не протянет.

— Ты и сам осунулся, Тим, — сказал я, — но ты прав. Кажется, пора раздобыть мяса.

— Это земля апачей, — сказал Майло Додж, — так что будь осторожен.

Договорились, что на охоту поеду я один, а остальные будут стеречь лагерь. Старшему сыну Фоули тоже дали винтовку, потому что ему исполнилось четырнадцать, он уже был почти взрослым.

Захватив оба револьвера и зарядив «паттерсон», я выехал из лагеря. Неподалеку проползли две гремучие змеи.

Вечер был тихим. В низинах собирались тени, а далекие горы окрашивались в мягкие розовые и пурпурные тона. Где-то далеко закричал перепел, а через минуту раздался ответный крик. Это были голубые перепела, мелкие — не больше голубя — нелетающие птицы.

Дважды я с помощью кожаной веревки, которую носит с собой каждый ковбой, чтобы перевязывать ноги бычкам, расставил силки в тех местах, где видел заячьи следы.

Но дичи я не встретил. Перед тем, как совсем стемнело, я убил перепела и вернулся в лагерь с единственной добычей. На рассвете я проверил силки и вытащил зайца. Все это разделили между женщинами и детьми.

Мы снова двинулись. Пик Гвадалупе казался еще выше, а северные пастбища, которые простирались за ним, угрожающе скрывались в темноте. Тим Фоули, — самый старый из нас — в тот день дважды падал, но поднимался и продолжал путь.

В ту ночь, пройдя всего несколько миль, мы сделали привал в маленькой рощице из дубов и сосен у подножия высящейся над нами горы.

Тим Фоули обессилено упал на землю, Майло и Зено помогли устроиться женщинам и детям и расседлали лошадей. Я же, захватив «паттерсон», сразу вышел на охоту.

Говоря по правде, я был испуган. Мужчины не ели уже целый день, до этого четыре или пять дней ели очень плохо и мало. Тим был уже стар, а идти нам до Копер-Майнс еще долго.

Мне попадался медвежий помет, но очень старый, а следов оленей или антилоп я не видел совсем. Поскольку это была земля апачей, стрелять следовало только наверняка, чтобы выстрелы не услышали индейцы.

Было очень тихо. По груди и спине под рубашкой стекал пот. Небо сияло голубизной, облаков не было. Неожиданно я почувствовал странное напряжение, хотя ничего не слышал и не видел. Я осторожно шагнул вперед.

Высоко вверху черным пятнами на фоне голубого неба кружил одинокий стервятник. Тропа проходила на тысячу футов выше нашего лагеря. Вытерев влажные ладони о рубашку, я двинулся вперед. Вдруг на краю утеса ярдах в пятидесяти я увидел большого снежного барана.

Он не заметил меня, наблюдая за чем-то внизу. Его огромные рога завивались вперед и вверх. Цвет шкуры был совсем как у оленя. Первый раз в жизни я видел такого.

Осторожно прислонившись плечом к скале, я прицелился, но в это время снежный баран заметил что-то и насторожился. Опустив винтовку, я шагнул к откосу и взглянул вниз.

Это была вереница коров: одна, вторая, третья… И это были наши коровы! А затем из-за кустов вышел Джим Пур!

Не шевелясь, я смотрел, как они медленно выходят из ложбины на каменистое предгорье. Там было голов тридцать: несколько коров, несколько бычков, взрослые быки, а за ними шагали двое мужчин и женщина на единственном коне.

Мне хотелось окликнуть их, но снежный баран отступил от края скалы и был готов убежать. Я поднял «паттерсон», снова прицелился и выстрелил.

Баран подпрыгнул и упал на широко расставленные ноги, затем колени у него подломились, и он упал на бок.

Бросив взгляд вниз, я никого не увидел — только стоящих коров с поднятыми головами… Усмехнувшись, я опустил винтовку и, зная, как разносится голос в такой тишине, крикнул:

— Вы чего, ребята, так испугались? Можно подумать, вы никогда не слыхали выстрелов.

— Дэн? Дэн Киллоу? — это был голос Зеба.

— Если это не я, — прокричал я в ответ, — то кто же еще?

Они вышли на открытое место: Роза Сэнди, ехавшая на коне, Зебони Ламберт, Джим Пур и Мигель. А затем из кустов выбрался еще один — Том Сэнди!

Я радостно вскрикнул и помчался было вниз по склону, но потом вспомнил о добыче.

— Джим! Поди сюда! Я убил снежного барана!

Он вскарабкался на гору.

— Ты лучше разделываешь туши, Джим, поэтому займись им, а я пойду поговорю с нашими, потом поднимусь и помогу упаковать мясо.

Конь, на котором ехала Роза, был тем самым, что Зебони отбил у индейца. Они ускакали далеко, прежде чем Зеб убил команча, и к тому времени уже хлынул дождь и перестрелка закончилась.

Эти края кишели команчами и команчерос, поэтому Зебони спрятался вместе с конем в небольшом овраге у реки. Он провел ужасную ночь, но утром увидел несколько коров, собрал их, а затем встретился с Розой и Томом Сэнди.

С ними был Мигель, и ему было плохо. Его схватили индейцы, он убил похитителей и сбежал, но его снова ранили. Однако раны оказались легкими, и через несколько дней он уже чувствовал себя значительно лучше.

Они собрали скот, который смогли найти, и двинулись на северо-запад к известковой впадине, о которой знал Мигель. Там они нашли воду и выменяли бычка на зерно у дружелюбно настроенных индейцев липанов.

В двадцати милях к западу они повстречали Джима Пура. Во время нападения он укрылся под берегом, затем поймал лошадь, чей наездник был убит, и после того, как стрельба затихла, он тронулся на запад в одиночку.

Через девять дней мы добрались до Эль-Пасо — маленького городишки из одноэтажных глинобитных хибар, лежащего по обе стороны американо-мексиканской границы. На северном берегу реки располагалось несколько поселений. Самые большие — Кунс-ранчо и Магоффинсвилл — лежали в полутора милях друг от друга. Примерно в миле от Магоффинсвилла было еще одно поселение и ранчо.

Недалеко от него мы нашли уютное место и устроились.

Ко мне подошел Зебони. Наше маленькое стадо, вожаком которого вновь стал старый пятнистый бык, паслось рядом с городом.

— Что будем делать, Дэн?

— То, что начали делать, — сказал я. — В любом случае я собираюсь набрать ковбоев и работать хотя бы с таким стадом, которое у нас есть, чтобы основать ранчо.

— А потом?

— А потом я отправлюсь на охоту за человеком с паучьим шрамом на лице, которого зовут Фелипе Сото.

По натуре я спокойный человек. В свои двадцать три года мне нравилось общество людей и тяжелая работа, иногда во мне поднималась безудержная ярость, и часто я был вынужден прятать ее, чтобы не прослыть опасным человеком -пусть этой характеристикой гордятся юнцы да мужчины, так и не ставшие взрослыми. Тем не менее ярость была во мне, и знали о ней немногие.

Знал отец: он был со мной тогда в Сан-Антонио. Знал Зебони: он был со мной в Ларедо. А теперь я чувствовал, что ненависть к Фелипе Сото и его команчерос нарастает.

Они убили отца в расцвете жизни и сил. Они убили наших людей, которые не бросили нас в беде и остались верными нам до конца.

И вот жгучая ярость заполняет меня. Когда она победит рассудок, чувства мои обострятся до предела, сердце застучит медленнее, походка станет кошачьей, я буду смотреть на мир другими глазами — абсолютно жестокими и безжалостными. И мне это не нравилось. Именно поэтому я не носил револьверы — чтобы не пускать их в дело.

Я помедлил и обдумал ситуацию. Вокруг меня собрались хорошие люди, они приехали на Запад, надеясь на отца и на меня, поэтому я обязан был сделать все, чтобы им сопутствовала удача. Однако у нас было не больше пятидесяти долларов и очень маленькое, но дорогое для нас стадо. А чтобы двигаться дальше, нам нужны были лошади, утварь, разного рода припасы.

Впереди лежали долгие мили земли, принадлежащей апачам, и там, где мы выберем себе место для ранчо, тоже, скорее всего, будет их земля.

Ну, а теперь надо думать о другом. Следует найти лошадей, фургон и припасы для дальнейшего пути. Стадо наше было маленьким, но оно будет расти. В нем два молодых быка и около двадцати коров, в большинстве своем тоже молодых. Остальные — бычки, которых можно будет сразу продать.

В Магоффинсвилле я привязал мышастого к коновязи у магазина Джеймса Магоффина и вошел. Со мной были Зебони Ламберт и Зено Йерли.

Магоффин приехал сюда из Кентукки четырнадцать лет назад и построил дом. Затем построил склады и магазины, занялся торговлей, и она процветала.

Когда я ехал сюда, то понимал, что выгляжу не очень представительно. Я давно не брился, поскольку бритва пропала. На мне была помятая шляпа с плоской тульей, плоскими полями и дыркой от пули, поношенная замшевая куртка с бахромой, прямые кожаные брюки, тоже с бахромой, и испанские сапоги со сбитыми каблуками. Мои спутники выглядели не лучше.

— Мистер Магоффин, — сказал я, — команчерос отобрали у меня стадо. Мы переселяемся на Запад с Каухауса на новые пастбища к северу отсюда, и мы разорены.

Он задумчиво посмотрел на меня.

— Чего вам нужно?

— Дюжину лошадей, фургон и припасы для семнадцати человек на две недели.

Он не отрываясь смотрел мне в глаза, потом взглянул на Зебони и Зено Йерли.

— Среди вас есть женщины?

— Да, сэр. Жены двух моих людей, вдова одного и пятеро детей. И еще девушка, она из Нью-Мексико.

— Могу я узнать ее имя?

— Кончита Маккрей, — сказал кто-то сзади.

Он взглянул поверх моего плеча на дверь, и у меня по спине поползли мурашки.

Медленно обернувшись, я увидел, что позади стоит Фелипе Сото, а за ним — трое его людей.

Не говоря ни слова, я с размаху ударил его кулаком.

Он ожидал чего угодно, только не этого. Просьбы… возможно, перестрелку после взаимных обвинений, но уроженец Техаса и Нью-Мексико редко пускает в ход кулаки. В те дни джентльменским способом разрешения споров считался револьвер.

Мой удар пришелся ему в подбородок. Во мне шесть футов, два дюйма, чуть меньше, чем у Сото, но я всю жизнь махал топором, управлялся с бычками, укрощал мустангов, и сила у меня была. Он не отшатнулся, он просто упал.

Прежде чем его люди смогли сдвинуться с места, Зебони уже держал их под прицелом и велел отойти к стене.

Нагнувшись, я схватил Сото за ворот рубахи, рывком поднял и швырнул на прилавок.

Он замахнулся, но я нырнул ему под руку и двинул в живот и в голову.

Он отчаянно пытался сопротивляться, нанося ответные удары, но во мне горела ярость, я должен был победить. Он сбил меня с ног… по-моему, дважды. Я поднимался и продолжал бить, иногда пропуская удары. Я вынудил его отступить, он вывалился на улицу, а я бросился за ним. Он встал, и я нанес сильный размашистый удар в лицо, затем прямой — в рот и, сцепив руки, двинул ему по подбородку.

Мне тоже попадало, но я этого не замечал. Во мне горело одно желание: бить и бить. Один удар сломал ему нос, второй — до зубов рассек губу. У меня из рассеченной брови текла кровь, но я не мог остановиться. Прижав его к коновязи, я бил и бил по лицу, превращая его в кровавое месиво.

И никто не остановил меня. Зено сжимал в руке шестизарядник, держа на прицеле людей Сото.

Сото упал и остался лежать, но я поднял его, прислонил к коновязи и бил двумя руками, пока его лицо не стало напоминать кусок сырого мяса. Он упал и стал хвататься за землю, словно желал изо всех сил удержаться за нее, чтобы его больше не смогли поднять.

Я его прилично отделал, и Магоффин, сделав шаг вперед, взял меня за руку.

— Достаточно, — сказал он, — вы его убьете.

Мои окровавленные руки распухли и болели. Я, шатаясь, отступил и сбросил со своего плеча ладонь Магоффина.

Сото лежал в пыли, его огромное тела содрогалось.

— Передайте ему, — сказал я его людям, — что если я увижу его еще раз — все равно где — я убью его. А еще передайте, — добавил я, — чтобы через тридцать дней он пригнал мне стадо в Боске-Редондо: три тысячи голов, включая шестьдесят лошадей, тоже угнанных у нас. Он вернет все, или я его поймаю и изобью до смерти!

Я повернулся на непослушных ногах и вернулся в магазин, ударившись плечом о косяк. Магоффин, бросив взгляд на Сото, последовал за мной. Зебони и Зено стоят и наблюдали, как бандиты подняли своего главаря и уволокли прочь.

— Это был Фелипе Сото? — с любопытством спросил меня Магоффин. — Я о нем слышал.

— Это был он, — ответил я, все еще тяжело дыша. — Надо было убить его.

— То, что произошло, для него позор. Вы уничтожили его. — Он нерешительно помолчал. — А теперь скажите еще раз, что вам нужно.

— Только имейте в виду, — сказал я, — у меня наличными пятьдесят долларов.

— Оставьте их себе… вам я могу поверить в долг. У вас есть нечто более ценное, то, что сделает эту страну процветающей.

Кончита побледнела, когда увидела меня, и было от чего, потому что в азарте драки удары почти не чувствовались, а их я получил предостаточно. Один глаз и ухо раздулись, а руки жутко распухли.

— О Боже, твое лицо, — воскликнула она, затем немедленно стала распоряжаться. — Подойди сюда. Сейчас я все сделаю!

Кончита налила в таз горячей воды, добавила каких-то снадобий, и, пока она осторожно обмывала лицо, мои руки мокли в воде.

Очень непривычно, когда женщина вот так хлопочет вокруг меня. Последний раз это было в детстве, когда меня сбросила лошадь, и мать Тэпа ухаживала за мной.

Я вспомнил о Тэпе и Карен. Что с ними стало?

Фоули никогда не упоминали о дочери у костра, а что они говорили между собой, я понятия не имел. Отправившись за Тэпом, она откусила больший кусок, чем могла проглотить, и это меня беспокоило.

Настроение в лагере стало намного лучше, потому что Зебони и Зено рассказали о моей сделке с Магоффином. В те времена слово человека значило намного больше, чем бумажка с подписями и печатями. Сделки в тысячи голов скота закреплялись лишь словом, а часто покупатель платил деньги, даже не пересчитывая животных. Человек мог быть вором, карточным шулером или убийцей и, тем не менее, спокойно существовать, но если он не держал слова или оказался трусом — таким на Западе места не было, их сразу же изгоняли.

— Думаешь, Сото вернет скот? — скептически спросил Тим Фоули.

— Если нет — я его достану из-под земли. Я сказал ему, что будет, и сдержу обещание.

— А что, если он спрячется в том каньоне?

— Тогда я поеду за ним.

Мы разбили лагерь на окраине Магоффинсвилла. Место было живописное: над лагерем раскинулись высокие деревья, рядом журчал ручеек, а невдалеке протекала Рио-Гранде.

Это была прекрасная Долина, к северу и западу от которой высились горы, и везде рос виноград. До этого я никогда не видел плантаций винограда.

Мы допоздна сидели у костра, пели песни, разговаривали, рассказывали разные истории и строили планы на будущее. Кончита сидела рядом со мной, и я чувствовал себя иначе, мне хотелось, чтобы эта девушка не покидала меня никогда, и не знал, как выразить это словами.

Скоро мы снова тронемся в путь на северо-запад, в новые земли. Где-то там был Тэп Генри, я снова увижу его. Как сложатся наши отношения теперь, когда с нами нет отца?

Тэп уважал отца. Не думаю, чтобы он так же уважал меня. Он привык думать обо мне, как о мальчишке, тем не менее, Тэпу всегда найдется место среди нас, когда мы примемся за работу.

Я встал, подошел к лошадям и стоял там один в темноте, глядя на звезды и думая о будущем.

Магоффин даст нам все, что нужно, однако долг лежал на мне. Стадо наше было слишком маленьким, чтобы могло нас прокормить. Что бы ни случилось, мне необходимо вернуть украденный скот.

Если Фелипе Сото не возвратит его сам, я отправлюсь на охоту и буду охотиться за ним даже в каньоне Пало-Дуро.

Ко мне подошла Кончита

— О чем думаешь, Дэн?

— Они пришли со мной, — я качнул головой в сторону людей у костра, — они поверили мне и моему отцу. Нельзя подводить их.

— Ты не подведешь.

— Мне придется тяжело.

— Я знаю, Дэн, но если ты позволишь, я готова помочь.

Глава 6

Мы пришли в долину Мимбрес летом пятьдесят восьмого года — горстка людей, немного скота и два фургона, нагруженных провизией.

Мы оставили позади ручей Кука и шли вверх по ручью Мимбрес, на востоке высились горы Блэк-Рэйндж, а на западе — другие дикие и непроходимые вершины. Мы проехали через самый центр территории апачей и нашли наконец обетованную землю.

Равнина Сент-Огастин — огромное море травы среди высоких гор — на наш взгляд, самое лучшее пастбище в мире. Оно расстилается на многие десятки миль, и куда ни кинь взгляд — кругом лишь колышущаяся под ветром трава да редкие точки антилоп или мустангов.

Мы разбили лагерь под защитой высокого утеса рядом с ручьем, пустили скот пастись и занялись постройкой корраля для лошадей.

Срубая деревья в предгорье, мы наткнулись на следы медведя и оленя. Зено Йерли оторвался от работы.

— Прекрасная земля, Дэн, но я слышал, тут проходит индейская тропа, так что нам надо быть готовым к любым неприятностям.

— После корраля начнем строить форт, но прежде надо защитить лошадей.

Сначала это был, конечно, не форт, а сплошное недоразумение. Мы поставили фургоны углом, направив его в сторону открытой долины, набросали жердей для корраля с одной стороны, земли — с другой, а позади нас защищал утес. И хотя сооружение вряд ли походило на форт, эту позицию можно было защищать.

Через три дня мы поставили дом в техасском стиле, одну половину которого занимали Фоули, а другую — вдова Старка с детьми, наполовину возвели барак для ковбоев, наш скот пасся в высокой, сочной траве и жирел. Мы обследовали окрестности, застрелили пару оленей и пуму, подстерегающую телку из нашего стада.

Мы обустраивались и обживались, но наступало время действовать. До нас стали доходить слухи, что в долине Мимбрес что-то назревает. Уже были перестрелки, и человека, который их устроил, звали Толан Бэнкс — тот самый, о котором говорил Тэп.

А затем в один прекрасный день они появились у нас: Бэнкс с Тэпом и третий — блондин, который был в банде с Колдуэллом.

Я заметил, что Тэп затаил обиду. Он подъехал и осмотрелся.

— Кто, к черту, это придумал? Я считал, что вы поселитесь в долине Мимбрес вместе с нами!

— Прежде чем мы будем разговаривать, — произнес я, — скажи этому человеку, — я указал на блондина, — чтобы убирался вон. Если он еще раз появится здесь, я убью его.

— Он мой друг, — ответил Тэп, — забудем про вражду.

— Никогда! Он один из тех, кто угнал наше стадо и участвовал в нападении, когда убили отца.

Лицо Тэпа посуровело.

— Я слышал об этом, но не поверил.

Зебони оперся о жерди корраля, а Майло Додж с Джимом Пуром стояли в дверях дома.

— Скажи этому человеку, чтобы он убирался, Тэп.

Его лицо окаменело.

— Клянусь Богом, малыш, не тебе указывать, что мне делать. Я сам…

Я смотрел на блондина.

— Ты! — приказал я. — Разворачивай коня и езжай вперед. Уезжай подальше, потому что если еще раз увижу тебя, то начну стрелять.

Блондин облизал губы.

— Ты думаешь, что…

Я выстрелом вышиб его из седла.

На одно мгновение фраза словно повисла в воздухе, а в следующий момент я уже держал в руке дымящийся револьвер, а блондин лежал на земле.

Если Толан Бэнкс и хотел что-то сделать, то вовремя передумал, потому что Зебони держал в руках винтовку, Майло тоже.

— Тэп, — сказал я, — забери его и езжай отсюда. Я всегда рад тебя видеть, но не в компании с мерзавцами и убийцами.

Пуля прошла немного выше того места, куда я целился, она пробила блондину плечо, и, судя по его виду, рана была тяжелой.

Тэп Генри молча сидел на коне, но в глазах у него появилось странное выражение, будто он впервые увидел меня.

— Я вернусь, Дэн. Я вернусь напомнить тебе, что со мной так никто не разговаривает.

— Ты мне брат, Тэп, если не по крови, то по воспитанию. Мне не хочется сводить с тобой счеты, но когда ты начинаешь ездить в компании с такими подонками, я вправе спросить, с кем ты?

— Меня ты тоже увидишь, — сказал Бэнкс.

Я перевел взгляд на него.

— Мне интересно знать, когда ты надумаешь вступить в игру. Я готов встретиться с тобой хоть сейчас.

Он улыбнулся мне сверху.

— Сейчас не стоит. Вас слишком много.

— Тогда проваливай.

Бэнкс развернул коня, а Тэп спешился, чтобы усадить раненого в седло. Ему помог Джим Пур.

— Приезжай в любое время, Тэп. Но один или с Карен и без зла в сердце.

— Где Карен? — требовательно спросил Тим Фоули.

— Она в Сокорро, — неохотно ответил Тэп. — С ней все в порядке.

Фоули держал в руках ружье.

— Вы поженились?

Тэп мрачно взглянул на него.

— Да, поженились, — буркнул он. — Кто я, по-вашему?

— Смотри, береги ее, — сказал Фоули. — Я не какой-нибудь ганфайтер, но это ружье хорошо стреляет в любых руках.

Тэп уехал, ведя в поводу коня с раненым, который ругался высоким, плачущим голосом.

Я стоял под ярким летним солнцем и смотрел вслед Тэпу, который в детстве был моим кумиром. Он последний, кто остался из моей семьи, и я чувствовал себя очень одиноким.

Мне казалось, что Тэп Генри, будучи человеком без корней, никогда не был уверен, на чьей он стороне. Сегодня он должен принять решение. Он понял, на чьей стороне я.

Я не знал, выстрелил бы в меня этот блондин, да и не хотел знать. Он напал на нас и был виновен так же, как если бы сам стрелял в отца.

Одно я усвоил твердо. Есть люди знают, с кем ты, то можно избежать множества ошибок, споров и даже насилия. Мы пришли на суровые безлюдные земли, где нет правосудия и в случае опасности неоткуда получить помощь. Есть люди, которые хотят, чтобы эта земля так и осталась без закона, а есть другие, которые хотят строит школы, церкви, торговать, устраивать праздники, которые хотят иметь уютный, спокойный и надежный дом. Теперь люди знают, что я хочу.

После того, как гости уехали, никто не сказал ни слова. Все принялись за работу, будто ничего не произошло.

Тем не менее пришло время ехать на Восток выручать наше стадо. Вряд ли его успели продать и вряд ли на Сото подействует мое предостережение. Даже если он и хотел бы отдать стадо обратно, его подручные не позволили бы ему это сделать.

— Тим, я еду за стадом, — сказал я Фоули. — Ты будешь за старшего. С тобой останутся Джим Пур и Том Сэнди… и Мигель.

— Я поеду с тобой, Дэн. — Мигель оторвался от испанского лассо, которое чинил, разложив на коленях. — Так будет лучше. У Сото много друзей, и наш народ всегда защищает своих. Ты для них чужой, тебе никто не поможет. Если я поеду с тобой и расскажу, чем занимается Сото и что вы хорошие люди, вашими врагами будут только команчерос. — Он улыбнулся. — А мне кажется, вам и их достаточно.

Я не стал с ним спорить, потому что знал, что он прав. Латиноамериканцы из Техаса и Нью-Мексико поддерживают друг друга, я буду для них чужаком — гринго, белокожим американцем. Они ничего не знают обо мне и о моем деле — справедливо оно или нет. Они будут либо активно противодействовать мне, либо делать вид, что меня не существует.

А затем высказалась Кончита. Она заявила, что в Сокорро у нее много дел и ей надо купить некоторые вещи… В конце концов, она отправилась с нами.

Зебони, Зено Йерли, Майло Додж, Мигель, Кончита и я тронулись в путь. Группа была явно маловата для той задачи, которую ей предстояло выполнить.

Сокорро был маленьким городишком на берегу Рио-Гранде, построенным на месте старой мексиканской деревни. Христианская миссия обосновалась здесь еще в 1628 году, но с тех пор деревня несколько раз перестраивалась. Все это рассказала мне Кончита, когда мы подъезжали к Сокорро с запада.

Хотя нас было немного, мы не были новичками в том деле, которое мы собирались довести до конца. Жизнь на границе освоенных территорий в Техасе никогда не была легкой, и Зебони, например, впервые убил индейца, когда ему было тринадцать лет, а еще раньше видел, как команчи вырезали его семью.

Зено Йерли до Техаса жил в Кентукки и Теннесси, где занимался, в основном, охотой. Майло Додж был техасским рейнджером в отряде Уокера, а в юности участвовал в войне с Мексикой.

Мы въехали в Сокорро плотной группой, намереваясь купить там кое-что из припасов и отправиться дальше на восток, во владения команчерос.

Кончита вошла в магазин, ее брат исчез среди невысоких, глинобитных домов с плоскими крышами, а мы вчетвером зашли в кантину — мексиканскую столовую — выпить местного вина и послушать разговоры.

Зебони положил шляпу на стол и причесал свои длинные, красивые, как у женщины, волосы. Йерли время от времени приглаживал усы.

Каждый из нас был в напряжении, потому что мы знали, что ждало нас за этим городом. А была там дикая, непокоренная земля апачей, а дальше — территория команчей — превосходных всадников и воинов, а нас было так мало… Но мы обязаны были сделать то, на что решились, и ни один из нас не собирался отступать.

Вино оказалось хорошим, и через некоторое время хозяин принес каждому огромную тарелку с остро приготовленной фасолью, стопкой лепешек и яичницу с перцем и луком.

Вошел Мигель, постоял, пока глаза не привыкли к полумраку комнаты, затем подошел к нашему столу и сел. Наклонившись к нам, он сказал:

— Хорошо, что мы заехали сюда, потому что друзья рассказали мне кое-что интересное.

Мы смотрели на него и ждали. Мигель вынул сигарету.

— Сото не в Пало-Дуром. Он в Туралосе.

— Это ведь к востоку отсюда? — спросил Зено.

— Та деревушка, где он находится — очень маленькая деревушка, которая никогда не станет большой из-за апачей, называется она Лас-Пласитас и находится недалеко от Форт-Стэнтона. Там стоят солдаты.

Он закурил.

— Мне передали, что Сото гонит скот туда, чтобы продать солдатам.

— Я не знал, что там есть форт, — сказал Додж. — Ты говоришь, Стэнтон? Несколько лет назад там убили капитана Стэнтона.

— Да, форт назвали его именем, построили его в тысяча восемьсот пятьдесят пятом году. Так вот, на Рио-Бонито пришел караван поселенцев и солдаты. Эти люди хотят строиться, но, по-моему, апачи прогонят их.

— Сото там?

— Да… их много. И большое стадо с табуном лошадей.

— Ну, — сказал я друзьям, — значит, мы едем туда.

Мы вышли на дощатый тротуар и стояли, оглядывая улицу и зная, что беда может настичь нас в любую минуту.

И тут я увидел Карен.

Вернее, увидел ее Майло Додж.

— Дэн, взгляни!

Она шла в нашу сторону, и мне показалось, что она очень подурнела и похудела. Как всегда, Карен была аккуратно одета. Увидев нас, она остановилась, но затем, гордо вскинув подбородок, подошла.

— Карен… миссис Генри, — сказал я, — очень рад вас видеть.

— Как поживаете? — Мы говорили, словно чужие.

Она пошла дальше.

— Твои родители с нами, — сказал я ей вслед. — Тэп знает, где мы разбили лагерь, они будут счастливы повидать тебя.

Она остановилась и медленно обернулась.

— По-моему, тебе не нравится мой муж.

— Если вы вдруг надумаете вернуться, вам всегда найдется место. Отец не оставил завещания, и хотя он выгнал Тэпа, сейчас это не имеет значения. Мы все поделим пополам.

— Спасибо.

Она пошла было дальше, но остановилась. Возможно, она уловила что-то в нашем поведении, возможно, заметила, как мы вооружены — каждый нес винтовку и по два револьвера.

— Куда… Что вы собираетесь делать?

— Получить свой скот обратно, Карен, — сказал я. — Фелипе Сото держит его у Лас-Пласитас.

— Но… их так много! У вас нет ни единого шанса вернуться живыми. Да там, наверное, человек двадцать, а может быть, и вдвое больше!

— Да, мы знаем, но это наш скот.

Именно так мы и чувствовали. Это наш скот, поэтому мы должны получить его обратно, а воры и бандиты не должны избежать наказания. Это наша земля, нам ее строить, нам нести сюда закон, и пусть даже несколько лет он будет поддерживаться оружием: для тех, кто рассчитывает на насилие, оружие — единственный аргумент. Они могут принять справедливость, только когда за ней стоит сила.

Прежде чем солнце поднялось над вершинами восточных гор, мы уже оставили за спиной много миль. Пересекли пустыню, древние потоки застывшей лавы, поднялись через рощицы дубов и сосен на гору к Рио-Бонито и следовали по ней, пока нам не встретились первые глинобитные дома и хибары.

Их было не более полдюжины, а еще там расположились несколько солдатских палаток и индейских вигвамов. За деревушкой мы увидели стадо. Его охраняли люди, некоторые были в синей кавалерийской форме.

Мы направили своих коней в ту сторону. Позади, на улице деревни, показались люди, которые пошли следом за нами.

— Вот что, — сказал я, — это моя драка. Делайте, что считаете нужным, но разговаривать буду я, а если дело дойдет до поединка, драться тоже буду я.

Рядом со стадом сидел на лошади Фелипе Сото, но когда я увидел, кто с ним, у меня внутри все похолодело. С ним были Толан Бэнкс и Тэп Генри.

Их было человек восемь-девять. Пятеро солдат осматривали скот.

Подъезжая, я увидел, что Бэнкс что-то сказал, и Сото резко обернулся.

Я не отводил взгляда от них.

— Капитан, — сказал я стоявшему рядом офицеру, — эти люди украли стадо у меня. Они переделали клеймо, но можете освежевать любого бычка и увидеть старое.

— Я покупаю скот, — холодно ответил капитан, — и не собираюсь ввязываться в драку или судить, кому он принадлежит. — Он развернул коня. — Когда разберетесь, чей это скот, найдете меня в Лас-Пласитас.

Он уехал, сопровождаемый другими офицерами и сержантами.

Я внимательно посмотрел в глаза каждому бандиту, нарочно задерживая взгляд, чтобы дать им понять, что я запомнил всех, и тем самым немного вывести их из равновесия…

— Ну, Сото, ты не пригнал мне стадо. Я сам пришел за ним.

— Дэн… — раздался голос Тэпа. — Дэн, Бога ради…

— Тэп, — сказал я, — прежде чем начнется заварушка, лучше выбирай, с кем ты. Между двух стульев долго не усидишь, можно крепко удариться.

— Погоди!

— К черту, Генри! — вдруг заорал Бэнкс. — Ты с нами или ты против нас! Отойди в сторону и дай мне убить этого щенка!

Того, что сделал я, они не ожидали. Мы с Тэпом в детстве несколько лет упражнялись в стрельбе на полном скаку, я ударил мышастого шпорами, и он прыгнул прямо в центр довольно плотной группы.

Стрелять я начал, когда мышастый еще не коснулся земли. Мои действия могли показаться отчаянными, но это был продуманный шаг. Когда мы подъехали, они спокойно сидели на лошадях и, несомненно, каждый выбрал себе цель. Наши наверняка сделали то же самое. Через секунду могла начаться бойня, потому что в такой ситуации человек стреляет прицельно и метко. Мой прыжок привел всех в замешательство.

«Паттерсон» лежал поперек седла, и первая пуля прошла мимо Сото и попала в человека позади него. Я успел выстрелить еще раз, потом винтовку вышибли, я левой рукой выхватил из-за пояса револьвер.

Сото выстрелил почти мне в лицо, но я успел отбить его руку вверх, нажал на спуск и увидел, что он подпрыгнул в седле, словно его огрели хлыстом. Он снова выстрелил, но я уже промчался мимо. Он попытался повернуть коня, однако тот не шел ни в какое сравнение с моим мышастым, который мог развернуться на пятачке. Мышастый крутанулся, мы с Сото выстрелили одновременно, и моя пуля попала ему в верхнюю губу.

Он выпал из седла, успев в последнюю секунду выбросить ноги из стремян. Он начал было подниматься с револьвером в руке, из раны у него хлестала кровь. Но я уже мчался на него, нажимая на спуск шестизарядника. Пули дважды взбили пыль у него на рубашке, а потом он исчез под копытами моего коня. Я развернул мышастого и увидел стоящих друг напротив друга Тэпа Генри и Толана Бэнкса.

— Я с ними, Толан! Он мой брат!

— Пошел к черту!

Револьвер Бэнкса уже поднимался, когда Тэп пустил коня вскачь, одновременно стреляя, как это только что сделал я.

Бэнкса выбросило из седла, он навзничь упал, дернулся, словно пытаясь подняться, и умер.

Медленно опускалась серая пыль. Лошади без всадников с болтающимися стременами постепенно успокоились, поднимая головы. На земле раскинулись люди.

Неподвижно лежал Йерли, а Зеб с побледневшим лицом зажимал рану на руке.

Из банды погибло четверо.

Подъехали военные. Один из всадников направился к Зебони.

— Эй! Дайте-ка взглянуть на вашу руку! Я врач.

Мы ездили по месту стычки, глядя на неподвижно лежавших людей.

Фелипе Сото был мертв. Из банды невредимым удрал только один.

Среди убитых был Айра Тилтон. Я не заметил его сразу, и даже не знал, чья пуля в него попала, но умер он мучительной смертью. Судя по всему, крупнокалиберная пуля срикошетила от луки седла или еще от чего-то и разворотила ему живот. Он умер страшно, такого не пожелаешь никому.

Я повернулся к подъехавшему офицеру.

— Капитан, это Фелипе Сото. — Я показал на труп. — Он несколько лет продавал оружие индейцам. Его люди расскажут вам об этом.

— Я покупаю скот, — ответил капитан, — и ваши междоусобицы — не мое дело. Однако я слышал о Сото, но не знал, что это он.

Он посмотрел мне в лицо.

— Меня зовут Хайд. Рад познакомиться с вами, сэр. Превосходная операция.

Зебони поднял с земли «паттерсон» и передал его мне.

— Пусть тебя посмотрит доктор. Ты весь в крови.

— Со мной все в порядке. Просто…

Бросив взгляд вниз, я увидел, что седло и левая штанина пропитались кровью.

— Вы! — сказал врач. — Слезайте с коня!

Именно Тэп поймал меня, когда я стал сползать с седла и чуть не упал. Он подвел меня к дереву, чтобы я смог опереться, и помог снять рубашку.

Пуля прошила мне бок над бедром, но врач лишь мельком глянул на рану.

— Вы потеряли много крови, но рана легкая, сквозная.

Услышав стук копыт, я оглянулся и увидел, как Кончита спрыгнула с лошади и бросилась ко мне. Врач посмотрел на нее, потом на меня.

— Если вас не вылечит она, — сухо сказал он, — вас уже ничто не вылечит.

Зено Йерли был тяжело ранен — в него попали две пули, но врач сказал, что он поправится. Это рассказал мне потом Тэп, потому что прежде чем Кончита успела добежать, перед глазами у меня вдруг все поплыло. Я очнулся через несколько часов в постели в форте.

— Скот в порядке?

— Я его продал, — сказал Тэп. — Почти весь, кроме двух сотен племенных.

— Похоже, я здесь еще полежу, — сказал я, — так что бери ребят и поезжай домой с остатками стада.

— Дэн, — сказал Тэп, такой смущенный, каким я его еще не видел. — Я был дураком. Я… Ну, я не собирался вести стадо в Боске-Редондо. Мы с Бэнксом хотели с его помощью захватить земли в долине Мимбрес.

— Я так и думал.

Он долго молча смотрел на меня.

— Дэн, мне хочется, чтобы Карен поехала вместе с ребятами, а я подожду здесь, пока ты поправишься, а потом мы вернулись бы вместе.

— Конечно, — сказал я. — Отец этого и хотел.