/ / Language: Русский / Genre:adv_western,

Килроун

Луис Ламур

Ох уж этот Дикий Запад!.. Медисин Дог, считающий себя индейским Наполеоном, хочет захватить форт. Он все рассчитал, выбрал подходящий момент, когда форт остался без прикрытия, но... На его пути оказался отставной капитан Килроун. Благодаря его мужеству иумению повести за собой, горстка солдат и женщин форта вышли победителем в неравной схватке.

KILRONE 1966 ru en О. Пелевина Roland ronaton@gmail.com FB Tools 2005-05-07 0C3F682B-A3B2-4F97-9050-90B954DF7F2E 1.0

Луис Ламур

Килроун

Глава 1

Всадника, въезжавшего в ворота форта, Бетти Консидайн заметила сразу. Прикрыв глаза рукой от солнца, она разглядывала унылую фигуру, обратив внимание на усталую поступь лошади, которая с трудом переступала по твердой, спекшейся глинистой поверхности компаунда note 1.

Небритый наездник в шляпе с полями и дырой от пули в тулье направлялся к зданию, где размещался штаб. Его темные волосы вились кольцами, обрамляя лицо, и спускались на воротник выгоревшей рубашки. Когда он покинул седло, Бетти отметила низко висящий револьвер, узкие бедра и мощные плечи.

Гость остановился в нескольких шагах от нее, и она ясно увидела старый шрам на щеке. Его худое, загорелое лицо выглядело изможденным, а в глазах застыло выражение смертельной усталости. На воротнике и плече выцветшей голубой рубахи виднелось пятно засохшей крови.

Стянув с головы шляпу, он шлепнул ею по ноге, стараясь сбить с нее пыль, но даже такой невинный жест оказался ему не по силу, он покачнулся и тяжко оперся на загородку.

Бетти подбежала к нему и положила руку на плечо.

— Вы ранены? — быстро спросила она. — Что случилось?

Он поднял к ней посеревшее, по-видимому от потери крови, с глубокими морщинами лицо:

— Все в порядке. Благодарю вас.

От него исходил сильный запах пота, смешанный с запахом пыли и лошади. Он явно с трудом заставил себя взбодриться и, несмотря на измученный вид, держался немного надменно.

— Кто командир? — спросил приезжий.

— Адъютант, майор Пэддок.

Он уже собирался повернуться, но при упоминании имени его плечи дернулись, как от удара. Гость взглянул на Бетти, и в его глазах не осталось и тени былой усталости.

— Вы сказали — Пэддок? Уж не Фрэнк ли Белл Пэддок?

— Да. Вы его знаете?

Прищурившись, он оглядел компаунд, как будто видел его впервые. Под лучами раскаленного добела солнца ветхие глинобитные постройки, образующие прямоугольник вокруг плаца, как бы слились с землей. Дома, где жили офицеры, штаб адъютанта, лавка маркитанта, пекарня, магазин, интендантские склады, кузница, коррали и стойла — вот и весь нехитрый набор обычного военного поселения.

Жара, пыль, нещадно палящее солнце.

— О Боже! — тихо произнес он. — Фрэнк Белл Пэддок!

Открыв дверь дома, где размещался штаб, мужчина вошел внутрь.

Вся жизнь Бетти Консидайн была связана с армией. Единственная дочь генерала Пэта Консидайна и племянница Картера Ханлона, капитана и военного хирурга, она воспитывалась в соответствии с армейским уставом. Ей уже пришлось пожить в десятке разных фортов, а после смерти отца она переехала к тете и дяде. Бетти была в курсе всех гарнизонных сплетен и хорошо знала, как, впрочем, и все остальные, историю майора Фрэнка Белла Пэддока.

Если незнакомец так отреагировал на присутствие здесь майора, то он, вероятно, встречался с ним раньше, но довольно давно. После войны Пэддок считался одним из самых блестящих офицеров, подавая большие надежды и уверенно глядя в будущее. Но с тех пор с неизменным постоянством опускался все ниже и ниже, сохраняя единственное пристрастие — к бутылке. И, наконец, год назад очутился в новом, временном и самом отдаленном форте.

Разговор с незнакомцем пробудил у Бетти Консидайн любопытство, и она задержалась под навесом лавки маркитанта.

Привыкшая к мужскому обществу, Бетти не проявляла никакого интереса ко второй половине человечества, но незнакомец в потрепанной одежде, который знал Фрэнка Белла Пэддока в годы его славы, заинтриговал ее.

Если этот человек знал Пэддока, то они скорее всего встречались либо на Востоке, либо в Европе, но более типичного представителя американского Запада она никогда не видела. Он мог быть и военным… хотя по его внешности такого не скажешь.

Жизнь майора Фрэнка Белла Пэддока для всех окружавших его представляла собой открытую книгу до какого-то момента, однако было в ней что то, случившееся в Париже, о чем никто ничего не знал, но догадки строили все.

Капитан Пэддок служил военным атташе в американском посольстве во Франции. В то время красивым, атлетически сложенным молодым офицером восхищались даже старшие по званию. В Париже он познакомился и женился на Дениз де Каслу, известной красавице из старинного знатного рода, но со средним достатком. Семья гордилась тем, что воспитала целую плеяду прекрасных солдат и моряков, мужчин, отличавшихся смелостью и высоким чувством чести.

Но что-то случилось через год после свадьбы, с тех пор началось падение Фрэнка Белла Пэддока.

Его неожиданно освободили от должности в Париже, и он вернулся в Штаты. Ненадолго задерживаясь в разных местах службы, наконец оказался в дальнем форте в Дакоте, а потом его откомандировали в Монтану.

И вот теперь длинная дорога вниз привела Фрэнка Белла Пэддока адъютантом в форт, где стояли лишь четыре недоукомплектованных эскадрона кавалерии. Поскольку майор всегда был навеселе, ему не доверяли командование во время боев. Он давно оставил надежду на повышение и просто доживал до пенсии, которая светила ему еще очень нескоро, ведь Пэддоку даже не была и сорока лет.

Вот такого сломленного судьбой человека встретил Барни Килроун, когда, миновав секретаря, вошел в кабинет. От блестящего офицера, лощеного и самоуверенного, каким он помнил его, не осталось ничего. Некогда красивые черты лица огрубели и отяжелели, в волосах появилась ранняя седина. Но что больше всего поразило Барни, так это полная покорность року, безнадежность, которые пронизывали весь облик майора. Пэддок поднял глаза, и в них засветилась злоба, когда он узнал Килроуна.

— А… — как будто выдохнул он. — Опять ты.

— По делу, Пэд, и очень неприятному. Эскадрон «И» разбит… стерт с лица земли. Бэнноки ударили по нему из засады в Литтл-Оухи.

Майор бросил взгляд на ставшие вдруг бессмысленными бумаги на столе. Девятнадцать человек… Кто-то убит, кто-то, возможно, попал в плен… Лучше им умереть. Если и удалось кому-то спастись, то за ними теперь охотятся как за крысами на кукурузном поле.

— Полковник Уэбб?

— Я не знаю его в лицо, Пэд, да и опознать кого-то там невозможно.

Мозги Пэддока, затуманенные виски и медленно шевелившиеся из-за долгого сидения над бумагами, отказывались быстро отреагировать на сложившуюся ситуацию. Надо было что-то предпринимать… Но что?

К тому же он буквально разрывался между двумя проблемами — военной и человеческой. Перед ним стоял тот, из-за кого вся жизнь его пошла наперекосяк. Само присутствие Барни подтверждало, что годы ожиданий прошли не напрасно. Наконец-то он явился к нему, но когда уйдет, то заберет с собой все, что связывало его с жизнью, что осталось еще от того удалого молодого офицера, каким был когда-то Фрэнк Белл Пэддок.

— Ты приехал за Дениз?

— Не будь дураком, Пэд! — Раздражение прорвалось несмотря на усталость. — Она любит тебя. И всегда любила. Она твоя жена.

— Она предана, поверь мне. Она… как это говорят французы? Корректна? Но любит только тебя. — Он откинулся на спинку стула. — Дениз стала еще прекрасней, чем раньше, Барни, и вот теперь ты приехал, чтобы забрать ее. Я ведь знал, что так и будет.

— Ради Бога, Пэд, забудь! Я представления не имел о том, что ты здесь, пока какая-то девушка во дворе не сказала мне об этом только что. Живу в постоянных разъездах. Уже много лет даже не вспоминал о Дениз, уверен, что и она забыла обо мне.

Часы отстукивали минуты, отчаянно жужжала и билась о стекло муха, пытаясь выбраться из душной комнаты. Барни Килроун нарушил молчание первым:

— Пэд, ты тут командир. Это твоя проблема… вся целиком.

— Командир? — Слово, как удар молотка, пробило брешь в коконе самосожаления, которым Пэддок окутал себя. Командир? Что он может сделать с тремя эскадронами? Тремя?.. — О Боже! — Вдруг он вскочил с белым как мел, перекошенным лицом. — Эскадрон «М»… он должен встретиться с эскадроном «И» у Норт-Форк.

Барни Килроун стоял, держась за край стола, и изо всех сил старался побороть усталость. Он думал об эскадроне «М», кучке измотанных людей, которые ехали сейчас, чтобы встретиться с разбитым эскадроном, с мертвецами… И кто их ждет?

Бэнноки!

Дисциплина, въевшаяся в плоть и кровь солдата, начала брать верх в голове майора Фрэнка Пэддока — мысли стали приобретать стройность. Он, конечно же, не имел плана на столь непредвиденный случай. Но вспомнил хотя бы о своих обязанностях. Надо предупредить эскадрон «М»… Во что бы то ни стало!

В форте оставалось два неполных эскадрона. Замысел бэнноков, очевидно, состоял в том, чтобы разгромить гарнизон по частям. Поэтому индейцы, которыми командовал хитрый и осторожный человек, напали из засады на эскадрон «И» прежде, чем он соединился с эскадроном «М».

Разбив один эскадрон, Таинственный Пес мог теперь спокойно заняться вторым. Если бы он знал, что форт предупрежден, то стал бы подстерегать подкрепление, которое должно прийти… и, уж конечно, наверняка разведал бы, сколько солдат осталось в форте, сколько может покинуть его.

— Ему нужен форт, — вслух произнес Пэддок. — Он хочет захватить боеприпасы, оружие, провиант и лошадей. Если ему удастся выманить и уничтожить большую часть гарнизона, он ударит здесь… — Майор вдруг неожиданно замолчал и взглянул на Килроуна: — Барни, а как ты пробрался сюда? Тебя видели?

— Если бы меня видели, я не стоял бы перед тобой. Они могут наткнуться на мои следы, вернувшись на поле битвы.

— Только если они намеренно не позволили тебе пройти и выманить еще один эскадрон из форта. — Пэддок опять сел.

Настало время принять какое-то решение, а Фрэнк Белл Пэддок ничего не мог придумать. Ему нужно было время… время. Все зависело от того, как он сейчас поступит. Если эскадрон, посланный на помощь эскадрону «М», будет перехвачен до их встречи и разбит, то форт не сможет противостоять возможному натиску бэнноков.

И только тут он заметил, в каком состоянии находится человек по другую сторону стола.

— Послушай, Барни, — ты с ног валишься. Пойдем ко мне домой.

Килроун колебался:

— Лучше проводи меня в казарму или в конюшню… но не к себе домой.

— Не дури. — И Пэддок взял Килроуна под руку. В конце концов, подумал он, лучше сразу поставить все точки над «i». После стольких лет мучительного ожидания любая развязка станет облегчением.

Заметив, что мужчины выходят из штаба, Бетти Консидайн быстро подошла к ним:

— Майор Пэддок, я могу чем-нибудь помочь?

Возможно, присутствие четвертого человека разрядит ситуацию…

— Спасибо, — ответил он. — С удовольствием приму вашу помощь. Нашему гостю надо хорошенько отдохнуть. К тому же он, кажется, ранен.

Когда они подошли к дому Пэддока, дверь открывала Бетти, и она не могла не обратить внимание на выражение лица Дениз Пэддок, когда та увидела незнакомца. Сначала она замерла, потом побледнела, но тут же взяла себя в руки.

— Проходите, пожалуйста, — пригласила она.

Дениз провела их в свободную спальню и помогла мужу стащить с гостя изодранные, видавшие виды сапоги. Заметив пятна крови на воротнике, нашла перевязанную рану.

Заглядывая через плечо Дениз, Бетти спросила:

— Он спасался от индейцев?

Но в этот момент Килроун, который каким-то чудом еще держался на ногах, пока его вели в спальню, упал на кровать без сознания.

— Почему ты спросила об этом?

— Рану перевязывали индейцы. Я уже видела такое.

Пэддок смотрел на человека, лежащего на постели. Нет, он был в сознании, просто крепко спал. Индеец перевязал ему рану… И он отрицает, что его видели бэнноки.

Дениз сняла повязку, и Пэддок стал разглядывать рану.

— Рана давнишняя, — заметил он.

— Дня три, — предположила Бетти, — или четыре. — За последние годы девушка часто помогала дяде лечить раненых, поэтому говорила уверенно.

Индейская повязка на ране. Но на многие мили вокруг здесь не было ни одного дружественно настроенного индейца. Выходит, Барни ранили несколько дней назад и прибыл он из самого сердца Индейской Территории.

Предположим — а предполагать тут можно что угодно, — предположим, этот человек перебежчик и принес дезинформацию. Не самый ли лучший способ рассредоточить силы форта и оставить его без защиты?

Пэддок приказал себе забыть все, что знал о прошлом капитана Килроуна. Сейчас он не имеет права думать даже о Дениз. У него слишком мало времени. Он должен принять решение.

Капитан Меллетт со своим эскадроном «М», в составе которого было сорок семь человек, должен добраться до Норт-Форк завтра к заходу солнца. Маловероятно, что индейцы решат атаковать их до наступления рассвета следующего дня. Не исключено, что какой-то чудом выживший в бойне солдат из эскадрона «И» проберется к Меллетту и предупредит его. Шанс, безусловно, ничтожный. Правда то, что Меллетт -офицер очень опытный и осторожный, но в ловушку может угодить даже самый умный.

Каждая минута промедления приближала Меллетта и его людей к возможной трагедии. На них готовились напасть из засады. И только решение майора Фрэнка Белла Пэддока могло спасти их от жестокой и бессмысленной гибели. А если послать отряд на помощь Меллетту, то форт останется практически беззащитным перед врагом.

И решение командира должно основываться на утверждении одного человека — человека, которому, как он сам считает, нельзя доверять… или можно?

Пэддок закрыл за собой дверь и вышел на улицу, в жару и пыль. Если бы он мог выставить еще один эскадрон, который ударил бы по бэннокам, пока те атакуют Меллетта, тогда противник оказался бы между двух огней, и с ним можно было бы покончить. Заманчивая идея. Удача покроет все его прошлые промахи.

Но при этом возникала проблема, полная неопределенности, не поддающаяся решению: сможет ли он вовремя вывести на позиции эскадрон «К», чтобы помочь Меллетту? Посмеет ли оставить форт без прикрытия? А вдруг индейцы уже учли такой маневр и подготовились к атаке на форт, зная, что в нем осталось всего несколько солдат?.. И вдруг эскадрон «К» не успеет догнать Меллетта или сам попадет в ловушку?

Майор вернулся в кабинет и стал рассматривать карту, висевшую на стене. До Норт-Форк девяносто миль. Эскадрону «К» необходимо по меньшей мере тридцать шесть часов, чтобы покрыть такое расстояние, и это при условии, если ему удастся благополучно преодолеть опасную местность, где можно в любой момент наткнуться на врага.

Он опять задумался о человеке, от которого исходила информация.

Что делал в Неваде капитан Килроун, некогда считавшийся самым удалым и романтичным офицером в армии? Почему он вел себя как перебежчик?

Сам Фрэнк Белл Пэддок очень изменился, но он знал, почему так случилось, а что же произошло с Килроуном?

Глава 2

Три окна кабинета Пэддока выходили на разные стороны. Со своего места за столом он мог смотреть в каждое из них, но то, что он видел, ему явно не нравилось.

Из одного окна открывался вид на горы, с голыми безлесными склонами в нижней их части. Они выглядели прекрасными в своем холодном одиночестве. Но пейзаж не вызывал в нем высоких чувств, как и простиравшаяся равнина, за другим окном она представляла собой ровное, выжженное пространство, уходившее за горизонт. Окно прямо напротив него, возле двери, выходило на плац, и из него виднелись старые обшарпанные строения, лепившиеся друг к другу.

Таким образом, со своего места за столом майор видел всех, кто передвигался по двору, а также тех немногих, кто входил и выходил из его дома. Он питал отвращение к этому форту и не сомневался, что Дениз разделяла его чувства.

Дениз, когда-то блиставшая в Париже и Вене, нашла себе здесь всего двух подруг — конечно же, Бетти Консидайн и Стеллу Риболт, жену лейтенанта Августа Риболта. Была у нее и еще одна приятельница — Мэри Толл Сингер, достаточно образованная индианка из племени шошонов, дружбу с которой Пэддок не одобрял.

На хорошенькую умненькую девочку обратила внимание жена полковника, еще одна душа, страдавшая от одиночества. За неимением ничего лучшего она взяла ее в дом, научила читать, писать, шить и вообще вести себя как леди. Со всей страстью пытливой юности девочка полюбила литературу. Тем или иным путем, но Мэри доставала книжки и читала их. Читала все, что попадалось под руку — от незамысловатых детских сказок она постепенно дошла до романов, исторических книг и поэзии.

В форте она работала клерком, помощником маркитанта, сдержанного серьезного человека. Пользуясь подсказками Мэри, он получал прибыль от сделок с индейцами, уважал ее за сметливый ум и платил ей столько же, сколько платил бы любому другому человеку на этом месте.

К красивой и строгой индианке в замкнутом обществе маленького поселения относились как к белой девушке. И причиной этому служило не только доброе расположение к ней маркитанта, но и всем известная дружба с Дениз Пэддок.

Фрэнк по-прежнему смотрел в окно, пребывая в мрачном настроении. И думал о том, что Дениз преуспела там, где он потерпел фиаско; ведь, живя в этом Богом забытом форте, она ухитрилась создать свой собственный мир, в котором чувствовала себя спокойно и уверенно. Старший офицер форта был холостяком, поэтому Дениз взяла на себя роль хозяйки на всех общественных мероприятиях, которые происходили здесь.

Дениз совершенно не волновало, что жены других офицеров возмущались ее дружбой с Мэри Толл Сингер и старались выказать ей свое презрение. Однако друзья — Стелла Риболт и Бетти Консидайн — разделяли ее отношение к Мэри, да и во всем остальном их взгляды сходились.

Стелла Риболт прожила двадцать восемь из своих сорока восьми лет в разных фортах, расположенных по большей части на границе. Ей нравился Запад и люди, поселившиеся здесь. Она прекрасно знала все законы гарнизонной жизни и принимала их как жизненную неизбежность, как, например, восход и заход солнца, поэтому никогда ни с кем не конфликтовала. Давным-давно она смирилась с тем, что ее муж не поднимется выше командира роты, и уже не переживала из-за этого. А порядочный надежный человек Гус Риболт любил свою жену и работу. Он всегда подчинялся дисциплине и общественным правилам, но в то же время прекрасно понимал, когда можно поступить иначе, чем думают остальные, не нанеся при этом ущерба моральным устоям своих людей или безопасности форта.

Поначалу она отнеслась к Дениз настороженно. Зная о ее прошлом, ожидала встретить высокомерную особу. Но в первый же день их встречи та дружески улыбнулась ей и, протянув руку, сказала: «Мисс Риболт, я в форте новичок. Пожалуйста, не дайте мне наделать тут ошибок».

Следующее утро открыло череду приглашений «на чашечку кофе», сначала от Стеллы Риболт, потом от мисс Ханлон, а на третий день, уже достаточно обустроив свой дом, Дениз смогла пригласить всех к себе. Женщины позавидовали тому изяществу и красоте, с которыми она принимала их.

Дениз старалась справляться с любой ситуацией, в которой оказывалась, и никогда не жаловаться.

Фрэнк Пэддок сидел, покусывая усы. Он ненавидел это место еще и потому, что оно стало как бы символом его поражения.

Мало кто мог похвастаться столь же блестящим началом карьеры, как он. Лучший шанс на успех редко кому выпадает на долю. Когда он заканчивал учиться, сокурсники бились об заклад, что Пэддок первым из класса получит звание генерала, и оспаривавших такую точку зрения не было. И вот теперь он здесь, забытый всеми.

И ему представился шанс, впервые за долгие годы, возможно, последний шанс в его жизни. Если он сможет добраться туда и разгромить индейцев, если он сможет нанести им сокрушительный удар…

Больше ему ничего сейчас не нужно. А друг-репортер, который как раз путешествовал по Западу, мог достойно описать это событие.

Тогда, возможно, его продвинут по службе или даже переведут в какой-нибудь восточный форт. Он прекрасно осознавал, что это значило бы. У него появился шанс!

И тут же его охватило острое желание выпить. Бутылка, почти полная, стояла рядом, в нижнем ящике, до нее ничего не стоило дотянуться. Но он удержался.

Да, он честолюбив, но в первую очередь он военный, и не просто военный, а командир. От его решения зависели жизнь и смерть людей. Все, что он сейчас предпримет, должно иметь жесткое логическое обоснование. Он не может совершать поступки, которым впоследствии не сумеет дать объяснения.

Эскадрон «И» разбит, полковник Уэбб погиб — таковы факты. Килроун мог быть изменником, но Пэддок не хотел идти на поводу своих подозрений. Тем не менее забывать о них не следует.

К этому времени Меллетт уже, наверно, разбил лагерь. Дай Бог, чтобы он выбрал достаточно защищенное место для стоянки и обследовал местность вокруг, пока еще светло.

Бэнноки не будут атаковать эскадрон, пока он находится в лагере, им хорошо известно, каков солдат Меллетт. Они попытаются напасть на него на марше, наверно, ближе к конечной точке пути. Но будут постоянно следить за ним, так что времени у Пэддока очень мало.

Он уже решил, что сам поведет эскадрон. Его шанс там — на поле битвы, а не здесь, за столом. Ему был отчаянно нужен Гус Риболт. На этого твердого, надежного, стопроцентного солдата он мог бы спокойно оставить форт. Но лейтенант Риболт и еще шесть человек сопровождали повозку с деньгами и должны вернуться только через три дня. К этому времени вся острота момента спадет и дело уже решится так или иначе…

Пэддок знал, что для победы, по-настоящему решающей победы, ему потребуется несколько человек. И он пришел к решению забрать всех и оставить форт без прикрытия. Мужчина при необходимости должен идти на риск, и майор хотел рискнуть, предположив, что бэнноки захотят сначала покончить с Меллеттом и эскадроном «М», а уж потом нападут на форт. Он старался не думать о другом варианте, как и о Дениз, кроме того, что делает все во имя нее.

Фрэнк надеялся, что успех операции будет означать для него перевод на Восток, лучшую жизнь, хорошую должность, может, даже в Вашингтоне, где такая жена, как Дениз, даст ему дополнительные плюсы. Это будет означать уход от того, кем он стал, и возврат к тому, кем он был.

Бетти Консидайн встала из-за стола и на цыпочках подошла к двери спальни. Килроун дышал спокойно. Она тихонько проскользнула в комнату, подошла к кровати и стала разглядывать лежащего мужчину.

Он показался ей очень привлекательным. Вытянувшийся во всю длину, необычный гость выглядел очень высоким и худым, но плечи у него все равно оставались широкими. Когда она осматривала его рану, то заметила штук шесть шрамов на теле либо от ножа, либо от пули… и по крайней мере один из них оставила стрела.

— Правда, он прекрасен? — спросила Дениз.

Бетти обернулась и посмотрела на Дениз.

— Да-да, правда, — ответила она и вдруг добавила: — А почему он приехал сюда? Мы же так далеко от дорог.

— Для кого угодно, но не для него. Ведь это Барни Килроун. — Видя, что имя ничего не значит для Бетти, Дениз продолжала: — Семь лет назад или около того стоило только назвать его и тебе тут же рассказали бы сотню баек о нем, и все разные.

— Ты знала его раньше?

— О, это длинная история с довольно болезненными воспоминаниями. — Произнеся столь интригующие слова, Дениз направилась в кухню, а Бетти последовала за ней.

— Пожалуй, приготовлю кофе. — Хозяйка сняла с полки Жестяную коробку и спросила: — Ты присутствовала при его разговоре с Фрэнком?

— Нет.

Дениз молча засыпала кофе и залила его кипятком. Бетти изнывала от любопытства и наконец, потеряв терпение, робко задала вопрос:

— Что он за человек?

— Барни? Большинство женщин видело в нем романтического героя. В нем всегда было что-то театральное. Всюду, где он появлялся, что-то обязательно случалось, и непременно с его участием. Мне кажется, многие мужчины просто завидовали ему.

— Ревновали?

Дениз помолчала, бросив на Бетти холодный задумчивый взгляд, как бы стараясь понять, не вкладывает ли девушка особый смысл в свой вопрос.

— Некоторые — да, — ответила она наконец, — хотя имели для этого гораздо меньше оснований, чем они полагали. Ему тогда исполнилось двадцать пять, — продолжала она, — но выглядел он старше своего возраста, так как повидал больше и сделал больше, чем другие, с которыми мы общались. Уверена, по крайней мере, половина женщин, его знакомых, были влюблены в него. Когда мы впервые встретились, все только и говорили о нем. Не успел он пробыть в Париже и нескольких дней, как уже сражался на дуэли с каким-то газетчиком из-за того, что тот отпускал нелестные комментарии о танцовщице, которой увлекся Барни.

— На дуэли? Ты имеешь в виду настоящую дуэль?

— Барни предложил поединок на саблях, но его противник, француз, выбрал рапиры, надеясь, что американцы не владеют ими. И он глубоко заблуждался — Барни оказался прекрасным фехтовальщиком. В результате газетчик попал в больницу, а Барни стал знаменитостью.

Дениз замолчала и подняла глаза, прислушиваясь. Она хорошо знала шаги Фрэнка, а Бетти догадалась, кого она ждет, потому что и раньше не раз видела, как Дениз ловит звук шагов мужа. Но когда он вошел, обе женщины застыли в изумлении. Майор был абсолютно трезв, а его глаза сверкали решимостью, что выглядело совсем непривычно для нынешнего Фрэнка Пэддока.

Говорил он кратко и уверенно:

— Дениз, случилась беда. Эскадрон «И»… разгромлен. Полковник Уэбб убит. — Они не отрываясь смотрели на него, не в силах постичь чудовищность происшедшего. Трагедия уже коснулась их. Обе жили в фортах в тех районах, где шла война с индейцами, и каждая понимала, как быстро может настигнуть смерть. Но чтобы целый эскадрон… и полковник Уэбб! — Я взял на себя командование. — Голос Фрэнка звучал твердо, Бетти не помнила, чтобы он когда-нибудь говорил так, даже Дениз видела его таким очень редко. — Утром я поведу эскадрон «К».

Он сел и обрисовал ситуацию, сложившуюся с капитаном Меллеттом. Его непременно надо предупредить, и если эскадрон «К» подоспеет вовремя, то вместе они смогут застигнуть индейцев врасплох и разбить их раз и навсегда. Эскадрон выедет до рассвета.

Он не упомянул о своих опасениях относительно того, что сам форт может подвергнуться нападению, и старательно гнал от себя мысль о том, что рискует потерять запасы оружия, боеприпасов, продовольствия, заготовленные для осенней кампании. Вполне вероятно, бэнноки знали о них, и он бы не удивился, если бы секретные сведения они получали от осведомителя из самого форта. Но майор рассчитывал на быструю и решительную победу, которая предотвратит возможное нападение на форт. Да, в форте останется чисто символический отряд, и командир ясно осознавал, насколько малочисленным он будет после того, как по его плану пополнится эскадрон «К».

Рассказ о том, что случилось с эскадроном «И», потряс Бэтти. Она прекрасно знала в нем всех, всех до единого парня, как сказал бы ее дядя. Капитан Том Уитни был постоянным партнером дяди по висту и часто сиживал у них дома. Сержант Билл Джордан, еще будучи рядовым, учил ее ездить верхом. Форт — его первое место службы. А суровый, спокойный Хоффер был офицером в прусской армии! Никто не знал, почему он вдруг оказался на западной границе… просто его никогда не спрашивали об этом.

Риан недавно приехал сюда из Ирландии… Джонсон, которого в Штатах звали как-то иначе… И Спинарски, угрюмый славянин, говоривший только о любимых им лошадях.

Все погибли… убиты!

Капитан Меллетт скоро должен встать лагерем… Последний лагерь эскадрона «М»? Завтра они отправятся навстречу своей судьбе в Норт-Форк.

Бетти помнила это место: как-то в более спокойные времена они устраивали пикники в живописных холмах, прекрасных в своей первозданной дикости и уединенности. Но сейчас, когда шла война, индейцы могли заманить туда солдат в смертельную ловушку.

Эскадрон «М» насчитывал сорок семь человек, из них, пожалуй, двадцать имели право называться закаленными в боях ветеранами, трое из которых воевали с Круком на Роузбаде, двое сражались с кочизами в Аризоне. Четверо добровольно пошли на службу в прошедший огонь и воду пятый кавалерийский полк. И только шестеро были молодые солдаты. Правда, поговаривали, что один из них уже служил где-то и дезертировал… но его об этом тоже никто не спрашивал.

Строгий, взыскательный командир Меллетт прошел через Гражданскую войну и дослужился до звания полковника. Потом пошел воевать с индейцами, но уже в более низком чине. Такое тогда частенько происходило и со многими другими военными.

Говорили, что за его спиной двадцать лет тяжелейшего армейского труда, которые, естественно, наложили отпечаток на его характер и внешность.

Дениз принесла кофе.

— Кто бы мне сказал, где Килроун получил пулю, — задумчиво произнес Пэддок, — и кто лечил его.

— Фрэнк, ты ведь знаешь Барни… Он может иметь друзей среди индейцев. У него нет никаких предубеждений.

Пэддок отпил кофе. Если все пойдет так, как он запланировал, то кто останется в форте? Маркитант, грузный пятидесятипятилетний человек; два кузнеца, которые умели отлично подковать лошадь и даже выполнить какие-то несложные обязанности ветеринара; один линейный сержант, больной в настоящее время; четыре погонщика; несколько поваров и трое в караулке, при необходимости они тоже могут сражаться.

В лучшем случае наберется бойцов пятнадцать… явно недостаточно при нападении.

Этот форт, как и большинство других на Западе, не был фортом в прямом смысле слова. Всего лишь группа строений, расположившихся вокруг плаца. Пэддок никогда не задумывался об их обороне, так как казалось, что такая проблема не возникнет. Обычно в форте находилось достаточно людей, и индейцы не решались нападать на него. Но не это сейчас занимало его мысли.

Хладнокровно, даже, можно сказать, с ледяным спокойствием, майор заставил себя не думать о форте. С ним не должно ничего случиться. Бэнноки сконцентрируют все свои силы вокруг Меллетта, а Пэддок подберется к ним внезапно. Пусть индейцы побольше увязнут в сражении, прежде чем он атакует, тогда победа будет более решительной.

Войска давно страдали недоукомплектованностью. Поскольку никто не ожидал серьезных столкновений, с пополнением не спешили. По правилам эскадроны формировались из семидесяти восьми всадников, но только немногие из них имели полный комплект бойцов.

Пэддок вспомнил, как Уэбб неоднократно писал рапорты с просьбой прислать еще людей. Но набирать новых рекрутов было делом нелегким, хотя при этом даже не предъявляли требований к грамотности и гражданству. В результате половину завербованных составляли иностранцы, хорошо, если ирландцы, дисциплинированные и обученные, великолепные в бою.

Кого же оставить командиром форта? Конечно же, не Приора. Лейтенанту Идену Приору не занимать храбрости, но порой ему не хватало здравого смысла и опыта. Кроме того, он презирал индейцев как воинов и рвался в бой, чтобы доказать свою смелость. Как бы события ни повернулись, форт должен только защищаться.

Мысли его опять вернулись к Барни Килроуну. Почему он очутился здесь? Что делает в этом захолустье на краю света?

Глава 3

Когда Барни открыл глаза, в комнате царил полумрак. Керосиновая лампа горела, но ее затенили так, чтобы свет не потревожил его сон. Какое-то время он лежал не двигаясь и только прислушивался, что уже давно вошло у него в привычку, поскольку ему приходилось много путешествовать.

Его голова сразу заработала. Он вспомнил, как попал сюда и каким измученным был. Даже сейчас ему не хотелось двигаться, хотя он и понимал, что это необходимо. Но что-то он еще не успел тут сделать?

Он доложил майору Пэддоку о судьбе эскадрона «И» и гибели командира форта. Таким образом командование фортом принял Фрэнк.

Он не отводил взгляда от островка света на потолке как раз над лампой, фитилек в которой сильно прикрутили. Из-за ширмы до него донеслось едва слышное шуршание — там кто-то двигался, и этот кто-то ждал, наблюдая за ним.

Он не нуждался в уходе, его рана уже почти зажила, но осталась слабость. Плюс тяжелая дорога.

Пэддок… До чего же он изменился! Куда девалась его решительность? Лицо его стало одутловатым, и вообще он выглядел как побитая собака. Черт побери, что же человек сделал с собой… да-да с собой — и с Дениз.

Килроун попытался сесть, и кровать заскрипела под ним. И в ту же минуту он услышал быстрое движение за ширмой, а когда откинулся на подушку, появилась девушка и склонилась над ним. Он узнал ее: та самая, которую он встретил, когда въезжал в форт.

— Что случилось? — спросил он.

— Ничего… пока. Но утром командир отправляется в поход.

— Пэддок? Вы хотите сказать, что он едет на встречу с Меллеттом? Но зачем? — Он сел на кровати и спустил ноги на пол. — Я должен встать.

— Как? Почему вы не хотите, чтобы он ехал?

Килроун уже собрался ответить ей, но вдруг заколебался. Не стоило пугать ее. Ему необходимо поговорить с Пэддоком.

Несмотря на протесты Бетти, он оделся и заглянул в кухню. Там хлопотала Дениз. Он смотрел на нее через комнату — Боже, она прекрасна как прежде, немного постарела, не так весела, но сдержанная и очаровательная как всегда.

— Мне нужно увидеть Фрэнка, — произнес Барни.

— Сначала выпей кофе. Ты еще недостаточно здоров, чтобы много ходить.

Он взглянул на часы. Скоро полночь, но в форте никто не спал. Мужчины готовили снаряжение к утреннему походу, а может, они выступят и раньше. Он взял чашку кофе, пытаясь заранее продумать, что скажет Пэддоку. Ведь он штатский, а Фрэнк все же опытный командир.

Пэддок услышал, как Барни разговаривал с сержантом, и вышел из своего кабинета. Он выглядел лучше, даже его лицо, казалось, стало менее дряблым.

— Фрэнк, ты собираешься идти к ним на подмогу? — спросил Килроун.

— Мы должны положить индейцев на обе лопатки, — последовал ответ, — Зайдем с юга, когда они начнут атаковать Меллетта.

— А как же форт?

— Об этом не стоит беспокоиться. Мы так зажмем их, что у них просто не будет возможности думать о нападении на форт.

Голос Барни Килроуна звучал спокойно:

— Не делай этого, Фрэнк. Им нужен форт. В сражении с эскадроном «И» участвовало минимум двести воинов, а сейчас с юга к ним идет подкрепление пайютов. Думаю, там соберется около тысячи воинов, а то и больше.

— Тысяча! Барни, ты сошел с ума. Бэнноки никогда не смогут выставить такое войско, даже если к ним присоединятся пайюты.

— Поверь мне, Фрэнк, их очень много.

Пэддок отвернулся. Он не хотел этого слышать и старался побороть чувство вины, которое росло в нем. Майор знал, что сильно рискует, но не желал признаваться в своих сомнениях даже себе. Если он будет сидеть на месте и не двинет солдат сейчас, то все его планы рухнут.

Конечно, он может остаться здесь, и никто не возразит против того, что охранять форт от возможного нападения — самое главное. Но есть и другой вариант — его победа, а затем — броские заголовки газет, перевод в какой-нибудь восточный форт. Вот его цель.

— Меллетту нужна подмога, — упрямо твердил он. — У нас есть шанс разбить краснокожих раз и навсегда. Я должен прийти к нему на помощь в момент их нападения на него. — Он повернулся и посмотрел на Килроуна: — Поедем с нами, если чувствуешь себя достаточно хорошо.

— Я останусь здесь, — спокойно ответил Килроун.

Пэддок бросил на него ледяной взгляд.

— Пусть будет так, — согласился он и спросил с открытой неприязнью: — Ты будешь здесь, когда я вернусь? Или воспользуешься моим отсутствием, чтобы увезти Дениз?

Килроун не сдержал гнева:

— Черт побери, Фрэнк, у Дениз своя голова на плечах! Никому не удастся взять и увезти ее куда-либо! Я уже говорил тебе, что она любит тебя и всегда любила.

Он повернулся и вышел. Холодная, тревожная ночь как бы предупреждала. Килроун стоял и наблюдал за переполохом в форте. Без сомнения, где-то поблизости шнырял какой-нибудь индеец, который тоже не оставил без внимания эти сборы и радовался. Очень скоро он сообщит обо всем своим.

Килроун вполне осознавал, что он здесь чужак, можно сказать перебежчик. Он больше не служил в армии и не имел ничего общего с ней. Но внутри все же билась военная жилка, его волновала память об армейской жизни, запах конюшен, кожи, пороха. Трезво оценивая ситуацию, он следил за сдержанной суетой, охватившей всех, видел свет в окнах и представлял эти скорые прощания, видел женщин, прячущих слезы, и мужчин, скрывающих за показной грубоватостью свои страхи — страхи не за себя, а за свои семьи в случае, если им не суждено вернуться.

Он уже проходил через это не раз: и в лагере у Дейт-Крик, и в форте Рили, и в полудюжине других фортов. И не то чтобы он сам с кем-то расставался… а это и было самым грустным. Вот и сегодня некоторым здесь не с кем прощаться. И он знал, что они чувствовали. Ты уже сидишь в седле, а женщины прижимаются к своим мужьям до последней минуточки, не желая отпускать их. Ты ждешь, глядя прямо перед собой, и осознаешь, что нет человека, который бы волновался, вернешься ты или нет… кроме лейтенанта, ведущего список личного состава.

Да, предстояло тяжелое сражение. Если Пэддок рассчитывал только на быструю и окончательную победу, то он, вероятно, думал, что перед ним будет противник типа Эгана или Буффало Хорна. Но ему предстояла встреча с иным врагом. Эган — миролюбивый индеец, который не стремился к военным столкновениям, а Буффало Хорн думал только о славе командира Джозефа и мечтал победить его.

Кроме того, силы Буффало Хорна оттягивали события в Орегоне, а здесь форту противостоял Таинственный Пес, и надо хорошо знать индейцев, чтобы понять, кто он такой.

Килроун заметил одинокого наездника, отделившегося от конюшни и направлявшегося к нему. Человек сидел в седле не как кавалерист. Всадник остановился, не доехав десятка шагов, и намеренно закурил, чтобы Килроун увидел его длинное, лошадинообразное лицо с обвислыми усами. Ни выправкой, ни совершенно невообразимой одеждой он даже не напоминал военного. Но лошадь под ним была отменная — мустанг с длинными ногами и хорошей статью.

— Привет, — окликнул его мужчина. — Ты ведь Килроун, так? Видел, как приехал. Однажды встречался с тобой у шайенов.

— Ты кто?

— Меня зовут Бен Хейес. Я разведчик при форте.

— Я путешествовал с юго-востока, — начал Килроун. — У вас здесь намечаются неприятности.

— Я говорил ему.

— Ты знаешь, кто там против него? — спросил Килроун, вынув из кармана сигару, и сам же ответил: — Таинственный Пес.

Хейес пристально посмотрел на него:

— Ты уверен?

— Невысокий, крепкий индеец, кривоногий, с глубоким шрамом на верхней губе.

— Да, это он. — Хейес медленно и смачно выругался. — Это подлый… ужасно подлый человек. И к тому же он хитер, по-настоящему хитер.

— Скажи об этом Пэддоку, ладно? Я уже пытался.

Бен Хейес немного помолчал, а потом добавил:

— Чем больше я думаю об этом, тем меньше понимаю. Таинственный Пес попытается уничтожить Меллетта… Для него победа значительная. Получит еще одно большое перо в головной убор…

Но Барни Килроун резко оборвал собеседника:

— Послушай, Хейес, Таинственный Пес реально смотрит на вещи. Скальп Меллетта — важная добыча для любого индейца, но Таинственному Псу нужен не скальп, ему нужен провиант, лошади и боеприпасы. Если Пес захватит форт, то куда деваться Меллетту? Он кружит вокруг него, привлекает внимание. И сражение состоится у Норт-Форк, но в нем будет участвовать только часть воинов… скажем, половина, если все так, как я думаю. Пес захватит форт и получит ружья, боеприпасы, провиант и много комплектов военной формы.

— Что ты имеешь в виду?

— Пес только наполовину бэннок, он еще и сиу. Когда мальчишкой жил в Дакоте, с парой дюжин ребят организовал банду. Они надевали форму, а потом захватывали и убивали разведчиков, которые считали их армейскими командирами. Используя тот же трюк, Пес повел своих воинов к форту близ Вайоминга. Думаю, он опять повторит маскарад.

— Поговорю с майором. — Но в голосе Хейеса не слышалось уверенности. — Я не гожусь для штабной службы, — добавил он.

— Не шути с этим, Хейес. Я хорошо знаю майора. В молодости он был лучшим командиром, какого я когда-либо встречал.

Несколько минут они стояли молча, думая каждый о своем. Постепенно плац опустел и огоньки в домах погасли. До выступления оставалась пара часов, чтобы вздремнуть. Килроун помедлил, не зная, куда податься, он понимал, что должен вернуться в дом Пэддока и что его там ждали. Но ему совсем не хотелось идти. Хорошо, если еще не ушла та девушка… Как ее звали?

И он впервые серьезно подумал о ней, признал ее по-своему красивой. Но больше всего его поразила ее спокойная уверенность. Он смутно помнил, как она внимательно и деловито осматривала его рану.

— Хейес, я здесь впервые. Представь, что какому-то мужчине придется остаться в форте с женщинами и детьми. Скажи, есть ли тут поблизости какое-нибудь место, куда при случае он бы их спрятал? Я имею в виду какой-нибудь укромный тайник в горах, где можно держать оборону?

— Понадобится время, а его-то и нет. — Хейес посмотрел ему прямо в глаза. — Ты собираешься остаться?

— Я им нужен.

— Тогда удачи тебе.

Бен Хейес поехал к конюшне. Он тоже решил немного вздремнуть.

— Мистер Килроун? — Он обернулся. Рядом стояла Бетти Консидайн. — Вам необходим отдых. Вы еще не набрались сил после ранения и не отдохнули.

— А вы?

— Я тоже устала, — ответила она спокойно, не стараясь вызвать сочувствия. — День был длинный.

Вместе они пошли обратно к дому Пэддока, и все время он старался идти с ней в ногу.

— Я давно задавался вопросом, кто выбирает места для фортов? Они всегда находятся в самых жарких, засушливых, ветреных или холодных точках.

— Я слышала, как вы сказали Бену, что остаетесь здесь.

— Вы же считаете, что мне нужен отдых. Так вот, и отдохну не хуже, чем в любом другом месте. Я всегда говорил: если уйду из армии, то обоснуюсь где-нибудь поблизости от военного форта, где буду просыпаться от сигнала побудки… затем поворачиваться на другой бок и опять засыпать.

Она засмеялась:

— Ну и как?

— А никак. Понял, что не могу жить без армии. Вы знаете, всегда есть соблазн вернуться назад, потому что там надежно.

— Надежно? — недоверчиво спросила она.

— Именно так. Завербовался в армию, — за тебя все решают. Если ты офицер, то существуют определенные правила, в соответствии с которыми все идет по заведенному порядку. Случилось что-то не так или ты допустил ошибку, — всегда можно свалить вину на кого-то другого. Тебе нет нужды беспокоиться о еде, ночлеге или об оплате медицинских счетов. Кроме того, в армии четко установлены границы твоих действий.

— Тогда почему вы оставили службу? А может — нет?

— Да-да, я оставил службу! Произошла неприятная история с агентом-индейцем, я не одобрял ее. Но в армии одобрять или не одобрять — дело не мое. А я сам провел расследование, собрал доказательства, тщательно подготовил письменные показания, нашел живых свидетелей… и все прочее. Мой командир предупредил меня, что агент-индеец — личный друг очень влиятельного лица в военном департаменте и если я буду упорствовать, то моей карьере конец.

— А вы упорствовали?

— Да.

— И что случилось потом?

— Мое так тщательно подготовленное дело затерялось, и мне дали понять, что продвижение по службе мне заказано… по крайней мере, пока не сменится руководство.

— Вы подали в отставку?

— Да… а затем встретился с этим агентом-индейцем. Мы обсудили ситуацию, и он также ушел в отставку. И не только ушел, а уехал туда, где климат более здоровый.

Они остановились у двери.

— А что было потом?

— Я отправился в Мексику на поиски заброшенной золотой шахты, ездил в качестве посыльного от компании по дилижансовым перевозкам, перегонял скот, участвовал в революции в Центральной Америке, на Восток сопровождал партию золота…

— А сейчас?

— Плыву по воле волн, ищу подходящее для себя местечко.

Она была разочарована, хотя и не могла понять, какое ей до всего этого дело. Казалось, он ведет какое-то бессмысленное существование. Конечно, многие мужчины жили так же, как и Килроун, но ему это как-то не подходило. Ведь его, молодого способного офицера, ждало завидное будущее.

Они все еще стояли у двери дома Пэддока.

— Вы останетесь у миссис Пэддок? — спросил он.

— Только на сегодняшнюю ночь. Вообще-то я живу вон там. — И она показала на строение через два дома. — Доктор Ханлон мой дядя. Он хирург в форте.

— Картер Ханлон? Он не жил какое-то время в форте Кончо?

— Да. Вы его знаете?

— Как-то он, добрый человек, заштопал на мне пару дыр. — Барни задумчиво посмотрел на Бетти и произнес: — Дениз Пэддок — замечательная женщина. Она многим пожертвовала ради мужа.

— И мне кажется, она никогда ни о чем не жалела, — добавила девушка.

— Но если и жалела, то его, а не себя. Она обладает удивительной способностью создавать дом, уют где угодно и везде находить красоту.

Бетти помолчала, а потом спросила:

— Рану вам перевязывали индейцы?

Вопрос его явно позабавил.

— Я не перебежчик и у меня нет индейской жены, если вы это имеете в виду.

В свете, падавшем из открытой двери, он заметил, как она вспыхнула:

— Я ничего такого и не думала.

К двери подошла Дениз:

— Если вы не собираетесь спать, то быстро — на кухню. Фрэнк уже лег.

Барни Килроун опустился в кресло. Он ощущал усталость, смертельную усталость, но в то же время спать ему не хотелось. Кроме того, надеялся кое-что разузнать.

— А много ли индейцев появлялось около форта за последние несколько дней? — спросил он.

— Нет, — ответила Бетти, — практически ни одного. Бен Хейес бродил тут вокруг и ворчал по этому поводу. Он всегда говорит, что, если ты не видишь в округе индейцев — держи ушки на макушке.

— А почему ты спросил? — присоединилась к их разговору Дениз.

— Потому что Таинственный Пес знает все о том, что происходит в форте. Ему известно, сколько здесь мужчин, пригодных к службе, и запасных лошадей; сколько хранится на складах боеприпасов и провианта. Когда майор Пэддок со своими людьми покинет форт, пройдет совсем немного времени, и он получит известие об этом.

Обе женщины в растерянности уставились на него.

— Вы хотите сказать, что в форте есть лазутчик, передающий ему информацию? — недоуменно спросила Бетти.

— В это трудно поверить, — заметила Дениз.

— Так всегда и бывает, — сухо заметил Килроун. — Вот почему предателя так трудно найти. Никто не хочет подозревать хорошо знакомого человека, который сидит с вами за одним столом. Шпионом может оказаться любой.

— Не любой, — возразила Дениз.

— Но факты говорят, что индейцы очень хорошо осведомлены обо всем. Дениз, я должен еще раз переговорить с Фрэнком, или ты сделай это сама. Ему пора открыть глаза.

— А что, по-твоему, ему надо сделать?

— Отправить к Меллетту посыльного и уговорить его вернуться. А самому выехать из форта, как и намечалось, но отъехать всего на несколько миль, а затем вернуться и спрятаться где-то поблизости.

— А что будет с капитаном Меллеттом?

— Капитан обладает огромным опытом сражений с индейцами, и, если только «го не застанут врасплох, он способен отбить любое нападение. Но главная цель противника — сейчас форт.

— Фрэнк думает иначе, — сказала Дениз.

Барни Килроун замолчал. Атака Пэддока в критический момент действительно может сыграть решающую роль. Кроме того, ее можно красиво представить в сообщениях, а оборона форта против индейцев — не важно, успешна она или нет — останется без комментариев как со стороны начальства, так и со стороны прессы. Майор Фрэнк Белл Пэддок, которому, может, никогда больше не представится такой шанс, собирался использовать его.

Только при этом он рисковал жизнями тех, кого на произвол судьбы бросал в форте, — жизнями беззащитных женщин и детей.

Глава 4

Уже вечерело, когда капитан Чарльз Меллетт, опытный командир, въехал на невысокий холм и дал сигнал эскадрону остановиться. В этом месте земля со всех сторон уходила вниз. А на самой вершине холма была песчаная впадина, очевидно, ее образование заложили бизоны, катаясь по песку, чтобы освободиться от клещей или блох, а дождь и ветер довершили остальное, сделав ее шире и глубже.

Вокруг впадины в шахматном порядке росли кусты можжевельника — естественное ограждение от ветра и посторонних глаз. С южной стороны стекающая сверху вода проделала небольшую ложбину, которая впадала в более крупную у подножия холма. Как раз у места их слияния стояла группа старых тополей, тесно прижавшись друг к другу. Ручей был узенький и неглубокий, но вода в нем оказалась чистая и довольно холодная.

Меллетт повернулся в седле и обратился к Дюнивану:

— Сержант, напоите лошадей и дайте им часок попастись, а потом отведите их на водопой еще раз. Организуйте круговую линию сторожевого охранения и немедленно выставьте посты.

Он еще раз огляделся вокруг. С трех сторон местность простреливалась замечательно. В радиусе ста ярдов капитан не нашел ни одного стоящего прикрытия, если не считать небольшого оврага.

— Капрал Хесслер, — приказал он, — займитесь той лощиной. Забросайте ее ветками кустарников так, чтобы никто не смог пробраться к нам из нее незамеченным.

Доктор Ханлон слез с лошади:

— Вы предполагаете, что нас ждет сражение?

— Мы на Индейской Территории, — ответил Меллетт. — И я всегда ожидаю нападения.

Солдаты из эскадрона «М», хорошо знавшие своего командира, быстро распределились по площадке и взялись за работу, превращая лагерь во временную крепость: подтаскивали и укладывали стволы поваленных деревьев, строили небольшой бруствер, фортификационные сооружения.

Ставя перед подчиненными боевую задачу, Меллетт выдвигал немного требований, но жестко спрашивал их выполнение. Он умел отдавать очень четкие приказы, не терпел суеты и неразберихи. Останавливаясь лагерем, эскадрон первым делом организовывал хорошую оборону, неукоснительно выполнялись и другие правила: все костры для приготовления пищи тушились до наступления сумерек; лошадей собирали вместе и привязывали. Выбирая место для лагеря, командир прежде всего заботился о том, чтобы враг не мог незаметно подкрасться к спящим солдатам.

Капитан Меллетт сражался с отрядами шайенов, команчей, апачей, противостоял воинам племен сиу, арапахо, Кайова и не-персе. Он прекрасно знал, что индейцы на тропе войны — коварные и опасные враги, первоклассные воины, руководствующиеся своим сводом правил и своими понятиями об отваге.

Когда все в лагере готовились к ночи, доктор Ханлон, сидя за кружкой кофе, заметил:

— Мы столько проехали и не встретили ни одного индейца.

Меллетт вынул сигару и закурил:

— Я никогда не любил спорить с теми, кто старше по званию. Уэбб разбирается во всех делах не хуже меня. Сейчас, когда Буффало Хорна нет, мне кажется, у них не так много сил для организации дозора.

— Ты думаешь, он в беде?

— Сомневаюсь, но он использует шанс, Карт. Ты и сам знаешь. Меня не особенно волнует Буффало Хорн. По последним слухам, он находится где-то к северу или западу отсюда. Это проблема Хорна. Но здесь попахивает чем-то еще и мне многое не нравится. Джим Уэбб знал об этом, когда его направили сюда из Халлека. Здесь не жгли ранчо, не убивали переселенцев, хотя по всему Западу такое происходило сплошь и рядом. Сам собой напрашивается вывод, что кто-то удерживает индейцев от нападений, но спрашивается почему?

— Может, им мешает Вашаки? Он всегда старался избегать столкновений с бледнолицыми.

— Я знаю. Но здесь что-то другое, потому что индейцы, которые живут к югу и востоку отсюда, стали коварными. Коварными, но тихими, это так на них не похоже. Уэбб считает, что кто-то, пользующийся у них большим авторитетом, держит их про запас для чего-то очень крупного.

— Что это может быть, как думаешь?

— Не знаю, — произнес Меллетт и посмотрел на кончик своей сигары. — Но все равно я рад, что эскадрон «К» вернулся назад в форт, к Пэддоку.

— Пьяница ваш Пэддок.

— Понимаешь, Карт, по сути, он очень хороший солдат. Много пьет? Да. Но свое дело знает и в решающий момент поступит как надо.

— А ты знал Килроуна?

— Служил с ним. У него одна беда — не любит жить по правилам, но солдат отличный. Может быть, лучший из всех, кого мне доводилось встречать, не считая Пэддока. Мы частенько говорили об индейцах, и, поверь мне, никто не знал их лучше, чем Килроун. Однажды он высказал интересную мысль, которую я никогда не забуду. Мы обсуждали историческую тему. Речь шла об объединении Монголии под властью одного человека после многочисленных междоусобных войн. Потом монголы захватили большую часть Азии и часть Европы. И тут Килроун заметил: «Поблагодарите Бога, что индейцы не нашли такого человека у себя». Он полагал: племенная замкнутость индейцев, мешающая их объединению, — единственное, что спасает нас от изгнания из этих мест. А вдруг Текумзе — и он думал об этом — удалось бы объединить племена и поставить во главе, например, Бешенного Коня или Вождя Джозефа? Знаешь, ведь мы ни разу не вступали в бой с хорошо вооруженными индейцами. У них всегда не хватало оружия, боеприпасов, и, к счастью для нас, индейцы придерживаются взгляда, что война — это одно сражение. Правда, Джозеф все-таки пришел к мысли о проведении военной кампании, но он вел в основном арьергардные бои. И он имел под своим началом всего около трехсот воинов, которые тащили за собой женщин и детей.

— Я никогда не размышлял в таком плане.

— Нам везло, Карт. Когда появился Чингисхан, монголы жили разобщенно, и их быт мало чем отличался от быта индейцев. Их так же терзала межплеменная вражда, и они также вели междоусобные войны. Ему удалось заставить их объединиться, и только посмотри, к чему это привело.

— Не думаешь ли ты, что и теперешние события развиваются в том же направлении?

— Нет, не думаю. Но представь, вдруг в горах объявляется личность, которая соединит в один кулак бэнноков и пайютов, заставив их еще и подчиняться дисциплине. Представь, что он хитер и задумал нас выманить из форта. А ведь сейчас в форте хранится несколько сот тысяч комплектов боеприпасов и пятьсот новеньких ружей.

— После твоих слов у меня появилось желание немедленно развернуться и направиться обратно в форт, — заметил доктор Ханлон. — Ты и вправду так думаешь?

— Нет, не думаю. А может, мне только мнится, что не думаю. Что касается теории Килроуна… Кажется, теперь уже слишком поздно. Кроме того, нет такого индейца, который мог бы это сделать.

— По крайней мере, такого, о котором бы мы знали.

Меллетт сделал затяжку и посмотрел на горящий кончик сигары.

— Да-да… о котором бы мы знали.

Солдаты начали гасить костры. Меллетт нагнулся и вытащил из огня самую большую головешку, закидав землей мерцавшие угли. К небу тут же потянулась тонкая струйка дыма, и он еще добавил земли на тлеющее красноватое кострище.

— Пойду посмотрю вокруг, — поднялся он. — А ты, Карт, ложись спать. Завтра будет трудный день. Хочу добраться до места встречи раньше назначенного срока. — Он наклонился и погасил сигару. — Уэббу может понадобиться помощь.

На небе появились звезды, где-то на холмах завыл койот. Доктор Картер Ханлон растянулся на земле и посмотрел на небо. Он очень устал, но это была приятная усталость, усталость мускулов, а не нервов. Хороший сон, калорийный завтрак — и завтра он опять будет в порядке.

Но его не оставляли в покое сомнения, высказанные Меллеттом. Обычно Чарли не говорил так, как сегодня вечером, его, видно, действительно что-то по-настоящему беспокоило. Кроме того, Ханлон слишком долго прожил на границе, чтобы запросто отмести предчувствия солдат, не первый день сражавшихся с индейцами. Они носом чуяли опасность. Так думал доктор, засыпая.

Меллетт встал и пошел проведать лошадей. Он ласково поговорил с ними, а затем направился к часовым. Первым отозвался на пароль худой, можно даже сказать изможденный молодой человек по имени Кейт. Его любили в эскадроне за своеобразное чувство юмора. Он очень походил на профессора, преподающего в колледже, хотя на самом деле выше пятого класса ему так и не удалось подняться. Солдаты считали его самым жестоким воином, который в бою не гнушался недозволенными приемами. А еще он имел репутацию лучшего стрелка в форте. Кейт уже четвертый год служил в кавалерии и все время на границе. Меллетт нравился ему. Во-первых, он был настоящий боец, а во-вторых, всегда заботился о солдатах. Эскадрон под командованием Меллетта провел боев даже больше, чем другие подразделения, а потерь нес гораздо меньше.

— Похоже, скоро бой, сэр? — спросил Кейт.

— Да.

Кейт взглянул на капитана:

— Мы завтра встретимся с полковником, сэр?

— Да, если ничего не помешает.

Меллетт двинулся дальше. Он останавливался у каждого часового и перекидывался с ними несколькими словами. Когда подошел к последнему, стоявшему около можжевельника, ему показалось, что он почувствовал запах табака. Запах едва Улавливался, но все же командир ощутил его. Томас был новичком, и к тому же слишком самоуверенным.

— Рядовой, — сказал капитан строго, — курить на посту запрещено. Когда я подходил сюда, мне показалось, что я почувствовал запах табака. Если бы я был уверен в этом, то приказал бы отдать тебя под трибунал. — А затем добавил уже мягче: — Не дури, парень. Зажженная спичка видна отсюда очень далеко. Если бы рядом появился индеец, то не сносить тебе головы.

Меллетт пошел назад к лагерю через можжевеловые кусты. Но не успел даже отойти, как солдат тут же закурил.

— Чертов старик! — бормотал он. — Все-то тебе дисциплина!

…Красный волк, молодой воин, охотился за своим первым скальпом. Он почти час лежал в зарослях полыни и наблюдал за горящим кончиком сигареты и уже собрался двинуться вперед, как услышал чьи-то приближающиеся шаги, а затем тихий разговор. Маленький огонек исчез, и ему стало трудно определить, где находится человек, которого он приготовился убить.

Индеец опять замер и стал ждать. Через несколько минут горящий кончик сигареты призывно замаячил снова. Подняв лук, он вставил стрелу, подождал мгновение, чтобы успокоить дыхание, прицелился и отпустил тетиву.

Услышав глухой звук, воин двинулся вперед прежде, чем часовой упал. Пальцами нащупал щеку, а затем схватил его за волосы. Но когда нож полоснул по коже, человек вдруг содрогнулся, и его руки сомкнулись вокруг тела врага. В дикой панике индеец вонзал и вонзал нож в противника, пока борьба не прекратилась, а потом снял скальп. Забрав ружье, пояс и одежду, он быстрыми, неслышными шагами удалился в темноту. В полумиле от лагеря отыскал привязанную в зарослях лошадь и умчался с добычей. Прошел почти час, прежде чем разводящий обнаружил труп.

— Положите с ним в могилу все окурки, — приказал следующим утром Дюниван. — Ведь я его предупреждал миллион раз!

Глава 5

Единого плана строительства армейских фортов на границе не существовало вообще. Только самые первые обносились частоколом. В центре форта размещался плац, а вокруг него группировались постройки, образуя прямоугольник. Снаружи, как будто глядя через плечо внутренних построек, в беспорядке располагались другие. А в этом форте еще дальше, ярдах в пятистах, находился Хог-Таун, как его здесь все называли.

Вдоль одной стороны плаца выстроились каркасные или обитые дома для офицеров. Фасадом они смотрели на бараки рекрутов, стоявшие напротив. В северной части располагалось Т-образное каменное здание штаба, в восточной — интендантский склад, также сооруженный из камня, рядом с ним находился госпиталь.

На южной стороне плаца вытянулось длинное низкое здание из камня — склад маркитанта, занимавшегося торговлей в форте. Позади него шли загоны для скота, конюшни и сенной склад. За бараками стояла кузница и были разбросаны маленькие домишки прибившихся поселенцев.

Все форты на границе обязательно имели свой Хог-Таун, а по существу — дешевый притон солдат с женщинами, азартными играми и обилием виски, которое пользовалось особым спросом. Орудовал в Хог-Тауне некий Айрон Дейв Спроул, здоровенный мужик, жестокий и подлый. Подобным бизнесом он занимался еще в десятке других фортов и всюду приобрел нелестную репутацию.

Айрон Дейв рос бездомным на улицах Нью-Йорка, прошел суровую школу призового борца, входил в бандитскую шайку. Но ничего кроме громадных кулачищ не приобрел. Услыхав байку о том, что на Западе можно легко разбогатеть, ринулся туда. Еще в Нью-Йорке он познал силу власти и хорошо изучил пути, ведущие к ней, а также усвоил простую истину: больше денег и меньше риска у того, кто управляет борцом, а не у самого борца.

Сначала Спроул служил управляющим в игорных домах и салунах, потом приобрел некоторые из них. Но все время он не переставал искать нужного человека, который стал бы для него мостиком к политической власти. И вот ему показалось, что он такого нашел.

Дейв, прозванный Железный Кулак за свои непробиваемые кулачищи, знал пять индейских диалектов, прекрасно владел языком знаков и хорошо разбирался в этикете. Для общения с краснокожими ему не требовался переводчик. Часто скитаясь из одного форта в другой, он заглядывал в индейские деревни, раздавал уважаемым персонам ценные подарки: одному он давал одеяло, другому — ружье, третьему — бутылку виски. Не афишируя свои отношения с индейцами; он тем не менее приобрел среди них репутацию друга. И, наконец, тайно начал вести с ними торговлю, продавая виски и оружие только тем, кого знал лично. Вел себя очень осторожно, чтобы военное начальство не прознало о его делишках.

И вот однажды случай свел его с Таинственным Псом, которого сжигала изнутри ненависть к белым, и особенно к «солдатам на лошадях», как он называл их. Его родители, воин из племени сиу и красавица из племени бэннок, познакомились весной недалеко от Боземана, когда бэнноки пятью вигвамами кочевали к своим старым охотничьим угодьям.

Замеченный сначала за исключительное умение воровать лошадей, Таинственный Пес впоследствии стал отличным воином. Он принимал участие в сражении против Крука у Роузбада, в разгроме Кастора и других баталиях. За свою жизнь он много воевал, и его считали ветераном. После битвы у Литтлбиг-Хорна, когда некоторые сиу сбежали в Канаду, Пес отправился на Запад, в племя своей матери. В течение нескольких дней он жил бок о бок с группой мятежников, которые горели желанием сразиться с белыми.

С тремя другими воинами он ездил на встречу со Спроулом и участвовал в переговорах о продаже виски и оружия. Айрон Дейв сразу распознал в этом странном индейце качества лидера, которыми обладают немногие.

После окончания переговоров, когда индейцы собрались уезжать, Айрон Дейв отозвал в сторонку Таинственного Пса. Тот остановился и медленно подъехал к нему. Его черные глаза горели огнем.

— Когда-нибудь ты будешь большим начальником, — сказал Айрон Дейв. — И если тебе понадобится оружие, обращайся ко мне.

Пес мельком глянул на него, повернул лошадь и поехал прочь, но торговец знал, что зерно упало на благодатную почву.

И вот ровно через месяц Айрон Дейв глянул через прилавок и увидел своего нового знакомого, который стоял и рассматривал одеяла, выставленные на продажу. Он впервые посетил лавку, которую Спроул открыл рядом со своим салуном. Через некоторое время индеец вышел и присел на корточки на крыльце.

Айрон Дейв последовал за ним, сел на стул, стоящий у стены, вынул сигару, закурил, а затем спросил:

— Что тебе надо?

— Ружья… для шестерых.

— Будут.

Пес повернулся к нему:

— А что, если я убью белого?

Айрон Дейв присел рядом с ним на землю и начертил на пыльной дороге значок.

— Мои лошади и повозки помечены так, — сказал он и поглядел на индейца. — Остальное — твое дело.

Он передал Таинственному Псу ружья и пятьдесят комплектов боеприпасов для каждого. Но это было только начало.

Через несколько недель, когда до ловкого дельца дошел слух о том, что какой-то конкурент собирается открыть заведение как раз напротив его, Айрон Дейв послал весточку Псу. Ни одна повозка соперника не дошла до форта. Возле Пирамид-Лейк на них напали, все имущество отобрали, а повозки сожгли. Вместе с повозками сгорели несколько баррелей виски, столы для рулетки, фишки для покера, карты и многое другое.

Время от времени торговец совершал поездки в пустыню или в горы. Свою страсть к таким путешествиям объяснял очень просто, представляясь всем как старатель-любитель. И не то чтобы он много знал о рудах, — ему нравилось это занятие. Из поездок он привозил образцы пород, которые обсуждал за стойкой бара с шахтерами, старателями или солдатами.

Обычно он ездил в повозке, говоря: «Пусть другие скачут на лошадях, а мне, городскому жителю, гораздо приятнее передвигаться с комфортом». Его часто видели в Санта-Росас, а все знали, что там была руда.

Подарки, которые Дейв преподносил время от времени Таинственному Псу, сделали индейца уважаемым человеком среди бэнноков. У Пса в запасе всегда имелись ружья, боеприпасы и лошади. Более того, Айрон Дейв несколькими, сказанными очень кстати, замечаниями заставил индейцев поверить, что «солдаты на лошадях» боятся их соплеменника. Постепенно влияние Таинственного Пса на людей росло. Вскоре Пес заседал в совете с вождями, а молодежь толпилась вокруг него.

Поначалу Айрон Дейв относился к своему протеже настороженно, но постепенно стал вести себя более уверенно и даже несколько свысока. В конце концов разве не он «создал» Пса? Разве не он сделал его влиятельным человеком?

Вскоре Таинственный Пес доказал, что он хитрый и прозорливый тактик. Не тратил зря усилий, берег своих людей. Редкие удары, которые он наносил, отличались точностью и эффективностью, и индейцы стали видеть в нем избранного человека, поверили, что с ним победа им обеспечена.

Разгром эскадрона полковника Уэбба и успешная разведка принесли ему настоящую славу. Таинственный Пес получил всю информацию заранее. Он знал, сколько людей у Уэбба, как они вооружены и их предполагаемый маршрут. Атака из засады оказалась очень успешной. Первый залп индейцев сразил девять человек, и среди них самого Уэбба, по которому четыре воина вели прицельный огонь. Сразу же погиб и единственный в эскадроне строевой сержант.

С небольшого расстояния индейцы обрушили шквальный огонь на упавших и пытающихся подняться лошадей и на потерявших ориентацию кавалеристов. Вот еще два солдата упали. Вот еще одна лошадь врезалась в ряды индейцев — седока тут же стащили с седла и закололи. Все сражение длилось минут пятнадцать, ни один индеец не был убит, и только трое получили ранения.

Таинственный Пес знал все о капитане Меллетте и о его продвижении, но он не собирался вступать с ним в сражение. Оставив на месте небольшой отряд для отвода глаз, Пес с основными силами направился к форту.

Отряд, которому поручили сопровождать Меллетта, получил вполне определенные инструкции. Не вступая в бой, он должен был отвлечь на себя огонь противника, заставить его растратить свои боеприпасы. Потом ему предписывалось украсть или разогнать лошадей и, если получится, наносить противнику любой урон. Пес хотел, чтобы солдаты из эскадрона «М» вернулись в форт истрепанными, грязными, без боеприпасов, озлобленными из-за того, что им так и не удалось вступить в бой с противником.

Если все пойдет по плану, то Пес надеялся быстро захватить форт и поджидать там Меллетта с его людьми. Сначала он выстроит их на плацу, а уж затем отдаст приказ: «Разойтись!»

Таинственный Пес метил высоко. Он хотел не только полностью разбить военные силы форта, но и захватить сам форт. Но первое может подождать, пока они не заберут все имущество. Имея в своем распоряжении оружие и боеприпасы из форта, он соберет еще большее войско и двинет его на форт Халлек или против Хорна, если это окажется более простым в тот момент.

Сейчас под ружьем у Пса находилось около двухсот воинов. Когда молва о его победах распространится по округе, он надеялся собрать уже тысячу человек, а может и две тысячи.

Пес верил в осуществимость своих планов, но сейчас его беспокоила одна незначительная деталь. Осматривая еще раз поле сражения с эскадроном «И», его воин наткнулся на след одинокого всадника. Пойдя по нему, индеец обнаружил, что всадник тоже исследовал место битвы. Но когда собрался преследовать его, то потерял след.

Кто же был этот одинокий всадник? Куда направлялся? Друг он или враг? Он ехал на подкованной лошади, но многие индейцы теперь ездят на таких — на ворованных или захваченных. Наездник ехал от места битвы, но он явно не торопился попасть туда, куда держал путь.

Но несмотря на овладевшую им тревогу, Таинственный Пес направился к форту, не зная, что майор Фрэнк Белл Пэддок со своими шестьюдесятью солдатами уже выступил ему навстречу.

Он также не догадывался, что форт остался без прикрытия, под защитой в лучшем случае четырнадцати человек.

…С севера дул холодный ветер, небо затянули облака. Рядом с Пэддоком ехал Хэнк Лабан, траппер, охотник и разведчик. Это был худой мужчина с угловатой фигурой и недовольным выражением лица, не лишенный чувства юмора. Он четко и кратко сформулировал свои возражения против этого похода, но после того, как их не приняли в расчет, пошел и оседлал свою самую быструю лошадь, объявив принародно: «Было время воевать, пришло время убегать», — и готовился к последнему.

— Майор, — начал он, — до меня дошли слухи, что среди бэнноков появился какой-то новый индеец, который умеет хорошо пускать пыль в глаза и выставлять себя напоказ. Кажется, он снял несколько скальпов во время сражения у Литтлбиг-Хорн, при этом распространялся среди собратьев, что убивать белых солдат совсем легко. Я пытался разыскать его, но мне так и не удалось увидеть, как он выглядит, но, по слухам, это коварный и очень хитрый индеец.

Пэддок не отреагировал на слова разведчика. Он уже ощутил седло — длительное сидение за столом давало о себе знать. А что касается слухов, то их всегда полно, и он просто не обращал на них внимания.

— Бизоний Рог, вождь, — заметил Приор. — Говорят, он в Орегоне.

— Может быть.

Еще с милю проехали молча, прежде чем Хэнк Лабан решился высказать еще одно соображение:

— Говорят, у этого индейца много ружей. Воину нужно только сказать, и этот индеец отправляется вместе с ним и получает новое ружье и боеприпасы. Не возьму в толк, где он их берет… этот Таинственный Пес.

Пэддок взглянул на Лабана:

— Ты сказал — Таинственный Пес? Предполагают, что это он напал на тот караван несколько месяцев назад.

— Он бесчестный человек, — повторил Лабан.

Без дальнейших рассуждений разведчик поскакал галопом вперед, затем поехал медленнее и стал прочесывать местность в поисках индейских знаков. Но напрасно, он ничего не нашел… хотя тоже заметил отпечатки копыт лошади Килроуна, которые шли на юг, к форту.

Лабан никогда не встречался с Килроуном, но к тому времени, когда колонна выступила в поход, все в форте уже судачили о его приезде. Поговаривали, что он раньше был офицером в армии. Подспудно Лабан все время думал о Килроуне, хотя мысли эти были отрывочными. По-настоящему его волновал только Пес, но казалось маловероятным, чтобы он повел своих воинов против Пэддока. Хэнк Лабан знал индейцев достаточно хорошо, чтобы доверять своим предчувствиям, а они говорили ему, что Таинственный Пес плохой человек. И Пэддок дурак, что оставил форт, но нельзя же сказать майору, что он дурак… если ты, конечно, собираешься продолжать работать на армию. А Лабана устраивала зарплата, к тому же ему нравилась легкая жизнь и достаток боеприпасов.

Нет, сегодняшний поход его не устраивал совсем. Чарльз Меллетт с тем количеством людей, которое находилось у него под командованием, вполне мог сам позаботиться о себе. Но все равно Лабан предпочитал находиться здесь, а не в форте.

Хотя день выдался пасмурным, в чистом воздухе видимость оставалась прекрасной, и разведчик непрестанно оглядывался, ожидая увидеть дым от пожара.

Днем, во время стоянки, Лабан, присев на корточки у костра и держа в руках кружку с кофе, сказал:

— Майор, я не хочу вмешиваться, но вы гонитесь за дикой уткой и вряд ли поймаете индейца.

— Не тебе судить об этом, — резко бросил Пэддок.

— Майор, — настаивал Лабан, — Таинственный Пес не простой индеец. Если спросите меня, то я не дам и одного против ста за то, что он нападет на Чарли Меллетта. Этот пройдоха наверняка ударит по форту, поверьте мне.

— Где его ожидают семьдесят пять солдат? Он, конечно, еще не знает, что мы покинули форт.

— Узнает. Пес быстро получает информацию. Могу поклясться, что сейчас он уже в курсе дела.

Получит информацию? Но каким образом? Пэддока охватили сомнения. И он тут же подумал о Мэри Толл Сингер, подруге Дениз. Ведь она индианка.

А если Лабан прав? А если Килроун тоже прав? Если Таинственный Пес атакует сейчас форт, то у тех, кто там остался, шансов практически нет. Сержант Райерсон взял на себя командование фортом, пока Риболт не подъедет из Халлека или пока не вернется один из отрядов. Райерсон толковый солдат… но он же болен.

Правда, Барни Килроун остался там… или он уехал? И впервые за много часов Фрэнк подумал о Дениз. А вдруг Барни увез ее с собой?

Нет, Дениз, там, в форте… Он гнал от себя мысли о том, что произойдет, если форт будет атакован. Он думал только о той ловушке, которую расставит противнику, о победе, которой может добиться, и возможных последствиях этой победы.

Хэнк Лабан поднялся в стременах.

— Я съезжу вперед на разведку, — сказал он. — Что-то мне все не нравится, майор.

— Хорошо… поезжай вперед. — И с этими словами Пэддок тоже начал медленно подниматься. Ноги у него совсем затекли, а тело, отвыкшее от езды верхом, болело.

О Боже, сейчас он многое отдал бы за глоток виски!

Глава 6

Утро уже давно наступило, когда Барни Килроун открыл глаза. Несколько минут лежал не шевелясь, оглядываясь вокруг. Он видел, как Фрэнк Пэддок покидал форт вместе со своим эскадроном, а после по настоянию Дениз и Бетти согласился прилечь на несколько минут. А проспал пять часов.

Он лежал, скрестив руки под головой, и обдумывал ситуацию. Пэддок возможно и прав. Заманив Таинственного Пса в ловушку, он сумеет нанести индейцам сокрушительный удар. Но надо думать не об этом. А что, если Пес выживет или попытается избежать сражения? А что, если он действительно великолепный тактик, как говорят о нем индейцы?

Лошадь у Барни Килроуна была быстрой и выносливой. Дорога на запад открыта. Он мог спокойно отправиться туда или на юг в Вирджинию. Он больше не служил в кавалерии, и проблемы форта в общем-то его не касались. У одного всадника всегда есть шанс проскользнуть сквозь враждебную территорию — ведь пробрался же он в форт.

Хотя Барни и обдумывал такой вариант, но сразу понял, что никогда на него не пойдет. У него нет другого выхода, как остаться в форте, пока не вернутся отряды. Его ружье может пригодиться.

О защите всего форта, когда в нем оставалось всего несколько мужчин, не могло быть и речи. Они должны собраться в одном или двух зданиях, взять с собой достаточно боеприпасов, пищи и воды и приготовиться к длительной осаде.

Заслышав звук шагов, Килроун моментально спустил ноги и поднялся с кровати.

— Войдите!

Вошла Дениз:

— Ты проснулся? Хочешь позавтракать?

Бетти Консидайн тоже оказалась здесь, и ему впервые представилась возможность разглядеть ее при свете дня. Это была стройная хорошенькая девушка с вполне зрелой фигурой и достаточно округлыми формами. Под действием солнца и ветра кожа лица ее загорела… но не очень сильно.

— А как ваше плечо? — спросила она.

— Пока не двигается. Спасибо за перевязку.

Форт опустел. Наступила тишина, которую нарушал лишь стук молота о металл в кузнице. Не было прежнего постоянного движения, привычной суеты. И стук молота в кузнице только усиливал ощущение неестественной тишины.

— Кто оставлен за командира в форте? — спросил Килроун.

— Кажется, сержант Райерсон, — ответила Дениз. — Лейтенант Риболт должен вот-вот вернуться.

— Тим Райерсон?

— Ты знаешь его?

— Он служил в моем полку в Аризоне.

Между ними завязалась непринужденная беседа, они говорили об общих знакомых, местах, где побывали, о других военных фортах и о Париже до и после франко-прусской войны, когда Фрэнк Белл Пэддок и Барни Килроун служили наблюдателями, имели полуофициальный статус, но за свой счет.

С удовольствием вытянув ноги под столом, Килроун пил ароматный кофе и предавался воспоминаниям, хотя его не покидала мысль, что их время на исходе.

Над крышами бараков зависло серое небо. Ночь предстояла темной, без луны и звезд. Дул легкий ветерок, который мог заглушить звуки приближающихся шагов.

Барни посмотрел вдоль плаца на здание штаба. Мощное строение с толстыми стенами вполне подходило для того, чтобы в нем держать оборону, тем более что военный склад находился рядом.

Эти короткие мгновения Барни Килроун наслаждался спокойной атмосферой, царившей в уютной комнате, где они сидели, ведь за последние годы ему они выпадали так редко.

Дениз говорила о Золя и о том, как он приводил в бешенство ее отца. Однако когда выходили его новые книги, отец первым покупал их.

Неожиданно Килроун поднялся:

— Мне надо поговорить с сержантом Райерсоном. Если я правильно понял, он в госпитале?

Бетти Консидайн тоже встала:

— Мне надо проведать его, так что могу проводить вас. Сержант тяжело болел. У него было воспаление легких.

Они молча пошли в сторону госпиталя. Кузнец закончил работу, и без стука молота по наковальне форт показался вымершим.

Подул ветер, и зашелестели листья тополей — и опять тишина, нарушаемая только звуком их шагов.

— Мне почему-то жутко, — заметила Бетти, — такое безмолвие после нашей обычной суеты.

— Вы сказали, что сержант болен. А как он сейчас?

— Ему разрешили вставать, и он может сидеть на стуле. Но далеко ходить он еще не в силах. Очень тяжело перенес болезнь, и дядя Картер даже боялся, что он не выживет.

— Он толковый человек. — Они прошли еще немного. — А вы умеете стрелять?

— Да, — ответила Бетти и взглянула на него. — Вы думаете, на нас нападут?

— Сегодня ночью или завтра. Насколько я разбираюсь в этом деле, у нас всего один шанс. Все, кто остался в форте, должны собраться в штабе. Мне кажется, мы сможем защитить штаб, госпиталь и склад. Если же будем разобщены, то пропадем.

— Значит, вы считаете, что Фрэнк был не прав?

Он пожал плечами:

— Как тут быть уверенным? Если говорить обо мне, то я бы не ушел, но кто-нибудь другой мог поступить так же, как Фрэнк.

Когда они вошли к Райерсону, тот сидел на кровати, оперевшись спиной на подушку, и читал дешевый роман. При виде Килроуна на лице у него появилась широкая улыбка.

— Черт возьми! Капитан!

— Как давно мы не виделись, Тим.

Райерсон бросил быстрый взгляд на потрепанную ковбойскую одежду Килроуна.

— Ты расстался с армией?

— Разве ты не помнишь? Я не поладил с агентом-индейцем, а потом столкнулся с его друзьями среди политиков.

— Да-да! Но я не знал, что ты ушел в отставку, потому что как раз в это время мы собирались в поход на запад. — Поколебавшись, он добавил: — Капитан, Айрон Дейв здесь.

Барни начал было что-то говорить, но вдруг замолчал.

— Здесь?

И вдруг его осенило. Он начал все понимать, понимать и план действий и расклад… Возможно, он не прав, но Спроула нельзя недооценивать. Этого холодного, опасного, беспринципного человека заботили только собственные интересы, и ничьи больше.

— А где его берлога? — спросил он.

— Там, в Хог-Тауне, его магазин «Эмпайер». Будь осторожен, капитан. Если только он пронюхает, что ты уже больше не в армии, выследит тебя и убьет. Раньше он сторонился тебя, побаивался, знал, что ему придется иметь дело с целой армией. Будь внимателен.

— А он торговал с индейцами?

— Он предпочитает не говорить об этом. Обычно шатается возле своего заведения, если только не отправляется в экспедицию.

— В экспедицию? Это Айрон-то Дейв Спроул?

— Да. И он обычно возвращается не с пустыми руками. Использует каждую возможность, чтобы поискать камушки… и, как я слышал, всегда с «уловом».

Спроул… Спроул стоял за подлым индейским шпионом. И пока ситуация сохранялась, он — в неприкосновенности.

— Вы его знаете? — спросила Бетти Килроуна.

— Он его прекрасно знает, — мрачно заметил Райерсон. — Спроул угрожал убить его, если встретит, и капитан намеревался дать ему такой шанс… но нашего друга не выпустили из казармы. — В раздумье он глянул на Килроуна. — А Спроул хвастал, что ты боишься его, что ему даже не понадобится ружье, он расправится с тобой голыми руками.

— Жаль, не знал об этом.

Килроун почувствовал, как в нем закипает былая ненависть. И, надо признать, это чувство в нем вызывали подозрения о том, что Спроул продавал индейцам не только оружие и виски, но и нечто большее. Стоило Айрону Дейву Спроулу просто войти в комнату, как у Килроуна буквально «шерсть вставала дыбом на загривке». Железный Кулак вел себя как настоящий злобный зверь, недалеко уйдя от этого образа в физическом и в умственном плане. Огромный, широкоплечий, он двигался с поразительной самоуверенностью, что на Килроуна действовало как красная тряпка на быка. Несколько раз позади его палатки находили зверски избитых солдат, но доказать ничего не смогли. Одним из пострадавших оказался человек из компании Килроуна.

— Тим. — Килроун пристально посмотрел на него. — Конечно, я неофициальное лицо здесь, но майор Пэддок уехал, а вам понадобится любой, способный стрелять. Мне кажется, на нас готовится нападение.

— Я тоже думал об этом.

— Если ты не против, у меня есть предложение…

— Капитан, я с радостью выслушаю любую твою подсказку.

— Собери всех в здании штаба. Защитить штаб, склад и госпиталь — в наших силах. Но об обороне форта нечего и говорить.

— А что с лошадьми?

— Забудь о них. Если на форт нападут, то мы их в любом случае потеряем.

— Как думаешь, сколько у нас еще времени в запасе?

— Мне кажется, либо до сегодняшнего вечера, либо до завтрашнего утра. Но в любом случае перебраться в штаб лучше в течение часа. Мы не в том положении, чтобы рисковать.

Килроун вышел на улицу. Моросил мелкий дождичек. Значит, Спроул здесь! После того как Айрон Дейв Спроул своими огромными кулачищами убил по крайней мере одного человека и хвастался, что умеет драться как в салунах!

Людей, подобных Спроулу, было много, и Килроун уже встречался с такими. Они приехали на Запад с единственным страстным желанием — найти золото, мечтали обогатиться и уехать отсюда и не останавливались ни перед чем, чтобы добиться своего. Но даже среди них мало встречалось таких подготовленных к осуществлению цели, как Айрон Дейв.

Природа наделила его хитростью, большой физической силой и выносливостью. Помимо того, он обладал огромной жаждой жизни — качеством, приобретенным в уличных боях в трущобах Нью-Йорка еще в сороковых годах. Килроун точно не знал, какую цель преследует Спроул, но понимал, что это не только деньги. Железный Кулак жаждал власти… а может и чего-то большего. За его торговлей виски и оружием с индейцами стояло что-то еще,

Спроул старался оставаться чистым. А может, как и многие другие, видел для себя перспективы в политической сфере здесь, на границе? Конечно, детство и юность его протекали в тех местах, где политика стала частью борьбы за власть, и он познал все ее закулисные тайны.

Бетти осталась в госпитале, чтобы подготовиться к приему возможных раненых, а Барни Килроун решил получше ознакомиться с окрестностями. Он прошел вдоль линии домов, поговорил с кузнецом, а затем пошел к загону, где стояла его лошадь.

Он возвращался из загона, когда увидел индейскую девушку, очень красивую, с роскошными черными волосами, большими глазами и отливавшей медью кожей, но одетую как и все американские девушки в то время. То, что перед ним индианка, он распознал тут же.

Барни заговорил с ней, но она почему-то смутилась или испугалась.

— Меня зовут Барни Килроун, — представился он. — Я приехал вчера.

— Знаю. А я — Мэри Толл Сингер. — И добавила: — Помощница маркитанта.

Теперь, когда первоначальное смущение прошло, ее манера говорить и умение держать себя подсказали ему, что она не только образованная девушка, но и привыкла к тому, что белые обращались с ней как с равной.

— Вам повезло. Это, должно быть, хорошая работа.

— Да, вы правы. Мне нравится моя работа. — И после минутного колебания добавила: — Может, я могу чем-то помочь?

— Нет ли в форте повозки?

— Нет. Я видела только одну, у мистера Спроула. — Она говорила с явной неохотой. — Он может дать вам ее на время.

— Нет, в данный момент она мне не нужна. Я просто полюбопытствовал. — Он собрался уже уходить, как вдруг повернулся и неожиданно спросил: — А вы знаете Таинственного Пса?

Хотя выражение ее лица не изменилось, но он тут же почувствовал, что она знает его. Девушка сразу насторожилась, и ей явно захотелось поскорее уйти.

— Таинственный Пес, — продолжил Килроун, — ищет неприятностей себе и своим людям. Был бы он хотя бы наполовину так же умен, как Вождь Вашаки.

— Вы знаете Вашаки?

— Да. Я ел в его вигваме. И раскурил с ним трубку. Он хороший человек и заботится о своих соплеменниках.

Она ничего не ответила, а Килроун, дотронувшись пальцами до шляпы, пошел в сторону маркитантского склада.

Маркитант Хопкинс складывал мешки с продуктами и боеприпасы. Когда Килроун вошел, он поднял на него глаза.

— Если вам что-то надо, — заговорил он, подтягивая мешок, — то возьмите и подойдите ко мне. — Но вдруг осознав, что перед ним незнакомец, добавил: — Вы тот, кто вчера привез новости, эти ужасные новости… об эскадроне «И». Жаль парней, да и полковника Уэбба… хотя индейцев он знал неважно, но командир был отличный. При нем форт содержался в порядке. — Хопкинс оглянулся. — Мэри, — позвал он, а потом опять обратился к Килроуну: — Интересно, где бродит эта девушка?

— Я встретил ее у загонов.

— Мэри? О Господи, что она там делает? — воскликнул он.

Килроун зашел за прилавок и взял пару коробок с патронами, потом, немного подумав, взял еще две. Хотя боеприпасов было много, ему не хотелось оказаться без них. Потом взял несколько рубашек, носовых платков и еще кое-что из одежды.

Связав все в узел, он заплатил и пошел к двери, но, посмотрев на плац, остановился. Там, около штаба, разговаривали две женщины с тюками в руках.

— Кажется, в окрестных горах встречается много полезных ископаемых, — заметил он. — А разведка ведется?

— Да, везде понемногу.

— Когда война закончится, может, и мне попытать счастья? Слышал, что владелец «Эмпайера» этим грешен.

Хопкинс с насмешкой посмотрел на него:

— Если вы называете разведкой путешествие по округе в повозке, тогда да. Время от времени он привозит какие-то образцы, но не похоже, чтобы он где-нибудь копал. Я ни разу не видел у него грязных рук.

— Может, он просто так, балуется? Я знал одного парня, который уезжал, находил себе уютное местечко и, свернувшись клубочком, преспокойненько там спал, используя единственную возможность удрать от жены.

Хопкинс усмехнулся:

— У Спроула нет жены. Но уезжает он точно ненадолго. Обычно на одну ночь. Наверное, тоже хочет тишины. Его «Эмпайер» уж очень шумное место.

Килроун подхватил свой тюк и вышел на улицу. Он посмотрел в сторону загонов, но Мэри Толл Сингер уже исчезла.

Кое-что он все-таки разузнал. Айрон Дейв Спроул несерьезно относится к своим поездкам. Но именно он ездил в повозке, объясняя тем самым появление следов от колес в Санта-Росас. И вдруг Барни ужасно захотелось пройти по следу этой повозки и посмотреть, где она останавливается. Без сомнения, Айрон Дейв опять занялся своими старыми делишками и по-прежнему продает виски и оружие индейцам. Сколько же людей, и индейцев, и белых, погибло из-за бизнеса Спроула?

Дождь не переставал. Тихо шурша, капли падали на землю, на ту землю, где недавно маршировали солдаты, отправлявшиеся в поход… Эскадрон «И» — на смерть, а эскадрон «М»? Какая судьба уготована ему? Вот что значит служба — когда оркестр играет прощальную мелодию, а девушки машут вслед уходящим войскам, солдат никогда не знает, вернется ли он назад. Ему не дано знать, что именно это прощание будет для него последним. Но все же поход — это что-то смелое и удалое, что заставляет человека ощутить свою силу, поэтому он садится на коня и едет с радостью, хотя только что ворчал, боясь опоздать и стараясь скрыть свои истинные чувства.

«Слишком тихо», — подумал Килроун, внезапно ощутив приближение беды. Она витала в воздухе, и он чувствовал ее. Виноват ли Айрон Дейв Спроул, или нет, — пусть он сейчас подождет. Сначала будет сражение, очень серьезное сражение… Переживут ли они его? Вот вопрос.

Сколько воинов примет участие в нападении? Не меньше двухсот. А если тысяча? В форте оставалось около пятнадцати мужчин и еще несколько женщин. Не такая уж мощная сила для защиты форта и самих себя. Единственный плюс — большой запас еды и боеприпасов.

А если ему пойти в Хог-Таун прямо сейчас, пока не началось сражение? Он разыщет Айрона Дейва и разделается с ним или даже убьет его?

Но что изменится? Как ни велико влияние Спроула среди индейцев, но даже оно бессильно после того, как воины встали на тропу войны. Он не сможет остановить их, даже если очень захочет, а похоже, он и не очень хотел.

Что же нужно этому человеку? В гарнизоне его никто не интересовал, разве только сам Килроун? Но ведь Спроул даже не знал, что Килроун в этих краях и что идет за ним по следу от города к городу, повсюду по крупицам собирая информацию о нем.

Но что бы он ни замышлял, война была ему на руку.

Глава 7

Барни вернулся в дом Пэддока. Дениз оставила дверь открытой, а на крыльце уже стоял саквояж.

— Могу я помочь?

— Да, пожалуйста. — Она принесла несколько одеял и вручила Барни. — Ты продолжаешь считать, что Фрэнк не прав?

Он пожал плечами:

— Я бы не уехал, но, может, ошибаюсь. Фрэнк принял решение и действует как считает нужным. Нам остается только ждать, как развернутся события.

С одеялами, ружьями и саквояжем Дениз он направился вместе с ней к штабу.

— Париж где-то далеко-далеко отсюда, — проговорил он. — Ты не скучаешь?

— Иногда. Если бы я сказала «нет», то солгала бы. Но, поверишь ли, вспоминаю о нем не так часто, как можно было бы подумать. Здесь так красиво… Мне очень нравится ездить верхом. У меня есть книги и Бетти, которая мне очень помогает. Она удивительная девушка во многих отношениях. — Дениз мотнула головой в сторону холмов. — Посмотри, как они прекрасны. Фрэнк ненавидит форт. Он подозревает и меня в ненависти к этому месту и считает, что я ее просто скрываю. Но, откровенно говоря, я полюбила эти горы, они такие мирные, такие… стойкие, на них лежит дух вечности.

Стелла Риболт ждала их в помещении штаба.

— Ой, вы уже все сделали! — воскликнула она жизнерадостно, обращаясь к Дениз. — А я хотела идти на помощь.

— Познакомьтесь, Стелла Риболт, а это Барни Килроун. Вообще-то его всегда знали как капитана Барни Килроуна.

— Здравствуйте, капитан. Ой, а я вас помню! Мы никогда не встречались, но я слышала много рассказов о вас, да-да, много рассказов! Да каких рассказов!

— Лучше не называйте меня капитаном, — заметил Килроун. — Теперь я гражданский.

— Как жаль, что Август не видит вас. Он всегда восхищался вами. Его просто поразило, как вы сумели выследить агента-индейца. «Побольше бы таких офицеров, как Килроун!» — его любимое присловье.

— Но именно по этой причине я и расстался с армией, — сухо ответил он. — Должен сказать, что никто меня не принуждал уйти в отставку, но я должен был кое-что сделать. Ради этого и пришлось расстаться с военной формой.

— Понимаю. — С этими словами Стелла Риболт сделала жест в сторону плиты, где стоял кофейник. — Послушайте, я сварила кофе. Давайте немного отдохнем и поговорим. Мне кажется, бессмысленно сидеть с постными лицами и ждать, когда тебе на голову что-то свалится.

Килроун улыбнулся и сказал:

— С удовольствием, но попозже. Мне надо еще кое-что предпринять.

На улице его остановил один из кузнецов.

— Килроун? — спросил он и, убедившись, что нашел, кого искал, продолжил: — Меня зовут Маккрекен. Сержант Райерсон сказал, что вы будете командовать в форте.

— Маккрекен, я хочу, чтобы вы и ваш партнер Доусон перебрались на склад. С вами будет Вебстер. Наверно, мне нет надобности объяснять, почему нельзя отдать склад индейцам? Поручаю его вам.

— Они его не получат, сэр.

— Мы вам будем помогать, прикрывая фасад и тыл из штаба. Нам также придется защищать парней в госпитале. И мы рассчитываем на вашу поддержку. Только не забывайте следить за глухой стеной.

— А вы не хотите выпустить парней из караулки? Они отличные солдаты, за ними надо только присматривать. Например, Лейхи — лучший стрелок в полку или, точнее, один из лучших. И он настоящий боец… поверьте мне.

— А два других?

— Оба отъявленные смутьяны. Тил — бывший ковбой из Техаса. Ребята говорят, что он прибился сюда, чтобы пережить зиму.

— Юнко зимний!

Маккрекен усмехнулся:

— А вы знаете жаргонные словечки, сэр. Да, он именно такой. Вообще-то он прекрасный наездник, да и парень неплохой, когда трезвый, а трезвый он почти всегда. Но стоит ему разжиться деньжатами, как тут же бежит в Хог-Таун и играет в покер.

— И, конечно, проигрывает подчистую?

— Откуда вы знаете? — воскликнул Маккрекен и лукаво взглянул на него. — Сами играете?

— Поверьте мне, если салуном владеет Спроул, то играть бесполезно. Он не сыграл ни одной честной игры за всю свою жизнь.

Маккрекен пожал плечами:

— За такие слова в открытую вас и прибить могут.

— Кулак мечтал об этом, — бросил Килроун. — Кажется, ему представится такая возможность.

— А второй, — продолжал Маккрекен, — как он говорит, швед. Правда, он может быть кем угодно… немцем или поляком. У них ничего не разберешь. Но здорово любит и умеет драться, хотя человек — дрянь. Трижды получал звание сержанта и трижды терял его. Он у нас всего несколько недель. Зарегистрировался под именем Мендел.

Дождь не переставал, и в воздухе висел прозрачный туман. Один за другим солдаты выходили на плац, и Килроун показывал им их места. Он выпустил троих арестованных из караулки и определил Лейхи в госпиталь, Тила — в штаб, а Мендела — на склад.

Райерсон будет командовать в госпитале. С ним Рейнхард — возница, и Олсон — повар. Маккрекен отвечает за склад. Сам Килроун предполагал обосноваться в штабе вместе с возницами Келлсом, Дрейпером и Рианом. Риан был братом одного из солдат, погибших с эскадроном «И». В штабе займут оборону Рудио, пекарь, Тил из караулки, а также маркитант Хопкинс. Здесь устроились уже десять женщин и шестеро детей.

— А как насчет Хог-Тауна? — спросил Тил.

— Сами разберутся, — ответил Хопкинс. — У Дейва Спроула там по крайней мере человек двадцать. Кроме того, индейцев интересует форт, и, прежде чем все закончится, нам придется здорово попотеть.

Время шло, все сновали в заботах и делах: запасы продуктов перенесли в помещение склада, госпиталя и штаба, туда же притащили бочки и наполнили их водой. Из лавки маркитанта и со склада забрали все мешки, чтобы бороться с огнем на случай пожара, а из госпиталя — перевязочные материалы и все необходимое для оказания первой помощи раненым.

Все оружие, имеющееся в лавке маркитанта для продажи, сложили в штабе и зарядили. Прибавили еще запасные ружья со склада, и получилось на каждого по две винтовки.

— А кто из женщин готов помочь заряжать ружья? — поинтересовался Килроун. — Кроме мисс Консидайн и миссис Пэддок. Им поручаются раненые, если таковые будут.

— Я умею заряжать, — вызвалась Стелла Риболт. — Пару раз я уже делала это.

Как оказалось, Алиса Дюниван и Софи Доусон, жены сержанта и кузнеца, также умели заряжать ружья. Пат Дюниван, которому исполнилось двенадцать лет, тоже вызвался помочь.

В сумерках Килроун еще раз обошел плац, внимательно осматривая расположенные вдоль него дома и вглядываясь в холмы, простиравшиеся за ними. Без сомнения, какой-нибудь индеец, а то и несколько, уже наблюдали за происходящим в форте. Расхаживая, Барни прикидывал, не проглядел ли он чего-нибудь. Если атака затянется, бочки воды не хватит, но бочек больше не было.

— Бочки есть в Хог-Тауне, — подсказал Тил, ехидно посмеиваясь над Килроуном. — Вам надо только сходить туда.

— Возможно, так и сделаю.

Тил скептически смерил его взглядом:

— Попросить у Айрона Дейва? Да он сдерет с вас три шкуры.

— А может, мы найдем бочки еще где-нибудь, — ответил Килроун. — Или пойдем и заберем их — на нужды армии?

— Ну, уж только без меня, — открестился Тил. — Сами занимайтесь этим.

В Хог-Тауне за стойкой сидел Спроул и, покусывая кончик черной сигары, слушал рассказ Пула.

— Они покинули бараки, — докладывал тот, — и даже Хопкинс ушел из лавки. Все попрятались в штабе, госпитале и складе.

— Ты сказал, что Пэддок уехал и забрал с собой шестьдесят солдат? Неразумно оставлять город и форт без прикрытия.

— Маловероятно, что Таинственный Пес попытается атаковать форт, — заметил Пул. — А Пэддок жаждет поймать его в ловушку, если тому удастся перехватить Меллетта.

— А кто командует в форте? Риболт?

— Он вернется только завтра или послезавтра. — Пул взглянул на Спроула. — Уехал за деньгами. Ты понимаешь, он не будет рисковать и вступать в стычку с индейцами. Ведь деньги могут исчезнуть, и никто ничего не узнает.

Спроул пожевал сигару, обдумывая услышанное. Пул, конечно, прав. Если полностью уничтожить охрану, сопровождающую деньги, то никто и не прознает, как все случилось, а обвинят во всем индейцев — на них сейчас все спишут. В любом случае Пулу совершенно не надо знать, о чем он думает. И вообще, чем меньше народу знает об этом, тем лучше. Ему совсем не хотелось, чтобы в будущем на него показывали пальцем.

Все свои торговые операции с индейцами Железный Кулак обделывал сам. Никто из работавших в Хог-Тауне даже не догадывался о его связях. Но в таких делах всегда есть риск, что тебя схватят за руку. Поэтому Айрон Дейв был предельно осторожен. Сначала вынюхивал планы передвижения войск и избегал всего, что могло вызвать подозрения. Его «старательские» походы оставались хорошим прикрытием.

— Так кто же за командира?

— Сержант Райерсон. — Пул помолчал. — Но приказы раздает какой-то новенький. Я этого парня раньше не видел.

— В каком он чине?

— То-то и забавно, мистер Спроул. Он даже не в форме. Говорят, что друг Пэддока, но он не военный.

Спроула охватило беспокойство. Гражданский отдает приказы в военном форте? Звучало явно странно. Он никогда не слыхивал о таком… скорее всего Пул ошибался. Но все неизвестное или неопределенное вызывало у торговца тревогу. Спроул всегда действовал по плану и основывал свои действия на точной и полной информации. Слух о незнакомце в гражданском заставил его задуматься, и Дейва раздражало, что он до сих пор ничего не знал о нем.

— А как он выглядит?

Пул пожал плечами:

— Я видел его мельком. Он похож на ковбоя — в стоптанных башмаках, поношенной одежде. Крупный парень, широкоплечий, с узкими бедрами… но очень оборванный. Правда, лошадь у него отличная.

Описание ничего не дало Спроулу. Под такое описание попадало множество людей, которых он знал, и десятки тех, кто приходит в Хог-Таун в субботу вечером.

Друг майора Пэддока? Теперь он перебирал в уме все, что знал о Пэддоке. Маловероятно, что у этого хлыща есть друг простой ковбой, перелетная птица, которого он так радушно принимал бы в своем доме. К тому же Дениз Пэддок была француженкой и не из простых, так что это исключалось.

После ухода Пула он продолжал думать о том, что ему удалось разузнать, отогнав мысли о незнакомце на задний план. В конце концов, решил Дейв, кто он — не столь важно: горстка людей не в состоянии защитить целый форт.

Главный объект — склад. Ведь если бэннокам удастся захватить оружие, хранившееся там, под угрозой может оказаться вся граница. Человек, который отведет эту беду, сразу выдвинется, получит известность, даже популярность, и во время выборов его трудно будет победить. А именно к этой цели Айрон Дейв Спроул шел вот уже десять лет.

О нем многое болтали, но доказательств никто предъявить бы не смог. Спроул нигде не числился официальным владельцем игорных домов или притонов, с которыми связывали его имя. Он взял себе за правило периодически появляться в разных местах, быть на виду, разговаривать с людьми. Все считали его владельцем самых черных притонов, и он им был, но в каждом случае у него имелось подставное лицо, официально зарегистрированное в качестве хозяина заведения. Пройдет время, и он будет вежливо отрицать все подозрения. Да, он действительно часто бывал в салунах и игорных домах приграничной зоны, а там люди обсуждали деловые вопросы — покупку или продажу скота, заключали сделки на разработку шахт или подписывали контракты на перевозки.

Ключевой фигурой в планах Спроула оставался Таинственный Пес. Не зря же он вывел его на видное место. Когда станет известно, что Уэбб убит, его эскадрон разбит, а Таинственный Пес сжег форт и захватил пятьсот комплектов оружия (это, конечно же, было преувеличением, но звучало хорошо), всю границу охватит паника.

И в этот-то момент на сцену выйдет Дейв Спроул. Он встретится с индейцами, положит конец бунту и станет героем дня. Тогда для него открыта дорога к креслу губернатора или даже сенатора, а уж как использовать политическое влияние Железный Кулак, человек без угрызений совести, без принципов, движимый лишь алчностью и амбициями, знал лучше других.

Глава 8

Кажется, что перед началом атаки часы останавливаются. Минуты тянутся медленно, а те, кто ждет, лучше понимают вкус жизни, потому что они начинают ощущать, видеть, слышать то, что в другое время им недоступно. Они понимают, что эти часы могут быть последними в их жизни, и потому их органы чувств становятся острее, восприимчивее. То, на что прежде не обращалось внимания, вдруг начинают ценить или осознавать это в новом свете.

На форт медленно опустилась ночь. По-прежнему тихо нашептывал дождь. Не было ни грома, ни молнии, — ничего драматического в природе не происходило.

В трех зданиях в конце плаца люди укладывались спать как беженцы, пытаясь устроиться поуютней, испытывая то ли страх, то ли возбуждение от необычности обстановки. Для молодых все очень походило на пикник. Ночевка на новом месте… Некоторым даже до сих пор не приходилось заходить в штаб — их все интересовало.

Снаружи, не далее шестидесяти футов от строений, выставили посты — военные знали, что индейцы не пойдут на стремительный бросок и не подставят себя под пули. Они возникнут тихо, скользя как тени, в предрассветные часы или даже ночью. И будут рядом, будут окружать противника до того, как их присутствие заметят. Постовые понимали, что им не хватит времени добежать до дома. Поэтому последний ночной часовой заступит на дежурство уже в здании.

В распоряжении Килроуна было слишком мало людей, чтобы думать о наступлении. Он не мог позволить потерь. Главное — стараться удержать свои позиции и попытаться потянуть время, пока не вернется дозор. Они не могли воспользоваться преимуществами тактики обороны, поскольку не имели сил для прикрытия, которые отвлекли бы врага, спутали его план наступления или ввели бы его в заблуждение относительно расположения основных сил.

Важным преимуществом их расположения было то, что пространство с юга и севера прекрасно простреливалось, и из всех трех зданий они имели возможность вести заградительный огонь, помогая тем самым друг другу. Но с востока и запада видимость была ограничена, что являлось существенным недостатком.

Среди женщин, которые в минуту опасности обычно проявляли себя наилучшим образом, царила деловая суета. За них Килроун не волновался и даже считал везением, что находится среди них. Жен или родственниц солдат, воспитанных жизнью на границе, не пугали сражения. Едва ли кто-нибудь из них дрогнет.

Стелла Риболт, самая опытная, чувствовала себя в своей стихии. Дениз вела себя спокойно, со знанием дела отдавала распоряжения, не проявляя стремления к самоутверждению. Она не родилась и не выросла на границе, но вышла из солдатской семьи. И поскольку она принадлежала к знатному роду, а также являлась женой командира форта, от нее ждали смелости. А смелым быть легче, когда этого ждут от тебя окружающие. Недаром говорят: на миру и смерть красна. Что касается Дениз, то вопрос о ее роли не стоял, поскольку она была воспитана не только как лидер, но и как защитник.

В форте было правилом держать бочку с водой в каждом бараке, и обычно они стояли там по углам. Но сейчас Барни обошел все бараки и ни одной из них не нашел. Расспросив, кого смог, выяснил, что два дня назад все бочки погрузили в повозку и отвезли к реке, чтобы наполнить водой, но обратно почему-то не привезли.

Пэддок пил, Райерсон болел, полковник Уэбб и капитан Меллетт уже отбыли, никто не уделил этому должного внимания. Так что — беспечность? Или часть заранее подготовленного плана, задуманного кем-то, кто хотел уничтожить форт. Но если бочки отвезли к реке и там оставили, они должны там и валяться.

Килроун направился к загонам, но вдруг остановился. Впереди он услышал едва различимый шорох, потом мелькнула чья-то тень — кто-то подбрасывал лошадям сена. Обогнув загон, он увидел Тила. Тот тоже его заметил и остановился с вилами в руках.

— Это вы? Я решил накормить лошадей, прежде чем заступлю на пост. Их ведь давно не кормили.

— Хорошая мысль, — одобрил Килроун и сменил тему: — Понимаешь, ковбой, нам нужны бочки. Если осада затянется, то одной бочки с водой на каждое здание явно недостаточно. Особенно туго придется в штабе, где женщины и дети. — Тил стоял, опираясь на вилы. В темноте Килроун не мог определить, какова его реакция. — Бочки остались в повозке на берегу ручья, — продолжил он. — Ты не знаешь, где именно они находятся?

— Хм, думаю, у переправы недалеко от Хог-Тауна. Там, в заводи, мы обычно заправляемся водой. Когда майор приказал эскадрону «К» выступать, поступил приказ оставить повозку с бочками на месте, с тем чтобы кто-то потом забрал их. Но, видно, все забыли.

— Тил, найди-ка мне пару мулов. Я схожу за повозкой.

— А вдруг ее там нет?

— Тогда пойду ее искать.

— В одиночку?

— А почему бы и нет? В любом случае у нас нет лишних людей, чтобы отправить их на поиски. Все нужны в форте.

Тил прислонил вилы к загородке.

— Может, пожертвуете одним человеком? Мне тоже хотелось бы разыскать их и посмотреть, что случилось. — Он помолчал. — А вы понимаете, во что влезаете? Я знаю, почему не послали за этой повозкой. Кто-то из людей Спроула подцепил ее и перетащил в Хог-Таун. Райерсон чувствовал себя плохо и не мог сам идти, а без приказа ему не хотелось посылать туда кого-нибудь еще. Теперь, мне кажется, Дейв Спроул не намерен расставаться с ней, а если вы затеете шум вокруг бочек, то, не моргнув глазом, разделается с вами.

Тил вошел в загон, поймал пару больших миссурийских мулов и подвел их к Килроуну. Барни закрыл ворота загона на засов, а Тил тем временем отвел мулов к стойке с упряжью.

Оседлав мулов, они направились к речке. Тил ехал впереди, Килроун молча на большом муле сзади.

Времени оставалось совсем мало. С бочками или без них, но они должны вернуться до рассвета. Мысли Барни опять обратились к Бетти Консидайн. Что-то в этой девушке задело его за живое, что-то помимо ее красоты и обаяния. Наверное, спокойная уверенность. Такие женщины идут по жизни рядом с мужчинами, разделяя их заботы. Обаяние в ней сочеталось со стойкостью характера, то есть тем качеством, которое всегда остается предпочтительным.

Вдоль берега реки росли деревья, свисающие ветви которых бросали тень на чуть слышно плескавшуюся воду. Ленивый дождь шуршал, как и прежде. И если бы не его шум, тишина была бы полной. Повозку с бочками не нашли, но когда они зажгли спичку, то разглядели на берегу две глубокие колеи, указывающие, куда ее укатили.

— В Хог-Таун, — сказал Тил, гася спичку. — Что будем делать?

— Поедем в Хог-Таун, — ответил Килроун и тронул мула. — А что за народ в Хог-Тауне? Дерутся?

— Бывает. Но никто не вмешивается, если в драку вступает Айрон Дейв. Ему не нужны помощники.

— Тогда, если я сцеплюсь с Дейвом, ты держи остальных на расстоянии, понял?

— Черт возьми, Спроул сам не позволит им вмешаться. Ему нравится расправляться с противником в одиночку. Но он убьет вас, дружище.

— Запомни одно, Тил. Наша схватка всерьез. Я знаю Дейва Спроула, и он знает меня тоже, больше того, ненавидит меня и с удовольствием убьет… если сможет.

— Вы его знаете? И несмотря на это идете туда? — Какое-то время Тил ехал рядом молча. — Черт! — проговорил он наконец. — Я мог бы выиграть все деньги в форте, поставив на вас. Они предложат один к десяти.

— Пойми меня правильно, Тил. Я не стремлюсь к драке. Нас ожидает горячая схватка, если Таинственный Пес со своими храбрецами нападет на нас, что, по-моему, должно случиться. А у Дейва Спроула времени достаточно.

Единственная улица в Хог-Тауне, представляющая собой участок грязной дороги, была погружена в темноту. Однако в салуне горел свет, и оттуда доносились звуки металлической музыкальной шкатулки. За несколько ярдов до того места, где улица кончалась, Килроун остановился.

— Подумай, Тил, где вероятнее всего может стоять повозка, если она тут?

— Да, кэп, это проблема, настоящая проблема. Если бы им нечего было скрывать, то скорее всего ее оставили бы около загона или амбара, но мне кажется, сейчас ее надо искать где-нибудь поближе, скажем, сзади самого заведения. — Тил показал рукой. — Там есть стойло поменьше, где Дейв держит своих лошадей, а позади стойла растут тополя и кустарник. Скорее всего, повозка там.

— Ну что ж, давай посмотрим.

Напротив заведения, через дорогу, шла линия хижин. Когда двое всадников стали огибать салун, из одной хижины вышел человек и пошел к нему. Заметил всадников, он замер на месте, глядя им вслед. Неужели солдаты? Или ему только показался блеск латунных пуговиц? Вряд ли в такой дождь. На всех плащи. Тогда почему же ему показалось, что один из них военный?

Войдя в «Эмпайер», Пул не увидел Айрона Дейва и пошел прямиком к бару, чтобы выпить.

— Военные наведывались сегодня? — спросил он.

Бармен покачал головой:

— По-моему, нет. Все ушли в поход, осталось лишь около десятка, но и они наверняка на казарменном положении.

— Ну, конечно, ты прав, — согласился Пул. — Плесни-ка мне порцию индейского виски.

— Индейское виски? Но у нас есть настоящее. В конце концов, ты один из людей Дейва, почему бы и не предложить тебе его?

— Я просил индейское. Я знаю, из чего оно сделано, в нем есть какой-то секрет. Я пил его в течение многих лет, и, как видишь, ничего. Может быть, они подмешивают туда жевательный табак… или стрихнин.

Он взял виски, опрокинул в рот стакан и наполнил его снова.

— Знаешь, почему я спросил насчет солдат? Мне показалось, что я видел одного на улице.

— Тебе померещилось.

При этих словах появился Айрон Дейв и прошел через бар. Большой зал салуна был почти пуст. Дождь и слухи об индейцах удерживали местных жителей в домах, а солдаты ушли.

Спроул всегда одевался как горожанин, только подвертывал рукава рубашки, а поверх жилета у него матово поблескивала массивная цепь из золотых самородков, единственное, что выпадало из общего стиля, — кобура с револьвером.

— Как дела, Пул? — бросил он на ходу.

— Ему тут померещилось кое-что, — заметил бармен, — еще до того, как принял. Если ему верить, то он только что видел солдата.

— Солдата? Где?

— Они поворачивали за угол. — Пул показал на заднюю стену салуна. — Их было двое, и мне показалось, что один из них солдат. Но я не разглядел их лица.

Спроул резко повернулся:

— Дик! Пит! Вы и Шак выйдите и посмотрите, на месте ли повозка! Быстро!

Он опять повернулся к Пулу:

— Иди с ними! Если кого-нибудь заметишь, стреляй.

Пул не двинулся с места.

— Я нанимался как следопыт, — проговорил он, — и как проводник, если понадобится. Ни в кого из солдат стрелять не буду. Я отказываюсь.

Спроул пристально посмотрел на него:

— Тебе это припомнится, Пул.

— У меня уже есть опыт, — сухо заметил Пул. — Если человек затевает нехорошие дела с армией, то он обычно плохо кончает.

А Тил тем временем вел Барни прямо к повозке, нагруженной бочками. Они быстро поставили перед ней мулов, подняли оглоблю и стали толкать повозку вперед. Действовали оба с максимальной скоростью. Килроун закреплял цепи, когда хлопнула дверь.

— Они идут, Тил. Садись в повозку и поезжай.

— А как же вы?

— Я присоединюсь к тебе перед домом. Поезжай вдоль реки, развернись и направляйся по улице к форту. Я буду перед домом в одно мгновение. Если кто-то попытается остановить тебя… стреляй.

Повозка тронулась, возле кустов возницу окрикнули. Человек по имени Пит пробирался сквозь кусты с поднятым револьвером. Он не видел Килроуна до тех пор, пока не стало слишком поздно. Пуля, выпущенная из револьвера, угодила в кисть Пита, в которой он держал оружие. Пит вскрикнул. Килроун резко повернулся, и тут всего в пятнадцати ярдах прогремел выстрел, он мгновенно выстрелил в ответ, сменил место и опять выстрелил в сторону реки, где послышался всплеск воды. Пройдя пару футов, он остановился, перезарядил револьвер и прислушался.

Все стихло. Он подождал еще какое-то время, затем обогнул дерево и пошел назад через кусты. Сзади него Пит стонал и ругался — скорее всего ему раздробило кости. Если рядом с ним затаился кто-то еще, ему явно не понравилось то, что случилось.

Килроун вложил револьвер в кобуру, пересек задний двор, миновал стойла и по дорожке вышел к задней двери салуна. Войдя, он очутился в длинной комнате, пересек ее и, пройдя через следующую дверь, оказался в салуне.

В пустом зале возле дальнего конца стойки с бутылкой в руках стоял бармен, а рядом с ним и сам Айрон Дейв.

— Привет, Дейв, — тихо произнес Килроун. — По-прежнему занимаешься своими делишками, как я вижу?

— Килроун! Ты? Я должен был бы сразу догадаться. Ну, рад тебя видеть. Значит, мы сможем утрясти кое-какие проблемы.

Килроун покачал головой. Он стоял, широко расставив ноги, готовый мгновенно сменить положение, и все время прислушивался, стараясь уловить звук повозки. Времени оставалось в обрез.

— Я бы с удовольствием задержался, Дейв, и задал бы тебе как следует. Ведь на самом деле, в тебе не так много железа, да и то, что есть, мягчает, иначе ты не был бы таким дураком и не решил бы, что сможешь безнаказанно выйти сухим из воды, затевая такую заварушку.

— Какую заварушку?

— Я имею в виду твой сговор с Таинственным Псом.

Килроун заявил так, потому что хорошо знал Дейва Спроула и представлял, как тот мыслит. Использовать Пса, если представилась такая возможность, как раз в духе Спроула.

— Это же ясно как Божий день. Но ты, видимо, упустил один момент. Пес может повернуть и против тебя. Ему нельзя доверять.

— Я убью тебя, — прорычал Айрон Дейв. — И на этот раз у тебя нет армии, за которую ты любишь прятаться.

Килроун услышал звук повозки и отступил к двери.

— Как я тебе уже сказал, у меня сейчас нет времени. Позже, если индейцы не придут или если после них что-то останется, я вернусь. Тогда и посчитаемся. И не пытайся дотянуться до револьвера, я тебя опережу.

У Килроуна было ощущение, будто бармен и Дейв забавлялись этой сценой. Ни один из них и не пытался сдвинуться с места. Барни попятился к двери и быстро выскочил на улицу. Когда повозка поравнялась с домом, прыгнул, схватился за задний бортик и перемахнул к бочкам.

Дверь в салуне оставалась открытой, и Килроун всадил пулю в зияющую пустоту дверного проема, что должно было отбить охоту у кого бы то ни было стрелять им вслед.

Дождь прекратился, ночь поглотила все звуки. Они остановились у реки, наполнили бочки и поехали обратно в форт, где их уже встречали возле штаба.

Килроун и Тил доехали до конюшни. Они сняли сбрую с мулов и повесили ее обратно на крюки.

— Может, это и мелочь, — заметил Тил, — но индейцы наверняка стащат большую часть сбруи, если придут сюда.

Они стояли рядом, прислушиваясь к звукам в ночи. Опять пошел дождь, мелкий, надоедливый, но нельзя сказать, что неприятный. Окна домов в дальнем конце плаца светились.

— И что там было?

— Да ничего особенного… Просто он теперь знает, что я здесь, и ждет меня, после того как все кончится. — Они медленно двинулись вперед. — Это долгая история, Тил. Я раскрыл агента-индейца, который воровал продовольствие, предназначенное для солдат… А Спроул владел кусочком земли рядом с фортом, где он обитал, — прямо как здесь. Через него вся операция и осуществилась. Он помог индейцу найти покровителей среди политиков, но и у меня был друг в Конгрессе. Я уговорил его провести поправку к Биллю, по которой форту придавалось еще пятьдесят акров земли. По поводу такой мелочи никто не стал возражать. Но на этих пятидесяти акрах и стоял «городок» Спроула. Таким образом, вся земля попадала в ведение правительства. Я знал, что он продает индейцам виски, но не имел доказательств. Одного из моих людей обокрали и убили в его вертепе, и именно это заставило меня действовать. Но я никак не мог подобраться к нему. Он хорошо заметает следы. К тому же имеет связи в политических кругах. Полковник, командовавший нашим фортом, жаждал повышения по службе и готов был на что угодно ради этого. И наступил момент: полковника, как он и надеялся, направили на Восток, а меня оставили командиром форта.

Тил посмотрел на него с неожиданным интересом:

— И вы сделали это? Отделались от него?

— Его заведение зажали в угол, понимаешь? С одной стороны — река, с другой — федеральные земли, принадлежащие форту. Однажды он поехал к шайенам — он ездил туда регулярно, — а я приказал поднять его небольшие каркасные домики… С помощью досок и артиллерийских кессонов мы передвинули их на юг и поставили в чистом поле на берегу реки милях в пятнадцати от форта, если ехать по верху глубокого каньона.

Тил усмехнулся:

— Хотел бы я увидеть его рожу!

— Ночью он вернулся и не нашел своих домов. У него было пять строений, но только одно можно было назвать домом, а остальные — лачуги. Но он никак не мог разыскать свой «городок». На поиски у него ушло три дня, потому что я отдал приказ, что никто из гражданских лиц не имеет права пересекать территорию форта без письменного разрешения полковника. А полковник в это время сидел в Нью-Йорке.

Они подошли к штабу.

— Ну, и что дальше? — поинтересовался Тил.

— К возвращению полковника у меня уже были кое-какие доказательства. Ничего против Спроула, как ты понимаешь, но достаточно против агента-индейца, чтобы потребовать его увольнения. И его уволили. Все так, но меня перевели в другой форт… Тогда я подал в отставку.

— Вы позволили «распять» себя, — заметил Тил. — Вам хватило смелости выступить одновременно и против армии, и против Спроула.

— Тил, если бы ты повнимательнее пригляделся к людям этого типа, то кое-что заметил бы. В любой ситуации они предпочитают действие бездействию. Если сомневаешься, окунись в их среду. Поверь мне, останься я — меня скорее всего переводили бы с места на место до тех пор, пока этим парням от политики не надоела забава. А я бунтарь, и мне нужен скальп Спроула. Выбери я армию — мне пришлось бы оставить его в покое.

— Да, но теперь, когда он знает, что вы здесь, — заметил Тил, — вам надо быть начеку. — Он уже хотел войти в дом, но вдруг замешкался: — Кэп, а я могу чем-нибудь помочь вам… скажем, прикрывать тылы или еще что-то? Можете рассчитывать на меня. Да и на любого парня тут у нас. Вот увидите.

— Спасибо… спасибо, Тил.

И Килроун остался один в темноте под дождем. Конечно, они ему понадобятся… ему понадобятся все, но не против Спроула, а против Таинственного Пса. Поэтому он и рассказал Тилу свою историю. Они должны знать о нем хоть что-нибудь и верить тому, кто отдает им приказы.

Враг уже где-то рядом… Таинственный Пес, бэнноки, перебежчики. Они должны быть здесь, затаиться и ждать.

Глава 9

Дениз Пэддок выступила из темноты дверного проема и встала рядом с ним.

— Барни… с ним все будет в порядке?

— Конечно.

— Но он уже несколько месяцев не выезжал в дозор, к тому же много пил.

— Он хороший солдат, Дениз, и смелый человек. Может, как раз сейчас ему нужна такая встряска.

Произнося эти слова, Барни хотел, чтобы они звучали как можно искреннее. На самом же деле он считал, что Фрэнк Белл Пэддок совершил ужасную ошибку. Его дальняя вылазка ничего не даст. Он соединится с Меллеттом, и они вместе вернутся в форт… но к чему?

Дениз молчала, а ему припомнилось прошлое. Как давно, подумал он, была та ночь, когда они впервые танцевали вместе!

— Я хочу, чтобы сейчас была весна, — вдруг сказала она. — Почему-то страшусь зимы.

— Ты не исключение. Здесь самое холодное место в стране. — Он говорил и одновременно прислушивался, но мягкое шуршание дождя заглушало все звуки. Однако Килроун чувствовал… знал, что они рядом.

Через сколько дней вернутся Меллетт и Пэддок? — размышлял он. Через три? А может, четыре?

— А помнишь Бретань весной? — спросила Дениз. — Там лучше, чем в Париже.

— Это было чистое, невинное время, — ответил Барни. — Я имею в виду весну. Когда пришла осень, все изменилось.

— Ты когда-нибудь задавался вопросом: а что могло бы быть? — спросила она и посмотрела на него с любопытством.

— Конечно… но никто не может предугадать, когда наступает поворотный момент. Предположим, вместо поездки в Комбург тем вечером я бы решил — а я был на грани этого — ехать дальше? Но какой смысл вспоминать об этом. Если изменить какую-то деталь, меняется все. В Комбурге я встретил тебя. Мы оказались там совершенно случайно. С этого, можно сказать, все и началось. А потом мы встретились вновь… Это было за три недели до того, как я должен был возвращаться в Париж.

— А после, когда мы встретились вновь, я уже вышла замуж за Фрэнка Белла Пэддока.

— И вы были счастливы.

Да, Фрэнк Белл Пэддок знал об их отношениях, но он не знал другого: для Дениз Фрэнк Пэддок был единственным мужчиной, с которым она могла быть счастлива. Конечно, подумал Килроун, она не обрела бы счастья со мной. И он, и Дениз знали об этом, и не сожалел о разрыве. Но беда в том, что Фрэнк никогда не верил этому.

— Он уехал из-за нас, — с горечью в голосе заметил Килроун.

— Нет-нет! — решительно возразила Дениз. — Я люблю Фрэнка, но он стал таким, какой сейчас, только по своей вине. Его будущее — в его руках. Он все должен решить сам.

Разумно, но правильно ли? Все это было давно и далеко отсюда… совсем в другом мире.

— А что ты собираешься делать, Барни?

Он пожал плечами:

— Если выберусь из переделки? Не знаю. Наверно, обоснуюсь где-нибудь на Западе. Я врос в эту землю, и мне кажется, я не найду покоя где-то еще.

Дениз вернулась в дом, и Килроун опять остался один в темноте. Надо бы отдохнуть немного, пока все не началось, но, кажется, уже поздно. Им овладело беспокойство. Он понимал, что их шансы невелики. Ему уже приходилось держать подобную оборону и раньше, но в тех случаях позиция была лучше, чем теперь. И ему так не хватало людей…

Он присел на корточки у стены, где на него не капал дождь. С каждой минутой время нападения приближалось, а подмога находилась далеко, за много миль отсюда. И хуже всего то, что лейтенант Риболт с деньгами и малочисленной охраной уже выехал из форта Халлек.

Денег он вез достаточно много. Маловероятно, что это останется незамеченным индейцами или людьми из Хог-Тауна. Такая сумма да в такое время — большой соблазн. Но помочь тут нечем.

Дверь склада бесшумно открылась и закрылась. Темная фигура двинулась к нему. Он узнал Маккрекена.

— Килроун? — Маккрекен подошел ближе. — Я решил, что это вы. Сколько еще времени у нас в запасе, как думаете?

— Час… может, два. — Килроун на минуту задумался, оценивая ситуацию. — Надо попросить Вебстера, чтобы он приготовил что-нибудь перекусить — кофе и легкий завтрак, но при этом двое должны быть всегда в карауле. Все, что вам дадут поесть, берите с собой на пост.

— Я как раз хотел спросить об этом. — Маккрекен опустился на корточки рядом с Килроуном. — Думаете, у нас есть шанс?

— У нас есть хороший шанс, — ответил Килроун, стараясь придать своему голосу уверенность, которой не чувствовал. — Вспомните, как несколько лет назад вели себя эти парни у Адоуб-Уоллс — двадцать восемь охотников на бизонов не пропустили семьсот индейцев, а некоторые говорят, что их было полторы тысячи.

Маккрекен поднялся:

— Честно говоря, я бы не хотел повторить их подвиг. У меня семья в Штатах, но мне приходилось рисковать, и не раз. А вот как они? — И он махнул рукой в сторону штаба.

— Не торопитесь, рассчитывайте каждый выстрел — это все, что мы можем сделать.

Когда Маккрекен ушел, Килроун поднялся и направился в госпиталь. Там, удобно расположившись, он обсудил все с Райерсоном, заметив, что со склада сюда принесли несколько комплектов боеприпасов и продукты. Все было готово. Только завершив обход, он вернулся в штаб и, раскинув на полу одеяло, растянулся на нем. И в ту же секунду уснул.

Майор Фрэнк Белл Пэддок разбил лагерь около Твин-Баттс у истоков Топпин-Крик. Отсюда он смотрел на расстилавшиеся к северу земли, где за лесами и холмами находилась цель их похода. Им предстоял еще один тяжелый переход. Но они не могли себе позволить оставаться в лагере целую ночь. Четыре часа отдыха, подумал он, достаточно, за это время лошади отдохнут. Затем подъем, легкий завтрак и опять в седло.

Хэнк Лабан сидел на корточках у костра несколько поодаль от остальных. Обеими руками он держал кружку и с наслаждением пил маленькими глоточками горячий черный кофе. Он был кофеман и всегда дорожил такими минутами у костра, жаль, что они случались довольно редко. Лишенный иллюзий Хэнк с иронией воспринимал жизненные реалии. На тех, кто смотрел на мир через пелену своих собственных желаний, страхов или амбиций, он взирал с улыбкой и даже некоторой завистью.

Не было у него иллюзий и в отношении индейцев. Он хорошо знал их и по-своему даже любил. Какое-то время жил с ними и находил в их быте и отношениях много хорошего. Но он также верил в то, что краснокожего, как и его бледнолицего брата, можно завлечь разговорами. А кто-то явно подстрекал индейцев к беспорядкам. Это мог быть Буффало Хорн. Он разрывался между стремлением повести своих воинов на честную битву за Камас Прерии, где они с незапамятных времен добывали из земли корни квамассии, и своим личным стремлением победить Вождя Джозефа. Но Буффало Хорн был уже полуприрученным индейцем, а вот Таинственный Пес — совсем иное дело. Его еще мало кто знал.

Подобно Джеронимо, он не стал вождем, а оставался простым воином, к которому тянулась неостепенившаяся тщеславная молодежь, одержимая стремлением к славе и победам. Жестокий, хитрый и коварный, как волк, Пес был опасен, как гремучая змея.

Хэнк Лабан предпочел бы оказаться в эскадроне Меллетта, настоящего солдата, а не простачка. Умный и прямой, капитан уж если бил, то бил сильно, без дураков. Пэддок тоже неплохой вояка, только когда трезвый. Сейчас он был трезв. Но Пэддок ехал не просто на войну с индейцами, он ехал добывать себе репутацию. Стреляный воробей Лабан легко его раскусил.

Молодого Приора вели те же цели, только там, где Пэддок испытывал отчаяние и уже исчерпал свои возможности, Приор крушил все преграды, лишь бы победить кого-нибудь, все равно кого. Он мечтал о славе или о том, что он считал славой, и жаждал продвижения по службе. В глубине души ему даже хотелось получить рану в каком-нибудь сражении в романтическом месте. Его раздражали все — и Меллетт, и Пэддок, и Уэбб. «Вперед! В атаку! И сровняйте индейцев с землей!» — он обожал этот приказ и ужасно сожалел, что здесь, в прериях Запада, не пользуются саблями.

Хэнк Лабан продолжал потягивать кофе. Теперь он думал о своей лошади, надеясь, что быстроногое животное, если дела станут плохи, спокойно вынесет его из беды. Его раздражало столкновение амбиций. Иное дело солдаты, выполняющие свою нелегкую воинскую работу, твердые, надежные люди, которые сражаются ради победы и не теряют здравого смысла, не делают резких бросков, без всякой пустой бравады решают любые задачи.

За время жизни на границе Хэнку Лабану удалось сберечь свой скальп и сохранить все волосы на голове, потому что он боролся, когда мог, и удирал, когда уже больше бороться не мог, или замирал где-то, если его вычислили. Он придерживался той философии, что нельзя делать сразу несколько дел.

То, что они удалялись от форта, вокруг которого скопилось полно индейцев, расстраивало его. Он так и не привык к виду скальпированных трупов мужчин, и тем более женщин и детей. Теперь Хэнк мог поклясться, что по возвращении в форт им предстанет именно такая картина. Его возмущала цель их похода, потому что он понимал: встреча эскадрона с индейцами произойдет, когда никто не будет ожидать этого.

Эскадрон приближался к каньону Оухи — огромному шраму на лике земли с крутыми и сильно изрезанными склонами. В доисторические времена землетрясения и вулканы хорошо поработали на этой территории — там вздыбились горы, тут образовались глубокие трещины. Сильно пересеченная местность создавала наилучшие условия для засад. Попадая в район каньона Оухи, никто не чувствовал себя в безопасности. Хэнк Лабан вышел из сражения у Норт-Форк без потерь и сейчас ему тоже не хотелось ничего терять, и меньше всего свой скальп.

Взявшись за работу в форте, он как бы согласился и на возможный риск, связанный с ней, и спокойно сопровождал как разумных, рассудительных людей, так и искателей славы, и парней себе на уме, — все воспринималось как есть.

Пэддок вернулся к костру и сел на камень. От долгой поездки в седле он испытывал ломоту во всем теле. Взглянув на Лабана, спросил:

— Думаешь, мы охотимся за призраками?

— Да.

— И мы не встретим индейцев?

— Нет, индейцев вы встретите, причем тогда, когда меньше всего ожидаете. Только Пса не найдете. Мне кажется, как раз сейчас он поджигает форт.

— Глупости! — резко оборвал его Приор. — Индейцы не решатся напасть на военный форт.

Хэнк Лабан и не собирался возражать. Он никогда не испытывал желания вступать в дискуссию с Иденом Приором, чем просто бесил лейтенанта. Идена раздражало не только отношение к нему Лабана, но и своя собственная беспомощность, неумение произвести должное впечатление на следопыта. Приора возмущала небрежность, с какой одевался и держался Лабан, но еще больше ему не нравилось то, с каким уважением прислушивались к его мнению бывалые солдаты.

Некоторое время Пэддок в молчании курил, а потом предложил:

— Лабан, а почему бы тебе не набросать для меня маршрут? Мне не случалось раньше бывать в этих местах.

Лабан подался вперед, вытащил с края костра веточку и начал чертить ею по земле.

— Мы находимся вот здесь. Каньон Литтл-Оухи пересечем в этой точке. — И он провел пересекающиеся линии на песке. — Затем направимся к Поул-Крик. Тут проходит индейская тропа. Пойдем по ней до слияния каньонов Оухи и Литтл-Оухи. А вот здесь, майор, — он внимательно посмотрел на Пэддока, — можем поиметь много неприятностей. Индейская тропа идет под скалой, и парням придется пробираться по ней пешком и вести за собой лошадей. Я говорю «тропа», но на самом деле там гладкие глыбы да скальные обломки, и если уступы, нависающие над ними, обрушатся, то часть тропы может оказаться непроходимой. Я имею в виду, если эта тропа все еще существует, то мы пройдем по ней. Но всякий раз, когда мне приходится ею пользоваться, я ожидаю, что ее завалило. Места там труднопроходимые, встречается много выветренных скал, очень легко угодить в западню, — продолжал он. — Когда мы пойдем по тропе, что само по себе очень трудно, хорошо, если несколько человек пойдут по краю каньона, а еще несколько — прикроют нас снизу. Если индейцы нападут в этом месте, то они перебьют нас.

— Тогда зачем нам вообще идти по этой тропе? — вмешался Приор.

— После того как мы пересечем плато между реками, нам еще предстоит переправиться через Миддл-Форк, а оттуда десять — двенадцать миль до того места, где находится Меллетт.

— Я спросил, почему бы нам не пойти в обход. — В голосе Приора звучала холодная злоба.

Пэддок резко поднял голову:

— Лейтенант Приор, мистер Лабан объясняет маршрут мне, и я попрошу вас не прерывать его.

Приор хотел было что-то сказать, но вместо этого резко встал и отвернулся. Капрал Стив Блейн, который вообще-то недолюбливал Приора, в данную минуту посочувствовал ему.

— В обход идти далеко, — сказал он, ни к кому не обращаясь, — лишних пятьдесят миль.

— А я тебя не спрашиваю! — резко бросил Приор и тут же пожалел о своих словах. Широко шагая, он скрылся в темноте, чувствуя себя школьником, которого наказали.

«О Господи, — думал он, — если бы этого Лабана дали мне под командование всего на одну неделю! Всего на одну неделю!»

Хэнк Лабан был вольнонаемным гражданским человеком и мог оставить службу в любой момент. Приору уже дали понять еще до похода, что при малейшей провокации следопыт может расстаться с ними. Еще полковник Уэбб пытался втолковать Приору, что замену такому человеку трудно найти.

Позднее, когда Лабан, подхватив свои одеяла, исчез в темноте, Фрэнк Пэддок вызвал Приора.

— Иден, что вы цепляетесь к Лабану? — начал он. — Здесь не так много троп, а он знает их все, что дано очень немногим. Он нам очень нужен.

Закончив разговор, Пэддок тоже растянулся на своих одеялах. Он смертельно устал и, казалось, у него болел каждый мускул. Но теперь, когда они ушли слишком далеко, чтобы возвращаться, его стали одолевать сомнения. Принимая решение, он был уверен в своей правоте и сейчас пытался убедить себя, что поступил правильно. А что, если он ошибся, и на форт, который остался фактически без прикрытия, совершено нападение?

Он вдруг сел, и на какое-то мгновение его охватила жуткая паника. Фрэнк чувствовал, что он на грани того, чтобы отдать приказ о возвращении в форт. Но ему все же удалось побороть свой страх и заставить себя лечь.

Может, он сглупил, что отправился в этот поход? Почему же он все-таки решился на это? Действительно ли только для того, чтобы захватить Таинственного Пса и одержать решающую победу? Или ему важно окончательно прояснить ситуацию с Дениз? Если Дениз и Килроун воспользуются его отсутствием и уедут вместе… А если нет?

Он беспрестанно ворочался и никак не мог расслабиться, то и дело просыпаясь от призрачных страхов и сомнений. В конце концов, он решил, что поступил правильно. Они не нападут на форт. Основные силы индейцев здесь, поджидают эскадрон «М» и Меллетта.

Наконец ему удалось заснуть. Отсветы костра играли на камнях и лицах спящих людей.

А далеко отсюда к югу Барни Килроун проснулся как от толчка. Кабинет командира форта, где он сейчас находился, освещался слабым отсветом от горящей плиты. В углу, на соломенном тюфяке расположились Дениз Пэддок и Бетти Консидайн. Стелла Риболт спала около внутренней перегородки, а Хопкинс с женой неподалеку от нее.

Несколько минут Килроун лежал не двигаясь, пытаясь понять, что разбудило его.

Затем звук повторился.

Кто-то на улице копал, делал подкоп под стеной, под полом, на котором они лежали.

Звук был едва различимый. Но он не мог ошибиться и уже отчетливо слышал шуршание, создаваемое движением, шорох земли, падающей в узком пространстве. Кто-то пытался сделать подкоп под задней стеной штаба.

Подкоп… Подорвать!

Взрывчатка…

Быстро и бесшумно он вскочил на ноги.

Глава 10

В доме стояла тишина, и Килроун продвигался на цыпочках как человек, привыкший не делать шума. Горящая печь бросала на стены, потолок красноватые блики, выхватывая то там, то здесь лица спящих — ребенка, женщины или мужчины, спокойно расслабившихся во сне.

Какое-то мгновение Килроун взволнованно и сочувственно смотрел на них, стараясь подолгу не задерживать свой взгляд на ком-то, чтобы не разбудить. Насилие и смерть, может быть, ожидали их в ближайшие часы. Некоторые из них уже попадали в подобные переделки и выжили. А что ждет их на сей раз? Он ничего не мог обещать ни им, ни себе.

В комнате рядом один из погонщиков, бородатый, но лысый Дрейпер, сидел и читал потрепанный журнал. Сильный, мужественный человек, прошедший через многие сражения с индейцами, устроился близко к стене, чтобы услышать любой звук снаружи, а под рукой у него лежала винтовка. Когда Килроун вошел, он поднял голову и сказал:

— Пока что тихо, — но это ничего не значит.

— У задней стены что-то подозрительное, — сообщил Килроун. — Схожу посмотрю.

— Часовые только что вернулись, — заметил Дрейпер. — Время приближается.

— Хорошо. Будь начеку.

Килроун осторожно открыл дверь, прислушался и исчез в темноте. Какое-то мгновение Дрейпер смотрел на закрывшуюся дверь, а затем опять поднял журнал, но с чтением не получалось. Он держал журнал в руках, а сам все время прислушивался.

Сделав шаг за порог, Килроун застыл. Ночь была темная, прохладная и зловещая. После душного помещения он с удовольствием вдыхал свежий воздух. Помедлив, он сделал еще пару глубоких вдохов и двинулся к углу здания, быстро заглянул и отступил назад, стараясь, чтобы одежда не коснулась стены. Не теряя времени, он добежал до следующего угла и опять не дыша выглянул.

У основания стены согнувшись сидел мужчина и бесшумно работал, потом быстро поднялся и пошел, на ходу разматывая что-то позади себя.

Килроун замер, наблюдая, как он спрыгнул в водосточную канаву, которая собирала воду из здания штаба и с плаца. Он подождал еще. Мужчина уходил в сторону, и темнота поглотила его.

Встав на колени как раз в том месте, где стоял мужчина, Килроун стал осторожно разрывать рыхлую землю. Скоро его руки нащупали ящик и запальный шнур, отходивший от него. С большой осторожностью он достал ящик. Крышка оказалась не прибита, и, подняв ее, капитан увидел внутри три банки с черным порошком — взрывчаткой.

Ящик разместили так, чтобы при взрыве в задней стене штаба образовалась большая дыра, а людей, находящихся в комнате, оглушило бы или убило. Согнувшись в три погибели, Барни с минуту прикидывал, что нужно сделать. Затем, взяв ящик под левую руку и зажав в правой шестидюймовый револьвер, пошел по шнуру.

Шнур обрывался у камня, лежащего на краю канавы. Теперь он все понял. Когда начнется атака, фитиль подожгут, и последующий за этим взрыв практически выведет из боя находящихся в штабе людей.

А что с другими зданиями? Придется проверять. Кто же это сделал? На бэнноков не похоже — это он мог сказать с уверенностью, да и человек, который ставил мину, даже фигурой не походил на индейца.

Килроун встал на колени у края канавы и сдвинул несколько камней, под которыми был уложен шнур, ожидавший лишь зажженной спички. Затем своим длинным охотничьим ножом вырезал кусок дерна и стал быстро копать дальше. Когда образовалось углубление, он отрезал дюймов шесть шнура, приладил его на место и зарыл ящик, стараясь делать все аккуратно, насколько позволяла темнота. Остальной шнур он не трогал, оставив его лежать на земле.

Закончив работу, пошел сначала к складу, ощупал всю заднюю стену, вдоль которой шла дорога и ничего не нашел. Грунт здесь оказался слишком твердым, чтобы копать, не наделав шума. Но у дальнего угла он опять обнаружил ящик с одной банкой взрывчатки и снова прошелся по шнуру, повторив всю операцию.

Поиски вокруг госпиталя ничего на дали. Уже начинало светать, и Килроун не решился продолжать свои исследования.

Дрейпер ждал его у двери и сразу впустил его. Келлс и Хопкинс стояли рядом, а Рудио готовил кофе на плите.

Из комнаты вышла Бетти Консидайн и обратилась к нему:

— Где лучше разместить детей, как вы думаете? Может, там, в углу?

— Давайте перевернем письменный стол и поставим его на бок, — предложил Барни. — К стене пододвиньте бюро с документами. Накройте все это и стулья простынями. Я однажды видел, как сложенное письмо преградило путь пуле на излете.

— Я бы сходил покормить лошадей, — предложил Келлс.

— Лучше оставайся на месте. Мне кажется, тебе уже не придется делать этого. В любом случае они уведут лошадей, если уже не увели.

Без сомнения, индейцы ждали как раз такого момента. Затаившись, они могли атаковать оставшиеся силы форта с минимумом риска для себя.

Огонь в печках — в каждой комнате стояло по одной печке — разгорелся. На фоне слегка сероватого неба проявились здания. Ограниченное пространство плаца подчеркивало мрачность и враждебность окружающей среды. Ничто не нарушало будто сгустившейся тишины.

Мужчины расположились у окон — они сидели на стульях, на полу и ждали. Стелла Риболт взялась разнести всем кофе и приготовить завтрак, а Рудио, прихватив винтовку, отправился на свой пост. Огней не зажигали. Стелла ловко орудовала при свете горевшей печи. Когда еда поспела, разнесла ее мужчинам у окон.

Бетти налила кофе Килроуну и опустилась на пол рядом с ним.

— Они уже здесь? — спросила она.

— Могу поклясться, что да.

Тогда она заговорила тихо-тихо, чтобы только он мог услышать ее:

— Вы очень ее любите? Я имею в виду Дениз?

Он пожал плечами:

— Кто знает? Это было так давно, в Бретани. Весна, и мы такие молодые!

— Мне почему-то казалось, что в Париже?

— Париж был уже осенью… К тому времени мы уже повзрослели.

— Вы циник.

— Нет… просто достаточно мудр. Любви обычно хватает на одно лето, а в некоторых случаях она не выдерживает даже столь короткого срока. Пусть это будет для вас уроком.

— А когда вы встретились вновь, она уже вышла замуж за Фрэнка Пэддока?

— Да,.. а я ухаживал за танцовщицей из Вены.

— Тогда почему… ?

— Кто-то нашептал Фрэнку, и он поверил, что между нами возникло что-то большее, чем мимолетный роман. Очевидно, эта мысль гложет его.

— Килроун! — позвал Хопкинс. — Там, внизу, кто-то двигается.

Килроун поднялся. Встав к окну так, чтобы его трудно было заметить, он оглядел плац и сначала ничего не увидел. Но вдруг его глаз засек едва заметное движение в тени от бараков. Индейцы — один, другой.

— Не стреляйте, — предупредил он, — пока что они ничего не предприняли.

Он перешел к окну, выходившему на склад, открыл его и позвал:

— Маккрекен?

— Их около десятка, в кустах, вдоль реки, — откликнулся он.

— Тогда пока не стрелять.

Форт, который обычно был в движении, замер. Индейцы наверняка увидели или почувствовали запах дыма из печей, но продолжали наблюдать и выжидать, пытаясь выбрать наилучший момент для нападения. А теперь они пришли посмотреть.

Один за другим воины появлялись, исчезали, затем вновь появлялись. Сделав несколько шагов, они останавливались, прислушиваясь и оглядываясь. Но вот любопытство побороло в ком-то осторожность, и он вышел на плац. За ним последовали и другие. Конечно же, это была кульминация многочасового ожидания.

— Тил, — сказал Килроун, — ты и Риан глядите в оба. Когда произойдет взрыв, они подпрыгнут и побегут. Я бы не хотел упустить их.

— Какой взрыв?

— Не волнуйся, Тил. Будет один взрыв. Как раз перед тобой. — Килроун быстро объяснил, что он сделал ночью, и Тил усмехнулся.

Килроун опустился на колени у окна. Во рту у него пересохло, и он постоянно вытирал ладони о штаны.

Над фортом занимался рассвет. Два индейца огляделись и пошли по плацу в сторону штаба. Еще один пытался открыть запертую дверь барака, не справившись, подошел к окну, прижался лицом к стеклу, пытаясь разглядеть, что там внутри.

«Каждое мгновение отсрочки, — думал Килроун, — в нашу пользу, так как приближало возвращение солдат». Он слышал, как билось его сердце. Все в комнате замерли и, казалось, вообще не дышали.

— Подождите, — произнес он вслух, — дайте им осмотреться.

Несколько индейцев шныряло около загона, подбирая то, что им может пригодиться. Лошадей угнали еще до рассвета, в том числе и его собственную. Человеку на Западе нужно немного, но без лошади, считай, у него нет ничего.

Небо по-прежнему затягивали серые облака, которые окутывали вершины гор. Постепенно стал различим цвет деревьев — густой зеленый цвет, но он тоже приобрел какой-то зловещий оттенок.

Килроун задавался вопросом, что чувствует человек перед смертью? Все могло кончиться именно этим. Ведь индейцев может быть несколько сотен.

— Они сожгут меня, — мрачно заметил Хопкинс.

— Ты будешь жить, — ответил Килроун. — Что скажешь на это?

А будет ли? По крайней мере, у него есть шанс побороться, как и у его жены.

Вдруг рядом с Килроуном возникла Бетти:

— Барни, где Мэри?

— Индианка? Я ее не видел.

— Они убьют ее, Барни.

Убьют? Да уж, как поступят индейцы — никогда нельзя что-нибудь сказать наверняка. Раньше она была одной из них, но не теперь. А может, она вернулась к ним? Многие индейцы возвращались к своему народу, когда все возможности остаться среди белых оказывались исчерпаны. И Килроун знал, что собратья будут обращаться с таким человеком точно так же, как с белым… а может и хуже.

— Ее здесь нет, Барни. Ей надо помочь.

— Как? Мы не видели ее. Где ее искать?

— Она скорее всего в лавке маркитанта. Она ведь там живет. Я уверена, она чувствует себя виноватой.

Он выглянул в окно — до лавки маркитанта было футов пятьсот, и половину этого расстояния составлял плац. Барни почувствовал холодок внутри. Пробраться под дулами индейских ружей через плац, а затем вернуться вместе с Мэри Толл Сингер… если она действительно там…

— Вы понимаете, каковы шансы человека, который согласился бы это проделать? — спросил Килроун.

— Небольшие, — согласилась она. — Может, мне пойти?

— У вас вообще нет никаких шансов, — заметил он. — Вы не пройдете и половины пути.

Оба замолчали. Он смотрел на плац и мысленно измерял его шагами. Сколько шагов он сможет пройти, прежде чем пуля настигнет его? Сколько они станут ждать, прежде чем выстрелят? Индейцы настоящие воины, а воин уважает храбрость… А вдруг они захотят посмотреть, сможет ли человек, презрев опасность, пройти это расстояние? Любопытно же испытать человека на храбрость. А хватит ли у него смелости сделать это?

Какое расстояние нужно пройти? Сколько шагов?

Дымок из трубы на крыше лавки медленно потянулся вверх.

— Она там, — нарушил молчание Хопкинс. — Осталась сторожить товары.

— А может, по другим причинам? — вставил Келлс. — Не забывайте, что она индианка.

Из глубины комнаты к ним подошла Дениз:

— Да, она индианка, но предана нам. Я бы не хотела, чтобы она пошла против своего народа, но я никогда не буду сомневаться в ее преданности нам.

— Вы плохо знаете индейцев, мэм. Их преданность белому мужчине… или женщине — дым, мираж.

Килроун по-прежнему смотрел на плац и чувствовал, как что-то дьявольское зарождается в нем. Он знал, что это дикое и сумасшедшее побуждение, но ощущал, как оно все больше захватывает его. Судьба бросила ему вызов… Сможет ли он справиться? Сможет ли кто-нибудь еще сделать такое? Если он решится пойти, а потом вдруг проявит хоть малейшее колебание, выкажет хоть малейший признак страха… Черт побери, они тут же застрелят его, не пройдет он и десяти футов. Глупая затея! Дурацкая прихоть подставляться под пули. Но там, в лавке, девушка, которую индейцы скорее всего убьют.

Предположим, он решится. Сколько времени пройдет, прежде чем кто-то нажмет на курок и откроет стрельбу? Сколько времени пройдет, прежде чем кто-то спустится в канаву за штабом и подожжет фитиль? А может, они проверят фитиль и обнаружат подмену?

Все молчали, но каждый, как и Килроун, смотрел в одном направлении и думал о Мэри Толл Сингер, девушке, которая пыталась жить как белая и которую они бросили. Ведь все выглядело именно так.

Килроун встал. Поставив ружье у окна, он сказал:

— Я пойду за ней.

— Не будь дураком! — заметил Келлс, тоже поднявшись на ноги.

— Парни, стойте так же, — сказал Килроун. — Не открывайте огонь, пока не почувствуете, что это необходимо. — Он уже взялся за дверную ручку.

— Барни… мистер Килроун, — кинулась к нему Бетти, — не надо.

Он закрыл за собой дверь и пошел к лавке маркитанта, глядя прямо перед собой и напевая про себя слова старого марша. Барни знал, что он в кольце индейцев, что в любой момент кто-то может выстрелить и сделает это непременно, если заметит малейшее его колебание.

Еще не видя, он почувствовал, что они покидают прикрытия у домов и стягиваются к плацу. Один индеец стремительно проскакал перед ним на лошади, но Килроун продолжал идти вперед. Когда до лавки маркитанта оставалось уже шагов пятьдесят, дверь ее распахнулась, и на пороге появилась Мэри Толл Сингер. Она ждала его.

— Я хочу забрать вас с собой, — сказал он подходя. — Пойдемте?

Она подняла на него свои темные, загадочные глаза и спустилась по ступенькам вниз. Хладнокровно он предложил ей руку, и они двинулись обратно к штабу. Расстояние, которое им предстояло преодолеть, казалось теперь вдвое больше. Вдруг около полудюжины воинов на пони поскакали им наперерез. Килроун даже не дрогнул и по-прежнему шел, не поворачивая головы ни вправо, ни влево. Индейцы проскакали мимо них всего в нескольких дюймах. Он все также непоколебимо продолжал путь, и темноволосая девушка шагала рядом в ногу с ним. Опять и опять индейцы скакали на них, но они не сворачивали.

Неожиданно перед ними возник вооруженный воин. Он держал наготове копье. Килроун подошел к нему вплотную, глядя прямо в его холодные черные глаза. Кончик копья коснулся его груди, и легким движением левой руки он отвел его, как если бы отвел паутину или ветку в лесу.

В этот момент дверь штаба чуть-чуть приоткрылась, образовалась совсем маленькая щелка. Осталось совсем немного. Его охватил холод, и он ощутил, как волосы на затылке как бы встали дыбом. Мускулы между лопатками напряглись в ожидании пули или стрелы. Но он продолжал идти.

Сильный взрыв позади штаба и три быстрых выстрела за ним привели в оцепенение нападавших.

Килроун резко повернулся к девушке.

— В дом! — приказал он Мэри Толл Сингер сквозь стиснутые зубы. — В дом… скорее!

Индеец вскинул ружье, но в то же мгновение у Килроуна в руке оказался револьвер, и он выстрелил от бедра. Пуля ударила противника в грудь на какую-то долю секунды раньше, чем он успел нажать на спуск сам. Его винтовка дернулась вверх, и пуля ушла в небо.

Килроун пятился к дому, держа наготове револьвер. И тут разом заговорило сразу несколько винтовок. После взрыва прошло всего несколько секунд, хотя всем показалось, что они тянулись очень долго. Заметив, что индеец закачался, Барни рванул к дому. Споткнувшись на ступеньке, он все же добрался до двери и вбежал в дом. Дверь за ним тут же захлопнули и сразу заперли на засов.

Проходя через комнату, Барни взглянул на Тила. Его глаза искрились юмором.

— Ну и ну! — воскликнул он. — Это больше того, что я мог бы сделать для индейской девушки!

— Не валяй дурака, Тил. Ты бы сделал то же самое. Я знаю таких парней, как ты. — Килроун махнул в сторону канавы: — Что там произошло?

— Много чего… От этого взрыва было больше испуга, чем пострадавших, хотя, мне кажется, задело одного, нет, двух индейцев… Белый пытался убежать, но ему не удалось.

— Хорошо.

Стреляли теперь отовсюду, но индейцы будто растворились. Искусные воины, они никогда не подставляли себя под пули зря. И жаждали победы, но без излишних потерь.

Капитан опять занял позицию у окна. Плац пустовал. Убитого им индейца и другого, убитого или раненого, унесли. Раздался выстрел из окна ближайшего барака, потом еще один от угла здания. И наступила тишина…

Теперь стал виден загон. В нем не осталось ни одной лошади. Заметил ли он отсутствие лошадей раньше? Уверен, что да. Но припомнить, в какой момент, не мог. Откуда-то с неба прямо на плац слетела птичка и принялась что-то клевать в пыли. Однако через минуту или две она испуганно встрепенулась и умчалась прочь.

Они ждали… ждали…

Прошло полчаса… час. Индейцы грабили бараки. Время от времени оттуда доносились звуки разбиваемого стекла или выламываемого оконного переплета.

Бетти принесла кофе. Килроун сел, прислонившись спиной к стене, и обхватил кружку руками. Никогда еще кофе не казался ему таким вкусным.

— Это было потрясающе, — восхищенно произнесла девушка. — Вот так запросто пойти и забрать Мэри!

— Она не из робких. Знаете, ее рука, лежащая на моей, ни разу не дрогнула.

Он сидел и размышлял. Если только Риболт не придумал какую-нибудь хитрость, он и конвой, сопровождающий деньги, пропали. В бою на открытом месте у них нет шанса спастись, а индейцы знали, что они приближаются.

Майор Пэддок и капитан Меллетт с кавалерией в лучшем случае вернутся через пару дней, а скорее всего дня через три. Смогут ли осажденные удерживать форт столько времени?

А что, если на них тоже напали? И разбили? Пройдут недели, прежде чем к ним придет помощь откуда-нибудь, даже если они выйдут из затруднительного положения.

И в первый раз Килроун стал серьезно задумываться о том, чтобы покинуть форт.

Глава 11

Утром время от времени возникали отдельные перестрелки, которые не принесли ни одной из сторон никаких результатов. Огонь из трех зданий держал индейцев на некотором расстоянии, но появились и потери. Один ребенок получил рану, правда несерьезную, — в него попал осколок стекла, а на складе был ранен Мендел.

Он стоял у разбитого окна, готовясь стрелять, когда индеец, спрятавшийся неподалеку, выстрелил, и пуля угодила в бедро. Он повернулся, вторая пуля прошила его насквозь, войдя около позвоночника и выйдя под пряжку пояса.

Около полудня прогремел взрыв возле госпиталя. Мина, которую Килроун не успел найти или которую заложили после его вылазки. Взрывом вырвало кусок стены и убило Олсона. В течение нескольких минут индейцы вели интенсивный обстрел здания, а потом сделали попытку прорваться внутрь. Но их встретил шквальный огонь.

Двое упали, сраженные пулями Лейхи и Райерсона, и атака не состоялась. Один индеец упал около стены и неожиданным броском прижался к ней, оказавшись вне радиуса обстрела.

— Надо затащить его сюда, — решил Райерсон. — Он лежит прямо у пролома. Если только мы ослабим наблюдение за ним, он тут же начнет стрелять в нас.

— Ты хочешь сказать, что надо высунуться наружу? — спросил Лейхи. — Тогда это без меня, лейтенант.

Барни присел на корточках у окна. Индейцы разгуливали по бараку, до которого было футов сто пятьдесят. Он видел, как мелькали их тени, и слышал их воинственные кличи.

Дождавшись подходящего момента, когда тень замаячила вновь, он поднял винтовку, тщательно прицелился и спустил курок. Послышался звон разбитого стекла, индеец упал, но тут же быстро вскочил.

Затвор щелкнул еще раз, и индеец свалился окончательно.

— Следи за ним, — предупредил капитан Риана. — Они попытаются забрать его.

Дом наполнялся пороховым дымом. Когда Барни добрался до задней комнаты, его встретила Дениз:

— Барни, с тобой все в порядке?

— Где жена Риболта? — спросил он. — Мне надо поговорить с ней.

— Сядь, я принесу тебе кофе. А она сейчас подойдет.

Низко пригибаясь, Стелла Риболт остановилась возле него. Указав на перегородку, он сказал:

— Сядьте спиной к стене и немного отдохните. Мне надо поговорить с вами. — Он взял кофе, которое принесла ему Дениз. — Расскажите мне о вашем муже.

— А что с ним?

— Я не знаком с ним, и мне бы хотелось знать, что он за человек, о чем думает. Он наверно о многом разговаривал с вами. Я ничего не обещаю, но могу попытаться предупредить его.

— Не надо, мистер Килроун. Гус на это и не рассчитывает.

— Все-таки расскажите, — настаивал он.

— Ну… — Женщина явно колебалась. — Гус и во-первых, и во-вторых, и вообще всегда солдат. Он строг, но не солдафон. Служба для него — превыше всего. — Она повернулась и пристально посмотрела на Килроуна: — Именно поэтому вам не стоит беспокоиться. Его задача — защищать деньги и привести назад живыми и здоровыми столько солдат, сколько он сможет.

— А он знает Дейва Спроула?

Она внимательно посмотрела на него:

— Что вы имеете в виду? Конечно же, он знает его. Но Гусу он не нравится, если именно это вас интересует.

— Не совсем это, миссис Риболт. Если вдруг Дейв Спроул встретится ему там, в прерии, что, по-вашему, сделает Гус?

— Что сделает? Я не понимаю, что вы имеете в виду. Наверно, поговорит с ним. А что еще он сможет сделать?

Что еще? Конечно, она права. Он так и сделает, но тут-то и таилась опасность. Именно останавливаться и нельзя. Килроун не сомневался, что, положив глаз на такие большие деньги, Спроул не доверится случаю. Он наверняка тщательно спланировал операцию, продумал, где и как захватить конвой.

Конечно, если сейчас деньги исчезнут, то во всем обвинят индейцев, и те, кто будет расследовать это дело, в первую очередь, обратят свои взоры на них. Но Дейв должен позаботиться об алиби для себя, хотя бы на всякий случай. Значит, он не может надолго покидать Хог-Таун. Ограбление должно произойти возле форта, и чем ближе, тем лучше. Хотя слишком близко — тоже рискованно. А кто будет ему помогать? Кто-нибудь из его людей?

Тогда зачем Спроулу отправляться «на дело» самому? Насколько Килроун знал его по своему горькому опыту, Дейв всегда заботился о том, чтобы остаться чистым. Выходит, на Риболта нападут его люди, те, кого он хорошо знает, или кто-то еще, не вызывающий подозрений.

Но сам Спроул будет где-то рядом, чтобы наблюдать, следить за работой. Он наверняка не выпустит из виду золото. По маршруту конвоя достаточно мест, подходящих для засады, но Спроул выберет такое, куда солдаты доберутся во второй половине дня или, в крайнем случае, после дневного привала. Ему нужно, чтобы они были усталые, сытые, расслабленные. Покачиваясь сонно в седле и не предчувствуя никакой опасности, конвойные будут рады встретить знакомого человека, остановиться и поболтать с ним и окажутся в роли уток для охотников в засаде.

— Я имею в виду, заподозрит ли Гус что-нибудь?

— Не понимаю, к чему вы клоните. Нет, он не подозрителен. Спроул часто ездит в изыскательские экспедиции, поэтому Гус отнесется к нему не более подозрительно, чем всегда. Однако Гус Риболт становится очень недоверчивым, когда несет ответственность за государственную собственность. — Она задумчиво посмотрела на него. — Мистер Килроун, что у вас на уме?

— Хотите, назовите меня дураком, но я не удивлюсь, если под прикрытием этой атаки индейцев кто-то попытается завладеть деньгами, которые везет ваш муж.

— Вы намекаете на Дейва Спроула? Но он не посмеет. Он знает Гуса и не посмеет сделать этого.

— Не хотелось бы волновать вас, но мне кажется, Спроул обязательно попытается, если просчитал, что сможет улизнуть с этим золотом. Но он не двинется с места до тех пор, пока у него не будет надежного, с его точки зрения, плана.

Какое-то время она обдумывала его слова:

— Я, право, не знаю. Гус очень честный и разумный человек. Но заподозрит ли он Дейва Спроула в намерении совершить грабеж? Сомневаюсь.

Килроун продолжал тихо беседовать со Стеллой Риболт. Она была трезвомыслящим человеком с твердым характером, и ему пришла в голову мысль, что и Гус Риболт такой же — разумный, искренний и знающий офицер, но вряд ли он сумеет противостоять хитрости Спроула. Хотя Риболт мог оказаться как раз тем, кто победит Айрона Дейва именно в силу своих положительных качеств, потому что он тверд, дисциплинирован и совсем не авантюрист. Возможно, он не проявит ту маленькую слабинку, которая даст возможность Спроулу раскрутить это дело.

Стелла Риболт взволнованно прижала руки к груди.

— Я бы хотела, чтобы он знал об этом, чтобы что-то насторожило его, сделало подозрительным. Ну вот, теперь и я стала беспокоиться. Он становится недоверчивым, если речь идет о государственной собственности. Это я знаю наверняка. К тому же он…

— Я не хотел этого, миссис Риболт. Мне было важно понять, чего можно ожидать. Если здесь все будет нормально и у меня появится возможность, я бы попытался добраться до него, чтобы предупредить.

— Оставьте эту затею. Вас убьют.

— Посмотрим.

Килроун подошел к Тилу и отпустил его немного отдохнуть. Он стоял, смотрел в окно и мысленно прослеживал весь путь Риболта до форта. Старый служака будет осторожен, но, конечно же, не ожидает беды. Любого повстречавшегося белого человека воспримет как носителя новостей и, конечно, захочет узнать, что новенького дома.

Для нападения Спроул выберет открытое место, но заранее подыщет хорошие укрытия для атакующих и для себя. Поразмыслив, Килроун решил, что сам Железный Кулак не станет марать рук. Может случиться и такое: носитель новостей даже не заподозрит о заговоре и своей роли в нем. Тогда он обречен на смерть.

Когда вернулся Тил, Килроун перешел к другому окну и дал отдохнуть еще одному бойцу. И так целый день он перемещался по зданию, проверяя по очереди все окна и сменяя на время дозорных.

В госпитале дыру в стене частично заделали, закрыв ее опрокинутым столом, на который навалили кучу мебели и ящиков. Однако раненый индеец все еще лежал снаружи у пробоины, перетащить его оттуда не решались. И пока он был там, опасность оставалась.

Вдруг у лавки маркитанта на дальнем конце плаца появился индеец. Послышался звон разбитого стекла и треск дерева. Хопкинс выругался.

— Вот мерзавцы, что делают с моей лавкой! — воскликнул он. — А ведь я за всю свою жизнь ни разу не обманул ни одного индейца!

Индеец показался еще раз. Хопкинс долго прицеливался, прежде чем выстрелить. Смельчак подскочил как ужаленный и исчез за углом здания.

— Хороший выстрел, — заметил Риан.

Днем пуля рикошетом задела Дрейпера, царапнув его и не причинив серьезного вреда, только пошла кровь.

Теперь осажденные думали лишь о ночи, ее приближения ждали со страхом и дурными предчувствиями. Прибыли еще индейцы… По подсчетам Килроуна, их собралось уже около четырехсот. Перед заходом солнца лавку маркитанта охватило пламя, зловещим светом озарившее затянутое облаками небо.

Капитан приказал людям отдыхать, и сам попытался немного поспать. Грядущая ночь будет решающей. Он старался думать о ней деловито, но, когда вспоминал о женщинах и детях, его захлестывали эмоции. Не мог он выбросить из головы и мысль о Риболте, который уверенно и неизбежно шел прямиком в ловушку. Как предупредить его и тех шестерых смельчаков, знающих и опытных солдат, о грозящей опасности? Благополучное возвращение конвоя может все изменить. Риболт возьмет на себя командование, а он поскачет к Меллетту, или Пэддоку, или к обоим.

Если защитники переживут эту ночь… Если он сам останется жив…

Капитан Чарльз Меллетт вел свой эскадрон туда, где Бэттл-Крик пересекал каньон Оухи, и далее на север к лагерю близ истоков Дип-Крик. Хребты Оухи простирались к западу и северу от него, их склоны, поросшие лесом, поднимались вверх над лагерем на высоту до пятисот метров.

От лагеря до места встречи у Норт-Форк самая короткая дорога вдоль Касл-Крик почти параллельно Скво-Крик. Этой старой дорогой, проходившей через горы почти в двух милях от Скво, часто пользовались племена бэнноков и ютов.

— Смотрите, доктор, — сказал Меллетт, указывая на план, который начертил на земле, — мы направляемся вот сюда, а кратчайший путь проходит вот здесь, — и он указал на северо-запад. — Но мы не пойдем туда.

— А почему?

— Все просто. Если индейцы где-то рядом, то им, конечно же, известно о нашем продвижении. Они идут за нами по пятам. Вчера ночью убили одного солдата. Уверен, что они поджидают нас где-то в горах. Мы сделаем вид, что идем им навстречу, а затем неожиданно повернем на восток и пойдем обратно.

— Сэр?

Меллетт повернулся и увидел Кейта, стоявшего по стойке смирно.

— В чем дело, Кейт?

— Вот, сэр. — И Кейт протянул ему охотничий нож в ножнах. — Я только что снял его с индейца.

— Ты взял в плен индейца?

— Не совсем так. Я и не думал, что возьму его в плен, но когда увидел на нем нож, то воротился, и мне не стоило большого труда схватить его.

— А что это за нож, Кейт?

— Он принадлежал Листеру, сэр. Листеру из эскадрона «И».

Меллетт повертел нож в руках и теперь тоже узнал его. Листер часто показывал нож всем. Он — единственное, что ему удалось спасти после битвы в Канзасе. Но если Кейт отобрал у индейца нож Листера, то сам Листер должен быть мертв, а если он мертв, то что случилось с эскадроном «И»?

— Сэр, но нож — это не все. На индейце была шинель сержанта Билла Джордана. Я просто не принес ее. И она… она вся в крови, сэр.

— Ты уверен?

— Да, сэр. Я своими глазами видел, как сержант нашивал на нее шевроны. Я их узнаю всегда.

Чарльз Меллетт встал. После таких известий лицо у него стало серым. Если Джордан и Листер мертвы, то скорее всего эскадрону «И» и полковнику Уэббу пришлось туго. Возможно, их разбили. Маловероятно, что индейцам удалось бы стащить с Джордана шинель, если только его не подстерегли и не убили, когда он был один, скажем, в разведке… Или если всех не перестреляли… Уэбб вряд ли отправил бы Джордана в разведку. Листера — да, но не Джордана, которым командование очень дорожило. Выходило, что эскадрон разбили.

— Чарли, — спросил Ханлон, — а может, мы двинемся туда сегодня ночью? Возможно, кому-нибудь из них нужна моя помощь.

Солдат все еще ждал. Меллетт повернулся к нему и приказал:

— Кейт, пришли ко мне сержанта Дюнивана, сами пока отдохните. Мы выступаем ночью.

Когда Дюниван появился из темноты, Меллетт обратился к нему:

— Сержант, пусть люди отдохнут. Никаких костров. Сейчас восемь. Мы разобьем здесь лагерь, а в два часа ночи выступим. — Он немного помолчал. — Я надеюсь, ты говорил с Кейтом?

— Да, сэр. Я видел индейца, сэр.

— Ты тоже считаешь, что он носил шинель Джордана?

— Уверен, сэр.

— Тогда можно предположить, что эскадрон полковника Уэбба попал в беду. Значит, там, наверху, нас поджидают индейцы. Я бы попросил, сержант, передать это всем.

— А как далеко до Норт-Форк? — спросил Ханлон.

— Если идти самым кратчайшим путем, то миль двадцать, — ответил Меллетт. — На восемь миль дальше, чем тот путь, которым мы предполагали идти.

— О черт, жалко. Пока мы здесь сидим, люди там, наверно, умирают.

Меллетт кивнул:

— Знаю, но, пойдя через перевал, я рискую всеми своими людьми. Если они еще живы, то сопротивляются, и, могу поклясться, им нужен каждый мой солдат. Разница во времени три или четыре часа, а то и меньше, если нам повезет. Я не могу рисковать своими людьми из-за столь малого выигрыша во времени. Но я забочусь не только о том, чтобы сохранить моих солдат. Нам нужны данные разведки.

— Думаешь, на перевале нас ждет засада?

— Ты знаешь это не хуже меня, Карт. Будь я на месте Таинственного Пса, то устроил бы засаду именно там.

— А как насчет другого пути?

— Мы и там можем наткнуться на них, и скорее всего так и будет. Но здесь меньше шансов для неожиданностей и лучшие условия для ведения боя.

Оба помолчали, вдыхая прохладный воздух, напоенный запахом полыни и сосны, смешанным с дымком. То тут, то там в разрывах облаков мерцали звезды.

— Чарли, ты считаешь, они разделались с ними? — спросил Ханлон.

Немного подумав, Меллетт ответил:

— Боюсь, что так, Карт. Джордан — правая рука Уэбба, да и Уитмена тоже. В любом случае он находился где-то рядом с ними. Кроме того, — добавил он, — шинель Джордана и нож Листера взяты у одного индейца. Вероятно, там грабили всех и вся… мне так кажется.

В два часа после полуночи эскадрон снялся с лагеря. В половине пятого он сделал привал у Поул-Крик и напоил лошадей. Ему предстояло преодолеть еще три мили лесистой местности, с востока окаймленной отвесными скалами. Перед ним лежал самый трудный участок пути.

— По-моему, наш маневр уже разгадали, — заметил Меллетт, обращаясь к Ханлону. — Наверное, бэнноки подождали какое-то время, но поскольку мы не объявились, то они выслали дозорных. Полагаю, мы скоро на них наткнемся, но тратить время не будем и пойдем дальше своим маршрутом.

Уже занималась заря, когда эскадрон вышел из леса. Скалы на востоке закрывали солнце, но его первые лучи окрасили их пики в золотисто-розовый цвет. Эскадрон довольно быстро продвигался вниз по каньону. Дорога была ровная, и каждый солдат держал наготове винтовку.

Кейт проехал вперед, чтобы осмотреть местность. Вдруг он развернулся и поскакал обратно.

— Капитан, там впереди на дороге мертвая кавалерийская лошадь.

Поднявшееся солнце ярко осветило западный склон горы. Небо налилось голубизной, по нему поплыли белые облака. Колонна медленно приближалась. Солдаты окружили мертвое животное и сразу узнали лошадь капитана Уитмена.

На седле виднелись пятна запекшейся крови. Ханлон заметил:

— Меллетт, тот, кто ехал на этой лошади, мертв. Потеряв столько крови, человек не может остаться живым.

Кейт снова отправился вперед. Он сидел в седле прямо, держа винтовку наготове, внимательно оглядывая все вокруг, стараясь не пропустить ничего. И вот опять он внезапно остановился.

— Капитан, сэр, я…

На земле в неловких позах, в которых их настигла смерть, лежали солдаты из эскадрона «И»… Вот тесно прижавшиеся друг к другу застыли те, кто делал последние отчаянные усилия, стремясь противостоять врагу. Они не сдались — их кровью были забрызганы камни, из-за которых велся огонь.

Противник выбрал очень удачное место для нападения. Здесь ничто не таило опасности, и солдаты ехали, забыв об осторожности. Они миновали лес и уже выезжали на открытое пространство, где, казалось, негде спрятаться, и, конечно, начали расслабляться.

— Дюниван, выставь часовых и организуй похороны убитых, — приказал Меллетт.

— Сэр? — обратился Кейт.

— В чем дело?

— Разрешите провести небольшую разведку в округе.

— В чем дело, Кейт? — повторил Меллетт. — Ты хорошо знаешь индейцев. Видимо, что-то беспокоит тебя. Что?

— То же, что и вас, сэр. Они даже не искалечили тела мертвых. Они не взяли пленных. Они даже не стащили всю одежду.

— И что?

— Сэр, по-видимому, они ужасно торопились убраться отсюда.

— Разрешаю… Но будь осторожен.

Кейт развернул лошадь и поскакал прочь, а Меллетт смотрел ему вслед.

— Отличный парень, Чарли, — проговорил Ханлон. — Побольше бы нам таких.

— Да, хороший солдат, — согласился Меллетт. — Бог простит за все остальное. Я наблюдал за ним — больше всего он боится причинить боль кому-то или чему-то, он противник всякой боли. Он от природы простой и чистый человек, как настоящий охотник, для него существует только черное и белое, «за» и «против» и никакой середины. Война — это его работа, он выполняет ее отлично. Таких людей найти трудно, и хорошо, если они на твоей стороне.

— А в мирное время?

Меллетт пожал плечами:

— Скорее всего он прекрасно справится с любой работой. Это тихий, законопослушный человек до определенного предела. Но за этим пределом он очень опасен.

— Он что-то имел в виду. Что же?

Солнце медленно скользило по склону каньона. На рубашках парней, занимавшихся погребением убитых, проступил пот. День ожидался жаркий и душный, как после дождя.

— Он наделен природным чутьем, Карт. Я замечаю, что его что-то постоянно волнует. А что касается похода, тут есть какой-то прокол с самого начала. И Уэбб чувствовал это, поэтому он и взял на себя командование.

— А что Кейт имел в виду, когда говорил, что они убрались второпях и даже не успели как следует поживиться грабежом?

— Он считает, Карт, что их атака проведена лишь для отвода глаз. Индейцы так торопились, будто боялись опоздать куда-то еще.

— Опоздать куда? В форт?

— Да, вот чего я очень опасаюсь.

Меллетт выжидал, наблюдая, как работает похоронная команда, но в то же время оглядывал склоны гор, долину, простиравшуюся впереди, короче все, что попадало в поле зрения. Он уже точно знал, с чем вернется Кейт — он обнаружит, что индейцы действовали малым числом, а основная их масса собралась где-то в другом месте. Слава Богу, что Пэддок в форте.

Однако отвлекающий маневр был прекрасно разработан. И это неприятно поразило капитана. Индеец, который задумал операцию, выглядел осторожным и умным тактиком. Но он никогда не слышал о таком индейце.

Беспокоило и то, что у индейцев за последнее время появлялось много нового оружия — прекрасные винтовки, самого последнего выпуска. Военные очень хотели положить конец утечке оружия, но не знали, как это сделать, поэтому, когда полковник Уэбб получил от кого-то информацию, где находится торговец оружием, он немедленно принял меры. Меллетт жалел, что так и не узнал, кто снабдил командира якобы ценными сведениями.

Уэбб двинулся к указанному месту без охраны, а Меллетту приказал следовать за ним, чтобы встретиться у Норт-Форк. Эскадрон капитана должен был стать группой поддержки, которая нагнала бы страху на индейцев и лишила их возможности вести дальнейшее сопротивление.

Кто бы ни подбросил эту идею, он точно знал, какова будет реакция Уэбба, хотя место, где ожидалось появление предполагаемого продавца оружия, было достаточно далеко от форта.

— Ты знаешь, Чарли, я никогда не слышал об индейце, который мог бы так все распланировать. С мозгами у них все в порядке, но мышление у них совершенно иное.

Меллетт кивнул в знак согласия.

— Мы все-таки пойдем к месту встречи. Если кто-то и остался жив, то они там. Я насчитал только четырнадцать убитых.

— Мы нашли еще одного, — заметил Дюниван. — Это Риан. Его тело лежало в камнях рядом с двумя винтовками и револьверами.

— Мертвый?

— Да, сэр. Но сражался отчаянно. Мы насчитали в его теле шесть пулевых ранений. Но умер он после их ухода, потому что на нем сохранилась вся одежда и оружие. Я думаю, они знали, что он смертельно ранен, и оставили его умирать, посчитав, что так будет быстрее.

— Хороший был человек.

— Его сначала тяжело ранили, а потом уж ему удалось добраться до камней. За ним тянулся кровавый след, по нему мы и нашли его. Я насчитал там пятьдесят девять стреляных гильз… Пятьдесят девять! Похоже, он уложил больше, чем все остальные вместе взятые.

Дюниван ушел, а Меллетт, взглянув на доктора Ханлона, произнес:

— Он считает, что Риан убил огромное число врагов, но никогда нельзя такое утверждать, пока не обнаружишь трупы. Мне кажется, нападение произошло неожиданно и сражение длилось для всех, не считая Риана, который ушел в камни, не более нескольких минут. Солдаты не успели даже занять позицию. Скорее всего большинство погибло сразу же, после первых залпов. Риану удалось выбрать позицию, но он был ранен и не мог действовать так активно, как ему хотелось.

После того как мертвых предали земле, Меллетт приказал седлать лошадей, и эскадрон направился к Харри-Бэк-Крик, где сделал короткий привал, чтобы перекусить. Все молчали. Похороны друзей произвели на каждого тяжелое впечатление.

Когда они добрались до места встречи в Плезант-Вэлли, уже темнело. Меллетт и его солдаты быстро объехали округу, но в свете сумерек они не разглядели ни следов, ни признаков присутствия индейцев. Они разбили лагерь около чистой и холодной речушки и решили заночевать здесь.

Меллетт снял сапоги и собирался выпить кофе, как вдруг до него донесся резкий окрик часового. Он поставил кружку, взял револьвер и отошел от костра.

Затем последовало громкое восклицание, короткий разговор, и сержант Дюниван подошел к костру:

— Сэр, пришел Джонсон. Джонсон из эскадрона «И».

Джонсон, которого там, в Штатах, звали как-то иначе, был крепким, среднего роста мужчиной, спокойным, достаточно образованным и благовоспитанным. Никто не знал, почему он стал солдатом. Все звали его «учителем», не исключено, что он им и был. Весь в крови, сейчас он выглядел усталым, изможденным. Но он стоял в шинели, застегнутой на все пуговицы, и имел при себе оружие и флягу.

— Докладывает рядовой Джонсон, сэр. Эскадрон «И» разбит, капитан Меллетт. После первых же залпов погибла почти половина солдат, вместе с полковником. Я пробрался в камни, где залег тяжело раненный Риан. Но к этому моменту стрельба уже кончилась. Я ничем не мог помочь ему, но, прежде чем умереть, он приказал мне уходить. Вскоре он скончался, и я оставил его там.

— Как все случилось, Джонсон?

— Они прятались в кустах, росших группами вдоль дороги. Первый, самый мощный залп раздался с края леса, а потом вдруг около полудюжины индейцев выросли как будто из-под земли и окружили нас. Джордана ударили. Я видел, как один индеец схватил поводья его лошади, а другой вспрыгнул в седло позади него. Лошадь сбросила их обоих, я стрелял. Мне… мне кажется, я ни в кого не попал, сэр.

— Вам повезло, Джонсон, что вы остались живы. Сержант, накормите его и дайте во что переодеться. Думаю, Эверс, Литтл и Дрю помогут с одеждой, они примерно одной комплекции с вами.

— Сэр?

— Да, Джонсон?

— Сэр, сегодня днем я слышал выстрелы к югу отсюда, недалеко.

— К югу?

— Да, сэр. Перестрелка была короткой, но очень интенсивной, она длилась всего несколько минут и вдруг резко оборвалась.

Когда Джонсон ушел, Меллетт в раздражении начал ворошить костер.

— Черт побери, Карт! К черту все!

Ханлон мрачно улыбнулся:

— Офицер и джентльмен не должен так выражаться, Чарли.

— Перестрелка… А что, если это Пэддок?

Ханлон устраивался на ночлег на траве. Он резко обернулся:

— Пэддок? О Боже!

Глава 12

Казалось, индейцы чего-то ждали. Не похоже, чтобы только темноты. Может, кто-то к ним приедет?

Мэри Толл Сингер помогала Дениз перевязывать ребенка, раненного осколком стекла.

— Чего они могут ждать? — спросил ее Килроун.

Какое-то мгновение она молчала, а затем, обернувшись к нему с выражением странного вызова на лице, сказала:

— Скоро прибудет Таинственный Пес. Он приведет много воинов.

Килроун задумался. Вполне вероятно, что именно Таинственный Пес разработал план атаки на севере и девушка сказала правду. Индейцы могут передвигаться быстрее, чем кавалерия, так как они не так нагружены и знают все тайные тропы в каньонах. Без сомнения, индейцы не оставят эскадроны без присмотра, будут время от времени тревожить кавалеристов на марше и на привалах.

А что, если им удастся разогнать лошадей? Они такое практиковали уже не раз. При этом кавалеристы превращались в пехотинцев, находясь за много миль от форта.

Новую атаку индейцы начали без неожиданного броска. На этот раз они спокойно двигались по обеим сторонам плаца, обходя строения с тыла, что облегчало им стрельбу.

Райерсон первым заметил их. Смертельно усталый после тяжелого и длинного дня, он сидел у окна, когда вдруг увидел индейца внутри ранее пустовавшего дома. Едва заметное движение на крыше барака привлекло его внимание — там угнездился еще один.

Соблюдая осторожность, Райерсон прицелился.

— Приготовьтесь! — тихо сказал остальным. — Они идут!

Он выстрелил в индейца на крыше, но промахнулся. И в тот же момент град пуль посыпался через пролом в стене. Пули пробивали мебель насквозь. Используя оглоблю от повозки как таран, индейцы разворотили наваленную у пролома кучу, и один из них стремительно рванулся вперед, пытаясь прорваться внутрь, но Рейнхард стукнул его отломанной ножкой стола по голове.

Теперь атаковали со всех сторон. Сначала залп из всех ружей — затем бросок к окнам, под защиту стен.

Стоя по другую сторону окна, Килроун посылал пулю за пулей, тщательно выбирая цель. И вдруг в дальнем конце плаца загорелся один барак, за ним — другой.

— Да, — мрачно заметил Тил, — если они где-то поблизости, то должны заметить пламя!

— Они не заметят, — сказал Хопкинс с горечью в голосе.

И в то же мгновение осажденные услышали стук копыт. Из-за завесы дыма на плац вырвался табун их лошадей. До атаки их где-то держали, а теперь выпустили, и они понеслись прямо на здание штаба, как будто желая прорваться через него.

— Внимание! — крикнул Килроун. — За ними наверняка пойдут индейцы!

И действительно, их было около сорока.

Приблизившись к штабу, табун разделился, чтобы не врезаться в стену. Как только лошади пронеслись мимо, вслед за ними появились индейцы. Они низко припадали к шеям своих лошадей и стреляли на свой манер — из-под шеи. Они тоже разделились надвое и соскакивали прямо у стены. Лейхи, стреляя из окна госпиталя, убил одного, за ним второго.

На дальнем конце штаба Дрейпер стрелял в сбившихся лошадей, скакавших между строениями, и убил одного индейца. Он свесился из окна, целясь в другого, и в этот самый момент пуля ударила его прямо в грудь. Он зашатался, сделал несколько неверных шагов, закашлялся, сплевывая кровь, и упал на колени. Он так и умер, наклонившись к полу. Несколько минут никто не мог пробраться к нему из-за шквального огня через это окно, которое осталось без прикрытия.

Келлс получил легкое ранение; Хопкинсу прострелили руку, и до самой кисти она онемела. Килроун начал стрелять через окно из шестизарядного револьвера и отогнал наступавших на какое-то расстояние. Неожиданно один из них подскочил к окну, подпрыгнул до подоконника и схватил его за рубашку. Капитан нацелился ударить его прикладом по голове, но промахнулся и попал по ключице. Взбесившийся от боли индеец еще крепче вцепился в рубашку и изо всех сил старался вытащить его наружу.

Келлс обхватил Барни за ноги и буквально повис на нем. А тот в это время отчаянно боролся с раненым индейцем, к которому тут же присоединились другие. Но изловчившись, он все же приставил дуло винтовки к животу врага и спустил курок.

Тело воина дернулось, но рук он не разжал и тянул Барни к земле, все сильнее сжимая в предсмертной судороге. Килроун, который все старался высвободиться, скорее почувствовал, чем увидел, как другой индеец отвел назад руку с ножом для удара. И тут услышал звук выстрела, индеец отшатнулся — пуля разворотила ему лицо.

Он взглянул вверх и увидел Бетти Консидайн, бледную как снег. В руках она сжимала короткоствольную винтовку.

— Забирайтесь внутрь… Быстро! — крикнула она. И тут же выстрелили еще раз над его головой.

Освободившись наконец от смертельных объятий, он запрыгнул в окно, и несколько рук подхватили его, помогая перелезть в безопасное место. В этот миг что-то сильно ударилось о каблук сапога. Барни упал на пол, перекатился и поднялся на ноги. Прикрывая его, Бетти Консидайн хладнокровно загоняла патроны в два ствола.

— Спасибо, — сказал он. — Я уж думал, что все кончено.

Она улыбнулась ему и пошла в комнату к детям.

Но передохнуть ему не дали. Появились новые индейцы, казалось, у них нет недостатка в боеприпасах. Пороховой дым заполнил комнату. Мужчины переходили от окна к окну, непрерывно стреляя, кашляя и опять стреляя. Женщины подхватывали пустые винтовки и заряжали их.

Килроун перезарядил свой револьвер, взял винтовку и вернулся к окну. Уже темнело, и только горящие бараки зловеще освещали все вокруг. Очень скоро огонь перекинется на дома офицеров.

Мысль о побеге отошла на задний план. Они были окружены, и огонь быстро распространялся, пожирая одно строение за другим. Очевидно, приехал Таинственный Пес. Он жаждал быстрой победы.

Стелла Риболт схватила Килроуна за руку и указала куда-то через окно. Стекла давно уже вылетели, и проемы загородили досками или мебелью. Он проследил глазами поверх этих баррикад в том направлении, куда она указывала.

На склоне горы стоял длинный ряд индейцев, и отраженные солнечные лучи резко очерчивали их. Завернувшиеся в одеяла и в своих головных уборах, они были похожи на зрителей, которые собрались вокруг арены.

— Поверьте мне, — прокричала она ему в ухо, чтобы перекрыть шум, — они наблюдают за работой Таинственного Пса. Если почувствуют, что нужна помощь, тут же присоединятся, а если нет, то уедут.

Они поступили точно также несколько лет назад у Адоуб-Уоллс в Пэнхендле, штат Техас. Говорили, что около полутора тысяч индейцев стояли и смотрели, что будет делать Куана Паркер.

Как же они могли убежать, даже если бы и хотели? И могли ли они оставить индейцам все оружие и боеприпасы? Если оружие попадет в руки Таинственного Пса и его последователей, то это будет означать смерть сотен ни в чем не повинных людей.

Атака неожиданно прекратилась. Прозвучало еще несколько одиночных выстрелов, и все смолкло.

Килроун подумал о маленькой группе защитников. Мендел тяжело ранен, Олсон и Дрейпер убиты, Келлс получил царапину, а Райерсон болен. Они понесли значительные потери, и он знал, что в любой момент может начаться новое нападение. Сколько еще атак они смогут отбить? И кроме того, сколько еще индейцев залегло у стен?

Женщины разносили кофе и толстые куски хлеба. Постепенно дым в комнатах рассеивался. В какой-то степени им до сих пор везло, но нельзя же и дальше рассчитывать на везение.

Килроун опустился на пол и проверил оружие. Все оказалось заряжено и все работало. Дениз принесла ему кофе и встала около него на колени.

— Как ты думаешь, Барни, где они?

— Я не знаю — надеюсь, идут к нам.

— Считаешь, что им пришлось сражаться?

Он немного помолчал.

— Мне кажется, если и пришлось, то не слишком серьезно. Основное сражение — здесь. Черт побери, но человек может с такой же легкостью погибнуть и в небольшом сражении.

После того как ему перевязали рану, Келлс растянулся на полу и отдыхал. Тил привалился к стене и дремал. В этом бою они растратили много сил, и самые опытные воины научились спать, когда и где выдастся возможность. Счастливы те, кто умел это делать.

Заделывать бреши в обороне уже не хватало сил.

Дверь в штаб осела и почти развалилась после того, как пули изрешетили ее. Пришлось снять дверь, которая раньше вела из секретариата в кабинет командующего, уложить ее на бок и кое-как закрыть хотя бы половину дверного проема.

Низкая облачность, закрывавшая небо, рассеялась, высоко в глубине засияли звезды. Огонь постепенно затухал, но то там, то здесь на развалинах обгоревших бараков вспыхивали маленькие язычки пламени, жадно лизавшие оставшиеся доски. Некоторые полусгоревшие бараки все еще стояли, их изуродованные, почерневшие стены царапали небо.

Килроун вспомнил о Спроуле. В Хог-Тауне не замечалось никаких признаков борьбы и ни одно окно не светилось. Сомнений не оставалось — индейцам приказали не трогать владения Спроула. У Килроуна не было доказательств, но без Спроула в этой заварухе не обошлось, он знал точно. Взрывные устройства подложил белый человек, может, он и перебежчик, но не исключено, что кто-то из обитателей Хог-Тауна! И вполне вероятно, попытаются сделать это еще раз. Надо предупредить всех, чтобы следили. Ни один человек со свертком не должен подобраться к стенам. А что, если он уже там, прошел под прикрытием лошадей или индейцев, которые прорвались к дому за ними следом? Нет, невозможно. Человек, который подкладывал мину, не хотел рисковать и считал, что безопасность — прежде всего. Он будет ждать момента, а затем быстро сделает свое дело и удалится.

Капитан вытянул усталые ноги и стал разминать пальцы на руке, в которой держал винтовку.

— Хорошо, если бы Фрэнк сообразил, в каком мы тут положении, — заметил он, обращаясь к Дениз. — Он ведь, в сущности, неплохой человек.

Она согласно кивнула, сплетя руки на коленях.

— Сколько я его убеждала! Он не поверил мне, — произнесла она грустно. — Я пыталась.

Барни вдруг вспомнил лицо Бетти Консидайн, когда она убила индейца. Какая в ее глазах вспыхнула злость! Ему на ум неожиданно пришла строка из старой книги о женщине, которая была способна выдержать соревнование с воинами… Да, Бетти — той же породы, улыбнулся он.

А какие потери у врага? — подумал Килроун. Не такие большие, как хочется надеяться. Подводя итоги сражений с индейцами, белые всегда склонны преувеличивать потери врага. Однако индейцу как-то удавалось исчезать после того, как его обстреляют, а многие белые продолжали считать, что убили его. На поверку зачастую оказывалось, что числящемуся в мертвых не нанесли даже царапины.

Через некоторое время капитан поднялся и обошел здание как зверь в клетке, проверяя каждое окно и каждого человека по очереди. Подойдя к последнему окну, он окликнул Райерсона, находившегося в госпитале. Ему ответил Лейхи.

— Сержант смертельно устал, — объяснил он. — Совсем без сил. Стоило ему добраться до кровати, как он тут же рухнул на нее и заснул. Но бой выдержал и стрелял лучше всех.

— Еще продержитесь?

— Еще одну атаку, пожалуй, выдержим.

— Лейхи, соберите как можно больше лекарств и бинтов, сколько сумеете унести. Возможно, вам придется покинуть госпиталь.

Если и стоило удерживать какое-то здание, так это склад. Он находился футах в двенадцати от штаба. Но переводить туда женщин и детей — значило подвергнуть их дополнительной опасности. И Килроун пока об этом не думал.

— Маккрекен, — позвал он, добравшись до другого окна, — как там у вас дела?

— Все в порядке, — отозвался тот. — Правда, мы бы не отказались от еще одного человека. Мендел сильно ранен и нам не помощник.

Килроун полуобернулся и махнул рукой Риану. Когда возница подошел, Килроун сказал:

— Им нужна помощь. Попробуешь пробраться туда?

Риан внимательно осмотрел разделяющее их пространство. Затем, облизнув пересохшие губы, кивнул:

— Прикройте меня.

— Тил, Рудио, — приказал капитан, — подстрахуйте Риана. Но стреляйте, только если увидите, что кто-то целится в него. Не стоит привлекать к нему внимание.

Риан взобрался на подоконник, еще раз примерился и спрыгнул на землю. Три быстрых шага — и вот он уже вскарабкался на окно склада, не замеченный никем.

Килроун вытер пот со лба и сел на пол. Это была сумасшедшая идея. Они смогут продержаться очень недолго. Как только бэнноки захватят госпиталь, положение осажденных резко ухудшится. Индейцы, притаившиеся под стенами и недосягаемые для выстрела, получат огромную поддержку, и они постараются проникнуть через окно в здание или схватить того, кто с этой стороны ближе всего. Что делать с женщинами и детьми? Если индейцы пронюхают, что кто-то пытается перебраться на склад, они тут же предпримут ответные меры, и переход станет невозможным. Один человек прошел незамеченным, но группа тут же привлечет к себе внимание.

Подошла Бетти:

— Барни, а на крыше есть люк.

— Правда?

— Такие люки есть в каждом здании, они сделаны на случай пожара.

Молодец Бетти! Что, если перекинуть балки и доски между двумя зданиями, поверх положить двери или еще что-нибудь… Но двенадцать футов… И все надо сделать под прикрытием темноты.

Он вернулся к соседнему окну, выходившему на госпиталь, и негромко свистнул. На этот раз подошел Рейнхард. Килроун спросил, сумеют ли они перебраться на склад.

Рейнхард помолчал, потом ответил, по-немецки. Килроун, владевший этим языком, тоже перешел на него. Они договорились, что защитники госпиталя сделают попытку.

Рейнхард исчез, вместо него появился Лейхи. Когда Рейнхард вернулся, он сказал:

— Сержант приказал оставить его. Считает, что ему такой маневр не под силу.

— Он справится. Помогите ему, — приказал капитан.

И опять эти двенадцать футов. Рейнхард встал на подоконник. За спиной у него висел тюк, белый тюк, накрытый армейским одеялом. Он спрыгнул на землю, и в три прыжка оказался у склада. Ему тут же помогли взобраться на окно.

За ним последовал Лейхи, который почти на руках нес Райерсона. Они принесли с собой винтовки и большую часть боеприпасов, оставшихся после боев.

Вдруг рядом с Килроуном возникла Бетти.

— Барни, — произнесла она одними губами, — я не хочу тревожить остальных, но мне кажется, на чердаке… кто-то есть.

Он замер, где-то внутри возник холодок. Значит, индейцы поднялись на крышу. Они пробрались через люк и затаились там.

Во время следующей атаки они попросту спрыгнут им на головы.

Глава 13

Сколько их там? Он прислушался, стараясь отдалиться от звуков здесь, внизу, и уловить звуки наверху. Сначала у него ничего не получилось, но потом он вдруг различил едва слышное шуршание — так пробежит крыса. Но после такой пальбы на чердаке наверняка не осталось ни одной крысы, ведь они, как известно, первые бегут в безопасное место.

Сколько же их? Возможно, не больше четырех-пяти человек — это индейцы, которые остались у стен после атаки. Он подошел к Райерсону. Тот лежал, тяжело дыша, лицо его стало серым, а глаза ввалились и блестели от лихорадки.

— Тим, — тихо спросил Килроун, — ты участвовал в строительстве этого дома?

— Я отвечал за детали, а вот лейтенант Риболт командовал всеми работами.

— А что находится над нами? Там чердак?

— Нечто, мало похожее на чердак. Пространство в четыре фута. Ты видишь потолок… он выстлан дюймовыми досками. На чердаке, по существу, пола нет. Крыша наклонная, причем уклон незначительный, только чтобы стекала вода. Вокруг крыши парапет высотой в два фута.

— Тим, держи свой шестизарядник наготове, там наверху кто-то есть.

Стремительно передвигаясь, Барни выстроил всех мужчин, которые могли стоять, и расставил их через каждые три фута. Их места заняли женщины: Дениз, Бетти, Стелла Риболт, Алиса Дюниван и Марта Уитмен.

— По моему сигналу, — тихо инструктировал он бойцов, — стреляйте по потолку. Делайте шаг вперед — и стреляйте опять. Еще шаг — и еще залп. То же мы проделаем в другой комнате. Может, мы и не убьем всех, но сделаем их пребывание там неприятным.

Все приготовились. И в следующее мгновение Килроун скомандовал:

— Огонь!

Раздался ружейный залп, в замкнутом пространстве он прозвучал оглушающе. Теперь каждый сам делал шаг вперед и стрелял. Шаг — выстрел, еще шаг — еще выстрел. Затем они быстро перешли в другую комнату и проделали там то же самое. Когда пыль улеглась… наступила минутная тишина, и послышался стон. Из щели в потолке капала кровь.

Над ними что-то зашуршало, и три ружья, наведенные в одну точку, выстрелили. Наверху шла яростная возня, потом удар, и борьба начала стихать.

— Может, подняться наверх? — спросил кто-то.

— Пока не надо, — остановил Килроун. — Я не стану высовывать свою голову в люк, думаю, и вы тоже.

От порохового дыма у них застучало в висках. Пришлось пригнуться пониже к полу, пока дым медленно выходил наружу через разбитые окна и дверь.

Штаб напоминал поле битвы. Окна и дверь были забаррикадированы мебелью, пол усеян стреляными гильзами и осколками стекла. Повсюду валялись разорванные коробки из-под патронов, а по углам стояли бочки с водой, причем уровень воды в них значительно понизился. Килроун растянулся на полу возле Райерсона, Тил и Рудио по-настоящему спали, устроившись поодаль. Хопкинс, Келлс и женщины стояли на страже у окон.

Только сейчас Барни ощутил, что устал до изнеможения. Его сковала тупая, пульсирующая головная боль, и ему никак не удавалось полностью расслабить мышцы. Он лежал, не двигаясь, с закрытыми глазами, мучимый невеселыми мыслями.

Индейцы вряд ли попытаются еще раз пробраться в штаб через крышу. Но кто-то наверху мог и спастись. А живой индеец, да еще раненый, очень опасен. Однако если они хотят покинуть здание, то единственный путь — через крышу.

Он опять вспомнил о Гусе Риболте, который со своим конвоем из шести солдат приближается к форту, ни о чем не подозревая. А Айрон Дейв Спроул или его верный человек уже приготовили засаду в каком-нибудь удобном местечке. Килроун был почти уверен, что Спроул пошлет на дело кого-нибудь, чьей жизнью он не дорожил — и пусть его убьют вместе с остальными. Железный Кулак наверняка использует индейцев, поскольку те предпочитали ружья, которыми он их снабжал, деньгам в повозке.

Там должно быть укрытие для достаточно большой группы индейцев. Они заранее возьмут под прицел каждого солдата и одним быстрым залпом нескольких ружей покончат со всеми разом. Операция займет несколько минут. Риболт и охрана будут убиты, посланник Спроула тоже, а если ему все же удастся выбраться живым, то он, естественно, скажет, что его послали предупредить Риболта.

Чем больше Килроун размышлял над этим, тем больше росла в нем уверенность, что именно так все и будет.

А сколько им еще держаться до прибытия подкрепления в форт? Если даже они тут же отправятся обратно… Если они поедут очень быстро… Если их самих не атакуют… наверное, на помощь эскадронов рассчитывать нечего.

Ну еще один день… два дня… А когда они наконец приедут, все равно на каждого солдата будет по четыре индейца.

Но Пэддок будет трезвым, а в трезвом состоянии он способный командир. А Меллетт, ветеран многих боев, который хорошо знал противника, обязательно придумает, что делать. С такими мыслями Барни Килроун, бывший офицер армии Соединенных Штатов, наконец-то уснул.

Бетти подошла к нему и укрыла одеялом. Дениз Пэддок посмотрела на нее и грустно улыбнулась:

— Он замечательный человек, Бетти, один из лучших, настоящий джентльмен.

Бетти спокойно рассматривала его.

— Я с тобой согласна, — улыбнулась она, — но не думаю, что он даже заметил меня.

— Не будь глупышкой! Барни Килроун всегда замечает хорошеньких женщин. Особенно, — добавила Дениз, — если у них красивые длинные ноги, а у тебя они великолепны.

Бетти покраснела.

— Мне кажется, он даже не знает, что я жива, — добавила она.

— Он так занят, — с укором сказала Дениз, — дай ему немного времени. — Она посмотрела на Килроуна. — Знаешь, я не встречала более талантливого офицера, чем Барни. Он рожден для сражений. Я имею в виду склад его ума. Сам Фрэнк восхищался им и говорил, что даже опытные вояки не могут так мгновенно, чисто инстинктивно схватывать боевую ситуацию. Он всегда признавал превосходство Барни, потому, наверное, так ревновал меня к нему.

— Миссис Пэддок, — прервала их беседу Алиса, — вам тоже надо отдохнуть. Я позабочусь о Тиме.

Бетти оглянулась, вдруг вспомнив об индианке.

Мэри Толл Сингер сидела абсолютно неподвижно в углу, уставившись глазами в пол. Она сжалась в комочек. Черты ее лица были едва различимы в слабом свете прикрытой керосиновой лампы, стоявшей на полу. Бетти припомнила, что Мэри не двигалась и не разговаривала с того момента, как Килроун привел ее в штаб. Она заволновалась. Бедную девушку раздирали противоречия. Вокруг, за стенами погибали ее соплеменники. Как же случилось, что она оказалась здесь, среди их врагов? Ее терзали вопросы, ответы на которые она не находила.

Когда Дениз отправилась отдохнуть, Алиса Дюниван встала рядом с Бетти. Было очень тихо. Сверху не раздавалось ни единого звука или шороха. Алиса продолжала смотреть на потолок.

— Интересно, может, кто-то там остался жив? — сказала она. — Ужасно представлять себе, что наверху одни мертвецы.

— Еще ужаснее представить, что они могли оказаться здесь, внизу… живыми, — коротко отрезала Бетти. — Тогда нам пришел бы конец.

— Я знаю. Интересно, как ему пришло в голову стрелять через потолок? А если бы пули рикошетом обрушились на нас?

— Винтовки и револьверы легко простреливают доски. Дядя Картер говорил об этом.

Барни Килроун проспал часа два. Его разбудил шум борьбы у двери — борьбы, за которой последовал выстрел. Он вскочил. Келлс дрался с двумя индейцами, которые пытались прорваться через дверь. В этот момент во внутренней комнате прозвучал взрыв. Килроун вскинул винтовку и выстрелил. Пуля, попав в индейца, отбросила его в темноту, из которой он вскоре появился. Келлс упал, а второй индеец проскользнул мимо него в комнату. И в то же мгновение в дверях возникла толпа воинов.

Индеец, прорвавшийся в комнату, отличался могучим сложением. Он схватил бежавшую Бетти и развернул ее к себе. Боковым зрением Килроун видел это, но у него не было времени среагировать. Он открыл огонь из своего шестизарядника по массе людей, стремившихся прорваться внутрь здания.

Тил, который тоже проснулся, сделал рывок вперед, размахивая прикладом винтовки. Вот он ударил индейца по голове, затем, перехватив винтовку двумя руками, стал наносить удары то одним, то другим концом направо и налево.

Сунув пустой револьвер в кобуру, Килроун вытащил охотничий нож и взял на себя ближайшего из врагов. Позади него кто-то вскрикнул… он не решился обернуться. Если индейцам удастся прорваться через дверь, то всему конец. Через минуту все обитатели штаба будут покойниками, включая женщин и детей в соседней комнате.

И вдруг атака прекратилась. Последний индеец огромного роста повернулся и попытался нанести ему удар ножом, но Килроун парировал удар и вонзил нож ему в живот, вспоров его до груди. Индеец упал вперед. Схватив его за волосы, Килроун вытолкнул его за дверь.

Мужчины быстро приделали на место сломанную дверь и нагромоздили мебель, чтобы закрыть весь проем. И только тогда капитан обернулся.

Индеец, который прорвался в комнату, растянулся на полу с проломленным черепом.

— Это сделала она, — дрожа выговорила Бетти, указывая на Мэри Толл Сингер. — Он уже собирался прикончить меня. Вытащила у него из-за пояса его собственный томагавк и стукнула.

Девушка все еще держала томагавк в руке, глядя на мертвеца.

— Я его знаю, — произнесла она. — Он часто приходил в наш вигвам к моему отцу.

— Ты очень смелая, — спокойно сказал Килроун, — очень смелая.

Марта и Алиса стояли на коленях около Келлса, он был в тяжелом состоянии. Пуля прошла навылет, и еще его ударили томагавком по голове.

Килроун переходил от окна к окну. Утро приближалось, а он так и не пришел ни к какому решению. Может, стоит попытаться прорваться к Риболту, а заодно послать кого-то из его солдат к Пэддоку и поторопить его?

Но вправе ли он покинуть защитников форта в такой трудный момент, когда каждая винтовка на счету? Если ехать — то нужна лошадь. Ее надо отобрать у индейцев. А что, если взять в Хог-Тауне? Там же все спокойно — ни грохота сражения, ни пламени.

Но прежде необходимо перевести людей в здание склада и посмотреть, как организовать его оборону. Его идея защищать три здания исчерпала себя, сейчас все изменилось. Если они не хотят, чтобы винтовки и боеприпасы попали к Таинственному Псу, то они должны быть в здании склада. И надо перебраться туда не откладывая.

Келлс и Райерсон выведены из строя. На складе Мендел тяжело ранен. Через каждые несколько минут в одно из окон или через дверь влетала пуля и рикошетом неслась по комнате. Пока что эти пули никому не причинили вреда.

Он посмотрел вверх на люк, пытаясь оценить шансы. Остался ли там живой индеец? Если в индейце еще теплится жизнь, он продолжит борьбу. И все же переходить придется через крышу.

К нему подошел Тил:

— Кэп, если я догадался, о чем ты думаешь, то лучше пораскинь мозгами еще раз.

— О чем?

— О луне, кэп Килроун, о луне. Она выйдет примерно через час. Как только это случится, у тебя не останется шансов.

Конечно же, он прав. Вполне вероятно, индейцы тоже ждут луны. У них, наверно, тоже есть планы. Бэнноки не прочь воевать и ночью — по крайней мере, воины Таинственного Пса.

— Дениз, подготовь сержанта Райерсона и Келлса. Они пойдут первыми, а затем дети.

— Без матерей?

— Нет, они тоже пойдут. — Коротко и быстро все получили необходимые разъяснения. — Рудио, ты возьмешь на себя дверь. Не спускай с нее глаз. Хопкинс, ты встанешь к заднему окну. Тил, на тебе остальные окна, переходи от одного к другому. Стреляй по любому движущемуся предмету.

В чулане нашли стремянку. Килроун вытащил ее и, перехватив револьвер в правую руку, приставил к люку. Под напряженными взглядами остальных он сдвинул люк в сторону. Ничего не произошло. Он помедлил, чувствуя, как по спине побежал холодок — как только просунет в люк голову, схлопочет пулю. Он посмотрел вниз на поднятые к нему лица, белевшие в полумраке. Тил направил винтовку вверх, готовый выстрелить в любой момент. Капитан снял шляпу, надел ее на дуло револьвера и начал медленно поднимать вверх. Еще немного повыше — тишина. И вдруг он понял, что совершил ошибку. Если там кто-то остался в живых, то он будет не только наблюдать за тем, когда появится его голова, но и прислушиваться к звукам его шагов по стремянке или к скрипу ступенек.

Он опять стал поднимать шляпу, на этот раз шаркая ногами по ступеням. Тут же прогремел выстрел, шляпа дернулась на дуле револьвера, и сразу раздался второй — Тил спустил курок. Килроун метнулся через люк вверх.

Индеец находился футах в десяти, не больше. Он стал медленно подниматься. Тил уловил шорох и выстрелил еще раз. Индеец дернулся, раздался глухой стук, потом все услышали, как он испустил дух… и затих. Через люк в крыше на него глядели две далекие звезды. Килроун зажег спичку и прикрыл ее пламя рукой. На чердаке лежали четыре тела. Задув спичку, он протиснулся через люк на крышу. Несколько минут лежал тихо, глубоко вдыхая воздух. Затем бесшумно соскользнув по крыше к парапету, осторожно поднял голову, готовый в любой момент к нападению. Но под усеянным звездами небом стояла тишина, на крыше склада никого не было.

Неужели небо посветлело? Или ему это только кажется? Решится ли он на переход?

В любом случае времени оставалось в обрез. Тела четырех индейцев вытащили на крышу и сбросили вниз. Затем нашли четыре балки диаметром в несколько дюймов и перекинули их через провал между крышами. Поперечные планки привязали бечевками из сыромятной кожи. Получился мост, правда, достаточно хлипкий и опасный. Все работали быстро. И уже через час они стали поднимать на крышу детей.

— Я пойду первая, — сказала Дениз, — испробую мост и смогу принимать детей с той стороны.

Она встала на четвереньки и легко перебралась на крышу склада. Следом за ней отправили ребенка, за которым вплотную пошла Марта. Затем один за другим последовали остальные.

Небо начинало сереть. Времени уже не оставалось.

— Теперь давайте Райерсона и Келлса, — распорядился Килроун.

Он оставил их напоследок, зная, как рискованно будет переправлять двух раненых. Продвигаться они будут очень медленно, к тому же мост под их тяжестью может провалиться.

— И как ты сделаешь это, кэп? — спросил Райерсон. — Я очень тяжелый.

— Мы перетащим тебя на толстой доске. У нас нет носилок, а доска довольно узкая, так что тебе придется лежать спокойно и держать равновесие. Надеюсь, получится.

И у них действительно получилось.

В штабе осталось четверо.

— Ну, Хопкинс, ты первый.

— Послушай, Килроун, я…

— Не торгуйся. Не говори чепухи. У нас времени в обрез.

И Хопкинс пополз. Они проследили, как он добрался до противоположной крыши. Килроун никак не мог понять, почему индейцы не заметили их. Они должны ведь наблюдать за ними.

— Рудио, торопись!

— Килроун, а меня приберегаешь напоследок? — усмехнулся Тил. — Думаешь, я небольшая потеря? Мир не будет сожалеть обо мне?

— Черт побери, нет! Я хочу, чтобы ты остался со мной на случай, если нам придется сражаться.

Не успел он произнести эти слова, как индейцы увидели их, и дюжина винтовок выстрелила одновременно. Килроун опустился на колени за парапет. Он видел, как рассвет озарился вспышками ружейных выстрелов, и стал быстро стрелять по огненным цветам. Тил присел рядом с ним.

Краем глаза капитан заметил, как Рудио добрался до противоположной крыши, повернулся и открыл огонь. Но вдруг он неестественно дернулся и медленно стал сползать вниз, за парапет, который и скрыл его.

Тил быстро выстрелил, сделал перебежку, опустился на колено и выстрелил еще раз, целясь немного левее от бронзового плеча. Килроун, спрятавшись за парапет, выжидал, слыша неприятный свист пуль и щелчки, когда они попадали в стену штаба.

Он взглянул на Тила:

— Ты сможешь перебежать туда?

Тил усмехнулся:

— А разве есть другой путь? Ты со мной?

— Ты первый, — приказал Килроун. — Надеюсь, наше сооружение не сложится под тобой.

Тил перезарядил винтовку, бросил взгляд на узкий мостик, встал на четвереньки и приготовился. В свете занимавшегося утра они увидели, что внешняя балка сильно прогнулась в середине. Это означало, что какая-то из балок оказалась с трещиной, которая под нагрузкой сразу дала о себе знать. Только благодаря тому, что люди перебирались ползком, самодельный мост выдержал. Но сейчас уже нужно было не ползти, а перебегать.

Тил собрался с духом и большими скачками двинулся вперед. Оттолкнувшись одной ногой от парапета, он другой коснулся моста на расстоянии футов четырех. И тут началась жуткая пальба — это бэнноки пытались пристрелить его. Он двигался, сильно наклонив тело вперед. Второй толчок — и еще четыре фута за спиной. Но когда нога опять коснулась доски, раздался треск, и мост под ним провалился. Он успел ухватиться за край парапета, сделал рывок вверх, и его подхватило несколько рук.

Барни остался на крыше один. Теперь они доберутся до него. Перепрыгнет он расстояние в двенадцать футов? Если бы не было парапета, конечно да. Но парапет мешал разбегу.

Вдруг он услышал пронзительный крик и увидел, что Рейнхард показывает куда-то. По плацу неслись лошади, наверно штук двести. Пронзительными криками и выстрелами индейцы подгоняли их, повторяя бросок вперед, как и накануне.

— Тил! — крикнул Килроун. Ковбой обернулся. — Я хочу предупредить Риболта!

Килроун рванулся к люку, спустился по стремянке и быстро подбежал к окну, выходившему в переулок между домами. Лошади приближались, и позади них стремительно неслись палящие и улюлюкающие индейцы, их было около сотни.

Опустив вниз винтовку, Барни притаился у окна. Когда лошади помчатся по переулку, они обязательно собьются в кучу, и он успеет. Ему приходилось вскакивать на лошадь на ходу. Только бы его не увидели.

Табун стремительно вырвался из-за угла, и он прыгнул из окна на большую серую лошадь. Ухватившись за гриву, уселся на нее на манер индейца: сполз на бок, так что через спину оказалась перекинута только одна нога.

Миновав переулок, кони рванули к кустам и простиравшимся за ними равнинам. Очутившись в кустах, Килроун сел и похлопал лошадь ладонью по шее. Интересно, заметили ли его? Он не мог ответить на этот вопрос с уверенностью. Вокруг так палили, что определить, в кого стреляли, не было никакой возможности. А большая серая лошадь летела в числе многих других.

Очутившись в густых зарослях кустарника, Барни расстался с табуном и направился на юг, уповая на то, что взгляды всех индейцев обращены сейчас к форту.

Наконец он позволил лошади замедлить бег. Нащупал револьвер — на месте. Плеть — тоже. Кольт солидно оттягивал кобуру. Уцелели и два пантронташа.

Рудио убили, он знал это наверняка. Оставалось восемь мужчин. Имея оружие, боеприпасы, продовольствие и воду, они какое-то время продержатся в помещении склада. А он предупредит Риболта и как-то снесется с Пэддоком и Меллеттом и их солдатами.

А пока тем, кто остался в форте, придется сражаться. Теперь все зависело от них.

Легким галопом он продолжал ехать на юг, размышляя, где ему перехватить Риболта и повозку. При этом его никто не должен видеть.

Глава 14

В трех милях к югу от форта Килроун остановился в небольшой тополиной роще и начал плести недоуздок из сыромятных ремешков, какими связывал планки самодельного моста. Он позволил лошади немного попить, тихонько поговорил с ней, а затем опять вскочил в седло и тронулся в путь.

Большая серая лошадь любила путешествовать и не сбивалась с темпа. Время от времени он сам придерживал ее, а затем опять переводил на легкий галоп.

Утренний воздух был чист и прозрачен, а небо сияло голубизной. Ему не встретился ни один индеец, хотя следов их он видел множество.

Вдруг Барни показалось, что вдалеке он разглядел горы Сламберинг-Хиллз, протянувшиеся в виде неясной синей линии, и среди них Эвейкенинг-Пик. Но, по-видимому, его воображение приняло низкие облака за холмы.

Наконец он остановился, спешился и, ведя за собой Серого, пошел дальше. Каждый шаг поднимал вверх клубы пыли. Приятный, легкий, прохладный бриз дул с политого дождями хребта Санта-Росас.

Был ли он прав, что покинул форт? И сам себе ответил — да! Судя по тому, что произошло, он едва ли добрался бы до склада, судьба решила за него.

Восемь мужчин должны удержать такое крепкое сооружение, как склад, уверял он себя. Райерсон толковый командир. Даже если он не в силах принять непосредственное участие в сражении, то руководить такими прекрасными солдатами как Тил, Лейхи, Рейнхард, Маккрекен… сумеет. А боеприпасов, продуктов и воды у них достаточно.

Пройдя немного, капитан опять вскочил на лошадь и помчался дальше.

Далеко ли Риболт? Где ему устроили засаду? Как Таинственный Пес спланировал атаку? Не повторит ли он тот же вариант, что и при нападении на эскадрон «И»? И самый важный вопрос: откуда Айрон Дейв собирается наблюдать за ограблением?

Килроун сбежал из форта, когда рассвет только занимался, а к полудню уже въезжал в самый опасный район. Теперь в любой момент он мог попасть в поле зрения Риболта и его команды или же индейцев, притаившихся в засаде.

Кейн-Спрингс? Раньше в Кейн-Спрингс была стоянка дилижансов, кипела жизнь. Но с начала войны там все опустело. Судя по всему, это местечко очень напоминало то, где разбили эскадрон «И». Горные хребты Санта-Росас и Блади-Ран разделяло ущелье, которое выходило в долину. А у подошвы хребта Блади-Ран протекал Кейн-Спрингс. Остановка здесь вполне логична. Очень удобно переждать день или ночь, а уж потом двинуть в долину.

Да, наверняка это то самое место. Почти десять миль конвой идет по ущелью. Все настороже. Но, представив, что впереди их ждет прохладный источник и отдых, солдаты расслабятся, потеряют бдительность.

В чистом, прозрачном воздухе расстояние почти не чувствовалось. Только легкий ветерок, посвистывая, носился над бескрайним пространством, не нарушая первозданной тишины.

Слева круто поднимался вверх на четыре тысячи футов хребет Санта-Росас. Справа тянулась плоская и пустынная долина Квин-Ривер. И только вдали приветливо зеленели деревья, росшие вдоль реки. Там, куда направлялся Барни, ему негде будет укрыться.

Однако он ехал на лошади серой масти. А ее цвет полностью совпадал с бурыми оттенками окружающей местности. Теперь он расстанется с тропой, возьмет немного южнее, сбавит скорость, чтобы не поднимать пыль, и поедет через разбросанные кое-где можжевеловые кусты или заросли полыни. Бандиты, сидящие в засаде, следят за дорогой, поэтому, чем дальше он будет держаться от нее, тем больше вероятности, что его не заметят. К тому же наблюдателя вовсе не интересует путник с севера, поскольку Гус Риболт с деньгами должен подъехать с юга. Но с каждым ярдом все больше возрастала опасность быть замеченным, а если его заметят, то и убьют.

Очутившись в тени можжевеловых кустов, Барни Килроун натянул поводья, снял шляпу и вытер пот со лба. Где-то впереди, если его предположение верно, затаились двадцать, а то и двести индейцев. Но, трезво поразмыслив, склонился к тому, что индейцев там не более двадцати. Бэнноки хотели присутствовать при взятии форта. Здесь они используют фактор неожиданности. При удачном стечении обстоятельств, если придется стрелять, на каждого солдата будет приходиться по два-три индейца. После первого залпа обескураженный конвой наверняка собьется в кучу. Дальше все будет кончено в течение нескольких минут.

Килроун оглядел склоны гор, пытаясь найти вход в ущелье. Выступ горы Блади-Ран он видел четко, у ее подножия находилась старая дилижансовая станция, если только ее не сожгли. Слева, там, где кончался хребет Санта-Росас, ущелье выходило в долину.

А что, если индейцы решат напасть на повозку на входе в ущелье, а не на выходе из него? Если так, то он опоздал. Конвой уже перебили. Но сейчас надо найти способ пробраться в ущелье.

Килроун ехал, прижимаясь как можно ближе к горам. Ему хотелось подольше остаться незамеченным, хотя он сознавал, что наступит момент, когда его обнаружат. А если выехать на открытое пространство и рвануть к станции? Рискнут ли индейцы раскрыть свою засаду и погнаться за ним? Он соскочил с Серого и повел его к Андорно-Крик. Они оба напились из журчащего ручья.

До самой станции простиралась плоская равнина, поросшая полынью без единого кустика или деревца. Он выедет на открытое пространство смело и беззаботно, не спеша начнет его пересекать. Броситься вперед — значит обнаружить свою цель. Он должен ехать медленно, устало. Пусть его примут за странствующего ковбоя, направляющегося на юг страны.

Вытерев рот тыльной стороной ладони, Килроун еще раз взглянул на расстилавшуюся перед ним пыльную равнину, всю пропитанную жаром. Под палящими лучами солнца она приобрела беловатый оттенок — ни пятнышка тени, ни укрытия. Если его будут преследовать, то прибьют как цыпленка. Но чем больше он обдумывал свой план, тем разумнее он ему казался.

Допустим, ему и вправду удастся пересечь равнину. Он смутно помнил, что за станцией есть разлом в горах, где проходит тропинка к ущелью.

— Ну что ж, лошадка, — бодро произнес он и махнул рукой, — давай попробуем! Едем туда, прямо через равнину.

Серый резво побежал вперед, но Килроуну пришлось осадить его. Наконец он понял, что его новому хозяину надо, чтобы он брел медленно.

Барни ехал спокойно, не оглядываясь. Сто ярдов… двести ярдов… Его голову покалывало иголочками в ожидании пули.

Они могли выпустить стрелу, но сейчас уже должны последовать за ним. Если начнется перестрелка, эхо выстрелов разнесется по всему ущелью и будет предупреждением для солдат. Такого они не допустят.

На пыльной поверхности он заметил свежие следы лошади… Интересно, при таком ветре сколько времени отпечатки сохранят свою форму?

Кто-то проехал по этой равнине совсем недавно, всего несколько часов назад и в том же направлении, что и он… Но кто?

Лошадь крупная, подкована, с хорошим длинным шагом… Дейв Спроул? Но он ездит обычно в повозке. Но в повозке невозможно проехать незаметно.

Конечно, всадником мог быть и случайный путник, направлявшийся из Орегона или Айдахо и стремящийся избежать встреч с индейцами.

Килроун уже проехал с милю по равнине. Если у входа в ущелье притаились индейцы, то они давно уже его заметили. Как бы невзначай бросив взгляд в сторону ущелья, он стал понемногу заворачивать в ту сторону. Но где же бэнноки? — задавался он вопросом. По его мнению, они должны были прятаться где-то в разломах вдоль Чимни или Поркупин-Крик.

И вдруг он увидел повозку. Сначала заметил просто отблеск солнца на стволе винтовки, а затем увидел и верхушку повозки. В ту же секунду он вонзил шпоры в бока Серого и помчался ко входу в ущелье. Лошадь, наверно, сделала всего четыре мощных прыжка, когда Килроун увидел, как полдюжины индейцев выскочили на берегу Тони-Крик как раз перед ним.

«Ну, Барни Килроун, джентльмен, искатель приключений, солдат и ковбой, — думал он про себя. — Вот ты и влип. Тебе придется расплачиваться своей кровью, но за каждую каплю твоей крови они заплатят!»

На полном скаку он понесся по каньону прямо на индейцев. Подняв кольт, не целясь выстрелил, чтобы предупредить об опасности приближающуюся повозку.

В этот момент он очутился на вершине подъема и увидел, как к повозке приближается всадник. Возница придержал лошадей, чтобы встретить его, а два солдата верхом на лошадях направились к Килроуну.

Тут индейцы атаковали его. Один из них сделал круг, чтобы отрезать ему путь к отступлению, а четверо двинулись прямо на него. Но Килроун натянул поводья и спрыгнул на землю. Он стоял, широко расставив ноги, и глядел вниз на ствол своего ружья. Когда атакующие приблизились, он поднял винтовку и выстрелил в грудь ближайшего. Копье, брошенное одним из индейцев, порвало его рубашку, и он почувствовал, как обожгло плечо. Серый упал, сбив его с ног. Но он вскочил, продолжая стрелять. Полуденный воздух сотрясся от ружейного залпа.

Индейцы окружили его и продолжали сужать кольцо. Он, не останавливаясь, отстреливался, а потом бросился вниз по заросшему травой склону и скатился в маленький овражек. Вскочил, нырнул в кусты как раз в тот момент, когда к нему приблизился всадник. Он почувствовал, как стрела пронзила ему ногу, но продолжал пробираться через кусты.

Добравшись до конца кустарника, он нос к носу столкнулся с индейцем, поехавшим ему наперерез. Тот поднял лук и целился ему в грудь. Он бросился на землю на какую-то долю секунды раньше, чем стрела вылетела из лука, выстрелил, промахнулся, выстрелил еще раз. И съехал вниз по крутому берегу прямо в ручей и, стоя там по колено в воде, поменял обойму в винтовке. Едва он успел спрятаться в кустах, как ниже по течению ручья спустился его преследователь-бэннок.

Барни отпрянул назад, но при этом под ним хрустнула ветка, индеец повернулся и выстрелил. Пуля просвистела всего в дюйме от головы капитана. Сам он не рискнул стрелять. Сколько же у него осталось патронов — два или один?

Индеец пытался заставить свою лошадь вскарабкаться вверх на берег, но она не могла найти опору. Индеец выстрелил еще раз, но из-за лошади не смог прицелиться. Найдя просвет в кустах, Килроун выстрелил и увидел, как по щеке индейца потекла кровь. Едва он уполз назад, как со всех сторон посыпался град пуль. Лежа на земле, он вынул еще одну обойму и стал загонять туда одну за другой пули.

Пробираясь через кусты, он наткнулся на звериную тропу, достаточно широкую, чтобы по ней проползти, и опять приостановился, оглянулся, и неожиданно Килроун увидел свою серую лошадку примерно ярдах в пятидесяти от себя. Он выбежал из своего укрытия. Лошадь развернулась, будто собираясь убежать. Барни ласково позвал ее, пока она колебалась, добежал до нее, подпрыгнул и сел верхом, чуть не выпустив из рук винтовку.

Мимо него просвистела пуля. Он въехал в кусты и, поворачивая все время под прямым углом, стал забираться вверх по берегу ручья.

И вот прямо перед собой он увидел упавшую лошадь, которая пыталась подняться, но упряжь мешала ей, а рядом распластался убитый солдат. Другие стреляли, хладнокровно и тщательно прицеливаясь.

С пронзительным криком Килроун бросился в их сторону и увидел, как один из бойцов уже приготовился выстрелить в него, но Риболт положил руку ему на плечо. Килроун рванул вперед и при этом поскользнулся.

— Я пришел, чтобы предупредить вас! — крикнул он. — Форт атакован, а Пэддок ушел на север к Меллетту!

Падая, он добрался до убитого или раненого солдата, схватил его винтовку, открыл сумку с патронами. И тут же начал стрелять. Индейцы отошли назад, и на какое-то время воцарилась тишина.

— Килроун, это ты? — крикнул Риболт. — Я слышал, что ты бродишь где-то здесь.

Низко пригнувшись, пока остальные штыками рыли землю, строя из дерна заграждение, он рассказал, что случилось в форте и что, по его мнению, происходит здесь.

— А где тот белый, который хотел остановить вас? — спросил он.

— Он там. — Риболт указал куда-то рукой. Барни увидел среди индейцев, убитых во время первой атаки, человека с рыжими волосами.

Килроун вытащил свой охотничий нож и вырезал им квадрат из дерна. Так же быстро он вырезал еще квадраты, складывал их в стопку, а на их месте разрывал для себя яму. Их позиция была не так уж плоха. Индейцы пытались перехватить их на открытом месте, но при этом они дали им прекрасный простор для ведения огня.

Капитан работал до тех пор, пока не закончил делать защитную стену, а потом затих. Он чувствовал запахи пороха и крови, крепкий запах своего пота и прохладу, исходившую от земли, в которой он лежал. Что они предпримут еще? Первая атака провалилась, в результате они потеряли треть людей — убитыми или ранеными. Отдельные пули ложились около солдат, но они не отвечали на эти выстрелы. Они перезарядили винтовки и были наготове.

— Сколько их там осталось, как ты думаешь? — спросил Килроун.

— Человек тридцать… не больше, — ответил Риболт и огляделся. — Твой выстрел спас нам жизни. Кто-то заметил вдалеке пыль, а затем показался тот всадник. Я забеспокоился, потому что пыль, поднятая тобой, была немного сзади, и я никак не мог взять в толк, откуда появился этот всадник. Потом раздался твой выстрел, и началась заваруха, когда индейцы напали на нас.

Через минуту он спросил:

— А ты видел миссис Риболт?

— Да, лейтенант. Когда я уезжал из форта, она была в полном здравии и работала за двоих. — И он рассказал, как они перебирались в здание склада.

— Это прочное здание, — заметил Риболт, — и я думаю, оно выдержит.

На холме, где они окопались, стоял нестерпимый зной. До них доносилось журчание Поркупин-Крик, ручья, который протекал прямо перед ними. Никто не целился в лошадей, а ту, что лежала, наверно, задело случайно.

Но где же Спроул? Он, наверно, все еще крутится поблизости. Может, сейчас ждет на дилижансовой станции?

Глава 15

Между холмами Блади-Ран начали собираться тени. Все лошади сгрудились в небольшом овраге, скорее даже лощине, спускавшейся к ручью. Штыками и ножами солдаты прорыли проход к овражку. Им удалось собрать немного валежника, и они разложили его по брустверу.

Гус Риболт, опытный военный и очень осторожный человек, не давал никому отдыха, пока вокруг лагеря не выстроилась надежная оборонительная линия. За ней укрылись и люди и повозка с золотом.

Риболт держался хладнокровно, оборону вел по всем правилам военного искусства. Килроун нашел в овраге тенистый уголок, защищенный от рикошетом летящих пуль, и растянулся там.

Удивительно, но он заснул. Проснувшись, какое-то время прислушивался к тишине, затем переполз туда, где сидел Риболт и под свист шальных пуль потягивал кофе.

— Кофе будешь? — спросил он. — Там есть кружка. — Когда Килроун уселся рядом с ним, Риболт заметил: — По-видимому, никто больше не собирается атаковать нас из-за денег. Мне кажется, они ушли.

Килроун с ним согласился. Спроул рассчитывал на молниеносную, неожиданную атаку и быструю победу, после чего индейцы присоединились бы к тем, что бесчинствовали в форте, а он пересел бы на повозку с золотом и поехал своей дорогой.

Но предупредительный выстрел Килроуна и мгновенная реакция Риболта сорвали его планы. Риболт потерял одного человека, но он основательно окопался, приготовился держать оборону и явно не собирался предпринимать никаких необдуманных действий.

— Когда стемнеет, — сообщил Килроун, — я попытаюсь выбраться отсюда и наведаться на заброшенную станцию у Кейн-Спрингс.

— Подожди… не рискуй. К завтрашнему дню все прояснится и они уберутся.

— Нет, это необходимо сделать сегодня, — настаивал Барни. — Слишком многое поставлено на карту.

Тишина и ожидание настраивают на размышления. Внезапно на Барни нахлынуло нестерпимое желание сейчас, немедленно оказаться как можно дальше от всего этого. Он хотел уйти от этих сражений, убраться из северной Невады, от Дениз и Фрэнка Пэддоков и от того, что связано с ними. Да, Фрэнку посчастливилось с женой — ну и прекрасно. Совет им да любовь! А он — бродяга, привык скитаться, его судьба — дороги, его дом — прекрасная девственная земля… Но все-таки грустно: все переезжает с места на место, не имея нигде пристанища. Рядом с Дениз и Фрэнком это чувство усиливалось.

Конечно, он не уедет прямо сейчас. На нем лежат обязательства перед многими солдатами, которых он знал, да и перед индейцами. К тому же его долг — добраться до Дейва Спроула, разоблачить его, победить и выставить с западной границы. Из-за него погибло слишком много народу, как индейцев, так и белых.

И только тогда ему можно будет уехать, хотя он вполне отдавал себе отчет в том, что это означает только одно — опять бродяжничать. Где-то, как-то он упустил свою лодку. Килроун очень много путешествовал, повидал Европу и Америку, но душой тянулся только сюда, в далекие западные земли. Здесь мечтал создать свой дом.

Он любил рассуждать о том, как хорошо быть свободным, и ехать куда хочешь, и считать домом любое место, где можешь повесить шляпу, но какое-то время назад неожиданно для себя вдруг ощутил, что все это не совсем так. Чего-чего, а свободы он имел под завязочку, и все-таки чего-то ему не хватало. Мужчине была нужна женщина… та, с которой можно было бы поговорить, когда на дворе ночь, и поделиться всеми своими мыслями, кому хочется сказать: «Ты только посмотри!» Столько раз он любовался прекрасными видами, но рядом не было глаз, которые разделили бы его восторг. Сколько раз его душа жаждала общения, но рядом оказывалась только лошадь да одинокий костер.

Он больше не беспокоился за Риболта. Суровый и требовательный командир любил своих солдат и заботился о них, умел встречать трудности и спокойно, без показухи разрешать возникающие проблемы. Храбрый в бою, рассудительный и осторожный, когда этого требовала обстановка, Риболт был абсолютно надежным человеком. И теперь, организовав оборону, он уверенно перемалывал отряды атакующих, оставаясь сам для них недосягаемым. Индейцы явно потерпели поражение. Возможно, это охладит их пыл, и они поедут на восток и на север в сторону гор Биттерруте или Биверхед и будут скрываться там. Некоторые постараются затеряться в горах Стин.

Килроун подошел к Серому, дал ему возможность покататься по земле, затем почистил его пучком жесткой травы, напоил из ручья, журчавшего на дне оврага, и приготовился в путь.

Костер уже почти погас, но индейцы явно не обращали на него внимания. Возможно, они атакуют еще раз ночью, ближе к рассвету… Если они все еще здесь. Нападать им будет довольно трудно: со стороны оврага это просто невозможно, а чтобы ударить в лоб, им придется карабкаться вверх, да еще по открытой местности.

Килроун потягивал кофе и жевал вяленое мясо. Он ждал наступления темноты.

Гус Риболт отошел от бруствера и присел на корточки рядом.

— Уезжаешь?

— Я почти уверен, что Спроул на станции. Он еще на что-то надеется.

— Я всегда знал, что он проходимец, но никогда не предполагал, что он связан с индейцами. Ты не ошибаешься на его счет?

Еще до полуночи Килроун вывел свою лошадь, пожал руку Риболту и пошел прочь, стараясь держаться поближе к горе, чтобы его силуэт не выделялся на фоне неба. Сделав несколько шагов, он останавливался и прислушивался, но ничто не нарушало обычных ночных звуков. Пройдя ярдов пятьдесят и не столкнувшись ни с кем, он сделал несколько обманных поворотов и сел на Серого. Вскоре они пересекли Тони-Крик и вновь остановились, прислушиваясь. Но кроме шелеста ветра да шуршания маленьких зверьков ничего не было слышно. Издалека донеслось недовольное тявканье койота. Следуя по песчаному дну ручья, он ехал вперед, пока не почувствовал запах ключевой воды и не ощутил прохладу. Он знал, что где-то здесь есть довольно большие непересыхающие заводи. Станция располагалась к северу от них.

Оставив Серого в кустах, Барни пошел к группе строений, темневших впереди. Подойдя ближе, разглядел низкое сооружение, навес и пару загонов, в которых не было лошадей. Но ему показалось, что он учуял запах дыма. Двигаясь с особой осторожностью, пересек двор и пошел вдоль загона.

В воздухе чувствовалось приближение беды. Дойдя до угла загона, остановился, прислушался. Здание казалось пустым. В окнах, закрытых ставнями, не мелькнуло ни огонька, но дверь оказалась немного приоткрыта. Сделав шаг вперед, он почувствовал, что наступил на что-то скользкое, и замер. Любопытства ради наклонился и стал шарить вокруг себя руками.

Грязь… на подошве его сапога.

Несмотря на дожди, которые выпадали в последние дни, грязи в округе было очень мало. Здесь простирались сухие земли, жаждавшие влаги, которые впитывали воду тут же, или она стекала в небольшие ручейки, которые уносили ее дальше в речки. Станция стояла на твердой и сухой земле… но в том месте, где Барни пересек одну из небольших заводей, грязь имелась.

Он присел на корточки. Его пальцы осторожно ощупывали землю. Около загона, на более мягкой земле, обнаружился след… след подкованной лошади, который обрамляла влажная грязь.

Если бы грязь попала сюда около полудня, то давно бы уж высохла под палящим солнцем. Следовательно, тот, кто оставил след, находился поблизости. Все указывало на то, что человек прибыл сюда после захода солнца… может быть, под покровом темноты, так как, вполне вероятно, не хотел, чтобы его видели.

След казался маленьким, во всяком случае, меньше следа, оставленного большой лошадью, на которой мог приехать Спроул… когда он ездил верхом.

Он еще пошарил в темноте и нащупал еще следы. Возможно, лошадь стояла, пока наездник осматривался вокруг.

Здесь ли он? Маловероятно, но приехал достаточно поздно. Кто он? И что привело его сюда?

Если Барни Килроун и научился чему-нибудь за все прожитые годы, так это умению ждать. Можно избежать многих бед, если немного подождать. В любом случае суета — плохая стратегия. Если внутри дома кто-то есть, то рано или поздно он начнет двигаться и произведет звук, который можно уловить.

Килроун не очень верил, что встретит Спроула, хотя — кто знает. Время шло, он ждал. И вот до него донесся легкий скрип. Может, это треск бревен от перепада температур? Или пробежал маленький зверек? Нет, не то.

Через мгновение звук повторился. В доме кто-то ходил.

Килроун почувствовал, как его сердце стало биться тяжелыми толчками. Он втянул в себя побольше воздуха и опять стал ждать. Все замерло. Ему ужасно хотелось переменить позу, подвигаться. Шея сзади зудела от напряжения, его охватило непреодолимое желание вытереть ладони о рубашку.

Движение около окна? Или ему почудилось?

Винтовка, которую он забрал у убитого солдата, осталась на лошади. С собой он имел только револьвер и нож. Его ожидал ближний бой, если он вообще произойдет.

Спроул? Видно, он недооценил этого человека. Спроул скорее всего тоже выжидал. Он знал, что Килроун обязательно придет к нему.

В долине стояла тишина. Возможно, индейцы готовились к предрассветному часу или уже отказались от борьбы. В конце концов, здесь для них не пахло богатой добычей.

Вдруг что-то мелькнуло у двери. Вот показался нетвердо стоящий на ногах мужчина, ухватился за дверную ручку, будто не мог от нее оторваться. Затем нетвердым шагом он вышел на улицу и упал на землю.

Встревоженный, Килроун сделал шаг вперед и остановился. Человек лежал на земле лицом вниз, открытый со всех сторон. Ночь была тихая и светлая, и поэтому темная фигура резко выделялась на белом, плотном песке. В правой руке, откинутой в сторону, человек сжимал винтовку.

Довольно долго Килроун удерживал себя на месте. Незнакомец явно был ранен, а может умирал.

Прошла минута, две… Барни быстро перешел в тень от конюшни и стал продвигаться ближе к мужчине, время от времени выходя на освещенное пространство. И с ним ничего не случилось. Тогда он подошел к лежащему вплотную, наклонился, вглядываясь в него, и спросил:

— Что с вами?

Человек застонал, и Килроун, взяв его за плечо левой рукой, хотел перевернуть и уже переворачивал, когда короткоствольная винтовка, которую тот сжимал в руке, вдруг выстрелила.

Буквально за мгновение до того, как Килроун понял, что блеснувший металл — винтовка, его рука уже двигалась. Инстинкт, который тренировался годами, не подвел его и сейчас. И раньше, чем ум разгадал обман, рука уже выстрелила.

Короткоствольная винтовка целилась прямо в лицо Килроуну, пуля царапнула его по щеке. Человек, лежащий на земле, возлагал все свои надежды на этот единственный выстрел «вслепую»… и он промахнулся.

Килроун отпустил плечо лежащего человека и успел всадить в него три пули, пока к нему не вернулась способность контролировать себя.

Он отскочил назад, держа наготове револьвер, и присел, выжидая. Человек на земле с минуту лежал тихо, затем пошевелил ногой и, уперевшись носком, медленно вытянул ногу.

С револьвером наготове Килроун приблизился к нему и перевернул его носком сапога. Это был тот, кто в ту ночь стоял в салуне у стойки бара и не принимал участия в перестрелке.

Кровь влажно сверкала в неясном свете ночи, темная кровь, уже собравшаяся в лужу. Килроун откинул винтовку подальше в сторону. Человек открыл глаза.

— Тебе повезло, — пробормотал он. — Удачный выстрел.

— Тебя послал Спроул?

— Он все равно доберется до тебя. Он всегда получает то, что хочет.

— Но только не от меня. На этот раз я доберусь до него и отделаю его вот этими руками.

Ответа не последовало. Доносилось только хриплое дыхание умиравшего. Слушать это было неприятно.

— Хотел бы… хотел бы посмотреть… — Человек открыл глаза. — Я… почти сделал это.

— Хорошая попытка.

Барни посмотрел на мужчину, пытаясь угадать, сколько Спроул пообещал ему. Наверняка, немного, да и в любом случае деньги того не стоили. И опять ему подумалось о бессмысленности преступления. Вот умирал человек… за сколько? Двести долларов? Он знавал людей, которые умирали и за меньшее. А для этого больше не будет ни женщин, ни светлого утра, ни радости и веселья… все кончено, растоптано, ради денег.

— Ты хочешь, чтобы я кому-нибудь сообщил о тебе? — спросил Килроун. — Могу написать письмо.

Раненый опять открыл глаза. Дыхание его стало прерывистым, иногда даже казалось, что он совсем не дышит.

— Черт побери, нет. У меня никого никогда не было… только однажды индейская женщина… — Он лежал, над ним ясно и чисто сверкали звезды, и казалось, время остановилось. И вдруг он произнес абсолютно четко: — Это была хорошая женщина… Я не заслужил такую.

— Все равно, я готов написать ей. — Ответа не последовало. Килроун спросил: — Как тебя зовут? Я напишу твое имя на камне. Ведь кто-то же знал тебя… где-нибудь. Ведь должен же человек оставить след на земле.

— Пул, — проговорил умирающий и добавил: — Одно время я был проводником в Пятом кавалерийском полку. Я знал Инджанса. — Он замолчал. Прошла еще минута, показавшаяся очень длинной, прежде чем бедняга вновь открыл глаза. — А чего ты ждешь?

Килроун присел около него на корточки.

— Хоть ты и пытался убить меня, Пул, но ни один человек не заслуживает того, чтобы умирать вот так… в одиночку. Я побуду с тобой.

После еще одной паузы Пул сказал:

— Спасибо… ждать осталось недолго.

Барни сдвинул шляпу на затылок. Жаркий день сменила прохладная ночь. Опять завыл койот. Козодой взмыл в мерцающее небо.

Вдруг умирающий стал тихо звать:

— Мег! Мег! Черт возьми, Мег, я…

И наступил конец.

Килроун поднялся, не испытывая злобы к этому человеку.

— Значит, все-таки у него был кто-то, — пробормотал он. — А может, он звал ту индейскую женщину?

А затем в полутьме слышался только звук копающей лопаты — копают, потом перерыв и опять копают. Его сменил звук ножа, царапающего по камню. И наконец раздался стук удаляющихся копыт, постепенно замирающий вдали, а потом только вой койота Б ночи.

Глава 16

Майор Фрэнк Пэддок, собранный, в состоянии боевой готовности, вел кавалеристов рысью вниз по склону холма. Они все время скакали на большой скорости, лишь изредка делая остановки, чтобы перекусить. Для сна времени не оставалось, да никто и не хотел спать.

Среди кавалеристов были те, у кого в форте остались жены и дети. Другие не волновались за родственников, но на них лежал солдатский долг. Они проклинали этот поход, нехватку сна и своих офицеров, каждого по отдельности. Они проклинали своих офицеров и делали это здорово, они проклинали их точно так же, как люди Александра Македонского, как легионеры Римской империи, как воины Наполеона, ругавшие между собой своего Маленького Капрала и его убийственные походы. Они проклинали их, как это всегда делают солдаты, но это не мешало им воевать как настоящим солдатам.

Эскадрон спустился с холма как раз напротив форта, выстроился в прямую линию и на большой скорости понесся вперед. Но еще до этого индейцы бросились к своим лошадям.

Индейцы не были дураками — когда битва закончена, они удалялись. Ведь следующий день обязательно наступит. Правда, другого дня для них не будет, но они еще не догадывались об этом. Краснокожие воины отличались мужеством и смекалкой, а здравый смысл подсказывал им, что при данных обстоятельствах сражаться бессмысленно. Как призраки, они растворились в ночи, не оставив и следа, а мудрый стратег не станет преследовать превосходящего числом противника. В одних случаях, как, например, в далеком местечке Аламо, индейцы яростно сражались с теми, кто шел их усмирить, в других — как сейчас, они исчезли как снег, который растаял от дуновения теплого ветра. А с ними ушла и мечта Таинственного Пса.

Он все хорошо продумал, распланировал и верил, что его план сработает. Но кто мог предположить, что небольшая горстка людей будет так отчаянно сопротивляться? Защитники форта доказали, что они настоящие бойцы и бесстрашные воины. Таинственный Пес всегда уважал хороших солдат.

Но теперь он быстро удалялся на восток, туда, где находился индейский агент, очень хороший человек. И когда они встретятся, он скажет ему: «Я Таинственный Пес… хороший индеец». Он усмехнулся в темноте. И они поверят ему! Они похлопают его по спине, дадут ему одеяло и паек с говядиной. Конечно, другие индейцы знают лучше, но другие индейцы не будут говорить.

У него была хорошая лошадь, винтовка, револьвер, к тому же он знал, где еще стоит много лошадей, о чем никто не догадывался… Он мечтал, чтобы у него были свои часы — ему всегда хотелось иметь большие золотые часы на цепочке, как у Дейва Спроула.

Может, он добудет себе такие? Где-то по пути есть одинокий домик… но с этим можно подождать.

Таинственный Пес, этот индейский Наполеон, который споткнулся о горстку солдат, занявших оборону склада, ехал на восток. Сегодня он переночует там, где его ждали лошади, в долине Плезант-Вэлли.

Все стояли около домов, когда кавалеристы возвращались из похода, — женщины, дети и оставшиеся в живых мужчины.

У Хопкинса была глубокая рана в плече, причем, по иронии судьбы, он получил ее в последний момент битвы. Доусона убили. Он встал во весь рост, стреляя по отступающим индейцам. Один из смельчаков повернулся в седле и выстрелил наугад. Кузнец упал поперек подоконника замертво.

Среди стоявших на улице кавалеристы не увидели Дениз. Когда индейцы убрались, она пошла в свой разграбленный дом поискать кое-какие вещи. Она обнаружила кофейник и немного кофе, разожгла огонь, поставила кипятиться воду и стала прибираться в комнате.

Бетти Консидайн пришла к ней.

— Может, помочь? — спросила она.

— Нет, — ответила Дениз. — Ты, наверно, сочтешь меня глупой, но мне хотелось бы сделать все самой. К тому же, когда Фрэнк вернется, пусть он найдет меня здесь.

Бетти помедлила еще немного, оглядывая следы побоища и наблюдая, как благодаря усилиям Дениз из хаоса возникал порядок.

— Ты счастливая, — сказала она наконец. — Ты кого-то ждешь.

— Доктор Ханлон тоже возвращается.

— Доктор Ханлон — мой дядя, и я люблю его, но это не то, что я имела в виду.

Дениз поставила на место стул, с сожалением посмотрела на стол со сломанной ножкой и подложила под угол ящик.

— Бетти, ты будешь дурочкой, если разрешишь ему уехать отсюда, — сказала она.

— Кому?

— Ты же любишь его. Не думай, что я ничего не заметила. И он замечательный человек — один из лучших.

— Но он бродяга.

— А ты попытайся. Я не знала ни одного мужчину, который бы так хотел иметь свой дом. У него слишком долго его не было.

— Но я не заметила его среди солдат. Может, его убили. — Произнеся эти слова, она вся похолодела и сжалась. И, пожалуй, в первый раз ее охватил страх. — Он может не вернуться.

— Он вернется. Это же Килроун.

Бетти Консидайн пошла к дому дяди. К счастью, он почти не пострадал. Случайные пули разбили стекла, но его не разграбили. Доктор Ханлон лечил раненых индейцев так же добросовестно, как солдат. Частично по этой причине, а частично из-за суеверий индейцы не тронули его дом, и все его бутылочки с лекарствами, инструменты и оборудование были в сохранности.

Госпиталь тоже не тронули, взяли только одеяла и еду, которую оставили солдаты.

И тут Бетти вспомнила об Айроне Дейве Спроуле.

Она вышла на крыльцо, защищая глаза от солнца рукой, осмотрелась. Первым увидела Тила. Он поймал лошадь и сейчас среди всякого хлама пытался найти седло. Она быстро пересекла плац.

— Мистер Тил, — окликнула его девушка. Вздрогнув от непривычного обращения, он повернулся к ней. — Мистер Тил, мне надо разыскать мистера Килроуна.

— При всем моем уважении к вам, мэм, вам лучше вернуться назад в дом и оставаться там. Времена сейчас неспокойные. Если я увижу капитана, то передам, что вы хотите увидеть его.

— Так не годится. Я хочу увидеть его до того, как он пойдет в Хог-Таун.

Подъехал на лошади Лейхи, ведя за собой еще одну на поводу.

— Маккрекен на подходе, — объявил он, — а еще Риан и Рейнхард. А когда весть разнесется по округе, то подойдут и остальные.

— А теперь, мэм, я…

— Не надо, мистер Тил. Я вижу, вы все куда-то собираетесь. В таком случае и я поеду. — Она повернулась к Лейхи. — Мистер Лейхи, я возьму эту лошадь.

— Простите, мэм, но вы не можете ее взять. Леди не должны появляться в Хог-Тауне… и уж тем более вы.

— Я требую, чтобы вы дали мне эту лошадь!

— Сожалею, мэм. — Лейхи твердо стоял на своем. — Я не допущу этого.

— Хорошо, тогда вы, может, ответите мне: мистер Килроун поехал туда?

— Нет, мэм. По крайней мере, нам об этом не известно, — сказал Тил.

— Но как вы думаете, он мог бы?

— Думаю, да, мэм, если он способен драться. Однажды он уже имел дело с Айроном Дейвом.

— Но его убьют.

— Его? Что вы такое говорите, мэм! Он настоящий мужчина. Я видел, как он обращался со Спроулом, как с грязью, мэм. И я впервые увидел, что кто-то может достать Спроула, а он достал его, честное слово.

— Значит вы не дадите мне лошадь?

— Мне очень жаль, мэм. В другой раз, пожалуйста.

Она резко повернулась и пошла прочь.

Тил усмехнулся:

— Посмотри на ее походку. Она в ярости.

— Она бы могла остановить драку, — заметил Лейхи.

— Вполне может быть, но мне кажется, она наблюдала бы за ней. Попомни мои слова, эта женщина — рискованный игрок. — Он посмотрел ей вслед.

— Лейхи, мы должны не спускать с нее глаз. Ставлю три против одного, что она проберется туда.

— Ты думаешь, я дурак, чтобы спорить на это? Ставлю пять против одного, что она будет там, хотя не могу себе представить, как она это сделает.

Неожиданно рядом с Бетти появилась Мэри Толл Сингер.

— Ты собираешься туда? Я тобой, — сказала она.

— Я не могу разрешить тебе это, Мэри, там собираются плохие мужчины.

Индианка взглянула на нее, и в ее черных глазах мелькнула ирония.

— Ты так думаешь? У меня есть повозка.

Смертельно усталый Барни Килроун подъехал к форту со стороны Хог-Тауна на рассвете и остановился. Разыскав лесистую лощину у реки, спрятанную от посторонних глаз, он привязал лошадь на хорошей зеленой траве и искупался. Обсушившись на солнце, оделся и тщательно проверил револьвер. Оторвав лоскут от рубашки, намотал его на прутик и прочистил ствол, стер с оружия пыль и остатки пороха прежде, чем перезарядить, тщательно протер каждый патрон. Потом напоил Серого, привязал его на новое место и лег под деревом.

Звук ружейных выстрелов, донесшихся из форта, разбудил его. Он прислушался, пытаясь понять, что там происходит, а затем опять уснул. Маловероятно, что индейцы покажутся вблизи Хог-Тауна, так же как и то, что обитатели городка будут бродить по окрестностям, привлекая к себе внимание. Серый же самый лучший часовой, которого можно себе представить.

Проспав все утро и весь день, капитан проснулся ужасно голодным, чего и следовало ожидать. Он еще раз напоил лошадь и попил сам. А потом стал медленно жевать кусок вяленой говядины. Ему не хотелось встречаться с Айроном Дейвом на сытый желудок, боевой дух у мужчин выше, когда они голодны, да и удары воспринимаются легче. И если только он не слишком переоценивал Железного Кулака, ему нужно приготовиться к жестокой драке со Спроулом.

Он знал, что делать. Прежде всего должен расправиться со Спроулом, побить его, и побить как следует, чтобы раз и навсегда развеять тот страх, который многие испытывали перед ним. Если он побьет Спроула, то тот уже никогда не сможет вернуть себе былую власть, потому что она держалась исключительно на его железных кулаках.

«Ну и глуп же ты, приятель! — упрекнул он себя. — С чего ты взял, что сможешь побить его?»

Он не был уверен, удастся ли ему это, но одно знал наверняка, — что должен попытаться, иначе не успокоится.

Продолжая жевать мясо, Барни оседлал Серого и еще раз все обдумал.

Он явится в городок, найдет Спроула и принародно бросит ему вызов в такой форме, чтобы тот не посмел прибегнуть к чьей-либо помощи, поскольку сам Килроун помощников не имел. Он намеренно не поехал в форт, так как предпочитал никого не втягивать в свою разборку. Ну, а каковы же его шансы? Боксом он не занимался довольно долго, но все равно был в хорошей форме. Спроул рос в нищем квартале Нью-Йорка и участвовал в уличных драках, наверняка владел всеми грязными приемами борьбы. Что касается самого Килроуна, то он тоже участвовал в таких драках в те годы, когда бродяжничал.

Выстрелов со стороны форта больше не доносилось. Казалось, все успокоилось. Несколько раз он подходил к краю лощины, но индейцев не заметил.

Наконец перед самым заходом солнца над фортом и округой раздались совсем иные звуки — стук молотков и топоров, треск и грохот обрушиваемых строений. Очевидно, солдаты уже начали разбирать полусгоревшие здания и готовить место для строительства новых.

Он вскочил на лошадь и поехал к Хог-Тауну. На окраине городка помедлил, еще раз осмотрелся и поехал дальше, стараясь, чтобы его заметило по возможности меньшее число глаз. Но когда он выехал на улицу, длина которой не превышала ярдов сто пятьдесят, позади послышался топот копыт. Он обернулся. Его догоняли Тил, Маккрекен, Лейхи, Рейнхард и еще с полдюжины мужчин, которых Барни даже не знал.

— Парни, вы кого-то ищете? — спросил Килроун.

Тил улыбнулся ему в ответ:

— Но ты же не хочешь, чтобы мы пропустили самую лучшую здесь драку за последние сто лет? Рассчитываем поглазеть на представление, а то и пустить кулаки в ход, если кто-то захочет вмешаться.

— Спасибо, — ответил Килроун. — Тогда пошли.

У него пересохло в горле, когда он поднялся на крыльцо и толкнул дверь.

Бармен возвышался за стойкой, а вокруг стояли мужчины, один из них с забинтованной головой, памятка недавней ночи, когда они приезжали за повозкой. Сам Айрон Дейв Спроул в белой рубашке, в жилетке из шотландки и черных брюках, сидевших немного мешковато, как было модно в то время, примостился на дальнем конце стойки…

При виде Барни он вынул сигару изо рта, стряхнул пепел и сплюнул в медную плевательницу, бросив мрачный взгляд на солдат, которые медленно рассредоточивались по комнате.

— Пулу не удалось сделать это, Дейв, — произнес Килроун. — Он не годился для работы на тебя. Слишком порядочен.

— Я знать его не знаю.

— Нет? А он говорил мне по-другому.

В Спроуле закипела злость. Килроун опять встал на его пути и нарушил все планы. Попытка разрушить форт и разбить кавалерию провалилась. К тому же неизвестно, куда исчез Таинственный Пес… если он жив. Но момент упущен, и ему никогда не повторить такую операцию, по крайней мере, здесь.

— Что тебе надо? — спросил он угрюмо.

Внезапно Килроун почувствовал, что ситуация из грозной становится забавной, но в нем уже росло нетерпение. У него опять появилось огромное желание покончить с этим пауком. Слишком долго он ждал такого момента, чтобы отойти, рассмеявшись.

— Я пришел, чтобы побить тебя, Дейв. Я уже не раз слышал о твоих железных кулаках и хочу проверить, такие ли они на самом деле. А может, все враки?

Спроул аккуратно положил сигару на край стола.

— Не трогай это, — предупредил он, обращаясь к бармену. — Я быстро покончу с ним.

Килроун снял пояс с револьвером и передал его Маккрекену, который ближе всех стоял к нему. Положив револьвер на стойку бара, Спроул как-то лениво повернулся, будто желая взглянуть на противника и молниеносно нанес ему сильнейший удар в челюсть. Килроуна отбросило на пол. Искры посыпались у него из глаз. Но быстро пришел в себя, перекатился, сгруппировался и, когда в поле зрения возникли сапоги Дейва, бросился ему под ноги.

Тот чуть отступил в сторону, засмеялся и с размаху пнул Килроуна по голове, удар получился скользящим. В этот момент Барни схватил его за другую ногу, стоявшую на полу. Спроул покачнулся, но быстро восстановил равновесие. Килроун вскочил, нырнул под его левую руку и изо со всех сил саданул сбоку обеими кулаками в живот. Затем еще раз он ударил левой, а потом сверху вниз правой, угодив при этом Дейву в скулу. Тот закачался, и у него потекла кровь.

Теперь они стояли друг против друга и осторожно двигались по кругу. Голова у Килроуна все еще гудела от того первого удара, который по всем правилам должен был сразить его наповал. Железные кулаки Дейва вполне оправдывали свою славу. Но Килроун никогда и не сомневался в этом, столько времени следя за этим человеком. Поставив под сомнение силу и ловкость врага, он дразнил его.

Килроуну ужасно хотелось выиграть бой, нанести Спроулу решающее поражение, вышибить его из игры, и он стал очень осторожен. Дейв предпочитал бороться с ним, нанося удары кулаками. Но какой дурак согласится обмениваться ударами со Спроулом?

Дейв сделал ложный выпад и выбросил вперед кулак. Килроун пригнулся и нанес ему неожиданный удар в живот. Спроул крякнул и достал Барни в грудь, а когда тот закачался, жестко рубанул под ребра по почкам.

Килроун попытался обмануть более массивного противника, обхватив его за ноги, но Спроул знал этот трюк и был готов к нему. Килроун потерял равновесие и упал на стойку. Теперь в глазах Железного Кулака ясно читалась жажда крови. Он подошел и как молотом хряпнул Барни по уху, отчего у того голова пошла кругом, не давая опомниться, провел еще один удар сбоку в живот, от которого Килроун почувствовал, что почти зависает в воздухе. Явно предвкушая победу, Строул схватил противника за рубашку левой и прислонил его к стойке, отведя при этом правую руку для завершающего удара. Но Килроун вытянул свою правую руку поверх левой врага и, схватив его за жилетку, набычившись, дернул на себя, пробив собственным лбом торжествующее уже лицо.

Спроул отпрянул. Губы у него оказались разбиты, а из носа струйкой текла кровь. С грязными ругательствами он бросился вперед, размахивая громадными кулачищами. Прижатый к стойке, Барни не мог отступать, он подался вперед навстречу ударам и, упершись головой в грудь более крупного противника, стал молотить его кулаками. Дейв оттолкнул его и нанес удары по голове сначала левой, потом правой. Пока Килроун собирался провести новую серию тумаков, Спроул немного развернулся и ударил под ребра.

У Килроуна возникло ощущение, будто его резануло ножом. Он стал ртом судорожно хватать воздух, ноги вдруг сделались ватными, и он начал падать. Спроул добавил, целясь в голову, но поскольку капитан падал, то удар пришелся в плечо. Барни упал, но тут же встав на четвереньки, он еще раз попытался схватить Спроула за ноги, но громила быстро и на удивление легко отскочил в сторону. И, изловчившись, стукнул его сапогом в бок, но пинок оказался смазанным и не достиг полной силы.

Пошатываясь, Килроун встал и сразу получил зуботычину. Спасла его слабость — он завалился на стол. Собрав последние силы, сдвинул стол, загораживаясь от Спроула, и держал его на расстоянии какое-то время, пока окончательно не пришел в себя и не стал бешеным от боли и ярости. Когда Спроул стал приближаться к нему для нанесения смертельного удара, он рванулся вперед и предупредил новый выпад прямым ударом левой в нижнюю челюсть. Правой он промахнулся, но успел зажать голову Спроула левой и, скрутив левую руку, бросил его через бедро на пол.

Натиск был сокрушительный, но громила быстро вскочил на ноги и тут же получил правой в подбородок. Спроул упал на колени и немедленно попытался схватить Килроуна за ноги. Но тот с размаху ударил его прямо в лицо, превратив его нос в кровавое месиво.

Потом они стояли носок к носку и нещадно тузили друг друга. Килроун был чуточку быстрее и успевал перехватывать некоторые удары Спроула. Каждый раз, когда Барни переводил дыхание, он испытывал боль в боку и догадался, что у него сломано, по крайней мере, одно ребро.

Спроул, который тоже понял, что случилось, сразу воспользовался этим и постарался нанести сильный удар правой именно в больной бок, но Килроун перехватил удар предплечьем и ответил прямым в рот. К этому моменту губы Спроула и одна бровь были разбиты и кровоточили, из носа тоже текла кровь, но он по-прежнему оставался напористым и наступал.

Отпрянув назад и пытаясь перевести дух, Килроун сделал шаг в сторону. Спроул схватил одной рукой стул и, размахнувшись, с силой запустил его в противника, но чуть-чуть промахнулся, и стул разлетелся вдребезги, угодив в балку. Теперь он тоже старался разбить Килроуну лицо и был все еще спокоен и уверен в себе. Этот могучий человек, оттачивавший свои приемы во многих уличных драках, осыпал Барни жестокими ударами. Но, улучив момент, когда Дейв на мгновение согнулся, Килроун изо всех сил вмазал ему по почкам.

Спроул охнул и присел, а когда стал медленно подниматься, Килроун кинулся к нему и ударил еще раз в то же место. Спроул перевалился на бок, но при этом выбросил вперед руку и схватил Барни за рубашку, которая затрещала. Он попытался ударить левой, но встретил на пути правую руку противника, которая разбила ему бровь.

Килроун согнулся, пытаясь смягчить боль в боку. Спроул двигался кругами, держа наготове свои кулачищи. Вот он опять кинулся вперед, но Килроун чуть-чуть отклонил голову и, избежав удара, пнул торговца под коленки. Он упал вперед на одну руку, но прежде, чем смог выпрямиться, Килроун нанес ему еще один сильнейший удар по почкам.

Спроул застонал и упал на колени. Не давая ему опомниться, Барни принялся молотить его куда попало, а когда громила поднялся на ноги, он отступил назад, разглядывая его. Килроуну сильно досталось, и он не представлял себе, сколько еще сможет продержаться на ногах. Дыхание его стало прерывистым, глаза щипало от пота, но он двинулся вперед и сделал ложный выпад. Спроул ответил слева, но Килроун подставил ладонь правой руки, а потом провел левой апперкот прямо в живот. Хозяин салуна рухнул на спину, а Барни, поморгав, чтобы сбить капли пота, ринулся на него. Нельзя было терять ни минуты.

Вдруг Дейв развернулся на пятке одной ноги и нанес удар другой. Втянув в себя живот, чтобы смягчить его, Килроун схватил колено Спроула обеими руками, крутанул его со всей силы и отпустил. Великан перелетел через всю комнату и врезался головой в стул. Он упал, попытался подняться, но снова упал. Тяжело дыша, капитан не сводил с него глаз. Через несколько секунд противник начал двигаться. Сначала он приподнялся, потом встал на колени и, пошатываясь, поднялся на ноги.

Пронзительная боль не давала Килроуну выпрямиться, однако о том, чтобы уйти, не могло быть и речи. Сконцентрировавшись, он приготовился к продолжению боя. Спроул поднял руки, но Килроун приблизился вплотную и огрел его по бокам. Ответный удар прошел мимо. Килроун толкнул Дейва бедром, и тот покачнулся. Барни чувствовал, что у него есть силы еще на один удар… только на один. И его нельзя не нанести!

Он поднял кулак, нацелился в подбородок и вмазал, вложив силу всего тела. Торговца развернуло, и он упал, изодранный в клочья. Килроун нагнулся над ним, судорожно глотая воздух. Пот и кровь струились по его лицу. Он закрыл глаза и молился, чтобы Спроул не поднялся еще раз.

В комнате стояла мертвая тишина, нарушаемая Лишь его собственным дыханием. Он медленно отступил, опустился на колени и довольно долго стоял так, глядя на противника. Но Айрон Дейв не шевелился и даже, казалось, не дышал.

Килроун почувствовал, как чьи-то руки стали поднимать его, и он позволил им сделать это. Повернувшись, увидел в зеркале отражение растерзанного человека, всего в крови, которого было трудно узнать — огромный красноватый рубец над глазом, длинная рана на щеке, распухшие губы… а уж сколько следов от ударов, которых он даже не мог припомнить!

Почувствовав руку на плече, он обернулся и увидел Бетти.

— Как ты сюда попала? — с трудом выговорил он.

— Пойдем домой, — ответила она. — Тебе надо повидать дядю Картера.

— Не больше, чем ему меня, — глухо произнес он распухшими губами.

Простыни были белоснежными, светлую комнату заливали лучи солнца. Барни сложил руки под головой и смотрел в окно, пытаясь представить, что происходит на улице. Но любопытство все же заставило его подняться и выглянуть в окно. Он испытывал ужасную усталость, — накопившуюся усталость от бесцельных сражений, от вечной скачки на лошади, постоянного напряжения, когда он обдумывал, планировал или пытался понять, наилучшее ли решение он принял.

Все его мускулы ныли, бок был туго перебинтован, и он ощущал себя словно в коконе. И каждый раз, когда он произносил что-то или даже улыбался, он чувствовал, что губы у него будто одеревенели.

Распахнулась дверь, и в комнату вошла Бетти Консидайн.

— Дядя Карт скоро вернется. Он хотел еще раз осмотреть тебя.

— Со мной все в порядке. А кто-нибудь видел Дейва Спроула?

Она покачала головой:

— «Эмпайер» закрыт, на окнах ставни. Сержант Дюниван сказал, что банда снялась оттуда. Они собрались и уехали сразу после того, как ты побил Спроула. — Она посмотрела на него: — А что ты собираешься делать дальше?

В ответ он пожал плечами и попытался изобразить улыбку.

— Наверно, странствовать. А что еще мне остается?

— Ты мог бы вернуться в армию или стать инженером Фрэнк Пэддок говорил дяде Карту, что ты был лучшим в классе в Пойнте.

— Я ничего не смогу сделать, пока лежу здесь. — С этими словами он попытался приподняться, но его тут же пронзила резкая боль.

Легким движением рук Бетти заставила его опустить голову на подушку.

— Лежи спокойно! Ты сейчас не в том состоянии…

Он улыбался. Она покраснела и быстро отняла руки.

— Дядя Карт велел тебе лежать в постели, — сказала она, напустив на себя строгость.

— Ты когда-нибудь ездила в Калифорнию?

— В Калифорнию?

— Прекрасное место для медового месяца.

Дейв Спроул на цыпочках пересек комнату и заглянул в щель между ставнями. Улица была пустынна… ни лошадей, ни людей.

Он вернулся к столу, опустился на колени, поднял одну из досок пола и заглянул в дыру, открывшуюся между двумя блоками фундамента. Вытащив оттуда два мешка с золотом, засунул их в седельные сумки. В последний раз окинув взглядом все вокруг, пошел к двери и посмотрел через двор в сторону амбара. Все спокойно.

Они смотались. Все смотались. Его побили, и они тут же показали ему свои спины, покинули его. Но он знал, что это случилось не только из-за того, что его побили. Все уже знали, что издан приказ об его аресте на основании свидетельских показаний Мэри Толл Сингер. Его обвиняли в продаже оружия индейцам… и он знал, что у следствия есть и другое доказательство, и Килроун, без сомнения, даст показания.

Его могли засадить в тюрьму. Дейву Спроулу пришлось признать это. Он никогда не прятался от действительности, а в данном случае действительность означала закон. Так что же? Запад был огромен, да и всегда можно взять себе другое имя, переехать в другое место и начать все заново.

Он вышел из задней двери, тихо прикрыл ее и пошел к амбару. Лошади — одна под седлом, а вторая нагруженная — уже его ждали. Он поедет на восток, избегая городов, и доберется до железной дороги в Вайоминге. Двигался Дейв неловко, все у него болело, а в голове пульсировала тупая боль, оставшаяся после драки. Лицо его изменилось почти до неузнаваемости. Он усмехнулся… Кто бы его сейчас ни увидел, не узнал бы. У него были все шансы смыться. В банке «Уэллс Фарго» лежали его деньги помимо тех, что он вез с собой.

Отправившись по дороге вдоль Ист-Форк, первый привал он сделал у Рейвен-Крик и, когда наступил день, уже находился далеко на юго-востоке от форта. К ночи уже искал место для лагеря у Волф-Крик.

Ему удалось убежать без особых хлопот. К тому времени, как он доберется до железной дороги, у него уже отрастет борода, а через месяц можно будет опять заняться бизнесом. К черту их всех! Они не остановят его. А что касается Килроуна… этот парень умеет бить, черт бы его побрал… Но однажды, когда Килроун будет ехать куда-нибудь или сидеть, наслаждаясь жизнью, он получит свою пулю между глаз. И эта индейская девка тоже. Недаром она всегда терлась рядом, наблюдая, прислушиваясь и почти ничего не говоря. Он догадывался, что она следила за ним и собирала доказательства, но не придал значения. Для нее у него тоже найдется пуля.

Спроул не имел навыков жизни на границе или в дикой природе, у него не было нужных для этого инстинктов, как у ковбоев или охотников. Наконец он нашел место для привала, разжег костер и поставил на огонь кофейник.

Вдали, на склоне холма он заметил, как что-то сверкнуло на солнце — может, это была слюда или другой минерал? Он привязал лошадей и возвращался к костру, когда пуля настигла его и вошла между лопаток, заставив его полуразвернуться. Он тяжело опустился на землю, но успел подставить руки и, как слепое, испуганное животное, пополз к огню.

Таинственному Псу нужны были лошади. Лошади всегда нужны индейцу — они ставили его выше остальных. А одинокий путник, которого он углядел, имел две. Пес спустился со склона и осторожно приблизился к костру, возле которого распластался человек. И только когда перевернул его, понял, кого застрелил.

Пес мрачно усмехнулся. Странно, что именно он убил его. Индеец вытаскивал часы из жилетного кармана Спроула, когда тот открыл глаза.

— Пес! — проговорил он. — Я…

Не обращая на него внимания, Таинственный Пес сорвал цепь и достал часы, обнаружив пояс с патронами, прихватил и его тоже. Спроул попытался сесть, но Пес хладнокровно ударил его прикладом винтовки по голове и продолжал обшаривать.

Забрав все, что ему понравилось, Пес бросил кофе в бурлящую воду и после выпил кружку. Он смотрел на этого белого человека, ничего к нему не испытывая.

Через некоторое время Пес вскочил на одну из лошадей, а вторую повел за собой и уже собирался уезжать, но задержался у тела Спроула. Держа винчестер одной рукой, он выстрелил в лежащего еще раз. А затем поскакал к лошадям, которых прятал среди холмов.

Остаток кофе выкипел, осадок сгорел, и огонь потух. Когда догорали последние угли, человек вдруг дернулся и замер.

Library Г.Любавина: gurongl@rambler.ru