/ / Language: Русский / Genre:adv_western,

Кровавое Золото

Луис Ламур

Вестерны — это легенды о мужественных людях, покоривших необозримые просторы американского Дикого Запада, о людях, скорых на расправу, но зачастую скрывающих мягкое любящее сердце. Луис Дарборн Ламур — один из наиболее удачливых писателей в жанре вестерна. Его романы наполнены действием, опасностями, той особой атмосферой жестокого риска, которая пленяет нас в вестернах.

ru en Эрнест Маринин Roland ronaton@gmail.com FB Tools 2005-05-07 F77189A4-4A9B-48A4-902D-1B63C2D23032 1.0

Луис Ламур

Кровавое золто

Глава 1

Пустыня Юма, раскинувшаяся к западу от устья реки Колорадо, была раскалена, как жерло печи; но из четверых всадников трое были индейцы из племени яки, привыкшие к зною не хуже стервятников, которые выписывали ленивые круги у них над головами. А четвертого всадника жара не беспокоила. Он был мертв.

Часть пустыни, которую они сейчас пересекали, была покрыта твердым песком. Впереди и правее поднимались песчаные дюны. Четыре дня назад тот, который сейчас был мертв, пробирался на своем коне сквозь эти дюны навстречу смерти. Слишком уж он хотел освободиться, добраться до корабля, ожидавшего его в бухте Адэр, и потому понял, что загнал лошадь, когда было уже поздно.

Попытка бежать через пустыню, покрытую редкими низкорослыми креозотовыми кустами и ослиной колючкой, была безумием — если ехать днем. Но он не мог ждать ночи. За ним гнались индейцы, которым обещали пятьдесят долларов за его труп. Выбор был прост: двигаться или умереть — и он гнал вовсю… но все равно погиб. Они перехватили его у самой цели.

Еще никому не удавалось бежать через пустыню Юма. Индеец-яки в помятой кавалерийской панаме мог бы ему это Рассказать, потому что уже получил вознаграждение за семнадцать трупов, и это было неплохим подспорьем. Индеец ничего не знал о судне в бухте Адэр, но это его и не беспокоило.

Том Беджер, сокамерник убитого, был полностью посвящен в планы бежавшего заключенного и знал, что судно должно появляться в определенном месте побережья каждый вечер в течение двух недель. Команде хорошо заплатили, а знала она лишь то, что из пустыни должен появиться один человек.

Может быть, двое или больше. Этих людей надо взять на борт без лишних вопросов и доставить в Масатлан note 1.

Том Беджер собирался удрать вместе с Айзечером, но когда наконец-то представился подходящий случай, тот воспользовался им один. На его месте Том поступил бы точно так же. А теперь он выжидал. Удалось ли Айзечеру?..

Вдруг он услышал удары колокола. Один… два… три… четыре раза!

Ворота тюрьмы раскрылись и снова закрылись. Беджер поднялся, прислушиваясь. Кто же это вошел в тюрьму в такой час? Еще не было и шести утра.

Снаружи долетел чей-то голос, откуда-то от ворот. Он был довольно четок, даже на расстоянии, потому что в этом чистом воздухе звуки разносились далеко.

— Они привезли еще одного.

— Кого это?

— А ты как думаешь? За шесть месяцев отсюда удрал только один!

Айзечер! Том Беджер сидел тихо, но мысли его скакали. Айзечер умер, но судно не покинет бухту Адэр еще несколько дней. Айзечер был в этом уверен, и он планировал появиться на месте в первый же из четырнадцати дней, которые корабль проведет в бухте. Остальные тринадцать дней были просто страховкой на всякий случай или на ошибку в расчете времени.

Никто на судне не знает о гибели Айзечера. Поэтому, когда в бухте Адэр появится человек или несколько людей, их возьмут на борт и доставят в Масатлан. Айзечер погиб, но с его смертью двери не закрылись.

Мысли Беджера были прерваны лязганьем ключей и звуком приближающихся шагов. Дверь открылась, и он услышал, как тюремщики вызывают людей на дневные работы.

Вошел конвоир Миллер вместе с дежурным тюремщиком и начал отпирать замки ножных кандалов, которыми узники были прикованы к полу.

Суслик поднял глаза и заныл:

— Я совсем не могу сегодня… Я…

— Заткнись! — Том Беджер раздраженно глянул вниз. Джо Харбин был в порядке, но Суслик никуда не годился, ему лишь бы хныкать.

— Надевай башмаки! — нетерпеливо заорал тюремщик. Он был вообще жестокий человек и никому не давал спуску.

Миллер, наоборот, был добрым конвоиром и славным человеком. Если заключенный ничем не насолил Миллеру, тот охотно закрывал глаза на мелкие отклонения от правил.

— Я не могу…

Тюремщик слегка пнул Суслика сапогом.

— Встать!

— Пожалуйста…

Тюремщик замахнулся ключами, но тут вмешался Миллер.

— Оставь его в покое. Он вчера получил десять плетей.

— А сейчас напрашивается еще на десяток!

— Надень башмаки, сынок, — сказал Миллер. — Пошли, пусть док на тебя глянет.

Медленно, преодолевая боль, Суслик натянул башмаки и, поднявшись на ноги, вышел в тюремный коридор вместе с двумя остальными. Идя по коридору, Том заглядывал в камеры к тем заключенным, с которыми было меньше хлопот. В каждой из них он видел свежевыбритых людей, которые застилали удобные койки. Удобные, собственно говоря, по сравнению с твердым каменным полом, на котором он спал в карцере. Возле одной из камер их остановили. Там был Дэн Родело, голый по пояс — его осматривал доктор.

Миллер поглядел немного, потом позвал:

— Док!

— Минутку, конвоир. Мне надо проверить этого человека перед освобождением. Он выходит сегодня.

— Везет сволочам, — пробормотал кто-то; Миллер глянул на заключенных, но по их лицам нелегко было угадать, кто это сказал, и Миллер не стал любопытствовать.

Родело был счастлив выйти на свободу — как и всякий Другой. Но раньше-то счастье ему изменило, из-за этого он и попал сюда. Он вообще не был преступником, это знали все заключенные.

Крутой, грубый — это да… и невезучий. Это был упорный человек, такой пройдет самую трудную дорогу, если придется. Но вряд ли кто-то захотел бы разделить хоть часть его забот — судьба посылала ему одни неприятности. Дэн стойко выдержал свой срок. Он каждый день выполнял норму, а дневная норма — это изрядный кусок работы.

— Хорошо, Родело.

Доктор Уилсон собрал свой саквояж и вышел в коридор.

— Что там, Миллер?

— Этот парень говорит, что он болен.

Доктор взглянул на Суслика.

— О, да это ты!

Задрал ему рубашку, взглянул на тощую спину, исполосованную плетьми.

— Заживает хорошо.

Дэн Родело надел рубашку, пока другие ждали. Заправил ее под ремень, завязал шейный платок.

Джо Харбин смотрел на него со злостью. Он начал было говорить, но Том Беджер резко толкнул его, и Джо закрыл рот.

— Ты уже достаточно окреп, — сказал Уилсон Суслику. — Тебе лучше работать, а то спину стянет рубцами.

— Так вы считаете, что я должен идти на работу?

— Тут все работают, сынок. Держись подальше от неприятностей, и в один прекрасный день ты выйдешь отсюда, вот как сейчас Родело. А если захочешь острых ощущений, будешь получать плетей постоянно и когда наконец выйдешь на волю, годен ты будешь только на кладбище. Поверь мне — я тут всякого насмотрелся…

Дэн Родело подождал, пока они уйдут, потом вышел в коридор и направился в кабинет начальника. Он знал, что его провожают завистливые взгляды тех, кто оставался, но он мало кого из них знал и имел мало общего с кем-либо из них.

Внезапно он остановился. Трое индейцев-яки вносили тело. Невольно он всмотрелся в мертвое лицо. Он узнал его. Узнал просто потому, что это мог быть лишь один человек. Хотя в бледном лице мертвеца мало что напоминало человека, которого он знал.

Об Айзечере ходили слухи. У него была родня с деньгами где-то далеко на Востоке, и был какой-то разговор, что эти деньги так и сыплются… До сих пор оставалось загадкой, как ему удалось удрать.

Клерк открыл дверь в кабинет начальника.

— Тело Айзечера, сэр, для опознания.

— Ты что, сам не можешь опознать его?

— Инструкция, сэр. Положено, чтобы тело осмотрели вы. Начальник подошел к двери. Это был стройный, привлекательный человек лет пятидесяти с лишним. Стройная осанка выдавала его военное прошлое. Он взглянул на мертвеца я поморщился. Это дело ему не нравилось.

— Никогда не узнал бы его, — заметил он. — Будто сквозь пекло прошел.

— А вы видели эту пустыню на юге? Не думаю, чтобы в Северной Америке нашлось еще что-то подобное. Он, наверное, был полумертвый от жажды, когда его подстрелили.

Начальник отвернулся.

— И тем не менее…

— Мертвому человеку не нужна вода, а там вода — страшная редкость.

— Ладно, убери его отсюда. И присмотри, чтоб похоронили как следует. — И подумав, добавил: — Чтобы ты наверняка смог найти могилу. Может, его семья захочет забрать тело, хотя насчет этого я сомневаюсь.

Яки в кавалерийской панаме выступил вперед.

— Оро? note 2

— Заплати ему, — сказал начальник. — Вот… я подпишу. Он подписал ордер на оплату, потом глянул на клерка.

— Я подписал, — сказал он, — но будь я проклят, если мне это нравится. Не в том дело, преступник он или нет, но просто нельзя позволять им охотиться на людей и убивать их.

Клерк был циничен.

— За счет этого они живут, эти яки, сэр. Я имею в виду банду, которая болтается возле форта. — Он сделал паузу. — Я часто думал, что их надо завербовать, сэр, вышколить и сделать из них хороших солдат. У них есть способности.

— Кровожадные дикари!

— Некоторые…

Индеец взял свои деньги и повернулся, но тут увидел Дэна Родело. На мгновение они встретились глазами, яки распознал неприязнь во взгляде Дэна и опустил глаза, оглядывая его одежду. Для заключенного — а яки знал, что это заключенный, — тот был одет достаточно хорошо. Новые сапоги были начищены и блестели.

Индеец указал на них.

— Мои! — Он глянул на Родело. — Увидишь. Будут мои.

— Прости, — ответил Родело, — но я выхожу за ограду. Я освобожден.

Родело прошел мимо индейцев и остановился у стола начальника. Что-то подсказывало Дэну, кем был когда-то начальник, и почти инстинктивно он вытянулся по стойке «смирно».

— А, Родело? — начальник пытливо смотрел на него. — Были в армии?

— Так точно, сэр. Пятый кавалерийский, сэр.

К столу подошел клерк с коричневым бумажным мешком и положил его перед Родело. Дэн глянул вниз. В мешке были его вещи, совсем немного. Не говоря ни слова, он разложил их по карманам, потом затянул ремень с револьвером, который принесли вместе с мешком. Начальник вынул из ящика золотую пятидолларовую монету и вручил Дэну.

— Вот ваше выходное пособие. Я рад, что вы освобождаетесь, Родело, и надеюсь, вы не сделаете ничего такого, что вернет вас сюда.

— С меня достаточно, сэр, — вздохнул тот. — За мной не было никакого преступления, когда я попал сюда.

— Знаю. Я проверял ваше дело.

Начальник, казалось, не спешил отпустить его.

— Родело, вам придется выдержать испытательный срок. Во времена перемен всегда может возникнуть такая ситуация, с которой нелегко справиться, но нужно помнить, что наша страна меняется. Мы больше не можем жить по закону оружия. Каждый день едут поселенцы с Востока, есть предприниматели, желающие вложить деньги. Мы должны научиться решать наши споры без стрельбы и навсегда распрощаться с преступным представлением о законе.

— Я знаю, сэр.

— Надеюсь, Родело. Вы, по-моему, хороший человек. Держитесь подальше от неприятностей, — он посмотрел Дэну прямо в глаза. — И подальше от плохой компании.

Дэн отступил на шаг назад, развернулся кругом и вышел из кабинета. Его обеспокоило неясное предчувствие. Неужели начальник что-то знает? Но откуда? И все же…

Когда они приблизились к воротам, конвоир, шедший рядом, знаком велел часовому открыть. Они быстро вышли.

— Рад видеть тебя снаружи, Дэн, — сказал конвоир.

— Спасибо, Индюк. Не сказал бы, что буду сильно тосковать.

Дэн Родело кивнул на восток.

— Вот там меня ждет добрый конь, — он повернулся. — Хочешь сделать мне одолжение?

Он вынул из кармана пятидолларовую монету.

— Возьми себе — и скажи Джо Харбину, что я тебе ее дал.

— И все?

— Все.

Индюк стоял в открытой калитке, глядя, как Родело спускается с холма, потом взглянул на золотую монету, пожал плечами и положил ее в карман. Что бы это могло значить? Он решил было доложить начальнику, но потом это показалось ему мелочью. Он отступил, и ворота закрылись за ним.

Задумчиво направился он в тюремный двор. Джо Харбин должен сейчас быть в карьере. Заключенный, думал Индюк, который может запросто отдать пять долларов, должен иметь деньги — или надеяться скоро их достать. И, кажется, именно об этом он хотел известить Харбина.

Было жарко. Дэн Родело остановился и вытер рукой пот со лба. Впереди лежал долгий путь к умирающему шахтерскому городку, куда он направлялся, и лучше было подождать до захода солнца. Он хотел избежать улиц города Юма, избежать любопытных взоров на каждого, кто спустился с холма, где расположена тюрьма Территории. Его видели тут год назад, да и то лишь мельком. Но ему не хотелось, чтобы хоть кто-нибудь в будущем помнил, что он отбыл срок в тюрьме Юма. Он свернул с дороги и укрылся в тени пустующей глинобитной хижины, чтобы дождаться вечерней прохлады. Вытащил из кобуры шестизарядный кольт, взвесил его в руке, чтобы ощутить баланс, потом проверил заряды. В патронташе лишь одиннадцать гнезд были с патронами. Ему понадобятся боеприпасы и винтовка.

Он сунул револьвер обратно в кобуру и, надвинув шляпу на глаза, лег отдохнуть. Было очень жарко, но сюда немного задувал ветерок с реки.

В полудреме он вспомнил того индейца-яки в измятой кавалерийской панаме, и на мгновение ощутил мороз по коже. Как говорят о таком? Будто кто-то наступил на твою могилу…

Глава 2

Тюремная каменоломня напоминала печь. Том Беджер поворачивал бур. А Джо Харбин работал копром. Это был тяжелый молот, скользящий в полозьях, и он дергал его с неумелым остервенением, совсем не в том легком ритме, как это делают опытные бурильщики.

— Полегче, дурень чертов! — сердито сказал Беджер. — Если не попадешь по буру, я без руки останусь!

Беджер сидел на корточках возле бура, поворачиваясь так, чтобы не выпустить из поля зрения Перримена, их конвоира. Том был опытен не только в бурении скал, но и в тюремных делах, и потому знал, что заключенный не может выбирать себе товарища по камере, даже товарища для побега. Обстоятельства делают это за тебя, а дальше ты уже сам должен управляться как сможешь.

— Я тут жизнь гроблю, — сказал Харбин, — а этот проклятый Родело выходит на волю. Всего один год! Я бы такой срок выдержал, стоя на голове!

— Ты убил человека, чтобы добыть те деньги.

Джо Харбин снова схватился за ручку своего копра. Гнев внезапно отступил, сменившись холодным, тщательным расчетом.

— Какие деньги? Беджер провернул бур.

— Да вот ту зарплату с шахты. Пятьдесят тысяч долларов.

— Болтаешь много.

— Тебя заедает, что Родело выйдет отсюда и заберет всю добычу, — сказал Беджер.

— Он не знает, где я ее спрятал.

— Ну, у него есть неплохая мысль. Он говорил мне, что когда его срок приблизится к концу, ты попробуешь бежать и будешь его пасти — это как раз то, что ты делаешь.

— А тебе что до того? — ответил Харбин грубо. — Ты-то этого в жизни не сделаешь!

Беджер внезапно сплюнул на землю: это был сигнал, что конвоир поворачивается. Харбин поднял тяжелый ползун, сбросил его, снова поднял. Когда конвоир повернулся к другим заключенным, Беджер спокойно произнес:

— Я ошибусь, если попробую бежать один. И ты тоже ошибешься, потому что ты не шибко мудрый. Но если бы мы были партнерами…

Они работали молча. Наконец Харбин сказал неохотно:

— У тебя есть какая-то идея?

— Ага… У меня их несколько, и они сработают, но мне нужен партнер.

— Я бы охотно подался в Масатлан, — пробормотал Харбин. — Мне нравятся мексиканские бабы.

— Мы можем забрать эти деньги, разделить их пополам…

— Разделить? Рехнулся? Ты что думаешь, я их добывал, чтобы с кем-то делиться?

— Мы бы стали партнерами.

Джо заговорил снова. Том Беджер торопливо плюнул в пыль, но Харбин, слишком обозленный, чтобы соображать, продолжал сердито выкрикивать:

— Эй! Ты что же думаешь…

Вдруг рядом с ними появился Перримен.

— Разговаривать запрещено!

Харбин повернул к нему лицо, искаженное злостью.

— Ты!..

Реакция Перримена была быстрой. Ему приходилось иметь дело не с одним крепким орешком, и он видел, к чему все идет. Приклад его ружья ударил резко, точно, и достал Харбина в момент броска. Он упал на колени, из разбитой головы потекла кровь. Отступив в сторону, Перримен глянул на Беджера.

— Вы что это?

— Поспорили, Перримен. Джо не виноват — жара его довела.

Перримен вздохнул, но Том Беджер улыбнулся просительно.

— Джо не выдерживает зноя. Вы же знаете, он родился в Монтане, и не может переносить жару, как вы или я. Успокоившись, Перримен отошел в сторону.

— Ладно. В этот раз не доложу. Но если ты ему друг, то держи его на коротком поводке, слышал? — Он вытер лоб. — А и в самом деле припекает, черт возьми! Вряд ли его можно обвинять.

Он ушел, и Беджер помог Харбину подняться. Крови было немного — всего лишь струйка, но Харбин все еще глядел остекленелыми глазами.

— Ты мне шкуру спас, — сказал он.

— А почему бы нет? Разве мы не партнеры? Харбин снова вздохнул.

— Так что там за идея у тебя?

— Я могу тебя доставить в Масатлан… вместе с этим золотом… за десять дней.

— Ладно… партнер.

— Хорошо, — Беджер протянул бур. — Будешь поворачивать бур. И всеми святыми тебя умоляю — не заводи этого конвоира. Если они нас разлучат, я уйду сам.

Джо Харбин угрюмо взялся за работу. Ладно, если нужно, он это сделает. Будет так упираться, что они теперь на него и внимания не обратят. В голове пульсировала боль, но его били и раньше, и думал он не об этом, а о деньгах, которые ждут его, и о том, как не подпустить Родело к тайнику.

Он не увидел, как подошел Индюк, не заметил даже его присутствия, пока конвоир не произнес:

— Ты что, никогда не устаешь, Джо?

— Только не я.

— Твой друг Родело выписался сегодня утром. Смотрите, что он мне дал, — он показал им золотую монету, наблюдая, какое это произведет впечатление. Индюк был уверен, что за этим что-то кроется, и его разбирало любопытство. — Эти деньги ему выдали на кормежку, пока он работу не найдет. Не понимаю я этого парня.

Но Харбин никак не отозвался, и Индюк ушел. Беджер, переставляя бур в новую скважину, заметил:

— Если Дэну не нужны эти деньги, он, видать, четко знает, где получить большие.

— Мне надо вырваться отсюда. — Глаза у Харбина были дикие. — Том, нам надо вырваться!

— Вырвемся. Сегодня вечером.

Харбин недоверчиво наклонил голову вбок.

— Вечером?

— Будь готов. Примерно на закате.

Джо Харбин облизнул губы и посмотрел на солнце… часа два еще. Он почувствовал, как под рубашкой проступил холодный пот. Неужели он испугался? Что ж… может быть. Но он пройдет через это во что бы то ни стало… Он уже пробовал когда-то холодное мексиканское пиво, тэкилу. Вот это выпивка!

Они работали, а солнечный жар лился сверху и отражался от песчаника; жестокий, обжигающий до волдырей, он превращал дно карьера в печь. Неосторожное прикосновение к стальному буру обжигало до мяса; через карьер протащили двух бедняг, потерявших сознание от зноя, но Джо Харбин продолжал упрямо работать. Том Беджер работал медленнее, более методично, но успевал не меньше. Он не терял ни сознания, ни сил. Он работал уже давно и знал все приемы и хитрости, облегчающие тяжкий труд.

Миллер, который конвоировал их во вторую половину этого долгого знойного дня, подошел поближе. Они закончили последнюю скважину, изрядно опередив остальных.

— Ну, парни, вы нынче самая лучшая пара на этой работе. Собирайте инструменты. На сегодня хватит. Беджер выпрямился, растирая поясницу.

— Спасибо, сэр. Я так думаю, вы правы. Лучше оставим что-нибудь на завтра.

Он складывал буры, а Джо Харбин взвалил на плечо свой копер. Выждав, пока внимание конвоира отвлечется, Беджер ногой отбросил один бур в камни, а потом оба медленно поплелись. Оглянувшись, Беджер увидел, что «пороховая мартышка» уже набивает динамитные шашки в только что просверленные шпуры, утрамбовывая их длинной палкой. Беджер шарил глазами по карьеру, измеряя расстояние, представляя в уме все события, которые тут произойдут, и тщательно взвешивал шансы. На мгновение его взгляд остановился на Суслике, который сражался с тяжелой тачкой, нагруженной битым камнем. «У парня плохой вид… никогда он не вытянет своего срока», — подумал Беджер.

Он пошел рядом с Харбином к складу, где заключенный-кладовщик проверил принесенные ими инструменты.

— Рано вы сегодня. Видать, Миллер был совсем уж добрый, — сказал он и ухмыльнулся Беджеру. — Ладно. Харбин, ты свою колотушку притащил?

Харбин уложил копер на полку возле двери, небрежно поглядывая через плечо. У него пересохло в горле, и он нервничал, зная, что вот сейчас, в любой момент…

Беджер забросил буры на полку, но кладовщик взглянул на него.

— Том, у тебя одного бура не хватает.

— Недоглядел, видать, — спокойно ответил Том. — Спешил.

— Ну так слетай назад и найди. Ты ж знаешь правила.

Беджер медленно пошел обратно, взвешивая каждый шаг, — он знал, сколько глаз следят за ним. Но еще он знал, что в поисках бура он на время скроется от конвоиров, которые стоят сейчас возле заключенных ниже в карьере, и от кладовщика с инструментального склада.

Он сошел вниз, как будто в поисках бура, внезапно опустился на одно колено, вытащил спичку, запасенную заранее, и поджег только что уложенный бикфордов шнур, потом еще один, еще… А потом подобрал бур и медленно пошел прочь.

Он знал, сколько времени будут гореть фитили, знал, когда произойдет взрыв, и знал, что должно случиться, когда состоится побег. Том Беджер был осторожным человеком и тщательно планировал каждый шаг; в его планах даже таились где-то тени тех самых индейцев-яки. Невозможно планировать что-то, касающееся индейцев. Все сводилось к простой формуле — удрать от них, если получится, а не получится — отбиться.

Он подошел к складу.

— Вот твой бур. Доволен?

— Так это ж не я, Том, — сказал кладовщик. — Правила такие. Ты по ним живешь.

Он протянул руку, чтобы взять у Тома боек, но тут воздух вдруг разорвало в клочья громом взрыва, и в тот же момент Беджер взмахнул стальным буром и ударил кладовщика по черепу.

Звук взрыва потонул в грохоте падающих камней, криках и стонах. Том и Харбин помчались к карьеру. Почти сразу они наткнулись на труп Перримена, наполовину засыпанный камнями и песком. Том Беджер быстро сорвал с конвоира ремень с кобурой, вытряхнул патроны себе в ладонь, а револьвер спрятал в карман. Схватив винтовку погибшего, Джо Харбин разбил ее о скалу.

Заключенные и стражники пытались выбраться из тучи дыма, пыли и обломков. Некоторые шли, пошатываясь, истекая кровью. Другие быстро карабкались наверх. Проталкиваясь среди них, Беджер вылез из каменоломни и побежал к фургону с лошадьми, стоявшему неподалеку.

Неожиданно появился начальник тюрьмы в сопровождении нескольких охранников. Он резко остановился, вглядываясь в кавардак, царящий в карьере, пока конвоиры сбегали по склону, чтобы разобраться с людьми внизу. Том Беджер быстро подскочил к начальнику и ткнул ствол револьвера ему в ребра. Джо Харбин подбежал с другой стороны и вырвал пистолет начальника из кобуры.

— Начальник, мы против тебя ничего не имеем, только если хочешь жить, веди нас к фургону.

— Я не…

— Начальник! — предостерег Беджер, — нет у нас времени на споры. Давай к фургону!

Начальник начал возражать, но Харбин ловко ударил его револьвером по голове. Они быстро подтащили потерявшего сознание к фургону и забросили внутрь. Том Беджер схватил вожжи, и кони побежали к воротам быстрой рысью.

Джо Харбин посадил начальника перед собой таким образом, чтобы он был хорошо виден. План действовал! Сейчас, если только…

— Стой! — крикнул часовой.

Беджер гнал лошадей дальше, и на сторожевой вышке у ворот появился еще один стражник.

— Стой, стрелять буду!

— Открывай ворота, — приказал Беджер, — а то пристрелим начальника!

Заколебавшись, часовой начал озираться по сторонам, ища подмоги, но никого не было. Помощник начальника и все остальные побежали в карьер, чтобы помочь пострадавшим.

— У вас есть три секунды! — крикнул Харбин, — а после этого я прострелю начальнику голову!.. Раз!

Часовые переглянулись. Они получили свою работу от начальника, он был дружелюбный, приветливый человек, но служебные обязанности были для него святыней.

— Два!

Один из часовых резко повернулся и пошел к канату, которым открывали ворота. Не говоря ни слова, он начал тянуть веревку. Ворота открывались… ох, как же медленно! Джо Харбин чувствовал, как капли пота стекают на брови, как шевелятся волосы на затылке. В любой момент могла начаться стрельба.

Наконец ворота раскрылись, и они проехали сквозь арку, придерживая коней, чтобы не зацепился фургон, а потом погнали упряжку рысью.

Теперь они были уже у подножия холма.

— Брось его! — приказал Том. Джо Харбин вытолкнул все еще не пришедшего в сознание начальника из фургона, а Том Беджер хлестнул коней плетью. Мгновенно упряжка сорвалась в галоп. С вышки прогремел выстрел, еще один, но они уже скрылись за неровностями склона. Неожиданно позади начал бить колокол; Беджер свернул фургон с дороги в кустарник у подножия холма. Они двигались сквозь заросли, подпрыгивая на камнях, но не снижая аллюра.

Внезапно появилось сухое русло, и Беджер направил упряжку туда; на мягком песке фургон не громыхал. Они ехали по дуге, следуя повороту русла, потом Беджер сказал:

— За этой скалой обрубай постромки и садись верхом. Вот здесь! — Он вытащил из-за пазухи недоуздок и бросил Харбину.

Они быстро обрезали сбрую и, набросив недоуздки, вскочили на коней. Поехали на юг, держась мягкого песка, где копыта не оставляли четких отпечатков, а только углубления в рыхлом грунте.

Из русла они выехали в долину и сделали крюк через ивняк, росший ближе к реке. Потом Беджер резко свернул и, оставив кустарник, поскакал вновь в подвижные пески дюн. Джо Харбин, который держался на один лошадиный корпус позади, только удивлялся. Было очевидно, что Том Беджер спланировал каждый шаг. Он въехал в ивняк там, где не оставалось следов, а теперь выбрался из него в таком месте, где идти по следам было бы не легче.

Беджер поднял глаза к небу, и только тут Харбин впервые подумал о времени. Оно тоже было хорошо выбрано. До захода солнца оставались считанные минуты, а потом быстро стемнеет, как всегда в пустынном краю. Тогда они смогут ехать сравнительно безопасно до самого рассвета.

Но Джо Харбин был подозрительный человек. Беджер тщательно спланировал каждый шаг… но какие у него планы на тот момент, когда они добудут золото? Это была неприятная мысль, но Джо Харбин и сам раздумывал об этом, и ему самому хотелось бы знать, как далеко он собирается идти вместе с Беджером. Сложность была в том, что им нужно судно, а Харбин не был уверен, что в одиночку справится с командой.

Наверное, у Беджера есть план и на этот случай, так что Харбин может ему понадобиться в помощь. Ну, а уж если индейцы нападут на их след, им друг без друга не обойтись. Для этих яки пустыня — дом родной, так что задача будет не из простых…

Беджер остановился среди песчаных дюн и подождал, пока подъедет Харбин.

— Скажи мне прямо, Джо, не виляя: знает кто-нибудь где спрятано золото?

— Ты что думаешь — я сумасшедший? Ни одна живая душа.

Беджер обдумывал его слова. Если никто не знает, то вряд ли яки или начальник тюрьмы угадают направление, потому что, хоть им и нужно бежать, они поедут скорее на восток, чем на юг… по крайней мере, пока не найдут золото. Но если кто-нибудь знает, если начальник что-то об этом слышал, он будет подстерегать их где-то вблизи тайника. Тогда они угодят прямо к нему в лапы.

— Если ты врешь, — сказал Беджер, — твоя шея окажется в одной петле с моей. Если хоть один человек, кроме тебя, знает, где это золото, или хоть только приблизительно слышал, то можешь побиться об заклад, что узнает еще кто-то, и влезем мы прямо в ловушку.

— Никто не знает, — ответил Джо коротко. А сам подумал, что кое-кто все же знает. Та девка знала… он тогда много болтал, хоть лучше было бы помолчать.

К черту, ерунда это все! Она, наверное, давно уже уехала из этих мест…

Глава 3

Солнцу оставалось еще с полчаса катиться к горизонту, когда Родело пустился в путь. Он любил ходить пешком, хоть среди наездников это редкость, и сейчас шел с удовольствием. После года в тюрьме это было замечательное ощущение — идти посреди дороги хорошим размашистым шагом. Кроме того, это давало время все обдумать и наметить ближайшие планы.

Еще не стемнело, когда он услышал за собой тарахтение колес и, обернувшись, увидел легкий фургон, запряженный четверкой, с привязанным сзади верховым конем. В фургоне были двое мужчин и женщина. Поравнявшись с ним, они остановились.

— Далеко идете, мистер?

— В Голд-сити.

— Если вы охотитесь за золотом, то это не то место, что вам нужно. Единственное золото, какое там когда-нибудь находили — в названии города.

— Ну, может мне повезет.

— Садитесь. Мы тоже туда, — высокий мужчина крикнул на лошадей, легонько хлестнул их вожжами, и фургон покатил дальше. Дэн устроился возле девушки — чертовски привлекательной, как ему показалось.

— Это ведь сейчас умирающий город, мистер. Понимаете?

— Ну, он еще не совсем умер. Старый Сэм Берроуз пока на месте. Держит лавку и салун. Я оставил у него коня некоторое время тому назад.

— Не слишком ли далеко место, чтоб оставлять коня?

— А почему бы и нет?

Дэн Родело посмотрел на девушку, которая ответила ему холодным равнодушным взглядом. Двое мужчин время от времени перебрасывались репликами, и Родело запомнил, что их зовут Клинт и Джейк. Ночь была тиха, и когда кони пошли медленнее, взбираясь на затяжной подъем, исчезли все звуки, кроме тех, которые вызывало их движение. Дэн Родело распрямил ноги. Ехать было приятно. Он передвинул кобуру, чтобы была под рукой, и перехватил взгляд девушки, которая это заметила.

Он вызывает у них любопытство — как и они у него. Двое мужчин и девушка едут в Голд-сити… Зачем? Голд-сити — это не только умирающий городок, это еще и конец дороги. За ним лежит пустыня… пустыня до самой границы и еще далеко за ней. Дэн Родело не страдал чрезмерной подозрительностью, но иногда ему хотелось бы знать, думает ли человек так же, как он, или нет. Пожалуй, разумно будет держаться осторожно, очень осторожно…

Голд-сити был крохотным поселком. Жалкая лавчонка, салун с полусгнившим деревянным крыльцом под вывеской. Напротив стояла адоба — строение из необожженного кирпича, изрядно уже разрушенное; были там еще развалины других заброшенных домов вдоль этой улицы и по обе стороны от нее. В пределах видимости не было ни одного дерева, ничего, кроме креозотовых кустов, сорняков и разбросанных кое-где кактусов — опунций и окотилло.

Сэм курил на крыльце свою трубку и наблюдал за приближающимся фургоном. Собака, лежавшая у его ног, зарычала, но потом успокоилась. Сэм носил на поясе револьвер, которым умел пользоваться, а сразу за дверью стоял карабин.

Когда фургон подъехал и мягко остановился, глаза старика скользнули по пассажирам и задержались на Родело.

— Привет, Сэм!

— Будь я проклят, если это не Родело! Мне и в голову не пришло, что твой срок кончился! Дэн спрыгнул на землю.

— Эти чужестранцы подвезли меня. Очень любезно с их стороны.

Он слегка подчеркнул слово «чужестранцы», и Сэм понял. Он посмотрел на них, улыбаясь.

— За это вы, ребята, получите кусочек чего-нибудь.

— Виски у вас есть? — спросил Джейк.

— Лучшее в городе, — сказал Сэм. Он поднялся и поплелся впереди них в дом. — Впрочем не могу сказать, что у меня слишком уж много конкурентов.

Он поставил перед ними бутылку и два стакана, посмотрел на девушку.

— А вам, мэм, чашечку кофе?

— Покажите, где что, и я приготовлю сама.

— Сразу за дверью, мэм. Вы легко найдете — все под рукой.

— Вы — как последний корень этого заброшенного огорода, — заметил тот, которого звали Клинт.

— У нас тут не так уж и одиноко, как можно подумать. Много скотоводов, иногда кто-нибудь из этих аризонских рейнджеров, руралы note 3 появляются… также золотоискатели, ну и всякие такие.

— Я не думал, что здесь так людно… Сэм долил в стаканы.

— Я здесь один на весь дом. Я всегда любил компанию, а друзья Дэна — это мои друзья, — добавил он простодушно. — В этом городе немного удобств, в таком, каков он сейчас. А вы откуда будете, мистер?

— Из Флагстафа, — ответил Клинт.

Джейк шевельнулся и сердито посмотрел на него.

— Тут и поглядеть не на что, разве что вы золото ищете, — сказал Сэм.

— А что, что-нибудь не так?

— Ну, это ваши дела — вам и знать.

— Вот именно, мистер старожил, — Джейк отодвинул свой стакан. — Пошли, Клинт.

— Вы еще не выпили кофе.

— Это для Норы — Норы Пакстон. Если она хочет кофе, пусть пьет. А я поищу, где провести ночь.

— Я, пожалуй, взгляну, не нуждается ли леди в помощи, — Сэм повернулся к дверям за баром, но Джейк загородил их.

— Это я сделаю, мистер. Дэн Родело сидел очень спокойно. Он нашел кухонную табуретку у противоположного конца стойки и сидел там один, не вмешиваясь в разговор, но удерживая всех в поле зрения. До него доносились голоса из кухни, хотя слов разобрать было нельзя.

Нора стояла у плиты, когда вошел Джейк Эндрюз.

— Мы хотим походить вокруг, оглядеться, поискать ту адобу, — сказал он. — И мы не хотим повстречать по дороге кого-нибудь, слышишь?

— Сделаю, что смогу.

— Черт возьми! Не надейся, сможешь ты не очень много. Я не знаю, что это за парень, только он мне не нравится. Он же свеженький — только что из Юмы.

Нора Пакстон резко взглянула на него.

— Там сидит Джо Харбин?

— Точно. Откуда нам знать, что этот джентльмен не его приятель?

Когда Джейк вышел, она разлила кофе по чашкам и понесла чашки и кофейник в соседнюю комнату.

Дэн Родело стоял. Нора впервые рассмотрела его при свете;

она не решалась присматриваться, пока Джейк Эндрюз и Клинт Уилсон были рядом.

Это был высокий широкоплечий молодой человек с подвижными глазами, смуглым худощавым лицом и широкими скулами. Для человека, только что вышедшего из тюрьмы, одет хорошо; наверное это та одежда, которая была на нем во время ареста.

— Я лучше пойду поищу, где поспать, — сказал Родело.

— Так быстро? Прием только начинается, — ответила Нора.

— Какой прием?

— Тот, что мы собрались устроить, — она придвинула ему чашку, поставила кофейник на стол. — Я приготовила слишком много чашек…

Обернувшись, она увидела на стене гитару.

— Вы играете, Сэм?

— Малость… когда никого нет. Но тут есть Дэн, он отлично играет. Как насчет этого, Дэн?

— Не сейчас, — ответил Родело.

Тем временем Клинт подошел к фургону, достал фонарь, поднял стекло и поднес спичку к фитилю. Первая спичка погасла, но вторая зажгла фитиль, и он опустил стекло на место.

Подошел Джейк.

— Вроде как сюда, — сказал он.

Они пошли рядом, временами поднимая фонарь, чтобы рассмотреть дома на другой стороне улицы. Наконец увидели ту адобу, которую искали; дверь ее была приоткрыта на несколько дюймов, над дверью висела подкова; когда-то она была прибита как следует, но верхние гвозди выпали, и она перевернулась открытой частью книзу.

Джейк заколебался — это ему не понравилось.

— Глянь-ка, Клинт. Все счастье вытекло. Когда подкова висит вот так, счастье всегда вытекает изнутри.

— А в какой мере это нас волнует? Не наш дом, не наше счастье. Не все ли тебе равно, что случилось с тем, кто прибивал эту подкову?

— Может, это знак. Может, это наше счастье пошло к черту.

— Не будь идиотом.

Клинт слегка оттолкнул его и вошел внутрь. Это была простая побеленная комната с очагом; немногочисленная мебель состояла из грубого стола, двух стульев и двух коек у дальней стены. Клинт нашел цепь с крючком, свисающую со средней потолочной балки, и повесил на крючок фонарь.

— Теперь мы наедине с пятьюдесятью тысячами долларов.

— Но где же они?

— Где-то рядом. Из людей не выжмешь больше, чем они знают… адоба на этой улице, с подковой над дверью.

— Женщины! Сначала была девка Харбина, а теперь эта Нора Пакстон… Это ты ведь настаивал, чтоб ее сюда привезти.

— Не впутывай сюда Нору. Она порядочная девушка.

— Ладно, она не в счет. Но все же, где это золото? Джейк Эндрюз осмотрел комнату и пол. Он знал, что сокровища, как правило, бывают закопаны. Изучил пол повнимательнее. Он был сколочен из случайных досок, обрезков планок, лишь некоторые из них тянулись вдоль всей комнаты, и ни одна из них не выглядела как-то особенно. Судя по всему, пол настелили уже после того, как построили хижину, и материал для него таскали из других домов.

— Он должен был оставить какой-то знак, — сказал Джейк. — Но что бы это могло быть?

— Ты забываешь, друг: он знал, где он его закопал.

— Однако он не мог рисковать. Он знал, что время, пыль, ветер изменяют обличье вещей. Он не рассчитывал оставить здесь золото надолго, но знал, что не сможет забрать его на следующий день. Бьюсь об заклад, какую-то метку он оставил…

Побелка на стенах была очень старая, но выглядела неповрежденной. Вряд ли что-нибудь было спрятано здесь без всяких указаний. Очаг тоже не тронут — с виду, по крайней мере. Джейк продолжал изучать пол. Опустившись на корточки, разглядывал доску за доской…

— Клинт! — вскрикнул он вдруг. — Гляди! Он указывал на одну из досок пола, но Клинт не сразу увидел, что он имеет в виду. А потом разглядел — стрела, образованная ржавыми шляпками гвоздей.

Гвозди были вбиты, чтобы закрепить доску, но один их ряд был лишним, а еще два лишних гвоздя образовывали грубую стрелку. Случайно ли это? Или же это был ключ, который они искали?

— Давай оторвем доску, — Джейк огляделся, потом пошел к дверям с фонарем. — Сдается мне, вот тут за дверью я видел кирку…

Клинт ожидал, разглядывая планку. Это здесь, ясное дело. Пятьдесят тысяч долларов золотом… С такой суммой человек Бог знает что может сделать…

Джейк вернулся и поставил фонарь на пол.

— Одна железка, без рукоятки, — сказал он. Заложил плоский конец в щель между досками и попытался поддеть доску. Ржавые гвозди легко прорывались сквозь трухлявое дерево. Он еще раз нажал на кирку, и доска отошла, расколовшись пополам.

Клинт нетерпеливо ухватился за доску и оторвал. Под ней находился деревянный ящичек, окованный железными полосами.

— Вот оно! — сказал Джейк. — Пятьдесят тысяч долларов!

— Ага, — ровным голосом сказал Клинт. — Теперь они мои. Джейк вопросительно посмотрел вверх. Выражение его лица постепенно изменилось. В руке у Клинта был револьвер.

— Клинт! Ты…

Из ствола револьвера полыхнуло пламя, выстрел оглушительно прогремел в пустой старой хижине, потом прозвучал еще один. Джейк Эндрюз упал вперед. Его рот приоткрылся, будто он хотел что-то сказать.

Клинт спрятал револьвер в кобуру и, став на колени, вытащил ящик сквозь отверстие в полу. Той же киркой оторвал крышку, расщепив еще крепкое дерево — и выругался.

В ящичке были старые письма, документы, акты анализов проб и разные юридические бумаги. Сунув внутрь обе руки, он вытащил две пригоршни бумаги и расшвырял по полу. Денег не было и следа — ни одной монеты. Теряя надежду, он, разгребая бумаги обеими руками, добрался до дна ящика — ничего…

Где-то далеко на улице хлопнула дверь, донеслись звуки быстрых шагов.

Он вскочил, дико озираясь по сторонам, бросился к дверям и выглянул наружу. К нему бежал Дэн Родело, а чуть дальше за ним — Нора Пакстон. Клинт мгновенно вскинул револьвер и выстрелил, но уже в тот момент, когда нажимал на спусковой крючок, понял, что поспешил и промахнулся.

Дэн перебежал улицу и спрятался в густой тени, крикнув Норе:

— В тень! Он убьет вас!

Клинт высунулся из двери, поймал взглядом движение Норы и рванул револьвер кверху. Уловив отблеск света на стволе, Дэн выстрелил. Оружие Клинта упало, а сам он исчез в помещении. Дэн быстро перебежал улицу с револьвером наготове.

Клинт бросился к телу Джейка, перевернул его и здоровой рукой схватил револьвер убитого.

— Брось! — в дверях стоял Родело. — Я не хочу тебя убивать.

Нора, смотревшая на тело Джейка, вдруг подняла глаза к Клинту.

— Это ты убил его. Ты!

Схватив револьвер Джейка, она подняла его, но, прежде чем она успела выстрелить, Дэн выбил оружие у нее из рук.

— Он мне еще может пригодиться, Нора!.. А ты, — он показал Клинту револьвером, — иди вон на ту койку.

— Зачем это?

— Мы тут малость подождем. Так что устраивайся поудобнее.

— Что у меня с рукой?

Родело взглянул на его кровоточащую руку. Это была всего лишь царапина.

— Завяжи ее. Нельзя, чтобы ты потерял много крови. Он показал на убитого.

— Тебе лучше, чем ему.

— Почему вы не застрелили его? — спросила Нора. — Он пытался убить вас.

— Я не полиция и не суд. Но если он снова попытается в меня выстрелить, я его убью.

— Что случилось с Сэмом Берроузом? — снова спросила Нора. — Он даже не вышел на улицу.

— А он что — обязан? Сэм так долго ходит в живых лишь потому, что думает только своих делах.

Собрав револьверы, Родело сунул один за пояс — про запас. Он подозревал, что пока закончится эта ночь, ему понадобится вся огневая мощь, какую он сумеет набрать.

— Я пойду обратно — надо закончить с кофе, — сказала Нора.

Он задумчиво посмотрел на нее.

— Идите. И не торопитесь.

В комнате наступила тишина. Фонарь едва освещал помещение. Клинт лежал на койке, нянчил раненое запястье и размышлял. Дэн Родело не имел сомнений относительно его мыслей и знал, что Клинт при первом удобном случае убьет его точно так же, как своего партнера.

Клинт бесился: он не знал, что делать. Он жаждал золота, и оно было где-то здесь; но он убил единственного человека, который мог знать, где оно. В этой куче бумаг мог даже быть ключ, но в какой из них? И какой ключ?

Родело, выжидая, пытался разобраться в планах Клинта. Этот человек хочет убить его, но вряд ли станет искать возможность, пока не найдет какого-нибудь ключа к золоту или самого золота… Услышав шаги, Родело выглянул. Это была Нора, которая несла кофейник и несколько чашек.

— Сэм велел принести это сюда. Вам может понадобиться. Она поставила чашки на стол и налила кофе для Родело, потом Клинту и себе.

Дэн не торопился взять чашку — он подождал, пока Клинт и Нора возьмут себе. Заметив это, Нора сказала:

— Вы не доверяете мне? Он улыбнулся ей:

— Когда на кону пятьдесят тысяч долларов, я никому не доверяю.

Она отхлебнула кофе, и он сделал то же самое.

— Вы приготовили страшно вкусный кофе, — заметил он, — ничего лучше не найдешь.

Он вслушивался в ночь, готовый услышать тревожные звуки. Они придут, он был уверен. Но откуда бралась эта уверенность? Они были заперты в тюрьме Юма, когда он покидал ее, — но люди убегали из Юма и раньше, а если кто-нибудь мог это сделать, то и Том Беджер сможет и сделает…

Его ожидание, его молчаливость занимали внимание двух остальных. Он делал это умышленно, потому что надеялся уловить какую-то реакцию с их стороны. Во что бы то ни стало надо найти это золото…

— Вы кого-то ждете? — спросила Нора. Он кивнул.

— Вот именно. Я жду людей, которые спрятали это золото. Клинт резко повернул голову и приподнялся.

— Но ведь они в тюрьме Юма!

— Ставлю миллион, что они будут здесь до рассвета, — спокойно сказал Родело. — В тюрьме поднялся какой-то шум, когда я подходил к городу. Бьюсь об заклад, что это они.

Клинт сел.

— Они убьют нас! — закричал он. — Всех!

— Возможно… А может, и нет.

Глава 4

Том Беджер натянул повод и свернул коня с тропинки.

— Спрячься, Джо. Кто-то едет.

Харбин тоже свернул и вытащил револьвер.

— Я не хочу никого видеть, а тем более — чтобы кто-то видел нас.

Чужой конь шел хорошей рысью, потом замедлил ход и остановился напротив них. Всадник поднялся на стременах, очевидно, прислушиваясь.

— Наверное, свернули, — пробормотал всадник. — Я их не слышу.

Он говорил сам с собой вслух, как делают многие, оставшись одни.

— Черт! — Харбин был раздражен. — Это же Суслик! Они выехали навстречу: Том Беджер разозлился еще больше, чем Харбин. Он был уверен, что их след затерялся у реки, и что яки будут охотиться на них где-то на юге. Но ведь Суслик понятия не имел, как заметать следы, и его могут выследить до этого места. Если так, то все их усилия пошли прахом.

— Вы, ребята, и мне дали шанс, — сказал Суслик. — Когда вы рванули, все так жутко переполошились и кинулись вас ловить. Вот тут мы втроем и удрали. Но двух остальных, наверное, подстрелили.

— Ладно, поехали, — нетерпеливо сказал Джо. — Родело будет там и смоется раньше, чем мы доедем до Голд-сити.

Ночь не доносила никаких звуков, кроме поскрипывания сбруи. Том Беджер ехал впереди, сначала медленным шагом, потому что так было безопаснее на песчаной тропе, потом пустил коня легким галопом. Остальные последовали его примеру.

Появление Суслика осложнило дело, но для этой проблемы еще придет время, если раньше она не решится сама собой. Ему повезло с побегом, ничего не скажешь, но ведь не все время будет ему везти; предстоящие дни исчерпают его запасы везения до дна.

Въехав в Голд-сити, они погнали коней вдоль улицы. В лавке горел свет, но они не остановились. Далее они увидели, что свет горит и в адобе.

— Он добрался первым, — сказал Беджер.

— Он в хижине, — возразил Харбин, — но это еще не значит, что он нашел мой тайник. Никто его не найдет, кроме меня.

— Может, он уже наткнулся на него и все утащил, — сказал Суслик.

— И оставил дом освещенным? Джо Харбин остановил коня у ближайшего к адобе дома и вытащил револьвер.

Дэн Родело внутри хижины ждал; лицо его было спокойно. Нора отступила в угол, подальше от зоны обстрела. Клинт наблюдал с койки.

— Там несколько человек, — сказал он. — Ты собираешься управиться с ними в одиночку?

— Ага…

— Ты сумасшедший, — Клинт глянул на него. — Ну, а что я буду с этого иметь?

— А ты здесь уже ни при чем. Ты убил своего партнера. Можешь сидеть тут, а то можешь рискнуть, и еще чуток погоняться за золотом. А еще можешь удрать.

— Я останусь здесь.

— Ну, конечно. Там ведь снаружи — Джо Харбин.

— Ну и что?

— Единственно, как ты мог узнать об этом золоте — от его девушки. А Джо — страшно ревнивый мужчина.

— Это не я! — возразил Клинт. — Это был Джейк.

— Вот ты Харбину это и скажешь. Может, он и поверит… Снаружи донеслись шаги по камню, а потом голос:

— Эй, Дэнни! Выходи!

— Ну, вот и они, Клинт, — сказал Родело. — Ты сидишь здесь, и они будут считать, что ты в этом деле со мной заодно.

Клинт внезапно вскочил.

— Я хочу выйти. Я хочу немедленно выбраться отсюда!

— Давай.

Клинт двинулся к двери, потом заколебался.

— А как насчет оружия?

Дэн Родело вытащил револьвер из-за пояса и подал его Клинту стволом вперед.

— А теперь — лицом к двери. Обернешься — стреляю. Клинт взял револьвер и шагнул к двери. Потом закричал:

— Это не Дэнни! Я хочу выйти и поговорить! Дэн Родело отодвигал задвижку у задней двери.

— Ладно! — донесся голос Джо Харбина. — Выходи с поднятыми руками!

Клинт открыл дверь, держа револьвер в руке, быстро выскочил наружу и выстрелил. Три пули срезали его раньше, чем он успел выстрелить вторично.

— Оставайтесь здесь, — шепнул Родело Норе и тенью выскользнул в ночь.

Суслик переступил порог и застыл, уставившись глазами в тело на полу. Потом вошел в комнату, а за ним — Харбин и Беджер. Том Беджер медленно осмотрел комнату, пристально посмотрел на Нору, потом — на труп.

— Переверни его, — велел он Суслику. Тот опустился на колено и перевернул тело Джейка лицом кверху. |

— Это не Дэнни, — сказал он удивленно.

— Это Джейк Эндрюз, — пояснил Харбин. — а тот, которого мы убили, — это был Клинт Уилсон.

— Клинт Уилсон?

— Он самый, — ответил Харбин с усмешкой. И поднял глаза на Нору. — А ты чья, маленькая девочка?

— Я была с этими людьми… Но я не чья-нибудь девушка… Я Нора Пакстон.

— Бери то, за чем мы пришли, — сказал Том нетерпеливо. — Слышишь, Джо, выбрось баб из головы. В Мексике их полно.

— Ты была с ними? — настаивал Джо.

— Они собирались к Заливу, а мне тоже нужно туда. Они обещали взять меня с собой, а другого случая у меня не было.

— К Заливу? А зачем тебе к Заливу?

— По делу… Это мое дело, и вас оно не касается. Харбин улыбнулся ей.

— Не обижайтесь, мэм. Если вы все еще хотите туда, можете ехать с нами.

Теперь и Беджер смотрел на нее.

— Как они собирались добраться до Залива?

— У них есть фургон, стоит там, на улице, и они направлялись к колодцам Папаго.

— А потом?

— Я знаю, где есть вода между Папаго и Заливом. Из-за этого они и согласились взять меня с собой.

— Никогда не слышал, что там есть вода, — сказал Бенжер.

— Она там есть. Хороший пруд, вода там держится постоянно, чистая вода…

— Если это так, — сказал Джо, — то нашим тревогам конец. Решено, можете ехать с нами.

Беджер осмотрел ящик и разбросанные бумаги.

— Что-то я не вижу тут никакого золота. Ты уверен, что Родело не упорхнул с ним вместе?

— Это вы не о том, который тут только что был? Высокий, смуглый молодой человек?

— Это наш Дэнни.

— У него ничего не было, когда он выходил. Потом она добавила:

— Клинт застрелил Джейка. Он, видно, подумал, что они уже нашли золото, когда Джейк заметил этот ящик, ну и убил его.

— И не его первого.

Нора прислушалась. Был ли Дэн Родело снаружи? Что он задумал?

— Бери золото, сказал Беджер. — И давай уматывать отсюда поскорее.

Харбин взял из очага ржавую кочергу и поставил стул под главной балкой, которая пересекала комнату от стены к стене. Влез на стул, сунул конец кочерги в щель и нажал. Часть балки поднялась, открыв углубление внутри. Оттуда на пол выпала золотая монета. Нора подняла ее и передала Беджеру.

— Это золото, в самом деле, — сказала она. Харбин довольно улыбнулся.

— Можешь не сомневаться, конечно золото! И тут его полным-полно, детка!

Беджер повернулся к Суслику.

— Принеси переметные сумы. Побыстрее! Когда тот вышел, Харбин спросил:

— А как с ним? Беджер пожал плечами:

— По дороге будет нам помогать. А когда доберемся до Масатлана, дадим ему полсотни монет, и пусть проваливает.

Суслик вернулся с двумя парами переметных сум, и они начали быстро наполнять их золотом.

— Кажется, тяжеловато будет, — задумчиво заметил Том. — Хорошо бы иметь запасного коня или двух.

В это время Дэн Родело, бесшумно двигаясь, вошел в переднюю дверь. В руке у него был револьвер. Уже внутри он шагнул от двери в сторону и замер, наблюдая. Том Беджер заметил его первым — и медленно, осторожно поднял руки вверх. Он никогда не видел, как стреляет Дэн Родело, но подозревал, что достаточно хорошо.

— Вот и все, — сказал Харбин.

— Давай я загляну, — сказал Суслик.

— Давай.

Суслик залез на стул и начал шарить рукой в углублении.

— Есть! — закричал он и дернул рукой, в возбуждении ударившись о край балки. — Две штуки!

— Держи их покрепче, — сказал Харбин. — Это будет твоя доля.

— Ты говоришь, это все, что я получу?

— Но ты же выбрался из тюрьмы, не так ли?

— Великодушный Джо Харбин! Ты всегда был щедрым человеком, Джо! — мягко произнес Дэн Родело, и рука Джо Харбина раскрылась, как будто он собирался что-то схватить.

— Не пытайся, Джо.

Харбин медленно поднял руки, за ним Суслик. Джо осторожно повернулся, улыбаясь Дэну.

— Как поживаешь, Дэн? И можешь разговаривать со мной без револьвера. Мы ведь друзья, вспомни!

Родело усмехнулся. Харбин никогда не любил его, и он это знал.

— Ну, тогда ты не станешь возражать, чтобы и я получил свою долю?

— Ты с ума сошел! Я это добыл один, и ты это знаешь!

— А я за это получил срок.

— Давайте сначала выберемся отсюда, — вмешался Беджер. — Скоро здесь будет полно полиции, и если мы замешкаемся, то уже никому ничего не достанется.

Подхватив одну пару переметных сум, он направился к двери.

— Пошли. Возьмем их фургон, а наших лошадей привяжем сзади.

Дэн Родело не шевельнулся.

— Куда вы собираетесь ехать?

— На юг… а что?

— Это будет ошибка. Надо сначала двинуть на восток, потом вдоль западного края гор Хила. Пока они разберутся, что к чему, вы уже будете на борту судна в Заливе.

Они внимательно смотрели на него, и взгляды их были обострены подозрением.

— Ты о чем это болтаешь? Какое судно? — спросил Харбин.

Дэн Родело повел стволом револьвера.

— Грузитесь. Ты, Том, прав — время уходит. Боюсь, вы совершили ошибку — слишком разозлили начальника тюрьмы. Он человек покладистый, но становится твердым, если его задеть, а вы его, сдается, задели слишком уж сильно.

— Что это все означает? — спросил Харбин.

— Он вам этого не простит, не надейтесь. Вам придется удирать быстрее и дальше, чем когда-нибудь приходилось. Вы же знаете, начальник был армейским офицером, и у него есть друзья вдоль американской границы, которые помогали ему во время заварухи с апачами. И когда начнется охота на вас, они будут вместе с ним, как и в те времена.

Они быстро погрузили добычу на коня и двинулись — Нора впереди, Дэн Родело — сзади. Суслик нес фонарь. Вскочив на коней, они вернулись к лавке за фургоном, на котором Джейк и Клинт прибыли в Голд-сити.

— А как с ним? — Харбин показал в сторону лавки.

— Забудь о нем, — сказал Родело. — Он знает всех, кто скрывается от закона, отсюда до самого Эль-Пасо. И в жизни рта не раскрыл. Сэма Берроуза лучше иметь на своей стороне; но если его обидеть, то придется скрываться не только от закона, но и от его нарушителей.

— В фургоне есть вода, — сказала Нора. — Мы набрали несколько бидонов и бурдюков перед отъездом.

— Нам нужно будет больше, — сказал Родело. Он повернулся к Суслику, одновременно вытащив из сумы золотую монету. — Вот, возьми и купи в лавке все бурдюки и фляги, какие там есть. Потом мы их наполним. Впереди — долгий путь без воды.

В воздухе все еще висел пустынный зной. Только звезды, развешанные в небе низко над головой, казались прохладными. Было тихо, очень тихо. Дэн Родело стоял в стороне и наблюдал за приготовлениями. Он проверил, чтобы все бурдюки и фляги были наполнены: каждая капля понадобится в аду, ожидающим их на юге. В пустыне попадаются колодцы и родники, но Дэн знал очень хорошо, лучше любого из них, как ненадежны пустынные источники и водоемы.

Он попытался припомнить, когда последний раз шел дождь, но в Юме дожди бывают редко, и большей частью — местные. Южная пустыня — настоящее пекло; более того, никто не проходил этот путь с фургоном. Ладно, они все узнают в свое время…

Под конец он вошел в лавку.

— Спасибо, тебе Сэм, — сказал он. — приятно снова получить своего коня.

— Этот грулья note 4 конь что надо, — ответил Сэм. — Я почти что хотел, чтобы ты не вернулся.

— Он же из этих мест, Сэм. Откуда-то южнее. Когда я накинул на него веревку, это был полудикий двухлеток. Ну, а раз уж путь лежит на юг, этот конь мне нужен. Я думаю, он знает все лужи в Соноре.

Сэм оперся широкими ладонями на стойку бара и наклонился к нему.

— Ты влез в сомнительное дело, паренек. Ты уверен, что не нуждаешься в помощи? Я бы мог кое-кого прислать…

— Это моя работа и я сделаю ее сам.

— Джо Харбин, — сказал Сэм, — убил одиннадцать человек, насколько мне известно… в поединках на пистолетах.

— Вот как… — Родело стал серьезным. — Единственный, кто меня по-настоящему тревожит, — это Беджер. Он хитрый, как койот.

— Натурально. Его папочка был метис и научил своих детишек всем трюкам. — Сэм сделал паузу. — Теперь эта девушка. Она, вроде бы, не того сорта. Никак не могу ее понять.

— И я, — Родело вздохнул. — Будь на то моя воля, я бы заставил их оставить ее здесь, с тобой.

— Я мог бы пристроить ее на сцену. Или купить ей билет в любую сторону.

Дэн Родело направился к двери, потом остановился.

— Погаси свет, Сэм.

Только когда в комнате стало темно, он вышел за дверь.

— Ты, кажется, не уверен насчет паренька, — сказал Харбин.

— Я уверен насчет тебя, Джо. И очень не хочу, чтобы у тебя были лишние хлопоты со своей совестью, вот и все. Дэн остановился возле них.

— А что с девушкой? Впереди нелегкая дорога. Почему бы не оставить ее здесь?

— С ума сошел? Она видела золото и слышала наши разговоры. Теперь мы не можем ее оставить.

— Это как раз по тебе, Джо.

Харбин повернул голову. Его глаза были как две черные дыры во мраке под полями шляпы.

— Почему по мне?

— В этой компании ты ведь убийца.

— Я? Стрелять в женщину?

— Мы теряем время, — спокойно сказала Нора. — Джо не будет стрелять в меня, и никто другой из вас. Поехали… и сохраним наши заряды для яки, или для кого там еще…

Дэн Родело взял вожжи и вывел фургон к дороге; их кони бежали позади в поводу. Сначала он не слишком погонял, потом перешел на легкую рысь, пока они не достигли дороги, ведущей на восток. Он сбавил ход, чтобы кони передохнули, а потом снова погнал их рысью. В задке фургона Беджер укладывался спать рядом с Харбином. Суслик свернулся под задней стенкой.

— Я не понимаю вас, — шепнула Нора. — Что вы делаете? Родело улыбнулся ей.

— Прекрасная ночь, не правда ли?

— Вы чуть не дали меня убить!

— Джо Харбин не стал бы убивать женщину… без серьезной причины — например, понадобился бы ему ваш конь или еще что…

— А тогда?

— А тогда он убьет вас, будьте уверены. Прихлопнет — и в жизни про это не вспомнит.

Глава 5

Теперь они безостановочно двигались на юг, вдоль фантастических гребней и шпилей гор Хила, которые тянулись справа. Воздух был холодный и приятный, и они держали хороший аллюр, останавливаясь время от времени после подъемов, чтобы кони могли передохнуть. Ни у кого не было настроения разговаривать. Через некоторое время Дэн передал вожжи Харбину и растянулся в задке фургона.

Беджер сидел и курил сигарету. Он взглянул на Родело.

— Ты уже не спишь? Родело мгновенно проснулся.

— Да.

— Далеко ли к югу тянутся эти горы?

— До границы.

— Есть где-нибудь путь через них?

— Ага… Мне известны две дороги. Индейцам, наверное, известны все остальные.

Беджер обдумал его слова.

— Ты эти места хорошо знаешь?

— Не хуже любого белого, думаю, но я бы не стал на это слишком рассчитывать. В здешних краях мало воды и ее трудно найти. Люди умирали от жажды в нескольких футах от воды в Тинахас-Альтас.

— Я слышал об этом. — Беджер был задумчив. — Ты знаешь про какую-нибудь воду на склонах Пинакате? Она говорит, — он показал на спящую девушку, — что есть водоем южнее и чуть к западу от колодцев Папаго.

Дэн Родело чуть передвинул револьвер, чтобы выиграть время. Откуда же она, черт побери, знает об этом? Было там одно скрытое место, в жизни не сыскать, и он готов был биться об заклад, что даже яки о нем не знают. Индейцы юма могли знать… в конце концов, это их страна, но откуда Нора Пакстон могла про него дознаться?

— Да, — сказал он неохотно, — есть там такое место. Не сказал бы, что его легко найти, но оно есть.

Потом добавил:

— Но нельзя надеяться, что каждая лужа в пустыне все время полна воды. Большинство из них пересыхает время от времени, или же вода там течет чуть заметной струйкой.

За час до рассвета они остановились, налили воды в шляпы и напоили лошадей.

— Надо сейчас поесть, — сказал Родело. — Пройдет немало времени, пока у нас будет другой случай.

— Ты уверен, что они нас найдут?

— Яки? Можем побиться об заклад.

Они развели небольшой костер, сварили кофе и поджарили бекон с яйцами. Припасами их снабдил Сэм.

Родело был осторожен. Ни Харбину, ни Беджеру доверять нельзя; Суслик, похоже, не станет затевать что-нибудь сам, если его не подтолкнет кто-то из этих двоих, но стоит быть внимательным. Он избегал смотреть на огонь, чтобы глаза не потеряли способность видеть ночью, и всегда располагался в стороне от остальных, постоянно держа их в поле зрения.

Потом они загасили костер и двинулись дальше. Теперь тропа вела от гор в долину. Впереди вокруг них лежала Лечугуилья — Пустыня Агав.

Родело не имел сомнений насчет того, что делается по ту сторону гор. Яки во главе с Панамой, проницательным старым следопытом, который всегда возглавлял охоту на беглых заключенных, будут искать их следы. Сначала Панама двинется на юг, чтобы пересечь их путь в пустыне, потом повернет на восток, а потом на север. Не найдя следов, они могут подождать за рекой, но в этом он сомневался — из-за фургона. Не найдя фургона, индейцы сообразят, что беглецы еще им пользуются.

Панама сразу поймет, что случилось, и будет искать след там, где начинаются дюны. Это займет больше времени, но у него будет по крайней мере дюжина яки, чтобы искать следы. Но теперь уж Панама найдет их след — и пойдет за ними.

Сколько же у них осталось времени? Панама пройдет по следам лошадей до Голд-сити. Сэм Берроуз им ничего не скажет, но Панаме не потребуется много времени, чтобы сообразить, что они снова с фургоном — с фургоном, который придется бросить через несколько часов. Упряжку, которая везет фургон, тоже придется оставить, чтобы сэкономить воду. Кони найдут дорогу обратно в Голд-сити. С этого момента начнется гонка на юг. Они выиграли несколько часов, и каждая минута очень дорога.

Джо Харбин привстал на стременах и посмотрел в ту сторону, откуда они пришли. Пыли на фоне неба видно не было.

Беджер не смотрел назад. Они сразу узнают, когда яки приблизятся.

— Надо дать коням передохнуть, — сказал он. Все выбрались из фургона и пошли пешком. Впереди были знаменитые Тинахас-Альтас, по-испански — Высокие Цистерны, известные тем, что спасли многих людей на Чертовой Дороге, которая убила многих других. Дальше к югу, местность станет пересеченной. Дэн Родело подъехал к Беджеру.

— Испытаем еще один шанс, — сказал он. — Я хочу оторваться от этих яки.

Беджер взглянул на него с горькой усмешкой.

— Ни одного шанса.

— Можно выиграть время. — Дэн указал на длинную цепь скал, выдававшуюся в пустыню чуть впереди. — Сразу за скалами скрывается узкий проход сквозь горы. Мы двинем туда и будем надеяться, что они прозевают поворот и поскачут дальше на юг.

Беджер посмотрел на горы с сомнением.

— Проход через вот это? Никогда не слышал.

— Фургон мы оставим, — сказал Родело, — и дальше поедем верхом.

— Я себя буду чувствовать уютнее, — признался Беджер.

Солнце уже поднялось довольно высоко, когда Родело подогнал фургон к подножию песчаной дюны, стараясь поставить его как можно ближе к склону. Потом, взяв в помощь Харбина и Суслика, взобрался на гребень дюны и начал сгребать песок вниз, на фургон. Через несколько минут он был засыпан; потом, набирая песок горстями, они засыпали оставшиеся мелкие следы.

Когда все сели на лошадей, Родело повел их, резко свернув в горы. Через четверть часа они оказались в узком каньоне, и, проехав меньше мили, поднялись на тысячу футов. Они пересекли горы Хила по узкой тропинке, на которой не было свежих следов, кроме отпечатков копыт толсторога — снежного барана, по тропинке, которая извивалась между шпилями и гребнями, вздымавшимися еще на несколько сот футов.

Путь через горы Хила был не больше, чем пять-шесть миль. Они хорошо напоили лошадей, перед тем как бросить фургон, опорожнили много бидонов и бурдюков и оставили их вместе с фургоном. Это значительно облегчило их груз, но Дэн Родело лучше кого бы то ни было знал, что их ждет впереди, и знал, что легче не будет.

— Нам это удастся? — спросил его как-то Суслик.

— Некоторым из нас, — ответил Родело.

Он вел их на юг, держась старой дороги смерти — Каминодель-Дьябло, Чертовой Дороги. Они шли к Тинахас-Альтас, находящимся на гребне, который ответвлялся от гор Хила.

День был жаркий. Дэн замедлил шаг лошадей, чаще останавливался на отдых и посматривал назад. Он заметил, что Нора переносит нелегкий путь на удивление хорошо.

Она была одета в юбку-брюки для верховой езды и мексиканскую блузку и, как все остальные, носила револьвер. Джо Харбин, кажется наметил ее себе, но ничего не говорил, и она принимала ситуацию без лишних слов, ни с чем не соглашаясь, ни о чем не споря. Родело решил, что эта девушка себе на уме и что за нею надо присматривать.

Суслик все время оглядывался. Харбин смотрел назад не часто. Он ехал с видом человека, прошедшего сквозь огонь и воду, крепкого парня, который ни в ком не нуждается.

Солнце поднялось уже высоко над горами, зной усиливался. В медном небе не было ни облачка, только солнце, лучи которого, казалось, сплетались в один громадный испепеляющий сноп огня. Земля была невероятно раскалена, и кони ступали тяжко, утомленно, безнадежно в мертвой тишине.

Далеко на юге пыльный смерч с бешеной скоростью несся по бескрайней пустыне. Теперь Суслик уже не смотрел назад. Он сидел в седле понурившись, просто терпеливо переносил жару.

— Хорошо бы найти какую-то тень, — заметил Родело, — а то мы коней угробим.

— Тень? — Харбин выругался. — Где ты здесь найдешь тень?

— Наверху, в каком-нибудь каньоне.

— Без меня, — сказал Харбин. — Мне нужно в Мексику, а оттуда — к Заливу.

— Это у тебя не выйдет, если не дашь коням отдохнуть, — ответил Родело. — Мы их изрядно гнали.

Струйки пота прорезали толстый слой пыли на лице Харбина. Глаза его зло вскинулись на Родело.

— Я не понимаю тебя, — сказал он, — и не доверяю тебе. Что ты вообще лезешь в это дело?

— Уже влез, — ответил Дэн коротко. — По горло.

— Это мы можем изменить, — сказал Харбин, дернув повод. И повернул коня в сторону Родело. — Мы это можем изменить хоть сейчас.

— Не говори глупостей, — ответил Родело. — У вас без меня ни одного шанса не будет. В этой пустыне страшно мало воды, и надо знать, где ее искать.

— Она знает, — Харбин указал головой в сторону Норы. — Она покажет нам место.

— Мало ли что может случиться, пока вы туда доберетесь. Да может, это было просто углубление с дождевой водой. Оно могло давно пересохнуть. Сколько, по-твоему, может продержаться лужица в такую жару?

Том Беджер сидел на коне, наблюдая и воздерживаясь от замечаний. Он бы ничего не потерял, если бы Харбин умер, но поскольку речь шла о воде, будет большой потерей, если Дэн окажется прав.

— Хватит тебе, Джо, — сказал он наконец. — Дэн прав. Эти места жарче ада, да. и посуше будут. Сколько, по-твоему, мы выдержим без воды?

Джо Харбин облизал обожженные солнцем губы. Холодная рука правды сдержала его лучше любого аргумента. И пути назад теперь не было. Оставалось либо идти вперед, либо умереть.

— Ладно, забудь об этом, — сказал он. — Поехали дальше.

Тропинка шла прямо, и Дэн Родело видел, как он тронулся, а за ним Суслик и Беджер. Нора остановилась рядом с ним.

— Он убьет вас, Дэн, — сказала она.

— Возможно.

— Он уже убил несколько человек.

— А однажды кто-то убьет его, может быть, я. Она изучала его.

— А вы когда-нибудь пользовались револьвером, Дэн, в подобных делах?

— Бывало, — ответил он.

Не стоило говорить ей, часто ли, когда и почему. Он все еще знал очень мало о Норе Пакстон, да и об остальных недостаточно. Так же убежденно, как Джо Харбин чувствовал, что может убить его, когда захочет, Родело верил в счастливый случай. На этой стадии игры, если Харбин догадается о возможном соперничестве, он просто застрелит его.

Родело вытер пот с лица и обернулся, чтобы посмотреть назад. Он не видел ничего, кроме пляшущих волн зноя, которые мерцали, закрывая прозрачной дымкой даль. Если яки позади, то они где-то там, за этими волнами… Он поехал дальше.

Только он один знал, какую ненадежную игру разыгрывает, только он мог знать, как велика ставка и как страшен риск. Но то, за что он взялся, должно быть сделано, это неизбежно — по крайней мере, для него. Потому что, в конечном счете, человек должен быть верен прежде всего себе, а здесь на карту было поставлено не только его самоуважение, но и намного больше.

Он ехал с людьми, которые не остановятся перед убийством, которые — он знал — ощущают лишь ненависть к нему, человеку, который вмешался в чужие дела. Ненависть и непонимание. Беджер и Харбин, а может, и Суслик… каждый из них убьет его в подходящий момент. Они убьют его за флягу или за коня, за револьвер или просто из ненависти. В какой-то миг Харбин хотел застрелить его, потому что он слишком много разговаривал с Норой, но Родело знал, что скоро это перестанет быть важным. В последние часы каждый будет думать и бороться только за собственную жизнь. Красота выгорит под жгучим солнцем, и даже секс превращается в ничто, когда перед тобой возникает ободранное кровавое лицо смерти.

Все они знали что-нибудь о местности впереди — кто из опыта, кто с чужих слов. И только Дэн Родело знал ее хорошо… но даже он не знал ее в совершенстве. Никто не знал. Никто не захотел бы оставаться здесь достаточно долго, чтобы изучить ее. На свете сколько угодно мест получше того, что лежало перед ними. У них недостаточно воды. А здесь очень мало водоемов, да и в тех могло набраться воды не больше, чем на одного человека, или на человека и его коня.

Родело думал о тех, кто ехал впереди. Том Беджер — спокойный, хладнокровный, опасный. У Джо Харбина бывали страшные вспышки гнева; долгая, выношенная ненависть приводила внезапно к убийственным вспышкам бешенства. Суслик напоминал не столько суслика, сколько крысу, которая пищит от страха, но загнанная в угол, будет готова уничтожить все, даже себя. А Нора? Это загадка. Кто она? Почему оказалась среди этих людей? Чего хочет? Куда едет?

Он наблюдал за ней. Была в ней какая-то утонченность, приводившая его в замешательство. Эта девушка, что там ни говори, имела инстинкты — а, может быть, и воспитание — леди. Речь чистая. Как она резко отличается от вульгарных выкриков пограничных женщин! Ясно, что она не девушка Джо Харбина, хоть у него и есть планы на этот счет. Ну, а Тома Беджера она бесит, потому что представляет собой угрозу для их побега.

Беджер-то знает, что они не могут позволить себе везти лишний груз. Знает, что побег будет делом нелегким, и потому недопустимо, чтобы кто-то требовал лишних хлопот. В конце концов, Нора — это лишний рот, пьющий воду…

Они ехали в полуденном зное, опустив головы, с пересохшими губами. Несколько раз пили понемногу, время от времени останавливались, чтобы смочить губы лошадям. Миражи исчезли, и горы далеко на юге стали голубыми, а потом фиолетовыми. Солнце склонялось к западу, тени удлинялись, каньоны заполняла и искажала тьма, зловещая и угрожающая. Небо вспыхнуло пламенем. Редкие изодранные облака облило золотом.

Дэн Родело повернулся в седле и посмотрел назад. Там не было ничего. Ни следа пыли, только спокойная красота пустыни после захода солнца.

Том Беджер замедлил ход коня. Его запыленное лицо было исполосовано струйками пота.

— Далеко еще до Тинахас-Альтас? — спросил он.

— Довольно далеко. — Родело указал на невысокие горы, вдоль которых они ехали. — Мы пересечем горы вот здесь и попытаем счастья. Есть там одна яма возле Воронова Холма. Иногда в ней бывает много воды.

Он поехал впереди. Дорога не лучше и не хуже, чем прежде, — малозаметная каменистая тропинка шириной едва для одного всадника.

Они нашли водоем в каньоне к юго-западу от Воронова Холма. Родело спрыгнул на землю.

— Коням не хватит, — сказал он, — но немного поможет. Он сводил лошадей к воде по одной и медленно отсчитывал время, пока они пили, чтобы каждую напоить поровну. Когда лошади напились, в углублении осталось воды на одну чашку.

Они покинули Воронов Холм и двинулись на юг пешком, ведя коней на поводу. Дэн Родело полагал, что до Тинахас-Альтас осталось что-то около семи миль. Там должна быть вода, они смогут наполнить фляги, а потом снова напоить коней. Им будет нужна каждая капля воды.

— Индейцев нет! — торжественно заявил Суслик. — Мы оторвались от них!

Джо Харбин бросил на него презрительный взгляд, но промолчал. Отозвался Том Беджер:

— Не обманывай себя, малыш. Они идут за нами.

— Вы действительно считаете, что они нас догонят? -спросила Нора Родело.

— Они не спешат, — сказал он. — Они могут сделать что хотят, но выжидают, пока пустыня нас слегка обработает.

Уже в полной темноте они достигли Тинахас-Альтас и расположились лагерем в укрытом месте среди скал. Разожгли небольшой костер, сварили кофе. Нора нарезала ломтиками кусочек бекона, купленного среди прочих съестных припасов у Сэма Берроуза. Они были не голодны, лишь изнурены жарой и тяжелым путешествием по раскаленной пустыне.

Взошла луна, и Том Беджер собрал несколько фляг.

— Надо взглянуть, есть ли там вода, — сказал он. Родело пошел впереди. Раньше он был здесь всего один раз, но нашел путь к месту, где какой-то путник оставил веревку, чтобы помочь тем, кто будет взбираться на скалы.

— Нижний водоем обычно наполовину занесен песком, но под ним есть вода, — объяснил он Беджеру. — Проверим верхние водоемы.

Вода заполняла углубление в сплошной скале, за многие века выдолбленное падающими струями, так что теперь тут был почти водопад.

— Там иногда бывают мертвые пчелы, — заметил Родело, — но это не повредит.

Беджер зачерпнул воду ладонью. Вода была холодная и свежая.

— Просто не верится. Говорили, правда, что несколько недель назад в этих местах прошли дожди.

Они наполнили фляги, потом присели на скале у водоема, чтобы освежиться прохладой, и пили — вновь и вновь.

— Не пойму я что-то тебя, — сказал Беджер немного погодя. — На сыщика не похож, но и не из тех, кого ищут. Ты ведь отбыл свой срок.

— Считай меня человеком, который любит деньги, — ответил Родело беззаботно. — Где я еще мог рассчитывать на хороший кусок от пятидесяти тысяч долларов? Кстати, — прибавил он с иронией, — а ты где мог бы?

— Тут ты меня подловил, амиго. Кусок от пятидесяти тысяч… Но нам всем хотелось бы знать, насколько большой кусок…

— Треть, а как же иначе?

— Ты думаешь, Харбина это устроит? В конце концов, это же он один добывал все. Дэн Родело встал.

— Лучше уж нам вернуться к лошадям. Хороший у нас будет вид, если Харбину придет в голову уехать и бросить нас здесь, не так ли?

Они спустились вниз той же дорогой, хватаясь руками за веревку и переступая ногами по отвесному склону каменной стены. Внизу Родело сказал мягко:

— Том, ты знаешь не хуже меня, что размер доли, похоже, не мы будем назначать, а яки.

— Угу, — сказал Беджер угрюмо, — для них с нами управиться — раз плюнуть.

Ночь была холодной, они установили очередь и дежурили. За час до рассвета Джо Харбин разбудил их. На маленьком костре из сухих веточек креозота они сварили кофе и поджарили бекон. Только начало светать, а они уже уехали на хорошо напоенных лошадях, и пустыня расстилалась перед ними до самой границы, теперь уже недалекой.

Скалистый гребень гор указывал им путь; пустыню кое-где прорезали чудовищные пятна старой черной лавы. Попадались креозотовые кусты, случайные агавы и чольи.

Солнце еще не поднялось над горизонтом, когда сзади подъехал Джо Харбин.

— У нас появилась компания, — сказал он. Они остановились, чтобы посмотреть. Далеко позади была видна тонкая струйка дыма, колеблющимся пальцем указывающая в небо.

— Что ж, мы этого ожидали, — сказал Беджер. — Они вынуждены были проверить несколько маршрутов. Дым созовет их сюда, — он быстро обернулся. — Не стоит их дожидаться.

Они двинулись дальше. Солнце взошло, начиналась дневная жара, и они сбавили шаг лошадей. Суслику хотелось гнать очертя голову.

— Это убьет наших лошадей, сынок, — мягко сказал Беджер. — А лошади нам еще пригодятся.

Они не видели индейцев. Родело не оглядывался назад — разве что случайно. Он смотрел вперед и по сторонам, потому что индейцы могли появиться с любой стороны. Они могли быть и где-то впереди, например, возвращаться от Залива.

— Ты отклоняешься к востоку, — сказал внезапно Харбин. — У тебя что-то на уме?

— Пинакате, — ответил Родело. — Чуть ли не самые изрезанные места по эту сторону от пекла, зато несколько водоемов… и несколько мест, где можно держать оборону.

— Но ведь это удлинит нам дорогу?

— Ненадолго. Залив как раз на юг от нас. Бухта Адэр, соответственно, тоже на юге.

Какое-то время ехали молча. Потом они увидели еще один дым на западе. Кони сбавили шаг, и тогда Родело спрыгнул на землю и повел своего коня рядом. Все поступили так же. И опять Нора оказалась рядом с ним. Теперь ее усталость была заметна. Лицо осунулось, глаза запали.

— Я и не представляла, что это будет вот так, — сказала она.

— Пейте при каждой возможности, — посоветовал ей Родело. — Обезвоживание начинает притуплять чувства раньше, чем вы это поймете. Кое-кто говорит, что вообще нельзя пить первые сутки в пустыне, но это безумие. Другие говорят, что надо пить понемногу. Но лучше всего пить как можно больше, пока вы у воды, и продолжать пить. Тогда у вас будет больше шансов пробиться.

— А это нам удастся, Дэн? — в первый раз она обратилась к нему по имени.

Он пожал плечами.

— Удастся… некоторым из нас. Но впереди — чистый ад, будьте уверены.

Он показал на восток.

— Вот это — Камино-дель-Дьябло, Чертова Дорога, о которой мы говорили. Чертова уйма людей погибла здесь во время золотой лихорадки.

Эта часть пустыни поросла креозотовыми кустами и купами чольи, изредка попадались кактусы-сагуаро и окотилло. Они прокладывали путь среди растений, двигаясь гуськом, и выдерживали основное направление — на юг.

Когда они поднялись на небольшую возвышенность, Джо Харбин остановил их.

— А почему бы нам не залечь здесь в засаду? — спросил он. — Мы можем избавиться от них раз и навсегда!

— Залечь — и дать им возможность окружить нас, — ответил Дэн. — И отрезать от воды.

— Какой воды? — Том Беджер повернул голову и уставился на Дэна.

— Вон там Камышовые колодцы, но они расположены чуть к востоку. Мы можем сберечь время, если направимся прямо к колодцам Папаго note 5.

Начиная отсюда земля стала изломанной и неровной. Вулканические конусы вздымались в шести местах. Родело, описав рукой широкую дугу, показал остальным глубокий кратер. Это был краешек страны Пинакате. К югу местность была еще хуже из-за протянувшихся на много миль гребней лавы и песчаных дюн. Растрескавшаяся земля, почти начисто лишенная воды. Через весь тот край пролегали одна-две тропы, насколько он знал. Миля за милей тянулись они по расколотым скалам, бугристой лаве с острыми как бритва кромками, которые за несколько часов могут искалечить коня или пешехода. Здесь не было ничего живого, кроме редких толсторогов, койотов и гремучих змей. Но им придется проложить свой путь через эти места, а потом сквозь пески до самой бухты.

Они немного отдохнули среди черных скал, готовясь к схватке, которой не произошло. На рассвете двинулись снова, часто прикладываясь к флягам, наблюдая, как уменьшаются капля за каплей их запасы воды.

Выдержки оставалось все меньше. Джо Харбин проклинал своего коня, а Суслик бурчал под нос, сердито озираясь на каждого. Дэн с усилием сдерживался. Только Нора выглядела уверенной и спокойной. Ее лицо потемнело, глаза запали, и вечером, слезая с лошади, она чуть не упала — но не жаловалась.

В эту ночь появились яки, но не затем, чтобы сражаться. Они возникли быстро, неожиданно, когда Харбин подыскивал место для стоянки, еще одной стоянки без воды.

Индейцы вырвались из безлюдной, казалось бы, пустыни. Быстрое, короткое нападение, шквал выстрелов — и тут же они исчезли, умчались вперед в пустыню.

…Они залегли среди скал и ждали с оружием наготове, но яки не вернулись. Наконец Беджер поднялся на ноги, ожидая выстрела. Но все было спокойно. Сумерки сгущались. Из пустыни не доносилось ни звука. Беджер пошел к лошадям, а другие начали медленно подниматься. И вдруг он произнес странно напряженным голосом, слишком высоким для него:

— Смотрите!

Пуля пробила самую большую флягу, и вода вытекла на песок. Только темное пятно осталось на том месте, где она впиталась.

— Сварим кофе, — сказал Родело, — там для этого осталось достаточно.

Глава 6

Дэн Родело смотрел на звезды, ощущал прохладу пустынной ночи и был исполнен благодарности. Не так уж и много было за прожитую жизнь приятного или легкого. Только давние воспоминания о матери и доме, где все дышало покоем. Когда же это было?

А теперь он ехал по пустыне с людьми мира насилия, и сам был человеком этого мира, где вес кулака или быстрота оружия определяли разницу между жизнью и смертью. И теперь он вел последний отчаянный бой против отчаянных людей.

Отчаянные мужчины… девушка.

Кто она такая? Почему решила совершить эту прогулку по пустыне в такой компании? Дэн Родело заранее взвесил каждый шаг. Единственное, чего он не учел, была Нора Пакстон.

Четверо мужчин и женщина, обручившиеся со смертью, смертью, которая может прийти от руки яки в погоне, а может — от самой пустыни. Самая большая фляга пробита, остальные почти пусты. Лошади выпьют все, что там есть, останется в лучшем случае по глотку на брата. Когда они двинутся на рассвете, воды уже не будет.

Как долго может человек жить и путешествовать без воды под таким солнцем, в такой палящий зной? День, возможно… или два дня; Он знал о человеке, который выжил три дня после того, как должен был погибнуть, выдержал благодаря настоящему мужеству, ненависти, неутолимому желанию выжить и отомстить.

Воды хватило для кофе, и когда он сварился, они сели вместе и выпили его, но каждый был занят своими мыслями. Дэн Родело знал, что можно сделать в таких обстоятельствах, но он не был убийцей, и потому пришел лишь к одному выводу, тому же, с какого начинал: дождаться конца… а под конец он скажет им правду. Это будет означать стрельбу, а он не такой ловкий стрелок, как Джо Харбин. Может быть, он быстрее Тома Беджера, но даже в этом он не был уверен. Глупо было затевать это дело, но такой уж он человек — не очень мудрый, не очень сообразительный, привыкший всегда обходиться тем, что имеет, но это была уверенная стойкость, запас жизненных сил, упорное нежелание отступить.

— Ну так что? — Джо посмотрел на Дэна. — Ты, кажется, тот человек, который будто бы знает, где найти воду.

— Попробуем. Выступим на рассвете.

— Если они позволят, — сказал Беджер.

Они позволят, — ответил Родело.

Он почему-то был уверен в этом, уверен, потому что знал индейцев раньше. Есть в индейце что-то такое, что склоняет его к пыткам — не только для того, чтобы причинить врагу страдания, но чтобы посмотреть, сколько он выдержит. Для индейца мужество — это все, мужество и выдержка, поэтому он всегда склонен испытать своих врагов, чтобы знать, насколько значительна его победа.

К тому же Панама не дурак. Время на его стороне, и он может позволить себе отступать, чтобы дать возможность зною, жажде и жестокому нраву людей, которых он преследует, сделать свое дело.

Стрельба, которую они устроили, была лишь предварительной пробой, отвесом, которым проверили вертикальность стены их сопротивления. Преследуемые реагировали быстро, резко, так что яки узнали, что время еще не пришло, и будут просто идти следом еще день, а может, и два. — Вы знаете, где здесь есть вода? — спросила Нора.

— Я знаю, где она может быть. Не надейтесь, что это будет источник. Если и есть родники в этих краях, то я никогда не встречал человека, который бы знал про них. Здесь есть углубления с водой, такие, как в Тинахас-Альтас или у Воронова Холма… есть тут колодцы Папаго, Камышовые и еще кое-какие места. Думаю, я смогу их найти.

— Тебе лучше знать, — сказал Харбин. Родело взглянул на него.

— Не искушай судьбу, — сказал он спокойно, — потому что у меня есть, по крайней мере, одно преимущество.

— У тебя? — издевательски усмехнулся Харбин.

— Я знаю, как ловко ты обращаешься с револьвером, а ты обо мне на этот счет ничего не знаешь.

— А мне этого и знать не надо.

Он произнес это резко, почти презрительно, но Дэн Родело был уверен, что его замечание попало в цель.

Харбин был от природы подозрителен, не доверял никому, а теперь стал вдвое подозрительнее. Он спрашивал себя, что же имел в виду Родело. Не был ли он, к примеру, известным стрелком, который пользуется разными фамилиями? Если это

так, то кто это может быть? Харбин мысленно перебирал их, пытаясь вспомнить каждого. Джим Куртрайт, Бен Томпсон, Коммодор Оуэн, Док Холидэй, Джон Буль, Фермер Пил… Он вспоминал их одного за другим. Но могли быть и другие, которых он не знал…

Именно на это Родело и рассчитывал — заинтриговать Харбина и заставить его быть осторожнее.

Здесь не было людей, знающих пустыню, Дэн Родело знал это наверняка. Беджер и Харбин — оба из прерий. Том Беджер был наполовину индеец; сначала охотился на бизонов, потом крал коров. Не раз принимал участие в разбойных нападениях на почтовые кареты, а также в войнах за скот.

Харбин был ковбоем, кочегаром на железной дороге Денвер — Рио-Гранде, наемным стрелком в нескольких войнах за участки и скот. А потом стал грабителем. Впервые убил человека во время игры в карты.

Все, что они знали о диких местах, были знания о равнинных штатах или о восточных склонах Скалистых Гор. Похоже, никто из них не знал тех маленьких хитростей, которые помогают выжить в пустыне… кроме, может быть, Беджера.

На рассвете они двинулись. Рты у них пересохли, губы обветрились и потрескались, каждое движение глаз вызывало боль в обожженных веках. Вдали, но не очень далеко, виднелось невысокое облачко пыли, которое двигалось следом за ними. Харбин посмотрел в ту сторону и выругался.

Теперь они уже не могли путешествовать с какой угодно скоростью. Вокруг была страна Пинакате — растрескавшаяся лава, глубокие кратеры, островерхие скалы и всюду — густые заросли чольи. Некоторые жители пустыни называют один из видов чольи «прыгучим кактусом»: стоит приблизить к нему руку или пройти слишком близко, кактус как будто подпрыгивает, чтобы проткнуть вас острыми как иголка шипами.

Чолья вся покрыта выступами размером с короткий банан, а эти выступы усеяны колючками, каждая из которых может вызвать болезненную рану. Отростки чольи легко отламываются — таким путем растение размножается. Растет чолья густыми купами, иногда покрывая целые акры, и, кажется, отдает предпочтение расселинам в лаве. В некоторых местах купы чольи могут до половины покрывать вулканические конусы, а ее лимонно-желтые шипы сияют в темной пустыне, будто сигнальные огни.

Каждый шаг таит опасность. Отростки отламываются, шипы втыкаются в лошадиные ноги, в одежду всадников, даже в кожаные стремена. Ничто от них не спасает. Воткнувшись в тело, они застревают там, как крючки, и вытаскивать их трудно и больно.

Дэн Родело ехал впереди, выбирая дорогу между выходами лавы и кактусами. Это были опасные места. Иногда им приходилось пересекать небольшие участки лавы, где каждый неверный шаг грозил сломать ногу лошади. Один раз они объехали кратер глубиной не меньше четырехсот футов. По дну его были разбросаны несколько сагуаро, и еще какие-то большие кактусы росли в том месте, где гребень был проломан — будто брешь в стене. Повсюду вокруг росли кучки чольи и «кошачьих когтей». Далеко впереди был виден толсторог, наблюдавший с вершины вулканического конуса. Это было сердце страны Пинакате.

К Дэну приблизилась Нора. Он был поражен ее видом. Губы ее потрескались и кровоточили.

— Еще очень далеко, Дэн? — спросила она. — Я имею в виду, до бухты.

— Изрядный кусок дороги.

— Что-то может случиться?

Он посмотрел на нее. Его тревожила та же мысль.

— Боюсь, достаточно много. Держите голову пониже, слышите, когда появятся яки. А кроме того… ну, вы знаете о чувствах Джо Харбина.

— Эй вы, о чем это вы секретничаете? — крикнул Харбин. — Эта женщина для меня, Родело, сказано тебе! Дэн немного обернулся в седле.

— Я думаю, это она сама решит.

— Черта с два сама! Я это решил! Она моя, а если тебе придет в голову поспорить об этом, ты только скажи!

Дэн легко сидел в седле, и ремешок, которым был привязан его кольт, был отстегнут.

— Не слишком бахвалься своей репутацией, Джо. Кое-кто может захотеть проверить ее.

— В любой момент!

От разговоров болели губы, и Дэн Родело не ответил. Прищурившись от солнца, он выискивал знакомые приметы и не находил ничего. И все же водоем был где-то рядом…

Все утро они ехали без воды. Теперь солнце поднялось уже высоко, кони двигались все медленнее. И вдруг он заметил белый отблеск на темной скале впереди. В тот же миг его ударила пчела, летевшая своей дорогой.

Кони почуяли запах воды и ускорили шаг. И наконец вода показалась. Нора посмотрела — и отвернула лицо. Том горько выругался. В углублении, до половины заполненном водой, лежал дохлый баран. Дохлый уже несколько дней.

Джо Харбин обернулся к Родело:

— Это к такой воде ты нас вел?!

— Он же не виноват. Не теряй голову, — спокойно сказал Том. — Мы не избавимся от трудностей, если начнем стрелять друг в друга.

Суслик смотрел на Родело, и в глазах его был страх.

— Есть другая возможность, — сказал Родело — это с час пути отсюда.

Устало взобрались они на лошадей и двинулись на юго-восток. Вместе с ними ехал страх, потому что теперь чувство безопасности покинуло их. Все ощущали симптомы обезвоживания, усиливающегося с каждым часом. Родело, который насыщал себя водой при каждой возможности, был в лучшем состоянии, чем остальные. Нора в определенной степени тоже, потому что прислушивалась к его советам.

В пути Дэн Родело изучал местность. На ровных местах воды быть не могло. Но где-то поблизости, он знал, находились водоемы Папаго, в которых обычно было немного воды, а иногда даже много. Но эта проклятая местность настолько однообразна, что найти впадину почти невозможно.

Он ощущал каждое усилие коня, его отяжелевшие мышцы, его желание остановиться. Когда позади осталась миля, он натянул поводья…

— Нам лучше бы идти пешком, — сказал он, — если хотим сберечь лошадей.

Все неохотно спешились, и Родело двинулся вперед.

Никому не хотелось есть, да и неразумно было бы есть, не имея воды. Потрескавшиеся губы Дэна болели, но не кровоточили, потому что при обезвоживании любая царапина сразу засыхает. Он шел медленно, чтобы тем, кто тащился позади, было легче. Неосторожный шаг по камню отзывался как прикосновение докрасна раскаленного железа.

Впереди он видел черный гребень, местами темно-красный, в зависимости от направления, под которым падали солнечные лучи. Было ли это то самое место? Прищурясь, он отыскивал знакомые приметы на местности. Он знал, в пустыне любое место может выглядеть по-разному, вот почему сезонные путники все время осматривают дорогу позади себя, чтобы знать, как будет выглядеть местность на обратном пути. Немного иной угол зрения при разных условиях освещения может изменить вид местности до неузнаваемости.

Мысли Родело текли вяло. Ему приходилось принуждать память, чтобы вспомнить, что он знал об этом месте… Если это — то самое место… Наконец он снова двинулся вперед, с усилием натягивая повод, чтобы заставить коня двигаться.

Скалы были неровные, с острыми краями, каждая грань, как зазубренное лезвие, раздирала в клочья обувь и одежду. Посмотрев назад, он был поражен видом своих спутников. Блуза Норы была изорвана кактусами, сапоги протерты до дыр; юбка-брюки из оленьей кожи держалась лучше, но и на ней были заметны следы трудного путешествия.

Узкое лицо Суслика вытянулось, губы были изуродованы трещинками и засохшей кровью. Беджер и Харбин выглядели карикатурами на самих себя. Короткая процессия растянулась на несколько сотен ярдов, и если бы яки напали в этот момент, они одержали бы легкую победу.

Но вскоре Родело увидел след горного барана. Эти животные здесь были бесчисленны, и, присмотревшись, он увидел еще один след, чуть меньший, частично перекрытый следом пустынной лисицы. Все следы шли в одном направлении. Он остановился и старательно осмотрел склоны, а затем повернул к скалам.

Он не вспомнил тропы, по которой шел когда-то к Папаго, но пытался найти ее путем сопоставления различных примет. Многие скалы здесь были отполированы ветром и песком, и ноги скользили. Это была дикая земля, угрюмая и зловещая, место, которого надо избегать, но именно здесь он надеялся найти воду.

Внезапно он увидел синеватую базальтовую скалу и вспомнил ее. Немного изменил направление, спустился между двумя большими обломками вулканической породы и оказался на крохотном песчаном берегу водоема. У подножия двадцатифутового обрыва падающая вода, несущая обломки камней, вырыла чашу глубиной в четыре-пять футов. Чуть дальше был еще один водоем, не меньше двенадцати футов в диаметре. Вода в нем была затенена выступом скалы, а потому чистая и прохладная.

— Пусть лошади пьют здесь, — сказал Родело, — а мы напьемся из второго водоема.

Он набрал в рот воды, зачерпнув ее ладонью, и ощутил, как ее прохлада возвращает жизнь пересохшим тканям. Проглотил несколько капель — свело желудок. Он пил медленно, короткими глотками. Потом снял с коня флягу и наполнил ее, а после этого — флягу Норы.

Подвел к воде лошадей, дал им немного напиться, отвел, а через некоторое время снова напоил.

На этом их трудности не кончались, он это знал. Самая большая фляга испорчена, потому они теперь не могли везти с собой достаточного количества воды. Сколько же осталось до бухты Адэр? Двадцать миль? Двадцать пять?

Кони в таком тяжелом состоянии, что не смогут одолеть это расстояние за один день. Если немного отдохнуть здесь, можно рассчитывать на два дня. Пока что им везло. Он знал лучше всех, как им везло.

Он посмотрел на небо. Сегодня будет жарко, а он знал, что когда температура на уровне головы составляет 110ш, песок под ногами нагрет еще на 50ш выше note 6. Возле этого ручейка, или арройо, как говорят мексиканцы, ночью может быть страшно холодно, но за день жара раскалит песок, удушливый зной и иссушающий ветер высосут всю влагу из тканей и оставят человека — или животное — высохшим, как подошва старого башмака, забытого на солнце. В такую жару даже двадцать четыре часа без воды могут убить человека.

Подошла Нора.

— Что мы будем делать теперь? — спросила она.

— Отдыхать, есть, напьемся еще раз и приготовимся выступить к побережью.

— Вы думаете, у нас еще будут трудности? Он кивнул.

— Да, боюсь, что будут. Индейцы недалеко. Они могут схватить нас сейчас, и они знают об этом.

— Что мы можем сделать?

— Пить. Пить столько, сколько сможем удержать в себе. Чтобы все наши ткани насквозь пропитались водой. Так мы продержимся дольше.

Он повел коней к воде еще раз, потом привязал их возле кустов мескита и ослиной колючки.

Дэн собирал сухие ветки, когда подошел Джо Харбин. Суслик был рядом с ним, Том Беджер держался позади.

— Это хорошая вода, Родело, — сказал Харбин. — Я прошу прощения. Ты и вправду знал, куда шел.

— Я и сейчас знаю.

— Что ты хочешь этим сказать?

— Мы еще не выбрались, Харбин. До побережья еще двадцать пять миль или около того. Это, в лучшем случае, два дня

пути.

— К черту, я не раз делал верхом по семьдесят миль в день.

— На таких лошадях? Они в плохом состоянии, Харбин.

— Они выдержат!

— Погоди, Джо, — сказал Беджер. — Может, он и прав.

— Пошел он ко всем чертям! Он только задерживает нас. Мы больше в нем не нуждаемся! Дэн Родело поднялся.

— Приготовим кофе, — сказал он Норе, — и что-нибудь поесть. Самое тяжелое время у нас еще впереди. А потом повернулся к Харбину.

— Вы еще во мне нуждаетесь. Вы во мне сейчас нуждаетесь больше, чем когда бы то ни было. У вас впереди еще бой с индейцами, и не надо их недооценивать. Они охотятся на беглых каторжников не первый год, и всех вылавливают.

— Так пусть идут сюда — чем скорее, тем лучше!

— К западу отсюда начинаются песчаные дюны. Там есть такие места, где конь проваливается по брюхо, и чем больше он старается выбраться, тем сильнее проваливается. И человек так же. К тому же фляга пробита, ты что, забыл? А вам еще до-о-лго выбираться отсюда. Знаешь, сколько беглых добралось сюда? Я мог бы назвать дюжину. Но они пропали где-то между этим местом и побережьем.

— Я тебе не верю!

— Он прав, — сказал Беджер. — Пошли. Суслик принес еще хворосту и подбросил в огонь. Нора посмотрела на него и спросила:

— Почему тебя прозвали Сусликом? Он улыбнулся.

— Я всегда пробовал удрать через подкоп. Делал столько нор, что меня прозвали Сусликом. А частично из-за него, — он показал на Тома Беджера. — Он же Беджер — барсук, и крупней меня, вот меня и прозвали Сусликом.

Они поели и напились, а потом, утомленные, один за другим повалились на песок.

— Укройтесь, — предупредил Родело Нору. — Когда ветер начнет дуть вдоль этого арройо, будет очень холодно.

— Холодно?! — не поверила она.

— До костей промерзнете, поверьте. Лучше укройтесь. Он посмотрел в сторону побережья. С этой высоты видно все, как на ладони, но это только кажется. У пустыни есть свои способы прятать препятствия — каньоны, которые не видны, пока не окажешься на самом краю, и лавовые потоки, которые на протяжении нескольких миль уничтожат новую пару сапог. Почему-то он знал: завтра будет тот самый день… завтра.

Глава 7

Дэн Родело отстегнул ремешок своего кольта и размял пальцы. Ему не хотелось осложнений. Он пришел сюда с определенной целью, и если сможет достичь ее без стрельбы, будет вполне удовлетворен. Он не представлял, чем для него закончится перестрелка с Харбином, но знал, что Харбин не убивает людей случайно. Он хороший стрелок и решительный человек,

Том Беджер, вдумчивый и осторожный, предпочитает, чтобы стреляли другие. И конечно, ни один из них не собирался брать Суслика в долю.

Родело попал в тюрьму за преступление, которого не совершал. Это мучило его, но тяжелее всего было, что другие верили, будто он виноват. Больше всего на свете он хотел бы доказать свою невиновность, а потом убраться прочь из этих мест. Ему больше ничего не было нужно от тех, кто его заподозрил, кто потерял веру в него так быстро…

Нора возилась у огня, вода для кофе уже закипела. Беджер присел на корточки, спиной к огню.

— Пока все хорошо, Дэнни, — сказал он. — Ты привел нас к воде.

— Нужно пить побольше, — сказал в ответ Родело. — Пей до отказа, сколько сможешь. Самое худшее еще впереди. Харбин фыркнул.

— То, что осталось, я могу на руках пройти! Родело пожал плечами.

— Делай, как хочешь, Харбин, но я не хочу видеть, как человек гибнет, если могу помочь ему. Между нами и побережьем тянется на несколько миль полоса движущихся дюн, а там не сыскать и капли воды. Харбин посмотрел на него.

— Ты, небось, любишь строить из себя большого человека, а?

Родело не ответил. Планы Харбина расстраивались, раздражение от этого и от трудного пути приведет его в убийственное настроение, и Родело это понимал.

— Кофе готов, — сказала Нора. — Пейте, пока горяч.

— Я выпью немного, — сказал Родело. — Чашка кофе — это хорошо.

Нора налила чашку и протянула ему, но Харбин неожиданно вскочил и схватил чашку так резко, что кофе чуть не вылился.

— Это чашку возьму я! — грубо сказал он.

— Ну конечно, — спокойно ответил Родело, — ты ведь уже взял ее, Харбин.

Харбин. гневно посмотрел на него.

— В чем дело? Ты что, испугался? Боишься драться? Родело пожал плечами. Он усмехнулся.

— За что тут драться? Кофе всем хватит. Можешь взять первую чашку, если хочешь.

— А может, я и вторую захочу! — Харбин подстрекал его, но момент был неподходящий, а Родело умел выжидать.

— Ладно, возьмешь и вторую тоже.

— А может, я все возьму!

— А как насчет нас, Джо? — спокойно произнес Беджер. — Мне бы тоже хотелось чашечку. Нора протянула чашку Дэну.

— Возьмите эту. Нечего ссориться из-за чашки кофе. Неожиданно Джо Харбин выбил чашку из ее рук и схватился за револьвер. Он вырвал его из кобуры и выстрелил так быстро, что промахнулся и попал в только что наполненный бурдюк за спиной у Родело.

Дэн длинным прыжком бросился вперед, крепко схватил Харбина правой рукой за пояс, и, повернув, свалил его на землю. Прежде чем тот успел снова нажать на спусковой крючок, Родело выбил револьвер у него из руки. Извергая проклятия, Харбин оттолкнулся от песка и бросился вперед, но замахнулся слишком широко, и Дэн встретил его ударом правой в скулу. Харбин, остановленный на середине прыжка, тяжело упал. Но тут подскочил Беджер и схватил Родело за руку.

— Полегче! Не будем драться!

Оглушенный Харбин какое-то время лежал неподвижно.

А поднявшись, сказал спокойно:

— Ладно, Родело. За это я тебя убью.

Его голос был холодным и ровным. Это был уже не тот человек, которого Родело сбил с ног, и не тот, кого он знал несколько месяцев в тюрьме. Впервые Дэн Родело ощутил что-то похожее на страх. Но он стоял спокойно и смотрел на Харбина.

— Дурак будешь, Харбин, если попытаешься, — сказал он. — Ты выбрался из тюрьмы. Через день — два будешь на борту судна Айзечера плыть в Масатлан. Но поверь мне, до тех пор я тебе еще пригожусь. Ты будешь нуждаться во мне, пока не окажешься на палубе судна.

На скуле у Харбина наливался синяк, на челюсти была узкая рана. Пальцы Харбина осторожно ощупывали ее.

— Ты пометил меня, — сказал он почти удивленно. — Еще никто не оставил на мне своей метки…

Он взял свой кофе и, даже не нагнувшись за револьвером, отошел в сторону и присел на камень. Нора налила кофе остальным. Все молчали. Они пили кофе, а тем временем ветер вдоль ручья становился все холоднее. Дэн подбросил хворосту в огонь и отошел в темноту собрать веток или корней мескита. Костер потрескивал. Приятно пахло дымом. Звезды стали ярче, ветер — прохладней.

— Есть ли вода отсюда до Залива? — спросил Беджер.

— Мало… и большей частью плохая.

— Но ведь ты знаешь и хорошие источники?

— Ясное дело, знает, — процедил Харбин. — Можешь побиться об заклад, что знает. Он все знает!

Беджер подошел к бурдюкам. Песок под ними промок. Он знал, что увидит, когда будет их поднимать, потому что заметил, куда попала пуля. Бурдюки были связаны вместе. Теперь они были плоские и пустые. Каждый пробит пулей — от первого она оторвала угол, прошла насквозь через второй и пробила третий.

Харбин наблюдал за Беджером — а тот осмотрел бурдюки и бросил их на землю.

— У нас есть еще две фляги, — сказал Джо. — Этого хватит.

— А лошади?

— Напоим их перед тем как выступить. Выдержат. Лошади были в плохом состоянии, и все они это знали; они сейчас не годились для изматывающей езды по лаве и тяжкого перехода через глубокие пески дюн.

Харбин поднялся, подобрал свой револьвер, обтер с него песок и сунул в кобуру.

— Где они? — спросила Нора. — Я говорю об индейцах.

— Где-то рядом. Они расположились так, что могут видеть наш костер, а может быть, даже слышать наши голоса. Они видели все, что тут творилось, так и знайте. Сегодня ночью нам надо быть настороже.

Дэн поднялся и пошел к лошадям. Отвел их к воде, дал налиться вволю. Обратил внимание, что лагерный костер почти не виден, если отойти от него подальше. Подождав, отвел коней обратно и привязал к мескитовому кусту поближе к огню.

А потом впервые понял, как он устал, но не отважился лечь спать. Он не мог доверять никому из них, может быть, даже Норе. Он так и не смог разгадать ее… правда, и она ведь ничего о нем не знает.

Он старался вспомнить все, что слышал об этой стране, но рассказать мог бы мало что, да и то лишь в общих чертах. Эти естественные пруды были, насколько он знал, единственной водой к югу от Тинахас-Альтас, на которую можно было рассчитывать, но даже и они могли быть случайно пустыми или забитыми илом и грязью. Но, наверное, недавно прошли дожди, потому что водоемы полны, а вода — чистая. Мест к западу от Пинакате лучше избегать. Он никогда не забирался далеко в ту сторону. Может, и есть там дорога, но слишком много небольших вулканических конусов и лавовых потоков — отчаянно неудобные места для пешего хождения…

На востоке было почти так же плохо, но едва заметная тропа проходила именно там, и у подножия двух самых высоких пиков были какие-то водоемы. Он никогда не видел их, но индейцы племени Юма говорили ему о них. А эти индейцы узнали от Песчаных Папаго, которые когда-то жили в стране Пинакате.

Есть там вода или нет, но этот путь безопаснее, хотя и дольше. Там, на южном склоне Пинакате, были и другие водоемы, но и они, и те, что на востоке, ненадежны.

«А почему бы, — спросил он себя, — не раскрыть карты прямо сейчас?» Лишь мгновение думал он об этом и понял, что ни за что не отважился бы. Во-первых, он был в меньшинстве, а во-вторых, хотел обойтись без стрельбы, если получится. В какой-то степени он выжидал — как и индейцы, — пока они выложат свои козыри. И одновременно оставлял им любую возможность, какую мог… не из-за Норы ли? Или из-за каких-то забытых остатков человечности в нем самом?

Он мог уйти и спрятаться в пустыне. В конце концов, одна из оставшихся фляг — его собственная. Но без него у них мало надежды выжить. Какие-то шансы есть, но очень мало.

Ветер был холодный. Родело посмотрел на звезды. Люди гор и пустынь всегда поднимают глаза к вершинам и звездам, поэтому неудивительно, что жители диких мест знают так много о полете птиц и повадках зверей. В городе человек смотрит в землю, или же иногда на уровне глаз.

Он вернулся к костру, но остановился, не входя в круг света. Ему вовсе не хотелось быть мишенью, если какой-нибудь индеец решит, что самое время стрелять.

— Нам надо выставить стражу, — сказал Беджер.

Харбин вскочил.

— Я дежурю первым! — и повернулся к Норе. — Пошли! — А почему я? — удивление Норы было нескрываемым.

— Мне нужна компания. Иначе засну. Том Беджер хмыкнул, но ничего не сказал. Джо обернулся к нему.

— Что в этом смешного?

— Ничего. Я только подумал, кто будет будить Суслика и меня… или Дэнни.

— Может быть, я буду дежурить с каждым? — предложила Нора с улыбкой.

— Можно бросить кости, чтобы разыграть очередность. Кто выбросит меньше всех, дежурит первый.

— В этом нет нужды, — сказал Джо.

— Давай бросим кости, Дэн, — сказал Том. — Это ты хорошо придумал.

Он потряс кости и выбросил их на плоский камень. Пять и четыре.

Суслик выбросил «змеиные глаза» — два; потом Родело — шесть. Джо собрал кости, нервно бросил их — две пятерки.

— Тебе досталась предрассветная смена, Джо, — заметил Беджер. Он хотел собрать кости, но Нора протянула руку.

— Вы меня забыли.

— Тебе не надо дежурить, — сказал Харбин.

— Я согласен с Джо, — спокойно сказал Родело. — Вам нужно хорошо отдохнуть, Нора.

— Как и каждому из вас. В конце концов, я тоже участвую в этом деле — еду на лошади, пью воду; я хочу и здесь внести свою долю.

Она бросила кости. Четыре!

— Итак, мне выпала вторая очередь, — сказала она. Родело взял свое одеяло.

— Когда будете сторожить, присматривайте за лошадьми, — сказал он. — Если они пропадут, нам конец.

Суслик, первый часовой, расположился под скалой возле лошадей, откуда он мог следить за лагерем, не опасаясь нападения сзади. Родело нашел место под защитой скалы, которая могла укрыть его от холодного ветра, дувшего вдоль арройо. Но дело было не только в этом. По земле были разбросаны мелкие веточки от собранного на дрова хвороста, так что никто не сможет приблизиться, не хрустнув ими. Завернувшись в одеяло, Родело в последний раз взглянул на костер, на размещение и позы остальных, а потом лег спать.

Глава 8

Дэна разбудили осторожные, почти бесшумные шаги Норы, когда она пошла сменить Суслика.

— Это я, Суслик, — сказала она. — Моя очередь сторожить.

— Вам не надо, мэм. Я сам…

— Иди поспи, пока можно. Я думаю, завтра будет тяжелый день.

— Мэм, но я ведь с удовольствием… Мне будет только приятно сделать это для такой леди, как вы…

— Нет… иди отдыхай. И еще, Суслик, пей как можно больше воды. Это Дэн посоветовал мне так делать. Суслик поднялся, и теперь Дэн видел его.

— Он нравится мне, мэм, этот Родело, я говорю. Я думаю, он честный. И еще… думаю, никогда не встречал людей, которые были бы действительно на уровне. Кроме него.

— Он был в тюрьме.

— Так он же не виноват! — быстро ответил Суслик. — Про это каждый знает. Он случайно попал, когда Джо ограбил… захватил это золото. Люди считали, что он помогал Харбину, но это неправда, и я в тюрьме не раз слышал, как Джо об этом говорил. Он считал, что получилась славная шутка над Родело.

Суслик помолчал немного, потом добавил:

— Джо мог бы оправдать Дэна, но не сделал этого. Видите ли, после того как Джо захватил эти деньги, он чисто смылся, а потом по дороге встретил Родело, и они поехали дальше вместе, как все делают, когда встретятся. Ну, а выглядело это так, будто Дэн знал про деньги, вот его и посчитали соучастником.

— Лучше тебе пойти отдохнуть, Суслик, — сказала Нора. — Завтра будет еще один долгий жаркий день.

Дэн Родело лежал тихо. Что ж, Суслик рассказал ей, а ему она поверит, потому что ему нет никакой выгоды врать. Неожиданно он ощутил радость от того, что она знает, хотя пока она знала и не все. Кроме него никто не знал всего, а тем более эти люди на шахте, которые охотно поверили, что он — вор…

Какое-то время он лежал наполовину проснувшись, потом наконец развернул одеяло и снова застегнул пояс с револьвером. Сразу пошел к воде и долго пил. Где-то в темноте завыл койот, и он прислушался, но не услышал эха. Индейцы говорили, что так можно отличить… что когда человек подражает койоту, всегда бывает эхо, но в тембре воя койота есть что-то такое, что не дает эха. Так он и не решил, правда это или нет, но ему казалось, что да, и несколько раз он пытался это проверить.

Он пошел туда, где дежурила Нора. Она быстро обернулась, мушка ее револьвера поднялась. Он усмехнулся в темноте. С ней не шути — она всегда начеку.

— Это я, — сказал он спокойно.

— Мое время еще не кончилось.

— Вы будете возражать против нескольких минут лишнего отдыха? Я уже не сплю, так что могу с таким же успехом не спать здесь, как и там.

Он присел возле нее. Ночь была тиха. Пустыня была неподвижна. Небо еще было в звездах; черная громада Пинакате неясно вырисовывалась на юге.

— Я не ожидала, что пустыня — вот такая, — сказала она, — так много растений и вообще…

— Растения научились выживать, каждое на свой лад. Некоторые из них запасают воду перед долгой засухой, у других семена прорастают, только когда выпадет определенное количество влаги. Большинство пустынных растений прячут свои листья и цветы, пока не пойдет настоящий дождь, а потом быстро распускаются…

Родело на мгновение прислушался, потом продолжал:

— Здесь, в пустыне, все хорошо продумано. Кактусы выглядят так, будто их посадили, так они равномерно расположены. Что ж, они так устраиваются, потому что им необходимо собирать воду с какой-то площади вокруг себя…

Какое-то время они сидели в тишине, а потом он заговорил снова:

— Одного я не пойму… Что вы тут делаете? Я имею в виду, что вы тут надеетесь найти?

— А что я могу потерять?

— Ваша жизнь для вас ничего не стоит?

— Стоит, конечно. — Она окинула его взглядом. — А может, я тоже хочу этого золота или часть его…

— Тогда напрасно теряете время. Вы никогда не увидите ни одной монетки из него.

— Джо Харбин может думать иначе.

Он снова помолчал, пытливо всматриваясь во тьму.

— Он — нет, — сказал он наконец. — Не такой человек Джо, чтоб позволить хоть крошке золота просыпаться сквозь его пальцы, если этому можно помешать. Если вы на это рассчитывали, так лучше вам о золоте забыть.

— Я могу справиться с Джо.

— Вообще-то, может, и так, — в его тоне появилась капля сарказма. — Что ж, Джейк Эндрюз тоже не был учителем из воскресной школы.

— А вам что до того?

— Ничего… вовсе ничего.

— Джейк был в порядке. Совсем неплохой парень — на свой лад. Но он слушался Клинта. Джейк узнал о деньгах, услышал о них от девушки Джо Харбина, потому что как-то ночью Джо спьяну проболтался. Клинт приставал к нему, пока Джейк не согласился поехать и поискать это золото.

— А что у вас было с Джейком?

Она повернула к нему глаза, но в темноте он не мог разглядеть их выражения.

— Что было у нас с Джейком? — переспросила она.

— Я думал… вы, кажется, девушка не того сорта…

— Джейка устраивал любой сорт. Он вытащил меня из поезда, который попал в аварию в Вайоминге. Я вся горела — одежда, я имею в виду. Он сбил огонь и помог мне удрать от индейцев, которые устроили эту аварию… если там были индейцы.

— Что вы хотите этим сказать?

— Я всегда подозревала, что Джейк сам был в этом замешан. Но когда он нашел меня, то сразу помог, очень быстро. Он относился ко мне как положено. Он был твердый человек, даже немного грубый, но имел какие-то странные особенности характера. Грубо разговаривал со мной, как и со всеми, но бывал и на удивление мягким. Он хотел жениться на мне.

— У него было ранчо, кажется?

— Индейцы угнали его стадо и сожгли ранчо. Он мечтал поехать в Мексику и начать все сначала.

— А теперь вы здесь… — Он всматривался в пустыню, прислушиваясь к звукам ночи. Они говорили тихо, чуть громче шепота. — Прямо посреди ада…

Ветер был холодный, и они невольно придвинулись ближе друг к другу. Дэн глянул в сторону лагеря. Все лежали спокойно, спали. В костре лишь несколько угольков светились сквозь пепел. Его глаза искали движение, какую-нибудь необычную тень…

Он знал, что яки близко, знал, что они — искусные охотники на людей, и еще он знал, что такое для них эти пятьдесят долларов за голову. К тому же дополнительная приманка — девушка, Нора. Ясное дело, ее они назад не повезут. Никто о ней не знает, так что некому будет задавать вопросы.

Что касается его, то он никому не был нужен, но Панаме понравились его сапоги, а это уже вполне достаточная причина. И, ясное дело, они хотят чисто мести.

— Если вы останетесь в живых одна, — сказал он, — и индейцы захватят вас, можете им сказать, чтобы они отвезли вас к Сэму Берроузу. Он даст им сотню долларов за вас. Скажите им так — это может спасти вам жизнь.

— А если нет?

— В бухте Адэр есть несколько вариантов. Сейчас там должно быть судно, которое ожидает человека по имени Айзечер. Он мертвый, можете о нем не беспокоиться. Если не это судно, то временами там бывают рыбацкие лодки.

— А если мы все пробьемся? Или если это будете именно вы и Джо Харбин?

Он задумчиво посмотрел на нее сквозь тьму.

— Тогда, я надеюсь, вы сможете выбрать — Джо Харбин или я.

Он неожиданно повернулся, обнял ее за плечи и какое-то время держал так, глядя ей в глаза. А потом наклонил голову и легонько поцеловал в губы.

— Когда придет время выбирать, это может помочь…

На небольшом расстоянии от них, в нише базальтовой скалы, лежал Панама. Здесь он был укрыт от холодного ветра и в то же время находился на достаточной высоте, чтобы видеть лагерь с его красным глазом огня. Он мог различить любое движение возле лошадей и в самом лагере.

Они, конечно, дежурят по очереди. Он ждал этого. Действительно, он ждал всего, что до сих пор произошло, — все было как всегда. Не так уж много может сделать путешественник, когда попадает в страну Пинакате. Единственная разница была в том, что кто-то здесь знал о водоемах.

Теперь ему уже было известно, кто. Это же совсем простое дело — прочитать по следам, кто ведет в правильном направлении. Это был человек в новых сапогах… Родело.

Они везли что-то, чего не было раньше, когда они удрали из тюрьмы. Не запасы пищи — слишком тяжелое. Он видел следы вьючной лошади, которая везла этот груз, и видел, где его клали ночью.

Панама имел собственные планы, но они не были новыми. Он пользовался ими много раз раньше, и всегда с успехом. Он никогда не бросался в атаку, пока эти не достигали дюн или берега. Здесь, среди изломанных лавовых потоков вокруг Пинакате, слишком много укрытий. Они могут успешно защищаться, и обычно они еще достаточно крепки, чтобы нанести ответный удар.

Он может подождать, пока дюны и движущиеся пески сломят их дух. Никто из них не везет с собой много воды, и добиться этого — его первая цель.

Его план был очень прост. Допустить их до дюн. Там воды у них будет совсем мало, и если их кони еще будут живы, они дойдут до крайности. В дюнах есть укрытие для него и для его воинов, и они могут двигаться легко. Беглые каторжники будут стремиться к побережью, а он будет отрезать их от берега, заставит бороться с дюнами, пока у них не иссякнет вода и остатки сил. После этого будет уже легко…

Обычно они умирают среди дюн, но случайно один-два могут достичь берега. Тогда он погонит их к какому-нибудь из отравленных источников поблизости, не подпуская к тем, где вода пресная или чуть солоноватая. Некоторые из беглых умирали раньше, чем он стрелял… Отверстие от пули лишь свидетельствовало, что это его добыча.

Панама был любопытен, как все индейцы. Сейчас он гадал, знает ли человек в новых сапогах о других водоемах. В какую часть Пинакате он направится? Ему казалось, что это будет восточная сторона, подальше от вулканических жерл и лавы западного склона.

С Панамой сейчас было одиннадцать воинов, все умелые охотники. Четверо яки, один изгнанник пима, остальные — из племени юма. Все, кроме одного, ездили с ним и раньше, хотя и в разное время.

С таким отрядом он может пасти беглецов, как овец, выпуская пулю, когда надо повернуть их назад, отгоняя их от легкой тропы, и добыть окончательную победу просто долгой ездой по пустыне… Эти размышления забавляли Панаму. Но были у него и сомнения… Тот человек в новых сапогах… он опытный путешественник, хитрый, как койот. Найдет ли он другую дорогу?

Но в конце концов ему придется свернуть в дюны. Конечно, если он будет и дальше держаться линии гор, то может достичь места, откуда путь к берегу будет короче. Если он это попробует, придется ему помешать.

Панама был первым среди охотников, поэтому ему было любопытно, на какие уловки пустится его добыча. Он не тревожился. Это ведь были любители в стране Пинакате; а он был профессионал. У него оставалось лишь одно опасение… сама Пинакате может вмешаться в игру.

Старые боги прячутся среди гор, он знал это, а Пинакате — это место богов, потому что подобные уединенные места пригодны для этого. У Пинакате бывают разные настроения и капризы — внезапные бури, странные туманы, наплывающие с Залива, белые морозы, приходящие нежданно даже летом. Эти заморозки падают на скалы утром и исчезают с первыми лучами солнца…

Прямо на своем пути они попадут на заросли чольи. Появляясь на склонах с востока или запада, он погонит свою затравленную дичь к чолье. Может, им удастся пройти ее без повреждений, но такое случается нечасто. В чолье были и такие тропы, которые никуда не вели. Он сам проложил часть из них. Во время многочисленных набегов в пустыне он прекрасно изучил эти узенькие тропинки. Каждая из них была тупиком, ловушкой, из которой нелегко выбраться без последствий.

Он открыл, что эти слепые тропки исправно заставляют его врагов ходить пешком. Конь, который хорошо накололся о шип чольи, это уже искалеченный конь. Панама не имел таких чувств к лошадям, какие бывают у индейцев прерий, а также у кое-кого из его собственного племени. Для Панамы лошадь была чем-то таким, на чем ездят, и если конь умирал или становился калекой, он просто брал другого.

Наконец Панама лег спать. Его разбудит первый свет, и это будет скоро. Ему хотелось выбрать место, где они будут умирать, и в мыслях он уже сделал этот выбор.

Где-то среди лавы завыл койот. Земляная сова спустилась к земле, а потом стрелой умчалась в ночь. С горы сорвался небольшой обломок базальта, прокатился по склону и упал вниз. Звезды, будто далекие лагерные огни, оставались спокойными.

Из лагеря пришел Том Беджер и остановился рядом с Родело.

— Спокойно?

— Угу.

— Дэн, ты поосторожнее с Харбином. Что там между вами — это ваше с ним дело, и ты его уладишь, когда сможешь, но сейчас нам нужно каждое ружье.

— Я не хочу драться с ним.

— Знаешь, Родело, я тебе удивляюсь. Зачем ты вообще здесь, что ты задумал?

Родело игнорировал вопрос. Он качнул головой в сторону гор.

— Ты индеец, Том… или частично индеец. Чего он ждет?

— Удобного времени, удобного места. Он знает, куда мы должны идти, знает, как можем туда попасть. Том помолчал.

— Я думаю, он собирается убить только одного.

— Одного?

— Ну да… последнего.

Глава 9

Последние звезды еще ярко сияли в небе, когда они оседлали коней. Купы чольи как будто светились собственным огнем. Холодный лунный ландшафт лавового поля, разрушенного эрозией и превращенного в фантастический хаос зазубренных скал, имел зловещий вид.

Все молчали. Слышалось только поскрипывание кожи, когда седлали лошадей, затягивали подпруги или закрепляли вьюки. Вьючная лошадь была в самом плохом состоянии. Золото весило около сорока фунтов, но оно лежало тяжело, без упругости живого груза.

Родело, стоя за лошадью, проверил револьвер. Все патроны на месте, оружие готово. Он сунул револьвер в кобуру, но ремешок оставил снаружи, чтобы быстрее вытащить при необходимости.

Нора оказалась в седле первой. Остальные быстро уселись на лошадей, и после короткой паузы, когда никто не трогался, Родело двинулся вперед. Он поехал на восток, а потом на юг; держась едва заметной тропы, которая, казалось, вьется прихотливо, но он четко держал курс по дуге, огибавшей Пинакате. К нему подъехал Харбин.

— И куда это ты собрался ехать?

— Если хочешь попробовать прямо на юг — давай. А я еду вокруг.

— А что там прямо?

— Там большой кратер. Между ним и пиками Пинакате — самая страшная мешанина гребней и изломанной лавы, какую ты когда-нибудь видел. Может, и есть там какая-то дорога, но я ее никогда не видел, а в темноте я не охочусь.

Буркнув, Харбин отстал. Он с подозрением следил за каждым движением Родело, и подозрения его все возрастали. У него, как говорится, был короткий фитиль и взрыв мог произойти в любую секунду.

Родело держался едва заметной тропинки, пересекавшей гребень черного базальта, а потом поехал вниз к просвету, открывшемуся среди зарослей чольи. Он остановился, осматривая путь впереди, чтобы наверняка попасть на тропу. Здесь было много проходов, но ни один из них не выглядел надежным. Наконец он сделал выбор, но двинулся медленно, избегая густых зарослей чольи. Ее зазубренные колючки сами впиваются в тело, и если их не вырвать, то они могут вызвать болезненные раны.

Никто не разговаривал. Они понятия не имели, насколько близко могут быть яки, но голоса разносятся в горах далеко, а они не хотели быть услышанными.

Прежде чем отъехать от водоема, Родело хорошо напился, а потом еще раз. Стоя рядом с Норой, он сказал:

— Старый индеец из пустыни говорил мне, что вода прежде всего уходит из крови. Ты замечала, как мало у нас течет крови из царапин? Наверное, как раз поэтому. А если так, то от этого замедляются движения человека, а может быть, и мысли. Белый человек обычно старается нормировать воду, но индеец пьет, сколько влезет, при каждом удобном случае, зная, что выдержит дольше и будет в лучшей форме.

Пока что они не очень страдали от жажды, но все же чувствовали, что влага предательски покидает их тела, причем, она не компенсируется той, что они выпивали.

Родело заметил, однако, что никто не пьет столько, сколько он.

Выехав на небольшую полянку среди чольи, они остановились. К Дэну подъехал Беджер.

— Дэн, у нас лошадь захромала — вьючная, — сказал он. Все собрались вокруг лошади. Шишка чольи крепко вцепилась в ногу животного у бабок. Колючки торчали вокруг

копыта, на плече были пятна крови.

— Ее придется отпустить, — сказал Родело. — Перегрузим вьюки на другого коня, а запасы поделим между собой.

— Она издохнет? — спросила Нора.

— Она? Ей будет лучше, чем нам. Нога и плечо поболят несколько дней, но она дохромает обратно к воде. Ей там надолго хватит.

— А что она будет есть?

— То же, что и в прошлую ночь. То, что едят толсторогие бараны. Галетную траву, паловерде… выберет.

Пока остальные развьючивали лошадь, Родело осторожно вытащил шипы, а потом отпустил животное, хлопнув по бедру. Они двинулись дальше, потеряв лишь несколько минут, тем временем уже рассвело.

В обычных обстоятельствах конь, раненный колючками чольи, выздоравливает быстро, и если бы не требовалась скорость, они могли взять лошадь с собой. Боль от чольи сильная, и побеги ее нелегко отрывать. Родело знал самый простой способ — просунуть лезвие ножа или крепкую палочку между шишкой чольи и телом, а потом резко вырвать шипы. Некоторые из них остаются в коже; их можно вытащить зубами, если под рукой нет щипчиков или пинцета.

Сейчас индейцы не преследовали их. Зная, куда направляется его дичь, Панама повел свой отряд в обход вдоль края лавы, оставив одного индейца следить за ними.

Солнце поднялось выше над горизонтом, и сразу скалы вспыхнули пламенем и пустыня замерцала от тепловых волн и миражей.

Дэн Родело ощутил, как пот начал стекать по лицу и по груди под рубашкой. Он ехал осторожно — не только из-за индейцев, но и из-за самой пустыни. Направлял коня внимательно, выбирая путь не милями, а ярдами, оценивая каждый шаг среди чольи, окотилло и зазубренных камней.

Казалось, все в пустыне имеет колючки; каждое растение, каждое живое существо снаряжено ими, чтобы выжить в этом самом жестоком из миров. В пустыне быстро обучаешься останавливаться с солнечной стороны куста, потому что в тени может прятаться гремучая змея, обучаешься избегать ненадежных, «живых» камней, быть осторожным на крутых склонах, избегать, по возможности, глубокого песка, который с каждым шагом высасывает из человека силы.

Теперь, понимал Родело, схватка случится скоро. Через несколько часов каждый будет бороться насмерть, просто чтобы выжить, и каждый осознает это. Грань между жизнь и смертью здесь узка. Сломанная нога коня заставляет человека идти пешком, а тогда уже спасения нет. Без воды человек может, если повезет, выдержать двадцать четыре часа. Кое-кто, с обостренной жаждой жизни, может выдержать два-три дня…

— Будь внимательна, — предупредил Родело Нору. — Если наткнешься на чолью, в тебя вопьется не меньше дюжины колючек, и каждая будет болеть, как сто чертей.

Теперь уже и речи не было о скорости. Иногда тропа шла под уклон, и все время она петляла среди кактусов и зазубренных скал. Даже просто поскользнуться означало наткнуться либо на шипы, либо на острые кромки камней.

Дважды они останавливались, пока Родело, которому не нравился вид тропы впереди, пешком исследовал место. Это была нелишняя предосторожность, потому что оба раза проходы оказались фальшивыми.

Харбин был хмур, его глаза обшаривали скалы, но время от времени сверкали в сторону Дэна. Нора оставалась неподалеку от Родело, и ревность бандита возрастала. Том Беджер, с его умением выживать, держался в стороне от линии огня и воздерживался от замечаний.

Спускаясь по небольшому скату в путанице лавы, лошадь Суслика внезапно поскользнулась и упала, сбросив седока на сплошную стену кактусов. Лошадь, брыкающаяся ногами, была вся утыкана колючками. Суслик выбрался на четвереньках. Его спина и бок были покрыты желтыми побегами чольи. Харбин гневно вспыхнул:

— Дурак неуклюжий! Выбирайся отсюда сам! А я еду!

— Мы здесь все вместе, — сказал Родело, — и будем оставаться вместе.

— Кто это сказал? — вскричал Харбин.

— Я, — ответил Родело.

На мгновение воцарилась тишина. Харбин развернул коня правым боком к Родело. Руку он держал на револьвере.

— До побережья здесь недалеко, — сказал он. — Ты больше не нужен.

Дэн Родело был на земле возле Суслика и держал в руке нож. Он оценивал, насколько метко сможет бросить его. Он мог стрелять и метать нож одинаково обеими руками, но год в тюрьме лишил его тренировки…

Именно в этот момент пронеслась пуля. Ее звонкий удар и звук выстрела наложились друг на друга. А потом все услышали журчание воды, вытекающей из фляги.

— Я все же буду вам нужен, — сказал Родело. — Похоже, вы остаетесь без воды.

Харбин выругался, видя как последние капли из фляги падают на землю.

Родело начал действовать своим ножом, отдирая чолью сначала от Суслика, потом от коня. Беджер тоже спешился, чтобы помочь. Нора и Суслик держали лошадь, пока Родело с помощью Беджера вытаскивал шипы. Конь, обычный полудикарь, как будто понимал, что они стараются помочь ему, и стоял спокойно. Это заняло у них почти час.

— Давайте выбираться отсюда, — сказал Родело, когда последняя колючка была извлечена. Он двинулся в просвет между кактусами, и в этот момент пуля сбила ветку чольи позади него. Но никого не было видно, и через минуту все они двинулись снова.

Было страшно жарко, и они могли передвигаться лишь самым медленным шагом. Слева несколько вулканических конусов вздымали свои головы.

— Тут, небось, сотня вулканов, — заметил Суслик. — Отроду столько не видел.

— Брейди насчитал около пятисот кратеров, — сказал Родело. — Он был тут несколько лет назад и знает эти места лучше всех.

Лава была хаосом из покосившихся глыб и смятых гребней, испятнанных щербинками и более глубокими впадинами. Древние потоки лавы были перекрыты более поздними. Кактусы росли повсюду, как будто земля им была совсем не нужна.

До полудня они преодолели небольшое расстояние. Какой-то ошибочный поворот завел их в слепой каньон, пришлось возвращаться по своим следам. Наконец они нашли выход из арройо, но на крутой тропе одна из лошадей упала и ободрала ногу.

Они с трудом продвигались вперед в угрюмом молчании, подавленные жарой, как избитые рабы, у которых не осталось даже желания протестовать.

Один раз их дорогу перебежала ящерица, но больше не было никакого движения. Они не встречали ни толсторогов, ни змей-стрелок, ни даже гремучих змей. Несколько раз они видели индейцев — или им казалось, что видели, но те больше не стреляли.

Земля мерцала от волн тепла, отдаленные горы как будто приближались. Лужицы воды, казалось, лежали прямо перед ними, а один раз, въехав на гребень, они увидели отдаленное плато, которое казалось одним широким озером.

— Мираж, — сказал Беджер.

Их губы снова потрескались, рты и глотки пересохли. Каждый из них думал об остатках воды в последней фляге.

И внезапно они, ошеломленные, вырвались из хаоса лавы и выехали на равнину, кое-где испятнанную кустами шамиссо и креозота. Больше не было необходимости держаться вместе, они рассеялись по крайней мере на сотню ярдов с Норой и Сусликом позади.

Мертвую тишину пустынного дня разорвали резкие голоса винтовок. Пуля взбила пыль прямо под ногами лошади Дэна. Он быстро рванулся вперед и выстрелил из револьвера. Пуля срикошетила о каменную плиту. Сзади до него донесся ужасающий вопль, и он быстро развернул коня. Остальные стремглав неслись под защиту скал, лишь Суслик лежал на земле — мертвый. Проезжая мимо него, Родело увидел, что в него попали по крайней мере дважды — в голову и шею. Вторая вьючная лошадь тоже была убита.

Родело находился на открытом месте, лицом к опасности и каждое мгновение ждал выстрела, но не видел ни одного яки.

Деньги лежали в переметных сумах на убитой лошади, но конь Суслика остался жив, хоть и был в плохом состоянии после падения в чолью.

Сейчас было уже далеко за полдень. Сколько же они прошли? Четыре мили? Пять миль? Может, даже меньше. А теперь не стало Суслика.

Не стало Суслика, не стало хорошего коня, не стало фляги. Родело поймал лошадь Суслика и снял с нее седло. Он укладывал вьючное седло, когда со стороны скал появились Харбин и Беджер с Норой позади. Они помогли Дэну поднять золото в седло.

Беджер повернулся к лежащему Суслику.

— Ты кое-что забыл, Джо! — Он вынул из кармана Суслика двадцать долларов золотыми монетами. — Не стоит оставлять это индейцам.

— Подбрось-ка их разок на счастье, — сказал Джо. Том подбросил монеты в воздух, а Джо ловко перехватил их.

— Спасибо, сосунок! — сказал он насмешливо. Том Беджер стоял очень тихо, глядя на него необычно холодными глазами. А потом пошел к своему коню. Родело передал последнюю флягу Норе.

— Пейте, — сказал он.

— Я могу обойтись.

— Давайте, — поддержал Беджер. — Пейте, леди. Она взглянула на Харбина.

— Безусловно, — сказал он. — Я хочу довезти вас живой. Она выпила глоток, потом протянула флягу Дэну. Он передал ее Беджеру. Когда фляга вернулась к нему, в ней остался едва глоток теплой воды, но она показалась чудесно прохладной его пересохшим губам.

— Бросьте ее, — сказал Харбин. — Мне не нравится звук пустоты.

— А если мы найдем воду? В чем мы ее повезем? Ни один человек в здравом уме не выбросит флягу в пустыне.

— Это мне напомнило, — сказал Беджер, — что леди говорила, будто знает водоем. Или вы забыли?

— Слушайте, мы же едем к побережью, — сказал Харбин. — Далеко это может быть?

— Слишком далеко, — ответил Родело.

— Ты говоришь, что слишком далеко, но что будет, если мы потеряем время в поисках воды и так и не найдем ее?

— Конец игре, — коротко ответил Родело. Беджер посмотрел на Нору.

— Вы знаете, где есть вода?

— Водоем, о котором я знаю, находится у южного конца Пинакате.

— Так это недалеко отсюда!

Больше ничего не было сказано, и они выступили. Дэн Родело снова был впереди, а сразу за ним ехала Нора.

— Вы знаете какие-нибудь местные приметы? — спросил он у нее. — Как мы узнаем, где это место?

— Я узнаю его… надеюсь…

Он обернулся к ней с удивлением.

— Вы действительно были в этих местах?

— Еще ребенком. Внезапно он повернулся в седле.

— Тогда вы должны быть Норой Рейли!

— Что вы знаете о Норе Рейли? — спросила она.

— Крушение корабля в Заливе… лет восемнадцать или девятнадцать тому. Такой парусник, небольшой, шел в Юму. Попав в приливное течение… Оно его краем задело, кажется. Разбился на скалах, но люди выбрались на берег и уже по суше достигли Сокойты. Это маленький пограничный городок вон в той стороне…

Она кивнула головой, но ничего не сказала.

Он поехал дальше. И вдруг заметил какие-то керамические обломки ржаво-коричневого цвета и грубой работы. Он остановился, потом медленно повел коня вокруг. В одном месте камни, кажется, были в светлых царапинах… это были следы древней дороги.

Он погнал коня вдоль нее. Керамические обломки попадались здесь чаще, потом нашлась олья — кувшин, в каких держат воду. Наконец он выехал на край и заглянул в водоем… он был сухой, как кость.

— Тут должна быть вода, — хрипло сказал Беджер. — Дождь же прошел…

Родело показал рукой. Упавший обломок скалы перегородил русло, по которому вода стекала во впадину. Ручеек прорвался в стороне по склону, а потом затерялся в песке. Дэн слез с коня и подошел к камню. После нескольких тяжких усилий он сдвинул его с места и откатил в сторону. Никто из мужчин не помог ему.

— Зачем терять время? — спросил Харбин. — Мы уже больше не будем проходить этим путем.

— Кто-то другой пройдет.

Родело снова сел в седло. Возня с обломком утомила его, и это показывало, как мало сил у него осталось.

Они держались на ограниченном водном рационе с того времени, как покинули колодцы Папаго. Они ехали и шли пешком под палящим солнцем. Теперь их кровь загустела, Рефлексы замедлились.

Но когда они проезжали мимо найденного кувшина, он сполз с лошади, подобрал его и прицепил к седлу. В этот кувшин вместилось бы много воды… если бы они нашли ее…

Глава 10

От солнца некуда было спрятаться. Ни облачка, ни тени. Они утомленно тащились вперед, тяжело осев в седлах. Жестокий зной лишил их энергии. Когда они поднимали головы, чтобы осмотреться, даже глаза двигались медленно. Руки при каждом движении были будто налиты свинцом.

Дэн Родело собрался с силами и сполз с седла. Во что бы то ни стало он должен сберечь грулью. Может быть, этот мышастый мустанг — последнее, что отделяет его от смерти, и они еще пригодятся друг другу.

Яки сейчас не тревожили их. Возможно, в хаосе скал, оставшемся позади, они на какое-то время потеряли след. На большее не надеялся никто.

И никто не говорил о воде. Никто не хотел думать о ней, и все же ни о чем другом они не думали.

И вдруг Нора сказала:

— Здесь! Я думаю, это здесь!

Она показала на три одинаковых сагуаро, которые возносили свои высокие колонны с верхушки скалы, стоя близко друг к другу, будто три вытянутых пальца.

Они не бросились на поиски воды — слишком сильно они боялись разочарования. Родело оставил коня и пополз между скал. Он услышал жужжание пчел и свернул в ту сторону, откуда доносился звук. Поскользнулся на лаве, удержался на руках и тяжело встал, бессмысленно разглядывая свои окровавленные ободранные ладони.

Хватаясь за скалу, чтобы удержаться, он обошел ее выступ и увидел перед собой широкое мелководное озерцо. С ближней стороны, куда подходила тропа, была ровная площадка и неширокая полоска песка. На дальней стороне вода была глубже.

Он вернулся к своему коню.

— Это здесь, — сказал он, — хватит, чтобы налить во фляги, напоить лошадей и самим напиться вволю.

Он велел им проехать вокруг, к тропке, чтобы вывести наверх лошадь. Потом он ваял олью и вернулся с нею к воде. Прошел к самому глубокому месту, набрал воды и поставил олью в тень, где выступ скалы защитит ее от солнца. Когда подошли остальные, он пил воду, лежа на краю водоема.

— Подержи коней, — сказал Харбин. — Давайте напьемся, пока они не замутили воду.

Беджер сначала набрал флягу, а потом уже напился. Пока пила Нора, Родело огляделся вокруг. Это было хорошее укрытие, место, которое можно оборонять. И здесь было немного тени, чтобы спрятаться от предвечернего солнца.

— Давайте расположимся здесь, — сказал он.

Том Беджер, прежде чем ответить, поднял глаза на Харбина.

— Хорошо было бы, — согласился он. — Лучшего места не найти.

Они привели лошадей и напоили их, а потом поставили в тени под базальтовым карнизом, который частично охватывал водоем. Лошадям нужен был отдых… как и людям.

— Тут достаточно сухого хвороста для костра. Он совсем не даст дыма, — сказал Беджер.

— Верно, — согласился Родело.

Западнее, насколько доставал с этой высоты взгляд, были дюны, целая стена дюн не меньше пяти миль в ширину, которая отделяла их от более твердой полосы берега Калифорнийского Залива. На юге поднимались, выстроившись в ряд, зазубренные горы Сьерра-Бланка, уже частично заполненные ползучими песками.

Дэн Родело смотрел на дюны и молча проклинал их. Его страшила мысль, что завтра придется через них идти. Они все уже измотанные, и кони отдали все, что могли. Жара и недостаток воды подорвали их выносливость. И где-то рядом были индейцы…

Все же он почему-то был уверен, что они на время оторвались от этих яки. Возможно, они выскользнули, и теперь индейцы ищут их где-то в другой стороне. Но это даст не больше нескольких часов выигрыша. Несомненно, яки выслали разведчиков, которые ищут их даже сейчас.

Возле этого водоема не было не лошадиных, ни человеческих следов, а это значит, что он либо неизвестен индейцам, либо им не пользуются. Может быть, бассейн в это время обычно пуст, но даже если им пользуются время от времени, следы все равно были бы. А единственные следы, которые они нашли, оставлены толсторогами и ветром.

Дэн Родело смотрел в сторону дюн, но в то же время не упускал Беджера и Харбина из поля зрения. Теперь надо быть особенно предусмотрительным, потому что, ясное дело, ни один из них не собирается делиться с ним золотом. Как только исчезнет угроза со стороны индейцев, они не станут терять времени.

Подошла Нора. У нее обветрились губы, щеки опалились на скулах, но ничто не могло до конца стереть спокойную красоту ее лица.

— Я люблю пустыню в такой час, — сказала она, глядя на запад. — Мне нравится смотреть, как удлиняются тени, и ощущать наступающую прохладу.

— Радуйся, пока есть возможность. Завтра у нас будет самый трудный день.

— Я тоже так думаю. Я вспоминаю песчаные дюны…

— Удивительно, что ты выжила. Для леди это был слишком трудный путь.

— Самым трудным было не это. Оно осталось позади. В кораблекрушении я потеряла семью. По крайней мере, всех, кого я знала, — она неожиданно посмотрела на него. — Понимаешь, я даже не знаю, кто я такая, откуда происхожу. Папа утонул в Заливе, мама умерла в пустыне на самом краю дюн, за несколько миль отсюда.

— Дин Стаффорд вел вас через пустыню. Вышли пятеро, дошло трое. Я слышал эту историю. — Родело помолчал. — Чего мне не понять — это зачем ты вернулась сюда.

— Я была одна на свете, а мне не хотелось оставаться одинокой. Я… я хотела найти кое-что, что мы там оставили.

— Ты много чего там оставила, Нора. Ты оставила отца и мать, но теперь их не найти. Слишком поздно…

— Может быть, и нет.

— Нора… — он взглянул на нее вопросительно.

— Ты не понял. Мы оставили там одну вещь… сундучок.

— Сундучок?

— О, совсем небольшой. Немного вещей, которые любила мама. Письма, рисунки… ничего ценного. По крайней мере, ничего ценного ни для кого, кроме меня. Но разве ты не понимаешь? Эти вещи — это ведь я. Я была слишком маленькой, чтобы действительно знать отца и мать, но если я увижу их изображения, почитаю письма, которые они писали, то, может быть, они станут для меня реальнее. Я думала об этом еще с того времени, когда была девчонкой, потому что, если бы у меня были вещи, принадлежавшие им, то в каком-то смысле у меня были бы и они сами. Они были бы не туманными образами, которые я едва припоминаю, но реальными людьми, моими людьми, моей семьей. Моими собственными отцом и матерью.

— И ты так рискуешь ради этого?

— Я знаю, что ты думаешь. Так каждый думал, когда я говорила, что хочу вернуться сюда… но разве ты не понимаешь? Я в жизни не имела своих. У меня был названые родители, они были ласковы со мной. После их смерти я окончила школу на оставленные ими гроши, но я всегда думала об этом месте. Я должна была возвратиться. Я просто обязана найти шкатулку.

— Я и представить себе не мог, что тебя побуждает, — он вздохнул. — Ты действительно считаешь, что это разумно? А если окажется… ладно, если окажется, что они были не такие, как тебе хотелось бы? Иногда мечта куда лучше действительности.

— Я думала об этом. Нет… Я должна найти. Я должна знать. Мне ведь даже неизвестно, откуда они приехали и куда направлялись… И зачем…

Эти слова привели Дэна в замешательство. Если Дин Стаффорд, с которым он был слегка знаком, и знал что-то о родителях Норы Рейли, то он никогда об этом не говорил. Родело вспоминал… Дин рассказывал об этом путешествии через страну Пинакате… Не то чтобы он молчун, вовсе нет. Просто об этом нечего было рассказывать. Он говорил Дэну о водоемах, о колючках, о змеях…

Родело знал столько же, сколько любой другой. Они ехали в город Юма на реке Колорадо. Стаффорд знал, что это был какой-то парусник. Все, что он знал о кораблях, можно было бы написать на почтовой марке, как он говорил. На борту корабля он ни разу не разговаривал ни с Норой, ни с ее родителями. Они держались особняком, были хорошо одеты, вежливы, но… какие-то сдержанные.

Капитан судна не был моряком. Он направлялся на золотые прииски в Эренберге и купил это судно, чтобы добраться до реки. Попав в приливное течение, он так и не понял, что случилось, да и Стаффорд тоже, пока не добрался до Юмы. Когда мать девочки умирала, она попросила, чтобы он позаботился о ребенке.

Кто приезжал в Юму в те дни? Кто поднимался вверх по реке? Аферисты, кабацкие девки, шахтеры, авантюристы… иногда солдаты в какой-нибудь форт в глубине страны. Зная это, Родело поставил бы пять против одного, что ее родители не представляли собой ничего особенного. Скорее всего, это были люди, которые шли следом за лагерями золотоискателей, чтобы добыть все, что смогут, любым способом, возможным в диких местах среди диких людей.

Внезапно рядом с ним появился Харбин.

— О чем это вы опять болтаете? Не забывай, Родело, это — моя девушка!

— Ваша девушка? — Нора обернулась к нему. — Откуда, мистер Харбин? С чего это вы взяли? А я и не знала, что я — чья-то девушка!

Он жестко посмотрел на нее.

— Леди, здесь вам выбирать не из кого!

— А я полагаю, что есть, — сказал Родело. Харбин пренебрег его замечанием.

— Глядите, леди, лучше бы вы подумали. Нам уже недалеко идти осталось. Я могу взять вас с собой, а могу бросить на побережье, как хотите.

Дэн Родело усмехнулся.

— Джо, никогда ты не научишься видеть дальше своего носа, но если ты этого не умеешь, то Беджер умеет. Сэм Берроуз, который остался в Штатах, знает, что эта девушка выехала с нами. Если она не появится, то он, возможно, начнет расспрашивать.

— А мне-то какая забота? Я не собираюсь возвращаться.

— Том, — сказал Родело, — расскажи ему о Костерлицком.

— Что именно? — спросил Беджер.

— У Сэма Берроуза на всем свете два хороших друга, Том. О, у него много друзей, но двое из них — это всемогущие добрые друзья, и один из них — Эмилио Костерлицкий, который командует отрядом руралов. Я полагаю, вы, парни, о них слышали? Так вот, — продолжал он, — если Сэм скажет Эмилио, что ему хотелось бы знать, что случилось с Норой Пакстон, Эмилио узнает, кто путешествовал вместе с ней, и заставит их слегка попотеть, выпустит немножко крови, а потом будет пытать, пока они не скажут. И если новости будут плохие, Эмилио, натурально, ощутит, что он обязан отослать что-нибудь Сэму Берроузу, чтобы продемонстрировать свою дружбу, что-то, например, вроде скальпа. Я не говорю, что он действительно снимет с вас скальпы, но отправит что-нибудь такое, что будет очевидным доказательством.

— Меня ты не запутаешь!

— Меня он уже запугал, — сказал Беджер. Этот Костерлицкий — сущий дьявол.

Больше никто ничего не сказал, и они ушли.

Неподалеку от воды стоял засохший мескит, так что хвороста было достаточно, чтобы развести небольшой костер, незаметный для наблюдателей. Кофе был вкусный, и у них еще было немного вяленого мяса из запасов Сэма Берроуза.

Родело оставался в стороне от костра, ел молча, прислушиваясь к посторонним звукам. Он не был уверен, что они ушли от индейцев. Если каким-то чудом и удалось оторваться, то это ненадолго. Схватка произойдет раньше или позже.

— Хорошо бы попасти лошадей, — заметил Беджер. — Поблизости есть мескитовые кусты.

— Я заметила там немного травы, — сказала Нора.

Лошадям это было нужно. Последние дни были страшно тяжелы и для людей, и для животных, но лошади не могут перенести то, что могут люди, и если есть какой-то корм, надо им его дать.

Джо Харбин отвел копей и привязал к колышку на галетной траве вблизи мескита. Родело внимательно следил за его возвращением… Он не хотел внезапного выстрела, не хотел давать никакого преимущества Харбину, который в нем и так не нуждался.

Приближались последние часы, а у Родело не было плана. Он мог только продвигаться вперед, давая им возможность делать, что хотят. Одно он знал твердо — он не позволит, чтобы эти деньги уплыли у него из-под носа.

Мысли его вернулись к Норе. Было ли в этой шкатулке что-то сверх того, что она предполагает? Драгоценности, например? Едва ли. Хотя ее побуждения кому-то показались бы вздорными, он их может понять. В эти времена девушка без семьи, без хорошего происхождения, без денег имеет немного шансов. Работа, которую может выполнять порядочная женщина, резко ограничена обычаями, к тому же женщин везде спрашивают, кто они, из какой семьи, какого происхождения. Запад не задает лишних вопросов своим мужчинам, но желает все знать о своих женщинах. Кроме того, для Норы может очень много значить это знание. Он тоже прошел через это, и до сих пор носил в душе шрамы из-за того, что ничего не знал о своей семье. У нее есть мужество, у этой девушки. Многие ли женщины решились бы отправиться в пустыню в такой компании?

Глядя на запад, он видел вдали синюю линию гор Нижней Калифорнии на другом берегу Залива. Солнце садилось за ними, оставляя за собой расцвеченное небо. На пустыню опускалась прохлада. Родело, сидя на седле, откинулся спиной на скалу. Он устал, устал… Ему хотелось еще кофе, но жаль было усилий, нужных, чтобы подняться и взять чашку. Несколько минут он сидел, глядя на кофейник и сопоставляя свою усталость с желанием выпить кофе. И лишь понимание, что это может помочь завтра, когда в счет пойдет каждая капля влаги, стало решающим аргументом.

Он наклонился за чашкой, и в этот момент пуля расплющилась о скалу в том месте, где только что была его голова, осыпав его мелкими осколками камнями. Он упал на землю, как будто пуля попала в щель, и в ту же секунду увидел лицо индейца. Он выстрелил… промахнулся… лицо исчезло.

Длинным прыжком он перелетел через озерцо и вскарабкался на скалу. Услышал клич индейца, который пытался разогнать лошадей. Спустя мгновение увидел его — и начал стрелять. Свет был неверный, до индейца было шестьдесят футов, но пуля попала ему в самую макушку, убив на месте.

За спиной у него прозвучал голос:

— Это называется выстрел! — сказал Беджер. — Не думал я, что ты так можешь!

— Повезло, — сказал Харбин. — Случайно попал.

— Можешь проверить — на пари, — спокойно предложил Дэн. — Только приготовь свой заклад. У Харбина в руке тоже был револьвер.

— Когда я наготове, — сказал Джо, — можешь иметь на руках флеш-рояль. И получишь три туза… все прямо в брюхо.

— Хватит, — коротко оборвал их Беджер. — Что с этим индейцем?

— Лучше сперва соберем коней, — сказал Родело.

— О них не тревожься, — успокоил его Беджер. — Они в таком состоянии — да и настроении, что далеко не удерут. Пока в этой луже есть вода.

И продолжил:

— Я полагаю, этот индеец был разведчиком и заметил нас. Он хотел оставить нас без лошадей, а тогда все было бы очень просто — дал бы сигнал дымом и собрал остальных.

— А это мысль… — сказал Дэн.

— Ты имеешь в виду, развести сигнальный костер?

— Ясное дело… в том месте, где нас нет. Скажем, вон на том перевале, наверху.

— Да, — согласился Харбин, — если это выгорит, мы выиграем у них миль пять, а то и все десять. И сможем пройти безопасно, — он вздохнул. — Кто же разожжет костер?

— И почему на этом перевале? — спросил Беджер. — С чего это они поверят, что мы там?

— Потому что это — самый лучший путь к побережью. ЕСЛИ они увидят там дым, то поверят.

— Мне нравится, — признался Беджер. — Это может сработать.

— Ладно, Том, — сказал Харбин. — Раз это тебе так нравится, то можешь поехать туда и дать сигнал.

— И встретить всех этих индейцев одному?

— Ты боишься?

— Еще бы! Мне не нравится компания этих парней. Это индейцы не моего сорта. Я их боюсь не меньше, чем ты.

— Поеду я, — произнес Родело ровным голосом.

— Тогда тебе лучше собираться, — насмешливо ухмыльнулся Джо Харбин. — Ведь эти индейцы ждут твоего сигнала…

Родело сходил за мустангом, привел его и оседлал. Затягивая подпругу, он обдумывал ситуацию. Теперь все решится быстро. Берег сразу за этими дюнами… а он все еще не хочет начинать стрельбу, если без нее можно обойтись. Но если сказать им, что он хочет забрать деньги, тут весь ад с цепи сорвется… если они не рискнут подстрелить его раньше.

К нему приблизилась Нора Пакстон.

— Не надо ехать, Дэн.

— Кто-то ведь должен.

— Почему не Том или Джо?

— Когда на кон поставлены такие деньги, они не рискнут повернуться спиной друг к другу. Это — клуб последних людей, Нора, подонков, и я тоже вынужден быть подонком.

— Почему, Дэн? Неужели эти деньги так важны для тебя?

— Да, очень важны. Теперь я могу сказать, что эти деньги для меня важнее всего на свете.

— Важнее меня? Он посмотрел на нее.

— Да; Нора, сейчас они важнее даже, чем ты. Если бы они не значили для меня так много, то я бы вел себя по-другому… Это вопрос чести.

Она отодвинулась.

— Гордости — может быть, но не чести. Ладно, это мне напомнило, где я нахожусь.

Она резко повернулась и пошла прочь.

— Нора!

Она не обернулась и подошла к костру. С минуту он стоял, глядя на нее и желая сказать больше, но побоялся, что его подслушают и его карты будут раскрыты преждевременно. Харбин уже что-то подозревает, а что касается Беджера — кто знает хоть что-то о Томе Беджере? Он всегда держит карты близко к жилетке, и никто не знает, что у него на руках.

Родело направил коня к выходу из ущелья. Харбин пошел следом, за ним — Беджер. Лишь Нора осталась там, где была — у костра.

— Ты как думаешь, куда нам отсюда надо ехать? — спросил Том.

— На запад. Держитесь так, чтобы Сьерра-Бланка была от вас слева, а когда минуете стрелку вон того хребта, останется всего с полмили к северу. Пока будете ехать на запад, держите направление по промежутку между Пинакате и Сьерра-Бланкой и выйдете к побережью как раз возле бухты Адэр.

— А как насчет воды? — спросил Харбин. — Я имею в виду там, в бухте.

Дэн слегка улыбнулся.

— Что ж, есть там несколько ручьев… есть водоемы. В некоторых вода свежая, в других — нет. Если вы попадете туда раньше меня, посидите и подождите. Я приеду следом и покажу вам, где вода.

— А как с тобой будет?

— Со мной? Я проеду на север несколько миль вдоль западного гребня Пинакате. А потом вернусь сюда за водой. Много мне не будет нужно.

Он повернулся в седле и глянул в сторону костра. Нора

стояла к нему спиной.

— Пока! — крикнул он и поскакал. Джо Харбин усмехнулся, Беджер глянул на него подозрительно.

— Что это тебя так насмешило?

— Он… он говорит, что вернется сюда за водой. Когда он вернется, тут не будет и капли воды!

— Ты ее всю высушишь?..

— Кони выпьют почти все. Остальное мы заберем с собой, а что не сможем — спустим из бассейна. Я так полагаю, что это мы последний раз видели Дэна Родело.

Том Беджер задумчиво смотрел вслед всаднику.

— Да, похоже на то, — произнес он, но в голосе его не было уверенности.

Нора, стоя у огня, заслонилась рукой от света и следила за удаляющимся Родело.

Глава 11

Родело поехал на запад, а потом свернул к северу. С того момента, как он оставил водоем, он ощущал преследование. Конечно, это могло просто сказываться влияние пустыни, но чувство было такое, как будто его, голого, оглядывают со всех сторон; Он ехал с винчестером в руке, глаза его двигались без остановки, изучая каждый выступ и трещинку в лаве, выискивая следы на земле.

Первый признак даже не был следом. Черный осколок скалы, размером не больше пальца, был сдвинут со своего обычного места. Камни в пустыне всегда покрыты «пустынным загаром», эта патина или полировка появляется на их поверхности под действием пустынного солнца, ветра, дождя, летящих песчинок, а может быть, и какого-то химического воздействия.

Этот камешек был перевернут. Та часть, которая раньше была сверху, теперь наполовину погрузилась в песок. Человек или животное, прыгая с камня на камень, могли задеть его ногой. Это указывало, что здесь кто-то прошел, значит, это было предостережением.

Родело осторожно ехал сквозь заросли чольи. Ненадолго остановился в прозрачной тени гигантского сагуаро, потом двинулся дальше. Место, куда он направлялся, было неподалеку.

Наверное, сейчас Беджер, Харбин и Нора уже достигли песчаных холмов. Человек, который там идет пешком, проваливается на каждом шагу чуть ли не по колено, или сползает на шаг назад на каждые два шага вперед. Конь, если на нем сидит всадник, может провалиться по самое брюхо. К тому же среди песчаных дюн они могут потерять из виду Пинакате — свой единственный ориентир. Временами они будут видеть но, если утратят бдительность, могут затратить много пробиваясь сквозь пески в неправильном направлении.

Выдерживать нужный курс — это будет одна из их основных трудностей.

Теперь он видел справа от себя и ближе к подножию горы кучку деревьев — восемь или десять высоких мескитов, сагуаро и немного чольи рядышком. Эта рощица — удобное место, чтобы оставить грулью.

Мышастый конь был в лучшем состоянии, чем другие. В любой переделке он был хорошим конем, этот мустанг, рожденный для гор и пустыни, привычный к недостатку воды и однообразному пустынному корму. Для Дэна этот конь был козырным тузом в кармане. Он знал, что в решающий момент грулья выдержит куда дольше, чем другие кони. Поэтому он должен сберечь его в пустыне.

Среди кустов он спрыгнул с седла и привязал грулью. Конь поест зеленых листьев и бобов, пока его не будет. Дэн взял винтовку, покинул мескитовую рощицу и принялся взбираться на перевал по склону горы…

…В нескольких сотнях ярдов от него индеец остановил своего коня и выждал немного. Потом соскочил наземь, привязал коня и пошел по следу своей добычи. Он знал, где искать следы, и хотел убедиться, что правильно угадал намерения белого человека, а потом уж и самому взбираться на гору.

Выбирая знакомые тропинки, он сможет двигаться легче и быстрее, чем белый.

В темных глазах индейца светилось ожидание. Ведь это тот, в сапогах, о котором говорил Панама. Тот, кто знал все колодцы и был великим воином. Привезти его тело и получить вознаграждение — этим можно похвалиться среди вигвамов своего народа.

Сомнений у него не было — белый человек взбирался на гору навстречу своей смерти.

Когда Дэн Родело достиг перевала, он не нашел там ничего особенного, только звериную тропу, идущую с юга. Он бы взобрался сюда быстрее, если бы знал о ней. На перевале росло немного чольи, полуживой куст паловерде, торчали несколько тонких скелетов засохших кактусов.

Дэн собрал немного сухой ослиной колючки, несколько обломанных сучков паловерде и чиркнул спичкой. Но легкий ветер погасил ее. Он поставил винчестер под скалой и полез в карман за другой спичкой. Присел на корточки, поднял голову и внимательно оглядел скалы. Он находился в углублении, откуда начиналось ущелье. На востоке проблескивал хаос лавы под горой, слева были дюны, а вдали мерцал отблеск солнца на волнах Залива. Он ощутил беспокойство, но все же сложил веточки и хотел зажечь вторую спичку.

Сзади донесся какой-то звук — как будто по скале слегка провели кистью. Обернувшись, будто за оброненной спичкой, он бросил быстрый взгляд через плечо. На плоской поверхности скалы сидела ящерица, ее маленькие бока быстро колыхались. Он следил какое-то время, не двигаясь. Ящерица ли вызвала этот шелест? Вдруг она подняла голову — и исчезла, мелькнув, как молния.

Прежде всего — дым. Ловя малейший звук, он зажег спичку и поднес ее к сухим листьям и хворосту. Тонкая струйка дыма потянулась кверху. Он подложил еще дров, а потом, слыша звук уже за спиной, бросился в сторону.

Яки упал коленями на то место, где мгновение назад сидел Родело. Тот мгновенно выбросил обе ноги и ударил ими индейца. Тут же вскочил и уверенно встретил яки, прыгнувшего на него с ножом в опущенной руке. Дэн отбил запястьем руку с ножом в сторону, перехватил ее другой рукой и, сделав переднюю подножку, швырнул индейца на землю, вывернув у него из кулака нож. Нож упал на песок, а индеец, верткий, как змея, выскользнул из захвата и вскочил на ноги.

Индеец снова прыгнул, но Родело сделал финт и встретил его ударом правой. Яки успел остановиться, а Дэн не смог сдержать замах и упал ему под ноги. Оба свалились на землю. Яки был быстрее, он оказался сверху и нажал предплечьем Дэну на горло.

Родело лежал на спине, защищая горло ладонью, а индеец уже обхватил его второй рукой. Дэн высоко забросил ноги, скрестил их перед лицом воина и, обдирая шпорами, сбросил его с себя. И поднялся, тяжело дыша.

Яки корчился и извивался, наконец выпрямился. По его лицу, разодранному шпорами, стекала кровь. Он осторожно обошел вокруг, подобрал нож и снова кинулся на Дэна, но тот свалил его на землю, подставив ногу. Яки прыгнул еще раз, взмахнул ножом и прорезал Дэну рукав. Теперь Родело двинулся на него, выжидая удобного момента. Он не решался воспользоваться револьвером, потому что другие индейцы могли быть близко. Его собственный нож висел на поясе, прихваченный ремешком. Он потянулся за ним.

Быстрый взмах вражеского ножа рассек его рубашку спереди, и он ощутил, как резануло по напряженным мышцам живота. Но, взмахнув ножом, индеец повернулся, и Дэн сбил его на колени. Прежде чем он успел подняться, Родело бросился на него, оторвал от земли и швырнул в заросли чольи.

Индеец вскрикнул и хотел освободиться, но с каждым движением в него впивались все новые колючки. Он дергался — но от этого становилось только хуже. Родело отвернулся от него и подобрал свою винтовку.

Дым поднимался к небу тонким столбом. Подкинув дров, Дэн взглянул на индейца.

— Ты, парень, сам на это напросился, — сказал он с усмешкой, — выкручивайся теперь, как сможешь.

И тут же понесся вниз по скалам с головоломной скоростью. Яки идут — а далеко ли они, он понятия не имел.

Он был на выступе скалы почти у подножия, когда заметил всадника, который, ведя на поводу второго коня, выехал из мескитов и двинулся по тропе. Это был Джо Харбин, и он уводил его грулью!

— Джо! — закричал он. — Джо!

Харбин повернулся в седле и, не останавливаясь, показал ему нос.

Взбешенный Родело вскинул винчестер к плечу, но Харбин уже исчез в арройо. А когда он показался позднее, было уже слишком далеко… по крайней мере, для прицельного выстрела, а шальная пуля могла убить мустанга.

Все-таки они расправились с ним — теперь он все равно что мертвый. Без коня, без воды, и индейцы приближаются с каждой минутой. Нужно идти! Он должен во чтобы то ни стало добраться до воды, должен пересечь дюны, должен выжить!

Его сердце сжималось от тяжких предчувствий. Слишком хорошо он знал пустыню, чтобы не понимать, какие жалкие у него шансы. Можно добраться до спрятанной ольи с водой — верхом это легкая прогулка. А пешком это вопрос жизни и смерти. А может, они нашли олью и разбили ее?

Он должен идти — но не сразу. С этой минуты каждый шаг должен быть шагом в верном направлении. Двигаться необдуманно — значит, напрашиваться на гибель.

Том Беджер будет вести их через дюны, и они отправятся, не дожидаясь Джо Харбина. Пока догонит их, они будут уже далеко в дюнах, и им будет тяжело. В песках от коней мало пользы, двум мужчинам и девушке придется изрядно помучиться, чтобы провести их через дюны. И все это время индейцы будут догонять их. В песках пеший может двигаться быстрее, чем всадник.

Уже несколько часов Родело не пил воды. Он полагал, что сейчас находится ближе к берегу, чем Беджер и Нора, но не был уверен, а заблудиться в дюнах — это конец. Он знал, что с этого момента будет идти по тонкой проволоке, по обе стороны которой смерть.

Он двинулся, держась самых густых зарослей, выискивая хотя бы небольшую тень, продираясь через гущу чольи. Прежде всего нужно убраться прочь с горы, подальше от наблюдателей.

Вскоре он свернул на юг и шел теперь ровным шагом — или настолько ровным, насколько позволяла местность. Он был настороже, но в движении чувствовал себя лучше. Где-то впереди ему предстоит раскрыть карты… и, если повезет, получить золото и Нору.

Первый час идти было не очень трудно, и он хорошо использовал время — прошел мили две с половиной. Следующий час пришлось идти по лаве, вдоль края дюн, и он преодолел вдвое меньшее расстояние. Время от времени возникало искушение свернуть прямо в дюны и попытаться пробиться к берегу. Кое-где песок казался достаточно плотным, но на это он не мог положиться — и ему отчаянно не хватало воды. В горле пересохло, губы обветрились, язык во рту — как полено. Его шаг сильно замедлился, реакция — тоже. Он едва преодолевал желание бросить ружье… Индейцев видно не было.

Солнце уже садилось, когда он, наконец, достиг водоема. Как он и ожидал, остальные ушли; и, как он опасался, его олья была разбита… это, видимо, Джо Харбин. Но на дне осталось немного воды, не больше глотка, и он ее жадно выпил. Из водоема вода вытекла вся, до последней капли. Он нашел одну вещь — выброшенную флягу с пулевой пробоиной. Внезапно ему пришла в голову мысль — и он снял с фляги шерстяной чехол. Роса будет конденсироваться на металле.

Он обдумал дальнейшее, взвесил риск и решил пока что остаться здесь и отдохнуть. Лег, попытался уснуть, но не позволила жажда. И тут вспомнил, что видел большой кактус-бочонок чуть выше водоема. Он поспешно пробежал по растрескавшейся лаве и нашел кактус. Держась подальше от колючек, срезал верхушку. Влез рукой внутрь, выгреб пригоршню мякоти и выдавил из нее сок себе в рот. Сок был какой-то горький, но все-таки влага… Казалось, он очень долго выгребал мякоть из кактуса и выдавливал капли в рот. А потом снова лег — и заснул.

Проснулся он внезапно, ощутив пронизывающий холод. Пошел за флягой, облизал росу с ее поверхности и почувствовал себя лучше, хотя влаги там было совсем немного.

Он думал об источниках Сьерра-Бланка — если повезет, там может быть вода. Если бы он отправился сразу, то был бы хороший шанс закончить переход сразу после восхода солнца… А если воды там нет? Тогда ему придется пробиваться к побережью, не имея и одного шанса из тысячи…

К такому выводу он пришел в своих раздумьях, а тем временем ноги несли его вперед почти машинально, и мозг лишь какой-то своей частью вмешивался в движения. На юго-восточном горизонте маячил массив Сьерры, и его поразила внезапная мысль, что он давным-давно мог бы уже пробиться к побережью через пески там, где потерял коня. И теперь стоял бы уже на берегу Залива…

Он упал.

Шатаясь, поднялся, и пошел дальше, обходя скалы. Как человек слегка навеселе, он выбирал путь осторожно и неуверенно, и только на ровных участках ускорял шаг — или ему так казалось.

Через какое-то время он понял, что начинает светать. Он машинально отмечал, что снова падал… несколько раз. А горы не приближались.

Он шел, шатаясь и падая.

Он был почти у подножия горы, когда упал снова, и на этот раз не смог подняться. Подтянул одно колено и попытался использовать его как опору, но не сумел. Прополз несколько футов на животе, ощущая опаляющий жар песка. Он вспомнил, что когда температура воздуха 120 градусов, песок может быть нагрет до 160 note 7. Но он не мог подняться. И все же не бросил ни винтовки, ни фляги. Он лежал так долгое время, пока не осознал, что смотрит прямо на кактус-бочонок. Это подняло его на колени, а винтовка, использованная в роли костыля, помогла встать на ноги. Он нащупал нож, вытащил его и срезал верхушку кактуса. Снова он выжимал из мякоти себе в рот волшебную прохладу, которая, казалось, пронизывала его насквозь.

Через несколько минут он двинулся дальше. И наконец дошел до водоема в горах Сьерра-Бланка, укрытого в узкой расщелине среди скал под водопадом. Вода была глубокая и холодная.

Глава 12

Том Беджер ехал впереди и собирался обогнуть глубокий кратер, когда появился Джо Харбин с грульей на поводу. Том остановился.

— Похоже, у Родело будут осложнения, — сказал он. Губы Норы вздрогнули, но она ничего не ответила. Сердце ее учащенно забилось, когда Харбин подъехал ближе. Тело вдруг заледенело. Никогда еще она не испытывала такого…

— Что случилось? — спросил Беджер.

— Кажется, замысел Дэнни — вызвать индейцев сигналом — дал результаты раньше, чем он рассчитывал.

— Это неудача…

— Ну, — сказал Джо, — это была не моя идея, с этим дымом…

— Тут некому себя корить, — согласился Беджер. И добавил для Норы: — Но он отдал жизнь, пытаясь помочь нам.

— Где он? — голос Норы был холоден.

— Мертв, скорее всего. Этим индейцам пленники ни к чему.

— Зачем он им? Я имею в виду, когда он один, не с вами. Он же не беглый заключенный, так что они за него не получат ни цента.

Беджер покосился на Харбина и сказал:

— Он был с нами. Они это знают, и им этого достаточно. Поехали, мы теряем время. Нора повернула коня.

— Я еду обратно, за ним. Такой человек, как Дэн Родело, не умирает просто так, за здорово живешь.

— Ты с ума сошла? — закричал на нее Харбин. — У него там ни одного шанса! Ты ничего не сделаешь!

— Все равно, я возвращаюсь.

Она было двинулась, но Харбин ринулся следом.

— Ты, чертова баба! — он догнал ее и ударил по щеке. — Ты — моя девушка, и запомни это хорошенько! С этого момента ты никуда не двинешься, пока я не скажу!

— Отпустите коня!

Он медленно поворачивал коня обратно, и тогда Нора, подняв плеть, сильно хлестнула его по липу.

Джо вырвал плеть у нее из рук и швырнул на песок. Синевато-багровый рубец пересек его лицо. На губах выступила кровь, там, где удар попал на потрескавшиеся места. Глаза его стали зверскими.

— Ты за это заплатишь! Полной мерой! Сейчас ты поедешь дальше. Можешь прятаться от меня хоть целый год, но я тебе не дам забыть этот удар, так и знай! А теперь двигай, пока я тебя не прикончил здесь на месте!

И погнал ее коня в сторону дюн.

— И еще одно запомни — здесь я босс! Том Беджер придержал коня и поехал рядом с ним, но Джо остановился.

— Держись впереди, Том! — сказал он.

— Так ты же здесь босс, сам сказал.

— Да! И приказывать здесь я буду!

— Только не в спину, Джо. Я тебе не Родело. Поедем рядом. Харбин пожал плечами.

— Пускай, если так тебе спокойнее.

Обогнув кратер, они продолжили путь по разбитой лаве, держась случайной тропы. Севернее них длинная дюна протянулась далеко на восток, в каком-то месте почти достигая подножия Пинакате. Время от времени они поглядывали назад, чтобы сориентироваться по промежутку между Пинакате и Сьерра-Бланкой. А потом въехали в дюны.

Они хорошо напились перед тем, как уехать от водоема, и надеялись пересечь дюны за два-три часа, если выдержат кони, а то и быстрее, если найдут почву потверже. По дороге они увидели гранитные пики засыпанного горного хребта, который поднимался над песками едва ли на несколько футов. Придет время, когда он совсем исчезнет, этот горный хребет высотой несколько сот футов, утонувший в песках.

Справа поднялась высокая дюна, слева — другая. Они проехали несколько ярдов и увидели, что путь пересекает куча песка высотой несколько футов. Кони погрузились в него, бились, пробивая дорогу, и когда наконец достигли небольшой площадки за кучей песка, они дышали тяжело. Том Беджер спешился. Лицо его посерело.

— Вляпались, — сказал он. Харбин кивнул.

— Где-то должна быть дорога полегче. Впереди поднималась новая дюна — не меньше шестидесяти футов склона, пусть не зыбучего песка, но мягкого.

— Может, и есть… только у нас нет времени искать ее.

Они двинулись дальше, взбираясь по длинному склону дюны, проваливаясь по щиколотку в песок. Кони вязли до бабок. Но они шли дальше и выбрались на вершину дюны. Оглянувшись назад, оценили путь, который удалось одолеть… Чуть больше ста ярдов.

Джо Харбин громко выругался. Он мог бы поклясться, что прошел не меньше мили.

Снова двинулись, но это была нескончаемая борьба. Кони шатались, вьюки развязывались. Нельзя было и мысли допустить о том, чтобы ехать верхом. Им приходилось не просто вести лошадей, но тащить их, чтобы помочь пробиться через песок.

Когда они взбирались на верхушку очередной дюны, появлялось искушение идти вдоль ее гребня. Один раз, найдя гребень, который вел, казалось, на юго-восток, они пошли вдоль него вместо того, чтобы спуститься в выемку между этой дюной и следующей. А когда оглянулись назад, не смогли отыскать своего ориентира — промежутка между горами.

Часом позже они стояли на гребне длинного песчаного холма. Нигде вокруг, ни в какой стороне, не видно было ничего, кроме песка.

— Я бы передохнул, — пробормотал Харбин. Он сел на песок и опустил голову на руки, сложенные на коленях.

Здесь проносился слабый ветерок, пахнувший морем. Нора глубоко вздохнула. Она надеялась, что это уже конец, но это был еще не конец. Через какое-то время они пошли дальше. Признаков погони не было.

Нора Пакстон за свою жизнь много ездила верхом, плавала на каноэ, бродила по лесам, и теперь это пригодилось. Никто из этих мужчин никогда не умел ничего, кроме как ездить верхом, пока не попал в тюрьму, а там и разговору не было о прогулках, пока они были постояльцами этого государственного отеля Территории Юма.

Теперь она думала о Дэне Родело. Она говорила себе, что, видимо, слова Харбина были правдой. Дэн далеко отсюда — может быть, мертв, может, бредет пешком по раскаленной пустыне. Но если он жив, то скоро появится.

Впервые она начала ясно осознавать, какими могут быть последствия ее стремления потрогать руками вещи, некогда принадлежавшие ее матери. До нее наконец дошло, что она может и не выпутаться из этой ситуации, куда завела себя сама. Даже если они выберутся из дюн живыми, в чем не было никакой уверенности, оставалось еще спастись от Джо Харбина — а может, и от Тома Беджера. Если и в этом повезет, то нужно еще будет как-то возвратиться обратно, к цивилизации.

Почти всю свою жизнь она следовала путем, казалось, всегда открытым. Учитывая все, дела ее складывались неплохо. Но до сих пор она встречалась с цивилизованными людьми в цивилизованном и управляемом мире. А теперь она оказалась будто за миллион миль от этого мира.

В одном она была убеждена: она в лучшем состоянии, чем мужчины. Оба были наездники, а не пешеходы, оба провели какое-то время в тюрьме, частично в одиночном заключении. Это наверняка ослабило их — отсутствием тренировки, плохим питанием и недостаточной потребностью в физических усилиях. А тяжелый труд, которым они занимались последние дни, только начинался. Она должна выбраться — как-то ей нужно спастись от них. Но что, если появятся индейцы, а они не могли не появиться… Что ж, по крайней мере, Харбин и Беджер вынуждены будут защищать ее наравне с собой…

Они шли, падали, тянули лошадей за поводья, а иногда и толкали. Вьюки свалились, их закрепили снова, они упали еще раз…

И вдруг Том остановился.

— Джо… смотри!

Он показывал на солнце, которое было справа. Все еще высоко в небе, до сих пор опаляющее зноем, но справа. Они шли на юг, а не на запад!

Джо Харбин медленно процедил ругательство, глухо и мерзко.

Его скулы были докрасна опалены солнцем. Потрескавшиеся губы — белые от пыли, как и борода. Жесткие черные глаза глубоко запали под лохматыми бровями. Усмехнувшись, он повернул вправо, спустился на пару сот футов по длинному песчаному склону, а потом начал карабкаться на противоположный склон.

Дважды им казалось, что они уже достигли конца дюн, но каждый раз впереди поднимались новые песчаные холмы. И только на заходе солнца они с гребня дюны увидели море.

— Мы сделали это! — прохрипел Харбин. — Ч-черт побери, мы сделали!

— Еще нет, — хмуро ответил Беджер. — Смотри! За полмили от них по гребню холма ехали один… два… три… четыре индейца, прямо к северу от них и, похоже, вдоль самого края дюн.

— С таким количеством я управлюсь, стоя на голове, — сказал Харбин. — В любой момент!..

— А как насчет этих? — спокойно спросила Нора, указывая на юг.

Пятеро… нет, шестеро индейцев. Джо Харбин посмотрел на них.

— Один стакан воды — и я управлюсь с этими тоже!

— Воды! — Беджер взглянул на него. — Ты не понимаешь индейцев, Джо. Они нас обложили, а теперь загонят на открытое место, где не будет ни тени, ни укрытия, ни надежды. У них будет вода. Они будут пить, будут держаться вне досягаемости для пуль и ждать, как стервятники, пока мы сдохнем…

И все же они двинулись дальше, стремясь во что бы то ни стало выбраться из песчаных холмов.

— Мы можем подождать у подножия дюны, — сказала Нора, — найдем место в тени. Пока солнце до нас дойдет, будет уже далеко за полдень.

— А потом? — тон Харбина был саркастичен. Ответ был очевиден, если они будут ждать, то умрут.

— Выход есть, — пробормотал Харбин, отвечая на предыдущие слова Беджера, — не дать им наколоть нас, как бабочку. Если они захотят захватить источник, им придется сражаться за него с нами.

Вьючная лошадь упала, попробовала подняться — и не смогла.

— Перегрузим золото на грулью, — сказал Беджер. Когда они двинулись дальше, вьючная лошадь осталась лежать на месте. Но Нора знала: когда наступит ночная прохлада, лошадь сможет подняться, кое-как доберется до моря и там найдет воду в каком-нибудь источнике у берега.

Песок резко окончился. Перед ними лежала прибрежная равнина. Теперь они уже ощущали прохладу Залива, хотя до него оставалось еще пять миль.

— Лучше передохнуть, — пробормотал Беджер растрескавшимися губами. — Тогда у нас будет чуть больше шансов.

Дэн Родело вдоволь напился холодной воды у подножия Сьерра-Бланки. Он пил снова и снова. Снял рубашку, облил грудь и плечи. И все время напряженно думал.

Теперь они уже могли достичь Залива, но он считал, что пока нет. Может, Том Беджер и сумел бы, но о Харбине и речи нет. Он импульсивный, опасный и властный. При нем Беджер будет играть вторую роль, выжидая своего часа.

Сидя в прохладной тени под скалой, Родело осматривал пробитую флягу. Пуля прошла ее насквозь, но он думал, что сможет заткнуть дыры достаточно надежно, чтобы держать во фляге хоть немного воды. Сетчатый, как паутина, скелет чольи, который он хотел использовать, крошился в пальцах. Ненамного лучше оказался и подобранный где-то сучок железного дерева. У него не было ни времени, ни терпения, чтобы придать этому куску дерева нужную форму. В конце концов он вырезал пробки для обоих отверстий из кактуса сагуаро, потом набрал во флягу воды. Немного вытекло, но когда кактусовые затычки набухли, течь прекратилась.

Он заботливо осмотрел оружие, вытер пыль с каждого патрона, протер тряпочкой стволы, проверил действие механизмов. А потом нашел хорошее укрытие в тени между скалами и лег спать.

Когда он проснулся, солнце было уже высоко. Припекало. Его фляга была еще полна; он сел на скалу и изучил путь, по которому придется идти.

Он был уверен, что находится у южной границы полосы гигантских дюн, и мог выиграть время, обойдя их с юга, но не знал, далеко ли придется обходить. Поразмыслив, решил направиться прямо через дюны, держась как можно точнее прямой линии. Он был так близко от Сьерры, что не видел ни одного приметного пика, но подальше на горе заметил белый шрам, видимо, глубокую промоину от текущей воды. Выбрав ее в качестве ориентира, он взял ружье, повесил на плечо флягу и двинулся в путь.

Он проверял направление, оглядываясь время от времени на белое пятно на горе и держа его прямо за спиной. Но, пройдя с полмили, выбрал вершину, которая была более удобным ориентиром. Первая миля была самой легкой, следующая большей частью пролегала по высокому боковому склону дюны, где песок был достаточно плотен. Он шел быстро — не так, как по твердому грунту, но ненамного медленнее.

А потом началась борьба. Мягкий песок хватал его за ноги, отбирая один шаг из каждых трех. Но он был знаком с сыпучими песками и выбирал путь осторожно. Примерно за час он сделал около трех миль, и теперь уже ощущал запах моря.

Минутой позже до него донесся первый выстрел. Казалось, он прозвучал где-то севернее, и сначала Дэн не был уверен — но чем еще мог быть вызван такой звук в этих пустынных, безлюдных местах?

Больше выстрелов не было слышно, он пошел дальше и одолел еще полмили. Съехал с одной дюны и, наклонившись вперед, начал подъем на другую, а когда добрался до вершины, лег на песок. Тело его обожгло, но он лежал так какое-то время, осторожно выглядывая из-за гребня. Потом напился воды и двинулся дальше.

Взобравшись на высокую кучу песка, которая, возможно, покрывала, как саван, гранитную или лавовую скалу, он увидел море. Оно синело вдали, прекрасное в солнечном свете и прозрачном воздухе. А потом он увидел их… Маленькая кучка темных пятнышек на просторе пустыни…

Между большими дюнами и берегом лежала плоская равнина с обширными участками галетной травы и разбросанными кое-где мескитами и кактусами. Местами виднелись пятна высохших озер, большей частью покрытые растительностью, и, конечно, повсюду — креозотовые кусты.

На таком расстоянии он не мог различить, кто где, потому что видел их лишь как несколько темных точек. На некотором удалении их со всех сторон окружали яки. Они, кажется, были вне дальности полета пули — и выжидали. Что ж, Панаме некуда спешить. Теперь он их возьмет, когда захочет. Они были перед ним как на ладони, без какой-либо защиты от пуль, без защиты от солнца.

Он мог позволить себе подождать.

Глава 13

Немного оглядевшись, Родело наметил себе путь к низине, где индейцы не смогут его увидеть. Он был уверен, что они его не ждут, но не хотел пренебрегать осторожностью. Спустился вниз, хорошо хлебнул из фляги, а потом разыскал неглубокое русло, по которому часть воды с Пинакате проложила себе дорогу к морю.

Несколько ярдов от русла он прошел по открытому месту, надеясь, что индейцы, до которых было не меньше мили, слишком заняты своей добычей, чтобы заметить его. Оказавшись в промоине, дававшей какое-никакое укрытие, он пошел быстрее. Время от времени долетали звуки выстрелов.

Он знал, что происходит. Панама пытался втянуть окруженных в перестрелку. Он старался все время беспокоить их, удерживая от отчаянной попытки с боем вырваться из ловушки. А кроме того, он хотел, чтобы они впустую растратили боеприпасы и энергию.

Дэн Родело знал, какую рискованную игру затеял, какие у него ничтожные шансы, но там была девушка, которую он любил, и золото, которое докажет, что он — честный человек. Что бы ни ждало его в будущем, он не сможет смотреть миру в лицо, пока не докажет свою непричастность к преступлению. И его тянуло к этой девушке…

Но было еще и другое. Он никогда не уклонялся от борьбы. Если уж вызов брошен, нужно начинать бой. Он не мог уклониться и от этого боя — и должен был его выиграть.

Родело знал, что он — глупец, что, скорее всего, его отделяют от смерти часы, а то и минуты. Знал, что если даже сможет вытащить Беджера и Харбина из угла, в который их загнали, все равно еще придется сражаться с ними.

Он шел вдоль промоины, где песок все еще был твердым после недавних дождей. Он не видел врагов, но считал, что от них его еще отделяет какое-то расстояние. Несколько минут выстрелов не было. Он обошел поворот русла, замаскированный мескитом, — и лицом к лицу столкнулся с индейцем.

У яки вокруг головы была лента. Он был одет в старую армейскую шинель, покрытую пятнами крови. Он собирался выползти на край промоины, когда услышал шаги Родело.

Дэн держал винчестер двумя руками, готовый стрелять, но яки оказался слишком близко для выстрела. Он резко ткнул индейца стволом в горло, под челюсть. Крик захлебнулся в сдавленном, пугающем, жутком звуке. Индеец покачнулся назад, но Родело шагнул следом и ловко ударил его прикладом ружья. Яки упал на песок, и Родело, наклонившись, снял с него патронташ. Второй винчестер он тоже захватил с собой.

И почти сразу увидел еще двоих индейцев, в пятидесяти шагах от себя. Они были наполовину скрыты за песчаным пригорком. Когда яки заметили его, он бросил винтовку убитого индейца и вскинул свою. Они начали поднимать ружья, но он уже стрелял. Его первый выстрел, сделанный поспешно, но все же с достаточным для прицеливания временем, попал прямо в цель. Он видел, как индеец, шатаясь, прошел несколько шагов и упал. Вторая пуля попала в ружье другого индейца и прошла вдоль его руки, оставив на ней царапину. Индеец опустился на одно колено и выстрелил. Третий и четвертый выстрелы Дэна попали ему в грудь и шею.

И тут же Родело бросился бежать вдоль промоины, неся с собой обе винтовки. Преимущество внезапности уже исчезло. С этого момента схватка превратилась в простую охоту, где роль дичи досталась ему. Сколько индейцев осталось, неизвестно, но надежнее было допустить, что человек десять или двенадцать — слишком много для одного.

В крохотной лощинке за невысоким мескитовым кустом, дававшим лишь символическое укрытие, Джо Харбин припал к земле с револьвером в руке. Том Беджер, с кровавой царапиной от пули на спине, был рядом.

— Что там творится? — пробормотал Харбин. — У нас появилась компания…

— Это Дэн Родело, — холодно сказала Нора. Харбин оглянулся на нее.

— Черта с два! — сказал он. — Никому столько не пройти без воды!

Несколько минут ничего больше не было слышно, а потом Харбин увидел индейца, быстро пробирающегося сквозь кусты. Внимание его явно было обращено не на них, а на кого-то другого. Это был молодой воин, и постареть ему было уже не суждено…

Джо Харбин видел, как он упал на землю, и ждал. Индеец сделал одну ошибку, забыв о первом противнике, а сделав одну ошибку, он мог допустить и вторую — подняться из укрытия там же, где залег. Воин постарше прополз бы немного по земле и поднялся на несколько ярдов дальше…

Молодого яки учили всему этому, и он много раз делал так на практике, а вот теперь забыл. Следя за Дэном Родело, который пробирался вдоль русла, он медленно поднялся со своего места…

Он ощутил толчок пули и упал на колени. Он воспринял его, как человек воспринимает резкий удар сзади в поясницу. Никакой боли он не ощущал. Удивленный, он попытался подняться, но не смог. Медленно опустился на землю, недоверчиво глядя на свои ноги, которые, казалось, перестали быть его частью. Попробовал подняться еще раз и ощутил приступ боли. Осторожно провел рукой по спине. На руке появилась кровь. Пощупал еще раз и нашел пальцами отверстие. Пуля пробила ему спинной хребет и осталась где-то внутри. Он лег на спину и поглядел в небо. Там были стервятники. Они ждали…

Панама был удивлен. Кто-то еще вступил в бой, кто-то, кого он не видел. Там мог быть всего один, но ему почему-то казалось, что их больше. Было несколько выстрелов, а он и понятия не имел, кто стрелял и почему. Он крикнул перепелом, чтобы собрать воинов, и пополз к месту, где они оставили лошадей. Индейцы присоединились к нему. Четверых недоставало…

Дэн Родело легким шагом приближался к маленькой группе. На руке у него болтался винчестер. Второй висел за спиной. Он был опоясан двумя запасными патронташами и нес свою собственную флягу и бурдюк, снятый с убитого индейца.

Он шел к ним со стороны пустыни, и они следили за ним. Все видели, как отходили индейцы, но знали, что это лишь временная передышка.

Родело быстро огляделся. Оставались лишь две лошади — грулья, груженный золотом, и еще одна. Беджер был легко ранен, из раны сочилась кровь. Он побледнел и выглядел усталым.

— Лучше убраться отсюда, пока есть возможность, — сказал Дэн, остановив взгляд на Харбине.

Тот следил за ним глубоко посаженными глазами из-под лохматых бровей.

— Так ты это сделал? Нужно отдать тебе должное, Дэнни. Все-таки что-то в тебе есть.

— Сделал, — сказал Родело. — Я бы это сделал, что бы ни случилось.

Харбин улыбнулся ему, но это была странная улыбка. Он взял повод грульи и двинулся.

— Погоди, — сказал Родело. — Напейся.

Беджер потянулся к бурдюку и жадно схватил его. Харбин следил, как он пьет. Родело знал, о чем он думает, — не отравлена ли вода. Позднее Харбин тоже напился, а Нора пила из фляги.

Они двинулись, но что это было за движение! Они едва ковыляли. Дэн Родело — позади всех. С равнины поднималась тонкая белая пыль. Таинственные пыльные смерчи плясали вдали, солнце затерялось в медном небе. Они плелись, и не было слышно никаких звуков, кроме шарканья их ног — лишь случайное бормотание и хрип дыхания. Земля впереди была ровной, и они шли прямо, лишь иногда обходя креозотовые кусты и кактусы. Кони тащились позади. Индейцев не было и следа.

Яки знали, что они идут, и знали, чем это кончится, — поэтому могли позволить себе ждать. Они знали, что белым людям идти некуда. Непредвиденное появление Родело на какое-то время спутало их планы. Они поспешили с нападением и вкусили горечь пуль бледнолицых. Теперь они будут ждать…

А над головами плыли стервятники — они тоже ждали.

Наконец солнце село за горами на западе, за Заливом, разбросав по небу пурпур и золото и опалив пламенем суровые пики Пинакате. Шеренга дюн протянулась темной бесконечной линией позади. Солнце село, когда они достигли берега…

Судна не было.

Они вглядывались в морскую синеву, в изнеможении и безнадежности не находя слов. Просто стояли молча перед полным поражением. Корабль был их целью, вел их, подгонял вперед, заставлял идти. Приютом, которого они должны были достичь, где они могли отдохнуть, пить, снова есть настоящую вареную пищу. Неужели корабль уже ушел? Или никогда и не приходил?

— Там есть другая бухта, — сказала через несколько минут Нора. — Отсюда прямо на юг.

— Далеко?

— Не знаю. Миль пять — а может, и все десять. Десять миль! В их нынешнем состоянии — невозможная даль…

Грулья дернул повод, и Харбин, почти не думая, отпустил его. Мустанг пошел вдоль кромки прибоя и чуть выше нее остановился и опустил голову.

— Вода, — безжизненно сказал Беджер. — Он нашел яму с водой.

Они потянулись следом за мустангом и собрались вокруг ямы. Просто лужа, вода солоноватая, но все же вода — жидкость, которую можно пить.

— Можем разжечь костер, — предложил Харбин.

— Они подумают, что это индейцы.

— И что тогда?

— Идти, — сказал Родело. — Выбора у нас нет. Будем идти всю ночь.

Он оглянулся на переметные сумы. Оно там, это золото, за которым ему пришлось идти так далеко. Золото, из-за которого он провел долгий, горький год в тюрьме, — то самое золото, которое он поклялся вернуть владельцам.

А эти люди? Они украли его и они выдержали тяжкую борьбу, чтобы сохранить его… И таким людям он собирается изложить свои планы?

Время подходит, и он должен быть готов стрелять, как только изложит их. Джо Харбин слишком долго рассчитывал на это золото, и Том Беджер, без сомнения, тоже имел виды… Только бедняга Суслик был вне игры с самого начала…

— Надо бы окопаться, — сказал Беджер. — Эти краснокожие вернутся.

— А ты не мог бы поговорить с ними? Это же твой народ. Том Беджер взглянул на Харбина.

— Ты что, с ума сошел? Я наполовину чероки, а чероки жили на востоке, пока правительство не захватило их земли. Мы про этих яки и слыхом не слыхивали. Эти индейцы, сколько ни жили, всегда воевали между собой — это у них любимый спорт. Они снимут с меня скальп так же быстро, как и с вас.

Работая пустыми раковинами, они выкопали траншею и набросали перед ней стенку из песка. Это было немного — но хоть что-нибудь.

Беджер взглянул на Родело.

— Ты знаешь, где они разобьют лагерь?

— Севернее… там единственное место с водой, которое я знаю. К северу отсюда на берегу есть два-три ручья.

— Как ты считаешь, корабль может быть в другой бухте?

— Если он вообще пришел, и если еще не ушел, то именно там он и будет.

Джо Харбин напился солоноватой воды. Он вопросительно смотрел на Дэна Родело.

— Не понимаю я тебя, — сказал он. — Ты прошел долгий путь — а чего ради?

Родело глянул на него и промолчал, но ощутил, что приближается время раскрыть карты.

— Ты рассчитывал, что мы тебе выделим долю, такая у тебя мысль была? Хочешь часть добычи? Родело усмехнулся.

— Я хочу ее всю, Джо. До самой последней доли. Харбин хихикнул.

— Ну, ты и честный, должен тебе сказать.

— Именно так, Джо. Я — честный. Теперь они все смотрели на него.

— Что это значит? — спросил Беджер.

— Я попал на год в тюрьму просто из-за того, что ехал рядом с Харбином, когда его схватили… Я случайно встретился с ним по дороге. Я ничего не знал об ограблении, но я работал на шахте, знал, что должны привезти деньги и какой дорогой. Судья решил, что это слишком много для случайного стечения обстоятельств…

— Вот так тебя и накололи, — сказал Джо. — Ну и что же из того?

— Я собираюсь привезти это золото им обратно, Джо, и ткнуть их в него носом. Я хочу показать им, какая все они куча дешевого дерьма, все эти друзья в хорошую погоду… А потом уеду.

Они молча разглядывали его. Нора Пакстон слышала медленный, размеренный стук своего сердца. Неожиданно Джо Харбин спросил:

— Ты рассчитывал убить нас и забрать золото?

— Я рассчитывал, что индейцы сделают это вместо меня — или пустыня. А когда вышло иначе, я думал, что смогу изобрести какой-то план, чтобы захватить деньги, не причинив никому вреда.

— Ну-ну, вот добрый мальчик! — сказал Харбин. — Он заберет наше золото, а нам вреда не причинит! Как раз, дурак ты поганый! Да кто такому поверит?!

— Может, я, — сказал Беджер. — Или когда-то мог…

— Послушайте, — предложил Родело. — Может, я дам каждому из вас по тысяче долларов? Назовем это вознаграждением за находку.

— Ну гляди, какой он благородный, о! — издевался Харбин. — Ты уедешь с нашими деньгами и оставишь нас тут сидеть с тысячей долларов на каждого! Ты, малыш, конечно, наглый, но только не тем ты бизнесом занялся. Тебе бы жуликом быть или игроком.

Он поднял глаза к Норе.

— Ты про это знала?

— Кое-что. Я верю, что он говорит правду. Я верю, что он собирается вернуть деньги.

Переметные сумы лежали на песке у Харбина за спиной. Он положил на них руку.

— Забудь про это, Родело. Ты отсюда и цента не получишь.

— Как насчет кофе? — предложила Нора. — Можем развести огонь. Все равно они знают, где мы.

Никто не отреагировал. Харбин смотрел на Родело, и Дэн видел: Джо уже готов.

— Как насчет этого, малыш? Не хочешь меня испытать? Слегка размяться — вот прямо сейчас.

Дэн Родело принужденно улыбнулся. Это была лишь попытка улыбнуться, потому что губы его полопались, лицо было жестким от пыли, но он попытался.

— Нет, Джо, еще нет. Ты мне еще нужен для этих индейцев, да и я тебе тоже.

— Нам нужно убраться отсюда, — сказал Беджер. — Я думаю, кофе — это хорошая мысль. Разведем огонь, сварим кофе, потом еще подкинем дров в костер — и смоемся отсюда. Можем пойти вдоль воды, этот берег тянется как раз куда нам надо. Можем добраться до той второй бухты.

Они держались подальше от костра, хотя насыпанный бруствер и защищал их. Нора сварила кофе, и они выпили его медленно, смакуя каждую каплю. Им была нужна пища, но жажда убила в них аппетит. Чего они хотели — так это жидкости. Кофе подбодрил их, и когда настало время идти, они тронулись, соблюдая осторожность. Том шел впереди и вел лошадей. Они добрались до кромки воды и пошли вдоль нее, вытянувшись в цепочку.

Индейцы возникли из тьмы неожиданно. Полыхнул выстрел, упала лошадь, и Дэн Родело рванул винчестер, выстрелив на вспышку. Отскочил в сторону, расставил ноги для упора и выстрелил по новой вспышке, потом бросился на песок и, откатившись за убитую лошадь, снова начал стрелять.

Он расстрелял все заряды и схватил винтовку убитого индейца. Когда и там патроны закончились, спокойно перезарядил свою. Наступило временное затишье. Кто-то оказался рядом с ним и вдруг заговорил. Это был Том Беджер.

— Ты действительно пришел сюда за золотом?

— Я правду сказал, Том.

Он помолчал, а потом добавил:

— У меня, Том, никогда не было много денег, но я работал. Добывал себе место в жизни — пока не встретился с Харбином на дороге…

— Не повезло, — сказал Беджер.

Они помолчали. Потом Беджер спросил:

— Думаешь, мы кого-нибудь подстрелили?

— Ага… Одного, может, двоих.

— В такой тьме трудно сказать. После паузы он добавил:

— Предчувствие у меня, сынок. Чувствую, что из этой истории я не выберусь.

— Ты с ума сошел. Уж если кто выберется, так это ты… ***

В нескольких сотнях ярдов от них собрались индейцы. Юма Джон был хмур.

— Я думаю, это конец, — сказал он. — Я больше не хочу. Слишком много убитых.

— Они всего лишь люди, — сказал Панама.

— Мы тоже, — ответил Юма Джон. — Думаю, лучше подождать другого раза.

— Нет, — сказал Панама. — Я хочу этих.

— Я ухожу, — твердо сказал Юма. — Кто со мной? К нему присоединились два индейца. Когда они уехали, Панама посмотрел на оставшихся. Четверо остались с ним. Что ж, доля каждого станет больше. Потом, правда, будет тяжело, когда они вернутся домой. Ему всегда везло, и молодые воины искали случая поехать с ним. Теперь скажут, что удача его покинула…

Панама повернул к берегу, где они нашли дохлую лошадь и несколько следов. Их добыча исчезла. Панама двинулся следом, ведя за собой остальных.

Засада должна была стать удачной. Он разгадал хитрость с костром, они зашли вперед и ждали, пока придут белые люди. Слышно было, как те идут вдоль кромки воды, но в темноте легко ошибиться в расчетах. Несколько его людей, которые должны были стрелять в лошадей, потратили пули впустую. Ответные выстрелы убили воина.

— Смотри, — сказал один из молодых яки.

На песке было темное пятно. Кровь! Панама поднял голову и посмотрел вперед. Один из тех ранен, тяжело.

Джо Харбин обнаружил это почти в тот же момент, но на четверть мили дальше вдоль берега. Том Беджер брел позади, опираясь на грулью.

— Том! Какого черта?!

— Я все же поймал пулю…

— Плохо? — Харбин остановился.

— Не дай им добраться до меня, Джо. Я не хочу, чтобы они меня продали.

— Не продадут.

— Я это и имел в виду.

Дэн Родело оглянулся назад. Они добрались до этого места — как же оно называется? Обрыв Морского Льва…

— Давайте остановимся здесь, — сказал он. — Отсюда увидим всю бухту. Тут высоко — сможем подать сигнал. Костер зажжем или еще как-нибудь…

— Эти индейцы, — сказал Том, — они придут следом за нами.

— А почему бы нам не устроить засаду на них прямо здесь? — спросил Джо Харбин. — Лучшего места не найти.

Вдоль берега тянулись скалы, под обрывом ревели морские львы, оправдывая название места.

Они залегли между скалами и кустарником и ждали, а позади вздымалась громада обрыва.

Волны шелестели галькой внизу… был час отлива… где-то неподалеку ворчали и шевелились морские львы. Нора придвинулась поближе к Родело и прошептала, едва шевеля губами:

— Что мы будем делать?

— Ждать, — ответил он.

— Том! — подал голос Харбин. — Куда тебя ранило?

— В живот.

Харбин выругался. Вдруг Нора сказала:

— Дэн, вон там свет! На воде!

Теперь все они увидели его. Свет был далеко, но виднелся отчетливо. Без сомнения, это было судно, стоявшее на якоре, и его повернуло отливным течением так, что свет стал виден.

— Все же мы смогли это сделать! — сказал Том. — Это, наверное, корабль Айзечера!

Минуты тянулись. Доносилось приглушенное шуршание морских львов — а больше ничего.

Здесь безопасно. Черный обрыв великолепно скрывает маленькую группу. Каждый звук четко слышен в ночной мгле.

Родело поудобнее уложил винчестер. У него оставалась лишь одна винтовка, теперь полностью заряженная. Вторую, совсем плохую, он бросил на пляже. Он ощупал пальцами патронташ и знал, что у него не меньше семидесяти патронов, все калибра 0, 44 note 8; они подходили одинаково и к винтовке, и к кольту.

Они услышали шелест песка раньше, чем индейцы появились в поле зрения, но и теперь было заметно лишь неясное движение изменчивых теней на светлом фоне песка. Фигуры не различались.

Внезапно Нора прошептала:

— Джо… не нужно! Судно здесь. Может быть, утром мы попадем на борт без боя… Он оттолкнул ее.

— Ну уж нет… на это у нас не будет ни одного шанса!

Он поднял ружье, и Том Беджер, лежащий животом на холодном песке, сделал то же самое. За скалой Родело уложил свой винчестер в нужное положение.

Может быть, промелькнуло какое-то движение, может быть, отблеск света на ружейном стволе, но внезапно Панама прошипел сигнал тревоги.

В то же мгновение ударил винчестер Харбина, и, как двукратное эхо, ему ответили винтовки Беджера и Родело.

Вскрикнул человек, вскинулась лошадь, захрипела… Быстро загремели ответные выстрелы, выбрасывая пламя в сторону обрыва.

О прицельном огне речи не было, потому что цели не были видны, лишь размытые силуэты и вспышки выстрелов индейцев. Трое лежали на земле, выдавая себя лишь вспышками пламени из стволов. Их тела сливались с чернотой обрыва за спиной.

И вдруг стрельба утихла, донесся только топот копыт. Джо выстрелил еще раз вслед удаляющемуся коню.

И наступила тишина…

Только плеск воды, легкое шевеление ветра, яркие звезды высоко во тьме над ними…

— А что мы теперь будем делать? — спросила Нора.

— Подождем, — ответил Джо Харбин с усмешкой.

С земли донесся тяжкий стон, потом хриплое дыхание.

— Джо! — голос Беджера был слаб. — Джо, пусть малыш заберет золото. Дай ему забрать его. Не стоит…

— Ну, ясное дело, — легко ответил Харбин. — Не беспокойся об этом. Я и сам думал так сделать.

Глава 14

Светало. В сером рассвете Залив лежал, как стальной щит. Далеко на воде застыл низкий черный корпус судна. Его высокие голые мачты тонкими пальцами указывали в небо.

На песке, скорченные смертью, лежали окоченевшие тела четырех индейцев. Панамы среди них не было.

Дэн Родело медленно поднялся, расправляя мышцы, сведенные неудобной позой и ночной сыростью. Он поднял винтовку и вытер влагу со ствола.

— Лучше зажечь сигнальный костер, — заметила Нора. — Они могут отчалить без нас.

Они собрали плавник. Лишь Том лежал неподвижно.

— Как он? — спросил Дэн.

— Умер. Ты слышал его — это было, когда он отходил. Джо Харбин, опустив голову, посмотрел на Беджера.

— Славный он был мужик и хороший партнер. Я бы ни за что не вынес первого года в тюрьме без него. Всегда осаживал меня, когда я был готов расколоть себе черепок об стенку. — Он глянул на Родело. — Ты ведь на меня нагляделся. Знаешь, у меня фитиль короткий.

Он сложил костер, оторвал полоску ткани от подола своей рубашки — на растопку, похлопал по карманам.

— Спички у тебя есть?

Дэн поднял руку к карману рубашки, а Джо Харбин потянулся за револьвером. Расстояние от руки до оружия было на шесть дюймов меньше, чем у Дэна, и Джо Харбин был быстр. Его рука упала, охватила рукоятку, револьвер мягко скользнул из кобуры, мушка поднялась к цели — и все это было одно совершенное слитное движение, результат долгой практики, оставившей у него за спиной много трупов.

Мушка поднялась к цели, но что-то резко ударило его в бок, и со страхом и недоверием он увидел, что Дэн Родело стреляет. Второй выстрел быстро прогремел вслед за первым и окончательно изменил ситуацию. Пуля Харбина зарылась в песок у него под ногами. Он качнулся назад, тяжко осел на скалу, и шестизарядный кольт выскользнул из пальцев.

— Ты сказал Беджеру, что отдаешь мне золото, — мягко произнес Родело.

— Поди ты к черту… Он же умирал, ему от этого легче стало. А ты что ж, думал, я и вправду согласился, да?

— Он пытался спасти свою шкуру, Джо. Он знал, к чему идет. Видишь, я полагаю, он за эти несколько дней разобрался, кто я такой.

— Ты?.. — Джо держался за бок, и кровь текла по его руке.

— Когда-то в Техасе, совсем мальчишкой — меня тогда звали Кид, козленок, — я был наемным стрелком — бандитом. Пока не понял, что это не даст мне никакого места в жизни. Это была моя профессия, моя первая настоящая работа.

— Этот Беджер, — произнес Джо Харбин с каким-то удивлением, — меня всегда отговаривал, даже когда дух испускал. Стоило бы его послушать… — его дыхание стало прерывистым. — Ты бы лучше зажег костер. Посмотри, на судне не поднимают паруса?

Родело обернулся к морю и слишком поздно услышал щелчок взведенного курка. Он бросился ничком на песок, услышал грохот выстрела, ощутил брызги песка у себя на лице, а потом перекатился на живот и начал стрелять. Трижды нажимал он на спусковой крючок кольта, и с каждым выстрелом дергалось тело Джо Харбина, а потом медленно сползло со скалы на песок.

Неуверенно, с побледневшим лицом Родело поднялся на ноги и посмотрел на Нору.

— Это было неизбежно, — произнес он, с сожалением глядя на Харбина. — Он бы все равно попытался…

— Я разожгу огонь, — сказала Нора.

Она взяла у него спички и присела к костру. Когда появилось пламя и дым потянулся к небу, она поднялась и пошла вдоль побережья — и вдруг остановилась у расщелины в скале.

Шкатулка, которую она вытащила оттуда, была старая и ржавая, но еще прочная.

— Я вспомнила место! — сказала она. — Вот за этим я и шла! Тут все, что осталось от моей семьи…

— Они спускают шлюпку, — сказал Родело. Он взял переметные сумы с золотом и спустился к пляжу, пока шлюпка приближалась. В шлюпке было два человека.

— Ты — Айзечер? — спросил один из них.

— Он умер. Его убили недавно, при побеге. Я займу его место.

— Ничего не знаю, — запротестовал тот. — Мне обещали по две сотни за каждый день, и…

— Все получишь, и еще двадцать зелененьких вдобавок, если сбросишь вон тех двоих в море.

— Зачем это? Тут их никто никогда не найдет.

— Где-то здесь наверху есть индеец, которому обещали по полсотни долларов за каждого беглого заключенного, живого или мертвого. А они не хотели возвращаться.

— Двадцать зелененьких? Это звучит… Он глянул на тяжелые сумки, которые Дэн укладывал в шлюпку.

— А это что?

— Неприятности, дружок. Большие неприятности. Тебе лучше забыть о них.

— Ну что ж, я хочу дожить до старости, а потому интересуюсь только своими делами. Уже забыл.

Нора села в шлюпку, а Дэн подошел к грулье и снял с него уздечку.

— Вот и все, мальчик, ты свободен. Иди обратно к Сэму, если хочешь, и мы однажды придем за тобой. А если не хочешь, просто бегай себе дикарем…

Он похлопал мустанга по крупу и пошел прочь, стараясь не поднимать глаз. Конь смотрел ему вслед. Потом он сделал несколько шагов в сторону гор, снова остановился и обернулся, чтобы убедиться, что делает все правильно. Дэн Родело садился в шлюпку…

Устроившись на носу, Дэн оказался лицом к берегу и увидел, как из пустыни выехал Панама и спустился к пляжу. Индеец остановил лошадь, огляделся, а потом медленно уехал…

— Куда бы ты ни пошел, — сказала Нора, — я хочу идти с тобой.

— Хорошо, — ответил он.

Она крепко прижимала к себе ржавую шкатулку, но почему-то теперь это уже не казалось ей таким важным…