/ Language: Русский / Genre:adv_western, / Series: Хопалонг Кэссиди

Путь К Семи Соснам

Луис Ламур

На Диком Западе много отчаянных людей, готовых защищать справедливость с оружием в руках. Один из них — ковбой Кэссиди. По дороге в городок Семь Сосен он узнает об ограблении дилижанса, в котором перевозились деньги, принадлежащие владельцу золотого прииска. Один из охранников мертв, другой ранен. Пока Кэссиди ищет врача, единственного свидетеля преступления убивают. Ковбой остается в городке, чтобы найти виновных, несмотря на угрозы местных крутых парней.

Луис Ламур. Путь к Семи Соснам Центрполиграф Москва 2001 5-227-01008-0 Louis L'Amour The Trail to Seven Pines

Луис Ламур

Путь к Семи Соснам

Глава 1

Два мертвеца

Хопалонг Кэссиди остановил своего белого жеребца на гребне хребта, голом, словно отполированном ветрами. Земли здесь не было, только несколько корявых кедров росли, казалось, прямо из камней. В этот последний час перед заходом солнца воздух был таким прозрачным, что ясно просматривались склоны гор на противоположном конце долины, как будто до них было не много миль пути, а всего несколько ярдов.

Солнце светило еще ярко, однако на западе — куда направлялся Кэссиди, — громоздились кучевые облака, и по сравнению с ними горы выглядели игрушечными. Верхние края облаков пронизывали солнечные лучи, но их нижняя набухшая часть угрожающе нависла над долиной.

Семь Сосен — город, претендующий на титул самого лихого города Запада, раскинулся на склонах гор в добрых двенадцати милях отсюда. Кэссиди прищурился, поглядывая на облака, вид которых отнюдь не прибавил ему оптимизма. Прежде чем он проскачет треть пути, дождь основательно промочит долину. Необходимо найти укрытие, и побыстрее.

Примерно в миле к северу пролегала дорога, по которой проезжали дилижансы, но ни о каком укрытии там Кэссиди никогда не слышал. Пока он осматривался, гигантская туча закрыла солнце, сверкнула молния, раскатисто громыхнул гром.

К юго-западу долина сужалась, а затем переходила в обширные пространства равнины Адоуб-Флэт, сухая почва которой после дождей превращалась в скользкое месиво грязи, с незаметными ямами и глубокими рытвинами. Ближайший склон горы был разрушен сдвигами горных пластов и эрозией. В некоторых каньонах скалы чередовались с расщелинами, при такой непогоде они вполне могли оказаться смертельными ловушками. Хопалонг долго жил на Западе, и знал об опасности, таящейся на дне каньонов и пересохших русел. Однажды такой стремительный поток воды положил конец войне между ним и Тексом Эвалтом, сделав их друзьями, но для неосторожного путника лавина воды, обрушившаяся в высохшее русло, означала смерть.

Хопалонг хотел спуститься вниз, но вдруг уловил какое-то движение и резко натянул поводья. Из каньона, находившегося ниже и немного западнее, появилась группа всадников. Это насторожило Кэссиди, и он направил жеребца к ближайшему можжевеловому дереву, чтобы скрыться за его ветвями. На таком расстоянии даже в бинокль мало что можно было различить — только белые пятна на крупе и морде одной из лошадей. Шестеро всадников быстро двигались на север, держась ближе к горе и выбирая путь, скрытый от посторонних глаз.

Кэссиди хорошо знал Запад и поэтому появление всадников слегка встревожило его. Было видно: эти люди скачут с определенной целью и не хотят, чтобы их заметили с дороги, по которой проезжают дилижансы.

— Ладно, Топпер, — тихо сказал Кэссиди своему крепкому жеребцу, — поехали посмотрим, что происходит. Они наверняка знают, где спрятаться. Им тоже не хочется промокнуть.

Белый конь двинулся вниз по склону, сам выбирая дорогу. Еще раз взглянув на облака, которые были уже совсем близко, Хопалонг по очереди вынул шестизарядники и тщательно их протер. Это были серебристые, видавшие виды кольты 45-го калибра, прекрасно сбалансированные, с костяными, потрескавшимися рукоятками. Он не пользовался ими несколько недель, однако знал, что только неусыпная бдительность обеспечивает безопасность.

Городок Семь Сосен был лишь ближайшей целью в странствиях Кэссиди по землям Запада. Где-то к северу отсюда было ранчо его старого приятеля Гибсона, с которым они когда-то вместе клеймили скот.

Гибсон жил с овдовевшей дочерью. Кэссиди собирался остановиться у них на несколько дней, прежде чем двинуться на северо-восток, в Монтану.

Появление всадников, даже если они знали укрытие от дождя, не обрадовало его. У Кэссиди не было желания встревать в междоусобицу среди скотоводов или еще какую-нибудь неприятность. Его путешествие носило исключительно познавательный характер — благо, позволяли деньги в кармане. Он не торопился.

На шляпу упали первые капли дождя. Хопалонг нахмурился. Из седельной сумки он достал дождевик и на ходу накинул его. Топпер спустился с гребня и вошел в кедровую рощу, а его хозяин продолжал высматривать укрытие от грозы. На глаза ему попалась огромная куча пустой породы, но сама шахта давно обвалилась.

На едва заметной тропе, огибающей подножие Горы, Кэссиди обнаружил следы тех самых всадников. С минуту он изучал следы, читая их так же легко, как другие читают книгу. Кони были свежие, хорошо подкованные, однако копыто одного из них было подрезано слишком узко, и животное слегка припадало на эту ногу.

Темные, тяжелые, клубящиеся тучи затянули все небо. Дождь набрал силу, серым покрывалом опустившись на равнину и горы.

У обвалившейся шахты тропа спускалась вниз, здесь можно было двигаться побыстрее, и Кэссиди, пустив жеребца легким галопом, выбрался на главную дорогу. Остановившись, он опять увидел следы всадников, еще не смытые дождем. Они пересекали дорогу и уходили в невысокий подлесок вдоль нее.

Ливень стих, и Хопалонг вдохнул давно знакомый запах влажной пыли. Затем опять ударил гром, и с новой силой хлынул дождь, сопровождаемый сильными порывами ветра. Темнота стала непроглядной, лишь изредка сверкали молнии. По дороге Кэссиди погнал жеребца галопом. Гроза стала затихать, и в этой относительной тишине где-то впереди раздались выстрелы!

Два... еще три... нестройный залп... и еще один — последний! Поставивший точку!

Натянув поводья, Кэссиди вслушивался в наступившую тишину. Ничего. Дождь зарядил снова, вначале мягко шепча, затем набирая силу, постепенно приходя в прежнее неистовство. Кэссиди ниже надвинул шляпу, поднял воротник дождевика и тронулся дальше, встревоженный выстрелами. Холодная капля упала за шиворот и стало неприятно. Он поежился, пристально вглядываясь в темноту.

Неожиданно оказаться в центре перестрелки — не самая большая удача, но Хопалонг не знал этих мест, только слышал о них, и если сейчас свернуть с дороги, то можно ненароком заблудиться. Вдруг он почувствовал, как конь напрягся и вскинул голову. При вспышке молнии он увидел, как животное подалось вперед. И в этот миг заметил на дороге распростертое в грязи тело!

Хопалонг остановился, подождал, когда снова сверкнет молния, и пытался разглядеть дорогу впереди, но на ней, кроме лежащего человека, никого не было. Что бы здесь ни произошло, все уже закончилось. Спешившись, он перевернул человека на спину. По белому лицу и изрешеченному пулями телу мертвеца потекли струи воды. На голове темнела рана. Прикрыв ладонями зажженную спичку, Хопалонг осмотрел убитого и сжал губы. Этого человека сначала уложили несколькими пулями, потом в упор выстрелили в голову. Кожа и волосы были опалены. Кто-то очень хотел его смерти и действовал наверняка.

Хопалонг быстро обшарил карманы убитого, вынув бумажник, документы и деньги. Все это надо будет отдать родственникам покойного, если таковые найдутся, только сначала по документам необходимо установить личность мертвеца.

Этот человек не сдался без боя. Его рука сжимала револьвер, из которого был сделан один выстрел.

Стоя над телом и не обращая внимания на дождь, Хопалонг решал, что же ему теперь делать. Человек, вероятно, был пассажиром дилижанса: на дороге виднелись глубокие колеи от колес. Он имел возможность защищаться, но проиграл.

— Ограбление? — пробормотал Хопалонг. — Этот хомбре [Человек, мужчина (исп.).] либо сам напросился на поединок, либо перестрелку ему навязали. Одно можно сказать определенно, он не похож на странствующего проповедника и наверняка побывал во многих переделках.

Вскочив на коня, Кэссиди проехал совсем немного, когда молния осветила еще одного лежащего человека. Спешившись Кэссиди нагнулся, чтобы пощупать пульс, и человек застонал. Хопалонг выпрямился и при вспышке следующей молнии увидел рядом с дорогой скалу с небольшим выступом, под которым можно спрятаться от дождя.

Привязав жеребца к можжевеловому дереву, Хопалонг перенес человека в укрытие, куда не проникал ветер и дождь, и положил его на сухой песок. Обломав ветки давно упавшего дерева, он разжег костер, поставил на огонь воду, а затем расстегнул пиджак и жилетку молодого человека. Первая пуля, не задев кость, прошила левый бок, но вызвала сильное кровотечение: одежда насквозь пропиталась кровью. Выше зияла куда более серьезная рана — пуля прошла прямо под сердцем, и Хопалонга это встревожило.

Когда вода нагрелась, он не торопясь промыл раны и, приложив разрезанные и подсушенные над огнем листья опунции, крепко их забинтовал. Этим средством индейцы и старожилы Запада пользуются для лечения воспалений, да и под рукой у него не было ничего другого. Кэссиди повидал много огнестрельных ран и понимал, что у этого парня мало шансов выжить, несмотря на могучее сложение и, по-видимому, отличное здоровье.

Хопалонг собрал топливо для костра, затем завел белого жеребца под выступ в скале и расседлал его. Рядом, на бугорке нанесенной ветром земли росла трава, и жеребец начал ее щипать. Вернувшись к костру, Хопалонг увидел, что раненый открыл глаза и непонимающе смотрит на него.

— Лежи спокойно, приятель, — тихо произнес Хопалонг, подойдя ближе. — У тебя две раны, очень тяжелые: две дыры, они тебе доставят неприятность.

Человек, сморщившись, уставился на него.

— Кто... Кто ты?

— Да так, ехал себе, услышал выстрелы, нашел одного убитого, а потом — тебя.

— Значит, одного я уложил?

— Сомневаюсь. На мертвеце сюртук и серая шляпа. С виду тертый калач. С рыжеватыми усами.

— А! Пассажир. — Раненый, тяжело дыша, с минуту помолчал.

Это был чисто выбритый, симпатичный парень. Родился и вырос в скотоводческих краях. Кэссиди распознавал таких с первого взгляда. У парня было два револьвера и, похоже, он умел ими пользоваться.

— Ограбление. Я охранник. Меня сразу ранили, но я отстреливался и, по-моему, уложил одного. Потом ранили еще раз и я свалился с козел. Они были в масках... как обычно.

— Как обычно?

— За три месяца это уже четвертое нападение... Я ехал в первый раз. — На лице юноши промелькнула слабая улыбка. — Кто бы это ни был, они не любят курьеров-охранников.

Бульон из мяса и горсти муки, кипевший на огне, был готов. Кэссиди напоил им раненого, давая ему возможность отдышаться после каждого глотка. Бульон должен придать парню силы, ведь тот потерял много крови.

— Как тебя зовут, амиго? Хорошо бы мне узнать твое имя.

Юноша внимательно посмотрел на Хопалонга.

— Я так плох? Зовут меня Джесс Локк. Не думаю, что по мне будут сильно горевать. Можешь разыскать брата и рассказать ему все. У него ранчо в Робертс-Маунтинс. Зовут его Бен Локк.

Дождь стих, и стало слышно, как срываются тяжелые редкие капли с мокрой листвы, как журчит убегающая вода. Слава Богу, раненый крепко заснул, но его прерывистое дыхание беспокоило Хопалонга. Если дилижанс добрался до Семи Сосен, то оттуда должны выслать людей на поиски пострадавших при ограблении. Однако в городе могут подумать, что оба человека убиты, а дорогу сильно размыло. Хопалонг оседлал коня.... Придется оставить Джесса Локка одного и отправиться за помощью.

Небо уже светлело, когда Джесс Локк снова открыл глаза, и первое, что он разглядел — седло на белом жеребце. Он посмотрел на Кэссиди.

— Мне не лучше, — хрипло прошептал он. — Кажется, я и правда тяжело ранен.

— Да. — Кэссиди помог юноше улечься поудобнее. — Далеко отсюда до Семи Сосен? Тебе нужен доктор.

— Двенадцать миль. Найди доктора Марша — он хороший парень.

Хопалонг еще раз промыл раны, они выглядели значительно лучше, сменил компресс из опунции. Джесс, с интересом наблюдая за ним, сказал:

— Я об этом слыхал. Индейское средство, да?

— Да. Я еду за доктором. С тобой все будет в порядке?

Раненый иронически усмехнулся.

— Вряд ли смогу убежать и сломать ногу. А без доктора я уж точно на ноги не встану. — Он нерешительно помолчал, глядя на Хопалонга с тоской. — Жаль, что ты уезжаешь, амиго.

Вынув из кобуры Локка один револьвер, Хопалонг вложил его в руку Джесса.

— На всякий случай, — сказал он. — Бандиты могут решить, что ты знаешь лишнее, и вернуться. — Он подвинул оружейный пояс с кобурами и патронами поближе к юноше. — Но это вряд ли. Думаю, с тобой все будет в порядке.

Быстрым галопом Кэссиди помчался по дороге в сторону города. Топперу нравилось скакать, и теперь он несся во весь опор. Однако не проехали они и четырех миль, как Хопалонг увидел далеко впереди темное пятно, которое стремительно приближалось и превратилось в повозку, сопровождаемую полудюжиной всадников. В повозке сидели двое: плотный мужчина с темно-рыжими волосами и такими же усами и второй — помоложе, с тонкими светлыми усиками и холодными голубыми глазами. Увидев Кэссиди с поднятой рукой, все остановились.

— Дальше по дороге лежит раненый, — сказал Хопалонг. — Надо торопиться. Док Марш здесь?

Блондин в повозке кивнул.

— Я доктор Марш.

Кэссиди развернул коня и повел их по сильно размытой дороге. У одного из всадников, высокого старика с серьезными серыми глазами и обвисшими усами, на груди была шерифская звезда.

— Кто ранен?

— Он сказал, что его зовут Локк.

— Много наболтал?

Хопалонг вдруг заметил, что остальные, внимательно прислушиваясь, окружают его.

— Парень тяжело ранен, — ушел он от ответа и поинтересовался: — Грабители что-нибудь взяли?

— Они взяли все! — воскликнул плотный мужчина, правивший повозкой. — Пропал весь мой груз стоимостью тридцать тысяч долларов золотом! Еще одно такое ограбление, и я разорен.

Въехав в каньон, они по знаку Хопалонга остановились и спешились. Пробравшись через скалы впереди всех, Хопалонг Кэссиди вдруг встал как вкопанный, лицо его вытянулось и помрачнело.

Джесс Локк был мертв. Его рука сжимала револьвер, дуло которого плотно прижималось к виску.

— Самоубийство! — отшатнулся один из подъехавших. — Он застрелился!

— Похоже на то, — подтвердил другой.

Хопалонг медленно поднял голову, уловив в голосе удовлетворение, но он не понял, кто именно произнес эти слова.

— Чего ради он сделал такое? — Это был мужчина, первым заговоривший о самоубийстве. — Не вижу смысла!

Хопалонг быстро отошел от остальных, внимательно рассматривая землю вокруг убитого. Губы его сжались, в голубых глазах затаилась горечь. А что ему оставалось делать? Ведь раненому был нужен доктор.

— Должно быть, очень мучился, — произнес кто-то, — наверно, не мог больше терпеть.

Шериф молчал. Хопалонг, выжидательно посмотрел на него и тихо сказал:

— Это не самоубийство. Парня убили.

— Убили? — Все уставились на Кэссиди.

— Его убили, — повторил он. — Когда я уезжал, Джесс был жив и держался молодцом. Он не стал бы стрелять в себя.

— А ты что думаешь, Хэдли? — спросил высокий здоровенный детина с широким красным лицом. — Если это не самоубийство, тогда что же это? Револьвер все еще на месте.

Шериф Хэдли кинул взгляд на Хопалонга, в задумчивости поглаживая усы.

— Джесс Локк был жив, когда вы уезжали? Он мог дотянуться до револьвера?

— Револьвер ему дал я. Мне не хотелось уезжать, но раненому был нужен доктор. По-моему, он мог бы выжить.

Доктор Марш, осмотрев тело, подтвердил слова Хопалонга.

— Он прав. Раны в хорошем состоянии, если можно так выразиться. Что это за компресс на них?

— Опунция. Индейцы пользуются ею, чтобы снять воспаление.

— Послушайте! — Краснолицый детина указал на револьвер в руке мертвеца. — Если не самоубийство, тогда как еще это назвать?

Хопалонг почувствовал, как в нем закипает гнев, и холодно посмотрел на краснолицего.

— Когда я уезжал, Джесс Локк был жив, — со злостью повторил он. — Малыш знал, что тяжело ранен, но держался хорошо. Этот парень — не трус, и он не убивал себя. Скорее всего, Локк потерял сознание, — продолжал Кэссиди. — Кто-то подкрался, застрелил его, а затем опять вложил оружие в руку мертвеца. Посмотрите дуло прижато к виску. Выстрелом револьвер отбросило бы от головы, а, возможно, даже выбило бы из руки.

Доктор Марш кивнул.

— Хэдли, этот джентльмен прав, — произнес он спокойно. — Отдача отбросила бы револьвер от виска. К тому же выстрел в упор сильно обжег бы пол-лица, а я вижу на коже всего лишь несколько несгоревших частиц пороха.

Краснолицый уставился на Кэссиди, внимательно разглядывая черное сомбреро, рубашку, брюки, заправленные в высокие сапоги, револьверы с костяными рукоятками в кобурах. Затем он добрался до голубых глаз и серебристых волос Кэссиди и наконец произнес:

— Ты оказался в неприятном положении. Ведь ты последний видел его живым.

— Нет, — пристальный взгляд Хопалонга был холоден. — Последним его видел убийца. — Он кивнул головой в сторону дороги. Там еще один мертвец — крупный мужчина в сюртуке.

Постепенно Хопалонг узнавал, кто из них кто. Повозкой правил Харрингтон — управляющий и совладелец золотого прииска. Ответственность за потерю груза целиком ляжет на него. Краснолицего здоровяка звали Пони Харпер. Он торговал лошадьми, владел конюшнями и несколькими корралями в Семи Соснах, поставлял мясо на шахты и строящуюся ветку железной дороги милях в тридцати отсюда. Желтоглазого мужчину с ввалившимися щеками, который носил две кобуры, звали Рохайд. Он на дороге обыскивал тело неизвестного мертвеца.

— Кто-то его обчистил!

— А ты чего ожидал? — сухо спросил Хэдли. — Это ведь ограбление.

Хопалонг, нахмурившись, промолчал. После того, что случилось с Джессом Локком, ему хотелось самому рассмотреть содержимое карманов убитого, прежде чем отдать это шерифу.

По дороге со стороны города приближался еще один всадник — хорошо сложенный, симпатичный мужчина лет сорока.

— Здорово, Ронсон! — Хэдли кивнул в сторону убитого. — Кто-нибудь видел его раньше?

— Я его видел. — Рохайд заклеил слюной самокрутку. — Это Сим Такер, ганфайтер.

— Такер? — Ронсон с изумлением уставился на убитого. — Мертвый! Кто же это сделал?

— Если бы я знал, у меня было бы намного меньше вопросов, — сказал Хэдли. — Похоже, ему дали шанс защищаться, а потом продырявили.

— А для верности послали еще пулю в лоб, — сухо заметил Хопалонг. — У этой шайки прямо-таки мания убивать свидетелей. Похоже, они боятся, что их могут узнать.

Некоторые все время молчали. Доктор Марш осмотрел Такера и поднялся на ноги.

— Мне тут больше нечего делать, — сказал он, — затем обратился к Харрингтону. — Хочешь взглянуть?

Управляющий прииском покачал головой.

— Давайте погрузим трупы и тронемся обратно.

Хэдли повернулся к Хопалонгу.

— Где вы намерены остановиться? Завтра вам придется подъехать в Семь Сосен на предварительное слушание.

— Буду там. Я как раз еду в город.

На обратном пути разговаривали мало, в основном о грабителях и предыдущих нападениях. Судя по репликам, вся добыча бандитов составила около ста тысяч долларов в золотых слитках, но их будет сложно сбыть, поскольку все возможные покупатели уже оповещены.

Харрингтон откровенно изучал Кэссиди.

— Вы ловко носите револьверы, сразу видно: умеете ими пользоваться. Мне нужен человек вместо Джесса.

Хопалонг усмехнулся.

— Насколько я понял, эта работа не пользуется популярностью. Ваших курьеров-охранников отстреливают, как куропаток.

Харрингтон с серьезным видом кивнул.

— Да. Не буду отрицать. Мне нужен человек, которого не так легко напугать. Джесс умел стрелять, это верно, но он был слишком самоуверен. Я полагал, что у него есть догадки относительно личности бандитов, однако Джесс не отличался разговорчивостью.

— Он сказал, у него есть брат, живет в районе хребта Роберте. Хотел, чтобы я сообщил ему.

— Да, Бен Локк. — Харрингтон покачал головой. — Для него эта весть будет тяжелым ударом, и я бы на месте убийц забеспокоился. Бен не такой, чтобы простить смерть брата.

Долина осталась позади, и скоро кавалькада — повозка впереди — въехала в узкий каньон. Тут и там были разбросаны кучи пустой породы. Попадались лачуги старателей. Дорога перешла в узенькую улочку, застроенную деревянными Домами. Улочка протянулась на четверть мили вдоль каньона. На склонах гор круто поднимавшихся вверх виднелись сараи, хибары и другие развалюхи, построенные прямо на золотоносных участках.

Станция дилижансов, конюшня, салун, магазин. Дальше Хопалонг заметил седельную и обувную мастерские, кузницу, парикмахерскую, где заодно драли зубы, контору адвоката, тюрьму, гостиницу, меблированные комнаты, мелкие лавчонки, игорные дома. Он насчитал вывески девяти салунов. В конце улицы располагалось здание химической лаборатории.

Хопалонг направил жеребца к конюшне. Харрингтон бросил ему вслед:

— Не забудьте. Можете наняться ко мне охранником в любой момент.

Пони Харпер с Рохайдом тоже свернули к конюшне. Харпер только взглянул на Хопалонга с интересом, но ничего не сказал. Рохайд спрыгнул с лошади и, вслед за Харпером вошел в конюшню, тихо говоря:

— Я бы здорово подумал, прежде чем наниматься охранником. Они мрут как мухи.

— Наверное, кто-то хочет, чтобы они умирали, — согласился Хопалонг.

— В этом городе запросто можно нарваться на неприятности, — продолжал Рохайд. — А вот Монтана — хороший штат. Ты был там?

— Наверное. Я много где побывал.

Рохайд несколько раз ткнул носком сапога землю, глядя, как Хопалонг расседлывает коня.

— Твое лицо мне знакомо.

— Правда?

— Ты похож на парня, которого я встречал в Монтане. А, может, в Техасе?

— Не знаю.

Рохайду не понравился ответ Хопалонга. В городе Рохайда знали как крутого парня и такая репутация была ему по душе. Он не любил, когда от его вопросов увиливали. Кроме того, Рохайда мучила мысль, что он где-то видел этого человека. Он скатал самокрутку и бросил настороженный взгляд на Хопалонга, который спокойно обтирал коня пучком сена.

— Локк много успел рассказать? — рискнул он спросить.

— Сказал, что у него есть брат, — ответил Хопалонг. — Я собираюсь найти его.

— Мистер, тебе лучше убраться. В этом городе не любят чужаков.

— Ну и что? — Хопалонг Кэссиди моргнул с невинным видом, — я не собираюсь ни с кем ссориться. — Он направился к двери. — До встречи.

— Погоди-ка! — Рохайд разозлился. — Я задал тебе вопрос и хочу получить ответ!

Кэссиди остановился и медленно повернулся. Они стояли лицом к лицу в полутьме конюшни.

— Что сказал Локк? — повторил Рохайд. — Говори или я выбью из тебя ответ!

Тут он понял, что оплошал. Кэссиди шагнул вперед и спокойно произнес:

— Ладно, согласен, выбей из меня ответ.

Рохайд сглотнул, облизал внезапно пересохшие губы, и лицо его помрачнело. Он вдруг понял: этот человек не блефует и его не так-то легко запугать. Рохайду бросили вызов, и он неожиданно осознал, что не хочет рисковать. Во всяком случае не здесь, не сейчас.

— О, черт! — буркнул он. — Да я же пошутил! Мне все равно, что сказал Локк. Я только подумал, может, он рассказал что-нибудь интересное. Я не хотел ссориться. А ты сразу полез в бутылку.

Хопалонг молча выжидал. Рохайд нервно переступил с ноги на ногу. Больше всего он хотел подскочить к незнакомцу, ударить его, пригрозить револьвером, сильно напугать. Но здравый смысл подсказывал ему не делать этого.

Хопалонг взглянул на Рохайда еще раз, резко развернулся на каблуках и неторопливо вышел на залитую солнцем улицу.

Рохайд посмотрел ему вслед с искаженным от злости лицом.

— Еще посмотрим, кто кого, — прошептал он. — Обещаю, что ты продержишься в этом городе не больше двадцати четырех часов.

Глава 2

Старший на ранчо «Наклонное Р»

Когда Хопалонг вышел в широкий дверной проем конюшни, из глубокой тени денника появился Пони Харпер. Лицо его потемнело от гнела. Он подошел к Рохайду.

— Дурак! — взорвался он. — Зачем ты прицепился к нему? Какая разница, что сказал Локк и сказал ли он что-нибудь вообще? Если этот хомбре что-то узнал, он расскажет, а если нет, то к чему вызывать у него подозрения?

— Черт бы его побрал, — мрачно ответил Рохайд. — Кто он такой, что тебя волнуют его подозрения?

— Я не знаю, кто он такой, — сказал Харпер, — но не трогай его, если не готов выхватить пушку: этот хомбре не блефует.

Харпер ушел, оставив разозленного Рохайда в одиночестве. Несмотря на сказанное, Харпер был обеспокоен. Совершенно очевидно: Джесс Локк перед смертью заговорил. Если он рассказал незнакомцу о брате, значит, мог рассказать и о другом что-нибудь. Мог ли Джесс Локк разглядеть грабителей в такую ночь? Что же он успел рассказать? Вряд ли он узнал кого-нибудь из нападавших. Лучше всего сидеть тихо и выжидать... когда незнакомец уберется из города.

Но больше всего не давала Харперу покоя смерть Такера. Неужели о цели его приезда догадались? Или об этом сказал сам Такер?

Кэссиди направился было к ближайшему салуну, но увидев дальше по улице вывеску: «Кейти Риган предлагает бифштексы, яйца и пироги», направился туда. Он ступил на деревянный тротуар и открыл дверь. В заведении было пусто. Если не считать ковбоя в стоптанных сапогах и потрепанной шляпе, который спал, положив голову на руки.

Звоночек, возвестивший о его приходе, не разбудил ковбоя, но из кухни сразу вышла очень миловидная девушка. Ее прелестную головку украшали черные волосы, собранные на затылке, в голубых глазах темнели едва заметные крапинки. Она с любопытством посмотрела на посетителя, и Хопалонг усмехнулся.

— Привет! Хочу заказать бифштекс, яйца и пирог.

Девушка одной рукой держала большой половник, а другой поправляла выбившуюся прядь.

— Вы мне это бросьте! — сердито сказала она. — Берите или бифштекс с пирогом, или яйца с пирогом. Это обойдется вам в две монеты!

— Принесите и то, и другое, — серьезно произнес Хопалонг. — Самый большой, самый толстый, самый сочный кусок мяса, какой у вас есть, в придачу четыре яйца, а не два! А если есть бобы на гарнир, добавьте и их, да побольше.

— Бобы подаются и к тому, и к другому, но это обойдется вам в шесть монет. Вы имеете столько?

— Если не хватит, — сказал он улыбаясь, — вымою посуду.

— Ну уж нет! — вспыхнула она. — Такой трюк пытались проделать почти все ковбои этой стороны Дакоты! А когда они попадают на кухню, то думают совсем не о посуде. Вначале заплатите наличными!

О столешницу звякнул доллар Хопалонга.

— Ладно, Кейти. Накормите меня.

Девушка быстро смахнула доллар в карман передника.

— Сидите и ждите. Я сейчас вернусь. — Она направилась в кухню. — Как вам приготовить мясо?

— Просто спилите у него рога и гоните сюда. А я уж сам разберусь.

На сковородке зашипело мясо, затем Кейти появилась с чашечкой дымящегося кофе. Она была высокая, с великолепной фигурой. Хопалонг не сомневался, что к трюку с мытьем посуды прибегало немало ковбоев.

— Вы здесь недавно? — рискнула спросить девушка. — Ведь это вы нашли Джесса Локка?

Он кивнул.

— Новости разносятся быстро. Вы его знали?

— Знала. В наших краях среди ковбоев ему не было равных. К тому же, он хорошо стрелял, хотя в этом деле и в подметки не годился своему брату Бену.

Хопалонг ждал, надеясь, что Кейти продолжит. Иногда надо уметь слушать. Вначале он хотел немного отдохнуть здесь, потом двинуться дальше. Но смерть Джесса Локка теперь касалась и его.

Если бы парень умер от ран, Кэссиди не стал бы вмешиваться, но подлое убийство в корне меняло дело. Ему хотелось взглянуть на человека, способного на такую подлость.

— Что будет делать Харрингтон теперь, когда у него нет охранника? — спросил Кэссиди.

Кейти посмотрела на него.

— Говорят, он предлагал эту работу вам.

— Да. Только мне не нужна работа. Если я наймусь когда-нибудь, то только ковбоем.

Она пошла на кухню и принесла мясо и яйца. Пока Хопалонг ел, Кейти рассказывала:

— Сейчас никто не нанимает работников. Правда, Ковбои нужны Ронсону. Они ему всегда будут нужны, пока две его сестрички живут на ранчо.

— Боб Ронсон? — уточнил Хопалонг. — Он сегодня был вместе с Хэдли и Харпером.

— Он самый, владелец «Наклонного Р». Это хорошее ранчо, хотя и говорят, что Ронсону срочно нужны деньги.

— Вы упомянули девушек?

Кейти бросила на Хопалонга быстрый взгляд.

— Так и знала, что вы на это клюнете. Все ковбои в наших краях хотят там поработать, чтобы заарканить одну из сестер, хотя, кажется, многие предпочитают Ленни. Айрин мужчины побаиваются, потому что она особенная. И у нее есть парень.

— Сестры симпатичные?

— Они не просто симпатичные. Они красавицы.

Хопалонг посерьезнел. Он думал не о сестрах Ронсона, ему хотелось понять, что творится в городе и вокруг. Ему показалось, что шериф Хэдли честный человек. Но насколько у него развито воображение и способен ли он принять правильное решение?

Хопалонг продолжал есть, время от времени задавая Кейти наводящие вопросы. Он слушал, и его голубые глаза оставались задумчивыми. Постепенно перед ним вырисовывалась картина жизни городка.

В здешних краях добывали золото, разводили скот. Самая крупная шахта — «Золотой участок» Харрингтона, самое большое ранчо — «Наклонное Р» Боба Ронсона. Он унаследовал ранчо от отца, который подобно матерому волку никому не давал спуску. Честный и справедливый, но абсолютно безжалостный — отец Ронсона почти не имел друзей, зато нажил множество врагов. Когда старик умер, скотокрады накинулись на ранчо, как воронье на падаль.

В течение одного года из засады застрелили двух ковбоев с «Наклонного Р» и угнали более тысячи голов скота. Владельцы небольших ранчо, которые прежде едва сводили концы с концами стали богатеть, стада их множиться, и скота они продавали больше. При жизни старика Ронсона его люди следили за порядком в городе, теперь же здесь расплодились бездельники и разные прихлебатели, у которых водились деньги и которые, судя по всему, знали, где их раздобыть.

«Золотой участок» процветал, немало беспокойных глаз задумчиво посматривало на дилижансы, ежемесячно вывозившие грузы золота. Стада семьи Ронсонов, многочисленные прежде, сильно поредели. Дело дошло до схваток скотокрадов между собой: однажды ночью застрелили четырех известных воров.

Когда маленькие шахты начали окупать себя, принялись и за них: с двух не успели вывезти золото, и их ограбили. На другой бандиты в масках избили двух рабочих и отняли всю добычу. Убили старателя, чтобы забрать снаряжение. На окраине города захватили грузовой фургон и убили погонщика. Спокойный городок, некогда управляемый жестокой рукой Ронсона, превратился в буйное, не признающее законов, почти неуправляемое скопище людей. Предшественника шерифа Хэдли убили выстрелом в спину прямо в городе.

— За этим кто-то стоит, — предположил Хопалонг. — Кто управляет Семью Соснами?

— Да никто. Раньше владельцы ранчо обычно поступали так, как велел Ронсон, а последнее время все больше прислушиваются к Пони Харперу.

— Торговцу лошадьми?

— Да, к тому самому, у него ранчо и конюшня в городе. Он торгует и скотом. Конечно, у нас есть еще шериф Хэдли и доктор Марш.

По деревянному тротуару крыльца простучали чьи-то шаги. Кейти выглянула в окно.

— А вот и Кларри Джекс, — сказала она, отходя от Хопалонга. — Те, кто приехал в город недавно, слушаются именно его.

Прежде чем Кэссиди успел спросить, что она имеет в виду, дверь отворилась, и в комнату вошли двое мужчин. Один из них был коренастый, кривоногий. Лицо смуглое, чернобровое с глубоко посаженными черными глазами. Но внимание Хопалонга привлек второй.

Кларри Джекс был красив. Серые глаза и каштановые волосы, гибкая стройная фигура и легкая, беззаботная походка невольно притягивали взгляд. В двух нарядных, ручной работы кобурах на бедрах виднелись посеребренные револьверы с перламутровыми рукоятками.

— Привет, Кейти, — широко улыбнулся Джекс. — Накрой-ка нам стол. Две чашки кофе и полдюжины твоих вкусненьких пончиков!

— Садись и жди, Кларри, — строго сказала Кейти, — тебя обслужат, когда подойдет очередь. Это же касается и твоего друга, — она бросила взгляд на Хопалонга, — Дада Лимена.

Хопалонг посмотрел на Джекса, и тот повернулся в его сторону.

— Вы у нас недавно? — задал вопрос Джекс.

— А вы встречали меня раньше? — холодно ответил Хопалонг.

— Нет. Поэтому и спрашиваю.

— А если вы не встречали меня здесь раньше, значит недавно. — Хопалонг улыбнулся. Повернувшись к Кейти, он спокойно сказал: — Как насчет еще одной чашечки яванского кофе? Очень уж вкусно вы его готовите.

Джекс почувствовал раздражение от того, что с ним обошлись так бесцеремонно. Он начал было говорить, но в нерешительности замолчал. Лимен, не сводил глаз с Кэссиди и озадаченно хмурился, однако ничего не сказал. Не обращая больше внимания на незнакомца, Джекс принялся за кофе с пончиками. Он видел два револьвера с костяными ручками. Кто бы ни был этот парень, он явно не странствующий монах.

Хопалонг допил кофе и, не торопясь, вышел на улицу. Он сразу разгадал Джекса: за легкой улыбкой скрывался жесткий характер. Джекс производил впечатление веселого и дружелюбного парня, но на самом деле он был абсолютно безжалостным. Если еще учесть отличное владение оружием, то все вместе предвещало Хопалонгу крупные неприятности.

Через несколько домов дальше по улице красовалась вывеска салуна: «Высокая проба», и Кэссиди направился туда.

В дверях ресторана Кейти Риган стоял Дад Лимен и смотрел Хопалонгу вслед, примечая своеобразную походку прирожденного всадника, покатые мощные плечи, две кобуры на бедрах. Дад захлопнул дверь и подошел к стойке. Кларри Джекс с удивлением глянул на него.

— Что тебя мучает? — усмехнулся он. — Испугался этого хомбре.

— Ни черта я не испугался! — Лимен опустился на стул и стал ложечкой насыпать сахар в чашку. — Он здорово на кого-то похож. Я его видел, но не могу вспомнить где.

Кларри Джекс пожал плечами.

— Какой-нибудь бродяга-ковбой. Скоро тронется дальше.

— Он останется. — Из кухни вышла Кейти. — По крайней мере, на время. Убийство Джесса Локка очень его задело.

— Думает, что справится лучше шерифа? — осведомился Джекс.

— Не знаю, справится он лучше шерифа Хэдли или нет, — спокойно ответила девушка, — но если бы я была убийцей, я бы сильно забеспокоилась.

Заглядывая в салуны и забегаловки, Хопалонг внимательно присматривался и прислушивался. Уже давно он научился распознавать признаки беспокойного города, а в Семи Соснах страсти просто перехлестывали через край. Он узнал о нескольких убийствах, об ограблении прошлой ночью, о еще одном старателе, найденном мертвым на своем участке. Волки сбивались в стаю, чтобы напасть на жирную овечью отару, оставшуюся без присмотра.

Когда жив был Старый Бык Боб Ронсон, город был в его власти. Именно он со своими ковбоями поддерживал законность и порядок. Молодой Боб Ронсон, по общему признанию, был отличным скотоводом, но не бойцом. Город бурлил, неприятности только начинались.

Хопалонг потолковал за бутылкой со старым ковбоем. Тот мрачно кивнул в сторону стойки, за которой стоял Джо Тэрнер — толстый, лысеющий мужчина, его внушительный живот пересекала золотая цепочка.

— Теперь, когда нет Старого Быка Ронсона, он король, — ухмыльнулся ковбой. — Раньше держался тише воды, ниже травы, а сейчас строит из себя большую шишку.

Кэссиди запомнил слова старого пастуха. У стойки стоял Билл Харрингтон, увидав подошедшего Кэссиди, он улыбнулся.

— Рад вас видеть, амиго, — тихо сказал он. — Не надумали поработать у меня охранником?

Хопалонг покачал головой.

— Пока нет. Я останусь здесь ненадолго, но предпочитаю работать ковбоем. Может быть, у Ронсона. Кто у него старший?

— Он сам за старшего. Боб разбирается в пастбищах. Но не любит драк, не тот характер. Сейчас поймете почему. — Харрингтон обвел рукой комнату. — Здесь сейчас по меньшей мере человек шестьдесят. Держу пари, двадцать из них имеют на счету, хотя бы одно убийство, а может быть, и несколько. Скотокрадов побольше. Еще с десяток — карточные шулеры. Наш городок не для неженок. А вон там, — он указал на Джо Тэрнера, — стоит человек, которому хочется управлять городом. Но он еще недорос.

— А кто дорос?

Харрингтон взглянул на Кэссиди и улыбнулся.

— Мой друг, вы задали правильный вопрос. Некоторые думают, что я, но мне, поверьте, это не нужно. Я лучше буду охранять грузы на дилижансах. — Он покачал головой. — Нет, у нас таких людей не водится. Док Марш умен и смел, но он не лидер. Его вполне устраивает врачебная практика. Хэдли просто не способен править городом.

— А что вы скажете о Пони Харпере? — как бы между прочим спросил Кэссиди.

Харрингтон ответил не сразу.

— Ну, — протянул он наконец, — может быть, хотя Харпера трудно понять.

Кэссиди сменил тему.

— Ну, а похищенное золото? Как грабители собираются сбыть его? Ведь чем золота больше, тем сложнее его продать.

— Вы правы, и у меня есть все основания полагать, что ни одна унция украденного золота не поступила на рынок. По-моему, все нападения на дилижансы планировались задолго до того, как они были совершены. И чтобы сбыть награбленное, бандитам придется немало потрудиться. — Харрингтон пожал плечами, затем махнул рукой в сторону посетителей. — Ведь заподозрить можно любого! Здесь собрались одни воры! Поверьте мне, даже Бену Локку будет нелегко разыскать убийцу брата.

Кто-то прокричал приветствие, и Харрингтон обернулся.

— А вот и молодой Боб Ронсон, спросите его насчет работы.

Ронсон был молод и хорошо сложен, лицо у него было приятное, дружелюбное. Он подошел к стойке.

— Как дела, Билл? — Ронсон оценивающе посмотрел на Кэссиди. — Здравствуйте!

— Здравствуйте, — ответил Кэссиди, — и я хотел спросить, не нужны ли вам ковбои.

Ронсон рассмеялся.

— Мне нужно много ковбоев, приятель. Много! Но должен предупредить: работа на «Наклонном Р» сейчас не самое приятное занятие. Кажется, кто-то решил перестрелять всех ковбоев поодиночке.

— В меня и раньше стреляли, — сказал Хопалонг.

— Ладно. Приходите утром. — Ронсон собрался было уходить. — Кстати, а как вас зовут?

— Кэссиди. Друзья называют меня Хопалонгом.

Харрингтон выпрямился и уставился на него. Ронсон замер, а кто-то за их спиной выругался. Хопалонг говорил негромко, но многие, стоявшие поблизости, услышали его. Для некоторых его имя ничего не значило, но было очевидным то, что оно очень хорошо известно Харрингтону, Ронсону и Даду Лимену.

— Хопалонг Кэссиди... — Ронсон смотрел на него широко открыв глаза. — Господи! Конечно же, я дам вам работу! Приходите утром, обязательно!

Дад Лимен резко повернулся и вышел из салуна. Хопалонг с удивлением посмотрел ему вслед. Казалось, смуглолицый ганфайтер расстроился. Харрингтон тоже заметил это, но промолчал. Пони Харпер стоял спиной к ним, и было не ясно, расслышал ли он имя Кэссиди.

— Ну, тогда до утра, — кивнул Хопалонг и стал пробираться к выходу.

Ранчо «Наклонное Р» раскинулось в отрогах Антелоуп-Маунтинс. Оно состояло из окруженного тополями дома в староиспанском стиле, огромного бревенчатого сарая, нескольких корралей и барака, из трубы которого лениво вилась струйка дыма. В огромном пруду — размером почти в пол-акра, застыла кристально чистая вода. Берега поросли зеленым мхом. Топпер захотел пить и, как только Кэссиди спрыгнул с седла, окунул морду в прозрачную воду. На зеленых листьях тополей играли солнечные блики. В доме хлопнула дверь, и навстречу Хопалонгу вышла девушка. Ее походка была быстрой и грациозной, темные волосы на солнце отливали золотом, а лицо и шею покрывал легкий, восхитительный загар. Девушке было лет семнадцать, но ее фигура уже вполне сформировалась. Словом, как сказала Кейти Риган, она была красавицей.

Девушка улыбнулась, ее живые зеленые глаза изучали Хопалонга.

— Вы Кэссиди? Боб распорядился, чтобы вы шли в барак, устраивались, а потом просто осмотрели ранчо. Брат на пастбищах и до вечера не вернется. Он сказал, что вы захотите познакомиться с хозяйством.

— Спасибо, — улыбнулся Хопалонг. — Он прав. Всегда чувствуешь себя увереннее, когда знаешь, что где находится. У вас много скота?

Улыбка пропала.

— Было много... и если уж зашла об этом речь, то и сейчас достаточно. По-моему, у нас несколько тысяч голов, но с тех пор, как умер папа, скот начали красть.

— Да, я слышал. А разве ковбои не охраняют стада?

— Охраняли, но те, кто хотел остановить скотокрадов, долго не протянули. Их убили. — В голосе девушки появились горькие нотки. — Нам нужен надежный, боевой помощник! Тот, кто по-настоящему будет управлять хозяйством.

— Ну, может, и так. А, может, нет. Чрезмерная воинственность иногда приводит к большим бедам, особенно, если у вашего боевого помощника будет не доставать здравого смысла и рассудительности.

— Если бы Айрин не поддерживала Боба, у нас был бы настоящий управляющий! — глаза девушки сверкнули. — Я пробовала уговорить Боба нанять Кларри Джекса. На ранчо нужен именно такой человек! Тогда нас сразу стали бы уважать!

— Джекса? — удивился Хопалонг и пристально посмотрел на девушку. — Может быть... но, по-моему, он не совсем подходит для этой работы. Конечно, я в здешних краях недавно... А чем занимается Джекс?

— Чем занимается? — Она озадаченно и смущенно взглянула на Хопалонга. — Что вы имеете в виду?

— Хочу узнать, чем он зарабатывает на жизнь? Пасет коров?

— Ну, раньше пас. А сейчас он ничем не занимается.

— Ясно. — Хопалонг задумчиво кивнул и снял с Топпера седло. — Это очень хорошая работа, однако за нее платят. Ею занимаются до поры до времени, а потом деньги кончаются. Но, наверное, Кларри Джексу нужно не так уж много, если есть друзья, можно жить за их счет.

Она вспыхнула.

— Это же несправедливо! Как вы можете так говорить о нем!

Глаза Хопалонга излучали невинность. Он пожалел о сказанном. Ведь Кларри Джекс вполне мог оказаться столпом общества, если это и в самом деле было так, то весь жизненный опыт и чувства обманывают Хопалонга.

— Вероятно, я ошибаюсь, мэм, — извинился он. — Но мужчина должен зарабатывать на жизнь: пасти коров, разводить скот, добывать золото, работать в шахте. Не знаю, возможно, у Джекса и есть какие-то средства.

Ленни Ронсон недовольно смотрела на Кэссиди. Ее неприкрытое восхищение Джексом раздражало брата и беспокоило сестру. Но ее влекло к лихому ганфайтеру, такому бесстрашному и веселому, совсем не похожему на спокойного, уравновешенного Боба. Сама Ленни была очень темпераментной и приходила в ярость от того, что ранчо растаскивали по частям, а брат сидел сложа руки.

Ленни считала, что единственный выход спасти ранчо — пригласить управляющим Кларри Джекса. Он сможет прекратить грабеж. Несмотря на то, что дети Старого Быка Ронсона владели ранчо на равных правах, все дела контролировал Боб. Так завещал отец. И самое обидное, с точки зрения Ленни, сестра при обсуждении самых важных вопросов почти всегда становилась на сторону брата.

— Прекрасный конь, — Ленни решила сменить тему разговора.

Кэссиди довольно кивнул.

— Это точно! Лучший конь, на котором мне когда-либо приходилось ездить, а поездил я немало. У него голова работает получше, чем у многих людей.

— Вы к нам надолго? Боб нанял вас только на время гуртовки?

— Я толком не знаю, — ответил Хопалонг. — Мы не говорили о моих обязанностях и сроках. Я услышал, что ему нужны ковбои, и он пригласил меня.

— Вы знаете, что в наших ковбоев стреляют? — решительно спросила Ленни. — Брат предупредил вас?

— Да, он говорил, да и другие тоже. — Хопалонг окинул взором залитые солнцем холмы и с наслаждением глубоко вдохнул свежий, бодрящий весенний воздух. — По-моему, на каждом ранчо есть свои трудности.

Он отнес седло под навес, перебросил его через специально установленную жердь и рядом повесил уздечку.

— Сколько на ранчо ковбоев?

— Сейчас всего пятеро. Раньше было от двенадцати до двадцати человек. — В голосе Ленни опять прозвучала горесть. — Наше ранчо самое большое в округе.

— Они давно у вас?

— Двое давно: Френчи Рютерс и Текс Миллиган. Френчи нанялся, когда я была еще маленькой. Текс работает года четыре.

— А остальные?

— Сами увидите. Вам с ними работать. По-моему, хорошие ребята. Малыш Ньютон нанялся недели две назад. Двое других — около месяца. Они ездят вместе — Джо Хартли и Дэн Дьюсарк.

Ленни несколько минут молчала, пока Хопалонг тщательно, оценивающе изучал ранчо. Постройки и земля были ухожены, скот — в хорошем состоянии. Пусть Боб Ронсон и не боец, но в скотоводстве он разбирается. В хозяйстве был порядок. В хорошие времена работать здесь — одно удовольствие.

— Во время гуртовки нас ждут неприятности, — серьезно сказала Ленни. — Было бы нечестно не предупредить вас. На востоке, за Голубыми горами есть ранчо, которым управляют три брата по фамилии Гор.

— Какие неприятности?

— Стадам братьев Гор нужны пастбища. Боб считает, что они потихоньку воруют у нас скот. Текс с ним согласен. Так вот, они вытесняют наш скот с пастбищ, на которых ковбои «Наклонного Р» пасут его уже двадцать лет. Текс однажды попытался возразить, так они принялись смеяться над Тексом, говорили разные гадости, чтобы он не выдержал и схватился за револьвер. И они бы его застрелили. По-моему, Джон хуже всех, но выбор небогатый: Уинди и Кон такие же отвратительные. Они хвастаются, что сгонят наш скот со всех пастбищ.

Послышался стук копыт, во двор въехал Боб Ронсон и с ним еще три ковбоя. Смуглый мужчина с худощавым лицом и проницательным взглядом — это, наверное, Френчи Рютерс, узкобедрый юнец конечно Миллиган, ведь Текс означает техасец. Да и по внешности юноши Хопалонг с первого взгляда определил, из какого он штата. Последний крупный мужчина с круглым сердитым лицом — Дэн Дьюсарк.

— Начинаете сегодня, — повелительно произнес Ронсон. — Кэссиди — старший. Его приказы выполнять, как мои собственные. Кэссиди, мы поговорим в доме.

Соскочив с седла, Ронсон быстро направился к дому. В своей комнате Боб Ронсон остановился у письменного стола и засунул руки в карманы. Глаза его искрились, он улыбался.

— Хопалонг, — начал он, — мне уже давно известно ваше имя. Гибсон с ранчо «3 ТЛ» только и говорит о вас. И вот вы здесь. Для меня, поверьте, это настоящий подарок свыше. Я назначаю вас segundo [Второй (исп.). Так называли второго по старшинству человека на ранчо, второго после хозяина или управляющего.]. Понимаю, что возложил на ваши плечи тяжелую ношу. Судя по рассказам Гибсона, вы именно тот человек, который нам нужен. Нашему ранчо грозят неприятности. У нас большое хозяйство, не хватает людей, и нас грабят средь бела дня. Владельцы небольших ранчо постоянно занимают наши пастбища и крадут наш скот. Я разбираюсь в людях. — Вы боец. Вы достойно вели себя после ограбления дилижанса. Дело идет к драке, принимайте командование. И мной, и остальными. Я умею выращивать скот, но я не боец. Это ваша работа.

Кэссиди кивнул. Его уважение к этому умному, честному человеку росло.

— Неприятности ожидаются и со стороны Горов?

— Вы о них слышали? Да, ожидаются. И с других сторон тоже. Наше ранчо — лакомая добыча, каждый хочет урвать кусок.

— Хорошо, — согласился Кэссиди, затягивая оружейные ремни, — считайте, что у вас есть старший. Постараюсь все уладить без стрельбы. А если нет?

— Действуйте по своему усмотрению, — коротко сказал Ронсон. — Они нарываются на неприятности — они получат их. Но только, — и его глаза стали жесткими, — если начнется драка, мы должны ее выиграть. Понятно?

Глава 3

Хопалонг предупреждает

Истина заключалась в том, что Хопалонгу нравилось жить на ранчо. Он разбирался в коровах и понимал их, любил лошадей — всяких, и с наслаждением работал с ними. Он испытывал настоящее удовлетворение, видя результаты своего труда.

За свою недолгую жизнь Кэссиди наблюдал перемены, происходящие в скотоводстве. На огромных пространствах диких прерий селились фермеры и начинали обустраивать землю. В некоторых местах они оставались, с других уходили, потому что большая часть западных равнин не пригодна для выращивания хлеба. Едва землю распахивали, ветер срывал верхний слой почвы и превращал прерию в пустыню, где вздымавшиеся пыльные смерчи застилали свет солнца. Но оставались фермеры и владельцы маленьких ранчо или уходили — Дикий Запад постепенно покорялся.

Многие из первопроходцев были честными, работящими людьми, которые хотели иметь свой дом на собственной земле. Таких Хопалонг уважал. А другие старались разбогатеть за счет чужого труда: украсть скот, собрать не ими выращенный урожай. Такие делились на два типа: отъявленные скотокрады, угонявшие чужих коров, враждовавшие со скотоводами и часто хватавшиеся за оружие; и другой тип — люди, которые прикрывали воровство благообразной внешностью и примерным поведением. В обществе они слыли честными и порядочными гражданами. Для таких ранчо «Наклонное Р» было лакомым кусочком.

После смерти Старого Быка Боба в долину потянулись те, кто хотел поживиться за счет ранчо «Наклонное Р». Первые попытки делались осторожно: воры хотели узнать, есть ли у медвежонка длинные острые когти старого медведя. И они быстро убедились, что нет. К тому времени, как здесь появился Хопалонг Кэссиди, грабеж уже шел вовсю — скот угоняли сотнями голов.

Некоторым из грабителей было известно имя Кэссиди. Правда, о его подвигах не писали в газетах, да это и не было нужно. Новости разносили бродяги, ковбои, кучера дилижансов, торговцы скотом — любой из огромной армии путешественников Запада. Рассказывали о смелости, решительности Хопалонга, о его умении пользоваться револьверами. Большинство историй брали начало на пастбищах Великих Равнин к востоку от Скалистых гор. Однако, как это часто случается, о его приключениях рассказывали уже западнее перевалов Вайоминга и к югу от Монтаны. Здесь же имя Хопалонга Кэссиди было известно пока немногим.

Некоторые бандиты уже сталкивались с ним. Именно они первыми решили уехать, узнав о появлении Кэссиди в здешних краях. Это должно было навести остальных на определенные размышления. Один из крутых парней, работавший на ранчо Горов «3 Джи», услышал новость за ужином.

— Хопалонг здесь? — спросил он недоверчивым, обеспокоенным тоном.

— Да, вроде так его зовут.

На Джона Гора это имя не произвело никакого впечатления. Он никогда не слышал ни о Кэссиди, ни о событиях на старом ранчо «Тире 20».

Ковбой встал.

— Босс, — тихо произнес он, — давай рассчитаемся. Я уезжаю.

— Бросаешь работу? — в изумлении спросил Гор.

Остальные удивленно уставились на ковбоя.

— В чем дело, Слим?

— В чем дело? — Слим так же удивленно смотрел на хозяина. — Послушай, Джон, я не трус, но и не дурак. Я знаю Хопалонга Кэссиди и не хочу с ним встречаться. Это же настоящий лесной волк. Вообщем, мне захотелось перебраться на юг, где побольше солнца.

— Черт возьми, сейчас же только весна. Подожди еще месяц-другой, и здесь будет сколько угодно солнца.

— Может и так. Но сейчас я дрожу от холода.

— А по-моему, — резко сказал Кон Гор, — ты дрожишь не от холода, а от страха.

Слим обернулся к нему.

— Да, это так, Кон. От страха. Но уж лучше я буду живой с сорока баксами в кармане, чем мертвый с четырьмястами. Можете оставаться здесь, но наступит день, когда все вы здорово пожалеете, что не уехали со мной.

В течение трех дней Хопалонг объезжал пастбища. Он* добрался до пустыни Блэк-Сэнд, которая на западе граничила с землями ранчо и преграждала путь скоту. Но особенно тщательно он изучил ландшафт долины Хэйстэк-Вэлли у далеких Голубых гор, заодно посмотрев, в каком состоянии выпасы. Весенние дожди шли обильно, и скот начал прибавлять в весе. За пастбищами хорошо ухаживали, родники и ручьи были вычищены, берега сухих русел укреплены, чтобы в сезоны дождей не разливалась вода и не смывала тонкий слой почвы. Молодой Боб Ронсон был умным и рачительным хозяином. Ранчо должно было бы в другие времена процветать.

Основная часть земель Ронсона — западные склоны Антелоуп-Маунтинс, однако через невысокий перевал легко можно было попасть на обширные восточные луга, где паслись многочисленные стада коров. Именно эти земли стали причиной раздора с Горами. Братья крали скот и постепенно занимали территорию, принадлежащую «Наклонному Р».

К югу пастбища простирались до расщелины Покер-Гэп и каньона Kay-Крик, а к западу — до пустыни Блэк-Сэнд. На юго-западе, как рассказал Френчи Рютерс, была деревушка Корн-Пэтч, — Кукурузная делянка, — где скрывались от закона беглые преступники. Иногда она пустовала, иногда нет.

— А сейчас? — спросил Хопалонг.

— Сейчас там полно народу, — хмуро ответил Френчи. — Слетелись словно воронье на падаль. Но братья Гор беспокоят меня больше, чем беглые преступники. Все трое крутые, как скалистый обрыв, подлые, как змеи, любят драку, как медведь малину, а уж скользкие, словно глиняный откос в дождливую погоду.

— Познакомимся, — решил Хопалонг. — Поговорим.

— Долго ждать не придется, — произнес сухо Френчи. — Вон они едут.

По склону холма неторопливо спустился Текс Миллиган.

— Это Уинди Гор с ковбоями.

Четверо всадников быстро приближались. Хопалонг пустил Топпера шагом навстречу гостям.

— Привет, — спокойно сказал он. — Как я понимаю, — вы — Уинди Гор?

Высокий худощавый мужчина с кислым выражением лица и тяжелым подбородком, не мигая уставился на Кэссиди.

— Правильно понимаешь. И ты находишься на земле ранчо «3 Джи».

Хопалонг улыбнулся.

— Насколько мне известно, «Наклонному Р» принадлежит территория вплоть до Голубых гор. Наше ранчо появилось здесь задолго до ранчо «3 Джи». Как вы это объясните?

— Никак! — громко рассмеялся Уинди Гор. — Старый Бык Ронсон пока был жив наезжал на соседей. Теперь его нет. Поэтому убирайтесь и никогда здесь не показывайтесь!

Хопалонг как ни в чем не бывало сидел в седле. Его холодные голубые глаза неторопливо изучали каждого всадника.

— Уинди, — спокойно начал он, — это земля Ронсонов, и она навсегда останется у них. К востоку от Голубых гор много свободных пастбищ. Если ты собираешься выращивать скот, советую поторопиться, пока их не заняли. Если вы хотите жить с нами в мире, мы поладим. Но если хотите войны — начинайте прямо сейчас.

— Что?

Уинди Гор был ошарашен, и ему Понадобилось время, чтобы осмыслить сказанное. В нем закипел было гнев, однако здравый смысл подсказал, что их шансы на победу не так уж велики. Говорят, с Кэссиди опасно связываться, а то, что Френчи и Текс не струсят, Гор и сам прекрасно знал. Хоть они и не слишком хорошие стрелки, но стоять будут до конца. Уинди отнюдь не дурак, чтобы продолжать игру с таким раскладом. Особенно, когда именно он является первой мишенью для всех трех ковбоев «Наклонного Р». Это наблюдение не прибавило ему уверенности.

— Ты слышал, что я сказал. — Хопалонг послал коня вперед, встав вплотную к лошади Гора. — Ты должен выбрать — мир или война. Вы, ребята, вели разговор о войне. Теперь решайтесь. Если хотите, можете начинать.

Слева, немного позади Уинди, сидел на коне угрюмый ковбой — лысоватый, с жестко выдвинутым подбородком и маленькими глазами над высокими скулами.

— Отдай его мне, Уинди, — проговорил он умоляюще. — Ну отдай...

Лысый не успел закончить фразу, потому что Хопалонг нанес ему кулаком жестокий удар по подбородку. Ковбой качнулся в седле, правая нога его выскочила из стремени, и Хопалонг, нагнувшись, схватил ее и резко дернул вверх. Застигнутый врасплох, лысый ковбой вылетел из седла и тяжело шмякнулся о землю. Хопалонг мгновенно соскочил с коня и, прежде чем противник успел подняться, схватил его левой рукой за шиворот, рванул вверх и сильно ударил правой.

Оглушенный ковбой потряс головой, затем с ворчанием вскочил на ноги. Хопалонг размахнувшись левой рукой рассек ему щеку до кости, а правой двинул в подбородок, и его противник ткнулся лицом в пыль.

Отступив, Хопалонг заметил, что винтовка Текса Миллигана лежит поперек седла, нацеленная на ковбоев «3 Джи».

— Вот так, Гор, — ровным голосом подытожил Кэссиди. — Твой человек получил то, на что нарывался.

— Тебе это даром не пройдет! — Уинди еле сдерживал ярость. Шансов на победу стало еще меньше, потому что упавший не шевелился. Даже если лысый ковбой и сумеет подняться, он наверняка не сможет принять участие в перестрелке.

— Передай братьям, что пастбищ хватит на всех. Просто не перегоняйте скот через Голубые горы и держитесь подальше от коров «Наклонного Р». Неприятностей мы не хотим, но мы к ним готовы.

Избитый ковбой наконец сел, тряся головой, пытаясь разогнать липкий туман перед глазами.

— В следующий раз, — он с бешенством взглянул на Кэссиди и прорычал, — мы поспорим на револьверах.

— К чему ждать? — резко повернулся к нему Хопалонг. — Револьвер у тебя есть. Если хочешь умереть, давай!

Несколько мгновений ковбой пристально смотрел на Кэссиди, он еле сдерживал желание схватиться за оружие. Хопалонг увидел в его глазах жажду убийства, но постепенно это выражение исчезло.

— Не сейчас, — решил ковбой. — Позже.

— Ладно, — холодно сказал Хопалонг и посмотрел на Уинди. — Если я увижу ковбоя с «3 Джи» на нашей земле вооруженного, с тавром и лассо, я отберу у него лошадь, и отправлю домой пешком.

— Что? — заревел Уинди. — Ах ты... — он запнулся, увидев лед в глазах Кэссиди.

— Ну, давай! — предложил Хопалонг. — Начинай! Потащишь седло на себе.

Когда четверка уехала, Текс Миллиган рассмеялся.

— Ну и ну! Видали лицо Уинди? Он чуть не лопнул от злости. В первый раз ему дали отпор, и точно могу сказать: ему это не понравилось!

Рютерс усмехнулся, однако беспокойство в его глазах не исчезло.

— Так им и надо, — согласился он. — Но теперь они выступят с оружием. У них больше ковбоев, чем у нас.

Они двинулись дальше, Хопалонг осматривал пастбища. Земля была сухой. Даже сейчас, весной, когда погода самая благоприятная, корма было мало — полынь вперемежку с пыреем и лишь местами росла хорошая трава. Склоны многих холмов основательно размыло, и это пастбище, пусть и обширное, сможет прокормить немного скота.

На сочной траве и полыни скот должен набрать вес прежде, чем наступит жаркое и засушливое лето.

Френчи наблюдал за Хопалонгом, сосредоточившем свое внимание на пастбище.

— Выглядит неважно, — согласился он, словно читая мысли Хопалонга, — но здесь есть хорошие кормовые травы и немало. К северу от основных пастбищ две долины прямо-таки заросли травой, которая отлично восстанавливается после выпаса. У Ронсона возникла по-моему, неплохая идея. Поздней весной, когда начнется сушь, перегнать скот через пустыню в район каньона Хай-Рок. Там в горах полно травы и воды. Он уже договорился с тамошним скотоводом по имени Гибсон.

— Я с ним знаком, — сказал Хопалонг. — Мы как-то вместе перегоняли стадо на продажу. Хорошо знал его зятя.

Некоторое время они ехали молча, а затем Хопалонг вдруг спросил:

— Есть здесь ребята, которым можно предложить работу? Стоящие ковбои, не боящиеся драки?

Текс Миллиган пожал плечами.

— Может, человека два в городе найдется. Коротышка Монтана лихой парень, когда разойдется. Жутко крутой. Однако работать на молодого Боба он не будет, уже два раза отказывался. Говорят, он однажды сцепился со стариком.

— Серьезно сцепился?

— Да нет, сказали друг другу пару ласковых. Если Коротышка захочет подраться или кого-нибудь достать, он ни перед чем не остановится. Они с Джессом Локком были приятелями. Только Коротышка, когда не работает, любит приложиться к бутылке.

— А когда работает?

— К спиртному не прикасается. Но парень довольно склочный, вечно нарывается на неприятности. В жизни не видел такого любителя подраться.

— Часто побеждает?

— По всякому бывает. Так на так. Похоже, ему наплевать на результат, Монтане нравится сама драка. Один хомбре в Юнионвилле избивал его три раза, и все же каждую субботу по вечерам Коротышка возвращался и снова его задирал. Кончилось тем, что тот просто уехал, лишь бы отвязаться от Коротышки.

Хопалонг тихо рассмеялся и подумал: «Может, и стоит поговорить с Монтаной?»

— Где он ошивается?

— В основном у Кейти Риган. Иногда в салуне «Невада».

Их внимание привлекла тонкая струйка дыма, и они двинулись в том направлении.

У костра сидел Малыш Ньютон, худой, неуклюжий паренек с широкой улыбкой. Рядом с ним лежала винтовка, на поясе висела кобура с револьвером.

— Привет, — сказал он. — Усаживайтесь. У меня есть кофе, скоро будет готова еда. — Он глянул на Хопалонга. — Видел, все что происходило там, внизу. Я был рядом.

Кэссиди взглянул на паренька с интересом.

— Рядом? Где?

— За скалой, ярдах в трехстах. Навел мушку точнехонько на Уинди Гора.

Френчи Рютерс кивнул головой в сторону парня.

— Малыш хорошо стреляет из винтовки. Я видел, как он с трехсот ярдов уложил быстро бежавшую антилопу, попал прямо в голову.

— А-а-а, чепуха! — смущенно отмахнулся Ньютон. — Я стреляю всю жизнь, с пеленок.

Миллиган налил кофе в жестяную кружку и протянул ее Хопалонгу.

— Осторожней с этой бурдой, — предупредил он. — Мы как-то сцедили жидкость, а гущу отдали на анализ. Оказалось, что в ней сорок процентов кофе, сорок процентов щелочи, десять процентов разных примесей и десять процентов золота. У нас, — с серьезным видом продолжал он, — всегда промывают гущу. Многие ковбои сколотили себе на этом целые состояния.

Френчи фыркнул.

— Не обращай внимание на Текса, — предупредил он, — от всех его баек может разболеться голова.

Миллиган презрительно оскалился.

— Байки? Слушай, Хопалонг! — воскликнул он. — Этот хомбре не верит даже тому, что на ранчо «Икс Ай Ти» есть проволочная изгородь длиной в сто миль! Но я-то знаю! Я сам помогал ее ставить! Вначале размотали три барабана проволоки на сто миль. Все одним куском. Потом к каждому концу привязали по упряжке быков и туго натянули. Мы ориентировались но дымовым сигналам и так здорово растянули проволоку, что столбы под нее поставили только через четыре года. Вообще-то, не думаю, что они очень уж были нужны, но боссу показалось, что изгородь будет смотреться лучше, если кроме угловых столбов поставить еще несколько.

— Пей кофе, — с досадой сказал Рютерс, — и не болтай!

Хопалонг усмехнулся, попробовал кофе и поморщился. Он не знал, имелось ли в кофе золото, но щелочной пыли было предостаточно. Он покачал головой. Если бы весь песок и всю пыль, выпитые им вместе с кофе, высыпать в одном месте, получилось бы приличное ранчо.

Рютерс повернулся к Кэссиди.

— Слушай, Хопалонг, — обратился он, — я проработал с этим клоуном уже года два. Поставь меня в пару с Малышом или еще кем-нибудь, а то ведь можно и запить с горя от его россказней.

— А знаете, — неожиданно оторвал взгляд от костра Ньютон, — я слышал, что этот парень Джекс застолбил участок на горе Призраков к востоку от Корн-Пэтч!

— Джекс? — нахмурил брови Рютерс. — Я не знал, что он старатель.

— Гора Призраков? — спросил Хопалонг, глядя на Малыша Ньютона. — Почему Призраков?

— Говорят, они там водятся. На той горе был поселок старателей Стар-Сити. К 1868 году его покинули и какие-то два парня упали в шахту и умерли от голода, прежде чем их нашли. Вот люди вроде бы и встречают их призраки. А по-моему, всю эту историю выдумали в Корн-Пэтч.

— Я слышал, это бандитская деревушка, — сказал Кэссиди.

Френчи Рютерс согласно кивнул.

— Была, есть и будет. Убежище для преступников Покера Харриса, там нечто вроде магазина, салуна и игорного дома. Он и сам не подарок: вооружен обрезом и, говорят, здорово из него стреляет. В Корн-Пэтч в прежние времена ошивалось меньше десятка бандитов, а сейчас там обитает человек двадцать, и все — отъявленные головорезы.

— Там Левша Хейл, — вставил Миллиган, — из Биг-Бенда.

— Я его знаю, — сказал Хопалонг. — Хейл из шайки, что хозяйничала в районе Тэлли-Маунтинс.

Глаза Текса Миллигана заблестели.

— Ты бывал в тех краях? Я родился недалеко от Шефтера, в местечке Берн-Кэмп.

— Места знакомые, — улыбнулся Хопалонг. — Это рядом с каньоном Фресно.

— Точно, — обрадовался Миллиган. — Кто бы мог подумать?

Хопалонг выплеснул остаток кофе из чашки и встал.

— Пора закругляться. Ты здесь в дозоре, Малыш?

— Да. — Юноша посмотрел на ковбоев, которые подтягивали подпруги. — Слушай, Хопалонг, — вдруг сказал он, — может, мне и не стоит тебе об этом говорить, но, наверное, надо. Я хотел сказать боссу, но боюсь, что не правильно поймет меня. Мисс Ленни встречается с одним человеком в каньоне Махуба.

— Ну, — заметил Хопалонг, — по-моему, это ее дело. Мы только пасем коров, Малыш.

— Да, — юноша покраснел. — Но этот хомбре, ну, он настоящий головорез, если тебя интересует мое мнение. Это тот самый Кларри Джекс!

Хопалонг Кэссиди вспомнил симпатичного, веселого парня в ресторане Кейти Риган и понял чувства Малыша. Может, Кларри Джекс и неплохой человек, хотя вряд ли.

— Я... я слыхал разговоры на ранчо, — нерешительно добавил Ньютон. — Босс вообще не хочет его видеть, так недавно и сказал ему в лицо, и выгнал с ранчо. Джекс засмеялся, потом ушел.

Хопалонг кивнул.

— Я подумаю над этим, Малыш, но держи язык за зубами.

Отходя от костра, Хопалонг решил, что это не его дело. Ньютон, скорее всего, без ума от Ленни Ронсон, и его можно понять, но отношения Ленни и Кларри Джекса не должны их касаться.

Френчи с Тексом уже сидели верхом, и Хопалонг вспрыгнул в седло. Когда они проехали мили две, он спросил ковбоев:

— Что из себя представляет Джекс? Вы что-нибудь знаете о нем?

— Дрянь человек, — спокойно ответил Рютерс. — В прошлом году убил человека в Юнионвилле... нарочно затеял ссору. Еще о трех убийствах я знаю точно и о двух догадываюсь. И его напарник, Дад Лимен, такой же подлый.

Гуртовка начнется через несколько дней, и им предстояло еще немало работы. Неприятности могут начаться, когда они станут собирать скот. Ведь сразу станет видно, сколько скота угнали из «Наклонного Р» и сколько соответственно появилось коров на других ранчо. Да, скорее всего стычка произойдет при гуртовке, тогда события начнут разворачиваться быстро.

К ним необходимо подготовиться, стало быть, надо поехать в город и поговорить с Коротышкой Монтаной. Хопалонг уже понял: Монтана — стреляный воробей, а такие им сейчас нужны. Еще один боец в команде «Наклонного Р» увеличивал шансы на победу в предстоящей войне. Каждый в этих краях знал: с Монтаной лучше не связываться. Френчи и Миллиган были надежными парнями. Каковы остальные, Хопалонгу предстояло узнать.

Война фактически началась, когда Кэссиди дал отпор Уинди Гору и проучил его ковбоя. По крайней мере, теперь всем было известно, что «Наклонное Р» — не жирная овца на сочном пастбище — приходи и бери голыми руками. Это не останови г самых наглых, однако воровство на некоторое время прекратится, а после гуртовки и клеймения угонять скот станет сложнее.

Какую роль во всех этих событиях играл Кларри Джекс, Кэссиди не знал и не хотел знать. Он не имел привычки вмешиваться в дела, которые его не касались.

Мысли Хопалонга вернулись к ограблению дилижанса, убийству Джесса Локка и Сима Такера.

Такер был опасным ганфайтером. Куда он направлялся? Кто убил его? Чтобы вызвать Такера на поединок, нужно обладать смелостью. Такого человека вычислить нетрудно. Убийца самоуверен. И чрезвычайно хладнокровен, поскольку, скорее всего, он же застрелил и Джесса Локка.

На обратной дороге, Френчи с Тексом поехали к дому, а Хопалонг задержался на вершине холма, скатал самокрутку и стал обдумывать ситуацию, которая была слишком сложной и запутанной. Братья Горы, бандиты из Корн-Пэтч, Кларри Джекс, ограбление дилижанса и убийство Джесса Локка.

Может, эти события связаны между собой. Вряд ли, но не исключено. Во многих западных городках водились такие типы, как Джекс. Они обходились малым, праздно проводили время, поигрывая в покер, избегали всяческой работы, иногда воровали скот. А Джекс был самоуверен и строил из себя ганфайтера. Он хладнокровен. Не Джекс ли убил Такера и Локка?

— Так глубоко задуматься можно только над очень серьезными проблемами.

Хопалонг обернулся и увидел высокую, стройную, очень красивую девушку, полную очарования.

— Верно, — признался Хопалонг. — Вы ведь Айрин Ронсон?

— Да. Вы думали о ранчо? Я часто приезжаю сюда и смотрю на дом, знаю, что буду скучать по нему, когда уеду.

— Вы уезжаете?

— Недалеко, в город. Я выхожу замуж за доктора Марша.

— Ему повезло.

— Иногда я чувствую себя предательницей. — Она посмотрела на окружавшие дом холмы. — Я очень боюсь, что с ранчо может что-нибудь случиться.

— Мы спасем его, — тихо сказал Хопалонг. — Ваш брат — слишком хороший человек, чтобы потерять свои земли и дом.

Затем он рассказал ей обо всех событиях дня, опустив лишь то, что узнал о встречах Ленни с Кларри Джексом. Айрин внимательно слушала и время от времени кивала.

— Мы давно ждем от Горов беды, — сказала она. — Ленни хотела послать к ним Кларри, и тот согласился, но Боб и слушать об этом не захотел.

Хопалонг счел такое решение мудрым, но промолчал.

— Вы приобрели еще одного врага, — тихо произнесла Айрин. — Мне очень неприятно, но это моя сестра. Ленни хорошая девушка, я ее очень люблю. Но она страшно разозлилась, узнав, что Боб нанял вас. Она очень упряма и убеждена, что управлять ранчо должен Кларри Джекс.

— Но я же не управляющий, — сказал Хопалонг. — Я только помощник... по военным вопросам, — добавил он.

— Я знаю, что Леоноре это совсем не нравится. Мы с Бобом обычно сходимся во мнениях, а Ленни... ну, у нее своя точка зрения.

Позади послышался стук копыт, и они обернулись. Верхом на лошади сидела Ленни Ронсон и смотрела на них. Волосы ее горели в лучах заходящего солнца. Лицо было неподвижным, взгляд холодным.

— Совершенно верно, Айрин, у меня своя точка зрения, — нельзя было нанимать Хопалонга Кэссиди! — Глаза Ленни стали ледяными, когда она посмотрела на него. — Вы знаете, что о вас говорят? Что вы убили Джесса Локка! Что вы ограбили дилижанс! Что вы убили Такера! — она на секунду замолчала. — Да, так говорят, и Бен Локк знает об этом. Он в городе и ищет вас! Он убьет вас! А я... — глаза ее сверкнули, — буду только рада!

Глава 4

Коротышка нарывается на неприятности

Хопалонг спрыгнул с лошади, ослабил подпругу и осмотрел улицу. Салун «Невада» сиял огнями. Время ужина у Кейти прошло, и в салунах кипела жизнь. Прохладный ветер с гор прогнал с улицы бездельников, и Кэссиди заметил лишь одинокую фигуру, прислонившуюся к опоре навеса у закрытой седельной мастерской. Человек был в шахтерских ботинках и потрепанной шляпе.

Хопалонг отряхнул пыль с одежды и вспомнил обвинения Ленни Ронсон. С того утра, как он приехал на ранчо, девушка изменилась. Не потому ли, что Хопалонг стал правой рукой ее брата? Или Кларри Джекс настроил Ленни против него при встрече в каньоне Махуба?

Последнее предположение казалось более вероятным. Ведь девушка знала все городские сплетни и откровенно выложила их.

Хопалонг горько поморщился. Неужели действительно ходят такие слухи? Надо бы разузнать у Кейти.

Говорят, его ищет Бен Локк. Неужели Локк и вправду грозился убить его? Или это выдумки Ленни? А может, Джекс предупреждает его через Ленни? Бен Локк был родом из мест, где до сих пор действуют законы кровной мести. Возможно, он вначале будет стрелять, а потом задавать вопросы! Хопалонг перешел улицу и, толкнув дверь, вошел в ресторан Кейти.

Посетителей не было. Девушка, увидев его, улыбнулась ему.

— Кейти, Бен Локк в городе? — быстро спросил Кэссиди.

Лицо девушки тут же стало серьезным.

— Да, мистер Кэссиди, и он хочет увидеться с вами.

— Как выглядит этот хомбре?

Кейти Риган ответила не сразу.

— Он такой... Ему около тридцати, красивый, но красота какая-то грубая, и он почти не улыбается. Джесс боготворил брата и много рассказывал о нем. Прежде они жили в Миссури. Их отец и дядя погибли в клановой междоусобице, но Бен отомстил всем врагам. Братья вместе приехали на Запад. Бен много работает и, по-моему, очень честный. И любил Джесса.

Хопалонг задумчиво покачал головой.

— Дайте мне еще кофе, — попросил он, затем добавил: — и пирог.

Вдруг отворилась дверь, и вошли Пони Харпер и Кларри Джекс. Оба улыбнулись и кивнули.

— Здорово, Хопалонг, — поприветствовал Харпер. — Весь город знает, что ты здесь! Похоже, это самая интересная новость за последние несколько месяцев.

— Интереснее, чем ограбления? — сухо спросил Кэссиди.

Харпер пожал плечами.

— К ограблениям уже привыкли. — Он с любопытством посмотрел на Хопалонга. — Между прочим, в городе сегодня были выборы, и теперь я — мэр. Поговаривают о том, что надо бы назначить шерифа. Мне сдается, ты самая подходящая кандидатура. Что скажешь?

— У меня уже есть работа. — Хопалонг, улыбаясь, покачал головой. — Все равно спасибо.

— Но на этой будут платить в два раза больше! — воскликнул Харпер. — Мы предлагаем сто пятьдесят в месяц плюс шериф с мировым судьей делят штрафы. — Он подмигнул. — Получится приличная сумма, особенно для такого крутого городка, как наш.

— У меня есть работа, — повторил Хопалонг. — К тому же я ковбой, а не страж порядка.

— Жаль. — Казалось, Харпера задел отказ. — Мы могли бы с тобой поладить.

Хопалонг попробовал кофе и улыбнулся Кейти.

— Мэм, — сказал он, — я искренне надеюсь, что какой-нибудь ковбой не уведет вас под венец, пока я здесь! Это самый вкусный кофе, который мне довелось попробовать с тех пор, как я уехал из Техаса.

Снова открылась дверь, и в комнату вошел еще один посетитель — небольшого роста, широкогрудный, с голубыми глазами, крепким подбородком и сломанным носом. Несмотря на спиртное, которое он принял судя по всему в изрядном количестве, взгляд его оставался ясным. У него были крепкие руки, на бедрах — две кобуры с револьверами.

— Коротышка, — голос Кейти звучал строго, — ты опять напился!

Мужчина широко и нахально усмехнулся.

— Нет... пока! Я хожу так же как обычно, и разговариваю нормально. Но только чую что-то странное, что-то о-о-чень смешное! — Коротышка Монтана уставился на Харпера и Джекса. — Точно! Я чую подлого хорька! — он с показным изумлением оглянулся. — А где другой подлый хорек?

Лицо Пони Харпера окаменело, губы сжались. В глазах Кларри Джекса заплясали злые огоньки. Кэссиди догадался, почему Джекс колеблется. Монтану в городе любили, и его убийство могло привести к самым неожиданным последствиям. Харперу и вовсе не хотелось связываться с Коротышкой. Сцена была любопытная и поучительная. Хопалонг с интересом наблюдал, попивая кофе. Монтана не боялся эту парочку. Он не раздумывая задирал их, явно нарываясь на драку. А этого его противники как раз и не хотели.

Коротышка положил большие руки на стол.

— Я спросил, где другой подлый хорек?

— Коротышка! — резко сказала Кейти. — Пей кофе, пока он не остыл.

Пьяный Монтана секунду помедлил, не отрывая взгляда от не понравившейся ему парочки, затем плюхнулся в кресло.

— Женщины! Женщины! — бормотал он, качая головой. — Не могут оставить человека в покое! Дошло до того, что нельзя затеять честную, приличную драку! Обязательно вмешается женщина. Нельзя даже поговорить с парой подлых хорьков!

Мягко хлопнула дверь — Харпер и Джекс тихо вышли. Хопалонг услышал, как эти двое переговариваются снаружи, ему показалось, что в голосах звучала досада. Он усмехнулся и в то же время пожалел, что не слышал их разговора. Это обсуждение могло оказаться интересным. Вряд ли Харпер хотел назначить его городским шерифом. На самом деле Харперу или кому-то еще понадобилось убрать его с «Наклонного Р». Но кому? И зачем?

Кэссиди принялся за пирог и, подняв глаза, увидел, что Монтана смотрит на него. Хопалонг покончил с пирогом, вновь наполнил чашку, приветливо и дружелюбно взглянул на Коротышку.

Тот пристально смотрел на Кэссиди.

Хопалонг спокойно сказал:

— Ронсон нанял меня segundo. Чтобы улаживать неприятности.

— Ему и нужен такой, — сухо отозвался Коротышка, и весь его хмель удивительным образом улетучился.

— Точно, — согласился Кэссиди. — Похоже, братья Горы захватили у Ронсонов много земли.

— Братья Горы, — вставил Коротышка, — для этого достаточно сильны.

— Сегодня я встретил одного из них, — продолжал Хопалонг, — Уинди. Поговорили. Как зовут лысого ковбоя, который у него работает?

— Хэнк Баучер.

— Он искал приключений и нашел их, — как бы между прочим сообщил Кэссиди. — Я посоветовал ему сменить климат на более благоприятный.

Коротышка Монтана недоверчиво посмотрел на Хопалонга.

— Баучер — тертый калач, насквозь просоленный мужик.

— Теперь он стал пресным, — заметил Хопалонг. — А Уинди заимел на меня зуб. Я клоню к тому, что мне будут нужны люди. Несколько человек, умеющих драться. Говорят, ты любишь хорошую потасовку и, по-моему, подойдешь для этой работы. Ну так как?

Монтана некоторое время в нерешительности молчал, потом медленно покачал головой.

— Я как-то поцапался со стариком Ронсоном, который раньше верховодил в наших краях, и поклялся, что никогда не буду работать на его ранчо.

— Всегда можно передумать, — сказал Хопалонг. — Молодой Боб Ронсон понимает, что он не боец, однако тоже не против драки. Мне он нравится. А дракой буду заправлять я, и ты бы мне пригодился.

Монтана молча пил кофе. Наконец он спросил:

— Джо Хартли все еще работает? И Дэн Дьюсарк?

— Да.

— Тогда на меня не рассчитывай.

— Они тебе не нравятся?

Коротышка поднялся.

— Про Хартли я ничего не знаю. Но иногда удивляюсь, почему Дьюсарк по субботам не приезжает в город, как все нормальные люди. И спрашиваю себя, а куда же он тогда ездит?

Хопалонг с любопытством изучал Монтану. Этот человек ему нужен, в переделке он будет стоить десятерых. В этом Хопалонг убедился сам.

— Ну и куда?

— Да просто ездит. Далеко. А теперь ты спросишь, зачем? Вот когда узнаешь куда и зачем, тогда поймешь, почему он со многими не ладит.

Коротышка Монтана вышел и прикрыл за собой дверь. Хопалонг задумался и закурил, а затем сказал:

— Хороший парень. Мне бы хотелось его заполучить.

— Получите, — голос Кейти звучал уверенно. — Предоставьте это мне... и самому Коротышке. Он не сможет остаться в стороне от драки, и я знаю, что именно в эту ему ужасно хочется ввязаться. К тому же, — она оценивающе поглядела на Хопалонга, — вы ему понравились.

— Я? — удивленно оглянулся Хопалонг.

— Вы. Я хорошо знаю Коротышку. Он во что бы то ни стало постарается разузнать, что произошло между вами и Уинди Гором, и если услышанное ему придется по душе, он завтра же явится в «Наклонное Р» наниматься на работу. Когда он придет — а я ставлю яблочный пирог против доллара, что так и будет, — примите все как должное и не задавайте лишних вопросов.

Хопалонг вышел на улицу и внимательно осмотрелся. Человек, стоявший у седельной мастерской, теперь стоял напротив и чуть дальше, привалившись спиной к стене дома.

Хопалонг помедлил, потом повернулся и неторопливо зашагал. Он не оглядывался, однако точно знал, что незнакомец идет за ним. Если бы преследователь хотел выстрелить, он бы сделал это сразу. Видимо парень желает поговорить, или будет стрелять, когда Хопалонг покинет улицу, чтобы незаметно смыться после убийства.

Учитывая это, Хопалонг спрятался в тень и продолжал размышлять. Кому выгодна его смерть? Возможны три варианта: один из людей Гора, один из грабителей, опасавшийся, что Хопалонг может знать лишнее, или один из скотокрадов, которому нужно вывести Кэссиди из игры. Любая из трех догадок могла оказаться правильной, однако Хопалонгу не нужны были догадки. Он хотел знать наверняка.

На углу улицы Хопалонг замедлил шаг и глубоко вдохнул вечерний воздух, чувствуя себя легко и раскованно. На него накатывала знакомая волна бесшабашности, с которой он безуспешно пытался бороться. Он терпеть не мог, когда на него давили, и умом понимал, что в некоторых ситуациях лучше отступить, не рисковать, но ничего не мог с собой поделать. Кэссиди предпочитал сразу брать быка за рога, сейчас самое время.

Обстановка в окрестностях Семи Сосен была очень напряженная, он это знал. Любой пустяк мог вызвать взрыв. Но скорее всего большинство скотокрадов будут выжидать, когда Горы начнут войну с командой «Наклонного Р».

Хопалонг еще раз оглянулся и пошел дальше. Сойдя с дощатого тротуара, он быстро свернул в темный переулок, пробежал несколько шагов, остановился и прислушался. Сзади донесся стук шагов по деревянному тротуару, потом все стихло. Кэссиди представил, как его преследователь топчется на месте, не зная, что предпримет Хопалонг.

В переулке послышались шаги, значит, незнакомец направляется к нему. Хопалонг сообразил, что кто бы это ни был, он не прячется, идет открыто. Когда человек подошел почти вплотную, Кэссиди заговорил:

— Ну ладно, приятель, что-нибудь потерял или, наоборот, ищешь?

— Кэссиди?

— Точно. — Хопалонг неслышно сделал шаг влево, приготовившись в любую секунду выхватить револьверы.

— Необходимо поговорить. Мирно, но нельзя, чтобы нас видели вместе.

— Иди вперед.

Человек двинулся дальше по переулку, и Кэссиди пошел следом, держась поближе к стенам домов. Вскоре они оказались на окраине города. Человек повернулся лицом к Хопалонгу, развел руки, показывая, что не собирается стрелять.

— Хочу поговорить, — повторил он. — Я не свожу счеты ни с кем из команды ранчо «Тире 20».

Хопалонг подумал, что человек либо знает это клеймо по давним делам, либо слышал о нем раньше.

— Я пришел предупредить, — продолжал незнакомец. — Тебе готовят западню, так что будь осторожен.

— С какой стати ты меня предупреждаешь? Кто ты?

— Карп... из Батта.

— Карп? — имя показалось знакомым, но Кэссиди не мог вспомнить этого человека.

— Ты с ковбоями из «Тире 20» очистил окрестности Батта от скотокрадов после того, как Невада со своими людьми подстрелил Джонни Нельсона, помнишь? Ну так я был одним из этих людей.

— Припоминаю. Ты один из тех, кто стал на сторону Текса Эвалта, когда его прижали к стенке, и он пообещал, что вас простят.

— Точно. Больше того, он свое обещание выполнил, а ты замолвил словечко на суде, поэтому на меня не накинули петлю. Выходит, я твой должник. Понимаешь, несколько дней назад я был в Корн-Пэтч и услышал один разговор: тебе вроде бы готовят засаду, чтобы убить. Я могу быть кем угодно, но не подлым убийцей, который стреляет в спину. И не буду стоять и смотреть, как стая койотов убивает порядочного парня, не дав ему шанса защищаться.

— Спасибо, Карп. Ты честно поступил, и я этого не забуду.

Кэссиди хотелось расспросить об ограблении дилижанса и о скотокрадах, однако он понимал, что это бесполезно. Карп предупредил его только потому, что Кэссиди в прошлом спас его от петли, а еще потому, что Карп человек мужественный и никогда не пойдет на хладнокровное убийство. Но предавать друзей, выдавая их планы, он не будет. Когда Карп решит, что пришло время заговорить, тогда и скажет.

— Как они хотят подготовить убийство? Ты знаешь?

— Не полностью. Знаю только, что тебе передадут, мол, один из твоих парней ранен, а сами будут ждать в засаде около каньона Роузбад. Их человек семь-восемь, они собираются нашпиговать тебя свинцом, потому что ты мешаешь скотокрадам.

— Спасибо, Карп. — Хопалонг в нерешительности замолчал. — А как ты?

Карп сухо рассмеялся.

— Я? Я отсюда сматываюсь. Не буду скрывать, я тоже время от времени зарабатывал продажей чужих коров, но когда услыхал о твоем появлении в этих краях, то понял: игра закончилась. На рассвете подамся в Монтану.

Кэссиди хотел выйти на улицу, когда по ней проскакала плотная группа всадников. Он снова растворился в темноте переулка и прижавшись спиной к стене наблюдал за верховыми. Их было пятеро, двое ему знакомы: Хэнк Баучер и Уинди Гор.

На противоположной стороне улицы мелькнула чья-то тень. Хопалонг долго и напряженно всматривался, прежде чем разглядел Монтану. Коротышка последовал за ковбоями Горов в салун «Высокая проба». Хопалонг секунду колебался, потом перешел улицу и направился к задней двери салуна.

«Высокая проба» не только салун. Это и главная гостиница города.

В двухэтажном каркасном доме размещался бар с несколькими игорными столами, а в глубине бара лестница вела на узкий балкон, по всей длине которого располагались зашторенные кабинки. По балкону можно было пройти к маленьким комнатушкам, числом около тридцати, в каждой из которых стояла деревянная кровать.

Вход на первый этаж, и лестница на второй были и со двора дома.

Кэссиди поднялся по черной лестнице и на цыпочках прошел по коридору к балкону. Ему удалось, не привлекая внимания, прокрасться в первую кабину. Там он чуть раздвинул занавески так, чтобы в щелку наблюдать за всем баром, оставаясь при этом незамеченным.

Горы выстроились вдоль стойки бара. Высокий, с узкими скулами — Уинди. Плотный, с мощными плечами и широкой грудью, густыми рыжеватыми усами и маленькими жесткими глазами — Джон. Кон был тоже мощного телосложения, но не такой громоздкий, как брат, — мускулистый, с квадратными плечами, чисто выбритый, со злобным выражением лица. Братья выглядели жесткими и решительными, каждый вооружен двумя револьверами.

Хопалонг больше никого не узнал, кроме Хэнка Баучера с опухшим, разбитым лицом. Коротышка уже был в салуне и медленно шел мимо братьев. Поравнявшись с Баучером, он остановился и с нескрываемым вниманием начал рассматривать его синяки. Баучер, злясь, повернулся и требовательно спросил:

— Чего тебе надо?

— Ничего. — Коротышка засунул большие пальцы за пояс, тон его был нарочито серьезным. — Просто интересуюсь.

— Чем? — насторожился Баучер.

Коротышка невинно улыбнулся.

— Интересуюсь, какое это животное могло наступить человеку на лицо, и так его изуродовать. Если бы тебя протащила лошадь, тогда царапин и ссадин было бы побольше.

— Заткнись! — яростно зарычал Баучер. — Не лезь не в свое дело!

— Вот это ты правильно сказал, — участливо согласился Коротышка, — не мое это дело. С другой стороны, неужто нельзя человеку проявить дружеское внимание? Разве можно обвинить меня в любопытстве? Я, кстати, видел одного парня в Тумстоуне с таким лицом, но того лягнул мул. Да и глаз тебе здорово подбили. Вот сюда вполне мог лягнуть мул, это точно. А уж рот, — ты посмотри, губы все распухли, еле раскрываются — не думаю, чтобы...

— Заткнись! — Баучер двинулся к Монтане. — Заткнись, или я сам заткну тебе пасть!

Коротышка в притворном испуге отшатнулся.

— Эй! В чем дело? Я же не по злобе, Баучер. Просто интересуюсь, что с тобой случилось.

— Ты достаточно поинтересовался, — отозвался Пони Харпер из глубины бара. — Нам здесь не нужны ссоры, Монтана. Я этого не потерплю!

— А, брось ты, Пони, — ухмыляясь, возразил Коротышка. — Я просто пошутил, вот и все! Зашел попрощаться с ребятами из «3 Джи», поскольку они покидают наши края.

Разговоры стихли, все прислушались к Монтане.

— Покидают? — Харпер уставился на Горов. — Вы чего, ребята, уезжаете?

— Нет! — взорвался изумленный и рассерженный Джон Гор. — С чего это ты взял, Коротышка?

— Да я слыхал, что Хопалонг Кэссиди нанялся segundo на «Наклонное Р» и будет улаживать всяческие неприятности. Вот и подумал, что вы смотаетесь отсюда в самое ближайшее время. Я и представить не могу, — серьезно сказал он, — какими нужно быть идиотами, чтобы ввязаться с ним в драку.

— Черт бы тебя побрал! — Джон Гор грохнул стаканом о стойку. — Если мы и уедем из-за какого-то паршивого ганфайтера, о котором слишком много болтают, то ты, Коротышка, узнаешь об этом первым. Мы останемся и, можешь мне поверить, останемся надолго, и наплевать нам на твоего Хопалонга Кэссиди.

Коротышка согласно кивнул, и приказал бармену:

— Поставь-ка им по стакану, Слим. — Всем парням с «3 Джи» — выпивка за мой счет! — Он бросил на стойку золотую монету, подождал, пока бармен наполнит стаканы, а потом поднял свой. — Пью за команду «3 Джи»! За парней, достаточно смелых, чтобы стоять до последнего и умереть не в постели!

Гневное проклятие сорвалось с губ Уинди Гора.

— Думаешь, это смешно, Монтана? — Он свирепо смотрел на Коротышку. — У меня есть желание прямо сейчас разобрать тебя на части и посмотреть, из чего ты сделан!

— И не пытайся, Уинди! — предупредил Монтана, его голос неожиданно прозвучал по-настоящему искренне. — У тебя не хватит пороху. Кроме того, — усмехнулся он, — мистеру Харперу это не понравится. Он сильно расстроится, когда пол запачкают кровью.

Джон Гор был не глуп и достаточно хитер. Он сообразил: сказанная в такой момент фраза надолго запечатлеется в памяти присутствующих, а общественным мнением пренебрегать не следует.

— Мы не ищем неприятностей, — сказал он, тщательно подбирая слова. — Мы действительно пасем скот на пастбищах, брошенных хозяевами «Наклонного Р», и я не вижу в этом ничего плохого. Ведь земля между хребтом Антелоуп-Маунтинс и Голубыми горами пока свободна.

Тор лгал, он знал, что очень немногие проезжали по тем землям после смерти Старого Быка Боба Ронсона. Никто не мог его опровергнуть. Джон давно все спланировал, и хотя появление Кэссиди могло осложнить выполнение задуманного, сорвать планы Горов ему не под силу. Джон хочет получить «Наклонное Р», и он его получит. Властный и отнюдь не глупый, он был готов применить силу, но не бездумно и безрассудно, как это сделали бы Уинди и Кон. Джон быстро добьется своего.

— Владелец ранчо может заявить права на свободные пастбища, — продолжал он, — только если держит там скот.

Хопалонг незаметно вышел из кабинки и спустился вниз. Внимание всех присутствующих занимал спор между Монтаной и Горами. Теперь же все увидели Кэссиди.

— Ты ошибаешься, — спокойно произнес он. — Владельцы «Наклонного Р» не бросали пастбищ. Там пасется и будет пастись наш скот. Более того, вам было приказано отогнать своих коров за Голубые горы. Сейчас я повторяю приказ.

На мгновение воцарилась тишина. Джон Гор кипел от бешенства. Он лучше других Понимал, что Кэссиди обратил его собственное оружие против него же. Теперь любое насильственное действие поставят им в вину. Джон с горечью подошел к стойке. Затем, почувствовав на себе чей-то взгляд, повернулся и встретился глазами с Пони Харпером. Тот еле заметно указал рукой на комнату, служившую конторой гостиницы, и слегка нахмурился.

Они с Харпером были едва знакомы. Ему никогда не нравился этот человек. И сейчас не было никаких причин сходиться с ним ближе. Однако приглашение Харпера его заинтересовало. Через пару секунд Джон встал и направился к конторе. Хопалонг заметил жест Харпера. Что за ним скрывалось, он не знал, но догадывался: ничего хорошего.

К Хопалонгу подошел довольный Коротышка Монтана.

— Кажется, ты все же заполучил нового ковбоя, Кэссиди. — Не против, если я приеду утром?

— Ведь знаешь, что не против! — воскликнул Хопалонг.

— Ты, конечно, сам знаешь, — сказал Монтана, — что говорил на публику, как и Джон? В этой долине не будет мира, пока здесь живут Горы! Их ранчо надо стереть с лица земли, да и другие, владельцев которых я могу назвать поименно!

— По-моему, ты прав. — Хопалонг задумчиво смотрел на Монтану. — Наверное, мне придется кое-куда съездить.

Коротышка нерешительно заговорил:

— Слушай, Хопалонг, ведь ты не требуешь от меня никаких обязательств, я имею в виду Дьюсарка? Не лежит у меня душа к этому хомбре.

— Не требую, — согласился Хопалонг. — Только будь с ним помягче. Не задевай ни его, ни Хартли.

Кэссиди направился к выходу, и Монтана последовал за ним.

— Если утром не появлюсь, скажи Бобу Ронсону, что я тебя нанял, и приступай к работе. Ты знаешь, что надо делать на коровьем ранчо.

— Куда ты собрался? — требовательно спросил Монтана.

Хопалонг заколебался.

— В Корн-Пэтч. Надо поглядеть, что там творится.

Монтана покачал головой.

— Осторожней, Хопалонг. Та банда хуже отравы. И не доверяй Покеру Харрису, не доверяй ни на грош. Для него убить человека — что муху прихлопнуть.

Глава 5

Лишние тузы

Покер Харрис столько лет верховодил в Корн-Пэтч, что даже местные старожилы забыли, когда он здесь появился. Никто не знал его прошлого, однако все сходились на том, что жестокое искусство убийства, нанесения увечий и разнообразных способов грабежа он изучил в совершенстве.

Покер Харрис имел шесть футов четыре дюйма роста, 260 фунтов веса — кости и мышцы и совсем немного жирка. Тяжелый подбородок и отвисшие щеки он почти никогда не брил, глаза прикрывали толстые опухшие веки без ресниц. Мощные руки поросли рыжеватыми волосами. Он уже лысел, но недостаток растительности на голове возмещался обилием ее на груди.

Как правило, Покер Харрис носил шестизарядник, заткнутый за веревку, служившую поясом, но все-таки любимым его оружием, с которым он никогда не расставался, был ружейный обрез с приделанной револьверной рукояткой. Этим обрезом он терроризировал окружающих. Всякий постарается избежать выстрела картечью с близкого расстояния.

Лет пятьдесят назад, когда старателей в этих краях было еще очень мало, один бродяга-шахтер нашел здесь родник и ровный участок земли, засеянный кукурузой. Очевидно, кто-то посадил кукурузу, некоторое время ухаживал за ней, а затем переехал или попросту сгинул в диких, нехоженых местах.

Место шахтеру понравилось. Он построил хижину, намыл золота в протекающем поблизости ручье, пригнал пару коров, отставших от каравана переселенцев, и зажил в свое удовольствие. Приходили другие старатели, строили хижины, потом бросали их и перебирались на новые места. Позже, в короткий период золотой лихорадки, здесь наскоро сколотили салун и барак, названный отелем. Временные владельцы хибар не задерживались в поселке надолго, никаких прав при этом не предъявлялось. Затем пришел Покер Харрис. И остался надолго.

Основатель поселка исчез, и коровы — целое стадо в двенадцать голов — перешли по наследству к Харрису. Не без помощи обреза он стал хозяином салуна и старательских хижин и распределял жилье по своему усмотрению, а если кто-нибудь пытался возражать, то ему приходилось выбирать: либо покинуть поселок, либо переселиться на Бут-Хилл [Бут-Хилл — так называют кладбища на Дальнем Западе США.].

Кое-что Кэссиди уже знал, многое еще предстояло узнать. Покер Харрис не распространялся о своих делишках, а сделки с чужаками, приезжавшими в Корн-Пэтч, держал в секрете. Как большинство первопроходцев Запада Харрис отлично запоминал имена, лица, описания мест. В этих местах газет еще не было, однако устные характеристики оказывались точными. В Корн-Пэтч побывало немного людей, чье прошлое не знал бы Покер Харрис.

Сам поселок был построен в каньоне, названном неизвестным юмористом Эльдорадо. Горный хребет, круто возносившийся почти на пять тысяч футов, отделял Корн-Пэтч от ближайшего шахтерского города Юнионвилла, находящегося в пяти милях к югу. Пологие склоны каньона Эльдорадо были усеяны шахтерскими лачугами, и из своего окна Покер Харрис видел большую часть поселка, и мог наблюдать за жизнью его обитателей. Покер Харрис знал обо всем, что происходило в пределах его владений.

Салун, служивший и конторой, и домом, представлял собой каркасное сооружение на каменном фундаменте, побитое непогодой и ни разу не крашеное. Задняя стена здания прилепилась к юго-западному склону Эльдорадо, а фасад выходил на главную и единственную улицу, пролегавшую по дну каньона. На улице так же были лавка, барак, кузница и несколько развалюх, все они хорошо просматривались с того места, где обычно сидел Покер Харрис.

За его спиной стояла оружейная пирамида с винтовкой «шарпс» пятидесятого калибра, «спенсером» пятьдесят шестого и двумя ружьями. Стволы были заряжены, пирамида закрыта, а единственный ключ Покер Харрис всегда носил с собой. Под стойкой бара лежал еще один «спенсер», им можно было продырявить человека как из пушки. Короче говоря, Покер Харрис был полновластным хозяином своих владений и собирался им остаться, невзирая на любые намерения его противников.

Попытки свергнуть некоронованного короля предпринимались неоднократно. Покер схватывался с одиночками, после чего на его личном Бут-Хилле прибавлялись могилы. Скопом, его пытались убрать дважды, и на кладбище появилось еще семь могил. В остальных покоились бандиты и бродяги, которых Харрис застрелил сразу, как только они показались ему подозрительными.

В салуне несколько посетителей лениво перекидывались в карты. Харрис дремал за стойкой. В очередной раз приоткрыв глаза и, посмотрев мимо кувшина с пивом, он вдруг увидел всадника на белом жеребце, который свернул на тропу, называвшуюся в Корн-Пэтч улицей.

На незнакомце была чёрная широкополая шляпа, черные поношенные брюки, заправленные в ковбойские сапоги, револьверы с белыми рукоятками в кобурах. Приятное лицо ковбоя покрыто загаром.

Именно винчестер в седельном чехле незнакомца сбил столку Покера Харриса и помешал ему узнать всадника. Если бы это был «шарпс», Харрис тут же подумал бы о Хопалонге Кэссиди. Смена оружия объяснялась тем, что старый приятель Хопалонга по ранчо «Тире 20» Ред Коннорс убедил друга приобрести винчестер. Коннорс — великолепный стрелок, считал эту марку винтовки лучшей. Но любовь Хопалонга к «шарпсу» все еще была «притчей во языцех», поэтому Харрис не узнал Кэссиди. Револьверы с костяными рукоятками, несомненно, принадлежали человеку, который знал, как с ними обращаться. Незнакомец приехал в Корн-Пэтч, где преступники жили, а представители закона умирали. Значит, — решил Покер, — этот человек — преступник и надо быть настороже.

Кэссиди толкнул дверь и вошел в длинную комнату. Посетители взглянули на него и вернулись к своим делам. Харрис позаботится обо всем. Нет смысла проявлять инициативу.

— Воды, — попросил Хопалонг.

Харрис протянул толстую лапу к стакану на полке, наполнил его и пододвинул Хопалонгу. Тот вначале попробовал воду на вкус и только потом выпил до дна.

— Вкусная, — похвалил он.

— Родниковая, — ответил Харрис с законной гордостью. — Без щелочной пыли.

Покеру Харрису нравились немногословные люди. Он вдруг заметил, что холодные голубые глаза незнакомца изучают его, и почувствовал неожиданное беспокойство.

А такое случалось с ним очень редко.

Кэссиди посмотрел на играющих в карты людей.

— Кто-нибудь играет в покер с прикупом?

Глаза Харриса блеснули.

— Мало кто. Я иной раз с удовольствием сажусь сыграть пару партий.

— Мне играть в покер тоже нравится, — согласился Хопалонг, — если партнеры не слишком нудные. Я больше люблю быструю игру, когда играешь только за себя.

Харрис поерзал на стуле, чувствуя симпатию к голубоглазому незнакомцу.

— Я открою новую колоду. — Он выглянул в окошко. — Поставь коня в конюшню. На улице очень жарко.

Хопалонг вышел из салуна, а Харрис посмотрел ему вслед, подметив своеобразную походку и покатые плечи. Он должен знать этого парня. Надо вспомнить. Харрис недовольно покачал головой, а потом улыбнулся, увидев, что незнакомец вскочил в седло вместо того, чтобы просто перевести коня через улицу, — настоящий ковбой.

Конюшня оказалась просторной, внутри было прохладно. Хопалонга окутали знакомые запахи и звуки. Запахи, которые он будет любить до конца жизни, и звуки, которые так хорошо ему знакомы. Фырканье лошадей, жужжание мух, редкий стук копыт по земляному полу... Он завел белого жеребца в денник, снял седло и уздечку, наскоро обтер его пучком сена. Оглянувшись вокруг, он обнаружил ларь с зерном и насыпал кварту [Кварта — единица измерения для жидких и сыпучих тел. В США кварта — 0,9 л для вина и 1,1 л — для сыпучих продуктов.] в кормушку. Затем отошел к двери и, прижимаясь к стене, зажег спичку.

Кэссиди прекрасно понимал, что ступил на опасный путь. Покер Харрис — убийца. Если он заподозрит, кто его гость, то выстрелит без рассуждений. Харрис чрезвычайно самоуверен, и не без оснований...

Хопалонг неторопливо прошелся между двумя рядами денников, заглядывая в каждый в надежде отыскать лошадь с белыми пятнами на морде и боку — лошадь, которую он заметил в группе всадников, ехавших к месту, где ограбили дилижанс. Такого животного в конюшне не оказалось. В поселке могут быть другие конюшни, или потайное место в холмах, где держат лошадей. Он пересек освещенную заходящим солнцем улицу и вернулся в салун.

Харрис обратился к нему:

— Сыграем пару партий? Еще не передумал?

— Конечно нет! Играем втемную?

— Давай, не откажусь. — Харрис тяжело поднялся со стула и медленно прошел к свободному столику. Он плюхнулся в огромное кресло, явно приспособленное для его необъятной фигуры, затем бросил остальным. — Кто-нибудь из вас, ребята, хочет составить нам компанию?

Черноволосый парень с угрюмыми глазами оторвался от игры.

— Ну нет, только не с тобой! Ты играешь слишком быстро.

Покер Харрис довольно фыркнул.

— Этот любит осторожную игру.

Подошел узколицый мужчина с капризным и раздраженным видом.

— Меня зовут Трой. Сяду с вами.

Двумя другими оказались плотно сложенный ковбой с грязными, обломанными ногтями и бегающими, жесткими глазками по имени Хэнкинс и высокий, седой, темноглазый мужчина с ухоженными руками.

— Втемную? — седовласый мужчина улыбнулся. — Так можно и прогореть.

Харрис ткнул большим пальцем в его сторону.

— Его зовут Дреннан. А тебя?

— Ред Ривер Риган, — назвался Кэссиди вымышленным именем.

— Снимем на следующего? — как бы между прочим осведомился Харрис. — Старшая карта выигрывает. — Он взглянул на сидящих за столом, но не затем, чтобы узнать, согласны ли они, а желая лучше запомнить, в каком порядке расположились его партнеры. У Ред Ривер Ригана, похоже, имелась куча денег, и обчистить его — благое дело, ведь простофили сейчас попадались нечасто.

— Старшая, младшая — все равно. — Кэссиди откинулся в кресло, демонстративно не обращая внимания на быстрые движения рук перетасовывающих колоду. Харрис пододвинул ее к Кэссиди, тот снял восьмерку. Дреннан снял шестерку, Хэнкинс и Трой — по десятке, а Покер Харрис — короля.

Харрис снова перетасовал колоду, шлепнул ее перед Троем, который поднял, а затем стал сдавать. Игра шла спокойно, и Хопалонг скоро собрал несколько небольших банков. Трой с Хэнкинсом проигрывали, причем Трой все время сетовал на невезение. Хопалонг в свое время совершенствовал неплохие способности к покеру под мастерским руководством Текса Эвалта — блестящего игрока — а то, чего Текс Эвалт не знал о картах, в природе просто не существовало. Сразу поняв, что Харрису далеко до Эвалта, хоть он и хорошо вел всю партию, Хопалонг не стал рисковать и решил дождаться настоящей игры.

Дреннан с Хэнкинсом спасовали. Остались Харрис, Трой и Хопалонг. Харрис вытер носовым платком пот со лба, внимательно посмотрел в карты, потом безразлично перевел взгляд на Троя. И в тот же момент поднял большой палец сжатой в кулак левой руки.

Хопалонг краем глаза заметил это движение и усмехнулся про себя. Вот, значит, как? Собрались поднимать ставки? Ладно, он останется в игре. Он еще раз глянул на свою комбинацию из дам и шестерок. Харрис подтолкнул к центру стола три голубые фишки.

— Ставлю тридцать.

Хэнкинс уставился на Троя, затем посмотрел на Хопалонга. Трой облизал губы и произнес:

— Принимаю, и ставлю еще десять.

Хопалонг изучил свою горстку фишек, и кинул в банк четыре голубых.

— Откроемся, — сказал он спокойно, уловив незаметный сигнал Харриса Трою.

— Четыре короля, — невозмутимо произнес Харрис и бросил сложенные стопкой карты так, чтобы была видна лишь верхняя.

Правая рука Троя тотчас же метнулась, раздвинув их, но левая Хопалонга оказалась быстрее. Прежде чем Трой успел коснуться карт, он мгновенно их открыл. На столе лежали четыре карты... и только три короля.

Лицо Троя стало злым, глаза Харриса остекленели. Хопалонг лишь усмехнулся.

— Ты, наверное, уронил одну, Харрис. Я вижу только трех королей.

Харрис склонился, чтобы посмотреть под столом, опустил руку и поднял карту. Тройка.

— Ошибка, — сказал он. — Мне показалось, у меня было четыре короля.

Кэссиди пожал плечами.

— Забудем. Все мы ошибаемся. Похоже, банк мой?

Трой убрал руку, и Кэссиди хладнокровно смахнул фишки. Четвертый король был у Троя, и если бы ему удалось первым раздвинуть карты, он добавил бы его к комбинации Харриса. Это старый трюк, Эвалт давным-давно показывал такое Кэссиди.

Подошла очередь Хопалонга сдавать. Он неуклюже сгреб карты со стола, предварительно приметив двух тузов среди сброшенных карт, и аккуратно подложил их вниз, когда собирал колоду.

Тасуя, он добавил еще одного. Прихватив тузов ладонью, Кэссиди дал Харрису возможность подснять, потом вернул на место и неторопливо сдал верхние карты, не забыв подкинуть себе парочку тузов снизу.

Дреннан быстро посмотрел на карты и сбросил их. Хэнкинс играл и кинул в банк красную фишку. Трой поднял ставку на пять долларов. Харрис ухмыльнулся.

— Ну теперь посмотрим, как ты играешь, Ред! Ставлю десять и еще сорок!

Кэссиди некоторое время в нерешительности изучал карты, потом поднял ставку еще на двадцать долларов. Хэнкинс спасовал, Трой поднял, Харрис тоже. В прикупе Харрис взял две карты, а Трой с Кэссиди — по три. Одну из трех Кэссиди сдал себе снизу.

Трой бросил в банк две голубые фишки. Харрис принял ставку и добавил в банк еще, а Хопалонг сидел, откинувшись в кресле, и с усмешкой наблюдал за ними. Дреннан вдруг зашаркал ногами и с тревогой посмотрел на Харриса, но хозяин поселка глядел на Хопалонга. Хэнкинс сидел молча, положив большие руки на подлокотники. Трой нервно заерзал и сердито взглянул на Хопалонга, досадуя на задержку в игре.

Хопалонг заметил: револьверы Хэнкинса находятся почти под подлокотниками кресла, значит, тот не сможет их быстро выхватить. У Дреннана оружия не было видно, и неизвестно, чью сторону он примет. Если начнется заварушка, первым выстрелит Трой. Он все время был в напряжении. Харрис из них был самым крутым.

— Может, не будем ограничивать ставки? — сказал посмеиваясь Хопалонг. — Я люблю острые ощущения.

Трой с чувством выругался, увидев, что Харрис согласился, и слегка отодвинулся от стола, чтобы удобнее было стрелять в Хопалонга.

Хозяин поселка изучал сидящего напротив незнакомца, не скрывая удивления. Возможно, человек, назвавшийся Редом Ривер Риганом, разгадал их замысел. Если так, то он наверняка знал о шулерских трюках. А может, ему просто повезло и он случайно опередил Троя, не дав подложить короля в карты Харриса. Склоняясь к последнему, Харрис все же не был уверен, а неуверенности он ужасно не любил. Не любил в других, и меньше всего в себе.

— Неограниченные ставки — это куча денег, — заметил он. — У тебя есть столько?

Вместо ответа Хопалонг вытащил из кармана толстую пачку банкнот, положил рядом с фишками и беззаботно произнес:

— Отвечу на любую ставку. Заказывай.

— Для ковбоя это большие деньги, — заметил Харрис.

— Я прилично зарабатываю, — ухмыльнулся Хопалонг.

Этот Ред Ривер Риган очень неуклюже сдавал карты, и если он шулер, то такого неловкого Харрису встречать еще не доводилось. Играл он пока неплохо, но и не хорошо. Правда, дважды, когда Харрис намеревался сорвать крупный банк, он сбрасывал карты и пасовал.

— Нет, — сказал Харрис, — оставим, как есть, но держу пари на пятьсот долларов, которые сейчас в банке, — я у тебя выиграю.

— Принимаю, — Хопалонг все еще улыбаясь, выложил свои карты на стол: четыре туза — три, сданные снизу и один из прикупа.

Глаза Покера Харриса вылезли из орбит, вены на шее набухли. Он привстал.

— Ах ты, драный волк!

Рука Троя метнулась к револьверу, но поздно. Хопалонг мгновенно отскочил, опрокинув кресло, а два его кольта словно прыгнули ему в руки.

Трой и Харрис оцепенели.

— В чем дело? У тебя тоже четыре туза? — Кэссиди повел дулами револьверов. — Всем назад! — Кинув левый револьвер в кобуру, он перевернул карты Харриса и рассмеялся. — Твои тузы из новой колоды, Харрис. Тебе следует одновременно играть двумя колодами, чтобы разница не бросалась в глаза. — Он спокойно собрал деньги со стола. — Прошу прощения, что испортил игру, но вы, ребята, сами начали шельмовать. А я продолжил. — Кэссиди кивнул на револьвер. — Не вынуждайте меня тратить пули.

Трой побагровел от бешенства. Харрис выглядел спокойным, только глаза выдавали кипевший в нем гнев. Хэнкинс, пытавшийся выхватить оружие и тут же осознавший свою беспомощность, остался сидеть. А Дреннан невозмутимо и даже с интересом наблюдал за происходящим.

— Спасибо за компанию, — спокойно сказал Хопалонг. — А теперь сидите тихо, пока я не уйду.

— Погоди минутку, — Харрис расслабился и сел на место. — Зачем тебе уходить? Похоже, ты парень не промах. И с револьверами обращаешься быстрее всех, кого я видел... за исключением меня. Хочешь получить работу?

Хопалонг похлопал по карману.

— С такими-то деньгами? Ты спятил?

— Это гроши. Я могу предложить гораздо больше.

— Босс... — запротестовал было Трой.

— Заткнись! — раздраженно бросил Харрис. — Такие, как ты, мне не нужны.

Ред Ривер Риган пожал плечами.

— Когда говорят о стоящем деле, я обычно прислушиваюсь.

— Тогда найди себе койку в бараке. Не будем держать зла друг на друга. Утром мы договоримся.

— Заметано, — невозмутимо сказал Кэссиди и опустил револьвер в кобуру.

Глаза Троя горели от злости.

— Я убью тебя, — завопил он. — Меня ты не проведешь!

— Как только будешь готов, — невозмутимо произнес Кэссиди, — начинай!

Руки Троя дрожали от желания пустить в ход оружие. Кэссиди приходилось встречать подобных типов. — Они испытывали такую жажду убийства, что для них уже ничего не имело значения.

— Трой! — Харрис выругался. — Не будь идиотом! Прекрати!

Трой злобно сплюнул, развернулся на каблуках и вышел из салуна. Кэссиди посмотрел на захлопнувшуюся дверь, затем пожал плечами. Однако лицо его было задумчивым.

Хопалонг подозревал, что ни он сам, ни его деньги до утра могут не дожить, поэтому необходимо быстро убраться отсюда... но без шума. Он повернулся к Харрису.

— До завтра. Схожу посмотрю, как там моя лошадь, и лягу спать.

Выйдя наружу, он поспешно свернул направо и слился с вечерними тенями. В дверях конюшни кто-то возился, но это был не Трой. Хопалонг перепрыгнул через перила крыльца и пересек улицу. У конюшни он чуть не столкнулся с крупным мужчиной, показавшимся ему очень знакомым. Хопалонг не видел, что тот смотрит ему вслед, он вошел в денник и торопливо оседлал жеребца.

Встретившийся Хопалонгу человек постоял несколько минут на крыльце салуна, оглядываясь и пытаясь угадать, узнал ли его segundo. Дэну Дьюсарку очень не хотелось быть узнанным. Он открыл дверь, вошел в салун и, сдвинув шляпу на затылок, поприветствовал хозяина.

— Здорово, Харрис! Что он здесь делает? — Дьюсарк кивнул головой в сторону конюшни.

— А ты что, знаешь его? — жестко спросил Харрис.

— Знаю ли я его? — взорвался Дьюсарк. — Конечно, знаю! Это же новый segundo на «Наклонном Р» Хопалонг Кэссиди.

— Что! — Покер Харрис побледнел, затем побагровел от бешенства. — Ты сказал, Хопалонг Кэссиди?

Хэнкинс выругался и, хватаясь за револьверы, выскочил из салуна. Еще двое последовали за ним, а Харрис выхватил из-под стойки ружье. Они бросились к бараку, но на койках храпели только свои, побежали к конюшне, однако белого жеребца там уже не было.

Харрис кричал и ругался. Дьюсарк спокойно закурил.

— Нечего без толку бегать, — сказал он. — Хопалонг смылся, и можете мне поверить: сегодня вы его не найдете, будь у вас даже ордер на обыск всей округи.

Пока Дэн Дьюсарк разговаривал с Харрисом, Хопалонг, проведя жеребца по каньону, вскочил в седло и быстро выбрался в долину. Он повернул не на северо-запад к «Наклонному Р», а на юго-запад, в сторону главной дороги. Надо было еще раз осмотреть место ограбления. Визит в Корн-Пэтч дал Хопалонгу только карточный выигрыш, да еще он узнал, какого типа люди живут там и чего от них можно ждать.

Покер Харрис хитрый и опасный, Трой — подлый и злобный, как предательский удар из-за спины, и к тому же непредсказуемый, доверять ему нельзя. Собственная злоба в конце концов его погубит. Хэнкинс — жестокий — почти такой же жестокий, как Харрис. А каков Дреннан, еще не ясно. Об остальных находящихся в салуне Хопалонг ничего не знал. Преступники, бродяги, опустившиеся ковбои, где они — там ад.

Три движущие силы в Семи Соснах объединило нечто общее. Братья Горы хотели завладеть пастбищами «Наклонного Р», скотокрады — чужими коровами, а банда грабителей хотела завладеть и завладела золотом.

С братьями Гор все было ясно: у них есть цель и чтобы достичь ее, они не остановятся перед открытой междоусобицей. Скотокрады, несомненно, связаны с Харрисом. Грабители дилижансов должны иметь четкую и стройную организацию, такая Харрису не под силу. Их главная проблема — сбыть награбленное, а большое количество золота в слитках продать очень сложно.

Скоро совсем стемнело, но Хопалонг без труда придерживался нужного направления, ориентируясь по звездам. Если не сворачивать, рано или поздно он все равно доберется до дороги. Отклонившись немного к югу, Хопалонг сделал привал в маленькой низине между холмов рядом с Покер-Гэп.

Приготовив кофе и наскоро перекусив, он затушил костер и, перебравшись чуть подальше, лег спать в кустарнике.

Кэссиди разбудила тишина. Полная, абсолютная тишина. Не стрекотали сверчки, не шумел ветер, не шуршали мелкие зверьки в траве. Все вокруг застыло. Правая рука Хопалонга обхватил рукоятку револьвера, он медленно повернул голову, чтобы посмотреть на Топпера. В темноте жеребец казался бледным пятном, однако Хопалонг разглядел, что голова его поднята, уши настороженно вслушивались. По звездам Кэссиди определил время — около трех ночи.

Покрепче сжав револьвер, он всматривался в темноту. Ночь, замерев в напряжении, ждала. Он хотел было отложить кольт и натянуть сапоги, как вдруг вдалеке что-то прогрохотало. Звук походил на далекий раскат грома в узкой долине, на заряд, взорвавшийся в глубокой шахте, на глухой стук огромного валуна, катящегося по крутому склону.

Земля под босыми ногами Хопалонга задрожала, качнулась. Топпер фыркнул, отступая назад. Справа разломилась скала, камни застучали о камни, затем все стихло. Через секунду тишину нарушил жалобный крик ночной птицы, потом стрекотание сверчка, другого, третьего... Топпер опять фыркнул, и Хопалонг подошел к нему.

— Спокойно, мальчик. Это всего-навсего землетрясение. Успокойся, и давай посмотрим, может, нам удастся поспать еще часика два.

При свете раннего утра Кэссиди развел костер в небольшой ямке. Со стороны пламени не видно. Ветки были сухие, значит, и дыма почти не будет. И все время он внимательно наблюдал за местностью, пытаясь уловить какое-нибудь движение или дым костра.

События прошлого вечера заставили Хопалонга удвоить бдительность. Он находился на вражеской территории. Банда грабителей дилижансов вполне могла устроить себе убежище где-нибудь поблизости. Теперь следует быть чрезвычайно осмотрительным, держаться сухих русел и низин и избегать вершин холмов и открытого пространства. Хопалонг во всех направлениях оглядывал местность и искал следы на земле.

Вдруг он натянул поводья, увидев впереди свежую цепочку следов лошади — вероятно, всадник проехал несколько часов назад — и один из отпечатков слишком узко подрезанного копыта был ему знаком! Вот повезло! Хопалонг тщательно изучил эти отпечатки. Оказалось, что другое переднее копыто тоже подрезано больше чем надо, поэтому лошадь как бы слегка косолапила.

Из-под широких полей шляпы холодные голубые глаза Хопалонга ощупали горизонт, не оставив незамеченной ни одной мелочи. Он знал, что именно искать, и умел высмотреть в окружающей местности чуждые ей детали. Кэссиди тронулся дальше, но не вдоль найденного следа, а приблизительно в том направлении, намереваясь через некоторое время повернуть и пересечь след в другом месте.

Перед ним простирались круглые песчаные холмы, поросшие полынью и густым кустарником. Огромные скалы острыми зубьями упирались в небо. Здесь проходила линия разлома вчерашнего землетрясения. След всадника вел в расщелину между двумя такими скалами. Хопалонг еще раз осмотрел отпечатки, затем повернул Топпера и поднялся по склону холма, перпендикулярно следу. Не выезжая на самый верх, он проехал с полмили и остановился. Привязав жеребца в зарослях можжевельника, Хопалонг подобрался к вершине и, сняв шляпу, выглянул.

Расщелина превращалась в каменную теснину, и Хопалонг заметил внизу нечто, напоминающее тропу. Чуть повернув голову, через нагромождение скальных уступов можно было заглянуть в теснину, которая постепенно переходила в каньон — гигантскую трещину — следствие недавнего мощного сдвига земной коры. Нетронутые эрозией, красноватые уступы поднимались к утреннему небу. Между скал лежала узкая долина, а в ней стояли несколько наспех построенных из бревен и камней лачуг. В коррале паслись три лошади. Белесая змейка тропы исчезала в лабиринте скальных разломов.

Хопалонг увидел в дверях одной из лачуг человека, который выплеснул на землю воду из ведра, затем скрылся за скалой. Когда он показался снова, ведро было полным.

Примерно час Хопалонг внимательно рассматривал долину, несколько раз меняя позицию и угол обзора. Приблизиться к лачугам по тропе было бы неразумно, поскольку люди внизу не будут рисковать и, увидев незнакомца, тотчас откроют огонь. Как Хопалонг ни изучал местность, он не смог разглядеть, куда вела тропа в скалах.

Возвратившись к Топперу, он сел в седло и направился на запад. Путь оказался долгим и опасным. Хопалонг петлял по каньонам и ущельям, пытаясь добраться до того конца долины, куда уходила найденная им тропа. Когда-то сильное землетрясение превратило эту местность в хаотическое нагромождение скал, поэтому ориентироваться было нелегко.

Выехав на относительно открытое пространство, Хопалонг увидел, что находится на склоне длинного хребта, увенчанного высокими пиками. Каньон, который он искал, должен быть между этим хребтом и вершинами гор.

Хопалонг вытер пот с лица — утро было жарким — и еще раз внимательно осмотрелся. Следуя смутной догадке, он проехал через густые заросли можжевельника и через некоторое время оказался на отлогой каменной осыпи, растянувшейся на целых двести ярдов, а дальше скрывающейся за утесом.

Спешившись и привязав Топпера, он медленно спустился и, когда достиг утеса, увидел, что осыпь круто спускается на дно каньона, который он искал. Каньон был гораздо длиннее, чем ему показалось вначале. Вернувшись к Топперу, Хопалонг осторожно свел его вниз. Жеребец — великолепный горный конь — преодолел спуск без труда.

Добравшись до тропы, Кэссиди огляделся. Позади он не увидел ничего интересного, зато прямо перед ним, в маленьком амфитеатре, образованном скалами, росла хвойная роща, а между деревьями проглядывал фасад каменного дома.

Хопалонг приблизился к нему. Дом построили в неглубокой нише утеса. В коррале паслись пять превосходных лошадей. Хопалонг услышал, как журчит вода, и подумал, что здесь, наверное, много хорошей, сочной травы. Он шагнул в сторону и вдруг остановился: одна из лошадей была той самой, с белыми пятнами...

Глава 6

Фрейзер ошибается

Дак Бейл здорово злился, прямо сходил с ума от злости. Три дня перед ограблением и все время после он безвылазно сидел в этой мало кому известной долине — убежище банды, а Дак был любителем больших компаний.

Правда, с ним был Фрейзер, но никто не назвал бы Бада Фрейзера компанейским парнем. Большую часть суток он спал или ворчал по поводу своей тяжелой доли, в свободное время Бад раскладывал пасьянс. Дак любил поговорить, иногда даже послушать собеседника. В основном любил поговорить сам, поэтому его и прозвали Дак — Селезень. И к тому же у него был утиный нос и вытянутые губы.

Этим утром Дак был страшно зол. Фрейзер выполз из койки только, чтобы позавтракать, а затем улегся опять. Теперь он валялся у себя в углу и храпел. И почему Ларами уехал? Вот Ларами — отличный парень и хороший боец. Насчет бойцов у Дака сложилось собственное мнение: в его табели о рангах первым шел Ларами — самый крутой, самый быстрый и самый меткий. Когда-нибудь он бросит вызов боссу, Бейл был уверен в этом. Ларами здорово рассердился, когда услышал о том, как убили Джесса Локка.

«Это нечестно, — поделился он с Даком. — Локк был хорошим парнем и дрался до последнего. Нельзя было его так убивать».

«Смотри, чтобы не услышал босс, — предупредил Дак. — Ты знаешь, какой он!»

«Это точно, знаю», — ледяным тоном произнес Ларами.

Дак Бейл понял намек и вынужден был признать, что Ларами прав. Босс отличался хладнокровием и жестокостью, мог застрелить человека, не дав ему ни малейшего шанса на честную драку. Жаль, что нет Ларами. Дак рассказал бы ему, что ночью золото увезли. Наверно, босс хотел избавиться от, добычи.

Дак раздраженно уставился на Бада Фрейзера. Лысый ганфайтер развалился на скомканных одеялах, мирно похрапывая. Этим утром они опять поспорили, но обошлось без крика. Дак не любил Фрейзера, тот был слишком ленивым: по четыре дня не заправлял постель. И не помогал убираться; признаться, они не очень-то утруждали себя уборкой.

Дак вышел из лачуги и направился к сараю, когда услышал поступь чужой лошади. Он мгновенно повернулся и увидел незнакомца на белом жеребце — человека со спокойным лицом, холодными голубыми глазами и покатыми плечами.

— Прозвище тебе подходит. Ты — Дак Бейл?

— Да. — Дак вдруг осознал, что его оружейный пояс остался на спинке стула в бараке. — А ты кто?

— Зовут меня Ред Ривер Риган. — Всадник соскочил с коня и потянулся. — Босс сказал, что у вас здесь приятное местечко, так и есть. Хотя его пришлось поискать.

Дак Бейл был в недоумении. Ему не говорили, что в шайку придут новые люди, однако этот парень знал его имя, похоже, знал, как себя вести, и явно знал, как сюда попасть. Более того, он носил два кольта и наверняка умел ими пользоваться.

— Как ты нашел нас? — спросил Дак.

— Босс объяснил. — Незнакомец опять оглянулся, затем отвел коня в тень возле конюшни и привязал к дереву, под которым росла зеленая сочная трава. — Он говорил, здесь есть еще какой-то Бад.

— Бад Фрейзер. Он все время спит. — В голосе Дака прозвучала нотка раздражения, и Хопалонг решил, что выбрал правильную тактику.

— Ты хотел задать корма лошадям?

— Ага. Это должен был сделать Бад, но он самый ленивый из всех, известных мне хомбре.

— Есть лишние вилы? Я помогу. Где лежит сено?

Дак встрепенулся и повел новичка к конюшне, за которой стоял большой стог сена, и за несколько минут они накидали сена в корраль и насыпали лошадям зерна.

Подозрения Дака не рассеялись, но уверенное и вместе с тем беззаботное поведение незнакомца озадачило его. Во-первых, чужой никогда не нашел бы сюда дорогу, во-вторых, не чувствовал бы себя здесь как дома. Довольный, что теперь есть с кем поговорить и разделить работу, Бейл не стал задавать лишних вопросов. За все время, что они использовали это убежище, чужие здесь не появлялись.

Прежде чем подъехать к дому, Хопалонг тщательно осмотрел долину. Это был большой риск, но утром он подслушал ссору двух мужчин, разобрал их имена и узнал кое-что об их характерах и причине размолвки.

— Ты еще не ел? — вдруг спросил Дак. — Если хочешь позавтракать, у меня кое-что осталось. Кажется, и кофе есть.

— Конечно! — Хопалонг глубоко вздохнул. Он понимал, что все сразу изменится, если сюда кто-нибудь приедет. Если же появится босс, кем бы он ни был, тогда Хопалонгу придется туго. Опасен даже еще неизвестный ему Ларами, если окажется посообразительней Бейла. Надо разузнать все у Дака как можно быстрее — каждая минута пребывания здесь грозила бедой.

— Хорошее место? — сказал улыбаясь Дак. — Босс выбрал отличное убежище! Я все удивлялся, откуда он все тут знает, но босс ведет себя так, как будто живет здесь давным-давно! Очень давно, если хочешь знать мое мнение. Я видел, как мимо этого места проезжал шериф со своими людьми и даже не оглянулся. Мы тут держим запасных лошадей, много жратвы и боеприпасов. Нас не возьмет никакая армия.

— А с виду не скажешь. — Хопалонг поставил кружку на стол. — Здесь, наверное, бывает скучно, — заметил он невинно, как будто не слышал, как Дак утром ворчал по этому поводу. — Из него компаньон неважный. — Хопалонг кивнул на спящего ганфайтера. — Ну, а я человек общительный. Люблю поговорить.

Дак обрадовался. Этот новичок — родственная душа, давно пора принять в шайку нормального человека. Ларами хороший парень, но вечно где-то мотается — это называлось «искать добычу». А Дака все время оставляли здесь. Причина тому — была его чрезмерная болтливость. Босс давно хотел избавиться от Дака, но Ларами заступался за него, к тому же Бейл хорошо управлялся с лошадьми и не терял голову в любой передряге. Недостаток сдержанности с избытком возмещался храбростью в драке. Дак сохранял хладнокровие, а такие люди всегда в цене.

— Откуда ты, Риган? — спросил Дак и, не дожидаясь ответа: — Сам-то я из Монтаны, хотя не был дома целую вечность. Поехал искать приключений в Вайоминг, а потом в Небраске начал воровать коров. Огаллала! Вот это город! Ты там был?

Кэссиди усмехнулся, вспомнив свой последний визит в Огаллалу с Меските Дженкинсом и Редом Коннорсом, и чем закончилась стычка с тремя бандитами, заставшими их с Дженкинсом купающимися в реке. Сумасшедшая поездка, но именно такими и должны быть поездки в Огаллалу. Дикий город — почти такой же, как и в прежние времена Абилин и Додж, которые прославились необузданностью нравов, невероятным количеством расстрелянных на улицах боеприпасов и погибших людей.

— Да, я был там. Перегонял стадо из Техаса.

— Я перегонял коров по тому пути дважды. Один раз дрался с команчами. Ну и трудная же там дорога! Мой отец сам из Теннесси, но переехал в Миссури, когда мне было от горшка два вершка. Поселился недалеко от Болд-Ноб... слыхал о тамошних парнях? — Хопалонг кивнул, и Дак продолжал. — В конце концов я оттуда уехал и двинул на Запад поохотиться на бизонов. С Ларами я повстречался в Таскосе, и мы вместе отправились дальше — там поработаешь около стада, тут подберешь парочку лошадей, — но хотели всегда заняться теми делами, что проворачивали братья Джеймс, ну, ты понимаешь: поезда И всякое такое. На этих поездах можно прилично поживиться.

— Никогда с ними не связывался, — искренне сказал Хопалонг. — Но здесь, наверное, тоже неплохо. У вас много выходит на брата?

Лицо Дака Бейла погрустнело.

— Много? Да ни цента! Все золото у босса. Оно в слитках, и от него не так уж просто избавиться. Хотя, кажется, способ нашелся.

Хопалонг заколебался, не уверенный, можно ли задавать Даку много вопросов. Он решил быть поосторожнее.

— Наверное, есть способы. Продать тому, кто знает, что оно краденое, и скостить тридцать-сорок процентов.

— Это понятно, да у босса готов другой план. Похоже, скоро получим деньги.

— Слышал, что недавно остановили дилижанс. Двоих убили.

— Да. — Дак Бейл не клюнул на приманку.

Хопалонг не стал больше заводить разговор на эту тему, чтобы не вызвать подозрения. Он слушал Бейла, вставляя иногда едкие замечания. Дак говорил и говорил, завороженный звуком собственного голоса и упиваясь вниманием новичка.

Он говорил о стадах и скотокрадах, о крутых шерифах и городских блюстителях закона, о тайных тропах и долинах, большая часть которых Хопалонгу была известна, об убежищах преступников, которых Хопалонг не знал и запоминал на будущее. Он ждал случая, чтобы подтолкнуть Бейла на разговор о ситуации в Семи Соснах и об ограблениях дилижансов.

Дак то и дело восхищался Ларами, и Хопалонг решил подыграть ему.

— Ларами участвовал в последнем деле? — спросил он как бы между прочим.

— Конечно. Он из нас самый лучший. Он здорово рассердился, когда узнал о том убийстве.

— Убийстве Такера? Но Такер — ганфайтер, и, говорят, ему дали возможность защищаться.

— Нет, не Такера.

— Локка?

Дак, чуть нахмурившись, взглянул на Хопалонга. Кэссиди зевнул и несколько раз моргнул.

— Похоже, мне хочется спать, — сказал он, а затем добавил, чтобы рассеять внезапные подозрения Дака. — Этот Такер был стреляный воробей. Интересно, что он здесь делал?

— Не знаю, но босс здорово разозлился, когда увидел его. Жутко разозлился, это уж точно! Сказал, что его хотят обвести вокруг пальца. Потом вызвал Такера на поединок и уложил!

— Не всякий вызовет на поединок такого быстрого ганфайтера, как Такер.

— Да, но, похоже, у босса были на то причины. К тому же он так быстро стреляет, что ему все равно, кого вызывать.

— Вот как!

— Да! Он быстрее, чем Хардин. Быстрее Клея Эллисона и всех остальных. И злой, как гадюка. — Дак тоже зевнул. — Скоро должен подъехать Ларами. Жаль, что его нет. У меня табак кончается.

Дак Бейл свернул самокрутку. На койке заворочался Фрейзер. Хопалонг понял из спора, что Фрейзер, человек совсем другого склада, угрюмый и сварливый, такого не легко убедить. Вылазка в логово бандитов кое-что дала: он не только разведал местность, но и теперь узнал двух участников ограбления — Дака и Ларами, возможно с ними был Фрейзер.

Хоть Хопалонг и не выпытал у Дака имя главаря, но понял, что искать следует человека, который хладнокровно убил раненого Джесса Локка. А теперь необходимо срочно отсюда убираться. Вряд ли Даку покажется логичным то, что он после приезда тут же начнет собираться обратно, если только... Хопалонг нахмурился, пытаясь найти выход. Хорошо бы уехать быстро и без стрельбы, иначе вполне можно нарваться на босса.

— Пойду напою лошадку, — вдруг сказал он и вышел.

За спиной Хопалонга скрипнуло кресло, и он догадался, что Дак наблюдает. Кэссиди неторопливо пересек залитую солнцем поляну. Топпер громко заржал, и Хопалонг, собрав поводья, повел жеребца к воде. Бейл встал в дверях. Топпер опустил морду в холодную воду, а Хопалонг сел рядом на бревно, убедившись, что из дверей хижины его не видно, пригнулся, скользнул вдоль сарая, выпрямился и на цыпочках быстро подбежал к углу дома.

Хопалонг подумал, что Дак разбудил Фрейзера: так и произошло.

Раздраженный голос проворчал:

— Чего ради ты меня разбудил? Ты чего, Дак?

— У нас новенький.

Койка скрипнула, когда Фрейзер, пораженный новостью, сел.

— Что у нас?

— Новенький. Появился часа полтора назад. Парень по имени Ред Ривер Риган. Слыхал о таком?

— Не припоминаю. Где он?

— Поит коня. Примерно с меня ростом, но потяжелее. Сказал, что его послал босс. Он приехал, словно всю жизнь сюда ездил. Знает, как зовут меня, и тебя тоже.

— Никто не говорил, что приедет новичок. У нас достаточно людей.

— Скажи это боссу. Во всяком случае, — запротестовал Дак, — он хороший парень. Из Техаса, по-моему.

— Зачем боссу еще люди? Добычи на всех не хватит! Ларами, ты, я, босс — это нормально. Зачем нужен лишний человек?

— Он вроде бывалый парень.

— Хочу на него поглядеть. Где мой револьвер?

Повернувшись, Хопалонг быстро обогнул корраль и повел жеребца обратно к деревьям.

В дверях хижины стоял Бад Фрейзер, заполняя собой весь проем. На нем были грязная рубаха, залатанные джинсы и стоптанные сапоги, на поясе низко висел револьвер. Небритый, с всклокоченными волосами, Фрейзер выглядел угрожающе.

Выйдя на солнечный свет, он позвал:

— Эй ты!

Хопалонг не обратил внимания, и Фрейзер шагнул вперед.

— Эй ты! Отвечай, когда я с тобой разговариваю.

Кэссиди медленно обернулся, бросив поводья на землю. Его голубые глаза холодно блеснули, он спокойно отодвинулся от коня, чуть увеличив расстояние между собой и Фрейзером. Неприятностей он не искал, но и не пасовал, если ему их навязывали. Фрейзеру захотелось острых ощущений? Он их получит.

— Когда будешь со мной разговаривать, делай это повежливее, тогда и отвечу!

Фрейзер насмешливо ухмыльнулся.

— Крутой, да? Кто тебя сюда послал?

— Босс.

— Кто послал? Какой босс?

Кэссиди почувствовал, что в горле пересохло.

— Насчет имён мы не договаривались. Мне велели забыть про имена.

Кажется, он попал в точку. Фрейзер в нерешительности замолк, затем спокойно произнес:

— Опиши босса.

— Не буду никого описывать, — решительно отказался Хопалонг. — Я не знаю тебя. Если уж на то пошло, я не знаю, кто такой Дак, правда, он соответствует тому, что рассказывал о нем босс, о внешности и характере.

Бад Фрейзер заколебался. Если этого парня послал босс, то зачем с ним ссориться. В то же время это, возможно, шпион. Говорили, в город приехал Бен Локк. Фрейзер был наслышан о брате Джесса, и ему не хотелось бы с ним встретиться. Этот человек мог оказаться Беном Локком.

— Не беспокойся, — высокомерно сказал Фрейзер. — Я свой. А вот кто ты — посмотрим!

Бад свирепо глядел вслед Хопалонгу, идущему к Топперу, и на мгновение у него появилось желание выхватить револьвер, однако здравый смысл подсказал не связываться с этим человеком. Угрюмый по натуре, Фрейзер вечно был недоволен и никого не боялся. Он не выказывал недовольства только боссу. Даже Ларами обходил Фрейзера стороной, он не боялся, но знал: тот может затеять ссору без малейшего повода, а бессмысленное убийство не входило в планы Ларами.

Подойдя к жеребцу, Хопалонг помедлил. Он понимал — время на исходе. Наверняка скоро подъедет кто-нибудь из банды, а в Семи Соснах его видели многие. Мог приехать сам босс. Пока своим успехом он был обязан тому, что оба парня давно не покидали убежище и не слышали новостей.

Фрейзер с подозрением наблюдал за ним, Хопалонг тихо выругался и пожалел, что не убрался отсюда раньше. Однако, оставив коня пастись, он пошел обратно к дому. Видимо, без драки не обойдется. Эта мысль вызывала у Хопалонга раздражение, что случалось с ним очень редко.

Фрейзер стоял в дверях, и Хопалонг подошел вплотную к нему, прежде чем ганфайтер уступил дорогу. Кэссиди зашел в барак, взял кофейник, тщательно сполоснул, налил воду и поставил на огонь.

— Люблю выпить кружку кофе, — робко проговорил Дак. — У меня всегда кофейник наготове.

— Я тоже люблю, — согласился Хопалонг. — Нет ничего лучше кофе.

Фрейзер промолчал, но от двери отошел, уселся верхом на стул и стал наблюдать за Кэссиди.

Хопалонг подумал, что Топпер смог бы взобраться наверх по каменной осыпи, но без седока, причем большую часть пути придется проделать под прицелом винтовок. Дорога через расщелину — тоже не лучший выход, можно встретить кого-нибудь из бандитов. Тогда останется только одно: убить или быть убитым.

— Ребята, вы в покер играете?

— Да, — радостно ответил Дак Бейл. — Мне нравится иногда сыграть пару партий с прикупом и Фрейзеру тоже.

— Только, — Фрейзер не мог упустить возможности подколоть новичка. — Я не со всяким играю!

Хопалонг медленно обернулся.

— Кажется, ты, хомбре, задираешься. Ну, а я нет, босс сказал, что здесь хороший народ. Он ничего не говорил о сварливом паршивце вроде тебя. Похоже, мне тут разонравилось. Придется прикончить тебя, только тогда я останусь.

Фрейзер сжал губы.

— Убить меня? — насмешливо ухмыльнулся он. — Ты, похоже, возомнил, что умеешь быстро стрелять.

— Есть способ проверить, — предложил Хопалонг. — Можешь начинать, когда вздумаешь.

Фрейзер медленно распрямил пальцы и не мигая наблюдал за Кэссиди. Внутри у него похолодело, когда он увидел лед в голубых глазах Ред Ривер Ригана. Пронзительный взгляд обещал смерть. В комнате стало тихо, будто в могиле. Фрейзер почувствовал, как по спине пробежали мурашки.

Вот оно! Ему бросили вызов. Теперь все зависело от него. Разум приказывал взяться за оружие, но рука не слушалась. Фрейзер оцепенел.

А затем случилось вот что.

Дак Бейл захлопнул ловушку, которую Фрейзер сам себе поставил, с самого начала задирая чужака. Дак — парень довольно безобидный, но хитрый. Он глубоко вздохнул, и Фрейзер понял: Дак Бейл перестал в него верить, он счел, что Фрейзер испугался и поединка не будет. В голове ганфайтера замелькали картинки: Бейл задирает его, Бейл рассказывает о случившемся — как новичок дал Фрейзеру отпор и вызвал на поединок. Фрейзер имел репутацию драчуна и знал, что его избегали и даже боялись. Теперь этот Ред Ривер Риган бросил ему вызов.

Выхода не было. С суровой решимостью Фрейзер потянулся к револьверу, но вдруг его захлестнула волна панического страха. Пальцы обхватили рукоятку, но из кольта чужака вдруг сверкнуло пламя. Фрейзер отступил и упал лицом вниз.

Бейл не отводил от Кэссиди изумленных глаз. Даку Бейлу довелось видеть самых лучших ганфайтеров, но сейчас он стал свидетелем того, как револьвер буквально сам прыгнул в руку этого человека. Быстрое, отточенное движение потрясло его! Бада Фрейзера, отнюдь не новичка в быстрой стрельбе, уложили, не дав даже возможности вынуть револьвер из кобуры!

Ред Ривер Риган смотрел на Дака, и в ледяных голубых глазах читался вопрос.

— У него был шанс. Он ведь сам напрашивался.

Бейл кивнул.

— Он... он всегда нарывался на неприятности. Постоянно задирался.

Кэссиди понял: сейчас у него появился предлог, чтобы уехать, и надо им воспользоваться.

— Наверное, — сказал он, — мне лучше повидать босса. Он будет недоволен.

Бейл снова кивнул.

— Да, лучше поговорить. Может, он не будет так уж сильно сердиться, как ты думаешь. Ведь он позвал тебя, а ты быстрее Фрейзера.

Хопалонг заменил стреляную гильзу в барабане, вышел на улицу и, подойдя к Топперу, вскочил в седло, развернул жеребца и поехал вверх по каньону к пустующему дому и каменной осыпи. Он не хотел, чтобы его поймали в расщелине. Хопалонг бросил вызов банде. Теперь грабители должны будут убить его или убраться из своего тайного убежища. Бандиты, конечно, догадаются, кто он. Ну, Хопалонг всю жизнь испытывал свое счастье — испытает еще раз.

Белый жеребец взобрался вверх по осыпи, наверху Хопалонг дал ему передохнуть, потом взобрался в седло и уехал.

Городок Семь Сосен гудел как улей. На шахтах был день получки, ребята собрались повеселиться и отвести душу. Когда усталый конь Хопалонга подъехал к конюшне, город гулял вовсю. Салуны были битком набиты, а улица звенела от криков и громких песен. Слышалось треньканье трёх пианино, то и дело сквозь гул хриплых голосов прорывался визг скрипки. Нередко раздавались одиночные выстрелы, но никого не интересовало, кто стрелял и зачем — то ли от желания покуражиться, то ли с более серьезными намерениями. Семь Сосен, как и многие западные города, привык к тому, что каждое утро на его улицах находили трупы.

Пони Харпер облокотился на стойку и внимательно следил за публикой. Сегодня он заработает много денег, хотя какая-нибудь шальная пуля может разбить одну из новых, позванивающих подвесками люстр, а ему это было совсем ни к чему. Стучали фишки, шуршали карты, щелкало шариком колесо рулетки, принося и унося целые состояния.

Грей уже должен быть здесь. Ведь сейчас самое время заняться делом: объявить о найденном золоте, лучшего места, чем салун, заполненный полупьяными шахтерами, не найдешь. Харпер презрительно улыбнулся. Он убьет сразу двух зайцев. Проучит Харрингтона — его шахта закроется, потому что все рабочие убегут на новое месторождение, и осуществит свой план, а большое количество шахтеров-старателей поможет скрыть их истинную цель.

План прекрасный: якобы обнаружить золотые россыпи, разбросав предварительно немного золотого песка, а потом под видом золота, добытого в богатой жиле, предъявить золото... украденное у Харрингтона!

Металл есть металл, и как только слитки будут переплавлены, и они поставят на них свое клеймо, никто не догадается, откуда золото. Даже если Харрингтон что-нибудь заподозрит — а это вряд ли — никто ничего не докажет.

В салун вошел человек — высокий, в потрепанной одежде старателя, но с двумя револьверами на поясе. Лоб Пони Харпера прорезала морщина — человек был ему незнаком. И вдруг он догадался: это Бен Локк.

Джесс много рассказывал о брате. Сам он хорошо владел револьверами, и все это знали, но он постоянно говорил, что Бен стреляет гораздо лучше. Одного взгляда на этого человека — тонкого и гибкого, как рапира, хватало, чтобы понять: если он выбрал себе цель, то уже не отступит.

Харпер оставил свой пост в конце стойки и неторопливо пробрался сквозь толпу к Локку.

— Добро пожаловать в Семь Сосен, молодой человек! — приветствовал его Пони. — Вы здесь впервые, не так ли?

— Нет, не впервые. — Голос был низким и суровым.

— Извините, — добродушно сказал Харпер. — Я не хотел вас обидеть. Если я чем-то могу быть полезным, сразу же дайте мне знать.

Локк внимательно посмотрел ему в глаза.

— Где я могу найти Хопалонга Кэссиди?

Харпер торжествовал.

— Кэссиди? — Он поднял брови. — Вы имеете в виду парня, оказавшегося на месте ограбления дилижанса? Да он ведь работает на «Наклонном Р». Ганфайтером.

— Он сегодня в городе?

— Вероятно, хотя я его не видел. — Харпер осторожничал. — Меня зовут Харпер. Я владелец этого заведения.

Молодой человек окинул его безразличным взглядом.

— Меня зовут Локк. Здесь жил мой брат.

— Джесс. Я хорошо его знал. Прекрасный парень!

Бен Локк молча посмотрел на Харпера.

— О вас он такого мне не говорил.

Пони Харпер разозлился. Манеры Бена Локка раздражали его и оскорбляли чувство собственной значимости. Он настолько привык к знакам внимания и уважения, которые ему оказывали в последнее время, что почти сразу возненавидел этого хладнокровного парня, которому, судя по всему, было наплевать на его уязвленное самолюбие. Именно из-за этого Харпер испытывал острую неприязнь к Джессу. Братья были очень схожи: обоих отличала спокойная уверенность, которая злила самодовольных людей, вроде Харпера.

— Это-то и плохо! — взорвался он. — У него не было причин не любить меня! И кто он был такой, чтобы судить других?

В голосе Харпера прозвучало нескрываемое презрение, и он тут же пожалел, что дал волю чувствам. Его враждебность к Джессу стала теперь очевидной. Но Харпер мало верил в умственные способности окружающих и надеялся, что молодой человек не станет его врагом, если он дальше поведет себя правильно.

— О! — Харпер помахал рукой. — Забудем об этом. Я здорово жалел, что Джесса застрелили, здорово жалел, да и все тоже. Дело было так, — Харпер немедленно продемонстрировал Бену свое стопроцентное алиби, — я, Харрингтон и шериф первыми появились на месте преступления. На дороге мы встретились с этим парнем, Кэссиди, который ехал в город. Он сказал, что ваш брат жив, но когда мы прискакали, Джесс был уже мертв. После того, как к нам присоединился Кэссиди, выстрелов мы не слыхали.

— Считаете, что Джесса убил Кэссиди? — резко и требовательно спросил Локк.

Харпер прикрыл глаза толстыми веками.

— Я такого не говорил и не скажу. Появился Хопалонг, и мы нашли вашего брата мертвым. Странно, что Кэссиди оказался там после ограбления. К тому же Такера, — добавил Харпер, — убил ганфайтер. Такер и сам умел стрелять, но тот, кто его уложил, стрелял намного быстрее.

— Понятно. — Локк поставил стакан на стойку и сузив глаза произнес ровным голосом: — Кажется мне надо поговорить с этим Кэссиди.

— Вам не придется ждать, — хрипло выдавил Харпер, более чем удовлетворенный. — Вон он стоит в дверях.

Бен Локк повернулся к человеку, который слыл самым известным ганфайтером в скотоводческих краях. К человеку, который, как Хикок, был живой легендой. Он увидел пронзительные голубые глаза, твердый подбородок, бронзовое красивое лицо под широкими полями черного сомбреро и два револьвера с белыми рукоятками, выстрелы которых сделали их хозяина одним из самых опасных и почитаемых людей этих мест.

Локк отошел от стойки, взглянул на Хопалонга, стоявшего в дверях, и отчетливо проговорил:

— Кэссиди, я хочу поговорить с вами!

Глава 7

Тень петли

Хопалонг изучающе посмотрел на высокого парня и кивнул.

— Ну, конечно! Поговорим здесь или где-нибудь еще?

Бен Локк подошел к нему, глядя в холодные голубые глаза, проницательные и спокойные, и внезапно понял, что Кэссиди готов к любым неприятностям, но не агрессивен.

— Где хотите, — ответил Локк. — Говорят, вы последний, кто видел моего брата живым.

— Верно! — Хопалонг расслабился, догадавшись, кто стоит перед ним. Несмотря на слухи, он не ждал от Локка ничего плохого. — Когда я поехал за доктором, он был еще жив, хотя и тяжело ранен. Кто-то воспользовался моим отсутствием и застрелил его.

Сплетни о случившемся ходили по всему городу, и каждый пересказывал их на свой манер. Существовало не менее полудюжины версий, и ни одна из них не походила на другую. Более того, кое-что придумали специально, чтобы скомпрометировать Хопалонга и вызвать подозрения.

— Если бы ваш брат был мертв, я не стал бы утверждать, что он жив. Ведь все считали его убитым во время ограбления дилижанса, — нарочито громко и отчетливо произнес Кэссиди, чтобы опровергнуть всевозможные сплетни.

Сказанное показалось верным и справедливым. Несколько человек согласно закивали. Харпер с раздражением смотрел на Кэссиди и Локка. Выяснение отношений, на которое он надеялся, не состоялось. Хопалонг с Беном направился к столику, а Пони Харпер смотрел им в спину, жалея, что не может подслушать разговор. Он стоял на своем обычном месте у стойки, когда вошел Дак Бейл.

Харпер, увидев его, слегка нахмурился. Хопалонг тоже увидел бандита и сразу напрягся.

Бейл прошел прямо к стойке и заказал выпивку. Он обвел взглядом посетителей салуна. Но Хопалонг не заметил, переглянулся ли он с кем-нибудь. Если Бейл и увидел Хопалонга, то никак этого не показал. Тем временем Кэссиди рассказывал Локку о случившемся, заодно впервые поведал о группе всадников, виденной им перед ограблением.

— Я никому об этом не говорил, — признался Кэссиди. — А потом я нашел их убежище.

Он коротко пересказал события двух последних дней, не называя имен бандитов и местонахождения убежища. Хопалонг говорил искренне, и это произвело впечатление на Локка. Его сомнения постепенно рассеялись. Этот человек не мог убить брата, — решил он.

Перед рассветом Хопалонг выбрался из постели, которую устроил себе на сеновале городской конюшни, и направился на «Наклонное Р». Топпер, чувствуя утреннюю прохладу, бежал резво, и Кэссиди успел к завтраку. У корралей он встретил Монтану. Коротышка усмехнулся.

— Ты в самом деле не шутил, когда сказал, что здесь прорва работы! В ущельях к востоку от Антелоуп полно коров.

— Будь повнимательнее в тех краях, — посоветовал Хопалонг. — Начнешь работать с Тексом и Малышом. Ни во что не ввязывайся, но и не позволяй глумиться над собой. Если увидишь коров с «3 Джи», гони их на восток.

Из барака вышел Дьюсарк. Походка его была вызывающе небрежной. Хопалонг быстро и холодно взглянул на него и отвернулся. Он уже убедился, что Джо Хартли серьезный парень и хороший работник, но только тогда, когда не ездил вместе с Дьюсарком.

— Джо, ты сегодня работаешь с Френчи. Гоните скот на север к ручьям Мандалей-Спрингс. То же самое касается вас, ребята. Вы будете работать у Хэйстэк.

— А как насчет меня? — осведомился Дьюсарк.

— Ты будешь со мной, Дэн. Мы поедем к каньону Роузбад.

Лицо Дьюсарка вытянулось.

— Я работал с Джо, — запротестовал он. — Мы прекрасно ладили.

— Сегодня будешь работать со мной. Проверим Роузбад, Рэббитхоул, границу пустыни и территорию вокруг Шугарлоуф.

Карп предупредил, что засаду устроят возле каньона Роузбад, а заманят его туда ложным сообщением. Не исключено, что Дьюсарк замешан в этом и если будет рядом Хопалонг, тот не сможет улизнуть и предупредить убийц. А Хопалонг получше узнает этого человека и познакомится с местами, где еще не бывал.

Солнце поднималось над восточным гребнем хребта, когда они выехали с ранчо. Дьюсарк угрюмо молчал. Они направились к узкой щели каньона Роузбад.

— Со скотокрадами здесь покончено, — вдруг сказал Хопалонг. — В течение месяца воровство прекратится. Эта шайка слишком обнаглела. Хуже, чем грабители дилижансов.

— Грабителей еще никто не поймал. — Голос Дьюсарка звучал сухо, он усмехнулся.

— Пока нет, — согласился Хопалонг, — но их убежище раскрыто. А это не сулит им ничего хорошего. Придется перебираться на новые места, где их не могут узнать.

— Какое убежище? — удивился Дьюсарк.

— Я там вчера побывал, — спокойно ответил Хопалонг. — Заехал туда и поговорил с двумя бандитами. Одного из них зовут Бад Фрейзер. Третий, Ларами, где-то шатался.

Теперь Дьюсарк даже не скрывал удивления.

— Ты хочешь сказать, что обнаружил их убежище?

Кэссиди кивнул. Он вел себя нарочито спокойно, словно говорил нечто само собой разумеющееся.

— Это было нетрудно. Отличное место. Я застал двоих — этого Фрейзера и Дака Бейла.

— Бейла не знаю, — честно сказал Дьюсарк, — а Фрейзер — неприятный тип.

— Да, был неприятным типом, — согласился Хопалонг. — С тяжелым характером. Вот это-то и погубило его. Фрейзер так распетушился, что загнал себя в могилу.

— Что? — Дьюсарк даже моргнул от изумления. — Он мертв?

— Ага. — Хопалонг смахнул муху с шеи Топпера. — Он оказался не таким проворным, как воображал.

Дэна Дьюсарка распирало от любопытства. Он видел Кэссиди в Корн-Пэтч. Хэнкинс и Харрис рассказали ему об игре в покер. Дьюсарка обеспокоило, что Хопалонг так легко сориентировался в обстановке. Он скептически относился к историям о знаменитом ганфайтере, однако теперь начинал в них верить.

Только появившись в этих краях Кэссиди чуть было не помешал самой ловкой банде ограбить дилижанс, избил Хэнка Баучера, встал поперек дороги Уинди Гору, перехитрил всю команду ранчо «3 Джи», заехал в вотчину скотокрадов — Корн-Пэтч, обыграл Харриса в покер и бросил вызов Трою. Вероятно, из Корн-Пэтч он сразу направился в убежище грабителей — место, о котором не знал даже Дьюсарк. И там убил Бада Фрейзера.

С тревогой Дьюсарк подумал о собственном положении. Вот уже год он наводил воров на чужой скот, который можно было похитить без труда, и получал за это деньги. Знал ли об этом Хопалонг? Если знал, то откуда? И как узнал, где находится убежище? Откуда знал о многих других вещах? И почему выбрал именно его, чтобы ехать к каньону Роузбад?

Допустим, Кэссиди известно, что ему готовят засаду. Возможно, он намеренно заманивает Дьюсарка в какую-нибудь ловушку. Дьюсарк не был трусом, но ему, как всякому человеку с нечистой совестью, казалось подозрительным все, чего он не понимал, и как всякий недалекий человек, опасался хитрости противника.

Дьюсарк сопоставил все события, происшедшие здесь после приезда ганфайтера, с тем что слышал раньше, и его бросило в жар.

Больше того, поездка к Роузбад сильно беспокоила Дьюсарка. Люди, готовившиеся убить Кэссиди, ждали его сигнала. Покера Харриса настолько разозлило происшествие... в Корн-Пэтч, что он мог начать действовать сам. За ранчо, возможно, наблюдали с холмов и видели, как два всадника направились в сторону каньона. Тогда засада уже готова, их появления ждут. Дьюсарк не питал иллюзий относительно своего будущего. Если его прикончат вместе с Хопалонгом, Харрис не будет сожалеть.

Хопалонг догадывался о причине беспокойства Дьюсарка. Он внимательно осматривал местность. На тропе следов не было, однако убийцы могли проехать к месту засады кружным путем.

— Знаешь, — сказал Кэссиди неожиданно, — если кому-нибудь нужно убрать человека, вон то ущелье вполне подходящее место.

Дьюсарк вздрогнул и побледнел. Отведя глаза, он пожал плечами.

— Может быть. Но кому это может понадобиться?

— Я слышал всякие разговоры, — сухо ответил Хопалонг. — Там даже могут оказаться люди, которые хотят убрать нас с тобой.

Дьюсарк снова вздрогнул.

— Нас?

— Ну да. У скотокрадов счеты с «Наклонным Р», ведь мы затеяли с ними драку. Они захотят избавиться от всех, кто им мешает. А это и к нам относится. Естественно, прежде всего их интересую я, но и в тебе могут усомниться: вдруг ты расскажешь мне, куда перегоняют ворованные стада — ты живешь здесь дольше и местность тебе известна лучше. Некоторое количество голов скота, конечно, сбывают в шахтах возле Юнионвилла и Семи Сосен, но большую часть каким-то образом переправляют в другой штат. Мне кажется, на север или на запад.

Предположение было абсолютно верным, и никто не знал этого лучше, чем Дьюсарк. Он помогал перегонять коров. Но как Хопалонг догадался? Дьюсарк спросил, и Кэссиди беззаботно махнул рукой.

— Очень просто. Какие штаты к востоку отсюда? Вайоминг и Юта. Там коровы не нужны. У них своих хватает. Что остается? Западная часть Орегона, Калифорния и, может быть, шахты западной Монтаны. На востоке за коров много не дадут, а вот на западе они принесут денег раза в полтора-два больше.

— Но как их перегоняют?

— Ты когда-нибудь слышал о Джессе Эпплгейте? Или о Лассене? Они знали короткую дорогу отсюда на северо-запад. Там есть несколько трудных мест, но, как я слышал, в каньоне Хай-Рок полно воды и травы. Воры наверняка пользуются этой тропой.

Дэн Дьюсарк неотрывно смотрел на ущелье и грязным носовым платком вытирал пот со лба. Если ребята из Корн-Пэтч решили устроить засаду сегодня, то расположатся они над ущельем, а Хопалонг направлялся прямо туда. Кажется, он прав, говоря, что со скотокрадами в этих краях покончено. С таким segundo на «Наклонном Р», который предвидит действия воров, угонять скот станет слишком опасно. Дьюсарк вдруг пожалел, что не откладывал деньги на черный день.

Во рту у Дэна пересохло, он то и дело облизывал губы, один раз рискнул взглянуть на Кэссиди, но тот спокойно ехал рядом. Хопалонг может и догадывался о том, что его ожидало, но не подавал виду.

Коров, попадавшихся им на пути, они собирали в небольшие стада для того, чтобы гнать на гуртовку. Территория ранчо была огромной, а работников слишком мало, поэтому решили начинать с окраин и постепенно сгонять весь скот к центру — месту сбора. Так работать намного проще.

У самого входа в ущелье, когда, казалось, пути назад уже нет, Хопалонг резко свернул и выехал на тропу, которая вела на север. Дьюсарк забеспокоился еще больше. Откуда Хопалонг узнал об этой тропе, когда сам Дэн о ней не знал?

А дело в том, что за несколько миль до ущелья Кэссиди разглядел на склоне горы зеленое пятно растительности и решил, что туда должен быть подход. Тропу он обнаружил неожиданно для самого себя. Коров попадалось все больше и больше. Дьюсарк трудился вовсю. Как и большинство скотокрадов, он хорошо управлялся с коровами, за два часа они собрали больше двухсот голов и погнали стадо в сторону Мандалей-Спрингс.

Одновременно Хопалонг тщательно изучал местность, стараясь разглядеть чужих всадников или их следы. Несколько раз он удалялся от Дьюсарка, чтобы вернуть отбившихся коров, а заодно поискать следы. И нашел: одинокий всадник гнал коня на северо-запад, к пустыне. Хопалонг оставил Дэна работать, а сам двинулся на запад, а потом на север по следу одинокого всадника.

Кэссиди размышлял. Большинство собранного скота носило клеймо «Наклонное Р». Коров с другими клеймами было очень мало. В эту часть ранчо чужой скот забредал редко. Дважды за утро он видел следы небольших стад, ведущие на северо-запад.

Ковбои с «Наклонного Р» не часто посещали эти пастбища, потому что трава здесь хорошая, а чужого скота почти нет. Любой скотокрад тут чувствовал себя уверенно. К тому же после смерти Старого Быка Ронсона на ранчо не хватало рабочих рук.

Миновав луга «Наклонного Р», Хопалонг через овраг хотел подняться к поросшим можжевельником холмам. Дно оврага было усеяно округлыми, покрытыми водой камнями, копыта жеребца то и дело соскальзывали с них. Хопалонг вскоре увидел малозаметную тропу и взобрался на склон холма. Здесь рос шалфей и кормовая трава, а в некоторых местах вода, судя по всему, подходила совсем близко к поверхности.

Человеку с восточного побережья эта местность может показаться сухой и бесплодной. Кажется, что здесь, в заросших полынью низких, каменистых холмах, пропитание найдут только кролики. На самом деле эти пустынные, неказистые растения были отличным кормом для коров беломордой породы, шортхорнов, лонгхорнов. Хопалонг видел, что совсем недавно в этих краях паслось значительно больше скота, чем теперь.

Он все время посматривал на северо-запад, где исчезал след всадника. Там раскинулась пустыня, а за ней — рваная цепь гор. Там находился каньон Хай-Рок, богатый водой и зеленью. В этих краях нетрудно путешествовать, если знаешь источники. Можно умереть от жажды в нескольких ярдах от воды, потому что ручьи здесь маленькие и скрываются среди скал или текут в низинах между холмов.

Хопалонг видел: скот с этого пастбища угнали совсем недавно — несколько недель, а, может, и несколько дней назад. Ему часто попадались одиночные коровы, и он гнал их к месту сбора.

Хопалонг ехал среди низких каменистых холмов, и вдруг увидел впереди человека. Тот гнал перед собой осла. Когда Кэссиди поравнялся с ним, старик внимательно и оценивающе посмотрел на него, затем кивнул.

— Здорово! — весело произнес он. — Давно я никого не встречал.

— Куда вы идете?

Старик показал на северо-запад.

— Вон к тем скалам. Я там кое-чего посадил, надо собрать урожай.

— Вы давно здесь живете?

— Лет тридцать, все мотаюсь, глядя на задницу осла. Знаю каждый дюйм этой земли. Тут полно золота, если его как следует поискать.

— Наверное, раньше это были дикие места? Бандитов много?

— Еще как много. И каких! Ты чертовски прав, это были дикие места. Вон там, — он указал на гряду низких холмов на востоке, — я видел, как Старый Бык Боб нагнал скотокрадов Дакоты Джека. Вот это была драка! Стоило поглядеть! И те, и другие ребята были что надо. Рядом с Дакотой Джеком скакал этот юнец Васко Грэхэм, подлый, как гадюка. Ковбои Старого Быка Боба настигли бандитов и первым же залпом одного убили, а под двумя свалили лошадей. Васко упал, и Дакота Джек примчался за ним, а этот подлец вышиб Джека из седла, вскочил на его коня и удрал.

— Дакота Джек хотел спасти его?

— Ага. Я никогда такого не видал. Похоже, Васко Грэхэм решил, что вдвоем на одном коне им не уйти от Старого Быка Боба и его людей.

— Неприятная штука... да, чертовски неприятная штука, — задумчиво сказал Хопалонг.

— Конечно, неприятная, но ведь это был Васко. Часто думаю, что с ним стало. Он знал эти края, как свои пять пальцев, и хорошо владел револьвером, но слишком часто пускал его в ход.

— Кажется, я о нем слышал. — Хопалонг нахмурился. — Он застрелил шерифа в Монтане.

Кэссиди въехал во двор ранчо, когда давно уже стемнело, и сразу направился на кухню.

Повар-китаец недовольно посмотрел на Хопалонга.

— Ужин уже остыла, — проворчал он. — Почему не приходить вовремя?

— Занят был, Китаец, — усмехнулся Хопалонг. — Налей-ка мне кофе. И забудем про ужин.

— Ничего не забудем, — коротко ответил повар. — Ты работать, ты должен есть.

Дверь отворилась, и вошла Ленни Ронсон.

— О! Это вы? — разочарованно протянула она. — Я слышала, у вас теперь много работы. — Голос ее звучал прохладно. — Вы, кажется, из тех, кто очень любит неприятности.

— Может, кто и любит, — признал Кэссиди. — Лично мне они не по душе.

— Для человека, которому не по душе неприятности, вы слишком часто оказываетесь там, где они возникают! — воскликнула она. — А недавно, я слышала, у вас были проблемы в Корн-Пэтч!

Хопалонг мгновенно насторожился. Он с удивлением покачал головой.

— Ну и какие проблемы у меня там были? Что-то я не припоминаю.

— Вы убили человека, Бада Фрейзера!

Хопалонг долго молчал, переваривая услышанное. Об этом случае он рассказал только Дэну Дьюсарку, а Дэн вернулся поздно. Вряд ли Ленни с ним разговаривала. Единственным свидетелем поединка был Дак Бейл, и если он рассказал об этом кому-нибудь, то должен был рассказать и об убежище. В полной уверенности, что обнаружил новую ниточку, Хопалонг потянул за нее.

— Что вы говорите! Ну надо же! Вот вам еще одно подтверждение, что люди часто болтают то, чего совсем не знают!

— А я знаю! — запротестовала она. — Вы нашли предлог, чтобы поссориться с Фрейзером, а затем убили его.

— Все в городе, наверное, только об этом и судачат?

— Я не была в городе. Но, несомненно, об этом все узнают! И будут считать, что мы наняли убийцу!

— Может быть. — Кэссиди снова наполнил чашку. — Однако вы уговаривали брата нанять Кларри Джекса. Разве он не убийца?!

Ленни покраснела от гнева.

— Нет! — горячо воскликнула она. — Он стрелял в людей, но он не... — Ленни в нерешительности замолчала. Раскрасневшаяся и сердитая, она вдруг поняла всю абсурдность своего утверждения. Честная по натуре, Ленни должна была признать, что Кларри убивал. Более того, часто убивал без причины. Она сама обвиняла в этом Кларри, а он смеялся, выражая скорее снисхождение, чем уважение к ней.

— Ну и что, — сказала она, — даже если он убийца, вас это не оправдывает. Я ненавижу бессмысленные убийства.

— Я тоже, Ленни, — спокойно ответил Хопалонг. — Но нельзя сидеть сложа руки, когда враги вооружены. Добрую волю должны выражать обе стороны. Ваш отец построил прекрасное ранчо. Он поддерживал здесь мир иногда жесткими методами, но это был мир, и люди жили спокойно. Он никого не обижал, за исключением тех, кто ставил себя выше закона. Ваш брат, как и вы, против убийств. Но что получается? Разве остальные согласны с ним и бегут ему на помощь? Нет, они норовят обобрать его до нитки. Именно это я имел в виду, когда говорил, что нельзя сидеть сложа руки, пока другая сторона не сложит оружия. И ваш брат нанял меня, если нам повезет, то через месяц здесь будет так же спокойно, как в воскресной школе. Ну, а пока надо потерпеть: трудностей нас ждет немало.

Хопалонг вновь принялся за ужин, а Ленни растерянно глядела на него. Несмотря на досаду от того, что брат нанял вместо Джекса Кэссиди, ей понравился этот голубоглазый ганфайтер. Он внушал доверие.

— Вы не любите Кларри, так ведь? — вдруг спросила она.

Кэссиди в нерешительности помолчал, зная, что ступает на опасную почву.

— Ленни, — медленно произнес он, — я с Джексом не знаком, но то, что о нем известно, мне не по душе. Я множество раз ошибался. Могу ошибаться и сейчас. Вы достаточно умны, хорошо его знаете, поэтому решайте сами, каким должен быть настоящий мужчина.

Ленни Ронсон встала, лицо ее посерьезнело.

— Кажется, и у меня сложилось о вас неверное мнение, и я вела себя глупо.

Он усмехнулся, в его голубых глазах вспыхнули веселые искорки.

— Ни капельки, — сказал он. — Никто не застрахован от глупостей. Знаете, однажды, когда я был совсем юнцом, я купил на свои сбережения мула. Так вот, прошло месяца три, прежде чем я понял, что он слепой!

Уже направившись к двери, Хопалонг вдруг замешкался.

— Между прочим, — спросил он, — вы не видели сегодня Дэна Дьюсарка?

Ленни повернулась к нему.

— Нет, — ответила она, помедлив. — По-моему, не видела его дня два. Он куда-то уезжал?

— Нет, я просто хотел узнать, все ли с ним в порядке.

Хопалонг вышел во двор и остановился на крыльце, чтобы скрутить самокрутку. Значит, Дэн не говорил ей об убийстве Бада Фрейзера? Кто же тогда сообщил ей новость? И кто рассказал о происшествии в Корн-Пэтч?

Дьюсарк лежал на койке, но ему было не до сна, он думал. Сегодняшний день выдался беспокойным, пришлось поволноваться. Дьюсарка стали грызть сомнения, одолевали бессвязные и беспорядочные мысли.

Много ли знал Хопалонг? Откуда ему стало известно, где находится убежище банды? Скотокрады знали о его существовании, но имен бандитов не знал никто; за исключением, пожалуй, Покера Харриса. А этот невозмутимый ганфайтер, который и пробыл-то в этих местах всего несколько дней, узнал. А как он догадался сегодня о той тропе? Или дороге скотокрадов через Хай-Рок? И почему он не поехал через каньон Роузбад — случайно или нарочно?

Когда в барак вошел Хопалонг, Дьюсарк не спал, а лежал и смотрел, как в темноте тлеет сигарета ганфайтера. Он слышал звон шпор, когда тот стягивал сапоги, шуршание ремней и скрип кровати.

Дьюсарк долго смотрел на огонек сигареты, потом Хопалонг погасил ее.

Дэн Дьюсарк вдруг понял, что боится. Ужасно трудно было признаваться себе в этом, но он боялся, очень боялся.

Никогда прежде он не страшился смерти, просто не думал о ней. Смерть от пули или копыт и рогов взбесившегося быка не пугала его. Дэн боялся только одного — смерти в петле. Давным-давно он видел, как вешают человека, и тогда к нему пришел страх — глубокий, сковывающий, причиняющий физическую боль страх. Он нарастал последнее время, сжимая горло и холодком пробегая по телу.

Дьюсарк всю жизнь провел в скотоводческих районах. Он знал, каким бывает правосудие на границе освоенных территорий. Скорым, жестким, честным и всегда неотвратимым. Если его уличат в воровстве скота, то повесят.

Пора отсюда убираться. Давно пора. Он ничего никому не скажет. Просто уедет. Пусть Харрис сам крадет коров. Не так уж много он получил денег за краденый скот, чтобы терпеть грызущий его страх.

Будучи по натуре жестким, Дьюсарк, однако, не испытывал к Кэссиди ненависти.

Утром, — решил Дьюсарк, — оседлаю коня и улизну, поеду в Орегон.

Глава 8

Дьюсарк выбирает новую тропу

Гуртовка, организованная Бобом Ронсоном и Хопалонгом, проводилась для того, чтобы уточнить численность голов скота, проверить его физическое состояние и заклеймить молодняк. Поскольку пастбища огорожены не были, на гуртовку приглашались ковбои с соседних ранчо. Они наблюдали за клеймением и отбирали своих коров.

Всю предыдущую неделю с дальних границ ранчо к месту сбора сгоняли скот. Хотя ковбоев на «Наклонном Р» было мало, предстоящая работа не казалась им трудной: они собирались пересчитывать скот и клеймить молодняк разделив животных на небольшие группы.

Через час после рассвета стало жарко. Коровы поднимали копытами облака пыли. В них терялась тонкая струйка дыма фургона-кухни. В суматохе рабочего утра Дьюсарк не сумел незаметно уехать и теперь суетился у костра, где накаливались тавра.

Текс Миллиган отделил от стада корову беломордой породы с теленком и раскрутил лассо. Петля просвистела словно пуля, и теленок рухнул в пыль. Лошадь Миллигана тут же встала как вкопанная, уперевшись в землю всеми четырьмя копытами. Текс закрепил лассо вокруг луки седла и потащил малыша к костру.

С таврами работали Дьюсарк и Хартли. Дьюсарк схватил теленка за уши, развернул ему голову и сел на нее. Джон снял петлю лассо и уложил теленка так, чтобы одна задняя нога была подогнута, а вторая — вытянута. Теперь животное было совсем беспомощным. Уивер — владелец соседнего небольшого ранчо — подбежал к нему с тавром «Наклонного Р» и приложил его к крупу теленка, запахло паленой шерстью. Уивер посмотрел на Боба Ронсона.

— Записывай первого, «Наклонное Р»! — закричал он.

Острием ножа он нацарапал на ухе теленка знак «Наклонного Р» и отпустил его.

Хопалонг руководил всеми работами. Френчи Рютерс, Малыш Ньютон и Коротышка Монтана занимались скотом, дело продвигалось быстро.

У фургона-кухни стоял и с угрюмой досадой наблюдал за происходящим Джон Гор. Впервые он не знал, что делать. Кон не испытывал никаких сомнений, он уже подготовился к схватке. Однако к работе братья приступили охотно. Кона переполняла энергия, и он не мог стоять в стороне от дела, для него это было все равно, что убежать от противника во время драки. Уинди, Хэнк Баучер и несколько владельцев соседних маленьких ранчо тоже помогали. В стаде нашлись коровы с клеймами «3 Джи», «Соединенное Джей Эй» и «Тире Эль Ю».

Густая пыль покрыла лица ковбоев грязной маской, со сбегающими ручейками пота.

— "Тире Эль Ю", один бычок! — орал Уивер.

— А ну, давайте, чертовы лентяи! — кричал Хартли. — Подгоняйте побыстрее коров! Мы устали ждать!

Дело спорилось. Хопалонг поспевал везде. Под вытянутой шеей белого жеребца проскочил теленок и метнулся обратно в стадо, выискивая просвет в плотной массе тел. Хопалонг развернул Топпера на пятачке и снова отбил теленка от стада. Белоголовый попытался опять нырнуть под шею жеребца, но Хопалонг опередил его и погнал к костру, а корова-мать, выпучив от страха глаза, бежала позади. Мелькнуло лассо, теленок упал, и Топпер поволок его за собой.

Становилось все жарче, облако пыли увеличивалось, Френчи с Малышом Ньютоном пригнали новое стадо молодняка. Боб Ронсон задумчиво наблюдал за происходящим и точил карандаш, прежде чем перевернуть страницу тетради, в которой он подсчитывал поголовье.

Звон сигнального металлического треугольника остановил Хопалонга, который готовил лассо для годовалого бычка. Segundo натянул поводья, выбил пыль из шляпы и громко закричал:

— Хватит, ребята! Пора обедать!

Малыш Ньютон поставил свою лошадку на дыбы, развернув ее, и помчался к кухне наперегонки с Тексом Миллиганом. Они шли голова к голове, а позади несся Френчи. Раскрасневшийся Дьюсарк выпрямился у костра, где последний час накаливал тавра и улыбнулся Хопалонгу.

— С этим стадом заканчиваем, — сказал он. — Но подожди, когда пригонят бычков от Шугарлоуф.

— Драчуны?

— Пожиратели кактусов! Все до единого! Дикие, как олени. Они ползают по зарослям колючек на коленях! Точно говорю! Месяц назад видел бычка — у него на ногах стерта вся шерсть, а нос так утыкан колючками от кактусов, будто он дрался с дикобразом.

— Старые поумнее, — заметил Хопалонг. — Они поедают опунцию и умудряются при этом не исколоться. Я видел таких в Техасе, в излучине Рио-Гранде. Иногда они месяцами не пьют воды. Живут на одной опунции. Это растение на тридцать процентов состоит из воды.

— Да, таких можно поймать только лассо, — сказал Джон Гор, прихлебывая кофе из кружки. — Их в стадо не собрать. Приходится лезть в кусты и волочь на веревке каждого в отдельности. От такой работы можно сдохнуть.

— Тебе когда-нибудь приходилось ловить коров ночью? — спросил Френчи. — Вот уж работа, так работа! Мне в Техасе приходилось. Самые дикие, у которых на рогах уже мох растет, ночью иногда выходили напиться. Мы подкрадывались, потом орали и кидались прямо на них! В темноте почти ничего не видно, и любое черное пятно могло оказаться коровой. Один раз я слышал о мексиканце, который набросил лассо на медведя. Факт!

— Не сомневаюсь, — отозвался Дьюсарк. — В Калифорнии местные ковбой — вакерос — охотились за медведями с лассо только ради развлечения. А иногда стравливали их со взрослыми быками — лонгхорнами.

— Ну! — прервал его Уинди Гор. — У быка нет ни единого шанса выстоять против гризли.

— Ты зря так говоришь, — возразил Малыш Ньютон. — Однажды я видел большого лонгхорна, растерзанного и окровавленного, без одного глаза. Бык едва держался на ногах, но стоял. Я немного порыскал вокруг и когда уже собирался уезжать, наткнулся на тушу большого старого гризли. Через неделю или около того я опять был в тех краях, и этот лонгхорн уже настолько окреп, что чуть не полез со мной в драку. По-моему, он искал следующего гризли.

Уинди Гор уставился на Ньютона.

— Так я тебе и поверил! — презрительно усмехнулся он. — Это все сказки, которые обожают рассказывать мальчишки в присутствии взрослых.

Внезапно наступило молчание. Хопалонг смотрел на Джона. Старший Гор напряженно выпрямился. Как по мановению волшебной палочки, люди расступились, оставив Малыша Ньютона и Уинди Гора лицом к лицу. Гор был уверен в себе и с высокомерным презрением глядел на Малыша.

Худенький Ньютон в старой, измятой шляпе с узкими полями, оставался совершенно спокойным. У него было гладкое мальчишеское лицо и совсем не мальчишеские глаза — жизнь на Дальнем Западе заставляла взрослеть очень рано. Хопалонг, понял, что Уинди обречен.

— По-моему, — медленно произнес Малыш, — я такой же взрослый, как и ты, Уинди. И если хочешь назвать меня вруном, называй... но тогда сразу же хватайся за револьвер.

Уинди задохнулся от злости.

— Я проучу тебя! — его рука упала на кобуру.

Малыш левой выхватил револьвер и выстрелил ему в рот.

Уинди Гор отступил на полшага и упал лицом вниз у костра, его затылок и шею заливала кровь из выходного отверстия пули.

На мгновение воцарилась тишина. Затем в центр выскочил Кон Гор с искаженным от бешенства лицом.

— Ах ты, скунс вонючий! Ты убил моего брата!

Ньютон не опустил револьвер. Его голос звучал холодно:

— Он сам нарывался! Уинди всегда много болтал, и ты это знаешь. Он никогда бы не затеял ссоры, если бы не был уверен в преимуществе. Я не хочу убивать, ничего не имею против вас, только не лезьте на наши пастбища. Уинди стал задираться, и ему не повезло. Разве ты стал бы орать так, если бы убили меня? Вряд ли!

— Паренек прав, — тихо сказал Ронсон. — Уинди решил сыграть и проиграл.

— В следующий раз я не проиграю, — с яростью закричал Кон.

— Может быть. — Ньютон побледнел, однако голос его звучал спокойно. — Но лично мне не нужны ни ссоры, ни поединки.

Он неторопливо опустил револьвер в кобуру, повернулся к Горам спиной, налил кофе в свою кружку и только тогда посмотрел на Кона и его брата Джона. На мертвеца он так и не взглянул.

Хопалонг подошел к костру.

— У вас много работы. Если будем драться, никогда не закончим. Все видели, что произошло. Уинди был твоим братом, поэтому ты и завелся. Лучше забудем это.

— Мы ничего не забудем! — с бешенством крикнул Гор.

— Тогда запомни, Малыш работает на «Наклонном Р», — это заговорил Боб Ронсон, и в его голосе внезапно зазвучал вызов. — Крепко запомни, Кон Гор! Вы сами заварили эту кашу, но человек, который при мне расправился бы с ковбоем с «Наклонного Р», еще не родился. Хочешь драться, начинай сейчас!

Хопалонг вдруг почувствовал радостное волнение и заметил, что остальные очень удивились. Многие считали, что Боб Ронсон струсит, когда дело дойдет до прямого столкновения, и Хопалонг был уверен, что именно этого ждали братья Гор. И вот Ронсон открыто заявил о своей позиции. Больше всего удивился Джон Гор. Он хмуро смотрел на молодого хозяина ранчо.

— Я знаю, — добавил Ронсон более спокойным тоном, — многие думают, что я не вступаю в междоусобицу по причине недостаточной смелости. Но это не так. Я не желал проливать кровь и устраивать побоища. Наняв на работу Кэссиди, мы получили настоящего бойца, готового драться, но способного во время прекратить драку и установить мир. Здесь и сейчас я всем объявляю, что если начнется война за пастбища, «Наклонное Р» будет драться до последнего доллара, а если нужно, то и до последней капли крови. — Он помолчал. — Давайте продолжим работу.

Суровое лицо Рютерса выражало одобрение. Он поставил кружку на землю и подошел к Ньютону.

— Сегодня мы будем ездить в паре, Малыш, — отчетливо произнес Френчи.

— Никаких поездок для вас обоих, — прервал его Кэссиди. — Ты займись железками, Малыш. Ты, Френчи, будешь работать у костра. Смените Дьюсарка и Хартли.

Джон Гор во время ссоры не сказал ни слова, промолчал и сейчас, только раз взглянув на тело брата. Он с холодным отчужденным интересом смотрел поверх пламени костра на Хопалонга. Малыша Ньютона он не замечал, словно уже определил его место во всей этой истории. Затем Джон громко сказал:

— Мы закончим гуртовку, ребята, и чтобы никаких глупостей! Поняли?! Никаких!

Несколько ковбоев направились к своим лошадям, а другие принялись отлавливать свежих коней в табуне. Почти все молчали, но когда Кэссиди прыгнул в седло, к нему подошел Боб Ронсон.

— Как по-твоему, Хопалонг, Джон оставит нас в покое? Или он что-то задумал?

— По-моему, надо готовиться к войне, — быстро сказал Кэссиди. — Он, скорее всего, сделает, как обещал, — закончит гуртовку, но после надо ждать неприятностей. Я рад, что у нас есть такие ребята.

Примерно через час Хопалонг повстречался с Дьюсарком. Ковбой гнал с полдюжины коров к месту сбора.

— Не доверяю я этим Горам, — неожиданно начал Дэн. — Они до сих пор живут кровной местью и не успокоятся, пока не убьют Малыша, да некоторых из нас тоже.

Хопалонг с любопытством взглянул на него.

— Ты сказал «нас», Дэн. Выходит, ты остаешься с нами?

Дьюсарк густо покраснел.

— С чего ты взял, что я собрался уезжать?

— Догадался. Вчера вечером ты выглядел довольно смущенным. Решил остаться? Это хорошо.

Дьюсарк остановил лошадь. Его маленькие глазки секунду смотрели на Хопалонга, а потом он признался:

— Я помогал скотокрадам.

— Знаю. Однако немало хороших людей, случалось, уводили чужих коров. Главное — как человек поступает в решающий момент. Вот так, Дэн. Скоро начнется война за пастбища, и если я правильно понимаю, «Наклонному Р» предстоит сражаться в одиночестве.

— Это верно. Так можно мне остаться?

Кэссиди вдруг улыбнулся.

— Ну, конечно! Только если ты будешь объедаться, нам придется забивать по телке каждый день!

Дьюсарк рассмеялся.

— Я всегда любил поесть. — Он откусил кусок жевательного табака. — Слушай, Хопалонг, Джо Хартли ни при чем. Он знал, что я навожу скотокрадов, но сам этим не занимался. Мне хотелось, чтобы ты знал.

— Спасибо. — Хопалонг развернул коня к ближайшему оврагу. — Увидимся за ужином.

Дэн Дьюсарк, медленно пережевывая табак, смотрел вслед Кэссиди. Большой рукой с толстыми пальцами он сдвинул шляпу на затылок и оглянулся.

— Знаешь, лошадка, — тихо сказал он, — это хороший человек. Кажется, мы с тобой застрянем здесь еще на несколько месяцев.

Лошадь понимающе махнула хвостом, и Дэн Дьюсарк двинулся за коровами. Он уже давно ни к кому не испытывал привязанности. Человек не должен жить так, — подумал он. — Человек должен верить. Хопалонг правильно сказал, что хорошие люди, случается, воруют, но не становятся скотокрадами.

Вспомнив холодный, изучающий взгляд Джона Гора и поразмышляв минуту, он пришел к выводу, что мужчина может погибнуть в драке не только за себя, но и за другого. Несмотря на годы, прожитые жалко и убого, у Дэна Дьюсарка сохранилась природная человеческая мудрость. Он заключил, что больше всего следует опасаться Джона Гора. Уинди был просто болтуном, Кон — бойцом, ударной силой. Руководил ими Джон — расчетливый, хладнокровный и совершенно безжалостный. К тому же, Горы происходили из рода, где клановые узы, законы кровной мести были превыше всего.

Дьюсарк подумал о Ньютоне и нахмурился.

— Вот уж удивил! — произнес он вслух. — Я на месте Уинди сделал бы ту же ошибку. У Малыша есть характер, и револьвером он владеет совсем неплохо. Лучше меня. Похоже, Уинди уже знал, что умрет, когда схватился за оружие. В этом мальчишке что-то есть — в тот момент он выглядел настоящим мужчиной.

Больше работе ничего не мешало. Казалось, даже Кон забыл о поединке, будто получил какой-то тайный знак от Джона. Люди трудились долго и тяжко. Над кострами висела пыль. Пахло потом и паленой шерстью. День за днем росли колонки цифр в черной тетрадке Боба Ронсона, а сам он становился все серьезнее и озабоченнее.

Наконец Джон Гор появился в городе. Он отправился туда после долгих раздумий и не сообщил о своих планах никому, даже Кону. Он подъехал сразу к салуну «Невада», вошел и, оглядевшись, не обнаружил нужного ему человека. У стойки бара стоял Рохайд и внимательно наблюдал за Гором. Гор поймал его взгляд, помедлил, затем подошел к Рохайду.

— Ты видел Джекса или Лимена? — резко спросил Гор.

Рохайд заколебался, лихорадочно соображая. Затем кивнул.

— Да. Они только что пошли к Кейти.

Джон Гор вышел из салуна, пересек улицу, каждый его шаг поднимал легкие облачка пыли. Рохайд повернулся и быстро зашагал к комнате в глубине салуна, тихо постучал и вошел.

— Босс, — возбужденно доложил он, — здесь Джон Гор, он ищет Джекса и Лимена. Кажется, началось.

Пони Харпер сразу встал, глаза его горели холодным торжеством.

— Может быть, — согласился он. — Так значит, Джекс? Кларри Джекс против Кэссиди! На это стоит поглядеть.

— Это еще не все, — засмеялся Рохайд. — Они же будут здорово заняты друг другом, а на обоих ранчо полно хорошего скота.

— Ладно. — Харпер откусил кончик сигары. — Поезжай к Дэну, никому не показывайся на глаза. Передай, я хочу его видеть.

Джон Гор вошел в ресторан Кейти. Кларри Джекс и Дад Лимен пили кофе. Больше никого не было. Джекс кивком приветствовал Джона, но когда тот приблизился к столику, спокойное безразличие Джекса испарилось.

— Ты боишься Кэссиди? — требовательно спросил Джон.

На кухне Кейти с запачканными мукой руками застыла над тестом для пирога.

Кларри моргнул, затем рассмеялся.

— Кэссиди? С какой стати мне его бояться?

— Если не боишься, у меня есть для тебя работа. Малыш Ньютон убил моего брата.

— Слыхал, — кивнул Кларри. — Не думал; что Малыш на такое способен. Уинди, — добавил он, — всегда слишком много трепался.

Джон Гор поджал губы. Сам он считал точно так же, но не любил, когда об этом говорили другие.

— Даю две сотни, — холодно предложил Гор. — И премия за Ньютона, Кэссиди или Ронсона.

Джекс отхлебнул кофе, взгляд его стал настороженным.

— Как насчет Дада? Он толковый парень.

— Я о нем думал. Сотня. Премия его тоже касается.

Кларри кивнул.

— Хорошо. Завтра выезжаем.

Кейти тихо возилась на кухне, внимательно вслушиваясь в разговор. Значит, это правда. На пастбищах скоро начнется война, кровавая война. Девушка подробно обдумала ситуацию. Людей на «Наклонном Р» мало. Ей не нужно было растолковывать, на чьей стороне выступят скотокрады из Корн-Пэтч. Пони Харпер использует все свое влияние и попытается склонить чашу весов в пользу Горов. Старый Бык умер, и волки сбились в стаю, чтобы расправиться со стадом.

Подумав о Кэссиди, Кейти решила: волки вряд ли одержат победу, и обрадовалась, что Коротышка Монтана присоединился к команде «Наклонного Р». Коротышка скоро должен прийти, и она ему расскажет о сделке между Гором и Джексом. Внезапно она вспомнила еще одного человека. Хорошего человека. Относительно него у Кейти были свои планы.

Грядущая пастбищная война стала единственной темой разговоров в каждой хижине и каждом салоне — словно какой-то таинственный ветер разнес новости по округе. Местные жители знали о войне в графстве Линкольн, о междоусобице Грэхэмов и Тьюксбери, о других кровавых столкновениях, отличающихся насилием и жестокостью, которые вошли в историю Дальнего Запада.

Люди, одержимые жаждой наживы, собирались в стаю, осознав наконец что Кэссиди вновь может превратить «Наклонное Р» в оплот законности и порядка, каким оно было при жизни Старого Быка Ронсона. Покер Харрис вынашивал собственные планы и часами обдумывал их, сидя у окна в салуне. Он не верил, что Кэссиди удастся повернуть события вспять.

Кларри Джекс разгуливал по городу с привычной улыбкой на лице и всегда холодным взглядом. У него были свои причины принять предложение Гора и собственные идеи, как извлечь из приближающейся войны максимальную выгоду.

Джон Гор приехал в Корн-Пэтч к Покеру Харрису, и они долго и тихо о чем-то беседовали. Уезжал Гор в сопровождении до зубов вооруженных Дреннана, Хэнкинса и Троя. Если Джон Гор брался за дело, то всегда выполнял его основательно. Он принял решение и собирался действовать быстро.

На четвертый день после убийства Уинди Гора, в Семь Сосен приехал Бен Локк и сразу отправился к Кейти. Он даже не вспомнил о том, что сегодня уже плотно пообедал у пастухов-овцеводов. Как только Бен появлялся в городе, ноги сами несли его к Кейти.

В ресторане никого не было, и не успел он усесться, как перед ним появилась чашка кофе.

— Кейти, ты прелесть. Счастлив будет тот мужчина, который получит тебя в жены.

Кейти радостно улыбнулась, но улыбка быстро сошла с ее лица.

— Бен, у нас скоро война. Малыш Ньютон в поединке убил Уинди Гора. Каждый принимает сторону Горов или «Наклонного Р».

Бен Локк помолчал, обдумывая услышанное. Хопалонг Кэссиди пытался спасти его брата; если раньше у него были сомнения на этот счет, то сейчас они исчезли. Док Марш не станет лгать.

— Хопалонг хороший парень, — осторожно сказал он.

— Да, — подтвердила Кейти. — И Ронсон тоже, и Коротышка.

— Тебе нравится Коротышка, так ведь?

Их глаза на секунду встретились.

— Да. Он просто золото.

Бен Локк впервые почувствовал ревность. Монтана очень часто ошивался здесь, напиваясь, каждый раз приходил к Кейти, и она всегда о нем заботилась. Ходили всякие слухи, но Бен старался не обращать на них внимания, хотя иногда становилось обидно. Он допивал вторую чашку кофе, когда вошел Кларри Джекс.

Они посмотрели друг на друга и отвели глаза. Каждый почувствовал неприятный холодок.

— Вы ведь Локк? — спросил Джекс.

Бен кивнул.

— Я слыхал, вы разыскиваете убийцу брата. Удачи вам!

— Спасибо. Я найду его.

— На это понадобится уйма времени.

Локк пожал плечами.

— Похоже, я протяну еще лет тридцать-сорок. Этого больше, чем достаточно.

Джекс наконец понял, что из себя представляет Локк. Этот парень не хвастался, он добьется цели, чего бы это ему не стоило. Кларри Джекс почувствовал легкое беспокойство.

— Вы говорили с Кэссиди? — спросил он. — Знаете, вам следовало бы поговорить. Он последний видел вашего брата живым, и тот мог рассказать ему что-то, о чем Кэссиди умалчивает.

— Да, мог.

— Он не сообщил вам ничего нового?

Локк, сам не зная почему, вдруг насторожился. А что, если сам Джекс замешан в этом преступлении? Он убийца... и, несомненно, большинство своих дел предпочитал держать в тайне.

— Почти ничего. — Локк взял с тарелки пончик. — Похоже, у него в ближайшее время будет много работы.

Джекс скривился.

— Это точно. Вам стоит ещё раз поговорить с Кэссиди... пока он жив.

— Хопалонг еще поживет. Он даже может выиграть драку, — добавил Бен. — Если пошлет за своими старыми приятелями с «Тире 20».

Кларри Джекс был ошарашен. Такая мысль ему и в голову не приходила. Когда Джон Гор предложил присоединиться к его команде, Джекс был очень доволен. Он считал, что «Наклонное Р» обязательно проиграет. Но война обескровит обе стороны, и на сей счет у него были собственные планы. Раньше Кларри слышал много историй о легендарной команде ранчо «Тире 20». Крап рассказывал, что эти ковбои учинили в районе Скэйк-Баттс когда там ранили Джонни Нельсона.

— Все эти сказки о «Тире 20» — чепуха, — сказал Джекс, поднимаясь из-за стола. — Эта война — дело только местное, и если хотите узнать мое мнение, она закончится прежде, чем Кэссиди дождется помощи.

— Может быть, однако Хопалонг знает, что делает. Он везде поспевает. Я слышал, он застрелил бандита по имени Фрейзер в каком-то убежище в горах. Фрейзер — участвовал в том ограблении, когда был убит мой брат.

Кларри Джекс замер. То, что Хопалонг убил Фрейзера, он знал. Но откуда стало известно, что Фрейзер грабил дилижанс?

Он вышел из заведения, пересек улицу и поднялся в свою комнату. Сняв со стены великолепный винчестер, он негромко произнес:

— Кажется, пора начинать собственную игру... Неизвестно, что еще может обнаружить Кэссиди.

Кларри Джекс вышел, тихо притворив за собой дверь.

Глава 9

Открытая война

Если доходило до дела, Джон Гор всегда действовал быстро и решительно. Можно было атаковать дом на ранчо «Наклонное Р», когда ковбои разъедутся по пастбищам. Однако прямая атака могла дорого обойтись нападающим, останься в доме хотя бы двое мужчин. Кроме того, там жили Айрин и Ленни. Даже в Семи Соснах не одобрили бы набег, в котором могли пострадать женщины.

Джон Гор рассчитывал разделаться с ковбоями «Наклонного Р», захватив их врасплох по одиночке на пастбищах, и отрядил для этого группу всадников. Чтобы обеспечить быстроту и внезапность, он рассчитал, в каких районах будут находиться их противники, и перегнал несколько небольших табунов. В случае необходимости его всадники смогут сменить уставших лошадей на свежих. Джон Гор планировал закончить войну одним ударом, за один день. Он не подозревал, что был лишь пешкой в игре другого человека.

Дэн Дьюсарк, работавший в паре с Джо Хартли, заметил дымовой сигнал, который призывал его в Корн-Пэтч. Дэн некоторое время раздумывал, как поступить.

— Я не собираюсь выполнять их приказы, — наконец решился он, — но постараюсь узнать что-нибудь полезное для мистера Кэссиди.

— Лучше держись от них подальше, — предостерег Хартли. — Харрис хуже южного ветра в пустыне, и ты это знаешь.

— Он не догадается, что я принял другую сторону! — Дьюсарк сердито нахмурился. — Харрис, к тому же не самая большая утка в нашем пруду. Жаль, я не знаю, кто им командует. Покер, похоже, получает приказы от человека, который организовывает ограбления.

Джо Хартли свернул самокрутку и обвел взглядом горизонт.

— Может и так, — сказал он. — Но мой тебе совет: держись подальше от этого змеиного гнезда.

В Корн-Пэтч было тихо.

Дьюсарк вошел в пустой салун и неторопливо подошел к стойке. Харрис в знак приветствия кивнул.

— Что-то здесь тихо, — сказал Дьюсарк. — Куда все подевались?

— А ты сам сообрази, — пожал громадными плечами Покер. — Мы ждали этого шанса, Дэн. Война между «3 Джи» и «Наклонным Р» откроет нам пастбища. Большинство парней ушли к Горам, и как только шайку с «Наклонного Р» уничтожат, весь их скот станет нашим.

— "3 Джи" может и проиграть.

— Что? — Харрис смерил подручного тяжелым взглядом. — Ты сдурел? У Гора своя команда, не говоря уже о Кларри Джексе, Лимене, Дреннане, Хэнкинсе, Трое, да еще полдюжины наших парней. Они управятся быстро — за один день. Мы покончим с «Наклонным Р», Дэн, и покончим навсегда. В живых не оставим никого, чтобы потом некому было мстить.

— А что я должен делать?

Задняя дверь открылась, и в комнату вошел Джон Гор, Дьюсарк напрягся, понимая, что все подстроено заранее.

— Ты найдешь нам Кэссиди, — приказал Гор, — и приведешь его к Покер-Гэп.

Дьюсарк пристально посмотрел на Гора. Его впервые вдруг возмутила их уверенность в том, что он обязательно согласится. Да, он крал скот, иногда грабил людей, но никогда не заманивал честного и смелого человека в ловушку. У него возникло странное предчувствие будто время его истекло, будто уже объезжен его последний мустанг. Глупое предчувствие, но Дэн не мог с ним справиться. Он затоптал окурок и скрутил новую самокрутку.

— Кэссиди, — сказал он немного погодя, — думает сам за себя. Он не тот человек, который пойдет за мной или кем-то другим.

— А ты постарайся, — настаивал Харрис. — У нас все готово. От тебя требуется только привести его в Гэп.

— Не выйдет! — Дьюсарк медленно выпрямился. Его большая рука с толстыми пальцами лежала на стойке. Лицо окаменело. — Он не дурак. — Дьюсарк перевел взгляд на Харриса. — Ведь он перехитрил тебя в покере, а этого еще никому не удавалось, он дважды встречался с Горами и каждый раз выходил победителем! Будь уверен, он и сейчас выиграет. Я не смог бы заманить его в ловушку, даже если бы захотел. А я не хочу!

Дьюсарк торжествовал. Он увидел, что Гор покраснел от гнева, а лицо Харриса вытянулось.

— Дураки! — от волнения голос Дьюсарка звучал хрипло. — У вас нет ни единого шанса. Вы решили пойти против человека, который жестче и умнее самого Старого Быка Ронсона!

Когда он замолчал, в салуне повисла тяжелая тишина. Только на улице в траве звенели цикады, да назойливо билась о грязное стекло большая зеленая муха.

Джон Гор сжал зубами сигару и посмотрел на Покера Харриса.

— Кажется, ты говорил, что на него можно положиться. А он, по-моему, переметнулся к Кэссиди.

— Похоже на то, — согласился Харрис. — Ну так что, Дэн? Ты с кем?

Дэну Дьюсарку часто приказывали и хорошие, и плохие люди. Внезапно он осознал, что жизнь его была жалкой и неполноценной. У него был шанс выкрутиться: можно извиниться за резкие слова, принять их условия, потом спокойно уехать и все рассказать Кэссиди. А можно здесь и сейчас бросить им вызов.

Если эти двое умрут, война возможно, закончится, так и не начавшись. Во всяком случае без них выиграть войну будет намного легче. Почему бы не попробовать?

Дьюсарк поднял глаза. Он был мощного сложения, почти такой же огромный, как Харрис. Грязный и небритый, Дьюсарк в тот момент чувствовал себя великолепно, как никогда раньше.

— Я с Кэссиди, Покер, — сказал он спокойно, — с «Наклонным Р». Давно уже у меня не было возможности ездить в одной команде с такими людьми, и знаешь, мне это здорово понравилось. Харрис, ты всегда был большой крысой. А ты, Гор, дешевый трус, который боится убивать сам и натравливает на врагов стаю койотов. По-моему, в вас обоих нет ни капли честности.

Дьюсарк рассчитывал, что Гор и Харрис схватятся за револьверы, но они сидели, как будто ничего не произошло. Он ожидал вспышки гнева, но ее не последовало. Наконец Гор встал.

— Все ясно, Покер. Дай мне знать о своем решении.

Гор направился к задней двери, казалось, он сейчас уйдет. Дьюсарк проводил его глазами, но, почувствовав что-то, повернулся к Харрису. И в этот момент оба ствола обреза вспыхнули пламенем. Дьюсарк ощутил тяжелый удар в бок.

Дэну удалось выхватить револьвер, и, падая, он судорожно выстрелил три раза. Первая пуля разбила бутылку на полке позади Харриса. Вторая проделала глубокую царапину на стойке, а третья попала гиганту в горло и размозжила несколько шейных позвонков.

Джон Гор с побелевшими, крепко сжатыми губами, с каплями пота на лбу, уставился на двух лежащих мужчин. Харрис упал за стойку бара, и то, что он мертв, было ясно с первого взгляда. Дьюсарк лежал лицом вверх на посыпанном опилками полу. Под ним расплывалось большое красное пятно.

Перешагнув через тело, Гор вышел на улицу. Хоть Джон и считал себя жестким человеком, сейчас он был потрясен. Он никогда не видел, чтобы два человека умерли так неожиданно и так жестоко. Гор забрался в седло и поехал вниз по тропе к выходу из каньона.

Но Дьюсарк был еще жив. Медленно, с огромным усилием он дополз до оружейной пирамиды Харриса, табуретом выбил стекло, нащупал «шарпс» 50-го калибра и сорвал винтовку с креплений. Затем на руках развернулся к открытой двери. Ехавший шагом Гор был как на ладони.

Воздух таинственно струился то уплотняясь, то рассеиваясь перед глазами Дьюсарка. Он поймал всадника в прицел и нажал на спусковой крючок.

Винтовка бухнула и дернулась в ослабленных руках, больно ударив в плечо. За триста ярдов от салуна лошадь на мгновение замерла и повалилась. Гор успел выпрыгнуть из седла и бросился к скалам.

Дьюсарк ткнулся лицом в пол, винтовка выпала из рук, которых он уже не чувствовал.

На «Наклонном Р» Ленни Ронсон ждала, пока Хопалонг оседлает коня. Лицо ее было бледно, судя по всему, она провела бессонную ночь.

— Хопалонг, — вдруг обратилась она. — Что теперь будет?

Он взглянул на нее без тени улыбки.

— Я толком не знаю, Ленни. Видимо, это война, если наши противники не остановятся.

— Горы не остановятся, пока ты не отдашь им Малыша, и даже тогда — вряд ли.

— В таком случае будем воевать.

— Хопалонг, почему бы тебе не взять Кларри Джекса? Ты ведь сможешь уговорить Боба, он тебя слушает. А Кларри — хороший парень.

Кэссиди затянул подпругу.

— Кларри уже нашел себе место, Ленни. Он работает на Джона Гора.

— Не может быть!

— Это правда. Они с Лименом приняли сторону «3 Джи», так же, как и вся шайка из Корн-Пэтч. «Наклонное Р» будет сражаться в одиночку.

Ленни Ронсон смотрела, как Хопалонг заканчивает седлать коня. Затем, когда он забрался в седло, она схватила его за руку.

— Кларри... действительно переметнулся к ним?

— Боюсь, что да.

Губы Ленни сжались, она почувствовала себя покинутой и беспомощной. Но это не было для нее неожиданностью. Теперь она могла признаться себе в том, в чем никогда не призналась бы раньше. Как ни велико было влияние Джекса, Ленни всегда его побаивалась. Она встречалась с Кларри потому, что его не любил Боб. Именно из-за такого отношения Боба Ронсона к Джексу. А еще он был красивым, веселым и танцевал лучше всех в округе.

— Знаешь, Хопалонг, — сказала она вдруг серьезно. — Если Кларри присоединился к Горам, он мне больше не друг. Я... я... всегда подозревала, что на него нельзя положиться.

Хопалонг ждал, сворачивая самокрутку. Он знал ответы на многие вопросы, не хватало лишь фактов. Он догадывался, кто убил Джесса Локка, знал, кто грабил дилижансы и кто организовал эти ограбления, — два хладнокровных безжалостных человека. Он был абсолютно уверен, что знает, как они будут сбывать золото. Ленни встречалась с Кларри Джексом, и, если направить разговор в нужное русло, могла сообщить что-нибудь новое.

Девушка нерешительно помолчала, потом сказала:

— Кларри отлично знает местность. Когда я его впервые встретила, а это было сразу после того, как он приехал в наш город, Кларри уже все знал об этих краях. Дад однажды сказал, что Кларри — большой человек, и, если он что-то приказывает, все тут же бросаются исполнять, — не только воры из Корн-Пэтч, но и некоторые важные люди в городе.

Хопалонг спросил:

— Полагаете, он бывал здесь и раньше?

Ленни посмотрела на Френчи, Малыша Ньютона и Миллигана, которые расположились вокруг барака. Коротышка Монтана оглядывал в бинокль окрестности.

— Ленни, — произнес Хопалонг, — за всеми здешними бедами стоит один человек, максимум — двое. Один из них, по-моему, Пони Харпер, другой — Покер Харрис, хотя, он кажется, только пешка. Все думают, что центр событий находится в Корн-Пэтч, но это не так. Вероятно, Кларри Джекс знает, кто босс. Если вы вспомните, что-нибудь еще, дайте мне знать. Кларри не работал, но у него всегда водились деньги. Мне бы хотелось выяснить, с кем он связан.

Она нахмурилась.

— Был один человек... его звали Ларами. Иногда они разговаривали, но всегда наедине.

Ларами!

В этот момент на склоне холма появился Джо Хартли. Он, пришпоривая коня, понесся вниз, галопом, обогнул корраль и спрыгнул рядом с Хопалонгом.

— Они двинулись! — сказал он. — С «3 Джи» выехали всадники, встретились с еще одной группой к югу отсюда и направились в сторону нашей сторожевой хижины у Уиллоу-Спрингс.

— Где Дэн?

Хартли заметно беспокоился.

— Дэн увидел дымовой сигнал. Раньше этим сигналом его вызывали в Корн-Пэтч, когда хотели поговорить. Он уехал несколько часов назад.

— В Корн-Пэтч никакого движения?

— Нет. Но в команде «3 Джи» я узнал чалого жеребца Хэнкинса. Всадников девять. Это все, что я сумел разглядеть.

— Ладно, Джо. Оставайся здесь с Бобом Ронсоном и Китайцем. Мы едем на ранчо «3 Джи», а потом в Корн-Пэтч. Если мы понадобимся, или та шайка появится здесь и попытается атаковать дом, разожги костер на том холме. Мы увидим дым.

Во главе четырех человек он направился к ближайшим холмам. День близился к вечеру — времени оставалось мало. Хопалонг не любил кровопролития, но понимал: эта война неизбежна и ее надо выиграть. Он еще не знал, что в Корн-Пэтч, уже произошли решающие события.

Дэн Дьюсарк погиб, но погиб не напрасно. Вместе с ним ушел Покер Харрис, но намного важнее было то, что последний выстрел умирающего Дэна надолго задержал команду «3 Джи».

Верховодил на ранчо Джон Гор, ему подчинялся даже крутой и решительный Кон. И вот Джон исчез. Воинственно настроенные отряды всадников были готовы действовать и ждали только его приказа, а он так и не вернулся из Корн-Пэтч. Та последняя пуля не коснулась его, но перебила хребет лошади, и Джон оказался пешим в горах, за много миль от места, где его ждали.

В Корн-Пэтч был конь Дьюсарка, но Гор не был уверен, что Дэн умер. Спустя три часа после последнего выстрела Гор рискнул подобраться к коню Дьюсарка. Но мустанг оказался полудиким и не подпускал к себе чужака. Злобно ругаясь, Джон неуклюже погнался за конем. Высоко подняв голову и слегка повернув ее, чтобы не наступать на поводья, мустанг галопом поскакал прочь.

Потный, с ног до головы покрытый пылью, запыхавшийся от бешенства, Джон Гор остановился и снова выругался. Люди ждали босса и ждали долго, тщательно разработанный план нападения был сорван. Наконец почти в полдень, Кон решил взять командование на себя. Они направились К сторожевому домику, где предположительно должны были находиться два ковбоя «Наклонного Р». Но эти ковбои вернулись к дому на ранчо сразу после рассвета и сейчас ехали вместе с Кэссиди. Выстрел Дэна Дьюсарка оказался решающим. Главнокомандующий «3 Джи», тяжело дыша и ругаясь, стоял на заросшем полынью склоне холма в Корн-Пэтч, а не далее, чем в двадцати ярдах ждал осторожный мустанг, которому, похоже, начинала нравиться эта игра.

Ведомые Хопалонгом Кэссиди всадники пробрались через узкий овраг и выехали на открытое место. Хопалонг сразу же увидел следы. Он натянул поводья, остановился и внимательно их осмотрел. Два всадника вели в поводу несколько лошадей.

— Они едут на север, — сказал он. — Что это может означать?

— Ты уверен, что лошади шли в поводу? — спросил Миллиган. — Это могут быть те самые, которые отправились в Уиллоу-Спрингс.

— Этих лошадей вели. Всадников двое. — Хопалонг знал, о чем говорил.

Ковбои во главе с Кэссиди продолжали двигаться на восток, а затем по сигналу снова остановились перед следами еще нескольких лошадей и одного всадника. Хопалонг вытер соленый пот, стекающий на глаза, и сдвинул на затылок шляпу. Он пристально всматривался в долину, окруженную выжженными солнцем и поросшими полынью холмами, где сияло глубоким синим цветом озеро. Озеро было миражом, следы всадников — нет.

— Ставлю доллар против пончика, что противники готовят подменных лошадей! Думают быстро объехать всю округу, убирая нас поодиночке и сменяя лошадей, чтобы действовать внезапно!

— Похоже на Гора, — высказал свое мнение Френчи.

Хопалонг надвинул на лоб шляпу, и они направились дальше. На ранчо «3 Джи» никого не оказалось, только лошади в коррале. Спрыгнув с коня, Хопалонг снял жерди, закрывавшие вход, и закричал, замахал руками, разгоняя лошадей. Усмехнувшись, он повернулся к остальным.

— Френчи, и ты Малыш, охраняйте нас: если кто-нибудь появится — предупредите. Текс и Коротышка, давайте соберем здесь все съестное и спрячем так, чтобы никто не нашел. Патроны тоже. Мы облапошим эту команду. Они и не поймут, что с ними случилось!

Посмеиваясь, Текс с Коротышкой опустошили полки на кухне и в кладовых, перенесли консервы и другие продукты к яме в скалах, где все тщательно укрыли. Затем ковбои вновь сели на коней и направились на север.

Хопалонг к этому времени уже составил план действий. Первый табун лошадей враги вели на север, вероятнее всего, к ручьям Мандалей-Спрингс. Если лошади там, найти их будет совсем нетрудно. Не исключено, что это не последняя смена лошадей. Если увести всех животных или разогнать, ковбоям с «3 Джи» вскоре придется ходить пешком.

Хопалонг мысленно нарисовал карту местности, и к вечеру они нашли еще два табуна, освободили лошадей от пут и разогнали по холмам.

— Дым! — неожиданно закричал Френчи. — Как ты думаешь, это из дома?

Хопалонг прищурился на солнце.

— Нет. Наверное, сожгли сторожевую хижину на Уиллоу.

— Черт бы их побрал! — взорвался Малыш Ньютон. — У меня там осталась чистая рубашка!

— Вранье! — сплюнул Миллиган. — У тебя в жизни не было чистой рубашки!

— Что? — взревел Ньютон. — У меня-то точно была! А вот про тебя этого не скажешь. Да ты и носков в сапоги ни разу не надел!

— Так оно лучше, — весело сказал Текс. — Прохладней.

— Ну да, для парня, у которого вместо ног копыта, конечно лучше.

Хопалонг слушал и посмеивался. Перепалка напомнила ему ребят с «Тире 20»: Реда Коннорса, Джонни Нельсона, Ланки и остальных.

Солнце не спеша уходило за горизонт, унося с собой отблески последнего света. Зной сменился прохладой. В горах, где воздух разряженный, и в пустынях, где почти нет облаков, дневная жара очень быстро уступает место ночному холоду.

Кэссиди запомнил места, в которых они разогнали подменных лошадей. Даже если ковбоям «3 Джи» удастся поймать одну или две, их команда к полудню следующего дня все равно окажется в пешем строю. Ночью уставшие лошади отдохнут, но быстро скакать они уже не смогут.

Теперь Хопалонг начинал догадываться, что замыслил противник. Судя по тому, где расположились подменные табуны, Джон Гор явно не знал, что Кэссиди отозвал ковбоев с пастбищ. Он надеялся нанести несколько быстрых и решительных ударов, расправляясь с работниками «Наклонного Р» поодиночке. Очевидно, что-то у них пошло не так, как планировалось, «3 Джи» слишком запоздало с атакой. Если догадка Хопалонга была правильной, из Уиллоу-Спрингс они отправятся или на север к Мандалей-Спрингс, или на юг к Покер-Гэп. У Мандалей лошадей не окажется, как и у Раббитхоул.

Если ковбои «3 Джи» двинутся на юг, то у Покер-Гэп, вероятно, найдут свой табун, а может, устроят там лагерь.

Хопалонг разгадал намерения противника. Но не подозревал, что сам должен был появиться у Покер-Гэп, сопровождаемый Дэном Дьюсарком. Так планировал Джон Гор. Его отсутствие означало для «3 Джи» катастрофу, но этого еще никто не знал.

Ковбои «3 Джи» добрались до Покер-Гэп перед заходом солнца. Их лошади сильно устали. Оставив животных в боковом тупиковом каньоне, люди разожгли костер и приготовили ужин. На вершине холма Хэнкинс наблюдал за тропой, ожидая появления Кэссиди. И случилось так, что примерно в то время, когда Хопалонг повернул к Покер-Гэп, Хэнкинс заметил одинокого всадника.

Хэнкинс не разобрал, кто это, было слишком далеко, и очевидно, что к тому времени, когда всадник подъедет, уже окончательно стемнеет. Соскользнув вниз по склону, Хэнкинс подбежал к костру и доложил Кону Гору и Кларри Джексу, что приближается какой-то всадник, — вероятно, Кэссиди.

— Он заночует у ручья, — добавил Кон. — Вряд ли в такой темноте поедет дальше. Вот там мы его и схватим.

— Разве с ним не должен быть Дьюсарк? — возразил Трой.

— Может, что-то случилось, и план изменился. Как бы там ни было, он здесь. Это главное. Держитесь тихо и дайте ему время улечься. Кстати, до ручья далеко?

— Примерно с полмили, — сказал Баучер. — Может, немного больше.

— Интересно, где те ребята, которых не оказалось в сторожевой хижине у Уиллоу? — спросил Лимен. — Мне это не нравится. Мы запоздали, и Кэссиди наверняка что-то придумал.

Кларри откинулся на спину и закурил сигарету.

— Брось, Дад. Ты слишком много волнуешься. Мы ведь здесь, правда? Что он может нам сделать?

— Джона нет, — сказал Баучер. — И это нехорошо.

— Ну, он, наверное, уже дома, — предположил Кон, — знает, что мы на тропе. Не стоит за него беспокоиться.

А в это время в Корн-Пэтч Джон Гор разводил огонь в печке. Потный, грязный, усталый, он приплелся на истертых в кровь ногах обратно в поселок.

Тем временем к Покер-Гэп приближался Бен Локк. Он услышал, что в этом районе, в шахте над Стар-Сити, Кларри Джекс отыскал богатое месторождение золота, и пришел к тому же выводу, что и Хопалонг. Лучший способ избавиться от краденого золота — найти его в другом месте.

Если золото переплавить в новые слитки, его невозможно идентифицировать. Так добычу можно сбыть по обычным каналам, а слух о новом золотоносном участке распускал, в основном, Пони Харпер. Бен Локк слушал разговоры и подметил то, что Джекс или бездельничал в городе, или разъезжал с Горами, и времени, чтобы искать золото, у него не оставалось. К тому же за последние несколько недель Джекс не появлялся в окрестностях Стар-Сити.

Продать в большом количестве золото — не такая простая задача, как может показаться непосвященному. Если избавляться от него нелегальным путем, то цена уменьшается по меньшей мере на сорок процентов. На первый взгляд Кларри Джекс и Пони Харпер не были связаны между собой. Однако Локк был убежден в обратном. События на ранчо «3 Джи» просто играли им на руку. Джон Гор — жестокий, агрессивный, привыкший к безоговорочному подчинению, всегда относился к Кларри Джексу с пренебрежением, не разглядев под беззаботной, улыбчивой внешностью расчетливый ум.

Ночью перед кровавой перестрелкой в Корн-Пэтч Джекс заехал в поселок и наведался в салун, войдя через заднюю дверь. Бен Локк наблюдал за салуном и при появлении Джекса обрадовался. Начав практически с нуля, не имея никаких сведений о жителях Семи Сосен, он быстро пришел к заключению, что Пони Харпер не только местный политик, но и мошенник чистейшей воды. Джекс уехал из поселка. Бен Локк последовал за ним. Тропа привела его в Покер-Гэп.

Наступившая темнота не принесла покоя на эту землю. Джон Гор заканчивал ужин в Корн-Пэтч. Бен Локк устроился на ночлег у ручья Покер-Гэп, а часовые «3 Джи» приняли его за Кэссиди. Сам Хопалонг приближался к ущелью с северо-запада. И пока ковбои «3 Джи» ждали, Кларри Джекс перекинулся парой слов с Дадом и ускользнул в темноту, направившись на юго-запад.

Как животные чувствуют перемену погоды, так Кларри Джекс мог предсказать, что произойдет дальше. Этот человек знал, когда следует выйти из игры, он был достаточно проницательным, чтобы понять: убьют Хопалонга или нет, эти края становятся вредны для его здоровья.

Для Джекса не существовали такие понятия, как верность и совесть. Дад Лимен был ему нужен как подручный, обладавший прямо-таки звериной смелостью. Раньше Кларри хотелось завладеть ранчо «Наклонное Р». Теперь же его цель была — золото... все золото. Естественно, что в этот момент он меньше всего думал о Кэссиди. Он думал о Пони Харпере.

Один раз Джекс остановился. Он осмотрел горизонт и гребень хребта, который намеренно пересек, но ни одну звезду не заслонил силуэт преследователя. Тогда Кларри повернул коня и продолжил путь. Его больше не заботили старания Гора уничтожить Кэссиди. Джекс надеялся, что они будут успешными, однако для его расчетливой, эгоистичной натуры это уже не имело значения. Он поедет в убежище, возьмет оттуда все ценное, а потом отправится в шахту возле Стар-Сити и заберет золото.

На обратном пути он заедет в Корн-Пэтч и уберет Харриса, затем — в Семи Соснах позаботится о Пони Харпере. Не стоит оставлять за спиной мстительных врагов.

Позже, если пастбищная война закончится в пользу Горов и братья станут хозяевами положения, он, может быть, вернется, но сейчас он не хотел испытывать судьбу в кровавой междоусобной войне.

Кэссиди со своими людьми пересели на свежих лошадей из табунов, оставленных «3 Джи» и двинулись через скалистое ущелье. На узкой полоске неба, видимой снизу, ярко сияли звезды. Впереди и позади была кромешная тьма, в тишине только копыта стучали о камни, поскрипывали седла, да иногда всхрапывала лошадь.

Имея большой опыт пастбищных войн, Хопалонг не сразу поехал в Покер-Гэп. Он кружил по каньону Рокки, намереваясь попасть в Гэп через седловину, чтобы их не увидели часовые «3 Джи». Через час ковбои устроились на ночлег.

Френчи разведал территорию и возвратился. Он был обеспокоен.

— Видел два лагеря. Один разбит у каньона, второй прямо под нами. Во втором лагере почему-то два костра: средних размеров и футах в тридцати в скалах маленький.

Они ползком подобрались к краю крутого склона и посмотрели вниз. Все точно. Хопалонг, долго наблюдал, потом кивнул.

— Все очень просто, Френчи. Погляди на маленький костер. Свет отражается на скалах со всех сторон. Держу пари, его видно только сверху. Этот парень развел нормальный костер, который можно заметить, но сам не хочет выделяться темным силуэтом на фоне пламени. Вот он и устроился в скалах, чтобы спокойно приготовить ужин и наблюдать за большим костром.

— Будь я проклят! — сказал Рютерс. — Наверняка так и есть. Интересно, кто он.

— Давай посмотрим на другой лагерь.

Там горел большой костер, в свете которого мелькали тени нескольких человек.

— Это они, точно! — прошептал Миллиган. — Там человек девять-десять!

Хопалонг обдумал ситуацию. Эти люди выбрали хорошо укрытое место, и, может быть, одинокий путник у ручья не догадывается об их существовании, а они — о его, хотя последнее представлялось менее вероятным. Хопалонг не хотел ввязываться в драку именно сейчас. Начать перестрелку в темноте, означало подвергнуть себя опасности.

Он отполз от склона, уселся за валуном, где их не было видно снизу, и свернул самокрутку.

— Так вот, там внизу нас ждет куча неприятностей, — сказал он. — Вопрос в том, как с ними справиться, чтобы никого из нас не подстрелили.

Коротышка Монтана фыркнул.

— Внезапно налететь, стрелять с обеих рук. Они будут так ошарашены, что и ответить не успеют.

— Неплохо, — согласился Хопалонг. — Только у меня есть другая идея. Не такая уж хорошая, бывают получше, но, возможно, и она сработает.

Он тихим голосом принялся объяснять, и по ходу рассказа ковбои начали смеяться. Вся четверка не избегала драк и была готова гнать прочь с этой земли каждого, кто осмелился бы сомневаться в могуществе «Наклонного Р», но, как и почти все ковбои, эти ребята обладали грубым чувством юмора и склонностью к разного рода проделкам. То, что эта проделка могла заодно и уничтожить противника, делало ее еще привлекательней.

— Во-первых, — спросил Хопалонг, — кто из нас лучший индеец?

— Я, — быстро ответил Ньютон. — Я вырос в племени ютов и могу украсть шкуру у теленка так, что его мамаша не узнает, с какой стороны я подобрался.

— Эй! — прервал его Текс. — Не верь ему, Хопалонг. Малыш не найдет сарай посреди бела дня, даже если привяжет себя к нему веревкой. Кроме того, он слишком молод, только недавно перестал играться с погремушкой!

— Ха! — проворчал Малыш Ньютон. — Я-то, по крайней мере, перестал. А твоя — у тебя в башке!

— Ладно, идите оба. Вам нужно спуститься и увести свежих лошадей. Не связывайтесь с уставшими. Их легко отличить, даже если загнанные лошади уже обсохли, их шерсть жесткая от пота.

— И смотрите, чтобы вам копытом не отшибли голову, — посоветовал Коротышка, прислонясь спиной к валуну. — Хотя, убейте не пойму, зачем вам обоим головы.

Бормоча про себя достойные ответы, Малыш с Тексом растворились в темноте. Френчи Рютерс кивнул в их сторону и сказал:

— Малыш оказался шустрым парнем. Текс тоже ничего, но до Малыша ему далеко. — Он увидел, что Хопалонг поднялся. — Куда это ты собрался?

— На разведку. Интересно, кто тот парень у ручья. Вы сидите здесь, в случае чего прикроете Текса с Малышом. Когда я вернусь, продолжим.

Крутой склон холма, по которому предстояло спуститься Кэссиди, был покрыт галькой, местами пучками росла невысокая трава, кое-где кустился можжевельник, и Кэссиди пришлось пользоваться этим ненадежным прикрытием. Спускаться по крутому склону в темноте нелегко, главное, не поднять шум. Второй костер незнакомца уже догорал, но в первый недавно подбросили сухих веток. Кэссиди кругами осторожно подбирался к лагерю. Вдруг он услыхал мягкое шуршание. Хопалонг напряженно замер, вслушиваясь в ночь. Снова этот звук! Звук грубой одежды, трущейся о траву или кустарник! Кто-то полз совсем рядом, в дюжине футов от него и в том же направлении! Хопалонг продолжал прислушиваться, уловил движение слева и понял: к лагерю крадется несколько человек. Но заметили ли они маленький костер? Вряд ли его можно было увидеть со стороны. Хопалонг медленно и осторожно приблизился к ползущему рядом человеку, улучил момент, когда тот на мгновение поднял голову и стукнул по затылку рукояткой шестизарядника. С коротким мычанием человек ткнулся лицом в землю.

Тишина.

Вдруг ночь прорезал крик, по этому сигналу крадущиеся люди вскочили и бросились к костру. И тут же остановились, глупо озираясь. Там, где, казалось, спал человек, лежал двойной ряд камней, накрытых одеялом.

— Ушел! — Хэнкинс выругался. — Этот чертов Кэссиди нас перехитрил!

Хопалонг усмехнулся. Напрягая в темноте глаза и осторожно поворачивая голову, ему удалось распознать несколько человек: Кон Гор, Дад Лимен, Дреннан, Хэнкинс, Рохайд!

— Эй! А где Трой? — завопил Хэнкинс. — Что с ним случилось?

— Он был с нами. Что он задумал? Играть с нами в прятки?

Хопалонг поспешно ускользнул обратно к склону. Он так и не узнал, кто был этот хомбре, но тот наверняка находился где-то поблизости. Он не мог скрыться так, чтобы Хопалонг его не услышал.

Тревожный крик оповестил Кэссиди, что Троя нашли. Он различил черное пятно там, где скучились люди, затем поднялся по склону и возвратился к своим. Он с удивлением обнаружил, что Ньютон с Малышом тоже вернулись. Оба едва сдерживали смех.

— Мы разогнали всех их лошадей, — прошептал Текс. — Они теперь точно будут ходить пешком.

— Знаете, — неожиданно сказал Хопалонг, — я не видел Джекса, хотя его приятель Лимен там.

— Это точно Джекс. — Ньютон наклонился к нему. — Мы не нашли одной лошади. Путы брошены на земле, но самой лошади не было. Я наощупь обнаружил следы: человек в относительно новых сапогах вскочил в седло.

— Куда он мог сбежать? — спросил Рютерс.

Хопалонг знал, что Малыш Ньютон подумал то же самое, что и он: Кларри мог поехать на встречу с Ленни Ронсон. Затем пришла другая мысль: «А что, если он отправился в убежище? Оно находилось недалеко отсюда. Возможно, он и был боссом».

Человек, убивший Такера, отлично владел револьвером, и Кларри — тоже. В ту же секунду Хопалонг понял, что должен делать.

— Мы их спешили, ребята, — внезапно сказал Кэссиди, — а до «3 Джи» добрых тридцать миль. В лучшем случае они попадут на ранчо не раньше завтрашнего вечера. Можете спокойно возвращаться домой.

— А ты? — спросил Рютерс.

— Ну, у меня еще есть работенка, — ответил Кэссиди, — нужно кое-куда наведаться. А вы, ребята, поезжайте домой. Я вернусь завтра или послезавтра. — Он зевнул. — Кстати, всем надо поспать. Мы двинемся на рассвете, а он уже близок.

На рассвете, не успев встать, они услышали снизу из долины, дикие вопли и страшные проклятия. Седлая коня, Хопалонг усмехнулся.

— Как ты думаешь, Френчи, с чего это те бродяги так расстроились?

Малыш Ньютон ухмыляясь, неторопливо подошел к ним. Левый револьвер в кобуре лежал нормально, рукояткой назад, а правый — рукояткой вперед. Оба — для стрельбы левой рукой.

— Можем пока выпить кофе. Хопалонг, — сказал он. — Мне охота подождать и поглядеть, как эти парни потопают пешком.

— Не подъезжай слишком близко, — предупредил Миллиган, — они могут отобрать у тебя мустанга и тогда пешком пойдешь ты! Они все еще вооружены.

Коротышка Монтана встал на краю склона, на самом виду, глядя на ковбоев «3 Джи».

— Эй! — неожиданно заревел он. — Эй, парни!

Внизу все, как один, развернулись и уставились, задрав головы.

— Ну-ка, пошевеливайтесь! — орал Коротышка. — Вам шагать не больше тридцати миль или около того! Если повезет, к вечеру дойдете. То есть если у вас ноги выдержат!

Кон Гор злобно выругался и схватился за винтовку. Коротышка тут же упал на колени и откатился от края каньона, смеясь, поднялся на ноги, однако близко к склону больше не подходил.

Вскочив в седло, Хопалонг направился на восток с вполне определенной целью: ему предстояло встретиться в поединке с равным себе стрелком, возможно лучшим из тех, с кем приходилось встречаться до сих пор. Перед ним протянулась цепочка следов всадника, который ушел из лагеря «3 Джи». Все указывало на то, что всадник направляется в убежище бандитов.

А затем Хопалонг заметил другие следы: лошадь не подкована, но скакал на ней не индеец.

Кто же? Таинственный одиночка из каньона?

Еще один бандит?

Друг или враг?

Глава 10

Поединок

Последние события беспокоили Пони Харпера. К этому времени уже должны были подоспеть новости. Однако редкие всадники, заезжавшие в город, говорили, что не заметили никаких передвижений ни на пастбищах «3 Джи», ни на землях «Наклонного Р».

Это было жутко и необъяснимо. Зная жестокость и стремительность пастбищных войн, Харпер едва справлялся с волнением, вызванным отсутствием известий, В окрестностях должны были происходить многочисленные перестрелки, но только один ковбой сообщил, что слышал стрельбу, но ничего не видел. Разведчик, посланный Харпером на «3 Джи», доложил: кругом кладбищенская тишина, пустые коррали и никаких признаков жизни.

Харпер надеялся, что эта война избавит его от соперников. Его теперь беспокоил не Ронсон, а двое других. С тех самых пор как Такера нашли убитым, без денег и бумаг в карманах, Пони потерял покой. Если у Такера было с собой что-нибудь компрометирующее, это могло находиться в руках его убийцы... а Харпер точно знал, кто он.

Наконец ему донесли: четверо ковбоев вернулись на «Наклонное Р», но без Хопалонга. Куда он отправился? Опять поехал в убежище бандитов? Или на шахту возле Стар-Сити? Что он может откопать там?

Харперу казалось, что его преследует злой рок. Он провел пальцем по воротнику рубашки и с горечью выругался. И надо же, ведь все шло так хорошо! Правда, Джекс ездил вместе с Горами, и в войне за пастбища Кларри могли убить. Такая возможность его радовала, однако была слишком невероятна, поскольку Кларри всегда каким-то непостижимым образом уходил от смерти. Ведь сумел же он ускользнуть, когда уничтожили банду Дакоты Джека. Кларри представляет опасность.

К Харперу подошел Джо Тэрнер и большим пальцем ткнул в сторону Харрингтона, который стоял неподалеку.

— Он вас спрашивает.

Харрингтон улыбнулся. Пони подошел к нему и промокнул лоб платком.

— Жарко, — сказал он.

— Ага, — весело отозвался Харрингтон, — и становится еще жарче. В Корн-Пэтч нашли Покера Харриса и Дэна Дьюсарка. Оба мертвы. Говорят, похоже на поединок.

— Я думал, они работали вместе.

— Может быть. Но теперь нельзя наверняка сказать, чью сторону примет человек.

— Кто-нибудь еще есть в Корн-Пэтч?

— Никого. Поселок бросили.

— Если Джон Гор погиб, — задумчиво произнес Харпер, — войне, скорее всего, конец, — затем подумал: Кэссиди поможет Локку найти убийцу брата. Эти двое добьются своего. Харпер нахмурился, сердито глядя на свое отражение в зеркале за баром: внезапно он почувствовал усталость и страх. Рушатся все его планы...

Еще одна причина для беспокойства — золото. Его перевезли в шахту рядом со Стар-Сити. Харпер по глупости разрешил Рохайду уехать вместе с Джексом, и теперь золото никто не охранял. Рохайд должен был присматривать за Джексом, но упустил его, ганфайтер ночью покинул лагерь. Раньше Харпер был убежден, что может контролировать Кларри Джекса. Теперь он понял, что все время заблуждался. Джекс всегда с уважением выслушивал Пони, а делал по-своему.

Харрис мертв. Король скотокрадов считался неуязвимым, своеобразным символом Корн-Пэтч. Даже Старый Бык Боб Ронсон не мог установить свою власть в этом медвежьем углу. И вот Харрис, который казался таким же вечным, как сами горы, погиб, исчез, как дым. Пони Харпер облизал пересохшие губы.

Ночами он почти не спал, это было заметно по его виду. Нервы натянулись до предела, он раздражался по любому поводу. Харпер подошел к двери, выглянул на улицу и повернул голову в сторону конюшни, где первым делом останавливались приезжие.

— Хоть бы что-нибудь узнать! — сердито буркнул он. — Эта неопределенность действует мне на нервы!

Харрингтон задумчиво посмотрел на него.

— Какова ваша ставка в этой войне? Вы не приняли сторону Горов, а кроме них, события затрагивают интересы скотокрадов. Ну и, наверное, грабители дилижансов, — добавил он осторожно.

— Хотите сказать, я как-то с ними связан?

— Вы? — невинно посмотрел на него Харрингтон. — Да никому и в голову такое не придет. — Он помолчал. — А вот Джекс... Это другое дело. У него всегда водятся деньги, но где он их берет, я так и не понял. — Он закурил сигару. — До встречи, Пони!

Харпер смотрел ему вслед, крепко стиснув зубы. Надо быть осторожнее.

Джо Тэрнер наблюдал за Харпером и в душе ликовал. Если Харпер исчезнет, это будет ему на руку. С тех пор, как в городе появился Кэссиди, Тэрнер был рад, что он маленький, незаметный человек. Так оно надежней. Лучше быть маленьким человеком, но живым.

Джон Гор в конце концов поймал коня, другого, где-то потерявшего седока и вернувшегося к единственному дому, который он знал. Забравшись в седло, Гор помчался к «3 Джи» и обнаружил там пустые коррали и тишину. Не было ни продовольствия, ни оружия с боеприпасами. Вне себя от беспокойства, он взобрался на вершину ближайшего холма и внимательно осмотрел окрестности в бинокль. Вначале он не увидел ничего, а когда присмотрелся — только темную тонкую линию на горизонте, которая, как ему показалось, медленно двигалась.

Даже напрягая зрение, Гор не видел что это, возможно, стадо, бредущее к водопою. На самом деле это были его люди — злые, запыленные, с потрескавшимися от зноя и жажды губами. Полдюжины ожесточенных, мстительных, доведенных до бешенства убийц. Сильнее всех бесился Трой. Злобный по характеру после удара Хопалонга он кидался на всех, как взбесившийся койот.

Джон Гор быстро принял решение. Прежде всего нужна лошадь. На ранчо не осталось ни одной, у ручья Уиллоу-Спрингс их тоже нет. Ближайший табун находился у Мандалей. Он не подозревал, что тех лошадей тоже разогнали.

Он вскочил на загнанного мустанга. Конь, несмотря на усталость, бодро пошел рысью, и тут Джон Гор внезапно подумал о «Наклонном Р».

«Наклонное Р» находилось ближе, чем Мандалей-Спрингс. Ковбоев там наверняка нет, зато должны быть лошади. Он решительно развернул мустанга на запад. Такое малозначительное решение определило его судьбу. Джон Гор ехал навстречу своей смерти.

Если бы Гор отправился к Мандалей-Спрингс, то остался бы жив. Без подменных лошадей он бы не выбрался оттуда. Ожидая, пока конь восстанавливает силы, Джон остался бы в стороне от драки. Он же повернул на ранчо, которое считал почти покинутым, но где, в действительности, находилась вся команда, кроме двоих. Кэссиди направлялся к убежищу бандитов, а Коротышка Монтана шел по его следам, желая оказаться поблизости, когда Хопалонгу понадобится помощь, ведь там, где появлялся Хопалонг, обязательно возникали проблемы.

Под палящими лучами солнца Хопалонг сначала ехал на восток, затем свернул на юг. Вдалеке неясно вырисовывались плоские холмы и вершины горной цепи Тринити. Из-под широких полей шляпы холодные голубые глаза внимательно осматривали раскинувшееся впереди пространство — вначале рядом, затем все дальше, ощупывая каждый кустик, каждый валун, примечая малейший намек на движение. По шее стекал пот. Белая пыль поднималась из-под копыт коня и тонким слоем опускалась на гладкую шкуру коня и одежду всадника.

Вспоминая прошлое посещение убежища бандитов, Хопалонг решил: Дак Бейл так и не догадался, что он попал в каньон по каменной осыпи, и вряд ли бандиты пользовались этим входом. Если дело обстояло именно так, можно еще раз попытаться незаметно проникнуть в убежище. Ковбой вытер пот с лица, пристально вгляделся в знойное марево. Иззубренные хребты, по которым только и можно было угадать вход в каньон, высились прямо перед ним. Хопалонг пытался отыскать заросли можжевельника, на пологом склоне, по которому он спускался в прошлый раз.

Жара стояла изнуряющая. Кэссиди посматривал на небо, это напоминало ему канзасскую жару — предшественницу сильнейших гроз. Над горами небо едва заметно посерело, однако это могло ему показаться. Во всяком случае, дождевик привязан к седлу. Он так и не надевал его со дня приезда.

В первый раз Хопалонг вспомнил о бумагах, которые вытащил из карманов Такера.

В бурном потоке событий, последовавших за смертью Джесса Локка, он забыл о них, совершенно забыл!

Хопалонг уверенно продвигался вперед и наконец заметил один из гранитных осколков, отмечавших сдвиг земной коры во время землетрясения. Направившись туда, он скоро увидел над собой заросли можжевельника и долго поднимался, петляя между огромными валунами. Когда Хопалонг достиг осыпи, он спрыгнул с коня, отвязал от седла дождевик и вынул из вместительных карманов бумажник, несколько писем и немного денег. Первое письмо было адресовано Симу Такеру, город Мобити, штат Техас.

"Прилагаю 100 долларов. По прибытии получите еще 400. Остальные полторы тысячи долларов, будут выплачены по окончании работы. О Кларри Джексе вы, должно быть, слышали. Как, где и когда зависит от вас, но чем раньше, тем лучше. X. "

Это X, могло означать Харпер. Очевидно, он нанял ганфайтера, чтобы убить Кларри Джекса. Если Харпер и Джекс связаны с ограблениями дилижансов, то Харпер либо не захотел делить добычу, либо счел, что Кларри Джекс слишком опасен. Это объясняло убийство Такера.

Ганфайтера вызвали на поединок и убили, продемонстрировав бесполезность всяческих попыток покончить с Джексом. Это также означало: Джекс знал, кто нанял Такера.

Почему же в таком случае он ничего не предпринял против Харпера? Причина могла быть только одна. Джекс использовал Харпера в своих целях. Следующее письмо проясняло ситуацию.

«Ответ на запрос относительно Кларри Джекса. Фамилия и имя властям незнакомы, но описания сходятся с описанием Васко Грэхэма из Болд-Ноб. Если это один и тот же человек, то его разыскивают в связи с убийством 15-летней давности. Кажется, он участвовал в пастбищной войне в штате Техас, а позже был связан со скотокрадами в районе Пэнхендл. Известен как безжалостный убийца, хорошо владеет револьверами. Разыскивается также за ограбление в Колорадо».

К письму прилагался циркуляр" со списком вознаграждений за поимку или убийство Васко Грэхэма и бумага, удостоверяющая назначение Такера помощником шерифа. Сим Такер явно постарался, чтобы предстоящее убийство выглядело законным.

Еще одно письмо было от жены Такера, с которой он давно не жил, и в это письмо Хопалонг вложил деньги, их он отошлет вдове, как только окажется поблизости от почты.

Васко Грэхэм — преступник, застреливший своего напарника и главаря банды Дакоту Джека и завладевший его лошадью, чтобы скрыться. Это было такое же хладнокровное убийство, как и в случае с Джессом Локком. Теперь ясно, откуда Кларри Джекс так хорошо знал местность!

Стреножив Топпера в можжевельнике, Хопалонг подошел к осыпи и огляделся. Людей не увидел, но из хижины поднималась тонкая струйка дыма. Спуск по осыпи был сложен и опасен, из-за шума осыпающихся камней. Если держаться ближе к скале, то может удастся проникнуть в каньон незаметно. В последний раз проверив оружие, Хопалонг подтянул ремень и начал спускаться.

В шести милях позади Коротышка Монтана искал след Хопалонга. Если бы не пустынные смерчи, периодически заметавшие отпечатки копыт, у него не было бы проблем, потому что Кэссиди не пытался скрыть свои следы. Монтана двигался вперед, стараясь угадать цель путешествия Хопалонга.

Коротышка вытер обветренное, загорелое лицо и обругал жару. Он мечтал о дожде, многое отдал бы за полчаса дождя. Коротышка свернул влажными пальцами самокрутку, прикурил, глубоко затянулся и посмотрел на беспорядочное нагромождение скал. Наверху лениво и спокойно выписывал широкие круги стервятник. Птица не спешила, прекрасно зная, что в конце концов обязательно найдет себе пропитание.

Коротышка похлопал лошадь и двинулся дальше, надеясь найти хоть какое-нибудь укрытие от безжалостного солнца. Над Семью Соснами собирались облака. Мечта Монтаны, возможно, исполнится — хлынет дождь.

Каменный дом в каньоне когда-то построили индейцы, он был удобным и прохладным, защищенным от прямых лучей солнца. На столе стояла открытая бутылка, перед ней сидел Кларри Джекс. Его влажные каштановые волосы прилипли ко лбу, он улыбался Ларами.

— Ты говорил с Даком? — спросил Ларами.

— Только не я. Дак хороший парень, но дай ему только начать, и он заговорит тебя до смерти.

— Ты думаешь, что Ред Ривер Риган — это Кэссиди?

— Конечно, но не представляю, как он нашел это место. Я сам всякий раз нахожу этот каньон с трудом.

— Думаешь, он вернется?

— Наверняка. А когда вернется, мы его здесь похороним. Дак наблюдает за входом и пропустит его в каньон. — Джекс оценивающе смерил Ларами взглядом. — Пора раскрыть карты. Харпер нанял Такера, чтобы убить меня, а еще он хотел нанять Джесса Локка.

— Джесс не стал бы убивать за деньги.

— Пони пытался его нанять. Я видел, как они разговаривали, а позже прощупал Локка. Тот так и не дал определенного ответа, однако спросил, ладим ли мы с Харпером.

— И это все?

— Конечно, все. Харпер мечтает заграбастать все золото. До последней унции.

Ларами пожал плечами.

— Я никогда ему не доверял.

— Ну, скоро мы покончим с Кэссиди. Потом разберемся с Харпером. Если бы не эта заварушка, Харпер мог бы навести нас еще на что-нибудь стоящее. Мы отсюда смоемся, получим за золото наличными и заживем красиво.

— Интересно, что случилось с Джоном Гором?

— Не знаю. Его лошадь нашли в Корн-Пэтч мертвой. Харрис и Дьюсарк погибли в поединке. — Джекс пожал плечами. — Не думал, что у Дьюсарка хватит на это пороха.

— Да. — Ларами уселся поудобнее и с тоской посмотрел на пустой стол и бутылку. Неужели это и есть жизнь? Удирать, прятаться, стрелять в людей из засады. — Невольно призадумаешься, — неожиданно произнес он. — Покер Харрис был крепким мужиком. Я бы сказал, он держал в страхе всю округу, и вдруг — бац! И его нет! Если уж его смогли так легко убить, то других и подавно.

Они сидели молча, вдалеке прогремел гром. Оба встрепенулись.

— Дождь! Вот замечательно. Станет хоть немного прохладней.

— Хорошо, что тебе известно это место, — сказал Ларами. — Его можно искать целый год и не найти.

— Его обнаружил Дакота Джек. Удирал от погони и поехал вверх по этому ущелью. Там, где сейчас каменные ворота, проход был значительно уже. Он нырнул сюда, и погоня потеряла след. Дакота нашел ручей и с неделю отсиживался, питаясь кроликами и опунцией. Здесь еще рос дикий маис. На следующий год мы иногда заезжали в этот каньон, но после того, как нашу команду перестреляли, о нем знаю только я. Я натаскал продуктов и скрывался тут, когда работал в одиночку.

— Интересно, откуда взялся этот каньон? Ведь не речка же его проточила, эти зазубренные хребты похожи на сломанные кости.

— Человек в Эль-Пасо сказал мне, что это разлом земной коры, который может тянуться на многие мили.

— А что происходит во время землетрясения?

— Края разлома трутся друг о друга. Я никогда не был здесь во время землетрясения, да и никто, пожалуй, не был, но после него на дне каньона остаются трещины, а однажды рухнула целая скала.

Они некоторое время молча курили, потом Кларри поворошил угли в очаге, подбросил хвороста и поставил на огонь кофе.

— Как поступим с Кэссиди? Говоришь, пропустим его сюда? — спросил Ларами.

— Конечно. Мы встретим его, а Бейл встанет сзади. Хопалонг окажется на открытом месте между двух огней, у него не будет ни единого шанса.

Пока Дак Бейл наблюдал за входом, Хопалонг уже спустился в каньон. День близился к вечеру, на небе все больше и больше громоздились облака. Хопалонг со дна каньона не видел их, к тому же, ему было не до облаков. Он был одержим единственным желанием: оказаться на расстоянии выстрела от человека или людей, убивших Джесса Локка. Какие еще преступления они совершили, его в данный момент не интересовало. Застрелить тяжело раненного, беспомощного человека могли только отъявленные убийцы. Этим они поставили себя вне закона, вне человеческих отношений.

Прижавшись к стене каньона, скрытый скальным выступом, Хопалонг думал, что ему делать дальше. Теперь дымок поднимался и из амфитеатра скал, где стоял перестроенный индейский каменный дом.

Хопалонг стал осторожно продвигаться к дому. Люди, находившиеся внутри, были достойными соперниками. Каждый из них мог оказаться равным Хопалонгу: вдвоем они значительно превосходили его. Рисковать нельзя. Одной ошибки будет достаточно... она окажется смертельной.

Снова пророкотал гром, на сей раз ближе, и Хопалонг помедлил, прикидывая, как лучше поступить. Затем стал пробираться дальше.

В полумиле от него, на вершине в устье каньона, Дак Бейл смотрел в сторону Семи Сосен. Там царила непроглядная темнота, пронзаемая вспышками молний. Грозовой фронт стремительно наступал, и Даку Бейлу это совсем не нравилось: если он останется здесь, то вымокнет до нитки, да еще молния может попасть в него.

Дак повернулся, посмотрел вниз и вздрогнул. Кто-то крался вдоль задней стены ущелья!

Бейл мгновенно сообразил: Кэссиди проник в каньон!

Дак тут же начал спускаться вниз, задержись он на посту на минуту дольше, то увидел бы одинокого всадника, свернувшего в устье каньона. Это был Коротышка Монтана, который потеряв след Кэссиди, пытался отыскать его в беспорядочном лабиринте скал и заметил Бейла.

Бейл спрыгнул со скалы и бегом бросился в хижину к Ларами. Вот теперь Кэссиди у них в руках! Он в ловушке!

Но как он сюда попал? Существовал еще один вход — по каменной осыпи, — но Бейл обследовал ее и решил, что по ней невозможно спуститься незаметно: шум осыпающихся камней послужил бы сигналом. Он поспешно распахнул дверь. Ларами лежал на койке и читал журнал.

— Кэссиди здесь! — выпалил Бейл. — Как сюда попал, я не знаю, но он здесь! Я его видел!

Ларами встал и застегнул оружейный пояс. Во рту у него пересохло, сердце колотилось. Он понимал, что ему предстоит, и, несмотря на перевес в силах, чувствовал себя неуверенно.

Хопалонг добрался до края амфитеатра и сейчас находился рядом с корралем. Пятнистая лошадь, которую он видел перед ограблением, до сих пор стояла в загоне, вместе с ней было еще шесть лошадей и ни одной оседланной. Или Кларри Джекс не собирался возвращаться в Покер-Гэп, или оставил коня за пределами амфитеатра.

Каменный двухэтажный дом имел прямоугольную форму. Верхний этаж так до конца и не перестроили. Задняя стена дома почти соприкасалась со стеной утеса. Коррали находились чуть дальше.

Картину дополняли растущие тут и там сосны и пихты, некоторые подобрались совсем близко к дому. Утес — результат разлома земной коры, был из пористого песчаника. Нижняя часть стены утеса выветрилась, а верхняя нависала над домом, образуя как бы вторую крышу. Осторожно проскользнув мимо корраля, Хопалонг преодолел нагромождение камней и валунов и добрался до утеса.

Хопалонгу показалось, что легче всего проникнуть в дом через частично разрушенный второй этаж, здесь таилась опасность: людей внизу мог насторожить шум его шагов. Но если перекрытие между этажами каменное, вероятно, удастся пробраться незаметно.

Небо над каньоном закрыли облака, и в доме зажгли лампу. Хопалонг был готов двинуться вперед, но заметил, что лошади вдруг насторожились. Животные смотрели в сторону входа в каньон. Хопалонг притаился, положив правую руку на револьвер.

Мелькнула тень, кто-то проскользнул через нагромождение скал из внешнего каньона. Этот человек вел себя очень осторожно. У Хопалонга здесь не было союзников. Может, Бен Локк нашел вход в убежище, но это маловероятно. Значит, это враг, который знает, что Кэссиди в каньоне.

Дак Бейл с револьвером в руке крался вдоль стены утеса, следуя точно за Хопалонгом.

Притаившись у корраля, Хопалонг оценил ситуацию. У него был шанс выстрелами проложить себе дорогу и уйти, но он не привык уклоняться от намеченной цели. В то же время не хотелось самому схватить пулю. Кэссиди много раз участвовал в вооруженных схватках и по опыту хорошо знал, что лучший выход — это идти вперед. Он так и решил: сначала рассчитаться с убийцей Джесса Локка, который находился в доме, потом действовать по обстоятельствам.

Хопалонг одним прыжком достиг угла дома. Зазор между стеной дома и стеной утеса был узким. Помедлив секунду, Кэссиди собрался с силами, подпрыгнул и уцепился за край крыши. Подтянувшись и опираясь на подбородок, он вначале перекинул через парапет руку, затем ногу. Через минуту он вытянувшись лежал на крыше.

Ларами его не заметил. Бейл тоже. Неожиданно Ларами услышал хруст камней под сапогами, быстро повернулся с револьвером наготове. Ларами вовремя узнал в наступающих сумерках Бейла.

— Ну, и куда он делся?

— Будь я проклят, если знаю! Я же видел его здесь, честно! Куда он мог подеваться!?

Хопалонг уже сделал два быстрых шага и проник на второй этаж. Здесь он остановился и прислушался. Снаружи шептались двое.

В комнате не было окон, поэтому Хопалонг ощупью двинулся вдоль стены, пока не наткнулся на кучу мусора — явно остатки обвалившейся крыши. Осторожно обойдя мусор, он услышал негромкие голоса, а затем увидел внизу отблески света. Хопалонг подошел ближе и обнаружил в полу люк, но лестницы на первый этаж не было. Рядом с люком в перекрытии между этажами зияла щель, через нее наверх пробивался свет лампы и доносились голоса.

Голос Кларри Джекса:

— Но не здесь же?

— Дак, похоже, нервничал... ему показалось.

— Ну, Кэссиди знает об убежище и в конце концов появится, будет искать меня.

— Думаешь, Джесс Локк ему что-то перед смертью рассказал? — спросил Ларами.

— Сомневаюсь. С того места, где я спрятался, они были видны, как на ладони. Локк что-то говорил, это точно. Я слышал его голос. После того, как Хопалонг разжег костер, мне стало видно еще лучше, а когда рассвело и Хопалонг уехал, я понял: надо действовать быстро.

— Может быть, Локк никого не узнал?

— Нет. Он хорошо разглядел меня при свете молнии. Не важно, что я был в маске, он меня узнал.

— Тебе повезло, что ты наткнулся на Харпера.

— Это точно. Когда я их увидел, то поскакал мимо холма, так, чтобы потом нагнать сзади. Они следовали за Харрингтоном, и я сказал, что скакал галопом от самого города, поэтому лошадь так и устала. Харпер знал, в чем дело, но Док так ничего и не заподозрил.

Хопалонг спустил ноги в люк, повис во весь рост на руках и спрыгнул.

— Что это? — резко спросил Кларри.

— О чем ты?

— По-моему, я что-то слышал.

Ларами встал.

— Здесь есть вход, кроме двери?

— Кажется, нет. В комнате на втором этаже есть дыра в стене. Если забраться на крышу...

Вдруг мужчины резко развернулись. В темном дверном проеме, ведущем в заднюю комнату, стоял Кэссиди — локти согнуты, сильные руки на рукоятках револьверов, которые оборвали жизнь многих бандитов и ганфайтеров.

Джекс смотрел на грубое, обветренное лицо, в горящие гневом глаза и что-то в нем перевернулось. Случилось то, чему он не мог поверить. Смелость, казалось, оставила его. Вместе со страхом пришла холодная, вызывающая озноб мысль.

У него не было выбора!

Этот человек охотится за ним. Несмотря на все хитроумные уловки, он появился внезапно. Джекс тихо воскликнул и схватился за револьвер.

Мелькнули напряженные пальцы Хопалонга, и их неуловимое движение завершилось кинжальным пламенем выстрелов. Кларри Джекс, выхватывая револьвер, почувствовал удар у виска. Что-то еще толкнуло его в бок, повалив на пол. Он тяжело рухнул, а пуля из его револьвера ушла в потолок.

Револьвер, казалось, сам прыгнул в руку Ларами, его выстрел оставил глубокую отметину на дверном проеме рядом с Хопалонгом. И снова вспыхнули огнем револьверы Кэссиди.

Вдруг пол под ногами закачался, стена треснула, начал обваливаться потолок. Снаружи раздался дикий вопль ужаса, и Хопалонг моментально выскочил из дома, и в свете причудливого зигзага молнии заметил, как качнулись зазубренные вершины стен каньона. Страшный скрежет камня о камень едва не оглушил его. Хопалонг, не разбирая дороги, кинулся к выходу из ущелья. В следующую секунду сквозь грохочущую и рушившуюся тьму прорвался всадник с револьвером в руке, осадив коня прямо перед Хопалонгом. Сверкнула молния, и он узнал Локка.

— Бен! — крикнул он. — Я Кэссиди! Беги отсюда! Началось землетрясение!

Локк заставил коня подойти ближе и завопил:

— Прыгай! Прыгай позади меня!

Из обваливающегося дома выскочил Ларами и, увидев, что Кэссиди вспрыгнул на лошадь сзади Локка, остановился и вскинул револьвер. Длинное дуло шестизарядника Бена плюнуло огнем, два выстрела слились в один. Ларами шагнул назад и боком повалился на камни.

Хопалонг почувствовал, как напряглись мощные мышцы мустанга, и рванул к выходу из ущелья. Перед ними возник силуэт всадника.

— Хопалонг! — это кричал Коротышка Монтана.

— Скачи! — заорал Кэссиди. — Скачи, сукин ты сын!

Ливень хлестал сплошным потоком, но землетрясение не кончилось. Земля задрожала снова, позади в ущелье посыпались камни. Они уже вырвались из каньона, но еще долго их преследовал грохот. Блеснула молния меж далеких вершин, пророкотал гром, и Хопалонг, посмотрев назад, не увидел ничего. Горизонт был пуст!

— Поверни назад, — попросил он. — Мой конь привязан в можжевельнике наверху.

— Ты достал Джекса? — неожиданно спросил Локк.

— Кажется, да. Помешало землетрясение. Я в него попал, он свалился как раз в тот момент, когда начал палить Ларами.

— Этого я достал... точно в десятку.

— Твоего брата убил Джекс.

— Я так и понял. Он или Пони Харпер.

— Харпер как-то замешан в деле... Джекс говорил об этом, когда я прятался наверху в доме.

— Наверно, — предположил Бен Локк, — он наводил банду на дилижансы с золотом, точно не знаю.

Хопалонг нашел Топпера, тот тащил за собой на веревке ветку дикой яблони, к которой был привязан. Кэссиди забрался в седло, и они повернули к ранчо.

— Если бы не ты, — вдруг сказал Локк, — я бы ни за что не нашел это место. Ехал за Джексом, от Покер-Гэп, потом наткнулся на твои следы, потерял их, но держался в том направлении и скоро опять вышел на след Джекса.

На засыпанном обломками полу разрушенного дома застонал окровавленный человек. Затем зашевелился. От рухнувшего потолка его спасло только то, что он успел закатиться под стол. Он сел оглушенный и полуослепший, глядя невидящими глазами на развалины вокруг. Над ухом зияла глубокая, кровавая рана, по лицу струилась кровь.

Молния осветила безжизненное тело Ларами у дверного проема, и раненый зашептал проклятья, когда он вспомнил напружинившегося, одетого во все черное человека с револьверами, изрыгавшими смерть... человека, которого он убьет.

Содрогаясь от рыданий и боли, Джекс попытался доползти до двери, когда к нему через руины ощупью пробрался Дак Бейл.

— Спокойно, — сказал Бейл. — Мы, парни с Болд-Ноб, всегда держимся вместе. Я тебя вытащу отсюда.

Глава 11

Месть бандита

Текс Миллиган увидел Джона Гора, когда тот был в нескольких милях, и не спускал глаз с одинокого всадника, думая, что это возвращается Кэссиди или Коротышка Монтана. Текс, разобрав, кто это, чуть не сломал ногу, опрометью сбегая вниз по склону холма, Френчи и Малыш Ньютон слонялись возле барака.

Боб Ронсон вышел из дома, увидев рискованный спуск Текса, вместе с ним вышли доктор Марш и сестры. Ронсон встревожено спросил:

— Кто это, Текс? Что случилось?

— Гор! — выдохнул Текс, едва переводя дыхание. — Сюда едет Джон Гор! Через минуту-две будет здесь. Под ним загнанная лошадка, а выглядит он злющим, как ощипанный петух!

— Вдруг он хочет поговорить о мире. Хорошо, если так. — Ронсон обвел глазами тесный круг своих ковбоев и тихо произнес: — Разговаривать буду я.

— Босс, — возразил Ньютон, — может, он нарывается на неприятности. Может, ему нужен я. Давайте я с ним потолкую.

— Или я, — спокойно вступил Рютерс. — Малыш уже получил свою долю Горов. Я тоже хочу.

— Нет, — голос Боба Ронсона звучал твердо и властно. — Я сам с ним разберусь и разберусь так, как сочту нужным.

Бешенство Джона Гора превратилось в холодное пламя, пожиравшее каждый его нерв. Он не имел понятия, что случилось в его отсутствие, да и сейчас ему было все равно. Позже, когда он успокоится, у него будет время подумать, но сейчас его сжигало одно неодолимое стремление: найти объект и излить на него свою ярость. Джон считал себя страшно обманутым, но не людьми, а обстоятельствами. Поездка в Корн-Пэтч изолировала его от главных событий, когда в нем нуждались больше всего. Он остался без коня, в брошенном горном поселке, где компанию ему составляли лишь два трупа.

Джон Гор не представлял, что произошло. Покинутое ранчо без продовольствия, оружия и лошадей предвещало самое худшее. Судя по всему, на «3 Джи» побывали ковбои с «Наклонного Р». Где его люди, живы ли они, он не знал. Если бы Гор увидел их сейчас, он скорее всего сошел бы с ума от ярости: ковбои «3 Джи» плелись по нескончаемой сухой и пыльной равнине, с трудом передвигая стертые в кровь ноги, в сапогах совсем не предназначенных для ходьбы. Сейчас они были так же готовы к драке и пастбищной войне, как только что родившийся теленок.

Глаза Джона Гора воспалились, покрытое слоем пыли лицо было сосредоточенным и угрюмым, губы крепко сжаты от гнева, когда он въезжал во двор «Наклонного Р».

Гор ожидал найти безжизненное ранчо — только лошадей в корралях, да, возможно, Ронсонов. К Бобу Ронсону он испытывал лишь презрение, к женщинам относился раздраженно и надеялся, что они не будут путаться под ногами. Вместо этого Джон увидел тесный полукруг ожидающих его людей. Френчи, Текс, Малыш Ньютон... в дверях барака появился Джо Хартли. Чуть дальше замерла еще одна группа — две девушки и Док Марш. Прямо перед ним стоял Боб Ронсон.

— Как поживаешь, Джон? — ровным, спокойным голосом произнес Ронсон. — Слезай с коня. Я полагаю, ты пришел говорить о мире?

Это слово было для Джона, как красная тряпка для быка.

— О мире! — от ярости он охрип. — Я тебе покажу мир, идиот!

На лице Ронсона не дрогнул ни один мускул. Он сохранял спокойствие, побледнел, но был собран. Френчи, самый старший из них, облизал губы. Боб Ронсон никогда раньше не попадал в подобную ситуацию. Втайне Френчи всегда побаивался, что у Боба не хватит мужества. Больше всего ковбою сейчас хотелось выйти вперед и, взяв инициативу в свои руки, избавить босса от поединка. Однако он знал, что гордость молодого хозяина будет уязвлена. Понимая, что остальные чувствуют то же самое, он прошептал:

— Не вмешивайтесь, это его драка.

Ронсон хладнокровно сказал:

— Гор, не валяй дурака. Как мы уже говорили, пастбищ здесь хватит для нас обоих. Только ты должен оставаться по другую сторону хребта. И не думай, что если отец умер, ты можешь распоряжаться всей округой. Кроме примирения, у тебя нет выхода. Сейчас твои люди идут пешком по пустыне, полумертвые от голода и жажды. На твоем ранчо нет лошадей, нет и там, где ты их расставил. Кэссиди позаботился об этом. Харрис, с которым ты, очевидно, пытался договориться, мертв. Через несколько часов мы сравняем Корн-Пэтч с землей. Это ультиматум, — продолжал он. — Мы можем мирно договориться, и ты подпишешь соглашение, по которому будешь держать скот на своей стороне гор. А если нет, мы налетим на «3 Джи» и сожжем его дотла. Потом выкинем твоих ковбоев вон с этой земли и тебя вместе с ними!

Френчи едва сдерживал радостное возбуждение. Даже Старый Бык Ронсон в свои лучшие дни не смог бы изложить все так просто и толково. Несмотря на царящее напряжение, Френчи невольно расплылся в ухмылке.

Джон соскочил с коня так поспешно, что на секунду потерял равновесие. Затем повернулся и проревел:

— Вначале я увижу всех вас в аду!

— Жаль, Джон, — спокойно сказал Ронсон.

Джон потерял голову. Он привык побеждать, и ни за что не хотел смириться с поражением. Сейчас им владели лишь ярость и жажда убийства. Джон зарычал, и его рука метнулась к револьверу.

Все дальнейшее Френчи воспринимал в замедленном темпе. Он видел, как Джон Гор выхватил револьвер — не так быстро, как некоторые другие, но намного стремительнее Ронсона. Увидел револьвер в руке хозяина, услышал сухой резкий грохот выстрела, но невероятно! Боб Ронсон остался стоять!

Более того, Ронсон, повернувшись к противнику боком, как на стрельбище, поднял руку с револьвером. Гор выстрелил снова. А затем Боб Ронсон нажал на спуск.

Колени Джона Гора подогнулись, он медленно осел на землю и, вытянувшись, упал лицом в пыль. Ни у кого не было сомнений, что он мертв. Ронсон, сам бледный, как смерть, медленно опустил револьвер.

— Френчи, — попросил он тихо, — пусть ребята положат тело в сарай. Если сегодня его не заберут люди с «3 Джи», утром мы его похороним. — Затем он обернулся к Маршу. — Док, вам бы лучше достать свои инструменты. Кажется, я ранен.

Когда Кэссиди с Коротышкой Монтаной въехали на главную улицу Семи Сосен, дождь лил как из ведра. Они страшно устали после многочасовой скачки и хотели есть. Поставив лошадей в городскую конюшню, ковбои низко надвинули шляпы, спрятали лица в воротники дождевиков и побрели вдоль домов. Позади них, чуть поотстав, ехал Бен Локк, лицо его было сурово.

— Вот проклятые места! — с чувством произнес Монтана. — Если тут не полыхает жара, значит, все затоплено дождем.

— Ну и пусть идет дождь, — сказал Хопалонг. — Лично меня сейчас интересует только койка с одеялами. Еще несколько миль такой езды, и Топпер протер бы меня своим хребтом до самого горла.

— Что станем делать с Харпером? — спросил Коротышка. Кэссиди ознакомил его с содержанием бумажника Такера.

— Это подождет. Сначала надо решить проблемы «Наклонного Р».

На крыльце отеля они сбросили шляпы и дождевики. Войдя в тускло освещенный вестибюль, минуту подождали. Из конторы высунул голову заспанный клерк и сердито уставился на них.

— Номер десять. Возьмите ключ на стойке и не беспокойте меня.

Клерк закрыл дверь, но в постель не вернулся. Немного подумав, он натянул штаны и поспешил по коридору в комнату Пони Харпера.

Харпер уже целый час лежал без сна. Событий произошло много, а он толком ничего не знал. Он услышал легкий стук в дверь и приподнялся в кровати. Затем нащупал под подушкой револьвер и прислушался. Стук раздался снова.

— Кто там? — спросил он тихо, чтобы его слышали только за дверью.

— Это я, Джерри. У меня для вас новости!

Харпер выкатился из постели и как был в ночной фланелевой рубашке бросился открывать. Джерри вошел и быстро прикрыл за собой дверь.

— Я подумал, что вам будет интересно. В городе Хопалонг! Он и Коротышка Монтана! Приперлись минут пять назад, я дал им десятый номер.

— Кэссиди? Он что-нибудь сказал? Есть какие-нибудь новости?

— Ничего. Оба здорово потрепаны, но, похоже, целы.

— Ладно, иди спать. Утром постарайся что-нибудь выведать и дай мне знать.

К утру вести таинственным образом, как это и бывает, достигли города. Джона Гора убили, и кто — Боб Ронсон! Ковбоев «3 Джи» заманили в ловушку, угнали лошадей, и парни всю дорогу до самого ранчо брели пешком. А позже в город въехали два всадника.

Хэнкинс с Дреннаном оторвались от остальных, решили идти своей дорогой. Им тут же улыбнулась удача. Они нашли лошадей, оставленных пастись в боковом каньоне. Им и в голову не пришло сообщить ковбоям «3 Джи» о лошадях. Они забрались на коней без седел и направились в Семь Сосен.

На лицах солнечные ожоги, ноги — в ужасном состоянии, обоих покрывала корка щелочной пыли, и хотелось им только одного: убраться из этих мест подальше.

Кэссиди допивал вторую чашку кофе, когда Хэнкинс и Дреннан, шатаясь от усталости, ввалились в ресторан Кейти. Он посмотрел на них холодно и оценивающе.

— Кофе сегодня вкусный, ребята. Что будем делать? Завтракать или ссориться?

Хэнкинс угрюмо молчал, заговорил Дреннан:

— Мне нужны завтрак и ванна. А потом я уеду отсюда. Как ты на это смотришь, Хопалонг?

Руки Коротышки Монтаны были готовы схватить револьверы. Он ждал.

— И тебе, Хэнкинс, того же? — спросил Хопалонг.

Бандит хмуро кивнул, потом иронически усмехнулся.

— Ну и заварили же вы кашу, ребята, — сказал он. — И какую кашу! Если вся шайка добредет до «3 Джи», для меня это будет большим сюрпризом. Кона Гора впору было связывать, а Трой! — он покачал головой. — Вот уж крыса! Подлее хромого койота, можете мне поверить!

Кейти подала им кофе и завтрак. Пока Хэнкинс с Дреннаном ели, Коротышка, усевшись спиной к стене, рассказал последние новости. Харрис и Дьюсарк мертвы. Джон Гор убит Бобом Ронсоном, сам Боб ранен. А напоследок Коротышка сообщил самую большую новость: Бен Локк застрелил Ларами, а Кэссиди — Кларри Джекса.

В этот же день Дреннан с Хэнкинсом покинули город. К концу недели страсти улеглись. Корн-Пэтч сожгли дотла. Джона Гора похоронили рядом с братом в Семи Соснах. Боб Ронсон постепенно поправлялся.

Неугомонный Кэссиди работал наравне с ковбоями: они собирали стадо для продажи, очищали родники, укрепляли берега сухих русел, ставили изгородь для скота. Пора было ехать дальше, его ждал Гибсон с «3 ТЛ». Тем не менее Хопалонг тянул с отъездом, сам не зная почему. Пастбищная война началась внезапно и почти так же внезапно закончилась. Стало известно, что Кон Гор перегнал свой скот к востоку от Блю-Маунтинс и пасет его там.

Рохайд вернулся в город и ходил по пятам за Пони Харпером. Шериф Хэдли, наконец-то решившийся остановить кровопролитие, поехал на ранчо «3 Джи» с ультиматумом Боба Ронсона. Кон Гор молча выслушал его, затем повернулся к шерифу спиной и вошел в дом. Баучер продолжал работать на ранчо. Трой тоже нанялся туда. Дада Лимена видели в Юнионвилле, оттуда он уехал вместе с Даком Бейлом; никто не знал, куда и зачем.

Кэссиди был у Мандалей-Спрингс и поэтому узнал эту новость последним. Он уселся на крыльце и задумался.

Дад Лимен считался напарником Кларри Джекса, их почти всегда видели вместе. Дак Бейл не покидал убежища бандитов и наверняка остался жив. Относительно Ларами сомнений не было. Хопалонг сам видел, как тот получил пулю в грудь. Правда, Джекс тоже упал, но Хопалонг не стал бы утверждать, что Кларри Джекс мертв.

Странное чувство, которое беспокоило его последние десять дней, стало более определенным. Возможно, все это время Хопалонг подсознательно ощущал, что Джекс жив и представляет опасность. Хопалонг решил: надо ехать в убежище и самому во всем убедиться. Пока жив Кларри Джекс, миру здесь не бывать. Он и раньше был источником вражды, а сейчас опаснее во сто крат.

Это же беспокоило и его ковбоев.

— Ты или Хопалонг видели Джекса после того, как он упал? — спрашивал Рютерс Коротышку. — Может, он еще здесь?

— Я точно говорю вам — он мертв, — голос Коротышки звучал чересчур уверенно. — Он грохнулся на землю с окровавленной головой.

— Люди остаются в живых и после ужасных ран. Вспомни, как Карл Янгер ушел буквально изрешеченный пулями после норфилдского набега.

— Кстати, — Малыш Ньютон сдвинул свою шляпу на затылок. Лицо его с едва заметным юношеским пушком выглядело совсем по-мальчишечьи, но взгляд бы жесткий. — Я видел следы в тупиковом каньоне, что рядом с горой Сотус. Одинокий всадник как будто что-то искал или разведывал окрестности.

— А я видел такие же по эту сторону лавовых полей, — вставил Хартли. — Кто-то на гнедой лошади ночевал возле ручья.

Хопалонг добрался до Семи Сосен ближе к вечеру и сразу направился к Кейти. Она встретила его улыбкой.

— Вы видели Бена Локка? — спросил он.

— Да, он часто бывает здесь, но большую часть времени проводит в «Высокой пробе». Бен ничего не рассказывает даже мне, но по-моему, он за кем-то наблюдает. Может, за Пони Харпером.

Хопалонг задумался. Что замыслил Локк? Вероятно, он и сам не знал. Однако через некоторое время Хопалонг пересек улицу, вошел в салун и понял: Локк знает, что делает. Харпер выглядел ужасно и похудел фунтов на пятнадцать.

— Бен все время ездит, — отважилась сообщить Кейти. — Кажется, он не верит, что Джекс мертв. А вы?

Хопалонг пожал плечами.

— Он получил одну пулю, возможно две. Однако случалось, люди оставались в живых и после тяжелых ранений. Есть только один способ выяснить: съездить туда и посмотреть. Так я сделаю.

Дверь распахнулась, и в ресторан вошли Коротышка Монтана с Тексом Миллиганом.

— Как насчет кофе, Кейти? — весело потребовал Монтана. — У нас на «Наклонном Р» хороший повар, но кофе ты готовишь гораздо лучше.

— Послушай, Кейти, — прервал Миллиган. — Я хотел его увести, но это невозможно. Он прет сюда и все. Понимаю, когда тут появляются всякие койоты, — он с победным видом оглянулся, — престиж твоего заведения может пострадать, но я не смог его удержать.

— Меня удержать? — Коротышка свирепо посмотрел на Текса. — Ах ты, сморщенный пустоголовый стручок! Не родился еще человек, который смог бы меня удержать! А ты и подавно. А еще, тебя слишком мало, чтобы хватило на нормального человека. Таких тощих, как ты, надо ставить по двое в ряд, чтобы от них падала хоть какая-то тень!

— Ха! — проворчал Миллиган. — Не обращай на него внимания, Кейти. Монтана злится, потому что он такой маленький, и в седло забирается по лесенке.

Хопалонг знал: оба говорили только ради того, чтобы услышать собственный голос и постоянно посматривали на него. Хопалонг подозревал, что Коротышка с Тексом решили его охранять. Это показалось ему одновременно и забавным и приятным: от этого на сердце стало теплее — о нем беспокоятся. У Хопалонга и «Наклонного Р» осталось много врагов. Некоторые скотокрады и бандиты убиты, однако остальные еще рыскали поблизости, а владельцы ранчо, надеявшиеся поживиться за счет «Наклонного Р», вряд ли забыли горечь поражения.

Кон Гор в городе ни с кем не общался. Что у него на уме, никто не знал. Трой явно затаил обиду, а Рохайд, всюду следовавший за Пони Харпером, без особой радости вспоминал о стертых до крови ногах. Не проходило и дня, чтобы кто-нибудь не намекнул на его пристрастие к пешим прогулкам, Рохайда это раздражало, ущемляло самолюбие, и в один прекрасный день он мог от ярости потерять над собой контроль.

На следующее утро солнце едва поднялось над горизонтом, а Хопалонг уже оседлал Топпера и отправился на восток, в убежище бандитов, чтобы раз и навсегда разрешить все сомнения. Небо обложило тучами, собирался дождь. Твердой рукой направляя белого жеребца к каньону, Хопалонг внимательно оглядывал местность. Если Джекс жив и если с ним Дад Лимен и Дак Бейл, они могут устроить ему ловушку. Бандиты знают, что он пробирался в каньон по каменной осыпи, и если они в убежище, то наверняка приготовились к встрече.

Низкие облака цеплялись за высокие пики, а местами уже поглотили зубчатые вершины хребтов, проплывая ватной лавиной по горным склонам, опускаясь прозрачными хлопьями на кусты можжевельника. Вдалеке Хопалонг увидел койота, торопливо скрывшегося в кустарнике, испуганно выскочил длинноухий заяц и стремительными прыжками удрал в заросли шалфея. Природа застыла в тишине, в воздухе не чувствовалось даже легкого дуновения ветра. Топпер ходко шел по низкой поросли.

Хопалонг внимательно разглядывал землю, но никаких следов не обнаружил. Несколько раз он останавливался и прищуривался, изучая местность. Пустыня на всем своем протяжении казалась безжизненной, ничто не нарушало ее тревожного покоя. Вскоре начали попадаться одиночные скалы, заостренные глыбы, вытесненные страшным подземным давлением на поверхность. Хопалонг с тревогой думал о том, что ему предстоит. Попасть в каньон, образовавшийся в результате разлома земной коры, подверженный частым землетрясениям, — задача сложная, и он вынужден был признаться, что каждый раз приближался к этому месту с чувством благоговения.

Здесь таилось нечто большее, чего не может создать человек. Эти скалы были сотворены мощью самой природы, мощью, перед которой человек бессилен. Чудовищный катаклизм, раздробивший глубоко под землей и вытолкнувший на поверхность острые зубья гор, не был последним, силы природы лишь дремали, дожидаясь своего часа.

Над замершей землей царила непривычная тишина. В траве не слышалось звона цикад, в кустарниках не щебетали птицы. У Хопалонга возникло предчувствие надвигающейся опасности.

Топпер, навострив уши, замедлил шаг. Иногда конь сам останавливался и вглядывался вдаль. Кэссиди попытался стряхнуть гнетущее ощущение близкой беды. Он никогда не тревожился понапрасну, хотя и доверял своим предчувствиям. Нужно только правильно и вовремя в них разобраться.

Хопалонг — человек опытный и практичный, с уважением относился к дикой природе. При встрече с ней у него возникали странные ощущения, знакомые тем, кто уединенно жил на великих просторах Арктики, пустынь, океанов или в горах, за тысячи миль от жилья человека.

Большую часть жизни Хопалонг провел в таких краях, как эти, доверял шестому чувству, предупреждающему об опасности и никогда не умалял достоинств противника. Если Кларри Джекс жив, он смертельно опасен. Он хладнокровен и в то же время преисполнен жаждой мести, словом способен на все.

Каменная осыпь с виду казалась нетронутой, однако рельеф иззубренного гребня хребта изменился, а высившаяся над ним огромная гранитная скала рухнула в каньон. Хопалонг спустился вниз.

Ни во внешней, ни во внутренней части каньона признаков жизни не было, дом среди скал развалился. Стояли лишь две покрытые трещинами стены. Коррали пустовали. Хопалонг был уверен, что если Кларри Джекс жив, то здесь, в убежище, его нет.

Дно каньона превратилось в груду осыпавшихся камней, а земля у стен растрескалась и вздыбилась. В ущелье царила жуткая тишина, и ощущение мрачного одиночества заставило Хопалонга поежиться. В развалинах дома он никого не нашел, хотя на полу темнели пятна засохшей крови. Но возле корраля он обнаружил могилу.

ЛАРАМИ

1881

Он умер не в постели

Только одна могила! Кларри Джекс жив! Хопалонг бросился к хижине, в которой жил Дак Бейл. Здесь все говорило о том, что ее покинули в спешке. Хопалонг посмотрел на жеребца: тот настороженно озирался по сторонам. Кэссиди тревожно оглянулся, и вдруг перед его глазами все задрожало.

Стремительным прыжком Хопалонг вскочил в седло и перепуганный жеребец бешеным галопом понесся к устью каньона. Земля под копытами Топпера застонала, затем раздался ужасающий грохот трущихся друг о друга скал. Узкий вход в каньон, казалось, стал еще уже, но Хопалонг послал коня вперед. Вокруг трескалась земля, распространяя отвратительный запах серы, смешанный с запахом смерти. Наконец жеребец выскочил из расщелины на открытое пространство. И здесь были видны результаты землетрясения: всюду, насколько хватало глаз, в земле пролегли длинные трещины. Развернувшись на девяносто градусов Хопалонг вскоре выехал из зоны разлома и перевел Топпера на легкий галоп, затем на шаг.

Кларри Джекс жив. Так где же он? Корн-Пэтч сожгли дотла, а на ранчо «3 Джи» он едва ли поедет. Джекс привык командовать, а не подчиняться. С ним все это время был Дак Бейл, а теперь присоединился Дад Лимен.

Колесить по округе, высматривая отпечатки копыт бессмысленно. Вычислить бандитов можно с помощью логических рассуждений. Дада и Кларри знали в Юнионвилле, именно поэтому там они не появятся. Хопалонг полагал: Кларри Джексу выгодно, чтобы его считали мертвым.

Наступила ночь. Рощица тополей, росшая во впадине, обещала близость воды, туда и направился Хопалонг. Он внезапно почувствовал, что устал, да и силы Топпера тоже на исходе. Тополя не обманули: между ними поблескивал маленький пруд, питаемый грунтовыми водами. С одной стороны рощицы густо разрослась дикая яблоня, и Хопалонг разбил лагерь там, расположившись рядом с огромным стволом поваленного дерева. Продраться через кустарник, не подняв шума и треска, невозможно, а сзади его надежно прикрывало бревно. Хопалонг собрал немного сухой коры, веток и кусков полусгнившего дерева и разжег маленький костер, который не будет заметен.

Кэссиди наливал кофе, когда услышал, как стукнула о камень подкова, схватив винтовку, он откатился в кусты. Долгое время не было слышно ни звука, и он нетерпеливо пожирал глазами поставленную на землю кружку. И надо же кому-то появиться в тот самый момент, когда он собирался попить кофе!

Хопалонгу пришла неожиданная идея. Он с величайшей осторожностью вытянул руку с винтовкой, прицелом зацепил ручку кружки и медленно подтащил ее к себе. К счастью, пролилось совсем немного, и Хопалонг с наслаждением глотнул горячего кофе. Теперь пусть идут. Он готов к встрече.

Снова стукнуло копыто, на этот раз ближе. Всадник приближался очень осторожно. Послышались тихие голоса, и Кэссиди напряг слух, пытаясь уловить интонацию. Когда до него дошло, кто это, он усмехнулся и, обогнув бревно, пополз в густой траве. Хопалонг увидел на фоне звездного неба силуэты широкополых шляп и громко сказал:

— Вы, ребята, лучше кричите, когда подъезжаете к лагерю, иначе вас когда-нибудь подстрелят.

Коротышка с Тексом смущенно обернулись, услышав, как он выходит из кустарника.

— Мы думали, тебе одному скучно, — нерешительно произнес Текс.

— И поскольку уж оказались здесь, решили сообщить тебе новость.

— Какую новость? — подозрительно спросил Хопалонг.

— Ну, скоро Док с мисс Айрин собираются впрячься в одну упряжку.

— Знаю.

— А на «3 Джи» вроде как случилась заварушка. Хэнк Баучер сцепился с Коном Гором, а этот койот Трой взял и выстрелил Баучеру в спину. Док считает, что тот может выкарабкаться, но это еще вопрос.

— В этой команде люди не ладят даже друг с другом, — сказал Хопалонг. — Пошли к костру — пока кофе горячий, — и еще спросил: — Землетрясение почувствовали?

— Почувствовали?! — воскликнул Текс. — Я испугался чуть ли не до смерти. Мы были посреди пустыни, но видели, как осыпаются гребни хребтов. У плато, что к югу отсюда, обвалился целый угол.

За кофе Хопалонг поведал о событиях дня, о том, что нашел могилу Ларами, о своих догадках относительно того, что Джекс жив и скрывается вместе с Бейлом и Лименом.

— Мы слыхали, что он жив. Бен Локк отыскал следы трех всадников и среди них отпечатки копыт той пятнистой лошадки, которую ты заметил перед ограблением. Бен некоторое время шел по следу, потом потерял его. Позавчера в городе один парень рассказал, что эти трое его ограбили, отобрали всю еду. Он был страшно напуган, поэтому не сразу признался.

— По-твоему, куда направился Джекс? — спросил Миллиган.

— Трудно сказать. Может, на свой участок возле Стар-Пик?

— Едва ли, — возразил Монтана. — Теперь о нем знают слишком многие. Хотя там полно старых штреков, оставшихся от Стар-Сити, и нетрудно укрыться от посторонних глаз.

— На его месте, — сказал Текс, — я бы махнул на северо-запад, к пустыне Блэк-Сэндс, и затерялся бы там.

— Ну, — пожал плечами Хопалонг, — если бы он сбежал из здешних мест, я бы за ним не погнался. Мне уже пора двигаться дальше.

Текс подбросил в огонь веток и начал длинный рассказ о том, как пасут скот в районе Бразос, через пару минут они с Коротышкой горячо спорили о том, что лучше: набрасывать лассо или затягивать петлю.

Кэссиди прислонился спиной к бревну и рассеянно слушал. Он думал, что хорошо бы сейчас увидеться с Редом Коннорсом. Последний раз с Джонни и Меските он встречался в районе Джайлы. В тот раз они вовремя ввязались в драку и выручили его из беды. Это было в традициях старой доброй команды с «Тире 20» — стоять горой друг за друга.

Хопалонг усмехнулся, вспомнив в какие заварушки они с Меските попадали в Додже и Огаллале, но даже эти города были уже не теми, что раньше. Да и перегонять скот на север стало уже не так опасно. Сейчас самые «веселые» города — это Тумстоун и Дэдвуд. Но очень крутым ребятам осталось с полдюжины шахтерских поселков в Юте и Неваде, которые вполне могли потягаться со старыми городишками, располагавшимися на пути перегона скота из Техаса на север.

Бизонов сменили лонгхорны, которые, в свою очередь, уступили место беломордой породе. Еще немного времени, и по пастбищам пройдет плуг. Старый Запад менялся и приходилось с этим мириться.

— Что теперь? — вдруг спросил Коротышка. — Ты собираешься охотиться за Джексом?

— Возможно. — Кэссиди свернул самокрутку и вытянул онемевшие ноги. — Но он мог удрать. А что касается «3 Джи», надеюсь, они больше не будут зариться на чужое и не будут доставлять Ронсону неприятности. — Его глаза блеснули. — И мне, вроде бы, тоже.

Миллиган выглядел разочарованным.

— И это, когда драка только началась!

В 1863 году Юнионвилл процветал. В то время там было десять магазинов, шесть отелей, девять салунов, две почтово-дилижансные конторы, две аптеки, четыре конюшни и пивоварня. Каждый житель имел золотоносный участок — потенциально самый богатый. Люди без цента в кармане заключали сделки на тысячи долларов, меняли, покупали, продавали участки и богатые золотоносные жилы.

У старателей оптимизм в крови, и только оптимист может жить в землянке или шалаше, выкапывая в горе ямы в поисках призрачного счастья; однако в краях, где нашли серебряный самородок весом почти в тонну, а золотые кварцевые жилы приносили миллионы, оптимизм был в порядке вещей.

В радиусе двадцати миль от Юнионвилла возникло несколько деревушек. Некоторые просуществовали только месяцы, некоторые несколько лет, а в иных жили до сих пор. Одно из заброшенных поселений называлось Стар-Сити — хаотично разбросанные лачуги, выстроенные на склоне горы и защищенные от постороннего взгляда соседней вершиной.

Здесь в свое время нашли богатое месторождение золота. Его хватило почти на два года, а когда оно истощилось, старатели разбрелись кто куда — в Юнионвилл или в другие места. Лачуги остались. В них обитали полные надежд золотоискатели и несколько скваттеров. Оптимисты жили постоянно, а скваттеры менялись еженедельно.

Наконец разбежались даже самые упорные, и в деревушке поселились пустынные совы, крысы и летучие мыши.

Когда Дак Бейл приволок Кларри Джекса в поселок, тот едва дышал от большой потери крови. Они остановились в брошенной, но неплохо сохранившейся хижине, и Бейл, который неоднократно имел дело с огнестрельными ранениями, оказал Джексу первую помощь. Пуля рассекла кожу на голове и обнажила череп. Джек получил сотрясение мозга, но гораздо тяжелее была рана на теле. Через несколько дней Джексу стало немного лучше. Бейл смог на время уехать, чтобы связаться с Дадом, потом опять вернулся в хижину.

Целую неделю Джекс находился между жизнью и смертью, за ним ухаживал сам Дейл и Док Бентон, которого Дад Лимен, завязав ему глаза, тайком привез в поселок. Бентон, в прошлом армейский хирург, слишком пристрастившийся к бутылке, не разучился врачевать. Когда же он смог вернуться в салун Юнионвилла, Джекс уже выздоравливал. Но чем сильнее физически становился Джекс, тем раздражительнее делался его характер, наконец он стал совсем невыносимым.

Покинув Стар-Сити, бандиты устроились в одной из полудюжины хибар, расположенных в глубокой горной расщелине. Поселок некогда принадлежал «Горной Компании Хай-Корд». Похудевший, бледный и озлобленный Кларри Джекс расхаживал по комнате, еле сдерживая ярость. Дак Бейл с тревогой наблюдал за боссом. Даже флегматичный Дад Лимен посматривал на Джекса с опаской. То ли жестокое поражение, нанесенное Хопалонгом, то ли сотрясение мозга стало причиной ярости Джекса, — они не знали. Факт оставался фактом: натуру убийцы уже не скрывала завеса улыбчивости.

Дад Лимен молча жевал табак и размышлял. Можно сказать, что они с Кларри Джексом были друзьями, однако Джекс, попав в затруднительную ситуацию, хладнокровно застрелил Дакоту Джека. Лимен давно знал, что Кларри Джекс и Васко Грэхэм — один и тот же человек. Это Бейл, приятель Джекса по добрым старым временам в Болд-Ноб, открыл Лимену правду. И она не прибавила Даду уверенности в будущем.

— По-моему, — как-то раз отважился предложить он, — надо сматываться. Пока Кэссиди не уехал, нам тут делать нечего. А с Пони разберемся позднее.

— Забудь и думать об этом! — резко повернулся к нему Джекс, зло прищурив глаза. — Мы никуда не уедем, пока не умрут Кэссиди и Харпер! Мне нужно золото, но важнее покончить с Кэссиди!

— Босс, — спокойно возразил Лимен, — теперь против нас вся округа. Если останемся, то рискуем не выбраться отсюда живыми. Я говорю дело. Сейчас мы еще можем сбежать. Они не знают, что ты жив, но поверь, скоро начнут подозревать неладное. Кэссиди, — продолжил он, — объезжает местность. Бен Локк тоже, — а насколько я знаю, Ларами убил именно Локк. Вчера с вершины хребта два часа я наблюдал за Локком в бинокль. Он искал след, может быть, твой — не знаю. Он потерял его в долине, но все время смотрел на эти горы, словно собирался побывать и здесь. Точно говорю, Кларри: Локк не успокоился!

Глаза Джекса потемнели от ненависти.

— В чем дело, Дад? — презрительно усмехнулся он. — Струсил? Я не удивился бы, если бы запаниковал Бейл, но ты? — Он развернулся и пошел, но в дверях оглянулся и тихим, искаженным от злобы голосом сказал: — Никто от меня не уйдет! Поняли? Никто!

Джекс гордо шагнул за порог, и они услышали звук удаляющихся шагов. Бейл с побледневшим лицом посмотрел на Дада.

— Он и впрямь сошел с ума.

Лимен тревожно кивнул.

— Нет смысла оставаться, Дак! Никакого! Я тебе говорю, Бен Локк опасней гончей. Он не бросит взятый след! Этот парень похудел, почти не спит и все равно выслеживает нас, такой не откажется от начатого. А что касается Хопалонга, то я лучше сцеплюсь с пумой в ее логове, чем с этим хомбре. От смерти Кларри спасло только землетрясение.

— Что ты собираешься делать? — осторожно справился Бейл.

Дад Лимен не ответил. Он быстро и бесшумно встал, выглянул наружу, потом опять сел.

— Что делать? — громко сказал он. — Я от босса никуда не уйду. А что еще остается делать? Весь вопрос в том, как достать Кэссиди!

Бейл быстро взглянул на окно и притворно согласился:

— Ну да. Первым делом надо достать его, а потом отобрать золото у Харпера.

Неожиданно в комнату вошел Кларри Джекс и свирепо уставился сначала на одного, потом на другого. Бейл с Лименом поняли, что он, отойдя от дома, подкрался обратно, чтобы подслушать их разговор. Джекс прикурил сигарету, нетерпеливо затянулся и опять вышел, что-то бормоча себе под нос.

Дад Лимен посмотрел на его широкую спину. Не в его характере было стрелять исподтишка, но в этот момент выстрел в спину Джекса показался ему лучшим выходом. Может быть, это единственный шанс остаться в живых.

Кларри Джекс обернулся и пристально посмотрел на них. Взгляд был злобным и угрожающим. В его глазах появилось что-то еще, Дад Лимен понял: Кларри Джекс потерял рассудок.

Глава 12

Неуловимый враг

Неделей позже Хопалонг, сопровождаемый Тексом и Коротышкой, въехал в город. Они обыскали развалины Стар-Сити, но не нашли ничего, кроме остатков костра. По виду обгоревших веток нельзя было определить разжигали его несколько дней назад или несколько месяцев. Дада Лимена или Дака Бейла не видел никто.

Пони Харпер никогда не появлялся в одиночку: рядом с ним неотлучно находился Рохайд. Его темные глаза с желтоватыми белками все время рыскали, осматривая окна, двери и переулки. Харпер заметно похудел. Его прежде пухлые щеки обвисли. Он стал раздражительным и редко появлялся в «Высокой пробе», когда там было много народа.

Бен Локк вернулся в город и несмотря на возражения Кейти накупил припасов и собирался снова уезжать. Он признался, что ему не везет в поисках убийцы брата, но продолжал систематически обследовать район за районом. Слухи, что Кларри Джекс жив, множились. Находились те, кто недавно видел Джекса. Другие говорили, что Джекс погиб и его, умершего от ран, тайно похоронили неподалеку от Покер-Гэп.

Бен Локк встретил Хопалонга в конюшне Семи Сосен. Кэссиди только что приехал, а Локк уезжал.

— Нашел какой-нибудь след, Бен?

Локк пожал плечами.

— Пока нет. Но он жив. Я чувствую.

— Да. — Хопалонг уселся на тюк сена и чиркнул спичкой о ноготь большого пальца. — Тут надо помозговать. Следов нет, значит, придется поработать головой.

— Я в этом не силен, — сказал Бен. — Могу читать следы не хуже любого другого, могу отыскать золотую жилу в верхнем течении ручья, но это, пожалуй, и все. — Он задумчиво поглядел на Кэссиди. — Как ты считаешь, что Джекс будет делать?

— Трудно сказать, — ответил Хопалонг, — но предположим, Бейл и Лимен с ним. Им нужны, еда, патроны и укрытие. Патронов у них, вероятно, достаточно. Может, это и не так, но давай предположим, что патроны у них есть: пища, вода и надежное укрытие. Он не в Семи Соснах, это ясно. К северу от города почти вся территория принадлежит «Наклонному Р», а вода есть только на наших пастбищах. Хижину около Уиллоу-Спрингс мы отстроили заново, ребята там появляются через день. К Мандалей, Хэйстэк и Рэббитхоул мы тоже частенько наведываемся, Корн-Пэтч сожгли, там для них было бы слишком опасно. В Юнионвилле у Кларри есть враги, поэтому в городе он не появится. Покер-Гэп днем хорошо просматривается. Что остается?

— Не слишком много, — признался Бен, потом оглянулся на звук шагов и увидел Текса Миллигана и Коротышку Монтану. Оба рассматривали карту, нарисованную на полу.

Коротышка присел на корточки.

— Послушай, Бен, — сказал он наконец, — когда ты осматривал местность вокруг Стар-Сити, ты заезжал на шахту «Хай-Корд»?

— Где это?

Коротышка указал место на карте.

— Глубокий каньон вот здесь. Его трудно найти.

— Нет, — сказал Бен, — кажется, я его пропустил. Там есть вода?

— Ага. Не слишком хорошая, но вода.

Бен с серьезным видом кивнул.

— Тогда они, наверное, там. Еду туда. — Он повернулся к Хопалонгу. — Хочешь, поедем вместе, Кэссиди?

Кэссиди с сожалением покачал головой.

— Извини. Мне надо заехать на ранчо и поговорить с Ронсоном. Во всяком случае, — добавил он, — я уже доставил Кларри Джексу много неприятностей. Пока он не трогает «Наклонное Р», я оставлю его в покое.

Тем не менее Хопалонг был обеспокоен. Зная Кларри Джекса, он понимал: пока этот человек жив и находится в районе Семи Сосен, мира не жди. Но Хопалонгу уже пора двигаться дальше. Ему не терпелось отправиться на север, на ранчо Гибсона, но задерживали проблемы, которые следовало обсудить с Ронсоном. Хопалонг медлил с отъездом.

Терзаемый противоречивыми чувствами, он остановился посреди улицы, не замечая ничего вокруг.

Кэссиди не привык волноваться попусту, но беспокойство было сильным и не давало ему покоя. Хопалонг хмуро наблюдал, как Бен Локк оседлал коня и направился в сторону Покер-Гэп и дальних холмов. Коротышка с Тексом отдыхали в «Высокой пробе» за стаканчиком виски. Хопалонг присел на край деревянного тротуара.

Он злился на собственную нерешительность, которая прежде не была ему свойственна. Кэссиди смотрел на другую сторону улицы, где два старика грелись на солнышке, пересказывая друг другу истории о старых временах, проведенных в Мазер-Лоуд — богатом золотоносном районе. За ними, в дверях «Высокой пробы» стоял Пони Харпер в пиджаке, ставшем ему за последние дни великоватым. К Харперу подошел Рохайд и что-то сказал.

Увидев реакцию Пони, Хопалонг подобрался. Харпер замер, затем наклонился вперед, задавая вопрос. Рохайд ответил, махнув рукой на запад, и оба возбужденно заговорили. С интересом наблюдая за ними, Хопалонг подумал, что же их могло так взволновать. Потом они сошли с крыльца, подошли к боковому окну салуна и обследовали землю и оконную раму. Заметив вдруг, что за ними наблюдают, Харпер выпрямился и что-то тихо сказал Рохайду, который быстро взглянул на Кэссиди. Через минуту оба вошли в салун.

Не на шутку заинтересовавшийся Хопалонг немного подождал, затем перешел улицу и осмотрел землю под окном. Отпечатки были четкими: человек в сапогах небольшого размера пытался приподнять раму. Следы на подоконнике и раме говорили о том, что взломщику не удалось открыть окно.

Кларри Джекс приезжал в город!

Если он пытался проникнуть через окно в контору «Высокой пробы», то наверняка после закрытия. Салун работал до двух ночи. В какую же сторону он поехал? И что ему нужно было в салуне?

Возвратившись к коню, Хопалонг некоторое время стоял, положив руку на луку седла, и думал. Затем медленно перевел взгляд на магазин Егера, который находился в нескольких футах от «Высокой пробы». Фриц Егер, худой, сварливый старик, почивал в задней комнате магазина. Может, он слышал чего-нибудь? Хопалонг снова закрепил поводья на коновязи и зашагал к магазину.

Когда он вошел, Егер спросил:

— Хотите что-нибудь купить?

— Да. Патроны 44-го калибра. Дайте две коробки. — Пока старик копался, разыскивая патроны, Хопалонг огляделся. Типичный магазин Дальнего Запада. В центре — прилавок с товарами, в основном, мужской и женской одеждой. С трех сторон комнату опоясывал еще один прилавок, позади которого на полках, тянувшихся до самого потолка, лежало все, что может понадобиться человеку: инструменты, гвозди, винтовки, патроны, ножи, веревки, корзины, ведра и всевозможное продовольствие.

Егер положил на прилавок две коробки патронов и посмотрел на Кэссиди. Что-то в холодных глазах покупателя слегка обеспокоило его.

— Вы спите в задней комнате? — как бы между прочим осведомился Хопалонг. Егер оцепенел.

— Да. Что-нибудь еще купите? Если нет, у меня есть еще работа.

— Она подождет. — В глазах Хопалонга появился лед. — Вы что-нибудь слышали прошлой ночью, когда легли спать? Или скажем под утро, после двух?

— Что я должен был слышать? — нетерпеливо спросил Егер, глаза его бегали. — «Высокая проба» закрывается ровно в два. Через тридцать минут этот город похож на могилу.

Взгляд Хопалонга обежал полки и остановился на ящике со стамесками. Он выбрал одну и внимательно рассмотрел. Если его не обманывало зрение, такой же стамеской пытались открыть окно в салуне. Ширина та же... Он неожиданно поднял голову и уловил в глазах Егера настороженное, тревожное выражение.

— Вы продали недавно такую стамеску?

— Нет, — нерешительно промямлил Егер, — не припоминаю.

— Продали вчера? Или ее у вас отобрали?

— Нет! Вчера вечером магазин закрылся рано! А даже если и продал, неужто, думаете, я вам расскажу?

— Может, и расскажете, а может, и нет. Но если продали, то лучше рассказать.

Егер молчал, сузив глаза и упрямо выдвинув подбородок.

— Продал или нет, — произнес он с раздражением, — это мое дело. А теперь, если вам ничего не нужно, я пойду.

— Егер, — ледяным тоном сказал Хопалонг, — когда меня не сердят, я человек незлобивый, и мне нравится быть таким. Теперь, как и раньше, вашими основными клиентами будут шахты и ранчо «Наклонное Р». На «3 Джи» особо не надейтесь, а с Кларри Джексом вообще покончено. Решайте, с кем вы.

— Чтобы меня за это пристрелили? — огрызнулся Егер.

— Возможно. Иногда честный человек должен рисковать. Имейте в виду, Егер. Если у вас вчера ночью был посетитель, я об этом узнаю. Если сами не скажете, и собираетесь встать на сторону преступников, лучше закрывайте лавочку, уезжайте.

Егер заколебался, его лицо исказила ненависть.

— Ладно, — с горечью произнес он. — Вчера ночью здесь был Джекс. Он разбудил меня, купил патроны и новую винтовку. Потом взял одну из этих стамесок и предупредил, чтобы я молчал, не то он убьет меня. Потом хотел открыть окно в «Высокой пробе», но оно оказалось прибито гвоздями и Джекс смылся, когда на улице появились какие-то всадники.

— Он был один?

— Нет, с ним еще двое. Может, больше. Я видел только одного — Дада Лимена. Он вошел вместе с Джексом и стоял у окна, наблюдая за улицей.

— Что взял?

— Еду и много всякой всячины. Что еще хотите узнать?

— В какую сторону он поехал?

— Понятия не имею! — сердито ответил Егер. — Я не слежу за теми, кто сюда заходит. Не знаю, в какую сторону он поехал, и не хочу знать. До тех пор, пока Джекс меня не тронет, мне все равно, что он делает.

Кэссиди вышел из магазина и уселся на краю дощатого тротуара. Нахмурившись, сдвинул шляпу на затылок, обдумывал, что теперь предпринять. Где бы не находился раньше Джекс, сейчас он сменил логово и что-то замышляет. Едва ли он уедет из этих мест. Не тот он человек, чтобы бежать. Воспоминание о поражении будет мучить его, и Джекс, прежде чем уехать, должен одержать хоть маленькую, но победу... если он вообще собирается уезжать.

Тем не менее тот факт, что он пытался тайком пробраться в салун, свидетельствовал: отношения с Пони Харпером у них сейчас отнюдь не дружеские, и это наверняка и было причиной треволнений Харпера.

На дорогу легла тень, и Хопалонг поднял голову. Перед ним стояла Кейти — бледная и обеспокоенная.

— Хопалонг, у меня в ресторане Кон Гор. Он хочет с вами поговорить.

— Ладно. — Кэссиди поддернул оружейный пояс. — Как он?

— По-моему, нормально. По крайней мере, не ищет ссоры. Когда я сказала, что мне в ресторане не нужны никакие скандалы, он ответил: поэтому-то и выбрал его, такое место, где ты будешь вести себя спокойно.

Хопалонг дошел до ресторана вместе с девушкой и на крыльце, пропустив ее вперед, открыл дверь левой рукой. Он быстро переступил порог и встал лицом к Гору, который сидел в противоположном конце комнаты. При виде Хопалонга, Гор кивнул.

— Здорово, Кэссиди! Проходи, садись!

Хопалонг медленно пересек комнату, выдвинул стул и сел на него верхом.

— В чем дело, Кон?

Гор нерешительно помолчал, потом поднял глаза, и лицо его покраснело от смущения.

— Дела пошли не так, как надо, Кэссиди, но я хочу поговорить о мире. Мне не нужны неприятности.

— Это разумно, — согласился Хопалонг. — Мне они тоже не нужны.

Гор вздохнул с облегчением.

— Думаешь, Ронсон на это пойдет? — спросил он. — Похоже, мы были не правы. Уинди уговорил меня и Джона начать эту заварушку. Я его не обвиняю. Мы рассчитывали, что без Старого Быка молодой Ронсон не сможет дать отпор. В нем оказалось больше пороху, чем мы предполагали. Вот искали неприятности и получили их... больше, чем нужно.

— Ну, а твоя команда? Трой? Он ведь дрянной человек, Кон.

— Да. — Губы Гора скривились. — О Трое тебе не стоит волноваться. Он вышел из игры. — Гор заколебался, потом продолжил: — Я тоже не подарок, мне приходилось убивать, но когда мы с Хэнком повздорили, Трою не следовало вмешиваться и стрелять Хэнку в спину.

— И что дальше?

— Ну, я дал ему шанс, сказал: «Иди залезай в седло и сматывайся, или доставай револьвер». Он здорово разозлился, но пошел седлать. А потом, когда думал, что я не вижу, схватился за оружие. Я-то за ним наблюдал, и... словом, я оказался быстрее.

— Ладно, — коротко сказал Хопалонг. — Я говорил об этом с Ронсоном. Можешь пасти скот к востоку от Блю-Маунтинс, если признаешь право «Наклонного Р» на эти земли. Но мы никогда не допустим посягательств на наши пастбища. Воды и травы хватит на всех, Кон. Это ясно?

Гор воспринял духом.

— Конечно, ясно. Это по-честному, Кэссиди. Я всегда слышал, что ты честный и справедливый человек.

Он отодвинул стул и поднялся. Хопалонг, глядя ему вслед, подумал: это дело можно считать закрытым. Но оставался еще Кларри Джекс — его действительно следовало остерегаться. Страх и беспокойство Харпера подтверждали это. Харпер — любитель поговорить, с вкрадчивыми манерами, обычно строил планы и плел интриги, не останавливаясь перед убийством, если только это не грозило ему последствиями. Но в нем не было сердцевины, одна скорлупа. По сравнению с ним Кларри Джекс сильнее и значительно опаснее, владеет оружием не хуже лучших ганфайтеров. И очень жесток.

О том, что Джекс потерял рассудок, Кэссиди не знал, хотя иногда у него возникали смутные догадки. По действиям Джекса было видно: он не собирался уезжать.

Хопалонг зашел на кухню, налил себе чашку кофе и приблизился к столику, где сидел Харрингтон.

Управляющий шахтой взглянул на него.

— Привет, Хопалонг! Присаживайтесь.

— Спасибо, — Кэссиди попробовал кофе и поставил чашку на стол. — Вчера ночью в городе побывал Кларри Джекс.

В глазах Харрингтона мелькнуло удивление, смешанное с испугом.

— В городе? Здесь?

— Ага. Вы хорошо знаете эти края?

— Конечно. Я здесь вырос, уехал учиться на восток, работал, потом наконец вернулся. Почему вы спросили?

— Из-за Джекса. Пока он поблизости, спокойствия здесь не будет. Мне не нравится охотиться на людей, но Джекс опасен и не уберется отсюда по своей воле.

— Локк его найдет.

— Может быть, но времени уже нет. Харпер вздрагивает от каждого движения, боится собственной тени. Рохайд ходит чуть ли не на цыпочках. Я хочу знать, где в этих местах можно спрятаться. У Джекса есть еда и патроны. Нужны вода и место, где он будет в безопасности. По-моему, он скрывается недалеко от города.

— Вам и самому наверняка известно большинство источников. — Харрингтон потер подбородок. То, что Джекс был жив, беспокоило его. Шахта нуждалась в деньгах, и Харрингтон рассчитывал в ближайшее время отправить партию золота. — К северу от города находятся пастбища «Наклонного Р», там ему убежища не найти. На юге — горы и горные перевалы, слишком много путешественников. К востоку, вы сами знаете, развалины Корн-Пэтч, Юнионвилл, Стар-Сити.

— Он уже был там, — сказал Хопалонг. — Я думаю, он перебрался поближе к городу. Скорее всего готовит налет. А что на западе?

— Ну, — медленно протянул Харрингтон, — на западе пустыня Блэк-Сэнд, вода есть, только за пустыней.

— Слишком далеко. А что дальше на юге?

Харрингтон задумался.

— Прямо к западу от города, — вспомнил он, — есть лавовые поля. Не знаю... По ним нельзя пройти и сотни ярдов без риска сломать шею. Там много лавовых пузырей, тонких и хрупких, как стекло. Неверный шаг — и можно провалиться. А сами скалы — острые, как бритва. Режут любую обувь.

— Вода есть?

— Да. К востоку и чуть-чуть к северу от лавовых полей протекает ручей. Идите по краю, и вы его не пропустите. Насколько известно, дальше воды нет. Лавовые поля тянутся миль на десять, ширина их — две-три мили. Посреди несколько горных вершин.

Харрингтон ушел, Хопалонг долго сидел за второй чашкой кофе, и чем больше он размышлял, тем больше склонялся к мысли, что Джекс скрывается в лавовых полях. Оттуда нужно выходить за водой или существует источник внутри? В штате Нью-Мексико встречаются лавовые поля с бесчисленными островками, где бегут ручьи, растет трава и даже Деревья. Человек, не знающий, где они расположены, может искать целыми днями, но так и не найти. Такой островок, скрытый в здешнем лавовом поле, представляет собой идеальное убежище.

На следующее утро Хопалонг не удивился, встретив Бена Локка у Кейти Риган за чашкой кофе.

— Коротышка оказался нрав, — сказал Бен. — Джекс с приятелями жил на шахте «Хай-Корд», но они убрались оттуда несколько дней назад.

Хопалонг сел рядом.

— Есть идея. Хочешь послушать?

— Конечно. Мои идеи кончились, — Бен улыбнулся Кейти, и она налила ему еще кофе. — Кажется, мне пора уезжать. Кейти, тебе когда-нибудь хотелось жить в горах?

— В горах хорошо, — уклончиво ответила Кейти. — Мне хотелось жить во многих местах.

— Когда закончу эту охоту, поеду домой. Может быть, один, а может, нет.

Хопалонг усмехнулся, поднимая чашку к губам, и поймал подозрительный взгляд Кейти. Он подмигнул ей и сказал:

— В горах нельзя жить одному. По крайней мере, долго. Мужчине нужна компания.

— На что это вы оба намекаете? — грозно спросила Кейти, пряча улыбку. — Перестаньте говорить загадками. — Она направилась было на кухню, но остановилась. — Мужчине, которому в горах нужна компания, лучше отправляться туда поскорее. Не то он так и проживет всю жизнь холостяком.

Глава 13

Последняя схватка

С кухни донеслось шипение яичницы. Хопалонг внимательно посмотрел на Локка. Парень ладно скроен, с симпатичным, давно небритым лицом, одежда поношенная, но чистая. Серые, выразительные, с легкой смешинкой глаза смотрели на мир с задумчивым интересом и пониманием. «Кейти, подумал Хопалонг, сделала правильный выбор».

— Что ты решил? — спросил Локк. — Насчет Джекса?

Хопалонг изложил идею, возникшую у него после разговора с Харрингтоном.

— Вероятно, я не прав, — добавил он, — но Джекс прячется в лавовых полях. По-моему, надо ехать туда и посмотреть, что к чему. В городе наверняка есть его люди, поэтому нам лучше быть поосторожней и выезжать по отдельности.

Хопалонг выбрал тропу, ведущую к «Наклонному Р», но милях в трех от города тропа спускалась в овраг, и он повернул жеребца и скрылся в ближайших зарослях можжевельника. Там, под прикрытием деревьев, по длинному отлогому склону добрался до гребня и быстро перевалил через него. С верхней точки каньона Мьюл открывался прекрасный вид на лавовые поля, до которых было примерно пять миль. В воздухе струились горячие волны, на в бинокль поля просматривались хорошо. Над ними высилось несколько вершин, и, судя по всему, в полях могла быть вода. С этого расстояния лава казалась черной и страшной. Хопалонг хорошо понимал, почему люди обходили это место стороной. Это играло на руку Кларри Джексу.

Бен Локк ждал в устье каньона. Когда Хопалонг подъехал, Бен, улыбаясь, поднялся на ноги.

— Вижу, ты добрался без приключений. — Он кивнул в сторону лавовых полей. — Жуткое место. Кажется, на этот раз мы найдем нашего противника.

— Вполне возможно. — Кэссиди присел на корточки перед маленьким костром, который развел Локк. Сухие ветки горели без дыма. — Когда стемнеет, переберемся к самому краю полей.

— Да, днем они наверняка наблюдают. — Бен вопросительно поглядел на Хопалонга. — Кейти — отличная девушка, да?

Хопалонг рассмеялся.

— Она готовит лучший кофе в здешних местах. На твоем месте я не стал бы долго выжидать.

Локк нахмурился.

— Я слышал, она водит дружбу с Коротышкой.

— Услышать можно все, что угодно. — Хопалонг еще раз посмотрел на лавовые поля. — Не обращай внимания!

День подходил к концу, солнце огромным красным шаром закатывалось за горизонт. Тени удлинялись, свет исчезал. Горы окрасились пурпурным цветом. Рядом стремительно пролетел козодой, охотившийся за ночными насекомыми. Хопалонг встал и оседлал Топпера.

— Подождем еще минут двадцать, — предложил он. — На фоне этих гор нас не видно, пока не выедем на открытое пространство.

Наконец они тронулись. Желания разговаривать не было. Прежде чем они проехали первую милю, на небе начали вспыхивать звезды, и на всякий случай Хопалонг неожиданно повернул к северу. Если за ними наблюдали, то смена направления помешает подготовить западню.

Около десяти часов они напоили коней из ручья, затем отвели в заросшую травой выемку в стене лавы. Локк вскарабкался наверх и сделал несколько шагов по застывшей поверхности. Его глазам предстал суровый и пустынный, неповторимо прекрасный пейзаж: зубчатые каменные выступы, переходящие в мягко вздымающиеся волны, похожие на мгновенно застывший океан. Ни дерева, ни кустика, ни травинки, только однообразные, перекатывающиеся холмы лавы, зазубренные на поверхности, острые словно битое стекло.

Локк хмуро смотрел вдаль, вспоминая Джесса. Брату всегда нравились суровые и дикие места. Его убили именно тогда, когда жизнь только началась!

Кэссиди тоже забрался наверх, теперь они молча стояли рядом. Присутствие много повидавшего ганфайтера, успокаивало Бена.

— Они там, — сказал Кэссиди. — Где-то нашли себе убежище. Мы знаем, что Джекс на самом деле — Васко Грэхэм и бывал в этих краях вместе с Дакотой Джеком, а тому они были известны лучше, чем индейцу пайуту.

Бен Локк кивнул, вглядываясь в темноту.

— Да. Но где?

Хопалонг показал на ближайшую вершину.

— Попробуем поискать там. С горы должен быть сток, вероятно, есть грунтовые воды. Скорее всего вода у подножия. Во всяком случае начнем оттуда.

Локк внезапно поднял голову.

— Послушай!

— Хопалонг долго прислушивался, потом где-то позади них раздалось пронзительное тявканье койота, а впереди — стук топора!

— Они там, — согласился он. — Им нужны дрова. Наверное, в том месте есть и вода, и деревья.

— Да.

Локк выбросил сигарету.

— Хопалонг, — тихо сказал он, — никогда не знаешь, что тебя ждет. Возможно, этот раз будет для меня последним. Ребята очень серьезные. Если со мной что-нибудь случится, обещай, что рассчитаешься с Джексом.

— Один из нас должен это сделать, — согласился Хопалонг. — Он совсем взбесился.

— И скажи Кейти... — голос Бена замер в нерешительности. Затем он пожал плечами. — А, к черту все! Я сам ей скажу!

Кэссиди рассмеялся.

— Конечно. И я так думаю.

Локк с удивлением посмотрел на ганфайтера.

— Неужели ты не боишься смерти? Если да, то по твоему виду этого не скажешь.

Хопалонг пожал плечами.

— Наверное, не боюсь. Она ведь обязательно придет, и ничего тут не поделаешь. Я не думаю о своей судьбе. Просто иду вперед, не рискую понапрасну, а там — будь что будет.

Бледное утреннее солнце наполовину поднялось над горизонтом, когда они разожгли Костер. Локк поставил кипятить воду для кофе, а Хопалонг собирал сухие ветки.

В воздухе повеяло ароматом кофе, смешанного с дымком костра. Локк потер заспанные глаза и поежился от утреннего холода.

— Там должна быть тропа, — сказал он. — Придется ее отыскать.

Хопалонг помедлил:

— Мы не знаем, куда идти. Лава, когда текла, огибала одну из этих вершин, поэтому между двумя потоками могло остаться пустое пространство, может быть, несколько футов, а может, его вообще нет. В лавовых полях чертовски трудно что-нибудь предсказать. Кроме того, на поверхности есть пузыри, тонкие, как яичная скорлупа. Наступаешь на них и летишь вниз, на дно, и никто тебя не найдет. Надо идти с палкой и простукивать перед собой дорогу — пустоты звучат иначе.

— Они пробирались сюда другим путем.

— Наверное, но нам не остается ничего другого.

Пока Локк седлал коней, Хопалонг закидал костер и уничтожил все следы. Он забрался в седло и повернулся к Бену.

— Ты поезжай на север, а я на юг. Если найдешь тропу, ведущую внутрь, выйди в пустыню и собери горку камней. Я сделаю то же самое.

Бен Локк вспрыгнул на коня.

— Ладно. Удачи! — пожелал он и двинулся вдоль границы лавовых полей.

Хопалонг повернул на юг. Лава здесь стояла стеной, похожая на высоченный забор, у подножия которого валялись черные обломки. Дальше она переходила в устрашающую черную застывшую волну, покрытую трещинами. Около часа он ехал вдоль стены и хотел уже поворачивать обратно, когда увидел вдруг отпечаток огромной кошачьей лапы. Соскочив с жеребца и осмотрев землю, Кэссиди нашел другие. Это были следы горного льва — пумы — и вели они прямо в лавовые поля!

Хопалонг, остановив коня, прошел по следам до глубокой выемки в стене, которая, казалось, заканчивалась зарослями можжевельника. Продравшись сквозь кусты, Хопалонг обнаружил между двумя застывшими потоками лавы узкую тропу, ведущую в поля. Возвратившись назад, он собрал горку камней, затем повел Топпера за собой. Следы пумы, нигде не обрываясь, шли по тропинке, и Кэссиди, зная повадки этих животных, решил, что зверь направился в логово. В таких местах у хищников не было добычи, и только вода или логово могли привести сюда. Кроме отпечатков лап пумы, других следов не было.

Около получаса Хопалонг шел вперед, затем тропа резко спускалась вниз, и Кэссиди увидел зеленые верхушки сосен. Он оставил Топпера на узком пятачке, где тот едва мог развернуться, и пополз по лаве туда, где виднелись ветки деревьев.

Под ним была округлая глубокая впадина площадью не более трех акров, по ее краям в центре часто росли сосны, а к дальней стене привалился полуразрушенный каменный домик. Из трещины в скале вытекал ручеек. Когда-то раскаленная лава натолкнувшись на скалы из песчаника и известняка, обогнула их и получилось закрытое пространство, где зеленела сочная трава и росли деревья. Неподалеку паслись пять лошадей. Из дома вышел человек и выплеснул воду из ведра. Это был Дад Лимен.

Возвратившись на тропу Кэссиди пробрался по ней к впадине, которую только что осматривал сверху. Тропа заканчивалась нагромождением скал и густой порослью дикой яблони и сосняка. Он сделал шаг вперед и услышал низкое, предупреждающее рычание. Повернув голову, Хопалонг увидел, что под ним, чуть левее на скале, подобравшись, изготовилась к прыжку огромная пума. Ему были видны только голова и плечи, но этого оказалось достаточно, чтобы понять — этот хищник — самый большой, с которым ему приходилось встречаться. Прижав к голове уши, пума не отрывала от Хопалонга злых зеленых глаз, потом, обнажив клыки, зарычала.

Кэссиди неподвижно стоял, не отводя взгляда. Пума редко нападает на человека. Однако эта может подумать, что ее загнали в угол, и тогда обязательно будет драться. Выстрел предупредит Джекса, в этом случае предстоит смертельная схватка не только с хищником, но и тремя преступниками. Хопалонг ждал, положив руку на револьвер. Пума снова зарычала, как ему показалось, менее решительно. Кэссиди спокойно стоял, стараясь не провоцировать огромную кошку.

Через минуту пума поднялась и, обернувшись в последний раз, исчезла. Хопалонг с облегчением выдохнул, затем проскользнул между деревьями. Он знал свои возможности, знал, что не сможет достать бандитов одновременно, но хотел подойти к ним как можно ближе.

Дак Бейл вышел из дома и направился прямо в его сторону, потом наклонился, чтобы собрать сухие сучья. Очевидно, шестое чувство предупредило Бейла, потому что он вдруг поднял глаза.

— Если ты закричишь, Дак, я тебя продырявлю, — тихо произнес Хопалонг.

Вытянутые губы Бейла перекосились.

— Кто... кто ты?

— Кэссиди, а для тебя — Ред Ривер Риган, делай как я скажу, и останешься целым.

Секунду бандит смотрел на него, вдруг сердито хлопнула дверь и кто-то позвал:

— Дак! Куда ты подевался?

С другой стороны впадины прозвенел голос:

— Выходи с поднятыми руками, Дад! Мне нужен Джекс!

Дак Бейл нырнул вниз и в сторону и выхватил револьвер в тот момент, когда тишину расколол грохот выстрелов. Ослепленный Хопалонг отшатнулся назад. Пуля, вылетевшая неизвестно откуда, расщепила ствол дерева рядом с его головой, и в лицо брызнули мелкие щепки. Он швырнул револьвер в кобуру и бросился на землю, яростно протирая глаза, пытаясь откатиться в кусты. Прозвучал еще один выстрел, пуля с жутким визгом срикошетила от камня. Наконец он укрылся за большим бревном и открыл глаза. Внезапно воцарилась тишина, и вдруг раздался дикий крик Бейла:

— Я прикончил Кэссиди! Я убил Хопалонга!

— Заткнись! — потребовал холодный голос. — Это я выстрелил от двери!

Джекс! Хопалонг решил немедленно действовать. Он осторожно поднялся и от дерева к дереву двинулся к дому.

— Сколько их? — спросил Дад.

— Кажется, двое. Ну, без Кэссиди пристрелить второго будет нетрудно, — ответил Бейл. — Пошли за ним.

— Подожди, — голос Кларри Джекса звучал необычно. — Может, их больше.

— Стреляли только двое, — уточнил Дад. — Ты уверен, что убил Кэссиди?

— Я видел, он упал, — подтвердил Бейл, — рухнул как подкошенный.

Локк, подумал Кэссиди, наверное, все слышал. Теперь Бен решит, что я мертв и будет искать возможность расправиться со всеми тремя бандитами. Хопалонг был уверен, что Бен не уйдет, не рассчитавшись с Кларри Джексом.

— Второй сбежал, — вдруг сказал Лимен. — Пойду посмотрю.

С воинственным видом он направился к соснам на другом конце котловины. Дак Бейл с беспокойством глядел ему вслед, но Кларри Джекс развернулся и вскоре тоже исчез среди деревьев.

Хопалонг ждал, пытаясь угадать, где Бен Локк и что он задумал. С той стороны впадины не было слышно ни звука, но вдруг совсем рядом хрустнула ветка!

Тишина — а затем — звук шагов, крадущихся, но спокойных, уверенных шагов, как будто на прогулке. Человек ступал без страха и даже немного небрежно.

Завороженный неправдоподобием ситуации, охваченный неизвестностью, Хопалонг ждал, глядя на прогалину между деревьями. В звуке шагов было что-то странное и необычное...

— Кэссиди!

Голос раздался сзади!

— В молниеносном развороте Хопалонг выхватил оружие. Перед ним стоял Кларри Джекс, высохший, с осунувшимся лицом и волчьим выражением глаз. Одно неуловимое движение — и в его руках оказался револьвер.

Хопалонг, подобравшись, словно рысь перед прыжком, открыл огонь с обеих рук, кинжальное пламя его револьверов перекрещивалось с выстрелами Джекса. Кэссиди почувствовал, как голову обдало волной воздуха от пролетевшей рядом пули, и с грохочущими и прыгающими в руках револьверами начал приближаться к противнику. Джекс отступил. Его рубашка покрылась алыми пятнами, губы, растянутые в рычании, исказились гримасой боли.

Но несмотря на это, он снова поднял руку с оружием, и Кэссиди опять выстрелил. Джекс зашатался, оперся спиной о дерево, кровь, брызнувшая из раны на голове, залила лицо, и он упал, перекатившись на бок. Рука все еще сжимала револьвер.

Хопалонг прекратил стрелять и ждал. Револьвер выпал из ослабевших пальцев Джекса, и он уткнулся носом в ковер из сосновых иголок. Кэссиди подбежал к нему и опустившись на колено рядом с умирающим ганфайтером, перевернул его на спину. Глаза Джекса открылись.

— Обманул... обманул тебя, — прошептал он хрипло. — Странное эхо... здесь.

Его глаза подернулись пеленой, и Хопалонг медленно встал, заталкивая патроны в барабан револьвера.

К нему приближался Бен Локк, ведя перед собой Дака Бейла с поднятыми руками. Он видел их перед собой, но шаги звучали сзади!

— Вот ведь как бывает! — с удивлением произнес Бен.

— Это все стена, — сказал Бейл. — Тут во впадине везде так. Утесы как-то странно отражают звук, и он вроде как доносится с другой стороны.

— Где Дад?

— Он хотел убить меня, — ответил Бен, — и проиграл первый выстрел. — Локк взглянул на тело Кларри Джекса. — Теперь ты его застрелил. Джесс может спать спокойно.

В двух милях от «Наклонного Р» их увидел Коротышка. Вместе с Миллиганом и Рютерсом он помчался им навстречу.

Коротышка посмотрел на Бена.

— Я гляжу, ты взял Дака, — сказал он. — А остальные?

— Они больше никого не побеспокоят, — ответил Бен. Он увидел, что к ним скачет Ленни Ронсон на черной кобыле. — Но ей лучше пока не говорить.

Хопалонг натянул поводья, когда рядом с ним остановилась Ленни, а Бен двинулся со своим пленником дальше. Коротышка Монтана с усмешкой посмотрел им вслед.

— Вот едет человек, который через неделю женится! Помяни мое слово!

— Он? — удивился Миллиган. — Кто за него пойдет?

— Кейти.

— Кейти? — Френчи уставился на него широко раскрытыми глазами. — Я думал, эта заявка давно забита тобой. Разве не ты у нее все время ошивался?

— Конечно у нее, — усмехнулся Монтана, и его загорелое обветренное лицо расплылось в широкой улыбке. — Кейти — моя сестра!

— Твоя сестра? — Миллиган посмотрел на него с притворным ужасом. — Кто бы мог подумать, что такое страшилище, как ты, и она выросли вместе! Она прекрасна, словно гнедая кобылица с белыми чулками на тонких ногах, а ты — такой же жуткий, как утро после попойки.

— Ха! — насмешливо воскликнул Коротышка. — Кто бы говорил! Да у тебя самого рожа будто у потерявшегося осла!

Хопалонг рассмеялся. Пора двигаться к Гибсону на «3 ТЛ». Он получил весточку, что там будет Ред Коннорс, и ему не терпелось снова увидеть старых друзей.

— Послушай, Хопалонг, — осторожно произнесла Ленни, — теперь, когда с неприятностями покончено, у нас будет время познакомиться поближе. В понедельник в городской школе танцы и ужин с пирогом.

— Я не смогу, Ленни, — улыбнулся Хопалонг. Казалось, что его лицо светится от счастья. Ленни заметила это, и ее глаза удивленно раскрылись.

— Я собираюсь ехать дальше на север, — Хопалонг старался сохранить серьезное выражение, — и чем раньше, тем лучше. Заварушка кончилась, и вашему брату больше не нужен segundo, который умеет воевать.

Он глубоко вздохнул и оглянулся вокруг, запоминая далекие горы, сверкающие ручьи, широкие просторные пастбища.

— Конечно, я полюбил эти места. Но я — бродяга. И когда кругом тихо, я не нахожу себе места.

Утреннее солнце освещало Хопалонга, когда он ехал по краю пустыни Блэк-Сэнд. Он поправил револьверы на бедрах и посмотрел на расстилавшийся впереди пейзаж. Перед глазами мерно покачивались уши жеребца. Сзади подул ветер и принес с гор неуловимый запах сосен. Ветер коснулся шеи Хопалонга и пригнул поля шляпы.

Впереди находились города, в которых он не был, и края, которых не видал. Хопалонг Кэссиди минуту подождал, затем пустил Топпера рысью туда, где дорога исчезала за горизонтом. Его ждали Ред Коннорс и Меските Дженкинс, к тому же он давно не виделся с Гибсоном с «3 ТЛ».