/ Language: Русский / Genre:adv_western,

След Кайова

Луис Ламур

Много испытаний подстерегает мужественных парней на Диком Западе — индейцы, золото, обман и... любовь. Перегоняя скот, молодой погонщик Том Ланди в одном маленьком городке нашел девушку своей мечты. Но она — дочь местного богача, живет в северном квартале, куда честным работягам вход заказан. Не веря в классовые предрассудки, Том не скрывает своей любви и спешит на свидание. Это стоило ему жизни. В ответ лихие парни из Техаса объявляют городу войну...

KIOWA TRAIL 1964 ru en А. Черкашин Roland ronaton@gmail.com FB Tools 2005-05-12 A603E0F5-239C-479D-ABB3-032B04BF5B1B 1.0

Луис Ламур

След Кайова

Мы с ним ехали по следу кайовы с винчестерами навскидку».

Из дневника Джордана Рэскоу

Лейтенанту Эмброузу Фримену, моему прадедушке, лишившемуся скальпа после стычки с индейцами сиу в Дакоте, в 1863 г.

Глава 1

Той весной семьдесят четвертого года, когда реки уже разлились, а команчи ступили на тропу войны, мы отправились в путь из Техаса.

Наша команда «Тамблинг Б», из суровой страны Биг-Бэнд, перегоняла три тысячи голов молодых длиннорогих волов.

Она состояла из хорошо вооруженных, отчаянных бойцов на лошадях, которые гнали мясо, дававшее жизнь многим городам. Гнали в холод и жару, сквозь пыль, град и молнии, отбиваясь от кайова и взбесившихся стад, оставляя мертвых команчей в их родной высокой траве. Они боролись и трудились, не покидая седла до последнего вздоха. Над их могилами не звучали гимны, после них оставались только пустое седло в продуктовом фургоне да еще один ночной пост без дозорного. А память? Разве можно ей доверять?

Двух погонщиков нам пришлось похоронить к северу от Красной реки и одного в долине Наций. Четвертый остался в степях Канзаса, перемолотый тысячей острых копыт. Двое пали от ружей индейцев, хотя и команчи пели поминальные песни при свете молодой луны, и кайова в своих хижинах оплакивали воинов, погибших от винтовок ковбоев.

Но несмотря ни на что, мы продолжали двигаться по трое и Кэйт Ланди по-прежнему сидела в своем армейском санитарном фургоне. Когда же приходилось брать в руки оружие, глухой звук ее карабина эхом отзывался на наши выстрелы.

Небольшой городишко, к которому мы подошли, располагался прямо-таки у черта на рогах. Его составляли десять домов в северной части улицы и семь — в южной. Загоны для скота находились на востоке, Бут-Хилл — поднимался на западе.

На южной окраине ютились лачуги девиц сомнительного поведения, а на северной красовались добротные усадьбы респектабельных бизнесменов. Туда не разрешалось ступать ни одному погонщику.

Поставив стадо отдохнуть на чахлой траве за железной дорогой, прежде чем выехать в город, все парни как один почистили ружья, сполоснули шеи и стряхнули пыль со шляп, потом загнали пятнадцать крепких лошадей в стойло и еще пятнадцать лучших оставили у заставы.

Кое-кто брался за такую работу исключительно из-за денег, но встречались и другие, упоенные только им понятной неукротимой романтикой, те, в которых жила неподдельная любовь к приключениям.

Необузданными и суровыми были люди, клеймившие скот «Поваленной литерой Б». Только двоим из нас перевалило за тридцать, мне и повару стукнуло тридцать пять, а некоторым не исполнилось еще и двадцати. Наше появление в городе означало заработок для девиц с панели и бойкую торговлю спиртным для трактирщиков; коммерсанты с опаской поглядывали на тощих, смуглолицых молодых дикарей и терпели их внезапное вторжение исключительно ради денег, которые они приносили.

Я совершал свой пятидесятый перегон и помню, как зарождались и развивались города на трассе из небольших огороженных участков, крошечных поселков и других городов, терявших свое лицо. Но видеть мне довелось и конец одного из таких городков, не оставившего после себя ничего, кроме шрамов на земле, быстро залеченных растительностью прерии.

В тот год молодому Тому Ланди исполнилось девятнадцать, ровно столько, сколько каждый мог пожелать себе, но он еще не успел оставить свое сердце ни одной девушке там, в Техасе.

Он был единственным среди нас, кто подался на север за мечтой, ибо искал девушку. Не такую, с которой хорошо только в минуты страсти, а такую, с которой можно вести долгие беседы под луной, как и он жаждущую ослепительной красоты молодой чистой любви, способную понять и оценить его пылкую поэтическую натуру.

И я, который не впервой ехал рядом с ним, видел, как он рос и из мальчика превращался в мужчину, лучше всех знал, что с ним происходит, поскольку мое сердце пело свою собственную песню любви под аккомпанемент лошадиных копыт, а в душе звучали те же самые нежные и трепетные бубенцы.

Девушка стояла на веранде перед лавкой, и из-под руки разглядывала нас, чинно въезжавших в город, и вдруг солнце золотым зайчиком заиграло в ее волосах, а взгляд юной красавицы упал на Тома.

Она смотрела на него так открыто и улыбалась ему так искренне, как это бывает только в счастливой, безоблачной юности и несет в себе больше пьянящего зелья, чем все вино, проданное в баре самого многолюдного салуна.

Том уже несколько дней не брился, дорожная пыль толстым слоем покрывала его одежду, но он ловко соскочил с седла и направился к ней. Стушевавшись, она окинула его пристальным, оценивающим взглядом, затем повернулась и вошла в лавку. Ее последний беглый взгляд ничего не обещал, но и не отвергал.

Сняв шляпу, Том стоял изумленный. Его волосы развевались на ветру. Сердце страшно колотилось, готовое вырваться и побежать вслед за ней.

Поодаль наблюдал за происходящим Джон Блэйк. Перекатив черную сигару в другой угол рта, он многозначительно глянул на меня, покачал головой и побрел прочь по улице.

Том вернулся к своей лошади.

— Кон, — позвал он возбужденно, — ты ее видел? Ты видел эту девушку?

— Да, видел.

Теперь ему срочно понадобились душ, бритва, новая одежда… и ему не терпелось познакомиться с девушкой.

— Ты влип, Том Ланди, — предупредил я. — Она, безусловно, хороша, но тебе известен порядок. Ни одному погонщику нельзя показываться в северном квартале и беспокоить граждан.

— Мне необходимо с ней познакомиться, Кон. Понимаешь, необходимо. Я не собираюсь никого беспокоить. Все, чего я хочу, — познакомиться и поговорить с ней.

— Мы в городе Джона Блэйка.

Само по себе имя Блэйка имело особый вес, поскольку его знали везде, где только пасли скот. Он был суровым человеком, постоянно общавшимся с настоящими мужчинами, знающим столько же об их привычках, странствиях и характерах, сколько мы знали о стаде, которое вели. Широкоплечий, могучий, с большими сильными ручищами, Джон имел репутацию прямого и справедливого. Он никогда не повышал голос, говорил тихо, но в любой момент был готов подкрепить оружием свои законные требования.

— Я ни с кем не намерен ссориться — меньше всего с Джоном Блэйком, — продолжал Том, — но, видно, пришла пора мне искать внимание девушек.

Когда мы спешились у салуна «Бон тон», я услышал, как Краснокожий Майк сказал:

— Сегодня не напиваться. За нами следят.

Глаза Тома сияли светлой страстью, а я стоял на дорожке, наблюдая за ним и размышляя о случившемся.

В свои девятнадцать Том Ланди стал настоящим мужчиной — сильным и не отступающим ни перед какой работой. Он был братом Кэйт Ланди, но не признавал поблажек и делал свое дело и в зной, и в ливень, и во время стычек с индейцами. Все же в чем-то он оставался юным идеалистом, поскольку в нашей дикой стране на протяжении многих миль невозможно было встретить вообще никакой девушки, а найти такую, которая пришлась бы по душе молодому Ланди, воспитанному на новеллах сэра Вальтера Скотта, уж и вовсе не представлялось возможным.

В своих мечтах он видел себя рыцарем в блестящих доспехах, отправившимся на поиск златовласой принцессы. Он не был ни дураком, ни слепым фантазером. Просто в его честном и благородном сердце жила прекрасная, светлая мечта, мечта, в формировании которой его сестра и я, да простит меня Бог, сыграли не последнюю роль.

И вот он повстречал свою принцессу. На ее месте могла оказаться любая из тысячи юных чаровниц, живущих в сотнях городов, разбросанных по стране, но его час пробил здесь, и златовласой принцессой оказалась та девушка, которую он только что увидел.

Банион вышел из салуна и задержался около меня.

— Тяжелый перегон, Кон?

— Обычный… может, почаще нападали индейцы.

— Ты первый нынче на перегоне.

— Бэн, — спросил я, — там, возле лавки, стояла девушка, высокая, стройная, хорошенькая девушка с золотистыми волосами. Не знаешь, кто она?

— Держись от нее подальше.

— Речь не обо мне. Молодой Ланди.

Банион вытащил сигару изо рта и внимательно обследовал ее, прежде чем ответить.

— Скажи этому мальчику, Кон, чтобы держался на своей стороне улицы. Это дочь Эрона Макдональда.

Вывеска на лавке, в которую она вошла, гласила: «ЭМПОРИУМ МАКДОНАЛЬДА».

— Малыш отличный парень, — заметил я. — Если бы у меня была сестра, я бы только радовался, что Том к ней неравнодушен.

Банион засунул потухшую сигару обратно в рот и поджег ее.

— Том Ланди из Техаса. К тому же погонщик скота. Для Макдональда он на полгроша дешевле краснокожего.

— Черт с ним.

— Хорошо… но прими мой совет. Предупреди Тома, пусть отступится.

— Ты когда-нибудь пробовал разговаривать с юнцом, только что встретившим девушку, без которой, как ему кажется, он не может жить?

— Эрон — упрямый фанатичный старый пуританин. — Банион настаивал мягко, и сам этот факт кое о чем мне говорил. — У него есть торговый центр и банк, он владелец земельного участка по берегу реки и проката беговых лошадей. Его дом — самый лучший в городе, с лужайкой в палисаднике, обнесен бревенчатым забором. Он приехал сюда восемь месяцев назад и проходит мимо меня два-три раза в день, но ни разу не заговорил. Ни разу не снизошел до того, чтобы заметить мое существование. — Банион помолчал, а потом продолжил: — Хочу, чтобы ты кое-что понял, Кон. Я знаю, что он чувствует, и не скрываю это от него. Он выходец с Востока. С тех пор как его нога ступила в город, дальше кладбища и носа не высовывал. Приехав на Запад, все деревенские привычки и обычаи не преминул захватить с собой. Человек крутой и, только без обид, Кон, считает скотоводов дикой беззаконной толпой.

Мне пришлось улыбнуться, преодолев себя. Конечно, некоторые из нас вели недостойный образ жизни и не признавали закон… Дикий Запад все еще остается страной беззакония, но…

— Том хороший парень, — повторил я, — один из лучших.

— Но не для Эрона Макдональда, только не для него. Надень сапоги со шпорами, и для Макдональда станешь дикарем. Он уверен, что скотоводство — дело прошлое и, чем быстрее мы от него избавимся, тем лучше. Нравится тебе или нет, многие здесь думают точно так же, как и он.

— Избавиться? Да они не в своем уме!

— Они склоняются к фермерству, Кон, хотят уничтожить скотоводство, а когда придет черед, и бизнес, подобный моему.

— Ставят телегу впереди лошади. Если хочешь знать мое мнение, пройдут годы, прежде чем в этой стране появится достаточно фермеров, чтобы прокормить город.

— У них другой расчет.

Кэйт Ланди вышла из гостиницы. Я извинился и отправился поболтать с ней.

Кэйт была симпатичной женщиной — высокой, стройной и грациозной. Все превратности судьбы первого поселенца на окраине Техаса нисколько не изменили ее. Нежное лицо ее, будто искусно вырезанное из кости, украшали большие темные глаза… Но было что-то несгибаемое в Кэйт Ланди, какая-то сталь характера, закаленного в жесточайших испытаниях. Только двое знали, что довелось ей пережить… Вернее, только один, поскольку второй был еще слишком молод, чтобы оценить все события по достоинству. И значит, оставался только я.

— Доброе утро, Кон, — приветствовала меня Кэйт. — Как стадо?

— Отлично. Я оставил там Приста и Нэйлора с Д'Артагэ.

— Ты уже позавтракал?

— Кофе… Думаю, мне лучше зайти и поговорить с ним сначала. Хардеман внизу, у загонов. Он может справиться с пятью сотнями голов сегодня, но нам придется пасти большую часть стада, пока он не достанет еще повозок.

— Травы хватит.

— Да… все в порядке.

— Ты чем-то обеспокоен? В чем дело?

— Том. Он положил глаз на дочь Эрона Макдональда и сейчас чистит перышки, чтобы за ней приударить.

— Ты хочешь сказать, что она ему не пара? Да?

— Она живет в северном квартале.

Минуту-другую Кэйт молчала, и мы вдвоем стояли на самом солнцепеке. В конце концов она предложила:

— Пойдем-ка, Кон, завтракать.

Мы свернули к ресторану, но Джон Блэйк в это время поднимался по дорожке, и мы остановились поприветствовать его.

На его квадратном волевом лице как льдинки сверкали голубые, холодные глаза, которые оценивали собеседника внимательно и осторожно. На нем ладно сидел аккуратный черный костюм с черным галстуком.

— Здравствуйте, — приветствовал он Кэйт. — Вы миссис Ланди?

— Да, а вы — Джон Блэйк.

Он подмигнул мне.

— А ты, должно быть, Кон Дюри.

Да, он знал мое имя. Немногие в этой стране скотоводов не знали его. До него могли дойти как хорошие, так и плохие слухи обо мне. Думаю, что, будучи Джоном Блэйком, он слышал их все. Таковы его обязанности.

— У тебя репутация неплохого погонщика, Дюри, и твои волы тому свидетельство. — Его беглый взгляд скользнул вдоль улицы, и затем полицейский перешел к сути дела. — Ваши люди не пьют спиртного?

— Да.

— Тод Муллой и Краснокожий Майк…

— И еще дюжина таких, как они. Все мировые ребята, Джон.

— Ты нарываешься на неприятности, Дюри.

— Команчи и кайова идут по тропе войны. Нужно быть дураком, чтобы не предвидеть неприятности.

— И все?

— Послушай, — сказал я раздраженно, — у Ланди хороший отряд, сплоченный отряд, который работает с ней уже давно. Наши погонщики — ее семья.

— Это правда, мистер Блэйк, — поддержала меня Кэйт.

Он недоверчиво кивнул, потому что не хуже нас понимал: когда погонщики не пьют — что-то не так, и хотел знать, чего можно ожидать.

Мы едва успели усесться в ресторане, как появилась она — прекрасная незнакомка, невозмутимая, сдержанная и немного более взрослая, чем я сначала подумал. Ей было лет девятнадцать или даже двадцать, возраст, которого редкая девушка достигает, не выйдя замуж. Кэйт бросила на нее беглый взгляд, затем посмотрела опять, но прежде чем она высказалась, дверь распахнулась, и вошел Том.

Нас он не заметил. Он вообще ничего не замечал, кроме девушки, одиноко сидящей за столиком, и, конечно, подошел к ней, по пути торопливо сорвав шляпу с головы.

— Простите, мэм, я видел вас, когда въезжал в город, — заговорил он. — Я не мастер ухаживать, кроме лошадей, волов и пастбищ мало в чем знаю толк. Но когда вы стояли там, на веранде, понял, что моя жизнь началась и закончится с вами, и мне не будет счастья без вас.

Она подняла на него глаза и произнесла:

— Моего отца зовут Эрон Макдональд, он очень строг и недолюбливает парней из Техаса.

— Если ты позволишь, я приду сегодня вечером.

— Мой дом стоит среди тополей в конце улицы. — Девушка немного помолчала и добавила: — В северном квартале.

— Жди меня.

С этими словами Том повернулся и вышел из зала, даже не посмотрев в нашу сторону.

Она осталась за столом очень тихая и задумчивая, но цвет лица ее не изменился, хотя я заметил, как засверкали ее глаза, что мне не нравилось.

Разбитная, симпатичная девушка с дерзким привлекательным лицом, принявшая наш заказ, остановилась у столика, за которым сидела ваша незнакомка, и нарочито громко выговорила:

— Нехорошо ты с ним поступаешь, Линда. Он из Техаса, а Джон Блэйк не позволит ни одному техасцу ступить в северный квартал.

— Что с тобой, Мойра? Ты ревнуешь?

Официантка резко повернулась и понесла нам поднос с тарелками. Линда встала и, усмехнувшись, вышла на улицу.

Мойра незамедлительно подскочила к нашему столику снова.

— Если он ваш друг, тот молодой ковбой, скажите, чтобы не ходил в северный квартал сегодня вечером.

— Спасибо, — сказала Кэйт, — он мой брат.

— О-о… — Мойра покраснела. — Извините, мне не следовало вмешиваться, но то, что она делает, ужасно! Если девушке действительно кто-то приглянулся, ей следует пойти к нему в южный квартал.

— А ты бы пошла? — спросила Кэйт.

Подбородок Мойры поднялся.

— Да, сударыня, я бы пошла! Если молодой человек так хотел бы меня видеть, если бы он говорил со мной так, как с ней, я пошла бы в южный квартал, чтобы встретиться с ним. В любой квартал!

— Хотелось бы мне, чтобы он тебе назначил свидание, — улыбнулась Кэйт.

Мы продолжали сидеть, и Кэйт смотрела на меня через столик.

— Кон… что можно сделать?

— Пойду к Джону Блэйку.

Я заметил, как ее рука задрожала от волнения.

— Будь осторожен, я не хочу неприятностей.

— С Блэйком? Мы оба знаем предостаточно друг о друге. Разберемся без оружия.

— Хорошо.

— Том славный парень. Кэйт, ты отлично его воспитала.

— Я? Нет, ты воспитал, Кон. Всем, что в нем есть доброго, он обязан тебе. Том всегда боготворил тебя, и сейчас боготворит.

— Не преувеличивай, ты растила его.

Она поставила чашку на стол.

— Помнишь тот день, когда ты нас спас. Просто чудо!

Мы оба замолчали, охваченные воспоминаниями.

По правде говоря, чудо произошло со мной потом. В то время меня как перекати-поле несло по земле — никаких занятий, никаких обязанностей; за спиной — ничего, кроме неприятностей, и впереди только новые неприятности. Рассчитывать на положительные перемены в жизни не приходилось. Позади осталась Рио-Гранде. Моя лошадь насквозь промокла на переправе. И в тот момент до меня донеслись глухие ружейные выстрелы. Что случилось, догадался сразу, поскольку за два дня дважды пересекал следы апачей к северу от границы и видел по пути такое, что только апачи могут оставить после себя.

Одинокие выжженные ранчо с обгорелыми домами, мертвые изувеченные тела, брошенные на солнце. Индейский отряд заставал врасплох людей, не подозревавших об опасности, занятых своей обычной работой. Но выстрелы свидетельствовали о том, что их очередная неожиданная вылазка не задалась.

Отряд, с которыми пересеклись наши дороги, состоял из девяти воинов. Когда я подъехал и выглянул из-за скалы, над пылающим домиком поднимался густой дым… между ним и моим укрытием, чуть ближе ко мне, стоял апач. Возле порога, раскинув руки, лежал мертвый индеец. Или мне только казалось, что он мертв. Ближе ко мне ползал еще один с простреленной ногой.

Ружье выстрелило еще раз, и по поднявшемуся дыму я определил одинокого стрелка. Это была женщина!

Вдруг «мертвый» индеец зашевелился. И мой палец спустил курок.

Не могу сказать, что мною руководило стремление помочь. Я действовал спонтанно, без каких-либо раздумий. Апач поднимался за спиной женщины с ножом в руке, и мой карабин сам собой взял его на прицел.

Он вскрикнул и уже мертвым повалился к ногам хозяйки дома.

По крайней мере двоих из девяти индейцев можно не принимать в расчет. Оставалось семеро, но у меня оказалась выгодная позиция. К тому же, почти автоматически, я успел засечь, где они находятся. Еще не затих гул выстрела в ушах, как мне стало ясно, что, не желая того, объявил войну, единственным выходом из которой была победа. Мне ничего не оставалось, как открыть пальбу. Три выстрела прозвучали один за другим со скоростью, которую только позволял спусковой крючок.

Моя молниеносная атака застала воинов врасплох. Первая пуля угодила одному из них между лопаток, вторая, подняв фонтанчик, плюхнулась в песок, а третья догнала бегущего со всех ног апача как раз в момент прыжка, он упал, отбросив ружье далеко перед собой.

Индейцы никогда не воюют до последнего воина. Когда численное превосходство не на их стороне, они по возможности просто исчезают и ждут следующего дня, чтобы продолжить борьбу. Наш бой кончился явно не в их пользу. Трое из девяти погибли, и по крайней мере один ранен. Духи покинули индейцев, и они растворились в кустах, унося с собой тела мертвых, которые смогли достать.

Так мы с Кэйт Ланди и познакомились.

— Может, мне поговорить с Томом? — неожиданно предложила Кэйт.

— Понимаешь, мальчик нашел свою мечту. Он увидел девушку, и в ней воплотилось все, о чем он только грезил. Если попытаться разубедить его, то в лучшем случае он тебя не услышит, в худшем — воспримет твои слова враждебно. Поговори коли хочешь, но ни к чему хорошему это не приведет.

— И я не дала бы за него ломаного гроша, послушайся он меня.

Надев шляпу, я поднялся, заметив:

— Хардеман готов поговорить о деле. Мне пойти с тобой?

— Спасибо, справлюсь.

— Тогда я — к Джону Блэйку.

Глава 2

В конце аллеи, у «Эмпориума», Тод Муллой и Краснокожий Майк маялись от скуки. Завидев меня, они встали, чтобы поприветствовать. Тоду было двадцать два. Он с четырнадцати лет гонял коров по бескрайним просторам Техаса. Том Ланди ходил с ним в напарниках. Краснокожий Майк имел твердую руку, мастерски бросал лассо и мог совладать с любым стадом. К тому же он стрелял без промаха и не ведал чувства страха.

— Кон, — озабоченно спросил Майк, — они и вправду задумали недоброе против мальчишки?

— Я поговорю с Джоном Блэйком.

— Он не станет ни с кем разговаривать. Ты его знаешь. Для него превыше всего закон.

— Постараюсь его убедить.

— Ну, — согласился Майк, — если кто и сможет это, то только ты.

— Пойми, — сказал я раздраженно, — до перестрелки не должно дойти. Так что сидите смирно.

— Если понадобится наша помощь, — крикнул вслед Майк, — мы здесь. И трезвые.

Джона Блэйка я нашел в «Бон тоне». Увидев меня в дверях, он взял бутылку со стойки бара и потянулся за парой рюмок. Вместе мы заняли один из задних столиков.

— Ну как, мясо продали? — спросил он как бы между прочим.

— Кэйт сейчас договаривается с Хардеманом.

Блэйк наполнил стаканы.

— Окажи мне услугу, Кон. Получишь деньги… уезжай отсюда.

— Кэйт — босс. Мы не двигаемся с места, пока она не прикажет.

— Она тебя послушает.

— Возможно.

— Кон, у тебя команда — что надо. Знаю некоторых твоих ребят по Абелину и Элсвозу, но нюхом чую, когда ждать беды. Если такая команда не пьет — что-то не так. Скажи, в чем дело?

— Ты когда-нибудь влюблялся без памяти, Джон? Когда был мальчишкой?

Он выглядел словно не в своей тарелке. Если бы мне тогда хорошенько поразмыслить! Единственный раз мне довелось видеть Джона Блэйка испуганным и смущенным.

— Черт, мы все когда-нибудь влюблялись. Или думали, что влюблены.

— Что одно и то же.

Джон погладил усы, пристально посмотрев на меня, и я напрямую выложил ему все, как есть.

— Том Ланди собирается в северный квартал сегодня…

Его лицо побелело, и глаза стали непроницаемыми как у мраморного изваяния.

— Нет, — твердо произнес он, — я этого не допущу.

— Но можно ведь и по-другому посмотреть на вещи, Джон. Тебе не обязательно замечать то, что случилось, и все обойдется.

— Ты не понимаешь, о чем говоришь. Черт, если бы я только мог предположить, что…

— Том Ланди — брат Кэйт, Джон. Он не невежественный пацан — трудяга, серьезный парень, собирается честно, по справедливости жить в этом мире. Поверь, девушке, которая ему не по душе, не станет кружить голову.

— Ты когда-нибудь встречался с Эроном Макдональдом?

— Нет.

— Тогда познакомься. Увидишь, что я имею в виду. Крутой, непробиваемый мужик. Он ни в чем не уступит, для него существует только два цвета — белый и черный. Настоящий инквизитор.

— Я тебя не понимаю.

— Инквизитор. Как те фанаты из средневековья. Сам прочитает приговор и сам подожжет костер. Однако в своем роде он добропорядочный, солидный гражданин. Возражал против моего назначения, но сейчас доволен, потому что с тех пор, как они наняли меня, город забыл про вооруженные разборки и ни один техасец не появляется в северном квартале. Он сделал пожертвование на строительство церкви и какое-то время стоял за кафедрой, пока не появился проповедник. У этого фанатика есть даже отдельная проповедь о техасцах. Он помешан на борьбе со скотоводами и на деньгах.

— Как же он собирается зарабатывать деньги, ни в грош не ставя скотоводов?

— Черт, Кон, куда еще ковбоям пойти, кроме него? Здесь лучшая точка. Макдональду и его дружкам это известно. Запомни одно: он не одинок. Две трети города встанут за него. Талькот, Брэйли, Карпентер… — вся компания. Троица, которую я назвал, пришла на Запад вместе с ним. Они соберут против вас человек сорок, а то и больше.

— С Томом все уладится, если, конечно, кто-нибудь не захочет ему насолить. Он думает, что нашел девушку, о которой мечтал. Может, так оно и есть?

— Он ошибается.

Что-то в его тоне заставило меня посмотреть ему прямо в глаза.

— Будь любезен объясниться!

Бледное суровое лицо Джона залила краска.

— Я не люблю разговоров о женщинах. Мальчик рассказал тебе, что она ему сказала?

— Мы с Кэйт все слышали. Она его не звала, но и не запретила приходить.

— Вот, видишь.

— Что?

— В этом она вся. — Блэйк поерзал на стуле и облокотился своими мощными руками на стол. — Не хочу быть провидцем, но сдается, девчонке не терпится отправить кое-кого на тот свет. Не исключено, что она такое и задумала.

— Да ты с ума сошел! — сказал я. — Глупости! Я ее видел: девушка — что надо. Красивая. И уж совсем не показалась мне самодуркой. Может, немного холодна… но иногда такие бывают более страстными.

— Пойми меня правильно. Никто ничего плохого про нее никогда не говорил. Она не ездит на прогулки с парнями, что

порождает всякие пересуды. Я по пальцам могу пересчитать, сколько раз она гуляла по улице в компании молодых людей. Разговор зашел в тупик, и я вспомнил, что могу понадобиться Кэйт при встрече с Хардеманом, хотя она всегда обходилась без меня. Кэйт практичная деловая женщина, никогда не совершавшая необдуманных поступков. В твердости характера, знании дела она не уступала мужчинам. Жизнь заставила ее стать такой.

— …Вот в чем беда, — донеслись до меня слова Джона.

— Что?

— Подумай, Кон. Богатой красивой девушке уже двадцать лет, хотя выглядит она моложе… В наших краях обычно выходят замуж в шестнадцать — восемнадцать. Поверь мне, у нее был не один шанс создать семью, но… Как я уже сказал, она не любит конных прогулок, не гуляет с парнями вообще. Приглашает их домой. Точнее, дает им поверить в то, что они приглашены.

— И что?

— Затем ее папаша их выставляет. На первый взгляд, в таких поступках нет ни капли здравого смысла, если не сказать больше. — Блэйк машинально поправил шляпу на голове, потом снял и положил ее рядом на стол. — Возможно, я недостаточно понятно изъясняюсь. По-моему, дело в том, что она не хочет выходить замуж и ей нравится, что отец выставляет ухажеров. И он их выставляет. Да, поверь мне, он их выставляет. — Блэйк немного подумал и добавил: — Не знаю, убедил ли я тебя, но сдается мне, что она просто ненавидит мужчин.

Тут я начал сожалеть, что Кэйт Ланди нет с нами за столом. Когда дело касается стада, лошадей или мужчин, я спокоен, потому что знаю о них все, но мой опыт общения с женщинами гораздо беднее. Если бы речь шла о драке или уличной потасовке, я бы свое не упустил. Или смог бы в целости и сохранности перегнать стадо по самому сложному маршруту и доставить его на место в отличной форме. Но к чему все это сейчас?

Если бы я провел свою жизнь среди обитателей города, а не на тропе погонщиков, то, наверное, мне многое стало бы яснее.

Блэйк залпом опустошил рюмку.

— Поговори с парнем, Кон. Расскажи ему о ней и сделай так, чтобы он не появлялся в северном квартале.

— А что, если я не смогу его убедить?

— Тогда мне придется остановить его самому.

Вот и произошло — все скрытое стало явным.

— Это не вызов, Джон. Хоть раз посмотри на случившееся с иной точки зрения! Дай мальчишке шанс убедиться во всем самому и вернуться обратно! Тогда мы уберемся из города, и кончено.

Он посмотрел на меня.

— Ты думаешь, все так просто? Переступи закон один раз — всего однажды — и нет больше закона. Мне придется весь сезон, каждую ночь, не выпускать из рук оружия. Если одному можно, чем хуже остальные?

Мы оба сидели нахмурившись, понимая, что разговор закончен и закончен бесплодно. Однако расходиться не спешили, зная, что стоит нам разойтись, все мосты будут сожжены, и лишь горький дымок грядущих неприятностей останется между нами.

— Джон, прошу тебя, уступи.

— Не могу. Но даже если бы и мог, то Макдональд не позволит. Поверь, Кон, он несгибаемый человек. Кремень.

Во рту у меня пересохло, осознавая неловкость ситуации, я не знал, куда девать руки. На столе стояла бутылка виски, но пить не хотелось. Спиртное никогда не решало проблем и не делало их проще.

— Джон, если мальчишка все же пойдет в северный квартал… — Его холодные глаза сверлили меня насквозь. — Если он пойдет, то что?

— Я пойду вслед за ним.

Нескончаемую минуту мы смотрели друг на друга, и каждый знал, что означает этот момент. Джон Блэйк был начальником полицейского участка, и его репутация напрямую зависела от твердости и бесстрашия. Он мастерски владел оружием, но использовал его лишь в исключительных случаях, никогда никому не угрожал и не чванился, не хватался за ручку кольта, чтобы не вытащить его из кобуры, и не доставал кольт из кобуры, чтобы не выстрелить. А уж выстрелив, укладывал противника наповал.

За пятнадцать лет службы в военизированной охране на перегонах «Уэлс-Фарго» и начальником полицейских участков ковбойских поселений Джон убил одиннадцать человек. Но среди них не было ни пьяных забияк, ни ищущих признания юнцов. Он справлялся с ними по-другому.

Блэйк достаточно обо мне знал, чтобы оценить принятое решение. В то время — хотя я никогда не искал себе такой репутации — меня считали более быстрым стрелком, чем Вэс Хардин, и самым опасным противником.

— Мне будет очень жаль, — сказал Джон просто, и, насколько я его знал, он говорил искренне.

— Мне хотелось бы иметь такого сына, как Том Ланди, хотя по возрасту я еще не гожусь ему в отцы.

Он кивнул в знак признания того, что данная оценка достаточно высока и, подумав, спросил:

— Неужели ты не сможешь удержать своих ребят, Кон? Я слышал историю, как какие-то парни вырезали целый город на Западе, но не верю ей, потому что в городе, где семьдесят процентов жителей прошли войну, а девяносто — участвовали в стычках с индейцами, такое невероятно. Теперь об Эроне Макдональде — не нужно его недооценивать. Он холодная рыбешка, но с крепкими нервами, и если решит, что мне одному не справиться, человек пятьдесят, отличных стрелков, встанут за моей спиной. У тебя же, думаю, наберется всего пятнадцать.

Конечно же, он прав. Если ребята решат пойти с Томом, кровавой бойни не миновать. Горожанам придется туго, но от наших парней мало что останется.

— Посмотрим, что получится, — вздохнул я.

Бармен проводил меня взглядом, и на его лице читалось неприкрытое беспокойство. Он волновался за свою семью. Кто станет заботиться о безопасности семьи бармена или еще кого-то во время жестокой бойни, которая назревала?

Оказавшись на улице, я минуту постоял на солнце.

Выход оставался один: немедленно увести команду из города и перегнать стадо.

Кэйт ждала меня в гостинице, и уже кое-что слышала. Мы нашли тихий уголок в большом полупустом фойе и сели.

— Что он сказал?

— Никаких исключений для Тома. Но я его понимаю. Он не хочет приоткрыть дверь даже на полдюйма. — Потом я передал ей слова Джона о Линде Макдональд и добавил: — До меня не доходит, зачем девушке откалывать подобные шуточки?

Кэйт молчала, и я ждал, поскольку знал, что там, где дело касалось человеческих отношений, здравого смысла ей не занимать.

— Возможно, она ненавидит мужчин… а скорее всего, она обожает своего папашу.

— Как это? Объясни!

— Иногда, сама того не понимая, девушка подходит к парням с той же меркой, как и к своему отцу. Вероятно, ей доставляет удовольствие наблюдать, как они улепетывают от него. Для нее такая своего рода игра — надежная проверка превосходства отца.

— Кэйт, а как наши дела с Хардеманом?

— Предложил двадцать два доллара за голову, но, думаю, согласится на двадцать пять.

— Уступи ему. Нужно поскорее убираться отсюда.

Она быстро взглянула на меня.

— Что, так серьезно?

— Если Том отправится в северный квартал, я пойду за ним.

— И ты будешь драться с Блэйком?

— Может так случиться.

Она встала.

— Пойду к Хардеману. — Кэйт медленно пошла к двери, но остановилась. — Том тебя послушает, Кон. Поговори с ним. Объясни, какой серьезный оборот принимает дело.

Я пообещал, не будучи уверенным, что смогу переломить ситуацию. На нас накатывалось нечто большее, нежели неприятности от нежелательного свидания парня с девушкой. Вновь возникал давний кровавый конфликт эпохи Гражданской войны. Девять из моих ребят и родственники большинства остальных сражались на стороне конфедератов. Все, кроме меня, были выходцами из Техаса.

В каком-то смысле я тоже мог считать себя их земляком, поскольку мои родители похоронены в Техасе, и этот край давал мне кров дольше, чем любое другое место в Америке.

Везде: на улице, в салунах, игорных домах, лавках и конюшне — мне встречались люди, либо воевавшие на стороне конфедератов, либо в прошлом яростные аболиционисты, подобно Макдональду. Даже Джон Блэйк служил в разведке Федеральных войск.

Горькие воспоминания о минувшей войне давали о себе знать. Даже в самом Техасе полиция Дэвиса обращалась с коренными жителями, как с людьми второго сорта, и чувство обиды глубоко проникло в их сердца.

Погонщиков из Техаса по большей части не интересовало, что происходило в северном квартале. Такие закрытые кварталы существовали в каждом городе на маршруте перегона скота, и никто из погонщиков не видел в таком делении ничего оскорбительного для себя. Ковбои приезжали в город весело провести время, их интересовали салуны и притоны. Остальное никого не касалось.

Жизненные принципы, которые защищал Джон Блэйк, вовсе не выглядели несправедливыми, и никто, кроме случайного воинствующего пьянчуги, не считал себя вправе обсуждать их. Но Том Ланди явно не вписывался в рамки устоявшегося порядка.

Тома очень любили в нашей команде, и каждый видел в нем своего младшего брата. Их радовало, что, повзрослев, мальчишка стал настоящим мужчиной и всегда поступал, как подобает джентльмену. Он объезжал самых диких и непокорных лошадей, никто не мог с ним сравниться в бросании лассо, работал наравне с другими погонщиками и получал столько же, сколько они. Том не пил спиртного, и никто не осмеливался его за это упрекнуть.

Лишить юного Ланди права пойти на свидание в северный квартал означало нанести личное оскорбление не только хозяйке, но и каждому члену «Тамблинг Б».

Джон Блэйк знал, что это такое. Для него не являлось секретом, кто входил в состав нашей команды. Большинство ковбоев были закаленными бойцами, участвовали в десятках крупных и мелких боев с индейцами и бандитами в различных городских разборках. Этот город мог сдержать их атаку и даже уничтожить их, если дело дойдет до драки, но и немало горожан сложат свои головы.

Оседлав лошадь, я поскакал к стаду. Том заметил меня и направился следом. Мы были с ним одного роста — чуть выше шести футов — но по весу он немного мне уступал. Глядя на догоняющего меня юношу, я вдруг испытал до боли острое желание иметь собственного сына, такого же статного, красивого. Мне исполнилось тридцать пять, но только одна женщина на свете жила в моем сердце, и именно ее я не мог получить.

— Привет, Кон! — крикнул Том, пустив свою лошадь вровень с моей. — Не мог бы кто-нибудь другой закончить эту работу? Мне нужно в город.

— Никак не могу отпустить тебя, приятель. — Стараясь казаться беззаботным, ответил я и сразу ощутил, как Том напрягся.

— Что случилось? Или ты испугался Джона Блэйка?

Произнеся эту фразу, он сразу раскаялся. Его глаза выражали сожаление, но я тут же почувствовал такой знакомый холодок внутри. В те дни сказать такое человеку с револьвером на поясе значило оскорбить его. Но я был достаточно зрелым и мудрым, чтобы простить ему выпад… Или все же нет?

— Не испугался, и ты прекрасно это знаешь. Но если пойдешь сегодня в северный квартал, завтра кого-то придется оплакивать.

— Плевать, я не боюсь!

— Я не говорил, что боишься. Как и не говорил, что должны убить непременно тебя.

Я никогда не был силен в речах. Монологи на моральные темы мне всегда трудно давались — слова как-то не шли, не удавалось заарканить нужную фразу, хотя и знал, что сказать.

— Малыш, если ты сегодня пойдешь в северный квартал, — сделал я еще одну попытку, — черт знает какая каша может завариться. Поверь, Макдональд не отступится.

— О, Кон! Я проберусь туда, повидаюсь с девчонкой и вернусь назад. Ничего даже не заподозрят!

— На самом деле она не жаждет тебя увидеть, Том.

Он, конечно же, не поверил мне, а мне следовало предвидеть такой оборот. Она была девушкой его мечты, и мысль о том, что ей не хочется его видеть, не могла даже прийти ему в голову.

Тогда пришлось выложить ему все, что сказал Джон Блэйк, и кое-что добавить от себя, призвав на помощь все законы логики, которые только знал.

— Не верю! — упрямо твердил он.

— Только не скажи это Джону Блэйку.

— К черту Джона Блэйка! Везде лишь о нем и болтают! У него что, четыре руки?

— Ему достаточно двух, Том. Это я тебе говорю.

Казалось, он видел меня впервые, и я вдруг понял, что мой высокий авторитет в глазах Тома Ланди только что с грохотом рухнул.

Смерть в его возрасте — пустой звук, за свою жизнь он не успел испытать жестоких угрызений совести из-за глупой гибели хорошего человека в уличной пыли. Ему приходилось драться с индейцами, но участвовать в кровавых разборках, уносящих жизни близких и любимых людей, слава Богу, не выпадало.

Джон Блэйк был хорошим человеком, служившим нужному делу, и мне не доставила бы удовольствия его смерть. Так же как не хотелось и рисковать собственной жизнью ради подобной чепухи.

— Отлично, — произнес он нетерпеливо, — ты меня предупредил.

— Не ходи туда, Том. Выбрось все из головы.

— Ага, считаешь меня трусом?

Все начиналось с начала. В его возрасте так много значило показать свою смелость. Я его понимал, потому что не так давно сам вел себя так же. Да и сейчас мало изменился.

— Это касается не только тебя, Том. Ты подставляешь всех нас.

— Черт, Кон, что нам стоит разнести городишко в щепки. «Тамблинг Б» может заарканить и стреножить его.

— Взгляни-ка, видишь человека с бородой, который скачет по той дороге? Это Джордж Дару. За два сезона охоты он убил две тысячи бизонов. Семь раз попадал в переделки с индейцами, а до того прошел всю войну. Этот всадник, что направился в его сторону, — один из лучших стрелков на всем Западе. Тебе придется иметь дело с крутыми парнями.

Тому Ланди нечего было ответить, но его лицо упрямо напряглось, и я знал, о чем он сейчас думал. Он гордился нашей командой, только что перегнавшей стадо через дикую страну, беспрестанно отбиваясь от индейцев, и даже слышать не хотел о том, что на свете есть такое, чего не может сделать «Тамблинг Б». И конечно же боялся, что Линда Макдональд будет считать его хвастуном, если он не придет на свидание.

Том не понимал и не принимал ту затаенную враждебность, которая невидимой стеной стояла между погонщиками и горожанами.

— Я не стану завязывать ссору, Кон, — сказал он. — Ты меня знаешь! Но мне нужно встретиться с девушкой. Что в этом плохого?

— Ничего… конечно, ничего плохого, кроме того, что никто не обрадуется твоему появлению в северном квартале. А в обязанность Джона Блэйка входит следить за тем, чтобы ни один погонщик не переступал границы северного квартала — ни один, без исключений.

Его лицо выражало неприкрытое отвращение, и я не осуждал его. Но и не видел смысла рисковать жизнью нескольких человек из-за его упрямства.

В конце концов он сдался.

— Разреши я поеду с тобой в город? Найду ее и предупрежу, что не приду.

Ну, что тут можно возразить? Я согласился, довольный трезвостью его решения.

Кое-кто из нашей команды беспокоил меня не меньше Тома. Дельгадо и Рул Карсон находились в городе. Хотя вспыльчивыми их не назовешь, но они не пропустили бы мимо ушей ни одного неучтивого слова в наш адрес. Все ребята считали себя оскорбленными в лице Тома Ланди, и в чем-то я разделял их гнев. Сдержать их мне было не под силу, ни мне, ни Джону Блэйку.

Кэйт ждала меня в гостинице. Она заключила сделку с Хардеманом, и нам оставалось только отправиться в банк и получить деньги.

Хардеман взглянул на меня.

— Кон, я должен тебя кое о чем предупредить. За ваших бычков платит сам Эрон Макдональд. А по городу ходят всякие слухи.

— И что?

— Он ограниченный, несговорчивый человек, настроен к погонщикам крайне отрицательно, и здесь некоторые его поддерживают.

— Мы будем говорить о деле, только о деле.

Хардеман перевел взгляд на Тома.

— Извини, парень. Если бы она была моей дочерью, ворота нашего дома были бы для тебя открыты. Но к моему слову никто не прислушивается. Я из Канзаса. Только работа держит меня в городе.

Кэйт больше молчала. Я сильно беспокоился и не спускал с нее глаз. Даже не припомню, когда видел ее лицо таким сосредоточенным и холодным, разве что во время стычек с индейцами. Она относилась к Тому скорее как к сыну, нежели к брату, потому что растила и воспитывала его с детских лет. И больше чем кого-либо из нашей команды ее возмутило то, как с ним обошлись в городе.

Вдруг одна мысль мелькнула у меня в голове.

— Давай вернемся в ресторан, — предложил я. — Пора подкрепиться. После того, конечно, как уладим все в банке.

Никто из нас не промолвил ни слова, пока мы шли по пыльной улице в банк. Оглядываясь по сторонам, я видел слоняющихся без дела людей в пальто… хотя обычно днем его уж не носили.

У входа в банк стоял Джон Блэйк. Он повернулся к нам и неохотно взглянул на меня, но с уважением поднял руку к шляпе, приветствуя Кэйт.

— Как поживаете, сударыня? Надеюсь, перегон был удачным?

— Проблем не больше, чем следовало ожидать в это время года, мистер Блэйк. — Она холодно посмотрела на него. — Вы верно заметили: у нас сейчас только пятнадцать человек. Но, по меньшей мере, еще двадцать наших парней уже вышли из Техаса. И ребята Клементса собираются пригнать сюда два стада в нынешнем году…

Джон Блэйк наклонил свою большую голову немного вперед.

— Миссис Ланди, не стоит понапрасну подливать масла в огонь. Держите своих ковбоев в южном квартале…

— Но почему? — вмешался в разговор Том демонстративно тихим голосом. — Почему, мистер Блэйк, я должен оставаться в Южном квартале? Что я — дикарь? Или разбойник? По закону вы ограничиваете мои права?

Том Ланди имел неплохое образование и при желании мог красиво говорить — этому его научили любимые книги. Случалось, и я проводил с ним час-другой, а у меня по тем временам в некотором смысле образование было выше среднего уровня, хотя мне не пришлось окончить школу.

Кэйт уделяла Тому много внимания, гораздо больше, чем я. Она учила его хорошим манерам, потому что знала, как в принципе должен выглядеть джентльмен. Сыграло роль и то, что я почти три года провел в Англии и на Континенте. Я не встречал на Западе человека с более странной судьбой, чем моя, хотя туда приезжал народ отовсюду — из разных стран я с разными обычаями.

Блэйк выглядел растерянным и беспокойным. Он наблюдал за Томом Ланди, и я заметил нерешительность на его лице. Джон Блэйк хорошо понимал ковбоев, рабочих с железной дороги, разных аферистов, умело с ними разбирался, но Том Ланди выпадал из этой категории. Джон видел перед собой воспитанного, образованного человека и оттого еще сильнее нервничал.

— Законы писаны не мной, — ответил Блэйк.

— Разве речь идет о законе?

— О постановлении местного муниципалитета, — не отступал Блэйк, — и я слежу за тем, чтобы оно не нарушалось. Ни один техасец не имеет права ступать в северный квартал.

Том стоял вытянувшись, по-армейски сдвинув ноги, продолжая вести беседу вежливо и учтиво.

— Мистер Блэйк, Кон Дюри рассказал мне о вас, и я ничего, кроме уважения к вам и законам, которые вы представляете, не питаю. Но сегодня я буду в северном квартале — не сомневайтесь.

Да, мистер Дюри, он такой же сумасшедший, как и ты в молодости! Я не мог им не восхищаться и, поймав взгляд Джона, понял, что дерзость малыша ему импонирует.

У двери Том оглянулся.

— Прошу учесть, мистер Блэйк, вечером я один приду в северный квартал. Со мной не пойдут ни Кон, ни кто-либо еще из «Тамблинг Б».

Мы вошли в банк и поднялись наверх, где нас ожидал Дик Хардеман. Мне он показался взволнованным и даже рассерженным. Увидев человека за письменным столом, у него за спиной, я все понял.

Неуклюжий, тощий, с приподнятыми плечами, Эрон Макдональд напоминал сухой стручок, лишенный всякой плоти. Его глаза над впалыми щеками глубоко прятались под густой щеткой бровей. Он перевел взгляд с меня на Кэйт, торопливо кивнул, затем открыл ящик стола, достал мешок с золотом и начал считать. Кэйт подняла цену до двадцати трех за голову, что было неплохой сделкой, а Эрон Макдональд относился к деньгам с большим почтением.

Наблюдая, как я собираю золото и банкноты в мешок Кэйт, он наконец спросил:

— У вас нет здесь больше никаких дел?

— Мне нужно еще кое-кого навестить, — спокойно глядя на Эрона, ответил Том.

— Всегда пожалуйста, — угрюмо буркнул Макдональд, — если вас ждут в южном квартале.

— Вечером я иду в северный квартал на свидание с вашей дочерью.

Эрон оторвал глаза от своих бумажек. В них горела ненависть.

— Моя дочь никого не принимает сегодня. Спокойно занимайтесь своими делами. Кроме того, я вас не приглашаю.

— Я все равно приду.

— Мистер Макдональд, — вмешался Хардеман. — Я давно знаю Кэйт Ланди, его, и…

— Меня не интересует ваше мнение, мистер Хардеман. Надеюсь, вы не собираетесь указывать мне, кого я должен принимать в своем доме? — Он встал. — Полагаю, наша сделка завершена.

Кэйт напряглась как струна. Первый раз в этом году она вышла из себя.

— Пойдем, Том. Нам здесь не место!

Как всякая посредственность, Макдональд привык оставлять последнее слово за собой.

— Вы правы, мэм, — высокомерно бросил он, — ваше место в южном квартале. Надеюсь, вы не лишите нас права самим решать, кто достоин бывать в северном квартале, а кто нет.

Тут я не сдержался и отвесил ему пощечину, перегнувшись через стол, схватил его за грудки, резко рванул на себя и всей пятерней ударил по лицу. Надо заметить, рука у меня не маленькая, тяжелая и хорошо разработанная физическим трудом. Хлестанув его еще раз тыльной стороной кисти, смазал по губам.

— Следи за языком, когда разговариваешь с дамой!

У себя за спиной я услышал ровный голос Блэйка:

— Отпусти его, Кон.

Не поворачивая головы, я спросил:

— Это угроза?

— Нет… просьба.

Молча я опустил Макдональда в кресло и, повернувшись к Джону, сказал:

— Ты бы лучше научил его хорошим манерам.

Макдональд побагровел от ярости.

— Чертов сброд! Всех вас следовало вырезать! Выжечь каждый дом у вас на Юге!

Тут я рассмеялся. Уперевшись руками в стол, смотрел на него, и мой смех бесил его еще больше.

— Мистер Макдональд, — наконец произнес я спокойно, — надеюсь, вам будет любопытно узнать, что я служил офицером у генерала Шеридана?

Кэйт позвала:

— Кон… пойдем. Быстрее!

Резко развернувшись, я догнал ее в два прыжка. Дельгадо, Краснокожий Майк и Рул Карсон заняли позицию у дверей банка. Спустившись раньше нас, Том присоединился к ним.

Против нас неровным полукругом стояли девять горожан с ружьями и револьверами.

— Кэйт, — позвал я, — постой-ка здесь, мы…

— Нет, — вмешался Джон Блэйк, — никакой пальбы. — Полицейский обогнал меня в дверях и остановился лицом к лицу с горожанами. — Не стрелять, — предупредил он, — спрячьте оружие!..

Я взял Кэйт за руку, и мы вышли на улицу. В сопровождении эскорта из наших парней добрались до фургона, Кэйт села в него. Дельгадо привел лошадей из стойла, и ковбои один за другим, не сводя глаз с противников, вскочили в седла.

В какой-то момент я встретился взглядом с Талькотом. Огонек алчности в его глазах заставил меня насторожиться. В левой руке я нес тяжелую сумку с золотом. То, что выражал взгляд Талькота, мне не понравилось.

Положив сумку рядом с Кэйт в медицинский фургон, я сказал:

— Ну все — поехали.

Плотной группой мы стали выбираться из города.

Те ребята остались на месте, но, когда наша группа достигла середины улицы, они увидели, как кто-то спрыгнул с крыши, другой вывел двух лошадей из-за домов.

Тод Муллой и Ван Кимберли были вооружены и оттуда, где они сидели в засаде, держали под прицелом своих ружей шестьдесят ярдов улицы.

Оставив лошадей под прикрытием домов, они наблюдали за людьми Талькота. О чем никто из этой компании до самого конца даже не подозревал. Узнать, что тебя уже добрых десять минут как взяли на мушку, — чувство не из приятных, после него трудно избавиться от ощущения опасности, подстерегающей за каждым темным углом.

Мы уже подъезжали к окраине, когда я услышал возглас Кэйт и увидел Линду Макдональд, которая спускалась с крыльца единственного здесь охотничьего магазина, последнего строения в городе, и держала в руках изящный маленький зонтик. Том Ланди остановил лошадь прямо перед ней, девушка подняла глаза, и их взгляды встретились.

Без сомнения, она была великолепна. У меня язык не поворачивался, чтобы в чем-то винить Тома. Конечно, ему никогда не приходилось видеть подобной красоты на одиноких ранчо, где прошла большая часть его жизни.

Однако… Возможно, я смотрел на нее сейчас глазами Джона Блэйка и Мойры? За ангельской внешностью сквозила холодность, напряженность, что-то такое, чему я не доверял.

— Твой отец сообщил мне, что ты сегодня никого не принимаешь. — Том говорил сдержанно.

Она посмотрела на него с легкой улыбкой на губах.

— Разве это мои слова?

— Нет, но…

— Мой отец очень резкий человек. — Линда типично женским движением закрыла зонтик. — Я так и думала, что ты его испугаешься.

— Я не боюсь его! — коротко отрезал Том. — Мне неприятно посещать дома, где меня не рады видеть.

— Наш дом, — как бы поддразнивая его, произнесла она, — все еще стоит среди тополей в дальнем конце улицы.

Не спеша девушка повернулась и пошла прочь, манерно двигая плечами и немного качая бедрами.

Том развернул лошадь и хотел последовать за ней, но тут заметил мое присутствие. Его щеки вспыхнули.

— Мог бы и не подслушивать! — воскликнул он раздраженно. — За кого ты меня принимаешь?

— За техасца в городе, где не любят техасцев, — ответил я спокойно. — Смотри!

Через улицу, натянув поводья, ехал Тод Муллой, держа в руках винчестер.

— Извини, — стушевался Том и пристроился ко мне с большой неохотой, а Тод последовал за нами. Почти всю дорогу обратно мы не проронили ни слова, но у самого лагеря Том первым завел разговор: — Кон… мне нужно пойти туда сегодня! Обязательно нужно!

Хуже всего было то, что я знал, каково ему сейчас, понимал, какие чувства он испытывал по отношению к этой красотке и ее отцу, поскольку Макдональд вел себя оскорбительно и вызывающе.

Такие передряги порой круто меняют судьбы людей.

Что касается меня, в подобных ситуациях жизненный опыт подсказывал отступить, но как быть ему, в его возрасте?

И смог бы я отступить, будь рядом Кэйт?

Глава 3

В лагере мы застали Дика Хардемана с тремя погонщиками. Темнело, и гнать стадо было уже поздновато, но их появление свидетельствовало о том, что в городе неспокойно.

— Подумал, нам лучше забрать скотину да смотаться сейчас, миссис Ланди, — рассудил не отличавшийся красноречием Хардеман. — Зачем лишние неприятности?

— Что, все так серьезно? — Свои обязанности Кэйт всегда исполняла до конца.

— Да, сударыня, серьезно. — Хардеман выглядел мрачным. — На вашем месте я уехал бы отсюда пока еще светло… и оставил костры гореть.

— Думаешь, они сунутся? — спросил Том недоверчиво. — Но что им здесь делать?

— Эрон Макдональд, — вздохнул Хардеман, — самолюбивый и мстительный. Доживи хоть до ста лет, и у последней черты он не забудет тебе пощечины, Кон. Ты нажил себе смертельного врага.

— Он ее заслужил.

— Согласен. — Он помолчал, а затем спросил: — Правда, что ты служил у Шеридана?

— Конечно… Ребята знают. Ран Прист сражался за федералов. Но для нас война кончилась.

Когда затих грохот копыт отгоняемого стада, мы собрались вокруг костра. У нас оставалась одна смена лошадей, да два фургона Кэйт — медицинский и продуктовый.

— Последуем совету Хардемана, — решила Кэйт. — Переберемся вон на тот холм. Чуть пониже есть небольшая ложбина, там и заночуем.

— Вернусь-ка я в город, — разозлился Рул Карсон, — и отстрелю задницу этим молокососам!

— Успокойся, — спокойно остановила его Кэйт. — У нас и без того проблем — хоть отбавляй. Я не хочу захламлять фургоны пустыми седоками на пути в Техас.

— Меня там никто не ждет, — огрызнулся Рул.

— А твоя постель на ранчо «Тамблинг Б», Рул? — улыбнулась миссис Ланди, и дружный гогот раздался со всех сторон. Карсон и в самом деле любил поспать.

Краснокожий Майк взял ружье и удалился от костра на ночное дежурство. Тод Муллой и Дельгадо отправились к лошадям, стреножили их на ночь и поставили в тени холма, которая делала их темные силуэты неразличимыми со стороны города. Затем, очень медленно, увели сменных лошадей.

Солнце еще не зашло, когда два наших фургона отправились на новое место, а через час весь переезд был закончен.

— Хотите знать, — заметил Краснокожий Майк, устраиваясь у огня, — Талькот только и думает, что о золоте в вашей сумке, мэм.

Кэйт, склонившаяся над небольшим костерком, который мы успели сложить, подняла голову, но тему развивать не стала.

— Кон, — окликнула она, — дай команду всем, кто не дежурит, лечь спать. За четыре часа, оставшиеся до полуночи, можно неплохо отдохнуть.

Когда трое первых дозорных отправились на свои посты, мы с Кэйт уселись у догорающего костра.

Возможно, выбор Тома Ланди и не очень удачный, но в конце концов не он первый, не он последний связал свою судьбу не с той женщиной. Зато уже никто не станет отрицать, что его избранница настоящая красавица.

Заваруха могла разгореться и без того. Когда взаимная вражда имеет под собой такие глубокие корни, любой пустяк становится причиной большой неприятности. Некоторые техасские парни, носившие в сердцах горечь поражения южан, только и ждали, как бы дать волю своим кольтам. И всегда находились горячие головы, чтобы им ответить.

Такие педанты, как Макдональд, с их ограниченным взглядом на мир, могли не знать, что означает для молодых, кипящих злобой людей любая возможность выпустить пар из котла. Вот уже почти три месяца они шли по маршруту, глотая дорожную пыль, преследуя отбившихся животных, воюя с индейцами, укрощая стада бизонов и табуны лошадей, просыпаясь до зари и падая в изнеможении после наступления темноты. Малейший повод — и они дадут волю своим чувствам. Однажды я слышал, как один погонщик спросил другого, как выглядит продуктовый фургон, и тот ответил: «Откуда мне знать, я никогда не видел его днем!»

Бог свидетель, я не находил ничего, в чем мог бы винить Тома. К тому же я и сам поставил себя в дурацкое положение, сорвавшись в банке, и не чувствовал за собой права на нравоучения. Если бы Макдональд дал нам тогда спокойно уйти, инцидент, возможно, был бы уже исчерпан. Теперь же вот-вот прольется кровь. И когда еще все встанет на свои места.

Равнина погрузилась в ночь, природа замерла. Только койот, изливая душу чутким звездам, робко нарушал безмолвие, но его заунывный вой, казалось, делал тишину еще более полной.

Подернутые серой пеленой угли излучали тепло и мрачный таинственный свет. Время от времени затаившийся в них огонь натыкался где-то внутри на сухую ветку или недогоревшее полено, и тогда крошечные язычки пламени радостно подпрыгивали, быстро поглощая головешку.

— Хорошо бы выступить до рассвета! — Кэйт не отрываясь смотрела на угли. — Отойдем на запад, а потом остановимся и обследуем местность вокруг города. Избежим неприятностей и кое-что разузнаем об этой стране. — Мы сидели и тихо разговаривали, но я непрерывно пытался уловить в окружающем безмолвии звуки, которые все же так надеялся не услышать. — Не знала, что ты воевал за конфедератов, Кон. — Сменила тему Кэйт. — Ты никогда ничего не рассказывал о себе.

— И без того обо мне много болтают.

— Но кто знает, где правда, а где вымысел? Да я почти ничего о тебе не знаю. Кроме того, что тебе нет равных, когда дело доходит до драки или боя, мне тоже ничего не известно. Ты появился в тот момент, когда я очень нуждалась в помощи, и потом остался. Не представляю, что бы я без тебя делала, Кон!

Я почувствовал себя глупо. Кэйт сама могла со всем справиться, ее отличала какая-то упругость, подобная той, что не дает» сломаться хорошему стальному клинку. В Испании я видел такой клинок, рапиру Толедо. Кэйт была очень сильным человеком, но, не в пример Макдональду, обладала еще гибкостью.

Это она построила наше ранчо, построила его на голом месте, преодолев массу трудностей. Я помогал ей, чем мог.

— Да что обо мне рассказывать, — пожал я плечами. — Говорили, что родился на реке Рапидан, в Вирджинии, но потом семья перебралась в Техас. Когда мне исполнилось девять лет, апачи убили моих родителей и забрали меня с собой в Мексику. Три года я жил как индеец, потом украл пони в сбежал в Сьерра-Мадре. Оттуда — вернулся в Техас.

День гибели моей семьи не забуду никогда. С утра папа взялся за топор и пошел корчевать огромный пень акации неподалеку. Одним топором ковырять эту махину предстояло очень долго, работы еще оставалось начать и кончить. Теряя терпение, папа иногда бросал топор и садился рядом. Но каждый раз, когда кто-нибудь из нас проходил мимо, он неизменно вставал и пытался перерубить неподатливый главный корень, чтобы ослабить наконец сопротивление древнего гиганта. В очередной раз прервав работу, папа взял ведра и отправился к ручью за водой, а я подхватил топор и стал колотить по пню.

Мама сидела в хижине, укладывая волосы, и ждала, когда папа вернется, чтобы начать воскресное чтение Библии, которое все мы очень любили, поскольку с тех пор, как отец решил поселиться у нашего ручья, ни на что другое, кроме работы, не оставалось времени. Все же по воскресеньям, после Библии, мама с папой читали мне и другие книги, которые они привезли с собой. Больше всего я любил поэмы «Мармион» и «Лочинвар», но и некоторые другие, такие, как «Стихи древнего матроса», мне тоже нравились.

Вдруг мама появилась на пороге и как-то необычно, не своим голосом закричала:

— Кон, быстро иди сюда… Быстро!

Я испугался, потому что это было совсем не похоже на маму, но повернулся и побежал к дому, не выпуская из рук топор.

Мама оставила небольшую щелку в двери. Я услышал, как скрипнуло распахнувшееся окно, и тут же раздался выстрел из папиного ружья. Я обернулся посмотреть, в кого стреляла мама. Но тут ружье бухнуло еще раз, в ответ просвистела стрела… и мамы не стало.

Позже, умудренный горьким опытом, я радовался, что все произошло именно так. Тогда же со всех ног бросился к двери, но было уже слишком поздно. Услышав настигающие шаги за спиной, я повернулся и замахнулся топором. Индеец схватил меня за руку и с силой вырвал его, а я смотрел ему прямо в лицо — лицо первого в моей жизни апача.

Много часов спустя, когда мы уже пересекли мексиканскую границу и направились в Сьерра-Мадре, я отчетливо представил лицо отца в ту последнюю минуту. Меня вывели из дома и поволокли к ручью. Там на берегу и лежал папа, пронзенный тремя стрелами. Одна стрела попала ему в спину, две другие — в грудь. Он повернулся, чтобы лицом встретить свою смерть. Будь у него тогда ружье, он имел бы шанс постоять за себя.

Его предупреждали никогда не выходить из дома безоружным, но до того момента папа не видел живых индейцев и недооценивал их коварства. Вот почему всю свою жизнь я не расстаюсь с ружьем.

Они забрали пятьдесят волов, всех лошадей, мулов и несколько баранов. Первыми съели баранов, потому что те замедляли движение, затем мулов, чье мясо у апачей высоко ценилось.

Индейцы привели меня в самый удаленный уголок Сьерра-Мадре, к истокам реки Бависпэ. Я никогда не видел более дикого, леденящего душу, но прекрасного места. Мы взбирались по таким тропам, по которым, казалось, и белка вряд ли отважилась бы подняться. Даже олени, оступившись, падали в пропасть на острые зубцы скал. Но апачи не обращали на это внимания.

Холодные, прозрачные воды Бависпэ зарождались в тени горных хвойных лесов. Первозданный простор этой страны поражал воображение. Там я прожил бок о бок с апачами целых три года, постоянно строя планы побега.

Я никогда не открывал моих чувств. Старый охотник, забредший однажды в наш лагерь, сказал мне, что единственный способ обрести свободу — во всем им подражать и стать индейцем, лучше, чем они сами. Я энергично взялся за дело, и вскоре они стали мне помогать.

К двенадцати годам я был отменным следопытом и охотником, и никто из апачей не мог сравниться со мной в верховой езде. Они никогда не были такими хорошими наездниками, как кайова или команчи. И вот однажды большая группа воинов отправилась на север к границе. Два дня спустя я выкрал пони, незаметно улизнул по тропинке, разведанной во время охоты, и отправился на восток в надежде, что они не станут искать меня там.

Две недели я не покидал страны, живя по законам апачей, а затем на лошади переплыл Рио-Гранде.

Полуголодный, прикрывая свои лохмотья украденной непомерно большой накидкой, на измученном пони я въехал в заброшенный лагерь, располагавшийся недалеко от реки. В лагере оставались трое, и двое из них направили на меня ружья прежде, чем я успел открыть рот. Третий же сидел на песке и с любопытством меня разглядывал.

— Апач! — завопил один из них. — Боже милостивый, да это апач!

— Сэр, — успокоил его я, — мое имя Кон Дюри, меня захватили в плен.

— Ну ладно, дружок, — предложил третий мужчина. — Слезай с коня и присаживайся к нашему костру. А то еда остынет.

Его звали Джеймс Сазертон. Он всего несколько месяцев прожил за пределами Англии, хотя у него был опыт военной службы в Индии и на Северных рубежах.

Когда я поел, он выслушал мой рассказ и задал бесчисленное множество вопросов о том, как живут апачи. На них только апач мог ответить лучше меня.

— Что же ты собираешься делать теперь? — поинтересовался он

— Сначала найду работу, — ответил я, — и достану одежду.

— А ты не забыл про учебу?

— Да, сэр.

— У тебя остались родственники? Друзья?

— Никого, сэр.

— Хорошо, попробуем поискать тебе работу прямо здесь. Мне как раз нужен помощник в табуне.

Тут вмешался большой, мрачный человек с бородой.

— Я позабочусь о лошадях, мистер Сазертон. Мальчишка может сбежать. Или оказаться шпионом краснокожих.

— У меня на сей счет свое мнение, — остановил его Сазертон тоном, не допускающим возражений.

— Я беру тебя, Кон. А сейчас ложись спать.

Человека с бородой звали Морган Рич, и я никогда не забуду этого имени. Боб Фланг был его постоянным спутником. Джим Сазертон нанял их обоих в Сан-Антонио.

Я до сих пор не могу понять, что заставило Джима Сазертона избрать тот маршрут, но он направился в страну Биг-Бэнд, самое дикое место во всем Техасе, где лишь двадцать пять процентов земли были хоть мало-мальски освоены. Скорее всего, его влекли края, по которым еще не ступала нога цивилизованного человека, но у меня скоро сложилось впечатление, что Морган Рич и Боб Фланг преследовали свои цели, последовав за Джимом.

Получилось так, что я знал больше всех о стране Биг-Бэнд, поскольку индейцы, державшие меня в плену, часто ее навещали. Время от времени они воевали там с команчами, незаметно исчезая, когда их дела становились плохи.

Апачи, которые, казалось, искренне меня полюбили, много рассказывали о стране Биг-Бэнд.

Кроме пони, на котором я сбежал, и куска рваного одеяла, мне удалось унести с собой из их лагеря еще почти новый револьвер, который я подобрал возле тела индейца, погибшего в одной из стычек. Должно быть, он сам позаимствовал его у павшего бойца днем раньше и никому не сказал о своем трофее, поэтому его не искали, вообще не подозревали о его существовании.

Спрятав револьвер в камнях, я ждал своего часа.

Вместе с новыми знакомыми мы построили каменную хижину у подножия Бурро-Меса, недалеко от ручья, и поселились в ней, потом обнесли оградой загон для скота и завели небольшой огород, следить за которым стало моей обязанностью. Нам удалось поймать несколько диких лошадей, однако большинство из них не стоили того.

Время от времени мы все наезжали в Сан-Антонио. В одну из таких поездок Морган Рич и Боб Фланг уволились.

В тот день, вернувшись на ранчо, Джим Сазертон взялся за мое образование.

С горем пополам мы приступили к изучению литературы. Я читал ему отрывки из «Мармиона», которые запомнил во время домашних чтений, а он рассказывал мне все, что мог вспомнить из английской литературы, истории, знакомил и с другими предметами. Когда-то в Англии он работал инструктором в военной школе, кажется в Сандхурсте, и был первоклассным учителем. Я же обучал его искусству выживания, чтения следов — всему, что сам узнал от апачей.

Мы проводили много времени вместе, разъезжали по горам верхом, бывали в Сан-Антонио, Остине, а однажды добрались даже до Нового Орлеана. Там пошли в банк, и Сазертон снял со счета довольно большую сумму золотом. На эти деньги приобрел несколько книг, новые инструменты и ружье «генри» сорок четвертого калибра — лично для меня.

Вернувшись к подножию Бурро-Меса, мы обнаружили, что на ранчо в наше отсутствие кто-то побывал. Незваные гости оставили много следов, и я сразу определил, что это не апачи.

След каждого человека индивидуален, его нельзя спутать и так же легко распознать, как роспись на банковском чеке. Лично я был уверен, что в числе других нас навестил Морган Рич.

Когда я высказал свои предположения Джиму, он просто кивнул и сказал нечто невразумительное, мол, возможно, они вернулись в поисках работы… и, наверное, скоро появятся снова.

Я же не сомневался, что Рич считал Джима охотником за испанскими сокровищами и решил поживиться его золотом. Позже догадался, что Рича и Фланга погнали в дорогу те деньги, которые Сазертон привез из Нового Орлеана и начал тратить направо и налево.

Как-то еще до той поездки Джим позвал меня, показал конверт и попросил:

— Если со мной что-нибудь случится, отошли его, — и спрятал письмо за камень в стене.

Я вспомнил о нем, когда случилась беда. Однажды Сазертон послал меня проверить, пользуются ли дикие лошади водопоем у источника. Дорога туда неблизкая, и, отправившись утром, я вернулся почти заполночь.

Визитеров, оказалось, было трое: Морган Рич, Боб Фланг и кто-то еще.

То, что они сделали с Джимом, не могло прийти в голову ни одному апачу. Требуя, чтобы он открыл им тайник, подонки зверски пытали беднягу. А что он мог им сказать?

Все золото, которое у него было, исчезло. Исчезли ружья, снаряжение и лошади.

Все выглядело так, будто они появились вскоре после моего ухода, и неожиданно мне в голову пришла мысль, что они все еще могут быть где-то здесь. Я похватал все, что мог, и унес на вершину холма, где и дождался рассвета. Днем тщательно осмотрел окрестности и выяснил, что бандиты направлялись за границу, в сторону Сан-Антонио.

Вернувшись к хижине, похоронил мистера Сазертона и последовал за налетчиками. Но прежде, чем уехать, достал письмо из тайника и, как обещал, отправил его по прибытии в Сан-Антонио.

Два дня спустя мне встретился человек, который видел троих всадников, едущих на север, и я отправился в указанном направлении. Обнаружив знакомые следы, я шел по ним до тех пор, пока не достиг убийц на стоянке у реки Леон.

Привязав лошадь, пешком пробрался к лагерю, держа наготове револьвер. Из-за кустов увидел Боба Фланга, сидевшего на корточках у костра, на котором кипел котелок с кофе. Остальных не было. Осторожно подойдя к нему сзади, громко произнес:

— Боб, ты убил мистера Сазертона!

Он вздрогнул, будто я огрел его кнутом, медленно повернул голову, чтобы посмотреть на меня, а затем встал и небрежно бросил:

— Послушай, мальчик, ты понимаешь, что говоришь?

— Вот у тебя его ружье. А там возле дерева привязаны его лошади.

Он просчитывал шансы добраться до револьвера и пустить его в ход раньше меня.

— Вы не только убили его, но еще и пытали. То золото, которое украли, он взял в банке Нового Орлеана.

— Врешь, это сокровища, — настаивал Фланг. — Иначе, какого черта он искал в этой дикой стране?

— Вам не понять. Его влекло совсем другое! — воскликнул я. — Из-за своей глупой фантазии, будто Джиму известно, где спрятано золото, вы погубили хорошего человека.

Понемногу к нему стала возвращаться уверенность.

— Кем ты себя возомнил, малыш? Если тебе нужно золото… бери! — Он полез в карман рубашки, достал блестящую монетку и бросил ее в пыль.

Как дурак, я проводил монетку взглядом, а Фланг выхватил револьвер и выстрелил. Только слишком поспешил и… промахнулся. А я — нет.

Подобрав монетку, я вывернул его карманы, поскольку золото не принадлежало ему по праву, а мне оно могло пригодиться в преследовании еще двух негодяев. Остальное золото я собирался отправить родственникам Сазертона в Англию.

Я отвязал лошадей и поскакал в Форт к начальнику гарнизона. Когда капрал привел меня в кабинет, тот с удивлением поднял на меня глаза.

— Чем могу служить, молодой человек? — спросил капитан.

— Меня зовут Кон Дюри, — представился я и рассказал ему все о трагедии на нашем ранчо. Свой рассказ закончил так: — Сегодня утром я встретил одного из них в лагере у реки Леон.

— Надо отправить за ним солдат, — предложил капитан.

— Вряд ли ему понадобится кто-нибудь, кроме могильщиков, — заметил я, — мы уже с ним поговорили.

Капитан посмотрел на меня настороженно.

— А оставшиеся двое?

— Отправляюсь на их поиск. — Я достал из кармана триста долларов золотом и положил на стол. — Это украденное золото. Фланг носил его в карманах. Еще я привел десять лошадей, принадлежавших мистеру Сазертону. Надеюсь, вы сможете отослать золото и вырученные за лошадей деньги родственникам Сазертона в Англию?

Он откинулся в кресле и посмотрел на меня.

— Сколько тебе лет, сынок?

— Пятнадцать, — ответил я, — но я справляюсь с мужской работой.

— Вижу. — Из кучи монет он отсчитал шестьдесят долларов. — Немного денег тебе не помешают, если ты собираешься преследовать убийц. Ты, конечно же, понимаешь, что они попытаются расправиться с тобой.

— Да, сэр. Но мистер Сазертон был так добр ко мне. Он платил мне, учил меня, когда у нас появлялось свободное время. Кроме того, ни с кем нельзя так поступать, как они обошлись с ним.

Капитан Эдварде встал из-за стола и вышел вместе со мной на улицу.

— У тебя есть его адрес?

— Да, сэр! — Я протянул ему клочок бумаги.

Он взглянул на него, затем перечитал еще раз, и брови его поползли вверх от удивления.

— Теперь понятно, — выговорил он наконец. — Так твой босс — мистер Сазертон? Майор Джеймс Сазертон? Замечательный человек, мой мальчик, из весьма выдающейся семьи.

Мы отправились к загону, где я оставил лошадей, и он, взглянув на мою клячу, выбрал двух лучших. Таких лошадей нужно было еще поискать.

— Возьмешь этих, — распорядился он. — Я напишу бумагу, закрепляющую за тобой право владения.

Капитан отдал мне и оружие, которое я принес из лагеря Фланга, и пообещал сообщить о случившемся семье майора, а затем спросил:

— Сазертон когда-нибудь упоминал о своей семье? Или о ком-то еще?

— Никогда, сэр.

— Держи меня в курсе дел. — Капитан минуту медлил, а потом воскликнул: — Бывают же такие удивительные совпадения. Будучи молодым офицером, я познакомился с твоим боссом. Он служил военным атташе во время войны в Мексике/

Через две недели мне удалось узнать, кем был тот третий человек. Им оказался Франк Хастингс — охотник за скальпами. Я никогда не видел его.

Моргана Рича мне удалось настигнуть в Лас-Вегасе, Нью-Мексико, более шести месяцев спустя.

Он стоял у стойки бара в одном из салунов. Подойдя к нему, я нарочито громко заявил:

— Ты убил Джима Сазертона и мучил его хуже любого апача.

— Ты лжешь! — закричал он.

Но нас слушало, по крайней мере, человек двадцать, и он выглядел взволнованным.

— Вы украли его золото и даже не потрудились скрыть его! Это было английское золото!

Все замерли от любопытства в ожидании развязки.

— Я выследил Боба Фланга по нему.

— Фланга?

— Он стрелял первым, но промахнулся, а я — нет!

— Убирайся отсюда, сопляк! Ты не в своем уме!

— Этот ремень, который ты сейчас носишь, — продолжал я уверенно, — британский военный ремень, украденный тобой после того, как ты убил майора.

— Ты лгунишка! — крикнул Рич, вынимая кольт.

Следующее утро выдалось холодным, дул сырой ветер, и его, завернутого в одеяло, наспех похоронили в неглубокой могиле, спеша пропустить рюмку в теплом салуне.

Франк Хастингс как сквозь землю провалился, я так и не смог его найти.

Угли почти догорели.

— Иди поспи немного, Кэйт. Ночь будет длинная.

Она уже собиралась встать, но тут до нас донеслись выстрелы. Несколько залпов, и… тишина. Стреляли в городе.

Кэйт резко повернулась ко мне.

— Кон… где Том?

Горло сжалось от ужасной догадки. Я повернулся и, спотыкаясь, побежал туда, где ребята расположились на ночлег. Постель Тома лежала нетронутой.

Прист повернулся и приподнялся на локте.

— Что случилось? Что происходит?

— Тома нет, — сказал я, — в городе стреляли.

Его конь тоже исчез. Когда я вернулся с луга, где паслись лошади, все оказались в сборе и с оружием.

Вдруг до нас донесся стук копыт мчащихся галопом по прерии лошадей. Всадники остановились на расстоянии доброй сотни ярдов от нас.

Послышался глухой звук падающего на землю тела, потом кто-то выкрикнул:

— И не думайте возвращаться!

Они быстро скрылись в темноте, а мы поспешили к тому месту. Согнувшись, я зажег спичку.

Перед нами лежал Том Ланди, и он был мертв. Его расстреляли тремя выстрелами в спину, а потом кто-то перевернул уже мертвое тело и в упор выстрелил в лоб так, что вокруг раны темнели следы пороха. Мы отнесли его на холм и положили на землю. Кэйт молча подошла и склонилась над ним. После того, как индейцы убили ее мужа, Том стал для нее всем в жизни, а теперь и его убили тоже.

Он явно не ожидал нападения, поскольку его кольт так и остался в кобуре.

Мы стояли и смотрели на его раны. Три выстрела в спину с близкого расстояния. Пули прошли навылет и оставили огромные раны на груди. А чтобы быть до конца уверенным, кто-то наклонился и прикончил Тома из револьвера.

Сжав голову руками, Краснокожий Майк разразился проклятьями.

— Пусть мне не жить на свете, но я все равно выжгу дотла этот мерзкий город! — воскликнул Тод Муллой.

— Не будем медлить, — призвал Карсон. — Пошли!

— Нет!

Я никогда прежде не слышал такого безжизненного холодного слова из уст Кэйт.

— Нет! — повторила она, повысив голос.

— Мы отступаем?

— Нет.

Большего от нее трудно было ожидать в такую минуту, и ребята стояли молча.

Никто не спал той ночью, а на рассвете Нэйлор и Прист вырыли глубокую могилу на плоской вершине холма. Там мы и похоронили Тома.

Я наблюдал за городом в полевой бинокль, который всегда возил в сумке у седла. На крышах загонов время от времени поблескивали стволы ружей.

— Они ждут нас, Кэйт, — сообщил я. — Ждут у въезда в город.

— Мы туда не поедем.

Рул Карсон выругался.

— Послушай, госпожа Ланди, — начал он, — Том для нас…

— Том Ланди, — сказала она тихо, — мой брат. Он взял имя моего мужа, который считал его своим сыном. — Она остановилась. — Мы хотели завести детей, но… у нас, кроме Тома, никого не было. — Она обернулась к Краснокожему Майку: — Майк, я хочу, чтобы ты оседлал лучшую лошадь и поехал в Техас. Я хочу, чтобы ты нашел двадцать парней, способных крепко держать ружье в руках и подчиняться приказам. — Она посмотрела в сторону города, словно не замечая его существования. — Сможешь найти столько?

— Могу набрать и сотню, если захочешь, — ответил он, — и они придут сюда не из-за денег.

— Найми их. Я найду, чем расплатиться.

Краснокожий Майк повернулся и посмотрел на меня.

— Кого ты посоветуешь? — спросил он.

— Парней Коди, — ответил я, — Харви Нугент, Шарки, Маден и Кейл. Кого-нибудь из компании Барикмэна или Клементса, если они на месте.

Одинокая Кэйт стояла и смотрела в сторону города, ее лицо казалось прекрасным несмотря на то, что сделали с ним неутомимые солнце и ветер.

— Ты собираешься драться, Кэйт?

— Не так, как они думают, — ответила она. — Совсем не так, как они думают.

Тем утром началась война, которой я не ожидал и потому не был к ней готов, как не были готовы к ней и горожане.

Тем утром миссис Ланди написала три телеграммы и послала Дельгадо на самой быстрой лошади к ближайшей станции в двадцати милях на восток, где стояла цистерна с водой и салун.

День тянулся долго, и ребята уселись играть в карты. К вечеру они отвели лошадей на водопой.

Вооруженные горожане все еще не покидали своих постов на крышах и заставах у въезда в город.

Кэйт не выходила из своего фургона. Мы ждали.

— Должно быть, им сейчас не очень спокойно живется, — заметил наконец Тод Муллой. — У нас есть преимущество: мы знаем, что происходит, а они — нет.

Эта мысль, кажется, немного подняла настроение, и я заметил, что время от времени кто-нибудь из парней вставал и подолгу смотрел в направлении города. Противники видели нас, и наше бездействие ставило их в тупик.

— Им не придется выспаться сегодня ночью, — усмехнулся Д'Артагэ. — Так же как они не спали прошлую ночь.

Кэйт посмотрела на него отсутствующим взглядом.

— Им не придется спать еще много ночей.

В полдень третьего дня показался всадник с белым флагом, направляющийся в нашу сторону. В бинокль я узнал Баниона — единственного горожанина, за исключением Хардемана, который имел шанс приблизиться к нам на расстояние слышимости.

Банион был честным малым. Он не раз давал обанкротившимся погонщикам на последнюю кружку пива и пару раз даже снарядил лошадей, чтобы помочь им добраться до ранчо.

Кэйт, Д'Артагэ и я спустились по склону на переговоры.

— Мне ничего не удалось сделать, миссис Ланди, — начал он. — Хочу, чтобы вы и ваши ребята знали это. Совсем ничего. Я даже не знал, что они задумали.

— Тебя послали разведать обстановку? — спросил я.

— Да… все очень беспокоятся. Никто не понимает, что творится. Они пролежали три дня в засаде, каждую минуту ожидая вашего нападения…

— Пусть побесятся, — отрезала Кэйт. — Мистер Банион, у вас репутация справедливого человека. Мы не хотим причинить вам вреда. На раздумья уже нет времени. Просто послушайте мой совет и сделайте, как скажу. Возвращайтесь в город. Скажите им правду о том, что мы не пустили вас в лагерь. Потом продайте ваш салун.

— Продать салун? — повторил он обескураженно. — Но почему? Я не могу. И вообще, такой поступок более чем подозрителен…

— И все же сделайте так. Возможно, вам придется продать его за бесценок. Но вы рискуете остаться ни с чем.

— Что вы имеете в виду?

— Мистер Банион, — спокойно спросила Кэйт, — вам приходилось видеть, как умирает город?

Он ошалело посмотрел на нее и через минуту растерянно произнес:

— Благодарю вас, сударыня. Благодарю… — и с этими словами стал разворачиваться, чтобы удалиться.

— Мистер Банион, — остановила его Кэйт, — не говорите никому о нашей беседе. Миль сто на запад отсюда есть ручей на краю широкой долины. С севера тянутся холмы. У воды растут тополя. Долину пересекает железнодорожная магистраль… Отправляйтесь туда.

Да, безусловно, мне было известно это место. В прошлый сезон мы несколько раз останавливались там на привал.

Я посмотрел на нее: что она задумала? Еще не догадываясь, но глядя в ее лицо, которое никогда не видел таким отчужденным, понял, какая участь ждет город.

Город, унесший жизнь ее брата, должен умереть. Не один или даже несколько подлецов, а сам город.

Глава 4

Кэйт Ланди не дала Краснокожему Майку никаких других инструкций, кроме как набрать наемников, но все мы понимали, что он не станет скрывать случившегося. Подобного рода известия имеют обыкновение разлетаться со скоростью ветра, покуда не достигнут каждого костра, каждого ранчо во всем Техасе.

Мы разбили лагерь на холме под небом Канзаса. Проплывали дни. Работы было хоть отбавляй. На четвертый день два всадника, обоих я хорошо знал, медленно приблизились к нашему лагерю.

Этих суровых, вооруженных до зубов парней, встретив по дороге, послал нам на помощь Краснокожий Майк. Бледсо служил рейнджером у Биг-Фут-Уэльса, а Мегари, молодой крепыш-ирландец, воевал за французов в Седане, тоже не новичок в военном деле.

И тогда Кэйт позвала Приста и Нэйлора и отправила их на запад, к указанному Баниону месту. Когда она отвела их в сторону и объяснила задание, ребята недоумевая посмотрели на нее и переглянулись. Потом вдруг оба ухмыльнулись, и довольная усмешка не покидала их лиц, пока они не скрылись из виду.

— Кон, — обратилась ко мне Кэйт, — седлайте коней и с наступлением сумерек скачите к городу… — Я ждал объяснений. В городе сидели в засаде вооруженные люди. Всадники для них отличная мишень. — Не подъезжайте ближе ружейного выстрела, — продолжала Кэйт, — удостоверьтесь, что они вас заметили, и объезжайте город по кругу, пока не стемнеет. Потом возвращайтесь в лагерь.

Гениально… Она решила держать их в напряжении, заставить бросить дела, не смыкать глаз. Таким был следующий шаг в военных действиях, о которых я сам никогда не помышлял. За последние дни миссис Ланди резко переменилась. Теперь я видел в ней совсем другую Кэйт. Она воевала… воевала насмерть, с единственной целью — уничтожить город, убивший ее брата.

Осмелятся ли они в конце концов атаковать нас? Если да, то нас слишком мало. Конечно, драки не избежать. Но необязательно она произойдет сегодня. Однако прежде чем сесть на лошадь в тот вечер, я лично проверил, чтобы каждый положил в патронташ не менее пятидесяти патронов. Кэйт оставалась в лагере одна. Горожане не могли об этом знать, или все же могли?..

Мы выехали на холм плотной группой и стали спускаться, все время меняя направление движения, чтобы поднявшаяся пыль не давала точно определить наши следы. Подобравшись к городу на расстояние ружейного выстрела, не спеша объехали его, пользуясь преимуществами местности, — то скрывались в долине, то неожиданно появлялись, оставляя неприятелю возможность самому разгадывать наши намерения. Когда сумерки сменила ночь, мы на всякий случай сделали еще один круг и вернулись в лагерь.

Когда подъехали ближе, Кэйт окликнула нас и, узнав мой голос, вышла навстречу. Поздно ночью она послала Мегари развести небольшой костер на холме восточнее города и поддерживать его некоторое время.

Дни становились теплее. По ночам выли койоты. Уже должны были появиться другие стада, но никто не приближался. На седьмой день в миле от города остановился поезд и высадил пассажира с лошадью. Дельгадо возвратился с ответом на телеграммы, посланные Кэйт.

Он уже скакал к нам по равнине, когда поезд подходил к станции, расположенной в центре города. На следующий день южнее города появилось облако пыли и показалось большое стадо волов. Оно двигалось к ложбине между невысокими холмами, а через час мы заметили двух всадников, направлявшихся к нам.

Одним из них оказался Матт Полок, живший в ста милях восточнее «Тамблинг Б», — коренастый, сильный человек, вокруг которого все кипело и работа спорилась. Когда ковбой подъехал поближе, мы узнали и его спутника, Харви Нугента, одного из тех, за кем отправился Краснокожий Майк.

Полок осадил коня и протянул руку Кэйт.

— Как дела, миссис Ланди? До нас дошло, у вас беда.

Кэйт кратко рассказала о случившемся, не забыв упомянуть об отношении горожан к техасцам и их девизе: «Возьми деньги и поскорее избавься от них».

— Что мне с ними сделать? Хочешь, я со своим стадом разнесу их городишко в щепки? Или поджарю их в их собственном соку?

— Подожди, у меня есть план. Я взяла в аренду землю по обе стороны от железной дороги и хочу обнести город изгородью. К востоку отсюда с поезда сбросят мотки колючей проволоки.

— А как быть с четными участками? Насколько я понимаю, железной дороге принадлежат только нечетные участки.

— Здесь и еще в нескольких милях, где строительство финансировалось перекрывающимися кредитами, это не так. Я взяла в аренду землю по пятьдесят центов за акр.

— Ты собираешься обнести изгородью весь город? — Матт потянулся за котелком с кофе. — Черт возьми, Кэйт, ты заботишься об их удобствах! У них есть законное право пересекать эту границу.

— Конечно, есть. По железной и грунтовой дорогам, вдоль них они могут входить и выходить из города, и я никому не буду препятствовать. Никому, кроме стад. Ни одно стадо не ступит на мою землю.

Присев на корточки у костра, я любовался Кэйт. Хотя был удивлен и немного шокирован. Лишь однажды я видел у нее такое выражение лица, — тем утром, когда апачи убили ее мужа, увели их стадо и сожгли жилище, тем утром, когда появился я.

После того как индейцы не без моей помощи ретировались, я вышел из-за камней. Она стояла с опущенными руками и странным, неописуемым горем на лице, так много говорящем о ее натуре.

Плакала она крайне редко и без слез, только характерная гримаса рыданий появлялась на ее лице, будто все отпущенные ей слезы уже были пролиты все до одной. Тогда она молча смотрела на тело мужа, а потом мальчуган выбежал из-за камней и обхватил ее ручонками.

Моя лошадь медленно брела и остановилась напротив них. Но только через несколько минут Кэйт подняла на меня взгляд.

— Благодарю вас, — сказала она просто.

— Примите мои соболезнования, сударыня. Жаль, что я не успел раньше. — Слов утешения я не нашел.

— Они напали внезапно, возникли из воздуха как привидения.

— Это апачи, сударыня. Мастера камуфляжа. Окружат прежде, чем успеешь открыть рот.

Я спешился и осмотрел ранчо. Поселенцы устроились возле большого ручья, дававшего достаточно воды, чтобы возделывать небольшой огород, и начали расчищать землю от камней под луг.

Нижнюю часть дома выложили из камней, верхнюю — из бревен, сплавляемых по реке. Огонь уничтожил крышу, сделанную из веток и земли, а толстые деревянные стены сильно обуглились. Некоторые доски еще тлели, так что я занялся пожаротушением.

Ружье Ланди оставалось там, где выпало из рук, и рядом с ним на земле лежало несколько гильз.

Ему было за тридцать. Красивое, одухотворенное лицо. Возможно, чуточку более красивое, чем того требовала окружающая обстановка. Хотя руки и несли следы тяжелой физической работы, но, очевидно, ему впервые пришлось столкнуться с такого рода занятием. Он носил дорогие щегольские сапоги, шляпу и пояс.

Пошарив в его карманах, я обнаружил пару золотых монет и немного мелочи. Все сложил на камень в кучу вытащенного из дома скарба, взял лопату и пошел к небольшому ручейку, где росла древняя акация с искривленным стволом. Там и вырыл могилу.

Для меня оставалось загадкой, почему они выбрали для своего дома именно это место. Все постоянные поселения находились далеко на востоке отсюда, а апачи и команчи чувствовали себя здесь хозяевами. Не говоря уже о том, что оно не отличалось никакой особенной дикой красотой.

— Завтра утром, — предупредил я, — отправляемся в Сан-Антонио. Вы с мальчиком поедете верхом, я пойду пешком.

Она ничего не ответила. Даже когда я завернул тело ее мужа в найденный кусок старого одеяла и опустил в могилу, она молчала. Паренек мне помогал. Засыпав могилу, я прочитал несколько строк из Библии, которые мог вспомнить: мне уже приходилось хоронить несколько человек до этого. Потом я нашел для них подходящее для ночлега место с мягким песком.

Мне не очень верилось, что апачи не вернутся в первую ночь. Уставший как собака, я поставил паренька в дозор и задремал. Когда настало утро, все еще ждал индейцев, но они, видимо, решив, что духи от них отвернулись, так и не появились.

Когда Кэйт Ланди проснулась, костер уже горел и вокруг разливался аромат кофе.

— Подкрепитесь, сударыня, — пригласил я. — У нас впереди долгий путь, и чем раньше мы отправимся, тем быстрее доберемся до обжитых мест.

Она встала, одернула платье и немного разгладила его рукой, а потом как потерянная осмотрела развалины своего дома, могилу мужа, те немногие, очень немногие вещи, которые у них остались. В лице ее появилась суровость.

— Я никуда не еду, — произнесла она тихо и очень твердо.

— Сударыня?

— Мы останемся. Здесь мы поселились и будем жить. Нам некуда идти. Благодарю вас, мистер Дюри, за все, что вы для нас сделали.

Так я познакомился с Кэйт и Томом Ланди и остался с ними жить.

Сидя у костра напротив Кэйт, я пытался догадаться, о чем думали горожане. Потом мысли мои переключились на обыденные дела, как продать скот. И снова возвращался к случившемуся несчастью.

Они убили замечательного молодого человека, который пошел на свидание с девушкой. Правда, он нарушил местные правила, перешел улицу и ступил в квартал. Но он никому не причинил вреда, даже не помышлял об этом.

Мойра, официантка из ресторана, знала, что из себя представляла Линда Макдональд, и Джон Блэйк тоже. Да и остальные не оставались в неведении ни на ее счет, ни на счет ее отца. И каждый в глубине души чувствовал свою вину и боялся возмездия. Вот почему все они так неистово ждали атаки, а ее все не было. Но мы и не отступали.

Столб бледного дыма нашего костра и белые крыши фургонов хорошо просматривались из города и не давали им забыть о случившемся. Как не давало им покоя наше странное поведение.

Уже неделю город жил как осажденный лагерь, готовый к отражению нападения. Чем дольше мы медлили, тем больше становилось беспокойство горожан, доводя их напряжение до предела. Дела приходили в упадок, поскольку в маленьком городке трудно найти бизнес, не требующий выхода на внешний рынок.

Появилось всего лишь еще одно стадо, и деловые люди уже должны были осознать, что им угрожает свертывание выгодной торговли.

О чем же все-таки думали там, в городе? Что собирались делать? Чего ожидали?

Утром восьмого дня мы заметили два покидающих город фургона, движущихся на запад. Кэйт взяла у меня бинокль, чтобы получше разглядеть беглецов, вернула со словами:

— Банион уезжает.

Мы видели, как люди, стоявшие на улице, провожали его взглядом.

Матт Полок погнал стадо на восток, взяв с собой половину своих ковбоев. Остальных оставил нам на помощь. Мясом мы были обеспечены, поскольку Матт дал несколько коров, да и я подстрелил бизона.

Утром десятого дня прибыли первые фургоны. Один из них с припасами и тысячами патронов. Еще три больших грузовых доставили колючую проволоку и опорные столбы. Тут же закипела работа. Специально отряженная команда села в фургон и на ходу разбросала столбы по местам. После того как их установили, вдоль них стали натягивать проволоку, закрепляя гвоздями. Восемьдесят работников с парой смен лошадей быстро возводили такие ограждения на непересеченной прерии.

Все утро горожане не спускали с нас глаз. В полдень на тропе появился Джон Блэйк, одетый в свой черный суконный костюм. Подъехав поближе, он остановился и внимательно оглядел сооружение.

С нами был профессиональный наемник, Харви Нугент, участник трех междоусобиц в Техасе и дюжины стычек с индейцами. Блэйк хорошо его знал.

— Как дела, Джон? — весело поприветствовал его Нугент. — Слышал, что ты где-то в этих краях.

— Вот уж не ожидал встретить тебя на строительстве ограды, Харви. Кстати, что это? Защита от. снега?

Харви хмыкнул.

— Плохой город ты выбрал на сей раз, Джон. А ограда стоит на земле, которую миссис Ланди взяла в аренду у железнодорожной компании.

Блэйк еще раз тщательно осмотрел ограду и все понял. Развернув лошадь, он поскакал на холм к фургону Кэйт.

Мы наспех соорудили ей палатку от солнца, в которой она сидела и наблюдала за работой.

— Есть горячий кофе, Джон, — предложил я, — легкий и отстоявшийся.

Он остановил коня и молча смотрел на изгородь.

— Думаю, не стоит спрашивать, кому теперь принадлежит земля с другой стороны города?

— Арендовать сейчас участок с одной лишь стороны не имело большого смысла, не правда ли? Да, оба участка теперь наши, Джон. И еще на западе и на востоке.

— Но вам таким образом не удастся закупорить город как бутылку, — возразил он.

— Город в бутылке? — В моем голосе чувствовалось удивление. — Ну, кому надо заниматься такой ерундой? Впрочем, все желающие могут покинуть его. — Поставив чашку, я продолжал: — Давно хотел тебе сказать. Немного западнее есть новый город, Хикамор. Там как раз нужен начальник полицейского участка. Почему бы тебе не съездить и не посмотреть на него?

— На западе?

— Точнее на юго-западе. Немного ближе к тропе из Техаса. Там хорошие пастбища и много воды.

— Так вот в чем дело!

— Да, Джон.

Он искоса посмотрел на Кэйт, которая невозмутимо наблюдала за тем, как натягивали проволоку.

— Сударыня, — обратился он, — миссис Ланди.

— Да?

— Сожалею, но я ничего не мог сделать, ничего. Поверьте, я никогда не поднял бы револьвер против этого мальчишки.

— Знаю, Джон.

— Вы собираетесь задушить город, сударыня? В нем есть неплохие люди.

— Они убили моего брата.

— Это Макдональд и его подонки, сударыня. Но чем провинились остальные?

— Они могут уйти. Дорога открыта, и они уже приезжали по ней сюда. Если на то пошло, есть города, расположенные удобнее, возле них больше воды.

— Вы мужественная женщина, мэм.

Кэйт отвела глаза.

— Кто, я? Этот мальчишка был моим братом. Он был почти сыном, мой муж относился к нему как к своему сыну, и Том взял имя моего мужа. У меня, кроме него, ничего не было в этой жизни, Джон. И вот они отняли его у меня. Застрелили на улице как собаку. Такой город не заслуживает чести жить. Он умрет.

Полицейский встал.

— Они будут драться, сударыня. Выкинут вас из страны… или уничтожат.

— Не думаю, — ответила Кэйт, — я взяла эту землю в аренду. У меня есть полное право быть здесь и обносить ограждением все, что сочту нужным. Я никого не лишаю права ходить через мою землю в любом направлении, однако ни одно стадо не пересечет границу моих владений.

— Но город строился для того, чтобы поставлять скот. Он не сможет без него жить.

Кэйт улыбнулась.

— Да, мистер Блэйк, рада слышать это из ваших уст. Хотелось бы видеть их подлые лица, когда они осознают, что произошло. Они не думали о возмездии, когда убивали моего брата. Не думал о нем и Эрон Макдональд, когда столь непочтительно отзывался о Техасе.

Джон Блэйк ухмыльнулся.

— Я видел, Джон, как ты разговаривал с Харви Лугентом, — сказал я. — Оказывается, ты знаешь его, я — тоже, но те ребята в городе могли ничего о нем не слышать. Тебе стоит рассказать им про него. А с Мегари и Бледсо еще не встречался? Краснокожий Майк отправился в Техас, чтобы привести пару дюжин крепких парней. Мы ждем нападения, Джон, и готовимся к нему. Не нарываясь…

Джон резко повернулся, набычился, и лицо исказила гримаса негодования.

— Вы тащите сюда толпу головорезов, и при первой же возможности траву зальет море крови!

В этот момент я вспоминал Тома Ланди, такого юного, гордого, вспоминал его дерзкий вызов тупости и злобе.

— Индейцы верят, — заметил я, — когда умирает молодой вождь, он должен унести с собой в загробный мир сотню вражеских скальпов, чтобы ознаменовать там свое появление. Мне никогда не нравились подобные идеи, но передай тем, кто размахивает оружием, чтобы сидели смирно или убирались отсюда, но, если они пойдут на проволоку, мы встретим их пулями.

Блэйк развернул коня и медленно повел его вниз. Немного погодя Кэйт спросила:

— Кон, они нападут на нас? Как думаешь?

— Да, Кэйт, — ответил я.

Глава 5

Мы взяли наши ружья и, разъезжая дозором вдоль изгороди, ждали атаки. Теперь роли поменялись, и уже нам приходилось испытывать напряжение ожидания — враги могли нагрянуть в любую минуту.

Но годы скитаний в постоянной готовности встретиться с опасностью закалили нас. Быть начеку и отражать любые атаки — это умели делать лучше всего. Нам приходилось иметь дело с дикими бизонами и необузданными лошадьми, ружье и кольт годами оставались нашими неразлучными спутниками, и каждый из нас был готов погибнуть от пули, взбесившегося стада или наводнения.

Шли дни. К нам присоединялись все новые воины. Приехали уже Роди Линч из страны Зеленого Дуба и Тиг из Пало-Пинто. Галардо пришел из Дель-Рио, а Батери Мэйсон из Ков-Хаус-Крик. Они появлялись в лагере по двое и по трое, на холме ночевали, а на следующий день уже занимали свое место в нашей бригаде возмездия и отправлялись на патрулирование границы.

На пятнадцатый день мимо нас проследовал груженный пустыми фургонами для скота поезд, быстро удалившийся на запад, к Хикамору, — городу, основанному нами у излучины реки. С нашего холма мы видели, как на станции встречали проходивший мимо состав и поднятый им ветер трепал одежду горожан.

На следующий день город покинули еще два фургона. Мы с Кэйт в сопровождении Д'Артагэ, Мегари и Нугента поскакали им наперерез. Выясняли только одно — не сбежал ли в них кто-то из причастных к убийству Тома.

Человек, управляющий первым фургоном, оказался достаточно мудр и даже не попытался достать оружие. Понимал, что в такой ситуации, когда нервы напряжены до предела, любая мелочь спровоцирует беду.

— Вы затеяли опасную игру, — сказал он, переведя взгляд с Кэйт на меня.

— Убит мой брат.

— Да, сожалею, что не смог остановить их. — В его глазах выражалось неподдельное сострадание. — Примите мои соболезнования. Я знал мистера Ланди, он заходил в мою лавку. Он был джентльменом. Я высказал им свое мнение, но никто не поблагодарил меня за это.

— Поезжайте в Хикамор, — сказала Кэйт, — и передайте Присту, что я велела показать место для вашей лавки.

— Благодарю вас. — Он медлил трогать лошадей. — Ну, мы поехали, — произнес наконец нерешительно.

Из фургона высунулась голова его жены.

— Скажи им, — затараторила она, — скажи им, или я сама! Горожанам на помощь едет много людей на поезде, — продолжала она. — Они хотят убить всех вас.

— Кто им платит? — спросил я.

— Макдональд и Шеллет, — ответил ее муж. — Они выделили основную сумму.

— Шеллет? Не знаю такого.

— Он знает вас. Это хозяин «Пса прерий» — салуна сразу за банком. Он расспрашивал, кто вы, и мне показалось, что знает вас очень хорошо. Шеллет предложил пригласить наемников. Он стоит за всем, что делает Макдональд.

— Шеллет?

— Франк Шеллет. Высокий мрачный тип… очень неразговорчивый. Странно, они сейчас нашли общий язык с Макдональдом. Целых три месяца Макдональд пытался выставить его из города. Шеллет убил человека в ссоре — Порта Райдера.

Фургоны тронулись, и мы не стали их больше задерживать.

Разговор начал Харви Нугент:

— Я встречался с Портом. Он отлично владел оружием. Видно, и Франк Шеллет не новичок.

Порт Райдер, как и Нугент, был профессиональным наемником, выслеживал по заказу конокрадов, индейцев, бандитов и разных неугодных людей.

Нет сомнений, что я забыл многое за время моего странствия по Европе. Людям свойственно забывать то, что они когда-то помнили или знали, а я на некоторое время оставил свой багаж на другой стороне океана.

В тот год, когда я застрелил Моргана Рича, мне было шестнадцать. Это случилось в 1855 году.

Если мальчишка слоняется, предоставленный самому себе, трудно сказать, чем он кончит. В такой период моей жизни я однажды брел по улице Санта-Фе и наткнулся на капитана Эдвардса — человека, которому я передал сбережения Джима Сазертона после его трагической кончины.

Он схватил меня за руку.

— Дюри, ты? Кон Дюри?

— Да, сэр. А вы — капитан Эдварде.

— Послушай, Дюри, у меня для тебя послание. Помнишь, как договорились, я написал семье Сазертона письмо, в котором рассказал и о твоем поступке. Родители Джеймса просили тебя им написать.

Мы отправились на квартиру капитана за письмом. Передав его мне, он спросил:

— Ты собирался выслеживать тех двоих негодяев. Нашел ли кого?

— Да, одного, Моргана Рича. Его похоронили около Лас-Вегаса.

— А где третий?

— Хастингс? Как сквозь землю провалился, возможно, индейцы убили его. Здесь существует много способов отправить человека на тот свет и полно людей, о судьбе которых никто никогда не узнает.

— Дюри, — предложил Эдварде, — останься пообедать со мной. Я командую местным гарнизоном. Здесь неплохо кормят. Мне будет очень приятно.

Сначала он завалил меня вопросами о том, как мне удалось выследить Рича. В конце концов мы переключились на обсуждение произведений сэра Вальтера Скотта и некоторых других известных писателей, но, мне казалось, что он чего-то не договаривает.

Через некоторое время, сидя за чашечкой кофе, он приступил к главному.

— Послушай, Кон, я не знаю всего содержания этого письма, но кое-что из него мне известно. Они хотят, чтобы ты приехал в Англию… — В первый момент я засомневался, не ослышался ли, но капитан вскоре объяснился. Родители Сазертона написали ему о своем намерении дать мне шанс продолжить образование, начатое их сыном. Они могли бы, если я пожелаю, устроить меня в английскую школу, наняв учителей для дополнительных занятий и приложив все силы для моего зачисления. — Я думаю, — Эдварде внимательно глянул на меня, — что это благородное дело, поскольку они хотят больше узнать о Джиме Сазертоне: что говорил, как выглядел — словом, все, что ты сможешь им рассказать. Они оплатят тебе билет в оба конца и все текущие расходы. — Он посмотрел на меня задумчиво. — Это редкий случай, Кон. Грех им не воспользоваться.

Перед тем как расстаться, Эдварде предупредил меня:

— Поедешь в Англию, следи за тем, что говоришь. Помни, что они уже далеко не молоды и живут в цивилизованной стране с многовековой историей. Такие люди должны прийти вам на смену и здесь. Но услышав рассказы о Западе, о том, каков он есть на самом деле, они могут не поверить, потому что привыкли к огороженным бордюрами тротуарам, констеблям, которых всегда можно вызвать, чтобы усмирить правонарушителей. Им трудно представить себе страну, в которой каждый носит свой закон в своей кобуре. На твоем месте я не стал бы рассказывать им о Фланге и Риче.

Так я попал в Англию.

Высокий, приятной наружности седой человек с военной выправкой и девушка моего возраста встретили меня на перроне.

Не берусь судить, как они меня представляли. Возможно, думали, что я выйду из вагона в жилете из бизоньей кожи и в сомбреро, но, в любом случае, не уверен, что их ожидания сбылись.

Несмотря на мои шестнадцать, я вымахал ростом больше шести футов, худощавый, сильный. Друг капитана Эдвардса специально приехал помочь мне выбрать подходящую одежду, так что ничем необычным мой костюм не отличался. Выдавал лишь загар, обязанный своим цветом техасскому солнцу и ветру.

Девушка сразу узнала меня и побежала навстречу, протягивая руку.

— Вы, должно быть, Кон Дюри. Я Фелиция Киркстоун, Джеймс Сазертон мой дядя.

Она была красива. Я смутно помнил, что уже встречал такую красоту еще до того, как мои родители отправились на Запад.

— Здравствуйте, — поклонился я. — Мистер Сазертон рассказывал мне о вас.

— Кон… мистер Дюри… мой дядюшка, сэр Ричард Сазертон, — представила она нас.

Мы немного поговорили о моем путешествии, выдавшемся бурным, что никого не удивило из-за обычных в это время года ужасных штормов, и не спеша пошли к ожидавшему нас открытому экипажу. Сэр Ричард занял место кучера, и мы поехали в Сазертон-Мэнор, расположенный поблизости, через пару живописных кварталов.

В Америке я очень волновался, когда думал о предстоящем путешествии, поскольку все свои знания я получил от Джима Сазертона и моих давних занятий дома. К тому же мне в жизни еще не доводилось путешествовать.

Сазертон-Мэнор представлял собой большой дом из серого камня, наполовину увитый виноградом. Прямо перед ним раскинулась широкая лужайка, через которую к дому вела посыпанная гравием дорожка. Более грандиозного сооружения я никогда прежде не видел.

Хозяева попросили меня рассказать о местах, где мы жили с Джимом, но глядя на все, что меня окружало, я не представлял себе, как это сделать. Аккуратно постриженная лужайка, ровно посаженные деревья, — вся ухоженная зелень свидетельствовала о том, что эта земля испокон веков возделывалась человеком. Даже леса имели четкие границы, поскольку все тут было предрешено много-много лет назад.

Обычаи, традиции и правила имели под собой многовековую историю оседлой жизни на единой территории по единым законам. Моя же страна Биг-Бэнд на реке Рио-Гранде все еще оставалась дикой и неукрощенной. Традиции и обычаи еще не успели сложиться, о каком-то четко установленном порядке и говорить нечего. Все было незрело и молодо, и мы жили по законам солнца, живительных источников, ветра и бескрайних пастбищ, где бродили дикие животные.

Тем не менее вечером, после обеда, я попытался начать свой рассказ.

— Когда Джим Сазертон приехал в страну Биг-Бэнд, в ней едва ли можно было насчитать и двадцать жителей, которые концентрировались, главным образом, вокруг Олд-Пресидио или Форт-Литона в низовьях Рио-Гранде.

— Какова площадь этой страны? — поинтересовался сэр Ричард.

— Биг-Бэнд! Не могу сказать точно, но она больше Уэльса… возможно, треть Ирландии. И это только малая часть Техаса.

Они не поверили мне. Я видел недоверчивое выражение их глаз и понимал, что наше знакомство началось не лучшим образом, несмотря на то, что все сказанное было чистой правдой. Но я пообещал продолжить свой рассказ.

— Это огромная девственная безлюдная страна. Почти вся растительность, покрывающая прерии, вооружена колючками. Горы скалистые, почти голые. Но страна эта прекрасна! И нужно видеть все собственными глазами, чтобы оценить ее красоту. Там живут дикие лошади, бизоны, пумы, волки и гремучие змеи, можно встретить оленей, антилоп и пекари.

— Кого?

— Пекари — диких свиней.

— Дядя рассказывал, что вы были в плену у апачей? — с интересом спросила девушка.

— Да, сударыня. Почти три года.

Постепенно я стал осознавать, что по письмам мистера Сазертона они знали обо мне очень многое: то, как индейцы убили моих родителей, о моем плене и уроках, которые их сын давал мне в свободное время.

Вечером, когда мы остались наедине, сэр Ричард спросил:

— Те люди, которые убили моего сына… Они, кажется, работали у него?

— Да, сэр. Они считали его охотником за испанскими сокровищами… В стране Биг-Бэнд существует поверие о испанских сокровищах. Вернувшись из Нового Орлеана и потратив некоторое количество золота, он окончательно рассеял их сомнения, и они выследили его. Он был уже мертв, когда я вернулся на ранчо.

— Понимаю. А бандиты, которые его убили? Они наказаны по закону?

— По закону? Западнее Пекоса нет другого закона, кроме закона ветра и тропы команчей. Но они наказаны, сэр. По крайней мере двое из них. Только одному удалось избежать возмездия.

Два года я посещал школу в Англии, и мне пришлось нелегко, поскольку недоставало подготовки и привычки заниматься. У меня не было основ, но я не сдавался и понемногу овладевал знаниями. Каждые каникулы я проводил в семье Сазертонов, но мыслями улетал на свой родной Дикий Запад.

Ночью я часто просыпался и тихо лежал на кровати, вновь ощущая запах полыни. Мне страстно хотелось почувствовать на лице холодный горный ветер, бешено несущийся по неровному склону холма. В своем воображении я любовался силуэтом девятимильной горной гряды на горизонте, залитыми солнцем склонами Хизона и лиловым блеском Карменса, возвышающегося на другом берегу реки в Мексике.

Иногда, во время занятий, я откладывал книги и подолгу смотрел в окно, вспоминая, как однажды ехал верхом через Трудный перевал к Рождественскому ручью или разбивал лагерь в Солитарио.

С самого начала учебы в школе у меня появилось несколько друзей. Один из них, Лоренц Уикс, мой ровесник, хотя и выглядел моложе. Он приехал из Индии. Его отец служил офицером в Британском гарнизоне, дислоцированном на северо-западной границе. Разговорившись, мы нашли много общего.

Он был со мной в тот день, когда я подрался.

Большинство мальчиков держались вежливо, но общительностью не отличались. Мне трудно было найти с ними общий язык. Наши интересы и познания не совпадали. Они вели разговоры, которые совсем меня не занимали, а когда я неосмотрительно предавался воспоминаниям о прошлом, через некоторое время замечал, что товарищи смотрят на меня с откровенным недоверием.

Фелиция рассказала одному мальчику, что я был в плену у апачей, и вскоре история облетела всю школу. С нами учился парень по имени Эндикот. Высокий детина фунтов по крайней мере на двадцать тяжелее меня. Все считали его хорошим футболистом и боксером. Несколько раз он делал пренебрежительные замечания в мой адрес в моем присутствии.

— Тебе придется драться с ним, — предупредил меня Уикс. — Они говорят, что ты испугался.

— Не хочу, Лари. Его отец дружит с сэром Ричардом. А я могу покалечить его.

— Покалечить его?

— Это совсем другое дело, Лари. Он боксер, а я ничего не смыслю в боксе, но мне приходилось много драться за свою жизнь: с детьми апачей, с ковбоями… со взрослыми мужчинами.

— Они не верят ни одному твоему слову.

И вот однажды, в присутствии остальных, Эндикот назвал меня лжецом. Не успел я открыть рот, как ни с того ни с сего, без предупреждения, он ударил меня.

Смею вас заверить, удар был неплохой. Он, без сомнения, рассчитывал покончить со мной сразу, но он дрался только со своими сверстниками в школе. На Западе парнишка в четырнадцать — шестнадцать лет выполняет работу взрослого мужчины, ходит по тем же маршрутам и, когда ему приходится драться, дерется как взрослый.

Его удар не сбил меня с ног. Он пришелся по скуле, и то, что я сохранил равновесие, изумило Эндикота.

Потом мы подрались.

Он хорошо боксировал, но это ничуть не помогало ему, поскольку в свои удары я вкладывал всю ярость негодования, захватившую меня полностью. Он ударил меня снова, но я не уклонился и парировал удар. Я весь кипел и завелся не на шутку. Мой первый удар не достиг цели, но второй пришелся по ребрам, и его нижняя челюсть вяло подалась вниз.

Он был довольно рыхлым: в неплохой для его возраста и страны форме, но ему не хватало стальной крепости мышц, которую дает только непомерный физический труд в пустыне или степи. Думаю, учились в школе ребята и покрепче его, но рост и боксерские навыки внушали всем благоговейный страх.

Разгадав его атаку слева и превосходя в скорости удара, я наотмашь врезал ему обеими руками. Затем, сделав шаг назад, ударил по лицу и сломал нос, но не остановился и еще двумя ударами повалил его на пол.

Драка продолжалась не более двух минут, но я бы горько разочаровался, если бы надеялся обрести их дружбу таким способом. То, что я услышал позже, меня остановило, я сражался не как джентльмен! Я был слишком груб. Что же касается меня, я не умел по-другому — только до победы.

На следующий день меня выгнали из школы.

Когда я упаковывал вещи, Уикс показался в дверях.

— Дюри? Кое-кто хочет с тобой поговорить.

Их было трое: Ашмед, Трэйверс и Аллен. Всех их я знал только в лицо.

Ашмед, высокий, симпатичный блондин, подошел и подал мне руку.

— Послушай, Дюри, жаль, что тебя выгнали. По-моему, это чертовски несправедливо.

— Ничего, — ответил я, — я давно ждал случая вернуться домой.

Его глаза загорелись блеском восхищения.

— Где ты живешь? В Техасе?

Позабыв про вещи, я сел и рассказал им про Техас. Я описал во всех красках буйную прелесть этой страны, убийство моих родителей и плен. Я рассказал, как апачи изготавливают свои луки, где они находят пропитание, рассказал о Сьерра-Мадре и моем бегстве оттуда, когда я один преодолел двести миль нехоженых лесов, каждую минуту рискуя быть застреленным индейцами за побег и мексиканцами — за индейскую одежду.

— А правда, что там все носят револьверы? — спросил Трэйверс.

Тут я открыл чемодан и достал свой собственный кольт, армейский револьвер модели 1848 года, шестизарядник сорок четвертого калибра с двадцатисантиметровым стволом.

— Поосторожнее, — предупредил я Трэйверса, потянувшегося посмотреть кольт, — он заряжен, и у него волосковый спуск.

Парень быстро отдернул руку, но все столпились вокруг и уставились на револьвер как на живое существо. Изношенный, видавший виды кольт все же был хорошим оружием.

— Если бы кто-то узнал про него, — улыбнулся Ашмед, — тебе не пришлось бы дожидаться драки, чтобы вылететь из школы.

Неожиданно я превратился в героя, перед которым все благоговели. Я владел настоящим револьвером с самого Дикого Запада.

Мы проболтали до отправления поезда. Три моих новых друга и Лари Уикс провожали меня на станции.

Ничего не осталось делать, как возвратиться в Сазертон-Мэнор. По правде говоря, никак не ожидал я такого провала. Но, когда приехал, никто даже не затронул эту тему.

Только поздно вечером сэр Ричард пригласил меня в свой кабинет.

— Ты покалечил мальчика. Сильно его отделал.

— Да, сэр.

— Учитель сказал, что ты дрался как дикарь.

— Он первый меня ударил, и я ему показал.

— Но нужно ли было поступать так жестоко?

— Я не умею по-другому, сэр. Дерутся, чтобы победить. И я не хочу знать другого способа. Он навязал драку, и я пытался избежать ее, пока они не стали говорить, что я струсил.

— Да, — иронично заметил он, — теперь они так не думают. — Некоторое время сэр Ричард внимательно изучал меня, а потом спросил: — Что же ты собираешься теперь делать?

— Возвращаться домой, сэр. В Техас.

— Нам бы хотелось, чтобы ты остался. Я и моя жена были бы очень рады, если бы ты остался.

— Спасибо, сэр. Вы сделали для меня все возможное, но я, не переставая, думал о возвращении обратно. Я создан не для этого мира.

— Сегодня утром я разговаривал с Джорджем Трэйверсом, моим старым другом, ты знаешь. Он говорит, что у тебя есть револьвер.

— Да, сэр.

— Не слишком ли ты молод, чтобы иметь такое оружие?

— Нет, сэр. В Техасе я ношу его с двенадцати лет. В стране апачей каждый должен быть вооружен.

— Можно мне на него взглянуть?

Мы поднялись в мою комнату, я открыл чемодан и достал хорошо начищенную кобуру на ремне. Револьвер немало повидал на своем веку: его ореховую рукоятку покрывали глубокие царапины, но он был тщательно вычищен и готов к действию.

Взяв в руки оружие, сэр Ричард внимательно осмотрел его со всех сторон.

— Теперь вижу, для тебя он не игрушка, не так ли?

— У него волосковый спуск.

— Да, именно так я и подумал. — Он вернул мне револьвер. — Правда, что у вас там так же хорошо стреляют, как об этом рассказывают? Ходит много слухов про тамошних стрелков.

— Хотите посмотреть, как я стреляю, сэр?

— Конечно, хочу. Пойдем на улицу.

Он наблюдал, как я искал среди своих вещей патроны, потом мы вышли на задний двор. Фелиция, заметив нас, пошла следом. По моей просьбе повар выдал нам несколько пустых бутылок. Одну из них я на веревке подвесил к ветке дерева. Мы отошли на двадцать шагов, и, неожиданно повернувшись, я выхватил револьвер и выстрелил — бутылка разлетелась вдребезги.

Не дожидаясь реакции, я подбросил другую бутылку в воздух и разбил ее на лету, потом разнес на мелкие кусочки самый большой падающий осколок.

— Можно мне попробовать? — попросил сэр Ричард.

Он поставил бутылку за тридцать шагов, тщательно прицелился и разбил ее. И довольный стал рассматривать револьвер.

— У него очень мягкий бой, не правда ли? — сказал я.

— Ты отличный стрелок, мой мальчик, — улыбнулся он. — Я не отважился бы проделать что-нибудь подобное. В первый раз видел стрельбу навскидку. Никогда бы не поверил, что таким способом можно поражать цель так метко.

Мы вернулись в дом. Фелиция не проронила ни слова. Я видел, что она поражена. По крайней мере, мне было приятно думать, что так оно и есть, поскольку я мало чем мог ее восхитить, а мне так хотелось.

Оставшись наедине с сэром Ричардом в его кабинете, мы продолжили разговор. Вдруг он нерешительно посмотрел на меня.

— Ты говорил, что убийцы моего сына наказаны. Кто вынес приговор?

— Приговора не было, сэр, потому что ни суда, ни присяжных у нас нет. Нет и закона, сэр, в тех местах, где они пытались скрыться.

— Что же с ними произошло?

Мгновение я медлил в нерешительности, надеясь уйти от ответа, но не мог лгать такому человеку.

— Я убил их, сэр.

— Ты убил их?

— Да, сэр. Джим Сазертон был моим другом — моим единственным другом, — и они поступили с ним бесчеловечно.

— Понимаю. — Минуту спустя он продолжил: — Мы никому не расскажем об этом, они не поймут.

— А вы, сэр?

— Кон, — улыбнулся он мне, — я три месяца выслеживал аборигена племени патан, а потом застрелил его, чтобы отомстить за гибель моего брата, офицера. — Он набил трубку. — Там, на краю земли, жизнь совсем не похожа на нашу, не правда ли, мой мальчик?

Сэр Ричард сделал мне еще один подарок, прежде чем я вернулся на родину, — незабываемый год путешествия по Европе.

— Моя сестра, — обратился он ко мне, — завещала свое состояние Джиму, а Джим все оставил Фелиции, но чтобы я распоряжался им так, как я сочту нужным, в случае непредвиденных обстоятельств. И вот я хочу, чтобы ты взял деньги на путешествие по Европе.

Он не стал слушать мои возражения и спокойно сказал:

— Это твой долг перед самим собой, мальчик. Однажды ты заведешь свою собственную семью и захочешь, чтобы твои дети получили хорошее образование. Это также твой долг перед Джимом. Он одобрил бы такое решение.

Мои возражения с самого начала не отличались особой настойчивостью, и последний довод окончательно убедил меня. Я взял деньги и провел весь следующий год переезжая из страны в страну, ни на минуту не оставляя мысли о возвращении на Запад.

Единственное, что пришлось мне не по душе, — это то, что по настоянию сэра Ричарда мне пришлось на время путешествия оставить револьвер у него.

И вот, преодолев Атлантику, я вновь ступил на американский берег. Мне исполнилось девятнадцать. Шел 1858 год.

Был какой-то короткий период, когда я сомневался, действительно ли я хочу устраивать свою жизнь на Западе. Но моя неуверенность быстро рассеялась. Стоило только потрепать рукой морду лошади, запрыгнуть в седло, ощутить привычный напор ветра и увидеть позади ровный след примятой травы.

Глава 6

Теперь, возвращаясь в лагерь на холме, я пытался вспомнить, где бы я мог встретить Франка Шеллета. До поездки в Европу едва ли. А может, он знал меня через третье лицо, своего родственника, например, с которым я где-то познакомился?

В лагере все спорили о том, когда Макдональд с Шеллетом позвали на помощь.

— Они наберут кого-нибудь из лысоголовых, — предположил Харви Нугент. — Там, на берегах Миссури, немало парней, готовых пострелять за деньги.

Кэйт Ланди ждала меня в своем фургоне, ветер дул ей в лицо, играя неподобранными прядями волос. Не случись с ней такой беды, она выглядела бы великолепно. Даже среди самых красивых женщин Англии и Европы, она занимала бы не последнее место.

— Что они собираются предпринять, Кон? — спросила Кэйт.

— Важнее то, что мы собираемся предпринять и как действовать. Нам придется перехватить поезд по дороге и отправить этих ребят туда, откуда они приехали.

— Они будут драться.

— Безусловно, если мы дадим им такой шанс.

Все наши парни горели желанием ввязаться в драку. Я видел это. И в равной схватке не побоялся бы выставить их против любой компании, где угодно. Но мы были очень рассредоточены: Прист и Нэйлор — в новом городе, Краснокожий Майк где-то на маршруте собирал людей. Построив ограждение, мы оказались разделены неприятелем надвое, к тому же приходилось постоянно его охранять, в противном случае горожане тут же обрезали бы всю проволоку.

Наш отряд уже успел завернуть несколько стад, и я мог себе представить, какой эффект это произвело в городе. Нашлись бы такие, особенно из числа недолюбливавших Макдональда и его компанию, которые бросили бы все и уехали, но сам Эрон Макдональд не отступил бы никогда.

— Попробую их завернуть, Кэйт, — решил я. — Возьму несколько ребят, и мы отправим их обратно прежде, чем они будут готовы драться.

Я выбрал Д'Артагэ, француз мог пройти сквозь огонь и воду, и взял еще Мегари, Роди Линча, Галардо и Батери Мэйсона. Мы должны были справиться.

На охрану такого длинного ограждения нашей команды явно не хватало. Часовые стояли слишком редко по периметру территории. Парней из города никто из нас не считал ни дураками, ни слабаками. К тому же большинство из них вложило деньги в дома и имущество, так что им было что терять.

— Нам придется смириться с тем, что они уничтожат часть нашей ограды, — поделился я своими размышлениями с Кэйт.

Ее лицо стало еще более суровым, поскольку она тоже была воином и в ней гнездилось не меньше упрямства, чем в Макдональде.

— Когда мы уедем, они, скорее всего, предпримут настоящую атаку, — продолжал я, — и численное превосходство будет на их стороне, так что сними людей с охраны. Собери их на одной стороне города, хорошо окопайтесь и будьте готовы выстоять. Возможно, они попытаются занять тот скалистый холм с остроконечной вершиной. Днем изгородь оттуда хорошо простреливается. Пусть влезут и сидят там до моего возвращения.

Дело усложнялось тем, что мы не знали, что замышлял Макдональд, но мой опыт подсказывал — лучше переоценить противника, чем недооценить.

Днем Кэйт Ланди передала инициативу ведения боя мне, только иногда делая разумные замечания и давая советы по существу. За весь период нашего знакомства мне никогда не приходилось видеть ее такой, и, как ни велико было мое восхищение этой мужественной женщиной, сейчас оно стало еще больше.

Я ночевал неподалеку от ее медицинского фургона и знал, что из ночи в ночь она часами не смыкала глаз, в ее окошке подолгу горел тусклый свет, и временами слышались глубокие скорбные вздохи. Она осталась совершенно одна: муж погиб давно, и вот теперь не стало Тома. Для нее они были всем. Вокруг них Кэйт создала свой мир. Если ей и удалось построить ранчо на голом месте и довести его до процветания, то все только ради Тома, а не для себя…

Во мне возник крохотный росток страха, который с каждым днем усиливался: что она будет делать и что станет с ней, когда кончится эта война?

В те первые годы нам приходилось со всем управляться вдвоем, хотя Том и стал нам помогать очень рано. Вместе мы восстановили сожженную индейцами хижину, выстроили защитный бруствер и в целях безопасности вырубили заросли вокруг усадьбы, привели в порядок ручей, выложили камнем канал, подводящий воду к самому дому, и соорудили каменный загон.

В окрестностях бродили большие стада диких лошадей и бизонов. С утра до позднего вечера мы выслеживали, ловили и клеймили их. Неподалеку, в долине, на тучных лугах паслось наше собственное небольшое стадо, в котором мы оставляли лучших племенных животных.

По вечерам Кэйт давала Тому уроки. Иногда в этих занятиях принимал участие и я.

Теперь мы сидели вокруг костра и обсуждали тактику предстоящих сражений. Перехватить поезд решили на небольшой станции с цистерной для воды, с которой Дельгадо отправлял телеграммы. На операцию отводилось три-четыре дня, поскольку следившие за ними горожане, несомненно, скоро бы засекли наше отсутствие и не упустили бы случая напасть на ослабленный отряд.

— Не беспокойся, мы справимся! — заверил Харви Нугент.

Не могу сказать, что Харви был мне особенно симпатичен, но, уважая его воинское мастерство, я предпочитал видеть его на своей стороне. У таких парней, как он, конечно, хватило бы мужества выстоять… Но мне так хотелось, чтобы Краснокожий Майк прямо сейчас, когда мы ужинали, показался на вершине холма вместе с подкреплением, за которым его послали. Нам очень не доставало их.

Еще не взошло солнце, когда я остановил коня около медицинского фургона, чтобы попрощаться с Кэйт. Она вышла, протягивая ко мне руки.

— Кон… Кон… Я никогда не умела сказать, как тебе признательна. Мне все не удавалось начать… но для меня так много значила твоя поддержка.

Мы давно знали друг друга, и только однажды я слышал подобные слова раньше. От внезапно нахлынувшего волнения я ничего не мог ответить.

— Сделаю все, что смогу, Кэйт, — выдавил я наконец и добавил: — Береги себя, Кэйт. Макдональд не посмотрит, что ты женщина. Джон Блэйк назвал его инквизитором. Он прав, ему чуждо сострадание.

— Хорошо, Кон.

Грубый, исполосованный многими боевыми шрамами, Нугент, человек, живший чтобы сражаться, стоял рядом. Я знал, что взявшись за работу, он делал ее на совесть и не был способен на предательство.

— Не беспокойся, Дюри, — сказал он, — мы не собираемся так просто расставаться с победой.

— Это на тебя похоже! — В ответ на мои слова в его глазах блеснула искорка благодарности. — Я бы не решился уехать отсюда, если бы не знал, что ты здесь.

Он с удивлением посмотрел на меня, плюнул и грубо поторопил:

— Хватит, ребята, болтать, вперед! С нами ничего не случится.

Мы взяли по две лошади на человека, чтобы быстрее добраться до цели, и отправились вверх по тропинке, которая вела из лагеря. Чтобы не высветить свои силуэты на фоне звездного неба, придерживались оврагов и балок. Проехав пару миль, выбрались из оврага и направились на восток.

Ехали тихо, стараясь не поднимать пыли, чтобы не выдать себя, поскольку в окрестностях могли встретиться их дозоры, и даже если сама пыль была бы не видна, ее запах оставался бы в воздухе. Мы, шесть закаленных в боях воинов, направлялись навстречу с врагом, о численности которого ничего не знали, кроме того, что она определенно превосходила нашу собственную.

Сколько раз такие парни, как любой из нас, здесь, на Западе, выходили победителями в бесчисленных, всеми забытых, никем не описанных боях! Однажды я повстречал плоский камень, на котором была нацарапана история пяти человек, отважившихся бросить вызов западным горам в поисках золота. Пятерка зашла слишком далеко. В тот момент, когда появились завершающие строки надписи, трое из них уже погибли, а двое доживали свои последние минуты. Их имена записаны на том камне, но кто вспомнил когда-нибудь этих людей? Остались ли у них родственники, друзья? Кто ждал их возвращения? Узнал ли кто-нибудь, что произошло на самом деле? А сколько еще подобных моментов кануло в Лету не увековеченными в камне историй, участники которых не нашли и нескольких минут, чтобы оставить свое посмертное послание потомкам?

Те, кто ехал сейчас рядом со мной, были сродни героям всех древних войн со времен сотворения мира, преследовавших свою удачу до кровавого конца или тяжелой победы. Даже в свой последний час я не мог бы пожелать себе лучших компаньонов.

Холмам и прериям, по которым пролегал наш путь, не было конца. Всю ночь напролет, пока рассвет не залил небо красным светом, мы не покидали седел. В полдень, когда солнце палило вовсю, въехали в крошечную ложбинку между холмами и, пока один из нас стоял в дозоре, быстро сменили лошадей и отправились дальше. О поезде, который вез наемников Макдональда и Шеллета, я надеялся разузнать у телеграфиста.

Наконец мы добрались до станции, остановились и незаметно, не приближаясь, разведали местность. Никаких подозрительных следов не обнаружили. Но что-то все же не давало мне покоя. Я нервничал. Большая неосторожность считать противника глупее себя. Макдональд и его компания уже знают о нашем отсутствии. Следовательно, уже готовятся напасть на лагерь или передислоцируют свои силы. Людей у них достаточно. Боеприпасов, в том числе и пороха, не занимать.

Они могли пойти дальше — попробовать отрезать и уничтожить нас. Однако я сомневался, что им была известна причина, заставившая нас исчезнуть. Макдональду вряд ли пришло бы в голову, что шесть человек способны отважиться остановить пятьдесят или даже больше вооруженных головорезов.

Роди Линч отделился, чтобы провести более глубокую разведку вокруг станции. Галардо направился в другую сторону, где-то, замкнув окружность, они должны встретиться. Остальные дождались, пока парни скрылись из виду, и поскакали к станции.

Телеграфистом здесь работал худощавый, жилистый молодой ирландец с лицом, напоминающим карту его собственного острова. Ему едва перевалило за двадцать, и вокруг него царила язвительная шальная атмосфера, которая была мне по душе.

— Мегари, — позвал я, — похоже, для тебя есть работенка.

Мегари спешился и медленно вошел в станционное здание, а мы поскакали к стойлу позади салуна, где и оставили лошадей.

Станция строилась с тем расчетом, чтобы служить одновременно фортом. Конюшня представляла собой наполовину блиндаж, наполовину землянку. Сделали ее надежно. Второй этаж салуна нависал над нижним подобно блокгаузу, так что никто не мог атаковать окна или двери, не будучи замеченным сверху. В полу второго этажа имелись бойницы, которые позволяли вести огонь прямо по атакующему дверь неприятелю. С выступа возле одной из бойниц спускалась веревка, на которой висела высохшая рука индейца, напоминавшая мне историю ее появления.

Во время очередного нападения один индеец, надеясь открыть дверь, просунул руку в бойницу, пытаясь нащупать ручку. Руку тут же отрубили и повесили в назидание остальным. Никто больше не пробовал повторить опыт.

Большой зал салуна пустовал. Только хозяин, выполнявший функции бармена, стоял, склонившись за стойкой, и изучал газету месячной давности.

— Прочитал ее уже третий раз, — тоскливо сообщил он. — Больше читать нечего. Я запомнил все этикетки на банках и бутылках в этом доме.

— У меня в сумке есть одна книжка, — утешил я его, — могу оставить тебе.

— Это случайно не новелла из серии «Пони экспресс»? Я без ума от них. Очень захватывает. — Он выставил несколько бутылок. — Факт, я бы с удовольствием почитал одну из них. Мне пока не представился случай спасти белую арийскую женщину от краснокожих. Если на то пошло, я только однажды видел здесь белую женщину, но даже индеец не стал бы на нее нападать.

— В конце концов, все выдумки, — улыбнулся я.

— Ладно, зато интересно. К тому времени, как до меня дойдет, что они нафантазировали и как должно быть на самом деле, здесь вырастет город и дети пойдут в школу.

— Думаешь, это когда-нибудь случится? — спросил Д'Артагэ.

— Почему бы и нет?

— Как твой бизнес? — поинтересовался я.

— Шутить изволите? За три месяца не видал и дюжины посетителей. Нет бизнеса, просто нет никакого бизнеса. Но должно наладиться… когда начнется перегон скота.

— Я не заметил ни души в окрестностях, — осторожно начал я. — Кто забредает в такие места?

Бармен погладил усы.

— В основном тот, кто работает с проволокой… Сейчас должны появиться посетители. Какая-то война начинается где-то на западе. Вы, ребята, если хотите пострелять, езжайте туда. Да, позавчера приехал человек, спрашивал о ганфайтерах. Фланаган, внизу на станции, обещал телеграфировать, чтобы прислали наемников.

Д'Артагэ удивленно покачал головой.

— Я просто погонщик, еду на юг встретить стадо, которое где-то задержалось. А где можно найти наемников, если мне вдруг понадобится? Может быть, в Техасе?

— Дьявол, не нужно так далеко ходить! Миссури, Арканзас, восточный Канзас — там предостаточно парней, которым все равно, в кого стрелять. Возьми, к примеру, Миссури. Тамошние охотники на белок застрелят любого — только раскошеливайся. Или компания Джеймса. У него много молодчиков, которые то приходят, то уходят. Ты найдешь там столько, сколько тебе нужно. Времена суровые — засуха. Но эти ребята халтурят, а не фермерствуют. А теперь еще Джассе. Не знаю, заработал ли он хоть один честный доллар. Занимался конокрадством еще до того, как связался с Квантрелом.

Д'Артагэ описывал глазами круги, а я молчал. Дай ему выговориться, и этот человек сам расскажет все, что нам нужно знать. Неожиданно мне в голову пришла мысль.

— Пойду принесу тебе книгу, — сказал я и вышел.

Мегари стоял возле станции и разговаривал с Фланаганом. В конюшне я достал из седельной сумки засаленный томик Карлиля «Французская революция». Книги в наших краях — большая редкость. Эту я привез из Англии, но уже дважды прочел ее. К тому же, такой подарок не был слишком большой ценой за дружбу нужного человека в нужном месте. Из конюшни вновь внимательно осмотрел окрестные холмы. Хоть они и не предвещали ничего дурного, я не доверял им ни на грош.

Батери Мэйсон стоял на углу здания.

— Не теряй бдительности, — предупредил я, — у меня нехорошее предчувствие.

Станция располагалась на ровной площадке, которая плавно поднималась к холмам в четверти мили от нее. Такая местность весьма обманчива, хоть кажется открытой и лишенной неожиданностей. Слишком понадеявшись на ее безопасность, можно потом сильно раскаяться. Мне приходилось оказываться в подобных ситуациях.

Вернувшись в салун, я застал бармена за уборкой. При виде книги его физиономия расплылась в счастливой улыбке.

— Ну, наконец! Какая замечательная книга! Благодарю вас, мистер! Премного вам обязан! — Он с восхищением повертел ее в руках и затем покачал на ладони, чтобы оценить ее вес. — Ну, наконец, — повторил он задумчиво. — Должно хватить на год или почти на год.

— Это и в самом деле замечательная книга, — порекомендовал я.

Он перевернул несколько страниц.

— Ого! Так я и думал! Очень много длинных слов и некоторые из них я еще не встречал! Да, это мне нравится. Восхищаюсь писателями, знающими так много слов… Пока догадаешься, что они означают! Книга послужит мне вдвое дольше. Спасибо еще раз, сэр!

Батери Мэйсон показался в двери.

— Кон, — позвал он, — сюда едут!

Глава 7

Для меня характерно жить настоящим моментом, причем осознание действительности увеличивалось с каждым чувственным восприятием. Нет сомнений, отчасти этим качеством наградила меня природа, но Джим Сазертон также внес ощутимый вклад в его формирование.

Он так жил и часто жаловался, как мало людей, которые на самом деле живут настоящим. По его словам, большинство существуют в пропасти между воспоминаниями и ожиданиями, но никогда не наслаждаются сиюминутным мгновением.

Несмотря на мою природную склонность жить настоящим моментом, именно замечания и собственный пример Сазертона развили ее во мне.

Теперь, ступив за порог салуна на яркий солнечный свет, я на минуту остановился, чтобы дать глазам привыкнуть к смене освещенности. Стоя на крытой веранде, я смотрел вниз на серые доски, щели, щепки и ощущал теплоту солнца, слышал тишину и звук капающей воды, просачивающейся из цистерны в корыто, приготовленное железной дорогой для проезжающих путников. Наконец я поднял взгляд и подошел к Мэйсону, стоявшему на крыльце.

Воздух был удивительно чист. Где-то далеко на фоне голубого неба клубилось облачко пыли. Плавные переливы невысоких холмов казались мягкими из-за нежной зелени молодой растущей травы. Чувствуя тяжесть револьвера на поясе, солнце, согревающее мои плечи, я прищурил глаза, наблюдая за всадником на далеком холме.

С ним, кроме мула, которого легко узнать по походке, никого не было. Солнечный зайчик блеснул на стволе его ружья.

В совершенно неподвижном воздухе легко улавливался запах пыли даже в этом — улицей его не назовешь — узком пространстве между салуном и станцией. Вокруг нескольких зданий простиралась открытая всем ветрам местность, по которой медленно двигалась единственная точка — одинокий путник.

Батери Мэйсон неожиданно выругался и спросил:

— Кон, ты, кажется, знаешь почти всех любителей мулов?

— Только не здесь.

Но, приглядевшись, я вдруг узнал незваного гостя.

Это был Хобак. Он ехал по краю холма, чтобы выиграть время. Мурашки побежали у меня по спине, как если бы я услышал, что кто-то прошелся по моей могиле.

Опустив на мгновение глаза, я увидел муравья, борющегося с крошечной, но намного превышающей его самого былинкой. Батери высунулся из-за угла салуна, и я догадывался, какие мысли родились у него в голове…

К нам не спеша приближался Датчанин — Билл Хобак.

Мы не посылали за ним. И поскольку он вряд ли бы стал праздно слоняться по окрестным холмам, должно быть, его наняли Макдональд и Франк Шеллет. Макдональд мог и не слышать о Датчанине, значит, идея принадлежала Шеллету.

Снова Шеллет. Кто же он в конце концов?

Ни мне, ни Батери Мэйсону не стоило объяснять, кто такой Датчанин. Известный охотник на людей, выслеживал и хладнокровно убивал свои жертвы, убивал за наличные. Так обычно охотятся на бизонов или оленей. Он выслеживал, убивал и затем получал свое вознаграждение.

По рассказам у костра я знал о способности Датчанина при необходимости исчезать из виду. Про него ходили легенды, как про быстрого и меткого стрелка из любого вида оружия, каждый выстрел которого нес смерть. Отлично владея револьвером, он, однако, больше полагался на ружье или обрез, которые обычно везде носил с собой.

Никто не считал, сколько человек он отправил на тот свет. Вероятно, даже он сам. Ведь какой мясник станет вести счет разделанным тушам?

В том, что он уже заметил нас, я нисколько не сомневался. Однако Хобак продолжал следовать прежним курсом, приближаясь к станции.

Неожиданно меня обуял приступ беспокойства. Где Роди? Где Галардо?

Батери подумал о том же.

— Выстрелов не было, — заметил он, — но ребята уже должны вернуться.

С нашего места слышалось тихое бормотание, доносившееся с перрона, на котором стояли Мегари и Фланаган. Тоже заметив всадника, они наблюдали за ним, поскольку во всем необъятном ландшафте он был единственным движущимся объектом.

— Его появление — всегда загадка, — сказал Мегари. — Мне больше по душе остаться наедине с пумой в темной клетке.

— Ты его знаешь?

— Не хочу знать. Но однажды в Колорадо я слышал, что он был где-то рядом. — Мегари спустился с платформы и неторопливо направился через улицу. Подойдя к веранде, он спросил: — Знаешь, какие у него контакты? Любой труп с дыркой от пули… любой из тех, кого он собирался достать… и получить за него свои деньги.

Мое внимание снова перешло на всадника. Убив двух подонков, расправившихся с Сазертоном, я выполнил свой долг, мстя за смерть моего друга и работодателя. В этой стране принято защищать каждого члена команды, в которой ты работаешь. Датчанин представлял собой совсем другое, и я собирался приказать кому-нибудь прикончить его или сделать это сам.

Он должен был умереть, и умереть немедленно, поскольку мы могли никогда его больше не увидеть… но он наверняка не потерял бы нас из виду. Один за другим мы отправлялись бы на тот свет. Этот киллер опаснее команчей.

Может, он еще не знает, что мы здесь? Скорее всего. Неожиданно для себя он попался в ловушку.

Теперь его уже можно было хорошо разглядеть. Хобак оказался старше, чем я думал. Выглядел на пятьдесят или даже больше. Невысок, с худым угловатым лицом и очень холодными, колючими глазами.

Он подъехал к салуну, спешился, привязав мула к бревну, оглядел нас и вошел в зал.

Мегари зашевелился за моей спиной.

— Кон, мне нужно поговорить с Фланаганом, — шепнул ковбой. — Он хочет связаться с диспетчером и попытаться что-нибудь узнать.

Когда я вновь вошел в салун, Хобак стоял у стойки бара. Его обрез висел за спиной прикладом вверх на уровне плеча, а ствол свободно покачивался около правой руки. Я впервые видел, чтобы ружье носили таким способом.

Он стоял полуразвернувшись, так, чтобы не подставлять спину выстрелу из-за двери. Я подошел к бару и пристроился к нему почти вплотную, стараясь не дать возможности воспользоваться оружием.

Нет смысла лукавить с подобными людьми, и я предпочел действовать напрямик.

— Хобак, — начал я без обиняков, — тебе не встретились два парня на холмах неподалеку отсюда?

Он заморгал глазами, когда я назвал его по имени, но ответил:

— Никого не видел.

— Надеюсь, что так, потому что, если ты убил их, у тебя нет шанса. — Ужас, подобно духу мертвого всадника, всегда появлялся раньше этого человека, и он привык к такому приему. Датчанин попытался что-то объяснить, но я не дал ему продолжить. — Мне известно, кто ты такой, Хобак, как зарабатываешь на хлеб и что здесь делаешь. Теперь послушай меня. Тебе платят независимо от того, кто прикончит твою жертву. Мы будем играть по твоим правилам. Если, не важно по какой причине, погибнет хоть один из моих парней, мы посчитаемся с тобой. Я сам выслежу и прикончу тебя, как ты поступаешь с другими.

Стоя у двери, Батери Мэйсон едва переводил дух, а бармен незаметно ретировался в самый дальний угол. Но Билл Хобак потерял уверенность. Не давая ему ни ответить, ни прийти в себя, я почти касался его левым боком, и он не мог поднять ствол ружья или даже свою правую руку, не уткнувшись в меня. Его левая рука лежала на стойке бара.

Он вспотел и не спускал с меня своих полных нескрываемой ненависти глаз.

— Ты Кон Дюри? — спросил он.

— Да, Датчанин, я — Кон Дюри. Тебе, наверное, говорили, что часть жизни я провел у апачей, так что прочту твой след на плоском камне и найду его по запаху.

Он подался вперед, пытаясь выиграть пространство, но я двигался вместе с ним.

— У тебя нет оснований наезжать на меня, — возмутился он. — Я ничего не сделал.

— И не сделаешь! — И тут у меня в голове родился план. — Примерно через полчаса здесь будет поезд, направляющийся на восток. Мы отправим тебя за границу.

— Как бы не так, — ответил он. — У меня…

Я ударил его в лицо, и он потерял равновесие. Его правая рука молниеносно потянулась назад, к обрезу, и его ствол взметнулся вверх быстрее, чем кому-либо удавалось вытащить револьвер. Левой рукой он перехватил ствол — я не предполагал, что такое невероятно быстрое движение вообще возможно. Однако я не уступал ему в скорости, и не успело его ружье подняться, как я отбросил ствол в сторону. Находись я на пару футов дальше, он сделал бы из меня решето. Теперь же ружье безобидно выстрелило, наполнив небольшой зал громоподобным гулом, и я снова ударил Хобака.

Мой правый кулак угодил ему в челюсть, и он растянулся на полу. В прыжке я ногой выбил ружье из его рук. Он лежал, вытаращив на меня глаза, кровь струилась из разбитой губы.

Рукоятка его револьвера торчала из-за пояса, а рука лежала неподалеку. Я стоял и ждал. Мой кольт оставался в кобуре.

— Попробуй, — сказал я. — Давай, попробуй сделать это!

Он оказался не тем бойцом, с которым я предпочел бы помериться с силами. Может, Датчанин был быстрее и точнее любого из нас, но открытый, честный бой был явно не его конек. В какое-то мгновение я подумал, что ярость заставит Хобака вытащить револьвер, но оно прошло, и его мышцы постепенно расслабились. Убийца из засады, убийца наверняка, не собирался рисковать своей жизнью.

— Мегари, — крикнул я, — скажи Фланагану, что у нас пассажир на проходящий поезд, пассажир, который поедет в вагоне для скота. — Датчанин лежал, приподнявшись на локте, и ненависть ко мне кипела в его груди. — Возьми у него револьвер, Мэйсон. Потом пойди и проверь его вещи. Мы заплатим ему, но отсюда ему придется уехать без них.

— Он купит еще…

— Нет, мы отправим его без денег. Их вышлем ему до востребования на почту в Жоплин.

Но, стоя на платформе и провожая взглядом исчезающий вдали последний вагон поезда, я совсем не был уверен, что больше никогда не увижу Датчанина. Он вернется. Я только отложил развязку.

— Тебе следовало прикончить его, — задумчиво произнес Д'Артагэ. — Когда он лежал на полу, ты мог использовать малейшее движение как повод пристрелить его. Никто не посмел бы обвинить тебя.

— Это мои проблемы, — ответил я. — Мне приходилось убивать людей, но я не палач.

Мы снова вошли в салун. Поскольку уже вечерело, заказали ужин и уселись за столик. Периодически один из нас выходил на улицу, и во время моего последнего дежурства появились Роди Линч и Галардо. При виде их у меня гора свалилась с плеч.

Небо стало кроваво-красным, и казалось, что холмы окунули в малиново-розовую краску. Потом ночь сомкнула вокруг нас свои объятия, погрузила во тьму окрестности и зажгла огоньки звезд.

— Кон, мы задержались, потому что нашли следы, — сообщил Роди, — следы одинокого всадника, но не Датчанина. Галардо первым заметил их и проследил, откуда он появился, а я — куда он направляется.

Роди Линч, следуя обходом вокруг станции в южном направлении — в восточном относительно города, — наткнулся на след большого стада бизонов. Идя по нему, встретил Галардо, склонившегося над теми же следами.

Здесь одинокий всадник встретил стадо. В противном случае ковбой вряд ли обнаружил бы его следы — их уничтожило бы следующее стадо. Но здесь оно остановилось и повернуло назад, к югу.

— К югу? — вырвалось у меня.

— Да, Кон, именно туда они и направились. И по-моему, это предвещает беду.

Одинокий всадник мог быть кем-то из погонщиков, вырвавшимся вперед, чтобы присмотреть подходящее пастбище и водопой.

— Нет, всадник — Джордж Дару, охотник на бизонов, приятель Макдональда. Его лошадь я узнаю из тысячи. У него аппалуза, в свое время он выменял ее у одного индейца, и у этой лошадки самые крохотные и красивые копыта, которые мне доводилось видеть.

— А что скажешь ты, Роди?

— Я изучал следы всю дорогу. Мы с Галардо думаем, что Дару приехал, чтобы забрать стадо.

— Забрать его в город?

— Возможно. — Он замолчал. — Кон, ты представляешь, что может сделать взбесившееся стадо с ограждением из колючей проволоки?

Конечно, он был прав. Неуправляемое, разъяренное стадо снесет нашу ограду, втопчет в землю, смешает с грязью.

— Нужно возвращаться, Кон. — Д'Артагэ побледнел. — Боже милостивый, они прогонят стадо прямо по нашим ребятам!

— Если не останутся там, где им положено быть, — сказал я, — и если они не пристрелят несколько быков для баррикады.

Но Кэйт… Имел ли я право бросить ее перед лицом такой опасности? Если мы отправимся немедленно, то обгоним стадо. Следы не больше чем двухчасовой давности.

— Фланаган идет, — предупредил кто-то, и, осмотревшись, я увидел рыжего телеграфиста, спешащего к нам через улицу.

Ухмыльнувшись, он протянул желтый листок бумаги.

— Если собираетесь драться, пропадете не за грош, ребята. В поезде пятьдесят человек и столько же лошадей. Состав появится к концу следующего дня… Они сойдут здесь. Нечего удивляться — все к тому и шло, — сказал Фланаган. — Все знают, что что-то случилось, но только всякий раз, когда пятьдесят вооруженных до зубов ганфайтеров с лошадьми грузятся в поезд, нетрудно догадаться, что кто-то выложил им немалую сумму.

— Кто они такие?

— Ребята из Озарк-Маунтинс, деревенщина из Миссури и Арканзаса.

Пятьдесят человек! Пятьдесят опытных, отлично подготовленных наемников, иначе их не выбрали бы. Они поснимают нас, как белок с деревьев.

— Кон, — прервал мои размышления Д'Артагэ, — как быть со стадом?

Я долго стоял в сомнениях и наконец решил:

— Оставим его Кэйт с ребятами. Мы приехали сюда по важному делу и доведем его до конца.

— Против пятидесяти головорезов? — возразил Д'Артагэ.

— Всего по восемь на брата, — улыбнулся Роди, — и еще двое про запас. Кон, оставишь мне одного из этой парочки, идет?

Дверь салуна распахнулась.

— Вы собираетесь ужинать? — позвал бармен. — Все на столе.

Ночь, темная и беззвездная, опустилась на прерию. Скоро завоют койоты.

Глава 8

Фланаган присоединился к нашему столу, довольный появлением компании. Его работа редко предоставляла возможность общения и требовала своеобразного мужества. Он целыми днями просиживал у телеграфного аппарата, причем револьвер всегда лежал в нескольких дюймах от его руки, а обрез и винчестер стояли неподалеку.

Дважды он оказывался совершенно отрезанным от мира: первый — когда индейцы сорвали провода на медные украшения, а второй — когда бизон вздумал почесаться о телеграфный столб.

Кого только не было на Западе! Д'Артагэ и Мегари окончили колледж. Первый учился в Париже и Квебеке, последний — в Дублине и Лондоне. Роди Линч все образование получил на спине своей лошади. Я ни разу не видел, чтобы он читал газету. Что касается Батери Мэйсона, то он вырос в трущобах Нью-Йорка и подался на Запад, потому что именно туда направлялось большинство искателей приключений. Оставшись на новых землях, он больше походил на человека с Запада, чем его кровные жители.

Галардо — случай особый. Его семья переехала в Нью-Мексико с первыми поселенцами. Они открыли школы еще до того, как капитан Джон Смит высадился в Вирджинии, и у них уже выросли дети, когда пассажиры «Пилигрима» сошли на берег в Плимут-Рок. В свободное от работы на отцовском ранчо время Галардо несколько лет посещал церковную школу в Санта-Фе.

Окинув взором стол, я радовался, что такие люди сидели рядом.

— Фланаган, — обратился я к связисту, — ты хорошо знаешь свою железную дорогу. Помоги найти место на подходе к станции, скажем, с достаточно крутым подъемом, где движение поезда замедляется и мы могли бы сесть в него на ходу.

— Сожалею, но на расстоянии, которое вам удастся покрыть за имеющееся у вас время, такого участка нет. По крайней мере, я не могу припомнить ничего подобного.

— А почему бы не на станции, — предложил Мегари, — когда они будут выходить из поезда.

Конечно, при высадке всегда возникает неразбериха. Ею можно воспользоваться, но все же риск оставался велик. Несомненно, кое-кто не успеет толком проснуться, но многие смогут за себя и постоять, и как только завяжется перестрелка, первые быстро очухаются и придут им на помощь. Мы можем серьезно покосить их ряды, но не победить. А всем известно, как тяжело выбраться из перестрелки, коль скоро она началась…

Меня мучили сомнения относительно того, что нам лучше предпринять.

Никто не хотел продолжать разговор, и, поужинав, я вышел на улицу.

Было очень тихо. Несколько сверчков пели в траве около здания. Побродив вокруг, я заметил недалеко от станции сложенные стопкой шпалы, подтянулся и уселся сверху. Оставалось очень мало времени, а я совсем не представлял себе, как вести сражение.

Если наемникам, остановить которых мы приехали, удастся проскочить мимо нас и попасть в город, придется отступить и забыть о военных действиях. Уже сейчас там, в городе, наши друзья сражались насмерть, поскольку горожане наверняка попытались перерезать заграждение в наше отсутствие.

Те, кто остался с Кэйт, так же, как и те, кто был со мной, боролись за нашу честь. Так уж было заведено в этой стране: нанимаясь на работу, погонщики не только выполняли ее, но и участвовали во всех сражениях своей команды. Жизнь не давала им другого выбора, и каждый знал, что во всем может положиться на тех, с кем работал и на кого работал. Ввязавшись в эту войну, они надеялись на меня, я же все еще не знал, что делать.

А там, где-то в темноте, далеко отсюда, но с каждой минутой приближаясь, мчался поезд, который вез смерть. Так или иначе, я должен принять решение.

Однако мучился я безрезультатно — план не выстраивался, и постепенно мысли мои потекли в другом направлении. Снова и снова я возвращался к тому холодному утру в Техасе, когда на рассвете, стоя около костра, где особенно остро чувствуется запах обуглившегося дерева, смешанного с дымом горящих веток и ароматом кофе, Кэйт заявила, что никуда не поедет, потому что пришла сюда, чтобы поселиться.

Что я мог возразить такой женщине? Однако я пытался.

— Миссис Ланди, — говорил я, — посудите сами. Вон там, совсем рядом, пролегает тропа команчей, по ней они совершают рейды в Мексику. Апачи считают эту страну своей. Поверьте, здесь не место для одинокого мужчины, не говоря уже о женщине с подростком.

— Мы собираемся остаться, — невозмутимо ответила она. — Здесь наш дом.

Дом? Они поселились в тощей долине с торчащими ребрами камней, одолженной у неведомых созданий ада.

Здесь имелась вода, здесь росли трава и тополя, шелестящие своими листьями, но больше здесь положительно ничего не было. На сотню миль ни одного белого человека, и только Богу известно, где можно повстречать первую белую женщину.

Со временем можно, конечно, починить сожженный домик и часть начатого еще ее мужем каменного загона. Но этого мало.

— У вас симпатичный мальчуган, — продолжил я атаку, заходя с другой стороны. — Ему нужно получить образование.

— У меня неплохое образование, — отвечала она, — и я смогу обучать его.

— Вам придется забыть о красивых нарядах, балах и вечеринках, о женских разговорах.

— Мне будет всего этого не хватать.

— Если вам потребуются деньги, — начал я осторожно, — то…

— Нет, — твердо отрезала она, — нам не нужны деньги. У меня есть немного, дело не в них. Мы выбрали наш путь, мистер Дюри, и мой муж предпочел это дикое место. Но здесь есть, где добыть скотину. И еще. Какое-то время никто не станет оспаривать нашу собственность. А потом мы будем готовы претендовать на нее сами.

— Если вы обещаете простить мою дерзость, я вынужден сказать: вы либо очень мудрая и бесстрашная женщина, либо идиотка.

И она впервые улыбнулась мне самой очаровательной улыбкой, какую только можно представить.

— Мне бы очень хотелось это узнать, мистер Дюри. Очень хотелось.

Дикого скота вокруг действительно бродило много. Я не мог себе представить женщину в роли ковбоя. Бросать лассо, вязать и клеймить диких быков и бизонов — занятие для настоящих мужчин с волосатой грудью и дублеными руками. Так я ей и сказал.

Она холодно посмотрела на меня, как не умел смотреть никто другой, и спросила:

— А ваша грудь как, мистер Дюри?

Я ничего ей не ответил, но заметил:

— Вам нужен дом. Для этого вы выбрали не очень подходящее место.

— Знаю, — спокойно ответила она. — Мой муж плохо разбирался в таких вещах, но он очень старался. Думаю, проще критиковать, чем помогать.

Восхищаясь ее стальными нервами, я был чуть-чуть озадачен ее поведением. Что могло выковать такую женщину?

Женщину? Она выглядела совсем девчонкой.

— Извините меня. Я никуда не спешу и готов помочь, пока вы не найдете работников.

Казалось, Кэйт осталась довольна.

— Неужели вы останетесь, мистер Дюри?! — воскликнула она.

Оба мы прекрасно знали, что пройдет чертовски много времени, прежде чем ей удастся нанять кого-нибудь в такой глуши. Месяцами или даже годами мог никто не пройти мимо.

— Том, — весело крикнула она брату, — принеси-ка, дружок, еще дров. Я приготовлю свежий кофе для мистера Дюри.

Пока она варила кофе, я разведал окрестности, и вскоре мое уважение к ее мужу стало возрастать. Выбранное им место оказалось чрезвычайно удобным во многих отношениях. Хотя дом располагался так, что его невозможно было оборонять, но рядом имелись вода, пастбище, дрова, и с соседнего небольшого холма открывался хороший обзор на всю округу. На его вершину я и отправился.

На холме площадью приблизительно в акр возвышалась огромная куча валунов. Между ними пробивался источник с кристально чистой водой. Я нагнулся попить, и мне в лицо повеяло холодным, приятным ветерком: довольно сильный поток воздуха исходил из щели между камнями и встречался с небольшим водопадом, образованным чистым источником.

Я взобрался на вершину и осмотрелся. Несколько валунов имели практически плоские вершины. В двух местах поверхность холма глубоко изрезали трещины, одна из которых спускалась к костру, где хозяйничала Кэйт Ланди.

Я уже тогда знал, где мы будем строить дом. Но нам предстояла нечеловечески трудная и тяжелая работа.

Может быть, я нашел как раз то, что мне теперь больше всего нужно? Меня давно утомили бесконечные дороги, гнавшие меня вперед и вперед, с тех пор как я пересек Рио-Гранде. Я уезжал и Мексики, и на моей совести было убийство.

Нам повезло, потому что большая часть припасов, которые Ланди привезли с собой в Биг-Бэнд, сохранилась. К ним я вскоре добавил тушу молодой телки, а потом — оленя. Кое-что из инструментов валялось вокруг.

Время шло. Мы никого не видели, и это оказалось как раз на руку, потому что нам приходилось очень много работать.

На лугу рядом с тополиной рощей, где имелось озерцо со стоячей водой, я устроил загон, наспех оградив его поваленными тополями, валежником и валунами. Затем выследил несколько диких бизонов и загнал их туда. Лучших животных отбирал на племя, а клеймил всех, которых удавалось поймать лассо. Каждое утро и вечер понемногу строил дом, а Том мне помогал. Я хотел возвести стены вокруг источника и использовать близлежащие валуны.

Три просторные комнаты и смотровая башня размещались на самих валунах, а все остальное — вокруг с трех сторон. Четвертой стеной служил отвесный склон почти в сорок футов — ровный, гладкий камень, где даже зацепиться не за что.

Две недели ушло у меня на строительство первой комнаты, и когда она была готова, мы переехали туда, хотя я и Том продолжали спать снаружи под открытым небом.

Ломом, а потом взрывчаткой, я расчистил каждую пядь земли в пределах ружейного выстрела из нашего дома, для точной стрельбы измерив шагами расстояние до разных объектов. Используя природные трещины в холме, построил крытый проход к стойлу и загону внизу.

К тому времени как мы наняли нашего первого работника, мексиканского ренегата, бежавшего из-за границы, строительство второй комнаты нового дома уже подходило к концу. Старая хижина превратилась в кузницу. Был готов и каменно-саманный загон. Между делом мы собрали стадо в тридцать голов племенного скота, которое держали на лугу.

Мексиканец первым заметил команчей. Отряд из дюжины воинов беззаботно скакал привычной дорогой, не ожидая никого встретить.

В тот момент, когда их заметил мексиканец, они тоже увидели его и открыли стрельбу. Он повернул лошадь и бешено погнал ее к ранчо. Индейцы пристрелили лошадь, но ему удалось спрыгнуть невредимым и прикончить одного из них, когда воины перезаряжали оружие, стоя над ним. Но тогда уже мы с Кэйт вступили в бой и прикрывали его отступление к дому.

Это была первая из девяти стычек с индейцами в тот год, и нам пришлось отвести место под кладбище для павших воинов. К концу года на нем уже поднялось семь холмиков, и индейцы время от времени навещали их — иногда поутру мы находили их следы. Каждая могила метилась победным колышком или оружием убитого. Периодически мексиканец пересекал Рио-Гранде и после одного из таких походов не вернулся. Мы так никогда и не узнали о судьбе этого хорошего человека.

К концу второго года с нами трудились уже четверо ковбоев, и среди них Краснокожий Майк. Кэйт нашла его на тропе к Соломенному Дому, когда он выбирался из реки. Он страдал от трех пулевых ран трехлетней давности.

Мы принесли его домой, залечили раны, и он остался. Майк никогда не пытался объяснить их происхождение, а мы не спрашивали. В то время подобный вопрос в этой стране относился к разряду неприличных.

Тогда на нашем кладбище покоилось уже тринадцать индейцев, и мы стали редко встречать их вокруг. По крайней мере, апачей.

Апачи оставили нас в покое, после того как я выручил Альвино, окруженного с четырех сторон команчами в Пойнт-Гап. Его лошадь погибла, и они оставили его без воды на едва прикрытом кустарником склоне с тремя патронами и дюжиной стрел. Он был у них в руках — это знали как они, так и он сам.

Краснокожий Майк и я направлялись на юг, перейдя через Торнилло-Крик, а Пойнт-Гап-Хиллс оставался у нас справа. Мы собирались остановиться на ночлег возле ручья, текущего у основания Пуллиам-Блаф, когда до нас донесся звук первого выстрела. Через минуту раздался еще один.

Альвино предпринял отчаянную попытку прорваться, но она провалилась. Мы подоспели как раз вовремя, и я сразу же узнал его необычную походку, так как часто играл и дрался с ним в Сьерра-Мадре, когда был пленником. Сын апача и пленной мексиканки, он вскоре стал лучшим воином племени. Еще мальчишкой сломал ногу, она неправильно срослась и была короче здоровой.

— Индейские разборки, — прокомментировал увиденное Краснокожий Майк. — Не стоит вмешиваться.

— Это Альвино, — сказал я, — он был моим другом, когда мне нужен был друг. Мой долг отплатить ему добром.

Мы ввязались и отбили его, а когда он увидел меня и узнал, где я живу, набеги апачей на ранчо «Тамблинг Б» прекратились.

Такого не свойственного индейцам благородства я предвидеть не мог. Несмотря на мексиканскую кровь, Альвино с головы до ног оставался индейцем. Мы дали ему лошадь и поскакали обратно на ранчо, где я подарил ему пони из нашего собственного, хоть и небольшого, одомашненного табуна.

Команчи по-прежнему не давали нам терять бдительность, так что спокойная жизнь нам не грозила. Думаю, в некотором смысле апачи считали меня за своего, по крайней мере, за воина, и гордились моими победами, считая своим учеником.

Всего несколько месяцев прошло после того, как закончилась война между Штатами, когда я появился в лагере Кэйт Ланди и сделался ее старшим работником. И только почти через десять лет мы заявили о собственности на полмиллиона акров пастбищных земель и наше клеймо на тысячах голов скота по всей стране.

Но в некоторых отношениях я знал Кэйт не лучше, чем при нашей первой с ней встрече.

Однажды, через несколько недель после того, как я отбил Альвино у команчей, она спросила меня:

— Что ты сказал про меня апачу? Я слышала, как он тебя спросил.

— Он хотел знать, ты моя женщина или нет.

Последовала продолжительная пауза, и наконец она спросила еще раз:

— И что же ты ему ответил?

— Я ответил, что это так. Он не понял бы другого ответа.

Она опустила глаза.

— Нет… нет, думаю, ты ошибаешься.

Много воды утекло с тех пор, но моя память хранила все в мельчайших подробностях. Размышляя над этим сейчас, я не приблизился к разрешению моей проблемы. Но воспоминания об Альвино натолкнули меня на мысль о том, как апачи подошли бы к решению задачи с поездом, начиненном пятьюдесятью головорезами. Они непременно проникли бы в поезд, когда его пассажиры спали, и неожиданно напали бы. Решение самое простое, но, но словам Фланагана, здесь не было удобного места, чтобы на ходу незаметно проникнуть в поезд. Говорил ли он правду? Или только предполагал, что такого места нет?

Фланаган, безусловно, настроен дружески. Я верил в его искренность. Но он работал на железной дороге и должен был защищать ее интересы.

На нашем месте апачи залегли бы в засаде, дождались момента, когда все враги покинут поезд, и неожиданно напали бы на них, равномерно распределившись между станцией и салуном.

Поднявшись, я обошел все вокруг. Для внезапного нападения укрытия хватало: старая конюшня, сам салун, вагоны на запасном пути, стога скошенного на лугу сена.

Когда я вернулся, Галардо, Мэйсон и Д'Артагэ спали на полу, завернувшись в свои одеяла. Фланаган собирался уходить.

— Ирландец, — подошел я к нему, — ты ведь не станешь телеграфировать на соседнюю станцию, чтобы предупредить тех людей, правда?

— Мистер, это ваша война — не моя. Вы сами в нее ввязались. Если ваши действия не связаны с нанесением ущерба железной дороге или пассажирам, меня это не касается.

— Касается ли это лысоголовых?

— Когда они покинут поезд, — ответил он, — я перестану нести за них ответственность. Я и пальцем не пошевелю, чтобы помочь кому-нибудь из них.

— Если тебе когда-нибудь вздумается стать ковбоем, приезжай на ранчо «Тамблинг Б». Мы всегда найдем для тебя место.

Он ушел, и я не стал его задерживать. Мегари стоял в дозоре, а Роди Линч присоединился к нашей компании. Им нечего было сказать, но я знал, что волновало каждого. Они хотели знать, каковы наши планы, а я пока ничего определенного не мог им сказать.

И вдруг я понял, как мы будем действовать.

Глава 9

Появились уже первые звезды, когда свисток паровоза огласил пробуждающуюся прерию и покрытые невысокой травой холмы. Огромный старый бизон, полуслепой от нависавшей на глаза шерсти, поднял свою огромную голову и тупо уставился куда-то в темноту. Из его широкой груди вырвался громкий, вопросительно-вызывающий рев.

Через некоторое время вдалеке, между холмов, мелькнули огни поезда, и уже можно было различить мерный грохот колес. Снова раздался гудок паровоза.

Состав приближался. Замедляя ход, заскрипели тормоза, и он с грохотом покатился вдоль платформы.

В окне телеграфного офиса, закрытом сеткой от мух, горел свет, но в салуне было темно, и только фонарь над входом тускло освещал небольшой полукруг у самой двери.

Отяжелевшие от неспокойного сна на узких диванах вагона пассажиры выходили на платформу, протирая глаза, оглядываясь и недоверчиво всматриваясь в непривычную темноту.

Наконец их глаза рассмотрели намек на гостеприимство в слабо освещенной светом дежурного фонаря еле различимой вывеске над дверью, на которой ясно были видны только четыре буквы, но пятую недвусмысленно подсказывала им обостренная дорогой интуиция: «А Л У Н».

— А вот и он, ребята! Пойдемте, пропустим по маленькой! — раздался чей-то призывный клич, и толпа ринулась в отделяющую ее от салуна темноту.

Но часть пассажиров оставалась еще на платформе, пытаясь разобраться, куда их занесло, прежде чем присоединиться к товарищам.

Кто-то согнулся и, прикрыв ладонями лицо, заглянул в окно станции.

Тот первый уже добрался до салуна и принялся колотить в дверь.

— Эй, вы, там! Открывайте!

Ответом на его стук была тишина.

Вдруг кто-то непривычно громко звучащим в тишине голосом произнес:

— Эй, смотри, что-то горит!

Как по команде вспыхнул ближний стог сена, огромный столб пламени взметнулся вверх, сначала охватив сухую траву у основания, а затем быстро завладев ею со всех сторон. Парни пораскрывали рты, изумленные неожиданным развитием событий.

В этот самый момент у них за спиной послышался зловещий звук передернутого затвора и предупреждение. Я произнес его достаточно громко, чтобы все хорошо расслышали мои слова:

— Ребята, если вы не хотите умереть не сходя с места, бросайте оружие и поднимайте руки вверх!

Повернись к нам лицом после разглядывания ярко пылающего стога, они были бы мгновенно ослеплены и не смогли бы отыскать цель.

Мы взяли их тепленькими, и они все поняли. Будь на их месте люди менее искушенные, кое-кто заплатил бы своей жизнью за неосторожность, но как настоящие военные люди они умели признать поражение в безвыходной ситуации.

Нас было только трое, но двое держали в руках обрезы и кольты, а с такого расстояния кара за неповиновение стала бы ужасной.

Батери Мэйсон и Д'Артагэ находились у поезда, где взяли последних задержавшихся на платформе наемников. Так мы без единого выстрела обезоружили тех парней, которые, как я опасался, могли уничтожить нас. Подобные операции производили апачи, чему я несколько раз оказывался свидетелем.

Собрав их оружие, мы погрузили его в фургон с продовольствием и боеприпасами, привязав к нему и лошадей. Запас седел, привезенный ими, бросили в прерии, а остальное оставили в салуне.

Загнав наемников в толстенную конюшню, мы оставили их под присмотром Д'Артагэ, Галардо и Батери Мэйсона.

Охрана должна была кормить неудачливых вояк из их собственных припасов, а по истечении четырех дней потихоньку уехать. Фланаган и хозяин салуна могли освободить их из конюшни, когда им вздумается.

Линч правил фургоном, когда мы отправились назад в лагерь. Нам пришлось всю ночь провести в дороге, и, поскольку мы выехали поздно, луна успела опуститься, прежде чем мы достигли города.

Я замедлил темп, чтобы фургон смог поравняться со мной.

— Роди, — сказал я, — сделай широкий круг и отправляйся в лагерь. Если услышишь выстрелы или почувствуешь неладное, притаись до рассвета. Мы сами тебя найдем.

— Поезжайте вперед, — ответил Роди. — Я сумею за себя постоять.

Но он выглядел взволнованным.

Вместе с Мегари мы галопом поскакали через низину. Меня больше всего беспокоила полная тишина и отсутствие света костров. Но, подъехав ближе, мы увидели, что город был просто залит светом, как случается только вечерами, Когда прибывает очередное стадо.

— Кон! — Мегари схватил меня за руку. — Смотри!

Перед нами лежал мертвый бизон… под ним другой — всего пять или шесть.

Вдруг Мегари выругался и развернул лошадь. Картина открылась ужасная: клубки колючей проволоки, трупы животных, поломанные столбы и вспаханная земля.

Должно быть, стадо на всем ходу налетело на изгородь и наши ребята открыли по нему огонь, чтобы повернуть или остановить разъяренных животных.

Я похолодел от ужаса. Мурашки забегали по спине. Первый раз в жизни я почувствовал настоящий ужас — отчаянное, непреодолимое чувство страха перед тем, что тот, кого вы любили, уничтожен, навеки вычеркнут из жизни. Я знал: у человека, застрелившего Тома Ланди за то, что тот пошел на свидание с девушкой, не дрогнет рука убить его сестру.

Мы медленно повели лошадей к холму, отчаянно надеясь услышать окрик часового. Но его не последовало.

Ошарашенные увиденным, мы поднялись на холм. Здесь тоже валялись туши бизонов — настоящий курган из тел мертвых животных, — а под ним покоился остов того, что некогда было медицинским фургоном Кэйт.

— Кон, — полным отчаяния голосом позвал Мегари, — здесь тело!

Мы подошли и низко склонились над трупом.

— Холодный, — прошептал он. — Умер уже давно. — Мегари встал. — Это Вил Джойс, один из людей Полока.

Спешившись, я пошел рядом с Мегари, и чуть дальше мы нашли Вана Кимберли. Ван был одним из наших ребят, который остался с Тодом Муллоем прикрывать отступление Тома из города в день его разговора с Линдой Макдональд.

Мы нашли мертвую лошадь, остатки нашего костра и не сколько скатанных обгорелых постелей. Горожане прогнали взбесившееся стадо по нашим заграждениям и через сам лагерь. Они ехали следом и добивали тех, кому удалось уцелеть.

На дальнем склоне холма мы нашли другого парня из компании Полока, которого удалось узнать только по «Ленивой Р» на кобуре. Стадо затоптало его насмерть.

— Ее здесь нет, Кон, — сказал Мегари тихо. — Она спаслась.

— Возможно.

— Нет смысла искать кого-то с другой стороны города. Если бы там кто-то оставался, они продолжали бы сражаться.

— Макдональд мог уже скрыться в темноте.

— Мы услышали бы выстрелы, Кон. Сражение закончилось несколько часов назад.

Он был, конечно, прав. Если кому-нибудь из наших и удалось остаться в живых, то они наверняка ушли.

Но куда? Конечно же в новый город Хикамор. Там были Прист и Нэйлор с остальными ребятами из полоковской команды.

— Кон… они грузят фургоны. — Мегари пытался рассмотреть, что происходит в городе. — Я вижу, как двигаются фонари.

— Уезжают?

Мегари медлил, как бы проверяя догадку.

— Нет, Кон, думаю, они собираются войной на новый город. Слишком много ружей… каждый раз, когда кто-нибудь проходит мимо фонаря, я вижу отблеск на металле. Если им удастся уничтожить Хикамор, они поправят свой бизнес.

Сейчас нам был дорог каждый воин, а три моих лучших бойца остались охранять пленных наемников.

Наконец я принял решение.

— Мегари, возвращайся и расскажи обо всем Роди. Скажи, чтобы он подальше объехал город и направлялся в Хикамор. Он поедет один, так что пусть будет чертовски осторожен и не забывает про индейцев.

— Хорошо. — Он помедлил. — Может, мне остаться с ним? Мы могли бы использовать оружие и патроны в Хикаморе.

— Нам здесь еще больше понадобятся люди. Возьми двух лошадей и скачи быстрее ветра.

Мегари схватил свой винчестер.

— Кон… один выстрел — и погасший фонарь заставит их сильно поволноваться.

— Нет. — Признаюсь, что я сомневался, прежде чем сказать это. — Мы не воюем с детьми и женщинами. Кроме того, Кэйт так никогда бы не поступила.

Мегари знал, какие чувства я испытывал к Кэйт, но тем не менее он спросил:

— Кон, ты думаешь, она жива?

На мгновение меня опять обуял ужас, который сменился страшной волной гнева, подобного которому я еще никогда не испытывал.

— Если они убили Кэйт, — ответил я, — лично выслежу каждого из них и пристрелю на месте.

Мегари пришел в себя.

— Я поспешу, Кон, — сказал он и скрылся в темноте, оставив меня одного среди растерзанных туш несчастных животных и бойцов, отдавших свои жизни. Мы еще вернемся, чтобы похоронить их. Времени предаваться эмоциям не было, поскольку Хикамор не ждал никакой опасности.

Первым делом я спешился и сменил коня. Оружия около мертвых не нашлось, а их карманы кто-то вывернул. Но на них все же оставались ремни с патронами, которые могли нам пригодиться, и я снял их, перебросив через седло своей лошади. Сев верхом и взяв вторую лошадь под уздцы, я направился в глубь ночи.

Днем по следам я прочел бы то, что произошло на холме, во сейчас ничего не оставалось, как гнать лошадь на запад в надежде на то, что уцелевшие после нападения держали путь в том же направлении. К тому же, только оторвавшись от города на безопасное расстояние, я мог устроиться на ночлег.

Проехав четыре мили на юго-запад, я наткнулся на болото, спешился и привязал лошадь на заросшей травой луговине. Потом спрятался в зарослях высокого камыша, укутался в одеяло и, накрыв лицо сеткой от комаров, погрузился в сон.

С первыми робкими лучами я вновь был в седле. Вокруг меня бушевало зеленое море травы, по просторам которого бродили лишь бизоны да антилопы. Лишь след от саней странствующего индейца напоминал о существовании здесь человека. Я упорно продолжал свой путь к далекой линии горизонта, с тревогой посматривая на остающийся после меня след.

То там, то здесь мне попадались следы бизонов, как обычно парами или тройками животные шли на юг. В полдень я сменил лошадь, сделал пару глотков воды, откусил немного вяленого мяса и, не останавливаясь на отдых, жевал его.

С юга дул легкий ветерок, небо было кристально чистым, только барабанная дробь копыт моего коня нарушала тишину.

Оставив лошадей в ложбинке, я взобрался на холм, чтобы осмотреться.

На сколько мог видеть глаз, простиралась огромная пустыня, и только трава длинными волнами изгибалась под напором негромко посвистывающего ветра.

Если все пойдет как надо, я буду в Хикаморе уже завтра. Макдональду и его шайке с фургонами потребуется гораздо больше времени. Однако я понимал, что, скорее всего, они не станут дожидаться фургонов с припасами, которые понадобятся лишь в случае, если город не удастся взять приступом. Несомненно, вперед пойдет большой отряд всадников и с ходу начнет штурм.

Незадолго до заката я спустился в ложбинку, поросшую ивняком, где ручей образовывал небольшую заводь. Напоив лошадей, я привязал их, наполнил фляжку и вновь перебросил седло. Несмотря на усталость, решил ехать дальше. Но уже поставив ногу в стремя, услышал в кустах шорох и мгновенно оказался на земле с винчестером в руках. Однако все стихло.

Только лошади насторожились и взволнованно раздували ноздри. Вглядевшись в заросли, я заметил оседланную лошадь, щиплющую траву в пятидесяти футах от меня. Я вернулся к своим лошадям и повел их, готовый к встрече с всадником. Но когда мы появились из-за кустов, лошадь быстро подняла голову и рысью побежала к нам.

Передо мной стояла гнедая лошадь с клеймом «Тамблинг Б» из нашего резерва. Седло принадлежало Кэйт Ланди. На передней луке запеклась кровь.

У меня пересохло во рту. Подобрав поводья, я вскочил на свою лошадь и помчался вперед, таща за собой найденную гнедую. Следы вели обратно в прерию.

Светлого времени оставалось мало. Солнце быстро опускалось к горизонту, и вот-вот должны были наступить сумерки. В темноте я уже не смог бы двигаться. Пришлось бы ждать до рассвета, чтобы разобрать следы на траве.

Но лошадь сначала плелась рысью, затем перешла на шаг, потом остановилась и стала щипать траву и, только насытившись, двинулась дальше. Дикому мустангу, пойманному и объезженному нами, было не привыкать к степной вольной жизни.

Смеркалось. Я приподнялся на стременах, скользя взглядом по земле, но ничего не увидел. Никто не шел по траве, не стоял и не лежал на ней.

Вдалеке на горизонте собирались облака… грозовые облака. От духоты становилось тяжело дышать. Я ехал вдоль едва различимого следа, пока не увидел тропу — как длинная серебряная лента она лежала на земле. Пришпорив лошадь, я перешел на галоп.

Облака собирались быстро. Одно из них окрасилось отблесками далекой молнии. Если дождь пойдет до того, как я успею найти ее, он смоет все следы. На бескрайних просторах прерии отыскать Кэйт Ланди не останется никакой надежды.

Неожиданно с юго-востока появился еще один след… след трех неподкованных пони. Это значило одно — индейцы.

Подобрав узду, я осторожно осмотрелся. С тремя лошадьми и тем оружием, которое у меня было, я представлял собой Желанную добычу для любого индейца, а в этой стране, скорее всего, могли встретиться кайова — самые опасные из всех племен южных равнин.

Индейцы тоже останавливались и изучали одинокий след, на который они случайно наткнулись. Они поехали по нему, один вперед, другие в противоположную сторону. Вскоре сообразили, что идут по следу одинокой лошади без всадника.

Крепко выругавшись, я пришпорил своего коня и отчаянно погнал его в ночь, через ложбину по склону холма. Индейцы нашли след около часа назад.

Вдали раздались раскаты грома… сверкнула молния. Сильный порыв ветра прошелся по траве.

Когда я поднялся на вершину холма, передо мной предстала неожиданная картина.

Кэйт Ланди стояла одна посреди большого, ничем не защищенного участка, напротив троих индейцев. Она прямо смотрела им в лицо, а они уставились на нее. Заслышав топот копыт, все повернулись и увидели меня. У одного из индейцев позади седла болталась туша антилопы.

Замедлив шаг, с ружьем в правой руке, я спустился к ним.

Индейцы посмотрели на меня, а потом на оседланную лошадь. Каждый из них тут же понял, что это та самая лошадь, следы которой они недавно видели.

— Хо! — сказал я.

— Хо! — ответили они. Потом один из них указал ружьем на Кэйт: — Твой скво?

— Да, — ответил я.

Они с уважением посмотрели на меня.

— Смелый воин! — промычал один из них, и его глаза, казалось, почти подмигивали. — Много храбрый!

Затем, повернув своих лошадей, с гиканьем и улюлюканьем, они скрылись на равнине.

— Что ты с ними сделала, Кэйт? — спросил я.

Ее лицо было очень бледным, на левом рукаве и юбке виднелись пятна крови, поскольку рана кровоточила.

— Сказала им, что не одна… что сбежала от своего мужа и он гонится за мной.

Один из них направился к ней. Она достала нож, ее единственное оружие, и пригрозила, что вырежет его сердце из груди, если он до нее дотронется.

Очевидно, ее встретили охотники, не желавшие ввязываться в ссору, и их изумила ее дерзость. Покажи она хоть малейший страх — все могло закончиться иначе.

Спрыгнув с лошади, я успел подхватить ее в тот момент, когда она готова была упасть. Ноги ее онемели.

— Кон… боюсь, я сейчас потеряю сознание.

— Ты? — Я испугался. — Кто поверит, что ты на такое способна!

При этих словах она слабо улыбнулась, но сознания не потеряла.

Облака все сгущались.

— Кэйт, нам надо найти укрытие. Надвигается черт знает какая гроза.

Усадив в седло, я попробовал привязать ее, но она оттолкнула мои руки.

— Я еще могу ехать сама! — запротестовала она.

Единственное известное мне укрытие находилось в той ложбинке, из которой я только что приехал. Там мне попалось на глаза некое подобие пещеры под старым ветвистым деревом, наполовину вывернутым из земли во время недавней бури. Ивы плотной стеной росли вокруг. Места хватило бы и для нас двоих, и для лошадей.

Назад по тропе мы мчались галопом. Гроза приближалась, ветер дул с такой силой, что прерывалось дыхание. Теперь уже почти совсем стемнело, но я ориентировался по направлению ветра и при каждой вспышке молнии всматривался в надежде увидеть отблеск на стволах деревьев.

На нас наползала стена дождя. Черные тучи заволокли небо, но вдоль горизонта бежала более светлая полоска ливня. Без сомнения, когда она нас настигнет, мы вымокнем до нитки. Вдруг в белом свете молнии я различил гнущиеся под порывами ветра вершины деревьев.

— Кажется, успели! — крикнул я… Но мы не успели.

Стремительно надвигавшаяся стена воды настигла нас всего в двадцати ярдах от спасительного убежища, и через минуту мы уже промокли до нитки. В ложбинке порывы ветра заметно ослабли. Спрыгнув на землю, я повел лошадей к пещере, темнеющей под деревом. Там шквалы не так чувствовались, и животные, казалось, радовались избавлению не меньше нас.

Длинным охотничьим ножом я нарезал ивовых веток и пристроил их над нашими головами, чтобы укрепить крышу тесного укрытия. Тела лошадей немного заслоняли вход в пещеру, а укрепленная крыша из веток, согнутый ствол дерева и окружавшие нас кусты давали дополнительную защиту.

Я достал из-под седла мой непромокаемый плащ и два одеяла, которые всегда возил с собой. Используя плащ для защиты от ветра, мы завернулись в одеяла, прижались друг к другу и, изможденные, сразу заснули.

На рассвете, когда гроза пронеслась, я развел небольшой костерок и приготовил кофе с толстыми ломтями вяленого мяса. Пока пища разогревалась, я осмотрел руку Кэйт. Пуля прошла навылет через мягкие ткани, что вызвало большую потерю крови. Не опасная в общем-то рана воспалилась и требовала немедленной обработки.

Индейцы показывали мне лекарственные травы и учили ими пользоваться, но их рецепты составлялись из растений пустынь и гор. В прерии я не мог их найти. Кэйт нуждалась в помощи врача. Его мы могли найти в Хикаморе и не стали терять времени.

Собравшись в путь, она остановилась и посмотрела на меня:

— Кон, второй раз ты называешь меня своей женщиной…

— Третий, — поправил я и направился на запад. Через некоторое время она последовала за мной.

Глава 10

Тем утром, когда горожане напали на наш лагерь, с Кэйт приключилась незамысловатая история. Еще в темноте парни рассеялись вдоль изгороди, чтобы проверить ее сохранность. Обнаружив несколько проломов, они починили их и появились вновь у костра с первыми проблесками зари.

— Моя лошадь стояла уже под седлом, — начала Кэйт свой рассказ, — поскольку я всегда держу оседланных лошадей для себя и каждого из ребят, так, на всякий случай. Неожиданно с запада раздался громоподобный нарастающий звук. Мы осмотрелись и увидели над долиной облако пыли, которое быстро двигалось в нашу сторону. И тут Харви Нугент спас мне жизнь: он просто схватил меня, закинул в седло и, заорав «Стампедэ! Скачи!», огрел лошадь нагайкой. Та сорвалась с места и понесла. Оглянувшись, я успела заметить взбесившееся стадо. Ведомые страхом бизоны неслись во весь опор, приближаясь к лагерю.

— Что стало с остальными? Им удалось спастись?

— Не знаю. Моя лошадь унесла меня оттуда, и я проскакала несколько миль, прежде чем опять взяла ее под контроль. Но к тому времени было уже слишком поздно что-нибудь предпринимать. И меня ранили.

— Кто в тебя стрелял?

— Я заметила человека с ружьем, когда обернулась. Он стоял совершенно открыто на холме за долиной, откуда появилось стадо. Поднявшаяся пыль не достигала его позиции, и я видела его так же хорошо, как вижу тебя сейчас. Он поднял ружье, прицелился и выстрелил. Между нами было добрых триста ярдов. Но если он достаточно хорошо разглядел мишень, чтобы прицелиться с такого расстояния, то наверняка знал, что стреляет в женщину.

— На таком расстоянии ты не могла узнать его.

— О, я его узнаю! — Кэйт посмотрела на меня. — Он хотел меня убить. Жаждал найти меня на земле, перемолотой копытами животных, потому что после этого никто даже не заподозрил бы, что в меня стреляли.

— Как же ты его узнаешь?

Лишь на мгновение Кэйт засомневалась.

— На нем был черный с белым кожаный жилет из шкур гольштинских коров.

Гольштинцы — молочная порода, и я сомневаюсь, что к западу от Миссури можно встретить и дюжину таких животных. Определенно, они не попадались мне в Техасе, хотя и не хочу утверждать, что там их нет совсем. Но шанс увидеть второй такой жилет в этой области выходил за пределы разумного.

Безбрежное, ярко-голубое небо накрывало серовато-зеленую равнину, и, куда ни бросишь взгляд, кругом волновалось бескрайнее неспокойное море высокой травы, покрывавшееся рябью при каждом прикосновении ветра.

— Ты не заметила чего-нибудь еще, что помогло бы опознать убийцу? — спросил я, когда мы пересекли степь.

— Он показался мне худощавым… Но, возможно, я ошибаюсь — слишком велико было расстояние.

Эту женщину, ехавшую рядом со мной, я любил. Я любил ее… Как долго? С самого первого момента нашей встречи. Однако за все проведенное вместе время я не нашел способа сказать ей об этом, ни разу не заговорил о любви. Я боялся, что не найду нужных слов выразить овладевшие мною чувства, а еще больше страдал от неуверенности в том, захочет ли она вообще меня слушать. Я редко общался с женщинами и всегда испытывал при этом приступ косноязычия.

Теперь же, когда мы ехали с ней бок о бок, все мои мысли устремились только к ней.

Мне доставляло удовольствие видеть профиль ее прекрасного лица против света, и я частенько позволял себе эту маленькую радость, когда мы вместе работали или отдыхали. Сильная, смелая, красивая, Кэйт, казалось, была создана для того, чтобы стать матерью сыновей такой земли, как Биг-Бэнд.

Ей, так же как и мне, подходила по духу наша дикая страна. Попав сюда, она поняла, что наконец обрела свой настоящий дом, и любила этот край любовью дочери: все самые далекие его уголки от перевала Голова Лошади в Пекосе до Эль-Пасо-дель-Норте, от Форт-Девиса до Ойанага в Лайатаса.

Здесь каждое название совершенно по-особому ласкало наш слух: Гладкая скала, пик Ухо Мула, Черная гора, Желтый холм и Голубая страна. Загон Левой Руки, Западня Банта, горы Чинати. Прекрасные уединенные места — Солитарио, гора Дикой Лошади, ущелье Марискал — она знала так же хорошо, как и я.

Мы ехали вместе, пристально осматривая застывшие холмы в поисках источников или образовавшихся после вчерашнего дождя водоемов. Она трудно переживала свое горе, а у меня в груди нарастало смятение перед тем, что старая жизнь, возможно, безвозвратно ушла в прошлое.

С тех пор как индейцы разрушили родительский очаг, я уже нигде и никогда не чувствовал себя дома. Несмотря на чуткое отношение ко мне семьи Джима Сазертона, я был там чужим. От одиночества не избавило меня и возвращение в Америку.

Осенью 1858 года, покинув Англию, я в Сант-Джозефе купил билет на поезд до Соленого озера — двадцать один день пути. Состав останавливался через несколько часов, чтобы дать мулам напиться и попастись. Конечно, быстрее было бы добраться на перекладных с частой сменой лошадей, но мне нравилась такая неспешная езда и постепенное вживление в этот особый, уже немного забытый мир.

На Соленом озере я вышел на платформу и немедленно погрузился в атмосферу золотой лихорадки, захлестнувшей город. Почти все свои деньги я потратил на покупку лошади и вьючного мула и отправился через перевал на прииск Черри-Крик.

Первой же ночью ко мне подошел рослый старатель и, пристально разглядывая мое лицо, спросил:

— Эй, послушай, не ты ли тот парнишка, который пристрелил Моргана Рича?

Все головы сразу повернулись к нам, поскольку в то время много говорили о «нехороших людях», то есть о тех, с кем лучше не связываться. Золотодобытчики обожали до хрипоты спорить, кто из их кумиров самый меткий и быстрый стрелок. Их личные качества обсуждались как достоинства беговых лошадей на торгах. В этих краях Морган Рич был известной фигурой.

— Давняя история, — ответил я и повернулся, чтобы уйти.

— Да ладно, не скромничай! — запротестовал он, схватив меня за руку. — Пойдем, выпьем! Угощаю!

— Я не пью. — И это было почти правдой.

— Считаешь меня недостойным выпить с тобой? — пошел в атаку парень. — Если ты думаешь, что я тебя испугался…

— Уверен, что нет, — успокоил я и ушел.

На рассвете мой конь уже скакал далеко от лагеря, унося меня прочь.

На том все бы и кончилось, но две ночи спустя судьба столкнула меня с тощим мрачным типом со скользкими глазками, который узнал меня и громко заорал:

— А, вот ты где, так называемый мужчина, который сбежал от Макклауда в Черри-Крик.

— Ты лжешь, — тихо, но внятно произнес я, — и если Макклауд заявлял о чем-нибудь подобном, он тоже лгал.

— Я не позволю тебе так со мной разговаривать!

Вот как обернулось дело, и выхода у меня не было, потому что, спусти сейчас эту ссору на тормозах, я навсегда закрепил бы за собой славу труса.

— Трепать языком просто. Ты, кажется, забыл, что у тебя есть револьвер, — передал я ему инициативу.

Мой шаг пришелся ему не по душе. Думая, что я блефую, он неожиданно для себя оказался в положении, в которое никак не хотел попасть, — получил однозначный вызов. Теперь смерть заглядывала ему в лицо, как битая карта на столе…

Всего лишь обыкновенный болтун, парень не желал драться, но своим дурацким поступком сделал выбор за нас двоих. Судьба загнала нас к барьеру, у которого никто не стремился оказаться. Теперь он должен был драться или, как трус, покрыть свое имя позором. Рьяно, отчаянно схватился мой противник за револьвер.

И я убил его.

Не хотел! Но таковы были правила в то время в той стране, где мы жили. День еще не закончился, и мне пришлось уходить. На сей раз я ехал в Санта-Фе.

Позже, в Остине, вступил в рейнджеры и целых два года патрулировал границы, защищая интересы закона.

Война началась внезапно, неожиданно для меня. Избегая стычек, я часто отлучался в служебные объезды по территории и неделями находился вдалеке от источников новостей. Но когда до меня дошло это известие, я ушел в отставку и отправился на Север, чтобы вступить в кавалерию федералов. Так я попал к капитану, сейчас уже полковнику-лейтенанту, Эдвардсу, высокому строгому холостяку, такому же одинокому, как и я, и так же искренне влюбленному в ту непокоренную страну, из которой я приехал. Мы часто подолгу разговаривали об Англии и Европе, где он вырос, о Техасе и индейцах.

Мой опыт рейнджера, познания в искусстве разведки заслужили его высокую оценку, и он убедил в этом остальных. Я прошел комиссию и стал кавалеристом Фила Шеридана.

При первой встрече Шеридан отнесся ко мне довольно холодно.

— Ты техасец? — с пренебрежением спросил он.

— Да, сэр, — ответил я. — И когда война закончится, опять стану им. Такого деления не признаю. Я пришел защищать Федерацию, сэр.

— Я тоже, — был ответ.

Войну мне довелось закончить в чине капитана с надеждой на будущее не больше, чем у отстрелянного патрона.

Оказавшись в Мексике, я встретил своего старого врага, бежавшего от техасского правосудия. Он добился успеха в Чихуахуа и состоял в браке с девушкой из видной мексиканской семьи. К сожалению, он умел быстрее говорить, чем доставать свой револьвер, хотя и яростно пытался преуспеть в последнем. Лучше бы он меньше болтал или выбирал слова поучтивее.

Высокий симпатичный мексиканец мельком взглянул на тело, а затем на меня.

— Он мне никогда не нравился, — заметил он, — но… Если у тебя нет быстрой лошади, я одолжу.

Его весьма тактичное предложение оказалось как нельзя кстати.

— Я куплю что-нибудь выпить? — предложил я.

— Конечно… — улыбнулся мой новый друг, — только в другой раз… и к северу от границы.

Иными словами, следовало поторопиться с отъездом.

Я сел на лошадь, когда Полярная звезда уже сияла в небе, и направился в Техас.

Несколько дней спустя на вымокшей при переправе через Рио-Гранде лошади въехал в жизнь Кэйт Ланди.

И теперь Кэйт, крикнув: «Смотри, Кон!» — вернула меня из воспоминаний.

Судя по огромному облаку пыли, кто-то кратчайшим путем несся нам наперерез — либо стадо бизонов, либо большой отряд всадников.

Я быстро развернул лошадь и галопом погнал ее вниз по ущелью в противоположном направлении. Кэйт не отставала.

Страшный грохот нарастал с молниеносной быстротой. Мы сделали небольшой маневр в сторону от накатывающейся лавины и перешли на шаг. Всадники проскакали мимо по дну ущелья в каких-нибудь пятидесяти ярдах от нас… но нас не заметили.

Только Макдональд со своей компанией мог так спешить в Хикамор.

Когда мы выбрались из ущелья, я не поехал по следам отряда. Кэйт становилось все хуже. Она держалась в седле только благодаря своему характеру. Надо было что-то решать.

— Куда мы направляемся, Кон? На Хикамор в другую сторону.

Я не мог ее обманывать.

— Ты не доедешь до Хикамора. Потеряешь сознание и упадешь с лошади. Мы возвращаемся в город.

— В город?

— Тебе нужна помощь. Там есть доктор и кровать. Я позабочусь, чтобы она тебе досталась.

Некоторое время она молчала, а затем сказала:

— Кон, они убьют тебя там. За тобой, а возможно, и за мной идет охота.

— Бог не выдаст, свинья не съест, — возразил я. — Их лучшие бойцы ушли с отрядом на запад, к Хикамору, а твоя рука в плохом состоянии. Тебе нужен хороший уход. И ты его получишь.

— Рана не глубокая…

— От замасленной пули? Которая неизвестно где до этого побывала? Рану необходимо промыть, обработать.

Подъезжая к городу, мы предприняли все меры предосторожности, и нас никто не заметил, пока наши лошади не вышли на центральную улицу.

Джон Блэйк преградил нам дорогу.

— Здравствуй, Джон, — остановил я коня. — Ты не поехал вместе с остальными?

— Я начальник полицейского участка города, а не наемник.

— Приятно слышать. А где доктор?

Он взглянул на Кэйт, и я заметил, как посуровело его лицо. Он резко повернулся.

— Сюда… Док у себя в кабинете.

Доктор поднял голову, когда мы вошли. Его глаза сразу остановились на Кэйт. Он бросился к ней и подхватил как раз в тот момент, когда она начала терять сознание.

Мы усадили ее в кресло, и полицейский отвернулся к окну. Его профиль казался высеченным из камня. Наконец он взял себя в руки и задал вопрос:

— Что произошло? Несчастный случай, мэм?

— Нет, Джон Блэйк, — четко произнесла Кэйт, — выстрел был сделан с твердым намерением убить меня, и совершил это человек, который прекрасно знал, кто я такая.

— Вы узнали его?

— Он носит кожаный жилет, черный с белым кожаный жилет.

Блэйк не скрывал своего удивления и повернулся ко мне:

— Что за человек? Ты видел?

— Его видела только Кэйт, и то издалека. Меня там не было. Она говорит, что он худощавый. Но если ему удалось сделать прицельный выстрел, наверное, не сомневался, в кого стреляет. К тому же ни один из наших погонщиков не использует дамское седло.

Доктор Мак-Уайт промывал темную, опухшую руку Кэйт. Рана кровоточила.

— Джон, — предупредил я, — человека в жилете мне придется найти. — Он молчал, и растерянное выражение его лица озадачило меня. — Тебе известно, кому принадлежит жилет?

— Нет.

— Значит, выясню.

— Не стоит, — настаивал и даже почти просил он. — Оставь, Кон. Она ранена неопасно, с ней все будет хорошо.

На веранде застучали сапоги, и дверь резко распахнулась. Линда Макдональд появилась в дверях. За ее спиной стояла дюжина вооруженных горожан.

— Вот они! — воскликнула она. — Я вам говорила, что парочка здесь!

— Эй, ты, бросай оружие! — обратился ко мне их лидер, лицо которого показалось мне знакомым. Да, в тот день около банка он стоял рядом с Талькотом.

Джон Блэйк встал между нами.

— Что с тобой, Барроуз? Дюри привел миссис Ланди… она ранена.

— Ну и что? Он один из них, мы его повесим. И ее тоже, — добавил он вызывающе.

— Только дождитесь, пока меня уволят из полиции, — спокойно парировал Блэйк.

Линда Макдональд наскочила на него.

— Мой отец всегда говорил, что вы перебежите на их сторону. Вы никогда не нравились ему. — Ее лицо вспыхнуло, глаза заблестели. — И он поручил мне… — Линда, без сомнения, восхищалась собой. В известном смысле ее устами отец отчитывал сейчас великого Джона Блэйка, и девушка упивалась его могуществом и славой. -… Объявить, что вы уволены!

— Что?! — воскликнул Джон Блэйк.

— Это правда, Джон, — подтвердил Барроуз. — Макдональд сказал мне, что оставляет право принимать решение Линде. Если вы попытаетесь помешать нам, то будете уволены.

Барроуз тоже получал удовольствие, делая свое заявление. Этот ничтожный человек наслаждался возможностью свергнуть гиганта, который так долго воплощал в себе силу его города.

— Ты больше здесь не закон, Блэйк. Ты уволен.

Кэйт приподнялась на локте.

— Вам, кажется, нужна работа, Джон? Могу предложить место.

Он сомневался.

— Нет, — наконец ответил он, — я ничего не смыслю в коровах.

— Тогда возьмите телеграмму. — Кэйт протянула ему листок. — Как только началась заварушка, я послала запрос. Если кто и мог удержать зыбкий мир, то только вы. Проблема в том, что я задержала ее, не отдала сразу. Оправдание — я не видела вас. Но и не искала, за что вы можете меня осудить.

Он взял телеграмму и быстро прочитал.

— Вы понимаете, что здесь сказано? Это развязывает мне руки! Никаких ограничений!

— Так и должно быть, господин судебный исполнитель. Вот почему я использовала все свои связи, чтобы получить для вас это назначение. Мне не нужны никакие поблажки с вашей стороны, так же как я не хотела бы их по отношению к любому другому.

Барроуз переводил взгляд с одного на другого, силясь постичь происходящее.

— Но Джон не судебный исполнитель, — возмутился он. — Его уволили.

Глаза Линды Макдональд зло блеснули.

— Может, еще скажете, что он главный судебный исполнитель Соединенных Штатов? А, миссис Ланди?

— Да, это так, — спокойно ответила Кэйт.

Джон Блэйк повернулся к Линде.

— Мисс Макдональд, где ваш кожаный жилет?

Глава 11

Она посмотрела на него ничего не выражающим взглядом.

— Не понимаю вас, мистер Блэйк.

— Ваш личный кожаный жилет. Черный с белым кожаный жилет. Где он?

Она пожала плечами.

— Я думаю, дома. Где же ему быть?

— Пойдемте к вам домой. Попрошу доктора сопровождать нас, если он больше здесь не нужен. Мне надо посмотреть на жилет.

Сначала я подумал, что девчонка сама стреляла в Кэйт, но наблюдая, как лихорадочно она искала причину такого интереса к одежде, догадался, что моя версия не верна.

Джон Блэйк явно подозревал не ее. Ринувшись к двери, судебный исполнитель вдруг остановился:

— Теперь позвольте мне кое-что сказать вам, миссис Ланди. Это также касается и тебя, Кон. Войне конец, вы меня слышите?

— Сообщите новость Эрону Макдональду, — предложил я. — Он уже убил нескольких моих людей, защищавших арендованную нами землю.

— Для меня это не имеет значения, — отрезал он. — Никакой стрельбы!.. Все остальное устроится в лучшее время.

— Остановит ли это тех, кто отправился громить Хикамор?

Он ничего не ответил, а повернулся ко мне спиной и двинулся вслед за Линдой. Возле двери она обернулась, и наши глаза встретились. Ее переполняла ярость.

— Вы еще увидите! — воскликнула она. — Мой отец лучше любого из вас и сильнее. Сейчас он уже похоронил ваш дурацкий городишко, а когда вернется, вы узнаете, кто есть кто!

Кэйт только улыбнулась в ответ. В первый раз, кажется, Линда сбросила маску холодного высокомерия, которая прежде не сходила с ее лица.

— Хотелось бы мне знать, что вы станете делать, — заметила Кэйт, — если ваш отец умрет.

В ее словах не сквозила жестокость. Кэйт размышляла и выглядела совсем как прежде. Однако слова ее произвели неожиданное впечатление на Линду, видимо, подобная мысль впервые посетила ее. Наклонив голову, она удалилась. Мы с Кэйт остались наедине в кабинете доктора.

— Тебе нужно отдохнуть, — настаивал я, собираясь встать.

— Не уходи, — попросила она. — Понимаешь, Кон, наверное, не стоило начинать все это. Мы потеряли несколько отличных парней.

— Не ты, так другие сделали бы то же самое, — честно ответил я. — Они очень любили Тома.

Несколько минут она молчала, только мерное тиканье часов на столе нарушало тишину.

— Кон, я хочу домой, — произнесла она тихо.

— Хорошо.

— Увези меня домой, к нам домой.

После стольких лет, проведенных рядом, все оказалось так просто. Моя душа воспарила от радости. Я вскочил, сделал несколько быстрых шагов по кабинету и повернулся к ней.

— Я тоже очень хочу домой, — горячо сказал я. — И всегда этого хотел.

— Все должно было случиться само собой, Кон. Неожиданно, и это правильно.

— Конечно, — согласился я, прислушиваясь к стуку копыт на улице. Уже несколько минут, как мой слух засек этот звук, но только теперь до меня дошел его смысл, — лошади все приближались и приближались.

Всадники все подъезжали и подъезжали, внезапно тормозя, как перед невидимой стеной, поднявшейся у них на пути. Подойдя к окну, я увидел одиноко стоявшего посреди улицы Джона Блэйка в его обычном черном костюме. Он стоял как скала и смотрел на запад, откуда прибывали бойцы.

И тут раздался голос Макдональда:

— Прочь с дороги, Джон Блэйк. Мы знаем, что они здесь, и пришли за ними. По ним плачет виселица, и в конце концов победа будет за нами.

Я не мог разглядеть всех, кто теснился за спиной Макдональда, но среди тридцати с лишним всадников мелькали и лошади без седоков. Некоторые седоки безжизненно свешивались с седел. Другие были в таком состоянии, что едва ли могли помышлять еще об одной перестрелке. Их неплохо отделали. Они представляли собой весьма плачевное зрелище. Теперь же дорогу им преградил всего один человек.

— Ты с ними заодно! — выкрикнул Макдональд. — Когда придет время писать докладную, мы не станем ничего скрывать… Если ты не уберешься с дороги…

Одним прыжком я выскочил на веранду и предстал перед ними.

— Не надо орать. Я к вашим услугам.

— Это мои проблемы, Кон, — спокойно остановил меня Джон.

— Мне нужны два человека из этой компании, — четко произнес я.

Но никто не слушал меня и даже не смотрел в мою сторону. Они глядели на восток, поверх головы Джона Блэйка, и тут я опять услышал топот копыт… множества копыт.

Краснокожий Майк с дюжиной вооруженных парней из Техаса окружал отряд Макдональда.

Кто-то метнулся между домами на противоположной стороне улицы, и я увидел Мегари с обрезом в руках. На крыше соседнего дома стоял Батери Мэйсон, держа наготове винтовку.

Затем показались остальные и замкнули кольцо.

— Джон, — фамильярно обратился к полицейскому Краснокожий Майк, — не мог бы ты отойти немного в сторону. Нам нужно кое-что убрать с улицы.

— Эй, ребятки, — крикнул кто-то сзади Галардо, — держите под прицелом центр улицы, а мы с Френчи позаботимся о тех, кто попытается улизнуть.

С веранды мне хорошо было видно, как эти обрезы привели в смятение Макдональда и его сторонников. Они оказались в мышеловке: оставалось только захлопнуть крышку. Среди окруженных находился и Дару, но в отличие от других, как я и ожидал, он занял удобную для себя позицию. Дару принадлежал к тем, кого следовало обильно приправить свинцом, прежде чем подавать на стол. По большому счету я симпатизировал ему, но именно его собирался застрелить первым, поскольку знал, как опасен этот парень, хотя, кроме него, в их шайке имелись еще достойные противники.

— Ты назвал Дюри, Эрон? — переспросил Дару. — Беру его на себя.

— Никакой стрельбы! — Голос Джона Блэйка прозвучал негромко, но четко, как набат, и каждый из нас отчетливо слышал его слова. — Эрон Макдональд, вы арестованы!

Банкир рассмеялся.

— Арестован? Но по чьему предписанию? — На напряженном лице его появилась язвительная ухмылка.

— Покушение на убийство, — отчеканил Джон Блэйк, не меняя тона. — Вы пытались убить Кэйт Ланди.

Конечно же, только Эрон Макдональд и мог надевать черный с белым кожаный жилет.

В тот момент мне некогда было наблюдать за тем, как поведет себя в новой для него ситуации Макдональд. Хорошо зная привычки и мотивы поведения жителей Запада, я следил за остальными, и особенно за Дару.

— Есть ли у вас основания для обвинения, господин судебный исполнитель? — спросил Дару.

— Раненая миссис Ланди сейчас в кабинете врача. Она сказала мне в присутствии доктора, что в нее стрелял человек в кожаном жилете. Кон Дюри тоже слышал ее слова. Жилет принадлежит дочери Макдональда, но в тот день он сам надевал его.

Дару бросил ружье и потянулся к пряжке ремня.

— Я выхожу из игры, Джон, — предупредил он. — Не хочу иметь ничего общего с человеком, способным стрелять в женщину.

Ружья с глухим звуком посыпались на землю.

— Мы нужны тебе, Джон? — обратился Дару к Блэйку.

— Нет, — ответил тот. — Возвращайтесь домой и оставайтесь там.

— Не спешите, господин судебный исполнитель, — заявил я. — Задержите Талькота. Требую обыскать его дом. Во время нападения похищено золото Кэйт Ланди.

Дару выругался и добавил:

— Вор заслуживает виселицы, как и тот, кто поднял руку на женщину. Я сам готов затянуть петлю на их горле!

Эрон Макдональд застыл в седле. Вдруг мое внимание привлек какой-то шорох. Повернув голову, я увидел Линду, широко открытыми глазами смотревшую на своего отца.

Я проследил за ее взглядом, и мне представилась картина, которую видела она. Не было на земле в тот момент более покинутого человек, чем Макдональд. Почти без каких-либо заметных движений толпа его сообщников как бы отхлынула от него. И только Талькот остался рядом, но и он держался особняком. Ему тоже хотелось бежать, но он не смел и выглядел как провинившаяся шавка. Макдональд оставался на месте только потому, что не знал, куда деваться. Любой другой в такой ситуации вызвал бы у меня жалость, поскольку он в полном одиночестве столкнулся с осознанием собственной ничтожности.

Деньги и самоуверенность вынесли его на какую-то высоту, создали иллюзию силы: одни его боялись, другие — уважали. Он и сейчас не лишился денег, но ни в одной лавке нельзя было купить на них то, без чего человеку невозможно жить среди людей.

Взглянув снова на Линду, я поразился нескрываемой ненависти и презрению к отцу в ее глазах.

— Ты хуже своего отца, — негромко произнес я. — На тебе вина за смерть Тома и за все, что произошло потом, поскольку ты знала, что делаешь.

Но она не слушала меня. Повернулась и пошла прочь. И не оглянулась — ни разу.

Глава 12

На следующий день город как вымер. Даже одинокие бродячие собаки исчезли с пыльной аллеи между подозрительно смотрящими друг на друга домами.

Банк оказался закрыт, как и «Эмпориум» Макдональда. Офис Хардемана служащие покинули еще вчера, в салуне Баниона в урочный час двери не распахнулись. На задних дворах трех домов жильцы молча грузили вещи в фургоны. На меня они не обратили никакого внимания.

Роди Линч заявился после полуночи с черным от пороха лицом, ухмыляющийся и довольный, несмотря на несколько пулевых царапин.

В двенадцати милях отсюда на него напал военный отряд молодых кайова, и у него было время вспомнить прожитые годы. Около двадцати индейцев обложили Роди, который вез оружие. В своем распоряжении он имел более шестидесяти заряженных стволов, среди которых попадались и многозарядные ружья. В повозке имелось достаточно воды и провианта. Заметив приближение врага, Роди добрался до вытоптанной бизонами поляны и приготовился к встрече. Он успел установить фургон и распрячь коней. Кайова очень интересовались лошадьми, а тут казалось, что добыча сама шла в руки.

Роди — отличный стрелок, и патроны беречь не собирался. Кроме своих, у него в фургоне оставались более ста запасных комплектов. К тому же он любил хорошую драку с пальбой. Молодые воины считали одинокого бледнолицего легким скальпом. Когда они бросились в атаку, он расстрелял по ним семнадцать патронов из винчестера семьдесят третьей модели. Потом открыл огонь из винтовки Спенсера пятьдесят шестого калибра.

Потеряв воина и лошадь, кайова отступили, чтобы собраться с мыслями. Они видели только одного человека и думали, что никто, будучи в здравом уме, не станет так разбрасываться патронами, и потому вскоре напали снова. Трое зашли сзади, а остальные, выждав некоторое время, плотной группой бросились в лоб.

И опять Роди встретил их шквалом огня из винчестера, винтовки и револьвера. Первыми же выстрелами в упор он повалил индейца. Того даже подбросило в воздух. Прежде чем его изуродованное тело коснулось земли, бедняга умер.

Всего, с перерывами, бой длился пять часов. Линч немного знал язык кайова и разобрал кое-что из того, о чем они говорили. Некоторые предлагали уйти. Они не очень хорошо представляли себе, в какую переделку попали, но сражаться больше не хотели.

Пользуясь передышкой, Роди стал оскорблять индейцев на их родном языке и добавил, что дух оружия не на их стороне, а рядом с ним сражались духи великих воинов — врагов кайова.

Кто-то из молодых воинов гордо заявил, что пойдет в атаку один, и Роди уселся в ожидании его появления. Когда индеец оказался уже почти над ним, он пустил в ход свой кольт. Отступив окончательно, кайова унесли с собой все, что осталось от гордеца.

Я шел по улице и все больше убеждался, что городу конец. Не мы, а Эрон Макдональд уничтожил его. Теперь он сидел в тюрьме, ожидая суда. Ему пришлось несколько раз посылать за своей дочерью, но она не пришла. После того, что случилось, ее лишь однажды видели на людях: с двумя саквояжами она стояла на платформе в ожидании поезда.

Незнакомец ехал по улице верхом на ковбойской лошади и, поравнявшись со мной, остановился.

— Никто не потерял рыжего мерина с тремя белыми чулками… и белой звездочкой на морде?

Похоже, речь шла о Рыжем, любимом коне Кэйт.

— Что случилось? — спросил я.

— Его видели в овраге! — Он показал, где именно, а я, поблагодарив его, побрел вдоль улицы к конюшне и заглянул в стойло. Рыжего там не было. Оседлав лошадь, я отправился его искать.

По дороге Джон Блэйк окликнул меня, но я только поднял вверх руку, предупредив:

— Скоро вернусь! — и поехал дальше.

Утро выдалось прохладным и приятным. Если бы те люди из города успели загрузить фургоны и отправиться в путь, то проехали бы несколько миль до жары. Рыжий со звездочкой на морде жевал траву на небольшой зеленой поляне на дне оврага, и, подъехав к нему, я нагнулся, чтобы подобрать уздечку. Мерин попятился в сторону, но я побежал за веревкой.

Выпрямившись с веревкой в руке, я заметил почти неразличимое облачко пыли на ближайшем от меня склоне и почувствовал, как волосы зашевелились на голове. Я стоял, выпрямившись, и искал ответ на вопрос, как мог сбежать мерин, хотя подумать об этом следовало раньше.

— Привет, Дюри. Далековато ты забрался от Бурро-Меса.

Из укрытия за ивняком вышел высокий, худой, как скелет, человек с направленным на меня револьвером. Я припомнил, что видел его в городе.

— Меня зовут Франк Шеллет. Или Хастингс, если тебе так больше нравится. Слышал, ты прикончил Рича и Фланга. Вот и решил избавить тебя от старой игры в прятки. Из-за твоего упрямства мне пришлось поволноваться, теперь посмотрим, как будешь выглядеть, когда я заставлю тебя немного попотеть.

Он стоял не более чем в сорока футах, то есть на расстоянии прямого выстрела. Мне представляли его как стрелка, который никогда не промахивается. Надеяться на то, что Хастингс промажет, было смешно. Тем не менее мне приходилось видеть, как даже хорошие бойцы пускали пулю в небо, если в них самих неожиданно стреляли.

— Никто ни о чем не станет спрашивать, когда обнаружат тебя с револьвером в руке, — усмехнулся он. — Все же знают, что ты быстрый стрелок.

Последний из трех убийц Джима Сазертона стоял передо мной. Как давно все случилось! Я даже перестал выслеживать его. Еще до того, как началась война. Считал, что его нет в живых. И теперь он сам настиг меня.

Но облачко пыли, которое я видел…

— Нет, — сказал я громко, — пуля не могла быть твоей. Ждешь здесь давно?

— О чем ты?

— Пуля ударила в склон. Вон там! Здесь есть кто-то, кроме нас?

— Да ты с ума спятил! — Казалось, он искренне возмущен. — Думаешь, я пойду на такое дело в компании?

Сложнее всего сделать молниеносный выстрел вправо. Я быстро шагнул влево. Моя левая рука метнулась к револьверу. Он выстрелил… Мимо!.. Выстрелил снова. Я почувствовал сильный удар и нажал опять, целясь ему в живот. Потом еще раз. Пятно крови растеклось в области ключицы. Он повернулся и упал. Попытался подняться и тяжело повалился на спину.

И тут раздался голос:

— Вот то, что я называю изысканной дуэлью.

Где я слышал этот голос? Раздался выстрел, и револьвер вылетел у меня из руки.

— Скажи спасибо. Я дал тебе возможность свести с ним счеты, хоть вы и заставили меня подождать.

Передо мной стоял Датчанин, Билл Хобак, наводящий ужас убийца, убийца наверняка.

У моих ног на песке расползалось пятно крови. В меня попали, я был ранен. Шок не давал почувствовать боли, но надолго ли? Револьвера меня лишили, ружье находилось в седле, а напуганная лошадь — неизвестно где. К тому же после того как мой противник выстрелом выбил револьвер, — что не удивительно для человека, владеющего ружьем так, как он, и с такого расстояния, — моя левая рука онемела до самого плеча, а отлетевший в сторону револьвер вряд ли уже теперь на что-нибудь годился.

Я был в его руках, и он мог меня прикончить. Но его задетое самолюбие требовало еще моих страданий. Ребята оказались правы: я свалял дурака, оставив его в живых. С таким надо расправляться как с гадюкой.

Кое-как мне удалось привстать на колено, но в любой момент я мог рухнуть. Упаду я до или после его выстрела?

Он притаился за кустами. Стоял там и во время нашей дуэли с Франком Хастингсом, или Шеллетом, или как там его еще звали. Его обуревало желание увидеть меня мертвым или прикончить. Я представлялся ему легкой добычей.

Ребята могли услышать выстрелы, но немногие из них бодрствовали. У них впервые за многие дни появилась возможность выспаться.

— Не рассчитывай на помощь. Дорога у меня как на ладони, и если кто-нибудь направится по ней, я убью тебя и исчезну. Пройдет время, прежде чем они обнаружат, что здесь был кто-то, кроме вас с Шеллетом, если вообще обнаружат.

Он видел дорогу, значит, оставалось только одно место, где Датчанин мог скрываться. Проблема состояла в том, что из укрытия он видел каждый дюйм ложбины, на которой я находился.

Поросший ивами и тополями участок был довольно большим, внизу сплетались колючие кусты ежевики.

Мой глаз заметил отблеск солнечного луча под деревом в глубине куста, и я различил ствол его ружья, нацеленный в меня.

Франк Шеллет распростерся на земле рядом со мной. Вдруг я заметил легкое движение его руки — напряжение или расслабление мускулов. Рука перевалилась через камень в момент его падения, и если бы она даже слабо шевельнулась еще раз, то упала бы в сухую листву. Может, он жив? Действительно ли рука шевельнулась?

И тут она шевельнулась еще раз. А меня осенило.

— Франк! — заорал я. — Брось револьвер!

Рука плавно скользнула вниз на листья. Мгновенно Датчанин разрядил винтовку в тело мертвеца, и в момент, когда дуло отклонилось, я бросился в кусты.

Коснувшись земли, замер — ни один мускул моего тела не смел расслабиться или напрячься. Киллер наверняка прислушивался, и малейшее неосторожное движение могло стоить мне жизни. Теперь у меня появился шанс постоять за себя, если не больше.

Я чувствовал, что истекаю кровью. Пуля, должно быть, угодила куда-то в бок. Возможно, в ногу.

С безмерной осторожностью я поднял правую руку и расслабил ее, очистил от земли и потянулся назад за своим охотничьим ножом. Вот если бы мне удалось до него добраться!..

Нож оказался в крови. Очень осторожно вытерев рукоятку о рубашку, я перехватил его в правую руку. И ждал. А он подкрадывался ко мне. И должен был заволноваться, поскольку чем дольше он меня высматривал, тем больше становилась вероятность, что кто-то да появится из города. Джон Блэйк не мог не слышать выстрелов. Вероятно, он уже где-то на подходе.

Погонщик, сказавший мне про мерина Кэйт, несомненно, был пособником Шеллета. Уехал ли он или ждал возвращения того в городе? Во втором случае ковбой должен сильно озадачиться.

У детей апачей есть такая игра: разбежаться в разные стороны и залечь. Тот, кто водит, должен, не сходя с места, найти спрятавшихся. Я играл в нее и знал, насколько трудно увидеть того, кто абсолютно неподвижен.

Используя все мастерство маскировки, которому научили меня индейцы, я дюйм за дюймом продвигался вперед, стараясь выбраться на место, где глаз не станет задерживаться надолго. Меня не интересовало «подходящее укрытие»… оно было бы раскрыто слишком быстро. Я искал позицию на самом виду, где человека, распластавшегося на земле неподвижно, практически невозможно заметить.

Лежал я на подтопленном берегу ручья, в болотной жиже. Прилагая неимоверные усилия, перевернулся в грязи, стараясь как можно основательнее промочить в ней рубашку и слиться с окружавшим меня ландшафтом.

Расслабившись, выбрал подходящее место. Около болотца, у поваленного дерева, тянулась лужайка, покрытая травой, низкорослой растительностью и кустарником не выше нескольких дюймов в высоту.

Моя одежда, кожа, волосы — все покрылось грязью, травинками и листьями. По лицу ползли темные подтеки.

Я залег рядом с кустом напротив болотца. По моим расчетам, он должен был появиться где-то совсем рядом. Если заметит — я труп. Но человеческий глаз привык смотреть через открытое пространство. Меня согревала надежда, что у него нет опыта жизни в лесах. По его логике следовало, что лучше всего спрятаться за поваленным деревом.

Прижавшись ухом к земле, я услышал его приближение еще до того, как он появился, и лежал абсолютно неподвижно, опасаясь даже дышать.

Хобак отлично подкрадывался — сказывался огромный опыт выслеживания и охоты на людей — и был гораздо искуснее многих и поэтому самоуверен. Сейчас он охотился и не сомневался, что скоро прикончит меня. Моя тактика только отдаляла неизбежное. Но он верил в свою удачу.

Датчанин вышел из-за куста не далее дюжины футов от меня. Его ружье было полуприподнято для выстрела, глаза рыскали по дальнему краю поляны. И как только он прошел мимо, я приподнялся и бросил нож в его левую почку.

Удар получился сильным — я не слабак и не новичок в метании ножа.

Он остолбенел, а я, подскочив, всадил нож еще глубже, схватившись за рукоятку как раз в тот момент, когда он начал поворачиваться. С большим трудом мне удалось выдернуть нож. В этот момент мы стояли с ним лицом к лицу, наши глаза пронзали друг друга.

Хобак сделал попытку поднять ружье и вдруг произнес изумленно:

— Ты убил меня!

Я ответил:

— Угу… похоже на то.

Он повалился и, лежа на траве, все еще продолжал пристально смотреть на меня.

— Возьми мое ружье, — сказал он, — береги его… отличный бой.

Я подобрал его ружье и пошел через поляну. Добравшись до противоположного конца, я обернулся посмотреть на него. Он был мертв. Этому трудно поверить, но он был мертв.

На выходе из леса я увидел Джона Блэйка, склонившегося над Шеллетом. Краснокожий Майк и Мегари тоже рыскали здесь по кустам.

— Это Франк Шеллет, — сказал Краснокожий Майк. — Может, там есть еще кто-нибудь?

— Угу, — промычал я в ответ, — Датчанин. Если хотите встретиться с ним, лучше пойдите сами. Он не выйдет.

Они усадили меня на лошадь и отвезли в город, чтобы уложить в постель.

Еще только одно дело сделал я перед отъездом в Техас, если не считать того, что мы с Кэйт поженились. Мне не свойственно хвастовство, но двое людей, по-моему, должны были узнать о случившемся.

На блокнотном листочке я написал сэру Ричарду Сазертону: Англия, Сазертон-Мэнор. Второе письмо отправил полковнику Эдвардсу в вооруженные силы США. В каждом содержалось одно и то же незатейливое сообщение: «Сначала их было трое, теперь не осталось ни одного». Надеюсь, они поймут.

В Техас меня везли в медицинском фургоне вместе с Кэйт, но я надеялся, что опять сяду в седло, прежде чем мы пересечем долину Наций, и мир вновь предстанет передо мной, обрамленный с двух сторон конскими ушами.