/ / Language: Русский / Genre:adv_western,

Темный Каньон

Луис Ламур

Молодой ковбой Гейлорд Райли вынужден присоединиться к грабителям, спасаясь от мести, которая ему грозила. Через некоторое время по настоянию бандитов он оставляет воровское ремесло и покупает землю. Гейлорд мечтает о спокойной жизни и собственном доме. Но законы Дикого Запада суровы. Идет борьба за выживание. Слишком многим неугоден новый хозяин ранчо: для одного он конкурент, для другого соперник в борьбе за сердце прекрасной девушки, третий хочет нажиться, шантажируя Райли его прошлым.

DARK CANYON 1963 ru en Н. Макерова Roland ronaton@gmail.com FB Tools 2005-05-10 4052F9E0-05B4-4ED4-960C-E6C58B987F49 1.0

Луис Ламур

Темный каньон

Посвящается Кэтрин

Глава 1

Только на закате Джим Колберн добрался до лагеря, где укрылась его банда. Он был не один. Рядом скакал долговязый парень, узкобедрый, широкоплечий, но очень худой. Старый армейский кольт, болтавшийся на поясе, казался слишком велик для него.

Джим соскочил с седла и пристально оглядел приятелей, сидящих у костра.

— Это Гейлорд Райли, — представил он и тоном, не терпящим возражений, добавил: — Поедет с нами.

Продолжая помешивать бобы, Пэрриш поднял глаза, но ничего не сказал. Вивер собрался возразить, но, взглянув на Колберна, который в их шайке был признанным лидером и отличался крутым характером, решил промолчать, хотя и разозлился. Какого черта в самом деле! Сколько времени они работают вчетвером. Никого со стороны. Брались только за то, что наверняка могли выполнить своими силами. И вот на тебе! Кио бросил окурок и носком сапога вдавил его в землю.

— Привет, парень, — сказал он.

Ели молча. Когда ужин закончился, Райли встал и помог Пэрришу убрать посуду. Никто не проронил ни слова, пока Колберн не снял сапог и, потирая ногу, не заговорил сам:

— Я попал в переделку. Он меня вытащил.

На заре, проверив, нет ли поблизости незваных гостей, они тронулись в путь. Четыре опытных, матерых грабителя, съевших, как говорится, пуд соли вместе, и костлявый юнец на дохлой кляче. Кио — худощавый с виду, медлительный; Пэрриш — коренастый и молчаливый; Вивер — экспансивный, резкий, в то утро особенно злой; и Джим Колберн — их вожак и мозговой центр, прекрасно владеющий оружием, впрочем, как и все они.

Присутствие постороннего явно раздражало Вивера, но он молчал. Всадники остановились у ручья на окраине города.

— Разделимся, как всегда, — произнес Колберн. — Пэрриш останется с лошадьми. Вивер и Кио пойдут со мной.

Не повернув головы, Вивер спросил:

— А что будет делать этот?

— Он встанет у того большого тополя и подождет там, пока, возвращаясь, мы не проедем мимо. Если начнется пальба — прикроет нас.

— А выдержки хватит?

— Хватит! — Гейлорд смерил Вивера взглядом, но тот проигнорировал его ответ.

— Что ж, ты еще, слава Богу, никогда не ошибался, Джим, — сказал он.

И банда въехала в город.

Райли спешился, где ему указали, и сделал вид, что подтягивает подпругу у лошади. С этого места хорошо просматривалась улица, пустынная в столь ранний час. Банк находился в двухстах ярдах.

Когда Колберн, Вивер и Кио вышли из дверей и вскочили на лошадей, на улице по-прежнему не было ни души.

Бандиты проскакали полпути до того тополя, где их ждал Гейлорд, когда из банка с криками выскочил его владелец, в руках он держал ружье, которое тут же вскинул, чтобы выстрелить.

Гейлорду представился шанс, и он им воспользовался: прицелившись в перекладину коновязи перед банком, выстрелил. Во все стороны полетели щепки, и банкир ошалело кинулся назад, к дверям, чтобы укрыться.

Как только его новые товарищи пронеслись мимо, парень тоже вскочил в седло и помчался за ними. В этот момент на улицу начали выбегать люди.

Потом в городе долго шли споры: одни утверждали, что налетчиков было трое, другие точно знали, что четверо. Человека, укрывшегося под тополем в конце улицы, не заметил никто. Те же, кто видел парня, скачущего вслед за шайкой, скорее всего, подумали, что он пытается догнать грабителей.

Первую милю они неслись во весь опор, стараясь уйти как можно дальше. Увидев дюжину бычков, пасущихся у дороги, Райли сделал крюк и погнал их за скачущей четверкой, чтобы затоптать следы. Примерно через милю, выехав к ручью, налетчик отпустил бычков, и вся компания вошла в воду и направилась вверх по течению. Поднявшись по ручью с полмили, беглецы свернули к холмам. Преследователи так и не нашли их следов.

Добыча оказалась небольшой, и Вивер высказал недовольство, когда Райли досталась равная со всеми доля.

Кио сунул свои деньги в карман и грустно произнес:

— И чего мы не убили этого банкира?

— А какая в том надобность?

Эти четверо давно были неразлучны. Они вместе охотились на бизонов на равнинах западного Техаса, вместе перегоняли скот для таких компаний, как «Шанхай Пирс», «Гейб Слотер» и «Гуд найт». Сделать первый шаг за черту, которая отделяет законопослушных граждан от тех, кому закон не писан, их побудил обман при расчете.

Был среди подрядчиков некто Тоуб Вестон. Пользуясь небрежным отношением ковбоев к деньгам, он стал беззастенчиво надувать их, прикарманивая каждый раз по нескольку долларов. Эти доллары разожгли его аппетит, и он уже обсчитывал каждого, кто на него работал, за исключением Деуса Конрона, который являлся его крепкой правой рукой. Время от времени некоторые работники, умеющие считать, возражали. Если не удавалось их утихомирить словами, в ход пускалось оружие. А жадность Вестона все росла.

Когда Колберн, Кио, Вивер и Пэрриш нанялись к нему, они ничего о нем не знали. Только через четыре месяца, разобравшись в несложной арифметике Тоуба, решили расстаться с ним.

И тут выяснилось, что вороватый подрядчик обсчитал каждого из них на кругленькую сумму. Получалось, что два месяца ковбои трудились за здорово живешь. Парни предъявили счет Тоубу. У того не нашлось аргументов доказать, что все расчеты правильны, и тогда на сцене появился Деус. Кио, как и другие, был готов поспорить с этими двумя, но не с четырьмя ружьями, нацеленными на бунтовщиков из окон дома Вестонов.

— Не стоит поднимать шум, — остановил разгневанных друзей Колберн, и они уехали.

Укрывшись в горах, выжидали три недели и, когда Тоуб Вестон отправился в город в парадном черном костюме, поняли: их час настал. Ковбои внезапно появились на дороге из-за скал и забрали у своего обидчика то, что им причиталось, но в последнюю минуту решили, что накажут его по заслугам, если отберут все. Что и сделали.

Так все началось. И это случилось много лет назад. С тех пор они совершили много ограблений, и успех каждого зависел от тщательности подготовки и слаженности действий. Они мало говорили, потому что понимали друг друга не то что с полуслова — с полувзгляда. В их группе не было чужаков, пока Колберн не привел Гейлорда Райли.

Налет на дилижанс, следующий в Черный каньон, обычное для них дело, произошел через три недели после того, как к ним присоединился Райли.

На этот дилижанс частенько нападали. Возницы уже хорошо знали все опасные места и, минуя их, готовились дать отпор. Но Джим Колберн перехитрил всех. Он остановил дилижанс в чистом поле, на ровной как стол местности, где не было укрытий и никто не ожидал налета.

Фургон, не спеша движущийся по дороге, поднимавший облачко пыли, возница заметил за милю. Когда фургон приблизился, стало ясно, что им правил худой долговязый парень в фермерской соломенной шляпе, рядом с ним сидел закутанный в одеяло старик. Парень придерживал его рукой, чтобы тот не свалился.

Дилижанс замедлил ход, чтобы разъехаться с фургоном, и тут старик поднял слабую руку, сигналя вознице остановиться.

Он остановился, и высокий парень помог старику спуститься на землю. Один из пассажиров вышел поддержать пожилого человека, и тогда старик выхватил из-под одеяла шестизарядный револьвер.

Еще двое нападающих скатились из-под брезента, — злополучный дилижанс был ограблен бандитами еще раз. Позже по крайней мере двое из пассажиров утверждали, что простоватый парень — пленник из фермеров. Со своим фургоном и шляпой он никак не мог быть налетчиком. И выглядел очень напуганным. Или им так показалось.

Райли мало говорил и охотно брал на себя любые хозяйственные заботы, но его присутствие явно раздражало Вивера. Слоняясь по улице в Брэдшо, изучая тамошний банк, Вивер неожиданно сказал Кио:

— Надоел мне этот молокосос, зачем только Джим привел его?

— Он неплохой парень, оставь его в покое.

— Что-то в нем действует мне на нервы, — настаивал Вивер, — он нам не нужен.

— Не трогай его, — посоветовал Кио, — а то тебе накрутят хвост.

— Хо! — ответил Вивер презрительно. — У него еще молоко на губах не обсохло.

Кио стряхнул пепел с сигареты.

— Гейлорд настоящий ганфайтер.

— Он? Да я его…

— Будешь убит.

Вивер разозлился еще больше, но теперь его удивил Кио. Он был не дурак в этих делах, а кое в чем более сведущ, чем другие.

— Почему ты так говоришь?

— А ты понаблюдай за ним. Он следит за каждым движением, и его правая рука всегда свободна. Когда он берет что-нибудь, то делает это левой рукой. Приглядись.

Ворча, Вивер с ним согласился.

Когда банда пересекала границу, чтобы погулять на награбленное, Райли покупал напитки, но никогда не пил и вообще денег тратил мало. Вивер обычно спускал все за несколько дней, и Пэрриш тоже. Никто из них особой бережливостью не отличался.

Однажды утром, в трех милях от Ногалеса, в Соноре, Вивер вылез из-под одеяла весь разбитый после пьянки. Пэрриш готовил еду, Райли чистил ружье. Колберна и Кио не было.

— Вчера я слишком много принял — башка разваливается… — простонал он. — Пэрриш, нет ли у тебя чего-нибудь выпить?

Пэрриш отрицательно помотал головой, а Райли повернулся к своему скатанному одеялу и выудил бутылку.

— Опохмелись, — улыбнулся он, бросая ее Виверу.

Вивер вытащил пробку и отпил.

— Спасибо, Малыш, выручил.

— Возьми ее, — сказал Райли, — ты вчера так набрался, что я подумал, это тебе сегодня пригодится.

Позже, когда Райли уехал, Вивер заметил:

— Может, я несправедлив к парню?

— Конечно. С ним все в порядке, — ответил Пэрриш, передавая другу чашку кофе, — он хороший парень.

Вивер еще глотнул из бутылки, заткнул ее пробкой и спрятал. Казалось, он обдумывал слова Пэрриша.

— Вот именно, — наконец произнес он вслух, — в том-то и беда, что он хороший парень.

Глава 2

Как-то Колберн и Вивер остались в лагере вдвоем. Колберн брился. Нарушив молчание, Вивер спросил:

— Джим, что случилось в тот раз, когда ты подцепил Малыша?

Рассматривая щеку в зеркале, Колберн едва повернул голову, потом осторожно провел бритвой и, сполоснув ее, сказал:

— Играл в покер… Меня надули… Я поймал одного с лишней картой и попер на него… И сейчас же увидел два ствола, направленные мне в грудь. Все было за то, что меня прикончат. — Колберн некоторое время водил бритвой по щеке, затем продолжил: — Они издевались надо мной. — Их главарь, смеясь мне в лицо, заявил: «Спрячь свою пушку и убирайся отсюда. Всем известно, кто ты, и тебе не с руки жаловаться властям». — Он снова намылил подбородок. — Шулер тоже вытащил свой шестизарядник, втроем они загнали меня в угол. Я оказался в безвыходном положении, хотя не сомневался, что передо мной — трусливые хвастуны. Но в тот момент только дурак мог не считаться с ними. К тому же я уже здорово надрался и был не в форме. Конечно, я вел себя не лучшим образом, и они наверняка отправили бы меня на тот свет, но я захватил бы с собой по крайней мере двоих из них. — Он опять принялся бриться… Через минуту добавил: — Я так им и сказал: мол, сами напросились, наставили на меня свои железки и думаете, что отступлюсь. Как бы не так! Не все такие жалкие трусы, как вы. — Он усмехнулся. — И они испугались, я это видел. Не ожидали, что дам отпор при таких неравных шансах. Вот тогда заговорил Малыш. Там было еще четверо или пятеро. Малыш стоял у бара. Он сказал спокойно, держа в руке револьвер: «Верните деньги или будете иметь дело со мной». — Колберн подправил бритву. — Клянусь, они взмокли. Да и я тоже. Тогда-то и протрезвел. Три ствола, нацеленные на меня, показались чертовски большими. — Дело в том, что они знали Малыша. Не могу понять почему, картежники явно не хотели иметь с ним дела, а он был настроен на драку. И тут со словами: «Возьми их и убирайся!» — игрок кинул мне мои деньги, потом обратился к моему неожиданному защитнику: «Райли, ты просто набиваешься на то, чтобы тебя прикончили». А Малыш в ответ: «Может, сейчас попробуешь?» Но никто не принял его предложения. Когда я выбрался оттуда, то пригласил его с собой. Он был свободен, и я не мог оставить его там после того, что случилось.

— Конечно, не мог! — Вивер помолчал. — Джим, — наконец заговорил он снова, — ты был со мною терпелив. Парень действовал мне на нервы, и потребовалось время, чтобы все понять, но сейчас я знаю: он не наш, Джим. Совсем другой.

Закончив бритье, Колберн вымыл бритву и кисточку.

Вивер поднялся и обошел вокруг костра.

— Джим, никто из нас не родился преступником, ни ты, ни я, ни другие. Мы были ковбоями, и нам надо было ими оставаться. Но из песни слов не выкинешь, мы стали бандитами, мы грабили по всей стране. Хотя и было время, когда я здорово стыдился этого. Прошли годы, и что мы имеем теперь? Ни дома, ни клочка земли, который могли бы назвать своим. Погони, перестрелки, волчьи норы, а раздобудем несколько долларов — тут же спускаем их и оказываемся на том же месте, с которого начинали. Ладно, с нами все ясно. Но эта жизнь не для Малыша. Он как раз там, где мы были пятнадцать лет назад. Оставшись с нами, через пятнадцать лет окажется там, где мы сейчас. Если, конечно, не схватит свинца, а шансов для этого больше, чем достаточно. Согласись, Джим, наш промысел становится все труднее. На Запад пришел телеграф. Скоро он будет повсюду. И блюстители закона действуют более организованно. Малыш должен выйти из игры, пока не поздно. — Вивер поднял руку. — Не говори, что не думал об этом. Сначала я решил, что ты его подстраховываешь, но затем убедился: намеренно оберегаешь. Пусть не подумают, что он из банды. По крайней мере, пока он не возразит…

— Чего же ты хочешь?

— Разреши мне поговорить с ним.

Спустя два дня они разбили лагерь на Соноре, в небольшой роще среди ив, тополей и дымных деревьев.

Вивер стирал рубашку, когда пришел Малыш и, стянув с себя свою, тоже принялся за стирку. Вивер взглянул на его худые загорелые плечи. На теле Гейлорда красовалось три шрама от пуль.

— Схватил-таки свинца, — заметил Вивер.

— Это еще когда был пацаном. Примерно за год до того, как покинул Техас. Отец имел в Бразосе клочок земли — два на четыре. Он хромал на одну ногу, память о перестрелке с команчами. Тогда же индейцы убили маму. У нас паслось небольшое стадо, и па собирался приобрести еще коров.

Однажды ночью какие-то люди попытались угнать наш скот. Мы помешали им. Они убили отца и ранили меня, но решили, что со мной тоже покончено.

Я дополз до хижины и кое-как перевязал рану — одну здесь, а вторую, ты ее не видишь, на ноге. Милях в трех-четырех от нас жил старый Тонкава, кое-как я вскарабкался на лошадь и поехал к нему. Оправившись от ран, взял дробовик отца и отправился на розыски.

Тонк выследил одного из тех парней. Наших коров уже перегнали через границу, и тот налетчик тратил деньги, которые ему не принадлежали. Я настиг его.

Вивер слушал, занимаясь своей рубашкой. Знакомая история. Сколько раз на границе совершалось такое беззаконие!

— Он все еще ездил на лошади с отцовским клеймом, и я назвал его вором. Конечно, вор полагал, что можно не церемониться с таким сосунком. И просчитался.

Когда Райли рассказывал свою простую безыскусную историю, Вивер ясно себе все представил, так как сам пару раз участвовал в подобных налетах.

— В ту ночь на нас напали пятеро. Двоих я еще не нашел. Но придет и их черед. Мой отец был мирным человеком, только иногда охотился, и в стрельбе не мог соперничать с бандой, что ограбила нас.

— Ты еще выслеживаешь остальных?

— На свете, кроме этого, есть немало дел. Я думаю о своем будущем. Но мне кажется, что придет день, и мы с ними встретимся. И тогда я скажу свое слово.

Вивер выполоскал рубашку и повесил сушиться на солнце, потом повернулся на каблуках и зажег сигарету.

— Райли, — начал он, — выслушай меня. У тебя в сумке спрятаны примерно шесть тысяч долларов… — Гейлорд ничего не сказал, но Вивер с удивлением отметил, как он вынул из воды правую руку. Малыш насторожился, и Виверу это понравилось. Он не любил самоуверенных юнцов и всегда предпочитал иметь дело со спокойными, осторожными и честными людьми. — Джиму около сорока. Пэрришу и мне — чуть меньше. Кио — тридцать два. Мы давно занимаемся незаконным промыслом, но это ровным счетом ничего нам не дало. И мы так и останемся нищими изгоями, когда состаримся и не сможем ездить верхом. — Райли ничего не ответил и начал выжимать рубашку. — Такая жизнь не принесет ничего хорошего. Джим Колберн умный, осторожный человек… И пока нам сопутствует удача. Но поверь, Джим тоже… боится!

— Джим? Он ничего не боится.

— Да, конечно, он не боится, но опасается неожиданностей. Нам слишком долго везет. Мы всегда хорошо готовимся, изучаем обстановку, но нельзя предусмотреть все. Ты засекаешь время, когда открывается банк и приходят служащие. Большинство людей верны привычке, действуют по устоявшейся традиции. Ну, а если человек что-нибудь забыл? Он забыл что-то сказать банкиру или ему понадобилась часть денег, которые он положил в банк. Он может вернуться.

Или, скажем, останавливаешь дилижанс. Предполагается, что на дороге больше никого нет. И вдруг из рейда возвращается военный патруль, или в дилижансе оказывается опытный стрелок. Неожиданность нельзя предусмотреть, Малыш, а она всегда может случиться. Да, до сих пор нам везло, и это само по себе уже предупреждение. Вот Джим и боится, и я тоже.

— К чему весь этот разговор?

— Речь о тебе, Райли! Оставь, пока не поздно, этот промысел. — Вивер подошел к своей седельной сумке, вытащил мешочек и бросил его Райли. — Там тысяча. Возьми ее, добавь к своим и купи несколько коров.

— Хочешь от меня избавиться?

— Угу! — Вивер тщательно втаптывал сигарету в песок, пока не загасил ее. — Ты не создан для грабежей и налетов, Малыш. Ты не любишь убивать, и это хорошо. Ты стреляешь, чтобы испугать, и прекрасно! Ограбь банк — будешь иметь дело только с законом, убьешь человека — его друзья станут преследовать тебя до конца жизни. Когда-нибудь мы попадем в переплет, и тебе придется убивать.

— Я сделаю то, что потребуется.

— Тебе пришлось убить несколько человек, но тогда ты был прав. Убивать вместе с нами — совсем другое дело. Совсем другое и с точки зрения закона. Ты сам скоро поймешь.

— А что скажет Джим?

— Он любит тебя… Любит как сына. Мы все будем рады, правда, Райли.

— Я не могу взять твои деньги.

— А я тебе их даю не просто так. Придет день, когда я не смогу взобраться на коня, тогда приползу к тебе и ты отведешь мне уголок в хижине на твоей земле и дашь кусок мяса.

Они вернулись к костру. По тому, как на них смотрели другие, Райли понял, что они ждут результатов разговора.

Колберн бросил Райли тугой мешочек.

— Там три тысячи, Малыш. Мы все участвуем. Это тебе на обзаведение.

Гейлорд подкинул на руке мешочек, потом поднял глаза.

— Это, правда, замечательно, просто здорово… Как и отец, я всегда мечтал о своей земле!

— Только вот что, Райли, — посоветовал Колберн, — там где поселишься, обязательно подай официальную заявку на воду, на всю воду, которую сумеешь найти. Поверь мне, размер и ценность ранчо зависит от запасов воды. Если бычок слишком долго добирается до ручья, где можно напиться, он теряет в весе.

— Ну ладно, — улыбнулся Гейлорд. Он оседлал лошадь, сел в седло и оглянулся на них. — Берегите себя и помните: мой дом — ваш дом, где бы я ни находился.

Молча они долго прислушивались к цокоту копыт его лошади, пока звук не замер вдали и не улеглась пыль. В ручье журчала вода, пробиваясь сквозь камни и корни растений.

Джим Колберн посмотрел вокруг с внезапно нахлынувшим отвращением.

— Дай Бог ему выбраться из этой трясины!

— Мне будет недоставать Малыша, — грустно обронил Кио.

— Вот и опять нас четверо, — подытожил Вивер.

Пэрриш не сказал ничего, только посмотрел вслед Малышу.

Глава 3

Когда Гейлорду Райли было шестнадцать, он две ночи провел у ручья в каньоне Фейбл. Стояла поздняя осень. Тихими холодными ночами звезды висели так низко, что казалось — их можно сбить палкой.

В его душу навсегда запало великолепие того огромного безлюдного края, красота и богатство его гор и каньонов. Он знал, что когда-нибудь вернется сюда. И вернулся!

Величие первозданной природы, безграничность неба и земли могли кого-то подавить и устрашить, но только не Гейлорда Райли. На возвышенности у подножия Свит-Алис-Хиллз, при самом входе в каньон Фейбл, он начал строить дом. С каждой стороны — на север, запад и юг — от его порога простиралась нетронутая земля. В пятнадцати милях текла полноводная река Колорадо. В обширной долине в несколько тысяч акров к северу он собирался пасти скот. На юг вплоть до пустыни Пейнтид тянулись островерхие хребты и каньоны, громоздились скалы.

Когда-то давным-давно на этой земле жили люди, но потом ушли. Скальные жилища превратились в руины, разрушилась древняя система орошения. Никто не мог сказать, почему первые поселенцы покинули столь благодатный край, почему никто не пришел на их место, хотя в последнее время ходили слухи, что индейцы из племени навахо стали заселять южную часть пустующей территории.

Расставшись с бандой Колберна, Гейлорд Райли только и думал об этом уединенном уголке. Можно найти пастбище и получше, выбор велик, но не для него.

Здесь были не только хорошие пастбища, но и лес для строительства. Но больше всего Райли привлекали бескрайние просторы, которые он так любил, отличная вода и никаких соседей поблизости. До ближайшего городка Римрок, возникшего менее года назад, — миль двадцать. Грубые, примитивные домики вдоль пыльной улицы, затененной тополями, да ряды магазинчиков с фальшивыми фасадами. Один доктор на всю округу, ни одного адвоката. Пять салунов, две хорошие поилки для скота, глубокий колодец и под каждой крышей — виски домашнего изготовления.

Поблизости от городка располагалось восемь процветающих ранчо. Их владельцы — банкир, священник да издатель газеты являлись сливками общества.

Самый большой и один из маленьких салунов в Римроке принадлежали Мартину Хардкаслу, крупному мужчине с тяжелым лоснящимся лицом, зализанными волосами и барменскими усами. Страт Спунер и Ник Валентц слыли завсегдатаями его заведений.

В городке и его окрестностях особым влиянием пользовались двое: Мартин Хардкасл и Дэн Шатток. Они были едва знакомы, при случайных встречах на улице раскланивались или перебрасывались словами в салуне. Однако с недавних пор все изменилось.

Внешне между ними сохранилось сдержанное дружелюбие, но теперь по вечерам Шатток не заходил в бар Хардкасла пропустить рюмку-другую или повидать друзей. Понемногу он перенес свою резиденцию в салун на другой стороне улицы. И те, кто хотел повидать Дэна, стали посещать его там.

Отношение Шаттока очень задевало Хардкасла, хотя он не сомневался, что Дэн никому не сказал о причине такой перемены, потому что в городе к Мартину по-прежнему с уважением прислушивались. Однако черта была проведена, резко и однозначно. Не то чтобы эта разделительная черта не существовала раньше, ее чувствовали все. Беда в том, что Хардкасл переступил ее.

В тот теплый и ясный воскресный полдень Мария, племянница Шаттока, поехала на ранчо «Бокс О» навестить Пег Оливер. Дэн Шатток сидел над бухгалтерскими книгами в комнате, которую называл своим офисом. На скамейке перед домиком для работников Пико плел уздечку из конского волоса.

Мартин Хардкасл въехал во двор в новом черном экипаже с красными колесами. Он был в черном костюме из тонкого сукна и белой накрахмаленной рубашке. Поперек груди на жилете висела тяжелая золотая цепь с зубом лося.

Пико не без любопытства наблюдал, как гость вышел из экипажа. Дверь ему открыл сам Дэн, высокий человек с тонкими чертами лица и копной седеющих волос. Он не знал, чего ему ждать, и выглядел озадаченным.

Хардкаслу было сорок пять лет. Крепкий, мускулистый, он весил двести пятьдесят фунтов.

Мартин умел хорошо держаться и временами являл образец обходительности и остроумия. Но сейчас он выглядел другим — резким, взвинченным, высокомерным.

Усевшись, Хардкасл сложил на коленях большие руки.

— Дэн, — начал он с места в карьер, — я богатый человек. Здоров. Никогда не был женат, но сейчас решил, что пора.

Тирада, произнесенная гостем, удивила Дэна. Шатток знал Хардкасла только как владельца заведения, куда он иногда заходил выпить, да по случайным встречам, естественным для жителей маленького городка. Еще больше поразился он, когда Хардкасл произнес фразу:

— Я решил сперва прийти к тебе.

— Ко мне?

— Да, Дэн. Видишь ли, я прошу руки Марии.

Подойди Хардкасл к нему и ударь по щеке, Шатток возмутился бы гораздо меньше, чем выслушав такое предложение.

Уже сам факт, что Хардкасл владел салуном, делал его человеком второго сорта для таких людей, как Шатток. К тому же многим, в том числе и Дэну, было известно, что Мартину принадлежит домик у реки, в котором заправляли три веселые девицы. Хардкасл же полагал, что об этом никто не знает.

Дэн Шатток резко поднялся.

— Нет, — холодно отрезал он. — Моя племянница не выйдет замуж за трактирщика, который еще и женщинами торгует. Убирайся отсюда! Если ты когда-нибудь осмелишься заговорить с моей племянницей, тебя публично высекут и выкинут из города.

Хардкасл побагровел, затем побледнел. Вскочив, хотел что-то сказать, но не смог. Руки его дрожали, глаза вылезли из орбит. Резко повернувшись, он вышел из комнаты и, спотыкаясь, спустился по лестнице. Сел в экипаж, взмахнул кнутом и выехал на дорогу.

Пико отложил уздечку и вошел в дом. Дэн сидел бледный и злой. Наконец справившись с душившей его злостью, вкратце передал разговор с нежданным визитером.

— Если он только подойдет к ней, убью! — пообещал Пико.

Спустя две недели Гейлорд Райли впервые появился в Римроке. Если бы Хардкасл был менее поглощен планами, как покончить с Дэном Шаттоком, он обратил бы внимание на незнакомца, который проехал мимо его салуна и спешился у банка.

А Страт Спунер заметил его. Он также оценил тяжелые седельные сумки, которые Райли снял с лошади и понес в банк.

Амос Барридж взглянул из-за конторки на запыленного ковбоя.

— Я хочу положить деньги, — сказал Райли.

Барридж показал на кассира.

— Это к нему.

— Я к вам. — Райли поднял сумки на конторку. — Хочу положить деньги. Не подскажете, где можно купить скот?

Амос заглянул в сумки. Там лежали десятки небольших мешочков, тщательно завязанных. Он открыл несколько и увидел золото в слитках, песке, монетах и туго свернутые банкноты.

— Тут много денег, парень. Как они тебе достались?

Гейлорд не ответил, и Барридж почувствовал себя очень неуютно под его тяжелым, пристальным взглядом. Его рассердило, что парень, которому на вид казалось немногим более двадцати, заставил его так смутиться.

— На ранчо «Бокс О» имеются лонгхорнские коровы на продажу, — сообщил он.

— Я хочу шортхорнских или белоголовых, — ответил Райли.

— Единственный в округе, у кого есть белоголовый скот, — Дэн Шатток. Но он не продаст, потому что ему стоило большого труда доставить коров сюда. Он считает, что они хорошо приживутся здесь, но никто другой так не думает.

— Я тоже думаю так.

— Тогда пригони их сюда сам. Шатток не продаст. На его ранчо «Лейзи Эс» готовы купить больше, чем у них есть.

Райли вышел на улицу. Стройный молодой человек в охотничьих штанах, выцветшей коричневой рубашке и черной шляпе сразу привлек внимание прохожих. Он немного помедлил и, будто счищая пыль с одежды, внимательно осмотрелся. Его цепкий, изучающий взгляд сразу охватил планировку города. Засек он и Страта Спунера, слоняющегося возле салуна Хардкасла, и едущую по мостовой коляску, которой правила девушка, и мексиканца — вакерос, скакавшего рядом с ней.

Перейдя улицу, Гейлорд направился к магазину «Эмпориум». Из головы у него не шел Спунер, занятие которого он определил с первого взгляда. Человек, болтающийся у салуна в такое время, когда любой наемный работник вовсю трудится, мог быть либо наемным убийцей, либо бандитом. Райли немало повидал на своем веку и чуял за милю людей такого сорта. Одни новенькие сапоги, которые стоили в два раза дороже, чем мог себе позволить простой ковбой, говорили сами за себя. В какой-то момент Райли почувствовал, что его персона заинтересовала незнакомца, и догадался почему.

Из салуна вышел Валентц и, взглянув на Гейлорда, спросил у Спунера:

— Кто это?

Поднимаясь на деревянный настил перед магазином, Райли слышал его вопрос.

Солнце сильно нагрело пыль на дороге и стены деревянных строений. Бревна их уже потеряли свежесть и при ярком свете казались белесыми. Райли постоял на тротуаре и снова огляделся. В конце концов это теперь его город. Здесь он будет торговать, получать почту… если она придет.

«Интересно, — подумал он, сдвинув брови, — можно ли тут купить газету?» И сразу увидел вывеску: «Римрок-Скаут. Новости. Мнения».

Райли подошел и открыл дверь. Ручной пресс, комплекты шрифтов, какое-то оборудование — в этом он не разбирался. Пожилой человек подошел к конторке и, вытирая руки о тряпку, улыбнулся.

— Здравствуй, сынок! Пришел за новостями или принес их?

Райли усмехнулся.

— Думал, вы продадите мне газету и позволите просмотреть несколько старых номеров. Полагаю, это самый лучший способ узнать город и округу.

Газетчик протянул ему руку.

— Рад, что ты собираешься стать одним из нас. Я Сэмпсон Маккарти, издатель, редактор и наборщик. Ты первый приезжий, у кого Достало ума прийти сюда и узнать обо всем из достоверного источника. Вот, пожалуйста. — Он указал на стопку газет на полке. — Все, что есть: тридцать шесть недель — тридцать шесть номеров. Бери когда хочешь, приходи в любое время.

— Меня зовут Гейлорд Райли. У меня ранчо отсюда к юго-западу.

— Там суровая, дикая земля, — заметил Маккарти. — В такую глушь редко кто забирается.

— Мне подходит. Мое дело растить скот. Визиты меня мало волнуют.

Райли взял пачку газет и сел за стол вполоборота к Маккарти, следя одновременно за тем, что происходит за окном. Идею об использовании газет он позаимствовал у Джима Кодберна. Тот хорошо знал, что из газет можно почерпнуть самые разнообразные сведения о состоянии местного банка или строгости властей.

К своему удовольствию Маккарти сразу отметил ту основательность, с которой его гость изучал полосу за полосой. Первое, что Райли сделал, это прочитал колонку деловых объявлений, сделав притом несколько записей. Затем взялся за местные новости и проштудировал их все одну за другой/

Работая, Маккарти поглядывал на Райли через плечо и, так как он знал каждый абзац в своей газете, легко определил, что интересует молодого человека.

Райли взял на карандаш сообщения о прибытии на ранчо Шаттока стада герефордских коров. А когда ему попалась на глаза история о том, что Спунер убил Била Баннера, он явно насторожился. Следующее, на чем он остановился, было ограбление, вернее попытка ограбления дилижанса в Пагос-Спрингс. Орудовали двое грабителей из банды Колберна. Один из них ранен.

Бегло просмотрев остальные местные новости, Райли наконец откинулся на спинку стула. Он уже вставал, когда дверь распахнулась и вошла изящная, хорошо одетая девушка в сопровождении мексиканца.

Маккарти вытер руки и вернулся к конторке.

— Здравствуй, Мария, рад тебя видеть. Привет, Пико! — Он повернулся и кивнул на Райли. — Мисс Шатток, Пико, познакомьтесь. Гейлорд Райли. Его ранчо находится к юго-западу отсюда, он здесь новичок.

Райли поднялся, внезапно чувствуя, что краснеет.

— Шатток? С ранчо «Лейзи Эс»?

— А, вы нас знаете?

— Только то, что вы разводите белоголовых коров. Я хотел бы купить несколько штук.

Красно-коричневое лицо Пико было непроницаемо, он внимательно разглядывал Райли. Этот парень, думал Пико, прошел огонь, воду и совсем не прост.

— Дядя Дэн и не подумает продавать, мистер Райли. Прежде всего потому, что ему стоило массу трудов доставить их сюда. Но вы можете поговорить с ним.

Купив газету, гости ушли. Райли повернулся к Маккарти.

— Я видел заметку в газете о перестрелке. Некто по фамилии Спунер… Не тот ли человек, который сидит возле салуна?

— Да, он. Лучше его не трогать. Если б вы прочитали старые газеты, то узнали бы, что два-три месяца назад он подрался и убил еще одного человека.

— Спасибо за информацию.

Маккарти наблюдал, как Райли вышел из типографии и пошел вниз по улице; опытный газетчик, работавший во многих городах Запада, был озадачен. Его новый знакомый совсем не походил на обычных фермеров. Хотя он и молод, но вовсе не робкого десятка, держится спокойно и уверенно. Его настороженность напомнила Маккарти таких ганфайтеров, как Эрп, Котрайт или Хикок, но он явно не из тех, о ком когда-либо слышал издатель.

Римрок был городом без секретов, и уже к вечеру старый газетчик знал о том, что побывавший у него молодой человек внес в местный банк десять тысяч долларов, а также нанял двух всем известных ковбоев. Первый — Круз, худощавый мексиканец, славился как прекрасный наездник и старательный работник. Дарби Луис часто слонялся без дела, но, когда за что-то брался, делал все отлично. Однако утруждать себя не любил.

Ресторан в Римроке был с претензией, его посещали многие жители городка и округи. В зале помимо обычных больших столов, за которыми обедало большинство горожан, стояло с десяток маленьких столиков, на четыре персоны каждый. По неписаному закону за них садились немногие: Мартин Хардкасл, Амос Барридж, Шатток с Марией и кое-кто еще.

Гейлорд Райли выбрал именно такой свободный столик, так как не хотел, чтобы ему задавали вопросы или втянули в беседу. Ему хотелось побыть одному, чтобы обдумать случившееся и разобраться в том, что он узнал за день.

Больше всего его волновало сообщение о попытке ограбления в Пагос-Спрингс. Если информация верна, то кто-то из банды Колберна ранен, возможно, серьезно. Вдруг им нужны еда, укрытие, медикаменты?

Он сидел один и ел. За столиком рядом устроились Мария и Пико.

Райли расположился так, чтобы видеть двор, он ждал шерифа. В колонке новостей прочитал, что раз или два в неделю шериф Ларсен ужинает в ресторане и часто заходит сюда пить кофе. Рано или поздно они должны познакомиться, лучше, чтобы встреча состоялась теперь.

Пико взглянул на Марию.

— Новый кавалер? — произнес мексиканец лукаво, махнув головой в сторону новоиспеченного скотовладельца.

— Пико, когда ты перестанешь пытаться выдать меня замуж?

— Твой дядюшка человек занятой, он хорошо разбирается в коровах, но не в женщинах. Твоя мать и тетя умерли. Кто же, кроме Пико, позаботится о тебе?

Открылась дверь, и в зал вошел Мартин Хардкасл. Райли заметил, каким взглядом тот окинул Марию и как напрягся Пико; затем мексиканец постепенно расслабился, как расслабляется при виде змеи большая кошка — она спокойна, но готова к прыжку.

Отметив про себя присутствие Райли, Хардкасл прошел к незанятому столику и сел лицом к Марии, пожирая ее глазами. Этот сильный мужчина так беззастенчиво откровенно смотрел на девушку, что Гейлорд почувствовал раздражение. Она же, казалось, ничего не замечала, но сказать это с уверенностью было нельзя.

Вскоре появился и Маккарти, который обычно ужинал один в своей холостяцкой каморке. Сегодня он решил потратиться ради того, чтобы узнать последние новости. Шестым чувством, свойственным журналистам и служителям закона, старый газетчик почуял грядущие неприятности, еще не зная, где и когда они произойдут. Спокойный, дружелюбный Маккарти знал тут всех. Проходя мимо Райли, он задержался.

— У меня идея, как вам помочь. Если Шатток не согласится продать своих коров, почему бы вам не попытаться приобрести их на севере? Я слышал, что у тех, кто перегоняет скот по Большому пути, всегда есть небольшое стадо на продажу.

— Присаживайтесь, — предложил Райли.

Издатель сел, положив руки на стол.

— Иногда ковбоям не хватает денег и продовольствия, вот они и готовы сторговаться с тем, кто к ним обратится.

— Спасибо, я попробую.

Дверь опять открылась, и вошел еще один посетитель — светловолосый с проседью, на его массивном скуластом лице под густыми бровями щурились глубоко посаженные маленькие голубые глазки. Он был невысок, коренаст и двигался с обманчивой медлительностью. На жилете под пальто Райли заметил блеснувший значок и замер, догадавшись, что это и есть шериф Эд Ларсен.

Ларсен оглядел зал и несколько раз кивнул. Наконец глаза его остановились на Райли, но только на мгновение, с него он перевел взгляд на Маккарти.

— Привет, Мак, — произнес шериф низким, глубоким голосом. — Опять чуешь неприятности? — Он говорил с сильным акцентом.

Маккарти передернул плечами.

— Сам знаешь, что чую. Можешь смеяться, коли хочешь, но они грядут.

— Я не буду смеяться. Она направляется сюда.

— Беда?

— Банда Колберна.

Глава 4

Шериф медленно перевел голубые глаза на Райли.

— Ты знаком с бандой Колберна?

— Я из Техаса.

— Он приезжий, Эд. Новый человек. Его ранчо к юго-западу отсюда. Хочет купить белоголовых коров. Я ему говорил, что можно попытаться приобрести их у перегонщиков на Большом пути.

— Да, они продают скот. Эти герефордские коровы очень хороши. — Ларсен взял чашку кофе, которую официантка поставила на стол, и положил в нее большую ложку меда. — На Западе земля суровая. Думаешь, они приживутся?

— Там есть луга, где можно накосить сена на зиму, и полно кормов на высоких плато. Я не спешу: хочу завести хороших производителей. Чтобы получить первоклассное стадо.

— Овцы. Думаю, лучше вкладывать деньги в овец, чем в коров, — заметил Ларсен.

— Я ничего не понимаю в овцах.

Ларсен задумчиво посмотрел на Райли, потом сказал:

— Ты должен хорошо изучить свой район. Его мало кто знает — неосвоенная земля.

— Мне было лет шестнадцать, когда я впервые попал в эти края. Два дня провел у ручья, где сейчас поселился. Не мог забыть красоту этого места.

— У какого ручья?

Избежать ответа на прямой вопрос нельзя, и Гейлорд ответил:

— На уступе Свит-Алис-Хиллз, в самом начале каньона Фейбл.

Ларсен удивился. Очевидно, название ничего не говорило Маккарти, но старый швед покачал головой и пробормотал:

— Далеко забрался. Это совсем дикое место. Туда никто не заглядывает. Высоко, очень высоко.

— Мне нравится открывающийся оттуда вид.

Ларсен кивнул:

— Да, вид неплохой.

Райли насторожился. Старик не глуп и, если знает Свит-Алис-Хиллз, значит, несмотря на его обманчивую медлительность, ездит по округе больше, чем можно предположить.

Время от времени молодой человек поглядывал на Марию, сидевшую за соседним столиком. Хорошенькая девушка. Но не только ее красота привлекала его внимание. Их глаза встретились дважды, что не ускользнуло от Пико.

— Ну что, Пико, — поддразнивала Мария, — как насчет новичка? Не одобряешь?

Мексиканец пожал плечами.

— Я не знаю его, чикита note 1, но уверен, что много времени проводит в седле. И не глуп.

Гейлорд опять подумал о банде Колберна. Ребятам наверняка нужна помощь. Прежде всего необходимо надежное укрытие. В каньонах вблизи его ранчо полно таких мест. К ним сотни подъездов. Не зря же он выбрал Свит-Алис-Хиллз.

Ларсен продолжал что-то говорить о скоте, ценах и кормах. Вдруг он пристально взглянул на парня.

— Ты сегодня накупил цветочных семян в лавке?

— Да.

— Молодец. Хорошо разводить цветы. У меня есть розы. Приходи как-нибудь, покажу. Мне кажется, если человек посадит деревья и цветы, он останется жить возле них. — Ларсен медленно поднялся и протянул руку. — Некоторые цветы приживаются здесь отлично, другие не очень. Но мы должны предоставить им шанс.

Когда шериф ушел, Райли подумал, нет ли в его последних словах какого-то иного смысла, скрытого намека. Не хотел ли Ларсен сказать, что он, Гейлорд, должен использовать свой шанс на этой земле? Или ему это только показалось?

Но в одном он был теперь уверен: чем дальше будет держаться от Ларсена, тем лучше.

На следующее утро он купил трех вьючных лошадей. Когда грузили на кобыл закупленные припасы, на улице появился высокий седой всадник на гнедом коне с клеймом ранчо «Лейзи Эс». Дэн Шатток — догадался Гейлорд и вышел ему навстречу. Мужчина остановился.

— Я хочу купить белоголовых коров, говорят, они есть только у вас.

Приезжий кивнул.

— Да, есть, но я не продаю их. — Его холодные голубые глаза изучали Райли. — Имей в виду, сейчас мое стадо единственное во всей округе. Если ты приобретешь ту же породу, держи свой скот подальше от моего. Не хочу неприятностей.

Райли почувствовал, как в нем поднимается гнев, и ответил твердо:

— Я куплю белоголовое стадо и буду держать его на пастбищах, которые выбрал. А возникнут трудности, будьте уверены, сумею с ними справиться. — С этими словами резко повернулся и, не глядя на Дэна, пошел к навьюченным лошадям.

Застыв на месте, Круз наблюдал за тем, что происходило на улице.

— Не делай его своим врагом, амиго, — шепнул он. — Дэн хороший человек, но с гонором и своевольный.

— Пошел он к черту! — отрезал хозяин и занялся лошадьми.

Из салуна вышел Мартин Хардкасл, кивнул Крузу и посмотрел на Райли.

— Когда кончишь грузиться, заходи выпить, — пригласил владелец бара.

День был теплый, солнце ласково пригревало. Немного проехав вперед, Шатток остановился перед салуном «Бон тон» и спешился. Здесь он встретил доктора Бимэна, они побеседовали о чем-то, и оба вошли в заведение.

Закончив сборы в дорогу, Гейлорд пригласил Круза в салун.

— Пойдем посмотрим, что у него там есть.

Круз не любил Хардкасла, поэтому отрицательно покачал головой.

— Если сеньор позволит… Есть девушка, с которой я должен попрощаться…

— Конечно.

Когда Райли вошел в зал, Хардкасл поставил на стойку бутылку.

— Угощаю, рад приветствовать нового жителя этой земли.

Спунера в салуне не было. В какой-то момент Гейлорд почувствовал на спине чей-то пристальный взгляд и обернулся. За дальним столиком, развалясь, сидел плотный, неопрятный человек, Ник Валентц, который тут же отвел глаза. Где он мог видеть его раньше?

Хардкасл наполнил стаканы.

— Шатток сложный человек, — доверительно сообщил он, — с большим самомнением.

Его гость лихо поднял стакан и со словами «Ну, будем!» залпом осушил его. Мартин явно что-то замышлял, и Райли хотелось узнать, что же именно.

— Могу помочь достать белоголовых коров, — начал тот. — Не много, но достаточно, чтобы заложить стадо.

— Герефордских?

— Да. Пригонишь стадо с Моаба, там около тридцати голов.

— А бык есть?

— Конечно.

— Сколько это будет стоить?

Прежде чем ответить, Мартин вынул из жилетного кармана сигару, откусив кончик крепкими белыми зубами, с минуту рассматривал ее, потом покатал во рту и наконец чиркнул спичкой.

— Пять долларов за голову, — произнес он, многозначительно глядя на Гейлорда, и добавил: — Если будешь пасти свое стадо на месте между ручьями Индиан и Коттонвуд.

Райли всегда отличался любознательностью, поэтому поинтересовался:

— Чьи это пастбища?

— Общие.

Предложение явно было подозрительным, уж очень низка цена.

— Не-ет! Слишком далеко от моего ранчо, — отказался Гейлорд. — А сколько будет стоить такое стадо при других условиях?

— Ты зря отказываешься. Предложение стоящее и пастбище отличное.

— Согласен, очень заманчивое. Только кому вы хотите насолить?

Хардкасл колебался. Парень совсем не дурак, но как далеко он готов зайти, чтобы добыть стадо белоголовых? И все же Мартин решил не открываться.

— Забудь об этом. Ты можешь купить стадо и по двадцать долларов за голову. Мне просто хотелось проучить Шаттока. Он считает, что только ему во всей округе по плечу иметь герефордских коров.

— Я, может, и не против, но мои пастбища далеко отсюда, — примирительно сказал Райли. — А по двадцать долларов за голову я куплю.

Хардкасл пожал плечами.

— О'кей, ты прав. В любом случае это была глупая затея. — Он положил сигару и взял ручку. — У тебя работает Дарби Луис. Он знает, где находится это стадо. Пошли его. Самому нет нужды туда ехать.

Новый поворот дела вполне устраивал Райли. Теперь он хотел как можно скорее вернуться к себе в каньон Фейбл.

— Ты пошлешь Дарби, я дам ему в помощь одного из моих работников.

— Хорошо! — Гейлорд поставил на стойку стакан и посмотрел Мартину прямо в глаза. — Только одно условие, мистер Хардкасл. Я не знаю вас, а вы меня. Мистер Барридж, что из банка напротив вашего салуна, подтвердит вам, что у меня есть деньги. Но когда придет стадо, я хочу получить купчую и иметь четкие клейма, понимаете?

Мартин Хардкасл не любил, чтобы ему ставили условия. В нем поднималось раздражение, но он подавил его.

— Конечно. Наша сделка совершенно законна.

— И никакого скота, который когда-либо принадлежал Шаттоку.

— Шатток никогда не видел этих коров.

— Прекрасно. По рукам.

Пока Райли шел к выходу, Хардкасл провожал его долгим взглядом. «Вот ты и попался, молодой мудрец», — думал он.

С того момента, как Райли появился в городке и проявил интерес к белоголовым коровам, Хардкасл увидел в нем орудие для сокрушения Дэна Шаттока.

В общем, Мартин Хардкасл был человеком трезвомыслящим и не глупым. Но подобно многим, кому достаточно долго сопутствовал успех, он уверовал в свою абсолютную непогрешимость и считал, что все его решения и поступки безоговорочно правильны. Мартин свирепел, если кто-нибудь становился на его пути. Удача, как ни странно, не изменяла ему до того дня, когда он пришел к Дэну Шаттоку свататься к Марии. Разозлил его не столько отказ, сколько то невероятное изумление, с которым Шатток встретил его предложение. Мартин полагал, что о его домике у реки никому не известно, и за те месяцы, пока он таращился на Марию, уверовал в то, что в его намерении нет ничего невозможного. В конце концов он богатый человек, и уж если на то пошло, так же богат, как и Шатток, а вдвоем они могли бы контролировать всю округу. Наблюдая за Марией, встречаясь с ней то тут, то там в городке, он убедил себя в том, что его присутствие кое-что для нее значит. Себя же всегда считал красивым мужчиной и каждый раз с удовольствием разглядывал свое изображение в зеркале. Так почему бы не увлечься им? А в их захолустье если не она, то кто же еще?

С того времени, когда на улицах Нью-Йорка Мартин выступал за Тома Пула, он неуклонно поднимался по лестнице успеха. Его не волновало, что некоторые ступени устилали трупы тех, кто попадался ему на пути. Крепкими кулаками и собственной головой прокладывал он себе дорогу. Подкупленный избиратель и наемный громила стал ночным сторожем в игорном доме, потом игроком, хозяином борделя и наконец владельцем собственного игорного заведения.

Понимая, что более могущественные воротилы не дадут ему развернуться в Нью-Йорке, Мартин уже подыскивал местечко, где бы мог безоговорочно выйти на первые роли в обществе, но смерть человека, которого он ограбил, сделала его отъезд безотлагательным. Он перебрался в Питсбург, затем оказался в Сент-Луисе, Новом Орлеане и, наконец, по железной дороге двинулся на Запад, где в отдаленных городишках содержал игорные заведения.

Внезапное рождение Римрока дало ему шанс: он поселился в нем, открыл свой салун, потом приобрел еще один и быстро преуспел. Салуны всегда были переполнены, а в домике у реки кипела бурная жизнь, там же совершались умопомрачительные земельные сделки. Хардкасл купил платную конюшню, мясную лавку, магазин. Немного занимался куплей-продажей скота, а позади конюшни держал корраль, где каждую неделю проходили аукционы по продаже животных.

В тот день Мартин покинул ранчо Дэна Шаттока, дрожа от ярости, которая постепенно переросла в ненависть. Стремление завладеть Марией не оставляло его ни на минуту.

Конечно, девушка не знала о его встрече с Шаттоком, и он был уверен, что Шатток не расскажет девушке о ней. Несмотря на это, решил при первой возможности объясниться с Марией.

Мартин был неглуп и понимал, что Шатток не бросал слов на ветер, когда грозил ему публичной поркой, если он заговорит с Марией.

Значит, чтобы заполучить Марию, ему надо сокрушить Дэна. Но только не своими руками! Орудием для уничтожения ненавистного гордеца послужит молодой скотовод с его белоголовым стадом.

Когда Райли покинул салун, Валентц подошел к стойке.

— Где-то я видел этого господина раньше, не могу только припомнить, где.

— Когда вспомнишь, — сказал Хардкасл, — приходи ко мне. И никому, кроме меня, ни слова.

Валентц очень удивился, потому что Райли не показался ему такой важной птицей. Он принял наполненный стакан, оперся на стойку и попытался сосредоточиться. Как только он увидел Райли, сразу узнал его. Несомненно, тот очень изменился. Был тогда моложе. Кто же он? Ответ на вопрос крутился где-то совсем близко, но никак не давался.

Но не только Хардкасл строит в этот момент свои каверзные планы. В городке был еще человек, вынашивавший неожиданный для всех проект, — Страт Спунер, разгуливающий напротив салуна.

Глава 5

Только к вечеру маленький караван Гейлорда прибыл на ранчо. Дорога была долгой и трудной и порядком вымотала всех, но последние мили Райли прибавил шагу, поскольку стремился добраться до дома засветло. Надо успеть осмотреть местность и выяснить, не заезжал ли кто без него. За последние годы жизнь его совершенно переменилась. С полным основанием он считал себя законопослушным гражданином, но его друзья были преступниками, оказались в тяжелейшем положении и как никогда нуждались в его помощи.

На ранчо ничего не изменилось. Вместе с Крузом Райли поднялся на плоскую возвышенность и осмотрелся. Но кроме следов оленя и крадущегося за ним кугуара — горного льва, ничто не привлекло его внимания. Правда, они немного задержались на вершине, чтобы полюбоваться красотой заката.

Низкая, поросшая осинами и соснами гора Свит-Алис-Хиллз закрывала вид на восток. Но на западе и севере земля была словно в огне… Заходящее солнце озарило колдовским светом фантастическое нагромождение розовых и красных скал. Среди них темные полосы каньонов, как черные пальцы, тянулись к реке Колорадо.

С изумлением, не отрывая глаз, разглядывал Круз захватывающую картину, открывшуюся перед ним, потом перекрестился.

— Это дьявольская земля! — прошептал он. — Я слышал о ней, но не представлял себе ничего подобного!

— Мы на высоте в восемь тысяч футов, — тихо сказал Райли. — Здесь я начал строиться, здесь буду жить. Внизу перед нами каньон Фейбл, там есть где укрыться скоту в самое суровое зимнее время. Остальное время стадо будет пастись на плато или в долине, к северу. Там тысячи акров зеленых лугов, но нельзя держать слишком много животных — пастбища могут истощиться. Я видел такое: они зарастают чертополохом и полынью, не пригодными на корм. Слева плато Темного каньона. Оно простирается на сотни миль. Справа — вершина Уайлд-Кау-Пойнт. К северу — долина, с выходящими в нее каньонами. Там есть ручьи, и мы поставим пару небольших плотин для сбора воды, стекающей с гор. Белоголовые не дадут стаду разрастаться. Каждая корова этой породы нагуливает мяса гораздо больше, чем лонгхорны. В общем, герефордские — самые подходящие для этих мест. Они лучше развиваются, когда двигаются, добывая еду, и хорошо переносят здешние погодные условия.

«Джим Колберн, — подумал Райли, — знает об этом месте; если его вынудят обстоятельства, найдет сюда дорогу и придумает, как дать о себе знать».

Гейлорд посмотрел на Круза. Ему нравился этот стройный, тонкий, как кнут, мексиканец. Парень все подмечал, охотно и хорошо работал и был полной противоположностью Дарби Луиса, который уехал в Моаб за скотом.

Луис тоже был опытным ковбоем, но легкомысленный и импульсивный он принадлежал к числу тех, кто в один прекрасный день может бросить работу и поехать в город просто потому, что устал или у него накопились деньги. К тому же он слишком любил поговорить. Качество уже вовсе не желательное, если учесть, каких визитеров ожидал Райли.

Они сняли с лошадей поклажу и разбили лагерь. Снова и снова мексиканец осматривал местность и наконец произнес:

— Да, здесь очень красиво, амиго. Ничего удивительного, что тебе нравится этот край.

Они расположились на поляне, под деревьями, оттуда хорошо просматривалась вся округа и дорога, по которой они приехали сюда. Рядом темнели стены дома, который возводил Райли. Их лагерь находился в нескольких ярдах от сооруженного им из жердей корраля. Там они оставили лошадей.

Догадывался ли шериф Эд Ларсен, что Гейлорд был одним из шайки старого Колберна? Почему он старался казаться простачком, хотел сделать вид, что прошлое забыто? Райли не мог попасться на эту удочку, но беседа в ресторане не давала ему покоя.

Поутру он первым вылез из теплой постели на холод, разворошил угли в костре и поставил кофейник. Звенящий воздух был неправдоподобно прозрачен; каждый звук разносился в нем очень далеко.

Поднялся и Круз, быстро оделся и пошел к корралю. Молча оседлал лошадей и вернулся к костру. Пока готовился завтрак, Райли осматривал местность. Дважды он видел вдалеке какое-то движение. В одном случае он был уверен, что перед ним бегущий олень. Во втором — что-то промелькнуло слишком быстро. Райли показалось, что это человек, но сказать определенно не мог.

Пока Круз наводил порядок в лагере, Гейлорд обошел холм в поиске новых следов, но ничего, кроме того, что заметил накануне, не обнаружил. Но зато нашел еле заметную древнюю тропу, которая, очевидно, вела на вершину Свит-Алис-Хиллз, расположенную пятьюстами футами выше ранчо. Он запомнил тропу и при случае решил проехать по ней.

Весь долгий день они пробирались в долину, где предполагали пасти скот, ехали вниз по каньону Фейбл, потом по заросшей тропе через перевал Уайлд-Кау-Пойнт. Пересекли два ручья, открыли родник и наметили пару мест для устройства небольших запруд.

На юг от ручья у входа в каньон Райли вдруг увидел следы подкованных лошадей. Не желая привлекать к ним внимание, он только мельком глянул на них, определив, что прошло не менее шести животных, повернулся к мексиканцу, находившемуся от него в нескольких десятках футов слева и ни о чем не подозревавшему. Вместе они двинулись вверх по каньону, обратно на свое ранчо.

Шесть лошадей — четыре всадника и два вьючных животных? Или вооруженный отряд в шесть человек, посланный шерифом? Следы были свежие, оставленные, скорее всего, утром, на заре… Возможно и позже. Круз не глуп, если увидит эти отпечатки, то заинтересуется ими.

— Завтра, если не возражаешь, займемся домом, — сказал Райли и посмотрел на своего помощника. Многие ковбои не брались за работу, если ее нельзя было сделать прямо в седле, такое предложение даже обижало их.

Хотя Райли и беспокоился о Колберне и остальных, но строительство своего собственного дома его увлекло по-настоящему. Никогда в жизни он не имел нормального жилья. Костер под открытым небом — вот все, на что можно было рассчитывать. Теперь же из бревен, которые он заранее заготовил, складывались стены его дома, где он надеялся счастливо прожить свой век.

Захваченный этой мыслью, Гейлорд трудился как одержимый, беспрестанно подгоняя себя, пока наконец Круз не выпрямился и не отошел.

— Надо оставить что-то и на завтра, амиго, — сказал он мягко.

— Конечно! — Райли разогнулся и смущенно посмотрел на Круза. — Это потому, что у меня никогда не было своего дома.

— А-а! — мексиканец закурил. — Тем более есть причина строить хорошо, раз строишь надолго. — Заметив волдыри на ладонях хозяина, сказал: — Мне кажется, ты давно не работал руками, амиго.

Райли не стал ни отвечать, ни объясняться. Круз все замечал, и чем дольше Гейлорд работал вместе с ним, тем больше он ему нравился.

На третий день они опять выезжали вместе, Гейлорд метким выстрелом уложил бегущего оленя. В тот вечер они долго разговаривали у костра, и молодой хозяин ранчо получил еще кое-какую информацию к той, что вычитал из газет в офисе «Римрок-Скаут». Понемногу картина общественных отношений в городе прояснялась, стали вырисовываться три главные фигуры: Дэн Шатток, Мартин Хардкасл и шериф Эд Ларсен.

Райли мысленно рассортировал их, приклеил ярлычки, снова перетасовал, внимательно изучая. Ибо он был темной лошадкой в незнакомой стране, где надеялся прожить целую жизнь, а эти трое могли принять участие в его игре. Так что узнать и понять получше оказалось жизненно необходимо.

Кое-чему он научился у Джима Колберна. Успех его банды зависел не только от тщательно спланированных налетов и молниеносных исчезновений, но и от знания людей — служащих банков, возниц дилижансов. Кто станет рисковать? Заботится ли этот о репутации? А у того шалят нервы? Зол на жену и готов выплеснуть злобу на любого? Осторожен ли? Или безрассуден? У кого есть семьи?

Сейчас Райли мысленно изучал наметившуюся троицу, по крупицам собирал в памяти все, что о них успел узнать.

Шатток — человек с развитым чувством чести. Он гордится своим происхождением, обширными землями, белоголовым стадом, своей племянницей.

Мартин Хардкасл. Прежде всего честолюбец, обуреваемый непомерными амбициями. Самоуверенный. Жаждет власти и известности.

Шериф Эд Ларсен. Мудр. На Запад приехал еще ребенком, осторожен и смел. Такие шли через равнины, толкая перед собой ручные тележки со скудными пожитками…

Пока Райли у себя на ранчо вел эти изыскания, в Римроке вокруг салуна Хардкасла слонялся Страт Спунер, вынашивая свои планы. Время от времени он покидал городок с какими-то тайными поручениями.

Костлявый верзила Спунер был страшным грязнулей, носил засаленные рубашки, а свои босые ножищи засовывал прямо в сапоги, не утруждая себя стиркой носков. Только до известной степени он являлся человеком Мартина Хардкасла. На Западе в то время частенько встречались наемные всадники с феодальными замашками. Они отличались ярой преданностью клану, клейму и хозяину. Страт не принадлежал к их числу. Он был вором, убийцей, промышлявшим кражей скота. Словом, Страт Спунер — опасный бандит, верный только самому себе, который служил, но служил за деньги, ставя при этом еще и определенные условия. Спунер в глубине души презирал тех, кому служил, но с Хардкаслом у него складывались особые отношения. Он знал, что владелец салуна опасный человек. На свою беду Страт понятия не имел, что Мартин проявлял интерес к Марии Шатток. Правда, если бы и знал, то это едва ли что-то значило.

Спунер вожделенно желал Марию, хотя отлично понимал, что его похотливая страсть грозит ему смертью. Он достаточно хорошо знал нравы городов Запада. За покушение на честь женщины там вешали без суда и следствия.

К тому же, рядом с девушкой всегда был старый Пико. Суровый мексиканец отлично владел оружием и, обладая развитой интуицией, умел угадывать, что можно ждать от другого человека.

А Мария Шатток была не просто хорошенькая девушка, а умная и с характером. Природа одарила ее особым женским обаянием, которое волновало каждого мужчину, смотревшего на нее.

Пока Хардкасл обдумывал срои грандиозные проекты, как завладеть Марией, Страт Спунер сидел перед его салуном и мечтал о своем. Он не собирался строить хитроумные ловушки и западни, ничего не рассчитывал, он приготовился ждать и наблюдать, а подвернется случай, — уж будьте покойны, своего не упустит.

Без каких-либо приключений Дарби Луис вместе с двумя работниками Хардкасла пригнал в Римрок из Моаба тридцать две белоголовые коровы и теперь устраивал их на ночлег на небольшой лужайке неподалеку от городка. Стоя в дверях салуна, Хардкасл видел, как Луис въехал в город.

Со своим заданием ковбои управились быстро, быстрее, чем Мартин ожидал. Теперь, с их прибытием, он может начать осуществление первой части своего плана. Если все удастся, Дэн Шатток будет разорен и уничтожен, и Мария обрадуется любому, кто возьмет ее замуж.

Характер Хардкасла не допускал полумер. Когда он хотел сокрушить врага, то делал это неумолимо и до конца, не оставляя противнику ни единого шанса на отмщение. Теперь же обстоятельства складывались так, что орудие мести ему послал сам сатана. Им станет Гейлорд Райли с его маленьким стадом белоголовых коров. Дальнейшие стадии плана ожидали своего воплощения. Ему понравились слова «ожидали воплощения», и он повторил их про себя.

Глава 6

Местность, где поселился Райли, была совершенно безлюдна.

С тех пор, как из Боске-Редондо племена навахо ушли на север Нью-Мексико, редко кто из них проникал южнее рек Колорадо и Сан-Хуан, только небольшие военные отряды ютов иногда проносились вдали. Трудно представить, что когда— то тут кипела жизнь.

В каньоне Фейбл остались скальные жилища, руины встречались в соседних каньонах и в долине. Кто обитал здесь? Откуда они пришли? Куда ушли и почему? Эти вопросы волновали Гейлорда.

Призрачная, загадочная страна, где обитали духи забытых народов, манила его и все больше притягивала к себе.

После приезда в Свит-Алис-Хиллз он тратил все свое свободное время на осмотр ближайших руин. В одном месте нашел и тщательно очистил сосуд, в котором древние держали холодную воду. Он висел на большом дереве. Там же обнаружил черепки глиняной посуды, наконечники для стрел, несколько скребков. Свои трофеи использовал в хозяйстве.

Среди белоголовых коров, пригнанных из Моаба, было несколько отличных экземпляров, остальные оказались посредственными. Старый бык, видимо, был хорошим производителем. Стадо держали кучно, пока животные привыкали к новому дому и тропе к водоему в близлежащем Темном каньоне. В первую неделю пришлось убить двух горных львов, круживших возле стада.

Только спустя неделю после того, как были обнаружены следы шести лошадей в долине, Райли смог вернуться на то место один. Отпечатки, конечно, почти стерлись, но ему удалось проследить, куда двигались всадники. Из долины они направились по старому руслу вверх на плато, потом в холмы восточнее горы Хорс. Здесь разбили лагерь, который сейчас оказался пуст.

Встревоженный и озабоченный, Гейлорд бродил вокруг, изучал каждую мелочь. У костра нашел кусочек окровавленной материи, обугленной по краям, очевидно, от бинта. Обнаружил и следы трех человек, и остатки четырех постелей из травы и сосновых игл. Значит, один был лежачий. Возле лагеря не оказалось воды. Ближайший ручей протекал в двух милях. Тот факт, что путники носили сюда воду, говорил о том, что они опасались преследования и старались держаться подальше от известных источников. Поднимаясь по еле заметной тропинке к вершине горы Хорс, в тысяче футов над долиной, обнаружил, где стоял дозорный — с этой точки хорошо просматривались все подступы к лагерю.

Вернувшись к кострищу, Райли еще раз все оглядел: имелись все основания считать, что лагерь принадлежал Джиму и его банде. Ошибиться он не мог, потому что хорошо знал все их маленькие хитрости и приспособления, делающие стоянку более удобной.

На горе Кио и Колберн сменяли друг друга на вахте. Райли понял это, найдя окурки сигар и сигарет. Он был уверен, что ранен Вивер. Банда оставалась в лагере с неделю, потом ушла — четверо всадников с двумя вьючными лошадьми.

Убедившись еще раз, что все было именно так, Райли направился через плато на юго-запад по едва заметной древней индейской тропе. Быстро темнело. Выезжая из каньона Трейл, он вдруг услышал, как на некотором расстоянии от него впереди покатились камни. Кто впереди — человек? Животное?

Наступившая ночь принесла прохладу, ветер стих. Несколько минут Гейлорд слушал, но ничего не уловил, хотя был уверен: в каньоне кто-то есть… Нет, не животное, интуиция подсказывала — человек!

Когда он вернулся на ранчо, Круз сидел у большого костра и готовил ужин. Дарби Луис плел лассо из узких полосок воловьей кожи.

Круз молча взглянул на Райли, а Дарби сказал:

— Здорово ты припозднился. А я надеялся, что охотишься на оленя.

— Видел одного, но слишком далеко.

Райли спешился и подумал, что надо съездить в Римрок, — необходимы еще лошади, а может, удастся присмотреть и коров.

Мария Шатток сама себе удивлялась: она видела Гейлорда всего несколько минут, а он все чаще вспоминался ей… Такой симпатичный…

Она выходила из коляски, когда к ней подошла Пег Оливер.

— Мария, ты, оказывается, познакомилась с Райли? Ну, с этим новым ранчеро?.

— Да, меня представил ему Маккарти.

— У нас на ранчо вечеринка, почему бы тебе не пригласить его?

— Я мало его знаю, — засомневалась Мария, — и не думаю, что это понравится дяде Дэну.

— Ты единственная, кто с ним знаком, все девушки надеются, что он придет. Его еще не видели ни на одной вечеринке.

— Думаю, он очень занят, да и от его ранчо до вашего далековато.

— Мария, ты прекрасно знаешь, что расстояние не помеха и никого еще это не останавливало. Чтобы развлечься, некоторые парни едут за тридцать и сорок миль.

— Ну, если я его увижу…

Шериф Ларсен сидел в салуне «Бон тон» с Сэмпсоном Маккарти. Несмотря на сдержанность и внешнее спокойствие шерифа, издатель догадывался, что тот чем-то встревожен. Пристально посмотрев на Эда, он спросил:

— Что-нибудь носится в воздухе?

— Пока все тихо, — пробормотал Ларсен, — и я хочу, чтобы так и оставалось. Но слишком часто ездят по ночам, и никаких признаков шайки Колберна. — Он говорил сердито, а потому с сильным акцентом. — Она пропала где-то на краю света.

В эту минуту распахнулась дверь и появился Дарби Луис, подняв руку для приветствия. Маккарти жестом пригласил его за свой стол.

— Садись, закажи себе чашку кофе.

Дарби широко улыбнулся.

— Что ни говори, а наш мексиканец готовит отличный кофе.

— Круз? Он хороший парень. — Маккарти помедлил. — Как тебе на новом месте?

— Неплохо. Но у Райли не такое большое стадо, чтобы много ездить верхом, и полно чертовой ручной работы — по строительству дома, оград и всякой другой.

— Оград?

— Угу, он обносит оградами несколько плато, чтобы держать там скот, пока он не привыкнет к дому.

Дарби Луис смаковал кофе.

— Этот Райли знает толк в коровах.

И он стал рассказывать о доме, корралях и плотинах. Ларсен слушал, ни о чем не спрашивая. Было ясно: Райли приехал, чтобы остаться здесь жить. Он делал то, что должно принести плоды в будущем.

— Не собирается ли он заняться добычей золота? — спросил Ларсен, стараясь побольше выведать о Райли.

— Не знаю, но он упомянул как-то, что был старателем.

Тут Ларсен увидел, как к салуну Хардкасла подъехали два незнакомца, запыленные, на усталых лошадях. Когда оба покинули седла, то постояли немного, распрямляя затекшие спины. Так делают все после долгой езды.

Один из чужаков был вооружен двумя револьверами. Клейма на лошадях были незнакомыми, седла с двойными подпругами, — такими пользуются в Техасе.

— Бандиты? В последние дни я что-то не видел Спунера, — вдруг произнес Маккарти.

— Сейчас он здесь, — сказал Дарби, — приехал вслед за нами.

Гейлорд медленно шел по короткой улице Римрока. Он видел, как Страт Спунер въехал в город, как отвел свою усталую лошадь в платную конюшню. Было ли совпадением, что этот бродяга появился вслед за Райли и Дарби? Или он следил за ними?

Два года жизни в банде Колберна, долгая охота за теми, кто убил отца, сделали Райли осторожным. Он всегда старался узнать, что творится у него за спиной, относясь с подозрением к звукам и движениям, стремился понять мотивы действий других людей.

До сих пор, по его сведениям, он не числился в розыске, но Колберна и его банду разыскивали, и Спунер мог охотиться за вознаграждением, объявленным за поимку четверки.

Хардкасл занимался куплей-продажей скота, к нему направился Райли, чтобы поговорить о приобретении лошадей. Войдя через качающиеся двери в салун, он увидел в отдаленном углу бара двух мужчин, беседующих со Спунером и Хардкаслом. Но заметив его, Хардкасл тотчас пошел ему навстречу.

— Как поживаешь, Райли? Что будешь пить?

Мужчины посмотрели в его сторону. Спунер что-то тихо сказал им, и они снова взглянули на него. Один из них покачал головой.

— Я выпью ржаного виски. А интересуют меня лошади. У вас нет на продажу?

Хардкасл вынул бутылку из-под стойки и налил два стакана.

— Ты лучше купи их сам, — сказал он дружелюбно, — сэкономишь деньги. У меня пока нет таких, чтобы тебе понравились, но я слышал, что у Оливера на ранчо «Бокс О» есть несколько голов. — Он поднял стакан: — Желаю удачи, — и тут же добавил: — Жаль, что Шатток не хочет продать тебе несколько своих герефордских коров. Тебе надо иметь стадо побольше.

— Я готов купить.

— Кстати о лошадях, — заметил Хардкасл, — может статься, Оливер не захочет иметь с тобой дела. Я слышал, как Шатток бросил словечко.

— О чем это вы? Какое словечко?

— Не продавать тебе. Шатток хочет, чтобы только у него были герефордские коровы. Боится краж из своего стада, если такие коровы появятся еще у кого-то.

— Ему незачем волноваться.

Райли допил виски и, выйдя на улицу, постоял с минуту. Слова Хардкасла не произвели на него впечатления отчасти потому, что он редко принимал на веру то, что говорилось о других людях, считая большинство сплетен злобными и безответственными, основанными на самых неточных слухах. Он больше не думал и о двух незнакомцах в углу бара. Раньше ему не приходилось их видеть, но насчет людей такого сорта трудно ошибиться.

Их хорошие лошади, привязанные к коновязи, седла и снаряжение, слишком дорогие для обычных ковбоев, только подтвердили его догадку. Узнал он и клеймо, а двойная подпруга являлась визитной карточкой штата Техас. Наемные стрелки.

Но зачем они здесь, в Римроке? Такие люди участвовали в войнах за скот и междоусобицах, а ничего похожего не было ни в северной Аризоне, ни в южной Юте.

Охотники за вознаграждением? Возможно.

Рассеянный взгляд Райли упал на знак «Бокс О» на коляске перед магазином, и он направился к ней. Пег Оливер, маленькая, пухленькая и привлекательная, одна из веселых, дружелюбных, компанейских девушек, которых все любят, разговаривала с Дарби Луисом.

Дарби повернулся к хозяину.

— Босс, это Пег Оливер. У них на ранчо устраивают вечеринку, мы приглашены.

Девушка повернулась к Гейлорду, ее глаза ярко блестели.

— Вы придете, мистер Райли? Вам же нужно познакомиться с соседями, а они все будут там.

Поколебавшись, он кивнул.

— Да, спасибо, мы приедем.

Райли хотел было заговорить о лошадях, но передумал. Лучше подождать до встречи с ее отцом.

Маккарти показался в дверях своего офиса и помахал Райли.

— Извините, мисс Оливер, увидимся на танцах, — сказал Гейлорд и направился к издателю. Сэмпсон весело подмигнул.

— Вижу, тебя уже поймали, берегись, как бы не стреножили.

Райли улыбнулся.

— Не боюсь. Хотя, признаюсь, я робок с женщинами, опыта нет.

— Тогда твои дела плохи. Чтобы не дать себя окрутить, надо хорошо знать женщин. Но даже это не всегда помогает.

— Вы хотели меня видеть?

— Угу. Ты искал белоголовых коров. У меня есть кое-какие сведения. — Он пошел в офис, и Райли последовал за ним. — Мне нравится, когда молодой парень основательно берется за дела. Ты спрашивал о герефордских и шортхорнских коровах? Ну вот. Знаешь, где находится Спэниш-Форк?

— Да, знаю.

— Один человек, по имени Бимэн, слышал о техасских перегонах скота и, будучи новичком в этом деле, решил перегнать стадо из Орегона. Он купил три тысячи голов смешанного стада, состоящего из шортхорнов и герефордов, среди которых были и молочные коровы, и отправился на Восток в Канзас.

Погонщики покинули его в Спэниш-Форк. Они слышали о волнениях индейцев сиу в штатах Вайоминг и Небраска и не желали попадать в переплет. Теперь Бимэн держит стадо в Спэниш-Форк. По крайней мере, он был там на прошлой неделе. И готов продать его.

Райли представил себе земли, лежащие между Римроком и Спэниш-Форк. Здесь проходил Воровской путь — дорога, известная только преступникам и индейцам. Это была совершенно дикая страна.

Перегонять скот по главной дороге не имело смысла, так как вдоль нее лежали фермы, поля и луга, и такое большое стадо принесло бы ущерба больше, чем прибыли.

Но тот, кто знал, где есть вода…

— Разве вы не слышали? Шатток не желает, чтобы мне кто-нибудь продал коров. По крайней мере, мне так передали.

Маккарти пожал плечами.

— Шатток хороший человек, но он собака на сене в отношении герефордов. А что касается этого стада, он мог его приобрести, но не захотел. — Райли смотрел на издателя выжидающе. — По его словам, нет человека, который смог бы пригнать животных сюда, не заплатив за убытки каждому фермеру на всем пути оттуда до Римрока.

— А зачем вы мне все это говорите?

Маккарти усмехнулся.

— Я думал, у тебя могут появиться другие идеи.

Глава 7

Оливер происходил из штата Иллинойс; не будучи сам мормоном, он относился к ним дружелюбно, уважал их за умение преодолевать трудности и невзгоды. Эти взгляды вызывали раздражение у некоторых его соседей. Перебравшись на Запад, Оливер стал собирать вокруг себя мормонов. В течение пятнадцати лет его большой дом служил для многих из них гостиницей и штабом для тех, кто обосновывался поблизости. Сначала переселенцев прибывало немного, потом поток увеличился, но оставались не все, да и селились далеко друг от друга — обширные просторы края позволяли каждому сделать свой выбор. С самого начала ранчо «Бокс О» отличалось от других на южном Западе. Как и его друзья мормоны, Оливер занимался не только разведением мясного скота, но и выращивал кукурузу, пшеницу и рожь, а также овощи, разводил цыплят и пчел. Дела у него сразу пошли успешно. В течение первого года ферма самоокупилась и стала приносить доход. Волей судеб Дэн Шатток оказался первым и ближайшим соседом Оливера. Их ранчо разделяло несколько миль.

Отправляясь на вечеринку, Гейлорд предусмотрел все. Желая предстать перед обществом в презентабельном виде, по дороге он снял рабочую одежду, вымылся у ручья и облачился в костюм черного сукна, купленный в Калифорнии. Завернул рабочую одежду в дождевик и приторочил к седлу.

Когда он подъехал к ранчо, возле дома уже стояло с полдюжины колясок, к коновязи и оградам корралей были привязаны оседланные лошади ковбоев и других гостей, съехавшихся со всей округи.

Найдя место своему коню, Райли помедлил в темноте, еще раз отряхнулся, поправил сомбреро и пальцем оттянул воротничок рубашки. Давненько не надевал он рубашку и галстук. Последний раз это было в Лос-Анджелесе, куда банда Колберна приехала поразвлечься и расслабиться, попить самого лучшего вина, покурить хороших сигар, покутить в ресторане, отведать блюд, которые не надо готовить самим. Их там не знали, и они выдали себя за фермеров и закупщиков лошадей из Аризоны, остановились в фешенебельном отеле «Пико-Хаус».

И теперь, стоя в темноте и разглядывая беседующих и смеющихся людей на просторных верандах «Бокс О», Райли был рад, что провел тогда несколько недель на побережье. Это дало ему возможность повстречаться с людьми, которые отличались от пастухов и преступников, — посетить новый театр «Мерсед» по соседству с отелем, постоять на тротуаре, наблюдая за приезжающими из Вилмингтона дилижансами. Не так уж много, но он увидел другой мир, загадочный и привлекательный. Удивительно, но именно Кио многому научил его, поскольку высокий ирландец-изгой обладал манерами джентльмена и в обществе держался с элегантностью, которую Райли старался перенять. Непосредственный, дружелюбный, Кио легко заводил знакомства, и его с Райли стали приглашать в некоторые лучшие дома города.

Однако Райли всегда с трудом преодолевал смущение, когда находился среди незнакомых людей, и сейчас, медленно подходя к дому, думал, что знает только одного-двух из собравшихся.

Конечно, как и другие, он будет желанным гостем. Но что, если он встретит кого-то, кто знал его по прошлой жизни? Эти мысли удерживали его не меньше, чем природная застенчивость.

Коснувшись револьвера, чтобы убедиться, что он на месте, Гейлорд наконец подошел к дому и сразу привлек всеобщее внимание. Испытав неловкость, он поднимался по ступеням, чувствуя провожающие взгляды.

Мария Шатток оказалась первой, кого он увидел, войдя в зал. Оказавшись с ним лицом к лицу, она растерялась и замерла, удивленная его внезапным появлением.

— Мисс Шатток, — сказал он, стараясь подражать Кио. — Рад снова видеть вас.

— Добрый вечер. Не ожидала встретить вас здесь.

— Я пригласила его, — произнесла, улыбаясь, внезапно появившаяся Пег Оливер. — Пусть не думает, что мы не гостеприимны.

Райли увидел, как Дэн Шатток повернулся и посмотрел на него, как изменилось и помрачнело лицо пожилого джентльмена.

— Я не надолго. Мне предстоит дальняя дорога, — объяснил Райли.

— Вы уезжаете? — Мария сама поразилась тону, с каким произнесла эти слова, и тут же заметила, как Пег взглянула на нее.

— Мне сообщили, что я могу купить скот, если потороплюсь.

— Вы имеете в виду стадо в Спэниш-Форк? — осведомился, подходя к ним, Дэн. — Напрасно потеряете время. Фермеры, владеющие землями вдоль дороги, не разрешат перегонять скот по своей территории. Разве что вы приделаете коровам крылья.

— Знаю. Но у меня есть другой вариант.

Шатток рассердился. Парень явно действовал ему на нервы, и он все больше распалялся. Такой молодой — а какое самомнение! Только у него, Дэна, белоголовое стадо! Куда он лезет! Но пусть, пусть попробует, может, обожжется и станет умнее. А в конце концов, какое ему дело до этого Райли?

Однако пока стадо было единственным в округе, относительная безопасность ему гарантировалась, красть таких приметных коров мало кто решится. А что будет теперь?

— Вам придется нанимать работников, а их там нелегко найти.

Но тут заиграла музыка, и Райли быстро повернулся к Марии.

— Потанцуем? — предложил он прежде, чем ее дядя смог вмешаться, и через минуту они уже кружились вместе с другими.

— Красивый парень, дядя Дэн, — сказала Пег. — И ему нравится Мария.

Шатток стоял насупившись.

— Чертов глупец, — отрезал он и пошел прочь.

Гейлорд танцевал хорошо. Обладая врожденным чувством ритма, он ловко управлялся со своими ногами. Были времена, когда ему доводилось танцевать со многими девушками от Рио-Гранде до Сакраменто.

— Вы прекрасно танцуете, мистер Райли, — оценила Мария.

— Все потому, что я танцую с вами, — ответил он, поражаясь, как легко пришли к нему эти слова.

— Вы собираетесь жить в наших краях?

— Да.

— Не позволяйте дяде Дэну досаждать вам. Он умный, добрый человек, но большой гордец.

— У меня много других забот. — И глядя на нее сверху вниз добавил: — У меня никогда не было девушки.

— Не верю… А вы нравитесь Пег.

— Мне она тоже нравится, и хорошо, что догадалась пригласить меня сюда.

Последние слова замерли у него на губах. В дальнем конце зала он увидел худого, сутулого старика с лицом, изборожденным морщинами, который не сводил с него глаз. На его тощем бедре болталась кобура.

— В чем дело? — быстро спросила Мария. — Что-нибудь случилось?

— Нет, все в порядке. Просто мне пора.

В сутулом старике Райли узнал бандита Дезлога, которого встречал около Лордсберга, а точнее, в городке Шекспир.

Там Колберн решительно отказал Дезлогу, когда тот захотел присоединиться к их шайке. Об этом подонке ходили разные слухи, рассказывали, что одни напарники его таинственно исчезли, другие при странных обстоятельствах оказывались в руках правосудия. Никто не мог ничего доказать, но и в простое совпадение не верилось.

Что он делает здесь?

Как давно они познакомились? Более двух лет назад. Конечно, Райли изменился, но не так уж сильно.

Гейлорд с Марией остановились на крыльце среди других пар и тихо беседовали. Впервые он забыл, кем был, и с удовольствием ощущал себя просто парнем, болтающим с девушкой. Он видел, что несколько раз другие кавалеры хотели прервать их разговор и пригласить Марию на танец, но, очевидно, не решались подойти.

В дверях появился Дезлог, явно выискивая кого-то. Пора сматывать удочки, подумал Райли и вдруг в полосе света увидел Дарби Луиса.

— Вот и все, Мария, — сказал он быстро. — Приехал Луис. Извините меня.

И прежде чем она успела ответить, он перекинул ногу через перила крыльца, спрыгнул на землю и исчез в темноте вместе с Дарби.

К Марии подошла Пег Оливер.

— Что случилось, подруга? Что ты ему наговорила?

— Ничего. Мы мирно беседовали, он извинился и внезапно сбежал.

Мария была обижена и даже немного напугана таким неожиданным уходом. Может, она что-то сделала не так? Но что?

Она удивилась, почувствовав себя уязвленной этим незначительным происшествием. Не в ее привычках было волноваться по таким пустякам. Он даже не сказал, что интересуется ею. И ей он совсем не интересен. Конечно же нет!

Весь вечер и позже, лежа в постели, она думала об этом. А потом в ее памяти вдруг всплыло морщинистое лицо человека, стоящего у входа. Она видела его и в зале, еще до того, как они с Райли ушли с танцев. Может, это причина того, что Гейлорд увел ее на крыльцо, а потом пропал в темноте? Игра воображения… Только в обоих случаях все же присутствовал загадочный старик… и, казалось, он кого-то искал. Не забыть бы завтра узнать, кто он. Она глубже зарылась в одеяло, так как ночь обещала быть холодной. Засыпая, уже по-другому вспоминала, как Райли обнимал ее в танце, что говорил, как смотрел на нее. Было в нем что-то незнакомое — странное и волнующее.

Круз не спал, когда они приехали, ведя за собой четырех верховых лошадей, купленных у Оливера. Мексиканец поднялся и подошел к ним.

— Что маешься? Ложись! — сказал Райли. — Завтра на рассвете едем в Спэниш-Форк.

Дарби увел лошадей, а Круз заметил:

— Кому-то надо остаться здесь, я видел следы.

— Свежие следы?

— Да.

— Много всадников? Или один?

— Одиночка. Кого-то выслеживает.

Райли вздохнул с облегчением. Один, — значит, не из банды Колберна. Но кто? Не он ли был той ночью в каньоне Трейл? Если, конечно, там бродил человек, а не зверь.

Райли понимал, что должен выспаться перед долгой поездкой, но какое-то время лежал, обдумывая ситуацию. Почему Дезлог оказался в Римроке? А кто те незнакомцы, которые разговаривали со Спунером? Встретить трех вооруженных бандитов в одном месте в течение двух дней — такое не могло быть случайностью. Назревали неприятности. Но кому они грозили?

Он лежал, глядя на звезды, прислушиваясь к отдаленным звукам, которые рождались в горах ночью. Что о нем подумала Мария? Он так внезапно покинул ее.

Одно совершенно ясно: ни говорить, ни быть увиденным рядом с Дезлогом ему ни к чему. Он расстался с прошлым… Или все еще нет?

Глава 8

Дарби Луис любил поспать, и мелкий дождь, который начал накрапывать перед рассветом, навеял на него еще более глубокий сон. Он не слышал ни мягкого шага лошади, ни уханья одинокой совы.

Круза разбудила сова. Он знал, что в такое время совы не кричат. Окончательно проснувшись, мексиканец ждал, не произойдет ли чего-то еще.

Гейлорд быстро и молча поднялся, надел пояс с револьвером, взял шляпу, плащ-дождевик, бесшумно открыл дверь и шагнул в ночь. Все трое спали на полу только что построенного дома.

Круз слышал шаги хозяина под дождем, слышал, как он остановился, затем до него донеслись шлепанье тяжелых сапог и тихий голос.

Осторожно поднявшись и бросив взгляд на спящего Дарби, Круз подошел к окну, прикрытому ставнями. Сквозь щель увидел неясные очертания Райли и всадника. Потом оба пошли к навесу, который служил кухней и столовой.

Разворошив кострище, Гейлорд переставил кофейник на самые раскаленные угли. Круз наблюдал несколько минут, но не мог разглядеть лица незнакомца. Через минуту он вернулся и лег в постель: холодно, да и вообще не его это дело.

Гость, который сидел под навесом, был Кио.

— Ну, я вижу, дела идут, Малыш, — радовался он. — Думаю, у тебя скоро будет свой дом.

— Часть его твоя.

— Может быть, посмотрим.

Он с благодарностью принял кофе, а Райли вглядывался в его лицо. Ирландец выглядел усталым.

— У нас полоса невезения, — грустно сообщил Кио. — Вивера ранило, но сейчас ему лучше.

— Я нашел ваш лагерь у горы Хорс.

Кио хмыкнул.

— Я говорил Пэрришу, что от тебя не спрячешься. — Он потягивал кофе, грея пальцы о чашку. А потом неожиданно спросил: — У тебя неприятности?

— Нет.

— Значит, будут. Говорят, что кто-то из здешних нанял ганфайтера. Ты помнишь Дезлога?

— Видел его вчера.

— Он связан со стрелком из Вайоминга по имени Гус Энлоу. Они опасны, смертельно опасны.

Кио подвинулся ближе к огню. Его одежда промокла насквозь.

— Возьми мой плащ, — предложил Гейлорд.

— Нет… Свой я потерял недавно. — Кио еще налил кофе. — Расскажи, какая тут обстановка.

Сидя на бревне, Райли четко, коротко и спокойно поведал ему и о неприязни Шаттока, и о недавно купленном стаде, и о предстоящей поездке в Спэниш-Форк…

Стало светать, когда Кио поднялся.

— Надо ехать, Лорд. — Это обращение напомнило Райли старые времена. — Ты на верном пути, Малыш, так и продолжай.

— Мне нужны помощники для перегона стада из Спэниш-Форк.

Кио нахмурился.

— Черт возьми, Лорд, да я уж забыл, как обращаться с коровами, и остальные тоже. — Он бросил на него проницательный взгляд. — Мы нужны тебе?

— Конечно!

— Ну, посмотрим, — Кио задумался над предложением. — Из Спэниш-Форк? Тебе не разрешат перегонять скот по главной дороге.

— Знаю. Я намерен идти через пустыню Свелл.

— Да ты что? — поразился Кио. — Там дай Бог воды на сотню голов, не более, и то не всегда.

Несколько минут они молча сидели у догорающего костра. Дождь все шел и шел. Райли украдкой посмотрел на ввалившиеся щеки Кио.

— Ваши дела совсем плохи?

— Да, — кивнул Кио. — Ты хорошо сделал, что вышел из игры тогда. Старые времена прошли.

Он встал и выплеснул остатки кофе на землю.

— Я передам по цепочке своим людям насчет пустыни Свелл. Если найдешь там воду, то перегонишь стадо через нее.

— Этот дождь поможет, и весна была сырой.

Кио дал ему бумажку, на которой были нацарапаны три адреса.

— Если мы тебе понадобимся, напиши по всем трем адресам, по какому-нибудь нас застанешь.

— Кио!

— Да?

— Держитесь подальше от Римрока. Этот швед, шериф, очень толковый, он медлительный, немолодой, но очень хитер.

Райли вернулся к дому и постоял, мысленно провожая Кио по дороге в каньон. Старый друг назвал его Лорд, сокращенно от Гейлорд. Шутливая кличка, данная ему в те далекие времена, закрепилась за ним с тех пор, как они побывали в Сан-Франциско и он примерил цилиндр. После этого парни довольно долго звали его Лорд Райли.

Он завалился в постель, мгновенно уснул и не услышал, как через полчаса встал Круз.

Уже стало светло, когда мексиканец вышел из дома и осмотрел следы. Около навеса он увидел несколько комков грязи, упавших с копыт, поднял и отбросил их подальше… Потом оседлал лошадей и несколько раз провел их по следам, оставленным незнакомцем. Круз служил за деньги, но у него было свое понятие о верности. А все было давным-давно там, на южной границе… Ну, чего не случается с парнем в молодости?

Солнце еще не очистило вершины гор от тяжелых серых туч, когда они покинули каньон Трейл и пустились в трудный далекий путь к переправе Денди на реке Колорадо.

Дарби Луис остался на ранчо присматривать за коровами, лошадьми и продолжать работы по дому. Будучи общительным человеком, он не любил одиночества, но, не веря, что Райли и Круз вернутся со стадом, предпочел его поездке.

Кокер Бимэн убивал время в салуне в Спэниш-Форк. На столе перед ним стояла бутылка, и лицо его выражало отвращение. Здесь и нашел его Гейлорд.

— Ты выглядишь мрачнее тучи, — заметил он, — можно, я закажу выпить и тебе?

Бимэн показал на бутылку.

— Я и так слишком много хватил и не слышал, чтобы это помогало выбраться из неприятностей.

— Меня зовут Райли. Что у тебя стряслось? — спросил Гейлорд, протянув руку.

Кокер пожал ее.

— Я Бимэн. Ты не поможешь мне, если не ковбой, ищущий работу. Мне нужны десять ковбоев, направляющихся в Канзас.

Райли усмехнулся.

— По моим подсчетам, мне самому нужны десять работников. Похоже, что у тебя есть стадо для перегона?

— Почти три тысячи голов, — горестно объяснил Бимэн. — Я надеялся доставить их из Орегона в Канзас и заработать кучу денег. Ведь перегоняют же стада из Техаса? Так почему не из Орегона?

— Тебе придется признать, что дорога оттуда немного длиннее.

— Да! — Бимэн опять наполнил стакан. — Эта страна гораздо больше, чем я представлял себе. У меня есть дядя, он доктор, живет к югу отсюда. Хотел подзаработать и навестить его.

— Я встречал его… в Римроке. Ну, если, конечно, он тот самый доктор Бимэн.

— В Римроке их не может быть двое. Мой любимый дядя у меня единственный. Теперь я не смогу повидаться с ним.

— Можешь поехать туда верхом, — предложил Райли.

Бимэн отпил из стакана.

— У меня стадо, мне некуда его девать. Я не могу найти погонщиков, которые взялись бы перегнать коров через земли индейцев сиу… Идти на юг — безумие из-за фермеров. К тому же ни за что на свете мне не пересечь пустыню, а на севере только горы. И пока я сижу здесь, эти чертовы коровы проедают деньги, которые у меня есть. Мне пришлось арендовать пастбище, а к концу недели я должен найти другое. — Он понизил голос. — Если бы у меня была хорошая лошадь, я бы уехал отсюда к черту.

Райли отодвинул стакан.

— У меня есть хорошая лошадь, и мы можем договориться о стаде.

Бимэн невесело ухмыльнулся.

— Друг, я бы тебе не пожелал такого. Но на пастбище, где я держу стадо, почти не осталось травы. За соседнее мне придется уплатить вперед по доллару за голову. Это три тысячи долларов! Плохи мои дела, мистер. — Он опять налил себе. — И здесь я задолжал целую бочку. Не успеешь оглянуться, как они заберут коров, а потом и мою рубашку, и я вылечу отсюда, не понимая, что со мной приключилось. — Он посмотрел на Райли. — Тебе приходилось иметь дело с фермером-мормоном? Вот продувная бестия, почище чем шотландец, до нитки оберет янки из Новой Англии.

Райли достал из пиджака сложенный листок бумаги, тщательно разгладил его на стойке и взял ручку, которая лежала около чернильницы в углу стойки, где бармен делал свои расчеты.

— Пиши мне купчую, — сказал он, — по твоей самой низкой цене, и я возьму стадо прямо сейчас, за наличные.

Бимэн повернулся и уставился на него.

— Но послушай. У меня почти три тысячи голов, и я вложил в них уйму денег.

— У тебя три тысячи голов, которые ты вот-вот потеряешь, — холодно отрезал Райли, — а у меня есть деньги, чтобы их купить. Мысль о покупке только что пришла мне в голову, — солгал он. — Если моя жена узнает об этом, она выйдет из себя. Ты знаешь, каковы женщины.

Кокер облизал губы. Трава на пастбище, где он держал стадо, была съедена до корней, и скоро голодные коровы снесут ограду, вырываясь на свободу. Чтобы перевести их на новое, свежее пастбище, он должен заплатить три тысячи долларов, которых у него нет.

— Я вложил в стадо около двадцати тысяч долларов, — промямлил Бимэн.

— Ну и что? — спокойно возразил Райли. — А сколько у тебя будет завтра или послезавтра?

Он потянулся за листком бумаги, лежащим на стойке. Бимэн прикрыл листок рукой.

— Подожди.

— Я дам тебе три тысячи долларов, — внушал Райли, — прямо здесь, сейчас… золотом.

— Что? — почти выкрикнул Бимэн. — Три тысячи? Я потеряю семнадцать или восемнадцать тысяч? Ты с ума сошел!

— Нет, не я, а ты сошел с ума, когда затеял перегон, неучтя всех обстоятельств. — Райли начал застегивать пиджак. — Мне пора уходить, меня ждет жена, и…

— Подожди минуту. Дай подумать.

— О чем? Если я куплю твое стадо, ты получишь золотом три тысячи долларов. Если я его не куплю, ты его потеряешь и не получишь ничего. О чем тут думать?

Бимэн смотрел на него с отвращением.

— Ты хуже, чем мормон. Готов стереть человека в порошок.

— Я не уничтожаю тебя, я предлагаю выход. — Райли повернулся к Крузу: — пойди посмотри, нет ли там моей жены. Если она вернулась из магазина, то ждет, наверное, с нетерпением.

Через минуту Круз вернулся с мрачным видом:

— Ее нигде не видно, но, конечно, она теряет терпение.

— Теперь или никогда, — сказал Райли, кладя на стойку бара пояс с деньгами, который Круз носил на себе. — Вот.

Бимэн вытер пот с лица и открыл пояс. Там лежали блестящие золотые монеты. Он пересчитал их, помедлил, потом нацарапал свое имя на купчей.

Райли обратился к бармену.

— Вы можете подписать бумагу как свидетель? — Бармен поставил свою подпись, и Райли сунул ему десять долларов. — Купите себе сигару, — потом протянул руку Бимэну. — Желаю больше удачи л другой раз.

Когда они вышли на улицу, Круз хитро посмотрел на него.

— Но сеньор не женат…

— Неужели? А мне показалось, что где-то меня ждет жена, и вероятнее всего, она не одобрила бы эту сделку.

— Еще бы, разве два человека могут перегнать стадо в три тысячи голов? — Черные глаза Круза весело блестели, выражая интерес и удивление. — Что ты собираешься с ним делать?

Райли ничего не ответил.

В магазине они пополнили свои запасы и направились на пастбище. Когда они подъехали к изгороди, за которой паслись коровы, их встретили двое мужчин. Направив лошадь в их сторону, Гейлорд остановился.

— Здравствуйте, джентльмены, чем могу служить?

Бородатый верзила в черном пальто, выдвинувшись вперед, спросил:

— Вы Райли? Вы купили стадо?

— Да.

— Моя земля лежит к югу, и ни одна корова не ступит на нее. Вам ясно?

— Конечно, — улыбнулся Райли, — мой скот и близко не подойдет к вашей земле. Я погоню стадо на восток.

— На восток? Тогда вы еще глупее, чем я думал. В штате Вайоминг восстание индейцев сиу. И вы не сможете нанять работников. — В голосе верзилы прозвучало злорадство. — Вам не удастся перегнать такое стадо без помощников и без запасных лошадей.

Райли поднял руку в знак прощания и, открыв ворота, выпустил коров, а Круз только следил за тем, чтобы они не снесли изгородь. Поскольку вся трава на пастбище была съедена, животным не терпелось покинуть его. Всадники наблюдали за происходящим, стоя в нескольких сотнях ярдов. Очевидно, кое-кто из местных фермеров даром хотел заполучить породистых коров и еще продолжал надеяться на это.

На восток от города лежало открытое пространство, без огороженных земель и обработанных полей и пастбищ, там почти не было травы.

Мало-помалу стадо растянулось. Однако то один, то другой бычок, завидев зеленую траву, устремлялся в сторону от маршрута; и Райли с Крузом выбивались из сил, возвращая их в строй и направляя стадо по свободным землям.

Они не прошли и мили, как из лощины впереди появился всадник. Потом, в облаке пыли, еще два. Гейлорд, как и Круз, поднялся на стременах, чтобы лучше рассмотреть их, но они не обращали на него никакого внимания. Стадо двигалось вдоль ручья на юго-восток.

Те фермеры, с которыми разговаривал Райли, тоже стояли на стременах, с удивлением глядя на незнакомцев, будто не веря глазам своим. Стадо продолжало удаляться, легко войдя в общий ритм движения. Пригнанные из Орегона животные успели привыкнуть к переходу. Во главе стада шла большая шортхорнская корова.

Отойдя на несколько миль от Спэниш-Форк, уже в сумерках, ковбои увидели впереди тонкую струйку дыма. Один из незнакомых всадников устремился к голове стада и начал разворачивать его.

Круз, который перестал чему-либо удивляться, направился к костру. Поскольку там не было походной кухни, он сразу догадался, что попал в лагерь перегонщиков. Невдалеке пасся табун, примерно из шестидесяти лошадей.

Вместе с Райли, который только что объехал стадо, Круз оказался у костра, где сидел худощавый ковбой с узким, жестким лицом и пил кофе.

— Райли? — спросил он. — Я сегундо note 2. Все в порядке?

— Лучше не бывает.

— Мы с парнями посторожим ночью, а вы займетесь стадом днем.

— Спасибо.

Круз взял переданную ему тарелку бобов с мясом и опять с любопытством взглянул на Райли, который, устроившись поудобней, с аппетитом жевал. Пожав плечами, мексиканец последовал его примеру.

Лагерь был разбит у ручья, его окружали высокие деревья. Гейлорд с удовольствием прислушивался к потрескиванию огня и вдыхал запах горящих поленьев. Кофе был что надо, а еда еще лучше. Время от времени к костру подъезжал всадник, выпивал чашку крепкого ароматного кофе и снова исчезал в темноте.

Днем стадо снова двинулось вперед. Вдруг откуда-то возникла дюжина всадников, которые, судя по их поведению и обращению с животными, отлично знали свое дело. Все шло без перемен, и скот быстро удалялся от Каслгейта на юг. На пятый день появился новый гость, и после короткого обсуждения с ним направления движения, стадо сделало поворот. Теперь такие визиты повторялись довольно часто, и каждое изменение маршрута приводило к воде. Часто это были лужи от дождя, иногда источник или родник. Разведчики находили и воду, скопившуюся в низинах речного русла.

Как-то Круз стоял рядом с Райли и наблюдал за проходившим мимо стадом.

— Коровы неплохо выглядят, амиго, — заметил он. — Нам везет.

— Нас спасли дожди. Да и весна была сырой, снег долго не таял. Обычно на пути нельзя напоить и дюжину лошадей, что уж говорить о стаде коров.

— Особенно, — съязвил Круз, — если иметь только двух ковбоев.

Райли улыбнулся.

— Главное, иметь друзей.

Круз не любил лишних вопросов, но тут, немного посомневавшись, спросил:

— Я слышал о Воровском пути, амиго… Это он?

— Его часть. Он идет от Канады до Мексики. На всем протяжении есть станции: Дыра-в-стене в Вайоминге, Браунова дыра на границе Вайоминга, Колорадо и Юты; Робер-Руст в Юте. В Аризоне — Хорс-Тииф-Вэлли около Прескотта, и Сульфур-Спринг-Вэлли к востоку от Тусона. В Нью-Мексико возникли станции близ Альмы, Ландаски в Монтане и еще одна в горах Крейзи. Скажем, на пути через Монтану кто-то крадет скот и доставляет его на Воровской путь. Владелец фермы у дороги гонит «заблудших» на юг, передавая их из рук в руки коллегам, которые делают то же самое; фактически, никто ничего не крадет, кроме человека, который их продает. Остальные просто сгоняют «отбившихся» со своей территории. Таким образом коровы из Монтаны в конце концов попадают на рынок в Мексике, в Аризоне или Техасе. Посмотри на наших погонщиков. Они гонят стадо на юг, просто чтобы очистить от них свои пастбища. Послезавтра у нас будут новые люди и, может быть, свежий табун лошадей.

Когда Круз отъехал, Гейлорд засмотрелся на бредущих коров. С ними он связывал свое будущее, и не только свое, но и тех, кто дал ему возможность чего-то добиться. От того, сумеет ли он сохранить стадо на этом труднейшем пути, зависело все… Именно все. Его вовсе не успокаивало хорошее начало, ибо впереди их ждало самое трудное испытание — бросок через пустыню, суровую и засушливую.

Это стадо было все, что он имел. Правда, у него еще лежали небольшие деньги в, банке, — но только для того, чтобы продержаться, пока не вырастет молодняк на продажу. А такой выгодной сделки, как эта, ему, конечно, больше никогда не совершить.

Он с нежностью думал и о своих старых друзьях, осознавая, что они заслуживали в жизни большего, чем имели сейчас. Как и он, они совершали ошибки, но кто без греха? А люди они отличные. Наступит время, когда им придется прекратить свой промысел. Значит, понадобится пристанище, теплый, уютный дом, обеспечивающая сытую старость работа.

У любого бродяги наравне с любовью к перемене мест всегда глубоко спрятано желание иметь собственный дом, где можно укрыться от невзгод. Его дом будет стоять среди фантастических каньонов и громоздящихся вершин, где в расщелинах скал лежат руины, оставленные теми, кто пришел неизвестно откуда, а потом ушел неизвестно куда…

Но и они не были первыми поселенцами в глухом краю. Об этом говорят странные рисунки на стенах… Недалеко от Спэниш-Форк, возле развалин, которые могли быть древним рудником, он видел целую картину, изображающую погонщиков с вьючными животными, похожими на лам. Что это были за люди? Каких вьючных животных они держали?

Размышления Райли прервал подъехавший ковбой.

— Нам нужно мясо. Можно забить одну корову?

Гейлорд рассмеялся.

— Вы когда-нибудь раньше спрашивали?

Когда всадник повернулся, Райли заметил, что у него одна рука.

Парень оглянулся и улыбнулся.

— Не часто… Не очень часто.

Глава 9

День за днем стадо двигалось на юг, поднимая клубы пыли, на юг к пяти вершинам гор Генриз, через Дерти-Девил, через сорокамильную пустыню Мейденуотер-Сэндз, вдоль длинного арройо — сухого русла реки Трачит к переправе Денди на Колорадо. Когда Гейлорд Райли и Джим Колберн, ехавшие впереди стада, достигли ее, им навстречу вышел Касс Хайт.

— Привет, Касс, — сказал Райли, — много ли визитеров побывало у тебя за последнее время?

Хайт подошел к ним поближе и заговорил тихо, зная, как хорошо разносятся звуки в горной местности.

— Тебе известно, у нас никогда не бывает много визитеров, — ответил он добродушно. — Самое безлюдное место, не считая того, что ты выбрал для своего ранчо. Хотя учти, недавно на плато в излучине реки появился человек с биноклем, который кого-то высматривал. Не скажу, что именно тебя, но заметил я его, как только вы прошли. Он до сих пор там.

Переправа, возле которой располагалось ранчо Хайта, находилась в самом центре излучины Колорадо. С плато, образованного твердыми горными породами, которые заставили реку отвернуть на восток, и поднимавшегося теперь над ней на тысячу футов, вид открывался не только на переправу, но и на подступы к ней вдоль каньона Трачит.

— Что ты об этом думаешь, Райли? — спросил Колберн.

— Скорее всего, выслеживает тебя.

— Похоже, так.

— Вам пора вернуться, Джим. Если там наверху полицейский отряд, ты угодишь в ловушку. На многие мили отсюда, как вниз, так и вверх по реке, нет другой переправы. Скрыться шансов мало!

— Мы переправим тебя через реку, сынок, оттуда пойдешь сам.

— Райли, — предложил Хайт, — если нужна помощь, у меня есть пара бездельников. За ними должок. Скажу — не откажутся.

— Пришли их, я дам им работу на три дня. Если подойдут, буду держать дольше. И еще поищи толковых парней, я бы нанял пару на весь сезон.

— Что ж, простимся, друг, — сказал Колберн. — Перейдет стадо реку, и мы возьмем старт к далеким холмам, и оставим тем, кто охотится за нами, много пыли и пространства.

В течение двух недель после того, как Райли со стадом добрался до дому, ни у него, ни у его помощников ни на что не хватало времени: началось клеймение. Они слишком поспешно покидали Спэниш-Форк и не успели добыть дорожные клейма. Наверстывая упущенное, ковбои трудились до полного изнурения, часто не удавалось устроить даже небольшой перерыв.

Гарь от костров и паленых шкур, смешанная с пылью, забивала ноздри. Освобождаться от нее удавалось только ночью, лежа под звездами и вдыхая аромат кедра и полыни, приносимый ветром.

Целыми днями Круз, Луис и другие носились верхом, ловко управляясь с лассо. Они хорошо знали свое дело и работали быстро, не делая лишних движений. Но огромному стаду, казалось, нет конца.

В начале третьей недели к Райли подъехал Круз.

— Там всадник, амиго, незнакомый.

Гейлорд выпрямился, вытер пот с лица и, отведя руку назад, проверил свой шестизарядник.

К костру подъехал высокий человек в рубашке из оленьей кожи и засаленной черной шляпе. За его буланым жеребцом с белой полоской на спине, шли две крепкие вьючные лошади.

— Райли? — осведомился он. — Касс Хайт с Денди-Кроссинг сказал, что тебе нужен работник.

— Если ездишь верхом и бросаешь лассо, я тебя нанимаю. Тридцать в месяц и харчи.

Парень спрыгнул с седла и оказался на два дюйма выше Гейлорда, Он повернулся на каблуках и поднял кофейник.

— Вот выпью чашку кофе и приступлю к делу. Я — Телль Сэкетт.

— Не родня ли Сэкеттам из Моры?

— Брат владельца ранчо.

— Слыхал о вас только хорошее.

Вместе они принялись за работу. Круз встал на пару с Луисом, а Сэкетт с Райли. Новый помощник орудовал лассо быстро и уверенно, как нельзя кстати пришлись и его лошади.

Рабочий день начинался в три часа утра. Затемно они вылезали из постелей. Дежурный разводил костер и быстро готовил завтрак. Когда занимался день, они уже заарканивали первую корову. Вместе с табуном, прикупленным у конокрадов, который пригнали из Сан-Рафаэл-Свелл, в коррале стояло шестьдесят шесть лошадей, и все они были нужны в работе. За день ковбой менял трех-четырех коней, хотя это были выносливые, сильные животные со здоровыми твердыми копытами. Они не отличались резвостью техасских, но на ранчо оказались незаменимы. Подковали их сами ковбои, пользуясь рашпилем. Набивали подкову гвоздиками, быстро и без огня. Когда арканили много коров, трудились парами — одни с лассо, другие с клеймом.

Дважды Гейлорд видел чужие следы на пастбище и один раз заметил солнечный блик на полевом бинокле — кто-то наблюдал за ними с холма. Но заботу об этом оставил на потом.

В лагерь все возвращались смертельно усталыми и сразу заваливались спать. Даже в дом на плато наезжали редко.

Спунер прискакал в Римрок вскоре после полуночи и спешился у салуна Хардкасла. Как раз в этот момент Сэмпсон Маккарти запирал дверь на ночь. Заслышав стук копыт, он естественно обернулся и увидел известного ганфайтера, который уже несколько недель не появлялся в городе. Ездок и лошадь выглядели усталыми. Стоя в тени, газетчик наблюдал за Стратом, чего-то ожидающим на деревянном тротуаре. Вдруг дверь салуна открылась, и вышел Хардкасл. Они тихо заговорили.

И тут на противоположной стороне улицы, в тени деревьев, Маккарти заметил легкое движение. Затаив дыхание, он вглядывался в темноту и вскоре рассмотрел чью-то грузную фигуру. Вскоре Спунер вскочил на лошадь и направился к платной конюшне. А спустя пару минут из тени вышел человек и зашагал к ресторану. Маккарти узнал шерифа Ларсена.

Ни Маккарти, ни Ларсен не могли расслышать, какую весть привез Спунер. Но было очевидно, что Хардкасл ждал ее с нетерпением.

Спунер не долго томил своего патрона.

— Райли вернулся, — сообщил он. — Привел смешанное стадо из шортхорнских и белоголовых коров. Заклеймили пока меньше половины. У него три помощника — Круз, Луис и один бродяга. Они трудятся не покладая рук. Думаю, ваше время пришло.

Хардкасл вынул из кармана горсть золотых монет и вручил разведчику, потом добавил еще одну.

— Это премия, Страт. Ты хорошо поработал, теперь отправляйся спать.

Положив ключ в карман, Сэмпсон Маккарти тоже отправился в ресторан и присоединился к Ларсену.

— Видал, Спунер вернулся в город?

— Угу.

— Что-то назревает, Эд! Но что?

— Может быть… А может и нет. Трудно сказать.

Из опыта Сэмпсон знал, что, если Ларсен набрал в рот воды, бесполезно пытаться из него что-нибудь выудить, но все же, оглядев зал, сделал еще одну попытку расколоть приятеля.

— Давно не видать в городе этого… Райли…

— Да, не видать.

Открылась дверь, и, пропустив вперед Марию, вошел Дэн Шатток.

Человек внимательный и немножко романтичный, Маккарти не мог не заметить быстрый взгляд, которым Мария окинула завсегдатаев ресторана, и очевидное разочарование, отразившееся на ее милом личике.

— Кое-кто скучает по нашему другу Райли, — прокомментировал он вслух.

Ларсен не ответил, и, проследив за взглядом шерифа, Маккарти опять увидел Спунера, который сидел теперь развалясь и беззастенчиво пожирал глазами Марию. Выражение его лица было дерзким.

Почувствовав что-то, Дэн обернулся, и Спунер отвел глаза, но не так быстро, чтобы Шатток ничего не заметил. Он сразу потемнел от гнева.

Но Мария что-то сказала ему, и он продолжил разговор с ней, видимо, начатый до прихода сюда.

Маккарти еще раз перебрал в уме все события, и обстановка ему не понравилась. Он всегда искал новости, но без таких мог вполне обойтись. Какой сложный клубок! А главное, могут пострадать те, кого он любил и уважал.

Вошел Пико и сел за стол Шаттока. Уже давно этот крупный, жилистый мексиканец стал почти что членом семьи. Когда появилась Мария, Пико взял на себя роль ее телохранителя.

Шатток что-то сказал Пико. Мария явно запротестовала. Пико поднял глаза и через зал встретился взглядом со Страхом. Но здоровенный ганфайтер только улыбнулся мексиканцу и отвернулся.

Маккарти был поражен тем, как изменилось поведение Спунера. Он жил в городе какое-то время, но был всегда очень осторожен, избегал контактов с жителями, редко покидал салун Хардкасла, и то только в тех случаях, когда выполнял его поручения. А теперь он просто лез на рожон. А эти передаваемые шепотом слухи о том, что Дэна ждут неприятности? А таинственные приезжие, которые то и дело появлялись в городе и исчезали? Дружелюбный по натуре Сэмпсон считал жителей Римрока своими друзьями. И он не мог не видеть, что даже Ларсен, внешне сохраняющий безмятежный вид, был встревожен.

Шериф постоянно где-то пропадал. Он, казалось, не спал. Не было вечера, чтобы его не видели в ресторане или в одном из салунов. Он обязательно присутствовал там, где, приезжая в город, оказывался Шатток. Эд наблюдал и ничего не говорил.

Несколько дней спустя после того вечера в ресторане, Маккарти как всегда набирал гранки. Открылась дверь, и вошел Райли. Он купил газету, поболтал немного и вышел. Провожая его, Сэмпсон невольно задержался на пороге, наблюдая за разворачивающимися перед ним событиями. Навстречу Гейлорду шла Пег Оливер. Но как шла! Вздернув нос, подняв подбородок, она будто не замечала парня, о знакомстве с которым мечтала совсем недавно.

Райли открыл было рот, чтобы приветствовать ее, да так и остался стоять как громом пораженный. Он в гневе скомкал и отшвырнул газету, повернулся и пошел в ресторан.

Маккарти с сомнением посмотрел на свое детище, валяющееся в пыли, поспешно снял передник, козырек и, на ходу накинув пальто, устремился по улице. Он предчувствовал, сейчас может что-то и проясниться.

Он подоспел как раз в тот момент, когда шериф Ларсен остановил Райли и задал вопрос:

— Вы покупаете коров?

— Когда нахожу белоголовых или шортхорнских.

— Я не представлял, что их так много в округе!

— А их мало.

— У вас есть купчая?

— Конечно, — Райли бросил быстрый взгляд на вежливого шерифа. — Что вас интересует?

— Вы не против, если я приду взглянуть на нее?

Гейлорд почувствовал, как кровь бросилась ему в голову. Он вдруг осознал, что и вся улица застыла, следя за их беседой.

— В любое время, шериф, в любое.

Райли резко повернулся и в этот момент увидел Дезлога. Ганфайтер сидел на скамейке перед салуном, и, когда их взгляды встретились, Дезлог медленно, со значением, прикрыл один глаз.

Райли охватил гнев, он направился к ресторану, когда Хардкасл остановил его.

— Чем могу помочь? Заходите ко мне.

Райли резко остановился.

— Что вы хотите сказать? Как вы можете мне помочь?

Хардкасл пожал плечами.

— Я не верю слухам, но у Шаттока пропадают коровы и болтают, что он обвиняет вас…

— Пусть он идет к черту.

Гейлорд обошел трактирщика и направился в ресторан, который в этот час был почти пуст. Девушка, принявшая у него заказ, даже не улыбнулась. Молча записала все и ушла. Когда принесла еду, то просто швырнула тарелки на стол.

Рассердившись, Райли хотел встать и уйти. Но голод не тетка, а в городе больше негде было поесть. Он постарался успокоиться и взялся за вилку. Вскоре пришел Маккарти и направился к нему.

— Не возражаешь, если я присяду?

Райли посмотрел на него с облегчением.

— Я рад вам, но ко мне так относятся, что, может быть, вам не стоит…

— Рискну. — Маккарти заказал ужин и, закурив трубку, откинулся на спинку стула. — У Шаттока пропадает скот.

— И он подозревает меня, — с горечью сказал Гейлорд. — Я только что купил огромное стадо.

— В том-то и дело.

— Кто же еще осмелится взять белоголовых, если ни у кого в округе их больше нет?

— Так рассуждают. Никто не может понять, откуда ты взял весь свой скот.

— Я приобрел стадо в Спэниш-Форк.

— Пойми меня. Я ни в чем не сомневаюсь. Ведь именно я сообщил тебе о скоте. Но некоторые говорят, что такого стада никогда не существовало, а если бы и было, то нет пути, по которому его можно пригнать сюда.

Большинство законопослушных граждан и понятия не имело о Воровском пути и действующих на нем правилах. Райли знал, что погонщики, которые ему помогали, сами были людьми вне закона.

— Я купил коров у племянника доктора Бимэна. Доктор живет здесь, в Римроке.

Маккарти быстро взглянул на него.

— Ты кому-нибудь говорил об этом? Если нет, молчи. Кокера Бимэна застрелили. Тело нашли две недели назад у дороги. Его убили и ограбили.

Гейлорд перестал есть, у него пропал аппетит. Его захлестнуло отчаяние. Неужели у него нет шансов? Неужели это конец всем его надеждам?

— Я не убивал его… Я купил у него стадо, и у меня есть купчая… Я заплатил ему золотыми монетами.

— Док любил племянника. Он возбуждает дело, чтобы найти убийцу.

— Хочу надеяться, что его найдут. — Райли отложил вилку и выпрямился, стараясь обдумать возникшую проблему.

Он здесь человек со стороны, у него нет друзей. Рассказать о своем прошлом никогда никому не решится. Нет и свидетелей, ибо те, кто знал все, сами вне закона и не рискнут вмешаться, а если попробуют, их свидетельство не будет принято.

— Успокойся и поешь, — уговаривал его Маккарти. — Думаю, это пригодится.

Конечно, обывателю, иногда выезжающему в ближайший маленький городок со своего ранчо, трудно поверить, что Райли провел стадо по дикой, выжженной земле, где обычно двум-трем всадникам едва удавалось найти немного воды… Кто здесь знает эти земли? Мормоны, укрывающиеся по причинам, известным только им? Работяги, которые нашли безопасное убежище в далеких горах Руст?

Ему вдруг стало плохо. Он оглядел зал невидящими глазами. Все бросить, бежать! Вернуться к Денди-Кроссинг, переплыть Колорадо и укрыться в стране Руст. Вероятно, не одну ночь, подсознательно, друзья из шайки ждали его возвращения.

Глава 10

Перекатывая во рту сигару, Мартин Хардкасл удовлетворенно размышлял над происходящим. Из своего убежища в Голубых горах нанятые им люди молниеносно нападали на стада Шаттока. Сначала они украли несколько коров, оставив нечеткие следы, ведущие в пересеченную местность каньона, за которым лежали холмы Свит-Алис-Хиллз. Несколько ночей спустя снова совершили налет и, чтобы смешать карты, увели также коров с клеймами ранчо «Бокс О».

Сам Хардкасл усиленно распускал слухи о кражах белоголовых коров и ловко задавал каверзные вопросы своим соседям и знакомым. Где Райли мог достать такое стадо? Дэн Шатток не хотел продавать своих, если человек честен, то почему выбирает своим местожительством такие отдаленные безлюдные земли?

Из опыта Хардкасл знал, как любят горожане судачить. Девять из десяти повторит сплетню и вольно или невольно добавит что-нибудь от себя. Вот так и растет слух. В результате же Пег Оливер отворачивается, шериф Ларсен задает вопросы, кто-то посмеивается, кто-то злорадствует и готовится таскать каштаны из огня чужими руками. Хардкасл подстрекал к войне. И рассчитывал не только отомстить Дэну Шаттоку, но и получить солидный доход от повышения цен на скот. Стараясь остаться вне подозрений, он настойчиво внушал всем мысль, что, если бойня все-таки разгорится, он ничего не выигрывает.

Райли молод и, конечно, горяч, Шатток упрям и вспыльчив. Хардкасл жаждал вооруженной схватки между ними. Кто из них победит? Какая разница! В барыше-то все равно он. Жертвы его не волновали. К тому же ему и в голову не приходило, что Гейлорд отлично владеет оружием.

Молодой ранчеро планировал провести ночь в городе, но теперь передумал. С двумя лошадьми, нагруженными запасами, он отправился в горы. Спустя некоторое время вслед за ним выехал Дезлог.

Этот бандит был слишком хитер, чтобы не понимать, что затевает Хардкасл. Он прекрасно знал: дело кончится перестрелкой — и не собирался в ней участвовать… Дезлог давно постиг простую истину: когда палят все, безопасных укрытий не бывает и нельзя сказать, кто умрет, а кто выживет. Пуля сама выбирает жертву. Погибать за успех Мартина в его черной игре старый лис не имел ни малейшего желания. Все, что он хотел, — быстро получить наличные и убраться подальше.

Недавно у него появилась мысль получить эти наличные с Райли.

Когда Гейлорд въехал во двор, на ранчо никого не было. В записке, оставленной на столе, сообщалось, что помощники поехали в долину клеймить скот. Он снял с лошадей поклажу и отвел их в корраль, потом разложил по полкам все, что купил в Римроке. Среди прочего привез и пятьсот патронов.

Он усмехнулся, вспомнив выражение лица хозяина лавки, когда тот их считал.

— Пятьсот штук? Вы что, готовитесь к войне?

— Хуже сидеть с пустыми руками, когда она начнется, — ответил Райли. — Как идти вешаться и забыть веревку.

Он услышал цокот копыт во дворе и поспешил к двери. К дому подъезжал Дезлог. На его тонких губах играла улыбка.

— Как в старые времена, а, Райли?

— Что ты хочешь этим сказать? Старые времена? Я видел тебя один раз в жизни. У меня нет с тобой никаких дел.

— Ну вот что! — Дезлог держался очень самоуверенно. Похлопывая ладонью по луке, он продолжал улыбаться, но в глазах его не было дружелюбия. — Давай предположим… что, если я пойду к Дэну Шаттоку или к шведу-шерифу и расскажу им все, что знаю про тебя?

Реакция Райли оказалась настолько быстрой, что Дезлог не успел ни приготовиться, ни отразить молниеносный удар, который сбил его руки с луки и самого высадил из седла.

С глухим стуком бандит рухнул на землю. Гейлорд схватил его за воротник и коротким захватом скрутил так, что тот задохнулся. Рывком поставил на колени и, пока Дезлог цеплялся за его руку, три раза ударил по лицу. От сильных ударов на лице остались красные полосы. Отшвырнув вымогателя, Райли отступил.

— У тебя есть оружие, — сказал он холодно, — а терять — так только жизнь.

Дезлог, объятый страхом, остался лежать там, где упал, в животе у него похолодело. Его планы так глупо провалились, он был уверен, что угрозы испугают молокососа и тот постарается откупиться. Дезлог знал, что у Райли есть деньги и намеревался содрать с него тысячу долларов за то, что уедет. Теперь же его охватил тошнотворный страх. Он понимал, что ему повезет, если удастся выбраться отсюда живым. Он ожидая увидеть испуганного птенца, а встретил матерого волка,

— Я только хотел, — голос его задрожал, — отступного на дорогу. Скажем, сотню долларов? — Взбучка сбила его запросы на девятьсот долларов.

— Вали отсюда, — отрезал Райли, — и радуйся, что еще коптишь небо. Чтобы твоей ноги не было в Римроке. Услышу хоть слово о тебе, разыщу и повешу на первом дереве.

Дезлог с трудом поднялся на ноги, стараясь не касаться рукой своего оружия. Еще осторожнее он взобрался в седло. Когда уселся и уже повернул лошадь, во двор въехало четверо мужчин. Трое из долины — Телль Сэкетт, Дарби Луис и Круз. Четвертый — седой, с суровым лицом им не был знаком.

— Посмотрите хорошенько, как выглядит этот человек, — сказал гость; — тогда вы сможете поклясться, что видели его здесь. Понятно?

После этих слов он развернулся и помчался вслед за припустившим во все пятки Дезлогом.

Через сорок минут беглецу пришлось замедлить ход, чтобы спуститься по склону крутого холма. Солнце заходило, и тени удлинились. Странно, какими жуткими казались они в этом диком месте. Вон там, около кустов… скала напоминает человека на лошади…

Дезлог подъехал ближе, и «скала» зашевелилась. Седоволосый всадник с загорелым лицом в шрамах направлялся к нему, и старый бандит узнал его. В ту же минуту душу Дезлога охватила тоска, он понял, что умрет.

Ему часто приходилось убивать людей, но не доводилось знать, что значит — умирать. Сейчас понял.

— Не мог дать ему жить честно, а? — В голосе мужчины не было гнева. — Такие, как ты, никогда не дадут! Он нагнал на тебя страху, и ты удрал. Но рано или поздно заговоришь и испортишь что-то очень хорошее.

Дезлог не находил слов. Он хотел молить о жизни, но знал, что это бесполезно. Хотел все отрицать, но для этого ему пришлось бы снова лгать, а он чувствовал, что теперь ложь не имела смысла.

— Я уеду, — наконец выдавил он, — даже не заеду за своим боевым снаряжением. Уеду сейчас.

— Ты убивал людей. У тебя есть оружие.

Стемнело, но потом взошла молодая луна, осветив окрестности призрачным светом. Дезлог откашлялся, хотел что-то еще добавить, но вдруг ему показалось, что в неверном полумраке таится шанс. Он пришпорил коня, поднял его на дыбы и выхватил кольт из кобуры. Пьянящая радость победы охватила его, когда револьвер без передыху палил по цели. Ну теперь он покажет этому старому…

Во тьме он наскочил на что-то раскаленное, что прожгло его насквозь и от чего ставшее легким тело его медленно поплыло к земле. Он не почувствовал удара, но, перевернувшись, на мгновение увидел луну и скончался.

Шериф Эд Ларсен вовсе не был поражен, обнаружив покойника. Закономерный конец. Так, рано или поздно, случается со всеми подобными ему. Многих из них к печальному финалу приводит сама отчаянная попытка избежать его. Тело бандита шериф нашел потому, что преследовал Дезлога и надеялся схватить его до того, как он достигнет ранчо Райли.

Ларсен, видевший много смертей, к этой отнесся философски. Дезлог использовал свой шанс, его оружие лежало там, где чей-то выстрел выбил его из руки. Его сразила одна пуля в грудь, и крови почти не было. В этой смерти не просматривалось ничего драматического. Кроме самой смерти.

Несмотря на свои годы Ларсен отличался недюжинной силой, он положил Дезлога на седло его лошади и привязал. Сначала хотел вернуться в Римрок, но ранчо Шаттока находилось ближе, и шериф поехал туда.

На ранчо вовсю веселились, молодежь танцевала. Заслышав стук копыт, Мария быстро подошла к двери, и Ларсену почудилось разочарование в ее глазах, когда она узнала его. Он бросил поводья лошади Дезлога до того, как выехал на свет.

— А Гейлорда Райли у вас нет?

— А вы думали, он здесь? — К дверям подошел Шатток в сопровождении двух мужчин, Юстиса и Бигелоу. — В моем доме?

Ларсен лукаво посмотрел на Марию.

— Я предполагал… что он где-то поблизости. Убили парня… там, у холмов.

— Это сделал Райли? — воскликнул Юстис. — Черт меня возьми, наконец, он попался! Вам нужен вооруженный отряд, шериф?

— Если хотите, приезжайте. Но едва ли будут какие-то неприятности.

— У него там несколько человек, — сказал Шатток. — Луис не станет ввязываться в драку, Круз, полагаю, тоже. Особенно, когда увидит, кто мы.

— Круз будет драться, — вмешался Пико, — если надо, и умрет за хозяина.

— Тогда мы повесим Круза вместе с ним, — зло процедил Юстис. — За последние две недели у меня пропали шестьдесят или семьдесят голов.

Пико посмотрел на него.

— Повесить Круза совсем нелегко, так же, как и Райли. Вы посчитали, сколько человек погибнет прежде, чем накинете петлю одному из них?

Шатток внимательно посмотрел на Пико. Мексиканец хорошо разбирался в людях, и в его голосе Дэн уловил симпатию к Райли.

— Ты не с нами, Пико?

— Я с шерифом. Он знает, что нужно делать. Разговоры о повешении — глупая болтовня.

— Тогда оставайся здесь! Черт с тобой! Ты нам не нужен! — Это сказал Юстис, горячая голова.

Мужчины бросились к лошадям. Когда Ларсен и Пико стояли, ожидая их, они услышали, как еще одна лошадь скользнула в темноту.

Пико улыбнулся… Она сделала правильный выбор, взяла резвую скаковую лошадь. Хорошо быть молодым и влюбленным, сказал он себе. Она мне как дочь, а я боялся, что к ней не придет любовь и боль.

Скакун несся галопом, потом переходил на рысь, сбавляя темп, шел шагом и опять летел стрелой. Приближение всадника Гейлорд уловил задолго до его появления и ждал на дороге.

Мария подъехала и развернула лошадь к нему боком.

— Райли, ты убил Дезлога?

— Нет.

— Они считают, что ты, и едут за тобой. Ларсен и владельцы ранчо.

— Ну и пусть, — спокойно ответил он.

Она чуть не кричала от волнения:

— Не стой так, ты должен уехать, скрыться!

— Я буду их ждать.

Девушка хотела возразить, но поняла всю бесполезность протеста.

— Они тебе не поверят! — с тоской произнесла она.

— Я слишком долго мечтал о своем доме, чтобы сейчас бежать отсюда. Остаюсь. — Он показал на дом. — Входи! Я поставлю твоего жеребца в стойло, подальше от глаз.

Ее удивила опрятность комнаты, и понравилось качество работы. Она огляделась с любопытством: две закрытые двери вели в другие помещения.

Когда Райли вернулся, Мария пила кофе. Она посмотрела на него — такой высокий, сильный… и такой одинокий. Ей захотелось протянуть к нему руки.

— Я не поблагодарил тебя, — сказал он и добавил: — когда все это кончится, мне бы хотелось навестить тебя. — Не дожидаясь ответа, он продолжил: — Знаешь, я уже очень люблю свой дом. Мы успели построить только комнату, а будет семь или восемь. Дом встанет в виде буквы «L» открытой стороной на юг. Заходящее солнце изумительно красиво, правда, оно бывает жарким. Мне нравится старая испанская мебель, большая и удобная, она сюда подойдет. Перед верандой посажу деревья. Мне говорили, что есть цветы, которые хорошо растут на такой высоте. Разведу много-много цветов…

Тут ему пришлось замолчать, потому что они оба услышали топот копыт по твердому грунту дороги.

— Когда эта дурь кончится, — воскликнул он, — я хочу, чтобы ты приехала сюда… навсегда!..

Райли стоял в лунном свете один, когда шериф и его сопровождающие, вооруженные до зубов, въехали во двор.

— Поздний выезд, шериф, — сказал Гейлорд спокойно, — но у вас хорошая компания, или нет?

— Мы приехали за тобой, потому что ты убил Дезлога, — громко объявил Юстис. — Брось на землю пояс с патронами!

— Здесь распоряжаюсь я! — твердо прервал его Ларсен.

Хотя Дэн Шатток был упрям и своеволен, про себя он честно признал, что невольно восхитился мужеством и сдержанностью молодого человека, который хладнокровно стоял один перед компанией вешателей.

В этом молодом ранчеро не было бравады — только спокойствие и уверенность в себе.

— Ты видел сегодня Дезлога? — спросил Ларсен.

— Он был здесь.

— Зачем?

— Это мое дело.

— И мое тоже, приятель. Его убили.

— Я не убивал.

Юстис хотел вмешаться, но Ларсен опять остановил его, подняв руку.

Из темноты вышел Круз и встал рядом с Райли. За ним показались Дарби Луис и Телль Сэкетт. Все замерли в ожидании.

— Уходи оттуда, Дарби! — приказал Оливер. — Это не твоя драка!

К удивлению всех Дарби ответил:

— Если ты возьмешься за оружие, мой револьвер к твоим услугам. Я служу здесь.

Заговорил Круз. Он рассказал о седовласом незнакомце, не забыв упомянуть и о совете, который тот им дал.

— Ложь! — завопил Юстис.

Круз тяжело посмотрел на него.

— Об этом поговорим в другой раз, сеньор. Я лгать не приучен.

— Он говорит правду, — подтвердил Дарби. — Я никогда не видел этого человека раньше, но скажу вам, с ним шутки плохи!

Шериф поверил им, в этом Райли не сомневался. Поверил ли Шатток? Юстис и другие, кроме Оливера, стояли на своем.

Ларсен перевел взгляд на Сэкетта.

— Тебя не знаю!

— Я — Сэкетт, нанимаюсь работать на ранчо… и стрелять, защищая его.

Сэкетт… Несколько пар глаз уставились на него. Известная фамилия.

— Еще один вопрос, — сказал Ларсен, явно собираясь уезжать. — Вы когда-нибудь раньше встречались с Дезлогом?

— Да… Давно. Один раз. Он вор, крал скот. Я велел ему убираться отсюда.

— Полагаю, наша миссия закончена, — заявил Эд. — Возвращаемся в город, господа!

— Но послушайте! — запротестовал Юстис.

— Мы возвращаемся в город, — повторил Ларсен.

Дэн Шатток хранил молчание. Бигелоу и другие ждали от него распоряжений, но он не проронил ни слова.

Только раз Эд заметил, как Дэн бросил взгляд на дом, но что было у него на уме, осталось невысказанным.

Один Юстис продолжал разоряться.

— Черт возьми, — кричал он, — мчались сюда столько миль, чтобы наказать того, кто крадет чужой скот. Будь я проклят, если…

— За порядок отвечаю я, — поставил его на место Ларсен. — Ты поедешь с нами. И вернешься назад по своей воле или как мой пленник.

— Будь я проклят, если…

— Вперед! — скомандовал шериф.

И они уехали.

Глава 11

Ковбои тоже ушли, и Райли остался один. Он вглядывался в темноту ночи и прислушивался к удаляющемуся стуку копыт. Пока все обошлось, но ничего не изменилось. Совершенно ничего.

В начавшейся игре с оружием между противниками стоял только Ларсен, и он не смог бы предотвратить кровопролития, не отступи Дэн Шатток. Но почему он так поступил?

Обернувшись, Гейлорд заметил в доме какое-то движение и вдруг понял. Шатток знал или догадался, что Мария здесь. Если бы началась драка, ее присутствие непременно обнаружилось бы. И никакие объяснения не помешали бы людям опорочить девушку.

Райли вернулся в дом. Мария тут же подошла к нему и взяла за руку.

— Ты сказал правду? Перед тем, как они приехали? Ты в самом деле предлагаешь мне… — она запнулась, не решаясь выговорить, — и руку и сердце?

Вот когда он почувствовал себя самым несчастным человеком на свете! Как он смеет втягивать ее в такую заваруху! Конечно, он сказал ей правду, и те его слова выражали всю глубину чувств, охвативших его с первой их встречи. Но когда он вспомнил о Джиме Колберне и остальных членах шайки, то похолодел от ужаса. Связь с ними рано или поздно все равно выйдет наружу. Что тогда? Он заколебался.

По-своему истолковав его замешательство, Мария побледнела, отпрянула и пошла к двери.

— Пожалуйста, выслушай меня!

— Ты так не думал… — потерянно произнесла она, — ты солгал!

— Нет, это правда, — настаивал он, — но я не имею права. Я…

Она выбежала из дома и бросилась к своей лошади, которую Круз уже подвел к порогу. Райли выскочил вслед, но остановился. Что он мог сказать? Как просить ее разделить с ним то, что его ожидает? По крайней мере половина его ранчо принадлежит его друзьям-преступникам, которым он обязан первыми шагами честной жизни. А еще надвигаются эти неприятности, которые поделят Римрок на два лагеря. И разве не подло с его стороны просить Марию при таких обстоятельствах соединиться с ним? Особенно, если учесть, что Дэн Шатток непременно окажется на другой стороне?

Прошла неделя, другая. Клеймение затягивалось: стало трудно искать в стаде коров без тавро. Но теперь они хорошо знали местность и действовали по-другому. Каждый всадник возил с собой клеймо и ставил его, когда находил где-либо непомеченных животных.

Масса неотложных дел их просто захлестывала. На склонах холмов ковбои строили дюжину маленьких плотин-распределителей, чтобы стекающая вода попадала в землю, увлажняя пастбища; возле дальних загонов пришлось соорудить жилье для работников. Что ни говори, а уже грядет осень, за ней зима со снегом и холодными ветрами. Кое в чем помогала природа. Не было необходимости ставить щиты от ветра: горы, каньоны, нагромождения валунов и скал оказались более надежными укрытиями для животных.

На обширном лугу с сочными травами возле источника Райли и Сэкетт накосили несколько тонн сена. Телль, добродушный верзила из Теннесси, обращался с косой легко и ловко. Он косил сено и скирдовал его. Зная, как ковбои ненавидят ручной труд, Райли взял на себя заготовку дров. Соорудив ограду из камней, он таскал туда все, что могло гореть. Первым делом собрал поваленные деревья, чтобы очистить место для травы и уменьшить опасность пожаров.

Занятые бесконечными хозяйственными хлопотами, обитатели ранчо никого не видели и не получали никаких вестей. Ни один из них не ездил в Римрок, и к ним из города или с других ранчо никто не приезжал. Однажды, прогулявшись в Денди-Кроссинг за табаком, Дарби Луис услышал, что доктор Бимэн якобы возбуждает дело по поводу смерти своего племянника, утверждая, что он убит, а его стадо похищено. Дошла до затворников и еще неприятная новость. Юстис окончательно рассорился с шерифом и вместе с Бигелоу и некоторыми другими начал добиваться его отставки.

Каньон Фейбл — ущелье глубиной в тысячу пятьсот — две тысячи футов, такое узкое, что только в полдень солнечные лучи достигали его дна, — давно привлекал внимание Райли, но только теперь он стал выбирать время, чтобы обследовать его. Начинался каньон возле Элк-Ридж, в нескольких милях восточнее ранчо, и простирался до Колорадо. На дне его буйно росли деревья и кустарники, между ними мерцали озерца с холодной прозрачной водой, стекавшей тонкими струйками со скалистых стен, украшенных разноцветными рисунками, созданными природой из песчаных и известковых отложений с примесями солей металлов. По дну каньона бежала едва заметная тропа, проложенная дикими животными.

Как-то путешествуя по каньону, Гейлорд попал в такое узкое место, что спешился и, пустив перед собой лошадь, шел за ней, предоставив ей самой выбирать дорогу. Узко было настолько, что время от времени стремена задевали стены. Где-то очень высоко над головой сверкало небо. Тишина стояла такая, что всадник и лошадь невольно застыли на месте, прислушиваясь к ней.

Наконец скалы расступились и открылась небольшая долина, усеянная огромными валунами. Над спокойным холодным озером склонились ивы. Мирно журчал ручей и жужжали пчелы. Даже падение случайного камня подчеркивало тишину и уединение. Райли шел вперед почти неслышно. «Если станет совсем скверно, — подумал он, — переберусь сюда. Здесь можно укрыться».

Миновав еще несколько миль, Гейлорд выбрался на небольшую лужайку, поросшую сочной зеленой травой. Осмотревшись, он понял, что эту поляну нельзя разглядеть сверху. В этом месте, внизу, стены каньона были совершенно отвесны, а дальше расходились под углом.

Трудно поверить, но здесь, в скалистой пустыне юго-восточной части штата Юта неожиданно для себя он открыл настоящий Эдем.

За ивами и тополями, недалеко от лужайки Райли заметил нависающую скалу, скрывавшую большую пещеру с ровным песчаным дном. Рядом бежал ручей, образуя неподалеку глубокое затененное озеро.

Он нашел, что искал, — в случае опасности в пещере можно укрыться и жить долго. Для банды Колберна тоже вполне подходящее убежище — и близко, и постороннему недоступно.

Но исследуя каньон, Гейлорд не переставал думать о Марии.

Когда Мария вернулась, Дэн ни о чем не спросил ее, ожидая, что она все расскажет сама. Но девушка молчала, хотя было очевидно, с ней что-то случилось. Пару раз, проходя мимо дверей ее спальни, Дэн даже слышал, как она плачет. Он всей душой сочувствовал ей, понимал, что Мария нуждается в помощи, но как подступиться к ней, не знал. Он никогда ничего не понимал в женских делах. Его собственная женитьба оказалась не очень счастливой, вероятно, в большей мере по его вине. Но пережив нелегкие времена, он научился уважать чувства других. После того, как жена ушла от него, Дэн рвал и метал, наделал много глупостей, чего потом стыдился. Он так и не понял, что было тому причиной — любовь или просто уязвленные чувства, — но постепенно все прошло.

Шатток чувствовал себя одиноким, пока в доме не появилась Мария. Девочка была не только очаровательна, но и умна, весела, ласкова. Она совершенно изменила его жизнь, и эти перемены доставили ему радость. Он больше не испытывал одиночества, редко грустил. Ему приятно было заботиться о ком-то еще помимо себя. Растить ребенка помогал Пико, который за свою жизнь узнал вторую половину человечества гораздо лучше, чем его хозяин, — в этом Дэн готов был признаться хотя бы самому себе…

Сейчас у Шаттока пропадал скот, утрата таких коров грозила крахом, но он больше об этом не заговаривал, хотя кругом только и судачили о его потерях.

Скажи Дэн слово — и отряд добровольцев без промедления бросится в путь, чтобы схватить и повесить обидчика. Но он, как и прежде, молчал. Не заметь Марию в окне дома Райли, Шатток сам бы возглавил нападение на ранчо этого мальчишки. Но она, его любимица и гордость, каким-то образом оказалась там, и Дэн почувствовал полную беспомощность. Разве мог он швырнуть ее репутацию, честь и достоинство под ноги этим болтунам? Люди не поймут, как понял он, почему она, забыв обо всем, бросилась туда, чтобы предупредить Райли об опасности. Сплетни могут погубить ее, а потом и его, хотя в тот момент такой вариант не пришел ему в голову.

Знал он также и то, что убьет любого, кто посмеет сказать о девушке что-то дурное, и одним убийством дело не ограничится. Их всегда бывает больше.

Мария и раньше любила совершать в одиночку дальние прогулки по окрестностям. А теперь совсем пристрастилась к ним. Однажды, свернув с дороги, она выехала на плато и направилась вдоль Голубых гор, чтобы напоить лошадь в ручье, который течет под отвесной стеной Маверик-Пойнт.

Место было дикое, уединенное, но девушка ехала уверенно, не боясь случайной встречи в этой пустыне.

Ручей она обнаружила несколько лет назад и никогда не видела возле него ничьих следов, кроме следов диких животных. Мария почти добралась до ручья Хоп-Крик, как вдруг почувствовала запах дыма.

Спрятав лошадь среди кедров, она прокралась вдоль уступа и заглянула вниз. У ручья горел костер, вокруг которого стояло трое мужчин, рядом паслись четыре лошади. Она не видела четвертого, пока один из стоявших не подошел к нему с чашкой. Человек этот, видимо, был тяжело болен.

«Почему они остановились в таком уединенном месте?» — размышляла Мария. Внезапный порыв ветра донес до нее слова: «Мало ли, что он хочет. Он здесь умрет. Отвезите его к Малышу». Но несмотря на все старания, больше ничего расслышать не удалось, хотя мужчины еще довольно долго обсуждали свои дела. Наконец самый высокий сел в седло и, приняв все меры предосторожности, уехал.

Мария тоже покинула свой пост и последовала за ним. Она потеряла его из виду, когда пересекала ручей Коттонвуд над их лагерем, и увидела снова на плато Маверик. Опять потеряла — и увидела, когда он ехал вдоль Риф-оф-Рокс на запад. Теперь девушка была уверена: до Денди-Кроссинг нет ничего, кроме ранчо Райли. Когда незнакомцы говорили о Малыше, они имели в виду Райли. Избрав другую дорогу, она помчалась в Римрок, думая о странных всадниках в каньоне и о раненом человеке, который, видимо, очень страдал. То, что он ранен, сомнений не вызывало.

Отлично зная все тропы, ведущие к городу, Мария не думала о дороге и старалась только как можно скорее добраться до ранчо. Было уже поздно, а ей не хотелось, чтобы дядя беспокоился, если она задержится.

Спустившись к небольшому ручью, всадница начала переходить его вброд, когда впереди на дороге заметила человека верхом. Справа и слева рос густой кустарник, и она могла ехать только прямо.

Мария пригляделась и, узнав Страта Спунера, испугалась. Он тоже уже увидел ее и смотрел с полуулыбкой, немного странно. От этого взгляда Марию бросило в жар. Ей захотелось быть где угодно, только не здесь.

— Ты забираешься так далеко от дома, Мария? — сказал он, продолжая изучать ее тяжелым, липким взглядом. — Смотри, как выросла и вполне сформировалась! — Он медленно облизнул толстые губы.

Ехать вперед значило приближаться к нему. Назад — а куда? Кругом пустыня. На мили вокруг ей встречались только бурундуки.

Она хотела его объехать, но он поставил лошадь поперек тропы, продолжая мерзко улыбаться, лениво и нагло.

— Уберетесь вы с моей дороги? — в гневе воскликнула Мария.

— Еще не решил, — был ответ.

Его большие руки лежали на луке седла, он взял в зубы сигарету и прикурил. Она чертовски хороша, но если поднимет шум, ему несдобровать. Если повезет, его немедленно повесят, а нет — сожгут. Так на Западе расправлялись с подонками, которые приставали к женщине. Ничто больше не вызывало такой быстрой и бурной реакции общественности, как такое преступление.

Если поднимет шум… А если нет? Может, она ждет такого мужчину, как он? Девушка, не чурающаяся удовольствий… С таким телом… Он чувствовал, что потеет.

Мария Шатток на мгновение растерялась. Она могла ехать вверх или вниз по ручью, но стало уже темно, а там, под ивами и тополями, тем более. Возвращаться назад и свернуть с дороги — слишком рискованно. Но чем дольше она медлила, тем больше возрастала опасность.

Наконец, пришпорив лошадь, она рванулась вперед и тут же почувствовала на своем запястье огромную руку Спунера. Быстрым движением он рванул ее из седла и немедленно получил обжигающий удар арапником по лицу. Даже в полутьме Мария увидела, как багровеет рубец на его щеке. Изрыгая проклятия, бандит бросился на девушку, но не успел сделать и шага, как неизвестно откуда брошенное лассо обвилось вокруг него. Спунер упал в ручей.

Отчаянно барахтаясь, он пытался освободиться от веревки и встать. Обученная работе с лассо, лошадь незнакомца отпрянула назад, и Спунер вновь распластался в воде. Громко ругаясь, он потянулся за кольтом, но тот, оказалось, выпал из кобуры при падении.

Мария сразу узнала всадника. Это был тот высокий человек, которого она видела у костра в каньоне.

— Добрый вечер, мэм, — сказал незнакомец учтиво. — Этому парню, кажется, полезно освежиться.

— Утопите его, мне все равно, — сказала девушка в сердцах, потом улыбнулась. — Хочу поблагодарить вас, не знаю, что бы и делала.

Вороной конь сделал шаг, и Спунер опять рухнул плашмя.

— Вам лучше иметь сопровождающего до Римрока, мэм. Я знаю, Райли был бы огорчен, узнав, что его знакомая попала в беду.

— Вы его друг?

— Друг Лорда Райли? Думаю, что да.

Незнакомец подъехал к ручью и вытащил Спунера на дальний берег. Потом ослабил веревку, и тот выбрался из петли.

— Я тебя убью! — злобно выкрикнул неудачливый любовник.

— Аи-аи, он, кажется, очень нервный, мэм. Может быть, ему будет полезна вечерняя прогулка?

И пришпорив коня, всадник догнал лошадь Спунера и легонько хлестнул ее веревкой. Обиженное животное ускакало прочь. Ганфайтер разразился потоком ругательств.

Кио, это был он, вернулся к Марии.

— Если вы мне позволите, — сказал он вежливо, — остальную часть пути до города я поеду с вами.

— Будьте осторожны, это Страт Спунер.

— Слышал о нем.

— Говорят, убил несколько человек.

— Там, на дороге, он показался мне очень возбужденным. — Кио внимательно взглянул на нее. — Он ждал вас?

— Очень может быть. Я часто езжу этой дорогой, — она помедлила. — И что примечательно — он тоже, и не только, когда еду я.

— И куда же это он ездит? Места кругом безлюдные… — озадачился Кио, но потом добавил: — Если только он не связан с теми, кто прячется в Голубых горах. Там сейчас скрывается до трех десятков ганфайтеров, закоренелых убийц. — Вам приходилось бывать у истоков ручья Индиан? К востоку — их лагерь. Очень крутые ребята. Мы однажды наткнулись на них, они нас не заметили. Одного я узнал. Его зовут Гус Энлоу. Он находится в розыске.

Мария тоже где-то слышала это имя.

Они уже были на окраине Римрока, когда ее спаситель стал прощаться.

— Кто вы? Как мне вас называть? — спросила она.

— Никак, мисс Шатток, забудьте обо мне. Я знаю, вы очень дороги Лорду, хотя он никогда не упоминал вашего имени. Увидев, как вы пересекаете Коттонвуд, я последовал за вами, чтобы узнать, кто вы, а потом решил проводить до города, чтобы убедиться, что с вами все в порядке.

— Спасибо. Вы назвали Райли Лордом?

— Сокращенно от Гейлорда. Однажды в магазине он примерил цилиндр, а я сказал, что он похож на лорда.

— Вы давно его знаете?

Кио замялся, а потом произнес спокойно:

— Да, знаю достаточно давно, и смею вас уверить — нет человека лучше. Если он получит возможность, то многое сделает на своем ранчо.

— Говорят, он украл скот.

— Лорд? Никому не верьте. Он не сделает этого. Никогда в жизни.

— Но у него неизвестно откуда появилось стадо.

— Он купил его в Спэниш-Форк и пригнал сюда через пустыню Свелл.

— Но это невозможно!

— Возможно. Хотя чаще всего пробовать не стоит — бросовая затея. Нынче особый год, поздняя весна, дожди. А если еще иметь хороших друзей, которые подскажут, где есть вода, то можно и не такое сделать. И поверьте мне, я из тех, кто помогал ему.

— Один из ваших друзей ранен?

— Вы заметили? Да, ранен, и мы очень беспокоимся за него.

— У вас есть медикаменты и все прочее?

— Ничего, — с горечью покачал головой Кио. — У нас ничего нет. И он не хочет, чтобы мы отвезли его в дом Малыша, то есть Лорда. Боится, что из-за него будут неприятности.

— Это пулевое ранение?

Кио понял, что зашел слишком далеко, чтобы не довериться ей сейчас, хотя он доверял ей с самого начала.

— Да.

— Подождите меня здесь, я попытаюсь что-нибудь достать.

Ей не раз приходилось помогать раненым, и она хорошо знала, что нужно взять из аптечных запасов.

Аптекарь, невысокий, краснолицый человек по имени Уайт, с удивлением посмотрел на Марию.

— У вас что, была перестрелка? На ранчо?

— Нет. Дядя Дэн хотел только, чтобы все было под рукой… Эти бандиты, которые крадут скот…

— Ну и страсти у вас там! — криво усмехнулся Уайт. — Тут Пико приходил на прошлой неделе. Чуть ли не всю аптеку скупил.

— Не важно, дайте мне все, что я заказала, и пожалуйста, поскорее, — решительно потребовала Мария. Она понимала, что каждая минута ожидания грозила опасностью ее новому другу. Он мог усомниться в ней и уехать.

— Хорошо, хорошо, как скажете, — ворчал Уайт. — Но Пико забрал столько бинтов и лекарств, что хватило бы на целый полк…

— Вы мне дадите, что я прошу, или нет? — рассердилась Мария.

— О, конечно! — заторопился аптекарь, заворачивая пакет. — Я и не думал…

Она схватила пакет и помчалась к выходу, чуть не задев входящего шерифа. Девушка так спешила, что даже не осознала, с кем столкнулась в дверях.

Эд Ларсен повернулся и посмотрел ей вслед. «И давно ли Мария Шатток не разговаривает со мной?» — подумал он и подошел к прилавку.

— Леденцов на десять центов. Все, что осталось старику.

— Ох-ох-ох! — покачал головой Уайт. — Ну и молодежь пошла! Вот, Мария Шатток…

Шериф Ларсен был терпелив, умел слушать и сейчас без комментариев выслушал все, что ему выложил аптекарь.

— Какой-нибудь парень, — мудро рассудил шериф, — девчонки всегда суетятся в таких случаях.

Лицо Уайта прояснилось.

— О, конечно, я об этом не подумал.

Ларсен вышел и закрыл за собой дверь, умело ответив на все вопросы Уайта. В конце концов город маленький, а Уайта снедало любопытство… Кроме того, в округе было мало подходящих молодых людей, и Ларсен не хотел участвовать в рождении сплетни.

Мария уже уехала, и только пыль из-под копыт ее лошади оседала на дороге.

«Если я поеду, то доберусь до ранчо к ужину, — размышлял Эд. — Дэн, кажется, ужинает поздно».

Чем больше он думал, тем больше ему нравилась эта идея. И не так далеко ехать. А еще если учесть, как готовят на ранчо Шаттока… Не говоря уж о том, что можно узнать, слушая других.

Глава 12

Столовой на ранчо Шаттока служила длинная комната с низким тяжелым потолком и огромным камином. Дэн любил жить широко, но сейчас он подошел к той черте, когда жить так стало невозможно.

Завтракал он вместе со своими работниками, полдень обычно проводил на пастбище и обедал возле походной кухни или у бивуачного костра. Ужин, по его настоянию, проходил торжественно, за столом, покрытым скатертью, с хрусталем и серебром.

Отчасти это объяснялось его личным предпочтением, отчасти делалось ради Марии. Он полагал, что девушке надлежит иметь солидный дом, достойное окружение, но без чопорности.

Среди приглашенных к его столу были Сэмпсон Маккарти, шериф Ларсен, Оливер и доктор Бимэн. Их радушно принимали в любое время. Когда появился Ларсен, Маккарти и доктор Бимэн уже прогуливались на веранде. Вскоре гостей пригласили к столу.

Мария быстро переоделась и поспешила в столовую к ужину. Подойдя к двери в тот момент, когда мужчины входили в комнату, она услышала обрывки разговора: «… Ограбление на станции Каспер… По крайней мере, один из них ранен… Думаю, банда Колберна… «

Маленький, жилистый человек, часто грубый, всегда раздраженный — таким помнили доктора Бимэна его пациенты и друзья. Несмотря на склочный характер, он был хорошим врачом. А грубость и жесткость никого не могли поразить в приграничном районе. Будь он более покладистым, никогда не приехал бы на Запад, потому что по тем временам его профессиональный уровень был гораздо выше среднего. Сейчас доктор просто выходил из себя.

— Черт возьми, Ларсен, — говорил он раздраженно. — Когда наконец арестуете этого Райли? Вы прекрасно знаете: он — вор, а может, и убийца. Признал же, что купил скот у Кокера! Мне говорили…

— Этому нет доказательств. А о краже скота… Барридж сообщил мне, что Райли взял из банка около четырех тысяч долларов.

— У нас пропадает скот, — мягко вмешался Оливер. — Такого никогда не случалось до его приезда сюда. Я признаю, что доказательств нет, но именно так обстоят дела.

Маккарти положил на тарелку ростбиф и передал ее шерифу.

— Друзья, это я сказал Райли, что у вашего племянника, док, есть стадо в Спэниш-Форк, и посоветовал поскорее заключить сделку. Вы сами, доктор, жаловались мне, что Кокер пытался получить у вас дополнительный капитал.

— Да, просил, но не получил. Кокер Бимэн всегда был дураком, когда вопрос касался денег. Тратил их очертя голову. К тому же он ничего не смыслил в скотоводстве. Он делал одну глупость за другой… И вот результат. Убит и ограблен. А кто еще знал о полученных деньгах? Райли — единственный.

— Бросьте, могли знать и другие, — возразил Маккарти. — Если бы вы, док, оперируя пациентов, так же мало знали о них, как о Райли, которого обвиняете, то на вашей совести было бы много мертвецов.

— Операция — вот, что нужно. Операция с помощью веревки.

— Он много трудится, — неожиданно сказал Шатток. — Я видел это, когда мы навестили его в ту ночь. Он проделал огромную работу. Столько построил. Такой человек не ворует.

Мария благодарно взглянула на дядю, и он испытал удовлетворение от того, что высказал свои мысли вслух, хотя червь сомнения все еще грыз его. Но отказать парню в трудолюбии он никак не мог. На подступах к ранчо они пересекли небольшое старое русло, и он увидел запруду, которая удерживала немного воды. На склоне стояла плотина-распределитель. Сам Дэн никогда такие не сооружал… Потом дом, коррали… Кто-кто, а Шатток знал, какие временные укрытия строят те, кто крадет скот. Они довольствуются наскоро сколоченными лачугами и нигде не задерживаются надолго. Свой дом Райли построил из любовно подобранных, очищенных бревен и подготовил материал для других построек. Возможно, он и вор, но по всему видно, что намерен остаться жить здесь надолго.

— Юстис прав, — объявил Бимэн, — если шериф не способен что-либо предпринять, мы должны объединиться и действовать сами.

Ларсен намазал маслом толстый ломоть хлеба, откусил кусок и с аппетитом прожевал его. Что не говори, а масло у Шаттока самое лучшее в округе.

— Когда придет время действовать, за мной не заржавеет. — Он поднял свои голубые глаза и посмотрел на доктора. — А если Юстис или кто-либо другой затеет самосуд, я его арестую и постараюсь, чтобы его осудили за содеянное, — Ларсен улыбнулся, — включая и вас, доктор.

В его голосе не было ни гнева, ни властности, просто констатация факта, но Бимэн не сомневался: Эд выполнит, что обещал.

Когда все поднялись и направились в кабинет Шаттока, чтобы выпить бренди и выкурить сигарету, шериф остался сидеть за столом вместе с Марией.

— Я старый человек, — сказал он улыбаясь, — и компания молодой леди вдохновляет меня больше, чем бренди.

Девушку вдруг охватил страх. Что ему нужно? Не собирается ли он допытываться? Задавать вопросы? Она поспешила отвлечь его внимание от острой темы.

— Шериф, все говорят, что вы швед, но у вас не шведский выговор.

Ларсен засмеялся.

— Мой отец швед, а мать фламандка, родился я в Голландии. Говорю по-шведски, голландски, фламандски… и немного по-французски. Однако больше всего мне нравится слушать. Сегодня я слушал аптекаря, а он любит поговорить.

Хотя Мария испугалась, но самообладания не потеряла. Нет, она их не выдаст. Незнакомец доверился ей и помог. Скорее всего, ничего бы не случилось там на дороге, но никто раньше так не покушался на нее. Она должна быть очень осмотрительна.

— О, какое совпадение, — начала Мария, изображая абсолютное спокойствие, — сегодня вечером я тоже была в аптеке. Надеюсь, не дала повода для разговоров этому болтуну.

Эд посмотрел на нее с любопытством. В таком месте, как это, шериф должен быть больше, чем шериф. Он и психолог, и советчик, и судья.

— Знаете, Мария, — произнес он тихо. — Пока суд да дело… будет лучше, если мы сами решим свои проблемы…

Она налила ему чашку кофе, ожидая, что последует дальше. И была удивлена, когда он сказал:

— Молоденькой девушке нужна осторожность. Я не спрашиваю, что вы будете делать с бинтами…

Неожиданно она села напротив него.

— Я отдала их человеку, который, скорее всего, вне закона. Я не знаю, так ли это, и мне все равно. Если бы не он, мне…

Она запнулась, но потом, не называя места, коротко рассказала обо всем, что произошло с ней.

— Вот как? Страту следовало быть умнее.

Надобность в вопросах отпала. Теперь Эд полностью понимал ситуацию, по крайней мере, так ему казалось. А в том, что раненый — член банды Колберна, и без того был уверен.

Шериф сказал правду — в редком городе на Западе имелся суд, и ближайший к Римроку находился далеко на севере; привезти туда арестованного стоило труда, но неимоверно сложно — доставить свидетелей и достаточно доказательств. Все это накладывало на шерифа огромную ответственность, зачастую только он должен был принять решение, от которого зависели судьбы людей. С одной стороны ему необходима была орлиная зоркость, а с другой — слепота древнего царя Эдипа. В некоторых случаях проблемы утрясались сами собой, порой ситуация прояснялась при устранении одного фактора. Эд Ларсен редко прибегал к арестам, еще реже обращался в суд. Он много повидал преступников на своем веку и каждому знал цену. Встречались на его пути и кровавые, безжалостные изверги, и заблудшие благородные Робин Гуды. Сегодня его тревожила банда Колберна. Она числилась в розыске. Несколько дерзких налетов, последний на станцию Каспер. Ряд перестрелок. Да, бесстрашные, отчаянные и очень хитрые, но, по-своему, порядочные люди. До сих пор они не совершали преступлений на его территории, но кружили где-то поблизости, и он знал, если их накроют, окажут отчаянное сопротивление. И кто сможет предсказать потери, в которые обойдется схватка?

Мария вышла из комнаты, Ларсен остался один, потягивая кофе, и посмеивался, вспоминая, как тщательно избегала она в разговоре упоминать название ручья и места и описывать внешность незнакомца. Но беда надвигалась, и он пока не видел, как ее предотвратить.

Только кажущаяся незаинтересованность Дэна Шаттока сдерживала назревающий взрыв. Юстис стремился захватить лидерство в обществе, боролся за власть, которой все эти годы пользовался Дэн.

Было очевидно, что Мария не рассказала дяде о встрече со Спунером, в противном случае Дэн с Пико и другими работниками немедленно оказались бы в городе, и Страт уже болтался бы на ближайшем дереве.

Эд Ларсен поставил чашку. Надо действовать самому. Повидать Спунера и приказать ему убраться из города.

Ларсен считал себя достаточно смелым человеком, но мысль о встрече со Спунером вызывала в нем неприятное чувство. Шериф никогда не был ганфайтером, хотя воевал с индейцами, охотился на бизонов, много лет назад служил в армии в Европе, но состязаться со Спунером в быстроте стрельбы не стал бы. Однако выдворить его необходимо.

Маккарти поджидал шерифа на веранде.

— Едете? Я подумал, что вам нужна компания.

— Нужна, очень нужна.

Сэмпсон был тем, с кем можно поговорить и быть уверенным в сохранении тайны. По дороге Эд коротко и ясно поведал приятелю о событиях дня, упомянув о бинтах и лекарствах, а также о своей догадке, что человек, пришедший на помощь Марии, скорее всего, член банды Колберна.

— Да, похоже.

Некоторое время они ехали молча. Затем заговорил Маккарти:

— Эд, до вас когда-нибудь доходили слухи о том, что в банде Колберна пять человек, а не четыре, как считают сейчас?

— Слышал.

— На станции Каспер орудовало четверо, в горах прячется столько же…

— Кажется, однажды в вашей газете были заметки, где упоминался пятый.

Маккарти замахал руками.

— Нет, нет, только предположение, но я ошибался. Никто с уверенностью не мог подтвердить, что видел более четырех.

Они ехали по направлению к Римроку, не подозревая, какие там назревают события и как они скоро изменят ситуацию.

Страт Спунер, оставшись один в темноте, долго шлепал по воде руками, стараясь найти выпавший револьвер. Осознав наконец безнадежность поисков, выбрался на берег и направился вслед за лошадью. И тут ему повезло. Отшагав четверть мили по тропе, он увидел беглянку, которая спокойно стояла у куста, за который зацепились ее поводья. В Римрок Страт приехал мокрый, промерзший и злой. Он был охвачен яростью и мог бы расправиться с первым встречным.

Ник Валентц лежал на своей койке и читал газету. Он повернул голову и ошарашенно уставился на Спунера, с одежды которого грязная жижа стекала струями.

— Что случилось, черт побери?

— Заткнись.

Ник Валентц еще раз оглядел приятеля и молча стал наблюдать, как громила раздевается, вытирается грязным полотенцем и снова одевается.

Вдруг Спунер повернулся к нему.

— Ты говорил Хардкаслу, что однажды где-то видел Райли. Вспомнил где?

Валентц колебался. В таком состоянии Спунер очень опасен, и ему не хотелось провоцировать его. Но он обещал Хардкаслу, дело пахло деньгами.

— Нет, не вспомнил.

Спунер двинулся на него.

— Черт возьми, Ник, если узнаю, что врешь, заткну тебе в глотку двустволку и выпущу обе обоймы.

Угроза подействовала. Ник медленно поднялся и облизал губы. Ну что деньги в конце концов! Мертвому они не нужны.

— Кажется… ну, в общем… только я совсем не уверен…

— Выкладывай, не тяни!

— В Прескотте однажды я видел… А может, это был не он. Вместе с Джимом Колберном… Этого Райли.

Спунер поставил сапог на пол, чтобы сунуть в него ногу, и удовлетворенно крякнул.

— Хорошо! Чертовски здорово! Значит, у ручья был Кио.

— О чем ты?

— Сколько денег, ты говоришь, обещано за банду Колберна?

— Восемь, может, десять тысяч. Большая часть за Вивера, но вознаграждение обещано за всех.

— Вставай. Пойдешь к боссу. Потом поедем, врасплох захватим этих парней и получим денежки… Я знаю, где сейчас банда.

Мартин Хардкасл сидел в своем офисе один. Его кабинет только что покинули Спунер и Валентц. Ему пришлось прождать дольше, чем намечал, но теперь ситуация созрела. Правда, получилось не так, как он планировал. Война между Шаттоком и Райли из-за кражи скота, во время которой Дэну следовало погибнуть в бою, так и не разгорелась. По неизвестной причине Шатток не дал себя в нее втянуть. Однако новые обстоятельства обещали ему не менее привлекательные возможности.

Страт возьмет своих ребят и несколько местных, среди которых такие горячие головы, как Юстис, и нападет на ранчо Райли в Свит-Алис-Хиллз. Банда Колберна окажет сопротивление, начнется пальба. Но у Спунера численное преимущество. Во всем, что случилось и раньше и теперь, обвинят известную банду — и концы в воду. Наконец он дождался такого случая!

Хардкасл встал и пошел к задней двери. Чата, мальчишка мексиканец, который спал в сарайчике позади салуна, иногда исполнял его поручения, и Хардкасл решил послать его сейчас с запиской к Дэну Шаттоку. За службу вручил доллар.

Потом вернулся в бар и, вынув из чехла ружье, тщательно почистил и зарядил его. Проверил и перезарядил кольт. Всю работу сделал с удовольствием. Уж такой шанс он не упустит.

— Потом, — сказал он вслух, — Мария.

Глава 13

Гейлорд поднялся из каньона Фейбл и остановился на краю плато Темного каньона. Солнце садилось, но жара еще стояла. Он радовался, что закончил работу, которую наметил, хотя устал.

На следующий день, отобрав самых лучших телок и бычка из племенного молодняка, Райли погнал их в долину Фейбл на богатое травой пастбище, откуда они не могли разбрестись. Поэтому, приехав на ранчо, Джим Колберн не застал Малыша. Он собирался обсудить с ним важные проблемы и остался ждать его возвращения.

Ни он, ни Райли не знали, что именно в этот момент Страт Спунер покинул Римрок и направился по дороге, которая вела его к встрече с Марией.

В лагере Пэрриш, присматривающий за Вивером, метался как загнанный зверь, проклиная все на свете. Он лучше других разбирался в ранах и видел, что Вивер угасает. Здесь, в каньоне, без медицинской помощи ему не выкарабкаться. Нужны срочные меры. И Пэрриш вдруг решил не дожидаться возвращения Колберна.

Пока Вивер бормотал и кричал в бреду, Пэрриш быстро свернул лагерь и упаковал вещи. То, что он собрался сделать, могло убить Вивера, но давало хоть ничтожный шанс на спасение.

Оседлав лошадей, Пэрриш подошел к Виверу.

— Мы сматываемся, — сказал он. — Тебе придется встать.

Вивер слишком долго жил вне закона, чтобы не понимать приказ с первого слова. Если они сматываются, значит, возникла опасность. Пэрриш с трудом поднял раненого на ноги, усадил в седло, привязал и, не теряя времени на уничтожение следов стоянки, отправился в путь, ведя лошадь Вивера и двух вьючных в поводу.

Колберн покинул лагерь час назад, Кио чуть позже.

На всей этой огромной пустынной земле неизвестно по чьей воле и почему разные люди вдруг неуклонно стали двигаться к одной точке, приближаясь к развязке, о которой никто из них даже не подозревал.

Райли въехал во двор ранчо с заходом солнца и сразу увидел Колберна. Еще крепкий, сильный, но уже с заметной проседью старый бандит поднялся ему навстречу. Круз наблюдал за ними, стоя в дверях.

Колберн даже не успел начать разговор, как в воротах появился Пэрриш, ведя за собой лошадей.

— Прости, Джим, — сказал он, — я не мог ждать.

— Круз, — крикнул Райли, — приготовь постель в доме.

Мексиканец быстро ушел, а Колберн и Райли помогли Виверу покинуть седло и войти в дом.

Гейлорд осмотрел рану, встал, взял шляпу и пошел к двери.

— Ты куда? — спросил Колберн.

— Ему нужен доктор, а в Римроке есть один.

Не ожидая возражений, он вышел во двор, перенес седло на свежую лошадь и выехал на дорогу. Его буланый был стайером, и они очень быстро добрались до города.

Маккарти сидел на кровати, сняв один сапог, когда услышал стук в дверь. Райли вошел усталый и весь в пыли.

— Маккарти, вы знаете доктора Бимэна? Он нужен на ранчо.

Сэмпсон задумался в нерешительности.

— Бимэн настроен против тебя, Райли. Он считает, что ты убил Кокера и украл его скот.

— Я могу показать ему купчую. Но сейчас не важно, что он думает обо мне… Он врач, а на ранчо находится человек, которому необходима его помощь. Я должен попытаться.

Когда Маккарти и Райли явились к Бимэну, тот сидел за конторкой с какими-то счетами. Увидев Гейлорда, нахмурился.

— Я слышал, что вы обо мне дурного мнения, — резко начал Райли, — но, думаю, это не относится к делу. Один из моих работников получил пулевую рану, ему плохо, он может умереть.

— Ты проклятый шакал-убийца… — зло зашипел Бимэн.

— Док, если вы подобное скажете мне завтра, вам лучше иметь в руках оружие. Но сегодня я слишком нуждаюсь в вашей помощи, чтобы спорить с вами. К слову, на скот у меня есть купчая за подписью вашего племянника и свидетеля.

— Свидетеля?

— Да.

— Разберемся! Я посмотрю твоего раненого. А потом мы раз и навсегда все выясним. И не думай, что запугаешь меня бряцанием оружия. Я им пользовался, когда у тебя молоко на губах не обсохло.

Поднимаясь на крыльцо, док Бимэн пристально взглянул на стоявшего в стороне Кио и, не теряя времени, вошел в дом. Он прощупал пульс у раненого и снял повязку.

— Пулю вынули? — повернулся он к Райли.

— Не знаю, меня там не было.

— Придется оперировать.

Во дворе вновь раздался топот копыт, и Райли кинулся к двери. Джим Колберн стоял у домика для работников, Кио — около конюшни. Оба с ружьями в руках.

К крыльцу подъезжала Мария.

— Гейлорд, — она впервые назвала его по имени, — на тебя собираются напасть. Юстис и Спунер заехали на ранчо за дядей Дэном, но он отказался участвовать в их походе.

Райли, не отдавая себе отчета, принял на себя командование.

— Кио, — сказал он быстро, — поднимись на гору. Тропинка начинается за корралем. Оттуда хорошо просматривается вся округа. Когда увидишь их, дай знать.

К двери подошел Бимэн.

— Мария, иди-ка сюда, помоги мне.

Он вернулся в дом, и Райли вошел следом. Из ниши в стене он вытащил кожаный бумажник и достал купчую.

— Разве эта подпись не вашего племянника? И вот и свидетель — бармен из Спэниш-Форк.

Бимэн взглянул на подпись.

— Да, рука Кокера. Бармена я тоже знаю. — Он прошел мимо. — Сейчас не время.

— Я думал, вы слышали: на нас вот-вот нападут!

Бимэн резко повернулся к нему.

— К черту, я занят, держите их подальше от меня, это единственное, что прошу. Держите их подальше, если хотите, чтобы ваш человек остался жив.

Райли вышел во двор к Колберну и Пэрришу.

— Вы слышали его: это наше дело.

— И мое, амиго, — сказал Круз, — я один из вас. Разве нет?

— Когда все кончится, мы отсюда уедем, — произнес Колберн.

— Если так, я уеду с вами, — ответил Райли.

— Что это значит? — спросил Колберн.

— То, что вам незачем отсюда уезжать. Послушай, Джим, Вивер там борется за свою жизнь, и у него есть шанс выжить. Пэрриш недавно едва избежал опасности. Все против вас. Если вы уедете, у вас будут большие неприятности.

— Ну и что ты предлагаешь?

— Мне нужны помощники, а вам принадлежит часть этого ранчо. Я прошу вас остаться и работать вместе со мной. У вас есть первоклассный жеребец моргановской породы, а у нас несколько кобыл. Здесь хорошие места для табуна лошадей. Я хочу сказать, что ваши скитания кончились. Вы — дома!

— А как насчет этого шведа, шерифа?

— Мне кажется, что он знает, кто я, но оставил меня в покое. Однажды в моем присутствии он произнес целую речь о том, как важно вовремя дать человеку шанс и, кажется, имел в виду меня. Я почти уверен, что и вам он тоже даст шанс.

Джим Колберн смотрел на вершины гор. Глупо хорохориться и не признавать, что ты устал. Устал от необходимости прятаться и хитрить. Как здорово зажить своим домом, иметь друзей, вдохнуть дым костров при клеймении животных и опять держать в руках лассо…

— Думаю, он прав, Джим, — сказал Пэрриш, — Кио того же мнения. Мы ведь не раз мечтали покончить с прошлым, и Кио давно бы бросил. Но он не хотел покидать тебя в беде.

Колберн все смотрел на горы. В черный «бизнес» он втянулся, сам того не желая, и, казалось, из него нет выхода. И вдруг свет в конце туннеля! Они нападали, захватывали и разрушали, нанося ущерб; может, еще не поздно вернуть человеческому сообществу долги, начать строить, созидать, жить в мире с собой?

Но хочет ли он остаться? Или ночные дороги снова позовут его? Эти вопросы он себе не задавал: все прежние желания давно покинули его. Начинали они бесшабашными молодыми ковбоями, теперь стали зрелыми мужчинами, настало время все изменить. Им повезло, что представилась такая возможность.

Какая странная и замечательная штука жизнь! Сколько в ней неожиданных граней. Малыш, которого они так старались спасти, теперь спасает их самих.

— Ну хорошо, Райли, — заключил Колберн, — принимай работников!

Спунер остановился там, где кончался каньон Трейл.

— Из этой дыры нет выхода, — указал он. — Возьми четырех человек, Ник, и отправляйтесь в объезд по каньону Руин. Обойдите их с севера. Мы завяжем драку и, когда ворвемся на ранчо, будем стрелять в каждого, кто не на лошади.

— Сколько их там? — спросил Валентц.

— Четверо или пятеро. Один болен, лежит в доме, кто-то на пастбище.

— Там Райли, Круз и Луис. Ты их забыл?

— Нас восемнадцать, — возразил Страт, — а что касается Дарби, он все бросит и убежит. К тому же сейчас, по моим данным, этот вояка в долине и вряд ли появится.

— Ладно, — согласился Ник. — Когда начнем?

— На рассвете. Приготовься! Когда мы откроем пальбу, тут же нападай.

Ганфайтеры спешились и молча закурили, ладонями прикрывая огоньки сигарет. Вскоре Ник Валентц и его люди покинули укрытие и отправились в путь, чтобы к утру занять свою позицию.

Место, где ждал Спунер, находилось в полутора милях от поста Кио на Свит-Алис-Хиллз. Один раз ночью Кио слышал вдалеке какой-то звук. Звук не повторился. Это мог быть камень, упавший со скалы, или маленький зверек, шмыгнувший в темноте. Но Кио охватила тревога, его мучила мысль, что в случае внезапного нападения на ранчо он застрянет здесь на горе и ничем не сможет помочь своим товарищам. Поразмышляв, он решил спуститься ближе к дороге.

На ранчо, которое находилось на пятьсот футов ниже его поста и хорошо просматривалось сверху, всю ночь горели огни и сновали люди.

На пороге дома появилась Мария.

— Гейлорд, где взять чистую воду? Доктору нужно прокипятить инструменты.

Из темноты вышел Круз, взял ведро и пошел к ручью.

Мария стояла в темноте рядом с Райли, ожидая возвращения мексиканца.

— Как он? — спросил Гейлорд шепотом.

— Плох, очень плох. Док обеспокоен. Слишком поздно!

Они помолчали, потом Мария спросила:

— Ты из-за них, твоих друзей, не хотел мне ничего говорить в тот вечер?

— Тебе известно, кто они?

— Кио мне сказал.

— Да, они мои друзья. Я был одним из них.

— Но ты бросил это?

— Да, они сложились и дали мне денег, чтобы я начал другую жизнь. Вот, теперь ты знаешь все…

— Неужели ты думал, что для меня имеет какое-нибудь значение твое прошлое?

Ночь была тихой. Низко висели звезды, и небо еще не начало светлеть, хотя на такой высоте светает очень быстро.

Гейлорд смотрел на звезды, всем своим существом ощущая рядом присутствие девушки. Но действительность то и дело посылала ему тревожные сигналы. Что ожидает их обоих этой ночью? Предстоит настоящий бой. Среди нападающих будут горожане и фермеры, хотя основная масса — наемные стрелки, укрывающиеся в Голубых горах, часть из которых отпетые убийцы. Среди тех, кого могут подстрелить, окажутся такие, как Юстис и Бигелоу. Когда начнется перестрелка, кто укажет жертву пуле?

Наступает момент, когда каждый человек должен определиться, выбрать свою позицию. Если судьба еще раз подарит ему жизнь, думал Райли, он намерен остаться здесь и удержать других рядом. Вот его выбор. И он будет отстаивать свое право на него. К тому же, сейчас ему было за что бороться.

Как хорошо, что Дэн Шатток отказался присоединиться к нападающим!

Вернулся Круз с водой, и Мария ушла в дом, оставив Райли одного.

Он еще раз проверил оружие, битком набитые патронташи, направился к выезду на дорогу и остановился, прислушиваясь. Ни звука.

Только лежащая в кармане записка заставила Дэна Шаттока покинуть ранчо и отправиться в путь в столь поздний час. Но ехал он неохотно. Написанное незнакомым почерком (ведь Дэн никогда не видел, как пишет Мартин Хардкасл) послание без подписи отличалось конкретностью и лаконичностью:

«Если вам нужны доказательства, то десять ваших бычков находятся в загоне около развалин в Хаус-Парк-Бьютт. На них свежее клеймо „5 Б“.

Существовало несколько способов, как из клейма Шаттока «Лейзи Эс» сделать клеймо «5 Б», которое принадлежало Райли. Стремясь узнать, кто крадет его скот, Шатток одновременно страшился обнаружить, что вор — Гейлорд. Поэтому, получив записку, подсунутую под дверь, он никому ничего не сказал, а оседлал лошадь и поскакал в ночь… Если скот действительно в Хаус-Парк-Бьютт и клеймо подделано, он получит убедительное доказательство… и присоединится к атакующим.

Холм Хаус-Парк-Бьютт почти пополам разделял долину, где Райли, как болтали, держал свой скот, и это место лежало всего в нескольких милях к северу от ранчо на плато каньона Фейбл.

Шатток ехал быстро. Уже не молодой человек, он был сильным, жилистым и, как говорится, рожден в седле. К тому же он хорошо знал местность, по которой ехал, и легко ориентировался в горах даже ночью. Путь его лежал по краю Меса-Солт-Крик и дальше по еле видимой тропе к крутому холму Бьютт на равнине.

Мартин Хардкасл, который знал обо всем, что происходит вокруг, не мог предположить, однако, что маленький мексиканец Чата имел своего героя. Малодушный Чата жил в страхе перед Хардкаслом, подчиняясь каждому его слову, за это Хардкасл следил, чтобы мальчика кормили, и иногда давал ему денег. Но все это ничего не значило по сравнению с идолом, которому мальчик поклонялся.

А идолом для него стал человек из его народа, отличный работник, умеющий бросать лассо, первоклассный наездник и стрелок — Пико… Сейчас, будучи совсем близко от него, Чата естественно воспользовался случаем, чтобы взглянуть на кумира еще разок.

На ранчо «Лейзи Эс» мальчик робко прокрался к двери барака для работников и остановился, боясь идти дальше. Изнутри доносился храп. Так как ночь не была холодной, дверь оставили открытой. Он пододвинулся поближе, пытаясь рассмотреть своего героя и его оружие.

— Чата, — позвал тихий голос, и мальчик подпрыгнул от неожиданности, — что ты здесь делаешь?

Пико сидел на койке с револьвером в руке.

— Я хотел только посмотреть на «пистола», — сказал паренек.

— Ты увидел его, теперь лучше иди. Ты так крался, что мог бы и пулю получить.

Пико говорил тихо, по-испански. Вдруг он понял, что присутствие мальчика на ранчо не могло быть случайным.

— Чата, а что ты тут делаешь? Зачем пришел?

Чата колебался. Сеньор Хардкасл не разрешал никому говорить о записках или поручениях. И до сих пор маленький посыльный подчинялся этому правилу. Но сейчас… Ведь перед ним Пико!

— Я принес записку сеньору Шаттоку.

Какая записка? Он не знал, знал только, что она от сеньора Хардкасла и что о ней нельзя говорить. Отдал ли он записку Шаттоку? Нет, он подсунул ее под дверь и спрятался, когда Шатток вышел посмотреть, кто пришел. Что в записке? Чата ответил, что не умеет читать по-английски. Конечно, он может прочитать клеймо. Они одинаковы на всех языках. Какое клеймо? «5 Б», там были и буквы, большие буквы, как на клеймах, но они стояли в начале слов X-П-Б… а слова — короткие.

Пико заволновался. Он теперь не мог понять, какой звук разбудил его — пони мальчика или лошадь Шаттока? Одно знал точно: Дэн уехал в ночь, вызванный запиской без подписи, и наверняка попадет в ловушку.

Пико быстро оделся и пошел в дом. Кровать Дэна пустовала, в офисе тоже никого. С собой хозяин взял пояс с патронами и винчестер.

Седлая лошадь, Пико раздумывал над названием места. Без сомнения, клеймо «5 Б» как-то ограничивало зону поиска, ибо только две вещи могли заставить Шаттока сесть на коня посреди ночи: кража его скота или что-то, связанное с Марией.

«5 Б» — клеймо Райли, а Райли обвиняли в краже скота, Пико помчался на поиски «5 Б»… Мысленно он перебирал все места, которые могли иметь отношение к этому клейму.

Маверик-Пойнт… Севен-Систерз… Мормон-Пейстча… Меса-Солт-Крик… Бриджер-Джек… Биг-Покет… Дедмэн-Пойнт… каньон Ларк… Катидрал-Бьютт — Бьютт начиналось на «Б». Каньон-Джип… И тогда он догадался: Хаус-Парк-Бьютт в долине!

Пико пришпорил коня, чего никогда не делал раньше, и поскакал.

Глава 14

Все пришло в движение этой ночью, что-то происходило в каньонах, какие-то звуки слышались на плато, но не ветер, не бег койота нарушали покой замершей во тьме природы. Даже зверюшки, навострив уши навстречу странным звукам, тревожно вслушивались в ожидании, что же еще будет.

То конь копытом коснулся камня, то заскрипело кожаное седло, то зазвенела шпора. Где-то ветка скользнула по кожаной одежде ковбоя, лошадь беспокойно забила копытом, кто-то откашлялся. Это были тихие звуки, но такие различные. И каждый зверь сторожко напрягся, так как не знал, кто намеченная жертва и когда кончится погоня.

Только звезды сияли спокойно, да тени от скал становились еще чернее.

В доме на ранчо человек по имени Вивер пришел в сознание и отдыхал после того, как из его тела извлекли пулю.

Он посмотрел на Райли.

— Прости, Лорд, им не надо было привозить меня сюда.

— Твое место здесь. Это твой дом.

В тускло освещенной комнате лицо Вивера казалось бледным и изможденным, и Райли почувствовал, как холодный страх пронизал его с головы до ног. Он, не имевший семьи, знал, что эти люди из преступного мира — его семья, и принял их, не думая о том, хорошо или плохо поступает в глазах законопослушного мира.

— Расслабься, дружище, ты дома, — сказал Райли тихо, повернулся и вышел в темноту.

Не раздалось ни слова, ни звука, но Райли тоже чувствовал в ночи какое-то движение. Обычно каньоны и пустыни наполнены тихими звуками, даже в самых уединенных местах своя жизнь, свои заботы. Но сегодня все по-другому, и не потому, что он настороже. И это не игра воображения — там таилась опасность, и она приближалась с каждой минутой.

Живя в диком краю, он научился распознавать звуки. Улавливая привычные шумы, его слух не реагировал на них, выделяя только незнакомые звуки или отмечая наступившую тишину, что само уже являлось предупреждением. Если насекомые прекращали петь, значит, к ним приблизилось нечто опасное, непонятное.

Райли переложил винчестер из руки в руку и посмотрел на гору, где дежурил Кио. От него никаких вестей. Плохо это или хорошо?

Дэн Шатток направил лошадь вверх, к развалинам возле Хаус-Парк-Бьютт, но ничего там не нашел. Он внимательно осмотрел их и дорогу, стремясь различить следы. Наступило утро, и было достаточно светло, но он увидел только старые отпечатки, оставленные пасущимся стадом еще в период дождей.

Выпрямившись в седле, он вдруг испугался…

Какая глупость — проехать весь путь одному, без сопровождающих. По крайней мере, надо было позвать Пико и все рассказать ему. Теперь он жалел, что с ним нет мексиканца.

Он осмотрелся. К западу от холма, около ручья стоял старый корраль из жердей. Возможно, там скрывали скот? Вытащив винчестер из чехла, Шатток осторожно проехал через кусты можжевельника. Внезапно, услышав конский топот, резко остановился. Пригнувшись, схватил лошадь за морду, чтобы она не заржала. И тут понял, что развиваются другие события.

В тусклом свете мимо него промчались пять всадников. Он узнал Ника Валентца. Другие оказались пришлые — одного бродягу он как-то видел у Хардкасла.

Когда они растворились в сером сумраке, Дэн продолжил путь.

В это время, в нескольких милях к югу, Страт Спунер посмотрел на часы. Сейчас Ник занимает позицию. Пора.

В нескольких милях на запад от того места, где из укрытия среди кедров Шатток наблюдал за Валентцем, Дарби Луис проснулся в свое последнее на земле утро. На востоке едва забрезжило, когда он неожиданно открыл глаза, разбуженный каким-то резким звуком… Но было тихо. Заложив руки за голову, ковбой смотрел на звезды. Дарби и раньше предпочитал оставаться ночевать в долине, а не ехать на ранчо. Теперь он пожалел, что задержался. Во-первых, кончил свою работу, во-вторых, ему захотелось того вкусного, ароматного кофе, что всегда готовил Круз. Кроме того, пора уже съездить в город. На ранчо он проработал довольно долго, и ему хотелось женского общества и напитков, может быть, партию-другую в покер.

Луис вылез из постели, надел шляпу, потом джинсы — так делает всякий уважающий себя ковбой. Чем больше он думал о городе, тем больше ему нравилась эта идея. Он скатал постель, приторочил ее к седлу и отправился на ранчо, выбрав чуть заметную тропу вдоль Южного каньона. Придется продираться сквозь чащу по плато, но однажды он уже ездил этим коротким маршрутом.

Выбравшись на плато, Дарби увидел всадников. Они ехали по лугу, а его еще скрывали кусты можжевельника. Приглядевшись, он узнал этих людей, потому что когда-то сам занимался кражей скота кое с кем из них. Во главе отряда скакал Ник Валентц, которого Луис никогда не любил, и он понял все. Фермеры давно готовились напасть на Райли и наконец решились. Ник Валентц участвовал в расправе. Дарби догадался, что перед ним только малая часть атакующих. На ранчо, наверное, спали, и насколько он знал, там были только Гейлорд и Круз.

В данный момент он, Дарби Луис, был в стороне и вне игры, никто сейчас не ждал его возвращения. Он мог укрыться в одном из каньонов и отсидеться там, пока все не кончится, или уехать в город. У него был такой выбор!

Вернуться тем путем, каким приехал: напрямую отправиться по Уайлд-Кау-Пойнт, или пропустить налетчиков я потом следом за ними — до Римрока. Но он не сделал ни того, ни другого, ибо вдруг, и почти с облегчением, понял, что пришло время определить, кто ты, Дарби Луис?

Это было странное решение, потому что всю свою жизнь он плыл по течению, безвольно отдаваясь ему, не зная, куда его вынесет. Не ввязываться, остаться в стороне ему ничего не стоило и сейчас, но что-то произошло, и он знал, что сделает иначе. Схватив винчестер, Луис выстрелил. Он никогда никому не стрелял в спину и теперь даже не прицелился. Но Валентц резко повернулся в седле. Лицо его исказилось от испуга и ярости. Он поднял ружье, и тогда винтовка Дарби заговорила снова. На этот раз ковбой не промахнулся: пуля попала Валентцу в грудь и через сердце прошла навылет.

Луис знал, что должен предупредить друзей на ранчо и, стреляя на ходу, поспешил укрыться за грудой валунов. Четыре всадника нацелили свои ружья на него, и он почувствовал удары их пуль. Боли не было, только три сильных удара, два почти одновременно, и через мгновение последний, третий. Дарби догадался, что падает, ему не удалась попытка удержаться за луку, и, ударившись спиной о землю, он перевернулся. В шоке молниеносно перезарядил ружье и, когда один из бандитов бросился к нему, уложил его выстрелом в грудь.

Истекая кровью, Дарби повернулся на бок, чтобы посмотреть на мертвеца. И с трудом подняв тяжелые веки, он узнал одного из стрелков, которые вертелись возле Хардкасла, и засмеялся. Луис никогда не считал себя мастером в обращении с оружием — просто ковбоем на заработках. Но вот за несколько секунд он отделал Ника Валентца и этого…

Опираясь на дуло ружья, он пополз и выбрался на солнце.

Последние слова, которые он бросил в небо:

— Я не хочу умирать в тени.

Несколько часов спустя кружащие в небе канюки дали знать тем, кто уцелел на ранчо, что Дарби Луис погиб, сражаясь.

При звуке выстрелов Страт Спунер злобно выругался и всадил шпоры в бока коня. Бандиты загнали лошадей, пока достигли ранчо. Ворвавшись во двор, они бросились врассыпную, рассчитывая на численное преимущество. Их не интересовали мелкие постройки, в их задачу входило уничтожить, разорить, поджечь крепко сколоченный дом, бревенчатый барак, добротную конюшню с плоской крышей, бойницами и перилами вокруг.

Джим Колберн услышал, как подъехали незваные гости.

— Ну, — сказал он Пэрришу, — бери их слева, я встану справа.

Первый, выскочивший на открытое место, верещал как команчи, но его крики захлебнулись, когда пуля Колберна прошила ему горло, задев подбородок. Крикливый вояка свалился под ноги лошадей, напирающих сзади. Смятение длилось всего несколько секунд, но Пэрриш успел выбить из седла еще одного ездока. Потом Колберн и Пэрриш выстрелили опять.

Согнувшись на крыше конюшни, Райли пока затаился, зная, чем дольше он скроет свое местонахождение, тем лучше.

Неожиданного нападения, как планировал Спунер, не получилось, внезапная атака захлебнулась. С этой минуты борьба становилась по-настоящему опасной, придется выискивать укрытия, подкарауливать цель, ожидая рокового выстрела.

Растянувшись на крыше, Райли лежал, изучая обстановку. Дважды перед ним мелькали движущиеся мишени, но Гейлорд не стрелял. Он выбрал три точки, где могли появиться враги, и тщательно прицелился, осторожно передвигая ружье по трем направлениям.

Прогремел выстрел, в доме зазвенело стекло. Райли чертыхнулся. С каким трудом доставлял он стекло на ранчо. Выстрелы следовали один за другим — вся стрельба сосредоточилась на доме. Люди внизу забегали. В одной из выбранных им точек появился человек в клетчатой рубашке, он пригнулся среди деревьев, а когда распрямился и бросился вперед, Гейлорд застрели его, мгновенно повернув ружье на вторую и третью цели. Выстрел по второй мишени пропал даром, так как там никого не оказалось, в третьем месте, вскрикнув от неожиданности, кто-то нырнул в укрытие.

Теперь Райли себя обнаружил, поэтому сполз с крыши и через люк прыгнул на сено. Стоявший у двери внутри сарая бандит в испуге обернулся. Райли, прыгая, потерял равновесие, но тут же открыл огонь с бедра, его противник куда-то нырнул и пальнул в ответ. Оба промахнулись и сразу выстрелили снова. Райли упал и перевернулся. Когда он поднялся на колени, чтобы стрелять, никого уже не было. Раздался выстрел, потом второй, и в дверях появился Кио.

— Он удирал отсюда. Я достал его, — сказал он.

Снаружи наступила внезапная и полная тишина. Среди атакующих находились преступники, закаленные в драках и стычках из-за скота, но были и бродяги в седле, странствующие бездельники, которые примкнули к налету за деньги, а теперь поняли, что стало слишком жарко. Внезапное нападение на нескольких человек, застигнутых врасплох, как им обещали, — одно дело, а сражаться с полудюжиной превосходных стрелков, укрывшихся в засаде, — совсем другое.

Вдруг раздался топот лошадиных копыт — кто-то во весь опор покидал поле боя. И это подействовало: за одним устремился прочь другой. Им оказался Юстис. Ему показалось, что две пули просвистели на волосок от его головы… Хотя на самом деле все было не так.

Среди самых неприятных звуков — звук отрикошетившей пули. Часто несколько человек, находящихся в разных местах, воспринимают его совершенно одинаково: потом каждый клянется, что пуля пролетела совсем близко именно от него… Задор Юстиса испарился. В одно мгновение до него дошло, что он сам может быть убит, что вешать скотокрадов, виновных или нет, очень опасно. Его ранчо находилось довольно далеко, и если он хотел поспеть к завтраку, то должен был поторопиться. Юстис приехал только к ленчу, но даже в бешеной скачке не нагулял аппетита.

То тут, то там еще раздавались отдельные отчаянные выстрелы, но атака захлебнулась окончательно. Гус Энлоу собрал остатки нападавших и повел их в Римрок… Семерым перестрелка стоила жизни, и несколько имели серьезные ранения. Спунера среди них не нашли.

Страт был наемным убийцей и не имел никакого желания погибать ради чьих бы то ни было интересов. Когда орава ворвалась на ранчо, он скакал вторым. Оглянувшись, увидел, как погибли двое его людей. Под пули попадать ему не хотелось. Проскакав немного вперед, он неожиданно заметил возле корраля оседланную лошадь Марии. В его голове родился новый план. Сегодня он возьмет реванш.

Рано или поздно, Мария будет возвращаться домой…

Гейлорд медленно шел по двору. На западе ярко сверкали в солнечных лучах верхушки стен огромных красных каньонов; на востоке, где скрылись налетчики, горы отбрасывали длинные синие тени. Он вспомнил, как они метались по ранчо, пытаясь найти любой путь к спасению.

Из дома вышла Мария.

— Ты в порядке?

— Нам повезло, — ответил он, — всем нам.

— Я возвращаюсь с Сэмпсоном Маккарти. Док останется.

Они стояли рядом, наслаждаясь утренним теплом и внезапно наступившей тишиной, ни о чем не думая, ошеломленные пережитым. И просто вдыхали теплый, чистый воздух, с легкой примесью дыма от домашнего очага.

— Когда все это кончится, я приеду с визитом, — сказал Райли.

— Приезжай, — ответила девушка.

Вивер лежал в комнате один. Он испытывал удовлетворение — и никаких желаний; различал легкий шум деревьев, чьи-то приглушенные голоса за окном. Круз и Кио ушли, оставив за собой такой издавна знакомый, едкий запах пороха.

Прошло время тревог и бешеных скачек, ребята нашли свой дом. Как он был прав в отношении Малыша! Может быть, когда подсчитают его грехи и падения, этот добрый поступок ему зачтется. Вивер повернулся на бок и, приподнявшись на локте, выглянул во двор (стекло разбило выстрелом). Прохладный воздух был напоен запахом сосен, дышалось легко, свободно, боль отошла, и в этот момент он почувствовал, что умирает.

Собрав последние силы, Вивер оторвал кусок оберточной бумаги, которая лежала на столе, и с трудом написал:

«Последняя воля и завещание Айры Вивера. Все — Малышу Гейлорду Райли. Джим, Пэрриш и Кио, повесьте свои шпоры! Я выбрался из этой трясины.

Айра Вивер».

Он откинулся и поднял глаза к небу. Где-то Малыш тихо беседовал со своей девушкой.

— Черт меня возьми, — произнес старый бродяга, улыбаясь. — Вот и отдаю концы… — Немного удивленный и умиротворенный он скончался.

Глава 15

После того, как отряд Валентца проехал мимо, Шатток долго не покидал своего укрытия, чувствуя себя неловко. Надо было немедленно отсюда выбираться и возвращаться домой. Здесь происходили события, в которых ему не хотелось участвовать. Да и примчался он сюда скорее, чтобы опровергнуть записку, чем подтвердить ее.

Без сомнения, Мария влюбилась в Райли. Дэну все время твердили, что новый ранчеро крадет скот, и он боялся убедиться в правдивости обвинений. Многие годы племянница являлась для него всем — его семьей, единственным оправданием его существования.

То, что Райли приобрел белоголовое стадо, раздражало его. В этом он себе неохотно признался… Дэн по-детски гордился тем, что среди соседей он единственный владеет породистыми коровами, и поэтому страдал не столько из-за потери скота, сколько из-за ущемленного самолюбия.

Он не верил, что кому-нибудь удастся пригнать стадо из Спэниш-Форк. Райли фокус удался. И Шатток догадывался, каким путем он шел. Хотя нелегальный Воровской путь, ставший известным позже, тогда был не более чем слух. Те немногие, кто проходил через пустыню Сан-Рафаэл-Свелл, говорили о недостатке воды, — ее едва хватало для небольшого стада. Однако мормоны, которые дошли до реки Сан-Хуан, где-то пересекли пустыню! Он смутно представлял их путь, но знал, что переход есть.

Факт оставался фактом: Райли перегнал свое стадо через безводные земли и за один перегон стал владельцем самого большого ранчо в округе.

Дэн вынул сигару из жилетного кармана, срезал конец и зажал его зубами. А теперь скорее назад!

Именно тогда он услышал вдали перестрелку, окончившуюся смертью Дарби Луиса и двух бандитов. Прислушиваясь, начал разворачивать коня, но остановился в сомнении.

Райли должен знать: Мария никогда не выйдет замуж за вора, крадущего чужой скот. Шатток направился к старому корралю. Солнце еще не встало. Утро едва брезжило тем серым цветом, который предшествует восходу, но было достаточно светло, чтобы увидеть: старый корраль не только пуст, но и не использовался в течение многих месяцев. Позади него тянулся склон, покрытый осинами. Какое-то движение привлекло внимание Дэна. Через секунду из-за деревьев вышел Мартин Хардкасл с винчестером в руках.

— Ты отверг меня, Шатток, — начал он резко, — выставил в дурном свете. Посчитал, что я не гожусь в мужья твоей племяннице…

Шатток смотрел в его глаза с легким презрением.

— Конечно, Хардкасл, моя племянница разумная девушка, она сама решит, за кого ей выйти замуж! Но только не за тебя! Ты занимаешься темными делишками, держишь салун, торгуешь женщинами… И не понимаешь, что не пара любой порядочной девушке?

— Она будет моей, — отрезал Хардкасл, — так или иначе. Кроме тебя, никто не встанет на моем пути, а ты умрешь.

Шатток прикинул в уме, успеет ли он вытащить револьвер, прежде чем его настигнет пуля. Он никогда не был скор в стрельбе, а сейчас ему придется поторопиться.

— Ошибаешься, — Дэн наблюдал за дулом, надеясь, что оно качнется и даст ему шанс, — моя племянница влюблена в Райли. Если бы ты не был так занят собой, то давно заметил бы это.

— Райли?! — Хардкасл стоял как громом пораженный. — В этого юнца? Ты с ума сошел!

Шатток сделал едва заметное движение, его рука на дюйм приблизилась к оружию,

— Мария мне призналась, — солгал он. — Она и сейчас на его ранчо.

— Ее убьют! На ранчо собираются напасть!

Дэн ничего не ответил и еще раз попытался дотянуться до револьвера. У него пересохло в горле, но он не отводил взгляда от Хардкасла.

— Она будет моей, — упрямо повторил тот. — Страт убьет Райли, и я получу ее.

— Тебе придется также убить Эда Ларсена и Сэмпсона Маккарти, — сказал старик. — Они не допустят такого кощунства.

— К черту, я…

Дэн сделал попытку. Его рука опустилась, но прежде, чем пальцы сомкнулись на оружии, он почувствовал удар пули, упал, когда вторая просвистела около головы, и, ударившись о землю, затих, теряя сознание.

Хардкасл вскочил в седло, поглядывая на тело, распростертое на земле в луже крови.

— Если ты еще жив, то скоро околеешь, — сказал он.

И, натянув поводья, повернул лошадь, держа ружье наготове. Но враг его лежал неподвижно, не дрогнул ни один мускул. Хардкасл поднял ружье, чтобы выстрелить еще раз, но… раздумал. Какие сомнения? Шатток мертв. И торжествующая улыбка появилась на его тяжелом лице.

— Старый дурень, хотел встать на пути Мартина Хардкасла!

Услышав топот скачущей лошади, он обернулся. Сквозь кусты мелькало знакомое сомбреро. Пико! Он совсем забыл о Пико!

Хардкасл поднял ружье и приготовился встретить его пулей.

Пико выехал на поляну. Раздался выстрел. Хардкасл промахнулся, развернувшись, опять поднял ружье и увидел, как Пико целится в него.

Хардкасл не был ни таким хорошим наездником, ни таким превосходным стрелком, как этот вакерос. Мексиканец несся к нему, и вдруг, когда между ними оставалось не более десяти футов, низко опущенный револьвер Пико расцвел малиновыми вспышками. Все пули угодили в живот Хардкасла.

Мартин почувствовал, будто лежит под механическим молотом, судорожно вцепился в луку, но лошадь, задетая пулей, понесла. Нога Хардкасла запуталась в стремени, и он ударился спиной о землю. Напуганное животное, не разбирая дороги, прорывалось через кустарник, мчалось по грудам камней и застывшей лаве. С четверть мили тяжелое тело Хардкасла билось о камни, пока с его ноги не соскочил сапог. Избавившись от лишнего, груза лошадь только ускорила свой бег. Но Мартин все еще был жив.

Он лежал, истекая кровью, его растерзанное тело саднило, боль раздирала живот, который разворотили три пули. Одна из них задела позвоночник.

Спустя час, испытывая нарастающую боль, лишенный возможности двигаться, он увидел в небе первого канюка, тот парил лениво, делая широкие круги… Потом появился второй.

Глава 16

Гейлорд Райли подводил итоги. Так много случилось за столь короткий срок.

Появился Круз и подошел к дому. Доктор Бимэн осмотрел тела убитых и направился вслед за ковбоем. Никто не произнес ни слова, говорить не хотелось. Телль Сэкетт, собравшись уезжать, пошел к корралю за своей лошадью. Мария уехала вместе с Маккарти.

Колберн и Пэрриш подошли к месту, где лежал Ник Валентц.

— Я знал его еще в Бразосе много лет назад, — сообщил Пэрриш. — О покойниках плохо не говорят, но для этого и доброго слова не подберешь. Со Спунером он дружил много лет.

Они начали копать могилы, когда послышался топот копыт. Райли достал револьвер из кобуры.

Но это оказался Пико, который привез Дэна Шаттока.

— Доктор здесь? Хозяин ранен… Тяжело.

Шаттока внесли в дом. Доктор Бимэн опять занялся своим делом. Операция оказалась сложной, но Бимэн был хорошим врачом, а Шатток сильным мужчиной. Через некоторое время доктор вышел с удовлетворенным видом.

— Будет жить, — сказал он.

Райли стоял у корраля, пока Сэкетт седлал лошадь.

— Окажешься в наших краях — заезжай.

Сэкетт взял свой заработок.

— Может быть, — улыбнулся он. — Я не сижу на месте.

Было уже позднее утро, когда 9д Ларсен въехал во двор ранчо и огляделся. Ничего особенного он не увидел.

Убитых предали земле, лужи крови засыпали песком.

Райли вышел ему навстречу и подробно рассказал, что произошло. Док Бимэн стоял рядом и слушал. Наконец произнес:

— Все так и было, Эд. На них напали, и они оборонялись.

Когда Ларсен отъехал к корралю, Бимэн посмотрел на Райли и сказал:

— Тот человек в доме… умер.

Гейлорд оцепенел, у него не было слов. Вивер мертв… Конечно, они ожидали этого, слишком долго рана оставалась необработанной. По крайней мере, отмучился.

Вернувшись, Ларсен спешился.

— Кофе не угостите? — спросил он и направился в дом.

Держа в руках чашку, шериф разглядывал Колберна.

— Я видел тебя последний раз, когда служил в магазине в Додже. Ты тогда работал у Пирса, перегонял с ним скот и считался хорошим ковбоем. — Он отпил кофе и с уважением посмотрел на Круза. — Я сужу о человеке по его делам.

Когда Эд ушел, Колберн проводил его взглядом и засмеялся:

— Райли, я никогда не думал, что мне понравится шериф. — Джим подошел к двери, где стоял Гейлорд. — Ну хорошо, Лорд. Мы остаемся… До тех пор, пока не доставим тебе неприятностей.

— С этим покончено, — ответил Райли.

— Тогда слушай последний приказ твоего старого босса: поезжай вслед за девушкой и не теряй времени. Отправляйся сейчас же!

Осторожность редко изменяла Страту Спунеру, и он знал, чем может кончиться его безумная затея. Но время разумных мыслей прошло. В него вселился дьявол. Он был одержим. Свое жуткое преступление он спланировал в расчете на суматоху, вызванную налетом на ранчо «5 Б». Этим утром в окрестностях Римрока в разных направлениях кочевало, скрывалось, искало поживы такое количество бродяг, вооруженных до зубов, что трудно, а скорее, невозможно будет определить, кто сделал то, что он собирался совершить на ранчо Шаттока.

Не спеша, держась низин, используя все укрытия, чтобы не попасться кому-либо на глаза, он ехал к городу. Оказавшись на пастбище, принадлежавшем Шаттоку, стал заметать следы. Один раз из-за уступа горы Хорс увидел Марию. Она ехала с кем-то, одетым в черное. Маккарти или доктор, — решил он. Скоро они свернут на дорогу к ранчо «Лейзи Эс».

Спунер проверил оружие. Не о чем беспокоиться. У Шаттока сейчас только два работника, не считая Пико. Оба в нескольких милях от ранчо — на пастбище Хорсхел. Дома только старый повар, но он не в счет, сопротивления не окажет.

Страт сидел и курил на вершине холма близ ранчо, наблюдая за происходящим. Он видел, как Мария приехала одна, как повар вышел вылить воду. В течение часа больше никто не появился. Пора, решил он, встал и отряхнул одежду.

Страт заедет на ранчо якобы в поисках еды. Никто на Западе еще не отказывал в этом. А когда его впустят… Вот и станет ясно, есть ли там кто-нибудь еще.

Его возбуждение нарастало. Он начал нервничать, во рту пересохло. Облизав губы, огляделся — тихо. Страт въехал на ранчо.

Он знал двух любимых лошадей Шаттока и Пико. В коррале их не оказалось.

Привязав коня скользящим узлом, он подошел к открытой двери и сунул голову в кухню.

— Как насчет кофе?

Гость смотрел мимо повара в открытую дверь, ведущую в дом.

Болдуин, который служил у Шаттока с тех пор, как они вместе уехали из Балтиморы, испугался. Он знал Страта. Заохать на ранчо поесть мог любой другой человек, но не Спунер, который знал, как к нему здесь относятся.

— Сейчас, — сказал Болдуин спокойно, налил чашку и удивился, что его рука дрожит.

Старый негр отличался догадливостью и понял, что Спунер зашел неспроста.

Он поставил на стол чашку и тарелку с большим куском яблочного пирога. Повар не любил Спунера, но яблочный пирог мог привести того в хорошее расположение духа и помочь выдворить его отсюда. Мистер Шатток и Пико уехали ночью и неизвестно, когда вернутся.

Спунер сел за стол, отхлебнул кофе и стал напряженно ловить малейшие звуки на другой половине дома. Скоро он убедился, что там находится только один человек, по крайней мере, двигался только один.

Просторная кухня находилась рядом со столовой, где ели работники, а также Шатток и Мария, когда не принимали гостей. Вдруг он услышал легкие шаги в холле, и в дверях появилась Мария.

От неожиданности она резко остановилась. Ее сковал страх. После всего, что произошло на дороге, Страт Спунер никогда бы не осмелился прийти в дом, если бы не знал, что она одна.

— Привет, мэм, — сказал он весело. — Рад, что вы так хорошо выглядите.

Подавив желание повернуться и убежать, она распорядилась:

— Нэд, дядя Дэн вот-вот вернется, пожалуйста, приготовь обед и для Пико.

— У этого парня, Райли, друзья — вооруженные бандиты, — заметил Спунер. — Вот никогда бы не подумал, что он сам из таковских.

— Не дури и никогда не пытайся испытывать его, — произнесла она холодно.

— Вот и хорошо, что Шаттока и вашего мексиканца нет дома. Можно спокойно побеседовать…

Первый раз в жизни Нэд Болдуин пожалел, что не держит в кухне ни револьвера, ни винтовки. В них никогда раньше не возникало необходимости. Он не любил оружия, но умел им пользоваться.

Девушка повернулась, чтобы уйти, но Страт остановил ее.

— Не торопитесь, Мария, я еще не все сказал.

— Мне не о чем с тобой говорить, — ответила она.

— Садись, — не терпящим возражения тоном приказал он, указав на стул напротив себя. — Могла бы составить мне компанию.

Болдуин откашлялся.

— Допивай кофе, Спунер, и убирайся отсюда.

На доске лежал большой разделочный нож, Нэд резко потянулся к нему.

Не вставая, Страт развернулся и бросил в него тяжелую фаянсовую чашку, которая угодила старому негру в висок. Тот упал, как сраженный пулей.

— Ты убил его! — крикнула Мария и бросилась к старику.

— Сомневаюсь! — Спунер вытащил табак и начал сворачивать самокрутку, наблюдая за ними. Потом, резко подавшись вперед, схватил Марию за руку, заставив подняться на ноги, и втолкнул в холл. Звеня шпорами, он вошел за ней в гостиную и с силой толкнул ее на диван.

— Бесполезно поднимать шум, — сказал он, затягиваясь сигаретой. — Это не приведет ни к чему хорошему, — он стряхнул пепел и нахально ухмыльнулся, — и не надейся, что кто-нибудь придет. Мне придется убить любого, кто появится здесь.

— Вернется Пико.

— Это, мисс, меня нисколько не волнует. — Он пересек комнату, взял из буфета бутылку виски и два бокала. Наполнив их, протянул ей один. — Пей и не говори, что я не великодушный.

— Я не пью.

Спунер наслаждался, не переставая, однако, бросать косые взгляды на окна. Он не собирался ни торопить события, ни уступать.

— Пей!

— Нет!

Довольная улыбка сошла с его губ.

— Возьми бокал и выпей! Или я волью тебе сам.

Мария взяла бокал и плеснула виски ему в глаза. Он ожидал такой реакции. Трудно было предположить, что этот крупный, тяжелый человек может двигаться так быстро. Но он выбил бокал из ее руки и всей пятерней ударил по лицу.

Девушка упала на колени, но тут же вскочила на ноги, голова ее раскачивалась от сильного удара. Она быстро поставила перед собой стул. Схватив бутылку, он отпил виски, потом, ухмыляясь, подошел и одним движением отшвырнул стул к стене. Деться Марии было некуда, ее глаза отчаянно искали какой-нибудь подходящий предмет для защиты, но ничего не попадалось.

И в это мгновение они оба услышали шаг идущей лошади.

Грязно выругавшись, Спунер вытащил револьвер и быстро встал сбоку от окна. Потом громко рассмеялся. У крыльца стояла лошадь без седока, лошадь Дэна Шаттока. Чтобы отвезти хозяина на ранчо Райли, Пико поймал первую попавшуюся. Оставшись одна, лошадь Шаттока вернулась домой.

Спунер повернулся к Марии.

— Золотко, лучше будь ласковой со Стратом. Твой дядя не приедет домой. Это его лошадь, и на седле кровь.

Забыв о Спунере, Мария подбежала к окну, отдернула занавеску и увидела лошадь — один повод закрутился вокруг луки, другой тащился по земле. Пятна крови виднелись на седле и на боку.

Скрипнула половица, она отпрянула от окна и как раз вовремя, так как Спунер оказался почти над ней. Она быстро увернулась. Он остановился, чтобы еще раз отхлебнуть виски, и, разглядывая ее с довольной ухмылкой, двинулся на девушку.

Гейлорд тоже встретил лошадь без седока, узнал ее и замедлил ход, обдумывая, что сказать Марии о дяде. Выезжая из леса не по главной дороге, он увидел лошадь Спунера, которую хорошо запомнил во время налета, стоящую возле дома Шаттока.

Накануне Кио рассказал ему о том, что произошло у ручья. И теперь Райли не на шутку встревожился и быстро направился к двери на кухню, заглядывая в каждое окно. Распахнув ее, обнаружил повара, лежащего на полу с кровоточащей раной на голове. Из гостиной донесся тихий мужской смех и грохот падающей мебели. Когда Райли прокрался в дом, перед ним предстала картина, которая всколыхнула в нем такую же ярость, какую Гейлорд испытал в страшную ночь гибели отца. Пьяный Спунер с револьвером в руке гонялся по комнате за побелевшей от страха Марией. Как загнанный зверек, она металась от стола к буфету, расшвыривая стулья.

— Привет, Страт, — окликнул Райли.

Мария вскрикнула, а плечи Спунера дернулись, как от удара.

Огромный ганфайтер медленно обернулся и, посмотрев на неожиданного визитера, успокоился — он один.

— Привет, парень! — Спунер знал, что сейчас сделает, и, усмехнувшись, спросил: — Готов умереть?

Один прыжок в сторону — и бандит встал позади Марии, вытолкнув девушку как раз на линию огня Райли. Но она разгадала его маневр и, когда рука насильника потянулась к оружию, бросилась на пол.

Чтобы обезопасить Марию, Гейлорд хладнокровно шагнул влево, одновременно выхватил револьвер, выстрелил и тут же почувствовал резкий удар — пуля Спунера обожгла ему шею. Держа локоть на бедре и чуть повернув дуло, Гейлорд выстрелил еще раз. И опять ощутил сильный удар, на сей раз в ногу. Когда стрелял в третий раз, нога начала подгибаться. Но именно третья пуля, попав в револьвер Спунера, отлетела вверх и разворотила его горло от подбородка до уха.

Страт медленно заваливался, моргая глазами и пытаясь придать револьверу устойчивость. Он был ранен, но не знал, как тяжело. И снова попытался прицелиться.

Согнувшись, Райли кинулся на пол — пуля просвистела у самого лица. Приподнявшись на локте, он нажимал и нажимал на спуск. Грохот пальбы сотрясал комнату, пока барабан не опустел. В щеку Райли впились щепки, и он оглох от удара пули о пол рядом с ним.

Отбросив оружие, Гейлорд кинулся под ноги Спунеру и повалил его. Перевернувшись, увидел, что лицо и шея бандита залиты кровью: негнущимися пальцами тот попытался добраться до глаз противника. Райли изловчился и кулаком ударил Спунера по лицу. Это взбесило ганфайтера. Он ринулся на Райли, который, откатившись в сторону, встал на колени и, протянув назад руку, схватил за горлышко бутылку, размахнулся и со всей силой саданул Страта по голове. В разные стороны посыпались осколки.

Спунер упал ничком, пытаясь опереться на руки, и посмотрел на Райли дикими глазами.

— Бразос! — прохрипел он. — Я тебя узнал! Ты пацан из Бразоса — два на четыре…

Он поднялся на ноги, сделал два больших шага на негнущихся ногах и рухнул. Потом перевернулся и умер.

Мария бросилась к Райли, и они обнялись. Из кухни донесся стон. Гейлорд попытался пойти туда, но нога не слушалась. Шок прошел, и он почувствовал слабость и боль.

Много позже, когда он лежал в постели и уже ушел док Бимэн, Мария спросила его:

— Что он болтал о парне два на четыре из Бразоса?

— Там я вырос. Он вспомнил меня. Это было очень давно.

Если через много лет вы приедете в места, где растет полынь и люпин, и по извилистым тропам доберетесь до склонов, поросших осиной и соснами, отпустите поводья среди лилий и водосборов и прислушайтесь к ветру. Не смотрите вниз, не ищите дома Райли у подножия Свит-Алис-Хиллз — его там нет. С годами не меняются только горы. А если вы поедете через бугристые красные земли туда, где течет Колорадо, за Денди-Кроссинг, вы увидите, что путь, по которому они прошли из Спэниш-Форк, не стал легче.

Римрока больше нет. После сильных наводнений, которые разрушили его, остались только фундаменты домов и пара старых срубов. А выше, на склоне горы похоронен Айра Вивер, и рядом с ним Дэн Шатток, который дожил до второго внука, и шериф Ларсен, умерший в девяносто два года.

Кио женился на Пег Оливер, и один из четырех их правнуков погиб в Корее серым ноябрьским днем, когда раненный и отрезанный от своего отряда 27-го полка дрался до конца, показав всем, из чего сделано старое поколение. У него было семь гранат и автоматическая винтовка Браунинга и двадцать три мертвых китайца к тому моменту, когда кончились боеприпасы.

После того, как Ларсен ушел в отставку, Кио был избран шерифом, а Пэрриш стал его заместителем. Он пытался помешать ограблению банка и застрелил двух гангстеров с Востока, но и сам схватил роковую пулю. Его последними словами были: «Джим Колберн планировал ограбления лучше».

Колберн оставался на ранчо до тех пор, пока оно существовало, а потом перебрался в Аризону. Время от времени к нему наезжали и спрашивали, правда ли, что старые времена были такими жестокими, но мало кто интересовался его собственной жизнью. Он выглядел тихим человеком с непослушной прядью седых волос и добрыми голубыми глазами.

Гейлорд и Мария переехали в Калифорнию, пришло время позаботиться об образовании детей, но годы, проведенные ими на ранчо, были самыми счастливыми в их жизни.

Когда сенатор Джеймс Колберн Райли женился на Бланш Кио, то своей медовый месяц они провели близ каньона Фейбл — каньона грез у подножия Свит-Алис-Хиллз. В первый вечер в кемпинге их проводник и погонщик принес к костру плоский обломок скалы, и Райли сказал:

— Похож на старый закладочный камень.

— Может быть, индейский? — предположил проводник. — Примерно до 1900 года здесь никто не жил. Хотя люди вне закона начали осваивать земли Руст уже после 1885 года.

Райли посмотрел на Бланш, но она промолчала.

Позже, когда Райли случайно нашел в земле у костра старую гильзу, проводник повертел ее в руках и посоветовал:

— Сохраните ее, теперь таких не делают.