/ Language: Русский / Genre:adv_western, / Series: Сборники рассказов

Золотая Ловушка

Луис Ламур


adv_western Луис Ламур Золотая ловушка ru en Roland roland@aldebaran.ru FB Tools 2006-04-22 Library of the Huron: gurongl@rambler.ru 8BA7182F-E3F4-4AB0-9C37-BC00980D7EC4 1.0

Луис Ламур

Золотая ловушка

ЗОЛОТАЯ ЛОВУШКА

Прошло не менее трех месяцев с тех пор, как Уэзертон выехал из «Лошадиной головы» и только теперь впервые увидел блестки. Поначалу в веерообразном выносе, которым из скалистого кряжа высыпало миллионы тонн песка, попадались лишь одиночные зернышки; крупинки эти казались под лупой шероховатыми и имели слоистое строение, песок и галька не успели их обкатать. Значит, основное месторождение где-то близко. Прежде чем что-нибудь предпринять — так научил его горький опыт, — он уселся и закурил трубку. И все-таки ему никак не удавалось побороть волнение.

По натуре человек рассудительный, Уэзертон за долгие годы успел убедиться, что надежда бывает обманчивой, и все же чутье подсказывало ему, что источник золота где-то наверху, на горе. Можно предположить, конечно, что он находится в выносе, окаймляющем подножие горы, однако, принимая во внимание шероховатость золотых крупинок, он считал, что это мало вероятно.

Основание выноса тянулось приблизительно на полмили, толщина же его составляла сотни футов песка и ила, намытого за долгое время разрушения высокого горного хребта. Высшая точка этого широкого веера располагалась между двумя высокими гранитными скалами, но, разглядывая гору с того места, где сидел, Уэзертон предположил, что сам источник находится значительно выше.

Разбив лагерь возле небольшого ручья к западу от выноса, старатель привязал ослов и стал взбираться вверх по склону. Поднявшись на высоту около двух тысяч футов, он остановился передохнуть и, бросив на лоток пригоршню песка, растряс его, проверив способом «сухого промыва». К его удивлению, даже в этом первом лотке оказалось довольно много зерен золота, так что он продолжал подъем и наконец оказался под гигантским порталом гранитных колонн.

Над этими естественными воротами виднелись еще три более мелких выноса, которые соединялись в самом створе, спускаясь к нижнему, наиболее крупному. Сухая проба двух первых не дала никакого результата, зато когда на лоток попал песок из третьего выноса, там обнаружилось, даже при таком несовершенном методе «промыва», не менее дюжины достаточно крупных зерен.

Верхушка этого выноса лежала в гигантской трещине гранитной скалы, напоминавшей фантастические развалины. Остановившись, чтобы перевести дух, Уэзертон окинул взглядом основание этой скалы и сразу же увидел, что изъеденную трещинами толщу гранита пересекает кварцевая жила, буквально напичканная золотом!

Увязая в песке, он с трудом подобрался поближе и замер на месте. Сердце его бешено колотилось, не столько от трудного подъема и высоты, сколько от волнения — вся в паутине золотых нитей, кварцевая лента имела не менее шести футов в ширину. Он не мог поверить своей удаче, но это было так.

Однако, несмотря на столь многообещающее открытие, какое-то внутреннее чувство, возникшее при виде этой нависшей каменной громады, помешало ему двинуться дальше. В нем заговорила осторожность, и он отступил назад, чтобы еще раз внимательно осмотреться. Чем дольше он смотрел, тем тревожнее становилось у него на душе. Он обошел скалу вокруг, а потом вскарабкался на вершину горы, расположенной позади, чтобы поглядеть на нее сверху. От того, что он увидел, у него сделалось сухо во рту, а по спине забегали мурашки.

Эта гигантская глыба, очевидно, являлась частью значительно более древнего хребта, который на протяжении долгого времени подвергался разрушению с поверхности, испытывая в то же время глубинные толчки и сдвиги, в результате которых скалу вытолкнуло наверх, и она, источенная временем, так и осталась стоять среди более молодых и крепких пиков. За минувшие века под воздействием мощных внешних сил громадина растрескалась, превратившись в то, что золотоискатели называют «кошмар шахтера». На поверхности скалы виднелись глубокие расселины, ее буквально пронизывали трещины, словно стену здания, чудом уцелевшую после бомбежки. Возвратившись к подножию скалы, Уэзертон увидел, что отдельные куски кварца можно отламывать просто руками. Уэзертон стоял и смотрел, завороженный необычным зрелищем. До неисчислимых богатств, которые таились здесь, можно было добраться только рискуя жизнью. Внешняя стена скалы имела резкий наклон, так что человеку, работающему на жиле, придется как бы подкапываться под самое основание башни. Достаточно одного порохового заряда или рокового удара кирки, и вся эта махина, возвышающаяся на добрых триста футов над выносом, превратится в груду обломков и обрушится ему на голову. Более того, и сама жила будет погребена под тоннами пустой породы, и ее разработка потребует таких денег, каких ему никогда не найти. В данный момент весь капитал Уэзертона составлял не более сорока долларов.

Отойдя ярдов на триста от скалы, Уэзертон уселся на песок и набил табаком свою трубку. Конечно, скала может обрушиться от первого же удара, но простояла же она уже столько лет! Да и выбора у него нет. Это он знал прекрасно. Ему нужны деньги, и вот они лежат перед его глазами. Если он хочет заполучить их и остаться в живых, ему следует избегать двух вещей: во-первых, нельзя забывать об опасности, это может привести к потере осторожности, а во-вторых, нельзя поддаваться жадности, стремиться ухватить еще и еще, это чревато гибелью.

Перевалило далеко за полдень, а он еще ничего не ел, однако голода не испытывал. Обойдя скалу вокруг и осмотрев ее со всех сторон и во всех ракурсах, пришел к выводу, что первоначальная его оценка абсолютно правильна. Чтобы добраться до золота, надо начать у самого основания наклонившейся скалы и копать там, работая только вручную. С того места, где он стоял, казалось просто смешным, что человек, вооруженный лишь одним кайлом, способен опрокинуть, разрушить эту каменную громаду, однако Уэзертон хорошо представлял, каким неустойчивым может быть подобное равновесие.

Скала располагалась в центре горного кряжа, а веерообразный вынос круто спускался к ее основанию, гораздо круче, чем самая крутая лестница. Верхушка ее наклоненного тела нависала над верхней границей выноса, так что, если скала начнет крошиться и человек вовремя это заметит, у него будет шанс спастись, побежав вниз на север. Серьезное препятствие представляет рыхлый песок, бежать по нему трудно. Однако и это преодолимо, если проложить к скале дорожку из плоских обломков камня.

В лагерь он возвратился уже в сумерки. Нарочно не позволил себе начать работу, не взял даже пробы песка. Нужно соблюдать осторожность, предельную осторожность, ни на минуту не забывая о нависшей каменной громаде. Секундное промедление при начале обвала — он принимал это как неизбежность, — и на него обрушатся тысячи тонн камня.

На следующее утро старатель привязал ослов на небольшой лужайке возле ручья, расчистил ручей и приготовил себе еду. Потом снял рубашку, натянул на руки перчатки и направился к скале. Но даже и теперь он не начал работать, зная, что от его осмотрительности будет зависеть не только успех всего дела, но и сама его жизнь. Он набрал плоских камней и взялся строить дорожку. «Когда начнешь работать, — сказал он себе, — время терять будет некогда».

Наконец с величайшей осторожностью он приступил к делу, расширяя трещины в кварцевой жиле кайлом, отгребая обломки и затем вынимая крупные куски кварца целиком. Кайло он использовал исключительно в качестве рычага, не осмеливаясь взмахнуть им для удара. Кварц оказался рыхлым, и он крошил его руками, доставая обломки и складывая в мешок. Наполнив, Уэзертон отнес его по дорожке в безопасное место под сенью башни. На обратном пути он подправил камни на дорожке, добавил несколько новых и начал наполнять второй мешок. Он работал даже с большей осторожностью, чем необходимо, — ему был чужд азарт игрока и он не любил рисковать.

В данном случае Уэзертон шел на сознательный, хорошо рассчитанный риск, когда все случайности предусмотрены и взвешены. Ему нужны деньги, и он твердо решил их получить. Трезво оценивая свои шансы на успех, он понимал, что величайшую опасность представляют, с одной стороны, жадность, а с другой — чрезмерная увлеченность работой, которая может привести к потере бдительности.

Стащив вниз оба мешка, старатель нашел плоский камень и, пользуясь одним лишь молотком, принялся дробить кварц — медленная, тяжелая работа! Но другого способа извлечь золото он не видел. Из раздробленного кварца золотые крупинки выковыривались кончиком ножа, настолько плотно друг к другу они сидели. То, что осталось, Уэзертон промыл на лотке водой из ручья; на это у него ушел весь оставшийся день до самой темноты.

Проснувшись на рассвете, он позавтракал и закончил промывать золото. При грубом подсчете этот первый день дал ему четыреста долларов. Припрятав заветный мешочек, снова полез наверх под скалу.

После холодной ночи солнышко приятно пригревало, а воздух все еще оставался свежим и прозрачным. Уэзертон с удовольствием ощущал в своей ладони ручку кайла.

Там, в «Лошадиной голове», его ожидали Лорри и Томи, и, если он здесь погибнет, они, скорее всего, так и не узнают, что с ним сталось. Но он отнюдь не собирался погибать. Золото, которое он здесь добывал, предназначалось для них, а не для него самого. Благодаря этому золоту они смогут спокойно жить в большом городе, у них будет свой дом и разные милые вещицы, которые делают семейный очаг желанным для женщины, а Томи получит образование. Все, что нужно лично ему, — это дом, куда он сможет возвращаться, жена, сын и — сама пустыня. Первое было для него столь же необходимо, как и второе.

В пустыне ему суждено умереть. Ему говорили об этом много раз, но какое это имело значение? Никто не знал пустыню так хорошо, как он. И он не мог без нее, как хороший дирижер без оркестра, как хирург — без человеческого тела. Это была его работа, его жизнь, то, что он знал лучше всего. Он всегда улыбался, приближаясь к пустыне, бросая на нее первый взгляд. Неужели это случится теперь? Солнце поднималось все выше, а он продолжал работать, равномерно взмахивая кайлом, тщательно сгребая обломки и складывая их в мешок. Золотые крупинки ярко поблескивали в кристаллах кварца, хотя сами по себе эти кристаллы выглядели гораздо красивее, чем золото. Время от времени он останавливался передохнуть и с удовольствием вдыхал свежий бодрящий утренний воздух, нарочно стараясь не спешить.

В течение девятнадцати дней он работал без устали, сначала по восемь часов, потом уменьшил свой рабочий день до семи, а потом и до шести часов. Уэзертон не пытался себе объяснить, почему он это делает, но вскоре понял, что ему становится все труднее и труднее. Снова и снова он отходил от скалы под тем или иным предлогом, всякий раз чувствуя, как волосы у него шевелятся на затылке, и он невольно ускорял шаг, и каждый раз возвращался назад, однако все более неохотно.

Три раза, начиная с тринадцатого дня, второй раз в семнадцатый и, наконец, в девятнадцатый день он слышал шорохи внутри скалы.

Уэзертон не имел понятия, нормальное ли явление этот шорох или нет. Вполне возможно, что это давнее естественное движение, которое непрерывно продолжается на протяжении столетий. Он знал только то, что это происходит в настоящий момент, и всякий раз у него по спине сбегали холодные струйки пота.

Разрабатывая жилу, старатель проделал в ней глубокую выемку, напоминавшую зарубку, которую делает лесоруб, готовясь повалить дерево, только шире и глубже. Мешочков с золотым песком становилось все больше и больше, их было уже семь, и общее количество золота составляло уже не менее пяти тысяч долларов или даже чуть больше.

Теперь приходилось работать на коленях. От подножия скалы, где он начал копать, кварцевая жила уходила вниз, и Уэзертон углубился на девять футов внутрь, оказавшись под скалою. Если порода начнет оседать в то время, когда он будет внутри, его раздавит в мгновение ока, у него не будет ни малейшей надежды на спасение. И все-таки он продолжал.

Шорохи, возникшие в камне, изматывали его, за последние дни он сильно изменился: похудел и стал плохо спать. Вечером на двадцатый день Уэзертон подсчитал, что у него уже есть шесть тысяч долларов, и поставил себе конечной целью десять тысяч. А на следующий день в кварце оказалось такое количество золота, какое ему и не снилось. Словно искушая его продолжать работу, жила становилась все богаче и богаче. К концу этого дня он добыл более тысячи долларов.

Теперь жажда золота захватила его целиком, она словно держала его за горло. К тому же его завораживало ощущение опасности, которую таила в себе скала, оно становилось чуть ли не сильнее стремления к богатству. Еще три дня, и он выполнит свой зарок. Неужели он остановится? Уэзертон снова взглянул на скалу, и у него возникло предчувствие, он понял, что ему суждено умереть, что ему отсюда не выбраться. Ему показалось, что внешняя стена наклонилась чуть-чуть больше. Или это только его воображение?

Наутро двадцать второго дня он взобрался наверх по дорожке, проложенной вдоль выноса, которая с течением времени превратилась в лесенку с плоскими каменными ступеньками. Он никогда не считал эти ступеньки, но их, наверное, было не менее тысячи. Пристроив флягу с водой в небольшой нише, защищенной от солнца, и взяв в руку кайло, он направился к скале.

Наклон ее стены действительно показался более крутым, чем накануне, или это всего лишь игра света? Трещина, которая тянулась позади внешней стены, похоже, немного расширилась, и, осмотрев ее более внимательно, он обнаружил на дне кучку свежего песка. Значит, она шевелилась!

Уэзертон нерешительно остановился, глядя на скалу с настороженным вниманием. Он будет полным идиотом, если снова туда сунется. Семь тысяч долларов! Да он никогда в жизни не имел таких денег! Но ведь еще несколько часов работы, и у него будет еще тысяча, а за следующие три дня он сумеет с легкостью добыть все десять тысяч, которые себе наметил.

Подойдя к входу своей выработки, старатель опустился на колени и пополз внутрь все сужающегося недлинного тоннеля. Не успел он добраться до конца, как страх сжал ему горло. Он задыхался, ему казалось, что за ним захлопнулась западня, однако панику удалось побороть, и он начал работать. Первые слабые и робкие удары не принесли никакого результата, но потом, успокоившись, Уэзертон начал работать с лихорадочной поспешностью, которая, в общем, не была ему свойственна.

Тяжело дыша, он сбавил темп, а потом остановился, чтобы ссыпать породу в мешок, однако, несмотря на спешку, мешок оказался еще не полон. Скрепя сердце он поднял кайло, но, прежде чем успел ударить, гигантская каменная масса у него над головой как будто бы закряхтела, как кряхтит усталый старик. Вслед за этим глыба вздрогнула изнутри со страшным скрипом. Уэзертону чуть не стало дурно от ужаса. Скованный страхом, он и не вспомнил о своих планах, связанных с немедленным бегством; только после того как скрип прекратился, он осознал, что лежит на спине, не смея дышать, в ожидании конца. Медленно и осторожно он выбрался на воздух и пошел, борясь с желанием бежать прочь от скалы.

Дойдя до узелка с едой и флягой, почувствовал, что обливается холодным потом и каждый мускул в его теле дрожит. Прошло не менее двадцати минут, прежде чем он смог подняться на ноги.

Несмотря на то, что пережил, он твердо знал, что если не вернется в гору сейчас, то уже никогда не сможет этого сделать. Сегодня он вынес только один мешок, а ему нужен и второй. Обойдя скалу вокруг, он внимательно осмотрел расширявшуюся сзади трещину и попытался, уже в третий раз, найти какой-нибудь другой способ подобраться к жиле.

Теперь увеличение угла наклона скалы стало очевидным, так же как и то, что скала не продержится долго. А что, если зайти с другой стороны и копать вниз? Не удастся ли выйти к жиле более безопасным способом? Но каждый новый удар кайлом будет усугублять положение, стена и так в любой момент готова рухнуть. Если это случится, новый подкоп все равно окажется бесполезным. Опасность, конечно, существовала и в этом случае, однако она была несравненно меньше, чем в первоначальной выработке. Он стоял, не зная, на что решиться.

Снова вернуться туда? Место оказалось сказочно богатым, и те несколько фунтов, которые требовались, чтобы наполнить мешок, он набрал бы довольно скоро. Уэзертон взглянул на темное, несомненно сузившееся отверстие, а потом на наклонившуюся скалу. В горле у него мгновенно пересохло, однако он взял кайло и пошел назад, словно завороженный, движимый силой, неподвластной разуму.

Сердце отчаянно колотилось, когда он опустился на колени перед входом в выработку. Ему не хватало воздуха, вся кожа на голове горела и зудела, однако, как только он пополз, ему стало легче. Забой, где он теперь работал, находился на расстоянии шестнадцати футов от входа. Используя кайло, он начал отбивать и отколупывать куски от кварцевой жилы. Это было не так легко, как раньше. Скала у него над головой молчала. А вот давление сделалось просто ощутимым. Он чувствовал, как с каждым ударом оно растет, и ждал катастрофы в любую минуту. Ему чудилось, что вся эта махина лежит у него на плечах, выдавливая воздух из легких.

Внезапно он прекратил работу. Мешок уже почти наполнился. Уэзертон лежал неподвижно, глядя на каменный потолок у себя над головой.

Нет.

Больше он копать не будет. Довольно. Больше ни одного мешка. Ни одного фунта. Сейчас он вылезет отсюда, спустится вниз и, не оглядываясь назад, пойдет прочь. Дома его ждут жена и малыш Томи, мальчик радостно побежит ему навстречу — они слишком дороги ему, чтобы рисковать.

Вместе с этим решением пришел покой, пришла уверенность… Уэзертон глубоко вздохнул, расслабился и только в этот момент почувствовал, до какой степени напряжено все его тело. Он перевернулся на бок и очень осторожно собрал все свое имущество: фонарик, мешок и кайло.

Он победил. Победил крошащуюся скалу, победил собственную жадность. Он успокоился и настолько, что, выбираясь из выработки, перестал соблюдать прежнюю осторожность, которая отличала все его поведение внутри каменной толщи. Двигаясь беспечно и уверенно, он задел ногой кусок кварца, который торчал из стенки забоя.

Удар получился ничтожно слабый, почти незаметный, и даже немыслимо было представить, что он вызовет такую реакцию. Скала вдруг вся передернулась, словно кожа животного, которому нанесен удар; вся древняя масса камня вздрогнула, послышался глубокий, со всхлипом, вздох.

Он слишком долго там задержался!

Охвативший его ужас заставил все тело сжаться. Он съежился, стараясь занимать как можно меньшее пространство. Пытался заставить себя двигаться, несмотря на гул, наполнивший всю узкую нору. Шепот каменной глыбы превратился в жуткий жалобный стон, посыпались мелкие камни. И вдруг наступила тишина.

Тишина, которая оказалась еще более страшной, чем звуки. Сам не зная как, Уэзертон продолжал ползти, ожидая каждое мгновение, что будет похоронен в этой могиле из золота. И вдруг почувствовал, что его ноги на свободе. Он выбрался!

Старатель бежал без оглядки, ему вдогонку несся все усиливавшийся рев, от которого он никуда не мог скрыться. Когда, судя по крутизне склона, понял, что находится в безопасности, он упал на колени, обернулся и посмотрел назад. Глухой рокот, напоминавший раскаты грома, не умолкал, однако видимых изменений Уэзертон не заметил. И вдруг на его глазах каменная башня сдвинулась и покачнулась. Это движение длилось всего несколько секунд, но прежде чем многие тонны камня остановились, вновь обретя равновесие, его забой и все, что было вокруг, перестало существовать.

Как только к нему вернулась способность стоять на ногах и двигаться, Уэзертон подобрал с земли свой мешок с золотоносным кварцем, сумку с едой, флягу и пошел прочь. Прохладный ветерок приятно освежал его лицо. Больше он не оглянулся ни разу.

И ЕЩЕ ОДНА ЛОЖЕЧКА ДЛЯ КОФЕЙНИКА

Добравшись до Растлер-Спрингс, Лорри поняла, что заблудилась.

Стив рассказывал ей, как нужно ехать кратчайшим путем через горы на почтовую станцию Драй-Крик, и советовал ехать именно так, если с ним что-нибудь случится. Но он предупреждал, что не следует держаться слишком близко к Джуниперу и нельзя останавливаться у Растлер-Спрингс.

Вернувшись назад, она смогла бы найти поворот, который пропустила, но времени терять нельзя, двигаться нужно немедленно — если сейчас задержаться, то до почтовой станции она доберется только глубокой ночью.

Проще всего было бы вернуться на ранчо и снова отправиться в путь на рассвете, как только Стив уйдет из дома. Однако, если она возвратится, у нее больше никогда не хватит духа снова от него уйти. Она уже и так доставила Стиву слишком много хлопот.

Гнедой стал пить свежую воду из родника, а Лорри тем временем соскользнула с седла на землю и тоже попыталась напиться, черпая воду пригоршнями из ручья. Это у нее плохо получалось, напиться ей не удалось, она только намочила все лицо и забрызгала блузку. Типичная неудача, как и все остальное, что с ней случалось, с тех пор как она приехала на Запад.

Поднявшись на ноги, она увидела, что на опушке леса стоит человек с ружьем в руках. Лорри не имела понятия, сколько времени он там простоял, только вдруг осознала, как далеко от всего и от всех находится это место. К тому же никто, даже Стив, не знает, что она здесь. А револьвер у нее в седельной сумке.

Человек был худ и стар, а его глаза — никогда в жизни, ни у кого она не видела таких холодных глаз. Тонкая сеть морщин покрывала его узкое, иссушенное солнцем лицо с высокими скулами, напоминавшее бы соколиную голову, если бы не короткий, слегка приплюснутый нос. Синюю линялую рубашку и сильно поношенные джинсы венчала совершенно новая шляпа с узкими полями.

Он ничего не говорил, просто смотрел на нее, выжидая.

— Я прозевала поворот. — Лорри сама удивлялась тому, как спокойно с ним разговаривает. — Я ехала в Драй-Крик.

Его глаза скользнули с ее лица на седельную сумку, в которой находились все пожитки, которые она привезла к Стиву Боннету на ранчо «Ред-Тэнкс».

— Ты — женщина Боннета, — констатировал он сухим и резким голосом.

Она вызывающе вздернула подбородок.

— Да, жена.

— Уходишь от него?

— Не ваше дело, — огрызнулась она, вдруг рассердившись.

— Не могу осуждать, если ты струсила.

— Да не в этом дело! — чуть не закричала она. — Совсем не в этом!

Его старые глаза привыкли разбираться в следах, а также в мотивах поступков мужчин, да и женщин тоже.

Но она говорила правду. Ею двигал не страх, а что-то другое. Он почувствовал, что в ее голосе звучит горечь, сознание своего поражения и обиды.

Он кивнул в сторону юга.

— Там моя лачуга, — указал он. — И горячий кофе.

Позднее Лорри никак не могла понять, почему она согласилась пойти с этим человеком. Возможно, ей хотелось показать, что она ничуть его не боится, или она все еще не решалась сделать последний шаг, который увел бы ее из этого края, от всех связанных с ним надежд.

Лачуга оказалась старой, но чистенькой и аккуратной. Чисто вымытые кастрюли и сковородки висели на стене, ни грязной посуды, ни разбросанных вещей. В комнате стояли койки для нескольких человек, но застланной оказалась только одна.

Налив кофе в две эмалированные кружки, хозяин поставил одну из них перед Лорри. Отпив глоток, она впервые почувствовала зависть. Дело в том, что именно с кофе она потерпела самую серьезную неудачу. Во всяком случае, это огорчало ее больше всего. Она не умела варить кофе; тот, что она готовила, не нравился даже ей самой. Да и вообще выяснилось, что она ничего не умеет и совсем не годится на роль жены человека с Запада. Ей не потребовалось много времени, чтобы понять это, но как исправить совершенную ошибку — она не знала.

Лорри снова испытала угрызения совести, вспомнив, какое выражение появилось на лице Стива, когда он увидел потертую спину ее мерина. Все оттого, что она плохо расправила потник и на нем остались складки. А потом у нее нечаянно спустился курок запасного револьвера, и он выстрелил, едва не поранив ей ногу. Стив страшно на нее рассердился, и она проплакала полночи, после того как он заснул.

— Не могу взять в толк, с чего это ты сбежала от своего муженька, — произнес старик. — Не думаю, что испугалась, я слыхал про то, как ты шуганула Большого Лью, имея в руках один старый дробовик.

Она посмотрела на него, удивляясь, откуда ему это известно.

— А зачем он решил меня напугать? Между прочим, — добавила она, — дробовик-то был не заряжен.

Холодные глаза блеснули, в них мелькнуло что-то похожее на усмешку.

— Он-то этого не знал. Ну и нагнала ты на него страху! — Старик снова поставил кофейник на огонь. — А его не так просто напугать, этого Лью. Он ведь не какой-нибудь мирный поселенец. Настоящий убийца. На его совести не один человек.

— Неужели взаправду убивал людей?

— По крайней мере троих, а то и четверых. — Он набил трубку, искоса поглядывая на ее маленькое личико с огромными темными глазами, по форме напоминавшее сердечко; да и фигурка, несмотря на приятные округлости, как у взрослой женщины, казалась слишком детской, слабенькой и непригодной для здешних мест. Но его мать тоже была маленького роста, а ведь родила десятерых детей в суровых условиях приграничного поселения.

— Если ты такая смелая, то чего же бежишь отсюда? — Тут он хитро прищурился и усмехнулся. — Да, я и забыл… Это же не мое дело.

— Я для него не подхожу, — заявила она, глядя на старика широко раскрытыми глазами. — Ему нужна помощница, а от меня только одни неприятности.

Старик внимательно рассматривал свою трубку. То, что она оказалась на месте со своим дробовиком, помешало Большому Лью и Миллерам спалить ранчо. Именно для этого они и явились на «Ред-Тэнкс».

Мало-помалу она выложила ему свою историю. Ее отец долго болел, и его болезнь поглотила все их сбережения. После его смерти она поехала на Запад, согласившись выйти замуж по объявлению. Объявление прислал по почте Стив Боннет. Увидев высокого молодого парня с бронзовым от загара лицом, Лорри почувствовала волнение. Стиву нужна была жена, а ей — дом. Все очень просто. Ни тот, ни другая ни слова не сказали о любви.

— А как сейчас? Любишь, наверное, его?

Вопрос старика сильно ее озадачил, поскольку она никогда об этом не задумывалась. И вдруг, словно прозрев, поняла, что он прав.

— Да, — призналась она. — Да, люблю.

Старик никак не отозвался, а она стала смотреть на землю, наблюдая за тенью, которую отбрасывали соседние деревья. Она вспомнила лицо Стива, когда он пришел домой накануне ночью. Какое выражение мелькнуло тогда в его глазах? Радость, оттого что не оправдались его страхи? Или что-то другое?

Он налил ей еще кофе.

— Что тебе это даст, если ты убежишь? Неужели тебе станет спокойнее? А Стив? Интересно, что он почувствует, когда вернется вечером домой?

— Ему без меня будет лучше, — едва выговорила она, пытаясь заглушить угрызения совести.

— Что хорошего, когда человек возвращается домой, а в доме пусто? Ты говорила ему, что любишь его?

— Нет.

— А он тебе?

— Тоже нет.

— Очень глупо с его стороны. Я-то повидал женщин на своем веку. Скажи ей, что ты ее любишь, приласкай чуток, сделай иногда что-то приятное, и она уже готова для тебя в огонь и в воду,

В жарком воздухе наступающего вечера тихо шелестели тополя, их зеленые ладони трепетали, порой смыкаясь друг с другом.

— Я хотела бы научиться заваривать такой кофе.

— Сегодня он не так хорош, как обычно.

Она обратила внимание на то, как он положил ружье: на краешек стола, так что дуло оказалось направлено в сторону двери.

— Приятно, когда человек приходит домой и его встречают горячим кофе.

Старик откинулся на спинку стула и снова раскурил свою трубку.

— А он знает, что ты ушла?

— Нет.

— Если снова заявятся Миллеры, они сожгут ранчо. А он на тебя рассчитывает.

— Они не вернутся.

Он только презрительно хмыкнул, дивясь ее наивности.

— Здесь идет постоянная война, мэм. Борьба за место… У твоего мужа только один союзник, это ты… а ты его бросила.

— От меня нет никакого толка. Я ничего не умею — ничего, что должна делать жена в этих краях.

— Ты можешь быть дома, когда он возвращается с работы. Человек не любит одиночества. Ему приятно сознавать, что он борется ради чего-то или кого-то. — Не услышав от нее никакого ответа, он спокойно продолжал: — Они собираются его убить, эти Миллеры.

— Убить? — возмущенно воскликнула она. — Как же так, ведь закон…

Он смерил ее холодным взглядом.

— В этой стране каждый носит закон с собой, в своей кобуре. Миллеры и не подумают расправляться со Стивом Боннетом самолично. Они кого-нибудь наймут. Твоего муженька, — старик поднялся на ноги, — считай, что уже заказали.

Он вдруг рассердился:

— Ты ведь не просто жена. Ты партнер, а тебе вдруг понадобилось сбежать, когда он больше всего в тебе нуждается.

Он двинулся к двери.

— Тебе незачем возвращаться в ущелье. Позади моей лачуги есть тропа, ее проложил старик Соткано. Держись подальше от Джунипера и не сбивайся с тропы. Она приведет тебя прямо к почтовой станции. Это возле Литтл-Драй.

Она не двинулась с места.

— Научите меня варить такой кофе? Такой же, как у вас?

Когда ее лошадь ступила на двор ранчо «Ред-Тэнкс», уже запели перепела. Стив еще не вернулся, и она быстро расседлала мерина. Вспомнив, что делал в таких случаях муж, обтерла ему спину.

Час спустя, когда кофейник вскипел во второй раз, она увидела, как Стив въехал во двор. С болью и страхом подумала о том, что чуть было не сбежала и уже не встречала бы мужа, а находилась сейчас неизвестно где. Стоя в дверях своего дома, она вдруг увидела его другими глазами.

Она же его любит! Любит этого высокого стройного мужчину со спокойным лицом и глазами, в которых порой сверкают веселые искорки. Его волосы, отливающие бронзой, блестели в свете лампы, но вот в глазах никакого веселья, только одна тревога.

— Стив… что случилось?

Он быстро взглянул на нее, словно уловив в ее голосе новые, непривычные нотки. И в первый раз в жизни поделился с ней своими опасениями. Прежде он всегда отмахивался от ее расспросов, уверяя, что все будет в порядке.

— Узнал сегодня кое-что. Старик Миллер нанял человека. Киллера.

Она схватила его за руку.

— Кого он должен убить? Тебя?

Стив кивнул; закрыв за собою дверь, он снял шляпу ц направился к тазу с водой, приготовленному для умывания. Потом потянул носом, почувствовав запах кофе, и увидел только что налитую чашку.

— Это мне? — спросил он, посмотрев на нее.

Она кивнула, со страхом ожидая, чтобы он попробовал. Мелочь, конечно, но тем не менее это очко, которое будет либо за, либо против нее.

Он опустился на стул, и она увидела, какое усталое у него лицо. Стив пригубил кофе, а потом начал пить.

— Этого парня зовут Бад Шоу. Он уже здесь.

— Ты его видел?

— Здесь еще нет. — Стив продолжал пить кофе. — Я однажды встретился с ним в Эль-Пасо, когда только что приехал на Запад.

— Он убивает за деньги? Неужели действительно можно нанять человека, чтобы он кого-нибудь убил?

— Это суровая страна, Лорри, здесь идет постоянная война за землю, на которой можно разводить скот. Вот человек и нанимается, чтобы убивать. Так же, как в других странах нанимаются в солдаты. Я даже не уверен, что их можно за это обвинять.

— Но убивать за деньги! — с негодованием воскликнула Лорри. — Это же настоящее преступление!

— Да, конечно. Если это делается из-за угла, — ответил Стив, бросив быстрый взгляд на жену. — Только Бад Шоу не из таких. Он постарается встретить меня где-нибудь как бы случайно, и я буду иметь свой шанс. — Он встал из-за стола. — Мне бы не следовало тебе это говорить. Трудно приходится женщине в этих краях. — Он посмотрел на свою пустую чашку. — А не выпить ли мне еще чашечку кофе?

Лорри долго лежала без сна. Как он похож на мальчишку!

При слабом свете луны она видела его лицо на подушке, его растрепанные волосы, слышала его ровное дыхание. Вдруг, повинуясь какому-то внутреннему побуждению, она коснулась его щеки. Потом испуганно отдернула руку, крепче закуталась в свое грубое одеяло и лежала с открытыми глазами и сильно бьющимся сердцем.

Когда на следующее утро они кончили завтракать и он взял ружье, чтобы идти, она его остановила:

— Стив… научи меня заряжать дробовик.

Он обернулся к ней, и на секунду их взгляды встретились.

Взяв дробовик, он подробно объяснил ей, как нужно с ним обращаться, стараясь при этом не смотреть ей в глаза. Уже стоя в дверях, он протянул руку в сторону гор:

— Видишь эту скалу? Если они явятся, останови их в этом месте. А если подойдут ближе… стреляй.

Она согласно кивнула, он снова взглянул на нее и вдруг крепко обнял за плечи.

— Ты справишься, — негромко сказал он внезапно дрогнувшим голосом. — Справишься.

Лорри сидела так, чтобы из двери наблюдать за тропой, когда услышала топот. Она быстро вскочила, отложив свое шитье. С бьющимся сердцем подошла к порогу.

Появился знакомый всадник, сидевший на лошади мышастой масти, бедно одетый, но в хорошей шляпе с узкими полями.

Он остановился на опушке леса и, положив руку на ружье, смотрел на дверь. Взгляд его медленно скользил по всей усадьбе, однако у нее возникло странное чувство, что он в то же время наблюдает за ней.

Потом он пустил лошадь вперед и, притормозив ее перед Лорри, глянул прямо на нее.

— Как поживаете, мэм? Не возражаете, если я спешусь?

— Пожалуйста.

Единым махом он соскочил на землю и, не привязав мышастого, направился к двери.

— Проезжал мимо, — объяснил он, — вот и решил: зайду-ка и попробую, какой тут пьют кофе.

Когда он сел за стол, она налила в чашку кофе и с беспокойством ждала реакции, не спуская глаз с его лица.

Он пригубил, потом сделал еще глоток и кивнул.

— Кладите чуток побольше кофе, мэм, и все будет в порядке.

Он внимательно изучил чисто прибранную комнату, потом выглянул во двор. Загоны для скота были новые, отлично сделанные, сама хижина построена надежно и прочно, а рядом с ней — стойла для лошадей, крепкие и основательные, тоже рассчитанные не на один год.

— Видели Большого Лью Миллера?

— Нет. — Она бросила на него быстрый взгляд. — Скажите, вам приходилось слышать об одном человеке? Его зовут Бад Шоу. Он киллер, ему платят деньги за то, чтобы он убивал людей.

Старик задумчиво погладил свои усы.

— Бад Шоу! Похоже, я слыхал где-то это имя. — Он кинул на нее быстрый взгляд. Его холодные глаза словно затянуло пеленой. — Киллер, говорите? Откуда вы это узнали?

— Стив мне сегодня сообщил. Он еще сказал, что этот Бад Шоу не такой, как другие, что он, прежде чем убить, дает человеку шанс. Я-то совсем не понимаю, какое это имеет значение. — Она наклонилась к нему. — Послушайте, вы ведь знаете бандитов. Если бы не знали, не жили бы возле Растлер-Спрингс. Стив мне как-то говорил, что там у них где-то база; Вот если бы мне встретиться с этим Бадом Шоу и побеседовать с ним! Помогите, сделайте такую милость.

Он допил кофе и свернул себе самокрутку. Она следила за его пальцами, темными и тонкими, почти как у женщины. Ни одна крупинка табака не упала на пол. Лизнув краешек бумаги, он поднял на нее глаза.

— Зачем вы хотите с ним встретиться?

Она считала, что ему надо все объяснить. Не может же человек быть таким жестоким, чтобы… Ну, в общем, убивать дурно, а Стив хороший парень, ему ничего не нужно, он только пытается построить себе дом, и все. И хочет обосноваться тут, иметь детей. И… она пыталась втолковать все это старику, но он ее перебил:

— Как я понимаю, вы передумали и уже не собираетесь отсюда бежать?

Она покраснела.

— Я… Я тогда, наверное, помешалась, нашло что-то. Я ведь нужна ему. Вы тоже так думаете, ведь правда? Вы действительно считаете, что я ему нужна?

Она словно молила его подтвердить эти слова.

— Каждому мужчине нужна своя женщина. Поверьте, человек без жены — это не человек. А Стиву требуется не просто женщина, а настоящая жена. Уж такой он человек.

— Но вы ведь говорили, что не знаете его.

— Это верно, не знаю. Лично мы с ним не знакомы. Но только люди говорят, а я слушаю. — Голос его вдруг зазвучал сурово и решительно: — Милая моя, Стива Боннета не так-то легко убить. В том числе и Баду Шоу. Почему, как ты думаешь? Миллеры пытались. Только тогда их было пятеро. Твой муж убил одного из них, а другого отправили в больницу.

Стив убил человека! Сейчас это не казалось ей таким ужасным, как два-три дня тому назад. Возможно, поэтому он и не решился осуждать наемного убийцу.

Старик поднялся.

— Ну, я пошел, мэм. Как-нибудь еще увидимся.

— Постойте! — Она подошла к плите и поспешно достала из духовки лист с только что испеченным печеньем. — Это я, по крайней мере, умею делать. — Она гордо вздернула подбородок. — Единственное, что я по-настоящему умею делать, — это печь хлеб.

Старик задумчиво посмотрел на нее.

— Спасибо, мэм. Я это очень ценю. Давненько мне никто ничего не давал. Это в первый раз за очень долгое время.

— И не забудьте, что вы обещали как-нибудь приехать и научить меня варить суп.

Тут он улыбнулся от души.

— Я и не забыл. Я ведь действительно обещал.

После того как он ушел, она опять посмотрела на тропу, а потом, вернувшись на свое место, снова взялась за работу.

Уже наступили сумерки, когда Лорри увидела всадника. В первую минуту ей показалось, что это Стив, но потом всадник вдруг скрылся за деревьями. Тогда она вскочила, закрыла ставни и схватила дробовик. Затем погасила свет и стала ждать. Еще не совсем стемнело, и она все отлично видела.

Прошло довольно много времени, прежде чем за окном послышался легкий шум, и Лорри вскинула ружье. Обойдя дом, незнакомец направился к двери. Она крепко сжала ружье. Палец на курке напрягся, но в этот момент она увидела Стива.

Лорри испуганно вскрикнула:

— О, Стив! Я ведь могла тебя убить.

Он посмотрел на нее настороженным взглядом.

— Ты одна?

— Конечно одна. Кто еще здесь может быть?

Он подошел к спальне и поднял одеяло, которым они занавешивали дверной проем. Вернувшись на кухню, постоял, осматриваясь вокруг.

— Кто-то рыскал сегодня вокруг дома. Верхом. На мелкой лошади.

Она хотела все объяснить, но потом спохватилась. Если рассказывать об этом славном старике, пришлось бы сообщить, каким образом они познакомились, а значит, и то, что она собиралась уйти из дому. А этого она сделать не могла, по крайней мере сейчас.

Он внимательно смотрел на нее, на лице у него появилось какое-то странное выражение. То, что она запнулась, отвечая на его вопрос, возбудило в нем неясные подозрения.

— Должно быть, это ошибка, — проговорила она виновато. — Я никого не видела.

Голос ее дрогнул, она знала, что не умеет лгать. Стив опустился на стул и молчал, слегка нахмурившись. Чтобы избежать его взгляда, она поспешно стала накрывать на стол, а потом отчаянно пыталась завести разговор. Однако слова почему-то не шли.

Когда наступило утро, она встала и собрала завтрак, но чувствовала себя неспокойно, сердце словно сжимала холодная рука. Стив ничего не говорил, только один раз, когда он кончил причесываться и отвернулся от зеркала, их взгляды встретились. Он выглядел усталым и одиноким. Лорри хотелось броситься к нему в объятия и…

— Будь осторожна, — предупредил он, садясь за стол. — И никого сюда не пускай. Миллеры способны на все.

— Ты видел того, другого, человека?

— Шоу? — Он покачал головой, наблюдая за тем, как она наполняет его чашку. — Он-то меня и беспокоит. Следы, которые я нашел, оставила не Миллерова лошадь. А Шоу вполне способен что-нибудь выкинуть. Про него говорят, что он всегда оказывается там, где его меньше всего ожидают.

Он долго стоял в дверях, не выходя из дома, прежде чем отправиться на конюшню. Просто стоял, внимательно оглядывая усадьбу, деревья и холмы. Потом неохотно шагнул за порог и, прижимаясь к стене, двинулся по направлению к конюшне.

Затаив дыхание, она ожидала, когда он появится. Выйдя во двор, Стив бросил быстрый взгляд в сторону дома.

Он ей не доверяет. Лорри теперь знала это точно. Он думает… Но что он может думать?

И вдруг она бросилась к нему.

— Стив! — крикнула она. — Стив, не уезжай!

Он колебался.

— Меня ждет работа. Положим, сегодня я спрячусь, никуда не поеду. А завтра? А послезавтра? Не могу же я прятаться до бесконечности. Нужно делать дело.

Старик пришел в дом перед самым закатом, пришел пешком, неся за плечом свое неизменное ружье. Он подошел к двери и ждал, когда она его заметит.

— Мэм, мне нужно с тобой поговорить.

— Уходите отсюда, пожалуйста! — На маленьком личике Лорри застыло выражение тревоги. — Стив видел ваши следы. Он… он мне не верит.

— Ты рассказала ему обо мне? Говорила, как я выгляжу? — быстро спросил он.

— Нет. Я сказала, что никого не видела. Он мне не поверил.

— Я должен войти в дом. И как можно скорее. Чтобы меня никто не видел.

Она заметила, как напряглось его выжженное солнцем пергаментное лицо. Секунду поколебавшись, отступила от двери.

— Вы поможете нам?

— Я вам помогу.

— Защитите нас от Бада Шоу?

— Да, — ответил он с кривой улыбкой. — Даже от него.

В этот момент они услышали звук копыт. Скакала одна лошадь, и скакала во весь опор. Откуда-то прозвучал выстрел, потом целый залп. И еще один одиночный выстрел.

Старик грязно выругался. Он дернулся вперед, потом отскочил назад.

Это был мерин Стива, а сам Стив судорожно цеплялся за луку седла. Он с трудом спешился, чуть не упав на землю, и Лорри с ужасом увидела кровь у него на лице и на рукаве рубашки. Он бросился к дому, споткнувшись на пороге и, прежде чем она успела ему помочь, ввалился внутрь.

— Лорри! — хрипло выкрикнул он. — Дробовик! Они идут!

Он схватился за притолоку, полуобернулся и тут заметил старика, который стоял у стола.

Лорри видела, как застыло его лицо и приобрело странное выражение. Стив словно бы успокоился. Здоровой рукой — это оказалась левая — он схватился за рукоятку револьвера, засунутого за пояс. Рукоятка была повернута вправо, в расчете на правую руку… Да, не повезло.

— Привет, Бад, — спокойно сказал он.

Лорри отчаянно закричала, словно получив смертельный удар.

— Привет, Стив.

Старик ожидал, глядя на Стива.

— Ну что же, начнем, — с горечью проговорил Стив, — я готов.

Бад Шоу посмотрел на него и медленно, серьезно кивнул:

— Конечно готов, Стив. Я это знал, ты всегда готов.

Он замолчал на минуту, и Лорри стало слышно, как тикают часы и как почти бесшумно и осторожно кто-то подкрадывается к дому.

— Ты счастливый человек, Стив, — спокойно произнес Бад. — У тебя смелая жена, просто отличная жена.

А потом очень медленно, точно рассчитанным движением повернулся и пошел прочь, захлопнув дверь.

Они слышали, как всадники подъехали ближе, а потом остановились. Широко раскрыв глаза, Стив смотрел на Лорри, одновременно прислушиваясь. Потом, схватив дробовик, поднял его. Она видела, как через правый рукав сочится кровь.

— Ну ладно, Лью, — прозвучал голос Бада. — Дальше тебе ехать не стоит.

— Вот уж не знал, Бад, что ты способен оказаться предателем, переметнуться на другую сторону, — произнес Лью, и в голосе его прозвучали нотки неуверенности.

— Я же тебя предупредил, что выхожу из игры, — рассудительно заметил Бад Шоу. — Сказал вам об этом ясно и понятно.

— Но ты не говорил, что собираешься переметнуться.

— Ну хорошо, объясню сейчас, а вы послушайте. Да, я перешел на другую сторону. Хочешь знать почему? Пожалуйста. У меня две причины. Четыре труса не могут справиться с одним хорошим парнем и нанимают убийцу, чтобы он сделал это грязное дело вместо них. А потом исподтишка выслеживают этого человека, когда он едет один, и нападают на него. Это только первая причина.

На мгновение Лорри представила, как стоит он там, щуплый старик в синей линялой рубашке, обтягивающей худые плечи. Он даже ружье оставил в доме… Однако, когда Бад вышел к ним навстречу, за поясом у него торчали два шестизарядника.

— А вторая причина — вот эта маленькая женщина, которой нужно только одно: научиться варить хороший кофе для своего мужа. Я так полагаю, человек, которого могла полюбить такая женщина, слишком хорош, чтобы отдать его стае шакалов.

— Мы не потерпим таких слов, — зарычал Большой Лью, — даже от тебя.

— Ничего, стерпите. — Голос старика звучал сухо и спокойно, однако сквозь сдержанность все равно проступало отвращение. — Стерпите, хотя мне было бы даже интересно посмотреть, что будет, если вы решите возражать. — Так он и стоял в сгущавшихся сумерках, глядя на то, как они уезжают прочь.

Лорри не помнила, как она подошла к Стиву и прижалась к нему, но, когда старик вошел в дом, она стояла рядом, крепко обнимая мужа.

— Зажги свет, Лорри, — мягко сказал он. — Нужно посмотреть, что у него с плечом.

ПРОЧЬ ИЗ ГОРОДА

Ма велела мне съездить в город и нанять там человека, чтобы собрать коров на продажу. Она думала, что я, скорее всего, найму Джонни Лофтуса или Эда Шифрина, однако ни тот, ни другой не вызывали у меня доверия. Джонни имел обыкновение с ухмылкой поглядывать на ма, приговаривая: «эта самая вдовушка», а Эд работал только тогда, когда его заставляли. Я нанял того, кого раньше никогда не видел.

На первый взгляд в нем не было ничего особенного — просто не на что смотреть, ростом меньше Джонни Лофтуса и фунтов на двадцать легче, а сам Джонни Лофтус по сравнению с Эдом Шифрином казался настоящим карликом — едва доставал ему до плеча. К тому же нанятому мною незнакомцу, видно, перевалило за сорок, но выглядел он крепким и жилистым, чутье подсказывало мне, что досталось ему в жизни немало.

Весил он, я думаю, не более ста сорока фунтов, да и то если его как следует вымочить, что в наших краях мало вероятно; его темные глаза на узком лице внимательно рассматривали тебя, прежде чем он открывал рот, чтобы заговорить. Он сидел на платформе железнодорожной станции, положив рядом с собой седло и солдатский мешок, довольно тощий на вид, — похоже, с одеждой он тоже испытывал затруднения. Он сидел молча, ни с кем не заговаривая, когда я подъехал к нему на своем соловом, которого подарил мне па, прежде чем его застрелили на улице.

Па тогда повел меня в корраль, где содержались лошади на продажу, и позволил выбирать. Мне приглянулась пестрая кобылка с белой звездочкой на лбу.

— Сын, — па сидел на корточках, осматривая лошадей, — эта кобыла тебя в гору не повезет. На вид-то она бойкая, ничего не скажешь, но ведь что человеку нужно от лошади — да и от партнера тоже? Выносливость. Человеку нужна лошадь, которая пробежит целый день, потом еще целую ночь, а к восходу солнца все еще сможет бежать, не останавливаясь.

Посмотри-ка вот на этого солового — он крепкий и выносливый, да к тому же и башковитый, сразу видно, что все понимает. Выбираешь ли ты коня или человека, смотри, чтобы был крепкий и толковый. Никогда не гонись за красотой. Ищи такого, чтобы служил долго. Такого, чтобы до конца.

Ну что же, я выбрал солового, и па оказался прав. Глядя на этого человека, сидевшего на краю платформы, я решил, что именно такой работник мне и нужен. О Джонни и Эде я больше не думал.

— Мистер, — обратился я к нему. — Вы не ищете работу?

Он перевел на меня взгляд своих темных глаз и внимательнейшим образом меня осмотрел. Мне скоро должно было сравняться четырнадцать, но вот уже три года, как я стал мужчиной в доме и уже не нервничал, если кто-то считал меня желторотым птенцом.

— Может, и ищу. А какая у тебя работа?

— У нас с матерью небольшая ферма там, возле гор. Нам нужно перегнать скот через каньон в долину, чтобы там продать. Работа на месяц, а может, и больше. Платим тридцатку в месяц на всем готовом, а моя мать, хоть я и сам это говорю, лучшая стряпуха во всей округе.

Он смерил меня острым взглядом своих темных глаз и спросил:

— Ты всегда нанимаешь незнакомых?

— Нет, сэр. Обычно мы нанимаем Джонни Лофтуса или Эда Шифрина или еще кого-нибудь из городских бродяг, но когда я увидел вас, то решил, что вы мне подходите.

Меня стало немного беспокоить то, как он меня разглядывает.

— Почему именно меня?

Тут я ему пересказал то, что говорил мне отец, когда мы покупали солового, и он в первый раз улыбнулся. Взгляд его потеплел, лицо как-то сморщилось, а у глаз появились смешливые морщинки, которые, верно, дремали там, пока не понадобились.

— Твой па мудрый человек, сынок. Я буду рад у тебя поработать.

Мы отправились в платную конюшню, чтобы нанять там для него лошадь, на которой он сможет доехать до нашего ранчо, и возле салуна встретили Эда Шифрина. Он увидел меня, а потом и человека, который шел рядом со мной.

— Том, — улыбнулся он, подходя, — по-моему, твоей матери пора загонять скот и начинать клеймение. Хочешь, чтобы я к вам приехал?

После того как он бездельничал в прошлый раз, да еще важничал и чванился передо мной, мне доставило большое удовольствие объявить ему:

— Я уже нанял человека, Эд.

Шифрин сошел с тротуара на дорогу.

— Напрасно ты это сделал, Том. Куперам придется не по нраву, если какой-то чужак будет толкаться возле их коров. — Он обернулся к человеку, которого я нанял. — Ну ты, незнакомец, проваливай отсюда. Я сам буду делать эту работу.

Человек, которого я нанял, нисколько не смутился.

— Мальчик предложил мне работу, — спокойно заявил он. — Если я ему не подойду, он меня и выгонит.

Эд отнюдь не собирался дать себя уговорить.

— Ты чужой в наших краях, иначе ты бы знал, что к чему. У нас и без того свара идет из-за пастбищ, а Куперы не любят, когда вокруг скотины сшиваются бродяги.

— Ничего, привыкнут, — ответил незнакомец, и мы пошли прочь по улице.

Примерно в это время я стал испытывать беспокойство в связи с тем, что сделал.

— У этих Куперов, — рассказал я ему, — самое крупное ранчо в наших краях. Они здесь вроде как хозяева.

— А кто хозяин на вашей ферме?

— Ну, в общем, я. Мы с матерью. Только она все передала мне, говорит, что парень без отца должен сам справляться со всеми делами.

Мы продолжали идти и прошли, наверное, ярдов двадцать, когда он наконец заговорил; впрочем, заметил он только одно:

— Похоже, тебе повезло с родителями, оба они очень разумные люди.

Старик Тейлор привел нам гнедую лошадь. Пока мой незнакомец ее седлал, я уселся неподалеку и грелся на теплом солнышке, с удовольствием вдыхая запах лошадей, сена и кожи. Старик Тейлор подошел ко мне и спросил шепотом:

— Где ты его нашел?

— Да там, на станции. Он искал работу, а я как раз искал человека.

Старик Тейлор старался не вмешиваться в чужие дела, в особенности неприятные, но он всегда по-дружески относился к моему отцу.

— Ну, парень, нашел ты себе работника. Теперь вам с матерью будет хороший фейерверк.

Не знаю, что он имел в виду, я, во всяком случае, ничего не понял. Мой новый работник подошел к нам. Он легко вскочил в седло, и мы поехали. Переодевшись, он стал больше походить на всадника, и все-таки было в нем что-то такое, что отличало его от других ковбоев, с которыми мне приходилось иметь дело.

Мы уже доехали до самого конца улицы, когда из салуна вышел шериф в сопровождении Эда Шифрина. Он велел нам остановиться.

— Том. — Наш шериф отличался краткостью. — Твоей матери не понравится, что ты нанял незнакомого человека.

— Мать велела мне нанять, кого захочу. Я нанял его и не собираюсь выгонять, пока он не даст мне для этого повода.

Шериф Бен Рассел — суровый старик с холодными голубыми глазами и резкими, не очень-то дружелюбными манерами, — как я заметил, давно подлизывался к Куперам.

— Слушай, парень, этот человек только что вышел из тюрьмы. Гони его прочь.

— Ну и что же, что он сидел в тюрьме? Я его нанял. Вот если он мне не сгодится, тогда я его рассчитаю.

До этого мой новый работник молчал, но тут неожиданно вмешался.

— Шериф, — сказал он, — идите-ка вы по своим делам и оставьте мальца в покое. По росту-то он взрослый, но, как видно, без помощи ему не обойтись. Похоже, в этих краях не зря стараются не пускать к себе посторонних.

Шериф Бен Рассел страшно разозлился. Я никогда еще не видел его таким бешеным.

— Отправляйся назад в тюрьму, — зарычал ок. — Там тебе самое место.

Но мой новый работник и не думал злиться. Некоторое время он смотрел на шерифа своими холодными черными глазами, а потом продолжил:

— Шериф, вы не знаете, кто я такой и почему сидел в тюрьме. Вы просто обратили внимание на мою тюремную одежду. Но прежде чем начинать меня преследовать, чинить мне неприятности, пойдите и скажите Пайку Куперу, чтобы он вышел со мной поговорить.

В здешних местах никто не знал, что есть такой Купер по имени Пайк, но шериф, по-видимому, знал, кого незнакомец имел в виду, и удивился, услышав это имя.

— Откуда ты знаешь это имя? — спросил он.

— Поинтересуйтесь у него. Сдается мне, он меня узнает.

Отъехав от города на семь миль, мы переправились через ручей, и я остановился, указывая на лежавшие в отдалении холмы.

— Наша земля начинается отсюда и тянется вон до тех гор. В это время года коровы имеют обыкновение забредать в каньоны.

— Похоже, трава здесь хорошая и ее довольно.

— Это все купленная земля, — объяснил я ему. — Па говорил, что времена свободного заселения миновали, вот он и скупил несколько участков у тех, которые не сумели справиться с ними, и перевел землю на себя. Все это только пастбища, но воды достаточно, и скотина жиреет лучше некуда.

Когда мы въехали во двор ранчо, ма стояла в дверях дома, вытирая руки о передник. Она посмотрела на моего спутника, и я увидел, что она удивилась — поняла, что я не привез ни Эда, ни Джонни.

Новый работник сошел с лошади и снял шляпу. Ни Эд, ни Джонни никогда этого не делали.

— Меня нанял ваш парень, мэм, но если я вам не по нраву, я не останусь и вернусь в город. Дело в том, что я сидел в тюрьме.

Ма с минуту внимательно смотрела на него.

— Наймом занимается Том, — только и бросила она. — Я считаю, он должен приучаться к ответственности.

— Значит, все в порядке, мэм. — Он в нерешительности помолчал. — Меня зовут Райли, мэм.

Мы вымыли руки в жестяном тазу, и, когда вытирались полотенцем, Райли сказал:

— Ты мне не говорил, что твоя мать такая красивая.

— А зачем мне это говорить? Я не видел для этого причины.

Он бросил на меня быстрый взгляд, а потом кивнул:

— Ты прав, парень. Это не мое дело. — И через минуту добавил: — Просто я удивился.

— Она вышла замуж, когда ей еще шестнадцати не было, — сообщил я.

За ужином мы все больше молчали — обсуждать домашние дела в присутствии постороннего не хотелось, а приставать с расспросами к человеку, вышедшему из тюрьмы, я считал неудобным. Поговорили немного о том, что давненько нет дождей и что у нас на ранчо всегда достаточно воды. Покончив с едой, он спросил:

— Не возражаете, если я буду курить?

Спорим, что с таким вопросом впервые в жизни обратились к моей ма. Па, например, полагал в порядке вещей, если другие мужчины, приходя к нам, запросто начинали курить, не попросив у ма разрешения, однако ма приняла вопрос незнакомца так, словно привыкла к такому обращению.

— Пожалуйста, курите, — разрешила она.

Если подумать, это звучало довольно приятно.

— Скотоводство дает хорошую прибыль?

— Последние два-три года довольно мало стало молодняка, но Эд и Джонни уверяют, что у нас в горах развелось слишком много львов. Приходится мириться с тем, что львы наносят ущерб.

— Много земли и достаточно воды, — заметил Райли, — дела у вас должны идти хорошо.

Когда он ушел в пристройку, ма начала собирать посуду.

— Как это случилось, что ты его нанял, Том?

Тут я и ей поведал про солового и про то, что подумал, когда увидел Райли, и она заулыбалась.

— Думаю, ты хорошо усвоил урок, Том. Мне кажется, это хороший человек. — А потом добавила: — Может, он и сидел в тюрьме, но воспитан отлично.

В устах моей ма это звучало величайшей похвалой. Она придавала огромное значение хорошим манерам.

Немного позже я рассказал ей о разговоре, который состоялся у меня с Эдом Шифрином и шерифом Расселом, а когда я в своем рассказе дошел до того места, где Райли велел Расселу передать Куперу, чтобы тот пришел с ним повидаться, я сразу увидел, что ма забеспокоилась. Среди работников Купера было несколько весьма опасных парней, и нам не хотелось иметь с ними дело.

Через год после того, как убили отца, кто-то из них пытался приударить за моей ма, но она быстро их отвадила.

На рассвете следующего дня, натягивая сапоги, я услышал стук топора и, выглянув за занавеску, увидел Райли, а рядом с ним — кучу дров. Он, безусловно, умел держать в руках топор, но больше всего меня удивило то, что он вообще взялся за это дело. Ведь большинство ковбоев убеждены, что их обязанность — только ездить верхом, и потому отказываются от всякой другой работы, не желают даже забивать колья.

В этот день с утра все ладилось, и мы выехали из дому на час раньше, чем мне когда-либо удавалось при Эде и Джонни, и к полудню уже согнали в долину семьдесят голов, вот только молодняка действительно оказалось совсем мало. Кто бы ни был этот человек, я сразу понял, что нанял настоящего работника. Он ездил на отцовском гнедом мерине и прекрасно управлял норовистой лошадью, а также здорово пользовался арканом.

В следующие три дня мы трудились как одержимые. Райли вставал чуть свет и не слезал с лошади допоздна, а я, как хозяин, не мог от него отставать. Так мы работали только с отцом — наравне, во всем помогая друг другу. Я даже представить себе не мог, чтобы человек так быстро освоился с новым местом. Время от времени, поднявшись на вершину какого-нибудь холма, он останавливался и долго вглядывался в даль, как бы изучая окрестности. Иногда задавал какой-нибудь вопрос, но чаще просто смотрел.

На третий день мы развели небольшой костерок, чтобы сварить кофе, и стали разворачивать еду, которую приготовила нам ма.

— Ты говорил, что твоего отца убили. Как это произошло?

— Мы с матерью этого не видели. Па ездил к Куперам по каким-то делам, а потом вернулся в город, чтобы купить для матери что-то из платья и припасов. Когда он привязывал мешок к седлу, к нему пристал какой-то незнакомец; у них завязалась ссора, и парень застрелил отца.

— А что, он не имел оружия?

— Имел, сэр. Па всегда носил с собой револьвер, только не для того, чтобы стрелять в людей. Он мог убить воровку лисицу или лошадь, которая его сбросила, а у него застряла нога в стремени.

— Ты, случайно, не слышал, как звали того незнакомца?

— Слышал, сэр. Его звали Кэд Миллер.

В тот день к нашему костру вдруг явились Эд Шифрин и Джонни Лофтус. Я очень удивился их визиту, поскольку они никогда не заезжали так далеко — это случалось, только если они работали у нас, но тем не менее сейчас они спустились в долину, как раз когда мы только что потушили костер.

Райли услышал их раньше, чем я: он смотрел в сторону гор, словно ожидая кого-то другого. Особенно внимательно всматривался в деревья и камни, за которыми мог спрятаться человек.

У обоих за поясом торчали револьверы. Что до Райли, если у него и было оружие, то широкая куртка из воловьей кожи как раз его прикрывала, и я не мог ничего разглядеть. Однако в тот момент я не думал о том, вооружен ли он. Эта мысль пришла мне в голову позже.

— Ты все еще здесь? — спросил Шифрин. Его тон свидетельствовал о том, что он ищет ссоры. — А я думал, что ты уже давно смотался отсюда.

— А мне тут нравится, — ответил Райли приятным светским тоном. — Здесь красивые места и люди славные. Правда, коров не так много, как можно предположить, но все они тучные.

— Что ты имеешь в виду? Почему это коров не так много?

— Следовало, наверное, сказать: не коров, а телят. Не так много телят, как можно было ожидать, но вот когда мы соберем весь скот и загоним коров в коррали, тогда и выясним, куда они девались.

Шифрин посмотрел на Джонни:

— А как насчет щенка?

Джонни пожал плечами:

— Черт с ним, со щенком.

Я ничего не понял из этого обмена репликами, а вот Райли, по-видимому, догадался.

— Я бы на вашем месте, — заявил он, — точно выяснил, чего хочет Купер. Вы уверены, что ему нужно именно это? Насчет парня и вообще.

— Куда ты клонишь?

— Вы что-то не то затеяли. Вам не удастся сделать так, чтобы это выглядело естественно. Парень-то ведь безоружен. Нет, ребята, вы не знаете, как творятся такие дела.

— Может, ты лучше знаешь? — угрожающе осведомился Шифрин.

— Пайк Купер. Именно так его звали в прежние времена. Он никогда не рассказывал, почему ему пришлось уехать из округа Пайк, что в Миссури? Очень интересная история.

То, как свободно говорил Райли, встревожило этих парней. Они уже не чувствовали себя так уверенно, как поначалу.

— И раз уж мы об этом заговорили, пусть-ка он вам поведает, почему вообще покинул Штаты.

Ни тот, ни другой, по-видимому, не знали, как поступить. То, что Райли, как оказалось, знаком с Купером, их насторожило, и Джонни забеспокоился. Он то и дело посматривал на меня, но я не опускал головы и смотрел прямо ему в глаза, и это тоже ему не нравилось.

— Спросите, спросите его об этом. А еще скажите, чтобы не посылал сопляков, когда речь идет о мужском деле.

— Что ты хочешь сказать? — взвился Шифрин.

Его мощная фигура приняла угрожающий вид. Он старался казаться по-настоящему крутым парнем. Обычно этот фокус ему удавался, но почему-то сейчас, когда пришлось встать лицом к лицу с Райли, он уже не выглядел ни большим, ни крутым.

— Это означает: убирайтесь-ка вы отсюда и дуйте без остановки, пока не приедете к Пайку Куперу. А Пайку скажите, если он задумал грязное дело, пусть и пачкается сам.

Парни не знали, как им поступить. Они собирались действовать решительно, даже попытались, однако на Райли это не произвело никакого впечатления. Они явились, чтобы затеять ссору, но теперь ни тот, ни другой не решались начать, боясь, как бы не остаться в дураках. А может, все дело в том, что Райли нисколько не беспокоился? Оба они считали, что у Райли есть еще кое-что в запасе.

— Будь уверен, он так и сделает, — со злостью бросил Джонни. — Купер сам займется тобой, вот увидишь.

Они уехали; Райли молча наблюдал за тем, как два всадника спускались по склону, а потом предложил:

— Давай-ка возвращаться домой на ранчо, Том. Я понимаю, что еще не время. Но нам лучше находиться дома, когда явится Купер.

— Он не явится. Мистер Купер куда-нибудь ездит только тогда, когда сам того пожелает.

— Обязательно приедет, — заверил Райли, — разве что сначала пошлет Кэда Миллера.

Когда он произнес это имя, я посмотрел на него с удивлением:

— Но ведь это тот самый человек, который убил моего отца!

Мы поужинали тихо и спокойно. А поскольку вернулись раньше обычного, Райли, используя последний светлый час, оставшийся до захода солнца, занялся починкой ворот, которые расшатались. Он принадлежал к тому типу людей, которые не любят сидеть сложа руки.

За ужином он сказал моей ма:

— Благодарю вас, мэм, я горжусь тем, что мне пришлось у вас работать.

Ма покраснела.

На следующее утро она вышла к завтраку нарядная, собиралась ехать в город. Мне она заметила только:

— Твой отец учил тебя крепко стоять за то, что ты считаешь правильным. И еще — хранить верность друзьям.

В городе везде толпился народ. Кто-то что-то прослышал, и люди, чтобы не пропустить самое интересное, старались находиться на улицах или в лавках; всех даже перестали волновать домашние заботы.

Когда мы ставили нашу повозку у старика Тейлора, он нагнулся ко мне и прошептал:

— Передай своему приятелю, что в городе появился Кэд Миллер.

Ма услышала и резко повернулась в его сторону:

— Как он выглядит?

Тейлор колебался, нервно переминаясь с ноги на ногу. Он не решался заговорить, не зная, зачем матери это понадобилось.

— Я задала вам вопрос, мистер Тейлор. Вы, кажется, дружили с моим мужем?

— Э-э-э… это верно, мэм. Был его другом. Полагаю, я и ваш друг тоже.

— Совершенно верно. А теперь говорите.

И он ей описал Миллера.

Стояло теплое тихое утро. Я остался возле отеля, а ма отправилась покупать какие-то женские штучки, которые неловко выбирать при мужчине.

На скамьях перед отелем я не нашел ни одного свободного места, так что стоял, прислонившись к стене дома на углу соседнего переулка. Минуту спустя за углом того самого дома, в переулке, появился Райли, и я услышал его шепот:

— Не оборачивайся, парень. Что, Купер уже появился?

— Пока нет, но в городе Кэд Миллер.

— Послушай, Том, только для твоего сведения, — продолжал Райли. — Я хочу, чтобы ты знал. Я сидел в тюрьме за то, что убил человека, который застрелил моего брата. А до этого служил младшим судебным исполнителем в Соединенных Штатах. — Он нерешительно помолчал. — Вот, пожалуй, и все.

На улицах никто особенно по разговаривал — все ждали. По дороге с грохотом проехала бричка и скрылась, подняв облако пыли, которая медленно оседала на землю. Рыжий пес лениво плелся в поисках тени. Я увидел ма, которая шла по другой стороне улицы, и не успел подумать, что это она там делает, как на въезде в город показались Куперы. Старик сидел на козлах новенькой, сверкающей лаком повозки, сыновья скакали рядом по обе стороны.

Купер остановил лошадей у отеля и вылез из повозки. Сыновья, как обычно, держались развязно и чванливо, ухмыляясь в предвкушении забавы. Старик подошел к отелю, достал сигару из жилетного кармана и откусил кончик. Жесткий взгляд его выцветших глаз остановился на мне.

— Слушай, парень, где твой работник? Насколько понял, он хотел со мной встретиться.

— Пусть он сегодня же убирается из города, а не то его вынесут, — громко заявил Энди Купер.

Старик сунул сигару в рот. Он зажег спичку, собираясь закурить, и в этот момент я услышал, как возле меня хрустнул гравий под сапогом, и понял, что это Райли. Купер выронил спичку, так и не закурив, он просто стоял и смотрел мимо меня на Райли.

— Ларк! — Купер чуть не подавился, произнося это имя. — Я и не заметил, что это ты.

— Ты помнишь, что я сказал тебе, когда велел убираться из Штатов?

Купер не видел никого, кроме Райли, которого он называл Ларком. Он просто не соображал, что делается вокруг. Я не мог оторвать глаз от его лица — трудно даже представить, что взрослый человек способен так испугаться.

— Я обещал, если ты когда-нибудь встретишься на моем пути, я тебя убью.

— Не делай этого, Ларк, у меня семья — два сына. У меня есть ранчо, я богатый человек.

— У этого мальчика был отец.

— Ларк, не делай этого!

— С тех пор как умер его отец, прошло уже три или четыре года. Насколько я понимаю, ты начал красть его коров еще на два года раньше. Считай, пятьсот голов.

Купер смотрел на него, не отрывая глаз, а сыновья старика, казалось, не могли поверить тому, что происходило.

— Напишешь купчую на пятьсот голов, а я подпишу ее в пользу его матери. А потом выпишешь чек на семь тысяч фунтов, мы с тобой перейдем через улицу и вместе получим по нему деньги.

— Хорошо.

— И ты заявишь, что нанял Кэда Миллера, чтобы он убил отца этого мальчика.

— Я не могу этого сделать. Я не буду.

— Пайк, — терпеливо уговаривал его Райли, — в суде ты, возможно, и выиграешь дело, но ведь сам прекрасно знаешь, что со мной тебе не тягаться. Не заставляй меня доставать мой револьвер.

Купер стоял с таким видом, будто он вот-вот потеряет сознание. Он стал похож на школьника, которого только что уличили во вранье. Я думаю, он знал о Райли что-то такое, что заставило его смертельно испугаться, и он не смел с ним спорить. А что до револьвера — ну, это только разговоры. Разве кто-нибудь видел, что у Райли за поясом?

— Ладно, — выговорил наконец Купер так тихо, что его едва услышали окружающие.

— Па! — Энди схватил отца за руку. — Что ты такое говоришь?

— Молчи, щенок! Говорят тебе, заткнись.

— Ходят слухи, что здесь в городе Кэд Миллер? — продолжал Райли. — Скажи ему, чтобы вышел сюда, на улицу.

— Никому ничего не нужно говорить, — раздался голос моей ма.

Толпа расступилась, пропуская Кэда Миллера, за которым шла моя мать с двуствольным дробовиком в руках. И уж конечно она держала его не для забавы. Я однажды видел, как она засадила из него по леопарду, который забрел к нам во двор. Его просто разорвало на части.

Шерифу Бену Расселу весьма не по вкусу пришлась вся эта история, однако ему ничего не осталось делать, кроме как арестовать Кэда Миллера. Когда стало ясно, что старик Купер струсил, его сыновья уже ничего не могли сделать. И вообще все в городе поняли, что Куперам пришел конец.

Когда все вместе мы вернулись домой, я спросил:

— Почему Купер называл вас Ларком?

— Меня зовут Ларкин Райли.

— И у вас даже нет оружия?

— Человек должен научиться обходиться без оружия. А когда имеешь дело с трусом, оно и не нужно. — Он свернул себе самокрутку. — Купер знал, что я слов на ветер не бросаю.

— Но вы действительно были в тюрьме?

Он сидел на приступке, рассматривая свои руки.

— Так случилось. Десять или пятнадцать лет назад то, что сделал я, все считали в порядке вещей, иначе никто не поступал. Но потом появились законы, и мне пришлось с ними познакомиться.

Из комнаты вышла ма и встала на пороге.

— Ларкин… Том… ужин готов.

Мы поднялись, и Ларкин сказал:

— Том, я думаю, сегодня мы будем работать на нижнем пастбище.

— Да, сэр, — ответил я.

ДОЛЯ ДЛЯ НЕГОДЯЯ

Мой чалый одолел подъем, и мы с ним оказались на гребне, тут-то я и увидел эту девушку. Она стояла достаточно далеко, но когда ты находишься в дикой пустынной местности, то привыкаешь сразу замечать все странное, а девушка стояла у тропы, словно ожидая дилижанса. Беда только в том, что на этой тропе отродясь не было ни одного дилижанса — редкий всадник проедет да фургоны с каким-нибудь грузом, вот и все.

При себе я имел пятьдесят фунтов золота, и мне предстояло еще три дня пути, так что я не жаждал встречаться с людьми. Часто оказывается, что дикая местность, даже самая суровая и труднодоступная, менее опасна, чем плотно населенная. Но женщине все же не годится стоять посреди этих первозданных пустынных гор.

Мы, Сэкетты, начинали носить ружье, как только вырастали настолько, что могли поднять его с земли. В четырнадцать лет я проехал от Камберлендского ущелья в Теннесси до гор Пайн-Лог в Джорджии, питаясь мясом кугуаров и запивая его водой из ручья. Этих кугуаров я убивал сам.

В пятнадцать я уже стал ростом со взрослого мужчину, вступил в армию северян и участвовал в сражении при Шилоу, а после того как наш отряд сдался в плен по вине одного дрянного полковника, меня, в числе других, обменяли и послали в Дакоту воевать против сиу.

В девятнадцать лет я оседлал нашего чалого и направил его на Запад, чтобы попытать счастья в тех краях, где моют золото, однако у меня ничего не выходило. Всем и каждому в нашем лагере попадались золотые крупинки — всем, кроме меня. И мне приходилось подтягивать пояс все туже и туже, поскольку мне нечего было есть. И это продолжалось до тех пор, пока к моему костру не подошли четверо.

Самое скверное заключалось в том, что я ничего не мог им предложить. Я сидел у костра, поставив на огонь кофейник, чтобы люди не знали, что у меня нет даже кофе и в кофейнике нет ничего, кроме воды. Мне очень хотелось их угостить, однако пришлось со стыдом признаться, что у меня только сейчас кончился кофе — на самом деле это случилось три дня назад. К тому же я уже зверски оголодал, и моему желудку наверняка казалось, что мне перерезали глотку.

— Послушай, — начал Сквирс, — тебе уже давно не везет, никто не подумает, что у тебя есть золото. Если ты сегодня уедешь из лагеря, все будут уверены, что тебе это дело оказалось не по зубам и ты решил смотать удочки. Таким образом, если ты возьмешь наше золото и отвезешь его в Хардивилл, никто ничего не заподозрит.

Эти бедные трудяги, что стояли передо мной, намыли довольно много золотого песка, но они слыхали о Куперах и потому беспокоились. У троих были семьи, и вполне заслуженное ими золото означало для каждого из них очень много — образование детям, дом для жены и начальный капитал для себя самого.

Задача состояла в том, как перехитрить Куперов.

— Мы дадим тебе сто долларов, если ты доставишь золото.

В самом лучшем случае у меня уйдет на дорогу пять дней. Выходит, по двадцать долларов в день. На такие деньги можно купить жратвы, которой хватит до Калифорнии, или даже вернуться сюда с хорошим запасом еды.

В животе у меня было так же пусто, как в шурфе на моем участке, и у меня, похоже, не осталось выбора. Куперы там или не Куперы, а мне предлагали самые верные сто долларов, которые я когда-либо мог заработать. Все это мне устроил Билли Сквирс, мы дружили с тех самых пор, как я застолбил участок на этом ручье.

Джим Ходж, Уилли Мэндер и Том Пэджет стояли вокруг, ожидая моего решения, и я наконец кивнул:

— Я, конечно, это сделаю и даже рад, что есть такая возможность. Вот только вы ведь меня не знаете, и…

— Сквирс за тебя поручился, — перебил Пэджет. — Мыто, верно, с тобой не знакомы, а Сквирс тебя знает и твою семью тоже. Если он утверждает, что ты честный человек, значит, больше не о чем и говорить.

— Зато у тебя есть шанс получить заявку, — вмешался в разговор Сквирс. — А терять тебе нечего.

— Да-а, ведь двух человек, которые выехали из лагеря с золотом, нашли мертвыми возле тропы. Их подстрелили, как отстреливают молодых бычков. И один из них Джек Уокер, я его хорошо знал. И никто из них не имел столько золота, сколько повезу я.

— Возьми вьючную лошадь, — посоветовал мне Сквирс, — и погрузи все свое снаряжение. — Он огляделся вокруг и понизил голос: — Похоже на то, что кто-то у нас в лагере шпионит в пользу Куперов, но о тебе никто не будет знать, кроме нас, а мы все заинтересованные лица.

Позже, когда они ушли, Сквирс сказал:

— Надеюсь, ты не против, что я сообщил им о твоей семье. Они и так бы тебе поверили, но мне хотелось, чтобы им было спокойнее.

И вот я собрал свои пожитки и поехал, и в моей седельной сумке лежало пятьдесят фунтов золота. Посчитайте, сколько это, если в то время платили по тысяче долларов за фунт. В кармане — письмо, подписанное всеми четырьмя ребятами, где говорилось, что если я доставлю золото на место, то получу сто долларов. У меня еще никогда не водилось столько денег сразу с тех пор, как началась война, мне даже десять долларов казались крупной суммой.

А теперь эта женщина, стоявшая у дороги, сулила мне кучу неприятностей. Па постоянно предостерегал нас, парней, чтобы мы держались подальше от женщин.

— Они, конечно, будут вас волновать, — говаривал он, — так что любите их, а потом бросайте. Вот как надо поступать! Не связывайтесь вы с этой породой. У каждой из них в запасе столько разных штучек и фокусов — куда там мартышке, что скачет по деревьям.

— Не верь ему, Телль, — возражала мать. — С женщиной нужно только прилично обращаться. Веди себя с женщиной так, будто она твоя сестра, слышишь?

А па на это отвечал:

— Есть два сорта женщин, Телль, плохие и хорошие, и можешь мне поверить, хорошая женщина причинит человеку гораздо больше хлопот, чем плохая. Держись-ка ты подальше от всяких.

Я и старался. Мне доводилось иметь дело с горными кошками и медведями, с мускусными крысами и оленями, я даже знал кое-что о лошадях и коровах, а водиться с женщинами мне не приходилось. Вот Оррин, мой брат, он играл на скрипке и умел петь, а эти скрипачи и певуны, они умеют обходиться с женским полом. А я, когда у нас дома появлялись незнакомые женщины, просто уходил в горы.

На этот раз я, похоже, попался. Как я мог отвертеться? Однако я не собирался убегать. Всякой женщине, которая одиноко чего-то ждет в дикой местности, грозит беда. Только теперь от волнения меня даже пот прошиб. Мне еще никогда не случалось близко к ним подходить.

Хуже всего то, что по моим следам кто-то ехал. Я открыл это недавно, когда оглянулся назад.

Когда человек едет по незнакомой местности, ему обязательно надо время от времени остановиться и оглянуться назад, чтобы запомнить вехи, по которым он будет ориентироваться на обратном пути.

Итак, оглянувшись, я увидел, что в воздухе висит небольшое облачко пыли. Пыль не оседала. Это. означало, что за мной кто-то следит, и этот кто-то вполне мог быть человеком Куперов.

Но в тот момент я, кажется, охотнее бы встретился с Куперами, вместо того чтобы заниматься этой женщиной, а мой негодяй чалый вез меня прямехонько к ней.

Самое скверное заключалось в том, что она оказалась жутко хорошенькой. Лицо ее покрывал легкий загар, но все равно она была очень даже миловидна.

— Как поживаете? — обратилась она ко мне, будто мы встретились где-нибудь на улице в Нэшвилле. — Скажите, не могли бы вы подвезти меня до Хардивилла?

Надвинув шляпу на самые глаза, я огляделся, однако ни лошади, на которой она могла бы доехать до города, ни каких-либо признаков жилья или хотя бы лагеря не заметил.

— Отчего же, мэм, я так полагаю, это возможно. — Я спрыгнул на землю, подумав, что, если мне предстоят осложнения, нужно сразу же положить поближе мой тяжелый кольт, чтобы в случае нужды быстро его вытащить. — Груза у меня немного, так что я вполне могу ехать на вьючной лошади, а вы сядете на моего чалого боком, как на вашем женском седле.

— Я очень благодарна, — вымолвила она скромно.

Прежде всего я подумал, что это ловушка. Кто-то, кто знал, что я везу золото, доставил сюда эту женщину, чтобы она помогала им — я не мог понять, как она здесь оказалась. Вокруг я не видел никаких следов, кроме ее собственных. Но потом вдруг заметил тоненький столбик дыма, который поднимался из-за камня.

— У вас там костер?

— Ночью было очень холодно.

Тут она заметила мой взгляд и улыбнулась.

— Да, я провела там всю ночь. — Ее большие голубые глаза смотрели прямо на меня. — И прошлую ночь тоже.

— Не очень-то подходящее местечко.

Она держалась немного церемонно, но все равно эта умненькая смышленая девчонка пришлась мне по сердцу. А такие платья, как на ней, из хорошего материала, купленного в лавке, я видел в северных городах, когда служил в солдатах. В наших краях носили больше домотканое или сшитое из кожи.

— Вы, наверное, спрашиваете себя, что я тут делаю?

— Ну а как же? — Я невольно ухмыльнулся. — Что верно, то верно, тут не шибко подходящее место.

— Не следует говорить «шибко», это неправильно. Нужно сказать «не очень».

— Спасибо, мэм. Я ведь никогда не ходил в школу, знаю только то, чему мать меня научила. Вот и не умею правильно говорить.

— Но читать и писать вы, наверное, умеете?

— Нет, мэм, не умею.

— Но это ужасно! Каждый человек должен уметь читать. Не знаю, что бы я делала в последние несколько месяцев, если бы не могла читать. Просто сошла бы с ума.

Приспособив для нее седло, я помог ей сесть на лошадь.

— Мэм, я лучше предупрежу вас заранее. Здесь могут случиться всякие неприятности, так что вы имейте это в виду. Может, совсем не так уж и хорошо, что я вам помогаю. Может, вам будет только хуже… — Мы тронулись в путь, и я, обернувшись через плечо, посмотрел на нее: — За мной кто-то гонится. Сдается мне, что это бандиты Купера.

Хуже всего, что я потерял время. Надвигалась ночь, а у меня на руках оказалась эта незнакомая девица. Па, бывало, говорил, что женщины используют самые хитрые способы, чтобы заполучить себе мужчину, но я никогда не думал, что одна из них вдруг окажется передо мной на пустынной дороге. К тому же такая хорошенькая, как эта.

Кроме всего прочего, она была из благородных. Всякий увидел бы господскую стать, только посмотрев, как она сидит на моей кляче, словно это кровный жеребец, а она едет среди толпы на ярмарке рядом со мной, гордо вскинув голову.

— Вы от кого-то убегаете, мэм? Не хочу быть непочтительным, но пустыня… это не шибко — простите, — не очень подходящее место для такой миленькой барышни, как вы.

— Благодарю вас, — произнесла она, еще чуть выше приподняв свою гордую головку. — Да, я убегаю. Я ушла от своего мужа. Это бесчувственный грубиян. Он офицер, служит в Форт-Уиппле.

— Он очень расстроится, что вы ушли от него, мэм. Наши места глухие. Я нисколько не завидую этим ребятам, что служат в дальних фортах, можете мне поверить. Там так одиноко.

— Ну конечно! Разве это подходящее место для женщины? Как он мог привезти сюда молодую жену? Хорошенькое дело! Неужели он воображал, что я стану жить в таких условиях? В доме с земляным полом и вообще?

— Что он сказал, когда вы от него ушли?

— Он об этом еще не знает. Я ездила в Эренберг, а когда мы возвращались назад — я просто не могла больше этого выносить, — взяла и вышла из фуры. Знаете, специальные армейские фургоны, в которых перевозят раненых? В ней я путешествовала. Мне надо добраться до Хардивилла, а там сяду на поезд и поеду домой.

Когда я обернулся, чтобы взглянуть на дорогу, пыли в воздухе уже не было, и я понял, что пришла беда. Если бы за нами ехали солдаты, отправленные на поиски женщины, они бы так внезапно не остановились; я предположил, что преследователи обогнали нас и теперь поджидают впереди, устроив какую-нибудь ловушку, поэтому я быстро свернул в ущелье, изменив направление. Двигаться мы старались медленно, чтобы не поднимать пыли.

Нас окружали пески, но через них шла узкая тропка, проложенная оленями или другими животными, и мы поехали по ней. Через час я обернулся и увидел довольно большое облако пыли около того места, где я нашел эту дамочку. Я снова круто развернулся, взяв противоположное направление. К северо-западу от того места, где мы находились, возвышалась столовая гора, составляющая часть длинного горного хребта.

— За нами гонятся, мэм, — сообщил я, — а эти Куперы лихие ребята, они не слишком задумываются над тем, что делают. Я не могу допустить, чтобы вы попали к ним в руки. Так что придется удирать. Если не получится, вступим в переговоры или будем драться, это как им будет угодно. Не отставайте от меня, мэм.

— Мне нечего бояться, — заявила она. — Я жена офицера американской армии.

— У нас на Западе мужчины обычно внимательны по отношению к женщинам, — согласился я. — Однако особо не рассчитывайте на то, что вы жена офицера. Всего неделю назад Куперы расправились с двумя офицерами, попросту убили их, мэм. Им ровным счетом наплевать, кто вы такая, кроме того, что вы женщина. И им не часто доводится видеть таких хорошеньких.

Она подъехала вплотную ко мне:

— Боюсь, что я недооценила ситуацию.

— Согласен, мэм, это часто случается с людьми.

Нам оставалось добрых два дня пути до Хардивилла, конечного пункта навигации на Колорадо, и там нас не ожидало ничего хорошего. В последний раз, когда я туда наведывался, там стояло три или четыре дома и народу не густо.

Никто не знал, сколько в городе Куперов. Говорили разное, кто считал, что пять, а кто — девять. Ходили слухи, что это отщепенцы, которые бежали из Штатов на территорию чероки, и что они очень опасны.

Мы старались двигаться незаметно, выискивая седловины, по которым намеревались перебраться через хребет, не поднимаясь на вершины, где бы нас сразу же засекли. Начинало темнеть, отовсюду поползли длинные тени, и когда мы приблизились к восточному склону столовой горы, до которой я и стремился добраться, мы оказались в глубокой тени.

Разыскав проход вокруг горы, мы обогнули ее и увидели, что западный ее склон весь полыхает, залитый лучами заходящего солнца, — жутко красивое зрелище. Дул свежий ветерок, но я быстро нашел, что искал, — место, где мы остановились на ночь.

Когда человек ищет место для лагеря, зная, что его преследуют, ему приходится многое учитывать: и как костер развести, чтобы дым не встал столбом над горой, и как выбраться оттуда незаметно, чтобы твой силуэт не обозначился на фоне неба. Я нашел такое место, и, судя по его виду, до меня им уже не раз пользовались индейцы.

У этой горы с одной стороны обвалился край, образовав крутой склон. Ехать по нему верхом можно, однако полдороги лошади пришлось бы скользить, присаживаясь на зад. Отвесная стена горы поднималась примерно на триста футов, но там, где произошел обвал и начинался склон, образовалась выемка, прикрытая кустами и обломками камня.

Она представляла собой пол-акра земли, поросшей травой; в конце поляны росло несколько корявых кедров. На этой поляне я и помог женщине спешиться.

— Мэм, мы проведем ночь здесь. Говорите потише, старайтесь, чтобы железо не звякало о железо, и ходите осторожно, чтобы не катились камни из-под ног.

— Они так близко?

— Точно не знаю, мэм, но нам следует надеяться на лучшее и ожидать худшего. Па учил меня, что нужно рассчитывать именно так.

Расседлав лошадей, я взобрался на один из громадных камней, чтобы осмотреться. Чтобы иметь правильное представление о местности, нужно осматривать ее не только при дневном свете. Нам многое говорят тени, а в чистом воздухе раннего утра или позднего вечера видишь то, что днем мешает разглядеть солнце. Настоящий следопыт лучше всего видит и предпочитает изучать местность вечером, поскольку тени показывают, где находятся низкие места, он может обнаружить ущелья и провалы, зачастую для того, чтобы их благополучно миновать.

Па, которому приходилось охотиться с Бриджером и Карсоном, никогда не упускал случая втолковать нам, ребятам, как ориентироваться на местности.

Закончив разведку, я слез с камня и расчистил место, убрав хвою и листья под одним из кедров, который, казалось, склонился над нами, образовав нечто вроде арки. Я развел такой крошечный костер, что он мог бы поместиться в двух ладонях — если нужно стряпать, хватит и такого. Дым же, проходя сквозь ветви дерева, рассеется настолько, что будет совсем не виден.

— Я родился в Теннесси, — сообщил я ей, — меня зовут Телль Сэкетт.

— А я Кристин Мэллори, родом из Делавэра.

— Как поживаете, миссис Мэллори? Если встречаешь человека из Делавэра, он чаще всего оказывается индейцем. Они хорошие проводники и отлично дерутся.

Я достал свои припасы, и мне стало стыдно. Меня снабдил Сквирс, когда я отправился в путь. Все, чем я располагал, — молотые бобы с цикорием вместо кофе да немного вяленого мяса и муки.

Сварив кофе, я налил его в свою чашку и протянул ей:

— Миссис Мэллори, это, конечно, не то, к чему вы привыкли, но ничего другого у нас нет.

Она пригубила, и, честное слово, если бы не ее хорошее воспитание, уж точно выплюнула бы, но она проглотила и потом еще немного отпила.

— Приятно, что горячий, — улыбнулась она, и я тоже изобразил улыбку.

По правде говоря, что еще я мог сказать?

— Обязательно попробуйте вяленого мяса, — угощал я. — Если подержать его немного во рту, а потом разжевать, оно даже вкусное. Кроме мяса, у нас есть только холодный хлеб.

— Что?

— Холодный хлеб… Это не ваша пища. Правда, то, что у меня, это не совсем по-индейски. Так ее готовят только белые. Подсушивают зерно и размалывают с добавлением корицы. Муку разводят в воде и пьют. Очень питательно. На таком рационе можно ехать и ехать, многие мили. Моему па, когда он был в Монтане, пришлось однажды целых две недели питаться исключительно этой пищей. А всего-то он имел две-три кварты сухой муки.

Когда я в последний раз осматривался, то заметил отблеск далекого костра.

Стоя у входа в наше убежище и глядя на появлявшиеся звезды, я задумался об этой женщине и о том, будет ли когда-нибудь такая женщина у меня. И пришел к выводу, что это весьма мало вероятно. Мы, Сэкетты, валлийцы, происходим из Уэльса, мы гордые люди, только у нас почему-то никогда ничего не бывает. Богу не угодно дарить нас земными благами. Все, что у нас есть, — это мы сами, наша сила и стремление ступать по земле честно и гордо.

А эта девушка куда-то от кого-то бежит, что само по себе непорядок. Когда я вернулся к костру, она сидела возле него, съежившись, завернувшись в одно из моих одеял. Набрав кедровых веток и травы, я устроил ей постель с краешка, возле огня.

— Хорошо пахнет, — улыбнулась она.

— Это кедр и еще один такой смолистый кустарник, который пахнет креозотом. Некоторым он не нравится, они называют его «маленькая вонючка». А индейцы используют его против ревматизма.

Некоторое время мы оба молчали, а потом я заметил:

— На костре из креозота хорошо стряпать бобы, он придает им приятный привкус. Вы когда-нибудь попробуйте, после этого все остальные бобы будут вам казаться безвкусными. — Огонь потрескивал, я добавил в костер несколько сухих веточек и потом добавил: — Нехорошо, что вы так от него ушли. Он, верно, жутко беспокоится.

Она посмотрела на меня через костер холодно и вызывающе:

— Это не ваше дело.

— Миссис Мэллори, после того как вы навязались на мою шею, это стало и моим делом. Когда девушка выходит замуж за солдата, она должна быть готова вести такую жизнь, которую ведут солдаты. А у вас, мэм, сдается мне, мужества не хватило, вы и сбежали, испугались грязных полов. Если женщина любит своего мужа, она не станет обращать внимания на такие пустяки, а вы, мэм, избалованы. Просто избалованы.

Она поднялась на ноги и стояла, холодно и высокомерно глядя на меня, словно она Бог весть какая персона.

— Если вам не нравится мое общество, я уйду.

— Никуда вы не уйдете. Прежде всего, вы не имеете понятия о том, где находитесь и как попасть туда, куда вам нужно. Вы умрете от жажды, если до того не попадете в когти ко льву.

— Ко льву?

— Да, мэм. — Я в общем-то ее не обманывал, потому что где-то в Аризоне точно охотился лев. — А кроме того, здесь полно змей, и ночью вы их не увидите, заметите только тогда, когда наступите. — Она стояла в нерешительности, потеряв уверенность в себе, а я продолжал, желая довести свою мысль до конца: — В этих краях женщине нужен мужчина, непременно нужен. Но и мужчине нужна женщина. Как вы думаете, как сейчас себя чувствует ваш муж? Жена осрамила его перед всеми, убежала из дому, как ребенок.

Она снова присела к огню, однако на меня смотрела сухо и непримиримо.

— Я буду вам благодарна, если вы меня доставите в Хардивилл. Я не собиралась навязываться вам на шею, как вы изволили выразиться. И я с удовольствием заплачу сам за ваши хлопоты.

— У вас не шибко много денег.

— Не смейте говорить «шибко», — буркнула она.

— Благодарю, мэм, — сказал я, — но теперь неплохо было бы вам чуток поспать. Завтра нам надо проехать пять, а лучше десять миль, и у меня не будет возможности возиться с усталой дамочкой. Вам придется крепко сидеть в седле, а не то я брошу вас в пустыне.

— Вы не посмеете.

— Очень даже посмею, мэм, можете быть уверены. Оставлю вас здесь, и визжите сколько вам угодно, все равно это вам не поможет. Ложитесь и спите. Как только рассветет, мы снимемся с места, как совы, которые спешат скрыться с первыми лучами солнца.

Взяв ружье, я отправился на разведку и, усевшись на каменную глыбу, стал смотреть и слушать. Огонек по-прежнему мерцал вдали, словно звездочка, упавшая с неба.

Когда я вернулся к костру, она лежала на приготовленной мною постели, закутавшись в одеяло, и, по всей видимости, спала. Ее лицо, на котором играли блики нашего маленького костерка, стало таким спокойным и безмятежным, что она казалась маленькой девочкой.

Еще до рассвета я открыл глаза. Мне потребовалось не более одной-двух минут, чтобы оседлать наших полудиких мустангов. После этого я приспособил для нее седло на вьючной лошади. Груза у меня совсем немного, так что лошадь не будет перегружена. Затем приготовил кофе и разбудил ее, осторожно дотронувшись рукой до ее плеча. Она мгновенно открыла глаза и, увидев меня, чуть не заорала во все горло. Но я ее понимаю и не могу осуждать за это. Рост у меня шесть футов три дюйма, широкие плечи и большие руки, высокие скулы и рожа, прокопченная на солнце, так что меня не отличить от индейца; к тому же я давно не брился — ничего удивительного, что она испугалась.

— Вам нужно хоть немного поесть, — предупредил я. — У вас на все пять минут.

Когда мы выехали, все еще сверкали звезды. И я с удовольствием обнаружил, посмотрев в сторону давешнего костра, что огня не видно.

Время приближалось к полудню, солнце пекло вовсю. Мы перевалили через высокую седловину и выехали на равнину, по которой там и сям росли высокие деревья. Мормоны назвали их «джошуа» — им казалось, что они напоминают человека, воздевшего руки к небу.

Так мы и ехали по той долине, и все утро я не замечал позади нас пыли, и вдруг, совершенно неожиданно, из ущелья показались четыре всадника. Я узнал их сразу — толки о них и о том, как они выглядят, ходили повсюду в наших краях.

— Привет, Куперы! Вы что-нибудь ищете?

Они окинули взглядом Кристин Мэллори, а потом посмотрели на меня.

— Ищем тебя, — усмехнулся один из них, — и то самое золото, а заодно прихватим и красотку, в качестве премии, так сказать.

Как я уже говорил, когда дальше бежать уже некуда, то можно либо разговаривать, либо драться. Лично я предпочитаю разговаривать, и чем дольше, тем лучше.

— Ничего вы не получите, — заявил я. — Меня зовут Телль Сэкетт, а точнее Уильям Телль Сэкетт, поскольку мой папаша сильно уважал этого Уильяма Телля. Мы, Сэкетты, происходим из Камберленд-Гэп, что в Теннесси, и папаша постоянно нам внушал, что никогда не следует ничего отдавать без драки, в особенности когда речь идет о деньгах или о женщине. Ну так вот, — продолжал я, прежде чем они успели вставить слово, — люди говорят, что я не мастер петь, там, или пиликать на скрипке, а что до танцев, то ноги у меня для этого слишком длинные. А вот если с кем подраться, то — пожалуйста, я всегда готов. Вижу, вы, ребята, любите медные пуговицы — вот они, у вас на куртках. Я так полагаю, что пуля из моего 44-го вгонит такую пуговицу в брюхо так глубоко, что доктору придется запрашивать ордер на обыск, чтобы ее отыскать. — Моя лошадь беспокоилась, никак не хотела стоять на месте, а я делал вид, что сдерживаю ее. — Кроме всего прочего, — разливался я соловьем, — здесь со мной жена генерала Джемса Уитфилда Мэллори, и если вы только ее тронете, вам придется уносить ноги с этой территории и как можно скорее, он не такой человек, чтобы оставить дело без последствий, он поднимет на ноги всю пограничную армию, чтобы вас отыскать.

Моя лошадь внезапно забеспокоилась, стала вертеться, и стоило ей повернуться к ним левым боком, как я, воспользовавшись моментом, мгновенно выхватил свой револьвер, и, когда лошадь успокоилась, мой кольт смотрел в их сторону.

Быстро доставать оружие па начал меня учить, заставляя постоянно практиковаться, с тех самых пор, как я настолько подрос, что моя кобура при ходьбе перестала волочиться по земле. «Сын, — говорил он, — если тебе понадобится револьвер, он должен быть у тебя в руке, а не в кобуре».

Они удивились, увидев направленный на них ствол, а Джон Купер прямо-таки взбесился.

— Не воображай, что это тебе поможет, — заорал он. — Ты нам нужен, и мы тебя достанем.

— Вспомним кое-что об этой стране, — бросил я ему, — Каждый человек здесь имеет право на собственное мнение. В данном же случае, если ты окажешься не прав, у тебя уже не будет возможности попытаться еще раз. Впрочем, если желаешь попробовать, доставай свою пушку, и вперед. — Никто не вымолвил ни слова, все молчали, злые как черти, поэтому я продолжал, считая, что любые разговоры лучше, чем драка: — Предлагаю вам пари, Куперы. Бьюсь об заклад, что застрелю троих из вас, прежде чем вы успеете обнажить оружие. А четвертый пускай поторопится, а то как бы и ему не оказаться в их компании.

— Языком-то ты мастер победы одерживать, — проворчал Джордж.

— Считай, что я раскрыл свои карты. Ты имеешь право знать. Обещаю тебе одно: если я не застрелю тебя с первого выстрела, я оставлю тебя лежать где ты есть, пусть за меня докончат дело солнце и орлы-стервятники.

Честно говоря, Куперам не слишком понравились мои слова, тем более что моя лошадь, теперь, когда я перестал беспокоить ее шпорами, стояла совершенно спокойно и попасть в человека с такого расстояния не так уж трудно. А умирать-то никому не хочется.

— Если это действительно жена Мэллори, то что она, интересно, тут делает?

— Она направлялась в Уиппл, — сразу выдал я легенду, — но по дороге заболела, и док посоветовал вернуться в Эренберг. Они попросили меня сопровождать ее туда. Мне приходилось служить вместе с генералом. Он хорошо меня знает.

— Я никогда не слышал о генерале Мэллори, — засомневался Джордж.

— Никогда не слышал о генерале Джемсе Уитфилде Мэллори?! — Теперь я уже и сам поверил своим басням. — Он же помощник генерала Гранта! Учился вместе с Филом Шериданом и Джебом Стюартом в одном классе в Пойнте. Сейчас поговаривают о том, чтобы сделать его губернатором всей территории специально для того, чтобы очистить ее от всяких разбойников и прочей нечисти. Не при даме будет сказано, но все знают его как человека непреклонного, не знающего жалости и весьма строгого. А уж умный какой — все насквозь видит! От него не скроешься, все равно отыщет. Не дай Бог, если на кого рассерчает. Вот жена его говорит, что, если его сделают губернатором территории, он собирается набрать специальный полицейский отряд из апачей. Рассудил так: если эти апачи так ненавидят белых, надо использовать их агрессивность и натравить их на разбойников. Пусть выслеживают их и делают с ними что хотят, никто не потребует вернуть их назад.

— Это не по-человечески, — запротестовал Джордж.

— Такой уж он человек, этот генерал. Такой человек.

Мой верный кольт по-прежнему поглядывал на них, и я сказал:

— Ну, мы поехали дальше.

Показав Кристин, чтобы она отправилась вперед, я двинулся следом, но можете мне поверить, сидел я боком, держа оружие наготове, готовый выстрелить в любой момент. Когда я посмотрел на них в последний раз, они все еще стояли на прежнем месте, продолжая спорить между собой.

Никогда я так много не говорил, с тех самых пор как покинул Теннесси, и ни один псих не мог бы наплести столько чепухи.

Мы добрались до Хардивилла на следующий день около захода солнца, и первым человеком, которого я увидел, когда мы подъехали к лавке, оказался Билли Сквирс.

— Билли, — крикнул я ему, — за мной охотились Куперы! Единственный человек, который мог им капнуть, что я везу золото, — это ты. Тот, кто поехал и сообщил им, должен их ждать здесь, чтобы получить свою долю. Ну так вот, если тебе угодно назвать меня лжецом, то я только провожу эту женщину и сразу же вернусь назад. Но прежде всего имей в виду: они не получили ни крупинки того золота, и ты тоже не получишь.

— Я сам намыл свою долю этого золота, — промямлил он. Выглядел Сквирс довольно уныло.

— Верно, сам намыл. Однако решил, что своего золота тебе недостаточно, вот ты и попробовал заполучить все. Месяц назад или около того Джек Уокер выехал из лагеря, и его укокошили. Я пошлю твою долю золота его вдове и детям, и прибереги свои возражения до того времени, когда я вернусь.

Итак, я вошел в лавку вместе с Кристин Мэллори, а там находились два или три офицера, которые только что сошли с корабля и направлялись в Форт-Уиппл.

— Мой муж совсем не генерал, — заметила она, — и его зовут Роберт Мэллори.

— Мне это известно, миссис Мэллори. Ваш муж младший лейтенант Роберт Мэллори, он юн и зелен, словно весенняя травка. Месяц тому назад он подъехал ко мне на плацу в Уиппле и велел убираться прочь с парада вместе с моей лошадью. Вид у него при этом был очень даже важный и заносчивый. Ваш муж, мэм, еще не мужчина, а мальчик, но мальчик этот крепок и телом и духом. Два-три года на границе — и вы получите мужа, которым сможете гордиться. Но если вы сейчас его бросите, вполне возможно, что он оставит службу и помчится за вами и вы на всю свою жизнь останетесь с мужем-ребенком. Вы должны вернуться к нему, слышите вы меня? Сами вы тоже немногого стоите, но дайте срок, и у вас будет все в порядке. Если бы вы были настоящей женщиной, когда я встретил вас на дороге, я бы, вероятно, не смог обойтись с вами как подобает джентльмену, но вы пока еще не годитесь для настоящего мужчины.

У нее были самые красивые голубые глаза на свете, я в жизни таких не видел, и они смотрели прямо на меня. Она рассердилась, но это не мешало ей быть справедливой — за этими голубыми глазами скрывался здравый смысл.

— Возможно, вы и правы, — заявила она, — хотя я с удовольствием влепила бы вам пощечину, вместо того чтобы соглашаться с вами. После того, что я пережила за эти несколько дней, грязный земляной пол мне кажется сущим пустяком.

— Мэм, когда мне придет время жениться, я надеюсь найти себе девушку, такую же красивую и рассудительную, как вы, и с таким же твердым характером.

Я оставил ее беседовать с офицерами и подошел к конторке. Золото я положил в банк Харди на имя тех людей, которые мне его доверили — на имя Джима Ходжа, Уилли Мэндера, Тома Пэджета, — и миссис Джек Уокер, адрес которой я им назвал.

— А мне причитается сто долларов, — закончил я.

Харди мне их выплатил, и я положил деньги в карман. Никогда в жизни у меня не было такой суммы.

Потом я вышел на улицу, как и обещал, и, к моему удивлению, Билли Сквирс меня уже поджидал.

Он выстрелил в меня и промахнулся. Я тоже выстрелил и попал.

МУЛ ДО САНТА-ФЕ

— Продай своих мулов, — советовал Хэссолд, — тебе нужны волы. Они не так много пьют, и копыта у них распластываются на мягкой почве в прерии, тогда как у мулов они вязнут. К тому же если у тебя выйдут все припасы, то вола можно съесть.

— Ну уж если я так проголодаюсь, — коротко заметил Скотт Майлс, — то и мула съем.

Хэссолду непременно хотелось заполучить этих мулов, крупных, породистых, хорошо упитанных животных, сильных и крепких, совершенно незаменимых для упряжки. И неудивительно. Через несколько месяцев на них будет огромный спрос и он заработает хорошие деньги. Никто не имел таких отличных мулов, как Скотт Майлс. Но он заартачился.

— Как знаешь, Майлс. Но тебе все равно понадобится еще один мул, а у меня продажного нет, — отрезал Хэссолд, человек решительный, и отвернулся, не скрывая раздражения.

Огорченный Скотт еще немного потоптался, но потом, открыв дверь наружу, вышел под дождь. Поскольку навес у дома отсутствовал, на него сразу обрушился холодный поток. Нагнув голову, он зашлепал по лужам в сторону отеля, где его ожидал Билли.

Везде, куда бы он ни пошел, ему говорили, что на мулах ехать не стоит. Они хороши на дороге, неплохо тянут в горах. А вот что они будут делать в прерии?

Пемброк тоже не советовал ехать на мулах. Однако после долгих споров он согласился принять его фургон в свой караван, при условии, что у Майлса будет полная упряжка из шести мулов. Четырех мулов недостаточно, твердил Пемброк, даже если они такие крупные и сильные, как у Майлса.

Когда он вошел в отель, в холле толпилось человек шесть. Пемброк, высокий красивый мужчина с пшеничными усами, разговаривал с Бидуэлом, зажиточным фермером из Огайо, который первым застолбил место для своего фургона в караване Пемброка.

Майлс огляделся вокруг и увидел Билли. Мальчик беседовал с хорошенькой рыжеволосой женщиной, которая сидела в большом, обитом кожей кресле.

Билли сразу же заметил отца.

— Па! — радостно закричал он. — Это миссис Хэнс.

Женщина посмотрела на Майлса, подняв голову, и он ощутил какую-то неловкость. Ее голубые глаза, правда не такие темные, как у Мэри, смотрели ласково и доброжелательно, и Майлсу почему-то стало тревожно.

— Билли рассказал мне о ваших делах, мистер Майлс. Удалось вам найти мула?

Довольный тем, что разговор зашел о знакомых вещах, Скотт покачал головой:

— Нет. Хэссолд не хочет продавать. Похоже, мне здорово везет.

Как это ни глупо, он почему-то сразу подумал о том, какая у него старая шляпа и как, наверное, обвисли намокшие под дождем поля. К тому же он не брился уже два дня. Ему захотелось поскорее убраться подальше от этой женщины. Такие, как она, всегда его раздражали и тревожили. Слишком уж она аккуратненькая, слишком непринужденно держится. Он знал, как подобные женщины ведут себя в пути — жеманятся, боятся насекомых, устраивают сцены из-за всяких пустяков. Но, помимо всего прочего — Майлс честно себе в этом признался, — он испытывал ревность, глядя на оживленное лицо Билли.

— Нам пора идти, Билли. Скажи миссис Хэнс «до свидания».

Выходя из отеля, Скотт чувствовал, что у него горят уши. Он подозревал, что Билли мог обидеться, подумать, что отец обошелся с ним не очень-то хорошо. Ну какая была нужда так внезапно уходить из отеля? То, что он с виду похож на грубого мужлана, совсем не означает, что нужно и вести себя соответственно.

Майлс с сыном жили в фургоне — большом новом «конестоге». Все инструменты он приобрел только что. Пришлось купить и лемех, а что до плуга, он сделает его сам, как только прибудет на место; к двум ружьям Скотт запасся большим количеством патронов. Билли исполнилось девять лет, но он уже умел стрелять — отец сам учил мальчика обращаться с оружием. Он надеялся, что сын станет хорошим охотником и будет пользоваться оружием разумно.

Ребенку нужны оба родителя, и Скотт, будучи человеком наблюдательным, не мог не замечать, какое тоскливое выражение появлялось на лице мальчика, когда другие дети бежали к матерям со своими реальными или воображаемыми бедами. Билли в таких случаях никогда не бежал к нему, мальчик слишком гордился тем, что он настоящий мужчина, такой же, как его отец. Но это нехорошо для ребенка.

Фермер Бидуэл вез с собой дочь, хорошенькую румяную девушку со светлыми шелковистыми локонами. С тех самых пор, как их фургоны встретились и ехали рядом, она то и дело украдкой бросала на Скотта любопытные взгляды. Майлс задумчиво потер подбородок. Неплохо бы побриться.

Именно это он и сделал, да к тому же еще подстриг и подровнял усы. Усы он закручивал по-испански, это были настоящие усы, не то что обыкновенная щетка, как у Бидуэла и у других мужчин из их каравана. Потом достал чистую рубашку. Билли критически посмотрел на отца.

— Что, решил переодеться? — спросил он. — Собираешься назад в отель, чтобы побеседовать с миссис Хэнс?

— Нет! — резко ответил Майлс. — Мне нужно поговорить с Грейс Бидуэл.

— С этой девчонкой? — В голосе Билли прозвучало неприкрытое презрение. — Ведь она некрасивая, совсем не такая, как миссис Хэнс.

Скотт Майлс сел в кресло.

— Послушай, Билли, — начал он наставительно. — Мы едем в дикую суровую страну, я тебе уже об этом говорил. Городов там нет. Мы будем жить в горах, где мне придется валить деревья и очищать их от сучьев, чтобы построить дом. Так вот, мне нужна жена, а тебе — мать. Красота — это еще не все. Мне нужна жена, которая умеет стряпать, сама сошьет себе платье, если потребуется, и будет делить со мной все трудности. Мне нужна женщина, которая будет мне помощницей, а не обузой.

Билли кивнул, однако, вовсе не убежденный до конца, продолжал смотреть, как отец натягивал куртку.

— Па. — Малыш хмурился совсем по-взрослому. — Па, если у нас будет новая мама, она, наверное, должна нам нравиться, правда? — резонно спросил он.

Скотт Майлс долго глядел на дождь, лицо его сделалось мрачным.

Потом он положил руку на плечо Билли.

— Да, сын, — спокойно ответил он. — Мы должны найти такую, которая к тому же нам понравится.

Дождь прекратился, но солнце по-прежнему не появлялось. Шлепая по лужам, Майлс ходил по улицам, расспрашивая всех и каждого насчет мулов. Да, если спуститься вниз по реке, там у одного старика есть здоровый черный мул. Зовут этого старика Саймон Джилбрайд. Продаст ли? Да ни в жисть. Даже разговаривать не станет. И все-таки Скотт оседлал свою гнедую кобылу и поехал на юг. Выезжая из города, он увидел миссис Хэнс, которая стояла на крыльце отеля. Она приветливо помахала ему рукой, и он помахал в ответ.

Увидел он и кое-что другое, от чего ему стало немного неуютно. На крыльце стоял Хэссолд, а вместе с ним — трое здоровенных парней, вооруженных до зубов, и о чем-то оживленно разговаривали. Когда он проезжал мимо, они повернули головы и посмотрели ему вслед, и Скотт по-настоящему встревожился — он был уверен, что говорят о нем.

Джилбрайд, высокий старик, одетый как фермер, с холодным аристократическим лицом, на котором застыло равнодушное выражение, вышел на порог, когда Скотт подъехал к его дому.

— Продать моего мула? Ни под каким видом, — категорически заявил он.

Когда Скотт вернулся к своему фургону, уже стемнело. Он устал и еле держался в седле. Не просто физическая усталость мучила его, крепкого мужчину, обладавшего недюжинной силой, — он устал от поражений. У него оставалось всего несколько часов, а во всей округе был только один такой мул, какой ему нужен. Конечно, постоянно подъезжали все новые фургоны. Вот если бы он продолжил поиск…

Подъехав к своему фургону, он натянул поводья. В очаге горел огонь, а возле него на корточках сидел Билли. Мальчик смеялся, уплетая что-то, а женщина, которая стряпала еду, смеялась вместе с ним. «Отлично, — подумал про себя Скотт. — Наконец-то Грейс соизволила прийти. Теперь мне станет полегче».

Только после того, как женщина выпрямилась, он увидел, что это не Грейс, а та самая миссис Хэнс.

Она улыбнулась ему немного смущенно.

— О, я не думала, что вы так скоро вернетесь. Я… я беспокоилась, что Билли останется без ужина.

Еда оказалась вкусной. С какой-то незнакомой приправой, но ему понравилось. А Билли ел так, словно его не кормили несколько лет. Впрочем, Билли способен переварить все, что угодно.

— Мистер Майлс, — медленно, словно собираясь с духом, заговорила гостья. — Я хочу попросить вас об одолжении. Нельзя ли мне поехать в Санта-Фе в вашем фургоне?

Скотт растерянно заморгал. Меньше всего на свете он ожидал такого оборота событий. Билли поднял голову, и отец понял, что мальчик прислушивается.

Он покачал головой.

— Извините, миссис Хэнс. Вынужден вам отказать. Это совершенно невозможно.

Он проводил ее до дверей отеля, а потом вернулся к своему фургону.

Внезапно он решил проведать своих мулов и, когда подошел, ему показалось… Нет, он в этом не сомневался. Возле них мелькнула какая-то тень. Он подождал, держа наготове ружье, но движение прекратилось, и все стихло.

Скотт долго еще стоял и прислушивался и, хотя ничего не нарушало покой ночи, встревожился. Хэссолду позарез нужны были мулы еще и из-за правительственного контракта, который тот заключил. Он не производил впечатления особо щепетильного человека и ни перед чем не остановится, если захочет получить то, что ему нужно. В таком местечке, как это, найти вора нетрудно.

Когда на следующее утро Майлс явился в отель, миссис Хэнс нигде не оказалось. Разочарованный тем, что не встретил ее, он подошел к Пемброку и Бидуэлу, которые сидели рядом и о чем-то беседовали.

— Ну как, Майлс? — Пемброк никогда не тратил лишних слов. — Нашел мула? Мне, конечно, очень жаль, но если к завтрашнему дню ты не сумеешь его раздобыть, нам придется менять порядок и строить караван по-другому.

Озабоченный и усталый, Скотт вернулся в лагерь, ведя на поводу свою кобылу. Когда он уже добрался до фургона, кобыла вдруг заржала. Майлс поднял голову. К колесу его фургона кто-то привязал великолепного гнедого жеребца. По крайней мере шестнадцати ладоней в высоту, на лбу — белая отметина и к тому же три белых чулка. Привязав кобылу, Майлс обошел вокруг жеребца, с восхищением разглядывая животное. Он никогда еще не видел подобного красавца.

Из-за дерева вышла миссис Хэнс вместе с Билли. Некоторое время они стояли в стороне, а потом подошли поближе.

— Это… Это ваш конь?

— Как он вам нравится?

— Нравится! Он просто великолепен! Всю свою жизнь я мечтал заполучить такого. Вот только, — торопливо добавил он, — у меня никогда не хватало на это денег.

— У вас же есть кобыла, это могло бы стать прибыльным делом, — спокойно рассудила она. Затем, слегка вскинув голову, спросила: — Мистер Майлс, а на что вы способны ради того, чтобы получить еще одного мула?

Он мрачно рассмеялся.

— Да на все, что угодно, конечно, кроме убийства, особенно, если я получу его до завтрашнего дня.

— Готовы даже на то, чтобы везти в своем фургоне вдову?

— Согласен даже на это, — махнул он рукой.

— Тогда готовьтесь принять пассажирку. У меня есть мул.

— Не может быть! Я прочесал всю округу, но так ничего и не нашел.

— У меня есть мул, и именно такой, какого вы ищете. Мне продал его Саймон Джилбрайд.

Скотт аж сел, и она ему все спокойно объяснила. Поскольку миссис Хэнс твердо решила ехать в Санта-Фе, ей ничего не оставалось делать, кроме как отправиться к старику и поговорить с ним. Джилбрайд, как оказалось, служил в Мексике в одном полку с ее отцом. Это обстоятельство плюс немного лести и уговоров помогли ей добиться своего.

— Итак, — подвела она итог, — мул у меня есть, причем единственный. Если вы хотите ехать, вам придется взять меня с собой. Что же мы будем делать?

Скотт поднялся и галантно поклонился.

— Миссис Хэнс, не окажете ли вы мне честь, позволив сопровождать вас в Санта-Фе?

С серьезным видом она тоже сделала небольшой реверанс, однако в глазах у нее прыгали чертики.

— Мистер Майлс, — церемонно ответила она, — я надеялась, что вы мне это предложите.

Пемброк сидел все с тем же Бидуэлом, обсуждая последние детали будущего путешествия, когда в отель ворвался Скотт.

— Считайте, что я еду вместе с вами, — закричал он с порога, не скрывая своего торжества. — Я нашел мула.

По мере того как он объяснял, каким образом это ему удалось, лицо Бидуэла принимало все более чопорное выражение. Пемброк нахмурился и покачал головой.

— Ничего не получится, Майлс, — заявил он с каменным выражением лица. — Наши жены этого не потерпят. Мы не можем допустить, чтобы женщина и мужчина, если они не женаты, ехали в одном фургоне. Ничего не выйдет.

— Но послушайте, — запротестовал он. — Я…

Однако все было тщетно. В ответ он слышал только твердый отказ. Злой, возмущенный и расстроенный, он возвращался в лагерь. Уже на подходе услышал выстрел, потом еще один. Вытащив на бегу заткнутый за пояс револьвер, бросился к своему фургону.

Миссис Хэнс с бледным лицом стояла позади него, держа в руках дымившееся ружье.

— Они скрылись! — с горечью воскликнула она. — Они украли наших мулов. — А потом обернулась к нему. — Вы что, так и собираетесь здесь стоять? — ледяным тоном осведомилась она. — Берите Адмирала и скачите за ними.

— Адмирала? Так они его не украли? Вы хотите сказать, что он так и стоит там, привязанный к колесу?

— Он оказался с другой стороны, — кратко ответила она. — Да что болтать? Садитесь в седло и скачите!

— Но его могут убить, — предупредил он.

Она поджала губы.

— Берите! В этом деле мы с вами заодно.

Забрезжило уже утро, когда он понял, что догоняет их. Адмирал оказался не только красив, но и быстр и вынослив. А среди грабителей находился раненый. На рассвете Майлс наткнулся на место, где они промывали и перевязывали ему рану. Там остались обрывки окровавленной рубахи и множество следов от сапог.

Два часа спустя, выехав на опушку рощи, он увидел их примерно в полумиле впереди; в этот самый момент они скрылись в густых зарослях кустарника. Мулов они связали между собой, и поэтому двигаться им приходилось не слишком быстро. Раненый ехал на его кобыле.

О том, чтобы драться с ними по-честному, не могло быть и речи — Скотт не питал на этот счет никаких иллюзий. Они пристрелят его, как только увидят. Если он хочет остаться в живых, ему придется делать то же самое, то есть стрелять. Внимательно осмотревшись, он заметил невдалеке, справа от себя, длинный распадок, который тянулся к югу. Вот если бы добраться до этого распадка и обойти их…

Адмирал спускался по крутому склону, словно родился в горах, а когда они достигли самого низа, сразу же пустился в галоп. Несмотря на целую ночь скачки, у него еще оставалось достаточно сил. Он скакал и скакал, не зная усталости и не теряя бодрости.

Доехав до конца распадка, Майлс соскочил с седла, тщательно проверил свой тяжелый револьвер, достав его из-за пояса. Снова засунув оружие за ремень, стал пробираться через кустарник, пока не достиг входа в другой, больший распадок, по которому двигались они.

Вскоре из оврага показались мулы, а за ними и люди.

Скотт вышел из своего укрытия и тут же поскользнулся на камне, потеряв равновесие. Он упал на спину и увидел, что всадники хватаются за револьверы. Мгновенно перевернувшись на левый бок, выстрелил в тот самый миг, как у него над головой просвистела пуля.

Он перекатился на живот, встал на колено и снова нажал на спуск. На этот раз не промахнулся. Один из всадников покачнулся в седле, на лбу у него выступила кровь, и он скатился на землю, в то время как его лошадь в панике умчалась прочь.

Раненого Скотт не видел, но третий всадник направил своего коня прямо на него. На какое-то мгновение перед Скоттом возникли раздувающиеся лошадиные ноздри, и человек склонился над ним, направляя револьвер прямо ему в лицо. Майлс выстрелил первым.

Тело бандита дернулось, он привстал в седле и откинулся назад, а лошадь перескочила через Майлса — одно из ее копыт впечатало его волосы в грязь. Всадник упал на землю и перевернулся. Не желая рисковать, Скотт пустил в него еще одну пулю.

Оставался последний из воров, он сидел на земле, полускрытый кустами. Майлс зарядил револьвер, в котором больше не осталось патронов, и стал осторожно красться к нему.

Раненый поднял здоровую руку.

— Не стреляй! — попросил он. — Оружие я выбросил.

Скотт подобрал его револьвер, потом собрал мулов и лошадей. Одну лошадь он оставил раненому.

— Иди куда хочешь, только не попадайся мне на глаза. Никогда, имей это в виду.

Мулы, запряженные в новенькую «конестогу», выглядели просто великолепно, а на козлах сидел Скотт Майлс рядом со своей женой. Она, эта Лора Хэнс Майлс, оказалась не только очень хорошенькой женщиной, но, как быстро выяснилось, и прекрасной помощницей. И он, Скотт, сильно в нее влюбился. Такого яркого и глубокого чувства, как сам себе признался, он никогда раньше не испытывал. В его сердце навсегда осталось место для Мэри, но Лора… Эта женщина была из тех, кто идет рядом с мужчиной, а не позади него. И доказала это в первый же день, как только они встретились. Они ехали в своей упряжке вместе, и цель их звала одна. И он уже не вспоминал время, когда считал, что больше ни одна женщина в жизни не станет ему близкой.

А Билли, выходит, совершенно прав, Обязательно нужно, чтобы новая мама им нравилась.

СОЛОНЧАКОВАЯ КОТЛОВИНА

Трясясь и раскачиваясь, дилижанс двигался по покрытой рытвинами дороге, а за ним неслось густое облако пыли, тщетно пытаясь его обогнать. Он спустился по крутому склону в сухое русло реки, потом вынырнул на берег и, петляя по противоположному склону, стал выбираться на равнину, где перед ним протянулся прямой как стрела тракт.

Прайс Макомбер, вице-президент Компании сухопутных дорог, направлялся на Запад с инспекционной поездкой в сопровождении племянницы и Пита Джадсона, районного управляющего. Прайс, кругленький человечек с круглым румяным лицом, в круглых очках без оправы, разглагольствовал на свою излюбленную тему: непроизводительные расходы.

— У меня огромный опыт, и я давно заметил, что каждый кучер, а также каждый смотритель на станции, дай ему только волю, станет утверждать, что ему необходимо произвести такие-то и такие-то расходы, в большинстве своем совершенно бессмысленные, и эти расходы следует максимально сокращать.

Он напряг мышцы, чтобы удержаться на месте, когда дилижанс сильно накренился, и некоторое время смотрел в окно, собираясь с мыслями. Затем взор его устремился на Джадсона, пригвоздив его к месту, — так коллекционер насаживает на булавку пойманную бабочку. Джадсон весь сжался, однако он уже смирился с тем, что спасения нет.

— Вы понимаете, — продолжал, сверкая стеклышками очков, начальник, — я не обвиняю этих людей в том. что они включают такие расходы в свои заявки ради собственного обогащения. Я не сомневаюсь, что, поступая так, они действительно считают расходы необходимыми, и тем не менее, если рассуждать логически, обычно оказывается, что требования их совершенно бессмысленны.

Возьмите, к примеру, заявку этого Уэльса из «Солончаковой котловины». Он уже в четвертый раз пишет нам, требуя, чтобы ему прислали… взрывчатки!

Вы только подумайте! Взрывчатки, никак не меньше. За каким чертом смотрителю дорожной станции может понадобиться взрывчатка? Отвечая на его первую заявку, мы попросили его объяснить, для чего ему потребовалась эта самая взрывчатка, и он написал, что хочет взорвать какую-то скалу. Мы его спросили, находится ли эта скала на дороге. Нет, не находится. Она находится в семидесяти ярдах от дороги, в пустыне. Совершенно несомненно, что это требование — не что иное, как завиральная идея невежественного человека, который не дал себе труда даже как следует подумать, чтобы оправдать ее.

Вот такие именно расходы и надлежит сокращать. А я обратил внимание, — сурово заметил Макомбер, — что вы рекомендовали удовлетворить его требование. Стоит ли говорить, что меня это крайне удивило? Крайне удивило, Джадсон. Мы вправе надеяться, что наши управляющие будут более благоразумны.

Джадсон промокнул потный лоб и ничего не сказал. На протяжении последних десяти миль он успел прийти к выводу, что гораздо лучше слушать и не возражать. Голос Прайса Макомбера журчал и журчал весь жаркий и пыльный день, не подавая ни малейших признаков того, что когда-нибудь этот поток иссякнет.

Всякие аргументы, которые мог бы предложить Джадсон, буквально лопались от логики и прозвучали бы сокрушительно и неопровержимо. Он хотел бы заметить, что логика иногда не совпадает с действительным положением вещей, однако не нашел подходящего момента, к тому же ни один из его аргументов не мог остановить водопад слов, который низвергался и низвергался из уст Прайса Макомбера.

Молли Макомбер скучала, глядя из окна дилижанса на пустыню. Ее дядюшка, столь изысканный, элегантный и уверенный в себе, на которого она смотрела как на супермена в Канзас-Сити и Сан-Луисе, отнюдь не казался таковым в настоящий момент. Ей подумалось, что на фоне холмистых просторов прерии его тугие крахмальные воротнички и аккуратный черный костюм выглядят совершенно неуместно. Кроме того, среди дикой природы этой скалистой пустыни его физиономия приобрела вид чересчур чопорный и педантичный, а глаза стали какими-то плоскими и глупыми. Они напоминали глаза рыбы, таращившейся из аквариума на мир, который она не может как следует разглядеть и которого совсем не понимает.

— Снижайте расходы, — разглагольствовал Макомбер, — и доходы будут говорить сами за себя.

Джадсон смотрел на пустыню, пытаясь переменить положение ног. Он испытывал жалость к Молли, которая, по-видимому, ожидала, что это путешествие будет увлекательным и романтичным. Жалко ему было и себя. Но он хоть выпивал с кучерами дилижанса, играл с ними в покер. Это его в какой-то степени утешало.

«Солончаковую котловину» он один раз уже посетил и молил Бога, чтобы ему не пришлось побывать там еще раз. Если Уэльсу, смотрителю этой станции, нужна взрывчатка, считал Джадсон, он должен ее получить. Вообще ему следует дать все, что ни попросит, — ожерелье из серебряных колокольчиков, кардинальскую шапку и даже пароход — все, что угодно, лишь бы он был доволен.

За три месяца перед тем как Уэльс занял место смотрителя «Солончаковой котловины», на этом посту сменилось по крайней мере шесть человек.

Первый из них продержался десять дней. «Котловина» — далекая уединенная станция, там меняют лошадей всего два раза в день — один дилижанс проходит в восточном направлении, а другой — на Запад. Приехав в город на одном из дилижансов, смотритель с самым решительным видом отказался от места.

— Ни под каким видом, — заявил он. — Ни за какие коврижки, пусть бы даже эти коврижки пек сам Прайс Макомбер.

Через три дня после того, как на это место заступил новый смотритель, очередной дилижанс, прибыв на станцию «Солончаковая котловина», чтобы сменить лошадей, обнаружил, что никого тут нет, загон пуст, лошади угнаны, а сам смотритель лежал на пороге дома, мертвый, оскальпированный и изувеченный, с тремя пулями в груди.

Еще два смельчака сделали попытку один за другим. Первого из них апачи убили на следующий же день, а второй отбивался от них в течение нескольких часов, а потом подался в Мексику, прихватив с собой две упряжки сменных лошадей по шести штук в каждой. С тех пор о нем — ни слуху ни духу.

Возможно, что требование поставить взрывчатку звучало несколько необычно, однако, по сугубо личному мнению Джадсона, которое он старался сообщить всем и каждому, за исключением, разумеется, Макомбера, всякий, кто способен продержаться более десяти дней в раскаленной белой пыли «Солончаковой котловины», имеет право требовать все, что угодно.

Смотритель по имени Уэльс оставался на своем посту вот уже два месяца и просил прислать, не считая пресловутой взрывчатки, только патроны, правда в огромных количествах. С каждым дилижансом он присылал заказы на все новые и новые боеприпасы.

Макомбер завалился на бок, когда одно из колес дилижанса проехалось по краю торчавшего камня и экипаж сильно накренился. Эта встряска разбудила Молли, которая задремала, утомленная непрерывным движением и жарой. Тонкая пленка пыли покрывала ее лицо, волосы и шею. Капельки пота, такого прозаического, лишенного всякого аристократизма пота, стекая по щекам, оставили на них грязные полосы. Взор ее скользил по широкой долине, над которой плясали волны марева. В них отражался огненный шар солнца, и вся земля, покрытая как бы мерцавшим покрывалом, казалась нереальной и даже жутковатой. Где-то вдалеке поднялся пыльный смерч и помчался по белым просторам, словно некий злой дух — единственное движение в неподвижно застывшей пустыне.

Дилижанс подкатил к самой котловине и ненадолго остановился на краю, пока лошади набирались сил для того, чтобы преодолеть, утопая в солончаковой пыли, длинный, мучительный участок пути по дну впадины. Пыльное облако наконец-то догнало его, оседая на самом экипаже и на одежде пассажиров, сломив и растворив в пространстве даже непобедимую говорливость Макомбера. Он замолчал и смотрел в окно кареты, как будто бы складывая в уме колонки цифр. Итог, конечно, получался положительный, и деньги должным образом сэкономлены.

Когда дилижанс снова тронулся, начальник посмотрел на Джадсона.

— Сколько нам еще осталось? — спросил он.

— До приличного места — сорок миль. До «Котловины» — всего десять. Там только поменяем лошадей, а провизию и воду лучше брать в «Зеленом ручье».

Лошади, словно почуяв скорый отдых, воспряли духом и бросились в атаку на пляшущие тепловые волны.

За шесть часов до этого в «Солончаковой котловине» наступило утро. Солнце, утомленное трудами предыдущего дня, медленно вскарабкалось на скалистый хребет и вонзило белые раскаленные лучи в одинокий каменный домик и ограды загонов.

Уэльс, высокий, очень худой и очень упрямый мужчина с волосатой грудью, копной нечесаных рыжих волос и давно не бритой щетиной, которая поблекла от солончаковой пыли, стоял у одного из маленьких окон, глядя наружу красными от бессонницы глазами. Он их не видел, но что из того! Он и так знал, что они тут. Вот уже восемнадцать часов со своим дьявольским терпением они выжидали здесь, прямо перед ним, за этим невысоким каменным барьером.

Центр комнаты занимал стол, грубо сколоченный из досок, на нем стояли свеча в миске и фонарь. Угли в очаге давно погасли, а койку покрывала беспорядочная груда скомканных, дурно пахнущих одеял. Он примостился у окна на коленях, рядом с деревянным ведром. На его стенках проступили белые пятна, а на дне виднелся молочно-белый осадок. Сама вода напоминала снятое молоко. По существу, она представляла собой соляной раствор. Но никакой другой воды у него не было.

Позади него на полу лежали две раскрытые коробки с патронами, а пол вокруг усыпали пустые гильзы. На правой руке, на тыльной стороне ладони, там, где его задела пуля, виднелась длинная свежая царапина, из которой сочилась кровь.

Он прищурил глаза — смотреть на слепящее солнце становилось невыносимо, — передвинул свою жвачку поближе к губам и сплюнул. Из-за барьера никто не показывался, они опасались высунуть голову или руку. А потом раздался выстрел, пуля ударила в каменную стену возле окна и с визгом улетела в танцующие жаркие волны.

Он знал, чего они дожидаются. Ведь, в конце концов, он вынужден будет заснуть, однако дело даже не в нем. Апачи дожидались дилижанса. Вчерашний они упустили и не собирались упускать сегодняшний. Уэльс считал, что за скалой прячутся восемь индейцев — вполне достаточно, чтобы захватить дилижанс, в котором едет от силы человека три-четыре, ничем не защищенных.

Из своего окна он мог простреливать пространство до каменного сарая и дальше, до загонов. Лошади стояли в сарае и, следовательно, в безопасности. Индейцы настигли его как раз в тот момент, когда он заводил их туда, и если бы бросились к дому, а не к нему, то отрезали бы путь к отступлению. Его бы давно уже застрелили и сняли бы с него скальп. Одним словом, он давно бы рассчитался с жизнью.

Отстреливаясь из револьвера, он сумел пробиться к дому. В бою ему слегка зацепило бок, зато он уложил двух нападавших. Один из них оказался только ранен, но Уэльс прикончил его, когда тот пытался уползти под прикрытие скалы.

В накрепко закупоренном помещении станции стояла нестерпимая духота. Пот ручьями катился по его лицу, обильно пропитал грязную рубаху. С самого восхода солнца жара в котловине держалась как в преисподней — ни облачка, ни дуновения ветерка.

Уэльсу еще не исполнилось и сорока, однако он выглядел на все пятьдесят, в особенности если не успевал побриться. Ни один год из прожитых им он не мог назвать легким или приятным. Гонял скот, работал кучером на дилижансах, мыл золото на приисках… Его наружность не отличалась особой привлекательностью, а когда он улыбался, что случалось достаточно редко, виднелись желтые обломанные зубы. И черные глаза его, жесткие и непроницаемые, мало чем отличались от глаз апачей, которые сейчас следили за ним из-за каменной кладки в семи — десяти ярдах от него.

Никто не знал его настоящего имени. Когда у него спрашивали, он отвечал, что происходит из Уэльса, так его и стали называть. Имя это годилось здесь не хуже всякого другого. Апачи ненавидели его, боялись и уважали. Им не было никакого дела до его имени.

За те два месяца, что он находился в «Солончаковой котловине», они нападали на него пять раз. Девять воинов погибли во время этих атак, многие получили раны, они потеряли несколько лошадей. Для индейца, который гибок, как змея, и которого так же трудно одолеть, как самого сатану, это означало, что смотритель дорожной станции — воин самого высокого класса. И ему уже вынесли смертный приговор — для тех, кто против него сражался, победить его стало делом чести.

Уэльс окунул палец в воду и провел им по растрескавшимся губам. Ему показалось, что в белой пыли у самого края каменного парапета торчит нога. Тщательно прицелившись, он нажал на спуск. В награду ему раздался истошный вопль и посыпался град пуль. Буря стихла так же быстро, как и возникла.

Он подполз к столу, нашел там вяленое мясо и отрезал себе кусок. Сунув его в рот, вернулся к окну.

Его истрепанная шляпа валялась на полу. Сапоги, побелевшие от соли, занимали свое место в углу под висевшим на крючке плащом. На втором стуле стоял щербатый эмалированный тазик для умывания с налитой вчера водой; теперь она покраснела от крови — он промывал там свою рану.

Медленно протянулся еще час. Уэльс глядел на камни напротив дома. Эти камни представляли собой единственное укрытие на четверть мили в окружности, где могли спрятаться сразу несколько человек. Ни с боков, ни сзади не было скрытого подхода — во все стороны, насколько хватало глаз, простиралась плоская солончаковая равнина.

Перед дорожной станцией, приблизительно на расстоянии мили, тянулись ряды скалистых выступов — предгорья более высокого горного массива, расположенного дальше. В качестве временного укрытия индейцы использовали узкую цепочку редко разбросанных камней, которая обрывалась на некотором расстоянии от здания станции. С этого места, для того чтобы приблизиться на расстояние выстрела, им приходилось, перебегая от камня к камню, добираться до естественной каменной стены, созданной самой природой, и уж тогда ничто не мешало им залечь и выжидать сколько угодно дней, время от времени поливая домик огнем.

От недостатка воды они не страдали. В этих предгорьях, примерно на расстоянии мили, находился хороший источник лишь слегка солоноватой воды, гораздо лучше той, которую доставали из колодца на станции. Уэльсу удалось убить волка, когда тот отправился за водой. Но вообще-то это была неверная цель — мелькнет на мгновение, и вот его уже не видно.

Времени у него уже почти не оставалось. Он это видел, когда бросал взгляд на воду в ведре. И все-таки он знал, что там еще останется вода, когда его собственный срок на этой земле истечет. Этот момент наступит тогда, когда дилижанс подъедет к станции. Если он остановится между ним и индейцами, они используют карету в качестве прикрытия от его выстрелов и подберутся поближе, расстреливая к тому же и сам дилижанс.

Они знали, так же как и он сам, что ждать оставалось недолго. Это заставляло их быть осторожными. Стоит еще немного потерпеть, и они начнут действовать. Уэльс мог, конечно, дать несколько выстрелов, чтобы предупредить кучера и пассажиров, но они услышат его, только подъехав достаточно близко и находясь на открытом пространстве, — разве что ветер окажется благоприятным.

Получив предупреждение, они могут повернуть назад и умчаться, однако по такой жаре с усталыми лошадьми это им вряд ли удастся. А вот ему в любом случае конец, независимо от того, спасутся они или нет.

И вдруг его налитые кровью глаза прищурились. А потом широко раскрылись — ему пришла в голову блестящая мысль.

В нескольких футах позади каменной стены лежал огромный валун, плоской стороной обращенный к дому. Подняв ружье, Уэльс прицелился и выстрелил прямо в эту плоскую поверхность.

Испуганный вопль подтвердил его догадку. Он выстрелил еще три раза подряд, едва успевая спускать курок. Издав пронзительный крик, один из индейцев, которого поразила отрикошетившая пуля, поднялся во весь рост, и Уэльс снова выстрелил. Индеец упал, опрокинувшись животом на стену, и его немедленно стащили вниз.

Посмеиваясь, Уэльс перезарядил ружье и снова послал пулю в камень. Один из апачей вскочил на ноги и бросился в сторону предгорий, надеясь по дороге где-нибудь спрятаться. Уэльс дал ему уйти. Его устраивало, что за балюстрадой стало одним стрелком меньше. Затем сбежал второй индеец. Уэльс выстрелил в камень еще два раза, а после этого спокойно лежал и смотрел слезящимися глазами на бескрайнюю белую пустыню.

Время тянулось бесконечно медленно. Прошел еще час беспощадной жары и слепящего блеска. Высоко в небе лениво кружили орлы-стервятники. Пристроив ружье так, чтобы его дуло опиралось на подоконник, Уэльс прислонился головой к стене возле окна. Вскоре он задремал, время от времени просыпаясь, чтобы бросить взгляд в сторону барьера. Возможно, они ушли. Или нет? Он знал повадки этих апачей. Один раз он попытался сделать глоток воды, но проглотить не смог, и ему только еще больше захотелось пить. Попробовал выстрелить в камень, однако ответных выстрелов не последовало. Сделав перерыв, выстрелил еще раз. Молчание. Молчание и зной.

Скоро прибудет дилижанс. Ему безумно хотелось спать. Он прислонился головой к стене и почувствовал, как отяжелели веки. Голова бессильно упала на грудь. Он уснул.

Но только на одно мгновение. Какое-то подсознательное чувство заставило его в ужасе проснуться. Он испугался того, что могло за это время произойти. Снова стал стрелять — сделал три выстрела. Ни звука в ответ, ни малейшего движения.

Уэльс ползком пересек комнату и выглянул в восточное окно — только следы колес уходили по направлению к гребню невысокого холма, мешавшего ему видеть восточную часть широкой котловины и дальние горы. Он вернулся на свой пост и выстрелил еще раз.

Он уберется отсюда со следующим же дилижансом, пусть только тот приедет. Она, конечно, была права, когда шестнадцать лет тому назад выбрала не его, а Эда. Эд остепенился, осел на одном месте, ведет спокойную благополучную жизнь, тогда как он сам, одинокий и неустроенный, по-прежнему скитается в этих беспокойных приграничных краях.

В свое время он имел ранчо, хороший и даже уютный дом, но воспоминания о ней снова его куда-то гнали даже теперь, через восемнадцать лет.

Медленно прошел еще один час, и наконец он услышал дилижанс. Экипаж перевалил через пригорок и покатил вниз к станции вместе с облаком пыли, которое следовало за ним по пятам, и наконец остановился. Уэльс поднялся на ноги и медленно двинулся к двери. Он бросил быстрый взгляд на пустыню и на парапет и только тогда подошел к дилижансу.

— Как делишки, Джим, как доехали?

— Жарко. — Джим спустился с облучка. — А где же лошади?

— Я тут маленько задержался, занят был, — усмехнулся Уэльс. — Сейчас приведу.

Пока Джим распрягал усталую упряжку, Уэльс подошел к сараю. Словно в полусне он накинул на лошадей сбрую. Джим подошел, чтобы ему помочь.

— Везу самого старика Макомбера.

— Интересно, получу я эту взрывчатку или нет?

— Черта лысого! Джадсон говорил, что он всю дорогу только и толковал, что о сокращении расходов.

Они отвели лошадей.

Прайс Макомбер и его племянница вышли па экипажа. Джадсон лениво за ними наблюдал. Уэльсу показалось, что в лице девушки мелькнуло что-то знакомое.

— Нет ли свежей водички, любезный? — спросил Макомбер.

— Нет. — Уэльс поднял на него налитые кровью глаза. — Есть колодец.

И имя, конечно, то же самое. Уэльс снова посмотрел на девушку. Макомбера переполнял праведный гнев.

— Мне кажется, не такой уж труд — приготовить для пассажиров воды!

Уэльс в бешенстве обернулся, и тут его глаза встретились с глазами девушки — такими беспомощными и искренними. Капли пота проложили дорожку по пыли, покрывавшей лицо, и от этого она показалась еще трогательней. Это была первая женщина, которую он увидел за два месяца.

Он закрепил постромки и выпрямился, не отрывая глаз от девушки. Она немного побледнела, но тоже не сводила с него взгляда, словно завороженная.

Макомбер заметил пристальное внимание Уэльса к племяннице и внезапно разозлился.

— А ну-ка, живо! — приказал он. — Принесите нам воды.

Уэльс смерил его взглядом. Это был неприятный взгляд — холодный и угрожающий.

— Сами принесете, — отрезал он.

Молли отошла от них и отвернулась в сторону пустыни. Она слышала, как ее дядюшка, кипятясь, что-то вполголоса выговаривал Джадсону. Наконец до нее донеслись слова:

— Мы уволим этого человека!

Джадсон стал возражать:

— Макомбер, не делайте этого. Мы никого не найдем на это место. Все боятся «Котловины» из-за апачей.

— Глупости, незаменимых людей нет.

Молли заметила, что возле кучи пыльных шкур у скального выступа валялось что-то блестящее, и с любопытством направилась к этому месту, но, сделав несколько шагов, внезапно остановилась. У нее перехватило дыхание, ей показалось, что она вот-вот потеряет сознание. Перед ней лежал мертвый человек, а не куча шкур. Мертвый индеец!

— Дядя Прайс! — закричала она и, спотыкаясь, бросилась к дилижансу; ее глаза на мертвенно-бледном лице превратились в громадные темные пятна.

— Что случилось? — Прайс Макомбер повернулся вокруг своей оси. — Змея?

— Нет, — с трудом выговорила она, прижимая руку к груди. — Там лежит мертвый человек… индеец…

Прайс Макомбер слышал о мертвых индейцах, но ему еще никогда не приходилось их видеть. Он обнял племянницу за плечи и со страхом уставился на тело.

Уэльс ничего этого не заметил. Он помогал Джиму перенести в помещение станции провизию и патроны. Когда Джим нагнулся, чтобы поставить принесенные ящики, обратил внимание на блестящие гильзы, которые устилали весь пол. Приглядевшись и мысленно подсчитав их количество, он обернулся к Уэльсу и почтительно спросил:

— Что случилось, неприятности?

— Да-а. — Уэльс снимал обертку со свежей плитки жевательного табака. — Похоже, я их отогнал. Не успел как следует проверить. Они заявились сюда вчера в полдень.

— Значит?..

Джим облизнул внезапно пересохшие губы. У него мороз побежал по коже, как только он представил себе, что произошло бы, если бы дилижанс приехал на станцию прямо в руки к ожидавшим его индейцам. Ведь сам-то он сидел наверху, на самом виду.

Они вышли во двор. Макомбер, поддерживая племянницу, вел ее к экипажу.

— В чем дело? — спросил Джим, глядя на них.

Джадсон посмотрел на Уэльса, только теперь заметив следы бессонной ночи, длинную царапину на руке и кровь на боку.

— Вы как, в порядке? — спросил он.

— Да-а, — коротко ответил Уэльс. — Взрывчатку привезли?

— Нет, — ответил Джадсон. — Макомбер говорит, что она вам не нужна.

Потрясенный ничуть не меньше, чем его племянница, Макомбер пытался не смотреть на мертвого индейца. Издали его тело казалось какой-то темной кучей, покрытой пятнами, которая валялась на белой от соли земле.

Уэльс подошел к нему.

— Привезите-ка мне, наконец, взрывчатку, — сказал он без всякого выражения, — или ищите себе другого человека. Чтобы взрывчатка была, и со следующим же дилижансом.

— Послушайте, вы! — Самоуверенность Макомбера несколько поколебалась, однако при этом ударе, направленном на предмет, столь близкий его сердцу, он почувствовал себя оскорбленным, к тому же ему не оказывали уважения, на которое, по его мнению, он имел полное право рассчитывать. Начальник гордо вскинул голову. — Не смейте разговаривать со мной в подобном тоне! Я не вижу никакого резона для использования здесь взрывчатки. Говорил это Джадсону и повторяю вам. Мы не можем тратить деньги, да еще такие большие деньги, на непроизводительные расходы…

Уэльс смерил его жестким презрительным взглядом.

— Вон те скалы, — указал он на парапет. — Их нужно взорвать.

И, повернувшись на каблуках, направился в сторону загона. Потом вдруг остановился и обернулся.

— Скажите, — обратился он к Макомберу, — вы не родственник Эдвину Макомберу? Из Денвера?

— Да, а что? Это мой брат, — ответил пораженный Прайс. — Почему вы спрашиваете?

Уэльс пристально оглядел его. Совершенно неожиданно он почувствовал себя лучше и, улыбаясь, пошел к загону.

Прайс Макомбер нерешительно смотрел ему вслед, не зная, что делать дальше, потом пожал плечами. Подозвав Джадсона, он направился к каменному барьеру. Все это, конечно, глупости. Эта стенка стоит в стороне, и нет никаких оснований для того, чтобы ее взрывать. Он почувствовал себя увереннее, несмотря на улыбку, появившуюся на лице Уэльса, ибо еще раз подтверждалась его теория о том, что большинство таких необъяснимых статей расходов являлось результатом вздорных прихотей непрактичных людей.

Ему хотелось соблюсти приличия и видимость справедливости, значит, придется пойти и хотя бы посмотреть на эту стенку, но все равно это будет только лишнее доказательство справедливости его теории. Непонятно, откуда взялся этот мертвый индеец, но это он выяснит позже… спросит об этом, когда…

Прайс Макомбер заглянул за парапет, и его лицо мгновенно приняло зеленоватый оттенок. Он отступил назад, и тут же у него началась бешеная рвота. Когда приступ наконец закончился, он выпрямился, промокнул губы носовым платком и с ужасом посмотрел на Джадсона. За стенкой лежали три мертвых индейца. Каждый из них получил по несколько пуль, отлетевших рикошетом от камня.

Макомбер не совсем твердо держался на ногах, направляясь к дилижансу. Какое ужасное место! Нужно как можно скорее отсюда убираться. Джим уже сидел на козлах, держа в руках вожжи и ожидая приказа трогать. Молли разговаривала с Уэльсом и что-то ему показывала.

Прайс Макомбер быстренько забрался в экипаж, за ним последовала его племянница и Джадсон. Дилижанс тронулся, и Джим попрощался с Уэльсом, помахав ему рукой. Макомбер даже не обернулся.

Когда они немного отъехали, лицо его приняло решительное выражение.

— Пошлите ему его взрывчатку, Джадсон. Эта стенка действительно там ни к чему.

Вдруг он что-то вспомнил и посмотрел на племянницу:

— Что ты ему показывала? О чем вы говорили?

Она обернулась назад:

— Я как раз собиралась вам рассказать. Он говорит, что знал как будто бы моих родителей, и тогда я показала ему нашу фотографию, где мы все. Вот эту…

Джадсон взглянул на карточку, когда Молли передавала ее дяде, и с трудом удержался от улыбки. С фотографии смотрел чопорный благонамеренный мужчина в очках, под стать самому Прайсу Макомберу, а рядом с ним стояла очень толстая женщина с двумя подбородками и круглым, как луна, лицом. Вполне возможно, что в свое время это лицо выглядело весьма привлекательным. Прайс Макомбер удовлетворенно кивнул. Его брат Эд, солидный состоятельный человек. Он вернул фотографию девушке.

— Что сказал этот тип, когда увидел карточку?

Она нахмурилась, на ее лице появилось озадаченное выражение.

— Ничего, только засмеялся и никак не мог остановиться.

Поставив ружье возле двери, человек, которого называли Уэльсом, начал подметать пол, собирая в кучку стреляные гильзы.

— Ранчо покажется раем после всего, что здесь произошло, — громко сказал он самому себе. — Впрочем, апачи — это еще не самое страшное, бывает кое-что и похуже.

ПОЕДИНОК

Кэп Моффит — человек осторожный. То, что ему исполнилось сорок два года и он еще топтал эту землю, подтверждало это без всякого сомнения, ибо Кэп Моффит был профессиональным убийцей.

Урок осторожности он усвоил с первого же заказанного ему убийства — это случилось пятнадцать лет назад. Кэп затеял ссору со своей жертвой и застрелил этого человека, а его самого чуть за это не линчевали.

С тех пор Кэп Моффит разрабатывал план каждого убийства так же тщательно, как генерал разрабатывает план сражения. Больше он не совершал ошибок, зная, что имеет право сделать только одну. На протяжении всех этих лет у него сложилась определенная методика — выверенная практикой система действий.

Он приезжал в нужное место окольными путями, находил человека, которого ему предстояло убить, а затем начинал следить за ним из укрытия, пока не изучит все привычки жертвы. Тогда, и только тогда, он приступал к работе, то есть убивал.

Он всегда дожидался того момента, когда жертва останется одна на открытом месте и спешится. На тот случай, если выстрел окажется неудачным, чтобы испуганная лошадь не унесла раненого прочь или не доставила тело к друзьям убитого слишком быстро. И еще потому, что первый выстрел значительно вернее, когда человек стоит на земле.

Совершив черное свое дело, он никогда не приближался к телу убитого, наоборот, старался убраться как можно скорее. И до сих пор ни разу не было осечки.

Кэп был чуть ниже среднего роста, худощав, с узким и спокойным лицом. Глаза голубые, а губы — тонкие и крепко сжатые. На голове у него неизменно красовалась шляпа с узкими полями, грязная и потрепанная; поверх синей рубахи он носил серую жилетку, линялые джинсы заправлял в сапоги со стоптанными каблуками. Серый плащ привязывал к постельной скатке позади седла.

Кэп Моффит лежал, удобно устроившись на животе, в небольшой впадине, защищенный тенью сосен, венчающих Элк-Ридж. Внизу, под ним, в длинной зеленой долине виднелось ранчо. Там жил человек, которого он подрядился убить, жил совсем один. Моффит никогда не встречался с ним, хотя знал, что зовут его Джим Бостуик.

— Не думай, что с ним будет так легко справиться, — предупреждал его наниматель. — Не скажу, что он такой уж любитель драк, но у меня впечатление, что этот парень кое-что повидал на своем веку. Словом, крепкий орешек, его не так-то легко запугать. Мы уже пытались.

Советы нанимателей только раздражали Кэпа. Его совершенно не касалось, что за человек этот Джим Бостуик, у которого не будет ни малейшей возможности показать, насколько он умен, крепок или ловок. Как только ситуация станет ясной, Кэп его убьет, только и делов-то. В этом Моффит не сомневался.

Однако вот уже пять дней он наблюдал за ранчо, и уверенности у него поубавилось. На основании долгих наблюдений он пришел к выводу, что каждый человек — раб своих привычек. Вся жизнь, в сущности, состоит из серии мелких действий, которые рано или поздно складываются в устойчивые модели. Достаточно познакомиться с этими моделями — или привычками — и тогда легко выяснить, в какой именно момент человек окажется на нужном открытом месте и будет стоять более или менее неподвижно.

В первые три дня Джим Бостуик выходил из дома в пять тридцать утра и кормил свою лошадь овсом и кукурузой. Пока лошадь ела, он чистил ее скребницей. Мало кто так заботился о своей лошади, так старательно ее чистил. Покончив с этим, он выносил из дома деревянное ведро и направлялся к ручью, который находился в сорока шагах от дома, набирал воды и возвращался назад. Только после этого он начинал готовить себе завтрак.

На второй день Моффит решил, что если так будет продолжаться и дальше, то самое удобное время для выстрела — это когда Бостуик чистит лошадь, стоя в загоне. Ограда загона его не заслоняла, стоял он практически неподвижно, тогда как сам Моффит находился в надежном укрытии в сорока ярдах от того места. Если первый выстрел не достигнет цели, у Моффита будет достаточно времени для того, чтобы выпустить еще несколько пуль, прежде чем Бостуик успеет добежать до укрытия. Впрочем, Кэп еще ни разу не промахнулся, с тех пор как начал работать в своем нынешнем качестве — убийцы-профессионала. Промахнуться он не имел права.

Помимо всего прочего, для себя Кэп выбрал отличное место, удобное для подхода и отхода. К нему он подбирался совершенно незаметно, так что никто не заметит его, когда он займет свою позицию. На третий день все повторилось, и Кэп решил, что если так будет продолжаться еще один день, то можно будет действовать.

Он сделал все возможное для того, чтобы не обнаружить свое присутствие. Его старательно укрытый лагерь располагался в шести милях. Свой наблюдательный пункт он менял через день. Стекла бинокля всегда прикрывал, чтобы они случайно не блеснули…

И все-таки, несмотря на все предосторожности, он себя обнаружил и, сам того не ведая, из преследователя превратился в объект преследования, охотник стал дичью.

Утром четвертого дня Джим Бостуик вышел из дома еще до того, как Кэп Моффит устроился на своем наблюдательном пункте. Вместо того чтобы направиться к загону, он обошел вокруг дома и спрятался позади него. Удивившись внезапной перемене, Кэп выжидал, уверенный в том, что привычка окажется достаточно устойчивой и человек будет действовать как обычно. И вдруг его глаз уловил в загоне какое-то движение, и он разглядел, что лошадь уже ест из ведра. Что за черт!

Джим Бостуик исчез, а потом неожиданно появился — шел со стороны ручья с ведром свежей воды. Подойдя к углу дома, он внезапно остановился и стал смотреть из-под руки на тропу. Ожидал гостей?

Бостуик скрылся в доме, и из трубы пошел дым. Кэп Моффит закурил сигарету и стал думать, что же все это означает Если Бостуик будет следовать обычному своему распорядку, то на еду и на уборку у него уйдет не меньше часа. Но зачем ему обходить вокруг дома? Каким образом он незаметно проскользнул в загон? А потом, у ручья? Неужели он подозревает, что за ним следят?

Моффит отверг это предположение. Это невозможно, абсолютно невозможно! Он ведь ничем не обнаружил своего присутствия.

И все-таки человек не меняет с такой легкостью свои привычки, а распорядок дня Бостуика изменился, пусть даже на несколько минут. И почему он так внимательно глядел на тропу? Кого ждет?

Не важно, Моффит все равно убьет Бостуика и не будет больше ждать, только посмотрит, не придет ли к нему кто-нибудь.

Кэп докурил свою сигарету и старательно разминал окурок, как вдруг краем глаза уловил какое-то движение.

На опушке леса показался высокий человек, даже выше Бостуика, его массивные плечи и грудь облегала рубашка из воловьей кожи, и шел он в сторону дома, слегка припадая на одну ногу. Подойдя к двери, сразу же нырнул внутрь. До Моффита донесся приглушенный разговор, однако он находился слишком далеко и слов разобрать не мог.

Кэп раздраженно нахмурился. Что это за человек в рубахе из воловьей кожи? Что ему, интересно, понадобилось?

Если бы он только знал! В доме находился всего один человек, сам Бостуик, крупный крепкий парень, на долю которого выпало достаточно бед и тяжких трудов. Скинув кожаную рубаху, он снял с себя еще одну, а после этого еще и мягкую подкладку, которую надел под нее. Старую свою шляпу броском повесил на гвоздь. Он приехал сюда, чтобы посторожить ранчо своего приятеля до тех пор, пока тот не вернется. В настоящий момент жена его друга боролась за свою жизнь и за жизнь своего ребенка.

Джим Бостуик знал, что Чарли Гор хочет заполучить эту ферму и ни перед чем не остановится. Сначала он пытался его запугать, но из этого ничего не вышло. Потом Гор, окруженный своими парнями, хотел втянуть его в драку, но Бостуик драки не принял. Он знал правила игры, знал и самого Гора, так что понимал: дело еще не кончено. На ранчо он вернулся, естественно, встревоженный, но дни шли за днями, и ничего не происходило. Однако он все-таки постоянно держался настороже. И вот однажды утром, направляясь к загону, краем глаза заметил, как вдалеке что-то блеснуло. Он не остановился и не повернул головы, но потом, обихаживая лошадь, ухитрился незаметно бросить взгляд на Элк-Ридж.

То, что он увидел, не представляло собой ничего особенного. Какая-то птица собиралась сесть на дерево, но потом взмыла вверх и улетела прочь. На этом дереве что-то было, а может быть, не на дереве, а под ним, на земле.

Мало ли что там могло быть.

Кэп Моффит изучал людей и их привычки. И Джима Бостуика, ему казалось, он прекрасно изучил; и все-таки, как выяснилось, недостаточно. Прежде всего, он не учел, что Бостуик склонен к подозрительности и, кроме того, имеет привычку разгуливать по ночам.

Просто ему нравилась ночная прохлада и тишина, и он любил смотреть на звезды. Гулял всегда после ужина, с тех самых пор как был мальчишкой. И вот, в ночь после того, как взлетела птица, он отправился на прогулку, надев для удобства мокасины. Только в ту ночь он зашел гораздо дальше, чем обычно.

Пройдя какое-то расстояние на запад от ранчо, Джим вдруг почувствовал запах пыли. В таких делах он не ошибался. Остановился, прислушался и уловил еле слышный стук копыт, который постепенно удалялся.

В том месте, где он стоял, пересекались две полузаброшенные тропы, и, судя по звуку, копыта направлялись на юг, по той тропе, что вела на Сноу-Крик. Но откуда здесь мог появиться всадник? Если не с ранчо, то только с хребта Элк-Ридж.

В полном замешательстве Джим Бостуик направился назад. Если этот всадник находился на Элк-Ридж утром и птица взлетела из-за него, он, должно быть, провел там весь день. Что он там делал? Очевидно, наблюдал за ранчо. И все-таки, подумал Бостуик, возможно, он ошибся насчет птицы. Она могла испугаться змеи, или там где-нибудь притаился горный лев. Впрочем, что-то сомнительно.

На следующее утро, за час до рассвета, он залег между камнями над тропой, ведущей на Сноу-Крик, в нескольких милях от ранчо. Лошадь загнал подальше в кусты. Всадника он не видел, поскольку тот при свете дня ехал не по тропе, а по лесу, однако слышал его отлично. Слышал, как тот закашлялся, как копыто его лошади стукнуло о камень. Звуки подсказывали, что всадник пробирается между деревьями, направляясь к Элк-Ридж.

Когда всадник удалился на достаточное расстояние, Джим Бостуик вышел из своего укрытия и стал рассматривать следы. Потом вернулся к лошади, на которой приехал, и тронулся назад, на ранчо, однако сделал большой крюк, с тем чтобы подъехать со стороны оврага, который окружал ранчо с севера. Этот овраг был неширок и не виден с верхушки хребта. Доехав до луга возле дома, повернул лошадь к небольшому загону, в котором Том Этербак держал своих сменных лошадей.

Затем он прокрался назад в дом и принялся, как обычно, за домашние дела, стремясь не показать, что его интересует горный хребет. Кроме того, он старался не оставаться подолгу в неподвижном состоянии, в особенности на открытом месте.

В доме он приготовил завтрак и обдумал ситуацию. Совершенно очевидно, что за ним ведется наблюдение. А какой смысл наблюдать за человеком, если его не собираются убить? Если убийца ведет себя настолько осторожно, значит, он опасный человек и к нему следует относиться серьезно.

Почему он не сделал попытки до сих пор? Потому что выжидает. Потому что ему пока еще не подвернулся удобный случай.

Бостуик долго сидел за кофе, перебирал все возможные варианты. Поставив себя на место невидимого убийцы, решил, что будет делать, и на следующее утро приступил к осуществлению своего плана, чтобы сбить с толку преследователя. Обойдя вокруг дома, он прошел по оврагу, потом проскользнул назад и, используя удобное прикрытие, насыпал лошади корма. Его хитрость с рубашкой из воловьей кожи заставила наблюдавшего за ним убийцу думать, что в дом вошел еще какой-то человек. Если его предположения верны и убийца действительно осторожный человек, он будет дожидаться, пока не удостоверится, что Бостуик в доме один.

Джим не спешил, тянул время, стараясь найти правильное решение. Так или иначе, он должен выяснить, когда убийца собирается в него стрелять и с какого места. Довольно быстро он пришел к тому же самому решению, к которому незадолго до того пришел и Кэп Моффит.

Наверняка его можно застать в определенном месте и сравнительно недалеко от прикрытия, только когда он чистит своего коня. За вороным, своим любимцем, он ухаживал как за ребенком. Что же касается места, то самое удобное — со стороны ручья. Поскольку ручей тек с Элк-Ридж, по нему проще было подобраться к заранее выбранному укрытию. Произведя разведку на ручье, Джим нашел кое-какие, на первый взгляд незаметные следы. Убийца, несомненно, там побывал. Он все обдумал и приготовился.

В тот вечер, жаря мясо себе на ужин, Бостуик хмурился. В его голове бродила какая-то неясная идея, только он не мог додумать ее до конца. Что-то такое он упустил. Одно он понимал совершенно ясно: кто бы там ни прятался на хребте, его нанял и подослал Чарли Гор.

Про Бостуика говорили, что он не особенно любит баловаться оружием. Однако в Йеллоуджэкете ему пришлось участвовать в перестрелке, и Джим Бостуик не спасовал. Те, кто знал его получше, не сомневались, что, если разозлить этого спокойного и покладистого парня, ему все становится нипочем, и он не побоится влезть в берлогу к самому медведю и вытащит его за шкирку наружу. Такой уж он, этот Бостуик. В гневе становится безрассудно смел, ничего на свете не боится и не думает ни о последствиях, ни о смерти.

И теперь Джим начинал сердиться. Ему не нравилось, что его преследуют, и еще меньше нравилось то, что за этим стоит. Ему не раз приходилось видеть перед собой дуло револьвера, и у него появилось какое-то странное предчувствие, граничащее с фатализмом, что окончит он жизнь именно таким образом; и тем не менее он твердо знал, что сделает сейчас. Он доберется до этого убийцы, а после и до самого Чарли Гора.

Джим Бостуик, которому было свойственно чувство юмора, грубоватого и ироничного ковбойского юмора уроженцев Запада, не мог не оценить комичность создавшейся ситуации. Убийца сидел там, наверху, спрятавшись в кустах, и все это время его жертва, прекрасно осведомленная об этом, водила его за нос. Неожиданно Джим рассмеялся. Ему в голову пришла одна идея, которая показалась забавной.

Взяв кирку и лопату, он вышел и, выбрав местечко достаточно далеко как от дома, так и от ближайшего укрытия, начал копать. Спрятавшийся в кустах на Элк-Ридж Кэп Моффит с удивлением наблюдал за Бостуиком, ломая голову, зачем ему понадобилось копать яму. Еще больше он удивился, когда эта яма начала принимать определенные очертания. Она имела шесть футов в длину и не более трех в ширину. Джим Бостуик копал могилу!

Орудуя лопатой, он внезапно вспомнил то, что вертелось у него в голове и что он никак не мог ухватить. Ему вспомнились другие случаи, похожие на этот, когда убийца из надежного укрытия убивал одинокого всадника и затем исчезал, не оставив ни малейшего следа. Таким образом в Панхэндле погибла целая семья из трех человек. Их убили одного за другим.

Кэп Моффит!

Джим Бостуик вошел в дом и поставил на плиту кофейник. О Кэпе Моффите он мало знал. О нем ходили слухи, вернее, даже легенды. Когда началась война за пастбища, один из владельцев ранчо как-то раз сказал, что лучший способ прекратить войну — послать за Кэпом Моффитом. Брошенное вскользь замечание тем не менее несло определенную информацию. По-видимому, некоторые скотоводы, из самых богатых и влиятельных, представляли, где найти киллера, если он понадобится.

Кэпа Моффита подозревали в том, что именно он совершил тройное убийство в Панхэндле. О его методах постоянно говорили: о том, как он тщательно планирует свои убийства и какой он отличный стрелок, как хладнокровно и эффективно выполняет порученное ему дело.

Джим Бостуик теперь уже точно знал, кто залег там, на Элк-Ридж. Были, конечно, и другие наемные убийцы, но никто не мог похвастаться такой точностью, никто не мог так тщательно подготовить и выполнить заказанное убийство. Как только Джим понял, с кем имеет дело, его внимание еще более обострилось. Если это действительно Кэп Моффит, Джиму Бостуику придется нелегко, это ясно.

Кэп славился тем, что стрелял только один раз и никогда не промахивался.

С другой стороны, в этом, возможно, и заключалось известное преимущество Джима. Если только Бостуик сможет по-прежнему мешать киллеру, не даст ему возможности найти подходящий момент для выстрела, ему удастся заманить противника в ловушку, когда тот будет думать, что пора нажать на спуск.

Он нашел кусок дерева и вырезал на нем надпись. Затем отнес его к яме и водрузил в головах открытой могилы. С вершины холма Моффит все это прекрасно видел. Во всех делах, не связанных с убийством, Кэп был человеком заурядным, начисто лишенным воображения, и он просто терялся в догадках. Его всегда беспокоило то, чего он не понимал, а в данном случае он совершенно ничего не понимал. Впервые в жизни Кэп изменил свои планы. Он решил подобраться поближе и с помощью бинокля прочесть то, что написано на доске.

Бостуик вышел и стал седлать лошадь. Теперь он всегда стоял так, чтобы вороной находился между ним и укрытием, из которого можно выстрелить. Затем сел в седло и выехал со двора. Кратчайшим путем, то есть вдоль ручья, Кэп спустился с горы, удобно устроился под огромным тополем и поднес к глазам бинокль.

Теперь слова на доске, глубоко вырезанные и зачерненные сажей, стали отчетливо видны. Слишком отчетливо!

«ЗДЕСЬ ЛЕЖИТ

КЭП МОФФИТ,

УБИЙЦА, ЗАСТРЕЛЕННЫЙ

НА ЭТОМ САМОМ МЕСТЕ

…АПРЕЛЬ 1877»

Моффит опустил бинокль и протер глаза. Он сошел с ума! Этого не может быть! Однако, посмотрев еще раз подольше и повнимательнее, убедился: то же самое — и снова опустил бинокль. Его рассекретили! Джим Бостуик знает, кто он!

Он опять уставился на доску с вырезанной надписью. Ему стало даже немного жутковато. Это противоестественно! Он, наверное, сходит с ума. Человек смотрит на свою собственную надгробную надпись. Только на месте числа стоит прочерк, а месяц — нынешний и год тоже. Что это? Предупреждение? А может, предсказание?

Кэп Моффит откинулся назад и раздраженно покачал головой. Как глупо, что он расстроился из-за такой ерунды. Бостуик воображает, что он умнее всех. Вот дурак-то! Ну ничего, он ему еще покажет!

И все-таки, каким образом он его вычислил? Почему так уверен?

Свернув самокрутку, Моффит закурил. Его по-прежнему разбирала злость, но помимо злости и раздражения в нем шевельнулось беспокойство; а если бы он знал, что в эту самую минуту Джим Бостуик осматривает вершину горы, Кэп беспокоился бы еще серьезнее.

Джим сыграл на любопытстве Моффита, но, в сущности, он мало о нем думал. Если что-нибудь его по-настоящему задевало, в нем появлялось какое-то безразличие к опасности. А сейчас ему совсем не нравилось, что за ним охотятся. Не нравилось, что приходится соблюдать осторожность, чтобы не получить пулю от этого убийцы. Оставив ранчо, он поехал по тропе, ведущей в город, однако вместо того чтобы двигаться в этом направлении, свернул налево, объехал вокруг хребта Элк-Ридж и поднялся, продираясь сквозь деревья и кусты, по южному склону.

Вскоре он нашел следы Моффита и сравнил с теми следами, что видел раньше. Теперь он ехал осторожно, держа винчестер наготове. Через некоторое время обнаружил лошадь киллера и, повинуясь минутному порыву, снял с нее седло и уздечку, отпустив животное на свободу; затем пошел по следам, оставленным сапогами, и обнаружил на вершине укромные местечки, которые Моффит себе приготовил, чтобы там скрываться.

Бостуик сделал совершенно правильное с логической точки зрения заключение, что убийца находится внизу, однако, как оказалось, он ошибся. В то самое время, когда он обнаружил последнее место, где отдыхал Моффит под большой сосной, сам Моффит возвращался на гору вдоль русла ручья. Он шел медленно и осторожно по своей всегдашней привычке, но мысль его лихорадочно работала. Его по-настоящему беспокоило, что Бостуик, его предполагаемая жертва, знает, кто он. А что, если он заговорит? Что, если он уже сейчас едет в город, чтобы донести на него шерифу?

В тот самый момент, когда ему пришла в голову эта мысль, Кэп Моффит, который уже находился на другой стороне хребта, вдруг примерно в двухстах ярдах увидел оседланного вороного. В тот же миг и конь заметил человека; он вздернул голову, насторожил уши и посмотрел прямо на него.

Что-то шевельнулось в кустах возле лошадиной головы, и ружье Кэпа Моффита мгновенно взлетело к плечу. Он увидел Джима Бостуика, который рванулся в кусты, и выстрелил. Вороной отскочил в сторону и поскакал. Бостуик упал, но, падая, не успев даже коснуться земли, выстрелил.

Пуля сорвала листья в нескольких дюймах от головы Кэпа, и он бросился на траву. Некоторое время скользил вниз по склону, но потом, вскочив на ноги, зигзагами побежал к своей лошади. Он не хотел устраивать перестрелку со своей жертвой на этой горе, поросшей кустарником, где к тому же неровно: здесь все зависело бы не только от меткости, но и от умения ориентироваться в лесу.

Легкой побежкой Моффит двигался вперед и вдруг остановился. Лошадь исчезла! Вместо нее на камнях лежали уздечка и седло.

В ярости он вернулся на несколько футов назад и укрылся между камнями. Здорово его сделали! Впрочем… впрочем, вот если бы добраться до его коня! Он убежал, но далеко уйти не мог. Возможно, его зацепила пуля. Но нужно действовать осторожно, вполне вероятно, что Бостуик уже спустился с горы. Он, конечно, догадался, что противник попытается захватить его лошадь, и старается, наверное, подобраться поближе.

Кэпа Моффита прошиб пот. Что-то уж больно у него не заладилось на сей раз. Ему понадобится вся его изобретательность, чтобы выбраться живым из этой передряги. Человек, за которым он охотился, вовсе не дурак.

Джим Бостуик бросился на землю, заметив, как дернулась голова насторожившегося вороного. Именно после этого и раздался выстрел. Мгновенно перекатившись на живот, он прополз, не останавливаясь, по крайней мере тридцать ярдов. Его собственный выстрел был всего-навсего инстинктивной реакцией, и он не имел понятия, попала ли куда-нибудь его пуля или нет. И тем не менее уже ничто не могло заставить его отступить. Теперь он жаждал только одного: разделаться с этим наемным убийцей, который явился сюда, чтобы убрать его.

В лесу стояла тишина, и солнце пекло нещадно. Теперь, когда стих даже легкий ветерок, внизу под деревьями стало тихо и душно. Пот градом катился у него по лицу. Шея зудела от пыли и сосновых иголок, которые насыпались ему за воротник, когда он упал на землю и перекатился со спины на живот. От ружья кисло пахло порохом, в лесу царило полное молчание. Вороной, видимо, остановился где-то вдалеке среди деревьев — стук копыт больше не доносился.

Джим выжидал. Терпение и бдительность — вот его союзники, только с ними он победит. Здесь, в лесу, может случиться все, что угодно. В горле у него пересохло, и страшно хотелось пить. Ему показалось, что где-то вдалеке раздался слабый звук, но он не шевельнулся. Просто лежал на сухой коричневой сосновой хвое под палящим солнцем. В тело впивались острые края и углы камней, пробившихся сквозь слой земли, а вокруг торчали более крупные камни и валялся огромный ствол упавшего дерева. Они представляли собой более надежное укрытие, однако его противник стал бы искать его именно там.

Он выжидал. Откуда-то донесся крик орла. Какое-то крошечное существо шевельнулось между листьями. Потом все стихло.

Вороной найдет его и прибежит. Он к этому приучен. В тот самый момент, как он подумал, что конь скоро его найдет, пришла другая мысль: Кэп Моффит постарается отыскать его лошадь и ускакать на ней! Или убьет ее!

Он достаточно хитер. А если сообразит, что лошадь обязательно вернется к Бостуику? Тогда ему надо только подождать, а потом идти следом за ней. Вороной обязательно его отыщет, ведь у лошади нюх не хуже, чем у собаки, если, конечно, след достаточно свежий. Джиму не раз приходилось видеть, как лошадь находила таким образом хозяина, да и сам вороной частенько приходил к нему по следу.

Солнце пекло нещадно. Ни малейшего ветерка! Камни блестели, покрытые лаком пустыни, гладкие, как зеркало. Далеко вдали он услышал стук копыт. Бостуик не любил ждать. Не таков у него характер. Он предпочитал броситься вперед, нанося удары кулаками или стреляя, а дальше — будь что будет. Но это была игра Кэпа Моффита, игра холодного и расчетливого киллера.

И он сейчас явится. Он должен его убить. Джим заставил себя лежать неподвижно. Вороной приближался. Где-то прошуршал еле слышный шепот-звук — это джинсы скользнули по камню или задели за ветку. Он покрепче ухватил руками ружье, держа палец на курке, готовый в любую минуту вскочить и выстрелить.

Все звуки стихли. Лошадь остановилась. Возможно, вороной увидел Моффита?

Бостуик ждал, истекая потом, — прямые лучи весеннего солнца били прямо ему в спину; каждый мускул его тела напрягся, готовый к действию. Вдруг возникло неуловимо быстрое движение, грохнул выстрел, пуля пробила тулью его шляпы и пролетела вдоль спины. Он выстрелил в ту же секунду, не особенно целясь, — один выстрел по центру, туда, откуда стреляли, а потом сразу же еще два, вправо и влево от него.

Следующая пуля задела ему ухо, и он, перекатившись, стал сползать вниз по южному склону, стараясь избежать следующего выстрела, пока не поднимется на ноги. Этот выстрел не заставил себя ждать, засыпав ему глаза землей, и он выстрелил в ответ вслепую.

Еще раз перекатившись через себя, он вскочил и бросился под прикрытие ближайших камней. Пуля, ударившись в камень, срикошетила и с визгом, напоминавшим вой сирены, пролетела у самого его лица, едва не задев щеку. Он бросился на землю и услышал, как Моффит перебегает у него за спиной, готовясь выстрелить снова. Сзади раздался выстрел, он почувствовал, что ружье выбило у него из рук, и увидел, что ложе разнесено в щепки.

Он снова вскочил на ноги и длинным броском кинулся в ближайшие кусты, вслед ему раздался новый выстрел. Почувствовав удар, Джим понял, что пуля его настигла. Моффит не останавливался, он подбирался все ближе и ближе. Бостуик молниеносно обернулся и выхватил свой шестизарядник.

Когда револьвер оказался у него в руке, он снова вскочил на ноги, и как раз в тот момент, когда Моффит вылетел на открытое место. Джим Бостуик собрал все свои силы — земля кружилась под ним, пот заливал глаза, из носа текла кровь — и пустил заряд свинца из своего 44-калибрового, увидев, как пыль брызнула от рубашки Моффита. Тот покачнулся и упал навзничь, однако успел выстрелить, уже лежа на земле. Джим почувствовал удар этой пули. Падая, выстрелил сам, но промахнулся.

Он покатился к кустам, внезапно его охватила паника. Боясь, что на открытом месте его настигнет очередная пуля, стал отчаянно продираться в чащу, оставляя за собой кровавые следы и примятую землю.

Остановившись наконец, он с трудом сел и перезарядил свой шестизарядник. Вокруг стояла абсолютная тишина. Он знал, что Кэп Моффит жив и что один из них непременно погибнет в этом бою, а возможно, и оба. Зарядив револьвер, Джим осмотрел свои раны. Ему пробило верхнюю часть бедра, не задев, однако, кости, и из раны обильно текла кровь. Он перевязал ее носовым платком, разорвав его таким образом, чтобы закрыть оба отверстия, и занялся осмотром груди.

Опасался, что задет какой-нибудь важный орган, потому что, когда его ранило, почувствовал тошноту. Но ему повезло. Попав в ребро, пуля срикошетила, оставив большую открытую рану, не слишком, к счастью, глубокую. Он соединил края рваной плоти и крепко стянул их разорванной рубашкой.

Ни звука, ни шороха не раздалось в лесу. Его фляга привязана к седлу, и лошадь, если ее позвать, тут же прибежит. Вороной, верно, только того и ждет.

Бостуик проверил свой пояс. В патронташе оказалось около двадцати патронов. Все шесть пуль в его шестизаряднике тоже на месте. Ведь он собирался использовать свое оружие, а не просто носить его при себе. Если уж ему не победить в таком снаряжении, ему вообще никогда не победить.

В нем вспыхнул гнев, и, нисколько не думая о последствиях, он заорал:

— Я уничтожу тебя, Кэп! Ты больше никогда не будешь убивать людей!

— Ты меня сначала достань! — дразнил его Моффит. — Ты ведь весь в дырках, тебе и до утра не протянуть!

Джим Бостуик потер небритый подбородок. Повернулся, засунул револьвер за пояс. Руки у него сильные и неповрежденные, он может ползти или ковылять, хромая, если сумеет подняться на здоровую ногу.

Медленно, с большим трудом он потащился вдоль склона туда, где росли деревья и кустарник становился погуще. Пыль, смешанная с потом, полностью залепила его лицо. Крепко сжав челюсти, чтобы как-то совладать с мучительной болью, он добрался до кустов и остановился передохнуть. Лошадь — вот его главный козырь. Вороной никуда не уйдет, его всегда можно позвать. Если бы Моффит был на ногах, он мог бы добраться до коня, но вороной никогда не подпустит к себе незнакомого, тем более, если от него пахнет кровью.

Под прикрытием кустов Джим опустился на сосновую хвою и улегся, тяжело дыша. Он не имеет права потерять сознание, он должен все время быть начеку. Кэп Моффит сейчас думает не только о деньгах. Кэп должен убить Бостуика, чтобы самому остаться в живых.

На него снова накатила боль. Он крепко сжал зубы, стараясь преодолеть возникшую дурноту, с которой все труднее было бороться. Сейчас он встанет, сейчас отправится в путь…

Его лица коснулась прохлада — легкий живительный ветерок. Он поднял голову и осмотрелся. Вершины гор тонули в черных тучах. Собиралась гроза. Бостуик снова почувствовал на лице прохладу — ветерок с запахом дождя. Дождик сейчас никому не помешал бы. Травы просто истосковались по нему. Голова его упала на грудь.

Ему казалось, что прошло не больше минуты, но, когда он открыл глаза, оказалось, что уже темно. Шел дождь. Выходит, он потерял сознание.

Очнувшись, не увидел ничего, кроме густого мрака, все вокруг ревело и стонало от мощных порывов ветра и почти непрерывных раскатов грома. Ветер налетал на горы плотной стеной, пригибая к земле могучие деревья, словно плакучие ивы, обрушивая на скалы потоки воды. Жесткие струи хлестали по земле и по его промокшему насквозь, сжавшемуся в комок телу.

В какой-то миг за ветром, который выл и стонал в вершинах хребта, он расслышал другой звук, слабый, но достаточно отчетливый. Внезапная вспышка молнии осветила горы ярким, • ослепительным светом. На фоне этого света возник зловещий голубоватый язык пламени, и Бостуику показалось, что голова его раскалывается.

Огромная сосна, возле которой он лежал, словно взорвалась у него на глазах, вся масса вздымавшегося над ним дерева покачнулась и с оглушительным треском повалилась в сторону от него, оставив обнажившиеся светлые волокна древесины на верхушке пня на волю ветра и дождя. Молния полоснула по горе, и теперь земля и скалы пахли горелой хвоей.

И за всем этим ревом он снова распознал еле слышный звук — шепот. Сверкнула молния, и в ее свете он увидел Кэпа Моффита, который стоял над ним, приготовившись, с револьвером в руке. В тот самый момент, как Бостуик его разглядел, Моффит выстрелил!

Пуля просвистела мимо, и Джим, перекатившись на живот, лихорадочно схватился за оружие. Он стрелял почти наугад, выпустив три пули в том направлении, откуда раздался выстрел. Огромным усилием воли, ухватившись за пень сраженного молнией дерева, он поднялся, и, когда снова сверкнула молния, два человека выстрелили одновременно, как один. Бостуик оторвался от пня и бросился сквозь стену дождя туда, где видел Моффита. Они сшиблись. Джим яростно ударил дулом своего револьвера, промахнулся и упал лицом вперед. Мгновенно перевернувшись, он увидел над собой темную, нетвердо стоящую на ногах фигуру. Моффит выстрелил, вспышка сверкнула всего на расстоянии фута от лица Джима. В нос ему ударил противный запах горячего пороха, он вновь почувствовал удар поразившей его пули.

Темные груды облаков перекатывались над горной цепью, а между пиками, словно огненные дервиши, плясали молнии. Лес непременно загорелся бы, если бы не дождь, который обрушивал на деревья огромные массы воды.

Моффит выстрелил снова, но его качало, так же как окружавшие его кусты и деревья, так что он промахнулся. Бостуик перевернулся на живот. Он упорно боролся, мыча от ярости, от желания подняться на ноги и схватиться с Моффитом. Наконец, отчаянно взмахнув рукой, вцепился в лодыжку киллера. Дернул — Моффит упал, такой же израненный и окровавленный, как и он сам, и Бостуик пополз, стремясь добраться до его горла. Сверкнула очередная вспышка молнии, потом раздался выстрел Моффита.

Сознание возвращалось к нему, но медленно. Джим Бостуик лежал лицом вниз на камнях горного хребта, начисто выметенных и вымытых ветром и дождем. Вокруг, там, где совсем недавно бушевал ветер и неистовствовал дождь, царила мертвая тишина. В голове молотом стучала боль. Плечо и рука словно одеревенели, нога не слушалась, каждое движение причиняло мучительные страдания.

Дождь прекратился. Ветер стих. Раскаты грома в дальних одиноких ущельях на юге казались отсюда беспомощным щенячьим урчанием. Облака, гонимые ветром, метались, не находя покоя, соперничая со звездами за место на небе. А Джим Бостуик лежал совсем один, беспомощно раскинувшись на камнях этой горы; у него не осталось никаких сил — он ослаб от потери крови и переохлаждения, пролежав всю ночь под проливным дождем. А потом он протянул руку и нашел свой револьвер. Каким-то образом ощутил, что у него есть колени, подтянул их и приподнялся. Попробовал крутануть барабан револьвера, и это ему удалось.

Непослушными пальцами нажал на стержень отражателя и вытолкнул пустые гильзы. Потом тщательно зарядил револьвер, достав патроны из пояса. Рядом с ним никого не было. Он это хорошо видел. Где теперь Моффит — неизвестно, но по крайней мере не здесь.

Джим пошарил вокруг себя, ощупывая камни, и нашел сломанную ветку. Пользуясь ею как костылем, поднялся.

Блэки, скорее всего, убежал. Его прогнала буря. Бостуик знал, что перед ним, на тысячу футов ниже, находится ранчо и, если он хочет остаться в живых, он должен туда вернуться.

Пытаться идти в обход по тропе бесполезно. Ему ни за что не осилить такой путь. Нужно как-нибудь постараться и ощупью, ползком спуститься прямо вниз. Он не знал, сколько ему потребовалось времени, опомнился, только когда понял, что находится уже внизу, и в тот момент обнаружил кое-что еще. Следы лошади!

Если здесь следы, это означает, что они оставлены после бури. Он кликнул, рискуя получить пулю от Моффита, если тот еще жив и находится поблизости. Потом звал снова и снова. И наконец услышал тихое радостное ржание и знакомое цок-цок-цок.

— Блэки! — шепотом позвал он. — Блэки!

Лошадь фыркала и пятилась назад, потом подошла ближе, принюхиваясь к чему-то в темноте. Бостуик потянулся к ней, но она снова отпрянула. Он назвал вороного по имени, и лошадь успокоилась. Одна рука ухватилась за стремя, Джим подтянулся, и вот он уже в седле, мокром от дождя.

— Домой, Блэки! — прошептал он, и вороной, словно только и ожидая этого приказания, послушно повернул и направился через неширокую долинку к фермерскому дому.

Навалившись на луку, он все-таки ухитрялся держаться в седле. Наконец конь остановился у ступеней крыльца, Бостуик практически свалился на землю. А когда стал подниматься по ступеням, его рука наткнулась на человеческое лицо, неподвижное лицо. И тело тоже не шевелилось, но было теплое.

В тусклом свете серых холодных предрассветных сумерек он увидел перед собой скорчившуюся фигуру. Кэп Моффит!

Джим Бостуик засмеялся — этот хриплый звук больше походил на кашель.

— Ты… Значит, ничего у тебя не получилось! — насмешливо сказал он своему врагу.

Обернувшись к вороному, он ухватился здоровой рукой за подпругу, каким-то образом ухитрился ее распустить, так что седло упало на землю. Потом наклонил лошади голову и снял уздечку.

— Поваляйся как следует, парень, — прошептал он, — а потом иди щипать травку.

Он отворил дверь, потом взял за шиворот Моффита и втащил его в дом, оставив снаружи один сапог, зацепившийся шпорой за порог. Достав револьвер Моффита, он положил оружие и его хозяина рядом с собой.

Ему понадобился целый час, для того чтобы рассмотреть свои раны, и еще час, для того чтобы промыть их и кое-как перевязать. Занимаясь этим делом, он хмуро поглядывал на Кэпа, который не приходил в чувство.

— А я вот все еще двигаюсь, — усмехнулся он. — Меня так просто не одолеешь.

Покончив со своими ранами, он принялся за раны Моффита. Джим держался на нервах, знал, что в нем ничего, кроме нервов, не осталось. Он заставлял себя держаться, заставлял свое тело двигаться. Окончив перевязывать раненого, он поставил греть воду на плиту и тяжело опустился в кресло. Его лицо, обросшее щетиной, потемнело, глаза ввалились, в спутанных волосах было полно песка и крови — последняя пуля рассекла кожу на голове и, должно быть, вызвала нечто вроде небольшого сотрясения мозга. Бостуик мрачно смотрел на киллера, который все еще не пришел в сознание.

Когда вода вскипела, он сварил себе кофе, плеснул в него виски и, обжигаясь, выпил чашку и потом другую. Затем двигаясь вместе со стулом и опираясь на стенку, дотащился до Моффита и связал раненого киллера по рукам и по ногам. Через какое-то время Бостуик оказался на кровати и снова потерял сознание.

Спустя несколько часов, когда в комнату через дверь уже лился поток лучей заходившего солнца, Бостуик проснулся. Первым делом он посмотрел на Моффита. Раненый киллер лежал на полу, устремив на Бостуика свирепый взгляд.

Джим скинул ноги на пол, глядя на Кэпа усталыми мутными глазами.

— Лежишь, как цыпленок, готовый для вертела, — издевался он. — Здорово ты стреляешь, нечего сказать.

— Сам-то ты хорош, — огрызнулся Моффит.

Бостуик ухватился здоровой рукой за выступ в стене и поднялся на ноги. Он похлопал по револьверу, заткнутому за пояс.

— Мой револьвер все еще на месте, — сказал он и пополз, держась за стену, на кухню. Там он развел огонь и бессильно опустился в кресло. — Не слишком-то ловко ты стреляешь из своего дробовика.

— Ну, тебя-то я достал.

Бостуик хихикнул:

— И держишь меня, да? Может, даже и убил, да? Эх ты, убийца недоделанный! Не настал еще тот день, когда ты сможешь меня убить.

Моффит покачал головой.

— Может, ты и прав, — согласился он. — Но все равно в тебе сидят три пули.

— Четыре раза в меня попал, — уточнил Джим, посмеиваясь. — Но свинца во мне нет.

Он чувствовал тошноту, но все-таки заставил себя вскипятить воду и приготовить кофе. Потом снова уселся в кресло, чувствуя, что слабость и тошнота все усиливаются.

— Сидел бы ты лучше спокойно, — бросил Кэп, — а то совсем ведь доходишь. — Он помолчал. — Почему ты меня не застрелил, когда имел возможность?

— Ну… — Бостуик глядел на киллера с мрачной ухмылкой. — Мне нравятся крепкие ребята. Я всегда с удовольствием смотрел на настоящего бойца. Ты здорово себя показал на этой проклятой горе вчера вечером, гораздо лучше, чем какой-нибудь поганый киллер.

Кэп Моффит промолчал. В первый раз в жизни слова другого человека показались ему обидными. Он смотрел на свои ноги без сапог и не находил подходящего ответа.

— Собираешься меня сдать? Отправить на виселицу?

— Нет. — Бостуик налил в чашку кофе и пододвинул ее на другой конец стола. — Кто-нибудь тебя все равно пристрелит, это так же верно, как и то, что Бог создал маленькие яблочки. Явишься сюда еще раз, и это сделаю я. Больно хороший человек Том Этербак, здешний хозяин.

— Друг у него хороший, вот это точно.

Двое мужчин, больные и раненые, боролись за свою жизнь в течение четырех дней, вернее, боролся Бостуик. Моффит за ним наблюдал, не в силах поверить своим глазам. Он просто не мог себе представить, чтобы человек так упорно старался выжить, что существует такая сила воли. И все-таки этот большой и искалеченный человек никак не хотел сдаваться. Убить такого невозможно, внезапно подумал Моффит. Есть в нем что-то темное, ожесточенное и сильное, что-то неподвластное смерти.

Наутро шестого дня Кэп Моффит ушел. Он взял серого из запасного загона и ускакал на своем собственном седле. Раненый, но живой.

Том Этербак вернулся на ранчо на девятый день. Он с удивлением смотрел на бледную тень, оставшуюся от человека, который поздоровался с ним, держа в руках ружье. Смотрел на окровавленную повязку на его ноге.

— Неужели ты участвовал в драке, которая произошла в городе? — строго спросил он.

— Что за драка?

— Ее затеял какой-то чужак, Кэп Моффит. Перекинулся парой слов с Чарли Гором и его двумя приятелями. А они подняли стрельбу.

— Убили его?

— Не знаю. Ранили это точно, но уехал он сам. На собственной лошади.

— А что с Гором?

Этербак покачал головой.

— Этот чужак настоящий дьявол. Он убил Гора и одного его приятеля, а другого ранил.

— Да-а, хороший человек, это точно. Сварил бы ты кофе, а? И что-нибудь приличное пожрать, а то я совсем того.

Несколько минут спустя Бостуик открыл глаза. Он посмотрел на потолок, потом в открытую дверь, где снова садилось солнце.

— Я рад, что он уехал, — пробормотал он тихо.

ОБОРОНА СЕНТИНЕЛЯ

Когда наступило утро и Финн Макграу проснулся, стояла мертвая тишина. Он открыл глаза и увидел удивительно широкое небо, по которому в необъятной голубизне лениво ползло одинокое белое облако.

На тишину поначалу не обратил никакого внимания. Он проснулся, и во рту было гадко и противно, словно в свинарнике после хорошего дождя, хотелось выпить, следовало и побриться. Словом, ситуация не такая уж необычная.

Он с трудом поднялся, приняв сидячее положение, широко зевнул, почесал ребра и тут только осознал, насколько все кругом тихо.

Ни малейшего звука… Никакого движения. Не дребезжат ведра у колодцев, не кудахчут куры, не хлопают двери. Сентинель превратился в город полного молчания.

Очень медленно, не переставая удивляться, Макграу с трудом поднялся на ноги. Оставив позади пятьдесят пустых, никчемных лет, он уже уверовал в то, что жизнь не может преподнести ему никаких сюрпризов. И тем не менее Сентинель вымер.

Сентинель, где последние полгода он занимал незавидное положение городского пьяницы — подзаборника, бродяги, никчемного, грязного, небритого, насквозь проспиртованного пьяницы. Спал он в закоулках, спал в амбарах — спал повсюду, в любом месте, где его морил сон, где сваливала с ног выпивка.

Финн Макграу давно не имел своего дома. Его уже никто не брал на работу, и не осталось ни гроша за душой. А теперь, оказывается, у него нет и города.

Можно ли себе представить более жалкое явление, чем городской пьяница, лишенный своего города?

С максимальной осторожностью Макграу принял вертикальное положение. Окружающий мир покачнулся, но он, чуть наклонившись в противоположную сторону, ухитрился сохранить равновесие. Тщательно рассчитывая каждое движение, он в конце концов перебрался через овраг, вылез из него, спотыкаясь, и оказался на краю города, где снова прислушался со все возраставшей тревогой.

Молчание.

Не дымили печные трубы, не лаяли собаки, не всхрапывали лошади. Улица лежала перед ним совершенно пустая, словно это была улица в городе призраков.

Финн Макграу остановился, с изумлением взирая на столь непонятное явление. Может, он Рип ван Винкль, который проспал двадцать лет?

И все-таки его брало сомнение, он отлично знал, на что способны обитатели Запада, когда им захочется сыграть с человеком славную шутку. Эта мысль принесла ему облегчение. В том-то, конечно, все и дело: с ним просто сыграли шутку. Все они собрались и решили над ним подшутить.

Его шаги глухо отдавались на деревянном настиле тротуара. Дойдя до салуна, он решил попробовать войти и толкнул дверцу. Она подалась, открыв и вторую, он оказался внутри и огляделся. В спертом воздухе все еще витали запахи винных паров и застарелого дыма. На столиках валялись карты, фишки для покера — но ни души… Ни единого человека!

На полке за стойкой бара стояли бутылки. Его лицо прояснилось. Виски! Отличное виски, и к тому же бери сколько хочешь. Плевать, что они его бросили, хорошо, что хоть виски оставили.

Однако не мешает быть немного поосторожнее. Он направился к двери в контору и толкнул ее. Она скрипнула на ржавых петлях и открылась в пустую комнату.

— Эй! — Ему отозвалось только эхо. — Есть здесь кто?

Никакого ответа. Подойдя к наружной двери слева, Финн выглянул на улицу. Внезапно его пронзило щемящее чувство одиночества и охватила острая тоска по человеческому обществу.

Финн выскочил на улицу и громко крикнул. Его голос безответно прокатился по пустой улице, отражаясь от фасадов обманщиков-домов. Тогда он помчался по улице, кидаясь от дома к дому. Кузница, платная конюшня, лавка шорника, магазин, тюрьма — все пусто, все брошено, нигде ни души.

Он остался один.

Один. Что же случилось? Куда девались все люди? Салуны полны виски, в лавках сколько угодно еды, одеял, одежды. И все это брошено на произвол судьбы, без всякой охраны.

Робко и неуверенно Финн Макграу направился к ресторану. Там все оставалось в том самом виде, как было, когда его оставили. Недоеденная еда на тарелках, немытая посуда. Но плита успела остыть, стала совсем холодной.

Почувствовав внезапно необходимость подкрепить свои силы — виски этого сделать не могло, — Макграу развел в плите огонь. Вышел на задний двор и, пошарив в гнездах, отыскал пару-другую яиц. Принес их в кухню и приготовил себе яичницу.

Ощущая в животе приятную тяжесть от съеденного завтрака, он налил еще чашку кофе и отправился на поиски курева. Найдя коробку с сигарами, закурил великолепную гавану, положив в карман еще несколько штук. Затем откинулся на спинку стула и стал размышлять, пытаясь разобраться в ситуации.

Несмотря на отличный завтрак и сигару, он испытывал беспокойство. Его тревожило это глухое молчание, он встал и осторожно подошел к двери. А что, если за дверью что-то скрывается? Что-то злое и враждебное? Что, если… Он с яростью толкнул дверь. Довольно придумывать себе разную чепуху. В первый раз в жизни в его распоряжении оказался целый город, полный всего, и он намерен извлечь из этого обстоятельства все, что возможно.

Неторопливо шагая по пустой улице, он дошел до магазина «Элита», открыл дверь и принялся спокойно изучать развешанную на вешалках одежду. Нашел себе серый костюм и переоделся; взял с полки сапоги и натянул; потом отыскал белую батистовую рубашку, черный галстук-шнурок и новую черную шляпу. В карман положил новый носовой платок. После этого закурил новую сигару, плюнул в медную плевательницу и почувствовал, что жизнь ему улыбается.

Собираясь выйти из магазина, Финн Макграу вдруг заметил справа от себя длинную стойку, на которой стояли и лежали ружья, дробовики и револьверы. Он задумчиво смотрел на них. В свое время — лет тридцать назад — он считался снайпером в армии.

Он взял со стойки «Винчестер-73» — отличное оружие — и зарядил его семнадцатью патронами, потом позаимствовал парочку кольтов, заполнив их барабаны, и засунул за пояс, набив патронташ патронами. Сняв с полки двустволку, забил оба ствола картечью и после этого проследовал в салун. Пошарив под стойкой, обнаружил ящик превосходного ирландского виски и налил себе в стакан на три пальца.

Любуясь красивым коричневым — ему нравилось называть его «темный янтарь» — цветом, он долго смотрел через стакан на солнце и только тогда пригубил.

В этом есть что-то особенное. Чувствуется запах ирландских болот! Он залпом осушил стакан и снова наполнил.

Город принадлежит ему — весь город, полный виски, еды, одежды, — в нем есть все, что нужно человеку.

Но почему? Куда девались все?

Глубоко задумавшись, он опять вышел на улицу. Там по-прежнему царило молчание. Далеко в прерии танцевали одинокие смерчи, жарко пекло солнце.

Подойдя к окраине города, он внимательно осмотрел прерию и видневшиеся вдали горы. Взгляд ни на чем не мог остановиться — всюду только одна неохватно широкая, поросшая травой равнина. Глянув неожиданно себе под ноги, он вспомнил, даже вздрогнув от неожиданности, что, оказывается, умеет читать следы. Здесь виднелись следы многочисленных повозок, телег, тележек и фургонов. Судя по следам, оставленным копытами, все следовало в одном направлении — на восток. Он нахмурился и, повернув назад, пошел, сосредоточенно размышляя, в сторону конюшенного двора, где нанимали лошадей.

Там не осталось ни единой! На земле валялись остатки упряжи, какое-то седло. Все носило на себе признаки внезапного, поспешного бегства.

Час спустя, завершив обход, Финн Макграу вернулся в салун. Он опять налил себе стаканчик ирландского, закурил сигару. Однако теперь он понимал, что, сам того не ведая, влип в какую-то скверную историю.

Обитатели города не просто исчезли, растворились в воздухе, они бежали — и это было внезапное, паническое бегство, — бежали прочь из города.

А из этого следовало, что в городе существовала какая-то опасность.

Финн Макграу сделал глоток виски и беспокойно обернулся через плечо. На цыпочках подошел к двери и выглянул: посмотрел сначала в одну сторону, потом в другую.

Ничего необычного.

Он сделал еще глоток из своего стакана, и в пыльных, затянутых паутиной извилинах его одурманенного алкоголем мозга возникла идея.

Индейцы!

Он вспомнил, что обсуждали накануне вечером в салуне, когда он пытался стрельнуть стаканчик спиртного. На ферму Лэддера совершено нападение, и все его работники убиты. Викторио встал на тропу войны — жжет, убивает, калечит. Апачи!

Форт находится на востоке отсюда! Должно быть, горожанам сообщили, прислали какое-нибудь известие, и они сбежали, как бараны, бросив его одного.

Его словно охватило порывом ледяного ветра, он вдруг понял, что остался в городе один, что спасения нет и спрятаться негде. Сюда идут апачи!

Сунув бутылку ирландского в карман, Финн Макграу бросился на улицу и помчался к магазину «Элита», который находился в каменном здании, низком и приземистом. Служило оно оборонительным и торговым пунктом, а также дорожной станцией для дилижансов, пока вокруг него не вырос город. Войдя внутрь, он быстро осмотрелся, оценивая свой арсенал.

Сдвинув четыре бочонка, подкатил их к двери и забаррикадировался. Поверх бочонков навалил мешки, тюки и ящики. Тяжелую заднюю дверь закрыл на засов и забаррикадировал окна. В самом центре, на полу, соорудил круглый барьер из мешков и бочонков для последней защиты. Снял с полки охапку двустволок и принялся за работу, зарядив сразу десяток. Затем рассовал их по щелям, насыпав возле каждой горку патронов.

После этого зарядил несколько винтовок — три «Спенсера-56», семь «Винчестеров-73» и один «Шарп-50», — дюжину кольтов и открыл ящик с боеприпасами. Затем закурил очередную гавану и стал ждать.

Утро уже почти прошло. Еды в магазине хватало, и он занимал господствующее положение на местности — здание выдвигалось из ряда домов, так что он мог держать под обстрелом улицу в обоих направлениях и в то же время защищать свой тыл, перебегая в дальний конец магазина.

По мере того как он изучал свое положение, Финн все больше удивлялся, почему обитатели Сентинеля оставили город, не защищая его. Только слепая, безрассудная паника объясняла такое бегство.

В полдень он состряпал себе еду из того, что нашлось в магазине, и снова принялся ждать. Солнце только-только покатило к зениту, когда появились индейцы.

Вполне возможно, что апачи рыскали по городу уже несколько часов; Финн их не видел. Теперь они осторожно крались, прижимаясь к домам.

Притаившись у окна, которое выходило на улицу, старик Макграу наблюдал. У него на подоконнике лежали четыре двустволки, каждый из стволов заряжен картечью. И он ждал…

Подозревая ловушку, апачи бесшумно, как тени, скользили между домов. Они заглядывали в окна сквозь стекла, потом двигались дальше. Заняться грабежом они еще успеют. Теперь им нужно удостовериться, что город действительно покинут, рассеять все свои подозрения.

Шестеро воинов, сбившись в кучку, остановились ярдах в сорока от магазина, о чем-то совещаясь. Остальные держались поодаль, ярдах в двадцати дальше. Прицелившись из двух двустволок, Финн Макграу положил руки на оба ружья. Их прочно держали в неподвижном положении брошенные на них мешки. Все четыре курка он спустил одновременно!

Грохот раздался ужасающий! Со страшным ревом из четырех стволов вырвалась смерть, поражая маленькую группку индейцев, а Макграу тем временем подскочил к следующим двум ружьям и, чуточку повернув одно из них, выстрелил снова.

Потом схватил тяжелый «спенсер» и начал палить со всей возможной скоростью. Он сделал четыре выстрела, когда улица наконец опустела. На дороге неподвижно лежали пять апачей, шестой полз по земле, схватившись руками за живот.

Макграу вскочил и помчался к окну магазина, выходившему на двор. Перед ним мелькнула фигура индейца, и он быстро выстрелил. Апач упал, попытался подняться, потом окончательно рухнул на землю и затих.

Это было только начало. Сражение продолжалось весь долгий жаркий день. Финн Макграу пил виски и ругался. Он снова и снова заряжал и перезаряжал свою батарею. В помещении магазина стало нечем дышать. Жара усиливалась, запахи, наполнявшие низкую комнату, становились все острее, но все перебивал резкий кислый запах пороха.

Апачи возвращались, чтобы подобрать своих убитых, и умирали возле них. Два обнаженных воина пытались добраться по крышам до здания магазина, и он свалил обоих. Один так и остался лежать на блестящей крыше, а другой покатился и тяжело рухнул на землю.

Пот заливал глаза Макграу, а лицо его опухло от ударов ружей при отдаче. Со стороны фасада он хорошо видел всех в трех направлениях, а вот из заднего окна — только небольшой участок. Время от времени он посылал туда пулю, чтобы сбить их с толку.

Наконец настала ночь, принеся с собой благодатную прохладу. Старик Макграу смог передохнуть и отложить в сторону свою артиллерию.

Кто может проникнуть в душу индейца? Кто может сказать, какие суеверия таятся внутри его черепной коробки? Дело в том, что ни один апач никогда не будет воевать ночью, ибо они считают, что душам людей, убитых в темноте, суждено вечно блуждать, не зная покоя и приюта. Этот ли страх мешал им возобновить атаки? Или им внушал ужас этот странный и непонятный человек, если вообще человек засел в темном каменном здании и палил из несчетного количества ружей.

И кто скажет, с каким выражением глядели они друг на друга у своих костров возле города, слушая непонятные им звуки старого пианино, доносившиеся из салуна, и старческий пропитой бас, выводивший «Всегда ношу зеленое», «Маршируйте вы, ленивцы», «Приди ко мне, где ждет тебя моя любовь» или «Серенаду».

Наступил новый день, и Макграу снова приготовился к сражению. В нем проснулось присущее любому ирландцу нетерпение вступить скорее в драку. С того самого момента, когда он понял, что остался один в пустом городе, на который вот-вот нападут индейцы, ни на минуту не допускал мысли о том, что у него есть хотя бы малейший шанс остаться в живых. Но на то он и ирландец, чтобы драться, несмотря ни на что; а Финн Макграу, старый, насквозь проспиртованный Финн, был ирландцем.

Спустя час после восхода солнца его ранило в бок. Он резко повернулся, упал на мешки с мукой и соскользнул на пол. Из раны обильно текла кровь, и он взял пригоршню муки и залепил пулевое отверстие. В тот же момент не целясь выстрелил из двери, просто чтобы они знали, что он на месте и никуда не делся. Только после этого перевязал свою рану.

Пуля попала в мякоть, и он бы истек кровью, если бы не мука. Пот заливал ему глаза, катился вниз, прокладывая светлые дорожки по грязи и пороховой копоти, покрывавшей его лицо. Но он все продолжал двигаться туда и сюда, стреляя то из одного ружья, то из другого и не давая возможности апачам приблизиться к магазину. Даже грабеж он свел к минимуму, поскольку держал на прицеле почти все подходы к домам, и индейцы вскоре поняли, что, не избавившись от него, они не смогут воспользоваться трофеями захваченного города.

Где-то среди дня в него снова угодила пуля, проделав глубокую царапину на голове. Солнце уже клонилось к закату, когда он открыл глаза. Вся голова, казалось, пульсировала жестокой болью, во рту пересохло. Он перевернулся, сел и сделал большой глоток ирландского, после чего ощупью нашел двустволку. Как раз вовремя, потому что один из апачей уже возился возле двери, пытаясь ее открыть.

Он прицелился, прислонив ружье к углу ящика. Глаза его то и дело закрывались. Он спустил оба курка сразу, и воин, пораженный в живот, откачнулся назад.

На четвертый день около полудня майор Магрудер во главе кавалерийского отряда подъезжал к Сентинелю. За ним следовали жители города — шестьдесят человек, вооруженные ружьями.

Подъехав к окраине, майор поднял руку. Джейк Картер и Деннис Магун в тот же миг оказались возле него.

— Вы, кажется, говорили, что город покинут?

Он протянул руку, указывая на мертвого апача.

Всадники медленно двигались по улице. Еще один убитый индеец растянулся в пыли, потом они наткнулись еще на одного.

Перед магазином кучей лежали четыре апача, а поодаль, скрючившись, поперек тротуара — еще один. Окна магазина были разломаны, стекла выбиты, а в двери зияла огромная дыра. По приказу майора солдаты рассыпались по городу, чтобы все как следует разведать. Магрудер спешился возле магазина.

— Я готов поклясться, что в городе никого не оставалось, — заявил Картер.

Магрудер распахнул дверь в магазин. Там весь пол оказался завален почерневшими ящиками от патронов и пустыми бутылками.

— Ни один человек на свете не способен расстрелять такое количество патронов и выпить столько виски, — решительно заявил майор.

Он нагнулся, разглядывая пол и рассыпанную по нему муку.

— Кровь? — произнес он недоуменно.

В салуне они нашли еще одну пустую бутылку и пустую же коробку от сигар.

Магун с тоской смотрел на пустую бутылку. Подсчитав в уме, он понял, что из всего запаса лучшего ирландского виски, которым он всегда похвалялся, осталось не больше трех бутылок.

— Кто бы ни был этот человек, — печально проговорил он, — он уничтожил все мои запасы лучшего виски, когда-либо изготовленного в Ирландии.

Картер бросил взгляд в сторону пианино. Внезапно он схватил Магуна за рукав.

— Макграу! — закричал он. — Это Финн Макграу!

Они посмотрели друг на друга. Не может быть! И все-таки — кто его видел? Где он теперь?

— А кто такой этот Макграу? — спросил Магрудер.

Они объяснили ему, и поиски продолжались. Пули оставили щербины на домах, выбили окна, ими оказались пробиты бочки с водой, стоявшие на улице. Солдаты насчитали девятнадцать убитых индейцев, но что до Макграу — он исчез без следа.

А потом их громко позвал солдат, производивший разведку вокруг города, они поспешили туда и собрались вокруг. Под кустом мескита рядом с двустволкой лежал старик Макграу; новый костюм его был разорван и запачкан кровью, а вокруг валялось несколько пустых бутылок из-под ирландского, а еще одна, опорожненная лишь наполовину, стояла возле его руки. Пристроенная к веткам куста винтовка могла выстрелить в любой момент, из кобуры выпал револьвер. Макграу лежал в луже крови, кровь заливала его лицо и голову.

— Мертв! Но какую он выдержал битву! — восторженно произнес Картер.

Магрудер склонился над стариком, затем выпрямился. В его глазах, несмотря на серьезное выражение лица, мелькнула веселая искорка.

— Мертвее не бывает, — кивнул он. — Вот уж поистине пьян мертвецки!