/ Language: Русский / Genre:love_short / Series: Любовный роман

Рождественские колокольчики

Леандра Логан

Мужчина и женщина, ожесточенные жизненными неудачами, встречаются в старомодном, словно из другой эпохи, пансионе «Уютный уголок». В царящей здесь благостной атмосфере светлого Рождества два заледенелых сердца оттаивают и открываются для любви. Не последнюю роль в этом чудесном преображении сыграла очаровательная малютка Рози…

Леандра Логан

Рождественские колокольчики

Глава первая

— Проснись, Алек Вагнер! Проснись! — звучал настойчивый знакомый голос.

Алек глубже зарылся в теплую, уютную постель, изо всех сил стараясь не замечать впивающейся в тело кусачей пижамы. А главное — этого по-матерински настырного голоса. Кстати, именно его обладательница уговорила Алека облачиться в столь нелепую одежду. Похоже, она могла бы убедить его в чем угодно. Прошла лишь половина двухнедельного отпуска в идиллической сельской глуши, а он уже сделался в ее руках мягким и податливым, как воск!

Но сейчас было уже слишком. Даже усердие энергичной миссис Несбит имело свои пределы, во всяком случае, она никогда не покушалась на его ночной покой. К тому же Вагнер был абсолютно уверен, что с вечера, как всегда, запер дверь и даже задвинул засов. Наверно, это ему просто снится.

— Беда, Алек! У нас беда!

Голос звучал требовательно и резко. Не приходилось сомневаться в его реальности. Железная кровать жалобно скрипнула под широкой спиной. Молодой человек резко перевернулся и с величайшей неохотой разлепил один глаз.

Возле него в розоватом сиянии ночника стояла хозяйка отеля Беатрис Несбит собственной персоной. Вместо обычного розового халата и смешных тапочек с помпонами на ней было непомерных размеров армейское обмундирование цвета хаки точно из старого военного фильма — широкие шерстяные штаны, наглухо застегнутая куртка и шапка-ушанка, подбитая мехом.

— Ты меня слышишь, Алек?

Отчаянно стараясь выбраться из пелены сна, Алек кашлянул, прочищая горло, приподнялся. В последнее время он сам себя не узнавал. За двенадцать лет службы в качестве оперативного агента ФБР он приучился спать необычайно чутко, готовый вскочить по малейшему сигналу. Но всего лишь неделя, проведенная в этой зачарованной стране — заснеженном, морозном Висконсине, — полностью разрушила его внутренний будильник. Здесь он спал как младенец, и ему это очень нравилось.

Но на круглом лице миссис Несбит, обычно бодром и жизнерадостном, была такая тревога, что стало ясно: дело нешуточное. С глухим стоном Алек приподнялся на локтях и сел.

— Что случилось? Ваша старая печка обрушилась?

— Машина угодила в кювет, — быстро и отрывисто сообщила хозяйка. — На том конце подъездной дороги!

Алек воздел очи. От дома до конца подъездной дороги было добрых полмили. А по такой погоде это все равно что до Луны. Что там можно увидеть? Вот уже неделю он часами просиживал у окна в парадной гостиной, наблюдая беснующуюся за окном пургу, слушая нескончаемые порывы морозного ветра, заметающего снегом окрестную равнину. Такого ему, жителю Чикаго и прирожденному горожанину, видеть еще не приходилось.

— Необходимо что-то сделать, Алек!

Тот в замешательстве потер небритый подбородок. Он не чародей. Чтобы осуществить спасательную операцию, нужен транспорт, а его нет. Сам он прибыл сюда на такси и знал, что ни у миссис Несбит, ни у странных ее постояльцев машин нет. За неделю ни один из них не выразил желания высунуть нос на улицу.

— Как, по-вашему, мы доберемся до места? Снегу по пояс, и не видно ни зги… Кстати, а откуда вы знаете, что случилась авария?

— Ну, мне-то спать некогда, особенно сейчас, в канун Рождества, — с достоинством проговорила она, не оставляя места для возражений.

— Самое разумное — сообщить властям. Должны же быть где-то бригады по расчистке дорог и спасательные команды. Пусть не в вашем Элм-Сити, так хоть в Мадисоне.

— Ты ведь не стал дожидаться спасательной команды тогда, в Иране, когда вызволял из беды молодую мать с ребенком, — язвительно прокудахтала миссис Несбит.

Палящее солнце и песок пустыни… просто рай по сравнению с этой промерзлой тундрой. Но откуда она?.. Миссия в Иране была засекреченной! Алек не помнил, чтобы рассказывал о ней…

— Лучше снимите трубку и наберите номер, — буркнул он.

— Но ведь линия не работает, — возразила она.

Алек нетерпеливо фыркнул.

— Однако же почему-то включается, когда за дело беретесь вы. Пробовали набрать 911?

— Не пудри мне мозги своими фэбээровскими штучками! — осадила его пожилая леди, решительно тряхнув головой, отчего смешно запрыгали по бокам уши меховой шапки. — В свое время мы в здешних местах и со всякими Бонни и Клайдами управлялись без посторонней помощи.

— Похоже, вы не представляете себе, что такое Служба спасения.

— … Когда случается беда, — не слушала его хозяйка, — сельские жители все как один поднимаются на зов. В сарае имеются превосходные сани и отличные лошади, которым нипочем любые сугробы!

Темные брови Алека восхищенно взлетели вверх.

— Вы и впрямь во всеоружии!

— Еще бы, мой мальчик! Стала бы я тут распинаться, обрядившись в старое тряпье, не будь у меня плана действий! А теперь марш из кровати!

И быстрым движением упрятанной в варежку руки она вдруг дернула за простыню. Невероятно, но Алек почувствовал, что вместе с одеялом стремительно взмывает с постели. В следующий момент он уже очутился на холодном, как камень, до блеска натертом сосновом полу, с легкостью перелетев через коврик возле кровати.

Хозяйка грозно возвышалась над ним, уперев руки в бока.

— Ты и сам бы догадался про сани, если бы хоть чуть-чуть применил свой талант сыщика. Вместо того чтобы часами торчать у окна, будто фикус. — Она шагнула к комоду, решительным движением выдвинула верхний ящик и выудила ярко-красный комбинезон. — Надевай это. И побыстрее!

Втискиваясь в комбинезон, он вслух проклинал свою пресловутую отставку. Стоило уходить со службы, если и на пенсии нет покоя! С трудом застегиваясь, он почувствовал стреляющую боль повыше сердца — ненавистное напоминание о том, почему жизнь его совершила столь печальный зигзаг к полной бесполезности. Разрывная пуля в область ключицы, полученная во время очередной операции по борьбе с наркотиками, вывела его из строя полгода назад. И если бы не защитный жилет, наслаждаться бы ему сейчас вечным покоем.

Вместо этого он превратился в живой труп, распрощавшись с привычной средой, со своей опасной, но захватывающей и престижной работой. Он был переведен на скучную канцелярскую должность в чикагском отделении своего ведомства, и это оказалось чистейшей пыткой — на бумаге разрабатывать стратегию и тактику операций для своих товарищей, а затем оставаться в стороне от их воплощения. Поначалу Алек смирился с такой участью, надеясь после выздоровления вернуться к прежней деятельности. Но начальство рассудило по-другому, слепо приняв точку зрения врачей.

Вагнеру пришлось выбирать между кабинетной работой и выходом в отставку, и он выбрал последнее, уверяя себя, что всего лишь пускается на поиски новых приключений. Однако в действительности он уносил со службы тяжесть поражения в сердце, скромную пенсию да в придачу заботливые коллеги заказали ему номер на рождественские каникулы в отеле под сентиментальным названием «Уютный уголок». Алек подозревал, что коллеги отправили его сюда не без умысла — в надежде, что, смертельно заскучав от здешнего болотного существования, он сам сломя голову кинется в контору за свой письменный стол.

Не дождутся! Не желает он вечно ощущать себя инвалидом, нулем без палочки. Все или ничего!

Они вышли из комнаты и спустились по крутой лестнице на нижний этаж, уже ярко освещенный. Весь холл сиял праздничным убранством, напоминая о приближающемся Рождестве. Резные лакированные бордюры, окаймляющие обшивки стен и дверные проемы, были украшены ветками омелы и падуба, на окнах красовались декоративные красные венки. Алек нехотя потащился к восьмиугольному окошку возле массивной входной двери красного дерева и, приподняв кружевную занавеску, всмотрелся в безумную круговерть снежных хлопьев, освещенных лунным сиянием.

И как эта самоуверенная женщина может утверждать, будто видела что-то на дороге, когда за пять метров ничего не разобрать?

— Знаю-знаю, что ты думаешь, — торжествующе заключила пожилая леди. — Что я выжила из ума. Старая глупая тетка со своими сумасбродными идеями!

— Вы вовсе не старая, миссис Несбит, — неловко улыбнулся Алек, подходя к хозяйке, которая деловито рылась в кладовке под лестницей. При всей профессиональной наблюдательности Вагнер прежде не замечал этой двери в дубовой обшивке.

В следующие несколько секунд она извлекла на свет божий комплект из куртки и ушанки. Принимая обмундирование, Алек встретил глазами ее серьезный, озабоченный взгляд.

— Не волнуйтесь, я сам хочу во всем разобраться. В такую ночь вам нечего делать на улице. Я справлюсь один.

— А ты что-нибудь понимаешь в лошадях?

— Не слишком. Кое-что.

Она тяжело вздохнула.

— Нет, в одиночку тебе не доставить этих девчонок в целости и сохранности. Нельзя рисковать здоровьем малышки. Если с ней что-то случится, никогда себе не прощу, — заявила она, захлопывая дверь кладовки.

Девчонок? Малышки? Терпение Алека лопнуло окончательно.

— Послушайте, нет никакой надобности играть на моих рыцарских чувствах! Я и так к вашим услугам. Мне абсолютно неважно, кого спасать.

Одарив его загадочным взглядом, хозяйка энергично, точно маленький крепкий паровоз, двинулась через кухню к заднему крыльцу.

Алек следовал за ней. В просторной деревенской кухне, не удержавшись, он приподнял тяжелую трубку старинного телефона. Сейчас бы позвонить какому-нибудь должностному лицу — ну хоть шерифу соседнего Элм-Сити. Но из трубки, как всегда, доносились только неясный гул да потрескивание, и Алек в сердцах швырнул ее на рычаг. Ни разу за всю неделю не удалось ему добиться толку от этого телефона. Порой, правда, доносились какие-то глухие голоса, и тогда миссис Несбит объясняла, что телефон спаренный. Но Вагнер не раз застигал за телефонными разговорами постоянных обитателей «Уютного уголка» — Беатрис Несбит, ее сестру Камиллу, старика Лайла и перезрелую матрону Марту Доунс. Однако, завидев его, они тут же вешали трубку.

Ну ладно, надо быть готовым к тому, что его разыгрывают. В маленьких городках жизнь бедна развлечениями и людям просто хочется позабавиться. По-видимому, здесь принято дурачить заезжих гостей вроде него, которые изредка врываются в здешнюю сонную жизнь.

Из шкафчика в сенях миссис Несбит извлекла пару рукавиц наподобие лесорубских и протянула ему.

— Пошевеливайся, Алек!

Она приоткрыла наружную дверь, но он потянул ее за рукав.

— По крайней мере пустите меня вперед, я расчищу дорожку к сараю.

— Но у тебя плечо разболится. Я сама.

На миг Алек онемел. Мало ему было начальства! Не хватает терпеть такое от этого божьего одуванчика!

— Довольно относиться ко мне как к инвалиду! Я уже сыт по горло!

Миссис Несбит примирительно потрепала его по щеке.

— Ладно-ладно, милый, будь по-твоему, я вовсе не хотела тебя обидеть. Просто я лучше разбираюсь в собственном хозяйстве, к тому же сильна и здорова как лошадь.

— Все в порядке, — произнес он, устыдившись собственной вспышки.

Тропу к хозяйственной постройке окаймлял дощатый штакетник, а потому сугробы здесь были не так высоки. Увязая в снегу тяжелыми ботинками, Алек медленно, но верно расчищал дорогу своей спутнице.

Вокруг, доколе хватало глаз, расстилалась одетая белым покрывалом холмистая равнина. На черном бархате неба горела неправдоподобно яркая луна, обливая безмолвную землю торжественным серебристым сиянием. Картина, исполненная неземной красоты и неземного холода. Бодрящий морозный воздух щипал лицо и превращал горячее дыхание в кристаллики льда.

Неожиданно обогнав Алека, миссис Несбит настежь распахнула тяжелую дверь сарая. Он шагнул за ней в гулкую пустоту, в нос ударили острые деревенские запахи — сена и лошадей. Лунный свет лился сквозь окна и проем двери, разгоняя мрак. Деловито чиркнув спичкой, миссис Несбит вдохнула жизнь в два медных фонаря и протянула один Алеку.

Тот с любопытством огляделся. Без сомнения, гостиница представляла собой небольшую, но неплохо организованную ферму. Налево в этой хозяйственной постройке располагалась небольшая огороженная площадка, заполненная сеном и мешками с зерном, направо были денники, и оттуда раздавалось негромкое ржание.

Туда-то и направилась миссис Несбит. Алек тем временем нашел у задних дверей сани, а также нечто вроде плуга для расчистки снега. По дороге он обнаружил выгороженный курятник, а в нем штук пятьдесят сонных кур на насестах.

— Иди, познакомься с Сахаром и Перцем, — позвала миссис Несбит.

Взгляд Алека восхищенно вспыхнул при виде породистых, отлично сложенных лошадок с пышными гривами и хвостами. Он помог хозяйке вывести из стойла Сахара и впрячь в удобные и вместительные деревянные сани. Нанизанные под дугой колокольчики — целый мини-оркестр — издавали веселый, мелодичный звон, как раз в духе приближающегося Рождества. Блестящие, крытые черным лаком сани с тонкими, загнутыми вверх полозьями напоминали о старых добрых временах, но при этом — как ни странно! — были в отличном состоянии.

Сам Санта-Клаус не мог бы пожелать лучшего транспортного средства.

Алек помог спутнице забраться в сани, сам устроился рядом. Миссис Несбит твердой рукой взялась за поводья, легонько стегнула лошадь, и упряжка стрелой вылетела из сарая.

Красивый, мощный конь играючи тащил свой груз сквозь заносы, гладкие деревянные полозья скользили по рассыпчатому снегу как по маслу.

Метель на миг поутихла, и длинная, извилистая подъездная аллея отчетливо белела меж высоких сосен. Алек вспомнил, как добирался сюда на такси и какой сказочно-живописной предстала перед ним гостиница. Теперь он невольно обернулся, чтобы полюбоваться еще раз.

Старинный трехэтажный дом начала века в викторианском стиле выглядел и впрямь впечатляюще. В соответствии с традициями наступающего Рождества весь он был изукрашен разноцветными лампочками и цветными гирляндами.

Вся обстановка здесь дышала уютом, комфортом и ощущением надежности, защищенности от житейских бурь. Это присутствовало во всем — начиная с массивной старинной мебели, украшенной цветной мозаикой, и кончая половичками домашнего плетения.

Алек с детства привык к другому: к бесконечным переменам в жизни. Сколько квартир сменил он в родном Чикаго! Сперва под вялой, равнодушной опекой матери, затем уже по собственной воле, нигде подолгу не задерживаясь, не считая нужным украсить комнату картиной, познакомиться с соседями. Скольких женщин без сожаления оставлял, едва они успевали приготовить ему нормальный обед или пришить пуговицу к рубашке!

Ледяной ветер со снегом нещадно сек лицо, покрывал ледяной коркой выбившиеся волосы. Алек уткнулся носом в воротник куртки. А когда вновь поднял голову, у него перехватило дыхание. В кювете между обочиной дороги и полуразломанной оградой загона действительно торчала машина — новенький роскошный «линкольн». Передние фары задранного вверх капота были нелепо и беспомощно устремлены в черное небо.

Велев миссис Несбит осадить Сахара, Алек проворно выпрыгнул из саней. По колено увязая в глубоком, рыхлом снегу, он добрался до обочины и скатился в кювет. Слава богу, машина не перевернулась. Почему, интересно? Видимо, водитель, чувствуя, что не справляется, затормозил, и машина, вильнув на обледенелой дороге, благополучно соскользнула в кювет, где и застряла в таком нелепом положении.

Противоположная от водителя дверца упиралась в снег. Вскарабкавшись на автомобиль, Алек рывком отворил дверцу со стороны водителя и несколько секунд напряженно вглядывался в темноту салона.

В дальнем от него конце, одетая в розовый костюмчик с капюшоном, пристегнутая к детскому автомобильному сиденью, сидела крохотная малютка, а рядом с ней лежала дамская сумочка.

В ту же секунду он почувствовал, как крепкие руки легли ему на плечи.

— Не смогла утерпеть! — приглушенно донесся взволнованный голос Беатрис Несбит.

Оставленный в машине спящий ребенок выглядел целым и невредимым. Очевидно, женщина-водитель тоже не слишком пострадала и сумела выбраться.

Но куда она подевалась? Почему они не заметили ее на дороге? Никакого жилья, кроме отеля, поблизости нет. Бывший сыщик и хозяйка гостиницы в недоумении уставились друг на друга.

— Странно, — пробормотал Алек.

В этот момент малышка открыла глаза. Увидев незнакомых людей, она разразилась пронзительным криком.

Не раздумывая, Алек расстегнул куртку, протиснулся в машину, высвободил малютку из пластмассового сиденья и, как котенка, сунул за пазуху.

— Как ловко ты с ней обращаешься, Алек! — удовлетворенно крякнула миссис Несбит, ласково коснувшись щеки девочки, словно настоящая нянька.

Это было недалеко от истины. Как-никак ему выпало быть старшим братом двух вреднющих девчонок.

Действуя слаженно, подсобляя друг другу, они осторожно выбрались из канавы: Алек — с ребенком за пазухой, миссис Несбит — с сиденьем в руках. Молодой человек живо разместил обеих в санях, затем огляделся и двинулся на поиски третьей.

Он обнаружил ее позади накренившегося «линкольна». Женщина неподвижно лежала на снегу, заслонив лицо рукой, будто стараясь защититься от ярости стихии.

— Нашел! — крикнул он, вызвав тем самым новый взрыв плача младенца. — На этой дурехе теннисные туфли!

Глава вторая

Отчаянный детский крик пронзил ледяную тишину и достиг помутненного сознания Сары Джеймсон. Ее Рози! Что с ней?

Крик раздался вновь, теперь уже глуше… Малютку вытащили из машины? Значит, их все-таки обнаружили! Этот слабый перезвон вдали… Что это, сон? Предсмертный бред? Она замерзает? Колокольчик звучал так весело, мелодично, так неправдоподобно…

Саре захотелось тоже крикнуть, заявить о себе, но ничего не вышло. Она настолько окоченела, что не могла даже шевельнуться. И вдруг с облегчением почувствовала, как кто-то отодвинул с лица ее руку, которой она пыталась защититься от снега. Ей удалось на миг разомкнуть веки и увидеть, как над ней наклоняется какая-то темная фигура. Человек приподнял ее застывшее тело и подтянул к себе на колено. Он о чем-то спрашивал кратко и отрывисто, а тем временем теплые пальцы, проникнув под воротник ее тонкой матерчатой куртки, нащупывали пульс.

Наконец, удовлетворенно буркнув что-то, человек взвалил Сару на плечо и стал выбираться из канавы.

Кто он? Случайный автомобилист? Местный житель?

Последнее, что запомнилось Саре перед аварией, был величественный дом в викторианском стиле, весь в гирляндах разноцветных огней, словно по волшебству возникший посреди заснеженной пустыни. Нарядный указатель гласил: «Отель "Уютный уголок"».

У Сары возникло страшное искушение сделать хоть короткую остановку на этом манящем островке тепла и уюта посреди разбушевавшейся зимы. Но она знала, что должна строго придерживаться графика. Сегодня было воскресенье, 20 декабря, и ей надлежало успеть в Мадисон и остановиться не где-нибудь, а в «Супермотеле».

Только вот путешествовать с ребенком оказалось намного сложнее, чем она предполагала. Приходилось делать лишние остановки, а это влекло за собой новые затруднения.

О, она могла бы столько рассказать этому парню в свое оправдание!.. От вынужденной лихорадочной спешки, отчаянного стремления покончить с делом как можно быстрее до полной неготовности к здешнему холоду!

Наконец, ворча и кряхтя, ее спаситель остановился. Послышалось ржание лошади и тот самый веселый перезвон колокольцев, который она сочла галлюцинацией. У Сары не было сил повернуть голову, но удалось открыть глаза и увидеть совсем рядом отполированные до блеска полозья санок. В следующий момент незнакомец бережно и осторожно снял ее с плеча и усадил в эти сказочные сани, точнее, уложил на приготовленное ложе из одеял, и сам уселся рядом. Тут же оказалась и ее Рози. Она уже не плакала, лишь потихоньку сопела.

— Рози… — с трудом прохрипела Сара.

В свете фонаря над ней склонилось доброе, чуть насмешливое лицо.

— Так ее зовут Рози? — раздался ласковый женский голос. — Она чувствует себя хорошо, можете мне поверить. Я сама вырастила сына и прекрасно понимаю, что вы испытываете.

Успокоенная, что рядом женщина и, видимо, именно она тут всем заправляет, Сара разрешила себе прикрыть глаза и погрузилась в теплую, обволакивающую бездну.

— Как она, Алек? — спросил женский голос. — Держи-ка бренди, сейчас самое время. Да не тебе, дурачок!

— Спасатель обязан в первую очередь позаботиться о себе, чтобы быть в состоянии помогать другим, — сделав глоток, авторитетно заявил тот, кого назвали Алеком.

— Мой багаж, — едва слышно проронила Сара. — Чемоданы… Я должна…

— Я позабочусь о них, Снегурка. Расслабься, — проворчал мужчина в промежутке между двумя глотками.

Ей приподняли голову, и Сара снова заставила себя разомкнуть веки. В свете луны она увидела, что человек, стоя на коленях, подносит ей ко рту флягу. Благодарно отхлебнув живительной влаги, она постаралась получше разглядеть своего спасителя — грубоватого, колючего и заботливого одновременно. Но ей это не удалось. Лоб мужчины скрывала подбитая мехом шапка с ушами, брови, усы, бачки и небритый подбородок были покрыты белым инеем, а из-под расстегнутой куртки защитного цвета выглядывал темно-красный рождественский костюм.

Не будь здесь сказочных санок с веселыми и звонкими бубенцами, она бы, конечно, не поверила… Но теперь у Сары не оставалось сомнений: этот малоприятный с виду, ворчливый пьянчуга был, конечно, не кто иной, как Санта-Клаус.

— Нет, миссис Несбит, ваша мысль не кажется мне удачной! — возбужденно меряя шагами свою комнату, сердито произнес Алек.

Миссис Несбит уже переоделась в любимый халат и меховые тапочки и теперь поправляла постель, при этом ни на секунду не спуская умных и внимательных глаз со своего разбушевавшегося постояльца. Наконец она выпрямилась.

— Ты был великолепен, Алек, — похвалила она, растирая поясницу. — Силен, как бык, стоек, как могучий дуб, неколебим, как скала. Настоящий герой! Но, пойми, кризис еще не миновал.

Решительно скрестив на груди руки, Алек вскинул подбородок. С него довольно! Он исчерпал на сегодня свою долю геройских подвигов: совершил ночной марш-бросок, спас от гибели очередных барышень и доставил их в тепло целыми и невредимыми, вместе с багажом. Но обогревать в своей постели эту пустоголовую Снегурку, да еще без ее ведома — это уж увольте! Почему бы не использовать электрическое одеяло?

Однако миссис Несбит отвергла его идею столь же яростно, сколь недавно вытряхнула его из постели, — будто речь шла не об одеяле, а об электрическом стуле для этой замерзшей курицы. Добрейшая старушка напрочь отметала технические новшества. В гостинице у нее не было ни посудомоечной машины, ни микроволновой печи, ни электробатарей.

Женская фигура, съежившаяся в кресле под двумя стегаными одеялами, то и дело притягивала взор Алека. Несмотря на свой продрогший и несчастный вид, незнакомка чертовски интригующе действовала на его воображение. Тетушка Беатрис распорядилась принести ее именно сюда, потому что комната Алека была самой теплой. Затем она отослала молодого человека на кухню приготовить горячий шоколад, а сама тем временем, освободив Снегурку от обледеневшей одежды, облачила ее в байковую ночную рубашку с оборками, очевидно вынутую из сундука.

Вернувшись с дымящейся чашкой, Алек с удивлением узнал, что его миссия не окончена. Оказывается, его бренное тело снова понадобилось. На сей раз — для обогрева. За свою жизнь Алеку приходилось оказывать дамам разнообразные услуги в постели. Но о такой он слышал впервые. Обогреватель! Только этого не хватало!

Миссис Несбит невдомек, что эта женщина слишком привлекательна, чтобы доверять ее первому встречному. Блестящая грива каштановых — нет, скорее, темно-рыжих — волос рассыпалась по обивке кресла, вызывая в памяти цвет того превосходного бренди, каким его потчуют здесь в отеле. Чертами лица — тонкими и правильными — она напоминала фарфоровую статуэтку. Закоченевшими губами красавица проронила лишь несколько слов: взволнованно спросила о ребенке и ответила, что ей некому сообщать о происшедшей аварии.

Сделав глубокий вдох, Вагнер постарался с помощью доводов рассудка привести в порядок разболтавшиеся нервы. Укрепить пошатнувшуюся волю. Эта женщина слишком юна — моложе его на добрый десяток лет. Ни капли здравого смысла и житейского опыта. Оказаться ночью, в пургу, на заброшенной дороге с маленьким ребенком, да еще в теннисных туфлях!

Тогда почему же, черт возьми, его так пробирает?

Наблюдавшая за ним исподтишка миссис Несбит улыбнулась лукаво и понимающе.

— Не могу не восхищаться твоей выдержкой, Алек. Ты воплощенное самообладание и мудрость. А теперь давай-ка перенесем ее на кровать, чтобы я могла заняться малюткой.

Алек послушно сгреб бесчувственную гостью в охапку и, стараясь превозмочь стреляющую боль в плече, одним махом перекинул ее на кровать.

— Послушайте! — внезапно осенило его. — Лучше я заберу к себе маленькую, а вы… займетесь большой.

— Хочешь лишить меня возможности понянчиться с очаровательной крошкой, с этим ангелочком? Мне нечасто выпадает такой случай.

— Мне тоже, — заявил Алек. — Я и сам люблю детей. — И осекся, удивленный собственным признанием.

— У тебя будет время повозиться с малышкой завтра, — проворчала старушка. — А сейчас позволь пожелать тебе спокойной ночи, меня ждут дела.

— Послушайте, почему вы не боитесь?.. — крикнул он вслед миссис Несбит. — Почему так спокойно оставляете эту женщину в моей постели?

— Я хорошо разобралась в тебе, Алек. Быть может, лучше, чем ты сам. Ты абсолютно благонадежен и безопасен. — И с этими словами она бесшумно закрыла за собой дверь.

— Безопасен?! — взбешенно крикнул он вдогонку. — Да я по всему миру пользуюсь репутацией одного из самых опасных агентов! Власти нескольких стран и одного тропического острова закрыли для меня свои границы! Слышите, вы? Я опасен как не знаю кто!

Вагнер выжидающе стоял на плетеном коврике — атлетическая фигура в смешном маскарадном комбинезоне, — изготовившись к словесной схватке. Он был уверен, что хозяйка вернется. Но дверь так и не открылась.

Алек невольно сник, досадливо запустив пятерню во взъерошенные волосы. Нечего сказать — достойное завершение блестящей карьеры. С другой стороны, спасение из лап мороза этой глупой Снегурки и ее ребенка — дело доблестное и по-рыцарски благородное. Он совершил еще один подвиг и, согрев бедняжку, просто доведет его до конца.

Где-то в подвале с шумом заработала топка и вслед за ней застрекотала отопительная батарея у окна. Женщина, которую не смогли разбудить его громогласные сетования, от этих звуков встревоженно зашевелилась. Она потянулась в просторной постели, словно котенок в большом ящике, и что-то пробормотала хрипловатым со сна голосом. И на Алека вдруг совершенно некстати накатила волна голодного желания.

Однако служба есть служба. Решительно одернув комбинезон, Алек двинулся через всю комнату к кровати. Но по дороге неуклюже споткнулся о брошенную посреди пола сумку и, едва не упав, шепотом чертыхнулся — резкая боль пронзила тело. Любя во всем порядок, он все же не поленился оттащить кожаный баул туда, где уже стояли рядышком два больших чемодана гостьи. Только сейчас Вагнер заметил, что это дорогие вещи от Гуччи, а сбоку красуются тисненные золотом инициалы — К. X.

Итак, имя и фамилия Снегурки начинаются с этих букв. Какая-нибудь Карен Холл. Или Крис Хит. А может, Катарина Хелверстон.

Выключив ночник, Алек забрался под груду стеганых одеял, мысленно продолжая подбирать Снегурке имена, чтобы отвлечься от опасных мыслей. Но прежде чем он успел придумать, как лучше исполнить возложенные на него обязанности, она вдруг клубочком подкатилась ему под бок — мягкая и теплая, словно котенок, вкусно пахнущая персиковым шампунем. И тотчас его обдало жаром — будто пламя пробежало вдоль позвоночника.

А преподобная миссис Несбит что-то еще толковала о безопасности! О выдержке и самообладании! Впрочем, она права, как всегда. Выдержки ему не занимать.

И все-таки во что он превратился в этой благословенной дыре под названием «Уютный уголок»! Ас оперативно-сыскной службы, матерый волк, избороздивший весь свет, всего лишь за неделю преобразился в добропорядочного обывателя, который слушается старушек, пускает слюни от младенцев, а в постели с красотками годится лишь на то, чтобы их обогревать!

* * *

Первое, что увидела Сара Джеймсон, открыв наутро глаза, было нечто шерстяное, матерчатое, темно-красного, типично рождественского цвета.

О боже, кажется, она провела ночь со вчерашним Санта-Клаусом!

Вернее — свернувшись калачиком у него под боком… Крепко прижавшись к его красной шерстяной спине, мускулистой и широкой. Как это произошло? Нет-нет — что именно произошло?! Отпрянув от своего неожиданного соседа, Сара осторожно села на кровати. Затем так же осторожно заглянула под одеяло. Слава богу, она одета, причем вполне добродетельно — в байковую ночную рубашку до пят.

Она обвела взглядом комнату в поисках своей одежды и увидела ее аккуратно развешенной на спинке кресла. К несчастью, Сара совершенно не помнила, как раздевалась. С бьющимся сердцем она оттянула ворот рубашки и с облегчением обнаружила на себе лифчик и трусики.

Постепенно вспомнились детали минувшей ночи. Спасение из снежных сугробов. Лицо почтенной пожилой женщины, склоненное над Рози. Живительный глоток бренди. Тепло прикосновений этого человека. Холод его брюзгливых сетований. Сердитый спасатель. Дядя Скрудж в обличье Санта-Клауса.

У Сары внезапно возникло безотчетное желание бежать, скрыться. Она стремительно выпростала из-под одеяла ногу. И в тот же миг большая рука крепко ухватила ее за плечо. Испуганно обернувшись, Сара обнаружила, что Скрудж, оказывается, вовсе не спит, а сидит рядом, не спуская с нее пристального взора.

— Моя девочка! — воскликнула она, пытаясь освободиться. — Что с ней?

— Цела и невредима, — последовал спокойный ответ. — Даю вам слово.

— А мои вещи?

— Чемоданы в ногах кровати, а продукты на кухне.

Сара перестала вырываться. Кажется, та женщина называла Скруджа Алеком. Имя солидное и основательное, оно ему подходило. Тогда все лицо у него было заиндевелым, теперь же он показался ей невероятно красивым. И, судя по мертвой хватке, невероятно сильным. Он молча, в упор глядел на нее неправдоподобно синими глазами.

— Вы что же, заблудились? Сбились с пути?

Сара сердито сверкнула глазами. Поразительная прозорливость! Гигант мысли!

— Да, — ответила она, не скрывая досады. — Как вы угадали? Остановилась купить продуктов, а потом из-за метели спутала направление.

— Только круглый идиот надевает теннисные туфли в такую погоду. — Он пригвоздил ее ответным уничтожающим взглядом.

— В следующий раз постараюсь учесть, — фыркнула Сара. — Если вы не против, я действительно хотела бы поскорее увидеть мою дочь. — Но человек продолжал крепко сжимать ее плечо. — Вы не смеете меня здесь удерживать! — вскричала она, порываясь спуститься с кровати.

— Скажите спасибо, что вас здесь удерживают. Вчера вы были как сосулька.

Он внезапно разжал руку, и Сара от неожиданности покачнулась, стараясь удержать равновесие.

— Вам действительно еще рано вставать, — заметил он.

— Я прекрасно себя чувствую!

Сара надменно вскинула подбородок и увидела, как он поудобнее подтыкает себе под спину подушки, будто собираясь наблюдать интересное зрелище. Она обошла кровать и опустилась на корточки перед чемоданами, старательно одернув рубашку. Так же старательно загораживая ему обзор, принялась проверять содержимое багажа.

— Вы не могли бы оставить меня одну?

Ну уж нет, раз ты так бесцеремонна! — уязвленно подумал Алек.

— Это моя комната.

— Что вы говорите! — Она с ехидной усмешкой оглядела дамскую обстановку номера. — Я в восторге от вашего вкуса. Особенно хороши эти розовые букетики по стенам и серебряный туалетный прибор на трюмо!

— Сами знаете, это гостиница, и я здесь временный постоялец. А вы всего лишь моя гостья.

Сара захлопнула кожаный баул и выпрямилась. Алек отметил, что она прекрасно сложена. Положив на комод сумочку, она ожесточенно принялась за нее.

— Эй, послушайте, я отлично знаю, что между нами ничего не было, — не оборачиваясь, бросила она.

Глаза Алека удивленно расширились. В зеркале он увидел ее лицо. На нем читалась смесь упрямства и мучительной неуверенности. Уж это-то она должна помнить! Как глупо с ее стороны предполагать, что он нуждается в таких компенсациях за услуги! Вот и будь после этого рыцарем!

— Вы хоть поняли, что я спас вам жизнь? Среди ночи оставил теплую постель, чтобы в метель и стужу…

— Да-да, конечно! — Она в замешательстве опустила глаза. — Если вы ждете от меня изъявлений благодарности… считайте, что вы их получили.

Ничего себе! Снаружи она, может, и оттаяла, но душа у нее холодна как лед.

— Вы правы, — лениво потянувшись, сладострастно протянул он. — Мы в расчете. Я вполне удовлетворен.

Она выхватила из сумочки щетку и принялась с необычайным рвением расчесывать волосы.

— Мне пора ехать! — Снегурка столь же яростно бросила щетку обратно и громко захлопнула сумку.

— Вы, кажется, сказали, что вас не ждут ни муж, ни любовник.

— Разве я это сказала?

— А вы не помните?

— Нет! Но я знаю, что между нами ничего не было!

— Хотите сказать, что я слишком хорошо воспитан, чтобы бесчестным образом извлечь выгоду из вашего бедственного положения?

Она помотала головой, и рыжая грива вспыхнула червонным золотом.

— Ничего подобного! Просто вы, точно мумия, накрепко запеленаты в два слоя ткани.

— А вот мы сейчас увидим! — Алек молниеносно перекинул сильные ноги на коврик перед кроватью и столь же молниеносно расстегнул пуговицы на спине своего комбинезона. В ту же секунду костюм бесформенной кучей опустился на пол.

Скрестив на груди руки, женщина иронично взирала на его чересчур просторную, явно с чужого плеча, полосатую холщовую пижаму.

— Браво!

— Вы еще не все видели! — Алек принялся бодро расстегивать пижамную куртку, одновременно наслаждаясь появившимся на ее лице выражением испуга.

— Хорошо-хорошо, — протестующим жестом остановила его Сара. — Это впечатляет. Вы настоящий циркач.

— Ну и?..

— Уверена… если что… я бы помнила. Довольны?

Весьма, подумал он. Непонятно, впрочем, почему. Алек прекратил стриптиз и поспешно прикрыл заросшую волосами грудь. Слава богу, что Снегурка протрубила отступление: ему вовсе не улыбалось демонстрировать зримую причину своей отставки — уродливый шрам на левом плече. Но для пущего самоутверждения он подпустил еще шпильку:

— Однако же вы неплохо разобрались в особенности моей одежды. — Алек насмешливо фыркнул. — Знаете, в этих краях после такой ночи положено венчаться.

— Но вы-то не из местных. Темное исчадие крупного города, надо полагать.

— Хотите узнать историю моей жизни?

— Нет! Я хочу получить своего ребенка.

— Понимаю, — миролюбиво пробормотал Алек. Он снова сел на постель и похлопал ладонью рядом с собой. — Присядьте на минутку. Прошу вас.

Нехотя она присела на краешек кровати, держась к Алеку вполоборота — как бы давая понять, что лишь снисходит к его просьбе. Тем удивительнее было почувствовать прикосновение к щеке его руки. Ей потребовалось все хладнокровие, чтобы остаться спокойной, когда он с неожиданной нежностью отвел с ее лица темно-рыжие пряди и осторожно заложил их за ухо.

— Что вы хотите этим… — пробормотала она.

— Освобождаю ваше ухо, чтобы вы могли как следует меня расслышать, — наставительно отозвался он.

Она раздраженно вскочила, но Алек рывком усадил ее обратно, для пущей надежности положив руку на оголившееся колено.

— Прежде чем мы присоединимся к остальным, хочу по-дружески напомнить вам кое о чем. Прошлой ночью, предприняв этот безумный рейд через снежную пустыню в летних тапочках, вы заставили посторонних людей рисковать.

— Это мое личное дело!

— Оно перестало им быть, — возразил он, — как только другим пришлось спасать легкомысленную особу от неминуемой гибели.

— Я же сказала, что благодарна…

— Вы должны особо поблагодарить добрейшую миссис Несбит. Это она устроила ваше спасение.

Женщина резко обернулась, серые с золотыми искорками глаза смятенно встретили строгий взгляд его ярко-синих глаз. Что до хозяйки, подумала Сара, тут он, пожалуй, прав. И впрямь добрейшая душа.

— Да-да, конечно.

— Запомните: она замечательная женщина, быть может, самая добрая и щедрая на свете. Уверен, люди этим беззастенчиво пользуются.

Кого это он имеет в виду? С чего так распалился? Почему мечет в нее громы и молнии, с неприличной цепкостью придерживая за коленку?

— Я сердечно поблагодарю ее и как можно скорее освобожу от своего присутствия. Вы удовлетворены? — Сара снова попыталась встать, но его пальцы сильнее впились в нее.

— Не спешите. Вы забыли непреложное правило: парень, спасший девушку от опасности, получает право голоса в решении ее дел. И право получить ответы на некоторые вопросы.

— Ах да! Как в случае с бренди — право первого глотка!

Его брови удивленно взлетели вверх.

— Вы это помните?

— Да, Алек, помню, — ответила она, с ударением произнося его имя. — Так вот, ваши непреложные правила — просто набор самодовольной чепухи. Говорю это вам по-дружески, пока мы один на один.

Вагнер невольно просиял. Она помнит его имя!

— Итак, Снегурка, отвечайте. Что вы делали в канун Рождества на заснеженной дороге, одна с малюткой и почему за рулем не оказалось преданного супруга?

Негромкий стук в дверь заставил их вздрогнуть. Руку Алека как ветром сдуло, а Сара поспешно натянула на голое колено рубашку. В следующий миг в дверях появилась миссис Несбит с малышкой на руках. Достопочтенная хозяйка была в хлопчатобумажном платье в цветочек, седые волосы аккуратно уложены на голове в корону. Довольная, выспавшаяся Рози, весело поблескивая глазками, энергично старалась высвободиться из одеяла, в которое была закутана.

— О, так вы уже проснулись! — прощебетала пожилая леди. — И вижу, успели познакомиться.

Приблизившись, она передала Рози матери.

— Как раз обсуждаем события минувшей ночи, — пояснил Алек и, не удержавшись, ущипнул малютку за пухленький подбородок. Девчушка в ответ залилась счастливым смехом. — Я же говорил, Снегурка, что с ребенком все будет в порядке.

— Ничуть не сомневалась, — с излишней поспешностью ответила Сара, с трудом удерживая восторженно егозившую у нее на руках дочку. — Буду вам очень обязана, если вы перестанете ее тормошить.

Судя по всему, женщине было нелегко справляться со своей непоседливой дочуркой. Крупная, крепко сбитая Рози представляла разительный контраст со своей довольно хрупкой на вид матерью. Различие усугубляли и более светлая кожа малютки, и шелковистые кудряшки пшеничного цвета. Пожалуй, непосвященный ни за что не заподозрил бы между ними родства, рассеянно отметил Алек.

Внезапно он испытал тревогу, точно почуявшая добычу легавая. Что-то тут не вписывается в благостную, идиллическую картинку благополучной семьи. А может, всему виной его фэбээровская выучка — вечная привычка во всем видеть подозрительное?

Миссис Несбит хлопнула в ладоши.

— Завтрак — через тридцать минут в столовой! — объявила она тоном, не допускающим возражений. — Пойдем, Алек, дай дамам привести себя в порядок.

— Но ведь я завтракаю в постели.

— Ты хочешь лишить остальных рассказа о нашем героическом поступке?

И она почти силком потащила его за собой к двери. Алек едва успел прихватить одежду, белье и бритвенные принадлежности.

— Ох уж эти мне мужчины, — качнула головой старая дама, пропуская его вперед.

Дверь за ним со стуком захлопнулась, раздался приглушенный смех, и Алек обнаружил, что стоит в коридоре один. Миссис Несбит осталась по ту сторону! Его снова одурачили. Тяжело вздохнув, Вагнер поплелся через холл к общей ванной.

Глава третья

В просторной кухне царило приятное утреннее оживление — близился завтрак. Слышалось веселое бряканье кастрюль, витал призывный запах шипящей на сковороде грудинки. Когда, ведомая миссис Несбит, Сара с малышкой на руках вошла сюда, эта уютная атмосфера всколыхнула в ней сладостное ощущение чего-то родного, домашнего и на миг притупила бдительность. Она вдруг остро почувствовала, что голодна и одинока.

Кухарка в синем клетчатом платье, деловито снующая между плитой и буфетом, внешне сильно напоминала миссис Несбит — тот же небольшой рост и какая-то уютная полнота, такие же очки в проволочной оправе. Разве что выглядела она лет на пять старше, а вместо уложенных в корону кос у нее были короткие седые кудряшки.

— Сара Джеймсон, рекомендую вам мою сестру Камиллу Паркер, — объявила Беатрис.

Кухарка перестала орудовать в чугунной сковороде огромной вилкой и обернулась.

— Доброе утро, — радушно улыбнулась она. — Я и не знала, что у нас новые постояльцы. — Тут Рози что-то прощебетала, и женщина еще шире расплылась в улыбке. — Ах, какая чудная крошка! Как ее зовут? Ваш супруг тоже с вами? Должно быть, малышка похожа на него.

Саре пришлось изобразить сладкую улыбку. Коварное место — здесь только и жди подвоха! Но как же трудно быть постоянно начеку в столь расслабляющей обстановке! Придется тщательно взвешивать каждое слово.

— Нет, мы путешествуем одни, — кашлянув, сдержанно ответила она.

— Я просто хотела узнать, сколько ставить приборов, — пояснила Камилла и вновь занялась сковородой. — Достань яйца, Беатрис.

Миссис Несбит выдвинула стул с выгнутой спинкой и, сняв с плеча Сары стеганую сумку с детскими принадлежностями, поставила ее на круглый дубовый стол.

— Присаживайтесь сюда, Сара. Вижу, девочка для вас тяжеловата.

Благодарно кивнув, та последовала приглашению. Рози тут же принялась весело шлепать по столешнице пухлыми ручонками, а гостья с любопытством обвела глазами кухню. Обстановка поражала старинной добротностью. Плита с никелированным верхом и чугунная раковина были облицованы фаянсом и принадлежали давно ушедшей эпохе. Был тут и затейливый шкафчик для специй, и огромный антикварного вида буфет, за стеклянными дверцами которого красовались бело-синие керамические чашки и кувшины, банки с этикетками и роскошный обеденный сервиз.

Интересно, отваживаются ли они хоть изредка пользоваться этим драгоценным антиквариатом, подумала Сара. У ее матери был один такой кувшинчик, который никому не позволялось трогать. Но тут миссис Несбит распахнула буфет и небрежным жестом, без всякого почтения к старине, вынула сахарницу и молочник. Ошеломленная, Сара дала себе слово повнимательнее приглядывать за резвыми пальчиками Рози.

— Куда же вы держите путь? — поинтересовалась Камилла.

— Она едет в Майами, — нетерпеливо пояснила сестра. — Никакого мужа у нее нет.

— Об этом я и так догадалась, когда увидела, что на руке нет кольца, — самодовольно объявила Камилла, переворачивая вилкой кусок бекона.

Молодая женщина машинально дотронулась большим пальцем до безымянного. Еще недавно кольцо было здесь — маленький бриллиантик в скромной серебряной оправе. Но Сара нарочно сняла его, желая откинуть грустные воспоминания.

— На что же вы живете? — не отступала Камилла.

— Я — стилист. Делаю прически.

— Всегда хотела быть парикмахером, — мечтательно вздохнула собеседница. — Узнаешь все обо всех — самые последние новости!

Похоже, обе они, подумала Сара, путают обычную беседу с перекрестным допросом.

В самом деле, хозяйка умела так искусно повести разговор, так вкрадчиво, будто невзначай, проникать сквозь воздвигнутые гостьей бастионы, была так заботлива и наблюдательна… За примерами ходить не надо. Увидев, как Сара перебирает вещи, почтенная леди настоятельно посоветовала ей надеть теплые черные брюки и изумрудного цвета свитер с высоким воротом, который «так подойдет к вашим чудесным глазам»… Затем со знанием дела выбрала одежку и для Рози.

Молодая женщина и глазом моргнуть не успела, а хозяйка уже знала и куда та направляется, и имя — Сара Джеймсон. Непростительная оплошность! Ведь теперь она лишила себя возможности воспользоваться кредитной карточкой при оплате комнаты.

Сейчас самое время как-то отвлечь внимание от собственной персоны.

— Вижу, этот продукт — главная статья в вашем меню, — улыбнулась она, видя, как миссис Несбит склонилась над ящиком, полным яиц.

Миссис Несбит выпрямилась, держа в каждой руке по три штуки.

— Это наша основная еда, ведь мы держим в сарае полсотни несушек.

— Правда? Вот бы не подумала.

— Неудивительно. Особенно если вы родились и выросли в городе, верно? — Камилла направила на нее пристальный, испытующий взгляд.

— Сегодня я спала как убитая. Такое бывает лишь в деревне, — просто ответила Сара.

— Однако же вы из города? — Камилла продолжала есть ее глазами.

Вероятно, не будет большой беды, если она ответит.

— Из Сиэтла. В последнее время из-за Рози не удавалось как следует выспаться.

— Надеюсь, Алек не слишком докучал вам? — осторожно поинтересовалась миссис Несбит. — Вы так окоченели, что я не могла придумать ничего лучшего.

— Он вел себя как истинный джентльмен, — заверила Сара.

Ночью-то — да, подумалось ей. Но вот потом… Видимо, он считал, что в обмен на полученное тепло она обязана перед ним исповедаться!

— А Алек… он здесь один? — небрежно спросила она.

— О да! — с готовностью кивнула Камилла. — И немудрено — тяжелый человек. Молчит да хмурится, слова из него не вытянешь, а любой вопрос вызывает раздражение.

— Вижу, у вас тут и детские бутылочки, — перебила сестру миссис Несбит, уверенно производя досмотр сумки.

— Да, я, пожалуй, приготовлю молочную смесь, если плита освободилась.

— Конечно, дорогая, — улыбнулась миссис Несбит, ласково дотронувшись пальцем до крохотного носика Рози.

— Значит, грудью вы ее не кормите? — тотчас встряла Камилла.

Сара крепко сжала губы, стараясь не вспылить.

— Нет, — сдержалась она. И тут же добавила, будто оправдываясь: — Рози ведь уже больше полугода.

Дамы заворковали над малюткой, согласно кивая головами. Эх, мне бы иголку с ниткой — зашить себе рот! — досадливо подумала Сара. Еще немного — и она окончательно размякнет и поведает кому-нибудь обо всех своих печалях.

Когда оживленный Алек пружинящей походкой вошел в столовую, жизнь там бурлила вовсю. Впервые за время пребывания в отеле он спускался к завтраку и почему-то очень волновался.

Сегодня он надел самую нарядную рубашку и лучшие брюки. Ведь до Рождества оставались считанные дни!

Под хор приветственных голосов Вагнер обошел вокруг старинного четырехугольного стола, здороваясь с каждым, и занял пустующее место во главе. Сие почетное место принадлежало Джиму, достопочтенному мужу миссис Несбит, разъездному торговцу, которого ожидали со дня на день.

По левую руку от Алека сидела Марта Доунс с десятилетним сыном Тимоти. Воинский долг вынуждал главу семейства майора Доунса проводить большую часть жизни вдали от дома, а жена и сын прижились в отеле «Уютный уголок». В каникулы бедняга Тим торчал здесь на попечении пожилых хозяек и отчаянно скучал.

За Доунсами следовали Камилла и Беатрис. По другую сторону восседал бравый холостяк Лайл Бисби, денди лет восьмидесяти с изысканно уложенной седой шевелюрой и лихо торчащими усами. Этот джентльмен всегда благоухал мятой, а элегантные темные костюмы в полоску придавали ему сходство с героями старых гангстерских фильмов.

Стул справа от Алека оставался пуст.

Каждый раз, присутствуя в этой компании, Алек с удивлением вспоминал рекламный проспект, где пансион «Уютный уголок» расписывали как ультрасовременную достопримечательность старинного городка и специально рекомендовали любителям шумного рождественского веселья. На деле же «Уютный уголок» был просто-напросто старой фермой в стороне от шоссе, без всяких современных приспособлений и даже без телевизора. Что же до обитателей, то их состав не менялся годами, а все веселье состояло в совместном поглощении попкорна у камелька.

От таких увеселений нормальному человеку уже на следующий день полагалось бы сбежать. Кто мог предвидеть, что Алек здесь задержится?

Накладывая щедрую порцию яичницы с беконом, он размышлял о том, что появление Снегурки — все же приятное разнообразие. Таинственная незнакомка, старательно увиливающая от простейших вопросов, женщина, которая даже в байковой рубашке умеет быть соблазнительной… Хорошо бы пустующий стул предназначался для нее…

— Вижу, наш герой проголодался!

Круглое лицо миссис Несбит расплылось в одобрительной улыбке. Заботливой рукой она налила Алеку кофе в антикварную чашку.

— Герой? — раздался хор удивленных голосов, и все взоры обратились к нему.

Алек неловко промокнул салфеткой сухой рот. До чего же хорошо есть в одиночестве! Эта привычка появилась у него сразу же после школьных лет, вечных хлопот с кормежкой и упаковкой завтраков для себя и сестер.

— Я полагал, все уже в курсе дела, — сдержанно произнес он.

— О нет, детки, вы должны сами обо всем рассказать, — с особым значением промолвила миссис Несбит. — Сара!

Все повернули головы, и Алек увидел, что в дверях появилась Снегурка собственной персоной. На руках у нее, посасывая из бутылочки молоко, уютно покоилась Рози.

— Минутку внимания! — объявила миссис Несбит. — Познакомьтесь, это Сара Джеймсон и ее дочь Рози.

Гостья подошла к столу, и Алек, вскочив, живо поменял местами пустовавший стул и свое обитое голубым атласом кресло.

— Что вы делаете? — смешалась Сара.

— Все лучшее — детям!

— О, благодарю вас.

Чувствуя себя неловко под его пристальным взглядом, она несколько дольше, чем нужно, устраивалась за столом. Миссис Несбит захлопотала над ней, щедро накладывая кушанья.

— Так что там насчет героя? — с другого конца стола подала голос Камилла, нетерпеливо стуча вилкой по тарелке. — Произошло что-то интересное, а я не знаю!

Миссис Несбит, верная привычке брать все в свои руки, без долгих просьб принялась рассказывать о вчерашнем происшествии.

Судя по лицу Алека, он жалел, что спустился к завтраку. И Сара его вполне понимала. Не стоило миссис Несбит выставлять их на всеобщее обозрение.

— Неудивительно, что Сара не справилась с машиной на нашей зимней дороге, — авторитетно подвела итог Камилла. — У них в Сиэтле чаще бывает дождь, чем снег.

Ага, она из Сиэтла, подумал Алек, потихоньку прихлебывая кофе. С тихоокеанского побережья… Это отчасти извиняет столь легкомысленную экипировку, неумелое вождение и безрассудную решимость путешествовать ночью в пургу.

Но не все в поведении Сары объяснялось столь легко. Уже в третий раз Алек поддерживал ее соскальзывавший с ручки кресла локоть, когда она, отпивая кофе, старалась одной рукой удержать головку Рози. Малышка явно была тяжеловата для такой хрупкой женщины. С другой стороны, разве за полгода материнские руки не должны были окрепнуть?

Издержки профессии… Алек задумчиво пережевывал тост. Привычка во всем видеть подозрительное…

Но теперь он в отставке. Если не бросит старых замашек, чего доброго превратится в деревенскую сплетницу наподобие Камиллы. И все же… Что-то не так с этой Снегуркой…

Глаза Вагнера непроизвольно сузились, превратившись в щелки.

Вот оно!

Ее имя Сара Джеймсон — стало быть, сокращенно С. Дж.! А судя по инициалам на багаже, женщину должны звать Карен Хэмп или вроде этого! Она, несомненно, вздрогнула, когда миссис Несбит представила ее гостям как Сару. И так напряженно держит ребенка не потому, что боится за свою драгоценную ношу. Этот груз не был бы столь тяжел для матери. Своя ноша не тянет!

Проклятие, с какой стороны ни взгляни, картина вырисовывалась совершенно непонятная.

Когда после завтрака миссис Несбит предложила гостье занять парадную гостиную, Сара очень обрадовалась. То была большая уютная комната с изразцовым камином, в котором плясали манящие языки пламени. Огромный домотканый ковер закрывал большую часть натертого соснового пола, по бледно-желтым стенам были развешены черно-белые фотографии и небольшие, написанные маслом пейзажи. Тишину нарушали приятное потрескивание поленьев да мерное тиканье стоявших на пианино часов в палисандровом корпусе.

Однако грядущий светлый праздник внес новые детали в устоявшийся порядок. В комнате высилась мохнатая ель, украшенная серебряными шарами и золотой мишурой, окруженная яркими свертками. Вдоль камина висели в ряд байковые чулки для гостинцев, красные с белой оторочкой. На оторочках значились имена постояльцев. Было тут и имя Алека.

Похоже, все здешние обитатели — пусть на время, пусть не связанные кровными узами — были единой семьей. Но такова уж магия Рождества, и Саре она была хорошо известна. Сердце мучительно сжалось: именно сейчас ей очень не хватало такого вот семейного тепла.

Тем больше оснований поскорее тронуться в путь, увернуться от этой сентиментальной ловушки.

Торопливо раскинув на ковре одеяльце и уложив на него Рози, Сара развернула рядом карту автодорог, чтобы свериться с маршрутом.

На карте от руки была прочерчена жирная красная линия. Она начиналась в городе Сиэтле, штат Вашингтон, и тянулась через промежуточные пункты в штатах Айдахо, Монтана, Южная Дакота, Миннесота, уже пройденные Сарой. Последняя остановка была сделана ею здесь, в штате Висконсин, неподалеку от Мадисона. Следующая предстояла в городе штата Иллинойс. Сейчас главная задача — получить назад свою машину и выяснить точное местоположение «Уютного уголка».

Тем временем Рози проделывала обычные свои фокусы: переворачивалась с живота на спину, брыкалась крепкими, обутыми в вязаные башмачки ножками, агукала и ворковала. И Сара, не в силах устоять перед этим маленьким чудом, отвлеклась от своего занятия и принялась играть с малышкой — шутливо тискать, мять и похлопывать ее по животику, смеяться и разговаривать, а потом полезла в сумку за ее любимой круглой погремушкой.

— Тут целый военный совет! — внезапно раздался знакомый низкий голос.

Сара смешалась. Она не слышала, как Алек вошел в комнату. Однако же он возвышался над ними, устремив взор сверху вниз — на нее и на карту. Потом присел на корточки и забрал игрушку из ее судорожно сжатых пальцев.

— Планируете военно-стратегическую операцию… Сара? — Он произнес имя с подчеркнуто насмешливой интонацией.

Она заставила себя встретить его инквизиторский взгляд со спокойной прямотой.

— Скорее, уточняю ее детали.

Алек присел рядом с малышкой и взял ее на руки. И внезапно с ним произошла метаморфоза: жесткие черты лица смягчились, стальные нотки в голосе сменились теплыми.

Вот тебе на! Оказывается, этот кремень неравнодушен к детям! Образ холодного и неприступного супермена, презрительно высмеивающего ее теннисные туфли, устраивал Сару больше.

— Камилла наверняка упоминала, что я держу путь в Майами.

— Да, — кивнул он.

Проникновенное выражение, появившееся в его взгляде, застигло ее врасплох. Темно-синие глаза, еще недавно казавшиеся такими жесткими и холодными, оживленно заблестели, не хуже огоньков на елке. В голове Сары мелькнуло, что ее зеленый свитер словно нарочно подобран к его рубашке. Со стороны, должно быть, они представляют собой мирную патриархальную картину: ни дать ни взять дружная семейная пара.

Хм, сейчас для нее это несбыточная мечта. Чистейшая утопия.

— Вы не видели поблизости миссис Несбит? — отчужденно спросила она.

Но Алек упоенно тыкался носом в нежную щечку Рози и оставил вопрос без внимания.

— Я спрашиваю…

— Она всегда поблизости, — отозвался он. — Всегда рядом в нужный момент.

— Послушайте, я не могу пребывать в этой зимней спячке. Мне нужно срочно привести в порядок машину и ехать. Прямо сейчас! Как можно скорее!

Алек усадил Рози на колено и сочувственно поглядел на собеседницу.

— Об этом нечего и думать. Пока дорожная бригада не расчистит участок пути, машину невозможно извлечь.

— А каков прогноз погоды?

— Понятия не имею.

— Так включите радио!

— Тут нечего включать, — невесело усмехнулся он. — Ни телевизора, ни радио, ни даже коротковолнового приемника.

— Вы шутите!

— Если бы! Поначалу я даже радовался такому уединению, но теперь и мне стало не хватать свежих новостей.

— И сколько же вы здесь пробыли? — спросила Сара, взирая на него как на диковинное животное. — Миссис Несбит сказала, что все здесь — давние постояльцы.

— Что до меня — то всего неделю, — тряхнул он головой. — Я не любитель таких штук. Просто получил путевку в подарок. Но с тех пор, как я здесь, метель не утихает. Водитель такси едва успел унести ноги прежде, чем буря разыгралась по-настоящему. Он и сюда-то еле нашел дорогу. Цветные огоньки гостиницы послужили маяком.

— Да-да, верно!

— Боже, что за прелестная картинка! — раздалось вдруг за их спинами. В дверях, сложив руки на груди, такая милая и домашняя в своем цветастом платье, стояла миссис Несбит.

— Я как раз объяснял Саре, что мы целиком зависим от дорожной службы Элм-Сити.

— Да-да-да, — закивала головой пожилая женщина. — Ваша машина застряла намертво. В городе есть гараж с прекрасным автосервисом, но они не могут выслать буксир раньше, чем дороги будут расчищены.

— Но когда же их расчистят? — Миловидное лицо Сары исказилось страданием.

— Думаю, вам следует позвонить в городскую ратушу, — предположил Алек.

Молодая женщина вскочила на ноги.

— Где у вас телефон, миссис Несбит? — И она умчалась вслед за хозяйкой.

А Алек тем временем продолжал возиться с ребенком. Растянувшись на одеяле с Рози на руках, он увлеченно вертел и раскачивал ее из стороны в сторону и сам, как ребенок, от души наслаждался этой игрой. Он так упивался ее здоровым, счастливым видом и звонким смехом, что почти забыл о своих подозрениях в отношении Сары. Но, верный многолетней привычке, Вагнер все же заглянул в развернутую на полу карту дорог.

Лицо его посерьезнело. Прочерченный красной линией маршрут — от Сиэтла, штат Вашингтон, до Майами, штат Флорида, — представлялся столь же бессмысленным, как и теннисные туфли в разгар зимы. Безусловно, Сара двигалась в юго-восточном направлении, но каким-то странным, нелогичным, зигзагообразным путем.

Услышав на лестнице топот детских ног, Алек поспешно поднялся с ковра. Если Тимоти заметит его интерес к карте, вопросам не будет конца, а это насторожит Снегурку.

Держа Рози на руках, Алек неторопливо подошел к наряженной елке, разговаривая с девочкой негромким, успокаивающим голосом.

— Может, это только я не умею обращаться с телефоном, — бормотал он в крохотное розовое ушко. — Может, нашей Снегурке удастся укротить его… на радость нам обоим? Нет-нет, не трогай мишуру, детка, — прибавил он, убирая ладошку подальше от ветвей, но Рози тут же ухватила его за щеку. — Эй, эй, полегче, красотка! Давненько хорошенькие леди так не фамильярничали со мной… А вот твоя мамочка, держу пари, была бы не против… Если, конечно, она действительно твоя мамочка…

Глава четвертая

— Алло, алло! Вы меня слышите?

Возбужденный голос Сары несся из кухни и через весь холл докатывался до гостиной. Алек с малышкой на руках ждал, прислушиваясь. Увы, Снегурка тоже проигрывала в неравной борьбе с телефоном. Посадив Рози к себе на плечи, Вагнер направился в кухню.

Глаза Сары испуганно расширились, когда она увидела сурового героя, так легкомысленно обращающегося со своей ношей. Трубка замерла в ее руке.

— Снимите ее сию же минуту! — вскрикнула она, обретя дар речи. — Она может упасть!

И женщина коршуном ринулась к нему. Алек инстинктивно отпрянул, и резкая боль пронзила руку — от ключицы до кончиков пальцев. Вагнер застыл, стиснув зубы. До злополучного выстрела он запросто мог пронести взрослого мужчину на изрядное расстояние, а теперь не годится даже на то, чтобы покатать на плечах ребенка. Страдание — и физическое, и нравственное — отразилось на его лице.

— Алек? Что с вами? — прорезал пелену взволнованный голос Сары.

С величайшей осторожностью Вагнер приподнял смеющуюся крошку над головой и опустил прямо в объятия матери.

— У вас что-то не в порядке?

— Было, — обронил он. — Но Рози ни одной минуты не находилась в опасности. Даю вам слово. У меня есть опыт обращения с детьми — вот так же я забавлял своих младших сестер. Не мог предположить, что мне этого так не хватает, — покачал головой Вагнер.

— Быть может, стоит в таком случае завести собственных и делать с ними все что угодно?

— Итак, вам тоже не удалось дозвониться? — с нарочитой небрежностью заметил он.

— Мертвая тишина, — сокрушенно пожала плечами Сара. — Да вы и сами это прекрасно знаете!

— А я думал, что только я такой невезучий.

— Не принимайте это близко к сердцу, мои дорогие, — ласково проговорила хозяйка, потчуя сидевшего за столом Тимоти печеньями и лимонадом. — Возможно, в субботу, перед Рождеством, ратуша просто закрыта. Да и телефонная связь так ненадежна в эту пору.

Алеку не хотелось спорить, но, по его наблюдениям, остальные жильцы пользовались связью весьма успешно. Разве что Тимоти день-деньской сидел, уткнувшись в пасьянс да в приключенческие романы.

Алек перевел взгляд на склонившуюся над картами рыжую голову. Веснушчатое лицо мальчика выражало отрешенность. Отношения их как-то не сложились. Пожалуй, взрослый постоялец вел себя с юным не слишком компанейски, а однажды даже уснул, когда вечером перед камином Тимоти по традиции зачитывал вслух очередную порцию своих обожаемых приключений. Вдобавок малый был склонен потрещать языком, поныть и вообще действовать всем на нервы, а это было уже слишком для отставного офицера, пребывающего в меланхолии.

Конечно, если по-честному, нетрудно было понять причину этой надоедливости — парню просто не хватало общения. Отец постоянно бывал в отъезде, а школа закрылась на каникулы. Если бы только Алек пожелал сделать усилие…

Только теперь Вагнер начал осознавать, из какой глухой спячки вырвало его появление новой гостьи. Он чувствовал, что буквально оживает.

Между тем Сара, уступив настойчивым просьбам хозяйки, передала ей ребенка, а сама подошла к окну. Алек, решив, что в интересах следствия ему следует быть поближе, приблизился и положил руки ей на плечи. Вместо того чтобы воспротивиться, Снегурка вдруг сникла. Алек почувствовал, что обязан сказать что-то утешительное.

— Могу я чем-то помочь?

Прижав к груди стиснутые кулаки, она в отчаянии пробормотала:

— Просто не верится… Когда уже столько пройдено!..

Столько пройдено? Алек нахмурился. Если она имеет в виду маршрут, то большая часть пути оставалась впереди. Значит, что-то другое? Кража ребенка, перемена имени? От таких предположений в нем с новой силой взыграл инстинкт ищейки.

— Что вы так переживаете? — мягко промолвил он. — Все страшное уже позади.

— Вряд ли, — мрачно отозвалась она. — Я выбиваюсь из графика! Если бы только можно было… — Она осеклась, словно сболтнула лишнее.

Если такая спешка, зачем этот кружной маршрут? — рассуждал Алек, а руки продолжали как бы невзначай массировать ее плечи.

Разве что она старается сбить кого-то со следа!

Алек был бы рад подыскать другое объяснение, но, увы, ничего не находилось. И он не сможет успокоиться, покуда не узнает ответ.

— Сара, поиграй со мной в карты, — нарушил тишину детский голос. — Пожалуйста.

Сара обернулась с растерянной, вымученной улыбкой.

— Чуть позже, Тим. Я что-то неважно себя чувствую. Но, возможно, Алек будет не против.

— Он всегда против, — понуро отозвался Тимоти.

— Выше нос, парень. Ничего еще не потеряно, — улыбнулся Алек.

— Правда? — обрадовался мальчик. — Сегодня такой необычный день! Прямо новая жизнь начинается!

От Сары не укрылось, как порозовели щеки Алека.

— Пойду прилягу. Если, конечно, вы не против. — Снегурка вдруг озорно стрельнула глазами. — Не хотелось бы нарушать покой вашего жилища, — прощебетала она.

Что-то восхитительное, несказанно эротическое прозвучало в этих словах, заставив сердце Апека сладко заныть. Он испытующе заглянул в ее серые с золотистыми огоньками глаза. Пусть злится на него, пусть не доверяет, но и она ощущает эти проскакивающие между ними искры…

— Будете играть в покер, мистер Вагнер? — услышал он, когда Сара ушла.

— Зови меня просто Алек. — Он терпеливо наблюдал, как маленькие руки сосредоточенно тасуют карты. — Послушай, я ни разу не видел, чтобы ты кому-нибудь звонил. У тебя разве нет друзей?

— Есть… Но мама считает, что нечего попусту висеть на телефоне. Жалко, что Сара не дозвонилась! — с неожиданным чувством произнес Тимоти. — Ратуша, может, и закрыта, но тот — другой — номер тоже не отвечал.

— Другой номер? — насторожился Алек, глядя на мальчика поверх карт.

— Да, такой ужасно длинный…

Итак, это был междугородний звонок.

— И что же?

— Да ничего особенного. Она стала звонить на станцию, а миссис Несбит сказала, что нашей телефонистки, должно быть, нет на месте. А Сара сказала, что ей не нужна телефонистка, ей нужно отметиться.

— Отметиться?

— Угу.

— Может, она звонила в гостиницу?

Тимоти помотал головой.

— Не думаю. Потом она решила звонить из города и спросила, нельзя ли ей взять лошадь и сани. А миссис Несбит ответила, что Перцу не пробраться, потому что с ночи снегу прибавилось.

— И?..

— Ну, потом она опять стала звонить в ратушу, а там уж вы появились.

Алек ссутулился над столом, охваченный раздумьем. Что же у нее на уме?

Когда, пробудившись через пару часов, Сара спустилась вниз, она застала в парадной гостиной отдыхающую в кресле-качалке миссис Несбит. На руках у нее, удобно раскинувшись, посапывала только что расправившаяся с бутылочкой Рози.

— Какая чудесная у вас малышка, — лучезарно улыбаясь, приветствовала хозяйка молодую женщину. — Ланч уже закончился, но в холодильнике специально для вас оставлена еда.

— Спасибо. Я перекушу позже.

Стараясь не нарушать покой сладкой парочки, Сара принялась собирать с пола разбросанные вещи. Было непривычно оказаться в доме, полном жильцов. Она знала, что когда-то проживание в пансионах было весьма распространено, но оно предполагало ряд неизбежных компромиссов. К примеру, нельзя занять эту комнату на весь день. Наверняка постояльцы проводят в нарядной и уютной гостиной немало времени.

Свернув одеяло, Сара рассеянно застыла на месте, прижав его к груди и вздыхая. Такая сентиментальная задумчивость обычно была ей несвойственна, но после сна в голове еще роились удивительно живые и яркие образы. Ей снилось, что они с Алеком снова в одной постели. Только теперь на нем не было ни пижамы, ни красного комбинезона. Они предавались самой бурной страсти, и он обещал защитить ее от всех невзгод холодного, неприветливого, жестокого мира.

Неужели именно к этому стремится ее душа?

Сара сердито затолкала одеяло в сумку. Она сильная и независимая женщина, вполне способная сама о себе позаботиться. Что с того, что она слегка промахнулась? Любой может сбиться с дороги. Теперь нужно поскорее наверстать упущенное.

Впрочем, разве это унизительно, если ей хочется опереться на мужское плечо? Позаимствовать немного силы взамен на свою чисто женскую поддержку?

Но только не ценой отказа от собственных интересов. Она взялась за это дело и не бросит его на полдороге. Благоразумнее держаться подальше от Алека.

Вот, скажем, брошенная ею на полу карта автодорог. Бумага основательно намокла — это Рози постаралась. Значит, держа девочку на руках, он долго изучал маршрут. Стремился разнюхать то, что его совершенно не касается.

Чтобы обезопасить себя от этого человека, ей просто необходимо узнать как можно больше о нем самом. И лучшего источника информации, чем миссис Несбит, не найти.

— Не хотите немного поболтать, миссис Несбит? — закинула удочку Сара, усаживаясь напротив.

— С удовольствием, дорогая, — тут же откликнулась пожилая женщина. Рози спала, трогательно уткнувшись розовой мордашкой в ее мягкую грудь.

— Только пусть это останется между нами. — Сара смущенно уронила взгляд на свои неухоженные ногти. — Я насчет Алека…

— Не стоит на него обижаться. — Хозяйка продолжала невозмутимо покачиваться. — Он очень близко к сердцу принимает ваши заботы и хочет помочь. А что до карты — так она почти высохла.

— Да-да, — широко улыбнулась Сара. — Именно потому, что он так предупредителен, мне и хочется узнать о нем побольше. Чем он зарабатывает на жизнь?

— Отставной офицер, оперативник. Я думала, вы уже знаете. Он только и говорит что о своей отставке.

— По-моему, он несколько молод для пенсионера.

— Тридцать пять лет, но всему виной полученная им рана…

— Рана?

— Вы не заметили, как он оберегает свое левое плечо? — Сара ошеломленно кивнула, и хозяйка продолжала: — Получил пулю при исполнении служебного задания.

— Служебного задания?

— Он — агент ФБР. Вернее, был им. — Миссис Несбит ласково погладила малютку по спинке. — Бог мой, вероятно, он засыпал вас вопросами?

— Да уж, похоже, он в этом собаку съел.

Миссис Несбит кивнула.

— Но вам ведь, полагаю, нечего скрывать?

Сара лишь слабо улыбнулась. Господи, этого ей только недоставало! В такой момент оказаться в связке с агентом ФБР! А отставка делает его еще более опасным. Здоровому и многоопытному сыщику абсолютно нечем заняться, кроме игры в покер с десятилетним мальчиком! Неудивительно, что он сует нос в чужие дела. Надо срочно выбираться отсюда, любой ценой!

Ее размышления прервало появление Марты Доунс, интересной женщины лет сорока с такими же, как у сына, ярко-рыжими волосами. Ее стройная фигура понапрасну пропадала под каким-то допотопным нарядом — длинной, чуть не до пят, шерстяной юбкой в клетку и унылым свитером. Но Марту, очевидно, вполне устраивал ее внешний вид.

После обмена приветствиями миссис Доунс села на диван и извлекла из сумки моток розовой пряжи и спицы.

— Какой изумительный цвет! — не удержалась Сара. — Что это будет?

— Кофточка для Рози, — радостно доложила Марта. — Так приятно повязать для маленькой девочки! Всегда мечтала иметь дочку. Вы же останетесь у нас на Рождество, не правда ли? Как же без подарков? Разве вам не захочется обнаружить под елкой гостинец? — И Марта подмигнула ошеломленной Саре.

— Мы очень спешим!

— Ну, на сегодняшний-то вечер вы останетесь, — примирительно произнесла хозяйка. — К Рождеству вернется и мой Джим. У него бизнес, кажется, я уже говорила. Разъездная торговля обувью. Каждый должен делать то, что у него хорошо получается. Вот мое призвание — давать людям комфорт и обеспечивать домашний уют.

— И у вас это получается прекрасно. А мое призвание — делать им прически!

— Камилла будет на седьмом небе, если вы согласитесь уложить ее волосы.

— И мои тоже, — попросила Марта.

— Вот и прекрасно! — подвела итог миссис Несбит. — Превосходный подарок к Рождеству!

Глава пятая

— Надеюсь, вы не слишком расстроены, что приходится уступать мне комнату?

— Нет, все в порядке. Та слишком маленькая и душная для вас двоих.

— Да, но хлопоты с перетаскиванием вещей… Мне неловко — ведь, возможно, уже завтра я снова буду в пути.

Краешком глаза Сара наблюдала за праздно развалившимся в кресле Алеком. Несколько раз она едва не споткнулась о его длинные ноги, которые он каждый раз убирал, чтобы тут же вытянуть вновь.

Сару немного забавляла эта игра, но вместе с тем ей хотелось прочитать в его непроницаемых синих глазах, нет ли тут очередного подвоха. И вообще — можно ли ему доверять? Спору нет, он действительно был с ней добр и участлив. И возможно, его повышенное любопытство вызвано лишь заботой о ней и Рози. Он мог бы помочь, подсказать что-нибудь дельное.

А если выйдет наоборот?

Мысль затеряться в этом заснеженном Зазеркалье, где, словно по рождественскому заказу, царили радость, доброта и любовь, была столь соблазнительной, что у Сары защемило сердце. Но она не смела себе этого позволить. Нет, Рождество в «Уютном уголке» — вещь прекрасная и желанная, но, увы, не для нее!

— Бульдозер неизвестно когда прибудет, — вторгся в ее размышления негромкий голос Алека. — Я бы не стал слишком обольщаться.

Вагнер сам подивился, какой благостной истомой звучит его голос. Ишь как расслабился, посиживая тут в уютной комнате, лениво следя за неторопливыми движениями Сары. Широкая кровать, которую они делили ночью, сейчас была отдана в распоряжение пухленького ангелочка в голубой пижаме. Предусмотрительно огороженная подушками, Рози ерзала взад и вперед на четвереньках, толкуя что-то на своем языке плюшевому мишке. Паровой обогреватель наполнял комнату волнами теплого воздуха, в котором теперь витали особые детские и женские запахи, и, глубоко вдыхая их, Алек чувствовал, как, словно под влиянием наркотика, в него вливается блаженная умиротворенность.

Такова уж непостижимая атмосфера этого диковинного отеля.

Сладостная ловушка для одинокого мужчины, потерявшего веру в себя.

Только вот женщина, та самая, которой полагалось быть душой и сердцем этого островка уюта, отнюдь не вписывалась в картину. Ее поведение больше походило на отрезвляющий душ. Весь день она тревожилась о своем сорванном графике и мечтала поскорее тронуться в путь. Не похоже, чтобы он, Алек, вызывал у нее хоть малейший интерес.

Умный человек махнул бы рукой на эту мимолетную встречу — случайный эпизод, гостиничное знакомство. А вот он упрямо и тупо продолжает сидеть здесь, точно осел.

Да, странно. Сентиментальность ему несвойственна. Скорее всего, у него к Саре чисто профессиональный интерес.

Нет, пожалуй, главное в том, что весь ее облик — слабой, непрактичной женщины, угодившей в переделку, — кричал о том, что она остро нуждается в поддержке и защите. А толстощекая Рози добавляла Снегурке беспомощности и очарования. Прямо-таки чувствовалось, что ей необходима крепкая опора, сильный, надежный человек.

Внезапно малышка перевернулась на спину и разразилась обиженным плачем.

— Что с тобой, детка? — пожалуй, чересчур испуганно вскричала молодая женщина, бросаясь к ней.

— Я возьму ее, — опередил ее подскочивший Алек.

— Только не сажайте на плечи.

— Обещаю. — Алек склонился над малюткой и, поглядев в чистые голубые глазенки, потерся носом о ее нос. — Знаю, знаю, Колокольчик, тебе хочется высоко полетать. Но нельзя. Ничего не поделаешь — приказ.

— Колокольчик? — удивленно переспросила Сара.

— Ну да. Рождественский, — улыбнулся Алек. — Ведь она прибыла сюда в рождественских санках Санта-Клауса, упакованная как праздничный гостинец. И всю дорогу звенела серебристым звоном. — Он смешливо переводил взгляд с Сары на Рози. — Снегурка и Колокольчик!

— Хм! — Сара с независимым видом дернула плечом и заправила за ухо выбившуюся рыжую прядь. Потом обвела глазами комнату. — Интересно, куда миссис Несбит укладывала ее сегодня ночью?

— В ящик от комода. Я уже спрашивал.

— Блестящая мысль! Пригодится для…

— Для путешествия?

— Конечно, для путешествия. Неужели вы думаете, что у моего Колокольчика дома, в Сиэтле, нет первоклассной колыбельки?

— Уверен, что есть, — примирительно поднял руку Алек. — Там, в стенном шкафу, несколько стеганых одеял.

— Прекрасно!

Опустившись на корточки перед ящиком, Сара принялась с хлопотливой деловитостью устраивать гнездышко.

И в этот момент что-то шмякнуло ее по затылку.

— Эй, прекратите сейчас же! — обалдело вскочила Сара, гневно сверкая глазами. Рядом на полу валялась подушка.

— Ура, Колокольчик, наша взяла! — завопил Алек, хлопая друг о дружку детскими ладошками. — Один — ноль в пользу команды лежебок!

— Ах, так! Тогда дайте и мне пару подушек. А заодно и Рози — я поправлю ей комбинезончик!

— Э, нет! — энергично замотал головой Алек, роняя на лоб пряди темных волос. — У нас четкий план боевой операции. Можете взять вот это. — Он швырнул ей плюшевого медведя. — Теперь силы равны.

Сара с подчеркнутым возмущением уставилась на мужчину с ребенком на руках.

— Нет, лучше мы разделимся иначе — девчонки против неотесанных медведей. — Отпихнув медведя, она забрала у Алека Рози, затем с независимым видом улеглась рядом с ним на спину и поудобнее устроила ребенка на груди. — Вот так.

Алек повернулся в ее сторону и заглянул в лицо. С момента ночной экспедиции он впервые видел ее так близко. Лицо Снегурки дышало оживлением, на щеках рдел тот же прелестный румянец — но уже не от мороза, а от возбуждения, — широко распахнутые глаза бесподобно сверкали. Красивые, правильные черты в обрамлении блестящих золотисто-каштановых волос. Похоже на прекрасный портрет старинной работы. Истинный шедевр. Алеку непреодолимо захотелось забыть обо всем, прижаться губами к маленькой ямке у нее на шее, где бьется пульс, и молча самозабвенно считать удары. Впервые он испытывал столь сильное искушение целиком и полностью раствориться в женщине.

Сара тоже напряженно замерла, чувствуя, что он готов сделать первый шаг, и не желая мешать ему. Все предостерегающие сигналы в ее голове заглушались тяжелыми ударами сердца. Сколько времени прошло с тех пор, как мужчина в последний раз смотрел на нее с таким неприкрытым желанием? Слишком много.

Палец Алека подцепил стоячий воротник ее свитера и оттянул его в сторону. Последовал осторожный, пробный поцелуй, от которого по горлу пробежала волна мелких холодных покалываний. У Сары вырвался слабый стон. Ободренный, Алек завладел ее ртом, запечатлевая на нем долгий поцелуй. Действуя нежно и осторожно, чтобы не потревожить малютку, он все крепче приникал к губам Сары, раскрывая их языком, вкрадываясь внутрь с горячей и настойчивой лаской.

Почувствовав, как беспомощно обмякла Сара, Алек отважился скользнуть рукой под ее свитер и погладить упругий, гладкий живот. Уловив немой ответ — ее согласное движение, рука двинулась выше, принимаясь через чашечки лифчика ласкать груди. Вновь ободренный ее реакцией, он просунул пальцы под тонкий атлас и легонько сдавил между пальцами сперва один сосок, потом другой.

Ласка, простая и безыскусная, примитивная, как любовная игра подростков в машине… Сара не ожидала, что она может так сильно на нее подействовать. Она размякла, раскинулась в безвольной истоме, наполненная желанием, наслаждаясь грубоватыми прикосновениями к груди, иссушающим жаром темного ореола таинственности, присущей этому человеку, исходящим от него смутным ощущением опасности, неведомой угрозы…

Их вспугнул неожиданный стук в дверь. Сара поспешно уселась на кровати, держа на коленях Рози.

— Войдите!

С громким скрипом дверь широко распахнулась, и в комнату впорхнул Тимоти.

— Разве вы еще здесь, Алек? Я думал, вы переехали в новую комнату…

Алек сконфуженно взъерошил волосы.

— Ну да, — хрипло подтвердил он. — Я как раз переезжаю.

Перекинув ноги на противоположную сторону кровати, он поднялся.

— Ваши мокасины с обратной стороны, — услужливо подсказал Тимоти и вскарабкался на освободившееся место. — Глядите-ка, Рози нравится гладить меня по голове.

И верно, малышка старательно, но безуспешно пыталась зажать в кулачке пучок его коротких рыжих волос.

— Тебе не больно, Тим? — с преувеличенной заботливостью спросила Сара, пытаясь вернуть себе самообладание.

— Что вы, Сара! — Он чмокнул Рози в пухлую щечку. — Я так рад, что у нас есть этот маленький рождественский Колокольчик.

— Откуда ты взял это прозвище? — поразился Алек.

— Теперь весь дом ее так зовет. — Мальчик пожал плечами.

— Да, но…

Хоть убей, Алек не помнил, чтобы кому-нибудь проболтался.

— Миссис Несбит сказала, — продолжал Тим, — что сейчас было бы очень удобно искупать Рози. Кухня хорошо прогрелась после выпечки хлеба, а раковина так просто сияет чистотой.

— Превосходно! — воскликнула Сара, соскакивая с кровати. — Я сейчас же соберу все, что нужно.

Алек хотел было ассистировать ей при сборах, но путь ему недвусмысленно заступил Тимоти. Парень лопался от гордости, рот его сам собой растягивался до ушей. Было совершенно очевидно, что он тоже без ума от Сары.

Зато сама Сара была не так уж проста, как старалась казаться. В повадке ее — когда она приблизилась к своим умопомрачительно дорогим чемоданам от Гуччи — вновь появилось что-то настороженно-воровское.

— Давайте я поставлю их на кровать, — предложил Алек. — Так будет удобнее.

— Я тоже могу! — ершисто подхватил Тимоти, и в глазах его зажегся огонек соперничества.

— Нет! — выпалила Сара, стремительно опускаясь на колени перед своим фешенебельным багажом — точно спеша заслонить его от чужих взоров. — То есть… я хочу сказать, что этого не требуется… спасибо. Лучше стойте там, присмотрите за Рози. Как бы она не упала!

Дитя между тем мирно лежало на спине, сонно потягивая свое нескончаемое: «Ма-ма-ма…»

Тимоти клюнул на эту удочку, но Алек был не так прост. Он внимательно приглядывал за ней. Открывая каждый чемодан лишь наполовину, Сара долго и напряженно рылась в вещах. Предметом ее особенно трепетного отношения стал тот самый кожаный баул с туалетными принадлежностями. Она извлекла оттуда резинового утенка и захлопнула сумку так поспешно, что едва не прищемила палец.

Через минуту процессия торжественно покинула комнату: Сара с непоседливо вертящимся ребенком на руках, а за ней — Тим с сумкой на одном плече и большим полотенцем на другом. Круглые щенячьи глаза Тима говорили красноречивее слов. Сегодня скучать ему не приходится! Замыкал шествие Алек с пустыми руками.

Все трое вышли в коридор, и Сара щелкнула замком двери.

— Идите без меня, — махнул рукой Вагнер. — Мне надо распаковать вещи.

Он проводил взглядом процессию, удаляющуюся под неумолчную трескотню Тимоти, и, резко повернувшись, направился к себе. И тут заметил на полу что-то белое. То оказался резиновый мячик — одна из Розиных купальных игрушек.

Первой мыслью Алека было последовать за ними на кухню. Но он тут же передумал. Пожалуй, самым правильным будет вернуть игрушку на место, туда, где она лежала. А именно — в чемодан Сары. С азартом гончей, взявшей след, Алек бросился назад. Судя по тому, как миссис Несбит проникает сквозь эту запертую дверь, открыть ее будет несложно.

Достав складной армейский нож с многочисленными приспособлениями, он тонким шилом пошуровал в замочной скважине, и замок с легким щелчком поддался. Вагнер повернул медную дверную ручку. Засунутый за пояс брюк мячик жалобно пискнул. Неужели в знак протеста?

Разве я делаю что-то дурное? — возник откуда-то из глубины сознания слабый голосок совести. Но Алек привык подавлять такие голоса. Сыск, расследование, шпионаж были его работой и давно уже стали целью и смыслом жизни.

Но ты же теперь в отставке. Не становишься ли неким подобием Камиллы, которая всюду сует свой нос? Она бы тоже сказала, что желает только добра и действует из лучших побуждений.

Да, но это совсем другое. Это настоящее, серьезное дело. Его задача — не как агента, а как гражданина — узнать, что скрывает Сара. А вдруг она причинит вред маленькой Рози или самой себе?

С этой мыслью Алек бесшумно скользнул внутрь, затворил за собой дверь и привычно щелкнул выключателем ночника у изголовья. Комнату озарил знакомый мягкий свет, наполнили знакомые тени. Но уже повсюду читались следы присутствия новых хозяев.

Желая поскорее покончить с неприятной задачей, Алек шагнул прямо к чемоданам. К его изумлению, они тоже оказались запертыми! Когда она успела? Что ж, придется поколдовать и с этими замками.

Едва открыв больший из чемоданов и обнаружив в нем сумочку Сары, он напрочь позабыл о мячике. Беглый взгляд в бумажник принес разочарование. Документов, удостоверяющих личность, в нем не было. Было, правда, немного денег, большей частью десяти- и двадцатидолларовыми купюрами. Но подобный марш-бросок через всю страну предполагал наличие туго набитого кошелька и кредитной карточки. Впрочем, есть люди, которые прячут кредитку подальше, и Алек не рассчитывал найти ее во время своего краткого досмотра.

Продолжив поиски, он обнаружил злополучную карту автодорог и записную книжку, где Сара отмечала маршрут. Судя по записям, она действительно делала остановки во всех городах, помеченных на карте. Против названий оставленных позади отелей стояли галочки, а все расходы были аккуратно записаны, и к записям подколоты счета. Перечень этот оказался длинным.

Ведя пальцем по страницам, Алек дошел до пункта вчерашней остановки — первоклассного мотеля в Мадисоне. И — о радость! — тут же значился номер тамошнего телефона. Алек мысленно похвалил Сару за педантичность и трогательное усердие. Мигом записал на ладони номер, а также название и время предполагавшейся стоянки, сделать которую помешала непогода, и следующей — уже в штате Теннесси. Ни в тот пункт, ни в другой она уже не поспеет, разве что тронется в путь сию же минуту. Да, Сара изрядно выбивалась из графика.

Проклятие, как необходим ему сейчас телефон! Не думал он, что в нынешний электронный век это может оказаться проблемой!

Алек перешел к среднему чемодану. Этот оказался набит Розиными вещами. Все было новенькое, только из магазина — обстоятельство, доказывающее, что девочка недавно находится на попечении Сары. Могло, правда, существовать и другое объяснение: в теплом климате ребенку были попросту не нужны все эти вещи.

Из-за двери донесся звук приближающихся шагов. Алек вскочил на ноги. Бежать было поздно, и привычными быстрыми и точными движениями он закрыл чемоданы, погасил свет и запер дверь изнутри. Дав себе на раздумья не больше секунды, без колебаний выбрал убежищем стенной шкаф.

Только бы это была не Сара…

Но Алеку вновь не повезло. Похоже, удача отвернулась от него. В замочной скважине начал поворачиваться ключ. Что ей могло понадобиться так скоро? — лихорадочно соображал Алек. Терять ему было нечего. В тот момент, когда дверь со скрипом стала отворяться, он выпустил на пол мячик, подтолкнув к центру ковра. Щелкнул выключатель, заливая пространство ярким верхним светом, и в комнату вошла Сара.

Алек похолодел. Что, если она надумает переодеться? Кое-какая одежда уже висела здесь, в шкафу, рядом с ним, другая лежала в большом чемодане, который он оставил незапертым. Затаив дыхание, Алек следил, как Сара внимательно обводит комнату взглядом. Раньше он не замечал, как упоительно вырисовывается ее грудь. Боже мой, думал он, еще немного такого напряжения, да еще в душном шкафу, наполненном волнующими женскими ароматами, — и он попросту вырубится!

Но тут, к его облегчению, Сара наклонилась, подобрала с ковра белый мячик и, удовлетворенно кивнув, вышла из комнаты, потушив свет и захлопнув за собой дверь.

Сосчитав до двадцати, Алек покинул убежище.

Отдышавшись, он вновь поспешно зажег ночник и лихорадочно устремился к чемоданам. Запирая их, мысленно просил у Сары прощения. Он не имел никакого права вмешиваться в ее жизнь и шпионить.

И все же не смог удержаться от искушения открыть последнюю сумку. Тот самый баул, что составлял предмет ее особого беспокойства. И оказалось, неспроста!

Баул был почти доверху набит наличными — аккуратными пачками сотенных купюр.

Глава шестая

Двадцать пять тысяч долларов в аккуратных банковских упаковках. Что это? Вознаграждение? Выкуп? Награбленное? Возможных объяснений можно подобрать достаточно. Но мало таких, что казались бы безупречными с точки зрения закона.

Заскочив в свою новую комнатку переодеться, Алек уже через минуту галопом мчался вниз.

В холле, вдыхая прохладный, с острой примесью праздничной хвои воздух, он чуть помедлил, чтобы собраться с мыслями. Сюда доносились из кухни оживленные голоса и смех. Похоже, к числу традиционных вечерних развлечений здешнего общества прибавилось еще одно — купание младенца.

Опустив голову, готовый взорваться от бессильной ярости, Алек до тех пор мерил шагами холл, пока от белых и черных плиток на полу у него не зарябило в глазах.

Не мог же он со своим чутьем сыщика позволить себе увлечься мошенницей и авантюристкой! Если она преступница, значит, его интерес к ней носит чисто профессиональный характер и основан на подозрении. Ну конечно! Все дело в инстинкте.

Невеселая усмешка появилась на худощавом лице Вагнера. Все его профессиональные навыки при нем, как и прежде. Сквозь сладострастный туман, застлавший было глаза, облик Сары проступил в истинном свете. Она умело играла на его мужских слабостях, заставила почувствовать сначала в роли героя, благородного рыцаря, потом — любящего отца. Она знала, как сыграть на чувствах мужчины, заморочить голову, усыпить бдительность, а тем временем незаметно ускользнуть. Тактика сработала бы и на сей раз, если бы не медлительность дорожной службы.

Что за подлость — воспользоваться тем, что он переживает сейчас не лучший период в жизни, захватить его врасплох, пытаться цинично использовать, играя на самых тонких струнах души!

И ей это почти удалось — ее поцелуй, бесстыдный и самозабвенный, мог бы обезоружить кого угодно!

Что ж, настало время держать ответ.

Ведущая в кухню тяжелая, на шарнирах дверь заслоняла от глаз происходящее внутри. Алек подошел бесшумно, как индеец, и приоткрыл ее на несколько дюймов.

Как раз в этот момент Сара повернулась, чтобы вытереть попавшее в глаз мыло, и заметила приоткрывавшуюся дверь.

Алек? Это он, ибо все остальные обитатели «Уютного уголка» были здесь, в ярко освещенной, наполненной паром кухне. Старый Лайл Бисби играл с Тимоти в покер. Примостившаяся рядом с Лайлом Камилла водила пальцем по странице кулинарной книги. Что же касается Марты Доунс и миссис Несбит, то они, стоя по бокам от Сары возле большой чугунной раковины, выполняли роль телохранителей при шумной и своенравной Рози, которая плескалась и брызгалась, как маленький белый дельфинчик.

Все они были слишком поглощены своими занятиями, чтобы заметить бесшумно приотворившуюся дверь. В образовавшуюся щель просунулась знакомая рука и начала шарить по кухонной стойке — точь-в-точь как недавно шарила у нее под свитером. Рука нащупала тяжелый и громоздкий старинный черный телефон и, схватив его, скрылась за дверью.

Зачем это ему в такой час? — нахмурилась Сара. Крепко зажмурив глаз, будто с ним что-то случилось, она подошла к стойке у двери и, достав чистое полотенце, прижала к лицу. Дверь была чуть приоткрыта, и сквозь щель тянулся телефонный шнур. Носком теннисной туфли Сара бесшумно сделала щель пошире и, облокотясь на стойку, прислушалась, продолжая тереть глаз.

Из-за двери доносилось глухое жужжание. В щелку было видно, что Алек стоит у стены под разукрашенным канделябром и с мстительным видом решительно накручивает диск. Длинный ряд цифр. Явно междугородний звонок… Затем возбужденный, приглушенный говор в трубку:

— Алло? Вы меня слышите?.. Пожалуйста, говорите!..

Необходимо немедленно что-то сделать.

Сара поспешно перебрала в памяти события последних часов. Казалось бы, они с Алеком сблизились и вступили в ту неопределенную, сумбурную область чувств, когда сердце берет верх над рассудком.

Что ему нужно? Куда он звонит?

Тут Рози, громко взвизгнув, требовательно заныла: «Ма-ма-ма…», и, не желая быть разоблаченной, Сара тихонько притворила дверь. Не успела она занять место у раковины, как в кухне появился Алек.

— О, гляжу, тут целое банное мероприятие! — с наигранной веселостью воскликнул он, пытаясь незаметно вернуть телефон на место.

— Только не говори мне, что опять пытался звонить, — изрекла хозяйка, вытирая мыльные руки.

— Я и впрямь пытался, — бросил Алек с нарочитой небрежностью. — Да все без толку.

Тетушка Беатрис покачала головой с выражением безнадежности.

Как раз в этот момент Сара принялась извлекать свое пухлое, вертлявое, отчаянно брыкающееся дитя из мыльной пены. Все как один замерли, зачарованные этим зрелищем. Слышался лишь плеск воды. Алек тоже инстинктивно подался вперед, с тревогой подставив руки. Помимо воли возник порыв помочь, подхватить. Сейчас было особенно ясно видно, с каким трудом удается Снегурке сладить с извивающимся, скользким от мыла комочком. Обе кумушки с полотенцами наготове довершали кольцо подстраховки. Смущенно вспыхнув от всеобщего внимания, Сара закутала Рози в простыню, превратив в тряпичный кокон наподобие мумии, и громко чмокнула ее в щечку.

— Вот он, мой колобок!

Розовая, распаренная и обессиленная Рози широко зевала.

— Обычно я мою ее по утрам, — пояснила Сара. — Пока она еще не устала.

Сообщение это явно адресовалось Алеку. Взгляды их встретились. Во взоре Сары читались надежда и какой-то неясный порыв.

Определенно, она чего-то ждет от него. И не без основания. Какие бы объяснения ни подыскивал Алек своему интересу, его снедало жгучее и сложное чувство — смесь вожделения, сострадания, желания поддержать и спасти. Кто-то словно подтолкнул его подойти и принять в свои крепкие покровительственные объятия Сару вместе с ее свертком.

Зажмурившись, он втянул носом сладкий запах детского шампуня. Потом почувствовал, как окружившие их троицу кумушки подталкивают их куда-то в сторону.

— Взгляни-ка наверх, Алек, — шепнула на ухо миссис Несбит.

Он повиновался и увидел, что они стоят прямо под люстрой, к которой подвешена большая ветка омелы. В кухне воцарилась напряженная тишина, и Алек тоже весь подобрался.

— Ну, что ты видишь? — неумолимо вопрошала кругленькая старушка, сложив руки на груди.

Все замерли.

— М-м… Вижу трещину в потолке величиной с Миссури, — невозмутимо произнес он.

— А еще что?

— Ну хорошо, — буркнул он, сдаваясь, — я поцелую ее. Дурацкий обычай!

Беатрис и Марта обменялись ухмылками.

— Я бы тоже не сказала, что у меня подходящее настроение. — Сара вздохнула, отводя взгляд от омелы и поудобнее перехватывая ребенка.

— Лгунья! — пробормотал Алек и, заключив в ладони нежный, хрупкий подбородок Сары, запечатлел на ее губах долгий, сладостный поцелуй.

Неужели это та самая женщина, на которую еще несколько минут назад он хотел донести? Безответственная сентиментальность. Дело в том, что, едва она оказывалась рядом, он терял способность трезво рассуждать. Сара была самой сексуальной, самой желанной, самой соблазнительной женщиной на свете.

— Ну вот, — с трудом оторвавшись от нее, сказал он, смущенно обводя взглядом восхищенную публику. — Кто следующий? — Ведь он по-прежнему стоял под омелой.

Дамы не заставили себя уговаривать и радостно выстроились в очередь, с готовностью подставляя губы.

Вагнер с надеждой посмотрел на старого Лайла — единственного, кто мог бы сменить его в этой роли. Но хитрый старик уже проскальзывал в дверь. За ним, пожелав всем спокойной ночи, удалилась Сара, а следом, как пришитый, — Тимоти, таща на себе банный реквизит.

Как только удалось перевести дух, Алек поспешил выйти из опасной зоны, опасаясь, как бы леди не образовали второй круг.

Пожелав всем спокойной ночи, он двинулся к двери.

— Может, прихватишь с собой бренди, Алек? — бросила вслед миссис Несбит. — Чтобы скорее уснуть.

— Благодарю. — И Алек мрачно потащился к себе.

Пить в одиночку? Нет уж, он имел это удовольствие у себя в Чикаго.

А вот здесь он был не один. И именно здесь он полностью расслабился, раскрепостился, почувствовал себя в безопасности.

Что же будет с ним, когда отпуск закончится? Неужели придется возвращаться в свою одинокую берлогу? Он устал бесцельно слоняться без дела и все больше скучал по работе. Быть может, если подать рапорт о пересмотре…

И уж совсем дурацкие мысли лезли в голову насчет возможного семейного счастья втроем. Сара и Рози, которые ждут и встречают его после работы… Черт возьми, да у него даже нет для них подходящего жилья! Это должен быть уютный дом за городом — такой, в котором он всегда мечтал жить еще с тех пор, как был мальчишкой.

Двадцать пять тысяч тут бы очень пригодились. Если, конечно, они чистые…

Вагнер беспокойно ворочался на непривычно узкой кровати, силясь уснуть. Все в этой новой комнате было маленьким и неудобным — начиная от стенного шкафа и кончая матрасом.

В дополнение к мучительному хаосу, царившему в голове, откуда-то доносилось назойливое жужжание голосов. Алеку случалось слышать его и прежде, но тогда он убедил себя, что причина — его не в меру живое воображение. Но в этой комнате звуки раздавались отчетливее — прямо над потолком.

Он вспомнил, что гудение раздавалось в те дни, когда общество не собиралось вечером в гостиной, а сестры под тем или иным предлогом спешили удалиться, оставив Алека наедине с бокалом. Бывало, что там же в углу дремал Лайл или сидела Марта с рукоделием.

Окруженный столькими загадками, Вагнер почувствовал, что просто обязан разгадать хотя бы одну. Он выбрался из постели, натянул джинсы и бесшумно выскользнул за дверь.

Пространство чердака было маленьким и тесным, хотя швейная комната и занимала выступающую пятиугольную башенку. Именно эта башенка с высокими окнами и придавала всему зданию старинное, викторианское очарование. Там же находилось несколько изрядно потрепанных предметов мебели: мягкое кресло, оттоманка, застекленный шкафчик орехового дерева, а также два очень удобных кресла, обитых коричневым бархатом, а между ними — торшер. Чувствовалось, что сестрам хотелось посреди неустанных хлопот выкроить себе немного уюта и уединения.

Ведущая на чердак деревянная лестница была окрашена в белый цвет, вместо перил — обычный брус. С каждым шагом голоса делались громче. Они доносились как раз из швейной комнаты в дальнем конце, прямо над спальней Алека. Может, и не следовало вторгаться сюда в столь поздний час, но Алеку было совершенно необходимо уяснить наконец, что к чему. Он решительно миновал коридор и постучался в белую крашеную дверь.

Ответом ему была тишина.

Затем раздался необычно бодрый для этого времени и одновременно изрядно встревоженный голос Камиллы:

— Кто там?!

Алек почувствовал себя неотесанным чурбаном.

— Добрый вечер, леди, — пробормотал он, приоткрывая дверь и просовывая внутрь голову.

Сестры восседали в креслах в глубине пятиугольного эркера. У обеих на коленях лежало по чулку для рождественских подарков, как те, что уже висели в гостиной. На чулках отчетливо читались имена — «Сара» и «Рози».

— Что, передумал насчет бренди? — осведомилась миссис Несбит. — Должно быть, понапрасну спускался в гостиную. — И она махнула рукой в сторону маленького столика, где красовался знакомый графин в окружении пузатых бокалов.

Алек не стал разубеждать ее и налил себе щедрую порцию.

— Не мог уснуть, — признался Алек. — Мне показалось, что я слышу какие-то голоса. Мужские.

Сестры обменялись взглядами.

— Посмотри туда, Алек.

Он резко обернулся и увидел в углу прикорнувшего в кресле Лайла. Теперь на нем была черная домашняя куртка и не лишенные изящества свободные пижамные брюки. Наш старичок всем сто очков даст вперед, подумал Алек, испытывая невольную нежность к старому чудаковатому франту.

— Но позвольте, сударыни, — вновь повернулся он к дамам. — Этот человек спит. Как же он…

— Не все же время он спит! — фыркнула Камилла. — Не стал бы он приходить сюда ради этого. У него есть прекрасная кровать.

— Но я только минуту назад слышал из-за двери…

— Вы находитесь здесь уже больше минуты, — возразила Камилла.

Поняв, что толку от них все равно не добиться, Алек решил перевести разговор в волнующее его русло. Взгляд его упал на чулки для подарков. Вот и подходящий повод.

— Э-э… насчет этих чулок… Насколько я понял, Сара не успеет их получить.

— Это почему же? — вскинулась Камилла.

— Ей так не терпится поскорее оказаться в пути…

Камилла фыркнула и резко воткнула иглу в ткань.

— Но все же, может статься, она задержится. И как неловко получится, если они с девочкой окажутся за бортом нашего праздника! Безусловно, лучше быть во всеоружии.

— А я верю, что они встретят Рождество с нами. Разве тебе этого не хочется, Алек? Провести Рождество вместе с Сарой и Рози? — улыбнулась миссис Несбит.

— Да, конечно… — Он осекся. — Она мне очень нравится… Просто дело в том, что Сара, возможно, вовсе не та, за кого себя выдает.

Обе женщины прекратили шить, руки замерли на подлокотниках.

— Что вы имеете в виду, Алек? — Камилла приподняла бровь.

— Я и сам хорошенько не знаю… Наверное, вам лучше забыть о том, что я сказал, — пробормотал он.

— Нет уж, дорогой, говори, — заявила миссис Несбит.

И Алек заговорил. Он начал с инициалов К. X. на багаже и первоклассного качества чемоданов, которое не вязалось с их дешевым содержимым. Обратил внимание на странный маршрут, что был нанесен на карту. Не забыл и подозрительной неловкости, с какой Сара управлялась с ребенком. И лишь потом рассказал о тайном расследовании, предпринятом на собственный страх и риск: о найденных деньгах, о бумажнике с записями. Под конец указал на неистовое стремление Сары связаться с кем-то по телефону.

— Но, Алек, у тебя точно такое же стремление! — заметила миссис Несбит.

— Да, но…

— Быть может, она просто взяла эти чемоданы взаймы, — предположила Камилла.

— Все так, но…

— Быть может, у нее друзья во всех этих пунктах, — хором заявили обе.

— Возможно. Тем не менее я намерен не спускать с нее глаз и понять, что все это значит, — твердо заключил он.

Сестры вновь обменялись выразительными взглядами — такими, что спокон веку проводили четкую грань между женской и мужской половинами человечества.

— Ты прав, не спускай с нее глаз, Алек! Ни на минуту!

— Я говорю серьезно!

Из-за раздражения и неловкости красные пятна проступили у него на щеках. Насмешка в их голосах свидетельствовала о том, что они не увидели за всем этим ничего, кроме нарождающегося романа. Да уж, команда единомышленников, нечего сказать! Крутые профессионалы! Алек залпом допил бренди, встал и поставил бокал.

— Спокойной ночи, леди, — бросил он по дороге к двери.

— Алек! — позвала миссис Несбит. Он обернулся с натянутой улыбкой. — Мы понимаем твои тревоги. Но все же предпочитаем истолковывать сомнения в пользу подозреваемого.

Он уставился на носки своих туфель.

— Поймите, я тоже надеюсь, что она не мошенница.

— Да, но почему бы не поверить, что это так? Подойти к делу с другой стороны?

— Я попробую, — кивнул он. — Тут есть над чем подумать.

Глава седьмая

Проснувшись на следующее утро, Алек увидел, что его крохотную комнатку заливает солнечный свет. Кто-то негромко стучал в дверь. Должно быть, как обычно, прибыл завтрак. На часах было девять, а значит, общий завтрак в столовой уже закончился.

— Войдите!

Последовал новый стук. Ворча, он выбрался из постели и зашлепал босыми ногами по полу. За дверью, с подносом в руках, одетый в полосатую майку и комбинезон, стоял Тимоти.

— Как же я войду? Дверь-то заперта.

— Я думал, это миссис Несбит, а ее ничто не остановит.

— Не-ет, я пока так не умею.

— И слава богу, малыш. Одного чародея на дом вполне достаточно, — пошутил Алек.

Но веснушчатое лицо мальчика оставалось серьезным.

— Я хочу стать врачом.

— Прекрасная идея.

— Да. И я собираюсь жить дома, в Элм-Сити. Никогда отсюда не уеду.

Подхватив тяжелый поднос, Алек снова залез в кровать. Тимоти примостился на краешке.

— Скучаешь, должно быть, без отца.

Мальчик понурил рыжую голову.

— Опять он не приедет на Рождество. Уже в который раз.

— Но мы все равно как следует повеселимся. Обещаю тебе.

Лицо Тимоти просветлело.

— Это хорошо. Я уверен, Сара тоже останется и отпразднует Рождество вместе с нами.

— Может, вдвоем мы ее уговорим. — Алек подцепил на вилку омлет с бело-синей тарелки и словно невзначай спросил: — Как там прошел завтрак?

— Она была там, — многозначительно обронил Тимоти. — И все время смотрела на ваш стул.

Алеку не понравилось, как встрепенулось при этих словах его сердце. Совершенно излишняя чувствительность.

— А еще что было?

— Камилла пошла в сарай за дровами, а Лайл увязался ее сопровождать. Сказал, что ему полезен моцион. — Тимоти стащил с подноса тост. — По-моему, они ходят туда вместе, чтобы целоваться.

— Что-то вчера он не проявлял такой прыти!..

— Просто вчера у него не было с собой мятных пастилок. Он всегда кладет в рот пастилку, прежде чем поцеловать мисс Камиллу. Тогда он называет ее «моя овечка». А миссис Би печет сегодня фигурное печенье к Рождеству, а я ей помогаю. Вы тоже можете прийти.

Алек вдруг подумал, что свежего рождественского печенья он не ел уже лет тридцать. С тех самых пор, как соседка по их многоквартирному дому однажды принесла им с сестрами маленькую бумажную тарелочку с праздничным лакомством. Это воспоминание неожиданно проняло его до глубины души. Оно оказалось таким острым, что Алек даже испугался.

— Я… э-э… пожалуй, нет, малыш.

— А вот Сара придет.

— Э… ну, возможно, и я тоже…

Тимоти засмеялся, радуясь своей хитроумной ловушке.

— Не забудьте запастись мятными пастилками!

Алек появился на кухне полчаса спустя в толстом голубом свитере, потертых джинсах и с сияющими как никогда глазами. Там уже дым стоял коромыслом. Женщины были целиком погружены в творческий процесс, а вокруг них околачивался счастливый Тимоти с лопочущей Рози на руках и время от времени скармливал ей крошку-другую готовой продукции.

Миссис Несбит радушно поздоровалась с Алеком.

— Как спалось на новом месте?

— В общем неплохо, — кивнул тот. Заложив пальцы за ремень, он обвел взглядом поле битвы. Ни дать ни взять иллюстрация к рождественскому рассказу. Женщины в белых фартуках с перепачканными мукой лицами сновали по кухне. Повсюду теснились банки с продуктами, мерные ложки, миски и противни. Праздничная суета, гул голосов, столкновения, сопровождаемые оживленными восклицаниями.

В дальнем конце распахнулась дверь, ведущая на заднее крыльцо, и в кухню тяжело ввалился Лайл с вязанкой дров.

— Вам помочь, сэр?

— Нет, нет, благодарю, я отлично справляюсь, — отозвался на порыв Алека старый джентльмен. Он двинулся через кухню, галантно кивая всем по очереди. — Мне только отнести вот это в гостиную.

Тимоти увязался за стариком, спрашивая на ходу, достаточно ли, по его мнению, украшений на елке, и оба скрылись за дверью.

Сара сняла с подноса остывающее печенье в форме елочки и протянула Алеку.

— Попробуйте вот это.

Алек взял ее руку в свою и, поднеся ко рту, аккуратно захватил губами печенье, как бы невзначай коснувшись нежных пальчиков.

Нет-нет, в его настроении ничего не изменилось. Он все так же подозревал эту женщину в каких-то темных делах. И вместе с тем она по-прежнему необычайно интересовала его. Даже сводила с ума.

По жилам Сары словно проскочил электрический ток. Изумленная, она подняла на Вагнера взгляд и несколько долгих секунд, как зачарованная, не могла отвести его от этих синих глаз. Но в мозгу тем временем яркими прожекторами вспыхивали сигналы опасности. Она чувствовала, что готова по уши влюбиться, и это пугало ее. Хорошенькое дело — ведь она ничего не знает об этом человеке. Кроме того, что он отставник ФБР, мрачный, замкнутый одиночка, которому некуда больше податься и не с кем встречать Рождество. Нет, это опасная игра.

Сара вдруг поймала себя на мысли, что ей ужасно хочется узнать о нем побольше. Но вряд ли представится такая возможность: не сегодня, так завтра ее уже здесь не будет.

— Эй! Слушайте все! — ворвался в кухню возбужденный Тимоти, крепко сжимая протестующе взвизгивающую Рози. — Дорожная бригада приехала! Пока мы пекли печенье, они уже половину пути расчистили!

Обрадованная Сара выхватила у него Рози.

— Какой же ты молодец, Тим, что заметил!

— Еще приезжал тягач из гаража, забрал твою машину.

Сара бросилась вон из кухни. Алек — за ней. Ворвавшись в гостиную и усадив Рози на кушетку перед окном, она взобралась рядом и, стоя на коленях, вытянув шею, попыталась высмотреть удалявшийся грузовик. Подошедший Алек положил руку ей на плечо и ощутил под мягким розовым свитером крепкие, тугие мускулы. Сара тяжело дышала, казалось, сейчас она разобьет стеклянную преграду и бросится вдогонку.

— Сара… — осторожно начал Алек.

Та резко обернулась.

— Оставьте этот покровительственный тон! — негодующе воскликнула она. — Забрали мою машину, понимаете? Единственное транспортное средство! Как теперь ее вернуть? Где искать?

— Я знаю, где, — вмешался Тимоти. — В городе только один гараж — на углу, в квартале от Главной улицы.

Алек повернулся к поникшей у окна фигурке Сары.

— Не горюйте так. Обещаю разузнать о вашей машине.

— Каким образом? — Она горестно изогнула бровь. — С помощью дымовых сигналов?

Он успокаивающе похлопал ее по плечу.

— Терпение, Снегурка, немного терпения. У меня есть план получше.

— Говоришь, отопление в твоей новой комнате не работает?

Беатрис и Камилла прибирались в кухне, куда через несколько минут вернулись Тим и Алек. К радости Алека, Марты поблизости не было — тем легче будет осуществить задуманное.

— Не в новой, а в старой — там, где теперь Сара.

— О Господи!

— Нет, она-то сама не жаловалась, — поспешно добавил Алек. — Не могли бы вы потихоньку проверить, в чем дело?

К его удовольствию, обе сестры, скинув фартуки, ринулись наверх.

— Что вы задумали? — удивленно спросил Тимоти. Округлившиеся глаза горели жаждой приключений.

— Я хочу попросить тебя об одолжении.

— Правда? Ух ты! — Глаза загорелись еще сильнее. — Вам нужна моя помощь?

— Еще как! — Алек торопливо подвел его к телефонной полке в углу. — Мне нужно, чтобы ты позвонил.

Тимоти непонимающе уставился на него снизу вверх.

— Но мне не велят…

— Знаю, тебе не велят звонить приятелям накануне Рождества. Но тут совсем другое дело. Я хочу, чтобы ты позвонил в гараж.

— Говорю же, мне вообще нельзя звонить.

— Послушай, этим ты никого не побеспокоишь. А вот Саре окажешь большую услугу.

— Саре? — Голос Тимоти дрогнул.

— Ей очень нужна машина. А ни она, ни я не можем отсюда прозвониться.

Тимоти неуверенно повернулся к аппарату. Можно подумать, его заставляют грабить банк.

— Ну ладно.

Алек чуть не расцеловал его. Быстро выхватив из ящика телефонную книгу, он нашел нужный номер и продиктовал мальчику.

— Алло! — пропищал тот в трубку. — Это гараж? Говорит Тим Доунс из «Уютного уголка»… Привет, Бен… Да, мама хорошо себя чувствует… Все тут здоровы… Нет, папа приедет только в середине января. Тут один наш постоялец хочет с тобой поговорить.

Алек не верил ушам. Сработало! Но сейчас было не до восторгов, время поджимало. Он взял трубку, а Тим поспешно отбежал от телефона, как от мины.

— Привет, Бен. Меня зовут Алек Вагнер. — Приходилось изо всех сил прижимать трубку к уху. Странно, Тимоти слушал совершенно нормально, а Алек едва различал голос за толстой пеленой помех. Но все-таки на сей раз он слышал человека, и Алеку даже показалось, что он улавливает звук челюстей, пережевывающих табак. — Бен, ваш тягач только что забрал отсюда черный «линкольн»… Да, «линкольн».

Последовала пауза, и Алек уже было испугался, но тут из трубки раздалось:

— Его здесь нет.

— Может, он еще в пути?

— Тягач на месте. — Снова жующий звук. — А «линкольна» нет.

— Не может быть!

— Говорю тебе, сынок. У нас не так много заказов перед праздниками. Такой машины я нынче не видел. Всего доброго, сынок.

Алек с досадой и неприязнью положил трубку. А он-то надеялся, что все уладится, стоит лишь дозвониться. Сара будет вне себя, когда узнает. Алек решил, что вообще не станет ей говорить. Наверняка этот парень, Бен, что-то перепутал. Не мог Тимоти не узнать местный тягач. Да и кто бы еще стал собирать по дорогам застрявшие автомобили?

Пожалуй, придется предпринять вылазку в Элм-Сити. Ветер стих, температура около нуля — прогулка может оказаться даже приятной. Он заглянет в магазины, купит подарки к Рождеству. Ну и завернет в гараж поговорить с водителем тягача.

Кроме того, будет прекрасная возможность навести справки относительно Сары и Рози. Слишком уж много накопилось вопросов.

— Очень рад, что с отоплением все в порядке, — неловко пробормотал Алек в ответ на недоуменное недовольство сестер и, выйдя в сени, нагнулся к знакомому шкафчику.

— Куда ты, Алек? — шагнула вслед миссис Несбит.

— Хочу прогуляться в город.

— Лучше бы подождать, пока чуть потеплеет.

Алек выудил из шкафчика рукавицы.

— Погода именно такая, какая должна быть на Рождество, — доброжелательно, но твердо сказал он. — А после Рождества меня здесь не будет.

— Ох, не напоминай об этом, Алек. Мне будет так не хватать тебя! Не передать словами, как я буду скучать. — Доброе круглое лицо тетушки Би сморщилось от огорчения, и у Алека дрогнуло сердце.

— У нас будет замечательное Рождество! — с жаром сказал он.

Вагнер не узнавал сам себя. Вечный бродяга, бездомный скиталец, суровый боец с сердцем не чувствительнее куска говядины, он обещает кому-то незабываемый семейный праздник.

Когда Алек, облаченный в зеленую куртку, появился у двери своей комнаты, его уже поджидала Сара.

— Я иду с вами! — объявила она.

Хорош оперативник! — подумал он, досадливо стискивая в руке рукавицы. Не мог улизнуть незамеченным.

Молодая женщина тоже была одета по погоде — в какое-то странное красное полупальто с воротником из скунса и шапочку в тон. Наряд этот, без сомнения, был извлечен из арсенала Марты Доунс. При всей несообразности он был очень к лицу рыжеволосой Снегурке.

— Эй, в чем дело, о чем вы думаете? — заглядывая в глаза, вывела его из задумчивости Сара. — Идемте же! — И настойчиво потянула Алека за рукав.

Они как раз пересекали вестибюль, когда из арки гостиной навстречу выскользнула миссис Несбит. На руках она держала Рози, упакованную в голубой зимний костюмчик и укутанную белым шарфом.

— Ну нет, так дело не пойдет! — запротестовал Вагнер. — Тащить ребенка по скользкой дороге!

— Мы решили, что вы возьмете сани. Разве Сара тебе не сказала?

— Нет! Об этом не может быть и речи! — вскипел Алек.

Как прикажете с трезвой головой собирать улики, когда подозреваемая так и льнет к тебе, играя на чувствах, — желанная, обольстительная, беспомощная и беззащитная? Не говоря уже о младенце, который дергает за ниточки твоей души, точно ярмарочный кукловод.

— Тише-тише, — осадила его миссис Несбит, вручая Саре дочку. — Лучше поторапливайтесь, если хотите к ланчу добраться до кафе.

— Ладно, сдаюсь.

Все четверо двинулись по тропинке к сараю: миссис Несбит с неизменной корзинкой для яиц, за ней Сара с малышкой на руках, затем Алек с упряжью и детской сумкой. Выглядывавшая из-за плеча матери девчушка корчила уморительные рожицы.

Непостижимо, до чего ловко удается этой троице вить из него веревки!

Вагнер шагнул вперед, чтобы отворить тяжелые двери сарая. Испуганные их вторжением куры, шумно захлопав крыльями, слетели с балок вниз.

Сара с любопытством следила, как миссис Несбит, обходя свое хозяйство, собирает свежие яйца, а Алек, перегнувшись через загородку, погладил белую гриву Сахара. Он испытывал сильное искушение, вскочив на коня, удрать в одиночку.

— Только не на Сахаре, — подала голос миссис Несбит, внезапно возникая из-за сетчатой загородки. — В город надо ехать на Перце. Он не такой пугливый, не боится уличного движения.

— Перец так Перец, — пожал плечами Вагнер. Как она догадалась, что у него на уме? Эта женщина может не только проходить сквозь запертые двери, она поистине умеет творить чудеса. Никакие препятствия ей не помеха!

Вдвоем, как и в прошлый раз, они впрягли лошадь в сани. Алек надеялся, что старушка забудет про колокольчики, но не тут-то было.

Наконец, надежно закрепив всю упряжь, тетушка Би выпрямилась во весь свой небольшой рост и отряхнула снег с рукавиц.

— Как славно слышать этот звук в рождественскую пору! — Она коснулась рукой ремешка, крепящего круглые медные бубенцы. — Чувствуешь? Чем крупнее бубенчик, тем ниже тон. А весь набор создает дивную музыку.

Сара уже забралась в нарядные, сверкающие черным лаком санки и, удобно устроившись с Рози на переднем сиденье, слушала веселый перезвон. По спине ее пробегал холодок необычного, необъяснимого наслаждения — словно покалывало сладчайшими иголочками. Эти звуки живо воскрешали в памяти недавние события: спасительный звук колокольчика вдалеке, склоненная над ней темно-красная фигура, заиндевевшие лицо и волосы Алека. Все остальное помнилось смутно, а вот эти детали ярко запечатлелись в мозгу.

Ворчливый Санта-Клаус с искалеченным плечом…

Алек, отсалютовав хозяйке, тронул лошадь.

Глава восьмая

Денек выдался как по заказу — идеальный для прогулки в санях. Снег, точно усеянный алмазной пылью, ослепительно искрился на солнце. Бодрящий, не слишком холодный воздух веселил душу, заставляя дышать полной грудью. Перец резво бежал по заснеженной дороге. Кругом ни души: ни машин, ни пешеходов.

— Вон там, на западе, виднеются какие-то фермы, — заметила Сара, указывая рукой.

Алек скосил на нее взгляд.

— В ту страшную ночь… — Сара сделала паузу и крепче прижала к себе Рози, — мне показалось, что я одна в целом свете. Единственное, что я увидела среди тьмы, были огни этого забавного домика.

— Здесь вообще темно по ночам, дорожных фонарей вовсе нет. Единственный освещенный подъезд к усадьбе — у миссис Несбит. Ничего удивительного, что вы заплутали. Со всяким могло случиться.

Внезапно Сара повернула к нему лицо, и Алек увидел, что оно расцвело чудесной улыбкой. Словно бы упала какая-то защитная маска, и в широко распахнутых глазах засветились прямодушие и искренняя благодарность. Против воли сердце Алека заметалось — не хуже вспугнутой курицы в сарае миссис Несбит. Захотелось что-то сказать, чтобы задержать эту улыбку.

— Со мной случилось нечто похожее. Я взял такси в аэропорту, заехал в Мадисон кое-что купить, потом направился сюда. Мело ужасно, темень — хоть глаз выколи. Пяти минут не прошло, как мы потеряли направление. И вдруг впереди показался этот дом, весь в цветных огнях. Я решил, что это и есть гостиница, и, к счастью, не ошибся. На дорожном указателе значилось: «Добро пожаловать в "Уютный уголок"!»

— Да-да, — радостно кивнула Сара и дружески прикоснулась к его сжимавшей поводья рукавице.

Оба притихли. Молчание нарушалось лишь мелодичным позвякиванием бубенцов.

Въезд полусказочного рождественского экипажа в Элм-Сити наделал много шуму. Да еще какого! Сигналили немногочисленные и неспешно едущие машины, пешеходы шарахались в стороны, уступая дорогу. Ничто не нарушило уверенную рысь Перца.

К восторженному изумлению седоков, жеребец устремился прямиком к городскому парку, живописному, празднично убранному месту в конце Главной улицы. Даже стоящий в окружении дубов и сосен бронзовый Вашингтон держал в руках ветку омелы.

— Похоже, Перец бывал тут и раньше, — убежденно сказала Сара. — По-моему, здесь можно безбоязненно остановиться.

Алек кивнул. А он-то думал, что перевидал все на свете. Но лошадь, управляющая седоками, — это что-то новое!

— Миссис Несбит не стала бы отправлять нас в санях, если бы в городе это не разрешалось, — ободрила его Сара. — Должно быть, тут все ее знают.

— Наверняка. Я вообще удивляюсь, почему ее до сих пор не выбрали мэром, — бросил Алек, выскакивая из саней. Не успела Сара опомниться, как он уже скинул рукавицы и, обхватив ее за талию, перенес на землю.

В тот же миг лицо его исказила мучительная судорога.

Сара, беззвучно вскрикнув, поднесла руку ко рту.

— Алек! Вам не стоило…

Тот буркнул что-то в ответ, и в это время они увидели, как к ним бодрой походкой приближается шериф в синей униформе и со звездой. Взяв Сару под локоть, Алек мягко подтолкнул ее к тротуару. Молодая женщина явно пыталась скрыть охватившую ее панику.

— Добро пожаловать в Элм-Сити, — радушно приветствовал их представитель закона. — Я — шериф Уолтерс. — Он приподнял шляпу, с любопытством разглядывая гостей.

Саре явно было не по себе, она напряженно жалась к своему спутнику.

— Позвольте, я подержу ребенка, — заботливо предложил Алек, полагая, что ей просто тяжело держать свою ношу. Но, встретившись с ней глазами, был поражен — на него глядели два маленьких бездонных озерка страха.

Что она скрывает?! И почему сам он преисполнен такой решимости уберечь, защитить ее? Это было не менее загадочно.

— Остановились в «Уютном уголке»? — приветливо поинтересовался шериф.

— Да, — улыбнулся Алек. — А вы узнали нас по лошади?

Шериф оглянулся и озадаченно уставился на Перца.

— Хм… это ведь, кажется, сани миссис Несбит? Добрые старые санки, верно?

— Отличные санки.

— У вас славный городок, шериф, — отважилась вступить в разговор Сара. — Вероятно, бывает много туристов.

Тот широко улыбнулся.

— Летом не в пример больше. У нас здесь яблоневые сады, город славится сидром, джемом и яблочными пирогами. С мая по октябрь на Главной улице по выходным разворачивается ярмарка ремесел. Ну и есть еще замечательный музей фермерства в… — Он вдруг захлопнул рот, будто испугался, что сболтнул лишнее. — Но и в Рождество тут неплохо, — поспешно прибавил он. — Особенно теплая атмосфера в «Уютном уголке».

— О да! — с готовностью согласился Алек. — Боюсь только, их рекламный буклет несколько дезориентирует… Я надеялся, там будет более… м-м… современно.

— Ну, вам-то, как я погляжу, там неплохо. А малютке и подавно. Весела, как птичка.

— Как вы думаете, никто не уведет старичка Перца, если мы его здесь оставим? — спросила Сара.

— О нет, мэм! — усмехнулся в усы шериф, садясь в машину. — Отдыхайте себе на здоровье. Счастливого Рождества!

— Какой-то он странный, — с подозрением произнесла Сара.

— Кто бы говорил! — поддразнил ее Алек. Она нахмурилась, сердито сжав кулаки.

— Дайте сюда моего ребенка!

— О'кей, только перейдем улицу.

Загорелся зеленый свет, и они поспешно двинулись дальше. Сара с опаской косилась на каждую тормозившую рядом машину и на каждого встречного прохожего.

До чего же Алек ненавидел эту неизвестность! Как бы ему хотелось понять, что происходит! Было сильное искушение встряхнуть ее хорошенько и потребовать объяснений. Не будь у нее на руках Рози, он бы так и сделал.

— Что, если мы разделимся на время? — небрежно спросил он.

— Это было бы неплохо, — просияла она, и раскрасневшееся на морозе лицо еще больше похорошело. — Человеку хочется иногда побыть одному. Вам все равно будет неинтересно сопровождать меня. Мне нужен вон тот парикмахерский салон.

— По-моему, ваша прическа в полном порядке, — искренне похвалил он и, не удержавшись, коснулся пальцами выбивающихся из-под шапочки темно-золотых кудрей.

— Мне нужны парикмахерские ножницы, — пояснила она, борясь с соблазном прижаться к его руке. — Я обещала соорудить нашим дамам новые прически. Я ведь стилист, вы забыли?

— Тогда встретимся через сорок минут и вместе пообедаем. А я наведу справки о вашей машине. Гараж в квартале отсюда.

Пожалуй, Сара чересчур внимательно обдумывала это предложение. Алек забеспокоился. Сейчас главное — найти ее машину. Без нее она никуда не денется. Надо подержать ее на крючке, пока он не разберется в этом деле. И в своих чувствах к ней.

— Пожалуй, вы правы — не стоит тащить туда Рози, — решила она наконец. — Сходите без меня, если не возражаете.

Он постарался скрыть облегчение за озабоченно нахмуренными бровями.

— Не волнуйтесь, мне вовсе не трудно.

— Ладно, зато я приглашаю вас на ланч вон в то кафе, «У Лесли». Не знаю, что там подают, но пахнет оттуда очень заманчиво. Да, вот еще что… — Сара замолчала, колеблясь. Алек терпеливо ждал. — Если вас не затруднит… если машина там… не могли бы вы взять из нее кое-что?

— Что именно?

— Пластмассовую игрушку, головоломку. Рози ее очень любит. Она, конечно, еще не понимает… но ей нравится играть с этими детальками. Они такие яркие…

Алек с облегчением вздохнул. Слава богу, это не пистолет, не яд и не что-либо в таком роде. Она просит всего лишь об игрушке. Она просто любящая мать.

— Будет сделано, — весело ответствовал он, ущипнув Рози за толстую щечку.

Окрыленный благодарным взором Сары, Алек легко и стремительно пересек Главную улицу.

— Эй, есть кто-нибудь? — Неспешной походкой Вагнер вошел в помещение станции техобслуживания и остановился перед конторкой с кассовым аппаратом. Обычное для маленького городка заведение — одновременно бензоколонка, гараж и мастерская, где можно и бензином заправиться, и машину отремонтировать или взять напрокат. На столике позади конторки вместе с пачками квитанций, рекламными буклетами и телефоном он заметил даже факс.

— Добрый день, мистер.

Из глубины гаража появился человек лет сорока, вытирая руки о тряпку. На промасленном комбинезоне было вышито имя — Хол, что и не замедлило подтвердиться при знакомстве.

— Скажите, вам доставляли сюда черный «линкольн»? — любезно осведомился Алек.

— А как же! Нынче утром. Сам его цеплял. Неподалеку от старой гостиницы.

— Видите ли, хозяйка очень расстроена, что вы сначала не посоветовались с ней.

— Хозяйка гостиницы?! — воскликнул тот. — Сомневаюсь, что…

— Нет, хозяйка машины.

— А, вот оно что… Видите ли, бульдозерист к тому времени еще не расчистил подъездную дорогу, а я не стал ждать. Прошу извинить.

— В каком состоянии машина? По-моему, она не слишком пострадала.

— Нет, в наилучшем виде. Я сделаю ей полную профилактику. Взгляните сами. — И Хол повел Алека в ремонтное помещение. — Славная машина, — похвалил он. — Должно быть, хозяйка — леди со средствами.

Густые каштановые брови Алека сдвинулись к переносице. Судя по машине — да. Но если вспомнить, что одеты Сара и Рози отнюдь не шикарно…

— На крыле несколько вмятин, которые легко устранить, — продолжал Хол. — И бензин тяжеловат для нашего климата. Когда путешествуешь, надо быть внимательнее к таким вещам. Видно, владелица очень спешила.

Тем временем Алек запомнил номер машины. Услышанное от автомеханика ему не понравилось и вновь всколыхнуло подозрения. Но в любом случае — замешана она в чем-то или нет — нигде Снегурка не будет в большей сохранности, чем под его крылом.

— Собственно говоря, Хол, нет необходимости так уж спешить с этой работой. Наоборот, я бы попросил вас подольше потянуть с ремонтом. Проще говоря, заморозить его, покуда к вам не обратятся.

— Но я не могу пойти на это без согласия леди.

Как приятно было вновь испытать забытое ощущение — потянуться в задний карман за бумажником и предъявить удостоверение офицера ФБР! Глаза собеседника вспыхнули взволнованным интересом.

— Всегда рад помочь закону.

Хол был заинтригован — честный и законопослушный гражданин, который не прочь пережить маленькое приключение. Впрочем, он несколько настороженно воспринял то, что Алек пробрался на заднее сиденье и выудил пресловутую головоломку. Однако сразу успокоился, когда тот приветливо, но деловито осведомился, где находится телефон-автомат. Хозяин подвел его к конторке.

— Не стесняйтесь, звоните прямо отсюда.

— Большое спасибо. Звонок не будет стоить вам ни цента.

— Я сразу понял, что могу доверять вам, мистер Вагнер.

— Зовите меня Алек. А скажите, — вдруг осенило его, — как у вас здесь со связью?

— В каком смысле?

— Телефонная линия в гостинице никуда не годится.

Хол усмехнулся, потирая острый подбородок.

— Все в городе на самом современном техническом уровне.

— Но сколько я ни пытался дозвониться до вас из отеля…

— Не могли прорваться, — согласно кивнул Хол, словно бы ничуть не удивившись. — Да, мне доводилось слышать подобные жалобы.

И он заторопился уйти, но от Алека было не так-то легко отделаться.

— Однако по моей просьбе Тимоти Доунс все же дозвонился сюда, в гараж, и с кем-то говорил.

Хол вздрогнул, и ручка с блокнотом выскользнули из рук.

— Погодите секунду, — пробормотал он и ринулся внутрь гаража, зовя: — Отец! Отец!

Через минуту перед Алеком предстала точная, только поблекшая, копия Хола — человек в таком же комбинезоне, но седой и массивный, с гаечным ключом в руке.

— Это мой отец, Фрэнк. Отец, познакомься, это Алек Вагнер, он остановился в «Уютном уголке». Говорит, что звонил сюда утром и с кем-то разговаривал. — Старик выглядел растерянным, кажется, он не мог взять в толк, что от него нужно. — Из «Уютного уголка» Беатрис Несбит, — с нажимом пояснил сын.

— Нет, я разговаривал с другим человеком, — уточнил Алек, чувствуя себя довольно глупо. — Того звали Бен.

Старик обратил недоверчивый взгляд на сына.

— Он что, серьезно?

— Да, — кивнул тот. — Номер ему набирал Тим Доунс. Этот человек действительно говорил с Беном.

Фрэнк легонько вздохнул, немолодое лицо его выражало нежность.

— Странно. Как-то не похоже на Бена. Когда-то он был совладельцем этого заведения. Даже в зените карьеры ни за что, бывало, не появится в мастерской перед праздниками. Разве что наймет каких-нибудь подростков заливать бензин да протирать стекла. — Фрэнк снова вздохнул и посмотрел на старую пожелтевшую фотографию на стене. — Папаша передал все дела в наши руки. Хотя мне очень нравилось видеть его с гаечным ключом в руке.

И, зажав в руке собственный гаечный ключ, он тихо удалился в ремонтное помещение.

— Папаша? — переспросил Алек.

— Всем он известен не иначе как Папаша Бен, — торопливо пояснил Хол. — А в таком маленьком городишке прозвище прилипает намертво. — И, подобрав ручку с блокнотом, тоже скрылся в дверном проеме.

Алек озабочено поскреб в затылке, чувствуя, что от него ускользнуло нечто важное. Может, этот Бен случайно проходил мимо и ответил так просто из вредности? Вполне возможно. Просто из-за Сары все кажется ему подозрительным.

Алек вытащил из бумажника список телефонных номеров и снял трубку. По крайней мере сигнал был отчетливый.

Алек набрал номер отеля в Мэдисоне, где Сара предположительно останавливалась два дня назад. Здесь он тоже без долгих сомнений отрекомендовался агентом ФБР и в конце концов установил, что никакая Сара Джеймсон не останавливалась там ни в ту ночь, ни в предыдущие. Зато гостиничный компьютер отреагировал на инициалы К. Х. В регистрационных документах значилась некая Келли Хаттон, однако ее саму никто не видел. Комната была заказана заочно по номеру кредитной карточки, но в положенное время клиентка не рассчиталась. По правде говоря, о ней до сих пор ничего не было слышно.

Озадаченно нахмурив лоб, Алек быстро записал имя: Келли Хаттон. Кем же была Сара на самом деле?

Он позвонил в другой пункт Снегуркиного маршрута — отель в штате Иллинойс. На том конце провода попросили подождать. Чтобы скоротать время, детектив начал рассматривать головоломку. Она представляла собой сборного клоуна и состояла из пяти крупных частей, полых внутри: голова, туловище из двух частей и огромные ботинки.

Забава была малышке явно не по возрасту. Вдобавок, не в пример остальным игрушкам Рози, эти пластмассовые фрагменты имели опасные острые углы, которыми ребенку ничего не стоит пораниться. Алек решил, что обязательно обратит на это внимание Сары.

И в этом отеле повторилась та же история. Никакой Сары Джеймсон. И все та же загадочная Келли Хаттон.

Алек позвонил туда, где Сара предполагала остановиться нынешней ночью, — в мотель на окраине Нашвилла, штат Теннесси. Ответ ошеломил его: Келли Хаттон звонила сюда всего несколько минут назад, чтобы отменить бронирование. Она хотела перенести заказ на несколько дней вперед, но перед Рождеством у них не было свободных номеров, и ей отказали.

Алек в сердцах грохнул трубку о рычаг, кипя от возмущения. В нем поднималась слепая ярость. Маленькая лгунья! Он взбешенно стукнул кулаком по столу. Головоломка подпрыгнула на столе и упала на цементный пол. Алек стал подбирать детали.

Неудивительно, что она так спешила от него избавиться!

Он раздраженно раскладывал на столе части головоломки, вновь и вновь поражаясь, как это Сара могла давать маленькому ребенку такую опасную игрушку. И внезапно понял, что она вовсе и не думала этого делать. То, что лежало перед ним, вовсе не было игрушкой. Это был тайник. Он понял это, когда из огромной, неуклюжей туфли клоуна выскочила карточка. Кредитная карточка на имя Келли Хаттон.

Надо же было сделать свое открытие именно тогда, когда он решил, что начал наконец узнавать и понимать подлинную Снегурку — такую, какой она была на самом деле. Когда поверил, что Сара и есть ее настоящее имя. Ведь она с такой готовностью на него откликалась!

Алек задумчиво постукивал большим пальцем по пластиковому квадратику. Кем бы она ни была, сейчас она ждет его. Время неумолимо бежало вперед, а оставался еще один, последний звонок. В Чикаго, в то подразделение ФБР, где он прежде работал.

— Алло? Дженнифер?

Губы Алека непроизвольно расплылись в широкой улыбке, когда он услышал знакомый голос сотрудницы. Как хорошо, что Дженнифер оказалась на месте! Они много лет проработали бок о бок, и он полностью ей доверял.

— Конечно же, я. А почему тебя это удивляет? Может, ты уже перед моим отъездом знала, что в «Уютном уголке» телефоны не работают? Ну да ладно, мне нужно, чтобы ты проверила для меня номер машины… Да, я вполне серьезно… Я вовсе не скучаю… Все в порядке. Но у меня чертовски мало времени… Ну, представь себе на минуту, что я не в отставке… Послушай, крошка, счетчик работает вовсю… Да-да, жду.

Барабаня пальцами по столу, Алек рассеянно изучал стену напротив. Тут были календарь с веселым Санта-Клаусом и бутылкой кока-колы, несколько рождественских открыток, пришпиленных к доске заказов, какие-то репродукции… Наконец его внимание привлекла пожелтевшая фотография. На ней был изображен мужчина на фоне этой самой станции техобслуживания. Позади виднелся старомодный седан с округлыми формами и покатыми стеклами. Одетый в комбинезон — точь-в-точь как Хол с Фрэнком — мужчина лицом также немного напоминал их. Алек даже привстал, чтобы прочесть вышитое на комбинезоне имя, но так и не смог разобрать.

— Алло? Да, я здесь. — Снова усевшись, он схватил ручку. — «Линкольн» зарегистрирован на имя Келли Хаттон? Сказать по правде, я бы хотел, чтобы ты провела для меня еще кое-какие изыскания… Пусть моя отставка тебя не смущает…. — Он вдруг замолчал, уронив взгляд на факс. — Постой, есть идея… — Прикрыв трубку, Алек позвал Хола. — Не возражаете, если я отправлю факс? — Получив разрешение, он снова заговорил в трубку: — Слушай, Джен. Тут есть факс… Нет, конечно не в отеле, будто сама не знаешь!.. Очень важно, чтобы ты проверила и саму Келли Хаттон. Кредитные документы… общественное положение… наличие детей… Все, вплоть до особых примет. Можешь начать с номера кредитной карты. Проверь, действует ли она.

Наконец, сообщив свои координаты, Алек дал отбой. Затем вновь занялся игрушкой. Передняя и задняя пластины легко снимались и защелкивались, и он аккуратно вложил между ними карточку. Тяжело вздохнув, он вдруг почувствовал себя так, будто несет на плечах всю тяжесть мира. Теперь ситуация вырисовывалась гораздо более мрачная. Если Снегурка и впрямь зовется Сарой Джеймсон, едва ли у нее есть законные основания пользоваться кредитной картой Келли Хаттон.

Более вероятно, что она и есть Хаттон. Тогда почему это скрывает? Почему так нервничает?

Очнувшись, он увидел перед собой Хола.

— Ну что, все в порядке?

— Вполне. — Он сунул головоломку в пакет. — Славная машина, — обронил он, кивнув на фотографию.

— Да, красавица.

— А это еще один член семьи? Похож на вас с Фрэнком.

— А… да… родственник, — уклончиво буркнул Хол и загородил от сыщика снимок — возможно, не намеренно. Впрочем, у Алека не было времени разбираться в странностях поведения здешних жителей. Он достал из бумажника хрустящую стодолларовую бумажку и протянул Холу. — Нет, это слишком много, — запротестовал тот. — Я ведь еще даже не приступал к ремонту.

— Не имеет значения, — твердо заявил Вагнер. — Если кто-то станет спрашивать о машине, скажите, что торопитесь изо всех сил, но работы очень много. А что до факсов, буду благодарен, если вы переправите их мне в отель.

— Да, но…

— Прошу вас, Хол. Вы же знаете, что там с телефоном. А эта сотня под Рождество окажется совсем нелишней. — Он крепче затолкал банкнот Холу в кулак.

— Разве что из уважения к ФБР, — пробормотал Хол.

Глава девятая

— Я знаю, что обещала звонить каждый день… — взволнованно оправдывалась Сара в телефонную трубку, откуда, судя по всему, изливался поток упреков. — Но, понимаете, я сбилась с дороги.

Она сидела в телефонной кабинке в глубине того самого кафе «У Лесли», где назначила встречу Алеку. Рози у нее на коленях мусолила печенье.

— Поймите, я не виновата, — в который раз повторяла Сара. — Да, вероятно, я не оправдала ваших надежд. — В этот момент Рози что-то тихонько пискнула, и Сара дернулась, как от боли. — Ребенок? Нет, просто я звоню из кафе… Конечно, одна… Ведь таков уговор. — Рози опять завозилась, и Сара поспешно прикрыла ей рот ладонью. Малышка хихикнула и по-щенячьи обслюнявила ей руку. — Мне пора бежать. Как только машина будет готова, я немедленно трогаюсь в путь. Да-да, буду останавливаться в тех отелях, где намечено. Я позвоню перед выездом… Нет, вряд ли кто-то мог меня выследить. По карточке я ничего не покупала. Да-да, внимательно слежу, нет ли хвоста… Да-да, понимаю: ни с кем не сближаться, чтобы не вызывать подозрений… Кого следует особо опасаться? Как он выглядит?.. Остерегаться мужчин типа… Алло… алло! — Послышались короткие гудки, связь оборвалась.

Сара подхватила Рози под мышку и привстала, чтобы повесить трубку.

— Позвольте, я помогу.

— Алек! — воскликнула Сара. — Но как вы…

— Как я здесь очутился? Проник через заднюю дверь.

Вот именно — проник, подумала Сара. Прокрался, как вор. И подслушал часть ее разговора. Что именно мог он слышать? Но она не решилась спросить. Придется делать вид, будто ничего не произошло.

Вагнер уселся напротив, раздраженный, натянутый как струна, и углубился в меню.

Он явно что-то подозревает! Ну почему этот человек не может оставить ее в покое? Если бы вместо того, чтобы шпионить, он поддержал ее! Помог в этой безумной гонке, в дьявольской игре в кошки-мышки. Ведь ей чудом выпала возможность обеспечить себе и дочурке безбедную жизнь. Ведь содержание и воспитание ребенка стоит немалых денег, а где их взять?

Интересно, чем может грозить ей вмешательство бывшего агента ФБР? Для него это всего лишь увлекательная головоломка… Черт! Головоломка!

— Вы принесли игрушку?

Бессовестная притворщица, подумал Алек. Он выглянул из-за меню и сделал большие глаза.

— Ух ты! Забыл!

— Алек!!

— Я пошутил.

Он расстегнул парку и выудил на свет клоуна. Сара схватила его и поспешно сунула в сумку.

— Почему же вы не даете Рози поиграть? — вкрадчиво поинтересовался Вагнер.

Застегнув сумку, Сара опасливо подняла глаза, пытаясь понять выражение его лица. Но оно было непроницаемым.

— Она уже наигралась.

— И не только она, — обронил собеседник и вновь погрузился в изучение меню.

Сара нервно облизнула губы и отпила кофе.

Он что-то знает. Что делать?

Внимательно следить. Наблюдать за ним. Любой ценой отвлечь внимание.

Стараясь унять дрожь в руке, Сара медленно поставила чашку.

— Как моя машина?

— Что? — рассеянно переспросил Алек, поднимая голову. На Сару был устремлен невинный взгляд синих глаз.

— Я говорю, машина. Вы ее нашли?

— О да, — широко улыбнулся он.

— Ну так что же? — почти взвизгнула она.

— Она там, — успокаивающе ответил Алек. — В гараже. В полной сохранности и почти в целости.

— Когда можно ее забрать?

— Потребуется время. У них куча заказов.

— В таком маленьком городе?

— Да, как ни странно.

К ним подошла женщина в веселом ярко-зеленом фартуке и поставила на столик вторую чашку и стеклянный кофейник, полный кофе.

— Я не сразу поняла, что вы кого-то ждете, мисс.

Женщина сразу вызвала у Сары симпатию. Лет под пятьдесят, пухленькая, с кудрявыми, тронутыми сединой волосами и, судя по всему, добрая душа.

— Простите, если вмешиваюсь, но, по-моему, вы из «Уютного уголка» и это ваши сани ждут на улице.

— Ого, новости здесь быстро распространяются, — заметил Алек, наливая себе сливок.

— Сани нечасто увидишь, и мы, городские жители, всегда им рады. Такое приятное ностальгическое чувство.

— А вы родом отсюда? — вежливо поинтересовался Алек.

— О да, — довольно подтвердила собеседница. — И это мое кафе. Я ведь и есть Лесли. Лесли Андерсон. Мы с мужем уже много лет держим это заведение. — И приняв заказ, Лесли удалилась.

— Эта Лесли симпатичная женщина.

— Лесли мне кое-кого напоминает, — бросила Сара. — Не догадываетесь, кого?

— Нет.

— Эх вы! Миссис Несбит!

— Пожалуй, — хмыкнул Вагнер. — Очень возможно, что многие местные жители состоят в родстве. Здесь есть еще кое-кто, напоминающий постояльца гостиницы.

— В самом деле?

Сара с готовностью оглянулась — как бы в поисках знакомых лиц. На самом деле ей хотелось убедиться, что за ней нет хвоста. Сегодняшний телефонный разговор испугал ее не на шутку. Насколько опасен может быть тот преследователь?

— Мужчина или женщина?

— Мужчина. Давайте подержу ребенка.

Сара поднялась и передала ему девочку. Рози приоткрыла на миг один глаз, продолжая умиротворенно потягивать из бутылочки молоко. Сара внимательно оглядела зал, но ничего не заметила. Ах, поскорее бы все это кончилось! Потом остановила взгляд на Алеке с Рози на руках.

— А вы ей и впрямь нравитесь, — заметила она, отпив из чашки и пытаясь расслабиться.

— Ничего удивительного, — бросил он и бережнее прижал к груди ребенка. — Все девчонки от меня без ума. Большие и маленькие.

Сара почувствовала, что краснеет — вспомнилась та игра на постели. Тогда она вдруг почувствовала себя такой привлекательной, такой желанной! И еще: живо представилось, каково это — быть его возлюбленной. Угораздило же встретить его именно теперь, в самый неподходящий момент!

— Ну что, видите?

— Нет. Может, он ушел?

Алек незаметно посмотрел в проход между столиками.

— Еще здесь.

Сара удивленно округлила глаза. В помещении был только один мужчина.

— Вы имеете в виду этого рыжего?

— Да, этот малый явно из клана Доунсов. Вылитый Тим. Лет через сорок.

— Да-да, верно. — Сара обхватила себя руками, зябко поежившись. — Как здорово, должно быть, иметь такие глубокие корни. Много родных, на которых всегда можно положиться…

— Видите ли, мы с сестрами были еще детьми, когда отец умер, а мама начала пить и… мы оказались предоставлены самим себе.

Алек ощущал, как медленно и неотвратимо втягивается в ее коварные сети. Слова срывались с губ как-то сами собой, помимо его воли и желания. Но он убеждал себя, что в ответ и ей захочется поделиться чем-то сокровенным, облегчить душу. И он позволил воспоминаниям прошлого выплеснуться наружу, снести высокую и неприступную стену, воздвигнутую им вокруг собственной души.

— Сколько вам было тогда?

— Десять лет.

— Почему же никто не взял над вами опеку?

— Потому что я был слишком хитер, — пояснил Алек с горечью и гордостью одновременно. — Я решил, что все эти органы опеки только ухудшат дело. Девочки не хотели разлучаться… и все мы любили мать. Не так уж трудно было заставлять ее расписываться на официальных бумагах. Можно сказать, для меня это стало делом чести. Вообще для меня семья была и остается чем-то очень важным.

Явилась Лесли с заказом, и Алек обрадовался возможности оборвать свою исповедь.

— Скажите… вон тот человек… — начал он, кивая в сторону рыжеволосого.

— А, доктор…

— Не родственник ли он…

— Мы все здесь чьи-нибудь родственники, — довольно резко оборвала его хозяйка и тут же махнула кому-то у кассы. — Прошу простить, меня ждут посетители.

— Странно, стоит заикнуться об их семьях, как здешние жители тут же замыкаются, — произнес Алек, вспомнив Хола и фотографию в конторе гаража.

— А почему вы не проводите Рождество с сестрами? — спросила Сара.

— Потому! — отрезал он, старательно сдабривая гамбургер зеленым салатом.

— Мне бы хотелось, чтобы вы когда-нибудь рассказали о себе подробнее, — проговорила Сара, доверительно наклоняясь к нему через стол. — Что вы делаете тут, в этой гостинице, один, в разгар Рождества? Без жены, без подруги… Почему вышли в отставку?

Алек принужденно улыбнулся. Это дознание оказалось тяжелее, чем он предполагал. И так уже он поведал ей о своем детстве больше, чем открывал даже близким друзьям. Вдобавок они, кажется, поменялись ролями. Это ему хотелось бы знать, что она здесь делает.

— Почему это вас интересует, Снегурка?

Теперь, считая ее Келли Хаттон, Алек не мог заставить себя называть ее Сарой.

— Потому, — передразнила она. — Потому что мне не все равно. Знаю-знаю, это не мое дело. — Она вскинула руки. — Вы для меня всего лишь ворчливый незнакомец, который интересуется скорее не мной, а моим ребенком. И все же вы чем-то нравитесь мне, Алек.

Он криво усмехнулся. Женщине нужно обладать недюжинным характером, чтобы с такой прямотой требовать отчета от крепкого орешка вроде него. А то, что она и сама мастерски владела искусством лицемерия, очаровывало и притягивало еще больше.

— Не хочу, чтобы сестры видели меня таким, — отрезал он.

— Каким?

— А вот таким! Поверженным, беспомощным… Таким, которого собственные товарищи признали негодным по ничтожному поводу! — Он помолчал, пытаясь унять заново вспыхнувшую обиду. — В представлении сестер я остаюсь непобедимым, и мне не хочется разочаровывать их. Простое невезение они могут принять за слабость. Не знаю уж, что миссис Несбит наговорила вам о моей отставке…

— Только то, что вы служили в ФБР и получили пулю.

— Ну так знайте, что отстранение меня от оперативной работы было величайшей несправедливостью. Мой отдел был… и остается… лучшим во всем ведомстве! Я вложил в это дело всю жизнь. Всю, без остатка! Но происходит нелепейший случай — и меня сажают в контору заниматься бумажками.

— А вас это не устраивает.

— Ни в коей мере. — Он решительно мотнул головой. — Разработка операции на бумаге — это лишь первый шаг. Главное — грамотное воплощение. Чувство опасности… оно электризует… дает ощущение подлинной жизни!.. Со мной поступили гнусно, уж можете мне поверить!

Сара слушала молча. Так вот он какой! Уязвленный, отчаявшийся и угрюмый воитель, мучительно переживающий свою отставку и неспособный примириться с неизбежным. Все еще пытающийся неловко угнаться за бывшими товарищами.

Ясно, что в ее лице он просто нашел удобный объект слежки, возможность отвлечься от своего унылого существования и вновь ощутить себя бравым агентом.

Легкий досадливый вздох сорвался с ее уст и не укрылся от Алека.

— О чем вы думаете? — решительно спросил он. — Только честно.

— Э… я подумала, что, конечно, тяжело, когда тебя понижают или увольняют… Но ощущать себя…

— Меня никто не понижал и не увольнял! — Он возмущенно стиснул зубы. — Я в отпуске по болезни. Уверен, моя группа ждет моего возвращения. Потому меня и отправили отдыхать в этот допотопный отель. Все сделано для того, чтобы я смертельно соскучился в этом богом забытом краю… чтобы даже сидячая работа показалась раем… Но я не вернусь.

— По-моему, вы здесь вовсе не скучаете.

— Это правда, — согласился он.

Некоторое время они смотрели в глаза друг другу.

— С тех пор, как сели за стол, вы еще ни разу не назвали меня Сарой, — с мягким упреком промолвила она.

— Вам это неприятно?

— Немного. Мое имя в ваших устах звучит восхитительно.

Морщина, залегшая между его темных бровей, разгладилась.

— Так зовут мою младшую сестру. У нее имя пишется с двумя «р». А ваше как?

— Эти сведения интересуют агента ФБР? — холодно спросила она.

— Я уже не агент.

Как будто для того, чтобы шпионить, нужны какие-то официальные титулы! — подумала Сара.

— Нет, мое имя пишется иначе, — сухо проговорила она.

Алек рассчитывал, что здесь, вдали от сентиментальной атмосферы гостиницы, он наконец возьмет быка за рога, вплотную подступится к этой женщине и выяснит все, что касается денег и кредитной карты. Но, черт возьми, у него ничего не получалось! Похоже, придется еще некоторое время пожить в неведении, руководствуясь презумпцией невиновности.

Солнце уже клонилось к закату, когда они вышли из кафе и не спеша двинулись по Главной улице Элм-Сити. На руках, как драгоценный трофей, Алек нес Рози. У Сары на миг перехватило горло от этой картины. Ребенку действительно нужен отец.

— Вы купили ножницы? — услышала она.

— Да, а также фен и щипцы для завивки. Теперь я во всеоружии и готова делать любые, самые замысловатые прически.

— А я вот просто купил всем шоколадных конфет. Кроме Тимоти. Ему надо подарить что-нибудь особенное.

— Может, заглянем в супермаркет?

— Хозяйственные закупки предоставим миссис Несбит, — постановил Алек, увлекая Сару в книжную лавку.

Внутри оказалось очень романтично: магазин был отделан под старинную бревенчатую хижину, стены уставлены полками, возле них топтались кучки людей. Алек без труда нашел уголок с детскими книжками, а в нем — серию о приключениях братьев Харди.

— Как здорово вы придумали! — обрадовалась Сара. — У него только старые выпуски.

Вдохновленный ее одобрением, Алек направился в угол, где собралось особенно много народу. И вдруг наткнулся на того самого немолодого человека, которого заметил в кафе. Кажется, Лесли еще назвала его доктором.

— Прошу прощения, сэр, — промолвил он, протискиваясь к полке. Нет, определенно это родственник Доунсов. Вылитый Тимоти!

— Отличная серия, между прочим, — заметил рыжий, кивая на книгу в руках Алека.

— Да, я знаю одного маленького мальчика, который их обожает.

Улыбка рыжеволосого сделалась еще шире.

— Лесли сказала, что это вы приехали в санях.

— Именно так! — оживленно вступила в разговор Сара, тоже заметившая необычайное сходство.

Человек внимательно оглядел всех троих.

— Надеюсь, вам хорошо здесь у нас, в этом оазисе. Поистине благословенное место.

— О, еще какое! Нам здесь очень нравится, — заверил Алек.

— У вас такая прелестная семья, — продолжал доктор.

Алек покраснел, а Сара, вежливо извинившись, поспешно ретировалась, сказав, что хочет купить книжку для Рози.

Алек принялся выбирать подарок.

— Могу я вам посоветовать? — снова вмешался новый знакомец. — На вашем месте я бы купил вот это.

Но, когда Вагнер обернулся к собеседнику, чтобы поблагодарить, тот уже бесследно исчез.

Наконец они покинули магазин. Настроение у Алека было приподнятое. Он предвкушал, как обрадуется сюрпризу Тимоти. Ох, до чего же нынешнее Рождество отличалось от прошлогоднего! Тогда они с Дженнифер были в Нью-Йорке на задании. Но удивительное дело — в памяти почти ничего не осталось. Только сейчас Алек осознал это.

Маленькие штрихи, незначительные вроде бы детали… Уютное посапывание малышки на руках, сияющая улыбка красивой женщины, новая книжка, купленная в подарок юному мечтателю, — именно эти скромные домашние радости оказались главным смыслом, душой и сердцем нынешнего Рождества.

От приятных мыслей Алека отвлекло поведение Сары: что-то серьезно беспокоило его спутницу. На улице Сара жалась к нему, точно стараясь спрятаться. Алек оглянулся, но не заметил ничего подозрительного.

— Алек… мне надо отлучиться… — вдруг испуганно пролепетала Сара.

— Что случилось? — Он резко остановился прямо посреди улицы.

— Я… — На лице женщины застыл ужас. Навстречу им шла пара: человек в дорогом сером пальто и изящная блондинка. — Одну минутку… — С вымученным смешком Сара отвернулась и принялась суетливо копаться в сумке. — Нет, все в порядке, вот она… — Она извлекла пустышку. — Думала, обронила в кафе… Ничего страшного… нервы…

Глава десятая

— Вы принесли мне подарок! — восторженно взвизгнул Тимоти, когда Сара с Алеком появились на кухне отеля. Он прыгал вокруг, не давая им проходу. — Вот это день! Сперва посылка от папы, потом ваш подарок!

— А вот и он, — объявил Алек, доставая сверток, по форме напоминающий обувную коробку.

— У-у! — Веснушчатое лицо мальчишки помрачнело. — Разве вы не знаете, что Джим Несбит снабжает нас ботинками на любой вкус?

— Вы слышали, Сара? Вот это жизнь!

— Не волнуйся, Тим, мы не подложим тебе такую свинью.

Тимоти порывисто обнял ее и Рози.

— Сара, вы замечательная!

— Ты тоже, Тим. Мне бы очень хотелось иметь такого сына!

При этих словах Алек задумчиво приподнял брови. Звучало обнадеживающе. Стало быть, Сара не собирается ограничиваться одним ребенком.

— Сегодня на ужин тушеное мясо, — объявила появившаяся в дверях миссис Несбит и направилась к плите — помешать аппетитно булькающее в большой кастрюле кушанье.

— Пахнет восхитительно, — сказал подошедший Алек, с чувством накрывая ее руку ладонью. — Готов поспорить, другой такой женщины в мире нет! Всепонимающей, доброй, справедливой. И вдобавок чертовски хорошей хозяйки!

Противоречивые мысли и чувства вихрем проносились в голове у Сары. Что, если их нечаянная встреча — это счастливый знак? Может, сама судьба послала ей этого человека — помочь прервать их тягостное турне? Но тогда придется вернуть деньги. А этого ни в коем случае нельзя делать. Покуда у них с Рози нет надежного источника дохода.

Одно было ясно: Алек решил любой ценой выяснить правду. Вот и сейчас вроде бы помогает миссис Несбит готовить жаркое, а сам зорко следит, как Сара неловко стягивает с пухлых, неподатливых ручек и ножек малютки зимний комбинезон. Пожалуй, она совершила роковую ошибку, взяв девчушку в это рискованное путешествие.

Но нет, никто не смеет запретить ей это. И никто не смеет угрожать благополучию ее ненаглядной Рози. Даже самому привлекательному из мужчин она не позволит встать между Рози и этими деньгами!

Алек же думал о предстоящих посиделках в большой гостиной и чувствовал непривычное волнение. Он слушал голос Сары, вдыхал ее запах, глядел в серые с зелеными искорками глаза, где притаилось насмешливое озорство, и не мог вдоволь наслушаться, надышаться, наглядеться.

Обе они — и Снегурка, и ее Колокольчик — нежданно-негаданно вошли в его жизнь и неожиданно круто изменили ее.

Вечерняя суета наступила незаметно, сама собой. Как всегда, стараниями Лайла весело затрещал огонь в камине. Камилла уселась за пианино, перебирая ноты. Беатрис суетилась, разнося блюдо с воздушной кукурузой — для нанизывания гирлянд, а заодно и для угощения. Устроившись перед разукрашенной елкой, Тимоти затейливо раскладывал свои еще не распечатанные подарки.

Нагруженный коробками шоколада, Алек некоторое время задумчиво стоял в дверях, молчаливо наслаждаясь теплым, гостеприимным духом этого дома. Затем, присев на корточки рядом с Тимоти, положил поверх гостинцев свои ярко-красные в золотых лентах коробки.

Его внимание привлек упакованный в оберточную бумагу и перевязанный бечевкой сверток — посылка от майора Доунса. Алек поднес его к глазам: штемпель был немецким, но дата расплылась. Подошла Марта и посоветовала сыну снять верхнюю обертку. Алек с готовностью достал складной нож.

— Давненько не встречал я посылок, обвязанных бечевкой.

Марта поспешно свернула бумагу и бросила в пылающий камин.

С чего бы такая спешка? — мелькнуло в голове у Алека. Но тут взгляд его упал на развешенные перед камином чулки для подарков. К ним прибавились еще два, на которых значились имена Сары и Рози. Сестры успели-таки закончить свою вышивку! Как-то отнесется к этому Сара?

Закончив возиться с камином, Лайл обратил свой взор к графину с бренди, плеснул себе щедрую порцию и уселся рядом с Камиллой. Он взирал на нее с такой блаженной улыбкой, что едва не залил клавиши. По вечерам старый джентльмен бывал особенно элегантен — застегнут на все пуговицы и при бабочке.

В разгар вечера, когда Алек потягивал уже вторую порцию бренди, Сара появилась наконец в гостиной. Выглядела она сногсшибательно. Ее необычайно красил серый бархатный комбинезон — под стать глазам. А голубой джемпер воспроизводил цвет глаз Алека. Рози в лимонно-желтой пижамке также произвела фурор. Но, увы, на сей раз глаза крошки покраснели от слез! Она уткнулась носом в плечо матери и была явно не расположена проводить вечер в компании.

— Я надеялась, что она уснет к этому времени, — извиняющимся тоном обратилась Сара к миссис Несбит, сидевшей в своем любимом кресле-качалке. — Но у нее что ни день — какие-то сюрпризы.

— Это прогулка выбила ее из колеи, — успокаивающе отозвалась добрая женщина, пододвигая к Саре поднос с напитками.

— Мне не хочется пить, — нерешительно воспротивилась Сара.

— Неужто нынешняя прогулка и вас выбила из колеи? Тоже преподнесла сюрпризы? — многозначительно поддел Алек.

Его взор, устремленный на нее, был полон жадной тоски и плохо скрываемого желания, в голосе хрипло звучала сдерживаемая страсть. Сейчас Сара уже не могла разобраться в его истинных намерениях.

— Ну, глоточек-то можно себе позволить, — ободрила ее Беатрис. — Ведь как-никак — праздничная пора.

— Женщине нельзя быть все время твердой как скала, — поддержала ее Марта. — Порой нужно давать себе передышку, — проворковала она, ободряюще похлопывая гостью по колену.

Сара знала, что ей-то нельзя расслабляться, но все-таки отхлебнула янтарной жидкости. Изнутри ее обдало жаром, и в памяти проплыли полузабытые образы прошлой ночи. Она снова ощутила себя в санях и заново пережила восхитительное ощущение защищенности, тепла и уюта. Вернется ли оно еще когда-нибудь?.. Потом вспомнилось глухое, холодное безмолвие телефонной линии, нынешняя тревога и неопределенность. Если обстоятельства складываются против, что делать?

Миссис Несбит забрала ребенка у Сары, и та вместе с Тимом и Алеком принялась нанизывать попкорн — получались симпатичные гирлянды. Потом они вместе опутали ими елочку. Вскоре подали рождественское печенье, еще бренди и лимонад для Тима. Ощущение семейного покоя и счастья наполняло светлую гостиную.

К десяти часам Рози окончательно раскапризничалась. Она хныкала и извивалась на коленях у миссис Несбит, и стало ясно, что пора ее укладывать. Расстроенная Сара забрала ребенка и, пожелав всем доброй ночи, поспешно удалилась. Обе сестры вскоре тоже поднялись и, извинившись, покинули общество. Переждав три минуты, со стаканом в руке за ними последовал Лайл.

Алек остался в обществе Доунсов. Он тоже хотел было откланяться, но тут Марта как на грех предложила сыну почитать вслух.

Пути были отрезаны. Прихватив с тарелки пару печений, Алек меланхолично погрузился в самое удобное кресло. Закинув ноги на оттоманку и запрокинув голову, приготовился слушать. Но, как ни старался, вскоре его сморил сон.

Очнувшись через несколько часов, Алек обнаружил, что находится в полном одиночестве. В камине догорали красные угольки, лампы были погашены, за исключением маленьких фонариков в красных веночках на окнах. Он медленно спустил ноги, потянулся, уронил взгляд на часы. Почти час ночи. Удивительно — пока он спал, кто-то неслышно прибрался в комнате. Еще один удар по профессиональному самолюбию!

Он подошел к столику и до краев наполнил стакан. Чего сейчас хотелось больше всего, так это забыться глубоким сном. Наплевать на все подозрительные факты. Кредитная карточка на имя Келли Хаттон, испуг Снегурки при виде человека в сером, таинственный разговор по телефону — все сейчас потеряло смысл. Хлебнув бренди, Алек тяжело поплелся вверх по лестнице.

Там он по привычке остановился перед дверью своей прежней комнаты. Ошибку он осознал, лишь услышав, как за дверью плачет ребенок. Рози!.. Милая крошка Рози тоже переживает сегодня тяжелую ночь! Алек крепко зажмурился, стараясь побороть нахлынувшие чувства. Замотал головой и нечаянно ударился о дверь…

Кто бы это мог стучаться в такой час? — тревожно встрепенулась Сара. Должно быть, кому-то мешает плач. Но что же делать? Как она ни старалась, ничего не помогало. Она подошла к двери, распахнула. Извинения замерли у нее на устах.

— Вы?!

— Ш-ш…

Алек шагнул в комнату, споткнулся о порог и ухватился за ее плечо, чтобы удержать равновесие. Пальцы впились в розовую ткань пеньюара, ощутив под ней живое, трепетное тело.

— Это вам не фланелевый халат миссис Несбит, — пробормотал он.

— О нет, это мой халат. Вы думаете, если я была в теннисных туфлях, то у меня вовсе нет приличной одежды. — Она постаралась оторвать от себя мужскую руку, которая все сильнее впивалась ей в плечо. — Вы что-то хотели, Алек?

— Простите, перепутал дверь в темноте… Кажется, я споткнулся.

С кровати снова донесся усталый и измученный плач Рози.

Сара метнулась туда.

— Никак не могу ее успокоить.

Он сунул ей в руки свой стакан.

— Подкрепитесь.

Сара машинально взяла стакан, чтобы не расплескать. Алек шагнул мимо нее к кровати.

— Ну что, Колокольчик, не спится? — проговорил он, наклоняясь над малышкой.

Рози вздрогнула при звуках этого низкого голоса и с минуту изумленно взирала на новое лицо в обрамлении темных волос. Потом вновь заскулила, но уже будто в нерешительности. Склонившись над постелью, Алек провел большим пальцем по белесым бровкам, бормоча слова песенки: «Колокольчики, динь-динь…»

Поставив стакан, Сара фурией ринулась к кровати.

— Вы что, пьяны?

— Ничуть. Не в лучшей форме — это да… Устал, расстроен, сбит с толку… Но не пьян. — Он присел на краешек матраса и взял Рози за пухлую ручку. — Странная перемена в вашем настроении…

— В каком смысле?

— Всего лишь минуту назад вы были рады меня видеть.

— Я… — растерялась Сара.

— Признайтесь, вам хотелось, чтобы это оказался я. Но дух противоречия велит сопротивляться чувству. Признайтесь, что я для вас — воплощенная, но недозволенная мечта.

— Ничего подобного! Я обрадовалась, что это всего-навсего вы и что мы не разбудили никого из стариков. Миссис Несбит и так довольно хлопот с нами. Да и остальным тоже.

— Ну, не такие уж мы тут нежные, Снегурка, — удостоив Сару лишь беглым взглядом, пробормотал Алек, удобнее усаживаясь на кровати.

Он оперся о спинку, взял Рози на руки и, бережно прижав к груди, стал укачивать. Сара отошла и принялась взволнованно мерить шагами комнату.

Этим зрелищем нельзя было не залюбоваться. В кокетливом персиковом халатике, подчеркивавшем нежный цвет ее кожи, со струящимися по плечам волосами цвета хны, золотом отливавшими в приглушенном свете, она была великолепна.

На миг Алеку показалось, что это вновь его старая, добрая комната, а две женщины в ней — его маленькая семья. Он досадливо втянул в себя воздух и нахмурился. И как подобная чушь может приходить в голову? Эта самая Снегурка — так называемая Сара! — может оказаться Бог весть кем! Но ей каким-то образом удалось невозможное — морально обезоружить его, заставить сурового одиночку тосковать по обычной человеческой привязанности. Вырвать бы ее из той странной и сомнительной заварухи, в которую она попала. Все наладить, расставить по своим местам. Спасти ее, укрыть, взять под свою опеку.

Рози опять заерзала у него на руках и захныкала.

— Вот видите! — в отчаянии прошептала Сара. — Ничего не действует: ни уговоры, ни пение, ни укачивание. Я пробовала даже скулить вместе с ней. — Забывшись, она машинально отпила из бокала Алека. — Не засыпает — и все!

— И часто с ней такое?

— Часто? Да… То есть нет! — выпалила Сара и в замешательстве принялась тереть виски. — Право, не знаю…

Алек нахмурился. Не знает собственное дитя?

Он усадил ее в старенькое кресло-качалку, а сам с Рози на руках принялся шагать по комнате взад и вперед. Туда и обратно.

Но время шло, а Рози ревела пуще прежнего. Сара нервно отпивала из бокала Алека и раскачивалась в кресле. Наконец она нетерпеливо встала и резко потянулась. Широкие рукава пеньюара упали с красивых рук, поникнув за плечами, точно крылья ангела. Охватывавший талию пояс развязался, одеяние соскользнуло на пол, открывая роскошную сорочку. Изумительные, но абсолютно непрактичные одежды, такие неуместные в этом стремительном спартанском марш-броске через всю страну! Еще одна нелепость в череде несоответствий, окружавших эту женщину!

Прикрывавшие грудь розовые кружева упруго вздымались при каждом вздохе. И как ни был Алек огорчен и раздражен, остаться равнодушным к этому зрелищу было выше его сил.

— Что будем делать, Алек? — беспокойно спросила Сара, глядя на него огромными измученными глазами.

Алек коротко перевел дух. Этой женщине даже не приходит в голову, что они с ней могли бы делать!

— Тут нужен какой-то фокус… — Внезапно осененный, Алек прищелкнул пальцами. — Где та книжка, что вы сегодня купили?

— Вы собираетесь читать ей вслух? Среди ночи?

— Всем известно: когда над ухом кто-то бубнит — клонит в сон. Старина Тим большой мастер на такие штуки.

— Хорошо. Я на все согласна! — И, бросившись к чемодану, Сара выудила большую книжку с картинками.

— Отлично. А теперь садитесь в кресло. Берите Рози. Покачивайтесь, а я буду читать.

В ее глазах мелькнули смешинки. Подобрав складки сорочки — так, что под ней еще рельефнее обозначились контуры тела, — Сара вновь уселась в качалку. Алек передал ей Рози, затем сел на краешек матраса и начал читать о приключениях лихой поросячьей семьи, путешествующей на воздушном шаре.

Временами Рози все еще приоткрывала то один, то другой глаз. Но исход битвы был предрешен. Убаюкивающее движение качалки и тихое, монотонное чтение Алека сделали свое дело. Мало-помалу судорожные всхлипывания стихли, дыхание девочки становилось ровнее, веки отяжелели, и наконец ресницы накрепко приклеились к пухлым щечкам. Алек умолк. Было тихо. Тогда он поднялся, чтобы осторожно вызволить Сару из качалки.

Подхватил ее повыше талии, приподнял почти без усилия и легонько поставил на пол. Это не обошлось ему даром. Под его ладонями оказались плотно обтянутые кружевом груди. Тело Сары, и без того разгоряченное бренди, с готовностью затрепетало в его объятиях.

Сделав над собой усилие, она высвободилась, обошла кровать и опустилась на колени перед служившим колыбелькой ящиком комода. Уложив малышку, провела пальцем по влажному лобику и еще раз прислушалась.

— Спасибо вам, Алек, — обернувшись, шепотом проговорила она. — Вы снова спасли нас.

— Пустяки. Рад был помочь.

Как-то так получалось, что этот человек словно преследовал ее! Каждый раз оказывался в нужном месте в нужное время. Было бы куда проще, если бы он оставил их с Рози в покое. Но он словно задался целью — стать частью их жизни. И ведь ясно, что от него не укрылись все несуразности и противоречия в ее истории и что он все время мучительно спорит сам с собой, стараясь их опровергнуть или проигнорировать.

Сара поднялась и посмотрела в его лицо. В устремленных на нее глазах дрожало горячее, едва сдерживаемое чувство. Да, он тянется к ней душой и телом. И сейчас для него не имеет значения, что она натворила.

Сара отвернулась в замешательстве, но тут же вновь ощутила на себе его руки. Прежде, чем она успела что-то сказать, он вновь приподнял ее, повернул лицом к себе и заключил в объятия.

Она прижалась лицом к мягкой ткани его рубашки.

— Спасибо.

— За что?

— Ну… — запнулась она, — вообще за все…

— Рад, что мог помочь, дорогая. — Он запустил пальцы в водопад волос над ухом и, наклонившись, запечатлел на ее губах неистовый поцелуй, проникая в глубину рта алчущим языком.

Захваченная морем ощущений, Сара упоенно отдалась им — покуда хватило дыхания.

— Что ты делаешь? — промолвила она наконец.

— У тебя на губах вкус моего бренди, — хрипло отозвался он.

— Чушь.

Вместо ответа он поцеловал ее еще раз со свирепой страстью, так соответствующей грубоватым, резким интонациям его голоса, почти сдирая кожу небритой щетиной. То был, показалось Саре, самый эротичный момент в ее жизни. Именно этого ощущения — грубой, первобытной силы — ей сейчас недоставало. Она вновь ощутила себя живой, желанной, укрытой от невзгод — ощутила себя женщиной, любимой и любящей.

— Хочешь, чтобы я продолжал, милая? — услышала она рокочущий голос.

— О да! — Сара закрыла глаза, страстно желая, чтобы он назвал ее по имени.

Ее согласие исторгло у него приглушенный стон, стон мужского торжества и предвкушения. Сара почувствовала, как его руки скользнули вниз по спине — это он опустился на колени, зарывшись лицом в кружево лифа. Охватив ладонями ее груди сквозь кружевной барьер, он припал к ним губами. Темные ободки сосков вмиг набухли от прикосновений его языка. Он подцепил большими пальцами бретели и, спустив их на талию, с лихорадочным голодным возбуждением накинулся на обнаженную грудь, наслаждаясь ее сладостью, как драгоценным и долгожданным лакомством, зарываясь лицом в упругую мягкость. Рубашка соскальзывала все ниже, и за ней, не отставая, следовали колючие прикосновения жестких бакенбард и пробивающейся щетины, наполняя Сару возрастающим ощущением собственной сексуальности, сладостным вожделением. Алек покрывал каждый кусочек ее тела поцелуями и нежными покусываниями. Казалось, ни единый дюйм не был обойден его вниманием.

Сара чувствовала себя надежно и комфортно в его руках, под его ласками.

А потом наступил момент, когда все страхи и опасения, что она может оказаться не столь красивой, не столь опытной и виртуозной, как те женщины, которых он знал до нее, — все мигом растворилось, было смыто горячей волной.

Сара открыла глаза и увидела, что кровать пуста, а в свете лампы вырисовывается высокая фигура одевающегося Алека. Заметив, что она очнулась, он поднял с пола ночную рубашку и галантно протянул ей.

— Учитывая, что здешние замки имеют свойство отпираться сами собой, советую одеться заранее.

Его сдержанный тон заставил ее ощутить неловкость от собственной наготы. Сара схватила рубашку и принялась поспешно ее натягивать.

— Не покидай меня, — негромко попросила она.

Помрачнев, Алек подошел и прижал ее голову к мягкой фланели своей рубашки.

— Это ты не покидай меня, дорогая.

— Ты все перепутал. Теперь это моя комната.

— Ты знаешь, о чем я. Обещай, что останешься на Рождество. Черт возьми, плюнь на все, что затеяла, и оставайся!

— Я бы рада…

— Так останься. Ты сделаешь меня счастливейшим из смертных. Порадуй и этих добрых людеи, что с таким воодушевлением вяжут вам свитеры и вышивают чулки.

— Как они все добры! — Сара провела по лицу рукой, убирая шелковые пряди. — Как радушны… — Голос ее грустно затих.

Алек никогда еще так отчаянно не нуждался в том, чтобы ему доверяли. Но как убедить ее довериться? Как убедить остаться, когда она обнаружит, что ее машина давно могла быть починена?

Усилием воли взяв себя в руки, он улыбнулся и шутливо ущипнул ее за нос.

— Чулки у камина означают, что вы с Рози официально включены в число приглашенных гостей.

— Ох, Алек…

— Неужели ты всерьез собираешься пуститься с ребенком в путь за два дня до Рождества? Что за безумная идея!

— Знаю. Здесь все так замечательно…

Алек порывисто сжал ее обнаженные плечи и повернул лицом к себе.

— Послушай, Сара, если у тебя неприятности, верь — я сумею все уладить. Объясни мне!

— Я бы рада, но не могу. Я связана обязательством и должна действовать в одиночку. Все это не так безумно, как кажется. Поверь.

Алек сильно сомневался в этом. Подслушанный обрывок разговора вселял в него настоящую тревогу.

— Ведь я ничего не утаил от тебя, — тихо проговорил он. — Хочу, чтобы и ты ответила мне тем же.

— Я все расскажу потом. Обещаю… Вот что! — повинуясь импульсу, вдруг воскликнула она. — Так и быть — я останусь до двадцать пятого! Будь что будет, а я встречу Рождество с вами в этом райском уголке!

Глава одиннадцатая

На следующее утро Алека разбудил негромкий, но настойчивый стук в дверь. Будь он проклят, если не прикорнул-таки рядом с Сарой! Одеяло ее было откинуто, а сама она спала в самой красноречивой, чувственной позе — обвив вокруг Алека ноги.

Он невольно задержался на этой картине вожделеющим взглядом. Разбудить бы ее сейчас долгим-долгим поцелуем, а потом…

Но надо было думать, как выйти из положения. Вагнеру вовсе не улыбалось, чтобы его застали здесь в такой час. Впрочем, выбора не было, а потому он осторожно вылез из постели, прикрыл спящую возлюбленную одеялом и пошел отворять.

— А, ты здесь, Алек! — Мимо него с подносом в руках в комнату прошествовала миссис Несбит — как всегда, аккуратно причесанная, в традиционном цветастом платье. Хорошо еще, что постучалась, а то у нее странная особенность вдруг возникать в комнате, где заперта дверь.

— Кажется, я здесь задремал, — поспешил объяснить Алек, старательно разглаживая на себе рубашку и брюки.

Сара, торопливо и неловко усаживаясь среди подушек, поздоровалась с ними хриплым спросонья голосом.

Миссис Несбит поставила перед ней поднос, и тут только Алек заметил, что завтрак сервирован на двоих. Не могла же она знать…

— Я слышала, как бушевала вчера Рози, — пояснила хозяйка. — Слышала, как ты постучал, потом — звук твоих шагов. — Тут она подняла руку, чтобы предупредить извинения, уже готовые сорваться с губ Сары. — Мне это совсем не мешало, поверьте. И я очень рада, что общими усилиями вы сумели-таки успокоить малютку.

Приобняв хозяйку за плечи, Алек запечатлел на ее румяной щеке благодарный поцелуй.

— Вы просто чудо!

Тетушка Би расплылась в улыбке.

— Ты прав, — подмигнула она. — А теперь берись-ка за еду.

В комнату рысью вбежал Тимоти, но при виде сидящего на кровати Алека остановился как вкопанный.

— Вы уже снова здесь? Так рано?

— Да, — небрежно бросил Алек, принимая у Сары чашку кофе. — Забежал, чтобы успокоить Рози. А у меня для вас новости. Сара и Рози остаются с нами на Рождество.

— Ура! — ликующе заорал Тим и в восторге запрыгал по комнате. Потом порывисто подхватил пробудившуюся от его воплей Рози и крепко прижал к себе. — Не плачь, золотко. Ведь ты остаешься с нами. Правда, здорово?

Миссис Несбит забрала у него из рук пухлого, сердито кричащего ребенка, и на руках женщины девочка мгновенно затихла.

— Я возьму ее в кухню. А ты, Тим, можешь захватить сумку.

— Вам правда нетрудно? — смутилась Сара.

— Нисколько. А вы продолжайте себе спокойно… э-э… завтракать.

В сопровождении юного Доунса она двинулась к двери. На пороге мальчик обернулся.

— Кто-нибудь будет лепить со мной снеговика? Сегодня отличный день.

— Я буду, — вызвался Алек. — Подожди немного, скоро спущусь.

— А я, боюсь, не смогу, — сказала Сара. — Сегодня я должна сделать всем красивые прически.

— Ах, что вы, совсем не обязательно, — радостно оживилась миссис Несбит.

— Нет-нет, это же мой подарок к Рождеству. Ведь сочельник уже завтра.

— То-то Камилла обрадуется! — воскликнула хозяйка, закрывая за собой дверь.

Алек медленно намазал маслом тост. Откусил.

— Ты правда работаешь парикмахером?

Сара сверкнула глазами.

— Да, — произнесла она ровно и сдержанно и посмотрела на его короткую стрижку. — Ты не поверишь, какие чудеса я могу сотворить. Даже с твоей шевелюрой.

— Не обижайся, но я привык к своему парикмахеру. Есть такое маленькое уютное заведение в Чикаго. Если я позволю кому-то другому оболванить свою голову, видит Бог, мой мастер сочтет это изменой. — Вагнер сполз с кровати. — Мне бы хотелось вымыться и побриться, прежде чем старина Лайл займет ванну. Если понадоблюсь, я сегодня во дворе, леплю снеговика.

Сара засмеялась, но, когда он ушел, ей стало грустно. Подтянув коленки к груди, она задумалась. Все это казалось нереальным, больше похожим на сказку: безудержная страсть Алека, его нежная привязанность к Рози, доходящая до обожания… Много ли мужчин стали бы просить женщину остаться в подобных обстоятельствах, после того, как все уже получили?

С другой стороны, она ведь все равно уже выбилась из графика. Что изменят эти несколько дней? А потом она вновь тронется в путь. Но уже под именем Келли Хаттон.

— Идемте же, Алек!

— Иду, иду, Тим.

Вагнер спрыгнул с парадного крыльца и огляделся. Пейзаж был похож на ожившую рождественскую открытку: одетая снегом холмистая равнина, тропинка, вьющаяся меж сугробов, изгородь из жердей. И все это залито ярким утренним солнцем.

Одетый в темно-синий комбинезон с капюшоном, красные рукавицы и красный шарф, Тим с трудом толкал перед собой здоровенный ком снега. Алек бросился ему на помощь. Он предложил установить снеговика под окном гостиной — так, чтобы остальные могли им любоваться.

Соорудив снежное туловище, они решили немного передохнуть. Обошли вокруг фигуры и удовлетворенно оглядели работу, шутливо толкая друг друга кулаками. Потом, сцепившись в борьбе, повалились наземь. Точно щенята, катались и валялись в снегу, бросались снежками.

— Жаль, что Сара не смогла выйти, — сказал запыхавшийся Тим. — Хотя, конечно, лепить снеговика — мужская работа. Но, вообще-то, она класс, правда? Вам повезло, верно?

— Ну, в общем-то, да. А что? — насторожился Алек.

— Мама так сказала. Говорит: «Алеку Вагнеру просто повезло. Даже если эта бедняжка от кого-то спасается, все равно он счастливчик».

— Пожалуй, — оторопело пробормотал Алек. Значит, все обитатели «Уютного уголка» уже в курсе. Эх, как же недостает этому дому телевизора или хотя бы радио!

Алек спросил мальчика, не доводится ли ему родней здешний рыжеволосый доктор, которого они встретили в книжном магазине. Но Тим заверил, что не знает такого.

Странно, подумал Алек, однако больше не выспрашивал, а предложил сходить в дом за овощами для лица снеговика.

Пройдя с заднего крыльца на кухню, Вагнер застал там женские посиделки в полном разгаре. Марта Доунс сидела на высоком табурете, задрапированная полотенцем, а Сара делала ей модную короткую стрижку. Она уверенно заходила то сзади, то спереди. Ножницы так и мелькали в руках, а на пол падали пряди каштановых волос.

Алек остановился, сдернул рукавицы и засмотрелся, как ловко Сара орудует гребнем и ножницами. Определенно, она знала свое дело. Стало быть, не солгала, действительно работает парикмахером. Уже легче — одной ложью меньше.

До чего же она пленительна в этом бледно-голубом рабочем халатике, с волосами темного золота, собранными в конский хвост! Алеку смертельно захотелось тотчас же схватить ее в охапку и вновь затащить в постель. Или хотя бы поцеловать. В конце концов, она опять как раз стояла под омелой.

— Алек, будь добр, скажи, что конкретно тебе здесь нужно? — послышался недовольный голос миссис Несбит.

Услышав ответ, тетушка Беатрис помогла ему обследовать содержимое старинного холодильника и выбрать морковку и пару яблок. Затем, порывшись в буфете, протянула палочку лакрицы для рта снеговика.

Когда Алек уже натягивал рукавицы, дверь кухни распахнулась и вошла Камилла. Коротко постриженные кудряшки задорно колыхались в такт ее шагами. Она держала на руках Рози — как всегда, не в меру живую и бойкую.

— К вам гость, Алек. Работник из гаража. Ждет у грузовика.

Вагнер досадливо нахмурился. Не промешкай он здесь, сам бы встретил Хола на улице и Сара не узнала бы о его визите. Теперь начнутся расспросы о машине.

— Ах да! — Он заставил себя небрежно улыбнуться. — Это ко мне.

— А по какому поводу? — не унималась Камилла.

— Наверное, это насчет моего «линкольна»! — встрепенулась Сара. — Я сама с ним поговорю.

— Не беспокойся, я займусь этим, — поспешно проговорил Алек и, подумав о перспективе тащиться через весь дом в мокрых ботинках, прибавил: — Лучше бы он на минутку зашел в холл. Не возражаете, миссис Несбит?

— Гостям здесь всегда рады. — Но на сей раз улыбка тетушки Би вышла почему-то несколько принужденной. — Да поторапливайся! — И она легонько стукнула его деревянной поварешкой пониже спины.

Алек выскочил в холл, слыша вдогонку дружный женский смех. Ничего, быть может, это отвлечет Сару от мыслей о машине.

Автомеханик поджидал его возле тягача.

— Эй, Хол, давай сюда!

Но тот решительно помотал головой и в свою очередь махнул Алеку.

— Нет, лучше ты сюда.

— Да я в носках.

В ответ механик молча указал на свои облепленные снегом одежду и ботинки. Чертыхнувшись, Вагнер снова устремился на кухню и под новый взрыв смеха побежал через дом к парадному крыльцу. На дворе рыжий Доунс сражался с сугробами у дальнего конца дома.

— Ты, я вижу, весь в делах, — поддразнил Хол, указывая на снеговика.

— Надо же порадовать мальчишку.

— Мальчишку? — переспросил Хол, но Алек не стал развивать эту тему.

— Ну что, есть факс? — нетерпеливо спросил он.

— Есть. — Хол вытащил сложенный вдвое листок.

Алек выхватил его и поспешно пробежал глазами.

— Что, плохие новости? — участливо спросил гость. — Лесли… хозяйка кафе сказала, у тебя симпатичная подружка. Жаль, если у нее неприятности.

Лицо Алека посуровело.

— А еще кому-нибудь ты рассказывал?

— Нет, только Лесли. Мы с детства дружим.

Алек промолчал, подавив досаду. Итак, подтвердились его худшие опасения: Келли Хаттон действительно существует. Девица, принадлежащая к золотой молодежи Сиэтла, богатая наследница. Ее отец владеет крупными лесопильными предприятиями. Испорченная, капризная и инфантильная, вечно замешанная в каких-нибудь скандальных историях. И самой неприятной из них была любовная интрижка с негодяем по имени Мел Слейд.

Алеку приходилось слышать и о старике Хаттоне, и о Слейде. Первый был чист перед законом, второй — мошенник и рэкетир. Слейд проворачивал грязные махинации с земельной недвижимостью и был печально известен от западного побережья до восточного. Сейчас ФБР как раз занималось расследованием одной его крупной аферы. А еще — и это было в данный момент куда важнее! — Слейд славился умением соблазнять богатых женщин, обирать их до нитки, а затем бросать за ненадобностью.

На миг Алек зажмурился как от боли — он представил себе Сару и Слейда вместе. Как она могла?! Впрочем, такое встречается сплошь и рядом — молодые, неопытные женщины в когтях стервятников.

Значит, это Слейд купил ей то очаровательное неглиже персикового цвета? Руки Слейда, прикасающиеся к ней — грязный подлец! — сжимающие ее в объятиях точно так же, как недавно он сам… Подавив гримасу страдания, Алек продолжал читать.

Видимо, случай с Келли Хаттон оказался несколько необычным. После двухлетней связи Слейд пожелал оставить Келли при себе, она же начала им тяготиться. Несколько дней назад Келли внезапно исчезла, местонахождение Слейда также неизвестно.

А вдруг этот человек где-то здесь, в Висконсине, одержимый навязчивой идеей преследования? Что грозит Саре?.. А что будет с ее ребенком? И неужто славная малышка Рози — дитя Слейда? От этой мысли Алеку сделалось нехорошо. Хотя, согласно полученной информации, у Келли нет детей. И тогда вставал другой вопрос — где Сара-Келли взяла этого ребенка? Купила специально, чтобы замести следы? Богатые подчас думают, что за деньги можно уладить решительно все!

Но нет, вероятно, здесь какая-то ошибка! Не могла Сара целых два года быть повязана с преступником.

И опять мысли Алека обратились к подслушанному в кафе разговору. Из мимолетных обрывков складывалось впечатление, что Сара перед кем-то отчитывалась. Перед тем, кто помог ей бежать? Похоже на то. А лежавшие в чемодане двадцать пять тысяч могли предназначаться для того, чтобы на новом месте начать новую жизнь. Может, богатая наследница нарочно держала часть денег при себе, рассчитывая исчезнуть?

Но от человека, подобного Слейду, не так-то просто отделаться.

Несмотря на убийственность полученных сведений, в глубине души Алек не переставал надеяться на лучшее. Быть может, Келли произвела Рози на свет тайно и теперь хочет круто изменить свою жизнь? Вновь ему вспомнилась скромная одежда матери и дочери, первоначальная непритворная стыдливость Сары во время их занятий любовью. Как-то не вязалось все это с представлением о любовнице Слейда.

А если его рассуждения ошибочны? Алек был опытным детективом, но сейчас, весь во власти собственных чувств к этой женщине и ее ребенку, кажется, утратил способность трезво мыслить.

Он снова уставился в полученную бумагу. Проклятие! Даже внешность Сары соответствовала словесному портрету Келли. Средний рост, золотистые волосы, серые глаза, жесткий взгляд. А обнаруженная им кредитка была оформлена через компанию «Хаттон энтерпрайзиз», и заявлений о ее краже не поступало. Банк нес за нее полную ответственность.

Неужели его дерзкая и озорная Снегурка и есть та избалованная, эксцентричная «наследница престола»? Почему же в ее глазах то и дело вспыхивает какое-то смятение, затмевая озорные зеленые искорки?

Если бы она не вела себя так скрытно… Если бы хоть в постели разоткровенничалась! Но нет — всегда себе на уме, никогда не теряет самоконтроля, и лишь беспокойство о Рози нарушает порой эту неприступную броню. Алек в сердцах скомкал послание.

— Ответ будет? — Вопрос Хола вернул его к действительности.

— У тебя есть бумага?

Хол нашел чистый листок, и Алек, поблагодарив Дженнифер, дал новое указание — любой ценой выяснить точное местонахождение Слейда.

— А как насчет Келли Хаттон? Ты не хочешь узнать ее местонахождение?

Алек тяжело вздохнул.

— Нет, Хол. Нет нужды искать Келли Хаттон. Совершенно очевидно, что в данный момент она находится здесь — в «Уютном уголке».

Что-то произошло с Алеком с тех пор, как он покинул их импровизированный парикмахерский салон. Как-то он изменился, обеспокоенно думала Сара.

Закончился второй завтрак, и она с Рози на руках сидела в большой гостиной у окна. Мужчины — взрослый и маленький — трудились уже над вторым снеговиком и даже не явились к ланчу. Тим-то ладно, но Алек… Неужели ему так нравятся эти забавы на свежем воздухе? А встречаясь с ней через стекло глазами, он всякий раз отводил взгляд.

В чем дело? Может, расхотел, чтобы она осталась? Что ж, она никому не навязывается. Получить бы свою машину — и только ее здесь и видели.

Вздохнув, Сара крепче прижала к себе девочку, уткнулась лицом в теплый, дорогой комочек. Нелегко будет расстаться с домашним теплом старой доброй гостиницы…

Сара все еще была во власти этих невеселых дум, когда дверь распахнулась и Алек ввалился в гостиную — усталый и вымокший.

— Алек… — встрепенулась она, вскидывая на него тревожный взгляд.

Тот застыл в дверях, ероша взмокшие волосы. Но жестко стиснутые губы портили все дело.

— Что насчет машины?

— Хол еще не успел ею заняться.

— Но… если бы ты специально попросил его…

— Но я этого не сделал. Сказал, что ты задержишься, поэтому нет причин для спешки.

Она опустила глаза, продолжая машинально гладить детскую головку.

— Мне показалось… быть может, ты передумал…

— Что именно?

— Ну… чтобы я осталась. — Она посмотрела ему прямо в глаза, надеясь найти в них прежнюю нежность. К ее горестному изумлению, Алек лишь холодно усмехнулся.

— Мне будет так спокойней.

— Спасибо, что принимаешь в нас такое участие.

— Не за что!

Вечером миссис Несбит пекла сдобные булочки и предложила снова искупать Рози, пока кухня натоплена.

Вся команда выстроилась в готовности ассистировать. Все, кроме Алека. Расстроенная Сара явственно ощущала признаки охлаждения с его стороны. Он не спустился к ужину, попросив поднос с едой к себе в комнату. Там же они играли с Тимом в карты. Однако Тим уже сидел в кухне, уплетая клюквенный мусс, а Алека все не было.

Дамы мигом приняли Рози под свою опеку. Сару же, прежде чем та сообразила, что к чему, миссис Несбит укутала в зеленую парку и, снабдив фонарем, отправила в сарай.

— Странное место для городского парня! — Такими словами сопроводила Сара свое появление.

Сарай, тускло освещенный отблесками фонарей и лунным светом, оживлялся лишь неясными звуками его обитателей и приглушенным голосом Алека, беседующего с Сахаром и Перцем.

Он тотчас замолчал и прислонился спиной к дощатой загородке. Сара почувствовала себя лишней. Но все же сделала несколько шагов вперед. Фонарь в ее руке отбрасывал длинные качающиеся тени.

— Ты ведь не из тех, кто предпочитает дуться втихомолку.

— Я вовсе не дуюсь.

— Постой… — Она замолчала, подыскивая нужные слова. — Я должна сказать тебе кое-что. Пожалуйста, выслушай.

— Правда? — Сердце Алека встрепенулось с надеждой и облегчением. Он подошел к ней и, поставив фонарь на пол, взял ее за руку. — Присядем. Да ты вся дрожишь.

Сара почти бесчувственно опустилась рядом с ним на кучу сена. Плечи их соприкоснулись.

— Я долго думала… над всем этим и, кажется, поняла, почему ты так расстроился, — начала она.

Алек мрачно созерцал свои большие огрубевшие руки.

— Я хочу быть с тобою полностью откровенной… Рассчитываю на твое понимание.

Он приподнял ее подбородок, заставляя взглянуть прямо в глаза.

— Можешь смело доверять мне.

— Хорошо. Вижу, я разочаровала тебя этой ночью… — Она закашлялась. От пыли и непривычных запахов запершило в горле. — Как любовница…

— Эй, о чем это ты? — оборвал он, отнимая руку.

— Ну да. Имей мужество признаться.

Алек даже присвистнул сквозь зубы.

— Это и есть твое откровенное признание?

— Но ведь нет иной причины. Это единственное, что произошло между нами. Чем еще объяснить твой внезапный уход в себя? Понимаешь, я уже давно не занималась любовью. В последний раз это было год назад, еще до рождения Рози. Я растолстела… есть растяжки на животе… Чувства мои были искренние, они шли из глубины сердца. Просто я не в форме… отсутствие практики…

По мере того, как слова падали с ее губ, руки Алека, лежавшие на ее коленях, дрожали все сильнее. Нужна ему ее практика! Значит, она решила, будто он злится из-за того, что она была нехороша в постели. А он-то так был захвачен ее фантастической чувственностью, почти не обратил внимания ни на некоторую полноту, ни на легкость, с какой в нее вошел.

Как же он не догадался? Ведь эти мелочи подтверждают ее материнство! Она действительно приходится Рози матерью. Слава Богу! Одной загадкой меньше.

— Мне следовало помнить, насколько мы разные в этом отношении и что между нами не может быть гармонии! — не выдержав его молчания, горестно воскликнула Сара. — Но ты сам должен был понимать, что я не Венера Милосская!

От уголков его глаз побежали морщинки.

— Поверь, милая, мне было очень хорошо. Разве не я уговаривал тебя остаться провести Рождество с нами?

— Да-да, я и сама думала… — смущенно пробормотала она. — Ты человек логического ума, и вдруг… такая непоследовательность.

— Ха! Да Венера ничто по сравнению с тобой! — И Алек расхохотался над нелепостью происходящего.

Сбитая с толку, Сара не знала, что сказать.

— Выходит, я поспешила с выводами? — вымолвила она наконец.

— Еще как!

Сердце Алека немного оттаяло. Все-таки он ей небезразличен! Он нежно погладил ее виски.

— Но тогда почему…

— Знаешь, у меня самого столько вопросов к тебе, дорогая! Слава Богу, что хоть Рози действительно твоя дочь!

Она оттолкнула его руку и ошарашенно уставилась на него.

— Что ты хочешь этим сказать?

Алек невольно отпрянул.

— Боялся, что ты, быть может, украла ее… или купила… — Он осекся, увидев, как Сара в ужасе беззвучно ахнула.

— Ты страшный человек!

— Но сама подумай, — начал оправдываться он. — Ты так неуверенно с ней себя чувствуешь. Моя ли вина, что это пришло мне в голову? Такой вывод напрашивался сам собой.

— Ты не имел права так думать! — гневно выпалила она. — Рози — моя плоть и кровь! Мой родной ребенок!

Совершенно обескураженный, Алек нервно перевел дух.

— Ты тоже должна меня понять. Вся эта таинственность… бесчисленные секреты…

— Не так уж много. И ни один из них тебя не касается! — Уголки ее рта презрительно опустились книзу. — А я-то думала, ты принимаешь меня целиком, какая есть. Доверяешь мне.

— Да, но вспомни, как ты была испугана, говоря по телефону…

— Это тоже мое личное дело! Ты просто… — Она разразилась слезами, жестом отстраняясь от него. — Как ты мог сомневаться насчет Рози? Все что угодно, только не это!

— Но тебе было явно…

— С такой наблюдательностью… правильно, что тебя вышибли со службы!

— Меня никто не вышибал! Я сам вышел в отставку. А если ты путаешься в именах и обстоятельствах, дорогая Келли, не надо все валить на меня!

— Вот оно что! — желчно выпалила она. — Что-то я не припомню, чтобы меняла имя! По-моему, я говорила, что меня зовут Сара! Я настолько доверяла тебе, что назвала свое имя.

— Я уже и сам не знаю, чему верить, — признался Алек. — Особенно после сообщения, которое принес Хол. Я связался по факсу с коллегой, и сегодня пришел ответ.

Сара медленно выпрямилась, в глазах гневно блестели слезы.

— И что же ты выяснил, Алек? — высокомерно спросила она.

Лицо Вагнера посуровело, губы крепко сжались.

— Больше, чем мне бы хотелось, — проронил он. — Почти жалею, что затеял все это, но я чувствовал моральную обязанность пресечь возможное преступление.

— Что за чушь!

— А если ты попала в скверную историю? Мне самому было нелегко, я разрывался между чувством к тебе и чувством долга. Но я стремился помочь тебе. И обрадовался, когда ты сказала, что хочешь поговорить. Помоги мне понять, — взмолился он. — Расскажи правду.

— С какой стати? Разве Келли объявлена в розыск? Держу пари, ты проделал лишь половину работы и не подумал проверить данные на Сару Джеймсон, потому что заранее убедил себя, что ее не существует. А ведь ты давно бы имел ответы на все вопросы, если бы захотел. Самодовольный, надутый осел!

— Когда я обнаружил кредитную карточку, прочее было уже неважно. Кредитка обеспечивается фирмой «Хаттон». — Он свирепо опрокинул ее в сено, прижал всем телом и яростно заговорил прямо в лицо: — С какой стати им делать это для кого-то, кроме Келли?!

— Ты не поверил в существование Сары Джеймсон из-за какой-то паршивой кредитки? И это после того, как я сто раз повторила тебе, что я — Сара!

Они были так близко друг к дружке, что стук сердец сливался в единое неистовое крещендо.

— На твоем багаже буквы К. X.

— Ах, заткнись ты! Без толку доказывать — ты слушаешь одного себя. В последний раз говорю: я не Келли Хаттон! — Она тяжело перевела дух. — Шпионишь за мной, собираешь досье, берешь смелость меня судить, и все — под видом заботы. Если бы ты просто любил меня и доверял, мы бы куда быстрее нашли общий язык, легче справились с ситуацией. Немного такта и терпения — и все бы выяснилось само собой!

— Объясни мне, что происходит! — Алек глубже вдавил ее в сено, словно рассчитывая силой вырвать признание. — Сейчас же! Сию минуту!

— Ты не заслуживаешь этого, а я связана обязательством! — с обидой выпалила она ему в лицо и внезапно резко ткнула коленкой. На миг Алек потерял равновесие, и, воспользовавшись этим, пленница вырвалась. Стремглав вскочив на ноги, Снегурка подхватила фонарь и бросилась вон из сарая.

— Разговор не окончен, Сара! — крикнул он вдогонку.

Глава двенадцатая

— Вот он, миссис Би! Идет! — донесся из холла свистящий шепот Тимоти. Это было первое, что услышал Алек предпраздничным утром, спускаясь к завтраку.

— Ступай допивать кофе, Тим, — вытирая руки о фартук, осадила мальчика хозяйка и подтолкнула в кухню.

— Что-то случилось? — встревоженно обратился к ней Алек. В душе зашевелились мрачные подозрения.

Миссис Несбит тяжело вздохнула. Ее лицо выражало сокрушенность и искреннее сочувствие.

— Сара бежала в санях с полчаса назад.

— Что? — оторопел Алек. — Почему же вы меня не разбудили?

— Я сама не знала. Была в швейной комнате, упаковывала подарки. Ей помог Тимоти. Сам не понимал, что делает. Хотел как лучше.

— Саре нельзя одной появляться на улице! Есть некоторые обстоятельства… — Он осекся и, досадливо махнув рукой, потерянно схватился за лоб. — Она не сказала, куда? Может, за покупками?

— Судя по всему, она покинула нас навсегда, — поколебавшись, вымолвила миссис Несбит. — Забрала багаж и детское креслице для машины.

— Но это же очень опасно! — Не помня себя, Алек бестолково завертелся, лихорадочно соображая, что делать. — Куртку и рукавицы!.. И шапку!

— Куда же ты без саней? — всплеснула руками миссис Несбит. — Сахар в город не пойдет — он очень пугливый.

— Неважно, доберусь до шоссе, а там поймаю машину!

Действительно, спустя милю его нагнал попутный грузовичок. Возле городского парка Алек увидел пустую санную упряжку. Он поспешил в гараж. Хол был занят с клиентом, но, бросив взгляд в ремонтное помещение, Алек обрадовался — «линкольн» был на месте.

— Что слышно, Хол?

Белокурый здоровяк приветливо улыбнулся, вытирая тряпкой промасленные руки.

— Как раз собирался к тебе.

— Что-нибудь случилось? С Сарой?! — У Алека упало сердце.

— Ты хочешь сказать, с Келли? Она здесь, в городе. Приходила, когда я готовил машину для шерифа. Он уезжал на праздники и очень спешил.

— Вот как! А в отсутствие шерифа кто у вас представляет закон?

— Да я и представляю, — чуть смутился Хол. — Я — выборный заместитель. Правда, в такое время самое большее, что может произойти, — это неосторожная игра в снежки.

Алек принужденно улыбнулся.

— Ну а что до девушки, — продолжал Хол, — то, к сожалению, она поняла, что мы намеренно придерживали ее автомобиль. Окажись я на месте, все вышло бы по-другому. Но папаша — тот ничего не знал о нашей договоренности и обещал подготовить машину до полудня. Когда я вошел, он как раз начал проверять ее кредитку.

— Кредитку?!

Поймав полный отчаяния взгляд Алека, Хол поспешил добавить:

— Я тут же услал отца и объяснил леди, что все будет как надо.

— Куда она направилась?

— К Лесли. Погоди! Забери сначала факс.

— Что же ты молчал?! — воскликнул Алек и сам устыдился. — Прости. Вообще-то не в моих правилах пороть горячку…

— От некоторых женщин — хочешь не хочешь — теряешь голову.

— Да… — неопределенно буркнул Алек и, взяв у Хола полученный листок, торопливо пробежал его глазами. Сообщение Дженнифер касалось Мела Слейда.

Прошлой ночью тот в ярости вломился в мадисонский отель в поисках Келли Хаттон.

В мозгу Алека разрозненные фрагменты окончательно сложились в картину. Сара в роли девицы Хаттон призвана служить отвлекающей приманкой. А бедной маленькой Рози суждено быть заложницей, безвинной жертвой в этой игре. Из сообщения становилось ясно: в распоряжении ФБР достаточно улик, чтобы арестовать Слейда. Оставалось лишь выследить его и захватить врасплох.

И они рассчитывали использовать в качестве ловушки «Уютный уголок», а в качестве наживки — Сару. Но этого Алек никак не мог допустить. Мгновенно приняв решение, он поклялся сделать все от него зависящее, чтобы избежать такого поворота событий.

Для начала он попросил Хола держать его в курсе и ни при каких условиях не выпускать из гаража черный «линкольн».

— Будь спокоен, — кивнул тот.

Прощаясь с механиком, Алек впервые за целый день улыбнулся. Все наладится, подумал он. Слейду не обнаружить ее в этом крохотном, Богом забытом городишке. Только бы нигде не засветилась кредитная карточка Келли Хаттон. Оставалось лишь разыскать Сару — и у них все-таки будет настоящее Рождество!

Сару он действительно нашел в кафе. Как и в прошлый раз, они с Рози занимали дальнюю кабинку. Сара то и дело настороженно поглядывала на дверь и сразу же заметила Алека.

Единственное свободное место было как раз рядом, и Вагнер уселся вплотную, касаясь ее коленями.

— Ты даже не сочла нужным попрощаться, — обронил он.

— Прощай, Алек.

— Послушай, Сара, я вовсе не хочу тебя огорчать…

— Вот и не надо.

— … но нам нужно поговорить.

— Я уже все сказала.

— Хорошо, тогда слушай. Я докопался до правды. Келли Хаттон наняла тебя, чтобы ты исполняла ее роль, верно?

— Это не запрещено законом.

— Разумеется. Как я понимаю, она заплатила тебе двадцать пять тысяч…

— Так ты рылся в моих вещах? — Она повернулась к нему с горящими от гнева глазами.

— Да. И надеюсь, ты простишь мне это, — терпеливо и мягко сказал он. — Положение очень серьезное. — (В ответ она лишь презрительно фыркнула.) — Напрасно ты так, Сара. — (Она хранила гробовое молчание.) — А если я скажу, что у Мела Слейда огромнейшие проблемы с законом? Что ФБР у него на хвосте и вот-вот схватит?

— Мне это безразлично, — холодно отозвалась Сара. — Я впервые слышу об этом человеке.

— Послушай! Время не ждет! — взорвался Алек. — Ты должна мне все рассказать.

— Я знаю, что мне делать.

— Ой ли? А что заставляет тебя среди зимы, в стужу и снегопад таскать с собой Рози? Подвергать ее опасности…

— Я не считала, что здесь есть какая-то опасность. — Сара помолчала, перебирая в памяти телефонный разговор с Келли. — Да и сейчас не очень уверена.

— Есть, да еще какая! Особенно если ты будешь пользоваться ее кредиткой.

Сара отвела глаза, не выдержав жесткого, в упор взгляда Алека.

— Ну хорошо. Начнем с того, что за эту работу мне обещано пятьдесят тысяч, — проговорила она. — Половина вперед, половина — по завершении. Понимаю, что опасно возить такие деньги с собой, но не было времени припрятать их в Сиэтле. Келли вручила деньги в последнюю минуту.

— Как ты вообще связалась с этой женщиной?

— Мы познакомились в фитнесс-центре. Она привыкла поддерживать себя в форме, а я… я проходила курс лечебной реабилитации. Мы разговорились, потому что оказались внешне очень похожи. Кроме этого у нас не было ничего общего. Она — из семьи богачей Хаттонов, а я — бедная вдова.

— Вдова? Курс реабилитации? — повторил ошеломленный Алек.

— Да. — Сара тяжело вздохнула. — Так или иначе, вскоре она была в курсе моих обстоятельств… Дело в том, что мой муж Этан умер вскоре после рождения Рози, — тихо проговорила она. — Мы совершали горное восхождение в Национальном парке Маунт-Рейнер… — Сара запнулась и мучительно сглотнула. — Мне повезло… если можно это так назвать… При падении я ухватилась за кусты. А Этан упал в глубокое ущелье. Мгновенная смерть… так мне сказали.

— Боже!

— Да. — Она помолчала, стараясь унять дрожь в подбородке. — Быть может, наш брак и не выглядел идеальным, но… нам было хорошо друг с другом. Этан был не столь авантюрного склада, как я, — скорее научного… Преподавал в колледже. У нас была неплохая жизнь — мирная, спокойная… — Рассказчицу охватила дрожь, и Алек обнял ее за плечи. — Ну, в общем, я тоже пострадала — перелом тазобедренного сустава, сотрясение мозга. Долгое время провела в больнице.

— А как же Рози? — Алек ласково взъерошил светлые волосики ребенка.

— За ней ухаживала моя сестра. Вот почему я так неловко с ней управляюсь. Конечно, мне потребуется некоторое время, чтобы привыкнуть. Но она моя, моя! Понимаешь?

— Если бы я знал об этом раньше… — промолвил побледневший Алек.

— У меня был уговор с Келли: не рассказывать никому, кто я, и никого не брать с собой.

— Ты уже надула ее, взяв Рози. Так что… — Он умоляюще посмотрел на нее.

— Почему бы не надуть еще немного, выболтав все тебе? Я решила, что для Рози могу сделать единственное исключение. Не могла больше жить в разлуке. В остальном я строго следовала инструкциям Келли: ехала в ее шикарной машине, придерживалась предписанного маршрута, на каждой остановке пользовалась ее кредитной картой. Для меня это была очень заманчивая сделка. Сам понимаешь, как остро нам нужны деньги. Страховки Этана хватило лишь на оплату медицинских расходов, и мы с дочкой остались без гроша.

— Самым правильным сейчас будет созвониться с Келли и объявить, что ты выходишь из игры.

— И вернуть деньги?

— Даже так. Хотя, в сущности, это компенсация за риск.

— Но кто такой Слейд?

— Сначала расскажи, как она объяснила этот фарс, — нахмурился Алек.

— Келли сказала, что все дело в репортерах. У нее якобы возник новый роман, и она хочет без помех провести Рождество с этим человеком. Объяснение показалось мне убедительным. Идея заключалась в том, чтобы мне все время быть на шаг впереди папарацци, уводя их по ложному следу.

Алек поцеловал Сару в щеку и на миг зарылся лицом в душистые волосы.

— К несчастью, она тебя обманула.

— Да нет же! Я видела ее нового друга. И сейчас она находится у него, в Аспене, я туда звонила.

— Она солгала насчет прессы. Настоящая причина — Мел Слейд. Вероятно, она и впрямь хотела уединиться с приятелем, но ей совершенно наплевать на опасность, которой подвергаешься ты.

— Во время последнего разговора она казалась напуганной.

— Еще бы! Ты сейчас в роли подсадной утки для Слейда.

— Кто этот человек?

— Ее отвергнутый любовник. Он замешан во многих темных делах и не остановится перед насильственными действиями. ФБР объявило его в розыск. Со стороны Келли было безответственно и чудовищно втягивать тебя в это дело.

— А я втянула Рози! — сокрушенно воскликнула Сара, порывисто прижимая к себе дочурку.

Алек обнял их обеих, точно стараясь укрыть от опасности.

— Все будет хорошо. Ты не пользовалась в Элм-Сити этой кредиткой, и Слейд тебя здесь не найдет.

Глаза Сары тревожно блеснули.

— Но в гараже…

— Я был там, и Хол обещал все уладить. Это я попросил задержать твою машину… Мне очень хочется, чтобы ты провела Рождество с нами, Сара.

— Хорошо. Только, знаешь, твои методы воздействия несколько тяжеловаты, если не сказать больше.

— Я виновен лишь в том, что люблю тебя, — ответил он с простодушной улыбкой.

— Ох, Алек… — Сара смешно наморщила нос, недоверчиво качая головой.

Алек смущенно замер от неведомого прежде чувства. Никогда ему не доводилось строить планы о совместном будущем с женщиной. А вот теперь он просто не мыслил без Сары дальнейшего существования!

— Не хочу тебя обидеть, но пусть между нами не останется недомолвок. Кипение страсти — это еще не все. Одного этого недостаточно, как недостаточно мне было той спокойной уверенности, что давал Этан. Мне нужно и то и другое! Не думаю, что ты — тот человек, с которым я буду чувствовать себя надежно. Ты сам в себе еще не разобрался, не примирился с собой.

— В каком смысле?

Она поколебалась.

— Не можешь принять свое увольнение…

— Я сам вышел в отставку — по собственной воле!

Сара медленно покачала головой.

— Ранение выбило тебя из седла, и ты был отстранен от трудных дел. А здесь, по словам миссис Несбит, до моего приезда ты пребывал в спячке.

Алек издал яростный, исполненный муки стон.

— Но я очнулся!

— Лишь для того, чтобы с головой уйти в мои проблемы. Конечно, это проще — исправлять чужую жизнь вместо того, чтобы разобраться со своей собственной. Но нельзя постоянно прятать голову в песок.

— Так ты не оставляешь мне никаких надежд?

— Поживем — увидим, — улыбнулась она.

Обнимавшая ее за плечи рука упала. Раздираемый противоречивыми чувствами, Алек обеими ладонями с силой потер лицо. Как унизительно! Много лет в его обязанности входило распутывание всевозможных хитросплетений. Неужели сейчас этот маленький ангел в теннисных туфлях прав? Может, он и впрямь не желает смотреть правде в лицо?

Нет, не мог он с этим согласиться. И вместе с тем больше, чем когда-либо, не хотел отпускать из своей жизни Сару и Рози.

Сара сжала его руку.

— Пожалуйста, не сердись на меня. И на себя тоже.

Алек моргнул. Где-то в глубине глаз чувствовалось противное жжение.

— Не говори только, что между нами все кончено.

— Я и не говорю. Пусть пока все останется как есть.

— Тогда ответь мне на один вопрос… — Он был смущен, как мальчишка. — Насчет того неглиже… Откуда оно у тебя? В этой поездке оно так же неуместно, как теннисные туфли.

— Сестра подарила после выздоровления. Ужасно, конечно, фривольное, зато послужило отличным противоядием от унылых больничных одежд, из которых я так долго не вылезала.

У Алека вырвался вздох облегчения. Как здорово! Как просто и трогательно!

Он поднялся с места, Сара — вслед за ним.

— Куда ты?

Позади кабинки висел телефон. Алек подошел, пошарил в карманах.

— Ты сейчас же звонишь Келли Хаттон и разрываешь соглашение, — нарочито жестко проворчал он.

Она послушно вышла из-за стола и передала ему Рози.

Разговор вышел деловым и лаконичным. Сара объявила, что с середины маршрута выходит из игры. По-видимому, Келли потребовала деньги назад. Тогда Сара с подачи Алека объявила, что ей все известно о Слейде и что она подумывает о судебном иске. Келли тотчас же согласилась оставить деньги — с условием немедленного возврата кредитной карточки и машины. Было решено встретиться в Сиэтле после праздников.

От телефона Снегурка отошла совершенно другим человеком.

— Уф, гора с плеч свалилась! Наконец-то я свободна и могу больше не притворяться! Теперь для всего мира я снова Сара Джеймсон! — Она скользнула за столик и не стала забирать у Алека Рози. — Почему бы нам не пообедать?

В «Уютном уголке» не слишком удивились, когда после обеда вся компания, нагруженная багажом, ввалилась в дом с заднего крыльца. Постояльцы были заняты важными предпраздничными хлопотами. Миссис Несбит, вооруженная длинной деревянной ложкой, колдовала перед чугунной плитой над каким-то варевом. Марта с Тимоти тянули за один конец длинной, упругой ленты из сладкого теста, Лайл с Камиллой — за другой.

— Поспели к самому веселью! — оживленно крикнул Тимоти. А теперь угадайте, что сегодня случится! — И, не утерпев, тут же выпалил: — Вечером приезжает Джим Несбит! Только бы не опоздал! Миссис Би сказала: если опоздает, придется ему лезть через трубу, как старичку Санте!

Алек с Сарой удивленно переглянулись.

— Он что же, прислал телеграмму? — спросил молодой человек.

— Не-е, мистер Джим звонил по телефону, — мотнул головой Тимоти. Поглощенный приготовлением лакомства, он не заметил растущего недоумения молодой пары.

Подскочившая с ножницами миссис Несбит принялась ловко нарезать сладкую полоску на небольшие кусочки.

— А вы, двое, привели бы себя в порядок с дороги да присоединялись бы к нам! — не отрывая глаз от своего занятия, бросила она.

Оказавшись наедине с Алеком в холле, Сара скорчила выразительную гримасу.

— А еще говоришь, что я веду себя таинственно. — Подражая матери, Рози тоже радостно состроила рожицу. — Ты правда веришь, что Джим Несбит дозвонился сюда?

— Им это как-то удается, — пожал плечами Алек. — Но, знаешь, мне уже надоело ломать над этим голову. Если миссис Несбит обладает способностью проходить сквозь запертые двери, одним щелчком выкидывать меня из постели и волшебным образом пополнять запасы провизии — это ее дело. Я по горло сыт чужими тайнами. Отныне перед тобой новый Алек Вагнер — простодушный малый, который ценит незамысловатые житейские радости и ждет не дождется счастливейшего в своей жизни Рождества.

Скептически усмехнувшись, Сара двинулась к себе наверх.

— Ладно, давай-давай, заставляй парня смиренно оправдываться и доказывать, на что он способен, — пробурчал под нос Алек.

Он привык быть крутым, уверенным в себе и получать все, что пожелает. Но что проку? Сейчас Алек мечтал быть обыкновенным человеком, как все. И еще мечтал о том, чтобы два самых дорогих для него существа оставались с ним до конца дней. Кто решился бы вменить ему это в вину?

Глава тринадцатая

Сара уложила Рози спать и сама прикорнула. А проснулась, когда за окном уже было темно. Несмотря на драматические события дня, она с радостным волнением думала о предстоящем сочельнике. Сара оделась в нарядный брючный костюм синего цвета, а Рози очень подошел красный бархатный джемперок с белой рубашечкой.

Все общество уже собралось в парадной гостиной. Камилла вдохновенно ударяла по клавишам, а Беатрис, Тимоти и Марта, обступив ее полукругом, распевали рождественские гимны. Алек с Лайлом колдовали вокруг елки.

Стараясь не наступить на разложенные на полу подарки, Сара подошла ближе, и Лайл одарил ее жизнерадостной улыбкой.

— Сейчас прибавим еще украшений! — подскочил неугомонный Тим. — А на ужин будут классные сэндвичи! — И он махнул рукой в сторону кофейного столика, на котором красовались поднос с бутербродами, две полные салатницы, блюдо со свежеприготовленными сладостями и серебряный кофейник. — Будем развертывать подарки, рассказывать рождественские истории, играть в игры. Уф! Столько всего нужно успеть! — шумно выдохнул он.

Прозвучал завершающий аккорд, Сара подошла к певцам и встала рядом с миссис Несбит.

— Я бы хотела извиниться перед всеми за вой побег.

— Вы вернулись. А это главное, — улыбнулась хозяйка.

— Вы такая добрая. Но вот еще что: я уехала, не заплатив… — Сара сокрушенно покачала головой. — В свое оправдание могу лишь сказать, что была сама не своя.

— Не стоит так огорчаться, — промолвила миссис Несбит, жестом отметая оправдания. — У Алека уплачено за комнату на двоих.

— Это он платил? — недоверчиво посмотрела на нее Сара.

— Сомневаюсь, что он вообще это заметил, — хихикнула миссис Несбит. — Он ведь не привык обращать внимание на мелочи. Его занимают сейчас куда более важные и серьезные вопросы: жизнь, люди… Вы со мной согласны? Вот сейчас, например, ему очень нужны одна симпатичная женщина и ее малышка — добрые, нежные существа, которые сглаживали бы острые углы его жизни и, когда надо, возвращали бы ему утраченное равновесие.

— А вы, оказывается, прирожденная сваха, — улыбнулась Сара.

Собеседница задумчиво приподняла бровь.

— Таково уж, видно, мое предназначение. Есть люди, уготованные друг другу самой судьбой, нужно только слегка им помочь.

Взгляд Сары то и дело украдкой обращался к Алеку. Сейчас, хлопоча вокруг праздничной елки — увешанной блестящими шарами, опутанной золотыми нитями, — он казался лет на десять моложе. Чувствовалось, что человек по-настоящему счастлив и его мальчишеская радость ничуть не меньше, чем у Тимоти.

Миссис Несбит подошла к Алеку и тронула за рукав.

— Ты заметил? Я по всей комнате развесила ветки омелы.

— Где?

Нетерпеливо фыркнув, хозяйка отцепила зеленую ветвь с ближайшего торшера, приблизилась к Саре и воткнула в ее золотистые волосы.

— Вот. Гляди. Над ней омела. — И, подмигнув приятно взбудораженной, словно захмелевшей Саре, забрала у нее из рук ребенка и уселась у окна.

— От такого предложения невозможно отказаться, — с улыбкой сдался Вагнер. И, подойдя, заключил Сару в объятия. Губы их слились в долгом, глубоком и сладостном поцелуе. Кровь тяжелым молотом стучала в его висках, когда языком он раздвинул ее губы и проник внутрь, каждой клеточкой — будто в последний раз — жадно вбирая ее вкус.

Сара первая заставила себя отпрянуть, почувствовав наконец неловкость от столь самозабвенного проявления чувств на глазах у всех. Впрочем, окружающие, казалось, не обращали на влюбленных особого внимания. Они вели себя совершенно естественно, как истинная семья. Удобно расположившись в креслах с тарелками и бокалами, они любовно обсуждали нарядную елку. Миссис Несбит, тихонько покачиваясь в любимом кресле, кормила Рози из бутылочки.

Диван, однако же, оставался пустым. Понимающе переглянувшись, молодые люди наполнили тарелки и удобно устроились на подушках.

— А знаешь ли ты, что мы находимся здесь на правах семейной пары? — спросила Алека Сара.

— В каком смысле? — оживился тот.

— Миссис Несбит сказала, что мне не надо беспокоиться об оплате, потому что тебе был заказан номер на двоих.

Вагнер приподнял брови.

— В самом деле? — спросил он после паузы. — А я и не заметил.

— Ну да! — засмеялась Сара. — Она абсолютно убеждена, что ты — рассеянный олух.

Алеку было хорошо известно, что номер заказывался на одного. Но ему не хотелось подводить добрую женщину. Даже если придется выглядеть болваном.

— Давайте скорее развернем подарки! — нетерпеливо воскликнул Тимоти.

Взрослые понимающе ухмыльнулись. Марта напомнила сыну, что надо дождаться Джима Несбита, но миссис Несбит великодушно разрешила мальчишке вскрыть пару свертков. Тим тут же сорвал зеленую обертку с покупки Алека и увидел вовсе не обувь, а четыре новые книжки о фантастических приключениях братьев Харди.

— Ух ты! — восторженно возопил он и бросился обнимать Сару с Алеком. — Обещаю прочесть их вам от корки до корки!

Присев на пол рядом с сыном, Марта вручила ему посылку от майора Доунса. Из нее мальчик извлек набор деревянных машинок и лисье боа.

— Гляди-ка, мам: лиса хватает себя за хвост. Как раз то, о чем ты мечтала.

— Господи! — задохнулась от восхищения Марта, увлеченно кутаясь в немыслимый наряд. — Я буду самой модной дамой в Элм-Сити!

Камилла начала уже обносить сидящих традиционным рождественским печеньем, и тут прозвучал дверной гонг. Вероятно, вернулся долгожданный майор. Миссис Несбит радостно встрепенулась, а Тимоти бросился к окну.

— Не-е, это опять тягач, — сообщил он с легким разочарованием.

— Хол?! — Алека подкинуло, как пружиной. — Прошу меня извинить. — Как был, даже не одевшись, он выскочил на крыльцо и, оскальзываясь, побежал к тягачу. — С Рождеством, Хол! Ты что, еще на работе?

Механик испустил тяжелый вздох, пар заклубился изо рта легкими облачками.

— Плохие новости, Алек. Насчет того парня, Мела Слейда. Он заявился в гараж, искал твою подружку. Называл ее Келли.

— Каким образом он на нее вышел?

— Боюсь, это отец виноват. Он все перепутал и провел счет через кредитку. Знай я — пораньше бы закрыл мастерскую. Но этот парень свалился как снег на голову. И так нагло представился, будто все обязаны его знать. Я еще не успел толком ничего ответить, а он отпихнул Фрэнка и обнаружил в мастерской «линкольн».

— Отец не пострадал?

— Да нет, ничего. Но этот тип, когда толкнул, расцарапал ему лицо кольцом. От неожиданности отец и сболтнул, что вы в «Уютном уголке»… Мне жаль, что так вышло.

Алек бросил взгляд на дорогу за изгородью. Автомеханик выглядел слегка задетым.

— В отсутствие шерифа я как-никак представитель закона, — заметил он. — Думаю, нам надо действовать сообща.

Алек заставил себя улыбнуться.

— Ладно. Сам знаешь, телефонная связь здесь ни к черту. Давай, лети в город за подмогой. Кто ближе всего?

На простоватом лице Хола отразилось напряженное раздумье.

— Кажется, дорожный патруль.

— Отлично. Тащи их сюда. И позвони по номеру, с которого отправили факс. Помнишь его?

— Конечно. Я записал.

— Скажешь, что ты от меня. Спросишь Дженнифер. Доложи ей, что произошло. Дальше она разберется.

— А ты-то как, Алек? Может, позвать соседей?

Бывший оперативник решительно покачал головой.

— Нет, нельзя подвергать людей неоправданному риску. Здесь я сам справлюсь. — Похлопав Хола по плечу, он подтолкнул его к машине. — Только объясни патрульным, с кем придется иметь дело.

Хол забрался в кабину и включил зажигание.

— Будь спокоен. И еще я скажу им, что операцией руководит агент ФБР.

Эх, его бы устами… — подумал Алек.

Вернувшись в дом, он застал все совершенно иначе, чем несколько минут назад. В комнате было необычайно тихо. Но в безмолвии угадывалась тревога. Все взгляды были устремлены на Сару. Она стояла посреди празднично украшенной комнаты — такая маленькая, бледная, судя по всему, до смерти перепуганная.

— Я рассказала им про Слейда, — промолвила она. — Ведь это связано с ним, верно?

— Да, — признал Алек и коротко обрисовал обстановку.

В комнате поднялся негодующий ропот.

— Бога ради, простите меня! — воскликнула молодая женщина. — Это я во всем виновата!

Алек быстро прижал ее к себе.

— Не говори глупостей, милая. Все мы подчас поступаем неразумно, движимые заботой о тех, кого любим. Ты заботилась о Рози и ее будущем.

— Знаю. — Она вдруг решительно тряхнула головой. — Я сама открою дверь, когда он позвонит! Слейд увидит, что я — не та, кого он ищет, и оставит нас в покое.

— Он не удовлетворится одним взглядом, Сара.

— Я объясню.

— Ты не сможешь доказать, что Келли здесь нет, что это ты путешествовала под ее именем. И даже если бы смогла, этот человек не признает разумных доводов. Он одержимый — особенно когда дело касается его женщин — и привык прибегать к насилию.

— Что я наделала! — Сара горестно прильнула к нему.

Алек обратился к обитателям гостиницы:

— Есть у кого-нибудь огнестрельное оружие? Любое?

— Господи, нет, конечно! — воскликнула миссис Несбит. — Кроме вил в сарае, у нас ничего нет. — Она подалась вперед в своем кресле. — Тебе, Алек, с Сарой и ребенком надо спрятаться. А мы уж справимся с этим негодяем.

Ее поддержал нестройный, но дружный хор голосов, приведя влюбленных в замешательство.

— Как же вы намерены себя защищать? — спросил Алек.

Гордо выпрямившись на своей скамеечке, Камилла решительно поправила белый воротничок коричневого шерстяного платья.

— Мы здесь переживали разные трудности. И не с таким справлялись. Ничего нам этот Слейд не сделает.

— Начнем с того, что потушим свет, — предложил Лайл. Похлопав Камиллу по коленке, он поднялся на ноги, воинственно выпятив грудь.

Некоторое время маленькая отважная группа выжидала в темноте. По комнате передвигались на цыпочках. Их отчаянная храбрость выглядела комично и трогательно.

— Лучше бы вам всем спрятаться, — сухо проговорил Алек.

Тимоти, уставившийся в темноту за окном, первый заметил там движение.

— Возле дорожного указателя появилась какая-то машина.

— Фары включены?

— Нет.

— Это он.

У Алека уже созрел план. Быстро и бесшумно он проследовал в холл к чулану под лестницей. Остальные с горящими от волнения глазами следовали за ним. Если бы только они производили поменьше шума! Его пугала их наивная отвага.

— Я выманю его к сараю. — Вагнер схватил с крюка куртку и принялся торопливо ее натягивать.

Послышались протестующие возгласы. Эта всеобщая солидарность, готовность помочь, тревога за него с новой силой поразили Алека. Никто и никогда так о нем не пекся. У него даже перехватило горло, пришлось прокашляться, прежде чем заговорить.

— С минуты на минуту подойдет подкрепление. — Разыскивать ботинки было некогда, и он остался, как был, в домашних мокасинах. — А вы покуда спрячьтесь в чулан и закройте за собой дверь. Если Слейд наберется наглости войти, он пронесется по дому как ураган и вас не заметит.

— Мы спрячем туда Рози, — решила миссис Несбит. — Тимоти, принеси ее сиденьице. Оно под скамьей. — С помощью Сары хозяйка отеля бережно усадила задремавшую малютку на сиденье и поместила в укрытие.

— Он уже на подъездной аллее, — объявил Лайл, выглянув в восьмиугольное окошко холла.

Алек бегом бросился к черному ходу, проворно зажег фонарь и выскочил на тропу, ведущую к сараю.

От подъездной аллеи к дому двигался темный силуэт. Луна светила человеку в спину, и оттого фигура казалась особенно высокой и зловещей. Алек разыграл все как по нотам: сперва изобразил замешательство при виде незнакомца, затем бегом припустился к сараю. Он рассчитывал заманить Слейда внутрь, а затем, пользуясь тем, что знает помещение как свои пять пальцев, поймать его в ловушку.

Но ему не повезло. Поскользнувшись в своих мокасинах, Вагнер упал навзничь. Выпавший из руки фонарь ударился о снежный барьерчик, окаймляющий тропу. С поразительным проворством незваный гость бросился на Алека. На стороне нападавшего были молодость и сила. Да и обут он был более подходяще.

Фонарь осветил пришельца. Да, это действительно Слейд. Мерзавец был лет двадцати пяти, хорош собой, темноволосый и темноглазый. Но в тот момент, когда он свирепо схватил Алека за горло, черты его лица искажала бешеная злоба.

— Где она?

— Кто?

— Сам знаешь! Келли! — Придавив коленом грудь Алека, он принялся яростно колотить его головой о плотно утоптанный снег тропинки. — Я видел ее машину. Где девчонка?

В ушах Алека звенело — и от ударов, и от оглушительного рева Слейда, напоминавшего рычание голодного зверя. Вагнер силился что-то выговорить, но выходило неразборчиво. Наконец Слейд на миг замер, и, воспользовавшись моментом, Алек ухитрился вывернуться и нанести сильный удар правой в челюсть. Слейд кувырком отлетел в сторону, но тут же опять вскочил на ноги.

Почувствовав себя увереннее, Вагнер поднялся и еще раз ударил в смазливое, холеное лицо противника. Тот покачнулся, однако удержался на ногах. Мало того, вновь бросился в атаку и, схватив бывшего агента под колени, опрокинул его наземь.

Сцепившись, враги катались по снегу, яростно рыча и осыпая друг друга проклятиями.

Прошло время, прежде чем Слейд обнаружил слабое место Алека. Обрадованный, он принялся ожесточенно молотить его в левое плечо. Вагнер почувствовал, что еще мгновение — и он потеряет сознание от нестерпимой боли.

В этот момент прогремел выстрел. И в ту же секунду Алек провалился в темноту.

Бежавшая во весь опор, Сара стояла теперь в нескольких метрах, тяжело дыша и держа дымящийся пистолет. Напрочь утратив интерес к поверженному противнику, Слейд отпустил Алека и медленно, угрожающе двинулся к ней.

— Келли?

— Нет! — выпалила Сара. — Ее здесь нет и никогда не было!

— Келли…

Сара стала медленно поднимать пистолет, наводя на него. Рука ее чуть дрожала. Это был старый стендовый пистолет майора, предназначенный для учебных стрельб. Марта неожиданно вспомнила о нем, когда Алек был уже на улице. Судорожно сжимая допотопную деревянную рукоятку, Сара повторяла про себя слова своего инструктора: «Никогда не прицеливайся, если не собираешься стрелять».

Сможет ли она выстрелить в человека?

Именно эти краткие секунды замешательства и решили дело. Ободренный ее неуверенностью, Слейд, сделав молниеносный выпад, ухватил ее за волосы и одновременно вывернул руку. Оружие упало в снег. Притянув ее к себе, он уставился ей в лицо, пытаясь разглядеть в свете луны.

Сара смотрела на него, полумертвая от страха. Он, несомненно, был психом. В его глазах застыло что-то звериное. Затем в них появилось недоумение — до Слейда дошло наконец, что перед ним не та женщина.

Но что сделает он, когда поймет ее истинную роль? Поймет, что она служила лишь приманкой, призванной увлекать его за собой — миля за милей, город за городом?

— Но ты знакома с Келли, ведь так?! — Он яростно тряс головой, ощерив зубы. — Вижу, что знакома.

— Н-не очень… — пролепетала Сара, стуча зубами. — Она была здесь некоторое время, а потом уехала… На такси. Ее машина в ремонте, и…

Она умолкла, потому что он сильно ударил ее по губам тыльной стороной руки и пихнул в снег. Так же, как у Фрэнка, лицо оказалось поранено кольцом — яркая алая линия пересекла нижнюю губу. Но это пустяки по сравнению с тем, что он сделал с Алеком, вдруг гневно подумала она.

Бросив ее, бандит подобрал пистолет и устремился к дому, а Сара кинулась к Алеку. Опустившись на колени, приподняла его голову и начала растирать щеки.

— Алек, очнись! Очнись же!

Веки Вагнера дрогнули.

— Где он?

— Побежал к дому.

— Нет! — вскричал Алек, попытался сесть и застыл. Плечо пронзила острая боль. — Помоги…

Осторожно приподняв его голову, Сара положила ее себе на колени.

— Ничего… Они готовы его встретить.

— Как?!

— Сама не знаю, — покачала головой Сара, гладя его виски. — Только миссис Несбит заверила меня, что они справятся, и мы должны ей верить. Она еще ни разу не ошиблась.

— А пистолет…

— Принадлежит мужу Марты. Но теперь он у Слейда…

Алек вновь издал мучительный стон, и голова его заметалась на ее коленях.

— Только бы никто не пострадал! — Вдали послышался вой полицейских сирен. — Вот уже! — Алек облегченно прикрыл глаза. На губах появилась слабая улыбка. — Ах, что за женщина! Просто клад!

— Кто? Я?

— Да нет — миссис Несбит.

С их места им были видны подъездная аллея и часть дороги. Через мгновение к изгороди подкатили тягач Хола и патрульная машина с включенной сиреной.

Но не успел смолкнуть звук сирены, как раздался дикий, нечеловеческий вопль, от которого кровь застыла в жилах. В ту же секунду из дома стремительно выскочила темная фигура, и Слейд прямиком угодил в руки полиции.

Алек вновь попытался встать, и вновь лицо его перекосилось от боли.

— Проклятие! Помоги мне, самую малость.

— Заметь, ты употребил это слово дважды за последние несколько минут. И что, каково оно на вкус? Как с ним справился старина язык, привыкший совсем к другим оборотам? По-моему, Алек, тебе представился случай объективно взглянуть на самого себя, оценить свои возможности.

Он вгляделся в ее милое лицо и снова болезненно поморщился, на сей раз — по другой причине.

— Ты ранена. — Он нежно коснулся ее кровоточащей губы.

Но Сара перехватила и крепко стиснула его руку.

— Довольно отвлекать внимание со своих проблем на мои. Этот номер не пройдет.

— Хорошо, милая. Признаю, что ты права. Я действительно пока еще не в форме.

— Алек…

— Ну хорошо! — Он издал тяжелый вздох. — Возможно, я окрепну, но уже никогда не стану таким, как раньше. Ты верно подметила: я боялся признать очевидное, убегал от правды. Твердолобый баран, который упрямо твердит, что еще всем покажет.

— Теперь все зависит от твоего выбора, милый. Можно уныло простоять всю жизнь перед закрытой дверью, растрачивая себя в сожалениях о прошлом. А можно, отбросив страх, войти в новую дверь. Вместе со мной.

Алек притянул к себе ее лицо и бережно поцеловал верхнюю, не рассеченную губу.

— Я войду с тобой в эту дверь. Уедем в Сиэтл.

— А что ты будешь там делать?

— Эй, зачем портить радужную картину моего будущего? Придется хорошенько обмозговать это, но я найду правильное решение. У меня, кстати, имеются кое-какие сбережения, — не без гордости объявил Алек. — Мог бы вообще уйти на покой, если бы захотел!

— Надеюсь, не захочешь. Праздная жизнь делает тебя мрачным, ворчливым занудой, милый.

— Сладкоголосый соловей! Ладно, а сейчас все-таки помоги мне встать.

Рука об руку они подошли к дому и у главного крыльца разделились: Алек отправился улаживать дела с представителями закона, а Сара побежала узнать, как там маленькая Рози и вся славная компания.

Войдя в большую гостиную, она была поражена. Все выглядело так, будто ничего особенного не случилось. Снова ярко горели лампы и на елке сверкали праздничные огни. А обитатели, по обыкновению, были спокойны и веселы. Даже Рози все так же уютно дремала на коленях у покачивающейся в кресле миссис Несбит. Лишь кудряшки сидевшей за роялем Камиллы слегка растрепались, да Тимоти вжался носом в оконное стекло, не желая пропускать финальную сцену. Однако с первого взгляда было ясно: самое худшее разыгралось там, во дворе.

— Наша девочка спокойно проспала все это время. — Такими словами встретила Сару хозяйка.

Вернувшийся вскоре Алек обвел одобрительным взглядом свое маленькое войско, опустился в кресло и рассеянно пригубил поданное Сарой бренди. Она присела рядом на подлокотник.

— А теперь расскажите, как все было! — потребовал он у невозмутимой компании. — Вы спрятались?

Лицо миссис Несбит озарилось лучистой улыбкой.

— Главное, что этот Слейд нас не заметил, ведь так?

— Как он выскочил! — ухмыльнулся Вагнер. — Когда его забирали, он был невменяем. Умолял патрульных его защитить. Представляете, этот тигр умолял о защите! На поверку он оказался трусом и ничтожеством. Вопил что-то о привидениях в пустом доме. Можете себе представить?

Новость была встречена гулом довольных голосов. Алек стащил с себя парку и осторожно вынул из кармана пистолет.

— Вот. Слейд бросил его на дороге.

— Спасибо вам, наш герой, — проворковала миссис Доунс.

— Это вам спасибо, Марта. Мне очень помогло, что Сара отвлекла его выстрелом. Хотя не понимаю, как ей удалось выстрелить из такой древней штуки. — Алек передал оружие владелице, однако теперь, в свете ламп, пистолет блестел безукоризненно отполированной вороненой сталью. — Странно… Сейчас, в доме, он выглядит как новенький. Ничего не понимаю!..

— Ты взволнован, сынок, — дружески промолвил Лайл, вновь наполняя его стакан. — Трудно сразу расставить все по своим местам.

— Возможно. Хотя, должен заметить, за годы службы мне удавалось решать самые сложные задачи. Правда, не такие, как эта. — И он крепко обнял подругу.

Подали новую порцию рождественских угощений. Набравшись храбрости, Алек завершил эту необычную, полную приключений рождественскую ночь последним рискованным предприятием — при всех сделал Саре предложение.

— О, Алек… Стоит ли именно сейчас… в такое время… — засмущалась Сара.

— Мы не возражаем! — раздался дружный хор голосов.

— Я хочу сказать, не слишком ли это поспешно?

— Вовсе нет, — ответил он, любовно поглаживая ее по щеке.

— Я-то готова к браку, — осторожно пояснила Сара. — В конце концов, у меня есть опыт. Но ты так долго откладывал это важное жизненное решение…

— Зато теперь чувствую, что готов.

— Помолвка — вещь серьезная. Что, если страсти угаснут, исчезнет прелесть новизны, и тогда…

Он энергично тряхнул головой.

— Без тебя и Рози моя жизнь станет пустым прозябанием.

— Но эта новая жизнь не будет похожа на твою прежнюю — с погонями и головокружительными приключениями.

— Я понял, что бывают разные виды головокружительных приключений. Поверь, с тобой мне скучать не придется. Женщина, способная напугать преступника с помощью стендового пистолета, сама воистину огнестрельное оружие!

— Но не обязательно же сразу жениться…

— Послушай, женщина, я отказываюсь ехать с тобой в Сиэтл, если ты не согласишься взять меня в законные мужья.

— Ах, Сара, пожалуйста! — взмолилась миссис Несбит. — Если ты не согласишься забрать его, боюсь, он застрянет здесь до самой весны. И доведет нас до полного изнеможения.

— Ну что ж… — смущенно пожала плечами Сара. Потом наклонилась к нему и с жаром обняла. — Пусть будет так!

Комната наполнилась ликующими возгласами, последовали объятия и поздравления.

— Эй, люди, Джим приехал! — завопил Тимоти и на всех парах помчался к входным дверям.

Эпилог

Полгода спустя…

— Взгляни, Алек, вся аллея забита машинами! — удивленно воскликнула Сара.

Ведомый Алеком семейный автофургон притормозил на дороге. За изгородью виднелась гостиница «Уютный уголок». Знакомый старинный дом выглядел почти так же нарядно и горделиво, как в минувшее Рождество. Только теперь вместо цветных фонариков его обрамляли пышная зеленая трава и цветущие деревья.

— Мы можем припарковаться возле забора. Как ты? Дойдешь?

Сара издала нетерпеливый вздох.

— Алек, я вовсе не так хрупка, как тебе кажется. Нагрузка мне только на пользу!

— Конечно, конечно, — согласно улыбнулся он. — Просто я волнуюсь.

— Ты просто паникер. Расслабься. Вот увидишь, из этого ребенка выйдет такой же бедокур, как из старшей.

Алек доехал до огромного старого вяза и заглушил мотор. Сдернув темные очки, обернулся и сгреб на руки свою озорную, непоседливую падчерицу.

— То-то удивится тетушка Би. Теперь тебя и не узнать.

Приятно было после палящего солнца ощутить благословенную прохладу холла. Маленькая Рози смешно перебирала маленькими ножками по черно-белым плиткам холла, а Алек бережно держал златокудрую девчушку за руку. К немалому удивлению Вагнеров, повсюду с сумками и фотокамерами сновали люди. При этом они не обращали друг на друга никакого внимания. Прежние обитатели «Уютного уголка» такого бы ни за что себе не позволили!

Молодой человек озадаченно потер шею. Что-то здесь было не так.

Сара догнала их и взяла Алека за руку.

— Видишь кого-нибудь из знакомых?

— Пока нет. Хотя погоди! — Он метнулся к лестнице — там вдруг мелькнуло до боли знакомое цветастое платье. — Кажется, да!

Однако, к изумлению молодой четы, это оказалась Лесли Андерсон, та самая приветливая хозяйка кафе. Только сейчас она почему-то была одета в домашнее платье миссис Несбит.

— Это вы! — воскликнула она с неменьшим изумлением. — Вернулись!

— О да! — обрадовалась Сара и протянула ей руку. — Мы женаты и ждем ребенка. Однако где же миссис Несбит? — Сара схватила Лесли за руку. — Где остальные?

— Ш-ш! — Лесли выглядела несколько смущенной. — Пойдемте со мной. — Приветственно кивая кому-то, она привела их на кухню и сняла телефонную трубку.

— Ба! Эта штука наконец-то работает! — восхитился Алек.

Но Лесли лишь улыбнулась и принялась набирать номер.

— Хол! Это Лесли. Приезжай скорее в «Уютный уголок». Тебя ждет встреча со старыми друзьями. — Затем сделала гостеприимный жест Вагнерам. — Располагайтесь. Чувствуйте себя как дома.

Рози не пришлось долго уговаривать. Самозабвенно болтая, она уже принялась исследовать каждый уголок, деловито топая по линолеуму белыми туфельками. Отворив посудный шкафчик, сунула туда нос. К немалому удивлению Сары, полки оказались пусты. Густые черные брови Алека тоже недоуменно сдвинулись.

— Мне нужно многое сообщить вам, — объявила Лесли. — Но, боюсь, без помощи Хола не обойтись.

Сара опустилась на старинный стул с изогнутой спинкой и подхватила на колени Рози.

— Лесли, скажи, где Беатрис? И почему на тебе ее платье?

Та не успела ответить, потому что в дверях появилась молодая пара.

— Вот зашли попрощаться перед закрытием, — обратился к Лесли мужчина. — Впечатляющее место! Надеемся еще увидеть вас в кафе.

— Впечатляющее место? — эхом отозвалась Сара. — Ничего не понимаю. Почему в гостинице столько посторонних?

— Потому что летом здесь музей фермерского быта, — пояснила Лесли. — А я — его управляющая.

— Когда же его открыли? — нахмурился Алек.

— Лет пятнадцать назад.

— Что? — воскликнула Сара.

— То есть… вы хотите сказать, зимой дом служит гостиницей, — старался осмыслить Алек, — обеспечен продуктами, населен постояльцами… в нем течет нормальная жизнь… А летом он превращается просто в туристскую достопримечательность. Интересную, но лишенную подлинной жизни. Как странно…

Что и говорить, обоих эта новость застала врасплох.

— Боюсь, когда вы все узнаете, многое покажется вам странным. Даже необыкновенным.

— Так рассказывайте же! — подстегнул Алек.

Лесли помялась.

— Наш музей открыт для посетителей с июня по сентябрь. Мы принимаем и экскурсионные группы…

— А в остальное время здесь — гостиница… — Сара пыталась свыкнуться с этой мыслью.

— Ну, не совсем… формально это… — Лесли все больше чувствовала себя не в своей тарелке. — Все это немного похоже на розыгрыш…

В кухню опять вошли люди. Они с интересом обследовали каждый закуток, и Алек с Сарой окончательно убедились, что в доме нет ни крошки съестного, ничего, что указывало бы на ведущееся хозяйство. Даже старинный холодильник стоял пустой и темный.

Вагнеры обменивались беспокойными взглядами. Но тут подоспел Хол. Он приветствовал молодую пару как старых добрых друзей. Алек сразу почувствовал себя лучше. Словно повеяло прежним теплом и уютом. Но все же гвоздем программы должна была стать хозяйка гостиницы, добрейшая миссис Несбит, предмет нескончаемых разговоров и воспоминаний в последние несколько месяцев. Никого молодые так не мечтали повидать, как ее. Впрочем, они с удовольствием отвечали на вопросы слушателей о своем житье-бытье.

— У нас все отлично, — с гордостью рассказывал Алек. — Обустраиваемся в новом доме. Ждем ребенка. Я выполняю кое-какую работу в частном сыскном агентстве.

Лесли проводила экскурсантов и закрыла музей, а затем снова присоединилась к компании.

— Ну вот, теперь нас никто не потревожит и мы можем как следует поговорить.

— Что ты успела им рассказать? — осведомился Хол.

— Немного. Без твоей помощи мне не справиться.

Тот забарабанил по столу мозолистыми, перепачканными маслом пальцами.

— Что ж, друзья… тут вот какая штука…

— Нам очень хочется увидеть миссис Несбит, — не выдержала Сара. — Это возможно?

— Н-да… — мягко проговорил Хол. — В общем-то, нет. Потому как ваша чудесная хозяйка, Беатрис Несбит, уже давно отошла в мир иной.

— Что?! — в один голос воскликнула молодая пара.

— Она умерла лет двадцать назад.

— Т-то есть к-как это? — вытаращив глаза, с трудом выдавила Сара.

— Да-да. Та женщина, которую вы встретили здесь и полюбили, была… вроде как ненастоящая.

— Всего лишь призрак, — добавила Лесли.

— Да я не встречал человека более реального! — возмутился Алек. — Она была моей спасительницей! Моим идеалом… добрым ангелом… Она стала мне настоящей матерью.

— Да-да, именно такой она и старалась быть всегда, — примирительно подтвердила Лесли. — Я знаю, что говорю, ведь она была моей бабушкой. Перед смертью Би поручила мне все хозяйство, доверила быть своей душеприказчицей. Исполнительницей своей последней воли.

— Последней воли? — переспросила Сара.

— Да. Больше всего на свете Би хотела, чтобы эта усадьба сохранилась и стала живой реликвией тридцатых годов. То было ее любимое время. Бабушке казалось, что через эту ферму будущие поколения смогут почувствовать вкус к былому, своими глазами увидеть тогдашнюю жизнь. Я обещала выполнить ее просьбу. Но и предположить не могла, что сбереженное фамильное гнездо станет тем прибежищем, куда с благодарностью будет возвращаться ее щедрый, любящий дух.

— И ты хочешь, чтобы мы поверили, будто она была духом? — возмутился Алек.

— Наверно, я бестолково объясняю. Вероятно, оттого, что до вас еще ни одна супружеская пара не возвращалась и не задавала вопросов.

— А остальные жильцы? — не унимался Алек. — Тим? Марта? Камилла? Старик Лайл?

— Все духи. Гости из прошлого, — кивнул Хол. — Когда под Рождество ты ступил на порог гостиницы, то перенесся в другое измерение, в прошлое. Вот почему я отказывался заходить в дом. Я-то был из другого мира, и для меня дом оказался бы пустым и холодным. Да и, сказать честно, жутковатым. — Хол поежился.

С минуту Алек размышлял. Все это представлялось диким, просто невероятным. Но зато объяснялся суеверный ужас Мела Слейда, пулей вылетевшего из пустого дома. Должно быть, виртуальные обитатели устроили ему в темноте такую встряску, что век будет помнить. То же и с пистолетом майора: старый и ржавый во дворе, он вновь превратился в новехонький, стоило ему лишь оказаться в доме.

Алек не верил в пришельцев из загробного мира, но множество мелких фактов опрокидывали привычные понятия.

— А что ты сказала насчет супружеских пар, Лесли? — задумчиво спросила Сара.

— Старинная гостиница «Уютный уголок» стала домом, где соединяются одинокие сердца. Местом тепла, любви и надежды, — пояснила Лесли. — Это началось неожиданно, вскоре после того, как я отреставрировала дом. Тогда он заиграл всеми красками, как бы заново обрел душу. Правда, самой мне ни разу не довелось свидеться с Беатрис. Она является ко мне только в снах. Так вот, самый необычный приснился вскоре после ее смерти. Она тогда объявила, что собирается возвращаться в гостиницу каждое Рождество, чтобы соединять людей. Тех, которые судьбой были предназначены друг другу, но затерялись в бурном жизненном море. — Губы рассказчицы тронула улыбка, так напоминающая улыбку ее бабки. — И что бы вы думали: за неделю до грядущего Рождества ко мне в кафе явилась молодая пара, которая уверяла, что они живут в «Уютном уголке»!

— Вообще-то, приезжие останавливаются в другой гостинице с тем же названием, — снова вмешался Хол. — Современный отель на другом конце города. Там заправляет сын миссис Несбит, отец Лесли.

— Так вот откуда мой рекламный проспект! — догадался Алек.

— Да, — подтвердила Лесли. — Таксист сбился с дороги, и я уверена: не без вмешательства бабушки Би. То же самое случилось и с тобой, Сара.

— А почему вы решили, что эта пара — не из нового отеля?

— Они изумили целый город, проехав по улицам в старых бабушкиных санях.

— В санях без лошади, — уточнил Хол.

— Без лошади?!

— Нет-нет, в сани был впряжен Перец, но… Как вы не поймете? Настоящих Сахара и Перца уже давным-давно нет в живых.

— Что же, и лошади были призраками? — воскликнул Алек.

— Ну да. Первый признак того, что в музее снова начались события, — появление на улицах этих старинных черных саней без лошади и веселый перезвон колокольчиков!

— Так вот почему все оборачивались, — пробормотала Сара.

— И улыбались, — добавил Хол. — Наш городок гордится своим маленьким секретом. А почему, думаете, телефон не работал? Да потому что вы пытались дозвониться к нам из 1938 года!

— С кем же беседовал Тим, когда звонил в мастерскую?

— С Беном, моим дедушкой. Они были хорошо знакомы.

— И ты с таким интересом расспрашивал меня о том, что сказал Бен…

— Для нас с Фрэнком это было вроде путешествия на машине времени, — усмехнулся механик. — Такое случилось впервые. Ты молодец, что попросил Тима позвонить в гараж.

— А что стало с Тимом? — спросила Сара. — Помню, он мечтал быть врачом.

— Он и сделался им. И остался в нашем городе. Да вы видели у меня в кафе его сына! В книжном магазине!

— Сын Тима? — изумился Алек. — Тот рыжий доктор? Невероятно. Но чертовски трогательно!

— Пожалуй. Он, конечно, знал, кто вы, но не подал виду. Нельзя же было подводить вас и мальчика.

— А вспомни ту фотографию в гараже, — опять перехватил инициативу Хол. — На ней был снят Бен, вот я и отвлекал тебя как мог. А все оттого, что на комбинезоне крупными буквами было вышито его имя…

Алек медленно и все еще недоверчиво качал головой.

— Действие, происходящее одновременно в двух временных измерениях. Фантастика! Беатрис разбудила во мне способность верить, но я и представить не мог, что мне этого так не хватало!.. Но нет, скажите, что вы шутите! — Алек сделал последнюю отчаянную попытку вернуться к привычному. — Зовите сюда Беатрис, и мы вместе хорошенько посмеемся над доверчивостью старины Алека!

— Если бы это было в моей власти, — пробормотала Лесли. — Чего бы я только не отдала, лишь бы хоть на минуту увидеть нашу дорогую волшебницу.

— Я будто в сказке и вместе с тем испытываю разочарование, — призналась Сара. — Мне так хотелось показать миссис Несбит нашу дочурку! Они с Рози так привязались друг к другу.

Услышав свое имя, девочка соскочила с коленей и с необычайной живостью направилась к дверям. Взрослые послушно потянулись за ней. Малышка прошествовала в парадную гостиную и, лепеча без умолку, принялась увлеченно шлепать ладошками по столу, по стульям и дивану.

Сара подвела мужа к книжному шкафу. Там были аккуратно расставлены книжки о приключениях братьев Харди — и старые, и те, что они подарили Тиму на Рождество.

На столике высился пустой графин, а вокруг — хрустальные бокалы. Их вид навеял Алеку воспоминания о швейной комнатке под крышей. Лесли сказала, что там тоже все осталось как было, и предложила подняться.

Заходящее летнее солнце струило яркие золотые лучи сквозь узкие, длинные окна восьмиугольной башенки. Комната предстала именно такой, какой запомнилась Алеку: обитые коричневым бархатом кресла и кушетки, шкафчик орехового дерева, на заднем плане — торшер. Там же, в дальнем углу, в качестве курьезных экспонатов стояли ножная швейная машина и домашняя мороженица.

Алек ощутил легкое смущение, вспомнив, как позабавило сестер его замечание о доме, полном антиквариата. Он пересек комнату и распахнул дверки буфета.

— Вот! — торжествующе провозгласил он. — Старый радиоприемник! Я был прав, когда не верил, что обитатели гостиницы полностью отрезаны от внешнего мира. И отсюда же — те самые приглушенные голоса, что я слышал по ночам, а они так тщательно маскировали.

— Им не хотелось, чтобы ты подслушал передачу тех времен, — поняла Сара.

— Эта комната много для меня значит, — продолжил он чуть хрипло. — Именно здесь сестры впервые поколебали мои закоснелые убеждения, мое ослиное упрямство и убедили поверить… — Алек вздохнул. — Может, это глупо, но мне бы хотелось испробовать эту штуку. — Опустившись на колени перед ветхозаветным аппаратом, он завертел большие, неуклюжие ручки, пытаясь уловить признаки жизни.

— Миссис Несбит! Милая, где вы? — в отчаянии прокричал он.

Подошедшая Рози встала рядом и сосредоточенно наблюдала, как отец возится с новой игрушкой. Алек любовно прижал к себе малышку.

— Что ты скажешь, Колокольчик?

Та наклонилась и, хлопая ручонкой по креслу, позвала:

— Би! Би! Би!

И внезапно радио ожило. В комнату ворвались звуки старой песни, и, к немому изумлению присутствовавших, в кресле возникла — сперва неясно, потом все более определенно — человеческая фигура. Все изумленно замерли там, где стояли.

Несомненно, то была она, Беатрис Несбит. В таком же платье, что и Лесли, только на ней оно сидело куда лучше. Она выглядела точно так, как запечатлелась в памяти Алека: с волосами, уложенными в корону, с непременным рукоделием в руках, а в прозвучавшем глубоком голосе слышались все те же любовь, доброта и затаенное лукавство:

— Дорогие мои! Как я вам рада! Как чудесно вы все выглядите!

В ответ из разных концов комнаты послышался нестройный, но радостный шум голосов — каждый на свой лад приветствовал добрую старушку.

— Миссис Несбит! Ах вы мошенница! — прозвучал последним хриплый от волнения голос Алека.

Беатрис улыбнулась — ласковой, чуть сонной улыбкой.

— Это определенно комплимент. Что ж, не забывай меня, Алек. Быть может, тебе даже захочется назвать в честь меня свое прекрасное дитя. — И, рассыпая воздушные поцелуи, она растаяла вместе со звуками радиоэфира.

С минуту в комнате стояла тишина. Ее нарушала только Рози, пытавшаяся вскарабкаться на опустевшее кресло.

— Ох, Алек! — Сара обхватила мужа, прильнула к его груди. — Би так тебя любит!

Он с трудом сглотнул, ощущая в горле мучительный ком.

— Она любит нас всех. Как тяжело сознавать, что она ушла навсегда!

— Разве? — мягко возразила Лесли. — А вот я верю, что она может появиться в любом месте, в любое время, ну а в Рождество предпочтет именно этот дом.

Поднявшись на цыпочки, Сара нежно поцеловала Алека в щеку.

— И она навсегда останется в наших сердцах, Алек. А это — самое лучшее место для тех, кого нет с нами.

— Бог мой! — в шутливом испуге вскричал он. — Имя для ребенка! Значит, это будет девчонка!

Сара засмеялась и обвила руками его шею.

— Уж будь уверен. Ведь миссис Несбит никогда не ошибается.

Полный восхитительного чувства, удивительного, ни с чем не сравнимого счастья и умиротворения, Алек прижался губами к ее виску.

— Да, любовь моя. Ты абсолютно права.

Внимание!

Текст предназначен только для предварительного ознакомительного чтения.

После ознакомления с содержанием данной книги Вам следует незамедлительно ее удалить. Сохраняя данный текст, Вы несете ответственность в соответствии с законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме предварительного ознакомления запрещено. Публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Эта книга способствует профессиональному росту читателей и является рекламой бумажных изданий.

Все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам.