/ Language: Русский / Genre:love_short / Series: Любовный роман

Бюро добрых услуг

Ли Майклс

 Кэсси наняли, чтобы, приглядывать за домом, а никак не за его обитателем, который к тому же совершенно неотразим и совсем не прочь, чтобы их отношения стали более тесными...

  ГЛАВА ПЕРВАЯ

     Ключ лежал на том самом месте, где Пэгги обычно оставляла его: под горшком с ярко-желтыми хризантемами, стоявшим у двери красивого особняка. В этот раз Кэсси не стала возвращать его на место после того, как отомкнула замок, а положила в карман своего твидового пиджака и подняла с пола чемодан и саквояж.

     Войдя в гулкую пустоту холла, она захлопнула за собой дверь и настороженно огляделась.

     Это было странно, поскольку в доме Пэгги Эббот Кэсси изучила каждый сантиметр. Она много раз бывала здесь: приносила вещи из химчистки или заезжала, чтобы забрать список покупок. А перед прошлым Рождеством вообще провела здесь целый день: заворачивала подарки в праздничную бумагу и пекла печенье для вечеринки. Иногда Кэсси заставала хозяйку дома, но чаще здесь никого не было.

     Однако теперь все обстояло иначе. Она не забежала к Пэгги за очередным поручением, а приехала пожить какое-то время. Раньше этот дом казался Кэсси гостеприимным и теплым, но сейчас он будто таил в себе угрозу.

     Девушка покачала головой, чтобы прогнать глупые мысли: померещится же такое. Она пришла по личной просьбе хозяйки. Та просто умоляла присмотреть за домом в ее отсутствие.

     — К несчастью, — объясняла Пэгги, — меня ждут две бесконечные недели невыносимого отпуска на лоне природы. Роджер большой любитель походов. И я боюсь, что, когда по возвращении обнаружу, что слесарь так и не установил новую ванну с джакузи, после бесконечного отдыха в сырой палатке среди диких лесов вдали от цивилизации запросто вскрою себе вены.

     — Вряд ли получится, — усомнилась Кэсси. — Для этого нужно будет лечь в ванну, которой у вас пока нет. И вообще, я не позволю столь бесславно погибнуть одному из лучших клиентов фирмы «Жена внаем».

     — Значит, вам придется пожить в нашем доме и проследить за слесарем, — подытожила Пэгги. — Если вы будете присутствовать, он, не посмеет халтурить.

     Кэсси имела свое мнение по этому поводу и по опыту знала, что все водопроводчики, сантехники и слесари — большие мастера по части придумывания оправданий собственного бездействия. Но «Жена внаем» с момента основания предоставляла и такие услуги, как присмотр за домом, встреча мастера по телевизорам, стиральным машинам или обогревателям, чтобы хозяину испорченной техники не приходилось брать ради его визита отгул. Пэгги попросила одновременно о двух услугах. Что ж. Фирма с давних пор руководствовалась девизом «Желание клиента — закон». Поэтому Кэсси без лишних уговоров согласилась переехать в дом Эбботов на время их отпуска.

     К тому же в этом предложении есть свои преимущества. Рядом с крошечной квартиркой Кэсси городской особняк Эбботов выглядел роскошным дворцом с высокими потолками, широкими винтовыми лестницами и витражами по обе стороны входной двери. И тот факт, что в любое время дня и ночи можно включать магнитофон на полную громкость без боязни потревожить соседей, послужил не последним аргументом в пользу переезда Кэсси.

     Распакую вещи, устроюсь в гостевой комнате и сяду за рояль Пэгги, решила девушка. Она вешала в шкаф брюки, когда висевший на поясе мобильный телефон истошно запищал.

     — «Жена внаем», — как автомат ответила Кэсси.

     — Уже восемь вечера, Кэсси. Рабочий день давно закончился, — рассмеялся в трубке голос ее подруги и партнера по бизнесу.

     — Привет, Пейдж. Это я по привычке.

     — Уже устроилась на новом месте?

     — Да. Пэгги придется выталкивать меня из дома силой.

     — Сможешь завтра посидеть у телефона? Сабрина едет в Форт-Коллинс забрать ребенка одного из наших клиентов из летнего лагеря. А мне нужно отвезти маму к врачу.

     — Конечно, смогу. Я весь день буду следить за работой слесаря и его бригады.

     — Неужели Пэгги велела тебе не спускать с них глаз, не отлучаясь ни на минуту? Это похоже на тюремное заключение.

     — Нет, что ты. Главное — проследить за тем, чтобы они пришли и начали работать, а потом смогу заняться своими делами. Да, Пейдж, только переводи, пожалуйста, звонки на домашний телефон Пэгги.

     Мой мобильный стал быстро разряжаться, а если будет много желающих воспользоваться нашими услугами...

     — Хорошо бы ты оказалась права. В это время года клиентов так мало. Пока.

     — Пока.

     Кэсси повесила мобильный на пояс, убрала пустой чемодан под кровать и спустилась вниз.

     Смеркалось. Дом погрузился в таинственный полумрак, нарушаемый местами тусклым светом уличных фонарей, которые окружали детскую игровую площадку неподалеку. Витражи по обеим сторонам входной двери бросали на пол причудливые зыбкие тени. Девушка поежилась, и быстро прошла через холл в просторную гостиную.

     Здесь было гораздо уютнее: мягкий ковер и удобные кресла выглядели привлекательнее холодного мрамора и острых углов холла. В полумраке блестел черный полированный рояль. Затаив дыхание, Кэсси дотронулась до его зеркальной поверхности, открыла крышку и пробежалась быстрыми пальцами по клавишам.

     Поначалу пальцы не слушались — и неудивительно: Кэсси не прикасалась к инструменту уже больше года. Ее охватило давно забытое чувство, когда из-под рук полилась мелодия. Звуки кружились в воздухе, взлетали и замирали где-то под потолком.

     Девушка играла, незаметно переходя от одной любимой мелодии к другой, запинаясь время от времени, и пропуская забытые отрывки. Исчерпав свой репертуар, она задумчиво посмотрела на стопку нот, лежавших на столике рядом с роялем.

     Девушка открыла первый понравившийся сборник и заиграла старинный марш. Раскатистые ритмичные аккорды заполнили гостиную. Просто здорово! Здесь, можно играть что душе угодно и не бояться потревожить соседей.

     Марш оказался достаточно сложным, кроме того, ноты местами совсем стерлись. Даже при свете небольшой лампы на крышке рояля трудно было их разобрать. Углубившись в нотные листы, Кэсси не сразу услышала громкий стук в дверь.

     Однако непрошеный гость оказался настойчивым и забарабанил так, что в окнах зазвенели стекла. Девушка застыла, оцепенев от страха и глядя на колышущуюся тень за витражами.

     Взломщик!

     В третий раз взломщик, видимо, грохнул о дверь что-то тяжелое, потому что раздался неприятный треск и дверь, почти сорванная с петель, распахнулась и ударилась о стену. На пороге появилась темная фигура широкоплечего мужчины огромного роста. Никого страшнее Кэсси не видела за всю свою жизнь.

     Верзила пристально смотрел на Кэсси, сжимая кулаки...

     И неожиданно заговорил. В голосе его слышалось неподдельное изумление. Он задал вопрос, который Кэсси никак не ожидала услышать от взломщика:

     — Кто вы, черт подери, такая?

     Ключа в условном месте не оказалось. Роджер обычно оставлял его под этим идиотским горшком с лохматыми желтыми цветами у дверей особняка.

     Что за шутки, раздраженно подумал Джейк. Впрочем, раз братец и невестка выбрали столь неудачное место для тайника, нечего удивляться, если некто без труда нашел ключ и воспользовался им.

     Не только друзья и коллеги, наверняка весь район знает, что Эбботы уехали в отпуск в Манитобу. И теперь одному Богу известно, кому пришло в голову воспользоваться их отсутствием и стащить что-нибудь. И ведь злоумышленник времени даром не теряет: Пэгги и Роджер уехали часов шесть назад, а он уже здесь и разбирает их столовое серебро и драгоценности.

     Эх, как все это сейчас некстати. Можно подумать, ему нечем заняться сегодня вечером! Вместо того чтобы принять душ и лечь спать, придется давать показания дотошным денверским полицейским. Сомнительное удовольствие...

     Надо плюнуть на все это, лечь в постель и уснуть богатырским сном до утра. А уж завтра разбираться, что произошло. Если взломщик не перевернет в доме все вверх дном, можно будет сказать в оправдание, что от усталости не заметил следов его злодеяний, поэтому...

     Нет, Джейк, ты не прав. О преступлении необходимо сообщать незамедлительно. Так что придется пойти к охраннику у ворот жилого комплекса, рассказать ему о пропаже ключа и попросить вызвать полицию.

     Кроме того, ждать до утра нет смысла, тогда ночь придется провести на улице — дверь-то заперта.

     И это весьма странно. Неужели вор оказался настолько совестливым, что запер за собой дверь? Может быть, им двигала осторожность: злоумышленник не хотел оставлять явные следы своего преступления. И если ключ теперь у него, он, вполне возможно, когда-нибудь вернется забрать то, что не смог унести в первый раз...

     Джейк повернулся, чтобы уйти, но услышал странные резкие звуки, доносившиеся из-за двери. Дело принимало совершенно иной оборот. Осторожный вор, ничего не скажешь. Запер дверь, чтобы никто не беспокоил, и теперь спокойно, неспеша, делает свое дело. Он не хочет быть обнаруженным, но зачем включил музыку? Решил проверить качество звучания украденной им аудиосистемы?

     Не осознавая своих действий, Джейк повернулся к двери и со всей силы толкнул ее плечом, вспомнив, как в юности играл в регби.

     Дверь содрогнулась, но не поддалась, зато плечо онемело от боли. Поморщившись, молодой человек отошел на шаг назад и с размаху ударил ботинком в самую слабую точку упрямой двери — рядом с замком. Раздался треск. Джейк, пнул еще раз, и дверь распахнулась, стукнувшись о стену холла. Джейк вошел внутрь, ожидая увидеть грабителя или следы его злодеяний.

     Однако его взору предстала иная картина. В гостиной на рояле горела маленькая лампа. Здесь же на стуле сидела бледная девушка с копной рыжих вьющихся волос и огромными красивыми глазами. При ней и на ней он не увидел никаких воровских принадлежностей: ни фонарика, ни маски, ни темной одежды, ни лома. На незнакомке был твидовый пиджак, который подошел бы секретарю какой-нибудь крупной фирмы или менеджеру преуспевающего банка.

     Меньше всего девушка походила на грабителя.

     Ничего не понимаю, подумал Джейк.

     Кэсси с трудом пришла в себя от испуга.

     — Кто я такая?! Кто вы такой? У меня гораздо больше прав задавать вопросы, чем у вас. Ведь не я вошла в дом столь необычным способом.

     Она положила руки на бедра и осторожно нащупала кнопочки мобильного телефона, что висел на поясе. К счастью, непрошеному гостю не было это видно. Нужно быстро набрать номер Службы спасения и прокричать адрес...

     Девушка нажала кнопки, но вместо обычного веселого писка послышался какой-то невнятный звук: аккумулятор окончательно разрядился. Закипая от злости, Кэсси поискала глазами телефонный аппарат в гостиной, хотя смысла в этом было мало: громила не дал бы ей двинуться с места.

     Он сделал шаг вперед. При ближайшем рассмотрении незнакомец уже не казался таким высоким и огромным, как девушке почудилось сначала. У страха глаза велики, подумала она про себя.

     — Я жду ваших объяснений, — напомнила Кэсси. Молодой человек протянул руку к выключателю, и в холле загорелись лампы. Привыкнув к яркому свету, девушка, смогла наконец рассмотреть незваного гостя.

     Высокий — метр восемьдесят пять или около того. Широкоплечий. Но не такой уж гигант: Кэсси обманула большая дорожная сумка, которую вор перекинул через плечо.

     Странно, разве воры носят свои инструменты в таких баулах?

     Кэсси почувствовала, что страх понемногу уходит.

     — Моя фамилия Эббот, — отрезал гость. — И я сам хотел бы услышать объяснения.

     От удивления девушка широко раскрыла глаза и не нашлась что ответить. Ей не приходилось, встречать Роджера Эббота, но со слов Пэгги она имела некоторое представление о нем. И он никак не походил на этого прекрасно сложенного атлета, которому до полного сходства с греческим богом не хватало только пьедестала...

     Стоп, остановила себя Кэсси. Я думаю о муже клиентки, а не о возможном поклоннике.

     Он, конечно, мало похож на бухгалтера, но первое впечатление зачастую обманчиво.

     — Кажется, я поняла. Пэгги не предупредила вас о том, что наймет человека присматривать за домом на время отпуска. Но я думала, что вы уже на полпути к Канаде. Что-то случилось? И где сама Пэгги?

     — С Роджером, надо полагать. — Мистер Эббот поставил сумку на пол и потер ушибленное плечо.

     — Тогда вы... — Девушка запнулась. — Кто же вы? Член команды спецназа?

     Он замер на мгновенье, посмотрев на нее.

     — А вы их ждали?

     — Конечно, нет. Если вы рассчитывали обнаружить здесь нечто противозаконное, то ошиблись адресом. Только спецназ может вот так запросто и бесцеремонно выбить дверь. Никакого другого объяснения вашим действиям я найти не могу.

     — Ключа не было на месте.

     — Поэтому вы вломились в дом? Не могли взять запасной ключ у охранников на въезде в комплекс? Хотя я уверена, что вы не имеете права находиться здесь...

     — Я брат Роджера и имею право. Я подошел к двери. Ключа под горшком не было, и шум, доносившийся из дома, хозяева которого уехали...

     — Теперь мне все ясно. Вы решили, что я вор, поэтому бросились защищать имущество вашего брата.

     — Уж я бы не стал выламывать дверь в доме незнакомых людей.

     — Уверена, эта мысль утешит Роджера и Пэгги. Им будет приятно узнать, что таким образом вы поступаете только с дверями родственников.

     — Послушайте, — вздохнул Джейк. — Я очень устал, и мне надоело это бессмысленное перебрасывание фразами. Поэтому давайте подведем итог. Вы правы в одном: Пэгги не рассказала мне о том, что наняла вас. И это неудивительно — ведь я говорил не с ней, а с братом. А Роджер даже не упомянул о вас. Надеюсь, у вас есть документы, которые подтвердят, что вы именно тот человек, за кого себя выдаете.

     — Да. Они наверху, в моей сумочке. Но я бы тоже хотела взглянуть на ваши водительские права. Кто угодно может заявить, что он брат Роджера Эббота.

     — Не пойму только, кому это может быть нужно. И зачем... — Он вытащил кожаный бумажник из кармана.

     — Какие теплые взаимоотношения в вашей семье. Ах да, теперь я, кажется, припоминаю, Пэгги что-то говорила о вас. Вы не соизволили даже приехать на их свадьбу в прошлом году.

     — Подумаешь, какая важность. Она делает из мухи слона.

     — Но ведь он ваш брат...

     — Верно. И это была его третья свадьба. Я, знаете ли, уже так натренировался быть шафером на его бракосочетаниях, что могу с закрытыми глазами рассказать, что и как там происходит. К тому же я тогда приступил к новой работе во Флориде, но Пэгги отчего-то всякий раз забывает об этом упомянуть. Так, вы будете, смотреть мои документы или нет?

     Кэсси взяла ламинированную карточку и внимательно ее рассмотрела. Значит, его зовут Джейк. Кажется, она отправляла подарок для Джейка Эббота накануне прошлого Рождества, когда помогала Пэгги. Да, так и было. Какой-то странный подарок... Билеты на собачьи бои или что-то в этом роде.

     Если водительские права не врут, и если она, верно помнит расположение улиц, он живет в Манхэттене, где-то в нижней части острова.

     Судя по всему, работа во Флориде продлилась недолго. Интересно, он в Денвере проездом, или решил переехать сюда насовсем?

     Так, что тут еще написано? Рост — метр восемьдесят шесть, вес — восемьдесят один килограмм, глаза карие. И на фотографии — хотя она и плохого качества — тот же человек, что сейчас стоит перед ней и смотрит с едва скрываемым раздражением.

     Кэсси вернула права.

     — Хорошо. Теперь я верю вам, мистер Эббот.

     — Отлично. Настал мой черед спрашивать. Кто вы такая?

     — Кэсси Кэрриган, — ответила девушка. — Я являюсь совладелицей фирмы «Жена внаем». Пэгги наняла меня, чтобы...

     — Что внаем? — Рука Джейка остановилась, не донеся бумажник до кармана. — И вы говорите, что именно Пэгги вас наняла?

     Кэсси вздохнула.

     — Это совсем не то, о чем вы подумали. Мы не служба сопровождения...

     — А я подумал, вы девушки по вызову. Или вы пиццу развозите?

     — Послушайте, это не смешно, — разгорячилась Кэсси. — «Жена внаем» — фирма, которая предоставляет услуги, по ведению хозяйства, нечто подобное делают консьержи в небольших гостиницах. Мы помогаем занятым людям экономить время, делаем их бытовую жизнь проще и легче. Но мы не убираем квартиры, не моем окна, не сидим с детьми и, уж конечно, не занимаемся тем, о чем вы подумали... — Она замолчала. — И почему я вам это объясняю?

     — Возможно, хотите встать на защиту своей профессии, — мягко предположил Джейк.

     — Просто у нашей фирмы неудачное наименование, — призналась девушка. — Если бы мы в свое время были более осмотрительны, то выбрали бы, например, название «Рука помощи» или нечто подобное. Если вы подождете минутку, я схожу наверх и принесу вам свои документы.

     Молодой человек покачал головой.

     — Не трудитесь.

     — Почему? Неужели мои честные глаза убедили вас в том, что я говорю правду?

     — Нет. Хотя ваша пламенная речь в защиту родной конторы произвела на меня неизгладимое впечатление. Жаль, что вы не нашли себе применения на поприще интимных услуг. Тогда вашу фирму можно было бы назвать «Любовница внаем».

     — Благодарю за идею. Обязательно расскажу о ней на нашем ближайшем совещании.

     — Я польщен. — Он снова потер плечо. — Роджер, должно быть, позабыл о вашем приезде, когда мы с ним беседовали. Он ни слова не сказал мне о вас.

     — Меня тоже не предупредили. Может быть, Пэгги решила скрыть от мужа факт моего пребывания в их доме. Видимо, у них не принято делиться друг с другом своими планами. Пэгги нанимает меня, Роджер разрешает вам пожить здесь...

     — Вы думаете, брат не хотел объяснять ей, что мне негде жить?

     Думается, он не поехал бы в такую даль, чтобы только вынуть корреспонденцию из почтового ящика.

     — Скорее всего, Роджер не смог подыскать приемлемое оправдание вашему приезду в Денвер, — сухо ответила она. — Нашли очередную новую работу? Или вы, как витязь, стоите на распутье?

     — Меня здесь ждет новая работа. И знаете, вы, пожалуй, правы. Братец наверняка счел, что не стоит говорить Пэгги о моем приезде.

     — Вероятно, он был слишком занят сборами в поход, чтобы думать о таких пустяках, как прибытие дорогого гостя. — В голосе девушки послышались едва уловимые нотки сарказма.

     Джейк пожал плечами.

     — По-моему, в данный момент неважно, почему так случилось. Главное, вам теперь нет нужды тут оставаться. Я присмотрю за домом и без вашей помощи.

     — Однако, — пробормотала Кэсси, — возможен и иной вариант. Роджер сказал Пэгги, что вы приедете, и она решила использовать вашу грубую мужскую силу. — Она бросила взгляд на все еще полуоткрытую дверь, висевшую на одной петле. — Жаль только, Пэгги не предупредила меня, что вы не умеете пользоваться дверным звонком, но...

     — А в чем дело, мисс Кэрриган? Расстроились, что потеряли работу, даже не приступив к ней? Уже подсчитываете убытки?

     — Не вы меня нанимали, — заметила девушка. — Не вам и увольнять.

     — Если вам так хочется остаться, то хотя бы объясните причину вашего желания, — вкрадчиво попросил Джейк.

     — Вы намекаете, что я ищу повода познакомиться с вами поближе?! — возмутилась Кэсси. — И не мечтайте. Но раз уж вы намерены жить здесь, ловлю вас на слове. Думаю, вам понравится общаться со слесарем.

     Гордо подняв голову, она прошла мимо молодого человека и направилась к лестнице.

     — С каким еще слесарем? — Шутливые нотки мгновенно исчезли из его голоса.

     Девушка даже не обернулась.

     — С тем самым, который завтра утром начнет крушить здесь стены.

     — Стены?

     — А вы думали, Пэгги оставила меня в доме присматривать за губной помадой и подушками? Я должна следить за работой слесарей-водопроводчиков. Но раз вы приехали, я скажу ей, что меня убедили...

     — Не будет у меня времени на подобные глупости.

     — Не сомневаюсь, — кивнула Кэсси. — Ваша новая работа — уж не знаю, чем вы будете заниматься, — гораздо важнее. Тогда почему бы вам не переехать в гостиницу и не предоставить мне возможность выполнять мои обязанности в спокойной обстановке?

     — Потому что жить в гостиницах я не люблю.

     Девушка задумчиво поджала губы.

     — Полагаю, вы просто не хотите платить за номер, если можно бесплатно пожить в доме брата. Не подумайте, что я вас осуждаю. Ведь неизвестно, сколько вы продержитесь на новой работе. Зачем вам лишние расходы?

     — Что вы так разгорячились? — удивился Джейк. — Если вас это утешит, я уверен, что меня не уволят.

     Кэсси поняла, что хватила через край, и прикусила язык. Нельзя попусту набрасываться на человека. И зачем осуждать его образ жизни? Это совершенно не ее дело.

     — Рада за вас. — Девушка постаралась ответить спокойно. — Ведь вам теперь предстоят расходы на починку двери. На ваше счастье, завтра придет слесарь, и вы сможете...

     — Не пытайтесь уйти от ответственности: в случившемся, есть и ваша вина.

     — Моя? Я абсолютно не виновата в том, что у кого-то нездоровое воображение. Я всего лишь сидела в гостиной, играла на рояле, никого не трогала...

     — А звуки были такие, как будто здесь кошек мучают. Если бы не этот шум, я бы спокойно пошел к охранникам и взял у них запасные ключи.

     — Но вместо этого вы вломились в дом, чтобы спасти несчастных кошечек? Вот спасибо, — с наигранной вежливостью парировала Кэсси. — Я польщена тем, что вам понравилось мое исполнение. И знаете, если вдуматься, я рада, что вы не поедете в гостиницу. Потому что вы ведь не посмеете свалить на меня проблему с дверью, которую теперь не то что запереть, но и закрыть нельзя...

     — ... и, через которую непременно захотят проникнуть лихие люди, — закончил Джейк. — Так уезжайте домой. Надеюсь, дом-то у вас есть? Или Пэгги нашла вас под каким-нибудь мостом в коробке из-под холодильника?

     — Я останусь здесь, и останусь только из-за слесаря, я же сказала.

     — Вы можете заезжать время от времени и проверять, как идет работа. Необязательно жить здесь постоянно.

     — Пэгги поручила мне впускать бригаду каждое утро и таким образом следить за тем, чтобы работа шла по графику. Нестись ради этого через весь город, покинув в столь ранний час свою коробку из-под холодильника под мостом, я не намерена. — Девушка махнула рукой. — Хотя впустить их теперь будет гораздо проще, учитывая то состояние, в котором находится входная дверь.

     — А вы никогда не сдаетесь, да?

     — Эту работу выполнять наняли меня. Вам оказали услугу. Поэтому если кто и должен покинуть дом Эбботов, так именно вы. Но если вы все-таки решите остаться, то я, так и быть, смирюсь с этим.

     — Отлично. — Джейк зевнул. — Как вам будет угодно. Что до меня, то я ужасно устал после долгого перелета, а завтра мне рано вставать. Поэтому я пойду спать.

     — А как же дверь?

     — Я подопру ее стулом.

     — Замечательно! И я буду чувствовать себя в полной безопасности.

     — Вы мне предлагали вообще уехать в гостиницу и оставить вас здесь одну, — заворчал молодой человек. — Но я не могу вас бросить.

     Кэсси вздохнула: никогда прежде ей не приходилось выслушивать столь неубедительные доводы.

     — Давайте я поставлю кушетку из гостиной у двери и просплю там всю ночь, защищая вас от ночных грабителей своим телом, — предложил Джейк.

     — Что вы, я не позволю вам жертвовать собой ради меня, особенно перед первым рабочим днем на новом месте.

     — Да... вы, кажется, умеете за себя постоять.

     — Не сомневайтесь, — заверила девушка. Джейк лениво ухмыльнулся, и Кэсси вдруг показалось, будто ток пронзил ее тело.

     — Если вы полагаете, что я, поддавшись вашим чарам, ринусь к вам в спальню, — пробормотал он, — то вынужден вас разочаровать: этого не будет. — Молодой человек с трудом подавил зевоту. — Надо думать, принимая во внимание ваши жилищные условия под мостом и прочие подробности вашего быта, вы уже захватили хозяйскую спальню. Но знаете что? Я вас оттуда выкурю.

     Девушка опустила взгляд, чтобы Джейк не увидел едва сдерживаемую улыбку. Пожалуй, не стоит его предупреждать, что завтра ванная в хозяйской спальне будет похожа на развалины Помпеи, решила она. Пусть это явится для него сюрпризом.

     — Вообще-то я устроилась в комнате для гостей. Жить в комнате хозяев несколько невежливо, поэтому...

     — Ну, а меня такие пустяки не остановят.

     — Я так и подумала.

  ГЛАВА ВТОРАЯ

     Несмотря на случившееся, Кэсси удалось выспаться. Комната для гостей оказалась очень удобной и тихой: ничто не нарушило ее сон.

     Первый луч восходящего солнца разбудил девушку. Она проснулась и поняла, что впереди у нее трудный день. Этот Джейк непременно будет пререкаться, а тут еще придется иметь дело с толпой рабочих.

     Бригадир, нанятый Пэгги, оказался весьма пунктуальным. Когда ровно в семь часов в дверь позвонили, Кэсси одобрительно посмотрела на часы и осторожно убрала стул, подпиравший дверь.

     Молодой человек, стоявший на пороге, перегнал зубочистку из одного угла рта в другой.

     — Доброго утра, мисс Эббот, — сказал бригадир, растягивая слова. — Меня звать Бадди Нельсон, пришел установить вам новую ванну.

     А он моложе, чем я представляла, отметила про себя девушка. Лет тридцати. И совсем не похож, на крепкого здоровяка. Скорее его можно назвать долговязым.

     На рабочем были испачканные, мятые джинсы, в треугольнике прорехи на выцветшей фланелевой рубахе виднелась волосатая грудь. Он был небрит, и уже не первый день. Довершали его образ сальные волосы, собранные сзади в тощий хвост.

     Но больше всего Кэсси удивило, что он пришел один. Бригады с ним не было.

     — Я не миссис Эббот, — объяснила она. Бадди в изумлении уставился на дверь.

     — Сломалась, что ли? — прогнусавил он.

     — Можно и так сказать. И раз уж вы будете здесь работать, мистер Эббот, вероятно, захочет поговорить с вами о том, как лучше ее починить.

     Бадди непонимающе посмотрел на девушку.

     — Починить это? — удивился он.

     Пожалуй, он прав, подумала Кэсси. При дневном освещении стало совершенно очевидно, что повреждения слишком велики.

     — Необязательно чинить, можно, заменить на новую. Но проблему эту решить надо.

     И почему она должна что-то объяснять и просить? — остановила себя Кэсси. Это не ее дело. Она отступила на шаг, пропуская слесаря в дом.

     — Прошу вас, мистер Нельсон, проходите. Я сейчас позову мистера Эббота, и вы сможете обсудить ситуацию с починкой двери до того, как приедет ваша бригада.

     — Какая бригада? — протянул вопросительно Бадди. — Я один, мастер на все руки.

     Девушка открыла рот, чтобы спросить, как он собирается справиться с огромной ванной в одиночку, но передумала. Миссис Эббот, без сомнения, не наняла бы человека, если бы сомневалась в его способностях, решила она.

     И в то же время Пэгги, по всей видимости, никогда не встречалась с мистером Нельсоном, иначе он не принял бы Кэсси за миссис Эббот.

     — Я чего сказать хочу. Спешить я не люблю. Как говорится, поспешишь — людей насмешишь. Так что, хозяйка, показывай ванную, — продолжил мастер. — Да, и зови меня Бадди. Когда слышу «мистер Нельсон» — вспоминаю отца и не знаю, чего и отвечать.

     Он переступил порог, а Кэсси уже поднималась по лестнице. Оглянувшись, она увидела, что Бадди раскачивает дверь на единственной петле. Его заинтересовали повреждения или он всегда такой медлительный? — полюбопытствовала девушка. В любом случае его поведение не сулит ничего хорошего: к приезду Пэгги ванная готова не будет.

     Кэсси почувствовала, как внутри поднимается неприятное беспокойство. Кажется, это будут самые длинные четырнадцать дней в моей жизни, поняла она.

     Джейк сказал, что очень устал, поэтому девушка с момента пробуждения старалась не шуметь в доме, чтобы не потревожить его сон: тихонько приняла душ, оделась и спустилась на цыпочках вниз, где сидела, дожидаясь мастера. Но теперь все же придется его разбудить. Не ее вина, что Бадди начинает работать в такую рань.

     Кэсси постучала, и, к ее изумлению, Джейк тут же ответил:

     — Войдите.

     Она приоткрыла дверь.

     Джейк не только проснулся и встал, но и успел облачиться в элегантный деловой костюм. Темный пиджак лежал на кровати, но черные брюки с идеально отутюженными стрелками, белоснежная выглаженная рубаха и бордовый галстук были уже на нем. Девушка отдала должное аккуратности и опрятности мистера Эббота: ей часто приходилось забирать из химчистки галстуки, рубашки с вышитыми монограммами и дорогие костюмы, и она отлично разбиралась в этом вопросе. Он явно хочет произвести впечатление на нового начальника, поняла Кэсси.

     — А вы ранняя пташка.

     — Нет. Просто не успел еще привыкнуть к разнице во времени. Я уже два часа как встал, — объяснил Джейк, даже не повернувшись. Он сидел за декоративным столиком у окна и смотрел на дисплей ноутбука. — Чему я обязан вашим вторжением?

     — Уж конечно, не моему неизбывному желанию посмотреть на вас в пижаме, — раздраженно ответила девушка. — Пришел слесарь.

     — Я поговорю с ним позже.

     — Боюсь, придется сделать это прямо сейчас. — Кэсси, тщетно старалась не выдать свое злорадство. — Он начинает работу в хозяйской ванной.

     Джейк, наконец обернулся.

     — Да-да, припоминаю, вы говорили, что он будет крушить стены.

     Девушка еле сдержала усмешку.

     — Я разве не успела посвятить вас во все детали вчера вечером?

     — Вы прекрасно помните, что нет. Теперь понятно, почему эта спальня досталась мне.

     — Вероятно, меня так увлек вчерашний обмен мнениями с вами, что я просто забыла предупредить. Но сейчас есть несколько минут, чтобы убрать вещи, если не хотите, чтобы они покрылись слоем пыли.

     Джейк пробурчал что-то себе под нос, и Кэсси почувствовала, что лучше не дожидаться ответа. Однако не успела она дойти до двери, как молодой человек заявил:

     — Мне незачем разговаривать со слесарем. Просто, попросите его заменить дверь и счет отдайте мне.

     — Ну, уж нет, — загадочно ухмыльнулась девушка. — Я не могу лишить вас удовольствия пообщаться с Бадди.

     Кэсси спустилась вниз и услышала, как Джейк, все еще ворча, выходит из спальни. Довольная произведенным эффектом, она одарила улыбкой Бадди и прошествовала на кухню проверить запасы продуктов.

     Зазвонил телефон. Пейдж — человек слова: сказала, что сразу переключит телефон на номер Эбботов, — и сделала, отметила Кэсси. А ведь сейчас только половина восьмого.

     Однако звонил не клиент, как она ожидала, а третья совладелица фирмы.

     — Сабрина? — удивилась Кэсси. — Я думала, ты поедешь в Форт-Коллинс. — Она прижала трубку плечом к уху, чтобы было удобнее переставлять банки и коробки в шкафу.

     — Уже выезжаю. И, наверное, вернусь поздно. Почему ты отключила мобильный телефон?

     — Аккумулятор сел. Сейчас телефон подзаряжается, но я не хочу им пока пользоваться. Он мне понадобится, когда я пойду по магазинам. А как ты узнала, где меня найти?

     — Пейдж сказала. Я поймала ее буквально на пороге. Она повезла Эйлин к врачу. Ты придешь завтра на собрание?

     Кэсси вздохнула.

     — Хорошо, что напомнила. Я о нем совершенно забыла. Конечно, приду.

     — Ты не могла бы подъехать чуть раньше? Мне нужно с тобой поговорить.

     — Без, Пейдж? — Кэсси нахмурилась. — Что-то с Эйлин? Пейдж сказала, что это обычный медосмотр.

     — Как он может быть обычным, если человек прикован к инвалидному креслу? Но дело не в Эйлин, а в нашем клиенте. Хочу посоветоваться с тобой.

     — Хорошо, — согласилась Кэсси. — Полчаса хватит?

     Неожиданно она почувствовала за спиной присутствие кого-то.

     — Это мне звонят? — раздался знакомый голос.

     Кэсси вздрогнула и выронила бумажный пакет с мукой. Он, шмякнулся об пол и порвался в нескольких местах, засыпав все вокруг.

     — Это твой слесарь-водопроводчик? — поинтересовалась Сабрина. — Я знала, что мне еще придется тебе позавидовать. Судя по голосу, он загорелый мускулистый красавец.

     Кэсси оглянулась через плечо, чтобы лучше рассмотреть Джейка. Он был уже в пиджаке. Молодой человек держал небольшой дипломат. Вчера вечером, усталый и невыспавшийся, он выглядел привлекательным, мелькнуло в голове у девушки. Но, сегодня, отдохнувший и посвежевший, Джейк стал неотразимым.

     Внешность может быть обманчивой, напомнила она себе.

     — Агрессивный, высокомерный невежа, — поправила Кэсси подругу.

     — Многообещающе звучит, — рассмеялась Сабрина. — Буду жить надеждой на подробный рассказ об обладателе столь чувственного голоса. Завтра обязательно поговорим о нем.

     Кэсси хотела ругнуться, но сдержалась — это только распалило бы любопытство Сабрины.

     — Может быть, в таком случае встретимся на час раньше?

     — Нет. Пейдж тоже захочет послушать, не будешь же ты два раза рассказывать одно и то же.

     Кэсси вздохнула и положила трубку. Джейк поставил дипломат на стойку и потер ушибленное плечо.

     — Кто звонил?

     — Подруга, — мягко ответила девушка. — Если бы спросили вас, поверьте, я тут же передала бы вам трубку. Вовсе не обязательно следить за мной, подслушивать и подглядывать.

     — Я этого и не делаю. И уверен, вы слышали мои шаги. Я заметил, как вы вздрогнули.

     Такая уверенность разозлила Кэсси. Но она тут же одернула себя. Если он вбил себе в голову, что интересен ей, то переубедить его вряд ли получится.

     А Джейк уже перевел разговор на другую тему:

     — Вы напоминаете мне мышку. Никогда не встречал женщины, которая была бы так тиха утром.

     — У вас большой опыт по этой части? — не подумав, спросила Кэсси и тут же спохватилась: — Нет, не надо, не отвечайте. Не хочу, чтобы вы вообразили, будто меня интересуют подобные вещи. — Она взяла веник, совок и замела муку. — Вы поладили с Бадди?

     — Кажется, да. Правда, мне пришлось потрудиться, чтобы отвлечь его внимание от вас.

     Девушка выпрямилась.

     — От меня? Что вы хотите этим сказать? Да он меня и не заметил — смотрел только на дверь.

     — Не знаю, не знаю. Когда я пришел, все было совсем не так. Что вы с ним сделали? Приворожили? Впрочем, даже я, сторонний наблюдатель, должен признать, что спектакль, который вы устроили, спускаясь по лестнице, никого не мог оставить равнодушным.

     — О чем это вы?

     — Только не пытайтесь убедить меня, мисс Кэрриган, что покачивание бедрами было непреднамеренным.

     — Не надо выдавать желаемое за действительное, — посоветовала Кэсси. — Впрочем, как вам будет угодно. Что с дверью?

     — Бадди сказал, что он не столяр и двери не чинит.

     — Что?

     — Он водопроводчик. Работает с раковинами, ваннами, посудомоечными машинами, водонагревателями.

     — И как же теперь быть?

     — Я поговорю с комендантом жилого комплекса.

     Кэсси покачала головой.

     — Ничего хорошего из этого не выйдет. Ежемесячный взнос членов товарищества этого комплекса покрывает только расходы на обслуживание территории. Все, что касается самих домов, целиком лежит на совести жильцов. Или, как в нашем случае, тех, кто...

     Молодой человек постукивал пальцами по дипломату. На Кэсси он не смотрел, что несколько успокоило ее.

     — Не могли бы поговорить с Бадди вы? — попросил Джейк. — Убедите его сменить гнев на милость.

     — Каким образом? Бедрами? И не подумаю. Во-первых, если вы считаете, что на него это подействует, то ошибаетесь. И, во-вторых, это не моя проблема. Или вы забыли? Не я выломала дверь, а вы. Сами заварили кашу...

     — Отлично.

     Кэсси настороженно взглянула на Джейка. Даже за столь короткое время их знакомства девушка успела понять, что он никогда не сдается так быстро.

     — Кстати, — радостно начал молодой человек. — Полагаю, мне следует извиниться.

     — Да уж, это никогда не помешает, — пробормотала Кэсси.

     — Извините, что пытался уговорить вас уехать вчера вечером. Думаю, в любом случае хорошо, что Пэгги наняла вас. Потому что, пока вы здесь держите ситуацию под контролем, я могу...

     — Нет, не можете! — перебила девушка. — Меня наняли присматривать за слесарем. Я не собираюсь сидеть под дверью днем и ночью как привратник. Если думаете, что я буду сторожить дом, пока вы ищете плотника...

     — Видите ли, дверь оказалась нестандартной. Вы, наверное, и не заметили, что она отличается от дверей в других домах. Я, честно говоря, тоже не сразу понял. А вот Бадди тут же указал, что найти такую же, будет непросто.

     — Разве он разбирается в дверях? Ведь сам сказал, что занимается только...

     — Бадди знаком с плотниками. Говорит, что сейчас все они завалены работой. Люди спешат закончить ремонты в домах к зиме.

     — Ладно, — сдалась Кэсси. — Я поговорю с Бадди, но ничего не обещаю.

     — Не обещаете результатов для меня или определенных перспектив для него?

     Девушка сжала кулаки.

     — Если вы разумеете под словом «перспективы» то же, что и я...

     Джейк картинно поднял брови.

     — У вас слишком живое воображение, мисс Кэрриган. Я всего лишь предположил, что вы, например, можете обещать испечь его любимый пирог. К тому же на вас столько муки! Определенно вы уже начали замешивать тесто. — Он снова потер свое плечо. — Да, раз уж мы заговорили о еде... позволите мне перекусить? После вчерашних перипетий забыл поужинать.

     — Неужели вас не кормили в самолете?

     — А это можно есть? Там же вся еда искусственная.

     — Кажется, в морозилке была упаковка мексиканской буррито.

     — Чтобы я ел замороженные фаршированные лепешки, да еще утром?!

     — Ничего себе! Ну, у вас и замашки! — возмутилась Кэсси. — Вы не в ресторане. Ешьте что дают.

     — Пэгги, наверное, освободила холодильник перед отъездом?

     — Конечно. Разве вы не сделали бы так же?

     — Я никогда не выгружаю продукты из холодильника, потому что...

     — Я уже жалею, что спросила, — перебила его Кэсси. — Судя по тому, что вы все время переезжаете, наверное, просто оставляете все как есть, и владелец квартиры вынужден сам наводить порядок.

     — Не совсем так. Когда в холодильнике хранятся только кетчуп, оливки и несколько банок пива, то незачем их выбрасывать — они все равно не испортятся.

     — И вы недовольны тем, что Пэгги оставила вам буррито? Странно, что вы не сочли их деликатесом. А вообще вы меня разочаровали. Неужели, не держите даже бутылочки хорошего белого вина для дам?

     — Нет. Дам я обычно приглашаю в рестораны, чтобы у них был выбор напитков. — Джейк открыл холодильник и внимательно изучил почти пустые полки. — Мне думается, вы были правы, говоря, что Роджер и Пэгги не делятся друг с другом планами. Если бы брат знал о надвигающейся переделке ванной, он бы меня, несомненно, предупредил. А если бы Пэгги знала, что я приеду...

     — Она бы забила холодильник вашими любимыми яствами, надо думать. — Девушка бросила порванный бумажный пакет в мусорное ведро. — Я собираюсь пойти за продуктами. Вам что-нибудь купить?

     Молодой человек перевел на Кэсси подозрительный взгляд и внимательно посмотрел на нее.

     — Мне наверняка послышалось.

     Стараясь не раздражаться, она отрезала:

     — Я, буду рада приобрести все, что вы попросите, включая муку для пирога. Но, конечно, оплатите вы, потому что фирма «Жена внаем» не только взымает почасовую плату за присмотр за домом, но и берет комиссионные за покупки. Все это потом суммируется в окончательном счете. Итак, если вы хотите, чтобы я что-то купила...

     — Я подозревал, что ваша доброта небескорыстна. Да, купите, пожалуйста, кетчуп, оливки и...

     Зазвонил телефон. Девушка сняла трубку и машинально произнесла:

     — «Жена внаем». Добрый день.

     В трубке молчали. Кэсси еще раз поздоровалась, и только тогда низкий мужской голос ответил:

     — Я, наверное, ошибся. Мне нужен Джейк Эббот, и, клянусь, он дал мне именно этот номер.

     — Нет, нет, вы не ошиблись. Минутку, я позову его.

     Человек на другом конце провода от души рассмеялся.

     — Вы сказали «жена»? А он времени даром не теряет: только вчера приехал — и уже столько успел!

     Девушка проигнорировала это замечание, передала трубку Джейку и хотела было уйти, но он преградил ей путь.

     — Доброе утро, — поздоровался он в трубку. — Конечно, Калеб. Буду в одиннадцать. — Молодой человек пристально посмотрел на Кэсси. — Нет, ты все правильно расслышал. Так она и сказала.

     Джейк положил трубку с подчеркнуто сердитым видом, что напугало девушку.

     — Мне звонили по поводу работы.

     — Я поняла. — Она пожала плечами. — Не стоит передо мной отчитываться.

     — Я не отчитываюсь, а констатирую факт. Это был Калеб Таннер, один из самых влиятельных людей штата Колорадо...

     — Вы теперь будете работать под его началом? Вам повезло. А вот мне — нет. Знай я, что это он, могла бы завести полезное знакомство со знаменитым мистером Таннером, но теперь мой поезд ушел. Но странно, что такой большой человек сам звонит подчиненным, вам не кажется?

     — Вот что, мисс Кэрриган... время от времени мне будут звонить коллеги. Вы уже произвели не лучшее впечатление...

     — Если он сделал неправильный вывод, основанный только на его ложных догадках, то моей вины в этом нет, мистер Эббот.

     — Выбирая название для своей фирмы, вы могли бы проявить немного больше предусмотрительности. Хотите знать его мнение о «Жене внаем»?

     — Не имею ни малейшего желания.

     — Он сказал, что идея, кажется ему свежей и своевременной. Не хватало мне теперь дурной славы! Не подходите больше к телефону.

     Кэсси задумчиво потерла переносицу.

     — Вы закончили вашу тираду? — спокойно спросила она.

     — Да. И, по-моему, мысль свою изложил ясно.

     — Значит, теперь моя очередь, как вы изволили выразиться, «констатировать факт», не так ли? Вот что, мистер Эббот... я первая приехала в этот дом. И к телефону подхожу не из любопытства. Я, видите ли, не наемный работник, а совладелица фирмы. И в данный момент управляю своим бизнесом из этой кухни. Поэтому выбирайте. Либо наймите меня, чтобы я подыскала вам квартиру, а мистеру Таннеру объясните, что у вас параллельный телефон... — девушка обошла застывшего Джейка и направилась в холл, — либо, сидите весь день в офисе, чтобы ему не пришлось вам звонить. Что только улучшит вашу производительность труда и избавит меня от вашего навязчивого присутствия.

     «Таннер Электронике» была совсем не похожа на те многие компании, которые Джейку довелось уже посетить по работе. В приемной перед дверью Калеба Таннера лежал большой роскошный ковер, на стенах висело с полдюжины копий известных картин, но ни одного предмета мебели здесь не было. Секретарь также отсутствовал. Неудивительно, что он сам звонит своим сотрудникам, подумал Джейк.

     Дверь кабинета была распахнута настежь. Молодой человек направился к ней. Переступив порог, он замер на месте. До его ушей донеслось женское хихиканье.

     — Вот так, милый, — говорила женщина. — Давай я помогу тебе снять это.

     Отступать было поздно. Человек, сидевший на краю стола и натягивавший на себя полосатый свитер, уже заметил его.

     — Вы Эббот?

     Джейк кивнул.

     — Простите. Дверь была открыта. — Он протянул руку для приветствия, заметив краем глаза недовольство, отразившееся на лице стройной блондинки, что стояла вплотную к мистеру Таннеру. Только тут Джейк увидел, что у свитера один рукав был не довязан.

     Калеб снял свитер и протянул блондинке.

     — Извини, Анжелика. Труба зовет. — Он встал со стола и пожал руку молодому человеку.

     Девушка надула губы.

     — Ничего страшного, — с наигранным безразличием пропела она. — Увидимся вечером, милый, хотя и не представляю, как смогу дождаться нашей встречи. — Анжелика чмокнула начальника в щеку, сложила свитер и пошла к двери медленным шагом, чтобы рассмотреть Джейка. Ее недовольство, по всей видимости, уже улетучилось, поскольку, поравнявшись с ним, она одарила его томным взглядом и игривой улыбкой.

     Она перебарщивает, решил Джейк, вспомнив, утонченную, изящную Кэсси Кэрриган. Блондинка походила на пустую вазу: привлекательная внешность, а внутри ничего. Кэсси совсем не такая. Она личность и к тому же очень хороша собой. Ее чудесные рыжие волосы, кажется, можно перебирать дни напролет и никогда...

     Стоп, я пришел сюда не для того, чтобы думать о волосах мисс Кэрриган. Джейк огляделся по сторонам.

     На антикварном дубовом столе, с которого только, что встал исполнительный директор, следовало бы держать письменный прибор и блокнот в кожаном переплете. Однако стол был завален катушками проволоки, инструментами и деталями механизмов. А некогда ровную, полированную поверхность испещряли царапины и пятна.

     Калеб надел вельветовый пиджак, жестом пригласил Джейка сесть на стул у стены и сам устроился напротив.

     — Прошу прощения. Анжелика вяжет мне свитер и постоянно заставляет его мерить, чтобы не промахнуться с длиной.

     Джейк усомнился в бескорыстном порыве блондинки. Он вспомнил, как вязала когда-то бабушка. Ритмичный стук спиц всегда его усыплял. Такое дело требует внимания и усидчивости. Ни того, ни другого в Анжелике заметно не было. Но молодой человек счел, что при первой встрече свое мнение лучше держать при себе.

     — Одаренная девушка, — прокомментировал он. Калеб, прищурившись, посмотрел на Джейка.

     — Хотите сказать, что она не в состоянии даже считать петли? Да, у меня тоже есть сомнения на ее счет. Уж не знаю, вяжет ли Анжелика мне свитер или снимает мерки, чтобы надеть смирительную рубашку. — Он откинулся на спинку стула. — А вы прозорливы. Эта ваша «Жена внаем» — перспективное дело.

     — Раз уж об этом зашла речь... — начал Джейк.

     — Очень интересное начинание. И разумное. Ведь так удобно: нужна тебе жена — нанимаешь, не нужна — даешь расчет и снова свободен. — Калеб подался вперед. — Но, полагаю, вы не это, пришли обсуждать. Что думаете о моем новом записывающем устройстве?

     — Я попробовал его в действии. Так же как и прочую выпускаемую вами аппаратуру. Неудивительно, что вам удалось победить конкурентов. Рынок уже наводнен вашими видеодисками. Поразительное сочетание цены и качества. Однако не могу сказать, что ваша новинка вызывает у меня такой же оптимизм.

     Калеб удивленно приподнял брови.

     — Неужели вы думаете, что миллионы людей, которые мучаются со сложными программными устройствами видеомагнитофонов, не захотят купить наши, которые воспринимают команды с голоса? Прибавьте к этому отличное качество цифровой записи и долговечность дисков. Это вам не видеопленка, которая часто рвется и портится...

     — Высокие технологии требуют больших затрат. Не представляю, кто захочет вкладывать деньги в производство подобной аппаратуры. Кому это в принципе нужно?

     — Маркетинговые исследования показывают...

     — Маркетинговые исследования покажут то, что требуется, а не то, что есть на самом деле. — Джейк внимательно посмотрел на начальника, ожидая неминуемой бури. Но ее не последовало. Калеб лишь крепче сжал зубы. — Вот если вы переработаете идею и встроите функцию автоматической записи в обычные видеомагнитофоны...

     — Предлагаете подарить лицензию на наше изобретение? Если я позволю производителям завладеть опытным образцом, они ведь тут же его скопируют. Это безумие.

     Джейк покачал головой.

     — Вовсе нет. Если они решат производить его как отдельный аппарат, то столкнутся на рынке сбыта с теми же проблемами, что и вы. Если же вы сумеете встроить свою технологию в уже существующие разработки, то вам не придется убеждать покупателей в необходимости вашего детища.

     — Но что они получат в обмен на свои деньги? Я погублю отличную идею. Ваше предложение означает уничтожение цифровых запоминающих устройств, функций мгновенного поиска и воспроизведения видеозаписи.

     — Но это позволит продавать в три раза больше продукции, которая станет вдвое дешевле.

     Калеб задумался, потом покачал головой.

     — Овчинка выделки не стоит. Жертва слишком велика.

     — Я не уверен, что те люди, видеомагнитофоны которых пылятся на полках, заплатят большие деньги за какую-то новую технологию.

     — Даже если она значительно превосходит по своим возможностям все существующие?

     — Да. Потому что превосходство еще не гарантирует супертехнологии успех на рынке. Для этого понадобится мощная рекламная поддержка, которая, очевидно, обойдется вам в копеечку.

     Калеб пожал плечами.

     — Знаете, меня никогда не интересовали биржевые сделки, рискованные вложения капитала и тому подобные занятия. Поэтому мы и пригласили вас, Джейк. Ваша задача — найти деньги для нашего проекта. — Он помолчал, потом спросил: — Вы, вероятно, хотите все осмотреть? Я покажу вам завод и все возможности «Таннер Электронике».

     — Отлично.

     Неожиданно начальник озабоченно сдвинул брови. Джейк занервничал, не понимая, в чем дело.

     — Вы, не будете против, если мы поедем на моем мотоцикле? — наконец произнес Калеб. — Я дам вам шлем.

     Молодой человек едва сдержал улыбку. Его предупреждали, что мистер Таннер большой оригинал.

   ГЛАВА ТРЕТЬЯ

     День прошел спокойно, но поднявшийся к вечеру ветер испугал Кэсси своим завыванием. Дом скрипел, и ей казалось, что склеенная на скорую руку дверь вот-вот рухнет на пол. Но, что толку сидеть сложа руки, отчитала она себя и, заставив успокоиться, пошла в кухню, чтобы разогреть ужин в микроволновой печи.

     Это все нервы, решила девушка. И любой чувствовал бы себя так же в этом доме, и то, что она не видела и не слышала Джейка с самого утра, не имеет для нее никакого значения.

     Абсолютно.

     Может быть, он в конце концов, решил перебраться в гостиницу? — подумала она, ковыряя вилкой индейку. Хоть бы предупредил!

     Кэсси выбросила остатки ужина в ведро и, устроившись на диване в гостиной, стала разбираться с рекламными брошюрами для клиентов. Их накопилось столько, что можно было не беспокоиться о том, чем заняться вечером. Думать о двери ей не хотелось. А о Джейке... если бы этот предатель не улизнул от ответственности, оставив девушку в доме со сломанной им же дверью, она, пожалуй, даже обрадовалась бы его отъезду.

     Но душа Кэсси почему-то не лежала к сочинению персональных писем постоянным клиентам «Жены внаем». В какой-то момент она осознала, что пишет на листе «Дорогой Джейк». Девушка скомкала бумагу, бросила ручку на стол и решила заняться мобильным телефоном.

     Она как раз пыталась снять неподатливую крышку, чтобы достать аккумулятор, когда в дверь громко постучали. Кэсси попыталась встать, но затекшие ноги плохо слушались. Однако, через несколько мгновений она уже уверенно шла к витражу, чтобы взглянуть, кто пришел.

     Ее сердце вдруг забилось чаще. Оттого, объяснила она себе, что, как ни стыдно это признавать, ей страшно оставаться в доме одной. Она так же обрадовалась бы коменданту комплекса, или соседке, или даже Бадди...

     Нет, насчет Бадди я погорячилась, решила девушка, открывая скособоченную дверь.

     — А вы быстро учитесь, — весело сказала она. — Вам хватило всего одного урока, чтобы стучать как надо. У вас отлично получается!

     — Я решил, так будет безопаснее. Кроме того, у меня до сих пор нет ключа. — Джейк осторожно покачал дверь взад-вперед. — Смотрите-ка, уже гораздо лучше. Как вам удалось привести ее в рабочее состояние?

     — Бадди постарался.

     Лицо молодого человека озарила улыбка, подобная летнему рассвету.

     — Я знал, что вы сумеете убедить его.

     — Но дверь все равно придется менять. Тут сплошные щели. В них даже ветер воет.

     — Может быть, нам стоит пригласить компанию по записи звуковых эффектов? Прекрасные шумы для дома с привидениями.

     — Вас не беспокоит шум, но сквозняк вам точно не понравится. Осторожнее, не хлопайте. Бадди вообще хотел заколотить дверь досками.

     — Вы думаете, что он не будет рад проделать эту работу снова завтра утром?

     — В следующий раз сами с ним договаривайтесь, — отрезала Кэсси. — Мне кажется, что лучше уж аккуратнее обращаться с этой развалиной, чем входить в дом через стеклянные двери с заднего двора.

     — И обходить весь комплекс, чтобы добраться до автостоянки? Тут вы правы. — Джейк поставил свой дипломат и снял плащ, стараясь не потревожить ушибленное плечо.

     А он устал, мелькнуло в голове Кэсси.

     — Как вы себя чувствуете? Болит?

     — Плечо? Да, немного. Как-никак дверь вышибал.

     — В таком случае сочувствия от меня вы не дождетесь. — Девушка повернулась и пошла в гостиную. — Я думала, что вы не вернетесь... — Она осеклась, поняв, что не стоит произносить последнее слово.

     Но Джейк догадался, что она хотела сказать.

     — Вернусь домой? Ничего себе оговорочка. А отчего вы так подумали? — лениво протянул он.

     — Не обнаружила ваших вещей.

     — Так вы обследовали мою комнату? Что же вас побудило: любопытство или страх?

     — Ни то, ни другое, — с достоинством ответила девушка. — Утром я помогала Бадди освобождать ванную. Тогда и заметила.

     Джейк пожал плечами.

     — Вы сами посоветовали мне накрыть вещи, чтобы не запылились. Я так и сделал. Вы беспокоились?

     — Что вы сбежали, даже не предупредив? И оставили меня одну решать проблему сломанной вами двери? Конечно, нет. Зачем мне беспокоиться? Обожаю проводить ночь в пустом доме, где входная дверь с тем же успехом защитит меня, что и полиэтиленовая занавеска.

     — Меня это радует.

     — Что именно?

     — Вы больше не относите меня к плохим парням.

     — Не обольщайтесь, — посоветовала Кэсси. — Хотя, вы могли бы вырасти в моих глазах, если бы знали, как разбирается мобильный телефон. — Она кивнула на трубку, лежавшую на столике.

     — Давайте сюда. — Молодой человек сел напротив нее в большое кресло и запустил руку в карман брюк.

     — Теперь понимаю, почему у мужчин всегда такие обтрепанные карманы, — пробормотала Кэсси, увидев, как Джейк достал большой складной нож и выдвинул одно лезвие. — А что, Калеб Таннер, похож на жестокого рабовладельца?

     Джейк бросил на нее мимолетный взгляд.

     — То есть?

     — Ну, вы вернулись с работы в столь поздний час... И по вашему виду можно сказать, что вы были не на вечеринке. А ведь это только первый день.

     — Вы ошиблись. — Молодой человек положил нож на столик и надавил на серебристую пластину двумя пальцами.

     — Значит, он все-таки милосерден к подчиненным? — Резкий щелчок заставил Кэсси вздрогнуть.

     — Я был на вечеринке. По крайней мере, мне так показалось. Где новый аккумулятор?

     Девушка передала ему коробочку.

     — Но это точно не одна из знаменитых вечеринок мистера Таннера, иначе вам бы понравилось.

     — А я думал, вы с ним незнакомы. — Джейк поставил крышку на место и бросил телефон на колени Кэсси.

     — Мы с ним не встречались. Но весь Денвер знает о знаменитом миллионере и кутиле Калебе Таннере. И о его привычке проводить с одной женщиной не более недели. — Она включила телефон, приказавший долго жить днем во время разговора с важным клиентом, и с удовлетворением увидела, как загорелся дисплей.

     — С одной? — удивился Джейк. — Мне показалось, что одной он не ограничивается.

     — Возможно, вы правы. У меня сложилось впечатление, что его всегда окружает толпа вожделеющих дамочек. Так сколько их было на вечеринке?

     — Я сбился со счета. — Молодой человек вытянул ноги и закрыл глаза.

     Кэсси посмотрела на него с любопытством. Островок света от торшера, что стоял позади дивана, расплывался вокруг мужчины зыбким пятном. Лицо Джейка было в тени, и его ресницы казались невероятно длинными и черными. Он вздохнул и машинально дотронулся до больного плеча.

     Девушка почувствовала, как внутри поднимается беспокойство. Если бы только она могла помочь ему.

     Не хватало еще проникнуться к нему материнской нежностью. Он сам виноват.

     Кэсси тряхнула головой, чтобы отогнать ненужные мысли, и решительно положила перед собой стопку бумаг.

     — И что же? — спросила она с притворным сочувствием. — Вечеринка была скучной? Он, не поделился с вами своими красотками?

     — Напротив. Калеб был весьма щедр.

     — Вот как, — не сдержалась девушка и тотчас же пожалела об этом. — Тогда понятно, почему вы так устали.

     Джейк приоткрыл один глаз и улыбнулся.

     — Не волнуйтесь. Как он ни старался, ни одна из них даже не взглянула на меня. Они видят только мистера Таннера.

     Не волнуйтесь? Разве она волнуется? — возмутилась про себя Кэсси.

     — Поверьте, — начала она, придав тону полное безразличие. — Мне абсолютно все равно, что вы делаете и с кем находитесь. Хоть с целым гаремом.

     Девушка уставилась на брошюру, которая лежала на столе, но думала, почему слова Джейка не дают ей покоя. Наконец поняла. Около мистера Таннера, как правило, крутятся пустышки. Но до какой же степени нужно быть пустоголовой, чтобы надеяться на призрачную возможность завоевать внимание Калеба, когда рядом есть Джейк?

     Минутку! Эти доводы в основе своей ложные, в них нет логики. Как можно сравнивать Джейка — перекати-поле, который не может удержаться на работе дольше нескольких месяцев, и Калеба Таннера — магната и гуляку? А это уже нечестно.

     Нечестно по отношению к кому? — вопросил тихо внутренний голос.

     По отношению к Джейку, естественно, резко ответила Кэсси самой себе. Преимущество мистера Таннера было очевидно.

     Девушка отодвинула стопку бумаг и поднялась.

     — Что-то мне захотелось горячего шоколада, — услышала она свой голос словно издалека. — Вы хотите?

     Полусонный Джейк, пробормотал что-то невнятное, похожее на согласие.

     И хватит с него, решила Кэсси, отправляясь на кухню.

     Впрочем, это всего лишь любезность с ее стороны. Он починил ее мобильный телефон. Нужно же отблагодарить человека. К тому же, готовя шоколад себе, нельзя не предложить и ему из соображений элементарной вежливости. Она сделала бы то же самое для любого клиента. Или друга.

     Конечно, Джейк Эббот не принадлежит ни к тем, ни к другим.

     Кэсси вернулась в гостиную с подносом, на котором стояли чашки и подогретый в микроволновой печи пакет с водой.

     — Вот, приложите к плечу. Тепло успокоит боль.

     Молодой человек улыбнулся.

     — Вы ведь, кажется, не хотели проявлять сочувствие. Или всегда заботитесь о других?

     Да, только не всегда по собственной воле, чуть не выпалила она, но вовремя сдержалась.

     — Думаю, да. Моя мама тяжело болела, когда я была ребенком. Пришлось все взять на себя.

     — А как же ваш отец?

     Он отлично умел создавать проблемы, но не решать их, хотела ответить девушка, но снова передумала.

     — Ему хватало своих дел. Зато я научилась очень многому. Теперь мне за это платят.

     — Странная у вас работа.

     Кто бы говорил. Сам-то сколько профессий сменил?

     — Я не сижу за столом в офисе с девяти до шести и не имею начальника, но это не означает, что мою работу не нужно уважать.

     — Я этого и не говорил.

     — Но подразумевали. — Она сложила лист бумаги в самолетик и отправила его в полет прямо на Джейка. — Вот, разверните и прочтите наш девиз. Это не просто рекламный призыв, это констатация факта современной жизни.

     Молодой человек расправил листок.

     — Вы говорили об этом изречении? «Каждому работающему человеку нужна жена».

     — Совершенно верно. Это означает, что любому занятому человеку требуется, скажем так, подручный, который займется бытовыми делами и сделает жизнь более сносной.

     Джейк в задумчивости посмотрел на собеседницу.

     — А кто же занимается вашими делами?

     Вопрос застал Кэсси врасплох. Впервые, кто-то поинтересовался о ее заботах.

     — Никто. Например, сегодня я бы с удовольствием заплатила своей партнерше по бизнесу, чтобы она сходила за продуктами вместо меня.

     — И почему не сделали этого?

     — По одной простой причине: они обе заняты. Кроме того, Сабрина не отличит куриную грудку от свиной отбивной. Так что посылать ее в магазин бесполезно.

     — Значит, вы весь день выполняете работу за других, а вечером приходите домой, где вас ждут ваши дела?

     — Не все так страшно. Зачастую мне удается решать свои проблемы в течение дня попутно с выполнением заказов наших клиентов. Я могу делать покупки для них и для себя сразу, точно так же посылать письма, сдавать книги в библиотеку.

     — Нужно будет, повнимательнее проверить счет за то, что вы купили мне, — язвительно пробормотал Джейк.

     — Вы не поняли. Я не имела в виду, что покупаю что-то для себя на деньги клиентов, — раздраженно пояснила девушка, но, увидев веселые огоньки в его глазах, смягчилась. — Хотя меня так и подмывало соврать вам, что купила настоящие испанские маслины и немецкое пиво, а не всего лишь непатентованные аналоги. Кстати, чек на второй полке в холодильнике.

     — Мне принести деньги прямо сейчас или вы позволите сделать это завтра утром?

     — За отдельную плату, — с притворной строгостью ответила девушка, — так и быть, соглашусь на отсрочку платежа.

     Джейк улыбнулся с довольным видом. Кэсси почувствовала, как ее сердце учащенно забилось. Только этого не хватало, подумала она.

     А что особенного в том, что она обратила внимание на его волнующую улыбку? И только. Не влюбилась же она в ее обладателя. И ни за что не влюбится — нечего и волноваться. Девушка вздохнула.

     — Мы не у станка работаем, где и на минуту не отлучишься. Я сама планирую свой день. Бывают дни, когда я целиком предоставлена самой себе и могу делать что хочу. При условии, конечно, что это помогает привлечь новых клиентов.

     — Хотите сказать, что они не ломятся к вам толпами?

     — Скажем так, не все еще поняли преимущества жены внаем, которую можно вызвать, позвонив по телефону.

     — Если вас это утешит, то Калеб считает вашу идею великолепной. Он полагает, что гораздо проще нанять временную жену, чем все время, тратить деньги на постоянную.

     Кэсси поморщилась.

     — Учитывая тип женщин, которые окружают его, неудивительно, что он придерживается подобного мнения. Но все же... — Она запнулась.

     — Ну, говорите, не стесняйтесь.

     — Разве вам не кажется странным его отношение к противоположному полу?

     — Вы считаете, что мне есть до этого дело?

     Неужели нет никакого дела?

     — Наверное, вам не следует вмешиваться в подобные дела, ведь вы его подчиненный. Но по характеру человека можно определить, какой из него получится начальник.

     — Иными словами, если он изменяет жене или уклоняется от уплаты налогов, то и своих сотрудников с такой же легкостью может обмануть? Интересная у вас позиция, — задумчиво произнес Джейк.

     — Уж, какая есть. Вы находите ее слишком немудреной и наивной? Но...

     — Нет, не нахожу. По ней можно заключить, что вас когда-то кто-то обидел.

     Кэсси почувствовала, что краснеет, и постаралась взять себя в руки. Не станет же она раскрывать перед ним душу и рассказывать про Стивена.

     — Мы говорили о Калебе Таннере, — напомнила девушка ровным голосом.

     Джейк долго и пристально смотрел на нее.

     — Да, да, конечно. О Калебе и его женщинах. На мой взгляд, важно только, не садятся ли эти девицы ему на шею и не мешают ли они вести дела в компании. Насколько я могу судить по сегодняшнему дню, с этим проблем у него нет.

     — Хорошо, — весело ответила Кэсси. — Я рада, что вы довольны его практичным подходом к жизни. — Она откинула плед, укрывавший ее ноги. — Что ж, уже поздно. А Бадди завтра явится ни свет ни заря. Он ведь обещал подыскать нам подходящую дверь.

     — Я знал, что вы еще будете из него веревки вить.

     — Не стоит преувеличивать. Он всего лишь сказал, что постарается, — напомнила девушка. — Но когда я попросила его установить дверь, он вытащил зубочистку изо рта и сказал, что у него нет лишнего времени и если я хочу, чтобы ванная была готова вовремя... — Лицо девушки озарила внезапная догадка. — Послушайте! Вы ведь могли бы помочь ему с ванной. Тогда он закончил бы установку гораздо раньше и вплотную занялся бы дверью

     — Что вы. Я, буду только мешать ему и замедлять весь процесс. Думаю, он не согласится на мою помощь.

     — Пожалуй. Мне тоже кажется, — Кэсси понизила голос, — что Бадди вас сразу невзлюбил.

     — А мне представляется, вам самой следует пойти к нему в подручные, вместо того чтобы принуждать меня к этому. Уверен, он будет счастлив.

     — У вас странное воображение, Эббот. Если вы полагаете, что Бадди потерял от меня голову...

     — Вы, можете доказать обратное?

     Девушка задохнулась от возмущения.

     — Это нечестно. Если я попытаюсь — вы начнете спорить, а если нет — вы скажете, что я слишком высокого о себе мнения.

     — Убежден, что парню, считающему зубочистку во рту признаком стильности, позволительно иметь хороший вкус в других областях жизни.

     — Надо же. Эту фразу можно расценить как случайный комплимент.

     — Именно случайный. — Джейк убрал теплый пакет с плеча, кинул его на стол и последовал за Кэсси в холл. — Спасибо вам. — Он погладил ее по волосам, словно это было для него обычным способом благодарности.

     Кэсси изо всех сил постаралась не вздрогнуть от его прикосновения, но тщетно.

     Так держать, Кэрриган, с издевкой подумала она. Продолжай в том же духе, веди себя как неопытная школьница, которая рада любому доброму слову, слетевшему с уст парня.

     Девушка заметила, что Джейк улыбнулся, и поспешила оправдаться:

     — Чувствуете, какой здесь сквозняк?

     Молодой человек протянул руку к двери.

     — Действительно. Хотите выслушать, как можно согреться ночью?

     — Нет уж, избавьте, — холодно отрезала Кэсси. — Я уже догадалась, на что вы намекаете. Успели научиться у своего начальника обращаться с женщинами?..

     — Вообще-то я собирался предложить вам взять второе одеяло, — пробормотал Джейк. — Но ход ваших мыслей мне нравится. Если вы хотите провести...

     Девушка резко повернулась к нему спиной и пошла вверх по лестнице, нарочито громко топая по ступенькам и тщетно пытаясь отогнать теплое чувство, зарождающееся глубоко внутри нее.

     Ее волосы оказались мягче, чем Джейк предполагал. Густые рыжие кудри были похожи на шелковистые спиральки, извивающиеся под его руками. Они манили к себе и завораживали взгляд. Ему стоило невероятных усилий оторваться и отойти в сторону.

     Он недоумевал, почему не остался рядом с ней. Может быть, потому, что она вздрогнула от его прикосновения?

     Джейк взял остывший пакет с водой и чашки со стола. Рекламный лист «Жены внаем», из которой Кэсси смастерила самолетик, упал на пол. Молодой человек поднял его, решив положить к другим бумагам.

     «Жена внаем». Калеб Таннер прав, подумалось ему. До чего же чудесная и разумная идея: одни плюсы и никаких минусов. Никто не сидит дома и не ждет от тебя невероятных рыцарских поступков. Не требует возвращаться вовремя. Не отвлекает от работы просьбами заехать в магазин и купить пакет молока...

     Развернув самолетик, молодой человек обнаружил на листке несколько пустых строк, которые, видимо, заполняются словами, адресованными лично получателю. На этом листике было написано «Дорогой Джейк», а потом зачеркнуто.

     Значит, она сидела и думала о нем... И ждала его?

     Даже если пребывание в Денвере будет непродолжительным, отчего же не сделать жизнь здесь приятной? Если, Кэсси не будет против...

     Интересно, что случится, если подняться наверх и постучать в дверь ее спальни? Она так странно поежилась, когда он коснулся ее волос...

     Или он совсем ни при чем? В холле действительно дует как в туннеле, а дверь стонет и скрипит как привидение. Теперь понятно, почему Бадди хотел забить ее наглухо.

     Джейк тихонько выругался, пошел на кухню и открыл ящик с инструментами. Там нашлось около дюжины ржавых кнопок. На сегодня хватит и того пледа, который Кэсси оставила на диване, решил он. Закрепить его на двери — и уже не будет так дуть. А завтра, попросить Бадди сделать что-нибудь понадежнее.

     Закончив с дверью, молодой человек прислушался. В доме стояла гробовая тишина. Проходя мимо спальни Кэсси, он остановился, немного постоял и прислушался — ни звука. Молодой человек расстроенно покачал головой и отправился к себе.

     Только человек с чересчур бурным воображением мог бы заподозрить какой-то намек в ее поведении, усмехнулся про себя Джейк. Даже реакцию на прикосновение легко объяснить: она просто замерзла. А на втором этаже, оказывается, еще холоднее.

     Он с размаху толкнул дверь в свою комнату и замер на пороге. Еще утром это была спальня, но сейчас — столярная мастерская.

     Дверь, некогда отделявшая ванную от комнаты, стояла прислоненная к стенному шкафу. Рядом поблескивало большое зеркало, отбрасывая фантастические блики на потолок. Посреди ковра на куске брезента высились козлы для пилки дров. На них лежал большой кусок фанеры, а сверху — всевозможные электрические аксессуары. На другом куске брезента, накрывавшем кровать, были сложены коробки с водопроводными трубами. Два застекленных шкафчика, выдворенные из ванной ради увеличения пространства, стояли теперь между дверью и кроватью.

     Нужно было послушать Кэсси. Ведь она его предупреждала, а он, упрямец, пропустил мимо ушей.

     «Кажется, Бадди вас сразу невзлюбил».

     Это еще мягко сказано!

     Джейк попытался передвинуть шкафчик, чтобы добраться до постели, но переоценил свои силы. Резкая боль пронзила плечо. В то же самое мгновенье раздался истошный женский вопль.

     — Что за черт?.. — Молодой человек уронил шкафчик и взвыл, когда тот тяжело обрушился на кончик его ботинка, придавив палец.

     Где-то в коридоре снова раздался визг Кэсси.

   ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

     Джейк осторожно приподнял злополучный шкафчик, чтобы высвободить ногу. Не успел он это сделать, как в спальню вбежала Кэсси и захлопнула за собой дверь.

     Она стояла у стены в простой белой ночной сорочке до пят с длинными рукавами. Наверное, это облачение Кэсси отыскала в сундуке своей бабушки, подумал Джейк. Похоже, эту модель шили, чтобы скрыть от глаз все, что только можно. Но не учли одного. Из окна дул холодный октябрьский ветерок, и хлопковая ткань облегала тело девушки словно тончайший шелк, все равно выдавая, что под сорочкой ничего нет.

     Молодой человек мысленно присвистнул. Кэсси, конечно, права: Бадди недолюбливает его. А вот он, кажется, начинает ему симпатизировать. По крайней мере, сейчас испытывает благодарность, что он столь любезно оставил окно открытым, и можно лицезреть такое чудо.

     — Что вы меня разглядываете? — спросила девушка раздраженным голосом.

     Собрав волю в кулак, Джейк перевел взгляд на ее лицо.

     — Смотрю, нет ли у вас синяков или кровоподтеков. Послушайте, к чему столько шума и суеты? Достаточно было открыть мне дверь в вашу спальню и спросить, не хочу ли зайти.

     Девушка бросила на Джейка недовольный взгляд.

     — Я сюда пришла не для того, чтобы провести с вами ночь, Эббот. Там, в ванной, что в конце коридора, что-то не так. Там кто-то есть. Кто-то живой.

     — Живой? Значит, привидения исключаются, — рассудил Джейк. — Думаете, это вор? Или кто?

     — Я не знаю! Оно двигалось.

     Молодой человек потер переносицу.

     — Было бы лучше, если бы я обладал некоторой информацией о нашем нежданном госте.

     — Было бы лучше, если бы вы что-то предприняли.

     — По крайней мере, скажите, какого он роста, хотя бы приблизительно.

     — Он низкий. Очень.

     — Ясно. Вор-лилипут. Послушайте, а он не был похож на мышь? — Молодой человек хотел улыбнуться, но сдержался, заметив недовольство в глазах Кэсси. — Ладно, не злитесь. Добавите еще одно «не» в список услуг «Жены внаем». Вы не моете окна, не сидите с детьми и, как только что выяснилось, не расставляете мышеловок. — Джейк пошел по коридору к ванной.

     Девушка не отставала ни на шаг.

     — Вы что, вот так войдете туда, ничем не вооружившись?

     Он согнул руку в локте, как силач из цирка, и поморщился от резкого приступа боли в плече.

     — Предлагаете сбегать в скобяную лавку за мышеловкой в этот поздний час? В любом случае, сдается мне, наш гость не будет столь любезен и не полезет в мышеловку по собственной воле. — Джейк толкнул дверь, включил свет и от души рассмеялся. — Малыш, нам придется нанять тебе адвоката. Назвать тебя мышью! Да за такую клевету ее засудить мало! — Он наклонился, взял что-то в руки и вышел в коридор. — Вот он, наш нарушитель спокойствия.

     Кэсси попятилась.

     — Это не мышь?

     — Нет. Лягушонок.

     Девушка поморщилась.

     — Час от часу не легче. Откуда он здесь взялся?

     — Наверное, взобрался по желобу для строительного мусора, который Бадди перекинул через окно в хозяйской спальне. Ночь-то холодная. Хотел, видимо, погреться. Уж вы его за это не браните.

     Он бы на месте лягушки не в ванную пошел, а прямиком в ее постель.

     — Что вы с ним собираетесь сделать? — неуверенным голосом произнесла Кэсси.

     — Выставлю на улицу. Или, есть идеи получше? Может быть, если вы его поцелуете, он превратится в прекрасного принца?

     — В сказке говорилось о лягушке. Или это самочка?

     — Кто его знает. В любом случае целовать не стоит, — уступил Джейк. — А вдруг это Бадди замаскировался? Смотрите, как похож: тот же немигающий взгляд, та же неторопливость в движениях...

     Девушка поежилась.

     — Идите к себе, — посоветовал он. — Вам повезло, вашу постель не засыпали всевозможными водопроводными трубами. Мне потребуется минимум час, чтобы, освободить мою от всего мусора.

     — Вы сами выбрали хозяйскую спальню, поэтому не надейтесь на сочувствие.

     — Я и не надеюсь, — заверил молодой человек. — Хотя, если бы вы предложили разделить с вами...

     Он стоял и зачарованно наблюдал, как Кэсси удаляется в свою комнату. Сзади белая ночная сорочка показала ему не меньше, чем спереди.

     Дождавшись, когда девушка захлопнула за собой дверь, Джейк спустился вниз, вышел на задний двор и усадил лягушонка на землю под навесом, чтобы его не тревожили ветер и дождь.

     Что ж, подумал он, не только Бадди сделал мне сегодня подарок, но и этот зеленый малыш помог.

     На следующее утро, Бадди пришел на несколько минут раньше обычного. Он нажал на кнопку звонка в тот момент, когда Кэсси спускалась по ступенькам. Она удивленно посмотрела на дверь и не поверила своим глазам. Вход был закрыт пледом, сквозь который местами пробивался слабый утренний свет.

     Девушка оторвала плед с одной стороны и попыталась отворить дверь, но сумела только приоткрыть ее. Бадди с трудом протиснулся в образовавшуюся щель.

     — Ага, боссу не по нутру моя работа, — пробормотал он.

     Ну вот, расстроилась Кэсси. Теперь попробуй уговорить его установить новую дверь.

     — Мистер Эббот закрыл дверь пледом, поскольку вчера вечером в холле гулял ветер, — поспешно объяснила она. — Вовсе не потому, что был недоволен. Напротив, мы вам очень признательны.

     И почему я должна с ним объясняться? — возмутилась про себя девушка. Джейк заварил эту кашу — пусть, и расхлебывает.

     Она вздохнула, понимая, что не права. Ведь проблема с дверью касалась их обоих. И в ее интересах сохранять добрые отношения с водопроводчиком.

     — Джейк еще не вставал, — продолжила Кэсси. — Хотите кофе?

     Вдруг из хозяйской спальни раздался вопль, похожий на рев разъяренного носорога.

     — Кэсси! Какого черта отключили воду в моей ванной?! Неужели этот... — На верху лестницы появился Джейк с небрежно обмотанным вокруг бедер полотенцем. На фоне белоснежного куска ткани ровный загар его кожи казался бронзовым. — Здравствуйте, Бадди. Почему душ не работает?

     Девушка краем глаза посмотрела на водопроводчика. Он весь напрягся, но ответил спокойно, хотя и недовольным тоном:

     — Я там воду перекрыл, чтобы наварить водостоки для джакузи. Вот душ и не работает. И еще пару дней не будет.

     — Можете воспользоваться моей ванной, — примирительно предложила Кэсси. — Только, поаккуратней с сиреневым гелем для душа. У меня остался всего один флакон.

     Молодой человек фыркнул и скрылся в направлении гостевой комнаты.

     Когда он снова появился на кухне, девушка с несчастным видом выслушивала подробную лекцию о способах соединения водопроводных труб. Бадди рассказывал, не давая ей вставить ни единого слова. Она отметила, что от Джейка пахнет не сиренью, а скорее можжевельником. Значит, ее гелем для душа он не воспользовался.

     Теперь на нем был не деловой костюм, а джинсы и свитер.

     Выходит, он принял всерьез шутливый намек помочь Бадди?

     Однако, если у молодого человека и было намерение подсобить слесарю, то возможности предложить помощь у него не оказалось. Завидев его, Бадди, сразу поставил пустую чашку в раковину и сухо поблагодарил:

     — Спасибо за кофе, хозяйка. Пора мне и делом заняться. Постараюсь вам больше не докучать. — Он ни разу не взглянул на Джейка, но слова были обращены именно к нему. Затем водопроводчик гордо удалился на второй этаж.

     — Вы правы. Он меня почему-то невзлюбил, — понуро констатировал Джейк.

     — Да что вы? С чего бы это? — В голосе Кэсси послышались нотки сарказма. — Хотите добрый совет? Никогда не покупайте дом.

     — Но почему же? — нахмурился молодой человек.

     — Потому что дом будет жалким. Вы совершенно не умеете разговаривать с работниками. Это раздражительные люди с сильно развитым чувством собственного достоинства. И приставать к ним с глупыми вопросами...

     — С глупыми?! Я всего лишь спросил, почему не работает душ!

     — ... а также исправлять их работу...

     — О чем вы говорите?

     — О том, что вы завесили пледом дверь, которую Бадди с таким трудом удалось привести в более-менее нормальное состояние.

     — Я думал, из нее дует ветер и гуляет по всему дому, пока не понял, что виновато открытое наверху окно.

     — Поймите, мотивы ваших поступков его не интересуют. Эти люди не выносят, когда непрофессионалы лезут в их дела. Молите Бога, чтобы Бадди не решил плюнуть на все и уйти, собрав инструменты. Потому что в таком случае вам придется объясняться по этому поводу с Пэгги. На меня не рассчитывайте.

     — Он не уйдет.

     В голосе Джейка звучала такая уверенность, что Кэсси захотелось его ударить.

     — Неужели из-за вашего природного обаяния?

     — Нет, из-за вашего. Я думаю, что он совсем помешался на вас.

     — Не понимаю, почему вы так решили?

     — Не разочаровывайте меня. Неужели не заметили его выскобленный добела подбородок? Он сегодня тщательно побрился, и, могу поспорить, не для того, чтобы произвести впечатление на меня.

     — Я не обратила на это внимания, — призналась девушка.

     — Надо полагать, и на чистую рубашку без единой прорехи. Бедняга Бадди. Потратил впустую столько времени. Полагаю, следующим его шагом станет неприкрытая лесть. Хотя что-то подсказывает мне, что изящная поэзия ему чужда. Скорее всего, он выразит свои желания в простых словах. Например, похвалит ваш кофе. Но вы не волнуйтесь: имея удовольствие отведать этот чудный напиток в вашем исполнении, я с легкостью догадаюсь, подхалимничает Бадди, или действительно отдает вам должное.

     — Что вы такое сочиняете? — выдохнула Кэсси и схватила со стола дымящуюся кружку кофе. — Я вам его на голову вылью сейчас.

     — Не стоит. Просто запишите его на мой счет. — Молодой человек спокойно забрал кофе из ее рук и втянул носом приятный аромат.

     — Вы со мной еще за прошлые покупки не расплатились! Если не собираетесь сегодня на работу...

     — Почему так подумали?

     — Из-за вашей одежды.

     — В «Таннер Электронике» все так ходят. В компании вообще царит неофициальная обстановка. Думаю, многие там днюют и ночуют, спят прямо на своих рабочих столах.

     — Что ж. Если вы последуете их примеру, то Бадди сможет спокойно раскладывать водопроводные трубы на вашей кровати, — заметила Кэсси. — Я, честно говоря, надеялась, что сегодня вы останетесь дома.

     — В самом деле?! Не знаю, как мне быть.

     Девушка бросила на Джейка разгневанный взгляд.

     — У меня сегодня обед с партнерами по бизнесу. Вчера Бадди уходил куда-то около полудня, думаю, сегодня тоже уйдет.

     — Не хотите оставлять дом совсем без присмотра?

     — Не хочу вернуться сюда и застать здесь непрошеных гостей.

     — Может быть, мне пойти поискать нашего дружка лягушонка и попросить его посторожить дом?

     — Думаете, от него может быть польза?

     Молодой человек улыбнулся кончиками губ.

     — Вас же ему удалось напугать. Не так ли?

     В небольшом кафе, где совладелицы «Жены внаем» встречались по средам, было оживленнее обычного. Кэсси стояла в очереди и как раз решала, что выбрать: копченую говядину с горчицей или ростбиф с хреном, когда заметила в зеркале над прилавком отражение Сабрины.

     Та остановилась в дверях и оглядела зал своими миндалевидными зелеными глазами. Мужчина, стоявший за Кэсси, выдохнул с нескрываемым восхищением.

     Бедняга. Он и не знает, что это только начало.

     Сабрина увидела Кэсси, подошла к ней и лучезарно улыбнулась онемевшему мужчине.

     — Прошу прощения, — пропела она. — Вы позволите мне постоять с подругой?

     Несчастный пробормотал в ответ что-то невнятное. Сабрина кивнула, повернулась к Кэсси и чуть не упала на нее, споткнувшись.

     — Черт, — выругалась красавица. — Что это там?

     — Мне кажется, луч света на полу. Как тебе это удается?

     — Спотыкаться о солнечный свет?

     — Нет. Приводить людей в восторг только потому, что ты встала в очередь перед ними.

     Сабрина покосилась через плечо на мужчину, который все еще не мог оторвать от нее глаз.

     — Большинство людей оказываются невероятно милыми, если дать им возможность помочь тебе, — отчетливо произнесла она.

     Какая-то дородная дама, стоявшая за покоренным красотой Сабрины мужчиной, скептически фыркнула.

     — У меня так никогда не получается, — призналась Кэсси.

     Сабрина смерила взглядом недовольную даму.

     — Это дело практики. Ладно, лучше расскажи мне, неужели он так же хорош, как и его чудесный голос?

     Кэсси чуть не застонала. Она надеялась, что подруга забудет о Джейке.

     — Ты о ком? — Девушка постаралась изобразить неподдельное удивление. — Копченую говядину с горчицей на ржаном хлебе, пожалуйста, — заказала Кэсси, подходя к стойке, и повернулась к Сабрине. — Ты просила меня прийти пораньше, чтобы обсудить какие-то дела.

     — Но дело касается одного из наших клиентов, поэтому я не могу говорить об этом в очереди.

     Очарованный мужчина, наконец обрел дар речи:

     — Ваша очередь, сударыня.

     Сабрина еще раз бросила холодный взгляд на скептически скривившуюся даму и произнесла:

     — Спасибо, но она — ваша. Я подошла просто поболтать с подругой. Неужели вы думаете, что я стану влезать перед людьми, которые так долго и терпеливо ждут?

     Дама снова фыркнула, на этот раз громче. Мужчина открыл рот, но так и не смог вымолвить ни слова. Кэсси поскорее взяла свой огромный бутерброд. Сабрина направилась к свободному столику.

     — Что значит «о ком»? О твоем слесаре. Неужели ты могла забыть мужчину с таким голосом?!

     Кэсси хотела объяснить подруге, каким образом у нее появился нежданный сожитель, но быстро сообразила, что это необязательно. Наверняка Сабрина не запомнила голос Джейка и не узнает его, если снова услышит. Пусть и дальше думает, что он принадлежал Бадди.

     — Его голос похож на звук простуженного старинного органа, — мечтательно заметила Сабрина.

     — Что-что?

     — Ты ведь поняла, что именно я имею в виду. У него низкий, рокочущий голос, с легкой хрипотцой...

     И это она уловила по нескольким словам, что долетели до трубки телефона через всю кухню? Какой у нее острый слух.

     — Я звонила в дом Эбботов, хотела попросить тебя захватить новые брошюры, — сказала Сабрина, словно подслушав мысли подруги. — Но не застала тебя. Он сказал мне, что ты вышла минуту назад.

     Кэсси не сомневалась, что Сабрина беседовала с Джейком, а не с Бадди. Она отложила бутерброд и все же хотела объяснить подруге, что произошло недоразумение, но в этот момент заметила в дверях кафе миниатюрную блондинку.

     — А вот и Пейдж, — сказала Кэсси, выдохнув с облегчением. — Что-то сегодня все приходят раньше времени. Она выглядит расстроенной.

     — Она всегда так выглядит. А иногда еще беспомощной и рассеянной. Хотя на самом деле она так же беспомощна, как дрессированный питбультерьер. — Сабрина поднялась. — Ладно, пойду, встану в очередь. А ты пока составь подробный рассказ о чудесном водопроводчике.

     Когда Сабрина и Пейдж подошли к столику, Кэсси, погрузившись в раздумья, машинально отламывала кусочки от своего бутерброда. Сабрина с пониманием посмотрела на нее, но не успела ничего сказать, поскольку первой заговорила Кэсси:

     — Как мама, Пейдж?

     Это вовсе не маневр для отвлечения внимания от себя. Все, что касается ее подруг, касается и ее. Она действительно беспокоится за Эйлин Макдермотт.

     Пейдж наморщила лоб.

     — У нее легкая простуда, которую она от меня скрыла.

     — Уже простыла? А ведь еще только октябрь. Но после того, что с ней было прошлой зимой, конечно, не стоит запускать. Сабрина кивнула.

     — С пневмонией шутки плохи.

     Тревога в глазах Пейдж заставила сердце Кэсси сжаться, и она попыталась хоть немного подбодрить подругу:

     — Передай ей, пусть, если что, звонит мне. Я пробуду в доме Эбботов если не две недели, то, по крайней мере, еще несколько дней, пока не починят дверь.

     — Какую дверь? — удивилась Пейдж. — Ты, кажется, говорила о новой ванне.

     Кэсси поняла, что сболтнула лишнее, но было поздно.

     — И меня беспокоит не мамина болезнь, а дела нашей фирмы. Я тут разбирала счета...

     — Клиенты должны нам много денег? — спросила Сабрина.

     Пейдж покачала головой.

     — Не совсем. Они должны нам, но это небольшая сумма. Потому что в последнее время у нас не так много работы, как обычно. А в следующем месяце приток наличности будет еще меньше. Конечно, после Рождества мы поправим свои дела, если наплыв клиентов увеличится, как обычно бывает перед праздниками. Но до тех пор...

     — Придется уменьшить личные расходы, сократить нашу зарплату, — внешне спокойно предложила Кэсси.

     Легко сказать, «уменьшить расходы», а как это сделать? И она еще не до конца выплатила студенческий заем. А Сабрина только что заменила коробку передач в своей машине. Ну, а Пейдж ежемесячно оплачивает немыслимые счета за лекарства для матери.

     — Послушайте, — предложила Сабрина. — Давайте возьмем в долю еще одного партнера.

     Пейдж нахмурилась.

     — Ты не понимаешь. Дело не в том, что нам не хватает рабочих рук или времени, чтобы обслужить всех клиентов. Наоборот, нам не хватает забот, чтобы занять нас троих делом. И если взять еще одного человека, будет еще хуже.

     — Я же, не предлагаю брать, кого попало, — пробормотала Сабрина. — Я имела в виду слесаря Эбботов. Мне кажется, многие женщины заплатили бы большие деньги, чтобы взять внаем мужа. Тем более с таким удивительным голосом.

     — Поверь, — улыбнулась Кэсси, — он не так хорош, как тебе кажется. И если ты думаешь, что сможешь уговорить его решить наши финансовые проблемы посредством покупки доли в нашей фирме, то могу тебя огорчить — ничего не выйдет. Этот человек не может расплатиться со мной за две банки маслин, бутылку кетчупа и несколько банок пива.

     — Он, похоже, совсем не гурман, но это легко исправить, — заверила Сабрина. — Ты могла бы поработать с ним, Кэсси.

     — Ни за что на свете!

     — Девочки, будьте посерьезнее, — возмутилась Пейдж.

     — Извини, — вздохнула Кэсси. — Нам предстоит разослать кипу брошюр. Я займусь этим в ближайшие дни. Может быть, они привлекут новых клиентов.

     Девушки поднялись и вышли из кафе. Сабрина наклонилась к Кэсси.

     — Послушай, мне нужны эти рекламные брошюры, да и о том клиенте мы не успели переговорить... — Только близкий человек мог заметить, что улыбка Сабрины не так беспечна, как обычно. — Так что буду вынуждена поехать с тобой, — беззаботно болтала Сабрина. — Заодно посмотрю на душку водопроводчика.

     — Только не говори потом, что я тебя не предупреждала, — посоветовала Кэсси.

     — Почему ты стараешься убедить меня, что он не красавец? — Девушка широко раскрыла глаза в наигранном удивлении. — Милая, неужели ты такого плохого обо мне мнения? Думаешь, я попробую его охмурить, у тебя под носом?

     Ей и пробовать не нужно, мелькнуло в голове Кэсси. В этом все дело. Мужчина в очереди был не единственным, кто среагировал на Сабрину как кролик на удава. Многие в кафе перешли в конец очереди из ее начала, когда она появилась.

     Тебе-то какое дело? — отчитала себя Кэсси, сворачивая к дому Эбботов. Она не волновалась за подругу, потому что знала по опыту: та может за себя постоять. Так что, если неутомимый Джейк обожжется — поделом ему. Не он первый пострадает от излишней активности в отношении Сабрины.

     Забавное будет зрелище, предположила Кэсси.

     И только проехав ворота комплекса, она поняла, что Джейка может не быть сейчас дома. Обед их затянулся, и он, скорее всего, не дождавшись, ушел куда-нибудь. А Бадди наверняка вернулся и заполнил дом ужасным шумом и пылью.

     Оставив машину на парковке, Кэсси пошла к крыльцу и вдруг увидела мужскую фигуру верхом на лестнице, приставленной к входной двери. Это Бадди, решила девушка. Нашел-таки новую дверь и теперь устанавливает ее...

     Но это оказался не Бадди. Человек был гораздо выше и крупнее. Его темные волосы развевал легкий ветерок.

     Сабрина поставила свой автомобиль с откидывающимся верхом рядом с машиной подруги и последовала за ней.

     — Но если подумать, — бормотала под нос Сабрина, догоняя Кэсси, — при виде такого красавца любая дружеская верность пошатнется.

     — Можно подумать, от тебя что-то зависит. Тебе нужно только глубоко дышать, а мужчины сами упадут к твоим ногам. О, посмотри, как он на тебя уставился, а ведь ты ему еще даже не улыбнулась.

     Джейк, с отверткой в одной руке, другой рукой держался за перекладину и не сводил глаз с приближающихся девушек. Заметно было, что он ошеломлен.

     И он говорит, у Бадди дурацкий вид в ее присутствии, ехидно подумала Кэсси. Вот так всегда. Женщины, подобные Сабрине, привлекают Джейков, а мне везет только на чудаков вроде Бадди.

     Джейк помахал отверткой вместо приветствия и продолжил прикреплять какую-то скобу над дверью.

     — Вы мне принесли еду, Кэсси?

     — Вы же не просили.

     — Голубушка, у вас напрочь отсутствует интуиция. Утром вы не заметили выбритого подбородка и новой рубашки нашего слесаря, теперь не видите моего голодного взгляда...

     — Да, вы выглядели и утром абсолютно обессиленным и очень изможденным, я думала, вам и отвертки не поднять... — съязвила Кэсси. — Что вы там делаете?

     — Устанавливаю камеру слежения.

     — Зачем?

     — Чтобы вы чувствовали себя в безопасности.

     — Вот как. То есть я смогу спокойно сидеть в гостиной и наблюдать за тем, как кто-то выламывает остатки входной двери?

     — Или, вернувшись и обнаружив погром в доме, можете посмотреть, кто здесь набедокурил: воры, сильный ветер или ваш любимый лягушонок забегал позвонить.

     — Напрасно тратите силы и время. Даже если новую дверь найдут не завтра, стоит ли...

     — Камера останется Роджеру и Пэгги, чтобы в следующий раз, когда кто-то стащит их запасной ключ из-под горшка, они могли узнать, кто это был.

     Кэсси решила не доказывать, что взяла его с разрешения хозяйки, иначе Джейк напомнит, что у него до сих пор нет ключа.

     — Надеюсь, вы заранее согласовали свои действия с Бадди?

     Во время этого разговора Сабрина молча переводила взгляд то на подругу, то на странного человека на лестнице.

     — Кто такой Бадди? — наконец не выдержала она.

     — Слесарь-водопроводчик, — объяснила Кэсси. Сабрина шагнула вперед и улыбнулась Джейку, при этом она задела ножку лестницы, и та опасно качнулась.

     — Простите. Я сегодня что-то крайне неуклюжа. Значит, вы...

     — Не Бадди, — холодно отрезал молодой человек. От удивления Кэсси приподняла брови.

     — Боже. Вы, наверное, очень голодны, если кидаетесь на людей. Если хотите, сделаю вам бутерброд с кетчупом и маслинами. — Не дожидаясь ответа, она обогнула лестницу и вошла в дом. Пледа на двери уже не было.

     В глубокой задумчивости Сабрина последовала за ней.

     — Я тебя предупреждала. Правда, сама тоже несколько удивлена его грубостью.

     — Да ведь я его чуть с лестницы не столкнула, — напомнила Сабрина, просмотрев брошюры на столе и сунув пачку в свою сумку. — Все же поговорим с тобой о нашем клиенте?

     — Ты серьезно? Я думала, это только повод поехать со мной, чтобы посмотреть на Джейка.

     — Значит, его зовут Джейк. Хорошее имя. Ты его с таким волнением произносишь.

     — Так что случилось с клиентом?

     Неожиданно посерьезнев, Сабрина присела на стул.

     — Это Бен Оркатт. Ты ведь тоже с ним работала?

     — Да, — поежилась Кэсси. — Если он хочет, чтобы почистили его холодильник, пусть позвонит в службу утилизации ядовитых отходов.

     — Неужели все было так плохо? Нет, на этот раз он просит разобрать счета. Но когда я пришла, Бен спросил, не пришью ли я пуговицы к рубашке. Да не смотри ты так. Пришила я ему пуговицы.

     — Неужели? И сколько раз укололась при этом иголкой?

     — Три.

     — Всего? Или пришивая каждую пуговицу?

     — Я сюда приехала не твои колкости выслушивать. Я хотела обсудить поведение Бена, пока я у него была. Он... вел себя странно при тебе?

     — Мистер Оркатт ведет себя странно с момента своего рождения, которое имело место как минимум лет восемьдесят назад.

     — Ты преувеличиваешь. Ему не больше шестидесяти пяти. И, я вообще о другом. Нет, он не делал поползновений приударить за мной. Хотя с этим мне было бы легче справиться. Нет, Бен был чересчур дружелюбен, так, что я подумала...

     — Что он все же имеет на тебя виды?

     — Точно. С тобой он позволял себе что-нибудь подобное?

     — Знаешь, мужчины не западают на рыжеволосых коротышек так, как на женщин, подобных тебе. Хотя... если подумать... пожалуй, да, ты права. «Чересчур дружелюбен» — верное описание его поведения.

     — Как же теперь быть? Не можем же мы допустить, чтобы наш клиент прижал меня где-нибудь в кладовой. — Сабрина покосилась на подругу. — Впрочем, если бы на месте Бена оказался Джейк, а, на моем — ты, думаю, ты была бы не против...

     — Джейк не входит в число наших клиентов.

     — Да, это упрощает ситуацию.

     Кэсси сделала вид, что не заметила последнего замечания.

     — А, с Пейдж ты об этом говорила?

     — Смеешься, что ли? Пейдж и так считает, что во всем западном полушарии не найдется порядочного представителя сильного пола без пакостных мыслишек. Будь ее воля, она бы повесила над входом нашей фирмы табличку «Мужчинам вход воспрещен». И тогда наши дела пошли бы еще хуже. — Сабрина поднялась. — Я не требую непременно давать мне совет, Кэсси. Было просто необходимо поделиться этим с кем-то, поскольку уже начало казаться, что это навязчивая фантазия.

     Кэсси проводила подругу до машины, сдержав улыбку, когда та осторожно обошла лестницу, все еще стоящую на крыльце.

     Сев в машину, Сабрина достала солнцезащитные очки и вдруг задумалась.

     — Между прочим, — очнулась она. — Чуть не забыла. А что это за история с лягушонком?

   ГЛАВА ПЯТАЯ

     Увидев, возвращавшуюся Кэсси, Джейк свесился с лестницы.

     — Не подадите мне камеру из той коробки?

     Девушка протянула ему камеру и задержалась на пороге понаблюдать за тем, как он работает. А плечо все еще тревожит его.

     — Если когда-нибудь в безумном порыве я все же решу купить дом, — вдруг сказал молодой человек, — то воспользуюсь вашей услугой.

     — Мой совет, заключался в противоположном, а именно: не покупать дом.

     — Неверно выразился. Хотел сказать, что мне потребуется помощь вашей фирмы. Я найму жену на полный рабочий день, чтобы она взяла на себя все бытовые заботы. И тогда мне не придется делать подобные вещи. — Джейк ткнул пальцем в камеру.

     — И клеить обои?

     Молодой человек недоверчиво покосился на Кэсси.

     — Я что-то не пойму. Какие обои?

     — Те, которыми оклеен холл. Когда вы так лихо выломали дверь, то ее обломки порвали кое-где обои. Я заметила только сегодня утром. Но, бьюсь об заклад, Пэгги увидит это сразу, как только переступит порог.

     Джейк пожал плечами и начал увлеченно закручивать отверткой шуруп.

     — Так что вы намерены сделать?

     — Прежде всего, я не намерен изводить себя муками совести. Посоветую ей переклеить обои и выслать мне счет.

     — Вы хоть представляете, сколько такая работа может стоить?! И кто ею займется?

     — Не знаю, и знать не хочу.

     — Полагаю, нашу фирму вы не предложите.

     — Совершенно верно. — Молодой человек взялся за кабель, который свисал из просверленного над дверью отверстия. — Там в коробке должен быть соединитель.

     Кэсси достала соединитель и протянула его Джейку.

     — Вы хотя бы спасибо сказали, что я торчу тут рядом с вами, подаю детали, и вам не приходится каждый раз слезать с лестницы.

     — Я бы слез совсем, если бы ваша подруга задержалась.

     — Видимо, сейчас вы попросите у меня номер ее телефона.

     — Вообще-то я не собирался...

     Звучит убедительно, словно он все обдумал и пришел к определенному выводу, удивилась про себя Кэсси, почуяв неладное.

     — А почему? Или думаете, я вам его не дам?

     — Дадите, куда вы денетесь. Побоитесь, что в противном случае я заподозрю вас в эгоизме.

     — В эгоизме?! — возмутилась она. — Я эгоистична, потому, что не хочу делить вас с другими женщинами?

     — Конечно, — спокойно ответил Джейк. — Хотя я не ожидал, что вы так легко в этом признаетесь. Подождите минутку, я закончу здесь и спущусь, чтобы вы могли...

     — Я ни в чем не признавалась, мистер Эббот.

     — Неужели? А что же это было?

     — Я просто объяснила вам, что предположение, которое вы сделали, абсурдно.

     Молодой человек пожал плечами.

     — Как скажете. В любом случае у Калеба наверняка есть номер ее телефона.

     Кэсси не нашлась, что ответить на неожиданную реплику. Но тут ее внезапно осенила догадка, и девушка просто взвилась от гнева.

     — Минутку. Если вы полагаете, что Сабрина относится к тому типу женщин, которые крутятся вокруг Калеба Таннера...

     — Выглядит она именно так.

     — Сабрина умнейшая женщина.

     — Да что вы? Поэтому она ездит на старой машине и работает в чудесной конторе под названием «Жена внаем»?

     Кэсси чуть не поперхнулась от злости.

     — Ее автомобиль — коллекционный экземпляр. И мы с ней уверены, что не останемся без работы в следующем месяце.

     Хотя и это теперь под вопросом, прошептал безжалостный внутренний голос. Если финансовые дела фирмы не улучшатся в ближайшее время...

     — А вот я не уверен.

     — Как бы там ни было, поверьте: Сабрина гораздо более интересная и глубокая личность, чем может показаться на первый взгляд.

     Неужели она стоит здесь и говорит все это? — не поверила себе девушка. Сабрина меньше всего нуждается в еще одном навязчивом поклоннике.

     — Я заметил, что среди ее достоинств вы не упомянули грациозность, — задумчиво констатировал молодой человек. — Она действительно так неуклюжа?

     — Нет же, — улыбнулась Кэсси. — Уверена, она задела лестницу намеренно, чтобы обратить на себя ваше внимание. Знаете, вы самый самодовольный и заносчивый мужчина из всех, кого мне приходилось встречать.

     Джейк невозмутимо проверил, хорошо ли держится камера, и спустился вниз.

     — Я сказал, что слез бы с лестницы, если бы ваша подруга осталась, только по этой причине. А не оттого, что умираю от желания познакомиться с ней поближе. Просто не хотел погибнуть, упав с лестницы.

     — В некрологе это выглядело бы глупо, — пробормотала Кэсси.

     Молодой человек удивленно покосился на нее, сложил лестницу и прислонил ее к витражу.

     — Давайте войдем и убедимся, что камера работает.

     — До сих пор не пойму, зачем вы с ней мучались? Ведь Бадди непременно найдет новую дверь...

     Джейк прошел в холл.

     — То есть вам хочется сидеть здесь день за днем в ожидании, когда он ее найдет?

     — Нет, конечно. Ваша забота обо мне, очень трогательна. — Кэсси постаралась не придавать голосу ироничной окраски, поскольку действительно была удивлена стараниями Джейка. — Не знаю, как вас и благодарить.

     — В самом деле? Поверьте, есть много способов выразить мне свою благодарность.

     Девушка изумленно посмотрела на него. Почему раньше она не замечала, как тесно и душно в холле? Или это от взгляда Джейка у нее перехватило дыхание?

     — А вы не сдаетесь! Признайтесь, вы установили камеру, чтобы не сидеть дома самому, да?

     — Вы меня раскусили. Я подумал, лучше объяснить это каким-нибудь благородным порывом. Например, заботой о вас. Чтобы у вас появился повод сделать вот так.

     Он, вдруг взял ее лицо в ладони и притянул к своему. Его пальцы погрузились в глубину рыжих кудрей Кэсси.

     Она почувствовала, что все ее тело охватило огнем. Когда губы Джейка дотронулись до губ девушки, она затрепетала от предвкушения чего-то необычного, выдохнула, закрыла глаза и стала ждать.

     Но молодой человек не продолжил поцелуя, не обнял ее, а опустил руки и отступил на шаг назад. Кэсси едва сдержала стон отчаянья. Как просто удалось ему взволновать ее и при этом остаться абсолютно равнодушным!

     — Если я когда-нибудь захочу сделать нечто подобное, — сухо заметила девушка, — то вспомню, что у меня всегда есть повод.

     Джейк улыбнулся.

     — Надеюсь. — Он распахнул дверцу стенного шкафа, расположенного под лестницей, рядом со входом. На средней полке красовался новенький монитор.

     Кэсси, все еще несколько учащенно дыша, старалась говорить спокойным ровным голосом:

     — Вы поставили монитор в стенной шкаф, где хранят обувь?

     — Никому и в голову не придет искать следящее устройство среди ботинок. К тому же, если я протяну кабель через весь холл, Пэгги наверняка рассердится.

     — Безусловно. А эта дыра над дверью, думаете, ее обрадует?

     — А что такого? Когда я скажу ей, что она входит в тест-группу программы по изучению рынка «Таннер Электронике», что может вносить любые предложения по усовершенствованию их продукции...

     — Разве эта компания производит следящие устройства? Поэтому у вас случился неожиданный приступ любви к работе? Для этого вас нанял Калеб Таннер? Для исследования рынка?

     — Не только.

     — Послушайте, а вы случайно не «тайный агент»? Разве нельзя отвечать более полными предложениями? — возмутилась Кэсси. — Я всего лишь пытаюсь поддержать беседу. Просто поинтересовалась, как у вас дела на работе. Хорошо? Я рада. Сколько девиц сегодня вилось вокруг мистера Таннера?

     — Трое или четверо. В компании вообще все не так просто. С первого взгляда и не разберешь, порядок там или полный хаос...

     — Может быть, если вам удастся отвлечь девиц от мистера Таннера хотя бы ненадолго, вы поймете, что у него на уме.

     Молодой человек внимательно посмотрел на Кэсси.

     — Интересная мысль. Неужели мои глаза меня обманывают? Посмотрите-ка. — Он ткнул в экран.

     — Что это? Почтальон несет огромную открытку? Нет, это дверь! Бедный Джейк, вы зря трудились все утро. Бадди нашел... — Голос Кэсси был заглушён грохотом чего-то тяжелого, поставленного на ступеньки за дверью.

     На пороге действительно стоял Бадди, но узнать его было нелегко: с момента последнего появления в доме Эбботов он очень изменился.

     — Кажется, вы нравитесь ему несколько больше, чем я предполагала, — с трудом вымолвила девушка. — Он сделал себе такую же стрижку, как у вас.

     — Я, по всей видимости, должен этим гордиться. — Джейк открыл дверь.

     — Куда поставить? — спросил водопроводчик без малейших предисловий.

     — Давайте вот сюда. — Кэсси указала рукой на стену холла.

     — Не пойдет. Дверь, надо сперва покрасить. Да и в старую дверную коробку ее не втиснуть. Тут все менять придется. Вам еще повезло, что эти стекляшки по бокам отдельно вставлены, а то намучались бы вы.

     Девушка покосилась на новую дверь светло-бежевого древесного цвета.

     — Я вам могу кого-нибудь найти для покрасочных работ, — предложил Бадди. — Но не обещаю, что он быстро придет.

     — Но ведь это несложно и не займет много времени, — попыталась возразить Кэсси.

     — Не скажите, хозяйка. Времени-то много уйдет, да и место понадобится большое. Дверь надо положить, чтобы краска не стекала. А как одну сторону покрасите, так подождать придется, чтобы, значит, высохло. Кому охота возиться с такой несерьезной работой?

     А она понадеялась, что дело в шляпе, расстроилась девушка и взглянула на Джейка.

     — Что вы собираетесь делать в ближайшее время?

     — Ничего, вот только поблагодарю Бадди и попрошу у него счет за дверь. Мне нужно вернуться на работу. А поскольку я задержался на обеде дольше положенного, придется отрабатывать сверхурочно. Боюсь, что в магазин за краской, я сегодня уже не успею.

     — Уважительная причина, — проворчала Кэсси.

     — Но вы сами можете пойти за краской, не страшась оставить дом, — любезно посоветовал молодой человек. — Теперь бояться нечего: камера запишет все, что будет происходить в ваше отсутствие.

     — Хорошо, — сдалась она. — Я схожу. Но вы мне будете должны.

     Джейк сдвинул брови.

     — А разве мне не положены скидки, как постоянному клиенту? Хотя, может, вы имели в виду несколько иную оплату?

     Он лукаво подмигнул, заставив Кэсси вспыхнуть, подхватил свой дипломат и пошел к машине.

     Бадди проводил его взглядом, полным нескрываемой ненависти. Но девушка этого не заметила, так как сама была крайне раздражена поведением Джейка. Мало того, что болтает глупости, возмущалась про себя она, так еще и при посторонних. И зачем он все это говорил? Хотел бросить вызов водопроводчику?

     — Куда дверь-то поставить? — снова поинтересовался Бадди.

     — Вынесите ее на задний двор, пожалуйста. Там есть навес.

     — Не пойдет. Слишком пыльно. Если станете там красить, все испортите

     — А кто сказал, что я буду красить? — вздохнула Кэсси. — Ладно, положите в гостиной. Больше все равно некуда.

     Бадди поднялся наверх, принес свои инструменты, козлы, брезент и стал снимать старую дверь с петель.

     Какая она неблагодарная, отругала себя девушка. Человек ради нее старается — и даже спасибо не слышит. Пойду, принесу ему минералки.

     К тому моменту, когда она вернулась из кухни, слесарь уже успел вынуть дверную коробку, которая стояла теперь у книжных полок в углу, и уложить новую дверь на козлы посреди гостиной.

     Кэсси застыла на пороге, удивленная тем, какой огромной оказалась дверь: одним концом она упиралась в рояль, а другим в столик у дивана. Теперь пройти через комнату не представлялось возможным.

     — Ничего себе, — протянула она.

     — Что, хозяйка?

     — Нет, ничего. Я просто прихожу в полное замешательство, когда сталкиваюсь с беспорядком, особенно если он образовался не по моей вине. Теперь в гостиной работать нельзя.

     — Наверное, это не мое дело...

     Это точно, чуть не выпалила Кэсси, но прикусила язык. Не стоит обижать человека. Пусть скажет, что у него на уме. После всего, что он для них сделал, можно его и выслушать. Тем более, что соглашаться с ним она не обязана. Так что не стоит его перебивать.

     — Я вообще-то обычно в чужие дела нос не сую, — продолжал Бадди. — Но вижу этого мужика насквозь. Вы же его из дому выгнали, так что ему оставалось?

     От изумления девушка открыла рот.

     — Он вам сказал, что мы поругались, я его прогнала и заперла дверь изнутри?

     — А что, не так было?

     — Совсем не так. Мистер просто... — Девушка почувствовала, что вот-вот закипит от негодования, и поняла, что ей нужно остыть. — Пойду в магазин за краской.

     Вот вернусь, поклялась она себе, и утоплю этого надутого индюка Эббота в ведре ярко-голубой краски!

     Дверь кабинета Калеба Таннера была по обыкновению открытой, но его красоток нигде не было видно.

     Наверное, и самого Калеба там нет, решил Джейк и сел за стол, подперев подбородок, дожидаться начальника. Но на вопросах бизнеса он так и не сумел сосредоточиться, поскольку его отвлекал чарующий запах сирени.

     Руки пахнут ею, понял Джейк. Серьезный человек с деловой хваткой на его месте пошел бы и вымыл руки с мылом, чтобы не отвлекаться. Но тогда он не сможет мечтать о Кэсси.

     Джейк остался сидеть. Он никак не ожидал, что мимолетный поцелуй так взволнует его. Хотел заинтриговать ее и попался сам. Впрочем, он на нее произвел некоторое впечатление, хотя она старалась скрыть это изо всех сил. Но он-то заметил.

     А вот его собственная реакция озадачила. Он, конечно, и раньше догадывался, что Кэсси весьма соблазнительная особа, но никогда — даже вчера ночью, когда она стояла перед ним в ночной сорочке, — он не мог подумать, что эта девушка так опасна для мужчины. Еще несколько секунд, еще один шаг — и устоять было бы невозможно.

     Нужно быть осмотрительнее, чтобы в следующий раз не пришлось сдерживаться ценой таких титанических усилий. Но если он будет осмотрительным...

     Неожиданно в кабинет влетел Калеб в сопровождении какого-то мужчины. Они оба, поглощенные разговором, ничего вокруг не видели.

     Джейк не был уверен, что его заметили, но, поскольку выйти не попросили, решил остаться. Из беседы он понимал немногое, поскольку не знал ее сути. Речь шла о некоем новом приспособлении в инжекторных двигателях.

     — Хорошо. Можете спокойно проводить исследования. Тратьте столько, сколько необходимо. Но как только появятся какие-то результаты — сразу ко мне, — сказал Калеб.

     Джейк, хотя так и не вник в проблему, от удивления приподнял брови.

     Инженер ушел, и мистер Таннер направился к своему столу.

     — Позволите вопрос? Из чистого любопытства. Вы представляете, сколько денег только что разрешили ему потратить?

     — На исследования и новые разработки уходят большие средства. Из сотен идей воплощаются не более десятка. Поэтому никогда не слежу за тем, что и сколько нам стоило. Мне хватает забот и без этого. — Калеб устало прикрыл глаза. — Я же говорил вам, в денежных вопросах я не силен.

     — Да. Теперь начинаю вам верить.

     — Что я сегодня могу для вас сделать? — Мистер Таннер выпрямился.

     — Хотел проверить кое-какие цифры. Никак не пойму, что происходит. Если что-то не так, объясните сразу. Если ситуация поправимая, я помогу вам решить все проблемы. Если нет, лучше мне узнать об этом теперь и от вас, чем позже в результате проверки.

     — Никакого отношения к цифрам, с которыми вы работаете, это не имеет. Все дело в моем персонале. У меня никогда не было с ними проблем, но в последнее время некоторые стали уходить в другие компании.

     — Некоторые? И сколько их?

     — Четверо или пятеро.

     Джейк пожал плечами.

     — Не так уж и много. Текучка есть на любом предприятии. Люди устают ждать богатства и славы на одном месте и уходят на другое, — успокоил он, хотя сам еще не смог понять, что произошло в недрах компании. Коллектив «Таннер Электронике» казался ему очень сплоченным и преданным делу.

     — Один из моих лучших инженеров только что вручил мне заявление об уходе, — объяснил Калеб. — Он увольняется в конце недели.

     Вот вам обратная сторона капитализма, подумал Джейк. Работодатель никакими силами не может удержать своего инженера, тем более одаренного. Такие везде требуются. Другие фирмы за ними даже охотятся.

     Или все обстоит еще хуже? Неужели это первые крысы, которые бегут с тонущего корабля, поняв, что лучшие дни «Таннер Электронике» давно позади?

     — Вы с ними говорили? — спросил молодой человек.

     — Разумеется. Я вызывал их всех по очереди к себе и пытался выведать, в чем дело. Но так ничего и не узнал.

     — Может быть, вы задавали вопросы в слишком жесткой форме? Да и в официальной обстановке поговорить по душам сложно. Не пригласить ли вам после работы одного из них на ужин...

     — Купить по стакану пива, подождать, пока он расслабится, и огорошить вопросом?

     — Совершенно верно.

     — Проблема в том, что у нас не принято ходить в бар после работы.

     — Назовите это прощальной вечеринкой. Выберите какой-нибудь милый ресторанчик, пригласите его коллег, например. Пусть это будет ужин, а не просто посиделка, чтобы он не смог увильнуть. В более свободной атмосфере...

     — Задавать вопросы вы будете, — решил Калеб. — Вам они скорее ответят.

     В проеме двери показалась вчерашняя сексапильная блондинка.

     — Я принесла твой свитер, милый Калеб, — объяснила Анжелика. — Он готов. — Девушка направилась к столу походкой супермодели, идущей вдоль подиума, и поставила перед мистером Таннером большую коробку. — Я случайно услышала, о чем вы тут разговаривали. Я могла бы организовать вашу вечеринку. Ты же знаешь, как я люблю помогать.

     — Анжелика, эта вечеринка вряд ли покажется тебе интересной.

     — Все, что ты делаешь, лапуля, мне интересно, — рассмеялась девушка.

     Джейк не смог удержать смешок. Блондинка повернулась к нему.

     — А кого пригласить для вас, милый Джейк? Мне показалось вчера, что вы неплохо поладили с моей подругой, Миссой. Уверена, она придет в восторг, если вы решите пойти с ней.

     Молодой человек был несколько удивлен заявлением, что он с кем-то поладил накануне вечером. Особенно с Миссой, которая напоминала дрессированную цирковую лошадь...

     — Поужинаем в ресторане «Бельведер», — решила Анжелика. — Это лучшее заведение нашего города. К тому же метрдотель мой должник. Так что мы без труда закажем столики даже на сегодняшний вечер. Калеб, солнышко, сколько всего будет людей?

     Все, понял Джейк. Эта испортит весь вечер. Они не смогут толком поговорить. И зачем только он произнес слово «вечеринка»? Нужно было сказать «встреча». И Анжелика пропустила бы их разговор мимо ушей. Но теперь ее уже не остановить и не отвлечь.

     — Спасибо за заботу, — кивнул Джейк. — Но у меня есть с кем пойти.

     Ужин в «Бельведере», подумал он. В лучшем ресторане лучшей гостиницы города. Кэсси должна быть довольна.

     Кэсси сложила остаток брошюр на стойку в кухне и принялась заклеивать конверты, когда позвонила клиентка.

     — Я ничего не понимаю в этой страховке. Потеря матери стала для меня ужасным горем, но я и предположить не могла, сколько забот и хлопот меня ждет впереди. Я должна привести ее дом в порядок и подготовить его к продаже. К тому же счета за ее пребывание в больнице все еще приходят. Дело не в деньгах, а в огромном количестве бумаг и документов. Их так много, что мне никак не удается разобраться с ними, понять, какие уже оплачены...

     — Не беспокойтесь, мы возьмем все на себя, — успокоила ее Кэсси. — Вам нужно только сложить все бумаги в коробку. Завтра я заеду к вам и заберу их. Страховкой я тоже займусь. Затем мы осмотрим дом вашей мамы, вы покажете нам вещи, которые захотите забрать. Мы перевезем их к вам, наведем в доме порядок и подготовим его к продаже.

     Женщина вздохнула с облегчением.

     — Я чувствую себя полной дурой. Большую часть времени я просто сижу и не знаю, за что взяться. Но...

     — Вы не виноваты, Джейн. В подобных обстоятельствах любой человек теряется. И каждая вещица в доме напоминает вам о маме. Ваше состояние нормально.

     — Как хорошо, когда кто-то может выслушать и помочь! Спасибо вам!

     Как хорошо, когда кому-то нужна их помощь, подумала Кэсси, положив трубку. И что всем нашлась работа на неделю или даже на две.

     Она начала набирать номер сотового телефона Пейдж, чтобы сообщить ей хорошие новости, когда входная дверь издала характерный скрип. Наверное, Бадди пошел к своему фургону за инструментами, решила девушка. Джейк ведь предупредил, что вернется поздно.

     Однако на пороге кухни появился именно Джейк, и в тот же самый момент Пейдж сняла трубку. Молодой человек улыбнулся, небрежно провел рукой по шее Кэсси и открыл холодильник.

     Его улыбка и прикосновение заставили ее сердце забиться чаще и усилили без того возросшее раздражение.

     — Алло, алло, — повторяла, ничего не понимающая Пейдж.

     — Извини, — выдохнула Кэсси. — Потом поговорим. — И она отключила телефон.

     — Не стоило прерывать беседу из-за меня, — ухмыльнулся Джейк. — Я могу подождать.

     Он выглядит что-то чересчур бодрым, мелькнуло в голове у девушки. И, уверенным в себе. Думает, она не стала говорить с подругой, потому что очень захотела пообщаться с ним? Нужно дать ему понять, как велико его заблуждение.

     — Но я не могу. Объясните-ка мне, когда это я выгнала вас из дома и заперла дверь изнутри? Я даже не знала, что вы войдете!

     Джейк застыл от изумления, забыв закрыть дверцу холодильника.

     — Вы о чем?

     — Кто сказал Бадди, что сломал дверь, потому что я не хотела открывать ее?

     — Вот как? Думаете, я сказал?

     — Вы что, не помните своих слов? — возмутилась Кэсси.

     — Да я вообще с ним это не обсуждал.

     — Но почему же он решил, что у нас была ссора, как у влюбленной пары?!

     — Я, конечно, не силен в ссорах... — Но зачем...

     — Да ладно вам. Какая разница, что подумал Бадди? И, по сути, он недалек от истины. Я действительно не мог войти, потому что дверь была заперта.

     — Если это вы называете истиной, мистер Эббот...

     Девушка заметила, что Джейк смотрит не на нее, а куда-то за ее плечо. Она обернулась и увидела водопроводчика. На его бесстрастном лице не отражалось ни одной эмоции.

     — Я, уеду до завтра.

     — Захлопните, пожалуйста, дверь, — машинально попросила Кэсси, забыв, что захлопывать нечего.

     — У нее это пунктик, — пошутил Джейк. Не проронив ни слова, Бадди ушел в холл.

     — Кто вас за язык тянет?! — воскликнула девушка.

     — Кажется, вы злитесь на меня из-за того, что теперь Бадди будет считать вас не ангелом небесным, а сварливой теткой.

     Кэсси поискала, чем бы запустить в него. Под руку подвернулась кружка остывшего кофе. Молодой человек успел отскочить в сторону вовремя. На полу разлилась коричневая лужа. Пока они вытирали пол и стряхивали кофейные брызги с конвертов, девушка немного успокоилась.

     Что это она на него набросилась? Действительно, какая разница, что Джейк сказал Бадди? Разве ей не все равно?

     Когда Кэсси протирала последнюю брошюру, а молодой человек отжимал испачканное полотенце, зазвонил телефон.

     — Возьмите, пожалуйста, трубку, — попросил Джейк. — Своему начальнику я сказал, что вы — моя секретарша. Поэтому теперь к телефону подходите только вы.

     Но звонил не Калеб. В трубке раздался напористый женский голос. Дама попросила Джейка. Кэсси передала ему трубку.

     — Если, мисс Страстный Голос еще и хороша собой...

     То у меня нет никаких шансов, закончила она про себя. Хотя при чем здесь она? У него активная личная жизнь, ее это не касается.

     Джейк взял трубку и повернулся к ней спиной.

     — В восемь? Хорошо, Анжелика. Увидимся в «Бельведере».

     Ну и что из того, что он идет в лучший ресторан Денвера с какой-то сексапильной девицей? — спросила себя Кэсси. А еще, уверял, что красотки Калеба не обращают на него внимания.

     Джейк положил трубку. Девушка заставила себя улыбнуться.

     — Черт побери! Хотела спросить у вас, не пожарить ли вам бифштекс. Я собираюсь приготовить ужин.

     — Правда?

     В его тоне послышалась мягкая ирония. Что это, он над нею издевается, недоумевала Кэсси. Обязательно нужно добивать человека?

     — Забудьте. — Она попыталась придать голосу безразличие. — У вас, как видно, есть планы на вечер. Вы, идете в «Бельведер» с некой Анжеликой...

     — Не совсем так. Она предлагала пригласить кого-нибудь для меня.

     — Вам повезло! — От злости девушка принялась мыть посуду, накопившуюся в раковине.

     — Но я объяснил, что пойду с вами, — закончил Джейк.

     Кэсси выронила чашку.

     — С кем?

     — Хотите поужинать в «Бельведере»?

     — Отчего вдруг такая любезность? Боитесь, что подруга Анжелики окажется глупой дурнушкой? В чем тут подвох?

     — Я думал, вы обрадуетесь. Ведь это была ваша идея.

     — Моя!

     — Вы сказали, что нужно отвлечь красоток от Калеба...

     — Так вы хотите, чтобы я отвлекала эту Анжелику от мистера Таннера?! Да о чем мне с ней говорить? Уж лучше идите с ее подругой. Они легко найдут тему для беседы.

     — Вы себя недооцениваете. У вас появилась прекрасная возможность познакомиться с миллионером Таннером.

     — Разве я говорила, что мечтаю о знакомстве с ним?

     — Ладно, не хотите — не надо...

     — Он же ветреник. Я, знаете ли, невысокого мнения о людях, которые не могут подолгу заниматься одним делом, тем более женщиной или...

     — Осторожнее, — предостерег Джейк. — А вдруг он вам понравится? Впрочем, вы не обязаны одобрять его жизненную позицию. Просто будьте с ним вежливой. И вообще, когда вы в последний раз ужинали в «Бельведере»?

     Кэсси попыталась вспомнить и поняла, что было это очень давно.

     — Нежные лобстеры под соусом, — начал расхваливать молодой человек. — Пармезан из парного молока. Бифштекс с овощами. Неужели у вас не текут слюнки?

     Провести прекрасный вечер в лучшем ресторане, да еще в компании Джейка...

     — Может быть, вам лучше пойти с Сабриной, — неуверенно пробормотала Кэсси. — Вы уверены, что вам не нужен номер ее телефона?

ГЛАВА ШЕСТАЯ

     Кэсси долго расчесывала волосы, но вовсе не потому, что хотела хорошо выглядеть — придавать себе вид еще одной жертвы чар Калеба Таннера она не собиралась, — просто монотонные движения позволяли спокойно обдумать только что произошедшее.

     — Это не свидание, — рассуждала девушка вслух. — Джейку не пришло бы в голову приглашать меня на ужин, если бы ему не нужна была спутница, которая не будет докучать в течение вечера и позволит сосредоточиться на беседе с начальником.

     Так она и поведет себя: будет наслаждаться ужином и оставит Джейка в покое. Отвлечь Анжелику, конечно, непросто. Дамы Калеба, по всей видимости, не сильны в светских беседах и мистера Таннера привлекают совсем не этим. Впрочем, Джейк наверняка не ждет от нее чудес, но все, что сможет, она сделает.

     Девушка докрасила ресницы и спустилась вниз. Джейк сидел в гостиной и разглядывал новую дверь.

     — По-моему, все не так уж и сложно, — произнес он. — Странно, что при вашей активности вы еще не покрасили ее.

     — Это не мое дело. Вы прочли инструкцию?

     — Мне не нужны инструкции, чтобы покрасить ровную поверхность.

     — Вы хоть раз в жизни что-нибудь красили?

     — Да. В детском саду. Пустяки. Окунаешь кисть в краску и мажешь. — Молодой человек огляделся и взял отвертку, оставленную Бадди. — Странно, Бадди почему-то не снял петли.

     — Он предложил закрыть их, чтобы не испачкать краской. Послушайте, Джейк, это не простая дверь. В инструкции сказано быть предельно осторожным с острыми предметами, потому что...

     Отвертка выпала из его рук и оставила след на поверхности двери. Молодой человек не произнес ни слова, а только задумчиво уставился на царапину.

     Кэсси смотрела на него в изумлении. Большинство знакомых ей мужчин в подобной ситуации начали бы ругаться, используя непечатные выражения.

     — ... потому, что поверхность двери весьма уязвима, — закончила она.

     — Значит, ее будет очень легко выломать. Может быть, не стоит нам менять дверь, а оставить все как есть. Вдруг Роджер и Пэгги решат поставить что-нибудь покрепче.

     — И провести еще одну неделю до их возвращения в ожидании, когда старая дверь рухнет? А как мы объясним свое решение Бадди? Он потратил много времени и сил, чтобы найти замену и привезти в дом. Нет уж. Вы просто боитесь испачкаться краской и ищете повод не работать!

     — Если честно, я не большой любитель красить что бы то ни было. — Джейк положил отвертку и посмотрел на Кэсси. Во взгляде его читалось спокойствие. — Вы прекрасно выглядите, — ровным тоном сказал он.

     Чего еще ожидать? — с горечью подумала девушка. Что он рассыплется в комплиментах? Или онемеет от изумления при виде ее красоты? Это не свидание! Поэтому выбрано простое черное платье. Впрочем, в ее гардеробе нет роскошных вечерних нарядов. И даже если бы она захотела удивить его чем-то ярким и переливающимся, то просто не смогла бы.

     Да и вряд ли подобные вещи производят на него впечатление.

     — Простите, я даже не поинтересовался, имеется ли у вас соответствующее случаю платье, — улыбнулся молодой человек. — Вы позаимствовали его у Пэгги?

     — Нет. Оно мое. Вам повезло, что я вчера не отвезла домой вещи из химчистки, а оставила здесь.

     — Хотите сказать, в вашей коробке из-под холодильника имеется прихожая, а в ней платяной шкаф?

     — Если серьезно, у меня очень маленькая квартирка, по размерам мало отличающаяся от коробки. — Кэсси взяла свой твидовый пиджак, висевший на перилах лестницы. — «Бельведер» находится на другом конце города. Если мы не хотим опоздать, нужно поторапливаться.

     Джейк кинул взгляд на ее пиджак.

     — Может быть, возьмете плащ Пэгги? Наверняка найдется что-нибудь подходящее.

     — У нее чего только нет. Я видела даже накидку из чернобурки, рядом с которой мое платье будет смотреться половой тряпкой. Но я не люблю ходить в чужих вещах. Не волнуйтесь, я оставлю пиджак в раздевалке. Никто его не увидит.

     — Уговорили. И вот еще что. Давайте, перейдем на ты, иначе мы будем выглядеть глупо.

     — Хорошо.

     Подъехав к гостинице, Джейк отдал ключи от машины служителю парковки, чтобы тот отогнал ее, и помог Кэсси выйти. Перед входом он остановился и воззрился на прозрачную стену, увенчанную огромным стеклянным шаром.

     — Неужели ресторан находится наверху?

     — И как ты догадался? — ухмыльнулась девушка.

     — Только не говори мне, что все это вращается.

     — Боюсь, именно так. А что? Морская болезнь мучает?

     — Нет. Просто не доверяю механизмам в подобных штуках. При мысли, что пол подо мной будет крутиться, как волчок, я начинаю нервничать.

     — Не волнуйся. Вращающий механизм в этом ресторане обновили несколько лет назад.

     — Неужели? Тогда я могу быть абсолютно спокоен.

     Судя по тону ответа, она его не убедила, поняла Кэсси и отдала пиджак гардеробщику, получив в обмен маленький изящный номерок.

     Джейк взял девушку за руку и повел через вестибюль. Его прикосновение не несло никаких чувств, скорее он сделал это машинально, словно каждый день прогуливался с дамами.

     Интересно, хорошо он танцует? — вдруг мелькнуло в голове у Кэсси. Наверное, очень хорошо. Жаль только, ей ни за что не узнать этого.

     Вздохнув, она приказала себя не думать о глупостях. К чему расстраиваться из-за того, что никогда не случится?

     В вестибюле было безлюдно. Лампочки над лифтами показывали, что все кабины уехали наверх. Джейк развернул девушку к себе.

     Все-таки он должен танцевать очень хорошо и непринужденно. Женщине будет трудно сохранить самостоятельность рядом с ним как в танце, так и в других вещах...

     Кэсси снова сделала глубокий вдох, отрешаясь от ненужных мыслей.

     — Странно. Вы, человек, работающий в области электроники, не доверяете техническим новшествам?

     — Я прекрасно знаю, что во многих из них нет ничего нового.

     Разговаривая, они не заметили, что в лифт за ними вошла еще одна пара. Только услышав мужской голос, Кэсси и Джейк обернулись на него.

     — Нет, не слушайте его. Джейк ведь не электронщик. Его область — финансы.

     Кэсси узнала мужчину. За последний год фотографии Калеба Таннера все газеты Денвера печатали почти каждый день. Любой житель города знал его в лицо. Блондинка, крепко обхватившая его руку и почти висящая на ней, была Кэсси незнакома.

     Джейк представил всех друг другу. Калеб оценивающе улыбнулся, глядя на Кэсси.

     — Так вы, значит, и есть нанятая жена, — заключил он. Дождавшись, когда кабина остановилась, Таннер каким-то таинственным образом вывернулся из цепких объятий Анжелики, подхватил Кэсси под руку и вывел из лифта. — Непременно расскажите мне о вашем интересном начинании. У вас сдельная оплата? Или за каждый рабочий день? Или за неделю?

     Спасибо, не спросил за час, подумала девушка, или за ночь.

     Она едва удержалась от резкости, но вспомнила вовремя, ради чего пришла в «Бельведер». Ее задача отвлечь Калеба от Анжелики или Анжелику от Калеба — тут уж как получится. Хотя, кажется, выбирать между ними не придется: Калеб, видимо, твердо решил не отпускать ее от себя.

     Навстречу им вышел метрдотель, расплылся в лучезарной улыбке и провел гостей через небольшой темный холл, который соединял неподвижную часть ресторана с вращающейся платформой. Кабинеты на ней отделялись стеклянными перегородками.

     Их уже ожидали две пары. На одной из женщин, стоявшей рядом с мужчиной средних лет, косметики было не меньше, чем на Анжелике. Она бросила недовольный взгляд на Кэсси, видимо удивленная, что рядом с мистером Таннером не ее подруга. Вторая пара была несколько моложе. Держались они скованно. Девушка, стройная и темноволосая, выглядела встревоженной. Мужчина, посматривал на собравшихся настороженно.

     Калеб поздоровался со всеми. Кэсси придвинулась поближе к Джейку и вдруг ощутила невероятное, необъяснимое чувство близости к нему.

     — Ты говорил, что представил меня своей секретаршей, — прошептала она.

     — Кэсси, милая, — ответил Джейк, мягко улыбнувшись уголками рта, — ты же не так наивна, чтобы подумать, что он поверил.

     Закончив приветствия, Калеб повернулся к Кэсси, желая представить ее остальным, но Джейк опередил его, положив руку на плечо девушке.

     — Позвольте мне. И обратите внимание на Анжелику, она что-то скучает.

     — Что ты делаешь? — пробормотала Кэсси. — Я же должна отвлекать мистера Таннера.

     — Все в порядке, — прошептал молодой человек ей на ухо и повлек за собой, представляя всем присутствовавшим.

     Пары пошли к столу, непринужденно беседуя, но усаживаться не стали. Кэсси присматривалась к собравшимся. Мужчина средних лет, не сводивший глаз с подруги Анжелики, явно не мог поверить в свое счастье. Это был управляющий производством. Она не сразу поняла, зачем была приглашена молодая пара. Но во время разговора Джейк обронил что-то вроде: «Вы лишаете себя очень многого, покидая «Таннер Электронике». Надеюсь, новая работа вас не разочарует».

     Кэсси догадалась, что вечеринку собрали по поводу ухода ценного сотрудника.

     К ним подошла официантка, чтобы принять заказ на аперитивы, и вскоре Кэсси уже потягивала приятное белое вино, наблюдая, как подруга Анжелики играет с управляющим производством, как с несмышленым щенком, то, подманивая его, то, забывая о нем.

     Сама Анжелика кипела от злости, оттого что Калеб обратил все свое внимание на Кэсси. Жена молодого инженера явно предпочла бы оказаться где угодно, только не в «Бельведере». А Джейк так и не убрал руки с плеча своей спутницы, причем со стороны это выглядело абсолютно естественно. Можно было подумать, он забыл, где лежит его рука. Но Кэсси чувствовала ее каждую секунду и могла поклясться, что он тоже.

     Все в порядке, вспомнила девушка его слова. Теперь понятно, что он подразумевал. Калеб, абсолютно очарованный ею, как недосягаемой игрушкой, не может оторваться от нее ни на минуту. Значит, у Джейка, играющего навязчивого поклонника, есть прекрасная возможность присмотреться к своему начальнику без вмешательства назойливой Анжелики.

     А мистер Таннер тем временем совершенно забросал Кэсси вопросами о «Жене внаем», так что через некоторое время она, вконец измученная, была вынуждена поднять руку, чтобы прекратить этот допрос и выдать ему обычную рекламную информацию из брошюры: девиз фирмы, принципы ее работы и предлагаемые услуги.

     Закончив, девушка увидела, что все внимают ее рассказу. Повисло тягостное молчание. Первым нашелся Джейк.

     — Обожаю слушать, как ты рекламируешь свое детище, — мягко произнес он и притянул Кэсси в свои объятия. Потом отпустил.

     — Вы прекрасно излагаете информацию: четко и по-деловому, — подхватил Калеб.

     Анжелика презрительно хмыкнула.

     — Думаю, это не единственное, в чем она преуспела, — пробурчала блондинка. — Уверена, выполнение поручений — не самый главный из ее талантов.

     Ее подруга хихикнула.

     — А мне нравится идея, — вступилась молчаливая жена молодого инженера. — Сейчас, я сижу дома с двумя детьми, но, когда они подрастут, выйду на работу, и мне наверняка понадобится помощница.

     — Я дам вам свою визитку, — благодарно улыбнулась Кэсси. — Мы будем рады вам помочь...

     Анжелика изобразила удивление.

     — Разве вы и женщинам помогаете, не только мужчинам?

     Жена инженера потупила глаза.

     — Боюсь, мы не сможем себе это позволить, — быстро произнесла она. — До тех пор, пока Эрик не утвердится на новой работе, у нас не будет достаточно денег...

     Кэсси заметила, как молодой инженер сжал руку жены, лицо которой залила краска, отвернулась, чтобы не смущать их, и взглянула на Джейка. Его взгляд был прикован к покрасневшей женщине, но в нем не было ни жалости, ни сочувствия. Он напомнил ей удава, гипнотизирующего жертву.

     Кэсси достала свою визитку из сумочки и протянула женщине.

     — Возьмите на всякий случай. Никогда не знаешь, как жизнь повернется.

     — А что вам больше всего нравится в вашей работе? — поинтересовался Калеб.

     — И долго ли вы этому учились? — усмехнулась Анжелика.

     Кэсси больше не стала сдерживаться, не смогла и дальше терпеть намеки, что она необразованна, способна только выполнять чужие поручения по хозяйству, и настолько невежественна, что даже не в состоянии различить скрытые насмешки над ней.

     — Для того, чтобы выполнять эту работу, я училась долго, — спокойно ответила она. — И получила степень магистра английской литературы.

     Анжелика открыла рот, но ничего не сказала.

     — Не могу утверждать, что знание поэзии эпохи королевы Елизаветы используется в моей работе каждую минуту, — улыбнулась ей Кэсси. — Но иногда это бывает кстати. Например, когда нужно написать любовное письмо в стихах. Некоторые мужчины не умеют выражать на бумаге свои чувства, и мы, им таким образом помогаем.

     Повисла тишина, прерванная хохотом Калеба.

     — Анжелика, так тебе и надо! А теперь давайте прервем наш диспут и приступим к ужину.

     Джейк усадил Кэсси подальше от Анжелики, которая устроилась рядом с Калебом. Сам же мистер Таннер занял место во главе длинного овального стола. Кэсси поняла, что, отчитав блондинку, она лишила Джейка возможности сесть рядом с начальником.

     — А еще с людьми работаю, — пробормотала она, наклонившись к Джейку. — Прости.

     — Не переживай. — Он покачал головой и протянул ей раскрытое меню.

     Как будто ребенка утешает, мелькнуло у нее в голове. Остается только утешить девочку бумагой и цветными карандашами, мол, порисуй и не мешай дяде.

     Джейк передал корзиночку с хлебцами инженеру и спросил словно мимоходом:

     — Скажите, Эрик, чего вы ждете от новой работы?

     Молодой человек взглянул на жену и тихо сказал:

     — Интересных задач, всестороннего использования моего потенциала.

     Анализируя его слова, Кэсси тем временем делала вид, что читает меню горячих блюд, в котором было все: от тушеного мяса страуса эму, до поджелудочной железы ягненка. Странно, думала она. Такое ощущение, что Эрик вызубрил ответ. Но в любом случае Джейк спросил просто так, чтобы начать беседу, поскольку с мистером Таннером поговорить ему уже не удастся.

     И в этом виновата она и ее несдержанность. Должна была помочь, но только помешала. Подумаешь, уязвили ее гордость. Вместо того чтобы вспомнить, зачем ее сюда привели, и проглотить обиду, она решила встать на защиту своей профессии. Какая, в сущности, разница, что думает о ней Анжелика? Нельзя было опускаться до ее уровня и устраивать эту словесную дуэль. Вот и испортила Джейку вечер.

     Даже аппетит пропал.

     Закончится когда-нибудь этот ужин?

     Джейку часто приходилось бывать на приемах, раутах и вечеринках, где собирались разные люди, единственным связующим звеном между которыми был бизнес. Нет ничего скучнее и бесполезнее таких вот псевдосветских мероприятий, заполненных разговорами с намеками и подтекстами, интригами и попытками превзойти друг друга в чем бы то ни было.

     Но эта вечеринка самая тоскливая из тех, что ему доводилось посещать. Разговор за столом явно не получается, и собравшиеся явно не горят желанием подыскивать общие темы для беседы. А он ни на дюйм не продвинулся в разгадке спешного ухода Эрика из компании. А ведь это один из лучших инженеров в «Таннер Электронике». И благодаря Кэсси стало ясно, что он не нашел себе новой работы. В чем же здесь дело?

     Что-то Кэсси замолчала, словно бы спряталась в свою раковину. Только шуршит рукавами о скатерть.

     Будто почувствовав его взгляд, девушка подняла свои темно-синие глаза:

     — Мне очень жаль, что я тебе все испортила.

     Теперь не время для объяснений, мелькнуло в голове у Джейка. Да и что ей сказать? Что ничуть не злюсь на нее, наоборот, готов в ноги поклониться, что, согнала спесь с Анжелики? Что не хотелось убирать руку с ее плеча, когда садились за стол? Что ладонь до сих пор горит от прикосновения?

     Но говорить этого нельзя, еще решит, что сошел с ума. Впрочем, будет недалека от истины.

     Кэсси сделала глубокий вдох и посмотрела на Калеба, который, словно король, расположился во главе стола. По правую руку от него сидела Анжелика, по левую — ее подруга. Обе ловили каждое его слово.

     Она сейчас похожа на ребенка, который потратил все карманные деньги на красивую игрушку, но увидел вдруг другую, гораздо красивее. Сколько сожаления в этом взгляде. И сколько желания получить уже недоступное.

     Он почувствовал, как закипает негодование. Разве я говорила, что мечтаю о знакомстве с ним? — бросила Кэсси всего несколько часов назад. А теперь не может от него глаз отвести. И что женщины в нем находят?!

     — Ты не в его вкусе, — прошептал Джейк на ухо.

     В первую секунду ему показалось, что она не услышала его. Но резкий взгляд синих холодных глаз убедил молодого человека в обратном.

     — Спасибо, что просветил. Если бы не сказал, ни за что бы не узнала, что у меня нет шансов.

     По крайней мере, обрадовался он, в голосе снова появились язвительные нотки. Прежняя Кэсси.

     — Я хотел сделать тебе комплимент, — отпарировал Джейк. — И почему ты так бурно реагируешь? Несколько минут назад Калеб был целиком твой, но ты этим не воспользовалась.

     — В этом ты совершенно прав. Только мне он не нужен, а вот тебе — да. Не пойму, зачем ты сюда пришел. И что имел в виду Калеб, когда сказал, что ты не электронщик и твоя область — финансы.

     Надо же, удивился молодой человек, запомнила случайно оброненную фразу.

     — Мистер Таннер хочет привлечь субсидии в свой бизнес. Я, собираю информацию о его компании.

     — Ему денег не хватает?

     — Даже миллионов недостаточно, когда пытаешься запустить в производство новейшие разработки. Да и глупо рисковать своими деньгами, для этого существуют инвесторы.

     — Так вот кого ты представляешь: этих самых инвесторов.

     Джейк кивнул.

     — Значит, ты не на Калеба работаешь?

     — Совершенно верно.

     — Теперь ясно, почему ты не хочешь искать квартиру в Денвере. Ты знаешь заранее, что пробудешь здесь недолго.

     — Думаю, уехать недели через две-три. Максимум — через месяц.

     — Вижу, тебе нравится кочевая жизнь. Оседлая, тебе скоро бы наскучила.

     Как грустно она это произнесла, подумал Джейк. Кэсси не первая, кто хотел бы привязать его к себе и дому. А показалась другой, не похожей на прочих, женщиной.

     — Я действительно живу беспорядочно, но...

     Девушка покачала головой.

     — Ты скрытный человек. Все думают, ты меняешь одну работу на другую. На самом деле ты получаешь задание, едешь в командировку, выполняешь его и ждешь следующего.

     — Предлагаешь расписать все это на визитках и вручать их каждому встречному?

     Кэсси закусила губу и покраснела.

     — И прежде чем разбрасываться обвинениями, — продолжил Джейк, — вспомни, разве я один утаиваю информацию?

     Девушка нахмурилась, не понимая, что он имеет в виду.

     — Кто не сказал ни слова о степени магистра? — напомнил он. — Я отлично помню, как ты рассуждала о преимуществах своей работы, но ни словом не упомянула об этом.

     Он смутил ее, догадался Джейк. Но почему она так встревожилась? Разговор о степени так неприятен для нее? Ведь Кэсси сама сказала об этом, правда, только в отместку Анжелике, но ее никто за язык не тянул. Откуда тогда эта непонятная реакция? Что стыдного в том, что она когда-то была подающей надежды выпускницей вуза?

     Вот если бы Кэсси призналась, что работала в порножурнале или стриптиз-клубе, тогда можно было бы понять эту неловкость во взгляде.

     Тем временем ужин подошел к концу. Все спустились вниз.

     Джейк помог Кэсси сесть в машину, потом занял свое место. Когда они ехали по Колфакс-авеню, девушка неожиданно произнесла:

     — По поводу моей степени магистра... я солгала.

     Молодой человек почувствовал разочарование. Объяснение оказалось слишком простым, слишком обычным.

     — Значит, у тебя ее нет? Ты просто хотела утереть нос Анжелике?

     — Не совсем, — вздохнула она. — Я недоучилась. Бросила институт незадолго до защиты.

     — Почему?

     — По нескольким причинам.

     — Ты расскажешь мне о них?

     — Это очень скучная и долгая история. Скажем так, в последнюю минуту я поняла, что литература не то, чем я хотела бы заниматься, поэтому не стала больше терять зря время.

     — Извини, но ты это только что придумала. Меня не проведешь. А может, твой уход связан с тем парнем, который плохо с тобой обошелся? — Огни светофора, под которым они остановились, осветили лицо Кэсси. Джейк заметил на нем печать задумчивости и понял, что затронул ее больное место. — Что он сделал?

     Она помолчала, потом неопределенно махнула рукой.

     — Большую часть материала моей дипломной работы я увидела в статье, которую он опубликовал в научном журнале.

     — То есть он украл ее у тебя.

     Девушка кивнула.

     — И для тебя этого оказалось достаточно, чтобы поставить крест на собственной карьере?

     — Ты думаешь, я легко сдалась? — возмутилась она.

     — Разве нет?

     — У меня не было выбора. Я не могла доказать, что Стивен украл мою работу. И он это прекрасно знал. Никто не поверил бы мне.

     — Почему ты так думаешь?

     Кэсси помедлила мгновение.

     — Он был профессором, доктором наук, специалистом по Шекспиру.

     Джейк присвистнул.

     — И поэтому решил позаимствовать материалы по поэзии Елизаветинской эпохи у студентки?

     — Вот видишь? Даже ты не можешь в это поверить. А написать новый диплом я бы просто не успела. Продлить обучение я не могла, поскольку стипендию мне не платили бы. К тому же ссуду, которую я брала на учебу, пора было начинать выплачивать. И в общежитии мне отказали бы. В общем...

     — В общем, ты устроилась женой внаем.

     — Считаешь это недостойной работой? В жизни мы делаем лишь то, что должны. Или вынуждены. Сменим тему. Ты доволен сегодняшним вечером? Узнал, что хотел?

     Джейк не ожидал столь резкого поворота в разговоре и несколько мгновений пытался понять вопрос.

     — Ты имеешь в виду: разобрался ли я в характере Калеба?

     — Нет. Выведал ты у Эрика, что собирался?

     Молодой человек остановился на красный свет и посмотрел на Кэсси.

     — Ты меня раскусила.

     — Не сразу. Просто мне весь вечер нечего было делать, и я наблюдала за тобой.

     — Да. Ты сообразительна. Кстати, забыл тебя поблагодарить.

     — За что?

     — Если бы не ты, его жена никогда бы не призналась, что у него нет работы на примете.

     — А это важно?

     Джейк не знал, стоит ли выкладывать перед ней все карты. Подумав, он решил, что стоит.

     — Да, чрезвычайно. Одно дело, если ему предложили хорошо оплачиваемую перспективную работу, и совсем другое, если он ушел в никуда, потому что не доволен своей должностью у Калеба. Я должен понять, все ли в порядке в «Таннер Электронике», прежде чем мои заказчики вложат огромные деньги в производство новой продукции и рекламную кампанию.

     Джейк припарковал машину перед домом Эбботов и хотел помочь Кэсси выйти. Она сидела неподвижно, смотря прямо перед собой на входную дверь. Молодой человек оглянулся, не понимая, что она там увидела. Все было по-прежнему: дверь стояла на месте, через витражи пробивался свет из холла, над крыльцом висела камера.

     — Я знаю, что в «Таннер Электронике» не так, — вдруг сказала девушка. — Калеб уделяет своему делу слишком мало времени. Его мысли заняты другим.

     — Хочешь сказать, что все эти девицы мешают ему? Послушай, я понимаю, что тебе не понравилась Анжелика и о Калебе ты невысокого мнения. Но я уверен, что он умеет сочетать работу и развлечения, как никто другой.

     Кэсси кивнула.

     — Да, да. Он умеет указывать женщинам их место. Думаю, ты разделяешь и одобряешь его методы.

     Джейк не знал, что ответить.

     Девушка поднялась на крыльцо и открыла дверь.

     — То, что этот ужин был таким странным, не значит... — Джейк запнулся. А что это, собственно, значит? Что Калеб не предан своему делу! Конечно же, предан. Компания для него — вся жизнь. Но...

     — Я всегда полагала, что если в организации невозможно понять, кто начальник, а кто подчиненный, то начальнику этому грош цена, нужно гнать его в шею.

     Молодой человек онемел от такого решительного заявления.

     — Хотя, — добавила Кэсси, — что я могу знать о производстве, экономике и управлении? — Она поднялась по лестнице, задержавшись на последней ступеньке. — Между прочим...

     Ее голос утратил деловитые серьезные нотки и неожиданно стал глубоко чувственным, манящим, так что Джейк тотчас же забыл и о Калебе, и о своей работе.

     Ну, скажи же, умолял он мысленно. Позови меня.

     — Спасибо за ужин, — улыбнулась девушка. — Вечер был просто незабываемый. — Дверь гостевой комнаты плотно захлопнулась за ней.

     Да уж, незабываемый, думала Кэсси, выключив свет и устроившись в постели. Что на нее нашло? Сует нос в чужие дела. Раздает советы в делах, в которых ничего не смыслит. Да еще и душу изливает.

     Только разозлило, что он не сказал правду о своей работе с самого начала.

     Хотя с какой стати он должен что-то объяснять?

     Даже после того, что она поведала грустную историю своей учебы.

     Нет. Он не обязан отчитываться перед случайной знакомой. Именно знакомой, и ничего больше. Она сама хочет остаться для него таковой.

     И зачем расстраиваться из-за того, что он не счел ее достойной узнать о его жизни больше?

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

     Кэсси, проснулась позже обычного, ее разбудил шум, доносящийся из хозяйской ванной.

     Бадди приступил к делу, решила она. Значит, Джейк встал и, скорее всего, уже ушел. Вот и хорошо.

     Накануне вечером, девушка долго ворочалась в кровати. Ругала себя за импульсивность, за то, что ни с того ни с сего, позволила себе обсуждать характер Калеба. Она не могла понять, отчего вдруг, будучи абсолютно несведущей в вопросах бизнеса, решила дать оценку ситуации, сложившейся в «Таннер Электронике».

     С ума она сошла, что ли, недоумевала Кэсси. Наверное, Джейк так и подумал, судя по его взгляду, когда она безапелляционно заявила, что Калеб не соответствует занимаемой должности. Хорошо, что Джейк человек сдержанный, другой бы на его месте высказал все в лицо.

     Может быть, необходимо извиниться за ненужные рассуждения о том, о чем не следовало говорить? Нет, лучше оставить все как есть. Будем надеяться, что он великодушно забудет опрометчивые и простодушные высказывания. Поставить под вопрос возможность Калеба Таннера управлять компанией, которую он сам создал. Это же надо, сморозить такую глупость!

     Кэсси встала и вышла из комнаты. Бадди перестал шуметь, и она помедлила в коридоре у приоткрытой двери хозяйской спальни, сомневаясь, стоит ли проверять, как он работает. Девушка уже давно не заглядывала туда, поскольку весь предыдущий день была занята: сначала бегала по магазинам в поисках краски для новой двери, а потом ходила на ужин в «Бельведер».

     Потом взгляну, решила она. Сейчас, нет настроения общаться с Бадди и кем бы то ни было вообще.

     Спустившись вниз, Кэсси почувствовала острый запах свежей краски, доносившийся из гостиной, где Джейк с кистью в руке склонился над лежащей на козлах дверью.

     Она постаралась не замечать потертых джинсов, туго обтянувших его бедра, и озарившей его лицо улыбки, когда он увидел ее.

     — Кофе уже готов.

     Девушка почувствовала аромат напитка и ощутила частое-частое биение своего сердца, словно она уже выпила весь кофейник.

     Нет, его улыбка на нее абсолютно не действует, убеждала себя Кэсси. Хотя она рада, что Джейк не держит зла за ее неосторожные комментарии. Если он сделает вид, что ничего не произошло, она с удовольствием ему подыграет.

     — Неужели ты приготовил его специально для меня?

     — Конечно, нет, — признался Джейк. — Хотел угодить Бадди.

     — Вот как? Спасибо, кстати, что впустил его. Но не обязательно сидеть дома и следить за ним. Можно было меня разбудить.

     — В следующий раз так и сделаю, — улыбнулся молодой человек.

     — Я не это имела в виду, — смутилась Кэсси.

     — Очень жаль.

     Разговор грозил перейти в щекотливое русло, и она поспешила уйти на кухню. Налила кофе в две чашки и вернулась с ними в гостиную.

     Теперь следует быть благоразумной: отдать ему чашку, вторую отнести Бадди наверх и уйти на кухню составлять план на день.

     Вместо этого девушка прислонилась к стене арки, отделявшей холл от гостиной, и стала наблюдать, как Джейк красит дверь неспешными уверенными мазками.

     — А у тебя неплохо получается. Может быть, это твой скрытый талант?

     — Не спеши с выводами. Я прочел инструкцию и точно следую указаниям.

     — И так легко в этом сознаешься? — присвистнула Кэсси.

     Молодой человек картинно поклонился.

     — Вот только новая дверь получится темнее старой.

     — Но продавец обещал, что будет тот же цвет. Не волнуйся, высохнет — станет светлее.

     — Надеюсь, он не обманул. Не хотелось бы перекрашивать.

     — Ты так увлечен этой работой.

     — Хочу, чтобы все было готово на случай, если Бадди быстро отыщет плотника, который установит дверь, — Джейк бросил взгляд на часы и окунул кисть в банку с краской.

     — А к чему такая спешка? Если он ничего не сказал, значит, еще никого не нашел.

     — Оказалось, что покраска не такое простое и быстрое дело, как я предполагал.

     — Ничего страшного. Тебе ведь не нужно приходить на работу к определенному часу. Тем более после вчерашней вечеринки. Думаю, Калеб не станет возражать, если ты задержишься на пару часов.

     — Я в этом не уверен. Впрочем, он скоро приедет — тогда и спросим.

     — Сюда? — в голосе девушки слышались удивление и ужас. — Зачем?

     — Нам нужно обсудить кое-что в спокойной обстановке. А в офисе то девицы отвлекают, то инженеры выстраиваются в очередь на прием со своими вопросами. И в общественных местах ему покоя не дают — он ведь такая известная личность. — Джейк оперся рукой на неокрашенный участок, чтобы дотянуться до дальнего угла двери.

     Кажется, плечо у него все еще побаливает, заметила Кэсси.

     — Послушай, Бадди устанавливал козлы под мой рост, потому что думал, что я займусь дверью. Их можно поднять. Так тебе будет удобнее.

     Джейк пожал плечами.

     — Я уже почти докрасил одну сторону. — Он снова обмакнул кисть в краску и продолжил, не повернув головы: — Не могла бы ты оказать мне услугу?

     — Маслины кончились?

     — Нет. Я хочу попросить тебя связаться с той женщиной, женой Эрика. Попытайся узнать, почему ее муж уходит из «Таннер Электронике».

     Он просит ее помощи, не поверила девушка. Доверяет ее суждениям?

     Она с трудом сдержала волнение в голосе.

     — Ты хочешь, чтобы я помогала шпионить?

     — Будешь утверждать, что фирма «Жена внаем» придерживается высоких морально-этических принципов и не станет заниматься производственным шпионажем?

     — Нас никогда не просили делать что-либо подобное, — призналась Кэсси. — А ведь это может стать абсолютно новым направлением нашего бизнеса. Хорошо, я сделаю то, о чем ты просишь.

     — Спасибо. — На этот раз он улыбнулся иначе, как-то медленно и нежно, но вместе с тем завораживающе.

     Девушка заставила себя отвернуться.

     — Ты брызгаешь краской на пол, — заметила она. Джейк поспешно вытер голубые капли.

     — Можешь сделать это сегодня? Чем раньше я узнаю...

     Тем быстрее примет решение, доделает работу и уедет, договорила про себя Кэсси. Все понятно. Он просит помочь не потому, что высоко ценит ее мнение, просто больше никого не оказалось под рукой. Она — средство для достижения цели, и больше никто.

     Нельзя сказать, чтобы эта мысль шокировала ее, но все же стало неприятно.

     — Ладно, — наконец вымолвила девушка. — Я заеду к ней, отдам брошюру «Жены внаем». Она ведь не знает, что мы обычно посылаем их по почте.

     — Отлично. Я позвоню, скажу тебе адрес, как только приеду в офис. — Молодой человек сделал шаг назад, чтобы полюбоваться работой. — Пожалуй, я сделал все, что мог. Пусть сохнет. — Он закрыл банку с краской и пошел мыть кисть.

     Кэсси прислонилась к стене и закрыла глаза.

     И что она расстроилась? Джейк пользуется любой возможностью получить информацию. Такая у него профессия.

     Девушка услышала шаги Бадди на лестнице, но не двинулась с места. Она подумала, если сделать вид, что не замечает его, он не станет докучать разговорами.

     Слесарь остановился на последней ступеньке, потом неуверенно пошел в направлении гостиной.

     — Хозяйка?

     Постаравшись унять раздражение, она открыла глаза и не смогла сдержать смешок. Новая стрижка Бадди выглядела неимоверно комично: на макушке волосы упрямо стояли ежиком, хотя их явно пытались пригладить. Во взгляде Бадди были забота и участие.

     Кэсси отругала себя за неумение владеть собой. Ведь он не виноват, что она злится на Джейка.

     — Что случилось, Бадди?

     — Вы в порядке, хозяйка?

     — Да, в полном. Вы что-то хотели?

     Слесарь помедлил, перенес зубочистку из одного угла рта в другой.

     — Да там водопровод...

     — Не могли бы вы выражаться яснее?

     — Я, приварил новые трубы к старым, но они все равно текут. В смысле не новые, а старые. Залатаю одну — другая прохудится. Там все прогнило. Однажды разойдется какой-нибудь шов — и у вас тут потоп случится, попомните мое слово.

     — Хотите сказать, что менять придется гораздо больше, чем вы ожидали? Разве в вашем подряде этого не учли?

     — Снаружи трубы нормально выглядели, а как внутрь заглянул — так и ахнул. Дому-то лет, почитай, двадцать, а трубы с самого начала плохонькие были. По-хорошему заменить бы тут весь водопровод. Тогда напор воды стал бы сильнее. И ванна заполнялась бы в два раза быстрее.

     Кэсси попыталась представить возвращение Пэгги домой и ее удивление: ванна установлена, но все трубы исчезли.

     — Я подумаю, а вы пока постарайтесь устранить все протечки. Поскольку я не могу самостоятельно принять решение о полной замене труб...

     Она замолчала на полуслове, заметив, как Бадди напрягся. На шее у него начала пульсировать жилка.

     — Этот ваш недоделанный муж! Он думает, вы без него ничего решить не можете. У вас своего ума нет?!

     Кэсси, стояла как вкопанная и не могла поверить своим ушам. Что это на него нашло? Недоделанный муж? Какой муж?

     — Вы о Джейке? Так он мне не муж.

     Бадди нахмурился.

     — Тем хуже. Он вас часто обижает? А когда вы защищаетесь...

     — Послушайте, эта история с выломанной дверью — сплошное недоразумение.

     — Не заступайтесь за него. Я, таких насквозь вижу.

     Кэсси потерла лоб и попыталась объяснить по-другому:

     — Бадди, вы все неверно поняли.

     — Да еще и жениться не хочет! — не унимался он. — Терпеть таких не могу. И не стану!

     О боже! Что-то он заговорил такими странными фразами, удивилась девушка. Наверное, насмотрелся мыльных опер!

     Но желание шутить у Кэсси отпало в следующую же секунду. Бадди взял ее за плечи и притянул к себе.

     — Джейк, — позвала она сдавленным шепотом.

     — Видит бог, до сих пор я не совал носа в ваши дела, — начал водопроводчик. — Муж с женой должны сами разбираться. Третий — лишний. Но если вы ему не жена...

     Девушка в отчаянье мотнула головой, и поцелуй скользнул по ее щеке.

     — Не бойтесь, — продолжал Бадди. — Я никогда не обижу вас. Позвольте мне доказать... — Он склонился к самым губам Кэсси.

     — Все это очень интересно, — с холодком в голосе перебил его невесть откуда взявшийся Джейк. — Но, полагаю, девушка не хочет вас слушать. — Он схватил Бадди за плечо и оттащил назад.

     Кэсси отскочила к перилам, тяжело дыша.

     — Она не твоя собственность, — патетически заявил водопроводчик. — Не хочешь жениться, так и не смей ей указывать! Лучше проваливай отсюда. — Он кинулся на Джейка с кулаками, но был отправлен в нокаут прямо в злополучную входную дверь.

     Кэсси, словно в замедленной съемке, смотрела, как Бадди врезается спиной в дверь, а та с невыносимым треском разламывается на две половины.

     Джейк подошел к водопроводчику и подал ему руку, чтобы помочь подняться, но тот лишь раздосадованно покачал головой и встал сам.

     — Лучше уж помереть, чем от тебя помощь принять, — пробурчал он.

     — После того, что вы только что учинили, у вас еще хватает наглости дерзить!

     — Пожалуй, нам всем нужно успокоиться, — поспешила вмешаться Кэсси. — Если вы оба немного остынете и все хорошенько обдумаете, то поймете...

     — Так вас не нужно спасать? — Бадди недоуменно глядел на девушку. — Вам по сердцу, как он обращается с вами? Вас это устраивает? Ладно, теперь понял — не дурак. За инструментами потом заеду. — Он отряхнул джинсы, отпихнул одну из половинок окончательно разломанной двери и вышел вон. Через несколько секунд раздался шум отъезжающего фургона.

     Накрывшая холл тишина яростно стучала в ушах Кэсси. Девушка присела на нижнюю ступеньку.

     — Большое тебе спасибо, Джейк! Вот удружил!

     — Минутку, — запротестовал он. — Если тебе не нужна была помощь, зачем было звать меня?

     — Я не звала.

     — Неужели? Но ты произнесла мое имя довольно отчетливо.

     — И ты бросился спасать меня, как благородный рыцарь! А в результате мы остались без входной двери и без слесаря!

     — Почему? А, ты имеешь в виду его слова об инструментах.

     — Конечно! Бадди умыл руки! Странно. Почему-то он не заявил, что лучше умереть, чем работать на тебя, Джейк. Но ничего. Уверена, он сообщит тебе это, когда зайдет за инструментами.

     — Я не понял, почему он спрашивал, не нужно ли тебя спасать?

     — Он решил, что ты меня обижаешь, а я, добрая душа, тебя покрываю.

     — Абсурд!

     — Да что ты говоришь?! Кто ему наплел, что я заперлась в доме изнутри, и тебе пришлось выламывать дверь? Знаешь, уравновешенные люди таких поступков не совершают. Вот Бадди и сделал соответствующие выводы.

     — Значит, если я, по его мнению, веду себя дикарем, то ему тоже все позволено, можно даже в драку полезть?

     — Он думал, что оказывает мне услугу.

     — Ты его защищаешь?!

     — Пытаюсь объяснить, что не обязательно было его бить.

     — Так ведь он первый начал драться. И, может, ты уже забыла, что, не окажись я поблизости, он бы...

     — Человек просто насмотрелся дешевых сериалов. Я ему никаких поводов не давала.

     — Радость моя, если ты думаешь, что Бадди нужен повод, то ничего не смыслишь в устройстве мира, и уж тем более в мужчинах.

     Кэсси не знала, что сказать на это.

     Если бы он пошел утром на работу, вместо того чтобы красить новую дверь, она бы сейчас не стояла в холле, пытаясь унять злость на него, а Бадди не произносил бы свою речь. И сегодняшний день прошел бы, как все предыдущие, обычно.

     — А что ему наговорила ты? — подозрительно поинтересовался Джейк. — С чего он взял, что я на тебе женюсь?

     Она-то надеялась, что он не запомнит этих слов! Хотя, конечно, такой человек не пропустит упоминание о женитьбе в любом контексте. Бдительность в этом вопросе — первое правило мужчины, который испытывает отвращение при самой мысли о семье и постоянном доме.

     — А, ты об этом, — безразлично протянула она. — Я просто сказала Бадди, что изо дня в день умоляю тебя спасти мою честь и взять в жены, но ты даже слушать не хочешь, а только сильнее бьешь. Ума не приложу, отчего он так рассердился на тебя...

     — Продолжай в том же духе, и я действительно устрою тебе хорошую взбучку, — предупредил молодой человек.

     Кэсси округлила глаза от изумления.

     — Джейк, ты дурак! Бадди не понял наших отношений. Не разобрался, кто кому кем приходится. Ты ведь не объяснил ему, что я, нанята хозяевами следить за домом, а ты просто гость.

     — Он принял нас за Пэгги и Роджера, — нахмурился молодой человек.

     — Наконец-то догадался. Мужчина и женщина живут в одном доме. Что еще можно подумать?

     — Я ему только про дверь рассказывал.

     — Тогда понятно, почему Бадди все неправильно понял. Он-то предполагал, что мы будем вести себя как счастливые супруги. А стал свидетелем боевых действий.

     — Мне плевать, что он подумал. Это не давало ему повода устраивать сцену.

     — Можешь не рассчитывать, что я брошусь к тебе на шею благодарить за чудесное спасение. Если ты думаешь, что я не могу за себя постоять...

     — Да, — ухмыльнулся Джейк. — Я заметил, когда вошел, как ты отчаянно защищалась. Черт подери, я теперь жалею, что вмешался. Было бы интересно понаблюдать, как ты применяешь свои навыки в боевых искусствах и кидаешь бедного Бадди через плечо на пол.

     Кэсси закусила губу.

     — Хотя бы признай, что ты немного испугалась, — смягчился молодой человек.

     Не глядя ему в лицо, но расслышав нотки снисхождения в его голосе, она решила остаться непреклонной.

     — Я могу за себя постоять.

     Джейк покачал головой и пошел прочь.

     Девушка с облегчением прикрыла глаза, но в следующее мгновенье едва не задохнулась в его страстных объятиях. Вырваться было невозможно, да ей и не хотелось.

     — Не надо, — выдохнула Кэсси. — Отпусти меня.

     — Нет уж. Докажи, что умеешь за себя постоять. Как, ты сможешь помешать мне сделать то, что я хочу? — Он наклонился и припал к ее губам. — Покажи, как ты это делаешь. Защищайся.

     Кэсси попыталась вывернуться, собрав все силы, но ничего не получилось.

     Джейк снова поцеловал, нежно и требовательно. Девушка почувствовала легкое головокружение и на секунду забыла, что ступни ее едва касаются пола. Зачем думать о чем-то, если все ее существо пронизывали небывалые прежде ощущения?

     Она понимала отчетливо, что нужно поскорее прервать этот поцелуй именно потому, что он ей приятен. Но если не остановить это безумие немедленно, чувства заслонят разум и лишат способности рассуждать и действовать.

     Кэсси решила перехитрить Джейка. Она сделает вид, что ослабевает и сдается в его жарких объятиях. А еще лучше — изобразит обморок. Целовать женщину, потерявшую сознание, бессмысленно. И он отпустит ее, потому что делает все не по велению сердца. Нет, Джейк стремится получить недоступное и доказать свою силу и волю творить, что ему вздумается.

     План был неплох. И с кем-то другим наверняка сработал бы. Но Джейк оказался не так прост. Когда Кэсси закрыла глаза и повисла на его руках, он притянул ее ближе, и поцелуй его стал еще нежнее.

     Если бы он начал действовать грубо, она разозлилась бы и вырвалась. Но легкие чувственные прикосновения его губ манили отвечать взаимностью. И остановиться уже не было сил.

     — Тут рядышком есть удобная кушетка, — прошептал молодой человек.

     Кэсси смотрела на него, соображая, что что-то мешает кивнуть согласно. Наконец ее осенило.

     — У нас же дверь открыта.

     — Думаешь, это меня остановит?

     Девушка послушно пошла за ним, склонив голову ему на плечо. Она села на стул, закрыла глаза и стала ожидать продолжения. Но никаких поползновений не последовало. Кэсси оглянулась на Джейка.

     — Что случилось?

     — Ты же сказала, дверь открыта. Разве мы хотим, чтобы весь район стал свидетелем наших... отношений?

     Взбешенная девушка вскочила со стула и, поворачиваясь к Джейку, задела угол только что выкрашенной двери. На твидовых брюках заблестело ярко-голубое пятно. Кэсси попыталась стереть его носовым платком, расстроившись, что испортила новую вещь, но обрадовавшись, что сейчас может не смотреть на Джейка.

     — Что ж. Мы установили, что твоя манера самообороны хороша только в контакте со сдержанными людьми. — Голос молодого человека звучал резко, с придыханием. — Кроме того, мы выяснили еще кое-что. И ты не сможешь отрицать. Ты хочешь меня так же сильно, как и я тебя.

     — Какая глупость! Ты же напал на меня.

     — Нет. Я поцеловал тебя. И ты ответила. Свершившийся факт. Нам следует серьезно все обсудить.

     Девушка покачала головой и попыталась обойти Джейка, но он мягко прижал ее к стене.

     — Нам нужно поговорить, — повторил он. — Только не рассказывай мне сказок о том, как подонок профессор внушил тебе отвращение ко всем мужчинам на свете. Я не он. И не надо на меня переносить обиду. Я никогда ни в чем не обману тебя.

     — Я и не утверждаю, что ты похож на него.

     — Вот и хорошо, — прошептал молодой человек. — Я рад, что ты это понимаешь. — Он наклонился и снова поцеловал ее.

     Стоило ему прикоснуться к ее губам, как Кэсси почувствовала, что попала в ту же западню. Она не могла дышать, не могла думать.

     Ее непроизвольный стон вызвал на лице Джейка самодовольную улыбку.

     — Поверь, я чувствую то же самое, — жарко прошептал он. — Что же нам теперь делать?

     — Я знаю только, чего нам не надо делать. Никакого романа у нас все равно не будет.

     Молодой человек принялся целовать ее шею.

     — Почему не будет? Он уже существует. Пока, правда, без интимных подробностей.

     Кэсси ощущала его прерывистое дыхание у своего уха, чувствовала, как нарастает его желание, и не могла сопротивляться больше неизбежному. Неожиданно Джейк отстранился.

     — А вот и Калеб.

     Девушка обернулась, ожидая увидеть лукавую ухмылку на лице мистера Таннера. Но на пороге никого не было.

     — Он только что подъехал, — объяснил молодой человек. — Дикий рев его мотоцикла ни с чем не спутаешь.

     — Я ухожу, — поспешно ответила Кэсси.

     — Убегаешь?

     — Вовсе нет. Просто не хочу, чтобы пятно въелось в ткань.

     — Но наш разговор не окончен, — заметил Джейк. — Мне кажется, ты чем-то расстроена. Ладно, потом поговорим. Или мне отпроситься у Калеба сегодня для... как бы это назвать? Для личных дел. — Его голос, нежный и вкрадчивый, ласкал Кэсси, словно поцелуи. — Очень, личных дел.

     — Не волнуйся за меня.

     — Хорошо. Ну, улыбнись... и жди меня вечером.

     Девушка не решалась взглянуть на него.

     — Не надейся! У меня слишком много забот.

     — Ничего. Ты найдешь время.

     Как же он уверен в себе, мелькнуло в голове Кэсси.

  ГЛАВА ВОСЬМАЯ

     Кэсси ушла в ванную на втором этаже, а Джейк остался в холле, пытаясь представить, что у нее там происходит.

     Воображение рисовало ему чудесные картины. Ей, конечно, пришлось снять брюки, поскольку пятно сзади, соображал молодой человек. И сейчас она уже стоит в одной шелковой блузке...

     Удивительно, но полуодетая Кэсси, пусть только в мечтах, казалась более соблазнительной, чем любая откровенная картинка в эротическом журнале. Хотя, надо признать, фотографии не пахнут сиренью, их нельзя обнимать и целовать...

     Никакого романа у нас не будет.

     Джейк улыбнулся. Интересно, надолго хватит ее непоколебимости, особенно принимая во внимание ту неуверенность, с которой она это говорила?

     В зияющей дыре, которая оставалась теперь на месте некогда прочной двери, появилась голова Калеба.

     — Я бы позвонил, но это, похоже, ни к чему. У вас день открытых дверей?

     — Да, милости просим. Заходите.

     Калеб осторожно переступил через обломки.

     — Очень жаль, что вы так и не нашли решения.

     Джейк недоуменно посмотрел на начальника.

     — Решения чего?

     — Извечной проблемы женского недовольства. Что ни делай — им все не так. Если наемная жена стала причиной такого разгрома, то чего же ждать от законной супруги? Однажды женщина запустила в меня стаканом, — ударился в воспоминания Калеб. — Прямо в нос попала. В стакане был такой, знаете, приторный густой коктейль с мороженым. Добрым, виски с содовой она не посмела бы кинуть. Но вот для того, чтобы броситься мне на шею или сбежать, дамы пока двери не выламывали. Кстати, а ваша, входила или выходила?

     — Ни то, ни другое, — отрезал Джейк. Беззаботность начальника раздражала его. Хотя по здравом размышлении он понял, что злиться на Калеба за то, что тот видит ситуацию в юмористическом свете, глупо. Ведь мистер Таннер не видел бледного, испуганного лица Кэсси, не видел, как Бадди вертелся вокруг нее...

     Много раз Джейку приходилось слышать выражение «глаза заволокла красная пелена гнева», но он всегда считал это всего лишь фигурой речи. Однако теперь молодой человек понял, что ошибался. Все вокруг приобрело внезапно алый оттенок, запылало пламенем. Ему потребовалось несколько секунд, чтобы утишить злость и взять себя в руки, — столько же, сколько ушло на урезонивание водопроводчика.

     Не было в его жизни моментов приятнее того, когда Бадди отлетел к двери, вспомнил Джейк. Правда, теперь за это удовольствие придется расплачиваться. Лучше было бы оттолкнуть его к стене, конечно. Тогда у них осталась бы, по крайней мере, видимость входной двери.

     Но, сделанного не воротишь.

     Может быть, попытаться закрыть вход куском фанеры, на котором Бадди раскладывал свои инструменты? Просто, а главное — справедливо. Он доломал дверь, так пусть его фанера послужит для ее замены.

     Размышляя, Джейк пытался приладить обломки один к другому под чутким руководством Калеба, когда Кэсси вышла из ванной и спустилась вниз. Из стенного шкафа под лестницей она взяла свою кожаную сумку, размером с почтовый мешок.

     Джейк преградил ей путь.

     — Я смотрю, тебе удалось отстирать пятно.

     Девушка накинула лямку сумки на плечо, продолжая смотреть в сторону.

     — С помощью холодной воды, туалетного мыла и фена можно творить чудеса. Здравствуйте, Калеб. Благодарю вас за вчерашний ужин. Пока, Джейк.

     Он остановил ее.

     — Захвати ключ от застекленной задней двери, поскольку этой до поры до времени мы пользоваться не будем.

     Кэсси, подняла наконец глаза на Джейка.

     — Я не знаю, где он хранится. А почему через эту нельзя будет ходить?

     Джейк не ответил, лишь слегка коснулся пальцем двери. От нее отвалился кусок.

     — Хорошо, — согласилась девушка. — Я поняла: вопрос был глупый. Но действительно не представляю, где искать ключ. Вызови слесаря — пусть изготовит дубликат.

     — Уверен, у тебя есть на примете толковый слесарь. Договорись с ним сама. Расходы внеси в мой счет.

     — Если так и дальше пойдет, ты со мной за всю жизнь не расплатишься. — Кэсси пролезла в щель между обломками двери. Лямка сумки зацепилась за острый выступ. Молодой человек высвободил ее, но отпустил не сразу.

     — До вечера, Кэсси, — попрощался Джейк.

     Для постороннего человека это прозвучало всего лишь обычным прощанием, но, заметив, как она затрепетала, он понял, что Кэсси прониклась скрытым смыслом его слов. Он едва дотронулся до пульсирующей точки у основания ее шеи. Девушка вырвала лямку из его руки и поспешила уйти.

     Калеб кашлянул.

     — Осторожнее, Эббот.

     — Давайте попьем кофе и обсудим наши дела.

     На кухне Калеб по-хозяйски сел на стул и ухватил кружку своей огромной рукой.

     — Ну, давайте — говорите все как есть.

     Джейк застыл с кофейником в руке.

     — Вы полагаете, у меня для вас плохие новости?

     — Были бы хорошие, вы бы мне все в офисе рассказали.

     — В любом случае в офисе невозможно разговаривать: постоянно отвлекают. Но новостей у меня пока нет. Я еще не принял решения. Многое предстоит обдумать и взвесить.

     — Если вам что-то нужно для этого, скажите, я все предоставлю. — Калеб поставил чашку. — И поеду обратно. Копаться в инжекторных двигателях гораздо интереснее, чем наблюдать за тем, как вы предаетесь размышлениям.

     — Разве вы не отдали этот проект в отдел исследований и разработок? — удивился Джейк.

     — Знаете, как говорят? Хочешь, чтобы работа была выполнена хорошо, сделай ее сам.

     Джейк припомнил фразу, оброненную Кэсси. Его мысли заняты не бизнесом... что-то в этом роде.

     Интересное замечание. Хотя абсолютно неверное. Калеб, целиком поглощен компанией. Он предан своему делу.

     Вероятно, Кэсси имела в виду нечто другое? Но что? Может быть, она хотела сказать, что если генеральный директор не хочет управлять бизнесом, то это должен делать кто-то другой?

     — Хорошо. Удовлетворите мое любопытство и ответьте на вопросы.

     Калеб пожал плечами.

     — Вспоминая прежние времена, когда компания только делала первые шаги, вы не думаете, что сейчас вам не хватает чего-то? Что вам нравилось в той «Таннер Электронике» больше всего?

     Калеб нахмурился и долго молчал.

     — Находить ответы на трудные вопросы, — наконец произнес он. — Это было так здорово. Скажем, есть какая-то головоломная техническая задачка. Мучаешься, мучаешься, а потом раз — и находишь решение. Мне нравится быть частью команды, а не начальником, просматривающим отчеты, подписывающим документы. Терпеть не могу бумажную работу.

     — Иными словами, вы практик. И хотите работать как инженер.

     — Да. Для этого я создал компанию.

     — Знаю. — Джейк вальяжно откинулся на спинку стула, словно они беседовали о пустяках. — Полагаю, вам никогда не приходило в голову вернуться в прежние времена. Вы бы не отказались снова стать простым инженером?

     — Предлагаете продать «Таннер Электронике»?

     — Нет. Хотя это тоже выход, но, я о другом. Я подумал, а что, если нанять кого-то на вашу должность? Найти опытного, ответственного администратора с управленческим талантом, отдать в его руки все исполнительные функции. Это же то, что нужно...

     — Вы перечислили те качества, которыми я не обладаю...

     — Калеб, я вас не обвиняю. Вы делали все, что могли. Но зачем мучиться, если можно нанять профессионала?

     — Но тогда я перестану контролировать компанию.

     — В каких-то рутинных вопросах — конечно. Но вы можете стать председателем правления.

     — Вы намекаете на мою несостоятельность в управлении собственным детищем?

     — Нет. Можно быть талантливейшим инженером, но при этом... — Джейк запнулся, подыскивая верное слово.

     — Никудышным управленцем, — подсказал Калеб. Точно сказано, подумал Джейк. Мистера Таннера в лицемерии упрекнуть нельзя.

     — Поймите, ни один человек не может одинаково эффективно работать во всех областях деятельности. Одно дело — организовать компанию, и совсем другое — развивать ее.

     — И вы считаете, что у меня нет для этого способностей?

     — В бизнесе редко все бывает гладко. Особенно если генеральный директор новичок в таких делах. Поймите, ваше мнение всегда будет самым важным, ваш голос — решающим. Вы распишете план работы компании для главного администратора и спокойно займетесь своими двигателями. А он тем временем будет просматривать бумаги, разбираться с документами и вести все подобные дела.

     Ответа не последовало. Впрочем, Джейк его и не ждал. Он не хотел давить на Калеба, потому что по опыту знал: человеку необходимо дать время все обдумать. И тогда он изменит свое мнение.

     Этот подход срабатывал всегда. Взять хотя бы Кэсси.

     Она тоже передумает. Нужно только набраться терпения и подождать.

     * * *

     На выполнение всех поручений времени у Кэсси ушло вдвое больше обычного. К дому, где ее ждали Пейдж, Сабрина и новая клиентка, которая просила помочь привести в порядок дела после смерти матери, она поъехала с опозданием. На дорожке, ведшей к крыльцу, стояли три машины: открытое авто Сабрины, микроавтобус Пейдж и «вольво» клиентки. Кэсси поспешила войти в дом.

     В дверях, она столкнулась с Пейдж.

     — Что это с тобой, подруга? — удивилась та. — Звонишь и бросаешь трубку. Кстати, ты так и не перезвонила. Потом, назначаешь встречу и опаздываешь на два часа. Что происходит?

     За спиной Пейдж появилась Сабрина, окинула Кэсси цепким взглядом и выдала свое заключение:

     — Отстань от нее. У девушки весенняя лихорадка.

     — Октябрь же на дворе.

     — Поэтому она и ходит сама не своя, — ухмыльнулась Сабрина.

     Пейдж недоуменно посмотрела на подругу, но смягчилась.

     — Я уже начала волноваться. Так на тебя непохоже.

     — Простите, девочки. Миссис Карлсон попросила сдать книгу в библиотеку и взять что-нибудь. Но найти то, что она еще не читала, практически нереально, — объяснила Кэсси, радуясь тому, что не нужно врать подругам.

     Девушки направились в гостиную. Сабрина чуть придержала Кэсси за локоть.

     — Рассказывай, что у тебя на уме?

     — Вот думаю, не стоит ли нам записаться на курсы самообороны.

     — Откуда такие мысли? Неужели, помимо миссис Карлсон, тебе пришлось зайти к нашему любимцу Бену Оркатту?

     Кэсси покачала головой, уже жалея о своей шутке.

     Девушки обошли весь дом, получив указания хозяйки. Кэсси постепенно успокоилась. По прошествии времени вся ситуация показалась ей более ясной и простой. И отчего она так вспылила утром?

     Что, собственно, случилось? Ну, подумаешь — поцелуй, хотя несколько неожиданный. Не хватало теперь держать себя так, словно между нею и Джейком произошло нечто особенное. А это не так. Нет. Лучше всего сделать вид, что все обстоит попрежнему. Или увериться, что вообще ничего не было.

     Джейк будет только рад такому поведению. Сначала наверняка станет нервничать, не зная, как она восприняла его поступок. Но потребуется мало времени, чтобы убедить его в ненужности каких-либо отношений с ней.

     И это решит все проблемы.

     Попрощавшись с хозяйкой, девушки вышли из дома и направились к машинам. Кэсси задержала Пейдж.

     — Я собираюсь переклеивать обои. Так давно этого не делала. Ты не помнишь формулу клея?

     — Конечно, помнит, — проворчала Сабрина. — У нее для всего формула найдется.

     Не обратив внимания на шутку, Пейдж открыла дверцу микроавтобуса и бросила дипломат на заднее сиденье.

     — Чей дом ремонтируешь?

     — Пэгги Эббот. Переклею только холл.

     — Разве ей не нравятся теперешние обои? Они ведь совсем новые: их клеили недавно, когда Эбботы переехали в этот дом.

     — Они порвались, — объяснила Кэсси, не глядя в глаза Пейдж. — Немного. Рядом с входной дверью, прямо на уровне глаз.

     — Это та самая дверь... — Сабрина многозначительно подмигнула подруге.

     Кэсси ткнула ее локтем в бок, и та замолчала. Пейдж удивленно посмотрела на них, собираясь спросить, о чем речь, но передумала.

     — Может быть, достаточно будет поставить заплатку? Наверняка в доме найдутся остатки обоев, которыми оклеен холл. Посмотри на антресолях — кажется, туда мы все сложили. — Она кивнула на коробку с бумагами, которую держала Кэсси. — Если ты не горишь желанием перебирать все эти документы...

     — Как ты догадалась?

     — Я же психолог. Давай их мне.

     Кэсси тут же протянула ей коробку.

     — За это я выполню любую твою работу — только скажи. Я как посмотрела на эту груду, у меня сразу пропал весь энтузиазм.

     — Нет, нет, я не стану заваливать тебя своей работой. Я специально взялась за эти бумаги — мне нужно какое-нибудь занятие, которое можно выполнять дома.

     — Твоей маме хуже?

     — Нет, не думаю. Но она что-то очень нервничает в последние дни, когда меня подолгу нет. Поэтому хочу проводить больше времени рядом с ней. — Пейдж поставила коробку рядом с дипломатом на заднем сиденье. — Пока, девочки.

     Она уехала.

     Сабрина покопалась в сумочке и достала ключи.

     — Иногда мне хочется взять Пейдж за плечи и хорошенько встряхнуть.

     Кэсси, подошедшая к своей машине, обернулась.

     — Из-за Эйлин?

     — Конечно! Видите ли, Эйлин нервничает! И Пейдж подстраивается под нее. И такое происходит не в первый и явно не в последний раз.

     — По крайней мере, у нее есть, под кого подстраиваться, — с тоской в голосе ответила Кэсси. — Иногда мне кажется, отдала бы все на свете за возможность подстраиваться под маму.

     — Ой, — спохватилась Сабрина. — Прости, милая.

     — Ничего. Не терзайся. Все в порядке.

     — Нет, не в порядке. Мне нет прощения за мою бестактность.

     — Сабрина, мамы нет уже двенадцать лет.

     — Это меня не извиняет. Как я могла забыть, что...

     — А почему ты должна помнить? Ты ведь даже не была с ней знакома.

     — Правда. И ты, мою тоже не знаешь. Но у меня другая ситуация.

     — У тебя она еще печальнее. Я, по крайней мере, могла бы ходить к маме на могилу, если бы она была в Денвере.

     — А где она?

     — В Индиане.

     — Почему? — изумилась Сабрина.

     — Мы там жили. В тот год отец собирался подзаработать, продавая сиденья списанных автомобилей классического стиля как газонную мебель.

     — И этот человек все еще на свободе?

     Кэсси посмотрела на подругу с притворной обидой.

     — Неужели ты не захотела бы инвестировать его предприятие?

     — Ни за что. Прости меня. Язык мой — враг мой. Мне следует чаще держать его за зубами, поскольку я не специалист по семейным отношениям.

     Кэсси не поняла, послышалась ли ей грусть в голосе Сабрины или она действительно расстроена. А ведь подруга никогда не делилась переживаниями из-за разрыва с родителями. Корит ли она себя за те поступки, которые к нему привели? Сабрина не общалась с родными уже несколько лет. Наверное, ей не хватает родных.

     Но расспрашивать ее обо всем этом Кэсси не решилась, зная, что Сабрина сведет все к шутке.

     Парковка у дома Эбботов была пуста. Только подойдя к крыльцу, Кэсси заметила, что входная дверь заколочена фанерой. И тогда она вспомнила, что должна была заехать к слесарю.

     Девушка заглянула в свою толстую записную книжку, нашла номер мастерской и, дозвонившись, попросила записать вызов. Забрав из машины вещи, она собралась обойти весь жилой комплекс, чтобы войти в дом с другой стороны. Главное — опознать сад Роджера и Пэгги за одним из бесконечных двадцати пяти одинаковых заборов, подумала Кэсси. А потом придется сидеть на заднем дворике и дожидаться Джейка.

     Если, конечно, он не нашел ключ перед уходом и не догадался оставить застекленные двери открытыми. Будем надеяться, что так все и было.

     Но, войдя в калитку, она заметила движение в доме. В гостиной Джейк докрашивал обратную сторону новой двери. Девушка постучала по стеклу. Он поднял голову, положил кисть и пошел открывать.

     Кэсси ощутила прилив теплого чувства при виде Джейка и поспешила уверить себя, что просто рада возможности войти в дом. Стоять, во дворике, пусть и под навесом, совсем не хотелось: тяжелая сумка оттягивала плечо, прохладный ветерок усиливался.

     — Спасибо, — поблагодарила она. — Представляешь, на задних калитках не указаны номера домов. Я только с третьего раза нашла нашу, хотя считала дома. Надо повесить какой-нибудь опознавательный знак на изгородь, чтобы не заблудиться в следующий раз.

     — А почему было не воспользоваться парадным ходом?

     — Так ты предупреждал, что заколотишь его, — напомнила девушка. — И по виду можно утверждать, что дверь наглухо забита.

     — Это только видимость, чтобы непрошеные гости не ходили. Я сначала хотел прибить гвоздями намертво, а потом, сообразил кое-что получше.

     — Сначала ты освоил малярные работы, теперь — плотницкие. Осторожнее, понравится — и не сможешь остановиться.

     — Знаешь, это затягивает, — признался Джейк. — Если я когда-нибудь устану от своих теперешних занятий, то стану ездить по стране, зарабатывая на жизнь ремонтными работами.

     Последняя фраза заставила Кэсси вернуться на землю. Конечно, рассудила она, он не имел в виду чего-то конкретного, просто пошутил.

     Но что бы ни имел в мыслях, он произнес именно это: ... ездить по стране, зарабатывая на жизнь ремонтными работами. Девушка снова и снова слышала небрежно брошенное предложение. Оно развеивало туман, появившийся в ее голове после утренних событий, и представляло их в новом свете.

     Тот поцелуй, без сомнения, ее разозлил, анализировала она. Джейк имел наглость схватить ее. Его поведение перешло все границы.

     Конечно, она была ошеломлена и выходкой Бадди. Одно наложилось на другое. Теперь уж сложно понять чувства, пережитые в тот момент.

     Но одна мысль действительно не дает покоя. Для Джейка она всего лишь подручное средство, с помощью которого можно ускорить выполнение задания.

     Работа для него важнее всего, остальное уходит на второй план. Его жизненный принцип — постоянное движение, никаких остановок или задержек.

     Даже в шутках он утверждает, что не хотел бы жить на одном месте. Ведь не сказал же он, что поселится в каком-нибудь городке, где будет столярничать в свое удовольствие. Нет, ключевым в той фразе было словосочетание «ездить по стране».

     Что ж, Джейк — перекати-поле. И она знала об этом от Пэгги еще до личного знакомства с ним.

     Неудивительно, что ему, хочется поскорее уехать из Денвера. Он и не скрывает своих намерений. Так чего же злиться, если мужчина не лицемерит? Неужели не было предположения, что так все и случится? Ведь он не первый знакомый ей человек, который не может усидеть на месте.

     Не хватит пальцев на обеих руках, чтобы сосчитать количество городов, в которых она сама жила и училась. Отец вечно гнался за какими-то миражами, надеясь, что на новом месте ему непременно повезет.

     Но внутренний голос шепнул, что Джейк не такой.

     Отец таскал их с мамой из города в город, из штата в штат, меняя работу. У Джейка нет семьи — и, по всей видимости, не будет, — и он волен перемещаться по миру, как ему заблагорассудится. Он отдает отчет в своих действиях и сам выбирает путь.

     Воспоминания о прошлом: как мотался по стране отец, как мать пыталась создать домашний уют на пустом месте, уверенная, что очередная остановка ненадолго, — ранили в самое сердце. Кэсси почувствовала неприятный холодок внутри.

     Джейк, безусловно, весьма привлекательный мужчина. Но забывать о том, что постоянных отношений он не хочет, никак нельзя.

     Держи это всегда в голове, напомнила себе девушка. И совсем не для того, чтобы обезопаситься. Ей не грозит влюбиться в Джейка: отец смог навсегда внушить ей отвращение к мужчинам его типа.

     Мать Кэсси пыталась находить друзей в каждом новом городе. Кэсси, напротив, очень рано поняла, что проще держать людей на расстоянии, чтобы не тосковать по ним после расставания. Она ходила в школу, выполняла домашние задания, искала утешение в музыке, заботилась о маме и жила мечтой о том дне, когда у нее появится свой постоянный дом.

     Нет, заклинала себя девушка. В ее сердце, нет места для таких, как мистер Эббот.

     — Ты в порядке? — поинтересовался молодой человек. — У тебя нездоровый вид. — Он протянул руку к ее лбу, словно желая проверить, есть ли температура.

     Кэсси отстранилась, пытаясь сохранить непринужденность.

     — Это освещение виновато. — Она присела на край кресла и открыла свою огромную сумку.

     — Ты говорила с женой Эрика?

     Девушка кивнула.

     — Но почти ничего не узнала. По крайней мере, о том, о чем хотела.

     Джейк вопросительно приподнял бровь.

     — Можешь, считать меня дурой, — раскипятилась Кэсси. — Я думала, это обычная история: работа отнимала у него много времени, а он хотел чаще бывать с семьей. Или хотела жена, и она убедила его уйти.

     — А что оказалось на самом деле?

     — Если я правильно поняла, его не устроила невостребованность. Эрик считает, что компания не использует его потенциал.

     Джейк уронил кисть, и на джинсах расплылось пятно.

     — Проклятье! — выругался он. — Это мои любимые джинсы. Не хочешь помочь в выведении пятна?

     Девушка попыталась унять вдруг подступившее волнение.

     — Лучше напишу тебе инструкцию.

     — Не надо. Было бы приятнее твое личное участие. Так о чем ты говорила?

     — Жена Эрика не стала вдаваться в подробности. Но обмолвилась, что ее муж скучает по старым добрым временам. Тогда работать в компании было интересно. Калеб находился в центре событий. И никому не нужно было спрашивать разрешения или одобрения, прежде чем делать что-то.

     Джейк снова взял кисть, но, очевидно, мысли его были далеки от двери.

     — Извини, от меня оказалось мало пользы, — закончила Кэсси. — Мне думается, эта женщина не до конца понимает мужа. — Несколько минут она наблюдала за тем, как молодой человек кладет краску. — Не думаю, что Бадди изменит свое решение и придет с извинениями.

     — Пожалуй, — согласился Джейк. — Но он еще не забирал свои инструменты. Может быть, до сих пор обдумывает случившееся.

     — На твоем месте я бы молчала. Ты должен просить у него прощения.

     — Минутку...

     Девушка отмахнулась от его протестов и снова полезла в сумку.

     — Я заезжала в библиотеку и взяла тебе книгу. Советую почитать.

     — Мы, кажется, говорили о Бадди.

     — Совершенно верно. Потому и вспомнила о книге. — Кэсси, протянула ему огромный том со множеством цветных иллюстраций, графиков и диаграмм. — Называется «Руководство для начинающих по строительству и отделке кухонь и ванных комнат». Искала какую-нибудь брошюру с рекомендациями по навешиванию дверей, но, такой не было. Зато нашла статью об этом. — Она отдала ему вырезку из газеты.

     — Не думаешь, же ты всерьез, что я стану возиться с ванной?

     — Почему нет? Ведь по твоей вине ушел водопроводчик. Книгу нужно вернуть через две недели — у тебя достаточно времени, чтобы все изучить.

     — Ты так считаешь?

     — Да. И ты со мной согласишься. Пэгги вернется через неделю. Если она увидит неустановленную ванну и наглухо забитую дверь, то задушит тебя своими руками.

     — Надеюсь, к тому времени меня здесь не будет.

     Кэсси почувствовала, как сжалось сердце, но постаралась не подать виду.

     — Ты закончил свою работу?

     — Не совсем. Но теперь, когда ты описала, какой опасности могу подвергнуться, я подумал, может, стоит выписать чек и позволить тебе объясняться с хозяевами.

     Нет, он этого не сделает, попыталась убедить себя девушка. Он не способен на такую подлость. Вот и дверь взялся красить, не стал перекладывать на нее.

     Так она размышляла и не могла поверить в свои мысли.

     Что с ней? Ведь ей так знаком этот тип мужчин. Джейк остается здесь только потому, что видел какие-то выгоды для себя. В противном случае он давно бы уехал, несмотря на сломанную дверь. Нет, он не сбежал бы, не заплатив за разрушения. Но и не остался бы объясняться с Пэгги.

     Кэсси знала это наверняка, но сердце отказывалось верить, что он сможет уехать. Несмотря на очевидное, ей хотелось думать, что Джейк останется с ней.

     Об этом она втайне мечтала.

     Девушка почувствовала, что у нее начинает кружиться голова.

     Нет, Кэсси не испугалась перспективы встречи с Пэгги, она уже боялась потерять Джейка. Девушка никогда не испытывала ничего подобного. Разве возможно потерять то, чем не владеешь?

     Как это глупо, глупо. Непонятно, когда был потерян контроль над чувствами, когда неприязнь переродилась в нежность, потом в симпатию и, наконец... в любовь.

     Любовь.

     Само это слово приносило болезненные ощущения. Но девушка понимала, что не замечать происходящего больше нельзя.

     Подумать только, сокрушалась она. Всего несколько минут назад поздравляла себя с избавлением от опасности влюбиться в Джейка Эббота. И была права, но только отчасти, как оказалось.

     Такой опасности действительно не было.

     Пока она не сделала последний шаг навстречу ему.

     А теперь, когда не стоит и пытаться изменить чувства к нему, что ей делать?

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

     Кэсси заметила, что Джейк смотрит на нее вопросительно, и заставила себя улыбнуться.

     Разберемся потом, решила она. И в чувствах, и в поступках, и в их мотивах. И непременно надо придумать, что делать с этим внезапным, шокирующим открытием.

     Теперь самое главное — не дать ему понять, что с ней что-то происходит. Если Джейк догадается, что у нее хватило глупости влюбиться в него, хотя он предупреждал неоднократно, что не ищет серьезных отношений, то подумает, что ума у нее не больше, чем у лягушонка, от которого спасал ее недавно.

     И будет прав. Она действительно ведет себя как дурочка.

     — Ты уверена, что хорошо себя чувствуешь? — заботливо поинтересовался Джейк. — Может быть, ты переутомилась от прогулки вокруг комплекса, да еще с такой тяжелой сумкой? Ты такая бледная.

     — Все в порядке. — Кэсси услышала, как резко прозвучал ее голос, и спросила уже мягче: — Не хочешь отдать мне долг советом в области бизнеса?

     Молодой человек лукаво улыбнулся.

     — А возможны другие методы оплаты? — Он отложил кисть, подошел к креслу, где она сидела, и присел на подлокотник. — И другие темы для беседы? По залившему твои щеки румянцу вижу, ты поняла, что я имею в виду.

     Девушка слегка отстранилась от него, но Джейк дотронулся до ее волос. Она остро почувствовала его прикосновение, каждой клеточкой тела отозвавшись на него. Он скользнул рукой по подбородку Кэсси и повернул ее лицо к себе.

     — Нет, — шептала она в отчаянной попытке защитить себя. — Прошу тебя. Не надо.

     Молодой человек покачал головой.

     — Ты, не сможешь противостоять неизбежному. Делать вид, что между нами ничего не происходит. — Он дотронулся до ее губ, легко, едва ощутимо, но девушке показалось, что ее тело охватил жар. — И ты знаешь, каким убедительным я умею быть.

     — Да. Знаю.

     Джейк отстранился назад и пристально посмотрел на нее.

     — Ты все еще думаешь о том, что случилось утром? Я был так неловок, излишне напорист. Прости. Я напугал тебя. Этого больше не повторится. Я не буду на тебя давить. Поверь. Только с твоего согласия. — Он припал к ее губам.

     Кэсси едва удержалась от ответного порыва, хотя больше всего на свете хотела именно упасть в его объятия, насладиться мигом блаженства и не думать о последствиях.

     — Ты знаешь, как сильно я хочу тебя, — прошептал он.

     Хочу! Не люблю, не нуждаюсь.

     Достаточно было бы произнести всего одно слово, и она уступила бы. Но Джейк выразился предельно ясно. Он предлагает мимолетную интрижку. А ее это не устраивает.

     И Джейк вскоре уедет из Денвера. Даже если он немного задержится, Пэгги и Роджер вернутся через неделю. Тогда ей здесь нечего будет делать. И она больше не увидит его.

     Вряд ли они когда-нибудь еще встретятся.

     Одно только не дает покоя. Стоит ли насладиться той малой толикой счастья, что он может дать? И потом жить воспоминаниями об этом прекрасном миге? Или отказаться? Запретить радоваться жизни?

     Кажется, теперь стало ясно все. Выбор очевиден. И Джейк будет уверен, что у них всего лишь краткий роман. Остальное, ему знать не обязательно. Сможет она сделать так, что он ни о чем не догадается? Можно притвориться, что она тоже против долгосрочных отношений.

     В следующие, несколько дней — или недель, если повезет, — у нее будет достаточно впечатлений. И всю жизнь потом она станет вспоминать о каждом моменте, проведенном с ним.

     Но что будет, если она не сможет справиться со своими чувствами? Если не выдержит притворства? Если, Джейк догадается о ее любви к нему?

     В описании говорилось, что заменить дверь так же просто, как снять книгу с полки и поставить другую на ее место.

     Просто? — удивился Джейк. Да ему легче бульдозером сровнять с землей весь комплекс и выстроить его заново.

     Он отложил отвертку Бадди и присел, чтобы обдумать план действий. Снять остатки старой двери оказалось нетрудно. Проблема состояла в том, чтобы вынуть треснувшую дверную коробку.

     Молодой человек нашел в коробке на полу отвертку побольше и, разогнувшись, так и застыл, заметив движение в гостиной. Но оказалось, Кэсси наклонилась, чтобы подложить дров в камин. Узкие вельветовые брюки еще больше натянулись на выпуклых формах, и Джейк восхищенно наблюдал за красивыми движениями девушки.

     Хорошо было бы взять ее на руки и унести наверх...

     Дурак же он, что пообещал сдерживаться! Не буду давить. Надо же такое ляпнуть! Конечно, сдержать слово придется, но один бог ведает, чего ему это будет стоить.

     Ее натура видна невооруженным глазом, и, как Кэсси ни сопротивляется их взаимному влечению, искренность ее чувств перевесит.

     Однако Кэсси была неизменно вежлива, очень разговорчива, но беседы вела исключительно на нейтральные темы. И как ни намекал Джейк, она и взглядом не выдала, что не возражала бы провести с ним ночь.

     Молодой человек сжимал от злости кулаки, но ничего не мог поделать.

     Кэсси отряхнула руки и встала, убедившись, что поленья занялись.

     — Не замерз? — спросила она. — На мне три свитера, а ты в одной футболке.

     — Я же занят физическим трудом.

     — А, по-моему, просто хвастаешься своими мускулами.

     Ага, проговорилась, обрадовался Джейк. Значит, думала о моем теле, рассматривала его.

     — Ты вставил новую дверную коробку?

     — Нет еще. Болты, которые крепят старую, сантиметров сорок длиной и вкручены в бетон. Я уже сломал две отвертки Бадди и, кажется, вывихнул плечо. Самое неприятное, что это не то плечо, которым я вышиб дверь. Так что теперь болят оба.

     Кэсси поцокала языком, сочувствуя.

     — Скоро испечется печенье. Так уж и быть, дам тебе парочку.

     — Я потом обливаюсь, калекой чуть не стал из-за этой двери. А ты печенье печешь?! — возмутился Джейк.

     — Надо же как-то согреваться, — ответила девушка и смутилась, поняв двусмысленность своей фразы.

     Молодой человек услышал в словах невольное с ее стороны приглашение, подтвержденное краской, залившей щеки девушки.

     — Только не надо говорить, будто знаешь другие способы согреться, — поспешила остановить его Кэсси.

     — Я и не собирался, — улыбнулся он. — Ты сама догадалась, что я могу предложить. Поэтому промолчу. Но если ты захочешь, чтобы я предоставил какие-то наглядные пояснения...

     Она вспыхнула и ушла на кухню. Джейк взял отвертку и принялся за дверную коробку с удвоенной энергией.

     Он уже вывернул один болт и взялся за второй, когда Кэсси вышла из кухни с огромной тарелкой, заполненной ароматным шоколадным печеньем, поспешно поставила ее на козлы и предупредительно подняла палец.

     — Горячее, — объяснила она. Джейк взял ее за запястье.

     — Мне говорили, что ожоги лучше всего лечить холодной водой. А если нет воды, то... — Он стал целовать ее пальцы.

     Девушка вздрогнула и постаралась высвободить руку, но Джейк не отпускал и продолжал целовать ее ладонь. Пульс на запястье Кэсси учащенно затикал. Неудивительно, подумал молодой человек. У него сердце тоже бьется, как птица в клетке.

     — Разве мне нужна медицинская помощь? — прерывисто дыша, сказала она.

     Джейк перестал целовать ее пальцы, но все еще держал за запястье.

     — Я ее тебе и не оказывал. Просто заметил кусочек шоколада на твоей руке и решил, что, ты не будешь против, если я его съем.

     — Самое нелепое объяснение, какое я когда-либо слышала.

     — Могу предложить другое.

     — Не сомневаюсь. Послушай, почему бы тебе не оставить попытки соблазнить меня?

     — Я, конечно, сказал, что не буду давить на тебя, — напомнил молодой человек. — Но, не обещал не напоминать тебе о своем присутствии и о том, что жду ответа.

     — По-моему, ты его уже получил.

     Джейк почувствовал неуверенность в ее голосе.

     — Но все равно жду. Того ответа, который мне понравится.

     Кэсси стиснула зубы.

     А вот это уже кое-что, усмехнулся про себя молодой человек и дотронулся до ее волос...

     — Тук-тук, — послышался чей-то голос за его спиной.

     Кэсси отпрянула назад, словно хотела бежать. Джейк не шелохнулся, снова провел рукой по ее волосам и только потом повернулся.

     — Здравствуйте, Калеб. Я не слышал, как вы подъехали.

     — Я не удивлен. Вы, очевидно, чем-то увлечены. Можно вас оторвать на минуту?

     — Я уже ухожу, — поспешила объяснить девушка.

     — Не стоит, — успокоил Калеб. — Простите мои бестактные комментарии. Я смотрю, у вас тут работа кипит. У меня от одного вида кипучей деятельности голова разболелась.

     — Съешьте печенье, — посоветовала Кэсси из коридора. — Вам сразу станет лучше. Джейку все равно много сладкого нельзя: ему вреден сахар. Он и так очень нервный.

     Калеб взял один шоколадный кружок и откусил.

     — Вы везунчик! — улыбнулся он и уставился на тарелку голодным взглядом.

     — Берите еще, — предложил Джейк. — Слышали же, что мне запретили.

     Калеб взял сразу два печенья.

     — Послушайте, Джейк, если вы не будете предельно осторожны с этой «наемной женой», попадете в переплет.

     — Из-за одной тарелки печенья? Разве я его сейчас поедаю? Если захотите, она с удовольствием станет доставлять его вам регулярно.

     Калеб продолжал медленно жевать, видимо обдумывая предложение.

     Джейк снова взял отвертку.

     — Вы, не против, если я буду работать и говорить одновременно? Становится холодно. Полагаю, Кэсси хочет, чтобы в доме появилась дверь еще до наступления ночи. Только не подумайте, что я, прирожденный подкаблучник. Мысли о женитьбе мне чужды.

     — Я ничего такого и не говорил.

     — Я все думаю о ваших инженерах. — Джейк, быстро перевел разговор на другое и постарался придать своему голосу беззаботность.

     — Уверен, вы уже нашли объяснение сложившейся ситуации.

     Джейк помолчал. Раз уж начал говорить об этом, придется облекать свои разрозненные мысли в слова.

     — Вы хотите удержать своих сотрудников, не так ли?

     — Естественно. Это гораздо разумнее, чем набирать новых людей. Их ведь еще обучать нужно.

     — Совершенно верно. Но в таком случае вам необходимо начать планировать стратегию компании, учитывая тот факт, что профессионализм вашего персонала возрос. Во-первых, люди стареют и больше не могут работать по двадцать четыре часа в сутки и спать на полу в офисе, как в молодые годы. На полу вообще спать неудобно...

     — Я могу распорядиться, чтобы у каждого стола поставили раскладушку...

     — Да что вы, в самом деле! Я не об этом. Поймите, люди с возрастом начинают проявлять интерес к чему-то еще, помимо работы. У них появляются семьи, домашние заботы. Если бы вы могли снизить до минимума то напряжение, в котором они находятся...

     — Тогда придется обратиться за помощью в вашу чудесную «Жену внаем», чтобы они вели за них хозяйство и кормили всех печеньем.

     Джейк посмотрел на уже пустую тарелку и сухо продолжил:

     — И вы уверены, что оно достанется им? Но идея неплохая. Хотя мне кажется, что вам необходимы: спортзал, медкабинет, психолог-консультант. Какие-то мероприятия для совместного досуга.

     Калеб нахмурился.

     — Это непросто организовать. А уж управлять...

     — Конечно. И это отвлечет вас от основной работы. Вы подумали над моим предложением? Наймете управляющего для решения всех административных проблем?

     — Да. Признаюсь, сначала эта мысль показалась мне абсолютно неприемлемой. Отдать управление компанией в руки неизвестно кого!

     Джейк попытался унять раздражение.

     — Опять вы меня не поняли. Главным человеком в «Таннер Электронике» по-прежнему будете вы. Более того, проекты станут продвигаться гораздо быстрее, поскольку вы освободитесь от бумажной волокиты и сможете посвящать время обсуждению новых идей. Именно из-за этого увольняются ваши инженеры. Им не нравятся неповоротливость и бюрократизм, появившиеся в компании, и отсутствие обратной связи.

     — Правда?

     — Да. Это подозрение зародилось у меня вчера. И я поговорил с Эриком.

     Пусть Кэсси простит его. Сейчас не время рассказывать Калебу, что это она узнала причину увольнения Эрика. Иначе разговор опять вернется к ней и ее фирме. Так они ни к чему не придут.

     — Полагаете, он сразу вернется?

     — Тотчас же. Если сможет обсуждать свои проекты с вами, как в прежние времена. Но это означает, что вам придется нанять помощника, который будет делать то, что вы терпеть не можете. Кого-то...

     — Кого-то, похожего на вас, — заключил Калеб. — Пойдете ко мне?

     Предложение оказалось столь неожиданным, что Джейк не сразу вник в его смысл.

     — Я?

     — Да. А почему нет? — беззаботно спросил мистер Таннер. — Это была ваша идея. Возможно, вы придумали ее на ходу, но успели хорошо узнать нашу компанию, особенности функционирования производства.

     — Я не уверен. Пока не собирался менять работу.

     Да, это будет не просто переход в другую компанию, а полная смена жизненного курса, добавил про себя Джейк. Придется поселиться в Денвере, сосредоточиться на одной фирме, а не колесить по стране от одного предприятия к другому, вникая в их бизнес за короткое время.

     Трудно разобраться в нахлынувших чувствах. Этот холодок, что бежит по позвоночнику, — он от страха или от предвкушения небывалого? Нужно время все обдумать. Он слишком уважает Калеба, чтобы сразу отказаться от его предложения или немедленно его принять.

     — Поразмыслите над этим и сообщите мне свое решение. — Калеб поднял отвертку. — А теперь давайте помогу установить дверь, чтобы не расстраивать Кэсси.

     Кэсси, повторил про себя Джейк. Интересно, что она скажет по поводу такого поворота событий? Наверное, посоветует расширить ассортимент продуктов в моем холодильнике. Например, поставить туда две бутылки кетчупа.

     На город опустился вечер. В камине весело потрескивали поленья, в гостиной становилось тепло и уютно, но в доме все еще было прохладно. Джейк лег на ковер прямо перед очагом, широко расставив локти и положив подбородок на руки. Ему нравилось смотреть на причудливый танец языков пламени.

     Он не слышал, как Кэсси вошла, села в кресло, поджав под себя ноги, и открыла коробку с поздравительными открытками, которые попросил надписать и отправить один из клиентов, но вместо того, чтобы приступить к сочинению посланий, стала смотреть на Джейка.

     — Все бы ничего, — задумчиво произнесла девушка. — Но здесь совершенно нечем дышать.

     — Помнишь, я говорил, что мог бы стать столяром или еще каким-нибудь рабочим? Так вот, на досуге все обдумал и понял, что это не мое призвание.

     — Но дверь выглядит просто отлично.

     — Да. Неплохо для начинающего.

     — Ты такой усталый. Плечо еще болит?

     — Которое? Кстати, если захочешь сделать мне массаж, я не буду возражать.

     Кэсси знала, что нельзя поддаваться на его уловки. Но было нечто притягательное в том, как он вальяжно растянулся на полу. Какая-то неведомая сила заставила ее подняться из кресла и сесть рядом с ним.

     Отсветы огня отбрасывали золотистые блики на каштановые волосы Джейка. Он был одет в толстый бежевый свитер. Девушка решила не беспокоить его, просьбой снять свитер и провела рукой по мягкой шерстяной вязке.

     Он вздохнул и повернул голову, положив ладони под щеку и прикрыв глаза.

     Кэсси осторожно растирала его плечи, потом спину. Молодой человек дышал медленно и ровно, словно в полудреме. Она понимала, что нужно остановиться, чтобы не разбудить его неловким движением, и не могла.

     Наконец девушка почувствовала боль в мышцах и перестала массировать, но рук не убрала, словно хотела, чтобы его спина запомнила ее прикосновения.

     Дурочка, отругала она себя.

     Джейк перевернулся на бок и подпер голову ладонью.

     — У тебя руки пианистки. Сильные и нежные. Спасибо. — Он дотронулся до ее запястья. — Ты не играла с начала нашего знакомства. По крайней мере, при мне.

     Кэсси постаралась противостоять той волне, которая шла от него, но это, становилось все более невозможным.

     — Учитывая, что ты натворил, наслушавшись простых маршей, я опасаюсь приближаться к роялю. Вдруг ты его голыми руками на дрова разнесешь.

     — Не волнуйся, — улыбнулся Джейк и провел рукой по ее плечу, прикоснулся к щеке. — Ты дрожишь. Неужели так страшно открыть глаза на то, что между нами происходит?

     — Дело не в этом. Я просто замерзла.

     — Тогда иди ко мне. Я тебя согрею.

     — Не мытьем, так катаньем?

     — Да! — Его пальцы скользили по ее лицу. — У тебя что-то было с тем парнем, специалистом по Шекспиру? Поэтому ты так упорно противишься мне?

     — Со Стивеном? Нет.

     — Но могу поспорить, он, был бы не против. — Рука Джейка опустилась на ее шею. — Если я пообещаю не делать ничего против твоей воли, ты ляжешь со мной рядом?

     Кэсси ни на минуту не сомневалась, что он сдержит слово. Сердце подсказывало ей, что он не похож на отца. Он другой.

     Возможно, ей иногда не нравится, что говорит Джейк, рассуждала девушка. Но он хотя бы никогда не лжет. С отцом было не так. Он много раз обещал, что больше не станет переезжать, менять работу. Однако все повторялось снова и снова. А Джейк не питает иллюзий, живет реальностью и никогда не обманет ее. И не обидит.

     Кэсси устала искать ответ на вопрос, мучивший ее вот уже несколько дней, устала от попыток предвидеть непредвиденное, от дурных предчувствий и страхов. Она понимала, что после будет жалеть в любом случае: и если уступит, и если устоит. Нужно было только понять, о чем она станет жалеть больше...

     Где-то в глубине души девушка понимала, что давно приняла решение.

     Джейк протянул ей руку, и она прилегла рядом с ним на мягкий плюшевый ковер. Кэсси, положила голову на плечо Джейка, позволив себе, наконец расслабиться. Он обнял ее.

     — Ты сегодня такой задумчивый.

     — Новую работу обдумываю.

     Боже, неужели так скоро, расстроилась девушка. Так скоро.

     Нужно спросить легко и беззаботно, куда он поедет теперь и что станет делать. Только бы голос не дрогнул, не выдал. Нет, лучше промолчать.

     — Но не об этом сейчас разговор. Ты же чувствуешь мое желание. — Джейк рывком перевернулся и оказался над Кэсси. Она смотрела в его темные глаза и читала в них мольбу ответить.

     Если им дано лишь на краткий миг быть вместе, неужели она откажется от него? Нет, прошептало сердце. Девушка подняла руку, положила ему на спину и потянула его с собой в томящий их обоих омут, где поглотила их прекрасная, все разрешающая страсть.

     Кэсси стояла у плиты, выкладывая на сковороду тонкие кусочки бекона, когда Джейк спустился вниз. Он наклонился и поцеловал ее в шею.

     — Я думал, ты захочешь поспать утром.

     Девушка отложила вилку и повернулась к нему.

     — А я подумала, ты захочешь позавтракать в постели. — Она взглянула на его темно-синий спортивный костюм и футболку. — В следующий раз оставлю на подушке записку для тебя.

     — Так мне вернуться в спальню? А ты присоединишься?

     Кэсси сначала так и собиралась сделать. Проснувшись утром в объятиях Джейка, она поняла, что счастлива. Даже солнечный свет, бьющий в окно, показался ярче.

     Но в тот же момент она вспомнила, что счастье дано ей ненадолго. А как бы хотелось, чтобы так же начинался каждый день, подумала девушка, сдерживая слезы. Она не хотела, чтобы он увидел ее плачущей, и, осторожно выскользнув из его сонных объятий, спустилась вниз собраться с мыслями.

     — В следующий раз.

     Джейк поцеловал ее и взял кружку.

     — Я могу пристраститься к твоему кофе.

     А ко мне? — хотелось спросить Кэсси, но этот вопрос был запрещен. Она взяла вилку и вернулась к приготовлению завтрака.

     — Какой ты любишь бекон?

     — Хорошо обжаренный. Но сейчас у меня мало времени. Ждать не могу. Нужно успеть на самолет.

     Девушка замерла, держа кусок сырого бекона на вилке. Он же сказал вчера, что пока только подумывает о новой работе.

     Почему так скоро?

     Кэсси постаралась взять себя в руки, успокоиться и улыбнуться, хотя ее сердце разрывалось на части. Но Джейк, кажется, ничего не заметил. Он снял телефонную трубку и набрал номер.

     — Калеб? Я, уеду на несколько дней. Возвращаюсь в Нью-Йорк. Но, перед отъездом я хотел бы переговорить с вами о той работе, которую вы предложили мне вчера.

     Девушка недоуменно уставилась на него. Калеб предлагает ему перейти в «Таннер Электронике»? Но это означает постоянную должность? То есть...

     Новая работа, сказал Джейк вчера. Неужели он останется жить в Денвере? Странник решил свить гнездо в ее городе?

     — Она меня заинтересовала, — продолжал молодой человек. — Это действительно прекрасное предложение. Но надеюсь, вы поймете меня — я не могу его принять.

     Кэсси показалось, что ее ударили под дых со всего размаха.

     — Нет. Я абсолютно уверен.

     Девушка смотрела на сковородку, но не видела, как подгорает бекон.

     Все остается по-прежнему, напомнила себе она. Ему предложили работу — для нее это не имеет значения. Он от нее отказался — это в ее жизни ничего не изменило.

     Правда, где-то в глубине души она надеялась, что, случится чудо и он изменится, поймет, что ее судьба значит для него больше, чем его кочевой образ жизни. Хотелось думать, что Джейк уедет только потому, что нет другого выхода. Если бы у него был выбор, он остался бы с нею.

     Как глупо. Выбор у него был. И он его сделал.

     Не в ее пользу.

     У Кэсси защипало глаза от дыма, поднимавшегося со сковороды.

     Отлично! По крайней мере, будет, чем оправдать слезы...

  ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

     Закончив разговор, Джейк продолжал стоять, держа трубку в руке, недоумевая, почему ему так сложно было отказаться.

     Если бы несколько дней назад — до предложения Калеба — кто-то спросил, хочет ли он остаться в Денвере или подыскать другую работу, Джейк бы просто рассмеялся над нелепостью вопроса.

     Но в этом предложении есть нечто заманчивое. Не сразу понятно, что именно. Может быть, все дело в возможности заниматься одним продуктом от разработки до выпуска на рынок. Потом с гордостью демонстрировать результаты, воплощать в жизнь свои идеи и теории. Или он просто устал от постоянных перелетов и чужих домов?

     Черт подери, неясно, в чем тут дело. Да это и неважно. Принято единственно возможное решение. Вчера, лежа у камина, Джейк обдумал предложение Калеба всесторонне. Проснувшись сегодня утром, он точно знал, что должен ему ответить.

     В нос Джейку ударил запах гари. Он положил трубку, обернулся и увидел легкий дымок, поднимающийся от сковородки.

     — Что это?

     Кэсси смотрела на него невидящими глазами.

     Сейчас не до вопросов, догадался молодой человек, отстранил ее, схватил черную сковороду и бросил в раковину, где масло еще несколько минут шипело и бурлило.

     — Я сказал, хорошо обжаренный, а не горелый.

     Девушка не улыбнулась его шутке, взяла тряпку и принялась вытирать масляные брызги с поверхности плиты.

     — Ты чем-то расстроена?

     — Нет, конечно. Разве у меня есть право расстраиваться из-за чего-то, что ты делаешь?

     Джейк не понял, чем вызван такой ответ.

     — Ты злишься на меня, что не предупредил тебя об отъезде?

     Кэсси покачала головой.

     — Извини, но я не поверю, будто ты, до сей минуты даже не подозревал о том, что у тебя сегодня самолет.

     — Но это именно так. Взвешивая все «за» и «против» этим утром, я пришел к выводу, что собрал достаточно данных и уже пора представить их заказчикам. Если я успею на утренний рейс...

     Девушка посмотрела на него долгим испытующим взглядом и снова покачала головой.

     — Знаешь, Джейк, — грустно произнесла она, — я действительно полагала, что ты не такой, как...

     — Не такой, как кто? — нахмурился молодой человек. — Как, тот подлец, что украл твои дипломные материалы? Ты ведь не станешь...

     — Нет. Не такой, как мой отец. Стивен, кстати, очень отличался от папы. Он был серьезным, надежным, постоянным в своих принципах и привязанностях. В нем я нашла идеал, который так долго искала. Но потом узнала, что все его достоинства ничто, поскольку он умеет только врать и использовать других людей. В точности как мой отец. — Кэсси посмотрела Джейку в глаза. — И как ты.

     Молодой человек не понял, разозлили его эти слова или обидели.

     — Я никогда тебя не обманывал.

     — Не меня — себя! Ты не можешь здраво себя оценивать, как и мой отец. — Девушка взяла губку для мытья посуды и стала протирать поверхность стола. — После каждого нашего переезда он клялся, что это было в последний раз. Что вот это — тот прекрасный город, где его ждет замечательная работа, а нас чудесная жизнь. Но не успевали мы обжиться, как снова бросали все, срывались с места, потому, что отцу предлагали работу получше в другом штате. И все повторялось сначала. — Ее голос дрогнул.

     — Не вижу связи.

     — Ну конечно! Действительно, ты не совсем такой, как он. Отец, по крайней мере, делал вид, что намерен осесть, хотя не мог жить в одном городе дольше нескольких месяцев. Ты и этого не в состоянии сделать. Вчера ночью ты получил то, чего добивался. А сегодня испугался, что я захочу большего, и решил сбежать.

     — Проклятье, Кэсси...

     — Или я значу для тебя еще меньше? Дело вообще не во мне? Предложение Калеба ужаснуло тебя до такой степени, что, ты ждешь не дождешься, как бы поскорее улететь из Денвера. Работа, которая потребует от тебя постоянного присутствия в одном городе, — кошмарная идея!

     — Это не так! — возмутился Джейк. — Я не бегу от тебя или от предложения Калеба. Я просто не могу принять его.

     — Не можешь? Как жаль! А ведь ты с удовольствием бы обосновался в Денвере, не так ли? Купил бы дом. Разбил бы розовые клумбы у крыльца. Стал бы принимать участие в городских мероприятиях.

     Ни о чем из этого перечня молодой человек раньше не думал, но насмешка в ее голосе подлила масла в огонь его раздражения.

     — А почему ты считаешь, что я не могу делать подобных вещей? На этой неделе я с удовольствием занимался столярно-малярными работами.

     — Не сомневаюсь! Счастливого пути! — Кэсси бросила губку в раковину и пошла прочь из кухни.

     Раздражение Джейка вдруг улетучилось, словно туман, оставив после себя легкое недоумение. Что на нее нашло? — подумал он и пошел следом за Кэсси, но услышал, как щелкнул замок на втором этаже.

     Калеб был прав, решил молодой человек. От этой «наемной жены» одни проблемы. Идея, конечно, замечательная. Удобно, когда есть женщина, присматривающая за домом и ведущая хозяйство. И в то же время, не контролирующая тебя постоянно. Она не задает вопросов, не требует объяснений того или иного поступка, и гипотетически все замечательно, но на практике оказалось совсем не так.

     Как хочется домой. В собственный дом. Хотя, там из съестного найдутся разве что маслины и кетчуп в холодильнике. И там, конечно, не будет самостоятельной рыжеволосой девушки, которой требуется починить мобильный телефон или входную дверь... И никто не позаботится о его больном плече, не сварит самого вкусного на земле кофе, не пригласит, смущаясь, в свою спальню и не позволит проявить геройство, спасая от безобидного лягушонка.

     Он становится похожим на сентиментального болвана. И ради кого?

     Ее сегодняшнее поведение ясно дает понять, что...

     Джейк взглянул на часы и взял дорожную сумку.

     Как раз успею сдать машину, которую брал напрокат, доехать до аэропорта и купить билет, рассчитал он.

     Молодой человек открыл дверь и обмер от неожиданности. На пороге стоял Бадди.

     — Смотрю, вам дверь починили, — проворчал водопроводчик.

     — Я сам ее установил, — кивнул Джейк. — Теперь понимаю, как тяжела ваша работа.

     — Неужто? Я за инструментами.

     — Я бы хотел просить вас изменить ваше решение. Кстати, остаюсь должен, вам за две сломанные отвертки.

     — Хотите, чтобы я тут все доделал? А с какой стати?

     — Во-первых, вы заключали договор с миссис Эббот, — уверенно начал Джейк. — Во-вторых, я прошу вас закончить начатое, потому что это обрадует Кэсси и избавит от многих проблем, если ванна будет готова к приезду хозяев.

     — Хозяев? — недоверчиво переспросил Бадди. Воодушевленный его желанием выслушать, Джейк сделал глубокий вдох и продолжил. Бадди терпеливо слушал, не моргая. Понимал ли он, о чем идет речь, трудно было сказать. Единственным признаком сознания, который он подавал, было перемещение зубочистки из одного угла рта в другой.

     Не будучи уже уверенным, что его слова доходят до слушателя, Джейк замолчал, чтобы перевести дух.

     Наконец Бадди выплюнул зубочистку и произнес:

     — Это правда?

     Джейк кивнул.

     — Несмотря на то, что вы подумали о нас, Кэсси никогда не угрожала опасность с моей стороны. Были некоторые разногласия, но я всегда относился к ней с глубоким уважением. Кстати, надеюсь, что и с вашей стороны ей ничего не грозит. Иначе вам придется познакомиться поближе уже не со сломанной дверью, а со стеной.

     — Она, и тебя отшила? Ладно, коль для нее это так важно, доделаю. На этой неделе я свободен, как птица.

     — Хорошо. — Джейк протянул руку. — Забудем обиды?

     — Не знаю, не знаю. Я-то надеялся, она тебя в грязь втопчет, — возразил Бадди. — А теперь, если ты не против, я займусь делом.

     Поднявшись на второй этаж, он вошел в хозяйскую спальню и захлопнул за собой дверь. Джейк от злости стиснул зубы и постучал в ванную.

     — Кэсси?

     — Ты еще не уехал?

     — Нам нужно поговорить.

     Последовала долгая пауза, и Джейк, уже решив, что Кэсси не ответит, собрался уходить, но тут дверь открылась.

     Не совладав с собой, он дотронулся до ее медных кудрей. Девушка отстранилась, скрестив руки на груди.

     — Поговорить о чем? — переспросила она. Неожиданно для молодого человека в его голове застучали десятки крошечных молоточков. Преодолевая усиливавшуюся мигрень, он начал постигать, что произошло с ним.

     Задумайся он раньше, сейчас не был бы поражен своим поведением всю прошедшую неделю, когда наслаждался жизнью, не понимая, чем это вызвано, рассуждал Джейк. Теперь ему ясно, что не уют этого дома привлекал его и, уж конечно, не возможность починить дверь, будь она неладна.

     Кэсси — она околдовала его.

     Только она.

     И как он раньше не понял столь очевидного факта?

     Да, он желал ее. Наверное, с первого взгляда, когда увидел испуганную незнакомку у рояля в гостиной.

     Позже он поцеловал ее, просто от нечего делать. Но голова закружилась так, что он даже испугался. Он-то думал, что им движет только желание обладать. И не заметил, как низменное чувство переросло в симпатию, а потом в любовь...

     Джейк стоял, ошеломленный обрушившимся на него открытием. Впрочем, зачем оно ему, если он все равно не сможет рассказать Кэсси о своем неожиданном прозрении. Она, пожалуй, плюнет ему в лицо, если он признается, что красить и устанавливать дверь, как было им заявлено несколько минут назад, ему понравилось не потому, что он мастер на все руки, а потому, что она была рядом с ним.

     Девушка сосредоточенно смотрела на него.

     — Мне послышалось или в холле разговаривали двое? Кто-то приходил?

     — Да. Бадди вернулся. Он доделывает ванну.

     — Почему он вдруг передумал?

     — Думал, ты обрадуешься известию, что он будет работать здесь после того, что устроил на днях. Бадди единственный, кто может установить ванну. — Джейк запнулся и добавил, смутившись: — Я дал ему понять, что в его интересах не создавать тебе проблем. Или ему придется иметь дело со мной.

     — Ты так заботлив. И храбр. А Бадди знает, что ты будешь контролировать его из далекого Манхэттена?

     — Я ведь не навсегда уезжаю. Вернусь через пару дней. — Джейк шагнул к девушке и обнял ее. — И тогда мы все обсудим.

     Она не оттолкнула его, но и не ответила на объятие.

     — Кэсси?

     Кэсси посмотрела ему прямо в глаза.

     — Ты так и не понял? Я не собираюсь становиться твоей подружкой, готовой развлекать тебя в те редкие дни, которые ты решишь провести в нашем городе. — Она скинула его руку с плеча и ушла в свою комнату.

     Джейк последовал за ней.

     — Подожди, я не закончил. Нельзя же так. Вчера ты занималась со мной любовью, а сегодня отталкиваешь, словно ничего не произошло.

     — Как это ничего? Произошла большая ошибка. На самом деле... Знаешь, я только теперь поняла, что нужно было последовать твоему совету.

     — Какому?

     Девушка горько улыбнулась.

     — Нужно было поцеловать того лягушонка.

     Джейк сказал, что работа, предложенная Калебом, для него неприемлема. Какой интересный выбор слов, горько вспоминала Кэсси. Почему его ответ не стал для нее сюрпризом?

     Она перехвалила его за честность, но надо признать, даже рада, что он не сказал всей правды. Конечно, это неприятно, но гораздо больнее услышать, что она, ничего не значила в его жизни и ради нее он не хочет менять привычки, даже когда ему сделали столь заманчивое предложение.

     Нет. Подумать только! Влюбиться в человека, который так же потребительски относится к другим, как Стивен, как ее отец... В человека, не могущего быть до конца честным с самим собой.

     Кэсси приказала себе не считать дни с момента отъезда Джейка и ругала себя каждый раз, когда с надеждой взглядывала на телефон.

     Неужели она так ничему и не научилась? Джейк, обещал вернуться через несколько дней, и она, глупая, поверила ему. Но прошло два дня, потом три, четыре, а он не только не приехал, даже не позвонил.

     И она еще удивляется? Так ей и надо, дурехе!

     Вечером Кэсси сидела у рояля в гостиной. Она не играла, а вспоминала, как познакомилась с Джейком, стараясь не расплакаться. Сверху спустился Бадди — за все время после своего возвращения он ни разу не заговорил с девушкой.

     Что бы ни сказал ему Джейк, подумала Кэсси, это на него подействовало. Он даже не смотрит в ее сторону.

     — Хозяйка. Я все.

     — Уже уходите? Спасибо, что предупредили. Завтра в то же время?

     — Нет. Я все сделал. Принимайте работу. Вот только инструменты свои соберу и не буду вам больше мешать.

     — Хорошо. — Девушка закрыла крышку рояля и поднялась на второй этаж.

     В хозяйской ванной пахло ремонтом: свежей древесиной, клеем, химикатами. Ванна стояла на том месте, где и полагалось.

     Бадди молодец, подумала Кэсси. Он, действительно все сделал. И ее миссия тоже выполнена. По договору ей здесь больше делать нечего.

     Пока водопроводчик собирал и выносил свои инструменты, девушка вытерла ремонтную пыль с зеркал и мебели, поставила на место зубные щетки, тюбики, пузыречки, корзиночку с косметикой, вымыла новую ванну, повесила на крючки чистые полотенца, налила жидкого мыла в блестящую медную баночку и зажгла ароматическую свечу.

     Закончив, Кэсси вышла в хозяйскую спальню. Бадди сматывал последний кабель.

     — Бадди. Что бы ни наговорил вам Джейк...

     Водопроводчик пожал плечами.

     — Он только заявил о своих правах. И я могу его понять.

     Заявил о своих правах. Он что, шутит? — удивилась девушка.

     — Если вам чего починить надо будет...

     — Я обязательно вам позвоню.

     Бадди достал из кармана рубашки новую зубочистку, небрежно сунул ее в рот и отнес последний ящик с инструментами в свой фургон.

     Кэсси пропылесосила спальни, поменяла постельное белье, загрузила стиральную машину. Она изо всех сил старалась находить себе занятие, чтобы задержаться в доме Эбботов еще на некоторое время.

     Глупо. Что толку сидеть здесь? Неужели она надеется, что Джейк вернется?

     Он мог говорить что угодно, ей-то ясно, что он не приедет.

     Кэсси собрала вещи и положила ключ под горшок с хризантемами.

     Пора домой.

     * * *

     Джейк нажал кнопку звонка, но никто не открыл. В доме было тихо.

     Неужели Кэсси уехала, испугался он. Может, увидела его на мониторе камеры и не захотела говорить.

     Нет, она не стала бы прятаться. Это не в ее духе.

     Подумав, молодой человек заглянул под горшок с пушистыми желтыми цветками. Увидев там ключ, он не поверил своим глазам.

     Уехала, расстроился Джейк.

     Эта новость ошеломила его, хотя он понимал: глупо было предполагать, что ничего не может измениться.

     Его не было слишком долго, размышлял молодой человек. С какой стати Кэсси сидеть здесь и ждать его? Она ведь объяснила, что все кончено.

     Он стоял на ступеньках, вертел в руке ключ, не зная, стоит ли входить.

     Сможет ли он вынести пустоту и тишину дома? — спрашивал себя Джейк. Захочет ли смотреть на холодильник, в котором наверняка еще стоят нетронутые банки маслин, бутылка кетчупа и пиво? Или вдыхать аромат сирени, который, конечно, еще не улетучился из ванной? Можно перемотать назад видеопленку из камеры и посмотреть, как она уходила из дома.

     Она его отшила, так, кажется, выразился Бадди. Грубо, но точно.

     Нет, он войдет, найдет телефонную книгу и позвонит в фирму «Жена внаем». Так просто он не сдастся.

     Молодой человек открыл дверь.

     * * *

     Кэсси выключила пылесос и смотала шнур. Ковер в гостиной был последним пунктом в списке ее дел. Теперь все следы пребывания в доме были уничтожены. Здесь стало еще чище и опрятнее, чем до отъезда Пэгги.

     Девушка отвезла пылесос в холл, намереваясь убрать его в шкаф под лестницей, и услышала скрежет ключа в замочной скважине.

     Великолепно, подумала Кэсси. Вот не повезло ей. Ну, надо же было Пэгги и Роджеру вернуться раньше срока. Они наверняка попросят рассказать, как проходил ремонт в их отсутствие. Придется улыбаться и говорить, что все шло отлично...

     Дверь распахнулась.

     — Джейк?! — выдохнула девушка, не успев скрыть радость.

     Он остановился на пороге, переведя взгляд с ее чемоданов, стоящих у входа, на нее.

     — Я решил, ты уехала.

     — Поэтому не побоялся войти? Ладно, не важно, я как раз ухожу.

     — Но ключи лежали...

     — Я их заранее положила на место, чтобы не забыть в последний момент. Позволь мне...

     Джейк преградил ей дорогу.

     — Нет. Я же предупреждал, что нам нужно все обсудить.

     — Еще ты говорил, что, вернешься через несколько дней. Извини, время вышло.

     Он не шелохнулся.

     — Чего ты боишься? Только не говори, что ничего. Если бы ты не была напугана, то не убегала бы.

     — Как интересно узнать мнение человека, который сам постоянно исчезает. Я не убегаю. Просто, уверена, что нам больше не о чем говорить. Но если ты настаиваешь, могу уделить тебе пару минут. — Картинно вежливым жестом она пригласила его пройти в гостиную и села в кресло. Джейк встал у камина. — Я думала, у тебя появилось новое задание, и ты уехал в какой-нибудь другой город его выполнять, — начала Кэсси. — Куда сейчас направляешься?

     — На Аляску. Город Фэрбенкс, но...

     А, ведь несмотря на все происшедшее, в глубине души она надеялась на лучшее завершение их знакомства, призналась себе девушка. Но Джейк ясно выразился. Сомнений не осталось: он даже не задержится.

     — ... я, не хочу ехать, — закончил он.

     Зачем она пытается искать скрытый смысл там, где его нет, отчитала себя Кэсси и пожала плечами.

     — Вряд ли найдется человек, который захотел бы поехать на Аляску в это время года.

     — Дело не в погоде. Я не хочу уезжать из Денвера. Я получил задание, но на Фэрбенкс мне плевать. Как и на любой другой город. За последние недели слишком многое изменилось.

     — Неужели тебе так понравилось красить и устанавливать двери?

     — Зачем ты все усложняешь?

     — А ты хотел бы, чтобы все было еще проще?

     — Нет. Я понимаю, что вел себя так, будто ты для меня ничего не значишь...

     Девушка вскинула голову.

     — А почему я должна что-то значить для тебя? Ты ведь очень занят и...

     — Проклятье, Кэсси! Не делай вид, что у тебя каменное сердце! Неужели тебе все равно, что я к тебе чувствую? Я не верю.

     — Почему?

     Джейк сделал глубокий вдох и медленно произнес:

     — Потому что я хочу, чтобы тебе было не все равно. Я никогда не обманывал тебя, только сам еще не понимал, что со мной происходит. Некоторые эмоции и поступки приводили меня в замешательство. Я пытался разобраться в своих чувствах, но не догадывался, что все дело в тебе. А потом, ты сказала, что для тебя все кончено. Тогда я осознал — мне не нужна легкая интрижка. Я, хочу гораздо большего.

     Кэсси почувствовала, что в душе ее что-то начинает оттаивать, как снег весной. Но она не может позволить себе расслабляться.

     Что значат его слова? — недоумевала она. Что он хочет объяснить?

     Молодой человек присел на подлокотник ее кресла.

     — Я влюбился в тебя, Кэсси.

     Влюбился, повторила про себя девушка, почувствовав легкое головокружение. О большем, она и мечтать не могла, но...

     — И я не верю, что ты ко мне равнодушна. Иначе ты не была бы такой страстной той ночью.

     — Мною овладело любопытство.

     Джейк покачал головой.

     — И только? Не верю. Хотя если хочешь поиграть со мной — пожалуйста. Тебе не любопытно поцеловать меня теперь, когда я признался в любви?

     Не дожидаясь ответа, он припал к ее губам. Кэсси даже не пыталась уклониться.

     Пусть, пусть, думала она. Она хочет только одного: быть с ним, поселиться в его сердце...

     Девушка закрыла глаза, уступая. Но внутренний голос продолжал нашептывать предостерегающие слова.

     Джейк, не похож на ее отца. Но не станет ли впоследствии жалеть и она, как когда-то ее мать, связавшая жизнь с человеком обаятельным, но непостоянным?

     — В чем дело, Кэсси? Ты сомневаешься?

     — Я не знаю. Мне приятно услышать, что ты любишь меня, но...

     — Что мне сделать, чтобы доказать это? Только не говори, что тебе нечего сказать. Я уверен, ты не горишь желанием странствовать вместе со мной из города в город...

     Чтобы быть с тобой, я пошла бы и на это, подумала девушка. Если бы знать, что ты будешь любить меня, я смирилась бы с чем угодно.

     — ... поэтому не стану портить тебе жизнь, — продолжил Джейк. — И не прошу ехать со мной.

     — Ты полагаешь, я буду ждать твоего возвращения в аэропорту, надеясь, что ты выкроишь в своем насыщенном графике денек-другой для меня? Уж лучше я навсегда расстанусь с тобой.

     — Не получится. Я говорил с Калебом.

     — По поводу работы? Ты же сказал, что не можешь принять его предложение.

     — Так оно и было. Тут две причины. Во-первых, если бы я согласился, это могло быть истолковано как злоупотребление служебным положением. Ведь я должен был изучать состояние «Таннер Электронике» для безопасности инвесторов, которые намеревались вложить деньги в компанию. Все решили бы, что Калеб пытается подкупить меня, предлагая работать на него. И моя профессиональная репутация была бы поставлена под сомнение.

     — Я об этом не подумала.

     — И не только ты. Калебу это тоже в голову не пришло. Во-вторых, даже если бы меня не беспокоило собственное реноме, его предложение все равно неприемлемо. Я не смогу занять пост, делающий меня — пусть формально — начальником мистера Таннера. Ему необходим специалист со стороны, абсолютно посторонний человек.

     Хотя Кэсси и не понравился такой вывод, объяснения показались ей убедительными.

     — В таком случае больше не о чем говорить, не так ли? — Ей очень хотелось уткнуться в плечо Джейка и заплакать навзрыд, но она заставила себя сдержаться.

     Молодой человек улыбнулся и поцеловал Кэсси в лоб.

     — Но сейчас, когда работа закончена и вся информация по «Таннер Электронике» сдана — для этого я и летал в Нью-Йорк, — все изменилось. Теперь мне ничто не может помешать принять предложение Калеба.

     Девушка покачала головой.

     — Я ни за что не попросила бы тебя об этом. Если ты будешь несчастлив...

     — Я, стану несчастлив, если тебя не будет со мной.

     Он предлагает мне новый мир, подумала Кэсси. Но цена его слишком высока.

     — Но я не могу позволить тебе так круто изменить свою жизнь ради меня. А вдруг что-то пойдет не так?

     — Как у моих родителей... Но они не развелись, хотя так было бы лучше для всех нас. Они продолжали жить вместе и ненавидели друг друга. Потому и Роджер трижды женат. Как только у него возникают разногласия с очередной женой, он просто уходит.

     — Нужно предупредить Пэгги.

     — Пожалуй, теперь поздно.

     — Думаешь, они поссорятся из-за новой ванны?

     — Скажем так: если их брак сохранится, значит, Роджер сильно изменился. Что вполне вероятно. Я ведь изменился.

     — Джейк...

     — Позволь мне закончить. В отличие от брата я решил не гневить судьбу. Просто однажды сказал себе, что не стану подолгу жить на одном месте, дабы не обзаводиться привязанностями ни в работе, ни в увлечениях, ни в отношениях с женщинами.

     Кэсси чувствовала, как тяжело дается ему признание.

     — Ты права: я был слишком занят своими делами и не удосужился подумать о том, чего действительно хочу в жизни. И только когда ты помогла мне остановиться, я увидел, что многое проходит мимо. И ты могла пройти мимо, а стала самым важным для меня человеком. Теперь знаю точно: ты нужна мне.

     — Ты уверен? — прошептала девушка. — Тебя устроит размеренное, монотонное существование?

     — Полагаешь, работа в фирме Калеба может быть монотонной? Я уже не говорю о жизни с тобой. Ты недооцениваешь себя. Думаю, мне потребуются годы познать тебя. Если ты дашь мне шанс.

     Кэсси почувствовала, как напряжение оставляет ее тело.

     — В любом случае, — продолжил Джейк, — на следующей неделе я начинаю работать в «Таннер Электронике» в должности финансового директора. Поэтому — хочешь ты этого или нет — я остаюсь здесь. А, учитывая наше с Калебом решение нанять «Жену внаем» для облегчения бытовой стороны жизни сотрудников, тебе придется часто со мной видеться. Если только не собираешься вернуться в институт.

     Девушка покачала головой.

     — Нет. Я слишком многим обязана Пейдж и Сабрине, чтобы бросить их сейчас. Они мои единственные подруги. Кроме того, научная жизнь — это не только романтика и поиск, но и интриги, столкновение интересов. Я предпочитаю вести дела «Жены внаем».

     — Раз так, я нанимаю тебя для поиска мне дома. Но предупреждаю, соглашусь купить только тот, в котором ты останешься жить со мной. В противном случае буду отказываться от всего, что найдешь, пока не измучаю тебя до такой степени, что ты будешь вынуждена ответить согласием. — Джейк притянул Кэсси к себе и обнял. — Но я буду гораздо сговорчивее, если ты согласишься выйти за меня замуж, — прошептал он, касаясь ее губ.

     Она ответила на его поцелуй.

     — Если это значит «да», то я согласен жить даже в твоей коробке от холодильника под мостом.

     Как трудно стало дышать, подумала Кэсси. Зачем она думает об этом сейчас? Есть, вещи и поважнее.

     — Я начну поиски завтра, — прошептала она и привлекла его в свои объятия.