/ Language: Русский / Genre:love_short / Series: Любовный роман

Любовь в награду

Ли Майклс

История Никки и Сета — история любви двух хороших людей, которые нашли друг друга при весьма забавных обстоятельствах.

ГЛАВА ПЕРВАЯ

  Никки еще раз окунула руки в горячую мыльную воду и вытащила пробку из раковины.

  — Эй, это последняя тарелка.

  Она опрокинула детскую бутылочку и поставила ее сушиться на одно из полотенец, которые лежали на маленькой тумбочке.

  Из столовой, находящейся за кухней, раздался голос Лауры:

  — Человек, вымывший мою грязную посуду, скопившуюся за целых три дня, достоин ордена.

  Никки вытерла руки, опустила рукава блузки и застегнула манжеты.

  — Я думала, ты не подходила к мойке как минимум неделю, — мягко ответила она.

  — Видишь ли, когда у тебя двое маленьких детей, грязная посуда набирается за секунды.

  Никки задержалась в дверях. Лаура сидела к ней спиной, наблюдая за двумя темноволосыми малышами, сидящими на высоких стульчиках. Им не было и года от роду, а в ручонках каждый держал ложечку и пластиковую тарелку. Густая, клейкая сероватая смесь из тарелок теперь была размазана и по стульчикам, и по двум ангельским личикам. Несколько кучек смеси лежало на полу. Малыши Лауры были просто замечательные. Но как бы Никки ни любила Зака и Анну, она не жалела о том, что ее жизнь не похожа на жизнь Лауры.

  — Что это они едят? — спросила Никки.

  — Рисовую кашу с кусочками груши.

  Никки поморщилась.

  — Выглядит как клейстер, покрытый плесенью.

  — Тсс. Они очень чувствительны к тому, что другие говорят о еде. Однажды я приготовила им кашку. Стивен лишь взглянул на нее и издал такой неприятный звук, что близнецы после этого отказались ее есть.

  — И ты уверена, что это из-за их папочки? Им всего по одиннадцать месяцев. Просто дело в том, что они не любят кашу, вот и все.

  — Но это же источник витамина А, — твердо сказала Лаура.

  — Не сомневаюсь, — Никки склонилась над малышами. На левой брови Зака, на шее Анны застыла полузасохшая масса. — Как они вообще едят эту гадость?

  — У Анны это выходит лучше, чем у Зака, — призналась Лаура, — Зак более капризный. Но я наловчилась — отвлекаю его и незаметно сую ему ложку в рот.

  Она наполнила ложку и быстро засунула ее в рот мальчику, пока он изучал свои измазанные пальчики. Зак проглотил кашу с отсутствующим видом и снова открыл рот.

  — Хочешь, я помогу?

  Лаура улыбнулась.

  — Даже не думай об этом. Не годится, если у тебя перед важной встречей с клиентом костюм будет перепачкан кашей. К тому же ты и так уже достаточно сделала — перемыла всю посуду. Жизнь усложняется, когда сломана посудомоечная машина.

  Никки подвинула стул.

  — Я знаю, что у вас со Стивеном сейчас трудно с деньгами, — сказала она мягко. — Но тем не менее постарайтесь не продавать дом.

  Лаура кивнула.

  — Сет собирается отремонтировать его, когда у него будет время.

  — Когда у него будет время? Понятно. — Голос Никки звучал абсолютно спокойно. — Как дела у Одинокого Ремонтника?

  Лаура бросила на нее подозрительный взгляд.

  — Ты хочешь поболтать о Сете?

  — Я просто стараюсь поддержать беседу. Но если ты не хочешь говорить о брате твоего мужа...

  — Думаю, на днях вы можете встретиться. Он ремонтирует дом в окрестностях Рокхерста. Это один из тех огромных особняков возле музея изобразительных искусств. Сет сейчас очень занят.

  — Да, занят. Но не только ремонтом, а еще и блондиночками, похожими на фотомоделей. Ведь Сет именно таких удостаивает своим вниманием? Вот почему твоя посудомоечная машина до сих пор не работает.

  — По правде говоря, мне действительно жаль, что он не встречается с какой-нибудь умной и образованной девушкой, — со вздохом призналась Лаура. — Никки, Стивен хотел, чтобы я тебя кое о чем попросила. Об одолжении, — она виновато улыбнулась. Никки удивилась. Она никогда толком и не разговаривала со Стивеном. В этой семье Лаура всегда сама принимала решения, строила планы, а ее муж покорно на все соглашался.

  Лаура продолжала:

  — Я уже сказала ему, что это не сработает, но ты же знаешь, какими могут быть мужчины. Вобьют себе что-то в голову и носятся с этим. Мне пришлось пообещать, что я спрошу тебя. Правда, я уже сказала ему, что ты не сможешь. Если что, мы не обидимся.

  — Может, ты скажешь, в чем, собственно, услуга, подружка?

  — Дело в том, что ему нужно уехать на следующие выходные. Это должен был делать его босс, но в последнюю минуту у него случился конфликт с руководством, и Стивена послали вместо него. И Стивен хочет, чтобы я поехала с ним.

  — То есть тебе нужна няня? В этом все дело? Конечно, я...

  — Это не на один вечер, Никки. Это конференция. Что-то вроде семинара по повышению квалификации, который продлится все выходные.

  — А Стивен точно хочет, чтобы ты слонялась там без дела, пока он будет на семинаре? Надеюсь, ты хоть сможешь походить по магазинам.

  — Никки, семинар состоится во время круиза по Карибскому морю, — мечтательно произнесла Лаура. — Но я уже сказала ему, что не смогу поехать.

  Никки уставилась на нее.

  — Ты с ума сошла! Конечно, сможешь! Сколько раз тебе подворачивался случай отдохнуть вместе с мужем?

  — Я знаю, как ты занята...

  — Говоришь, в следующие выходные?

  — Вообще-то это займет немного больше. С раннего утра в пятницу до поздней ночи в воскресенье.

  — У меня нет никаких планов на это время, так что...

  — А как же свидания? Ты еще встречаешься с Ричардом?

  — Это пустяки. Я могла бы перенести свои дела с пятницы на другой день.

  — Никки, тебе совсем не обязательно соглашаться. Стивен это поймет. Лучше сразу настроиться на худшее.

  — А как же ты, Лаура? — спросила Никки мягко. — Ты разочарована?

  Лаура не смотрела на нее.

  — Обидно немного. Мы никогда не сможем накопить на круиз. Но может, у меня морская болезнь? Так что...

  — Не на таком корабле. Ты обязательно поедешь, начинай собирать вещи.

  Три дня. Одна. И близнецы.

  — Помашите тете Никки ручкой, — велела Лаура близнецам.

  Зак был слишком поглощен своим занятием — он перевернул свою тарелку и наблюдал за тем, как каша капает на пол. Анна булькнула, засмеялась и помахала ложкой в воздухе.

  — Я не настаиваю на выполнении моей просьбы, — уныло повторила Лаура. — Сидеть с детьми неопытному человеку довольно тяжело.

  — Ты же справляешься! — бодро возразила Никки. — Уверена, что три дня я выдержу.

* * *

  Да, Никки уже приходилось оставаться с близнецами, когда Лауре нужно было сходить к врачу или парикмахеру. Это то же самое, говорила себе она. Только дольше.

  Намного дольше — это Никки осознала в субботу, после прогулки с детьми. Она с утра уже была усталой, потому что не выспалась. Зак капризничал, никак не хотел засыпать. Чтобы уложить его, потребовалось не меньше часа. Никки даже не взглянула на портфель с документами, над которыми хотела поработать в свободную минутку. Какая там минутка! А ведь не прошло и половины всего времени ее дежурства. Предстояло еще целых полтора дня забот.

  Девушка не учла того, что в одиннадцать месяцев дети наиболее активны и любопытны. Их больше не интересовали вращающиеся над кроваткой игрушки. Мало того, им совсем не нравилось сидеть в двойной коляске.

  Девушка отстегнула ремни безопасности и взяла Анну на руки, Зак в это время уже успел застрять в узком пространстве между сиденьем и перегородкой и начал рыдать. Анна тоже заорала, наверное из солидарности. Никки перевела дух, думая, как бы угомонить их, и вдруг услышала, как задняя дверь открылась и раздался низкий голос:

  — Кто-нибудь дома?

  Никки стиснула зубы. Сет Бакстер. Одинокий Ремонтник наконец-то нашел время, чтобы взглянуть на сломанную посудомоечную машину Лауры.

  Ну почему именно сейчас? Почему не на прошлой неделе, когда Лаура была дома? А если ему обязательно нужно было явиться в эти выходные, почему он пришел не в те пятнадцать минут, когда Зак и Анна довольно мирно играли с двумя пластмассовыми баночками из-под йогурта? Или когда они уже были выкупаны и уложены в кроватки?

  Конечно, к этому времени Никки была похожа на зомби — растрепанная, с персиковым пюре в руках и детским шампунем под мышкой.

  Правда, Сета Бакстера никогда не заботило, как она выглядит. В последние два года каждый раз, когда Никки встречалась с ним лицом к лицу, он вел себя так, будто она его не очень-то и интересует.

  — Пройди в гостиную, Сет, — Никки склонилась над Заком, чтобы освободить его.

  Сет вышел из кухни, вернулся обратно.

  — Никки? Что ты здесь делаешь одна?

  Наконец она поймала Зака за подтяжки и вытащила его.

  — Разве Лаура и Стивен не сказали тебе про круиз?

  — Ах, да, кажется, Стив говорил что-то такое. Забыл, что они уехали на этой неделе. — Сет стоял у стены, которая разделяла кухню и гостиную, скрестив руки на груди. — Я еще подумал, что же они будут делать с этими непоседами?

  Никки вытерла Заку слезы и только теперь посмотрела на Сета. С тех пор как она видела его в последний раз на крестинах Зака и Анны, прошло несколько месяцев, но он ничуть не изменился. Лишь его каштановые волосы немного отросли. Сет был высоким и стройным. Природа наградила его потрясающими зелеными глазами и широкими плечами. А этот взгляд... Задумчивый и одновременно чарующий, но всегда подозрительный.

  Анна перестала плакать и поползла к Сету. Он подхватил малышку на руки, все еще глядя на Никки.

  — Как дела?

  Она скорее бы умерла, чем призналась, что пару минут назад готова была реветь вместе с близнецами.

  — Замечательно. Мы отлично поладили.

  — Ясно. Сколько раз звонила Лаура?

  — С корабля? Однажды, когда они только поднялись на борт.

  — Удивительно.

  — Она сказала, что позвонит еще. Как бы то ни было, ей не нужно беспокоиться — тем более она оставила подробные инструкции, прикрепила на двери холодильника, рядом с календарем.

  — Она прицепила список к холодильнику? — усмехнулся Сет. — Я думал, это будет целое издание — с алфавитным указателем и перекрестными ссылками.

  Никки улыбнулась.

  — Может, она просто не успела все записать. Пойду уложу ребятишек и не буду отвлекать тебя от работы. — Она подошла к нему и протянула руки, чтобы забрать Анну.

  Малышка удобно устроилась на плече Сета, казалось, она блаженствовала. Никки похлопала ее по спинке. Когда девушка кончиками пальцев случайно коснулась Сета, чтобы взять Анну, она почувствовала, как по всему телу пробежали мурашки.

  Не будь смешной, сказала она себе. Ты дотрагивалась до него и раньше.

  Правда, Никки никак не могла припомнить, когда именно. Скорее всего, они пожали друг другу руки, когда их познакомили. А вот где это было? Должно быть, на вечеринке в средневековом стиле по случаю помолвки Лауры и Стивена. Сама Никки тогда была невестой Торпа. Их четверка строила планы о двойной свадьбе...

  Сет держал малышку так, что Никки без труда могла взять ее. Их руки на мгновение соприкоснулись. Она немного поспешно отдернула руки, прежде чем снова овладела собой, и медленно протянула их, чтобы он мог передать ей ребенка.

  Они не произнесли ни слова. Ей было неловко, что от случайного соприкосновения у нее захватило дух. Но, может быть, она никогда раньше не прикасалась к нему? Иначе непременно бы вспомнила это странное чувство.

  Какая чушь, подумала она.

 * * *

  В этот раз малыши сделали все возможное, чтобы не заснуть. Но в конце концов они сдались, Никки уложила их в кроватки и на цыпочках вышла из комнаты.

  В доме было тихо, лишь из кухни доносились тихие звуки джаза. Он включил радио? Наружные панели посудомоечной машины лежали возле двери, а Сет устроился перед ней на полу.

  Никки остановилась в дверях.

  — Нашел, в чем проблема?

  — Еще нет. Это не засор, да и поршни работают нормально.

  — Это хорошо?

  — Ну, я пока только разобрал ее.

  Значит, он еще пробудет здесь некоторое время. Просто не мешай ему работать и займись своими делами. Но она не двигалась.

  — Я собираюсь выпить чашечку кофе, будешь?

  — Конечно. — Он нагнулся к машине. — Как поживаешь, Никки?

  — Ты имеешь в виду, с тех пор как мы виделись в последний раз? — Она пожала плечами. — Кажется, это было три или четыре месяца назад.

  — Три. На крестинах. Ты еще устроила скандал из-за того, что Лаура попросила такого варвара, как я, быть крестным отцом ее детей.

  Никки не стала спорить. Она просто обошла его и начала наливать воду в кофеварку.

  — Как Инга? Или ту девушку звали Эльза? Всех твоих подружек и не упомнишь.

  Сет улыбнулся, но не ответил. Никки не удивилась бы, если бы он забыл имя той девушки. Все подружки Сета выглядят, говорят и даже делают все одинаково.

  — А как насчет тебя? — спросил он. — Ты все еще встречаешься с тем биржевым маклером, с которым была на крестинах?

  — Он был коммивояжером, — поправила Никки. — Биржевой маклер был до него, и мы больше не видимся. Сейчас я встречаюсь с банкиром.

  — А что случилось с коммивояжером? Он практически не отходил от тебя в тот день.

  Никки на секунду задумалась.

  — Я поняла, что если хочу получить информацию о состоянии рынков, то могу посмотреть финансовый канал телевидения. И выключить его, когда надоест.

  Он что-то сделал в машине.

  — Что за... Ненавижу ремонтировать старье. Могу поклясться, что в этой штуке проржавел двигатель. Ты никогда не считала себя второсортной, правда, Никки?

  Она перестала сыпать кофе в кофеварку и повернулась к нему.

  — О, с каких это пор Одинокий Ремонтник ударился в психологию?

  Он взял плоскогубцы, и она услышала щелчок.

  — Все еще обижаешься из-за свадьбы, понимаю.

  — Это было два года назад, Сет. Все в прошлом, жизнь продолжается. Ты не мог бы просто забыть об этом?

  Он покачал головой.

  — Конечно, нет. Да это была просто драма века. Никогда не забуду тебя в тот момент, когда ты говорила Торпу, куда ему следует убраться.

  Она включила кофеварку.

  — В следующий раз, когда соберусь разорвать помолвку, непременно приглашу тебя.

  — Не иронизируй. Ничто не сравнится с тем разом. Как сейчас вижу: Торп уже в церкви, во фраке с цветком в петлице, приглаживает волосы и пытается положить кольца на подушечку. А потом врываешься ты, без фаты, и начинаешь визжать как ненормальная. Один твой вид чего стоил.

  — Я не визжала, а высказывала свое мнение.

  — Не то чтобы у тебя не было повода орать, — добавил Сет. — Хотя мне кажется, ты немного переборщила, когда начала вопить и на меня — только потому, что я случайно оказался там и слышал все это.

  — Мог бы и сказать, что ты там, а не прятаться за колонной и подслушивать.

  — И прервать тебя на самом интересном месте? — Он покачал головой. — Тебе еще повезло, что все отправились подышать воздухом, и я оказался единственным свидетелем. — Он встал, протер машину и зарычал, изображая мотор. — Знаешь, я был восхищен тобой в тот день.

  Никки изумилась.

  — Почему? Потому что сорвала собственную свадьбу? А разве я могла поступить иначе, узнав, что жених провел ночь накануне церемонии в обществе девочек по вызову?

  — Кажется, они предпочитают называть себя танцовщицами.

  Никки пожала плечами.

  — Какая разница...

  — В любом случае дело совсем не в этом. Я восхищаюсь тем, что ты осталась и не ушла. Потому что не хотела испортить свадьбу Лауре, ведь вы обе выходили замуж в тот день.

  Никки не поняла, почему после этих слов у нее ком застрял в горле. Она закусила губу.

  — Спасибо.

  — Всегда пожалуйста.

  Зазвонил мобильный телефон, и Никки достала его из портфеля.

  — Никки Маршалл.

  — Слава богу! Я думала, ты никогда не ответишь! — В женском голосе звучала паника.

  Говорила Джен — новенькая молодая сотрудница отдела продаж их риелторской конторы. Почему она сейчас на работе, было для Никки загадкой.

  — Что случилось, Джен?

  — Макинтайеры хотят оформить договор о купле-продаже дома, а я не знаю, что делать. Ты не могла бы сейчас приехать?

  С двумя детьми, спящими в соседней комнате? Их и на прогулку-то трудно вытащить. Поднять близнецов с кровати и ехать через весь город, чтобы встретиться с клиентами? Нет, это самоубийство. Может, Сет согласится присмотреть за ними?..

  Она взглянула через плечо и увидела, что он уже надевает внешние панели на посудомоечную машину.

  — Вот и все.

  — Не могу, Джен. — Никки проигнорировала отчаянный протест девушки. — Их файл в нижнем ящике стола. Номер клиента наклеен на папке. Набери его на компьютере, найди договор, который они заключили на прошлой неделе, подставь новые расценки, распечатай, и пусть оба подпишут его. — Никки взглянула на часы. — Потом вызови службу доставки, и пусть курьер привезет бумаги сюда, я их проверю, хорошо?

  — Хорошо, — сказала Джен с сомнением в голосе. — Если ты не можешь приехать...

  — Не могу! — отрезала Никки, выключила телефон и взглянула на Сета. — Работает?

  — Еще многое нужно сделать, заменить некоторые детали, если они есть в магазине сантехники.

  — Тогда зачем ты снова все собрал? Мог бы сделать это и позже. Я вроде не собираюсь устраивать сегодня грандиозный обед.

  — Просто я не хочу, чтобы близнецы дорвались до этих деталей.

  — О, понятно. Тогда ты вернешься позже?

  — Завтра зайду. Сегодня у меня свидание.

  — С Эльзой? — Ее голос звучал спокойно. — Или Ингой?

  — Нет, а что?

  Действительно, ей-то что за дело? Никки подумала, что в его жизни может быть сколько угодно высоких тощих блондинок, ей все равно.

  — Людям, живущим в стеклянных домах, не следует бросаться камнями, моя милая... Со сколькими парнями ты встречалась со времен Торпа?

  — С несколькими, — сказала она прохладно. — Зачем тебе знать?

  — А кто-нибудь задерживался больше чем на месяц?

  — Не помню, — насмешливо сказала она. — Но по твоим понятиям, месяц — это целая вечность, так что не волнуйся о моем непостоянстве. До завтра, если, конечно, не хочешь кофе.

  Он покачал головой.

  — Нет. Знаешь, тебе бы не помешало немного отдохнуть, вместо того чтобы пить кофе.

  — Мне нужно кое над чем поработать. У меня в понедельник сделка. А еще в город приезжает новый клиент, поэтому я должна освежить в памяти все свои навыки, перед тем как покажу ему дом.

  — Ему? Я думал, выбором семейного гнездышка обычно занимаются женщины.

  — Да, обычно это делают жены, — согласилась Никки. — Но этот мужчина одинок. Я думаю, он в разводе. Это вице-президент автомобильной корпорации.

  — Звучит многообещающе, — хмыкнул Сет. — Теперь ты узнаешь все подробности создания автомобилей.

* * *

  В воскресенье, когда близнецы уже выспались и обедали, сидя на своих стульчиках, появился Сет. Он вошел, весело крикнув «Привет!», поставил на тумбочку большой бумажный пакет и встряхнул кофеварку.

  — Если надеешься заполучить вчерашнюю чашку кофе, то ты опоздал, — сухо сказала Никки.

  — Как у нас сегодня дела? — спросил Сет, не обращая внимания на ее тон.

  — Замечательно. Правда, детки?

  Анна булькнула. Зак заметил кусочек морковки на ее пальчике и хотел стряхнуть его. Сет склонился над машиной.

  — Во сколько Лаура и Стив должны быть дома?

  — В шесть, — ответила Никки машинально. Сет усмехнулся.

  — Не хочешь рассказать, что на самом деле происходит?

  Никки вздохнула.

  — Вчера я прозевала курьера, потому что меняла пеленки, когда он позвонил в дверь. Я кричала, но он не слышал, а я не могла подойти. А теперь бумаги застрянут в службе доставки до понедельника, и я не смогу закончить сделку.

  — Не повезло.

  — А сегодня утром Зак плакал, хотел маму, и я ничем не могла его утешить. Жалко малыша...

  — Видишь ли, я не сентиментален, скорее реалист. Им полезно привыкать к разным людям.

  — Попробуй-ка убедить их в этом. — Никки поставила тарелку с куриной котлеткой и бутылочку с молоком около Анны. — А пока ты будешь делать это, постарайся убедить и Лауру. Она так больше и не позвонила. Разве звонок с корабля дорого стоит? Может, Стивен настоял...

  — Он, конечно, мог попробовать, но удержать Лауру от звонка могла только разбуженная медведица. Спорим?

  — О чем?

  — Позвонит ли Лаура из аэропорта или сразу примчится домой к своим малышам.

  — Она позвонит, — уверенно заявила Никки.

  — Не думаю.

  — Анна, гороховое пюре — не лучший кондиционер для волос. Давай, дорогая, пойдем умоемся. — Никки подняла Анну со стула. — Ничего, если я оставлю Зака с тобой, Сет? Проще мыть их по отдельности.

  Вместо ответа Сет помахал рукой.

  Когда Никки вернулась, играло радио, а Зак, стоя около стула и держась за него, крутил попкой под музыку. Сет сидел на полу, ковыряясь в посудомоечной машине.

  — Подержи вот эту деталь минутку, чтобы я мог разобрать ее, ладно, Никки?

  Она опустилась на колени.

  — Как дела?

  — Я сломал еще один клапан и расширил словарный запас Зака, по крайней мере на пару слов, которые не понравились бы Лауре.

  Музыка кончилась, и начался блок новостей, но Зак так увлекся, что продолжал танцевать. Никки, слушая новости, уловила несколько слов, от которых ее бросило в жар.

  — Корабль... Карибы... вирус... карантин... — вещал диктор.

  Она приподнялась и поплелась в гостиную.

  — Эй! — закричал Сет. — Куда ты пошла с моими деталями?

  Никки не ответила. Она бросила деталь на ближайший стул и включила телевизор.

  Новости шли по второму каналу. На корабле, совершающем круиз по Карибскому морю, обнаружен неизвестный вирус. Состояние людей оставляет желать лучшего. Корабль с двумя тысячами пассажиров на борту причалил на карантин к побережью Флориды и пока будет оставаться там.

  Никки не знала название корабля, но подозревала, что это тот самый, на котором были Лаура и Стивен...

  — О, нет! — прошептала она. — И симптомы у всех одинаковые — желудочные колики, головная боль, температура...

  Сет стоял в дверях и внимательно слушал.

  — По крайней мере симптомы не смертельны. Просто неприятны.

  — Так провести отпуск! — сокрушалась Никки.

  — Итак, мы оба проиграли пари, — подытожил Сет. — Лаура не позвонит и не приедет. По крайней мере точно не сегодня. — Он посмотрел на Никки, приподняв бровь. — Мои поздравления, мисс Маршалл, вам только что выпал джекпот. Вы счастливый обладатель близнецов.

ГЛАВА ВТОРАЯ

  Никки с недоумением смотрела на него.

  — Что значит «выпал джекпот»? — спросила она наконец.

  Сет пожал плечами.

  — Я мог бы сказать, ты проиграла в лотерею, но подумал, что тебе будет легче, если я приободрю тебя немного. Ну и что из того, что ты последишь за близнецами чуть дольше?

  Никки опустила голову. До нее только что дошло, какие последствия принесут именно ей эти новости.

  — О, нет!

  — Ты единственная, кто справится с этим, — заключил Сет.

  — Я сказала, что пригляжу за детьми лишь в уик-энд. В пятницу, субботу и воскресенье. Я...

  — Или пока Лаура не вернется.

  Ведь Лаура не знала, что ее свалит вирус, так же как и я не ожидала, что на меня свалятся такие проблемы... Но что же мне делать?

  — Я не рассчитывала на это, — сказала Никки беспомощно. — Они могут задержаться на несколько дней.

  — Как минимум, — ответил Сет, не отрывая глаз от телевизора.

  Девушка произнесла как можно более беззаботным тоном:

  — Такими темпами к завтрашнему дню вирус охватит всех, кто находится на борту. Когда это произойдет, дела пойдут лучше, правда?

  — И это ты называешь хорошей новостью?

  Никки пришлось признать, что ничего хорошего ждать не следует.

  — Слушай, я так же волнуюсь за Лауру и Стивена, как и ты. Но ведь врачи уже работают... — Ее слова прозвучали неубедительно. Действия медиков могут ни к чему не привести. Особенно если вирус неизвестен.

  Бедная Лаура боялась, что у нее морская болезнь. Ирония судьбы, подумала Никки. Морская болезнь по сравнению с вирусом показалась бы теперь сказкой.

  — Нет смысла волноваться. Сейчас мы ничего не можем сделать для Стива и Лауры. — Сет взял деталь от машины и вернулся на кухню.

  Никки последовала за ним.

  Зак шлепнулся на пол и рассматривал отвертку. Сет отобрал ее и положил на место. Ребенок заревел, и Никки взяла его на руки, дала ему мерный стаканчик и уныло взглянула на Сета, который закрывал сумку с инструментами.

  — Ты же не уйдешь... — Это прозвучало как полувопрос-полуутверждение. — Сет, я не могу остаться до тех пор, пока корабль не снимут с карантина. Я сегодня должна быть дома. У меня своя жизнь, я и так отложила все дела, чтобы помочь Лауре.

  — А как же близнецы?

  Никки открыла было рот, но поняла, что ей нечего ответить. Действительно, что же делать с малышами? Сет прав, она взяла на себя ответственность — это факт. Сейчас от ее действий зависит их жизнь — по крайней мере в ближайшие дни. Она должна позаботиться о детях, пока не вернется их мама. Если сама Никки не может заниматься ими, тогда нужно найти того, кто сможет. Она изучающе взглянула на Сета.

  — Ага, — сказал Сет, — ты рассматриваешь меня как потенциальную няньку...

  — А что прикажешь делать? Нанять незнакомого человека? Лауре бы это не понравилось.

  Казалось, он не слышал ее.

  — Ты можешь позвонить в социальную службу, сообщить, что младенцев бросили, и передать их в приют. Или можно оставить их у дверей какого-нибудь дома, позвонить в дверь и убежать.

  — Не говори глупостей.

  Сет пожал плечами.

  — Это все, что пришло мне в голову.

  — Есть еще один вариант. Я могу передать их тебе. Ты же их крестный.

  — То, что я их крестный, еще не значит, что я буду их нянькой. Это духовная обязанность.

  — Не будь ханжой, Сет!

  — Даже и не пытаюсь. Ты сама сказала Лауре на крестинах, что она зря выбрала меня в крестные, потому что я не знаю, что такое духовные обязанности...

  — Сет Бакстер, ты всегда в церкви подслушиваешь чужие разговоры?

  — Значит, ты и правда так сказала Лауре...

  — Возможно, — согласилась Никки. — Я точно не помню. Что-то вроде этого.

  — В любом случае ты тоже их крестная, так что ту же ответственность несешь и ты.

  — Хорошо, тогда забудем об этом. Но ведь ты еще и их дядя! А когда родителей нет в городе... В настоящий момент — ты их самый близкий родственник. А я просто друг семьи, у меня вообще нет права находиться здесь. Суть в том, что ты единственный, кто может принимать решения.

  Брови Сета приподнялись от удивления.

  — Если выбор за мной, тогда я разрешаю тебе присматривать за ними. У тебя это хорошо получается.

  Что лучше? — подумала Никки. Закричать или что-нибудь разбить?

  — Завтра я продаю дом и не могу перенести сделку, в ней задействовано слишком много людей. И няню к завтрашнему утру мне не найти. Сет, прошу тебя. Ты должен помочь мне.

  — Почему я? Ты сама согласилась присмотреть за детьми.

  — Потому что я не могу взять с собой младенцев на закрытие ипотеки, вот почему!

  — Ну, я ведь тоже не смогу пристегнуть их к поясу с инструментами, пока буду заниматься пристройкой к дому миссис Купер.

  Никки закусила губу.

  — Определенно не сможешь. Но уверена, что твою работу можно отложить на пару дней. По крайней мере до того, как мы узнаем, что творится на том корабле.

  — Ты просто не знаешь миссис Купер, иначе не говорила бы так.

  Никки лихорадочно соображала, что делать. Сейчас Сет уйдет. Ты должна что-то придумать — и побыстрее.

  — Давай поговорим как взрослые люди. Я не могу пропустить эту встречу. Если бы ты просто присмотрел за детьми завтра утром...

  Сет решительно покачал головой.

  — Это же недолго! Всего лишь до полудня. — Никки знала, что ее голос звучит умоляюще, но ей уже было все равно.

  — Не могу. У меня поставщик в восемь утра. Он привезет материалы.

  — В восемь? Моя встреча назначена на половину десятого. Может, мы сможем решить эту проблему? Уверена, тебе хватит времени.

  — Зависит от того, насколько быстро сработают грузчики. Это большой заказ.

  — Ну, моя встреча в центре города. Я проведу с близнецами утро, пока ты будешь получать свой груз, а потом смогу захватить их и забросить к тебе в Рокхерст. Мне как раз по пути. А оттуда поеду прямиком на встречу. Ты можешь привезти их обратно и... Сет, если бы ты только подменил меня на пару часов утром! Клянусь, я вернусь сразу же после того, как сделка состоится.

  — А как же твой новый клиент? Некий вице-президент автомобильной компании?

  Боже! О нем-то Никки и забыла. На тот момент она вообще не помнила ни о каком клиенте. Раньше с ней такого никогда не происходило. Бесконечные часы, проведенные с малышами, действительно способны расплавить мозги.

  — Сомневаюсь, что он любит детей, — продолжал издеваться Сет.

  Никки стиснула зубы.

  — Если он разведен, может, у него самого есть дети. Может, ему понравится, что рядом будут близнецы.

  — Какая милая, уютная картина — ты, он и дети осматриваете дома...

  Никки вздохнула.

  — Что ж, придется кому-то другому заняться им завтра.

  — Эй, малыши! — закричал Сет. — Ради вас Никки отказывается от автомобильного магната.

  Анна захлопала в ладоши, как будто от восторга. На самом деле, малышка была довольна тем, что сложила из всех своих пластиковых тарелочек неустойчивую башню.

  — У моих коллег была возможность подготовиться лучше меня, — сказала Никки скорее себе, чем Сету. — За эти три дня я даже не просмотрела бумаги. Они касаются и завтрашнего дня. — Она вздохнула. — А сейчас поговорим о сегодняшнем вечере...

  — А что такое? — насторожился Сет.

  — Из одежды у меня здесь только джинсы и футболка. Я хочу съездить домой и взять все необходимое.

  — Ты можешь сделать это и утром.

  — Утром я не успею доехать до дома, переодеться и явиться в центр к половине десятого. Даже если я не возьму близняшек с собой. По утрам они двигаются как черепахи.

  — Тогда заскочи в магазин по дороге на встречу.

  — Ты можешь хоть раз быть серьезным? Мерить одежду с двумя детьми на руках?

  — Хорошо, хорошо, ты права. Поехали.

  — Поехали! Что ты имеешь в виду? Это займет у меня час, максимум полтора. Все, что тебе нужно сделать, — выкупать детей, переодеть их в пижамы и уложить спать.

  — И все? Больше ничего не надо делать? — ухмыляясь, спросил Сет.

  — Эй, я занималась этим все выходные! И, кстати, довольно неплохо справлялась. — Никки не смогла удержаться от того, чтобы не подколоть его: — Когда я вернусь, ты еще, наверное, и памперс не успеешь поменять.

  — У меня есть идея получше. Мы все поедем.

  — Ты готов тащить детей через полгорода, чтобы только не купать их? Это из-за того, — уверенно заявила Никки, — что ты продолжаешь встречаться с пустоголовыми блондиночками, Сет. Если ты когда-нибудь и женишься на одной из них, надеюсь, она будет настолько слепа, что не заметит, как ты отлыниваешь от работы.

  — Ничего я не отлыниваю! Когда вернемся, вместе искупаем и переоденем малышей. Это займет у нас вдвое меньше времени.

  Никки сомневалась в этом. Она смотрела на него, нахмурив брови. И наконец все встало на свои места.

  — Ты просто не веришь, что я вернусь, не так ли?

  — А ты бы на моем месте поверила? Если бы я сейчас оделся и сказал: «Пока. Увидимся позже»?

  — Скорее всего, нет, — согласилась девушка.

  — По крайней мере честно. А теперь, когда мы поняли друг друга, поехали!

  — То есть ты мне поможешь? — спросила Никки осторожно. — А как же твое нежелание быть вовлеченным...

  — Раньше ты не просила о помощи. Ты пыталась все свалить на меня.

  Наверное, он прав, подумала она и почувствовала облегчение.

  — Я возьмусь за это дело, Никки. Но не думай, что моя помощь освобождает тебя от ответственности, — предупредил Сет. — Давай, поехали за твоей одеждой.

  Она вышла, чтобы взять из коляски детские курточки. Малыши все еще сидели перед дверью. Когда Никки одевала Зака, Сет вошел в гостиную с Анной на руках.

  — У тебя в машине есть детские кресла?

  — Нет, я не предполагала, что поеду куда-нибудь с близнецами, поэтому не позаботилась об этом. — Она застыла. — Сет... а что, если у них не все в порядке? Я имею в виду Лауру и Стивена.

  — Не думай об этом. Своим беспокойством ты не сможешь помочь им, а только расстроишь малышей.

* * *

  Никки не рассчитала время, которое ей потребовалось, чтобы взять дома нужные вещи. Прошло почти два часа, прежде чем машина Сета снова выехала на шоссе. Анна уже спала, Зак зевал, да и сама Никки чувствовала смертельную усталость.

  Остановившись около дома Лауры, Сет вылез из машины, взял Зака, другой рукой подхватил чемодан Никки. Сама же Никки несла Анну.

  — Мне все равно, насколько они грязные, — в сердцах бросила девушка. — Мне все равно даже, какие правила Лауры я нарушу сегодня. Давай просто уложим детей спать, а завтра я их выкупаю.

  Уложив детей, она отправилась распаковывать чемодан в надежде, что, несмотря на спешку, захватила хотя бы часть той одежды, которую собиралась взять. Затем, пытаясь побороть зевоту, она вернулась в гостиную. Как бы она ни устала, ей придется просмотреть бумаги, касающиеся завтрашней сделки.

  В доме было тихо. Она с удивлением огляделась по сторонам. Неужели Сет ушел, не сказав ни слова? Он же вышел из детской вслед за ней, но куда он делся потом?

  Может, он незаметно выскользнул на улицу? А может быть, его кто-то ждет. Сет не упоминал о свидании, но ведь это не значит, что сегодня он ни с кем не встречается.

  Никки открыла портфель — экран ее мобильного горел ярким голубым светом. Это означало, что ей оставили голосовое сообщение: она так замоталась, что даже не взяла с собой телефон, оставила его здесь, в доме Лауры. Никки набрала код, чтобы прослушать голосовую почту. Там было всего одно сообщение.

  — Дай мне ключи от твоей машины, чтобы я смог установить в ней детские кресла, — раздался за ее спиной голос Сета.

  Как мило с его стороны позаботиться о том, чтобы облегчить ей труд утром. Никки полезла в портфель за связкой ключей и застыла на месте, услышав сообщение.

  — Это Лаура, — пояснила она и развернула телефон так, чтобы Сет тоже смог послушать.

  «Никки, ты где? Ты же всегда отвечаешь на звонки... о, нет, надеюсь с детьми все в порядке? У меня всего минутка — тут люди ждут, так что я не могу долго разговаривать. Все нормально, у нас нет этого вируса или как его там. Но даже если ты здоров как бык, тебя отсюда не выпустят... (В сторону.) Ладно, Стивен, знаю, что время вышло. Никки, я попробую еще позвонить, если получится, не знаю, когда... Мне так жаль, что втянула тебя во все это. Поцелуй от меня малышей и скажи, что их мамочка очень хочет быть с ними».

  Никки старалась скрыть слезы.

  — О, черт, почему меня не было, когда Лаура звонила? Я сказала бы, что позабочусь о ее детях...

  — Она знает, — произнес Сет почти шепотом. Только когда Никки почувствовала его теплое дыхание на своей щеке, она поняла, как близко он стоит, щекой к щеке... Она почти перестала дышать.

  Не будь смешной. Здесь нет ничего романтичного.

  Между ними не раз пробегала искра — с того самого дня в церкви, два года назад, когда она сказала Торпу, что не выйдет за него замуж. Она тогда обернулась и увидела Сета, наполовину скрытого колонной. Он ловил каждое ее слово.

  Но это были не те искры, какие проскальзывают между влюбленными. Даже наоборот. Они скорее были похожи на те, что отскакивают, когда коса находит на камень.

  Никки выключила телефон и отступила на шаг.

  — По крайней мере мы знаем, что с Лаурой и Стивеном все в порядке, — она пыталась говорить беззаботно. — Это хорошая новость. Если они до сих пор не заболели, то, возможно, вообще не заразятся и, может быть, уже завтра покинут корабль. — Она бросила телефон обратно в портфель.

  Сет молча взял у девушки ключи.

  Никки убрала детские стульчики, а сама села за стол, чтобы поработать с документами. Она давно выучила простое правило: если ты можешь объяснить, что значит каждый пункт договора и на что он рассчитан, будь уверен, что сделка пройдет гладко.

  — Спасибо за то, что поставил детские кресла в машину, — сказала Никки. — Я вряд ли смогла бы установить их правильно.

  — Я их не установил. Заберу твою машину сегодня, а завтра утром в Рокхерсте поменяемся.

  — Что? Ты заберешь мою машину?

  — Я взглянул на заднее сиденье и подумал, что так лучше. Увидимся утром у миссис Купер. — Он написал адрес на копии договора о купле-продаже, бросил ключи на стол и ушел, прежде чем она успела что-то сказать.

  — Замечательно, — пробормотала Никки, — берет мою машину и даже не спрашивает, что я об этом думаю.

  Но чем больше она размышляла над этим, тем больше убеждалась: он мог бы бросить ее одну с двумя детьми, но не сделает этого, пока его джип находится у нее.

 * * *

  Сет снова поймал себя на том, что смотрит на часы. Если Никки заключила сделку вовремя, то она уже должна быть здесь вместе с его машиной. Что же задержало ее? Может быть, пробки на дороге? Он надеялся, что ее не остановили полицейские, и она не попала в аварию. Может, ему следовало все-таки поставить эти кресла сразу же в ее машину, вместо того чтобы позволять Никки садиться за руль его джипа? Никки тяжело водить такой большой автомобиль, ее машина была совсем крошечной.

  Он снова посмотрел на дорогу и увидел свой джип, который медленно ехал по улице. Наконец-то! Вздохнув, Сет вышел ей навстречу.

  Никки опустила стекло и выглянула. Она была одета в форменный темно-синий пиджак, а на груди приколот бейджик с именем. Волосы приподняты на затылке и собраны в пучок, который был закреплен, как показалось Сету, китайскими палочками для еды. На солнце они казались рыжими, хотя волосы у Никки были русыми. Одна прядь выбилась, и она поспешно заправила ее за ухо.

  — Ты опоздала, — произнес Сет. — Заблудилась?

  — А вот и нет, — сказала девушка, — к твоему сведению, я знаю каждый дом в Рокхерсте. Многие из них продавала. Видишь, вот тот особняк через улицу? Его я продала дважды.

  Сет не мог не подколоть ее:

  — А что? Неужели первые покупатели остались недовольны? — Он упивался ее замешательством. — Можешь припарковаться вон там, чтобы не стоять на пути грузовика. — Он указал на узкую асфальтированную полоску между гаражом и рядом вечнозеленых кустов.

  Но Никки не стала снова заводить машину. Она открыла дверцу и вышла.

  — Если тебе хочется переставить джип, сам это и делай. Мне надоело ездить на твоем бульдозере. Даже не хочу думать о том, чтобы еще и парковаться. Где моя машина?

  — За углом, как раз рядом с грузовиком.

  Один из малышей заплакал, и Никки оглянулась, закусив губу.

  — Другой тоже скоро начнет рыдать, — заметил Сет. — Сейчас я заберу их, и все будет в порядке.

  — Детей немного укачало. Мне ведь пришлось разбудить их. И у меня не было времени, чтобы искупать и покормить малышей, так что в ближайшие час или два они точно проголодаются.

  — Это просто замечательно!

  — Я не одна виновата в том, что вчера мы поздно вернулись, — заметила Никки. — Но я уже выполнила свои обязательства, теперь твоя очередь.

  Наклонившись, она заглянула в джип.

  Форменные брюки цвета хаки обтягивали ее бедра. Сет оценивающе смотрел на ее фигуру, пока девушка не обернулась. В руках у нее был портфель, а не ребенок, как того ожидал Сет.

  — Увидимся через пару часов. Развлекайся, — произнесла она.

  Близнецы громко заорали. Сет подавил вздох, открыл заднюю дверцу джипа и вытащил Зака.

  — Сэр. — У него за спиной стоял прораб с папкой в руках. — Если вы не заняты, мы могли бы пройти на площадку, чтобы вы осмотрели материалы и подписали счета.

  Сет вздохнул и, удерживая Зака, достал Анну.

  С двумя плачущими детьми на руках он последовал за прорабом к грузовику с инструментами.

  Позади дома в средневековом стиле строился новый флигель. Почти все бетонные стены были отштукатурены, а половина окон застеклены. Ящики с черепицей, которые привезли утром, стояли друг за другом, готовые к отправке на крышу.

  Несколько человек уже работали, но, когда Сет с двумя детьми появился из-за угла, все остановились и некоторое время удивленно таращились на него. Их начальник усмехнулся:

  — Что, босс, в нашем полку прибавление?

  Сет пропустил его слова мимо ушей, обошел стройку, проверил счета и осмотрел мебель, которую грузчики занесли в комнаты. Несколько досок поломались, и прораб оценил урон.

  — Нужно заменить их прямо сейчас или мы приложим их к поставке на следующей неделе? — спросил он.

  — Давайте в следующий раз.

  — Я лично прослежу за этим. А сейчас распишитесь вот здесь. — Прораб неуверенно посмотрел на Сета с малышами. — То есть...

  Обе руки Сета были заняты. Он хотел дать прорабу подержать кого-нибудь из детей, но Анна, словно прочитав его мысли, что-то буркнула и прижалась к нему еще крепче. Сет подумал и посадил обоих малышей прямо на землю. Зак тут же вырвал траву с газона и отправил себе в рот. Анна захныкала, схватила Сета за джинсы и попыталась встать.

  Сет подписал бумаги, взял копии и положил их в карман куртки, потом наклонился, чтобы взять Зака, у которого вся курточка была в траве.

  — Эй, чемпион, давай-ка очистим это, — сказал Сет.

  — А если вы еще уберете свой джип с дороги, мы наконец сможем ехать, — добавил прораб.

  Ну конечно! Никки отказалась припарковать его джип! Сет поморщился и посадил малышей обратно. Было всего десять часов утра, но ему казалось, что прошел целый день. В любом случае с двумя детьми на руках он не собирался ничего делать. Он отгонит джип, когда дети будут сидеть внутри.

  Только после того, как Сет усадил близнецов на заднее сиденье, а сам сел за руль, он обнаружил, что ключа в зажигании нет.

* * *

  Удача сопутствовала Никки. Пробок не было ни по дороге в Рокхерст, ни обратно. Ей не пришлось даже искать место для парковки, она смогла без проблем припарковаться прямо напротив здания банка. Вся сделка и так заняла бы у нее не более часа, но сегодня она торопилась покончить со всем еще быстрее. Как только документы были подписаны, она поднялась со своего места и принялась пожимать всем руки, прощаясь.

  — Куда ты так торопишься, Никки? — спросил ее молодой банкир. — Я думал, мы сходим на ленч в новое кафе на Кантри-Клаб-Плаза.

  — Рановато для ленча.

  — Не спорю, — сказал он нежно. — Позже я перехвачу тебя в офисе.

  — Нет, прости, Ричард, не могу. У меня сегодня много дел. — Извинение прозвучало немного неискренне, но она не знала, как объяснить ему ситуацию с близнецами, кораблем, вирусом и всем остальным. — Я позвоню тебе на неделе, — добавила Никки и собрала свой портфель.

  Ричард явно расстроился, но ничего не сказал.

  Новые хозяева дома остановились в дверях, чтобы подождать Никки, поблагодарить ее и пригласить на обед, как только они переедут. Никки натянуто улыбнулась, сказала, что обязательно придет, и выбежала на улицу.

  Конечно, машина была заперта. Сквозь темные стекла солнце нагрело кожаные сиденья в салоне, так что, усевшись, Никки почувствовала приятное тепло, которое избавило ее от напряжения в мышцах.

  В машине пахло чем-то свежим и смутно знакомым. Лосьон Сета после бритья, вспомнила она. Удивительно, как долго держится этот аромат.

  В офисе она отдала бумаги Джен, просмотрела почту и устало взглянула на конверт, который доставил курьер.

  — Брайан хочет тебя видеть, — сообщила Джен. — Он у себя.

  Несомненно, ее партнер собирается поговорить о сделке с Макинтайерами, подумала Никки. Но она уже ничего не могла поделать, только улыбнуться. А если рассказать Брайану, почему пакет пришел обратно в том же состоянии, это рассмешит и его.

  Когда Никки вошла, Брайан говорил по телефону. Она хотела было выйти, но он кивнул ей и жестом указал на кресло.

  — У тебя сегодня важный день, Никки. Я подумал, что ты используешь ту же тактику и в отношении Нейла Гамильтона.

  Автомобильный магнат! Что ж, по крайней мере это не касается Макинтайеров.

  — С твоей стороны очень мило предложить помощь. Тем более что...

  — О, это для меня совсем не трудно, — продолжал Брайан. — Главное — выбрать правильную стратегию, Никки. Ты, конечно, знаешь, что мужские взгляды существенно отличаются от женских. Женщины рассматривают все до последней мелочи. Они могут потратить целый день в поисках подходящего дома, в то время как мужчине достаточно взглянуть на один из предложенных вариантов, и он сделает выбор.

  Вообще-то Никки поспорила бы с этим, но не сегодня. Временами Брайан становился невыносимым женофобом, но специалистом он был хорошим и мог бы выручить ее.

  Главное — выбрать правильную стратегию.

  И Никки сказала:

  — Забавно, но я как раз думала о том же. Его представитель просто позвонил мне первой. Не удивлюсь, если мистер Гамильтон захочет иметь дело с мужчиной.

  Брайан опешил на мгновенье, потом осторожно произнес:

  — Не похоже на тебя, Никки. Упустить сделку и такие хорошие комиссионные.

  — Я поступаю так, как требуют интересы нашей компании, — произнесла Никки невинным голосом. — Ты прав, это очень важный клиент, и уж лучше ты заключишь с ним сделку и получишь свои проценты, чем я провалю ее и не получу ничего.

  Брайан облокотился на кресло и скрестил пальцы.

  — С ним что-то не так, Никки? — спросил он с подозрением.

  — Не так? Все в порядке, насколько мне известно. Я никогда не видела этого человека. Просто подумала, что ты справишься лучше меня. Ну, знаешь, мужчина с мужчиной...

  Брайан запнулся, но на лице его заиграла улыбка, и он произнес:

  — Тут ты, конечно, права. Ладно, мне все равно нечем заняться днем. Что ты собиралась показать ему в первую очередь?

  — Я еще не решила, — ответила Никки честно. Она даже не смотрела в бумаги. — В любом случае не хочу навязывать тебе свое мнение. Дай мне знать, как продвигается дело, хорошо?

  Она полезла в сумку за ключами от машины и вытащила два комплекта. Свой и Сета.

  Он убьет меня. И, что еще хуже, будет прав.

* * *

  Когда Никки вернулась к дому Лауры, было чуть за полдень. Джип стоял возле дома, и она вздохнула с облегчением. Но, боясь скандала, она все равно почти на цыпочках зашла в кухню.

  Сет мыл посуду, а дети играли на полу рядом с ним. Стоял невообразимый шум — близнецы явно играли в симфонический оркестр, используя крышки от сковородок вместо ударных, а деревянные ложки вместо палочек.

  Сет поднял глаза, когда она вошла, но промолчал.

  Никки положила портфель на тумбочку и взяла полотенце.

  — То, что ты здесь, означает, что у тебя есть запасной ключ.

  — Сейчас да, — ответил Сет безразлично. Никки закусила губу.

  — Мне очень жаль. Я привыкла никогда не оставлять ключи в зажигании.

  — О, не думай об этом. Ты могла бы заблокировать дверцы джипа, забыв, что там близнецы. — Он сполоснул последнюю пластиковую миску.

  Никки посмотрела на груду фарфоровой, стеклянной и пластмассовой посуды. Лаура была права: чтобы накопить столько грязной посуды, потребовалось совсем немного времени.

  — Что-то мне подсказывает, что с посудомоечной машиной дела плохи.

  Сет кивнул.

  — Ее уже не починить. Я хотел заменить мотор, но модель настолько древняя, что современный вряд ли подойдет.

  — Бедная Лаура.

  — Тут я бессилен. Что ж, мне надо возвращаться к работе, Никки. Дети в твоем распоряжении.

  В твоем распоряжении — звучит зловеще. Он вообще собирается возвращаться? Он же не обещал ничего, помимо сегодняшнего утра...

  — Послушай, Сет, я говорила, что сожалею о ключе?

  — Да, я уже слышал. Кстати, я покормил малышей.

  — Вижу. Удивительно, как это они согласились на шпинат, если не любят даже кашу.

  Сет удивился.

  — Шпинат? — переспросил он так, как будто вообще не знал, о чем идет речь.

  — Ну да, — ответила девушка. — Зеленые полосы на футболке Зака. Не подумай, что укоряю тебя, но в следующий раз надевай им слюнявчики. — Она хотела спросить: будет ли этот следующий раз? Но тут он сказал:

  — Конечно. Я запомню.

  Она проводила его до двери и спросила:

  — Что приготовить на обед?

  — Обед?

  — Я подумала, может... хотя нет. — Никки постаралась сменить тему: — Что ты строишь для миссис Купер?

  Он приподнял бровь.

  — Ты видела?

  — Конечно, а ты как думаешь? Когда я поняла, что твой ключ у меня, я сразу поехала в Рокхерст, чтобы убедиться, что ты не застрял там из-за меня.

  Сет внимательно посмотрел на нее.

  — Сойдет все что угодно, — сказал он тихо.

  — Что?

  — На обед. Я ем все, что не напоминает детское питание и не связано со шпинатом.

  Когда Сет вышел, Никки стояла, опершись на тумбочку с полотенцем в руках, и улыбалась.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

  Зазвонил мобильник, и, вытащив его из кармана своего голубого пиджака, Никки ответила.

  — Я по поводу мистера Гамильтона, — раздался голос Джен.

  Автомобильный магнат!

  — Ой, Джен, прости. Я так быстро убежала из офиса сегодня утром, что забыла тебе сказать. Брайан займется им вместо меня.

  — Я в курсе.

  — Ну, тогда... Что же ты тогда звонишь мне? Просто пошли его к Брайану.

  — Я пыталась, — прохныкала Джен. — Я сказала, что, к сожалению, ты не можешь встретиться с ним, но Брайан будет рад помочь. Но мистер Гамильтон ответил, что ему не нужен Брайан, что он обращался к тебе и не собирается договариваться с кем-то еще. В общем, я сказала ему, что сегодня у тебя разболелась голова, а он сказал...

  — Не тараторь, Джен, а то задохнешься. Так что же он сказал?

  — Он сказал, что в таком случае он зайдет завтра, ровно в десять утра. И надеется, что твоя головная боль пройдет к тому времени. Брайан в бешенстве, а босс начал расспрашивать, где ты. Никки, ты должна быть здесь завтра утром. Ты просто обязана.

  Самое смешное то, что Джен даже не соврала: сейчас у нее и вправду начала раскалываться голова.

* * *

  Никки окинула непроданный дом взглядом. Уже почти смеркалось. Она много работала, но все ее усилия оказались напрасны. Теперь она подъезжала к дому Лауры.

  В гостиной все осталось как прежде, как будто Лаура и не уезжала, только несколько игрушек были разбросаны на одеяле, где лежали близнецы. Но они, похоже, ничем не интересовались. Анна сонно теребила краешек пижамы, а Зак изучал, как соединяются огоньки, которые висели у него над головой.

  Стол был накрыт. Никки немного потрудилась, оттирая застывший яблочный соус, да и скатерти у Лауры не оказалось. Но зато она нашла пару очень милых салфеток, а вместо ведерка для вина использовала большую глиняную чашку. Все, что оставалось сделать, — зажечь свечи.

  На кухне витал аромат булочек, жареной картошки, только что снятой с плиты, а пара замаринованных стейков ждала своей очереди, чтобы отправиться в духовку.

  Никки успела даже принять ванну вместе с близнецами и надела брюки от формы и свитер.

  Когда джип подъехал к дому и Сет вошел, все было готово. Никки чиркнула спичкой, чтобы зажечь свечи, взглянула на него сквозь пламя и чуть не забыла потушить его.

  Он замер в дверях и уставился на нее. Потом окинул взглядом горящие свечи, накрытый стол, бутылку вина и снова посмотрел на Никки.

  — Эй, не смотри на меня так, как будто у меня клыки выросли, — сказала она. — Я не воспринимаю все это как свидание.

  Она заметила, что он нервно сглотнул.

  — Не сомневаюсь. — Его голос, казалось, немного охрип. — Свечи, вино... Уверен, что ты устраиваешь все так каждый раз, когда собираешься перекусить.

  Никки начала раздражаться.

  — Я просто подумала, что мы можем мило посидеть за обедом. Вот и все.

  — Что же мы празднуем?

  — Окончание дня. Разве этого недостаточно?

  — Вообще-то я рад, что все выяснилось. А то уже решил, что ты пытаешься меня соблазнить.

  — Мечтать не вредно, Бакстер.

  — Такое мне только в кошмарах может присниться, — съязвил он. — А если это не свидание, пусть даже такое странное, что же это? Видимость домашнего благополучия?

  — Все шутишь? Мне есть чем заняться, кроме как демонстрировать тебе преимущества семейной жизни. Предоставлю эту возможность Лауре.

  — Уверен, ты справишься куда лучше, чем Лаура. — Казалось, Сет расслабился. — С первого взгляда эта картина напоминает уютное гнездышко парочки влюбленных.

  Никки поняла, что в какой-то степени он прав. Близнецы — чистенькие и спокойные — выглядели прямо как малыши из рекламы. Стол со свечами, накрытый на двоих. Чудесный аромат запеченного сыра, горячих булочек и маринада... Неудивительно, что Сет растерялся, увидев все это.

  — Прости, не хотела тебя напугать, — произнесла Никки. — Я так привыкла все везде доводить до совершенства, чтобы произвести впечатление на потенциального покупателя, что и здесь невольно получилось то же самое.

  — Произвести впечатление на потенциального покупателя, — повторил Сет. — Ну и что же я должен был купить?

  Никки сдалась.

  — Ничего странного в том, что ты до сих пор не женат, Сет: ты начинаешь убегать, даже если никто за тобой не гонится. Духовка уже разогрелась, поставь туда стейки, хорошо? Я уложу малышей и вернусь.

  То, что близнецы даже не сопротивлялись, отправляясь спать, немало удивило девушку. Она подумала, что они смирились с новым порядком вещей. Когда Лаура вернется домой, она увидит большие перемены в поведении своих детишек.

  Когда она вернулась, Сет открывал бутылку вина.

  — Что-то не так, Никки?

  — Я просто подумала, что Лаура и Стивен могли бы уже быть дома. Ты сегодня слышал что-нибудь о корабле?

  Он покачал головой.

  — Я старалась посматривать телевизор, — сказала Никки, — но там ничего не сообщали. Странно, что событие, которое только вчера было новостью дня, сегодня уже ничего не значит.

  — Ты, наверное, тоже была занята весь день. — Сет передал ей бокал. — Как тебе удалось все это? Ты же не могла пойти в супермаркет.

  — Нет, — ответила Никки мягко, — не могла, потому что, торопясь вернуться на работу, ты забыл переставить детские кресла в мою машину.

  — Ну, по забывчивости мы с тобой равны. Но если ты никуда не выходила, как же умудрилась приготовить все это?

  — К счастью, существуют службы доставки продуктов на дом, а посуду и все остальное я позаимствовала у Лауры.

  — Может, я должен спросить, зачем ты все это сделала?

  — Снова за старое? Я не пытаюсь потрясти тебя своими кулинарными способностями, Сет.

  — Я не об этом. Почему ты просто не поставила пару тарелок и не приготовила сэндвичи с арахисовым маслом?

  Никки пожала плечами.

  — Я же пригласила тебя на обед. В качестве извинения за забытый ключ. Заметь, я не скандалю из-за кресел.

  — Рад, что ты не сердишься по этому поводу. При других обстоятельствах я бы и не узнал, что ты можешь быть такой милой.

  — Рада за тебя. — Она взглянула на часы над раковиной. — Если любишь стейк с кровью, то он уже готов.

  — Нет, пусть еще постоит. Может, тебе больше нравится, когда стейк еще не до конца разморозился?

  — Я люблю обычный, — покачала головой девушка. Она достала из холодильника салаты и поставила их на стол. — Боюсь, что салатных заправок у нас нет, я забыла включить их в список. Только масло и уксус, да еще то, что было в холодильнике. Я все равно не знала, какую ты предпочитаешь.

  — Сойдет масло и уксус. — Через пару минут Сет принес дымящиеся стейки. — Я выключил духовку. Ты же не будешь пока готовить банановое фламбе или что-то в этом роде.

  — Нет, на десерт только шоколадный торт, — ответила она.

  — Ты и десерт уже приготовила? Признавайся, Никки, тебе что-то от меня нужно. Давай, выкладывай.

  Никки вздохнула. Она надеялась не заводить этот разговор, пока Сет не поест и не расслабится, но он обо всем догадался.

  — Ну, я хотела попросить об одном маленьком одолжении. — Никки подняла бокал. — За Лауру и Стивена — чтобы они поскорей приехали. Вообще-то это неплохое вино, его порекомендовал курьер.

  — Давай ближе к делу, — напомнил Сет.

  — Это насчет завтра. Я сделала все, что могла, но завтра мне непременно нужно быть на работе, — сказала Никки, расправив салфетку и взяв вилку.

  — Думаешь, я завтра свободен?

  — Но у тебя есть команда. Они же могут продолжать строительство и без твоего непосредственного участия.

  — Ты ничего не знаешь о моей работе. А что такого важного у тебя завтра?

  — Это по поводу миллионера.

  — Я думал, ты послала кого-то еще показывать ему дома.

  — Я пыталась, но он не хочет иметь дело с кем-то еще.

  Сет смотрел на нее с сомнением.

  — Они не нашли общего языка с Брайаном, поэтому он зайдет завтра... — снова заговорила Никки.

  — Ах, Брайан? Не удивительно, что они не смог ли договориться. Вот если бы его звали Бренда... Ну да не важно. И сколько же времени у тебя это займет?

  Кажется, он готов помочь? По крайней мере не отказывается.

  — Не знаю, Сет. Может, и весь день. Я могу показать ему все запланированное или же дома три-четыре. Но...

  — Но на каждый из них уйдет час или даже два.

  — Если учитывать время, пока мы доедем до дома, он посмотрит его и мы доедем до следующего, то да.

  — То есть ты хочешь, чтобы близнецы весь день были со мной. Никки, не могу же я работать, когда у меня обе руки заняты.

  — У меня тоже не получится. Попробовал бы ты справиться с непростым замком, когда у тебя двое детей на руках.

  — Может, твой миллионер обрадуется возможности побыть джентльменом и будет открывать перед тобой двери. Да, и возьми коляску. По крайней мере тебе не придется нести их.

  — Как смешно, Сет. Слушай, я бы с большим удовольствием наняла для детей няню. Я уже пыталась это сделать, но вспомнила, что Лаура никогда бы так не поступила. — Никки откусила кусочек своего стейка. Мясо не было жестким, но ей все равно казалось, что что-то не так. — Да я бы и сама не оставила малышей с человеком, которого они никогда раньше не видели. Уверена, ты поступил бы точно так же.

  — Значит, мы разделимся, — ответил Сет.

  — О чем это ты?

  — Каждый возьмет с собой ребенка. Одной рукой ты вполне сможешь открывать двери, а я чертить диаграммы и подписывать бумаги. Да, это не совсем удобно, но мы по крайней мере сможем заниматься делами.

  — Показывать дома с ребенком на руках? — спросила Никки ошеломленно.

  — Или ты возьмешь одного из малышей, или бери обоих. Тебе решать, — ответил Сет, пожав плечами.

  Если продолжить спорить, будет только хуже. Так у нее хотя бы есть выбор.

  — Я возьму одного, — быстро ответила Никки.

  — Молодец, — произнес Сет, пробуя картошку. — Очень даже неплохо. Я и не знал, что ты так хорошо готовишь. Буду рад помочь в любое время, так что приглашай меня на обед, когда захочешь.

 * * *

  Вместе с кофе и шоколадным тортом они переместились в гостиную. Там они смогут заодно посмотреть телевизор, может, узнают что-нибудь новое о положении на корабле. Но в новостях, как всегда, рассказывали лишь о последних событиях. Никки залезла на диван с ногами, подложила подушку под спину и попросила:

  — Расскажи мне о миссис Купер.

  Сет убавил звук.

  — О миссис Купер? Зачем?

  — Ты говорил, что ремонтируешь ее мебель. Я думала, ты делаешь ей новые полки или что-то вроде того.

  — С этого все начиналось — незначительная перепланировка. Она хотела переделать вторую спальню в проходную и гардеробную.

  — А потом решила пристроить целый флигель. Это была ее идея или твоя? Если твоя, то ты занимаешься не своим делом. Тебе следовало бы продавать недвижимость.

  — Я делаю лишь то, что хочет заказчик, — ответил Сет, покачав головой.

  — Даже если это совсем не имеет смысла?

  — Ты не продвинешься ни на миллиметр, если будешь указывать клиенту, что ему следует делать. Он просто наймет кого-нибудь другого.

  — Но если ты сделаешь то, что ему не понравится, тоже далеко не уедешь, — вздохнула Никки. — Ты спрашивал о том доме, напротив дома миссис Купер, почему я продавала его дважды. Знаешь, ты ведь тогда был прав.

  — Что, новым хозяевам он не подошел?

  — Это был первый большой дом, который мне удалось продать, — кивнула девушка. — Я была настолько увлечена тем, чтобы поскорее заключить сделку, что просто не учла: такой дворец совершенно не подходит для этой пары.

  — И когда же они поняли это?

  — Примерно через полтора месяца. Они, конечно, ни в чем меня не обвиняли, но чувство вины, что я не была внимательна к ним, осталось у меня до сих пор. Мне следовало сначала убедиться, что они действительно все обдумали.

  — Тебе кажется, что миссис Купер не нужен новый флигель.

  — Разве я сказала такое? — удивилась Никки. — Я не имела в виду именно ее. Я говорила в общем. Дом — это самая большая и дорогая вещь, которую люди хотят иметь. Но когда-нибудь, через год или позже, они больше не смогут в нем жить. Кто знает, что произойдет у них в будущем? Например, если бы миссис Купер вместо мастерской построила оранжерею, она смогла бы разводить какаду и других попугайчиков...

  — Забавно, наверное, разводить птичек. Если бы у нее было хобби, она, может, перестала бы быть похожей на коршуна. И, может быть, она даже перестала бы менять свое мнение каждые двадцать минут.

  Никки хохотнула.

  Сет сцепил руки за головой и спросил:

  — Как ты догадалась, что это будет мастерская?

  — Ты же сказал, что она хотела сначала проходную и гардеробную, так что я просто мыслила логически. Кроме того... — Никки задержала на нем взгляд, — я была там сегодня.

  — Ты просто проезжала мимо и посмотрела?

  — Я искала тебя, — уточнила Никки.

  — Но ведь моего джипа уже не было.

  — Я же этого не знала. Может, ты паркуешься за домом, чтобы его не было видно.

  — Твои объяснения совсем неубедительны, Никки, — усмехнулся Сет.

  — Ладно, — согласилась она. — Я хотела посмотреть, чем ты занимаешься. Из того, что мне сказала Лаура, я поняла, что ты... — Она остановилась, прикусив губу, но было уже поздно.

  — ... кто-то вроде случайного рабочего.

  Никки почувствовала облегчение, не услышав в его голосе ноток обиды. А почему, собственно, они должны быть? Когда это Сет Бакстер обращал внимание на то, что она о нем думает?

  — Ну да. А как на самом деле называется твоя должность?

  — Главный подрядчик.

  — Так еще непонятнее. Что ты вообще делаешь?

  — Моя компания строит дома, возводит пристройки, как в случае с Эмили Купер, переделывает гаражи под офисы, обновляет кухни, превращает заводы в склады.

  — Смотри, вон он! Корабль. И номер, по которому можно получить информацию. — Никки подскочила и уронила пульт от телевизора. Они оба резко потянулись за ним через кофейный столик и стукнулись лбами. Когда они снова сели и Сет включил звук, сообщение уже кончилось и телефон исчез с экрана.

  — Ты хоть что-нибудь услышал? — простонала Никки.

  — Нет. Но уверен, они еще вернутся к этому. — Он снова откинулся на спинку дивана. — Как ты думаешь, у нас совсем нет ничего общего?

  — Ммм?

  — Ну если мы сравним наши симпатии и антипатии, может, обнаружим не только различия.

  Никки поправила подушки и уселась поудобнее.

  — А ты думаешь, мы похожи как две капли воды? Хорошо, давай поиграем. Какую музыку ты предпочитаешь?

  — Джаз.

  — А я классическую. А еду?

  — Стейк. В этом мы похожи, правда?

  — А вот и не угадал. Просто я нашла стейк в холодильнике. Сама я предпочитаю рыбу. Как ты избавляешься от стресса? Помимо твоих блондиночек, я имею в виду.

  — Играю в большой теннис, — усмехнулся Сет.

  — Слишком энергичная игра для меня. Вот долгая прогулка и ванна с пеной — другое дело. Итак, три — ноль в мою пользу. Будем продолжать?

  — Только если теперь я буду задавать вопросы. Твое хобби?

  — Вязание, — ответила Никки твердо.

  — Удивительно, — Сет округлил глаза. — Я полюбил его с тех пор, как сидел на коленях у мамы, все эти... ммм... крючочки и петли и...

  — Не думай, что я тебе поверю, — сказала Никки и запустила в него подушкой.

  — Ну, хорошо. Считай, что я хочу научиться вязать, — ответил он и огрел девушку подушкой в ответ. — Ты могла бы меня научить.

  — Нет. Я имею в виду... — Она запнулась. — Я имею в виду, я не собираюсь никого учить.

  Сет рассмеялся.

  — Ты имеешь в виду, что ты маленькая врунья.

  — Да, я не профи в вязании, — согласилась Никки.

  — Значит, у нас все-таки есть что-то общее, — заключил Сет. — Кажется, ты устала. Иди спать. А я подожду, может, еще раз покажут номер телефона.

* * *

  В спальне Никки сняла брюки и свитер и осталась в трусиках и майке. Она убеждала себя в том, что не может переодеться в пижаму, пока Сет находится в доме. Нужно просто потеплее укутаться. Она, конечно, взяла с собой из дома пижаму, но та была совсем прозрачной. Девушка просто замерзла в ней прошлой ночью, когда Анна проснулась и ее надо было напоить и убаюкать.

  Если сегодня ей придется пойти к детям, когда Сет еще не уедет... что ж, тогда он убедится, что меньше всего на свете Никки хочет его соблазнить.

  Если тебе не важно, как ты выглядишь, почему ты тогда вообще думаешь об этом?

  Интересно, он еще долго собирается сидеть в гостиной? Он сказал, что до тех пор, пока в эфире снова не покажут телефон. Но сколько до этого пройдет времени: несколько минут или, может быть, часов?

  Никки улеглась в кровать, вспоминая, как играли мускулы Сета, когда он сидел, сцепив руки за головой и откинувшись на спинку дивана. Девушка до сих пор помнила его тепло, когда она, вскочив, нечаянно коснулась лодыжкой его колена. Вспомнила она и то, как они столкнулись лбами; и хотя сейчас ей не было больно, у нее захватило дыхание. Комната как будто поплыла перед глазами. Из последних сил Никки натянула одеяло. Удивительно, почему Лаура ни разу не говорила ей, что Сет не такой уж законченный эгоист?

  Он, наверное, уже уехал домой. Может быть, ей выглянуть и посмотреть, нет ли его в гостиной? А если он там...

  Никки, забудь об этом.

  Она повернулась на спину и с головой укрылась одеялом.

* * *

  Никки проснулась с чувством, что она пропустила что-то важное. Она очень крепко спала и не помнила, просыпались ли этой ночью близнецы. Или, может, она просто не слышала их. Девушка подошла к двери спальни и облизнула губы. Дверь была закрыта, хотя Никки помнила, что оставляла ее приоткрытой на случай, если малыши проснутся. Или это было вчера?

  Могла ли она оставить дверь приоткрытой, зная, что Сет сидит в гостиной? Конечно, нет. Она могла представить себе его реакцию, если бы он увидел полуоткрытую дверь спальни. Сет бы, наверное, подумал, что она хочет, чтобы он вошел.

  И не надейся, Никки!

  Она услышала лепет Зака и Анны, звуки, которые уловила только сейчас. И раздавались они не из детской. Как дети выбрались из кроватки? Что они там такое вытворяют и почему так счастливы?

  Никки босиком поплелась в столовую и замерла на пороге. Дети сидели на своих обеденных стульчиках. Сет, стоя около них, произнес:

  — Эй, дети, как делается этот ваш завтрак? — Он обернулся, словно в поисках ответа, и увидел Никки. — Привет.

  — Ты так рано приехал! — пробормотала девушка и начала приглаживать волосы.

  — Не совсем так.

  — Хочешь сказать, что ты просто остался? — сказала Никки, насупившись.

  — Ага, новости повторили через десять минут, и я постучался к тебе, чтобы сказать об этом.

  — Я даже не слышала.

  — Оно и понятно, — ответил он весело. — Ты спала как убитая, и я подумал, что мне лучше остаться. Я постелил себе на диване.

  — Не знаю, что сказать. — Никки подошла к Сету и потянулась за коробкой с кашей для детей.

  — Просто приготовь им завтрак, — ответил Сет, пожав плечами.

  — Спасибо, — сказала Никки медленно и протянула ему миску. — Размешай это хорошенько, сделаешь?

  Сет вооружился ложкой, сдвинул стульчики. К тому времени, как Никки приготовила вторую порцию каши, он уже наловчился: совал ложку каждому по очереди.

  — Ты кормишь их с одной ложки?

  — Естественно, — ответил Сет. — Тем более что они близнецы и играют в одни и те же игрушки. Какая, собственно, разница? Им все равно.

  — Не дай бог, Лаура узнает об этом. У нее для каждого из малышей своя ложка.

  — Иди переоденься, — сказал Сет. — Мы сами закончим кушать. Я хотел заехать домой и взять кое-что из одежды, прежде чем поеду на работу.

  — Хорошо. Если тебе нужно. — Почему это он сказал взять кое-что из одежды, а не просто переодеться! — подумала Никки. — Ну а... — сказала она медленно, — какие новости о корабле?

  — Пока ничего определенного, — ответил Сет, не отрываясь от кормления детей.

  — Значит, пока конца этому не видно...

  — Примерно так. Ты возьмешь с собой кого-нибудь из близнецов сегодня или кинем монетку?

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

  Никки припарковалась на стоянке перед офисом и посмотрела на Анну в зеркало заднего вида. Глаза у малышки закрывались, а головка склонилась набок.

  — Ты, наверное, разбудила Сета сегодня, — сказала Никки, — а сейчас снова клюешь носом. Спорим, он оценил это.

  Как бы он сейчас себя ни чувствовал, Никки, безусловно, была очень признательна ему за то, что он остался. Крепко же она спала, если даже не слышала, как дети проснулись?

  Кто-то постучал в окно ее машины. Никки подскочила от неожиданности, повернулась и увидела на тротуаре Брайана с портфелем в руках. Он направлялся на работу.

  — Доброе утро, — сказала девушка, открыв дверцу.

  — Доброе? Незаметно. Как твоя головная боль? — По тону, каким он говорил, было понятно: он не верил в то, что у нее вообще болела голова. Никки не винила его в этом.

  — Спасибо. Я чувствую себя замечательно. Послушай, мне очень жаль, что так получилось с мистером Гамильтоном. Сама не понимаю, с чего он так зациклился на мне. Я говорила с ним лишь однажды, да и то по телефону.

  — Просто в следующий раз, когда захочешь перекинуть мне своего клиента, убедись, что он вообще собирается покупать дом.

  — Что это значит? Он переехал сюда из Детройта — естественно, он хочет купить дом.

  — Тогда почему он отказался говорить со мной?

  Может быть, ему не нравится твой подход? — подумала Никки, а вслух сказала:

  — Может, он просто что-то не так понял, Брайан, и ждет меня, чтобы я все ему разъяснила.

  — Или он просто путешественник.

  Путешественник — на сленге агентов по недвижимости это человек, который смотрит дома просто так, не собираясь ничего покупать. Он просто отнимает время агента. Не похоже, подумала Никки. Но спорить с Брайаном по этому поводу не хотелось.

  — Не поможешь мне донести портфель?

  — Зачем? — с удивлением спросил Брайан.

  — У меня руки будут заняты, — ответила девушка, открыв заднюю дверцу и наклонившись, чтобы отстегнуть ремень Анны.

  Малышка произнесла что-то похожее на «бум» и уткнулась в шею Никки.

  — Что это? — спросил ее напарник с ужасом.

  «Это маленький образец хомо сапиенса женского пола. Я купила его в зоомагазине», — хотела было произнести Никки, но вовремя сдержалась.

  — Это длинная история, — махнула она рукой.

  — Если ты думаешь, что я посижу с ребенком, пока ты будешь объезжать Канзас-Сити с Нейлом Гамильтоном...

  — Не говори глупостей, — ответила Никки честно. На самом деле я и не мечтала оставить ребенка на твое попечение.

  — Ну, если ты это понимаешь... — С двумя портфелями он направился к двери. Никки последовала за ним с Анной на руках и сумкой с подгузниками через плечо.

  Брайан остановился у двери в ожидании, что девушка откроет ее.

  — У меня руки заняты, — объяснил он. Хороший будет денек, сказала она себе. Слова эхом раздались в ее голове.

* * *

  Сет выругался, заметив темно-синюю машину — она стояла возле двухэтажного здания, в котором наверху располагалась его квартира, а внизу — его офис. Он надеялся, что успеет принять душ и переодеться до того, как его секретарша приедет в офис, но там уже загорелся свет. Наверняка Нора уже заметила, что его джип не стоит на своем обычном месте.

  Конечно, он мог перехитрить ее и войти с черного хода. Но из окна своего кабинета она уже наверняка уловила, что он одет в то же, во что и вчера, а на лице у него солидная щетина.

  Сет достал Зака с заднего сиденья, посадив его на одну руку, потому что в другом положении ребенок начинал капризничать. Мускулы все еще болели. Лаура могла бы купить новый диван, такой, на котором он смог бы растянуться в полный рост, так же как, впрочем, и посудомоечную машину, размышлял Сет.

  Ему пришлось изрядно помучиться прошлой ночью. Но даже будь диван размером с баскетбольную площадку, он все равно чувствовал бы себя ужасно. Сет до сих пор помнил запах духов Никки и тепло ее тела. Поэтому и отправил девушку спать. Не помогло — он никак не мог отделаться от внезапно вспыхнувшего желания.

  Он взял сумку, в которую Никки положила все то, что могло ему понадобиться. Что она туда напихала? Кирпичи?

  Сет открыл стеклянную дверь своего офиса и вошел.

  Его секретарша взглянула на него из-под своих полукруглых очков в золотой оправе. Потом она взяла карандаш, которым что-то писала, и сунула его за ухо, затем задумчиво подперла рукой подбородок.

  Сет с минуту смотрел на нее, размышляя. Ему казалось, что каждая женщина, достигшая определенного возраста, мечтает стать бабушкой. А если у нее нет собственных внуков, она бы возилась с любым ребенком, которого увидит. И конечно, эта женщина — не исключение. С Норой малыш, несомненно, будет в безопасности.

  И Сет решил попробовать.

  — Смотри, кого я принес, Нора, — сказал он весело.

  — Надеюсь, это значит, что в сумке у тебя коробка шоколадных конфет, — ответила она сухо.

  — Нет. У меня для тебя кое-что получше. — Он снял сумку с плеча и поставил Зака на ножки. — Эй, приятель, поздоровайся с Норой.

  — Ах, вот что ты имеешь в виду! И откуда взялся этот малыш?

  — Нора, дорогая, — произнес Сет. — Никогда не думал, что мне придется посвящать тебя в подробности своей жизни. Это не мой ребенок, меня попросили присмотреть за ним. Я просто согласился помочь.

  — Другими словами, ты влип и ищешь выход. Знаешь, этого пункта нет в списке моих обязанностей.

  — Можешь добавить это в твое резюме.

  — Или я просто напишу заявление и уволюсь. — Нора посмотрела на Зака. — Ну ладно, давай-ка его сюда, ты все равно не знаешь, как управляться с ребенком. — Она подкатила к ним на своем кресле, протянув руки.

  — Нора, ты прелесть, — Сет передал ей малыша.

  Но Заку это не понравилось. Своими пальчиками он вцепился в шею Сета, как пиявка. Когда Сет попытался отцепить его, ребенок расплакался.

  Нора отошла к краю стола.

  — Молодой человек, кажется, предпочитает твое общество, — сказала она с умилением.

  — Ведь не наша вина, что женщины не понимают мужчин, правда, Зак? — сказал Сет, бросив на Нору возмущенный взгляд. — Успокойся, чемпион, или я запихну тебя в сумку и закрою там. Ты выиграл, хорошо?

  Зак шмыгнул носом и уткнулся в плечо Сета.

  — И держи язык за зубами, Нора, — произнес Сет, подходя к лестнице.

  — Пока вы не ушли... утром звонил прораб со строительства для миссис Купер, — сказала секретарша, вытаскивая записку.

  Сет взглянул на бумагу и заскрипел зубами.

  — Она хочет передвинуть окно?!

  — Она сказала, что не сможет жить, когда из ее окна открывается такой вид, — ответила Нора.

  — Надеюсь, прораб объяснил этой дамочке, что уже слишком поздно.

  — Нет. Он думал, что вы, как босс, должны сами сообщить ей об этом.

  — Такими темпами мы и за пять лет не управимся! — Он направился в свой кабинет.

  — Может быть, миссис Купер просто нравится смотреть, как молодые сильные мужчины работают около ее дома, — заключила Нора.

  — Так же, как и тебе?

  — Конечно. Почему, ты думаешь, я продолжаю ходить на работу, несмотря на твое отношение ко мне?

  Сет закрыл за собой дверь. Он посадил Зака на пол, не обращая внимания на его протесты, сел в кресло и набрал номер миссис Купер.

  На другом конце он услышал томный голос с грассирующим «р».

  — Миссис Купер? — спросил Сет.

  — Сет, как мило, что вы сами перезвонили мне. Но я ведь просила вас звать меня просто Эмили.

  — Прораб сказал мне, что возникли некоторые разногласия по поводу окна.

  — Ну да. Сегодня утром я вышла посмотреть, как продвигается работа, и обнаружила, что мое окно выходит как раз на задний двор соседей. Они могут заглядывать в мою мастерскую прямо из бассейна.

  Так повесьте штору!

  — Вся проблема в том, что стена вокруг этого окна уже забетонирована. Если бы вы сказали об этом недели две назад, когда мы только выкладывали стену, можно было бы что-нибудь сделать. А сейчас...

  — Но я не осознавала проблему до сегодняшнего утра, — сказала она невинно. — Вы же можете переделать ее, правда? Я уверена, вы можете переделать что угодно.

  — Боюсь, что я... — Что-то беспокоило Сета, отвлекало его. Вдруг он осознал, что именно. Зак вел себя тихо.

  Слишком тихо.

  Сет отъехал на кресле от стола и огляделся. Он сразу заметил, что один из ящиков стола открыт. Он откатился чуть дальше и услышал шуршание бумаги. Сет ожидал увидеть все что угодно, но только не это: один уголок бумаги был во рту у ребенка. Малыш жевал бумагу с чертежом фасада еще не построенного дома Андерсонов.

  — Пика... — сказал он четко. — Бу.

  Сет тихо выругался.

  — Простите? — переспросила миссис Купер холодно. — Не ожидала услышать такое от человека, с которым имею дело.

  — Извините, — ответил Сет. — Это я не вам. Это...

  Зак, увлеченный новой игрой, ползал по ковру и приподнимался, используя в качестве опоры колено Сета. Наконец он добрался до рабочего стола, потянулся к телефону и нажал на кнопку отбоя. Сет оказался наедине с короткими гудками.

  — Вот так, значит, дружище, — сказал ему Сет. — Даже не спрашивай, с чем тут можно еще поиграть. — Он снова набрал номер миссис Купер, но снова наткнулся на короткие гудки.

  Проклятье!

  Он взял ребенка и посмотрел на часы. О душе, конечно, нечего было и думать, но по крайней мере он может надеть свежую рубашку и побриться перед выходом.

  — Нора, постарайся дозвониться до миссис Купер. Скажи, что я еду к ней.

  — Вы следуете не в том направлении, — заметила Нора.

  Она могла бы этого и не говорить. У Сета было такое чувство, что перестановкой окна миссис Купер дело не кончится.

 * * *

  Ровно в десять Никки выпила кофе и еще раз просмотрела список адресов: дома, которые могли бы подойти Нейлу Гамильтону. Всего их было двадцать три. На то, чтобы показать их, ушла бы целая неделя, так что список надо было сократить. До кабинета доносились голоса — высокий, принадлежащий Джен, и низкий, глубокий, который Никки запомнила еще в тот день, когда говорила с Нейлом Гамильтоном по телефону.

  Никки встала, чтобы поприветствовать его, и замерла, пораженная. Мистер Гамильтон был не много старше, чем она ожидала. И совсем не похож на вице-президента автомобильной компании, скорее на звезду старого немого кино: худой, медлительный, грациозный, стильный, с блестящими черными волосами и темными, почти черными глазами. И хотя он не носил плащ, меч и шляпу с пером, она без труда могла представить его в таком одеянии. Когда они пожимали друг другу руки, Никки старалась не глазеть на него. Он не сразу выпустил ее руку.

  — Да, — произнес мужчина, — вы полностью соответствуете своему голосу.

  А вы нет, подумала Никки удивленно. Но, может быть, именно поэтому он не снимался в кино, а занимался автомобильным бизнесом. Потому что есть еще один такой же...

  — Очень рада с вами познакомиться, — сказала она. — И простите меня за вчерашнее отсутствие. Я подготовила для вас довольно большой список, поэтому хотела бы начать с того, какие детали вы считаете необходимыми для вашего будущего дома. Нет смысла смотреть на что-то, что не удовлетворяет ваших потребностей.

  — Если вы так считаете, мисс Маршалл, — могу я называть вас Никки? — тогда я просмотрю список. В конце концов, я планирую жить в этом доме не один год. И могу потратить на выбор дома столько времени, сколько понадобится.

  — По телефону, — сказала она спокойно, — вы высказали пожелание, чтобы в вашем доме был кабинет, столовая для проведения больших приемов и по крайней мере три спальни.

  Он кивнул.

  — Вы предпочитаете какой-то определенный архитектурный стиль?

  — Я не думал об этом, — ответил мужчина, пожав плечами. — Я всегда жил в квартирах, гостиницах и мотелях.

  — И никогда в особняках? — Никки старалась быть спокойной. — У вас никогда не было собственности?

  — Вот именно поэтому я и хочу приобрести дом.

  — Тогда давайте начнем с обсуждения некоторых особенностей вашего дома.

  Она откинулась в кресле и посмотрела на корзинку с ребенком. Анна спала примерно полчаса. Может быть, Никки повезет, и малышка будет спать, даже когда она возьмет ее на руки, чтобы отнести в машину...

* * *

  Было уже темно, когда она вместе с Нейлом подъехала к офису по продаже недвижимости, где весь день оставалась ее машина. За восемь часов Никки успела сменить Анне четыре подгузника, покормить ее и показать своему миллионеру шесть домов в разных районах города.

  Она потянулась за мобильным и набрала домашний номер Лауры.

  — Сет? — спросила Никки. — Это ты?

  — Ага. Как ты там?

  — Я удивлена тем, где ты сейчас.

  — Нас тут вообще-то двое. На данный момент я занимаюсь посудомоечной машиной.

  — Ты же сказал, что она безнадежна. Ну да не важно, расскажешь позже. Я работаю, а чем, ты думал, я занимаюсь?

  — Я бы не удивился, если бы ты пошла куда-нибудь потанцевать со своим миллионером.

  — Он вообще-то приглашал меня на обед. А ты мог бы позвонить мне с сотового.

  — Я забыл спросить у тебя номер.

  — О, полагаю, в этом мы оба преуспели, потому что у меня тоже нет твоего. Лаура оставляет список нужных телефонов на дверце холодильника. Я хочу заказать пиццу. Пепперони с сыром подойдет?

  — Моя любимая. А ты говорила, что между нами нет ничего общего... Я думал, миллионер поведет тебя обедать.

  — Я же говорила, что он пригласил меня. Буду дома, как только сделают пиццу. — Никки отключила мобильный и посидела еще немного. Буду дома... Хорошо, что Сет не обратил внимания на эти слова, а то бы он уже натягивал ботинки, готовясь удрать. Буду дома — очень похоже на намек на семейный очаг.

  Если бы того не требовали правила приличия, Никки съела бы свою половину пиццы еще по дороге домой. Даже Анна оживилась, почувствовав острый запах пепперони и томатного соуса. В знак протеста против того, что ее весь день таскали туда и обратно, она вдруг захныкала.

  — Даже не думай выпросить у меня кусочек пепперони, — сказала Никки. — Ты ела макароны с мясными шариками. Помнишь? Ты должна меня слушаться.

  Она первым делом понесла в дом Анну, но уже на пороге застыла от удивления. В кухню было не пройти, потому что прямо на проходе возвышалась посудомоечная машина.

  Собственно говоря, теперь посудомоечных машин было две: старая, которая перегородила проход, и новая, застрявшая между стеной и шкафом.

  — Лауре понравятся такие перемены, — сказала Никки. — Я имею в виду, перелезать через эту громадину, чтобы добраться до задней двери.

  — Прости, — сказал Сет виновато. — Я собирался убрать ее до того, как ты вернешься.

  — Ничего. Просто возьми у меня Анну или открой парадную дверь, пока я обойду дом.

  Он вытер руки о джинсы и взял малышку. Зак тут же выполз на четвереньках из-за угла, а Анна, вырываясь из рук Сета, закричала что-то непонятное.

  Никки щелкнула пальцами.

  — Так вот что ты имела в виду! Она говорила это весь день. Я не сообразила, что она просто хотела знать, где ее брат. — Никки посмотрела на Анну, которая обнимала Зака, задыхаясь от радости.

  Малыш был покрыт красными пятнами. Они выступили у него на лице, на лбу и шее.

  — Что случилось с Заком? — испугалась Никки.

  — Не паникуй. Это ненадолго. Ну, вообще-то это не скоро сойдет. Он изрисовал себя маркером, но я уверен, что рано или поздно это отмоется.

  — Ты дал ему маркер поиграть?

  — Конечно, нет. Как и чертежи, которые он решил все-таки сжевать.

  — Да, не повезло тебе, — улыбнулась Никки. — Остановись на минуту, я сбегаю за пиццей. Подозреваю, что мне понадобится подкрепиться, чтобы выслушать эту историю до конца.

  Когда девушка вернулась, Сет уже отодвинул посудомоечную машину так, чтобы она смогла пройти в комнату. Она положила пиццу на стол, достала пару тарелок, открыла спагетти с мясными шариками. Ее внимание привлек лист бумаги, лежащий на столе.

  — Я и не думала, что посудомоечная машина стоит так дорого, — заметила она.

  Сет проследил за ее взглядом и вытащил листок из-под коробки с пиццей. Он исчез в его кармане с той же быстротой, с какой фокусник вытаскивает из шляпы белого кролика.

  — Лаура звонила сегодня?

  — Нет. А что?

  — Думала, может быть, ты посоветовался с ней, прежде чем покупать такую дорогую вещь.

  — Посудомоечная машина досталась мне от клиента. А твой миллионер соответствовал ожиданиям?

  — Вполне, — ответила Никки спокойно.

  — Тогда почему же ты не пошла с ним обедать?

  — Потому что восьми часов в день, по-моему, и так предостаточно, — ответила девушка.

  — Тебе часто приходилось проводить так много времени с мужчинами, правда?

  — Что ты имеешь в виду?

  — Ну, сначала тебе наскучил биржевой маклер, теперь вот магнат.

  — Их нельзя сравнивать. Мне нужно было выслушать Нейла Гамильтона. Его голос напомнил мне...

  — Мне не очень интересно слушать все это.

  — Ладно, насчет завтра, Сет...

  — Только не это, — сказал он, приглаживая волосы. — Еще один день с Заком — и моему бизнесу придет конец.

  — Нет, нет. Это вечером. У Нейла завтра весь день встречи.

  — Подожди минутку, я думал, ты больше не собираешься никуда с ним идти.

  — Я и не собираюсь. У нас еще остались дома, которые нужно посмотреть.

  — За восемь часов он не смог найти ничего подходящего?

  — Некоторые люди покупают первое, что увидят. Другие хотят осмотреть все возможные варианты, прежде чем принять решение.

  А некоторые больше заинтересованы в просмотрах, чем в покупке. Никки начала думать, что Брайан был прав, когда назвал Нейла Гамильтона путешественником.

  — Если бы ты присмотрел за близнецами вечером, — продолжала девушка, — я могла бы осмотреть с ним оставшиеся дома. В любом случае этот раз будет последним. В четверг утром он летит в Детройт. — Она поставила тарелки близнецов на стол и посадила Зака на его стульчик. — Сет, ну, пожалуйста. Прошу тебя, помоги мне.

  Он подхватил сопротивляющуюся Анну, которая, однако, начала принюхиваться, как только он поставил около нее тарелку спагетти.

  Никки положила на тарелку кусок пиццы и протянула Сету.

  — При одном условии, — сказал он.

  — Каком? — спросила она, замерев.

  — Послезавтра мы оба уедем куда-нибудь на выходные.

  — И нам не придется разлучать близнецов? Это не условие, Сет, это награда. Я не могу позволить себе еще раз проделать такое с Анной. Бедная малышка так устала сегодня.

  — Ты тоже выглядишь неважно.

  — У меня всю спину ломит, — призналась Никки. — Это ужасно — таскать на себе тяжеленького ребенка.

  Сет отодвинул свою тарелку с пиццей и развернулся, положив руки на лопатки Никки.

  — Скажи, где болит.

  — Везде.

  Он выдвинул стул.

  — Давай-ка, садись ко мне спиной и расправь плечи. Это очень простой массаж, но он сработает.

  Никки села, опершись руками на подбородок, и прогнулась. Неудивительно, что Анна так делает. Это помогает расслабиться.

  Она заметила, что Зак уже выкинул свою ложку и кулачком засовывал себе в рот спагетти, но не могла встать, чтобы покормить его.

  Сет умело массировал ее плечи. Когда он добрался до шеи, касаясь ее кончиками пальцев, Никки застонала. Он замер, а она прошептала:

  — Не останавливайся. Мне так хорошо.

  Она расстегнула заколку, и волосы рассыпались по плечам. Теперь он мог без труда помассировать ее голову.

  — Знаешь, тебе лучше быть осмотрительней, а то какая-нибудь женщина непременно попытается женить тебя на себе.

  Он прекратил массировать ее голову и замер. Никки чувствовала, как от его пальцев словно исходит ток.

  Идиотка, тебе не следовало даже намекать на замужество.

  Даже если бы Никки хотела, чтобы он продолжал массаж до следующего года, сейчас надо попросить остановиться. Она встала и повернулась к нему с благодарной улыбкой.

  — Спасибо, Сет. Мне гораздо лучше. Эй, а что это у тебя с шеей?

  — Зак внес свою лепту, — ответил он, потирая пальцами горло. — Но такого больше не случится, потому что сегодня я постриг ему ногти, пока он спал.

  — Хорошая мысль. — Никки положила себе кусочек пиццы и подошла к холодильнику за содовой. — Здесь есть мой номер, кстати. — Она пробежала кончиком пальца список телефонов и сбила один из магнитов. В этот момент из-под него вылетел клочок бумаги и пролетел мимо календаря.

  Девушка со вздохом нагнулась и подняла с пола листок. Она уже почти прилепила его обратно к холодильнику, когда ее усталый мозг осознал, что там написано.

  — О, нет, — прошептала она.

  — Что еще? — спросил обеспокоенно Сет.

  — Завтра пятое, среда — верно?

  — Да. А что?

  — На завтра назначена съемка. Тут написано: фото близнецов, студия Дженсен, среда, пятое сентября, десять утра. — Она посмотрела на Сета. — И что мы будем делать?

  ГЛАВА ПЯТАЯ

  Никки была поражена, когда Сет сбросил эту проблему со счетов как пустячное дело. Он сказал:

  — Для вас троих это может стать небольшим приключением.

  — Да уж, особенно мило будет смотреться Зак — он словно ранен в неравном бою, — ответила девушка сухо. — Уверена, это будет выдающийся портрет, который Лаура непременно захочет повесить над камином.

  — Каким еще камином? — спросил Сет, округлив глаза от удивления.

  — В их новом доме.

  — Они ищут новый дом?

  — Не меняй тему, — перебила Никки.

  — Я забыл про лицо Зака, — согласился он. — Надеюсь, я не буду навеки проклят за это.

  Он выглядел таким огорченным, что Никки мгновенно простила его.

  — Если тебе удастся отмыть его до возвращения Лауры, она никогда об этом не узнает.

  — Готова разделить со мной эту маленькую тайну, Никки? — спросил Сет. Уголки его губ в этот момент поползли вверх.

  — Даже если бы с лицом Зака все было в порядке, я все равно не знаю, во что Лаура собиралась их одевать...

  — Я смотрю, ты просто эксперт, Никки. Я подумал, что мы могли бы оставить все как есть. А можно позвонить в студию и все отменить.

  — Сегодня уже слишком поздно. Позвоню завтра с утра, — она снова взглянула на листок. — Думаю, перенести съемку — не проблема. Здесь написано, что Лаура уже все оплатила.

  — Может, ты поможешь покормить детей и искупать их?

  — Почему это я должна купать их? Я думала, что мы будем делать это по очереди.

  — Мне нужно закончить с посудомоечной машиной. Если конечно, ты не хочешь завтра весь день обходить ее.

  Никки пришлось стирать всю детскую одежду. Ей повезет, если пятна от кетчупа отстираются. Надо было и отмыть детей.

  К тому времени, как Никки искупала детей, поменяла им подгузники и надела на них пижамки, она сама была вся в томатном соусе.

  Укладывая детей, она подумала, что провести весь вечер, выступая на арене с тиграми, было бы легче.

  Сет лежал на спине под раковиной и что-то делал с трубой. Старая машина уже не стояла посреди комнаты, но все, что Лаура хранила в шкафу, было свалено у задней двери.

  — Только не рассказывай мне, что у Зака под одеждой был кусок изоленты. Он так брыкался, что я не мог нормально поменять подгузник, — объяснил Сет. — Я попытался снова застегнуть его, но липучки не прилеплялись.

  — Поэтому ты застегнул подгузник с помощью изоленты?

  — Это единственная вещь, до которой я мог тогда дотянуться.

  Никки пыталась смолчать, но слова сами сорвались с губ:

  — Могу я узнать, где ты был, когда менял ему подгузник?

  — На передвижной платформе, а он смотрел на провода и лобзик и пытался решить, что из этого схватить первым.

  Никки мысленно представила эту картину.

  — Но ведь подгузник держался, — заключил Сет.

  — Да. Он держался так крепко, что мне пришлась взять ножницы, чтобы снять его.

  — Это не моя вина. Они должны делать липучки более долговечными.

  — Я поставила пиццу в духовку! — воскликнула Никки.

  Во всей этой суете она совсем забыла о пицце.

  Она же не съела ни кусочка, только глотнула содовой.

  Сет закручивал болты под раковиной.

  — Если после этого трубы не протекут, то я закончил.

  — Как раз вовремя, — сказала Никки. — Могу поспорить, что ты просто валялся там, не особенно торопясь, пока я купала малышей.

  — Хочешь поменяться местами? Вообще-то тут не так уж и удобно. Это тебе не перина.

  Никки еще раз взглянула на кучу вещей, сваленных в углу, и решила, что этим займется Сет. Она покачала головой и сменила тему, чтобы только не представлять Сета, лежащего на перине.

  — Лаура будет боготворить тебя за все, что ты ей сделал.

  — Нет, — сказал Сет мягко. — Чего я уж точно не хочу, так это чтобы Лаура чувствовала себя обязанной.

  Никки закусила губу. Она должна была сама подумать об этом. Попросить Сета починить посудомоечную машину уже было для Лауры не так-то просто. Но получить в подарок новую, а значит, признать, что они со Стивеном не могут себе позволить купить ее сами, — такого она бы не перенесла.

  — Ты думаешь, она поверит в то, что кто-то выбросил за ненадобностью новую посудомоечную машину?

  — Почти новую. Я скажу ей, что мы ремонтировали кухню на Миссион-Хиллс — это действительно так, — и пусть она сама делает выводы.

  — В таком случае она поверит тебе. В прошлом году я продала там дом. Он стоил около миллиона долларов, но новый хозяин так ни разу даже и не вошел туда. Он просто нанял бульдозер, чтобы снести этот дом, а на его месте построить новый.

  — Вот именно. Такие люди, не задумываясь, выбросят любую посудомоечную машину.

  Зазвонил телефон. Никки полезла в карман и вспомнила, что она переоделась. Ее телефон был в кармане пиджака, который висел в спальне.

  — Это, наверное, твой, — произнесла девушка. — Хочешь, принесу?

  — Он в моей сумке с инструментами, просто передай его мне.

  Он не хочет, чтобы она ответила на звонок, — это ясно как божий день. Ну что ж, подумала Никки. Скорее всего, это одна из его подружек-моделей.

  Она вытащила мобильник из сумки и протянула его Сету.

  — Да? — сказал Сет. — Не сейчас. Во сколько ты будешь дома? В данный момент мне не очень удобно говорить. Да, мне тоже было весело. Слушай, я перезвоню позже, — и он отключил телефон. Никки пришлось прикусить язык, чтобы удержаться от высказывания, что, судя по тому, каким безразличным тоном он говорил, свидание не было таким уж выдающимся.

  Девушка провела пальцем по лейблу, который был наклеен на посудомоечную машину, и оторвала кусочек.

  — Если собираешься сообщить Лауре, что машина не новая, тебе нужно оторвать все наклейки, — заметила Никки.

  — Лучше подай мне какой-нибудь пакет, я уберу мусор из-под раковины, — усмехнулся Сет.

  Никки протянула ему мешки для мусора. Когда Сет убрал, он нажал кнопку, и машина стала заполняться водой.

  — Зачем же упускать такую возможность? — Никки указала на горку грязной посуды, сваленной в раковину.

  — Сначала я хочу проверить, как все работает. Кроме того, давай доедим остатки пиццы, она, наверное, уже горячая.

  Сыр покрылся корочкой из-за того, что был пережарен, тесто немного подгорело, но пицца все равно была вкусной. Никки плюхнулась на диван с тарелкой в руках. Сет уселся рядом.

  — Ты боишься щекотки? — спросил он.

  — Что?

  — Значит, боишься, иначе бы просто сказала «нет». Итак, мы оба любим пепперони и оба боимся щекотки.

  — Если ты закончил с посудомоечной машиной, я загружу ее и устрою ей настоящую проверку.

  — Я сам сделаю это позже. Иди спать — ты выглядишь усталой.

  Никки не могла решить, поблагодарить его или обидеться.

  Уже лежа под одеялом, она вдруг подумала, как Сет провел вчерашнюю ночь. Ему, наверное, было холодно спать под покрывалом, которым Лаура застилает диван. Может, ему нужна еще одна подушка, диванные слишком малы? Девушка взяла подушку и одеяло и понесла их в гостиную.

  Из кухни доносился голос Сета. Странно, но Никки никогда не замечала, какой он мягкий, глубокий. Как меняется представление о людях, когда не видишь их, а только слышишь их голоса...

* * *

  Когда Сет проснулся, он почувствовал себя совершенно разбитым. Тем не менее пришлось встать и отправиться в детскую. Зак, лежащий в своей кроватке и сопящий как щенок, вытянул свою ручонку, чтобы разбудить Анну.

  — Эй, дружище, не делай этого, — сказал Сет. — Запомни: самое худшее, что может сделать мужчина, — это разбудить женщину с утра, когда она еще не выспалась.

  Зак засмеялся и попытался встать на ножки.

  — Слушай, Зак, он знает, что говорит, — добавила Никки, заходя в комнату. — Хотя его опыт ограничивается только блондинками.

  Сет взглянул на девушку через плечо. Одета в футболку, на лице ни капли макияжа, волосы собраны в аккуратный конский хвост. Сейчас она выглядела как шестнадцатилетняя школьница.

  Зак засмеялся и вытянул ручки, чтобы его забрали из кроватки.

  Когда Сет с двумя детьми на руках появился на кухне, Никки ходила туда-сюда по комнате с телефонной трубкой, зажатой между плечом и ухом.

  — Я понимаю, что у вас свои правила, — говорила она, еле сдерживаясь от крика. — Говорю же вам, не важно, что там у вас за правила, мы не можем прийти на съемку сегодня. Мы говорим о детях. Дети могут заболеть, пораниться... — Она остановилась и закрыла глаза, слушая. — Нет, сейчас они здоровы, но...

  Сет занялся приготовлением каши. Он уже кормил детей, когда Никки бросила трубку.

  — Это самое глупое из того, что мне когда-либо доводилось услышать, — возмущалась девушка. — Не понимаю, как они вообще до сих пор работают.

  — Никаких переносов на другой день, никакого возврата денег? — предположил Сет.

  — «Мы никогда не возвращаем никаких денег, — передразнила Никки, подражая голосу в трубке. — Мы можем перенести съемку только в том случае, если вы готовы заплатить еще раз. Мы можем перенести съемку, не беря отдельную плату, если вы позвоните хотя бы за день. Если же все отменяется в последний момент, как в вашем случае, мы не можем заполнить это окно, поэтому и не возвращаем деньги». — И, уже обращаясь к Сету, спросила: — Можешь себе это представить?

  — Займись лучше делом, — ответил он, протягивая ей ложку.

  — Неплохой бизнес-план, знаешь ли, — продолжала девушка, послушно начав кормить Анну. — Брать полную плату, но не выполнять свою работу. Фотоаппарат уже не нужен, нужно просто нанять секретаршу с гнусавым голосом и научить ее повторять «время — деньги».

  — Да не волнуйся ты так!

  — Я не волнуюсь, — сказала Никки. — Я просто возмущена. Непонятно, как они прошли аккредитацию с такими правилами? Вот я, например, не назначаю цену за дом, который люди даже не посмотрели, правда? А ты разве берешь с потенциальных клиентов деньги за работу, которую не выполнил? Так мы оба остались бы без клиентов. — Никки швырнула ложку на поднос детского стульчика. Анна испуганно подскочила и вытаращилась на нее. — Вот что. Я пойду туда и выскажу им все, что об этом думаю.

  — Прекрати, Никки. Сколько стоит съемка? Давай я заплачу, только если мне не придется переодевать детей и ехать с ними туда к десяти часам. Покончим с этим.

  — Дело не в деньгах, а в принципах! Кроме того, студия находится в торговом центре, там есть супермаркет, я могла бы заодно купить продукты... — Она все еще что-то бормотала себе под нос, когда вышла из кухни.

  — Упс, — вырвалось у Сета. Он отодвинул тарелки и потянулся за губкой, собираясь вытереть стульчики. Анна, открыв рот в ожидании очередной порции каши, недовольно хныкнула.

  Он был в детской, когда Никки вышла из спальни, уже в джинсах и свитере. Рассовав по карманам мобильный и кошелек, она сказала:

  — Вернусь, как только смогу, постараюсь не задерживать тебя. — Никки вдруг остановилась. — Что ты делаешь?

  — Помогаю тебе донести детей, — Сет поправил рукав рубашки.

  — Я не возьму малышей с собой. Это...

  — ... единственный способ убедиться, что в фотостудии тебя не надуют.

  — Наверное, ты прав, — сказала Никки медленно.

  — Конечно, я прав. Нельзя этого так оставлять. Они не хотят договариваться? Что ж, это их проблемы, таким образом студия потеряет клиентов.

  — Я готова! — решительно произнесла Никки. — Они наживаются на таких небогатых людях, как Лаура, а я этого не люблю.

  — Хорошо, — кивнул Сет, протягивая ей пару маленьких джинсовых комбинезончиков. — Я только добавлю, что близнецы толком не позавтракали.

  В ответ Никки вздернула подбородок.

  — Черт побери, Сет, ты даже не способен покормить их нормально!

  Он помог ей одеть близнецов, подкатил коляску к дороге и теперь наблюдал, как она смотрит на маленький багажник своей машины. Наверняка она не знает, сколь беспомощно выглядит, когда вот так покусывает нижнюю губу. Конечно, он не скажет ей об этом, потому что находчивая, уверенная в себе Никки Маршалл не придет в восторг, услышав, что иногда она выглядит как растерянный ребенок. Очаровательный, сексуальный, но все же ребенок.

  — Залезай. Я поставлю кресло Анны, — сказал Сет, открыв багажник своего джипа, чтобы положить туда коляску.

  Ее глаза засияли, как янтарь, а улыбка, которой она наградила его, сияла ярче солнца.

  — Эй, — усмехнулся он. — Перестань, а? Ты меня смущаешь. Я бы ни за что на свете не упустил шанс прокатиться с такой девушкой.

 * * *

  За несколько минут до десяти они уже были у фотостудии. Стены холла украшали портреты детей.

  — Малыш! — пролепетала Анна, указывая пальчиком на фотографию ребенка, который был по крайней мере в два раза старше ее самой. Зак заинтересовался автоматом по продаже жвачки, который стоял при входе в студию.

  За окошком в справочной сидели две женщины. Никки подумала, что одна из них, должно быть, та самая, которая говорила с ней по телефону. Другая наверняка клиентка — она никак не могла выбрать, какие фотографии ей заказать, постоянно отвлекаясь на своего трехлетнего ребенка. Рядом сидела еще одна женщина с тремя маленькими девочками, одетыми в одинаковые красные вельветовые платьица.

  Никки подошла к справочной и забарабанила по стойке кончиками пальцев.

  — К тому времени, как она закончит с клиенткой, она скажет, что мы опоздали на съемку, — сказала она тихо.

  Сет ничего не ответил. Озадаченная, Никки повернулась и открыла рот от удивления. Сет, коляска, дети — все это куда-то бесшумно исчезло.

  Непохоже, чтобы это было похищение. Возможно, они просто обошли автомат со жвачкой? И тут Никки увидела Сета, который вез коляску по направлению к киоску с едой. Ну, конечно, подумала Никки. Он же не завтракал!

  Когда они вернулись, у Сета в руках ничего не было, зато дети крепко держали в ручонках что-то похожее на...

  — Мороженое в вафельном рожке?! Совсем рехнулся?

  — Они не завтракали, — голос Сета звучал немного удивленно.

  — Клубничное мороженое — не лучший завтрак для малюток.

  — В молоке много протеина, разве не так? А клубника — это ягода.

  — Они же не смогут прожевать вафли!

  — Я послежу за этим, — ответил Сет и понизил голос: — К тому же работники студии наверняка будут озабочены тем, как избавиться от этой парочки, пока она не перепачкала всех остальных клиентов. И они сделают все, что ты захочешь.

  Никки взглянула на маму девочек в вельветовых платьях — на лице женщины застыл ужас. Никки ее не винила.

  Клиентка, которая сидела в справочной, сказала что-то секретарше, указав на них. Та в свою очередь посмотрела на близнецов и вскочила.

  — Иди и получи, что хочешь, милая, — сказал Сет. — А я посмотрю, чем все кончится.

  Но женщина не пошла к Никки. Вместо этого она исчезла за дверью фотостудии. Ее голос было слышно даже в холле. И хотя Никки не могла разобрать слов, тон говорил сам за себя. Никки сделала глубокий вдох.

  Минуту спустя в дверях возник явно рассерженный мужчина.

  — Что здесь происходит? — прогремел он, размахивая фотоаппаратом. — У меня еще сеанс не закончился, а моя секретарша говорит мне... О боже мой!

  Никки проследила за его взглядом. Анна держала свой полуразвалившийся рожок с мороженым, как статуя Свободы — свой факел, а сама, наклонившись, лизала мороженое Зака. Весь подбородок у нее был испачкан. Зак, казалось, остатками своего мороженого собирался перепачкать сестре еще и нос. Его собственное лицо уже было настолько чумазым, что полоски от маркера стали едва различимы.

  — Сет, — сказала Никки, — увези их в коридор, пока они весь ковер не уделали.

  — Нет! — воскликнул фотограф. — Нет, ничего не трогайте! — Он схватил фотоаппарат и начал снимать с разных сторон. Зачарованные его действиями близнецы сидели с широко раскрытыми глазами, только их язычки все еще двигались — оба пытались доесть мороженое Зака. Анна махнула рукой, и ее мороженое плюхнулось на пол.

  Фотограф вздохнул как будто с удовлетворением.

  — Это ваш приз, — сказал он, окинув Никки взглядом. — Можете зайти за фотографиями на следующей неделе. Снимки сделают вам совершенно бесплатно!

  Никки замерла.

  — А если бы вы передали мне права на эти фотографии, — добавил мужчина лукаво, — я мог бы использовать их на конкурсах. Может быть, даже на выставках. Ваши малыши могли бы стать фотомоделями.

  Никки сделала глубокий вдох, чтобы прийти в себя.

  — Боюсь, я не вправе что-либо подписывать, — ответила она мило, — потому что это не мои дети.

  — И не мои, — быстро сказал Сет, когда фотограф посмотрел на него.

  — Но вот что я вам предлагаю, — произнесла Никки. — Если вы сделаете исключение из правил и перенесете сеанс, чтобы мать этих детей, моя подруга, сама привезла сюда близнецов и сделала снимки, которые захочет, я посоветую ей подписать то, что вам нужно.

  — В любое время, — ответил мужчина быстро. — Можно сделать еще более хорошие фотографии, если малыши будут по-другому одеты, да и освещение нужно другое.

  Никки открыла было рот, чтобы что-то сказать, но промолчала.

  Потребовались некоторые усилия, чтобы убедить близнецов расстаться с вафельными стаканчиками и вытереть их лица. На пути к машине Никки взглянула на Сета, который еле сдерживал улыбку.

  — Ладно, давай уж, говори, — обратилась к нему девушка. — Ты был прав. Мне не следовало договариваться с этим фотографом. Я просто сниму детей где-нибудь в другом месте, надеюсь, что такого больше не повторится.

  — И забудешь о том, что у них есть доказательства? — сказал Сет. — Фотографии будут готовы на следующей неделе.

  — Ты думаешь, я расскажу Лауре об этой так называемой съемке? Она убьет меня.

  — Нет уж, если ты не возьмешь фотографии, их заберу я. Одну отнесу на работу, одну поставлю на стол в спальне, одну в машине и парочку, пожалуй, положу в кошелек. Может быть, еще останется одна для зеркала в ванной. О, и еще на дверцу холодильника. Черт, я просто заберу их все!

  Никки не могла удержаться от улыбки. Сет сильно привязался к детям, он действительно замечательный дядя.

  — Это так мило. Получатся великолепные снимки, правда? Даже если Лаура будет возмущена.

  — Милые, ничего не скажешь, — ответил Сет. — Во мне говорит лишь инстинкт самосохранения.

  — О чем это ты?

  — Если напоминания о событиях этой недели будут висеть везде, куда бы я ни посмотрел, — произнес он решительно, — я никогда больше не попаду в такую ситуацию.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

  Его слова засели в голове Никки. «Я никогда больше не попаду в такую ситуацию».

  Сет с самого начала дал ей понять, что только чувство ответственности за малышей брата заставляет его оставаться здесь. А что до того, что Сет помогает ей из желания узнать ее поближе... только дура могла подумать такое.

  И только дура может мечтать об этом! — убеждала себя Никки.

  Чем скорее Лаура приедет домой, тем скорее Никки сможет жить так, как она привыкла, и тем скорее Сет вернется к своим блондинкам. Так будет лучше для всех.

  — Ты предпочитаешь ходить за покупками в определенный магазин или подойдет любой? — спросил Сет.

  — Ах да, продукты... — Никки пришлось вернуться к реальности. — Все равно, но я позабочусь об этом позже. Тебе ведь нужно на работу.

  — Вообще-то нет, — ответил он сухо. — Сегодня все только и делают, что расстраивают меня.

  Так вот почему он пришел! Не для того, чтобы помочь ей, и даже не потому, что хотел поразвлечься в фотостудии, — он просто не хотел идти на работу!

  — Почему? Ты скрываешься от клиента, чьи бумаги испортил наш малыш? — Никки старалась говорить спокойно.

  — Вот черт, я совсем забыл об этом! Хочешь, я переставлю детские кресла, или оставить тебе джип?

  — Ты еще раз доверишь мне свою машину? — спросила Никки, приподняв брови.

  — Я же понимаю, как тебе трудно справиться с этими далеко не легкими креслицами.

  Сет мог бы просто оставить их на дороге и предоставить Никки самой разбираться с ее проблемой. Но он этого не сделал. Конечно, он хочет, чтобы близнецы были в безопасности.

  — Знаешь, на самом деле ты хороший человек, — сказала Никки. — Как ты думаешь, когда все это кончится, мы смогли бы стать друзьями?

  На какое-то время она подумала, что он ее не слышал.

  — Конечно, — ответил наконец Сет. — Мне кажется, мы даже можем устроить двойное свидание.

  — Не думаю, что... — Никки не закончила свою мысль. Наверное, это было нетактично: сначала попросить мужчину быть другом, а в следующую же секунду осудить его за склонность к определенным женщинам. Даже если он не знает, что она думает обо всех его подружках, нет смысла высказывать ему это вслух. Но если он все же полагает, что Никки будет очарована кем-то вроде Инги или Эльзы....

  — Не пойму, что у тебя на уме? — сказал Сет, взглянув на нее. — Итак, о чем ты думаешь?

  Никогда в жизни Никки не чувствовала себя так ужасно. Конечно, она не рассматривала себя и Сета как потенциальную парочку. Но если она скажет ему что-то в этом роде, он, естественно, сделает вывод, что она напрашивается на свидание...

  Чего же ты, собственно, хочешь, Никки Маршалл?

  — Ну... знаешь... останемся просто друзьями. Забудь об этом. Ничего я не думаю.

  — Ничего, — повторил он тихо.

  Никки была немного разочарована. Неужели он воспринял все так буквально? Слишком буквально?

  Он вывел джип на дорогу и вытащил коляску, пока Никки занималась малышами. Соседка, пожилая женщина, появившись из-за своей парадной двери в домашнем халате, наклонилась, чтобы взять газету, лежащую у порога.

  — Доброе утро, — крикнула она. — Что-то вы сегодня рано, миссис Бакстер.

  Никки взглянула на Сета, но из-за возни с коляской он, возможно, не слышал слов соседки. Должна ли я просто поприветствовать ее? Или все-таки сказать, что она ошиблась? — подумала Никки.

  Женщина присмотрелась и нахмурила брови.

  — Нет, подождите-ка. Вы не миссис Бакстер. Как же я могла перепутать ее с вами? У нее волосы более рыжие, чем ваши. Вы покупаете дом Бакстеров? Но это же их дети, так ведь?

  Сет поставил коляску рядом с джипом и взял Зака из рук Никки.

  — Да, их родители продали их вместе с домом, — сказал он шепотом. — По договору вместе с домом мы получаем стиральную машину, сушилку, шторы, близнецов...

  Никки улыбнулась.

  — Мы здесь на несколько дней, чтобы присмотреть за детьми, — объяснила она соседке.

  — Может, попросим эту милую женщину посидеть с малышами? — пробормотал Сет. — И тогда это решит наши проблемы.

* * *

  Говоря, что сегодня от него не будет толку на работе, Сет не преувеличивал. Он осознал это, как только подъехал к пристройке дома Эмили Купер. Двое рабочих уже готовились просверлить отверстия там, где раньше было окно, а теперь вместо него была стена. Третий занимался цементом. Еще двое возились с бензопилой.

  Прораб собрал инструменты и обратился к Сету:

  — Не хотите объяснить мне, почему нам приходится снова все переделывать, босс? Мы ждали вашего появления, надеялись, что вчера вы просто пошутили насчет всего этого и сегодня утром скажете нам, чтобы мы не занимались ерундой.

  Сет махнул рукой строителям с пилой в руках, и они запустили мотор. Со звуком, похожим на жужжание целого роя пчел, пила начала прорубать окно в стене.

  — Хорошо, что вы не начали пару часов назад, — обратился он к прорабу. — Соседи закидали бы вас помидорами.

  — Думаете, мы сумасшедшие? — ответил тот и развернулся, направляясь на стройку, чтобы помочь рабочим.

  Постепенно, сантиметр за сантиметром, пила разрушала стену, вокруг нее образовалось облако цементной пыли. Краем глаза Сет уловил что-то розовое и воздушное. Он повернулся и увидел, как Эмили Купер в кружевном шифоновом пеньюаре появилась из-за угла собственного дома. Несмотря на наряд, ее черные как смола волосы были аккуратно уложены. Или, быть может, подумал Сет, она просто выливает на них столько лака для волос, что прическа не портится даже после бурной ночи. А прежде чем выйти на улицу, мадам долго красится. Кроме всего прочего, она пользуется и подводкой для глаз. Сет был готов поспорить даже на свой джип, что миссис Купер делает макияж постоянно, даже если целый день сидит дома.

  В это утро она появилась со своим пуделем. Эмили держала собачку на одной руке, другой пыталась прикрыть пуделю уши. Она что-то говорила — Сет заметил, что губы ее шевелятся, но он не мог разобрать ни слова.

  Он сделал знак прорабу, чтобы остановили работу. Пилу выключили.

  — Что за шум? — со злостью спросила миссис Купер.

  — Мы переделываем окно, как вы и просили.

  — Хорошо, но вы можете делать это потише? Вы меня разбудили, вы напугали мою собачку, а грохот стоит на всю улицу...

  — Я же вас предупреждал, — напомнил Сет, — что эта перемена будет дорого стоить и произведет много шума.

  — Но вы не предупреждали меня, что этот шум будет громче атомного взрыва, — ответила женщина разочарованно.

  Сет прекрасно помнил, что говорил об этом. Но, конечно, пока сам не услышишь звук бензопилы, не поймешь.

  — Мы можем пока прекратить работу, если хотите.

  Она прикрыла глаза.

  — Сколько вы еще собираетесь пилить?

  — Мы можем управиться и за один день. Но эта стена достаточно прочная. Если бы не ваше решение перенести окно... А вы не могли бы переночевать в отеле?

  — А как же соседи? Двое уже звонили и требовали объяснений. Я не могу разместить их всех в отеле!

  — Вы можете оставить окно в том месте, где планировали изначально.

  Она задумалась над возможным вариантом.

  — Мы можем добавить несколько окон под крышей, если вы хотите. Тогда в комнате всегда будет много света.

  Сет затаил дыхание, ожидая ответа.

  — О, ну хорошо, — ответила женщина нелюбезно. — Но это совсем не то, что я хотела. И займет гораздо больше времени.

  «Все равно вы меняете свое мнение по десять раз на дню», — чуть не ляпнул Сет.

  — Это не моя вина: вчера вы были настолько заняты ребенком, что не предупредили меня, к чему приведет перепланировка.

  Конечно, ей сейчас нужно было найти виноватого. Сет знал, что лучше промолчать.

  — Пока у вас на руках нет того довеска, который постоянно отвлекает вас, я бы хотела еще кое-что добавить, — заявила Эмили Купер.

  Довесок! От возмущения Сет чуть не задохнулся. Между тем женщина продолжала:

  — Я не уверена насчет одной из стен...

  Начинается, подумал он. Все, как всегда. Но от прошлых дней сегодняшний все-таки отличался. Сегодня Сет скучал по Заку.

* * *

  Никки надела последний чистый костюм из тех, что у нее были с собой, и сложила белье в гостиной. На диване лежала уже собранная стопка детской одежды. Среди крошечных джинсов и футболочек, пижамок, комбинезончиков и штанишек были и ее собственные вещи, как, например, ее любимая полосатая блузка. На ней так и остались оранжевые следы от кетчупа. Да и большую часть вещей Никки нужно было теперь нести в химчистку.

  Ничего, подумала девушка. Придется съездить домой, чтобы взять еще что-нибудь из одежды. Пожалуй, такими темпами она вскоре перевезет сюда весь свой гардероб.

  Никки услышала, как хлопнула входная дверь, и выглянула из окна. Возле дома стоял джип Сета и фургон, в который рабочие втаскивали старую посудомоечную машину Лауры.

  — Избавляешься от улик, как я понимаю, — обратилась к Сету Никки, когда фургон уехал.

  — Мы просто отделались от старого хлама. Нет надобности оставлять его, ты же поклялась, что сохранишь это в секрете. — Сет потрепал близнецов по головкам. — Ты, наверное, горишь желанием увидеть своего миллионера? Или просто хочешь выбраться отсюда?

  — Я просто хочу, чтобы этот вечер поскорее закончился, вот и все. — Никки подхватила столько детской одежды, сколько смогла, и отнесла в детскую.

  Сет забрал остальные вещи и последовал за ней.

  — Как я понимаю, этот богач хочет, чтобы ты показала ему каждый дом в Канзас-Сити, возле которого стоит табличка «Продается».

  — Очень похоже на то. — Она закрыла ящик комода для Зака и открыла следующий, предназначенный для Анны.

  — Может, он заинтересован вовсе не в покупке дома, а просто ждет, пока ты назначишь ему свидание?

  — Не шути со мной так.

  В коридоре раздался характерный звук, предвещавший появление одного из малышей.

  — Они наверняка подумали, что мы их бросили.

  — Это, скорее всего, Анна, — предположила Никки. — Зак никогда бы не отправился сюда самостоятельно.

  Анна, улыбаясь, появилась из-за угла и на четвереньках бодро поползла по направлению к ним.

  — Что такое, дорогая? — спросила Никки и наклонилась, чтобы взять малышку на руки.

  — Осторожно, — предупредил Сет, — она тебя всю обслюнявит. — Он потянулся за Анной.

  Малышка одной рукой схватилась за него, а второй все еще держалась за шею Никки. Девушка с трудом выдохнула:

  — Она невероятно сильная!

  — Еще бы, ведь она подтягивается около двенадцати часов в день, — заключил Сет. — Давай-ка, отпусти Никки, ты, маленький осьминог. — Его пальцы слегка коснулись горла Никки, когда он пытался отцепить Анну. — Боюсь, что поцарапаю тебя, если сильно дерну, — сказал Сет.

  Но, Анна, кажется, нашла себе новую забаву и теперь не собиралась сдаваться. Одной рукой она держалась за шею Никки, другой вцепилась в Сета.

  Никки взглянула на упрямое личико малышки и уступила.

  — Ну, хорошо, Анна, ты можешь еще немного повисеть, а потом ты спустишься, потому что мне надо уйти.

  Малышка заразительно засмеялась, и Никки невольно улыбнулась.

  — Как мало ей нужно для счастья, — сказала девушка и взглянула на Сета в ожидании, что он то же рассмеется.

  Но в его взгляде не было и тени веселья. Он был спокоен, как всегда.

  Она стояла так близко, что могла утонуть в изумрудной глубине его глаз. Никки почувствовала едва уловимый аромат лосьона после бритья. Его кожа под ее рукой была теплой, даже горячей. Кончиками пальцев девушка почувствовала необычный пульсирующий звук — или так бьется ее собственное сердце?

  Никки неуверенно отступила назад.

  — Я полагаю, сегодня нет ничего нового от Лауры и Стивена? — хриплым голосом спросил он.

  Что ж, так они хотя бы сменили тему.

  — Ни слова, — ответила она наконец, отцепив Анну.

  — Ты устала. — Он прижал малышку к себе.

  Никки старалась не замечать, как Анна расстроилась. Она повернулась к комоду и продолжила складывать детские вещи в ящик.

  — Ну да. А разве ты не устал?

  — Не знаю. — Его голос уже звучал как всегда. — Вообще-то сегодня я понял, что скучаю без Зака. У него талант ставить на место всех самых капризных клиентов.

  Никки бросила на него взгляд, полный удивления.

  — Разве это хорошо?

  — Если бы он был сегодня со мной, миссис Купер, возможно, не решила бы переносить стену и увеличивать свою гардеробную до размера авиационного ангара.

  — Ах, Эмили Купер!

  — Единственная и неповторимая.

  — Полагаю, в ней тоже есть кое-что хорошее, — произнесла Никки как можно спокойнее.

  — Ага. Ты можешь сегодня вечером взять с собой Зака...

  Никки содрогнулась при мысли об этом. Сегодня она собиралась показать Нейлу Гамильтону еще один дом, но как быть с Заком?..

  — Очень мило с твоей стороны поделиться им, Сет. Но лучше не стоит.

  — Как хочешь. Но если ты все же решишься взять его, гарантирую, что твой миллионер отпустит тебя раньше.

  Никки не стала дожидаться, каким будет следующее его предложение. Несомненно, Сет посоветовал бы прийти на встречу с двумя детьми. И пусть магнат наслаждается!

 * * *

  Возле дома Никки не удалось припарковать машину, поэтому ей пришлось немного пройтись пешком. Она не сразу заметила мужчину возле парадного входа. А когда заметила, то подумала, что ведет он себя очень странно.

  Она замедлила шаг. Лампочка над дверью перегорела или была выключена, и в голове у девушки возникли подозрения. То, как незнакомец склонился над замком, навело ее на определенные мысли. Но когда она уже решила бежать к соседям за помощью, мужчина обернулся.

  — Никки! С тобой все в порядке! — воскликнул он.

  — Ричард? — спросила она обескураженно. — Конечно, я в порядке. Что ты здесь делаешь?

  — Ты собиралась позвонить мне, — напомнил он.

  — Ой! — Она закусила губу, вспомнив тот день, когда он пригласил ее на ленч, а она сказала, что позвонит ему на неделе. — Я была немного занята и просто забыла.

  — Кажется, ты и про работу забыла, — сказал он. — Я звонил туда тысячу раз. Тебя там нет уже много дней, а твоя секретарша так и не смогла придумать ничего вразумительного, чтобы объяснить твое отсутствие.

  Никки была удивлена, что Джен, которая раньше так хорошо придумывала разумные оправдания, растерялась.

  — Что там говорить, — продолжал Ричард, — ты даже не отвечала на мобильный. Я всю неделю оставлял тебе сообщения.

  — Мобильник...

  Никки вытащила телефон из кармана. Экран не погас, но был темнее, чем обычно.

  — Наверное, я забыла зарядить его сегодня.

  — Как бы то ни было, я спросил у твоего менеджера, где ты, но он сказал, что ты даже не проверила свою почту и что у него в кабинете до сих пор лежит твоя сумка из химчистки. Вот я и пришел сюда с отмычкой...

  — Ожидая найти меня утонувшей в собственной ванне? Признайся, Ричард... — Никки закусила губу.

  У него действительно были причины волноваться. Она совсем забыла о своем обещании. И тем не менее... Похоже, Ричард воспринимает их дружбу более серьезно, чем она.

  — Прости, — произнесла Никки. — Послушай, я действительно была очень занята и...

  — Так занята, что даже не зашла домой? Никки, у тебя кто-то есть? — спросил Ричард, сделав глубокий вдох. Его голос звучал безрадостно.

  Никки была поражена. Кто-то есть?

  — Ричард, что между нами было? Три или четыре свидания? Это же не значит, что мы уже помолвлены!

  — Нет, — ответил он. — Конечно, нет. Увидимся как-нибудь. — Он повернулся и ушел прежде, чем она смогла что-то сказать.

  Никки закатила глаза. Теперь надо будет пригласить Ричарда в кафе, рассказать ему, чем она занималась все это время. И объяснить, что несколько раз пообедать вместе вовсе не означает, что она настроена на серьезные отношения.

  После того как Торп растоптал ее чувства, Никки больше не хотела влюбляться в кого-либо. Может быть, именно поэтому она под влиянием момента и предложила Сету дружбу?

  Впрочем, сейчас у нее нет времени раздумывать об этом. Она и так уже опаздывает на встречу с клиентом.

 * * *

  Никки остановила свою машину перед отелем.

  Она увидела, как Нейл Гамильтон выходит из двери, и медленно подъехала к входу. Швейцар открыл перед ним дверцу, и Нейл сел рядом с ней. Никки выехала на улицу. Она кивнула на яркий каталог, который лежал между ними, и сказала:

  — Я приносила вам новые журналы по продаже домов, вы их просмотрели?

  — Я был очень занят.

  Никки сдержала вздох. Она надеялась, что Нейл, может быть, сам подыскал себе нужный дом.

  — Возьмите их с собой в Детройт. Тогда вы сможете позвонить мне, если вам что-нибудь приглянется.

  Вместо ответа он спросил:

  — На что мы посмотрим сегодня?

  — У меня есть четыре варианта. Надо успеть до вечера. Вечером, когда хозяева обычно дома, тяжелее попасть туда.

  — Если они действительно хотят продать свой старый дом, то в их интересах впустить нас.

  — Я снова задам вам вопрос: для чего вам нужен дом? Как часто вы хотели бы принимать гостей? Вы говорили, что разведены, но значит ли это, что вы собираетесь жить один?

  — Если вы имеете в виду, собираюсь ли я поселиться здесь с дамой, то нет, — ответил Нейл, откинувшись на спинку сиденья.

  — Если найду что-нибудь стоящее, дам вам знать, — сообщила Никки спокойно. — Я думала и о детях. Знаете, все эти семейные хлопоты, летние каникулы, выходные.

  — О, нет! У меня этого никогда не было. Моя бывшая жена слишком сосредоточена на своей карьере. Она была... то есть и сейчас... она адвокат.

  — Как интересно!

  — Я лично предпочитаю, когда женщина на первое место ставит семью, а потом уж работу. Знаете, — размышлял Нейл, — для женщины весьма подходит работа риелтором. Я имею в виду, что у нее остается много времени и на семью.

  Нужно бы взять вас домой, чтобы вы сказали то же самое Сету, он бы от души посмеялся, услышав, что у меня много свободного времени.

  К счастью, они уже подъехали к первому дому из списка, и Никки не пришлось отвечать. Она посмотрела в свои записи.

  — Этот меньше, чем вы хотели. В нем три спальни, но нет кабинета. Конечно, под него можно переделать одну из них, — резюмировала девушка.

  — Но это не совсем мне подходит.

  Хорошо, тогда вы можете не смотреть его. Так будет быстрее.

  Нейл вышел из машины, осмотрелся, пожал плечами и сел обратно. Кажется, сегодняшний вечер пройдет быстрее даже без помощи Зака. Никки подумала, как там Сет с двумя детьми. Забавно, что сегодня он не отказался остаться с ними, искупать их и уложить спать. Ну и что тут удивительного? После проделки Анны, которая толкнула их в объятия друг друга, когда они находились практически на расстоянии поцелуя, не удивительно, что Сет хотел побыть без Никки, пусть даже в обществе двоих детей.

  — Тот дом, который мы смотрели сегодня первым. Зачем вы показывали мне его, если он слишком мал? — спросил Нейл неожиданно, когда они подъезжали к четвертому по счету дому.

  — Потому что его можно расширить, — ответила Никки, стараясь не терять самообладание. — При доме довольно большой участок, так что можно было бы его достроить, добавив еще несколько комнат, в том числе и кабинет.

  — Правда?

  Она удивилась, как человек, почти лишенный воображения, мог добиться такого высокого поста. Только если он работает исключительно с числами, а не с людьми...

  Внезапно Никки сказала:

  — Давайте я покажу вам кое-что. Правда, это не кабинет, а пристроенная мастерская. Но она послужит наглядным примером. Вы увидите, как можно пристроить к дому еще одно крыло. — Никки повернула в Рокхерст. — Это частная собственность, так что мы не сможем зайти внутрь. Но я объеду этот дом, чтобы вы могли получить представление о нем.

  Они быстро доехали до места, тем более пробок совсем не было.

  — Это вон там, — сказала девушка, указав на дом. — Тот большой дом в средневековом стиле с розовой крышей. Новое крыло строится сзади, сейчас мы объедем...

  Нейл почти не слушал ее. Он откинулся на спинку кресла и уставился на дом Эмили Купер.

  Никки медленно объезжала вокруг дома, чтобы не только Нейл смог все видеть, но и она сама. За два дня здесь произошли поразительные перемены: была перекрыта крыша и... это что, новые окна?

  Она еще раз посмотрела на Нейла. Он не сводил глаз с дома.

  — Вот этот, — сказал он наконец. — Я хочу его купить.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

  Как Никки ни пыталась объяснить, что дом Эмили Купер не продается, что она лишь проехала мимо, чтобы ее клиент увидел, как дом можно переделать, Нейл Гамильтон упрямо стоял на своем. Однажды он сказал, что поймет, какой дом ему нужен, как только увидит его. Что ж, Никки и раньше слышала такие заявления от своих клиентов, но в данном случае ничем не могла помочь.

  Никогда раньше она не сталкивалась с таким упрямым человеком. Ни один клиент за все время ее работы так не влюблялся в дом с первого взгляда.

  Так как Нейл был уверен, что нашел именно то, что искал, Никки ничего не оставалось, как поразмыслить, что ей теперь делать.

  Мистер Гамильтон вышел из машины напротив своего отеля, посмотрел на Никки и твердо сказал:

  — Все продается. Я вернусь в воскресенье. Надеюсь услышать от вас хорошие новости.

* * *

  Когда Никки подъехала к дому Лауры, уже стемнело. Свет не горел, но какое-то странное мерцание лилось из окон гостиной. Войдя в дом, она услышала звук включенного телевизора. Сет, скрестив ноги и положив под голову одну руку, лежал на диване. Когда Никки приблизилась, он не пошевелился.

  Бедняжка, подумала она. Дети, должно быть, совсем его замучили. Она хорошо знала это состояние.

  Какое-то время она стояла рядом и просто смотрела на него, заинтригованная, потому что никогда раньше не видела его таким беззащитным.

  — Тебе тоже приходится нелегко, — пробормотала девушка.

  — Что? — спросил Сет, вставая.

  — Да так, пустяки. Я думала, ты спишь.

  — Я смотрел теннисный матч.

  — Кто выигрывает?

  — Думаю, тот, что слева.

  — Если ты даже не знаешь, кто играет и какой счет, зачем вообще смотришь?

  — Я ждал, когда ты появишься. Ты не очень-то торопилась. Могла бы и извиниться за опоздание.

  — В чем, собственно, проблема? — спросила Никки озадаченно. — Ты говоришь так, будто я гуляла в комендантский час. — Она поставила на пол сумку, которую принесла с собой.

  Его глаза блестели.

  — Я пытался до тебя дозвониться, но ты не отвечала. Я волновался. После всего, что ты рассказывала о Нейле Гамильтоне...

  — Ты думал, что он затащил меня в какой-нибудь укромный уголок чьей-то спальни?

  — Такое вполне могло бы случиться.

  Да. Вот почему девушки, которые работают агентами по недвижимости, проходят курсы самообороны, а на брелоках к ключам у них всегда прицеплен баллончик со слезоточивым газом. Она помахала связкой ключей у него перед носом.

  — Забавно, ты волновался за меня?

  — У меня в голове бродили разные мысли.

  — Как мило, Сет, даже если на самом деле тебя больше заботило, кто поможет тебе, если я вдруг смоюсь. — Она села на подлокотник дивана. — Сделай мне одолжение.

  — Никки, если ты просишь меня еще раз посидеть с детьми, в то время как ты будешь встречаться с Нейлом...

  — Нет, нет. Я же говорила, что завтра он возвращается в Детройт.

  — Тогда это насчет какого-нибудь другого клиента?

  — Ну, мне нужно сделать кое-что в офисе. И еще я хочу, чтобы ты рассказал мне об Эмили Купер.

  — Зачем тебе о ней что-то знать?

  И Никки рассказала ему, как Нейл зациклился на доме миссис Купер, а когда закончила, Сет с минуту смотрел на нее, качая головой от удивления.

  — Ты проезжала с ним мимо дома Эмили!

  — Он должен был увидеть, что нет ничего сложного в том, чтобы расширить дом.

  — Ну, спасибо, — сказал Сет тихо.

  — Всегда пожалуйста. Ты хорошо поработал. Конечно, я бы ни за что не стала показывать Нейлу этот дом, если бы знала, что он влюбится в него с первого взгляда.

  — Это не совсем обычная реакция.

  — Вот именно. Как же я могла предвидеть такое? Никто не покупает дом, даже не взглянув на него изнутри.

  — И что ты собираешься делать с этим помешательством Нейла?

  — Ну, сначала я позвоню Эмили и узнаю, может быть, она согласится продать дом.

  — Очнись, Никки. Эта женщина пристраивает новое крыло. Она и не думает переезжать.

  — Я могу по крайней мере попытаться, — сказала Никки упрямо. — Я уверена, что, если она разрешит ему войти и посмотреть дом, он сразу откажется от своей навязчивой идеи. Он влюбился в иллюзию и, пока не выбросит ее из головы, не захочет смотреть на что-то другое.

  — Дом Эмили? — с сомнением произнес Сет. — Иллюзия?

  — Если честно, Сет, сегодня дом выглядел так, как будто сошел с обложки модного журнала. Но когда мистер Гамильтон войдет внутрь и увидит, что комнаты в нем маленькие и тесные...

  — Они не такие, дорогая.

  — ... или что ванная старая...

  — Именно поэтому она и перестраивает ее.

  — ... или что кухня недостаточно большая...

  — Она огромная, Никки.

  — Ладно, — сказала девушка, шмыгнув носом. — Там все равно должно найтись то, что ему не понравится. Я могла бы заранее пойти туда и найти что-то подобное. Если Нейл увидит недостатки дома, то оставит свои упрямые попытки и будет готов рассмотреть что-нибудь другое.

  — Но если Эмили не собирается продавать дом, она уж точно не впустит тебя туда, тем более с каким-то покупателем.

  Никки закусила губу.

  — Все продается, — повторила она слова Нейла.

  — По своей цене. Вопрос в том, сколько он готов заплатить. В любом случае не уверен, что хочу, чтобы Эмили Купер переехала.

  — Почему ты не хочешь? — слова Сета поразили Никки. — Всю неделю ты только и говорил, что сейчас твоя главная задача — избавиться от такой клиентки, как она,

  — Если она продаст дом до того, как пристройка будет закончена, возможно, мне придется доделывать свою работу уже для Нейла Гамильтона. После всего того, что ты о нем рассказывала, это то же самое, что поменять шило на мыло, если не хуже.

  — Может, я слегка преувеличила его недостатки, — осторожно ответила Никки. — Уверена, что и Эмили не такая уж стерва, как ты ее описал.

  — Думай, что говоришь, милая. Если Эмили продаст дом, она захочет, чтобы я построил для нее новый.

  — Но пока она разберется, чего хочет, ты уйдешь на заслуженный отдых и освободишься от любой ответственности.

  — Я, пожалуй, посплю, Никки. — Сет растянулся на диване. — Увидимся утром.

  Никки встала и посмотрела на него.

  — Да, ты, наверное, не высыпаешься на этом диване.

  — Ты просто экстрасенс!

  — Как вообще здесь можно спать? Почему ты молчал все это время?

  — Жалобы ни к чему не приведут.

  — Ты не прав. Я сейчас вернусь.

  — Что ты собираешься делать?

  — Отныне я буду спать на диване, чтобы ты смог немного расслабиться, — ответила она, направляясь в спальню. — Кроме того, у меня есть одна маленькая слабость. Люблю смотреть черно-белые фильмы времен наших бабушек. И как раз собиралась сделать это сегодня, а в спальне нет телевизора.

  Она переоделась в пижаму, взяла запасное одеяло, проверила, все ли в порядке у малышей, и вернулась в гостиную. Сет ушел на кухню — она услышала, как хлопнула дверца холодильника. Никки начала быстро стелить себе постель. Когда Сет вошел в гостиную с блюдцем мороженого, она уже лежала под одеялом, держа в руке пульт от телевизора.

  Он махнул ложкой в сторону дивана.

  — Ты действительно хочешь поменяться местами?

  — Дело сделано. Иди и хорошенько выспись.

  Сет не ответил и медленно пошел в спальню.

  Никки зевнула и убавила звук у телевизора. Конечно, диван был не самый удобный из всех, на которых ей доводилось спать, но она по крайней мере на нем умещалась. Она удивилась, почему Сет не разложил его, так он мог бы растянуться во весь рост. Подушки там, где он лежал, были потрясающе теплыми. Она подумала, что с такими подушками, да еще и под одеялом, она без труда заснет...

  Проснувшись, Никки не сразу поняла, что происходит. Не приснилось ли ей, что она предложила Сету поменяться?

  Она лежала вовсе не на диване. Она была в спальне, укутанная в одеяло. А рядом с ней мирно сопел... Сет.

  Никки вскочила, даже не подумав, что может разбудить его. Резкий толчок разбудил Сета. Он открыл глаза.

  — Не знаю, что произошло, — произнесла она. — Не помню, чтобы я вставала ночью, я, наверное, так устала...

  Он понимающе кивнул. Довольно странный жест, особенно если учесть, что он все еще валялся в постели, и девушке даже показалось, что в глазах у него прыгают веселые чертики.

  — Черт побери, Сет, я точно не специально это сделала, — сказала она резко. — С чего бы это я захотела оказаться с тобой в одной постели? — Она передвинулась на самый край кровати, чтобы быть как можно дальше от него.

  — Я просто не вынес мысли, что с моей стороны было совсем не по-мужски оставить тебя спать на диване, и вот я принес тебя сюда. Это было не труднее, чем уложить детей. Ты, конечно, потяжелее, но зато спишь очень крепко.

  — А потом ты решил остаться, — рассерженно произнесла Никки.

  — Я же не сказал, что я джентльмен до мозга костей. Просто глупо ютиться на диване, когда здесь так много места. — Он сел, одеяло сползло с его груди, и он зевнул. — Теперь, когда мы во всем разобрались, можно еще минут десять поваляться в постели, прежде чем близнецы проснутся и начнут чирикать, как стайка птичек.

  Никки открыла было рот, чтобы возразить, но потом поняла, какая она глупая. Уж если они провели в одной постели всю ночь, еще несколько минут никак не испортят ее репутацию.

  Им выпало одно приключение на двоих, вот и все. Сейчас ей нужно взять себя в руки до того, как Сет спросит, почему она придала этой ситуации такое большое значение.

  Никки быстро нырнула под одеяло. Было бы интересно посмотреть, как Сет нес ее...

  Без сомнения, у него огромная практика в поднятии тяжестей. Не только на стройке, но и в собственной спальне.

  — Это моя девушка, — сказал Сет сонно и обнял ее.

  Никки напряглась, но потом заставила себя расслабиться.

  Мы просто партнеры, убеждала она себя. Это ничего не значит.

* * *

  Близнецы были необычно веселы и играли, ползая друг за другом на четвереньках. Когда Никки попыталась угомонить их, чтобы покормить, они расползлись в разные стороны.

  — Придется наказать их за такие выходки, — произнесла Никки грустно.

  — Да ладно, пусть еще немного повзбивают пыль, — ответил ей Сет. — Иди переоденься. Сегодня мы не будем кормить детей дома, как обычно, а пойдем куда-нибудь завтракать.

  Девушка оглядела близнецов, которые еще были в пижамках, и Сета, который еще не побрился.

  — К тому времени, как мы все соберемся, время завтрака давно пройдет.

  — Вот и хорошо. Зато не будет утренней толкучки.

  — Ладно, — сказала Никки. — Но никакого мороженого.

  — Слышали, ребята? Как насчет французских тостов и сосисок?

  Анна улыбнулась. Зак кивнул.

  — Они не понимают, о чем ты говоришь, — заметила Никки.

  — Значит, как раз пора начинать учиться.

  Кафе, которое выбрал Сет, предназначалось для семей с маленькими детьми. Здесь были высокие детские стульчики, стоявшие в ряд, а молоко близнецам принесли в специальных чашках.

  — Полагаю, ты много раз заходил сюда, — сказала Никки, надевая детям слюнявчики.

  — Откуда ты знаешь?

  — Потому что, когда официантка увидела тебя в компании девушки и парочки милых малышей, у нее глаза на лоб полезли. Это значит, что вы знакомы. — И добавила задумчиво: — Или, может быть, она удивилась, как часто ты меняешь подружек... Хотя нет, со своими блондиночками ты, скорее всего, пошел бы в «Фелиситиз».

  — Ты не только агент по недвижимости, но и частный детектив. Хорошая комбинация, скажу я тебе.

  — Ты сказал, что сегодня мы поговорим об Эмили Купер.

  — Нет, как раз на этом я прекратил разговор и сказал, что хочу спать, — ответил Сет, глядя на Никки поверх чашки кофе.

  — А сейчас, когда ты уже не хочешь спать, может, расскажешь мне что-нибудь о ней?

  — Звонок насчет продажи дома ни к чему не приведет.

  — Позволь мне попробовать, Сет. Я умею заговаривать людей. Это моя работа. Но если не хочешь помочь, обещай, что хотя бы не будешь мешать мне.

  — Я же не сказал, что не стану помогать тебе. Но, чтобы Эмили Купер согласилась, нужно найти обходной путь.

  — Хорошо, — сказала Никки медленно. Она взяла у него крошечную кепочку Зака и повернулась, чтобы надеть ее на малыша. — Я слушаю.

  Сет сделал небольшой глоток кофе и посвятил ее в свой план.

  Никки долго смотрела на него, не говоря ни слова. Официантка принесла заказ, и девушка с отсутствующим видом порезала на мелкие кусочки французский тост и сосиску, поставив затем готовую еду перед близнецами.

  — Ты думаешь, это сработает?

  — Это может принести больше толку, чем если ты просто позвонишь ей с работы и спросишь напрямую.

  Да, так, наверное, будет лучше, согласилась Никки. Позвонить клиенту, которого она ни разу не видела, и изложить голые факты — не самая многообещающая идея.

  — На обратном пути мне нужно заехать в офис, — сказала Никки. — Хочу взять с собой контракт на всякий случай.

  — Чтобы получить ее подпись и она не смогла передумать? Никки, сработает этот план или нет, никто не знает.

  — Если все удастся, — упрямо сказала она, — я должна быть готова извлечь из этого выгоду.

  — Ладно, хватит об этом. Еще кофе?

 * * *

  В компании по продаже недвижимости, где работала Никки, не было обычной суеты. Что неудивительно для начала дня во вторник, когда большинство агентов — на объектах со своими клиентами. Как бы то ни было, Никки была рада отсутствию многих сотрудников. Сегодня она не надела свою обычную форму. Брайан, например, ни за что не простил бы ей, приди она в офис в джинсах и футболке с названием колледжа, в котором когда-то училась. Но ведь Никки не собиралась появляться в компании этим утром, тем более вместе с Сетом и детьми.

  Она открыла дверцу джипа еще до того, как тот остановился.

  — Я быстренько забегу к себе и возьму бланк договора. Сейчас вернусь.

  — Почему бы нам просто не пойти с тобой, — мило пропел Сет, — чтобы кто-нибудь не перехватил тебя для решения незаконченных дел?

  — Не говори глупостей. Зачем таскать детей в офис? — Никки торопливо скрылась из виду.

  Джен была на месте, она разговаривала с мужчиной, который стоял у стойки. Женщина рядом с ним что-то диктовала. Джен подняла глаза и увидела Никки.

  — О, мисс Маршалл, у меня для вас договор с Макинтайерами. Я собиралась позвонить вам немного позже, но раз уж вы здесь...

  — Я взгляну на него.

  Когда Никки заговорила, двое у стойки повернулись к ней. Это была та молодая пара, которая купила дом в понедельник, когда Никки так поспешно ушла. Вспоминая об этом, она чувствовала себя немного виноватой. Такие сделки требуют больше внимания. Таковы правила.

  Женщина, широко улыбаясь, подошла к Никки.

  — Чудесно! Вы все-таки появились. Джен думала, что вас не будет, поэтому я решила оставить для вас записку.

  Молодой человек достал красиво упакованную коробку и добавил:

  — Это небольшой подарок в знак благодарности за все то, что вы для нас сделали.

  Никки почувствовала себя еще более виноватой, когда взяла коробку.

  — И мы ждем вас на обед, — сказала женщина. — Это не вечеринка, просто обед, только вы и мы, так что дайте нам знать, когда у вас будет время.

  — Откровенно говоря, мы хотели бы с вами кое в чем посоветоваться, — продолжил мужчина, — о некоторых перепланировках, которые хотели бы сделать.

  В этот момент дверь открылась и вошел Сет с детьми на руках. Он приблизился к Никки, и она машинально потянулась, чтобы взять одного из них на руки. Это оказался Зак, который тут же обеими руками вцепился в золотой бант, украшающий подарок Никки.

  Анна завопила в знак протеста и потянулась в ту же сторону.

  — А ну-ка, перестаньте, — сказал им Сет. Никки с трудом удалось оторвать Зака от банта, и она положила подарок на край стойки, за которой сидела Джен.

  — Это просто удивительно. У них ведь еще даже не было дня рождения, а на прошлое Рождество они были слишком малы, чтобы так полюбить распаковывать подарки.

  — Может быть, они унаследовали такую привычку, — сказала молодая женщина, улыбаясь. — Я и представить не могла, что вы замужем, Никки. Я думала... — Она взглянула на Сета. — Ну да ладно.

  Никки удивилась, что клиентка запомнила, сколько внимания уделял ей Ричард во время сделки. И как он пригласил ее на ленч в новое кафе на Плаза...

  — Приходите вместе с мужем, — сказала женщина твердо. — Я бы, конечно, пригласила вас обоих, если бы знала.

  — Сет Бакстер, — представился Сет, протягивая руку.

  — Не мой муж, — добавила Никки.

  — О... — Улыбка исчезла с лица женщины. Она выглядела немного смущенно.

  — Нет... нет, я имею в виду, мы не... — добавила Никки поспешно, — то есть мы просто друзья. И это не наши дети. Они у нас на время.

  Она заметила, что Сет едва сдерживает улыбку.

  — Я слышал, — сказал он уже серьезно, — вы говорили что-то о перепланировке? Я как раз этим занимаюсь, был бы рад вам помочь. Я строитель-подрядчик.

  — Тогда вы именно тот, кто нам нужен, — сказала молодая женщина. — Вот откуда Никки так много знает об устройстве домов.

  У Никки онемел язык. Звучит так, будто все ее познания в этой области получены по большей части от Сета, а не от учебы, опыта и упорной работы!

  — Как насчет субботы? — предложил молодой человек. — Я приготовлю что-нибудь на гриле, и мы сможем разобраться со всем на месте.

  Никки уже открыла рот, чтобы возразить, но молодая пара заторопилась к выходу. Никки закатила глаза, передала Сету Зака, взяла папку, которую протянула ей Джен, и пошла в свой кабинет. Сет последовал за ней.

  — Тогда вы именно тот, кто нам нужен, — пробормотала Никки, сев за свой стол. — Замечательно, ты можешь идти, а я останусь дома.

  — Разве тебе не нравится эта пара? — спросил Сет. — Мне они показались очень милыми.

  — Это замечательные люди, и я очень хочу пойти к ним... когда у меня на руках не будет двоих детей.

  — Ты говорила, что у Лауры на дверце холодильника висит целый список телефонов девушек, готовых посидеть с детьми. — Сет плюхнулся в кресло напротив нее. — Уверен, одна из них будет свободна в субботу вечером. Да и детям нужно отдохнуть от нас, равно как и нам от них.

  — Не разделяю твоего стремления оставить детей с девочкой-подростком на целый вечер. Можешь помолчать пару минут, пока я просмотрю документы?

  — Кроме того, — продолжал Сет, — если хочешь отплатить мне за услугу с Эмили Купер, мы будем в расчете.

  — Ладно, — вздохнула Никки. — Я же беспокоюсь за тебя.

  Сет ничего не ответил, и она обеспокоенно посмотрела на него. Он не делал ничего подозрительного, просто сидел в кресле с близнецами на коленях. Солнечный свет, проникающий в комнату, освещал их лица.

  Он выглядел как святой с нимбом над головой.

  Мне все равно, подумала Никки.

 * * *

  Никки шла рядом с Сетом, который вез коляску с малышами, по направлению к дому Эмили Купер.

  — Это не сработает, — удрученно заявила она.

  — Конечно. Если ты будешь все делать с таким видом. Бери ребенка и начнем.

  — Это непорядочно.

  — Я же говорил, что прямым объяснением с Эмили ничего не добьешься. Пойдем.

  Никки закусила губу. У нее, конечно, был выбор. Она могла не соглашаться на план Сета, но это, в конечном счете, ни к чему бы не привело.

  Через пару минут они уже сворачивали за угол, приближаясь к новой пристройке. Проходя мимо нее, они приостанавливались, чтобы Сет мог оценить работу строителей.

  Сейчас все окна были на своих местах и в дом проникало много света. В новых комнатах, расставляя шкафы, суетились рабочие. Грузовик подъехал как можно ближе к стеклянным дверям, чтобы смогли разгрузить ковры.

  — Здравствуйте, миссис Купер, — поздоровался с Эмили Сет. — Я хочу вас кое с кем познакомить.

  — Вы закончите работы к концу недели? — вместо ответа спросила женщина.

  — Не уверен, но мы постараемся.

  — Так-то оно лучше. Итак, это и есть та молодая особа, из-за которой задержался мой подрядчик?

  — Не совсем так, — ответила Никки. — Было бы лучше...

  Сет взял руку Никки и сжал ее. Она замолчала.

  — Это моя подруга Никки, — произнес он. — Она тоже хочет сделать пристройку. Детскую и игровую. Детям нужно просторное помещение. Я хотел бы показать ей те изменения, что, благодаря вам, произошли в этом доме.

  Никки пришлось довериться ему. Вообще-то Сет почти не врал. Только в том, что это не ей, а Лауре нужны эти комнаты.

  Эти слова польстили Эмили Купер, она пропела:

  — Конечно, конечно. Посмотрите.

  — Может быть, вы разрешите войти? Я возьму коляску, чтобы ты могла как следует все оглядеть, Никки.

  — Какой замечательный дом, — сказала Никки. — Действительно великолепная работа, миссис Купер. Здесь все времен Средневековья?

  — Да, и, скорее всего, это подлинники, — ответила Эмили Купер с нескрываемой гордостью.

  — Знаете, мне кажется, в этом доме есть все, о чем я мечтала, — призналась Никки. — Не думаю, что вас это заинтересует... Ах, ну конечно, нет. Ни один человек, живущий в таком доме...

  — Заинтересует что?

  — Продажа дома. — Никки замерла в ожидании.

  — Ну, никто не может что-то утверждать с уверенностью в сто процентов, — ответила Эмили Купер, пристально смотря на девушку и шмыгая носом. — Я, конечно, не собиралась ничего продавать. Но как бы то ни было, мне кажется, вы захотите, чтобы ваш муж тоже взглянул на этот дом... Нет смысла говорить обо всем этом, если он ему не понравится.

  — Вообще-то я не замужем. — Никки увидела, что Эмили с неодобрением прищурилась. Конечно, не следовало говорить, будто я мать-одиночка. — Я имею в виду, пока не замужем. Я... — Научишься ты когда-нибудь врать, Маршалл?

  — Понимаю, — был ответ. — А сейчас, простите, дорогая, мне нужно поговорить с моим подрядчиком.

  Значит, это ни к чему не приведет, подумала Никки. Она с трудом развернула коляску. Может, спальня Эмили Купер и была огромной, но сейчас там находилось столько рабочих, инструментов и материалов, что пройти через весь этот хаос удастся с трудом.

  Когда Никки добралась до джипа, руки у нее были напряжены до предела, потому что коляска оказалась очень тяжелой.

  Она поставила коляску на лужайку недалеко от джипа, а сама прислонилась к почтовому ящику, стоявшему рядом. Она ждала, пока придет Сет и усадит малышей в машину. Может быть, он придумает что-нибудь необыкновенное, что заставит Эмили Купер поговорить с ней. Но то была лишь слепая надежда.

  Наконец она увидела, как Сет, весело насвистывая, появился из-за угла дома Эмили. У Никки сразу же появилось неприятное предчувствие.

  — Эй, чемпион, — сказал Сет. — Прекрати жевать траву, или Никки подумает, что ты снова ел шпинат и начнет кормить тебя им каждый день.

  Девушка повернулась и посмотрела на коляску. Зак сидел в коляске с выдранным пучком травы и пережевывал его, совсем как пони.

  — О, нет! Чего ты ухмыляешься, Сет? Он что, не первый раз такое делает?

  — И кажется, ему это нисколько не повредило, — ответил Сет. — Но я не поэтому улыбаюсь. Угадай, о чем хотела поговорить миссис Купер.

  — Откуда я знаю? Хочет передвинуть очередную стену, наверное.

  — Не-а. Эмили хотела предостеречь меня. Она думает, что ты чего-то недоговариваешь.

  — Хочешь сказать, старушка тебя раскусила?

  — О, нет. Она сообщила мне, что сомневается в том, выйдешь ли ты вообще когда-нибудь замуж.

  — Представь себе, выйду, — ответила Никки резко.

  — Хуже того, она думает, что ты хочешь окрутить меня. А она романтичная, эта Эмили, — добавил Сет, усмехнувшись. — Давай посадим детей в машину.

  — Ну и что дальше?

  — А дальше, — ответил он, — заедем ко мне в офис, посмотрим чертежи этого дома.

  — У тебя они есть? — У Никки глаза расширились от удивления.

  — Не подробные, конечно. Только чтобы подготовиться к пристройке. Но это уже кое-что.

  — Сет, если бы я могла на время взять у тебя эти чертежи, Нейлу не пришлось бы смотреть дом!

  — Смысла нет. Ему трудно будет представить внутреннюю планировку, обстановку в доме. А вот ты могла бы взглянуть на чертежи.

  — А потом рассказать ему о доме? Не знаю, насколько это будет эффективно, но попробовать стоит. Буду очень признательна тебе за помощь.

  — Нет, — ответил он. — Так ты просто не перепутаешь дверь, ведущую в пристройку, с дверью в другую комнату, когда будешь показывать ему дом в воскресенье вечером.

  Никки сначала не поверила своим ушам. Когда ей стало ясно, о чем он говорит, она вскрикнула, обняла его и поцеловала в щеку.

  — Ты уговорил ее? Сет, ты прелесть!

  — Не совсем, — предупредил он, отступая на шаг. — Я достал для нас приглашение на званый обед у Эмили. Воскресенье, семь часов, форма одежды коктейльная. Приводи Нейла, и, пока мы будем слоняться без дела, ведя пустые разговоры, он сможет посмотреть дом.

  — Может, мне все-таки следовало сказать, что я замужем, — размышляла Никки.

  — И представить Нейла как своего мужа? Хорошо, что ты этого не сделала, Никки. Не думаю, что Эмили понравилось бы, если она из окна увидит это...

  — Это? — Никки только сейчас заметила, что, когда она набросилась на Сета, он поддержал ее, и она до сих пор обнимала его. — А, ты имеешь в виду то, что мы вот так стоим здесь?

  — Не совсем, — ответил Сет. — Я говорю вот о чем.

  Затем он с безграничной нежностью приблизился к губам девушки и поцеловал ее.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

  От него пахло кофе. Свежезаваренным, очень вкусным. Никки не удивилась такому поступку Сета, вот только легкое возбуждение, которое она почувствовала, заставило ее смутиться. Она даже не знала, как долго они целовались, пока один из рабочих, присвистнув, не привлек внимание Сета. Он нехотя оторвался от ее губ и отпустил ее.

  Никки почувствовала слабый толчок сзади, подскочила и повернулась. Конечно же, Анна, протестуя против такого невнимания к ней, не могла сидеть спокойно. Малышка загулькала и потянулась в сторону Никки, в ожидании, что та возьмет ее на руки.

  — Мне, наверное, не следовало этого делать, — нарушил молчание Сет. Он склонился над Заком, чтобы отстегнуть ремень безопасности и вытащить малыша из коляски.

  Никки все еще дрожала, поэтому, взяв Анну на руки, прислонилась к джипу.

  — Почему нет? — ответила девушка. Ее голос звучал лишь немного ниже обычного. Она вполне могла гордиться собой. — Ничего особенного не произошло. А если ты хотел вывести миссис Купер из равновесия, я думаю, у тебя неплохо получилось. — Потому что меня это точно потрясло.

  — Должен признаться, мне нравится, что Эмили Купер беспокоится обо мне, — размышлял Сет. — Она вбила себе в голову, будто ты собираешься окрутить меня, как она выразилась...

  — И теперь будет с большим усердием подглядывать за тобой, — предположила Никки. — Это уж точно. Ну что, на сегодня с нее достаточно или хочешь подождать, пока тот рабочий разнесет эту сплетню по всей стройке, и еще раз поцелуешь меня?

  Сет замолчал и склонил голову набок, размышляя.

  — Если ты думаешь, что это хорошая идея, я готов подыграть тебе.

  Нет. Это плохая идея. От мысли, что он может еще раз поцеловать ее, у Никки закружилась голова. Конечно, она понимала, что, говоря это, он блефовал. Если бы она согласилась, он просто бы посмеялся над нею. Итак, ей нужно сейчас принять его вызов, позволить поцеловать себя еще раз и покончить с этим.

  А стоит ли? Уверена, у него даже мысли не возникает, что она мечтает о его поцелуе...

  Сет посадил Зака в машину и повернулся к ней, улыбаясь.

  — Ты все еще думаешь об этом, Никки? — пробормотал он. — Это интересно.

  — Думаю о чем? — Никки старалась говорить равнодушно.

  Сет улыбнулся еще шире. Она подала ему Анну и безуспешно пыталась сложить коляску.

  — Как Лаура справляется с ней?

  — Ты переставила рычаг? — спросил Сет. — Вот здесь, я помогу.

  По дороге из Рокхерста к его офису Сет говорил о совершенно других вещах. Это только подтверждает, что она была права, сказала себе Никки. Для него этот поцелуй был всего лишь очередным развлечением.

  Лучше ей не обращать на него внимания. Насколько она знала, он уже четыре дня жил без так называемых мимолетных знакомств с высокими блондинками модельного типа. Конечно, если не считать телефонных звонков.

  — О чем задумалась? — спросил Сет.

  — С чего ты это взял? — выпалила Никки, подскочив от неожиданности. Она слишком поздно осознала, какая паника звучит в ее голосе.

  — Потому что мы стоим на парковке уже больше минуты, а ты до сих пор этого не замечаешь, значит, то, о чем ты думаешь, во много раз интереснее.

  — О, нет, я просто... Это и есть твой офис? — Никки никогда не интересовало, где располагается главное здание фирмы, в которой работает Сет, но вид огромного двухэтажного здания поразил ее.

  — Ты, наверное, думала, что я работаю на каком-нибудь складе в богом забытом месте?

  Не то чтобы она согласилась с его словами. Но кое-что, несомненно, было правдой.

  — Не думала, что тебе нужно настолько большое помещение.

  — Мне, собственно, и не надо, но это центр, сюда легко подъехать, и мы можем разместить все грузовики под одной крышей, если понадобится.

  — Все? — спросила Никки, недоумевая. — Сколько же их у тебя?

  — На прошлой неделе работали шесть бригад.

  — Ты упоминал о ремонте на Миссион-Хиллс, но я думала...

  — ... что я не могу одновременно выполнять больше, чем пару заказов? Вот почему Эмили Купер так меня раздражает.

  — Прости, — сказала Никки.

  — Хорошо, что напомнила. Я почти неделю не проверял, как продвигается работа на Миссион-Хиллс. Нужно съездить туда на днях.

  — Занимайся своими делами. Мы с удовольствием прокатимся с тобой. Должна признаться, что очень хорошо иметь такого водителя. Вчерашняя поездка в супермаркет с малышами и обратно со всеми этими сумками вполне может послужить примером.

  — Было бы замечательно, если бы дети еще и погуляли, — сказал Сет, вытаскивая их из машины.

  — Ах, вот как? Я уже придумала, что подарю Лауре на день рождения близнецов.

  — Моющиеся костюмчики, чтобы она могла без труда смыть с них все, после того как малыши поедят?

  — Нет, пару поводков.

  — Хорошая идея. Тогда я позабочусь о двух будках, которые можно будет установить во дворе дома.

  — Ради бога, Сет! Я говорю не о собачьих поводках. — Никки заметила его ухмылку и замолчала.

  В офисе седовласая женщина запечатывала почтовые конверты. Никки была в растерянности. Она думала, что если у Сета и есть секретарша, то это какая-нибудь молодая и соблазнительная девушка, но никак не женщина почтенного возраста. Но, может быть, Сет уже понял, что сногсшибательные блондинки не годятся в сотрудники?

  — Нора, мой секретарь, — представил Сет.

  — Или у меня в глазах двоится, или сегодня их двое, — сказала женщина, глядя на близнецов.

  — Присмотрись получше, Нора. Это Никки. Сегодня утром я ее кое-чему обучал. — Сет улыбнулся девушке.

  Никки застыла от ужаса. Он же не может говорить о том нелепом поцелуе... Она почувствовала, как ее лицо заливается краской.

  Потом до нее дошло, что Сет просто передразнивает ту пару, которая была у нее в офисе утром. Вот откуда Никки так много известно об устройстве домов... Они подумали, что ее научил этому Сет.

  Она хотела показать ему язык.

  — Нора, ты не могла бы достать те чертежи с планом дома миссис Купер? Никки хочет взглянуть на них.

  Нора протянула ему стопку сообщений и развернулась в кресле к ящику, в котором хранились файлы.

  Сет просмотрел почту.

  — Никки, мне нужно кое с чем разобраться, пока мы здесь. Это не должно занять много времени. Ты можешь развернуть планы вот на этом столе. Но следи за Заком, хорошо? Он любит жевать их. — Сет перекинул Анну через плечо, как мешок картошки, и направился в свой кабинет.

  — Я бы рада помочь, — сказала Нора, когда искала нужную папку, — но, кажется, молодой человек невзлюбил меня за что-то.

  Никки почувствовала, как Зак вцепился в ее плечо своими маленькими пальчиками. Может, он и крошка, но при этом малыш невероятно силен. Он настороженно следил за Норой.

  Когда Никки получила чертежи, она направилась в конференц-зал.

  Сет говорил, что они не полные, просто наброски планировки дома, так что Никки ожидала увидеть лишь те эскизы, которые Сет сделал, осматривая работу. Или что-нибудь, что он нарисовал по памяти, вернувшись в офис после проверки. Но это оказались чертежи с подробными планами комнат. Была отмечена каждая деталь. По таким планам можно было полностью перестроить дом Эмили Купер.

  Никки села в кресло и начала изучать чертежи.

  На них не было плана новой пристройки, но ее чертеж должен быть у кого-нибудь на стройке. Комнаты располагались так, что перемещаться по дому было очень удобно. Сет оказался прав насчет кухни, она была огромна. Кроме того, здесь была довольно обширная столовая для званых обедов. А недалеко от парадного входа располагалась великолепная библиотека, которая могла служить и кабинетом.

  Одним словом, в этом доме было все, что искал Нейл Гамильтон.

  — Проклятье, — сказала девушка.

  Зак протянул ручки, чтобы схватить что-нибудь. Никки оглянулась, и, убедившись, что ничто не могло причинить малышу вреда, посадила его на пол и вернулась к изучению планов.

  — Ну, как чертежи? — раздался голос Сета.

  — Ужасно.

  — Правда? Я думал, что на них все достаточно подробно обозначено. — Он посадил Анну рядом с Заком.

  — Ах, в этом отношении они действительно хороши. У тебя замечательный чертежник.

  — Спасибо.

  В его голосе было что-то такое, что заставило Никки оторваться от планов и взглянуть на него.

  — Ты сделал их сам?

  — Это одно из моих увлечений. Нашла недостатки?

  — В доме? Нет, — сказала Никки медленно. — Я что-то упустила?

  — Откуда мне знать? Ты говорила, что обязательно найдешь хотя бы один, чтобы у Нейла отпало желание покупать этот дом.

  — Этого я и хотела. Но, судя по тому, что я видела сегодня утром, и по этим чертежам... Боюсь, что ему все понравится еще больше.

  — Полагаю, ты можешь сказать ему, что Эмили запросила запредельную цену.

  — Это неэтично. — Она оперлась локтями на стол и снова принялась рассматривать чертежи, в надежде найти что-нибудь, чего не заметила вначале.

  — И ты, наверное, боишься, что он согласится даже на самую высокую цену, и тогда ты действительно окажешься в тупике.

  — Я уже и так хожу по тонкому льду, — кивнула Никки. — Ведь я покажу ему дом без разрешения миссис Купер. — Она свернула чертежи. — Спасибо, что разрешил взглянуть. По крайней мере я знаю, что мне предстоит.

  — Ты, конечно, сможешь изучить их до воскресного вечера.

  — Или вызубрить их наизусть.

  — Ладно, забудь об этом ненадолго. Дай-ка подумать... Мы можем пойти в зоопарк.

  — Ты шутишь.

  — Думаешь, детям не понравится смотреть на разных животных?

  — Возможно, но вот мне — нет. Еще не наступило время для ленча, а я уже как выжатый лимон. Я бы лучше отдохнула немного. — Девушка услышала недвусмысленный вздох, донесшийся из холла. Не оставалось сомнений в том, что Нора, конечно, по-своему поняла смысл этих слов. Прежде чем Сет успел что-то сказать, Никки продолжила: — В любом случае я думала, что тебе нужно еще проверить, как идут дела на Миссион-Хиллс.

  — Если не возражаешь.

  — Мне бы тоже хотелось посмотреть.

  — Вместе с детьми? Может, как-нибудь в другой раз?

  В другой раз. Он произнес это так естественно и беззаботно, как будто у нее будет много других возможностей посмотреть на его работу.

  А почему нет? — спросила себя Никки. Если они собираются остаться друзьями, тогда, конечно, она будет рекомендовать Сета клиентам и, может быть, даже посещать его строительные площадки.

  Но почему тогда она чувствует себя так одиноко?

  Краем глаза девушка заметила, как Зак пополз в угол, где лежали провода. Его маленькая ручка потянулась в направлении блестящей кофеварки. У Никки почти остановилось сердце. Она проверила пол, когда сажала на него малыша, но не могла углядеть все, что находилось в комнате.

  Никки молниеносно вскочила, подхватив Анну, которая намеревалась присоединиться к своему брату, и, прежде чем Зак успел дотронуться до горячей кофеварки, успела схватить его под руки и оттащить подальше.

  Зак засмеялся, подумав, что это игра.

  — Горячо, — сказала она ему. — Если бы ты дотронулся до нее, тебе было бы больно.

  — Хорошо сработано, — проговорил Сет. — Ты закончила изучать чертежи?

* * *

  — Знаете, босс, — Нора была как никогда спокойна, — если количество детей, которых вы берете с собой на работу, будет удваиваться каждые два дня, то к концу следующей недели мы будем ходить по колено в малышах. Разве это не забавно?

  — Можете продолжать заниматься своими делами, — бросил Сет через плечо. Он открыл перед Никки дверь и, обращаясь к девушке, произнес: — Ты и правда предпочитаешь поездку в Миссион-Хиллс походу в зоопарк?

  — Я все-таки склоняюсь к первому варианту. Мы можем сначала заехать на улицу Плаза? Это как раз по пути.

  — Конечно. Куда тебе нужно?

  — В магазин «Тайлер-Ройал». Если я сегодня не оплачу счет, который дожидается меня уже неделю, они повесят на стенд мою фотографию с надписью «Срочно разыскивается». Это займет не больше минуты.

  Несмотря на популярность этого района, где были расположены все известные магазины, они довольно быстро нашли свободное место для парковки — рядом с огромным универмагом. Недалеко они увидели несколько экипажей, запряженных лошадьми.

  Зак подпрыгнул в своем кресле, показал на ближайшую лошадь и сообщил:

  — Собака!

  — Советую тебе даже не пытаться поступить в ветеринарный колледж, чемпион, — сказал ему Сет, глядя на малыша в зеркало заднего вида.

  Никки рассмеялась, а Зак насупился.

  — Прости, милый, — произнесла она.

  — Ничего страшного, — ответил Сет.

  — Я не к тебе обращаюсь, — заметила Никки. — Сейчас вернусь.

  — Не торопись.

  Он действительно имел в виду то, что сказал. Когда она вернулась, Сет с детьми был около лошадей. Никки поторопилась присоединиться к ним.

  — Ты запыхалась, — обратился к ней Сет.

  — Я решила пробежаться по лестнице, а не ждать лифт.

  — Не хотела пропустить такое, а? Не совсем похоже на зоопарк, но все же. Не хочешь прокатиться?

  Никки забралась в сделанную под старину, крытую черным лаком карету, и Сет передал ей малышей. Затем залез туда сам. Экипаж тронулся и поехал по широким улицам, через мосты в испанском стиле, мимо маленьких домиков с черепичными крышами.

  — Знаешь, не припоминаю, чтобы я видела здесь этот фонтан, — сказала Никки, указывая на статую, расположенную на углу. — Он новый?

  — Нет, — ответил Сет, качая головой. — Он находится здесь с тех самых пор, как построили эту улицу. Просто, когда едешь на машине, больше смотришь на дорогу, а не на достопримечательности. — Он поудобнее посадил Анну к себе на колени.

  Он прав, подумала Никки. Даже сидя на пассажирском месте в джипе, она рассматривала другие машины, искала глазами место для парковки и следила за светофорами и дорожными знаками. Архитектура зданий была лишь фоном, а таким деталям, как цвет черепицы, которой выложены крыши, она вообще не уделяла внимания. Находясь же за рулем сама, девушка замечала и того меньше.

  — Я иногда удивляюсь, как много можно увидеть, катаясь на таких вот экипажах, — согласилась Никки.

  — Нет ничего плохого в том, чтобы и самому иногда медленно побродить по улицам, — ответил Сет, улыбнувшись.

  Был великолепный день, теплый и солнечный. Неторопливое движение экипажа, цокот копыт завораживали, карета слегка покачивалась из стороны в сторону, пока лошадь следовала своим обычным маршрутом, не обращая внимания на движущиеся вокруг машины.

  Зак замахал ручками и выкрикнул:

  — Плоклятье!

  — Я не ослышалась? — Никки в шоке уставилась на ребенка. — Я разговаривала с ним всю неделю, почему он запомнил лишь то слово, которое ему не следовало повторять?

  — Может быть, потому что он слышал его не только от тебя, но и от меня, когда я чинил посудомоечную машину.

  — Но ведь детский словарный запас в этом возрасте состоит не больше чем из шести слов.

  — Правда? Он уже столько знает?

  — Но почему из всех этих слов он отчетливо произносит именно то...

  — Перестань, Никки. Чем больше ты будешь одергивать его, тем больше он будет повторять это слово.

  Она вздохнула и снова расслабилась.

  Люди на тротуарах смотрели на близнецов, и Зак, заметив, что они разглядывают его, махал им ручкой и широко улыбался.

  — Ты маленький подлиза, — заключила Никки. Она посмотрела на толпу, зажмурилась и снова посмотрела. Неужели это правда!

  — В чем дело? — спросил Сет.

  Она не ошиблась. Ричард действительно только что вышел из того нового кафе, куда приглашал ее, в компании мужчины в темном костюме, должно быть знакомого банкира. Она отвернулась и посадила Зака повыше.

  — Ничего. Просто я увидела кое-кого из своих знакомых.

  — Ты имеешь в виду Ричарда Хьюстона? — спросил Сет, разглядывая людей.

  — Ты тоже его знаешь? — спросила Никки с удивлением.

  — Конечно. Мне, равно как и тебе, приходится часто бывать в банке. Беру ссуду, чтобы начать работы, или помогаю своим клиентам расплатиться по кредиту.

  — Даже не думала об этом.

  — Почему ты избегаешь Ричарда? Тоже должна ему деньги? — спросил он лениво.

  — Я его не избегаю.

  — А выглядит именно так. Ты как будто прикрылась Заком. Что такое, Никки?

  — Правда ничего. Я просто не хочу лишних расспросов со стороны Ричарда.

  — Почему? Тебе не следует стыдиться детей.

  — Конечно, нет. Просто...

  — Понял. Это и есть тот самый банкир, с которым ты встречаешься.

  Банкир, с которым мне приходится встречаться, почти ответила она. Но вовремя сдержалась. Она не стала объяснять, что Ричард злится на нее, потому что она не отвечала на его звонки. Она, в свою очередь, злится на него за то, что он считает себя вправе знать, где она проводит время. Сейчас Никки совсем не была уверена в том, что ей сказать Ричарду. Но в одном она не сомневалась: что бы она ни сделала, это не касается Сета.

  Но, как бы то ни было, увидев Ричарда, Никки вспомнила о неоконченном деле, и радость от поездки сразу куда-то улетучилась.

* * *

  Они уже ехали по направлению к дому Лауры, когда Никки это заметила.

  — Я думала, ты собираешься заехать на Миссион-Хиллс.

  — Заскочу в другой раз, — ответил Сет, взглянув на малышей в зеркало. — Дети устали.

  Никки этого не заметила.

  — В конце концов, они так долго были на свежем воздухе, — продолжал он, — что, наверное, было бы лучше покормить их и уложить поспать, нежели тащить на очередную строительную площадку.

  Зак заснул во время ужина прямо на своем стульчике, склонив голову на поднос. Никки вытерла с его щек следы ветчины и сыра, взяла малыша на руки. Анна похныкала, но скоро тоже заснула.

  Когда Никки на цыпочках вышла из детской, в доме стояла мертвая тишина. Она заметила, что дверь гаража открыта, и крикнула, стоя в проеме:

  — Сет! Хочешь чего-нибудь поесть?

  — Можно. Только после того, как закончу с лужайкой, — ответил он, выходя из гаража с газонокосилкой в руках. — Трава уже сильно выросла. — Он наклонился, чтобы заправить бак.

  Никки должна была сделать еще многое: изучить новые документы, которые забрала из офиса сегодня утром, позвонить некоторым клиентам, чтобы узнать, приняли ли они какое-то решение. А вместо этого она испекла шоколадные печенья и тут же, прикрепив к поясу электронную няню, понесла Сету печенье и стакан молока.

  Он уже почти справился с газоном, и запах свежескошенной травы смешивался с ароматом шоколада. Она обошла куст, который нужно было постричь, и взглянула на Сета. Работая, он снял футболку и повесил ее на почтовый ящик.

  Она однажды уже видела его обнаженный торс, тем утром в спальне, когда одеяло соскользнуло вниз, но сейчас это было совсем иначе. На солнце его кожа отливала золотом, мускулы выделялись своей рельефностью.

  Он взглянул на нее и улыбнулся. Никки почувствовала, что земля будто уходит из-под ног, совсем как тогда возле дома Эмили Купер, когда он целовал ее.

  Как быстро им стало хорошо вместе. Она и не думала, что всего за несколько дней из почти незнакомых людей они превратятся в тех, кто делит обязанности на двоих, выручает друг друга, обменивается шутками. Ей никогда и ни с кем не было так легко.

  Когда жизнь войдет в привычное русло, ей, наверное, будет не хватать всего этого.

  Если она когда-нибудь сможет снова жить привычной жизнью.

 * * *

  Уложив детей спать, Никки принимала ванну. Лежа в пене, она долго думала о том, что именно сказать Сету, который утверждает, что спать вместе удобнее, — так долго, что вода стала совсем холодной. Довольно щекотливое положение. Она хотела лишь намекнуть, что не хочет, чтобы он провел еще одну чудовищную ночь на диване. Но она не хотела также еще раз оказаться с ним в одной постели.

  А чего уж она действительно не желала, так это отправляться спать одновременно, словно семейная пара, долго прожившая вместе. И лежать рядом в ночной тишине, прислушиваясь к дыханию друг друга и ожидая, когда же твой сосед заснет.

  Проснуться рядом с ним — это одно. Это была не ее инициатива, а к тому времени, как она осознала, что происходит, все закончилось. А самой улечься спать рядом — это уже совсем другое. Сет, наверное, подумает, что это ложная скромность, может, он и прав. Пока...

  Сет сидел за столом в гостиной, держа в руках карманный компьютер. Он даже не взглянул на Никки, когда та вошла.

  — Раскладываешь пасьянс? — спросила она. — Или занимаешься чем-то более интересным?

  — Делаю смету. Подготавливаю материал, чтобы в следующий раз, когда окажусь на работе без близнецов, закончить с этим и вывести окончательный список и конечную цену.

  — Прежде чем это случится, пройдет еще одна долгая неделя, — ответила Никки. — Я собираюсь спать.

  — Я тебя не побеспокою, Никки.

  — Я не об этом... То есть мы ведь просто союзники, верно? Мы нужны друг другу, и нам обоим нужно выспаться. В этом нет ничего такого.

  Она не стала дожидаться ответа.

  Несколько часов спустя из детской раздался оглушительный крик, и Никки вскочила, но, когда влетела в комнату, Сет уже стоял рядом с кроваткой Зака.

  Глаза малыша были широко открыты, он уставился в одну точку.

  — Все нормально, — обратилась к нему Никки. — Иногда с ним такое бывает.

  — Ты имеешь в виду ночные кошмары?

  — Почти, но хуже. Это больше похоже на лунатизм. У него глаза открыты, но он ничего не видит.

  — Ты сталкивалась с этим раньше?

  Она кивнула и потянулась, чтобы осторожно взять малыша на руки.

  — У него было то же самое в первый день, когда я осталась здесь на ночь. Подай мне покрывало, пожалуйста.

  Она закутала Зака в покрывало, которое Сет снял с кресла, и вынесла малыша из комнаты. Анна тоже проснулась и заплакала.

  Вопли Зака перешли в рыдания, и, как Никки ни старалась, что бы ни делала, он был безутешен. В конце концов, она забрала его в спальню и положила рядом с собой. Часы показывали начало четвертого утра.

  Через минуту Сет появился в дверях с Анной на руках. Малышка тянулась к брату.

  — Ложись поудобнее, — сказала Никки Сету. — Зак еще не успокоился, а Анне не понравится, если она узнает, что братика нет рядом.

  Сет пробормотал что-то неразборчивое и лег рядом с Никки и Заком. Анна вытянула ручку и положила ее на плечо брата.

  Никки чувствовала необыкновенное умиротворение, совсем как успокоившийся ребенок...

  Когда девушка спросонья приоткрыла глаза, Зак уже начал просыпаться.

  — Милый, — прошептала она сонно, — дай мне еще немного времени, хорошо?

  Принюхавшись, она почувствовала запах кофе, который доносился в спальню из-за полуприкрытой двери. Сет, должно быть, уже проснулся...

  Но нет. Он лежал рядом и посапывал, а на груди его спала Анна.

  Дверь еще немного приоткрылась, и на мгновение Никки показалось, что она все еще спит. Потому что в комнату с подносом в руках вошел человек, которого Никки меньше всего ожидала сейчас увидеть.

  — Доброе утро, сони, — воскликнула Лаура радостно. — Вы одеты?

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

  Может быть, говорила себе Никки с надеждой, она просто спит и Лаура вообще не стоит сейчас в дверях?

  Сет развалился на середине кровати, на груди его лежала на животике Анна. Никки лежит на другой стороне кровати, спиной к Сету, обняв Зака рукой. А Лаура стоит рядом с кроватью, в руках у нее поднос, на котором дымятся две чашки свежесваренного кофе...

  Может быть, я умерла, подумала Никки, иначе почему у меня такое чувство, будто душа отделилась от тела?

  Она искренне решила, что подобное объяснение лучше, чем попытка извлечь из этой ситуации какой-то смысл.

  Лаура подошла ближе, и Никки осознала, что на самом деле все еще хуже, чем она предполагала. За спиной Лауры стоял Стивен, снимая на камеру то, что происходит в спальне. Красный огонек, оповещающий, что идет запись, слепил Никки глаза.

  Я признаюсь. Я признаюсь во всем, только выключите этот свет!

  — Вот здорово, — сказал Стивен, — эта часть пленки будет хитом на свадебном приеме.

  У Никки сердце остановилось.

  — Свадьба? — простонала она. — О чем ты говоришь?

  Сет зевнул и повернулся лицом к Никки. Анна начала сползать с его груди, и он придержал ее, чтобы малышка не упала. Но не открыл глаз.

  — Свадьба близнецов, — пробормотал он.

  Великолепно, подумала Никки. Стивен, увидев их в одной постели, тут же решил, что Сет собирается жениться на ней. Но это щекотливая тема. Никто, будучи в здравом уме, не поверит в то, что между ними происходит что-то романтическое, уж тем более в компании двоих маленьких детей. Внезапно к Никки вернулась способность двигаться. Она села и отодвинулась на край кровати. По спине пробежали мурашки.

  Соберись. Веди себя естественно. Как будто ничего особенного не происходит, потому что так оно и есть.

  — О, привет, Лаура, Стивен. Когда вы приехали? — Язык Никки отказывался работать.

  — Всего несколько минут назад, — ответила Лаура. — Корабль наконец-то пустили в порт прошлой ночью, а нам сказали, что сегодня постараются отправить всех по домам. Мы, конечно, не стали дожидаться, пока Минздрав изменит решение.

  — Могу себе представить, — сказала Никки.

  — Вот мы и собрались как можно быстрее, поймали первое попавшееся такси и, не теряя ни минуты, поехали в аэропорт. — Лаура улыбнулась. — А дальше все было совсем как в кино. Мы заняли последние места в самолете и полпути летели в другом направлении, чтобы потом пересесть на нужный самолет. Только подумай, как трудно было путешествовать по всей стране в середине ночи!

  — Кажется, это приключение нисколько вам не повредило, — ответила Никки. — Выглядите потрясающе. Отдохнувшие, загорелые...

  — Нам ведь ничего не оставалось, кроме как целую неделю валяться на палубе.

  — На палубе? — пробормотал Сет. — Что с тобой, Стив? Неужели ты не провел все это время в каюте?

  Лаура улыбнулась ему. У нее на щеках появились ямочки.

  — Хватит об этом. А сегодня, если это тебя удовлетворит, мы не собирались прятаться, Сет. Когда наконец появилась возможность сообщить вам о нашем приезде, было уже очень поздно, поэтому мы просто решили сделать вам сюрприз.

  — Хорошо, что вы не заразились, — сказал Сет, сев в кровати. Анна засмеялась и прижалась к нему поближе.

  — Конечно. — Лаура еще раз оглядела всех четверых, лежащих в постели. — Надеюсь, вы не укладывали их спать с собой всю неделю?

  — Нет, — ответил Сет лениво. — Прошлая ночь была особенной для всех нас. Меняю ребенка на чашку кофе. Или ты сварила его для Анны и Зака?

  — Ну конечно же, это для вас, — ответила Лаура, поставила между ними поднос и потянулась, чтобы забрать Анну.

  Малышка состроила гримасу, напряглась и, уставившись на свою маму, начала плакать.

  — Дорогая, — произнесла Лаура с разочарованием в голосе, — это же мамочка!

  — Помнишь ее, Анна? — обратился к ребенку Сет. — Это женщина, которая произвела тебя на свет. — Он взял чашку кофе и откинулся на подушки.

  — Это не смешно, Сет.

  Плач Анны разбудил Зака. Он моргнул и, оглядываясь вокруг, заметил Лауру. Склонив голову на бок, он выкрикнул:

  — Плоклятье!

  Никки заткнула уши.

  Лаура начала смеяться и села на край кровати. Никки так и не прикоснулась к кофе. От резкого движения Лауры чашка скользнула, кофе перелился через край, испачкав поднос и одеяло. Никки схватила чашку и, как могла, вытерла грязь краем своей футболки. Зак, которого девушка задела, когда подскочила, начал хныкать.

  Стивен снимал все это, боясь упустить что-нибудь из виду.

  — Замечательные кадры для современного фильма, — лениво произнес Сет. — Теперь, когда все мы заняли свои места в этом историческом моменте, Никки, пора уже исчезнуть и оставить этих людей в покое. — Он вылез из постели. — Привычная жизнь ждет нас за пределами этого дома.

  Он ушел, а Никки еще долго собирала свои вещи.

 * * *

  После почти бессонной ночи Никки чувствовала себя совершенно разбитой. К тому времени, как девушка добралась до своего офиса, лучше ей не стало.

  Брайан заглянул в ее кабинет.

  — Может быть, мы наконец немного поработаем? Как идут дела с Нейлом Гамильтоном?

  Никки полезла за аспирином. Судя по всему, дело не ограничится одной таблеткой, чувствовала она себя ужасно.

  Договор с Макинтайерами был уже подписан, и Никки занялась назначением дня заключительной сделки. Если бы она могла сегодня сбросить со счетов все остальное... Под «всем остальным» подразумевалась встреча с Ричардом, которой все равно не избежать.

  Она нахмурилась, вспоминая, как спряталась от него тогда в карете. Но почему она так поступила? Если честно, Ричард нравился Никки, и она совсем не против отношений с ним. У них было всего несколько свиданий, но каких-то серьезных планов она не строила. Никки даже не позвонила ему, чтобы попросить помочь ей управиться с детьми. Если бы мы испытывали друг к другу нечто серьезное, все было бы иначе.

  А что бы Ричард сказал, если бы узнал, что другой мужчина в ее жизни, тот, кто отнимал у нее столько времени, всего лишь почти годовалый малыш? Что центром ее вселенной на эти несколько дней стали он, его сестренка и дядя, а сейчас, когда их маленькое приключение закончилось, она чувствует себя одиноко и потерянно. Она скучает по детям...

  Но по Сету она скучала еще больше. За неделю Никки умудрилась не только привязаться к малышам, но и влюбиться в Сета.

* * *

  Никки все утро пыталась забыть о Сете. Она боялась признаться себе, что влюбилась в Сета Бакстера. Ведь до сих пор сама мысль, что Сет стал ей близок и она готова разделить с ним жизнь, казалась ей безумием.

  Ей просто кажется, что она влюблена, потому что последние несколько дней они жили в одном доме, как обычная семья. Сейчас, когда она вернулась к привычной жизни, это странное чувство уйдет само собой.

  После того, как все кончится, мы можем остаться друзьями, сказала она ему однажды. И Никки имела в виду только это. В ее поведении не было ничего романтичного, иначе Сет непременно заметил бы это, истолковав все в своей привычной манере. И уж конечно, Сет ни за что на свете не лег бы с ней в одну постель, если бы мог предположить, что она воспримет все серьезно.

  Нет. Все, что она сейчас чувствует, — лишь плод ее воображения. Ей лучше выбросить такие мысли из головы, уговаривала она себя. И побыстрее. А еще лучше — вообще перестать видеться с ним.

 * * *

  Никки надеялась разделаться с документами Макинтайеров до полудня. Она уже ехала к банку, но почему-то оказалась возле компании, где работал Сет.

  Шансы, что он в офисе, были невелики. Он наверняка сейчас на стройке нового крыла в доме Эмили Купер, старается организовать работы так, чтобы успеть закончить все к воскресенью. Или же проверяет, как обстоят дела с новой кухней на Миссион-Хиллс. Он может быть где угодно, например на встрече с кем-нибудь из новых клиентов.

  Но даже если Сета здесь нет, Никки может оставить ему записку у секретарши; просто сообщить ему то, что нужно.

  А потом она сможет вернуться к своей обычной жизни — к работе, к Ричарду. Сета она увидит только на приеме у Эмили и на дне рождения близнецов. Ну и что? Она даже может посплетничать с Лаурой о его новых подружках — теперь это ее не заденет. Но сначала ей нужно убедиться, что все нахлынувшие на нее чувства рождены лишь усталостью и близостью Сета.

  Ничего не изменилось здесь со вчерашнего дня, когда они приезжали сюда вместе с детьми. Нора сидела на своем обычном месте; света в конференц-зале не было; из-за полуоткрытой двери в кабинете Сета не раздавалось ни звука. Никки и без того знала, что Сета нет поблизости. Уж слишком спокойно. Вчера воздух здесь был как будто наэлектризован.

  Или так билось ее сердце, оттого что он был близко?

  — Здравствуйте, Нора, — произнесла девушка. — Могу я оставить сообщение для Сета?

  — Это моя работа, — ответила женщина. — Иногда мне кажется, я здесь только то и делаю, что передаю ему сообщения.

  Никки была не настроена болтать с Норой о ее обязанностях, поэтому сказала просто:

  — Обед, на который мы приглашены завтра, перенесен. Я сообщу ему, на какой день. Вы не возражаете, если я еще раз взгляну на чертежи дома миссис Купер? Я хотела бы кое-что еще посмотреть, вчера не успела из-за ребенка.

  Не сказав ни слова, Нора достала файл из ящика и протянула Никки. Девушка уже направлялась в конференц-зал, когда дверь в кабинет Сета открылась.

  Никки была поражена. Не столько этому событию, сколько самому факту своего удивления. Она была уверена, что Сета здесь нет, иначе непременно почувствовала бы его присутствие.

  Это хорошо, подумала девушка. Значит, она не так привязана к нему, как ей казалось.

  Но из кабинета вышел совсем не Сет. Это была худая блондинка в фирменном черном костюме. В брюках капри и высоких сапогах она казалась еще выше.

  Никки пошла в конференц-зал.

  — Так это и есть та самая женщина, с которой он играл в семью? — спросила блондинка у Норы. Эта фраза прозвучала как утверждение. — Что ж, по крайней мере он больше не будет играть в куклы.

  Почему я просто не отменила этот обед? — подумала Никки. Она бы не удивилась, если бы Сет вообще забыл о нем.

  Никки развернула планы дома Эмили Купер и просмотрела их, сделав необходимые пометки. Потом возвратила их Норе и, убирая блокнот в портфель, услышала, как открылась входная дверь. Никки обернулась.

  Но даже если бы она не увидела Сета сквозь стеклянную дверь, мурашки, пробежавшие по спине, уже оповестили Никки о том, кто вошел. Она никак не могла решить, то ли благодарить за такое предупреждение, то ли опасаться того, что ее тело так реагирует лишь на приближение одного человека, и человек этот — Сет.

  Черт побери, он всего однажды поцеловал ее, почему же она дрожит, просто стоя в пяти метрах от него?

  Не обманывай себя. Как будто ты не знаешь ответа.

  Ты влюблена в него.

  Она медленно повернулась.

  — Никки, что привело тебя сюда? Решила построить что-нибудь?

  — Не больше, чем если бы ты вдруг захотел купить дом в пригороде.

  — Ты права, — усмехнулся он. — Я лучше останусь в своем жилище. Во сколько за тобой заехать? Мы ведь завтра приглашены на обед.

  — Ах, собственно, поэтому я и пришла. — Убрав блокнот, Никки закрыла портфель. — Не думала, что ты помнишь об этом. Они перенесли день. Но у тебя ведь так много дел, тебе еще нужно до воскресенья закончить работы в доме Эмили Купер.

  — Сомневаюсь, что все будет готово. Работа впопыхах не приводит ни к чему хорошему.

  А если Сет не был на стройке у Эмили, куда же он так быстро ушел сегодня утром? У Никки было всего одно предположение. Он не мог дождаться того момента, как сбежит от нее, детей и вообще ото всей этой ситуации подальше. Он устал возиться с ними, играть в семью.

  — Очень жаль, — произнес Сет. — Я с нетерпением ждал его.

  — Чего? — не сдержавшись, язвительно спросила Никки. — Возможности в их лице заполучить новых клиентов?

  — Обеда. Мне понравились твои друзья, Никки. Кажется, они интересные люди.

  Блондинка снова медленно открыла дверь кабинета Сета. Покачивая бедрами, она подошла к нему, обвила руками его шею и повисла на нем так, как это обычно изображают на обложках журналов.

  — Привет, Сет, — сейчас ее голос звучал иначе, чем когда она говорила с Норой. — Не представишь нас?

  Сет нисколько не смутился.

  — Ингрид, это моя подруга — Никки.

  Подруга. Никки пришлось ответить на дежурное рукопожатие.

  Блондинка обнажила свои белые зубы и сразу стала похожа на акулу.

  — Уверена, ты не будешь против, если мы не станем задерживаться, чтобы поболтать с тобой, — прощебетала она, обращаясь к Никки, — у нас заказан столик. — Рука блондинки кокетливо и в то же время интимно соскользнула на локоть Сета.

  Заказан где? — чуть было не спросила Никки. В каком-нибудь отеле, где можно потом снять комнату?

  — Конечно, я не против, — ответила она. — Я и сама уже опаздываю, вообще-то я заехала сюда по пути в банк.

  — Передавай привет Ричарду, — сказал Сет.

  — Непременно. Спасибо, Нора.

  Машина Никки была припаркована ближе к входу, чем джип Сета. Он привычным жестом открыл перед ней водительскую дверцу.

  — Ты в порядке, Никки? — спросил он тихо. — Ты какая-то странная.

  — Просто устала, — ответила она и села за руль своего автомобиля, краем глаза наблюдая за тем, как Сет помогает блондинке сесть в джип.

  Какая-то странная... Неужели это правда?

  Признайся. Тебе не удастся скрыть правду от самой себя.

  Несколько дней назад, когда она еще не осознала, что случилось, Никки предложила Сету быть друзьями, и он согласился.

  Просто ей не повезло, что неожиданно она захотела стать ему гораздо больше, чем просто другом.

* * *

  Дом Эмили Купер выглядел так, как будто сошел с обложки глянцевого журнала — в тот вечер, когда Никки проезжала мимо него с Нейлом Гамильтоном. В тот самый вечер, когда Нейл потерял голову и влюбился в него. Но сейчас дом выглядел еще лучше.

  Он был идеально освещен со всех сторон. Крыша, крытая розовой черепицей, создавала почти сюрреалистическую картину, как будто дом был окутан предзакатными облаками. Вряд ли Никки забудет такое.

  Но сейчас ей нужно было сосредоточиться на Нейле Гамильтоне. Остановив машину поблизости от дома, она смерила миллионера, сидевшего на переднем сиденье, долгим взглядом и обратилась к нему:

  — Запомните. Вы пришли на праздник. Вот и все. Не ходите по дому с таким видом, словно решаете, купить его или нет.

  Он нахмурился.

  Никки сдержала вздох и попыталась еще раз разъяснить этот деликатный вопрос:

  — Я попросила вас сопровождать меня сегодня. И это отличный повод, чтобы вы смогли осмотреть дом. Если он вам понравится, завтра я позвоню хозяйке, скажу, что я агент по недвижимости, и спрошу, не хочет ли она продать этот дом. Но я не могу показать вам дом, не известив хозяйку. Поэтому не забудьте — мы просто пришли на званый обед.

  В надежде, что ты возненавидишь дом и на этом все закончится, добавила девушка мысленно. Возможно, если бы она сказала об этом вслух, Нейл еще больше захотел бы купить его.

  — Вы должны просто понять, действительно ли хотите приобрести такой дом, — продолжала Никки. — Так что не открывайте ящики встроенных шкафов и не оценивайте размер комнат, все это можно будет сделать позднее.

  Казалось, он ничего не понял. Стук в окно машины заставил Никки вздрогнуть. Она увидела Сета и опустила стекло.

  — Ты собираешься входить в дом или уже струсила? — спросил он.

  Никки осмотрелась. Хорошо хоть, что у него на руке сегодня не висит очередная блондинка.

  Она обдумала все возможные варианты, пока собиралась на этот прием. Никаких больше «ты какая-то странная». Она должна вернуться к обычной жизни, и вернется. Будет смотреть на вещи так, как было всегда, пока эта неделя, проведенная с Сетом и детьми, не перевернула все с ног на голову.

  — Я думала, ты принесешь с собой рентгеновский аппарат и мы сможем, сидя в машине, наблюдать за всем происходящим прямо через стены, — ответила она, улыбнувшись. — Но кажется, аппарата нет, так что придется войти.

  Она вышла из машины, не подумав, что Сет стоит слишком близко. Знакомый аромат его лосьона заставил сердце Никки биться быстрее. Она даже разозлилась на себя за такую несдержанность.

  — Нейл, кажется, не понял ничего из того, что я ему сказала, — произнесла она тихо.

  — Я постараюсь нейтрализовать его в случае чего, — ответил Сет.

  Множество людей столпилось перед домом. То, что Эмили Купер называла званым обедом, больше походило на церемонию вручения «Оскара». Никки никогда в своей жизни не видела столько драгоценностей, собранных в одном месте.

  Звуки классической музыки доносились из открытых дверей, где стоял дворецкий в белом фраке и такого же цвета галстуке. Поклонившись Никки, он произнес:

  — Женская уборная наверху и направо, мужская — налево.

  Это дает им возможность осмотреть все и на втором этаже, подумала Никки. Как мило со стороны Эмили пригласить ее на прием.

  Стоя на верхней ступени лестницы, Никки шепнула Сету:

  — Жди меня здесь через десять минут. Постарайся уследить, чтобы Нейл не ломился в запертые двери, хорошо?

  Она поправила прическу, подкрасила губы и вышла в холл. Сет так и стоял на лестнице; Нейл же, казалось, наблюдал за присутствующими дамами, выбирая, к кому бы подойти.

  — Он похож на индюка, — прошептала Никки. — Давай спустимся.

  Она подошла к Нейлу.

  — Сет и я собираемся пройтись по всему дому. Вы могли бы проследовать за нами и посмотреть его. Мы будем служить для вас своеобразным прикрытием. Вам не придется ни с кем разговаривать, ни о чем думать, просто смотреть. Но будьте поблизости, хорошо?

  Среди гостей Никки насчитала три семейные пары, которым она продала дома в окрестностях. Сет тоже повстречал немало из своих клиентов.

  Никки вскоре осознала, что проблема состоит не в том, что Нейл детально не рассмотрит комнаты, а в том, успеют ли они обойти их все прежде, чем праздник закончится.

  Сет остановил официанта, который нес поднос, уставленный бокалами с шампанским. Никки непринужденно болтала, попивая шампанское, и старалась не оценивать дом сама. В любом случае теперь все зависело только от Нейла. Понравится ли ему то, что он увидит, или нет. Если да, она подумает, что ей делать дальше, но это будет завтра. Если же нет, тогда вообще нет смысла изучать этот дом.

  Пока Сет разговаривал с одним из своих прежних клиентов, Никки рассматривала гостей в комнате и вдруг заметила Ричарда, который стоял у камина и смотрел на нее.

  — Ты не говорил мне, что Ричард тоже приглашен, — произнесла Никки почти шепотом, как только человек, с которым беседовал Сет, отошел.

  — Я не видел список гостей, дорогая. Мой вклад в прием ограничился тем, что я посоветовал миссис Купер нанять джаз-банд вместо оркестра.

  Незаметно подошедшая к ним Эмили Купер, одетая в персикового цвета воздушное платье и шляпу с перьями, послала Сету воздушный поцелуй и пропела:

  — Джаз звучал бы слишком громко. И... о бог мой, кто это? — Она не сводила глаз с Нейла, но обращалась к Никки: — Твой муж? Нет, ты же сказала, что пока не замужем. Так что же привело этого потрясающего человека на мой прием?

  Я пропала, подумала Никки. Мало того, что испорчу прием, если Нейл ляпнет, зачем я привела его сюда...

  К досаде Никки, в этот момент Сета позвал тот самый клиент, с которым он говорил раньше, чтобы выяснить еще кое-какие вопросы, и теперь Сет тоже ничем не мог ей помочь. Никки придется выпутываться самой.

  — Нейл недавно приехал в Канзас-Сити, — протараторила девушка. — Сет и я решили, что здесь он сможет познакомиться с лучшими людьми города.

  Эмили протянула Нейлу руку. Он отвлекся от созерцания бордюра, который украшал встроенные книжные полки, и обратил внимание на нетерпеливую хозяйку.

  Никки услышала, как Эмили вздохнула. Девушка вспомнила, какой была ее реакция, когда она впервые увидела Нейла: к ней вдруг вернулось ощущение, что она смотрит старое немое кино. Или этот вздох Эмили означал, что она уже его знает? А знает ли Эмили, зачем он здесь?

  Кто-то похлопал ее по плечу. Никки обернулась и увидела Ричарда.

  — О, привет, Ричард. Прости, но я не могу сейчас разговаривать. Правда.

  — Ты же сказала, что у тебя никого нет, — произнес мужчина, кажется даже не слушая ее.

  — Нет, — поправила его Никки, разозлившись. — Вообще-то я сказала, что даже если у меня кто-то и есть, то это не твое дело.

  — Ах, да. Именно так. — Ричард огляделся и посмотрел на Сета, который все еще разговаривал с клиентом в нескольких шагах от них. — Так вот кого ты выбрала, да? — Он кивнул головой в сторону Сета. — Странно.

  — Не знаю, почему ты так решил, наверное, просто потому, что мы вместе пришли на этот прием. Но, даже если и так, что в этом странного?

  — Что ты влюбилась в него. — Ричард смотрел ей прямо в глаза. — В парня, из-за которого ты не вышла замуж.

  — Сет тут ни при чем, — ответила она, не веря в то, что правильно его расслышала. — Ты не знаешь, как все было на самом деле.

  — Он ведь был там, верно?

  Никки вспомнила тот день, когда стояла в церкви перед своим теперь уже бывшим женихом и вдруг увидела Сета за колонной.

  — Он был свидетелем нашей ссоры. Вот и все.

  — Ты уверена в том, что говоришь? И ты не знаешь, почему он там оказался?

  — Он оказался там, потому что был свидетелем у своего брата. — Никки начала терять терпение. Стивен тоже женился в тот день, и, конечно же, Сет был в церкви. — Ричард, ты говоришь чепуху!

  — Он хотел посмотреть, какой эффект произведет его маленькая проделка.

  — Проделка?

  — Да. Это он нанял девочек по вызову на мальчишник. О, прости, танцовщиц.

  — Ричард, его не было на мальчишнике у Торпа.

  — Я этого и не говорил. Я сказал, что он нанял девушек. Ты никогда не задумывалась, откуда они там взялись?

  Никки лихорадочно соображала. Торп клялся, что не знает, как там оказались эти девицы, почему они вообще явились на мальчишник. Никки всегда считала, что его друзья, с его согласия, разумеется, скинулись и пригласили их.

  Она и подумать не могла, что Сет...

  — Итак, ты этого не знала, правильно? — спросил Ричард. — И я уверен, что уж он-то точно не рассказывал тебе об этом.

  — Да, — ответила Никки расстроено. — А ты откуда знаешь?

  — От Стива. Он думал, что это замечательная шутка. Безобидная, забавная маленькая проделка. Пока она не закончилась тем, что свадьба так и не состоялась. — Ричард отпил шампанского и не спеша добавил: — Вот я и подумал: ничего удивительного, что Сет не собирался рассказывать тебе, почему он на самом деле оказался тогда за колонной.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

  Он ошибается, убеждала себя Никки. Ричард не мог всего этого знать наверняка, он, наверное, просто выслушал слабые оправдания Торпа. Никки уж точно знала, что произошло.

  Но сейчас Ричард говорил настолько уверенно, что девушка усомнилась. А может быть, вся эта история была рождена не чем иным, как ревностью? У Ричарда, естественно, был для этого повод.

  Стив сказал мне...

  Вот это возможно, согласилась Никки, потому что Ричард как-никак знал Стивена. Девушка сама познакомила их незадолго до так и не случившейся двойной свадьбы, когда Стивен и Лаура начали искать деньги, чтобы купить дом.

  ... Он думал, что это замечательная шутка.

  Ей пришлось признать, что и это вполне возможно. Сейчас Стивен уравновешенный и надежный, но он, естественно, мог быть и не таким до того, как женился на Лауре. Может быть, в его жизни был период, когда он считал, что пригласить танцовщиц на мальчишник — веселая затея. Никки не понимала такого юмора, хотя, возможно, это был один из тех мужских поступков, которые до конца не способна понять ни одна женщина.

  Но рассказать о таком постороннему человеку... хотя бы и знакомому? Достаточно ли Стивен знал Ричарда, чтобы доверить ему тайну своего брата? Конечно, нет. Только если Стивен сам был инициатором этой затеи и говорил о собственной идее, прикрываясь именем Сета, чтобы Лаура ни о чем не догадалась...

  Это, подумала девушка, многое объясняет. Сейчас ей казалось, что в комнате душно и шумно из-за множества людей. Никки осмотрелась в поисках открытого окна, где можно было бы подышать воздухом. Вдруг она осознала, что, пока слушала рассказ Ричарда, Нейл куда-то исчез.

  Где Нейл? В доме Эмили Купер было шестнадцать комнат, включая те, что расположены в новом крыле. Никки и представить себе не могла, в каком направлении он исчез и откуда ей начинать поиски. Сет снова возник рядом с нею.

  — Прости, что беседа настолько затянулась. Им так понравилась новая пристройка к дому Эмили, что они хотели бы сделать себе подобную. А где Нейл?

  — Я его потеряла, — ответила девушка. — Или он услышал звуки дудочки, на которой играл Нильс, спасая город от крыс, и присоединился к их шествию.

  — Один среди крысиной стаи? Неутешительно для тебя. Но как ты все-таки умудрилась потерять его? Он же был совсем рядом.

  — Я так сильно увлеклась историей, которую мне рассказывал Ричард, что просто забыла о мистере Гамильтоне.

  — Если история настолько интересная, что ты даже позабыла о своем клиенте, поделись ею со мной.

  — Я не смогу вспомнить всех деталей. — Она посмотрела Сету прямо в глаза. — Но ты, возможно, уже слышал ее. Это история о мальчишнике и о нескольких... танцовщицах.

  — Надеюсь, это не заезженный сюжет. — Его голос звучал абсолютно равнодушно, он смотрел по сторонам, как если бы искал Нейла.

  — Меня больше заинтересовали персонажи этой истории, — ответила Никки. — Видишь ли, Ричард сказал мне, что ты и Стивен пригласили танцовщиц на мальчишник.

  — Я даже знаю, что послужило поводом для этого.

  В голосе Сета было что-то такое... Конечно, он должен быть шокирован такими обвинениями в свой адрес, а не просто удивлен, но...

  — И знаю, — произнес Сет спокойно, — что Стивен здесь ни при чем.

  Эти слова тяжелым ударом обрушились на девушку. Никки почувствовала, как пол уходит у нее из-под ног.

  — Это значит, что ты один все придумал?

  — Да. Именно так, — ответил он, не отводя глаз.

  Значит, Ричард был прав. Абсолютно прав, когда обвинял не Стивена, а Сета. Остальную часть истории она додумала сама. Это был лишь плод ее собственных рассуждений. Ты хотела переложить ответственность на кого-то другого, тем самым придумав оправдание для Сета. Если бы в этой истории был замешан и его брат, Сет не был бы единственным виновником.

  Она сделала глубокий вдох, приготовившись сказать ему что-нибудь язвительное, но вместо этого задала самый глупый вопрос из тех, что могла бы вообще придумать:

  — Почему ты не рассказал мне?

  — До сегодняшнего дня ты и не спрашивала меня об этом, — ответил Сет изменившимся голосом.

  — Звучит так, словно я приставала к каждому, кто мог бы знать об этих танцовщицах на мальчишнике.

  — Никки, перестань! Я позаботился о тебе.

  — Ничего себе забота! — возмутилась девушка. — Почему ты сразу не признался в содеянном? Это лицемерие, Сет.

  — Ты бы вышла за Торпа замуж, если бы знала, что он не нанимал этих девушек?

  — Я никогда и не думала, что он сделал это сам.

  — Тогда какая разница, кто оплатил заказ?

  Никки закусила губу, пытаясь внести ясность в собственные мысли. Как бы то ни было, эти девушки пришли на мальчишник. И все дело в том, что Торпу это понравилось. Вот причина того, что она не вышла за него замуж. Но этот факт отнюдь не освобождал Сета от ответственности и не делал его действия такими уж кристально чистыми.

  — Разница в том, Сет, что это была грязная шутка.

  — Ничего подобного. Да, я обеспечил соблазн. Но ведь это Торп не устоял перед ним.

  — Мы оба имеем право согласиться с этим или нет. Но в любом случае я хочу знать, почему ты так поступил? Ты ведь даже не был на мальчишнике.

  — А ты думаешь, мне очень хотелось посмотреть, как Торп развлекается?

  — Тогда почему ты сделал это? Из-за простого любопытства? Или это было для тебя чем-то вроде дешевого развлечения?

  — Ну, я бы, конечно, не сказал, что это так уж дешево... — Он заметил, как блеснули ее глаза, и поспешил добавить: — Прости, Никки. Мне не следовало этого говорить.

  — Ты прекрасно понимаешь, что я имела в виду. Кто дал тебе право играть чужими жизнями!..

  — Я не заставлял Торпа делать что-либо. Не понимаю, почему тебя так вывело из себя то, что...

  — Не смей говорить, что это меня не касается!

  — И не собирался. Я хотел сказать: то, что давно прошло. Ты сама сказала, что уже забыла об этой истории и не хочешь больше обсуждать Торпа и вспоминать о нем.

  — Это было в тот момент, когда я думала, что мы говорим только обо мне. До того, как я узнала, что ты тоже имеешь отношение к этим событиям. — Она прикрыла глаза, пытаясь сдержать слезы, которые уже подступали. — Для тебя это была лишь шутка, так ведь? Вроде тех, что ты рассказываешь за кружкой пива своим друзьям. «Посмотрим, можно ли превратить Торпа в свинью». Может, вы еще и поспорили? На то, сколько времени он продержится?

  — Успокойся, Никки. Ты расстроена... — он потянулся, чтобы взять ее руку.

  — Тебе, конечно, лучше знать, как я сейчас себя чувствую. — Она резко отступила от него. — Если увидишь Нейла, скажи, чтобы поймал такси до отеля и прислал счет мне.

  Какая же я дура! Я не допускала даже самой маленькой возможности, что Сет замешан в этой истории. Даже несмотря на всех его блондиночек, которых он так любит!

  Никки выбежала из дома. Она оставила в уборной Эмили Купер свой пиджак. Ее так трясло, что она никак не могла завести машину. Но больше всего на свете ей хотелось сейчас поскорее убраться из Рокхерста.

  Было бы просто ужасно, если бы Сет вышел вслед за ней и застал ее в слезах. Но если бы он вообще не попытался ничего сделать, было бы еще хуже.

  Она проехала ярко освещенный музей изобразительных искусств, станцию «Юнион», где всегда горели яркие рекламные щиты, небольшую копию статуи Свободы. Наконец остановилась на площади, откуда открывался великолепный вид. В ее глазах, полных слез, отражались огни ночного города.

  Все встало на свои места. После двух лет бесконечного самокопания, сотен разных догадок, она в конце концов поняла, почему они с Торпом так и не оказались перед алтарем.

  Но если быть честной, не расторгнутая помолвка угнетала ее сейчас больше всего. Какими бы правдивыми ни были его извинения, на мальчишнике Торп показал свое истинное лицо. Она приняла верное решение, то, о котором не пожалеет никогда. Лучше уж немного пострадать, чем потом разочароваться.

  Сейчас Никки волновало и еще кое-что: по какой причине Сет все-таки сделал это? Конечно, не потому, что решил показать истинную натуру Торпа. Нет, скорее из любопытства. Чтобы просто посмотреть, что будет.

  Она влюбилась в человека, который рассматривает ее как подопытного кролика. В того, кто полагает, что над ее жизнью можно проводить различные эксперименты.

* * *

  Никки не без труда скрывала свое истинное настроение, помогая Лауре с последними приготовлениями ко дню рождения близнецов. Нужно было еще закончить с двумя тортами, упаковать два подарка, соорудить для гостей праздничные колпаки. И все это успеть до того, как проснутся малыши и начнут собираться гости.

  Никки стояла на верхней ступеньке стремянки возле обеденного стола и развешивала цветные гирлянды, когда Лаура вдруг сказала:

  — Сет говорил тебе, что собирается привезти баллон с гелием, чтобы надуть много шариков?

  Услышав эту фразу, Никки даже испытала некое облегчение, потому что с того момента, как она пришла сюда, его имя еще не прозвучало. Она даже была немного удивлена, что Лаура не нашла времени, чтобы посплетничать с ней о Сете и удовлетворить свое любопытство.

  И теперь она произнесла только:

  — Он и не мог мне об этом сказать. Я не видела его уже пару недель.

  Она не уточнила, почему они не виделись так долго. Ведь когда он подъехал к зданию компании, где она работала, чтобы вернуть ей забытый в доме Эмили Купер пиджак, она вовремя заметила его джип на стоянке и, сказав Джен, что ее нет, скрылась в уборной...

  — Он не задержится здесь надолго, — сказала Лаура. — А когда ты сообщила, что Ричард не придет с тобой на праздник, я подумала, что, может быть...

  — Ты имеешь в виду, что со мной и Сетом получается шестнадцать гостей, а так как все придут парами, ты посадила нас рядом. Так?

  Лаура посмотрела на подругу.

  — Ты не можешь винить меня в этом.

  Никки уговаривала себя не воспринимать все так серьезно, расслабиться, вести себя так, как это было несколько недель назад, когда она и Сет были едва знакомы. Если бы она только могла вернуться к обычному положению вещей...

  Просто знакомые. Никки поняла, что сейчас уже ничего не изменить. Даже в те дни, когда девушка не придавала значения тому, обращает ли на нее внимание Сет Бакстер, ее тянуло к нему как магнитом. Почему ее до сих пор волнует, как он смотрит на нее? Почему она все еще замечает любое выражение его лица, когда бы он на нее ни посмотрел?

  Потому что ты влюбилась в него, призналась себе Никки. Потому что ты хочешь, чтобы сейчас он смотрел на тебя по-другому. Без осторожности, без насмешки... С любовью.

  Она старалась произносить слова обычным тоном, но это было нелегко:

  — Забудь об этом, Лаура, или я скажу Сету, что ты бессовестная плутовка. Ты сама выдумала этот вирус, обрушившийся на корабль. И сама сломала посудомоечную машину с определенной целью — чтобы он пришел в твой дом и провел все это время со мной.

  — Если бы я была уверена, что это сработает, — ответила Лаура, — я именно так и поступила бы. Знаешь, а ты сделала бы хорошую партию.

  Я тоже так думала. До определенного момента.

  Закончив, Никки посмотрела на свою работу.

  — Думаю, у меня хорошо получилось. Если стремянка больше не нужна, я отнесу ее обратно в гараж.

  — Хорошо. И принеси, пожалуйста, мороженое, оно в морозильнике. Я попросила Стивена положить его туда.

  Никки уже подходила к двери, когда увидела возле дома джип Сета. Должно быть, он приехал, пока она помогала украшать комнаты. Дверь в гараж была распахнута, Сет и Стивен стояли внутри и надували шарики с помощью баллона с гелием.

  Скорее всего, Сет появился совсем недавно, потому что работы у них было еще очень много.

  Сет увидел Никки. Было слишком поздно убегать: если она попыталась бы избежать встречи с ним, это вызвало бы куда больший интерес. Поэтому она изобразила на лице улыбку и направилась в гараж.

  Сет привязал нитку к шарику и протянул руку, чтобы взять у Никки стремянку и повесить ее на место. Она поблагодарила его и прошла к морозилке, которая находилась чуть дальше. Порывшись там несколько минут, она повернулась к братьям:

  — Лаура сказала, что здесь должно быть мороженое. Но я его не вижу. Где оно?

  — Мороженое? — переспросил Стивен. — Черт, я забыл про мороженое! Сет, отгони свой джип, чтобы я смог вывести мою машину.

  Тот полез в карман, и, бросив брату связку ключей, произнес:

  — Мы тебя прикроем.

  — Мы? — спросила Никки, когда Сет отогнал джип.

  — Да. Если ты сейчас вернешься без мороженого, Лаура поймет, что он забыл про него.

  — Ты думаешь, она не догадается так или иначе?

  — Кроме того, мороженое напомнило мне... Я забрал фотографии детей из студии. — Он указал на светлый пиджак, лежащий на автомобиле Лауры. — Если хочешь, можешь взглянуть.

  Не нервничай. Спокойно. Никки взяла пиджак, чтобы вытащить фотографии из конверта. Пиджак еще хранил тепло тела Сета, и ей захотелось подольше подержать его в руках. Но вместо этого девушка положила пиджак на место и открыла конверт.

  На фотографиях все казалось ярче, чем она запомнила. Она забыла, что мороженое было таким розовым, лица малышей такими заинтересованными, а беспорядок, который они там устроили, был настолько большим. И уж конечно, Никки не помнила, что смотрела на Сета с таким восхищением. На одном из снимков они стояли по обе стороны коляски и взгляд, застывший на ее лице, был почти интимным.

  Неопровержимое доказательство того, что уже тогда, сама того не осознавая, Никки была влюблена в него.

  Она взглянула на Сета, который, казалось, был полностью поглощен своим занятием, и украдкой положила эту фотографию в карман своих джинсов.

  Даже если он уже видел этот снимок, подумала девушка, может быть, он не заметил выражения ее лица. Он наверняка не вглядывался в фото. Но если он покажет всем фото, Лаура уж точно не упустит это из виду. А если кто-нибудь позволит себе комментарии и разбудит у Сета подозрения...

  Нет, решила Никки. Лучше она пока спрячет это доказательство, а позже сама вернет его. Да, но ведь остались негативы?

  Так или иначе, она сама собиралась зайти в фотостудию...

  Девушка еще раз взглянула на Сета и положила себе в карман еще одну фотографию. Возможно, это был не самый лучший из снимков Сета, потому что он лишь стоял на заднем плане, в центре кадра, естественно, были близнецы. Но он улыбался... В его глазах застыли веселые искорки... Его поза была непринужденной и уверенной.

  — Неплохо, — произнесла Никки. Она положила конверт возле его пиджака, взяла горсть не надутых шариков и протянула ему красный. — Я так и не купила детям то, что хотела.

  — Это хорошо, потому что мне не удалось сколотить для них игрушечные домики.

  — Наверное, Анна не отказалась бы иметь такой. И чем больше, тем лучше. Она серьезно относится к своему жилищу.

  — Я думал, что девочки начинают что-то смыслить в этом лет с пяти, не раньше, — ответил Сет, пожав плечами.

  — Боюсь, это заложено в нас с рождения. Как дела с пристройкой у Эмили Купер?

  — Она готова. В прошлую пятницу я вернул ей ключи. — Он смотрел на Никки почти с любопытством. — Ты ведь не разговаривала с ней после того обеда?

  — Нет. Нейл с тех самых пор так и не позвонил мне, вот я и подумала, что нет смысла беспокоить Эмили по поводу продажи дома. — Никки старалась говорить спокойно. — Не могу сказать, что я так уж удивлена тем, что он не связался со мной. Но, должна признать, мне показалось странным, что он больше не хочет купить этот дом. Конечно, он мог найти себе другого агента...

  — Он не знает, что ты бросила его тогда.

  Никки нахмурила брови.

  — Я не передал ему твои слова в тот вечер, — продолжил Сет. — Я сам отвез его обратно в отель. Это единственное, что я мог тогда для тебя сделать.

  Никки подумала, что здесь Сет был прав, если не считать того, что он сам и был причиной всех неприятностей. И все-таки неплохо, что он извлек урок из всей ситуации.

  — Конечно, — добавил Сет медленно, — он там не остался.

  — Кто? Нейл? Куда он направился?

  — Назад к Эмили. Не знаю точно, когда он совсем переедет, но сейчас он живет у нее.

  Никки вытаращила глаза.

  — Я и подумать не могла, что он захочет таким способом заполучить этот дом. — Она закрыла рот ладонью. — Я хотела сказать...

  — Что жить с Эмили далеко не идеально? То же самое можно сказать и о Нейле, но они, кажется, вполне довольны обществом друг друга. Раз уж мы заговорили о празднике, Никки...

  — Какой праздник ты имеешь в виду?

  — Ты спрашивала меня, почему я так поступил... — сказал он, словно не замечая ледяного тона ее голоса, — почему прислал девушек на мальчишник Торпа? Но тогда ты не захотела услышать ответ.

  — У меня и сейчас нет желания. Ты сделал это из любопытства. Просто хотел посмотреть на то, что случится, если Торп поддастся соблазну.

  — Как если бы дразнить змею палкой? Это правда, в какой-то степени. Но это еще не все.

  — Я не понимаю, что тебя тянет исповедоваться сейчас, если ты молчал два года, Сет?

  — Я так поступил, — продолжал он, — потому что думал: Торп недостаточно хорош для тебя. Меня бы удивило, если бы он не поддался искушению.

  Он стал надувать зеленый шарик, а Никки, немного придя в себя, переспросила:

  — Ты думал, что он недостаточно хорош для меня?

  — Да. Именно так я и сказал.

  Может быть, я все-таки не только подопытный кролик для него. Может, он на самом деле заботился обо мне... хотя бы чуть-чуть.

  — А что заставило тебя так думать, Сет? Увидев меня, ты обезумел от страсти? И теперь хочешь, чтобы я в это поверила? — Никки гордилась собой. Она думала, что говорит именно таким тоном, каким нужно. Ее голос звучал с оттенком сарказма и цинизма одновременно. — Ты что же, берег меня для себя?

  — Нет. Ты не сводила меня с ума, — ответил он абсолютно спокойно, как будто это заявление не имело для него никакого значения.

  Никки замерла, так что едва могла дышать. Какая же она дура! Даже говоря себе, что Сету нет до нее никакого дела, она все еще тешила себя надеждой, что в глубине души, он, может быть, испытывает к ней хотя бы маленькую частичку того, что она чувствует к нему...

  Наверное, именно поэтому люди говорят, что их надежды рушатся. Потому что именно так они себя и чувствуют, когда последний огонек этой самой надежды гаснет.

  — Ты был прав. Сет, — ответила девушка тихо. — Ты действительно позаботился обо мне. Значит, Торп всегда был таким. И если бы у него не было возможности развлечься на мальчишнике, он нашел бы ее в клубе, или на работе, или в гостях у друга. — Она с трудом сдерживалась. — Спасибо тебе. И не будем больше об этом, хорошо?

  — Нет, давай закончим разговор. Ты спросила меня, почему я так поступил. Я тоже хочу кое-что спросить у тебя.

  Она закрыла глаза.

  — Знаешь, Сет, совсем не обязательно анализировать всю эту ситуацию.

  — Мне просто интересно.

  — Избавь меня от объяснений, идет? — Голос Никки звучал напряженно.

  — Когда ты снова стала встречаться с мужчинами, а ведь прошла всего неделя, я был более чем просто удивлен, я был поражен! Каждый раз, когда мы сталкивались, ты была в компании очередного мужчины.

  — Мне было все равно, с кем встречаться, — ответила Никки решительно.

  — Нет, — сказал Сет, покачав головой, — тебе было не все равно. Иначе ты бы встречалась со всеми подряд. Но каждый раз, когда я видел тебя, у тебя были отношения с определенным человеком, и причем серьезные отношения. Потом, через некоторое время, рядом с тобой уже был другой. Как будто ты решила повстречаться со всеми мужчинами в Канзас-Сити, чьи телефоны были в справочнике. По одному в определенный срок. На какой-то момент я не мог даже понять, что ты делаешь.

  — Кажется, ты хочешь высказаться независимо от того, хочу я это слушать или нет?

  — Ты была настроена серьезно к каждому из них — но лишь до тех пор, пока они не начинали принимать все так же серьезно. Тогда ты просто бросала их. Ты хотела убедиться, что никто больше не сможет ранить тебя так, как это сделал Торп.

  Никки подумала, что частично он был прав. Конечно, она встречалась с мужчинами, но ни к одному из них не испытывала ничего серьезного. Как бы то ни было, рассуждения Сета объясняют эту его постоянную иронию, с которой он относился к Никки, и этот взгляд, от которого ей всегда хотелось кричать. И теперь ей было неприятно сознавать, что у него возникли подобные мысли.

  — Что ж, можешь называть меня акулой, пожирающей мужчин, и покончим с этим, — ответила она.

  — Я тоже решил, что в этом вся твоя сущность. Но та неделя, которую мы провели с детьми... когда я узнал тебя поближе... я понял, что ты совсем не такая.

  — Это радует, — сказала она холодно.

  — Я понял это, когда признался себе в том, что со мной что-то произошло. — Он надул последний шарик, отложил его в сторону и потянулся за пиджаком. — Хотя это произошло еще в тот момент, когда я встретил тебя и Торпа и решил, что вы не смотритесь вместе.

  У Никки задрожали руки. Не принимай это на свой счет. Ты забегаешь вперед, все твои надежды могут рухнуть.

  — Я много думал последние две недели, — сказал Сет тихо. — О том, что следует вернуться к моей обычной жизни. Но это оказалось мне не под силу. В тот вечер, когда ты приготовила обед... на столе стояли зажженные свечи, а твои волосы в их отблесках были так прекрасны... казалось, на тебе свадебная фата.

  Никки изо всех сил старалась сдержать слезы. Она так боялась, что может произойти что-то подобное. Тогда он так странно смотрел на нее... А сейчас она знала: как бы тогда она ни убеждала себя в том, что это был просто обед, она пыталась показать Сету, чего ему не хватает. Уже тогда она хотела быть ему больше, чем просто другом. Неудивительно, что Сет заподозрил ее в том, что она хочет его соблазнить. Тогда он понял все лучше, чем Никки.

  — Знаешь, почему я с самого начала решил, что вы с Торпом совершенно не подходите друг другу? — продолжал Сет. — Я просто хотел, чтобы ты встречалась со мной.

  У Никки пересохло в горле, и она не могла произнести ни слова.

  — Я начал думать, что, может быть, ты чувствуешь то же самое. Что причина не только в малышах... Но лишь до того момента, когда мы ехали по улице Плаза в карете и, увидев Ричарда, ты спряталась за Зака. Ты не хотела, чтобы он видел нас вместе, не так ли?

  — Нет, — произнесла она с трудом. Ее голос звучал хрипло. — Дело не в этом.

  — Полагаю, мне не следовало вообще ничего говорить, — ответил Сет, вздохнув, — возможно, все дело в том, что мы переживали эти семейные обстоятельства.

  Семейные обстоятельства. Если бы я действительно была частью твоей семьи...

  — Я думал, что лучше поговорить об этом открыто, — произнес он. — Но теперь мне кажется, я нахожусь не в очень удобном положении, и это так. Я не могу пропустить такое событие, как день рождения близнецов. И не могу попросить тебя остаться в стороне. Прости. Я только надеялся... Есть еще кое-что, о чем я хотел бы знать, Никки, и больше я не произнесу ни слова. Какую фотографию ты только что вытащила из конверта?

  Вопрос прозвучал настолько неожиданно, что, прежде чем девушка осознала, о чем идет речь, она выпалила:

  — Откуда ты знаешь, что я... Ты ведь даже не смотрел в мою сторону!

  — Мне и не нужно было видеть тебя, — ответил он тихо. — Когда ты где-то поблизости, я знаю, что ты делаешь.

  Девушка так сильно дрожала, что не смогла даже вытащить фото из кармана. В конце концов Никки сдалась и оперлась руками на машину, чтобы унять дрожь.

  — Да, я взяла фотографию. Я не хотела, чтобы Ричард видел нас вместе, — произнесла она. — Но не потому, что мне было стыдно оттого, что я была рядом с тобой, Сет. Я просто не хотела, чтобы он испортил волшебство того момента, требуя объяснений.

  — У него серьезные намерения по отношению к тебе?

  — Да, — кивнула Никки. — Но ты ошибся, когда говорил о причинах моего поведения, Сет. Я не пыталась свести счеты с Торпом. Ни к одному из мужчин я не относилась серьезно. Я просто создавала такую видимость, когда ты оказывался рядом, потому... потому что не хотела, чтобы ты думал, будто я одинокая неудачница. Ты ведь всегда находился в компании одной из своих жутких блондиночек... и я не хотела, чтобы ты знал... — Она тяжело сглотнула. Сейчас или никогда, сказала она себе и посмотрела на него. — Я не хотела, чтобы ты знал, что даже тогда я ждала только тебя. Потому что, если бы ты знал, что я свободна... и тебе было бы все равно...

  Прежде чем Никки успела закончить предложение, он притянул ее к себе и заключил в объятия.

  — Легче просто сделать вид, что блондинки для тебя ничего не значат, — прошептала она.

  — Но это ведь так и есть, родная. Я встречался с ними, просто чтобы отвлечься. — Казалось, он решил перейти к действиям, а не продолжать долгие объяснения. Его губы приблизились к ее губам, он целовал ее решительно, спокойно, уверенно, но вместе с тем с такой нежностью, что она почувствовала, как приятная волна страсти накрывает ее с головой.

  Даже оторвавшись от губ девушки, он не выпустил ее из своих рук, и Никки была рада этому. Ее колени так дрожали, что она всерьез сомневалась, что сможет стоять без поддержки.

  — А как же Ингрид?

  — Ингрид? — переспросил Сет удивленно. — Ты имеешь в виду Ингрид Андерсон? Она тебе докучала?

  — Конечно, нет, — ответила Никки язвительно.

  — Ладно тебе, — сказал Сет, усмехнувшись. — Она и мне надоела. В тот день я должен был встретиться с ней и ее мужем, чтобы обсудить постройку их нового дома. Они пригласили меня на ленч. Но после всех событий у меня в офисе я решил не гнаться за этой работой. Конечно, так как Зак съел чертеж их будущего дома, я бы все равно не получил этот заказ.

  Никки открыла рот от удивления.

  — Но ты вел себя так, как будто...

  — Конечно, я всегда себя так веду, — ответил Сет. — Когда одна сексуальная женщина начинает флиртовать со мной на глазах у другой, я стараюсь сделать так, чтобы та непременно ей позавидовала. И поступаю так со всеми...

  Она отступила назад и скорчила гримасу. Он засмеялся и притянул ее ближе.

  — Покажи мне фотографии, которые лежат у тебя в кармане, — прошептал он.

  Она вынула пару снимков. Сет взял их, одной рукой приобняв девушку.

  — Интересный выбор. Мне тоже понравилась одна из этих фотографий. Я уже заказал увеличить вот эту, — сказал Сет, указывая на ту, где они стояли по обе стороны от коляски с близнецами. — Но мы можем поступить лучше.

  — Неужели?

  — Именно так. Белое платье, смокинг и цветы вместо мороженого... Ты выйдешь за меня, Никки?

  — Мне надо подумать, — ответила девушка просто. — Только лишь об одном: судя по всему, в вашей семье часто рождаются близнецы. Не знаю, смогу ли я...

  — Мы отлично справлялись с этими двумя непоседами. Подумай, что у нас ведь уже есть опыт в этой области.

  — Ты прав. — Она сделала глубокий вдох. — Хорошо, я дам тебе шанс.

  — Отлично. Давай пойдем и сообщим об этом всем. Зак и Анна не будут против, если мы сделаем это во время их дня рождения. Тем более если мы пообещаем им, что они смогут измазать всех тортом на нашей свадьбе.

  Но Никки не пошевелилась. Она улыбнулась и снова потянулась к его губам, наслаждаясь тем, что теперь может целовать его, когда захочет.

  — Ты права, не стоит слишком торопиться и рассказывать всем эту новость, — произнес Сет торопливо. Звук приближающегося автомобиля вернул их к реальности. Джип остановился возле дома, и Стивен вышел из машины. В одной руке он держал ведерко с мороженым, другой прикрыл глаза, загородившись от солнца. Он вглядывался в полумрак гаража.

  Хлопнула задняя дверь, и из дома вышла Лаура.

  — Стивен! Ты не поверишь, что сейчас произошло!

  — Подожди минутку, — простонал Сет. — Как такое возможно, что она уже знает?

  — Курьер только что доставил пакет, — воскликнула Лаура. — Из-за неприятностей во время нашего путешествия нам предоставили еще одну путевку, чтобы возместить ущерб. Можешь в это поверить? Сет? Никки? У нас есть надежда, что вы согласитесь еще раз присмотреть за близнецами? Стивен, на что ты там уставился?

  Стивен не ответил. Он просто указал на гараж, где все еще в объятиях друг друга стояли Сет и Никки.

  Лаура повернулась к гаражу и улыбнулась.

  — Ну вот и пришло время, когда вы оба признались в своих чувствах.

  — Спасибо, — сказал Сет, обращаясь к Лауре. — А что касается вопроса, который ты только что задала, ответ «нет». По крайней мере до того, как мы съездим в собственное путешествие. Можешь вернуться к этому после нашего медового месяца.

  И он снова прижал Никки к себе, как будто они остались одни в этом мире.