/ Language: Русский / Genre:love_short / Series: Любовный роман

Побег из-под венца

Ли Майклс

 В день своей свадьбы Кэтрин узнает, что ее жених запутался в долгах и вступает с ней в брак по расчету. Решив сбежать из поместья отца, она умоляет Джо, сына садовника, помочь ей...

ГЛАВА ПЕРВАЯ

  Все еще держа расческу, Энтони посмотрел на Кэтрин в зеркало и расчесал блестящий черный завиток, так что он распрямился и лег на ее белые плечи. Слегка нахмурившись, он отступил на шаг, опять критически взглянул на свою клиентку и потянулся за лаком, чтобы закрепить непослушную прядь.

  Кэтрин раздраженно и нетерпеливо заерзала на кресле.

  — Ты еще не закончил?

  — Имейте терпение, мадемуазель. Вы должны быть само совершенство, когда встретите своего жениха. — Энтони щелкнул пальцами. — Украшение для волос!

  Помощник тут же протянул ему хрупкий венок из флёрдоранжа. К нему была прикреплена фата, настолько легкая, что парила в воздухе. По краям она была отделана атласом, из которого было сшито платье. Искусно прикрепляя венок, Энтони пробормотал:

  — Мадемуазель уже, наверное, ждет не дождется начала свадьбы, да?

  — Мадемуазель уже ждет не дождется, когда все это закончится, — недовольно отозвалась Кэтрин.

  — Ну вот все и готово. — Энтони даже щелкнул от удовольствия языком. — Само совершенство.

  Его помощник начал собирать свои принадлежности, а к Кэтрин наклонилась горничная, желая убедиться, что макияж не испорчен прической. Кэтрин оттолкнула ее.

  — Все в порядке, Элиза. Сходи, пожалуйста, на кухню и принеси мне чашку чая.

  — Я могу позвонить, и чай принесут. Хотя я бы вам не советовала: а вдруг прольете на ваше прекрасное платье, мисс Кэтрин.

  Кэтрин вцепилась пальцами в крышку туалетного столика.

  — Хорошо, обойдемся без чая. Просто иди. — Ей стоило немалых усилий говорить спокойно и приветливо. — После всех этих мучений мне хочется побыть одной.

  — Конечно, мисс. — Горничная развернулась и пропустила вперед парикмахера.

  Он положил в чехол последнюю расческу и поднял тяжелую сумку.

  — Просто вспышка раздражения, — тихо сказал он, проходя мимо нее. — Это со всеми невестами случается. Поверьте. Она взволнованна, потому что скоро будет обручена.

  Кэтрин закатила глаза. Слово «взволнованна» она едва ли могла отнести к себе. Скорее ее состояние можно было назвать «издерганностью». И это, наверное, нормально, думала она, быть на грани, когда целый день тебя тыкают, пихают, колют и обращаются с тобой как с куклой. Нет, не с драгоценной фарфоровой куклой, а с такой, какую дети повсюду таскают за собой и бесконечно одевают и раздевают...

  Наконец в комнате стало тихо. Кэтрин встала, автоматически отряхнула юбку своего свадебного платья и даже не посмотрела в зеркало. Пусть другие убеждаются, что все на ней идеально, когда она спустится под руку с отцом вниз, в зал, и займет свое место рядом с Дугласом.

  Самой Кэтрин было, в общем-то, все равно. Она только хотела, чтобы эта церемония — Свадьба Века, как называли ее в газетах, — поскорее закончилась.

  Нельзя сказать, что у нее были какие-то обоснованные сомнения. Она сделала разумный выбор, все взвесив и убедившись, что Дуглас будет подходящим мужем, и ничто не поколебало ее решение. Он был, бесспорно, идеальным — с приятными манерами и достаточно приятной внешностью. Ее отец одобрил его; Дуглас был уже довольно видной фигурой в фирме Джока Кэмпбелла. Он ни разу не поднял на нее ни руки, ни даже голоса. И что еще было немаловажно для Кэтрин — у него хватало своих денег, поэтому им двигал не расчет.

  Конечно, Дуглас здесь ни при чем. Ее просто вымотали эти бесконечные подготовки.

  Однако, подумала она, отцу недостаточно всего этого. Раз он желал, чтобы Кэтрин была лучшей невестой, она должна подчиниться. И кстати, для него это прекрасная возможность выполнить свой общественный долг, пригласив на свадьбу дочери пятьсот человек.

  Кэтрин вздохнула. Обычно она не столь цинична. Должно быть, она просто истощена месяцами хлопот, примерок, приемов. Но скоро уже все будет позади.

  Кэтрин открыла французское окно и осторожно выглянула. Хотя оно выходило на заднюю сторону дома, а гости прибывали через парадный вход, она предусмотрительно держалась подальше от края балкона, чтобы никто ненароком не увидел ее.

  Она снова глубоко вздохнула и с удивлением подумала, что это, должно быть, первый для нее глоток воздуха за весь день. Для северной Миннесоты было тепло не по сезону. Если бы Кэтрин знала, что лето придет в этом году так рано, то выбрала бы платье полегче. Она поморщилась, представив, как будет танцевать в этом плотном атласе...

  В соседней комнате французское окно с шумом растворилось, и Кэтрин услышала мужские голоса. Нигде ей не удается побыть одной! Наверное, соседнюю комнату отдали официантам.

  Она старалась не прислушиваться, но против воли улавливала обрывки разговора. Настойчиво и цепко мозг выбирал слова из, казалось бы, беспредметной болтовни за соседней дверью.

  — И, главное, вовремя, — сказал мужской голос. — Еще месяц, и Дуг был бы связан по рукам и ногам.

  В ответ Кэтрин услышала невнятное бормотание. Очевидно, человек стоял, прислонившись к двери спиной.

  — Да, — продолжал первый, — ему пришлось занять у меня денег, чтобы взять напрокат смокинг, потому что все его кредитные карточки закрыты. — Еще какое-то невнятное бормотание. — Потому что ему не везет, вот почему. Он надеялся, что та его последняя поездка в Лас-Вегас — помнишь, когда Дуг должен был быть в Сан-Диего по какому-то поручению Джока? — поможет ему. Но все закончилось тем, что он и в казино теперь должен, а ты знаешь, как они строги в отношении долгов. Если бы свадьба состоялась через месяц, то мисс Кэмпбелл выходила бы замуж за человека со сломанными ногами.

  Немыслимо, внушала себе Кэтрин. Они не могут говорить о Дугласе!

  Но о ком же тогда они говорят? Сомнений не оставалось. К тому же голос этого официанта, простой и спокойный, убеждал в том, что он говорил правду — или, по крайней мере, излагал факты такими, какими их видел. Ведь он мог ошибаться? Вероятно, он как-то неправильно понял то, что Дуглас сказал или сделал...

  С бешено бьющимся сердцем Кэтрин тихо скользнула назад в свою комнату и позвонила в колокольчик, чтобы вызвать прислугу. Элиза шла бесконечно долго.

  Дуглас, думала она. Неужели он такой отчаянный игрок, что поехал в Лас-Вегас, надеясь отыграть проигранные деньги? А Кэтрин полагала, что он осторожно тратит деньги. Неужели он так беден, что не мог позволить себе даже купить смокинг для свадьбы? Она много раз видела его в пиджаке, и ей даже в голову не приходило, что у него нет смокинга. Неужели он был в таком отчаянии... что солгал мне и спланировал этот брак из корыстных целей? размышляла Кэтрин.

  Элиза постучалась и вошла с выжидательным выражением. Кэтрин с трудом сдержалась и заставила себя говорить спокойно. Незачем поднимать панику — уж кому, как не ей, знать, как быстро разносятся сплетни по дому. Стоит только Элизе понять, что у хозяйки на уме, и тут же об этом узнают дворецкий, садовник, даже мальчик, который приносит газеты.

  — Пожалуйста, попроси моего отца подняться ко мне, — тихо сказала Кэтрин.

  Элиза вопросительно посмотрела на нее.

  — Но он же встречает гостей, мисс Кэтрин. К тому же до церемонии еще много времени. А вы сами говорили мне, будто ваш отец так сентиментален, что вам не хотелось бы видеть его вплоть до того момента, когда он поведет вас к алтарю...

  — Я передумала. Мне хочется побыть с ним. Пожалуйста, скажи ему об этом.

  Элиза кивнула и вышла.

  Кэтрин в волнении ходила по комнате. Несколько раз рука ее скользила к шее, а пальцы теребили крошечные пуговки. Их было пятьдесят — это свидетельствовало об истинном профессионализме портного, что, конечно, повлияло на цену платья. Но самое смешное в том, что она теперь не могла выбраться из него самостоятельно...

  Кэтрин вдруг резко остановилась. Когда же она пришла к решению не выходить за Дуга замуж, что бы ни сказал ее папа?

  В этот момент в дверь просунулась голова Джока Кэмпбелла.

  — Можно?

  — Папа... — Кэтрин повернулась к нему и закусила губу, не зная, как продолжить.

  — Ты так хороша, дорогая моя! Прямо как твоя мама. Элиза сказала, что ты тут соскучилась. Захотела повидаться со своим стариком, да?

  — Я хотела поговорить с тобой. У меня появились... сомнения. По поводу Дугласа... Ты никогда не думал об этом, у тебя нет сомнений?

  Показалось ли ей, что отец на мгновение смешался?

  — Нет, дорогая, — твердо ответил он. — А то, что с тобой происходит, — это не сомнения, а нервы. Твоя мама тоже переживала. Да так, что даже послала за мной за несколько минут до начала свадьбы. И заявила, что хочет остановить бракосочетание. Но, конечно, она этого не сделала — и посмотри, как прекрасно все получилось. Двадцать пять лет мы были счастливы — и были бы счастливы еще дольше, если бы... — Его голос дрогнул, как обычно, когда он заговаривал о смерти жены.

  Кэтрин видела, как отец старается сохранить спокойствие.

  — Папа, — сказала она, — мне действительно жаль все расстраивать, но это не просто нервы.

  — Не будь смешной, Кэтрин. — Он редко говорил с ней так властно. — Каждая невеста нервничает. Но если бы все поддавались этим чувствам и страхам, то институт брака уже давно бы рухнул. Я пойду, позову Дугласа, а после того, как вы потолкуете, я приму твои извинения за то, что ты усомнилась, правильно ли я решил этот вопрос, и тогда церемония может продолжаться.

  — Нет! — вырвалось у Кэтрин. Она увидела, как Джок нахмурился, и сказала тише: — Нет, пожалуйста, не приводи его сюда.

  — Боишься посмотреть ему в лицо?

  Да, осознала Кэтрин, а вслух пролепетала:

  — Я... конечно же, нет. Я просто не хочу, чтобы он видел мое платье до свадьбы.

  Кэтрин противоречила сама себе: только что она хотела отказаться от свадьбы и в следующую же минуту заявляет, что жениху нельзя видеть невесту до торжественного момента... Совершенно очевидно, что и Джок Кэмпбелл заметил столь неразумное замечание, но смолчал: покачал головой и вышел.

  Великолепно, Кэтрин. В следующий раз почему бы просто не вонзить кинжал прямо в сердце?

  Время побежало. Сейчас Джок спустится вниз как ни в чем не бывало, отыщет Дугласа, отведет его незаметно в сторону, чтобы никто из гостей не подумал ничего плохого, а потом тихо проведет наверх. Кэтрин прикинула, что у нее остается не более двадцати минут, прежде чем они придут к ней в комнату.

  Она уже слышала ровный, как у римского патриция, голос Дугласа, представляла себе, что он скажет, как будет все отрицать, изображать негодование и изумление от ее заявления. А что, собственно, она скажет отцу? Что поверила подслушанному разговору, а не человеку, с которым собиралась связать жизнь? Кэтрин не могла этого сделать. Она не могла смотреть им обоим в лицо. Поэтому оставался единственный выход.

  Кэтрин распахнула дверцы своего шкафа, схватила джинсы, кроссовки, первую попавшуюся блузку и побежала в ванную. Ухватившись обеими руками за ворот платья, она сильно потянула, и пуговицы стали отскакивать в стороны, как воздушная кукуруза. Потом она сорвала с себя фату, скинула туфли, а вместо всего этого надела джинсы, блузку и кроссовки. И только потом вспомнила, что у нее нет при себе ни цента.

  Кэтрин прошла на цыпочках, прислушиваясь к голосам в коридоре, через комнату туда, где были приготовлены вещи для медового месяца, бросила к ним свое кольцо и схватила крошечную вечернюю сумочку, которая лежала рядом с платьем. На большее у нее не было времени.

  Застегивая на ходу блузку, Кэтрин вернулась в ванную, закрыла за собой дверь и проследовала в примыкавшую к ней гостиную. Гостиная вела в зал, но не в большой, где должно было проходить торжество, а в другой. Никого не было видно. Через черный ход она спустилась в кухню и вздохнула с облегчением, увидев, что и здесь нет никого. Слуги, должно быть, ушли в большой зал, чтобы увидеть церемонию.

  Церемонию, которая не начнется.

  Выходя на улицу, Кэтрин немного задержалась, осмотрелась, потом побежала к первому большому дереву, затем к другому и так, перебежками, прячась за стволами деревьев, стала удаляться от дома. Ее план так прост, что его можно изложить в двух словах: убраться отсюда. Кэтрин было все равно, куда и как.

  Однако чем дальше она отходила от дома, тем больше задумывалась над тем, как же ей уехать из поместья. Конечно, дом ее отца не похож на замок, но туда не так-то просто попасть, да и выбраться оттуда тоже, особенно сегодня, когда кругом полно охранников, присматривающих за тем, как бы никто не унес подарки, не говоря уже о дорогих украшениях на гостях. А еще через несколько минут, как только Джок заметит отсутствие дочери, выбраться отсюда будет еще сложнее.

  На мгновение Кэтрин представила отца, когда тот увидит ее платье, брошенное в ванной. Что он скажет в оправдание? Тут она споткнулась о чьи-то ноги, торчащие из-под старой машины. В следующее мгновение показался и хозяин.

  — Какого черта...

  Кэтрин медленно перевела взгляд с грязных кроссовок мужчины на его старые потертые джинсы, запачканную футболку и задержалась на широких плечах, загорелом, обветренном лице, обрамленном густыми непослушными темно-русыми волосами, и увидела темно-карие глаза, выражающие негодование.

  — Ты что, не видишь, куда идешь? — возмутился он.

  — Извините. Я задумалась.

  — А, ты одна из тех, кто не может одновременно идти и думать. — Мужчина сел, и вдруг в его глазах мелькнула догадка. — Ты сейчас должна выходить замуж.

  Кэтрин посмотрела куда-то мимо него.

  — Вы, наверное, путаете меня с кем-то.

  — Правда? А почему это флёрдоранж застрял у тебя в волосах?

  Кэтрин нащупала венок и сняла его, потом начала вытаскивать шпильки из волос.

  — Сама Кэти Мэй Кэмпбелл, — ухмыльнулся мужчина.

  Кэтрин взвилась:

  — Никто меня так не зовет уже с шести лет! Можете называть меня мисс Кэмпбелл. Или, если угодно, мисс Кэтрин.

  — При этом я еще должен, наверное, каждый раз кланяться, как крестьянин перед госпожой. — Он медленно поднялся и потянулся за тряпкой, лежащей на капоте машины, чтобы вытереть руки.

  Мужчина был выше, чем Кэтрин показалось сначала; ей пришлось смотреть вверх.

  — А вы кто?

  — Джо Кларк. Мой отец работает у вас садовником, если вы не знаете.

  — Конечно, я знаю его имя. К тому же это объясняет, как вы узнали флёрдоранж по какому-то лепестку.

  — Он бы гордился мной. К тому же был бы польщен вашим визитом, но его нет здесь. Он вон в том большом доме — хочет увидеть вашу свадьбу. Что возвращает нас к началу разговора.

  Конечно, это было не его дело.

  — А ты почему не с ним?

  — Меня не приглашали. Я приехал к нему повидаться на денек. — Джо отбросил тряпку в сторону. — Так поведайте мне, мисс Кэтрин, что случилось?

  — Я не выхожу замуж.

  — Я догадался, — сухо сказал он. — И что же вы делаете вместо этого?

  — Я... уезжаю.

  — Понятно. Ну, если вы ищете свой «порше», я думаю, гараж находится с другой стороны дома.

  Она закусила губу и посмотрела на него. У нее оставалось всего несколько минут, потом начнется паника, поэтому Кэтрин не собиралась тратить время на пустые разговоры.

  — Джо, — начала она, — вы отлично знаете, что я...

  — Можете называть меня мистер Кларк. — Он удачно имитировал ее тон. — Или, если угодно... Нет, давайте лучше оставим мистер Кларк.

  — Мистер Кларк, — твердо сказала она. — Вы выросли здесь, в поместье, я права?

  Он кивнул.

  — Значит, вам известно, можно ли уйти отсюда не через главные ворота.

  Джо поднял одну бровь.

  — Вы меня даже не знаете, однако предполагаете, что я из тех, кто будет лазать через заборы ночью.

  — А что, это не так?

  Он ухмыльнулся.

  — Так. Но я вам ничего не скажу.

  — Пожалуйста. — Кэтрин схватила его за рукав. — Вы разве не видите, что я в отчаянии? Мне нужно выбраться отсюда немедленно. Вы мне поможете?

  Его глаза сузились.

  — Сначала скажите, зачем мне это? Что я получу, кроме кучи неприятностей, когда ваш папаша найдет меня? А потом я подумаю над вашим предложением.

  — А что вы хотите? — мрачно осведомилась Кэтрин.

  — А что вы предла... — Он недоговорил и пожал плечами. — О, забудьте об этом, Кэти Мэй.

  — Я велела вам не называть меня... — Она умолкла. — Впрочем, можете называть меня как угодно, только помогите мне перебраться через стену.

  — Можно пройти сквозь нее, что скажете? — Джо зашел в гараж, покопался там немного и вынес большой старый ключ.

  В порыве благодарности Кэтрин выпалила:

  — Я дам вам все, что вы хотите!

  — Я над этим поразмыслю и сообщу, чего же я хочу. Пойдемте.

  Кэтрин с трудом поспевала за ним, а он шел дальше и дальше в лес, который занимал добрую половину поместья Кэмпбелла.

  — Так куда вы направлялись? — спросил Джо, обернувшись.

  — Я вам не скажу, даже не думайте.

  — Стало быть, и сами не знаете.

  — Просто не хочу, чтобы вы пошли и продали эту информацию моему отцу.

  — А я только об этом и мечтал! Представлял, как подойду к нему и скажу: «Джок, приятель, я могу тебе сказать, куда пошла твоя дочурка, я это узнал, потому что она доверилась мне, когда я помогал ей сбежать отсюда». И после этого, я уверен, он вознаградит меня, только съездит мне по лицу для начала.

  — Так что там насчет ключа? — нетерпеливо перебила она его. — Я думала, где-то будет дверь.

  — Ну вы же не хотите, чтобы я раскрывал ему все мои секреты. Если он узнает, то дверь наверняка тут же опечатают, а вдруг она мне когда-нибудь снова пригодится. — Внезапно Джо остановился. — Пришли.

  Кэтрин посмотрела вперед и увидела стену, обвитую диким виноградом, видневшуюся между деревьями. Ни дверей, ни ворот не было.

  — И где?

  — Хорошо замаскировано, верно? Виноград уже рос, когда я нашел это место, но мне понадобилась пара лет, прежде чем я сумел сделать так, чтобы он скрывал дверь и при этом не обрывался, когда дверь открывается. Посмотрим, получится ли это снова.

  Джо приподнял занавес из сплетенных веток, и под ним обнаружилась массивная дверь. Он повернул ключ в замке, и дверь со скрипом отворилась. На другой стороне висел такой же зеленый занавес. Кэтрин быстро проскочила в проем двери и увидела перед собой хвойный лес, простирающийся настолько, насколько видел глаз. Она нерешительно оглянулась.

  — М-м... и где это я?

  — Если пройти через этот лес пятьсот ярдов, то выйдете на главную трассу.

  Кэтрин закусила губу.

  — Думаю, там я попробую поймать машину.

  — И вам лучше поторопиться, иначе подвозить вас будет кто-нибудь из приглашенных.

  — Может, вы пойдете со мной? — Она опустила ресницы. — Джо... простите, мистер Кларк... боюсь, вы никогда не получите того, что я вам должна, если не будете знать, где я.

  Молчание затянулось.

  — Очевидно одно, — пробормотал Джо. — Не остается сомнений, что мне нравятся авантюры. Хорошо, я готов отправиться в путешествие.

  Кэтрин торжествующе улыбнулась.

  — Тогда давайте закроем дверь и пойдем отсюда.

  Джо покачал головой.

  — Не так быстро. Я, может, и любитель приключений, но не идиот. Я был занесен в список утром. И если меня не вычеркнут, то искать будут уже нас обоих.

  — О, я об этом не подумала.

  — И о многом другом тоже. В любом случае я не хочу, чтобы меня застрелили ребята из ФБР, которые вполне могут счесть, что я взял вас в заложницы.

  — А с чего это придет им в голову?

  — Кто-нибудь видел, как вы уходили?

  Кэтрин покачала головой.

  — Вы кому-нибудь сказали, что собираетесь сбежать?

  — Не совсем.

  — Тогда откуда они могут знать, что побег — ваша идея, а не чья-то еще? У нас нет времени на эти бессмысленные споры. Вы сейчас пойдете в сторону заката и придете к маленькому парку у обочины. А я вернусь, сяду в машину и уеду так, как будто ничего не случилось. Я найду вас в парке. — Джо отодвинул виноградные заросли и шагнул к стене.

  — Джо, — мягко сказала она. — Спасибо.

  — Рано вы меня благодарите. Пока еще ничего не сделано.

  После этого раздался скрип двери. Он ушел.

  Кэтрин быстро устремилась туда, где виднелся багряный полукруг солнца. Казалось, никогда еще оно не садилось так быстро. Кэтрин гнала от себя мысль о том, что будет, когда совсем стемнеет, а она все еще не выйдет из этого леса. Но не успела она осознать, что лес начал редеть, как уже вышла из тени и очутилась в крошечном парке, который представлял собой U-образную аллею со столиком для пикника и стоящим рядом мусорным баком. Было еще не так поздно. Теперь, когда Кэтрин вышла из леса, она увидела, что солнце еще только начинало опускаться за горизонт. У аллеи была припаркована та самая старая машина, с которой возился Джо Кларк, когда она увидела его. Сам он сидел за столиком, а перед ним лежала карта. Кэтрин заметила, что Джо сменил свою грязную футболку на свитер, как раз под цвет его глаз. Кэтрин бросилась к нему.

  — Какой ты молодец! Как ты узнал, что я выйду именно здесь?

  Он поднял глаза от карты.

  — Если учесть, что шла именно ты, то это не больше чем удачная догадка. Я, правда, уже заподозрил, что ты передумала и решила пойти вдоль стены к главному входу. Ну что ж, поехали. Не хочешь сэндвич?

  — Нет, спасибо. Но вот если бы ты предложил мне воды, я бы не отказалась.

  — В машине.

  Кэтрин опустилась на пассажирское сиденье, и Джо протянул ей бутылку с водой. Она сделала большой освежающий глоток. Джо завел мотор.

  — А куда мы едем? — спросила Кэтрин.

  — Это зависит от того, чего ты хочешь достичь. К северу находится канадская граница...

  — У меня есть паспорт, — оживилась Кэтрин. Он посмотрел на нее с изумлением.

  — Ты уходишь из дома и не берешь с собой никаких вещей, кроме тех, что на тебе, но зато берешь паспорт?

  — Я не специально. То есть я и не помышляла о том, чтобы уехать из страны. Просто Дуглас хотел отвезти меня на Бермуды на медовый месяц, поэтому у меня в сумочке и лежал паспорт. — Кэтрин помахала своей крошечной сумочкой перед носом Джо.

  Интересно, подумала она, как это Дуглас собирался везти меня на Бермуды? Наверное, полагал, что я буду за все платить...

  — И все же, по-моему, нам нужно поехать на юг, — заметил Джо. — До Твин-Ситис три часа, так что ты вполне успеешь рассказать мне, что планируешь делать дальше.

  Конечно. Осталось только понять, что именно.

  — Три часа? Да до этого города гораздо меньше ехать!

  — Если по главной автомагистрали, то конечно. Но там нас будут искать в первую очередь.

  — Ой, я об этом не подумала! — воскликнула Кэтрин, а Джо бросил на нее быстрый взгляд. — Мне действительно повезло, что ты согласился поехать со мной. Хотя бы потому, что они будут искать одну женщину, а не пару. Это прекрасно.

  — Прекрасно? Это только одна точка зрения. И не обязательно моя. Можешь начать рассказывать, что вызвало это внезапное непреодолимое желание уехать. Надеюсь, что ты не планировала этот побег недели назад.

  — Нет. — Кэтрин улыбнулась его суховатому тону. — Все произошло случайно. Просто днем я узнала, что Дуглас хотел на мне жениться, так как ему нужны были мои деньги.

  Несмотря на все усилия, голос Кэтрин дрогнул. Нелегко было облекать правду в слова, признавая свою глупость и недальновидность.

  — Деньги твоего отца, ты хочешь сказать.

  — Нет, мои деньги. Когда папа основал свою сеть ресторанов «Кухня Кэти Мэй» и начал продавать по всей стране акции людям, он записал тридцать процентов на мое имя. Мне было три года. Может, четыре.

  — Да уж, главный акционер еще, наверное, и не знал тогда, как написать слово «кухня».

  Кэтрин словно не заметила эту реплику.

  — Дуглас хотел жениться на мне, чтобы покрыть свои карточные долги.

  Молчание затянулось.

  — Ты приняла верное решение.

  — Рада, что ты одобряешь.

  — Я имею в виду, бросить его. Убежать — не такая грандиозная затея. Почему ты не рассказала отцу о том, что узнала? Вы бы выгнали негодяя и продолжали веселиться.

  — Я пыталась. Но он слишком верит Дугласу. Как и я когда-то... Я знала, что он меня не любит, — тихо добавила Кэтрин. — И мне казалось, что это хорошо: ведь и я его не любила. Но я надеялась, что он хотя бы уважает меня. Что я ему нравлюсь. А оказалось, что это снова деньги...

  — Снова?

  Кэтрин кивнула.

  — Всегда, всю жизнь людей интересовали мои деньги больше, чем я сама. Но раньше это не заходило так далеко. Остальные не так умело маскировались, как Дуглас, поэтому я довольно быстро узнавала правду: если мужчина восхищается каждой моей привычкой и обращает внимание на каждое слово, значит, он следит за моей прибылью.

  — Должно быть, во многих ты разочаровалась.

  Она вздохнула.

  — Похоже, в каждом, с кем я когда-либо встречалась. Наверное, я потому и согласилась выйти за Дугласа — чтобы все закончилось поскорее и мне не пришлось бы больше спасаться от охотников за приданым.

  — Так вот он — твой шанс избавиться от них всех. Такая возможность бывает только раз в жизни.

  — Да, — подтвердила Кэтрин и повернулась к Джо. — Ты прав. Только раз в жизни.

  Она глубоко вздохнула.

  — Джо Кларк, ты женишься на мне?

ГЛАВА ВТОРАЯ

  Джо резко крутанул руль и вылетел на встречную полосу, но в ту же минуту сосредоточился и повернул обратно. Какой бы ненормальный вопрос ни задала его пассажирка, сказал он себе, это еще не повод, чтобы ослаблять внимание. Даже на миг.

  — Хорошо, что тот здоровый трейлер был далеко, — спокойно заметила Кэтрин. — Я тебя шокировала?

  — Ну да, если можно так сказать. Что ты, черт возьми, имела в виду, спросив, не женюсь ли я на тебе?

  — Я думала, что все ясно. — Она слегка пожала плечами. — Что тут непонятного?

  — Прежде всего, как ты перескочила от того, как избавиться от охотников за твоими деньгами, к такому предложению.

  — Я предположила, что ты думаешь о том же.

  — Я? — Джо знал, что в его голосе звучит ужас, но ему было все равно. — Я имел в виду, что ты можешь сейчас просто исчезнуть. Можешь поехать в новое место и пожить там как простая девушка. Тогда ты поймешь, что тот, кто начнет за тобой ухаживать, будет делать это не из-за денег — ведь он не узнает, что они у тебя есть.

  — А как мне убедиться в этом? — задумчиво спросила Кэтрин. — Что, если он наведет справки?

  Смысл в ее рассуждениях есть, подумал Джо. Есть множество способов выведать тайны человека, а тот, кто заинтересован в деньгах, уж точно все разнюхает.

  — Ты можешь изменить имя. Если ты пойдешь обслуживать столы в один из ресторанов «Кэти Мэй», то скоро научишься отличать серьезных людей от охотников за деньгами.

  — Спрятаться в ресторане собственного отца?

  — Уж там-то он не будет тебя искать. Но боюсь, тебе придется туго без тех удобств, к которым ты привыкла. А если ты будешь ездить на «порше» и носить одежду от дизайнеров, то едва ли скроешь свои реальные доходы.

  — На сколько ты готов поспорить, что я не могу обойтись без удобств? Кроме того, у меня нет «порше», никогда не было, и я никогда не собиралась его иметь.

  — Тогда ты, наверное, предпочитаешь «ягуар». Не отходи от темы. Так зачем ты задала мне этот вопрос? Или ты каждому встречному предлагаешь жениться на тебе?

  — Не говори ерунду. Я просто подумала... ну, каждому нужны деньги, верно? И мы могли бы заключить сделку. Я ведь и так многим тебе обязана.

  — Но ты же сказала, что я сам могу сделать выбор. — Джо нахмурился. — Все равно ты говоришь несерьезно. Похоже, ты хочешь заплатить мне за то, чтобы я женился на тебе и никто больше не охотился бы за твоими деньгами. Но и тогда я не вижу в этом смысла.

  — Как же! Все будет сразу ясно и понятно, никакой лжи, никаких разочарований. — Кэтрин выглянула в окно. — Да забудь об этом.

  Хорошо бы вот так взять и забыть! Ее предложение все еще вертелось у него в голове. И вместе с ним он вспомнил и все остальное, что она говорила. Теперь Джо видел в этом некую логику.

  — То есть ты скорее вышла бы замуж за того, кому точно нужно только твое состояние, — медленно проговорил он, — чем за того, кто хочет того же, но при этом признается в любви.

  — По крайней мере я буду знать правду. Действительно знать ее, а не подозревать. — К его удивлению, Кэтрин даже не пыталась защищаться, только в голосе ее слышалась невыразимая печаль. — А знать все заранее лучше, чем затем чувствовать себя полной дурой.

  В этот момент Джо захотелось — больше, чем чего-либо в мире, — избавить ее от печали. Но это, сказал он себе строго, не самый мудрый из его порывов.

  — И что ты будешь делать дальше? – спросил Джо.

  — После того, как ты отверг меня? Не знаю. Наверное, искать того, кому эта сделка придется больше по душе.

  У этой женщины потрясающая сила саморазрушения. И как она могла додуматься до такого? Одна в этом мире... да она же идеальная приманка для акул! А что еще хуже, Кэтрин сама хочет приманить этих акул.

  Джо вздохнул и попытался посмотреть на вещи глазами Кэтрин. Ее имя — притча во языцех для всей страны. Ее портрет — а точнее, ее детская фотография, хотя сходство несомненное, — торговый знак. Как Кэтрин вообще когда-либо сможет убедиться, что мужчина любит ее за то, какая она есть, а не за ее деньги?

  — А почему ты выбрала Дугласа? — спросил он. Кэтрин молчала, и ему уже начало казаться, что она не ответит.

  — Его семья владеет железорудными шахтами. Кроме того, у них есть и банки. Его доля в семейном деле должна была быть больше, чем мои тридцать процентов в «Кухне Кэти Мэй».

  — А, так ты и сама охотница за богатыми женихами!

  — Просто я считала, что тот, у кого есть свои деньги, не нуждается в чужих. Как видишь, это не так, поэтому я попробую что-нибудь еще. Выйду за кого-нибудь замуж. И мне очень хотелось бы, чтобы это был ты, Джо.

  — Я должен принять это как комплимент? Ты же ничего обо мне не знаешь.

  Она посмотрела на него в упор.

  — Ну и что? Я многое знала о Дугласе. Возможно, почти все — кроме его карточных долгов.

  — Я тоже время от времени ставлю долларов пять, — предупредил Джо.

  Кэтрин пожала плечами.

  — Большие деньги! Кроме того, я знаю кое-что важное. Знаю твоего отца. Знаю, что ты вырос в имении.

  — Если ты полагаешь, что это сближает нас, подумай еще раз. Между большим домом и домиком садовника большая дистанция.

  — Конечно. Но просто потому, что ты сам оттуда, тебе легко догадаться, каково мне было расти там.

  Джо задумался. Он не часто видел ее, и, возможно, Кэтрин именно это и хотела ему сказать. Кэти Мэй Кэмпбелл была ограждена не только стенами, но и своим социальным статусом. Никому из тех детей, что жили в поместье, не позволялось общаться с ней. Сам Джо никогда и не пытался. Несколько раз он натыкался на нее, но совершенно случайно. Он был лет на шесть старше ее, а для такого возраста это немало – он считал себя слишком взрослым, чтобы обращать внимание на маленькую девочку с черными блестящими волосами, и большими темно-синими глазами. Девочку, которую всегда одевали в кружева и бантики и которая, казалось, никогда и не помышляла о том, чтобы залезть на дерево.

  Должно быть, ей было очень одиноко, подумал Джо.

  — Твои родители желали тебе только добра, — сказал он, — стараясь оградить тебя от всего. После той угрозы похищения...

  — Я знаю, что им приходилось оберегать меня. Я понимаю, — с вызовом бросила она. А потом мягко добавила: — И я знаю, что ты добрый, иначе не помог бы мне перебраться через стену. Очень добрый, иначе не помогал бы мне и сейчас.

  Скорее сумасшедший, подумал Джо. Потом помолчал немного и предложил:

  — Нам нужно найти телефон, чтобы ты позвонила отцу. Он должен знать, что ты в безопасности. Ты даже записки ему не оставила — он будет волноваться.

  Кэтрин засмеялась.

  — И ты говоришь, что у меня нет логики. Джо, этот дом так напичкан аппаратурой, что отец сможет вычислить, где я, уже через пятнадцать секунд разговора. Еще двадцать лет назад система прослушивания была так хороша, что... — Она умолкла.

  Джо понимающе кивнул.

  — Что он сказал ФБР, где точно искать террористов, которые позвонили ему и угрожали похитить тебя, если он не заплатит им. Я помню. И именно поэтому ты не должна его так пугать.

  — Система теперь намного эффективнее.

  — Я что-нибудь придумаю — как послать ему хоть какую-то весточку. Он уже немолод, Кэти. Не нужно волновать его.

  — Кто ты такой? Его доктор? — вздохнула она. — Ладно, но это будет на твоей совести. Если твоя блестящая идея провалится и отец найдет меня, ты будешь за это в ответе.

  — Может, он так обрадуется, услышав тебя, что ты по собственному желанию отправишься домой.

  Кэтрин ничего не ответила, только удивленно подняла брови. Немного позже она опять обратилась к нему:

  — Я снова о той сделке. Что, если я предложу тебе пятнадцать процентов акций «Кухни Кэти Мэй»?

  — Пятнадцать процентов компании или пятнадцать процентов твоей доли? Не думай, что я соглашаюсь. Мне просто любопытно.

  Она посмотрела на него и отвернулась.

  — Ах, конечно, просто любопытно. Я имела в виду компанию. У меня остается пятнадцать процентов. У моего отца — сорок. Остальным владеют разные инвесторы.

  Джо покачал головой.

  — Тебе нужно учиться вести переговоры, Кэти. Выбери партнера осторожно, найди к нему подход, и ты договоришься на пять процентов. На десять максимум.

  Она вздернула подбородок.

  — Лучше сразу быть честной и уладить все поскорее.

  Приманка для акул, подумал он. Она обречена. Через пятнадцать минут, когда они проезжали какой-то городок, Джо замедлил ход.

  — Интересно, есть ли здесь библиотека?

  — Вряд ли она открыта в этот час в субботу. А что ты хочешь там посмотреть?

  — В библиотеках есть компьютеры общего пользования, дорогая. Мы можем послать твоему отцу сообщение через электронную почту. У него ведь есть свой адрес?

  — Да. Его последняя игрушка — это прибор размером с пульт дистанционного управления, при помощи него отец может читать свои электронные письма где угодно. Он его обожает. Но разве нельзя выяснить, откуда было отправлено письмо?

  — Едва ли. Только не такое.

  — В таком случае — вот лучшее решение. — Кэтрин указала на низкое здание вдали от дороги.

  — Кофейня?

  — Посмотри на вывеску в окне.

  — «Доступ к Интернету». Отлично. — Он завернул на стоянку.

  В кофейне было не очень много людей, но Джо провел Кэтрин к столику, а не к ряду компьютеров вдоль стены. Заметив ее вопросительный взгляд, он сказал:

  — Мне бы не помешала чашка кофе. К тому же нас бы заметили, если бы мы прошли сразу к компьютеру. Заметили и запомнили, на случай, если кто-нибудь придет и начнет задавать вопросы. Что ты будешь?

  — То же, что и ты.

  — Я заказываю большую порцию простого черного кофе без сахара. Если ты хочешь что-то...

  — Почему ты считаешь, что мне нравится только то, что дорого и экзотично?

  Сделав заказ у официантки, Джо небрежно осведомился у нее:

  — Кстати, а что особенного вон в том компьютере в углу? Почему он в отдельной кабине.

  Официантка оглянулась.

  — Это голосовой компьютер, — пояснила она. — Некоторые наши посетители не могут печатать на клавиатуре, поэтому выбирают его. С ним можно просто разговаривать.

  Джо улыбнулся своей лучшей улыбкой.

  — А не могли бы вы занести меня в список?

  Официантка моргнула.

  — Я сделаю так, чтобы вы были следующим.

  Джо вернулся к Кэтрин, которая задумчиво изучала его.

  — Только давай не будем говорить об этой сделке здесь, — попросил он.

  — Я и не собиралась. Какое-то благоразумие у меня есть. И еще я умею испытывать стыд, в отличие от тебя, очевидно. Флиртовать с официанткой таким образом...

  Джо возмутился:

  — Я не флиртовал с ней, лишь попросил то, что мне нужно.

  — Возможно, нет, но теперь она будет ходить вокруг да около и ловить каждое твое слово. Если ты не хотел, чтобы тебя заметили и запомнили, то твоя тактика абсолютно неверна.

  Кофе принесли почти тотчас же, и официантка доверительно сообщила:

  — Мужчина, который сейчас за компьютером, приходит сюда каждый вечер, я сказала ему, что у него осталось пять минут.

  — Спасибо, — улыбнулся Джо.

  Кэтрин только подняла брови и отхлебнула кофе.

  Когда они вошли в кабинку, Джо настроил компьютер через Интернет так, чтобы он работал как телефон, и протянул Кэтрин наушники с микрофоном.

  — Говори в микрофон, а голос отца будет слышен из колонок.

  Она колебалась.

  — А ты уверен, что он не сможет вычислить, где мы?

  — Если система что-то и распознает, в чем я сомневаюсь, то она покажет, что ты в Сиэтле. Ну же, набирай номер.

  Кэтрин набрала номер личного телефона Джока Кэмпбелла и через несколько секунд услышала голос отца.

  — Папа?

  — Кэтрин! Слава богу! Где ты, милая? С тобой все в порядке?

  — Все хорошо, пап.

  — Ты едешь домой? Дуглас здесь, со мной. Он расстроен, конечно, и не понимает, как и я, почему ты уехала так внезапно, но готов забыть обо всем.

  — Значит, он готов на мне жениться, несмотря ни на что?

  — Ну конечно же, дорогая.

  Откуда-то издалека Кэтрин услышала голос Дугласа:

  — Скажите ей, что мы оба сделали ошибки. Но я готов простить ее.

  — Ему же хуже, — резко отозвалась Кэтрин, — потому что я его прощать не собираюсь. Можешь спросить Дугласа о его последней поездке в Лас-Вегас, папа, — о той, когда он должен был поехать еще куда-то. И заодно проверь его счета.

  — Что ты сказала, Кэтрин? — смущенно спросил Джок. — На линии какие-то помехи.

  Джо тихо сказал:

  — Вешай трубку.

  — С тобой кто-то есть, дорогая? — Голос отца зазвучал резче. — Кто-то тебе там что-то подсказывает?

  — Нет, пап. Я просто хотела попросить тебя, чтобы ты не волновался. Но пока я не собираюсь домой.

  — Кэтрин...

  Она нажала на кнопку разъединения связи и повернулась к Джо.

  — Ну вот. Я пыталась быть благоразумной. Ты доволен?

  Джо рассеянно кивнул. Он напряженно думал.

  — Итак, теперь, когда я, так сказать, успокоила папу, что дальше?

  Джо сделал глоток кофе.

  — Что у тебя еще в сумочке?

  — Кредитная карточка. Пилочка. Косметика.

  Продуманно, оценил он про себя. Все, что необходимо женщине, но ничего полезного.

  — Деньги?

  — Не много. Я никогда не ношу с собой наличные.

  Джо мог предположить, что Кэтрин это и не нужно. Рядом с ней всегда был кто-то, кто выписывал чек.

  — Очень плохо, потому что у меня с собой тоже мало денег. Возможно, твои счета просматривают, поэтому при денежном переводе нас легко смогут вычислить. У меня тоже есть карточка, но и ее лучше не использовать.

  — Почему? Никто же не знает, что ты со мной.

  — Джоку об этом скоро станет известно, крошка. Они опросят каждого, кто был в тот день в поместье. А когда выяснят, что я уехал примерно тогда же, когда и ты, и никто меня с тех пор не видел... В общем-то, Джок всегда довольно быстро складывал два плюс два и получал полдюжины. Нам нужно где-то достать наличные деньги.

  — Зачем?

  — Затем, что нам долго ехать. Если бы еще библиотека была открыта...

  Кэтрин нахмурилась, а потом очень ласково сказала:

  — Если ты хочешь что-нибудь ограбить, то не лучше ли выбрать банк?

  — Спасибо за прекрасный совет, Кэти Мэй, — сухо обронил он. — Но я не собираюсь красть мелочь, заплаченную за просроченные книги. Мне нужна информация, потому что сейчас я не знаю, куда нам ехать, даже в каком направлении.

  — А куда ты вообще собрался? — устало спросила она.

  — Надо найти штат, — Джо опустил свою кружку с кофе и посмотрел на Кэтрин, — где нам не придется долго ждать и проходить какие-то процедуры, чтобы пожениться.

  Кэтрин чуть не подавилась кофе.

  — Ты хочешь сказать... ты...

  — Я женюсь на тебе, да. Или ты отказываешься от сделки?

  Кэтрин задумалась. Она ожидала, что с облегчением воспримет это сообщение, а сейчас ощущала панику.

  Но ведь этого я и хотела, в отчаянии твердила она себе. Я сама об этом просила. А сейчас... Просто все слишком неожиданно, решила Кэтрин. Я просто удивлена, что он передумал, вот и все.

  Конечно, сказал ее внутренний голос, пятнадцать процентов акций крупнейшей ресторанной сети кого угодно заставят передумать.

  Но разве это все? Кэтрин точно знала, почему Джо женился на ней; ведь именно поэтому она и сделала ему такое предложение.

  — Нет, — заявила она твердо. — Я не отказываюсь.

  — Значит, теперь мы партнеры. Пятьдесят на пятьдесят во всем, все поровну, согласна? — Джо протянул ей руку.

  Она положила на нее свою, и в воздухе словно проскочил электрический разряд от их пожатия.

  — О чем я только думаю? Мне не нужна библиотека, — пробормотал Джо, убирая руку. Кэтрин не успела еще сообразить, в чем дело, как он прошел к ближайшему свободному компьютеру.

  Она отхлебнула кофе. Он был холодный, но для нее это не имело значения.

  Женаты. Кэтрин представила, что случится с ее папой, едва он узнает, что через несколько часов после того, как его дочь сбежала из-под венца, она уже собралась замуж за другого человека.

  Совсем другого человека, подумала она. С ним не было лживых обещаний, притворных объяснений в любви. Только честность и открытость. И доброта, конечно. Возможно, это самое главное достоинство в глазах Кэтрин. Не многие, боясь гнева Джока Кэмпбелла, отважились бы помочь его дочери, даже за хорошую плату. Джо не колебался, хотя знал, на что Джок способен. К тому же Джо стал помогать ей еще до того, как она предложила ему эту «сделку века».

  Хотя, поправила себя Кэтрин, не очень-то долго он сомневался.

  Джо вернулся за стол.

  — Дело кажется сложнее, чем я думал. Все штаты, где можно пожениться без проблем, очень далеко от Миннесоты. А у нас нет наличных денег на билеты на самолет. И если мы будем пользоваться кредитками, то Джок моментально узнает об этом.

  — И встретит нас в пункте назначения, — согласилась Кэтрин.

  — Поэтому мы можем ехать только на машине. Но во всех соседних штатах нужно либо время перед подачей документов и регистрацией, либо анализ крови, либо и то и другое сразу.

  — Я понимаю, что ждать тебе не хочется, но с анализами что не так? Ты боишься сдавать кровь? Или что?

  Джо покачал головой.

  — Все это очень неопределенно. Кто знает, сколько времени займет исследование в лаборатории? Это может затянуться на более длительный срок, чем обычная подача документов. А чем дольше мы будем оставаться на одном месте...

  — Тем скорее папа найдет нас.

  — Правильно мыслишь. Он, в общем-то, не может заставить тебя делать то, чего ты не хочешь. Ты уже взрослая и имеешь право выходить замуж за того, кого сама выберешь, даже если он устроит тебе скандал прямо во время бракосочетания.

  Кэтрин скорчила гримасу.

  — Не очень-то приятная картина. Пожалуй, лучше поставить его перед уже свершившимся фактом.

  — Я предполагал, что ты так скажешь. Поэтому выбрал Неваду.

  — Лас-Вегас? — ужаснулась Кэтрин.

  — А в чем дело?

  — Глупо, наверное, — она закусила губу, — но это любимое место Дугласа. Кроме того, я бы не сказала, что туда можно очень легко и быстро добраться на машине. Не лучше ли нам...

  — Остаться здесь и сидеть на месте? В Миннесоте суды открываются в понедельник, а после подачи документов нужно ждать пять дней. А что, если Джок узнает, что его дочь подает заявление о браке — второе за неделю?

  — Ты прав, — признала Кэтрин.

  — На дорогу уйдут всего лишь выходные. К тому же нам совсем необязательно ехать в сам Лас-Вегас, подойдет любой город в штате Невада.

  — Что ж, — вздохнула Кэтрин, — если это лучший выход, то нам пора шевелиться.

  В машине Джо вручил ей карту и сказал:

  — Будешь объяснять мне, как ехать в Висконсин.

  — Висконсин? — удивилась Кэтрин. — Я была не сильна в географии в школе, но, насколько помню, Висконсин находится к востоку отсюда, а Невада к юго-западу. Зачем тебе нужен Висконсин?

  — Чтобы ограбить банк по твоему совету. — Джо выехал на дорогу. Увидев выражение ее лица, он засмеялся: — Не буквально же, Кэти. Нам нужны наличные. Придется снять деньги с кредитной карточки. Если мы сделаем это по дороге, то оставим яркое указание на наш маршрут. Поэтому мы поедем в другом направлении, чтобы запутать след.

  Кэтрин развернула карту.

  — Только не говори мне, что работаешь шпионом.

  — Ты раскрыла мой секрет. Теперь шеф убьет нас обоих.

  Она отложила карту.

  — Ты так весело об этом говоришь, — укоризненно произнесла она. — Тебе это нравится.

  — Ну... да. Пожалуй, да. Кэти, да это же такое приключение, о котором мы потом нашим детишкам рассказывать будем.

  Кэтрин с трудом сглотнула. Джо посмотрел на нее.

  — Что? Не думала еще об этом?

  — Нет, — призналась она.

  — У тебя еще по меньшей мере двадцать четыре часа, чтобы все обдумать, потом менять решение будет поздно, — ободрил ее Джо. — Скорее даже, тридцать шесть.

  Кэтрин вернулась к карте, но, как ни старалась, ничего там не видела. Все плыло перед глазами. Детишки, думала она. Они с Дугласом никогда не говорили об этом, но каким-то непостижимым образом Кэтрин чувствовала, что с ним они обсуждали бы детей, а не детишек. А раньше она не заметила бы этой разницы. Дети с Дугласом были бы клиническим случаем. Детишки с Джо...

  Были бы счастьем и радостью, прошептал какой-то голосок внутри.

  Но об этом она поразмыслит позже. Кэтрин сосредоточилась на карте.

  — Было бы проще, если бы мы сразу поехали направо... Но недалеко отсюда можно повернуть на главную магистраль.

  Но Джо не слушал ее. Он пристально смотрел в зеркало заднего вида.

  — Вот уж не предполагал, что Джок так скор. Но я не превышаю скорость, так что...

  Кэтрин быстро обернулась. За ними ехала патрульная машина. Кэтрин глазам своим не поверила, но машина посигналила им, и Джо съехал на обочину.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

  Джо достал бумажник и водительские права.

  — Ничего не говори, Кэти. И не поворачивай голову, смотри в окно, но так, чтобы это не выглядело подозрительно.

  Джо открыл окно, и к нему подошел полицейский.

  — Добрый вечер, сэр. Можно ваши водительские права и разрешение на машину? — Он взял документы, посмотрел на фотографию, перевел глаза на лицо Джо, потом обратно.

  — Спасибо, сэр. Я ехал за вами какое-то время. Видимо, вы не заметили, что ваши задние фары работают с перебоями.

  Задние фары? Дело только в них? Кэтрин вздохнула с облегчением.

  — Мне придется выписать вам штраф за эксплуатацию автомобиля с неисправностью. Сейчас принесу вам бумаги, которые нужно подписать.

  — Нам повезло, — сказала Кэтрин, когда он ушел.

  — Не будь так уверена.

  — Если он остановил нас только из-за фар, значит, вряд ли искал именно нас.

  — Может, он придумал это объяснение, чтобы нас проверить. Мне кажется подозрительным это его «работают с перебоями». Это не так-то просто проверить. Сейчас, например, все может быть отлично, но я не знаю, что было десять минут назад.

  Полицейский вернулся, держа в руках листок.

  — Вам нужно расписаться здесь, сэр. Надеюсь, вы знаете, что по закону не можете ехать дальше, не исправив поломку.

  — То есть нам нужно найти машину, которая взяла бы нас на буксир? — довольно спокойно полюбопытствовал Джо.

  — Вам повезло, сэр. На этом участке дороги тягач можно ждать час.

  — Повезло?! — тихо возмутилась Кэтрин.

  — Но правила позволяют мне некоторые послабления. Так как вы всего в паре миль от станции техобслуживания, то лучше позволить вам проехать до нее. Иначе вы простоите здесь на обочине час, если не больше, представляя опасность для других машин.

  — Действительно повезло, — пробормотала Кэтрин.

  — Вам нужно ехать прямо до первого поворота налево. Там работают несколько неплохих механиков, к тому же обычно есть дежурный по воскресеньям на экстренный случай. Я поеду за вами, так что можете не волноваться, что кто-то в вас врежется.

  — Вы так добры, офицер, — глухо отозвался Джо. Он завел мотор и подождал, пока полицейский сядет в свою машину. Потом Джо тронулся; патруль ехал за ними с включенными огнями.

  — Полицейский эскорт до города, — сказала Кэтрин. — Именно то, о чем мы мечтали. Так теперь ты веришь, что с фарами не все в порядке?

  — Какая разница, верю я или нет? В этой квитанции написано, что нам нужна проверка квалифицированного механика. И только затем мы сможем поехать дальше. Так что мы застрянем здесь в лучшем случае до завтрашнего утра. Давай молиться, чтобы мы были единственными в очереди.

  — А вот и поворот! — воскликнула Кэтрин. — Я вижу станцию техобслуживания. Но где же городок?

  — Наверное, чуть дальше. Сервисы обычно строят там, где есть машины, — на главных магистралях, чуть в стороне от городов.

  — Спасибо большое за экскурс в экономику, мистер Кларк. А как это место называется? Что там написано на табличке? Западный Поданк?

  — Да, так оно и называется. А что тебя смущает? Это индейское название. Так, что у нас здесь имеется? Ресторан, заправочная станция, мотель.

  — Джо, — в голосе Кэтрин прозвучала тревога, — это ресторан «Кэти Мэй».

  — Дорогая, такие рестораны есть в каждом третьем городе страны. Мы так или иначе когда-нибудь попадем в один из них. Так, а вот это, должно быть, сам гараж. — Джо подъехал к ближайшей парковке, остановился и выбрался наружу. Подъехала патрульная машина, офицер попрощался с ними и уехал.

  Джо посмотрел на багажник. Темнота. Он покачал крыло, фары вспыхнули и тут же погасли. Кэтрин тоже выбралась из машины.

  — Он был прав, что-то тут замыкает. Черт возьми, а я думал, что машина в идеальном состоянии.

  — Именно поэтому ты и лежал под ней сегодня днем?

  — Я просто менял масло.

  — Так, а что мы теперь будем делать?

  — Мы подсчитаем наш капитал, пойдем в ресторан и будем надеяться, что у нас хватит денег, чтобы снять номер в мотеле. А потом подумаем, чем нам заплатить механику. — Джо закрыл машину. — Все могло быть гораздо хуже.

  — Да, ты уже мог бы быть в тюрьме, а я искала бы адвоката, чтобы вытащить тебя оттуда.

  — Все поровну, пятьдесят на пятьдесят, — одобрительно кивнул Джо. — А если бы ты не нашла адвоката, то всегда могла бы воспользоваться своей пилочкой для ногтей и помочь мне сбежать.

  У них хватило денег, чтобы заплатить за яичницу с беконом, самое большое блюдо, которое Кэтрин когда-либо видела. Но было ясно, что комната в мотеле им не по карману.

  — Тогда переночуем в машине, — храбро предложила Кэтрин, отодвигая полупустую тарелку.

  Джо налил еще кофе.

  — Ты когда-нибудь пробовала? Не просто дремать, а по-настоящему провести ночь в машине?

  — Нет, честно говоря.

  — Поверь мне, у тебя еще будет возможность ощутить всю прелесть этого на пути в Неваду. Пока такой необходимости нет. Я позвонил в мотель и зарезервировал комнату.

  — Но если мы не в состоянии заплатить...

  — Сейчас дела обстоят так, что мы и за ремонт не можем заплатить. Нам нужно снять деньги.

  — Но это оставит след.

  — Я бы и сам предпочел не пользоваться кредитками хотя бы до Миннесоты, но у нас нет выбора. Так как меня уже занесли в официальный протокол и ясно, что я здесь, то мы воспользуемся моей карточкой. Твою прибережем до Висконсина.

  — Я думала, что мы уже не поедем в Висконсин.

  Джо покачал головой.

  — Из-за этой задержки нам теперь еще важнее повести Джока по ложному следу. Причем деньги не единственная наша проблема. Еще этот штраф.

  — Ты все еще думаешь, что полицейский специально нас преследовал? Джо, успокойся, он просто выполнял свою работу.

  — Сейчас все занесено в компьютер, в базу данных. Если твой отец захочет найти меня по водительским правам, то эта запись тут же появится — и он будет знать, где я нахожусь.

  — Зачем ему это? Откуда ему знать, что я с тобой? — возразила Кэтрин. — К тому же ты сам сказал, что вряд ли папа мог о чем-то догадаться.

  — Видишь ли, даже если Джок меня пока ни в чем не подозревает, его люди скоро начнут опрашивать всех, кто был сегодня в имении. Потом выяснится, что я исчез и меня нигде не могут найти. А если это случится до того, как нам починят машину...

  Кэтрин поморщилась.

  — Тогда нам придется сказать: «Папа, привет!», когда его вертолет приземлится на парковке.

  — Кстати, эти электрические системы с фарами очень сложные. Даже первоклассный механик не сразу догадается, в чем проблема. Если нам не удастся выбраться из города к завтрашнему обеду, то придется оставить машину здесь.

  Кэтрин раскрыла рот от изумления.

  — И что же мы будем тогда делать? Поедем на автобусе? Или, скорее, на такси! Уверена, что где-то здесь поблизости можно найти такси.

  — Не нужно сарказма, Кэти Мэй. Автобус в общем-то неплохая идея, но это очень долго. Мы просто купим другую машину.

  — На какие деньги? Не знаю уж, сколько у тебя там лежит на счете, но я обычно не покупаю машины со своей кредиткой.

  — Я же не думаю о другом «порше», просто какая-нибудь колымага на ходу. — Джо зевнул. — Давай снимем деньги и пойдем в нашу комнату.

  Нашу комнату? Так как им едва хватало денег, чтобы вообще остановиться в мотеле, Кэтрин не стала требовать отдельный номер. Да и зачем?

  Ведь она собирается выйти замуж за этого человека — и чем скорее, тем лучше. Кэтрин натянуто улыбнулась.

  — Конечно. Я и сама устала.

  Она с трудом добралась на второй этаж к их комнате. Когда Джо открыл дверь, Кэтрин застыла на пороге.

  — Ну же, входи. Я не буду тебя вносить на руках в комнату до свадьбы.

  Комната была так мала, что в ней едва помещались две двуспальные кровати. Между ними стоял журнальный столик.

  — Какую кровать выбираешь?

  — Мне все равно. — Джо закрыл за ней дверь. — И не волнуйся, нам не нужно делить одну кровать на двоих. Я же сказал, что у тебя есть по меньшей мере двадцать четыре часа, чтобы принять решение, прежде чем ты сделаешь то, чего нельзя будет изменить.

  У Кэтрин защипало глаза. Вот ведь, нашла время, подумала она. За день было столько всего, а она собралась плакать сейчас...

  — Спасибо, — прошептала Кэтрин и пошла посмотреть ванную, желая отвернуться прежде, чем Джо догадается, что она готова разрыдаться. — Здесь есть шампунь, но нет зубных щеток. И нет халатов.

  — Ты вроде бы говорила, что можешь обойтись без удобств.

  — С каких это пор зубная щетка стала удобством или излишеством?

  — Корзинку ароматических средств, хлопковые полотенца из Египта и сияющие белые махровые халаты вполне можно так назвать. Думаешь, мы в «Ритц» приехали?

  — Я просто спросила.

  — Пойду куплю тебе зубную щетку, пока ты принимаешь душ. Еще что-нибудь нужно?

  — Еще полдюжины вещей.

  — Напиши список, мы купим все завтра.

  Вода была теплой и расслабляющей. Кэтрин стояла под душем и плакала. Потом она умылась и завернулась в полотенце. Только сейчас Кэтрин начала осознавать практическую сторону своего побега. У нее не оказалось с собой ничего!

  Кэтрин посмотрела на свои вещи. Джинсы. Блузка от дорогого портного и самое красивое тонкое шелковое белье, которое у нее когда-либо было. Для свадебного наряда идеально, а для женщины в бегах более чем неблагоразумно. Кэтрин налила в раковину немного шампуня, чтобы постирать белье.

  Она услышала, как скрипнула пружина кровати, и через минуту Джо произнес у самой двери:

  — Надеюсь, ты не всю горячую воду израсходовала. Я купил тебе футболку. Передать?

  В приливе благодарности Кэтрин выпалила:

  — Знаешь, кажется, я люблю тебя.

  — Что?!

  Она вспыхнула.

  — Я говорю, Джо, что это очень предусмотрительно с твоей стороны. — Кэтрин приоткрыла дверь и протянула руку.

  Это была темно-фиолетовая футболка очень большого размера. Посередине был изображен комплекс обслуживания Западного Поданка. Когда Кэтрин вышла, Джо, лежащий на одной из кроватей с картой, поднял на нее глаза.

  — Я знал, что на тебе это будет последний писк моды, и оказался прав.

  — Это к тому же еще и сувенир. Притом она такая длинная, что завтра я могу надеть ее как платье. Неплохая покупка. — Кэтрин села на другую сторону кровати и посмотрела на карту, лежащую перед Джо. — И что ты на этот раз замышляешь?

  — Нам нужно добраться до О-Клэра, и там мы воспользуемся твоей кредиткой.

  — А почему?

  — Потому что это первый пункт на полпути между тем местом, откуда мы стартовали, и тем, куда мы собираемся направиться, как должен заподозрить Джок.

  — И что же это за место?

  — Или Милуоки, или Чикаго. Думаю, стоит оставить ему выбор, чтобы еще немного запутать. Мы воспользуемся твоей карточкой в О-Клэре, а потом в Мадисоне. Затем поедем куда-нибудь на юго-запад. Надеюсь, тем временем Джок будет искать нас на востоке.

  Кэтрин внимательно посмотрела на карту, что-то посчитала.

  — Если мы будем ждать машину, то доберемся в О-Клэр не раньше вечера.

  — Правильно.

  — А не покажется ли странным, что мы так долго ехали, хотя преодолели всего сто пятьдесят миль?

  Джо рассеянно отозвался:

  — Все очень просто. Как только твой отец поймет, что ты не одна, он сразу догадается, что случилось.

  — Сразу?

  — Конечно. Мы несколько раз останавливались в пути, и я тебя насиловал.

  У Кэтрин перехватило дыхание, но она сделала над собой усилие и усмехнулась.

  — Неудивительно тогда, что я так устала.

  Джо поднял глаза от карты, и от его улыбки что-то перевернулось у нее в груди.

  Джо уже ждал у гаража, когда пришел механик. Мужчина сочувственно выслушал его, согласился первым делом проверить задние фары и отослал клиента. Как будто, подумал Джо, мне шесть лет и меня просят пойти поиграть где-то пару часов.

  Он купил воскресную газету и остановился, размышляя, куда направиться дальше: в номер мотеля или в ресторан.

  Конечно, ресторан более безопасное место. Кэтрин еще спала, когда Джо полчаса назад вышел. Девушка свернулась под простыней, которую стирали столько, что она стала почти прозрачной, и вытянула руку, словно приглашая, маня. Вряд ли ему скоро удастся забыть эту картину.

  Если, вернувшись в комнату, он увидит, что Кэтрин еще спит, ему придется приложить неимоверные усилия, чтобы не лечь рядом с ней и не послать к черту все его джентльменские обещания. А даже если Кэтрин уже проснется, когда он придет, ему надо будет соблюдать особую осторожность, бреясь в той же ванной, где висит ее прозрачное тонкое белье. Теперь Джо обречен каждый раз смотреть на Кэтрин и думать, что же там, под одеждой...

  Определенно, в ресторане будет спокойнее. Но, тем не менее, Джо повернул в сторону мотеля.

  И остановился у телефона-автомата. Ему нужно было сделать звонок, и он не мог его больше откладывать.

  Кэтрин нашла тщательно промытую одноразовую бритву на бортике раковины. Каким бы ни был Джо — нежным, добрым, иногда циничным и обычно немного подозрительным, — неряхой его не назовешь.

  Она положила бритву вместе с остальными их пожитками — картами, тюбиком зубной пасты, ее фиолетовой футболкой с изображением Западного Поданка — в красный пластиковый пакет, который Джо купил накануне в маленьком магазинчике. Это были самые быстрые и легкие сборы в ее жизни. Кэтрин тут же вспомнила, как тщательно собирала вещи на Бермуды, на свой медовый месяц.

  И вдруг ее осенило. Это и есть ее медовый месяц! Медовый месяц шиворот-навыворот. Ведь иногда случается, что сначала едут в путешествие, а потом играют свадьбу.

  Кэтрин спускалась по ступенькам, размышляя о том, что скажет об этом Джо. Он посмеется или так же удивится, как и она? Она спустилась с лестницы, остановилась и осмотрелась по сторонам, гадая, где сначала поискать Джо — в гараже или в ресторане.

  Она не ожидала увидеть Джо тотчас же и уж тем более не предполагала увидеть его там, где увидела. Сначала Кэтрин не поверила своим глазам. Однако Джо стоял, повернувшись к ней спиной, в телефонной будке. Изумленная Кэтрин стиснула зубы и направилась прямо к нему.

  Джо, словно почувствовав ее приближение, повесил трубку и обернулся.

  — Сначала позавтракаем, — приветливо сказал он, — или сразу пойдем в магазин и купим то, что нам нужно, пока мы ждем машину?

  — Ни то, ни другое, — твердо отрезала она. — Мне хотелось бы знать, кому ты звонил.

  — Другу.

  — Правда? А может, женщине, свидание с которой ты пропустил вчера?

  Джо улыбнулся уголками губ.

  — Осторожнее, Кэти, а то кто-нибудь заподозрит, что ты ревнуешь.

  Кэтрин захотелось ударить его. Как он посмел обвинять ее в ревности? Она по крайней мере не делала тайных звонков у него за спиной. Джо сам предложил ей делиться всем поровну, а теперь совершенно спокойно кому-то звонит, и она ничего не знает об этом звонке.

  — Кстати, — продолжал он невозмутимо, — его зовут Брайан, он директор фирмы, где я работаю. Я просто оставил ему сообщение, что не выйду завтра на работу.

  Кэтрин сразу успокоилась.

  — Я совсем забыла об этом. О том, что ты работаешь.

  — Я заметил. Не все могут брать выходной, когда им заблагорассудится.

  — Я тоже работаю, — вспылила Кэтрин. — А эту неделю отдыха я организовала еще месяц назад.

  — Если бы ты заранее сказала, что мы отправимся в путешествие, — мягко заметил он, — я бы тоже позаботился о свободных днях.

  Кэтрин закусила губу.

  — Извини, Джо.

  — Все нормально, Кэти Мэй. — Он провел рукой по ее щеке.

  От этого беглого прикосновения Кэтрин почувствовала себя еще более одинокой.

  — Не называй меня так, — по привычке запротестовала она. — Хотя бы не в тот момент, когда мы стоим рядом с одним из наших ресторанов. А что же ты будешь делать с остальными рабочими днями?

  — Звонить каждый день, наверное. Не волнуйся, я сомневаюсь, что у Брайана есть система слежения.

  — Джо... а что, если ты потеряешь работу из-за этой... ерунды?

  — Тогда мне придется рассчитывать на обещанные пятнадцать процентов акций. — Его голос совсем потеплел. — Ты решила, что я звоню Джоку, да?

  Кэтрин кивнула.

  — Ну подумай сама, зачем мне это делать?

  — Не знаю. Может, ты уже устал от меня, но не хочешь мне в этом признаться. — Она опять закусила губу.

  — Поэтому я звоню твоему отцу, он мчится сюда, прикидывается плохим парнем — и я герой и для тебя, и для него? Надо запомнить на случай, если устану от тебя. А пока... подойди сюда...

  Кэтрин и не думала слушаться, но, должно быть, сделала шаг вперед, так как вдруг его рука обняла ее за плечи и он притянул ее к себе.

  Они были такой прекрасной парой! Кэтрин подняла голову, как будто делала это тысячи раз, именно так, чтобы их губам было удобнее встретиться. Его губы, теплые и требовательные, сначала просто искали, дразнили, с каждым разом становясь все увереннее и настойчивее; у нее перед глазами все поплыло и завертелось, как на карусели.

  Когда Джо поднял голову, Кэтрин едва дышала, а перед глазами мелькали разноцветные пятна. Но ей было все равно. Она протянула руку к его шее, прося еще...

  — Завтракать, — упрямо сказал Джо, — или все эти разговоры об изнасиловании больше не будут шуткой.

  Вокруг засвистели и загикали зеваки-шоферы, и Кэтрин тут же спустилась с неба на землю. Чувствуя, что заливается краской, она спряталась за плечом у Джо, который повел ее в ресторан.

  Вчера вечером Кэтрин, слишком взволнованная и вымотанная, не обращала внимания на окружающую обстановку, не старалась избегать изображений темноволосой девчушки, которые украшали все рестораны их сети. Конечно, никто не заметил бы сходства, а даже если и заметил бы, то в стране наверняка есть сотни женщин всех возрастов, чем-то похожих на ребенка, которым она когда-то была. Но лишняя предосторожность все же не помешала бы.

  Сегодня утром, однако, ее привычки начали сказываться, и, когда хозяйка провела их к столику, Кэтрин начала замечать детали. Салфетки, столовые приборы, украшения стола. Это всего лишь тень или пыль на планке их кабинки?

  — Дай-ка догадаюсь, — сказал Джо, когда хозяйка ушла. — Ты создаешь стандарты для всей сети.

  — Это так очевидно?

  — Только для того, кто знает твой секрет. Для остальных ты показалась бы просто слишком наблюдательной и придирчивой.

  — Спасибо. В этом и заключается краткое описание моей работы.

  — Неудивительно, что тебя не слишком тянуло сюда. Если ты постоянно посещаешь рестораны...

  — Не так-то и часто. Я только мелкая сошка в огромном механизме корпорации. — Кэтрин отложила меню в сторону, перевернув его, чтобы не было видно фотографии на обложке. — Я закажу только булочку и кофе. Ты купил газету?

  — Не удивляйся, если увидишь свою фотографию на первой полосе, — он протянул ей газету.

  — Это не приходило мне в голову.

  — Сбежавшая невеста растворилась в воздухе всего за несколько минут до церемонии. Для меня это новость.

  Кэтрин начала осторожно переворачивать страницы. Когда она дошла до последней, на тарелке остались только крошки.

  — Ничего, — сказала она с облегчением.

  — Дай отцу время. — Джо долго и пристально посмотрел на нее. — Тебе нужно обрезать волосы.

  — А тебе нужно прыгнуть в озеро, — лукаво ответила она.

  — Конечно, жаль, но с другой прической у тебя будет меньше особых примет.

  — Ах, вот ты о чем! А я думала, тебе просто не нравится, как я выгляжу. — Кэтрин оторвала кусок газеты со спортивными новостями.

  — Подожди-ка, я еще не читал этого.

  — Ты просил меня составить список покупок.

  — Да, но можно же сделать это на чем-нибудь менее важном, чем новости спорта.

  Кэтрин притворилась, что не слышит его.

  — Для начала нам, конечно, нужна еще одежда.

  — Это может подождать до тех пор, пока мы не уедем отсюда. Выбор здесь крайне ограничен. Кстати, ты собиралась надеть сегодня футболку вместо платья.

  — Я передумала, — сухо сказала Кэтрин. — Я опасалась, что люди начнут спрашивать, где я достала такое платье. Это привлечет слишком много внимания. Так что с одеждой?

  — Мы будем искать сэконд-хэнд.

  — Хорошо. Никогда там не была — представь, что сказал бы папа, — но одна из девчонок на работе купила костюм Армани меньше чем за полстоимости нового.

  — Кэти, — промолвил Джо, — я не тот сэконд-хэнд имел в виду.

  — А, ну ладно, я уверена, что ты найдешь хороший. Мне нужны крем для рук и жидкость для снятия лака. Представляешь, я сделала маникюр только в пятницу, и уже кусочек откололся.

  Джо посмотрел на счет.

  — Неудивительно, что твой отец — мультимиллионер. За такую цену твоя булочка должна быть усеяна крупинками золота, а не изюмом. Нужно посмотреть, есть ли в этом магазинчике сумка-холодильник, мы бы могли положить туда лед и взять с собой сыр и нарезку.

  — Пикники по стране?

  — Так мы сэкономим деньги и время. Ах, да, нам еще нужна клейкая лента.

  — Зачем?

  — Пока не знаю. Но с ее помощью многое можно сделать. Я однажды... — Джо посмотрел в окно, потом присмотрелся внимательнее.

  — Ты на что смотришь?

  — Кажется, я нашел машину для нас.

  Кэтрин прикрыла глаза от облегчения.

  — И это все? Ты так смотрел, словно во двор въезжал мой папа и с ним вся полиция штата.

  — Неплохая находка, если учесть, что в этом городишке нет агента по продаже автомобилей. Найти что-то, что не только продается, но и доступно для нас, не так легко.

  — А как ты узнал, что мы сможем ее купить? — Кэтрин оглядела машины за окном. — Где?

  Джо протянул руку, повернул ее подбородок так, чтобы она видела самый край парковки.

  — Вон та машина с табличкой «Продается» в окне.

  Кэтрин глазам своим не поверила.

  — Нет. Я не поеду в Неваду в этом. Скажу даже больше: я никуда в этом не поеду.

  — Не сомневался, что ты так скажешь. Поэтому машина и идеальна. Даже если сто человек позвонят Джоку Кэмпбеллу и скажут ему, что видели его дочь, разъезжающей по стране в такой колымаге, он не поверит ни одному из них.

  Кэтрин снова посмотрела в окно, оглядела выцветшую голубую краску, помятое крыло и пару пушистых розовых игральных костей, привязанных к зеркалу заднего вида старого пикапа. Пикапа, у которого перед лобовым стеклом стояла табличка «Продается».

  Естественно, Джо уверен, что у них хватит денег. Если у владельца есть хоть капля здравого смысла, он бы еще приплатил, чтобы сбыть пикап с рук.

  Кэтрин вздохнула и взяла в руки карандаш.

  — Я вспомнила, что еще нам может понадобиться. Аспирин и антацид. Лично я думаю, что нам нужно купить всего этого побольше.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

  В кабине пикапа пахло сыростью, и хотя Кэтрин привязала хвойный освежитель воздуха к зеркалу заднего вида, откуда уже свешивались розовые мохнатые кубики, Джо готов был поклясться, что лучше от этого не станет. Со стороны пассажира внутри не было ручки, поэтому выбраться можно было, только открыв окно и дотянувшись до наружной ручки. Он радовался, что Кэтрин еще не заметила наклейки на бампере. Джо сомневался, что ей покажется забавным разъезжать по стране с такими надписями: «Посигналь, если любишь "Харлей"» или «Охотники на опоссумов делают это при свете фар».

  Ну, и бак, конечно же, был пустым.

  — Это аксиома, — сказал Джо. — Если покупаешь подержанную машину, то бак всегда пуст.

  — Подержанную? Ты хочешь сказать, передержанную. Нам повезло, что здесь есть руль. — Кэтрин ударила по пластиковой сумке-холодильнику.

  Джо ошибся в размерах кабины, и контейнер для еды, который они купили, едва помещался на полу перед сиденьем. Джо смотрел одним глазом на уровень горючего, а другим на то, как Кэтрин старалась устроиться на месте — с ногами на холодильнике, засунутом под сиденье, или вытягивая их под неестественным углом к центру салона.

  — По крайней мере моя покупка влезает под сиденье, — проворчала она, устроив наконец ноги на щитке.

  — Твою покупку, — возразил Джо, — вообще никуда не поместишь.

  — Только не выбрасывай ее.

  — Я и не собираюсь. Я поставлю ее в багажник. Остается надеяться, что кто-нибудь украдет ее. Правда, нам лучше завернуть ее во что-нибудь, чтобы воры не видели, что крадут.

  — Ты просто сердишься, потому что я потратила твои деньги.

  — Это были наши деньги, а сержусь я потому, что нам нужно следить за каждым пенни, а не покупать всякий мусор.

  — Я уже сказала, что отплачу тебе, как только мы доберемся до О-Клэра.

  — Ты не понимаешь, Кэти. Нам нужен будет каждый цент с твоей карточки. Тратиться на утилизованные гипсовые безделушки...

  — Это не утиль, — возмутилась она, — не гипс и не безделушка.

  — Я бы не назвал пятнадцатидюймовую уменьшенную модель станции Западного Поданка произведением искусства.

  — А я так и не считаю. Это сувенир. Может, я больше никогда сюда не приеду.

  — Ах, вот в чем дело? Мне же думается, что лучше было бы сюда вернуться, потому что я оставляю здесь свою машину. Кстати говоря... интересно, куда это механик пошел с моей кредиткой?

  — Я вообще не понимаю, зачем ты ее дал ему.

  — Затем, что, починив машину, он захочет получить деньги за работу. Если у него будет номер карточки, он может снять деньги, когда закончит.

  — Но к тому времени твою карточку могут уже вычислить.

  — Так в этом и вся прелесть, потому что при переводе денег будет казаться, что я все еще здесь. А ты тем временем будешь снимать деньги в Висконсине, как будто по пути на восток. Если Джок к тому времени уже поймет, что мы вместе, то это окончательно собьет его с толку.

  — Меня это уже точно сбило с толку, — пробормотала Кэтрин.

  Механик появился из-за колонки и протянул Джо его кредитную карточку. Но взгляд его, однако, был прикован к Кэтрин.

  — Парень, — сказал он мягко, — если бы я находился в Западном Поданке с такой женщиной, последнее, о чем я бы думал, — это о том, как починить задние фары. Но ты, я смотрю, даже не собираешься воспользоваться уникальной возможностью застрять здесь с этой красоткой. Тебе нужно голову обследовать. Зачем ты покупаешь эту развалюху и уезжаешь?

  Джо доверительно сообщил:

  — У нас проблемы с ее отцом.

  Механик понимающе кивнул.

  — Хочет пристрелить вас перед алтарем? Ну, может быть и хуже. Но ты не волнуйся: если кто о вас спросит, я ничего не видел.

  — Спасибо. И присмотрите хорошенько за моей машиной. Я вернусь, как только смогу.

  — Как только все уладится, да? Конечно, я сам присмотрю за ней. После ремонта поставлю ее в самый дальний угол гаража, туда никто никогда не заглядывает. — И механик ушел, насвистывая что-то себе под нос.

  Джо заплатил за бензин и сел за руль.

  — Я думаю, мы готовы ехать, Кэти.

  — Говори за себя, — проворчала она. — Если я буду усиленно работать над собой, то буду готова примерно через год. А о чем это вы там говорили?

  — О тебе. Он думает, что я идиот, поскольку уезжаю, вместо того чтобы запереться с тобой в номере мотеля.

  Кэтрин презрительно хмыкнула.

  — А не сказал ли он тебе, что ты идиот, поскольку купил эту машину?

  — Конечно, нет. Машина в прекрасной форме. Мы доедем до Невады и обратно, вот увидишь.

  — Обратно не надо. Как только мы поженимся, папа уже ничего не сделает, ему останется только плюнуть на нас. Поэтому я смогу пользоваться кредиткой везде, где только захочу, — и полечу первым классом. Твое дело, полетишь ты со мной или поедешь в этой колымаге.

  — Подожди, Кэти. Вот увидишь, ты полюбишь «эту колымагу», пока мы доберемся до Невады.

  Кэтрин хотелось сказать, что скорее свиньи научатся летать, чем это случится. Но она промолчала, только вздохнула покорно и пристегнула ремень.

  Небо начало темнеть, когда проехали еще только Твин-Ситис, но мотор пикапа работал так шумно, что Кэтрин не сразу осознала, что слышит и гром. Когда они приблизились к границе Висконсина, дождь лил темно-серыми косыми струями, порой такими плотными, что не видно было огней трейлеров перед ними. Они ехали медленно. Когда дорога повернула против дождя и ветра, вода стала проникать через дыру над пассажирской дверцей, попав на лицо и шею Кэтрин.

  Она завизжала, и Джо резко нажал на газ.

  — Что за...

  — Я промокла!

  — И всего-то? Ты так закричала, как будто мы вот-вот в кого-нибудь врежемся. Набивка у дверцы, должно быть, износилась.

  — Удивительно. Бумажные полотенца — почему я не подумала о них?

  — Потому что была занята своим архитектурным шедевром.

  — Сувенир здесь ни при чем. Ты тоже не подумал о бумажных полотенцах. Скотчем можно заклеить эту дырку?

  — Вряд ли он приклеится к мокрому металлу.

  — Боже мой! — Она вытерла лицо салфеткой. — Здесь не только мокро, здесь еще и холодно.

  — Дождь обычно таким и бывает. Слушай, подвинься ближе к центру. Тебе будет удобнее, по крайней мере если ты ноги вытянешь.

  — Удобнее, чем что? — язвительно спросила она. — Если выбирать между этим пикапом и стулом в моей спальне...

  Джо не смотрел на нее.

  — Мы недалеко от О-Клэра. Все, что тебе надо сделать, — позвонить Джоку, и он тут же вышлет за тобой команду спасателей.

  — Ты знаешь, что я не это имею в виду, Джо.

  — Правда? Мне кажется, что ты уже изменила отношение к этой затее.

  — Почему, скажите на милость, я должна расстраиваться? Мы едем так быстро, что доберемся до Невады к Рождеству. — Кэтрин подвинулась к Джо и стала пристегивать средний ремень. Он был коротким, а пристегивался рядом с бедром Джо. Кэтрин сразу поняла, что не замерзнет, — она прижималась к нему и чувствовала, как бешено стучит ее сердце.

  — Путешествовать медленно не так уж и плохо, — мечтательно произнес Джо. — Джок, конечно же, не будет искать тебя так близко от дома. — Он взглянул на нее и мягко осведомился: — Ты уверена, что ни о чем не сожалеешь, Кэти Мэй?

  — Нет, почему же. А ты?

  — Нет. Раз я решил что-то сделать, я доведу дело до конца. Но я думал, может, ты начала скучать по... как там его зовут?

  — Дугласу? Нет.

  — В этом ничего стыдного нет — если ты скучаешь по нему. Все-таки ты собиралась замуж за этого человека. Вряд ли маленький секрет, о котором ты внезапно узнала, убил в тебе все чувства, которые ты питала к нему.

  Удивившись, что ей самой это не пришло в голову, Кэтрин задумалась, но не могла найти в душе и тени сожаления. По отношению к Дугласу по крайней мере. Ей было грустно, что она вынудила отца объясняться перед всеми гостями, но что касается бывшего жениха... Был гнев, была злость, что он обманул ее, так обошелся с ней. Но сожаления, что все обернулось таким образом, не было.

  Наверное, я чудовищно мелочная, подумала Кэтрин. Не лучше самого Дугласа. Ведь, в сущности, она планировала поспешную, расчетливую сделку, а не свадьбу. Нечестно было бы по отношению к человеку, который любит ее — если есть такой на земле, — выходить замуж за него, не питая к нему тех же чувств. Мне повезло, что я наткнулась на Джо, думала Кэтрин.

  — Я просто трушу, — сказала она, — не обращай внимания.

  — Что уж точно невозможно, так это не обращать на тебя внимания.

  Уловив что-то угрюмое в голосе Джо, Кэтрин посмотрела на него. Хотя был полдень, но из-за дождя казалось, что уже наступают сумерки, поэтому она так и не увидела выражения его лица.

  Он взглянул на нее и почти горестно улыбнулся.

  — Пожалуй, я тоже трушу. Я не буду обращать внимания на твой страх, если ты согласишься не обращать внимания на мой.

  — Договорились.

  Джо взял руку Кэтрин и положил ее ладонью вниз на бедро, а сверху накрыл своей. Его тепло просачивалось сквозь пальцы и наполняло ее, но через пару минут он убрал руку на руль. Чуть позже Кэтрин осознала, что все еще прижимается к нему, а ее ладонь все еще держит его бедро. Может, это было не слишком интимно, но все же гораздо фамильярнее, чем она вела себя с Дугласом. Она отдернула руку и резко наклонилась вперед, к магнитоле.

  — Хочешь найти прогноз погоды? — сухо спросил Джо.

  — Глупо будет, если мы утонем, направляясь к ближайшему банкомату, а через десять минут дождь кончится.

  — Вряд ли скоро станет сухо. Кстати, впереди О-Клэр.

  — Хорошо. Я буду высматривать банк. Наверняка что-нибудь появится у дороги.

  — Лучше проедем подальше в город. Иначе не будет похоже на то, что мы торопимся.

  Кэтрин облокотилась на спинку и задумчиво посмотрела на Джо.

  — Твой пытливый ум хоть когда-нибудь не думает об интригах, Джо?

  — Нет. Но у меня редко бывает так много информации, с которой можно работать.

  — Тебе нужно основать свое дело. Что-то между частным детективом и портным — подгоняем интриги под клиента. И как далеко в город нам нужно проехать?

  — Тебе уже не терпится с этим разделаться?

  Кэтрин кивнула.

  — Я почувствую себя лучше, когда у нас снова будут деньги. Ты прав, не следовало тратить все деньги на этот глупый сувенир.

  Он потрепал ее волосы.

  — Все будет хорошо, Кэти Мэй.

  Ей так хотелось прильнуть к нему и раствориться в спокойствии, которое она чувствовала в его легком прикосновении и слышала в его голосе.

  — Если мы останемся совсем без денег, я просто устрою тебя куда-нибудь мыть полы, пока не заработаешь все, что истратила.

  Карточка сотворила с Кэтрин чудеса, тем более что, направившись из центра города на окраину, они наткнулись на распродажу в магазине Армии спасения.

  — Может, это и не Армани, — сказала Кэтрин, когда они убирали два пакета за сиденья, — и вряд ли эти пакеты — идеальный багаж, особенно в дождливую погоду. Но мне действительно нравится мой новый свитер и эти брюки, которые ты купил. Теперь мы направляемся в Мадисон? — спросила она, забираясь в кабину.

  Джо взялся за руль.

  — Нам, наверное, не следует оставаться в О-Клэре. Но раз мы так легко сняли деньги, почему бы нам не попытать счастья в Мадисоне? Снять деньги в банке, например.

  — Но банки вечером в воскресенье закрыты.

  — Поэтому мы переночуем где-нибудь, а завтра первым делом поедем в банк. Сказать по правде, в такой дождь я был бы не прочь провести время где-нибудь подальше от дороги, особенно когда уже стемнеет. Посмотри-ка на карту, нет ли мотеля между этим городом и Мадисоном.

  — Если мы собираемся снять много денег, — мечтательно проговорила Кэтрин, — может, поедем в город и остановимся в каком-нибудь приличном месте?

  Джо покачал головой.

  — Даже если ты платишь наличными, в отелях при регистрации нужно показывать кредитную карточку. И ее сразу проверят, чтобы убедиться, работает ли она.

  — Но моя кредитка не заблокирована, иначе я не смогла бы снять деньги сегодня.

  — Уверен, твой папа не стал блокировать твою карточку, чтобы видеть, где ты. Наверняка она помечена, и, как только ты ее используешь, компания тут же позвонит твоему отцу и сообщит, где были сняты деньги. А если они позвонят ему и скажут, что ты остановилась в отеле, то через десять часов он нас точно найдет.

  Кэтрин вздохнула.

  — Как тебе удается всегда так логично рассуждать? И так правильно? — Она развернула карту, изучила ее при тусклом свете и показала:

  — Вот, есть место, верный шофер.

  — Я кое-что вспомнил. Ты вчера говорила, что и сама водишь машину.

  — Если ты намекаешь, чтобы я села за руль, то нет, спасибо.

  — Но тогда тебе не придется сворачиваться в рог из-за этого контейнера.

  — Зато тебе придется, а я устану слушать твои причитания. Так что я все же откажусь от такой чести.

  — Но мы договорились все делить поровну.

  — Я готова, — обрадовалась Кэтрин, — отказаться от своей доли в этом пикапе, если только ты не заставишь меня сесть за руль.

  — Если я буду вести машину всю дорогу до Невады, нам придется ехать туда очень долго, — предупредил Джо.

  — Значит, вместо Рождества приедем к Дню святого Валентина. Ну что ж, февраль в пустыне должен быть жарче, чем в Миннесоте.

  — Ты же не хочешь сказать, что каждую зиму проводишь на Карибах или в Аризоне?

  — Может, пару недель. Но, очевидно, ты не работаешь на папу, иначе не спрашивал бы.

  Через час Джо решил сделать остановку и заехал в ближайший мотель. Кэтрин осталась в машине, но вскоре он вернулся довольно хмурый.

  — Мотель переполнен, — сообщил Джо. — В Мадисоне устраивается какое-то представление на неделе, поэтому посредники и дилеры приезжают сюда со всех концов страны. Секретарь позвонил в соседний мотель, он всего через пару миль отсюда, и там зарезервировали комнату для нас. Но, похоже, это единственная свободная комната на сотню миль вокруг.

  — Должно быть, этот секретарь — девушка, — пробормотала Кэтрин. — Мужчина не стал бы так утруждаться для тебя.

  — Но я же не причинил ей вреда, — возразил Джо.

  — И получил то, что хотел. Знаю, знаю. Ты прав, наверное, просто ей теперь будет сниться твоя улыбка три недели подряд.

  Они чуть не проехали мотель, располагавшийся в стороне от дороги. Едва добравшись до комнаты, Кэтрин поняла, что Джо не зря предупреждал ее. Комната была меньше, чем в Западном Поданке, здесь криво висели портьеры, журнальный столик был засыпан пеплом, а ко всему прочему стояла только одна кровать.

  Кэтрин решила не приглядываться к обстановке.

  — Ты говоришь, это единственная свободная комната на сотню миль? Тогда мы используем ее наилучшим образом.

  — Я буду спать на полу.

  Она взглянула на потертый ковер и поморщилась.

  — Не глупи. Будем спать вместе.

  Глаза Джо засверкали.

  — Кэти, дорогая...

  — Шофер должен отдыхать. — Она посмотрела прямо на него. — Именно отдыхать.

  — Я тебе обещал двадцать четыре часа, — напомнил Джо.

  — А мы от Невады гораздо дальше, чем тогда, когда ты это обещал.

  — Если это значит, что ты хочешь подождать до свадьбы...

  — Верно. Это хорошая идея.

  — Что говорит о том, как мало ты знаешь мужчин. Но я вижу, что настроена ты решительно. Тогда как насчет пиццы?

  — Ты у нас банкир. Мы можем ее себе позволить?

  — Шофер должен хорошо питаться, а я не собираюсь выходить в такой дождь — ты только послушай, что творится на улице. Кроме того, завтра у нас будут деньги — после того как мы провернем это дело с банком.

  — Не говори так, словно мы собираемся ограбить его. В этом мотеле нас могут услышать люди тремя этажами ниже.

  Джо ухмыльнулся.

  — Понятно. Ты отказываешься не из-за предстоящей свадьбы, а опасаясь, что нас услышат. Это звучит лучше. — Он взял телефон. — Какая пицца тебе нравится? С грибами? С зеленым перцем?

  — Мне все равно, только не с анчоусами.

  — Не значит ли это, — он сузил глаза, — что Дуглас любит анчоусы?

  — Даже если их убрать, вкус все равно остается. — Кэтрин сморщила носик.

  — И ты собиралась выходить замуж за этого парня? — Джо покачал головой. — Ох, Кэти, Кэти.

  — Пицца не повлияла на мое решение, — раздраженно ответила она. — Если бы он во второй раз повел меня в пиццерию, я бы заказала отдельную пиццу для себя.

  — Долго ли ты встречалась с ним?

  — Два года, чуть больше или меньше. А что?

  — И он купил тебе всего одну пиццу за два года? Едва ли он любил «буррито» или «дим сам».

  — Из национальных кухонь он предпочитал французскую, — призналась Кэтрин.

  — Гм. В таком случае мне нужно предупредить тебя, что я никогда не ем в ресторане, название которого не могу произнести. А, в общем, я люблю все.

  — Учту, — тихо сказала Кэтрин.

  Она разложила вещи, пока Джо говорил по телефону. Странно и необычно было ставить в пластиковый стаканчик две зубные щетки, а не одну... Но теперь так и будет. Если она действительно сделает это. Если действительно выйдет за него замуж.

  Недавно Джо спрашивал, не передумала ли Кэтрин, и она сказала, что нет. Может, пора уже подумать об этом? И изменить решение? Она мечется от одного решения к другому со вчерашнего дня, когда вышла на балкон своей спальни и какой-то официант перевернул весь ее мир вверх дном...

  Убежав, она поступила правильно, в этом Кэтрин не сомневалась. Поговорив с отцом, она убедилась, что официант сказал правду. Дуглас здесь, сказал Джок. Он готов все забыть и простить... Кэтрин нахмурилась, вспомнив об этом.

  — Джо, — позвала она.

  — Да? — Он повернулся от экрана телевизора.

  Прислонившись к дверному проему, Кэтрин изучала его.

  — Если бы ты был помолвлен с женщиной...

  — Я уже помолвлен, — напомнил Джо, — с тобой. Забыла?

  — Да, но если бы ты был помолвлен с другой женщиной и она...

  — Кэти Мэй, это один из гипотетических вопросов, которые так любят женщины?

  Она гневно посмотрела на него. Джо поморщился:

  — Ну ладно, продолжай.

  — А если бы женщина, с которой ты был помолвлен, сбежала бы с вашей свадьбы, ты все еще хотел бы жениться на ней?

  — Вопрос на засыпку? Это зависело бы от того, почему бы она сбежала.

  — Ага. Конечно. Ты хотел бы объяснений, как я и думала. И уверена, ты был бы очень обижен.

  — Возможно, — осторожно отозвался Джо. — Не расскажешь ли мне, к чему этот допрос?

  — Вчера вечером папа сказал, что Дуглас все еще хочет жениться на мне.

  — Не понимаю, что удивляет тебя.

  — Это не удивляет меня. Но это говорит о том, что официант был прав.

  — Подожди-ка минутку. Какой официант?

  — Рассказ которого об игорных долгах Дугласа я услышала. Если бы он ошибался, если бы Дуглас не был по уши в дерьме, он захотел бы узнать, почему я сбежала со свадьбы. Но он не спросил, значит, знал. Дуглас сказал: «Мы оба сделали ошибки». То есть он признал...

  — Постой, Кэти. Ты бросила человека, потому что подслушала что-то?

  — Да, — ответила она. — Но я оказалась права, поэтому какая разница?

  — Это и раньше не было похоже на выбор небес, но... — Джо покачал головой.

  Кэтрин уже не слушала его. Она получила все доказательства. Минутное решение — убежать со свадьбы — оказалось гораздо лучше и полезнее, чем два года раздумий — выходить замуж за Дугласа или нет. Выходит, чем меньше размышляешь и сомневаешься, тем лучше.

  Стук в дверь отвлек ее от мыслей. Джо поговорил с доставщиком, закрыл за ним дверь и положил пиццу на кровать. Кэтрин села на край и взяла кусок. Джо пристроился напротив.

  — Тебе нужно снова позвонить отцу.

  — И прослушать очередную лекцию о том, что я должна вернуться домой, где меня ждет верный Дуглас, которому я разбила сердце? — Кэтрин покачала головой. — Даже не думай об этом. Ты почему не ешь? Превосходная пицца.

  Джо пожал плечами и взял кусок.

  — Я иду первый в душ.

  — Пожалуйста. Теперь твоя очередь.

  Кэтрин убрала пустую коробку из-под пиццы, села у окна и смотрела на улицу, на проливной дождь, пока Джо не вышел из ванной. Кэтрин долго стояла в душе, потом сто раз расчесала волосы и втерла увлажняющий крем в каждый миллиметр кожи. Когда она закончила, Джо уже спал и мирно дышал — как она и надеялась.

  Кэтрин осторожно скользнула под одеяло и вытянулась, пытаясь найти удобное положение. Если она поворачивалась на правый бок, то смотрела прямо на Джо и не могла закрыть глаза. Тусклый свет уличного фонаря слабо освещал его профиль и обнаженную грудь там, где одеяло раскрылось, и от этого Кэтрин нервничала. Когда она перевернулась на левый бок, спиной к нему, ей пришлось лечь на самый край матраса, чтобы не скатываться в центр кровати. Это матрас проминается посередине, недоумевала Кэтрин, или у нее кружится голова из-за такой странной ситуации... и неуверенности в себе?

  Кэтрин проснулась от нежного поглаживания по спине. Так будила ее мама в детстве. Она блаженно потянулась, открыла глаза и оказалась нос к носу с Джо. Она лежала на нем.

  Минуту Кэтрин приходила в себя и пыталась понять, что произошло. Матрас на самом деле провисал в середине. Ночью Джо, вероятно, скатился вниз. Потом каким-то образом она оказалась на нем, и вот они лежали, и их тела соприкасались, такие теплые, близкие. Джо все еще поглаживал Кэтрин по спине, но теперь он, казалось, хотел расплавить ее мышцы и перелить их в свои.

  — Привет, — тихо сказал Джо. — Я вот лежал и думал. Помню, я обещал не насиловать тебя, но мы ничего не говорили насчет того, что ты не можешь изнасиловать меня. Так вот, я совсем не возражаю. Я даже был бы рад...

  Кэтрин оперлась руками на его грудь и поднялась.

  — О-о-о, — вздохнул Джо. — Не очень-то хорошо использовать меня как перила, когда я исполняю роль джентльмена.

  Кэтрин вопросительно посмотрела на него.

  — Ну, почти. — Джо ухмыльнулся. — Но признайся, что тебе нравится портить другим удовольствие.

  Сделав небольшое усилие, он выбрался из ямы. Кэтрин села на край кровати и притворилась, что не смотрит, как Джо встал, прошел к окну, открыл занавески и посмотрел на улицу.

  Было бы так просто отдаться его теплым рукам, повернуть лицо на дюйм, чтобы его губы нашли ее, позволить ему любить ее.

  Почему я не сделала этого? — спрашивала себя Кэтрин.

  И почему — теперь, когда было уже поздно, — она так жалела об этом?

  Капот машины был поднят, и Джо осматривал мотор, когда Кэтрин вынесла их пожитки из мотеля. Он посмотрел на нее сбоку и заключил, что у его Кэти этим утром не так много самообладания, как ей хотелось бы думать. Джо стал что-то насвистывать.

  Она задержалась у пассажирской дверцы.

  — Что это?

  — У тебя была хорошая мысль заклеить скотчем дверцу, чтобы дождь не заливал.

  Кэтрин посмотрела вверх.

  — На небе ни облачка.

  — Кто знает, что нас ждет к вечеру.

  — Просто ты не хочешь обходить машину каждый раз, чтобы открыть мне дверцу.

  — Думаю, сегодня мне придется использовать мои джентльменские инстинкты в другом направлении. — Джо скрыл улыбку, увидев, что ее щеки порозовели.

  Кэтрин обошла машину и поставила пакеты за сиденье.

  — Куда ты положил клейкую ленту?

  — В коробку с инструментами. А что?

  — Я нашла ей применение.

  Джо налил масло в мотор, вытер руки и захлопнул крышку капота. Обходя машину, он заметил, что «Посигналь, если любишь "Харлей"» уже скрылось под несколькими полосками серой ленты, а Кэтрин отмеряла еще кусок, чтобы заклеить «Охотники на опоссумов делают это при свете фар».

  — Ты был прав, — удовлетворенно заметила Кэтрин, протягивая Джо скотч. — Этой штукой можно сделать практически все.

  Он чмокнул ее в макушку.

  — Кэти Мэй, ты великая интриганка. Напомни мне, чтобы я брал тебя с собой каждый раз, когда буду грабить банк.

  Она фыркнула и залезла в машину.

  — Ну что, давай побыстрее с этим разделаемся.

  Еще за час до Мадисона они повторили все, что должны были делать и говорить. Но Джо встревожился, когда Кэтрин приблизилась к окошку кассира, протянула свою кредитку и сказала:

  — Я хотела бы снять большую сумму с этой кредитной карточки.

  Кассир устало ответила:

  — Мне нужно какое-нибудь удостоверение личности, — и провела карточку через специальное углубление на клавиатуре.

  Кэтрин отдала свое удостоверение, являющееся и водительскими правами. Все еще смотря на экран, кассир протянула руку. Но, едва взглянув на ламинированную карточку, она нахмурилась, подняла глаза на Кэтрин и задержала взгляд на Джо.

  — Извините, — сказала она. — У меня проблемы с компьютером. Мне нужно провести операцию у другой машины. Я вернусь через минуту с вашей карточкой и правами.

  И, не дождавшись ответа, поспешно скрылась вместе с правами и кредиткой Кэтрин.

ГЛАВА ПЯТАЯ

  Кэтрин так испугалась, что не могла пошевелиться. Джо облокотился на стол и незаметно прошептал ей на ухо:

  — Иди к двери так, как будто уже сделала здесь все, что хотела. Не торопись.

  — Но как же моя кредитка? — возразила Кэтрин. — Не говоря уже о моих правах? Она сказала, что сейчас придет.

  Сердце ее заметалось в панике, когда Кэтрин почувствовала, что и Джо напряжен так, будто сейчас на них нападет команда быстрого реагирования.

  — Как скажешь, — выдохнула она.

  Ей никогда еще не было так трудно пройти пару метров, и только у машины, припаркованной в самом дальнем углу стоянки, Кэтрин перевела дух.

  — Теперь понимаю, почему ты так далеко припарковал машину. Но если ты знал, что за нами будут следить...

  Джо покачал головой.

  — Я не знал. Просто чем дальше ставишь машину, тем меньше вероятность, что кто-нибудь ее заденет. — Он завел мотор и выехал на дорогу.

  Кэтрин оглянулась. Во дворе банка, казалось, все было спокойно, никто их не искал и не преследовал. От облегчения у нее закружилась голова.

  — Ты боишься, что машину может кто-то задеть? Да мы этого даже не заметим.

  — У меня вошло в привычку парковаться осторожно, какая бы машина ни была.

  Кэтрин взглянула на спидометр.

  — Может, поторопимся немного, Джо? Может, никто за нами сейчас не едет, но все же...

  — Не надо. Мы только привлечем к себе внимание.

  — Неужели наш лимузин и так не бросается в глаза?

  — Думаю, никто в банке не обратил на него внимания. Кассир прошла в ту часть, что выходит окнами на другую сторону, а ни у кого другого мы пока не вызвали подозрения.

  Кэтрин вздохнула.

  — Мы оставили там мою кредитку. И мое удостоверение.

  — За удостоверение обидно, конечно, но что касается кредитной карточки, это не столь существенно, потому что теперь она все равно была бы нам не нужна.

  — Конечно, папа сообщил, что ее украли.

  — Сначала, — промолвил Джо, — я тоже так подумал. Но совсем не обязательно, что именно поэтому мы вызвали подозрение у кассира. Вряд ли состояние счета изменилось с тех пор, когда мы сняли деньги вчера вечером. Скорее всего, когда она ввела номер, то просто испугалась того, что увидела на экране.

  Кэтрин покачала головой.

  — У нее был такой вид, словно она держит раскаленные угли.

  — Может, она в жизни не встречала карточку, которая была бы в розыске, и хотела пойти и спросить у начальника, что делать.

  — Я не привыкла к тому, чтобы со мной обращались как с преступницей. И мне совсем не нравится, что мой собственный отец так со мной...

  — Едва ли он совсем закрыл тебе доступ к деньгам.

  — А вот я именно так и думаю, — горько сказала Кэтрин. — Пусть даже это не его деньги, а мои собственные. Если он предполагал, что я приползу домой, лишившись денег, то незамедлительно сделал бы это.

  — Вероятно, кассир должна была уведомить какого-нибудь начальника, а потом провести операцию и выдать тебе деньги.

  — И помедлить при этом, чтобы они успели позвонить папе.

  Джо кивнул.

  — Это гораздо разумнее, чем просто перекрыть тебе доступ к деньгам. А Джок далеко не глуп. Кэти, он не хотел бы, чтобы тебя арестовали.

  — Ты говоришь так, словно защищаешь его.

  — Нет, просто пытаюсь представить себя на его месте.

  — Уверена, папа оценил бы твое сочувствие.

  Джо посмотрел на нее в отчаянии.

  — Я не оправдываю его, что бы он там ни делал. Я просто пытаюсь сообразить, как он поступит дальше.

  — Вызовет полицию, наверное. Ведь он теперь знает, где я.

  — Он знает, где ты была, а не где ты находишься. Все обойдется, если мы поедем дальше.

  — Правильно. И ты еще сказал, что мы без проблем можем сегодня сходить в банк.

  Джо не ответил. После затянувшейся паузы Кэтрин начала сожалеть, что упрекнула его. В конце концов, никто не заставлял ее соглашаться, поэтому она несла такую же ответственность за неудачу.

  — Прости, — тихо сказала Кэтрин. — Не твоя вина, что это не сработало.

  Через пару минут Джо свернул на стоянку перед каким-то магазином. Выходить из машины он не стал, а просто повернулся к Кэтрин.

  — Почему мы остановились?

  — Нам нужно кое-что прояснить. Ты взволнована, да, Кэти Мэй?

  Она кивнула:

  — А ты нет?

  — Я подумал обо всем этом. Все прошло не так гладко, как я рассчитывал, но мы добились того, чего хотели, — мы известили твоего папу, что ты в Висконсине. Трудная часть задания уже позади.

  — Но теперь он знает, что ты тоже со мной, — заметила она. — И видеокамеры это подтвердят.

  — Да, — согласился Джо. — Я надеялся, что ты об этом не подумаешь.

  Кэтрин закусила губу.

  — Теперь и тебя будут разыскивать.

  — Мы знали, что рано или поздно это должно случиться. В этом есть и свой плюс — нам теперь незачем продумывать бесчисленное количество сценариев.

  — Все и так ясно: двое сбежали, а за ними охотится один очень влиятельный человек. Жаль только, что денег мы не получили, они бы нам не помешали.

  — Да, — признался Джо. — Наших наличных должно хватить до Невады. Предупреждаю, что это будет совсем непросто. Покупаем только бензин и еду — никакой роскоши. Как, например, мотели по дороге.

  — Если тот, в котором мы останавливались последний раз, был роскошным, то я предпочту поспать в машине. У меня спина до сих пор болит от этого матраса, а как ты ходишь после той дыры, где проснулся, вообще ума не приложу.

  — Кстати, пробуждение было прекрасным. По крайней мере сначала.

  Кэтрин слегка покраснела.

  — В любом случае, — немного небрежно заметил Джо, — не волнуйся из-за денег. Если что-то случится, мы всегда можем продать твою гипсовую модель Западного Поданка. Уверен, желающие обладать этим сокровищем встанут в очередь.

  — Не надо, Джо. — Глаза Кэтрин наполнились слезами. — Я и так корю себя за эту глупость.

  — Дорогая, я просто хотел, чтобы ты улыбнулась. — Он обнял ее и притянул к себе.

  Голос Кэтрин дрогнул.

  — Ты думаешь, что нам уже пора бросать эту затею?

  — Твой отец не всемогущ, а мы не беспомощны. — Джо чмокнул ее в макушку. — Но если ты сомневаешься... Кэти, милая, я сделаю все, что ты хочешь, только скажи. Если хочешь поехать домой — поедем.

  Домой... Что ждет ее дома, кроме разъяренного отца и жениха-предателя? Наверное, еще ряд новых претендентов на ее состояние, готовых лгать ей.

  Подняв голову, Кэтрин заглянула в глаза Джо, темные и честные.

  Она призналась ему, что лучше выйдет замуж за того, кто не будет лгать и скажет о своем интересе к ее деньгам, лишь бы не быть снова обманутой. На самом деле ее требование только частично подходило к Джо. Он не искал Кэтрин, не ухаживал за ней, даже не сразу согласился на ее предложение. Джо все обдумал, прежде чем принять решение. Без сомнения, этот холодный расчет принес бы ему пользу. Но все же он отличался от всех, с кем Кэтрин приходилось иметь дело последние несколько лет.

  Но другим требованиям Джо удовлетворял: он был честным...

  Кэтрин расслабилась, а он притянул ее ближе к себе и поцеловал. Под легким нажимом его губ все вокруг нее закружилось, и она уже не знала, где вкус, где запах, где слух. Но Кэтрин знала, какие из этих ощущений исходили от Джо, и не хотела ничего упустить.

  — Джо, — прошептала она, — отвези меня в Неваду

  — Прямо сейчас? — Он провел губами по ее шее.

  — Можно немного позже, — с трудом вымолвила Кэтрин.

  Через мгновение Джо оторвался от нее и завел мотор.

  На первой же автозаправочной станции, где они остановились, Джо просмотрел кое-какие книги на стенде перед маленьким магазинчиком и выбрал несколько карт. Он уже составил маршрут в голове по памяти, но следовало подкрепить воспоминания, взглянув на реальные дороги.

  Кэтрин, рассматривая журналы, заглянула через его плечо.

  — Если нам нужно экономить, зачем так много карт?

  — Нам понадобятся и другие. Это только первые несколько штатов, которые мы пересечем. Здесь нет всех карт, да и едва ли на юге Висконсина понадобятся карты Невады, ведь она так далеко.

  — Так далеко? — удивилась Кэтрин. — Джо, сколько времени займет эта поездка?

  Смысла хитрить и лгать не было. Кэтрин вправе знать, что ждет их впереди.

  — Больше, чем я думал сначала. Тридцать часов или около того на машине.

  — Нам придется тридцать часов ехать в этой колымаге? — ужаснулась Кэтрин.

  — С остановками, конечно.

  — Да у нас к концу зубы будут выбивать дробь, а мои ноги навсегда останутся согнутыми из-за этого ящика.

  — Не оскорбляй машину, Кэти. Она не только доставит тебя в Неваду, но еще и обратно должна довезти.

  Она застонала.

  — Я и забыла, что вместе с моей карточкой пропал и мой полет на самолете. А что, если... Джо, что, если позвонить в компанию? В конце концов, это моя карточка, на мое имя. Мне нужно просто, выяснить это недоразумение, и они сделают мне другую кредитку.

  — Конечно, никаких проблем. А куда они пришлют ее тебе?

  — Черт! Знаешь, мой папа за многое ответит, когда в следующий раз будет собрание акционеров и ему понадобится мой голос.

  — По-моему, тебе все же стоит позвонить ему.

  — Только если с Марса.

  — Не беседуй с ним задушевно, просто скажи ему, что с тобой все в порядке.

  — После дельца с кредиткой он не заслуживает этого.

  Очевидно, она не собиралась сдаваться. Джо пожал плечами.

  — Бери газету, Кэти.

  Кэтрин послушалась, извинившись перед продавщицей.

  — Тридцать часов, — бормотала она. — Неужели до Невады так далеко?

  — Разве вы с семьей никогда не ездили по просторам нашей страны?

  Кэтрин с изумлением взглянула на Джо.

  Он понял, что сказал глупость. Ну конечно, они не ездили. Невозможно даже представить Джока Кэмпбелла за рулем: ведь у него есть шофер, помощник или телохранитель, который сядет за руль вместо него. И уж совсем немыслимо было вообразить, чтобы Джок, как простой рабочий человек, ехал бы ночью во время заработанного тяжелым трудом недельного отпуска через Скалистые горы, намереваясь добраться от Денвера до северной Миннесоты и еще вовремя успеть на работу утром в понедельник, а рядом зевала бы над картой его жена и дети мирно спали на заднем сиденье...

  — Ты, очевидно, не шутила, сказав, что не слишком разбираешься в географии, Кэти Мэй, — сказал Джо. — Ты знаешь, сколько миль отсюда до Невады?

  — За тридцать часов, — упрямо отозвалась Кэтрин, — можно объехать всю Европу на поезде.

  — Великолепно! Надо запомнить до следующего раза, когда мы надумаем сбежать, чтобы пожениться. Или ты забыла цель поездки?

  Она сморщила носик.

  — Извини.

  Джо подумал, что у нее прекрасно это получалось. Ему приходилось сдерживаться, чтобы тут же не поцеловать морщинку, которая появлялась на носике Кэтрин в этот момент.

  — По главной магистрали, конечно, быстрее, но безопаснее по окружным дорогам, по крайней мере пока мы в Висконсине. Ты просто считай, что мы наслаждаемся пейзажем. — Джо обошел мужчину, который изучал какую-то большую вывеску, положил карты перед окошком продавца и вынул бумажник.

  Продавщица расставляла бутылки с водой в холодильнике, но, увидев их, отвлеклась.

  — Номер колонки, где вы заправлялись? — спросила она.

  Джо махнул рукой в сторону окна, из которого было видно полдюжины машин, выстроившихся у разных колонок.

  — Номер я не заметил. Вон наш синий пикап.

  — Он имеет в виду тот пикап, что когда-то был синим, — сладким голосом добавила Кэтрин.

  Продавщица улыбнулась, отсчитывая сдачу Джо.

  — У нас таких много. Вам все это в пакет положить, мэм? — Она взглянула на Кэтрин, и брови ее слегка приподнялись.

  Странно, подумал Джо, она смотрит так, словно видит что-то знакомое. Как будто где-то уже что-то видела... Он похолодел.

  — Спасибо, пакет нам не нужен. — Он поспешно взял карты и газету. — Пойдем, милая, нам нужно ехать, чтобы сегодня успеть в Чикаго.

  — Что за спешка? — спросила Кэтрин, когда они почти бегом пустились к машине. — Мы могли бы взять пакет. Потом в него мусор можно складывать. И при чем здесь Чикаго?

  — Ты не заметила, как она посмотрела на тебя?

  — Как?

  — Как будто увидела что-то важное. Например, твое лицо. — Он протянул ей газету. — Смотри, а я буду вести машину.

  Однако Джо то и дело заглядывал в газету, когда Кэтрин переворачивала страницы.

  — Ну вот. — Джо оценивающе посмотрел на большую цветную фотографию, потом перевел глаза на Кэтрин. — Я же говорил, что тебе надо подстричься.

  — А когда у меня было время? — В голосе Кэтрин уже не было прежней жизнерадостности. — И что нам теперь делать?

  Превосходный вопрос, подумал Джо.

  — Будем делать то, что решили, — твердо сказал он. — Может, она и не узнала тебя. На той фотографии ты разодета в пух и прах, а в жизни, в джинсах и кофте, выглядишь иначе. Может, она вообще газет не читает, но мне показалось, что она как-то особо на тебя посмотрела. Если она и заметила сходство, надеюсь, у нее будет так много покупателей в магазине, что она забудет про нас. Вряд ли она так хорошо тебя рассмотрела, чтобы убедиться в своей догадке. К тому же она не слышала, о чем мы разговаривали.

  Кэтрин свернула газету и отложила ее в сторону.

  — А может, она позвонит по бесплатному номеру, указанному в газете, и поинтересуется, какова величина вознаграждения, на случай, если ее подозрения подтвердятся.

  Джо стиснул зубы.

  — Джок пообещал вознаграждение? Черт возьми! Следовало подумать об этом заранее. Но нельзя же в панике бежать от любого, кто посмотрит на нас, иначе мы только вызовем больше подозрений.

  — Напомню тебе об этом, когда ты в следующий раз вылетишь пулей из магазина, — пробормотала Кэтрин. Джо промолчал.

  На следующей автозаправочной станции он встал у самой отдаленной колонки и попросил Кэтрин остаться в машине.

  — Я даже не могу размяться? — возмутилась она.

  — Нет, пока я не принесу тебе какую-нибудь маскировку.

  Ее глаза сузились.

  — Если ты принесешь мне темные очки с прикрепленной к ним бородой, Кларк, я впечатаю тебя в бетон.

  Джо улыбнулся. В магазине он довольно долго выбирал то, что могло бы скрыть ее сходство с фотографией в газете. И Джо был очень доволен собой, когда его старания увенчались успехом.

  Кэтрин с волнением открыла сумку, которую принес Джо. Сначала она вытащила бейсболку с логотипом крупной ресторанной компании — главных конкурентов «Кухни Кэти Мэй».

  — Заправь волосы в нее, кепка достаточно большая.

  — Как насчет темных очков?

  — Я подумал, что это было бы слишком очевидно, поэтому взял очки с простыми стеклами. Массивная черная оправа отвлечет внимание от этих восхитительных синих глаз. — Он завел мотор.

  — И вызовет у меня головную боль. Подожди, мы уже едем? Ты даже не дал мне опробовать мою маскировку.

  — Было бы смешно, если бы ты зашла в магазин в бейсболке и очках, которые я только что там купил.

  Кэтрин еще ворчала и возражала, но Джо продолжал ехать дальше. Через несколько миль она выпрямилась и указала на парк впереди.

  — Если я не могу выходить на заправочных станциях, то будет справедливо, если разомну ноги где-нибудь еще. — Кэтрин улыбнулась. — К тому же теперь, когда у меня нет прав и я не могу водить машину, очень важно, чтобы ты время от времени отдыхал.

  — Если бы я не был с тобой в банке, то подумал бы, что ты нарочно оставила права там.

  — Мы можем устроить пикник. В аптечке есть какая-нибудь простыня?

  Джо достал простыню, тонкую, как бумага, а Кэтрин приготовила сэндвичи и напитки. Он пошел за ней к деревьям, где солнце струилось сквозь ветви и отливало золотом на густой траве. Кэтрин остановилась так внезапно, что Джо столкнулся с ней. Внизу река медленно несла свои воды через зеленую долину.

  — Миссисипи, — сказал Джо. — Ты никогда ее не видела?

  — Видела, конечно, но с самолета все выглядит таким плоским.

  Джо расстелил простыню.

  — Так красиво, — мечтательно произнесла Кэтрин. — Она такая умиротворенная. Конечно, это не трагическая красота Скалистых гор или Большого каньона...

  — Если ты видела и горы, и каньон, — нахмурился Джо, — почему же не знаешь, далеко ли находится Невада?

  — Потому что мы летели, — ответила она.

  Разумное объяснение, подумал он. Когда находишься в самолете, то время идет, но нет ни чувства расстояния, ни направления. Другое дело, когда едешь по дороге.

  — Но зато она такая величественная, — продолжала между тем Кэтрин. — А эти зеленые тени... Жаль, что нет фотоаппарата.

  — Если ты помышляешь о том, чтобы составить свадебный альбом, то мы, наверное, можем попросить пару отпечатков с камеры наблюдения в банке.

  — Да, и с той патрульной машины в Миннесоте нас, наверное, тоже снимали, — радостно добавила Кэтрин и устроилась рядом с Джо, скрестив ноги и протянув руку за куском ветчины. — Джо, если бы мы не были здесь сейчас, что бы ты делал?

  Он знал, что рано или поздно она спросит что-либо подобное.

  — Работал бы.

  — А чем ты занимаешься?

  — Электронным оборудованием.

  — То есть собираешь всякие приборы? Но это ж, наверное, скучно.

  — Возможно, но все же лучше, чем на фабрике пластмассы, где я работал до этого, потому что запаха меньше. Еще раньше я работал в одном из ресторанов «Кэти Мэй» в Сан-Паулу. — Джо доел бутерброд и лег на простыню, заложив руки за голову. — К твоему сведению, твой отец лично писал мне рекомендацию, чтобы я получил эту работу.

  Уголком глаза он видел, как она аккуратно разрывает ветчину руками.

  — А у тебя будут проблемы с этим... как зовут твоего начальника? Брайан? — из-за того, что ты всю неделю не являлся на работу?

  Проблемы? Мягко говоря, да, подумал Джо.

  — Ну он, наверное, скажет мне пару ласковых слов. — На самом деле Брайан разнесет его, но с этим Джо справится, когда придет время.

  — Не забудь позвонить ему опять. Джо...

  Он закрыл глаза, и ее голос, казалось, доносится откуда-то издалека.

  — А как ты ему все объяснишь?

  — Рыбалка, — сонно ответил Джо. — Скажу ему, что поехал ловить рыбу.

  Не все ли ей равно, размышляла Кэтрин, что он скажет начальнику? Когда Джо получит пятнадцать процентов компании, работа ему будет не нужна. Он сможет ездить на рыбалку хоть круглый год.

  А может, он, сонный, имел в виду что-нибудь другое? Может, он говорил совсем не о форели и не об окуне, а совсем о другой рыбе — о какой-нибудь темноволосой наследнице миллионов?

  Не глупи, говорила себе Кэтрин. Если кто-то и закинул удочку, то только она сама. Ее воображение разыгралось. Без сомнения, чем скорее они доберутся до Невады и завяжут узел, тем лучше.

  Она собрала остатки еды и тихо сидела рядом с ним, наблюдая за тем, как он спит. Но вскоре Кэтрин зашевелилась и неохотно толкнула его.

  — У нас длинная дорога впереди, Джо.

  Он сел, протер глаза, встал и помог ей подняться. Идя к машине, Кэтрин почувствовала себя плохо. Она еще даже не залезла в нее, но все внутри уже протестовало.

  — Ничего страшного, — начала она уговаривать себя вслух. — Пятнадцать часов туда, пятнадцать обратно...

  Джо покачал головой.

  — Тридцать часов в один конец. Я думал, ты поняла.

  — В один конец? — вскрикнула Кэтрин. — Может, накачаешь меня снотворным и разбудишь, когда мы приедем?

  Но пейзаж по обе стороны дороги помогал развеяться. Они некоторое время ехали вдоль реки, потом немного углубились в леса, миновали какие-то деревушки, очаровавшие ее викторианским великолепием. Кэтрин неохотно отрывала взгляд от чистеньких, ухоженных домиков и других построек, когда Джо просил ее заглянуть в карту.

  — Думаю, уже можно рискнуть и выехать на главную дорогу, — сказал он. — Посмотри, как нам это сделать.

  Кэтрин водила пальцем по карте.

  — Где мы?

  — Я не обратил внимания. Наверное, в Айове.

  — Похоже, это Аш-Гроув. На востоке должна быть главная магистраль, которая ведет прямо... — Она подняла голову, надеясь увидеть знак с названием города, и открыла рот от удивления. — Поверить не могу. Фермерский рынок. Как на картинке!

  Прямо перед ними в центре зеленой площади величественно возвышалось здание суда. Вокруг него были припаркованы легковые и грузовые машины, а их открытые дверцы горделиво демонстрировали яркое разнообразие плодов раннего лета. Послеполуденное солнце освещало все это таким мягким теплым светом, что Голливуд бы сгорел от зависти.

  — Очень мило, — сухо бросил Джо. — И где я должен повернуть?

  — Думаю, чуть дальше, — показала Кэтрин. — Если я правильно разбираюсь в карте, то за площадью должен быть указатель.

  — Что значит, если ты правильно разбираешься в карте? Знаешь, Кэти, в такие моменты я бы предпочел, чтобы ты не говорила мне о своих успехах в географии.

  Зажегся зеленый, машина тронулась, и они оба стали смотреть по сторонам, ища знак.

  Конечно, никто из них не заметил, как из-за угла выехала машина. Она врезалась в левый бок их пикапа.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

  Джо понял, что происходит, только когда услышал скрип тормозов, потом их машину развернуло и вынесло на обочину, прямо к стоявшему там микроавтобусу. Все произошло так внезапно, что он не успел подготовиться к этому и уж тем более не смог хоть как-то защитить Кэтрин. Теперь, когда все стихло, Джо боялся взглянуть на нее.

  Если с ней что-то случилось, после того как она доверилась ему... Она не хотела покупать эту дурацкую машину, а он настоял. И если теперь с ней что-то не в порядке...

  Но на первый взгляд все было нормально: ни синяков, ни кровоподтеков, крови вообще не было. Казалось, Кэтрин была испугана и немного оглушена, а в остальном выглядела как обычно.

  — С тобой все в порядке? — прошептал Джо. Она не ответила.

  — Черт возьми, Кэти, ты ушиблась? — закричал он.

  Она потрясла головой, пытаясь избавиться от странного ощущения.

  — Нет, все в порядке, Джо. Расслабься, я не собираюсь умирать, пока ты не получишь свои пятнадцать процентов.

  У этой женщины, должно быть, лед в жилах, раздраженно решил он, если в первую очередь она подумала об этом.

  — Хорошо, — буркнул Джо. — Хотя меня не это волновало. Я просто не знал, как объясню твоему отцу, что произошло.

  — А что произошло? Что ударило нас?

  Джо выглянул из разбитого окна и посмотрел на машину, которая врезалась в бок их пикапа.

  — Похоже на старый «кадиллак».

  — Верно. Только большая машина могла бы сдвинуть с места этот танк.

  — Радуйся, что мы ехали не на легковой машине, иначе им пришлось бы вытаскивать нас из этой ямы тягачами, — сказал Джо. — Наверное, нужно посмотреть, как там другой водитель.

  Кэтрин перегнулась через него и посмотрела на дверцу.

  — А как ты собираешься выбраться из этой машины, если моя дверца заклеена, а твоя не откроется из-за той машины? Пожалуй, у меня хорошая новость: теперь наши дверцы похожи — ни одна из них не работает.

  Разумно, подумал Джо. Он попытался открыть окно и вздохнул с облегчением, когда увидел, что оно открывается.

  Для маленького городка, отметил он, здесь стало слишком людно.

  Все торговцы, продавцы и покупатели разом собрались вокруг них. Какой-то мужчина, осмотрев микроавтобус, в который они чуть не врезались, теперь пытался вытащить водителя из «кадиллака». Другой мужчина сначала долго смотрел на водительскую дверцу их пикапа, потом подошел к дверце пассажира и начал карманным ножичком срезать клейкую ленту, которой была прочно заклеена дверца Кэтрин. Через минуту все было готово, и он подал Кэтрин руку.

  — Извините, что мы так встречаем вас, мэм. Обычно мы не так грубо обходимся с приезжими.

  — А я-то подумала, будто эта машина мчалась нам навстречу, чтобы нас поприветствовать! — иронически заметила Кэтрин.

  Возможно, подумал Джо, она не так уж спокойна, как хочет казаться. Его раздражение сразу прошло.

  Он выбрался из машины вслед за Кэтрин. В воздухе пахло раскаленными тормозами и жженой резиной и, как показалось ему, чем-то еще. Джо не ошибся: нагнувшись, он увидел под машиной увеличивающуюся лужицу антифриза. Не удивительно, что радиатор поврежден, подумал он и мысленно прибавил пару дней к их пути.

  Мужчина, который помог им выбраться из машины, сдвинул шляпу на затылок:

  — Скоро прибудет тягач.

  — Спасибо, что вызвали.

  — Никто никого не звал, не беспокойтесь, они сами приедут, как только новости дойдут до них. Пара ребят к тому же пошли за пожарной машиной, чтобы они разобрались со всем этим беспорядком. — Он протянул руку. — Я мэр Аш-Гроува. Меня зовут Ларри Бенсон.

  Джо счел невежливым не назвать своего имени.

  — Джо Кларк.

  — И миссис Кларк? — Мэр взглядом показал на Кэтрин, которая присоединилась к людям у «кадиллака». — Она у вас настоящая леди: другие женщины устроили бы истерику, если бы попали в такую аварию. К тому же далеко от дома — вижу, что у вас номера из Миннесоты.

  — Да, — сказал Джо. Он смотрел на водителя «кадиллака», который все еще был за рулем. — А «скорая» тоже скоро приедет?

  — Сомневаюсь, что она нам понадобится. Водитель «кадилака» как раз одна из таких «других женщин». — Очевидно, мэр считал, что она истеричка.

  — А вы ее знаете?

  — Конечно. Она всегда водит как ненормальная.

  — Надеюсь, с ней все в порядке.

  — Если нет, то это ее вина, — отрезал мэр. — По ее поведению я бы сказал, что в этом нет сомнений. Она бросит это дело, как только поймет, что из этой истории для нее не выйдет ничего хорошего. Многие видели, что на самом деле произошло.

  — Я и сам не понял, что именно произошло, — признался Джо.

  — Она, наверное, скажет, что ее ослепило солнце — а это возможно в такое время дня. Но ведь она отлично знает, что здесь знак остановки, а мчалась, как... А вот и констебль. Он сейчас сам во всем разберется.

  Как раз то, что нужно, подумал Джо. Любой нормальный констебль автоматически проверит данные о водителе — участнике происшествия, кто бы ни был виновен. И когда он увидит информацию... Ну мы и влипли.

  — Не волнуйся, сынок, — сказал мэр. — Это была не твоя вина. Мы же видим, что твоя машина... — Он вдруг замолчал, разглядывая машину. — Ну не то чтобы новая, если посмотреть, но все же...

  Его прервал констебль. Он попросил у Джо водительские права, стал задавать ему вопросы и показывать какие-то протоколы, которые нужно было подписать. Когда констебль закончил, женщина уже вылезла из «кадиллака». Она трогала царапину у себя на лбу, и Джо услышал, что она сказала что-то про пластическую хирургию.

  Он обошел толпу, чтобы не попасться ей на глаза, и присоединился к Кэтрин, которая стояла у какого-то стенда с продуктами и, казалось, внимательно изучала его. Она повернулась к Джо, и он прочел в ее глазах немой вопрос. Но, так и не задав его, Кэтрин мягко сказала:

  — Они выращивают здесь неплохой салат. Но не стоило так рисковать, Джо, чтобы дать мне возможность посмотреть на него поближе.

  — А я думал, ты будешь рада. — Он пристально посмотрел на нее. — Ты забыла бейсболку и очки.

  Кэтрин пожала плечами.

  — Уже поздно.

  Она была права. Если кто-то из жителей Аш-Гроува и мог узнать ее, то они уже допустили оплошность: на площади сейчас собрались все до единого, обсуждали происшествие и приезжих.

  — Скоро должен приехать тягач.

  — Серьезно ли повреждение?

  Джо отвел глаза.

  — Сегодня мы точно никуда не поедем. Мэр предложил отвезти тебя в мотель. Он, видимо, один в городе.

  Кэтрин посмотрела на него.

  — А ты?

  — Я поеду вместе с тягачом, посмотрю, что можно сделать.

  — Ты трешь голову.

  — Ничего страшного. Я, наверное, ударился, когда нас развернуло.

  — Тебе нужно приложить что-нибудь холодное. — Кэтрин пошла к пикапу. — В контейнере лед. Я суну его в пакет, чтобы ты приложил его к голове.

  — Не надо, Кэти. Вот уже тягач приехал. Лучше возьми свои вещи. — Джо отошел и смотрел, как машина со скрежетом оттащила «кадиллак» и повезла его вниз по дороге.

  Через минуту чья-то маленькая рука подергала его за рукав, и Кэтрин протянула ему бейсболку, которую он купил для нее. В бейсболке лежал лед, завернутый в пакет.

  — Вот видишь, у меня было много времени.

  Джо уступил и положил эту конструкцию на голову, над ухом.

  — Не задерживай мэра.

  — Джо, — спросила она, — ты ведь придешь в мотель?

  — Конечно, — ответил он, — как только смогу.

  Внимательно посмотрев на него, Кэтрин пошла к пикапу, чтобы забрать их пожитки. Она вручила мэру два бумажных пакета с вещами с таким достоинством, словно презентовала ему единственный в своем роде экземпляр кожаного портфеля.

  У этой женщины определенно врожденное чувство стиля, подумал Джо. Хотя за сорок восемь часов она успела сменить роскошный дом на несколько дешевых мотелей, изысканное свадебное платье на джинсы, медовый месяц на Бермудах на захолустный Аш-Гроув в штате Айова, где они застряли без средства передвижения и почти без денег.

  Когда она связалась с ним, раздраженно заключил Джо, жизнь ее не изменилась в лучшую сторону.

  Мотель был расположен в нескольких кварталах от площади. Мэр Бенсон всю дорогу рассказывал Кэтрин об Аш-Гроуве.

  — Это совсем небольшой городок у дороги. Но здесь очень красиво.

  Он припарковался у мотеля, носившего название «Дорожный». Кэтрин вспомнила, что они с Джо проезжали мимо него меньше часа назад. Тогда она обратила внимание на этот мотель, потому что парадный вход был очень мило оформлен, там были деревянные качели. Кэтрин не предполагала, что еще когда-нибудь вернется туда. Никогда не стоит загадывать.

  Мэр выходить из машины не стал, он сидел и барабанил пальцами по рулю.

  — Если вы в беде, — сказал он наконец, не глядя на нее, — в городе есть небольшой банк, который дает кредиты людям, попавшим в трудные ситуации. Я мог бы достать для вас деньги.

  Это предложение так тронуло Кэтрин, что у нее слезы выступили на глазах.

  — Это, конечно, не безвозмездно, вы понимаете, — поспешно добавил мэр. — Но вы попали в аварию далеко от дома — неожиданные расходы, со всяким может случиться.

  — Спасибо большое, мистер Бенсон, — сказала Кэтрин, с трудом сдерживая слезы. — Надеюсь, через пару дней мы будем в порядке.

  — Дайте мне знать, если вам что-нибудь понадобится. Сейчас мы войдем, и я представлю вас Дженни и Сэму.

  Холл был пуст, и мэру Бенсону пришлось несколько раз позвонить в колокольчик, прежде чем к ним вышла женщина. Она тяжело опиралась на палочку.

  — Привет, Ларри. Девчонки из соседнего магазина сказали мне, что ты направляешься сюда. — Ее светло-голубые глаза обратились к Кэтрин. Она смотрела прямо в ее лицо, казалось не замечая коричневых бумажных пакетов. — Жаль, что с вами приключилась такая неприятность, милая. Мы сделаем все, что сможем, Сэм и я, чтобы вам было тут удобно, но боюсь, что роскоши вы здесь не увидите. К тому же меня совсем свалил артрит, а Сэм заболел ангиной.

  — Уверена, что мы прекрасно тут устроимся, миссис...

  — Зовите меня просто Дженни, милая. Пойдемте на кухню. Чай сейчас будет готов, я поставила чайник, когда девчонки позвонили. Ты, Ларри, можешь уходить, я теперь сама ими займусь. Спасибо, что привез ее. — Она пошла к двери в другом конце приемной, приглашая Кэтрин с собой. — Как тебя зовут, милая?

  Кэтрин начала лихорадочно думать, что сказать, но решила, что если солжет, то под конец непременно запутается в своей лжи. Поэтому она сказала правду.

  — Красивое имя, — улыбнулась Дженни. — Мне казалось, что девочки из магазина сказали «Кларк», но не важно. Они всегда все путают.

  — Это... фамилия моего жениха.

  Дженни удивленно приподняла одну бровь.

  — Ах, вот оно что?

  Великолепно, подумала Кэтрин. Сейчас мне прочитают лекцию об аморальном поведении. Разве можно путешествовать по стране с мужчиной, если ты не замужем...

  Почему же она вовремя не подумала, что находится в центре маленького городка в Америке? Что плохого было бы в том, если бы она сказала, что они женаты? Все равно они уедут через два дня или даже раньше.

  В этот момент Кэтрин вспомнила, что было бы совсем неплохо забрать у Джо сейчас лед и приложить его к собственной голове, которая все сильнее болела. Все становилось слишком сложным.

  Прошло больше часа, прежде чем приехал Джо. Уже спустились сумерки, а воздух наполнился вечерней прохладой. Признаться, Кэтрин испытала облегчение, когда увидела, как Джо выбрался из машины напротив мотеля и подошел к качелям, где она сидела. В руках он нес их пластиковую сумку-контейнер, под мышкой какой-то сверток.

  — Я думал, что ты обустраиваешься в комнате. Возникли проблемы с номером?

  Только та, в которой я сама виновата.

  — Нет, никаких проблем. Чтобы вытащить вещи из бумажного пакета, не нужно много времени. Особенно если не знаешь, надолго ли здесь застрянешь.

  Джо поставил контейнер на землю, вручил Кэтрин сверток и сел на качели рядом с ней.

  Она посмотрела на сверток. Нетрудно было догадаться, что Джо принес ей подарочную миниатюрную модель станции Западного Поданка. Но почему он не оставил ее в машине? Зачем нес это через весь город? Вряд ли Джо волновался о том, что за ними придут из автосервиса, чтобы вернуть пропавшую модель. А это значило...

  — Значит, плохи наши дела, — сказала Кэтрин. — Машину починить невозможно, поэтому ты принес все это. Странно, что ты не прихватил те пушистые розовые кубики. Они тебе, кажется, понравились.

  — Они в контейнере. В сервисе можно починить все, но у нашей машины нужно отрезать переднюю часть и приставить новую.

  — Не очень практично, — спокойно отозвалась Кэтрин. — Особенно принимая в расчет наш бюджет.

  Джо кивнул.

  — Даже если той женщине выплатят страховку, это займет некоторое время. А я сомневаюсь, что они предложат ей много.

  — И... что теперь?

  Джо глубоко вздохнул.

  — Пожалуй, пора бросать.

  — Ты не хочешь даже думать о том, чтобы ехать в Неваду? — спросила Кэтрин с явным облегчением. Или... Что он имел в виду? Джо отказывался от долгой поездки... или от самой идеи брака?

  — Это нереально, милая. Не знаю, о чем я думал. Ехать так далеко без полноценного отдыха... слишком опасно. Сегодня с тобой могла бы случиться беда.

  — Но ведь это столкновение не твоя вина, Джо.

  — Еще один такой длинный день за рулем, и может стрястись все что угодно. Похоже, это было предупреждение. Мы должны остановиться, если не хотим попасть в беду.

  Кэтрин осторожно спросила:

  — Так если мы не едем в Неваду, что ты предлагаешь?

  — Ты не возражаешь?

  — Долгая поездка в машине не прельщает меня, если ты это имеешь в виду. Мне просто интересно, какой у тебя еще план.

  — Пока его нет, — признался Джо.

  Она нерешительно спросила:

  — А что-нибудь еще изменилось?

  — Например?

  — Вдруг тебя уже не соблазняют пятнадцать процентов акций, после того, что тебе пришлось пережить.

  Джо улыбнулся уголками губ.

  — Значит, ты спрашиваешь, не передумал ли я? Нет, Кэти. Я бы женился на тебе сейчас же, если бы это было возможно.

  Мило, что он так выразился, подумала Кэтрин. Хорошо, что они друг друга понимают, однако как было бы приятно думать, что он хочет жениться на ней, а не на ее акциях.

  Она старалась говорить спокойно:

  — Так как тогда насчет трех дней?

  — О чем ты?

  — Именно столько времени нужно, чтобы получить здесь свидетельство о браке. Никаких анализов крови. Заодно, раз у нас нет машины, мы за три дня придумаем, как добраться до дома.

  — А как ты об этом узнала? — насторожился Джо.

  — Мне об этом сказала хозяйка отеля.

  — Кэти, а как она узнала, что тебя это интересует?

  Кэтрин не хотелось рассказывать ему во всех подробностях, как Дженни задавала вопросы, как она вдруг расплакалась, как эта добрая женщина успокоила ее утешительным прикосновением, мягким голосом и искренней заинтересованностью. Поэтому на вопрос она не ответила.

  — Возможно, ты заметил, что люди в этом городке охотно суют нос в чужие дела. — Кэтрин вдруг пришло в голову, что не очень справедливо говорить такое о Дженни, пусть это и правда. — То есть, я хочу сказать, они, конечно, не болтают и не осуждают. Просто они, скорее всего, хотят помочь.

  — Да, я уже почувствовал этот всеобщий интерес, — довольно сухо отозвался Джо. — Тот парень в сервисе тоже сгорал от нетерпения, желая узнать все подробности. Он даже предложил мне работу, если мы решим здесь остаться. — Джо провел по щеке тыльной стороной ладони. — Конечно, Кэти Мэй, — я не могу и представить, чем бы еще мне хотелось заниматься на этой неделе, кроме того, чтобы побыть в Аш-Гроуве и жениться на тебе. Может, пойдем в супермаркет и отпразднуем? — предложил он.

  Кэтрин перевела дух и улыбнулась.

  — Это самое горячее местечко в городе?

  — Думаю, да. По крайней мере похоже на то, что это единственное местечко, где можно поесть. Теперь нам уже не нужно считать деньги, чтобы хватило на бензин до Невады, — мы даже можем взять гамбургеры и жареный картофель без большого урона для нашего бюджета.

  — Из контейнера не нужно ничего положить в холодильник?

  Джо покачал головой.

  — После того, как ты положила весь лед оттуда мне на голову, уже ничего не нужно.

  — Давай тогда оставим его здесь, а на обратном пути заберем. А то Дженни разместила нас в самой дальней комнате мотеля.

  — Она позаботилась о нашем уединении еще до того, как мы поженились?! — восхитился Джо.

  — Она действительно сказала, что там нам никто не помешает, — подтвердила Кэтрин, — и там есть все, что нужно.

  — Горячая ванна? Сатиновые простыни? Да эта женщина — эталон услужливости.

  — Не делай поспешных выводов, — посоветовала Кэтрин.

  Когда они вышли на улицу, Джо совершенно естественно взял Кэтрин за руку. До них донесся аромат роз из садов, мимо которых они проходили, а пение птиц не заглушал даже отдаленный звук мотора.

  — Мне жаль, что с пикапом такое приключилось, — призналась Кэтрин. — Я уже начала привыкать к нему.

  — И я тоже, хотя он проходил всего две сотни миль на кварте масла.

  — Странно, что ты не сказал об этом раньше.

  — Ты отлично знаешь, почему.

  — Я бы запротестовала и отказалась куда-либо ехать.

  Джо улыбнулся.

  — Да, но потом все равно сдалась бы. Знаешь, Кэти, ты молодчина. Не представляю ни одной женщины, которая переносила бы все так, как ты.

  А если прикинуть, скольких женщин он, должно быть, знал, это можно действительно считать за комплимент, подумала Кэтрин.

  Странно, что особой радости она при этом не испытывала.

  Когда они вернулись из супермаркета, в мотеле, было уже темно, только в двух номерах горел неяркий свет. Во дворе было совсем мало машин.

  — И где же, интересно, все? — задумчиво промолвил Джо. — Очевидно, не мы привлекли сегодня всеобщее внимание.

  — В отеле мало людей.

  Джо удивился:

  — Но здесь должно быть не меньше двадцати комнат, а в окошке горит вывеска «Мест нет».

  — Когда мэр привез меня сюда, она тоже горела. Дженни и Сэм принимают немного постояльцев. Зная свои возможности, они ставят эту табличку. Но для нас они сделали исключение.

  — Неплохо. — Джо вытащил контейнер из-под крыльца, где они его оставили, и молодые люди пошли в свою комнату. — Так, теперь понимаю, почему ты мне посоветовала не слишком обольщаться по поводу «всего, что нужно».

  — Эй, да ты только посмотри на это: у нас есть кухня, если можно назвать кухней электроплитку, раковину, куда даже чашка не поместится, и холодильник, в которой можно бочком поставить пакет молока.

  Джо поцеловал ее в висок.

  — И у меня три дня, чтобы выяснить, какой из тебя повар, прежде чем я совершу что-нибудь непоправимое. Дождаться не могу.

  Кэтрин спала — или притворялась, — когда он вышел из ванной. Она оставила включенной лампу на туалетном столике, и Джо смотрел на нее, вытирая волосы полотенцем. Он знал, как можно проверить, спит ли Кэтрин: он нырнул под одеяло, устроился рядом с ней, погрузился в ее тепло. Если она не спит, то непременно отреагирует на его прикосновение.

  Но Кэтрин только вздохнула, и через мгновение Джо подумал, что вряд ли стоит разжигать страсть, когда она так смертельно устала. Кроме того, он напомнил себе, что смысл проверки был совсем не в этом. Джо ведь мог пойти позвонить независимо от того, спит Кэтрин или нет, просто он избежит некоторых вопросов, если подождет, пока она заснет.

  Поэтому стоит подождать немного — в ее тепле и уюте, вдыхая тонкий аромат ее волос... немного.

  Только убедившись, что Кэтрин крепко спит, он выбрался из-под одеяла и снова оделся.

  Телефон-автомат, который Джо приметил до этого, стоял под деревом, но соседняя лампа давала достаточно света, чтобы он разглядел цифры, которые ему надо было набрать. После десятка гудков на том конце ответили сонным ворчанием. Джо взглянул на часы и улыбнулся.

  — Привет, Брайан! — радостно сказал он.

  — Эй, приятель, ты где?

  — Все еще в центре.

  Брайан фыркнул.

  — Значит, ты отлично знаешь, в какой неподобающий час ты мне звонишь.

  — Наверное, у тебя был очень тяжелый день. Лучше я повешу трубку и не буду тебе надоедать.

  — Нет! Наверное, ты не хочешь сказать мне, кто на этот раз?

  — Конечно, я не поэтому звоню.

  — Понятно. Ну она хотя бы блондинка или брюнетка? Или рыженькая?

  Джо улыбнулся.

  — Не угадал. И вообще, не понимаю, почему ты всегда подозреваешь, что тут замешана женщина.

  — Потому что так оно и есть.

  — Эй, давай серьезно — кто-нибудь спрашивал обо мне?

  — Только обыкновенные зеваки, — ответил Брайан, — и я сказал им, что нам пришлось отправить тебя в засекреченную лечебницу, дабы уберечь от наркотиков и выпивки.

  — Спасибо, ты настоящий друг, — отозвался Джо.

  — Да ладно, дружище, спустись на землю. Не хочется уязвлять твое самолюбие, но почти никто и не заметил твоего отсутствия. Но не думай, что можешь пропадать неделями.

  — Ну, если кто-то будет что-то спрашивать про меня...

  — И кто же эти таинственные незнакомцы?

  — Не знаю, возможно, мой отец. Просто сообщи им все, что знаешь.

  — Но ты мне ничего не сказал, Джо!

  — Так зато тебе не придется напрягать мозги, чтобы припомнить все. Я тебе еще позвоню через пару дней.

  Он повесил трубку и, размышляя, потирал щеку. Потом вынул свернутую газету из кармана и снова снял трубку.

  Джо слишком долго это откладывал.

  Кэтрин проснулась от тихого мяуканья и подумала, что это ей приснилось. Приподнявшись на локте, она снова услышала мяуканье, доносившееся из окна комнаты.

  Она взглянула на Джо. Он лежал, зарывшись лицом в подушку. Кэтрин выскользнула из постели и уже через несколько минут кормила тощего полосатого котенка ветчиной из пластикового контейнера. Джо открыл дверь.

  — Рано ты встала сегодня, — заметил он. — А это что за друг? И не говори мне, что это на один раз, потому что стоит тебе покормить его, и он постоянно станет приходить сюда.

  Джо сел рядом с Кэтрин на ступеньку, отщипнул кусочек ветчины и протянул котенку.

  — Приятно с тобой говорить, — съязвила она. — И что же Брайан сказал, когда ты звонил ему вчера вечером?

  — Что по мне еще никто не соскучился, — отозвался Джо. — И что он будет покрывать меня столько, сколько сможет.

  Котенок дожевал свой кусок ветчины, облизнулся и увидел еще кусочек в руках Джо. Джо поводил рукой перед носом котенка, и тот послушно поворачивал голову.

  — Ты мог бы поговорить с ним в комнате.

  — Я не хотел будить тебя. Но все равно мне это не удалось. Лампа была включена, когда я уходил, и выключена, когда я пришел.

  Котенок протянул лапу, и Джо наконец отдал ему лакомый кусочек.

  — Пойдем оденемся, — сказал он. — Нам надо сделать сегодня утром кое-какие дела. Купить молока для кошки. А, и еще нужно узнать насчет свидетельства о браке.

  * * *

  Здание суда снаружи походило на свадебный пирог. Внутри оно было не менее красивым: двенадцатифутовые потолки, украшенные лепниной, мраморные стойки.

  Служащая, которая ждала их, очевидно, очень обрадовалась.

  — Весь город расстроен, что вам так и не удалось закончить свою поездку, — сообщила она. — Но как прекрасно, что вы решили вместо этого пожениться здесь. И я так рада, что помогу вам в этом. Вот заявка. Просто заполните по образцу. —Она протянула им лист бумаги.

  Ничего сложного, подумала Кэтрин.

  — Но не подписывайте, — предупредила служащая. — Потому что нужно, чтобы нотариус заверил подлинность ваших подписей. Я позову Розалию, она на втором этаже. Вам также нужен свидетель — я уже вижу, что вы пригласили Дженни, — и заплатите пошлину.

  Кэтрин взяла ручку. Джо начал отсчитывать деньги.

  — И мне, конечно, нужно ваше удостоверение.

  Кэтрин так сосредоточенно заполняла бумагу, что не сразу поняла слова служащей.

  — Что вы сказали? — переспросила она. — Что вам нужно?

  Джо закрыл лицо ладонями.

  — Твое удостоверение, — простонал он.

  То самое удостоверение, которое осталось в банке в Мадисоне.

  Этого просто не может быть, думала Кэтрин. Это невозможно.

  Беспомощно и безнадежно она начала смеяться над нелепостью того, что происходит. А потом заплакала.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

  Услышав, что Кэтрин плачет, Джо тут же отнял руки от лица. В этот момент он подумал, что она расстроена больше всех в этом мире, и опасался, как бы ее отчаянные всхлипывания не сменились истерикой. Джо не винил Кэтрин. В общем-то, если бы это принесло хоть какую-то пользу, он бы сам расплакался.

  Но вместо этого Джо обнял Кэтрин, а она крепко вцепилась в него, почувствовав его заботливые руки. Ее сумка врезалась ему в бок, но если бы Джо сейчас отстранил ее, то между ними нарушилось бы взаимопонимание и она могла бы неправильно истолковать его жест. Поэтому Джо мужественно решил терпеть и прижался щекой к ее волосам.

  — Ну же, Кэти, — сказал он. — Успокойся, мы что-нибудь придумаем.

  Служащая в растерянности смотрела на них, смущенная взрывом эмоций, произошедшим, по-видимому, из-за нее.

  — Но это всего лишь формальность, — беспомощно заметила она. — Тем более здесь, где все друг друга знают. Ваше удостоверение нужно лишь для того, чтобы удостоверить вашу личность. Ведь по закону мы должны проверить ваше легальное имя.

  — А что, свидетеля недостаточно? — спросил Джо.

  — Прошу прощения, — не отступала девушка, — но Дженни знает вас не дольше, чем мы все. Она тоже не должна верить вам на слово.

  Дженни мягко вставила:

  — Ну да. Но я вполне уверена в этих молодых людях. Если бы они что-то скрывали, то утром их бы уже не было в городе.

  — Но я не могу это сделать, — упрямо повторила служащая, — иначе я потеряю работу. Мне нужен какой-нибудь документ с фотографией, удостоверяющий личность, например права.

  Кэтрин фыркнула. По крайней мере уже не плачет, подумал Джо.

  — К тому же у каждого есть права, — сказала девушка.

  В этой сельской местности, размышлял Джо, где нет такого количества транспорта, как в больших городах, все, достигшие совершеннолетия, умеют водить машину. Но вряд ли его наблюдение могло им сейчас помочь.

  Кэтрин крепче прижалась к нему. Сумка невыносимо давила. Джо нахмурился, потом легонько отстранил Кэтрин и взял ее сумочку.

  В этой крошечной вещице оказалось на удивление много отделений — не меньше шести; каждое застегивалось на молнию или магнит. И чего там только нет, удивился Джо, открыв первое отделение.

  Он методично стал выкладывать содержимое сумки на мраморную стойку. Помада, зеркальце, расческа... связка ключей... ручка и похожий на нее механический карандаш, оба с ее инициалами... аккуратно сложенный носовой платок... две двадцатидолларовые купюры и три доллара... тюбик крема для рук... две мятные конфетки... пилочка для ногтей... чек от их безумной покупки — сувенира из Западного Поданка... маленький белый конверт...

  — Что это? — спросила Кэтрин, беря в руки конверт.

  — Ты сама не знаешь, что у тебя в сумке? — Отдав ей конверт, Джо продолжал рассматривать ее вещи. Следующее, что он достал, — золотая визитница. Он быстро убрал ее обратно, надеясь, что никто не заметил логотип «Кэти Мэй». И зачем она Кэтрин во время медового месяца?

  — И что женщины носят в этих бестолковых маленьких сумочках? — проворчал он.

  Кэтрин тем временем открыла конверт и вынула оттуда бледно-голубую бумажку.

  — Совсем бесполезно, — тихо сказала она и засунула бумажку обратно. Потом взяла платок и промокнула глаза. — Если ты любезно согласишься сказать, что ищешь, Джо, может, я укажу тебе, где это найти.

  — Это должно быть где-то. Ты сказала, что брала его, а где тебе еще хранить такие вещи? — Он нетерпеливо расстегнул следующее отделение. — Паспорт, Кэти. Ты сказала, что взяла его, потому что собиралась...

  Джо вдруг сообразил, что все внимательно за ними наблюдают.

  — Неважно. Но где-то он должен быть.

  Кэтрин уставилась на него.

  — Я совсем забыла. — Она взяла у Джо сумку и достала из потайного внутреннего карманчика что-то в темно-синей обложке. — Подумать только. Дуглас хоть на что-то сгодился.

  Кэтрин подняла на Джо глаза, полные благодарности.

  — Джо, ты чудо!

  Джо удивленно качал головой, глядя на мраморный стол.

  — Готов поклясться, что вытащил оттуда все. А почему ты не положила его в обыкновенное отделение? У мужчин вообще не бывает таких проблем с вещами.

  — Это потому, — сказала девушка, — что мужчина отдает все ценное жене и говорит: «Дорогая, убери это, пожалуйста, в свою сумочку».

  Дженни рассмеялась.

  — Точно. Сэм так и делает.

  — Позвольте взглянуть. — Служащая протянула руку за паспортом. — У нас здесь паспорта редко предъявляют. Но если все официально заверено и там есть фотография...

  Она подозрительно посмотрела на Кэтрин.

  — Эта фотография не так похожа на вас, как та, что в газете.

  Джо казалось, что он перестал дышать. Кэтрин тоже застыла.

  — В какой газете? — спросил он.

  — «Адвокат», — ответила девушка. — Она выходит только два раза в неделю, но ваше дело было такой важной новостью, что газету пришлось выпустить раньше с вашей фотографией. — Она записала номер паспорта и пролистала цветные штампы на страницах.

  — Извините, — сказала она, отдавая паспорт, — не хотела показаться любопытной. Но вы действительно были во всех этих местах?

  Кэтрин кивнула.

  — Хотя мне кажется, что это было миллион лет назад.

  — Мне бы хотелось посетить хоть одно из этих мест, — грустно промолвила девушка. — Любое. Но я не понимаю, если вы были во всех странах мира, почему вы проезжали через Аш-Гроув на старом пик...

  Джо громко откашлялся. Служащая покраснела.

  — Извините. Это не мое дело.

  — Ваш интерес вполне понятен, — сказала Кэтрин и начала собирать свои вещи. — Мы... просто нам захотелось приключений.

  Кэтрин убрала все в сумку и взяла ручку.

  После всего, что случилось, Джо не удивился бы, если бы у нее дрожали руки. Но она была спокойна. Закончив писать, Кэтрин протянула ему ручку.

  — На горе и радость, — пробормотала она. — И конечно, я помню о пятнадцати процентах.

  Джо колебался, глядя на бумагу. В графе «Имя и фамилия после брака», заметил он, она написала «Кэтрин Мэй Кларк». Так аккуратно и ровно, словно делала это уже не раз. Или как если бы при мысли об этом в ней ничего не менялось.

  Интересно, думал он, может, и вся перспектива изменить жизнь тоже не вызывает у нее ни страха, ни смущения?

  Нам захотелось приключений, сказала его невеста. Не значила ли эта фраза, что этот брак вообще ничего не менял?

  Здание суда находилось всего в нескольких кварталах от мотеля, но из-за своего артрита Дженни настояла на том, чтобы они поехали туда на машине. Когда машину поставили в гараж, а хозяйка пошла в мотель, Кэтрин села на качели у крыльца, подтянула к себе колени и обхватила их руками.

  — Ну и что теперь? — спросила она. — Что мы будем делать до пятницы?

  Очевидность ответа поразила ее слишком поздно, чтобы изменить вопрос: она была уверена, что Джо не сможет не ответить на него. Когда двое уже живут в одной комнате и спят на одной постели, то не стоит особо задумываться о времяпрепровождении. Что действительно заинтересовало Кэтрин — это то, как он предложит ей заняться любовью.

  Но к ее удивлению, Джо, казалось, вопроса не расслышал.

  — Нам надо еще раз подумать о наших средствах. Придется платить за номер, и мы уже уплатили пошлину, так что к концу недели можем остаться ни с чем.

  Глупо расстраиваться, подумала Кэтрин, что Джо не ответил на мой наивный вопрос. Впрочем, так проще, потому что я все равно отказала бы ему.

  Разве нет?

  — Жаль, что мы не можем использовать чек, который ты нашел в моей сумочке сегодня, — сказала она. — У нас не было бы проблем с деньгами.

  — Так это чек был в конверте?

  — Десять тысяч, — сообщила Кэтрин. — Наверное, папа положил мне в сумочку как подарок.

  — Для путешествия на Бермуды? Хороший сюрприз.

  — Но проблема в том, что этот чек выписан на меня и Дугласа, поэтому, если ты не захочешь назваться его именем, чек нам совсем не пригодится.

  Он не обратил внимания на ее слова.

  — Я полагаю, тебе стоит позвонить отцу, Кэти.

  Она посмотрела на него измученным взглядом.

  — И что сказать? Пригласить его на свадьбу? Джо, незачем напрашиваться на неприятности. Нам и так туго придется, когда мы ему сообщим, что поженились.

  — Точнее, — мягко поправил он ее, — что ты вышла замуж за сына садовника. Ты это имела в виду?

  Кэтрин возмутилась.

  — Нет! Моего отца не устроил бы ни один мой партнер. Он, возможно, подумает, что ты вовремя подцепил меня, не дав мне подумать и опомниться.

  — А разве все не так?

  — Конечно, нет, — отрезала Кэтрин. — Но не воображай, что папа поймет наши мотивы.

  — То есть твои мотивы, — сухо уточнил Джо. — Выйти за того, кому нужны твои деньги, чтобы отбиться от тайных охотников за твоими деньгами... Пожалуй, я пойму затруднения Джока, если он попытается разобраться в твоей логике.

  — Точно. И сомневаюсь, что твои объяснения ему понравятся, хотя они и проще.

  — Кстати, — усмехнулся Джо, — не представляю, как Джок Кэмпбелл будет поздравлять меня с заключением досвадебного договора, включающего пятнадцать процентов его компании.

  — Именно поэтому совершенно нелепо сообщать ему об этом сейчас. Если он заподозрит, что есть хоть призрачная надежда на то, чтобы расторгнуть этот брак, то сию же минуту окажется здесь. А так как ехать нам дальше некуда, то придется ждать его с распростертыми объятиями. Итак...

  Дверь мотеля открылась, и на пороге показалась Дженни с тележкой, на которой лежали тряпки и прочие приспособления для уборки.

  — Вы не могли бы не заходить в комнату некоторое время? — спросила она. — Я уберусь там за час. Раньше не получится, я уже не так быстро двигаюсь, как раньше.

  Кэтрин смотрела то на нее, то на Джо. Его лицо выражало такое же изумление, как и ее. Кэтрин и в голову не пришло, что Дженни не держала прислугу, а ограниченное число постояльцев зависело от ее здоровья: ей так много приходилось делать.

  — Идите обратно, — повелительно сказала Кэтрин. — А тележку оставьте здесь. Когда я уберу нашу комнату, то перейду к другим. Составьте список того, что нужно сделать, чтобы я ничего не упустила.

  Дженни начала было возражать, но, когда Джо пригрозил, что на руках отнесет ее обратно, если не согласится пойти сама, она уступила. Джо пропустил ее в дверь, а когда она ушла, повернулся к Кэтрин и подозрительно уставился на нее, скрестив руки.

  — Я в общем-то пошутил, сказав, что тебе придется работать, когда мы останемся без денег.

  — Хорошо, потому что я не приму от нее денег, если она попытается мне заплатить. Думаешь, если у меня есть горничная, я не знаю, как это делается? Думаешь, я не могу работать?

  — Уверен, ты можешь делать все, если тебе этого захочется.

  — Мой отец говорил мне, что никогда не стоит упускать возможность выучиться чему-нибудь новому. Ведь никогда не знаешь, что пригодится в будущем. — Кэтрин подошла к нему, и Джо покатил тележку в конец коридора. — Кроме того, возможно, что, вернувшись домой, я останусь без работы.

  — Джок не станет тебя увольнять.

  — Если он это сделает, — заявила Кэтрин, — то будет не прав — и вовсе не из-за того, что ты сын садовника.

  — По-моему, Джок не замечает таких людей. Ты поэтому решила сбежать, Кэти?

  — Ты хочешь спросить, могла бы я выйти замуж за какого-нибудь бедняка, чтобы насолить отцу? Нет, Джо. Дело не в отце. И я никогда не думала о тебе как о сыне садовника. Просто что-то в тебе...

  Кэтрин никогда не задумывалась об этом раньше. А теперь задумалась и не могла точно сказать, почему Джо такой особенный. Возможно, дело в самоуверенности. Она не понимала, насколько он уверен в своих силах, до этого момента — когда Джо начал сомневаться в себе.

  И еще эта доброта, которая буквально обволакивала ее, и она всегда чувствовала защищенность, тепло, спокойствие...

  У двери их комнаты на коврике свернулся полосатый котенок. Блюдечко с молоком и тарелочка с кошачьей едой, которые оставила Кэтрин, были вылизаны дочиста, а котенок облизывал усы. Завидев их, однако, он жалобно мяукнул.

  — Ты маленькое чудо, — сказала Кэтрин. — Только не говори, что умираешь от голода. Я положила тебе достаточно еды и чувствую, что животик у тебя полный, поэтому не рассказывай, что пришла большая кошка и все съела.

  Джо нагнулся и протянул руку.

  — Иди сюда, чудилка. — Котенок подошел к нему и протянул лапу.

  — Это возмутительно, — рассмеялась Кэтрин. — Я кормлю эту кошку, а она не разрешает мне прикасаться к ней и вместо этого идет к тебе. Твой шарм действует на всех леди, Джо, но всему есть предел.

  Джо улыбнулся. Через мгновение он быстро и незаметно поднял котенка за шкирку.

  — Вот, — радостно сказал Джо. — Можешь подержать.

  Кэтрин посмотрела на четыре растопыренные когтистые лапы и отступила.

  — Нет, спасибо. Подожду, пока ты его еще немного приручишь.

  — Я уязвлен, — печально произнес Джо. — Минуту назад ты обижалась, что котенок предпочел меня, а теперь хочешь использовать мой талант укротителя.

  Он поставил котенка на пол. Кэтрин думала, что котенок сейчас же убежит, но вместо этого он уселся в центре прохода и стал умываться.

  — Хотя, как видишь, не такой уж я молодец, — заметил Джо. — Видишь, как тщательно он старается отмыться от меня.

  Кэтрин фыркнула.

  — Так тебе и надо. Было бы хорошо, если бы каждая девушка, до которой ты дотрагивался, делала то же самое.

  — Принимала бы душ у всех на виду? Да, это было бы что-то.

  — Ты отлично знаешь, что я имею в виду. — Кэтрин вдруг нахмурилась, припомнив что-то. А у тебя никогда не было большого черного кота с белым брюхом?

  — Был. Я звал его Смокинг, потому что у него на шее была бабочка. А что?

  — Я помню, как ты однажды дал мне его погладить.

  Джо не ответил, но, погрузившись в воспоминания, Кэтрин не сразу это заметила. Она рассмеялась.

  — Я не хотела возбуждать в тебе сентиментальность. Забавно, что я вообще помню об этом — мне тогда, должно быть, было лет пять или шесть.

  — Шесть, — сказал Джо. — У тебя выпал первый зуб.

  — Ты тоже это помнишь? — удивилась Кэтрин.

  — Конечно. Это все было так необычно для меня. Еще до того, как тебя попытались выкрасть, тебе никогда не разрешали играть с другими детьми в поместье. А уж после тебя так стерегли няньки и телохранители, что мы не смогли бы и близко подобраться, даже если бы очень захотели.

  — Но вам ведь не очень-то и хотелось? — поинтересовалась Кэтрин. — Я не только тебя имею в виду, Джо, я обо всех говорю. Я никому не нравилась. Может показаться, что я жалуюсь, но это факт.

  — Что ты никому не нравилась? Никто не знал тебя настолько хорошо, чтобы решить, как к тебе относиться. Посмотри на это глазами детей, Кэти. Ты всегда была маленькой принцессой, такой ухоженной и чистенькой, самим совершенством. Нельзя винить ребенка, если ему кажется, что с тобой будет неинтересно играть, а нас к тому же запугивали до смерти.

  Кэтрин нахмурилась.

  — Значит, вас запугивали, чтобы вы держались подальше от меня?

  — В моем случае, — ответил Джо, — угроз как таковых не было. Я был на шесть лет старше тебя, и меня не стали бы убивать за то, что я играю с ребенком.

  — Но ты позволил мне погладить свою кошку.

  — Это был другой случай. Я и сейчас помню, как ты посмотрела на меня своими огромными синими глазами и серьезно сказала, что у тебя никогда не было котенка, которого ты могла бы погладить.

  — И тебе стало меня жаль, — проговорила Кэтрин.

  — Ну конечно. Боже мой, да они тебе даже по траве никогда не давали побегать. Думаю, обнаружив кошачью шерсть на твоей одежде, в большом доме устроили заседание ученого совета.

  — У тебя были неприятности? — спросила Кэтрин.

  — Нет. Они, наверное, подумали, что кот сам ушел гулять, и решили держать тебя на еще более коротком поводке. А ты, маленький молчаливый сфинкс, очевидно, не сказала им ни слова, иначе мне досталось бы за то, что я общался с тобой. Кэти, я думаю, что нам пора заняться делом, или Дженни уволит нас, и это будет самый короткий срок работы в истории человечества.

  — Тебе не нужно убираться. Это я вызвалась.

  — Как там звучала философия Джока? Никогда не отказывайся выучиться чему-то новому? Мне это определенно пригодится. — Джо поднял пылесос и добавил с грустью: — Просто таскать эту вещицу — то же самое, что поднимать гири в спортзале. А мне нужны будут мускулы, чтобы защитить нас обоих, когда мы встретимся с Джоком.

  Кэтрин скоро поняла, почему число постояльцев в мотеле было ограниченно. К тому времени как они с Джо убрали шесть комнат, спина у нее болела, она была вся потная и липкая, а руки прели в резиновых перчатках. Но Кэтрин чувствовала удовлетворение, стоя на пороге убранной комнаты и смотря на сияющую чистоту.

  — Этот результат мне дороже и приятнее, чем моя работа в «Кэти Мэй», — поведала она Джо. — Там мне часто приходится писать разные бумаги. Кстати, я вот о чем подумала — ты упомянул добрачный договор. Может, нам оформить нашу сделку письменно?

  Джо перестал разбирать пылесос и внимательно посмотрел на Кэтрин.

  — Только если ты не веришь, что я отдам тебе половину моих богатств. Давай подумаем. — Он начал загибать пальцы. — Это значит, что тебе причитается половина злосчастного пикапа — благодаря страховке и утилю мы, возможно, получим с этого пару долларов. Потом тебе принадлежит половина машины, которая стоит в Миннесоте в центре по ремонту и обслуживанию, но только при условии, что ты согласишься оплатить половину счета за починку. И ты получаешь половину...

  — Не будь смешным, Джо.

  — Что, ты не хочешь платить половину счета? Ну, теоретически я согласен, что это моя ответственность, но я бы никогда не нарвался на штраф и не попал туда, если бы не помогал тебе сбежать.

  Кэтрин рассердилась.

  — Ты, наверное, хочешь, чтобы я и половину штрафа оплатила?

  — Ты это уже сделала, — ответил Джо. — Я вычел это из наших общих денег в первую ночь.

  Самодовольный блеск его глаз заставил Кэтрин улыбнуться, хоть и неохотно.

  — Хорошо. И я оплачу весь счет за ремонт, хотя у тебя были бы проблемы с фарами независимо от того, где бы ты ни находился и с кем бы ты ни был. А теперь можешь не переводить разговор на другую тему, Джо? Ты отлично знаешь, что я говорю о пятнадцати процентах акций компании, которые обещала тебе. Если хочешь, чтобы я подписала документ, готова это сделать.

  Джо задумчиво смотрел на нее.

  — Ты действительно хочешь увидеть, как у твоего отца пар из ушей валит, Кэти Мэй?

  — Это не его дело.

  — Если он узнает, что таково условие заключения брака, то это будет его дело. Нет, я думаю, нам лучше оставить все как есть. Кроме того, мы не можем позволить себе заверить сделку, а то, что напишем сами, все равно не будет действительно.

  — Ты, наверное, прав, — согласилась Кэтрин. Дженни постучала в дверь.

  — Извините, что прерываю вас, но как у вас тут дела?

  — Мы почти закончили, — ответила Кэтрин. Она сняла резиновые перчатки и убрала оставшиеся куски использованных бумажных полотенец в корзину для мусора на конце тележке. — Вот. Не знаю, как вы это делаете, Дженни.

  — Потихонечку, помаленечку — и вы глазам своим не поверите, что сделали так много. Не могу сказать, как я вам благодарна. Вы подарили мне такой отдых сегодня! Я хотела спросить, не хотите ли вы поужинать с нами, а потом, может, поиграем в «Слова».

  — Только не говорите, что провели весь день на кухне!

  — Нет, милая. Одна из моих подруг из церкви принесла запеканку. Она выразила желание помочь, якобы потому, что Сэм болеет, но я-то знаю, что она хочет посмотреть на вас двоих. — Дженни лукаво улыбнулась. — Поэтому было бы несправедливо с нашей стороны, если бы мы не поделились с вами. Может, через полчаса? Запеканка как раз согрелась бы. Давайте я отвезу тележку на место, а вы пока пойдите освежитесь.

  Идя по коридору к своей комнате, Кэтрин опять обратилась к Джо:

  — По-моему, было бы разумно записать это все. Стало бы абсолютно ясно, что мы заключаем сделку.

  — Вот что я тебе скажу, Кэтрин. Когда судья дойдет до того места, где говорится, что ты готова разделить со мной все свои земные богатства, то просто подмигни мне, и мы оба поймем, что ты имеешь в виду.

  Она наморщила нос.

  — Не думаю, что судьи говорят это. Только священники.

  — Может, если мы очень попросим, для нас сделают исключение.

  Джо поцеловал ее в нос, и со вздохом она сдалась.

  Запеканка была очень вкусной, салат свежим, а булочки таяли во рту — и Кэтрин совершенно искренне сказала, что это самый вкусный ужин, который она когда-либо ела. Но Дженни и Сэм потрясающе играли в «Слова», и Кэтрин с Джо, как ни старались отыграться, были побеждены. Джо, смеясь, шутливо обвинил Кэтрин:

  — Вот уж не предполагал, что у тебя небольшой запас слов, Кэтрин.

  — Мы бы выиграли, если бы ты не делал орфографических ошибок, — ответила она и пошла помогать Дженни с десертом и кофе.

  — Есть ли здесь где-нибудь прачечная? — спросила Кэтрин, пока они ждали кофе.

  — Девочка моя, стиральная машина в мотеле всегда работает. Принеси свои вещи и постирай их здесь. — Дженни склонилась над тортом-мороженым, нарезая его. — Кстати, об одежде. Что ты наденешь на свадьбу?

  Об этом Кэтрин и не подумала.

  — Джинсы, наверное, — тихо сказала она. — У меня выбора нет.

  Дженни сочувственно покачала головой.

  — И в городе ничего не достать. У нас был модный салон, но он переехал — чтобы держать такое дело на плаву, нужно много клиентов.

  Даже если бы здесь и был салон, подумала Кэтрин, то денег у нас все равно нет.

  — Я обязательно выйду замуж, что бы ни было на мне надето!

  — Весьма разумно, — согласилась старушка.

  Кэтрин вспомнила о роскошном атласном платье, которое она оставила в ванной, сбежав со свадьбы. Впрочем, она не так уж жалела о том платье — Кэтрин все равно не надела бы его, потому что оно напоминало бы о слишком многих событиях того счастливого дня...

  Счастливого? — усмехнулась Кэтрин. О чем я думаю? Наверное, от игры в «Слова» я начала путаться. Конечно, я имела в виду — «несчастливого». Прошлая суббота была самым разрушительным днем в моей жизни. Узнать, что жених обманывал меня, а отец не собирался мне помочь... Потом это паническое бегство и встреча с Джо...

  Но встреча с Джо не была несчастьем. Это было лучшее, что случилось с ней. Кэтрин задумчиво взяла поднос, на котором стояли тарелочки с мороженым, и пошла за Дженни в гостиную.

  — У меня есть и краска для портика, — говорил в этот момент Сэм. — Но доктор не разрешает мне лазить по лестнице. Может, у тебя найдется время...

  — Сэм! — окликнула его Дженни. — Перестань намекать. Джо и так уже много для нас сделал, не хватало еще, чтобы ты убедил его рисковать жизнью и лазить по лестнице.

  — Я не намекал, Дженни. Я просто сказал об этом.

  — Я буду рад покрасить портик для вас, Сэм, — тепло отозвался Джо.

  Другие тоже могли бы согласиться выполнить такую работу, подумала Кэтрин, хотя большинство из них было бы возмущено, считая, что ими манипулируют. Но только не Джо.

  И тут Кэтрин поняла, что тот день, когда она встретилась с Джо Кларком, был лучшим в ее жизни. Ведь именно тогда она полюбила его.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

  Эта мысль потрясла Кэтрин: чего уж она никогда не собиралась делать — так это влюбляться.

  Кэтрин давно уже смирилась с тем, что женщине в ее положении нельзя влюбляться. Она станет слишком уязвимой, и тот мужчина, которого она полюбит, сможет воспользоваться этим. Использовать ее.

  Кэтрин поняла это и с Дугласом. Хорошо, что предательством бывшего жениха была уязвлена только ее гордость. Она была не так глупа, чтобы вообразить, будто любит его, поэтому беспристрастно видела все его недостатки и промахи. И, обнаружив истинные намерения Дугласа, начала действовать быстро, решительно и расчетливо. А ведь если бы она совершила глупость и полюбила его, сейчас пришлось бы слушать объяснения Дугласа, верить его обещаниям, прощать его ошибки и даже придумывать ему оправдания. И, вероятно, выйти все же за него замуж.

  Кэтрин содрогнулась при мысли об этом.

  Нет, она не может позволить себе быть глупой и слепой. Гораздо разумнее вообще исключить какие-либо чувства, основать свой выбор на логике и здравом смысле, а не на иррациональной силе, именуемой любовью...

  И это, подумала Кэтрин с внезапным облегчением, именно то, что я сделала. Я сделала Джо логичное и разумное предложение, и он очень логично и разумно на него согласился.

  Поэтому в действительности не стоило обращать внимания на ее внезапную бурю чувств. Это случилось уже после того, как каждый из них принял решение, и не имело ничего общего с их соглашением. Кроме того, увещевала она себя, мысль о том, что она любит его, может быть, просто плод ее воображения, результат того, что в ближайшие дни ей не на кого, кроме Джо, рассчитывать. Стоит ей вернуться в привычный мир, вернутся и ее отстраненность и независимость. Все будет в порядке.

  А их договор останется по-прежнему логичным и разумным. Разрушать это все  из-за безумного предположения, что она полюбила его, очень нелепо.

  Она глубоко вздохнула и тут заметила, что Джо пристально за ней наблюдает.

  — Если у тебя нет планов, о которых ты мне еще не сообщила... — начал Джо.

  — Не знаю, о чем ты говоришь. — Кэтрин потеряла нить разговора, углубившись в размышления.

  — Я хочу покрасить портик, — терпеливо объяснил Джо. — Ты ничего на завтра не планировала?

  Она покачала головой.

  Странно посмотрев на нее, Джо обернулся к Сэму.

  — Тогда договорились: если погода будет хорошая, то завтра. — Джо отодвинул свой стул. — Кэти уже впадает в оцепенение, думаю, нам пора идти.

  Кэтрин не заметила, что все уже съели мороженое. Она рассеянно поблагодарила хозяев и попрощалась с ними. Джо взял ее за руку, и они пошли в свой номер.

  — Что с тобой случилось? — спросил он.

  У Кэтрин мелькнула мысль — не сказать ли ему обо всем этом? Возможно, Джо тут же убежит, напуганный ее словами. Они были хорошими компаньонами, становились друзьями. И все. Джо не пожелает жениться на той, которая будет предъявлять ему претензии, что-то требовать и на что-то рассчитывать. Кэтрин ничего подобного тоже не хотела. Сделка не предусматривала этого.

  — Я просто устала, — сказала она. — Не представляю, как справлялась бы Дженни, если бы все номера были заняты.

  — Я быстро управлюсь с портиком, а потом помогу тебе.

  У двери они услышали мяуканье.

  — Как тебе не стыдно спрашивать, где мы были! — упрекнула Кэтрин котенка. — Когда я искала тебя, ты и носу не показывал!

  Джо открыл дверь.

  — Две ночи подряд в одном и том же месте, — задумчиво проговорила Кэтрин. — Даже не знаю, что делать. Надо быть осторожнее, Джо, мы начинаем вести оседлый образ жизни.

  — Верно. Это напоминает дом, у нас даже домашнее животное есть. Я уже хотел повесить здесь эти кубики, чтобы было совсем уютно. Ложись спать, Кэти. Я покормлю котенка. — Джо положил еду на блюдечко, которое поставил за дверь.

  Кэтрин почистила зубы, расчесала волосы и выключила свет, оставив только маленькую лампу возле кухни, потом легла спать.

  И тут она осознала, что ее трясет. В животе была какая-то странная пустота. А потом Кэтрин подумала о том, что она наделала, разрушив все...

  Тихо, стараясь не мешать ей, вошел Джо. Она притворилась спящей, когда он устроился на кровати рядом с ней. Через некоторое время его дыхание стало ровным, и Кэтрин, открыв глаза, посмотрела на него.

  Глупо, конечно. Ведь это просто Джо. Кэтрин видела его тысячу раз за последние несколько дней. Неужели она заметит то, чего не видела раньше?

  В темноте лица Джо почти не было видно; как на абстрактном полотне, оно все состояло из углов, теней и впадин. Но Кэтрин отреагировала на него совсем не так, как на произведение искусства, каким бы красивым оно ни было. Не ощутила она и чего-то привычного. Внезапно волна нежности нахлынула на нее.

  Никогда в жизни Кэтрин не чувствовала такого всепоглощающего желания защищать, утешать, ласкать другого человека.

  Открыв глаза, Кэтрин думала, что увидит того, кто был ее другом, союзником и партнером. А увидела она центр своей вселенной. Самого главного для нее человека. Того, за которого могла бы отдать жизнь.

  Кэтрин действительно полюбила Джо Кларка, как бы ни старалась отрицать это. Нет, это не плод воображения. Такое глубокое, сильное, искреннее чувство не может пройти.

  Если бы Кэтрин знала, как и когда это пришло к ней, то успела бы вовремя остановиться. Но виноградная лоза в саду обвивает жердь незаметно и так прочно, что разорвать ее невозможно. Вот так и любовь к Джо отыскала уязвимый уголок в ее сердце и проникла туда. И уже нельзя избавиться от нее. Такая любовь слишком сильна и глубока. Остается одно — признать и принять ее.

  Сейчас, осознав это, Кэтрин поняла и кое-что еще.

  Она призналась теперь — по крайней мере себе, — что не стремилась к безопасному браку по расчету. Несмотря на все, что Кэтрин говорила себе, несмотря на обоснованность ее доводов, ей нужен Джо, и только Джо. Кэтрин готова была на все — даже лгать себе, — лишь бы получить то, что хотела.

  Джо всегда готов был помочь, когда в его помощи нуждались — кто угодно: котенок, пожилые люди... Или, язвительно подумала Кэтрин, отчаянная наследница миллионов.

  Выйти замуж за мужчину, которому нужны ее деньги, чтобы дать отпор другим мужчинам, питающим интерес только к ее деньгам... Джо прав. В этом доводе нет смысла, только для нее он разумен. Что же творилось в голове Кэтрин, если она придумала план, настолько нерациональный, что сама в него не верила!

  Теперь-то Кэтрин понимала, что происходит. Ее сердце сразу ощутило, что Джо тот, кого она всегда искала. Поэтому Кэтрин измыслила это нелепое оправдание для своего разума — для той его половины, которая считала, что влюбляться глупо и безрассудно.

  Потом, убедив себя, что она действует исходя только из здравого смысла, Кэтрин сделала Джо это предложение, и он принял его. И что ей делать теперь?

  В этот момент Джо вздохнул, перевернулся, положил на нее руку и притянул к себе. Кэтрин напряглась, но, догадавшись, что он все еще спит, расслабилась в его нежных объятиях.

  Кэтрин решила, что ответ придет к ней, как пришло осознание происходящего. Незачем торопиться.

  * * *

  Джо уже ушел, когда Кэтрин проснулась, и она сразу догадалась, почему. Они не включили кондиционер, а день слишком жаркий для того, кто привык к лету северной Миннесоты, где тепло было редким и непродолжительным. Не удивительно, что Джо решил заняться покраской пораньше.

  В любом случае Кэтрин обрадовалась, что не увидела его сразу по пробуждении: ведь после этой ночи и ее томительных размышлений она так и не знала, что же ей делать.

  Кэтрин подумала, не сказать ли ему, что она не может выйти за него замуж. Но Джо уже заявил, что не примет никаких отказов, если на то не будет веских причин, а ей совсем не хотелось говорить ему правду. Признавшись в том, что любит его, она станет очень уязвимой, независимо от того, выйдет за Джо замуж или нет.

  Конечно, Кэтрин не помышляла о том, что он станет манипулировать ею, хотя Дуглас на его месте сделал бы именно так. Но признание только все усложнит. Нет, она не может этого сделать.

  Разумеется, есть и другие доводы, которые она могла бы привести, но существует одна проблема — все произошло еще до того, как они приехали в этот городок, поэтому показалось бы странным, если бы она стала сейчас поднимать эти вопросы.

  Кэтрин была уверена и в том, что Джо не потерпит никаких глупых оправданий, ему нужна действительно веская причина.

  Если уж я решу что-то сделать, сказал он как-то, то доведу дело до конца. Следуя этому принципу, Джо, естественно, подумает, что случилось что-то совершенно невероятное, если Кэтрин изменила свое решение в деле, столь важном для нее. А ведь это она выдвинула такую идею. И именно она приложила столько усилий, чтобы осуществить ее.

  Кэтрин так и не могла найти выхода. В надежде, что физический труд немного отвлечет ее от проблем, она натянула джинсы и пошла туда, где у Дженни стояла тележка для уборки. Во дворе здания, на стремянке, изогнувшись, стоял Джо, старавшийся покрасить самую макушку портика.

  Если бы у Кэтрин оставались хоть малейшие надежды на то, что вчерашнее открытие было ошибкой, они тут же рассыпались бы в прах. Ее захлестнула необыкновенная нежность — и что-то еще. При виде его широких плеч, обнаженной мускулистой спины у Кэтрин пересохло во рту от желания.

  За последние несколько дней она почти убедила себя в том, что ее физическая реакция на Джо вполне естественна. Нормальная, здоровая женщина, собирающаяся выйти замуж, разумеется, не выберет человека, который отталкивает ее. Но Кэтрин говорила себе, что могла бы найти многих мужчин, которые вызывали бы у нее такие же чувства.

  И только теперь она поняла, что ошибалась. Никто, кроме Джо, не смог бы так подействовать на нее.

  И как же раньше она не поняла, что с ней происходит, если таяла от его поцелуев? И почему, чувствуя это, не отбросила предосторожности и не занялась с ним любовью?

  Потому что ты боялась, сказал внутренний голос. Боялась не того, что Джо разочарует тебя или не понравится тебе, поскольку это невозможно. Ты боялась признаться, что любишь его. Подавляя желание, ты скрывала от себя, что отрицаешь возможность любви. Так проще верить в ту иллюзию, которую сама создала. Верить в то, что ты выходишь за него замуж только потому, что это разумно.

  Кэтрин покачала головой, разочарованная своей наивностью.

  Джо отложил кисть и, держа ведро с краской, спустился на землю.

  — Доброе утро, — сказал он. — Ты хорошо спала?

  Кэтрин перевела дух. Почему он спрашивает? Может, она выдала себя этой ночью — беспокойно спала или, не приведи бог, разговаривала во сне?

  — Кажется, да, — ответила она наконец. — А что? Я мешала тебе спать?

  — Нет, ничего, — улыбнулся Джо. — Дженни, кстати, наблюдает за нами. Не удивлюсь, если она ждет от нас чего-нибудь...

  Кэтрин чуть не вздрогнула при мысли о том, что сейчас последует, трудно было держаться на ногах, когда Джо обнял ее, трудно было улыбаться, когда он приблизил свои губы к ее губам.

  Джо целовал ее долго и настойчиво, словно она состояла из карамельного сиропа, и чем дольше он пробовал, тем вкуснее ему становилось. Кэтрин чувствовала, как жар обжигает ее. Чтобы не вспыхнуть, она старалась думать, что Джо целует ее по каким-то иным причинам.

  — И мы должны любой ценой сделать Дженни приятное, — пробормотала Кэтрин.

  Джо поднял голову.

  — Да, должны, — согласился он. — Потому что Дженни готовит лимонад, а я умираю от жажды.

  Кэтрин попыталась оттолкнуть его. Он засмеялся и отпустил ее.

  Как только Джо выпустил Кэтрин из своих объятий, ей показалось, что в огонь, который он только что раздул, вылили ведро ледяной воды.

  — Будь другом, принеси, пожалуйста, стакан лимонада, пока я передвину стремянку.

  Друг. Вот что ему надо! Кэтрин захлебнулась от ярости. Только на это она и может рассчитывать.

  И лишь позже, когда Кэтрин принесла ему лимонад и пошла убирать номера, она задалась вопросом, не означает ли ее реакция, что решение уже принято. Неужели она решила завладеть Джо любой ценой?

  Джо переставил лестницу так, чтобы покрасить вторую половину портика, и залез наверх. Но он был совершенно не настроен работать.

  Очевидно, Кэтрин почему-то передумала. Она чуть ли не вырвалась от него, когда он начал целовать ее, — это было ново, и вряд ли Кэтрин поступила так из-за того, что на них смотрели. Она поцеловала его так быстро, словно боялась, что он набросится на нее прямо здесь.

  Джо не отрицал того, что эта мысль посещала его.

  «Я мешала тебе спать?» — спросила Кэтрин. Вопрос прозвучал невинно, но в нем было столько эротики. Неужели она не представляет, что делает с ним? Неужели ей и в голову не приходит, что Джо с ума сходит оттого, что обнимает ее и спит с ней в одной постели, но не может позволить себе ничего, кроме того, чтобы поцеловать украдкой?

  Возможно, зря он дал Кэтрин столько времени на размышления. Она испугалась. Как же я глуп, думал Джо, если никогда не спрашивал себя, уверена ли она в том, что делает.

  Довольно просто сказать, что он не хотел принуждать Кэтрин. Вполне здраво, даже по-джентльменски было дать ей понять, что, пока она не убедится в правильности своего выбора, он вообще не будет принуждать ее к браку.

  Дженни и Сэм снова пригласили их на ужин и снова после ужина обыграли в «Слова».

  — Просто твои мысли, — заметила Дженни, — заняты последними приготовлениями.

  Какими приготовлениями? — подумала Кэтрин. Они уже поговорили с судьей и назначили церемонию на пятницу, на вторую половину утра — до этого момента оставалось тридцать шесть часов. Что еще предстояло сделать?

  Как это все отличалось от того цирка, который был устроен перед ее свадьбой с Дугласом! Сейчас не было причудливого платья, требующего неоднократных примерок, не было Энтони, крутившегося вокруг нее (он укладывал ей волосы в невообразимую прическу), не было слуг и подружек невесты, развлекающих ее, не было платиновых колец с бриллиантами, подобранных точно по размеру, не было изысканного меню, подлежащего утверждению...

  Сейчас Кэтрин утвердилась в мысли, что эти традиции придумали, вероятно, для того, чтобы занять невесту и не оставить ей времени на размышления. Без портных и парикмахеров, распоряжений насчет одежды и трапезы у женщины было бы гораздо больше свободного времени, чтобы подумать, хочет ли она вообще выходить замуж.

  Когда они попрощались с Сэмом и Дженни, Кэтрин по привычке повернула по коридору в их комнату. Джо не поспешил за ней.

  — Пойду в супермаркет, — сказал он.

  — Зачем? — удивилась Кэтрин. — Только не говори мне, что ты голоден после сытного ужина у Дженни.

  — Нет, просто хочу размяться.

  — А можно я пойду с тобой? — Слова вылетели у Кэтрин совершенно неожиданно.

  Джо колебался.

  Поскольку он не хотел брать ее с собой, Кэтрин уже собиралась сказать, что раздумала, но тут Джо ответил:

  — Конечно, пойдем.

  Он шел, засунув руки в карманы, и Кэтрин изо всех сил старалась не думать, почему Джо даже не попытался взять ее за руку.

  Возле супермаркета она заметила машину-автомат, выдающую газеты, и спросила Джо:

  — У тебя есть мелочь, чтобы купить газету? Наша фотография на первой странице — по-моему, нам нужно взять себе экземпляр. Что скажешь?

  Джо порылся в кармах и вытащил горсть монет.

  — Скажу, что в качестве сувенира это гораздо разумнее, чем модель станции Западного Поданка.

  Кэтрин показала ему язык, взяла с его ладони несколько монет и опустила их в автомат. Смешно, убеждала она себя, что в пальцах до сих пор ощущается приятная дрожь от мимолетного прикосновения его руки.

  «Адвокат», местная газета, была гораздо меньше и по размеру, и по объему, чем те, какие Кэтрин когда-то читала. Фотография с места происшествия занимала большую часть первой полосы. В основном был виден только пикап. Чтобы найти себя, Кэтрин пришлось напрячься.

  — И та служащая еще сказала, что на этой фотографии я лучше, чем в паспорте? — тихо возмутилась Кэтрин.

  Джо заглянул через ее плечо.

  — Ты какая-то желтая на этой фотографии, наверное, из-за освещения. Не хочешь семечек?

  — Нет, спасибо. Ешь сам.

  Кэтрин прислонилась к низенькому заборчику и пролистала газету, пока Джо ходил в магазин.

  Вернулся он не один. Рядом с ним шел мэр Аш-Гроува. Ларри Бенсон пожал Кэтрин руку и радостно спросил:

  — Почему вы нам не сказали?

  Кэтрин посмотрела на Джо, но он лишь пожал плечами.

  — Что не сказали? — осторожно поинтересовалась она.

  — Что вы собираетесь пожениться.

  — Мы не ожидали, что эта история так быстро и так незаметно распространится.

  — Это же Аш-Гроув, — заметил мэр. — Здесь не так часто что-то случается. Я бы не сказал, что люди сплетничают. Мне сообщил об этом редактор газеты. А он узнал об этом, когда прочитал все официальные записи, готовые к публикации.

  — Публикации? — ошарашено пробормотала Кэтрин. Взгляд ее упал на газету, которую она держала в руке. В общем-то, успокоила себя она, какая разница, ведь вряд ли Джок приобретет эту газету, чтобы почитать о последних событиях в отдаленной деревушке.

  — Редактор был очень расстроен, что записи принесли слишком поздно, поэтому их нельзя опубликовать в этот раз, — продолжал тем временем мэр Бенсон. — Однако он собирался вам позвонить и узнать, можно ли будет написать небольшой репортаж или хотя бы заметку о вашей свадьбе.

  — Нет, — отрезала Кэтрин.

  — Да, — одновременно с ней сказал Джо. Мэр посмотрел на них.

  — Надеюсь, вы сами уладите этот вопрос. Просто скажите, если вам понадобится моя помощь.

  — Возможно, — проговорила Кэтрин, смотря ему вслед, — он одолжит нам пожарную машину, чтобы мы могли уехать отсюда? Что нам делать, Джо? Чтобы добраться до дома, я имею в виду. Мы не только потеряли мою карточку, но и твою почти полностью потратили. Может, тебе все-таки стоило устроиться на работу в том сервис-центре?

  Джо некоторое время шел молча, грыз семечки.

  — Ты так торопишься выбраться из этого города?

  — Мне бы не хотелось, чтобы наш медовый месяц расписали по минутам на первой странице «Адвоката».

  — Тогда я подумаю, что можно сделать. — Джо достал из кармана брюк еще семечек.

  — Что у тебя на уме?

  — Скажу, как только придумаю.

  — Я полагала, что мы будем всем делиться — деньгами, информацией...

  Джо посмотрел на нее и удивленно поднял брови.

  — А ты так и делаешь? — любезно осведомился он.

  Кэтрин закусила нижнюю губу. Вряд ли справедливо упрекать Джо в том, что он не говорил ей, как им добраться до Миннесоты; ведь она сама скрывала кое-что поважнее. Очевидно, Джо догадался, что Кэтрин что-то недоговаривает. Оставалось только надеяться, что Джо невдомек, о чем именно ей не хочется с ним говорить.

  Когда они дошли до двери мотеля, Джо остановился.

  — Спокойной ночи, Кэти Мэй. Я еще посижу тут, доем семечки.

  Она открыла дверь, и на нее пахнуло теплым, душным воздухом.

  — Мы опять забыли включить кондиционер. — Кэтрин села рядом с ним.

  Небо было безоблачным, а фонари в городе такими тусклыми, что они не могли затмить бледного света звезд. Кэтрин подтянула к себе ноги и обхватила их руками.

  — Жаль, что в детстве я не выучила названия созвездий.

  — А чем ты вообще занималась?

  — У меня была расписана каждая минута. Джо, а как это — расти без нянек и телохранителей? Ведь в своем роде ты тоже был заперт в поместье, но все же по-другому, не так, как я.

  — Не так-то долго я был там заперт. Не забывай про дверь в стене.

  — А сколько тебе было лет, когда ты ее обнаружил?

  — Восемь или девять. Вскоре после того, как мы переехали туда. Тогда стена еще не так густо была покрыта зеленью, да и поместье охранялось не так тщательно, как после угрозы похищения. Так что тогда это не было таким подвигом, как сейчас.

  — А вы всегда были вдвоем, отец и ты? Ты помнишь свою маму?

  — Она умерла за год до того, как мы переехали в поместье.

  Кэтрин опустила взгляд на свои сжатые руки.

  — Прости. Ты потерял все сразу. Понимаю, нелегко было лишиться и мамы, и дома, и друзей...

  — Я справился. Мне помогло то, что я мог долго бродить по окрестностям.

  — А твой отец не волновался?

  — Отец думал, что, если я попаду в беду, он об этом узнает. Он не подозревал о тайной двери. Кэти Мэй, ты хочешь отказаться от свадьбы?

  Кэтрин молчала. Вот и настал тот самый момент. Лучшего начала и придумать нельзя. Но в голосе Джо была такая грусть, словно он предчувствовал ответ. Возможно, поэтому он даже не спросит ее о причине.

  Скажи ему, приказала она себе. Скажи ему, что не можешь выйти за него замуж.

  Но внутри нее пробудился тихий голосок. И он протестовал. Почему, спрашивал он, нет? Что изменилось вдруг? Действительность не изменилась ни на йоту за последние несколько дней, изменилось только ее понимание. Если Кэтрин не осознавала проблему два дня назад, то это не значит, что проблемы тогда не было. Просто за это время она немного лучше узнала себя.

  Сейчас Кэтрин стояла на распутье, и нужно было выбрать, по какой дороге пойти.

  Кэтрин могла признаться, что произошло то, чего она никогда не ожидала: она влюбилась. Но если она это сделает, то им обоим станет только хуже. У Джо не будет акций компании, а у нее не будет Джо.

  Может, лучше сохранить эту тайну, спрятать ее в своем сердце и продолжать любить его всю жизнь? Если она выйдет за него замуж, то у них обоих будет то, чего хочет каждый. Кэтрин приобретет даже больше. Приобретет человека, которого любит, — пусть она и не скажет ему об этом.

  Какой тяжелый выбор, Кэмпбелл, язвительно заметила она про себя. Если подумать, то выбора вообще нет.

  — Нет, — решительно сказала Кэтрин. — Я не собираюсь отказываться от свадьбы.

  Она поднялась.

  — Ты готов идти?

  — Пожалуй, еще посижу.

  — О! — Кэтрин почувствовала смущение, потом обиду.

  — Это значит... — Она остановилась и попыталась говорить спокойно. — Значит, ты надеялся, что я откажусь и тебе не придется жениться на мне.

  — Нет, — сказал Джо, а про себя выругался. — Я не могу больше выносить этого, Кэти Мэй. Когда ты сворачиваешься возле меня, как тот котенок... Я хочу заняться с тобой любовью — и не могу, и это отнимает у меня весь запас моих жизненных сил. Но пока ты не будешь абсолютно уверена...

  — А кто говорит, что я не уверена?

  — Да ведь то, что ты делаешь, и то, что говоришь, — разные вещи.

  — А-а... — Кэтрин повернулась к нему. — Тогда, может быть, мне нужно изменить то, что я делаю?

  Она дотронулась до плеча Джо, провела рукой по шее и задержалась у волос.

  — Кэти, — выдохнул он. — Тебе лучше подумать об этом.

  Она осторожно приблизилась к нему, так, что ее губы почти коснулись его губ.

  — Я и так постоянно думаю, Джо. Теперь пора действовать.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

  Кэтрин почувствовала, как задрожали ее пальцы, когда прикоснулись к его коже, — не в страхе, а в предвкушении. Казалось, она всегда ждала этого... Джо...

  Может, еще до того, как она узнала Джо, она уже ждала его — подозревая, что где-то на свете есть тот, единственный. Ждала... пока от нетерпения не остановилась на Дугласе. Но даже когда Кэтрин выбрала его, что-то внутри нее настойчиво твердило: это не то, где-то ждет ее лучшее и ей нужно еще подождать.

  Как иначе объяснить, почему Кэтрин сразу поверила неподтвержденным словам какого-то официанта? Даже Джо говорил, что она не дала Дугласу никаких шансов. Но Кэтрин знала, что поступила правильно. Одна фраза Джо подтверждала все. Мы оба сделали ошибки, сказал он. Но дело даже не в этом. То, что Кэтрин услышала, дало ей ту возможность, которую она подсознательно давно искала, — уйти от неприятного ей человека, чтобы искать того, о ком она мечтала.

  Кэтрин провела кончиками пальцев по подбородку Джо. Небольшая щетина напомнила ей, что он не воображаемый принц на белом коне, столь идеальный в мыслях и такой бледный и бесформенный наяву. Это был Джо — настоящий, земной и совершенно реальный.

  И это был ее Джо.

  Кэтрин поцеловала его с наслаждением: она так долго этого ждала. Джо застонал и притянул ее ближе — словно пытался поглотить ее, слиться с ней в одно целое, и Кэтрин прильнула к нему всем телом.

  Вдруг Джо подхватил ее на руки, и не успела Кэтрин ничего сказать, как он открыл дверь ногой и понес ее внутрь.

  — Ты сказал, что не будешь носить меня на руках до свадьбы, — промолвила Кэтрин, не узнавая собственный голос: он был низким, хриплым и еле слышным.

  — Появиться перед судьей — пустая формальность, Кэти Мэй, — прошептал Джо в ответ.

  И больше не было разумных мыслей, рациональных идей, дыхания для законченных фраз. Не было ничего, кроме тихого и страстного шепота влюбленных, исследующих друг друга, празднующих свой союз и наполненных благословенным счастьем.

  Солнце уже давно взошло, когда Джо проснулся. Кэтрин еще спала. Высвобождаясь из ее объятий, он услышал, как она что-то невнятно пробормотала. Протестовала, наверное. При обычных обстоятельствах этого и не требовалось, чтобы удержать его рядом, но ее голос был таким сонным и тихим, что Джо сомневался, понимает ли Кэтрин, что говорит что-то. Он улыбнулся и завернул ее поуютнее в одеяло. Потом пошел на стоянку к телефону.

  Ему понадобилось много сил и умения очаровывать, чтобы уговорить секретаря соединить его с Брайаном, не называя своего имени. Но наконец ему это удалось, и вот он услышал его разъяренный голос:

  — Что ты, черт возьми, делаешь? Ты куда пропал?

  — Сегодня четверг, Брайан, — спокойно заметил Джо. — Когда я звонил тебе в понедельник, ты сказал, что обо мне никто не спрашивал.

  — С понедельника до четверга может случиться всякое. Тебя ищет целая куча людей. И у большинства из них уже глаза налились кровью.

  — У кого, например?

  — Я их объединю в группы, если не возражаешь, а то охрипну, пока все имена тебе назову.

  — Хорошо, я сам попробую догадаться. Ходжес?

  — Один из них. Он очень взволнован.

  — Небольшая неопределенность пойдет ему на пользу. Послушай, Брайан, мне нужно, чтобы ты сделал для меня пару вещей. — Джо вспомнил список, который составил в уме.

  Брайан, очевидно, записывал, потому что молчал, когда Джо уже закончил говорить.

  — И это ты называешь «парой вещей»? Ты уверен, что луну с неба тебе не надо?

  — В общем-то было бы неплохо. Положи ее тогда на серебряный поднос. — У Кэтрин, наверное, есть десятки таких.

  — Черт возьми, Джо, когда ты вернешься? — возмутился Брайан.

  — Что, Ходжес действительно так сильно на тебя давит? — спокойно осведомился Джо.

  — Полагаешь, я шучу? Если бы ты вернулся сегодня...

  — Извини, у меня назначено свидание с судьей на завтрашнее утро.

  — С судьей? Надеюсь, тебя не упрятали за превышение или за что-нибудь еще? Ты не можешь заплатить штраф и приехать?

  — Пожалуй, это будет пожизненное заключение. — Джо помолчал. — Да я шучу, Брайан. Приеду, как только смогу.

  Повернувшись, Джо заметил Кэтрин: она шла через стоянку.

  — А пока продолжай вводить всех в заблуждение. Я рассчитываю на тебя, приятель.

  Джо повесил трубку, но не двигался. Стоя и наблюдая за Кэтрин, он скользил взглядом по красиво уложенным волосам и прекрасным ногам. Жаль, что мужьям больше нельзя быть диктаторами, думал Джо. Такие ноги нельзя прятать под джинсами. Он бы издал указ, чтобы Кэтрин носила только юбки. С другой стороны, тогда каждый мог бы смотреть на ее ноги...

  — Это был Брайан? — спросила она, подойдя к телефонной будке. Джо кивнул. — И кого он должен вводить в заблуждение? Если мой отец нашел его...

  — Он ничего не говорил про Джока. — Вероятно, потому, что я не дал ему возможности. — Мои начальники, кажется, начинают волноваться по поводу моего отсутствия.

  — Я и не думала, что они поверят в твою историю про рыбалку, — мрачно отозвалась Кэтрин. — О, Джо, не волнуйся по поводу работы. Тебе всегда найдется место в «Кэти Мэй».

  — Конечно, но, если Джок уволит тебя, довольно трудно будет воспользоваться связями, чтобы помочь мне.

  — Тогда мы пойдем и полежим где-нибудь на пляже, пока не придумаем, что нам делать дальше. Просто нужно пережить эту ночь, Джо.

  Он с радостью увидел, как ее щеки заалели, когда она осознала двусмысленность своих слов, и сказал таинственно-манящим голосом:

  — Я уже придумал пару стратегических возможностей для этого, дорогая.

  Кэтрин закончила убирать немногие занятые номера в мотеле и начала уборку в их комнате, когда зазвонил телефон. Замерев над моделью станции Западного Поданка, она с ужасом смотрела на аппарат. Через четыре звонка ей удалось убедить себя, что кто-то, должно быть, ошибся номером. Никто ведь не мог их найти.

  Если только... Может, это Брайан, Джо мог дать ему номер. Но зачем? Он ведь знает, что их ищет Джок. Как бы он ни доверял Брайану, у Джока ведь такие связи...

  Сняв трубку, она с истинным облегчением услышала голос Дженни:

  — Кэтрин, ты не могла бы подняться сюда на минуточку?

  — С вами все в порядке, Дженни?

  — Все хорошо, но загляни ко мне, когда сможешь.

  Кэтрин положила пыльную тряпку и косынку, под которую убирала волосы, на тележку, стоявшую у их комнаты. Понятно, Дженни знала, где ее искать. Достаточно выглянуть из окна, чтобы увидеть тележку.

  У Дженни был очень загадочный вид.

  — Сэм и Джо ушли в магазин, а я хочу тебе кое-что показать. Пойдем.

  Она провела Кэтрин через гостиную по узкому коридору в спальню, которую Кэтрин раньше не видела. Спальня в общем-то не очень отличалась от других комнат, но, очевидно, принадлежала Дженни. Ее украшали деревенские стеганые одеяла и свадебные платья...

  Кэтрин протерла глаза и посмотрела еще раз. Нет, не показалось. Платья висели на створках шкафов, на гардинах, на зеркале туалетного столика. Платья лежали на кровати и креслах. Белые, кремовые, даже одно бледно-розовое. Но, несомненно, все это были свадебные платья. Одни были совсем простые, другие украшены кружевами и жемчугом. Кое-какие доходили до щиколоток, иные до пола, а у одного платья был длинный расшитый шлейф. Здесь было больше десятка платьев.

  — Вы собираетесь открыть свадебный салон? — задумчиво спросила Кэтрин, все еще не отводя глаз от платьев.

  — У тебя был такой грустный голос, когда ты сказала, что будешь выходить замуж в джинсах, — мягко заметила Дженни. — Я хотела предложить тебе платье, которое надевала на свою свадьбу. Но потом подумала: а что, если оно тебе не понравится? Ты же не обязана его надевать. Но в джинсах идти стыдно. И потом мне пришло в голову вот что еще... Если я готова поделиться с тобой, то другие — тоже. У нас городок такой, понимаешь...

  Кэтрин закусила губу, чтобы не расплакаться.

  — О, Дженни!..

  — Это маленький подарок от женщин Аш-Гроува. Ну, как ты на это смотришь? С чего начнем? Нужно начать примерять, чтобы успеть внести необходимые изменения.

  — А невесты не будут возражать? То есть резать мы ничего не будем, это точно, может, только что-то добавим.

  — Нет, — сказала Дженни, — владелицам они больше не нужны.

  Кэтрин долго выбирала, стоя перед каждым платьем. Наконец она показала на одно, цвета слоновой кости, с пышными рукавами, узкой юбкой и кружевным верхом. Оно походило на платье времен короля Эдуарда.

  Дженни помогла Кэтрин надеть его.

  — Само совершенство! — воскликнула Кэтрин. Она увидела в зеркале глаза Дженни, подернутые влажной дымкой. — Не находите? Что-то не так?

  — Нет, нет, ничего, — вздохнула Дженни. — Это мое платье.

  Кэтрин обняла ее.

  — Вам следовало полагаться на свой выбор. Извините, что доставила так много хлопот: нелегко собрать столько платьев.

  — Это стоило того, чтобы увидеть твой выбор. Теперь тебе нужны туфли. У меня где-то были мои. Интересно, повезет ли нам с ними...

  Джо и Сэм вернулись из магазина, когда Кэтрин ставила тележку на место. Джо улыбнулся ей, и внутри у нее все растаяло.

  — Я принес тебе кое-что.

  Она с трепетом взяла у него пакет. Одноразовая фотокамера привела ее в восторг и изумление.

  — Если не хочешь снимать свадьбу, — сказал Джо, — то можно хотя бы котенка на память сфотографировать.

  — Что ты, Джо, мы, конечно же, используем камеру на свадьбе! Нужно только найти кого-нибудь, кто будет нас фотографировать. А насчет котенка... я как раз хотела с тобой поговорить. Мы просто не можем его здесь оставить. Конечно, трудно везти котенка в машине... Если мы еще на машине поедем. Как ты думаешь, нам удастся что-нибудь достать здесь?

  — Городок слишком маленький. И сейчас я намерен взять карету для Золушки. Кэти, ты не представляешь, что такое ехать с котенком. Конечно, Дженни...

  — У Дженни и так много дел. Она не сможет смотреть за котенком.

  — Но мы, может, даже не поймаем его. Я еще ни разу не погладил его. К тому же это уличная кошка, ей трудно будет жить взаперти.

  Кэтрин знала, что Джо прав. От сожаления она закусила губу.

  — Когда ты так смотришь на меня, Кэти Мэй, я готов поклясться, что тебе опять шесть лет и мы говорим о Смокинге. Ну ладно, я постараюсь что-нибудь придумать.

  Она обняла его.

  — Я знаю, что ты придумаешь.

  — Я сказал, что только попытаюсь, — напомнил Джо. — Но у котенка могут быть другие соображения на этот счет. И у него есть когти.

  В этот момент на стоянку заехала машина. Водитель так небрежно развернулся, что машина заняла сразу два места. За рулем сидела молодая женщина, очень элегантно одетая. У нее была плетеная сумка с логотипом известного магазина в Чикаго.

  Через минуту Кэтрин поняла, что лицо женщины ей знакомо — это она вела «кадиллак» в день аварии. Кэтрин сделала шаг вперед и протянула руку.

  — Очень мило с вашей стороны приехать узнать, как у нас дела, — сказала Кэтрин. — Надеюсь, вы сами оправились после аварии.

  Женщина посмотрела на красную косынку на голове у Кэтрин, на большую футболку, взятую ею у Сэма, и не ответила на приветствие.

  — Я привезла кое-что для Дженни. Не думайте, что я приехала извиняться.

  — Или сообщить нам, что вы взяли на себя ответственность за случившееся. Ваш адвокат мог бы гордиться вами.

  Женщина пропустила ее слова мимо ушей.

  — Жаль, что вам приходится работать горничной, чтобы иметь крышу над головой. Хотя это, может, для вас и не ново. Особенно если вспомнить машину, на которой вы ехали... А где, собственно, Дженни? Понятия не имею, зачем ей пара парчовых туфель на высоких каблуках. Она и так еле ходит.

  — Надеюсь, это не ваши. — Кэтрин скорее пошла бы босиком, чем надела обувь этой женщины.

  — Моей матери. У нее миллион пар. Кстати, я, кажется, припоминаю ваше лицо. Где-то я его видела. В газете... или в журнале.

  Кэтрин замерла. Она почти забыла про то, что история о ней была напечатана во всех изданиях страны. Аш-Гроув был не совсем отрезан от всего остального мира, а уж такая женщина ни за что не пропустила бы историю о сбежавшей невесте...

  Потом Кэтрин поняла, что собеседница смотрит не на нее, а на Джо.

  Хороша штучка, подумала Кэтрин не то с отвращением, не то с презрением. Не удивлюсь, если она сейчас скажет, что он похож на ее второго мужа, а потом сообщит, что у нее был только один... пока.

  — Я часто такое слышу, — непринужденно заметил Джо. — Наверное, это потому, что знаменитости так редко стригутся и одеваются должным образом. Понимаете, это не я на них похож, а они на меня.

  Женщина неприятно рассмеялась.

  — Люблю, когда мужчины высокого мнения о себе.

  — Потому что в этом они похожи на вас? — елейным голосом поинтересовалась Кэтрин. — Если хотите, я отнесу Дженни пакет. Я все равно к ней иду.

  Женщина, не глядя, отдала туфли. Она все еще смотрела на Джо так, словно он был двойной порцией ее любимого мороженого.

  Кэтрин зашла в дом со вздохом облегчения. Поставив тележку в чулан, она направилась в гостиную.

  — Прибыли туфли, которые заказывала мадам, — объявила Кэтрин. — Хотя, увидев такого посыльного, прежде чем надеть их, я проверю, не утыканы ли они изнутри отравленными шипами.

  Джо замер в дверях.

  — А я-то думал, что это у нашего котенка когти.

  Кэтрин вспыхнула.

  — Извини. Обычно я держу себя в руках. Но эта особа... Не удивлюсь, если она предложила тебе поехать к ней домой.

  — Она именно это и сделала, но я сказал ей, что так не пойдет, поскольку ты умрешь, если меня не будет рядом. Поэтому она очень мило предложила тебе работать у нее горничной.

  Кэтрин бросила в него туфли. Он ловко поймал их и бросил обратно.

  — Обычно детям, которые кидаются друг в друга, надо лечь поспать, — мягко заметила Дженни. — Идите-ка отдохните хорошенько.

  И она опять склонилась над стеганым одеялом.

  Утро дня свадьбы было теплым и ясным. Даже не верилось, что меньше недели назад было совсем другое утро совсем другой свадьбы. Все было совершенно иным. Кроме самой невесты.

  Хотя даже в этом Кэтрин сомневалась, потому что сейчас ощущала себя совсем другой женщиной, не похожей на ту, которая провела перед зеркалом целый час, пока Энтони расхаживал вокруг нее, укладывая ее волосы.

  Только одно беспокоило Кэтрин — она боялась опоздать к назначенному времени. Джо, казалось, совсем не спешил, но все, что делала Кэтрин, занимало у нее неимоверное количество времени. Даже воду в душе она наладила с трудом.

  Когда пришла очередь Джо идти в ванную, Кэтрин поспешила высушить волосы, схватила свою косметичку и нацарапала для него записку: «Встречай меня в зале. Дженни уложит мне волосы».

  Дженни уже ждала ее с платьем. Она даже отыскала маленькую шляпку, которую надевала в день своей свадьбы. Чтобы прицепить ее, им понадобилось время, но это того стоило, решила Кэтрин, посмотрев в зеркало.

  Джо, видимо, тоже так думал. Его взгляд и выражение лица, когда он увидел Кэтрин, были выразительнее, чем комплименты.

  — Перестаньте смотреть друг на друга, пойдемте, — нетерпеливо сказал Сэм. — Я не хочу бежать всю дорогу.

  — Пусть Джо поведет машину, — предложила Дженни.

  — Он будет смотреть на Кэти, а не вперед. Хотя меня это ничуть не удивит. Ну, пойдемте, пойдемте.

  Но Сэм не смог бы выехать на своей машине со стоянки, даже если бы у него был отряд бойцов. Возле мотеля, блокируя дорогу, был припаркован ряд машин, включая единственные в Аш-Гроуве пожарную и полицейскую. Недалеко стоял школьный оркестр, в стороне группа девочек с флажками и на лошадях что-то репетировала. В центре разместилась небольшая повозка, запряженная лошадьми.

  — Ты, кажется, не шутил насчет кареты для Золушки, — усмехнулась Кэтрин.

  Джо покачал головой.

  — Не смотри на меня так. Я вообще ни при чем.

  К ним подошел сияющий мэр Бенсон. В одной руке у него был рупор.

  — Что скажете? Это моя идея.

  — Я в этом ни минуты не сомневался, — заверил его Джо.

  — Это к тому же неплохая подготовка к параду Четвертого июля. — Бенсон поднял рупор. — Всем строиться! Пошли!

  Маленькая девочка подарила Кэтрин букетик цветов, а мэр проводил ее до кареты. Он помог забраться туда и Дженни.

  — Не огорчайтесь, если по дороге вам будет махать слишком мало людей, — обратился он к Кэтрин. — Большинство уже собралось в суде. Они не хотели застрять в пробке и опоздать на церемонию.

  Кэтрин с трудом сдерживала смех. Когда они приблизились к зданию суда, она вздохнула поглубже, чтобы взять себя в руки.

  Внутри пахло не так, как в прошлый раз: пылью и старыми книгами; теперь воздух был наполнен ароматами ветчины, соуса барбекю и корицы — это напомнило Кэтрин, что в поспешных сборах она не успела позавтракать.

  — Здесь есть кафе? — спросила она у Дженни.

  — Нет, это женщины из церкви готовят праздничный обед.

  — Вы знали об этом?

  Дженни вздохнула и улыбнулась.

  — Ну, не обо всем.

  Служащая, которая принимала у них заявку, спустилась по лестнице так быстро, что Кэтрин показалось, будто она наступает только на каждую третью ступеньку. Она была бледна, и у Кэтрин замерло сердце.

  — Только что звонил судья, — тихо сказала она. — У него какое-то экстренно важное дело в соседнем округе, поэтому он задерживается.

  — А я боялась, что мы опоздаем, — всплеснула руками Кэтрин. Раз уж все идет не гладко, естественно, что и здесь ничего не получается.

  Она повернулась и заметила мэра. Он покачал головой.

  — Извините, но мэру не позволяется регистрировать браки.

  Тут вмешался Джо:

  — Раз у нас все идет шиворот-навыворот, то, может, нам сначала попраздновать, а потом уже провести официальную часть?

  — Прекрасная идея! — обрадовался мэр. — А мы дадим вам ключи от города, пока ждем. Музыка! Шампанское!

  Первым признаком того, что прибыл судья, было то, что музыку резко убавили, а все, кто держал шампанское, быстро и незаметно убрали его.

  — Приветствую всех, — проговорил невысокий полный мужчина, который в своей мантии походил на пушечное ядро с ручками. Он обвел глазами толпу и остановился на Джо и Кэтрин, словно узнав их.

  — Ну что ж, займемся делом, — сказал он и добавил: — А после того, как мы закончим, Ларри, налей мне тоже того... виноградного сока, что ты пьешь.

  — С удовольствием, — ответил мэр.

  Джо взглянул на часы, посмотрел из окна на двор, где были припаркованы машины. Он взял Кэтрин за руку и прошел за судьей через толпу к другому концу зала.

  Что же его так задерживает? — подумал он.

  * * *

  Приближался благословенный миг, и Кэтрин поняла, что она очень волнуется. Возможно, отец был все-таки прав, говоря, что невесты всегда сильно нервничают в последнюю минуту. Но Кэтрин знала, что, будь у нее хоть какие-то сомнения, она не стояла бы здесь. Событий прошедшей недели было предостаточно, чтобы самую уверенную невесту довести до паники. Если уж ничто не заставило ее отказаться от свадьбы, то эта дрожь тем более не заставит.

  — Присутствующие, встаньте полукругом, — распорядился судья.

  Сначала все немного загудели, но потом стихли, услышав звук торопливых шагов в коридоре.

  — Кто это? — еле слышно промолвила Кэтрин. Дженни, стоящая рядом с ней, ласково ответила:

  — Думаю, твой отец, дорогая.

  Кэтрин с трудом перевела дух. Она ушам своим не верила.

  — Кто?.. Как вы догадались?

  — Почти все в городе знают об этом, — сказал мэр Бенсон.

  — Не подумай, что кто-то из города наябедничал на вас, — сказала Дженни. — Потому что все считают ваше путешествие таким романтичным.

  — Но если никто из вас не сообщил ему, — прошептала Кэтрин, — то как он нашел нас?

  Она повернулась к Джо, ища у него защиты. Его карие глаза были спокойны, он крепко держал ее руку, но не говорил ни слова.

  Двойные двери распахнулись, и вошел Джок, как всегда окруженный охраной. Кэтрин, оглядев всех, с удовлетворением отметила, что Дугласа с ним не было. Джок откашлялся.

  — Ну, Кэтрин, кажется, я успею высказаться, пока не будет слишком поздно передумать. Прошу прощения, что прерываю вас, но ты забыл предупредить меня, что здесь трудно найти подходящий транспорт после того, как мы приземлимся в аэропорту. А ты знаешь, как оттуда далеко добираться, мой мальчик?

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

  Если бы все вокруг сейчас рассыпалось в прах, Кэтрин не была бы так поражена. Не веря себе, она смотрела на Джо.

  — Это ты сказал моему отцу?!

  — Да, — ответил он. — Но все вышло из-под контроля. Я не думал, что это получится именно так.

  — Готова поспорить, что не думал, — глухо отозвалась Кэтрин. — Не думал, что будет парад, не думал, что судья опоздает. А что же ты думал? Что Джок прибежит в последнюю минуту, когда будет уже слишком поздно и ты восторжествуешь? Сын садовника женится на дочери Джока, а он не может ничего сделать!

  Лицо Джо вытянулось, словно она дала ему пощечину.

  Внутри Кэтрин все сжалось. Она знала, что ее слова прозвучали как оскорбление, но от ярости и огорчения не контролировала себя.

  — Полагаю, если бы Джок узнал обо всем после, то такого эффекта не было бы. Гораздо интереснее, что он сам увидел, чего ты добился.

  Джо не ответил. Он и не посмотрел на Кэтрин.

  Кэтрин уязвило то, что он даже не пытается защищаться, как будто бы ее слова ничего не значат, как будто не стоит оправдываться.

  — Ты лгал мне, Джо. Все эти телефонные звонки — ты утверждал, что звонишь какому-то Брайану, а сам говорил с моим отцом. Твои начальники стали волноваться — великолепная сказка!

  — Это не ложь, Кэти, — спокойно возразил Джо. — Брайан действительно существует, он работает со мной. Он, кстати, сейчас здесь.

  Кэтрин посмотрела на молодого человека, стоящего рядом с Джоком. Он не был похож на обычного охранника. Они носили темно-синие костюмы, а на Брайане были защитные брюки и джинсовая рубашка. Подозрения охватили Кэтрин.

  — Если он работает с тобой, то что он делает с моим отцом?

  — Я не просил его приезжать, поэтому не знаю, почему они вместе.

  — Может, он для себя тоже какую-нибудь сделку обмозговал, пока доносил информацию Джоку?

  Джо покачал головой.

  — Не вини Брайана ни в чем. Это я позвонил Джоку.

  У Кэтрин кровь бросилась в голову: Джо защищает Брайана, а не себя! Мысли вихрем кружились в ее мозгу. Какая-то бессмыслица, говорила она себе. Если Джо хотел посмеяться над Джоком, почему он не подождал окончания церемонии?

  Или даже конца медового месяца? Кэтрин была уверена, что после страсти, захлестнувшей их в последние два дня, она через неделю-другую поедет домой в слепом отупении счастья и не пожелает слушать ни одного слова, направленного против ее прекрасного мужа.

  Конечно, такая месть не сравнится со столкновением у алтаря, но Кэтрин не сомневалась, что это было бы более продолжительно и приятно. Наверное, Джо не ожидал, что свадьба задержится, а Джок появится так рано.

  Но именно так и случилось. Хотя это невероятно: ведь Джо — стратег, продумавший каждый шаг их поездки. Он не мог не учесть такую возможность.

  Так если он хотел не мести и не торжества, что было у него на уме? Если он задумал, чтобы Джок успел помешать церемонии, в чем здесь смысл? Кэтрин не заставляла Джо идти к алтарю...

  Наконец Джок пробрался к ним сквозь толпу. Кэтрин машинально подставила отцу щеку. Она не улыбнулась, не сказала ему ни одного приветливого слова.

  — Привет, дорогая. Похоже, ты все еще не хочешь видеть меня. — Джок легонько поцеловал дочь. — Может, ты обрадуешься, если я скажу тебе, что Дугласу запрещен вход во владения Кэмпбеллов, а из компании его вывели охранники.

  — Выходит, он еще и растрачивал чужие деньги, — заметила Кэтрин только потому, что этого от нее, очевидно, ждали.

  Джок удивленно поднял брови и посмотрел на Джо, словно спрашивая его, почему Кэтрин так безучастна.

  — Я должен извиниться перед тобой, дорогая, и сказать спасибо за то, что вовремя предупредила.

  Кэтрин кивнула.

  — Принимаю твои извинения.

  — Теперь ты отстояла свою точку зрения, доказала, что была права, и пора уже заканчивать эту мелодраму.

  Мелодрама. Неплохое название для взлетов и падений прошедшей недели, подумала Кэтрин. Странно, как это Джоку удалось подобрать такое точное слово.

  — В любом случае, — продолжал Джок, повернувшись к Джо, — спасибо, что позаботились о моей дочери и не дали ей наделать глупостей. Сожалею, что вы не дозвонились мне в понедельник вечером, но, кстати, это ваша вина. Это вы заставили меня охотиться за вами от Висконсина до Невады. Умно придумано — оставить следы на заправочной станции, где вас не могли не подслушать. Все линии были заняты, и никто не мог дозвониться. Пока мои люди смекнули, что ваш звонок важен, и соединили вас, вы уже повесили трубку.

  В понедельник вечером, припоминала Кэтрин. После того как мы решили остаться в Аш-Гроуве, но перед тем, как подали заявление. И Джо молчал, хотя и не поговорил с моим отцом лично, и продолжал вводить меня в заблуждение, притворяться, что хочет жениться на мне. Неплохо у него это получалось. Кэтрин вспомнила, как Джо искал ее паспорт, потому что не было водительских прав...

  — В таком случае, — резко сказала она, — меня удивляет, что ты так долго добирался, папа.

  — Я не сразу выяснил, где вы. — Джок кивнул, поблагодарив мэра за предложенный ему бокал шампанского. — Джо не хотел раскрываться, пока не узнал, каковы мои планы, не собираюсь ли я прислать за ним отряд спецназа за то, что он сбежал с моей дочерью. А так как я не мог ему никуда позвонить, то мы связались через мой электронный ящик, с помощью моего карманного компьютера. Я долго все обдумывал и пытался вникнуть в детали, но как только понял, что ты цела и невредима, то самое главное было успеть на свадьбу.

  — Ты считаешь, что она состоится?

  В притихшей комнате пронесся ропот голосов.

  — Кэтрин, — неуверенно промолвил Джок, — только не надо опять.

  — Ты сам сказал, что пора заканчивать эту мелодраму.

  — Я приехал убедиться, что ты не сделаешь ничего такого, о чем будешь сожалеть. Например, что ты выйдешь замуж не потому, что злишься на меня. Это было бы неправильное решение для начала совместной жизни. Но когда я зашел и увидел, как вы стоите...

  Только сейчас Кэтрин осознала, что Джо все еще держит ее за руку. Отдернув руку, она почувствовала, что ей стало холодно.

  — О лучшем выборе и мечтать нельзя, — продолжал Джок.

  — Неужели? — оборвала его Кэтрин и посмотрела на Джо. — Жаль, что тебе не достанутся пятнадцать процентов акций компании. Думаю, ты и без них прекрасно проживешь: с твоим гениальным умом и хитроумными планами у тебя бездна возможностей.

  Кэтрин взглянула на отца, надеясь, что ее слова немного изменят его отношение к происходящему. Джок отхлебнул шампанского.

  — Зачем ему акции? Он может нас с тобой купить с потрохами. — Джок достал из кармана какое-то устройство, похожее не то на сотовый телефон, не то на пульт дистанционного управления. — Полагаю, Джо, хотя, конечно, это не мое дело, что именно этот маленький аппарат уже принес тебе пару сотен миллионов долларов.

  — Не мне лично, — ответил Джо.

  — Почти, ты ведь владелец компании. Электронный гений в семье — это что-то необычное, Кэтрин.

  Великий электронный гений своего времени, как-то назвала его Кэтрин. Неужели это... правда?

  За спиной Кэтрин откашлялся судья. Она вздрогнула, совсем позабыв, что он там.

  — Думаю,  дискуссия зашла слишком далеко. Невесте и жениху есть что обсудить наедине. Пойдемте в мой кабинет.

  Ни за какие сокровища мира Кэтрин не хотела бы сейчас идти за судьей.

  Но кое-что заставило ее сделать это: все жители Аш-Гроува, так много сделавшие для нее за последние несколько дней, стояли сейчас здесь, и она не хотела выглядеть глупо перед ними, не могла сказать, что это конец и свадьбы не будет. Вот как она платит им за их великодушие.

  В маленьком кабинете судьи едва помещались стол и два стула. Судья закрыл за ними дверь, и в кабинете стало тихо.

  — У вас полчаса, и я настоятельно рекомендую вам использовать это время, чтобы прийти к какому-то соглашению. Здесь две двери. Одна из них ведет в зал. Другая выходит на задний двор, откуда можно выйти на улицу. Если вы решите воспользоваться второй дверью, просто постучите, а я сообщу присутствующим, что свадьбы не будет.

  Он вышел, и они остались одни.

  — Хорошая идея, — сказала Кэтрин. Ее голос совсем немного дрожал, поэтому она могла гордиться собой. — Я имею в виду вторую дверь. Только нам придется украсть машину, чтобы убежать отсюда. — Она спохватилась. — То есть... две машины.

  Кэтрин повернулась к Джо и скрестила руки на груди.

  — Если ты не хотел жениться на мне, то нужно было просто сказать об этом.

  — Ты все неправильно поняла, Кэти Мэй.

  — Не называй меня так.

  — Ты сказала, что я могу называть тебя так, как захочу.

  — Да, а ты говорил, что мы будем всем делиться поровну. Мог бы предупредить меня, Джо. Не стоило устраивать цирк, чтобы отказаться от свадьбы.

  — Я позвал твоего отца не потому, что хотел отказаться от свадьбы.

  — Правда? — съязвила Кэтрин. — Какое же убедительное доказательство ты привел!

  — Ты даже не разговаривала с ним, не дала ему возможности извиниться за то, что он не поверил тебе тогда, не сообщила, что с тобой все в порядке. Поэтому я и позвонил ему. Я хотел, чтобы ты была уверена, что действуешь не из злобы и не от отчаяния.

  Кэтрин покачала головой.

  — Я не верю тебе. Ты дурачил меня целую неделю. Притворялся, играл со мной, разыгрывал шпиона.

  — Я понимаю, что ты злишься, Кэтрин.

  Это обращение полоснуло ее по сердцу. Как она будет скучать о том, кто нещадно дразнил ее «Кэти Мэй»... Если он был, конечно, настоящим, а не плодом ее воображения.

  — А ты хитер, — промолвила она. — Притворялся простым рабочим...

  — Это было твое предположение, я этого не говорил.

  Вспомнив их разговор, Кэтрин поняла, что он прав. Но даже то, что Джо лишь уклонился от прямого ответа, а не солгал ей открыто, не умаляло его вину.

  — Ты мог сказать мне, что ты и есть владелец компании. Теперь ясно, почему ты тогда отказался подписывать сделку. Тебе пришлось бы рассказать обо всем, что у тебя есть. Или ты думал, что мне уже все известно и нужны твои деньги? Я совсем запуталась и не понимаю, что со мной происходит.

  — Да, следовало сказать тебе про работу. Но ты так хотела выйти замуж за того, кому были бы нужны твои деньги...

  — Что ты решил мне подыграть? Превосходно!

  — Дело в том, — пояснил Джо, — что я боялся последствий. Ты была так расстроена, что я не знал, как ты дальше поступишь. Твоя логика была совершенно нелепой, но проблема в том, что ты верила в это. Поэтому я и решил играть эту роль. Пока ты считала, что я отвечаю твоему идеалу, у тебя оставалось время остыть, все обдумать и отказаться от всего.

  — Поэтому ты захотел защитить меня от себя самой?

  — Ну да. Помнишь, я спросил, что ты сделаешь, если я откажусь? Ты сказала, что найдешь кого-нибудь другого.

  — Я сказала это не всерьез.

  — Со мной ты не медлила, — напомнил он.

  — Ты другое дело.

  — Почему другое? Потому что я сын садовника, хорошо знающий, что нельзя обижать мисс Кэтрин?

  — Нет! — яростно возразила она. Кэтрин и сама не могла объяснить, что произошло, просто внезапно до нее дошло, что Джо — тот, кого она искала, но по глупости не признавала это. И она сделала ему это безумное предложение, потому что уже любила его.

  — Я не мог оставить тебя, — сказал Джо. — В таком состоянии ты была способна натворить что угодно.

  Нет, подумала Кэтрин. Если бы у меня не было тебя, мне никто не был бы нужен.

  — Поэтому ты решил позвать папу, — с горечью заметила она. — Но тебе не удалось его найти, поэтому ты искусно вел меня и ждал его. Ведь ты все это подстроил? Наше бракосочетание... — Кэтрин с трудом перевела дух. — Даже брачную ночь и медовый месяц.

  После томительной паузы Джо проговорил:

  — Мне горько, если ты жалеешь о том, что у нас было.

  Кэтрин не могла ответить. Даже сейчас, хотя ей было больно, она знала, что всегда будет вспоминать об этом. Кэтрин никогда не забудет того, как мужчина, которого она любила, принадлежал ей.

  — Сожалею. — Джо повернулся к двери. — Послать за твоим отцом или ты хотела бы немного побыть одна?

  Он уходит. Так какая ей разница?

  — То есть ты не хочешь улизнуть через черный ход? — беспечно спросила Кэтрин.

  Джо стиснул зубы.

  — Нет, я не собираюсь поступать как трус. Кто-то должен выйти к этим людям и извиниться. И ты не должна этого делать. Не ты ведь все так запутала.

  — Нет, я. Это, в конце концов, была моя идея.

  — Незачем спорить, Кэтрин. Я сделаю это. Зачем тебе лишняя боль?

  Джо уже собирался повернуть ручку, когда услышал ее тихий голос:

  — Вот в чем дело. — (Он остановился.) — Тебе жаль меня, поэтому ты не хочешь, чтобы я вышла и посмотрела в глаза всем тем людям, которых мы сейчас обидели и огорчили. Тебе было жаль меня и тогда, когда мне было шесть лет. Для тебя я всегда была маленькой несчастной Кэти — без друзей, не способной постоять за себя, девочкой, так стремящейся к саморазрушению, что она готова была подобрать любого бродягу, лишь бы выполнить свой план. Поэтому-то ты и помог мне бежать. И поэтому решил жениться на мне. И ведь поэтому ты занимался со мной любовью? Тебе было жаль меня, да?

  Джо что-то тихо сказал, повернулся и подошел к Кэтрин. В его глазах была боль, которой она раньше никогда не видела. У нее перехватило дыхание.

  В этой маленькой комнате некуда было бежать. Кэтрин прислонилась к столу и дрожащим голосом попросила:

  — Давай забудем, что я это сказала.

  — Так вот что ты думаешь? Что я занимался любовью с тобой из жалости?

  Она кивнула.

  Джо взял лицо Кэтрин в ладони и осторожно провел большим пальцем по ее губам. Прикосновение было нежным и чувственным, словно поцелуй.

  — Да, — нежно ответил он. — Сначала я жалел тебя, когда ты была заперта в поместье и не могла никуда уйти. Когда ты пришла ко мне со своим безумным планом, я рассердился на тебя и был уверен, что ты выполнишь его. А потом... потом я почувствовал это...

  Одним быстрым движением Джо притянул Кэтрин к себе и страстно поцеловал. Она тихонько всхлипнула, прося продлить поцелуй, но он принял это за протест и отпустил ее. Кэтрин оперлась о стол, стараясь сохранить равновесие, и начала часто и тихо всхлипывать. Джо очень мягко сказал:

  — Извини. Ты знаешь, почему я приехал в поместье в день твоей свадьбы?

  Ответ был так очевиден Кэтрин, что она удивилась.

  — Навестить своего отца, разве нет?

  — По-твоему, я выбрал тот день, когда он с раннего утра занимался тем, чтобы сделать совершенным каждый цветок, каждую травинку в поместье, а весь обед суетился на церемонии, куда меня не пригласили?

  — Я и не подумала о том, сколько у него было работы. Кроме того, ты тоже мог прийти на свадьбу. И это были выходные. Ты мог провести с ним воскресенье...

  — Я приехал из Миннеаполиса в то утро и собирался уехать тем же вечером.

  — Странно. Если он сказал тебе о свадьбе...

  — Потому-то я и приехал. Не совсем на свадьбу. Просто это был лучший способ заставить себя смириться с тем, что ты вышла замуж.

  — Разве тебе было не все равно?

  Джо странно улыбнулся.

  — Не все равно? Ты даже не знала о моем существовании... Просто, дорогая, когда мне было двадцать три и я приехал домой из колледжа на зимние каникулы, то однажды увидел, как ты выходила из дома в белой шубке, с распущенными волосами. И впервые в жизни я понял, что ты выросла.

  — Девочки всегда вырастают, — заметила Кэтрин.

  — Ты была сказочной принцессой. И моей мечтой. Если можно так сказать, — задумчиво произнес Джо. — Ты была как заноза в пальце.

  Неплохо для сказочной принцессы, подумала она.

  — Ты всегда была со мной, — продолжал Джо. — Обычно я ощущал только легкий дискомфорт, но иногда — в основном когда видел тебя — ты вызывала бурю чувств. И даже спустя годы, видя тебя, я снова чувствовал, что мне двадцать и я смотрю на свою сказочную принцессу.

  — И ты никогда даже не пытался познакомиться со мной, Джо? — Кэтрин потерла виски.

  — Конечно, нет. Зачем? Я любил мечту — я знал, что все это иллюзия, которая никогда не могла стать явью.

  Сердце у Кэтрин заныло от разочарования. Но в словах Джо был определенный смысл. Как он мог любить, если даже не знал ее? Неужели только принцессу из мечты?

  — В моей жизни было много женщин, но никто из них не мог сравниться с тобой. Ни одна из них меня по-настоящему не интересовала. Знаю, что было глупо постоянно думать о тебе, но я не мог справиться с собой — пока отец однажды не сказал мне, что ты выходишь замуж. Тогда я приехал, чтобы попрощаться.

  Даже не поздоровавшись? — хотелось спросить Кэтрин.

  — Понимаешь, надо было вырвать эту занозу. Я знал, что будет больно и лучше не обращать на нее внимания. Но только открытая рана может зарасти. И я приехал на твою свадьбу, желая убедиться, что ты действительно вышла замуж и я теперь должен продолжать жить без тебя.

  Кэтрин вздохнула.

  — И по иронии судьбы я наткнулась на тебя. И ты, как джентльмен, спас меня от беды.

  — Так я решил сначала, — подтвердил Джо.

  — Видимо, я должна быть благодарна тебе. Или ты мне. Но одно точно, Джо. Проведя со мной неделю, ты избавился от своей мечты о сказочной принцессе.

  Он слегка улыбнулся.

  — Да, я скоро понял, что ты не девочка из моей мечты.

  — Будь добр, избавь меня от лишних подробностей. Я и сама знаю свои недостатки.

  — Настоящая Кэти, — продолжал Джо, словно не слыша ее слов, — оказалась несравненно прекраснее любой сказочной принцессы. Потому что в этот раз я полюбил не мечту, а реальную женщину.

  У Кэтрин закружилась голова, но она все же вспомнила, что действовал Джо не как влюбленный.

  — Поэтому ты испугался и решил позвать на помощь моего отца.

  — Да, я испугался, — сознался Джо, — ведь я хотел тебя и не знал, что для тебя лучше всего. Я не желал, чтобы ты вышла за меня замуж из-за обиды на Дугласа или злости на отца. Тогда нам обоим пришлось бы несладко. Но я позвал Джока не для себя. Я позвал его, чтобы ты решила, нужно ли тебе совершать то, с чем ты не сможешь жить. И я был прав, не так ли?

  — Если ты полагаешь, будто я жалею, что мы занимались любовью...

  — Этим утром ты так суетилась, словно идешь на казнь, а не на свадьбу.

  — Неправда!

  — Ты была так угрюмо сосредоточена и так решительно настроена покончить с этим, пока не поздно. Я собирался сказать тебе, что Джок приедет с минуты на минуту и еще не поздно передумать. Но я не знал о параде, о приеме гостей в суде — получалось так, что не было времени поговорить с тобой. Тебя все время окружали люди. Джок опаздывал, судья был готов... — Джо остановился и перевел дух. — Больше всего на свете я хочу жениться на тебе, Кэтрин. Но только если ты тоже хочешь этого больше всего на свете. Поэтому я думаю, что...

  — Нам пора позвать судью и сказать ему, что мы готовы, — закончила за него Кэтрин. — Мы прекрасная пара. Ты мазохист, а я идиотка. Ты старался спасти меня, даже если это приносило тебе боль, а я лезла из кожи вон, чтобы скрыть от себя самой, что люблю тебя...

  Джо обнял ее, и никакие слова уже были не нужны.

  Кэтрин не знала, долго ли судья простоял в дверях, пока они заметили его. Он улыбался.

  — Пора продолжить церемонию? — спросил он, и они вернулись в зал.

  Там Ларри Бенсон рассказывал Джоку о несчастном случае, после которого Кэтрин и Джо пришлось остаться в Аш-Гроуве. Джок старался сменить тему и поговорить о том, что неплохо было бы и здесь открыть ресторан...

  Джо подошел к Брайану.

  — Думаю, у тебя есть что-нибудь для меня, — усмехнулся он.

  Брайан сунул руку в карман и, достав маленькую бархатную коробочку, протянул ее Джо.

  — Кольца моей матери. — Джо открыл коробочку. — Думаю, пока они подойдут. Потом купим то, что ты захочешь.

  — Мне нравятся эти, — ответила Кэтрин, и Джо поцеловал ее.

  — Ты же уверял меня, что женщина здесь не замешана, — возмутился Брайан.

  — Ты спросил, блондинка она, брюнетка или шатенка, и я сказал, что ты не угадал, — напомнил ему Джо.

  — Хорошо, запомню эту хитрость на будущее.

  — Не надо. Тебе больше не придется об этом спрашивать. Позвольте вас представить друг другу: Кэти, это Брайан, гениальный управляющий. Именно благодаря ему мои дела идут гладко. Кстати, а почему ты здесь? Помнится, я просил тебя передать кольца и мой паспорт с вертолетом.

  — Я думал, что нам удастся поговорить о Ходжесе.

  — Позже. Лучше узнай у Джока, сможешь ли ты доехать с ним до Миннеаполиса, потому что я беру вертолет.

  — Так, значит, карета для Золушки — это вертолет? — рассмеялась Кэтрин.

  — Только совсем маленький, — ответил Джо.

  — А куда это вы собираетесь? — взвыл Брайан. — У Ходжеса будет припадок, если ты не появишься.

  — Мы возвращаемся в мотель, где заберем наш сувенир и нашего котенка, а потом отправимся в свадебное путешествие — куда захочет моя невеста. Хотя, если не возражаешь, Кэти, можно было бы еще кое-куда заехать, чтобы успокоить моих директоров...

  Кэтрин прижала палец к его губам.

  — Дорогой, для тебя, — она улыбнулась, — я даже убегу с самолета и поеду на машине в Неваду.