/ / Language: Русский / Genre:love_short / Series: Любовный роман

Свадьба с препятствиями

Ли Майклс

После двух долгих лет учебы в аспирантуре Эбби Стэффорд вернулась, наконец, домой. Впереди целое лето. Казалось бы, живи да радуйся! Да вот незадача — мать вздумала снова выйти замуж. Будь жених подходящий, еще бы полбеды, а так… перед соседями стыда не оберешься! Вот и решила девушка, во что бы то ни стало, расстроить свадьбу.

Ли Майклс

Свадьба с препятствиями

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Когда Эбби спустилась вниз и вошла на кухню, ее мать, Дженис Стэффорд, стояла с фарфоровой чашкой и молочником в руках у высокого узкого окна, выходившего в сад. Мысли ее, похоже, витали далеко: появления дочери она не заметила.

В общем-то, не было ничего удивительного в том, что, несмотря на ранний час, мать уже встала, оделась и даже успела выпить кофе. Дженис не из тех женщин, что до полудня расхаживают по дому в халате. Но Эбби никак не ожидала увидеть ее в элегантной блузке и накрахмаленной юбке клеш. Ведь только недавно пробило семь.

— Туфли на высоких каблуках? В такую рань? — удивленно проговорила она и потянулась за кофейником.

— Ты изумляешь меня, Эбби. — Дженис резко обернулась, и чашка, стукнувшись о молочник, звякнула. — Я думала, после вчерашней поездки ты проспишь часов до двенадцати.

— Не вышло. Меня разбудила сирень. — Девушка оперлась о раковину и с удовольствием глотнула крепчайшего кофе.

— Ветки стучали в стекло? — чуть улыбнулась Дженис.

— Нет. Окна в спальне оставила на ночь открытыми, вот и проснулась, ни свет ни заря от сладкого, пьянящего запаха. Пробовала даже спрятать голову под подушку, ничего не помогло. Отвыкла, значит. Сама понимаешь, там, где я теперь живу, и захочешь — не найдешь таких зарослей сирени. Кстати, а много кустов посадил папа перед смертью?

— Хватит, чтобы здесь вырос настоящий лес. — Дженис опять повернулась к окну. — Еще только середина мая, а сад выглядит запущенным, — тихо добавила она, будто рассуждая сама с собой вслух. — Мне одной не управиться.

— Позови тогда Фрэнка Грэйнджера, — пожала плечами Эбби. — Интересно, он по-прежнему возится с каждой в округе скрипучей дверцей шкафа или засорившейся водопроводной трубой или уже нет?

— Да, но… — Дженис удивленно моргнула: мол, и правда, странно, почему эта мысль ей самой не пришла в голову.

— Наверняка он будет тебе благодарен за возможность поработать пару дней в саду. Хоть подышит всласть свежим воздухом!

За окном, у черного хода, появилась домработница Норма; через секунду-другую дверь хлопнула, и коренастая седая женщина буквально ввалилась в комнату.

— Все в порядке, — задыхаясь, выпалила она. — Может быть, у меня уже и не та память, чтобы держать в голове день, когда забирают мусор, но все-таки я не настолько дряхлая, чтобы не успеть выскочить во двор, когда вижу машину.

— Ну, куда это годится, Норма, щеголять по улице в ночнушке да в шлепанцах на босу ногу! — Эбби усмехнулась, но улыбка тут же исчезла. Да, их домработница заметно постарела. Сколько морщинок прибавилось у нее, за последние несколько месяцев!

Да и у матери появились первые признаки старения, вдруг с ужасом поняла Эбби. Хотя фигура выглядела по-прежнему подтянутой, кожа на лице слегка одрябла, а в пушистых русых волосах засеребрились седые прядки.

— Так в чем дело? А ну-ка признавайся! — Эбби шутливо погрозила матери пальцем. — Только не вздумай говорить, что тебя приняли на чрезвычайно ответственную работу, где отмечается время прихода-ухода, или что-нибудь в этом же духе.

— Нет, меня просто пригласили на собрание одного из комитетов.

— Ну и развелось этих проклятых комитетов! — проворчала Норма.

Сделав вид, что она не расслышала последних слов, Дженис повернулась к дочери:

— Прости, Эбби. Я, конечно, понимаю, твой первый день дома. Но сегодня, как назло, очень важная повестка, и мне не хотелось бы пропускать собрание. Я, правда, думала, что ты поспишь до обеда.

— Не беспокойся ни о чем, мама. Уверена, что Норма со мной справится. Няня она замечательная!

— Если что, мигом выгоню играть в сад! — фыркнула пожилая женщина.

— Точно! Как в прежние времена. Мам, а можно я срежу несколько веток сирени?

— А стоит ли, ее ведь нельзя ставить в доме, дорогая, аромат чересчур сильный, голова потом разболится.

— Знаю. Мне на кладбище. — Эбби допила кофе и поставила чашку на стол. — Норма, а у нас найдутся специальные вазы, ну, ты понимаешь, какие, я имею в виду. Такие металлические, с остриями на дне, чтобы ветки не сдуло ветром.

— В кладовке справа на нижней полке. — Норма украдкой покосилась на Дженис.

— Держу пари, назови любую вещь в доме Стэффордов, ты без запинки скажешь, где она лежит!

Вазы оказались точно там, где и думала домработница. Чинно стояли на деревянной полке во всю стену кладовки. На некоторых из них виднелись ржавые пятна. Эбби выбрала две, которые выглядели, получше других.

— Возраст все-таки сказывается, Норма понемногу начинает сдавать, — пробормотала Эбби, поднимаясь по лестнице. — Несколько лет назад она ни за что не позволила бы вазам заржаветь.

— Не откладывайте это на потом! — услышала Эбби голос Нормы, входя на кухню. Экономка загружала посудомоечную машину. — Надо только решиться.

— Норма, пожалуйста, хватит! Я сама об этом позабочусь. Поверь мне. — Дженис засунула в посудомоечную машину чашку и молочник. — Все, пора ехать. Я уже опаздываю. Ох, забыла сказать тебе, Эбби, мы приглашены сегодня вечером к Тэлботам на коктейль. Видимо, придется попросить Уэйна Маршалла подвезти нас.

В голосе матери прозвучало сомнение. Странно, подумала Эбби. Ведь Уэйн Маршалл долгие годы считался другом семьи.

— Мы с Уэйном не виделись уже несколько месяцев. Приятно будет встретиться.

— Мне еще нужно заехать к Дороти, — задумчиво проговорила Дженис. — На носу летняя цветочная выставка, надо получше, к ней подготовиться. Эбби, ты не против, пойти на ленч в Кантри-клуб?

— Судя по всему, это единственное окошко в твоем распорядке дня. Ладно, не переживай! — Эбби обняла мать. — У нас впереди целое лето. Надеюсь, не все дни будут похожи на нынешний.

— Тогда встретимся в двенадцать. — Дженис взяла сумочку и свитер. — Норма, не забудь сказать Фрэнку, что в ванной протекает кран.

— Будто я увижу его нынче… — пробурчала в ответ Норма, но Дженис уже закрыла дверь.

— Теперь-то я знаю, что у меня за мать — легкомысленная блондинка. — Эбби облокотилась на стойку кухонного буфета.

— Она одинока.

— Что верно, то верно. — Эбби усмехнулась. — Ей совершенно нечем заняться. Ни друзей, ни серьезного дела…

— Быть занятой не всегда означает быть счастливой.

— Что ты имела в виду, говоря, что это, нельзя откладывать на потом? — Эбби последовала за Нормой в гостиную и, встав посередине комнаты, стала наблюдать, как домработница взбивает диванные подушки, а после собирает лежащие на полу газеты. Но пожилая женщина в ответ лишь демонстративно поджала губы: мол, пытай не пытай, не скажу ни слова. Эбби с минуту изучала ее, потом упрямо повторила вопрос: — Итак, на что надо решиться?

— Гмм?

— Ты посоветовала матери не откладывать на потом. Что не откладывать?

— Один из дубов в глубине сада засох. — Норма искоса посмотрела на девушку. — Надо спилить, иначе ветки начнут падать при сильном ветре. Собирай их потом по всему саду. — Она включила пылесос.

— И, по-твоему, мама может об этом забыть? — Эбби расслабилась. — А почему бы тебе самой не вызвать людей из службы озеленения? — добавила она, стараясь перекричать гул пылесоса, и направилась к двери. — Я вернусь через час, Норма, или чуть позже.

Роса еще густо покрывала кусты сирени, поэтому, прежде чем срезать очередную ветку, Эбби осторожно ее встряхивала. Весна приходит сюда, на Средний Запад, раньше, чем в Миннесоту. Темно-фиолетовые грозди полностью распустились, а самые ранние даже начали немного увядать.

Отец Эбби любил повторять, что сирень не весну славит, а лето встречает. А в этом году лето у нее выдалось особенное: все три месяца дома, да к тому же полная свобода, гуляй — не хочу!

Впрочем, «полная свобода» — это, конечно, слишком громко сказано! Теперь, когда за ее спиной остались два долгих года преподавательской аспирантуры, пора подумать о поиске постоянной работы. Только уже настоящей, а не такой, как прежде, когда приходилось втолковывать первокурсникам колледжа, как надо правильно делать упражнения или писать сочинения на заданную тему. Но самое главное, в ее распоряжении уйма времени, чтобы завершить начатые исследования и добить диссертацию.

Целое лето впереди! Охваченная, приступом восторга, Эбби сладко потянулась. Как приятно распоряжаться временем по собственному усмотрению!

От сирени в корзинке исходил густой аромат. Эбби отворила калитку и, выйдя из сада, направилась по едва заметной в густой траве тропинке, бежавшей, извиваясь, между домами. Перед каждым — газон, цветочные клумбы. Будь у них соседи не такие снобы, наверняка бы уже давно проложили асфальтированную дорожку, а так вроде бы все живут отдельно, впрочем, если что надо, всегда можно зайти! Люди здесь обитали дружелюбные, но никогда не позволявшие себе вмешиваться в личную жизнь соседей.

Однако это им вовсе не мешает знать всю подноготную друг о друге, язвительно подумала девушка. Любой пустяк, где случится, сразу все в курсе, будто сообщение читали в вечерней газете!

Но ворчание Эбби было вполне доброжелательным. Пять просторных земельных участков, образующих Эрмитаж-роуд, с большими дорогими особняками стали ее миром с пятилетнего возраста. Она почти не помнила крошечное бунгало на другом конце города, где они жили, пока ее отец, Уоррен Стэффорд, боролся за укрепление и расширение своей адвокатской практики. Отсюда, из солидного кирпичного дома на Эрмитаж-роуд, она в первый раз пошла в школу. Здесь училась кататься на велосипеде. И сломала руку в тот день, когда пыталась спасти персидского кота Кэмпбеллов, забравшегося на клен Остинов…

Эбби машинально взглянула на дом Кэмпбеллов: его хозяева резвились в бассейне. Возле следующего — Пауэллов, — построенного в колониальном стиле и сверкавшего нынче свежей белой краской, она неожиданно увидела Фрэнка Грэйнджера. Местный умелец склонился, что-то насвистывая себе под нос, над снятой с петель ставней, лежавшей на двух козлах для пилки дров. Остальные ставни стояли рядком, прислоненные к кирпичной террасе.

Да, ничего не скажешь, жителям Эрмитаж-роуд несказанно повезло с этим Фрэнком Грэйнджером! Прочистить засорившуюся трубу, вытащить контейнер с мусором, прибить полку, перенести на другое место розетку, открыть заклинившееся окно — этот человек умел делать буквально все на свете! И не чурался самой грязной работы. А, кроме того, у него имелось еще одно немаловажное достоинство: он ни разу ни единым словом не обмолвился о том, что видел в том или ином доме.

Увидев направлявшуюся к нему девушку, Фрэнк тотчас выпрямился с отверткой в руке и перестал свистеть. Но первым не заговорил, что, впрочем, вовсе не удивило Эбби: он всегда ждал, когда к нему обратятся.

— Привет, Фрэнк. У нас в ванной кран протекает. Загляните к нам, когда найдется время. — Она присела на край ящика с кирпичами — пока он подумает, пока ответит, считай, несколько минут пройдет, почему бы, не устроиться поудобнее. Мастер воткнул отвертку в просверленное в ставне отверстие, вогнал ее поглубже, затем поднял голову и тихо проговорил:

— Это ваша мать велела поговорить со мной?

— Не совсем так, — покачала головой Эбби. — Я шла на кладбище, по дороге увидела вас и подумала: вот удобный случай попросить вас зайти к нам.

Фрэнк быстро взглянул на девушку. Его глубоко посаженные бледно-голубые глаза казались удивительно ясными на загорелом лице. Он снова повернулся к ставне и взял отвертку.

— Мне сказали, что вы вернулись домой.

— Нисколько не удивляюсь, это же Эрмитаж-роуд! Я приехала только вчера вечером, но об этом уже, вижу, знает вся округа.

— Решили отринуть прочь все заботы и хорошенько отдохнуть?

— Нет, стопроцентных каникул у меня не получится. Я собираюсь проводить исследования в Чендлер-колледже, для моей кандидатской. «Что на него нашло? — удивилась Эбби. — Неужели он сделался болтливым!»

— Значит, вы теперь преподавательница. — Это был не вопрос — утверждение.

— Английской литературы, — уточнила Эбби.

— Шекспир и все такое? Интересно. Надо будет рассказать Флинну.

Эбби удивленно моргнула. С какой стати Фрэнк решил, будто его сына может заинтересовать, чем теперь занимается его старая знакомая Эбби Стэффорд? Тем более, что тот вроде бы никогда особенно не увлекался литературой.

— А что он сейчас поделывает? — скорее из вежливости спросила она. Последний раз Эбби видела Флинна на церемонии по случаю окончания школы. И никогда не думала, что их дорожки могут когда-нибудь снова пересечься.

— Красками балуется. — Фрэнк снял ставню с козел и отставил в сторону.

Эбби немного удивило, что, несмотря на внушительный размер и очевидную тяжесть ставни, он перенес ее без малейшего усилия. Девушка окинула взглядом сияющие белизной обшивочные доски. Похоже, Флинн заделался неплохим маляром. Наверное, научился мастерству у отца… За свою жизнь Фрэнк, должно быть, покрасил все комнаты во всех домах на Эрмитаж-роуд.

— Жаль, что его нет сейчас рядом с вами, вот посмеялись бы, вспоминая старые времена, — сказала она с небольшой долей иронии.

Фрэнк отвел взгляд от ряда ставен, и в глазах у него мелькнуло одобрение.

— Я забыл. Вы, кажется, не особенно дружили с моим сыном?

Скорее, совсем не дружили! Она была гордостью школы, президентом ученического совета. А Флинн — клоуном класса, его однажды едва не исключили из школы за рисунок на стене туалета для девочек. И все потом долго гадали, почему он выбрал столь странное место для своего «шедевра».

— Да, мы не очень много времени проводили вместе, — подтвердила она. — Но мне все равно будет приятно с ним встретиться.

— Не сомневаюсь. — Фрэнк не отрывал взгляда от рулетки. — А ведь он живет здесь поблизости. В доме миссис Пемброук.

— Что? — От удивления забылись все правила хорошего тона. Высокий каменный особняк Флоры Пемброук считался самым оригинальным зданием на Эрмитаж-роуд и располагался в центре наиболее престижного участка. Если Флинн Грэйнджер неожиданно проник в высшее общество…

— Он живет в служебной пристройке, над гаражом, — добавил Фрэнк, отложив отвертку.

Эбби перевела дыхание. Дура, сказала она себе. Если бы Флинн Грэйнджер выиграл в лотерею, и Флора Пемброук продала ему дом, Дженис обязательно упомянула бы об этом.

— Представляю, как, должно быть, довольна миссис Пемброук.

— Да, Флинн всегда под рукой, когда ей нужно что-то сделать. Вы, должно быть, несете цветы на кладбище?

Она посмотрела на стоявшую у ног корзинку и кивнула.

— Отец очень любил сирень. — Заметив, что без росы срезанные ветки чуть пожухли, Эбби встала.

— Как быстро летит время, — проговорил Фрэнк.

— Осенью исполнится шесть лет, — быстро ответила Эбби, ей не нужно было подсчитывать. — Только-только начался второй курс в колледже. Но мне тоже, конечно, кажется, что это случилось совсем недавно. — Она подняла корзинку. — Ох, когда вы к нам придете, Фрэнк, починить кран, может быть, посмотрите заодно и на сад? Мама говорила, что ей там тоже понадобится помощь. Когда вы сможете к ней зайти?

— Я подумаю, — ответил он, не поднимая головы, поскольку уже примерял к ставне, свежевы-струганную филенку.

В тот осенний день шесть лет назад, когда она впервые поднялась по пологому склону холма, на кладбище не было так спокойно. Дождь лил как из ведра, и сильные порывы ветра трепали плащ Дженис и путали длинные светлые волосы Эбби. Обе долго стояли, взявшись за руки, а потом положили на могилу две алые розы. Уоррену Стэффорду не было еще и пятидесяти. Кто бы мог подумать, что мужчина в самом расцвете сил внезапно упадет замертво в разгар обсуждения присяжными очередного уголовного дела. Никто даже и не знал, что у него слабое сердце.

Его смерть явилась неожиданным и невыразимо горьким ударом для обеих женщин. Лишь через несколько лет Эбби смогла снова прийти сюда и как бы смириться с неотвратимой истиной: отец умер, а жизнь продолжается… Что же касается Дженис, то она нашла утешение, работая в многочисленных общественных комитетах…

И все-таки ее мать, как сказала Норма сегодня утром, чувствует себя одинокой.

— Увы, она действительно одинока, — пробормотала Эбби.

Но может быть, Норма давала ей понять, что есть лекарство от одиночества, какой-нибудь мужчина?.. А что, если и впрямь Норма намекала именно на это? Да нет, конечно! Никому не дано занять место Уоррена Стэффорда в жизни и сердце Дженис.

Однако память ей тут же услужливо нарисовала утреннюю сцену, когда Дженис вскользь упомянула Уэйна Маршалла. Голос ее звучал довольно странно. Будто она кинула пробный шар и затаилась, ожидая, как отреагирует Эбби.

Полная чушь, сказала себе Эбби. Смешно даже думать об этом. Уэйн — давний друг отца, и только. Никакого романа между ним и Дженис нет и быть не может. И нет ничего особенного в том, что Уэйн вызвался сопровождать ее мать на коктейль к Тэлботам. Ведь он как-никак возглавляет отделение психологии в Чендлер-колледже, а Дженис является председателем комитета благотворительного фонда, основанного бывшими выпускниками колледжа. Почему бы им, в самом деле, не прийти вместе на вечер, организованный директором колледжа?

Кантри-клуб открылся после ремонта еще весной. И хотя мать писала, что там собираются перестроить зал ресторана, столь разительных перемен Эбби не ожидала: куда только подевалась мрачная атмосфера, царившая прежде в его помещениях. Теперь они выглядели гостеприимными и полными света и воздуха. Хозяйка заведения отвела ее в самый угол ресторанного зала, к уютному маленькому столику, накрытому зеленой скатертью с узорами цвета слоновой кости, и принесла чашечку кофе, чтобы Эбби было легче дожидаться прихода матери.

Но первой появилась вовсе не Дженис. Несколько минут спустя она увидела в дверях ресторана Уэйна Маршалла. Мужчина быстрым шагом пересек зал и, поздоровавшись, как всегда с жаром обнял ее. Или сегодня чуть более сдержанно, чем обычно? Должно быть, во всем виновато не в меру разыгравшееся воображение, но ей вдруг показалось, что Уэйн как-то вопросительно на нее посмотрел.

— Вы присоединитесь к нам? — спросила Эбби. — Мать должна прийти с минуты на минуту.

— Ох, нет. У меня назначена встреча с управляющим. А, кроме того, не сомневаюсь, твоя мать захочет побыть с тобой наедине. Вам есть о чем поговорить и все такое.

— Уэйн, с матерью все в порядке? — медленно проговорила Эбби.

— Ты имеешь в виду здоровье? О нет, не волнуйся, с ней полный порядок. Она прекрасно себя чувствует.

— Я не уверена, что способна четко сформулировать вопрос, — покачала головой Эбби. — Но мать кажется мне совсем другой, не такой, какой я видела ее на Рождество. Нет, даже еще позже. В начале весны она приезжала навестить меня. И с тех пор сильно изменилась.

— Дай ей шанс, Эбби, — вздохнул Уэйн. — У нее большие планы.

— Какие именно? — прямо спросила Эбби. Он заколебался, явно раздумывая, стоит ли ему отвечать или нет, но в этот момент за его спиной раздался голос подходившей к ним Дженис:

— Уэйн! Вы все-таки пришли.

— Не совсем так, дорогая. — Улыбаясь, он обернулся к ней. — Я только на минутку подошел поздороваться с Эбби.

Удивительно, почему такая простая фраза прозвучала для Эбби почти как намек на какие-то тайные обстоятельства?

— Увидимся позже, вечером, ладно? — Он посмотрел на Эбби, поцеловал в щеку Дженис и ушел.

Минуту-другую Дженис задумчиво играла вилкой и изучала букет ирисов в центре стола. Потом, наконец, глубоко вздохнула и произнесла:

— Наверное, надо было как-то тебя подготовить. Но у меня ничего не получается. Извини. А поэтому полный вперед без тени сомнения, как и советовал Уэйн. Я решила выйти замуж.

Эбби как раз подняла стакан с водой. Рука нервно дернулась, и вода выплеснулась на полотняную скатерть и толстый пушистый ковер. Две официантки и хозяйка с салфетками и полотенцами тотчас заспешили к ней. Эбби только и смогла, что пробормотать извинения.

Однако, нет худа без добра: за те полминуты, в течение которых три женщины суетились вокруг нее, Эбби сумела взять себя в руки. Непонятно, почему ее так потрясла сообщенная матерью новость, разве каких-то полчаса назад она сама не размышляла о том, не собирается ли Дженис заводить с кем-нибудь любовные отношения?

Но брак совсем иное, нежели обыкновенная интрижка, растерянно возразила себе Эбби. Тем более что, похоже, у них все уже решено… Объявить мне таким образом… Как снег на голову! Но, вероятно, с точки зрения Джени, решение вовсе не выглядело столь скоропалительным. И, видимо, она намеренно хранила молчание: ей хотелось самой убедиться в серьезности своих чувств.

Впрочем, если хоть немного подумать, то какая это, к черту, неожиданность! Уэйн Маршалл уже целую вечность, со дня свадьбы Дженис, считается ее другом. Да и с Уорреном Стэффордом он всегда был в прекрасных отношениях. Возможно, еще тогда, влюбился в ее мать и все это время терпеливо ждал своего часа. Даже не смотрел на других женщин, иначе давно бы женился.

Ну что же, если это нужно Дженис, пусть так и будет. Не конец света. Или конец? Шесть лет — большой срок. И, безусловно, Дженис одинока. Если она надеется вновь обрести счастье с хорошим другом покойного мужа, то Эбби не имеет права вставать ей поперек дороги.

— Не могу сказать, мама, что я в восторге, но не сомневаюсь, что постепенно привыкну к этой мысли.

Дженис протянула руку и чуть ли не до боли сжала пальцы дочери.

— Теперь я понимаю, почему Уэйн ничего не сказал мне, — пробормотала Эбби.

— Он знал, что это станет для тебя потрясением, — улыбнулась Дженис. — И обещал поговорить с тобой, если тебе захочется, что-нибудь с ним потом обсудить…

— Разумеется, — кивнула Эбби. — Так вот почему он будет сидеть полдня дома. Это потрясение, да. Но мне нравится Уэйн. И я уверена, что быстро привыкну к тому, что он будет постоянно находиться рядом с нами.

— Прости, Эбби, но ты неправильно поняла. Я выхожу замуж вовсе не за Уэйна.

— Не за Уэйна? — Эбби с трудом сглотнула. — Тогда за кого же?

— За Фрэнка. — Дженис неуверенно улыбнулась. — Я выхожу замуж за Фрэнка Грэйнджера.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Только годы муштры — а Дженис чуть ли не с младенчества вбивала в нее правила хорошего тона — позволили Эбби усидеть на месте. Так хотелось вскочить, перевернуть стол и начать кидаться хрусталем и столовыми приборами.

Женщина, всегда придававшая огромное значение соблюдению неписаного кодекса чести настоящей леди, вдруг ни с того ни с сего вознамерилась выйти замуж за известного всей округе столярных, слесарных и тому подобных дел мастера! Мало того. Чтобы объявить ей об этом, она выбрала престижный Кантри-клуб, своего рода незыблемый бастион высшего общества их городка, куда Фрэнку Грэйнджеру путь заказан и где, скорей всего, ноги его никогда не будет!

— Мама, ради Бога, скажи, что толкнуло тебя на такой необъяснимый шаг?

— Пожалуйста, попытайся меня понять, дорогая. — Дженис глубоко вздохнула. — Я все еще тоскую по твоему отцу. И всегда буду тосковать. Но его давно уже нет с нами, и я чувствую себя одинокой…

— То, что ты чувствуешь себя одинокой, вполне можно понять, — перебила ее Эбби. — Я не могу, понять другого. Почему ты думаешь, будто Фрэнк Грэйнджер и есть то самое спасительное лекарство от одиночества? Он за всю свою жизнь не произнес больше дюжины слов кряду.

Хотя, если быть до конца честной, вспомнила вдруг она, то придется признать, что сегодня утром Фрэнк поразил ее необычной для него разговорчивостью. Она еще недоумевала и пыталась понять, что бы это значило! Теперь все ясно, как дважды два четыре! Да он просто из кожи лез, чтобы произвести на нее приятное впечатление. Надеялся, что она одобрит материнский выбор.

— Надеюсь, ты еще не объявила во всеуслышание о своем решении? — Эбби вздохнула.

— Нет, конечно.

В ответе матери послышалось нечто, похожее на обиду. Уже обнадеживает! Раз Дженис ни с кем не поделилась своей «радостью», значит, в глубине души сама понимает, какая это безумная затея. Если дело обстоит именно так, то еще не поздно все исправить, достаточно только тихонечко подтолкнуть мать в нужном направлении, и здравый смысл к ней непременно вернется. Тут главное — найти правильный подход. И получить поддержку от друзей Дженис…

— Значит, Уэйн в курсе твоих матримониальных планов, — задумчиво протянула она. — Кстати, я никогда не поверю, чтобы он от чистого сердца одобрил твой выбор.

— Уэйн хочет, чтобы я была счастлива.

— А я, выходит, не хочу? — мягко спросила Эбби, в упор, посмотрев на мать.

— Ну что ты, дорогая. — Дженис потупилась и принялась разглядывать лежащий перед ней сэндвич. — Разумеется, известие слишком неожиданное, и тебе трудно понять, почему я решила так поступить.

«Неожиданное»… Можно было бы употребить словцо и покрепче, — раздраженно подумала Эбби.

— Если бы я хоть немного верила, мама, что подобный брак сделает тебя счастливой… Ничего себе, Фрэнк Грэйнджер! — Она тяжело вздохнула. — Кто еще знает об этом? Нет, я вовсе не собираюсь проводить опрос общественного мнения или что-нибудь в этом духе. Но мне необходимо четко представлять общую картину, прежде чем делать какие-нибудь выводы.

— Норма в курсе.

— Ясное дело! — Теперь понятно, что означала таинственная фраза, которую Эбби подслушала утром: «Не откладывайте это, на потом». Норма говорила о предстоящей свадьбе, а не о сломанном дубе в глубине сада!

— Естественно, я не могла от нее ничего скрыть.

— Это почему же? — вдруг заподозрив неладное, резко спросила девушка. — Фрэнк что, спал в нашем доме?

— Эбби, не будь смешной!

— Ты покраснела, мама.

— Норма знает. И Уэйн. И Флинн, само собой. — Дженис решительно вернулась к предыдущему вопросу дочери.

— О, да, я забыла о Флинне, — пробормотала Эбби. — Могу представить, что он думает об этом.

— Больше никто пока не знает. Нам не хотелось делать официального объявления о помолвке до тех пор, пока мы не поговорили с тобой, Эбби. И не делай, пожалуйста, поспешных выводов, вроде того, будто я специально утаила новость от друзей и знакомых, потому что боялась твоей реакции.

— Интересно, а что нас ждет теперь, когда ты наконец, открылась мне? Завтра в утренней газете появится соответствующая заметка с твоей фотографией и все такое прочее?

Дженис даже не улыбнулась. И очень ласково ответила:

— Ты еще не знаешь главного: я уже помолвлена с Фрэнком Грэйнджером.

Дочь прижала пальцы к вискам. В голове будто появилась ручная граната, готовая вот-вот разорваться.

— Мама, — как можно спокойнее проговорила Эбби, — давай отложим разговор. Пойми, мне трудно переварить столько новостей сразу.

— Понимаю. — Дженис кивнула. — По крайней мере, с Уэйном поговоришь?

— Там видно будет. — Эбби отодвинула стул и, пошатываясь, вышла из ресторана.

По-прежнему ярко светило солнце на безоблачном небе. Но утреннее радостное предвкушение лета безвозвратно исчезло. И, несмотря на свежий воздух, дышалось с трудом.

Девушка битый час бесцельно колесила по городу. Если вернуться домой, Норма моментально догадается, что случилось. А Эбби не хотелось выслушивать ее мнение на этот счет.

— Будь отец жив, он мог бы стать членом Верховного суда, — бормотала Эбби себе под нос — И обсуждал бы с женой за ужином, тончайшие юридические нюансы. А теперь вместо него появится мужчина, который…

Нет, это уж слишком! Она повернула к дому, надеясь проскользнуть мимо Нормы и спрятаться у себя в комнате. Но когда проезжала мимо дома Флоры Пемброук, заметила, что кто-то работает возле клумб у боковой стены старого каменного здания. Определенно это не миссис Пемброук, если, конечно, Флора не выросла на добрых двенадцать дюймов и не раздалась в плечах.

Скорее всего, это Флинн Грэйнджер. Любопытно было бы послушать, что он думает о том фортеле, который выкинули их родители. Дженис ничего не сказала о его реакции. Не значило ли это, что он, против? Вряд ли, конечно, но вдруг…

Когда Эбби свернула за угол дома, Флинн повернул голову и на мгновение замер. Затем, не произнеся ни слова, он вернулся к своей работе и продолжил ставить подпорки для кустов роз, будто намеренно решив не обращать внимания на свою старую школьную знакомую.

Эбби прислонилась к теплой каменной стене и принялась бесцеремонно разглядывать парня. Хотя прошло немало лет с тех пор, как она видела Флинна в последний раз, обознаться было невозможно. Не так уж много, сыщется на свете мужчин, у которых волосы столь черны, что солнечный свет вспыхивает синими искорками в развеваемых ветром прядях. Да и необычный разрез глаз, темно-голубых, как море в ясный день, остался прежним; таких красивых глаз ни у кого нет! Но остальное, конечно, стало другим. Высокий, тощий, часто неуклюжий мальчишка превратился в стройного, крепкого мужчину, с красивой мускулатурой и точными, уверенными движениями.

Девушка перевела взгляд на лицо Флинна. Тот перестал работать и теперь стоял, повернувшись к ней боком и чуть вскинув брови. Внимательный взгляд сощуренных глаз, гораздо темнее, чем у отца, быстро окинул ее с головы до ног.

— Миссис Пемброук не возражает, что ты ходишь здесь полуголый? — быстро спросила она.

— Нет. Скорее наоборот, ей это нравится. Гостей стало больше, раньше кое-кто из ее знакомых не находил свободного времени, а теперь наносит визит за визитом. — Голос у него тоже изменился. Стал глубоким, низким, мягким. — Кстати, вот ты, например, когда в последний раз навещала Флору?

У Эбби даже рот открылся от удивления.

— Флинн Грэйнджер, — с трудом выдавила она, — если ты воображаешь, будто я околачиваюсь здесь только потому, что не смогла пройти спокойно мимо, не залюбовавшись твоим бесподобным обнаженным телом, то ты глубоко ошибаешься…

— Я ничего не воображаю.

— Так-то лучше.

— Но спасибо за комплимент. Могла бы сказать, что тебе противен мой внешний вид. Но, очевидно, ты считаешь иначе. — Он повернулся к розовым кустам. — Поглядеть на тебя, так ты сегодня не в духе.

— Что скажешь о своем отце и моей матери? — Нет смысла уклоняться от главного вопроса. — Лично я не в восторге.

— Кто бы сомневался!

— Что ты хочешь этим сказать? А сам-то ты доволен?

Флинн пожал плечами. От этого движения мышцы задвигались волнами по спине.

— Не мне учить отца уму-разуму. Такие вопросы он способен решать сам без посторонней помощи.

— Значит, доволен. — Эбби машинально смотрела, как руки парня в резиновых перчатках ловко двигаются среди утыканных шипами веток. — Полагаю, ты переедешь к нам в дом вместе с отцом?

— С какой стати? Я здесь отлично устроился.

— Да, мне сообщили: ухаживаешь за цветами миссис Пемброук и живешь над гаражом. Кончай юлить, Флинн. И вообще, давай закроем эту тему. Мне она совершенно неинтересна. Ты мне лучше, другое скажи. Неужели тебя и впрямь не беспокоит, что подобный брак выставит твоего отца в смешном свете?

— Взял женщину не своего круга? Срубил сук не по плечу, ты хочешь сказать? — В голосе парня прозвучала скрытая насмешка.

— Я не это имела в виду. Но сам посуди, брак выглядит нелепо. И будет невыносимо слушать неизбежную болтовню.

— Кому? Тебе? — Флинн чуть слышно фыркнул. — По крайней мере, ты не кривишь душой. Сноб всегда останется снобом.

— Я вовсе не сноб! Никто не говорит, что моя мать лучше, чем Фрэнк. Мне только кажется, что между ними нет ничего общего. Разве он сможет быть счастливым, если вечно будет испытывать неловкость в обществе ее друзей и знакомых? Боже милостивый, Флинн, о чем он собирается говорить с соседями? О засорившихся трубах?

— Если они захотят это обсудить, почему бы и нет.

— И как долго может продолжаться беседа на столь увлекательную тему?

— А как насчет твоей матери? О чем она станет разговаривать с его друзьями?

— Тут все в порядке. Как бы далеко это ни зашло, моя мать безупречная леди. Она способна говорить с кем угодно и о чем угодно.

Флинн не ответил.

Эбби тоже замолчала, но вскоре не выдержала:

— Послушай, поосторожнее, ты разве не боишься поцарапаться о шипы?

— Не боюсь, потому что пока обращаю больше внимания на них, чем на тебя.

— Великолепно. Спасибо. Чрезвычайно приятно услышать столь тонкий комплимент. — Она сделала несколько шагов по дорожке сада, но затем вернулась. — Кстати, не знаешь, почему им вздумалось вдруг пожениться?

— Ты опять здесь?

— Я не уйду, пока не пойму. Если они хорошие друзья, то почему не могли и впредь такими же оставаться?

— Неужели, Эбби, мне придется читать тебе лекцию о роли секса в жизни человека? — Флинн перестал работать и обернулся. Его темно-голубые глаза в упор смотрели на нее.

— Ладно, Флинн, если не хочешь говорить серьезно…

— По-моему, ты сама сказала, что хочешь понять наших родителей.

— Спасибо, но я не нуждаюсь в объяснении физиологии человека.

— Так чего же ты хочешь?

— Скажи откровенно, тебя радует перспектива видеть их вместе?

— Не особенно. Честно говоря, я вообще плохо знаю Дженис, но, пожалуй, соглашусь с тобой, что она не самая подходящая пара для отца.

Эбби нахмурилась. Она бы несколько иначе выразила ту же мысль, но, вероятно, формулировка не имеет особого значения.

— Вот и славно, — отрывисто бросила она. — Все-таки нам удалось найти общий язык. Если скооперируемся, появятся неплохие шансы заставить их образумиться. Надеюсь, оба вскоре поймут, какую глупость они совершают, и тихо поставят крест на своей дурацкой затее, прежде чем весь город узнает об этом.

— Ох, не терпится услышать твой план!

— Надо еще над ним поработать. — Эбби подозрительно взглянула на парня. — Подожди минутку. А ты случайно не собираешься перехитрить меня? Выведать, что я намерена делать, а потом предупредить мать и Фрэнка?

— Конечно, нет. — Он зубами стащил резиновую перчатку и поднял руку, будто давал клятву: клянусь говорить правду и только правду.

— Несколько минут назад, ты не был всерьез настроен против.

— Точно так же, как и за. — Он снова надел перчатку. — Кроме того, мы с тобой давно не виделись, и несколько минут назад я еще не слишком хорошо понимал, с кем имею дело.

— А я-то здесь при чем? — вытаращила глаза Эбби.

— А при том, что сейчас мне трудно представить что-нибудь более кошмарное, — Флинн задумчиво посмотрел ей в лицо, — чем перспектива всю жизнь в рождественские праздники видеть тебя за общим обеденным столом. — Закончив подвязывать подпорку к последнему кусту роз, он наклонился над маленькой газонокосилкой и завел мотор. — Так что рассчитывайте на меня, мисс Стэффорд. С превеликим удовольствием помогу вам разрушить роман наших престарелых родичей.

Идя к машине, Эбби буквально кипела от злости: что за невозможный человек этот Флинн Грэйнджер! Впрочем, он всегда был таким. Надо отдать ему справедливость, он никогда намеренно ссор не затевал, воинствующим смутьяном его не назовешь. Но, несмотря на это, где бы он ни появлялся, тут же начинались всякого рода неприятности.

Разве не Флинн наполнил школу дымом, когда тайком от всех проводил опыт по химии? Он же потряс всех учителей и учеников, когда сделал чрезвычайно смелый разбор джойсовского «Улисса» для школьной стенгазеты. А сколько раз — и не сосчитать! — Флинну приходилось сидеть в школьной канцелярии в ожидании завершения очередного обсуждения, что с ним делать!

Имелся у нее и свой личный счет к Флинну. Однажды тот гонялся за персидским котом миссис Кэмпбелл и загнал его на самый высокий клен, какой рос на их улице. Услышав жалобное мяуканье несчастного животного, Эбби, преисполненная состраданием и праведным гневом, отправилась спасать беднягу. Хотя в том, что она упала с дерева и в трех местах сломала руку, и не было прямой вины Флинна, Эбби все-таки не могла забыть, что косвенной причиной ее травмы послужил именно он. Тот факт, что кот самостоятельно спустился вниз, целый и невредимый, раньше, чем засох гипс на ее повязке, отнюдь не оправдывал поведения школьного сорванца.

И, похоже, прошедшие годы его ничуть не исправили. Куда это годится — бегать полуголым, среди цветников Флоры Пемброук… Кстати, а он умеет делать что-нибудь кроме этого?

Общение с Флинном Грэйнджером чревато любыми малоприятными сюрпризами. И если бы не острая необходимость в его помощи, она бы держалась от него на расстоянии. Но положение слишком серьезно. Ставкой в этой игре является счастье матери. И если она, пусть и объединившись с Флинном, спасет Дженис, то так тому и быть.

Вторую половину дня Эбби провела в глубоком кресле в своей комнате, разглядывая створчатые окна и придумывая один план действия за другим.

Ровно за пятнадцать минут до того часа, когда Уэйн Маршалл должен был заехать за ними, чтобы вместе отправиться на коктейль к Тэлботам, она подошла к комнате матери.

Дженис сидела у туалетного столика и застегивала бриллиантовые серьги. Услышав стук в дверь, она обернулась. Эбби, войдя в комнату, тотчас узнала платье, которое было надето на матери. Яркий свет, лившийся из большой стеклянной двери, ведущей на террасу, искрился на блестках и подчеркивал изящные линии платья. Дженис купила его в Миннеаполисе всего несколько месяцев назад, когда во время весенних каникул приезжала навестить Эбби.

Мать выглядела усталой, настороженной и какой-то хрупкой. На долю секунды у девушки промелькнула мысль, что, наверное, лучше бы оставить все как есть и не бороться против брака Дженис, а поступить как Уэйн, то есть пожелать новоявленным супругам счастья и на время забыть о всевозможных последствиях их брака.

— У тебя удивленный вид. — Дженис коснулась рукой блесток. — Как ты считаешь, Эбби, их не слишком много? Мне, видимо, не стоило покупать его. Здесь не часто требуются такие роскошные вещи.

Если у Дженис Стэффорд не так много случаев надеть сверкающее платье для коктейля, то у миссис Фрэнк Грэйнджер их будет еще меньше, мрачно подумала Эбби. И тут же прикусила язык, лишь с большим трудом сдержавшись и не сказав, матери, что, если она поспешит с замужеством, ей вообще придется обходиться без нарядных платьев. Да, решила Эбби, она совершенно правильно делает, что старается вернуть Дженис здравый смысл.

— Прекрасное платье, мама, — бодрым голосом объявила она. — Я поняла это в ту минуту, когда ты его примеряла. Оно просто создано для тебя.

— Понимаешь, в больших городах вещи выглядят иногда совсем иначе.

— Поверь мне, оно очаровательно. — Эбби подвинула маленькую табуретку с вышитой гарусом накидкой ближе к матери и опустилась на нее. — Я хотела, мама, попросить прощения за сцену, которую устроила за ленчем. Дженис моргнула.

— Уверена, ты сама прекрасно понимаешь, каким потрясением стало для меня известие о твоем неожиданном замужестве, — пробормотала Эбби. — Но все равно, меня ничто не оправдывает. Нельзя терять самообладание.

— О, конечно, я понимаю, для тебя мое сообщение явилось настоящим ударом. — Дженис нежно провела тыльной частью руки по щеке дочери. — Но я не сомневаюсь, что, когда у тебя будет время хорошенько подумать…

— О, конечно, я привыкну, дай мне возможность исправиться, — перебила ее Эбби, довольная тем, что ей дали время довести свой план до конца. — Хорошо, что ты еще не назначила день свадьбы и не дала в газету объявление о помолвке.

Дженис с некоторым сомнением взглянула на дочь.

— Я убеждена, что мне нужно просто привыкнуть к этой мысли, и тогда все встанет на свои места. — Эбби стремилась закрепить успех. — Только не торопи меня, ладно? Я должна сама все обдумать и понять, прежде чем услышу комментарии и суждения наших соседей. Как это предусмотрительно с твоей стороны, мама, — отложить свадьбу на некоторое время ради собственной дочери.

Дженис открыла рот, будто хотела возразить, но тотчас его закрыла.

— Мне надо лучше узнать Фрэнка, — продолжала, как ни в чем не бывало Эбби. — Он будет сегодня вечером?

— На вечеринке у Тэлботов? О нет…

— Ну и глупость, я сморозила. — С трудом, скрыв удовлетворение, Эбби посмотрела на свои руки, сложенные на коленях. — Конечно, вечеринки с коктейлями — это не в стиле Фрэнка. Ведь, правда?

Эбби украдкой взглянула на мать. Глаза у Дженис подозрительно сощурились.

Не перебарщивай, вспыхнуло в мозгу предупреждение. Быстро измени тему и уходи.

Девушка встала, и зеленый, цвета нефрита, шелк ее платья взвихрился изящными складками. Она огляделась в поисках темы для разговора.

— Какая миленькая вещичка! — Эбби взяла в руки шкатулку из грецкого ореха, стоявшую на углу туалетного столика Дженис. Эбби сейчас восхитилась бы любой безделушкой, какой бы вид та ни имела, но шкатулка оказалась по-настоящему красивой. Изящная, пропорциональная по размерам, с закругленными углами, и замысловато вырезанным кустом роз на крышке. Хотя гравировка была плоской, создавалось впечатление, будто цветы имеют объем. Девушка нагнулась и быстро поцеловала мать в щеку. — Заканчивай одеваться, мама. Не буду тебе мешать. Уэйн появится здесь с минуты на минуту. Он никогда не заставляет ждать леди, правда?

И она выскочила из комнаты, прежде чем Дженис, вероятно, успела задуматься, не является ли последняя фраза камнем в огород Фрэнка. Эбби сбежала по лестнице, едва касаясь полированных перил. Сердце ее учащенно билось — есть все основания гордиться собой. Начало вышло совсем неплохое. Завтра надо будет обязательно переговорить с Флинном, устроив все так, чтобы это выглядело случайной встречей, и нашпиговать его инструкциями. Но это пара пустяков. Дом Пемброук находится прямо на пути в студенческий городок. Она просто отправится в Чендлер-колледж, чтобы заняться своими научными изысканиями, и по дороге, естественно, увидит Флинна в саду Флоры Пемброук.

Звонок Уэйна Маршалла раздался точно в назначенное время. Эбби открыла дверь и подставила щеку для поцелуя.

— Мама еще не спустилась. Минуту или две вам придется иметь дело со мной.

— Похоже, у тебя сегодня на редкость приподнятое настроение. — Их гость удивленно вскинул брови. — Неужели все обдумала и все поняла?

— Почему бы мне не быть в хорошем настроении? — Она вспомнила слова Флинна и решила с пользой применить их. — Не мне учить мать уму-разуму. Такие вопросы она способна решать сама, без посторонней помощи.

— Эбби, милая, поверь, я не сомневался, что ты не станешь чинить препятствия своей матери. — Взгляд Уэйна потеплел, глаза засияли, и он взволнованно сжал ее руки.

Острое чувство вины заставило девушку сжаться, будто ее окатили холодной водой.

— Я не сказала, что мне это нравится, — предупредила она.

— Безусловно. И твои сомнения вполне естественны, — кивнул Уэйн. — Такая серьезная перемена в жизни Дженис… да и в твоей, тоже.

— А у вас разве нет сомнений? — с вызовом спросила Эбби. — Ответьте мне, Уэйн, только честно, положа руку на сердце: если моей матери понадобился спутник на каждый день, неужели во всем городе нельзя было подыскать более подходящую кандидатуру, чем Фрэнк Грэйнджер?

— На первый взгляд действительно можно. — Уэйн задумался.

— Я бы сказала, что и на второй тоже. И на третий, и на четвертый… Как долго ни взвешивай все «за» и «против», результат всегда будет один. — Эбби вздохнула. — Взять хотя бы вас, к примеру…

— Твоя мать и я, Эбби, всегда были и будем добрыми друзьями, — негромко произнес Уэйн.

— Настолько добрыми, что не могли позволить себе, неосторожным романом разрушить нашу дружбу, — подтвердила Дженис. Спустившись с лестницы, она с сияющими глазами пошла, вытянув руки вперед, навстречу гостю.

Минут через пять они уже стояли перед парадной дверью Эштонкорта, особняка во французском провинциальном стиле, расположенного тремя участками дальше по Эрмитаж-роуд и превращенного два года назад в культурный центр Чендлер-колледжа. Тэлботы жили на втором этаже в недавно перестроенной квартире, а вечеринка проходила внизу, в роскошных гостиных.

Эбби ни за что на свете не пропустила бы сегодняшний прием. Ее интересовали перемены, происшедшие после ремонта в этом солидном доме. И как ни старалась она внимательно слушать президента Чендлер-колледжа, посвящавшего свою молодую собеседницу в планы развития учебного заведения, ее взгляд постоянно блуждал по картинам, развешанным по стенам гостиной. Девушку так и подмывало, подойти к ним поближе, чтобы получше их рассмотреть. Наконец Дейв Тэлбот засмеялся и махнул рукой.

— Возьмите себе что-нибудь выпить и походите здесь, как вам хочется, — ласково предложил он. — А на днях как-нибудь загляните ко мне в офис, и мы в спокойной обстановке, где уже ничто не будет вас отвлекать, поговорим о делах. Я слышал от вашей матери, что вы ищете место на полную ставку.

— Я даже начала рассылать письменные запросы, — кивнула Эбби.

— Надо было чуть пораньше, Эбби, искать работу в университетах. — Он выглядел озабоченным. — Большинство из них уже заключили контракты с преподавателями на осенний семестр.

— Да, я знаю, что поздно спохватилась. Но мне хотелось вначале удостовериться, что в диссертации поставлена последняя точка. В этом случае я могла бы полностью отдаться новой работе. Если все пройдет удачно, и я найду недостающую информацию в библиотеке Чендлер-колледжа, к августу я отдам диссертацию в переплет.

— Вполне возможно, где-нибудь откроется неожиданная вакансия. Знаете, такое нередко случается. И если вы хотите, я буду держать уши востро.

— Спасибо, Дейв. Я обязательно зайду повидать вас. — И Эбби направилась к бару, который был устроен в дальнем конце гостиной.

Бармен обернулся к ней и потянулся за стаканом.

— Что, могу предложить тебе, Эбби?

Она вздрогнула от неожиданности, но тут же мысленно посмеялась над собой. Глупо, ей-Богу, удивляться! Флинн живет поблизости и может появляться где угодно. Тем более что за стойкой бара в Эштон-корте он смотрелся вполне прилично. При стечении такого огромного количества гостей хозяйке дома, Синтии Тэлбот, наверняка пришлось несладко, и тут чем больше помощников, тем лучше.

— Тоник, — наконец удалось выговорить Эбби. — И мне нужно поговорить с тобой.

— Мне тоже. Но, давай сделаем это чуть позже, ладно? Скоро все немного успокоятся, и я смогу сделать перерыв. А, кроме того, ведь ты не хочешь, чтобы тебя видели прилипшей к бару.

— Почему? Люди подумают, будто я пьяная?

— Или, опьяненная любовью, — предположил он, широко улыбнувшись, и отвернулся смешивать мартини.

Опьяненная любовью, к нему? Флинн ничуть не изменился, хотя внешне вроде бы и повзрослел, подумала Эбби. Показать бы ему язык — да как-то несолидно в таком обществе.

Девушка принялась прогуливаться по комнатам, приветствуя старых друзей и узнавая от них всевозможные новости и слухи. И тех и других хватало. Легко представить, какая поднимется буря, когда невероятное известие о свадьбе Дженис и Фрэнка выплывет на поверхность. История распространится по городу как снежный ком. В этом можно не сомневаться. И с каждым пересказом она будет обрастать все новыми и все более, дико-винными подробностями. Эбби с трудом уняла побежавшую по телу нервную дрожь.

Прошел почти час, прежде чем Флинн, наконец, освободился. Небрежно маневрируя среди гостей, он продвигался к ней через переполненную гостиную. Рукава белой рубашки еще оставались закатанными до локтя, но, по крайней мере, хоть догадался затянуть винного цвета галстук. Темно-серые брюки со стрелкой, правда, не обтягивали бедра, как джинсы, в которых он работал днем, но выглядели не менее привлекательно… Эбби вдруг поймала себя на том, что не может отвести взгляда от Флинна.

Если какой-нибудь посторонний наблюдатель в эту минуту наблюдал за ней, то, наверное, удивился, почему это Эбби Стэффорд неожиданно так заинтересовалась простым барменом. Девушка буквально заставила себя повернуться к нему спиной и принялась разглядывать акварель, висевшую над антикварным комодом.

Она кожей почувствовала, что Флинн подошел к ней и встал рядом, но продолжала неотрывно смотреть на картину. Все лучше, чем смотреть на него!

— Очаровательно, не правда ли? — раздался за спиной тихий голос, и Эбби едва не рассмеялась: именно таким выспренним тоном обычно говорят в художественных галереях. Но, что правда, то правда!

— Великолепно, — сдержанно согласилась она. — Для акварели она необычайно глубокая и насыщенная.

— Ты так думаешь? Впрочем, ее действительно на удивление высоко оценили. В прошлом году на фестивале искусств Чендлер-колледжа эта акварель получила награду Рейноддса, как «Лучшая на выставке». Поэтому и висит здесь.

— Вот как! — Она уставилась в угол картины, чтобы разглядеть табличку с фамилией художника, но ее закрывала от нее объемистая женщина в огромной шляпе с перьями. — И кто нарисовал ее?

— Я, — ответил Флинн. — Но хватит об искусстве. Ты хотела поболтать. Пока никто не видит, не улизнуть ли нам, на свежий воздух?

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Прежде чем Эбби успела возразить, Флинн взял ее под локоть и вывел на террасу. По правде говоря, девушка и не сопротивлялась. Совершенно неожиданно в гостиной стало нестерпимо жарко.

Флинн, оказывается, рисовал! Фрэнк Грэйнджер пусть и не в лоб, но сказал ей об этом сегодня утром. А она, глядя на свежепокрашенные доски в доме Пауэллов, сделала поспешное и неверное заключение.

— Ох, идиотизм, — проговорила она. — Как я могла забыть, что на стенах уборной для девочек ты не писал какие-нибудь непристойности, а рисовал карикатуры, чем и навлек на себя ужасный гнев!

— В один прекрасный день они, надеюсь, пожалеют, что закрасили стену вместо того, чтобы сохранить мои первые шедевры, — усмехнулся Флинн и, положив руку девушки на свою, с сомнением оглядел ее туфли. — А ты разве готова к прогулке по саду? Хотя аллеи и посыпаны гравием, но…

— Если что, жаловаться не буду. А вот тебе, по-моему, одного сада в день вполне достаточно. Кстати, а зачем ты тратишь время на уход за цветами Флоры Пемброук? Только не говори, что не знаешь, как превратить рисунки в наличные, поэтому, мол, и торчишь на клумбах. — Она махнула рукой в сторону дома. — Там, без всякого сомнения, охотно покупают работы такого качества.

— Время от времени. Но пока еще не столь регулярно, как бы мне того хотелось. А Флора сдает мне комнату над гаражом за ничтожную плату, поскольку я, когда у меня выпадает свободное время, помогаю ей по дому и в саду. Она счастлива, что рядом есть мужчина, а я доволен, что не надо устраиваться на постоянную работу.

— Понимаю, — немножко подумав, кивнула Эбби. — Доброе дело самаритянина.

— Только не труби об этом на каждом углу. — Голос Флинна, прозвучал чуть ли не ворчливо. — Не хочу, чтобы пострадала моя репутация непутевого парня.

— Не беспокойся, — резко возразила она. — Я еще не забыла про кота миссис Кэмпбелл.

— Ой, не трави душу! Но я ведь говорил тебе, что это тупое животное само спустится вниз, когда все успокоится и ему надоест сидеть там.

— А ты, надеюсь, помнишь, что заставило его залезть на дерево, или тебе нужно освежить память?

— Эбби, теперь это не имеет значения, кот давно умер.

— Не сомневаюсь, он покончил с собой, замученный твоими преследованиями.

— Скорее подавился чересчур жирной малиновкой. Мне кажется, этот вариант гораздо ближе к истине.

— Он охотился на малиновок? — удивленно протянула Эбби.

— Только если не мог поймать дрозда или щегла, — мрачно пояснил Флинн. — Чем экзотичнее птица, тем вроде бы, с большим аппетитом он ее лопал. Если память мне не изменяет, в тот роковой день он разорил гнездо с птенцами кардинала.

— Вот так номер…

— Но, это уже прошлогодний снег. Надеюсь, мы встретились не для того, чтобы еще раз обсудить случай с котом миссис Кэмпбелл? Наверняка ты собиралась потолковать о чем-нибудь более животрепещущем!

Ему вовсе не обязательно быть таким самоуверенным, подумала Эбби.

— Верно. Я хотела поговорить с тобой о своей матери. Но лучше ты начни.

— Отец днем зашел ко мне, и назвал тебя очаровательной девушкой.

— Он так и сказал?

— Только тогда, я понял истинную суть мероприятия, за которое мы взялись. Итак, каков твой план?

С трудом, подавив желание врезать парню в челюсть, Эбби вытащила из вечерней сумочки свернутую трубочкой довольно внушительного объема брошюру и протянула ему.

Он удивленно покосился на девушку. Уже наступили сумерки, и среди высоких деревьев было почти темно.

— Что это?

— Календарь культурных мероприятий в Чендлер-центре, — нетерпеливо объяснила она. — Я собираюсь спросить у матери, на каких концертах она планирует присутствовать. И потом хочу предложить устроить вечеринку после одного из них. Скажем, холодный ужин после симфонического концерта.

— Ну и?

— И приглашу Фрэнка. Мать подумает, будто я изо всех сил стараюсь, сделать ему приятное и наладить с ним отношения. Но ведь она должна заметить, если он заснет в середине Девятой симфонии Бетховена, как ты думаешь? Или когда будет выглядеть неловким, обедая с ее друзьями?

— И ты считаешь, она доверчиво клюнет на твою приманку? — с сомнением проговорил Флинн. — Не заподозрит, что ты готовишь ей ловушку?

— Не беспокойся, мой план обязательно сработает. Я применяю к ней классические методы психологического воздействия. Делаю вид, что уступаю, и тем самым заставляю ее потерять бдительность. Уверена, она уже успокоилась и не ждет подвоха. Я даже извинилась за то, как восприняла новость о ее замужестве. Видишь ли, моя тактика проста, но эффективна: незаметно сеять в ее душе сомнения, без малейшего открытого сопротивления.

— По-моему, ты ужасно довольна собой.

— Главное достоинство моего метода заключается в том, что, когда Дженис решит порвать с ним, она будет искренне думать, что это ее собственное решение.

— И для этого достаточно одной вечеринки? — в голосе Флинна прозвучало сомнение.

— Не совсем так. Но если мать увидит Фрэнка в таком блестящем окружении, а не наедине, наверняка ведь начнет задавать себе вопрос, не совершает ли она глупость. Конечно, для окончательного разрыва потребуется какое-то время. И мне каждую минуту придется быть начеку и всячески поддерживать веру, будто я на ее стороне, но…

— Значит, ты собираешься во всем ей потакать, — задумчиво протянул Флинн. — И пользоваться любой возможностью, чтобы находить и выпячивать изъяны в поведении и психологии моего отца.

— Правильно.

— Эбби, а как именно ты намереваешься доказать Дженис неприемлемость свадьбы, — он потер подбородок, — если при этом хочешь сохранить новость в секрете от всего мира?

— Все, что я сделаю, — это приглашу Фрэнка на вечеринку. — Эбби пожала плечами. — Мать не слепая. Я не намерена бить ее обухом по голове. Вся загвоздка заключается в том, что она, очевидно, никогда не видела его в достойном окружении.

— И ты всерьез думаешь, что если мой отец появится на вечеринке твоей матери, то это не будет своего рода официальным признанием их союза?

— Ладно, предложи идею, получше!

— А если я что-нибудь придумаю, ты мне поможешь? — с минуту помолчав, спросил он.

— Безусловно.

— Договорились. Я подумаю.

Они скрепили договор торжественным пожатием рук и отправились назад в Эштон-корт. Эбби не сразу поняла, что, пока она разговаривала с Флинном, вечеринка успела закончиться. Со стоянки позади дома одна за другой отъезжали машины. Часть гостей толпились у входа, поджидая друзей. К счастью, вроде бы никто не обратил внимания на то, что еще одна пара вынырнула из темноты.

— Наверно, нам лучше не входить в дом вместе? — предположила Эбби.

— Правильно. Пока! Еще увидимся, — небрежно бросил парень и отправился прочь.

— Флинн! — В голосе девушки прозвучала такая настойчивость, что, когда тот обернулся, у него в глазах мелькнуло удивление. Какая глупость, мысленно осудила она себя. В любом случае, что пользы требовать от него каких-либо заверений? Даже добившись обещания, что все будет в порядке, она, скорей всего, не поверит ему! И неожиданно услышала свой тихий голос: — Почему, ты тогда не сказал мне, что кот миссис Кэмпбелл охотился на птиц?

На какое-то мгновение Эбби показалось, что Флинн не собирается ей отвечать. Но он почти ласково спросил:

— А ты разве поверила бы мне?

И не дожидаясь ответа, растворился в темноте сбоку от дома. Девушка долго смотрела ему вслед и потом медленно поднялась на террасу.

* * *

Занятия закончились, а до начала летней экзаменационной сессии оставалась еще неделя. Студенческий городок Чендлер-колледжа практически опустел. На три дня Эбби получила библиотеку почти в полное свое распоряжение. Устроившись в четверг ближе к полудню в спецхранилище, она от всей души, радовалась царившим в нем тишине и прохладе. Снаружи стояла необычная для конца весны жара, а вдобавок надрывно тарахтела машина, укладывавшая асфальт на окружавшей студенческий городок улице. А тут, в хранилище, только чуть слышный гул кондиционера да еще слабый запах старых книг отвлекали ее внимание от сосредоточенного чтения.

По крайней мере, все идет по плану, в тысячный раз убеждала себя Эбби, тщетно пытаясь сконцентрироваться на лежавшем перед ней тексте XVI века. Она изучала его уже целый час, однако до сих пор не имела ни малейшего представления о содержании ветхой и замысловато украшенной елизаветинской рукописи.

Господи, получить три драгоценных дня и так бездарно тратить время: ее мысли без конца возвращались к предстоящему званому вечеру, куда должен был прийти Фрэнк Грэйнджер!

Эбби со стоном отбросила карандаш и закрыла руками лицо.

Внезапно дверь распахнулась, и на пороге появилась молодая преподавательница Сара Мерилл, в обязанности которой входило отпирать и закрывать спецхранилище.

— Извини, мне очень не хотелось тебя беспокоить, когда ты так напряженно работаешь…

— Уже пора закрывать? — Эбби подняла голову.

— Нет. — Сара вошла в комнату. — Но, в моем кабинете стоит такая духота, что, будь моя воля, я бы ушла домой еще утром. Ты не против, если я, запру отдел рукописей пораньше?

Судя по тому, как робко и нерешительно прозвучала последняя просьба, она готова была уступить при малейшем возражении со стороны посетительницы. А это еще полчаса работы! Но Эбби вспомнила бестолково проведенный день и почувствовала угрызения совести. Продержала бедную девушку с утра до вечера взаперти, а ведь та вполне могла устроить себе выходной. И самое обидное, это никак бы не отразилось на диссертации Эбби.

— Не против. Все нормально.

Возвращаясь домой, Эбби дала себе твердое слово, что завтра обязательно возьмется за ум и засядет за серьезную работу. К тому же ей наверняка будет легче сосредоточиться, когда первый и самый тревожный вечер останется позади.

Эбби побаивалась предстоящего ужина втроем. И дело не в усталости, неизбежной после целого дня сидения в библиотеке, мрачно размышляла она. Куда хуже — неловкость ситуации, из которой им вряд ли удастся достойно выпутаться. Скорее всего, как только ужин подойдет к концу, она попросит извинения и оставит мать и Фрэнка вдвоем коротать вечер…

Подумав еще немного, Эбби пришла к заключению, что идея весьма неплохая, так как позволяла ей извлечь двойную выгоду: преспокойно отдохнуть у себя в комнате и мягко, но решительно показать матери, что она хоть и согласилась поддерживать с Фрэнком вежливые отношения, но отнюдь не находит его общество приятным. Слегка приободрившись, девушка ускорила шаг, но возле дома Стэффордов резко остановилась, заметив у черного хода небрежно припаркованный мотоцикл. Она долго задумчиво смотрела на него, потом глубоко вздохнула и вошла.

Зарумянившаяся Дженис, в ситцевом переднике заглядывала по очереди в горшочки, тушившиеся в духовке. Рядом, облокотившись о шкаф, стоял Флинн и пил воду. И никаких признаков присутствия Фрэнка. Однако кухонный стол был сервирован керамическими тарелками и ситцевыми цветными салфетками на четверых.

Сколько Эбби себя помнила, мать никогда не накрывала стол на кухне. Разве только когда предлагала случайному гостю выпить чашку кофе. И даже если обедали только трое Стэффордов, еда всегда подавалась в столовую. С обязательной полотняной скатертью, фарфором и серебряными столовыми приборами бабушки Стэффорд.

Неужели эти разительные перемены в домашнем хозяйстве вызваны появлением Фрэнка Грэйнджера, сумевшего, за столь короткое время заставить Дженис радикально изменить свои привычки?

Святые небеса! — подумала Эбби. Пожалуй, привести мать в нормальное состояние будет гораздо сложнее, чем ей показалось вначале.

Вскоре пришел Фрэнк, и все сели за стол. Присутствие Флинна немного спутало Эбби карты.

Во всяком случае, она никак не могла понять, льет ли он воду на ее мельницу или, наоборот, только мешает. Во время ужина, например, старательно помогал, ловко сглаживая шероховатости беседы. Только вот еще вопрос: на пользу ли это шло ее плану? Может быть, было бы лучше, если бы возникали неприятно затянувшиеся паузы, чтобы каждый из родителей лихорадочно пытался придумать новую тему.

Впрочем, на заминки в беседе за столом надеяться не приходится, напомнила себе Эбби. Дженис Стэффорд — леди до мозга костей. И при любых обстоятельствах не позволит закиснуть разговору, когда у нее дома гости. И поскольку во время ужина набрать очков ей явно не светило, Эбби решила расслабиться и спокойно насладиться едой.

— По-моему, Дженис права, — заметил Флинн, глядя через стол прямо на Эбби.

Тоже мне, цаца! — возмущалась про себя девушка. Видите ли, для него нет ничего более отвратительного, чем сидеть с ней за одним столом, а на деле и палец о палец не ударил, чтобы избежать такой ситуации. Да еще как ловко прячет свои чувства. Ишь, ты, какое сделал благостное лицо! Только в этот момент Эбби, пусть и с опозданием, поняла, что он обратился к ней с какой-то фразой и теперь ждет от нее ответа. О чем он говорил? Ах да, кажется, о том, что Дженис в чем-то права. Похоже, Флинн что-то задумал.

— Права насчет чего? — спросила она, предупреждающе нахмурившись.

— Она определенно умеет готовить, — довольным тоном объявил Флинн.

— Действительно вкусно, — подтвердил Фрэнк. — Но подожди, ты еще не пробовал тушеного мяса.

— Ничего удивительного, просто кулинарное искусство никогда не забывается. Это как умение ездить на велосипеде. Раз научишься — и на всю жизнь! — просияла Дженис.

Дочь задумчиво наблюдала за ней. Еще недавно Эбби могла бы отдать руку на отсечение, что Дженис терпеть не может возиться на кухне и прекрасно обходится без готовки. Правда, все эти годы Норма была неразрывной частью их жизни, и Дженис вроде бы не возражала, что ее держат на расстоянии от плиты и духовки. А сейчас она неожиданно повела себя так, будто с детства мечтала о титуле лучшей хозяйки года. Несомненно, влияние Фрэнка.

Эбби мрачно уставилась в тарелку. Ароматный рис с цыпленком в горшочке больше не казался ей таким вкусным.

Расслабься, твердо приказала она себе. Время от времени готовить тушеное мясо, подчиняясь жизненной необходимости, — еще не грех. Из этого вовсе не следует, что Дженис Стэффорд, готова, забросить все остальные занятия ради сомнительного удовольствия три раза в день варить-жарить еду для Фрэнка или кого-то еще. Все-таки ее мать является одним из столпов местного высшего общества и во многом, именно благодаря ей все в нем крутится и вертится! Заниматься готовкой способен любой человек, а вот заполнить опустевшее место Дженис в обществе, уж извините, далеко не каждому дано!

— Как сегодня поработала в библиотеке, дорогая? — спросила Дженис.

— Замечательно. Впрочем, этого можно было ожидать. Ничего не нашла.

— И что же здесь замечательного? — удивился Флинн. — Кстати, а что ты изучаешь? Черные дыры?

— В каком-то смысле да. Если можно назвать черной дырой малоизученного, почти никому не известного поэта, который тем не менее…

— Я ничего подобного не говорил, — перебил он. — Слишком цветисто. И, кроме того, если бедный тип никому не известен, может быть, лучше оставить его в покое? Если товар залежалый и не представляет особой ценности…

— Твои рассуждения лишь доказывают, что ты никогда не увлекался всерьез английской литературой.

— Почему? Очень даже увлекался, — возразил Флинн. — Мне даже нравились некоторые стихи.

— Что-то вроде «Ты красива, Генриетта, я люблю тебя за это»? — ласково уточнила Эбби.

— Дорогая, послушай, — пробормотала Дженис, а Флинн торжествующе усмехнулся. — Да и ты, Флинн, тоже хорош. Вы оба ведете себя как дети.

— Может быть, нам лучше удалиться? — огрызнулся Флинн.

— К счастью, у нас в стране есть Конституция, где все сказано о правах человека, а потому от меня не требуется ответа на твой вопрос. — Дженис улыбнулась. — Ты пойдешь с нами на концерт в субботу, Флинн? И потом на нашу маленькую вечеринку?

— Обидно упускать такой шанс, — с жаром отозвался Флинн. — Если все пойдет, как рассчитывает Эбби, это обещает стать самой потрясающей вечеринкой года.

Эбби толкнула его ногой под столом и только потом поняла, что поступила крайне глупо. А если бы, промахнулась и вместо Флинна пнула Фрэнка или мать? Слава Богу, хоть попала в цель! Флинн укоризненно взглянул на нее и заерзал на стуле, будто хотел потереть ушибленную лодыжку или дать сдачи своей обидчице.

К концу ужина девушка несколько раз поймала себя на мысли, что за последние дни успела порастерять все свои хорошие манеры.

После десерта Флинн вызвался помыть посуду.

— Как благородно с твоей стороны, — иронически заметила Эбби.

— Не волнуйся, ты тоже будешь помогать, — заверил он ее. — Не мне одному вручат почетный орден за укрепление мира и сотрудничества. — Он посмотрел на Фрэнка и Дженис. — Почему бы вам не пройтись немного? Пока мы с Эбби болтали, вы за весь вечер и двух слов не сказали друг другу.

Дженис покосилась на Фрэнка, и тот кивнул.

— Хорошо. Эбби, если позвонит Уэйн, скажи, пожалуйста, что я потом ему перезвоню.

Мать сняла свитер с вешалки возле двери, и оба вышли на улицу. Минутой позже Эбби, счищая с тарелок остатки пищи в мусорное ведро, увидела их в окне: они медленно шли, Дженис опустив голову, Фрэнк держа руки в карманах. И молчали.

— Ты правильно сделал, — вздохнула Эбби.

— Что отправил их проветриться? — Флинн поставил стопку тарелок в раковину. — А я, признаться, думал, ты разозлишься на меня, мол, зачем выпроводил их вдвоем.

— Вовсе нет. Разве они разочаруются друг в друге, если мы будем держать их на расстоянии? Но какая грандиозная идея — напомнить им, что они за весь вечер и словом не обмолвились.

— И что мы это заметили, — добавил Флинн. — Приправу к салату перелить в какую-нибудь бутылку?

— Нет, просто поставь в холодильник. Твой отец так нервничал, что не мог дождаться, когда уйдет отсюда. Интересно, как бы он себя чувствовал, принимай мы его в гостиной.

— Ты считаешь, что в этом доме он чувствует себя неуютно?

Эбби принялась ставить тарелки в посудомоечную машину.

— Ты, надеюсь, не предполагаешь, что это мое присутствие вызывало у него чувство неловкости, — проворковала она. — Ты ведь сказал, он считает меня очаровательной. Представляешь, какой у меня теперь авторитет? Выше некуда!

— Я так и знал, что мне не стоило говорить тебе об этом. А ты не собираешься, часом, испробовать на мне свой высокий авторитет?.. Нет, оставь меня, ради Бога, в покое и лучше занимайся своим залежалым поэтом. — (Эбби задумчиво поглядела на него, взвешивая в руке капающую посудную тряпку.) — Не делай этого. Я страшен в гневе. — Он отобрал у нее тряпку, выжал и начал вытирать со стола.

— Они даже не держались за руки, — принялась размышлять вслух девушка.

— И ты разочарована? По-моему, тебе хотелось, чтобы они вели себя скромно.

— Я просто удивлена. Вот и все.

— Понятно. Я бы, пожалуй, проследил за Дженис. А вдруг она шантажирует его, вот поэтому они не выглядят как воркующие голубки.

— Шантажирует Фрэнка? Требуя помолвки? Знаешь, вероятно, ты прав. Вероятно, она хочет выйти за него замуж ради его денег.

— Да, у него есть ремесло, которое всегда в цене, — пожал плечами Флинн. — Во всяком случае, голодать им не придется. И если, всякое бывает, она потеряет все свои деньги, играя в покер, или…

— Они не поженятся, — мрачно произнесла Эбби.

— Почему? Оба вдовые. В своем уме. И возраст вполне. Закон на их стороне.

Густой звон колокольчика у парадной двери не позволил Эбби ответить.

— Держу пари, это Уэйн. При нем лучше помалкивать. Вбил себе в голову, что Дженис гениально придумала с этим замужеством.

Но человека, стоявшего на пороге, Эбби никогда прежде не видела и поэтому настороженно украдкой оглядела его при свете лампочки над крыльцом. На коммивояжера он не походил. В руке кожаный портфель. Несмотря на рубашку с открытым воротом и свитер, небрежным его вид никак нельзя было назвать. Впрочем, аккуратная складка на брюках красноречиво свидетельствовала о том, что человек, большую часть времени проводил в костюме. Такой вывод подтверждала и строгая классическая стрижка, характерная для банкиров и адвокатов.

Незнакомец также внимательно изучал ее, и бархатные карие глаза его блестели живым интересом. Только через полминуты Эбби спохватилась и спросила:

— Чем могу вам помочь?

— Ой, простите… Дженис дома?

— К сожалению, нет.

— Я Бонд Бакстер, — разочарованно протянул гость. — Сотрудничаю со «Стэффорд и Холл»…

— С адвокатской фирмой отца?

— А вы, должно быть, Эбби? Так я и подумал. Знаете, вы очень похожи на Дженис.

— Мне говорили. — Голос прозвучал холодно.

— Конечно, говорили. — Он чуть покраснел. — Я принес вашей матери кое-какие бумаги.

Эбби подозрительно уставилась на портфель. Что задумала Дженис? Переписать завещание? Составить доверенность? Или брачное соглашение? А может быть, заявить о банкротстве? Смех, да и только! Сколько раз она твердила себе, что не следует обращать внимание на причуды и фантазии Дженис.

— Вы можете оставить их, я передам… — начала она.

— Разумеется. А не знаете, она скоро вернется?

Эбби закусила губу. Дженис не говорила, что ждет этого молодого человека. Но если он явился вечером к ней домой, значит, дело важное. Наверно, у Дженис есть серьезные причины заниматься бизнесом в нерабочее время.

— Не думаю, что она ушла надолго, — наконец сказала Эбби. — Подождите, если хотите…

Бойд Бакстер с энтузиазмом кивнул, и она провела его в гостиную, включила мягкий свет, выхвативший из темноты ряд картин на стенах, и открыла дверь на террасу.

Он осмотрелся и удовлетворенно вздохнул.

— Я всегда думал, что это самый элегантный дом в городе. — Он положил портфель на кушетку в белом полотняном чехле и встал возле сверкающего рояля. — Вы играете, Эбби?

— Когда-то играла. Последнее время — нет. И боюсь, никогда не играла хорошо. Могу я предложить вам что-нибудь выпить, пока вы ждете? Вино, виски, чашечку кофе?

— Кофе было бы замечательно, если с ним не много хлопот.

— По-моему, в кофейнике еще осталось. — Эбби решила, что Бойд Бакстер, похож на щенка спаниеля — такие же большие, ласковые, карие глаза.

Эбби отправилась на кухню. Будто нарочно, именно в это мгновение Флинн погрузил стеклянный кофейник в воду для мытья посуды.

— Ну, спасибо, удружил! — воскликнула она. — Теперь придется варить свежий.

Парень посмотрел на дверь за ее спиной и вопросительно вскинул брови.

— Для кого? Для таинственного гостя? — Он сполоснул кофейник и, не вытерев, протянул ей.

— Адвокат Бойд Бакстер явился к матери с какими-то бумагами.

— Тебе не обязательно болтаться здесь и скучать в его компании.

Флинн аккуратно сложил полотенце и повесил сушиться, затем достал керамическую кружку.

— Но у меня же развито чувство долга, — пробормотал он. — Уверен, Дженис будет благодарна, если я останусь.

— Ты не обязан развлекать его. Флинн печально покачал головой.

— Знаешь, ты чересчур стараешься избавиться от меня. Интересно, что ты нашла привлекательного в этом Бойде? Ну, да это неважно.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Когда Эбби вернулась в гостиную, Бойд моментально вскочил.

— Кофе будет готов буквально через минуту. — Девушка с трудом заставила себя улыбнуться.

— Мне очень жаль, что я причинил вам столько хлопот.

— Кофе — это не хлопоты. — Она жестом предложила ему сесть и устроилась сама в углу кушетки. — Вы давно в городе?

— Несколько лет. — Он с благодарностью ухватился за вопрос. — После окончания Гарварда мне захотелось вернуться на Средний Запад. А фирма вашего отца имела потрясающую репутацию среди специалистов по законам об отношениях между администрацией и профсоюзами на предприятии.

— И сейчас тоже? — В вопросе слышалось искреннее любопытство. Эбби знала, что у матери есть финансовые интересы в фирме отца, но Дженис редко говорила об этом. Без энергии и воли Уоррена Стаффорда компания «Стаффорд и Холл» легко могла скатиться до положения заштатной юридической конторы провинциального города.

— О да! — Бойда вроде бы шокировала ее неосведомленность. — Мистер Стэффорд привел на фирму потрясающих людей. Хотя, конечно, ни один из них в отдельности не способен заменить его. Ваш отец был настоящим специалистом. Такая жалость, что он умер, ведь мы могли бы еще многому у него научиться.

Да, и на нее сейчас не навалились бы все эти, идиотские проблемы, — подумала Эбби. Будь Уоррен Стэффорд жив, Дженис сидела бы сейчас в гостиной и разливала кофе. Фрэнк Грэйнджер, вероятно, чинил бы какой-нибудь сломавшийся кран, а Флинна вообще и духу бы здесь не было. И уж определенно он бы не возился с грязными тарелками на кухне Стэффордов. Но какой смысл, желать невозможного!

— Мне, безусловно, очень повезло, — с жаром продолжал Бонд. — Я понимаю, какое это счастье, что я оказался здесь.

— А нам повезло, что вы работаете на фирме отца. — Эбби переключила мысли на собеседника. — Вы не скучаете по Бостону? Там и ритм жизни совсем иной, и развлечений несравненно больше.

— Скучать и здесь времени не остается, у нас очень обширная практика. Приходится много разъезжать. Но куда бы ни забросила меня судьба, всегда стараюсь воспользоваться каждым свободным часом, чтобы увидеть и узнать что-нибудь новое, интересное. А, кроме того, я надеюсь, вы со мной согласитесь, Эбби: жизнь в нашем маленьком городке имеет немало преимуществ.

— Например, нет пробок на улицах, — согласилась она.

— Да. А, кроме того, есть Чендлер-колледж. Его репутация растет с феноменальной быстротой. Да и дышится здесь намного легче, нет той тесноты, что в Бостоне. В большом городе такой дом на нескольких акрах стоил бы миллионы, а здесь ваш отец купил его всего через несколько лет адвокатской практики.

— Это правда, — засмеялась она. — Но первое время ему приходилось на всем экономить.

— Ясное дело! Я, например, даже не надеюсь купить в ближайшие годы подобный дворец. Может, когда-нибудь позднее… — Он оглядел гипсовые барельефы на потолке и лепной карниз. — Если, конечно, войду в правление фирмы…

— Эбби, пора подумать о новом кофейнике, — донесся с порога бодрый голос, — твой пыхтит пыхтит, но нагреваться долго не хочет. — Флинн отыскал где-то на кухне маленький деревянный поднос и аккуратно расставил на нем две фарфоровые чашки, молочник из драгоценного сервиза Дженис и керамическую кружку — себе. Над подносом поднимался ароматный пар горячего кофе.

Поставив поднос на низкий столик рядом с кушеткой, Флинн, прежде чем Эбби догадалась поменять свое недальновидно выбранное место, уверенно плюхнулся рядом с ней на середину кушетки и протянул ей чашку и молочник.

— Наверное, предпочитаете черный кофе? — подвинул он вторую чашку Бойду.

Тот вскочил и неуверенно взял чашку. Пытается не таращить глаза, подумала Эбби, а не удается.

И едва ли его можно в этом упрекнуть. Флинн ведет себя в доме Стэффордов, будто он, здесь хозяин, — ошарашивающее зрелище, что и говорить!

— Если можно, я бы хотел… — пролепетал Бонд.

— Сливки и сахар здесь. — Флинн широким гостеприимным жестом обвел поднос и, обхватив длинными пальцами керамическую кружку, с довольным видом глотнул горячий душистый напиток.

— Мог бы и себе взять фарфоровую чашку, — проворчала она. — Это выглядело бы лучше.

— Неужели тебе не хочется, чтобы я устроился с максимальным удобством? — ласково улыбнулся парень и как бы в подтверждение своих слов откинулся на подушки кушетки так, будто собирался остаться там навечно.

Эбби пришлось сжаться в своем углу. Кушетка оказалась не слишком просторной, и Флинн занял почти все пространство.

— Какие дома вам нравятся, Бойд? — Она решительно продолжила беседу.

— Боже милостивый, как легко ты завязываешь знакомства! — чуть слышно пробормотал Флинн и стрельнул в нее восхищенным взглядом.

— У меня всегда была страсть к большим домам. — Бойд подался вперед и застенчиво улыбнулся. — И особенно меня влечет Эштон-корт.

— Вам не повезло, его уже забрал колледж, — без тени сочувствия объявил Флинн. — Как я полагаю, вы хотели бы поселиться в доме в стиле Тюдоров, вроде этого?

Теперь уже Эбби удивленно вытаращила на него глаза.

— О, это замечательный дом! — воскликнул Бойд. — Впрочем, любая постройка на Эрмитаж-роуд достойна восхищения.

— Это уж точно!

— О, как бы мне хотелось тут пожить, — протянул Бойд.

— Понимаю, местный воздух напоен успехом и благополучием, — кивнул Флинн.

— Совершенно верно, — довольно сдержанно согласился Бойд. — Особый дух улицы…

Эбби решила, что настала пора ей вмешаться.

— Я понимаю, что вы имеете в виду. Меняется облик студенческого городка. Всего города. Преображаются отдельные дома — взять, к примеру, Эштон-корт. Но квартал Эрмитаж-роуд всегда остается таким же.

— Верно, — Флинн взял кружку с кофе в другую руку, — Эрмитаж-роуд не меняется. Он впитывает новые веяния, перерабатывает их и выплевывает в виде собственного шаблона.

Эбби не на шутку рассердилась. Она совершенно другое имела в виду, и Флинн это знал.

— Если ты и правда, так считаешь, то тебе лучше поскорее убраться из этого квартала.

— Ну и дырявая у тебя память. — Он лениво улыбнулся. — Я ведь живу в каморке над гаражом. Так что, хотя у меня адрес и престижный, к числу обитателей Эрмитаж-роуд я не принадлежу. Молодым людям, делающим карьеру, следует относиться повнимательнее, к такого рода вещам.

Он улыбнулся Бойду, продемонстрировав скорее зубы, нежели доброжелательную веселость.

— Да, — протянул Бойд и посмотрел на часы. — Полагаю, я могу завтра позвонить и все обсудить. Дженис просила принести ей списки бывших выпускников для комитета фонда Чендлер-колледжа. Конечно, не хотелось докучать ей так поздно. Но иногда приходится заниматься такими делами по вечерам. Днем совсем не остается времени для работы в комитете. А бросать тоже жаль, ведь там встречаешь столько интересных людей…

— Уверена, что мама будет довольна, если вы ее дождетесь, — заверила его Эбби.

Флинн залпом допил кофе и с размаху поставил кружку на поднос.

— Вам нет нужды спешить, Бонд. Тем более что мне пора уходить. Почему бы вам, в самом деле, не посидеть еще и не дождаться Дженис? Не надо провожать меня, Эбби, я знаю, где выход.

После его ухода в гостиной на минуту воцарилось молчание.

По всей видимости, Флинн хотел получить определенную информацию, но, не сумев добиться своего, ушел, подумала Эбби. Каков хитрец! Чтобы остаться вместе с ними, даже разыграл целую сцену: якобы поверил, будто она влюбилась в Бонда с первого взгляда, и даже постарался вывести ее из равновесия, в надежде, что в таком состоянии она не догадается о его целях. Но план не сработал. По крайней мере, не так хорошо, как он надеялся. Кстати, а чего именно хотел Флинн? Боялся, что Бойд расскажет ей о возможных планах Дженис? И почему он не остался до конца, ведь списки комитета могли быть не единственным делом, по которому Бойд пришел к Дженис?

— Простите, — озабоченно проговорил Бойд. — У меня и мысли не было вторгаться в ваши отношения.

— Вторгаться в наши отношения? — рассеянно пробормотала Эбби. — Чьи? Флинна и мои? Вряд ли, во всем городе сыщется мужчина, к которому я относилась бы менее романтично, чем к Флинну.

— Я рад, — просто сказал Бойд, улыбнулся, и его бархатные карие глаза засверкали. — Понимаете, несколько дней назад я видел вас на коктейле у Тэлботов и, хотя даже не знал, кто вы, мечтал познакомиться с вами.

Восхищение зажигало в самой глубине его глаз бесконечные искры. Милый мальчик, подумала Эбби. В конце концов, несмотря на неприятности с Грэйнджерами, лето может подарить ей в качестве компенсации и приятные моменты.

Несколько минут спустя, она услышала, как через черный ход в дом вошли Дженис и Фрэнк, и направилась к ним — предупредить мать о визите Бонда.

Они не похожи на любовную пару, подумала Эбби, взглянув на обоих. Ни мечтательных глаз, ни пылающих лиц, свидетельствующих о вспышках страсти во время прогулки. Чего стоил один их поцелуй на прощание с пожеланием спокойной ночи, так — простая формальность, легкое прикосновение губ. Люди круга Дженис обменивались подобными ласковыми знаками внимания почти при каждой встрече. Расстались так быстро и невыразительно, словно добросовестно выполняли предписания Эбби. У девушки даже создалось впечатление, будто Дженис хотела, чтобы Фрэнк, поскорей ушел и она могла бы поговорить с Бондом.

Но Фрэнк вроде бы ничего не заметил. Спокойно пожелал, ей хорошо отдохнуть и, насвистывая, ушел в ночь.

Закрыв за ним дверь, Эбби задумчиво покачала головой. Как далеко от истины предположение Флинна, что Дженис и Фрэнк ничем не отличаются от пары подростков с горячей кровью, которые только и мечтают, чтобы остаться вдвоем. Зевая, Эбби поднялась по лестнице к себе в комнату. Какой длинный, и тяжелый день и, Господи, как же она устала!

Но уснуть ей не удалось. Тогда она включила ночную лампу и принялась выбирать книгу из тех, что лежали на столике возле кровати. И в этот момент услышала, как вначале хлопнула парадная дверь, а затем по лестнице простучали шаги Дженис. Наконец раздался тихий стук в дверь, и голос матери спросил:

— Можно войти, Эбби?

— Конечно. — Эбби прислонила подушки к спинке кровати, и села, устроившись поудобнее.

— Ну? — спросила Дженис.

Эбби хотела притвориться, что не понимает вопроса, но придумала, ход получше.

— По-моему, для первого раза все в порядке. Мы с Фрэнком определенно не родственные души. Но я и не предполагала, что ты ждешь от нас взаимной душевной близости. Понадобится немало времени, прежде чем мы оба перестанем испытывать неловкость при общении. — Маленькая речь прозвучала довольно неискренне, точно заранее подготовленная. В сущности, так оно и было. Однако Эбби надеялась, что ей все-таки удалось создать впечатление любящей дочери, которая изо всех сил старается понять и принять сторону матери, если, конечно, ее не будут подталкивать.

— Ты, небось, думаешь, будто я тороплю события… — Дженис присела на край кровати.

— Спешку устраивать ни к чему, это точно. — Эбби переложила подушки под более удобным углом. — Где сейчас живет Фрэнк?

— Он заведует комплексом многоквартирных домов. И там у него квартира.

Эбби кивнула.

— А где он сегодня вечером припарковал свой грузовичок?

— Он пришел пешком. А почему ты об этом спрашиваешь?

— Специально так сделал? Чтобы сохранить помолвку в секрете?

— Я не спрашивала его, Эбби, если ты это имеешь в виду. Вероятно, он мог решить, что тебе будет удобнее, если встреча не получит огласки.

Девушка чуть поморщилась от резких нот в голосе матери.

— Мама, я хочу только одного: чтобы ты была уверена в своих чувствах. Не спеша, все обдумай. Вот и все.

— Эбби, поверь мне, я прекрасно знаю, что делаю, — твердо заявила Дженис и встала. — Я завтракаю с Уэйном, так что до ленча мы с тобой, наверное, не увидимся.

— А я сделаю себе сэндвич и отправлюсь на весь день в библиотеку. — Эбби сонно потянулась.

Когда мать ушла, она выключила лампу и задумалась, глядя на полосы лунного света, пересекавшие ковер. Вот так, так! Выходит, мать льет воду на ее мельницу и опять встречается с Уэйном.

Или она ошибается? Судя по всему, тактика, выбрана верно. Дженис явно не ожидала столь «тихой» реакции дочери на свое замужество, и это, похоже, выбило ее из седла. А что, если… Смех, да и только! Имя Уэйна Маршалла возникает даже в моменты стресса, когда, казалось бы, Дженис меньше всего должна думать о нем. Говорит о своих чувствах к Фрэнку, а потом без всякого перехода спрашивает, не звонил ли Уэйн, пока она гуляла. Впрочем, возможно, мать просто переменила тему, зевая, напомнила себе Эбби. И все же… Какой-то странный способ она выбрала. Почти фрейдистский…

Смутное подозрение зашевелилось в душе Эбби: что, если на самом деле все эти дни у матери на уме был вовсе не Фрэнк, а Уэйн? Но ход мысли вскоре стал путаться, и девушка незаметно уснула.

Эбби безупречно, до минуты, рассчитала время. Только натянула черные до локтя перчатки, умело подобранные к длинному элегантному платью, как зазвонил дверной колокольчик. Проверив, хорошо ли висят бриллиантовые серьги, пригладив забранные наверх волосы и бросив в сумочку губную помаду, она начала медленно — узкая юбка не позволяла ускорить шаг — спускаться по лестнице. В этот момент Норма открыла парадную дверь.

Бойд Бакстер вошел в холл и посмотрел вверх. На его лице отразилось удивление и восхищение. Значит, попала в точку! — обрадовалась Эбби. Когда она спускалась с нижних ступенек, Бойд подскочил к ней и предложил руку.

— Спасибо, Норма, — ласково проговорила Эбби, не отводя взгляда от Бойда. — В следующий раз я сама открою дверь.

— Хорошо бы, — сухо бросила Норма. — Эта беготня взад-вперед мне ни к чему. — И она гордо удалилась, что-то ворча себе под нос.

— Не удивляйтесь, — обратилась Эбби к Бойду. — Норма немного не в себе от приготовлений к вечеринке. Она никогда не соглашалась иметь дело с фирмами по организации банкетов на дому, но в этот раз мать настояла, чтобы взять помощников.

— Вы о ком? — удивился Бойд. — А, кажется, понял: вы имеете в виду горничную, да? Простите, но я не обратил на нее внимания.

Вежливо улыбнувшись, Эбби отвернулась, чтобы скрыть досаду на лице. Только сейчас девушка поняла свою ошибку: ее угораздило надеть туфли с четырехдюймовыми каблуками. И теперь она смотрит на Бойда сверху вниз. А ведь у нее еще высокая прическа. Славная парочка, только людей смешить.

Снова раздался звон колокольчика, и Эбби отправилась открывать дверь. Войдя в холл, Уэйн Маршалл наклонился к девушке и рассеянно чмокнул губами рядом с ее щекой. Эбби собралась уже поддразнить его, но в это мгновение поняла, что так захватило его внимание. На верху лестницы, держась рукой за перила, стояла Дженис в длинном облегающем платье строгого покроя из бледно-серого шелка. Шею украшала тяжелая серебряная цепь. В ушах слегка покачивались серьги в виде маленьких квадратов.

Погодите, погодите-ка! — Эбби вдруг пришла в голову неожиданная мысль. Неужели Дженис стояла у окна, поджидая, когда подъедет машина Уэйна, чтобы появиться одновременно с ним? Если так, то ее план определенно удался на все сто. Уэйн почтительно склонился, придержал рукой галстук, а Дженис величественно поплыла по лестнице к нему.

— Вы самая красивая женщина из всех, каких я когда-либо знал, — проговорил он, и Дженис с интимной теплотой улыбнулась ему в ответ.

Оба вели себя столь открыто и искренне, что Эбби почувствовала себя неловко. Смутное подозрение, не отпускавшее ее целую неделю, переросло в абсолютную уверенность.

Дженис нужен вовсе не Фрэнк Грэйнджер. Ей нужен Уэйн Маршалл!

И оба, Дженис и Уэйн, это знали…

Но сейчас не время обдумывать свое открытие. Бонд взял шаль Эбби, тончайшую паутину черных кружев. Уэйн галантно предложил руку Дженис. И все четверо вышли из дома.

Эбби поймала себя на том, что, пока они ехали по Эрмитаж-роуд, она нетерпеливо покусывала нижнюю губу. Ей очень хотелось оглянуться и посмотреть, держатся ли сидевшие на заднем сиденье машины Дженис и Уэйн за руки. Но она подавила искушение. Лучше пока ничего не знать.

Ну и фортели выкидывает Дженис! Интересно, что же она задумала? Ей словно мало, что ситуация и так изрядно запутана! А если мать со своим старинным другом вовремя не остановятся, станет еще хуже. Легко представить, как обидится Фрэнк.

Способна ли Дженис придумать целый сценарий для того, чтобы дать понять Уэйну Маршаллу, как она нужна ему? В конце концов, у него было шесть лет, а он, по-видимому, не смог предложить ей ничего, кроме дружбы. Но тут следует несколько тонких ходов, и бедняга вдруг со всей отчетливостью понимает, что любимая женщина ускользает от него… Нет, мать не могла быть столь жестокой.

Подошло время начала концерта. Слушатели рассаживались по местам, и шум в большом зале постепенно стихал. А вот и Фрэнк! Он стоял в фойе, прислонившись к стене и кого-то высматривая. Его серый костюм резко выделялся на фоне светлых кирпичей.

Вне всякого сомнения, он будет чувствовать себя столь же одиноко и на вечеринке. Мужчины круга Стэффордов на симфонические концерты имели обыкновение надевать смокинг. Она полагала, что мать обязательно посоветует Фрэнку, в чем лучше прийти, и поэтому не упомянула о форме одежды на пригласительных билетах. И теперь ей стало даже немного стыдно. Фрэнк мог подумать, и с определенной долей справедливости, будто она намеренно заставила его ощутить свою неуместность в их кругу.

Но опять же вполне возможно, что Дженис сказала ему, как нужно выглядеть, но тот отказался приспосабливаться к нравам чуждых ему людей. Если произошло именно так, то неудивительно, почему Дженис с явным одобрением взирает на смокинг Уэйна.

В этот момент к Фрэнку подошел мужчина в вечернем костюме. Когда он обернулся, у Эбби перехватило дыхание. Зато теперь она точно знала: Фрэнк пошел наперекор указаниям Дженис, и можно не беспокоиться о его чувствах. Флинн явился в смокинге и плиссированной рубашке с жемчужными пуговицами!

Эбби рассадила всех будто в случайном порядке, и никто не заподозрил, что все спланировано заранее. Фрэнк сидел возле прохода, рядом с ним Дженис, а по другую сторону от нее, Уэйн. Далее расположились Бонд и Эбби, и замыкал их компанию Флинн.

Девушка легонько пробежалась пальцами по рукаву его смокинга.

— Где ты его достал?

— Да есть в городе местечко, где их дают напрокат, — небрежно отозвался Флинн.

— Ясно, — сухо проговорила Эбби. — Как тебе, однако, повезло: просто, сшит по твоей фигуре! — Неужели он думает, что она, полная идиотка и не сумеет отличить дорогой костюм от ширпотреба? Его смокинг явно не с чужого плеча.

Свет в зале сделался более приглушенным, и под последние шорохи усаживающейся публики Флинн проговорил:

— Ну, во всяком случае, ношу я его с достоинством. А твой Бойд, выглядит простофилей. Его дурацкое самодовольство, случайно не связано каким-нибудь боком с тобой? — Парень быстро отвел ноги назад, заметив, что над его ботинком угрожающее зависла туфелька Эбби с каблуком-шпилькой. — Держу пари, я попал в яблочко, — пробормотал он. — А знаешь, зря ты выбрала такие высокие каблуки. Это из-за них он выглядит неподходящей тебе парой.

— А кто знал? Я готова была поклясться, что он выше ростом, — не сдержавшись, проворчала она.

— Не волнуйся, ты тут ни при чем, это он просто внезапно скукожился. В тот первый вечер, когда он к вам зашел, ты бегала вокруг него на цыпочках и все равно смотрела на него снизу вверх. Не помнишь? Я еще удивлялся, куда подевалась твоя девичья гордость.

Появился дирижер. Поднял палочку. К великому облегчению Эбби, Флинн оказался вроде бы знаком с правилами поведения в консерватории. В течение всего рахманиновского фортепианного концерта он не промолвил больше ни слова. И не аплодировал там, где не надо.

Эбби почти не слышала музыки. Она погрузилась в обдумывание разрозненных обрывков информации, собранных за неделю. К тому времени, когда приблизился антракт, она едва могла усидеть на месте от нетерпения.

— Мне надо поговорить с тобой, — шепнула она Флинну, когда еще звучали последние аккорды первого отделения концерта.

— Шшш, — прошипела женщина сзади них. Флинн только вскинул бровь. И сразу после того, как раздался гром аплодисментов, решительно встал и протянул девушке руку. Бойд только, через несколько секунд заметил, что Эбби ушла. И когда оглянулся, они уже находились возле выхода из зала.

— Наконец-то нам удалось стереть глупую блаженную улыбку с его лица, — проворчал Флинн.

Узкая юбка Эбби не позволила ей быстро идти. И когда они добрались до фойе, их уже окружала шумная толпа. Флинн остановился, но девушка покачала головой и потянула его за руку.

— Наедине.

— Надеюсь, мы с тобой будем говорить не о Бонде? Потому, что если ты привела меня сюда, чтобы сказать, что вчера гуляла с ним, то я уже об этом знаю.

— А твое, какое дело, встречаюсь я с Бондом или нет? — резко осадила парня Эбби.

— Мне, конечно, все равно, если только ты не рассказала ему о своем плане. — Он широко распахнул дверь фойе, выходившую на просторный внутренний дворик театра.

— С какой стати я ему буду что-либо рассказывать? Знаешь, вся эта история с комитетом фонда, похоже, шита белыми нитками и выдумана для отвода глаз. Что скажешь?

— Для отвода глаз? И Бонд с ними заодно? Ладно, не смеши меня.

По дворику в разные стороны разбегались аллейки, обсаженные высокими деревьями. Кое-где, в местах их пересечения, виднелись клумбы с цветами. Флинн так быстро повел Эбби в противоположную часть двора, подальше от толпы, что, когда он усадил ее на уединенную скамью под сенью старой шотландской сосны, девушка совсем запыхалась.

— По-моему, ты должен предупредить отца, Флинн.

— О чем?

— Я, конечно, могу ошибаться, но мне кажется… — Эбби глубоко вздохнула, — … что моя мать просто использует твоего отца, чтобы привлечь внимание другого мужчины к тому, какая она привлекательная, и заставить того понять, что более подходящей жены ему в городе не отыскать.

— С чего ты это взяла? — Брови у него высоко взлетели.

— «С чего… с чего…» Ты не можешь сказать что-нибудь более умное? Не имеет значения. Дело в том, что этот другой мужчина должен был сделать предложение моей матери много лет назад, но до сих пор телится.

— Ты думаешь?..

Они стояли на покрытой гравием дорожке лицом к лицу и говорили почти шепотом. Эбби пыталась разглядеть выражение его глаз, но в тени деревьев царил вечерний сумрак, и нельзя было определить, принимает ли он ее слова всерьез. Она, набрала побольше воздуха, собираясь привести доводы в доказательство сказанного, но в этот момент, рука Флинна обвилась вокруг ее талии.

— Что?.. — только и успела произнести Эбби, прежде чем парень, прижал ее тело к своему.

— Молчи и делай вид, будто ничего особенного не происходит.

Можно подумать, он ей оставил выбор. Флинн так крепко обнял ее, что она с трудом дышала. А уж о том, чтобы отодвинуться, и речи не было. Даже рукой не пошевелишь! Ну и хватка у него, словно клещами схватил. А надо бы, влепить ему оплеуху! Неожиданно Флинн свободной рукой повернул ее лицо к себе и прижался губами к ее рту.

«Молчи и делай вид»! Хорош гусь, нечего сказать! Ну, погоди у меня, дай только освободиться! Однако Флинн и не думал отпускать Эбби. Более того, его пальцы поглаживали теперь мягкие прядки волос на висках, выбившиеся из прически, а язык осторожно обводил контур ее губ. «Делай вид, будто ничего особенного не происходит», — уже гораздо менее сердито напомнила она себе и расслабилась в его объятиях.

Такое поведение вроде бы удивило Флинна, потому что на секунду-другую он напрягся, но потом с коротким смешком громко выдохнул воздух из груди. Следующий поцелуй был уже совсем иным. Страстным, требовательным и возбуждающим. И продолжался он целую вечность.

Когда, наконец Флинн отпустил Эбби, та зашаталась и едва не шагнула в сторону острых иголок шотландской сосны, но парень успел схватить девушку за руку и удержал ее на дорожке.

— Ты в порядке? — спросил он. В заботливом тоне его явно слышался смех.

— Какого черта! Что это вдруг на тебя нашло? А ну-ка, давай говори!

— Больше всего это напоминало поцелуй, — пожал он плечами и слегка покачал головой, словно сам не понимал, что произошло. — Впрочем, спасибо за сотрудничество. Ты достойно отыграла свою роль.

— Какую роль? Может, все-таки объяснишь, что происходит?

— Кто-то шел по дорожке. Мы с тобой секретничали, и я подумал, что будет лучше, если мы притворимся, будто заняты, более невинным делом.

— Действительно, трудно придумать, более невинное занятие. — Она сердито топнула ногой. — Ну, ты даешь, Флинн!

— Никому не придет в голову остановиться и разглядывать обнимающуюся парочку. Это в высшей степени невежливо. Кроме того, мужчины в смокингах все похожи друг на друга, а твое платье слилось с темнотой. И лицо твое, я успел закрыть рукой. Никто не догадается, что это были мы.

— Ну, допустим. Однако теперь, пока не появился кто-нибудь еще, может, закончим разговор? — слегка расслабившись, холодно проговорила она.

— А никто больше не появится. Антракт кончился. И если мы не поспешим, Бонд поднимет на ноги полицию.

Флинн был недалек от истины. Дирижер уже поднялся на подиум, когда запыхавшаяся Эбби проскользнула на свое место. Бойд, прикрыв рот программой, прошипел ей на ухо:

— Я уже собирался идти разыскивать вас.

Она состроила страдальческую гримасу и принялась рассеянно помахивать программой, в надежде охладить пылающие щеки.

При первых жалобных звуках фагота, начинающего «Болеро», Флинн пробормотал:

— Кстати, что ты нашла в Бойде, кроме разве очаровательных залысин?

Эбби кинула на него свирепый взгляд, от которого обыкновенный человек, несомненно, пришел бы в смущение.

Но Флинн только усмехнулся.

ГЛАВА ПЯТАЯ

В середине второго отделения Флинн оперся локтем о ручку кресла, разделявшую их, опустил подбородок на кулак и, судя по всему, погрузился в дрему. Найдись у Эбби булавка, она с превеликим удовольствием кольнула бы его. А так сиди и волнуйся, вдруг, не дай Бог, захрапит! Тут и самой не до музыки. Одним словом, никакого наслаждения от концерта! Даже не удалось увидеть, что поделывал все это время Фрэнк Грэйнджер: его загораживали Бойд, Уэйн и мать. Вот было бы здорово, если бы вдруг оказалось, что он тоже уснул!

Пробираясь после концерта сквозь гудящую толпу к стоянке машин, Эбби не сумела перемолвиться ни с кем ни единым словом. А потом и всю первую половину вечеринки в доме Стэффордов не могла отыскать Флинна. Неужели он отправился домой спать? Неужели?

Гостей наконец, позвали к столу, и те принялись раскладывать по тарелкам яства, доставленные на дом сотрудниками фирмы по организации банкетов. Почувствовав свободу, Эбби выскользнула из комнаты и отправилась на поиски Флинна. В гостиной Бойд бренчал на рояле. Заметив девушку, он приветливо помахал ей, но та лишь покачала головой и продолжила путь по комнатам. Сара Мерилл, молодая преподавательница, помогавшая ей с документами Елизаветинской эпохи, краем глаза, углядев ее, обратилась к ней, не прерывая жаркого спора с окружавшими ее гостями, лишь чуть повысив голос:

— Ищешь Флинна? — И, не дожидаясь ответа, небрежно махнула рукой в сторону террасы.

Эбби молча проглотила обиду. В ее намерения вовсе не входило вести себя таким образом, чтобы даже Сара Мерилл, по сути дела посторонний человек, не сомневалась, кого она ищет. Надо впредь, быть поосторожней. Ей вовсе ни к чему, чтобы и остальные гости догадались, что у них с ним особые отношения. Но за помощь, конечно, спасибо. Флинн сидел на каменных перилах террасы в самом дальнем темном углу. Она вполне могла бы не заметить его. Человек шесть гостей стояли неподалеку от дверей и мирно беседовали, дыша свежим воздухом. Эбби, не спеша прошла мимо, отклонив предложение присоединиться к ним, сославшись на обязанности хозяйки дома.

Флинн устроился на перилах, задрав одну ногу и обхватив руками колено, и смотрел в глубь сада. Его поза выражала полное умиротворение. Он мог просидеть так и минуту, и вечность.

Два похожих на тюльпаны бокала с шампанским стояли возле него. И в золотистой жидкости весело играли пузырьки. Увидев, а вернее, почувствовав рядом с собой Эбби, Флинн чуть подвинулся и протянул ей бокал.

— Я так и думал, что ты придешь, — пробормотал он.

— Если бы знала, где ты прячешься, я бы не заставила тебя так долго ждать. — В ее голосе прозвучала легкая насмешка.

— Ничего, не беспокойся. Зачем нам торопиться.

— Действительно, Боже упаси.

— Ты уже рассказала о своей новой гипотезе Фрэнку?

— Нет, я думала, это твоя забота.

— Кстати, почему она выбрала именно его?

— Не знаю. Должно быть, Фрэнк сам понимает, во всяком случае, на уровне подсознания, насколько абсурдна эта помолвка. Поэтому, я предполагаю, мать надеется, что не поломает ему жизнь, когда помолвка расстроится и станет ясно, что на самом деле она хочет обручиться с Уэйном.

Флинн подавился шампанским. И ей пришлось стучать по спине, пока он, смог наконец спокойно дышать.

— Эбби, — наконец произнес он. — Ты сошла с ума! Уэйн Маршалл — голубой.

— Откуда ты знаешь? — Она подозрительно посмотрела на него поверх своего бокала.

— Уверяю тебя, не по собственному опыту. — Ему явно стало смешно. — Но поверь, ошибки нет.

Эбби явно растерялась.

— Вот он, значит, что за птица, этот Уэйн! И у него Дженис ищет помощи и поддержки! Он, видите ли, одобрил ее выбор! Это же безумие! Какие советы насчет брака он способен ей дать?

— Но еще минуту назад ты сказала… — Он внимательно изучал ее. — Впрочем, неважно. Эбби, ты с такой удивительной быстротой меняешь отношение к людям, что я просто не нахожу слов.

— Я потрясена.

— Это видно. Но ты могла бы, говорить и потише.

— Почему? Все ушли. — Нахмурившись, она оглядела террасу и вдруг насторожилась. — Постой. Почему все исчезли?

Уже в следующую секунду после того, как она отметила исчезновение гостей на террасе, в ее сознании промелькнуло смутное воспоминание: кто-то в доме призывал к вниманию и просил всех успокоиться. Но тогда она била по спине Флинна и не придала услышанным словам особого значения.

— По-моему, нам лучше пойти выяснить, что случилось. — Флинн спрыгнул с перил и помог слезть Эбби.

Гости собрались в продолговатом холле. Несмотря на довольно внушительные размеры помещения, народу набилось столько, что и яблоку негде было упасть. За головами людей, столпившихся у сводчатой двери, Эбби даже не видела гостиную.

Она пробиралась сквозь толпу собравшихся, в центр комнаты, пока не заметила Бонда.

— Что здесь происходит? — спросила она, дернув его за рукав.

— Будто вы не знаете, — сухо ответил он и поджал губы. — Ваша мать и Фрэнк Грэйнджер только что объявили о помолвке.

Эбби в изумлении вытаращила глаза и начала протискиваться сквозь толпу назад к Флинну.

— Ты должен остановить их, — страстно пробормотала Эбби, схватив его обеими руками за руку. — Они не могут так с нами поступить!

Он покачал головой, сощуренными глазами глядя поверх толпы.

— Я предупреждал тебя, Эбби, что шила в мешке не утаишь.

— Но мать обещала, что не будет оглашать помолвку.

— Скорее всего, ты просто выдавала желаемое за действительное.

Эбби встала на цыпочки, но все равно почти ничего не видела. Ей удалось лишь разглядеть Дженис на середине лестницы. И рядом вроде бы стоял Фрэнк. Зато Эбби не сомневалась в том, что услышала. Мать всех приглашала на свадьбу.

— Ты все еще считаешь, что мне следует сказать папе, будто она ведет двойную игру? — прошептал Флинн.

В голове Эбби все время крутилась одна и та же мысль: ну почему Дженис, нарушила данное ею слово, она ведь обещала держать эту новость в секрете? И девушке понадобилась целая минута, чтобы понять еще одно странное обстоятельство: на лицах окружавших ее мать людей читалось не радостное или вежливое удивление, а смущение. Она озадаченно оглянулась на Флинна. Нет, реакция гостей не плод ее воображения. Такое же недоумение она прочла и в его глазах.

— Не много радости увидеть, что подтверждаются мои самые пессимистические прогнозы, — прошептала она. Эбби вовсе не была бессердечной дочерью, и ей стало по-настоящему горько, когда она почувствовала, как обида наполняет души Дженис и Фрэнка, ведь это их объявление о помолвке вызвало такую реакцию гостей.

— Ты и впрямь не понимаешь, что произошло? — Флинн озадаченно покачал головой. — Все ожидали объявления нашей с тобой помолвки.

— Что?! — Из ее груди вырвался истерический смешок.

— Кто-то, очевидно, все-таки узнал нас во время антракта, — с мрачным видом пояснил Флинн. — На вечеринке все перешептывались, ты разве не заметила?

— У меня были более важные дела. — Только тут до Эбби в полной мере дошел смысл сказанных Флинном слов. — Неужели ты хочешь сказать…

— Да, все ждали объявления нашей помолвки, а не моего отца с твоей матерью. Неудивительно, что они смущены.

— Это все ты виноват, со своей блестящей идеей… — раздраженно пробурчала она. — Ха-ха-ха, «все мужчины в смокингах похожи друг на друга». Полный идиотизм!

Оказавшаяся поблизости Сара Мерилл дружески похлопала ее по плечу.

— Мне неприятно, что я невольно подслушала ваш разговор, но ради справедливости я должна вмешаться. Вас выдал не смокинг Флинна, а твои перчатки. Кроме тебя, никто перчатки сегодня вечером на концерт не надевал. И все это заметили. Наоборот, Флинн вел себя как истинный джентльмен, и, когда на аллейке вы обнялись, он намеренно повернулся к публике спиной, чтобы скрыть леди, которую держал в руках…

И с чувством выполненного долга Сара удалилась.

Эбби вспомнила, как она обвилась вокруг парня, и с ужасом застонала.

— Тоже мне, знаток человеческих душ! «Они слишком хорошо воспитаны, чтобы смотреть на обнимающуюся пару» — по-моему, ты так сказал. Бред.

— Такое впечатление, будто сегодня все как один отправились вслед за нами в сад, — буркнул Флинн.

Гости снова стали возвращаться к столам с закусками, собираясь в группы и обсуждая столь потрясающую новость. В гостиной кто-то включил стереосистему, и несколько пар отправилась на террасу потанцевать.

К Эбби, глупо улыбаясь, подошел Бойд.

— Я уже испугался, что Дженис назовет ваше имя. Нам обязательно нужно с вами ближе познакомиться.

— Вы определенно… — начала Эбби. Но Флинн крепко взял ее за руку.

— Думаю, нам надо пойти и поздравить наших родителей, не так ли?

Эбби хотела возразить, но выражение глаз парня подавило ее волю к сопротивлению.

— Правда, есть опасность, что мы только подольем масла в огонь. Все и так бурно обсуждают неожиданную помолвку, — тихо проговорил Флинн, когда они отошли от Бойда. — По крайней мере, родители не вытащили нас на середину сцены с самого начала. Безусловно, мудрый шаг: ты вряд ли сумела бы скрыть свой гнев… Кстати, что ты в нем нашла?

— Ты имеешь в виду Бойда? — Она слегка откинула голову назад. — Милый мальчик. Он увидел меня на коктейле у Тэлботов и моментально захотел узнать, кто я.

— Моментально? — фыркнул Флинн. — И поэтому ждал сорок восемь часов, прежде чем подойти. Вначале убедился, что ты не только хорошенькая мордашка, но и партия выгодная. Небось, задрожал от восторга, когда узнал, что ты дочь самого Уоррена Стэффорда. Твоя цена тотчас круто взлетела вверх.

— А что бы ты сделал, если бы тебе на вечеринке понравилась девушка? — презрительно сморщила нос Эбби. — Прямиком, что ли, к ней строевым шагом и под козырек: «Здравия желаю. Разрешите познакомиться. Прошу занять отведенное вам место в моей личной жизни согласно предписанию»?

— Что-то в этом духе, — согласился Флинн, когда они добрались до лестницы, возле которой стояли родители. Он улыбнулся Дженис и поцеловал ее в щеку. — Мне уже можно называть вас мамой или дождаться свадьбы?

— Ох, Флинн, конечно, называй меня так, мне будет очень приятно, — ласково улыбнулась в ответ Дженис.

Ничего удивительного, что этот плут сумел очаровать мою бедную мать, возмутилась Эбби. Да будь у нее в груди ледышка вместо сердца, и то бы растопилась, от подобных слащавых слов. И смотреть, и слушать противно! Она сделала вид, что не обратила внимания на этот обмен любезностями, и повернулась к Фрэнку, стоявшему рядом с матерью. Надо, не откладывая на потом, дать понять, новоявленному отчиму, что Флинн волен говорить и делать все, что ему заблагорассудится, но для нее Фрэнк никогда не станет «папой».

— Наилучшие пожелания, Фрэнк, — проговорила Эбби и протянула ему обе руки. Но не подставила щеку для поцелуя, и, к ее великому удовлетворению, тот не стал делать попыток к сближению.

— Я знаю, Эбби, вам нелегко понять нас. — Бледно-голубые глаза серьезно смотрели на нее, пожатие было крепким. — Главное — чтобы вы знали: ваша мать очень дорога мне.

Эбби потупилась. Какое счастье, что она, не выставила себя дурой, рассказав ему о своих подозрениях насчет Дженис и Уэйна.

— … в последнюю неделю июня, — услышала она, как Дженис говорит женщине, обнимавшей ее. — Сомневаюсь, правда, что нам удастся, как следует подготовиться к свадьбе, столько людей позвали.

У Эбби заныло сердце. Сейчас конец мая, так что Дженис осталось меньше месяца, чтобы одуматься. И теперь, когда мать так усложнила проблему, оповестив весь город о своем необдуманном шаге, сможет ли она понять, какую совершает глупость? Или из гордости ей будет еще труднее признать свою ошибку?

Как бы там ни было, но до конца вечеринки Эбби ничего не оставалось, как улыбаться и делать счастливое лицо, когда ее поздравляли.

— Кто бы мог подумать, что вечеринка обернется помолвкой! — заметила одна пожилая матрона.

Действительно, кто? Уж точно не я, досадливо подумала Эбби.

— По крайней мере, обручением этой пары, — с отвратительным смешком добавила другая особа. — По-моему, все опешили. Да, буквально как взрыв бомбы. Это единственный сюрприз, Эбби, или у тебя в рукаве припасен еще один?

Камушек в ее огород! Эбби сразу решила не только никогда больше не разговаривать с Флинном Грэйнджером и не смотреть на него, но даже обходить его за полкилометра. И тогда, конечно, слухи сами собой отомрут…

Остальную часть вечера она только и думала о том, как бы ей не столкнуться с Флинном, но тот, похоже, прочел ее мысли и будто сквозь землю провалился. До тех пор пока не уехал последний гость, он ни разу не попался ей на глаза. И лишь когда служащие фирмы по организации банкетов на дому принялись складывать и уносить посуду, он вдруг появился на кухне.

— Как насчет того, чтобы утром вместе позавтракать? — вполголоса предложил он, глядя на работавших людей.

— Предпочитаю всласть выспаться, — покачала головой Эбби, — а потом позавтракать с Бондом в Кантри-клубе.

— И подрубить разом под корешок все слухи о нашем романе. Здорово придумано! — восхищенно присвистнул Флинн.

— Кому-то ведь нужно вытаскивать нас из калоши, куда мы попали по твоей милости.

— Я один виноват, что ли? — Он обиженно пожал плечами. — Будто не ты решила уединиться в саду.

— Знай, я тогда, что влипну в подобную историю, просидела бы в зале, весь антракт не шелохнувшись. Но мне не хочется усугублять и без того, гнусное положение, а это непременно произойдет, если меня снова увидят с тобой.

— А ты не думаешь, что, если мы начнем усердно избегать друг друга, это будет выглядеть еще более подозрительно? Как-никак мы с тобой теперь родственнички, пусть и не самые близкие.

— Я еще не смирилась с поражением, — огрызнулась Эбби. — А ты?

— Не совсем. Хотя одно уже ясно: нравится это нам обоим или нет, но твой план с треском провалился. Если захочешь, выслушать мой, дай мне знать!

«Всласть выспаться…» Заманчивая перспектива! Но было еще, относительно рано, когда Эбби проснулась, полежала минуту-другую, завернувшись в одеяло, и поняла, что она слишком взволнованна, чтобы оставаться в постели. Тогда она встала и уселась, поджав ноги, на широком кресле перед окном в спальне. Проводив взглядом Норму, отправившуюся, по всей видимости, в церковь, она увидела Дженис: та спустилась по ступенькам затянутой сеткой веранды в задней части дома и пошла куда-то через сад.

Эбби кольнуло чувство вины за то, что она, сама того не желая, шпионит за матерью. Но даже на расстоянии легко было догадаться, что это не обычная деловая прогулка по саду для осмотра деревьев и цветов. Дженис бесцельно бродила по дорожкам, ссутулившись, будто от усталости.

Эбби решительно натянула шорты цвета хаки и лилово-розовую майку и, спустившись в сад, направилась к Дженис.

Та склонилась над клумбой с ирисами, которые только-только проклюнулись темно-фиолетовыми головками из набухших почек. С неуверенной улыбкой Дженис взглянула на дочь:

— Привет, дорогая. Хорошо спала?

— Не особенно. — Эбби присела, вытянув ноги, на низкий кирпичный бордюр, окаймлявший клумбу, и уставилась на носки своих фиолетовых парусиновых туфель. — Я не думала, что ты будешь так торопиться с объявлением помолвки.

— Да, с моей стороны было невежливо использовать для этого затеянную тобой вечеринку. Прости, — вздохнула Дженис.

— Но ты не жалеешь, что объявила о ней? — тут же отозвалась Эбби.

— Я не дождалась твоего напутствия, это правда. Но прощения за это не прошу. — Дженис вырвала из клумбы сорняк, отряхнула руки и посмотрела прямо в глаза дочери. — И вспомни, дорогая, я ведь никогда не обещала, что буду ждать твоего разрешения.

Пожалуй, справедливая поправка, мысленно согласилась Эбби. Дженис молчала и не вступала в спор, из чего Эбби непонятно почему сделала вывод, что ее мать, пошла на попятную.

— Я вовсе не имела в виду, мама, что тебе нужно мое разрешение. Только просила подождать.

— Сколько времени? — спросила Дженис. — Неделю? Месяц? Год? Несколько лет?

Эбби почувствовала, что у нее вспыхнули щеки от сознания собственной вины.

— Больше чем те несколько дней, которые ты дала мне, — упрямо возразила она.

— Сколько бы мы ни ждали, по-моему, от этого ничего не изменилось бы. — Дженис снова взялась за прополку клумбы. — Прости, если я ошибаюсь.

— Мне было бы намного легче, если бы я сумела понять, мама, что ты в нем нашла. — Эбби встала с бордюра. — Но честно, у меня в голове не укладывается, как ты могла после папы выбрать человека вроде Фрэнка!

— Если ты и впрямь захочешь понять, Эбби, — глаза у Дженис стали печальными, а голос ласковым, — то тебе не понадобятся никакие объяснения. Ты ведь неглупая девушка. Тебе достаточно, приглядеться повнимательней к Фрэнку, и ты все поймешь. А пока любые слова бессильны.

— Но он порой за целый день и рта не раскроет! — От отчаяния Эбби глубоко вздохнула. — Мне просто хочется разобраться, как тебе удалось настолько хорошо его узнать, что ты решила, будто хочешь провести с ним оставшуюся жизнь. Хоть это мне объясни!

— Мне кажется, — Дженис наморщила лоб, — я впервые поняла, как много Фрэнк для меня значит, когда он взялся починить расшатавшуюся ножку обеденного стола. И на него упала столешница. — (Эбби молча изучала мать.) — Стол, сама знаешь, очень тяжелый. На несколько мгновений, мне показалось, что его убило, и… Вот тогда-то я и поняла. Кстати, раз уж мы заговорили о мебели, не скажешь, Эбби, нет ли в доме каких-нибудь вещей, к которым ты особенно привязана? Вещей, которые тебе когда-нибудь понадобятся, даже если сегодня у тебя нет для них места?

— Звучит так, будто ты решила избавиться от старья.

— В некотором смысле так оно и есть. — Дженис чуть заметно улыбнулась. — Составь, пожалуйста, список, я найму грузчиков, чтобы отправить все ценное на склад.

— А почему мебель не может стоять там, где сейчас?

— Это невозможно. — Дженис, набрала побольше воздуха и медленно выдохнула: — Я хочу продать дом, Эбби.

* * *

Когда позже, в Кантри-клубе, смакуя бельгийские вафли, Эбби сообщила эту новость Бонду, тот выглядел столь же потрясенным, как и она сама.

— Никогда бы не подумал, что у нее такое на уме, — принялся вслух размышлять он. — Безусловно, она имеет полное право продать дом, если отец не завещал вам хотя бы часть недвижимости.

— Не завещал, — нетерпеливо перебила его Эбби. — Мне оставлены деньги и акции, а дом принадлежит матери. Кстати, в принципе мне все равно, что случится с домом. Я, так или иначе, не собиралась в нем жить. Меня волнует сам факт его продажи.

— Вы не собирались в нем жить? Но послушайте…

— Мне не нравится идея матери. — Эбби не обратила внимания на последние слова Бонда. — Бросить прекрасное, удобное жилище, чтобы поселиться в тесной квартире сантехника, да еще, в невзрачном домишке на непрестижной улице.

— Действительно, здание большое, — рассудительно заметил Бойд. — И, учитывая, что ваша домработница уходит на пенсию…

— Кто уходит на пенсию? Норма? — Эбби удивленно моргнула. — Впервые слышу.

— Простите, мне не стоило этого говорить. — Бойд покраснел.

— Почему?

— Речь идет о пожелании клиента. Ваша мать назначила ей пансион. И если она вам об этом не сказала, то, выходит, я проболтался. Однако я удивлен, что Дженис утаила от меня свое намерение продать дом.

— А я нет, — мрачно отозвалась Эбби. — Знаете выражение «Пришла беда — отворяй ворота»? Похоже, они теперь не скоро у меня закроются. Проклятие, ну что я вам говорила! Идет…

— Кто? — Бойд оглянулся.

— Миссис Остин собственной персоной. Вы хотите сказать, что незнакомы с ней? Тогда держитесь. Другой такой сплетницы, в городе не сыщешь.

— Эта аккуратная леди небольшого росточка? Выглядит вполне безобидно.

— Внешность бывает обманчивой, — мрачно бросила Эбби.

Опираясь на палку черного дерева, миссис Остин целенаправленно продвигалась через зал к их столу. Когда она приблизилась, Бойд галантно вскочил, бросив на стул салфетку. Старуха наградила его одобрительной улыбкой и потрепала по руке.

— Как приятно видеть молодого человека с хорошими манерами, — пробормотала она. — Мои поздравления, Эбби, ты разбираешься в жизненных ценностях. Мне сказали, что вчера вечером твоя мать сообщила прелюбопытную новость. Это, правда, что она собирается снова выйти замуж?

— О да. Абсолютная правда.

— Гмм. Однако, как я погляжу, ты не в восторге.

— Я потрясена. — Эбби ухитрилась состроить улыбку. — Если это сделает мою мать счастливой…

— Фрэнк Грэйнджер? — В голосе миссис Остин, пусть и на секунду — как-никак светская женщина! — прозвучала нота презрения. — Должно быть, безумная страсть. Если только не… Интересно, а ты не знаешь, как давно Дженис проходила полное медицинское обследование? — Она откинула голову назад и уставилась на Эбби, полуприкрыв глаза. Ни дать ни взять хорошо откормленный стервятник, подумалось Эбби. — Очень похоже на то, — злорадно продолжала миссис Остин. — Эбби, ты должна уговорить ее показаться специалисту. Когда мы стареем, такое случается. Будет весьма огорчительно слишком поздно узнать, что Дженис страдала от сужения артерий, а не от любви. Да, весьма любопытно… Фрэнк Грэйнджер, — повторила она, похоже, самой себе, горестно помотала головой и вернулась к своему столику.

— «Когда мы стареем, такое случается», — презрительно сморщив нос, повторила Эбби. — Эта ведьма явно знает то, о чем говорит. Сама давно из ума выжила.

Настроение девушки, однако, испортилось окончательно. Теперь полгорода будет вслед за миссис Остин повторять, что ее мать страдает ранним старческим маразмом. Господи, почему она сама об этом не подумала?

— А вам не кажется, что она, возможно, права? — озабоченно проговорил Бойд. — Я имею в виду миссис Остин. А вдруг у Дженис одна из этих ужасных болезней, которые медленно лишают мозг кислорода…

— Ох, прошу вас. Вы же работаете с ней в одном комитете, Бойд. Неужели вы бы не заметили, если бы ее разум начал давать сбои?

— Это бы многое объяснило, — упрямо повторил Бонд. — Я имею в виду Фрэнка Грэйнджера… Столь непостижимый выбор невольно заставляет задуматься над здравостью ее суждений.

Эбби прикусила язык. Едва ли справедливо сердиться на Бонда за то, что он задает те же вопросы, какие она сама поставила перед Дженис не более трех часов назад.

Полчаса спустя Бойд проводил Эбби от ресторана до парадных дверей дома. Вежливость требовала пригласить его на кофе. Но ей не терпелось отделаться от надоедливого кавалера и поскорей попытаться найти Флинна. Утром его телефон не отвечал. А теперь, когда Дженис объявила о своем намерении продать дом, Эбби стало особенно интересно услышать план своего «сообщника». Требовались быстрые и решительные действия.

Девушка еще не успела привести в порядок мысли, когда неожиданно увидела Бонда, поднявшегося на террасу.

— Мне бы очень хотелось зайти к вам. Но, увы, на работе ждет куча документов, в которых надо к полудню разобраться. Может быть, как-нибудь встретимся на днях?

Она согласно кивнула головой и, попрощавшись, вошла в дом, пытаясь придумать предлог, чтобы переодеться и тут же снова уйти. Но матери нигде не было видно, в комнатах стояла угрюмая тишина, и лишь на кухне, она наконец нашла записку. Дженис и Фрэнк поехали возложить цветы на семейные могилы на старом кладбище недалеко от города. Значит, скорее всего, в ближайшие часы они не вернутся.

Выходя из дома, она захватила блокнот и карандаш. Если Флинна не окажется дома, она хоть оставит ему записку. Еще издали, подходя к дому Флоры Пемброук, Эбби увидела открытые навстречу майскому солнцу окна над гаражом. Она взобралась по старым каменным ступеням и постучала в затянутую сеткой дверь. И услышала голос Флинна, приглашавшего ее войти.

После яркого солнечного света комната выглядела темной и мрачной. Эбби остановилась на пороге и испуганно заморгала.

— Не бойся, тиф или какую-нибудь другую гадость, здесь не подхватишь, — нетерпеливо бросил Флинн, склонившийся над мольбертом возле самого большого окна. — Красотой и роскошью жилище мое не блещет, но зато совершенно чистое.

Когда глаза девушки понемногу привыкли к полумраку, она поняла, что хозяин комнаты абсолютно прав. Никогда в жизни не скажешь, что это шоферская каморка над гаражом! Напротив, Эбби будто оказалась в очаровательном каменном коттедже с угловатыми стенами и сводчатыми потолками. Однако занавески, что-нибудь простенькое и лучше всего пестрое, а также яркие лоскутные половики и ситцевые чехлы на мебель не помешали бы!

Через плечо Флинна она взглянула на лист бумаги с нарисованным пейзажем.

Эбби так долго молчала, что Флинн не выдержал и, отложив кисть, обернулся и посмотрел на нее.

— Язык прикусила?

— Не хотелось мешать. Ты был так сосредоточен.

— Тогда перестань смотреть.

— А тебе не помешает, если я буду говорить? — Она кивнула в сторону мольберта: — Не нарушу творческий процесс?

— Иногда болтовня мешает. Но не на этой стадии.

Девушка устроилась на вертящемся кресле возле мольберта так, чтобы не упускать ни одного движения художника. Бархатная обивка кресла, когда-то, вероятно, темно-бордовая, выцвела, потерлась и сделалась коричневато-красной. Но сидеть было удивительно удобно, кресло прогибалось именно там, где надо. Эбби перекинула одну ногу через подлокотник, уперлась щекой в спинку и принялась рассказывать ему последнюю новость о продаже дома.

— Теперь ей остается только окончательно опроститься и заняться огородом, — закончила Эбби, небрежно покачивая ногой. — А ты что, не удивлен?

— Честно говоря, нет. — Флинн не отрывал глаз от своей картины. — Я ничего не знал о планах продать дом. Но решение это представляется мне вполне логичным.

— А мне нет.

— Тогда попробуй убедить ее оставить дом тебе.

— А зачем он мне нужен? Такой огромный! Мне одной с ним не управиться.

— В таком случае почему ты считаешь, что твоя мать не испытывает такого же страха перед грузом ответственности?

— Почему? Да ей вполне по плечу содержать такой дом, — пожала плечами Эбби. — У нее ведь теперь под боком свой мастер на все руки. — Девушка выпрямилась в кресле. — По-моему, пришла пора привести в действие твой план. Кстати, в чем он заключается?

— По правде говоря, он очень прост. — Флинн чуть затемнил синюю тень от дерева. — Ты атаковала проблему в лоб. А я подошел к ней под другим углом.

— Ты имеешь в виду психологию?

— Точно. — Он сделал шаг назад, разглядывая свою работу. — Не надо ничего им говорить. И тем более предлагать отложить свадьбу. Но эффект гарантируется.

— Похоже на волшебство. — Эбби откинулась на бархатную спинку и зевнула.

— О, это и есть волшебство. — Флинн провел несколько раз кистью по палитре. — Моя идея на удивление проста, Эбби. Но необычайно элегантна. От нас требуется только одно — сыграть на глазах у всего города, но так, чтобы все поверили, пламенную любовную связь.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

— Ты, должно быть… — сдавленным голосом пропищала Эбби и испуганно замерла. Через секунду-другую нервно сглотнула застрявший в горле комок и несколько раз прокашлялась. Наконец к ней вернулся дар речи, и она более или менее сумела взять себя в руки. — Сыграть любовную связь? Нам?

— О ком, по-твоему, я еще могу говорить?

— Мне твоя идея совсем не нравится. Откуда ты взял, что проблема разрешится, если мы… — Голос снова пропал.

— Могу объяснить для бестолковых: твоя мать будет проклинать меня за то, что я, воспользовался случаем и соблазнил ее чистую, непорочную девочку, — Флинн принялся снова пристально изучать свой эскиз, — а мой отец предаст тебя анафеме за то…

— Полагаю, за то, что совращаю его ненаглядное золотце?

Флинн стрельнул в нее презрительным взглядом.

— За то, что отвлекаешь меня от свиданий с музой. Или за то, что выжала из меня все соки и я, от неимоверной слабости не могу рисовать ничего, кроме скошенной травы. — Он театрально поник головой, изображая упадок сил, и дрожащей рукой провел на листе бумаги пунктирную дорожку. Затем с наигранной задумчивостью склонил набок голову, изучил «рисунок» и кивнул. — При детальном рассмотрении я склонен думать, что второе ближе к истине. Папу не слишком волнуют мои взаимоотношения с музой. Но он терпеть не может рисунки, где нет ничего, кроме травы. Он утверждает, что это свидетельствует о фундаментальной утрате творческой энергии.

Но Эбби его уже не слушала:

— То, что оба рьяно возьмутся за наше перевоспитание и попытаются направить нас на путь истины — это бесспорно. Но вот заставит ли беспокойство о судьбе детей пересмотреть их отношение к собственному браку — это еще бабушка надвое сказала.

— Обязательно заставит, даже и не сомневайся! Следующий этап очевиден. Вначале вместе проклинают детей, потом грызутся между собой. Разве ты не понимаешь? Каждый станет обвинять другого в том, что тот, вырастил негодяя и прожигателя жизни. Неизбежно начнутся страшные ссоры, и в конце концов, они благополучно расстанутся.

— Ибо лучше остаться в одиночестве, чем выслушивать вечные претензии и обвинения? — Эбби вытаращила глаза. — Это совсем другой угол атаки, согласна. Я удивлена, что ты это придумал сам.

— Идею мне подсказала реакция гостей на вчерашней вечеринке, — скромно пояснил Флинн. — Понимаешь, они все будто ожидали этого. План не просто хороший, он к тому же наполовину выполнен.

А не вымазать ли ему голову красками? Пусть сверкает всеми цветами радуги, подумала Эбби. Момент самый что ни на есть подходящий. Да только вряд ли получится: парень он живой, ловкий — увернется!

— Огромное спасибо за предложение, стать твоей фиктивной любовницей. Поразительная душевная щедрость! — Девушка не пожалела сарказма.

— Не стоит благодарности. Для меня это сущий пустяк.

— И я прекрасно понимаю, — сухо продолжила Эбби, — какая это великая честь для меня, что молва навсегда соединит, мое имя с твоим. Однако я убеждена, что сумею справиться без посторонней помощи.

— Хорошо. — Флинн вроде бы совсем не огорчился. — Если вдруг надумаешь, дай мне знать.

Он снял работу с мольберта и разложил ее на столе в дальнем конце комнаты для просушки. Вернувшись, он не взял новый лист бумаги, как ожидала Эбби, а встал, скрестив руки на груди, возле кресла, на котором сидела девушка, и принялся ее молча разглядывать.

— У меня на кончике носа прыщик вскочил или что? — Она настороженно стрельнула в него глазами.

— Вовсе нет. Я просто не прочь немного порепетировать.

Эбби настолько расслабилась в старом удобном кресле, что не успела ничего ответить, а тем более встать или отодвинуться. Флинн быстро нагнулся к ней — а точнее сказать, спикировал — и принялся исследовать губами ее рот.

Эгоистичная свинья, сердито подумала девушка. Он, видите ли, «не прочь порепетировать»! Ну и пусть! Что она, собственно говоря, теряет? Если этот парень так ослеплен своим мастерством, что полагает, будто его поцелуи убедят ее принять придуманный им, дурацкий план, значит, пришла пора открыть ему глаза. От одного поцелуя она не умрет. Главное — принять решение.

Какой там один поцелуй! Скорее, их надо было считать десятками, если не сотнями… Его рот, нежный и подвижный, первые мгновения будто знакомился с ее губами и пробовал их на вкус, словно незнакомое блюдо — кто знает, понравится оно или нет? Но почти тут же Флинн освоился и, забыв о сдержанности, приступил к настоящим поцелуям. Парень дразнил ее губы, потом устремлялся к другим целям: к вискам, мочкам ушей, нежной ямочке на щеке…

— Напрасно ты думаешь, что этих поцелуев достаточно, чтобы убедить меня вступить в сексуальную связь…

— Ты имеешь в виду, что я слишком робок? И советуешь приступить к более решительным действиям? — Он чуть откинулся назад. В его живых глазах блеснули лукавые искорки. — Тогда я продолжу. — Его рука все еще опиралась на подлокотник кресла, а лицо теперь находилось в нескольких дюймах от ее лица.

Флинн смотрел на ее губы, сейчас вспухшие и горящие. Эбби соскользнула в кресле вниз и слишком поздно поняла, что это движение могло быть воспринято как приглашение к более интимным ласкам.

— Нет!

— Хорошо. — Флинн засмеялся и выпрямился. — И кстати, я вовсе не пытался склонить тебя к какому-нибудь решению. Я всего лишь хотел убедиться в том, что ты не думаешь, будто у меня есть нечто общее с Уэйном Маршаллом. — Он направился к двери.

— Я так никогда и не думала, — пролепетала Эбби.

Флинн обернулся и взглянул на нее, вопросительно вскинув бровь. Но ничего не ответил. Вместо этого распахнул дверь:

— Входи, Сара.

Эбби выпрямилась так стремительно, словно одна из старых пружин сиденья вырвалась и вытолкнула ее. Она не слышала стука в дверь. Значит ли это, что у Флинна лучше слух, чем у нее? Или она потеряла контроль над своими чувствами?

— Как ты можешь работать при таком свете, Флинн? — воскликнула, войдя в комнату, Сара Мерилл. — Ты испортишь себе глаза.

Эбби с облегчением вспомнила, как долго сама привыкала к темноте. А значит, Сара тоже не могла сразу увидеть, что творится в комнате.

— Мне здесь не темно. Зачем же включать лампы, если я ими не пользуюсь? — Флинн повел гостью к мольберту. — Что принесла?

— Гранки программы «Выставка на траве». — Она протянула ему большой конверт. — Я хочу, чтобы ты их проглядел. Особое внимание обрати на список художников.

Флинн вытащил из конверта несколько страниц и начал их быстро просматривать.

— Только, чур, я не виноват, если ты ошиблась в написании фамилий!

— Ну, ты и читаешь! Прямо-таки с космической скоростью. Не понимаю, как это тебе удается. — Сара подвинула стул и опустилась на него. — Привет, Эбби! Надеюсь, ты придешь на выставку?

— Это что-то вроде галереи на открытом воздухе? — Эбби вспомнила, что видела нечто подобное в календаре культурных мероприятий Чендлер-колледжа.

— Совершенно верно. К нам в студенческий городок на один день приезжают художники из шести штатов, чтобы продемонстрировать свои работы. Это будет самая большая из когда-либо проводившихся нами выставок.

— Готово. Получите ваши гранки, госпожа председатель организационного комитета. Не хотите ли, содовой, чтобы легче спорилось о целях и задачах искусства?

— С удовольствием. Сегодня, такая жарища!

Пока шла к тебе, семь потов сошло. Но спорить с тобой не собираюсь. Я ведь вижу, ты свято веришь, будто жизнь в мансарде приближает тебя к Ван Гогу, и пытаться переубедить тебя бессмысленно.

— Вот и ладненько, — согласился Флинн и вопросительно вскинул бровь, взглянув на Эбби. — Содовую? — Девушка кивнула. И он направился к крохотной кухне в дальнем углу комнаты.

— Как получилось, что тебя выбрали ответственной за «Выставку на траве»? — спросила Эбби. — По-моему, это должен быть преподаватель живописи.

— Дело в том, что у Сары отменный вкус и пробивная тактика барракуды, — из дальнего конца комнаты ответил Флинн.

— Просто весь преподавательский состав отделения искусства умудряется каждый год в летний отпуск отправляться на этюды в Италию, — вздохнула Сара. — В то время как я… Короче, Дейв Тэлбот знает о моей слабости во всем, что касается Чендлер-колледжа, и без зазрения совести пользуется этим. Будь осторожна с ним, Эбби.

— Буду. Спасибо за предупреждение.

— А ты не хочешь мне помочь? — Сара, открыла банку с содовой, которую дал ей Флинн, и бодрым тоном продолжала: — Я всегда ищу энтузиастов, готовых заняться продажей программок и других мелочей в день фестиваля. И если, в ближайшие две недели у тебя сыщется свободное время…

— Сара, а ты уверена, что единственный человек, кого мне надо опасаться, — это Дейв Тэлбот? — засмеялась Эбби.

— Я обиделась.

— О, прости, пожалуйста. Конечно, я помогу. — Эбби хотела взять банку, которую ей протягивал Флинн, но тот в последнюю секунду поднял ее повыше.

— Из банки будешь пить или принести хрустальные бокалы? — спросил он.

Эбби, подпрыгнув, схватила банку и показала ему язык. От сильно газированной воды в носу защекотало, и она едва удержалась, чтобы не чихнуть.

— Может, придете оба ко мне вечерком? Какой-нибудь фильм посмотрим, — предложила вдруг Сара.

— Охотно. — Флинн лениво потянулся.

Что он себе позволяет! Думать-то хоть немного надо! — мысленно возмутилась Эбби. — Сара, само собой, считает их влюбленной парой. И, отвечая за них обоих, Флинн лишь поддерживает такое впечатление. Но Эбби не долго пришлось раздражаться.

— Во всяком случае, лично я свободен, — внезапно добавил он. — А ты, Эбби?

Злость лопнула, как проткнутый воздушный шарик. Она вспомнила стопку бумаг, ждущую ее на столе. Но ведь, даже оставшись дома, вряд ли она сумеет сегодня вечером поработать, честно призналась себе Эбби. И к тому же неужели нужно отказываться от приглашения только потому, что вместе с ней позвали и Флинна? Хоть развлечется немного.

— Да, я свободна. Мама и Фрэнк поехали навестить могилы родственников на старом кладбище, и когда они вернутся, трудно сказать.

— Оригинальный способ остаться вдвоем, — заметила Сара.

— Некоторые из надгробий действительно очень интересные, — возразил Флинн. — К тому же посмотри, какая сегодня замечательная погода для прогулки. А возле кладбища есть немало красивых мест. Например, в пяти милях ниже по реке, по-моему, находится один из самых живописных уголков природы на всем Среднем Западе. Когда я был бойскаутом, мы обычно разбивали там лагерь и ловили рыбу.

— Ты был бойскаутом? — удивилась Эбби. — Наверное, отвечал за организацию бунтов в отряде.

— Никогда не понимала радостей рыбной ловли, — пожала плечами Сара. — Червяки и все такое прочее. Но, конечно, если Фрэнку это занятие по сердцу… Знаете, нам и правда будет не хватать его.

— Не хватать его? — нахмурилась Эбби.

— Это удивительный человек, — кивнула Сара. — Нет дела, с которым бы он не справился.

Очевидно, Сара полагала, что Фрэнк переедет в дом Дженис. Эбби уже открыла рот, чтобы успокоить свою собеседницу, но в последний момент не справилась с нервами. Язык не повернулся сказать, что ее мать собирается променять свой очаровательный дом на квартиру сантехника. Пусть сама Дженис, когда захочет, чтобы об этом все узнали, тогда и говорит. Но в любом случае Сара не оставила ей возможности вставить слово, поскольку, болтала без умолку:

— И какой он милый… Два месяца назад я уронила в раковину кольцо с аквамарином, так Фрэнк не поленился разобрать трубы во всем доме, чтобы найти его. — Она встала и взяла конверт. — Однако мне пора бежать. Раз у меня вечером гости…

— Зачем спешить? — лениво пробормотал Флинн. — Чтобы вызвать по телефону разносчика пиццы, не понадобится много времени.

— Как хорошо ты меня знаешь! — усмехнулась Сара. — За это я разрешаю тебе принести какую-нибудь кассету. — Она допила содовую, поставила банку возле кухонной раковины и направилась к двери. — И, пожалуйста, получше. Без кровавых убийств и всякой сексуальной дребедени. И никаких шпионов.

— А как же свобода выбора? — крикнул вдогонку Флинн. — Да ты просто себя недооцениваешь. Я принесу чудный фильм, где маньяк рубит своих жертв топором, он тебе понравится.

— Неужели ты любишь такие фильмы, Флинн?.. — Эбби передернуло.

— Договорились, — весело бросила Сара. — Неси фильм, и посмотрим, кто первый начнет ерзать. Держу пари, что это будешь ты.

Флинн закрыл за ней дверь и вернулся к мольберту.

Допивая содовую, Эбби наблюдала, как на бумаге возникает разрушенный замок и возле него старомодный паровоз. По крайней мере, так ей показалось. Ей захотелось задать ему вопрос, но Флинн лишь прошипел: «Шшш», и она вспомнила, как он говорил, что иногда ему не нравится, когда мешают.

Плохо, что он не объяснил ей, когда наступают такие минуты, подумала Эбби. Хорошо бы сейчас вежливо попрощаться и уйти. Но ей ужасно не хотелось прерывать его сосредоточенную работу лишь для того, чтобы сказать, мол, до свидания, я ухожу. Поэтому она допила содовую, прислонилась головой к бархатной обивке кресла и стала молча наблюдать, как он рисует.

К тому времени, когда она открыла глаза и поняла, что задремала, паровоз превратился в поезд, а замок — в паровозное депо викторианской эпохи. Свет в северном окне сбоку от мольберта уже почти померк. Эбби поняла, что день близится к концу, и от столь ужасного открытия у нее перехватило дыхание.

— Ты так тихо сидела. Я даже забыл, что ты здесь, — оглянулся Флинн.

— Ты сам велел мне заткнуться.

— Но ты ведь не обиделась, а? Идем в гости?

Эбби встала и потянулась, чувствуя себя довольно помятой.

— Если это вечеринка, куда приходят, в чем есть.

— У Сары, обычно только такие и бывают. Очень свободно, независимо от количества гостей.

Эбби попыталась разгладить складки на полотняных шортах, но без успеха.

— А сегодня много придет народу?

— Трудно сказать, — пожал плечами Флинн.

— Меня удивляет, почему она живет в многоквартирном доме. — Эбби тотчас же поняла, что это не самое тактичное заявление, и прикусила язык. Но слишком поздно.

— Почему? Очередной приступ снобизма? — Флинн стоял спиной к ней и счищал у кухонной раковины краску с рук. Плечи оставались неподвижными.

Эбби вздохнула и, не придумав ответа побезобиднее, нехотя сказала правду:

— Я вовсе не хочу сказать ничего плохого о тех, кто живет в многоквартирных домах, Флинн. Я просто подумала, что, раз наши родители сумели чего-то добиться в жизни, они могли бы устроиться и получше.

Он молчал, наверно, с минуту, и она уже решила, что Флинн решил не отвечать. Наконец он взял полотенце и проговорил:

— А тебе не приходило в голову, что людям, достигшим успеха, бывает все равно, как они выглядят?

— О-ох!

— Я только имел в виду, — он улыбнулся, — что не обязательно производить внушительное впечатление, чтобы быть приятным, и не обязательно одеваться в дорогие наряды, чтобы выглядеть элегантно.

Эбби разглядывала акварель, которую Флинн закончил раньше, и обдумывала его слова. Краски высохли и теперь приобрели ту же глубину и силу, которые привлекли ее на рисунке в столовой Эштон-корта.

— Вряд ли в какой-нибудь типографии сумеют воспроизвести колорит твоих акварелей и передать сияющий на бумаге свет, — проговорила она, будто рассуждая сама с собой.

Флинн удивленно оглянулся.

Эбби почувствовала, что кровь прилила к щекам. Почему она вдруг взяла на себе смелость обсуждать его работу? Она ведь не искусствовед.

— Спасибо, — наконец вымолвил Флинн. И в его голосе послышались странные нотки.

— Всегда рада, — бросила она. Но ей не совсем удалось изобразить легкомысленный тон, как она собиралась.

Разумеется, у них не получилось надолго сохранить эту дружескую атмосферу взаимопонимания, и, пока дошли до конторы проката видеокассет, они уже успели поцапаться, из-за выбора фильма.

Флинн заявил, что, когда речь идет о новых кинокартинах, критикам нельзя доверять. И поэтому он смотрит лишь классику.

Эбби взглянула на название выбранного им фильма и сморщила нос.

— Этот все видели уже раз десять. Если ты в самом деле, предпочитаешь классику, возьми лучше «Гамлета», здесь новая версия.

— Сара же сказала: без убийств.

— Она имела в виду кровожадных маньяков и насильников. А в Гамлете их, слава Богу, нет. Надеюсь, ты не относишься критически к Шекспиру? — Она покосилась на Флинна сквозь полуопущенные ресницы. — Хотя ты, наверно, можешь.

— Когда-нибудь я тебе честно скажу, что думаю о твоем Шекспире. — Он усмехнулся, взял у нее из рук коробку с фильмом и поставил на полку.

— Лучше не надо. — Эбби вздохнула. — Могу представить. Не понимаю, с какой стати я должна выслушивать оценку литературных произведений из уст человека, способного мучить маленьких, ни в чем не повинных рыбок.

— Тебе тоже не нравится рыбалка? Мало кому из женщин она нравится. Видимо, у вас это какой-то генетический изъян. — Он изучал полки с видеокассетами. — Здесь есть документальный учебный фильм о ловле форели. «Как повысить мастерство за шесть уроков». Может, возьмем на всякий случай, вдруг тебе захочется расширить свой кругозор?

— Наверное, твоей матери нравилась рыбная ловля, — шутливо простонала Эбби.

Она не знала, почему это сказала. В детстве она, должно быть, встречалась с матерью Флинна. Но в памяти не осталось ее образа. И до этого момента она как-то не думала о том, что Флинн тоже страдал от утраты близкого ему человека. Вполне возможно, неожиданно мелькнула у Эбби мысль, он так же сильно переживает появление на месте матери другой женщины, как и она появление Фрэнка, на месте отца.

— Прости, — прошептала она.

Флинн вскинул брови, но не спросил, что она имеет в виду.

И очень хорошо, подумала Эбби. Она и сама не знала, за что просила прощения. За то, что не помнила его мать? Или за то, что легкомысленно заговорила о ней?

— Она не возражала против рыбалки, — задумчиво протянул Флинн. — И рекорд по самой большой выловленной рыбине принадлежит до сих пор в нашей семье именно ей. Мать всегда сама насаживала наживку на крючки.

— Даже не представляю, как это делается.

— Эбби, чем же ты занималась на каникулах? — фыркнул Флинн. — Смотрела целыми днями мультяшки Диснея?

— И их тоже.

— И, по всей видимости, никогда не жила в палатке?

Эбби решила, что школа верховой езды в его глазах не станет эквивалентом костра у реки, и отрицательно покачала головой.

— Интересно… — медленно начал он. — Держу пари, что Дженис тоже никогда не жила в палатке.

— Наверное, ты прав. — Что-то в его тоне вызывало подозрение. — А в чем дело?

— Вот тебе и ответ. Жизнь в палатке. Вывезти Дженис в дикие места и показать ей…

— … показать ей, чего ждет от нее Фрэнк! — Эбби широко раскрыла глаза. — Как только он всучит ей крючок и какую-нибудь муху в качестве наживки, она тут же свалится в обморок. Флинн, ты гений! — Она весело обняла его.

— Я рад, что ты одобряешь мою идею.

— Кто, я? Конечно… — Она немного помолчала и с сомнением добавила: — Ведь я не понадоблюсь тебе в этом походе, правда?

— Неужели ты способна остаться дома и отправить свою мать на рыбалку без помощницы? Не пойму, Эбби, что ты за человек! — Он сгреб почти наугад стопку кассет и протянул служащему видеопроката.

— Я… Подожди, Флинн. Если весь смысл поездки заключается в том, чтобы заставить ее почувствовать, что она не на своем месте, тогда мое присутствие совершенно бесполезно.

— Великолепно. Значит, вначале я по-мужски грубо показываю Дженис, что ее ждет, а потом ты дома по-женски ласково предложишь ей чай и с сочувствием выслушаешь рассказ о рыбалке. По-твоему, это справедливое распределение ролей?

Эбби засомневалась, считать ли его слова комплиментом.

— А куда можно поехать и когда?

— За рекой дело не станет. Мне известно немало хороших мест. А когда? Я думаю, как можно скорее. Скажем, на следующей неделе. Через неделю состоится «Выставка на траве». А если еще отложить, то получится почти перед самой свадьбой.

— Ладно. — Эбби вздохнула. — Если повезет, то мать, пойдет на попятную, едва услышав об этом.

Флинн погрозил ей пальцем.

— Неправильный подход. Уже второй раз ты не проявляешь и капли энтузиазма к моим планам.

— Новый план отличается от предыдущего. Угол атаки опять другой.

— Но и прежний план также остается в силе. Если, не ровен час, ты передумаешь насчет пламенной связи…

— Я не передумаю.

— … тогда, дай мне знать, что между любовью и поездкой на реку с ночевкой в палатке ты выбираешь первое.

Эбби застонала. Ей вспомнилось, как несколько минут назад Флинн, обращаясь к ней, воскликнул: «Не пойму, что ты за человек!» Теперь она, кажется, знала ответ. Весьма и весьма странный человек, которому любовная связь с Флинном Грэйнджером кажется лучшей альтернативой из всех существующих… Да, сказала себе Эбби. Самое подходящее слово для этой ситуации — безумие!

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Когда Флинн сообщил Саре, что они вчетвером собираются на рыбалку, та заявила, что это самая эксцентричная затея, о каких ей когда-либо доводилось слышать. Пока они обсуждали тему, Эбби оставалось только улыбаться. Ведь никому не расскажешь об истинных целях их похода на реку. И она скрестила за спиной пальцы в надежде, что мать моментально отвергнет странное предложение.

Но когда после вечеринки с кинофильмом Флинн доставил Эбби домой и они поделились с Дженис их планами на уикенд, та без долгих разговоров согласилась. Единственное, что чуть утешило Эбби, так это ее вялая реакция. Никакого энтузиазма мать не проявила.

Мысли о предстоящем походе отнюдь не способствовали созданию хорошего настроения. А тут еще, как назло, Эбби стали преследовать всякие мелкие неприятности. И когда во второй половине следующего дня принтер, в библиотеке Чендлер-колледжа запнулся и «съел» двенадцать страниц ее драгоценных выписок, у нее изо рта вылетели слова, в знании которых обычно она не признавалась.

— Ну, ты и выражаешься! — пробормотала Сара, подходя к ксероксу, чтобы скопировать несколько документов для экзамена. — Только, пожалуйста, не срывай гнев на принтере. Денег на его ремонт у нас нет, бюджет уже исчерпан.

— Я бы лучше отыгралась на Флинне. — Эбби загрузила в лоток бумагу и нажала нужную клавишу. Принтер угрюмо молчал.

— Из-за чего? Неужто из-за поездки на рыбалку? Непонятно, почему ты так переживаешь? Разве нельзя найти подходящий предлог и остаться дома?

Эбби мрачно покачала головой.

— Ну, тогда, как только приедешь на место, закрути вокруг туловища плети ядовитого плюща, и через три часа окажешься в городе. Не дома, конечно, а в приемном покое больницы, куда тебя привезут на карете «Скорой помощи». И придется немного потерпеть, когда вколют кортизон. Но ведь это гораздо лучше, чем рыбная ловля, верно?

— Хорошая мысль. Спасибо. Не премину, ею воспользоваться.

— Не стоит благодарить. Мне приятно оказать тебе услугу. — Сара собрала готовые материалы для экзамена и теперь наблюдала, рассеянно постукивая по крышке ксерокса, как Эбби воюет с принтером. А потом добавила, но уже серьезным тоном: — Может быть, мне лучше не вмешиваться, но…

— Но что? — Эбби не отрывала глаз от монитора компьютера.

— Не думаю, Эбби, что тебе надо принимать Флинна всерьез.

— Принимать его всерьез? Что ты имеешь в виду? — Эбби забыла про принтер и уставилась на Сару, раскрыв рот.

Та чуть порозовела от смущения, но в глазах светилась мягкая решимость.

— Не думаю, что тебе следует рассчитывать на что-то большее, чем просто летний роман. Флинн во всех смыслах удивительный парень! Но боюсь, постоянство, не входит в число его достоинств.

У Эбби еще ниже отвисла челюсть. И ей пришлось сделать усилие над собой, чтобы закрыть рот.

— Не волнуйся. Я в полной безопасности. — Голос у Эбби прозвучал чуть резче, чем она хотела.

— Прости, что я вмешиваюсь, — кивнула Сара. — Знаю, это не мое дело. Но я беспокоюсь о тебе.

Книги и записи, которые Эбби несла из библиотеки домой, были довольно тяжелые. Когда она остановилась на углу улицы, чтобы поменять руки, к ней подъехала машина. За рулем сидел Бойд.

— Подвезти? — спросил он.

— Спасибо. — Эбби с благодарностью забралась в машину. — Мало удовольствия, таскаться по улицам с таким грузом, — она кивнула на стопку книг у себя на коленях. — Кстати, а почему вы не в офисе? Улизнули?

— Отвожу бумаги одному очень важному клиенту.

Разумеется, подумала Эбби, я и сама могла бы догадаться. Иначе бы он обязательно избавился от своего сверхофициального галстука, да и от пиджака вдобавок.

— Если повезет, сегодня мне удастся уйти с работы в положенное время. Поужинаем вместе?

— Я не могу. — В голосе Эбби прозвучало искреннее сожаление. Прохладный, очаровательный ресторан в Кантри-клубе — весьма заманчивое предложение.

— А завтра? — (Эбби отрицательно помотала головой.) — Ну, конечно, не обязательно ужин. Можно, скажем, в полдень поиграть в теннис или что-нибудь в таком духе.

— Я, буду занята весь уикенд.

— Понимаю, — медленно протянул Бойд. — Без сомнения, снова Флинн Грэйнджер.

— Бойд, вы прекрасно знаете, что я не встречаюсь с Флинном.

— А мне кажется, скорее наоборот: вы проводите с ним все свободное время. Когда бы я вам ни позвонил, вас вечно нет на месте, потому что вы с Флинном.

Это правда, мысленно согласилась Эбби. Когда Бойд звонил в воскресенье, она отправилась с Флинном в гости к Саре Мерилл. Во вторник Бойд оставил Дженис для нее записку, потому что она сидела в гараже у Флинна, наблюдая, как тот заканчивает рисовать депо и поезд, и разрабатывая вместе с ним стратегию заговора на предстоящие дни. Прошлым вечером она находилась дома, но Флинн сидел на кухне и ел домашние булочки. И когда позвонил Бойд, он снял трубку. Проклятие! Таких случайностей предостаточно, чтобы полгорода принялось всерьез обсуждать их с Флинном роман. И это казалось особенно несправедливым по отношению к Бойду. Как она может понять, нравится ей мужчина или нет, если ей никак не удается поговорить с ним! Она постоянно занята обсуждением всевозможных планов с Флинном.

Но прежде, чем она решила, насколько можно раскрыться перед Бондом, тот пожал плечами и холодно произнес:

— Это ваше право. Продолжайте гулять с Флинном Грэйнджером, если он представляется вам столь очаровательным спутником…

Желание объяснить Бойду, что происходит, моментально испарилось. Хотя она и прекрасно понимала причину его обиды! Но сейчас ей не до жалости, пусть хоть в реку сигает с камнем на шее, если он, такой остолоп, что не может немного подождать, когда она освободится!

Мысль о реке тотчас напомнила Эбби о предстоящей рыбалке. И этого вполне хватило, чтобы сердце взволнованно екнуло. Нахмурившись, она вылезла из машины.

— Увидимся в другое время, — сказала она. — Спасибо, что подвезли.

Эбби отыскала мать на кухне. Возле нее суетилась Норма.

— Не забудьте солнечные очки и жидкость от комаров. И крем с антибиотиками… — говорила она Дженис, укладывая вещи в стоявшую на столе большую плетеную корзину.

— Норма, это же не экспедиция на необитаемый остров. — Дженис обернулась к дочери. — Я очень рада, что ты дома, дорогая. Флинн сказал, что он подъедет через несколько минут, чтобы забрать тебя. Мне даже показалось, будто я слышала, как хлопнула дверца машины.

— Бойд подвез меня.

— Приятный молодой человек, не так ли? — рассеянно проговорила Дженис. — Ты уже все уложила?

— Что уложила?

— Вот и хорошо.

Эбби, не веря своим ушам, вытаращила на мать глаза. Что это с ней? Даже не слышала, что она сказала!

— Я с нетерпением жду этой поездки, — заметила Дженис.

Кого ты пытаешься обмануть? — подумала Эбби. У тебя в голосе никакого энтузиазма, лишь решимость дойти до конца испытания. И это хорошо. Если маме уже приходится заставлять себя не падать духом… то есть надежда, что к полуночи мы возвратимся домой!

— Такое впечатление, будто мы хотим захватить с собой все содержимое кухни, — проворчала она. — Похоже, нам придется взять и мебель. У меня есть лучшая идея. Почему бы нам не заехать в Кантри-клуб и не пообедать там?

— Прикуси язычок, Эбби, — раздался у нее за спиной голос Флинна.

Она почувствовала, что краснеет. Он прав. Их план потеряет всякий смысл, если уикенд пройдет в комфортных условиях и не вызовет у матери раздражения. Но ему, тоже надо вести себя поосторожнее! Иначе у Дженис возникнут подозрения.

— Если тебе нравится быть такой упрямой, мы, выезжая из города, где-нибудь остановимся и купим тофу[1], — продолжал Флинн. — А сейчас ты не хочешь переодеться? В юбке будет не очень удобно на мотоцикле.

— Почему на мотоцикле? — Эбби от ужаса даже закрыла глаза.

— Потому что для всех у папы в машине нет места. Кроме того, нам с тобой предписано разжечь костер. И если ты хочешь обедать в разумное время, то лучше поторопись.

Эбби, разумеется, спешить не стала. И к тому времени, когда, в джинсах и с рюкзаком в руках, Эбби спустилась по лестнице вниз, хаоса на кухне уже не было. Так, только легкий беспорядок. Флинн положил ее мешок в общую кучу вещей, приготовленных для погрузки в грузовик, заграбастал пригоршню печенья, и направился к двери.

Эбби настороженно разглядывала мотоцикл. Этот вид транспорта никогда не вызывал у нее особого интереса. И теперь, когда поездка на нем оказалась неизбежной, она не могла удержаться от мысли, что мотоцикл несколько больше по размерам, нежели ей всегда представлялось.

Флинн всунул ей в рот печенье и вручил шлем.

— А ездить на этой штуковине не опасно, не убьемся? — нерешительно спросила она.

— Ты хочешь сказать, что никогда прежде не ездила на мотоцикле? Несчастный ребенок.

— Почему бы нам не сесть в машину?

— Да потому, что в машину мы погрузим вещи.

Эбби кивнула. Кроме корзины для пикника и сумки с холодильником, она заметила на кухне, еще по меньшей мере два полных ящика продуктов. Хватит на месяц проживания на необитаемом острове!

— Во всяком случае, голодать мы не будем, — философски заметила Эбби.

— А представь, что мы не взяли с собой никакой еды и ты должна нас кормить той рыбой, которую сама наловишь. Здорово, да? — Флинн застегнул шлем и уселся на мотоцикл. — Ладно, садись.

Она упрямо осталась стоять на тротуаре.

— Я понимаю, почему Фрэнку нужен грузовик. Но разве мы не можем взять мою машину?

— Хочешь с ней распрощаться? Если бы ты видела, по каким дорогам мы поедем, ты бы не стала такое предлагать!

Звучит весьма ободряюще! — подумала Эбби и, со вздохом надев шлем, залезла на заднее сиденье.

— И, кроме того, мы не сможем разговаривать, да? — прокричала она, когда мотор взревел и они помчались по улице.

Улыбаясь, Флинн обернулся к ней и крикнул в ответ:

— Что-то вроде этого. Держись покрепче!

Вскоре они выехали из города на шоссе. После нескольких миль езды по гладкой, асфальтированной дороге Эбби начала расслабляться. Хотя прогулки вдвоем на мотоцикле вряд ли когда-нибудь стали ее излюбленным времяпрепровождением, это оказалось не столь ужасно, как она боялась. Даже шлем не раздражал: он был довольно легким и вовсе не душным.

Она чуть крепче обхватила Флинна руками за талию. Близость сильного мужчины придавала ощущение надежности, успокаивала и одновременно возбуждала. Эбби закрыла глаза и уткнулась в его спину. Пушистая ткань фланелевой рубашки щекотала щеку. Руки чувствовали крепкие мышцы груди.

В десяти милях от города они свернули с шоссе и начали петлять по узкой сельской дороге. Поднимавшаяся с каменистой земли известковая пыль белым шлейфом вилась сзади. Если они сейчас остановятся, подумала Эбби, пыль, наверное, накроет их с головой, потом не откашляешься.

Не прошло и получаса, как они покинули посыпанную гравием дорогу и свернули на травянистый луг. Эбби только открыла рот, чтобы спросить, долго ли им еще ехать, как мотоцикл подпрыгнул на бугре, и она больно прикусила язык. К тому времени, когда она снова смогла заговорить, Флинн уже остановил машину под таким большим дубом, какого она в жизни никогда не видела.

Направо за длинным, покрытым лесом склоном поблескивала река. Только приглушенное бормотание ее быстрого течения нарушало царившую вокруг тишину. Неподалеку от гигантского дуба Эбби заметила небольшой металлический сарайчик, а рядом с ним видавший виды стол для пикника и выложенный кирпичами круг для костра. И никаких коттеджей, игровых площадок и электрических столбов.

— Это государственная территория? — удивилась она.

— Нет, частное владение, — нахмурился Флинн. — Эта земля принадлежит папе. Разве я не говорил тебе?

— Не говорил.

— Он купил ее много лет назад. Поэтому бойскауты и проводили здесь так много времени.

— Я, конечно, догадывалась, что ты не ездишь в туристических автобусах с кондиционерами, но… — Эбби тяжело вздохнула.

— Никогда не мог понять, — Флинн состроил гримасу, — зачем люди берут с собой телевизор, стереосистему, газовый гриль и отправляются в туристский лагерь с бетонными домами, живут скученной компанией, а потом еще говорят, что они, мол, отдыхали на природе. Мне кажется…

— Но я, ожидала увидеть по крайней мере крошечную хижину, — раздраженно перебила его Эбби. — Неужели это такая уж непозволительная роскошь — иметь крышу над головой в случае дождя?

— Папа везет палатки. — Флинн посмотрел на металлический сарайчик. — А, кроме того, никакого ненастья не ожидается. Взгляни наверх.

Она подняла голову. По небу плыли мирные белые облака, не угрожавшие даже самым маленьким дождиком. Эбби ничего не оставалось, как послушно поплестись за Флинном. Спортивные туфли скользили по каменистой почве.

— Палатки? Ты хочешь сказать, что нам придется спать на земле?

— Не паникуй. Папа возьмет с собой надувные матрасы и спальные мешки. Собери-ка немного хворосту, хорошо?

Надувные матрасы… Ничего себе комфорт!

— У тебя имелся выбор, помнишь? — пожал плечами Флинн. — Кто мешал тебе отдать предпочтение первому плану?

— Он бы никогда не сработал.

— Почему ты так уверена? Сперва, попробуй, потом говори!

— Мне и без всякой пробы это ясно как Божий день. Я бы и неделю не выдержала, отправила бы тебя на тот свет!

— А что? Любопытная мыслишка! Вернее способ погубить роман наших родителей вряд ли можно придумать. — Он протянул ей большую палку. — Я так и вижу эту душераздирающую сцену: твоя мать тихо рыдает на судебном процессе, а мой отец, украдкой утирая скупые слезы, рассказывает присяжным, как злобная девица сгубила его горячо любимого сыночка…

— Колоссально! Вот это решение! — Эбби щелкнула пальцами. — Я чувствовала, я верила, я знала, что существует идеальный способ расстроить свадьбу, но все ходила вокруг да около, никак не удавалось ухватить идею за хвост. — Она взялась за палку обеими руками и замахнулась ею как дубинкой. — Нет, эта не подойдет, слишком толстая. Неудобно держать. — Она отбросила палку в сторону и вытащила из кучи длинную тонкую ветку.

— Сразу видно — большой опыт, — вскинул брови Флинн. — И давно у тебя появилась склонность к человекоубийству?

— С тех пор, как мы с тобой стали встречаться каждый день. — Эбби улыбнулась и, отказавшись от поисков оружия, принялась собирать ветки.

— И все-таки хорошо бы узнать, не наблюдались ли раньше подозрительные симптомы, — проговорил Флинн, будто обращаясь к самому себе. — Наверное, стоит поговорить с человеком, который живет с этой опасной для общества девицей в квартире в Миннеаполисе.

— Точнее, жил, — поправила Эбби.

— О! Ни слова больше, я все понял: вы подрались.

— Нет. Просто я пока не собираюсь работать в этом городе. Вот и все. — Она сбросила хворост возле круга для костра.

— Вот оно что… Любовная размолвка.

— Вовсе нет. Мы даже ни разу не поссорились, как это обычно случается с соседями по квартире. Кстати, с чего ты взял, что я снимала квартиру на пару с мужчиной?

— А разве нет?

— Нет. Но, впрочем, это тебя не касается. Лучше займись делом, а я все-таки пойду и поищу оружие на всякий случай.

— Попробуй это, — посоветовал Флинн, протягивая ей ветку диаметром дюйма три. — Дуб. Даю гарантию, что мой череп расколется, как орех.

— Спасибо. Буду держать ее про запас. — Эбби осторожно отложила в сторону ветку и принесла охапку хвороста. Потом села на кирпичную оградку и стала наблюдать, как Флинн сооружает костер, умело располагая, щепки и прутики, а затем поджигает его. — Боже, что я вижу: ты воспользовался спичками? — с наигранным возмущением воскликнула она. — А я-то полагала, что ты, как настоящий дикарь, примешься тереть две щепочки. Прощайте, последние иллюзии! Флинн, ты вовсе не тот, за кого я тебя принимала. Ты самый обыкновенный современный человек, не мыслящий жизни без удобств цивилизации. Какое страшное разочарование!

От взгляда, какой он бросил на нее, могла бы задымиться бумага. Эбби засмеялась и отправилась за очередной порцией дров. Ну что же, жизнь в палатке может и впрямь оказаться довольно забавной!

* * *

Когда Фрэнк начал сгружать с грузовика садовые стулья, Эбби заподозрила, что он пошел на определенные уступки из-за присутствия в его летнем лагере двух леди. И выражение лица Флинна, наблюдавшего, как отец снимает с грузовика большой пляжный зонт, подтвердило ее подозрения.

— С годами он становится мягче, — пробормотал Флинн.

— Вероятно, он понял, что моя мать никогда не была герлскаутом.

— Значит, ты не встревожена тем обстоятельством, что настоящего дикого отдыха теперь не получится? — озабоченно взглянул на нее Флинн.

— С чего бы? Нужно нечто гораздо большее, нежели несколько стульев и зонт, чтобы сделать отдых комфортабельным. — И она отправилась помогать матери распаковывать корзину для пикника.

— Ты забыла купальник, Эбби, — сказала Дженис — Хорошо, что я пошла проверить, погашен ли свет в твоей комнате, и случайно заметила его.

— Я не забыла. Я просто не думала, что он мне понадобится.

— Предпочитаешь плавать нагишом? — спросил Флинн.

— Я вообще не намерена купаться, — испепелила его взглядом Эбби.

— Почему? — удивился Флинн. — Прямо у подножия холма есть бухта, где вода поразительно спокойная. Там абсолютно безопасно, тем более, если рядом человек, умеющий плавать. Я буду рад побултыхаться вместе с тобой.

Эбби не ответила. Дженис и без того, уже достаточно изумлена их разговором. Нет смысла давать Флинну возможность развить тему.

Вечер выдался на редкость теплым. Легкий ветерок нежно перешептывался с листьями громадного старого дуба. Но Эбби чувствовала себя немного уставшей и грязной после поездки на мотоцикле. Хорошо бы, конечно, окунуться в прохладную, освежающую воду! Искушение усилилось, когда вскоре после ужина Флинн потянулся и сообщил, что намерен пойти поплавать. Однако девушка упрямо осталась сидеть на стуле неподалеку от Фрэнка и Дженис, игравших в карты. Эбби подозревала, что Флинн относит плавки и купальник к той же категории, что и телевизор, стереосистему и газовый гриль. Без них не обойтись на городском пляже, но на природе они ни к чему!

Когда Дженис начала непрерывно зевать, он еще не вернулся.

— Свежий воздух всегда нагоняет на меня сон, — заметила она и бросила на стол карты.

— Ты уверена, что хочешь спать? — улыбнулся Фрэнк. — Или тебе просто надоело проигрывать?

Дженис игриво стукнула его по плечу, а потом наклонилась, чтобы поцеловать.

Поцелуй несколько затянулся, и Эбби опустила голову, чтобы не смущать мать и ее жениха.

— Пожалуй, я тоже пойду спать, — объявила она и направилась в палатку, которую мужчины натянули для женщин.

Ночью температура воздуха упала, и когда Эбби утром проснулась, то поняла, что у нее замерз кончик носа. Девушка потянулась и обнаружила, что у нее слегка побаливают некоторые мышцы, о существовании которых она прежде и не подозревала. Но ощущения разбитости не было.

— По-моему, я подхвачу ревматизм, — простонала со своего места Дженис. — У меня даже руки ломит, — немного помолчав, добавила она.

— Ты абсолютно права. Это не слишком похоже на отель «Ритц». — Эбби села и, чуть дрожа от холода, достала свой рюкзак. — Впрочем, все не так плохо, как кажется на первый взгляд. Например, за ночь к нам не заглянула ни одна змея. А их здесь, бьюсь об заклад, целая уйма.

— Не сомневаюсь. — Дженис потянулась. — Но все-таки тут хорошо, правда? Птицы поют. Фрэнк пытался научить меня различать их голоса. Но, честно говоря, пока без большого успеха.

Эбби невольно восхитилась мужеством матери.

— Ты у меня молодец: так хорошо держишься! — заметила она и, порывшись в рюкзаке, достала из него чистую рубашку, а потом потянулась за джинсами.

— А разве может быть иначе? — Дженис перестала расчесывать волосы. — Ты ведь еще не знаешь: мы будем здесь жить.

Слова матери застали Эбби в самой неудобной позе: она стояла, согнувшись в три погибели и, еле удерживая равновесие, пыталась просунуть ногу в узкую штанину джинсов. От услышанного, Эбби пошатнулась и, замахав руками, растянулась на надувном матрасе.

— Что? Здесь? — Она окинула взглядом палатку. — Мама, ты с ума сошла, это невозможно!

— Ох, конечно, не здесь, — поспешно пояснила Дженис. — Поездка на природу — это совсем другое. Я не смогу долго справляться с жизнью в палатке. Фрэнк это отлично знает. Мы хотим построить бревенчатый коттедж.

— Коттедж? — Эбби с трудом узнала свой собственный голос.

— Да. И место уже отгородили.

Эбби еще больше запуталась в джинсах. Руки у нее тряслись. Ей пришлось сосредоточиться, чтобы покончить с одеванием.

— Эбби, не смотри на меня с таким ужасом. В наши дни бревенчатый коттедж бывает оборудован всеми необходимыми удобствами. А представь себе, как хорошо в жаркий день посидеть на тенистой веранде!

— Но, мама… — Эбби закусила губу и широко раскрыла глаза. — Не понимаю. — У нее создалось впечатление, будто она разговаривает с маленьким неразумным дитятей.

— Это вроде бы разумный компромисс. — Дженис пудрила нос. — Фрэнк любит жить на природе, а я хочу иметь настоящий дом. Так что коттедж нас обоих прекрасно устраивает, поскольку…

— Но всегда жить здесь!.. Это же глупо! Мама, ты же будешь все время проводить в дороге. Подумай сама: как только очередное заседание комитета, так у тебя полдня как не бывало — сначала в город тащишься, потом обратно.

— Нет, — возразила Дженис. — Я собираюсь отказаться от всех комитетов.

Хорошо, что я сидела, подумала Эбби. Это спасло надувной матрас от еще одного удара.

— От всех комитетов?

— Я уже объявила о своем выходе из клуба садоводов, — кивнула Дженис. — Вот дождусь только, когда закончится летняя выставка цветов, и уйду. Большинство других комитетов и клубов до осени не собираются. Так что у них есть время подыскать нового человека. А на место секретаря Фонда бывших выпускников колледжа вполне подойдет Бонд.

— Непонятное решение…

— Бонд очень способный молодой человек, — вскинула брови Дженис — Ох, ты, наверное, имела в виду, почему я ухожу из комитетов? — Она провела помадой по губам, отложила ее в сторону и с щелчком захлопнула пудреницу.

— Ты всегда так радовалась работе в комитетах. И вдруг неожиданно все бросаешь. Скажи, это Фрэнк заставляет тебя так поступить?

— Поверь, это не имеет отношения к Фрэнку. — Голос матери прозвучал достаточно жестко. — Нет, имеет, конечно, но лишь самое небольшое. Если бы не Фрэнк, я бы, видимо, до девяноста лет занималась выставками цветов, но…

— Послушай, ответь мне, пожалуйста, только искренне, на один вопрос. — Эбби набрала в грудь побольше воздуха и положила руку на локоть матери. — Неужели Фрэнк так тебя ревнует, что хочет, чтобы ты отказалась от всех своих увлечений?..

— Он тут совершенно ни при чем. По-моему, ты не понимаешь главного, Эбби. Я занималась всем этим только потому, что мне приходилось хоть чем-то заполнять время. Твой отец всегда был бесконечно занят, а я таким способом находила себе дело и одновременно помогала его карьере, став довольно заметной особой в обществе. Потом, когда он умер, а ты уехала учиться, осталось еще больше дыр, которые надо было чем-то заполнять. Но я устала от этой суеты. Пора передать все эти обязанности кому-нибудь другому.

— А ты сможешь ухаживать за Фрэнком?

— Нет, — мягко возразила Дженис. — Мы с Фрэнком будем наслаждаться временем, которое проводим вместе.

— И ты всерьез думаешь, что этого вполне достаточно для нормальной жизни? — простонала Эбби.

— По крайней мере, на первых порах скучать мне не придется, — весело откликнулась Дженис. — Коттедж мы хотим построить достаточно большой, со всеми удобствами. И большую часть работы собираемся сделать сами. И надо успеть все закончить к зиме.

Эбби закрыла голову руками. Дженис на несколько минут вышла из палатки. Потом вернулась и спокойно села возле дочери.

— Пожалуйста, попытайся понять, что я поступаю таким образом, вовсе не для того, чтобы насолить тебе.

— Мама, я не могу одобрить твое решение.

— А я и не прошу твоего одобрения. — Дженис вздохнула. — Как-нибудь обойдусь. Мне бы только хотелось, чтобы ты порадовалась за меня. А если не можешь, то хотя бы признай, что я имею право сделать свой собственный выбор.

Этот нравоучительный тон матери Эбби хорошо помнила еще с раннего детства. Но уже много лет Дженис не пользовалась им. Эбби почувствовала, как слезы набежали на глаза.

Мы же с тобой самые близкие на свете люди, захотелось ей крикнуть матери. По крайней мере, были ими до того, как все это началось. До того, как появился Фрэнк. До того, как ты изменилась…

Но жизнь не повернешь вспять. Эбби ясно видела, какую тяжелую ошибку совершает Дженис. Но не менее отчетливо она понимала и другое: все дальнейшие попытки остановить мать приведут только к усилению напряженности между ними. И постепенно они сделаются чужими друг другу, и никто не сможет залатать их душевные раны. Случись, не приведи Господь, такое, Эбби потеряла бы вслед за отцом и мать. И что самое страшное: утрата произошла бы во многом по ее собственной вине.

Слезы падали с ресниц на щеки. Эбби сперва не замечала их, потом осторожно провела рукавом рубашки по глазам.

— Ладно, — почти прошептала она, — ты победила… — И, запнувшись, вскочила на ноги и выбежала из палатки.

— Эбби… — послышалось ей вслед. Сидевший возле костра Фрэнк поднял голову, оторвав взгляд от чугунной сковороды с длинной ручкой, которую только что поставил на огонь, и внимательно посмотрел на девушку. Он озабоченно нахмурил лоб, и глубокая морщина пролегла у него между бровями. Флинн неподвижно стоял рядом, будто оцепенел. Эбби наклонила голову и быстрым шагом направилась к деревьям.

Флинн, устремился было за ней, но Дженис поймала его за руку.

— Нет, — сказала она. — Пусть идет. Ей необходимо побыть немного одной. Дайте ей время.

При чем здесь время? — подумала Эбби. Тут уже ничего изменить нельзя. Хорошо, что пока не надо смотреть в лицо Флинну и объяснять, почему она отказывается от их плана.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

После того как подлесок резко оборвался, тропинка запетляла среди густого кустарника. Эбби шла вперед, спотыкаясь о кочки, не думая о том, куда идет. У подножия холма ей казалось, что он довольно невысокий и подняться на него будет нетрудно. Но, добравшись до вершины, она запыхалась, а в груди все горело.

Сверху открывался удивительной красоты вид на долину. Эбби залезла на большое поваленное дерево и устроилась в развилке между стволом и большой веткой. Внизу медленно текла река, серебрясь на солнце.

Девушка долго сидела на дереве, наблюдая, как медленно плывут по небу облака, и вспоминала отца. Все шло бы иначе, будь он жив. «Я снимаю с себя всякую ответственность, — убеждала она себя. — Мать уже не остановить. Пусть делает то, что ей нравится».

Эбби столько раз повторила эти слова, что они в конце концов, подействовали на нее успокаивающе. И она чуть расслабилась. И, видимо, даже задремала, потому что ничего не слышала до тех пор, пока рядом с ней не раздался громкий голос:

— Привет.

— Флинн! Что ты здесь делаешь? — Эбби схватилась за ветку, чтобы не слететь со своего «насеста».

— Когда ты не вернулась к ленчу, Дженис начала беспокоиться.

— А как ты нашел меня?

— Это было нетрудно. Ты оставила такие следы, что даже юный бойскаут не заблудился бы. — Он долго разглядывал ее, сощурив глаза от яркого солнца. — Хочешь спуститься вниз и поговорить?

Несмотря на то, что вопрос прозвучал почти ласково, нервы у нее тотчас напряглись до предела.

— По правде говоря, нет.

Он отступил на несколько шагов, и внимательно осмотрел поваленное дерево. Потом схватился за ветку и, легко подпрыгнув, опустился рядом с ней.

— Не хочу вывихнуть себе шею, разговаривая с тобой, — объяснил он, усаживаясь на широкий ствол.

Эбби не смотрела на него, мысленно приготовившись к допросу с пристрастием. Когда он начинал читать ей нотации, она всегда уступала…

Флинн медленно повернулся к ней.

Она прочла в глазах парня твердую решимость и протестующе что-то забормотала. Но он словно ничего не слышал. А как еще она могла его остановить? Спрыгнуть с дерева? Но Эбби решила, что это будет некрасиво с ее стороны. И, кроме того, он ведь уже целовал ее. Разве нет? А что-то большее ей определенно не угрожало. По крайней мере, в данный момент. До тех пор, пока они так ненадежно устроились на ветке в пяти футах над землей. Она закрыла глаза и подставила лицо для поцелуя.

Но очень быстро поняла, что угроза таилась, скорее, не в парне, а в ней самой. Флинн почти не целовал ее. Когда его губы медленно прошлись вокруг ее рта, тело Эбби неожиданно откликнулось на ласку восхитительной чувственной дрожью.

— Плохо, что сейчас у нас нет даже надувного матраса, — пробормотал Флинн. — Хотя там внизу я вижу симпатичный мох…

Сознание медленно возвращалось в мозг Эбби.

— Ничего бы не изменилось, даже если бы ты поставил здесь ложе с балдахином, — умудрилась прошептать она. — Я не из тех, кто идет на случайные связи.

Флинн поднял голову и окинул ее скептическим взглядом. Но опасный момент миновал. Эбби сумела овладеть собой. И в самое критическое мгновение, призналась она. В этом мужчине есть нечто такое, от чего возникает зависимость, как от наркотика.

Она с трудом вырвалась из его объятий. И не потому, что он силком пытался удержать ее. Просто у нее чуть кружилась голова, и казалось, что лучше по-прежнему прижиматься к нему.

— Помнишь? — спросила она, пытаясь придать тону игривость. — Я сразу же отказалась от твоего предложения сыграть пламенную любовную связь. Кроме того, поскольку нам предстоит стать в каком-то смысле родственниками…

— А тебе не кажется, что запрет придает моему плану особую остроту? — Флинн, похоже, спорил скорее по привычке, нежели из убежденности в собственной правоте.

— Я думала, что ты уже все знаешь. — Эбби глубоко вздохнула. — Мы ведь с тобой без пяти минут родственники. Я дала матери благословение.

— Что дала?

— Благословение или что-то вроде этого! — взорвалась Эбби. — Трудно понять, что ли? По правде говоря, у меня не оставалось выбора. Я по-прежнему не одобряю ее действий. И никогда их не одобрю. Но я сказала ей, что больше не буду бороться. Если не случится какое-нибудь чудо…

— Как благородно с твоей стороны!

В голосе Флинна прозвучали странные интонации, которые она не совсем поняла. И это озадачило ее.

— Ты дала им разрешение. Будто хозяйка поместья, проявившая милость к своим крестьянам. Ну, Эбби, если ты ждешь похвалы, то от меня, ее не дождешься.

— Флинн! Пойми, я, признала неизбежное…

— Да ничего ты не признала, — покачал головой парень. — Неужели сама не понимаешь? Ты снизошла до разрешения на их свадьбу, будто наделена высшей властью и имеешь право распоряжаться их судьбами. И как я предвижу, теперь ты намерена время от времени сидеть с мрачным видом в углу, служа им вечным укором: мол, какой несчастной они тебя сделали. А ты не можешь, Эбби, просто взять и уйти с их пути? Оставь попытки пробудить в них чувство вины и дай им хоть крошечный шанс обрести счастье!

Кровь застучала в ушах девушки от жестокой несправедливости обвинения. Но самое важное: она внезапно поняла, что все это время он манипулировал ею, влиял на ее планы, интриговал и шпионил.

— Наконец-то правда вылезла на поверхность, — горько усмехнулась она. — Ты всегда поощрял этот брак. И пикник был предназначен в основном для меня, верно? Тебе наверняка было известно, что Фрэнк и мать так или иначе собираются приехать сюда. Интересно, а ты этот план придумал вместе с ними?

— Ни одному из них я не сказал ни слова, — вздохнул Флинн и провел рукой по волосам. — Эбби, я с самого начала четко определил свою позицию, помнишь? Они оба взрослые люди, и у меня нет желания вмешиваться в их дела.

— Вот как! И поэтому ты с самого начала саботировал мои планы. Говоришь, нет желания вмешиваться, сохраняешь нейтралитет?! Черта с два, Флинн, не лги мне!

— И не собираюсь. Роль стороннего наблюдателя действительно не по мне. Сначала я почти соглашался с тобой. Наши родители, признаю, представляют собой фантастическую пару. Но ты относилась к ним как к малым детям, которых нужно без конца одергивать и призывать к порядку. И я постепенно начал им сочувствовать. Они, похоже, счастливы — во всяком случае, когда тебя нет рядом. И кто может утверждать, что у них ничего не получится? Кроме того, я вообще всегда на стороне обиженных.

— Конечно, ты всегда на их стороне, — злорадно заметила Эбби. — Потому, что сам Богом обиженный! Самый настоящий неудачник!

И тотчас пожалела о сказанном. Но слова уже вырвались — не воротишь. Брякнуть такое — непростительная жестокость, даже если Флинн и толкнул ее на грубость. Даже если бы Эбби и в самом деле верила в то, что говорила. Так ведь нет, наоборот: она ни секунды не сомневалась в том, что у ее друга, явный талант художника. И если он не достигнет поставленных перед собой целей силой своего искусства, то железная воля и независимость взглядов все равно обязательно приведут его к победе. Живи Флинн Грэйнджер впроголодь в жалкой лачуге, и то психология затравленного неудачника ему не грозит, он просто-напросто не способен видеть мир в черном свете. Парень долго смотрел на нее, потом спрыгнул с дерева и зашагал по поляне в сторону подлеска.

— Флинн! — крикнула Эбби.

Он не мог ее не услышать, но даже не оглянулся и уходил все дальше и дальше.

Внезапно у нее закружилась голова. Она прижалась лицом к шершавой коре ствола и крепко зажмурилась. Не помогло, ей по-прежнему казалось, что все вокруг вертится и расплывается разноцветными пятнами. Лишь царапанье коры о щеку помогало ей сохранять ощущение реальности происходящего и не обращать внимания на болезненную пустоту в груди.

Неважно, кто кого спровоцировал. Но именно она произнесла эти отвратительные слова. Даже хуже чем отвратительные: они еще были к тому же совершенно несправедливыми. Единственное, чего она сумела добиться, так это доказать Флинну, что она и вправду сноб и бессердечная дрянь, какой он и считал ее.

— Но я ведь не такая, — прошептала она. — Ей-Богу, не такая. — Горячие сердитые слезы брызнули из глаз. Флинн даже не попытался понять, как она переживает все происшедшее…

Слезы вскоре сами собой высохли, но тошнотворное чувство пустоты осталось. Его порождала жестокая правда, от которой она была не в силах отмахнуться. Флинн заглянул ей в душу, и он абсолютно прав: она глупая, вздорная девчонка, эгоистичная и лишенная какого-либо обаяния.

Какое горькое и обидное признание! Более того, Эбби оказалась неспособной заметить в себе изъяны, другой осветил темные уголки ее души. Особенно огорчало, что этим другим стал Флинн. Она еще могла бы принять урок от матери. Такого сорта работа — родительское дело. Но со стороны Флинна… так все вывернуть наизнанку… Она чувствовала себя, чуть ли не преданной.

— А я-то, дура, считала, что он хорошо ко мне относится, — шептала она. — Думала, мы с ним друзья. И вдруг на тебе!

Впрочем, что это с ней такое происходит? — вдруг спохватилась Эбби. Она выпрямилась, вытерла глаза и стряхнула с лица чешуйки коры. «Какая мне разница, что он обо мне думает? — принялась убеждать себя девушка. — Да никакой!» Но где-то внутри затаился страх. И что бы она потом ни говорила себе, ей никак не удавалось избавиться от подозрения, что ссора с Флинном имеет для нее гораздо большее значение, чем ей хотелось бы думать.

Когда во второй половине дня Эбби вернулась к палаткам, никого из мужчин видно не было.

— Ты как раз вовремя, поможешь приготовить ужин. — Дженис отложила в сторону книгу и окинула дочь понимающим взглядом.

Эбби, ожидавшая, что мать засыплет ее вопросами, обрадованно кивнула. Мать восприняла ее возвращение как само собой разумеющееся. Девушка взяла нож и принялась очищать от листьев кочан цветной капусты.

— Фрэнк и Флинн пошли порыбачить или еще куда? — спросила она как можно более непринужденно.

— Фрэнк на рыбалке, — Дженис открыла пакет с морковью, — а Флинн уехал в город.

Эбби удивленно моргнула.

— Он разве не предупредил тебя? Представляешь, начисто забыл, что вечером должен встретиться с представителем художественной комиссии и показать тому свои работы.

— Было бы чертовски жаль, если бы он пропустил такую важную встречу, — ухитрилась выговорить Эбби.

Значит, Флинн вернулся в лагерь, рассказал Дженис выдуманную им наспех историю, а о том, что они поссорились, и не заикнулся. Только вот одно Эбби никак не могла понять: радоваться ей или печалиться по поводу столь неожиданного отъезда Флинна? Конечно, встреча с ним не вызвала бы у нее восторга. И все же…

Я хочу, чтобы он вернулся, призналась себе Эбби. И не хочу, чтобы он сердился на меня. Пусть все будет, по-прежнему. Но как этого добиться, она не имела ни малейшего представления.

Вечером Эбби подошла к матери.

— Дженис Стэффорд, неужели тебе нравится портить глаза, читая при таком свете? — фыркнула она. — Хочешь, погуляем вместе?

На мгновение на лице Дженис мелькнуло выражение озабоченности. Сердце у Эбби заныло.

— Конечно. Куда пойдем? — Дженис отложила книгу.

— Может быть, покажешь мне, где вы собираетесь строить коттедж? — Эбби наконец, полностью расслабилась и с облегчением вздохнула.

Несколько минут они медленно шагали в сумерках почти в полной тишине. Дженис была вроде не склонна вести беседу. А Эбби боялась начать разговор. Неужели уже слишком поздно и им не удастся возвратить былую близость?

— Здесь, — сказала Дженис и остановилась в центре полянки. — Это довольно далеко от реки и безопасно, на случай если вода поднимется слишком высоко. Но в то же время достаточно близко, чтобы видеть ее. И не придется рубить много деревьев.

— Здесь красиво, мама.

— Фасад дома будет обращен к реке. — Дженис вроде не слушала дочь. — Зимой дом будет частично согреваться солнечными лучами, что позволит экономить электричество…

— Я действительно думаю, что здесь очень красиво, это сказано не из вежливости.

Эбби подошла к матери и дотронулась до ее руки. Даже при тусклом свете сумерек она заметила, как сразу повлажнели глаза Дженис.

— Я очень рада, дорогая, что ты изменила свое мнение о нашем будущем доме.

— Это вовсе не по мановению волшебной палочки, — поспешно добавила Эбби. — Я стараюсь.

— Это все, чего я от тебя прошу. — Дженис прикусила губу. — Ты, очень нужна мне, Эбби…

— Странно, ты никогда раньше не говорила этого. — Что-то будто растаяло в душе Эбби.

— Что ты нужна мне? Конечно, нужна, дорогая! — Дженис обняла дочь. — Неужели тебе хоть на секунду могла прийти в голову мысль, что ты мне не нужна?

— Не знаю. — Эбби прижалась к плечу матери. — Иногда мне начинало казаться, что тебе вообще никто не нужен. Когда папа умер, ты стала такой сильной и самостоятельной…

— И ты решила, что я научилась обходиться без него и не грущу?

— Не совсем так. — Эбби с трудом находила слова, чтобы сформулировать то, о чем раньше всегда старалась не думать. — Но я пришла к выводу, будто ты не хочешь, чтобы я находилась рядом с тобой. Недаром ты отправила меня назад в школу.

— Ох, Эбби, нет. — Дженис опустилась, на лежащее на траве бревно. — Конечно, я привыкла быть одна. И я боялась, что если позволю тебе остаться, то стану все больше зависеть от тебя. Повисну на тебе, и мне это понравится, а ты начнешь задыхаться от тяжести моей любви. Считается, что матери не должны так поступать.

— Что ты имеешь в виду? Почему ты говоришь, что привыкла быть одна? — нахмурилась Эбби. — А папа?

— Да, дорогая, у меня был Уоррен, который все годы, что мы прожили вместе, работал по двадцать четыре часа в сутки. Неудивительно, что я бралась за любое дело, какое попадалось под руку. Мне надо было чем-то заполнить время. — Она посмотрела на свои сплетенные пальцы. — Прости, дорогая. Я старалась никогда не говорить с тобой об этом. Не хотела быть нытиком. Не хотела жаловаться, ведь ты могла подумать, будто я пытаюсь умалить достоинства твоего отца. В каждом браке надо идти на компромиссы. И хотя мне казалось, что я свою норму компромиссов перевыполнила, мне ни разу не пришлось пожалеть о своем выборе. Уоррен был особенным человеком. Но я не могу позволить тебе принимать его за святого.

— Потому, что это будет несправедливо по отношению к Фрэнку? Его нельзя сравнивать с папой?

— Нет, — Дженис покачала головой, — дело в другом, Эбби. Если ты будешь хранить нереальный, идеализированный образ отца, это будет несправедливо по отношению к человеку, за которого ты когда-нибудь выйдешь замуж.

Ах, вот оно что! Как у большинства женщин, которым скоро идти к венцу, у Дженис на уме только мысли о браке.

— Об этом не беспокойся, — пробормотала Эбби. — День моей свадьбы еще очень далек.

Когда во второй половине дня в воскресенье они свернули лагерь, а Флинн еще не вернулся, Эбби начала тревожиться. Пора бы ему уже перестать дуться! — подумала она. Ну, поговорили, она ему высказала в сердцах пару-другую обидных слов. Пообижайся немного — и забудь! Как она может объяснить Флинну, что сожалеет о сказанном, если его нигде не видно? Рано или поздно он должен предоставить ей возможность извиниться. Разве нет?

Ладно, утешала она себя, все будет в порядке. Не похоже на Флинна — долго хранить обиду. Должно быть, он уже понял, что она просто вспылила и не хотела говорить то, что сказала. И как только у нее появится шанс все ему объяснить, они смогут вернуться к прежним нормальным отношениям.

Эбби надеялась, что это произойдет в самое ближайшее время. Потому что чем дольше она думала об их ссоре, тем острее сознавала свою неправоту. Вечером, окончательно смыв под душем накопленное за уикенд раздражение и вдоволь поупражнявшись в произнесении оправдательной речи, она поняла, что уже созрела для разговора с Флинном. Более подходящего времени не найти!

Она торопливо спустилась вниз в чистых шортах и рубашке, на ходу расчесывая мокрые волосы.

— Мама, я иду гулять, — бросила она и только тут заметила, что Дженис приводит в порядок кухню, видимо решив, что негоже оставлять уборку накопившейся за прошедшие дни грязи на Норму.

Ну, разве могла Эбби не помочь матери? Вздохнув, она молча включилась в уборку. Поиски Флинна могут и подождать.

Даже удивительно, как быстро спорилась у них работа.

— Спасибо, дорогая, — спустя полчаса сказала Дженис, когда они закончили освобождать плетеную корзину для пикников. — Остальное, я сама доделаю. Иди, погуляй. Только давай сначала я причешу тебя как следует.

Эбби вручила ей расческу.

— А ты знаешь, — проговорила Дженис, окидывая взглядом буфеты, — у нас потрясающая кухня. Пожалуй, часть кастрюль и сковородок я заберу с собой в коттедж. А остальные вещи пустим на распродажу.

— Верно, мебель отличная, жалко выбрасывать! — Эбби улыбнулась. Потом повернулась к матери, чтобы Дженис было легче заплетать ей косу. — Признайся, мам, а ты будешь скучать по нашему дому?

— О, конечно, буду. Вспомни, сколько лет я в нем прожила!.. Все. — Она закрепила конец длинной косы. — Возвращайся пораньше.

— Я буквально, на несколько минут, — пообещала Эбби.

Она и в самом деле не собиралась задерживаться; но кто бы мог подумать, что ее слова, окажутся столь близки к истине? Еще издали она увидела, что в окнах квартиры Флинна нет ни единого проблеска света. На всякий случай — вдруг он рисовал и просто не заметил, что наступили сумерки! — она взобралась по каменным ступеням и постучала в дверь. Никакого ответа. Ну и ладно! — утешала себя Эбби, завтра у нее будет предостаточно возможностей переговорить с Флинном. Но в глубине души возникло противное крохотное чувство, что она упускает драгоценное время. Черт возьми! Ей не хотелось откладывать разговор на завтра. Хорошо бы покончить со всем этим прямо сейчас! Однако кто знает, где запропастился, этот парень? Хочешь, не хочешь, а придется подождать до утра!

По дороге домой Эбби встретила Бонда. Он увидел ее первый и радостно заспешил ей навстречу.

— Ваша мать сказала, что вы отправились на прогулку, — сообщил он.

Эбби рассеянно кивнула.

— Послушайте, Эбби. — Бойд зашагал рядом с девушкой, приноравливаясь к ее шагу. — Я ужасно сожалею о том, что наговорил в пятницу о Флинне, и вообще.

Говорит искренне, с жаром, отметила про себя Эбби. Придется поверить! Она и сама в прошлую пятницу не отличалась ангельским терпением.

— По-моему, мы оба немного погорячились.

— Как я рад, что встретил вас. — Он вроде бы расслабился.

Во всяком случае, приятно, что хоть кто-то стремится ее видеть, подумала Эбби.

— Если хотите, можно немного пройтись по парку.

— С удовольствием! Единственная возможность на этой неделе пообщаться с вами.

— Столько дел на фирме? — спросила Эбби, когда они пересекли Эрмитаж-роуд.

— Один из владельцев фирмы отправляется в Нью-Йорк-Сити, где ему предстоят весьма серьезные переговоры. И он берет меня с собой в качестве помощника. Своего рода боевое крещение. Очевидно, думает, что я готов для крупных дел.

— Приятно слышать, Бойд. Поздравляю!

— Но на следующей неделе, когда я вернусь, мы сможем больше времени проводить вместе…

— Тогда начнется «Выставка на траве», — покачала головой Эбби.

— А я как раз собирался ее посмотреть. Можем сходить вместе.

— Боюсь, я буду очень занята. Вызвалась добровольно помогать организаторам выставки.

— Значит, снова будете целыми днями пропадать с Флинном, да? — нахмурился Бонд.

Эбби резко остановилась и, вскинув брови, уничтожающе посмотрела на своего спутника.

— Я полагала, что вы больше не собираетесь делать какие-либо замечания в адрес Флинна.

— О, я понимаю, что вы имеете в виду, Эбби, — поспешно пошел он на попятную. — От вас сейчас требуется сохранять хорошую мину, пока не кончится вся эта история с замужеством вашей матери. И если при этом обязательно встречаться с Флинном…

Раздавшийся неподалеку крик прервал его рассуждения:

— Эбби! Иди сюда! Мне нужно поговорить с тобой!

Голос Сары Мерилл Эбби узнала сразу, но ей понадобилась чуть ли не целая минута, чтобы разглядеть ее фигуру среди болельщиков, столпившихся возле поля для софтбола[2]. Преподавательница, одетая в спортивную форму, призывно махала ей рукой.

— Уверена, что это насчет «Выставки на траве», — пояснила Эбби. — Мы с ней быстренько поговорим. Ведь у Сары, похоже, перерыв в игре.

— Конечно, ничего не имею против. Мне нравятся Мериллы. Вы в курсе, что эта семья подарила колледжу Эштон-корт и все такое?

— Да, — сухо отрезала Эбби.

— Ну, разумеется, в курсе. — Бойд расплылся в глупой улыбке. — Я забыл, что вы провели здесь большую часть жизни.

Когда они подошли к полю, Сара как раз побежала за битой. Эбби с Бойдом уселись на первый ряд трибуны, рядом с укрытием для игроков, и стали ждать ее возвращения.

Несмотря на то, что игра шла между двумя местными любительскими командами, и у игроков было больше скорее энтузиазма, нежели мастерства, народу на трибунах собралось немало, и болели все очень страстно.

— Так вот, я закончу свою мысль насчет Флинна, — уверенно продолжал Бойд. — Я понимаю, что в данный момент вы бессильны, что-либо изменить и поэтому вынуждены его терпеть. Я тоже могу иметь дело практически с любым человеком, если вижу свет в конце туннеля. Даже с Флинном Грэйнджером.

Эбби сердито нахмурилась. Какое благородство, саркастически подумала она. Мериллы очаровательные люди, не правда ли? А Флинн — ничто, грязь под башмаками Бонда. Единственное различие, какое она могла видеть, — деньги…

Сара ловко ударила битой по мячу, и толпа радостно вскрикнула. Но один голос перекрыл все другие, или по крайней мере так показалось Эбби. Очень хорошо знакомый голос.

Она обернулась и посмотрела вверх на трибуну. И тремя рядами выше и чуть в стороне увидела Флинна. Он орал от всего сердца, так, будто у него в жизни не было других забот.

В этот момент Эбби поняла, что, хотя она и с презрением относится к лицемерию Бойда, его слова совершенно ее не задели. У нее уже давно исчезли последние иллюзии по поводу этого человека, заботящегося превыше всего о собственной карьере. Но за Флинна ей стало до боли обидно. Как смеет, он — черт-те кто! — смотреть на Флинна сверху вниз! На Флинна, талантливого художника, акварели которого сияют внутренним светом! На Флинна, равнодушно взирающего на все условности и нелепые законы светского общества! На Флинна, ставшего неожиданно столь близким и дорогим ее сердцу!

Но как подойти к нему, как вернуть их отношения в прежнее русло — вот проблема, которая не давала теперь покоя Эбби. Ведь Флинну, судя по его виду, совершенно наплевать, помирятся они или нет.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Эбби тяжело вздохнула и с трудом перевела дыхание. Даже если он и заметил ее, вряд ли, сейчас подходящие время и место для искреннего разговора. Флинн с удовольствием смотрит игру. Как, впрочем, и она сама. С какой стати, ему торчать дома, забившись в угол и мучаясь угрызениями совести за брошенные ей обидные слова?

Нет, на Флинна это не похоже, подумала она. Тем более, что он сказал ей то, в чем искренне убежден. И будет рьяно отстаивать свою точку зрения. А это значит, что он…

От этой мысли у Эбби сразу пересохло в горле. Неужели он перестанет уважать ее? И их добрым отношениям придет конец? А что, если возникшее у них чувство — нечто большее, чем обыкновенная дружба? Они ведь успели привыкнуть друг к другу, и чуть ли не с каждым днем их близость крепла. Зачем же она рассорилась с ним, выказав лишь детскую взбалмошность и глупость?

Ни один флирт в ее жизни не достигал прежде такой остроты и силы. Не вызывал такого радостного возбуждения. Не приносил столько веселья. И в то же время, как бы противоречиво это ни звучало, ни с одним мужчиной ей не было так бесконечно легко, как с ним. У них никогда не возникало удручающих пауз, которые требовалось заполнить пустым разговором. С ним и молчать было удобно и просто.

Но вспомнилось и другое: не надо принимать Флинна всерьез, пару дней назад предупреждала ее Сара. Постоянство, мол, не входит в число его достоинств. Эбби тогда засмеялась. Сейчас подобное предупреждение не казалось ей смешным. Потому, что она внезапно поняла, что ей и вправду хочется принимать Флинна очень серьезно.

Внезапно толпа взревела. И поскольку в криках людей слышалось нечто большее, чем обычное возбуждение от игры, Эбби тотчас насторожилась.

— Что случилось? — спросила она, дернув за руку вскочившего Бонда.

Игроки и повскакавшие с трибун зрители быстро окружили упавшего человека. С минуту Эбби тщетно пыталась понять, кто же это был, но потом ей все же удалось разглядеть среди ног длинные светлые волосы, рассыпавшиеся по пыльной земле.

— Ваша подруга Сара столкнулась с игроком, защищавшим третью базу со стороны второй. — Чтобы лучше видеть, Бойд влез на заборчик возле укрытия для игроков.

— Я должна ей помочь, — сказала Эбби.

— Там, на поле, и так уже полным-полно народу, — возразил Бойд. — Что вы можете сделать?

— Не знаю. Но если останусь здесь, то уж точно ничем не помогу.

Когда они пробрались сквозь толпу до второй базы, Сара уже сидела, но ее бледное лицо искажала гримаса боли.

— Все в порядке. — Пострадавшая девушка ухитрилась улыбнуться. — Однако, боюсь, несколько недель придется провести в гипсе. Славный отпуск себе устроила, ничего не скажешь! — Она поморщилась, когда менеджер команды подложил надувную шину ей под колено. Потом подняла голову и встретилась взглядом с Эбби. — Вряд ли ты согласишься взвалить проведение «Выставки на траве» на свои плечи? Это дурацкое падение, похоже, надолго выведет меня из строя.

— Конечно, я займусь этим, — поспешила заверить ее Эбби.

— Сейчас, Сара, о выставке не беспокойся, — сказал Флинн. — Все будет нормально. Я тебе обещаю.

Проводив взглядом носилки, на которых лежала Сара, Эбби повернулась к Флинну. Тот стоял к ней спиной, словно окончательно решив не принимать ее в расчет. К чему так явно демонстрировать свое равнодушие? — обиделась девушка. Хотя, честно говоря, у него были веские причины так себя вести, она сама во всем виновата.

— Черт знает что, Флинн… — Веки тотчас отяжелели от слез.

Он обернулся и вопросительно посмотрел на нее, приподняв бровь.

Далеко не самый лучший способ приносить извинения, подумала Эбби. К тому же момент совершенно неподходящий. Если полезть к человеку с подробными объяснениями в такой толпе, чтобы все, кому не лень глазели на вас и внимали каждому слову, тот, чего доброго, еще пуще обидится. Чего, мол, на посмешище меня выставляешь? А если не сказать, за что она просит прощения, то одному Богу известно, какая фантастическая история разлетится по городу. Нет, придется подождать с самобичеванием.

— Я позабочусь о выставке, — проговорила она.

— Рад слышать. — И Флинн зашагал по полю за носилками.

Эбби смотрела ему вслед, тщетно пытаясь побороть охватившую ее панику. Ей вдруг показалось, будто она теряет нечто необычайно важное в своей жизни, и кто знает, удастся ли ей, потом это вернуть. Не стоит расстраиваться раньше времени, принялась она уговаривать себя, не понимая, почему в ее душе возникло это странное ощущение собственной беспомощности и одиночества, словно она лишилась последней надежды на будущее счастье.

Накануне свадьбы с утра и до позднего вечера по дому Стэффордов разносились ароматы кулинарных шедевров Нормы, по мере приготовления складываемых в морозильник. И сейчас, стоило, еще сонной Эбби, позевывая, спуститься вниз, раздался нетерпеливый сигнал таймера. Заметив, что руки Нормы чуть ли не по локоть ушли в тесто, девушка поспешила достать из плиты, как оказалось, очередную пиццу. Затем, оглядев выстроенные в ряды на кухонных столах всевозможные яства, решила стащить что попроще — сосиску, завернутую, как в одеяло, в румяное сдобное тесто. И тут же получила шлепок по руке.

— Но ты же сотни их наделала, — уронив сосиску, обиженно запротестовала Эбби. — И еще сотни принесут из фирмы «Банкет на дому».

— Химическую отраву — вот что они тебе принесут, — фыркнула Норма. — Что вы будете есть, если я не приготовлю хоть немного настоящей еды?

— Но неужели тебе жалко одной сосиски? Считай это моим завтраком.

— Как будто ты сможешь остановиться на одной!.. А потом не влезешь в приготовленное для свадьбы платье. Держу пари, Бонду Бакстеру не понравится, если ты растолстеешь, — укоризненно произнесла Норма и принялась месить другой комок теста. — Кстати, он опять звонил вчера вечером. Уже третий раз на этой неделе.

— Я видела твою записку, — кивнула Эбби и, поставив на полку морозильника коробку с сосисками, взялась за следующую.

— Он спросил, где ты. Я ответила, что ты занята подготовкой выставки. Хорошо, говорит, завтра возвращаюсь в город.

— Вот и прекрасно. Я об этом даже и мечтать не могла, — рассеянно пробормотала Эбби, мысленно перебирая все пункты огромного списка поручений, который ей вчера вечером продиктовала по телефону Сара. Если удастся пережить уикенд, ничего не напутав, это будет настоящее чудо.

— Что вы такое интересное обсуждаете? — На кухню вошла Дженис в блузке строгого покроя и легкой юбке с разрезами.

— Бонда Бакстера, — фыркнула Норма. Дженис кинула взгляд на свои ручные часы, налила себе полчашки кофе и, прислонившись к посудомоечной машине, тяжело вздохнула:

— О Господи, как же я буду рада, когда кончится вся эта суета и я, смогу наконец, расслабиться. Кстати, а что вы говорили о Бонде?

— А то, что он напоминает мне мистера Стэффорда, — ворчливо отозвалась Норма.

— Какой неслыханно щедрый комплимент для Бойда, — пробормотала сквозь зубы Эбби.

— Я имела в виду, совсем другое, — стрельнула в нее взглядом пожилая женщина.

Дженис сполоснула чашку и отставила в сторону.

— Если ты сейчас собираешься ехать в Чендлер-колледж, то я могу тебя подбросить.

Надо соглашаться, решила Эбби. За прошедшие четыре дня она десятки раз проходила мимо дома Флоры Пемброук, но Флинна в саду так и не увидела. Вряд ли сегодня утром ей повезет больше.

Дальше так продолжаться не может. Она должна обязательно, причем в самое ближайшее время, поговорить с ним. Или на выставке. А еще лучше — раньше. Конечно, можно поставить перед собой цель, во что бы то ни стало отыскать его. Но что-то в глубине души останавливало ее. Случайная встреча — это одно. А бегать, высунув язык, чтобы найти его и извиниться, — совсем другое! Получится, что она придает их разговору чересчур важное значение. И главное — она до сих пор не в силах забыть тот взгляд, который он кинул на нее во время игры в софтбол. А что, если… Нет, она этого не переживет!

— Ты меня поняла? — услышала Эбби голос Дженис и заморгала, будто очнулась от сна.

— Подожди, я только сбегаю за кейсом.

Когда Дженис включила мотор, Эбби сказала:

— Я чувствую себя виноватой. Ухожу из дома, когда Норма, трудится не покладая рук. Ей надо наготовить еще столько еды!..

— Ради Бога, обойдемся без добровольных помощников! Если у нее появится рядом еще одна пара рабочих рук, она просто расширит список того, что ей надо сделать, — вздохнула Дженис. — Было бы гораздо легче расписаться в мэрии, а затем скромно, по-семейному, отпраздновать событие в каком-нибудь ресторанчике. Ведь, в конце концов, важен сам брак, а не свадьба. А для него нужны лишь двое любящих друг друга людей.

В голосе матери прозвучала такая нежность и убежденность, что у Эбби перехватило горло от щемящей тоски. Двое любящих друг друга людей. И все. А что делать, если любовь без взаимности?..

— Ты как-то призналась мне, что поняла, насколько дорог тебе Фрэнк, в тот момент, когда сломался обеденный стол, — вдруг выпалила Эбби. — Но как все началось? Как ты влюбилась?

Дженис удивленно взглянула на дочь. И та поняла: должно быть, в первый раз она открыто признала, что отношение матери к Фрэнку — это действительно любовь. А не самообман или начало старческого маразма.

— По-моему, это началось в тот день, когда он устанавливал на кухне новое оборудование, — мягко улыбнулась Дженис. — Сама знаешь, как мы всегда мечтали о таких кранах, какие у нас сейчас. — (Да, действительно, что-то такое припоминаю, подумала Эбби.) — Фрэнк отключил воду, а тут, как назло, мне ужасно захотелось кофе. Тогда он налил мне чашку из своего термоса. Мы сели и немного поболтали… — Голос Дженис стал тише. Лицо чуть порозовело. Глаза приняли мечтательное выражение.

«Боже ты мой, как романтично!» — чуть не ляпнула, Эбби, но вовремя удержалась от саркастического замечания. Интересно, а что бы ответила она сама, поменяйся они с матерью ролями и спроси та у нее, когда она впервые обнаружила, что ее влечет к Флинну? Может быть, в тот день, когда она увидела его акварель в Эштон-корте? Или когда увидела, как он ухаживал за розами в саду Флоры Пемброук? С обнаженной грудью и разгоряченный… Или это произошло гораздо раньше, еще в школьные годы, когда она стала мишенью его карикатур?

— Хотя, по-моему, если бы я не сделала первый шаг… — продолжала размышлять вслух Дженис. — А знаешь, я передумала. Пожалуй, лучше съезжу не к портнихе, а в клуб садоводов. А ты, значит, в Чендлер-колледж?

— В принципе да, но сейчас пока рановато: библиотека еще не открыта. — Эбби огляделась и быстро приняла решение: — Подкинь меня к кладбищу, хорошо?

— Как скажешь. — В глазах Дженис промелькнуло выражение озабоченности.

— Не волнуйся! Все в порядке, мама, — ответила Эбби на невысказанный вопрос.

Дженис промолчала и даже постаралась весело улыбнуться на прощание, но скрыть беспокойство все-таки не смогла: глаза все выдали.

Стояло, прекрасное июньское утро. Но в воздухе уже ощущалось приближение полуденного зноя. Когда Эбби взобралась наконец на вершину холма, где располагалось кладбище, она больше всего жалела о том, что не оставила внизу свой кейс.

Сирень, которую она положила в прошлый раз на могилу отца, по-видимому, завяла, и ее убрали. Новый букет с крупными шелковистыми гроздями, принесенный Эбби, оказался не единственным украшением могилы Уоррена Стэффорда. Возле высокого гранитного надгробья появился маленький куст с глянцевыми сердцевидными листьями. Наступит весна, и весь он покроется густой массой лиловых цветов с крепким дурманящим запахом.

— Сирень, — прошептала Эбби и опустилась на траву, чтобы лучше разглядеть куст.

Она растроганно смотрела на зеленые прутики, и сердце ее наполнялось целительным теплом. Наверно, ничто другое не смогло бы вызвать в ней столь резкую перемену настроения. Дом Уоррена Стэффорда пустеет, его новые владельцы, вероятно, захотят придать саду совсем другой вид и вырубят посаженные отцом бесценные кусты сирени. Пусть рубят, если им так хочется! До тех пор пока Уоррена помнят — не святым, не злодеем, а нормальным человеком, сильным и талантливым, — все это неважно.

И когда некоторое время спустя Эбби уходила с кладбища, на душе ее было удивительно легко, дорога сама бежала ей навстречу, и портфель казался пушинкой.

Подходя к дому Кэмпбеллов, Эбби услышала жужжание электрической пилы. Через минуту она увидела Фрэнка. Услышав ее шаги, тот обернулся:

— Добрый день, Эбби.

— Что вы тут делаете во дворе?

— Книжные полки, — приветливо объяснил отец Флинна и нагнулся над доской со складным метром. — И миссис Кэмпбелл довольна: в доме нет ни стружек, ни пыли, и мне хорошо: дышу свежим воздухом. — Он посмотрел в чертеж и, вынув из кармана карандаш, что-то отметил на доске.

Что сегодня утром говорила Дженис? Не сделай она первый шаг, все бы осталось без изменений, вспомнилось вдруг Эбби. Не пора ли и ей тоже сделать этот первый шаг, иначе ее отношения с Фрэнком так и застрянут на нынешнем рубеже?

Спокойные, вежливые, но без малейшего намека на искреннее дружелюбие.

— Не возражаете, если я минутку-другую посижу с вами? — спросила она.

— Нет, конечно. — На мгновение, оторвавшись от работы, Фрэнк взглянул на девушку.

Взлет его бровей напомнил ей Флинна. Некоторое время она молча следила за уверенными движениями сильных мужских рук. Неожиданно из глубин памяти всплыла похожая картина из далекого детства.

— Помните тот день, когда вы починили мой велосипед? — вырвалось у нее.

— Конечно, помню. — Фрэнк чуть заметно улыбнулся.

— Мне, наверно, было восемь или девять, — принялась вслух вспоминать Эбби. — Я немного заблудилась и опаздывала к обеду. А тут, как назло, цепь соскочила… Вы знали, что мне не разрешалось уезжать за пределы Эрмитаж-роуд?

Он кивнул.

— Но вы тогда не сказали мне ни слова. Быстро натянули цепь, погрузили меня с велосипедом в грузовик и довезли до самого дома…

— Ну, не совсем до самого дома.

— Ах, теперь-то понятно, почему вы остановились возле дома Пемброуков. — Эбби обрадованно щелкнула пальцами. — Чтобы я не получила нагоняй, да? Почему не сказали мне тогда об этом? А я-то, глупая, боялась, что вы, расскажете отцу и меня накажут.

— У меня даже в мыслях не было ябедничать, поэтому и не сообразил, что тебя это могло тревожить.

— Ну, конечно, нельзя сказать, чтобы я особенно боялась отца. Он меня за всю жизнь и не шлепнул-то ни разу. Однако так умел заставить меня почувствовать свою вину, если я вдруг набедокурю, что я старалась поменьше шалить.

Она уселась с ногами на скамейку, обхватив колени. Интересно, воспользуется ли Фрэнк возможностью обсудить с ней недостатки Уоррена Стэффорда? Нет, он не произнес ни слова. Только с сочувствием взглянул на нее.

Как-то мать заметила, что, мол, ее дочь неглупая девушка и сама способна, присмотревшись, повнимательней к поведению Фрэнка, понять, что в нем особенно привлекает. В тот момент Эбби не имела ни малейшего представления, на какие черты его характера намекала Дженис, но сейчас, кажется, поняла: на душевную чуткость и врожденную деликатность.

С ним легко быть вместе, легко разговаривать. Немудрено, что Дженис потянуло к нему. От Фрэнка, как, впрочем, и от Флинна, исходили удивительное спокойствие и уверенность в своих силах.

Вспомнив о Флинне, Эбби печально вздохнула, вынужденная признать, что до сих пор так и не нашла способа помириться с ним. Обычными словами извинения тут ведь не обойдешься. И их прежние дружеские отношения так просто не вернешь, это гораздо сложнее, чем закрепить соскочившую велосипедную цепь. Если вообще возможно…

Но, по крайней мере, она наконец поняла, как надо вести себя с Фрэнком. Никто, и меньше всех сам Фрэнк, не ждал от нее, чтобы она относилась к нему как к родному отцу. Заменить Уоррена Стэффорда, никому не дано. Но разве нельзя отвести для Фрэнка в своем сердце особое, только ему принадлежащее место?

Ей захотелось вдруг сказать отчиму что-нибудь ласковое и сентиментальное, но она не смогла найти нужные слова. И просто улыбнулась ему.

— Я только что вернулась с кладбища. Мать знает, что там посажен куст сирени?

— Почему ты спрашиваешь об этом?

— Наверняка это чудо сотворено вашими руками.

— Да, она знает. — Глаза Фрэнка засверкали. — Но мы сажали вместе. Сначала сирень для вашего папы. А затем рододендроны, для моей Китти.

— Я очень рада, — прошептала Эбби. Первый раз она увидела настоящую улыбку Фрэнка. И ее потрясло, как преобразилось его лицо, каким красивым и счастливым оно вдруг стало. Если он похожим взглядом смотрит на Дженис, когда они остаются вдвоем, тогда многое становится понятным, подумала Эбби.

Ничего не прошу у судьбы — только увидеть, такую же радость и любовь в глазах мужчины. Мужчины, которого я люблю…

Ишь, размечталась! Даже и не рассчитывай, тотчас остудила свой пыл Эбби. Вполне вероятно, что Флинн унаследовал от отца независимость, уверенность в собственных силах и даже врожденную деликатность. Но это вовсе не означает, что ему перепало хоть немного любви Фрэнка к женщинам из дома Стэффордов.

* * *

Открытие художественной выставки-ярмарки назначили на десять утра. Но задолго до того, как установили последнюю палатку, гости начали бродить по дорожкам парка Чендлер-колледжа. К девяти тридцати Эбби готова была рвать на себе волосы, потому что пришла лишь небольшая часть добровольных помощников Сары.

В палатке недалеко от главных ворот Флинн развешивал на стендах свои акварели.

— Не паникуй, — успокоил он ее. — Перед открытием всегда так бывает.

За все утро они впервые оказались рядом. Голос парня прозвучал абсолютно спокойно, будто он даже и не помнил про их ссору. Эбби растерялась, не зная, обижаться ей или, наоборот, быть благодарной.

— Подожди минутку, я помогу тебе, — добавил он.

— Спасибо, но, на мой взгляд, у тебя у самого хватает работы, — бросила Эбби, посмотрев на его палатку. Она с трудом сглотнула и заставила себя подойти ближе. Эбби прекрасно понимала, что, несмотря на царившую вокруг сутолоку последних приготовлений к открытию, другой возможности поговорить с Флинном с глазу на глаз ей сегодня больше не представится: после того как ворота выставки распахнутся, возле палаток постоянно будет толпиться народ.

Флинн укреплял на стенде сочную темную акварель, изображавшую поезд возле депо викторианской эпохи. Задумчиво разглядывая ее, Эбби вспоминала тот полдень, когда она тихо сидела в вертящемся кресле в его комнате и наблюдала, как он рисует. Должно быть, именно тогда ее и угораздило влюбиться в него!

Эбби не стала смотреть на табличку с ценой, скромно прикрепленную в углу рамы. Сколько бы акварель ни стоила, у нее нет пока денег, чтобы покупать подобную роскошь, сначала надо найти постоянную работу.

— У тебя ко мне дело? — вернул ее к реальности Флинн.

— Да, — очнулась Эбби, — я хотела сказать тебе, что сожалею о тех словах, которые ляпнула тогда, в полдень на дереве.

Вместо ответа он принялся молча разглядывать свою собеседницу. И глаза его, казалось, прочли гораздо больше, чем та выразила вслух.

— Ты был абсолютно прав насчет Фрэнка и матери, а я… — Как ни старалась Эбби, голос у нее задрожал. Хорошо еще, что в этот момент начали впускать посетителей. Облегченно вздохнув, девушка добавила: — Мне пора идти.

Вручая, входившим программки выставки, она старалась не обращать внимания на Флинна. Но тот, как назло, по-прежнему стоял, прислонившись к стене палатки, и наблюдал за ней.

Ты определенно раздула из мухи слона, упрекнула себя Эбби. Нет чтобы, придать эпизоду случайный характер, как он того и заслуживал. Мол, прости, друг, произошло недоразумение, которое желательно побыстрее устранить. Вместо этого вдруг занервничала! Естественно, он теперь недоумевает, почему такой пустяк, как простое извинение, вызвал у нее столь бурные эмоции.

В это мгновение ей на глаза, как нельзя кстати, попался Бойд. Обрадованная Эбби, поприветствовала его и тут же сунула в руки стопку программок.

— Следите, чтобы каждый посетитель получил программку. Как только мне удастся найти хоть одну живую душу, вас тотчас сменят.

— Но я пришел не для того… — Протестующий возглас Бонда беспомощно повис в воздухе, потому что Эбби уже скрылась в толпе.

— Правильно сделали, что пришли, Бойд, — успела услышать она за спиной голос Флинна. — Здесь сегодня, без всякого сомнения, соберется весь цвет города.

На аллее, через три палатки, Эбби заметила озиравшуюся по сторонам девушку, накануне обещавшую поработать добровольной помощницей, и поспешила к ней.

Все время убегать от Флинна, разумеется, далеко не самое лучшее решение проблемы. Тут и спорить нечего. Рано или поздно Флинн обязательно поймет, что происходит.

А такого унижения Эбби не вынесет! Видеть его во время всех праздников, на каждом семейном событии — уже удовольствие ниже среднего. Но если он к тому же догадается о ее чувстве к нему и начнет жалеть ее — и вовсе, пиши пропало!

Есть только один верный способ избежать стыда и позора, решила она. Вернуться к старой, привычной манере общения — легкий флирт, шутки, безобидное подтрунивание. Тогда он не заподозрит, что в их отношениях произошли какие-то изменения.

— Никогда раньше не понимала, какое это наслаждение! — услышала Эбби вдруг знакомый голос где-то на уровне своего локтя. Она испуганно отскочила в сторону, обернулась и удивленно вытаращила глаза, увидев Сару Мерилл в кресле-каталке. Из-под яркого пледа торчала, будто таран, загипсованная от бедра до кончиков пальцев нога. — Я имею в виду выставку, а вовсе не прогулку в кресле-каталке, — продолжала Сара. — Надо будет на следующий год подровнять лужайку. Смешно, но раньше мне это и в голову не приходило. Каждая рытвина отдается болью в позвоночнике. Нe знаешь, судья уже приступил к работе?

— Я о нем, признаться, совсем забыла. И где же мне его теперь искать? — Эбби досадливо щелкнула пальцами и, быстро распрощавшись с подругой, бросилась на поиски профессора живописи, который должен был назвать лучшие работы.

К тому моменту, когда она разыскала его, он уже обошел почти все палатки. «Должно быть, предпочитает работать один, а значит, я успела, как раз вовремя, — с облегчением вздохнула Эбби. — А ведь Сара предупреждала, что мне, по-видимому, придется быть помощником судьи». Однако профессор встретил ее неласково и сразу вылил на нее ушат холодной воды:

— Теперь, когда вы, наконец появились, мы можем начать серьезно работать.

— А я думала, вы уже все осмотрели.

— Неужели вы полагали, что я стану развешивать призовые ленточки на отдельных работах, не осмотрев предварительно всю выставку? Сейчас вернусь назад для более внимательного осмотра. — Он протянул ей доску с прикрепленной к ней бумагой. — Вот, держите, будете помогать мне, и делать по ходу необходимые заметки.

Когда в палатке с керамической скульптурой профессор задержался и принялся внимательно рассматривать искусно сделанного зеленого дракона, к Эбби подошел Дейв Тэлбот, директор колледжа.

— Вы так и не зашли ко мне в офис побеседовать, как мы с вами договаривались, — упрекнул он ее.

— Простите, Дейв. У меня не было возможности. — Она украдкой следила за профессором, который, подняв дракона, пытался разобрать фамилию художника на подставке.

— Я нашел для вас работу.

— Где? — с жаром спросила Эбби. Профессор тут же был забыт. — Какую?

— Здесь, в Чендлере. Преподавать английскую литературу. — Тэлбот изумленно вскинул брови: — Я и понятия не имел, что вам так нужна работа.

— Мне казалось, что у вас нет вакансий.

— Их и не было, пока Сара не сломала ногу.

Радость Эбби моментально испарилась.

— А, так вы имеете в виду временную работу, на летний период, до тех пор, пока Саре не снимут гипс?

— Нет. У нее в настоящее время только один семинар, и его ведет другой преподаватель. Но она решила с осени взять творческий отпуск. Контракт с вами, Эбби, может быть заключен только на год, но…

— Я готов идти дальше, мисс Стэффорд, — твердо произнес профессор.

— Приходите ко мне на следующей неделе, потолкуем о расписании, — продолжал Дейв Тэлбот. — Посмотрим, что вас устроит. — Он взял керамический подсвечник и вытащил бумажник.

Контракт может быть заключен только на год, размышляла Эбби, пока профессор осматривал следующую палатку. Но все равно надо соглашаться, раз ничего другого не предвидится. А эта работа хоть заполнит пустоту, которая уже замаячила впереди, и даст ей время спокойно осмотреться и подыскать другое место. Если она упустит этот шанс, а все разосланные ею запросы, также не дадут результата, ей придется смириться с работой не по специальности. Предложение Тэлбота, по крайней мере, по ее профилю. А год работы в Чендлер-колледже, несомненно, придаст солидности ее анкете. И, кроме того, ей не придется зависеть от Дженис и Фрэнка и жить с ними…

— … в бревенчатом коттедже, — вслух произнесла она.

— Что такое? — удивился профессор. — Какой такой бревенчатый коттедж? Нет, мисс Стэффорд, я, кажется, достаточно четко произнес название работы — «На станции».

Эбби с изумлением уставилась на столь хорошо знакомую ей акварель. Она так погрузилась в размышления о разговоре с Дейвом Тэлботом, что не заметила, как они подошли к первой палатке. К палатке Флинна!

— Я бы сказал, что это лучшая акварель на выставке. — Профессор ткнул пальцем в сторону клубов дыма, вырывавшихся из трубы паровоза: — Как блестяще сделано! И оцените игру света на кирпичах…

Что и требовалось доказать! За весь день Эбби, безусловно, не видела ничего, что могло бы сравниться с работой Флинна. Ну, разве не удача, что теперь, когда ей сделали предложение о работе, она могла купить картину, которую еще недавно считала баснословно дорогой?

Эбби вздохнула и проверила цену акварели по каталогу.

— Лучшая работа выставки получает премию имени Рейнолдса… и тут же покупается, — сообщила она. — Пять тысяч долларов и деньги от продажи идут художнику, а акварель отправится в Чендлер-колледж и будет вывешена в Эштон-корте. «Рядом с прошлогодней, также ставшей победительницей», — мысленно добавила она.

Очередной посетитель, рыжеволосый парень, долго и громко восхищавшийся работой, вывешенной в дальнем углу палатки, перешел к следующему стенду, и Флинн, наконец освободившись, направился к Эбби и профессору.

— Мои поздравления, — торжественно произнес профессор, протягивая руку. — Вас ждет большое будущее, молодой человек.

Флинн, похоже, не придал особого значения похвале профессора.

— Вы имеете в виду акварель «На станции»? Вообще-то, я не намерен продавать ее сегодня.

Эбби покосилась на табличку в углу рамы.

— Но ты же сам назначил цену. — Она оглядела стенды и нахмурилась. Несомненно, «На станции» была лучшей акварелью Флинна, но все равно непонятно, почему он оценил ее вдвое дороже, чем остальные работы, выставленные на продажу. — А что за убийственная цена? — пробормотала она. — Если ты хочешь сохранить картину, чтобы подарить отцу и моей матери на свадьбу, то проще повесить табличку, что она не продается.

— Я не собирался дарить ее на свадьбу.

— Объясни тогда, зачем поставил цену на эту акварель, если не собирался ее продавать.

— А разве я сказал, что она не продается? Мне просто не хочется спешить. Я назначил высокую стартовую цену, чтобы затем, поторговавшись, определить ее реальную стоимость.

— По-моему, ты просто отпугиваешь покупателей, — пожала плечами Эбби. — Мне самой хотелось бы купить эту акварель, но по разумной цене…

— Вот как? — Флинн вскинул брови. — И какую же цену ты считаешь разумной, Эбби?

Кто, спрашивается, тянул ее за язык! — выругала себя девушка. Попала в дурацкое положение. Вот теперь и выкручивайся! Если назвать цену, которая ей по карману, Флинн, не дай Бог, обидится, подумает, что она так низко ценит качество его акварели, а больше денег у нее пока нет, и очень не хочется залезать в долги.

— Что молчишь, Эбби?

Сердце забилось быстрее, в горле пересохло. Ясное дело, он понял, в какой тупик она себя загнала, вот и обрадовался, что можно поиздеваться.

— У меня нет таких денег, — вздернув подбородок, бросила она. — Придется, видимо, заложить душу.

Лукавые искры заплясали в глазах Флинна.

— В таком случае, я отдам ее всего за пять тысяч долларов, — пробормотал он и, повернувшись к профессору, пожал тому руку, поблагодарил за награду и добрые слова, сказанные в его адрес.

Профессор взял доску с прикрепленным к ней листком бумаги, на котором были записаны названия лучших работ, и отправился сообщать радостную новость другим победителям.

— Поздравляю, — проговорила Эбби и протянула руку. — Второй год подряд одерживаешь победу. Когда-нибудь раньше так бывало? Надо будет спросить у Сары. Она, должно быть, знает.

— Какое-то невыразительное поздравление. Я надеялся на большее, — прошептал Флинн, крепко сжав ее руку, и тут же, прежде чем Эбби успела понять, что он собирается делать, кончиком указательного пальца дотронулся до ее губ. — Хоть бы чмокнула разок!

— С превеликим удовольствием. Тем более, что ты это заслужил. — Она встала на цыпочки и крепко поцеловала его в самый уголок рта. — Поздравляю, Флинн.

По выражению его глаз Эбби поняла, что добилась своего: они снова друзья! Но почему же тогда к глазам подступают слезы? Неужели и впрямь ей теперь уже мало товарищеских отношений и хочется гораздо большего?

Но самое ужасное: она бессильна, что-либо изменить!

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Людской поток постепенно редел. Бойд по-прежнему стоял у ворот парка и лениво обмахивался: день выдался на редкость жарким. Когда появлялся очередной посетитель, он вручал ему программку, вытаскивал из пачки новую и опять использовал в качестве веера. Даже издали было заметно, что он чувствовал себя обиженным.

При виде Эбби Бонд облегченно вздохнул и чуть ли не простонал:

— Ну что, теперь я могу уйти?

Ах, ты Боже мой! Эбби совсем забыла о своем обещании найти ему замену. Впрочем, если бы даже и помнила, ничего бы не изменилось. У нее не было времени искать добровольных помощников. Одну только девушку видела, да и к той подойти не дали!

— Как только найду кого-нибудь, вас сразу заменят, Бойд. Потерпите еще несколько минут…

— То же самое вы мне говорили и вначале, — проворчал он. — Знаете, я бы и сам не прочь посмотреть выставленные работы.

— Об этом не беспокойтесь, — вмешался в разговор Флинн. — Наоборот, считайте, вам крупно повезло. В ближайшие пять-десять минут будут определены все победители выставки. И их работы украсят специальными ленточками. Так что вам даже не придется ломать себе голову, кому надо аплодировать. Тебе не принести чего-нибудь освежающего, Эбби?

Та отрицательно мотнула головой, и Флинн, посвистывая, удалился. Кем бы, черт возьми, заменить Бойда? Девушка принялась оглядываться по сторонам. Конечно, можно встать самой, но наверняка стоит ей только устроиться у ворот, как она срочно понадобится где-нибудь в другом месте. А кто будет тогда раздавать программки?

Неожиданно на одной из ближайших дорожек она увидела Сару в окружении нескольких людей. Почему бы действительно не попросить ее немного поработать? — тотчас подумала Эбби и, взяв из рук Бойда программки, решительным шагом направилась к ней.

— Да у тебя врожденные организаторские способности, — увидев подходившую подругу, приветствовала ее Сара. — Все удивляются, как ты сумела за столь короткое время войти в курс дела. А главное… — Сара сделала многозначительную паузу и, покосившись на Бойда, заговорщицки подмигнула Эбби, — отыскать таких элегантных и обаятельных помощников.

— Вот-вот, мне как раз позарез нужен еще один доброволец. Как ты относишься к тому, чтобы помочь нам? — Эбби протянула Саре стопку программок.

— О, сжалься над несчастным инвалидом, — запричитала Сара. — Неужели ты хочешь заставить меня работать?

— Но у тебя же руки свободны. И, кроме того, это будет твое последнее поручение, перед тем как ты сложишь с себя все обязанности. Ты не говорила мне, что собираешься взять творческий отпуск.

Сара нахмурилась и принялась смущенно разглаживать и без того ровную стопку программок.

— У меня и в мыслях не было держать это в секрете. Признаюсь, я уже давно сказала Дейву Тэлботу, что ты идеальная кандидатура на освободившуюся должность. Но, не услышав от тебя до сегодняшнего дня ни единого намека на то, что ты согласна заменить меня, грешным делом подумала…

— … что он мне так ничего и не предложил?

— Нет. Я подумала, что ты отказалась. — Сара скользнула взглядом по стоявшей неподалеку палатке Флинна. — И не захотела ставить тебя в неловкое положение.

Легко догадаться, о чем подумала Сара!

— Дейв только несколько минут назад предложил мне заключить контракт на год, — смущенно проговорила Эбби.

— И ты примешь предложение? — спросила Сара.

— Пока не уверена. Надо подумать.

Подошедший к ним в этот момент. Бонд, видимо услышав последние две фразы и неверно их истолковав, обнял Эбби одной рукой и крепко поцеловал в щеку.

— Надеюсь, вы его примете, дорогая. Ведь вам прекрасно известно, что это отнюдь не летний роман.

Эбби похолодела, сама не зная почему. То ли не ожидала от Бонда столь бурного проявления чувств, то ли испугалась, что возвращавшийся к ним от стойки с прохладительными напитками Флинн неправильно поймет ситуацию.

— О каком таком летнем романе идет речь? — заинтересовался новоявленный победитель выставки. — Неужели, Бойд, вы внезапно охладели к Эбби? А я-то боялся, что, вздумай она куда-нибудь уехать, у вас разобьется сердце, и вы начнете помышлять о самоубийстве.

Вот уж у кого точно «сердце не разобьется», так это у Флинна, с горечью подумала Эбби. Бесспорный факт: ему совершенно наплевать, чем она собирается заниматься в ближайшие месяцы.

— Мне надо проверить детскую площадку, — как можно более спокойно проговорила девушка. — Вы пойдете со мной, Бойд?

С этими словами она освободилась от его руки и быстро зашагала в дальний конец зеленой лужайки, где на тенистой площадке полдюжины детей рисовали мелом на асфальте. Сюда почти не долетал гул выставки.

— Кажется, мы с вами нашли общий язык, — с довольным видом проговорил Бойд. — И нам не понадобится много времени, чтобы принять окончательное решение, правда? Я абсолютно не сомневаюсь в этом.

— Я тоже, — согласилась Эбби и, увидев сияющее лицо своего спутника, быстро добавила: — Вы абсолютно правы. Нет никакого летнего романа. И вообще никакого романа. И даже ничего похожего на роман. Так что не думайте, будто я только и жду, когда же вы сделаете мне предложение.

— Это неподходящая тема для разговора в общественном месте, — упавшим голосом пробормотал Бойд.

— Вы первый заговорили об этом еще у ворот. И будьте благодарны, что я сразу при всех не внесла ясность в наши отношения.

— На вас дурно влияет компания, в которой вы проводите время, Эбби. — Лицо Бойда побагровело.

— Знаю, — медовым голосом согласилась та. — Можете не волноваться понапрасну, вас туда не пригласят.

В течение всей недели перед свадьбой Флинн мотался по городу, выполняя поручения Дженис.

Он то и дело прибегал в дом Стэффордов и вскоре снова исчезал. Его, кажется, не особенно волновало, где находится Эбби. Если он сталкивался с ней, то начинал шутить, флиртовать или заставлял ее помогать ему. Но никогда не договаривался о новой встрече.

В то утро, за два дня до свадьбы, Эбби вдруг ни с того ни с сего безумно захотелось пить, и она отправилась на кухню, чтобы взять из холодильника банку с содовой.

Флинн сидел за столом, уставленным кулинарными шедеврами.

— Как ты ухитрился так подольститься к Норме? — завистливо спросила Эбби, оглядев ряды стоящих перед ним тарелок с яствами.

— Я передвинул обеденный стол. — Флинн поиграл бицепсами и засунул в рот крошечную круглую пиццу.

— Всего-то? Я выскребла кухню от пола до потолка, а она позволила мне взять только крекеры и газировку.

— А если я поделюсь с тобой, что я буду с этого иметь? — Он взял пирожок с креветками и принялся с философским видом изучать его.

— Что ты имеешь в виду? — спросила она, подумав, что уровень адреналина в ее крови наверняка подскочил.

— Мне нужна помощь. — Голос Флинна звучал уже серьезно.

— Какого рода помощь? — Эбби достала из холодильника, банку с содовой.

— Надо купить цветы. Представления не имею, какой букет понравится Дженис. А спросить ее об этом не могу, потому что ей не полагается выбирать букет самой. Это обязанность жениха.

— А жених, выходит, перепоручил это дело тебе?

— Он считает, что вроде бы у меня больше опыта.

— С букетами для невесты? — Эбби улыбнулась. — Похоже, от волнения он утратил способность ясно мыслить. Вот если бы ему понадобилось нарезать роз с куста или собрать букетик незабудок, тогда, уверена…

— Эбби, а ты не согласишься пойти со мной в цветочный магазин и поговорить с флористом? Я в долгу не останусь. Любезность за любезность. Выполню все, что ни пожелаешь, детка.

«Все, что ни пожелаешь»! Как бы не так! А если она скажет: «Целуй меня, люби меня, я твоя!», он что, тоже бросится исполнять ее волю? Хороша «любезность»!

— Договорились, мой милый мальчик. — Ей удалось придать голосу веселые, игривые ноты. — Только учти, исполнением одного моего желания ты не отделаешься. И для начала угости меня пирожком с креветками.

Флинн решил покормить Эбби сам. Когда она откусила кусочек печеного теста, часть щедро положенной начинки осталась на кончиках его пальцев. И он машинально поднес их ко рту.

— Нет, погоди, — с полным ртом запротестовала Эбби. — Это мое. — И, крепко обхватив запястье Флинна, принялась облизывать кончики его пальцев.

Кто бы мог подумать, что эта шутка окажется настолько опасной? Густой аромат креветок смешивался с солоноватым запахом кожи. Тепло мужской руки, казалось, проникало глубоко в тело Эбби, вызывая ответную чувственную дрожь. И что самое ужасное: никак не придумаешь изящного предлога прекратить сомнительную процедуру!

— Ну, как, чисто? — Флинн посмотрел на свою руку с таким видом, будто ожидал, что недосчитается одного-двух пальцев.

— Похоже на эскимо. — Эбби поздравила себя с тем, что хотя ее голос и звучал чуть ниже, чем обычно, но в основном остался совершенно нормальным. — Одни палочки остались. Итак, что ты говорил о цветах?

В день свадьбы погода выдалась как на заказ. С самого рассвета стояло ясное утро, яркие лучи солнца отражались в капельках росы, дул легкий ветерок. И ни капли дождя. Церемония должна была состояться в одиннадцать утра в саду за домом Стэффордов.

В девять часов, еще по-прежнему в шортах и майке, которые она натянула, когда встала с постели, Эбби помогала Норме расставлять подносы со свадебным угощеньем, тщетно пытаясь убедить ту оставить место на столе для блюд, которые обещали привезти из фирмы «Банкет на дому».

В десять Дженис вернулась домой из парикмахерской. Выглядела она потрясающе, именно такой и должна быть невеста!

— Из службы озеленения еще не приходили? — обеспокоено спросила она. — В дальнем конце сада упала засохшая ветка дуба и перегородила поляну.

— Я давно говорила, что дерево пора спилить, — проворчала Норма.

— Думаешь, оно уже никогда не зазеленеет?.. Пойду сама оттащу ветку. Сейчас уже нет времени звонить в службу озеленения.

— Я позабочусь об этом, мама. — Эбби втыкала острые палочки в маленькие тартинки с ветчиной и сыром.

— Но тебе еще надо одеться, Эбби.

— Тебе тоже. Но ты как-никак невеста, а на меня никто особенно смотреть не будет. — Во всяком случае, она искренне на это надеялась! — И к тому же вот-вот, приедет машина с заказанной едой, а тебе легче убедить Норму в том, что это тоже надо поставить на стол. Откровенно говоря, я предпочитаю иметь дело с ветками, они хоть не спорят.

Ветка оказалась длинной. И упала она прямо в середину небольшой ровной лужайки. Эбби задумалась, куда лучше перетащить ветку, и не услышала тихих шагов Флинна по тропинке, идущей от дальней калитки сада.

— Доброе утро, — раздалось вдруг за ее спиной.

Эбби вздрогнула от неожиданности и выпустила из рук ветку, та упала, хлестнув ее по лицу. Девушка отпрыгнула в сторону и тихо выругалась.

— Мог бы, и помочь, — огрызнулась она в ответ на приветствие Флинна.

— Если бы я знал, что нужен, то пришел бы пораньше, — миролюбиво проговорил он. — И куда перетащить эту ветку?

Он был уже одет для свадьбы. Перламутрово-серый костюм, белая рубашка и со вкусом подобранный галстук с узорами. Светлый костюм подчеркивал темную синеву глаз. Они казались огромными. Эбби захлестнула горячая волна желания. Ну почему ей нельзя быть свободной и раскованной? Подойти к Флинну, нежно положить руки ему на плечи, заглянуть в синеву глаз и утонуть в их бездонных глубинах…

Он поднял правую руку, чтобы поправить галстук, и Эбби с ужасом увидела, что его пальцы перевязаны бинтом.

— Флинн, что случилось? Ты же рисуешь этой рукой! — От волнения у нее даже перехватило дыхание.

— Не волнуйся, сущие пустяки. Я полол сорняки в саду у Флоры. — Он взглянул на бинт. — Они были очень сухие, жесткие, и корни длиннющие, я таких сроду не видал. Вот и поранился немного.

— Ну, зачем так рисковать руками?.. Глупенький ты мой!

— Всего лишь царапина. Ничего серьезного. По правде говоря, мне и повязка-то нужна только для того, чтобы не забыть о том, что я поранился, и не особенно двигать пальцами. Давай пока спрячем ветку за кустами.

Они вдвоем оттащили ветку в сторону — так, чтобы ее не было видно с поляны. Какой укромный уголок — просто идеальное место для любовных свиданий, невольно подумалось Эбби, когда она оглядела окружавшие их плотной стеной кусты самшита и деревья. Пробивавшиеся сквозь хитросплетения веток редкие лучи солнца веселыми пятнами ложились на поросшую мхом землю.

Может быть, притвориться простушкой и поцеловать Флинна в знак благодарности за помощь?

А почему бы и нет? — обрадовалась Эбби. Даже если это абсолютно ничего не значит, почему бы ей и впрямь не поцеловать его, если очень хочется?

Будто прочитав ее мысли, Флинн подошел к ней и нежно ее обнял. Глаза у Эбби тотчас сами собой закрылись, и она прижалась к его груди с тихим вздохом, больше похожим на стон, чем на вздох. А когда он приник к ее губам, ответила на его поцелуй со всей страстью, которая бушевала в ней в это мгновение.

И хотя Флинн, несомненно, изумился неожиданной силе ее порыва, он даже не попытался воспользоваться ее беззащитностью и утвердить собственную волю. Напротив, стал еще более нежным и внимательным. Он никогда не обидит меня, поняла Эбби. Никогда! Врожденная деликатность не позволит ему причинить мне зло. А значит, мне не надо его бояться…

Но, скорее всего, это только полуправда, внезапно испугалась девушка. Да, Флинн никогда намеренно не обидит ее. Но разве имеет он хоть малейшее представление о том, как она уязвима в своих чувствах и как легко, ее сломать, словно пластмассовую куклу? До тех пор пока для него поцелуи и объятия всего лишь забавная игра, как сейчас, Эбби никогда не будет чувствовать себя в полной безопасности. И ей не удастся уберечься от неминуемой душевной боли.

Она рывком отодвинулась от него.

— Мне надо пойти к себе и переодеться, — проговорила она севшим от волнения голосом и, не оборачиваясь, быстро зашагала к дому.

— Эбби…

— Прости, это была моя ошибка. — Она остановилась и, опустив голову, стала смотреть себе под ноги.

Флинн подошел к ней сзади и положил руки ей на плечи.

— Мне еще надо принять душ, одеться, причесаться и немного подкраситься. — У Эбби начали нервно подрагивать веки.

Пальцы Флинна медленно, в завораживающем ритме двигались по плечам и спине девушки, лишая ее способности здраво мыслить и сопротивляться.

Время будто замерло. Где-то вдалеке раздавались чьи-то голоса…

— Послушай, — в отчаянии воскликнула Эбби, — уже начали съезжаться гости, и я не успею привести себя в порядок.

— Тогда мы, возьмем свое позже, — прошептал Флинн. — Обещаю тебе.

— Это была ошибка, Флинн.

— Иди. — Он тихонечко подтолкнул ее вперед. Эбби протиснулась сквозь самшитовые кусты и со всех ног пустилась бежать домой.

Хватит переживать по пустякам, успокаивала она себя. После окончания свадебной церемонии все образуется. Я сумею взять себя в руки и придумаю, что сказать Флинну и как объяснить ему мою минутную слабость.

Скорость, с которой Эбби оделась, можно было, пожалуй, занести в Книгу рекордов Гиннесса.

Она даже успела посидеть спокойно минут пять до того, как в дверь постучали.

В комнату вошла Дженис в серовато-белом костюме и блузке того же холодного бледно-зеленого цвета, что и платье Эбби. Над ухом под углом была приколота небольшая изящная шляпка. Мать посмотрелась в зеркало, потом подошла к дочери и поправила лилию к нее в волосах. Пальцы ее дрожали.

Эбби пригладила юбку, кинула последний взгляд в зеркало и негромко произнесла:

— Пойдем.

Они вышли во двор и по выложенной плитами дорожке направились в сад.

— Дженис просила передать, что Бонд не придет — прислал извинения, — тихо проговорил Флинн. — А от Нормы я узнал, что вы с ним вроде бы поссорились. Не сообщишь, что произошло на самом деле?

— Знай я, что это тебя так интересует, давно бы дала полный отчет. — Эбби сама удивилась, как холодно прозвучал ее голос.

— Держу пари, — кивнул Флинн, — что он пришел к неутешительному выводу: ты неподходящая для него кандидатура.

Эбби глубоко вздохнула, чтобы унять внезапно возникшее раздражение, и, как ни странно, ей тотчас полегчало, даже удалось улыбнуться.

— Правильно, — покорно согласилась она. — Ведь меня постоянно видели с тобой. — Через несколько секунд она заняла свое законное место возле матери и постаралась не смотреть в сторону Флинна.

Но окончательно успокоилась только тогда, когда священник, собрав вокруг себя присутствующих, начал произносить традиционные слова свадебной церемонии. Какими бы старомодными они ни казались, в ритуале всегда есть свое очарование и своя сила.

Эбби решила не отводить взгляда от цветов, что держала в руках. Но это оказалось выше ее сил: она вдруг поймала себя на том, что украдкой поглядывает на стоявшего неподалеку Флинна. Он незаметно поддерживал забинтованную руку. Это вызвало беспокойство у девушки. Неужели рана хуже, чем он признался?

— Эбби, кольцо Фрэнка, — чуть слышно проговорил священнослужитель.

Она поспешила исполнить его просьбу, неловко стянув золотое колечко с большого пальца, где оно так аккуратно сидело.

Кольцо Дженис находилось в кармане пиджака Флинна. Он достал его без задержки и суеты. Ну и нервы у этого парня! Даже после того, что произошло между ними рано утром за полосой кустов самшита, он и бровью не поведет! Что она должна теперь сказать ему?

Священнослужитель благословил брачащихся, и атмосфера тотчас сделалась более непринужденной. Все бросились поздравлять новоявленную супружескую пару, послышались радостные возгласы, смех. А потом все гости медленно вернулись в дом и, словно туча саранчи, накинулись на столы с угощением.

Сидя возле Фрэнка и пробуя кулинарные шедевры Нормы, Эбби рассеянно слушала тосты и поздравления. Она со страхом думала о том, что скоро все кончится, гости начнут расходиться и ей придется снова посмотреть в лицо Флинну.

Неожиданно в гостиной ожил рояль, наполнив комнату нежными звуками одного из красивейших вальсов Штрауса.

— Как здорово! Ты придумал? — Дженис повернулась к Фрэнку, ее лицо сияло от радости.

— Это была идея Флинна, — признался тот. — А я согласился, подумав, что тебе понравится. Потанцуем?

Разумеется, такое могло прийти в голову только Флинну, усмехнулась Эбби.

Она нервно поигрывала кофейной ложечкой и ждала неизбежного. Первый вальс, по обычаю, танцуют молодожены. Второй — ближайшие члены семьи, то есть Дженис с Флинном и Эбби с Фрэнком. Потом, когда жених и невеста начинают танцевать со своими друзьями, на танцевальный паркет выходят шафер и подружка невесты.

И нет ни малейшего шанса, что Дженис, которая всегда следила за соблюдением правил этикета столь же строго, как за чистотой уотерфордского хрусталя, позволит дочери забыть о них.

После окончания второго вальса Флинн подошел к отцу и похлопал его по плечу.

— Теперь моя очередь, — сказал он, и Эбби оказалась лицом к лицу с ним.

— Ты уверен, что не повредил руку? — чуть слышно прошептала она.

— Не бойся, все нормально, если, конечно, ты не собираешься сбивать меня с ног.

Уловив насмешливые нотки в голосе Флинна, Эбби покраснела. Но тут вновь заиграла музыка, и его перевязанная рука легко легла на талию партнерши.

— Что ты скажешь о моей потрясающей идее насчет свадебного подарка? Ты не находишь, что пианист гораздо оригинальнее, чем акварельный рисунок?

— Я… удивилась. Ты очень хорошо танцуешь.

— Меня научила мама.

Середина комнаты все больше наполнялась танцующими парами, и Флинн крепче прижал девушку к своей груди. От его дыхания на ее виске ритмично взлетала выбившаяся прядка волос.

Эбби крепко зажмурилась и положила голову, на плечо Флинна. Если бы только она могла всем телом прижаться к нему и в полной мере насладиться теплом его сильных рук!.. Музыка стихла, и девушка поспешно сказала:

— Все, обязательный танец кончился.

— Не волнуйся, я тебя не брошу. И буду снова танцевать с тобой, потому что не хочу, чтобы ты чувствовала себя одиноко, как дама, оставшаяся без кавалера. После того как женщина дает отставку поклоннику, она становится сверхчувствительной. Мне это известно, и…

— Я никому не давала отставку… — Эбби вовремя осеклась. — Поверь, это и в самом деле не была отставка. Скорее обоюдное соглашение.

К ним подошел Уэйн Маршалл, но Флинн решительно покачал головой.

— Только не сейчас, — воскликнул он и, прежде чем Эбби успела возразить, увлек ее в другой конец комнаты, после чего, немного помолчав, пробормотал: — Сомневаюсь, чтобы соглашение было обоюдным. Бедный Бонд. Но с другой стороны: разве можно ждать чего-нибудь другого от летнего романа? А признайся, Эбби, почему ты дала ему от ворот поворот? Освобождала место для меня?

— Что ты такое говоришь…

Их взгляды встретились, и глаза девушки вспыхнули от переполнявших ее чувств.

Близость Флинна настолько смущала Эбби, что она даже не заметила, когда они через стеклянные двери выскользнули из гостиной на террасу, и поняла это только тогда, когда вместе гладкой деревянной поверхности пола почувствовала под ногами кирпичную кладку. Не успела девушка сделать и нескольких шагов, как ее высокий тонкий каблук зацепился за выступ кирпича, и она взмахнула руками, пытаясь сохранить равновесие. Флинн тотчас обхватил Эбби за талию и привлек к себе.

— Чертовски неплохая идея, — прошептал он, уткнувшись лицом в ее волосы.

— Ты прав, — скрипучим голосом проворчала Эбби. — Разумеется, я специально спотыкаюсь на пустом месте, рискуя свернуть себе шею, в надежде привлечь к себе твое внимание. И, пожалуйста, заруби себе на носу: у тебя нет никаких обязательств передо мной.

— Я имел в виду пианиста. Если бы не моя гениальная идея, компания разошлась бы сразу после застолья.

— Меня бы это не слишком огорчило.

— Ясное дело, ведь тогда мы смогли бы где-нибудь уединиться и всласть нацеловаться.

Идея показалась Эбби столь заманчивой, что у нее перехватило дыхание. И ей стоило большого труда взять себя в руки.

— Я уже говорила тебе, Флинн, что считаю утреннее происшествие ошибкой.

— В таком случае, наверное, нам стоит повторить опыт: вдруг ты после полудня изменишь свое мнение? — Ее собеседник неожиданно перешел на шепот.

Сердце Эбби застучало так сильно, что она испугалась, а не услышит ли Флинн его гулких взволнованных ударов.

— О Боже, что за неприличие, — ухитрилась вымолвить она. — В разгар свадьбы шафер пытается соблазнить подружку невесты.

— И не говори. — Флинн улыбнулся и привлек девушку к себе.

— У нас с тобой не может быть близости, Флинн. — Девушка едва дышала.

— Вот как?

В его голосе не прозвучало особого интереса к ее словам, и ей пришлось силой заставить себя продолжать. Она решительно покачала головой.

— Это причинит боль матери и Фрэнку и…

— В этом не сомневайся. И все же ты не можешь поцеловать мужчину, как сегодня утром, а потом заявить, что все это не более чем шутка и скоро забудется. Нет, на этот раз, Эбби, ты перешла границу дозволенного.

— Прости, Флинн, но… — еле слышно выдохнула она.

— Не прощу, — с холодной улыбкой отрезал он. — Хочешь знать, что на самом деле случилось с моей рукой?

— Ты ведь, кажется, говорил, что дергал сорняки… — От столь резкой перемены темы Эбби окончательно растерялась.

— Я это выдумал, чтобы скрыть правду. — Флинн грустно покачал головой. — Начисто забыл, что при строительстве этого проклятого гаража использовался настоящий алебастр. Сделали на совесть. И когда, я шарахнул кулаком об стену…

— А почему ты это сделал? — Ее голос больше напоминал писк.

— Да потому, что за последнюю неделю я не нарисовал ни одной мало-мальски приличной линии. Даже скошенную траву и то не мог изобразить. Что бы ни начинал рисовать, передо мной тут же возникало твое лицо.

У Эбби все поплыло перед глазами. Ей не хватало воздуха. Нет, не слушай его, убеждала она себя, это не может быть правдой.

— Но последней каплей стали те проклятые пирожки с креветками. — Флинн и Эбби шли все медленнее и наконец вовсе остановились. — Ты, наверное, ничего не заметила, но, когда ты облизывала мои пальцы, мне показалось, что мы с тобой занялись любовью…

Я заметила, подумала она. И мне стоило большого труда скрыть это.

— Чем больше я думал о наших с тобой отношениях, тем сильнее становилось мое отчаяние. А вчера вот не выдержал и в сердцах стукнул кулаком об стену.

— Помогло?

— Не очень. Хоть и перестал думать о тебе, но всего лишь на несколько минут. Больше всего на свете я боялся, что ты никогда не перестанешь флиртовать. И в то же время будешь держать меня на расстоянии, чтобы я не смог попытаться убедить тебя, что между нами возникло настоящее и удивительное чувство. Но сегодняшнее утро все изменило. Ты наконец перестала играть, что-то выдумывать и поцеловала меня так, будто действительно знала, чего хочешь. — Флинн прокашлялся и немного отодвинул Эбби от себя. — Ладно, — отрывисто бросил он, — мы оба прекрасно понимаем, что у нас не может быть тайной любовной связи, потому что родители убьют нас. И что же нам теперь делать вместо этого?

Эбби откинула назад голову и посмотрела на него.

— Что нам делать… — неуверенно повторила она.

— Послушай меня, Эбби. — Он обхватил руками ее плечи так, будто собирался трясти ее. — Чего ты хочешь?

Она неотрывно смотрела на его галстук, не решаясь поднять глаза.

— Я бы хотела… — Эбби замолчала. Ну, разве повернется у нее язык сказать ему правду: хочу выйти за тебя замуж! Хочу, чтобы ты всегда любил меня! А что, если его чувство не столь сильное, как у нее? Он ведь не признался ей открыто в любви. Она с трудом сглотнула, подыскивая нужные слова. — Я бы хотела, Флинн, чтобы ты занял важное место в моей жизни.

Он немного подумал и потом почти ласково произнес:

— Нет.

— Нет? — Она вскинула на него широко раскрытые от удивления глаза. В горле так пересохло, что язык еле ворочался.

— Такая малость, меня не устроит. Я хочу занимать главное место в твоей жизни. И навсегда.

Безграничная радость овладела Эбби. Но как же трудно, оказалось, поверить в свое счастье!

— Не замахивайся на многое, — осторожно посоветовала Эбби. — Я ведь помню, как ты говорил, что для тебя величайшим кошмаром является перспектива видеть меня каждое Рождество за обеденным столом.

— Но это же, сущая правда!

— Как тебе не стыдно, Флинн!

— Видеть друг друга только по праздникам и делать вид, будто между нами ничего нет…

— Ты прав, это было бы невыносимо, — призналась она. — Но неужели ты уже тогда знал, что любишь меня?

— Не совсем. — Он нежно потерся щекой об ее висок. — Так что будем делать, милая? Давай прямо сейчас, на свадьбе наших родителей, украдем у них немного всеобщего внимания и объявим, что мы с тобой тоже собираемся пожениться!

Счастье переполняло Эбби. С радостным криком она прижалась к Флинну и, привстав на цыпочки, поцеловала его.

— Эбби, дорогая… — прошептал он, касаясь губами ее рта.

— Что?

— Люди смотрят. Не самое подходящее поведение для благовоспитанной девушки с Эрмитаж-роуд.

— Ерунда! Пусть смотрят!

— И я такого же мнения, — улыбнувшись, пробормотал Флинн и еще крепче прижал Эбби к себе. Так крепко, что ей стало трудно дышать. Зато голова от поцелуев сделалась вдруг невесомой и даже чуть закружилась от счастья.

Из комнаты, где находились гости, донесся гром аплодисментов. Но Флинн и Эбби ничего не слышали.

Советы Подруги

Муки красоты

Похоже, идеал красоты конца двадцатого века не имеет ничего общего с реальностью: чтобы поддерживать свой — не побоимся этого слова — ненормальный вес, модели и те, кто стремится им подражать, вынуждены сидеть на жесточайшей диете. Не верьте им, когда на страничках женского журнала, очередная топ-модель заявляет: «Я могу есть, что захочу, даже пирожные, — организм сам сохраняет свой вес». Чтобы сохранить «модельный» вес, организму нужно было бы ускорить обмен веществ настолько, чтобы превратиться в паровозную топку и немедленно сжигать синим пламенем все, что попадает в желудок, а это невозможно. Поэтому модели едят мало и считают калории. Вот типичное «модельное» меню:

Завтрак: Творог с клубникой и мюсли.

На 2 порции вам потребуется:

400 г клубники, 500 г диетического творога, 1 ст. л. лимонного сока, щепотка сахара, на кончике ножа ванилина, 50 г мюсли.

1. Из 200 г клубники сделать пюре. Смешать его с творогом и лимонным соком, добавить сахар и ванилин. Несколько самых красивых ягод оставить для украшения, остальную клубнику нарезать кусочками и смешать с творогом.

2. Добавить мюсли, выложить на две тарелки и украсить оставшейся клубникой.

В одной порции 339 ккал.

Обед: Зеленый салат с креветками

На 6 порций вам потребуется:

2 апельсина, 2 ст. л. винного уксуса, соль, молотый черный перец, сахар, 1 ч. л. хрена, 5 ст. л. растительного масла, 150 г мяса креветок, 150 г свеклы, 150 г полевого салата.

1. Апельсины очистить, полностью удалив белую кожицу и пленки. Из долек выжать сок. 5 ст. л. апельсинового сока смешать с уксусом, солью, перцем, хреном и растительным маслом.

2. Мясо креветок и свеклу отварить. Остывшую свеклу очистить и нарезать кусочками. Полевой салат очистить, вымыть и промокнуть салфеткой. Все выложить на блюдо и полить заправкой.

В одной порции 140 ккал.

Ужин: Морковно-рисовые клецки с абрикосовым компотом

На 2 порции вам потребуется:

50 г кураги, 125 мл сухого белого вина, 1 пакетик ванильного сахара, 30 г брусники (можно свежезамороженной), 1 ст. л. крахмала, 250 мл молока, на кончике ножа ванилина, 1 ст. л. сахара, 60 г риса, 1 ст. л. мака, 1 яйцо, соль, мелисса для украшения.

1. Курагу залить вином, 100 мл воды и оставить на ночь. Затем откинуть на дуршлаг, жидкость собрать.

2. Курагу разрезать на четыре части, залить жидкостью, в которой она замачивалась, добавить ванильный сахар и варить на очень слабом огне в течение 20 минут. Добавить бруснику. Крахмал развести 2 ст. л. воды, добавить в компот и варить, пока он слегка не загустеет.

3. Для клецек довести молоко с ванилином и сахаром до кипения, всыпать рис с маком и варить на слабом огне, накрыв крышкой, в течение 35–40 минут, периодически помешивая.

4. Рис снять с огня. Яичный желток отделить от белка и добавить в рис. Яичный белок взбить и также добавить в рис. С помощью двух мокрых столовых ложек сделать шесть клецек, опустить их в кипящую воду, немного подсоленную, и варить на слабом огне 15 минут. Откинуть на дуршлаг и подать с абрикосовым компотом. Украсить листиками мелиссы.

В одной порции 351 ккал.

Как все-таки хорошо, что мы не модели! Что это за жизнь без шоколада?..