/ Language: Русский / Genre:children,

Счастливые Кошки

Людмила Петрушевская


Петрушевскя Людмил

Счстливые кошки

Людмил Стефновн Петрушевскя

Счстливые кошки

Жил-был одн девочк, которя кк-то скзл:

- Счстливые эти кошки! Гуляют, в школу не ходят! Я бы тоже тк хотел!

И он решил нйти колдун, чтобы он превртил ее в кошку.

А колдун кк рз проходил мимо и мигом выполнил желние девочки.

Тут же он окзлсь н полу и зшипел.

А колдун превртился в сму девочку, топнул ногой и скзл:

- Я не хочу эту кошку, фу, он противня.

Родители удивились, они думли, что это девочк тйно принесл в дом кошку.

Но девочк-колдун взял и выкинул девочку-кошку н лестницу, потом и из подъезд.

Долго слышлось н улице жлобное мяукнье (был мороз), но девочк-колдун упорно сидел перед телевизором и ел конфеты, и съел все конфеты, ккие были в доме, родители ничего не могли с ней поделть, потому что поздно опомнились.

Но смя большя неожиднность случилсь нзвтр к вечеру, когд пп с ммой вернулись с рботы.

Дело в том, что колдун в обрзе девочки очень зскучл и приглсил к себе в гости друзей, которые тоже пришли не одни.

Короче, когд родители вошли в дом, дым стоял коромыслом, дочк пьяня сидел з столом и пел песню, обнявшись с ккой-то некрсивой, немолодой крсномордой тетенькой с очень черными бровями, по квртире тм и сям рсположились живописными группми мужики и тетки с ппиными бутылкми в рукх и ммиными сигретми в зубх.

Пп с большим трудом выгнл этих людей, дочк визжл и топл ногми, кричл, что у кждого должны быть свои друзья и что родители ждные и тк длее, особенно же дочк ни з что не хотел отпускть свою струю толстую подругу, вопя, что без нее не зснет и нельзя вытлкивть людей н мороз!

Дочь плкл, мм стл ей мерить темпертуру, пп собирл побитую посуду, короче, ночь прошл в хлопотх.

В школу девочк не пошл, мм н рботу тоже не пошл, но дочь стл утром нстойчиво посылть ее з бутылкой, предлгл рспить это дело совместно и просил подымить.

Что ксется кошки, то он провел эту ночь н улице под знесенной снегом мшиной, утром прорвлсь в подъезд вслед з почтльоншей и стл мяукть у родной двери, но тм рботло рдио, гремел телевизор, игрл мгнитофон и кто-то еще вдобвок громко визжл.

Кошк, голодня кк волк, выбежл н улицу опять з почтльоншей и полезл в близлежщую помойку, но тм хозяйничли жуткие вороны с огромными, кк ножницы, клювми, и пришлось опять сидеть под мшиной в ожиднии ночи.

Ночью же кошк был побит своими же кошкми, когд пытлсь схвтить кусочек мерзлого хлеб из помойки.

"Ну и ну, - думл кошк, сидя в здумчивости под мшиной (кошки вообще здумчивые существ), - ну и ну".

Н рссвете он увидел чьи-то стриковские ноги, топтвшиеся у помойки.

У ног н бумжке лежли дв рыбьих хребт.

Одн кошк, смя дрчливя из ночной смены, уже присел нд хребтми и трясл головой, звязнув зубми в косточке.

Нш киск мигом выскочил и тоже взял себе рыбий позвоночник, соленый и невкусный.

Т кошк, не отрывясь от еды, с полным ртом, звыл, кк милицейскя мшин.

Нд ними стоял добрый стрик с большой кошелкой через плечо.

"Кормит, - думл нш кис, тк и сяк угрызя сухие и соленые косточки, есть же люди! Ур!"

Стрик бросил н снег еще что-то вонючее и мягкое, и обе кошчонки зрычли друг н друг, не выпускя предыдущее из зубов.

Тем временем стрик, не зевя, схвтил обеих з шкирки и сунул их себе в суму.

И пошел восвояси, шркя и больно прижимя кошурок локтем.

Обе несчстные ничего не могли понять, ослепли, здохнулись и змерли.

Зтем стрик пришел куд ндо и выпустил кошек н пол уже в собственной квртире, см отпрвился н кухню и згремел тм посудой.

Нш киск огляделсь и увидел висящие кое-где по стенм н гвоздях новенькие меховые шпки, серые в полосочку (под тигр), бело-черные, рыженькие...

Что-то очень знкомое было в этих шпкх.

Н полу влялись обрезки мех, и чем-то ужсно воняло.

Под кровтью сидело еще три кошки, они сидели пригнувшись, и глз их смотрели кк-то врозь, здумчиво - мы уже говорили, что кошки много думют о своей судьбе.

Нш стрдлиц решил бежть при первой же возможности, нйти колдун и сорвть с него мску девочки.

И он стл вспоминть, кк преврщлсь в кошку, кк, это было утром, не хотелось вствть и идти в школу, мм позвл ппу, и они вдвоем уговривли доченьку, он кпризничл, плкл, укрывлсь с головой, злезл под кровть, цеплялсь тм з ножки и вдруг скзл от всего сердц: "Счстливые кошки! Кк я вм звидую!"

И стукнулсь дв рз лбом об пол, думя при этом о колдуне.

И тут, стоя н четверенькх н полу под кровтью в виде кошки, девочк скзл от всего сердц: - Счстливые эти люди! (имея в виду колдун).

И дв рз несчстня кошк приложилсь лбом об пол.

Рзумеется, ничего не произошло.

Н квртире у девочки тоже было довольно позднее утро, мм срочно умчлсь н рботу, делть было нечего, он оствил свою явно больную дочь спть после бурной ночки, больня девочк тут же зкурил, выпил из спрятнной ппочкой бутылки последний коньяк, все, что остлось от его коллекции, и свлилсь досыпть у себя в кровти с сигретой в зубх.

И, кк это чсто бывет (нельзя спть с зжженной сигретой), пепел, упв, прожег простыню, здымило, поползло, бедня больня девочк все спл, крепко держ бутылку з горлышко.

Кровть горел, девочк (румяный нгел весь в кудрях) хрпел кк змотвшийся дворник, и ей снилось, что вокруг друзья и подруги, но некоторые подруги сильно дымят, потрескивют и кусют ее з руки и з ноги, чем дльше, тем сильней, нзывется друзья, и девочк зворчл: "хорош кусться, пдлы".

И тут он открыл свои хорошенькие глз с длинными ресницми и, кшляя, увидел огонь и дым.

- Ни хрен себе, - хрипло, со сн, скзл девочк и, с трудом поднявшись, выдоил из бутылки последний глоток и отпрвилсь к окну, чтобы кк-то прыгнуть.

Но прыгть было высоко, восьмой все же этж, прикинул девочк. К двери тоже было не пробиться, тм полыхл шкф.

Девочк решил взять две простыни, связть их и присобчить к бтрее, тогд можно было бы спуститься и окн н нижний этж.

Кшляя и нехорошо ругясь, девочк стряхнул горящие простыни с кровти, кое-кк своими слбыми детскими ручонкми стл их связывть, но тут требовлсь все-тки мужскя сил.

Тем временем н улице збегл и зорл нрод и кто-то из соседей нпротив вызвл пожрных, кто-то из знкомых позвонил н рботу ппе и ммочке.

Девочк выруглсь злобно и длинно и превртилсь обртно в колдун, причем ночня пижмк н ней лопнул.

Колдун тут уже кк следует связл простыни и стл пыхтеть, стрясь зкрепить это дело н трубе бтреи, причем не выпускя бутылку из мохнтой лпы.

Колдун мог превртиться в кого угодно, однко спьяну он плохо сообржл и не догдлся стть, допустим, вороной, то бы ворон, кшляя, вылетел из горящего окн, держ под мышкой бутылку.

Но ворон не вылетел, пожрные уже стояли внизу, и росл лестниц нд их крсной мшиной, однко до восьмого этж было еще длеко.

А тем временем кошк, освобождення колдуном, неожиднно для себя вскочил н здние ноги, брякнулсь спиной о кровтную сетку и выползл из-под стриковой кровти.

Он был по-прежнему в своем голубом хлтике, большое счстье.

Тут же девочк схвтил дедову сумку, висящую н гвозде рядом с шпкми, переловил всех четырех кошек очень ловко, д они и не сопротивлялись, были здумчивы - зтем выскочил из квртиры в тпочкх н снег и помчлсь домой н всех прх, кошки горестно болтлись в сумке, сидя н головх друг у друг и не зня о том, что они счстливые кошки.

Итк, девочк бежл в одном хлтике домой в большой мороз, вызывя интерес у прохожих, тем временем кк рз у ее дом происходило смое интересное, потому что прибежвшие мм и пп смотрели вверх из толпы, кк пожрные принимют н руки с подоконник комнты их дочери плотного волостого мужчину, н котором из одежды был только воротник детской пижмки с висящими лоскуткми.

Мужчин, однко, увидел внизу нрод, увидел упвших в обморок мму и ппу, выпустил из руки коньячную бутылку, в пнике взмхнул рукми, увернувшись от рспхнутых объятий пожрник, и взмыл вверх, н лету обрщясь в дым, из которого выпорхнул толстый воробей уличного вид и тут же сел н крышу чиститься.

А дочк в хлтике стоял н коленях нд ммой и ппой и говорил без передышки:

- Мм-пп! Мм-пп!

Однко это был еще не конец, концом можно считть тот момент, когд все трое вошли в свою зкопченную квртиру, по которой летли хлопья сжи, и дочк скзл срзу и твердо:

- Можно я уже звел себе кошку!

- Хоть двух, - плч от рдости, ответили пп и мм.

- Хорошо, четырех, - ответил их дочь и вытряхнул из сумки все свое богтство - черно-белого Мишу, темно-коричневую Груню, брхтно-серого с белой слфеткой Томик и очень пушистую, черную, но с белым воротником Мусю.