/ Language: Русский / Genre:love_sf, / Series: Зодиус

Легенда о Майкле

Лиза Джонс

Он - грех и удовольствие, жажда и проклятие, смертельное оружие, созданное из алчности. Солдат с ДНК пришельцев. Он - легенда. Неукротимый, он перешел на темную сторону и вернулся к свету. Женщины желают его чувственной страсти. Мужчины завидуют его могуществу и хотят заполучить над ним контроль. Но нельзя контролировать создание, подобное ему. Никому не приручить первобытное пламя внутри него. Майкл обучен быть боевым роботом и упивается своей силой. И только встреча с ученым Кассандрой Пауэлл, дочерью его заклятого врага, раскрывает все грани человеческих отношений…

Лиза Рене Джонс

Зодиус – 1

Легенда о Майкле

Благодарности

Есть так много людей, которые помогли мне написать эту книгу, и вдохнуть в серию жизнь.

Прежде всего, спасибо Деб Уэлксмен и всей команде болельщиков за их горячую поддержку. Они поддерживали каждый мой шаг: от замысла до печати.

Рейчел Санрайз Каррингтон и Кэтрин Фокс - вы классные подруги, благодаря вам была ускорена публикация.

Спасибо Дженис за то, что выжимала для меня крайние сроки, снова и снова читая мою писанину. Это благодаря тебе она стала лучше.

Ну и, наконец, отдельная благодарность Донне Грант за то, что поспособствовала появлению этой книги на полках. Ты крутая, и этим все сказано.

Глоссарий

Бронезащитный комбинезон джитэк – тонкий комбинезон, облегающий тело подобно второй коже. Чрезвычайно легкий и пластичный. Материал изготовлен по внеземным технологиям, образцы которых были найдены на месте крушения НЛО в 1950 году. Пока не были созданы «Зеленые шершни», сквозь них не мог пройти ни один из стандартных боезарядов.

Ген X2 — ген, проявляющийся у некоторых, но не у всех, джитэков спустя пятнадцать месяцев после инъекции сывороткой джитэк.

Город Зодиус (Зодиус-сити) — название сверхсекретного военного объекта в США, известного также как Зона 51 или Грум-Лейк, расположенного в Неваде; был захвачен взбунтовавшимися джитэк-солдатами во главе с Адамом Рейном. Часть города скрыта под землей.

Город Санрайз (Санрайз-сити) – главное убежище ренегатов; необъятный, подземный город в районе горных массивов Санрайза в Неваде.

Грум-Лейк (известен так же как Зона 51) – название военной базы, где проводились эксперименты с чужеродной ДНК, позже был захвачен бунтарями из города Зодиуса.

Джитэк — суперсолдаты, экспериментально созданные в рамках проекта “Зодиус”. Делятся на две группы: зодиус и ренегаты. Джитэки сильнее, быстрее и выносливее обычных людей; быстро исцеляются и практически бессмертны. Владеют Поступью ветра (см.). Длительное время развивают дар, уникальный для каждого: телепатию, способность общаться с животными и так далее.

Дримлэнд — хотя в рядах ренегатов Грум-Лейк/Зону 51 часто называют Дримлэндом, это фиктивный военный объект, созданный генералом Пауэллом в 80 милях от Зоны 51 , дабы противопоставить его зодиусам, захватившим Зону 51.

«Зеленый шершень» — специальная пуля, которая настолько мощна, что, проникая сквозь тонкие бронезащитные комбинезоны джитэк (и зодиусов, и ренегатов), разрывает человеческие мышцы и кости; больше ни одна пуля не способна на подобное.

Зона 51 — второе название Грум-Лейка.

Космическая пыль — чужеродное вещество, которое невозможно обнаружить в человеческом теле при обследовании, способно вызвать аневризму .

Красная стрела – красный кристалл, найденный, как и ДНК джитэков, на месте крушения НЛО в 1950 году. Кристалл испускает алый лазерный луч, который проникает в кровеносные сосуды и создает чувствительный к звуковым волнам маячок слежения. Также звуковые волны используются для пыток и контроля джитэкского солдата. К настоящему времени попытки американских военных использовать Красную стрелу заканчивались летально.

Метка уз жизни – двойной круг, похожий на татуировку, появляется сзади на шее женщины после первого сексуального акта с джитэкским солдатом при условии, что она желает соединить с ним жизни. С появлением метки всякий раз при приближении спутника жизни женщина ощущает покалывание.

«Неонополис» — место дислокации ренегатов в Лас-Вегасе, спрятанное в подвале торгово-развлекательного комплекса с одноименным названием на Лас-Вегас-авеню .

Обмен кровью — неотъемлемая часть процесса Соединения жизней, сделанного добровольно, после чего на шее женщины появляется метка. Обмен кровью завершает преобразование женщины в джитэка и до конца жизни связывает узами жизни (см.: Соединение жизней).

Охотник— джитэк, обладающий уникальными способностями настигать других джитэков или же человеческих женщин, которые были с ними близки, по экстрасенсорному следу. Защитить женщину от Охотника может только спутник жизни.

Поступь ветра – способность растворяться в ветре, словно туман в воздухе, и незримым перемещаться с огромной скоростью на значительные расстояния.

Проект «Зодиус» - кодовое название для сверхсекретного правительственного эксперимента. Двумстам солдатам специального подразделения, расположенного на Грум-Лейк (Зона 51), вкололи то, что, как они думали, было прививкой, на самом же деле, это оказалась внеземная ДНК.

НВРО или Негосударственная военно-разведывательная организация — компания, которой управляет генерал Пауэлл - офицер, создавший проект «Зодиус». НВРО используют для прикрытия секретных военных объектов, для которых правительство не хочет официальной огласки.

Соединение жизней – процесс сплетения жизней мужчины и женщины, при котором их жизни неразрывно связываются до самой смерти. Если умрет один, то погибает и второй. Благодаря этой связи мужчины получают наследников, а женщины – способности их спутников жизни. Метка уз жизни появляется после первого же сексуального акта. При согласии обоих обмен кровью завершает физическое преобразование женщины в джитэка. Во время трансформации женщина испытывает сильную физическую боль.

Солдат зодиус (зодиусский солдат) – взбунтовавшийся джитэкский солдат, последовавший за Адамом Рейном - лидером повстанческого движения. Адам планирует захватить мир.

Солдат ренегат (ренегатский солдат) – джитэк, который защищает человечество и противостоит повстанцам, известным как зодиус. Во главе ренегатов стоит брат-близнец Адама Рейна – Калеб Рейн.

Сыворотка джитэк – сыворотка из инопланетной ДНК, взятая с места крушения НЛО в 1950 году, а затем использованная при создании солдат-джитэков. Оригинальный образец уничтожен. Внеземную ДНК нельзя продублировать, чтобы воссоздать, нужны новейшие научные разработки. Последняя ампула с сывороткой исчезла в день захвата Грум-Лейк (Зоны 51) взбунтовавшимися джитэками, известными также как солдаты зодиусы. Из ДНК джитэк сыворотку создать нельзя.

Щит — ментальный барьер, применяемый джитэкским солдатом для блокировки экстрасенсорного следа, по которому их могут обнаружить Охотники.

Часть 1

Глава 1

Зона 51 в Неваде – не только предмет правительственной теории заговора , отныне официально это ее новый дом. Где-то за добрый час до рассвета к военной парковке вырулила Кассандра Пауэлл. Стоянка находилась неподалеку от стартовой площадки , а под ней располагались сверхсекретные подземные сооружения, где год назад запустили проект «Зодиус» по созданию солдат джитэков. Дорога от ее новой служебной квартирки заняла целых три минуты, если учесть бесчеловечные временные ограничения, установленные вооруженными силами, она справилась. Еще одно очко в ее пользу – незатейливый покрой стандартной армейской формы - юбки и пиджака зеленого цвета — обязательное условие, несмотря на ее статус контрактника. Кровать из ДСП – не такая большая, зато есть место для большого стола под ее ноутбук и можно читать всю ночь напролет.

А если учесть, что в новой должности Кассандра проработала всего лишь три дня, дел у нее невпроворот. Она заняла место начальника отдела клинической психологии, глава которого перевелся в другой отдел. Бывший начальник даже на четверть не провел всех тех исследований, которые Кассандра посчитала важным для апробации джитэкских солдат. И хотя воспитательный аспект не входил в круг ее должностных обязанностей, она не была удовлетворена тем, что предлагали коллеги. Ну, она, само собой, и на этом месте протопчет свою тропинку.

С документами в руках девушка вышла из своего «Фольксвагена-бентли» и бедром толкнула дверцу. Она сделала всего два шага, как от порыва ветра разлетелись полы пиджака, растрепался на светловолосой голове узел, собранный утром на затылке.

Кассандра принялась закалывать выбившиеся локоны и, потрясенная, внезапно замерла, недоверчиво заморгав: четверо мужчин в черном френче порывом горячего августовского ветра пронеслись к лифту на другой стороне парковки. Она сдала вдох и выдох, попытавшись успокоить грохот сердца, вырывающегося из груди. Все-таки она была не готова к появлению джитэк-суперсолдат настолько, как думала давеча. Или, по крайней мере, к этому навыку, который в кипе бумаг обозначался как «Поступь ветра». Быть нечеловечески сильным и быстрым, даже неуязвимым к людским болезням – та еще штука, но иметь возможность перемещаться со скоростью ветра – вообще жуть. И тут на парковке потемнело, тогда как четверка мужчин скрылась в лифте.

Горя желанием быстрей попасть внутрь, Кассандра устремилась вперед, но опять сделала не более парочки шагов, как возле лифта, на сей раз без предупреждающего ветра, появился другой мужчина. Только не это, она еще не читала о подобной «малюсенькой» способности. Солдат спецназа и без того называют смертоносным оружием, а эти вот конкретные мужчины перешли на совершенно новый уровень.

Находясь на приличном от здания расстоянии, Кассандра замедлила шаг, надеясь остаться незамеченной, но на сей раз удача отвернулась от нее. Солдат наддал на кнопку вызова лифта, потом повернулся и приглашающе ей махнул. Ну, нет. Нет. Нет. Она не готова повстречаться ни с одним из них. Только тогда, когда приведет свои мысли в порядок. В качестве удобной отговорки присоединиться Кассандра уронила сумочку и помахала мужчине документами, чтобы тот не ждал ее. Пока солдат колебался, двери открылись, и он вошел внутрь, скрывшись из виду.

Кассандра тут же помчалась к проклятому лифту, твердо намереваясь добраться до него раньше какого-нибудь другого солдата. К тому времени, когда она оказалась внутри, у нее уже были открыты документы по Поступи ветра – хорошая причина отвлечься от всей этой подземки, рабочего места с дизайном бомбоубежища, от которого девушке становилось слегка не по себе.

Когда открылись двери, Кассандра была погружена в чтение. Не поднимая головы, она бросилась из лифта вон и врезалась прямиком в очень твердую грудь. Она задохнулась, повсюду разлетелись листы бумаги, а по ее рукам, удержав от падения, скользнули сильные ладони. Девушка подняла голову, чтобы уткнуться взглядом в самую великолепную пару кристально-голубых глаз, которую она когда-либо в своей жизни видела.

Кассандра с усилием сглотнула и обратила внимание на длинные черные волосы, собранные на затылке, вместо стандартной стрижки «под машинку», которая была первым признаком специального подразделения. Он мог оказаться одним из двухсот размещенных на базе солдат джитэков.

«Перемещающийся по ветру», - пришло в голову девушке, все еще напуганной тем, что она видела на поверхности.

- Простите. Я не смотрела, куда шла… - Она потеряла мысль, во рту пересохло, так как внезапно осознала, что ее ноги тесно прижаты к камуфляжным штанам, а строгая военного кроя юбка задралась почти до бедер. – Ой!

Кассандра, нервным движением одернув юбку, отодвинулась. Три дня на работе, а уже устроила представление. Девушка прижала руку ко лбу.

- Знаю, что во время ходьбы лучше не читать. Надеюсь, не поранила вас.

Он выгнул соболиную бровь, когда ее цепкий взгляд охватил все “шесть с хвостиком футов” невероятно горячего мужчины, состоящего из убийственных мускулов и хаоса. Кассандра, чрезвычайно разнервничавшись, засмеялась над смехотворностью своего заявления. В ней больше пяти с четвертью футов – ну, ладно, это если встать на носочки, - и, она готова была поспорить, что данный мужчина возвышается над ней на целый фут.

- Ладно. Боли я вам не причинила. Но, ну, в общем, я сильно сожалею.

Он уставился на нее спокойным, немигающим взглядом. С точеными, высокими скулами и квадратной челюстью солдат казался совершенно бесстрастным. Разве что где-то в глубине необычных голубых глаз Кассандра заметила крошечную вспышку того, что посчитала весельем.

- Я не сожалею, - проговорил он, опускаясь на корточки, чтобы собрать ее документы.

Она, наклонив голову, зажмурилась от такого странного ответа, потом опустилась на корточки рядом с ним.

- Что это вы имели в виду? – спросила она, на бровь упал светлый локон, выбившийся из-под шпильки, которая, как предполагалось, должна была удерживать волосы. – О чем вы не сожалеете?

Он подобрал последний документ и сказал:

- Я не сожалею, что вы со мной столкнулись. Выпейте со мной кофе.

Это был не вопрос. На самом деле, его приглашение прозвучало как приказ. И, черт ее побери, если ей не понравилось то, как он отдал этот приказ. От неожиданного предложения затрепетало сердечко.

- Даже не знаю, разрешено ли подобное, - произнесла Кассандра, вспомнив о своем новом назначении. – Мне ведь и имени-то вашего не известно.

Позади них дзинькнул, открываясь, лифт, из которого появилась Келли Петерсон – заместитель начальника научно-медицинского отдела.

- А ты ранняя пташка, Кассандра, - сказала она, веселье в голосе смягчило слова. – Доброго утречка, Майкл.

Она продолжила свой путь, будто не нашла ничего существенного или неправильного в том, что обнаружила Кассандру у входа в лифт на пару с горячим солдатом.

Кассандра же, вскочив на ноги, ужаснулась, что сделала из себя посмешище. Ее сексуальный солдат из специального подразделения поднялся следом.

- Теперь вы знаете мое имя, - сказал он, и на сей раз его слишком уж манящие губы дрогнули, будто намекая: «Не улыбайся - лифт». Боже… как сексуально. - Майкл Тейлор.

- Кассандра, - ответила она, не желая называть фамилию, поскольку опасалась этого мужчину больше, чем кого-либо другого, кому она была представлена за минувшие несколько дней. А что, как предполагалось, нужно сказать?

«Приветик. Я - дочь человека, который, не спросив разрешения, навсегда изменил вашу жизнь. Сначала он ввел вам внеземную ДНК, а уже потом сообщил, что это спасет вас от угрозы биологической атаки. Теперь вы суперсолдаты джитэк, и как нам кажется, навсегда, хотя, кто знает, как это отразится на вашей жизни в далеком будущем. Но, эй, правда-правда, я из хороших парней, и здесь в качестве гаранта, что вас не используют и не оскорбляют, потому что вы - мачо, задницы и секретное оружие правительства. А я уже говорила, что совсем не похожа на своего отца»?

- Кассандра Пауэлл, - девушку обдало жаром от его осведомленности. - Я знаю, кто вы, - продолжил он и передал ей документы, наклонившись так близко, что ее обволокло жаром его тела. - И это меня не отпугнет. Никогда не бежал от того, чего хотел. - Он подался назад, притягивая призрачной синевой своих глаз. – Так, как насчет кофе?

От такой прямоты девушка чуть язык не проглотила, но ей как истинной дочери генерала удалось быстро сориентироваться, вспомнив о своих обязанностях:

- Я… не думаю, что это хорошая идея.

Мгновение Майкл рассматривал ее, потом ступил в раскрытые двери лифта.

- Я снова задам этот вопрос, - сказал он, когда повернулся к ней лицом.

Она обнаружила, что потерялась в этих завораживающих кристально-голубых глазах — глазах, которые ничего не обещали, но при этом обещали все, — пока их не разделили стальные двери.

Кассандра вздохнула, его аромат все еще витал в воздухе, и прикусила нижнюю губу. Жаль, что несколько лет назад она дала зарок не связываться с солдатами, а этот, черт возьми, был одним из них. О да, он был именно таким. Однако девушка помнила, как до самой смерти два года назад мать беспокоилась о человеке, который слишком часто уходил и мог не вернуться. Потом уже сама Кассандра волновалась за папу. Тогда почему сейчас она гадает, когда настанет то самое «снова задам этот вопрос»?

Стараясь избежать встреч, Кассандра направилась прямиком в лабораторию, примыкающую к крошечному офису, что был предоставлен ей во время одного из предыдущих визитов. В такую рань Зона 51 должна была быть пустой, но у входа ее нетерпеливо дожидалась Келли. Они познакомились на семинаре для военных и дружили уже много лет. Благодаря этому Кассандра легко ее понимала. И хотя Келли выглядела как ученый - светло-каштановые волосы, аккуратно уложенные на голове, лабораторный халатик и карандаш за ухом, - озорное выражение лица означало, что далеко не работа была у нее на уме.

- Стыд и срам, что такие голубые глаза на самом деле черные, согласна? - спросила она.

- Тебе тоже привет и доброе утро, - сказала Кассандра, складывая свои вещи на один из пустующих в лаборатории столов, и повернулась к подруге. - А что ты имеешь в виду, утверждая, что его глаза на самом деле черные?

- Так и вижу, как кто-то стоит над нами, проверяя домашнее задание, - сказала Келли и, поставив возле Кассандры один из табуретов, уселась на него. - У всех джитэков черные глаза, но они умеют замаскировать их своим естественным цветом. Ну, на этот трюк ведутся все, за исключением связанных с ними женщин. Отчасти это дико, но в то же время удивительно, как и все, что окружает данное местечко.

- Ясно, а я свое домашнее задание не выполнила, - отозвалась Кассандра, устраиваясь на табурете, - потому что ничего не знаю о маскировке и изменении цвета глаз. И что ты имеешь в виду, говоря о связанных женщинах?

- На сегодняшний день джитэк-солдаты имели сексуальные контакты с противоположным полом. Практически сразу после первого полового акта три женщины почувствовали боль на задней стороне шеи. Спустя какое-то время на этом месте появилась метка, напоминающая татуировку в виде двойного круга с замысловатым узором по внешней линии. Пока за неимением лучшего термина, мы называем эти пары «соединенные», так как метка эта – признак своего рода связи между двумя. Хотя, откровенно говоря, в нашем понимании это признак слабости, в лучшем случае. Но факт остается фактом, от своих женщин, с которыми из-за метки устанавливается особая связь, джитэки не могут скрыть цвет своих глаз.

Кассандра изумленно моргнула.

- Ты уверена, что эти отметины не вытатуированы, а три женщины – может, даже и джитэки, - не пытаются привлечь внимание?

- Поначалу и мне пришло такое в голову, но никаких чернил не обнаружено, а попытка хирургического удаления ни к чему не привела. Метка моментально восстанавливается.

- Ого, - выдохнула она, придя в изумление. – Просто ого-го-го.

- Можешь это повторить, - согласилась Келли. – У этой работы есть неоспоримый плюс – здесь никогда не скучно.

«Это еще мягко сказано».

- Кроме невосприимчивости к маскировке, какое еще влияние оказывают эти метки на женщин?

- У них происходят определенные изменения в крови, но вроде как неопасные для жизни. И что довольно интересно, пары крайне привязаны друг к другу, мужчины охраняют своих женщин. В метках ли все дело? Не знаю. Скорее всего, пары занимались сексом, уже увлеченные друг другом. Возможно, метка появляется под влиянием глубокой эмоциональной привязанности или же, наоборот, глубочайшая эмоциональная привязанность возникает из-за метки? Мне еще предстоит найти ответы на эти вопросы. Но, само собой разумеется, хотелось бы избежать дальнейших инцидентов, пока мы не узнаем большего. Мужчины не обрадовались, когда я всей роте раздала презервативы. Все-таки использование презервативов предпочтительней полной стерилизации джитэков.

- Хотя убедиться, что они ими пользуются, вы не сможете, - возразила Кассандра. - Что насчет угрозы для населения в целом? Вдруг появление татуировки предупреждает об опасности, с какой мы прежде не сталкивались?

- Двести солдат джитэков, и кто знает сколько сексуальных партнерш, но все же отмечены были только три женщины. Лабораторные исследования не закончены, мы проводим один тест за другим, но не обнаружили никаких стимуляторов, обновляющих эти следы на шее. И поверь мне, уже перепробованы тысячи комбинаций. Даже с незащищенным сексом распространение меток на целое население близко к нулю. А будет и того меньше, если хотя бы половина их этих мужчин пользуется презервативами. - Она глянула на часы. – Через час начинается еженедельное собрание начальников. Это всегда… занимательно. Почему бы нам не захватить немного кофе, и я все тебе объясню, прежде чем уйти туда. Бери свои документы - я отвечу на любые твои вопросы.

Предложение о кофе напомнило ей о Майкле и его словах: «Я снова задам этот вопрос». Смущенно кашлянув, Кассандра постаралась выбросить эти мысли из головы, поскольку не привыкла отвлекаться на что-то помимо работы.

- Да. Хорошо. - Она отодвинула табурет и достала документы, после чего они направились к дверям.

- Знаешь, - проговорила Келли, когда они шли к выходу, в голосе проскользнули лукавые нотки. - Я видела, как по Майклу вздыхает толпа женщин, но никогда не замечала, чтобы сам Майкл смотрел на других так, как возле лифта таращился на тебя.

Неожиданный комментарий отвлек Кассандру, и она бросила на Келли косой взгляд.

- Как таращился? – спросила она, негромко фыркнув. – Он был бесчувствен как дерево.

- О, он именно таращился, - сказала Келли. – Каково ощущение, когда тебя захотел Темный?

- Темный? - переспросила Кассандра, покачав головой на столь странное прозвище.

- Это то, как все здесь его называют. Ну, понимаешь, потому что он такой весь мрачный и пугающий. – Она хмыкнула. - Многие боятся, что он поубивает их, если они косо на него посмотрят.

Кассандра воззрилась на подругу.

- Поубивает?

Келли хихикнула.

- Я шучу, ну или почти шучу. Рассказы о Майкле обросли легендами, хотя, скорее всего, половина из них из пальца высосана. Весь смертоносный-в-бою и убийственный-в-постели – типичные для солдат байки. Они утверждают, что он отличается от остальных джитэков. - Прежде чем Кассандра успела уточнить чем, Келли поиграла бровями и добавила: - Он, конечно же, высокий, мрачный и сексуальный, да?

Кассандра покачала головой.

- О нет. Ты не спровоцируешь меня подтвердить, что он сексуален. Мне тут полагается работать, а не пускать слюни по военным.

Хотя Кассандра в самом деле не была уверена, что словом «сексуальный» можно описать Майкла.

- Тебе не стоит этого допускать, - согласилась Келли. – Впрочем, обратила я внимание на выражение и твоего лица. – Она усмехнулась. – Только пользуйтесь презервативами.

К Кассандриным щекам прилила кровь. Не нужны ей презервативы! Так же, как и солдат, за которого придется переживать. К тому же у него наверняка столько женщин, что он точно не будет волноваться за нее в ответ. Ни в коем случае. Она не станет заниматься с Майклом сексом.

***

Тем же вечером позднее Кассандра сидела за простеньким металлическим столиком в своем безликом кабинете,– теперь ее квартирка далеко не так уютна,– безрезультатно пытаясь сосредоточиться на документах о джитэках. Скорчив гримасу, она поддалась сводящему с ума искушению и кликнула по файлу с именем Майкла. Ему тридцать четыре года, старше ее на пять лет. Конечно, кто ж знал, что инъекция джитэк затронет процесс его старения. Она превратится в дряхлую старушенцию, а он не состарится и на день. Девушке сильно не понравилась подобная мысль, и она послала ее подальше. Он из Калифорнии и… обалдеть. Его семья владела «Тейлор Индастрис» – одной из крупнейших мировых производительниц оружия.

Она откинулась на спинку стула. Значит, он здесь не случайно, и ее отец, конечно же, в курсе. Девушка поспорила бы на весь свой шоколад, Майкл здесь потому, что ее папочка рассудил, что, если не сейчас, то в будущем, он им обязательно пригодится. Кассандра возбужденно привстала. Ну конечно, Майкл же единственный солдат, которого вытащили из специального подразделения и притащили в Грум-Лейк. Не будь отец стратегом, он бы ничего не добился в жизни. Помимо бойцовых навыков, от Майкла ему еще кое-что понадобилось. А алчет он связи с «Тейлор Индастриз».

– Что же ты задумал, папа? – прошептала Кассандра. – И почему мне кажется, что это плохая идея? – Нахмурившись, девушка уставилась в монитор.

Что могло заставить кого-то вроде Майкла, бывшего возмутительно богатым, присоединиться к вооруженным силам? Классический ответ – проблемы с семьей. Слишком часто она сталкивалась с подобным. Кассандра прокрутила на мониторе документ, читая подробности авиакатастрофы в Саудовской Аравии, в которой погиб его отец; Майклу тогда стукнул двадцать один год. Она проверила отчеты. Это произошло спустя год после его вступления в спецназ. Майкл был на задании и узнал о смерти уже после похорон. Сейчас «Тейлор Индастриз» управляла его мать. То, что даже после смерти отца Майкл остался в армии, говорило о его нежелании иметь что-либо общее с семейным бизнесом. Или же его мать не желала этого.

– Чем занята моя самая любимая дочь?

Кассандра чуть из кожи не выпрыгнула при звуке отцовского голоса. Папа стоял в дверном проеме с улыбкой на лице. Выглядел он, как всегда, подтянутым в своем мундире и с аккуратно подстриженными седыми волосами.

- Я твоя единственная дочь, – напомнила она ему, желая, чтобы такую же улыбку он разделил со служащими Грум-Лейка, которые боялись его значительно сильней, чем следовало бы. – А эта шутка, папа, стара как мир. – Девушка понятия не имела, почему чувствует себя ребенком, которого поймали с засунутой в банку с печеньем рукой.

– Старое завсегда лучше, – сказал он. – Помни об этом. – Находясь в превосходной физической форме, и выглядя значительно моложе своих пятидесяти пяти лет, ее отец служил лучшим примером данному утверждению.

– А я и не смогу забыть, – проговорила девушка. – Ты слишком часто напоминаешь.

Он окинул ее критическим взглядом.

– Почему не спишь?

– Как и мой отец, я – трудоголик, – сказала она.

– Будь жива твоя мать, – произнес он, – она бы вздернула нас за ноги.

Даже спустя два года после материной гибели в автокатастрофе, упоминание о ней заставляло грудь Кассандры судорожно сжиматься.

– Как мой наставник по психологии, она была бы такой же чокнутой, как я, делая неполные оценки джитэков.

– Не сомневаюсь, – согласился он. – Но прежде чем погрузишься в непосильную борьбу с тем, что считаешь нашими недостатками, хочу, чтобы ты сконцентрировалась на конкретном списке из десяти солдат, представляющих для меня особый интерес.

– Насколько интерес этот особенен?

Он закрыл дверь.

– Анализ каждого из них дал положительный результат анализов на наличие определенного гена, который мы назвали X2. Животные в лаборатории с аналогичным результатом проявили склонность к агрессии, и мы должны быть уверены, что эти джитэки не представляют опасность для населения. Нам нужны повторные оценки, и если посчитаешь нужным, возьмем повторные анализы.– Он устремил на нее пристальный взгляд серебристых глаз. – У животных и людей ген начинает прогрессировать спустя двенадцать – пятнадцать месяцев после вакцинации.

Кассандра скрипнула зубами. Тот факт, что и отец, и правительство скрыли это от инициированных солдат, вызывал презрение. Однако, устраиваясь на эту работу, Кассандра уже высказала все свои возражения по поводу создания джитэков. В ответ же выслушала все заверения, что джитэки были созданы совершенно случайно, ведь они – то бишь армия, как «перевела» она отца, – просто защищали их от биологической угрозы. А учитывая, что ее отец был готов любой ценой защитить родину, его добрые намерения зачастую выходили, по ее мнению, за рамки дозволенного, так что она не могла полностью доверять его заверениям. Кассандра подозревала, что, когда завоюет расположение солдат (а она решительно настроена на оное), услышит те же самые слова. По правде говоря, окончательно убедило ее принять джитэков не заверения родителя, а собственные возражения против того, как именно они создавались, и как мало моральной поддержки им было оказано. Отец решил принять ее на работу из-за профессиональных навыков и семейной лояльности, которую зачастую выказывала ее мать. Но, в отличие от мамы, которая не раз вставала на сторону отца, Кассандре захотелось поддержать нанятых им солдат. И так же, как мама, несмотря на свой истинный норов, она выполняла то же, что и большинство людей из отцовского окружения, прикусив язык.

– Давай утром устроим семейный завтрак,– не спросил, а приказал он. Ее отец понятия не имел, что такое «просто попросить», даже когда элементарно желал провести время с дочерью.

Зная это и рассматривая как форму его привязанности, Кассандра улыбнулась. Девушка не всегда одобряла методы своего отца, но искренне его любила.

– Буду рада.

– Я заеду в семь, – сказал он и, кивнув напоследок, исчез за дверью, оставив Кассандру с непонятным ощущением страха, которое не покидало ее в течение следующего часа.

Наконец, устав и проголодавшись, девушка вышла из здания и направилась к своему автомобилю, где ее встретила полностью спущенная шина.

– Замечательно, – пробормотала она, закидывая документы на заднее сиденье, потом потянула за тугой узел на затылке, распустив волосы, чтобы избавиться от растущего напряжения. Она огляделась, выискивая пару-тройку солдат, в избытке находившихся на военной базе, которых без труда можно будет убедить ей помочь. Внезапно вокруг шеи взметнулись волосы, ее коснулся легкий ветерок, насыщенный ароматом возбужденного мужчины. Спустя секунду, перед ней предстал Майкл, такой же большой и убийственно сексуальный, каким был нынешним утром.

– Тебе в самом деле следует издавать какой-нибудь предупреждающий звоночек, – произнесла Кассандра, прижав к груди кулак в попытке унять заколотившееся сердце.

– Это я уже слышал, – сказал Майкл, в голубых глазах замерцали непонятные эмоции, затем он взглянул на шину. – Похоже, тебе требуется помощь.

Было что-то подавляющее — возможно даже, неестественное,– в этом мужчине, от чего Кассандра теряла дар речи. – Я… да, пожалуйста. – Девушка убрала с лица белокурую прядку, посмотрела на лифт, затем опять на него – Сегодня утром ты задержал для меня лифт?

Он опустился на колени, чтобы осмотреть ее шину.

– Да, – сказал он, бросив на нее веселый взгляд через поистине впечатляющее плечо, обтянутое прекрасной, строгой черной тройкой. – Но, видимо, подозрительные мужчины и лифты на тебя не производят впечатление.

Кассандра почувствовала, как вспыхнули ее щеки.

– Я позвонила, – проговорила девушка. Его взгляд подсказал, что Майкл на это не купился, поэтому она прибавила: – Ладно, замечательно. Должна признать, что струхнула самую капельку. Тебя принесло без какого-либо намека на ветер. Я и не знала, что подобное возможно.

Майкл поднялся, пропустив ее реплику мимо ушей.

– У тебя в шине застрял винт. Ее придется заменить.

Кассандра не позволила ему так легко отделаться.

– Все владеют Поступью ветра в отсутствие какого-либо ветерка?

– Я владею, – произнес мужчина, наполовину опустив веки и слегка стиснув челюсти. – За других отвечать не берусь.

В уме Кассандры пронеслись слова Келли: «Рассказы о Майкле обросли легендами».

– Ты ведь единственный, кто владеет подобным навыком, верно? Именно поэтому люди судачат о тебе? Потому что ты отличаешься, а их это пугает.

Майкл подступил ближе, настолько близко, что девушка чувствовала жар его тела, до такой степени, что достаточно было приподнять подбородок, чтобы взглянуть прямо ему в глаза. Они мерцали, а затем их заволокла сплошная чернота.

– Я пугаю тебя, Кассандра?

О да. Он порядком ее испугал, но не в том смысле, в каком предполагал. Этот мужчина проник в нее, вызвав женский отклик, к которому она оказалась не готова. По сути, стоя там, разглядывая его глаза – ее не заботило черные они или синие, – они говорили с ней из глубины души, сообщая намного больше, чем тот думал. Майкл показал ей джитэка, и по наитию Кассандра поняла, что нужна ему чисто по-человечески.

– Я заключу с тобой сделку, Майкл Тейлор, – объявила она. – Я начну тебя бояться, когда ты приведешь вескую причину. Но, знаешь ли, твоя задумка с демонстрацией того, как хорошо ты меняешь цвет глаз, на причину не тянет.

На красивом лице промелькнуло удивление, и на мгновение Кассандра даже подумала, что он улыбнется. По необъяснимой причине ей захотелось увидеть эту улыбку, и она ухватилась за тоненькую нить ожидания, пока момент не был упущен, пока Майкл не проговорил:

– Позволь пригласить тебя на ужин. Обещаю во время трапезы поработать над тем, как стать пострашнее. А для пущего эффекта заменю шину, когда вернемся.

В уме зазвонили тревожные колокола. Он убивал женщин. Она же не ходила на свидания с солдатами. Ее отец не одобрил бы. Но тем не менее, она с нетерпением ожидала ту неуловимую улыбку. Кассандра игриво ответила:

– Как и ты, принимаю вызов.

Черные глаза обернулись синим пламенем, наполнившись таким жаром, что у нее ослабли коленки.

– Полагаю, этим мы и займемся. – Мужчина вынул из кармана брюк ключи. – Я припарковался за углом.

– Как? – поддразнила она. – Мы поедем? И не отправимся на ужин посредством Поступи ветра? Супермен привык летать вместе с Лоис .

– Пусть никогда не имел ничего против фантастических комиксов, – заверил Майкл, – но, поверь, я – не Супермен, а ты – не Лоис, если не пытаешься приблизить смерть. Для людей это опасно. Иногда – даже фатально.

– О, – удивленно произнесла она, направившись с ним к ряду автомобилей. – Есть ограничения. А я-то думала, ты можешь зайти без предупреждения, спасти кого-нибудь и исчезнуть.

– Это дает мне повод сохранить Кэрри, – сказал Майкл, останавливаясь рядом с классически черным «мустангом».

– Ты назвал свой автомобиль Кэрри? – полюбопытствовала Кассандра, в очередной раз подивившись этому мужчине. Он в стократ человечней, чем описывала его молва.

– Она – друг, который никогда меня не подведет, – проговорил Майкл, открыв пассажирскую дверцу и махнув ей рукой.

– А также демон-псих из романа Стивена Кинга, – напомнила она ему. – Не уверена, что хотела бы иметь такого друга.

– Ты перестанешь так говорить, как только прокатишься на ней, – пообещал Майкл.

Слишком остро осязая его пристальный взгляд, Кассандра скользнула в машину, утонув в мягкой кожаной обивке, за мгновение до того, как Майкл закрыл ее внутри. «Друг, который никогда меня не подведет». В прошлом кто-то не просто подвел Майкла, он причинил ему боль, сотворив это. Что отчасти объясняло то, кем он стал. Возможно, именно поэтому он стал таким смертоносным. Может, и ей стоит его опасаться. Почему бы тогда ей не открыть автомобильную дверцу и не выйти?

К тому же как может стать опасным одно единственное малюсенькое свиданьице?

Глава 2

Одетый в повседневную одежду – джинсы, черную футболку и с затененными очками глазами, Майкл направлялся от Галф-бульвара к рыбному рынку Кувейта. Происходило это спустя две недели после знакомства с Кассандрой, он находился на задании, и настроение было адски отвратительным, что для его врагов должно послужить плохим предзнаменованием. Несмотря на дикое желание раздеть девушку донага и отыметь, ни одно из четырех свиданий не окончилось постелью. После этого мужчина зарекся связываться с ней. И не потому, что не хотел. Он вожделел эту женщину так, как никогда и никого в жизни. Она жизнерадостна и умна, как когда-то и его мать, прежде чем отец изуродовал каждую частичку ее души. И как частенько говаривала мама – Майкл истинный сын своего отца, который знавал о смерти больше, чем о жизни.

В нос ударил отвратительное зловоние тухлой рыбы, который от жары лишь усиливался, зато этот образ перекрыл напоминание о том, что сегодня ему предстоит иметь дело со смертью. Майкл терпеть не мог вонь от протухшей рыбы почти так же, как ненавидел запах крови, но шпионы докладывали, что Радж Мустафа каждую пятницу являлся сюда за рыбой, что означало – Майкл должен перетерпеть зловоние. Именно Радж был ниточкой между ними и иранской террористической группировкой, одержимой идеей уничтожения Израиля биологическим оружием.

Майкл засек момент, когда на рынке появился Радж, которого узнал по фотографии. Их разделяло три прилавка. Майкл перемахнул через них порывом ветра, поэтому его появление возле Раджа никто не заметил. Только не в Кувейте, где люди из страха быть насмерть забитыми камнями, собственные имена-то опасались прошептать.

Он схватил Раджа за развевающиеся одежды и швырнул в центр одного из столов, отчего во все стороны полетела, шлепаясь на землю, склизкая рыба. Майкл приставил к голове мужчины пистолет и по-арабски проговорил:

- Где контейнеры?

Из-за опустевшего прилавка послышались вопли. От криков появятся военные. Подул ветер, но Майклу не нужно было оглядываться, дабы понять, что Калеб и Адам Рейны, однояйцовые близнецы, прикроют ему спину. Он не доверял полностью Калебу, Адаму же - ни на йоту. Последний был человеком непредсказуемым с раздутым комплексом Творца и, возможно, однажды Майклу даже придется его убить, чтобы избавить Калеба от горькой необходимости сделать это самому. Мужчина подозревал, что Пауэлл именно поэтому и удерживал его в паре с обоими братьями. Потому что знал: как бы Майкл ни доверял Калебу, убить Адама все же не постесняется. Ну а пока братья прикрывают ему спину, у него есть работенка.

Радж продолжал умолять отпустить, но Майкл взвел курок.

- У меня нет времени на отказ.

На кону стоят миллионы жизней, а по сообщениям израильского правительства – нападение будет совершено в ближайшие двадцать четыре часа. Полторы недели гонялись они за собственным хвостом, но всегда приходили к одному человеку – Раджу. И это все, что у них есть.

Радж еще усердней стал отнекиваться. Майкл приставил дуло пистолета к уху мужчины.

- Начну отсюда и продолжу ниже. - Майкл выстрелил, и Радж завопил, когда пуля слегка задела ухо.

Позади раздался треск, и его окликнул Калеб:

- Майкл, в любое время.

Тот ткнул пистолетом в пах Раджа.

- Последняя возможность.

Раджа вывернуло. Майкл отпустил его и, не поворачиваясь, кликнул братьев, после чего, зная, что Калеб и Адам последуют, исчез в порыве ветра.

- Уходим.

Он не зацикливался на разговоре с Раджем – того убьют за предательство.

***

Неосвещенный катер охраняло четверо террористов. За несколько часов до рассвета позади одного из них легким бризом возник одетый в черный френч Майкл, бесшумно хватая мужчину за шею. В двух шагах от него, возле Адама и Калеба, надевших черные шапочки, которые скрывали их коротко стриженные светло-каштановые волосы, были вырублены еще двое повстанцев. Если данные Раджа точны, то ровно через три минуты на темной, грязной дороге, ведущей к докам, появится джип с биоприонами внутри, вот за ними-то они и прибыли.

Майкл быстро поискал взглядом четвертого и обнаружил, что тот лезет на поручни, собираясь выпрыгнуть. Майкл просто представил себя возле него, как ветер тут же это осуществил. И через десять секунд уже сжимал мужчине глотку. Потом быстро сбросил на нижнюю палубу, куда так же свалили тела и Адам с Калебом.

Вдали, из чащи, вырвался леденящий душу вой волков. Трое джитэков встали плечом к плечу, глядя в ту сторону. Адам вполголоса проговорил:

- Два снайпера. Через полмили, вниз по холму – еще десять. Пришли по той же причине, что и мы. Хотят груз, который сюда везут.

Майкл сощурился на Адама.

- А ты, черт возьми, откуда это узнал?

- Волки, - не глядя на него, проговорил Адам, внимание его было сосредоточено на темной линии деревьев, виднеющихся в километре от них. – Они говорят со мной.

Что за хрень?

- И ты отвечаешь? - осведомился Майкл.

- Работаю над этим, - ответил Адам. – Пообщаюсь со снайперами.

За секунду до его ухода взметнулся ветер.

Майкл воззрился на Калеба.

- Ты знал об этом?

- Это началось на прошлой неделе во время того азиатского задания, на которое нас отправили без тебя, - сказал он. - Долбаные волки повсюду за нами следовали.

На дороге в грязи мелькнули фары, и Майкл с Калебом немедля спрятались в темноте. Майкл, дабы не выпускать цель из поля зрения, занял наблюдательный пост позади каюты. Калеб скрючился в темном углу катера; перед доками остановился крытый брезентом грузовик. Хлопнули, закрываясь, дверцы. В воздухе зазвучали мужские голоса.

Когда, оставив грузовик и биоприоны без присмотра, на борт ступил последний из прибывших, в наушниках скомандовал Адам:

- Выходим. – Он не прибавил «так точно», что означало: у Адама куча проблем, но справиться сможет.

Калеб уже стоял у кузова, снимая покрывающий его брезент. Мужчина еще не понял, что мальчик лет четырнадцати взял его на мушку. Майкл навел на него полуавтоматическую винтовку, опустив палец на курок.

Время, казалось, замерло на целых три секунды, и та чернота, которую он считал своей неотъемлемой частью на поле битвы, ушла. В сознании происходила борьба: солдат или ребенок. Они всегда такие. Вполне вероятно, пацан попал на службу к террористам, поскольку его матери или братьям с сестрами – если у него вообще кто-то был, - угрожали. Слишком часто размыта грань между убийцей и жертвой, мужчиной и мальчиком, но Майкл к ней так и не привык. И если он допустит, то этот мальчик сегодня может стать убийцей и мужчиной, но в таком случае погибнет Калеб. Ну, а так как последний – джитэк, то у него есть шанс выжить после автомата, разряженного ему затылок.

Майкл выстрел, всадив по пуле в каждую руку пацана. Мальчишка, закричав, повалился в грязь, тогда как Калеб припал к земле. Мрачное выражение на его лице показывало, что тот так же скорбит за то, что Майклу пришлось ранить мальчонку.

- Майкл, - произнес он, - у тебя не было иного выбора.

Подул ветерок, после чего возле мальчика материализовался Адам и расстрелял в упор. Внутренности Майкла сковало холодом, их с Калебом взгляды скрестились, объединившись общим предчувствием тревоги.

Воздух прорезал вой, донесшийся из соседней чащи, и Адам расхохотался:

- Волки проголодались. - Взгляд его остановился на мальчишке. – Кусок человеческого дерьма. - Он пнул окровавленное, обмякшее тело, отчего Майкл содрогнулся. – Все они – куски дерьма, полные слабаки.

Адам развернулся, чтобы еще раз пнуть мальчика, но Калеб перехватил его за секунду до того, как это самолично проделал Майкл.

– Довольно! – обрубил Калеб, впиваясь взглядом в брата. - Он всего лишь мальчишка. Дитя и жертва, Адам. Возможно, пытался спасти свою семью.

Адам схватил Калеба за грудки.

- О, да отвали ты, братец, - огорошил он. – Люди не более чем скот. Они убивают друг друга. Мы же их останавливаем. И чего ради? Чтобы потом они еще раз смогли попытаться. Тогда, может, им лучше умереть, а мы будем благоденствовать. – Адам отпустил Калеба и оглядел обоих мужчин. – Мы совершенствуемся, тогда как они с каждым днем все более деградируют.

- Блин, Адам, - произнес Калеб, потирая свою однодневную щетину. – Прекращай пороть дерьмо. Иногда даже я не знаю, чего в тебе больше. Давай уже делать нашу работу. – Он откинул полу брезента грузовика и выдвинул деревянный ящик.

- Ты поймешь, братец, - произнес Адам и взглянул на Майкла. – Ты, как и я, уже не человек. Майкл тоже.

Сравнение потрясло Майкла. «Как я и Майкл».

Майкл посмотрел на обоих братьев - таких похожих и вместе с тем разных. Калеб, которого знал Майкл, умрет ради спасения невинного человека, и, возможно, предпочел бы сохранить жизнь этого мальчишки ценой своей собственной; и Адам, убивший ребенка, пока тот лежал на земле.

Калеб вытащил три герметизированных контейнера – маленьких, но способных уничтожить сотни тысяч жизней, а от того смертельно опасных, - и отвинтил крышку. Адам подошел и схватил контейнер.

- В итоге, конец всегда начало нового.

Злоба в глазах Адама подсказала, что тот намеревается открыть этот контейнер. Майкл приготовился было действовать, когда Калеб схватил брата за запястье.

- Довольно. Отдай его, Адам.

Адам засмеялся.

- Возможно, я оставлю при себе одну из этих малышек. – Волки вдали взвыли, будто присоединяясь к шутке. Сверкнув взглядом на Калеба, Адам вернул контейнер в ящик и закрыл крышку. – Я лично доставлю их Пауэллу.

Схватив ящик с контейнерами, он исчез в вихре ветра.

Калеб чертыхнулся и посмотрел на Майкла.

- Я пошел бороться с Адамом. И Пауэллом.

И исчез без следа.

Майкл не чувствовал желания следовать за ними. Только понадеялся, что Калеб действительно морально готов (что он не раз доказывал), ибо настанет день, когда Майклу придется иметь дело с Адамом. День, который наступит скорее рано, нежели поздно. Сыворотка джитэк что-то сотворила с Адамом. Калеб же был хорошим парнем, из тех, кто не нарушит правил. Их тех, кто должен быть на стороне Майкла.

Мельком взглянул на плавающего в луже крови мальчишку у своих ног. Слишком знакомая картина, и мужчина в очередной раз повторил себе, что каждая отнятая жизнь – во благо. Он не похож на отца, который, не озабочиваясь чужими жизнями и смертями, продавал оружие зарубежным странам; не похож Майкл и на мать, мотивирующую свои поступки деньгами и безопасностью. И при всем при том, она люто ненавидела его, поскольку он посмел пошатнуть ее прекрасный, ограниченный мирок. И он не Адам, убивающий скуки ради. Майкл посвятил себя спасению жизней, а это значит, что иногда приходится их же и забирать. На сей выбор сыворотка джитэк никак не повлияла, того же мнения придерживался и Калеб. У него и Майкла не выявили ген X2. У Адама же обнаружили.

Не суть важно, что и Майкл, и Адам самостоятельно развили свой дар. Первый умел общаться с ветром, второй – понимал волков. Майкл сжал руки в кулаки. Ни хрена, он совершенно не похож на Адама. «Но ведь и на Калеба тоже», - донесся шепот ветра. Майкл, не предаваясь размышлениям, в тот же миг растворился в бризе. Казалось, тот не просто с ним общался, он говорил. И знал, куда Майкл направился. Понимал: Майкл тешил себя надеждой, что все-таки остался человеком – если, конечно, вообще когда-то им был.

***

Полутора часами позднее Майкл стоял, прислонившись к стене Лас-Вегасской версии «Гадкого Койота» . «Дейзи Дакс» был известен громкой музыкой и горячими цыпочками, некоторые из которых в данный момент в сапогах до бедер извивались на барной стойке.

Он понятия не имел, почему все еще торчит тут, делая вид, что наблюдает за танцами, и отчего у него не встает на окружающих женщин – пошел бы да отвлекся, а задание пусть катится в тартарары, здесь ведь море удовольствий. И вообще, с какой стати он убеждает себя, что нужно повидаться с Кассандрой, сам же чертовски хорошо понимает - это плохая идея.

- Могу ли я чем-нибудь тебе помочь? – В сладком тягучем говоре Бекки Ли безошибочно угадывалось приглашение. Двадцатилетняя рыжуля незаметно подкралась и теперь прижималась к нему полными грудями и упругим телом. Оба – и он, и она, - знали, ради чего здесь Майкл. Ради женщины, полностью раскрепощенной в сексе и готовой в постели на все с тем, кому не нужны обещания. Бекки Ли – именно то, что требуется для ублажения Майкла, да и ей не впервой удовлетворять его «потребности» после задания.

Майкл оглядел девушку, цепкий взгляд проследил изгиб ложбинки, ожидая, что его накроет волна грубого животного инстинкта. Инстинкта, заставлявшего искать утешение в женщинах, и, казалось бы, так же притягивавшего их к нему. Отныне, когда он стал солдатом джитэком, потребность эта с каждым разом лишь усиливалась. Однако ж Майкл так ничего и не почувствовал. Ни единого гребаного ощущения. Блин, да что, на хрен, с ним не так?

Подняв пиво, он залпом опрокинул его в себя и на секунду пожалел, что метаболизм джитэка с первого же глотка по сути сжигает алкоголь. Никакого удовольствия от выпивки, и это в очередной раз напомнило то, что он безуспешно старался выкинуть из головы: Майкл больше не человек. Только секс преподносит ему спасение, секс дарует освобождение, заставляя его почувствовать себя живым. От нахлынувшего разочарования, Майкл схватил Бекки и притянул ее к себе. Он чертовски твердо собирался выжать из нее свое спасение.

Спустя несколько секунд Майкл уже волок вдоль пустынного коридора, мимо уборной, к черному ходу радостно хохочущую Бекки. Еще минута и они уже снаружи, мужчина притянул поближе к себе пышные изгибы и запустил пальцы в шелковистые рыжие локоны, приготовившись ее поцеловать. Вот только не получилось почему-то.

Прерывисто дыша, Бекки Ли шепнула:

- Майкл, я умираю от скуки. Поцелуй же меня. – Хотя, по правде говоря, не больно-то он ей и нужен. Она вожделела его, желала взрывного секса с кем-то, кто стремился к тому же, что и Бекки. И некогда это делало ее идеальной партнершей для Майкла, некогда на краткий миг делало их родственными душами. И когда-то, сжимая в объятиях женщину и зная, что только что подарил ей блаженство, он ощущал себя кем-то значительным, а не просто монстром. Однако сегодняшний вечер не относится к «тем» ночами. А может, в баре не было «той самой» единственной.

Майкл выпустил Бекки Ли и повел ее обратно в помещение.

- Все, что тебе нужно – это выпить.

Через несколько минут он уже выходил через черный ход; главное сейчас – не его потребности, нужно сопротивляться и тогда он справится. Майкл исчез в порыве ветра и появился уже на заднем дворе Кассандриного дома.

***

Кассандра устроилась в мягком кресле своей спальни с кипой научно-исследовательских работ на коленях. Времени было около полуночи. Холодный августовский ночной ветер, здороваясь по принципу насрал-и-удрал, пронесся мимо занавесок, распахнув при этом застекленные створки. Кассандра уже переоделась ко сну и дала себе слово, что сегодня ляжет пораньше, так как прекрасно понимала, что последние четырнадцать дней ее изнурили. Но изучение гена Х2 также ее утомило. Еще у пяти солдат была выявлена положительная реакция, итого – уже пятнадцать. Треть из них в той или иной степени выказывала агрессию, и в конечном счете ее отец решил превратить всех пятнадцать мужчин в игольницу. Поскольку именно благодаря ему в лице джитэков появилось диковинное оружие, Вашингтон поддержал папину программу вакцинации. Отец же не намерен терять это содействие, потому-то и поступил так с солдатами. Просто чудо, что те всё еще нормальны, но нужно отдать папе должное – тех солдат, что вынесли испытания и только окрепли, он освобождал.

Ветер наполовину сорвал занавески, и взгляд Кассандры переместился к дверному проему. Мысли немедленно переметнулись на Майкла, девушка гадала, когда он вновь задаст ей тот вопрос и задаст ли вообще. Всякий раз, когда они становились ближе, он удирал так, что только пятки сверкали. При всех тех искрах, пролетающих между ними, и ставших легендарными историях о его завоеваниях, Кассандра не могла взять в толк, что происходит, да и на душе кошки скребли – вдруг дело в ее отце. Стоило ей лишь заикнуться о родителе, как Майкл ощутимо напрягался. Не то чтобы она горела желанием стать очередным его завоеванием, но было б неплохо, стань он одной из ее побед.

Она посмеялась над абсурдностью идеи. Потом Кассандра залилась звонким смехом, вспомнив, как на втором свидании они решили поиграть в мини-гольф, и она запустила шаром в чей-то БМВ. Владелец, к счастью, великодушно ее простил, однако Кассандра перепугалась до чертиков. Что до Майкла, так “Темный” только улыбнулся и чмокнул девушку в носик, после чего у той напрочь вылетели из головы все переживания. Но она не забыла рассмотреть его глаза, в кристальной синеве которых светилось веселье, и почувствовала с ним родство. Впрочем, за улыбкой, которую она таки вытянула из него, таилось нечто иное. Он наконец-таки расслабился.

Внезапный порыв ветра взметнул занавески, и Кассандра готова была поклясться, что он прошелестел ее имя. Она тут же покачала головой. Нет, ну эта тоска по Майклу совсем сведет ее с ума.

Она плюхнула документы на стол и натянула на ноги прозрачную белую сорочку, заканчивающуюся выше колен. Кассандра хотела уже притворить заднюю дверь и лечь спать, как что-то заставило ее выглянуть наружу. Откинув занавеску, девушка увидела, что тусклый свет от фонаря у крыльца освещает высокую фигуру, стоявшую в нескольких шагах от дверного проема.

Кассандра поморгала, решив, что стоящий там Майкл ей привиделся, ан нет - он и впрямь тут. Смертельно опасный самец с длинными волосами, развевающимися за полным решимости лицом, и широкими плечами. Он походил на древнего воина. От этой мысли в желудке возникло то же ощущение, что и при катаниях на американских горках. Ох ты, Господи. Он ведь воин, или скорее солдат, который только что вернулся с задания. Она знала обо всех таких полуночных визитах и сопровождавших их дурных вестях.

Кассандра открыла сетку и босая вышла к нему, причем из головы напрочь вылетели мысли о прозрачности сорочки. Оставалось только убеждение, что сейчас разрушится ее мирок.

- Скажи мне. Говори сейчас же. Это мой папа, не так ли?

- Нет, - протянул он. – Все замечательно. Он лучше некуда. – Майкл потер челюсть. – Все расчудесно.

- Ты уверен? – уточнила девушка, ища на его лице подтверждение. - Прошу, скажи, что ты уверен.

Он кратко кивнул.

- Да, - сказал он. - Я уверен.

- О, спасибо, Господи, - произнесла Кассандра, переводя дух, рука была все еще прижата к груди, в коей от страха чуть сердце не разорвалось. При всех недостатках ее отца, он единственный, кто у нее остался, и она его любит.

- Не хотел тебя напугать, - произнес Майкл, отступив от нее. – Прийти сюда было ошибкой.

- Подожди! – поспешила сказать Кассандра, так как он, бесспорно, собирался исчезнуть, преодолела разделявшее их расстояние и схватила его за руку. - Пожалуйста. Не уходи. Тебя сюда что-то привело, а ты даже не сказал что. – Однако в выражении его лица уже читалось напряжение, Майкл теперь ее не подпустит. Ей не хотелось, чтобы он это сделал. – Поговори со мной, Майкл. Что стряслось? Все дело в задании, так?

Он помялся, но спокойно сказал:

- Дело всегда в задании.

То есть, что-то не так. Что-то его расстроило, и он пришел к ней за утешением. От этого знания на сердце потеплело. Майкл, который закрывался ото всех и вся, пришел к ней. Ее пальчики скользнули в его ладонь. Девушка притянула мужчину к себе. – Хочешь поговорить об этом?

- Даже если бы захотел, я не вправе, - произнес Майкл. – Это нечто, о чем тебе лучше не слышать.

- Я довольно сильная, - заверила Кассандра.

Он притянул ее в свои объятия, и, спрятав лицо в Кассандриных волосах, прижал, окружая собственным теплом.

- Знаю, какая ты, - мягко произнес Майкл. – И слишком хороша для ада моей жизни. Вот почему я так чертовски эгоистично в тебе нуждаюсь.

Он попытался отодвинуть ее от себя подальше, словно вознамерился уйти. Кассандра, потрясенная признанием и его уязвимостью, что есть силы вцепилась в Майкла.

- Никуда ты без меня не пойдешь. И отмахнуться от меня не позволю. Ты тоже мне нужен.

На мгновение в глазах мужчины полыхнуло пламя, из горла донесся грубый гортанный стон. Она только успела осознать, что Майкл, просунув ладони под ее ягодицы, приподнимает ее. От страстно-необузданного поцелуя Кассандру охватила острая потребность крепко-накрепко вокруг него обвиться. Она даже в дом позабыла войти, что совершенно не в ее консервативной натуре. Он может взять ее прямо на заднем дворике, а девушка снова и снова будет просить не останавливаться. Кассандра попросту хочет его, и да, она нуждается в нем.

Так или иначе, но до матраса, скинув по пути сорочку, они таки добрались, и девушка оказалась лежащей навзничь. Застенчивость побуждала Кассандру отступить, но тут Майкл, все еще одетый, перекатился на бок и распластал на ее животе ладонь, огонь в его взгляде опалял. Кассандра сделала попытку сесть, но его рука нажатием уложила девушку на место.

- Что ты делаешь? – спросила она, внезапно ощутив себя беззащитной, уязвимой. Почему он не растворился в страсти так же, как Кассандра?

- Восхищаюсь тобой, - проговорил Майкл, пальцы его нежно потерли сосок, и она с трудом сдержала стон. Ей не хотелось терять контроль, когда он так уверенно держал себя в руках.

Словно почувствовав, что Кассандра готова сбежать, Майкл скользнул поверх нее, заманивая в ловушку своего тела, коленом раздвинул ее ноги. Ниспадающие до плеч длинные черные волосы снова придали ему сходство с воином, диким и опасным воином. Ее воином. Мысль столь же сводила с ума, сколь и дик и опасен был этот мужчина. Но нынешним вечером существуют только они двое, только потребность, которую она увидела в его глазах, попробовала на вкус, когда его губы мягко скользили поверх ее.

- А это тот момент, когда надо расслабиться и позволить мне продемонстрировать тебе, насколько ты прекрасна. – Майкл поцеловал ее в шею, за ушком. – Невероятно прекрасна.

Что он и претворил в жизнь – идеально, неторопливо, обольщая. Когда губы Майкла нашли ее груди, соски, до боли изнывающее тело, Кассандра забылась в наслаждении, потеряла счет времени, а из головы улетучились все мысли. В том, как он до нее дотрагивался, было нечто волшебное, а его взгляд требовал полностью ему отдаться. Принуждал потерять себя и найти его.

Его язык задел сосок, отчего спина девушки выгнулась дугой, а с губ слетел слабый стон. Майкл поднял голову, коснулся Кассандры, наполняя расплавленной лавой.

- Обожаю, как ты стонешь для меня.

Она дотронулась до его лица, отчаянно желая узнать человека, скрывающегося под маской воина.

- Твои глаза, - сказала она. - Покажите мне их настоящий цвет.

По напрягшемуся телу Кассандра скорее почувствовала, нежели увидела его реакцию.

- Ты настоящая, - ответил он. – Вот, кого я хочу. Вот, кто мне нужен.

Не шевелясь, почти не дыша, Майкл не сводил с нее взгляда, пока внезапно его губы, горячие и требовательные, не обрушились на ее, втягивая в неистовые, испепеляющие ощущения. Руки срывали друг с друга одежду. Никогда еще Кассандре настолько, почти до боли, не хотелось почувствовать на своей коже обнаженную плоть.

Время потонуло в стонах и вздохах, боль от потребности ощутить его внутри себя была такой интенсивной, что девушка чуть не закричала, когда он от нее отодвинулся. Майкл стал на кровати – обнаженное мускулистое совершенство, такой же вкусный, каким она себе его представляла. Инстинктивно девушка подалась к нему, стремясь снова прикасаться, ощущать и созерцать. Мужчина потянулся к ней и, подхватив на руки, сел в кресло.

- Мне нужно оказаться внутри тебя, Кассандра, - сказал он, усаживая ее верхом на себя.

- Да, - согласилась она, затаив дыхание и позволяя ему притянуть к себе. Кассандра опускалась на внушительную, твердую длину, пока не вобрала ее в себя глубоко, до конца.

Его рука осторожно притянула ее губы для поцелуя, запутавшись в длинных белокурых волосах.

- Осознаешь ли ты, насколько нужна мне?

Его бедра шевельнулись, член, огладив одной долгой лаской, раздвинул лепестки.

- Да, - выдохнула Кассандра, когда Майкл вновь повторил это. Глаза его переменили цвет от синих к черным.

- Теперь-то ты меня боишься, Кассандра?

Она не горела желанием спутаться с солдатом, не желала переживать и испытывать боль, но сердце подсказывало, что уже слишком поздно. Кассандра не западет на него. Она уже запала.

- Да, - прошептала девушка, и откинулась назад, уверенная, что за словами он разглядел ее эмоции. – Ты пугаешь меня, Майкл Тейлор.

- Это чувство взаимно, сладенькая, - сказал он, прежде чем запечатать ее рот горячим, голодным поцелуем, в сравнении с которым меркли предыдущие поцелуи. С каждой фрикцией, каждой лаской языка, мужчина позволял прочувствовать его уязвимость и муку. Он испытывал в ней потребность, но не пугал. Как же он нужен ей… еще и еще.

***

Кассандра слишком хороша для Майкла. Он понимал это. И был чертовски уверен, что и сама Кассандра прекрасно об этом знает. Но, находясь в ней, Майкла не покидало странное ощущение покоя внутри него, и от этого чувства он даже немного – капельку, - чувствовал себя человеком.

Майкл велел себе убраться, прежде чем девушка проснется, поскольку ошибке минувшей ночи не следовало повториться. Однако, одевшись, мужчина сел в то самое кресло, где они занимались любовью, и даже когда сработал будильник, так и не сдвинулся с места. И, черт возьми, он был счастлив остаться, созерцая Кассандру с взлохмаченными волосами и распухшими от его поцелуев губами, желающую ему доброго утра. После чего мужчина проследовал на кухню вслед за Кассандрой, где она приготовила кофе.

- Надеюсь, ты любишь кофеин, потому как он помогает согнать сон, - сказала она спустя несколько минут на кухне.

- Чем сильнее подзаправка, - изрек Майкл, облокотившись на шкафчик напротив нее, - тем лучше.

Она одобрительно улыбнулась, повернулась к шкафчику и, пытаясь достать кружку, отпихнула его кончиком пальца. Майкл помог бы ей, но уж очень был занят созерцанием симпатичной, в форме сердечка попкой, вырисовывающейся под шелком, и попытками уговорить себя не усадить Кассандру на стойку и не овладеть девушкой прямо здесь и сейчас.

С чашками в руках Кассандра повернулась к нему.

- Вам, джитэкам, может, и не нужно много спать, но вот мне… – поток слов пресек резкий выдох, колени ее подогнулись, и чашки полетели на пол.

Майкл подхватил ее за талию, и она повисла на нем.

- Моя шея, - проговорила Кассандра, еле ворочая языком. – Она… болит. – Девушка прижала к груди кулачки, лицо исказилось от невероятной боли.

Майкл поднял ее на руки и понес к дивану, на который сел и, прижав к себе, принялся баюкать.

- Тише, милая, - утешал он, поглаживая по волосам. Ему не нужно было смотреть на ее шею, дабы осознать свершившееся, но ей-то теперь что делать. Знал ведь он – не стоит соваться в воду, и вот теперь она отмечена.

Спустя бесконечные минуты, Кассандра перелегла с его коленей на подушку.

- Я в порядке. Думаю, сейчас совсем полегчает. – Несколько напряженных секунд они не сводили друг с друга глаз, после чего она озвучила то, о чем он только что подумал: - Ты должен проверить мою шею.

Мужчина кивнул, и Кассандра медленно повернулась, подняла волосы, обнажая шею. В тот миг, когда Майкл увидел на ее шее метку, в нем вспыхнул раскаленный добела порыв собственника. Он обвил руками ее за талию и притянул ближе, прижавшись губами к двойному кругу на шее. В этот момент в нем не осталось иных желаний, кроме как стремления заняться с ней любовью, чтобы повторно ее пометить.

- Майкл, - прошептала девушка, прислонившись к нему, и он ощутил, как Кассандра реагирует на разгорающийся в нем костер страсти. – Это?..

- Да, - ответил он, развернув ее в своих руках и прижавшись к ней лбом. Оба, пытаясь совладать с собой, тяжело дышали. Его пальцы погладили ее по щеке. Их накрыла, удержав у лица, Кассандрина рука, словно девушка не в мочи была лишиться контакта.

- Мне нужно поставить в известность Келли.

- Нет, - произнес он, соединяя их взгляды и дав ей возможность на краткий миг увидеть в его глазах дикий пламень.- Никто не должен об этом узнать. Я не позволю тебе стать подопытным кроликом. Не из-за меня.

- Я полагаюсь на Келли, - сказала она. – Она сохранит тайну.

- Пока что-нибудь ее не вспугнет, и она почувствует себя обязанной доложить об этом твоему отцу, - ответил Майкл, выпустив ее, и попытался остыть, но пылавшее несколькими минутами ранее чувства собственничества и страсти теперь сменились, разливаясь в воздухе, на потребность защищать.

Он соскочил и, повернувшись к Кассандре спиной, пригладил ладонью волосы, понимая, что должен объяснить ей, почему так важно сохранить их связь в секрете. И он сделал единственное, что умел – признался в том, чего не знала ни единая душа, - даже Калеб, которому доверял свою жизнь.

- В тот день, когда мы познакомились, ты была права. – Майкл все еще стоял к ней спиной, так как опасался увидеть в ее глазах страх. – Я отличаюсь от остальных джитэков.

- Ветер, - сказала она, игриво его подпихнув. – У тебя с ним особая связь.

Майкл, даже не пытаясь скрыть эмоций на лице, повернулся к Кассандре. Она была миниатюрной, длинные волосы зачесаны за уши, в глазах отражались неопределенные чувства. Но Кассандра была несгибаема, и на мгновение Майкла захлестнуло воспоминание, где в его руках она видится, чувствуется и даже пахнет, как маленький цветочек. Иначе девушка не смогла бы противостоять отцу, что (а он это специально выяснил) делала довольно-таки часто. Как и в случае с ним, Кассандра всегда придерживалась истины.

- Да. Да, у меня с ним особая связь, и мало ли еще чего я о себе узнаю. И не позволю тебе оказаться из-за меня под увеличительным стеклом. Ты же в курсе, какие опыты проводят над всеми теми женщинами. Сама все понимаешь. – Майкл подошел к ней и, опустившись на колено, обхватил ее руками. – Ты не должна рассказывать ни Келли, ни кому-либо еще. Придя к тебе вчера вечером, я поступил эгоистично, за что никогда себя не прощу. Но сейчас клянусь: я сделаю все возможное и невозможное, причем не важно, какую мне за это придется заплатить цену, но защищу тебя от любой беды. Это наша тайна.

Девушка, помрачнев, замялась, но после кивнула.

- Угу. Да, хорошо. Это наша тайна.

Майкл притянул ее к себе. Ее покорность успокаивала, но мужчина понимал, что отменить совершенное им не смогут никакие препараты, оружие или таланты джитэка. Он попросту в корне изменил жизнь Кассандры.

Глава 3

Кассандра стояла у гриля в патио, пока Майкл убирал на кухне грязную посуду. Стоял не по сезону теплый ноябрьский денек, и спустя шесть месяцев с момента появления на шее метки она чувствовала себя так же, как и в минуту ее появления. Однако их отношения в корне переменились, связь усилилась и переросла страсть, а потребность друг в друге стала столь интенсивной, что Кассандра могла ощутить его губы на своих, просто подумав о Майкле. Его приближение отзывалось покалыванием на зашейке. Связь эта была похожа на те, что соединила и остальные «отмеченные» пары, по этой причине команда ученых, исходя из того, что данный союз по своей сути брак, окрестила связанных мужчин и женщин спутниками жизни. Однако исследование процесса Соединения жизней было закрыто за несколько месяцев до зачисления Кассандры на ее должность, поэтому ей было известно немногое. Как ни странно, непреодолимая потребность Майкла защитить свою спутницу жизни от всего мира лишила его возможности оградить девушку от монстра, коим он считал самого себя.

- Посторонись, - скомандовал Майкл позади нее, после чего подошел к грилю с огромнейшей, размером с Техас вилкой в руке, волосы цвета воронова крыла ерошил легкий ветерок.

- Ой, Боже ж ты мой. - Она рассмеялась. – Этой штуковине самое место на поле битвы, а не у гриля.

Едва договорила последнее слово, как на ее лицо упали холодные капельки. Кассандра взглянула исподлобья на нависшую над ними в небесной выси мрачную тень туч, угрожающих в любой момент испортить их маленькую вылазку на свежий воздух. Она бросила на Майкла исполненный надежды взгляд.

- Наверняка, тебе по силам справиться с дождем так же, как проделываешь это с ветром, или ты еще что-то мне недоговорил, а?

- Не-а, зато я приготовил слабо прожаренные стейки, - произнес он, оглаживая ее попку, обтянутую синими джинсовыми шортиками.

- А если не сниму их с плиты до того, как хлынет ливень, то придется мне обнаруживать таланты в какой-нибудь другой день.

В ее желудке заурчало от предвкушения хорошей трапезы, и Кассандра ринулась к Майклу, подхватив с металлического столика, стоявшего у гриля, вино и два хрустальных фужера на длинных ножках. Майкл, ставший более чутким и внимательным, подарил фужеры и вино после того, как узнал, что Кассандра любит хорошие вина. Как выяснилось, и его мать тоже. То была одна из крупиц, которую она сумела вытянуть из Майкла о его семье. Но однажды, поклялась девушка, она сложит воедино все части головоломки под названием «Майкл».

Доверху нагрузив поднос стейками, и накрыв их крышечкой, мужчина шагнул вперед и схватил с гриля свою вилку, что была размером с Техас.

- Не могу же я остаться без своего оружия, - поддразнил он, кривя губы в улыбке, после чего исчез в доме.

Кассандра поглядела ему вслед, улыбка сообщила девушке, что его бастионы падают один за другим. Однако она чувствовала вину за то, что утаила от него. Когда несколько месяцев тому назад возросла напряженность между Х2-положительными и отрицательными, ее отец опечатал результаты всех тестирований, от чего теперь никто из солдат не знал, «плюсовой» ли он, или же «минусовой». Однако Кассандре было известно, что Майкл находится в списке Х2-положительных, а так же знала, что с ним произойдет, если он когда-либо прознает об этом.

***

Когда базу очистили от любых признаков малейшего сквозняка, Пауэлл навестил подопытных животных, внимательно осматривая те клетки, где звери с икс-вторым геном до смерти забили друг друга. Невероятно, но именно теперь, когда он в честь создания джитэков получил от госсекретаря приглашение в Белый дом, произошла вся эта буча. А ведь президент и начальники штабов были крайне довольны всей программой по созданию джитэков и возлагали, так же как и сам Пауэлл, на солдат большие надежды. Более того, правительству нужны были гарантии, что у участников не проявились побочные эффекты. А для Пауэлла это шанс доказать, что он один из величайших командиров своей страны. И теперь вот встает проблема с геном Х2.

- Их действия, - проговорил позади него доктор Чайн, - не просто мгновенно распространяются, они – молниеносны и внезапны. Что подтверждает теорию «курка». Однако это отнюдь не означает, что джитэки поведут себя именно таким вот образом.

Пауэлл остановил взгляд на одной из клеток, после чего повернулся к доктору Чайну – руководителю научно-медицинского отделения проекта «Зодиус». Доктор Чайн был человеком достаточно амбициозным и более чем преданным правительству США.

- Кому еще об этом известно?

- Мне и моей ассистентке, Аве Лейн. Остальной персонал уже покинул здание.

Пауэлл посмотрел на склонившуюся над микроскопом роскошную рыжулю по другую сторону застекленной панели; она попала в поле его зрения не из-за сногсшибательной внешности. Именно Ава - автор идеи обмена кровью между отмеченными женщинами и их партнерами-мужчинами. В итоге женщины также становятся джитэками без введения и без того ограниченного запаса сыворотки.

Пауэлл скосил взгляд на Чайна.

- А доктор Петерсон? – спросил он, прекрасно осведомленный, что Келли ежедневно обедает с его дочерью.

- Смоталась задолго до странного поведения животных. Я решил, что вам захочется узнать об этом прежде остальных.

- Так и есть, - подтвердил Пауэлл. – Никто не должен знать.

А его дочь в особенности. Кассандра, как он знал, тщательно отслеживала ментальные способности солдат, однако, несмотря на то, что склонность к агрессии оставалась в норме, предупреждала: в любой момент это может измениться. Мелочь, которая вызовет бурю «радости» у Белого дома, для Пауэлла вызов в виде вот этих зверушек с геном Х2. Она никак не могла взять в толк, почему ее исследований не достаточно.

Пауэлл указал на клетки.

- Делайте все, что угодно, но чтобы он остался таким же. Еще, Чайн, какой горькой пилюлей вы хотели бы поделиться?

- Спутница жизни Х2-положительного не только преображается в джитэка, но она так же показывает плюсовой результат на этот ген. Кроме того, на основе новых лабораторных исследований возникла гипотеза, что с обменом кровью спутницы жизни получают способность рожать, хотя ранее мужчины были бесплодными.

- Потрясающе, - проговорил Пауэлл, голос его так и сочился сарказмом. – Теперь мы сможем плодить Х2-монстров. Белый дом придет в восторг. – Потерев ладонью лицо, он подошел к клетке; всем было понятно – Пауэлл загнан в угол. Слишком уж большая ответственность за X2, чтобы вот так просто взять и проигнорировать. Существует, как он знал, один-единственный способ надолго обездвижить джитэка. Красная стрела. Химикат, позволяющий отследить и удержать во время пыток, был создан на основе инопланетного кристалла, лазером его вживляли солдатам прямиком в кровеносную систему. Его забрали около пятидесяти лет тому назад с потерпевшего крушение корабля пришельцев, однако правильно применять так и не научились. Когда Пауэлл узнал зловещее предсказание, гласящее, что ни один человек не сумеет управлять внеземным солдатом, то тайком изъял стрелу для исследований.

Он обернулся к Чайну.

- Используем Красную стрелу. Немедля. Сегодня же. Не важно, насколько это рисково и какое количество смертей за собой повлечет. Плевать. Просто заставь ее работать.

- Наука не следует законам, генерал, - произнес Чайн. – И ей не прикажешь поторопиться. И я ведь не раз вам говорил, что Красную стрелу разработали для людей, а не джитэков. И даже людей предназначено убивать ею, а не пытать. Вот джитэки – это уже другой разговор. Они слишком быстро исцеляются, а у меня нет ни малейшего желания умирать. Вынужден настоять. Их иммунная система уничтожит шпионскую стрелу, которая функционирует только в крови, еще до того, как та попадет в сосуды. Это все бесполезно, пока я не найду способ обмануть их иммунитет, который воспринимает Красную стрелу нормальной частью их организма.

Мысленно Пауэлл ругался на чем свет стоит, используя при этом весь свой словарный запас. А так же добавил еще пару-тройку новых слов. Однако внешне мужчина остался собранным и невозмутимым.

- Если я удвою финансирование, как скоро она будет готова?

- Через год, - быстро ответил Чайн. – Может, и дольше. Много дольше, поскольку неизвестно, что изначально спровоцировало животных. Солдаты, у которых обнаружен Х2, в любой момент так же могут совершить аналогичные действия.

От этих слов внутренности Пауэлла скрутило узлом. Какого лешего он столько работал, чтобы потом спустить все это в унитаз?

- Ты уверен, что это связано с X2? - спросил он.

- Ручаюсь, что джитэки для нас нечто неизвестное, а значит способны к изменениям, - сказал Чайн. – Именно по этой причине я готов поработать над Красной стрелой. Но если быть конкретнее, - он ткнул пальцем в сторону клеток, - эта угроза напрямую связана с геном X2.

Чтобы обуздать Х2, а с ним и группу практически непобедимых бойцов, потребуется хитроумный план, боевые силы, а для госсекретаря - правдоподобная история. Разум ухватился за эту лазейку и стал перебирать различные варианты. К счастью, солдатам никогда не рассказывали о гене X2, так что сопоставить факты они не сумеют. А икс-вторым он скажет, что их перевели для апробации усовершенствованной инопланетной сыворотки, которая сделает их мощней и быстрей. Те охотно согласятся, после чего, сославшись на то, что нужно защитить медперсонал от возможных побочных эффектов, Пауэлл заманит джитэков в специальные клетки. Госсекретарь будет счастлив слышать, что «Зодиус» перешел на следующую ступень развития. А это, в свою очередь, поможет им выиграть время.

Губы его тронула улыбка. Появилась причина, по которой он отправляется в Белый дом. Не такой уж и сложной оказалась эта задача.

***

Адам Рейн затаился в тени парковки за пределами стартовой площадки, ведущей к бункерам Грум-Лейка, когда разъехались двери лифта, и появилась Ава. Пока она шла, его глаза пробежались по роскошным бедрам, полюбовались длинными ногами. Эта женщина втайне носила метку. В один прекрасный день, когда наступит подходящий момент, она родит ребенка, его ребенка, который станет во главе новой сверхдержавы, расы зодиусов. Это будет не хиленькое и легкоранимое человечество. Раса Адама. И до того дня осталось совсем ничего.

Aва приблизилась, и Адам резко притянул ее в объятия, прижимая к себе горячее, податливое тело, поцеловал, утоляя дикий голод внутри себя, после чего оторвался от ее губ.

- Что случилось такого безотлагательного, что не могло подождать? Или же, моя малышка Ава, тебе просто срочно понадобилось почувствовать меня внутри себя?

Она уперлась руками ему в грудь, глаза ее беспокойно расширились.

- Это Пауэлл. – Ава еще не отдышалась после поцелуя. – Он опасается Х2-положительных. И намеревается их посадить под замок.

Его охватил гнев.

- Когда?

- Завтра, - сказала она, ее глаза полыхнули той же яростью.

Адам матюгнулся. Бункер, который он строил за счет финансирования частных инвесторов, которые также станут джитэками, еще не готов; не готов, пока они не получат сыворотку крови для массового производства. Возможно, здесь есть и положительное. Его брат цеплялся за добросердечие человечества, того самого человечества, которое вот-вот запрет джитэков, а ключик выкинет. А возможно, и уничтожит их, как пророчил Адам своим последователям, не важно, так оно или нет. Даже Калеб видел то зловещее предсказание, гласящее, что люди уничтожат все, к чему прикоснутся. Получалось «или наши, или ваши», и джитэки, как сильнейшая группа, станет доминировать.

- В тихом Грум-Лейке черти водятся, - проговорил Адам, и не только джитэковые. Человеческие солдаты, которых посылали в горячие точки, были крайне уязвимы, и были недовольны тем, что их отказываются обращать в джитэков. – Мы сумеем захватить их безо всяких проволочек.

- Им пришлют армию в подкрепление, - предупредила Ава.

- Армия побоится начинать открытые военные действия, в результате которых гражданские узнают об инопланетных тварях, - произнес он. - Любые их потуги нас остановить будут слабенькими, и мы одержим верх.

- Адам.

Он обхватил пальцами ее шею и притянул к себе.

- Не бойся, моя красавица. Вскоре вы станешь королевой новой расы, которая будет расти и процветать. Никто нас не остановит.

- Никто нас не остановит, - прошептала она.

***

После пиршества барбекю попыткам просто посмотреть фильм помешала страсть. Долгие часы занятий любовью. Часы замечательной, удивительной страсти. Обнаженная и почти пресытившаяся, Кассандра свернулась на груди у Майкла, возлежа с ним на груде одеял на полу гостиной. На душе было удивительно мирно, и девушка знала, что пришло время поделиться с Майклом своим прошлым и рассказать о своей матери. Почему ей хотелось так поступить, объяснить она не могла, однако сделать это необходимо.

Только прежде чем девушка воспользовалась этой возможностью, Майкл опрокинул ее на спину. Длинные волосы защекотали ее щеки, а в черных глазах проскальзывало волнение.

- Кассандра, - начал он негромко. – Понимаешь ли ты, насколько я?.. – Резкий порыв ветра распахнул, сорвав попутно занавески, створки окон, и по кафельным плитам кухонного пола забарабанил дождь.

Майкл, жесткий солдафон, который в кои-то веки решил обнажить душу, так и не договорил реплику, оставив Кассандру ломать голову над его словами.

В окно ударил следующий такой же неестественный порыв. Этот шквал подтвердил ее подозрения, что ветер вызвала не матерь-природа, а «некто» материальный.

Что подтвердила реакция Майкла.

- Оставайся здесь, - приказал он, не дожидаясь ответа. Этот мужчина – солдат, и, насколько она поняла, сему солдату совсем не улыбалось приглашать сейчас кого-то в гости. Спустя секунду он уже был одет, и за ним захлопнулась дверь.

Кассандра скользнула в майку и шортики, но обуться не озаботилась. В желудке свернулось необъяснимое чувство страха, ожило предчувствие беды, и она выглянула из-за занавесок. Лицом к лицу стояли Майкл и Адам, вокруг них завывал ветер, хотя, как поняла за последние месяцы девушка, ветер не просто не завывал бы, он вообще не начался, не разреши этого Майкл. Ни у кого больше не было такой силы. До настоящего времени Кассандра уверовала, что смирилась с его друзьями-джитэками, однако в это мгновение не смогла бы за это поручиться. Либо Майкл перестал скрывать свои способности, либо слишком зол, чтобы контролировать ветер. Хотя, может, и то, и другое. Адам толкал Майкла на крайности. Кассандра никогда ранее не видела их в непосредственной близости, но чувствовала это при одном лишь упоминании имени Адама. Калеб – совсем другое дело. То, что Майкл восхищался им, было ясно как божий день.

Майкл знал: Адам X2-положительный, а так же то, что таковым не являлся Калеб. Если Майкл поймет, что и сам носитель гена Х2, то станет уподоблять себя Адаму, а Кассандра не могла позволить этому произойти. Она ужасно боялась лишиться его с таким трудом заработанного доверия, но пришла к выводу, что слишком любит Майкла, чтобы видеть его несправедливое самобичевание.

Тут ветер переменил направление, ластясь к стеклу. Именно в это мгновение появился Калеб, и Кассандра почувствовала мимолетное облегчение. Даже ничего не слыша, по языку тела и тому, как внимательно Майкл слушал оживленную дискуссию Адама и Калеба, стало понятно, о чем идет речь. Когда же, наконец, эти двое удалились, Майкл, с лицом мрачнее тучи, вернулся к Кассандре. В желудке девушки что-то перевернулось, отчего она с полной уверенностью поняла: что-то не так.

Руки тряслись мелкой дрожью, пока она отпирала дверь.

- Что-то случилось? Что происходит? - Она отступила в кухню, чтобы позволить ему войти. Отдалившись, и не только физически, мужчина, остался стоять на террасе. - Майкл?

Он схватил ее и притянул к себе, зарываясь пальцами в Кассандрины волосы.

- Что бы со мной ни случилось, - проговорил он, - никому не говори о моей метке на тебе.

- Что? – выдохнула она. – Почему? Что происходит?

- Пообещай мне, Кассандра. Не важно, что. Не важно, как все обернется, ты будешь хранить тишину.

- Я… ладно. Да. Я уже согласилась…

Тут Майкл поцеловал ее, поглотив все возражения в глубоком, страстном «я и в самом деле о тебе забочусь, но при этом прощаюсь» поцелуе, который прервал порыв ветра, и мужчина был таков.

В глазах защипало, по щекам заструились слезы. Поскольку Майкл ушел туда, откуда вряд ли вернется.

Глава 4

В понедельник утром Кассандра, одевшись на работу и повесив на плечо сумочку, металась в поисках ключей, которые как всегда не вовремя куда-то запропастились. Выйдя в ведущую в гостиную узкую проходную, она внезапно остановилась как вкопанная. В воздухе витал присущий одному лишь Майклу аромат.

Из задворок сознания всплыло воспоминание, от зашейка вдоль спины поползли мурашки – она только сейчас ощутила эхо его присутствия. Он что, был здесь? Пока она нежилась в объятиях Морфея? Девушка потрясла головой. Нет, это глупо. С субботнего вечера от Майкла не было ни слуху, ни духу. Кассандра бросила взгляд на настенные часы и воспоминания моментально испарились. Она почувствовала к себе отвращение за нерасторопность. На десять у нее назначена встреча с лабораторными техниками, на середину утра – ЭЭГ солдат, и ей еще нужно все подготовить.

Спустя десять минут безуспешного поиска ключей, Кассандра сдалась и попросила Келли за ней заехать.

- Ты потеряла ключи? – полюбопытствовала подруга. – Не очень-то по-Кассандровски.

Через пять минут на тротуар вырулила синяя «Камри» Келли, и та распахнула пассажирскую дверцу.

- Что-то назревает, - минутой позже заявила Кассандра, скользнув внутрь. Она мысленно воспроизвела все события, начиная с минувших выходных.

- То, что здесь замешан Адам, уже заставляет меня нервничать, - проговорила Келли с внезапно помрачневшим лицом. – Не важно, что там ваши профи втирают о человеке, находящемся в нормально-агрессивном состоянии. Когда ты смотришь в его глаза, то видишь чистое зло. Готова биться об заклад, что все эти твои ЭЭГ покажут больше, чем просто ген Х2.

Кассандра, выудив из сумки зазвонивший мобильный, мысленно пожелала, чтобы это был Майкл. Оказалось, что это всего-навсего один из ее сотрудников. Быстро переговорив, она отключилась, встревоженная еще больше.

- Ладно, Келли. Теперь я уверена: что-то не так. Моим коллегам пришло сообщение, что всех записанных на ЭЭГ солдат передислоцировали на неопределенное время.

- «Передислоцировали»? – Келли дернулась, влетая на парковку. – Что значит «передислоцировали»? На еще одну военную базу? Джитэков?

- Понятия не имею, - произнесла Кассандра, указав на отца, погруженного в разговор с офицером, на другом конце парковки. - Но твердо намерена это выяснить. – Машина тут же остановилась, и Кассандра, перебросив через плечо сумку, открыла дверцу.

– Буду ждать тебя в лаборатории. – Встала на тротуар и захлопнула дверцу. Высокие каблуки ее черных туфель зацокали по бетонной плитке.

- Папа! – окликнула Кассандра, так как знала, что тот в курсе ее присутствия, но позволить ускользнуть отцу не собиралась.

Генерал искоса бросил взгляд через плечо – мол, узнал ее, и продолжил беседу с офицером. Тем временем Кассандра уже подошла к собеседникам, офицер отдал честь и направился через всю парковки.

- Я иду на встречу, - заявил отец. – Все твои нужды могут подождать. – И пошел прочь, тем самым отвергая дочь.

Она дважды догоняла его и, идя с ним нога в ногу, откашлялась.

- Только что мне сообщили, что кое-какие джитэки, которых я должна была протестировать, передислоцированы. Почему ты мне ничего не сообщил?

- Ты будешь получать информацию на брифинге , так же как это делают остальные, - отрезал он, ускоряя шаг.

Она схватила его за руку, загнав в тупик.

- Не отмахивайся от меня, как от какого-то из своих солдат. - Он, наверняка, забыл, что она может быть такой же упертой, как ее мать, когда той нужны были ответы. - Ты пригласил меня работать. И чтобы сделать это, мне необходимо знать, что происходит. Я вольна уйти. Они – нет.

- Не мотай мне нервы, Кассандра. Ты не только моя дочь, а еще – служащий базы, который получит информацию, тогда когда я посчитаю нужным.

- Я не в состоянии работать без надлежащей связи. На сегодняшнее утро было запланировано дорогостоящее тестирование, и все это пропало ни за копейку.

- Долг, Кассандра, превыше всего, - наставительно изрек генерал. – Я уже принял командование на второй базе, требовавшей безотложного высокого уровня безопасности. Список солдат, оценивать состояние которых теперь нет необходимости, уже в папке твоих входящих сообщений.

- Скольких солдат? - уточнила она.

- Пятидесяти.

Это одна четвертая часть всех джитэков.

- А что с нашими исследованиями? Мы же не вправе просто взять и отправить джитэков в запас, как каких-нибудь любых других на их месте солдат.

- Доктор Чайн отбыл сегодня утром вместе с войсками, - отрезал генерал. - Он проследит за научными исследованиями и мониторингом программы «Джитэк». Замещать его, пока он отсутствует, будет доктор Петерсон.

Ощущалось все это как-то неправдоподобно.

- Ты и Майкла перераспределил, ведь так?

- Он соответствует определенным требованиям для выполнения заданий, да.

Но Майкл не говорил, что его перевели. Он бы попрощался.

- Каким требованиям?

- Он безжалостный убийца, - ответил отец. – Совершит убийство, каким бы то кровавым ни было, и глазом не моргнув.

Кассандра заметно вздрогнула как на тон, так и на содержание заявления. Генералу было известно, что она встречается с Майклом, он не одобрял этого, однако теперь зашел слишком далеко.

- Если тебе, папулечка, есть что мне сказать - говори, но не вмешивай в это Майкла. И не суди, наказывая тем, что ты заставляешь его делать.

- Не припомню, что утверждал, будто сужу его за всех, - ответил генерал сухо. – Я ответил на твой вопрос. Тебя интересовало, по каким критериям Майкла перевели. На что я дал ответ: он бессердечный убийца.

Он снова это повторил, еще раз уколол. Мысленно Кассандра вернулась к ночи. К словам Майкла. «Что бы со мной ни случилось, никому не говори, что носишь мою метку». А если присовокупить еще и визит Адама с Калебом, то все вставало на свои места.

- Адама с Калебом тоже перевели?

- Адама – да, - заявил он. – Калеба – нет.

От груди по всем внутренностям стало расползаться ужасающее предчувствие. Адам, мужчина, которого Келли охарактеризовала, как «зло», ушел с Майклом. Калеб остался. А теперь, ее отец вменяет в вину Майклу, что тот наслаждается актом убийства.

- Что же ты натворил, пап?

Вопрос поглотил неестественно-сильный порыв влажного невадского ветра за секунду до того, как с дождем возник Адам, бросая обмякшее тело генерала на капот джипа.

- Пытался запереть меня в клетку, - объявил Адам, вперив в ее отца черные глаза, выделяющиеся на скульптурно вылепленном лице. Его полные губы презрительно скривились. – Прекрасный способ меня замочить.

От потрясения Кассандра застыла, не отрывая взгляда от израненного человека на джипе, из уголка его губ которого потянулась струйка крови. Снова подул ветер, швырнув распущенные волосы Кассандры на ее декольте, а к ногам – грязь и каменную крошку из пустыни, находящейся неподалеку. Кассандру охватило предчувствие, а когда на зашейке вспыхнула метка, сомнения отпали – прибыл Майкл. Он мог проконтролировать Адама там, где был бессилен ее отец.

Возле Адама как из-под земли вырос Майкл. Позади них буквой V выросла еще четверка джитэков, встав за своим предводителем таким образом, что получалось, будто бы Майкл стоит вместе с Адамом. Позвоночник обожгло предостережение, которое девушка отвергла. Майкл работал с Адамом и уходил с ним на задание. Не так уж и не нормально видеть их вместе. Но повторное предупреждение было сильней первого. И Майкл даже не взглянул на нее.

Почему он не смотрит?

- Майкл? – позвала она, ощущая потребность в его взгляде, обещании, что все нормализуется.

- Иди внутрь, Кассандра, - велел ее отец.

- Ага, - согласился Адам. – Иди внутрь, Кассандра. Если, конечно, не хочешь полюбоваться, как твой отец до смерти истечет кровью.

Взгляд девушки переметнулся к Майклу, и она подошла к нему. Будто в ответ порыв ветра отпихнул ее на несколько шагов назад. Кассандра споткнулась, но сумела восстановить равновесие, однако ее опять отшвырнуло.

Грудь стиснуло, когда она увидела отца, стоявшего лицом к лицу с Адамом. Кассандра в отчаянии оглянулась в поисках помощи, однако парковка внезапно превратилась в город-призрак. Здесь все не так. Все так и дышит катастрофой. Кассандра заставила себя развернуться и пуститься наутек к лифту, уверяя себя, что Майкл защитит ее отца, Майкл отбутузит Адама. А она должна предупредить остальных на базе, вызвать помощь. Девушка нажала на кнопку, отказываясь обернуться и посмотреть, как ее отец мертвый лежит на земле.

- Майкл спасет его, - твердила она, врываясь в открывшуюся кабину лифта.

Стоило механизму подняться на наземный уровень, как в ту же минуту девушка метнулась из дверей вон.

- На помощь! Помогите! – Но вокруг, где обычно видимо-невидимо людей, не было ни души.

Красный телефон для аварийных ситуаций сорван со стены.

- Келли, - прошептала она и припустилась бежать, сердце ухнуло в пятки. «Пожалуйста, пусть с Келли будет всё в порядке».

Кассандра миновала взорванные двери в лабораторию, где обещала встретиться с подругой. Там она увидела Аву Лейн, общение с которой для Кассандры ограничивалось одним лишь приветствием. Женщина стояла, скрестив на объемной груди руки, бледно-зеленые глаза ее зло поблескивали, чего оказалось достаточно, чтобы отправить вдоль позвоночника Кассандры озноб.

- Торопишься? – поинтересовалась Ава.

- Да, опоздала на работу. – Кассандра попыталась говорить беспечно, как это бывало в прошлом – переброситься с Авой парочкой слов, желая лишь одного – поскорей позвонить Калебу.

- В какой-то момент я даже подумала, что ты соединила с Майклом жизни, - произнесла Ава. – Но спутник жизни не смог бы хранить от тебя секрет. Вот я бы точно не смогла от Адама утаить хоть что-то.

Обвинение задело, как и очевидное провозглашение, что она спутница жизни Адама, заставляя Кассандру приостановить поиск. Сейчас она стояла с Авой нос к носу. От лабораторного стола Кассандру отделяла всего какая-то пара шагов.

- Чего ты мелешь?

- Майклу известно, что он Х2-положительный, - проговорила Ава. – И в курсе, что ты знала об этом и не сказала ему. А знала ли ты, что твой отец именно по этой причине намеревался запереть его подальше?

- Нет, - проговорила девушка, в горле ее пересохло. – Нет. Этого не должно было произойти. Папу…

- … нужно поблагодарить, - закончила Ава. - Он преподнес нам повод начать действовать. После того, как мы захватим управление базой, приступим к созданию нового мира, свободного от таких слабых, бесполезных людишек, как ты. Такова эволюция – выживет зодиусская раса.

Кассандра прижала пальцы к виску, призвав себя мыслить логически и сохранять спокойствие. Но в голове то и дело раздавались слова Майкла: «Что бы ни случилось, никому не говори, что носишь мою метку». Это и есть предупреждение: о происходящем, об Адаме и Аве.

Сотовый Авы завибрировал, и она кинула взгляд на экран.

- Блин, - выругалась она. – Я нужна Адаму. Но очень бы хотелось остаться на специальное лечение Майкла, который уже выстроил для этого очередь.– Она расхохоталась. - Спорим, тебе не терпится узнать, что же это такое. – Помахав ей ручкой, она направилась к двери.

Как только Ава исчезла, Кассандра рванула к своему кабинету, чтобы позвать на помощь. Однако у стены увидела растерзанный компьютер и телефон. Она бегом обогнула стол, в нижнем ящике которого хранился глок, – отец научил Кассандру стрелять, когда той было двенадцать. Ящик был выдвинут, пистолет исчез.

Ахнув, девушка наклонилась к столу.

- Думай, Кассандра. Думай. Что теперь?

Метка на шее стала покалывать, и она тут же отреагировала.

- Майкл, - закричала Кассандра, уверенная, что он не предал. Любимый здесь, чтобы спасти ее.

Вот только, когда она подбежала к дверям и в поле зрения попала лаборатория, надежда, а вместе с ней и весь мир, рухнули. Майкл действительно был здесь, только не один. Перед собой мужчина держал ее отца. Майкл провел лезвием по его горлу. Из открытой раны потекла кровь.

- Майкл, - прошептала Кассандра, в глазах защипало от навернувшихся слез. - Пожалуйста, не делай этого.

Едва мольба слетела с ее губ, как Майкл вскинул пистолет и направил его на нее. Время остановилось, когда она увидела в руке любимого транквилизатор, затем ее уже рухнувший мир померк.

***

Кассандра пробудилась резко: глубокий, плавающий во тьме сон – рывок и села, делая мысленные пометки: она в постели, по бокам металлические рельсы. На руке капельница. Справа на окнах зеленые занавески. Она в больнице.

- Легче, милая, - донесся ласковый голос Келли, и подруга выскочила из туалета. – Так и знала, что ты проснешься, пока я там.

Келли. Здесь была Келли. Кассандра пробивалась сквозь запутанные воспоминания, пробелы в своем сознании. Предательство Майкла. Нож.

- Папа! – вдруг выкрикнула девушка, возбуждение отозвалось частым пиканьем на мониторе, отслеживающем сердечный ритм. - Как мой папа?

- Цел и невредим, - проговорила Келли, присаживаясь на край кровати. Глаза ее были покрасневшими, одежду составляли повседневные джинсы и смявшаяся футболка безо всяких надписей. – Ему нужно было лететь в Вашингтон, чтобы узнать о последствиях побега Адама из Грум-Лейка. - Ее взгляд затуманился. - Клянусь, тот день был кошмарным, и я не скоро его забуду.

- Тот день? – быстро переспросила Кассандра, руки потянулись к стальным рельсам. - Как долго я пробыла в отключке? Что со мной произошло?

В палату ворвалась медсестра.

- Вы очнулись!

- Прошу вас, - проговорила Кассандра, вскинув руку. - Я в норме. Просто дайте мне минуту.

- Мисс…

- Мне нужна минута, - решительно оборвала ее Кассандра.

Келли продемонстрировала бейджик на груди.

- Она в надежных руках. Дайте нам эту минуту.

Медсестра нехотя кивнула и убралась из палаты.

Только она вышла, как Кассандра снова пристала с расспросами:

- Как долго я «отсутствовала»?

- Три дня, - ответила Келли. - Ты ударилась головой, когда Майкл, э-эм, усмирил тебя. - Она встала, набрала в стакан воды и протянула ей. Кассандра отмахнулась. Келли стояла на своем. – Пей.

Кассандра подняла стакан, прохладная жидкость успокоила горло, но не сердце. Майкл усмирил ее. Эту часть она помнила во всех подробностях. Перед глазами стояли его черные глаза – холодные и расчетливые, - когда он выстрелил. Она поежилась и вернула Келли стакан, после чего откинулась на матрас и скрестила руки поверх больничной одежды.

Ее голос смягчился, когда она задала вопрос:

- Как мы выбрались?

- Калеб, - сказала Келли. – Спасибо Господу за него, хотя даже не представляю, каково это – пойти против собственного брата. Видимо, Адам планировал восстание в течение определенного времени. Калеб должен был возглавить его. Когда генерал решил бросить икс-вторых в клеть, он развязал Адаму руки.

- Майкл … – все, что сумела Кассандра выдавить, да и то не могла взять в толк, что сама хотела этим сказать.

Келли сжала ее ладонь.

- Он жив, если ты это хотела узнать. С Адамом, Кассандра. По меньшей мере, семьдесят пять джитэков и почти весь медицинский и военный персонал Грум-Лейка последовал за ним.

Она вспомнила обещание Авы.

- Они получат сыворотку?

Келли ответила кивком и подкатила к кровати врачебное кресло, в которое и села.

- Хватит, чтобы создать сотни две-три джитэков.

Это целая орава, пусть и не достаточная для мирового господства, на которое, по словам Калеба, Адам и делает ставку.

Мировое господство. Быть того не может.

- Он что, умеет дублировать сыворотку?

- Даю голову на отсечение, что именно так он и думает, - произнесла подруга. - Но он не сможет. И нам не под силу. Исходный образец был уничтожен, а у инопланетной ДНК ничего общего с человеческой. Она защищает себя от дублирования. Словно оберегает от несовершенства. Поэтому, стоит ему раздать сыворотку крови, которая у него сейчас на руках, как придется искать другой способ для роста джитэкского населения. - Келли поморщилась. – Говорить легко, а делать трудно. Едва ли три сотни человек – новая раса.

- Кто сказал, что люди не последуют за ним, Келли? Джитэки могут стать кем-то вроде роялти . Люди начнут рассчитывать, что когда-нибудь и их обратят в джитэков.

- «Зодиусов», - исправила Келли. – Так отныне именует себя те джитэки, которые последовали за Адамом и их следует отличать от тех, кто за Калеба. Последователи Калеба – «Ренегаты» , поскольку, прикрываясь государством, противостоят Адаму.

- Это потому что папа уничтожил любую надежду Калеба снова нам доверять, - произнесла Кассандра, все еще не отошедшая от того, что натворил ее отец.

- Все равно, - отмахнулась Келли. – Калеб придет за Адамом, Кассандра. И остановит, прежде чем тот станет представлять бoльшую угрозу.

- Естественно, мы положим всему этому конец какой-нибудь там скрытой атакой?

Келли испустила вздох и потянулась за пультом дистанционного управления на тумбочке.

- Когда-то я была невероятно тактичной, но сегодня, похоже, утешитель из меня никакой. – Она переключила на новости, где транслировали охваченное пламенем казино, потом полыхающие высотки в центре Манхэттена, и снова огонь. – Вот так Адаму удалось заставить отступить Калеба. Он дал слово, что за каждую атаку на Зону 51 последует двойная месть.

- Ты права, - проговорила Кассандра. – Утешитель из тебя сегодня не ахти какой. Поэтому если есть что-то еще, просто выкладывай, и давай покончим с этим.

- Действия твоего отца рассматривает целая инквизиция. Ему может грозить трибунал. И… к твоим дверям приставлена охрана, на тот случай, если Адам попытается тебя похитить. – Читаем: похитить попытается ее Майкл, чего Келли напрямую говорить не желала. - Не то чтобы у кого-то были основания полагать, что он пойдет на это. По утверждению Калеба, Ава намерена использовать тебя, меня и вообще любую женщину, какую они могут заполучить в свои лапы, чтобы провести опыты по фертильности и попытаться найти спутников жизни. – Она оживилась. - Эта дамочка намеревается предложить нам все их мужское население. Главное то, что ты в безопасности. Просто будем соблюдать осторожность, пока все немного не утрясется, на случай, если они попытаются использовать тебя в целях манипуляций твоим отцом.

В груди Кассандры потяжелело. Майкл говорил, что никому не расскажет о соединении их жизней, но пытался похитить ее. Это означало только одно. По видимому, он все выболтал Адаму. И захвати ее, стал бы использовать для воспроизводства новой зодиусской расы Адама. Это означало: Майкл придет за ней. А еще значило, надо рассказать подруге, что она, Кассандра, соединила с Майклом жизни, и составить план защиты. И даже когда в голове сформировалась такая мысль, девушка не смогла подобрать нужных слов. Кассандра не готова была расстаться с надеждой, что дела обстоят именно так, как видится. Не важно, как все будет выглядеть, внушал Майкл. Нет, она совершенно не желала оставлять Майкла и их обет молчания. Захват Зоны 51, может и есть личный кошмар Келли, но у Кассандры было нехорошее предчувствие, что ее только начинается.

***

Спустя две недели после успешного захвата Зоны 51 Адам сидел за столом переговоров внутри закамуфлированного строения. Справа от него восседала Ава, слева – Майкл, который стал его первым заместителем. Кроме них присутствовали также двенадцать уполномоченных влиятельнейших альянсов страны – люди, представляющие банковскую сферу, технологии, фармацевтику, даже правительство.

- Как вы уже знаете из предыдущих переговоров, - начал Адам, - мы сегодня собрались здесь, потому что власти не на нашей стороне, а вы хотите стать частью самой лучшей расы. Желаете освободить страну от коррумпированности, от человеческих недугов. - Он побарабанил пальцами по столу. - Вы стремитесь стать зодиусским этносом. Каждый из вас близок к совершенному миру. Знаю, вы рискуете. Если вы посвятите себя нашему завоеванию – это послужит гарантом того, что вы станете первыми из сотен обращенных в зодиусов.

Сразу же после сего заявления последовал гул голосов, клятвенно обещающих щедрые пожертвования. Удовлетворенный, Адам откинулся на спинку стула. Ему очень нравилось, что эти высокопоставленные чины, имеющие огромную власть и деньги, вымаливают у него одобрение.

- Дайте объявление, что начинается война.

Часть 2

Все войны гражданские,

потому что все люди – братья

Франсуа Фенелон

Глава 5

Кассандра, кутаясь и стягивая воротник шерстяного пальто вокруг зябнувшей шеи, вышла из немецкого военного госпиталя на мощеную красным кирпичиком дорожку. С того страшного дня, когда Адам Рейн захватил Зону 51 минуло уже два года, и почти все это время она проработала в лазарете. Сослуживцы несколько часов как отправились праздновать Новый год, однако у Кассандры ни на миг не возникло желания к ним присоединиться. Взяв на прокат диск «Дж. И. Джо» , захватила попкорн – и жизнь прекрасна. И пускай Кассандра в гордом одиночестве. Сказать по правде, именно ему девушка отдавала предпочтение, находила утешение. Просто она не готова к отношениям – ни с мужским полом, ни с женским. Только не после двоих мужчин – Майкла и ее отца, – которых, как ей казалось, она знала. Невзирая на весь свой медицинский опыт, девушка оказалась неспособной раскусить этих близких ей людей.

Даже сейчас, она нет-нет да вспоминала прощальные слова Майкла, пытаясь понять, почему он так настаивал на сокрытии метки, если не стремился ее защитить и был предан Адаму с его зодиусами. Опомнившись, девушка разочарованно фыркнула. Опять она это делает – разрывается от одолевающих ее вопросов, на которые нет ответов. Пытается предателя перечертить в героя.

Несколько месяцев по прошествии зодиусского восстания Кассандра провела на техасской военно-воздушной базе, что показалось ей не достаточно далеким от Грум-Лейка. Девушка никогда не считала себя трусихой, но, выходит, она именно такая. Поскольку захотела уехать. На край света. Пожелала вырвать из сердца. Ее даже не волновало, что там с Адамом. Не занимали многочисленные победы зодиусов и то, что Адам придет за ней. С нее хватит.

Перед Кассандрой протанцевала снежинка. Вторая дотронулась до кончика ее носа. Она любила снег. Любила свою работу, где надо консультировать, а не заниматься изысканиями. Кассандра не знала, что именно оттолкнуло ее от последнего. Она наслаждалась жизнью. Ей по душе местная кухня, особенно немецкие спагетти, она обожала шпецле . И ей нравилось, как возле нее взвился ветер, отталкивая на шаг назад. Снег, смешанный с льдинками, повалил сильнее, покрывая тротуар пушистым одеялом. Кассандра украдкой оглядела полупустую парковку. Признаков надвигающейся беды нет. Ни одного ренегата или зодиуса. Адама тоже нет в помине. Нет тут и… Майкла. Господи, она что, никогда не перестанет высматривать его в каждом встречном сквознячке? Уповая, что он придет к ней и все объяснит, питая надежду, что на самом деле все не так, как показалось.

Ускорив шаг, Кассандра разблокировала замок на серебристом «ауди», которым заменила своего «жука». Немного роскоши, решила девушка, она заслужила. Она уже собиралась сесть в авто, когда рядом затормозил черный седан с затемненными стеклами. Заднее стекло поползло вниз.

- Как поживает моя любимая дочурка?

Сердце замерло на мгновение. Кассандра не была уверена, что потрясло ее больше: то, что она впервые за долгое время лицезрит собственного отца, или то, что он не в форме, а в черном деловом костюме.

- Папа? – не веря собственным глазам, неуверенно пробормотала Кассандра. - Что ты здесь делаешь?

Снова подул пронизывающий ветер, снег с льдинками припорошили ее волосы. Это напомнило ей, почему оставлять шапку в машине было такой плохой идеей.

- Садись, милая, - пригласил отец. – Ты промокнешь.

Дверца распахнулась.

Девушка стояла, не сводя с двери глаз, и тянула время. Сердце выскакивало из груди. На глаза наворачивались слезы. С той первой ночи в больнице, когда Кассандра столкнулась с предательством Майкла, она не проронила ни слезинки. Отец отчаянно пытался оправдаться за Грум-Лейк, невзирая при этом на средства достижения. Впрочем, ее это не касалось. Во всяком случае, она так думала. Однако сейчас сердце переполняли эмоции - стальная плита дала трещину.

Кассандра сделала глубокий, успокаивающий вдох и заставила себя скользнуть на сиденье прямо напротив отца. Тот потянулся и захлопнул дверь, после чего, откинувшись назад, принялся смахивать с пиджака снег.

- Что-то случилось, пап? – Только она спросила, как на память пришел тот день в Грум-Лейке, когда ею был задан аналогичный вопрос.

Он выгнул бровь.

- Никаких «как дела», «с Новым годом»? Не обнимешь отца?

- Ту часть, где мы притворяемся, будто все в порядке, я предпочту пропустить, - проговорила Кассандра. – Мы оба в курсе, ты заявился в Германию не для того, чтобы пожелать мне счастливого Нового года.

Отец протянул ей документ. Она сделала вид, что не заметила его.

- Кассандра, возьми его, - велел отец.

Ее губы поджались в ниточку.

- Ну, раз уж ты тут, пап, хотелось бы послушать.

- Наши военно-морские базы атакованы зодиусской армией Адама, - проговорил отец. – Они требуют техасскую базу и ту, что в Нью-Мехико. Гибнут люди. Хорошие люди. Но в твоих силах помочь предотвратить это. Возьми документ, Кассандра.

Она не желала это слушать. Не желала знать. Только… сейчас девушка более не сможет делать вид, что не в курсе. Она взяла документ, взгляд выхватил гриф «Красная стрела», а под ним – «По данным НРВО».

- Какая такая «Красная стрела» и что за НРВО?

- НРВО – моя собственная компания, а Красная стрела – разработанное нами устройство для слежения, которое позволяет предупредить нападение зодиусов. Похоже на то, как мы контролируем животных на дикой природе. Попадая в кровь, она остается там на всю жизнь. А потом предупреждает о грядущем нападении. Программа позволяет нам остаться в живых и захватить врага.

- Я все еще не вижу, какое ко мне это имеет отношение.

- В понедельник утром у меня встреча в Вашингтоне, и я попросил Калеба Рейна присутствовать там в качестве лидера джитэков-ренегатов. Хочу, чтобы и ты там присутствовала.

Она вернула ему документ.

- Этому не бывать.

Отец наклонился и взял ее за руку.

- Дочь моя, мой ангел, - проговорил он, голос от волнения погрубел: - Я совершил ошибку. Причинил тебе боль. Знаю. Но даю слово: все, что я делал – делал во имя любимой страны и доченьки, которую боготворю. Я видел Майкла насквозь и знал, что он использует тебя.

Голос отца сочился ненавистью, за что Кассандра его не винила. Майкл пытался убить его, хотя изучив натуру своего отца, девушка понимала: того скорее бесит, что Майкл оставил его в дураках. Майкл, мужчина, похитивший ее сердце и едва не разбивший его. Боль ножом вонзилась в Кассандру, и та зажмурилась. Каждый божий день, каждый день, когда он не приходил, служил девушке напоминанием, что отныне Майкл – зодиус. И как бы ей ни не хотелось верить в оное, это – факт.

- Мне кровь из носу нужно исправить ту трагедию, в которую превратился проект «Зодиус», - продолжил отец, хватая ее за руку и заставляя обратить взор на него.

Кассандра открыла глаза, увидев в глазах собеседника отчаянную мольбу, и с внутренним содроганием поняла: он опять втянул ее в свой мир.

- Зодиусская раса Адама – не что иное как культ, - произнес отец. – Кое-каким джитэкам из числа зодиусов можно сохранить жизнь. Если кто и сможет определить, когда мы их захватим и как именно, то только ты. - Он сжал ее руку. - Встань со мной плечом к плечу, дочь. Покажи миру свою веру в меня, и я не отрекусь от тебя или от него.

***

- Уже шесть месяцев с момента возвращения Пауэлла на службу до меня доходят слухи, что он при помощи Красной стрелы умеет управлять джитэками. И я с некоторым волнением просмотрел отчеты, сделанные Люсьеном, которые он, в свою очередь, получил от осведомителя в Белом доме. И все же нет ничего, что позволило бы мне создать программу «Красная стрела». Само собой, ни одного упоминания, на что именно она заставляет джитэков идти. По сути, наоборот. Исследования показали, что Красная стрела разрушает иммунную систему джитэков.

Заявление, сделанное доктором Эдвардом Ридом, сухощавым пятидесятилетним ученым, вызвало у Адама недовольство. По правде говоря, ему это настолько не понравилось, что он не мог решить: то ли свернуть тощую шейку Рида, то ли развернуться и схватить Люсьена Брода – солдата-зодиуса, имеющего информаторов в Белом доме, - и затолкать ему в глотку его же яйца. Схватив со стола ноутбук Рида, он швырнул его в пуленепробиваемую стеклянную панель. Компьютер глухо шлепнулся на пол, от кафельных плиток во все стороны брызнули пластмассовые частицы.

В комнате воцарилась гробовая тишина, когда двое – человек и джитэк – уставились на него во все глаза. Адаму хотелось, чтобы кто-нибудь из них ляпнул хотя бы словечко, за которое его можно будет прикончить. Поскольку один из них обязательно должен умереть.

- Пауэлла вернули только благодаря «Красной стреле», - заговорил Люсьен, защищаясь. В голосе его послышалась злоба, когда он стрельнул взглядом на Рида. - Именно поэтому при госсекретаре была создана должность советника по безопасности и выделены средства для новой невадской авиабазы, площадью в два раза превышающей Грум-Лейк 51. Он назвал ее Дримлэндом. Правительство опасается джитэков, всех до единого. Они только притворяются, что верны ренегатам, лишь бы те защищали их от нас. Пауэлл пообещал Объединенному комитету начальников штабов, что его компания НРВО не позднее пары недель изготовит Красную стрелу. В ведение корпорации Пауэлла в Дримлэнд перевели войска, и пока мы говорим, их готовят к полномасштабной атаке на базы зодиусов и ренегатов. Точные сроки атаки я выясняю.

Рид поправил очки на носу и выпрямился. Его нижняя губа дрожала от страха.

- Хотя информация и внушает страх, но все-таки Люсьен ничего существенного нам не сообщил. В документе нет ничегошеньки, не считая журнала с подробнейшими отчетами обо всех потерпевших неудачу попытках использовать Красную стрелу против недругов правительства Соединенных Штатов. Они сумели ввести в человеческую кровь химические элементы, которые усилили их чувствительность к звуковым волнам. Активизация орудия пыток привела к смерти человека. Мучительной. И устройство стало инструментом для истязаний. «Красную стрелу» признали антигуманной и запретили. Документацию запечатали пятьдесят лет тому назад.

Адам метнулся вперед и, швырнув Рида, вжал его лицом в столешницу.

- И куда делась капелька антигуманности? – поинтересовался он. – Мне. Она. Чертовски. Нравится. И твердо намерен использовать как против джитэков, так и людей. Усек? – Рид, разом посерев, кивнул, а Адам продолжил: - Когда ты изготовишь для нас Красную стрелу, мы ждем формулу для джитэков, приступай немедленно. – Немного пыток, парочка жмуриков, и Белый дом его – да ему будет принадлежать всё чертово правительство. Когда-то его уже держали под пятой – теперь Адама не остановить.

- Красную стрелу запускает лазер, - дребезжащим голосом произнес Рид. – Лазер же создает кристалл. Мне нужен кристалл, иначе не будет Красной стрелы.

Адам оттолкнулся от стола, на этот раз уже почти решив выбросить докторишку из окна. Сыворотку джитэков воспроизвести не получается. ДНК пришельцев оградила себя от дублирования, а оригинального образца ДНК у них нет. В настоящий момент ученые Адама пытаются найти способ обойти эту трудность, а сам он вынужден соседствовать с ничтожными людишками. Но когда возникает проблема, Адам, как и всякий великий вождь, подходит к ее решению творчески. Если у него не получится преобразовать людей, то они просто-напросто станут его домашними питомцами.

- И все равно думается мне, что лучше всего обменять на кристалл Кассандру, - раздался с порога женский голос.

Адам проводил презрительным взглядом удаляющегося Люсьена, потом взглянул на стоявшую в дверях Аву. Рыжие волосы ниспадали поверх халата, а к ногам женщины льнул один из волков Адама. Взгляд Адама собственнически прошелся по округлившемуся животу Авы, где находился наследник его будущей империи. Когда-нибудь, совсем скоро, Ава откроет секрет формирования спутников жизни, которые и родят будущее поколение джитэков.

- Пауэлл не станет вести переговоры, - сказал он ей. - Даже ради собственной дочери. Иначе не был бы генералом.

Впав в задумчивость, Ава прошла в помещение.

- Тогда пошли Майкла обольстить ее и отдать кристалл, - промолвила она. – Когда-то он проделал подобное. Я совершенно уверена, что сумеет и на этот раз.

- Он же пытался убить ее отца, - напомнил ей Адам.

- Так не убил ведь, - заметила женщина. - Майкл навешает лапшу, что якобы не собирался. Мол, всегда любил ее. Охранял. Наплетет, что стремится спасти человечество, и в ее силах посодействовать ему найти и стереть кристалл с лица Земли. А заполучив кристалл, я думаю, сумеет вызнать у нее ответ, как применить его на джитэках. Впрочем, добавлю, что достаточно применения Красной стрелы и против одних лишь людей. Представь, что мы используем ее против, скажем, президента Соединенных Штатов. Мы называем стрелу орудием убийства, а посему сильно сомневаюсь, что Калеб откажется выполнять твои команды.

Губы Адама расползлись в медленной, довольной улыбке.

- Нравится мне ход твоих мыслей, спутница жизни.

Его затопило спокойствие, разум обрел спокойствие, который могла подарить ему только Ава. А вместе со спокойствием пришла ясность ума. Майкл заполучит Красную стрелу. Майкл ни разу его не подводил.

***

Кассандра находилась в Вашингтоне, на фееричной вечеринке, но в настоящий момент всей душой желала оказаться в своей одинокой квартирке в Вегасе, снятой ею шесть месяцев назад сразу же по возвращении из Германии. Настал тот час, которого она желала, и в то же время опасалась на протяжении двух лет. Момент, который, как она подсознательно всегда знала, когда-нибудь настанет.

Все началось с ласкового сквозняка, который, взметнув музыку и смех, обернул их вокруг нее. Призывая ее. Привлекая внимание. На Кассандру вмиг нахлынули воспоминания: огонь его прикосновений, сладость поцелуев, жар льнущего к ней тела.

Неспешно ее взгляд переместился от меню и моря роскошных платьев, средь которых, то тут, то там мелькала униформа официантов, к трепыхавшимся занавескам на двойных застекленных дверях.

Знакомое покалывающее ощущение коснулось метки на затылке. Руки тряслись, когда Кассандра отставила свой фужер и перевела взгляд на закрывающего двери официанта.

Майкл. Боже, здесь Майкл. Чувствовать его присутствие было так же естественно, как дышать. Девушка ожидала, что со временем метка исчезнет, но этого не произошло.

Сделав глубокий вдох, чтобы успокоить бешено бьющееся сердце, Кассандра отодвинула стул. Длинное, до пола, белое шифоновое платье зацепилось за раму, когда она, петляя, начала пробиваться сквозь толпу, миновала сложные цветочные композиции. На танцполе вальсировали приглашенные.

Мысленно она уже была за тридевять земель от торжества, хотя по пути остановилась пожать руку дочери мексиканского сановника, которую они сегодня чествовали. Отец Кассандры, с некоторых пор занимавший в Белом доме пост советника по безопасности, учел близость Мексики к зодиусам и решил улучшить с ней отношения. Он стоял во главе корпорации, хотя при этом непросто уживался под одной крышей с ренегатами Калеба. Генерал уже был близок к изобретению нескольких новейших технологий, которые помогут в борьбе против зодиусских солдат Адама. Новость просто потрясная. И явилась причиной, из-за которой девушка не жалела о своем решении вернуться в Штаты.

Наконец, Кассандра сумела вырваться из толпы и, дойдя до двойных застекленных дверей, остановилась и прижала ладонь к взбунтовавшемуся желудку. Это всего-навсего нервы, а не страх. Честно говоря, всякий раз, когда за ее спиной раздавался смех, Кассандра поражалась веселью вечеринки, ведь на улице полным ходом шла бессловесная война против человечества. «Майкл - часть этой войны», - напомнила себе девушка.

Разъярившись, Кассандра распахнул дверь и вышла во дворик. Жаркая ночь душила ее жутким безмолвием. Нервные окончания, покалывая, ощетинились и завопили. Не успела она и глазом моргнуть, как взметнулся ветер, ласково бросив пряди ниспадавших до плеч светлых волос на лицо.

В воздухе забренчала мелодия, привлекая внимание Кассандры к музыке ветра, висевшей у тротуара. Майкл хочет, чтоб она пошла в ту сторону. К ужасу Кассандры, то, что Майкл для общения с ней использовал ветер, согрело ее члены и самым хулиганским образом дало понять: она все еще вожделела его. Неконтролируемая потребность граничила с необходимостью. Девушке стало страшно. Но Кассандра уже стояла здесь и была уверена, что Майкл и не подумает уйти, пока она к нему не подойдет.

Внутренне трясясь, Кассандра сделала еще один глубокий вдох и двинулась вперед, прошла вдоль освещенной дорожки, которая уходила прямиком к полутемной беседке. Только она вошла внутрь, как из тени шагнул крупный мужчина, который одним своим присутствием подавил ее, поглотил, просто похитил дыхание. Он был более крупный, чем она помнила. Аромат – мужской, мускусный, присущий одному лишь Майклу – закрался в ноздри и пробежал по всем нервным окончаниям.

Длинные смоляные волосы ниспадали до широких плеч и обрамляли квадратную челюсть, к которой она так часто прикасалась губами. Он возвышался над ней, напоминая грациозную, мускулистую пантеру, оголодавшую и приготовившуюся пировать. На ней. И, Господи помоги, но когда она смотрела в его умные, неестественно черные глаза, которые, казалось, видели ее насквозь, какая-то частичка Кассандры желала этого «пира».

- Ты сегодня прекрасней, чем когда-либо, Кассандра.

Его голос бархатистой лаской прокатился вдоль ее нервных окончаний, лизнув конечности язычками пламени. Кассандра обхватила себя, когда груди внезапно потяжелели, соски заныли – в такой пылкой реакции виновата, наверное, метка на шее. «Этот мужчина пытался убить твоего отца. Он намерен уничтожить человечество». Майкл - враг, а она пришла за ответами, которые они используют, чтобы сокрушить зодиусов.

Она заставила себя выпрямиться.

- Зачем ты здесь, Майкл?

- Ты в опасности, - чуть слышно проговорил он.

- Если кого мне и следует опасаться, так это тебя, - процедила девушка.

- И, тем не менее, ты пришла, - ответил Майкл.

- Чтобы защитить всех находящихся в этом здании, - парировала она.

Он недоверчиво выгнул бровь.

- То есть ты смело подвергла себя риску. – Уголки его ультраманящих губ поползли вверх. – А, может, просто вспомнила, каким «опасным» я могу быть и как тебе это нравилось.

Знакомое чувственное поддразнивание, которое он когда-то частенько использовал, и вот в голове вспыхивает изображение, как Майкл привлекает ее к своему твердому телу, рука задирает ее платье. Кассандра зажмурилась и тихо выругалась. Вскинула ресницы и вперила в Майкла обвиняющий взор. Насколько сильней он стал? Мог ли внушить ей подобные мысли?

Он ухмыльнулся и вскинул руки.

- Не смотри на меня так, Кассандра. Какие бы греховные фантазии ни посетили твою головушку – все до одной принадлежат тебе. И не говори, что они не испорченные. Мы оба знаем: ты полна самых изобретательных образов. – Руки Майкла медленно опустились, однако улыбаться одними лишь уголками губ он не перестал. – Хотелось бы знать, о чем ты сейчас думаешь.

- Ох, да с моими испорченными мыслями все чудесней некуда, - заверила Кассандра. – И они точно полны самых изобретательных образов. У меня было два года на то, чтобы насладиться всеми способами убийства такого сильного джитэка, как ты.

- И у меня было два года, дабы предаваться мечтам о том, чтобы снова к тебе прикоснуться. – Майкл втянул носом воздух. – Ты все еще хочешь меня. Я чувствую аромат твоего возбуждения.

- Это безумие, - промолвила она. – Не нужно было мне приходить сюда. – Кассандра развернулась и зашагала прочь, но тут же пожалела об этом. К черту его. К черту! Она не желала отступать. Слишком долго ждала этого противостояния.

Кассандра повернулась к нему лицом и, натолкнувшись на последовавшего за ней Майкла, затаила дыхание; девушка еле совладала с собой и не положила руки на его грудь. Они стояли лицом к лицу, так близко, что тело ее заныло, так близко, что достаточно было слегка наклониться, чтобы коснуться мужчины. Она возненавидела себя за подобное желание.

- С чего ты взял, что вправе говорить мне такие вещи, а? - спросила она, приходя в разочарование от того, как дрожит ее голос. – Ты последовал за Адамом и его движением зодиусов. Пытался убить моего отца. – Последние слова она проскрежетала, стиснув руки в кулаки.

- Если бы мне хотелось, чтобы твой отец умер, его бы уже не было в живых.

Кассандра с трудом сглотнула от смертоносных ноток в его голосе, в памяти всплыло, как Майкл провел лезвием ножа по горлу ее отца.

- Я была там. Видела лезвие на горле. Видела кровь. – Воспоминания ее потрясли, и она отшатнулась. Не стоило этого делать, находясь в такой близости к краю лестницы. Кассандра споткнулась, потеряла равновесие, и чуть было не свалилась. Майкл, потянувшись к ней, удержал, словно был ее защитником. Бедра прижались к бедрам. Чресла вжались в чресла. Мир исчез. Остался мужчина и все, что знаменовал его приход. Те несколько секунд девушка наслаждалась ощущением его близости и безмолвно оплакивала потерю.

- Отпусти, - прошептала она. Он прищурился, глядя на нее с вызовом. – Майкл, отпусти!

Вместо этого, Майкл, зарывшись пальцами одной руки в ее волосы, а другой - прижимая к себе за бедра, поцеловал Кассандру. Его язык властно раздвинул ее губы, уговаривая ответить. Кассандра попробовала сопротивляться, руки вжались в него, намереваясь оттолкнуть. Однако ладони обжег жар тела. Но его вкус, дикий вкус Майкла, устремился к ней порывом опаляюще-чувственного ветра. Поглощая ее. Плавя. О Господи, плавя ее сопротивление.

И только когда она осознала, что потеряла, когда не в силах была более сдерживаться, Майкл отпустил ее и отошел. Предоставляя ей то пространство, которое она так желала и так ненавидела. Кассандра обняла себя, отгораживаясь от боли в собственном теле и жара его взгляда.

- Мой ответ ни о чем не говорит. Это все метка.

- Ты целовала меня так и до ее появления, - напомнил ей Майкл. - Мы оба это знаем. - Его голос смягчился. Взгляд тоже. – Кассандра, я тебя не предам. Когда стало ясно, что ренегатам не одержать над Адамом верх, понадобился кто-то, кто сумел бы проникнуть в их святая святых. Я X2-положительный. Адам поверил, что у меня есть причина следовать за ним.

Переваривая сказанное, девушка силилась сделать вдох.

- И ты мне даже не намекнул? – Внутри нее вскипали эмоции, часть Кассандры отчаянно желала поверить его словам. Другая же часть наказывала не быть такой наивной, не отпускать защиту. – Майкл, от меня-то чего ты хочешь?

- Тебя хочу, Кассандра. Не сомневайся в этом. – Слова прозвучали уверенно, непоколебимо. Собственнически. – Но узнай Адам, что ты носишь мою метку, он откроет на тебя охоту и доставит в город Зодиус. Только вот черта с два я позволю приблизиться к Зодиусу. Нельзя было тебе говорить правду. Слишком опасно.

Сердечко в груди загрохотало.

- Зачем ты тогда явился?

- Проект «Красная стрела», - сказал он, опуская термин, словно проверял, что именно ей известно.

При упоминании сверхсекретной программы в груди у Кассандры что-то оборвалось. Господи, он же пытается ее использовать. Все слова его – сплошной обман.

- «Красная стрела»? - переспросила она, сделав вид, что впервые слышит.

- Адам в курсе, Кассандра.

Быть того не может. Тех, кому известно о «Красной стреле», по пальцам пересчитать - так меньше риска, что информация достигнет ушей Адама.

- Не понимаю, о чем ты.

Он скрестил на груди руки.

- «Красная стрела» – лазерный луч, создаваемый кристаллом. Поражает кровь цели химическими веществами. После чего цель отслеживают, - он помолчал, - и пытают, порой до летального исхода.

Ее челюсть отвисла, девушка изо всех сил старалась сдержаться. Майкл неправ, но сказать ему об этом, значит признать, что ей известно о Красной стреле.

- Ты ведь не в курсе той части, где есть пытки, верно? – спросил он, а потом тихо добавил: - Я знал, что ты ни за какие блага не станешь поддерживать такие вещи.

Он был серьезен. Майкл в самом деле думал, что Красная стрела – орудие пыток.

- Конечно, не стану, - согласилась девушка. – Ты не знаешь, о чем болтаешь. – Пытки Красной стрелой. О Господи. Пожалуйста, пускай не будет истязаний, связанных с Красной стрелой. Сама мысль, что джитэков можно заставить делать что-то правильное или нет, претила ей. Пожалуйста, хоть бы ее отец и впрямь сделал все правильно, как пообещал.

- Знаешь, он пообещал госсекретарю, что все джитэки – ренегаты и зодиусы – через шестьдесят дней будут под полным его контролем?

- О нет, - проговорила Кассандра, отрицательно мотнув головой. – Он сроду не пойдет против ренегатов. И проклятие, Майкл, не существует никаких пыток Красной стрелой. Мы не собираемся, как выродки какие-то, вживлять орудия пыток, с которыми один Всевышний знает, что делать.

- Все же именно это намеревается сделать твой папуля. Как и тогда в Грум-Лейке им движут личные мотивы, что ставит под угрозу жизни невинных людей. За это двое намеревались отдать твоего отца под трибунал, и оба скончались от аневризмы мозга. Вряд ли это случайность.

- И какая здесь связь?

- В Грум-Лейке был разработан препарат под названием «Космическая пыль». Вызывает аневризму головного мозга, - проговорил Майкл. – Содержит инопланетные элементы, которые невозможно обнаружить в крови. Мне это известно, поскольку Адам, работая с твоим отцом, изъял одну такую поставку.

Кассандра ухватилась за перила.

- Слишком хорошо я знаю, каким был папа в прошлом. – Сейчас ее отец пытается исправить ошибки, которые допустил в Грум-Лейке. Майкл же отсутствовал два года. Майкл был с Адамом заодно. – Он пытается уберечь нас от поглощения зодиусами. Ренегаты нужны папе, чтобы одержать верх над Адамом, и он это знает.

- Почему же тогда он Калеба не уведомил о Красной стреле? – холодно поинтересовался Майкл.

- Она засекречена.

- Вот именно. Засекречена. Ну что ж, есть еще кое-что «засекреченное». И Адам, и твой отец жаждут использовать Красную стрелу в контроле над джитэками. Что же касается Адама, когда последние окажутся под полным его контролем, он планирует предпринять еще один шаг вперед. Адам применит их на людях. На все правительства и финансовые центры мира. Мне требуется твоя помощь, Кассандра. Нам надо уничтожить кристалл, чтобы никто не смог использовать его во вред – ни твой отец, ни Адам. С помощью кристалла можно уничтожить мир.

При всем желании Кассандра не сумела бы ликвидировать Красную стрелу, так как понятия не имела, где та находилась. Но это не единственная загвоздка… проблема еще и в том, что мы называем доверием.

- А ты откуда об этом узнал?

- Как и у твоего родителя, у нас есть друзья в Белом доме.

На все вопросы он отвечал не задумываясь.

- Ты говорил, что наша с тобой связь подвергнет меня опасности, - произнесла девушка. - Тогда почему заявился сюда ты, а не Калеб?

- Говорю же, тебе угрожает опасность, - ответил Майкл. – В моем лице, Кассандра. Адам подослал меня соблазнить и содействовать ему. Если я не сумею убедить его, что выполнил работу, он направит сюда кого-нибудь другого. Только у этого другого основным способом воздействия на тебя будет отнюдь не соблазнение.

Кассандра испуганно охнула, когда послышался отцовский голос:

- Кассандра!

Майкл потянулся к ней и, впечатав ее в свое тело, обхватил Кассандру за бедра, обездвиживая.

- В отеле на стойке сегодня будет лежать пакет на твое имя, - пробормотал он. – Телефон свяжет тебя с Калебом без риска, что звонок отследят. Он подтвердит: я говорю правду.

- Кассандра!

У нее душа в пятки ушла, ведь голос отца раздался совсем рядом.

- Если папа наткнется на тебя тут, он без раздумий отдаст охране приказ тебя убить.

- Мы оба знаем, что у них ничего не выйдет. – Взгляд Майкла упал на ее губы, потом оторвался. В воздухе потрескивало от чувственного голода, словно мужчину больше волновал поцелуй, нежели собственная жизнь.

- Ты, может, и готов попытать счастья с охраной, а я вот – нет. - Она отпихнула его руку. – Майкл, сейчас же уходи.

Намек на удовлетворение вспыхнул в его темных глазах, как будто она только что доказала, что заботится о нем, чему, естественно, не бывать. Майкл провел ладонью по ее волосам, его губы оказались в нескольких дюймах от ее. Дыхание мужчины, жар были такими манящими. Он грех и блаженство, да и черт с ним – она не уверена, что сможет убежать от него.

- Не шатайся без меня, пытаясь спасти мир, - предупредил Майкл. - Не доверяй ни одной душе, Кассандра. Особенно тем, кто приближен к папаше.

- Я научилась не доверять, - уколола его в ответ девушка, почувствовав себя беззащитной, уязвимой. – Благодаря тебе.

Его глаза посуровели, перемена настроения отразилась резким порывом ветра.

- Мне слишком хорошо известно, что ты обо мне думаешь, - проговорил Майкл, отшатнувшись от нее. - Я вернусь за тобой.

Резко подул ветер, словно желал поглумиться своим присутствием над отцом Кассандры. Через секунду Майкл скрылся.

Отсутствие его прикосновений прокатилось по Кассандре глубокой ноющей болью. Он пообещал вернуться. Как бы девушка не пыталась это отрицать, она желала его ежедневных визитов и страстно хотела, чтобы у него нашлась уважительная причина, почему он ее оставил. Но она не дура. Несмотря на физическое притяжение, Майкл вернулся за Красной стрелой. Не за ней.

- Кассандра! - Голос отца заставил ее взять себя в руки или, по крайней мере, попытаться. Мир вокруг нее, чувствовала Кассандра, рушится, однако сумев нацепить на лицо безмятежное выражение, Кассандра повернулась и обнаружила у беседки отца. – Тебе нельзя находиться тут в одиночестве, - тут же отругал он Кассандру, на лице его появилось подозрение.

Появись у отца хоть тень сомнения, то ей придется двадцать четыре часа в сутки и семь дней в неделю терпеть возле себя охранников. Он был уверен: в один прекрасный день Майкл свяжется с ней и попробует опять использовать ее. Что ж, нынешним вечером именно это и произошло.

- Захотелось подышать свежим воздухом, пап. – Кассандре удалось изобразить беззаботность, но внутри она дрожала как осиновый лист.

- Ветер, не следует тебе стоять на ветру.

- Пап, сильный ветер дует всю ночь, - заверила его девушка, спускаясь по лестнице и подхватывая его под руку. Взгляд генерала пробежался по беседке и окружающей ее местности. Ветер стих.

- Уверена?

- Совершенно, - отозвалась дочь, потянув его в сторону патио. – Свежий воздух меня привлекает значительно сильнее удушливого сигарного дыма. Из-за них-то я и вышла на улицу.

Медленно он расслабился и расплылся в улыбке.

- Генерал Робертс?

- Разве не так было всегда? - Она усмехнулась, разум тем временем анализировал все сказанное Майклом.

Кассандра крепче сжала руку отца. Как же не хотелось, чтобы все выложенное Майклом о ее папе оказалось правдой. Впрочем, не хотелось и чтобы Майкл сложил голову. И даже если Калеб подтвердит заявление последнего, не значит, что они оказались правы насчет Красной стрелы. Это просто означает: ей жизненно необходимо доказать их неправоту.

- Они собираются разрезать торт, - произнес отец, волоча ее обратно в дом. – Помнится мне, как страшно ты любила всякие там сласти.

Она поддакнула и, пока они шагали по дорожке, поддерживала «светскую» беседу, нацепив маску радости и беспечности. Но в глубинах разума Кассандры разыгралась буря. И имя ей Майкл.

Глава 6

Майкл направлялся к лифту, ведущему в бункер того, что некогда называлось Зоной 51, а ныне известно как «Зодиус-сити», первый из множества запланированных Адамом городов. Губы Майкла еще хранили вкус Кассандры. Внутри его всего трясло. Но мужчина не подавал виду. Хотя и не мог избавиться от этой трясучки. Майкл выкажет слабость – его убьют, а вместе с ним, возможно, и Кассандру.

Он был известен в качестве правой руки самого злобного монстра на этой планете. Блин, да он заслужил прозвище “Каратель” за пытки каждого посмевшего перечить Адаму зодиусского солдата. И он чертовски испорчен. До мозга костей. Поскольку не суть важно, до какой степени его засосала та черная трясина в собственном разуме - он ничего не испытывал.

Существовала только Кассандра и ее горьковатый привкус на губах. Он мог бы заставить девушку преисполниться к нему вожделением, но понимал, что это навсегда отобьет у нее желание вновь ему доверять. «Так будет лучше», - успокаивал Майкл себя. Ничего не изменилось. Это место, его роль здесь лишний раз подтверждают, что он не тот человек, который нужен Кассандре. Будь оно все неладно, но тьма внутри него заставляла усомниться, был ли он человеком вообще.

Лифт дзинькнул, двери разъехались, открывая личный в этом бункере коридор Адама. За лифтом, у серебристых дверей, стояло двое охранников в камуфляжной форме и с пулеметами наперевес. Ни один из солдат не осмелился взглянуть Майклу в глаза; согласно классовой системе зодиусов во главе стоял Адам, человечество же находилось в низу этой цепочки.

Охранник справа воспользовался телефоном на стене, чтобы уведомить Адама. Не успел он повесить трубку, как разошлись двери, открываясь, и Майкл вышел в размером с отельный холл, по бокам которого располагались ряды дверей. Он направился к одной из них в конце коридора – источающим роскошь апартаментам Адама в Манхэттенском Верхнем Ист-Сайде.

Прежде, чем Майкл дошел до двери, в прихожей появилась Ава, которая, приняв соблазнительную позу, оперлась на дверной косяк. Она была одета в белый, слегка прикрывающий соски на налившихся грудях, бюстгальтер и трусики, не скрывающие ее округлившийся живот. Длинные червонные волосы переброшены через плечо.

- Майкл, - промурлыкала она, алые губы раздвинулись в дразнящей, сексуальной улыбке, невзирая на то, что для этой женщины существовал один лишь Адам. Но, как и ее спутник жизни, Ава воплощала чистейшее зло и заманивала мужчин в свои сети только лишь за тем, чтобы после полюбоваться, как их настигнет Адам. Только взгляните на Аву, как вмиг очутитесь в римском Колизее. А там весь город будет наслаждаться зрелищем, как десятки волков Адама терзают преступника, которому в свою очередь запрещено причинять бесценным животным малейший вред. Это грозило еще большими наказаниями. Солдат исцеляется, но не без последствий и чертовски мучительно.

Ава - сука.

- Где Адам? – спросил Майкл, приблизившись.

- В душе, - ответила женщина, неторопливо разворачиваясь в дверях. – Пока его нет, компанию тебе составлять буду я.

- Подожду в зале, - возразил он, не опуская при этом глаз ниже ее лица.

Она поджала алые губы.

- В чем проблема, Майкл? – Она наживка. – Боишься, что не сможешь оторвать от меня глаз, если пройдешь внутрь? Или просто находишь непривлекательной, поскольку я беременна от Адама?

Вот гребаная сука. Майкл одарил ее холодным взглядом из-под полуопущенных век.

- Мне нужно просто перекинуться парой слов с Адамом.

Дверь распахнулась, и за Авой показался одетый в шелковый халат и с влажными волосами Адам, который тут же шлепнул женщину по заднице.

- Прекрати дразнить мужика. Ты ведь знаешь, Майкл не собирается меня предавать.

Та внутренняя трясучка, одолевшая его, когда он вышел из лифта, исчезла в тот же миг, и Майкл мысленно улыбнулся. Ава была слабостью Адама. Она делала его слепым и бестолковым.

Адам подтащил женщину к себе и, обхватив рукой за затылок, проговорил в губы:

- Даже ради тебя. – Он жестко поцеловал ее, а потом отодвинул. – Оденься. – Повернулся к Майклу: - Проходи.

Майкл вошел в квартиру, забитой черной кожей и дорогими – украденными – предметами искусства. Адам захотел. Адам позаимствовал. Aва захотела. Адам отобрал. Если банковские хранилища не были защищены от сквозняка, то и они опустошались.

На столике стояли две хрустальные рюмки с коньяком. Адам сел на диван, и взмахом руки велел Майклу присоединиться к нему. Ни за что не догадаетесь, что каких-то два года назад он был «подающим надежды» парнем. Майкл питал к коньяку ненависть, и Адаму об этом чертовски прекрасно известно. Однако всякий раз, стоило сунуть сюда нос, как Адам наливал ему рюмку. И Майкл неизменно даже пальцем не прикасался к этому дерьму. Своего рода тест, причем Майкл никак не мог взять в толк, на кой ему это сдалось.

И, как обычно, Адам не спускал с него глаз, сгорая от желания швырнуть рюмку.

- Ты единственный зодиус, который осмеливается отказаться от предложенного мною. – Складывалось впечатление, что он был удовлетворен этим, словно Майкл доказал: он достоин своей должности «правой руки». Любой другой на его месте уже давно был бы битым за отказ.

Адам отставил свою рюмку и раскинул руки на спинке дивана.

- Расскажи мне о Кассандре. Мне всегда казалось, что она из тех дочерей святош с фантазиями о тебе. Только здесь дочь генерала. – Его губы дрогнули. – Ты излечил поцелуями ее сердце или сделал кое-что получше?

С фантазиями у Майкла было все нормально, и предавался он им как минимум по раз на дню, причем не о Кассандре. А о том, как перерезает горло Адаму и кончает со всем этим хаосом. Только конца не видать. Адам подстраховался как от правительства, так и от ренегатов. В случае его смерти будет активизировано похищенное им из Порт-Сайда биологическое оружие. И это только одна из угрожающих стране бед.

Он и Калеб винили в произошедшем себя. И Майкл осознавал, что убить Адама, а значит покончить со всем этим ужасом, может лишь он один.

Майкл заставил себя вырваться из мечтаний и вернуться к разговору. Он терпеть не мог обсуждать Кассандру с Адамом.

- Она согласится сотрудничать, - проговорил он. – Но останется в неведении. Я буду направлять ее и таким образом манипулировать ее отцом. Она найдет Красную стрелу.

- Быстрей, - заявил Адам. – Направляй ее быстрей.

В комнату, виляя попой, вплыла накинувшая розовый шелковый халатик Ава. Женщина тут же повисла на плече у Адама.

- Ты в курсе о тестированиях по рождаемости? – Не дождавшись ответа, она повысила голос: - Шести женщинам я ввела гормон, выделенный из моей беременности . Их фертильность выросла в стократ. Следующий шаг – совокуплю их с некоторыми солдатами и посмотрю, сумеют ли гормоны сделать из них спутниц жизни. - Ава одаривала женщин Зодиуса-сити щедрыми подарками и роскошной жилплощадью. Все они были будущими матерями зодиусских детей. Семидесяти из ста процентов женщин в «Серебряных, золотых и полусумрачных кварталах» блистательная и очаровательная Ава основательно промыла мозги. Дары не затронули лишь незначительное количество дам. Невзирая на основное требование – частая смена половых партнеров, ни одна из женщин не согласится сбежать при появлении возможности.

- Ава забыла упомянуть, - вставил Адам, - что две из шести испытуемых барышень скончались. Последнее, что мне нужно, так это истерящие бабы, вопрошающие, куда исчезают женщины. Я хочу, чтобы каждой ввели инъекцию, дабы разом покончить со всем этим. Ждать нет никаких оснований.

Майкл похолодел внутри. Это момент, когда меняется ставка, а он выходит из «Зодиуса». Потому как сможет вызволить лишь немногих из этих женщин – вывести, пока у тех есть шанс выжить. А если учесть, что дамам, занимавшимся сексом с джитэком, обработали психику, это будет ой как непросто.

Ава свернулась клубком под бочком у Адама.

- Нам нужно больше женщин, Майкл. Тебе необходимо снарядить на охоту отряд.

Адам осклабился.

- Можешь не присутствовать на поимке Кассандры, - проговорил он. - Я бы сказал, что мы с волками предвкушаем охоту. Обожаю наблюдать за выражением лиц, когда на них наступают волки, а особенно, как, спасаясь, пускаются наутек. – Он захохотал. – Бесподобно. Они приходят по доброй воле. А мы их герои.

Спустя час, окончательно истощив нервы компанией Адама, Майкл перенесся к Санрайзскому каньону, на пустынную, покрытую гравием дорогу, что находилась в восьмидесяти милях севернее Зодиус-сити. Он стоял в нескольких милях от ренегатской штаб-квартиры в подземном городе Санрайз, что была своего рода версией Зодиуса.

У горы под покровом темноты его ждал черный джип. Майкл оглянулся и, никого не обнаружив в пустынной местности, забрался на переднее пассажирское сиденье. За рулем сидел Калеб. На заднем сиденье развалился один из ближайших сподвижников Калеба - Стерлинг Джетер. Длинная белокурая грива парня свободно ниспадала до плеч. Буйная, как и он сам.

- Темный на месте, - сострил Стерлинг, хлопнув Майкла по плечу. – Что состряпал, Майкл?

Стерлинг иногда брякнет, причем, невзирая на обстоятельства, реально отстойную шутку. Майкл проигнорировал остроту - пусть порой манера Стерлинга быть клоуном и раздражала, но это не меняет того факта, что мужик не только верный друг и доверенное лицо Калеба, но и охрененный солдат. Правда, частенько это не удерживало Майкла от желания пнуть Стерлинга. Очень часто.

- То и состряпал - твои нервы, - сухо обрубил Майкл, потом сосредоточил внимание на Калебе. – Если мы вызволим женщин, он просто-напросто похитит больше.

- Возможно, - проговорил Калеб, стрельнув на него взглядом. – Но найти такое количество дам займет у него какое-то время. Время, которым мы воспользуемся, чтобы полностью его остановить. Время, коего не имеют женщины в Зодиусе.

- Если мы это сделаем, - сказал он. – Я выбываю. Только троим известны коды отключения безопасности, которые помогут вывести на поверхность, – ответил Майкл. – Мне, Аве и Адаму. Он поймет, что это сделал я.

- Отведи меня к центральному компьютеру, - предложил Стерлинг, наклонившись вперед. – Я сделаю так, что Адам и Ава решат, это мы угнали коды безопасности.

- Даже у тебя не получится это сделать, - произнес Майкл. – Перед тем, как проникнуть в то помещение, проводится полное сканирование тела, а я не внесен в базу данных. Целиком и полностью Адам не доверяет ни единой душе. Суть в том, что останься я в Зодиусе, большая часть этих женщин погибнет. Вызволю их или я один, или же мы вместе.

Пальцы Калеба с такой силой стиснули руль, что побелели костяшки. Было очевидно: он борется с решением. Спустя несколько секунд Калеб кинул косой взгляд в сторону Майкла.

- Уже два года мы пытаемся вычислить имя того человека, который нападет на нашу страну после смерти Адама. Сумеешь ли ты добыть информацию в настоящее время или же в ближайшем будущем?

- Нет, - изрек Майкл. А он пробовал.

- И ты уверен, что того химического оружия там нет?

- На все сто, - заверил его Майкл.

- Ты, в свою очередь, сумеешь пронюхать, где оно?

Одни и те же вопросы. Калеб прежде тоже их задавал и знал ответы.

- Ни единого шанса.

Калеб уперся взглядом в лобовое стекло, секунда напряженно убегала за секундой.

- Мы не можем допустить, чтобы эти женщины погибли. Нет. Мы не допустим. Заберем их. После чего заполучим Красную стрелу и навсегда остановим Адама. - Он понизил голос. – Майкл, ты слишком долго провел в этом месте. С дьяволом можно заигрывать, пока не потеряешь душу.

Правильно. Душу. Майкл чуть не рассмеялся. Он не был уверен, что душа, которую можно потерять, у него вообще имеется. Впрочем, Калеб сказал, и Майкл не допустит, чтобы это случилось.

- В таком случае 01200, - проговорил Майкл. – Во время смены караула.

Стерлинг потер ладони друг о друга.

- Долгожданная ночь, когда наконец-то надерем задницы некоторым зодиусам, - с волнением в голосе проговорил он. – Живу только ради подобного дерьма. – Именно это парень и имел в виду. Каждый день он проживал со смертельным риском. Майкл видел, что стояло за его шуткой. Дикий блеск в глазах. А когда они ворвутся в Зодиус, то у Стерлинга появится шанс. Калеб завел двигатель и перевел взгляд на Майкла.

- Похоже, ты идешь в Санрайз и на сей раз там останешься, - сказал он. – Там, где твое истинное место.

Майкл взвесил все за и против. Не то чтобы ему не хотелось жить в Санрайзе, но настал тот день, знал Майкл, когда он превратится в злейшего врага Адама. И аккурат в центре полигона стоит Кассандра. Главная мишень для мести Адама, который теперь не выпустит девушку из виду. Только не тогда, когда она стала оптимальным «выстрелом» для получения Красной стрелы – устройства, способного бросить к ногам сумасшедшего весь мир. Залитый кровью мир. Майкл скрипнул зубами. Все, что связано с ее отцом, всегда оборачивается кровью. С человеком, которого у него когда-то была возможность убить. Здесь Кассандра права - он действительно этого хотел.

***

Сирены взвыли через домофон, врываясь в спальню Адама.

- Господи, - ахнула Ава, прижав ладонь к животу. – Неужели на нас напали? Наш ребенок. Адам, наш малыш.

Рядом с кроватью зазвонил телефон, и Адам ответил. Послушав, он матюгнулся и бросился через комнату.

- Ренегаты пытаются выкрасть женщин, - проорал он, уже просовывая ноги в камуфлированные штаны, которые всегда висели возле кровати как раз для подобных случаев.

Она встала на колени.

- Что? Нет! Это сведет к нулю наши опыты. Ты не можешь позволить им забрать женщин! Как они вообще добрались до них? Как?

- Майкл, - возбужденно проговорил Адам. – Майкл предал меня.

Она задохнулась.

- Нет! – Ава откинула одеяло. – Я иду. У меня есть определенное влияние на женщин. Я…

- Ты и носа не высунешь из этой комнаты.

- Но Адам. - Она поежилась. Ее охватила паника.

- Ава, - отрывисто бросил Адам, продолжая одеваться. – Держи себя в руках.

Зазвенел телефон на стене. Адам сдернул трубку вместе с приемником. Мгновение он слушал, гнев перерос в ярость, потом неконтролируемое бешенство. Запустив телефоном в стену, попытался уменьшить охватившую его злобу. Он схватил не один, а два пистолета-пулемета MP-5 и бросился к двери. Адам собирался проделать в ублюдке дыры, только пусть Майкл не подохнет. Пускай гад исцелится, чтобы Адам мог повторять это снова и снова.

Выйдя из здания, Адама услыхал, как с восточной, западной и южной сторон комплекса приближаются вертолеты ренегатов. При помощи Поступи ветра он переместился на запад, появившись в тот миг, когда его солдаты приготовились стрелять в вертолет из ракетницы. Адама охватило предчувствие, которое он ощущал только по отношению к спутнице жизни и своему близнецу.

- Не-ет! – заорал Адам, но не успел. Орудие разрядилось, и время остановило свой бег. Мечты о мире, примкнувшем к нему брате, чтобы править новой империей засосала темная трясина приближающейся гибели близнеца.

Так же, как Адам только что уловил присутствие Калеба, теперь по нему прогудела энергия. В двери вертолета показался Майкл, вокруг которого начал кучковаться, словно принимая форму, ветер. Такого Адам еще никогда не видел, и ни один джитэк не был способен на подобное. Внезапно в их сторону полетела мощная стена ветра, заставившая ракету изменить траекторию в сторону зодиусских солдат. За секунду до взрыва Адам сумел ускользнуть в ветре – ракета была одним из немногих видов снарядов, способных уничтожить джитэка. Спустя другую секунду Адам вернулся и увидел валявшихся на земле солдат, кое-какие получили ранения, некоторые убиты. А вертолет стремительно уносился прочь. Те, кто выжил, пытались сесть и бормотали что-то о предательстве Майкла и его способностях управлять ветром. О последнем не знал ни один человек, даже Адам.

Чертов Майкл никогда не распространялся о своих способностях. Он умеет управлять ветром, использовать его в качестве оружия. Майкл, который предал его и выставил дураком. Он усмехнулся. Сквозь багровую пелену ярости он подумал, что неплохо было бы сгонять к правительству за Красной стрелой.

Задумавшись, Адам успокоил себя этим. Если Майкл работает на ренегатов, то Калебу известно о Красной стреле и намерении верхушки применить ее на всех джитэках. Брат достаточно умен, чтобы понять, что Красная стрела в руках правительства означает и его, Калеба, кончину. Это гонка на скорость – кто первым доберется до Красной стрелы. Он или Калеб.

Адам схватил рацию на поясе, нажав на кнопку, велел явиться нескольким офицерам для немедленной разработки плана действий. Спустя несколько секунд перед Адамом по стойке смирно вытянулось двое мужчин. Адам остановился, повернулся к ним лицом, заложив руки за спину.

- Если я узнаю, что кто-нибудь из вас работает на Майкла, - пригрозил он, - примусь вырезать жизненно важные органы. Начну с гребаных глаз. Уяснили?

- Так точно, сэр! – пролаяли они хором.

Он впился взглядом в Тэда, офицера ответственного за набор женщин.

– Скольких мы потеряли?

- Половину, - ответил тот.

Адам скрипнул зубами.

- Заменить их. Немедленно.

- Командир, сэр, - ответил Тэд. - Я с уважением прошу о внеочередной обязанности прикончить Майкла. Чтобы доказать свою лояльность и потому что мне придется по вкусу разукрасить всю его физиономию кровью.

- Мертвый Майкл не почувствует боли, - возразил Люсьен, второй заместитель Адама. – Я достану вам Красную стрелу. Вы возьмете его под контроль. Потом используете устройство для его пыток. Заставите стоять на задних лапках у ваших ног. Если захотите, сделаете из него зверушку на потеху всему Зодиусу.

Адам с новым интересом взглянул на Люсьена, солдата, который всегда оставался в тени Майкла и казался слабаком. Он изучал суровые очертания губ Люсьена, бешеные черные глаза на привлекательном лице, отличного от жестких черт Тэда. В высшую элиту входили исключительно те, кто обладал внешней привлекательностью. Именно поэтому на работу и учебу принимались красивые женщины. Некрасивые будут прислуживать, а не руководить. Вот Тэд будет прислуживать. Люсьен же - как проявит себя.

Что касается Майкла, теперь-то Адам знает -разрушительные способности гаденыша контролировать ветер настолько сильны, что способны управлять ракетами. А это означало: если Адам не сумеет контролировать Майкла посредством Красной стрелы, то он слишком смертельно опасен, чтобы сохранить ему жизнь.

- Уверен, что у тебя есть свой человек в компании Пауэлла? – поинтересовался он у Люсьена.

- Он для Пауэлла ближе родной дочери, которую тот держит на расстоянии, - проговорил он. – С легкостью заставит усомниться в лояльности Майкла.

Горьковатый жар наполнил Адама, когда он придумал лучший вариант.

- Если Кассандра Пауэлл умрет, то ее отец будет отвлечен достаточно, чтобы мы заполучили Красную стрелу. – Он ускорил речь. – Обставь все в виде несчастного случая. Не хочу, чтобы это связали с Красной стрелой. Но желаю ее смерти. – Его губы скривились. – ДТП - так же, как погибла ее мать. Мой подарок Пауэллу. Его дочь испустит дух. За то, что пошел против меня. Убей ее. И достань мне треклятый кристалл и способ его активизации. Немедленно.

Адам исчез в порыве ветра.

Глава 7

Прошло уже двадцать четыре часа, как в жизни Кассандры вновь объявился Майкл и перевернул все с ног на голову. Она сидела в баре Вашингтонского отеля, готовясь выслушать последний вопрос на сегодня вопрос. Утром она вылетала домой в Неваду. У нее и подполковника Брока Уэста – ближайшего соратника ее отца с момента возвращения из Германии, - на нынешний вечер было запланировано интервью.

СМИ алкали подробностей о новом назначении ее отца специальным советником по безопасности, а также об объекте, возведенном им восьмьюдесятью милями севернее Грум-Лейка. И невзирая на все старания оставаться сосредоточенной, у девушки не получалась выбросить из головы Майкла и их поцелуй. Бог ты мой, да какой поцелуй. В отеле и в самом деле на ее имя был оставлен пакет, к которому не прилагалось никаких инструкций. В контактах, как он и обещал, был сохранен один-единственный номер. Кассандра велела себе выбросить его. Убеждала себя, что не доверяет Майклу, не желает вести с ним диалоги, и вообще должна передать телефон отцу в руки. Однако его слова, обвинения в адрес Красной стрелы, жгли ее кислотой. Они заставили ее усомниться, хотя, если честно, в глубине души Кассандра так и не начала доверять отцу. И правда всплыла, когда Майкл, целуя и обнимая, взял ее штурмом, перед которым она не устояла. Втайне Кассандра всегда уповала, что причина, по какой он не объяснял свои действия, была уважительной. Тем не менее Майкл два года провел с Адамом, после чего явился к ней и принялся манипулировать, стремясь выудить Красную стрелу. Эта мысль скрутила внутренности в узел, и Кассандра отринула ее прочь, сконцентрировавшись на вопросах Лейлы Кант, репортера из «Сан-Таймс».

- Для чего армии понадобилось строить новый военный объект Дримлэнд менее чем в восьмидесяти милях от Грум-Лейка вместо того, чтобы пустить в дело сам Грум-Лейк? – задала журналистка вопрос. – Я хочу сказать, сколько вообще занимают места все сверхсекретные исследования в Грум-Лейке?

Кассандре не понравилось, какой оборот начала принимать их беседа, и она уже открыла было рот, чтобы дать ответ, как ее опередил Брок:

- Сверхсекретное оно и есть сверхсекретное, мисс Кант, - проговорил он с таким же мерзким высокомерием, какое использовал и с ней, несмотря на все желание выслужиться перед ее отцом. Ну, ничего не мог он с собой поделать.

Кассандра съежилась, хорошо зная, что нельзя укорить кого-то за интерес, не вызвав при этом большего интереса. Она взглянула на Лейлу и выразительно округлила глаза: то, что ляпнул Брок Уэст – или же «Брок», как он грубовато флиртуя, велел себя называть, - могло стать занозой в заднице. Кассандра не выносила, когда подполковник, заискивая перед ее папочкой, снисходил до заигрываний с ней, а спустя минуту бросался к следующей юбке.

- Грум-Лейк – сверхсекретный исследовательский центр, - согласилась Кассандра. – Секретный, потому что мы не хотим, чтобы наши враги, коль скоро не дай Бог разразится война, одолели нас посредством технологий. Если же стажеры станут туда-сюда являться на объект и уходить, то возникнет максимальный риск для безопасности. Дримлэнд будет удивительнейшим учебным центром из всех, когда-либо созданных. Это место, куда все военные подразделения и даже невоенные правоохранительные органы будут направлять на усовершенствование самых достойных.

Чистая правда. Единственное, о чем она умолчала – они намерены вести подготовку для борьбы с Адамом. Стоит зодиусским солдатам высунуться из Зодиуса, как их схватят и доставят в Дримлэнд, где вживят Красную стрелу. Каким образом планировать их захватывать, Кассандра не представляла, но собиралась выяснить. Впрочем, чего уж греха таить, ее отец засекретил любое продвижение с Красной стрелой – он утверждал, что делал это ради ее же безопасности. А она возненавидела то, как Майкл заставил ее подумать, будто истинными мотивами генерала было стремление держать ее в неведении.

Лейла, постукивая карандашом о блокнот, переводила взгляд с Кассандры на Уэста. Весь ее вид так и кричал: «Я не купилась на это!».

- Я так понимаю, ни один из вас не намерен комментировать слухи о том, что неправительственная группировка захватила Грум-Лейк?

Кассандра, услышав вопрос, вытаращила глаза, тогда как Уэст, будучи привыкшим ко многим неожиданностям солдатом, сохранил каменное выражение лица. Кассандра сумела изобразить правдоподобный смех.

- Ага, а следующий вопрос тогда будет, являются ли те неправительственные боевики страшными зелеными человечками.

Лейла даже не улыбнулась.

- А это так?

Уэст насмешливо, издевательски хохотнул.

- Да ты шутишь.

Лейла заметно побледнела.

- Да, - сказала она. - Конечно. - Она закрыла ноутбук. - Спасибо вам обоим за потраченное время.

На прощание Кассандра и Лейла обменялись теплыми словами. Уэст же и бровью не повел.

- Вот убей не пойму, с какой стати твой отец решил, что я наиболее подходящая кандидатура для общения с прессой. На дух не выношу всех этих охотников за НЛО.

- Папе понадобилось это, потому что ты ответственный за подготовку операции, - напомнила ему девушка. – И он был вынужден на день раньше вернуться в Неваду. - Кассандра сбавила обороты. – Тебя ни капельки не взволновали ее вопросы о Грум-Лейке?

Он фыркнул.

- Ни в малейшей степени. Она задавала их, чтобы проверить реакцию. Будь у нее что-нибудь посущественней, она б продолжила надавливать.

Возможно. Будем надеяться. Кассандра отмахнулась от этого и сосредоточилась на том, как бы выудить из него информацию о Красной стреле – «КС» если угодно.

- На следующей неделе в Дримлэнд прибудут первые отряды. Я ознакомилась с предварительными протоколами и не нашла никаких упоминаний о КС. Солдат обучат умению быстро палить и владеть тяжелым огнестрельным оружием, применяемых против зодиусов. Я уж подумала, что Дримлэд и КС захватили и переустроили.

- Не так давно мы перестали использовать транквилизаторы, так как они действуют максимум несколько секунд, а наших людей мы обучаем выживать любой ценой, - проговорил он. - Поверь мне. У нас есть план.

Однако Кассандра не верила.

- Я в курсе наших возможностей для выживания. – После чего понизила голос. – Если они при помощи Поступи ветра могут проскакивать сквозь нашу систему безопасности, какой толк от КС?

- Стоит их крови вступить в химическую реакцию с КС, как при их приближении срабатывают датчики внутри ворот, - сообщил Уэст. – Даже с ветром.

Звучало угрожающе, вроде бомбы замедленного действия.

- То есть срабатывает только в том случае, если введена КС, - произнесла Кассандра.

- Так точно, - поддакнул подполковник. – Однако КС – безболезненная лазерная процедура, легкая в применении. И она пронзает их броню. Мы пометим каждого и в кратчайшие сроки захватим.

- Когда планируется дать публичное объявление о существовании КС?

- В ближайшем будущем, - ответил Уэст.

- Во время подготовки?

- В ближайшем будущем, - повторил он. – Понимаешь, твоему отцу не хочется, чтобы тебя втягивали в КС. Мне не стоило тебе все это рассказывать.

О, ну ей-то это известно. Известно и то, что в обозримом будущем ей не собирались ничего выкладывать.

- Зачем тогда рассказал?

Брок наклонился ближе.

- Он излишне опекает тебя, Кассандра. Недооценивает. - Его голос стал низким, чарующим. Глаза загорелись. Он желал ее. Давал понять, что ему нужен не простой одноразовый перепих. - Почему бы нам не уйти? Айда, поужинаем и поболтаем. Разработаем стратегию, которая поможет убедить твоего отца ослабить контроль.

Она внутренне отшатнулась от отвращения, едва сдержав язвительный ответ. Уэст не горел желанием ей помогать. Он хотел стащить с нее брюки и завоевать благосклонность ее отца. Будь Кассандра злыдней, настучала бы родителю. Но она не такая. А значит, не поступит подобным образом.

Его палец обрисовал контур ее губ.

- Может, если я дам слово защитить тебя.

Кассандру коснулось воспринятие, кожу окатило жаром, ощущения обострились, предупреждая. Майкл. Майкл здесь. Хотя девушка не понимала, откуда ей это известно, но он тут, причем определенно злой, манящий и готовый растерзать Брока на мелкие кусочки. И Кассандра испугалась, но не за себя, а за Уэста. Она отдернула от него руку за мгновение перед появлением у их стола грудастой официантки, которая подлила кофе в их чашечки. Кассандра как в тумане поощрительно улыбнулась официантке, пытаясь успокоить бешено заколотившееся сердце и взять под контроль ураган эмоций. Ее разрывало на части, однако эти же части наслаждались безмолвным притязанием Майкла, но и досадовали на то, что он осмеливается играть брошенную им два года назад роль.

Подполковник шушукался с официанткой, которая флиртовала с ним самым бессовестным образом. Кассандра решила воспользоваться шансом и улизнуть, поэтому поднялась на ноги.

- Хочу немного освежиться перед следующим интервью.

Ответа девушка дожидаться не стала. Она не знала, на что способен Майкл, если Кассандра сейчас же к нему не подойдет. Правительство не уяснило сути Соединения жизней, однако сама девушка постигла. Она поняла, что эта связь теснее всех существующих.

Быстрым шагом и с выскакивающим из груди сердцем Кассандра направилась к бару и осведомилась о месторасположении туалета. После чего вышла в коридор, зная, что Майкл пойдет следом, найдет ее. Девушка вышла в коридор и прошла к женскому туалету. Помедлив, прежде чем войти, она прижала к груди кулачок и сделала глубокий вдох, только это отчего-то не принесло ей успокоения. Кассандра коснулась ручки двери. Стоило ей войти, как Майкл был тут как тут, отнимая то дыхание, кое она обрела минутой раньше.

Дверь за ней захлопнулась, спина оказалась припертой к твердой поверхности, ее припечатало крупное тело, жесткая ладонь грубо прошлась по ее бедру, когда Майкл задрал ногу Кассандры на свое бедро, и, помоги Господи, вжался в нее членом. Жарким пламенем на девушку накатила позабытая за два года похоть, угрожая полностью поглотить.

- Если он хоть пальцем до тебя дотронется, я его убью.

«Если ты прекратишь меня трогать, умру я».

- Ты не вправе решать, Майкл, кому меня можно касаться, - прошипела девушка, охваченная неимоверным желанием подначить его.

Он смотрал на нее сверху вниз, длинные смоляные волосы буйной гривой обрамляли опасно-привлекательное лицо, которое в настоящий момент было перекошено от страсти.

- Ты моя спутница жизни.

Она затрепетала от того, как собственнически прозвучали его слова, но тут же одернула себя: ей же следует возмутиться. И Кассандра чертовски ненавидела то, как он воровал ее самоконтроль, как независимо от того, сколько бы времени ни прошло, заставлял ее таять.

- Не называй меня так, - произнесла девушка с вызовом, еще раз напомнив себе о его предательстве, уверенная, что вся суть в работе, а не Майкле. Она переболела им. Больше не падет к его ногам и позволит причинить себе боль. С ее губ соскользнуло шипение. - Не воображай, будто эта метка дает тебе на меня какие-то права. У тебя их нет. Больше нет.

- Да, но именно это я и сделаю, - сообщил он, в его глазах тлел гнев. – И нам обоим это известно.

Майкл просунул свободную ладонь под пиджак, разрывая его на ней, и во все стороны разлетелись, рикошетя от пола, серебристые пуговки. Он склонил голову и прижался щекой к ее губам. Теплым, эротичным одеялом ее обволок жар его груди.

Пальцы Кассандры сомкнулись вокруг его предплечий, сминая под собой мускулы.

- Майкл, - отчаянно прошептала она, призывая остановиться, умоляя продолжать. – Ты не можешь вот так просто снова заявиться и…

Его губы пощекотали ее ушко.

- Словами ты от меня отрекаешься, тело же отзывается. – Властно, как человек, хорошо знакомый с ее телом, Майкл отстранил удерживающие руки, пальцами продолжив ласкать ее грудь, дразнить твердые пики сосков. Ей нужно настоять, чтобы он отпустил ее, и все же Кассандра не проронила ни слова, опасаясь начать выпрашивать больше.

- Помню-помню, какие у тебя чувствительные сосочки, - прошептал мужчина. Прядка шелковистых волос цвета воронова крыла легким перышком коснулась ее щеки, и Кассандра задрожала от эротичности ощущения, даже когда он прижал ее к себе еще сильнее. – Помнишь, как тебе нравилось, когда я лизал их и посасывал. – Ее губ, дразня предвкушением поцелуя, коснулось его теплое дыхание. - Я храню в памяти каждый миг.

- Я не хочу этого, - прошептала девушка.

- Вруша, - промурлыкал Майкл, прикусил ее нижнюю губку своими острыми зубами, и она возжелала почувствовать его вкус. Ее закружила потребность в этом мужчине. Она была не в силах остановить его ладони, сдвинувшиеся с бедер и уверенно накрывшие ягодицы.

Кассандра задохнулась, когда Майкл оттянул в сторону тонкую полоску ее стрингов и, массируя пальцем чувствительную плоть, безжалостно принялся искать доказательство ее желания.

- Ты уже влажная и готовая для меня. – Палец Майкла скользнул в ее сердцевину, и Кассандру словно пронзило тысячью стрелами удовольствий. Бедра непроизвольно выгнулись навстречу. Со всем высокомерием он посулил: - Я могу заставить тебя кончить прямо здесь и сейчас.

«Да-да. Пожалуйста». Она ухватилась за его плечи. Приказала себе отпустить его. Но не нашла сил. Кассандра должна испытывать к нему ненависть, но все ж таки отчаянно его хотела.

- Сюда кто-то идет, - слабо заметила она.

- Как по мне - ну и пусть. – Пальцы Майкла продолжали выводить круги. Руки девушки безвольно повисли, голова откинулась назад, когда на нее стало накатывать блаженство. Она позволил проворным пальцам исследовать глубже, доставляя тем самым больше наслаждения. И ее захлестнули волны сладострастия.

- Вот и все, моя сладенькая, - пробормотал Майкл, губы прошлись по ее челюсти, шее. Палец скользнул, лаская, внутрь. Она уже вся пылала, потребность граничила с болью. Соски ее напряглись, сердцевина истекала соками. Сильнейший оргазм накатил до того быстро, что она не могла остановить его, сдержаться. Только не с Майклом – с Майклом она никогда не могла сдерживаться.

Кассандра уткнулась лицом в его шею и стиснула пальцами плечи мужчины. Девушка почувствовала, как ее захлестывает интенсивное освобождение, пальцы Майкла с силой нажали, и Кассандру закружили волны наслаждения, снося годы страданий, мечтаний и тоски.

Успокоившись, она ощутила, как к щекам приливает жар. Кассандра, не зная, что сказать, отказывалась поднять на него взгляд. Майкл опустил ее ногу на пол и привлек девушку к себе. Его рука нежно-нежно заскользила по ее волосам, бередя воспоминаниями о двух сторонах этого мужчины: любовника и бойца.

Она не желала вспоминать. Не хотела вновь ощущать все эти вещи. Кассандра неторопливо подняла голову и, задрав подбородок повыше, вызывающе бросила:

- Это ничегошеньки не меняет. И ничего не доказывает.

На миг в его глазах мелькнула боль, сменившаяся привычным высокомерно-самоуверенным взглядом, скользнувшим по ее лицу, и руки Майкла уперлись в стену по обеим от ее лица сторонам.

- Я предупредил, Кассандра, - тихо, с угрозой проговорил он. – Я никогда не испытывал ревность, которую разожгла во мне ты. Стоит тебе начать отрицать желание, как меня охватывает потребность доказать твою неправоту. Так что, если уж ты хочешь все-таки покинуть этот туалет, предлагаю прекратить отрицать то, что, мы оба знаем, является правдой.

Ну почему, Господи, почему от его слов у Кассандры опять заныли соски? Она попыталась унять свое прерывистое дыхание, и силой воли утихомирить сердце. Кассандра ломала голову, как ей реагировать на все, и к счастью, решила, что вообще нет нужды этого делать. Он пришел исключительно в личных целях, и между ними возможны только они.

- А теперь вперед помогать мне с Красной стрелой. - Он сунул руку в карман джинсов и подал ей серебристую флэш-карту. – Пройдешь через охрану аэропорта, блок второй. Там будет некто, кто поможет тебе с ноутбуком. Пройдешь в туалет и вставишь ее в ноутбук Брока. Тебе понадобится двадцать минут, чтобы полностью скопировать жесткий диск. Затем удалишь, и за ним приду я. В офисах установлены камеры, поэтому необходимо все проделать в аэропорту.

Ее взгляд метнулся с флэшки к его лицу.

- Зачем мне это делать?

- Затем, что ты не желаешь смерти невинным людям. И затем, что хочешь знать, кто лжет: я или твой отец, - язвительно произнес Майкл, слова вернули ее к сурово-горькой реальности. - В противном случае ты бы уже давным-давно снаушничала папочке о моем приходе. А нам обоим известно, что ты этого не сделала.

Она не повелась.

- Я получила телефон, но не звонила по нему. Я не намерена, Майкл, терпеть манипуляции собой и не позволю использовать.

- Калеб, наверное, весь день пытался до тебя дозвониться, - парировал он, достал мобильник и, потыкав в кнопки, протянул ей.

- Прошлой ночью произошло чрезвычайное происшествие, и он подтвердит, - заметил Майкл.

Кассандра сглотнула и взяла трубку.

- Алло?

- Кассандра, это Калеб, - донесся знакомый мужской голос. - Майкл один из нас. Он всегда был одним из нас. Если ты пожелаешь подробностей, свяжусь с тобой сегодня вечером.

Она встретилась глазами с Майклом, и ее захлестнуло сочетание облегчения и боли.

- Да, - шепнула, соглашаясь, девушка, нажала «отбой» и протянула телефон Майклу.

Он обхватил его вместе с ее руками.

- Кассандра… - Его голос затих, словно он не знал, что добавить. Потом убрал свою руку. И не сводил с нее этих черных глаз – глаз, которые, пока он молчал, неподвижно возвышаясь над девушкой, потемнели еще больше, став угольно-черными. Грива густых, цвета воронова крыла волос ниспадала на широкие плечи – это тоже Кассандра вменила ему в вину.

Она гадала, что бы еще этакое сказать, но не представляла, каких слов он от нее ждал. И как бы ей не хотелось отрицать его из-за прошлых разочарований, этот мужчина, этот джитэкский солдат был ее биологическим спутником жизни. Кассандра желала ему всех тех страданий, что испытала она, той же боли и тоски. Много чего было накосячено. Возможно, даже слишком много.

- Я раздобуду данные с жесткого диска, - пообещала девушка наконец. – Но не передам, пока не взгляну на них первая. - Она не позволяет уничтожить Красную стрелу, пока не поймет, что происходит и кто в этом заинтересован. – Калеб пусть доверяет тебе сколько угодно, но как по мне, слишком уж близок ты был к Адаму.

Дверь за ней дернули, один длинный, плавный шаг – и ладонь Майкла легла на деревянную поверхность, удержав ту закрытой. Он снова оказался вблизи, тело его обволокло Кассандру теплом, и он вперил в нее тяжелый взгляд.

- Нет времени на объяснения – ситуация с Адамом становится все опасней.

- Найди время, - поторопилась потребовать Кассандра. - Что это значит?

- Эй! – прозвучал женский голос за дверью.

- Это означает, что я больше не под прикрытием в Зодиусе, - заявил Майкл. – И если у меня нет другого выбора, кроме как получить данные от тебя, я пойду на это. Нужно найти и уничтожить Красную стрелу, пока не стало слишком поздно.

Дыхание Кассандры застряло в горле. Это означало, что… о Господи.

- Ты сказал Адам…

- Никогда не доберется до тебя. – Он взял ее ладонь и загнул на нее пальцы. – Убью его или любого другого, кто рискнет. Я буду поблизости, Кассандра, наблюдать за тобой. Защищать тебя. В крайнем случае, если будешь нуждаться во мне, позвони с того телефона. Я запрограммировал его на автодозвон. - Он провел по ее щеке пальцем, по спине от его слов вкупе с прикосновением побежали мурашки. – И не позволяй Уэсту дотрагиваться до тебя. Это меня бесит. А я реально хорош, когда ухожу взбешенным.

Он отпустил дверь, успев придержать, когда та начала отворяться. Секундой спустя Майкла и след простыл, а в помещение ворвалась старушка. Бабуля, узрев беспорядок в одежде Кассандры, фыркнула от отвращения и удалилась в кабинку.

Кассандра провела рукой по переливчатой черной юбке – благо ткань шелковая, посему на ней сейчас ни морщинки. Не собираясь ползать по полу в поисках пуговок, она сняла пиджак и подошла к зеркалу.

При первом же осмотре стало понятно, что видок у нее еще тот: волосы всклокочены, на подбородке и скулах следы от помады. Она посмотрела в глаза…

Кассандра нахмурилась, сердце заколотилось, и, округлив глаза, девушка наблюдала, как исчезает зеленый, постепенно сменяясь черным. Задохнувшись, Кассандра попыталась сдержать накатывающую панику. Она наклонилась к раковине, как будто при взгляде с более близкого расстояния изменится реальность увиденного. Но это не так. Ее глаза определенно стали черными, а теперь уже настолько черными, что на фоне бледной кожи и светлых волос, вновь аккуратно собранных на затылке, они поглощали все ее лицо.

Она прижала ко лбу ладонь. Этого не может происходить на самом деле. После захвата Адама Кассандре удалось получить на руки документацию Авы по исследованиям Соединения жизней, и девушке было известно, что для того, чтобы полностью преобразовать ее в джитэка и укрепить связь с Майклом, необходимо обменяться кровью. Ум лихорадочно работал, пытаясь найти возможные причины преобразования соединения жизней. Возможно, таким образом Майкл пытался подобраться к Красной стреле и ее отцу.

От этой мысли подкосились колени, и Кассандра вынуждена была обеими руками ухватиться за раковину.

- Что же ты со мной сделал, Майкл? - прошептала она.

Глава 8

Через минуту после того, как оставил Кассандру в туалетной комнате, Майкл возник на крыше отеля, где предстояла встреча с Калебом. Чертовски благодарный другу за то, что тот еще не появился, он принялся мерить крышу шагами. Он с наслаждением вспоминал время, проведенное с Кассандрой, но тут же его начинали терзать воспоминания о том, как своими руками сжег возможность притязать на нее, как на свою женщину, спутницу жизни. Он провел ладонью по лицу, каждая мышца тела от напряжения подрагивала. Майкл напомнил себе, что он человек контроля, человек, который, невзирая на то, что столько времени провел подле Адама, сумел не перешагнуть через тонкую грань, разделяющую добро и зло. Он служит ренегатам. Но увидев, как Брок Уэст клеился к Кассандре, почувствовал сильнейшее желание закатать ублюдка в асфальт. Не приди к нему Кассандра… ну, он не знал, что бы выкинул.

Направление ветра слегка переменилось, и материализовался Калеб, который мгновенно оценил состояние Майкла.

- Я так полагаю, ты встретился с Кассандрой?

Майкл заставил себя прекратить расхаживать, уперев одну руку в обтянутое джинсом бедро.

- Она согласилась сделать копию жесткого диска.

Калеб прищурился.

- Ты поставил ее в известность, что больше не работаешь под прикрытием у зодиусов?

- Поставил, - ответил Майкл. – И поклялся защищать ее. Единственное, о чем умолчал, так это насколько она будет нуждаться в моей защите. Кассандра все за Брока переживала. Но она не глупая. Знает, что на нее нацелился Адам. Ей известно, что раз я отпадаю, тот пришлет за Красной стрелой кого-то другого. Полагаю, сейчас ей нужно переварить кучу информации.

- Мне очень жаль, Майкл, - мрачно проговорил Калеб. – Понимаю, ты не хотел бы, чтобы она участвовала во всем этом. Будь все иначе…

- Калеб, не ты все это сотворил, - прервал его Майкл. – Ее папаша. Из-за него она попала в поле зрения Адама. Какого черта он вернул ее из Германии? Нужно было прикончить сукиного сына, когда приставил лезвие к его горлу.

Майкл снова принялся расхаживать, мысленно возвращаясь к тем событиям в Грум-Лейке. Как бы ему действительно хотелось убить Пауэлла, а не устраивать представление для Адама. Но, черт, глядеть при этом Кассандре в глаза… это разрывало его на части. Два года, которые Майкл пробыл вдали от нее, показались ему адом, но каждый божий день он видел, как меркнет душа Адама, а вместе с ним и Авы. Он был там, и он знает. Поэтому Майкл пообещал себе, что, дабы не утащить Кассандру за собой, он не довершит связь обменом кровью. Ему нужно было прикончить Пауэлла. В мире бы стало намного безопасней, а ненависть Кассандры удержала их от соблазна.

Калеб уселся на бетонный блок, огораживающий кондиционер, и устремил задумчивый взгляд в небо, словно как и все эти годы знал, где витают мысли Майкла.

- Убийство такого типа, как Пауэлл, превратило бы тебя в убийцу. А это не ответ.

Майкл даже расхаживать перестал.

- Скольких мы убили по приказу этого человека?

- То был наш долг, - напомнил ему Калеб. – Чтобы защитить Родину.

- Теперь-то нам известны личные планы Пауэлла, - заметил Майкл. – Я подвергаю сомнению каждый его приказ.

- В любом случае, - проговорил Калеб, - порешив его, ты сделал бы неверный выбор.

- Если бы я его прикончил, - запальчиво пробормотал он, стоя спиной к Калебу, лицом к горизонту, - сейчас не было проблемы под названием «Красная стрела».

Калеб поднялся на ноги и присоединился к другу, несколько минут они стояли, вглядываясь в ночную даль.

- Я сотни раз мог бы убить Адама, - произнес Калеб.

Майкл стрельнул на него взглядом.

- Он же твой брат, - проговорил он. – За тебя это сделаю я.

- Давай для начала выясним, как заставить его не взорвать мир из могилы, договорились? – Он похлопал Майкла по спине, который позволял подобные выходки одному лишь Калебу. – Когда Кассандра вновь окажется в безопасности, мы сходим выпить пивка и заодно спланируем его смерть.

Выпить пивка с Калебом. Поцеловать Кассандру. Взять ее под защиту. Если бы все и в самом деле было так просто. Но это не так, и Майклу об этом известно.

***

После того, как Майкл оставил ее в туалете с угольно-черными глазами, Кассандра пришла к выводу, что на пресс-конференцию ей лучше не являться, так как чернота очей сразу даст Броку Уэсту понять, что она обратилась в джитэка.

Но прокравшись в свой номер, Кассандра обнаружила, что цвет ее глаз сменился привычной зеленью. Она понятия не имела, что это означало, а обдумать все как следует не оставалось времени. Девушка торопливо сменила пиджак, потом кое-как успокоила себя и успела-таки на встречу.

Спустя два часа Кассандра с Броком, попрощавшись с журналистами, вернулись в бар. Если черные глаза оказались явлением временным, то взбунтовавшиеся из-за Майкла гормоны до сих пор гудели по всему телу. И наказанием послужила тупая боль между бедрами, заставившая Кассандру сильнее свести ноги.

У нее всегда была бурная плотская реакция на Майкла, но никогда девушка еще не ощущала подобное. Словно ее тело по собственной воле решило завершить соединение их жизней. Кассандре стало страшно. О жизненных узах они знали ничтожно мало, но и те крохи были недоступны, поскольку хранились в Зодиусе. В одном лишь она была уверена: чем сильнее будет становиться Майкл, тем чувствительней Кассандра - к их связи.

- А ты крута в диалоге с прессой, - отметил Брок, не отрывая глаз от эсэмэски в телефоне. На лице подполковника мелькнуло раздражение, после чего он сосредоточился на Кассандре. – Послушай-ка. Хотел пригласить тебя на ужин, однако у меня возникли непредвиденные дела. Мы можем отложить до завтра?

Ее захлестнуло облегчение. Несмотря на то, что рядом нет угрозы в лице Майкла, у Кассандры не вызывали ни малейшего интереса очевидные намерения этого мужчины обольстить ее. «Хотя, - скривившись, подумала Кассандра, - не то чтобы вообще какой-нибудь мужчина мог бы соперничать с Майклом».

- В любом случае я устала, - проговорила девушка, берясь за сумку. – Ждать тебя в десять утра в вестибюле, откуда отправимся в аэропорт?

Не двигаясь, Уэст впился в нее горящим, призывным взором. У Кассандры даже возникло ощущение, что он знает, какая она вся мокрая. Внезапно ей захотелось стать невидимкой.

- Ты ничего не ответила на мое приглашение поужинать.

Первое же желание – отшить его. Но тут Кассандра загорелась испытать Уэста. Майкл прав: ей нужно знать, кто лжет, а делать Брока своим врагом – не самый умный ход, особенно тогда, когда ей нужно стащить информацию из его жесткого диска.

Она выдавила из себя улыбку.

- Утро вечера мудренее. Завтра нам предстоит длительный перелет.

- И нам нужно перекусить. Можем сделать это вместе. – Его мобильный тренькнул следующим сообщением, и Брок вздохнул. – Мне нужно идти. Увидимся утром. - Он соскочил с места, и Кассандра посмотрела ему вслед.

«Интересно, кто же его позвал?» – спросила у себя девушка.

Кассандра схватила свои вещи и, предаваясь воспоминаниям о прикосновениях Майкла, отправилась в номер. Он сейчас за сотни миль от нее, но один телефонный звонок – и Майкл в считанные секунды окажется тут. Часть ее желала выкинуть его через балкон отеля, другая же уговаривала набрать номер, спустить Полкана, а потом спросить, как он мог целых два года не давать о себе знать. Затем упросить прийти к ней в постель и унять то одиночество и боль.

- Да будь ты проклят, Майкл, - прошептала она, войдя в темную комнату номера и прислонившись к твердой деревянной поверхности двери. – Не желаю еще раз через это проходить.

В коридоре раздался голос. «Брок», - определила Кассандра. Она знала, их номера расположены на одном этаже, только не думала, что так близко.

- Она в своем номере, - говорил он. – Там, где и я сейчас бы был, не позвони ты. – С минуту Уэст слушал. – Я же говорил, что понимаю и заберу. А она – часть моего плана, который вы прервали. – Еще несколько секунд молчания. - Отлично. Я там буду. – Потом последовала приглушенная брань, скрипнула и захлопнулась дверь в соседний номер.

Он говорил о ней! Господи помилуй, если на проводе был ее отец. И что это он собирался забрать? Красную стрелу? О, нет. Тогда, стало быть, это не папа. Возможно, это был… Адам. Или Майкл? Нет, это уже мания. Разве что Майкл талантливый актер. Она прикусила нижнюю губу. И в чем тут можно быть уверенной после всего произошедшего?

Она включила свет и положила портфель и кошелек у стены. За считанные мгновения скинула туфли, одновременно стаскивая юбку. Не меняя рубашку и пиджака, быстро схватила джинсы и натянула на бедра. Потом пришел черед практичных сапог.

Кассандра, таясь, последовала за Броком. Нужно выяснить, что происходит и кто за всем этим стоит. И кому, если, конечно, таковой вообще имеется, Кассандра может доверять. Она задумалась, и ею овладело болезненное предчувствие. А что, если в сегодняшнем разговоре тот, кто представился Калебом, вовсе не Калеб, а Адам? Голоса близнецов похожи ведь? Резко вздохнув, девушка заставила себя вернуться к действительности. У нее обрисовывалось все больше причин следить за Уэстом, и в любую минуту он приоткроет завесу.

Слишком многие погибли в Грум-Лейке и, возможно, только возможно, предугадай она действия отца, сумела бы их спасти. Кассандре невмоготу было сидеть сложа руки, повторно рисковать и ошибиться в побуждениях генерала. Не могла она также отважиться и снова довериться Майклу – а вдруг потом выяснится, что он все еще с зодиусами. В одном Майкл был прав: Кассандра не должна сидеть и праздновать лентяя, позволив гибнуть невинным. Она должна действовать и остановить происходящее. А еще вывести лжеца на чистую воду.

В настоящий момент это означало, что никому нельзя доверять.

Кассандра уже выуживала из сумочки ключи от арендованной машины, когда Брок открыл, а потом закрыл за собой двери в вестибюль. Прислушиваясь к его шагам, она развернулась в коридоре и стрелой бросилась к лестнице. Промчавшись пятнадцать лестничных пролетов, девушка добралась до гаража, понадеявшись, что поездка на лифте заняла у Брока больше времени.

Грудь ее лихорадочно вздымалась, когда Кассандра, наконец, достигла подземного уровня. Она остановилась, осторожно перевела дыхание. И уже открывала дверь, когда увидела Брока, заползающего в свой арендованный автомобиль. Тачка Уэста стояла возле ее. Со всеми предосторожностями Кассандра скользнула за дверь и бесшумно закрыла ее, после чего, спрятавшись, за синим фордовским «пикапом», подождала, когда отъедет Брок. Только Уэст тронулся с места, как Кассандра бросилась к своему автомобилю, страстно пожелав в этот момент заиметь авто-кликер, а не обычно прилагавшийся к арендовавшимся машинам дурацкий ключ. Провозившись треклятой штуковиной в замке, она на ощупь начала заводить авто. Адреналин у Кассандры зашкаливал. Она завела автомобиль и вырулила на улицу, причем очень вовремя, так как успела заметить, куда свернул Брок.

Спустя пять минут Брок, на «хвосте» которого висела Кассандра, завернул в переулок за комплексом белых каменных зданий, возле Национальной Аллеи, в нескольких шагах от них во всем великолепии высился Мемориал Линкольна. Время приближалось к одиннадцати часам ночи, и улицы были практически безлюдными, только то тут, то там изредка мелькали одинокие пешеходы.

- Блин, - буркнула Кассандра, и, поняв, что начинает кричать и размахивать руками, заставила себя сдержать эмоции и проследовать за Уэстом в узкий переулок. Остановив машину в глухом проулке на окраине какого-то парка, девушка погасила фары. Покидать безопасность автомобиля Кассандре вовсе не улыбалось. Инстинктивно она полезла в сумочку за оружием, и, осознав, что его там нет, состроила гримасу. Будучи «военным ребенком», Кассандра научилась пользоваться оружием, едва начав ходить. Но пронести пистолет через службу безопасности аэропорта, да еще в столицу, после событий одиннадцатого сентября нереально. И никого не интересовало, госслужащий ты или нет.

Прикинув свои возможности, Кассандра схватила сотовый телефон, который дал ей Майкл. В груди что-то сжалось при виде номера, внесенного в память телефона. Но нет, она поклялась, что скорее в аду похолодает, чем она позвонит. Но вместе с тем, девушка понимала, что схватила телефон, поскольку не собиралась позволять гордости стать поперек безопасности. Если в ее не самом гениальном плане что-то пойдет не так, как она рассчитывала, то Кассандра, само собой разумеется, призовет на помощь Майкла. Единственный, кому Майкл позволял причинить ей боль, был сам Майкл. «Есть у меня что-то общее с папулей», - мрачно решила девушка.

Кассандра установила на телефоне беззвучный режим, после чего, засунув его в карман, толкнула дверцу автомобиля. Кошелек она оставляла в машине, дверь тоже закрывать не стала - меры предосторожности на самый крайний случай.

Посмотрев расположение деревьев на улице и статуй в парке, девушка моментально оценила укрытия и составила возможный план отступления – сказалась папина школа, - после чего перебежала улочку и прокралась к заднему фасаду здания. Прижимаясь к стене, она пробралась мимо двух зданий. Наконец нашлось то, что надо: на траве за аллеей росло несколько кустарников. А с той стороны, где припарковался Брок, доносились мужские голоса.

Пригибаясь, Кассандра поползла по траве к кустарникам.

- Я начинаю сердиться, Брок. – Голос был низким, глубоким и страшно знакомым, хотя Кассандра не смогла его узнать. Вроде знакомый, что послало вдоль спины мурашки, потому что этот был человек одним из Грум-Лейковских джитэков. – Адаму нужен кристалл и документация, которая поможет применять его на джитэках. Это что, так чертовски сложно сделать?

- Да знаю, что нужно Адаму, и я работаю над этим, - огрызнулся Борк, который явно не боялся зодиусов. – Пауэлл ни с кем не желает делиться информацией. Он утверждает, что стрела, находящаяся на стадии испытаний, еще не готова к применению, а после истории с Грум-Лейком генерал будет хранить молчание, пока не доведет ее до ума.

- Что-то мне начинает казаться, что мы ходим вокруг да около, - предположил зодиус. – Ты обязан забрать ее и немедленно.

- Не диктуй мне, Люсьен, что нужно делать, - парировал Брок. – Это хреново вокруг да около и без того крутится чересчур быстро, поэтому я не собираюсь пока и палец о палец стукать. Отстранив Пауэлла, обращусь кое к кому. После чего начну контролировать правительственную деятельность… то есть мы станем ее контролировать. Но это подразумевает терпение, которым ты, Люсьен, никогда не обладал.

Люсьен! Ага. Теперь-то она вспомнила этот голос. Он принадлежал одному из самых преданных Адаму зодиусов. Чтобы подтвердить подозрения, девушка слегка раздвинула листья и, высунувшись, увидела высокого мускулистого мужчину с остриженными по-военному светлыми волосами. Она тут же узнала Люсьена.

Тот сделал несколько шагов навстречу Броку, оставив двух сопровождавших зодиусов позади. Брок же, скрестив руки на могучей груди и расставив ног по ширине плеч, ждал. Люсьен прошептал Уэсту что-то на ухо. Кассандра плохо расслышала что, но вроде: «Если ты провалишь, Адам убьет нас обоих».

«Да, именно это он и сказал», - решила девушка, но тут до нее донесся ответ Брока:

- Да чтобы я, да никогда, - он тоже говорил едва слышно. – Пауэлл испытал Красную стрелу на людях. Его компания НРВО собирается испытать ее на джитэках.

- То есть тебе он не доверяет, - обвинил Люсьен. – Ты должен войти в штат его сотрудников НРВО.

- Я близок к тому, чтобы стать своим человеком, - защищался Брок. – Хотя бы для его дочери…

- Майкл перешел на сторону ренегатов, - перебил его Люсьен. – А как все мы знаем, эти двое бывшие любовники. Нам известно, что они виделись. Кассандра Пауэлл должна быть устранена.

Кассандра едва сдержала вздох. Адам хочет ее смерти.

- Вы совсем там из ума выжили? – возмутился Брок. – Она же единственная, кроме него самого, за кого Пауэлл отдаст то дерьмо. Если она погибнет, тот рехнется. Это заставит его насторожиться – и у меня не получится подобраться к Красной стреле, пока не станет слишком поздно.

- Нет, если это будет выглядеть несчастным случаем, - проговорил Люсьен. – И пока он будет предаваться печали, на короткое время «отключит» свою настороженность. Воспользуешься этой возможностью, чтобы выкрасть Красную стрелу.

- Я хочу переговорить с Адамом, - потребовал Брок.

Люсьен и двое других солдат зодиусов заржали.

- Адам не ведет диалогов с людьми, - произнес Люсьен, отсмеявшись.

- Я не был бы человеком, дай он мне эту проклятую сыворотку.

- Так заработай ее, - заявил Люсьен. – Добудь нам Красную стрелу.

- Пауэлл хочет, чтобы я закрутил роман с его дочерью, - проговорил Уэст. – Он уйдет в отставку, а я буду вместо него уже его зятем. Правой рукой. Это круче, чем Красная стрела. Нам будет известен каждый шаг правительства.

- Нам уже ни к чему будет знать об этих шагах, - промолвил его собеседник. – С помощью Красной стрелы мы будем контролировать людей. Для этого нужно лишь убрать с пути ренегатов. – Воздух сотряс смех Люсьена, низкий и глубокий. – И вообще за шесть месяцев ты так и не смог залезть под юбку к этой суке. Поэтому не буду я делать на тебя ставки. Нам известно, что Майкл имеет на нее сильнейшее влияние. Она ответственная. А тебе нужна сыворотка крови. Хочешь стать одним из нас – убей ее.

Кассандра уже предостаточно наслушалась. Она едва могла дышать. Девушка начала отползать, понимая, что если ее засекут, то прикончат на месте. Хрустнула веточка. Кассандра замерла, ощутив, как внимание собеседников обратилось в ее сторону. Ум лихорадочно заработал. Ее еще не заметили, да и не хотелось бы, чтобы вообще увидели. Она раздумывала – осторожно отступать или же черт с ним, с этим шумом, пора задать стрекача. Наконец, стремление убежать взяло верх. Кассандра, напрягая все мышцы, пустилась наутек, стремясь оказаться за углом здания прежде, чем ее обнаружат.

Завернув за угол, она была ослеплена фарами и оглушена ревом мотоцикла. Секунду спустя мощная рука, обхватив за талию, подняла девушку в воздух. Кассандру моментально обволокло теплом и ощущением безопасности, невзирая на то, что ноги ее болтались над тротуаром. Майкл. Внезапно все обиды и обвинения о его намерениях перестали иметь значение. Главное, он здесь. А это означало, что у нее появился шанс выжить сегодняшней ночью.

Глава 9

Два солдата, прибывшие с Люсьеном, перенеслись в ветре, после чего Брок остался наедине с зодиусом, который горел желанием надрать Уэсту задницу. В глазах Люсьена полыхал гнев, и тут дверь его взятого на прокат автомобиля распахнулась и шибанула Брока так, что мужчину спиной припечатало к металлической поверхности. Тот вздрогнул от боли и пообещал себе, что наступит день, когда он наконец станет джитэком, вот тогда-то он, Люсьен, и попляшет. Он разорвет его собственными руками на мелкие части. О, как же будет наслаждаться каждой секундочкой этой кровавой бойни. И он станет джитэком. Уэст гениально раскинул карты. Или Адам, или Пауэлл дадут-таки ему эту сыворотку.

- Ах ты, зараза тупая! – прогремел Люсьен. - За тобой же следили! - Он смерил его подозрительным взглядом. – А может, ты донес Пауэллу, что встречаешься со мной? Клянусь, Брок, если я узнаю, что ты работаешь на обе стороны, порву.

- Если за кем и следили, - яростно хрюкнул в ответ Брок, проигнорировав очевидную правду, - то за тобой. Меня даже и не было бы здесь, оставь вы меня, к черту, в покое. У тебя вроде как есть пули «Зеленый шершень». Они из золота. Поскольку пока нет Красной стрелы, силой пробить бронежилет ренегатов и ранить обладают лишь эти пули. Что и служит доказательством моей преданности.

- После того, как я проверю пули и они докажут свою эффективность, - отрезал Люсьен, - возможно.

- Дьявол тебя забери, Люсьен. – Он рванул к нему. – Эти пули используют в паре с Красной стрелой. Используйте их, чтобы ранить ренегатов. Пометьте Красной стрелой и хватайте. Не используйте проклятые штуковины, пока не заполучите КС. Я единственный после Пауэлла, кто сможет вам их дать. Но тогда он поймет, что я его предал.

- Очень на это надеюсь, - рыкнул Люсьен.

- Позволь мне делать мою работу, Люсьен. И сия работа включает в себя чертову Кассандру Пауэлл, причем не трахнутую.

Люсьен зарычал.

- Единственный, кто тебя трахнет, если ты обнаружишь наши планы, так это Пауэлл. Адам не просто хочет выманить у Пауэлла Красную стрелу, он намеревается с ее помощью контролировать ренегатов и заставить брата присоединиться к нему. Не представляешь, насколько он взбесится, если ты помешаешь. Поэтому предлагаю поскорее украсть эту Красную стрелу вкупе с инструкцией по применению ее на джитэках. Это единственный способ доказать свою лояльность. И умертви Кассандру Пауэлл, пока я случайно не свернул твою тонюсенькую человеческую шейку. – Вокруг них взметнулся ветер и через мгновение Люсьен исчез.

Брок сжал кулаки и отлепил ноющее тело от капота. Блин, это был хренов капец. Слишком долго он выкарабкивался из той дерьмовой дыры - Чикагского жилищного хозяйства , где отец ежедневно избивал его до потери сознания, чтобы позволить Люсьену или кто-либо еще использовал его в качестве козла отпущения.

Будущее за джитэками и той надписью на стене. А он хочет присутствовать в том будущем. И если он не сваляет с Пауэллом или Адамом дурака, то станет его частью. Пауэлл пообещал, что Брок поведет за собой новое поколение джитэков. Более сильных. Более быстрых. Способ держать джитэков под контролем уже существовал. Способ же обойти Красную стрелу он найдет и будет единолично надзирать за джитэками. Теперь дело за малым – взобраться на вершину сей пищевой цепочки.

Уэст метнулся к автомобилю, на ходу доставая телефон, чтобы позвонить Пауэллу. Если информация, которой он поделится сегодняшней ночью, не заставит Пауэлла ускорить темп и ввести Броку новую, улучшенную сыворотку джитэк, а НВРО – работать, то изменений ему точно не видать как своих ушей. И потом, Брок считал, что Пауэлл не заслужил его лояльности, пусть Уэст и не был самым преданным последователем Адама. И все же лучше так, чем оставаться человеком. А в качестве следующего пункта Адам обозначил девчонку Пауэлл. Все это мелочи, конечно, но если понадобится, он станет убийцей Кассандры.

Брок нажал на автодозвон.

***

Пауэл спал как убитый, когда его все-таки разбудила трель мобильного телефона. Он нащупал его на тумбочке и, раздраженно посмотрев на определившийся номер, нажал на кнопку ответа.

- Лучше, Уэст, ей быть хорошей.

- Майкл ушел от зодиусов, - выпалил тот. - Он теперь с ренегатами.

Пауэлл, моментально встревожившись, сел. Майкл. Гребаная отрава его существования. И без того плохо, что в Белом доме кто-то «сливает» зодиусам информацию о Красной стреле. Теперь еще и ренегатам станет о ней известно, вообще супер. А если сюда вовлекли Майкла, то Кассандра в опасности. О Красной стреле не должно быть известно ни единой душе, пока Пауэлл не возьмет ситуацию под свой контроль.

- Что именно произошло, Уэст? – нетерпеливо уточнил он.

- Люсьен потребовал встречи. Адам намерен воздействовать Красной стрелой на ренегатов и заставить их к нему примкнуть. А еще он считает, что Майкл использует вашу дочь для поисков КС, чтобы уничтожить ее.

- Это бред, - заорал Пауэлл в трубку. – Моя дочь не станет сотрудничать с Майклом. Пошел он к черту, Уэст! Мужик пытался меня прикончить. И пусть Калеб доверяет Майклу, а ведь он Х2-положительный, но тот был с зодиусами на протяжении двух лет, что доказывает мою правоту. Всех джитэков следует взять под контроль. Мы не имеем права доверять ни единому из них.

- Совершенно с вами согласен, сэр, - поддакнул Уэст. – Введите мне сыворотку джитэк, генерал. Я готов к бою. Верну всех до одного джитэков под ваше руководство.

Пауэллу так и слышалось, как мужчина исходит слюной по сыворотке, ведь немногие знали, что оная имелась у него в запасе. Правительство опасалось сыворотки, страшилось, что из-за нее появится больше Адамов. Но оно перестанет трусить, как только увидит Красную стрелу в действии. Впрочем, боялись почти все люди, но Пауэлл к ним не относился. И он не намеревался ждать, когда они справятся со своим страхом, ему нужно создать как можно больше солдат.

- Подполковник Уэст, существует определенный риск.

Смерти.

- Сэр, солдат всегда рискует.

Для Пауэлла этого оказалось довольно. Ему не терпится пойти на риск - Пауэлл не против.

- Доставь мою дочь домой в целости и сохранности, и мы поговорим. - Пауэлл подошел к углу бара в своей спальне, налил в стакан виски и сделал глоток янтарной жидкости. – Приставь к моей дочери команду наблюдения, - проговорил он. – Убедись, что их снабдили оружием, необходимым для дачи отпора джитэкам. Майкла Тейлора убить на месте.

Пауэлл не собирается позволять Майклу подобраться к нему, прикрываясь его дочерью. Еще никто не выставлял его дураком и после этого оставался в живых, хвастая содеянным. Он отсоединился и набрал другой номер.

- Алло, - раздался томный женский голос, пославший огненный шар к его пояснице.

Джоселин. Одна из наиболее сведущих в вооружении женщин на этой планете. Женщина, благодаря которой были созданы «Зеленый шершень» и Красная стрела.

Его влечение к ней походило на наркотик и с каждым днем все более усиливалось. Поначалу Пауэлл привлек ее только лишь из-за денег и той боли, какую она могла доставить его врагам, в частности, одному общему недругу. Майклу. То, как ее он предал было похоже на предательство самого Пауэлла. И генерал горел желанием увидеть, как он за это поплатится.

Их обоюдное желание заставить Майкла страдать переросло в нечто эротического характера, и пусть самого секса пока не было, Пауэлл рассчитывал, что вскорости это изменится. Он обожал, когда Джоселин становилась раздраженной и язвительной, но при этом оставалась невероятно женственной. Генерал не видел необходимости говорить женщине о том, что Майкл присоединился к ренегатам. Нет нужды вселять в нее ложную надежду, будто тот изменился. Она же женщина, в конце концов, да и вообще слишком уж слаба духом, так как не соглашается идти на кое-какие риски. В отличие от Чайна, который не возражал ради всеобщего блага принести в жертву пару-тройку человек.

Именно поэтому Джоселин не принимала участия в работе Чайна.

- Мы готовы испытать Красную стрелу на джитэках.

Пауэлла оглушил возбужденный визг. Эта работа была ее гордостью и радостью. И невзирая на уговоры генерала, отказывалась передавать стрелу кому-то, пока лично не сможет проверить то, как она работает.

- Просто чудесно, - прокричала Джоселин. – Поверить не могу – наконец-то это свершится. Чайн говорил, что солдаты к Красной стреле будут готовы только через несколько недель. Когда?

- Завтра вечером, - проговорил Пауэлл. – Не хочется мне, чтобы было раскрыто местонахождение лаборатории. Испытуемых следует доставить к объекту безо всяких проволочек.

- Конечно, - промурлыкала она вполголоса. - Все, что потребуется. Она слишком важна, чтобы идти на ненужный риск.

Ненужный риск. Угу. Не в бровь, а в глаз. Просто Джоселин не поймет, что это неизбежно. Поэтому Пауэлл сосредоточился на том, что понятно им обоим.

- Уверена, что она сработает? Точно та комбинация поразит их иммунную систему?

- В лаборатории ни в чем нельзя быть уверенным на все сто без идеального подопытного, - заявила Джоселин. – Но я, в отличие от некоторых, могу быть.

Пауэлл поджал губы.

- Не тот ответ, который мне хотелось бы услышать.

Она издала смешок, нежный, шелковистый.

- Ты такой требовательный, - попеняла она. – Стрела сработает, генерал.

Улыбка тронула его губы, от облегчения напряжение в груди ослабло.

- Мы, Джоселин, собираемся спасти мир. Ты ведь знаешь это, правда?

- Ой, ну конечно, - отозвалась женщина. – Знаю. Жду не дождусь, когда это можно будет отпраздновать. – В сказанных словах послышалось чувственное обещание, отчего в его паху потяжелело. Она возбуждала Пауэлла, но не так, как слава величайшего генерала всея времен, которая его покроет в недалеком будущем. И ни одна страна не осмелится угрожать Америке ядерным оружием. Джитэки что-то вроде ядерной бомбы замедленного действия. А пультом управления ими будет владеть лишь он один. Это абсолютно, чертовски восхитительно.

***

Мотоцикл пронесся за угол и остановился у рощицы. Майкл, стремясь оттянуть время, выключил двигатель, затем ссадил Кассандру на тротуар. Он не посмел перехватить ее возле автомобиля, потому как опасался, что зодиусы заметят ее раньше, чем Майкл сумеет отвлечь на себя их внимание. Перед тем, как напасть на жертву, зодиус прощупывал почву и жертву – человек тот или джитэк, после чего атаковал.

Подняв на мотошлеме визор, Майкл прорычал:

- Я ведь велел, черт тебя дери, быть осторожной. А вот подобное – не осторожно.

- А еще ты наказывал никому не доверять, - не согласилась Кассандра. – Даже тебе.

От гнева внутренности скрутило в узел.

- Если ты не заметила, то я - тот парень, что спас твою сладкую попочку.

- Полагаю, тебе что-то от меня нужно, - огрызнулась девушка.

От подобного замечания Майкл аж зубами заскрежетал, и, вытащив из кобуры на ноге вессон , протянул его Кассандре. Пользы ей от него ноль, но зато он так будет чувствовать себя много лучше.

- Промеж глаз и не раздумывай. После того, как твой отец начал травить их бог знает зачем транквилизаторами, они стали носить бронежилеты.

- Пытается, не убивая, их пометить, - возразила она, поглаживая оружие. – Он не намеревается убить зодиусов или подвергнуть пыткам.

Ну да, конечно. Майкл купится на это примерно так же легко, как заставит Кассандру снова ему доверять. Впрочем, не время для споров.

Он наблюдал, как девушка быстрыми, уверенными движениями произвела осмотр оружия, смазано ли оно. Ей необходимо сохранить твердость, столкись она с зодиусом лицом к лицу.

- Дуй в номер и запри за собой дверь. Никому не открывай, пока я туда не подойду, - скомандовал Майкл. Вдоль спины побежали мурашки от приближающегося сильнейшего шторма, давая сигнал: зодиусы на подходе.

- Беги! – прошипел он тихонько. Кассандра моментально развернулась и припустила бежать – маленький симпатяшка солдат благодаря наставничеству отца превосходно выполнял приказы. Одно из немногого, что полезного в ней воспитал генерал.

Майкл опустил визор и устроился за кустами, дожидаясь, когда шторм нашепчет ему дальнейший план действий. Ветер - его оружие, такая же неотъемлемая часть Майкла, как кровь, бегущая по венам. Он живое существо, с которым можно обмениваться мыслями. Ветер подчинялся Майклу. Если бы он захотел, то никто не сумел бы переместиться в ветре. Даже Адам и Калеб.

Жаль только нельзя воспользоваться способностями. Надо убедить их, что он человек, хорошо хоть мотошлем позволяет сохранить анонимность. За Уэстом мог стоять кто угодно – и список тех, кто поддержит Брока, бесспорно, возглавлял Пауэлл. Притворись Майкл человеком, также не помешало бы зодиусам возжелать его смерти. Они ведь понимали: в том переулке он слышал каждое распроклятое слово, причем не только о Кассандре.

Майкл, заведя мотор, резко рванул с места, направив мотоцикл в сторону зодиусов, чтобы дать Кассандре время ускользнуть незамеченной, а самих солдат заставить поверить, будто он был единственным человеческим зрителем в тех кустах. На пути тут же возникли двое солдат, Майкл срезал путь справа по траве. Они следовали за ним по пятам, но мужчина рассчитывал, что в таком людном месте зодиусы побоятся воспользоваться Поступью ветра.

Майкл влетел в бордюр и, приподняв переднее колесо мотоцикла, пролетел над препятствием. Позвоночник мгновенно пронзила дрожь – оба солдата оказались не настолько осторожными, как он подумал. Твою ж мать! Они воспользовались Поступью ветра, и хотя Майкл запросто сумел бы их остановить, все же не посмел, так как подобным способом выдал бы себя с головой.

Майкл развел ноги пошире, позволяя мотоциклу проехать дальше, сам же полетел вниз, рухнул и перекатился на земле. В спину впивались острые камешки, оставляя на ребрах и мышцах глубокие царапины. Но времени на боль у него не было. Он сделал еще один кувырок, достав на ходу две пушки – одну с пулями, вторую с транквилизаторными дротиками.

Зодиусы накинулись на него, Майкл выстрелил дротиком прямо в лоб одному из солдат, но второй успел-таки всадить в него пулю. Грудную клетку разорвала боль, когда сквозь, как предполагалось, непрошибаемую броню прошла пуля противника.

Солдаты споткнулись и повалились, что дало Майклу минуту до того, как джитэкский метаболизм вновь поднимет их на ноги. Игнорируя раны, Майкл стиснул зубы от боли и поднялся на ноги. Под шлемом градом стекал пот, футболка насквозь пропиталась кровью. Быстро оценив обстановку, Майкл навел оружие на одну из целей. Мужчина отметил, что свидетели отсутствуют, хотя не станет ручаться, что тут точно никого нет. Берите любого свидетеля и к проблемам Люсьена прибавятся трупы.

Майкл безжалостно пустил солдату пулю между глаз. Он не знал их, что, впрочем, нельзя назвать неожиданностью. Ученые Адам заверили его, что смогут размножаться за счет сыворотки, изготовленной из крови Адама, а также тех сывороток, кои он прихватил с Пауэлловских складов и теперь раздавал направо и налево всем желающим, словно это были конфетки. Так продолжалось дотоле, пока до Адама не дошло, что ученые оказались не правы, и они не смогут продублировать сыворотку крови.

- Вам точно не стоило меня бесить, - обратился Майкл к трупам солдат, не испытывая ни малейших угрызений совести за их ликвидацию. Он был солдатом и вымуштрованным убийцей; и именно этим занимался всю сознательную жизнь. Он делал то, чего не умели и не сумеют совершить другие, а ведь должен же кто-то заниматься подобными делами. Мужчина не знал, что делать со всем этим «букетом», но он определенно не для Кассандры.

Майкл намеренно воспользовался транквилизаторными дротиками, чтобы остановить зодиусов, и сознательно подставил себя под смертельные удары. Подобными дротиками пользовались в армии для усыпления зодиусских солдат, и именно по аналогичной причине воспользовался ими и Майкл. Дабы максимально дольше оставаться вне радаров Адама, пока Кассандра и Красная стрела не окажутся в безопасном месте. Призвав ветер, Майкл исчез вместе с ним, а туман смешался с дождем. Скоро его потянет ко сну, поскольку рана требовала регенерации. Необходимо добраться до Кассандры и защитить ее, прежде чем он окончательно истечет кровью.

***

- Сукин сын! – выругался Люсьен, стоя над телами своих погибших солдат, хмуро созерцал «роспись» в виде транквилизаторного дротика во лбу, рядом с пулевым отверстием. Армейцы Пауэлла. Это означало: генерал уже в курсе, что Брок сотрудничал с зодиусами. Красная стрела для Люсьена накрылась пыльным пледом. Придя в ярость, он сжал кулаки.

Невдалеке взвыли сирены. Черт. Черт. Черт. Последнее, что ему сейчас нужно – толпа людей. Люсьен схватил телефон и нажал на быстрый набор номера зодиусской команды зачистки. Завершив вызов, он внезапно нахмурился, когда взгляд наткнулся на следы крови в нескольких шагах от тел. Мужчина направился к ним и, присев на корточки, прикоснулся. Люсьен воспользовался своей редкой способностью - умением считывать метафизическую энергию, оставляемую некоторыми живыми существами.

- Майкл, - прошептал он. Тот, кто был здесь сегодня вечером, не человек. Это Майкл.

Ветер изменил направление, и Люсьен поднялся на ноги. У одного из тел материализовался Тэд, нагнувшись, он выдернул изо лба солдата дротик.

- Повержен людьми, - проговорил он и фыркнул. – И ты полагаешь, что способен заменить Майкла? Ты действительно веришь, что люди не сумеют одержать над Майклом верх?

- Да пошел ты, Тэд, - произнес Люсьен. У тел появилась команда зачистки, и Люсьен взмахом руки велел им приступать. Те схватили мужчин и скрылись.

- Неа, - ухмыльнулся Тэд. – Пошел ты, Люсьен. – Он, подстрекая, зарычал. – Адам обо всем этом узнает, и ты станешь ничем иным, как кормом для волков.

- Это ты ничто иное, как кучка мусора. Неужели ты и правда думаешь, что Адам допустит подобных тебе к своему королевскому кругу? Мой отец был сенатором, дед – генералом армии. Поэтому-то нам и известно о существовании Красной стрелы. А что ты можешь сделать, за исключением слежки за слабенькой телкой? – Он глумливо обвел взглядом мускулистый кусок дерьма. – Ты – ничто, всего-навсего одна из домашних зверушек Адама. Собачка, выполняющая трюки.

Внезапно ветер переменился, став недобрым, горячим и диким - один из признаков приближения Адама. И он был чрезвычайно зол. На лице Тэда выражение холодной ярости сменилось ехидным высокомерием.

- Посмотрим, посмотрим, кто сейчас будет «собачкой».

Адам, затянутый в черную кожу, появился в обществе двух волков, крутящихся вокруг его ног. К великому огорчению Люсьена, Поступь ветра не убивала мелких ублюдков. Во всяком случае, не тогда, когда их переносил Адам.

- В честь чего мне испортили вечер удовольствий? – прорычал он. «Удовольствия» - это когда группку людей бросают на растерзание волкам. Тот, кто выживал, получал инъекцию вожделенной сыворотки. Пока же выжить не удалось никому.

Тэд продемонстрировал Адаму транквилизаторный дротик.

- Люсьен пришел и наткнулся на двоих наших, убитых армейцами Пауэлла.

Адам выгнул бровь, голос стал низким, но угрожающим. От слов его повеяло смертью:

- И ты, Люсьен, не поставил меня в известность?

Волки, словно передавая ярость своего повелителя, оскалились и зарычали на Люсьена. Адам ненавидел терять джитэков. Люсьен вскипел от гнева. Эти зверюги ни разу даже не рыкнули на Майкла, но вот их хозяин рассердился – и они рычат на него. Вот наступит день, и волки перестанут скалиться на него. В один прекрасный день твари станут уважать его не меньше Майкла. Люсьен поднял окровавленные пальцы.

- Это Тэд с его ограниченным умишком не сумел отследить, - ответил он, бросив на Тэда ядовитый взгляд. - Майкл следил за Броком Уэстом, и, безусловно, пытался что-то разнюхать о Красной стреле.

- Другими словами, - заметил Тэд, - Майклу известно, что наш контактор Брок Уэст – предатель.

- И о чем это говорит? – вызывающе бросил Люсьен. – Сорвать маску с Уэста перед Пауэллом, значит, обнаружит перед ренегатами Красную стрелу. Не в их интересах, чтобы Пауэлл «похоронил» Красную стрелу, но большего, чем мы, добиться не сумеют. Адам, все идет по плану. Уэст подобрался к Красной стреле. А Майкла ранили. От полученного ранения тот сейчас уснет. - За это время он подберется к Кассандре Пауэлл – и та труп. Люсьен не станет дожидаться, когда ее убьет Брок. Только не тогда, когда почти провалил дело. Теперь он самолично займется этим.

Неподалеку взвыли полицейские сирены. Адам, не отрываясь, буравил Люсьена взглядом.

- К завтрашнему вечеру принесешь доказательства, что она мертва, не то сильно пожалеешь. – Он метнул на Тэда пронзительный взор. – Мне не нравится, когда меня прерывают. Советую найти способ компенсировать мне потерянное удовольствие, прежде чем вернетесь в город. – Адам исчез в ветре, при этом после него не шевельнулся даже листочек.

Люсьен и Тэд смерили друг друга взглядом, между ними прокатилось жажда насилия, после чего оба скользнули в ветер. Прежде чем все подойдет к финишу, один из них умрет, но не раньше Кассандры Пауэлл.

Глава 10

Не появись Майкл, Кассандра была бы уже мертва, и у девушки осталось лишь стремление выжить. Проходя мимо места, где ранее был припаркован арендованный ею автомобиль, она почувствовала, что вот-вот появится Поступь ветра. Все тело резко охватило возбуждение, девушка вынула ключи от автомобиля и направилась к лестнице, отметив, что тачка Брока отсутствует, и взмолилась, чтобы ему не позволили вернуться обратно в отель. Она не могла гарантировать, что сумеет увернуться от той пресловутой пули, пока находится в своем номере.

От нервов у Кассандры свело желудок, пока она поднималась по лестнице первого этажа, не желая рисковать нарваться на Брока. Этому человеку приказано ее убить. Не хотелось бы столкнуться с ним на широкой лестнице. Протолкнувшись в двери, девушка промчалась по малолюдному холлу к лифту, и страшно обрадовалась, когда двери лифта открылись без промедления.

Шагнув в кабину, Кассандра уже вовсю придумывала правдоподобную историю, на случай столкновения с Броком. Однако думать почему-то было тяжело, сдавали нервы, разум затуманивался. Она пришла в ужас, когда Люсьен отдал приказ ее убить, но помимо всего еще и переживала за Майкла. Он попал в переплет – Кассандра чувствовала это каждой клеточкой своего тела, практически слышала его затрудненное дыхание. Что сводило с ума. Она стала человеком с зодиусским джитэком внутри себя. Кассандра видела, до какого уровня Майкл сумел развить в себе способности, и обратила внимание на его невероятную силу. Но и это не унимало тревогу, что нарастала внутри наподобие американских горок.

Лифт дзинькнул, открываясь на ее этаже, и Кассандра выскочила вон, обрадовавшись, что коридор оказался пустым. Едва подойдя к двери в ее номер, девушка уже знала, что Майкл внутри, хотя осознание не было столь же ярким, как обычно. И тут же в сознании сама собой возникла мысль, причем не вопросительная, – Майкл ранен.

Придя в волнение, Кассандра с силой провела ключом-картой по замку, и уже пересекала порог номера, когда дверь рядом с ней открылась, и появился Брок.

- Мне вот интересно, где тебя носило, - проговорил он, направляясь к ней. – Я беспокоился. И только что стучался.

Ага, только что, в задницу. Просто нет слов – как он умудрился обогнать ее, хотя, как именно ему это удалось, она примерно знала.

- А я-то думала, что беспокоится только папа, - едко проговорила девушка. – Пыталась найти круглосуточную аптеку, да без толку. Похоже, за зубную пасту с щеткой утром в аэропорту я буду готова отдать руку и ногу. – Кассандра поморщилась от такого ужасного оправдания, ведь можно было сослаться и на обслуживание номеров, однако слово не воробей. Брок медленно подошел ближе, чересчур близко. Кассандра не обернулась к нему, но все же ощутила аромат его одеколона, и от этого запаха ее замутило, чего доселе никогда за ней не замечалось. Этот человек ее потенциальный убийца, позволь она, конечно, этому произойти. Противостоять ему девушка могла только так. Впрочем, Кассандра была достаточно умна, чтобы понять: важно хорошенько пораскинуть умом, обдумать, что делать дальше, если хочет остаться в живых.

- Поздновато для шатаний по улице в одиночку, - холодно заметил Уэст, в глубине глаз светилось подозрение.

- Я военная чикса, - напомнила она ему, пытаясь говорить весело, однако голос прозвучал резко даже для собственных ушей. – А мы рискнем жизнью и здоровьем ради зубной щетки.

Он пристально ее рассматривал, выглядя при этом не слишком убежденным. Но тут его глаза затуманились, отчего у Кассандры возникло желание пнуть его пониже пояса, особенно после того, что она услышала. Неужели он сначала хочет с ней переспать, а потом, в один «прекрасный» день ухлопать?

- Мы оба не спим, - проговорил Уэст, - так почему бы не провести досуг под одной простыней?

Ее пальцы сжались вокруг металлической ручки, и уже готовы были толкнуть дверь, чтобы успеть скрыться внутри, но Кассандра вынудила себя остановиться и обернуться к подполковнику. Ей пришлось сделать над собой усилие, чтобы выдавить улыбку.

- Я выдохлась и решила уйти пораньше, - сказала девушка. – Мы ведь условились на завтрашний вечер, если не так устанем. Давай оставим все как есть.

Внимательный взгляд из-под тяжелых век, тягучая тишина, сменились, наконец, словами:

- Тогда до встречи в холле через тысячу часов?

- Именно, - буркнула девушка и скорчила недовольную мину. Десять часов утра – несусветная рань. Кассандра помахала рукой. – Спокойной ночи. – И не стала дожидаться ответа. Толкнув дверь, она поторопилась ее захлопнуть. А для пущей надежности закрыла на щеколду.

- Я буду наслаждаться, убивая этого сукиного сына.

Сердце у Кассандры екнуло, когда она, повернувшись, увидела у изголовья кровати Майкла; его темные волосы обрамляли лицо, длинные мускулистые ноги были вытянуты поперек кровати, а руки прижимали кроваво-красное полотенце.

В груди что-то сжалось.

- О, Господи. – Стало понятно, что полотенце, прижимаемое им к себе, и в самом деле насквозь пропитано кровью, поскольку Майкл истекал кровью. Она рванулась вперед и взлетела к нему на постель.

- Почему на тебе нет зодиусского бронежилета? – спросила Кассандра, отнимая окровавленное полотенце и делая попытку осмотреть повреждение, однако кровищи было столько, что осмотреть рану не получалось, поэтому она еще раз поднадавила. – Не суть важно, что ты там о себе возомнил, но ты не бессмертен. В твоих возможностях регенерировать невероятно быстро, но, как и любой из нас, ты можешь истечь кровью.

Майкл задрал футболку, демонстрируя тонкий, обтягивающий, словно вторая кожа, комбинезон.

- То, чем они меня поразили, не относится к типовым патронам.

Ее глаза округлились при виде тонкого, непробиваемого для пуль комбинезона, сделанного по самым современным технологиям. Папуля умрет за возможность загрести их в свои руки.

Прижав руки к его животу, на Кассандру вдруг нахлынули воспоминания об интимных моментах, пережитых ею с этим мужчиной.

- Как такое возможно? – осведомилась девушка. - Насколько понимаю, ни одна пуля не должна проходить сквозь твою броню. Гранаты и ракеты, что-то мощнее – да, но никак не пули.

- По всей видимости, у зодиусов появился новый вид боеприпасов, - произнес Майкл. - После того, как ты вырежешь из меня пулю, я отдам ее в лабораторию ренегатов.

Сердце Кассандры ухнуло вниз.

- Пуля до сих пор в тебе? Ты уверен?

От напряжения красивые черты застыли.

- Уж поверь мне, - сказал он. – Она там, и чем быстрее ты ее вытащишь, тем скорее я урою Брока этой самой простыней.

- Ты слышал это? – потрясенно спросила она, ведь ни один нормальный человек не смог бы отчетливо слышать через дверь, да еще с кровати. Два года назад у него не было подобных способностей.

- Я слышал все, - заявил Майкл, хватая ее за руку. Следующее, что осознала Кассандра – он втаскивает ее на себя и прижимает к длинному, крепкому телу. – В том числе и то, что убьет тебя.

Их взгляды встретились и замерли, и на мгновение Кассандра напрочь забыла обо всем, помня лишь то, что когда-то значил для нее этот мужчина. Каким надежным и правильным ощущалось его присутствие. И сейчас ей отчаянно было необходимо почувствовать себя в безопасности.

- Отпусти меня, пока ты не причинил себе еще больше боли, - запоздало воспротивилась Кассандра, ладони несильно пихнули его в грудь. Адам отдал приказ ее убить, она трусит, а губы Майкла были так близко, слишком уж близко.

- Тебя сегодня там могли убить, - возразил мужчина, в голосе его появились рычащие нотки.

- Так не убили ведь, - прошептала Кассандра. – Но мне во что бы то ни стало нужно было за ним проследить. Нужно узнать наверняка, кому я могу доверять.

- Поскольку мне ты не доверяешь, - забиячливо бросил Майкл, и ответа дожидаться не стел, ведь обоим было известно, что он озвучил истину. – Все, что я учинил в тот день в Зоне 51, совершил для защиты жизней невинных людей, в том числе и твоей.

- Дело не в одном дне, - поправила его Кассандра. – Два года, Майкл. Два года ни слуху ни духу. Мог хотя бы весточку мне послать. – Она опять толкнула его, делая попытку слезть с него, но Майкл прижал ее покрепче. – Отпусти меня, пока ты не истек кровью и не умер. – Секунда утекала за секундой, а в глазах его теплилось пламя, челюсти же были крепко сжаты. И ее сердцу это – ну… сердцу это причиняло боль. В отчаянии девушка прошептала: - Пожалуйста. Майкл, отпусти.

Он отпустил ее, и Кассандра отползла к краю кровати, ощущая себя ослепленной автомобильными фарами ланью, которая только что чудом избежала лобового столкновения. Ее притягивали его глаза. Кассандра ощутила неразрывную связь - казалось, что она знает его. И если уж на то пошло – как много ей было известно о Майкле?

Она потянулась к телефону, чтобы позвонить в отдел регистрации и обслуживания гостей. Не оборачиваясь, девушка проговорила:

- Закажу доставку кое-каких вещей.

***

Майкл, лежа на кровати в нескольких шагах от Кассандры, прислушивался к ее разговору с оператором. В Кассандрином голосе угадывалась дрожь от эмоций, причиной которых, как он знал, был сам Майкл. Ему хотелось оберегать ее, но понимал, что только причинит ей лишнюю боль.

Майкл заморгал, отгоняя мушек, туманящих зрение. Он ни черта не имел права терять сознание. Особенно, пока не извлекли пулю.

Собрав всю волю в кулак, Майкл заставил себя двигаться и чудом умудрился снять ножи со своего всего обвешанного оружием тела, после чего свалил его на тумбочке. Взяв нож, он перерезал один из ремней на бедре и положил на край кровати, решив, что так будет проще удалять пулю. После чего, с величайшим усилием, Майкл, не обращая внимания на боль, принял сидячее положение, чтобы снять футболку. В любом случае, необходимо вылезти из этой никчемной брони.

Повесив трубку, Кассандра повернулась к нему и ахнула:

- Ты что, сдурел? Из тебя же кровь хлыщет. Прекращай двигаться. – Воинственно сложив руки на груди, она устремилась к Майклу.

Ее взгляд встретился с его, со скоростью бетонной плиты врезаясь в грудь. Воспоминания. Притяжение. Кассандра сглотнула, а Майкл наблюдал, как двигается нежное горло. Никакая боль и потеря крови не помешают Майклу предаваться мечтам, как он целует ее, ласкает.

- Ложись, Майкл, - скомандовала Кассандра, и, несмотря на вызывающий взгляд, голос ее дрожал.

- Мне лучше снять эту футболку, - произнес он, голос его был не намного уверенней ее. Майкл силен - люди панически боялись его, – а он робел перед этой женщиной, считавшей его бесчестным. Господи, как же ему не хотелось, чтобы настал этот день. Он совершенно не горел желанием встречать этот день. Блин. Он ведь ушел, чтобы не возвращаться.

- Позволь мне это сделать, - негромко проговорила девушка, в словах слышалась мольба. – Сейчас нужно отбросить все, что между нами произошло, Майкл, и дать мне это сделать. Прошу.

Сколько раз Майклу хотелось еще раз услышать свое имя из ее уст, и как часто он размышлял, что этому не суждено случиться? Мужчина сгорал от желания вновь втащить ее на себя – не важно, что этот выбор ошибочен, - ведь, в конечном счете, Майкл не даст себе снова от нее уйти. Ему не хотелось повторно причинять ей боль. Но именно это и произойдет, если Майкл не найдет в себе сил оставить ее разгневанной и отдалившейся от него. И все равно, в нем по новой взыграла ревность. Ему жизненно важно еще хотя бы раз заняться с ней любовью. Скоро, совсем скоро он так и поступит. Наверное, это делает его эгоистом – ну и пусть. Майклу нужно это, чтобы суметь прожить без нее свою жизнь.

- Придержи полотенце на ране, - проговорил он, голос был столь же натянутым, что и каждый мускул на теле. – Как только я стяну с тела футболку, тебе нужно будет снять с меня броню. Пока это не случится, ты не сможешь извлечь пулю.

Она кивнула и быстро надавила на рану. Потянув за футболку здоровой рукой, Майкл протащил ту через голову, оставив болтаться на плече рядом с ранением. Кассандра осторожно, дюйм за дюймом, помогла ее снять, после чего выбросила на пол. Майкл протянул руку и отнял полотенце от «царапины».

Кассандра вздрогнула от количества вытекшей крови.

- Ты потерял слишком много крови. Нужно остановить ее. Держись.

Девушка потянулась вперед, и их руки соединились. По его телу пронеслось сочетание боли и возбуждения, когда Кассандра произнесла:

- Не могу найти молнию. – После этого предупреждения она перекинула ногу через его колени и ухватилась за плечи Майкла, удерживая равновесие.

И снова его взгляд удержал ее – налетели эмоции, былые и настоящие, с завуалированным смыслом и невысказанными словами.

- А мне-то казалось, что ты на меня зла, - проговорил Майкл, понизив голос.

Она полоснула его взглядом, но перед этим мужчина успел заметить, как прелестное лицо пересекла печаль.

- Я давным-давно перестала сердиться, - прошептала девушка.

- В беседке ты выглядела страшно разъяренной, - заметил он.

Она обратила на него взгляд, но потом отвела его.

- Ну, возможно, я до сих пор чуточку раздражена.

Кассандра вся ушла в процесс расстегивания молнии от плеча к левому здоровому боку. Бронежилет свободно повис на правом травмированном боку и удерживался полотенцем, которое прижимали к ране. Силы уже были на исходе, а из-за потерянной крови у Майкла начала кружиться голова.

Кассандра перенесла свой вес на ноги и, отняв полотенце вместе с бронежилетом от раны, торопливо отбросила материю в сторону, а на его место приложила, придавив ладонями, другое полотенце.

- Куда провалилась эта треклятая служба доставки? - прошептала она.

Веки у Майкла отяжелели.

- Мы не можем ждать, - пробормотал он. – Пулю незамедлительно следует извлечь.

- У нас нет обезболивающего, - отрезала Кассандра. – Нечем тебя зашить. Нет бинтов. Все это принесут они. Не могу же я начать что-то делать до их появления.

Раздался стук в дверь, и девушка с облегчением выдохнула. Майкл заелозил, хватаясь за оружие. Кассандра воззрилась на пистолет, но все же промолчала, слетела с кровати и понеслась к двери.

- Минуточку, - прокричала она, остановившись на миг, чтобы отряхнуть перепачканный пиджак и вытереть руки, потом шустро натянула чистую футболку, отбросив заляпанную в сторону. Кассандра схватила сумочку и перед тем, как осторожно отпереть дверь, вынула деньги. Майкл разобрал, что у нее спрашивают, в порядке ли она, потом ее сетования: упала, дескать, поэтому и понадобились бинты. Спустя пару секунд девушка, наконец, отделалась от курьера и вкатила тележку. Майкл отложил пистолет, ставший неожиданно тяжелей обычного, в сторону.

Кассандра приблизилась к нему и протянула бутылку водки.

- Обезболивающее из нее не ахти какое, особенно при твоем метаболизме, но хоть что-то. Сделай глоток, а я пока принесу горячую воду. Понимаю, алкоголь на твой организм не возымеет эффект, но мало ли, вдруг, если ты выпьешь побольше да сразу – хоть немножечко поможет. Стоит попробовать.

Невзирая на свое отвращение к ней, Майкл взял водку, а Кассандра отошла подальше.

Грязно выругавшись, мужчина сделал несколько больших глотков; спиртное обожгло горло, напоминая о том, о чем Кассандра не могла знать. И словно донесся из могилы отцовский смех, напоминая, что Майкл, чем бы ни занимался и куда бы ни стремился, – плоть от плоти своего отца.

Кассандра вернулась и водрузила бутылку на ночной столик, куда ранее выложила все, что было в доставке. Она перевела дух.

Майкл ощутил ее нерешительность и поторопил Кассандру:

- Чем раньше мы сделаем это, - заметил он, - тем скорее я начну исцеляться.

- Я знаю, - выдавила девушка. – Знаю.

Он опрокинул в себя прямо из горлышка еще один глоток водки и протянул ей бутылку. Стерилизовать рану нет необходимости, все равно он не может подцепить инфекцию.

- Я когда-нибудь рассказывал тебе, как сильно мой отец любил хороший «водку мартини» ?

На ее лице отразился шок.

- Ты никогда не распространялся о своем отце.

Или матери, которая ненавидела его всеми фибрами души. Не то чтобы она напрямую сказала, что терпеть его не может, просто не писала, не звонила, и вообще ей было фиолетово, где он и чем занимается. Все-таки смахивает на ненависть. Майкл протянул Кассандре нож, и когда девушка взялась за него, он не выпустил лезвие из рук. Какая-то его часть страстно желала дать ей объяснение своим поступкам, и тем не менее это не изменило бы то, кем или чем он являлся. Выпустив нож из рук, Майкл, чудом удерживая полотенце на месте, повернулся на бок.

- Я же рассказывал о своем отце, - проговорил он. – Совершенно точно помню, как говорил тебе, что он мерзавец.

Кассандра протянула руку к полотенцу.

- Я его забираю. И да, теперь, когда ты обмолвился об этом, я до мелочей вспомнила описание ублюдка. – Она перешла к сути их дела. – Ладно. Давай сделаем это. В первую очередь необходимо взглянуть на пулю. – Девушка отняла полотенце, чтобы осмотреть ранку, и Майкл ощутил, как она очищает и промывает ее, по всей видимости, хочет получше ее разглядеть.

Кассандра прерывисто вздохнула, а потом выпалила:

- Мне надо оттянуть кожу.

- Валяй.

Кассандра не стала дожидаться еще одного приглашения – и когда пуля прошла вдоль ребра, Майкл дернулся и крякнул.

- Извини, - шепнула девушка. – Она глубоко, Майкл. Не получается добраться до нее. Придется тебя резать. – Кассандра прижала полотенце к ране и, наклонившись над ним, вгляделась в него с выражением отчаяния на лице. – Непременно нужно обратиться за помощью. Тебе просто необходимо к врачу. Майкл, нужны болеутоляющие. Я настаиваю.

Воспользовавшись последней капелькой энергии, Майкл протянул руку и, зарывшись пальцами в ее волосы, привлек девушку к своему телу.

- Послушай-ка, - проговорил он, не сводя с нее напряженного взора. – Ты обязана сделать это. Здесь больше никого нет.

- Врач…

- Врачи у ренегатов люди. А это говорит о том, что они не владеют Поступью ветра, мне же самолет ждать некогда. Я срочно должен это сделать.

Кассандра выдохнула и покачала головой, нижняя губка ее задрожала.

- Как же я ненавижу это.

«Они оба ненавидят», - подумал Майкл, потом отпустил ее и опять лег. Ресницы у него опустилась, глаза затуманились, а комната почему-то начала вращаться. Он потерял много крови. И не имел представления, как долго сможет продержаться. Майкл сглотнул, прогоняя угрожающий одолеть его приступ дурноты.

- Готов? - уточнила она.

Стиснув зубы, Майкл приказал своему желудку успокоиться.

- Угу.

Времени изменить свое решение Кассандра ему не дала. Плоть рассекла сталь, мгновенно разливая кислотно-жгучую боль. Он мужчина. На спине, лице и вообще всем теле выступил пот. Какими-то потайными уголками своего сознания Майкл знал, что Кассандра плачет, и все же работу бросать не намеревалась, пока не сделает все так, как положено. А еще он осознал, что она, наконец, нашла ту шальную пулю; тело Майкла, вопреки всем усилиям остаться неподвижным, дернулось, и мужчина едва сдержал крик боли, распространившейся по всем нервным окончаниям.

- Прости, - шепнула Кассандра за секунду до того, как он почувствовал, что лезвие снова рассекло его кожу и ее пальцы погрузились в его плоть. В глазах, голове моментально вспыхнули искорки света, пронеслись по его членам, погружая в темноту. Майкла охватила тревога - его, который сроду не паниковал. Ему казалось, что тьма вцепится в него когтями. А что, если он умрет, кто ж тогда защитит Кассандру? Но поздно: все вокруг почернело.

***

Прошло несколько часов после завершения «операции». Кассандра сидела на краю кровати и прикладывала ко лбу Майкла смоченное водой полотенце, страшно переживая за него и не зная, чем еще помочь. Она не раз видела процесс джитэкской регенерации, начиная от небольших укусов, порезов и судорог до более серьезных ранений. Но никогда, ни разу девушка не лицезрела что-либо похожее на те пытки, каким подверглось тело Майкла. Он пылал жаром, мышцы его конвульсивно дергались и сокращались. Кассандриному взору предстало, как они пульсируют под кожей.

Сломленная переживаниями, она свесила голову на грудь. Как долго его сердце способно будет выдерживать эту агонию? А что делать, если пуля была отравленная?

Ей придется обратиться за помощью к единственному человеку, которого она знала – Калебу. «Сотовый», - осенило Кассандру. У Майкла он есть. Может, в нем сохранен номер Калеба. Ощупав карманы, в одном из них она обнаружила суперплоский телефон.

- Да, - прошептала она, извлекая мобильник и быстро пролистывая сохраненные номера, но тут Кассандра обратила внимание на один из них и имя – «Адам». Сердце замерло. При виде этого имени у нее свело желудок, и, не имея сил остановить себя, она снова и снова просматривала его звонки. На сей раз ее желудок сделал кульбит. Майкл звонил Адаму совсем недавно. Ее ум лихорадочно заработал, когда она просмотрела дату и время. О, Боже мой. Он же звонил в ту ночь, когда виделся с ней в той уборной в Вашингтоне. А ей тогда наплел, что уже оставил Зодиус. С кем она беседовала по телефону? С Калебом или Адамом?

Неожиданно Майкл сел, и от этого действия Кассандра аж задохнулась, подумав, что тот собирается отобрать телефон. Но вместо этого, мужчина, согнувшись, помчался к ванной комнате. «Ему плохо», - сообразила Кассандра. И кинулась следом.

Она нашла его обнимающимся с унитазом и конвульсивно сотрясающимся. Ухватившись за дверной косяк, девушка заставила себя, невзирая на вопящее шестое чувство, не приближаться к нему.

Сжимая в руке телефон, она опять посмотрела на исходящий от Калеба. Обратиться за помощью или повременить? Кассандра наблюдала, как Майкла раз за разом сотрясался – ему было совсем худо. Разум анализировал, страх же свернулся в ней узлом. Она ведь слышала, как Люсьен отчетливо проговорил, что Майкл больше не с зодиусами, но а вдруг это подстроено? Это должно было сделать ее более чем готовой позвонить Калебу, однако, Боже помоги ей, она не в состоянии этого сделать. Ибо, что Калеб сделает с Майклом за то, что тот зодиус? И что еще важней, почему ей не наплевать на это?

Глава 11

Сев прямо и обшарив глазами комнату, Майкл охнул, когда сообразил, что находится на полу ванной, и ёлки-палки, с ним находилась Кассандра. Он втянул носом воздух, пытаясь собраться с мыслями.

- Осторожней, - шепнула она, прижав ладонь к его грудине, в этом месте он чувствовал легкие судороги, означавшие, что его тело исцеляется.

Ее аромат – нежный, женственный, такой восхитительно Кассандрин – незаметно проник в ноздри, возвращая его к действительности. На него обрушились воспоминания. Нападение, пуля. Часы в обнимку с проклятым унитазом, в течение которых Кассандра его утешала.

– Как долго я был в ауте?

– Около шести часов, – ответила девушка.

– Твою ж мать, – ругнулся он. Нужно позвонить Калебу. Майкл полез в карман и нашел его пустым.

Мужчина начал было вставать, но Кассандра удержала его за руку.

– Ты болел, Майкл, а я в жизни не видела болеющих джитэков.

– Я в порядке, – буркнул мужчина, дотронувшись до ее щеки. Черт. – Исцеление для большинства из нас проходит крайне болезненно. Но хорошо то, что хорошо кончается. – Он поднялся на ноги, потянулся, разминая мышцы. – Я почти излечился, только ослаб малость и должен поесть. – Майкл протянул Кассандре руку, помогая подняться.

– Какова причина реакции? – спросила девушка. Кассандра выглядела совсем разбитой: кожа бледная, под глазами от недосыпа образовались темные круги. – Это было жутко, Майкл. Я опасалась, у тебя сердце не справиться с тем, что происходило с телом.

– Врачи не знают причины, но работают над этим. Пока же лучшее, что они смогли установить – это крайний дефицит витамина С, уровень которого становится катастрофически малым во время процесса исцеления. – Он похлопал себя по карманам. – Ты не видела мой телефон?

Кассандра долго не сводила с него напряженного взгляда, потом проговорила:

– На тумбочке.

Почувствовав, что с ней что-то не ладно, Майкл нахмурился, но потом пожал плечами и отвернулся, необходимость переговорить с Калебом победила. Мужчина вошел в спальню, поморщившись при виде крови на постели и кавардака, который придется устранить.

Взяв телефон, он бросил взгляд на часы, отметил, что на дворе шесть часов утра. Майкл уже собрался нажать на быстрый дозвон, когда за спиной послышался голос Кассандры:

– Которому из братьев ты звонишь?

Майкл застыл и, повернувшись к ней, сосредоточил прищуренный взгляд на ее бледных чертах. Она необъяснимым образом казалась хрупкой, что заставило его испытать волнение, поскольку подобное состояние для Кассандры было неестественным.

– И что это значит, Кассандра?

– Я собиралась позвать на помощь, но увидев в твоем телефоне номера Калеба и Адама, засомневалась, кто из них поможет, а кто прикончит тебя.

При последних словах он резко выдохнул, в жилах забурлила ярость.

– Может, стоило самой меня прикончить, пока у тебя был шанс.

– Возможно, стоило, – парировала она в ответ. – Ты звонил Адаму в ту ночь, когда навещал меня. Той ночью мы… ну, знаешь, в уборной. Ты уверял, что ушел от зодиусов. С кем я разговаривала по телефону? С Адамом или Калебом?

Майкл не смог найти достойного ответа, который удовлетворил бы Кассандру. Вместо этого, он нажал на цифру с быстрым набором номера Калеба и повернулся к ней спиной.

Едва Калеб ответил, как Майкл выпалил:

– У нас проблема.

После чего поведал о вызывающих тревогу новейших вооруженных технологиях и связи Брока с Люсьеном. Наконец, он проговорил:

– Мне нужен Стерлинг. Необходимо, чтобы кто-то, кто не похож на тебя или твоего брата ни лицом, ни голосом, убедил Кассандру, что я с ренегатами… – Он запнулся. – А еще попроси его подтвердить, что вчера вечером я был под прикрытием у зодиусов.

Он повернулся и обнаружил Кассандру все ее стоящей в дверном проеме ванной. Взгляды встретились, и между ними заискрилась напряженность. Майкл протянул Кассандре телефон.

– Кстати говоря, это случилось за день до того момента в уборной отеля. Ты неправильно истолковала исходящие. Полагаю, меня всегда стремилась оговорить целая толпа народа. Впрочем, поговори со Стерлингом. – Кассандра была знакома со Стерлингом еще по Зоне 51, и слышала, что тот примкнул к ренегатам. – Спрашивай у него все, что вздумается. Обрети душевное спокойствие, которое я не могу тебе дать.

Тонкие черты ее лица исказило беспокойство.

– Понятия не имею, чего ты от меня хочешь, Майкл. – От напряженности слова прозвучали резко. – С какой стати ты решил, что я не должна задавать тебе вопросов?

– Я посчитаю тебя дурочкой, если ты этого не сделаешь. Доверяй Калебу, а не мне. – Именно это ему и требуется. Ее недоверие, ее ненависть. То, что поможет уйти от нее без каких-либо последствий. Он доставит ее в Санрайз, и покинет. Чем дальше от нее, тем в большей Кассандра безопасности. Станет работать на Калеба на расстоянии.

Девушка вздохнула и подошла к нему, забирая трубку.

– Привет, – произнесла Кассандра. – Это Стерлинг? – Они обменялись парой реплик, но она говорила холодно и отстраненно. Завершив короткий диалог, девушка протянула телефон Майклу.

Тот быстро подтвердил Калебу, что с ним все в норме и отключился. Предпочитая позже продолжить противостояние о том, что было между ними или не было, – а еще лучше никогда – мужчина захлопнул крышку телефона и сменил тему.

– Где пуля, которую ты удалила?

Девушка качнула головой.

– Вот так просто? Где пуля? Мы не обсудим то, зачем…

– Нужно было обговорить это со Стерлингом, – отрезал Майкл холодно, – поскольку ко мне доверие ты не питаешь. И не должна. Разговор окончен.

Ее челюсть медленно отпала.

– И это все? – Она глубоко вдохнула, потом выдохнула. – Ясно. Поняла. Это – дело. Поговорить с Калебом. Получить Красную стрелу. Все личное отбрасываем. Кроме тех случаев, когда ты думал, что это, возможно, убедило бы меня помочь. Готов на все во имя достижения цели? Правда? Целовал меня. Касался. Ах, да. А почему бы просто не взять и не оттрахать меня, как ты всегда это делал? Просто, чтобы убедиться: я сделаю все, что ты пожелаешь? Нет необходимости, кстати. Я не только хочу остановить Адама, я намерена доказать тебе, что ты ошибался. Адам раздул вокруг Красной стрелы и пыток шумиху, поскольку хочет отделить ренегатов от правительства. Поэтому, будь любезен! Забудь о личном. Отринь… нас. Наше прошлое. Выброси за борт все, кроме дела.

Кассандра отвернулась. Майкл сознавал, что должен ее отпустить, вот только не нашел в себе сил.

– Кассандра. Подожди. – Девушка остановилась, но не повернулась. Вязко тянулись секунды молчания, прежде чем мужчина едва слышно произнес: – Ты моя спутница жизни и я умру ради тебя.

Она полуобернулась, в глубине изумрудных глаз засветился гнев.

– Два года, Майкл, о тебе ни слуху ни духу, – бросила Кассандра. – Так что не скармливай мне дерьмо о спутницах жизни, поскольку, как выяснилось, это пустой звук. Ты ведь солдат, Майкл. Умрешь за благое дело - хоть убей не пойму, в чем его суть. Ты был со мной в Грум-Лейке. Потом как сквозь землю провалился. Был зодиусом. Теперь ты – ренегат. Я не знаю, кто ты. Интересно, знаешь ли это ты сам. – Она не стала дожидаться ответа. – Твоя треклятая пуля в стакане у кровати. Это «Зеленый шершень». Похожих пуль я еще не встречала. Мне надо в душ. У меня рейс.

Хлопнув дверью, она исчезла в ванной комнате.

***

«Пожалуй, сейчас не самый подходящий момент сообщить ей, что она не полетит тем рейсом», - размышлял Майкл, глядя на дверь. Да и некстати сегодня объяснять Кассандре: его не волнует «кто» он; его беспокоит «что» он. Ни один нормальный человек не сумеет перенести Поступь ветра. Ни один здравый человек не почувствует в себе рост силы при контакте с ветром. Никто из ренегатов не испорчен настолько, что сумел бы вынести жестокость жизни в Зодиусе. Лишь он один.

Но подобному разговору не бывать ни сегодня, ни когда-либо в будущем. Кассандра не спала, не ела; сбита с толку его возвращением. Ах да, еще малюсенькая подробность: Адам желал ее смерти. И она, несомненно, будет не где-то там, а под землей, в Санрайзской штаб-квартире ренегатов. За что Кассандра также его возненавидит. Вот ведь отстой. Хотя это даже хорошо. Ей полагается его ненавидеть. Только в этом случае Майкл сможет не забыться и не зашвырнуть ее на постель, где трахать до рассвета, а потом совершить тупое дерьмо – признаться в том, что любит ее.

И на сей радостно-долбанной ноте, Майкл прошел в комнату и позвонил в холл. Его рубашка была разодрана в клочья, штаны пропитаны кровью, и он не мог найти взамен другие, не привлекая к себе излишнее внимание. Как и следовало ожидать, за внушительные чаевые ему клятвенно пообещали новые шмотки. К заказу Майкл присовокупил апельсиновый сок и повесил трубку. Метаболизм нужно подпитывать, чтобы он смог полностью излечиться – на повестке дня это самое главное; кроме того, необходимо избавиться от всего окровавленного, что, увы, включает и матрас. Все это стоит денег, кучи денег, но его-то наличка уж точно не заботит. Баксы некогда принадлежали его папаше, и, не спустив их на благотворительность, ныне Майкл использует для финансирования ренегатов. Те не должны зависеть от своих личных ресурсов или же от государственных субсидий. Ведь зодиусов поддерживают частные источники – их заманили посулами да угрозами.

Майкл потянулся за пулей «Зеленый шершень», что лежала в стакане возле него, и похолодел, нащупав резиновую текстуру.

- Здравствуй, мама, - прошептал он с горечью, слишком близко знакомый с собственной технологией. После смерти отца, Майкл унаследовал часть акций компании, которая тяготила его и по сей день. Он не разговаривал с родителями с того самого дня, как узнал, что папочка продавал оружие террористическим организациям, а мать его покрывала. Она божилась, мол, отец не был в курсе, а Майкл лгал, когда утверждал, что отец якобы сам в этом признался.

До последнего дня родитель был уверен, что Майкл вернется по щелчку его пальцев. Убежден, что армия сделает из Майкла человека, и тот вернется в лучшую жизнь. Майкл не опровергал: он был похож на своего отца, ощущал его и принимал. Мужчина сознавал, что на некоем уровне также отринул эмоции, и в определенных ситуациях действовал так, как другим не дано. И все же Майкл не дал этой самой части себя разрастись и созреть в того, в кого превратился папа.

Майкл распродал акции, как горячие пирожки, но долю в исследованиях и разработках все-таки оставил. Он видел опубликованные отчеты по «Зеленому шершню», в том числе и ознакомлен с тем, сколько технических провалов имели место во время тестирований. Именно по этой причине дальнейшие испытания были вроде как приостановлены. Ах да. «Зеленые шершни» ведь от Тейлоров, значит все в ажуре. Все это к тому, что Адама снабжала ими его дражайшая матушка. Это означало, мать переняла эстафету отца – продавать армию. В конце концов, девиз Тейлоров - резня во имя денег.

***

Кассандра стояла, прижав ладони к лицу, под горячей струей душа и из всех сил старалась не расплакаться. Она запуталась более чем когда-либо в жизни. Снова Майкл разрывал ее душу в клочья. Она была убеждена, что до сих пор любила его. Это, по всей видимости, сведет-таки ее с ума.

Кассандра вспомнила его клятву. «Я умру ради тебя». Девушка горько усмехнулся под струями воды. Вот именно. Каждый день своей жизни этот человек играл в прятки со смертью. Таков его долг. В этом весь Майкл. Именно поэтому солдаты приносят лишь страдания. Мама предостерегала ее и оказалась права.

- Будь ты проклят, Майкл, - прошептала Кассандра, мысленно возвращаясь к тому дню у лифта, когда он оказался убийственно горячим. «Надо было уйти». Она прижала к лицу ладони, а затем снова мысленно встряхнулась. Дело не в ней и Майкле. Нужно защитить мир от Адама. Как тогда выйти и напустить на себя вид, что ничего особенного не произошло?

Оставалось лишь надеяться и молиться, чтобы обвинения против ее отца оказались беспочвенными. Он у нее один в целом мире. Герой, каким папа был в глазах маленькой девочки, исчез в том кошмаре Зоны 51. Но Кассандра считала, что ему надо предоставить возможность все исправить, поэтому-то и хотела помочь. Девушка понимала: у них нет иного выбора, кроме как переловить всех зодиусов. Они стали террористами всего человечества. Но Кассандра не вправе их истязать. Это ведь антигуманно.

По ее мнению, все джитэки – как зодиусы, так и ренегаты, - жертвы правительственного эксперимента. Им пообещали, что вколют прививки и только. Не-а, их нельзя подвергать пыткам и папа не станет частью всего этого. Но… подспудно Кассандра замечала в нем алчное стремление к власти, отчаянные попытки обелить себя и вернуть былое влияние.

Решение сформировалось, она протянула руку и выключила душ. Нынешним утром перед рейсом сделает копию жесткого диска. Если Красная стрела и в самом деле окажется в компьютере Брока, она сумеет отпереться от устройства для пыток. Запросто. Одна-единственная копия жесткого диска. После чего ренегаты объединятся с правительством и одержат над Адамом верх.

Кассандра потянулась к полотенцу и, едва начав обтираться, замерла от осенившей мысли. Зажмурилась. Ее одежда в соседней комнате, с Майклом. Великолепно. Просто чудесно. Можно, конечно, надеть пропитавшуюся кровью одежду. Или выйти в комнату в одном лишь полотенце на голое тело. В голове вспыхнули картинки ее и Майкла, занимающихся любовью, она прижимается к нему всем телом. Ой, не стоило. Идея с полотенцем не самая хорошая. Мысль о халате - то, что надо. Просто попросит Майкла достать его из чемодана.

Торопливо подсушив волосы полотенцем, Кассандра приоткрыла дверь.

- Майкл? - Никакого ответа. - Майкл? – Опять ничего. Кассандру обуяло чувство страха. А вдруг он потерял сознание? Или его лихорадит? – Майкл! – Потуже замотав вокруг тела полотенце, Кассандра с бьющимся в груди сердцем дернула на себя дверь, осмотрелась. Простыни и одеяла исчезли, матрас не то заменили, не то перевернули.

Кассандра обвела взглядом комнату, но Майкла так и не обнаружила. Не лежал он мертвым или умирающим на полу, что принесло огромное облегчение, но его вообще нигде не было видно. Дыхание застряло в груди. А что, если он и на сей раз ушел, не попрощавшись?

Внезапно распахнулась дверь на балкон, порыв ветра всколыхнул занавески с цветочными узорами, заставив тех затрепыхаться. В комнату шагнул Майкл, и ветер стих. Он был похож на воина - опасного, дикого. По пояс обнажен, но обмотан бинтами, джинсы низко посажены, открывая скульптурный пресс, длинные, цвета воронова крыла волосы были распущены и ниспадали до плеч.

Пусть он и убеждал, что не зодиус, все равно у нее не было никаких причин не испытывать страх. Такой сильный, что Кассандра едва могла дышать. Она страшилась собственных желаний. Знала, что неспособна устоять перед этим мужчиной, ведь, черт возьми, он снова причинит боль, предоставь она ему такую возможность. Мужчина обвел ее интимным взглядом из-под отяжелевших век, от которого у Кассандры ослабли колени.

В ее сердцевину моментально взметнулся пламень, и, зашипев, пожаром объял все тело. Соски затвердели, а между бедрами заныло. Охваченная огнем, сжигающим внутри и снаружи, Кассандра все же ощутила облегчение: Майкл ее не оставил, а то, как сильно она его вожделела – не важно.

У нее было два варианта. Сделав вид, что ему не запугать ее, прошествовать мимо и забрать одежду, или же развернуться и удрать в ванную. Ей нужно успеть на рейс и скопировать диск с компьютера Брока, да и Майкл уже лицезрел ее в полотенце.

- Ты не ответил, когда я позвала тебя, - проговорила Кассандра, его глаза вспыхнули, а хлипкая бравада под их жаром дрогнула, отчего голос у нее стал звучать с придыханием и незнакомо. Кулаки покрепче прижали к груди махровую ткань. – Испугалась, что тебе опять стало плохо.

Майкл, ничего не ответив, пожирал ее взглядом, от него протянулась чувственность - острая, густая, неодолимая. Огненная. Прямо-таки чертовски испепеляющая. Кассандра сглотнула, чувственное касание его темных глаз приковывало ее, возбуждало.

- Ну, скажи хоть что-нибудь, черт бы тебя побрал! – Так, сохраняем трезвый ум и действуем соответственно.

Но Майкл так и стоял, не проронив ни слова, удерживая ее взглядом; между ними повисло, притягивая магнитом, сексуальное напряжение, перед которым было невозможно устоять. Между ними всегда ощущалось сильнейшее притяжение; а процесс Соединения жизней только поднял их пыл на десяток отметин выше, превратив обычное вожделение в нечто темное, кипучее и всепоглощающее. Как будто желание обрело собственный разум и жизнь.

В отчаянии Кассандра отвела взгляд и бросилась к шкафу. Прикоснуться к нему было бы ошибкой. Это омрачит ее решение и исказит способности судить о человеке без влияния Соединения жизней. Но только Кассандра сделала несколько шагов, как Майкл был тут как тут, притягивая ее за руки.

- Согласись, ты ведь не думала, что сможешь разгуливать здесь в полотенце, и ничего не произойдет? - Он чуть ли не прорычал это за миг до того, как его губы обрушились на ее.

Кассандра потерялась в Майкле в то же мгновение, когда их губы соединились в горячем, голодном поцелуе, к которому она так страстно стремилась. Исходивший от него пряный мужской аромат, казалось, затапливал ее вены, словно афродизиак. Ее руки обнимали Майкла, его же – Кассандру. Он невероятно возбуждал, вызывал зависимость. Было забыто все противостояние, в голове не осталось ни одной связной мысли. Его пальцы погрузились в ее волосы, а ее - в его. Зубы покусывали, губы ласкали.

Полотенце растворилось, Кассандра прижалась грудью к его обнаженному торсу, пальцами поглаживая мужское тело; Майкл, притянув девушку поближе, одной рукой сжал Кассадрину попку, второй зарылся в ее волосы. В ответ она руками обвила его за шею, а талию обхватила ногами.

Она не сопротивлялась, по правде говоря, льнула, со всем отчаянием стремясь почувствовать его возле себя, внутри, прежде чем уйдет от него навсегда.

Как бы там ни было, но в Кассандрину голову каким-то чудом закралось ощущение реальности и, зарывшись пальцами в волосы мужчины, оторвала его от своих губ.

- Ты ушел, - прошептала она хрипло. - Ты ушел, не сказав ни слова.

Их взгляды скрестились, но сколько же в них было страсти - первобытной, горячей.

- Не представляешь, как много раз я желал снова все это испытать, - произнес Майкл низко, гортанно. – Как тяжело было просто думать об этом.

Его слова ошеломили Кассандру, потрясли масштабом их страсти, пусть даже это ничего не решало, не вносило ясность. Впрочем, телу девушки было все равно, его просто-напросто поглотила потребность. «Не задавай вопросов, если не хочешь получить ответов». Она и не спрашивала. Не в такую минуту.

- Докажи, - ответила девушка. – Докажи немедленно.

Кассандра не могла насытиться Майклом. Она прижималась к нему. Пылала для него. Мужчина склонился над ней, карая, изжигая, доминируя. Не было ничего нежного в том, как он брал ее - целуя, Майкл клеймил Кассандру. Грубая, животная страсть испепелила прошлое, оставляя лишь этот миг, за ним же следующий.

Они упали на кровать, Кассандра навзничь, внушительное мужское тело расположилось поверх ее, губы двинулись вдоль челюсти, по шее. Прижав груди друг к другу, Майкл обводил языком ее соски, посасывал и облизывал, пока те не затвердели.

Перекатывал между пальцев жесткие пики, потягивал и пощипывал почти до боли, но это доставило столько же удовольствия. Кассандра задохнулась, не сводя с него изумленного взгляда, ошеломленная, что это происходило в реальности. Майкл поднял голову, устремив взгляд ей в глаза, руки все еще обхватывали Кассандрины груди. Время, казалось, остановилось, когда оставшиеся без ответов вопросы, невысказанные слова обратились в пепел, возродив чары, что удержали их, заставили принять большее, нежели простая плотская потребность. Майкл выпустил ее из объятий, встал и потянулся к джинсам.

Эмоционально потрясенная, Кассандра испытывала полный восторг от чисто мужской силы Майкла. Привстав на локтях, девушка развела ноги пошире, куда хотела, чтобы он вернулся.

Она наблюдала, как он стягивает джинсы и нижнее белье с мощных ног и босых ступней и распрямляется во всем обнаженном великолепии, чтобы она могла полюбоваться им, вздыбленным членом, находящимся в полной «боевой» готовности. От вожделения перехватило дыхание, Кассандра поползла к нему, одновременно с этим Майкл потянулся к ней. Его ноги коснулись края матраса, и они слились в глубоком, исступленном поцелуе; просунув руку под ее попку, мужчина обхватил ее ладонью, нежно обвел пальцами полушария и заскользил ими вдоль расселины.

Кассандра же, обвив Майкла за шею, вся обернулась вокруг него. Его эрекция вклинилась между ее ног, и девушка застонала в его рот. Ожидание почувствовать его внутри себя сделалось почти невыносимым. Майкл протянул промеж ними руку и то пальцами, то членом стал оглаживать ее чувствительную плоть, затем ввел пульсирующую головку своей эрекции внутрь Кассандры, глубоко проникая в ее сердцевину. Их губы застыли в ласке. Несколько секунд они льнули друг к другу, сливаясь самым интимным способом, ее обнимала сильная рука. Каждый сантиметр тела Кассандры трепетал от наслаждения.

Майкл касался ее губ продолжительными, вялыми поцелуями, сосредоточившись на медленном скольжении вдоль внутренних стенок ее ядра. Кассандра выдохнула в его рот, когда он вошел жестче и ударил по ее центру – выдохнула от удовольствия, счастья, потребности. Последовал яростный порыв страсти, безумное раскачивание бедер и обострение ощущений. От одного длинного, сильного выпада они повалились на постель, Майкл расставил ноги пошире, требуя, чтобы Кассандра раскрылась для него больше.

Их тела двигались с бешеной скоростью, руки изучали, ласкали, цеплялись. Кассандра приподнималась с постели, встречая его выпады, испытывая адскую потребность в Майкле, от которой так и не сумела избавиться. Она отчаянно нуждалась в большем, нежели глубокие толчки его члена, и какой-то частью сознания девушка понимала, что это часть процесса Соединения жизней. Она и раньше испытывала нечто похожее, однако никогда это не было столь интенсивным, до такой степени всепоглощающим.

Майкл оторвал свои губы от ее, их окутали волосы мужчины, ниспадавшие до плеч. Когда он посмотрел вниз, его темные глаза стали дикими, голодными, страдающими - Кассандра знала: он чувствовал ее эмоции, - понимал потребность, что сжигала ее.

Не торопясь, Майкл сделал членом длинный, глубокий, чувственный выпад, отчего спина у нее выгнулась дугой, а бедра приподнялись, дабы принять больше. Чтобы стать ближе. Она никогда не сможет находиться к нему достаточно близко. И когда ей захотелось большего, Майкл выпрямил спину, подначивая ее, после чего медленно, мучительно приятно вышел из чувствительной середины. Оставив внутри головку члена, он сделал паузу, после которой вновь погрузился в нее один раз, потом второй, и вот они задвигались в очередном яростном исступлении.

Находясь на грани оргазма, Кассандра обвила Майкла ногами и, обняв за спину, застонала, когда он обрушил на нее поцелуй. Глубокий, томительно-прекрасный поцелуй, который отправил ее к краю блаженства. Сочетание его языка и движения бедер уничтожило ее самоконтроль, мышцы вокруг его члена начали сокращаться, а тело девушки задрожало от мощи наслаждения. С гортанным стоном Майкл, толкнувшись вглубь ее сердцевины, уткнулся лицом в ее шею, и Кассандра почувствовала пульсацию его освобождения.

Время на долгие мгновения остановило свой ход, пока они сжимали друг друга в объятиях, тела их вибрировали от испытанного, покуда мышцы медленно-медленно расслаблялись и отступала напряженность.

После апогея страсти обрушился взрыв иного рода, не имеющий ничего общего со страстью. Во всяком случае, не с познанной в наслаждении страстью. Взрыв, проистекающий из противостояния. Противостояния, что зрело в груди, смешиваясь с болью прошлого, болью, которую воплощал сам Майкл.

- Пусти меня! - закричала она, неожиданно испытав приступ клаустрофобии. Они занимались сексом. Чудесно. Просто замечательно. Ей не хотелось того, что будет после, не хотелось смотреть ему в глаза, когда станет противостоять прошлому и даже будущему.

- Полегче, дорогая, - промурлыкал Майкл у ее уха. – Что за спешка?

Он приподнялся на локтях и заставил ее сделать то, чего она так не хотела: посмотреть ему в глаза. В эти проклятые глаза, всякий раз заставлявшие ее думать, что ничто, кроме данного момента, значения не имело. Внушавшие: у них есть настоящее, только ей-то видней.

Ее горло словно набили ватой. А язык распух.

- У меня самолет. Нужно приготовиться.

Его глаза сверкнули решимостью.

- Ты не полетишь этим рейсом.

Он же это не серьезно.

- Конечно, полечу, - произнесла она. - Нам нужен жесткий диск.

- Мы не станем его копировать, - проговорил Майкл. – Брок ведь сказал Люсьену, что ему не больше нашего известно.

- Он горазд солгать, - сказала Кассандра. - Мы не можем не воспользоваться этим шансом. Обратный рейс - это прекрасная возможность получить тот диск.

- Единственное место, куда ты соберешься – это Санрайз, где и будешь в безопасности.

В безопасности. Он хотел держать ее в безопасности. Ладно. Она смерила его взглядом.

- Я не найду Красную стрелу в Санрайз-сити, и как я объясню папе свое отсутствие?

- Все, что тебе нужно делать, - прорычал он, – так это быть креативной.

- И в таком случае мы не получим жесткий диск и данные о Красной стреле!

- Поищем другой путь.

- Нет никакого другого пути, иначе, как мы оба знаем, ты ни за какие коврижки не обратился бы ко мне! – В ней вскипело разочарование. – Два года тебе было плевать, где я и что со мной. По какому праву ты сейчас диктуешь, что мне делать?

Майкл не сводил с нее напряженного взгляда - челюсти сжаты, глаза горят – такое ощущение, что вот-вот взорвется и наорет на нее, что когда-то уже бывало. И ей хотелось, чтобы он это сделал. Желала, чтобы высказал все, что было на уме. Вылез наконец-то из этой раковины. Но такого не произошло. Майкл скатился с нее и прислонился к спинке кровати.

- Ты не сядешь на тот самолет.

И снова он ее заткнул. Черт бы его побрал. С губ сорвался разочарованный выдох, Кассандра стала на колени, лицом к нему. Она не знала, на что больше злится: на то ли, что Майкл в очередной раз заставил ее замолчать, или на то, что он властная высокомерная задница.

- Я сяду на тот самолет, Майкл, и тебе меня не остановить.

- Посмотри на меня, - проговорил он с мрачной угрозой.

Сердце замерло, но Кассандра покачала головой. Она не собралась с ним спорить. В любом случае, сейчас это не аргумент – Майкл ей не доверяет.

- Нет, - бросила девушка вызывающе. – Это ты смотри на меня.

Кассандра метнулась было к краю постели, чтобы оттуда добраться до шкафа. В мгновение ока Майкл очутился у конца матраса, притягивая ее между своими бедрами. Моментально пришло осознание, что соски ее находились в нескольких сантиметрах от его лица. Его руки сжали Кассандрины бедра. Грудь девушки задела его скулу, и губы прижались к ее соску.

Она вздрогнула, и - черт с ним - изо всех сил старалась не перестать злиться. Кассандра лихорадочно вспоминала, зачем ей нужно было одеваться. Его язык обрисовал ее сосок. Бедра девушки напряглись, а сердцевина заныла. Внутри нее разрасталась потребность, но Кассандра силилась перебороть себя. Она желала этого мужчину, его силу, даже проклятую властность, немногословность. Это говорило о том, что ей действительно требуется помощь специалиста, ведь Майкл повторно собирался причинить ей боль. Она знала об этом. Да и Майкл, думалось ей, тоже. Вместе с тем, жесткий диск-то скопировать нужно, ведь это скорее всего спасет мир. И все равно она серьезно обдумывала возможность обратно запрыгнуть к нему в постель.

Уцепившись за решение уйти, да еще и испытывая досаду на собственную слабость, Кассандра толкнула его в плечи.

- К черту, Майкл. Я не стану заниматься с тобой сексом. Не позволю манипулировать собой. - Он пососал сосок, темные шелковистые волосы эротично защекотали ее кожу. Отчаянно пытаясь остановить его, пока сохранились остатки воли, Кассандра обхватила его голову. – Майкл, стоп!

Тот вздернул подбородок, в глазах появился вызов.

- Ты точно этого хочешь?

Она не отвела взгляда.

- Да. Хочу. – То есть желала, чтобы он так считал. – Я одеваюсь и ухожу.

Майкл выгнул бровь.

- Хочешь, поспорим?

Глава 12

Майкл не успел выполнить обещание, поскольку глаза Кассандры замерцали и их заволокла чернота. Мужчину охватила первобытная, неукротимая потребность заявить на нее права, вроде брачного спаривания, что все настойчивей требовала удовлетворения, необходимость бросить на постель и вбиваться в нее снова и снова. Майкл чертыхнулся.

- Кассандра, твои глаза полностью почернели. - Его взгляд обежал ее обнаженное тело.

Она что-то объясняла ему, но Майкл не слушал. Сознание было наполнено мощной, раскаленной добела потребностью, член налился и пульсировал. Что бы с ним ни происходило, было оно первичным, всепоглощающим. Не все лабораторные исследования процесса Соединения жизней оказались верными, понял Майкл. Складывалось ощущение, будто бы душа и тело сговорились, чтобы он овладел ею еще раз, и тогда процесс будет завершен. Но Кассандра никогда не стремилась стать иной. У нее появятся собственные дети. Погибни он, умрет и она. В некотором смысле это забирало его за живое. Мужчина отодвинул ее в сторону, нервные окончания приобрели большую чувствительность.

Кассандра от неожиданности споткнулась. Майкл потянулся было к ней, но остановился.

- Вот так-так, - проговорил он, проведя ладонью по затылку. Она обнаженная и такая чертовски горячая. Его женщина. Его. Блин. Нет, не его. Не должна быть его. Он Х2-положительный. Он… не тот, кто ей нужен. - Я не вправе к тебе прикасаться. - Он поддел с пола свои джинсы и просунул ноги внутрь. - Одевайся, пока я не передумал.

- Я…

- Одевайся, Кассандра, - приказал Майкл, стискивая кулаки по швам. Он изо всей силы старался поступить так, как будет для Кассандры лучше.

На лице девушки появилось потрясенное выражение, потом она кинулась к шкафу и начала одеваться. Майкл силился не смотреть. Но с треском провалился. Его взгляд жадно следил, как розовые шелковые трусики дюйм за дюймом скользят вверх вдоль длинных ног, скрыв небольшой треугольник темных волос. Втянув носом воздух, Майкл повернулся спиной, стараясь утихомирить внезапно рассвирепевшую жажду овладеть ее восхитительным телом.

- Они почернели в уборной отеля, после того как мы… повстречали друг друга, - заявила она за его спиной. – А через несколько минут вернулись к нормальному цвету.

Не успев себя остановить, Майкл обернулся к ней. Зря. Очень зря. Кассандра надевала лифчик. Розовый, в тон трусикам. Прозрачный. Ему захотелось сорвать его с нее. Майкл вскинул глаза к ее лицу.

- И не сообщила мне? Как ты могла такое скрыть?

- Поначалу я решила, что ты знаешь, а потом… - Она влезла в брюки и потянулась за шелковой блузкой кремового цвета. – Я бы сообщила тебе.

- Когда? – поинтересовался Майкл. – Знай я, Кассандра, что мы можем стать связанными и без обмена кровью, то пальцем бы к тебе не притронулся. – Девушка недоверчиво хмыкнула и нагнулась за обувью.

- Ну да. – Она скрестила руки перед собой, но Майкл заметил-таки, что у нее трясутся руки. – Конечно. Ну что же, теперь-то ты в курсе. Это происходит, когда ты ко мне прикасаешься. Так что не трогай меня.

В ее словах послышалась ледяная безапелляционность. Вот дерьмо.

- Кассандра. Ты неправильно меня поняла, я не то имел в виду. Нам ведь неизвестно, как работает Соединение жизней. Невесть, что произойдет с тобой или какую опасность может для тебя представлять.

Она подняла руку и взмахнула рукой с зажатой в ней туфлей.

- Бог ты мой, Майкл. Для человека, который говорит так мало, ты реально хорош в отмазках. Цвет глаз вернулся к нормальному. Так что перестань паникерствовать. Наши жизни не соединены. И поверь, я желаю этого не больше твоего. Зачем хотеть быть связанной с человеком, который завтра может решить бросить меня и, не предупредив, исчезнуть еще на два года? Ой, погоди-ка. Если наши жизни соединились, то долговременная разлука тебя физически ослабит, правильно? Разве не об этом я читала в Авиных исследованиях? Неудивительно, что ты не стремился к тому, чтобы это свершилось. Тебе стоило сдержать себя. Ты не сумел остановить его.

Гнев свел на нет резкий всплеск энергии. Только так Майкл смог не кинуться к ней. Он понятия не имел, что ответить. Все было каким-то не таким. Майкл лишь сознавал, насколько необходима ему эта женщина, как сильно… он ее любит. Голос застрял в горле, признание же в голове – мужчина не отважился сказать об этом вслух.

- Я хочу тебя, Кассандра. Хочу так сильно. Иногда от этого становится тяжело дышать. Я Х2-положительный. Творил такое, чего другие не совершат, но это не означает, что и ты такая же. Я видел, в кого превратилась Ава. Не позволю тебе стать похожей на нее.

Девушка, усмехнувшись, отвела взгляд, потом снова устремила на Майкла взор, сжав челюсти. Слова вылетали сквозь стиснутые зубы:

- Мы оба знаем, что Ава была злобной сукой и до соединения. Если этот процесс связывает родственные души, то Ава и Адам еще до встречи были инициированы. Больше никаких оправданий, Майкл. Мне они не нужны. И ты не нужен, коли это все, что ты можешь предложить. Когда это придет к концу, мы расстанемся. Только меня не трогай по ходу дела, и тогда спокойно все переживем.

- Черт возьми, Кассандра, - прорычал он. – Ты понятия не имеешь, кто я и что представляет собой моя семья.

Девушка отшатнулась с обидой на лице.

- Ты прав. Даже представления не имею, потому что ты никогда не подпускал меня к себе, также как и сейчас, не так ли?

Майкл потер челюсть.

- Я… я старался… тебя защитить …

- Не смей говорить «защитить тебя», - рявкнула Кассандра, погрозив ему пальцем. – Не заикайся даже. Разве что тебе, лишь бы почувствовать себя лучше, хочется верить в подобное – прекрасно, но держи это при себе.

У Майкла из головы тут же вылетели мысли о расстоянии, и он надвинулся на девушку.

- Кассандра…

Та отступила назад.

- Я сказала - нет.

Раздался стук в дверь.

- Обслуживание номеров.

- Отлично, - пробормотал он. – Дошли наконец-то. Через час после того, как я сделал заказ.

- Понятно, - сказала она, оборачиваясь к двери. Майкл молниеносно переместился туда, нажав твердой ладонью на деревянную поверхность, что не дало той отвориться.

- Если хоть один из шпионов Адама нас застукает, то сразу поймет, что ты моя спутница жизни. И тот использует тебя против меня.

Кассандра побледнела и попятилась, и Майкл ощутил в ней напряжение. Мужчина молча выбранил себя за то, как «блестяще» сумел поделиться с ней информацией, и быстренько избавился от курьера. Вкатил в номер тележку с накинутой сверху новой одеждой.

Со страдальческим выражением лица Кассандра стояла в центре комнаты и ждала. Ему хотелось сказать что-нибудь эдакое, что-то правильное, но его последние потуги прошли так же гладко, аки торнадо.

- Ну и как мне теперь жить? Скрываясь от Адама?

От прозвучавших вопросов свело желудок, поскольку хороших ответов на них не было. Внезапно Майклу вспомнился тот первый день, когда они встретились у лифта в Грум-Лейке. Ее улыбка. В том аду, чтобы не тронуться, он постоянно прокручивал в сознании ее смех, запрятанный в темный, глухой закоулок сознания. Она была счастлива. Пока ее папаша не отнял у нее это. Майкл скривился. Кого он разыгрывает? Пока сам Майкл не украл это. Он был настолько же виновен, насколько и ее отец. Ведь знал – нельзя с ней связываться. Да и метка не появилась бы, если бы не он.

- В Санрайз-сити ты будешь в безопасности. Мы арендуем чартерный самолет и вернемся, никого не предупредив.

А после найдет способ уничтожить Адама, даже если это станет последним, что он сделает. Девушка, обхватив себя, кивнула.

- Угу. Убежище. Ладно.

Это было единственное, на что Майкл оказался способен, чтобы не подойти к ней и не схватить в охапку. Если он коснется ее, то появится надежда, что они будут вместе и только потому, что у нее на затылке его метка. Ему нужно все исправить, а не ухудшить.

- Приму душ и переоденусь, - произнес Майкл. – Попробуй съесть хотя бы кусочек.

Он заставил себя пройти мимо нее, не коснувшись, и направиться к ванной. На минуту мужчина замер, внутри узлами свернулось чувство вины. Вот поэтому-то и не вступал он в серьезные отношения. Его жизнь наводняла кровь окружающих его людей.

- Прости, Кассандра. Как бы хотелось, чтобы этого всего не произошло. Я делаю все только ради тебя. Что бы там ни стряслось, но я все сделаю правильно.

После чего исчез в ванной комнате.

***

Стоило Кассандре заслышать звук заработавшего душа, как девушка бросилась к створке шкафа и схватила чемодан. Пускай половина ее вещей распакована и разложена, у нее совершенно нет времени озаботиться этим. Если она «забудет» чемодан, то вызовет у Брока подозрение.

Кассандра схватила сумочку и кейс с компьютером и в мгновение ока очутилась в коридоре, не забыв, однако, тихонечко прикрыть за собой дверь, после чего с руганью помчалась к лифту. Жизнь без проблем - это замечательно, и все же Кассандра не намерена сидеть сложа руки и ждать, когда Майкл или отец сделают ее лучше. Кроме того, она вовсе не желает, поджав хвост, скрываться от Адама. Она примет участие в решении проблемы. И чуть только скопирует жесткий диск Уэстовского компьютера, прибегнет к помощи Калеба.

Она и Майкл… ну, это излишне щекотливый вопрос, чтобы размышлять над ним прямо сейчас. Сказать, что их связывала просто история – сильно преуменьшить, ведь от прошлого не избавишься, как бы сильно этого ни хотелось. Сегодня в гостиничном номере, как и два года назад, Майкл обидел ее. Больше страдать Кассандре не хотелось.

Находясь на полпути по коридору вниз, девушка умудрилась повесить компьютерный кейс на плечо, одновременно вытаскивая из сумочки солнцезащитные очки. Она водрузила их на положенное место, тут разъехались двери лифта, и, обнаружив внутри пару человек, девушка необычайно обрадовалась. Теперь-то Майкл уж точно не сумеет ее остановить, не устроив при этом сцены. Ей бы почувствовать облегчение, да ни с того, ни с сего накатила тошнота.

Кассандра заторопилась в уборную, где проверила цвет глаз и подправила макияж, после чего нервно обвела холл взглядом, молясь, чтобы Майкл не появился. У стойки администратора девушка заметила Брока, одетого в коричневые слаксы, рубашку защитного цвета, поверх которой был повязан бежевый галстук.

Кассандра направилась к нему, понуждая себя терпеть слишком уж интимный визуальный осмотр человека, намеревавшегося ее убить. Очки из рук она так и выпустила, ведь ей необходимо быть начеку, поскольку, пусть ее глаза сейчас и зеленые, а не черные, они широко распахнуты и лихорадочно блестят. Кассандре приходилось прилагать все усилия, дабы сохранить их таковыми. Правильными. Нормальными.

- Доброе утро, - поздоровался Брок, оттолкнувшись от стойки администратора, когда Кассандра подошла. – Выглядишь, как ходячая смерть.

У Кассандры от подобного замечания отпала челюсть - в скрытом его подтексте не приходилось сомневаться. И тогда она взъярилась, почти не скрывая враждебности в своем ответе.

- А я-то думала, что вас, военных, обучили манерам, - проговорила девушка, нацепив очки на нос. В это время стало покалывать нервные окончания, возвещая, что Майкл где-то неподалеку. - Мигрень, - пожаловалась она. - И нет, это утро не доброе. Ночь, кстати говоря, тоже. – Наморщила нос. – Обезболивающие остались дома, так что предстоящую дорогу домой также нельзя назвать замечательной. Увы, сидеть-то со мной рядом тебе. Но я постараюсь использовать пакетики, а не колени.

«Определенно буду целиться в колени».

- Тогда, думаю, ты не прочь отказаться от подлокотника, - произнес Брок сухо. Боже, этот мужик ублюдок. Лживый, высокомерный ублюдок. А еще придурок, если реально решил, что будет использовать ее отца. Ни одна душа никогда больше ни шиша не получит от папы. Они могут думать, что получили, но в конечном счете останутся ни с чем.

Брок подозвал посыльного и сунул тому купюру.

- Нам нужно такси и мигом.

Он перенес свое внимание на Кассандру и помахал ей рукой.

- Нужно ли?

Уэст с подозрением оглядел ее.

- Вчера вечером за обезболивающим выходила? - спросил Брок, поставив вещмешок на землю. Вы можете лишить солдата чести, но не сумеете отобрать у него вещмешок. Вояки пользовались ими всю жизнь.

Лекарства у девушки не было, но и на попятный идти не хотелось.

- Готова поклясться, что вчера говорила о зубной щетке, - произнесла она, скосив взгляд на Брока, и в очередной раз вспомнила предостережение отца. «Твои слова могут стать оружием противника». Короче говоря, держи язык за зубами.

Перед ними очень кстати остановилось такси, что спасло Кассандру от дальнейших расспросов, и та нырнула внутрь к противоположной от дверцы стороне. Если Брок рыпнется сесть слишком близко к ней, она запросто использует ноги в качестве оружия.

К счастью, Уэст держался от нее на расстоянии и большую часть короткой поездки до аэропорта проговорил по телефону – с «отцом всех народов»; желудок ее сделал кульбит, Кассандра была рада откинуться назад и закрыть глаза, расслабившись ненадолго.

Спустя несколько минут, стоя у стола регистрации рейса, Кассандра вновь ощутила тот кувырок в желудке. Она сглотнула подступившую горечь во рту. Кассандра не могла взять в толк, что с ней творится, но это явно не от недосыпания.

Ее осенило, что происходящее - последствие единения с Майклом, а сейчас на ней сказывается его ранение, кроме того во время после завершения процесса Соединения жизней тошнота считалась в порядке вещей, сама же женщина испытывала короткую, но сильнейшую физическую боль. В стократ сильнее, нежели нечаянное изменение цвета глаз и легкая тошнота, которые у нее наблюдались. А с Майклом она совершенно точно кровью не обменивалась. Однако ж сейчас не время отвлекаться на какие-то там заботы или желудок. Нужно скопировать жесткий диск компьютера, не то она срежется и не сумеет выполнить дельце.

На аэровокзале девушка заспешила к той линии контроля безопасности, куда Майкл велел сдать выключенный ноутбук.

- Тот вон ближе, - заявил Брок, указывая на следующий пункт.

- А этот ближе к уборной, - отрезала Кассандра, и, недовольно скривившись, Уэст потащился за ней следом.

Девушка поспешила закинуть туфли в пластиковый лоток на конвейере, а в другой положила компьютер. Брок, стоявший с ней бок о бок, сделал то же самое. От нервов пуще разболелся желудок, поэтому она, положив очки в сумочку, опустила глаза долу, поскольку опасалась, что они могут изменить цвет.

Кассандра быстро и беспрепятственно прошла металлодетектор, который Брока встретил громким пиканьем. Мужчина заворчал, и принялся вытряхивать карманы, она же тем временем нацепила очки на место. Таможенница за конвейером смерила ее подозрительным взглядом.

- Мигрень, - пояснила Кассандра, но тут опять запищал металлоискатель.

- Повторная проверка! – гаркнул охранник с металлодетектором.

- Вот черт, - довольно громко выразился Брок. – Я военный. Мы защищаем народ, а не взрываем.

- Сэр, - произнес охранник, - не я устанавливаю правила. Только лишь следую им. Пожалуйста, ноги на ширину плеч. - Секьюрити подошел к лоткам и указал пальцем на компьютер Брока и сумку. – Ваши?

- Да, - ответил Уэст сердито.

- Можно осмотреть ее содержимое? – Охранник взял сумку Брока и, заслонив на мгновение ту своим телом, молниеносно поменял местами компьютер Кассандры и Уэста. По Кассандриным венам заструилось возбуждение, и вот у нее в руках оказался компьютер Брока, она проворно засунула его в кейс и вжикнула молнией, застегивая. Повесив портфель на плечо, девушка узрела Брока с разведенными руками, ожидающего, когда его проверят ручным металлодетектором. Охранник, знамо дело, подложит ее компьютер в сумку Брока, и тот решит, что просто-напросто возникла путаница.

- Брок, я подожду тебя у выхода, - крикнула Кассандра. – Схожу в туалет.

- Да-да, - отозвался Уэст, когда детектор запищал у его колена, что означало: необходимо провести повторную проверку. - Ты прикалываешься?!

- Пожалуйста, сэр, поднимите брючины, - произнес охранник.

Кассандра не осталась слушать, что будет дальше. Девушка уже неслась к знаку, указывающему на туалет, по пути торопливо открывая кейс и извлекая флэш-карту. Двенадцать минут. Ей необходимы двенадцать минут.

Завернув за угол, Кассандра подметила ряд из шести кабинок. Девушка пошла на авось, толкнула одну из дверей и, прижимая ладонь к разболевшемуся желудку, раскрыла портфель. Взгромоздив компьютер на пеленальный столик, открыла его, но внезапная потребность заставила Кассандру поспешно сдернуть очки и склониться над унитазом. Слава богу, унитаз и пол оказались чистыми. Желудок скрутил мучительно-жесткий, но «сухой» из-за отсутствия еды спазм, Кассандре казалось, что ее разорвет на кусочки, и все же пальцы по-прежнему сжимали флешку. Наконец, дурнота отступила.

Кассандра зацепила очки за отворот блузки и, оторвав клочок туалетной бумаги, приложила его к губам. Руки, как и все тело, тряслись мелкой дрожью. Флешка выскользнула из кулака. Кассандра в смятении наблюдала, как та, срикошетив от пола, исчезает за дверью.

Сделав вдох, чтобы успокоиться, она дернула дверь, за которой стояла одетая в спецовку седовласая мадам с тряпкой в руке – наверняка, уборщица. Старушка оглядела ее гораздо внимательней, нежели Кассандре хотелось бы.

- Это твое, голубушка? – поинтересовалась та, сжимая между двумя пальцами накопитель, и бросила взгляд через плечо Кассандры на открытый на пеленальном столике компьютер.

- Да, - проговорила девушка, выхватывая предмет. – Благодарю.

Кассандра захлопнула дверь, огорченная, что пришлось выказать такую грубость, но на вежливость не было времени. Она вставила флешку в компьютер, пошла загрузка. Тут из динамиков раздался голос диктора. Объявил начало посадки на ее рейс.

- Черт! - прошептала Кассандра. Времени закончить совсем не оставалось. Каждая минута тянулась, как час, пока она ждала, когда появится галочка, сигнализирующая – загрузка завершена. «Думай, Кассандра, думай».

Она поглядела на рулон туалетной бумаги в руке, и вложила между петлями ноутбука, чтобы тот полностью не захлопнулся и от этого не выключился. Закрыв крышку на бумагу, Кассандра сунула компьютер обратно в кейс. От уборной направилась прямиком к залу ожидания, но прежде чем сесть, вытащила рулон.

Спохватившись, что цвет глаз так и не проверила, Кассандра водрузила очки на место. Собрала свои вещи и поспешила обратно.

Она обогнула туалет, и тут же нос к носу столкнулась с Броком, врезавшись в него.

- У тебя мой компьютер, - произнес Уэст. – Верни его мне.

У нее екнуло сердце.

- Нет у меня компьютера, - отовралась девушка, пытаясь отодвинуться от Брока.

- Нет, - сказал он, – есть. Охранник вспомнил, что перепутал их.

Кассандра, охнув, всплеснула руками.

- Ладно, ой, ну да, вполне может быть. - Потеребила свой кейс. – Никуда он от тебя не денется. – Она показала на выход. – Уже объявили посадку. А еще мне слишком нехорошо сейчас, чтобы заморачиваться на такое. Можешь обменять их в самолете, где мне можно будет присесть, не то опять стошнит.

В ответ на ее предложение Брок сжал челюсти и с подозрением взглянул ее очки.

- С каких это пор от мигрени рвет, а? Мне казалось, что это головная боль.

- Это и есть головная боль, - процедила Кассандра сквозь зубы, гадая, что бы ответила на это ее страдавшая мигренями мать. Брок с каждой секундой попросту вырывал для себя все более глубокую яму. Зная, что подполковник желал затащить ее к себе в постель, не больно-то и хотелось знать о его истинном отношении.

- Мигрень похожа на извергающийся вулкан головной боли.

Его взгляд все еще сканировал ее, проникая, как ей казалось, так глубоко, что видел сквозь очки.

- Я должен признаться, - выдал Брок наконец. – После того, как вчера вечером ты отказалась выпить со мной, мое эго несколько уязвлено. Сегодня же ты разыгрываешь головную боль, стремясь избежать нашего совместного ужина. Я должен извиниться. Мужское эго в самом деле чудовищно.

От его извинений отдавало фальшью.

- Никто не сумеет притвориться больным, - проговорила Кассандра. – Или находящимся при смерти.

Брок поморщился.

- Прости и за это. Снова. Я эгоцентричный монстр. – Из динамиков донеслось последнее предупреждение произвести посадку, спасая Кассандру от необходимости дать ответ.

- Нам лучше идти. – Уэст потянулся к кейсу.

- Позволь мне понести его за тебя.

- Нет-нет, - произнесла она, пытаясь удержать его. – Пустяки. Все прекрасно.

- Я настаиваю, - отрезал он, отказываясь выпускать портфель. – Тебе нездоровится, Кассандра. Я понесу сумку. Именно так и должен поступать всякий джентльмен.

Кассандра неохотно выпустила портфель из рук, понимая, что ею откровенно манипулируют. Он не намерен позволить ей тащить кейс обратно в уборную, ну и каким образом ей тогда, к черту, вытащить флешку из компьютера так, чтобы Брок не пронюхал? Теперь-то она не только заболела. Кассандра по уши в неприятностях.

Глава 13

Кассандра следовала за Броком, внешне оставаясь на удивление спокойной. Расслабленной даже. Словно ее только что не поймал за руку потенциальный убийца. Вот бы добраться до телефона и позвонить Калебу, чтобы Майкл ее спас. Он, само собой разумеется, спасет. Знает же, что она летит. С ветерком доберется до аэропорта и дождется ее. Злой, наверное, будет, но зато спасет. И если уж приспичило ей бороться с двумястами футами обозленного брошенного мачо, то хотя бы нужно заиметь что-то, что смягчит его. И Кассандра таки добудет эту копию жесткого диска. «Так что думай. Шевели извилинами! Выход есть всегда».

Они поднялись по трапу, где их встретила стюардесса, и в голове зародился план.

- Приветик, - поздоровалась Кассандра, остановившись, чтобы переброситься с женщиной парой слов. – Я пытаюсь избавиться от мигрени, и от нее мне реально плохо. Хотелось бы до взлета выпить «Спрайт».

Барышня слегка за двадцать засуетилась.

- Ой, у моей сестры то же, и она адски мучается. Мы отстаем от графика, поэтому позвольте, я сейчас дам вам попить. - Она махнула Кассандре рукой, чтобы та пропустила людей. – Перед взлетом убедитесь, что стакан пуст. Какое у вас место? Я проведаю вас, когда мы будем в воздухе. – Кассандра показала стюардессе билет, после чего забрала напиток.

- Премного благодарна, - сказала она и бросилась вслед за Броком, молясь подоспеть до того, как тот откроет кейс. Девушка примчалась вовремя: Уэст только уселся и приготовился открыть портфель.

Сотворив молитву, чтобы это сработало, Кассандра плюхнулась на сиденье и случайно-специально опрокинула свой «Спрайт» на его колени. Брок ругнулся и в шоке соскочил, рубашка и брюки были залиты холодной жидкостью и усеяны льдинками.

Кассандра отреагировала мгновенно:

- Ой, нет! Ах, Брок, мне так жаль. Я точно не в себе. – Она протянула ему стакан. – Складывай лед сюда. – Потянулась к компьютерному кейсу. – В аэропортовской уборной я засунула сюда кое-какие тряпки – вдруг опять станет плохо. – Кассандра немного приоткрыла кейс и, пытаясь схорониться за тканью, вытащила флешку.

- Мисс, - позвала стюардесса, останавливаясь возле них. – Кейс во время полета необходимо держать под сиденьем. О, нет. Вам помочь с этим?

Брок сложил лед в стакан и протянул его ей.

- Заберите стакан и принесите салфетки.

Кассандра, осторожно прикрываясь тканью и прикрываясь кейсом, засунула накопитель в карман брюк.

- Вот, вытрись, - проговорила она, протягивая ему материю, потом застегнула молнию и засунула сумку под сиденье. – Прости.

Уэст взял ткань и начал оттирать рубашку.

- Все в порядке, - произнес он тоном, ясно дающим понять, что на деле наоборот. – Думаю, теперь-то, когда мы взлетели, можем обменяться компьютерами.

- Думаю, да, - еле слышно проговорила Кассандра, откидываясь на спинку кресла и закрывая глаза. Она увернулась от пули. Теперь осталось уйти от штыка – не дать Броку убить себя.

***

Выпятив подбородок, Пауэлл стоял в одной из крохотных частных лабораторий НРВО, местонахождение которых было сверх засекречено. Около десятка солдат были привязаны к больничным койкам, им вкололи сыворотку джитэк и трансформация почти завершилась. Каждый из них получил совершенно новую сыворотку – Пробу-1, - Чайн довел до совершенства версию второй пробы, сделав ее носителей более стремительными.

- Ты уверен, что нельзя использовать сыворотку из второй пробы, чтобы ускорить переход? – спросил Пауэлл.

- Проба-2 еще не готова к применению, а смешай мы оба варианта – летальный исход гарантирован, - ответил Чайн, засунув руки в карманы халата. – Нельзя торопить процесс. Спустя две недели они будут готовы к Красной стреле и жаждать освободиться от ограничений.

- Они обретут свободу только тогда, когда будут взяты под контроль Красной стрелой и ни минутой раньше.

- По словам Джоселин, это произойдет не более чем через двадцать четыре часа после последней инъекции, - заверил Чайн его. - Она совершенно уверена, что нашла средство подавления иммунной системы солдат, но в нынешнем их состоянии применить его можно будет только тогда, когда они придут в норму.

Нда, его крошка Джоселин полна сюрпризов.

- Пришло время убедиться в этом. Дюжина солдат к бою через две недели – это мало. Не сумеем остановить все население джитэков. Мы понятия не имеем, на что они пойдут, чтобы нас остановить. Используй сыворотку джитэк-2. Мне необходима армия джитэков и нужна сейчас же.

Чайн сразу вскинулся.

- Генерал Пауэлл, должен напомнить вам – сыворотка джитэк-2 преобразует быстро, но смертельно опасна. Те, кто выживет, не только окажутся Х2-положительными, но и значительно агрессивней. Вы говорите о высокой неустойчивости солдат. Да они ж шизанутся и не будут способны ни на что, кроме насилия. Мне нужно время, чтобы изменить эту реакцию.

- Но джитэки станут сильнее и быстрее, как вы и обещали?

Чайн помялся.

- Ну да.

- И как минимум половина из этих выживет?

- Генерал…

- Сочту за «да», - прервал он ученого. – И Адам, и Калеб Рейны после Красной стрелы. Тебе хотелось бы увидеть, как джитэки вгоняют нашу страну под пяту?

- Вы же знаете, что нет, - недовольно ответил Чайн. – Мне для опытов нужен один человек.

- Получишь Брока Уэста, - отозвался генерал, довольный тем, что Чайн согласился наконец. – Я передал приказ на еще пару сотен новобранцев, и через два дня они прибудут. Спустя сорок восемь часов у нас появятся сотни испытуемых.

- Вы сознаете, что как только Уэсту введут дозу усовершенствованной сыворотки, тот превратится в зверушку на поводке?

- Зодиусы и есть животные, Чайн, - отрезал генерал. – Вот мне и нужны звери, которые сойдутся с себе подобными и одержат над ними верх. Зато они будут наисильнейшими, но легко контролируемыми, - продолжил Пауэлл. – На случай, коль ты забыл: Красная стрела - мой поводок. Такой уж у меня контроль.

- Ну, ладно, - согласился Чайн. - Полагаю, у меня прямо сейчас появится доступ к Красной стреле?

Пауэлл отрывисто кивнул.

- Пока мы разговаривали, Джоселин в соседней лаборатории проводила контрольные испытания. Ночью, как только Уэст прилетит из Вашингтона, мы привезем его.

Скоро, совсем скоро страна узнает, что такое безопасность и то, что ее обеспечил он, Пауэлл.

***

После долгой задержки в Хьюстоне, произошедшей в начале дня, Кассандра наконец-то выбралась из самолета в Неваде. И сразу же попыталась отделаться от Брока.

- Мне нужно зайти в дамскую комнату, и у меня смена часовых поясов. Так что сегодня ночью никаких ужинов.

- Усек, - произнес Уэст. – Но все равно подожду. Тебе с багажом помочь нужно, а потом, наверное, провожу тебя до дома.

Не самый лучший расклад. Тем более она не представляла, как связаться с Калебом. Правда, у нее был собственный сотовый. Только остался он на тумбочке в отеле. Это объясняло, почему Майкл еще не позвонил и не наорал на нее. И все равно ее не покидало покалывающее ощущение его присутствия. Вот и сейчас возникло небольшое покалывание.

- Я и сама прекрасно доеду, - проговорила Кассандра. – Ты же можешь забрать свой багаж. – Девушка направилась к эскалатору.

- Мне показалось, что тебе нужно в уборную, - с подозрением заметил Брок.

- А я раздумала, - заявила Кассандра. – Хочу побыстрее домой.

Спустя двадцать минут Брок поместил сумку в багажник ее новехонького алого «Жука», сменившего модный немецкий автомобиль. Подполковник подхватил свою сумку, прислоненную к бамперу, и окинул девушку критическим взглядом. Кассандра знала, что видок у нее, как у выбравшейся с того света девицы, и сжалась от этого.

- Ты уверена, что в состоянии сесть за руль? – уточнил Брок, хотя по нему не сказать, что его так уж волнует сей факт.

Кассандра догадывалась, что он пока не разработал план ее убийства. Мысль обрадовала, и девушка уцепилась за нее.

- Я в порядке, - сказала она. - Увидимся утром.

Уэст отсалютовал ей двумя пальцами и отправился восвояси. Кассандра поглядела ему вслед и нахмурилась. Отчего все прошло так гладко? Разве этот человек не намеревался ее убить? Девушка повернулась к своему авто и села в него, в желудке комом осела тревога. Кассандра повернула ключ в замке зажигания.

***

Отойдя от Кассандры, Брок нажал на голосовую почту в надежде обнаружить сообщение Пауэлла о первой инъекции, но встал как вкопанный, увидев свой «Шевроле блейзер». На него облокотился Люсьен, весь беззаботный, словно встреча с членом зодиусской расы не повлечет за собой чертовски серьезные неприятности. В любую минуту выедет Кассандра.

Брок бросился вперед.

- Ты что, совсем спятил? Мне нельзя с тобой встречаться.

- Не очень-то радушный прием, - укорил Люсьен.

Уэст процедил:

- Лезь в проклятый грузовик, пока нас кто-нибудь не заметил. – Он разблокировал замки и, сняв брезент, поднял сиденье, закинул сумку назад.

Люсьен не сдвинулся с места.

- Вчера вечером за нами следил Майкл, - произнес он. - Его несвоевременное вмешательство требует наступательных действий. Мы составили схему передвижения – в течение следующего часа Кассандра Пауэлл погибнет. Я сделаю так, что во время траура госсекретарь надавит на Пауэлла с его Красной стрелой. Пока генерал будет скорбеть, Красной стрелой вольной волею займешься ты.

У Брока запульсировало в ушах.

- Пауэлл поручил мне присматривать за его дочерью. Если с ней хоть что-нибудь случится, он обвинит меня. Я буду последним, кому он доверит вести дела, пока будет хоронить Кассандру.

- Вот потому-то и случится автокатастрофа, - произнес Люсьен. – Как с ее матерью. - Он сжал руку в кулак и потряс им в подтверждение его слов. – Это основательно скрутит Пауэллу внутренности. И нет, предотвратить это тебе не под силу.

- Ты не можешь быть уверенным, что ДТП ее убьет, - заявил Брок, пытаясь как-то пресечь это.

Люсьен расплылся в улыбке.

- Брок, ты меня недооцениваешь. Всего лишь чуточку вещества, которое мы называем «космической пылью» в выхлопные газы. Это вызовет аневризму головного мозга. Ее выявят при судмедэкспертизе. Кассандрин автомобиль потеряет управление. Она все равно погибнет. Тебе же я предлагаю заняться делом и быть рядышком с Пауэллом, когда тому сообщат неутешительные вести. Будь готов взять все под свое руководство.

Поднялся ветер, и зодиус ушел.

Брок стоял с секунды три, прежде чем сорваться с места и что есть силы рвануть к Кассандриному автомобилю. Если с ее головы хотя бы волосок упадет, и не важно, какова будет причина, Пауэлл потеряет над собой контроль. А он, Брок, не может рисковать своей сывороткой, и слышать не желает, чтобы введение инъекции оттягивали. Уэст пробежал десять рядов машин и один этаж вверх. К тому времени, когда добрался до ее автомобиля, подполковник уже запыхался, ее крошечный дурацкий «Жук» стоял на месте, самой же Кассандры нигде не было видно.

Уэст с облегчением выдохнул. Должно быть, она забыла что-то внутри. Он повременил. Не хотелось упустить ее. Прошло тридцать минут – Кассандры нет как нет. Брок поднял капот и выключил аккумулятор. После для пущей уверенности вытащил ножичек и аккуратно надрезал две шины.

Теперь нужно добраться до ее дома, опередив Люсьена, и убедиться, что Кассандра жива, после чего решить убить ее каким-нибудь иным способом.

Глава 14

Ее желудок внезапно свела и перекувырнула острая волна, которая, к счастью, не давала о себе знать во время поездки от аэропорта к дому. Кассандра расплатилась с таксистом и выволокла из машины чемодан, поверх него положила компьютерный кейс, сумочку – через плечо. Она уже было повернула ключ, когда ее озарило: в кино большинство убитых оказываются в собственных автомобилях. Подобная перспектива ее совершенно не устраивала.

Нервничая, девушка закатила чемодан во дворик и тут же поняла, что сделала крайне неумную вещь, ведь на втором месте стоят убийства людей в их собственных домах. Но Кассандра не знала, куда можно податься, чтобы Майкл потом ее нашел. А с Калебом напрямую связаться не могла. Позвонить из офиса – отец моментально пронюхает, какой номер она запрашивала.

Сердце то замирало, то начинало бешено колотиться в груди, но Кассандра прошествовала по обочине мощеной дорожки. Переведя дух, девушка отперла дверь и перенесла все вещи внутрь. Кассандра вдруг почувствовала покалывание на метке, да поздно. Внезапно ее обняли сильные руки и втянули в комнату, дверь за ней захлопнулась.

Майкл прижал Кассандру к жесткой поверхности, сильно притискивая к своему телу, мощные бедра вдавливались в ее, выжигая клеймо. Он заскользил руками вверх-вниз по ее спине.

- Майкл, - выдохнула девушка. Волосы его были зачесаны назад, и она сразу заметила маску гнева, что застыла на его красивом лице.

Мужчина поместил ладони на ее попку.

- У меня чудесное видение, как я кладу тебя на колени и задаю трепку твоей маленькой задние.

- Ты не посмеешь!

- О, еще как посмею, и ты это знаешь, - опровергнул Майкл. – Какую часть из того… что Адаму нужна твоя смерть… ты не поняла?

- А какую часть из того, что Адама необходимо остановить, пока мир не уничтожен, не понял ты? Я должна была заполучить копию жесткого диска Брока.

- И?

- Да, - заявила Кассандра, вызывающе выпятив подбородок. - Я сделала это.

Темные глаза обвели ее оценивающим взглядом. Пальцы на ее попке сжались почти до боли. И, к черту, заставили ее загореться тогда, когда это совершенно не к месту. Он заставил ее сгорать.

- Знаешь ли ты, Кассандра, - ответил Майкл жестко, - что, если женщина хоть раз занималась с джитэком сексом, тот запросто сможет отследить ее экстрасенсорный след? Любой специально обученный охотник-джитэк сможет из-под земли достать спутницу жизни. Даже в Германии.

Эти слова потрясли Кассандру. Она никогда не пребывала в безопасности. Охотники Адама без труда могли ее найти.

- Ты знал, что я жила в Германии?

- Я всегда знал, где ты. И понимал, чем ты дальше, тем меньше привлечешь внимание Адама. Когда же твой отец заманил тебя обратно в Штаты, я пришел в бешенство – теперь ты снова на радарах у Адама.

В горле застрял ком.

- Я… Ты видел меня там, но ни разу не навестил.

В этот миг Кассандра мучительно осознала, что все это время оправдывала его отсутствие тем, что он якобы не знал, где она. Мол, не мог найти ее. Не сумел прийти. А Майкл же преспокойно ее нашел.

Его руки зарылись в ее волосы.

- Я приходил к тебе, - едва слышно произнес Майкл. – Просто ты и не подозревала, что я там был. Так безопаснее. Миллионы раз, когда ты возвращалась домой, я насилу сдерживал себя, чтобы не присоединиться. На все готов был пойти, лишь бы остаться с тобой. Но понимал: никаких контактов со мной быть не должно, Кассандра, иначе под удар, и не только Адама, подставлена будешь ты. Сознавал, что коснись я тебя еще разок, то ни за какие блага больше не соглашусь отпустить. – От такого признания у нее перехватило дыхание. Сейчас Майкл дотронется до нее.

Его ладонь скользнула за спину, прижав ее крепче.

- Ты хоть понимаешь, что я весь извелся, пока ты летела на том проклятом самолете?

- Нет, - сказала она, откинувшись, чтобы заглянуть ему в лицо. – Нет, не понимаю. – Но ей хотелось. Господи, как же ей хотелось. – Я ничего не знаю о твоих чувствах, Майкл. Ты ведь никогда о них не распространялся.

- Ну так вот, говорю сейчас, - произнес мужчина хрипло. – Я сходил с ума, чуть из шкуры собственной не выпрыгнул. Кое-как остановил себя и не уволок из аэропорта обратно в с вои объятия.

Его рот обрушился на ее - горячий, страстный, огненный, точно умирающий от жажды. Кассандра прижалась к нему, страстно стремясь к уюту, что предлагали его сильные руки.Его аромат… поглотил ее. Да. Ее. Майкл воплощал все то, в чем она нуждалась, и Кассандра ощущала в нем похожий голод. Он тоже испытывал в ней потребность. Майкл всегда знал, где она, постоянно находился рядом.

Однако… Кассандра оторвала свои губы от его и, все еще цепляясь за него, не в силах была заставить себя отпустить.

- Как так получилось, что, не обменявшись кровью, мы стали спутниками жизни?

- В какой-то момент ты безвозвратно приняла меня. – В голосе послышались старательно подавляемые эмоции.

Ей это хотелось услышать, правда? Так почему же тогда ее гложет ощущение пустоты? Смешалась так смешалась. Ее руки легли на его грудь, нога нажала, отодвигая:

- Нет, - нажала еще сильней. – Нет, - Кассандра замотала головой. – В одну минуту ты давишь на меня. В другую - притягиваешь к себе. Не могу этого сделать. Я не сумею.

- Кассандра, - тяжело выдохнул Майкл. – Я хочу тебя. Так чертовски сильно хочу. Но ты многого обо мне не знаешь. – Она уже было собиралась отмахнуться от этих слов, отодвинуться подальше, пока Майкл едва слышно не прибавил: - Чего… я не желаю, чтобы тебе стало известно.

Ее захлестнула нежность, и Кассандра приложила ладошку к мужской щеке. Ответ был честным, почти наглым. Честнее он никогда с нею не был.

- Я желаю. Расскажи мне. Прошу. Просто поведай, что бы там ни было – и все. Тогда переживаниям придет конец.

Внезапно Майкл отпрянул от нее.

- Не время для подобных бесед. Скоро за тобой явятся люди Адама. Нужно убираться.

Они стояли, пожирая друг друга глазами. Лицо Майкла превратилось в каменную, бесстрастную маску, однако от него исходили боль и сирость, просачиваясь сквозь поры в Кассандру. Она преисполнилась его мукой - мукой одиночества и покинутости.

Это заставило ее рассвирепеть. Майкл сознательно заставляет ее желать выбранить его, чтобы не выглядеть таким придурком. Вынуждает ее бегать за ним. А ей же хочется сбежать. Спустя секунду ничего не переменилось – она по-прежнему старалась отпихнуть его. Майкл не намерен впускать ее в свой внутренний мир. Он вновь принесет одни лишь огорчения.

Все кончено. Они повзрослели. И только Кассандра вознамерилась сообщить ему об этом, как неожиданный приступ тошноты, казалось бы, перечеркнул ее эмоции, подкосив колени.

В мгновение ока Майкл очутился возле нее, руками удержав девушку за талию.

- Кассандра. – Мужчина подхватил ее на руки и, отнеся к небольшому синему диванчику, уложил на него Кассандру. Опустившись на колено рядом, он внимательно оглядел ее своими черными глазами. – Недомогание от процесса Соединения жизней.

Кассандра согласно кивнула – отрицать очевидное не имело смысла. Она приболела из-за слияния их жизней.

- Мне нездоровилось. Да. Весь день. И пока ты не раскудахтался – нет никаких сильных, приковывающих к постели приступов от протекающего Соединения жизней. И вообще, мы ж до сих пор не обменялись кровью. Так что, я тебя умоляю. Давай пропустим ту часть, где ты весь такой задумчивый, лучше просвети, какую представляешь для меня опасность. Нам обоим известно, что после всего произошедшего, нас никакие жизнесвязующие штучки соединить не смогут. Лучше оставим все как есть.

Выражение лица Майкла изменилось. Он был ошарашен.

- Кассандра… - Девушка мотнула головой. Майкл, притянув ее к себе, прижался лбом к ее губам. – Кассандра, я совсем не хотел тебя расстроить.

Ее пальцы обхватили его челюсть, в груди потяжелело, а в глазах защипало, но она отказывалась распускать нюни.

- Знаю, - проговорила Кассандра. Точно так же была уверена, что он снова причинит ей боль, допусти она это. Но Кассандра не позволит. Она тоже станет работать. Не с Майклом. И точно не с Адамом. Слишком уж долго была она простым зрителем, а не активным участником. Нужно эмоционально отдалиться от Майкла. И она сделает это. Пора очнуться ото сна и вступить в сражение.

Кассандра откинулась назад и провела пальцами по его губам. Она без ума от его губ. Любит целовать их. Именно это она и сделала. Прижалась губами к его губам, а затем отодвинулась, вытягивая из лифчика флэшку. Майкл выгнул бровь, и она улыбнулась.

- Не могла ж я позволить меня подставить. Хочешь понаблюдать, как я пакую чемоданы?

Майкл забрал у нее флэш-накопитель.

- Рюкзак или маленький вещмешок. В Санрайз мы поедем на мотоцикле.

Спустя пятнадцать минут Кассандра собрала небольшой рюкзачок и переоделась в джинсы и тенниски. Вернувшись в гостиную, девушка обнаружила Майкла сидящим на диване за раскрытым ноутбуком.

- Есть успехи?

- Зашифровано, - разочарованно буркнул Майкл, закрыв крышку компьютера. - Только что переговорил со Стерлингом. Встретимся с ним за городом и отдадим флэшку. Он расшифрует ее только в Санрайзе.

На мгновение Кассандра испытала тревогу, что потеряет над собой контроль. Адам, как ей было известно, знал о Красной стреле; да и ренегаты, по ее мнению, настроены против ее отца. Но как только она докажет папину лояльность, они перестанут враждебно к нему относиться. На жестком диске содержалось доказательство.

Кассандра согласно кивнула. Чем раньше диск декодируют, тем скорее они примутся за работу.

***

Майкл вышел из Кассандриной квартиры и, засунув ключ в замок, запер. Он взял девушку за руку и чуть слышно поклялся, что все будет хорошо. Ее ладошка была маленькой, мягкой. Хотелось держать ее вечно, и краткое мгновение Майкл пытался вспомнить, отчего потерпел неудачу. Стоило им покинуть помещение, как удушливый ветерок любовно обкрутился вокруг них, воздух пропитал запах дождя. Отдаленные раскаты грома обещали сделать путь до каньона влажным. Майкл, что-то промолвивший ветру, вслушался в ему одному различимый ответ, после чего сообщил, что у них назревают проблемы.

Бросив на Кассандру взгляд, мужчина кивком показал в сторону здания неподалеку, на парковку в нескольких от него метрах.

- Нам сюда, - проговорил он, подводя ее к более-чем-укромному местечку, где был припаркован пригнанный им «Форд Ф-150». Майкл с напускной небрежностью «просканировал» периметр, отметив четыре пустых автомобиля через дорогу. В пятой машине были незаняты два передних сиденья пикапа.

Он открыл пассажирскую дверцу и положил руки на ее узкую талию, помогая Кассандре забраться в кабину.

- Поверить не могу: ты променял Кэрри на пикап.

- Кэрри ждет дома своей следующей поездки, - произнес Майкл, когда она расположилась на сиденье, а потом, понизив голос, присовокупил: - и нашей, - что воскресило воспоминания о той ночи, когда они занимались любовью в машине. Это был, конечно, целый подвиг – с крошечными-то размерами машинки, - но весьма приятный подвиг. На бледных щеках Кассандры выступил розовый румянец, давший Майклу понять: она также помнит ту ночь. - Она скучает по тебе.

Ее губы были такими пухлыми, соблазнительными, и единственное, что останавливало его от целования – необходимость целой и невредимой доставить Кассандру в безопасное место.

- Тогда почему ее тут нет?

- Мы поедем по ухабистой пустынной местности. А Кэрри не по душе ухабистые пустынные местности. Я не имею права воспользоваться Поступью ветра среди простого люда, но уж поверь, Фрэнк с лихвой компенсирует это скоростью и маневренностью.

Кассандра изящно фыркнула. Уси-муси. Блин, он все обожает в этой девушке.

- Фрэнк? – Она звонко расхохоталась и покачала головой. – Ты и твои прозвища.

«Превосходно. Смеется. Отвлеки ее от опасности».

- Я приглядел белый коллекционный «мустанг». Мне нужна следующая Кэрри. - Он уже закрывал дверцу, рассматривая тысячи способов внести изменения в свое решение, как ветер шепнул предостережение. Его взгляд взметнулся вверх и быстро просканировал округу.

- Что такое? Что-то случилось? – Кассандрина ладонь, горячая, неотступная, дотронулась до его груди.

– За нами наблюдают. – Майкл перегнулся через нее и открыл бардачок, доставая девятимиллиметровый браунинг. – Двери заблокируй, ляг на пол.

Кассандра схватила его за руку.

- Давай просто уйдем, - сказала она. - Уедем. Не хочу, чтобы тебя снова ранило. – Желудок сжался от тревожного предчувствия. Ни одна душа, за исключением Кассандры, в жизни за него не переживала. Он схватил ее. Поцеловал быстро и жестко. – Со мной все будет в порядке, - пообещал Майкл и захлопнул дверцу до того, как Кассандра успела его остановить. Резко подул ветер.

Вдруг он повернулся к синей «Тойоте-Фораннер», стоящей по правую руку от него на противоположной стороне. За автомобилем кто-то притаился. Воспользовавшись Поступью ветра, Майкл переместился к тачке, за передним бампером которой обнаружил присевшего на корточки мужчину.

Майкл схватил мужика за горло и от того, как тот вяло задергался, пытаясь высвободиться, определил, что перед ним человек. То, что он не проронил ни слова, а лишь стоически держался, выдавало в нем, вопреки гражданской одежде, военного. Если мужик с Адамом заодно и явился сюда убить Кассандру, то он труп. Если же приперся шпионить за Пауэллом, то… все равно труп. Нельзя ставить Пауэлла в известность о том, что Кассандра с ним. Генерал перестанет доверять ей, а это уничтожит шансы прибрать к рукам Красную стрелу. По всему вероятности, шансы ренегатов также будут равняться нулю, когда Пауэлл усилит меры безопасности.

Но прежде чем Майкл пришьет этого мужика, следует уточнить, заподозрил ли генерал дочь.

Майкл припер замордованного вояку к стене, на весу удерживая двести с лишним футов.

- Что за дела! – возмутился мужик, пытаясь сохранить видимую невозмутимость.

Майкл вдавливал пальцы в плоть человечка, давая тому понять, сколько боли в состоянии ему причинить.

- На кого работаешь, солдат, и зачем здесь?

- Отпусти меня, - прохрипел мужик. – Ни на кого я не работаю!

- Ну да, ну да. Тебе ж просто нравится ползать за автомобилем.

- Я шины проверял!

- Какого черта ты тут забыл? – прорычал Майкл.

- Ты какой-то тронутый. Не понимаю, о чем ты.

Майкл, скрипнув зубами, заговорил отрывисто.

- Кто подослал тебя навести обо мне справки? – спросил он, прекрасно зная, какая за ним закрепилась слава. - А они упоминали, что я убью тебя, не моргнув глазом?

- Говорю ж, мужик, - пропыхтел солдат, - я шины проверял.

Взметнулся ветер, предостерегая, и все вокруг начало разлетаться под брызгами пуль, когда Майкл отбросил человека на землю и за машину. Да не успел. Мужчина обмяк, между глаз появилось пулевое отверстие.

Блин! Еще одна пулеметная очередь. «Кассандра». Майкл, оставив человека позади, призвал ветер и переместился к пикапу. Тот перенес мужчину к лобовому стеклу, завис секунд на шестьдесят.

После ветерок переместил мужчину к водительскому месту. Майкл вслушался в сообщение ветра. Снайперы мертвы.

Майкл потянул за ручку дверцы и, забравшись в автомобиль, быстро завел двигатель.

- Пока я не разрешу, не высовывайся,.

- Мне казалось, что они хотели выдать все это за несчастный случай? – поинтересовалась она с пола. - Пальба по мне в общественном месте – это не случайность.

- А пули, что попали в пикап, шальные? - осведомился он, не отрывая глаз от дороги и проверяя – нет ли преследования.

- Не думаю, - отозвалась Кассандра, затем с большей уверенностью: - Нет. Теперь, когда ты об этом заговорил, мне больше не кажется, что пули вообще попали в грузовик.

- А сейчас, дорогая, можешь подняться с пола, но пригибаться придется, - произнес Майкл. – Полагаю, снайперы приходили за мной, а не за тобой. Что означает: за этим стоит твой отец.

Кассандра устроилась поудобней, откинувшись затылком на подголовник, а ноги задрав на сиденье.

- Пожалуйста, скажи мне, что это не так, - попросила девушка. – Ты ведь знаешь, Майкл, если он узнает, что я с тобой, жесткий диск для нас потерян. Больше ничего не смогу достать.

Майкл сильно сомневался, что она вообще сумела бы что-то предпринять - по любому Адам попытается ее убить, но мудро промолчал.

- Вряд твой отец узнает, что с тобой был я, - проговорил мужчина, что было бы просто чудесно, не виси над ними реальная угроза нападения зодиусов. - Кто-то убил снайперов.

- Не понимаю, - промолвила Кассандра. – Так там были зодиусы?

Майкл ответил кивком.

- Не исключено.

- Тогда почему они оставили нас в живых? И отчего сейчас не атаковали?

Челюсть Майкла напряглась, и он потянулся к телефону, чтобы позвонить Калебу. Им понадобится подкрепление, чтобы в целости и сохранности добраться до Санрайз-сити.

- Адам не стремится к моей смерти, иначе мы бы не ушли. Это он так издевается. Да и зодиусы не посчитали себя тогда готовыми пойти против меня.

Но рано или поздно они вернутся – скорее рано, чем поздно, и когда это случится, Майклу понадобится уверенность, что Кассандра не стоит на линии огня.

***

Брок находился под крышей дома, что располагался напротив Кассандриного жилья. Его попытка прикончить Майкла провалилась. Убив солдата, ему не оставалось ничего другого, как пришить оставшихся трех. Если бы у него получилось пристрелить Майкла, то не было б живых свидетелей, кои могли доложить Пауэллу, что девка была с ним.

Последний выстрел почти достиг цели. Майкл как раз открывал дверцу грузовика, намереваясь сесть за руль, как вдруг резкий удар вышиб из рук Брока оружие.

Брок повернулся к напавшему - Люсьен.

- Какого хрена?

- Ты не станешь убивать Майкла, - заявил Люсьен. – Адаму он нужен живым. Ты спасал его от покушения, пока не решил самолично пристрелить.

- Мне не нужны никакие скидки, - солгал Уэст, и поторопился обратить внимание на следующее. – Я думал, что он должен издохнуть. Если ты намереваешься захватить Майкла, то тебя ждет тот же успех, что и с Кассандрой Пауэлл.

Люсьен смерил его взглядом.

- Майклу с Кассандрой предстоит бесконечная езда по безлюдному девяносто пятому Шоссе . Не будут же они вместе всю ночь.

Он поднял револьвер Уэста и навел на переносицу.

- Ты не протянешь и недели, если не раздобудешь мне Красную стрелу. - Люсьен, прихватив его оружие, исчез в ветре.

Брок погрозил в воздухе кулаком и припустил бежать. Нужно успеть попасть на базу. Убедить Пауэлла инициировать его сейчас, поскольку при темпах Люсьена Кассандра домой не вернется. К утру она будет мертва, а Пауэлл вменит это в вину Уэсту за то, что не сумел ее защитить.

Брок забрался в свой внедорожник и только захлопнул дверь, как зазвонил сотовый. Он бросил взгляд на экран. Пауэлл. В желудке потяжелело. Он сидит перед Кассандриной квартирой, четыре человека Пауэлла убиты, а его дочь слиняла с Майклом. В общем, он как та муха по уши увяз в дерьме.

Брок ответил:

- Да, генерал.

- Под мостом пятнадцатой автомагистрали в двадцать три ноль-ноль, - произнес тот. – Оттуда тебя доставят в нужное место. – И отключился.

Огорошенный, но и настроенный скептически, Брок не мог сдвинуться с места. Встреча под мостом почти в полночь. Чертовски точно одно, что все идет не согласно стандартному протоколу, но и не имеет ничего общего с Красной стрелой. Пауэлл скрывал свою лабораторию.

Брок не считал себя слабаком, но его до мозга костей пробрала дрожь. Он был взволнован. Напуган. И только и мог думать о той мощи, что вскоре заструится в его жилах. Возможно, грядет день, когда его жизнь навсегда переменится.

Глава 15

Кассандра все еще лежала на полу внедорожника, уверенная, что ее сейчас пристрелят, когда с удивлением заметила, что Майкл несется по Лас-Вегас-авеню к подземной парковке комплекса «Неонополис Интертеймент». Он погнал авто на нижний уровень.

- Объясни мне, пожалуйста, какого лешего мы забыли в торговом центре?

- Неонополис это больше, нежели торговый центр, - проговорил Майкл. – Это развлекательный центр с кинозалами и игровыми помещениями. Ну и размещающееся в бункере прикрытие для разного рода операций. Скопление народа не позволит проникнуть сквозняку, а значит и врагу. Даже Адам не пожелает привлечь внимание. Пока нет. Покамест он не готов к захвату.

Она поежилась от такого комментария.

- Только не говори, что он это осуществит. Что это лишь вопрос времени.

Майкл остановил авто перед металлической стеной, потом набрал код на мобильном телефоне. Врата со свистом разъехались. Мужчина переключил коробку передач.

- Вот чтобы это не произошло и хочу его убить.

Кассандра насупилась, понимая, что не время приставать с расспросами, и отодвинула все вопросы на задворки сознания.

- Почему в таком случае ты не прикончил его, пока находился в Зодиус-сити?

Он припарковался возле Кэрри, и грудь Кассандры болезненно сжалась от воспоминаний.

- О, я хотел, - заверил ее Майкл, выключив двигатель. – Не поверишь: я весь слюнями изошел, представляя, как убиваю его. Сделал бы это в день захвата Зоны 51, но стервец весь объект нашпиговал взрывчаткой, которая разнесла бы всю округу, перестань его биться сердце. Мы с Калебом полагали, что я прихлопну его в ту же минуту, как он отделится, однако же Адам подстраховался. В нескольких крупнейших городах США заложено химическое оружие, которое активируется сразу после его смерти. У меня так и не получилось выяснить, у кого находится пульт дистанционного управления. Только лишь по этой причине Адам цел и невредим.

Слишком все сложно, чтобы вот так сразу переварить.

- Он пугает. Все это наводит страх.

Тут до Кассандры дошел смысл сказанного, и ее взгляд устремился к Майклу.

- Так вот почему ты так долго проторчал в Зодиусе? Пытался выяснить, как убить его, не допустив жертв среди мирного населения?

- Да, - донесся негромкий ответ. – И, Кассандра, причина не только в этом. Массовые потери. Гибель сотен тысяч людей. Я не рассчитывал уйти на целых два года. Как предполагалось – я убиваю Адама, а ренегаты нападают на его последователей. И все было бы кончено. – Он открыл дверцу. – Нам нужно идти. Мы не настолько глубоко под землей, чтобы не дать Охотникам напасть на твой след, а большое скопление людей на поверхности на капельку разбавит твой экстрасенсорный след, это задержит их ненадолго, но не остановит.

Кассандра от такого заявления судорожно сглотнула. За ней ведется охота. Этот ад вообще когда-нибудь кончится? Она подошла к кузову внедорожника; тут из лифта в нескольких футах показался Стерлинг, направившийся к ним вальяжной походкой, - длинные белокурые волосы собраны на затылке, плечи пересекает кобура с оружием, бедра обтянуты голубыми джинсами.

Кассандра навострила уши, когда Майкл стал описывать все с момента своего появления в ее домике.

- Ни хрена себе, - проговорил Стерлинг, проводя ладонью по лицу, после чего обратил на Кассандру извиняющийся взгляд своих зеленых глаз. В отличие от остальных джитэков, у Стерлинга не получалось скрыть от людей цвет своих глаз. Никто не знал, почему. - Прости, Кэсс, - торопливо извинился он.

Она фыркнула.

- Была счастлива остаться в живых, Стерлинг, чтобы послушать, как ты ругаешься. – Кассандра знала Стерлинга еще с Зоны 51, и он всегда ей нравился. – Да и вообще, я мало чувствительна к солдатской манере вести беседы. Все, что меня сейчас волнует, находится в зашифрованном виде на том жестком диске.

- Никогда не сталкивался с правительственными кодами, какие не сумел бы взломать, - произнес Стерлинг и нахально подмигнул. – Майкл наверняка может убить кого-нибудь одним лишь своим угрюмым взглядом, но я-то компьютерный червь.

Кассандра рассмеялась. Она и забыла, как Стерлинг любил поддевать Майкла, а тот лишь хмурился в ответ. Совсем вылетело из головы. И крохотный намек на огонек в глазах Майкла подсказал, что и у него тоже. До нее дошло, что те два года в Зодиусе для него были адом, и девушка задумалась, откуда он черпал силы, чтобы выжить там. Впервые она испытала к нему что-то, помимо гнева за его проступки. Кассандра испытала гордость.

- Я взломаю его, пока вы двое идете к вагонеткам, - заверил ее Стерлинг. – Что лучше сделать за минут пятнадцать, иначе нас обнаружат Охотники.

- Вагонеткам? – переспросила Кассандра, бросив на Майкла вопрошающий взгляд и стараясь не задумываться об Охотниках.

- Мы проскочим под несколькими отелями, меняя платформы, - пояснил Майкл. – Нужно запутать Охотникам след, чтобы получить фору на шоссе. С фронта и тыла нас будет прикрывать отряд ренегатов.

Кассандра прикусила нижнюю губу, в горле внезапно пересохло.

- Поскольку в конечном счете они нас все равно нагонят, - сказала она, и это не было вопросом. Ни Майкл, ни Стерлинг не стали отрицать данное утверждение. Им и не нужно было. Всем известно, что по ее с Майклом следу идут зодиусы.

Спустя несколько минут, Кассандра уже стояла в нашпигованной мониторами и электронными гаджетами комнате и, поглощая «Пауэр бар», запивала его апельсиновым соком. Несколько секунд назад Майкл положил перед ней шесть батончиков «бара» и поставил стакан с какой-то жидкостью. Стерлинг сидел за клавиатурой, с бешеной скоростью производя какие-то манипуляции, отчего на экране проносились бело-зеленые цифры.

- Как ты себя чувствуешь? – вполголоса спросил Майкл, изучающе разглядывая ее.

Девушка кивнула.

- Лучше, - ответила она. - Просто устала. Мне, ребята, сейчас необходима пара часов сна, здесь или там – без разницы, да и вам не помешает.

Ей реально хотелось вырубиться прямо сейчас – вернуться на Зону 51 до того, как случилась вся эта катавасия, лечь, свернувшись калачиком, под боком у Майкла после обильной трапезы и просмотра хорошего фильма.

Мужчина мгновение не сводил с нее глаз, будто бы тоже вспоминая былое, после чего перевел взгляд на Стерлинга.

- Мужик, мы тут уже извелись. Что у тебя там?

- Задержи дыхание и сосчитай до шестидесяти, - отрезал Стерлинг. - Мне нужна еще минута.

Майкл выругался и вытащил из-под руки Стерлинга газету. Тот смерил его взглядом.

- Там есть подробнейшие истории о четырех штатах.

- Что такое? – потребовала Кассандра. - Что происходит?

Майкл отшвырнул газету.

- Пропало множество женщин, - проговорил он. – Большая часть из них, скорее всего, уже мертва.

В горле стала подниматься желчь, и Кассандра положила «Пауэр бар» на стойку сзади.

- Мертва? Мне представлялось, что над ним просто проводят опыты.

Просто проводят опыты. Господи. Звучит-то как противно.

- У Авы появился новый способ стимулировать фертильность, выделенную из ее гормонов, - произнес он. – Проблема в том, что у испытуемых женщин есть лишь пятьдесят процентов выжить.

- Она беременна?

- Вынашивает семя дьявола, - бросил Стерлинг через плечо, продолжая что-то там печатать.

- В ночь, когда я дал тебе телефон, случилась чрезвычайная ситуация, - пояснил Майкл. – Мы вызволили оттуда сто пятьдесят женщин. И чтобы заполучить их, мне пришлось выйти из прикрытия.

- А что с остальными пятьюдесятью? – осведомилась Кассандра.

- Им так промыли мозги, что они остались, - произнес Майкл. – По меньшей мере, половина из них, скорее всего, мертва. – Он стиснул челюсти. – Все, чего мы добились – это увеличили число похищаемых женщин.

- Неправда, - вступилась Кассандра. – Вы оставили лишь пятьдесят женщин, а чтобы заменить их, нужно время. Как бы там ни было, погибнет меньше дам.

- Нет, если мы остановим Адама, - возразил Майкл.

Стерлинг обернулся, уперев ладони в колени.

- Я сотрудничаю с правоохранительными органами, отслеживая похищенных по всей стране. В обществе уже распространены предостерегающие листовки. – Стерлинг перевел дыхание. – Ладно. Это дублирование данных. Для начала Пауэлл в течение нескольких дней откомандировал в Дримлэнд две сотни военнослужащих.

- Это правда, - произнесла Кассандра. – Их обучат борьбе с зодиусами.

- Не нравится мне все это, - заявил Стерлинг. – Только не с нависшим над ренегатами Дамокловым мечом в виде Красной стрелы.

- Это точно, - согласился Майкл. – Должен же случиться в Дримлэнде хотя бы крошечный инцидент, что не даст тем солдатам прибыть на место.

Кассандра покачала головой, оттолкнувшись от стойки, на которую опиралась.

- Если с Дримлэндом что-нибудь стрясется, у папы вмиг возникнут подозрения.

Стерлинг скривился.

- Посмотрим, получится ли у меня взломать электронную почту Уэста, - сказал он. – Мне нужно иметь возможность перенаправлять его приказы. Пусть их пересылают в другое место. Устроим его компьютеру «икоту». Это позволит нам выиграть несколько дней и разыскать Красную стрелу.

Кассандра испустила вздох.

- Это должно сработать.

- Что еще? - спросил Майкл. – Поскольку нам нужно валить отсюда.

- У Пауэлла есть «Зеленый шершень», - произнес Стерлинг. – Полагаю, зодиусов ими снабдил Брок, так как он в одной лодке с Люсьеном.

- Скорее всего, - допустил Майкл. – Или же моя мать такая же большая сука, каким гадом был папаша. Продает оружие и нашему правительству и противнику одновременно.

- Что? – вскричали Кассандра и Стерлинг в один голос.

- Пули выпущены «Тейлор Индастриз», - проговорил он мрачно.

- Той, что является твоим семейным бизнесом? – уточнила Кассандра. В памяти всплыл тот день, когда она просматривала документ о Майкле, и как ее обеспокоило наличие семейных связей, кои ее отец захотел бы использовать в личных целях.

- Вот именно, - ответил мужчина с кратким кивком.

Стерлинг выгнул бровь.

- Когда ты шутишь, я волнуюсь.

- Если бы, - произнес Майкл. - Это технология была разработана энное количество лет тому назад. Пули взрывали оружие изнутри, раня пользователя. По всей видимости, они нашли способ обойти это. И любимая мамочка, не задумываясь, продаст оружие террористам, если на кону будет приличное бабло. И коль уж мать причастна к применению «Зеленого шершня» против джитэков, то весьма вероятно, что и Красную стрелу используют против них же. Одним убивают, вторым контролируют. На сей раз Пауэлл подготовился тщательней. Мне нужно, Стерлинг, чтобы ты проник в его базу данных.

- Иисусе, - выдохнул Стерлинг. – А я-то думал, что моя семейка хреновая. Взломаю систему Тейлоров. Мне нужны все эти пули. Информация о каждой, когда-либо отлитой.

- Это означает: и о тех, которые на базе, - напомнил ему Майкл.

- На базу все время то ввозят, то вывозят артиллерию, - произнес Стерлинг. - Я дам запрос на то, где будут отгружать «Зеленый шершень», мы груз перехватим, а Пауэлл так и не узнает, что его выкрали.

Майкл одобрительно кивнул головой. Кассандра не сумела-таки смолчать:

- А что, если папа и вправду выступить против Адама?

- «Зеленый шершень», скорее всего, единственное оружие, которое поможет солдатам выжить при столкновении. – Майкл устремил на Кассандру долгий, тяжелый взгляд. - Ренегаты, а не те пули, – самолучший шанс страны выступить против Адама. Твой отец об этом забыл. Я не позволю использовать те пули против солдат, а именно это и произойдет, оставь мы их у твоего папочки.

Он обернулся к Стерлингу.

- Нашел на жестком диске что-нибудь о кристалле?

Стерлинг, поджав губы, покачал головой.

- Ничего, - буркнул он. - Ни одного распроклятого словечка. Ну, у нас хотя бы есть информация о местонахождении пуль, а также солдатах, которые станут противостоять джитэкам. Если мы расстроим их прибытие, то это застопорит планы Пауэлла и выиграет для нас некоторое время.

- Зодиусам, - исправила девушка. – Солдат мобилизовали сражаться с зодиусами. Мне до сих пор не верится, что папа повернет их против ренегатов. – Решимость окрылила ее. – Я знаю, вы думаете, что он якобы использует Красную стрелу для пыток, однако это не так. Мне необходимо вернуться и доказать это. Вот тогда-то и станем сотрудничать с папой и покончим с Адамом. – После чего еще решительней: - Да. Мне нужно вернуться. Сегодня же. Я не в состоянии работать.

Стерлинг и Майкл обменялись взглядами, после чего Майкл кивнул другу, и тот вернулся к компьютеру, принявшись что-то там снова вводить.

- Кассандра, - тихо начал Майкл. – Ничему из этого не бывать. Красная стрела – устройство для пыток, и цель – ренегаты и зодиусы.

- К черту, Майкл, - ругнулась девушка, чего за ней никогда не наблюдалось. – Ты не знаешь этого наверняка.

Стерлинг откатился на кресле и указал на монитор. Кассандра подошла к компьютерному экрану и села, устремив взгляд на отсканированные документы.

Мир Кассандры, завертевшись вокруг нее, начал рушиться, пока она просматривала документы, отчеты начальников штабов, описание Красной стрелы, инструкция по применению: отслеживание и устранение, активное использование во время пыток. В глазах защипало, в груди же появилась ноющая боль. Кассандра старалась, но не сумела одолеть навернувшиеся слезы.

Прошлое набросилось на нее, сталкиваясь с грядущим. Прививки. Господи, она ведь видела все признаки. Он вообще хотя бы раз подумал, что им делают простые прививки? Враки. Пропащего человека возвела в герои. Каждый шаг предпринимался им ради себя любимого, а всякая манипуляция вела к потере чьей-то жизни, покушениям. Взгляд девушки упал на газету на столешнице. Все эти женщины страдали, были оторваны от семей. Без вести пропали. Как и те, кого похитят в будущем.

Ее взгляд сфокусировался на одном из пунктов, и ее глаза расширились. Ее отец проводил опыты над людьми и джитэками. От напрашивающегося вывода она едва могла сделать вдох. Примени Адам все это к людям, и стал бы править миром. То же можно сказать и о папе, если бы использовал ее на человеке. Последняя мысль претила сильнее всех остальных. Можно вообразить, что являлось конечной папиной целью. Ну да, он, конечно, назовет это защитой своей страны, но по сути – полный над ней диктат.

Кассандра сердито смахнула слезы. Не время для эмоций. Не сейчас. Она повернулась к Майклу и Стерлингу, но остановила свой взгляд именно на Майкле.

- Я помогу тебе уничтожить Красную стрелу, но сиднем сидя в Санрайзе этого сделать не сумею. Мне лучше находиться рядом с папой.

- Ты едешь в штаб ренегатов, - сказал Майкл, схватив ее за руку. – В Санрайз-сити ты будешь в безопасности.

- Нет, - отрезала Кассандра. – Меня не волнует, от какого рода опасности я буду на волосок. Мы имеем дело с потенциальным концом свободного общества. Я не имею права.

Майкл покосился на Стерлинга.

- Мы уходим. - И прежде чем она осознала, они очутились в коридоре, спина ее оказалась прижатой к двери, а сверху нависло внушительное тело. Кассандре захотелось выбранить его за то, что напугал. Отругать за то, что заставил увидеть правду о собственном отце. А еще неистовей захотелось просто положить голову ему на плечо и почувствовать себя защищенной, хотя бы на минутку.

Его пальцы переплелись с ее волосами.

- Знаю, как это трудно, дорогая, - заговорил он. – Но Охотники на подходе. Нам нужно уйти в подполье. После чего поищем способ, как сообща исправить все.

- Каким образом? – осведомилась девушка. – Каким образом мы это сделаем, если ты стремишься убить моего отца, а я же не могу достигнуть желаемого. Не могу.

- Кассандра…

- Ты хочешь, чтобы он умер? Озвучь это. Скажи, поскольку мне необходимо это знать.

Майкл преклонил колени, опускаясь так, чтобы находиться вровень с ее глазами.

- Мне нужна твоя защищенность. Сейчас для меня на первом месте ты. Но останься ты тут, и ночь не переживешь. А если ты приняла решение бороться, то обязана выжить.

Майкл был прав. Кассандра понимала, что он прав. Но старательно подавляла это чувство. Вина живьем ее снедала.

- Я оказывала папе помощь. Стояла рядом. Я…

Он поцеловал ее. Глубоким, страстным поцелуем, наполненным нежной силой, которую она так любила в нем. Нежный. Пусть Майкл чересчур требовательный, пускай упертый, но всегда нежный.

- Мы достанем ответ, - сказал он. – Однако прямо сейчас должны уходить. Договорились?

Кассандра, не доверяя голосу, ответила кивком. Она так и сделает, да и то лишь потому, что Майкл прав. Ей надо выжить, чтобы бороться. И она станет сражаться так, как никогда в жизни.

***

Люсьен обнаружил Адама в персональном Колизее – рядом с самодовольной физиономией возвышался Тэд, как будто он весь такой значимый или типа того. Они стояли между рядом из тридцати волков и строем солдат – это Адам так обучал волков боевым действиям. Он планировал натравливать их на толпы людей, когда будет готов к захвату. Как на стада и уничтожать по мере необходимости. Треклятые волчары. Люсьену в жизни не привыкнуть к тому, что твари околачиваются среди них, словно некие высшие формы жизни, и это только потому, что они заодно с Адамом.

Люсьен начал спускаться по каменной лестнице, когда Адам вскинул руку и резко опустил вниз. Волки и солдаты бросились друг на друга. Адам и Тэд попятились и направились к Люсьену; Тэд шествовал с Адамом бок о бок, словно именно там, а не под ногами, ему было самое место. Тэду не понять, что он лишь очередной песик, лижущий Адаму пятки. Но поймет. Не сегодня - завтра.

Люсьен объяснит ему. Ибо был у него план, включающий конец Кассандры и Майкла и его, Люсьена, начало. К финалу ночи он не только проследит за тем, чтобы Кассандра Пауэлл протянула ноги, но и спихнет вину за ее убийство на Майкла. Пауэлл придет в бешенство, будет опустошен и беззащитен, что даст Броку возможность позаимствовать Красную стрелу. Майкла запрут в Зодиус-сити, готовя к наказанию. Люсьен окажется на его месте, а Тэд обратится в ничто.

***

Брок остановил внедорожник под мостом и погасил фары. Его окружили непроглядная темень и тишина, но тут донеслось шуршание шин по асфальту. Раздался нежный и едва различимый свист ветра, Брок напрягся и, открыв бардачок, достал оттуда «Смит и Вессон» . Может, с его помощью и сложно убить джитэка, но уж он-то знал, как правильно делать выстрел.

Резкий порыв ветра. Брок напружинился, когда внедорожник затрясся от сильнейшего удара. Раскаты грома заставили мужчину расслабиться – оказывается, все дело в матери-природе, а не Поступи ветра. Он откинулся немного, устраиваясь поудобней, и стал вертеть в руках пистолет.

Вдали сверкнули фары, пробиваясь светящимися точками сквозь густой туман. Вскоре в нескольких шагах от внедорожника медленно затормозил белый фургон, осветив фарами капли дождя, барабанившие по тротуару.

Уэст остался сидеть, также как и водитель в другом авто. Повисло незримое противостояние, пока Брок, желудок которого делал кульбиты, не решился выйти. Ему же отдали приказ. Он толкнул дверцу и вскинул пистолет.

Дождь теперь полил прямо на него, и рубашка сразу же прилипла к телу, на что Брок не обратил никакого внимания. Наведя пистолет на дверь, он постучал. Та отъехала в сторону, открываясь, и он изумленно увидел огромные голубые глаза в обрамлении длинных, глянцевитых волос цвета воронова крыла. Женщина одарила его потрясающей улыбкой, способной свалить с ног целый батальон солдат. О чем, к черту, дамочка думает, встречая парня под мостом, да еще одна?

- Проходите, подполковник, пока вас не смыло. – Голос был гладкий как виски, и звучал с чувственной хрипотцой.

Его взгляд переместился на кушетки и мониторы позади нее.

- Кто вы?

- Человек, который преподнесет вам, Брок, на блюдечке весь мир. Если вы того желаете. И можете называть меня Джоселин.

Медленно он опустил пистолет, и она немного подвинулась, чтобы дать ему пройти. Подполковник забрался и потянул, закрывая, за собой дверь.

- Ложись на кушетку и засучи рукава, - велела Джоселин, не заботясь, по-видимому, что он закапал все вокруг водой. Его ноздри затрепетали, втягивая аромат винили с корицей, заполнявшего кабину.

Джоселин стала на колени рядом с ним и стянула резиновой трубкой его плечо. Срань Господня! Свершается, это реально свершается. Ему вколют сыворотку. Он наблюдал, как она наполняет шприц жидкостью из пузырька, и его член встал по стойке смирно. У Уэста встал. На нее. А эта игла откроет для него путь к новой жизни. На первый взгляд Джоселин кажется старше его, ей, наверное, около пятидесяти, ну, во всяком случае, за сорок. Но это не остудило его. Нет, в этой женщине нет ничего вызывающего отвращение. Она чертовски изумительна.

Эти удивительные глаза заворожили его ошеломляющей кристальной синевой.

- Генерал Пауэлл говорил, что ты в курсе потенциального риска, но мне хотелось бы услышать от тебя лично, - сказала она. - Потому что пути назад не будет. Все в этой программе носит экспериментальный характер.

- Кто не рискует, тот не пьет шампанское, - заявил Брок, потонув в ее глазах.

- Мое кредо такое же. – Джоселин подняла шприц и щелкнула по нему пальцем. - Готов?

- Я родился уже наготове.

Уголки ее губ приподнялись.

- Готова поспорить, что это так. – Она еще раз щелкнула по шприцу. – Однако побочные эффекты обсудим чуть позднее.

Что-то в ее словах заставило его насторожиться. Разве врачам не положено делать это загодя? Но поздновато задавать вопросы. Джоселин склонила голову и принялась вводить ему жидкость. Та оказалась холодной. Потом жгучей. После чего все заволокла темнота.

Глава 16

Майкл гнал «Рендж Ровер», что был оставлен ренегатами на парковке у Вегасского отеля, по ненастной погоде и беспроглядной дороге. Он был обвешан оружием и в кои-то веки потребовал мотоцикл, поскольку тот был необходим, чтобы провезли Кассандру через это ущелье.

Майкл ощущал острую потребность всыпать зодиусам по первое число, и был убежден, что через минуту-другую те объявятся в мрачных впадинах каньона. А ему нельзя воспользоваться Поступью ветра, чтобы перенести оттуда Кассандру. Или по воздуху в Санрайз, что тут же сделает из нее превосходную цель, которую Адам не преминет немедленно расстрелять.

Кассандра лежала на сиденье возле него, белокурые волосы раскинулись по подголовнику, волосы, которые, как он знал, на ощупь были подобны шелку и благоухали жимолостью. Он жаждал быть с этой девушкой яростней, чем сделать следующий вздох.

Стиснув челюсти, мужчина безмолвно проклинал свое жалкое, эгоистичное существование. Он и есть эгоцентричный ублюдок. За минувшие два часа его разум окончательно помутился, а ее тихое посапывание дало понять, что это все не имело значения. Майкл сознавал, что он убюдок. Наполовину эгоистичный, хотя, кто знает, возможно, даже полностью. Так же, как и тогда в Грум-Лейке, он убедил себя, что им с Кассандрой нельзя быть вместе. Талдычил-то он себе это не раз, только вот на деле совершал обратное. Ну-с, в основном он уговаривал себя не запрыгивать к ней в койку, и не возникать в ее жизни опять и опять. Угу. Эгоцентричный, гребаный ублюдок.

И это утверждение лишний раз доказывала опасная дорога через Санрайзский каньон. Вот этой-то адской жизни на войне он для нее и не хотел. Желал, чтобы Кассандра вернулась обратно в Германию, где была счастлива и в безопасности. «Нет». Горел желанием, чтобы она была в постели, под ним. На нем. Вокруг него. Улыбаясь только ему. Чтобы убедила, что в нем осталось что-то от человека. Нечто стоившее переживаний. Майкл нажал на кнопку и двери разблокировались. Кассандра зашевелилась и, сонно приподнявшись, села, потянулась.

- На сколько я вырубилась?

- На два часа, - ответил Майкл, потянув за ручку. – Это требовалось тебе. Нам предстоит нелегкий путь сквозь дождь, и нужно двигаться как можно скорее. - Он вылез из авто, направившись к ее дверце.

Ему нужно было оружие, и Майкл быстро нашел взглядом места возможного отступления. Они, как парочка неудачников, застряли посреди бездны, несмотря на то, что их окружали ренегаты, готовые защитить в случае необходимости. Но они не люди, а вот Кассандра – да. Легкоранимая.

Майкл подошел к задней дверце, открывая; тем временем голосок в голове пропищал: «Ты ведь можешь все изменить». С ним спутница жизни. Сделать ее джитеком. Точно. А еще чего по ходу натворить? Единственное, что стоило сделать – это доставить Кассандру в Санрайз-сити и, покинув ее, работать на Калеба в каком-нибудь тридесятом царстве.

Открыв заднюю дверцу, Майкл сунулся в салон, вытащил для Кассандры бронекомбинезон, уговаривая себя сконцентрироваться, притом, что мысли разбегались. Хлопнула дверца и Майкл, держа в руках комбинезон, устремил на Кассандру взгляд.

- Поторопись, - произнес он. – Нужно надеть на тебя эту бронь, и через пять минут быть уже в пути.

- Какой огромный, - охнула Кассандра, разглядывая комбинезон, предназначенный человеку раза в три крупнее ее.

- Зато действенный, - заверил ее Майкл. – Хочу, чтобы ты была защищена, когда окажешься там. - Он старался не думать обо всех этих треклятых «Зеленых шершнях».

Взволнованность промелькнула на лице Кассандры, словно она поняла, что он хотел этим сказать. В данном ущелье ничего хорошее их не ждало, но иного пути не было.

Майкл помог натянуть ей комбинезон, потом, согнув свои слишком длинные ноги, наклонился и застегнул молнию. Наконец ладони мужчины остановились на ее талии.

Внезапно их взгляды пересеклись, и у Майкла сердце застряло в горле. Он отвел взгляд. Она тоже.

Тут опять их взгляды встретились, и Майкл проговорил:

- Я никогда не хотел причинить тебе боль.

Он и прежде говорил эти слова, но повторит, если понадобится, еще сто раз – лишь бы Кассандра поверила.

- Знаю, - тихо заметила девушка.- Просто ничего не смог с собой поделать. – Она засмеялась, только в смехе этом не было веселья. – Вот поэтому-то мама и предостерегала меня не влюбляться в солдата. Это слишком больно.

Майкл застыл, не мог даже пошевельнуться. Она его любит? Неужели только что обмолвилась, что любит его?

- Что ты сказала?

Она смочила губы - сладкий розовый язычок пробежался по полной нижней губе.

- Я… я сказала, что я…

Раздалось бабаханье, потом еще одно, и еще. Зазвонил телефон. Майкл ответил.

- Два десятка зодиусов и вдвое больше волков, - проорал Стерлинг. – Уходи с ветром, и сделай это немедленно.

Майкл сунул телефон обратно и схватил шлем для Кассандры.

- С нами будет все в порядке. – И поцеловал, жестко и быстро. – Будешь делать то, что я говорю и когда.

Кассандра кивнула, в глазах засветился ужас, и надела шлем на голову. Майкл схватил свой шлем и сел на мотоцикл.

Считанные секунды он вжимал педали, газуя, после чего заблокировал двери внедорожника. Они понеслись к выходу, и, невзирая на инстинктивное желание использовать ветер в качестве щита, Майкл сдержался. Все, что он применит против зодиусов, попадет и в ренегатов.

Только они пролетели мимо строения, как зарядил дождь, стирая видимость. Со всех сторон их атаковали волки. Кассандра взвизгнула, когда они ринулись к ее ногам, и Майкл порадовался, что на ней бронезащита.

Мужчина срезал и повернул, поскольку не мог дотянуться до оружия и по-прежнему управлял мотоциклом. Волки роились повсюду: справа, слева, спереди, сзади. Используй он ветер, мог потерять управление. Но, главное, не стреляли, за что Майкл возблагодарил Бога. Зодиусы не посмеют стрелять там, где есть Адамовы волки, так как тот пришибет их потом за это. Смешно, но зато удобно – вынужденная слабость его людей.

Майкл, лавируя через стаю, умудрялся не свалиться на землю. Подкатив к окраине каньона, он прибавил газу и проскочил мимо деревьев. На смену волкам пришла стрельба и им вслед засвистели пули. Майкл призвал ветер, удерживая щит, пока тот не падал. После чего «возводил» его снова и снова.

Однако автоматные очереди не смолкали, и в один из незащищенных моментов шальная пуля пробила мотоциклетную шину. Время остановилось, когда мотоцикл под ними занесло. Все, о чем Майкл мог помыслить, – это Кассандра, и инстинктивно мужчина призвал ветер, который стелясь, создал над землей воздушную подушку, смягчив падение.

И стоило им свалиться прямо в слякоть, как Майкла охватил ужас; он сорвал с себя шлем, пытаясь сквозь ливневую завесу разглядеть Кассандру. Обнаружилась девушка в паре шагов, сидящая прямо и пытающаяся стащить с себя шлем. Майкл одним стремительным движением оказался на ней, закрывая собой от пуль, и только собирался укрыться с Кассандрой за деревьями, как услышал щелчок взводимого курка.

Повернув голову, Майкл уткнулся взглядом прямо в дула десятка автоматов, заряженных, все всякого сомнения, «Зеленым шершнем». У ног солдат рычали волки. Впереди стоял Люсьен и, по-видимому, руководил атакой. Люсьен, который всегда жаждал власти, но не получал ничего, кроме пренебрежения со стороны Адама.

Позади зодиусов материализовались ренегаты, наведшие оружие на головы противников.

- У нас «Зеленый шмель», - проорал Стерлинг. – И они запросто снесут вам черепушки.

- Не раньше, чем на тот свет отправятся Кассандра с Майклом, - заверил его Люсьен.

- Отвали, мудак. - Глаза Майкла впились в Люсьена, и он заметил в глазах того панику. Люсьен загнан в угол. Единственный способ выслужиться перед Адамом – уничтожить Майкла и Кассандру, а потом исчезнуть в порыве ветра.

Майкл не дал себе времени подумать о последствиях своего поступка, поскольку ни правильного, ни положительного ответа не было. Он не сумеет их удержать надолго посредством ветра, и тогда их догонит пуля. Ладно, если погибнет он один, но за ним ведь отправят Кассандру, ренегатов. Нет, существовал лишь единственный вариант, который давал хотя бы призрачную надежду на выживание.

Майкл схватил Кассандру и ушел с нею в ветре, молясь, чтобы девушка выжила.

***

Холод крошечными укусами просачивался в его сознание. Так. Чертовски. Холодно. Веки приоткрылись, и сетчатку обожгло ярким светом. Боль пронзила роговицы, заставив точно налитые цементом ресницы поспешно сомкнуться, окуная в уютную тьму. Да. Тьма. Он любит темноту. Это все, что он осязал, все, что зрел.

В комнате вокруг него завозились, и непонятных шуршаний оказалось достаточно, чтобы соблазниться еще одной попыткой разомкнуть веки. Сквозь полое пространство проник мягкий голос, чувственный и нежный – к нему спустился ангел, дабы помочь.

Веки приоткрылись в щелочки, и Брок опять зажмурился, когда яркий свет, проносясь через мозг, обратился в пузырьки боли, побежавшие вдоль позвоночника. Лицевые мышцы сократились, брови нахмурились. Он выдохнул и заставил себя сосредоточиться.

Белый потолок. Он созерцал белый потолок. Галлюцинации исчезли, над ним переливались, блестя как капельки воды, кружили мушки, что сбивало его с толку. Брок отчаянно боролся за то, чтобы держать их в поле зрения, а не один лишь проклятый белый свет. Все кончено, окружающее поглотило его.

В груди начала шириться паника, удушливо поднимаясь к горлу, и Брок дернулся вверх. Резкий рывок на запястьях оборвали вздох, и в голове завихрились туманные образы, которые никак не получалось разглядеть.

Брок поднял голову, огляделся – он в небольшом стерильном помещении, белые стены, больничные койки. Острая боль пронзила запястья, что-то впивалось в его плоть. Отчаянно пытаясь высвободиться, Уэст повторно дернулся вверх, но ничего не вышло, опять задергался – стало еще больней.

Тут до него дошло, что боль исходит от игл капельниц, воткнутых в ноги, грудную клетку и руки. Брок опустил взгляд на себя: его опутывали трубки и иглы, и тут стали наслаиваться воспоминания. Мост. Роскошная дама. Инъекция.

- Пауэлл, черт тебя подери! Тащись сюда! Пауэлл! – Он не переставал звать, не зная, сколько на это ушло времени, но ответа так и не получил. Брок орал, пока не охрипло горло.

- Тише, - послышался нежный женский голосок, что он слышал в фургоне, и Брок увидел прекрасные голубые глаза.

- Ты в порядке. – Она бросила через плечо. – Позовите, пожалуйста, доктора Чайна.

Нежные ладони застыли на секунду на его предплечьях, и женщина подмигнула.

«Джоселин», - вспомнил он. Ее зовут Джоселин.

- Ты сука! Ты обманула меня! Должна была ввести мне инъекцию, а не тащить сюда.

Она отшатнулась, словно он ее ударил.

- Нет. Я не обманывала тебя! - Она снова наклонилась. - Брок, голубчик. Тайна твоего местонахождения – вынужденная мера. Я знала, что ты это поймешь. Ты ж военный человек.

- Тогда надень повязку, - рыкнул он в ответ. – Для этого нет нужды использовать иглы и ремни. Я ознакомлен с отчетами о джитэках. Не пудрите мне мозги, леди. Их не привязывали. Они даже не понимали, что с ними такое происходит.

Ответ легко слетел с ее языка.

- Их трансформация была постепенной. А твоя – нет. Тебя связали, чтобы не сорвал капельницы, пока изменяется тело. Через несколько дней, когда мы их снимем…

- Несколько дней! – заорал он, снова попытавшись высвободиться. Боль его не заботила. Он жаждал свободы. - Я не могу проторчать тут несколько дней. Не подписывался на это. Вынь иглы. Выпусти меня.

В комнату ворвался маленький китаец, и Брок воззрился на него.

- А ты кто такой?

- Я доктор Чайн, - заявил тот, протянув руку к системе у края кровати, и произнес через плечо кому-то, кого Брок не увидел. – Два миллиграмма ативана .

- Вот только введи мне его, и даю слово: я тебя запомнил, как только встану - урою. – Белое пятно подалось назад, явно вняв предупреждению. Взбеленившись, взгляд Брока переметнулся от Джоселин к доктору Чайну. – Я всех вас поубиваю.

Джоселин протянула руку к тому, что было белым пятном, и сказала:

- Позволь мне. – Она повернулась к врачу: - Его состояние стабильно?

Тот кивнул.

- Я провел полное обследование, пока он был в отключке.

- В таком случае, оставьте-ка нас, чтобы я все по-человечески смогла ему объяснить, - велела женщина и повернулась к Броку.

- Отпусти меня, не то пожалеешь, - пригрозил подполковник.

Полные губы Джоселин сложились в улыбку, но оставшись непреклонной, она взяла в руки шприц.

- Для привязанного к койке человека ты совершенно безнадежен. – Женщина ввела содержимое шприца в канюлю капельницы.

- В следующий раз к кровати будешь привязана ты, а я буду входить в тебя. – Она просто обязана доставить ему удовольствие после своего обмана.

Джоселин выгнула бровь.

- Слова, слова. Впрочем, сейчас я сильно сомневаюсь, что ты в состоянии завязать шнурки на ботинках, что уж там говорить о моем связывании. - Она выбросила шприц в урну, после чего устроилась рядом с ним поудобней, кладя ладонь на его грудь. Его зябнущей плоти стало теплей. – Итак, почему мы не обсуждаем то, что с тобой произошло, так?

Веки неожиданно отяжелели, что вкупе с жаром ее ладони начало затягивать в дрему.

- Расскажи. Мне.

- Тебе ввели особую сыворотку джитэк; сыворотку, которую еще никто не получал. Ты станешь самым сильным, способным джитэком, и будешь их командиром.

«Сильный». Слово пробилось сквозь наркотический туман в разуме Брока. Он любил это слово. Любил голос Джоселин, такой богатый и женственный.

Она продолжила:

- При трансформации будет ощущаться боль, поскольку твои мышцы растянутся, и изменится соотношение жидкостей. Но когда все закончится, ты, Брок, будешь наисильнейшим человеком на земле, и мы начнем создавать армию.

Она потихоньку приближалась, так как ее умопомрачительный экзотический аромат – тот же, что был в фургоне - ударил в нос, пусть даже чувства его и были притуплены.

- Ты, Брок, станешь героем.

«Героем», - подумал он, расплываясь в улыбке. Он станет героем. Самым сильным человеком на земле. Удовлетворение закралось в сознание, и Брок поскорее захлопнул за ним дверцу, позволяя слепящему свету озарить его внутренний мрак.

Глава 17

Майкл с обмякшим телом Кассандры на руках материализовался в пещере за пределами стен Санрайз-сити – он едва мог испустить вдох, но однозначно желал, чтобы его сделала Кассандра. Отчаянно стремясь доставить ее в безопасное место, Майкл подошел к незримой полосе, где сканер очертил его тело, идентифицируя личность. Пещера была разделена невидимой чертой на две части. Майкл тут же очутился в внушительных размеров складе, служившем отправной точкой в город Санрайз; врата за ними автоматически закрылись.

Он опустил промокшую Кассандру на пол и, вглядываясь в бескровное лицо девушки, ощутил, что грудь сжимают тиски. Майкл вдруг осознал, что самый большой его страх, что она не начнет дышать.

«Нет!» - мысленно крикнул он, укладывая ее на бетонное покрытие и начиная лихорадочно стаскивать с нее бронекомбинезон, чтобы оказать первую помощь. Она должна жить. «Только бы выжила». В нем, пронзая насквозь, заклокотали призыв, боль и гнев. Майкл прижался губами к ее губам. Пока мужчина предпринимал действия, чтобы спасти ее, мысли разбегались от тяжелых дум. К ним за компанию вдогонку понеслась вина. Он сотворил с ней это. Он сделал ее такой.

Разум пытался оградиться от сокрушающего удара – будь он ее спутником жизни, то не смог бы без нее, не сумел бы вызволить из Зодиуса женщин, никогда не узнал о Красной стреле, и не обзавелся бы бронезащитным комбинезоном. А будь соединены их жизни, то он бы был ее и обеспечил полную защиту. Кассандра не желала умирать. Или быть убитой. Он попятился и закричал во всю мощь своих легких. Она умерла. Умерла. И он тоже. Ибо потерять ее – это единственное, чего Майкл не в силах пережить, единственное наказание, ниспосланное судьбой, кое он не вынесет.

***

Оглушительный вопль по спирали пробивался к Кассандре сквозь тьму, в глазах зарябило от серо-черно-белых точек. Всхлипнув, девушка пришла в себя и, судорожно хватая ртом воздух, села – голова шла кругом, желудок скрутило. Но значение имело только одно. Осознание того факта, что крик принадлежал Майклу. И не только крик. Из груди послышался рев, а на лице отпечаталась мука. Из-за нее. Майкл кричал из-за нее. Кассандра знала это каждой унцией своего существа.

- Майкл, - шепнула она, подняв ладонь к горлу и обхватив его. – Майкл. Со мной все в порядке. В порядке.

Он опустил на нее взгляд, и на лице моментально отразилось облегчение. Кинувшись к ней, Майкл стиснул девушку в объятиях, после чего ладонями обнял ее лицо.

- Кассандра. Господи. Я решил…

Она прижалась губами к его губам, испытывая потребность в их жарком уюте, и на каком-то подсознательном уровне Кассандра понимала, что вернуло ее к жизни. Эти губы. Этот мужчина. На нее навалились воспоминания о направленных дулах, убежденность, что она умрет. Вот в нее целятся, и в следующую секунду…

- Мы переместились в ветре.

- Да, - подтвердил Майкл, притягивая ее обратно. – У меня не было выбора. Они намеревались…

- Нас убить, - закончила Кассандра. – Знаю.

Мгновение он созерцал ее, на лице отразилась нежность.

- Нужно, чтобы тебя обследовали, - произнес мужчина и уже протянул руки, чтобы заключить ее в объятия, как завыл сигнал тревоги. Кассандрино сердце екнуло, а взгляд Майкла метнулся на стены пещеры. Девушка проследила за его взором и увидела, как разъехалась стена, и в порыве ветра призрачными фигурами в черном камуфляже появились Калеб со Стерлингом, тут же исчезнувшие в темном дверном проеме. Стерлинг сделал шаг вперед и повалился, вокруг него начала скапливаться лужа крови. В ветре прибыло еще трое мужчин, причем двое из них корчились от боли, будучи также ранеными. Кассандра обернулась к Майклу, и увидела, как на лице мужчины отражается борьба противоречивых эмоций.

- Иди! – крикнула она, вырываясь из его объятий. – Со мной все в порядке! Прошу. Ступай. Помоги им.

Он поколебался мгновение, но потом рванул к раненым. Кассандра пошатнулась, но, устояв на месте, быстро набиралась сил. С ужасом девушка глядела, как Калеб взвалил Стерлинга на свое плечо, направляясь к дальней стене склада, в сторону лифтов. По их следу оставалась дорожка крови. Ручьи крови. Отчего вопросы о серьезности ранения Стерлинга отпали сами собой.

Кассандру охватило чувство вины, когда Майкл сгреб в охапку следующего раненого, которого звали, как вспомнила девушка, Дамиан. Как и Стерлинг, Дамиан был ей симпатичен. И эти люди пострадали, защищая ее.

- Пожалуйста, - тихонько взмолилась она, обращая взор вверх, призывая Всевышнего, к кому уже давно не обращалась. - Не дай им умереть.

Вознеся короткую молитву, Кассандру поспешила к лифту, не горя желанием остаться тут в одиночестве и стремясь оказать посильную помощь. Она семенила за спиной одного из двоих раненых солдат, что свисали со спин Майкла и Калеба. Поглядев на вторую пару широких плеч, девушка прониклась тем незримым духом, присущих ренегатам, на который обратила внимание еще в Зоне 51. Ренегаты. Они всегда были, есть и будут ренегатами. Почему она никогда не верила, что Майкл в действительности последует за Калебом, а не Адамом?

Лифт неторопливо пополз вниз. Чересчур медленно. Она боялась за жизни этих настоящих мужчин, и гробовая тишина лишь подтверждала ее опасения.

- Что там произошло? – спросил Майкл жестким и низким голосом.

- Дамиан упал, и я направился к нему. Однако Стерлинг меня опередил, а я не успел его остановить. Воспользовавшись ветром, он попал прямо в центр гребаной перестрелки, и схлопотал «Зеленый шершень», предназначавшийся Дамиану. Проклятый придурок. Зашибленный чертов кретин. Знал ведь, что зодиусы меня не убьют. В курсе же – мой брат запретил это.

Майкл поднял глаза на Калеба.

- Они могли не умышленно тебя пристрелить, а это говорит о том, что тебя все-таки могли отправить на тот свет, - заметил Майкл. – Твоя жизнь слишком ценна, чтобы рисковать ею. Именно ты перечеркнешь этот хренов раскардаш. Исправишь. Тебе суждено вывести нас из этого ада.

- Избавь меня от высокопарных речей о том, какую грандиозную ценность представляет моя жизнь, Майкл, когда Стерлинг истекает кровью у меня на плече, - прошипел Калеб. – Моя жизнь ценна не более чем…

- Черта лысого это так, - парировал Майкл, - И Стерлинг в курсе, что даже ты не пойдешь на такое.

Кассандра зажмурилась. Опустошенная. Чувствующая себя виноватой. Кругом виноватой. В ее ли силах было предотвратить все это, когда на ее глазах отец начал возрождать проект «Зодиус»? Разве не из-за него она тут?

- Кассандра, здесь нет твоей вины, - заговорил Калеб, шокировав тем, что без труда «прочел» ее мысли. Впрочем, наверное, с джитэками вообще ничему не стоило удивляться.

- Нет, - присовокупил Майкл жестко. – Моя.

Майкл имел в виду то, что привез ее сюда нынешним вечером? Ей тоже жаль. Господи, как же повиниться перед этими людьми, и при этом не обидеть сильней.

А может, Майкл имел в виду ее отца. То, что оставил его в живых. Она знала – он корил себя за это. Что увеличило разделявшую их стену больше, чем все те расхождения, а ведь их и без того было пруд пруди.

Двери лифта открылись. Стерлинг и Дамиан были срочно уложены на каталки, что стояли в ожидании их в узком, выложенном галькой фойе. Кассандра вышла после мужчин, и тут из лифтов высыпали остальные солдаты; они начали суетиться и сновать, оказывая помощь всем нуждающимся.

Последовала бурная активность, и вот уже Кассандра бежит следом за каталками вдоль бесконечного коридора, приведшего их к медпункту. Перед ней предстало нечто похожее на огромную «Неотложку» с большим письменным столом в центре и отгороженными палатами.

Кассандра оказалась зажатой между Майклом и Калебом перед внушительных размеров окном, выходящим на операционную. А внутри над Стерлингом колдовала Келли.

Кассандра не знала, что Келли с ренегатами. Эгоистично открестилась от всех, бежав из Грум-Лейка. Отказалась сражаться в так и не прекратившейся войне. Отреклась от борьбы, тогда как Адам стал только опасней. И вот сейчас наблюдала за Келли, которая, оперируя, боролась за жизнь Стерлинга.

А Стерлинг дрался за них всех: за Дамиана, Калеба, и да, за нее – и Кассандра возненавидела себя за это. Она дала зарок, и обязательно его выполнит. Она достанет Красную стрелу. И сотрет ее с лица земли. А еще поможет заполучить те пули. Помешает Адаму присвоить их. А коль папу обеспокоит ее пребывание в каньоне, то в ответ Кассандра потребует, чтобы он урегулировал происходящее. Только не все так просто, и девушка это знала.

Она перевела взгляд на Майкла, челюсти которого были крепко стиснуты, а поза напряженной. От него исходили, вихрясь и разлетаясь над ней, эмоциональные волны. Чтобы ни стояло за теми словами, оброненными им в лифте, казалось, они снедали его изнутри. Стены, разделявшие их, пали от того, как он убивался из-зп нее, и вновь воздвиглись от его переживаний за друзей.

Она торопливо разрушила эту преграду, желая прикоснуться к нему, утешить, но понимала – не стоит. В этом с момента их первой встречи Майкл не переменился. Они стояли бок о бок, но Кассандре казалось, что он не дома, а заблудился в какой-то другой вселенной.

- Мы его теряем! – выкрикнул кто-то, за мгновение до того, как в сознании Кассандры раздался тревожный звонок.

Кассандра резко, до боли в легких, втянула носом воздух, распластав ладони по стеклу. Она следила глазами, как медперсонал готовит для Стерлинга кардиостимулятор. Кассандра в глубине души сознавала, что это поворотный момент в текущей войне. Поскольку сей миг – миг пролитой крови, отпечатается в сердцах тех, кто находится на линии фронта. Ни они все, ни сама Кассандра, ни за что не станут сидеть сложа руки. Эти люди спасли ей жизнь. А посему она станет бороться на их стороне, чтобы их жертва была оправданной. Сквозь стекло девушка созерцала волевой профиль Стерлинга, страстно молясь, чтобы он выжил, дабы она сама могла ему об этом сообщить.

***

Майкл стоял у окошка в операционную и, затаив дыхание, следил глазами, как Келли корпит над Стерлингом. И только когда от мониторов стало доноситься постоянное, равномерное пиканье, его плечи обмякли, и мужчину затопило облегчение. Пули эти были изготовлены «Тейлор Индастриз», и сегодня «Зеленый шершень» чуть не отнял у человека жизнь. И при этом он сам палец о палец не ударил. Майкл услышал синхронный вздох облегчение, что издали стоящие рядом Кассандра и Калеб, и сразу спало напряжение.

- Калеб, - раздался за спиной мужской голос.

Майкл повернулся, увидев доктора Уокера, одного из полдюжины врачей, которые последовали за Калебом из Грум-Лейка. Долговязый человеческий мужчина с коротко стриженными темными волосами, зыркнул на Майкла подозрительным взглядом. Мимо Калеба это не проскочило.

- Он один из нас. Всегда был одним из нас.

Майклу захотелось оскалить на него зубы и полюбоваться тем, как докторишка галопом ускачет от страха, да фиг с ним. Слишком уж в настоящий момент он дерьмово себя чувствует, такое ощущение, что не принадлежит этому месту. Но, в таком случае, его бы тут не было.

- У тебя есть для нас что-то? – раздраженно рявкнул Майкл, с трудом подавляя рычание в голосе.

Доктор Уокер нервно откашлялся.

- Ной, Купер и Джейкоб избежали ранений жизненно важных органов. Я забираю Дамиана в операционную, где удалю пулю возле сердца, тем не менее осложнения не ожидаются. Прямого попадания не было, так что он быстро оклемается. Тело заживет не сегодня – завтра.

Калеб ответил отрывистым кивком, но, по-видимому, ему понадобилось сказать что-то наедине, поскольку указал человеку на коридор. Майкл ни на миг не усомнился, что речь пойдет о нем, и это дьявольски возмущало.

Взгляд Майкла остановился на размытом отражении Кассандриного чумазого личика, и он взмахом руки подозвал медсестре.

- Тебе нужно показаться врачу.

Девушка покачала головой, отсылая женщину прочь.

- Пусть займется теми, чья жизнь висит на волоске. Моя же – нет.

- Нет, - отрезал Майкл, мысленно возвращаясь к тому моменту, когда сжимал в объятиях ее бездыханное тело. - Ты перестала дышать. Тебя нужно обследовать.

Он поднял палец и вновь поманил медсестру, взиравшую на него так, словно Майкл был Фредди Крюгером из «Кошмара на улице Вязов». Мужчина набычился.

- Мать честная, барышня. Я не зодиус. Ренегат. Мы все в крови и нуждаемся в медицинской помощи.

- Тише, Майкл, - Кассандра отрицательно качнула женщине головой. – Я в норме. Помощь мне не требуется.

- Беса лысого тебе не требуется, - пробурчал он.

- Я в порядке, Майкл. Спасибо.

Ее ладонь, нежная, усмиряющая, обхватила его предплечье. Он не мог позволить себе раскиснуть под всеми этими нежностями. Не тогда, когда гибнут люди. Не хорошие люди. Кассандра. Стерлинг. А не Пауэлл с Адамом.

- Не благодари меня, Кассандра, - яростно прошипел он, в нем со скоростью броска клинка начал подниматься гнев. Не нужны ему ее благодарности. Он жаждет… Ну-с. Не знает, чего жаждет, разве что пустить кровь Адаму и Пауэллу, а еще ее под ним, прижимающуюся и стонущую его имя. Подарите ему крохотный кусочек рая, и он сбежит туда.

Впрочем, Кассандра, скорее всего, на бегство больше не решится. Это может навредить ей, так как ее жизнь соединена с человеком, который в то же время не человек. Майкл велел себе освободиться из ее хватки, разорвать связь так, чтобы он долго этого не забывал. Опять двадцать пять. Он ведь не выкинет ее из головы.

Но Майкл не нашел в себе сил вырваться, да и она не отняла ладонь. Вместо этого глядела на него этими прекрасными зелеными глазами – глазами, которым следует оставаться зелеными и прекрасными. А не черными. В них не должно быть адского обсидиана, как у него, поскольку это будет означать: он целиком и полностью ею завладел.

- Даже не представляю, каково это, когда в тебе все видят врага, - понизив голос, произнесла Кассандра. – Какими же трудными, как мне кажется, для тебя были минувшие два года, но хочу, чтоб ты знал: я горжусь тем, что ты сделал.

В груди заныло от ее слов, и Майкл устремил взгляд на стекло.

- Знай ты, что я творил там, не сболтнула бы такого.

Он исполнял роль личного телохранителя Адама, палача и головореза, причем исполнял хорошо. Слишком хорошо. Так правдоподобно, что порой забывал, что он не тот человек. Но Майкл пересилил себя. Он остался верен избранному пути, всякий раз напоминая себе, что не он творит все те вещи, ходит по лезвию ножа, поскольку, если у него не получится это сделать, придется Калебу. А Калеб должен оставаться благородным предводителем, безупречным, любящим брата и своих сподвижников. Кто-то же должен быть таким типом.

- Не суть важно, что ты сделал, - промолвила Кассандра. – Вопрос только, зачем.

Майкл перевел на нее взгляд. Она сделала вид, что поняла, хотя на деле было наоборот. Да и он не стремился, чтобы Кассандра все уяснила. Не этого мира Майкл хотел для нее. Желал отправить любимую подальше от всего этого ада. В убежище. Он и подтолкнул ее туда. Сильно подтолкнул. Так подтолкнул, что она неслась без оглядки.

- А что бы ты сказала, если б я убил твоего отца?

Кассандра с силой выдохнула, отдергивая от него руку.

- Убив его, ты ничего не решил бы. Адам так и пытался бы захватить власть над миром.

- Без наживки в виде Красной стрелы, которая существенно подсобит ему в этом деле, - заметил Майкл.

- То есть, получается, если бы ты в Грум-Лейке перерезал ему горло, то мир мановением волшебной палочки стал бы счастливым местом, да? – огрызнулась Кассандра. Она вскинула руку. – Не отвечай. Просто не надо. – Сощурила на него глаза. – Ты ведь намеренно стараешься меня огорчить?

- Я просто пытаюсь подготовить тебя.- Девушка пришла в изумление, даже стала бледней, нежели пару мгновений назад. Она смочила языком пересохшие губы.

- За что тебе не терпится его убить?

- За все то, что он сможет сотворить в будущем, - сказал Майкл. – Это война, а я солдат.

Кассандра задохнулась от этих слов.

- О, да я хорошо усвоила, что ты солдат, Майкл. – Она, сглотнув, покачала головой. - Нет, не верю, что ты его прикончишь. Подозреваю, что ты сознаешь: это не ответ.

- Кассандра, ты знаешь обо мне значительно меньше, чем полагаешь, - «обнадежил» Майкл.

Позади них раздались шаги Калеба, и Кассандра зажмурилась. Не имеет значения, что там натворил папа, он ведь, в конце концов, ее отец. Она не могла желать ему смерти. Не выносила даже саму задумку Майкла убить ее отца. Это все равно, что уничтожить ее. Один роковой налет – и она лишается всего. Впрочем, сейчас говорить этого не стоило, только не в присутствии Калеба.

Бросив один-единственный взгляд на лицо Калеба, Кассандра все поняла и отступила, оставляя этих двоих тет-а-тет.

- Схожу-ка я в дамскую комнату. – Кассандра устремилась вниз по коридору, услышав, как Калеб начал: «На этот раз зодиусы отступили…», остальное же она не различила, поскольку, найдя столь необходимый повод для побега, свернула за угол.

Оказавшись внутри одной из крошечных туалетных кабинок, Кассандра распластала ладони на холодной керамической раковине и понурила голову. Не было необходимости слышать дальнейшую речь Калеба, чтобы понять смысл. «Отступили на этот раз» легко перетолмачить в «больше кровопролитий в будущем». А Кассандра совершенно не стремилась к этим самым кровопролитиям. Желала повернуть время вспять и переделать все, что связано с решениями ее отца. Однако ей надо двигаться вперед - легко сказать. Вздохнув поглубже, девушка подняла голову, приблизилась к отражению: глаза как у енота, вдоль щек грязные полосы. Она все еще нездорова – чувствует себя довольно дерьмово, если честно. Впрочем, беспокоиться сейчас о пучившем желудке было как-то эгоистично, ведь поблизости люди боролись за свои жизни.

Пугало ее не такое безобразие в виде всклокоченных волос и личного дискомфорта, а подспудное под всем этим. За многие года, может, даже за всю жизнь она настолько связала себя с отцом, что это уже выходило за пределы биологии.

- Ты ни не можешь сделать все правильно, - прошептала она. – Ты сделаешь это как надо.

Взяв себя в руки, девушка умылась и вернулась к мужчинам, которые, стоя нога к ноге, не сводили глаз с происходящего за окном. От всей позы Майкла - ноги расставлены на ширину плеч, руки скрещены на груди, недосягаемость так и исходит грозовыми раскатами, - желудок сделал кульбит, поскольку именно она стала причиной его настроения.

Несколько дней Кассандра с Майклом начинали, как враги, потом стали любовниками, а сейчас она вообще не может понять, кем они приходятся друг для друга. Сказать по правде, Кассандра сомневалась, что Майкл сумеет полностью отгородить ее от папы, как бы он не старался и что бы ни утверждал.

Встав перед мужчинами, она рассеянно принялась наблюдать, как Келли роняет один «Зеленый шершень» за другим в скляночку. Напряженность в зоне ожидания была осязаема; у всех на уме была одна мысль - а вдруг Стерлинг не выкарабкается. Точно отлитый из стали, Майкл следил цепким взглядом за каждым движением врача. Калеб, в свою очередь, мерил помещение шагами. Он уже почти дыру протоптал в твердом бетонном полу, когда наконец-таки из-за угла показалась врач, спешившая поделиться новостями. Все трое кинулись к ней навстречу.

- Он стабилен, - сообщила Келли, молча поздоровавшись с Кассандрой взглядом. Ее чудесная новость была подобна легкому бризу в жаркий полдень. И такой необходимый. Келли продолжила: - Однако еще наличествует угроза жизни. Он потерял много крови. А телу нанесены множественные повреждения. Из чего бы ни отлили эти пули, они не просто проникают сквозь броню. Они разрушают мышцы и ткани. Его ждет длительное исцеление, и я опасаюсь, учитывая степень его повреждений, что будут последствия. Невзирая на то, что данные не проверенные, я таки придерживаюсь мнения, что витамин C ускорит исцеление ран, а посему назначила ему дополнительное внутривенное вливание. Это и тот факт, что он пошел на поправку, вселило в меня надежду.

- Когда мы будем точно знать, что он вне опасности? – осведомилась Кассандра, опередив остальных.

- Через несколько часов. – Келли смерила их взглядом. - Вам нужно привести себя в порядок и отдохнуть. - Она ткнула пальцем на Кассандру. - Не тебе. Тебя я осмотрю, а потом только отпущу. Дай пару минут, проверю остальных пациентов.

Келли уже отвернулась, но тут резко остановилась.

- А! – Полезла в карман и вынула герметичные пакетики с пулями. – Это вам. – Уронив их в ладонь Калеба, она удалилась.

Калеб опустил взор на ладонь, разглядывая их. Как они выглядят. Словно бы замысловатый дьявол. Видя мужчину, истекающего из-за них кровью, возможно, так оно и есть.

Вдруг Калеб совершил нечто, чего Кассандра никогда за ним не замечала. Он растворил их. Растворил целиком и полностью. Сыпля проклятиями, стукнул кулаком по стене у стекла; от его внушительного, напряженного тела волнами исходило разочарование.

Кассандра поежилась, и, увидев, как из костяшек пальцев начала сочиться кровь, обняла себя, поскольку не знала, что предпринять. Да и вряд ли там вообще можно было что-либо поделать. Калеб держал в своих руках их жизни, а, возможно, и будущее всего мира. Ноша, должно быть, непомерная.

- Солдаты Адама на нашей же территории, - прорычал Калеб. – В ожидании этого груза с треклятыми пулями гибнут мои люди. И при помощи чего нам одержать над ними верх? А ничего. Ни хренова чего.

- Мы исправим это, - предложил Майкл. – Позволь сегодня же наведаемся к Пауэллу и разузнаем о «Зеленом шершне».

Калеб провел не пораненной рукой по шее, напряжение вроде как оставило его.

- Декодировку этого зашифрованного диска я никому, кроме Стерлинга, не доверю. Высматривать на нем информацию о пулях, все равно что искать иголку в стоге сена. - Калеб смерил его взглядом. – А ты сумеешь вытрясти ее из Тейлоров?

На челюстях Майкла заходили желваки.

- Полагаю, Стерлинг уже ввел тебя в курс дела, что именно моя мать поставляет Пауэллу «Зеленый шершень», и еще я уверен, что она помогает ему с Красной стрелой. Если я прав, то всеми правдами и неправдами добуду нам эти пули, ну, а то, что она с Пауэллом заодно, - новость стара.

- Уверен, так оно и есть, - оскорбительно буркнул Калеб. - Нам нужны эти пули.

Бесконечные напряженные секунды миновали. Выражение лица Майкла стало бесстрастным, равнодушным. И все же Кассандра ощущала эмоции, крывшиеся за его словами, и гложущую изнутри ожесточенность. Перспектива встречи с матерью его ой как не устраивала. По сути, он боялся ее.

Но Майкл - солдат, о чем в очередной раз напомнил своим поступком – он отправится туда. И она уже знала, что он ответит до того, как Майкл открыл рот и произнес:

- Мне нужен отряд у особняка Тейлоров, через минуту дам его координаты. Если они выступят вместе со мной, то из ущелья я выведу их под сенью ветра.

Калеб коротко кивнул, и Майкл перевел взгляд на Кассандру.

- Вернусь через несколько часов.

На девушку нахлынуло безутешное отчаяние. Хотелось крикнуть, чтобы он остался. Нужно положить конец этой ночи. Война в разгаре, но и без того она отняла у них слишком многое. Однако Кассандра была бессильна, поэтому лишь кивнула.

- Будь осторожен.

Его глаза потемнели, в их глубинах сверкнули чувства, но они так стремительно исчезли, что Кассандра решила: ей почудилось. Майкл развернулся и ушел. А Кассандра вдруг поняла – она боится, что он никогда не вернется. Не потому, что он солдат. Не потому, что они в состоянии войны. Потому что он Майкл.

Глава 18

- Он хорошо абсорбировал сыворотку Пробы-2, пусть даже ее ввели излишне быстро, - отрапортовал доктор Чайн, его пациент лежал в нескольких метрах на койке.

Пауэлл выслушал это заявление с недостаточным энтузиазмом – невзирая на успех, почти трехмесячные изыскания пронеслись для него парой дней. В Грум-Лейке на его глазах обратились в джитэков двести девять солдат, пока Белый дом не вынудил его выйти из игры. Однако нынче не это было его первейшей целью. Пауэлл предоставил доказательства, что в его силах созидать, а еще у него в запасе достаточно сыворотки солдат на сто, причем правительство об этом ни сном ни духом. Партнерство с правительством дало ему знакомства с нужными людьми, ну а Джоселин являет собой недостающее звено, которое даст возможность управлять новоиспеченными джитэками.

- К сегодняшнему дню, - продолжил Чайн, - он абсорбировал ее на семьдесят процентов. Нам нужно…

Вдруг Уэст дернулся, веки распахнулись настолько широко, словно вместо ресниц у него были иглы, которые резко стали выдергивать.

Какая приятная взору картина; Пауэлл созерцал похожую на поле боя: солдата ранят и он вот-вот, буквально через несколько секунд, отдаст Богу душу. Поглядев на Чайна, генерал приподнял бровь.

- Неминуемое побочное действие быстрого обращения, - пояснил Чайн.