/ Language: Русский / Genre:love_contemporary,love_short, / Series: Искушение

Любовь против мести

Лора Райт

 Мак Валентайн решил отомстить конкуренту – соблазнить его дочь и бросить ее. План мог бы осуществиться, если бы холодный финансист Валентайн сам не влюбился.

Лора Райт

Любовь против мести

Глава первая

– Женщина-конгрессмен Фишер звонит по второй линии, Дерек Мид все еще ждет на третьей линии, а Оуэн Уинстон – на четвертой, – сообщила пожилая секретарша Клэр своему боссу Маку Валентайну, развалившемуся в кресле в современном и роскошно меблированном кабинете.

Клэр работала у Валентайна уже восемь лет и очень любила наблюдать за ним в те моменты, когда он готовился уничтожить какого-нибудь конкурента. Она считала его безжалостным, неустрашимым бизнесменом и иногда даже называла черногривым, чернооким демоном, испытывающим своих служащих.

Мак улыбнулся. Его секретарша была права. Если служащие не соответствовали его высоким требованиям и не справлялись с работой, то он сразу же увольнял их.

Клэр посматривала на Мака, будто ребенок, ожидающий десерта.

– Мистер Уинстон говорит, что звонит вам уже второй раз, сэр.

Он взял телефонную трубку.

– Скажите женщине-конгрессмену и Миду, что я им скоро перезвоню. И хорошенько закройте за собой дверь.

– Конечно, сэр, – сказала явно разочарованная Клэр и вышла из кабинета.

Мак откинулся на спинку кресла.

– Слушаю вас, Оуэн.

– Наконец-то! – раздался раздраженный голос собеседника. – Я ждал уж слишком долго. Что вы хотите от меня?

Услышав дрожь в голосе пожилого Оуэна, Мак почувствовал удовлетворение. Он повернулся в кресле, чтобы видеть в окно небо Миннеаполиса.

– Я не стану терять время, спрашивая, зачем вы все это делаете.

– Не понимаю.

– Я также не буду вынуждать вас признавать очевидное, – сказал Мак. – Вы стараетесь подорвать репутацию конкурирующей фирмы, и все потому, что выдохлись и потеряли деловой нюх.

Мак уже представлял, как мрачнеет лицо Оуэна.

– Вы не понимаете, о чем говорите, Валентайн...

– И что еще вам остается? – холодно продолжал Мак. – Вот вы уже начали паниковать, Оуэн.

– Что за чушь! – пробормотал Оуэн.

Мак продолжал, будто не слыша собеседника:

– Уважающий себя бизнесмен должен признать, что устал, и удалиться от дел. По утрам ему следует играть в гольф, а после обеда сладко спать.

– Уважающий себя бизнесмен, Валентайн, – Оуэн горько рассмеялся, – не стал бы предоставлять наиболее выгодные условия сделок привилегированным клиентам, а именно длинноногим и пышногрудым особам.

– Я могу привлечь тебя к суду, Уинстон.

– Ты с твоим острым умом не допустишь, чтобы эти мои слова стали известны суду, поэтому процесс надолго затянется. А это еще хуже отразится на твоей репутации.

Мак несколько мгновений собирался с мыслями, потом заговорил поразительно спокойным голосом:

– Возможно, с тобой придется действовать иначе, нежели через суд.

– Какой же ты умница, Валентайн! А теперь уже поздно, у меня...

Мак поднялся и шагнул по направлению к двери.

– Я найду другой способ, – прервал он Оуэна, – чтобы заставить тебя заплатить за содеянное.

– Уже восьмой час, Валентайн, – натянуто проговорил Оуэн. – Я должен идти на ужин.

– Конечно, отправляйся домой, к семье, – Мак открыл дверь кабинета и жестом подозвал Клэр. – У тебя милая дочурка, как ее зовут?

Оуэн не ответил.

– Вспомнил! – Мак повел бровью, подавая знак Клэр. – Ее зовут Оливия. Красивое имя.

Мак наблюдал за тем, как Клэр подошла к компьютеру и принялась отыскивать нужную информацию.

– Мне говорили, что она красива и мила, любит своего отца и не замешана в скандалах. Интересно, как скоро удастся испортить такую благонравную особу?

Клэр взглянула на Мака. На ее лице отражалось одновременно уважение к боссу, любопытство и ужас.

– Не приближайся к моей дочери! – взвился Оуэн.

– Я не религиозен, Оуэн, но считаю, что в случае с тобой лучше всего действовать по принципу «око за око», – Мак вернулся кабинет. – Возможно, я надменен, эгоистичен, но не занимаюсь мошенничеством. Каждому из моих клиентов я предоставляю жесткую гарантию вне зависимости от пола. Ты же зашел слишком далеко.

Мак отключил телефон и подошел к окну. Над городом нависли грозовые тучи.

– Она владеет компанией «Домашний уют для холостяков».

Мак даже не повернулся к секретарше.

– Что это еще за компания?

– В журнале «Миннеаполис мэгэзин» в прошлом месяце была опубликована статья с фотоснимком на обложке. Три женщины – шеф-повар, художник по интерьерам и устроитель вечеринок – создали...

– Фирму по обслуживанию неженатых клиентов, желающих получить уют в доме и домашнюю еду, – продолжил он.

– Верно.

Мак повернулся к секретарше и кивнул.

– Отлично! Назначьте встречу с Оливией Уинстон на этой неделе. Похоже, мне нужны ее услуги.

– Вы читали статью, сэр?

– Не помню... кажется, видел ее мельком.

– Эти женщины очень независимы и пользуются уважением в деловой среде. Они решительно отвергают все попытки мужчин завести с ними роман.

Мак усмехнулся про себя.

– Назначьте мне с ней встречу на завтрашнее утро.

Закусив губу, Клэр кивнула и вышла из кабинета.

Мак расположился за письменным столом и принялся просматривать документы клиентов, которые отказались сотрудничать с ним после того, как услышали измышления Оуэна Уинстона два дня назад. Интересно, удастся ли их когда-либо вернуть?

Маку хотелось уничтожить ублюдка Уинстона, однако быстрая расправа оказалась бы для того слишком легким наказанием. Оуэн опорочил имя Мака, значит, он, в свою очередь, воспользуется его дочерью.

Пусть это жестоко, но дочурка Оуэна ответит за потерю Маком и его служащими прибыли, а также за глупость своего отца.

Глава вторая

Оливия закрыла глаза и вдохнула аромат выпечки:

– Нет, ну я все-таки гениальный кулинар!

– Сколько мы еще будем ждать, Лив? – спросила Тесс, в животе которой громко урчало. – Я сегодня не завтракала.

Сидевшая за столом Мэри Келли уставилась на живот высокой, рыжеволосой Тесс и нахмурилась.

– Это урчание напоминает лязг поезда, сходящего с рельсов. Как тебе не стыдно?

Тесс взглянула на Мэри наигранно укоризненным взглядом.

– Я умираю от голода. – Она указала на массивное кольцо с желтым бриллиантом, красовавшееся на пальце блондинки Келли. – Не каждой из нас мужчины приносят завтрак в постель.

Мэри улыбнулась и погладила свой растущий животик. Ее голубые глаза светились спокойствием и счастьем.

– Этан заботится о своем ребенке. Если я не стану перекусывать каждые несколько часов, он сойдет с ума.

– Какая любовь! – фыркнула Тесс.

Мэри рассмеялась.

– Вот влюбишься – поймешь.

– Сомневаюсь, потому что предпочитаю одиночество.

– Тогда мы должны почаще выводить тебя в свет. – Глаза Мэри загорелись. – Возможно, в конце месяца на вечеринке по случаю нашей с Этаном свадьбы ты познакомишься с кем-нибудь. У него очень симпатичные друзья.

– Нет, спасибо.

– А если ты встретишь подходящего мужчину?

Тесс покачала головой и рассмеялась.

– Я в это не верю, Мэри. В мире не существует нормальных мужчин.

Мэри налила себе еще стакан молока.

– Ты слишком цинична для своего возраста, тебе же только двадцать пять. Сколько парней у тебя было?

– Достаточно, чтобы понять мужскую сущность, – серьезно сказала Тесс и повернулась к Оливии. – Мы с тобой пока удачно избегаем супружеских оков, верно, Лив?

– Да-а, – протянула Оливия, стараясь подавить в душе зависть при воспоминании о нежном взгляде Этана Кертиса, сегодня утром целовавшего Мэри на прощание перед тем, как уехать на работу. Он был так влюблен и так счастлив, что у них с Мэри скоро родится ребенок!

Оливия желала Мэри только добра. Сама же она стала все чаще задумываться о том, сможет ли когда-нибудь испытать хоть чуточку такого счастья. В глубине души Оливия мечтала о любящем мужчине, которому готовила бы обеды, от которого рожала бы детей, однако жизнь диктовала свое. Оливия по-прежнему чувствовала себя шестнадцатилетней девушкой, только что потерявшей мать, которая умерла от рака. Отец тогда совсем не обращал внимания на Оливию, и она пустилась во все тяжкие.

Даже через десять лет ей было стыдно вспоминать, сколько случайных связей было у нее в то время. Сейчас Оливия являла собой образец деловой женщины, хранила в секрете свое прошлое и избегала мужчин.

– Итак, – весело произнесла Оливия, ставя на тарелках перед Тесс и Мэри два больших шоколадных, только что испеченных пирожных, – займитесь-ка делом.

– Это она намекает нам, чтобы мы заткнулись, – усмехнулась Тесс.

Мэри откусила кусочек от пирожного и вздохнула.

– Она выбрала самый лучший способ заставить нас замолчать.

– Верно, – сказала Тесс и посмотрела на пирожное. – Ради такой вкуснятины я готова не только перестать осуждать мужчин и браки, но и попробовать завести роман.

– Чего тут только не услышишь! – раздался хриплый мужской голос.

Мэри и Тесс повернулись в креслах, Оливия устремила взгляд на вошедшего.

В дверях стоял симпатичный кареглазый мужчина с циничным выражением лица. Он был высок, широкоплеч и одет в серый костюм в полоску и черное шерстяное пальто. Оливии внезапно захотелось схватить его за лацканы пальто и прижаться к нему. Но желание было настолько нехарактерно для нее, что она испугалась. В течение последних семи лет у нее не было ни одного мужчины, и она не слишком переживала из-за этого. Однако сегодня Оливия почувствовала, как ее тело отреагировало на появление незнакомца.

– Мак Валентайн? – спросила она, с облегчением сознавая, что ее голос звучит спокойно.

Он кивнул.

– Наверное, я раньше времени?

– Всего на несколько минут. Проходите, пожалуйста.

Мэри и Тесс протянули ему руки.

– Рады встрече с вами, мистер Валентайн, – беспечно сказала Мэри.

Тесс похлопала Оливию по спине:

– Это наш шеф. Она творит чудеса.

– Это правда? – Мак посмотрел на Оливию, а она пожала плечами.

– Я никогда не отличалась ложной скромностью, поэтому скажу: да, я хороший кулинар.

В темных глазах Мака отразилось удивление, а Оливия почувствовала, как у нее по телу побежали мурашки.

– Теперь мы с Тесс оставим вас, – сказала Мэри, беря шоколадное пирожное и стакан молока. – Добро пожаловать в компанию «Домашний уют для холостяков», мистер Валентайн.

– Спасибо.

Тесс снова пожала его руку, схватила второе пирожное и вышла вместе с Мэри из комнаты.

Сдерживая смех, Оливия наблюдала, как Мак снял пальто и положил его на стул, потом жестом пригласила посетителя присесть.

– Хотите? – она протянула ему пирожные.

– Ради них я должен попробовать закрутить роман?

– Если пожелаете.

– Я дам вам знать, – произнес Мак, удивленный ее быстрой реакцией, и взял пирожное.

Оливия чопорно сидела рядом с ним. Она не знала, зачем этот мужчина пришел, но чувствовала, что он обязательно создаст ей проблемы.

– Ваша секретарша не сказала мне о цели вашего визита. Итак, я вас слушаю.

Он откинулся на спинку кресла.

– Мне нужно, чтобы вы изменили мой дом.

– А именно?

– В нем много неиспользованного пространства. Я хочу, чтобы мои клиенты, приходя ко мне, думали, будто я семейный человек, а не...

Она удивленно подняла брови.

– ...тот, кто намеренно отказывается от брака, – его губы изогнулись в усмешке.

– Я понимаю, – сказала Оливия. Ей уже приходилось работать с бестолковыми миллионерами-плейбоями.

– Я думаю, что вам лучше самой осмотреть мой дом.

Она кивнула и взглянула на пирожное, к которому он не прикоснулся.

– Хорошо, но в основном я кулинар.

– Мне сказали, что вы решаете многие вопросы.

– Это так, однако лучше, если вами займется Тесс, она...

– Нет, – прервал он ее.

Она выжидающе посмотрела на него.

– Я хочу, чтобы со мной работали вы, – сурово сказал он.

– Понимаю, – настороженно произнесла она, – но есть одна проблема.

– Какая?

– Ваши отношения с моим отцом.

Мак слегка поднял брови.

– У нас с ним нет никаких отношений.

– Он позвонил мне сегодня утром и предупредил о вашем приходе.

Какое-то время Мак молча смотрел на нее.

– Говорят, что вы милая и сговорчивая.

– Хотите сказать, что я не соответствую общепризнанному мнению?

– Я все же попробую ваше пирожное, – он усмехнулся.

– Вкусно? – спросила Оливия, рассматривая Мака.

– Очень.

– Я рада, – беспечно сказала она. – А теперь, мистер Валентайн, скажите, зачем вы на самом деле приехали?

Глава третья

Достойного противника Мак Валентайн видел за версту. Пусть у Оливии невысокий рост и глаза испуганного олененка, однако она умна и остра на язык.

Мак Валентайн не ожидал такого поворота событий. Но не было ничего, что бы он предпочел вызову, – он любил преодолевать трудности.

Оливия смотрела на него, прищурившись. Мак понимал, что она упряма и добьется от него ответа.

– По причинам, от меня не зависящим, моя финансовая фирма потеряла трех лучших клиентов. Я думаю, через несколько месяцев они вернутся ко мне, когда, наконец, поймут, что никто им не поможет так, как я. А тем временем мне нужна ваша помощь.

Оливия окинула взглядом стол.

– Вы хотите, чтобы я помогала вам спасать бизнес и восстанавливать вашу репутацию?

– Я вижу, что ваш отец не только предупредил вас о моем визите. Моему бизнесу ничего не угрожает, однако репутация подпорчена, и я не могу... я не позволю, чтобы так продолжалось и далее.

– Я понимаю. – Она слегка улыбнулась. – Вы хотите, чтобы потенциальные клиенты останавливались не в отеле, а у вас дома?

– Есть такие, кто предпочитает домашний уют, – он махнул рукой.

– Вы не из них?

– Нет.

Она поднялась на ноги и взяла тарелку, на которой лежало его недоеденное пирожное.

– Я хочу кое о чем вас спросить, – сказала она, подошла к мойке и поставила в нее тарелку. У Оливии была роскошная, соблазнительная фигура. Повернувшись к Маку, она прислонилась к мойке и скрестила руки на груди. При виде такой картинки он почувствовал, что волнуется. – Вы считаете, что в ваших неудачах виноват мой отец?

– Ваш отец распространил ложные сведения, из-за чего моя фирма лишилась клиентов, – поправил он ее.

– Если так, с чего это вдруг вам захотелось работать с его дочерью? Хотя...

– Что?

Она подошла к нему. А что, если Мак обнимет ее за талию и прижмет к себе? Что она станет делать?

– Однако, если вы хотите отомстить ему, воспользовавшись мною, тогда понятно, – беспечно произнесла она, будто читая список покупок.

– Он так и сказал вам? – в том же тоне спросил Мак.

– Да. И напрасно.

– Как же это, интересно, я стану ему мстить?

– Пока не знаю, – она пожала плечами, потом присела напротив него.

– У вашего отца имеются предположения на этот счет?

– Он беспокоится о том, что вам удастся вскружить мне голову, но его опасения напрасны.

– Вы уверены?

Оливия кивнула, потом прибавила деловым тоном:

– Я сказала ему, чтобы он не беспокоился по этому поводу.

Мак удивленно поднял бровь.

– Я не хотела вас обидеть, – она рассмеялась. – Просто вы совсем не в моем вкусе.

– А почему вы решили, что я обиделся?

Вопрос сбил ее с толку.

– Ну, я...

– А что вы обо мне думаете?

Она вздернула подбородок.

– Вы производите впечатление человека, привыкшего добиваться своего, как в делах, так и в отношении женщин.

Мак действительно был таким, и эта женщина начинала выводить его из себя.

– Да, я добиваюсь своего, мисс Уинстон, но люди приходят ко мне исключительно по своей воле, могу вас уверить, – он секунду помолчал. – Все клиенты вашей фирмы подвергаются такому допросу или мне сделано исключение?

– Вы еще не стали нашим клиентом, мистер...

– Оливия, – произнесла смущенная Тесс, заглядывая в кухню. – Можно тебя на минутку?

– Конечно. – Оливия повернулась к Маку: – Я сейчас вернусь, мистер Валентайн.

Он с удовольствием отметил, что она утратила былую уверенность.

– Жаль, что я не могу сказать, будто жажду вашего возвращения, – он усмехнулся.

– Если вы торопитесь...

– Я не тороплюсь, – он протянул руку к пальто и достал из кармана сотовый телефон. – Я пока позвоню.

Оливии захотелось выхватить из рук Мака сотовый телефон и разбить об пол, однако она улыбнулась и кивнула в ответ. Выйдя в коридор, она плотно закрыла дверь в кухню и посмотрела на обеспокоенных Тесс и Мэри.

– Чем это ты там занимаешься? – резким шепотом спросила Тесс.

– Беседую с потенциальным клиентом.

– Ты скорее его обижаешь, – сухо сказала Тесс и скрестила руки на груди.

– Тесс, ты не знаешь ситуации...

Мэри заговорила, как обычно, спокойно и покровительственно:

– Какой бы ни была ситуация, Лив, мы слышали, что ты на него нападаешь. Ты можешь сказать, что происходит?

– Он необычный клиент, – выдохнула Оливия. – Черт побери, я даже не знаю, клиент ли он вообще.

– Вряд ли он им станет после того, что ты ему наговорила, – проворчала Тесс.

– Успокойся, Тесс. Он и мой отец занимаются бизнесом в одной и то же сфере. Несколько клиентов Мака Валентайна перебежали к моему отцу. Мак считает, что мой отец повел себя неэтично и переманил лучших клиентов, предложив более выгодные сделки.

– Надо же! – начала Тесс. – Твой отец действительно так поступил?

– Я не верю в это. Мой отец всегда бы отличным бизнесменом, однако Мак Валентайн убежден в его виновности. А теперь Мак собирается нанять меня, чтобы расквитаться.

– Что? – Тесс нахмурилась.

– Каким образом? – спросила озадаченная Мэри.

– Я еще не знаю, но намерена выяснить.

– Мне это не нравится, – сказала Тесс и предостерегающе посмотрела на Мэри.

– Он замыслил обзавестись новыми клиентами взамен потерянных. И хочет, чтобы я сделала его дом уютным. Тем самым Маку удастся произвести на них впечатление.

Мэри положила руку на плечо Оливии:

– Если ты считаешь, что не справишься с ним, Лив, я и Тесс...

– Нет. Во-первых, он хочет иметь дело только со мной. Во-вторых, я не собираюсь отказываться от сотрудничества лишь из-за того, что знаю, кем является этот человек. Я профессионал и сумею отделить бизнес от личных отношений.

– Знакомый мотив, – сказала Мэри и положила руку на свой живот.

– Если я откажу ему, то он пустит слух, что наша фирма плохо работает, а нам этого не нужно.

– Будь осторожна, хорошо? – произнесла Мэри и сжала предплечье Оливии.

– Буду, – Оливия лучезарно улыбнулась подругам и вернулась в кухню.

Усевшись за стол, Оливия достала бланк договора и глубоко вздохнула:

– Извините.

– За уход или оскорбление?

– Послушайте, я соглашусь работать на вас, потому что я профессионал и мне важна репутация фирмы. Кроме того, мне интересно выяснить, что вы затеяли. Однако, если вы только прикоснетесь ко мне, мистер Валентайн, наш договор будет расторгнут.

Мак выглядел удивленным.

– Почему вы нервничаете? Еще недавно вы говорили мне, что я не в вашем вкусе.

– Нам нужно держать дистанцию и подчиняться правилам.

– Понимаю, а теперь давайте к делу.

Оливия протянула ему договор и ручку.

– Когда мне приступить к работе?

– В эти выходные ко мне приедут супруги Дебоулд.

– Владельцы алмазных копей? – Оливия была поражена, поскольку знала, что эти люди очень богаты и ее отец хотел заполучить их в качестве клиентов.

– У них еще нет детей, но они обожают домашний уют.

– Понятно.

– Мне нужна домашняя еда и развлечения, – продолжал Мак. – Я хочу предстать перед ними надежным человеком, который способен учесть их потребности и пожелания на будущее.

– Хорошо.

– Я хочу, чтобы вы были в доме, когда они приедут.

– Нет, – холодным тоном произнесла Оливия.

– Вы будете жить наверху, через коридор от Дебоулдов.

– А вы?..

– Я сплю на первом этаже.

Потеряв терпение, Оливия поднялась из-за стола и рассерженно посмотрела на Мака.

– Я не согласна на это.

– Я хочу, чтобы вы проводили с нами все свое время, – сказал он, не обращая внимания на ее слова.

– Ну, так и быть.

Мак рассматривал ее с привычным хладнокровием.

– Остальное мы обсудим позже. Договор, который я подпишу, предполагает неразглашение тайны? Вы не станете рассказывать о том, чем я занимаюсь и с кем?

– Конечно, не стану. Мне самой составлять меню?

– Я хочу, чтобы вы сами планировали абсолютно все.

Подписав договор и выписав чек на установленную сумму, Мак поднялся на ноги. Оливия уловила аромат его одеколона и заволновалась. Пока он говорил, она смотрела на его губы.

– Я хочу, чтобы вы приехали в мой дом завтра.

Оливия сделала шаг назад, пытаясь овладеть чувствами.

– Я приеду в десять часов утра.

– Вы знаете, где я живу?

– Знаю, – она слегка улыбнулась.

– Отлично! – он протянул руку, а Оливии внезапно захотелось убежать от него, куда глаза глядят. Но это было бы ребячеством, поэтому она уверенно пожала ему руку.

У Оливии возникло желание закричать. Ей вдруг показалось, что она провела на необитаемом острове десять лет и неожиданно увидела на горизонте корабль. Но призывать криками корабль было бы напрасно – он был слишком далеко.

– Значит, до завтра, – беспечно сказала она и убрала руку.

Оливия смотрела вслед уходящему Маку. Давно ее не привлекали мужчины. Как жаль, что этот оказался врагом ее отца.

К счастью, за десять лет затворничества Оливия научилась отказывать себе в удовольствиях.

Глава четвертая

Мак и не предполагал, что Оливия Уинстон окажется такой привлекательной, умной и страстной. Увидев ее, он понял, что сам едва подавляет вожделение, и был вынужден напомнить себе: семейка Уинстонов является его врагами. Маку хотелось заставить Оливию страдать, ему хотелось испортить ей репутацию.

Мак выехал на основную дорогу и чуть прибавил скорость. Трудно ему придется, ведь надо будет постоянно напоминать себе о том, что Оливия – объект его мести. Подъехав к ресторану, он увидел в окне высокую надменную блондинку.

Она тепло улыбнулась ему, когда он вошел в ресторан. Мак поцеловал ее в щеку.

– Привет, Эйвери.

– Ты заставил себя ждать, Мак Валентайн, – промурлыкала она.

Они расположились у стойки бара и заказали выпивку. Взяв бокал с виски, Мак спросил:

– Как поживает Тим? Вы все еще влюблены друг в друга?

Эйвери покраснела и улыбнулась.

– К счастью, да. В следующем году мы собираемся пожениться.

Мак откинулся на спинку стула и сделал большой глоток виски.

– А я, оказывается, хорошая сваха! Это надо же – свести вместе лучшего друга и омерзительно дотошного юриста моей фирмы.

– Эй, я больше не работаю на тебя. Теперь я просто наслаждаюсь жизнью.

– Да, ты прекрасно выглядишь, – он усмехнулся.

Эйвери рассмеялась, потом посерьезнела и искренне произнесла:

– Ты очень хороший друг, Мак, и мы обязаны тебе.

– Я никогда не думал, что придется, даже шутя, взыскивать с вас по этому поводу, однако... времена немного изменились.

– Тим говорил мне...

– Он всегда был рассудителен.

– Мы тебе поможем.

– Ты по-прежнему представляешь интересы супругов Дебоулд?

– Они мои лучшие клиенты.

– Я слышал, что они собираются заняться вложением капиталов, так вот я бы мог подсказать им фирму, на которую стоит обратить внимание.

– До них могли дойти слухи, Мак... Они не захотят иметь дело с...

– Я знаю, поэтому намерен исполнять любые их пожелания.

Эйвери неуверенно посмотрела на него.

– На них не произведут впечатления пятизвездочные отели и роскошные подарки. Если ты в самом деле хочешь расположить их к себе, нужно кое-что сделать...

Мак прикоснулся ладонью к ее руке, побуждая замолчать.

– Я расскажу тебе, что задумал, а ты ответишь, годится мой план или нет.

– Хорошо, – сказала она и поднесла бокал с красным вином к губам.

К удивлению Оливии, Мак Валентайн жил не в вычурном, модном доме из стекла и стали, а в милом особняке, стоявшем в исторической части города.

Оливия припарковалась, поднялась по каменным ступеням и нажала кнопку звонка, отмечая припорошенные снегом виноградные лозы и плющ, которые росли вдоль стены дома. Внезапно налетел холодный ноябрьский ветер. Наконец дверь открылась, и Оливию впустил в дом высокий худой мужчина лет семидесяти. Он назвался мастером и сказал, что Мак сейчас подойдет, потом ушел.

Оливия стояла в просторном вестибюле и рассматривала красивые, простоватые на вид перила лестницы.

– Доброе утро.

По лестнице спускался Мак Валентайн. Он был одет в джинсы и белую рубашку с закатанными рукавами, открывавшими взору мускулистые предплечья. Оливия затрепетала. Ей внезапно понравилось тело Мака.

– Не заблудились? – спросил он, подходя к ней.

– Нет, – сказала она, с удовольствием вдыхая свежий аромат, исходивший от него. Понимая, что ведет себя неблагоразумно, Оливия заговорила официально: – Давайте начнем.

Мак посмотрел на нее с удивлением, но кивнул в знак согласия.

– Пойдемте со мной.

Осматривая дом, Оливия обнаружила, что комнаты были очень уютными. Стены обиты деревянными панелями или покрашены в спокойные тона. Однако все они оказались пустыми. Неужели Мак только что переехал сюда?

– Никогда бы не подумала, что вы минималист, мистер Валентайн, – Оливия рассмеялась, когда они вошли в кухню.

– Не совсем, – он жестом указал на кухонный стол. – У меня есть кофеварка.

На столе рядом с кофеваркой стояли две чашки с горячим каппучино. Оливия взяла одну чашку, а другую протянула Маку.

– Кофеварка – это хорошо, только она не прибавляет дому уюта.

– У меня не было времени на покупку мебели.

Оливия наблюдала за ним, понимая, что дело не только в отсутствии времени. Возможно, Мак не любил постоянства. В любом случае ей прежде всего придется заняться покупкой мебели.

– И давно этот дом пустует?

– Я купил его три года назад.

Оливия подавила смешок.

– А где вы спите, вернее – на чем?

– У меня есть кровать, – он прислонился к кухонному столу. – Хотите посмотреть?

– Конечно, ведь я пришла делать этот дом уютным.

– А как, по-вашему, дом выглядит сейчас?

– Как пристанище распутника, – быстро сказала она.

Мак усмехнулся.

– Внизу есть комната, в которой я живу.

Заинтригованная Оливия пошла за Маком по коридору. Увидев комнату, в которой обосновался Мак, она замерла на месте. Одна стена была полностью стеклянной. Через нее был виден сад, падающий снег, а также резвящиеся на ветках деревьев птицы и белки. Справа от этой стены стояли два темно-синих кожаных кресла. Мак опустился в одно из них и пригласил Оливию присесть.

– Так значит, здесь вы отдыхаете отдел? – спросила она, согревшись у камина.

– Каждому человеку нужно какое-то убежище.

– Прекрасная комната.

– Вам удастся изменить вид дома? – он посмотрел на нее.

– Я думаю, да.

– Хорошо, – он достал из кармана джинсов банковскую карту и протянул ей. – Покупайте все, что нужно, начиная от простыней и заканчивая рамами для картин. Мне все равно, сколько вы потратите, просто сделайте дом уютным.

Оливия уставилась на платиновую банковскую карту.

– Вы хотите, чтобы я полностью меблировала дом?

Он кивнул.

– У вас есть какие-нибудь пожелания по поводу живописи или выбора телевизора?

– Нет.

– Я не понимаю. Вы не хотите, чтобы вам здесь было уютно?

– Я не хочу, чтобы мне было здесь слишком уютно, потому что тогда я могу много чего натворить.

– Я это запомню, – пробормотала она.

– Я хочу, чтобы здесь уютно себя чувствовала семья Дебоулд, – натянуто и холодно сказал он.

Оливию подмывало спросить, откуда у него это желание всегда добиваться своего, однако она промолчала. Мак казался таким серьезным, жестким и сексуальным, когда смотрел на огонь камина. В присутствии Мака у Оливии внутри все сжималось. Она понимала, что, несмотря на сказанное отцу, вышло иначе. Мак Валентайн понравился ей. Однако использовать ее в качестве объекта для мести она ему не позволит.

– Я постараюсь сделать декорации как можно лучше, сэр, – сказала она чуть шаловливо.

Мак пристально посмотрел на нее.

– Я надеюсь на это.

Оливия уставилась на его роскошные, изогнутые в циничной насмешке губы и внезапно захотела, чтобы он поцеловал ее. Она поспешно отвернулась.

– Вы должны кое-что понять, – сказала она.

– Что еще?

– Я знаю, вы наняли меня не из-за того, что я отличный повар.

– Вам не кажется это самоуничижением? – он фыркнул.

– Нет. – Мак не ответил, и она продолжила: – Вы хотите отомстить. Мне еще не совсем ясно, какая роль отведена мне, однако хочу предупредить...

– Бросьте вы.

– Я не собираюсь влюбляться в вас, – она заставила себя посмотреть на него.

– Нет?

– Я буду следить за вами.

– Мне это нравится.

– Если вы позволите себе что-то лишнее, то получите отпор.

– Оливия? – он удивленно поднял бровь. – А что, если вы позволите себе лишнее?

Вопрос обескуражил ее. Мак с удовольствием наблюдал за ее замешательством.

– Я думаю, что пора переходить к делу, – натянуто сказала она, поднимаясь на ноги. – У меня мало времени на перемену интерьера, так что давайте начнем работу. Покажите мне спальни.

– Все спальни? – он хитро улыбнулся.

– Да.

Мак встал:

– Идите за мной.

Глава пятая

– Как прошла встреча с Валентайном?

Не успела Оливия вернуться в офис, как Тесс и Мэри уже появились на пороге кухни и уставились на нее широко раскрытыми от любопытства глазами.

– Хорошо, – Оливия стояла на стремянке и отыскивала на верхней полке шкафа рекламные буклеты кухонной техники, которую хотела купить для Мака. – Я уйду до конца дня.

– Что ты затеяла? – спросила Тесс.

– Я должна обустроить его дом. Сейчас у него практически ничего нет.

– Весь дом? – спросила Мэри.

– Почему это вас удивляет? У нас уже были такие заказы.

– Ты будешь оформлять его спальни? – вновь спросила Мэри.

– Ради бога, перестань, беременность, кажется, чересчур развила твое воображение.

Смеясь, Тесс налила себе чашку кофе и произнесла:

– Мы просто беспокоимся о тебе. Если все, что ты говорила об этом парне, правда, ты не отделаешься от него только покупкой мебели.

Мэри схватила чашку Тесс и сделала из нее глоток.

– А вдруг, пока ты будешь заниматься дизайном его спальни, он соблазнит тебя?

– Вы обе просто сумасшедшие! Он невероятно умен, изобретателен и обладает нестандартным мышлением, но у него ничего не получится... – Оливия умолкла и посмотрела на обеспокоенные лица подруг. – В чем дело?

– Он тебе нравится, – сказала Мэри.

– Перестань!

Тесс медленно кивнула.

– Ты считаешь его умным, изобретательным, вероятно, еще и страстным.

Оливия рассмеялась и спустилась со стремянки.

– Любая женщина при виде его скажет, что он страстен.

– О боже! – воскликнула Мэри и прикрыла рукой живот, будто желая, чтобы ребенок не слышал неподобающих разговоров.

– Плохо дело, – поддакнула Тесс. – Думаю, им должна заняться я.

– Вы спятили? – Оливия достала ручку из ящика письменного стола и принялась записывать, что нужно купить из кухонной утвари. – Мак Валентайн хорош собой, но я не идиотка. Кроме того, он бабник, у которого нет никаких моральных правил, да и мебели тоже.

Тесс кивнула:

– Та статья, которую я читала на прошлой неделе, не лгала. Однако все это почему-то преподнесли в тоне похвалы.

– Какая статья? О чем ты?

– Принеси ее, Тесс, – попросила Мэри и повернулась к Оливии.

– Ты тоже ее читала? – поинтересовалась Оливия.

Мэри пожала плечами.

– Я просматривала старые журналы и наткнулась на нее.

Тесс вернулась и вручила Оливии журнал «Миннеаполис мэгэзин».

– Страница тридцать пять, – сказала Мэри.

Нетерпеливо вздохнув, Оливия взяла журнал и открыла нужную страницу. На ней красовалась огромная фотография Мака и еще одного мужчины, сидящих за столом из стали на фоне панорамы деловой части Миннеаполиса. Заголовок статьи гласил: «Мы трудоголики, но любим женщин». Оливию больше всего заинтересовал не красивый и надменный Мак, а другой мужчина. При виде его у нее внутри все сжалось.

На фотографии рядом с Маком был Тим Киви.

Сердце Оливии Уинстон бешено колотилось. Она выругалась. Тим Киви знал о том, какую распутную жизнь она вела прежде. Неужели Маку уже известно о ее прошлом? Станет ли он использовать это против нее и ее отца?

Оливия потерла рукой лицо. Она дала промашку. Она думала, что Мак намеревается соблазнить ее, но уж никак не предполагала, что он станет ее шантажировать ее прошлым.

На какое-то мгновение Оливии захотелось отказаться от работы. Однако она больше не избегала трудностей и сложных ситуаций. Закрыв журнал, Оливия взяла свои заметки.

– Я должна идти.

– Будь осторожна, – сказала Мэри.

– Буду, – ответила Оливия и, направляясь к двери, швырнула журнал в мусорную корзину.

Въехав в гараж, Мак какое-то время сидел в автомобиле. Он часто бывал в домах своих любовниц, но собственного жилища у него никогда прежде не было. К сожалению, присутствие в его доме Оливии все усложнило. Она была слишком хороша собой, страстна и умна, чтобы быть для него обыкновенной служащей, выполнявшей его заказ.

Войдя, Мак услышал звон посуды и сразу направился в кухню. Увидев наклонившуюся к нижней полке шкафа Оливию, которая расставляла сковородки, он заволновался. Ее темные волосы были собраны в хвост, сама она раскраснелась. На Оливии был красный облегающий свитер и джинсы, подчеркивавшие упругие ягодицы. Маку захотелось обнять ее за талию, скользнуть руками под мягкий шерстяной свитер и почувствовать тепло ее кожи, напрягшуюся грудь.

Оливия повернулась к Маку и увидела, что он за ней наблюдает. В ее взгляде отразился немой упрек.

Поставив портфель и положив ключи, он прошел в кухню. Оливия в самом деле творила чудеса. Кухня была оформлена в зелено-серых тонах и стала уютной, полностью соответствовавшей его желаниям. Теперь оставалось проверить, хорошо ли Оливия готовит.

– Ну, мисс Уинстон, похоже, что вашему будущему мужу очень повезет, – сказал он, пытаясь казаться беспечным.

Однако Оливия не обрадовалась его шутке, а наоборот, нахмурилась.

– Это было замечание настоящего женоненавистника.

– Неужели?

– Да.

– Почему? Я сделал вам комплимент. Кухня выглядит замечательно.

– И это способен оценить только муж? – спросила она, держа в руке огромную сковороду. – Я люблю свою работу, но не потому, что она, согласно сложившемуся мнению, считается женской.

– Конечно, – он взял у нее сковородку и поставил на кухонный стол. – Это не оружие.

Она стояла в полуметре от него и была привлекательна даже в гневе.

– Мне не требуется сковорода для нападений, Валентайн.

Он кивнул.

– Я верю. – Он протянул руку и отвел прядь волос от ее лица. Ее кожа была настолько мягкой, что ему захотелось прикоснуться к ней еще. – Вот что: когда я наколю дров, ты можешь подшутить надо мной и сказать, что из меня получится хороший муж.

Оливия даже не улыбнулась. Мак не мог понять, чем так разозлил ее.

– Я очень сомневаюсь, что ты умеешь колоть дрова, – сказала она, беря кастрюлю из мойки. – Однако, даже сделав это, ты не дождешься от меня уверения в том, что из тебя получится хороший муж.

– Почему ты злишься на меня? – наконец спросил он. – Я почувствовал это, как только вошел сюда. Ты чертовски привлекательна, но явно взбешена.

– Ничего подобного! – крикнула она, хватая со стола кухонное полотенце.

– Что произошло? Ты сегодня разговаривала с отцом?

– Слушай, приятель, – язвительно произнесла она, – мне не нужно разговаривать с отцом, чтобы разозлиться на тебя.

– Значит, ты все-таки разозлилась на меня, – удивленно протянул он.

– Верно, – она поставила кастрюлю на плиту. – Я сама могу составить о тебе мнение, без чьей-либо помощи.

Мак подошел к ней ближе, но Оливия сделала шаг назад и уперлась бедрами в гранитную столешницу.

– И что ты обо мне вообразила?

– Ты бабник и...

– Это так, – он хихикнул.

– Не перебивай меня! – угрожающе сказала она. – Через пять минут после расставания с очередной любовницей ты даже не вспомнишь ее имени.

– Я не завожу продолжительных романов, Оливия. – Мак подумал: а что, если поцеловать ее?

– И ты гордишься этим? – спросила она. – Не надоело прыгать из постели в постель?

– Так может рассуждать только женщина, у которой давненько не было любовника.

Оливия уставилась на него. Ее щеки пылали, в глазах отражалось раздражение. Бросив кухонное полотенце, она направилась к двери.

– Уже поздно.

– Я провожу тебя, – произнес он, идя за ней к парадной двери.

– Не утруждай себя, – схватив пальто, шляпу, перчатки и сумочку, Оливия открыла дверь. – Я вернусь утром.

Мак заметил, что на улице идет сильный снег, и произнес:

– Подожди, погода ужасная.

– Спокойной ночи, мистер Валентайн.

– По дорогам сейчас не проехать.

Выйдя за дверь, она пошла по тропинке. И бросила ему через плечо:

– Я уроженка Миннесоты, мистер Валентайн, поэтому видела погоду и похуже.

– Черт побери!

Оливия посмотрела через плечо и вздрогнула, увидев, что задний бампер ее автомобиля врезался в почтовый ящик Мака. Даже внедорожник не способен справиться с капризами природы.

Включив передачу, она нажала на педаль газа и услышала, как буксуют колеса.

– Проклятый снег!

Оливия попыталась вернуться на место парковки. Ничего не получилось. Никогда прежде она не вела себя так непрофессионально. Страх и нервозность еще ни разу не лишали ее способности управлять автомобилем.

Включив обогрев, Оливия достала сотовый телефон и набрала номер вызова такси. Не успел диспетчер ответить, как в окно автомобиля кто-то постучал. Вздрогнув, Оливия повернулась и увидела Мака, по-прежнему одетого в джинсы и рубашку. Она опустила стекло.

– Что ты делаешь? – спросил он.

– Я разбила твой почтовый ящик, застряла в снегу, а теперь вызываю такси.

Мак тихо выругался.

– Тебе лучше всего вызвать буксир. В такую погоду не приедет ни один таксист. Я мог бы предложить тебе остаться у меня, но не думаю, что это разумно.

– Да, не очень, – согласилась она. – Иди домой.

Закрыв окно, Оливия снова принялась вызывать такси.

Мак постучал в окно, на этот раз сильнее. Оливия снова опустила стекло.

– Что еще?

– Ты замерзнешь.

– Замерзну, если мне придется постоянно открывать окно. Иди домой. Ты можешь простудиться, а я не собираюсь нести ответственность, если ты подхватишь воспаление легких или отморозишь себе что-нибудь.

– Ты ведешь себя как ребенок. Пойдем в дом!

– Я никуда не пойду. Неразумно оставаться с тобой в доме на ночь, – она вздохнула. Ей хотелось оказаться дома, принять ванну, выпить чего-нибудь горячего и, возможно, посмотреть очередную серию «Секса в большом городе».

Однако похоже, что эти ее желания не сбудутся.

– Выбирай, – сказал Мак, клацая зубами, – или ты согреешься у камина, или замерзнешь в автомобиле.

Оливия вздохнула.

– Хорошо, я пойду в дом... но буксир все равно вызову.

Мак помог ей выбраться из автомобиля. Оливия пошла за ним следом к парадной двери дома.

– Если буксир сегодня не приедет, – сказал Мак, открывая дверь, – ты сможешь переночевать в моей комнате.

Оливия вошла в вестибюль. Ей хотелось нахмуриться, но вместо этого она рассмеялась.

– Ты сошел с ума, раз предлагаешь мне такое!

– Я считаю, что поступаю как настоящий мужчина, – он повернулся к ней и усмехнулся. – Я редко бываю галантен.

– Можно мне воспользоваться твоим телефоном? Мой телефон плохо принимает сеть в этом районе.

– Конечно, – он помог ей снять пальто и повесил его, потом обхватил ее руки ладонями, желая снять перчатки. Волна трепета прошла по телу Оливии. Она подняла глаза и увидела, что Мак пристально смотрит на нее. Он снял с нее перчатки и настолько медленно, что у нее все сжалось внутри. Потом Мак обхватил ее руки холодными ладонями.

– Ты замерз, – сказала она.

– А ты согрелась. – Их пальцы переплелись, и Оливия напряглась. – Не хочется тебя отпускать.

К своему сожалению, Оливия поняла, что тоже не хочет сейчас расставаться с Маком, однако она не собиралась уступать ему. Мак намеревался использовать ее в качестве объекта мести, а она уже слишком часто в прошлом позволяла мужчинам использовать себя.

Оливия высвободила руки.

– Я пойду и позвоню.

– Сегодня тебе не удастся вызвать буксир, Лив, – спокойно произнес Мак. – Я устроюсь в кресле у камина, а ты, если решишь остаться, можешь воспользоваться моей кроватью. Я не стану беспокоить тебя.

Оливия не знала, верить ему или нет. Однако выбора у нее не было. Ей нужно было где-нибудь переночевать.

– Спасибо.

– Спокойной ночи, – кивнув, произнес Мак и направился в жилую часть дома.

Глава шестая

В первой службе по вызову буксиров, куда дозвонилась Оливия, просто повесили трубку. Во второй диспетчер рассмеялся ее просьбе, в третьей Оливии пришлось выслушивать автоответчик.

Она очень хотела добраться домой, особенно после того, как непривычно для себя отреагировала на простое прикосновение Мака к ее рукам.

Оливия сидела на краю огромной кровати Мака, опустив плечи. Она устала и замерзла, а также была разочарована тем, что пришлось воспользоваться комнатой Мака. Другая на ее месте взяла бы плед и устроилась на полу в любой комнате. Однако Оливия очень любила удобства и не понимала тех, кто проводит свободное время на лоне природы, в палатке. Так или иначе, сегодня ей предстояло ночевать в комнате Мака. Она надеялась, что он все же сдержит слово и останется на оговоренном расстоянии от нее.

Стащив с кровати покрывало, Оливия завернулась в него. Маку теперь хорошо, он расположился у камина. Она выдохнула ртом и увидела перед собой белое облачко. В доме было ужасно холодно. Непонятно, что делает в доме мастер, которого Оливия встретила утром. Завтра же она вызовет специалистов по отоплению. Придется повременить с мебелью и уютной обстановкой. Если в доме будет такой холод, супруги Дебоулд сразу же переедут в ближайший пятизвездочный отель.

Оливия уже собиралась прилечь и заснуть, но в последний момент сдернула с себя покрывало и направилась в ванную комнату. Ванная комната была выложена светло-коричневым кафелем под камень. В ней имелся современный душевой аппарат.

Она помедлила, размышляя, можно ли воспользоваться душем Мака, потом решила действовать.

Почувствовав внезапный прилив веселья, Оливия включила горячую воду, закрыла дверь и принялась раздеваться. Едва она собралась встать под душ, в дверь спальни постучали.

У Оливии сердце ушло в пятки. Зачем Мак пришел? Неужели у него настолько развита интуиция, что он чувствует обнаженную женщину в своей комнате?

Завернувшись в огромное банное полотенце, Оливия приоткрыла дверь и высунула голову.

– Да?

– Значит, ты решила воспользоваться комнатой?

– Да, решила, тебя это не очень беспокоит?

– Нисколько, – он усмехнулся. – У тебя все в порядке?

– Да, я просто устала, – сказала Оливия, умолчав о том, что замерзла. – Что ты хотел?

Мак явно не поверил ей. Он пытался оценить ситуацию.

– Я поставил пиццу в духовку. Хочешь есть?

Она покачала головой.

– Спасибо, я не слишком голодна. Я просто очень-очень устала.

– Хорошо, тогда спокойной ночи, – произнес он. Оливия уже обрадовалась, что он наконец уйдет, а ей удастся согреться под душем, однако Мак наклонил голову набок. – Что это такое?

– Где? – невинно спросила она, будто не понимая, о чем он говорит.

– Я слышу шум воды. Ты принимаешь душ? – его губы изогнулись в усмешке.

– В данный момент не принимаю, – раздраженно сказала она.

– Решила воспользоваться моим горячим душем?

Оливия округлила глаза.

– Я не против, Оливия, просто я удивлен. Бери любые полотенца.

– Хорошо.

Она выжидающе смотрела на него. Пора уходить, мистер Валентайн. Что еще вы собираетесь мне сказать? Мак не двигался с места. Он выглядел очень сексуально в черном свитере и брюках такого же цвета.

Оливия разочарованно вздохнула.

– Я замерзла, мне нужно согреться.

Мак улыбнулся шире и посмотрел себе под ноги.

– Хорошо, согревайся, – пробормотал он.

– Спокойной ночи, Мак, – процедила она сквозь стиснутые зубы. – Наслаждайся пиццей.

Он хихикнул и отошел от двери.

– А ты наслаждайся душем. Если не сможешь уснуть и захочешь согреться или поесть, ты знаешь, где меня найти.

– Можешь на это не рассчитывать.

Положив полено в камин, Мак взял бутылку пива с испещренной выбоинами каминной доски и присел в кресло. Книга, которую он дочитал до середины, оказалась достаточно скучной, но он все же решил прочесть ее до конца. Едва он собрался снова погрузиться в чтение и выяснить, почему первобытный человек и человекообразная обезьяна обладали одинаковым количеством костей черепа и зубов, как услышал позади себя шаги.

– Ты все-таки достал меня, Валентайн.

Мак обернулся.

– А почему бы тебе не сказать что-то вроде...

Он умолк, увидев ее при свете камина. Мак уже знал, что Оливия Уинстон привлекательна, но сейчас она выглядела просто красавицей.

На ней была белая блуза навыпуск, напоминающая мужскую рубашку, и черные, немного длинноватые брюки. Однако больше всего его поразило ее лицо. Оливия была не накрашена и выглядела свежей и нежной. Ее лицо обрамляли длинные влажные волосы. Оливия походила на русалку. Мак сделал над собой невероятное усилие, но поборол желание обнять ее и зацеловать.

Оливия подошла ближе и села рядом с ним.

– Мне не удалось согреться под твоим душем, – она с упреком посмотрела на него. – И в этом виноват только ты.

– Я же спрашивал тебя, не хочешь ли ты присоединиться ко мне, – напомнил он ей, делая глоток пива.

– Я не это имею в виду.

– Разве нет?

– По твоей милости я слишком долго стояла у двери и разговаривала с тобой, а в это время вся горячая вода из парового котла вышла.

– Извини, – искренне сказал он. – Согрейся у камина и поешь пиццы.

Сначала Оливия медлила, потом пожала плечами и... набросилась на кусок холодной пиццы.

– У камина хорошо, но в твоей спальне, Валентайн, жуткий холод. Дом промерз.

– Я бы не стал так преувеличивать.

– Тебе все равно, что после заката солнца ты можешь превратиться в ледышку?

– Я приезжаю в этот дом только для того, чтобы переночевать.

– Утром я первым делом вызову специалистов по отоплению. Дебоулды, конечно, могут начать торговать льдами, но спать в них не захотят.

Он улыбнулся ей.

– Совершенно верно, Лив.

– Иногда я бываю сообразительна, – она пожала плечами и взяла еще кусок пиццы.

Мак достал очередную бутылку пива, открыл ее и предложил Оливии:

– Хочешь выпить?

– Почему нет? – Оливия взяла бутылку холодного пива. – Спасибо. Странная ночка. Сижу у камина, поедая холодную пиццу и запивая ее ледяным пивом.

Мак отпил пива, потом произнес:

– Когда мне было девять или десять лет, я мечтал вырасти и стать комедийным актером. А это не странно?

– Да, необычная у тебя была мечта, – она повернулась и посмотрела на него.

– Я знаю, что в это трудно поверить. Я надевал один из костюмов моего приемного отца и рассказывал уморительные истории трем своим собакам.

– Ты жил с приемными родителями? – тон Оливии стал жалостливым.

Мак ненавидел, когда его жалели, поэтому редко кому рассказывал о своем детстве. Зачем он завел об этом разговор с Оливией? Скорее всего, пиво ударило ему в голову.

– Меня несколько раз пытались усыновить.

– А что произошло с твоими родителями?

– Моя мать умерла, когда мне было два года, а отца я никогда не знал.

– Как печально, – она прикусила губу.

– Моя жизнь была не такой уж печальной, – он пожал плечами.

– Твой приемный отец хотя бы не ругал тебя за то, что ты надевал его костюм?

– Однажды вечером он раньше вернулся домой, увидел меня в этом костюме и взбесился.

– Что он сделал?

– Выпорол меня.

Оливия открыла рот от возмущения.

– Вот ублюдок! Да как он посмел!

Мак с горечью рассмеялся.

– Что было, то было, – беспечно сказал он, пытаясь скрыть в голосе признательность Оливии за сочувствие. – Двадцать пять лет назад отцам надлежало вести себя практично и не проявлять излишней нежности, – он сделал большой глоток пива. – Все дети один или два раза получают от отцов хорошую выволочку.

Оливия наклонилась к Маку и посмотрела на него с грустью и заботой во взгляде.

– В этом ты не прав.

– Зато я получил хороший урок и больше никогда не брал его костюмы.

Какое-то время оба молчали, попивая пиво и глядя на огонь камина. Мак затих и уже начал засыпать, как вдруг услышал голос Оливии.

– Что? – он повернул к ней голову.

– А почему ты не стал комедийным актером?

– Мне быстро расхотелось.

– Ты просто лентяй, – она улыбнулась. Ее щеки пылали, она была очень красива в этот момент. Зевнув, Оливия поудобнее устроилась в кресле. – Теперь у тебя есть возможность потренировать на мне свои актерские способности.

От ее слов Мак вздрогнул, но ничего не сказал. Он не собирался торопить события. Хотела того Оливия или нет, ей все больше нравился Мак. Рано или поздно она станет его любовницей, а Оуэн Уинстон поймет, что милашка и недотрога Оливия отдалась мистеру Валентайну по собственной воле.

Дыхание Оливии стало медленнее и равномернее. Через несколько минут Мак закрыл глаза и тоже заснул.

Оливия проснулась и изумленно огляделась. Она сидела перед почти погасшим камином. Сначала ей показалось, что уже наступило утро, но, взглянув в окно, она увидела черноту ночи.

– Эй!

Она посмотрела на Мака, который сидел напротив и не отрывал от нее жадного взгляда.

– Который час?

– Около трех.

Оливия несколько раз моргнула, чувствуя себя будто в тумане.

– Я должна вернуться в кровать.

– Там же холодно.

– Да, – сказала она, продолжая сидеть и пристально смотреть на Мака.

Он поднялся, подошел к ней и присел на корточки. Под его взглядом Оливии стало не по себе.

Он протянул руку, чтобы коснуться ее лица. Она схватила его за мускулистое запястье. Мак остановился и посмотрел на нее. Ее сердце бешено колотилось, когда он наклонился к ней ближе. Годы затворничества сделали свое дело. Оливия решила не противиться Маку.

Обняв за шею, она притянула его к себе и с жадностью поцеловала.

Глава седьмая

Тихо выругавшись, Мак подхватил Оливию на руки и опустился на ковер.

Оливия оказалась над ним и принялась целовать его в губы. Вот уже десять лет она не прикасалась к мужчине, не целовала его, не чувствовала теплого мужского дыхания у своих губ. Свежий аромат кожи Мака возбуждал ее. Оливия отмахнулась от доводов рассудка. Запустив пальцы рук в волосы Мака, она сжала его голову и приподняла, чтобы было удобнее целовать его. Ее поцелуи были нежными, страстными и неторопливыми. Все, чего она сейчас хотела, так это сильнее прильнуть к нему, почувствовать жар его тела, хотя бы на несколько минут забыть о том, что они враги, не задумываться о последствиях.

Легким движением Мак опрокинул ее на спину. Отогревшись у огня, она погрузилась в сладостную истому. Чувствуя ее желание, Мак принялся исследовать ее тело. Его рука скользнула ей под рубашку, и Оливия ощутила прикосновение его ладони к своему животу. Она испытывала страх и одновременно желание, когда он прикасался к ней. Ее дыхание стало прерывистым, она ощущала, как напряглись ее груди под его ласками, чувствовала возбуждение Мака.

Он провел пальцами по ложбинке меж ее грудей. Оливия выгнулась, молчаливо побуждая его продолжать.

Мак сразу понял ее жажду и принялся ласкать ее с невероятной нежностью. Он целовал ее в губы, мучительно неторопливо касаясь ладонью ее сосков. Оливия подрагивала и постанывала. Ласки Мака были настоящей сладостной пыткой. Оливии казалось, что она погрузилась в горячую воду, и ей совсем не хотелось вылезать из нее.

Однако подсознательно Оливия понимала, что если сейчас не остановится, то пожалеет об этом.

Мак начала целовать Оливию в шею, при этом все горячее лаская ее руками.

Ее ноги подрагивали. Оливия понимала, что пора остановиться.

Упершись ладонями ему в грудь, она села, дыша так, будто спасалась бегством от голодного зверя.

– Почему ты остановилась? – прерывистым голосом спросил он.

– Ты знаешь, почему, – тихо ответила она.

Мак провел рукой по своим волосам.

– Проклятье, Лив! Почему мы не можем быть вместе и получить удовольствие?

Она пристально посмотрела на него, до конца не уверенная в том, что поступает правильно. Мак выглядел очень сексуально при свете камина. Волосы его были взъерошены, на лице виднелась щетина.

– Ты просто используешь меня...

– Это ты используешь меня, – мрачно сказал он. – И не притворяйся, что это не так. Ты изголодалась по ласке, Оливия. Ты до сих пор дрожишь.

– Я замерзла.

– Ты твердолобая, как овца! Здесь очень жарко.

Его слова удивили ее. Она в самом деле желала его, но не понимала, почему. Хотела ли она использовать Мака? Соскучилась ли Оливия по мужской ласке, или Мак начинал ей нравиться?

Ее тело по-прежнему трепетало от его прикосновений, однако она решила не обращать на это внимания, и тихо произнесла:

– Я ухожу в твою спальню.

– Ты в самом деле этого хочешь?

Оливия этого не хотела, но ей следовало сделать шаг назад и овладеть собой.

– Я хочу именно этого.

– Хорошо, но если ты замерзнешь...

Оливия поднялась.

– Мне сейчас не помешает остыть.

С этими словами, даже не взглянув в его сторону, ушла в спальню Мака.

Мак проснулся от шума снегоочистителя и звонка в дверь. Похоже, дороги расчистили и наконец привезли мебель. Он поднялся с кресла и потянулся. Идя к парадной двери, Мак задался вопросом, спит ли еще Оливия или уехала на рассвете.

Он провел рукой по волосам.

Вспоминая, чем они с Оливией недавно занимались, Мак открыл дверь, и тут все его желания улетучились.

На пороге стоял Оуэн Уинстон. Судя по выражению его лица, он был готов убить Мака.

– Где моя дочь?

– Ты ужасно взволнован.

– Где моя дочь?!

Мак прислонился к дверному косяку и поднял бровь.

– Она в моей кровати.

Оуэн вытаращил глаза, а потом набросился на Мака с кулаками.

Глава восьмая

Оливия шла по коридору, чувствуя, как ломит тело. Немудрено, ведь большую часть ночи она провела в кресле. Будь у нее сейчас выходной, она отправилась бы в спа-салон на массаж и приняла бы ванну. Однако сегодня у нее множество дел, так что ванну ей удастся принять ближе к вечеру, когда она вернется домой. Подойдя к лестнице, она услышала мужские голоса.

– Приехало такси? – спросила она Мака. – Буксир приедет днем, так что тебе незачем...

Внезапно Оливия умолкла. Говорившие мужчины были рассержены и угрожали друг другу. Один из них был Мак, а другой – ее отец.

Сбежав по лестнице, она вышла в вестибюль и застыла на месте. Ее отец стоял, прижавшись спиной к стене, и смотрел на Мака так, будто хотел убить его. Мак стоял напротив, и вид у Мака был угрожающим.

– Что вы, черт побери, тут затеяли? – спросила она. Не дождавшись ответа, Оливия подошла к ним ближе и уперлась руками в бока. – Мак, прошу тебя, успокойся.

Его подбородок дрогнул. Не глядя в ее сторону, он произнес:

– Скажи своему отцу, чтобы не набрасывался на меня.

– Что? – она повернулась к отцу, положила руку ему на плечо и сурово спросила: – Что ты здесь делаешь, пап?

Оуэн посмотрел на нее и поджал губы.

– Нам нужно поговорить.

– Ты мог бы позвонить мне.

– Я звонил, но тебя не оказалось дома.

– Поговорим на улице. – Оливия была смущена из-за поведения своего отца. Кроме того, она не решалась встречаться взглядом с Маком после того, что между ними произошло ночью. Однако Оливия все-таки заставила себя взглянуть на него. – Извини меня...

Мак поднял руку.

– Не беспокойся, а просто выведи его отсюда...

– Не извиняйся перед ним, Оливия, – возмущенно сказал Оуэн, – он же просто чудовище и прелюбодей, каких...

Оливия не дала отцу закончить, а просто взяла за руку и вывела на улицу.

– Я вернусь в десять часов, когда привезут мебель, – бросила она Маку через плечо. – Положи ключ под коврик у входа.

Не дожидаясь ответа Мака, она повела отца к приехавшему по заказу такси. Она была разъярена и с трудом сдерживала злость. Оливия понимала, что отец хочет защитить ее, но в данном случае он нарушил все приличия.

Как только они оказались на некотором расстоянии от дома, она повернулась к отцу и мрачно произнесла:

– Скажи на милость, что ты здесь делаешь, пап? Зачем ты приехал сюда и набросился на Мака в его собственном доме?

– Он негодяй и...

– Он мог бы вызвать полицию. Черт побери, он и сейчас может это сделать! Честно говоря, я не стану его за это винить. О чем ты думал, когда приехал сюда?

Внезапно Оуэн растерялся. Он коснулся волос Оливии.

– Я пытался защитить тебя, дорогая, уберечь от ужасной ошибки, – он смотрел на нее с грустью. – Однако мне кажется, что я опоздал.

– Опоздал? О какой ошибке ты говоришь?

Оливия вдруг поняла, зачем ее отец приехал в дом Мака. Она вздохнула. Отец очень боялся, что Оливия пойдет по стопам его сестры Грейс, которая наделала слишком много ошибок в жизни и связалась с недостойным мужчиной. Бедняжка тетя Грейс, возвращаясь на рассвете с вечеринки, куда отправилась в сопровождении одного мерзавца из местного университета, погибла в автокатастрофе. Ей тогда только исполнилось восемнадцать лет, и отец до сих пор не мог оправиться после этой потери.

Оливия понимала опасения отца и его желание защитить ее, но ведь она уже давно выросла, поэтому ему пора прекратить так ее опекать.

Оуэн стоял рядом с открытой дверцей такси и качал головой.

– Этот негодяй застыл в дверях и улыбался, когда я спросил, где ты.

– Что он тебе ответил? – осведомилась Оливия, уже зная ответ.

– Что ты в его кровати, – с отвращением произнес Оуэн Уинстон.

Итак, Мак Валентайн намеренно дразнил ее отца. Ужасно. Но вообще-то они оба вели себя как безмозглые юнцы.

– Это правда? – спросил он и печально взглянул на нее.

– Я не стану тебе отвечать, пап.

Водитель такси открыл окно.

– Леди, вы собираетесь ехать?

– Я не знаю, возможно, поеду, – Оливия пожала плечами.

Водитель такси округлил глаза и закрыл окно.

– Оливия, пожалуйста, ведь ты же хорошая девочка, – продолжал отец, – не злись на меня. Этот человек хочет использовать тебя, чтобы отомстить мне.

– Я не злюсь, пап, просто ты должен понять, что я уже выросла.

– Я знаю...

– Я не уверена в этом, – она прикусила губу. Оливии хотелось заговорить о том, что произошло много лет назад и с чем были связаны страхи отца, но он все еще был взбешен. – Послушай, ты же знаешь, что, согласно договору, я работаю на Мака Валентайна.

– Ты помогаешь моему врагу.

– У меня есть фирма, и мне нужны клиенты.

Казалось, отец размышлял какое-то время над ее словами. Наконец он произнес, явно не без задней мысли:

– А в чем именно ты ему помогаешь? Заполучить новых клиентов?

– Это конфиденциальная информация, – Оливия покачала головой.

Отец ее стал мертвенно-бледным.

– Этот человек – настоящий ублюдок, и он хочет причинить тебе вред, а ты беспокоишься о...

Оливия положила руку ему на плечо.

– Скажи, как давно уже я живу одна и полагаюсь только на себя?

– С восемнадцатилетнего возраста, – он указал на нее пальцем, – но я этого не одобрял.

– Верно! Я взрослая женщина, привыкшая принимать самостоятельные решения, и не обязана отчитываться ни перед тобой, ни перед кем-либо еще.

Оуэн Уинстон слегка сник, однако Оливия уже не в первый раз говорила ему подобное. После смерти матери Оливия сама принимала решения, потому что он был слишком подавлен и не замечал дочь. Некоторые решения Оливии оказывались невероятно глупыми, даже безрассудными, но в большинстве случаев она поступала верно, чем и гордилась. Например, бизнес у нее шел превосходно.

– Куда же подевалась моя маленькая девочка? – спросил отец, и его взгляд смягчился.

– Она навсегда осталась в средней школе, – Оливия наклонилась и поцеловала отца в щеку. – У меня сегодня очень много дел, и у тебя, я думаю, тоже.

Усевшись на заднее сиденье такси, она помахала отцу рукой, после чего автомобиль тронулся с места.

* * *

Мак стоял в гостиной и наблюдал за Оливией и ее отцом. Стекло в оконной раме было достаточно тонким, поэтому он отчетливо слышал весь их разговор. Похоже, что он заблуждался и Оливия не настолько мила и наивна, как может показаться. Если отец ничего не хотел знать о ее прошлом, то у Мака это ее прошлое, которое она тщательно скрывала, вызывало жгучее любопытство. Особенно после прошлой ночи.

Усмехаясь, он вышел из гостиной и направился в кабинет. В камине тлели угольки. Мак сел в кресло, но внезапно вздрогнул от воспоминания о том, как обнимал и целовал Оливию. Она оказалась очень страстной, молчаливой и ненасытной. Оливия явно была опытна в любовных делах, но долго не подпускала к себе мужчин. Мак понял, что ему не следует ее подталкивать. Желание, потребности истосковавшегося по мужским ласкам тела возьмут верх над рассудочностью Оливии, а он постарается быть в нужном месте в нужное время.

Ее отец считает его бабником и ублюдком. Раз так, то Мак готов подтвердить свою репутацию.

День выдался удачным, подумала Оливия, прохаживаясь по красиво меблированным комнатам. Занимаясь оформлением дома Мака, она превзошла себя и сделала все в рекордно короткие сроки. Каждая комната была отделана с использованием натуральной кожи, стали, стекла и дерева.

Задержавшись в гостиной, она с восхищением оглядела интерьер в классическом стиле.

Кроме того, повсюду работало отопление. Ей удалось наконец найти мастера, согласившегося в снегопад приехать и установить батареи.

Оливия купила постельное белье для всех спален, однако мебель для них еще не привезли. Спальни должны были получиться современными, уютными, и они наверняка понравятся Маку.

– Мисс Уинстон?

Услышав, что ее зовут, Оливия вернулась в гостиную, где владелец местной картинной галереи Денис Томпсон развешивал на стенах полотна, купленные для дома Мака.

– Что вы на это скажете? – спросил он, держа в руках две картины известного художника, выполненные в желтых тонах. – Повесить их одна над другой?

Оливия присела на новую кушетку коричневой кожи, чтобы лучше видеть картины.

– Я даже не знаю. А что, если...

– ...повесить их рядом? – раздался у нее за спиной голос Мака.

Денис Томпсон, увидев Мака, просиял.

– Отлично! Пойду принесу инструмент из автомобиля.

Оливия повернулась к Маку и удивленно посмотрела на него.

– Вы рано вернулись, мистер Валентайн. Вы решили понаблюдать за процессом обустройства дома?

Мак был одет в черный костюм и белоснежную рубашку, узел галстука был ослаблен.

– Я приехал домой, чтобы пообедать или рано поужинать.

– Неужели? – она усмехнулась. – А я еще не успела купить продукты. И что ты будешь есть? Маринованный лук, запивая его пивом?

Он обошел кушетку и сел рядом с Оливией.

– Ты ведь хорошо готовишь.

– Думаю, что да, – она вдохнула аромат его одеколона.

– Может быть, тебе удастся приготовить нечто невообразимое из маринованного лука и пива?

– Нет, – убежденно ответила Оливия. Потом поинтересовалась: – Могу я спросить тебя кое о чем?

– Валяй.

– В котором часу ты обычно приезжаешь домой?

– Я не знаю, – его губы изогнулись в усмешке.

– Хотя бы приблизительно?

– В семь, восемь... девять, десять часов.

Оливия взглянула на свои наручные часы.

– Сейчас половина пятого. Зачем ты приехал? – сердце Оливии забилось чаще от предположения, что Мак приехал повидаться с ней. После того, как вел себя сегодня ее отец, она не стала бы винить Мака и боялась только одного: как бы слухи об этом скандале не поползли по городу. – Ты хочешь меня уволить?

– Нет, – он рассмеялся, потом посерьезнел. – Надеюсь, твой отец не появится здесь после приезда Дебоулдов.

– Он больше не приедет сюда, – уверила его Оливия. – Я обещаю.

Удовлетворившись ее ответом, Мак выпрямился на кушетке и скрестил руки на груди.

– Я не очень-то знаю, зачем приехал, но мне кажется, что причина моего раннего возвращения домой может привести в смятение.

– Тебя или меня?

– Определенно меня.

– Так скажи, в чем дело.

– Здесь стало тепло, – он огляделся.

– Сегодня утром приходил специалист по отоплению и провозился несколько часов...

– Нет, я имею в виду, что с помощью мебели, картин и всех этих маленьких штучек на столах, в ванной комнате и на каминах тебе удалось сделать дом уютнее. В нем стало теплее. Я никогда не думал, что мне может понравиться домашний уют... – он удивленно посмотрел на нее. – Ты сделала мой дом приветливее, поэтому теперь мне хочется находиться в нем... рядом с тобой.

При этих словах Оливия напряглась. Она представила себе, как снова целуется с ним. Мак по-прежнему нравился ей, однако она надеялась, что им удастся забыть произошедшее между ними прошлой ночью и сохранять исключительно деловые отношения.

Оливия снова посмотрела на него. Мак, вероятно, прочел ее мысли по глазам и взглянул на нее настолько шаловливо, что у Оливии задрожали колени, а решительность испарилась.

– Послушай, – начала она, – я хочу поговорить с тобой о прошлой ночи...

– Слушаю.

– Я была в полудреме.

– До того или после того, как поцеловала меня? – хрипло спросил он.

Хороший вопрос. Оливия нахмурилась.

– Этого больше не повторится.

– Ты уверена? – он усмехнулся.

– Уверена.

– Нам было хорошо вместе.

Его слова прозвучали настолько беспечно, что она рассмеялась.

– Я с этим и не спорю! Ты отменно целуешься, Валентайн, но... – Оливия остановилась, чтобы успокоиться. – Ты всего лишь используешь меня, – она подняла руку, побуждая его молчать, потому что Мак уже открыл рот, чтобы возразить. – Я знаю, что ты считаешь, будто это я использую тебя, но ты заблуждаешься. Я не использовала тебя прошлой ночью.

– Тогда почему? – Мак посерьезнел.

Оливия пристально смотрела на него, задаваясь вопросом, каков будет ответ Мака, если она скажет ему, что он начинает ей нравиться. Несмотря на полученную о нем информацию, зная, что Мак нанял ее, чтобы отомстить ее отцу, Оливия все же считала его хорошим человеком. Мак, конечно же, разрушитель по натуре, но в глубине души он очень хороший.

– Мисс Уинстон?

Денис Томпсон стоял в дверях, держа в руках инструменты и еще одну картину.

– Извините, что прерываю вас, но вы должны сказать мне, где развешивать остальные картины.

– Сейчас я уделю вам время, – откликнулась она, потом повернулась к Маку. – Завтра днем приедут гости, поэтому мне следует закончить обустройство дома, а потом я отправлюсь к себе домой и составлю меню.

Мак кивнул.

– Ты останешься, когда приедут Дебоулды?

– Я еще не решила.

– Если ты решишь остаться, я не стану беспокоить тебя.

– На твой счет я не беспокоюсь, потому что верю твоему слову.

Мак покраснел и стиснул зубы, услышав подтекст в этой фразе.

Оливия поднялась и уже собиралась выйти из комнаты, когда Мак позвал ее.

– Кстати, о меню. Я пригласил еще двух гостей на завтрашний ужин. Всего нас будет шестеро.

– Хорошо, я их знаю?

Он покачал головой.

– Не думаю. Это адвокат семьи Дебоулд и ее муж.

– Понятно, – беспечно сказала Оливия, улыбнулась и вышла из комнаты.

Глава девятая

Если кто-нибудь называл Мака Валентайна высокомерным ничтожеством, он обычно соглашался с собеседником и вышвыривал его из своего кабинета. Да, он был высокомерен. Однако Мак считал, что является профессионалом в своем деле и всегда добивается того, чего хочет. Сегодня, в три часа дня, он еще раз убедился в своей правоте. Один из клиентов сбежал от него несколько недель назад, поддавшись на провокацию Оуэна Уинстона. Сегодня же, прождав около двадцати минут в коридоре, бывший клиент уселся и стал чуть ли не умолять Мака принять его обратно. Было непонятно, верит ли он в то, что Мак оказывает предпочтение определенным клиентам, или не верит, но конкурирующую финансовую фирму он все-таки поспешил оставить и захотел вернуться обратно.

Мак въехал в гараж, чувствуя себя на седьмом небе от счастья. Раз один клиент вернулся, размышлял он, значит, за ним последуют и остальные. Они не будут сотрудничать с фирмой Оуэна Уинстона и другими финансовыми компаниями и вернутся к нему.

Выключив двигатель, Мак взял портфель и компьютер. Сегодняшний успех, однако, не означает, что он откажется от мести Уинстону. Желание продолжать задуманное в отношении Оливии стало только сильнее. К концу недели, размышлял Мак, выходя из автомобиля и направляясь в дом, он получит все, чего желал: овладеет дочуркой Оуэна и приобретет нового клиента.

Войдя в дом, он почувствовал восхитительный аромат мяса, специй, лука и еще чего-то сладкого. Везде хорошо, а дома лучше, саркастически сказал себе Мак, входя в кухню. Едва он вошел, все его прежние мысли улетучились. Он увидел Оливию и подумал, что, вероятно, спятил, если хочет использовать ее в качестве объекта для мести.

– Ты выглядишь...

Оливия стояла у плиты и что-то помешивала на сковородке деревянной ложкой.

– Как жена?

В ее взгляде отразилась насмешка, однако Маку было не смешно. Откашлявшись, он с жадностью оглядел ее.

– Я хотел сказать, что ты выглядишь потрясающе, хотя и похожа на жену.

На Оливии было розовое платье. Мак ненавидел розовый цвет. Розовый напоминал ему о цветах и о сахарной вате. Однако на Оливии этот цвет воспринимался иначе. Ее платье было длиной до колена, облегающим в талии и подчеркивающим ее идеальную грудь. Оливия была одета элегантно, но в то же время своим видом могла свести с ума любого мужчину. Ее длинные волосы были подобраны вверх, отчего шея казалась длиннее и изящнее, а карие глаза в обрамлении длинных черных ресниц светились весельем.

И эта роскошная женщина надеется, что Мак забудет о той ночи с ней? Он приказал себе сохранять спокойствие. Все, чего хотел Мак, так это притянуть ее к себе, расстегнуть платье и ласкать ее. Он почувствовал сильное возбуждение. Интересно, думал Мак, застонет ли Оливия, если он уткнется ей носом в шею? Или вскрикнет и уступит ему на этот раз?

– Спасибо за комплимент, – сказала она, доставая несколько бутылок вина. – Ты поможешь мне?

– Конечно. А в чем?

Она кивнула в сторону стола.

– Помоги мне с бокалами для вина.

Мак взял сверкающие чистотой бокалы с полотенца и направился с ними в гостиную.

– Что скажешь? – спросила она, ставя бутылки с вином на стол.

Оливия явно не сидела без дела. И постаралась на славу.

Мак увидел на столе очень современный по дизайну фарфоровый сервиз, сверкающие бокалы для минеральной воды и отливающие серебром шелковые салфетки. Однако самым впечатляющим оказалась стоявшая в центре круглого стола из орехового дерева композиция: еловые веточки, белые свечи и маленькие серебряные колокольчики.

Мак поставил на стол бокалы и выдохнул:

– Отлично.

– Хорошо, что тебе понравилось, – она посмотрела на наручные часы. – Твои гости приедут через тридцать минут. Тебе лучше принять душ и переодеться.

– Я успею.

Она нетерпеливо взглянула на него.

– Глупо будет, если тебя не окажется здесь, когда они позвонят в дверь. Это может выглядеть грубо.

– Еще подумают, что ты – хозяйка этого дома, – подтрунивая над ней, произнес Мак, которого больше всего занимала мысль: как скоро ему удастся ее поцеловать?

Оливия протянула руку и убавила верхний свет.

– В эти выходные мне придется исполнять роль хозяйки.

– Я говорил тебе, что люблю розовый цвет? – он оглядел ее с головы до ног.

– Нет, не говорил, – чопорно сказала она, взяла его под руку и повела к лестнице. – Однако теперь не время обсуждать это. Мне нужно подавать ужин, и я не хочу, чтобы у меня что-то подгорело на плите.

– Конечно, нам следует сохранять хладнокровие, – он улыбнулся.

Оливия свирепо посмотрела на него и подняла бровь.

– Я думаю, что тебе нужно принять душ.

Он кивнул и язвительно произнес:

– Я приму душ, дорогая.

Произнеся это, Мак побежал вверх по лестнице через две ступеньки. Оливия была права. Ему следует принять душ, причем холодный. Не помешало бы еще нырнуть в один из сугробов под окном.

* * *

Гарольд Дебоулд принадлежал к числу тех, кто сразу располагает к себе людей. Ему было около сорока лет. Это был очень высокий и худой блондин со светло-голубыми глазами. Гарольд напомнил Оливии спокойного, расслабившегося серфингиста. Его жена Луиза, наоборот, была смуглой, кареглазой, роскошной и невероятно чувственной на вид горожанкой. Кроме того, она показалась Оливии искренней. Когда ей сообщили, что нанятая как помощница Оливия будет не только готовить им еду, но и сидеть с ними за столом, гостья восприняла это как само собой разумеющееся. Луиза даже сказала, что с удовольствием отведает домашние блюда Оливии.

– Честно говоря, – заявила Луиза Оливии, сжимая бокал с вином пальцами, унизанными бриллиантами, – мне надоел паштет из гусиной печенки, икра и каракатицы.

– На прошлой неделе мы были в Нью-Йорке, – пояснил Маку Гарольд.

Они ждали приезда адвоката Дебоулдов и ее мужа, сидя в полностью обновленном кабинете Мака. Теперь он выглядел современным, по-настоящему мужским, но по-домашнему уютным благодаря кожаным креслам, темно-синей мебели, камину, красивым коврам на деревянном полу и стеклянной стене, через которую был виден зимний сад.

– Значит, вы провели в Манхэттене две недели, но так и не поели спагетти? – Мак наполнил бокал Луизы.

– К сожалению, нет, – фыркнула Луиза.

– В следующий раз предупредите меня о своей поездке, – серьезно сказал Мак. – Я расскажу вам, где в Манхэттене найти небольшой итальянский ресторанчик, в котором подают изумительные спагетти с сыром пармезан.

– Ох уж этот сыр, – хмыкнув, произнес Гарольд. – Горожане считают, что мы, жители Висконсина, постоянно питаемся сыром, поэтому водят нас в такие рестораны, где его не подают. Вместо этого нам предлагают чересчур изысканные рестораны с труднопроизносимыми названиями блюд.

Оливия протянула им поднос с закусками.

– Сегодня вам придется угощаться простыми блюдами с легкопроизносимыми названиями.

– Слава богу! – сказала Луиза и отпила вина.

Гарольд взял предложенный Оливией сыр с плесенью, завернутый в полоску ветчины, прожевал и выдохнул:

– Какая вкуснота!

Он взглянул на Оливию так, что ей показалось, будто он немного флиртует с ней.

– Если я еще съем нечто подобное, то вряд ли вообще захочу уезжать из этого дома, – произнес он.

– Пирожки с томатами и базиликом просто объедение! – согласилась с ним Луиза.

– Спасибо, – Оливия улыбнулась, будучи польщенной такой оценкой своих кулинарных способностей.

– Вы сами учились готовить, Оливия? – спросила Луиза.

– Я окончила кулинарную школу, затем работала с несколькими шеф-поварами в ресторанах, а потом открыла собственное дело.

– А чем именно вы занимаетесь? – Гарольд наморщил лоб. – Обслуживанием обедов или вы работаете шеф-поваром по приглашению?

Оливия посмотрела на Мака, который сидел в темно-синем кожаном кресле у камина. Казалось, его не слишком взволновал вопрос Гарольда, так что ей можно ответить ему честно.

– Я и еще две женщины организовали фирму, которая занимается обслуживанием обедов, декорированием интерьеров, организацией вечеринок.

– А кто чаще всего к вам обращается: невежественные мужчины или женщины? – спросила Луиза, озорно глядя на Оливию. Потом она поняла, что хозяин дома может понять ее вопрос превратно, поэтому в оправдание улыбнулась Маку. – Я, конечно же, не имею в виду вас, Мак.

Тот рассмеялся в ответ.

– Не извиняйтесь, Луиза, могу вам с уверенностью сказать, что уж готовить точно не умею.

– Я тоже не умею готовить, – вздохнула Луиза.

– Вам просто нужно немного попрактиковаться, – посочувствовала Оливия.

– Она пытается готовить, Оливия, – задумчиво произнес Гарольд, покачивая головой.

– Прекрати! – Луиза шутливо шлепнула его по руке ладонью.

Все рассмеялись. В дверь позвонили, и Мак поднялся.

– Пойду открою, должно быть, это Эйвери.

Как только Мак ушел, Гарольд повернулся к Оливии:

– Мой адвокат и ее муж – отличные ребята и обычно очень пунктуальны.

– Сегодня нам некуда торопиться, – Оливия мило улыбнулась.

– Мне нравится такой подход, – сказала Луиза, беря очередной пирожок с томатами и базиликом. Услышав из вестибюля мужской хохот, она округлила глаза. – Ох уж эти парни! Мы недавно узнали, что Мак и Тим вместе учились в университете и очень дружны.

Услышав упоминание о Тиме, Оливия едва не задохнулась. У нее даже слегка закружилась голова.

– Тим? – выдавила она. – Он – муж вашего адвоката?

Возможно, Луиза ответила Оливии, но она ничего не слышала, потому что у нее звенело в ушах. Неужели это он?

– Извините за опоздание, – раздался мужской голос, который Оливия сразу же узнала. Она с трудом сглотнула. Оливия не могла даже повернуться. Тим вошел в комнату, а она будто приросла к кушетке. – Эйвери все никак не могла решить, какие надеть туфли, – сухо сказал он.

– Не ругай меня, Тим Киви, ты же знаешь, что это твоя вина, – женщина фыркнула и прибавила: – Он смотрел по телевизору спортивный репортаж.

– Это на него похоже, – ухмыльнулся Мак. – Эйвери, Тим, позвольте мне представить вам нашего замечательного повара.

Оливии больше всего хотелось сбежать отсюда.

– Оливия? – окликнул ее Мак.

Она еще не готова встретиться с реальностью!

– Оливия? – произнес Мак на этот раз громче. Он казался озадаченным.

Ее сердце бешено колотилось от страха и ужаса. Оливия повернулась, чтобы встретиться лицом к лицу с тем, кто знал ее тайну. Девять лет назад Тим обнаружил, что Оливия, будучи школьницей, закрутила роман со своим учителем. Именно Тим заставил юную Оливию Уинстон почувствовать себя ничтожеством.

Глава десятая

На какое-то мгновение Мак задался вопросом, с чего это Оливия так забеспокоилась. Она побелела как снег, на глаза навернулись слезы. Казалось, она с трудом сдерживается, чтобы не расплакаться в присутствии гостей.

Что с ней происходит, черт побери? Неужели ее расстроили Дебоулды, пока он встречал Эйвери с мужем? Мак внезапно разозлился, чем сам был очень удивлен. Ему внезапно захотелось защитить Оливию.

Однако защита дочери Оуэна Уинстона не вязалась с его планами.

Он посмотрел на Тима и увидел, что тот насмешливо улыбается, глядя на Оливию. Обычно Тим смотрел так на тех, кого считал недостойным его снисхождения. Мак не понимал, что происходит.

Тим подошел к Оливии и протянул ей руку.

– Ух ты! – холодно сказал он. – Неужели это Оливия Уинстон? Мир все-таки тесен.

– Мир просто микроскопически мал, – Оливия встала и быстро пожала его руку. – Привет, Тим.

– Когда вы познакомились? – поинтересовался Мак несколько требовательным тоном.

– Мы вместе учились в школе, – небрежно произнес Тим.

– Забавно! – хихикнула Луиза, явно не замечая, как напряжены Тим и Оливия. – Ты учился с Оливией в школе, а с Маком в университете?

– Верно, – подтвердил Тим.

Мак наблюдал за Оливией. Наконец она пришла в себя, улыбнулась, подошла к жене Тима и протянула ей руку.

– Привет, меня зовут Оливия, добро пожаловать!

– Меня зовут Эйвери Киви. Рада встрече с вами, – Эйвери не стала продолжать разговор об одноклассниках и однокурсниках, а указала рукой на журнальный столик, где стояли закуски. – Выглядит аппетитно. Жаль, что мы опоздали.

Оливия взяла поднос и предложила Эйвери фаршированные грибы.

– Не беспокойтесь, ужин уже почти готов. Кстати, я сейчас пойду проверю. Извините... – поставив поднос на стол, Оливия направилась к двери.

– Тебе помочь? – спросил ее Мак.

– Нет, – повернувшись, она свирепо посмотрела на него. – У меня все под контролем, мистер Валентайн.

Почему она так резко переменилась? Мак не понимал, почему Оливия удостоила его таким взглядом. Она смотрела на него подобным образом в течение всего ужина. Супруги Дебоулд и Киви не обращали на это внимания, потому что были поглощены прекрасно приготовленной едой. Однако Мак постоянно ловил на себе свирепый взгляд Оливии, даже когда просил у нее добавки – аппетитной грудинки или красного картофельного пюре. Он не понимал, из-за чего она так расстроилась. Неужели из-за того, что он пригласил на ужин Тима? Но откуда ему было знать, что ей неприятно встречаться со своим бывшим одноклассником?

Возможно, Тим расскажет ему о том, что так тщательно скрывает от него Оливия. Мак посмотрел на Тима, который поглощал пишу и не обращал на Оливию никакого внимания.

– Обожаю пирог с орехами-пекан! – произнес Гарольд, повернувшись к Оливии и уже почти опустошив свою тарелку.

– Я рада, что вам понравилось, – Оливия мило улыбнулась ему. – Хотите еще кусочек? А вы, Луиза?

– Конечно! – Луиза протянула ей свою тарелку. – Вам даже не придется меня уговаривать.

– А мне вы предложите кусочек пирога, Оливия? – Эйвери промокнула губы салфеткой.

– Даже незачем спрашивать, – Оливия пристально посмотрела на жену Тима. – Давайте вашу тарелку, Эйвери.

– Слушаюсь, мадам! – Эйвери шутливо салютовала.

Эйвери и Луиза рассмеялись, а потом принялись поедать пирог. Мак был слишком занят своими размышлениями, чтобы прояснить для себя, что именно так рассмешило их. Обсуждая с супругами Дебоулд то, каким образом он может приумножить их состояние, Мак в паузах посматривал на Оливию и задавался вопросом, что с ней происходит и способен ли он уладить ее проблемы. А вообще, с какой стати он переживает из-за того, что Оливия сердится на него?

Когда был выпит кофе и съеден пирог с орехами-пекан, Эйвери поблагодарила Оливию и Мака за гостеприимство и удалилась вместе со своим неразговорчивым мужем. Дебоулды сослались на усталость из-за смены часовых поясов и отправились отдыхать.

Вечер получился удачным, во всяком случае, с деловой точки зрения. Супруги Дебоулд казались довольными тем, что остановились в доме Мака. Похоже, первый шаг к тому, чтобы заполучить их себе в клиенты, сделан. Как только Дебоулды ушли в свою комнату, Мак решил все выяснить с Оливией и направился в кухню.

Перешагнув порог, он увидел, что Оливия стоит у мойки и лихорадочно моет поднос. Она будто срывала свое зло на посуде.

– Ужин был отменным, – сказал он, подходя к ней и прислоняясь к мойке.

– Да, – натянуто произнесла она. – Кажется, тебе удалось произвести на них хорошее впечатление.

– Надеюсь, что так.

– Скоро ты будешь с крупным уловом.

– Тебе помочь? – Мак не обратил внимания на ее язвительность.

– Не нужно.

Мак тяжело вздохнул.

– За что ты так злишься на меня?

Оливия продолжала скоблить и без того белоснежное блюдо, а Мак уже засомневался, уместно ли сейчас о чем-либо ее расспрашивать. Внезапно она бросила блюдо в мойку и повернулась к нему лицом. В ее взгляде отражались злость и разочарование.

– Я знала, что ты хочешь отомстить моему отцу с помощью меня, – сказала она. – Однако я не догадывалась, что ты зайдешь так далеко.

– О чем ты говоришь?

– Ты не понимаешь?

– Нет.

– Я говорю о Тиме Киви! – рявкнула она.

– А при чем здесь он?

– Не нужно этого делать! – она покачала головой.

– Чего?

– Не разыгрывай из себя дурака, у тебя плохо получается. В бизнесе ты настоящая акула, так что гордись этим имиджем.

– Да ты спятила, подруга! – он заскрежетал зубами и отошел от мойки. – Я знаю только о том, что вы с ним одноклассники.

– Верно, – она свирепо посмотрела на него, раздувая ноздри. – Ты решил и это использовать против меня? Хочешь шантажировать моего отца сведениями о моем прошлом и заставить его плясать под твою дудку? Хочешь, чтобы он принес тебе свои извинения? – она покачала головой, потом направилась к двери, говоря на ходу: – Этого никогда не будет. Мой отец еще упрямее меня.

– Куда ты? – он шел за ней следом.

– В свою комнату.

– Ты остаешься?

– Я намерена хорошо выполнить свою работу, помочь тебе заполучить желанных клиентов и покинуть твой дом. Тебе не удастся повредить моей деловой репутации и опозорить меня как женщину.

– Ты сошла с ума? – он поднялся вместе с ней по лестнице и проследовал за ней по коридору в комнату для гостей. Эта комната находилась далеко от спальни Дебоулдов, поэтому Мак мог говорить в полный голос.

– Спокойной ночи, Мак, – сказала она и вошла в комнату.

Оливия попыталась закрыть дверь, но он не дал и широко ее распахнул.

– Послушай, тебе не удастся уйти без объяснений после того, что ты мне наговорила!

Оливия отпустила дверь и подняла руки вверх.

– Что ты хочешь, Валентайн? Неужели ты не знал, что я и твой университетский приятель вместе учились в школе?

– Не знал! – сердито произнес Мак, входя в комнату и закрывая за собой дверь.

– Я не верю тебе.

– Мне наплевать, веришь ты мне или нет, но я говорю правду.

Стоя рядом с Маком, Оливия вздернула подбородок и решительно посмотрела ему в глаза.

– Тебе не кажется, что это уже слишком? Ты решил упрекать меня в том, что я глупо вела себя в молодости?

– Я не собираюсь этого делать, – он схватил ее за плечи.

– Врешь!

– Я понятия не имею, чем ты занималась когда-то!

– Зато я хорошо помню свое прошлое! – крикнула она, и ее голос надломился. Она опустила глаза, прикусила губу и выругалась. Потом снова посмотрела на Мака. На этот раз Оливия выглядела такой уязвимой, что у Мака заныло сердце. – Я ненавижу свое прошлое.

На ее глаза навернулись слезы.

– Прекрати, – Мак слегка потряс ее за плечи, впервые сожалея о том, что решил мстить ее отцу. – Не нужно, Оливия.

Все шло не так, как он предполагал. Мак планировал обольстить Оливию, потом отправить ее к отцу. Следовало радоваться тому, что он наконец нащупал ее слабое место. С помощью сведений о ее прошлом можно было заставить страдать ее отца.

– Проклятье! – он притянул ее к себе и страстно поцеловал в губы. – Мне наплевать, что было с тобой раньше. Тебе следует забыть свое прошлое.

Мак целовал ее в шею, а Оливия тихо всхлипывала.

– Тебе нечего стыдиться, Оливия.

– Ты не понимаешь, – сказала она, откидывая голову.

– Тогда расскажи мне обо всем, – Мак поцеловал ее в висок.

– Я не могу, потому что пообещала самой себе...

Он потерся лицом о ее волосы.

– Мучительные воспоминания связаны с юностью?

– Да, – прошептала она.

– Теперь ты взрослая женщина, – он уткнулся носом в ее ухо, коснулся губами мочки. – Все изменилось.

При этих словах Оливия замерла.

– В том-то все и дело, – хрипло сказала она, потом отстранилась от Мака и с сожалением посмотрела на него, – в том-то и дело, что ничего не изменилось. Я больше не хочу связываться с мужчинами, которые... – она запнулась и покачала головой.

– Оливия.

– Осталось еще два дня, – она высвободилась из его объятий. – У тебя есть еще два дня, чтобы расквитаться со мной и моим отцом.

– Посмотрим, – мрачно сказал Мак и вышел из комнаты.

Глава одиннадцатая

Прошедшая ночь оказалась худшей в жизни Оливии Уинстон.

В субботу утром она принялась за готовку. Стоя у плиты, Оливия разогрела сковородку, потом осторожно вылила яйца в середину хрустящих хлебцев. Надо было еще приготовить три чашки очень крепкого кофе. После подачи завтрака Оливия надеялась вернуться в постель. Однако ей скорее хотелось не отдохнуть, а просто спрятаться от посторонних взглядов. Рядом с Маком ей постоянно приходилось напоминать себе, что следует разделять деловые и личные отношения. А уж о том, что между ними постоянно чувствовалось взаимное притяжение, и говорить нечего. Оливия явно недооценила Мака и его желание отомстить ее отцу и переоценила свои способности противостоять его обаянию. Но ей очень хотелось выяснить, каким образом Мак собирается рассчитаться с ее отцом.

Оливия принялась нарезать хлеб. Она понимала, что желала большего, нежели поцелуи и объятия Мака, и это ее злило.

Она почувствовала, как Мак вошел в кухню, даже не видя его. Ей захотелось дать самой себе пинка за то, что она ждала его прихода.

– Доброе утро.

– Оно в самом деле доброе! – Оливия улыбнулась ему. Мак выглядел очень сексуально в дорогом черном домашнем костюме и с растрепанными волосами.

– Ты хорошо спала? – спросил он, наливая себе кофе.

– Нет, а ты?

– Я спал хорошо, – усмехнулся он.

– Мужчины не страдают бессонницей. Вы можете легко забыть о проблемах и выспаться. Счастливчики!

– Честно говоря, я до сих пор не могу забыть то, что вчера произошло в твоей комнате.

У Оливии внутри все сжалось.

– Я тоже, но, возможно, по иной причине, – она положила на сковородку еще один хрустящий хлебец и разбила в него яйцо. – Послушай, Мак, я не знаю, верить тебе или нет в отношении Тима. Намеренно ты его пригласил или нет, я не знаю, но теперь мне все равно. Я слишком долго боялась своего прошлого. Давай обо всем забудем и займемся Дебоулдами.

– Забудем обо всем?

– Да. У тебя получится?

– А у тебя? – спросил он; его глаза тревожно блестели.

Не успела Оливия ответить, как в кухню вошли Гарольд и Луиза. Оба улыбались и были одеты просто потрясающе.

– Доброе утро, – произнес Гарольд, усаживаясь за стол.

– Доброе утро, – дружелюбно сказал Мак. – Хорошо спали?

– Отлично! – ответил Гарольд. – Как вкусно пахнет! Хотя это и неудивительно.

Оливия посмотрела на Мака, который взирал на нее поверх чашки горячего кофе, потом обратилась к гостям:

– На завтрак яйца в хлебцах, ветчина и крепкий кофе.

– Вы хотите, чтобы мы растолстели? – спросила Луиза, усаживаясь рядом с мужем.

– Возможно, – хихикнула Оливия и поставила перед ними две чашки с кофе. – Для того, что я запланировала на сегодня, вам понадобится энергия.

– А что ты запланировала? – осведомился Мак, внезапно понимая, что не обсуждал планы развлечения гостей с Оливией.

– Сегодня мы будем кататься на коньках, – весело произнесла Оливия.

– На коньках? – Мак усмехнулся.

Но Луиза, казалась, была просто счастлива, услышав такое известие.

– Ты представляешь, Гарольд, мы будем кататься на коньках!

– Я слышу, слышу.

– Я не каталась уже десять лет! – Луиза хлопнула в ладоши, будто маленькая девочка.

– Так, возможно, нам лучше... – начал Мак, но Луиза перебила его.

– Почему? Это отличная идея! Наше первое с Гарольдом свидание было на катке, который находился на заднем дворе в поместье моего дедушки. Каток был овальным и окруженным деревьями. Ты помнишь, дорогой?

– Конечно, – Гарольд улыбнулся жене, потом посмотрел на Оливию. – Вам удалось сделать мою жену счастливой, спасибо вам.

– Я очень рада, – просияла Оливия, потом повернулась к плите. – А теперь давайте завтракать.

Мак подошел к Оливии.

– Ты испугался? – спросила она его шепотом, пока Гарольд и Луиза громко переговаривались.

– А ты, похоже, довольна, – пробормотал он.

Смеясь, Оливия выложила на тарелки хлебцы с яйцами.

– Тебе нужно встряхнуться, Валентайн, – прошептала она. – Катание на коньках – это здорово. Потом у нас будет своеобразный пикник с горячим шоколадом.

– Я не умею кататься на коньках, Оливия.

– Тебе повезло, – она вручила Гарольду и Луизе тарелки с едой. – Я хороший учитель.

Мак всегда был в хорошей спортивной форме. Учась в школе и университете, он играл в уличный баскетбол, футбол, но ни разу не выходил на лед в качестве игрока хоккея. Сегодня же ему предстояло кататься на коньках. Выйдя на лед, он минут двадцать осторожничал, а потом принялся носиться по катку как угорелый и даже немного погонял шайбу вместе с Гарольдом.

Через час Мак присоединился к Оливии, которая сидела на скамейке. На ней был надет белый костюм, в котором она выглядела очень сексуально. Она почти все время провела в центре катка вместе с Луизой, разучивая с ней повороты и вращения. Маку очень нравилось наблюдать за ней в этот момент.

– Ты резвился, как ребенок, – начала она. Оливия раскраснелась и развеселилась.

– Ты так считаешь?

– Ты научился кататься, Валентайн. Я в восхищении.

Вместо того чтобы рассмеяться в ответ на ее комплимент, Мак испытал странное ощущение, которое однажды уже посещало его. Он начинал понимать, что Оливия нравится ему.

Выдохнув, он повернулся, чтобы посмотреть на Гарольда, который спокойно скользил по льду. Мак очень хотел поскорее задушить в себе вспыхнувшее чувство к Оливии, пока не сотворил какой-нибудь глупости и не отказался от плана мести. До расставания с Оливией у него оставалась всего одна ночь. Послезавтра они должны будут расстаться.

– А я в восхищении от твоих трюков, – по-деловому сказал он.

– Что ты имеешь в виду? – смущенно спросила она.

– Ты все хорошо организовала, – Мак жестом указал на Дебоулдов, которые смеялись и, держась за руки, скользили по льду. – Они кажутся счастливыми.

– Это так, – согласилась Оливия.

– Забавно, что ты напомнила им об их первом свидании.

– Ничего забавного в этом нет.

– Ты знала заранее? – он уставился на нее.

В ответ Оливия улыбнулась.

– Откуда ты узнала?

– Когда человек находится в комфортных условиях, он начинает доверять партнеру, – Оливия налила себе и Маку горячего шоколада. – Ты ведь именно этого хочешь от них? Они должны поверить в тебя и твои способности.

Мак покачал головой. Оливия была просто неподражаема. Она оказала ему невероятную услугу и очень помогла добиться расположения Дебоулдов. Жаль, что он не может взять ее сотрудником к себе в финансовую компанию.

– Откуда ты узнала об их первом свидании? – спросил он ее. – Это же очень личная информация.

Оливия рассмеялась, вручая ему чашку с горячим шоколадом.

– Ты даже не представляешь, что за специалист сейчас сидит рядом с тобой! Ну и глупый же ты, Мак.

– Заблуждаешься.

– Да? И что ты обо мне думаешь? – она отпила шоколад.

– Из тебя получится отменная жена.

– Спасибо.

– Не будь я убежденным холостяком, я сделал бы тебе предложение выйти за меня замуж.

Оливия снова рассмеялась, понимая, что Мак шутит. Однако он так не считал.

– Это очень льстит мне, Мак, но тогда мне придется тебя перевоспитать.

– Правда?

– Да, – она отвернулась и отпила шоколад.

– Ты хочешь, чтобы я спросил тебя, зачем меня перевоспитывать?

– Не хочу.

– Отлично, – проворчал Мак. – Почему меня нужно перевоспитать?

Оливия повернулась к нему и сразу же посерьезнела. Мак видел перед собой женщину, которая знала его и понимала. Ему стало немного не по себе.

– Говори же!

– Я не думаю, что из тебя получится хороший муж.

Это Мака нисколько не удивило.

– Я знаю. В ту ночь ты думала, что...

– Я поддалась страсти, уступила вожделению, – прервала она его.

– А разве нельзя испытывать страсть и желание в браке?

– Можно, но помимо этого для брака нужно кое-что еще, – она кивнула в сторону катка. Луиза обучала Гарольда делать спирали. Мак считал, что Гарольд вел себя, как влюбленный идиот.

– Посмотри на них, – задумчиво сказала Оливия. – Они не только любовники, но и друзья, компаньоны и похожи друг на друга.

Мак поджал губы. Ему очень хотелось признаться Оливии в том, что она нравится ему. Он считал, что они будут хорошей парой.

– Дебоулды едут к нам, – произнесла Оливия, отвлекая Мака от размышлений. – После такого энергичного утра они явно проголодались.

– Я так точно изголодался, – тихо сказал Мак и посмотрел на Оливию.

Она покачала головой, однако он увидел в ее взгляде то же самое желание, что и в ту ночь, когда целовал и ласкал ее.

Возможно, Оливия все-таки согласится уступить ему и проведет с ним сегодняшнюю ночь.

В четыре часа дня Оливии пришлось выслушать плохие для нее новости. Она была в кухне и готовила куриные грудки в соусе, когда вошел Мак и объявил:

– Гарольд и Луиза хотят пригласить сегодня вечером на коктейль чету Киви.

Сердце Оливии упало. Она продолжала заниматься готовкой, но стала помешивать соус немного энергичнее.

– Я поняла.

– Эйвери является адвокатом супругов Дебоулд, поэтому ее стоит пригласить. Я думаю, что сегодня вечером им удастся многое обсудить. Они уедут утром, так что...

– Ты ничего не должен мне объяснять, Мак, – натянуто сказала она, не глядя на него. – Этот дом твой, тебе не нужно просить у меня позволения приглашать кого-либо.

– Я знаю, – он вздохнул и провел рукой по волосам. – Черт побери, я не хочу, чтобы ты переживала! Я щажу твои чувства.

– Тебе незачем беспокоиться обо мне, – Оливия хотела, чтобы Мак замолчал и не задавал вопросов. Однако вряд ли можно от него этого ожидать. – Я профессионал, поэтому не позволю себе смешивать деловые и личные отношения.

– Что было между тобой и Тимом? Он плохо с тобой обращался? Бросил тебя? Что, черт возьми, с вами произошло?

– Между нами ничего не было.

– Я пытаюсь понять тебя, Оливия, потому что вижу, что Тим каким-то образом связан с твоими воспоминаниями о ненавистном тебе прошлом. Вы вместе учились в школе, но с тех пор прошло много лет.

Оливия подняла голову и свирепо уставилась на Мака.

– Хватит задавать вопросы! Тебя это все не касается, Мак.

– Я знаю, однако, если это как-то повлияет...

– Никак не повлияет. Я клянусь, что сегодняшний вечер пройдет отлично. Вчера я просто не смогла вовремя взять себя в руки.

Казалось, Мак хотел еще кое-что сказать, спросить, однако спустя мгновение он повернулся и направился к двери.

Думая, что он ушел, Оливия еще раз взглянула на куриные грудки на плите и почувствовала усталость. Все, чего ей сейчас хотелось, так это послать готовку куда подальше, уехать домой, забыть о Тиме и Маке. Сняв перчатки, она обхватила голову.

– Оливия.

Ее сердце упало. Черт побери, почему Мак не ушел? Теперь он видит, что она расстроена.

– Я просто немного устала, вот и все, – сказала она.

– Да брось ты. Расскажи, что произошло, я обещаю хранить молчание и не стану использовать то, что узнаю, против тебя.

Оливия посмотрела на него и почти оттаяла. Она не могла ему не уступить, потому что поверила в его искренность.

Мак подошел к ней и обнял ее.

– Расскажи мне, что между вами было.

Может быть, все-таки лучше обо всем рассказать ему? Узнав ее тайну, он не станет добывать о ней сведения. Однако Оливия не хотела, чтобы Мак знал о ее прошлом и относился к ней так же, как Тим. Тим считал Оливию ничтожеством, дрянью, которая настолько изголодалась по любви, что переспала со своим учителем.

– Он знает обо мне кое-что, – начала она, положив голову на плечо Мака. – Однажды я совершила ошибку, из-за которой он ненавидит меня.

– Всего лишь за ошибку?

– Да.

– Я не верю тебе.

Оливия шагнула назад, подняла голову и дерзко улыбнулась.

– Мне нужно готовить куриные грудки.

– Оливия...

– Сегодня вечером все пройдет отлично, Валентайн.

Он протянул руку и провел большим пальцем по ее щеке.

– Ты уверена?

От его прикосновения у нее закружилась голова. Оливии захотелось снова оказаться в его объятиях и попросить помочь ей забыть о прошлом. Однако с этим ей предстояло справляться в одиночку. Если она хочет снова радоваться общению с мужчинами, заниматься сексом и любить, то все должна решить сама.

– Уходи из кухни и отправляйся к своим гостям. Сегодня у тебя последняя возможность произвести нужное впечатление на Дебоулдов, и я уверена, что тебе это удастся.

– Завтра ты тоже уедешь, – серьезно сказал Мак.

Оливия кивнула, потом снова повернулась к плите. Когда она обернулась, Мак уже ушел.

Глава двенадцатая

Оливия Уинстон всегда умела быстро забывать о неприятностях. Когда Тим и Эйвери пришли вечером на коктейль, ей удалось проявить свой профессионализм и овладеть эмоциями. Она была спокойна, подавая приготовленную вкусную еду и развлекая гостей. Оливия и Тим с успехом избегали общения друг с другом, в то время как Мак и Дебоулды наслаждались приятной беседой.

– Мы так хорошо провели у вас выходные! – сказала Луиза, смакуя уже вторую чашку кофе с ромом в кабинете Мака.

– Ты очень радушный хозяин, Мак, – произнес Гарольд.

– Спасибо, – Мак поднял бокал, будто молчаливо произнося тост в честь Дебоулдов. – Мне было приятно принимать вас у себя. Возможно, вам удастся приехать ко мне в следующем году летом.

– Может быть, – Гарольд мило улыбнулся.

Эйвери извинилась и отлучилась в дамскую комнату, а Тим, также извинившись, отправился на балкон, чтобы выкурить сигару.

Пока они отсутствовали, Оливия расспрашивала Луизу о ее новогоднем путешествии и поинтересовалась, видела ли она бродвейское шоу. Занятая разговором, Оливия, однако, заметила, что Мак вышел из комнаты и направился за Тимом.

Внутри у нее все сжалось, но она заставила себя снова сосредоточиться на рассказе Луизы.

Мак всегда был невероятно упрям и добивался своего, не задумываясь о последствиях. Все, чего ему хотелось в данный момент, так это узнать о прошлом Оливии.

Он видел, что Тим отправился курить на балкон кухни, и пошел прямо туда.

Стояла кромешная тьма, падал снег, подмораживало. Тим закурил сигару и поежился.

Мак ступил на балкон.

– Я всегда не любил мороз, – сказал он.

– Тогда зачем ты пришел сюда? – рассмеявшись, резко спросил Тим.

– Мне нужно с тобой поговорить.

– О чем?

– О ней. Чем ты ее обидел?

– Что? Кого я обидел?

– Я говорю об Оливии, – нетерпеливо произнес Мак. – Вы учились с ней в одной школе. Что между вами произошло?

– О боже... – Тим покачал головой.

– Рассказывай!

– Я не хочу вспоминать об этом, – сказал Тим и выбросил сигару на снег.

– Тебе придется вспомнить, – Мак заскрежетал зубами. – Иначе я кину в сугроб тебя и заставлю зубами поднять только что выброшенную сигару.

– К чему такая жестокость? – Тим попробовал отшутиться, однако с Маком творилось что-то неладное. Поняв это, Тим пожал плечами. – Хорошо, я обо всем тебе расскажу. Мы были тогда еще подростками. Я шел с футбольной тренировки и хотел кое-что забрать из своего шкафчика в раздевалке. По дороге я услышал в пустом классе голоса какой-то девчонки и парня. Было уже поздно, около пяти часов вечера, – он снова пожал плечами. – Я думал, что это резвятся младшие школьники, и собрался разогнать их по домам. Но это была Оливия и...

– И?

– Она была со своим учителем математики.

Мак выругался.

– Ты меня правильно понял.

– Ты зашел к ним в класс?

– Конечно, нет!

Теперь Маку было ясно, почему Оливия так смутилась при встрече с Тимом. Однако все по молодости совершают ошибки. Он сурово смотрел на Тима.

– Я не совсем понял. За что она так злится на тебя?

– Я разболтал о том, что слышал, – выдохнул Тим.

– Что? – Мак рассвирепел. – Ты проболтался о том, что она была с учителем математики?

– Я сказал всего нескольким ребятам, – Тим сразу же отреагировал на суровое выражение лица Мака. – Да брось ты, чего не бывает в старших классах? Подумаешь, какая-то малолетняя сучка решила повеселиться...

Мак заставил его замолчать, всего лишь посмотрев на него убийственным взглядом.

– Как ты назвал ее?

Тим с трудом сглотнул и попытался все обратить в шутку.

– Перестань, парень, прошло много лет.

Мак смотрел на Тима так, будто видел первый раз в жизни, но хотел прикончить его.

– Это было давно, – спокойно произнес он, – однако ты нисколько не повзрослел с тех пор. Ты должен уйти, Киви.

– Что?

– Уходи сейчас же!

– Я не понимаю тебя, парень, – продрогший Тим обхватил себя руками и принялся переминаться с ноги на ногу. – Почему тебя это так беспокоит? Она же твоя работница, а не... – Тим замер на месте. – Черт побери!

– Не смей! – угрожающе прорычал Мак.

– Она тебе нравится?! Я и не думал, что ты способен полюбить женщину.

Мак нахмурился.

– Я иду в дом и поговорю с Эйвери, а потом вы оба уйдете.

– Послушай, Мак, – начал Тим, сменив тон. Теперь он казался искренним. – Я был тогда ребенком...

– Мы уже все обсудили, – Мак оставил своего бывшего друга на балконе, а сам вошел в комнату.

– Провинция Дор, что находится в штате Висконсин, – лучшее место на Среднем Западе. Там живут простые люди, которые дружелюбны и не суют нос в чужие дела. А природа там просто умопомрачительно красива! Мне там очень нравится. Шесть лет назад мы с Гарольдом купили там участок земли и построили дом своей мечты, – вздохнула Луиза, сидя у камина и попивая кофе с ромом. – Я люблю путешествовать, но дома все равно лучше.

Оливия кивнула, хотя не испытывала подобной привязанности к своей квартире. Конечно, жилье было красивым, светлым, удобным, но мечтала Оливия совсем о другом доме.

– Когда вы возвращаетесь домой, Луиза? – поинтересовалась Эйвери, расположившаяся на софе подобно хорошенькой белой кошечке, в то время как Гарольд рассматривал книгу по архитектуре, лежавшую на журнальном столике.

– Мы уезжаем завтра утром, потому что хотим успеть подготовиться к Рождеству. Мы декорируем каждую комнату в доме.

– Каждую комнату? – спросила Оливия, не веря услышанному.

– Да, – рассмеялась Луиза.

– Это должно быть красиво, – с видом знатока сказала Эйвери. – Повсюду витает аромат ели...

– Знаете, к нам на Рождество приезжает вся семья Гарольда, – проговорила Луиза, обращаясь к Оливии и Эйвери. – У него огромное количество родственников, и они очень придирчивы, – прибавила она шепотом.

– Я все слышу, дорогая, – сказал Гарольд, листая книгу, – ведь я по-прежнему рядом.

Луиза озорно улыбнулась и продолжила:

– Они постоянно насмехаются над моим неумением готовить еду и заботиться о своем муже, поэтому я поклялась, что в этом году на День благодарения приготовлю самый роскошный из когда-либо поданных ужинов. – Она побледнела. – Я не знаю, как со всем этим справлюсь, потому что, в отличие от вас, Оливия, у меня совсем нет опыта.

– Все не так уж и сложно, – уверила ее Оливия, стараясь успокоить женщину. Она считала, что научиться готовить может каждый, но нельзя сразу же практиковаться на ужине по случаю Дня благодарения. – Чем проще будет блюдо, тем лучше. Вам просто нужно узнать несколько рецептов.

– Несколько? – спросила нервничавшая Луиза.

Оливия рассмеялась.

– До того, как вы уедете утром, я могу дать вам кое-какие советы...

Внезапно Луиза просияла, округлила глаза и выпалила:

– Это отличная идея!

– Хорошо, – сказала Оливия, – тогда пойдемте в кухню...

– Нет, я не это имела в виду.

– Извините... я не понимаю вас, – озадаченная Оливия покачала головой.

– Завтра у вас заканчивается договор с Маком, – Луиза широко улыбнулась.

– Верно.

– Поедемте с нами в провинцию Дор.

– Что?

Луиза выглядела как взволнованный ребенок. Она поставила чашку кофе на столик.

– Вы поживете с нами несколько дней и научите меня готовить. Кухня оборудована всем необходимым, а я представления не имею, для чего предназначены некоторые приборы.

– Я не знаю... – пробормотала потрясенная Оливия.

– А почему бы и нет? Вам ведь нужна работа? – вмешался Гарольд.

– Нужна, но...

Луиза рассмеялась.

– Я понимаю, что мы не холостяки, на которых вы привыкли работать. Но, возможно, вы могли бы взять в клиенты бестолковую замужнюю женщину?

Оливия посмотрела на Гарольда, Эйвери и Луизу. Все трое улыбались. А почему бы ей, подумала Оливия, не поработать на Луизу? Договор с Маком закончится завтра утром. И она с удовольствием поехала бы в провинцию Дор. Оливия пожала плечами и улыбнулась самой себе.

– Хорошо, я проверю свой ежедневник. Если у меня ничего не запланировано, то я поеду с вами.

– Отлично! – Луиза хлопнула в ладоши, повернулась к мужу и крикнула: – Твоим родственникам-всезнайкам придется перестать насмехаться надо мной!

– Они не всезнайки, дорогая, – Гарольд улыбнулся.

Именно в этот момент в комнату вошел Мак, посмотрел на Эйвери и произнес:

– Твой муж плохо себя чувствует, тебе лучше отвезти его домой.

– Что с ним? – Эйвери забеспокоилась.

– Тим должен вернуться домой.

Оливия сразу обо всем догадалась. Что же между Маком и Тимом произошло, если Мак так разозлился на своего приятеля, что тот спешит убраться отсюда? У Оливии стало тяжело на душе.

– Он ждет тебя у парадной двери, – резко сказал Мак Эйвери.

– Хорошо, – озадаченная Эйвери встала, быстро попрощалась со всеми и вышла.

После этого Мак посмотрел на остальных. Его взгляд был холодным и отстраненным, однако он заставил себя улыбнуться.

– С Тимом все в порядке? – спросила Оливия.

– С ним все будет хорошо, – бесстрастно ответил Мак.

– Я надеюсь на это, – серьезно произнесла Луиза.

Мак кивнул, потом поинтересовался:

– О чем вы беседовали?

– О семье Гарольда, – поспешила ответить Луиза, – и о том, как у них отвиснут челюсти, когда я приготовлю и подам ужин на День благодарения.

– Похоже, что моя жена наняла Оливию в качестве наставника по кулинарии, – усмехнулся Гарольд.

– В самом деле? – Мак взглянул на Оливию и стиснул зубы.

– Если у меня не будет другой работы, то я поеду с ними.

Вид у Мака был недовольный. Оливия до конца не понимала, что кроется в его взгляде. Мака рассердило то, что он узнал от Тима, или ему не нравилась мысль, что она будет работать на Дебоулдов?

– Куда вы поедете?

– Мы поедем домой, в Висконсин, – сказала Луиза, однако Мак по-прежнему смотрел на Оливию.

– Когда?

– Завтра.

– Не получится, – мрачно изрек Мак, и все уставились на него.

– А в чем проблема? – спросила Оливия.

Мак заговорил с ней так, будто она была его подчиненной:

– Наш договор еще не выполнен.

Гарольд и Луиза обменялись взглядами.

– Извини, Мак, – Гарольд откашлялся, – мы этого не знали.

Внезапно Валентайн понял, что может потерять своих выгодных клиентов.

– Нет, просто я был слишком занят все эти дни и совсем забыл о том, что должен попросить Оливию продлить наш договор.

– Конечно, ты был занят, – с пониманием сказал Гарольд. – Ведь ты занимался нами. Мы намереваемся поручить тебе управление нашими финансами.

– Моя работа с Оливией начнется не прямо сейчас, – начал Мак. – Я хотел бы рассказать вам о моих планах размещения вашего капитала. У вас найдется еще одна свободная комната в доме, что в провинции Дор?

Гарольду понравилась идея Мака, и он кивнул в знак согласия.

– Решил убить сразу двух зайцев?

В этот раз кивнул Мак.

Оливия начала злиться. Ей не нравилось, что Мак решил вмешиваться в ее жизнь. Но не успела она и рта открыть, чтобы возмутиться, как Гарольд произнес:

– Пока женщины будут колдовать в кухне...

– Эй, Гарольд, осторожнее! – шутливо пригрозила Луиза и присела рядом с ним. – Только не вздумай прибавить, что женщинам место именно в кухне.

– Я никогда этого не скажу, дорогая, – он погладил ее по ноге, потом повернулся к Маку. – Пока женщины будут колдовать в кухне, готовя заговор против моих родственников, мы с тобой займемся зимней рыбалкой и обсудим твои планы по лучшему размещению наших финансов.

– Обсудим то, как сделать вас богаче, увереннее и более защищенными.

– Мне это нравится, – просиял Гарольд.

Оливия поняла, что спорить бесполезно. Предложение Мака оказалось выгодно всем, так что ей пришлось подчиниться.

Она поднялась на ноги и принялась собирать грязную посуду, ощущая на себе взгляд Мака. Он чувствовал себя победителем. Ведь теперь у него появится больше времени на то, чтобы соблазнить ее. Оливия с трудом сглотнула при этой мысли, пытаясь не замечать, как быстро бьется ее сердце.

Единственное, что могло бы спасти ее от дальнейшего общения с Маком, так это заказ очередного клиента ее фирмы.

Глава тринадцатая

В кухне компании «Домашний уют для холостяков» вовсю обсуждалась приближающаяся вечеринка по случаю свадьбы Мэри. Как только Оливия вошла в кухню и объявила о своем намерении лететь в провинцию Дор, все сразу умолкли. Тесс и Мэри, сидя за столом, внимательно слушали Оливию, которая рассказывала, что поедет в Висконсин обучать Луизу Дебоулд кулинарному делу, чтобы та смогла приготовить роскошный ужин по случаю Дня благодарения. Она также сообщила, что вместе с ней поедет Мак Валентайн.

Мэри взяла в руки чашку и решила поразмышлять вслух.

– Хорошо. Лично я считаю замечательным то, что круг наших клиентов расширяется, и теперь мы будем оказывать услуги неопытным в кулинарном деле женщинам. Просто...

– Я закончу за нее, – смело заявила Тесс, собирая свои рыжие волосы в свободный хвост. – То, что твой бывший клиент Мак Валентайн едет с тобой, кажется нам немного странным.

Оливия присела рядом с Мэри.

– Я знаю, но Гарольд Дебоулд хочет поближе познакомиться с ним и узнать о его планах по размещению финансов, прежде чем доверить Маку управлять своим капиталом. Так что у нас с Маком в этой поездке разные цели.

– Угу, – произнесла Тесс.

– Кажется, все проблемы возникают тогда, когда выбираешься за город, – сказала Мэри, прикасаясь к своему животу.

– Неужели ты считаешь проблемой своего ребенка? – Оливия нахмурилась.

– Конечно, нет. Я имела в виду другое. Уезжая из города, ты попадаешь в непривычную для тебя атмосферу и поэтому начинаешь искать того, кто сможет тебя приободрить, – она наклонилась вперед. – Ты уже нашла себе утешителя?

– Я отказываюсь отвечать на этот вопрос! – Оливия указала пальцем на вставшую у нее за спиной Тесс. – Она не врежет мне по башке?

Тесс положила ей руку на плечо и сладким голосом произнесла:

– Я никогда не нанесу тебе удар в спину.

Мэри рассмеялась, а Оливия состроила гримасу.

– Отчасти вы виноваты во всем, леди.

– В чем это мы виноваты? – спросила Тесс.

– Могли бы найти мне очередного клиента.

– А что, если тебе поднять стоимость своей услуги по договору?

– Возможно, я так и сделаю, – Оливия разочарованно вздохнула, потому что Мэри и Тесс, казалось, не убедил ее ответ. – Мне придется обучать Луизу кулинарному делу, вам ясно? Я постараюсь держаться подальше от Мака.

Тесс и Мэри высказывали свои опасения по поводу поездки Оливии вместе с Маком в течение всего дня. Вернувшись домой, Оливия принялась укладывать вещи, потом позвонила отцу.

– Ты сошла с ума, если едешь вместе с Маком! – сердито сказал Оуэн Уинстон.

Оливия включила громкую связь, продолжая укладывать вещи.

– Я звоню не для того, чтобы услышать от тебя совет, пап. Я звоню, чтобы предупредить о том, что меня не будет в городе несколько дней.

– Ты будешь у алмазных королей Дебоулдов? – он фыркнул. – Ты знаешь о том, что в провинцию Дор ездят в отпуск семейные пары?

Оливия знала об этом, и это очень ее беспокоило, однако она не собиралась делиться своими опасениями с отцом.

– Ты сможешь заезжать ко мне на квартиру и кормить рыбок?

– Конечно, – он тяжело вздохнул. – Нельзя же заставлять рыбок страдать.

Оливия рассмеялась.

– Я не задену твою мужскую гордость, если скажу, что ты ведешь себя, как ведущая артистка драмтеатра?

– Лив, уж не влюбилась ли ты в этого ублюдка?

– Нет. – Она застыла на мгновение.

– Хорошо. Скажи, что ты не собираешься...

– Хватит, пап! Больше ничего не говори.

Оливия задалась вопросом, не пора ли рассказать отцу о том, что она натворила, учась в школе. Тогда для него не будет сюрпризом, если Мак вдруг захочет использовать сведения о ее прошлом против него.

– Извини, Ливи, – проговорил он печально и немного уныло. – Я люблю тебя и просто хочу...

– Ты хочешь для меня лучшего, я это знаю, – она прикусила губу, размышляя, как начать свой рассказ, потом вспомнила, что Мак обещал ей не использовать сведения о ее прошлом против ее отца.

Оливия бросила несколько свитеров в чемодан и произнесла:

– Я люблю тебя, пап, увидимся в четверг.

Глава четырнадцатая

Мак любил путешествовать на больших комфортабельных самолетах. Оказавшись на борту самолета, предоставленного ему и Оливии супругами Дебоулд, он оценивающе огляделся. Самолет был меньше тех, к которым он привык, однако достаточно удобный. Интерьер был шикарным, опытный стюард Том сразу ему понравился.

Мак услышал, как Том приветствует еще одного пассажира. Оторвавшись от компьютера, Мак поднял глаза и увидел Оливию Уинстон, отчего сразу же заволновался.

– Доброе утро, – сказал Мак.

– Привет, – Оливия дружелюбно ему улыбнулась и уселась напротив него через проход. – Мы не рано?

– Не думаю.

Он осмотрел ее с головы до ног. На Оливии был шоколадно-коричневый свитер и облегающие джинсы. Ему захотелось прикоснуться к ней. Уж слишком долго ждал он возможности заполучить ее в качестве любовницы! Постоянно возникали непредвиденные обстоятельства, и ему не хватало времени, чтобы соблазнить ее.

Подошедший стюард произнес:

– Добро пожаловать на борт, мисс Уинстон, мистер Валентайн.

– Спасибо, – мило ответила Оливия.

– Что вам принести?

– Мне ничего, – она повернулась к Маку. – А тебе что-нибудь нужно, Валентайн?

Мак улыбнулся и пробормотал:

– То, чего я хочу, Том точно мне не предоставит.

Оливия округлила глаза, потом посмотрела на стюарда.

– Нам ничего не нужно, спасибо.

Стюард кивнул.

– Самолет взлетит через несколько минут. Пристегните ремни, пожалуйста.

Том уже собирался уйти в кабину пилота, когда Оливия окликнула его:

– А остальные пассажиры успеют подняться на борт?

– Я не понял вас, мисс, – стюард выглядел озадаченным.

– Я имею в виду Дебоулдов.

– Нет, мисс, они улетели домой вчера вечером, а потом прислали за вами обоими самолет.

– Почему? – Оливия посмотрела на Мака, потом на Тома.

– Я не знаю, мисс.

Стюард не уходил, и Мака начали раздражать чрезмерная внимательность Тома и вопросы Оливии. Он решил положить этому конец. Ему не хотелось сидеть на взлетно-посадочной полосе целую вечность.

– Спасибо, Том, давайте, наконец, взлетать, – сказал он.

– Я сообщу командиру корабля, – стюард кивнул с чувством облегчения.

Когда стюард ушел, Оливия повернулась к Маку и посмотрела на него, нахмурившись.

– Почему Дебоулды решили лететь отдельно от нас?

– Какое это имеет значение? – Мак пожал плечами.

– Мне просто любопытно. Я считаю это немного странным.

Включился двигатель самолета.

– У меня такое чувство, что они хотят свести нас, – заметила Оливия, пристегивая ремень безопасности.

– Мы и так вместе.

– Ты знаешь, что я имею в виду, Мак.

– А, да! – он улыбнулся, посмотрев на нее поверх компьютера. – Даже если это и так, что предосудительного они сделали?

– Такое поведение характерно для семейных пар, – она свирепо воззрилась на него. – Им постоянно нужно кого-нибудь сводить вместе.

– Возможно, им хочется сделать людей счастливыми, как и они.

– Ты в самом деле в это веришь, Валентайн?

– Нет.

Оливия рассмеялась. Смех был по-девичьи задорный и заразительный.

– Слушай, Валентайн, я думаю, нам нужно вспомнить, зачем мы здесь, – она откинулась на спинку кресла и наклонила голову набок, глядя на Мака.

– И зачем мы находимся на борту этого самолета?

– Мы летим работать, – она весело посмотрела на него. – Что до тебя, то ты намерен совместить работу и месть моему отцу за счет меня, несчастной.

Мак не сдержался и улыбнулся. Оливия улыбнулась ему в ответ. Почему его так волновало ее отношение к происходящему?

– Если уж мы заговорили о мести... – она остановилась и взглянула на него в упор.

– То?

– Твой друг вчера вечером снабдил тебя нужной информацией?

– Нет, – Мак стиснул зубы.

Оливия помолчала какое-то мгновение, потом спросила:

– Тим не рассказал тебе о том... что...

Мак взглянул на нее решительно и твердо.

– Слушай, Оливия, я уже говорил тебе, что мне наплевать на твое прошлое. Мне незачем расспрашивать своего бывшего друга о том, что я могу узнать от тебя.

– Ты считаешь его бывшим другом?

– Я не сентиментален и не являюсь поклонником крепкой дружбы. Если кто-то разозлит меня и зайдет слишком далеко, я легко расстанусь с таким человеком.

– Я это запомню, – она кивнула.

Мак лениво улыбнулся.

– Давай вернемся к обсуждению цели нашей поездки.

– Хорошо, теперь о работе.

– Я думал, что ты забыла, – он вздохнул.

– Нет, – Оливия рассмеялась и указала рукой на интерьер самолета. – Луиза и Гарольд предоставили нам прекрасный самолет.

– Да уж, эти частные самолеты внушают романтическое настроение.

– Ты можешь быть серьезным?

– Нет.

Оливия вздохнула и отвернулась.

– А я могу. Если у тебя осталась хотя бы капля разума, ты сосредоточишься на том, как заполучить нового клиента, а не на том, как сделать меня своей любовницей.

Проклятье! Оливия нравилась Маку. Ему нравилось ее поведение, ее задор, ум, походка и взгляд, выражающий все без слов. Однако Мак не мог позволять чувствам взять верх над его планом отомстить отцу Оливии. Он хотел расплатиться с Оуэном. Конечно, он не станет использовать сведения о прошлом Оливии в своих целях. Он сыграет на чувствах Оливии и сделает ее своей любовницей. Добьется того, чего хочет: отомстит и получит женщину, обладать которой жаждет больше всего на свете.

Самолет набрал высоту и выровнялся.

– Не беспокойся, Оливия, – надменно и уверенно сказал Мак. – Я способен справиться и с тобой, и с Дебоулдами.

Дом Дебоулдов оказался бревенчатым и вытянутым в длину. Оливия никогда прежде не видела ничего подобного, однако строение ей понравилось. Вокруг дома было пятьдесят акров земли, и почти всю территорию уже украсили к празднику. Оливия заметила нескольких занятых своим делом декораторов.

Она тихо присвистнула, выйдя из такси, которое они с Маком наняли в аэропорту.

– Я выросла в очень красивом доме с дорогой мебелью, но то, что я вижу, просто потрясающе.

Мак достал из такси багаж и расплатился с шофером, дав ему щедрые чаевые.

Автомобиль уехал, а Оливия все стояла и смотрела на дом.

– Я никогда бы не подумала, что такое большое строение может выглядеть настолько уютным и гостеприимным, – она наклонилась и взяла свой небольшой чемодан, а Мак поднял остальной багаж. – Думаю, я уже знаю, где буду жить, когда выйду на пенсию.

– В самом деле? – удивленно спросил Мак.

– Да, – Оливия пошла вслед за ним к парадной двери. – Это дом моей мечты. Если у них еще есть и лошади, то меня придется отсюда выволакивать, чтобы увезти обратно в Миннеаполис.

– Я этого не понимаю. За городом, конечно, мило, но...

– Но этот дом совсем не похож на тот, в котором у тебя квартира в Манхэттене, – из стекла и стали.

Мак остановился и покосился на нее.

– Откуда тебе известно о моем жилье в Манхэттене?

– Мак! – она рассмеялась. – Ты все время недооцениваешь мои возможности! Кстати, квартира оформлена поклонником Джеймса Бонда.

– Спасибо, – пробормотал он, подходя к парадной двери. – В этом я с тобой согласен.

– Однако твоя квартира очень холодна. Почему тебе не нравится здесь?

– Мне все это напоминает гостиницу с полным пансионом, – сказал он, ставя чемоданы на крыльцо дома.

– Занятный ты человек! – фыркнула она.

Не успела Оливия произнести эти слова, как Мак обнял ее за талию и притянул к себе.

– Ты права, черт побери!

Оливия ахнула. Ей стало жарко, хотя на улице стоял двадцатиградусный мороз.

– Хотя, – мягко произнес Мак, глядя на нее сверху вниз, – если тебе нравится это местечко, так и быть: я стану наслаждаться видом лоскутных ковриков, обоями в подсолнухах и ванными комнатами, с выкрашенными в малиновый цвет стенами, но только если ты будешь рядом.

Он смотрел на нее с такой нежностью, что она почти поверила ему. Однако Оливия предпочла ответить ему в ироничном тоне.

– Интересный ход мыслей. Наверное, ты был частым гостем гостиниц с полным пансионом, ведь ты описал их с удивительной точностью.

– Я видел несколько таких гостиниц в Интернете.

– По просьбе женщин? – поинтересовалась она. Губы Мака были так близко от ее рта и выглядели так соблазнительно!

– Кажется, женщины считают домотканые коврики признаком уюта в доме.

– А это не так?

– Для меня – нет, – он медленно покачал головой.

Оливия снова задалась вопросом, почему она должна отталкивать от себя Валентайна. Почему не развлечься? Ведь она уже взрослая, пусть и совершает глупости.

– Возможно, мне не следует об этом спрашивать, – сказала она, – однако, что ты считаешь романтичным?

– Меня бесят разговоры о романтике, – он лукаво посмотрел на нее, потом перевел взгляд вверх.

Оливия проследила за его взглядом и увидела свисающую с крыши крыльца ветку омелы.

– Какая глупость! – рассмеялась она. – Представляешь, если сюда одновременно придут почтальон и курьер с посылками, они...

– Заткнись, Уинстон! – оборвал он ее и поцеловал в губы. Нос Мака был холодным, но губы – горячими и требовательными. Оливия таяла в его объятиях. – От тебя хорошо пахнет, – прошептал он, на миг оторвавшись от ее губ.

– Это пахнет снегом.

– Нет.

– Сосной?

– Нет, – сказал он и принялся покрывать легкими поцелуями ее губы. – Это твой запах.

У Оливии перехватило дыхание, когда Мак снова поцеловал ее. Из-за его страстных, чувственных поцелуев она забыла обо всем. Будто слепая, она скользнула руками под его пальто и обняла за спину. Потом крепко сжала его плечи и уткнулась ему в грудь подбородком.

Именно в этот момент парадная дверь дома открылась. Оливия, чувствуя себя провинившимся ребенком, резко отскочила от Мака.

Дверь открылась шире, и на пороге появилась немного озадаченная Луиза, как обычно со вкусом одетая и накрашенная.

– Вы звонили в дверь? Мы ничего не слышали.

– Мы... только что приехали, – быстро ответила Оливия, потом посмотрела на Мака, который молчал и с удивлением пялился на нее. Он явно не намеревался помогать ей оправдываться.

Луиза широко улыбнулась и произнесла:

– Странно. Один из наших декораторов, оформлявших дом, сказал нам, что вы уже давно здесь.

Значит, этот декоратор также сказал, чем именно Мак и Оливия занимаются на крыльце.

– О боже, – пробормотала Оливия, когда Луиза впустила их в дом. Мак усмехнулся.

– Гарольд, они приехали! – крикнула Луиза мужу, затем повернулась к Маку и Оливии. – Хорошо долетели?

– Полет прошел великолепно, – Оливия заставила себя улыбнуться и побороть смущение.

Они прошли за Луизой в огромную комнату о двух ярусах с деревянным полом и камином, занимавшим всю стену до потолка, высота которого была, как в кафедральном соборе.

– У вас замечательный дом, – отметила Оливия. – Я уже полюбила и его и эту местность.

Луиза просияла.

– Тогда вы должны осмотреть окрестности и увидеть наших лошадей, сады и площадки для катания на лыжах.

Мак легко коснулся бедра Оливии.

– Ты слышала, здесь есть лошади?

– Я слышала, это замечательно, – сказала она и сделала шаг в сторону, потому что в присутствии Мака не могла сохранять спокойствие.

Откуда-то сверху раздался скрип, через минуту на нижней ступеньке лестницы стоял Гарольд. Увидев Мака и Оливию, он широко улыбнулся.

– Добро пожаловать! – добродушно произнес он, пожимая руки Маку и Оливии. – Хорошо, что вы приехали.

– Спасибо, – Оливия мельком посмотрела на Гарольда.

– Я думаю, вам захочется устроиться до того, как мы сядем обедать? – спросила Луиза.

– Я быстро распаковываю вещи, – усмехнулась Оливия. – Да, хотелось бы увидеть, где мы будем жить.

Гарольд и Луиза обменялись взглядами. Хозяйка дома повернулась к Маку и Оливии.

– В этом доме комнаты уже подготовлены к приезду родственников Гарольда, а они, как известно, очень привередливы.

– Перестань, дорогая, – шутливым тоном одернул ее Гарольд.

– В любом случае у нас есть два домика для гостей, приготовленных для вас.

– Домики для гостей? – Оливия немного встревожилась. Домики для гостей наверняка мало чем отличаются от гостиничных номеров. Оставаться в доме с Дебоулдами было бы безопаснее. – Вы уверены, что мы не причиним вам беспокойства?

Луиза рассмеялась, будто услышала самую большую глупость из тех, что ей приходилось слышать.

– Мне нужно заканчивать готовку. Вам представится возможность оценить мои кулинарные способности. А пока наш помощник Джонни проведет вас к домикам для гостей.

Оливия думала, что эти домики располагаются по меньшей мере на расстоянии пятидесяти метров друг от друга, однако это оказалось не так.

При виде домиков, имеющих одну общую стену, сердце у нее упало. Войдя внутрь, она совсем сникла. Комнаты были декорированы в бело-кремовых тонах. Мягкое освещение, наряженная елка, массивный камин, огромная кровать с терракотовым покрывалом, душевая кабина. Все располагало к романтичным отношениям.

Оливия подбоченилась.

– Они точно решили свести нас!

Стоявший рядом с ней Мак хихикнул.

– Не хочешь взглянуть на мою комнату? Возможно, она выглядит более буднично и напоминает гостиницу с полным пансионом.

– Как-нибудь в другой раз, – пробормотала Оливия.

– Ты обещаешь?

Посмотрев на Мака, Оливия увидела лукавство в его карих глазах. Он улыбнулся, и она почувствовала, что у нее слабеют колени. Оливия понимала, что вряд ли устоит перед обаянием Мака, потому что на это была бы неспособна ни одна женщина.

Глава пятнадцатая

– Я так расстроилась из-за обеда! Я хотела произвести на вас впечатление, а получилось, что чуть не отравила.

Те, кто знал Луизу Дебоулд не слишком хорошо, считал ее уверенной, красивой, остроумной женщиной, не нуждающейся в похвалах. Сейчас же перед Оливией стояло растерянное создание.

Оливия взяла у нее блюдо и поставила на кухонный стол.

– Вы же не знали, что индейка плохо прожарилась.

– Я узнала бы, если бы могла заглянуть внутрь ее.

– Верно, – Оливия рассмеялась.

– Наверное, я безнадежна, – Луиза вздохнула и сорвала с себя фартук.

– Это не так.

– У родственников Гарольда будет повод повеселиться, – она присела на стул возле кухонного стола. – Знаете, Оливия, я никогда не проигрываю. В течение десяти лет я была оценщиком... лучшим специалистом по драгоценным камням в стране. Ко мне все приходили... – она уставилась на индейку так, будто хотела ее уничтожить. – Я не могу потерпеть неудачу перед родственниками Гарольда.

– Этого не будет, – уверила ее Оливия. – А теперь надевайте фартук и пошли к разделочному столу. Попробуем кое-что приготовить.

– Хорошо.

– Приготовление домашней птицы требует некоторой хитрости, – объяснила Оливия, беря из холодильника еще одну небольшую тушку птицы и кладя ее в мойку. – Мне нравится сравнивать ее готовку с отношениями между людьми.

– Это как? – Луиза приободрилась.

– Если ее не дожарить или пережарить, жди провала. Я уже не говорю о том, что блюдо может нагнать скуку или же прельстить вас.

– Ух ты!

– Вот именно, – сказала Оливия. Она вынула из индейки сердце и печень, промыла их под струей воды и просушила бумажными полотенцами.

– Я осмелюсь спросить, – начала Луиза, – а вы с Маком удачно... прожарились?

Оливия с минуту помедлила, пытаясь унять волнение.

– Между нами ничего нет.

– А как же то, что было на крыльце?

– Это был момент безумия.

– Как мне нравится такое безумие! – Луиза вздохнула.

Оливия не сдержалась и рассмеялась.

– Мак и я... это очень сложно объяснить.

– Так устраните сложности. Пусть это будет как с готовкой, которая столь хорошо вам удается. Рассчитайте время, разогрейте его до нужной температуры и хорошенько прожарьтесь.

– Луиза, перестаньте, – Оливия погрозила ей пальцем. – Вы с Маком мне нравитесь, – сказала она, посыпая солью и перцем индейку. – Почему бы вам не быть вместе?

– Идея неплохая. Однако Мак прежде всего бизнесмен и не хочет заводить продолжительных отношений.

– Никогда не знаешь, чего ждать от жизни, Лив, – Луиза посмотрела на нее. – Можно вам кое о чем рассказать?

– Конечно, – Оливия улыбнулась.

– Когда мы с Гарольдом встретились, он был отъявленным картежником. – Луиза продолжала обрабатывать индейку.

– В самом деле? – Угу.

– Я не могу в это поверить.

Луиза начинила индейку лавровым листом и тимьяном.

– Это правда. Каждую ночь он садился играть в карты. Посмотрите на него теперь! – Она смазала индейку маслом. – Сегодня, например, он нарубил дров и принес их в дом. Хочет самолично сделать детскую колыбель.

– Колыбель! Вы...

Луиза улыбнулась, подходя к мойке, стала мыть руки.

– Я считаю, что нельзя до конца узнать человека, не предоставив ему шанс. А теперь давайте поставим индейку в духовку и займемся гарниром.

Когда спустя два часа Мак и Гарольд вошли в кухню, у них слюнки потекли от готовящейся пищи. Оливия стояла у мойки с Луизой – алмазной королевой – и наблюдала, как та осторожно сливает воду из кастрюли со сварившимся картофелем, а затем кладет картофель в чашу для приготовления пюре. Женщины, казалось, по-настоящему подружились.

Гарольд толкнул Мака локтем в бок.

– Я знаю, что, наверное, могу показаться мужским шовинистом, но мне очень нравятся наши женщины в передниках, готовящие ужин мужчинам. При виде их любой мужчина начнет вести себя как полоумный.

Мак тихо хихикнул.

– Согласен.

Однако в душе Маку было не до смеха. Замечание Гарольда по поводу наших женщин вызвало у него странную реакцию, и эта реакция обеспокоила его. Подумав о том, что когда-нибудь Оливия сможет принадлежать ему, Мак почувствовал смятение.

– Мне нравится делать пюре, – сказала Луиза, разминая горячий картофель. – Так можно выплеснуть весь гнев, если он есть в тебе.

Казалось, женщины не замечают присутствия Мака и Гарольда.

– А то я этого не знаю! – рассмеялась Оливия, наливая в чашу горячую клюквенную подливу. – Самая вкусная еда та, которая приготовлена из свежих продуктов.

– Как вкусно пахнет! – произнес Гарольд, подошел к жене и обхватил ее за талию. Луиза продолжала делать пюре.

– Да, это будет настоящий обед, – она взглянула на мужа через плечо и улыбнулась.

Мак посмотрел на Оливию, которая наблюдала за счастливыми Дебоулдами. В ее взгляде отражалась грусть. Заметив, что Мак смотрит на нее, она мило улыбнулась ему. Мак замер на месте. А что, если и ему подойти к ней, обнять, поцеловать в шею? Уступит ли она ему, поддастся влечению?

– Вы хорошо провели время? – спросила Луиза, обращаясь к Маку и Гарольду.

– Ты не представляешь, как мне было интересно, – сказал Гарольд, отпуская Луизу. – Мак умница. Я не понимаю, почему Эйвери не познакомила меня с ним раньше. Мы смогли бы сэкономить кучу денег на налогах.

– Хочешь сказать, у нас появился новый финансовый консультант? – уточнила Луиза.

– Похоже, что так.

Оливия посмотрела на Мака и натянуто улыбнулась ему. Мак не понял, то ли она поздравляет его, то ли сожалеет о чем-то.

– Мы должны позвонить Эйвери, – оживилась Луиза, – и сказать ей, чтобы она подготовила документы.

– Верно, – кивнул Гарольд.

Мак стиснул зубы при воспоминании о Эйвери. Он не разговаривал ни с ней, ни с Тимом после того злосчастного вечера. Надо было заниматься делами с Эйвери, а он тогда выяснял прошлое Оливии у Тима. Мак поднял глаза и увидел, что Оливия с любопытством смотрит на него. Он заставил себя успокоиться и подмигнул ей, потом обратился к Гарольду:

– Не торопись. Я беру тебя в клиенты, только если ты мастерски играешь в преферанс.

Гарольд вопрошающе посмотрел на жену.

– Мы сможем поиграть после обеда?

– Ты бросил мне вызов, дорогой, – сказала она. – Конечно же, сыграйте партию, но сейчас ты должен отведать то, что мы с Оливией приготовили, и похвалить нас.

– Договорились! – произнес Гарольд и поцеловал Луизу в шею. – Я хочу, чтобы после обеда ты немного полежала, хорошо?

– А как же наши гости?

– За нас не беспокойтесь, – произнесла Оливия. – Я почитаю что-нибудь, а у Мака всегда найдется дело...

– Ни за что! – Луиза сурово посмотрела на них. – Разве вы не говорили, что любите лошадей, Оливия?

– Да, она любит лошадей, – сказал Мак, беря из рук Оливии корзинку с булочками.

– Отлично! Лошади застоялись в конюшне, – Луиза улыбнулась, будто решила мировую проблему, потом села за стол и принялась с восторгом поедать приготовленный обед. – Покататься верхом в провинции Дор – просто обязанность всякой приехавшей сюда пары.

– Луиза... – Оливия резко подняла голову.

– Я имею в виду, всякого человека, – сказала она и хихикнула, сводя на нет свою поправку.

* * *

Как бы там ни было, но Оливия решила, что верховая прогулка с Маком не такая уж плохая идея. Однако впервые после приезда сюда Оливия поняла слова Мэри о том, что, оказавшись в непривычной обстановке, начинаешь искать утешителя.

Наскакавшись по полям, Оливия придержала гнедую кобылу, на которой сидела верхом, и вдохнула холодный воздух. Она оглянулась и увидела Мака, очень похожего на рыцаря при дворе короля Артура, хотя и одетого по-современному. Оливия не могла унять своих фантазий и представляла, как они сидят вдвоем на лошади и предаются чувственным ласкам...

Начало смеркаться. Оливия указала Маку на темнеющий небосвод.

– Неужели небо Манхэттена тебе нравится больше, чем это, Валентайн?

Мак восседал на горделивом пегом жеребце с белой гривой и несколько раз проехал вокруг Оливии, чтобы успокоить коня.

– Я не знаю, – начал он. – А что ты видишь здесь удивительного? Передо мной пятьдесят акров земли, природные источники и красивые пейзажи. Ну и все.

Оливия рассмеялась.

– Итак, завтра ты возвращаешься домой?

– Возвращаюсь?..

– Ты получил Дебоулдов в качестве клиентов. Твоя задача выполнена. Гарольд был готов подписать документы еще за обедом.

– Он был готов подписать их еще в Миннеаполисе.

– Что? – Оливия была озадачена.

Губы Мака слегка изогнулись в улыбке.

– Гарольд и Луиза подписали бы документы еще в Миннеаполисе, если бы я надавил на них.

– Почему ты этого не сделал?

– Да брось ты, Лив! – он усмехнулся. – Ты знаешь, зачем я сюда приехал.

Увидев вызов в его взгляде, Оливия прерывисто вздохнула.

– У тебя появился новый, очень богатый клиент. Ты говорил, что твои бывшие клиенты тоже вернутся. И ты по-прежнему хочешь отомстить моему отцу?

– Я хочу тебя, – он посмотрел на нее нетерпеливым взглядом. – Месть будет просто приятным дополнением.

Под его взглядом Оливия затрепетала. Не говоря ни слова, она развернула кобылу и направилась к конюшне. Щелкнув языком, Мак направил своего коня вслед за Оливией.

– Я знаю, что ты сгораешь от того же любопытства, что и я, – сказал он, когда они поравнялись.

– Что ты имеешь в виду?

– Ты хочешь испытать прикосновение моей кожи к твоему обнаженному телу.

– Мак... прекрати...

Однако он и не думал прекращать.

– Ты хочешь узнать, сколько времени продержишься, прежде чем попросишь меня ласкать тебя, войти в тебя и достигнуть вместе с тобой наивысшего наслаждения.

Его слова проникали ей в душу. Оливия с трудом сглотнула. Она понимала, что находится в опасности, что может уступить Маку.

– Мне любопытно, но я думаю, что сдержу эмоции, – она заставила себя посмотреть на него. – Впрочем, я не уверена, что смогу... или захочу сдерживаться.

– Мне расценивать это как признание? – Мак покраснел.

– Да.

Дальше до конюшни они ехали молча. Пошел снег, небо становилось все темнее. Спрыгнув с коня и привязав его, Мак помог спуститься Оливии.

– Я намерена пойти в дом и принять душ перед ужином, – тихо сказала она, пытаясь высвободиться из его объятий.

Однако Мак держал ее крепко.

– Что ты делаешь? – она взглянула на него.

– Я буду удерживать тебя до тех пор, пока ты не перестанешь вырываться.

Поддавшись инстинкту, Оливия попробовала оттолкнуть Мака, но ничего не добилась и разочарованно заворчала. Да, она хотела Мака, и не следовало это отрицать. Проклятье! Почему она должна отрицать то, что есть? Пусть она совершает ошибку!

Она уставилась на его полные губы.

– Чего ты ждешь, Валентайн? – Оливия рассмеялась. – Какого дьявола! Целуй меня!

Мак тоже рассмеялся, потом быстро посерьезнел – как только склонился к ее губам.

– Ты должна понять, Оливия, что если я тебя сейчас поцелую, меня уже ничто не остановит.

– Я не хочу, чтобы ты останавливался.

– А я хочу тебя больше, чем когда-либо какую-либо женщину, – он притянул ее к себе и страстно поцеловал.

Оливия едва могла дышать, когда он отпустил ее, схватил за руку и хрипло произнес:

– Пойдем со мной.

Привязав ее лошадь, Мак провел Оливию в центр конюшни, потом свернул направо, увидел пустое стойло, завел ее туда и закрыл дверь.

На полу стойла было расстелено душистое мягкое сено. Оливия едва заметила, как Мак снял с нее пальто и прижал к себе. Сначала он целовал ее в губы. Нежно, неторопливо и очень легко. Потом поцелуи Мака стали горячее.

– Как хорошо, – пробормотала она. И, обхватив Мака руками за шею, принялась целовать в ответ.

Мак оторвался от ее губ, уткнулся носом в ее шею и стал целовать пульсирующую жилку, отчего Оливия затрепетала. Мак был мучительно нетороплив. Она хотела почувствовать его обнаженное тело, жаждала, чтобы Мак овладел ею. От одной мысли о сексе с Маком Оливия мгновенно обмякла.

Каким-то образом Мак уложил ее на спину. Оливия ощутила прикосновение сена к спине.

– А что, если кто-нибудь войдет? – задыхаясь, спросила она. – Что, если нас увидят?

Мак, приподнявшись над ней, принялся расстегивать ее блузку.

– Мне наплевать, если нас кто-нибудь увидит.

Оливия не хотела вспоминать, как в прошлом ее застали с мужчиной. Тогда это было иначе. Теперь все казалось правильным. И совершенно необходимым ей, поэтому она нисколько не стеснялась того, что она делала.

Мак коснулся пальцами ее живота, и она стиснула зубы от охватившего ее наслаждения. Ей хотелось, чтобы он поторопился.

Однако Мак не разделял ее желания.

Он легко расстегнул ее лифчик с застежкой спереди, обнажил ее груди, посмотрел на них и покачал головой.

– Ты даже не представляешь...

– Чего?

– Как долго я хотел увидеть тебя вот такой, прикоснуться к тебе. А теперь мне кажется, что я должен сначала... насмотреться.

Оливия усмехнулась.

– Если ты не поторопишься, я убью тебя.

Мак отрывисто и хрипло рассмеялся, наклонил голову и принялся покрывать мучительно неторопливыми и дразнящими поцелуями ее груди вокруг сосков.

Чувствуя, что готова взорваться, Оливия протянула руки и запустила пальцы в волосы Мака. Она побуждала его склониться ниже.

– Потерпи, Лив, – прошептал он. Его горячее дыхание заставляло ее трепетать все сильнее.

Оливия ждала, ее ноги подрагивали. Мак коснулся горячим языком ее сосков, и она ахнула, а потом приподняла бедра. Чувствуя ее возбуждение, Мак оторвался от ее груди, простонал, и тогда его рука скользнула к ее бедрам.

– Ох, – хрипло выдохнул он, лаская ее между ног, – Оливия, ты слишком возбуждена, я не знаю, сколько еще смогу сдерживаться.

– И ты хочешь заставить сдерживаться меня? -спросила она.

Мак продолжал ласкать ее пальцами между ног. Она шумно втянула воздух ртом, а потом стала подрагивать и извиваться под его ласками. Оливия не знала, что делать. Она почувствовала, как по ее щекам и шее текут слезы.

– Что такое? – обеспокоенно спросил он. – Тебе больно?

– Нет, – ответила она. – Нет, это очень хорошо.

Мак поцеловал ее щеку, губы, шею.

– Займись со мной любовью, Мак, пожалуйста, прямо сейчас, – Оливия не могла контролировать реакцию своего тела, и все, чего она хотела, так это чтобы Мак овладел ею. Она схватила его за рубашку, оторвала несколько пуговиц, пыталась расстегнуть их, потом стянула рубашку с него. Мак был необыкновенно красив и мускулист. Дрожащими руками Оливия расстегнула молнию на его джинсах.

– Оливия, подожди.

– Нет. Чего ждать? – она рассердилась.

– Мы должны предохраняться... Я ничего не взял...

– Нет... – се сердце упало, но потом она быстро спросила: – Можно я хотя бы к тебе прикоснусь?

– Я постараюсь быть осторожным, – хрипло сказал он.

Оливия кивнула и позволила Маку снять с нее джинсы и трусики, нисколько не беспокоясь о предохранении. Мак снял с себя остатки одежды и, не теряя времени, поднял руками ее бедра и резко вошел в нее.

Обхватив Мака ногами за талию, она принялась двигаться вместе с ним, постанывала, царапала кожу его спины ногтями и понимала, что времени у нее слишком мало.

Наклонившись, Мак схватил губами ее сосок. Оливия судорожно выгнулась и закричала, испытывая невыносимое наслаждение.

Мак выругался и резко отстранился от нее. Оливия сразу же коснулась рукой его члена и помогла Маку достигнуть пика наслаждения.

Мак прилег на сено рядом с Оливией, тяжело дыша и обнимая ее. Какое-то время они лежали молча, выравнивая дыхание.

Оливии хотелось остаться с Маком, однако она почувствовала неловкость, потому что не понимала, какие отношения между ними будут теперь.

– Мне хочется остаться, – начала она, – но я должна помочь готовить ужин.

– Я знаю. Слушай, Оливия, – он легко перевернул ее, опустил на себя и собственнически обхватил руками ее ягодицы. В его взгляде отражалась искренность, которой она не видела прежде. – Тебе не о чем беспокоиться. Я – о предохранении...

К ее горлу подступил ком. Она посмотрела на него.

– Я думаю, мне есть о чем беспокоиться. Только я имею в виду не то, что ты.

Мак усмехнулся и крепче сжал ее ягодицы.

– В этом ты, возможно, права, – он нежно поцеловал ее в губы. – Если рассуждать твоим поварским языком, дорогая, то сейчас случившееся – это аперитив. Я обязательно намерен попробовать все блюда...

Глава шестнадцатая

Обычно мужчины не обращают внимания на убранство стола и цветочные композиции. Когда приходит время обеда, они, будучи голодными, усаживаются за стол и хотят только одного: побыстрее поглотить вкуснятину, которая так божественно пахнет.

Как это ни прискорбно, в отношении мужчин к еде ничего не изменилось с каменного века.

В доме Дебоулдов Мак уселся за стол рядом с Оливией, положил себе на тарелку большую порцию спагетти и хлеба с чесноком, а потом довольным взглядом окинул присутствующих.

– Вы можете гордиться собой, Луиза. Еда очень вкусная.

Луиза, сидевшая напротив него, посмотрела на мужа и улыбнулась.

– Спасибо, но я думаю, что следует воздать по заслугам и моему учителю.

– Я тут ни при чем! – откликнулась Оливия, накручивая спагетти на вилку. – Вы сами готовили, а я только наблюдала.

– Ты готовила сама, дорогая? – Гарольд обнял жену.

– Она преувеличивает.

– Я ей не помогала! – рассмеялась Оливия.

От одного звука голоса Оливии Мак напрягся и повернулся к ней. На Оливии были черные брюки и белый свитер. Она напоминала лыжницу и выглядела сексуально. Мак намеревался провести сегодняшнюю ночь с ней. Слишком много времени они уделяли работе и отказывали себе в отдыхе и наслаждении друг другом. Однако сегодня ночью он будет доводить Оливию до исступления снова и снова.

Оливия разговаривала с Гарольдом. Ее глаза светились от счастья.

– Луиза сама сделала спагетти.

– Правда? – обратился Гарольд к Луизе.

– Это так, – покраснев, ответила она.

– У нас же есть механизм для приготовления спагетти, – Гарольд поцеловал ее в щеку.

– Верно! Только кто об этом знает? – Луиза рассмеялась.

Поедая спагетти. Оливия произнесла:

– Завтра утром мы будем учиться готовить несколько блюд для завтрака. После того как вы преуспеете в этом, Луиза, вашему мужу придется принести извинения за то, что он недооценивал ваши кулинарные способности, – Оливия широко улыбнулась. – Вообразите, завтра у нас будут пирожки с крабами, лимоном, голландским соусом с петрушкой, а также французские тосты со взбитыми яйцами, сахаром и оладьи...

– Я уже сейчас готов принести свои извинения, – весело перебил Оливию Гарольд. А потом обратился к Луизе: – Если ты будешь так готовить, мои родственники не захотят уезжать от нас.

– Может быть, нам пересмотреть меню? – притворно забеспокоилась Луиза.

Все рассмеялись, а Гарольд сказал:

– Слишком поздно, дорогая. Они определенно захотят приезжать сюда чаще, и ты знаешь, почему.

Мак оглядел улыбавшихся присутствующих и задался вопросом, что происходит.

– Можно узнать, чему вы сейчас улыбаетесь? – спросил он.

– Луиза беременна, – Гарольд нежно посмотрел на жену.

– Ух ты! Поздравляю! – сказал Мак и протянул руку Гарольду.

– Спасибо, – горделиво произнес будущий отец и покраснел.

– Ты в самом деле думаешь, что твои родственники станут приезжать к нам чаще? – спросила Луиза, уже по-настоящему обеспокоенная.

– Родственники – вряд ли, – сказал Гарольд, – а вот мама – да.

– О боже!

– Она будет вне себя от счастья, дорогая.

Съев спагетти, Оливия промокнула губы салфеткой.

– У меня нет матери, и я не знаю, будут ли у меня дети, но я считаю, что вам просто повезло, если мать Гарольда станет чаще навещать вас, – сказала Оливия.

Услышав, что у Оливии нет матери, Мак испытал потрясение. Собирая о ней сведения, он прочел некролог. Однако теперь, услышав об этом из уст самой Оливии, он почувствовал желание защитить ее. Он знал, что такое терять родителей.

Луиза сочувствующе улыбнулась Оливии.

– Извините, я не знала. Когда вы потеряли мать?

– Когда училась в школе.

Мак невольно протянул руку и коснулся ладонью под столом руки Оливии.

– Это ужасно! – Луиза покачала головой и посмотрела на мужа. – Ладно, пусть твоя мать выводит меня из себя. Я намерена впредь улыбаться и терпеть ее ради нашего будущего ребенка.

– Я рад это слышать, дорогая, – произнес Гарольд и, повернувшись, подмигнул Оливии, ответившей ему улыбкой.

Пока они обедали и разговаривали, Оливия наслаждалась прикосновением Мака к своей руке. Оливия развернула свою ладонь и пожала ладонь Мака. Ей было очень хорошо.

Оливия нанизывала на нитку желтые и красные шарики, создавая гирлянду для елки. Пристроившись на коврике у елки в своей комнате, она пыталась объяснить Маку, как делаются украшения для новогоднего дерева. По радио звучала известная песня Джуди Гарланд о Рождестве. У Мака ничего не получалось. Он был финансовым гением и отменно целовался, но когда дело доходило до нитки с иголкой, он становился беспомощным.

– Проклятье! – выругался он, испортив очередную гирлянду.

Оливия рассмеялась.

– Да брось ты! Не нужно ругаться, когда поет Джуди Гарланд.

– Почему? Я расстроен, а она поет унылую песню.

– Эта песня не унылая, – поправила Оливия, – а сентиментальная.

– Для меня это одно и то же.

Оливия присела на ворсистую кушетку и вздохнула.

– Нам с мамой нравились такие песни.

Мак посмотрел на нее так, будто она воткнула ему в бок иглу.

– Мы же шутили, а ты предалась воспоминаниям. Теперь я кажусь себе дрянью.

Оливия улыбнулась.

– Нет, – произнесла она и добавила: – Моя мама тоже любила пошутить.

– Когда она умерла? Ты что-то говорила за обедом...

– Я тогда училась в школе, – Оливии по-прежнему было трудно рассказывать о себе.

– Сколько тебе тогда было? Шестнадцать?

– Да.

– Это сложный переходный возраст. Мама умерла, и отец... – он запнулся и наклонил голову набок. – А что твой отец?

Разговор начинал тревожить Оливию. Мак был умен и мог легко обо всем догадаться. Девочка шестнадцати лет осталась без матери и ищет утешения...

– Папа был вне себя от горя, и он ни на что не обращал внимания. – Заметив, что Мак пристально смотрит на нее, она спросила: – В чем дело?

– Оуэн перестал обращать на тебя внимание, так?

– Нет, он просто переживал, – она стиснула зубы.

– Тебе тоже было нелегко, Оливия.

Она отвернулась и посмотрела на огонь в камине. К горлу подступил ком. Оливия не хотела, чтобы кто-то узнал о том, что отец тогда перестал заниматься ею и ушел в себя. Маку не следовало этого знать.

– Как ты справилась с горем, Лив? Как тебе удалось все вынести в одиночку?

– Я была не одна, черт побери! – хрипло выкрикнула она. Мак все-таки доконал ее. Она тогда была не одна. Оливия нашла утешение, которого не мог дать ей отец. Ей хотелось хотя бы на время забыть об одиночестве. Оливия схватила сделанную гирлянду. – Первые полтора года после смерти матери я, можно сказать, свихнулась. Однако потом все уладилось, понял?

– Понял, – он кивнул.

– Я больше не хочу об этом говорить.

– Хорошо, – он указал на шарики. – Я попробую сделать гирлянду снова.

Оливия наблюдала, как Мак нанизывает шарики на нитку и потом по неосторожности давит их. Она покачала головой.

– Для такого парня, как ты, это занятие слишком необычное.

– Ты права, черт возьми! – сказал он. – Однако мне ясно, что чем раньше я закончу украшать ель, тем скорее смогу поцеловать тебя.

Оливия рассмеялась.

– Умница! Ты не украшал новогоднюю ель в детстве?

– Нет. По меньшей мере до четырнадцати лет точно не украшал.

– А что произошло, когда тебе исполнилось четырнадцать лет?

– Меня усыновили профессор университета и его жена. Они не очень любили домашний уют и не были настоящими домоседами, однако устраивали милые, умиротворяющие праздники.

– Они не любили домашний уют и не были настоящими домоседами...

Мак нанизал на нитку пять красных шариков и горделиво посмотрел на Оливию.

– Я имею в виду, что они не пекли пироги, не пели мне колыбельные и не пытались советовать, с какими девочками дружить. Однако я был не против такого воспитания. Многие хотели сделать из меня того, кто нравился бы им, а не мне. Эта же семья состояла из настоящих учителей. Они задавали мне вопросы и заставляли думать. Они вдохновляли меня на усердную работу. Именно они убедили меня поступать в Гарвард.

Интересно, подумала Оливия. Теперь понятно, почему Мак всю жизнь только и делает, что работает. Неудивительно, что он захотел защитить свою фирму и отомстить конкуренту.

– Они усыновили тебя официально?

– Нет, – он пожал плечами. – Я жил с ними до тех пор, пока мне не исполнился двадцать один год.

– Они живы?

Мак покачал головой.

– Они умерли с разницей в год.

– Извини, – тихо сказала Оливия. – Должно быть, тяжело жить одному.

Мак продолжал делать гирлянду.

– Теперь я не одинок, – он взглянул на нее из-под густых ресниц.

Оливия никогда прежде не встречала мужчин, подобных Валентайну. Ни один мужчина не привлекал ее так, как Мак. Всего за какие-то несколько секунд он мог заставить ее грустить, испытывать разочарование, чувствовать неуверенность, злиться, защищаться и волноваться.

– Детство у тебя было не из легких, но ты хочешь, чтобы у тебя были дети?

В его взгляде Оливия не увидела отвращения или недовольства. Он смотрел на нее искренне.

– Я не могу представить, что когда-нибудь стану сильно любить кого-нибудь. Я не думаю, что вообще способен на это... способность любить закладывается в детстве.

Слова Мака удивили ее.

– Возможно, она закладывается именно в детстве, однако это не обязательно. Я думаю, что любви можно научиться так же, как выучить историю или научиться читать.

– Или вызубрить химию, – весело сказал он.

– Точно, – Оливия кивнула, потом наклонилась и поцеловала его в губы. Мак насладился нежным прикосновением ее губ. Она вздохнула. – Я не намерена ждать, пока ты закончишь свою гирлянду.

– Дорогая, – хрипло произнес он, – я думаю выбросить эту проклятую ель в окно.

Мак провел кончиком языка по ее губам, и она улыбнулась, потом коснулась рукой его лица, покрытого дневной щетиной. Наклонив голову, Оливия с жадностью поцеловала его снова. Мак издал нечленораздельный звук и ответил на ее поцелуй, потом сжал губами ее нижнюю губу.

– Сегодня я подготовился, мисс Уинстон, – сказал он и посмотрел на нее с нескрываемым желанием.

– Я надеюсь, ты подготовился к тому, что сегодняшняя ночь будет долгой.

Мак хрипло рассмеялся.

– Я рад, что мы желаем одного и того же, и я не дам тебе спать до рассвета.

Как только он собрался снова поцеловать Оливию, раздался тихий стук в дверь. Мак грубо выругался.

– Я сейчас убью этого визитера.

Поднявшись на ноги, он подошел к двери и открыл ее. Это был помощник Джонни. Он казался смущенным.

– Извините за беспокойство, сэр, – сказал он, потом, заметив Оливию, добавил: – И вы извините меня, мисс Уинстон, однако мистер Дебоулд хочет немедленно видеть мистера Валентайна.

* * *

Когда Мак зашел в дом Дебоулдов и увидел Гарольда, сидящего на кушетке в гостиной с бутылкой пива в руке, он не представлял, зачем тот хотел видеть его. Возможно, Гарольд, гадал Мак, очень волнуется из-за беременности Луизы и своего скорого отцовства, хочет поговорить об этом? Может быть, Гарольд желает пересмотреть планы по размещению финансов с учетом интересов будущего ребенка?

Потом Мак заметил на журнальном столике еще одну открытую бутылку пива. На этот раз, впервые после встречи с Дебоулдами, Мак почувствовал, что может потерять клиента своей фирмы.

– Я прошу прощения за то, что испортил вам вечер, – Гарольд указал Маку на диван.

Мак не был готов выслушивать любезные извинения, особенно сегодня.

– Что произошло?

– Я не знал, что Оливия – дочь Оуэна Уинстона.

Мак нахмурился.

– Он своего рода легенда в финансовом мире, – продолжал Гарольд.

Маку не нравился такой поворот разговора. Он пристально посмотрел на Гарольда.

– А почему вы об этом заговорили?

– Хотите выпить? – спросил Гарольд, чувствуя раздражение Мака, и указал ему на бутылку пива. – Это отличное пиво из...

– Гарольд, – натянутым тоном перебил его Мак, – при всем моем уважении к вам я откажусь, пока не узнаю, почему вы заговорили об Оуэне Уинстоне.

Гарольд улыбнулся, потом кивнул.

– Я только что беседовал с ним по телефону, Мак.

– Вы звонили ему?

– Нет, он сам позвонил мне.

– Он искал свою дочь?

– Он хотел предупредить меня насчет вас, – Гарольд сделал большой глоток пива. – Однако он определенно недоволен тем, что вы находитесь здесь с его дочерью.

Мак схватил с журнального столика бутылку и отпил пива, потом встал.

– Спасибо за то, что уделили мне время, Гарольд.

– Знаете, я считаю, что вы человек находчивый, раз наняли ее.

Находчивый? Возможно, лучше было бы назвать это неэтичным поступком. Прежде Оливия считала его и вовсе аморальным типом, однако Мак никогда не обманывал своих клиентов.

– Я полагаю, мы все решили?

– Конечно. Я не хочу вас задерживать. Однако, Мак... – Гарольд поднялся на ноги и серьезно посмотрел на него. – Я не верю слухам и беспочвенным утверждениям ревнивых конкурентов. Я поступаю так, как подсказывает мне мой опыт. Вы будете заниматься нашими финансами, – он пожал плечами. – Я просто подумал, что мне надо сказать вам об этом.

Наверное, Мак должен был почувствовать удовлетворение, однако все, чего ему сейчас хотелось, так это стукнуть кулаком в стену.

– Спасибо, Гарольд, – Мак пожал ему руку, потом вышел из комнаты и из дома.

На улице ему в лицо ударил ледяной ветер со снегом. Однако он едва ли замечал это. Еще утром Мак хотел быть с Оливией, тянулся к ней и телом, и душой.

Он посмотрел на ее коттедж. В большое окно были видны огоньки на новогодней елке. Оливия оказалась хитрой, но он ее перехитрит. Ее маленькое предательство померкнет в сравнении с его местью.

Глава семнадцатая

Оливия была не слишком умелой обольстительницей. Она никогда не читала книг о том, как лучше соблазнить мужчину. Вместо этого она полагалась на старые, проверенные временем уловки. Вот и сегодня, раздевшись, она улеглась в кровать и принялась ждать, когда вернется Мак и займется с ней любовью...

Зажженный камин обогревал комнату. Оливия немного нервничала. Она чувствовала себя невероятно уязвимой и внезапно принялась отыскивать в себе недостатки.

Наконец дверь открылась, и вошел Мак. Вслед за ним с улицы ворвался ледяной воздух. Оливия решила, что между ним и Гарольдом ничего серьезного не произошло. Наверное, они просто поговорили о том, о сем. Она повернулась. Мак поднял глаза, увидел ее на кровати под простыней, понял, что она обнажена, и покраснел. Легким движением он плотно закрыл дверь и подошел совсем близко.

Сердце Оливии бешено заколотилось.

– Все в порядке?

Он кивнул и какое-то время молча смотрел на нее.

– Все просто отлично! – Мак расстегнул рубашку, снял брюки. – Именно об этом я и мечтал.

Оливия заволновалась, когда Мак начал подкрадываться к ней, подобно голодному зверю. Обняв ее, он какое-то время просто рассматривал ее кожу и грудь, потом наклонился и коснулся губами ее соска.

Оливия ахнула, стиснула зубы и обмякла. Этого она ждала весь день. Ждала и не могла дождаться, когда Мак наконец овладеет ею. Она закрыла глаза и принялась наслаждаться прикосновением мускулистого тела Мака к своей коже. Он покрывал поцелуями ее грудь, потом живот...

Когда Мак решил спуститься ниже, она улыбнулась. Оливия понимала, что он задумал, поэтому запустила руки в его волосы и слегка сжала его голову. Голова Мака склонилась к ее бедрам. Он раздвинул ей ноги и принялся неторопливо ласкать ее губами. Оливия забыла обо всем на свете. Все, чего она теперь хотела, так это наслаждения. Мак стал ласкать ее настойчивее. Оливия чувствовала, как дрожат ее ноги.

– О, Мак... я сейчас...

Должно быть, он услышал отчаяние в ее голосе и понял, что она находится на пике возбуждения, потому что отстранился от нее, достал презерватив из кармана джинсов и надел его.

Мак вошел в Оливию одним мощным движением. Оливия вскрикнула. Ей показалось, что она сгорит от невыносимого желания. Мак обхватил ее бедра руками, прижал к себе крепче и задвигался в бешеном ритме. Оливия почувствовала приближение развязки. Подрагивая, она вцепилась в Мака.

Он наклонился и страстно поцеловал ее в губы. Оливия постанывала, потому что не могла больше выносить напор возбуждения. Ее голова металась из стороны в сторону, она несколько раз пронзительно вскрикнула.

Мак снова и снова вонзался в нее. В какой-то момент ей показалось, что он разорвет ее тело на части. Выпрямив ноги, она широко развела их. Мак замер, простонал и снова глубоко вошел в нее. Так продолжалось до тех пор, пока он наконец не достиг апогея.

Спустя несколько мгновений, Оливия обхватила его руками за шею. Но Мак внезапно отстранился от нее и встал с кровати.

Оливия пристально посмотрела на него. Ее тело все еще трепетало от его прикосновений.

– Что произошло?

Мак присел на кровать спиной к ней, потом рассмеялся.

– Что такое? – тихо спросила Оливия.

Мак посмотрел на нее через плечо. Его взгляд был устрашающе довольным.

– Я понятия не имел, что ты так же жестока, как и я.

– О чем ты говоришь? – Оливию обдало холодом.

– Должен сказать, что ты произвела на меня впечатление.

– О каком впечатлении ты говоришь? – спросила она. Мак не смотрел на нее. Он выглядел мрачным и расстроенным. Внезапно Оливия почувствовала неловкость оттого, что обнажена, поэтому завернулась в простыню. – Что с тобой произошло?

– Пока я там, в доме, пил с Гарольдом пиво, он сообщил мне, что ему звонил твой отец.

– Нет... – сердце Оливии упало.

– Он звонил, чтобы предупредить Гарольда насчет меня.

Оливия с трудом сглотнула.

Мак поднялся на ноги и надел рубашку.

– Мне интересно, откуда он узнал, что я поехал к Дебоулдам.

Неужели все это происходит наяву, подумала Оливия, испытывая невероятное разочарование. Как она могла допустить подобную ошибку? Почему ее отец повел себя просто по-свински?

– Извини, я сказала ему о том, куда еду, но...

– Ты сказала ему о том, что я еду вместе с тобой?

– Да, но...

– Я помню, ты когда-то считала меня аморальным...

– Я знаю, что ты злишься, Мак, и понимаю, почему. Я не виню тебя. Однако если ты посмотришь на эту ситуацию с другой стороны, то не найдешь ничего предосудительного в моих действиях.

Мак надел брюки.

– Разве? И как тебе такое могло прийти в голову?

Оливия поднялась на колени, слова Мака болью отозвались в ней.

– Мы не работали вместе в этой поездке. Наш договор закончился в тот момент, когда я вышла из твоего дома в Миннеаполисе. Я работаю на Луизу и имею полное право рассказывать своему отцу, куда еду.

– Ты можешь говорить ему о своем местонахождении, но не о моем, – Мак надел пальто. – Хорошо, что Гарольд и Луиза не верят сплетням, которые распускают уставшие, завистливые, бессовестные старики.

– Прекрати! – ей очень не нравились его слова, потому что теперь ей начало казаться, что в них была правда.

Мак оделся и направился к выходу, потом остановился и посмотрел на нее. В его взгляде отражалось явное презрение.

– Я считаю, что мы квиты. Ты согласна со мной, Оливия?

– Мы квиты? – повторила она. – Кого ты имеешь в виду, Мак? Меня и себя или себя и моего отца?

Мак угрожающе сжал губы, потом пожал плечами, будто ему было все равно.

– Думай, как хочешь.

– Мне ты точно не отомстил, – натянуто сказала она. – Я не чувствую себя обиженной или униженной. Я хотела тебя, ты хотел меня. Теперь я перестала беспокоиться из-за моего прошлого и тех ошибок, которые совершила. Я наслаждалась каждым мгновением, пока мы были вместе.

На какую долю секунды взгляд Мака смягчился, потом он снова помрачнел и заговорил бесстрастным голосом:

– Возможно, находясь вместе, мы оба получили удовольствие от мести. Больше нам не удастся наслаждаться друг другом.

Произнеся это, Мак вышел и закрыл за собой дверь, а Оливия просто смотрела ему вслед. Всего час назад Мак вошел в эту дверь и вел себя как отменный любовник, а теперь эта дверь превратилась в некий барьер между ними.

Оливия откинулась на подушки. Ей следовало сказать ему правду. Этой правды она не стыдилась. Они оба хотели обладать друг другом. И пусть они никогда больше не будут вместе, Оливия не испытывала сожаления по поводу того, что недавно занималась с ним любовью.

Неважно, что Мак презирал ее. Оливия была уверена в одном: она влюбилась в Мака.

Глава восемнадцатая

На следующее утро Оливия мучилась от головной боли, но еще сильнее была боль душевная. Оливия с трудом выдержала двухчасовой урок, в течение которого обучала Луизу готовить завтрак. И передержала на огне голландский соус, а потом выронила на пол сковородку. Выронила, когда Луиза сказала, что Мак улетел прошлой ночью на собственном самолете. Позже, выходя из лимузина Дебоулдов и беря багаж, Оливия решила, что благодаря произошедшему, она наконец сможет забыть о своем позорном прошлом. Теперь она взрослая женщина, заслуживающая того, чтобы иногда получать удовольствие, пусть и с мужчиной, который никогда не ответит ей взаимностью.

– Я желаю вам хорошего полета, Оливия, – сказала Луиза и помахала ей рукой, сидя в лимузине.

Оливия надела на плечо сумку, потом помахала Луизе.

– Спасибо за все.

– Нет, это вам спасибо. Я напишу вам о том, как прошел День благодарения.

Увидев улыбку Луизы, Оливия рассмеялась.

– Так-так, Луиза!

Женщина улыбнулась, вновь помахала рукой и закрыла окно. Автомобиль тронулся с места. Оливия направилась к самолету, потом поднялась на борт. Устроившись на кожаном сиденье, она стала ждать взлета. Она думала о Маке, о себе, об их прошлом, которое изменило ее жизнь. Мак, покинутый всеми в детстве, научился справляться сам, только ему одному понятным способом. И выжил. И даже достиг определенных высот в своей профессии. Оливия тоже рано осталась без матери и без внимания отца, но, в отличие от Мака, она не боролась. Наоборот, она отказалась противостоять душевной боли и искала утешения не там, где было нужно, и не у тех, у кого было нужно.

Оливия могла понять злость Мака.

Вот так, размышляя о Маке, Оливия и заснула. Проснулась она уже в Миннеаполисе. Шею ломило. Она надеялась, что, возможно, еще встретится с Маком. Взяв автомобиль, который оставила па стоянке, Оливия поехала домой. Впервые за долгое время квартира показалась ей уютной и безопасной. Остаток вечера Оливия намеренно не обращала внимания на индикатор автоответчика, информировавший ее о поступивших сообщениях. Устроившись на диване, она решила посмотреть «Дневник Бриджит Джонс».

Завтра у нее будет долгий день. Следовало заняться составлением меню, а также проверить, как шли дела в компании в ее отсутствие. Через несколько недель должна была состояться вечеринка по случаю свадьбы Этана и Мэри. Но сейчас Оливия решила не думать об этом. Конечно, она радовалась счастью своей подруги, всегда справлялась с обязанностями, однако, зная, кем является Этан, считала, что надо подготовиться основательно. На вечеринке соберется весь Миннеаполис. Кто знает, возможно, на вечеринке появится и финансовый гений Валентайн...

Оливия натянула покрывало до подбородка и включила видеомагнитофон.

Увидев на экране Колина Ферта, она блаженно вздохнула.

Маку казалось, что его легкие сейчас взорвутся. Ноги уже начали подрагивать, однако он продолжал бежать.

Было около пяти часов утра. Вот уже более часа Мак находился в спортзале своей компании, пытаясь отвлечься от беспокоивших его мыслей. К сожалению, от мыслей избавиться все не удавалось, зато тело уже отказывалось переносить нагрузку.

Выключив беговую дорожку, он взял полотенце. Проклятье! Неровной походкой Мак направлялся в раздевалку. Уезжая из провинции Дор два дня назад, он рассчитывал, что не увидит Оливию Уинстон несколько месяцев.

Как оказалось, встретиться им придется очень скоро.

Мак ненавидел смокинги, а также великосветские вечеринки. Однако, будучи бизнесменом и надеясь заполучить на вечеринке бывших клиентов, он отнесся к приглашению иначе. Этан Кертис женился на Мэри Келли – деловом партнере Оливии Уинстон. Значит, Оливия определенно будет на этой вечеринке.

Мак расставался со многими женщинами и никогда не думал о том, чтобы встретиться с ними снова. Именно Оливия заставила его почувствовать себя раненым и ненасытным зверем. Но ему следует забыть о ней.

Раздевшись, Мак направился в душ. Возможно, ему удастся легче выкинуть Оливию из головы, если он снова встретится с ней. Так он вспомнит о ее предательстве. А что, если, увидев Оливию, он снова потеряет рассудок и будет вести себя так же безумно, как некоторое время назад?

Верхний этаж всемирно известного здания вращался вокруг своей оси со скоростью один оборот в час. Собравшиеся повеселиться гости таким образом могли не чувствовать головокружения и тошноты после поглощенной пищи.

Оливия считала, что замысел архитектора, спланировавшего это здание, был блестящим. Она вышла из кухни, где проверяла готовность блюд, и стала наблюдать за тем, как накрывали столы. Увидев, что Мэри разговаривает с Тесс у окна, она направилась к ним. Белокурые волосы Мэри были подобраны вверх. На ней было серое шелковое платье с открытыми плечами, которое удачно скрывало ее округлившийся животик. Тесс выглядела настоящей красоткой в коротком платье кирпичного цвета, туфлях на высоких каблуках и с ее рыжими волосами, струившимися по плечам. Оливия заметила, как Тесс прикоснулась к животу Мэри, и глаза ее засветились.

– Так, так, так, – сказала Мэри, оглядев Оливию, на которой было темно-коричневое облегающее платье. – Можно еще раз повторить, мисс Уинстон, что вы аппетитная штучка?

– И это говорит беременная женщина, – фыркнула Тесс. – Как непристойно!

Мэри рассмеялась и заметила:

– Неужели ты думаешь, что я забеременела только оттого, что вела себя пристойно?

Тесс притворилась, что закрывает уши, чтобы не слышать ее слов, и сказала:

– Ты сообщаешь о себе слишком много.

Несколько засмущавшись, Оливия пригладила платье и огляделась. Она тщательно выбирала наряд для вечеринки по случаю свадьбы Мэри. В конце концов, сегодня Оливия играла роль гостя и сотрудника фирмы одновременно, так что следовало одеться соответствующе. Кроме того, возможно, на вечеринке появится Мак. Оливия не собиралась притворяться и врать самой себе, что выбирала платье без мысли о Маке.

– Ты уже видела своего отца? – спросила Тесс, отвлекая Оливию от размышлений.

Она покачала головой.

– Где он?

– Вон там, в баре.

Оливия пыталась поговорить с отцом в течение вот уже двух дней, однако он постоянно был в разъездах и не отвечал на ее телефонные звонки.

– Итак, – мягко произнесла Мэри, – пока Этан не пришел за мной, расскажи, как прошла поездка в провинцию Дор?

– Не стану рассказывать.

– Угу, – Тесс подняла бровь, услышав ответ Оливии.

– Я была права, – тихо спросила Мэри, – насчет того, что происходит, когда оказываешься в непривычном месте? Вы оба... как бы это поделикатнее спросить...

– Забудь о деликатности! – прервала ее Тесс. – Ты занималась этим парнем? – обратилась Тесс к Оливии.

Оливия густо покраснела.

– Тесс, прекрати!

– Я права, – Тесс недвусмысленно посмотрела на Мэри.

– Тесс, – начала Мэри театрально наставлять подругу, – я надеюсь, что ты поняла: никогда не выезжай в непривычное для тебя место с парнем, который тебе нравится.

– Пожалуйста, перестань. Этому парню придется напоить меня снотворным, прежде чем я позволю ему что-либо. – Тесс огляделась, и внезапно от ее веселья не осталось и следа. Она побелела как полотно.

Мэри и Оливия, заметив, как изменилось выражение ее лица, проследили за ее взглядом. Но они никого не увидели и не поняли, что вызвало такую перемену в ее настроении.

– Что произошло, Тесс? – спросила Оливия.

– Клянусь, что сейчас видела... того, кого знала много лет назад.

– Бывший парень?

– Я думаю, его можно так назвать. Он так изменился... Нет, я, должно быть ошиблась.

– Он похорошел или подурнел? – Мэри пыталась разрядить обстановку.

– Он выглядел скучающим, отстраненным и невероятно роскошным, – Тесс продолжала осматривать присутствующих. – Неужели это он? – она повернулась к подругам. Теперь Тесс уже не была такой бледной. – Странное ощущение, когда встречаешь людей из прошлого.

Оливия прекрасно понимала, что чувствует Тесс. А Тесс просто запаниковала. Однако Оливия не смогла продолжить разговор, потому что в этот момент подошел Этан и обнял Мэри за талию.

– Я могу забрать у вас мою девочку? Я хочу, чтобы все видели, как красива моя жена.

– До чего же ты тщеславен, Этан, – Мэри округлила глаза.

– Это одна из причин, почему ты меня любишь, так?

Мэри улыбнулась Оливии и Тесс, потом поцеловала своего мужа в щеку.

– Конечно, дорогой.

Когда они ушли, Тесс извинилась и сказала, что ей нужно отойти, чтобы уладить какое-то дело.

Оливия заметила своего отца вместе с двумя мужчинами у стойки бара и направилась к ним.

Стоявший недалеко от оркестра Мак наблюдал, как Оливия танцует со своим отцом. Сегодня вечером она была очень красива. Хотя Мак и приказывал себе забыть о ней, тело хранило воспоминание об Оливии. Мак понимал: чтобы забыть ее, придется приложить невероятные усилия.

Оливия заметила его и побледнела. Во взгляде Оливии отразились надежда и беспокойство. Маку захотелось прикоснуться к ней, поцеловать ее. Если бы он обладал хоть какой-то гордостью и рассудком, то сразу бы ушел и никогда бы не искал с ней встреч. Однако Мак повел себя как влюбленный идиот.

Спустившись с помоста, он направился к ней, как только закончилась песня.

Оуэн тоже заметил его.

– Что ты здесь делаешь? – спросил он и заскрежетал зубами, когда Мак подошел к ним.

– Возвращаю своих бывших клиентов, – беспечно сказал Мак.

– Да, я видел, что ты разговаривал с Мартином Поллаком. Я полагаю, он намерен пересмотреть свои отношения с тобой...

– Прекрати, Оуэн! Ты снова завел старую, как эта жизнь, песенку. Всем известно, что ты лжешь, и все ждут твоего признания в этом.

– Я не стану ни в чем признаваться.

– Как знаешь, мне теперь на это наплевать, – он повернулся к Оливии. – Ты сегодня потрясающе выглядишь.

– Спасибо, – ее глаза светились теплотой и каким-то пока еще непонятным Маку чувством...

– Тебе нравится здесь?

– Не очень.

– Пойдем, Оливия, – Оуэн пристально посмотрел на нее.

– Все в порядке, – ответила она отцу, не сводя взгляда с Мака.

– О чем ты? – Мак выглядел озадаченным.

– Я понимаю, почему ты так поступаешь. Давай же, не теряй времени, я и отец перед тобой.

– О чем ты говоришь?

– Ты хотел отомстить, – Оливия улыбнулась немного грустно.

– О, Лив, – Мак покачал головой. Оливия не поняла его. Она думала, что он тогда по-прежнему помышлял о мести. Оливия не поняла, что задела его чувства.

– Что ты сделал с моей дочерью? – угрожающе спросил Оуэн.

– Пап, перестань! – сказала Оливия.

– Если ты причинишь ей вред... – продолжал Оуэн, не слушая ее.

– Я говорю серьезно, пап, ты сам причинил мне немало хлопот, – Оливия свирепо посмотрела на отца. – Еще одно слово о Маке, и я навсегда перестану доверять тебе. Ты меня понимаешь?

– Оливия! – Оуэн казался потрясенным.

Мака охватило желание. Поддавшись чувствам, он взял руку Оливии и поднес к своим губам. Поцеловал ее ладонь, потом заговорил с Оуэном, не сводя с нее взгляда:

– У тебя изумительная дочь, Уинстон. Красивая и умная. Я изо всех сил пытался отомстить тебе с ее помощью, но она не позволила мне этого сделать.

Оуэн молчал.

Мак отпустил руку Оливии. Он понял, что месть бессмысленна. Он влюбился в Оливию. Кивнув ей, он попрощался и ушел.

Глава девятнадцатая

Вечеринка должна была закончиться далеко за полночь. Оливия не стала этого ждать, а попросила Тесс подменить ее, схватила пальто и направилась к лифтам. Как только она вошла в лифт и двери уже стали закрываться, вошел ее отец.

– Пап, я уже попрощалась с тобой... – Оливия понимала, что обращается с ним плохо, но ей было все равно. Сейчас она хотела только одного и не остановилась бы ни перед какими препятствиями.

– Дорогая, я должен сказать, что горжусь тобой.

– Из-за чего? – нетерпеливо спросила она.

– Тебе удалось удержать на расстоянии такого удава, как Валентайн.

С нее было довольно. Она протянула руку и нажала на кнопку остановки лифта. Лифт резко остановился, и отец посмотрел на нее, как на сумасшедшую.

– Что происходит?

– Я люблю тебя, пап, но больше не могу это выносить. Пойми же ты, что я не Грейс...

– Что?

– Я не твоя сестра. Я не Грейс. У меня своя жизнь, – она серьезно посмотрела на него. – Я взрослая женщина и не стану угождать отцу, который только и делает, что опекает меня и пытается контролировать.

– Оливия... – Шея Оуэна покраснела.

– Я буду жить так, как хочу. – Оуэн казался очень внушительным в смокинге, но Оливия продолжала, позабыв про почтительный тон: – Теперь о Маке. Ты должен оставить его в покое. Пойми, я люблю этого парня. У нас с ним похожее прошлое, поэтому я думаю, у нас есть надежда на общее будущее.

– Нет... – ужаснулся ее отец.

Оливия вздохнула и с отчаянием посмотрела на него.

– Что у тебя есть против него помимо того, что ты обвиняешь его в нечестной работе?

На какое-то мгновение ей показалось, что Оуэн начнет с ней спорить, но он опустил глаза и уставился на свои туфли.

– Старикам нелегко удержаться в деловом мире. К тебе уже относятся так, будто ты в любой момент можешь спасовать, не выдержать сумасшедшей гонки... Тебя считают выжившим из ума. – Оливия коснулась его руки. Она любила отца, несмотря на его недостатки, которых было немало. Приподнявшись на цыпочки, Оливия поцеловала его в щеку. – Сделай так, как положено, пап. Ты очень богат, ты легенда финансового мира, вот и оставайся таким как можно дольше. – Она протянула руку и нажала кнопку лифта. Лифт поехал вниз. – Правда в конце концов выплывет наружу. Не допусти того, чтобы эта глупая ошибка отрицательно сказалась на твоей репутации. Позаботься об этом.

Оуэн какое-то время молчал, потом кивнул.

Двери лифта открылись, и Оливия вышла в вестибюль.

– Я тороплюсь к нему. Спокойной ночи, пап.

Он натянуто улыбнулся и тихо сказал:

– Спокойной ночи, Оливия.

Как только он произнес эти слова, двери лифта закрылись.

Войдя в свой дом, Мак почувствовал, что приехал в чужое жилище. Мебель, цвет стен, все остальное были выбраны Оливией. Почему ее самой нет в этом доме? Оливия должна жить здесь вместе с ним.

– Проклятье, – пробормотал он, направляясь по коридору в свою комнату. Мак хотел принять душ, но внезапно решил войти в комнату Оливии. Он так устал бороться с тем, что теперь казалось ему глупым. Ему следует поговорить с ней.

– Я попытаюсь снова.

Услышав эти слова, Мак машинально приготовился к схватке. Потом понял, что голос ему знаком, и поднял глаза. На кровати, откинувшись на подушки, лежала Оливия. Одетая. Ее длинные темные волосы были распущены по плечам, на губах играла нервная улыбка.

– Как ты сюда вошла? – Мак уставился на нее.

Она выдержала его взгляд в упор.

– У меня по-прежнему есть ключ от этого дома. Ты забыл забрать его у меня.

– Я не забыл, – он медленно покачал головой.

В ее взгляде отразилась надежда.

– Мак, я хочу поговорить о сегодняшнем вечере... и о Дебоулдах.

– Нет! – прервал он ее.

– Я хочу, – настаивала она. Поднявшись с кровати, она подошла к нему и встала напротив. – Я не думала об этом прежде. Я не должна была говорить отцу, куда еду. Я повела себя неправильно и едва не сорвала твою сделку с Дебоулдами...

– Перестань... – он схватил ее за руки и притянул к себе. – Мне наплевать на Дебоулдов. Черт побери, я не хочу потерять тебя, – Мак посмотрел на ее лицо. – Я с самого начала создал для тебя невыносимые условия. Я вел себя как идиот.

Она прикусила губу, ее глаза затуманились слезами.

– Я должна кое о чем тебе сказать. Я разговаривала с отцом и...

– Дорогая, мне все равно, – перебил ее Мак. Он никогда прежде не думал, что может испытывать к женщине такое сильное чувство. – Мне больше ни до чего нет дела. Все, что сейчас имеет значение, так это ты. Я должен сделать тебя счастливой, радостной и довольной. Я устал от борьбы и конкуренции, – он протянул руку и провел кончиками пальцев по ее щеке. – Единственное, чем я теперь намерен заниматься, так это нашими отношениями.

Оливия верила и не верила услышанному. Мак уже не был толстокожим финансистом, каким она знала его прежде, когда согласилась работать на него. Теперь он был любящим, умеющим прощать, щедрым мужчиной, который хочет видеть ее рядом с собой до конца своей жизни.

– Как только я увидел тебя, Лив, моя жизнь изменилась, – продолжил он, обхватив ее лицо ладонями. – Мне теперь нужно больше, чем деньги и власть, нужно нечто более ценное. Мы должны быть вместе. Я не знаю, как справиться со своими чувствами. Но в одном я уверен: ты не уйдешь от меня, я не позволю тебе уйти от меня.

– О, Мак...

Он наклонился и собственнически, жадно и страстно поцеловал ее в губы, отчего у нее перехватило дыхание.

– Я люблю тебя, Лив. Я люблю тебя так сильно, что у меня даже болит сердце.

– Я тоже тебя люблю, – она рассмеялась и прижалась лбом к его лбу. – Какие же мы все-таки идиоты! Сначала мы ненавидели друг друга, а теперь полюбили.

– Верно, однако, если бы не ненависть и жажда мести, мы никогда бы не встретились.

– И если бы не наше прошлое, – она кивнула.

– Тысячу раз правда! – он поцеловал ее снова. Оливия таяла в его объятиях. Простонав от нестерпимого желания, Мак пробормотал у ее губ: – Любимая, останься со мной. Я хочу, чтобы ты была моей навсегда.

Оливия улыбнулась. Ее сердце было наполнено счастьем.

– Останусь.

Она не могла поверить в то, что Мак признался ей в любви.

Он посмотрел на нее горящим от желания взглядом.

– Я намерен жениться на тебе.

Оливия с трудом сдерживала слезы. Но потом расплакалась, кивнула и выдохнула:

– Я согласна.

Мак вытер слезы с ее лица.

– Я хочу, чтобы у нас были дети.

– Да, да, – она крепко обхватила его руками за шею. Наконец она перешагнула через позорное прошлое. Теперь ее ждет счастливое будущее с мужчиной ее мечты. Неужели все это происходит наяву? Как же ей повезло!

Мак снова неторопливо поцеловал ее.

– Я люблю тебя, миссис Валентайн.

– Как странно звучит, правда? – прошептала она у его губ, чувствуя себя уязвимой, но все равно влюбленной.

Мак покачал головой и легко коснулся губами ее рта.

– Ничего странного, дорогая. Мне кажется, что только теперь все встало на свои места, и мы поступаем правильно.