/ Language: Русский / Genre:love_short, / Series: «Любовный роман»

Посмотри мне в глаза

Лора Райт

Дэмьен ни за что не позволит Тэсс уйти из его жизни. Он заставит ее полюбить его снова, а потом так же безжалостно бросит ее, как когда-то она его...

Посмотри мне в глаза

ГЛАВА ПЕРВАЯ

 Этот человек не выходил у нее из головы, он преследовал ее, словно дьявольское наваждение. Даже сейчас, в эту минуту, стоя рядом с невестой в качестве подружки в своем черном шифоновом платье от Веры Вонг и сжимая в повлажневших ладонях букет красных пионов, Тэсс Йорк не в силах была заставить себя не думать о человеке, сидевшем на четвертой скамье. Его звали Дэмьен Сауэр. Высокий, темноволосый, с жестким взглядом — именно таким она и помнила его. Когда-то они были друзьями, затем любовниками, но потом у нее появился другой мужчина. Мягкий и застенчивый, он вначале показался ей надежнее Дэмьена. Поэтому Тэсс, не долго думая, сбежала с ним.

Аромат сосны, исходивший от нарядной гирлянды, украшавшей церковь, уже не казался романтичным и праздничным, а вызывал жуткую тошноту. Что он делает здесь? — нервно задавалась она вопросом. Он был здесь чужим. Как ей было известно, несколько лет назад он уехал из Миннесоты в Калифорнию. Ходили слухи, что он занимался недвижимостью, продавая по два объекта в месяц. Вероятно, шел к своей цели напролом, брался за любое дело и теперь имел миллионы.

Тэсс не удивлял его успех. Шесть лет назад он работал мастером в плотницкой бригаде одной строительной компании в городе. Его идеи были настолько толковыми и инновационными, его работа — настолько квалифицированной и безупречной, что каждый подрядчик мечтал нанять на работу именно его.

Но местные рабочие места и зарплата не устраивали Дэмьена. Он хотел большего и готов был рискнуть всем, чтобы достичь желаемого.

Тэсс смотрела, как он, сидя на месте с высокомерно поднятым подбородком, наблюдает за Мэри и Итаном, произносящими свадебную клятву. Она напряглась, как хищник перед броском на добычу. Неужели он снова возник в ее жизни? А ведь ей казалось, она сделала все, чтобы похоронить свое несчастное, полное ошибок прошлое, стереть из памяти так называемую жизнь, которую она вела, выйдя замуж за самого ничтожного из мужей. Вместе с Оливией Уинстон и Мэри Келли, на свадьбе которой они теперь присутствовали, она сумела создать успешный бизнес — фирму бытовых услуг — и обеспечить себя. Все, чего ей больше всего хотелось сейчас, так это забыть о прошлом, будто его никогда не было, и продолжать жить счастливо и безмятежно.

До сегодняшнего дня так оно и было, пока этот дьявол не появился в церкви.

Сзади кто-то ударил по клавишам фортепиано, заиграв прелюдию к «Призраку»: «Все, о чем я прошу вас...» Все присутствующие как по команде повернули головы и устремили глаза на двух солистов у фортепиано.

Все, кроме Тэсс.

Ей не удавалось заставить себя отвести взгляд от Дэмьена. Возможно, если бы она сразу нашла в себе силы посмотреть на него сурово, он встал бы и ушел. И тут же ей самой стало смешно от этой нелепой мысли. Он был не из тех, кого можно было напугать или оттолкнуть. Из всех ее знакомых он отличался недюжинным упрямством и силой воли.

Тэсс принялась разглядывать его более пристально. С тех пор как она в последний раз видела его, он стал подтянутее и шире в плечах. Но губы его были сжаты все так же сурово, а выражение лица — словно он не привык улыбаться.

Зачем он здесь? Он знаком с Итаном? Или с Мэри?

Тэсс, устав стоять на высоких каблуках, незаметно переминалась с ноги на ногу и думала о том, что ни за что не станет рассказывать о своем прошлом партнершам по бизнесу...

Словно угадав ее мысли, Оливия Уинстон, симпатичная брюнетка и кулинарный эксперт из «Ноу Ринг Рекваед», взглянула на нее и прошептала на ухо:

— Эй, они поют не как на Бродвее, но и не заунывно, правда?

— Да, конечно, — с рассеянным видом пробормотала Тэсс.

— Что случилось? — озабоченно спросила та.

— Ничего, — поспешно ответила Тэсс.

— Что-то не похоже, — недоверчиво пробормотала Оливия.

Чтобы не дать нервам волю в такой неподходящий момент, Тэсс повернулась лицом к певцам и сделала вид, что слушает их. Однако в голове крутились мысли, далекие от происходящего. Возможно, Дэмьен даже и не подозревает, что она здесь, а может, и совсем забыл о ней. Возможно, он был женат... завел двух детей и собаку по кличке Бастер. В конце концов, прошло шесть лет. Подумать только, сколько всего с ней случилось за это время...

Она рассеянно слушала оду в честь новобрачных. Под звуки музыки, летевшие под своды церкви, у нее вдруг возникло странное ощущение, словно ледяной холодок, пробежав по спине, поднялся выше, сжал кожу головы, отчего волосы, казалось, вот-вот зашевелятся. Такое чувство у нее возникало лишь однажды.

Это было тогда, в тот день, когда она повернулась спиной к чертову Дэмьену Сауэру и ушла.

— Сэр, вас отвезти домой?

Пока его водитель пробивался сквозь оживленное движение в центре Миннеаполиса, Дэмьен сидел на заднем сиденье своего лимузина. Стоячий воротник черного пальто касался жесткой скулы.

— Нет. Я еду в «Джорджиан».

— Извините, сэр. Кажется, я не расслышал.

— Отвезите меня к отелю «Джорджиан», — спокойно повторил Дэмьен. — Я еду на прием.

— Но, сэр, вы никогда не ходите... — Водитель, помявшись, неуверенно умолк.

— В чем проблема, Роберт? — нетерпеливо спросил Дэмьен, глядя в окно автомобиля, залепленное снежинками.

— Сэр. — Светло-карие глаза Роберта уперлись в зеркало заднего обзора, избегая смотреть на босса. — Могу ли я задать вам один вопрос?

Дэмьен поднял бровь:

— Вы можете... Но при условии, если при этом будете следить за дорогой. Это вам не Лос-Анджелес. Дороги в Миннеаполисе бывают довольно скользкими.

— Да, сэр.

Роберт переключил свое внимание на дорогу, крепко сжав руль обеими руками.

Дэмьен выдохнул:

— Итак, что вы хотите знать?

— За четыре года, пока я работаю на вас, вы впервые идете на свадебный прием делового партнера.

— Правда? — невыразительным тоном проговорил Дэмьен.

— Да, сэр.

— Хм-м.

— Значит, это очень важный бизнес, сэр?

Ответа не последовало, поскольку в этот момент автомобиль замедлил ход, свернул и остановился. Дэмьен нахмурился:

— Мы приехали?

— Осталось совсем немного, сэр, но перед нами изрядная пробка.

Несмотря на то, что идти пешком до отеля было довольно-таки далеко, Дэмьен решительно открыл дверцу:

— Я доберусь сам, Роберт.

— Вы уверены, сэр? — Водитель нерешительно обернулся: — Мне...

— Нет, нет. Оставайтесь в автомобиле.

Роберт кивнул:

— Хорошо, сэр.

Выбравшись из лимузина и собираясь захлопнуть дверцу, Дэмьен произнес:

— Что касается вашего вопроса, то этот прием для меня намного важнее, чем бизнес. — Он чему-то усмехнулся и добавил: — Через час ждите меня у входа.

Банкетный зал в отеле «Джорджиан» по праву считался одной из местных достопримечательностей в Миннеаполисе: лепные позолоченные потолки, хрустальные люстры и танцевальная площадка из черно-белого мрамора — поистине роскошное обрамление для праздника жизни. В любой сезон зал был великолепен, но в декабре здесь было особенно красиво — гирлянды ярких рождественских огней были развешаны даже на деревьях, а сам зал где только возможно украшали ветви омелы. Места для гостей были не только подготовлены со всеми изысками этикета, но и в этот особенный день всех присутствующих ждал милый сюрприз. Символические носочки для подарков ручной работы были уже заботливо положены на праздничные столы, и из каждого заманчиво торчали сладкие карамельные тросточки. Тэсс Йорк была в полном восторге, поскольку считала себя маньяком-сладкоежкой. Не прошло и пяти минут после их прихода в отель, как ее носочек опустел. Она уже нацелилась было на лакомство Оливии, место которой было рядом. И единственной причиной, по которой сладкая тросточка уцелела, было то, что возле стола возник Том Рэдли и, взяв Тэсс за руку, вытащил ее на танец. Поскольку Том был не только другом семьи Мэри, но и пять лет назад стал самым первым клиентом их «Ноу Ринг Рекваед», между его приглашением на танец и искушением съесть лакомство пришлось выбрать первое.

На прямоугольнике сцены в противоположном конце зала певица, поразительно похожая на Нату Коул, звучным голосом пела о любви.

Веселье было в самом разгаре. Тэсс невольно залюбовалась Оливией и ее женихом Мак-Валентином, двигавшимися в такт музыке рядом с ней и Томом. Эта пара была похожа на голливудскую, настолько они были красивы и подходили другу другу. На Оливии было такое же черное платье подружки невесты, как у Тэсс, а ее длинные темные волосы свободно струились по голым плечам. Она перевела взгляд своих карих глаз на Тэсс и язвительно улыбнулась:

— Ты удивительно плохая танцовщица, знаешь это?

— Ну и дела, спасибо, — сухо поблагодарила Тэсс.

— Неправда, — возразил Том Рэдли, словно не заметив ее неуклюжий поворот, и будто невзначай отступил на шаг, чтобы она не отдавила ему ноги. — Не слушайте ее, Тэсс.

А сам так и впился взглядом в Оливию. Та наоборот была изящна как лебедь и легка как перышко. Оливия фыркнула:

— Пока она не наступает тебе на ноги, правильно?

— Полегче, милая, — заметил Мак, подтащив Оливию ближе.

Тэсс сделала жест рукой, как будто смахнула раздражающую ее букашку:

— Двигайтесь, Уинстон. Уверена, что на этой танцевальной дорожке найдется немало людей, чьей само — оценке сегодня вечером вы нанесете урон.

Оливия рассмеялась:

— Правильно. Как будто тебя когда-нибудь можно было превзойти, Тэсс. У тебя уверенности в себе больше, чем у медведя гризли во время кормежки.

Тэсс хмыкнула:

— Как это понимать?

Мак по-джентльменски поспешил взять ее сторону:

— Как комплимент. По-моему, ты танцуешь красиво. — Он попытался состроить невинную физиономию, однако мошенническая улыбка его выдала.

— Лесть со мной не пройдет, мистер, — отрезала Тэсс, наклонив голову, чтобы сделать поворот под рукой Тома.

Мак пожал плечами, потом повернулся к невесте и поцеловал ее в шею:

— А как насчет вас? Куда меня заведет лесть?

Оливия прижалась к нему теснее:

— Я не против.

Тэсс закатила глаза. Наклонившись к своему партнеру, она прошептала:

— Давайте отойдем подальше от этих влюбленных попугаев-неразлучников, прежде чем херувимы, пролетающие над их головами, случайно не выпустили свои стрелы в нас.

Засмеявшись, Том согласился:

— Вы правы. — И отвел ее подальше.

Он поджидал их на другой стороне танцевальной дорожки, окидывая холодным, недружелюбным, но заинтересованным взглядом. Он был высок, широкоплеч и одет в очень дорогой смокинг. Темные волосы были коротко подстрижены, а губы плотно сжаты, придавая лицу агрессивное и жесткое выражение. Сердце Тэсс, казалось, прыгнуло в горло и осталось там, безжалостно колотясь. Одно дело, когда он пристально изучал Мэри и Итана во время свадебной церемонии, сидя на расстоянии в десять футов, и другое — видеть его перед собой на расстоянии вытянутой руки.

Дэмьен Сауэр взглянул на Тома, вскинув бровь:

— Если вы не против...

Том чуть хрипло ответил:

— Конечно, я возражаю. Но... я готов поделиться.

— Замечательно, — проговорил Дэмьен мрачно, освобождая Тэсс из объятий Тома и заключая в свои. — А я не готов.

Она не относила себя к женщинам, позволяющим мужчине подобные поступки. Если бы кто-либо другой вмешался таким способом и оттащил ее от партнера, как это сделал Дэмьен, она бы его пристукнула. Но этот человек был не таким, как все, и она по-другому отреагировала на его действия. Все было так, словно годы их не разделяли, и, оказавшись рядом, она почувствовала себя очень уютно и тепло и не пыталась отстраниться.

Дэмьен подстроился под медленный ритм музыки и страстно прошептал:

— Привет, Тэсс.

Она не произносила вслух его имя шесть лет. Теперь представилась хорошая возможность.

— Дэмьен Сауэр. Ничего себе. Прошло так много времени.

— Не так уж и много, — заметил он. Его голос звучал глубже, чем она помнила, но тон не изменился. Воспоминания вперемешку с эмоциями внезапно захлестнули ее с головой. — Я видел тебя на свадебной церемонии и подумал, может быть, и ты тоже меня заметила.

— Нет. То есть да. Но я не думала... — Она пожала плечами, так как не способна была говорить внятно. — Кажется, я не была абсолютно уверена...

— Ты заикаешься, Тэсс, — проговорил он с легкой иронией. — Это не похоже на тебя.

Да, это так. Но странные, необъяснимые вещи происходили всегда, когда этот человек прикасался к ней. И сейчас, чувствуя близость его тела в его объятиях, ей стало забавно.

— Я хотела сказать, что понятия не имела о том, что вы с Итаном друзья.

— Мы не друзья, — сказал он, четко выговаривая слова. — Он собирается купить у меня недвижимость, и я захотел попасть на его свадьбу.

Ее сердце упало.

— В самом деле?

— Да.

— Почему?

Он, проигнорировав ее вопрос, перевел разговор на другую тему:

— Слышал, что твой бизнес успешен. Ты преуспеваешь.

Его слова походили больше на подколку, чем на комплимент. Однако она сделала вид, что не заметила, и спокойно ответила:

— Надеюсь. Но, кажется, не столь успешен, как твой.

Он кивнул:

— После того, как ты уехала из города, я получил возможность сосредоточиться на работе.

Конечно, он пришел специально. Заставить ее почувствовать себя неловко, возможно даже разволноваться.

— Наверное, это хорошо, что ты сосредоточился.

— Да, возможно. Фактически я обязан большей частью своего состояния тебе.

Слева от них пахнуло ароматом хвои, который показался ей невыносимым.

— Я уверена, что это не...

— Не скромничай, Тэсс. Ты была вдохновительницей...

Это уже было чересчур. Все вместе — его язвительные комплименты, ее нервозность. Тэсс не позволит себе оказаться обманутой этим человеком. Она прекратила танцевать. Музыка играла, и люди кружились в танце, но она выжидающе смотрела на Дэмьена Сауэра:

— Что происходит? Зачем ты приехал?

— Я хотел увидеть тебя.

От его ледяного взгляда ей стало не по себе.

— Ну, ты увидел меня, — сказала она, отворачиваясь. — Спасибо за танец.

Он взял ее под руку:

— Я отведу тебя к столу.

Она хотела освободить руку, но не собиралась устраивать сцен, поэтому позволила ему отвести себя. Пока они шли, Тэсс заметила, как женщины поедали Дэмьена взглядами. Так она сама смотрела на него когда-то.

Дойдя до столика, Тэсс присела в надежде, что Дэмьен уйдет и все так и закончится танцем и словесной пикировкой. Но он не уходил. Вместо этого он сел рядом с ней.

— Ну, как поживает Генри? — спросил он холодно.

Она заглянула в его глубокие синие глаза, и ей все стало ясно. Он приехал сюда не по делу и не просто, чтобы «увидеть ее». Он приехал на свадьбу, чтобы причинить ей боль. Но почему сейчас, через шесть лет? Она посмотрела ему прямо в глаза и сказала ровным голосом:

— Мой муж умер. Около пяти лет назад.

Дэмьен кивнул, но не удивился.

— Мне жаль.

— В самом деле?

Он вскинул брови:

— Я мог бы сказать — нет, но зачем?

Она пожала плечами:

— Жестоко.

— Вернее, честно?

— Как насчет и того и другого?

Боковым зрением Тэсс пыталась найти Мэри и Оливию с другой стороны танцплощадки. И сердце подпрыгнуло в груди, когда она увидела, с каким любопытством они рассматривали ее и Дэмьена. Тэсс хорошо знала своих партнерш и не сомневалась, что они сейчас же подойдут к ней. Но раскрывать перед ними ошибки своего прошлого ей не хотелось.

Она повернулась к Дэмьену, надеясь, что ее лицо не побледнело.

— Скоро подадут обед. Может быть, поговорим в другое время?

— Ты пытаешься отделаться от меня, Тэсс? — спросил он, всматриваясь в ее лицо.

— Нет.

— Я чувствую, когда ты лжешь. Всегда чувствовал.

— Прекрасно. — Ее скулы напряглись. — Мои коллеги по бизнесу направляются сюда, и они знают...

— Ничего не знают обо мне, — закончил за нее Дэмьен, и вспышка ядовитого удовлетворения зажглась в его глазах.

— Они ничего не знали ни о тебе, ни о Генри, ни о моей жизни до того, как мы начали кампанию.

— Почему?

— Не твое дело. На это не было времени. — Мэри и Оливия были уже в нескольких шагах от них. — Ты можешь говорить что угодно. Но не здесь, не сейчас. В другой раз.

Он минутку подумал, затем кивнул:

— Хорошо.

Она с облегчением выдохнула и быстро сказала:

— Хорошо. Тогда до свидания.

Он встал:

— Увидимся завтра, Тэсс.

Она взглянула на него:

— Что?

— Я буду у тебя в офисе завтра в час.

— Нет!

Мэри и Оливия приближались. Дэмьен наклонился к уху Тэсс, от его теплого дыхания ее сердце мучительно сжалось. Она помнила это дыхание и когда-то любила.

— Я здесь не для того, чтобы вспоминать о прежних временах, — мрачно сказал он. — А для того, чтобы поговорить о неоплаченном долге.

У Тэсс закружилась голова. О каком долге он говорит?

— Шесть лет назад, — продолжил он, — Ты дала мне обещание. Ты его так и не выполнила. Я здесь для того, чтобы ты сделала, о чем говорила. Иначе все, что тебе дорого, рухнет.

Он встал, когда подошли Мэри и Оливия, поздоровался с ними и сделал комплимент невесте по поводу церемонии и приема. Онемев, Тэсс тупо уставилась на тарелку и пустой носок.

Сквозь шум в ушах она услышала, как Дэмьен пожелал подругам всего хорошего, затем ушел.

— Симпатичный, — сказала Оливия, присев рядом с Тэсс. — Очень симпатичный.

— Великолепный и очаровательный, — заметила Мэри, поправляя диадему. — И, кажется, он запал на нашу девочку.

— Ты взяла его телефон, Тэсс? — допытывалась Оливия.

Тэсс кивнула и хрипло сказала:

— Да. У меня есть его номер.

ГЛАВА ВТОРАЯ

 За четыре с половиной года, которые Тэсс Йорк проработала в «Ноу Ринг Рекваед», она болела три раза. Первый раз зимой две тысячи пятого, когда у нее был такой ужасный грипп, что она упала в обморок на пути к автомобилю. Второй раз прошлым летом, когда у нее удалили зуб мудрости, и третий раз сегодня, когда она проснулась в состоянии небольшого похмелья.

Она не была любительницей выпить. Фактически она совсем не любила выпивать. Но вчера вечером, встретившись с Дэмьеном и столкнувшись лицом к лицу со своим прошлым, она перебрала шампанского.

Вся в поту, Тэсс растянулась на кушетке рядом со своим котом Хепберном и уставилась в телевизор. Пытаясь не обращать внимания на ужасную головную боль, она наблюдала, как телеведущий Монтель Вильямс расспрашивал гостя студии о призраке в его доме.

— Может быть, вы посоветуете, как избавиться от этих призраков? — пробормотала Тэсс.

Она только что попыталась избавиться от фантомов прошлого. Тут она вспомнила, что у Мэри уже начался медовый месяц, поэтому Оливия должна быть сегодня на работе одна.

Пока экстрасенс молол вздор о небесах и свете, Тэсс позволила себе закрыть глаза и отключиться на некоторое время. Она, должно быть, задремала, потому что, когда проснулась, по телевизору шла мыльная опера и кто-то стучал в дверь ее квартиры. С тяжелой головой она подошла к двери и посмотрела в глазок.

Когда она увидела, кто это был, то выругалась про себя, повернулась и прислонилась к двери. Дэмьен.

— Тэсс?

От звука его голоса у нее екнуло в животе.

— Тэсс, я знаю, что ты там.

— Что ты хочешь, Дэмьен? — завопила она через дверь.

— Ты прекрасно знаешь, чего я хочу. Я довольно понятно объяснил вчера вечером. Теперь открой дверь.

— Мне плохо.

— Да, Оливия любезно рассказала мне про это. После моего приезда в офис.

Тэсс вздохнула. Это было на нее не похоже — обычно она не скрывалась за дверью, пытаясь избежать неприятных встреч и угроз бывшего бойфренда. Этим способом пользовалась замужняя Тэсс, та Тэсс, у которой была причина нервничать и чувствовать себя испуганной. Но та часть ее жизни была закончена.

Она щелкнула замком и широко распахнула дверь.

Дэмьен стоял, заполняя собой дверной проем. Свежевыбритый и холеный, он был в темно-синем костюме, великолепном настолько, что можно было подумать, будто он прибыл прямо с демонстрации моделей Гуччи в Милане.

Понимая, что она похожа на игрушку для кошки, с которой та изрядно поиграла и как следует пожевала ее, Тэсс с независимым видом подняла подбородок и высокомерно проговорила:

— Я не собиралась встречаться с тобой, Дэмьен.

Медленная, прохладная улыбка изогнула его губы, когда он окинул ее взглядом.

— Ну вот и она.

— Кто?

— Женщина-фейерверк, которую я знал раньше, достойная этой копны рыже-огненных волос. — Он прислонился к дверному косяку. — После вчерашнего вечера, услышав, что она боится раскрыться перед партнершами, я решил было, что она погасла. И задался вопросом, кто или что выпустило из нее огонь.

«Ну, можешь продолжать задаваться этим вопросом», — сухо подумала она.

Он прищурился, рассматривая ее:

— Ты выглядишь...

— Больной? — подсказала она.

— Ты пила вчера вечером?

— Это уж точно не твое дело.

— От шампанского ужасно болит голова, помнишь?

— Нет, — солгала она.

Он скрестил руки на груди:

— Ты собираешься наконец впустить меня?

— Думаю, ты и так можешь сказать о той сокровенной вещи, которую хочешь получить.

— Прекрасно, но я действительно принес тебе суп... ну, на самом деле его принес Роберт. — Он поднял белую хозяйственную сумку. — А ты можешь его съесть. Но только не стоя у входа.

— Кто такой Роберт?

— Мой водитель.

Она округлила глаза:

— У кого-то слишком много денег.

— Не совсем так.

Он попытался пройти мимо, но она остановила его:

— Вначале суп.

Он вручил ей сумку, и она позволила ему пройти. Окинув беглым взглядом гостиную, он присел на кушетку. Она взяла пульт и выключила телевизор, затем упала в кожаное кресло неподалеку.

Он вскинул бровь:

— Ты боишься меня?

— Страх — бесполезная эмоция, — начала она. Но потом пожала плечами. Вместо вдохновенных цитат, может быть, открытость и юмор были бы лучшим способом общения с этим мужчиной. — После всего что ты сказал вчера, осторожность не такая уж странная реакция.

Его пристальный взгляд стал серьезным, губы плотно сжались.

— Да.

Она поставила сумку на журнальный столик, потом посмотрела на него:

— Хватит надо мной подтрунивать. Мы оба прекрасно понимаем, что это не общественный прием, поэтому давай приступим.

Он спросил:

— Ты помнишь красный дом в Трибьюте?

Воспоминания вспыхнули в ее мозгу вместе с глубокой печалью. Это место было их первым домом в крошечном городке. Дэмьен купил его за бесценок как свою первую недвижимость. В самом расцвете их романа они гуляли по улицам города, делясь планами на будущее, а потом разделили постель.

Она встретила его пристальный взгляд и кивнула:

— Помню.

— Я хочу отремонтировать его.

Она удивилась.

— Ты его еще не отремонтировал?

— Нет.

— Хорошо. Так какое это имеет отношение ко мне?

— Ты дала мне обещание в том доме, за неделю до своего отъезда.

Сердце Тэсс екнуло, и она попыталась вспомнить.

— Ты обещала мне помочь отремонтировать его. Ты хотела сделать его своим домом, насколько я помню. — Он помолчал. — Надеюсь, ты выполнишь свое обещание.

— Ты серьезно?

— Вполне.

И вдруг она все вспомнила. Все было именно так, как он сказал. Это произошло за неделю до ее отъезда. За неделю до того, как Генри попросил ее стать его женой. За неделю до того, как она заставила себя признать, что с Дэмьеном у нее никогда не будет стабильной дружной семейной жизни, которую она себе представляла в семнадцать лет, после смерти родителей. Она покачала головой:

— Но почему? Почему тебя волнует это теперь?

— Это — глава, которую я должен закончить, — сказал он бесстрастным тоном. Потом встал, вытащил из кармана пальто конверт. — Вот ключи, адрес — если ты забыла — и крупная сумма наличными.

— Что...

— Мне нужно, чтобы ты начала сразу же.

Он был сумасшедшим. Тэсс встала:

— Дэмьен, я не собираюсь...

— Нужно закончить работу через две недели.

Она даже не пыталась подавить горький смех.

— Невозможно.

— Я через две недели возвращаюсь в Калифорнию. Я хочу убедиться, что все сделано. И мне нужен капитальный ремонт, а не просто покрасить и повесить новые полотенца в ванной.

Она протестующе подняла руку:

— Стоп. Это невозможно. Через две недели Рождество.

Он пожал плечами.

— Ты можешь сделать покупки в Трибьюте.

— Не смешно, Дэмьен. У меня есть свой бизнес.

— Да, и если тебе будет от этого легче, можешь сказать своим партнершам, что я нанял тебя. — Он окинул ее пристальным жадным взглядом. — Моя жена по найму на две недели ремонтирует мой дом.

Она подошла к двери и открыла ее:

— Я больше не собираюсь играть в эту игру.

Он не пошевелился.

— Хорошо, потому что и я не играю в игры. Ты поедешь в Трибьют и отремонтируешь дом.

— Иначе что?

— Тогда придется искать новое место, а это отнимет много времени и денег, которые действительно не может позволить себе начинающий бизнес.

— Так ты угрожаешь мне? — процедила она сквозь зубы. — Я не люблю угроз.

— Я советую тебе подумать о своем будущем, — сказал он мрачно. — И о будущем твоих партнеров.

— Что, черт возьми, это означает?

Он подошел и встал перед ней:

— Я знаю владельца твоего здания и думаю, что смогу убедить его не заключать с вами договор на аренду в январе.

Сердце бешено застучало у нее в груди.

— Откуда тебе известно, что договор на аренду истекает в январе?

Теперь ее колотило, дыхание стало неровным.

— Что, этот ничтожный владелец у тебя в кармане?

— Нет, потому что тот самый ничтожный владелец — это я, Тэсс.

У нее перехватило дыхание, в воздухе повисла тишина. Она пыталась осмыслить услышанное.

— Я владелец вашего здания, Тэсс.

— Я не верю тебе.

— Моей компании принадлежат ваши здания, — повторил он с леденящим спокойствием. — Уже три года.

— Зачем ты это делаешь?

— У меня тоже бизнес.

— Что это за бизнес? Месть? Задетое самолюбие, потому что я предпочла тебе другого мужчину?

Его взгляд стал мрачным и угрожающим.

Она смотрела прямо на него:

— Тебе нужно взрослеть, Дэмьен.

Его губы искривились в насмешке.

— Я буду ждать тебя в доме завтра днем. Не разочаровывай меня.

— Кто ты такой? — крикнула она ему вслед. — Человек, которого я знала, никогда не сделал бы ничего подобного...

Мальчик, которого ты знала, был дураком, — бросил он через плечо, заходя в лифт. — Наслаждайся супом.

Тэсс изо всех сил захлопнула дверь. Ублюдок. Никогда. Ни за что. Пусть засунет свои угрозы туда, где не светит солнце. Заметив супницу на столике, она схватила ее и понеслась на кухню. Но едва Тэсс вылила суп в раковину, здравый смысл стал брать верх. Если ему действительно принадлежали ее здания — это она немедленно проверит, — он может выполнить свою угрозу и выкинуть их всех одним пинком.

Он так сильно ненавидел ее?

Тэсс склонилась над столом и выдохнула. Ее утренняя головная боль прошла, но, похоже, сейчас начнется другая... та, которая продлится приблизительно две недели.

Спортсмены и трудоголики лучшим средством для релаксации считают физические упражнения.

Ну, Тэсс на это и рассчитывала. Итак, ремонтировать дом? Красить и штукатурить стены? Ремонтировать канализацию?

В семь утра Тэсс встретила Оливию, разминавшуюся в гимнастическом зале.

До этого она сидела в своем офисе, изучая один договор об аренде за другим, чтобы убедиться, что компании Дэмьена действительно принадлежало ее здание. Это не заняло много времени — оставалось лишь признать факты. Дэмьен жаждал мести, и по выражению его лица вчера было понятно, что он без колебаний вышвырнет их всех из здания, если Тэсс не выполнит его требований.

Итак, в одиннадцать часов она уезжала в Трибьют. Она приедет, сделает свое дело и уедет.

— Не уверена, что, когда приеду туда, там уже будет все приготовлено, — поделилась своими сомнениями Тэсс с подругой, шагая по беговой дорожке. — Представь, придется подождать и посмотреть.

Оливия, крутившая со скоростью улитки педали велотренажера рядом с Тэсс, удивленно взглянула на нее:

— Клиент не сказал о деталях?

— Он просто просил провести реконструкцию.

— Кстати, а кто клиент? Я его знаю?

Тэсс, осторожничая, колебалась.

— Это тот человек, со свадьбы Мэри и Итана.

Оливия вскинула бровь:

— Мистер Высокий, Темный и Мечтательный? Который приходил в офис и искал тебя вчера?

— Тот самый.

— Ничего себе! Он делает большие успехи.

Тэсс прикусила губу. Ей не хотелось лгать, но и не хотелось раскрывать перед ней все секреты своей личной жизни. Или говорить, что им грозит, если она не возьмется за эту работу.

— Мы разговаривали утром. Он хочет, чтобы работа была сделана как можно скорее. Ему нужно вернуться в Калифорнию через пару недель.

— Он собирается продать дом?

— Думаю, что да.

— Это большая работа перед Рождеством. Ты уверена, что готова за нее взяться?

— Да. Не проблема. Я сделаю большую часть работы сама, а затем найму несколько субподрядчиков.

— За праздничные дни он должен заплатить вдвойне. — Даже не вспотев, Оливия, улыбаясь, сошла с велосипеда и подошла к беговой дорожке. — Кстати, а что ты делаешь на Рождество?

— А... то же самое, что делала каждый год.

Накануне Рождества присоединится к компании в своем офисе, поест под музыку, а потом будет просто отдыхать.

Она пожала плечами:

— А вообще-то не знаю.

— Я хочу, чтобы ты провела день с Маком и со мной.

Тэсс улыбнулась. Хорошее предложение.

— Это мило, Лив. Но...

— Никаких «но».

Тэсс сошла с беговой дорожки и взяла полотенце:

— Посмотрим.

— И знаешь, — продолжила Оливия, многозначительно подняв палец вверх, — у Мака есть друг...

— Это хорошо, — поспешно прервала ее Тэсс. — Всем нужны друзья.

Склонив голову набок, Оливия мягко улыбнулась:

— Я хочу, чтобы ты нашла правильного мужчину.

— Я не хочу правильного мужчину, Лив.

Оливия рассмеялась:

— Тогда как насчет неправильного?

— Все будет о'кей. — Она уголками губ улыбнулась Оливии. — Мне пора домой. Принять душ и переодеться, отвезти кота к ветеринару, потом отправляться в путь.

Оливия кивнула:

— Я тебе позвоню.

— Хорошо.

Тэсс ехала в машине и постоянно смотрела на панель, на которой отражалась температура.

Даже не верилось, что температура так быстро падает — каждые полчаса на пять градусов.

Зимой Северная Минесота становилась похожа на Арктику. Холод наступал в октябре и держался до апреля, отчего все немного сходили с ума. Тесс покачала головой. И ей предстояло провести там две недели. Хорошо, что она взяла с собой теплую куртку.

За два часа она миновала автостраду и направилась к центру Трибьюта, в котором было четыре широких чистых улицы с несколькими магазинами, автозаправочной станцией и кафе. За шесть лет он не очень изменился, и Тэсс вспомнила, как они с Дэмьеном ели бургер один на двоих и потом долго обнимались за автозаправкой.

Она замедлила ход, проезжая по Ярр-Лейн, свернула налево в третий переулок. Потом заглушила мотор и вышла из машины. Двор был весь в снегу, но в остальном маленький красный коттедж выглядел так же, как раньше. Что ни о чем не говорило.

Для начала необходимо было его как следует покрасить, потом почистить дверную ручку, лампу, дверной молоточек и сделать новые адресные таблички. И это только снаружи.

По дороге воспоминания нахлынули на нее волной. С самого начала, когда Дэмьен купил этот дом, она думала, что он сделал это ради их совместного будущего. Однако не успела она заговорить об этом, как он тут же поспешил сообщить, что его целью было вложить деньги в собственность. Он хотел отремонтировать дом, чтобы продать его и получить прибыль. Услышав это, она поняла, насколько разные у них цели в жизни.

Она открыла замок и вошла внутрь. Дом был абсолютно пустой — никакой мебели, только покрытые пылью полы и голые стены.

Две маленькие спальни были в хорошем состоянии, их нужно было просто отмыть, сделать косметический ремонт и покрасить рамы. Зато кухня и ванная своим видом ужасали, и это еще мягко говоря. Здесь потребуется капитальный ремонт.

Она прошла по гостиной. Здесь тоже предстоит много дел. Первое, что нужно сейчас сделать, это поехать в город, привезти все необходимое для уборки и найти специалистов.

— Так, значит, вы и есть та девушка, которую нанял Дэмьен?

Вздрогнув от неожиданности, Тэсс обернулась. В комнату вошла женщина лет шестидесяти в темно-синем жакете и такого же цвета кепи. У нее была гладкая шоколадного цвета кожа, высокие скулы и фиолетовые кошачьи глаза. Она была приземистой и пухленькой, но даже для ее возраста она была удивительно красива.

Тэсс протянула руку:

— Привет. Я — Тэсс Йорк.

— Ванда Беннетт, — представилась женщина, пожимая руку Тэсс жесткой, словно у лесоруба, рукой. — Я менеджер по продаже недвижимости в Трибьюте и владелица городского продовольственного магазина.

— Рада вас видеть.

Женщина кивнула, потом оглянулась вокруг:

— Хороший дом, но нуждается в ремонте.

— Конечно, — согласилась Тэсс.

Интересно, почему Дэмьен бросил дом в таком виде? На него это не похоже. Да, это было не в его стиле. Но он все же нашел время шантажировать свою бывшую подругу, чтобы она занялась ремонтом. Тэсс не стала делиться этой информацией с Вандой. Эта женщина называла Дэмьена по имени, возможно, они просто друзья, а может быть, она точно знает, кто такая Тэсс и что она тут делает.

— Итак, вас, наверное, интересует, почему я вторглась сюда вот так? — спросила Ванда.

— Вы сказали, что вы — менеджер по продаже недвижимости...

— Да, это так. И кроме того я отключила воду и отопление, но Дэмьен хотел, чтобы я передала вам вот это. — Она вытащила толстый конверт из кармана жакета и протянула его Тэсс. — Вот.

— Что это?

— Он передал его сегодня утром. По его словам, вам может понадобиться больше денег, чем вы получили от него вначале, — пояснила Ванда.

— На ремонт помещения, — сочла нужным уточнить Тэсс. — Он хочет, чтобы оно было меблировано.

Тэсс заглянула внутрь конверта. Стопка стодолларовых купюр толщиной в три дюйма. Боже. Он уже дал ей в четыре раза больше. Но в старом доме проблемы могут возникнуть ниоткуда. Она снова посмотрела на Ванду:

— Есть в городе мебельный магазин?

— Нет.

— Люстры, скобяные товары?

— В Трибьюте есть магазин скобяных товаров — он в Мэйне, рядом со столовой. И вы можете купить мебель и светильники у Джексона, это в пятидесяти милях отсюда. — Она помолчала, потом добавила: — Но я думаю, Дэмьену понравился бы дизайн в местном колорите. Здесь в округе есть мастера, которые изготавливают мебель, я поговорю с ними.

— Как быстро они выполнят заказ? У меня время поджимает.

Ванда пожала плечами:

— Зависит от обстоятельств.

Тэсс вздохнула. Похоже, ей придется все решать самой. Она улыбнулась Ванде и сказала:

— Поеду в мотель и зарегистрируюсь.

— К Руби?

— Да. Я видела его номер в телефонной книге. Ванда поджала губы и посмотрела в потолок:

— Что-то не так?

— Ничего.

Тэсс опустила плечи:

— Что? Руби убийца или что-то в этом роде?

— Нет. Руби милый. — Она указала на конверт в руках Тэсс. — Просто прежде чем идти к Руби, вы могли бы воспользоваться вот этим.

Тэсс посмотрела на адрес на конверте.

— Что это такое?

— Дэмьен просил, чтобы вы были там в четыре часа.

— В четыре часа когда?

— Сегодня, — ровным голосом сказала Ванда.

Тэсс посмотрела на часы. Сейчас три тридцать.

Ванда как ни в чем не бывало помахала рукой:

— Здесь недалеко. Я покажу, куда надо идти.

Вздохнув, Тэсс схватила кошелек и стала искать ручку. Она хотела, чтобы уборка в доме была сделана, прежде чем стемнеет. К черту Дэмьена и его требования.

— Так что там по этому адресу? — спросила она Ванду.— Слесарь, подрядчик или кто?

Ванда снова пожала плечами:

— Или что.

Тэсс уставилась на нее.

— Дэмьен велел вам быть такой раздражающе-загадочной?

При этих словах губы Ванды расплылись в усмешке, и она указала на ручку, которую держала Тэсс:

— Вы идите по этому адресу, а за остальное не беспокойтесь.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

 Поездка не заняла бы и пяти минут, если бы не дорога, которая мало того, что шла в гору, но была еще и скользкой, к тому же рано стемнело. Когда Тэсс увидела нужный дом, она подумала, что ошиблась адресом. Она посмотрела на конверт. Нет, ошибки не было.

Кто мог жить здесь? Художник? Наподобие великого Ван Гога отрезавший себе ухо, ведущий затворнический образ жизни и переехавший в Трибьют в поисках тишины, спокойствия и прохладного климата?

Она вышла из машины, ощутив своими легкими суровый арктический воздух, и окинула взглядом монолитную стеклянную крепость.

Кто бы ни жил здесь, лучше бы он имел какое-либо отношение к ремонту.

Она подошла к воротам. Ее бы не удивило, если бы здесь был контрольно-пропускной пункт или какая-нибудь бесполезная контора. Он хотел побыстрее обустроить дом и в то же время сам усложнял каждое движение в этом процессе.

Она с сомнением нажала на звонок. К счастью, ждать, пока откроется дверь, пришлось не больше десяти секунд. В какой-то момент ей показалось, что она стоит лицом к лицу с Дени де Вито. Потом поняла, что это невозможно, и доброжелательно улыбнулась мужчине:

— Привет. Я — Тэсс Йорк. У меня назначена встреча.

— Конечно. — Он отступил в сторону, приглашая ее войти. — Проходите, пожалуйста.

Первое, на что обратила внимание Тэсс, едва войдя, что здесь было очень тепло. Свет заходящего солнца проникал сквозь множество окон и целый день нагревал дом изнутри. Человек, которого она приняла за Дени де Вито, взял ее пальто, потом жестом пригласил пройти. Комната была прекрасно обставлена дорогой современной мебелью, которая настолько великолепно гармонировала с архитектурой дома, что увиденное можно было бы назвать произведением искусства.

— Пойдемте со мной, пожалуйста.

Тэсс хмуро улыбнулась:

— Извините, я не могу.

У нее было правило в таких ситуациях. Если она не знала, где она и кто отвечает за прием, то предпочитала держаться поближе к выходу.

— Я подожду здесь.

Дворецкий заволновался:

— Ему это не понравится...

— Кому? — спросила Тэсс.

— Моему работодателю.

Тэсс округлила глаза. Ситуация была дурацкой. Забудь указания Дэмьена. Пусть он сам получит от этого человека то, что ему нужно.

Почувствовав, что она собирается сбежать, Дени сказал с надеждой в голосе:

— Не могли бы вы минуточку подождать, мисс Йорк?

Тэсс устало выдохнула:

— Хорошо. Но серьезно, лучше прояснить все побыстрее.

Как пугливая мышь, человек поспешно миновал прекрасную комнату с высоким, от пола до потолка, камином. Тэсс стала считать до шестидесяти. Она дошла до пятидесяти одного, когда услышала, что вернулся дворецкий. Она уже выяснила, что его зовут Олин.

Но это был не он.

Едва она услышала знакомый до боли голос, как у нее екнуло под ложечкой.

— Создаешь проблемы, Тэсс?

Она смотрела на хозяина особняка, который шел к ней, одетый в джинсы и черный свитер, слишком великолепный, слишком опасный...

Она покачала головой:

— Так это твой дом, да? Мне следовало бы догадаться. А что касается твоего замечания, я никому не пыталась причинить затруднений. Я была настойчивой. Возможно, ты не привык к присутствию сильных женщин возле себя.

Тэсс пошла за ним. Ясные голубые глаза Дэмьена, опустившегося в черное кожаное кресло, смотрели холодно.

— Сюда приходит только одна женщина. И она очень сильная.

— Только одна? Какой прогресс с твоей стороны! — саркастично заметила она, садясь на стул напротив.

— Ты ее сегодня видела.

— Ванда? — догадалась Тэсс.

Он кивнул:

— Она хороший друг.

— Как мило.

— Я не привожу сюда женщин, с которыми встречаюсь.

Женщин. Так, значит, их много.

Она прогнала подступившую ревность и перешла к делу:

— Зачем я здесь, Дэмьен? И к чему все эти загадки?

— Загадки? — повторил он.

Она подняла руку:

— Нет, забудь об этом. Мне не нужен ответ. Я его и так знаю. Ты хотел, чтобы я увидела, как фантастически ты преуспел. Да?

Он ничего не ответил, лишь удивленно посмотрел. Она продолжила:

— Теперь мне нужно приступить к делу. И мне хотелось бы покончить с этим как можно быстрее.

— Я просил Ванду не говорить, куда ты должна пойти. Потому что ты все еще злишься на меня и можешь сделать по-своему. Мне нужно было, чтобы ты, увидев этот дом, поняла, какой стиль мне нравится и каким я хочу видеть обновленный красный коттедж.

— О, хорошо. Хорошо, что во всем этом все-таки был какой-то смысл. Ты хочешь, чтобы старый красный дом стал современным? Это маленький уютный коттедж...

— Прогресс должен касаться и маленьких уютных коттеджей.

— Комфортабельный и современный. Прекрасно. — Она встала. — Если можно, я возьму пальто, пойду в мотель и зарегистрируюсь до наступления темноты.

— Нет.

Она озадаченно уставилась на него.

— Что — нет? — сказала она, смеясь. — Я не получу свое пальто?

— Ты не останешься в мотеле, Тэсс.

— Не поняла?

— Никаких мотелей и гостиниц.

Этот парень что-то замышлял.

— Где я, по-твоему, должна остановиться?

Дэмьен откинулся в кресле. Тэсс скрестила руки на груди:

— Если ты думаешь, что я останусь здесь, то ты глубоко ошибаешься...

— Нет. Здесь ты не останешься.

Она сжала кулаки, потом сказала сквозь стиснутые зубы:

— Так что, ты предлагаешь, построить иглу?

— Ты остановишься в красном доме, — просто сказал он.

У нее даже скулы свело от раздражения.

— Там грязно и нет мебели.

Напрягшись всем телом и раздувая ноздри от вскипевшего в ней гнева, Тэсс негодовала. Она испытывала жгучее желание крикнуть ему в лицо оскорбление или швырнуть со всего размаху на пол одним из тех приемов, которым обучалась на уроках борьбы. Но именно этого он и добивался — увидеть разъярившуюся уязвимую Тэсс Йорк.

Не дождется.

— Итак, еще одно наказание? — Его недомолвки стали ей надоедать.

Губы Дэмьена медленно расползлись в усмешке.

Тэсс кивнула:

— Запомни, Сауэр. Просто пойми, что когда все это закончится и ты вернешься в Калифорнию, сделав очередной миллион, все, что исчезнет после всего этого, — это то небольшое сожаление, которое осталось, когда я ушла от тебя.

В ответ его взгляд вспыхнул ледяным презрением.

— Темнеет. Скажу Олину, чтобы принес тебе пальто.

— Не беспокойся.

Она повернулась и направилась к выходу. Сорвав пальто с вешалки, она ушла.

Каждые выходные в течение года Дэмьен приезжал в Трибьют, чтобы проконтролировать строительство своего особняка на холме. Он всегда мечтал об этом — жить в стеклянном ультрасовременном дворце на двенадцать тысяч квадратных футов; этакой современной крепости приверженца минимализма, выходящей окнами на красный дом, который он никак не решался продать. Дэмьен спроектировал свое новое жилище так, что можно было видеть красный коттедж почти из любого окна. Именно так, как он этого хотел.

Когда он смотрел на него, то ощущал себя предателем — чувство, сделавшее его мудрым, бесстрастным и очень успешным в бизнесе.

Дэмьен вошел в лифт и поднялся на крышу. Снег падал мягкими снежинками и, попадая на теплое покрытие, сразу таял. Отсюда сверху он мог обозревать окрестности на несколько миль, но даже не пытался смотреть за границу Трибьюта. Его пристальный взгляд всегда отдыхал на красном доме. Крошечное пятнышко, которое так долго манило его.

Сейчас в его окнах было темно. Очевидно, она еще не вернулась.

— Сэр?

— Да? — Дэмьен не обернулся.

— Обед готов, сэр.

— Сегодня вечером мне ничего не нужно.

Олин помолчал, затем быстро проговорил:

— Да, сэр. — И исчез.

Дэмьен не был голоден. По крайней мере, он не хотел есть. Все, чего он хотел, — это ее. Ее тело и ее душу. Он хотел заставить ее возненавидеть его, потом полюбить, потом — растоптать ее так, как она растоптала его.

И, судя по их встрече, он был на правильном пути...

— Серьезно? — Руби Дитс сочувственно поцокала языком, при этом платиново-белый улей на голове покачивался в такт ее движениям. — Мне жаль. Загадай желание, которое я могла бы исполнить для тебя.

Умирая с голоду и изо всех сил стараясь не выйти из себя, Тэсс склонилась над письменным столом Руби:

— Ты можешь... Ты можешь дать мне комнату?

— Не могу.

— Ты не его собственность.

— Да. Но он владелец мотеля.

Тэсс стиснула зубы. Конечно, он владелец.

— Бакалея еще открыта? — спросила она.

Руби проверила часы на стене:

— У тебя есть тридцать минут.

— Хорошо, спасибо.

— Ты должна сделать что-то, чтобы избавиться от него, — сухо заметила Руби.

— Он — мужчина, — сказала Тэсс и, уходя, бросила через плечо: — От них не так уж сложно избавиться.

Через три часа Тэсс сидела на одеяле в крошечной жилой комнате красного дома. Избавившись от паутины, вычистив стены и подметя пол, она разожгла огонь в камине и развернула бутерброды и чипсы.

Мысли вихрем проносились у нее в голове, — от Дэмьена к отдаленному прошлому, — так что, похоже, поспать ей сегодня не придется.

На мгновение ей захотелось вернуться назад и объяснить Оливии, во что она ввязалась. Подруга прекрасно смогла бы все понять. Без сомнения, она успокоит Тэсс, приготовит на скорую руку еду из пяти блюд, три из которых — из шоколада, и тут же предложит найти им новый офис.

О, такая заманчивая мысль.

Но Тэсс не была ни трусихой, ни лентяйкой. Она возьмет под свой контроль эту ситуацию и превратит красный дом в уютный современный шедевр. Потом, через две недели, она соберется и уедет отсюда, оставив Дэмьена навсегда.

Она откусила бутерброд с салатом и яйцом. Чтобы сделать эту работу, придется идти на шаг впереди него, предвидеть, что он в следующий раз выкинет по отношению к ней. Пока она была уверена в одном: у Дэмьена насчет нее были какие-то планы. Возможно, эти планы могут навредить ей. Поэтому нужно быть к этому готовой.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

 — Кровать в багажнике, Тэсс.

— Спасибо, господин Опп.

Тэсс вытащила несколько сотенных долларовых купюр, припрятанных в конверте. Было около четырех дня, и она чувствовала себя довольно измотанной. С восхода солнца она только и делала, что все скребла и мыла. Позже, поехав в город на поздний ланч, узнала адрес человека, который продавал мебель ручной работы и сувениры. После чего поехала к нему, купила красивую кровать орехового дерева вместе с мягким и пружинным матрасом, а также облюбовала кое-что для гостиной, решив забрать вещи позже, на неделе.

Господин Опп взял деньги и устало улыбнулся Тэсс. Это был долговязый старик семидесяти лет, державший свору собак, которые постоянно путались у него под ногами всякий раз, когда он останавливался, чтобы поговорить.

— Как насчет нескольких лепешек? С маслом и сахаром?

— Нет, спасибо, — поблагодарила его Тэсс, рассматривая груду аппетитных картофельных оладий. Она уже и так приложила немало усилий, чтобы уменьшить их количество. — Вряд ли я в состоянии съесть еще.

Он усмехнулся и вежливо сказал:

— Тогда я заверну несколько штук в дорогу.

— Спасибо, я буду очень признательна.

Выбор продуктов в Трибьюте весьма ограничен, и она не стала отклонять предложение. Особенно если предлагаемая еда была восхитительна.

Она еще раз поблагодарила господина Оппа, села в автомобиль и поехала. Возвращаясь к красному дому, Тэсс чувствовала себя отлично от ощущения, что день удался. После вчерашней ночи, которую пришлось провести на деревянном полу, она мечтала выспаться на новой кровати. Несмотря на то, что ее предстоит еще затащить внутрь и установить, поскольку у господина Оппа не было службы доставки.

Перед тем как приняться за кровать, она решила захватить немного дров с улицы. Она весь день поддерживала тепло в камине, но вчера вечером убедилась, что этого недостаточно.

Взяв четыре полена в руки, она бедром толкнула дверь и вошла внутрь.

И в ту же секунду ее что-то насторожило. Она наклонилась и мягко опустила поленья на пол, стараясь не слишком шуметь. Ее сердце бешено застучало от нехорошего предчувствия. Кто-то был в доме. Животное или человек?

Она оглянулась в поисках подходящего предмета, чтобы использовать его как оружие. Без раздумий схватила одно из поленьев и замахнулась им. Ее горло нервно напряглось, и она осторожно прошла через гостиную. «Это безумие», — подумала она, заходя на кухню и включая свет. Здесь ничего не было. Скорее всего, это разыгралось ее воображение.

Но она слишком рано усыпила свою бдительность. Как только ее рука опустилась, кто-то схватил ее за талию и за запястье, затем прижал к столу. Полено с треском ударилось об пол. Тэсс закричала, повернулась и увидела, кто ее держит. Она застыла и уставилась на него:

— Опять ты!

Лицо Дэмьена Сауэра было совсем близко, когда он прошептал ей на ухо:

— Добро пожаловать домой.

— Ты до смерти испугал меня! — сказала она, пытаясь увернуться.

— А ты чуть не снесла мне голову с плеч своим поленом.

— Какая была бы трагедия! — сказала она с сарказмом.

В его глазах блеснул озорной огонек.

— Ты сегодня кажешься раздражительной.

— Я?

— Ты не привыкла жить в роскоши?

— Жить здесь нормально. У меня проблемы с неприятными гостями.

— Тогда держи дверь запертой.

Она сделала вид, что не обратила внимания на его слова, хотя он был прав.

— Что ты здесь делаешь? Хочешь понаблюдать из-за своего стекла в десять тысяч квадратных футов, как я кручусь здесь одна?

— Двенадцать тысяч.

— Что?

— Двенадцать тысяч квадратных футов.

Она закатила глаза. Воистину он был неисправимым высокомерным эгоистом...

— Я контролирую свою жену, — проговорил он, буравя ее ледяным взглядом.

Она не удержалась от смеха:

— Это убеждение существует только в твоей голове.

Он наклонился, и его губы оказались совсем близко:

— И в голове твоих партнерш тоже. Верно?

Можно ли было одновременно хотеть убить и поцеловать кого-то? Они стояли так близко, что она ощущала исходящий от Дэмьена аромат мороза и кожи. В его словах и полных губах таилась насмешка.

Не обращая внимания на покалывание и тепло в груди, она спокойно посмотрела ему в глаза:

— Отпусти меня немедленно.

При этих словах его настроение изменилось. Игривость как рукой сняло, он отпустил ее и даже ушел в гостиную. Тэсс осталась стоять, прижавшись спиной к стене, на мгновение на нее волной нахлынули воспоминания. Именно эти слова она уже говорила много лет назад и много раз другому человеку, но результат был иной. Дэмьен смутил ее. Он хотел наказать ее, но его наказание было не физическим...

Очнувшись от невеселых мыслей, она пошла следом за ним в гостиную.

— Как видишь, здесь уже все убрано. Это все, что удалось сделать за день. Я купила кровать.

— Кровать?

— Если я останусь здесь, то, по крайней мере, должно же быть хоть чуть-чуть комфортно.

— Где она?

— В автомобиле.

Он открыл входную дверь и исчез. Тэсс догадалась, что он собирается делать.

— Мне не нужна помощь, Дэмьен, — сказала она, выбегая за ним в сумерки на морозный холодный воздух. — Мне ничего от тебя не нужно, кроме...

В двух шагах от автомобиля он остановился и повернулся:

— Кроме чего?

Вчера ночью от трех до пяти утра эта мысль не давала ей покоя. Дэмьен не единственный, кто получит выгоду от этого дела. Тэсс позаботится об этом.

— Пообещай мне кое-что.

Он поднял бровь.

— После того, как я сделаю эту работу, ты продашь здание в Миннеаполисе?

Он скрестил руки на груди.

— Какое здание — это? — он вопросительно кивнул головой.

Она склонила голову набок:

— Не прикидывайся тупым.

Какое-то мгновение он смотрел на нее, бесстрастно и холодно. Потом отвернулся и пошел к автомобилю и в одно мгновение выгрузил из него разобранную кровать.

Когда он понес спинку в дом, Тэсс последовала за ним:

— Здание, о котором я говорю, является офисом «Ноу Ринг Рекваед». Я хочу, чтобы ты продал его.

— Зачем? — Он поставил спинку и пошел за всем остальным.

Она семенила за ним, как голодный щенок, пока он переносил всю кровать по частям внутрь.

— Потому что это правильно, ведь под маской задиры ты — хороший парень.

— Нет, серьезно, почему я должен это сделать? — сухо сказал он, возвращаясь к автомобилю и вытаскивая матрас.

— Потому что я хочу этого, если ты не...

Он фыркнул:

— Ты не станешь. Я знаю тебя...

— Ты ничего не знаешь обо мне, Дэмьен! — Она сказала это так громко и страстно, что он остановился в дверном проеме. Она покачала головой: — Ты понятия не имеешь о том, какая я теперь... Ты представить себе не можешь то, что мне довелось испытать за прошедшие шесть лет. И если я унижаюсь перед тобой и позволяю командовать собой, то это только ради того, чтобы защитить мой бизнес и партнеров. Но я не позволю тебе делать этого потом.

Он не пошевельнулся. Его подбородок жестко напрягся, глаза сощурились.

Она подошла к нему ближе, произнесла четко и раздельно:

— Понятно, что ты не нуждаешься в деньгах. И после окончания ремонта, думаю, отпустишь меня в мое настоящее, которому я принадлежу.

— Только и всего?

— Да. — Она протянула руку. — Хорошо?

Дэмьен помолчал, потом взял ее руку в свою.

Тепло его руки тут же просочилось в ее тело и мозг, и прошлое снова вспышкой пронеслось у нее в голове. Она увидела себя в этом доме в объятиях Дэмьена, увидела, как он целует ее в шею, в губы. Она отдернула руку. Щеки горели.

— Если ты закончил, у меня есть для тебя другая работа.

Он мрачно кивнул:

— Я закончил.

Он прошел мимо нее, вниз по тропинке.

Потом она спросила:

— Эй, как ты попал сюда? Я не видела автомобиля.

Он обернулся через плечо:

— Пришел.

Она не могла не спросить:

— Ты собираешься возвращаться? Здесь довольно далеко.

Он покачал головой:

— Нет. Это гораздо дальше, чем ты думаешь.

Он так быстро исчез на темной улице, идущей вниз, что она не успела спросить его, что он имел в виду.

Домой Дэмьен вернулся замерзшим и проголодавшимся до чертиков. Но в целом эта вынужденная прогулка пошла на пользу. У него было время все обдумать, составить новые планы и при этом просто подышать чистым воздухом. В общем, он успел все то, чего не мог сделать в Лос-Анджелесе.

Когда Дэмьен вошел, Олин переминался в передней.

— Сэр?

— Вы чем-то встревожены, Олин?

Он взял пальто Дэмьена и осторожно повесил на руку.

— Миссис Рос здесь, и она привела мистера Каплана.

Дэмьен посмотрел на часы. Восемь часов.

— Я сказал им, что слишком поздно, но они настояли на том, что подождут. — Он наклонился и тихо прошептал: — Миссис Рос назвала Каплана разработчиком земли.

Дэмьен улыбнулся:

— Да, я знаю, кто он. Они давно здесь?

— Двадцать минут. — Олин вытянулся. — Пойду сообщу им, что вы не желаете ...

— Нет. Я просил Ирэн приезжать в любое время.

Он имел в виду в любое время дня. Но это были особые обстоятельства, часть его плана, чрезмерная щепетильность сейчас была неуместна.

— Скажи им, что я сейчас буду.

— Да, сэр.

— Где они?

— В кабинете.

— Прекрасно. — Он пошел вверх по лестнице.

— Сэр?

Дэмьен повернулся:

— Да, Олин?

— Знаю, что это не мое дело, но если вы подумываете продать ваш дом, я буду признателен...

— Я не продаю.

— О.

— Во всяком случае, не этот дом.

Были времена, когда Тэсс Йорк считала, что не способна больше на чувства: уродливое и позорное прошлое заставило их замолчать. Но это было не так, и на нее иногда накатывали волны эмоций. И хотя воспоминания, которые появлялись при этом, хорошими не назовешь, она все-таки живет и способна чувствовать. И надо принять это как должное.

Этим вечером Тэсс, сидя на новой кровати, втирала бальзам в старый шрам от ожога. Из-за него кожа с внутренней стороны бедра, где он находился, на ощупь походила на змеиную. Реальность смешалась с воспоминаниями о происхождении этого увечья, которое осталось ей на память о Генри. Обычно она и не вспоминала о нем, разве что когда о шрам терлись джинсы или лилась вода из душа.

Но сегодня вечером он горел.

Она думала о Дэмьене, снова появившемся в ее жизни, и понимала: выбери она его — и все могло бы сложиться по-другому, и не было бы этого шрама. Хотя кто знает. Дэмьен тоже оказался монстром.

На улице шел снег. Завтра будет долгий день, начнется капитальный ремонт.

Тэсс убрала бальзам, забралась под одеяло и закрыла глаза.

ГЛАВА ПЯТАЯ

 Проблема с выбором цвета краски оказалась не из легких! Во-первых, затруднительным оказалось то, что выбор был слишком большой. Во-вторых, мешали опасения: вдруг она будет выглядеть отвратительно на стене. Обычно Тесс могла решить эти незначительные вопросы за пятнадцать минут. За пять лет работы она выбрала цвета более чем для ста стен, но этим утром вот уже битый час торчала в «Товарах для дома» Хардис Хадвея, не в силах принять решение.

Тэсс стояла рядом с лысым Франком Нарди перед образцами краски и озадаченно рассматривала их. Наконец покачала головой:

— Даже не знаю!

— Можно выбрать, например, белый, — предложил Франк.

— Верно... Хотя я не уверена.

Возможно, именно это и составляло часть проблемы — отсутствие ясной цели. Дэмьен так и не сказал, что собирался сделать с домом после ремонта.

Франк взял образец цвета яичной скорлупы и протянул ей:

— Нейтральный. Тоже неплохо.

— Хорошо, но как-то скучно. Дело в том, Франк, что человек, которому принадлежит дом, не просто нейтральный парень, и это не просто нейтральный дом.

— А я знаю этого парня?

— Вероятно.

— Кто это? — На его лице появилось нетерпение. Какая непонятливая женщина! — Возможно, если бы я знал, на кого вы работаете, я мог бы помочь вам.

Возможно, но ей не слишком везло с людьми в городе, которые знали, что она работала на Дэмьена. Лучше всего держать эту информацию при себе.

— Я думаю, что только собираюсь заняться этим. — Она начала передавать образцы краски. — Я возьму травяной для кухни, коричневатый и светло-серый для гостиной комнаты и столовой, кремовый для ванной и крапивный для спальни.

Он с облегчением вздохнул.

— А внешняя часть подождет более теплой погоды.

— Да. Но дом все равно останется красным, — раздался сзади них голос.

Тэсс и Франк как по команде повернулись и увидели стоящего за их спинами Дэмьена. Он казался очень высоким под низким потолком магазина. На нем были джинсы, черный свитер и шерстяное пальто.

— По договору этим должна заниматься только я. Ты слишком часто вмешиваешься, — слегка раздраженно произнесла Тэсс. — Что ты здесь делаешь?

— Мне срочно понадобились грабли, — сказал он с полной серьезностью, подходя к ней.

— Ага, как же. Ты шпионил, пока я выбирала краску.

Дэмьен усмехнулся:

— Мне не терпелось узнать, что я получу за свои деньги.

Тэсс окинула его неприветливым взглядом.

— Как можно тебе верить, пижон?

Он вскинул брови:

— Пижон?

Протянув руку Дэмьену, Фрэнк усмехнулся:

— Так вы и есть тот самый не совсем нейтральный парень?

Дэмьен пожал руку и усмехнулся:

— Она говорила обо мне?

— Не знал, что это были вы. Но теперь понял.

— Понял что? — спросила Тэсс Франка.

Франк пожал плечами и засунул руки в карманы своего испачканного в краске комбинезона:

— Почему вам понадобилось так много времени, чтобы принять решение? Господин Сауэр поступает так со всеми женщинами.

Тэсс фыркнула:

— Что? Сводит их с ума?

— Одним словом, да.

Тэсс склонила голову и произнесла высоким, хриплым голосом:

— Ну, я просто не могу ничего решить, ты сводишь меня с ума!

Франк рассмеялся, указывая на Тэсс:

— Она мне нравится!

— Да?

Дэмьен окинул Тэсс пристальным жадным взглядом, отчего по всему ее телу пробежала горячая волна. Так много времени прошло с тех пор, как она чувствовала что-либо подобное. Жаль, что человек, который возбудил в ней это чувство, хотел наказать ее, потом бросить и забыть о ее существовании.

Франк откашлялся:

— Хорошо. Дайте мне полчаса.

Тэсс поблагодарила его, затем вышла вместе с Дэмьеном.

Стояло свежее зимнее утро, но на солнце не было холодно. Весь город уже был украшен к Рождеству, и Тэсс предложила прогуляться и полюбоваться зрелищем.

Дэмьен, шагая рядом, сказал:

— Я останавливался у дома.

Она собралась спросить его, как часто он еще собирается вмешиваться в ход ремонта, но передумала. Этот человек привык делать то, что хочет, и получать желаемое. Попытка остановить его, конечно, оказалась бы бесплодной.

— И как выглядит штукатурка? — иронично усмехнулась она.

— Удовлетворительно. Видно, что ты побывала у Джейми и Макса?

Она кивнула:

— Лучшая штукатурка в округе.

— Это они так говорят, — ухмыльнулся он, сворачивая за угол. — Куда ты собираешься?

— У меня встреча.

Он остановился:

— Что?

Его взгляд стал жестким и мрачным. Его реакция вызвала у нее дрожь удовлетворения. Но она сказала себе, что ей это безразлично, а вслух произнесла:

— У меня встреча с продавцом полов.

Она наблюдала, как он переварил эту информацию, потом удовлетворенно заворчал прежде, чем продолжить путь по улице.

— Поедешь к Джексону?

— Да. У него богатый ассортимент. Думаю, стоит выбрать наборный дуб.

Он высокомерно фыркнул:

— Наборный дуб! Нет! Только не это!

— Ты превратился в порядочного сноба, Сауэр.

— Почему? Потому что мне нравится хорошее качество и натуральные материалы?

— Чем плох наборный дуб?

— Я хочу использовать лучшие материалы в этом доме.

Почему? От внезапного порыва снежного ветра ей стало холодно, и она подняла воротник пальто.

— Что ты собираешься делать с этим домом, Дэмьен? Если ты собираешься отремонтировать и продать его, разве это по правилам? Отдать хорошую вещь по самой низкой цене?

Дэмьен помолчал мгновение, потом сказал как бы между прочим:

— Скорее всего, я не стану продавать дом.

— Хорошо.

Итак, он не собирался его продавать. Почему она почувствовала такое облегчение?

Город был маленьким, и вскоре они ушли в сторону от тротуаров и магазинов и направились в парк. Никто из них не предложил вернуться, и пока они приближались к заброшенному, заснеженному аттракциону, Тэсс свернула с тропинки и бросилась к качелям, потом смахнула снег с пластмассового красного сиденья и села. Дэмьен стоял неподалеку и молча наблюдал, как она мягко качается туда-сюда.

— А что бы ты выбрала для полов? — спросил он ровным голосом. — Не учитывая стоимость, что бы ты выбрала?

— Ты имеешь в виду, как выглядят полы в моем представлении?

Он кивнул.

Она задумалась на мгновение, потом вздохнула:

— Ну, скорее всего, это толстые доски под старину.

Он кивнул:

— Хорошо.

— Хорошо что?

— Так и делай.

Она рассмеялась, продолжая раскачиваться, несмотря на то, что у нее начала слегка кружиться Голова.

— Такой пол может стоить двадцать долларов за квадратный фут.

— Просто закажи его и все. Только проверь, чтобы его прислали в конце недели.

— Это невозможно.

— Ничего невозможного нет. Заплати, сколько они просят за погрузку, и через неделю все получишь.

В кармане пальто Дэмьена зазвонил сотовый телефон. Он вынул его и, взглянув на дисплей, счел звонок малозначительным и засунул трубку назад.

— Я хочу, чтобы ты выбрала для этого дома все, что нужно, по своему вкусу, не думая о стоимости. Сделай выбор, как тебе подскажет фантазия.

Она спустила ноги и затормозила.

— Ну, Дэмьен...

— Что?

— Сделать, как подсказывает фантазия? Зачем?

— Я не буду тебе мешать, — сказал он, словно не заметив ее вопроса.

Она покачала головой:

— Не понимаю, чего ты добиваешься?

— А что плохого в том, если ты получишь наслаждение от своей работы?

— Хочешь показать, как много у тебя денег?

Он сощурился.

— Я не устраиваю открытых показов.

— Мне не интересно, сколько у тебя денег и что на них можно купить. Это не производит на меня никакого впечатления и абсолютно ничего не значит.

Он горько усмехнулся:

— В это трудно поверить.

— Почему? — требовательным голосом спросила она.

— Из-за этого ты ушла с человеком, которого не любила.

— Что?!

— Разве Генри не обещал тебе стабильность? — спросил он, подходя к ней. — Ты считала, что с ним твое будущее будет материально обеспеченным. Разве не так?

— Да, так.

— А что я предлагал тебе? — Он стоял перед ней, всматриваясь в ее лицо напряженным пристальным взглядом. — Не многое — только надежду на будущее.

— Нам пора. — Она спрыгнула с качелей. — Краска, наверное, уже готова.

Не сказав ни слова, она прошла мимо Дэмьена.

— Зато теперь, — бросил он вслед, — твое будущее, твоя безопасность в моих руках.

Она остановилась в нескольких шагах от него. Прошлое не отступит, пока другие будут жить им. И Дэмьен явно был там. Он казался настолько жестоким, настолько несчастным, настолько взволнованным. Это было одновременно отвратительно и нелепо, но она подошла к нему. Приблизившись вплотную и глядя в его глаза, она спросила:

— Хочешь знать, почему я ушла с ним? Почему я оставила тебя?

— Да.

— Я любила его, Дэмьен.

— Не верю.

Она повторила:

— Я любила его.

Он с такой силой стиснул зубы, что казалось, сейчас послышится их треск.

— Ты любила то, что он мог дать тебе.

— Все равно.

— Нет.

— Откуда тебе знать?

Она повернулась, чтобы уйти, но он схватил ее за руку и задержал:

— Если ты любила его, то что ты чувствовала ко мне?

Она подняла подбородок:

— Похоть.

Его глаза потемнели от гнева.

— Тогда ты не станешь возражать.

Она не успела увернуться, так как он наклонился и поцеловал ее. Его поцелуй был как наказание, и она хотела вырваться, но не смогла. Каждый дюйм ее тела дрожал от желания. Да, Дэмьен давно не прикасался к ней. Он всегда был художником. Никто не мог так держать ее, так жадно впиваться в ее губы. Тэсс таяла в его объятиях, вцепившись руками в воротник его пальто, тесно прижавшись к нему, словно ее тело желало слиться с ним воедино. Ее сердце бешено колотилось в груди. Она хотела больше, намного больше. Если бы только они вернулись в красный дом, а не стояли здесь, в парке....

Восхитительное, умопомрачительное тепло быстро превратилось в беспокойство, когда она осознала, где находится, и что делает, и кто все это начал. Она отстранилась. Ее мозг был одурманен. Она покачала головой:

— Этого больше не будет.

Тэсс была в таком смятении, что не могла заставить себя поднять на него глаза, а ее тело все еще звенело, наэлектризованное желанием.

На этот раз, когда она повернулась и ушла, он не пытался остановить ее. Но его слова эхом донеслись через заснеженный парк, как грозное предупреждение:

— Не будь так в этом уверенна.

— Помедленнее, Дэмьен, ради бога.

— Я в порядке.

— Ты поперхнешься.

Ванда Беннетт, подперев руками свои массивные бедра, наблюдала за Дэмьеном, поглощавшим еду, которую она только что поставила перед ним. В ее продовольственном магазине имелось экспресс-кафе, в котором она подавала все, от жареного сыра до блинов. Впрочем, меню зависело от ее настроения. Сегодня она приготовила яичницу. Несмотря на то, что это блюдо не входило в число гурманских пристрастий Дэмьена, он никогда не пытался убедить Ванду сделать что-нибудь против ее желания. Она была точно такая же, как он, — высокомерная и упрямая, как черт. Если бы не разница в цвете кожи, он вполне мог бы задаться вопросом: не родственники ли они?

— Разве ты не едешь днем в Миннеаполис? — спросила она Дэмьена.

— Да. — У него в четыре часа была назначена встреча с инвестором. — Я должен быть в аэропорту через двадцать минут.

— Почему тогда тебе не поесть в самолете?

Он пожал плечами:

— Стейк и шампанское — намного лучше, чем мой бутерброд и яйца.

— Нет.

Она впилась в него взглядом с надеждой:

— В чем проблема? В той девушке? Рыжеволосой?

Черт побери, она права — дело было в ней. Всегда она. Почему он не мог расстаться с нею? Почему не мог удержаться от того, чтобы поцеловать ее? Теперь он хотел большего.

— Мне нужна салфетка.

Ванда, не обратив на его слова внимания, продолжала говорить:

— Я сразу подумала, что она не просто служащая. Но она не твой тип.

— У меня нет типов.

— Нет? Я думаю, это просто совпадение, что все женщины, которых ты приводил сюда, весили не больше зубной щетки. Ванда покачала головой. — Никогда не понимала, почему такой мужчина любит женщин, которые ни в чем не разбираются... Но это не мое дело.

— Да, не твое. — Он встал и швырнул деньги на прилавок. — Ванда, дело в том, что те женщины удивительно просты. Никакого напряжения...

— Никаких настоящих чувств? — подхватила она.

Дэмьен бросил на нее какой-то беззащитный взгляд:

— Мне пора.

Она поджала губы и пожала плечами:

— Хорошо, иди.

Ванда никогда не требовала от него больше, чем он хотел дать.

— Она — мое прошлое, — сказал он с раздражением. — И это она сделала меня таким, какой я есть.

Полные губы Ванды расплылись в улыбке.

— И что она сделала?

— Непроходящую головную боль.

Она широко улыбнулась:

— Дьявол в спальне и в зале заседаний?

Дэмьен вскинул бровь и ответил на усмешку усмешкой:

— Ты бы никогда не вышла за меня замуж, правда?

— Если бы ты был на десять лет моложе... возможно.

Он наклонился к прилавку и ущипнул ее за щеку:

— Сегодня по прогнозам будет снег. Будь осторожна по дороге домой.

Была почти полночь, но Тэсс меньше всего хотелось спать. Она перекусила и только что закончила работу на кухне и в ванной, удалив всю старую облицовку. Рабочие завтра привезут плитку, стилизованную под старинный известняк, который она нашла у Франка в хозяйственном магазине.

Она слушала музыкальную программу по стерео-приемнику, который купила днем. Это была музыка восьмидесятых. Пока звучала музыка, она сметала в совок мусор и танцевала. Вдруг под ее ногами скрипнула половица, потом, сломавшись, внезапно ушла из-под ног.

Тэсс не успела отреагировать, и ее нога в тапке провалилась под настил. Так она и стояла в растерянности: одной ногой на полу, другой в отверстии.

— Проклятая гниль, — пробормотала она, кое-как выбираясь из пролома.

Ушибленная нога болела, и Тэсс увидела на полу кровь. Она шла из глубокой рваной раны чуть повыше лодыжки.

— Черт. — Сняв другую тапку, девушка захромала в спальню за аптечкой.

Продезинфицировав рану перекисью водорода, она взяла бинт и попыталась забинтовать рану. Но стоило ей пошевелить ногой, как кровь пошла сильнее и нога ужасно заболела.

Похоже, придется теперь наложить швы. Как вообще такое могло случиться?

— Тэсс?

Ее сердце подпрыгнуло к горлу от страха. Потом она узнала голос и почувствовала облегчение. Раньше она никогда не думала, что так обрадуется, услышав его.

— Я здесь, Дэмьен, в спальне.

Он вошел, сдержанно посмотрел на нее, усталый и измотанный.

— Ты сошла с ума?

— Это — вопрос?

— Уже за полночь, а передняя дверь распахнута.

— Я работала.

— Если бы я не проезжал мимо... — Потом он заметил кровь на ноге, на тапке, на полу. — Что, черт возьми, случилось?

— Прогнившая половица.

Он присел на корточки и осмотрел ее ногу.

— Я порезала ее о край доски или обо что-то острое под настилом — не знаю.

— Ты обработала рану?

— Да, и попробовала наложить бинт, но кровь не останавливается. Думаю, мне нужна медицинская помощь.

Он встал и прошел в ванную, вернулся с рулоном туалетной бумаги, потом обернул ее ногу.

Она кивнула и улыбнулась.

— Спасибо.

— Не за что.

Потом без предупреждения он поднял ее на руки.

— Что ты делаешь?

— Оказываю тебе медицинскую помощь, — сказал он, выходя из спальни.

— Я могу сама вызвать...

— Не говори глупостей. — Он перешагнул через сломанную половицу и вышел на улицу. — Я здесь и сам отвезу тебя к доктору.

— А это не испортит твои планы наказать меня? — сухо сказала она. — Твоя помощь мне?

Он направился к черному седану на дороге.

— Ты и так уже пострадала из-за меня. Больше мне нечего сказать. Просто закрой рот и обними меня за шею.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

 Пока Тэсс сидела на пластмассовом стуле, Дэмьен шагал по холодной полупустой приемной больницы. Он не любил ждать. Кроме них, здесь были другие пациенты. Но ни с кем из них не случилось ничего серьезного, никто не был ему дорог и при взгляде ни на кого из этих людей у него не захватывало дух.

Он нервничал, гнев закипал в его крови, и он выискивал, кого бы выбрать для словесной перепалки. Но никто не смотрел в его сторону.

— Ты похож на животное в клетке, Дэмьен. Присядь.

Он остановился и уставился на Тэсс. Он только теперь заметил, что на ней была красная фланелевая пижама. Пышные рыжие волосы, обрамляя крупными завитками миловидное лицо, волнами струились на шею и плечи. Она была очень сексуальна.

— Ты чувствуешь боль в ноге?

— Да. Теперь сядь. Ты как чокнутый.

— Я как чокнутый? — проговорил он разъяренно.

— Кажется, это риторический вопрос, — сказала она.

На ее лице не было ни грамма косметики, и о ней можно было бы сказать, что она очень красива, если бы не эта неестественная бледность.

Он прошептал:

— Это ты чокнутая. Только чокнутые делают ремонт в шлепанцах. О женщины...

— Мы великолепны, правда? — Она невинно улыбнулась. — Сложные, загадочные...

Вдруг она перестала улыбаться и закрыла глаза.

Его гнев моментально улетучился, сменившись беспокойством. Дэмьен присел рядом:

— Больно?

— Не хуже, чем удаление зубов, — вся сжавшись, пробормотала она, — без обезболивания.

Он выругался.

— Я сейчас вернусь. — Он подошел к столу и заговорил с медсестрой: — Немедленно окажите помощь девушке с порезанной ногой!

Медсестра, занимавшаяся пациентом, даже не взглянула на него:

— Мы заняты, сэр. Ей придется подождать.

— Не похоже, что вы слишком заняты, — проговорил он раздраженно. — Вижу тут пока что только парня с простудой и еще одного, который настолько пьян, что не в состоянии сам заполнить документы. Девушка, которую я привез, истекает кровью.

Медсестра равнодушно пожала плечами:

— Извините. Правила есть правила.

— Неправильные правила.

Дэмьен вынул сотовый телефон и тут же набрал номер.

— Сэр, выйдите пожалуйста отсюда с мобильным телефоном, — повысила голос медсестра.

Дэмьен не обратил на нее внимания.

— Привет, Грэг, это Дэмьен Сауэр.

— Дэмьен? — раздался в трубке усталый мужской голос. — Все в порядке?

— Извини, что так поздно звоню, но я в твоей больнице.

— Ты в больнице? Что случилось?

— Не я. Подруга. Ей нужна срочная помощь, но здесь обслуживают вначале того, кто первый пришел и...

Человек не дал договорить:

— Я позабочусь об этом прямо сейчас.

— Спасибо.

— Извини, Дэмьен. Они бы этого не допустили, если бы знали, кто ты.

Буквально через несколько секунд раздался звонок телефона в приемном покое. Все запаниковали. Медсестра, которая только что отшила его, теперь побледнела и, жалко улыбаясь Дэмьену, пообещала, что все сделает как надо, и куда-то убежала.

Через тридцать секунд две медсестры и врач ворвались в комнату, посадили Тэсс в кресло-каталку и увезли.

— Что он сделал? — вполголоса спросила Тэсс у санитара, который снял ее с кресла и пересадил на кровать.

Она указала на стоявшего рядом Дэмьена, но тот только пожал плечами. Дэмьен произнес:

— Я найду тебе лед и лучшего специалиста по ранам в этой больнице.

Едва он ушел, как Тэсс снова пристала к медбрату с расспросами:

— Серьезно, он угрожал вам, парни?

Санитар засмеялся:

— Нет, ну что вы, мисс.

— Тогда из-за чего весь этот шум?

— Мужчина, который привел вас, — сам Дэмьен Сауэр.

— Знаю, и что?

— Тогда вам должно быть известно, что это он оплатил для нашей больницы новое оборудование.

Тэсс вздохнула:

— Нет. Этого я не знала.

Дэмьен вел автомобиль вверх по крутому холму, минуя камни, затвердевшие сугробы и выбоины на дороге. Он довольно внушительно выглядел за рулем. Но его спутница, сидевшая рядом с ним, не замечала этого. Последние десять минут она спала. Болеутоляющее, которое ей дали в больнице, подействовало как по волшебству. Но когда он подъехал к гаражу и заглушил двигатель, она пошевельнулась и тихо застонала.

Он посмотрел на нее:

— Эй.

Она повернулась к нему и взглянула на него усталым взглядом.

— Привет. — Ее нога была забинтована, а в багажнике лежали костыли, которые им выдали в больнице. — Где мы? — спросила она.

— Ты останешься со мной.

Тэсс тут же пришла в себя:

— Нет.

— Не упрямься, как ослица, Тэсс. Ты слышала, что сказал врач? Несколько дней наступать на ногу нельзя. Тебе нужна помощь.

— Нет, — ее голос прозвучал вызывающе. — Я справлюсь сама.

— Как?

Она помолчала.

— Ладно, мне нужна помощь. — Она провела рукой по лицу. — Но я получу ее от кого-нибудь другого.

— От кого?

— Я вернусь в Миннеаполис. А ты можешь нанять кого-то, чтобы закончить работу.

Он ни за что не позволит ей уйти из его жизни. Он заставит ее полюбить его снова, а потом так же безжалостно бросит ее, как она его.

— Я не хочу, чтобы кто-то другой заканчивал работу. Мы так не договаривались.

— Ну а как ты думаешь обустроить дом? Я не смогу заниматься чем-нибудь серьезным в течение по крайней мере двух дней. Завтра придет специалист, чтобы помочь мне положить плитку, и никак...

— Я сделаю это.

Она уставилась на него:

— Что?!

— Помогу парню положить плитку. Я делал это сто раз.

— Но не в последнее время, держу пари.

— Ты думаешь, что я не могу испачкаться? — спросил Дэмьен с каким-то азартом.

Она весело улыбнулась и просто сказала:

— Нет, я думаю, ты определенно можешь испачкаться.

— Это оскорбление или сексуальный намек?

Она неопределенно пожала плечами.

Он хмыкнул:

— Во сколько завтра придет парень?

— В восемь, — сказала она. — Ты уверен, что готов сам работать, ведь ты — мистер Сауэр, миллионер и магнат, который по своей воле покупает оборудование для больницы?

— Это не имеет никакого отношения к прихоти. Просто уход от налогов.

Она закатила глаза и проговорила:

— О, какое у тебя доброе сердце, Дэмьен...

Засмеявшись, он вышел из автомобиля и подошел к ней. Тэсс замерла. Блеск в глазах исчез, и она откинулась на сиденье. Он осторожно наклонился и взял ее на руки:

— Я отнесу тебя.

— А я позволю тебе, — прошептала она.

— Снова больно?

— С удвоенной силой стучит как молотком и выкручивает ногу.

Он покачал головой, усмехнулся:

— Только ты способна шутить, когда впору морщиться от боли.

— А я не шучу.

Дэмьен отнес ее в дом, через гостиную по лестнице на второй этаж. Здесь уже для нее Олином предусмотрительно была приготовлена комната с видом на сад. Дэмьен ни за что никому не признался бы, что думал о Тэсс, когда разрабатывал ее проект. В ней была огромная кровать со стеганым одеялом, ванная и огромные светлые окна. Несмотря на ужасную боль, Тэсс улыбнулась, когда увидела ее:

— Хорошая комната.

— Утром из нее открывается прекрасный вид. — Он уложил ее на подушки.

Она посмотрела на него:

— Это твоя комната?

— Нет.

— Тогда откуда ты знаешь, что утром из нее открывается прекрасный вид? — И тут же спохватившись, протестующе подняла руку: — Забудь о том, что я спросила.

Он присел около нее:

— Что за вздор ты мелешь?

— Имею в виду тебя и твоих многочисленных гостей. Здесь были женщины, да?

— Это имеет значение?

Ее лицо исказилось от боли, и она рявкнула:

— Нет.

— Хорошо. Теперь отдыхай. Можно, я помогу тебе кое-что снять?

Она ухмыльнулась:

— Как мило с твоей стороны.

Усмешка исказила его губы.

Он думал о том, что все-таки не ошибся в ней. В этой девушке было что-то притягательное, неизведанное, он чувствовал себя так, словно не было этих шести лет, и ему предстояло открыть нечто новое, и вместе с тем желанное и бесконечно дорогое его сердцу. Однако его цель совсем иная. Открывая пузырек с лекарством, который ей дали в больничной аптеке, он вынул таблетку, потом подал ей бутылку воды с ночного столика:

— Возьми.

— С удовольствием. — Тэсс проглотила таблетку, запив водой, потом устало опустилась на подушки, закрыв глаза. Через минуту ее глаза снова открылись, и она отыскала взглядом его: — Спасибо.

— За что? — Он чувствовал, что рядом с ней становится мягким и уязвимым, и это его злило.

— За помощь. Всего одна ночь, а потом...

— Перестань, Тэсс.

Но она продолжала:

— Я быстро выздоровею. Завтра мне станет намного лучше, и за мной не нужно будет ухаживать или...

— Понятно, — перебил он. — Ты не хочешь ни на кого полагаться. — Он подтянул одеяло ей до подбородка, потом встал. — Теперь спи.

Она кивнула и закрыла глаза.

Да, он хотел снова дотронуться до нее, заставить ее ощутить потребность в нем, но он должен быть осторожен. Если очень сблизиться, очень заботиться, то все может закончиться тем, что она будет ему нужна. А этого он не мог допустить.

Тэсс спала. Сознавая, что все происходит во сне, ей очень хотелось досмотреть его до конца. Она танцевала танго на соревновании, но партнер держал ее неправильно. И Тэсс постоянно выскальзывала из его рук. Вокруг них кружились другие пары, а Тэсс стояла и ждала, пока этот парень подхватит ее как надо.

В составе жюри был Дэмьен. Восседая на троне в короне, он наблюдал за ними вспыхивавшими глазами и находил все это неприятным. Когда музыка стихла и пары сошли с танцплощадки, Дэмьен встал и подошел к ней, протянул руку...

И тут Тэсс открыла глаза. Все исчезло. Она была в гостях у Дэмьена, и ее нога ужасно болела. За окном виднелось холодное и серое небо, как будто оно устало в ожидании утра... Дэмьен спал на стуле у камина. Тэсс обрадовалась, увидев его. Но ведь это было неправильно? Радоваться человеку, который хотел заставить ее страдать так, чтобы самому выбросить ее из своей головы и из жизни?

С замирающим сердцем она просто смотрела на этого Адониса в синей трикотажной рубашке и джинсах. Он проспал на этом стуле всю ночь? И почему? Серьезно, какую цель он преследовал, позволив ей остаться в своем доме?

Почему он то презирал ее, то обращался нежно, как с ребенком? Ее взгляд упал на какой-то предмет на полу. Чемодан. Он принес из красного дома ее вещи. Думал, что она останется здесь больше, чем на день.

Тэсс приподнялась на кровати, но бинт сжимал ногу, причиняя ей неудобства и боль. У нее екнуло под ложечкой. Его ожидания оправдаются, подумала она. Она никуда не сможет пойти. Волна паники переместилась в сжавшийся от напряжения живот. Ей было знакомо это ненавистное ощущение, когда отчаянно хотелось встать и пойти, но она не могла этого сделать. Ей вспомнились те бесконечные ночи в доме Генри, наблюдавшего за каждым ее движением и ставившего ее на место, если она хоть чуть-чуть переходила границы.

— Ты проснулась.

Она кивнула. Дэмьен смотрел на нее, такой чертовски симпатичный, со своими глубокими синими глазами и небритым подбородком.

— Я не сплю.

— Все в порядке?

— Не могу спать.

— Нога болит? — Он встал, подошел и сел около нее на кровати.

— Если пошевелить.

— Тогда не шевели.

Ее сердце зашлось. Почему он так заботлив? Хочет, чтобы она побыстрее поправилась и приступила к работе? Чтобы она побыстрее закончила дом?

Проглотив еще две таблетки болеутоляющего, она подумала, что мотив побуждает ее к действию. А у мужчин тоже есть мотивы?

Она указала на чемодан на полу:

— Спасибо, что принес мои вещи.

— Не за что.

Тэсс глубоко вздохнула:

— Ты знаешь, Дэмьен. Мне неудобно.

— Знаю.

— Потому что ты заботишься обо мне.

— Знаю.

— Это сводит меня с ума.

Он улыбнулся:

— Очень плохо.

Она ответила на его улыбку:

— Тебе нужно вернуться в свою комнату и поспать.

Он не шелохнулся, пристально посмотрел на нее, задержал взгляд на ее губах:

— Да, наверное.

Но вместо этого наклонился и поцеловал ее.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

 Дэмьен понимал, что в тот момент, когда он поцеловал ее, то купил билет в ад.

Ничто, даже перевязанная больная нога, не помешает ему взять больше. Все было так, как будто их не разделяло время. От нее исходил все тот же сладковатый прохладный запах ванили, просто сводящий его с ума. Он коснулся ее лица, нежной щеки, почувствовал, как она напряглась, когда приоткрыла рот для поцелуя. От этого у него застучало в висках и бешено заколотилось сердце.

Он взглянул в ее большие, жаждущие серые глаза. Ему никогда не хотелось ничего больше, чем хотелось ее сейчас. И когда она улыбнулась, он со страстью накинулся на ее рот, поглощая его тепло, ощущая ее дыхание и длинные рыжие локоны, щекочущие его лицо.

Тихо застонав, Тэсс запустила пальцы в его волосы и привлекла его поближе.

Это было наказанием и удовольствием для них обоих. Он поцеловал ее шею, ощущая, как пульсирует под нежной молочной кожей тонкая жилка. Она застонала, привлекая его еще ближе. Он куснул ее кожу, так, как ей нравилось раньше, пальцами нащупывая кнопки на ее пижаме.

— Поцелуй меня, — шептала она. — Поцелуй меня так, чтобы я не смогла устоять.

Ее слова взволновали его и одновременно были предупреждением, но он слишком далеко зашел и не обращал на это внимания. Он хотел снова ощутить ее рот, язык, покусывать и целовать ее, пока она не задрожит и не захочет его. Он целовал ее, ощущая под ладонями ее мягкую, шелковистую кожу. Его рука скользнула под фланель пижамы по ее груди. Она застонала и подалась всем телом к нему, и этот стон наполнил его желанием. Он освободил ее грудь от пижамы и, опустив голову, мягко лизнул нежный бугорок, потом снова и снова, обводя языком розовую плоть соска, пока он не стал темным и твердым.

Тэсс откинула голову на подушку, и он продолжал. Потом, когда его тело и ум находились на грани взрыва, Дэмьен взял твердый бутон в рот и стал посасывать его, пока стоны Тэсс не стали более глубокими. Он продолжал, одной рукой спускаясь вниз по животу к брюкам пижамы. Она мгновенно отреагировала, напряглась и положила свою руку сверху на его руку.

Он поднял голову и посмотрел на нее.

Она сглотнула, покачала головой:

— Это... это — нога. Больно.

Он отвернулся:

— Черт. Извини.

Он чувствовал себя ослом. Какой мужчина стал бы набрасываться на больную женщину? Возможно тот, кто хотел расплаты. Он встал:

— Я пойду.

— Вернешься в постель?

Ни в коем случае.

— Я иду в красный дом. Подготовить все для работы с плиткой.

— Еще слишком рано.

— Пока я доберусь туда, взойдет солнце.

— Хорошо.

Он поднял бровь:

— Ты не должна двигаться.

— Дэмьен...

— Если тебе что-то нужно, — сказал он, чувствуя, как пульсирует желание по его телу, — Один здесь, и тебе стоит только позвать его.

— Я пойду одна в туалет, — сказала она с полуулыбкой.

— Конечно. — Он подошел к камину и взял ее костыли. — Пользуйся ими, если нужно.

— Да, сэр. — Она в шутку отсалютовала ему.

— Потом, если тебе станет скучно, здесь на тумбочке книги, и, — он жестом показал на тумбочку у кровати, — там телевизор. Пользуйся пультом.

— Серьезно? — удивленно спросила она.

Он кивнул.

Она сидела на кровати с пылающими щеками и взъерошенными волосами, настолько притягательная, что Дэмьен почувствовал, он вот-вот взорвется.

Это было невыносимо. Он не мог смотреть на нее ни секунды. Он повернулся и вышел из комнаты, бросив через плечо:

— Я вернусь около полудня.

Когда-то давно кролик попался в ловушку. Он долго сидел там, пока не почувствовал, что сходит с ума и готов отгрызть себе лапу. Да, она кровоточила и болела, когда он хромал по лесу, но он был свободен.

С костылями под мышкой, Тэсс исследовала второй этаж. Это все, что она могла сделать. Она не могла спуститься вниз и не могла подняться наверх. О лестнице не могло быть и речи, так как представить себя падающей с нее и прикованной к постели в ультрамодном доме Дэмьена после того, как он возвратится в Калифорнию, не составило труда.

Медленно и спокойно она прошла по прихожей мимо спален, потом по тренажерной и бильярдной. Ни в одной из этих комнат ничто не привлекло ее внимания. Но в самом конце дома, в большой квадратной комнате она обнаружила библиотеку. Это место, заваленное книгами, едва ли можно было назвать очаровательным. Мебель была обита кожзаменителем, а в одной стене был камин из горного камня.

Прекрасно. Живое пламя танцевало в камине, и Тэсс, взяв с полки несколько романов, села на коричневую кожаную кушетку перед камином.

Она отдыхала, положив ногу на журнальный столик, но вдруг почувствовала позади себя какое-то движение. Тэсс повернулась и увидела, что в комнату входит человек, которого про себя она называла «Дэнни де Вито».

Он наклонил голову:

— Доброе утро, мисс Йорк.

— Привет. Олин, правильно?

— Да, мисс.

— Хорошо, потому что хотела извиниться за тот день. Я вела себя довольно грубо.

Олин покачал головой:

— Нет, мисс.

— Все нормально, Олин, все хорошо. Ты можешь сказать это.

Человек улыбнулся, но улыбка получилась натянутой, словно он едва сдерживал смех.

— Вы кажетесь расстроенной.

— Нет, все в порядке.

— Я могу помочь вам вернуться в комнату, если хотите.

Она знала, к чему это приведет.

— Спасибо, Олин. Но мне хорошо здесь.

Карие глаза Олина наполнились тревогой.

— Мистер Сауэр сказал, что вы не должны вставать с постели, мисс.

— Не сомневаюсь.

— Чувствую, что вы хотите возразить, мисс?

Она улыбнулась:

— Но я не подчиняюсь приказам господина Сауэра.

Человек скорчил гримасу.

Тэсс пожала плечами:

— Мне хорошо здесь, действительно. Не беспокойтесь, Олин, договорились?

Олин кивнул:

— Да, мисс.

Потом вышел из комнаты. Тэсс продолжила чтение, но приблизительно через тридцать минут вдруг ощутила какое-то смутное беспокойство. Опершись на костыли, она бесцельно прошла по комнате. Ее внимание привлек старинный стол. Тэсс подошла к нему и села. На нем было только две вещи: писчая бумага с водяными знаками и инициалами ДС сверху, и очень хорошая ручка. Должно быть, это письменный стол Дэмьена. Тэсс никогда не копалась в чужих вещах, но мысль о том, что она сидит за столом Дэмьена и он не знает об этом, распалила ее любопытство. Она наклонилась и открыла длинный, узкий ящик в рабочем столе. Ее пульс участился, пока она просматривала некоторые бумаги, карту Китая и маленькую коробочку с леденцами. Случайно она наткнулась на две фотографии. На одной она и Дэмьен были запечатлены на фоне здания колледжа, находившегося за университетским городком.

Оба были совсем молодыми и выглядели абсолютно счастливыми.

Она посмотрела на вторую фотографию. Как, черт возьми, она к нему попала? Это было ее свадебное фото. Она стояла около Генри, с флердоранжем в руках. Тэсс сощурилась. В отличие от другой фотографии, она не выглядела абсолютно счастливой, но была полна надежд. Пока все было нормально, она еще не знала о деспотичном характере своего новоиспеченного мужа. Генри улыбался ей с фотографии, и дрожь пробежала по всему ее телу и по шраму с внутренней стороны бедра — это ненавистное клеймо всегда будет ей напоминать о том, что ей больше всего хотелось забыть, выбросить из памяти навсегда.

Она вспомнила об утреннем выяснении отношений с Дэмьеном. И как чуть не допустила близость с ним, а ей меньше всего хотелось, чтобы он узнал о ее шраме. Тэсс глубоко вздохнула и положила фотографии назад в ящик. Едва она закрыла его, как услышала:

— Ты никогда не была ищейкой, Тэсс Йорк.

Она отодвинулась от стола и встала. Молча потянулась за костылями.

— Помочь? — спросил он.

— Нет.

Он подошел к ней, сверкая синими глазами:

— Нашла что-нибудь интересное?

— Где?

— В моем столе. Когда я вошел, ты кажется что-то рассматривала.

— Там был паук.

Он вскинул бровь:

— Ты видела паука?

— Большого, черного, волосатого, — объяснила она, прекрасно понимая, что он не верит и считает ее полной идиоткой.

Она опустила голову и созналась:

— Ну, я шпионила и видела эти две фотографии там. Мне жаль, все вышло так нелепо.

Он ничего не ответил, и выражение его лица ни о чем не говорило. Он раздражен? Смущен? Кто знает. Даже сменил тему разговора:

— Хочешь есть?

— Немного, — сказала она настороженно.

— Хорошо. Пообедаем в твоей комнате.

— Идет. — Она была не против прилечь. Нога снова заболела.

Он кивнул:

— Встретимся там через десять минут. Вначале приму душ.

Она помолчала и осмелилась посмотреть на него. Он весь был перепачкан раствором. Ее рот расплылся в улыбке, потому что она много раз видела его таким. Он снова стал рабочим человеком. Дэмьен уставился на нее:

— Что?

— Что? — невинно переспросила она.

— Почему ты улыбаешься?

— Ты просто напомнил мне того парня, которого я знала давным-давно.

— Действительно, — ответил Дэмьен.

Она кивнула:

— Да. Он всегда приезжал за мной, и его руки и лицо были испачканы краской.

— Да, я помню того парня, — сказал Дэмьен, опуская руки в карманы. — Он настолько был взволнован предстоящей встречей с тобой, что забывал вымыться перед приездом.

— Я позволяла ему пользоваться моим душем, да? — сказала Тэсс с усмешкой.

Дэмьен улыбнулся:

— Ты позволяла больше.

Краска прилила к щекам Тэсс, и она засмеялась:

— Продолжай.

Он подошел к ней, пожирая ее пристальным взглядом:

— Ты чертовски хорошо удаляла краску с интимных мест.

— Я даже тогда была преданным работником.

— Да. — Без предупреждения он подхватил ее на руки. — Плохо, что у тебя забинтована нога. Ты бы могла помочь мне в душе.

В какой-то момент ей захотелось поколотить его. Но это быстро прошло. Она не должна была бороться с ним или бояться его. Каковы бы ни были его мотивы, заставившие ее приехать в Трибьют и отремонтировать дом, в душе она была уверена: Дэмьен Сауэр никогда не заставит ее почувствовать себя напуганным, пойманным в ловушку животным.

Они подходили к двери в библиотеку, когда Тэсс сказала:

— Подожди. Мои костыли.

— Нет. Никаких костылей, и больше не вставать с кровати.

— Прекрасно. Я просто попрошу Олина принести их для меня.

— Хорошо. — Дэмьен поднял ее на руки и понес по правой стороне холла. — Тэсс, ты нужна мне здоровая, чтобы приступить к работе.

Тэсс засмеялась:

— Тебе уже надоело работать самому?

— Облицовка плиткой никогда меня не привлекала. Мне нравилось строительство. — Он вошел в комнату для гостей и положил ее на кровать. — В это трудно поверить, но в Калифорнии я периодически прихожу на работу и сам выкладываю стены.

— Ты прав. Я бы сказала, что в это трудно поверить.

Он прищурился и прикинулся серьезным:

— Через десять минут я вернусь.

— Жду с нетерпением, — иронично ответила она, сдерживая улыбку.

— Я знаю, но придется.

Впервые за долгое-долгое время Тэсс наблюдала, как он уходит, с удовольствием.

Они ели салат в постели. Дэмьен смотрел на нее. И если халат Тэсс распахивался, открывая ее нежную грудь, она надеялась, что сегодня они не зайдут далеко.

Лежа на кровати с распущенными волосами и без макияжа, Тэсс откусила бутерброд и заявила:

— Этот повар — конкурент Оливии Крок.

Дэмьен усмехнулся:

— Высшая похвала?

— Самая высшая. Этот кремовый соус бесподобен. И ветчина... И картофель фри, — она продолжала, откинувшись на подушках, — они просто восхитительны.

— Если хочешь знать, то я спрошу у Мэрилин рецепт.

Тэсс помолчала, рассматривая его, копна ее рыжих волос рассыпалась по плечам.

— Не могу поверить, что у тебя есть повар.

— Не можешь поверить, что у меня есть повар или что у меня достаточно денег, чтобы его держать?

Она прекратила есть. Ее глаза сверкали искренностью, когда она сказала:

— Я никогда не сомневалась, что ты станешь успешным, Дэмьен.

— Хм.

Почему он считал, что в это так трудно поверить?

— Правда. Я ни секунды не сомневалась, что ты добьешься цели и заработаешь миллион.

— Жаль, но миллиона оказалось недостаточно.

Он знал, что несет чушь, все же не попытался извиниться или забрать свои слова обратно.

— Ты не прав, — сказала она, забыв о еде, и ее глаза погрустнели. — Меня не волновали деньги — не волнуют и теперь. Ты знаешь мою историю, Дэмьен. Потерять родителей в детстве и не иметь никакой опоры. Это было ужасно. Я никогда не искала деньги. Мне хотелось иметь семью и устроенную жизнь.

— Спокойную жизнь, — поправил он ее.

— Да. Спокойствие было лучшим призом для меня, я чувствовала, что именно это мне нужно для счастья. Но мне не было покоя.

— Нет, тогда ты рисковала.

— Рисковала.

— Это окупилось, и я рад.

Он не хотел, чтобы она радовалась за него.

— И ты сделала свой выбор на основании безопасности и спокойствия.

— Да.

— И ты стала счастливой? Ты была счастлива с ним?

Ее лицо было очень выразительно. На нем было написано такое неприкрытое искреннее отвращение, что Дэмьен прищурился.

Что, черт возьми? Что случилось, когда она уехала из Миннеаполиса, когда она оставила его? Почему ее выбор оказался ошибкой?

Он собирался расспросить ее обо всем, но неожиданно раздался стук в дверь. Дэмьен раздраженно крикнул:

— Войдите.

Это был Олин, робко спросивший:

— Сэр?

— Что такое?

— Мне жаль, сэр, но возникла проблема с домом.

— Что за проблема?

— Был взлом.

— Что? В час дня?

— Рабочие пошли на обед, и, когда они вернулись, дверь была взломана.

Дэмьен выругался.

— Кем?

— Некоей молодой особой, — сообщил Олин.

Дэмьен, почувствовав на себе взгляд Тэсс, повернулся к ней. Она улыбалась во весь рот:

— Кто-то из ваших знакомых?

— Сомневаюсь, — сухо сказал Дэмьен. — Женщины, которых я знаю, никогда не пошли бы за мной сюда и не стали бы врываться в мой дом подобным способом.

— Ты уверен?

— Мисс Йорк, — быстро сказал Олин, избегая ее пристального взгляда. — Женщина говорит, что она — ваша подруга.

Тэсс была потрясена:

— Что?

Олин кивнул:

— Ее доставили сюда. Она внизу в холле. Привести ее?

Дэмьен ответил первым:

— Конечно.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

— Ты понимаешь, что это безумие?

Мисс Оливия Уинстон сидела на кровати на том самом месте, которое Дэмьен занимал не более минуты назад.

Партнерша Тэсс по бизнесу, повар экстра-класса, после сегодняшнего — почти уголовница класса С, не сомневалась в том, что нужно делать:

— Я отвезу тебя домой прямо сейчас.

— Сейчас это невозможно, — ответила Тэсс.

Оливия нахмурилась:

— Не можешь? Этот парень держит тебя здесь против твоего...

— Нет, нет, нет. Я повредила ногу во время ремонта, и он... спасает меня.

Интересно, где сейчас находится Дэмьен? Для человека, в чьем доме Оливия выломала дверь, он был очень любезен, прежде чем вышел из этой комнаты.

Оливия глубоко вздохнула:

— Боже, Тэсс. Когда позвонили из больницы и сказали, что ты у них, я и не знала, что делать...

— Подожди. Тебе позвонили из больницы?

— Позвонили в офис. Этот номер ты указала на карточке, которую заполняла на станции «скорой помощи». — Последние два слова она сказала с особым чувством.

Тэсс откинулась на подушки, склонила голову набок:

— Извини, что заставила тебя понервничать. Это просто царапина. Мне наложили несколько швов. Но завтра я уже буду ходить.

Некоторое время Оливия переваривала информацию. Успокоившись, она спросила:

— Значит, тебе здесь хорошо? Этот парень хороший?

— Он замечательный.

— Да, он замечательный, — сухо сказала Оливия. — Просто великолепен, но хорошо ли он обращается с тобой?

Тэсс рассмеялась:

— Да, очень хорошо. Не волнуйся.

— Тэсс, ты в доме клиента. Этого парня ты практически не знаешь. Все же тебе лучше собрать вещи и поехать домой.

Тэсс прикусила губу. Ей не хотелось говорить всю правду. Но Оливия, кажется, не собиралась продолжать эту тему.

— Послушай, Лив, Дэмьен Сауэр не просто клиент, и он не чужой.

Оливия нахмурилась:

— Вот как?

— Мы встречались с ним, когда учились в колледже.

Оливия облегченно вздохнула:

— А.

— Да, он хочет чтобы я отремонтировала дом. Это был первый дом, который он купил, когда мы с ним встречались, и мы проводили здесь много времени. Поэтому я здесь знаю все входы и выходы.

Она пожала плечами:

— Тогда понятно, почему он захотел нанять тебя.

Тэсс напряженно улыбнулась Оливии.

Но Оливия продолжала задавать вопросы:

— Почему ты мне не сказала?

Тэсс покачала головой:

— Я не знаю.

У всех трех были свои секреты о прошлом и настоящем. Возможно, любопытство Оливии сдерживало и то, что ей самой было что скрывать. Она не стала больше ничего выпытывать у Тэсс. Что бы ни было, Тэсс была ей благодарна.

— Итак, — подытожила Оливия, — ты хочешь, чтобы я осталась и помогла тебе отремонтировать дом?

Тэсс хотелось этого, но она понимала, что Дэмьен никогда не позволит Оливии остаться и помочь ей. Ему нужна была Тэсс, только Тэсс. Он хотел, чтобы она сама, лично навела порядок и уют в этом доме. Она улыбнулась Оливии:

— Нет. Спасибо. Я должна заняться этим сама, понимаешь?

— Не совсем, но поверю тебе на слово.

Тэсс указала на нее:

— Эй, ты одна в офисе сейчас?

— Да.

— Значит, ты нужна там. — Тэсс задумчиво помолчала. — Ты ничего не говорила Мэри, когда тебе позвонили из больницы?

Оливия покачала головой:

— Нет. Решила вначале сама проверить, что случилось. Не хотелось прерывать ее медовый месяц.

— Хорошо.

Как же все-таки изменились отношения между ними, от партнерских до дружеских. Пять лет назад они говорили только о том, что касалось работы. И посмотрите на них теперь.

Тэсс улыбнулась Оливии:

— Не могу поверить, что ты приехала сюда.

— Почему?

— Мы — деловые партнеры.

Оливия наклонилась и взяла картошку с тарелки Тэсс:

— Если ты скажешь, что мы не друзья, я отшлепаю тебя, а это не будет способствовать твоему выздоровлению.

Тэсс рассмеялась:

— Да уж. Действительно.

Доедая остывшую картошку фри, Оливия сказала:

— Слушай, Тэсс, мы втроем начинали как деловые партнеры — ты, Мэри и я, но теперь нас объединяет нечто большее. Мы через многое прошли вместе, выросли в бизнесе... и это связывает нас.

Тэсс кивнула:

— Возможно.

— Наверное, нас свела судьба, и надеюсь, что мы — друзья. — Она скромно улыбнулась Тэсс. — Знаешь, это не так уж плохо, когда можно опереться друг на друга.

Слова Оливии были искренни и правдивы, но Тэсс трудно было их осмыслить. По крайней мере, сейчас. Слишком многое произошло с Дэмьеном, который привел за собой призраки прошлого. Пока Тэсс лишь кивнула своей партнерше в надежде, что Оливия воспримет его как знак, первый шаг к будущему, к дружбе.

И, кажется, Оливия поняла. Улыбаясь, она указала на тарелку Тэсс:

— Можно мне откусить кусочек?

— Конечно. — Тэсс протянула ей нетронутую половину пиццы.

Откусив кусочек, Оливия вздохнула:

— Так хорошо.

— Я знаю, — ответила Тэсс со смехом.

— Не могу поверить, что ты кормишь меня здесь. Я уехала из офиса слишком быстро, не успев позавтракать, — ты ведь знаешь, я не люблю ходить куда-нибудь, не поев.

Тэсс кивнула, сказав насмешливо:

— Знаю. У тебя это доходит до крайностей.

Оливия прищурилась:

— Смотри, а то не получишь трюфелей, которые я привезла.

— Ты так сладко заманиваешь, Лив.

— Это я уже слышала. — Она полезла в сумочку и достала трюфели. Потом протянула их Тэсс. — Наслаждайтесь, мисс Йорк.

Улыбнувшись, Тэсс откинулась на подушки, прижав к груди коробку шоколадных трюфелей.

— Итак, какое у тебя сейчас количество клиентов?

— Трое.

— О боже. Тебе нужно вернуться.

— Только когда я буду уверена, что ты в порядке.

— У меня все хорошо.

Оливия прищурилась:

— Тебе нравится быть с этим парнем, да?

Тэсс услышала вопрос, но была слишком поглощена охватившим ее при этом ощущением.

Оливия лишь вздохнула:

— Мы все сходим с ума, когда дело касается мужчин. Ни здравого смысла, ни логики: мы просто позволяем красивому мужчине увести нас в мир фантазий.

— Между прочим, как там Мак? — сухо спросила Тэсс.

— Замечательно.

Впервые после возвращения в Миннесоту у Дэмьена возникло предчувствие, накатившее на него волной. Оливия Уинстон была хорошей подругой Тэсс, и не удивительно, если эта темноволосая красавица уже уговорила ее возвратиться в Миннеаполис.

Он сидел за своим столом в библиотеке, уставившись на свадебную фотографию Тэсс и Генри. Дэмьен узнал почти всю правду об их браке. Дэмьен скрипел зубами. Хорошо, она заслужила этого, не так ли? Быть несчастной в браке? Когда Тэсс убежала от Дэмьена в поисках беззаботной жизни, он готов был поспорить, что у нее ничего не выйдет. Время покажет...

Дэмьен хотел порвать фотографию и выбросить ее. Она ему больше не нужна. У него была она сама. Воспоминания о прошлом разжигали в нем огонь и потребность отомстить. Но когда он хотел разорвать фотографию пополам, то не смог сделать этого.

— Черт возьми, — пробормотал он.

Зачем она ему была нужна? Чтобы смотреть на них, на нее в свадебном платье и на него, уверенно усмехающегося? Чтобы продолжать наказывать ее?

Он вздохнул, обхватил голову руками. Потом швырнул фотографию в свой стол и захлопнул его. Схватив пальто, он вышел в зал. Услышав, как Тэсс и ее подруга смеялись в гостиной, хотел было сначала пойти к ним, но потом что-то остановило его, он заставил себя повернуться и зашагал вниз по лестнице. Дэмьен желал сам вызывать у нее этот смех, видеть ее серые глаза, искрящиеся от счастья.

Олин встретил его у лестницы.

— Я иду в красный дом, — сказал ему Дэмьен. — Я вернусь приблизительно в шесть.

— Да, сэр.

— Если госпожа Йорк спросит...

Олин кивнул:

— Да, сэр. Я скажу ей.

«И все это только ради парня, пожертвовавшего миллионы для новой «скорой помощи», — думала Тэсс, наблюдая, как врач менял бинт на ее ноге. Она сидела на своей кровати в гостиной Дэмьена. Доктор Кит Лидз пришел в дом Дэмьена двадцать минут назад, с медицинской сумкой, чтобы осмотреть Тэсс и проверить, как идет выздоровление.

Тэсс подумалось, что его появление по меньшей мере странно.

— Ну и что вы думаете? — спросила она его, когда он закончил бинтовать ей ногу.

Доктор Лидз, суетливый добрый человек лет пятидесяти, был весь седой и, когда разговаривал, имел привычку теребить в руке свои очки.

— По виду нога в порядке. Но как вы себя чувствуете?

— Болит. Но уже не так сильно.

— Я бы не спешил. Опираться на нее лишь пару часов.

— Так я могу наступать на нее?

Он кивнул:

— Завтра вы сможете передвигаться уже без костылей. Только прислушайтесь к своему телу. Если боль усилится, сделайте перерыв.

Она кивнула:

— Понятно.

Именно в этот момент в комнату вошел Дэмьен. Он был в джинсах и черной рубашке и, похоже, только что принял душ, потому что его темные волосы были влажными и зачесаны назад. Тэсс бросило в жар при виде его, и она переключила свое внимание на доктора.

— Я прослежу, чтобы она не перенапрягалась, — сказал Дэмьен, протягивая руку. — Спасибо за то, что зашли, Кит. Я знаю, что визиты на дом не входят в ваши обязанности.

Доктор пожал руку и улыбнулся ему:

— Никаких проблем, Дэмьен. Я зашел по пути домой.

— Итак, я слышал, завтра Тэсс можно будет наступать на ногу?

— Да.

Тэсс широко улыбнулась Дэмьену:

— Правильно, сэр. И приступить к работе.

Доктор Лидз вскинул бровь и сказал Дэмьену:

— Интересная ситуация у вас.

Дэмьен хмыкнул:

— Вы даже не представляете насколько. — Он дошел с доктором до двери и сказал: — Олин ждет внизу. Он проводит вас.

Доктор Лидз помахал на прощание Тэсс:

— Берегите себя.

— Обещаю. — Она улыбнулась. — Еще раз спасибо.

Когда он ушел, Тэсс забралась под плед и принялась расспрашивать Дэмьена о новой плитке:

— Ты все положил и залил раствором?

— Да. — Дэмьен присел на край кровати. — Хорошо смотрится. Камень, который ты выбрала, великолепен. Современный, и в то же время достаточно теплый для дома.

— Рада, что тебе нравится. — Она нажала кнопку на пульте дистанционного управления и наблюдала, как телевизор медленно выдвинулся из ниши. — Это так круто. — Подняв глаза, она поймала изумленный взгляд Дэмьена и подавила драматический вздох: — Не волнуйтесь, мистер Сауэр, я не собираюсь привыкать к комфорту.

— Что это значит?

— Мое восхищение выдвигающимся телевизором не мешает мне понимать, что произойдет завтра.

— Что же произойдет завтра?

— Я вернусь к работе и буду жить в красном доме.

— К работе — возможно, — сказал он. — Но ты не будешь жить в том доме.

— Буду.

— Нет. — Он скрестил руки на груди и ждал ее согласия.

Она не согласилась:

— Думаю, так лучше.

— Не для меня. У тебя уже был один несчастный случай. Я не рискну взять на себя ответственность за второй.

— Не рискуешь, ха? — хитро сказала она.

— Не с тобой. — Его синие глаза сверкнули.

Ее обдало жаром. Великолепно, подумала она. Дважды за пять минут.

Желание вспыхнуло с удвоенной силой. Она хотела, чтобы он поцеловал и снова коснулся ее. Страх завладел ее сердцем, вступил в войну с искрами желания, разогревающими кровь. Что бы он подумал, если бы увидел ее шрам, это отвратительное напоминание о прошлом, которое оба хотели забыть?

Но ей не стоило волноваться. В тот момент Дэмьен думал о чем-то совершенно другом.

— Если ты вернешься в красный дом, случится худшее, — говорил он, — ты сможешь предъявить мне иск.

Он думал о бизнесе.

— Правильно. — Чувствуя себя дурой, она возвратилась к телевизору и начала просматривать каналы. — Я не могу иметь такой.

Они замолчали на мгновение. Потом Дэмьен указал на что-то в телевизоре:

— Эй, что это?

— Что?

— Вернись на второй канал.

Любопытно. Она сделала это, но тут же покачала головой.

— О, нет.

— О, да.

— Эй, мы не на свидании. Я не стану притворяться, что мне нравится этот фильм.

Он отвернулся от «Грязного Гарри» и бросил на нее сардонический взгляд:

— Сколько можно терпеть Мэг Райан и Берримор? «Французский поцелуй» совсем не то, о чем я думал.

Она рассмеялась:

— Ты говоришь, что я обязана тебе?

— Да.

— Ты мог бы посмотреть его в другой комнате — у тебя есть специальная комната.

— И не видеть твоего испуганного лица, когда Клинт Иствуд говорит: «Ты чувствуешь себя удачливым? Да, панк?» Что за удовольствие?

— Ты — садист.

Он не ответил, только наклонился и нажал кнопку связи на столе у кровати.

— Да, мисс Йорк?

— Нам нужен поп-корн, Олин.

Дворецкий озадаченно помолчал, потом ответил:

— Ах да, сэр.

Дэмьен посмотрел на Тэсс, поднял бровь:

— Масло?

Она фыркнула:

— Ты шутишь?

— Немногое изменилось за шесть лет.

Он рассмеялся:

— Еще масло, Олин.

— Хорошо, сэр.

Дэмьен сбросил ботинки и сел рядом с ней на кровать. Достаточно близко, чтобы Тэсс вдохнула чистый аромат его волос и кожи. Достаточно близко, чтобы ее кожа покалывала от напряжения, отчаянно нуждаясь в его прикосновении.

— Можешь сделать погромче?

Она повернулась к экрану и нажала кнопку громкости.

— Итак, вы можете посмотреть, — начала она, — «Последний из Могикан».

Он застонал:

— Ни за что.

Она рассмеялась:

— После этой классики ты будешь обязан мне.

— Прекрасно. — Он потянулся, чтобы нажать на кнопку снова. — Нам еще понадобится пиво, к попкорну.

Он был на взводе.

Была полночь, фильмы закончились, пиво выпито, поп-корн съеден, комнату освещала полная луна, и Дэмьен был в кровати с Тэсс. Она не была обнажена и не сидела на нем, но он чувствовал, что вот-вот взорвется.

В середине фильма про могикан она заснула, потом во сне переместилась к нему, и они оказались рядом: Дэмьен на спине и Тэсс, свернувшись возле него, она обхватила его за талию и положила голову ему на грудь.

Он не был олухом, но сегодня вечером он чувствовал себя забавно, сексуально и странно сладостно — как в старые добрые времена. И он хотел, чтобы это не заканчивалось. И в его силах было это сделать.

Мог ли он просто закрыть глаза, заснуть и проснуться с нею рядом? Мог? Он склонился и поцеловал ее в макушку, от мягких рыжих завитков пахло яблочным шампунем. Он усмехнулся. Это был тот же самый шампунь, которым она пользовалась в колледже.

Она пошевелилась, ее колено высунулось из-под халата и скользнуло вдоль его бедра. Еще бы чуть выше, подумал он, и она бы почувствовала, как он возбужден.

Она снова пошевелилась, подняла голову, посмотрела на него мутным тяжелым взглядом, пытаясь сосредоточиться:

— Дэмьен?

Он провел большим пальцем по ее нижней губе:

— Да, милая?

— Я хотела тебя. — Она говорила мягко и медленно, как будто все еще спала. Потом ее глаза закрылись снова, и она покачала головой: — Я так сильно хотела тебя...

Его тело застыло. Он приподнял пальцем ее подбородок поближе к себе:

— Что ты сказала?

Она снова открыла глаза и, было похоже, что спросонья она не совсем понимает, что происходит:

— Что ты только что сказала, Тэсс?

Она облизала губы:

— Я хочу тебя.

Этого было достаточно, чтобы разжечь пламя в высохшем на солнце хворосте.

Он опустил голову и поцеловал ее, нежно и медленно, ожидая получить ответ. Она прикоснулась к нему губами вначале настороженно и быстро. Но как только его рука поласкала ее шею, расслабилась и открылась ему.

Дэмьену едва хватило самообладания, чтобы тут же не посадить ее сверху и не овладеть ею. Каждый нерв, каждый мускул трепетал, когда она скользнула рукой по его груди, по шее и по лицу, и он позволил себе взять ее.

Он перевернулся, как одержимое животное, положил ее на спину и оказался сверху. Минуту он лишь смотрел в ее блестящие глаза, на этот желанный приоткрытый рот, вздымающуюся и опускающуюся при дыхании грудь. Она принадлежала ему. Скоро ему придется отпустить ее, но пока, сейчас, она была его.

Он наклонился и поцеловал ее рот, подбородок, потом стал спускаться к шее и ключице. Он хотел чувствовать каждую ее часть, заниматься с ней любовью до изнеможения, чтобы у них не осталось сил говорить о прошлом или даже думать о нем.

Возможно, тогда она исчезнет из его мыслей, он вернется в Калифорнию и вздохнет спокойно.

Его руки скользнули по ее тонкой ключице, он сдвинул легкую ткань халата, открыв полную упругую грудь. Она выгнула спину, подав вперед напряженные, розовые соски. Дэмьен коснулся одного из них пальцами, потом поцеловал напряженный пик и мягко куснул его.

— Дэмьен... — сладострастно застонала она, пытаясь встретиться с ним губами.

Но Дэмьен не мог больше ждать. Он должен войти в нее, должен вкусить ее.

Он потянулся к узлу на поясе ее халата. Но едва только развязал его, Тэсс взяла его за руку и сжала ее.

— Дэмьен. Пожалуйста. Больше не надо. Я не могу.

Она была похожа на раненую птицу, и Дэмьен наблюдал, как Тэсс снова закрыла себя халатом.

Кровь молотком стучала в жилах Дэмьена, в голове, груди и паху. Но он не потребует и не попросит ее вывести его из этого жалкого состояния. Это не в его стиле.

Вместо этого он отодвинулся от нее, встал с кровати и стоял рядом, возбужденный до такой степени, что молния на его джинсах готова была вот-вот разойтись.

Тэсс уставилась на одеяло. Она хотела умереть.

Она сидела в ярком свете круглой луны, не глядя на Дэмьена, не желая думать о том, что будет дальше. Она позволила зайти слишком далеко. Снова. Что случилось с ней? Она теряла самообладание, когда дело касалось этого человека?

Она схватила одеяло и натянула его на ноги. Она вела себя, как дура. Дэмьен чуть-чуть не коснулся ее шрама.

— Тэсс?

-Да.

— Посмотри на меня.

Трусость была ей несвойственна, и она подняла на него глаза. В животе словно защекотало: настолько сексуально он выглядел, со своими небрежно взъерошенными волосами, взглядом из-под тяжелых век, пылающими щеками.

— Что случилось? — спросил он, сумрачно взглянув на нее.

— Этого нельзя допустить.

— Это уже случилось.

Он был прав. Они начали что-то, и как можно было теперь отступать?

— Я была полусонной, Дэмьен, и мне было так хорошо...

— Не пытайся притворяться, что ты не хотела этого, Тэсс, потому что...

— Нет. — Она покачала головой. — Я действительно хотела этого, но теперь...

Его глаза были дьявольски темными и опасными.

— И теперь? Что?

Она уставилась на него, пытаясь придумать ответ. Если она, солгав, поступит жестоко, это не помешает ему желать ее. Но вряд ли остановит флирт и фривольные моменты. Этого она хотела?

Нет, но она не могла допустить, чтобы он узнал ее тайну. И поэтому защитит себя любой ценой.

— Теперь я знаю, что нечестно продолжать это, — сказала она спокойно.

Он поднял бровь:

— О? Как так?

— Потому что, когда я целовалась с тобой, то думала... — Она остановилась. Она не могла.

У него был такой вид, словно он готов был убить ее. Наконец Дэмьен прорычал:

— Говори до конца, Тэсс.

— Нет.

Он посмотрел на нее, повернулся и ушел.

Ее сердце застучало в груди. Это было смешно, безумно и по-детски. Она была взрослой женщиной, в конце концов.

Его рука была на двери, когда она окликнула:

— Постой. Подожди, Дэмьен.

Он обернулся через плечо, сказал с равнодушием в голосе:

— Что?

— Это неправда.

Он ничего не сказал.

Она продолжала:

— Это неправда. — Она выдохнула. — Нужно было как-то остановить тебя, поэтому я солгала. Ты был прав. Мне нравилась каждая секунда, когда ты целовал и прикасался ко мне. Мне давно уже не было так хорошо. Но другого способа остановить тебя я не придумала.

Сжав челюсти, он прислонился к двери:

— Почему?

Она покачала головой:

— Мне сложно ответить на этот вопрос.

Он стукнул кулаком в дверь:

— Черт возьми! Слушай, Тэсс, это нелепость.

— Возможно. Но для меня это — моя жизнь.

Он выругался.

— Дэмьен, я возвращаюсь в красный дом завтра.

— Ты никуда не пойдешь, — с угрозой проговорил он, взгляд его был жестоким и пристальным. — И предупреждаю тебя: не втягивай меня в это снова.

Он больше ничего не сказал, повернулся, схватился за ручку двери и широко распахнул ее. Через секунду он ушел.

Тэсс откинулась на подушке, чувствуя себя несчастной и одинокой. И что еще хуже — на подушке остался его запах.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

 Поскольку первая неделя ремонта приближалась к концу, красный дом приобрел совершенно иной вид. От старья Тэсс безжалостно избавилась: теперь тут были новые рамы, новая плитка, новая ванна и туалет, новые кабинеты и новые люстры. Тэсс настойчиво трудилась, с некоторой помощью Дэмьена и нескольких субподрядчиков.

Сегодня выкладывали красивые винтажные полы, которые заказала Тэсс. Обычно дом красили до настила полов, но из-за ее травмы все пошло не так, как всегда.

Удостоверившись, что работа движется, Тэсс попросила, чтобы Дэмьен отвез ее к Джексону выбрать новую мебель для кухни.

Хотя ноге было намного лучше, поездка все же была проблемой.

Они не говорили ни слова о прошлой ночи ни в красном доме, ни по дороге к Джексону, ни по пути к магазину «Хаббардз Тайл энд Стоун». Тэсс полагала, что все к лучшему. Лучше всего сделать работу и покончить с этим. Никакой путаницы, никаких извинений и никаких раскрывшихся тайн. Но, с другой стороны, ей так не хватало близости, которая возникла между ними вчера вечером, наслаждения, его горячих губ и поцелуев.

Пока продавец сновал около нее, Тэсс провела рукой по черному граниту, который она выбрала. Она вздохнула:

— Это великолепно. — Потом она указала на чистый белый камень. — Но это практично.

Дэмьен закончил разговор по сотовому телефону, затем заявил сухо:

— Ты знаешь мое мнение относительно того, что практично.

— Знаю.

— Ну, тогда ты знаешь, что выбрать.

Тэсс попросила продавца оставить их на минутку, потом повернулась к Дэмьену:

— Ты всегда себя так ведешь в делах?

— Как?

— Расточительно. Я не могу понять, как ты при этом делаешь много денег.

— Не во всех проектах.

Она не хотела ссориться и заговорила мягче:

— Если ты собираешься продать дом, каков смысл отделывать его с таким пристрастием и вкладывать в него душу?

Он удивился:

— Кто тебе сказал, что я собираюсь продать его?

Его телефон зазвонил снова. Он посмотрел на номер, затем отправил звонок в голосовую почту.

— Так что ты собираешься сделать с ним, Дэмьен? — допытывалась она, словно его ответ был для нее вопросом жизни и смерти. — Держать его как инвестиционный резерв?

— Не знаю.

— Передать его следующему поколению Сауэров? — настаивала она.

Он пожал плечами:

— Возможно. Но это будет через некоторое время. Мне стоило бы жениться сначала.

— Тебе не нужно жениться...

— Если я собираюсь заводить детей, то придется.

Тэсс замолчала, прекратила задавать вопросы, на которые она не хотела получать ответы. От мысли о Дэмьене, имеющем детей с кем-либо еще, ей стало физически плохо. Думать о том, что при этом он должен будет выполнять супружеские обязанности, было невыносимо.

Странно, но раньше она никогда не думала об этом. В течение всех шести лет жизни с Генри в ее голове никогда не появлялась мысль о том, что Дэмьен Сауэр женится и станет отцом.

И теперь он говорил об этом так, как если бы это могло действительно произойти.

Опасаясь, что он прочитает ее мысли по глазам, она отвела взгляд, сделав вид, что разглядывает гранит. И как бы между прочим усмехнувшись, произнесла:

— Просто не представляю тебя семьянином. Нет, только не это!

— Я — старомодный парень, Тэсс.

— Конечно. — Она заставила себя засмеяться, но смех получился грустный. — Завсегдатай модных курортов и миллионер имеет склонность наказывать женщин за их ошибки.

— Только одну женщину, — сказал он, пристально глядя на нее.

— Правильно.

Он добавил:

— И когда ты сделала вывод, что бросить меня было ошибкой?

Она открыла рот, собираясь возразить, но вовремя прикусила язычок, вспомнив, ведь она только что случайно оговорилась. По поводу сделанной ошибки... когда оставила его.

Тэсс вздохнула. Смотреть правде в лицо не хотелось, еще меньше — говорить об этом, и она постаралась увести его от сложной для себя темы разговора:

— Так ты скажешь мне, что планируешь сделать с домом, или нет?

Он нахмурился:

— Решу, что сделать с ним, когда работа закончится.

Она растерянно пожала плечами:

— Прекрасно.

— Так ты берешь гранит?

— Да.

Дэмьен обратился к продавцу:

— Она возьмет этот гранит.

Потом он ушел, прижав к уху сотовый телефон.

* * *

Ему не спалось.

Снова.

Дэмьен поглядел на часы. Полночь. Что происходит с ним? Из головы не выходили мысли о ней. Сейчас она спала внизу в холле, а он хотел снова оказаться рядом с ней, ощущать тепло ее тела, ее руку на своей груди.

Он скатился с кровати, надел футболку и свитер. Он будет ослом, если думает, что она обрадуется ему в постели, будто ничего не случилось, словно она обязана была ждать его, как и шесть лет назад.

Однако ноги сами несли его в холл, и вот он уже стучит в ее дверь прежде, чем мог убедить себя не делать этого.

Она не ответила, и он постучал снова, даже назвал ее по имени. Не дождавшись ответа, Дэмьен собрался вернуться в свою комнату. Но потом у него возникло странное волнующее чувство, и он решил войти и, если потребуется, дать отпор ее гневу.

Он тихо открыл дверь. В комнате стоял полумрак. Шторы были задернуты, но лунный свет проникал сквозь них, обозначив контуры мебели. Он подошел к кровати и, не веря своим глазам, растерянно заморгал. Потом потянулся и включил ночную лампу. У него свело живот. Кровать была тщательно заправлена, и все вещи Тэсс исчезли. Дэмьен, пробормотав проклятие, вышел из комнаты и отправился на поиски Олина.

...С большим обручем малярной ленты на запястье, как с браслетом, Тэсс перешла к следующему окну. Завтра будет покраска, и ей хотелось все подготовить. В гостиной в доме Дэмьена, откуда она ушла, она ощущала себя и уютно, и в то же время неловко. Хотелось, чтобы он был рядом с ней в постели, смотреть с ним кино, ощущать тепло его тела... Она наклеила ленту на стекло. Цвет краски, выбранный ею накануне, был великолепным, но главная ее гордость — новые полы. О, это было потрясающее зрелище. Они оказались настолько красивы, что, когда она пришла в красный дом сегодня вечером, то просто села посреди гостиной и рассматривала их целых полчаса. По сравнению с ними бежевый ковер в ее квартире ни на что не годился.

Внезапно дверь распахнулась и в проеме появился Дэмьен, взбешенный, как дьявол, но в ярости он был еще более обворожителен.

— Боже! — Тэсс схватилась за грудь, чувствуя, что сердце вот-вот выскочит.

— Собирай вещи, пойдем, — произнес Дэмьен тихим зловещим голосом.

Она впилась в него взглядом:

— Ты чертовски испугал меня.

Он закрыл дверь и вошел в комнату, его длинное шерстяное пальто развевалось, словно плащ повелителя тьмы.

— Как будто ты не знала, что я приду за тобой.

— Ну, конечно, знала. Но я думала, что это будет утром. — Ей начинало казаться, что от этого человека нельзя сбежать. — Как ты узнал, где я?

— Не имеет значения.

— Олин нажаловался на меня, так?

Дэмьен поднял подбородок:

— В его обязанности входит информировать меня обо всем, что происходит.

Она вздохнула. Бедный парень. Не следовало ставить Олина в такое неловкое положение.

— Не сердись на него. Я попросила его подвезти меня, сказала, что это вопрос жизни и смерти.

— Какова бы ни была причина, он сделал ошибку, и он уволен.

Сочтя эту тему закрытой, Дэмьен наклонился и сдернул непромокаемый брезент, покрывавший пол. Тэсс наклонилась рядом, ее нога слегка заныла от этого движения. Он посмотрел на нее.

— Полы великолепны.

Когда до Тэсс дошел смысл ранее сказанного, ее бросило в жар, несмотря на то, что по спине пробежал холодок. Однако она не подала виду и легким игривым голосом спросила:

— Ты ведь не собираешься увольнять его, да?

Взгляд его синих глаз смягчился, и он слегка пожал плечами:

— Нет. Но следовало бы.

— Спасибо. — Она присела.

Дэмьен прошел и опустился на корточки среди тканей, ведер и краски. Он казался слишком красивым и безупречным на фоне всего этого.

— Ты только не исчезай больше, Тэсс. Я просил тебя оставаться в...

— Пожалуйста, Дэмьен, — она предостерегающе подняла руку, чтобы не дать ему договорить. — Я не твоя пленница, а ты не мой господин.

— Речь не о том, чтобы держать тебя в заточении.

— О чем же тогда?

— О твоей безопасности, черт возьми!

Она вздохнула:

— Это был один несчастный случай. Этого не произойдет снова.

Его глаза зажглись.

— Правильно, этого не произойдет, потому что ты возвращаешься со мной.

— Нет, — сказала она твердо.

— Нет?

Он выглядел настолько потрясенным, настолько раздраженным, она не могла не рассмеяться.

— Знаю, тебе неприятно это слышать, — произнесла она, слегка успокоившись. — Уверена, что ты не часто слышишь подобное.

— Тэсс...

— Мне тут нравится. Я чувствую себя комфортно в этом доме.

— То есть в моем доме тебе не комфортно? — нахмурясь, спросил он.

Она вздохнула. Неужели он ничего не понял?

— Дэмьен, я не могу оставаться там... с тобой.

Он иронично усмехнулся:

— Боишься того, что было вчера вечером?

— Откровенно говоря, да.

Он взял ее за руку, потом наклонился и прикоснулся губами к ладони.

— Милая, не имеет значения, где мы. В том доме или в этом.

— Значит, зачем противиться? Ты это хочешь сказать?

Она ощутила его горячее дыхание на запястье и почувствовала себя слабой. Определенно, он все еще помнил, какие места у нее самые чувствительные.

— Почему бы не дать себе волю, Тэсс?

— Я уже сделала это однажды, и все оказалось... оказалось не таким, как мне представлялось.

Он свел брови:

— О чем ты говоришь? О себе и Генри?

Она кивнула.

— Хочешь рассказать мне, что случилось?

— А тебе надо знать об этом, чтобы использовать все против меня?

Он ничего не сказал. Не согласился и не возразил.

Она выдернула руку и покачала головой:

— Я права, да? В тебе есть нечто, что заставляет причинить мне боль?

Тишина была ответом на ее вопрос. Дэмьен долго смотрел на нее, наконец сказал:

— Если я буду честен с тобой, то могу ли я рассчитывать на то же самое от тебя?

Она запаниковала. Насколько честной она может себе позволить быть с ним?

Но пока эти вопросы кружили в ее мозгу, Тэсс, взглянув на него, кивнула.

— Да, я хочу причинить тебе боль, — тихо проговорил он. — Чтобы ты хотя бы частично имела представление о том, что чувствовал я, когда ты уехала. Даже после того, как мы будем вместе, даже когда займемся любовью — и ты и я знаем, что это случится, — я все еще буду хотеть причинить тебе боль, потому что я — негодяй, злодей. — Он потянулся и коснулся ее лица кончиками пальцев. — Когда ты уехала, я стал кем-то другим — машиной, человеком без души.

Его слова ножом врезались в ее сердце. Шесть лет назад она оставила человека, которого любила, погнавшись за призрачным счастьем. Ошибка стоила ей очень дорого. Теперь пришла ее очередь сказать ему правду, и он ждал. Тэсс знала, что не откроет ему всего, но Дэмьен имел право услышать ровно столько, сколько она хотела рассказать.

— Мой брак был самообманом. — Она заметила удивление на его лице, но продолжала: — Я мечтала жить счастливо, иметь прекрасную семью. Генри обещал это, и я поверила. Когда мы познакомились друг с другом в колледже, это был простой и милый человек, но через неделю после свадьбы он показал свое истинное лицо.

— И каким он оказался? — мягко спросил Дэмьен.

Она сглотнула ком в горле:

— Скупое, манипулирующее людьми чудовище.

Дэмьен ничего не сказал, просто уставился на нее.

— Ты думаешь, я получила по заслугам, верно?

Он встал, протянул ей руку:

— Подвинься, Тэсс.

— Генри убил во мне веру и надежду.

Тэсс внезапно почувствовала усталость. Она протянула Дэмьену руку и встала на ноги.

— Ты думаешь, что я заслужила это... — снова начала было она.

Но Дэмьен явно не собирался продолжать разговор.

— Возьми свои вещи, — сказал он. — Мы возвращаемся домой.

Дэмьен сидел на табурете в магазине Ванды. Магазин давно закрылся, но когда он показался на пороге несколько минут назад, она без разговоров открыла ему дверь.

С растрепанными седеющими волосами и в таком толстом халате, что он мог сойти за зимнее пальто, Ванда налила обоим по чашке кофе, затем села рядом прилавком, с украшенным к Рождеству.

— Ну и ну...

— Знаю. Уже поздно.

— Не бери в голову, — сказала она. — Ты собираешься рассказать мне, в чем проблема, или я должна догадаться?

Проблема. Он сам не был уверен. Просто захотел уйти из дома после того, как доставил Тэсс домой и пригрозил Олину штрафами, если тот еще раз подвезет ее к красному дому посреди ночи.

Ванда ворчала:

— Прекрасно. Попробую угадать. Бизнес?

— Нет.

— Значит что-то личное. Не люблю обсуждать, но сделаю это. Выведаю.

Часы с кошкой над плитой промяукали дважды. Два часа утра. Дэмьен запустил руки в волосы:

— Знаешь, в чем секрет моего успеха, Ванда?

Она усмехнулась:

— Умная голова, прекрасный человек.

Он хмыкнул без особого энтузиазма:

— Нет. Желание выжить и мертвая хватка. — Он сделал глоток кофе. — Я составил план и в точности довел его до конца. Никаких долгих размышлений, никакой доброты, никакого сострадания.

— И?

— И у меня есть сомнения по поводу моего плана.

Она встала, потянулась через прилавок и взяла маленькую бутылку:

— Почему?

— Не знаю.

Но на самом деле он знал. Услышав признания Тэсс о ее неудачном браке с Генри, оказавшимся чудовищем, он долго размышлял над своим планом причинить ей боль. Если это уже сделали без него, как мог он...

Ванда подлила чего-то из маленькой бутылочки в каждую чашку с кофе. Кажется, это виски.

— Ты просто не хочешь назвать причину, потому что из-за этого будешь в меньшей степени чувствовать себя мужчиной.

Дэмьен улыбнулся. Она никогда не оставляла его один на один с неприятностями. Больше пятнадцати лет он жил без родителей и все это время прекрасно справлялся. Потом встретил Ванду, и она предложила свою дружбу и мудрый совет и за эти годы стала для него почти матерью.

— Это женщина, которую ты видела, — рыжеволосая, — хмуро признался он.

Ванда кивнула:

— Я так и думала. Но, Дэмьен, милый, ты не можешь позволить любви влиять на твои решения.

— Ты — единственная женщина из всех, кого я знаю, кто сказал бы это.

Ванда только улыбнулась и отпила глоток кофе.

— И кстати, — добавил он, — любовь здесь ни при чем.

— Нет?

— Нет. — Потом он поправился: — Ну, теперь не о любви. Любовь, которая была в прошлом, швырнули мне назад в лицо, и ты знаешь, как мужчины воспринимают подобное.

— Да. Так пользуйся этим. Используй гнев и боль, и попранную гордость. Пользуйся моментом, чтобы прекратить свои долгие размышления.

— Почему ты не пытаешься отговорить меня от моего плана и ступить на путь прощения?

Ванда вылила оставшийся алкоголь из бутылки в свою пустую кофейную чашку.

— Черт, Дэмьен, если я посоветую тебе простить и идти дальше, значит, мне придется сделать это самой.

— О ком ты говоришь?

Он знал, что Ванда уже несколько месяцев встречалась со своим поставщиком продукции. Дэмьен не настолько хорошо знал парня. Но его имя было ему известно.

— Это — Паоло? Вы повздорили? Я сверну ему шею, если он причинит тебе боль.

— Нет, нет. — Она покачала головой. — Это не касается Паоло.

— Ну, кто же это тогда?

— Ты его не знаешь, это мой первый муж.

— Ты была замужем?

— Ну, хватит. Мое прошлое — это мое личное дело, и у меня больше нет времени. — Она осушила чашку, и Дэмьен встал. — Мне нужно выспаться, а тебе вернуться к своей жизни. — Она наклонилась и поцеловала его в щеку. — Осторожней на дороге, хорошо?

— Конечно.

Дэмьен выпил оставшийся кофе, но не тронулся с места. Ванда была права. Каждый раз, как только он начнет чувствовать свою привязанность к Тэсс и в нем проснется жалость к ней, нужно мысленно вернуться в прошлое и вспомнить, как она ушла, совершенно не подумав о нем и его чувствах.

Ему надо пересмотреть свой план. Он должен помнить, что вернулся в Миннесоту не для того, чтобы завести роман. Необходимо сблизиться с Тэсс, заставить ее влюбиться в него, а затем отплатить ей.

И как только ее нога полностью заживет, он сразу же сделает это.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

 Швы сняли, и нога не болела. Тэсс вышла из кабинета врача без костылей и бинтов. Доктор, даже после того как Тэсс заверила его, что все в порядке, настоял на своем визите в дом Дэмьена с заключительным осмотром. Но у Тэсс не было желания чувствовать себя инвалидом. Теперь она могла ходить, работать и снова водить машину. И Дэмьен, слава богу, не возражал, когда она сказала, что собирается поехать к врачу на такси, а не на его автомобиле. Выходя из здания и подходя к ожидающему такси, Тэсс думала, что Дэмьен не сделал ей ни хорошего, ни плохого за эти несколько прошедших дней.

Доставив Тэсс домой после ночного побега на стройку, он устроил ее на ночлег, затем исчез. Могло ли стать причиной этому то, что она рассказала ему о Генри и своем браке?

Сидя на заднем сиденье такси, она задавалась вопросом: разочаровала ли она Дэмьена или просто он не хотел иметь с ней дело? А может, у него на примете был кто-то еще. Представив его рядом с другой женщиной, она почувствовала себя так, словно из ее легких выдавили воздух.

Когда такси подъехало к маленькому красному дому, она сразу увидела Дэмьена и невольно залюбовалась им. Легкий морозец подрумянил его щеки, из-за чего его синие глаза казались ярче, чем обычно, и блестели, как сапфиры.

На нем была рабочая одежда. Он сгреб снег с большого участка травы и, накрыв ее непромокаемым брезентом, поставил на него кухонные шкафы. Дэмьен не смотрел в ее сторону до тех пор, пока она не подошла вплотную.

— Привет, — окликнула она его.

Он поглядел через плечо:

— Привет.

— Что ты делаешь? — спросила она его.

— Чищу шкафы.

— Они выглядят как новые.

— Над ними надо поработать.

— Ну, а я только что от доктора, и он разрешил мне ходить.

— И что это значит? — спросил он.

— Это значит, что тебе больше не придется ничего делать. Иди домой, возвращайся к своей обычной жизни, а я теперь займусь всем этим сама.

Он помолчал, думая над ее словами, затем сказал:

— Я так не думаю.

— Не поняла?

Он стоял, глядя ей в глаза.

— Я решил, что мы вместе закончим этот дом.

Ее сердце учащенно забилось.

— Да?

— Да.

— Почему?

— Это будет весело.

— Да, но это противоречит цели?

Он поднял голову:

— Какой цели?

— Заставить меня страдать, потом избавиться от моей задницы.

Коварная улыбка тронула его губы.

— Я думаю, что твоя задница прекрасна.

Ее обдало жаром, и у нее подкосились ноги. Она попыталась сдержать улыбку.

— Дело в том, — начал он, — что мне нужно возвратиться в Калифорнию быстрее, чем я планировал сначала.

— А... — Она попыталась скрыть разочарование.

— Нужно, чтобы все было готово к среде.

Она удивленно посмотрела на него:

— Но это через два дня.

— Правильно.

Было видно, как он загорелся этим делом, но Тэсс не хотела притворяться, будто и ей тоже интересно:

— Я лучше позвоню и узнаю, как быстро нам смогут привезти мебель.

Пока она шла к дому, Дэмьен посоветовал ей вдогонку:

— Предложи деньги, чтобы решить проблему. Обычно это всегда срабатывает.

Тэсс не поняла. Какой же этот парень на самом деле? Этот хамелеон? То чуткий и уязвимый, то холодный и требовательный.

Она вошла в дом, достала сотовый телефон и набрала номер «Хаббардз Тайл энд Стоун». И пока она говорила с менеджером об изменении даты поставки, то старалась не думать о том, что всего через два дня Дэмьен исчезнет из ее жизни навсегда.

Несмотря на то, что день был долгий и скучный, сделано было многое. Шкафы были вычищены и прикреплены к недавно покрашенным кухонным стенам. Ванная была полностью отремонтирована, спальня тоже. Оставалось поработать над мебелью. Тэсс уже привезла третью часть купленного у господина Оппа. Две другие компании-поставщики ухватились за предложенные им дополнительные наличные деньги и должны были доставить заказ в красный дом завтра утром.

Тэсс стояла в гостиной и вздыхала. Она не ожидала, что снова полюбит этот дом. Он всегда был милым, но теперь стал современным и великолепным. Именно таким Тэсс мечтала бы видеть свой собственный дом, будь у нее средства. Он был прекрасен, и, без сомнения, какая-нибудь симпатичная маленькая семья, узнав о нем, сразу же его купит.

Пока Дэмьен ходил за пиццей, Тэсс решила принять душ и прилечь. Она направилась в ванную комнату. Ванна из камня, выбранная Тэсс, выглядела очень симпатично. Что плохого, если она попользуется ею?

Она присела на край ванны и открыла кран. Полилась горячая вода.

Через десять минут она уже лежала по шею в пене, представляя себе синеглазого мужчину с темными волосами, который был готов исследовать каждый дюйм ее тела. Только она собралась позволить ему мысленно сделать это, как раздался стук в дверь ванной.

— Тэсс?

Громкий голос Дэмьена вернул ее в реальность, и она села, расплескав воду через край ванны.

— Да. Что?

— У тебя все в порядке?

— Да. Конечно. Я просто моюсь.

— В новой ванне? — Она услышала удивление в его голосе.

— Я должна была убедиться, что она...

— Пригодна? — подсказал он.

— Удобна.

— Я принес пиццу и чесночные головки, как ты любишь.

Она улыбнулась и крикнула:

— Можешь начать есть, если хочешь!

— Нет, я подожду. Не спеши.

Да уж. Как будто она могла спокойно лежать, пока он ждет ее. Нереально.

— Я уже закончила, — ответила она, вставая и выходя из воды.

Но нечаянно она уронила на пол мыльницу, которая громко стукнулась о плиточный пол.

— Черт возьми! — воскликнула она, нагибаясь, чтобы поднять мыло.

Тэсс поняла свою оплошность слишком поздно. Раздались его шаги, и дверь открылась прежде, чем она успела схватить полотенце. Ее сердце бешено застучало, а из горла вырвался немой стон, потому что сейчас он увидит ее ногу. Шрам на ее ноге.

Нет, нет. Она не позволит этому случиться.

Но было слишком поздно. Он уже вошел.

— Что произошло? Ты в порядке?

— Уйди, Дэмьен! — воскликнула она в панике. — Пожалуйста.

Но Дэмьен, увидев то, что она так скрывала, не в силах был отвести пораженный взгляд:

— Тэсс?

Она почувствовала себя невесомой, покинувшей тело.

Он склонил голову набок и, прищурившись, рассматривал ее багровый, уродливый шрам от ожога, который пять лет назад перечеркнул гладкую, красивую кожу.

— Что, черт возьми, с тобой случилось?

Она почувствовала себя несчастной и покачала головой:

— Пожалуйста, уходи.

Его пристальный взгляд встретился с ее взглядом.

— Это был несчастный случай?

— Нет. Прошу тебя, уйди.

— Кто сделал это с тобой?

Он выглядел испуганным:

— Кто... — Он подошел ближе. — Боже...

— Дэмьен, умоляю, не надо. — Она схватила полотенце с крючка и обернула его вокруг себя.

— Почему ты не говорила мне? — потрясенно произнес он, подходя к ней и заключая в объятия. — О, мой бог, почему ты не приехала ко мне?

Она покачала головой:

— Я не могла.

— Могла.

Ее полотенце соскользнуло, и она попыталась натянуть его снова, но Дэмьен остановил ее.

Она умоляюще посмотрела на него:

— Оно мне нужно.

— Брось полотенце.

Он заглянул в ее глаза своим беспокойным взглядом, и она увидела того самого мальчика из прошлого. И он был совершенно потрясен.

— Я убью его.

— Слишком поздно.

Он обнял ее и притянул поближе, целуя ее волосы, ее шею, ее рот:

— Тебе нужно было приехать ко мне.

Обнаженная, со своим шрамом, она чувствовала себя перед ним абсолютно беззащитной.

— И что бы ты сделал, Дэмьен? Сказал бы, что я заслужила это?

Он приподнял ее лицо за подбородок так, что она смогла увидеть страсть в его глазах:

— Никогда, ты слышишь меня? Никогда...

Не успела она ответить, как он поднял ее на руки и вышел из ванной.

Она обняла его за шею:

— Куда ты несешь меня?

— Куда-нибудь, где я смогу как следует расцеловать тебя, — ответил он.

— Ты уже целовал меня.

Он остановился у двери в спальню, пристально посмотрев на ее губы:

— Мне нужно, чтобы для этого поцелуя ты лежала на спине.

Волнение боролось в ней с паникой. Как часто она мечтала о том, как он будет трогать ее, целовать, раздвигать ей колени и языком сводить ее с ума. Но в каждой такой фантазии ее нога была гладкой и красивой, без уродливого шрама.

Она не хотела, чтобы Дэмьен видел и касался его...

Он положил ее на кровать и, склонив голову, начал мягко целовать пальцы на ноге, потом слегка покусывать ее лодыжки. Потом он дошел до икр и колен, и Тэсс желала наслаждаться этим, но не могла расслабиться. Он так близко видел и чувствовал ее шрам.

— Нет, Дэмьен, пожалуйста. — Она прикрыла рукой грубую кожу.

— Милая, позволь мне прикоснуться к тебе, пожалуйста. — Его теплая рука продвинулась по ноге, мягко отодвинув руку со шрама.

Тэсс едва дышала:

— Я не... не могу... он такой уродливый...

— Нет, милая. Ты прекрасна.

И вот он уже покрывает мягкими поцелуями грубую, чувствительную поверхность ее шрама, и Тэсс одновременно любила и ненавидела это. Пока в ее мозгу роились мысли и страхи о прошлом, Дэмьен продолжал нашептывать сладкие, возбуждающие слова, лаская ее руками.

Со стоном, полным желания, Дэмьен продвигался вверх к влажным лепесткам между ее ног. Она ощутила его дыхание и взволнованно с облегчением вздохнула.

— Моя Тэсс, — произнес он, взяв ее под ягодицы и сжимая их. Потом он опустил голову.

Тэсс смотрела на него, на его голову между ее ног. От этого эротического зрелища ее бросило в жар.

И потом он коснулся ее языком, не спеша обводя темный бутон мягкими кругами.

— Дэмьен, пожалуйста... — Она сама не знала, о чем его просит.

Но Дэмьен ответил на боль отчаяния в ее голосе тем, что еще глубже вошел в нее своим упругим языком, пока она не начала извиваться от удовольствия, называя его имя.

Из ее груди готов был вырваться сладострастный вскрик, так ей было хорошо. Она хотела, чтобы это невероятное блаженство продолжалось вечно.

Тэсс вцепилась в белое одеяло и стонала, пока рот Дэмьена, дразня, ласкал ее. Бусинки пота выступили на лбу Тэсс, когда он руками подхватил ее под ягодицы. Несмотря на то, что ей отчаянно хотелось этого, выдержать сладостную муку было не в ее силах. Все это длилось долго, внутреннее напряжение нарастало, и она страстно желала ощутить облегчение.

Вскрикнув, она запустила пальцы в его волосы и широко развела ноги.

Дэмьен простонал и еще глубже ввел в нее свой язык. Горячая волна дрожи прошла по ее телу. Она была не властна над ним и, горя огнем, прижалась к его рту, ощущая его язык внутри себя.

Потом Дэмьен сел. Он смотрел на нее пристально, словно зверь на желанную добычу. Потом сбросил свою одежду, вынул из кармана презерватив и надел его.

Не в силах дышать, думать ясно, Тэсс наблюдала за каждым его движением, наблюдала, как его рука скользит по крупному, напряженному члену, как ходят мышцы на его груди и животе.

Мышцы между ее ног задрожали от нетерпения. Она помнила, как хорошо было их телам вместе, и ожидание было пыткой. Слишком долго они оба жаждали этого. Она хотела почувствовать его в себе.

Когда Дэмьен оказался над ней, она облизала губы. Она так изголодалась. Больше не могла ждать.

Ее ноги дрожали, но тело жаждало большего, и она открылась для него, больше не стесняясь своего шрама. Дэмьен наблюдал, как влага, свидетельство ее желания, вытекла из нее на простыни, потом коснулся ее, нащупал лепестки под влажными завитками. У Тэсс перехватило дыхание, когда кончик его пальца мучительно медленно проник в нее.

Тэсс прижалась к его руке:

— Дэмьен, пожалуйста. Я хочу тебя.

Он вошел в нее, медленно, давая ее телу все, что она хотела.

Она смотрела ему в глаза, их дыхания слились, их тела соединились, она поняла, что любит его. Или влюбилась еще раз?

Возможно, она никогда не переставала его любить.

Волна внутри нее продолжала нарастать, требуя освобождения. Она обхватила его ногами за талию, и он начал слегка покачиваться в ней, пока она не подхватила его ритм. Ее руки спустились вниз по его спине и по ягодицам. Ей нравилось ощущать его упругие мышцы, когда он толчками проникал все глубже и глубже в нее. Дэмьен склонил голову и поцеловал ее. Тэсс снова заволновалась, почувствовав приближение пика удовольствия. Тепло и блаженство пульсировали в ней, и, когда Дэмьен просунул руку между складками и открыл их пошире, прижавшись к ней сильнее, она, почувствовав его каждым дюймом своего тела, была уже почти на вершине блаженства.

Дэмьен, должно быть, почувствовал то же самое, потому что его толчки стали более яростными, лоб заблестел от пота, он прижал ее к себе еще сильнее.

— О, да, Дэмьен... — простонала она, судорожно и яростно подавшись вперед бедрами.

Последним толчком в это нежное чувствительное место Дэмьен принес ей это облегчение, и она вскрикнула. Одновременно с ней застонал и Дэмьен, его тело содрогалось от оргазма. Повторяя ее имя, он приподнимался и опускался так глубоко, как только можно. Потом его тело вздрогнуло еще раз и расслабилось.

Тэсс, тяжело дыша, обвила его руками, зажмурив глаза, ощущая небольшие толчки внутри себя. Она гладила его спину и ягодицы и, приподняв бедра, старалась почувствовать его глубоко в себе, пока их тела отдыхали.

Через несколько минут Дэмьен попытался повернуться набок, но она задержала его.

— Я же тебя придавлю, — сказал он мягко и нежно.

Она покачала головой и крепко прижала его к себе:

— Нет, мне так нравится.

Ощущать на себе вес этого мужчины было чистым блаженством, и она хотела продлить это ощущение. Но через несколько минут его слова подтвердились: тяжесть его тела слишком давила ей на грудь.

Тогда она позволила ему перевернуться на спину, и улыбнулась, когда он увлек ее за собой. Когда их дыхание восстановилось, Дэмьен, обнимая Тэсс, запустил пальцы в ее длинные волосы, играя локонами огненного цвета.

— Дэмьен?

— Хм?

— Я должна кое-что сказать.

Он помолчал, потом мягко сказал:

— Хорошо.

Она закрыла глаза, прижалась к нему:

— Тогда, шесть лет назад, когда мы были вместе, я безумно любила тебя. И думала, что такая сильная любовь, такая страсть не сможет продлиться долго. Честно, мне казалось, что настоящие, преданные отношения, те, которые могут продлиться пятьдесят лет, должны быть более спокойными и разумными.

— О, Тэсс. Это глупо.

— Знаю. Я была идиоткой.

— Ты была молода.

— Да, я была молодой идиоткой.

Он тихо засмеялся:

— Не имеет значения.

— Конечно, имеет.

— Нет, милая. Имеет значение то, во что ты веришь теперь.

Никогда еще она не чувствовала себя настолько защищенной, настолько счастливой. И пусть это чувство не могло длиться вечно, сейчас это было неважно. Она собиралась наслаждаться им как можно дольше.

Она провела рукой по его груди, поиграв светлыми завитками:

— Любовь — самый важный подарок. Я верю во второй шанс, и если испугаться своих чувств — это приведет к несчастьям и сожалениям. А я покончила с сожалениями.

Дэмьен привлек ее еще ближе и поцеловал в огненные волосы.

Тэсс уткнулась носом в его грудь:

— Я собралась уйти от него, когда он попал в аварию. Это было на следующий день после того, как он сделал мне шрам. Он преследовал меня. Он поклялся, что будет всегда идти за мной по пятам. Именно тогда он попал в автомобильную катастрофу.

— О, Тэсс. — Дэмьен осторожно поцеловал ее волосы. — Не думай об этом. Это прошло.

Она приподнялась на локте и смотрела на него, в темно-синее пламя его глаз.

— Как насчет нас, Дэмьен? У нас тоже все прошло?

Глаза Дэмьена стали жаждущими, и он стиснул зубы, но не успел ничего ответить. Тэсс прикрыла ему ладонью рот, его чувственный рот, который несколько минут назад заставил ее тело трепетать от удовольствия:

— Не отвечай. Не сегодня, не сейчас.

С рычанием он притянул ее к себе и страстно поцеловал.

— Останься здесь, со мной, — прошептала она. — Не возвращайся домой сегодня вечером.

Он прикусил ее губу, произнес хрипло:

— Я никуда не пойду.

Она улыбнулась, откинула голову:

— Значит, мы будем сотрудничать, будем вместе... теперь.

Он прижал ее покрепче, и она снова закрыла глаза. Сердце ее билось спокойно и размеренно, и она уснула.

Приближался рассвет, когда Тэсс оказалась сверху Дэмьена и с восторгом снова ощутила внутри себя его возбужденную плоть. За окном шел снег, покрывая землю, и его белое сияние падало на стены комнаты и обнаженные тела этих двух людей, занимающихся любовью.

Дэмьен смотрел на нее. Его тело напряглось от желания, и он видел, как в ее глазах плясали голодные искорки, как ее грудь то вздымалась, то опускалась и покачивались бедра. Он сотни раз представлял себе этот момент, но ничто не могло сравниться с реальностью.

Она положила ноги ему на плечи, а руки — на его бедра, обеспечив Дэмьену прекрасный доступ к своей набухшей плоти. Наблюдая за движением своего возбужденного тела, за этой настолько прекрасной связью и готовый умереть от наслаждения, он поместил свои большие пальцы с обеих сторон ее нежной раковины. Он осторожно открыл ее и начал массировать нежный бугорок.

Тэсс откинула голову и застонала от удовольствия. Свет играл на ее коже, превращая твердые соски в розовые бутоны и освещая шрам на ее бедре как явное напоминание об ужасном прошлом, которое она хотела так отчаянно оставить позади и никогда не возвращаться в него.

А он планировал снова причинить ей боль... Он был монстром.

Ее толчки ускорились, и мозг Дэмьена отключился. Пока он водил по ее чувственному, раскаленному добела бугорку, она выгнула спину и застонала от удовольствия.

Этого было достаточно для Дэмьена. Она покачивалась и стонала, он чувствовал, как ее мышцы сжимают его отвердевшую плоть, и, наконец, он позволил себе последовать за ней в сладкий экстаз.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

 Было почти девять утра. Дэмьен и Тэсс стояли в недавно отремонтированной кухне, почти полностью обнаженные. Они ждали, пока закипит кофейник, и весело обсуждали некоторые выбранные Тэсс покупки для дома.

Улыбаясь, Тэсс обхватила Дэмьена за шею руками.

— Кажется, припоминаю, как ты много раз повторял, что я должна рассматривать этот дом как свой собственный, когда буду делать проект.

Он обнял ее за талию:

— Это было до того, как я увидел подставку для цветов.

— Что не так с подставкой для цветов? — спросила она заинтригованно. — Это — нержавеющая сталь. Кому-то не нравится нержавеющая сталь?

— Я ударился о нее головой сегодня утром, когда наливал воду в стакан.

Она рассмеялась:

— Ты просто очень высокий.

— Эй, ты, кажется, сочувствуешь?

— Я?

— Ты — моя жена, в конце концов.

— Жена по найму, — поправила она.

Он пожал плечами. Она встала на цыпочки и быстро поцеловала его:

— Можно ее убрать...

— Ты имеешь в виду снять?

— Нет, — сказала она игриво.

— И потом еще раковина.

Она повернула голову и непонимающе уставилась на раковину из белого фарфора:

— Что не так с раковиной?

— Это — целая ванна.

— Но это красиво.

— Туда можно посадить двух детей!

— Ну, возможно, у меня будет двое детей, — поддразнила она его.

Но Дэмьену это не понравилось. Его улыбка тут же исчезла, и ясный взгляд подернулся пеленой.

— Я имела в виду, когда-нибудь, — поправилась она, заметив, что руки, обнимавшие ее, напряглись, — у меня будет своя собственная раковина, такая же, как эта, И когда-нибудь у меня будут двое детей, которых можно будет в нее всунуть.

Не намного лучше, Тэсс.

Синие глаза Дэмьена сощурились:

— С кем ты собираешься заводить детей?

Она не знала, что сказать:

— Не знаю. Я только представила...

Он отпустил ее, пошел к раковине:

— Мне она не нравится.

Ей она тоже не нравилась. Она не хотела думать о нем, имеющим с кем-то еще детей... Но это был их последний день вместе, и он не намекнул на то, что хотел бы продолжения отношений после того, как вернется в Калифорнию.

— Кофе готов, — сообщила она, пытаясь говорить беззаботным тоном. — Мебель должна быть здесь через несколько часов. — Она оглянулась. — Все-таки как много тут места, и все такое свежее и новое. Знаешь, ты мог бы сдать его в аренду, если бы захотел, и при этом держать дом в собственности. Кому-то он мог бы понравиться. В Трибьюте все-таки есть какое-то особое очарование провинциальности.

— Посмотрим, — проворчал он, стрельнув в нее хмурым озабоченным взглядом.

— Почему ты так смотришь на меня?

— Я не могу выбросить из головы мысль о тебе, имеющей с кем-то детей.

Вздохнув, она обняла его и прижалась к нему:

— Знаешь что? После прошлой ночи я немного устала. А ты?

— Нет.

Она лукаво улыбнулась:

— Думаю, что ты мог бы подремать.

Его расстроенный взгляд загорелся, когда он понял, что она имеет в виду.

Зарычав, он поднял ее на руки:

— Я несу тебя в кровать.

— Хорошо.

Его бровь коварно приподнялась. То, что спать никто не собирается, это факт.

К закату солнца все работы в доме были закончены. От начала до конца. И Тэсс еще никогда не чувствовала себя такой гордой и такой грустной. Но ей не хотелось показывать Дэмьену свою печаль. Она хотела провести с ним чудесную ночь. Обед у камина, потом повторить представление сегодняшнего утра. Тэсс слышала, как льется вода в душе, когда ставила чайник на плиту. И представила, как вода стекает по его влажному упругому голому телу.

Было понятно, что пары ночей, проведенных с ним, недостаточно. Она думала о том, что после того, как он уедет в Калифорнию, ее жизнь снова превратится в пустую ракушку, как и раньше. Она повернулась к разделочной доске и начала резать томаты для соуса. Ей хотелось знать, что чувствует Дэмьен. Конечно, он не хотел думать о ней, живущей с другим мужчиной. Но и разговоров о будущем и о своих желаниях он избегал. Может быть, ему захочется продолжать видеть ее? Или может быть, хотя бы иногда приезжать в Миннесоту?

Она задумалась и прекратила резать томаты. Одно ей было известно наверняка — они оба изменились, проведя время в Трибьюте вместе. И символом этих перемен был этот небольшой красный дом. Из чего-то разрушенного и хаотичного он превратился в уютное, теплое, надежное и счастливое место. И Тэсс, и Дэмьен тоже изменились вместе с ним.

Она выключила горелку и ушла из кухни. Ей необходимо было видеть Дэмьена, чувствовать, как его руки снова обнимают ее.

Душ все еще был включен, когда она вошла в ванную, и ее охватил горячий, влажный пар. Трепеща от желания, Тэсс сняла одежду, потом отдернула занавеску душа.

Дэмьен был еще лучше, чем она его представляла. С его упругого, мускулистого тела капала вода. Он усмехнулся и протянул ей руку:

— Нечистые намерения?

Она взяла его руку и шагнула к нему:

— Да.

— Хороший ответ, — сказал он, поворачивая ее спиной. Потом он привлек ее к себе, к своей уже твердой плоти, взял мыло в руку и начал намыливать ее. От шеи вниз по ключице и дальше.

— Дай мне знать, когда будешь чистой, — шепнул он ей на ухо.

Она улыбнулась.

Он заскользил кусочком мыла по ее груди, по каждому напряженному, твердому соску.

— Как насчет сейчас?

Она покачала головой и с дрожью произнесла:

— Нет.

Он скользнул мылом по животу, по бедрам, потом между влажными завитками на лобке:

— Здесь? Это то место, где нужна моя помощь?

Она кивнула, не в силах произнести ни слова, пока он гладил и скользил по ней мылом, словно смывая с нее печаль и неуверенности, доставляя ей блаженство снова и снова...

Фраза, «еда в постели», сегодня вечером приобрела для Дэмьена совершенно новый смысл. Как хорошая жена, Тэсс подала ему спагетти и шампанское, то и дело останавливаясь, чтобы поцеловать его, ткнуться в него носом и промурлыкать ему, что не может не думать о том, что он сделал с ней в душе.

Это был чистый ад.

И блаженные небеса.

Завтра вечером он уезжал в Калифорнию, и все в нем кричало, чтобы он остался, простил ее, бросил все и попытался быть счастливым хоть раз в своей несчастной жизни. Но что-то появилось в нем за эти шесть лет и было сильнее, чем его чувства к Тэсс. Дэмьен поставил бокал с шампанским и посмотрел на нее. Он никогда не видел ее более прекрасной. Счастье и удовольствие после занятия любовью отражались у нее на лице.

Внезапно он словно очнулся от наваждения и будто отрезвел. Только дурак мог мечтать видеть ее каждый день вот такой, каждое утро, едва открыв глаза.

Глубоко вздохнув, он попытался подавить внезапное чувство разочарования.

— Эй, Тэсс, могу я спросить тебя кое о чем?

— Конечно.

— Ты жалеешь о чем-нибудь?

Она засмеялась:

— О многом.

— Нет, я имею в виду о том, что было здесь.

— У меня не было особого выбора, если ты помнишь. — Она улыбнулась над своим бокалом шампанского. — Но нет, я рада, что приехала сюда. — Она пожала плечами. — Возможно, это началось как расплата за мое прошлое, возможно, это все еще так, но нравится тебе это или нет, теперь это самое лучшее, что происходило когда-либо в моей жизни.

Он вскинул бровь:

— Как это?

Она некоторое время смотрела на него, подбирая слова?

— Я чувствую себя свободной впервые за шесть лет... а может, и дольше.

Он смотрел на нее, не сводя глаз. Черт возьми! Его план уже начал действовать, и наковальня была наготове, чтобы сокрушить мечты, которые они построили за эти две недели. Но что? Она уже примирилась с тем, что находится здесь? Обрела свободу, и он сыграл в этом роль?

Что за черт? Разве она заслужила ощущать себя свободной после всего, через что заставила его пройти? Но имел ли он право заставить ее платить, особенно после всего, что открылось ему?

Он не знал ответа на свои вопросы. Но когда она поставила свой бокал и сдернула простыню с его тела, когда она поцеловала его в ухо, потом в шею и в грудь, Дэмьен понял, что сегодня ему не удастся найти ответ.

Ему нужна была только она, ее сердце, ее глаза, смотревшие в его глаза, когда она покрывала поцелуями его грудь, живот, спускаясь вниз к отвердевшему, как гранит, месту, до боли желавшему ее...

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

Тэсс проснулась от яркого света, залившего всю спальню, и Дэмьена в постели не было. Сначала она запаниковала, думая, что он уже уехал в Калифорнию, но когда прочитала записку, оставленную на подушке, ей стало легче.

У него была встреча, и он вернется к часу.

Пять часов... чем ей заняться? Дом был готов, мебель расставлена, бытовая техника работала. Конечно, можно было начать упаковывать вещи, но что в этом радостного?

Потом ей в голову пришла идея. Рождественский подарок для Дэмьена. Прекрасный подарок.

С бьющимся сердцем она выпрыгнула из кровати и направилась в ванную. Главное, успеть найти именно то, что она хотела. И оставить прекрасное напоминание о том, что произошло здесь, в этом доме, между ними.

Она знала, что бесполезно пытаться отыскать хороший подарок за такое короткое время, но попробовать стоило.

* * *

Дэмьен остановил свой черный автомобиль на дороге и выключил двигатель. Прежде чем выйти, он посмотрел на небольшой красный дом, прислушиваясь к себе. Какие-то чувства ощущал он, глядя на него, и какой в них теперь смысл?

Он боролся с собой, стараясь заглушить в себе то, что не давало ему покоя.

С самого первого дня его план состоял в том, чтобы заставить Тэсс полюбить его и вложить душу в этот дом, а потом, не раздумывая, продать его. Когда он принимал решение, в нем говорил холодный расчетливый циник. Теперь же Дэмьен удивлялся самому себе, каким образом за последние две недели Тэсс сумела проникнуть к нему в душу и расплавить его ледяное сердце.

Однако правда оставалась все та же, что и раньше: она причинила ему боль тем, что когда-то бросила его. Где гарантия, что этого не случится снова?

Лучше сразу отсечь все чувства, и если ей будет больно, значит, так тому и быть.

Он вышел из автомобиля на морозный воздух и направился к передней двери. Предложение, сделанное только что, сулило хорошую прибыль, и действовать нужно было немедленно. Когда он вошел в дом, все вокруг напоминало о Тэсс. Веселый огонь в камине; располагавшая к отдыху мебель в уютной гостиной; сдержанный тон стен; и эта проклятая раковина.

Потом он услышал ее. Она была в спальне, говорила по телефону оживленным голосом. Он вошел и кивнул ей в знак приветствия. Тэсс, сидевшая на кровати скрестив ноги, с распущенными по плечам волосами, заметив его, обрадованно махнула рукой. В ее ярких серых глазах блеснули искорки радости при его появлении.

— Нет, нога в порядке, — говорила она в трубку. — Мне намного лучше, Лив. Все прошло. — Потом она посмотрела на Дэмьена, и ее губы дрогнули в улыбке. — Он был великолепен. — Она еще шире улыбнулась и подмигнула ему. — Да. Честно говоря, я никогда не чувствовала себя так раньше.

У Дэмьена внутри все сжалось, поскольку он понял, о чем она говорила. Она любит его.

Черт. Она любит его. И сейчас она сказала это вслух, ему в лицо.

Она никогда не чувствовала себя так раньше.

Гнев закипел у Дэмьена внутри, и он вышел из комнаты. Он вошел в гостиную и встал у огня. Все это однажды уже было.

Он любил ее, несмотря на то, что пытался убедить себя в обратном все эти несколько недель. И раны были все еще свежими.

Возможно, продав дом, он разобьет созданный ими хрупкий крошечный мир вдребезги прямо перед ней, и это поможет ему излечиться от своей больной любви.

И будь что будет. В этот момент он услышал ее шаги, почувствовал легкую руку на своем плече.

— Это была Оливия.

— Я так и подумал.

Она обняла его:

— Как прошла встреча?

— Плодотворно.

В отличие от потрескивавшего в камине огня, в его голосе совсем не было тепла и он был совершенно бесчувственным.

— Ну, это хорошо, — сказала она, слегка озадаченная его тоном. — Это о доме?

— Да.

— О.

И это все, что потребовалось. Она отпустила его.

Он повернулся к ней лицом. Его убило выражение разочарования и беспокойства в серых глазах, но ничего нельзя было поделать.

— Мне сделали выгодное предложение.

Ее брови изумленно поползли вверх.

— Ничего себе. Даже не посмотрев дом?

— У того, кто собирается его купить, нет такой необходимости.

— Серьезно, при всей проделанной нами работе это звучит странно. Это кажется странным.

— Им неважен ремонт, — сказал он, стараясь говорить как ни в чем не бывало.

— Тогда они — идиоты, потому что...

Он тут же остановил ее:

— Сам дом им не важен...

Она сощурилась и покачала головой, и ее глаза говорили: «Жаль, ты потерял меня».

— Они хотят землю.

— Ну, дом находится на земле.

— Они хотят построить мотель здесь, и они предложили мне значительную сумму.

Сомнительный, грустный взгляд, который был у нее несколько минут назад, сменился взглядом женщины, знающей, что значит испытать боль, и готовой к этому снова.

— Они должны разрушить дом, чтобы сделать это, правильно?

Он кивнул:

— Да.

Она тяжело вздохнула и скрестила руки на груди:

— Так что ты им сказал?

— Ничего, — сказал Дэмьен спокойно. — Я спросил, где нужно поставить подпись.

Тэсс уставилась на него. Она словно вся оцепенела, и лишь горела кожа на шраме с внутренней стороны бедра.

Возможно, потому, что она имела дело с дьяволом.

Оставив Дэмьена, стоявшего у огня, она присела на кушетку. Какая же она все-таки идиотка. Ее веселое настроение, ее доверие, подарок к Рождеству, а главное — надежды на то, что у них могло быть совместное будущее, — все это было так глупо.

Конечно, им не суждено быть вместе никогда. Стоя спиной к огню, Дэмьен попытался объяснить:

— Это — бизнес. Большая сделка.

— Не сомневаюсь.

— Я хочу сказать, что все затраты компенсируются.

— Мне не нужны твои деньги, Дэмьен, — устало сказала она. По ее взгляду и тону было видно, что она оскорблена его предложением.

Но Дэмьен не понял. Какого черта она отказывается?

— Можно использовать деньги для твоего бизнеса или...

— Или ни для чего, — отрезала она с отвращением.

Но, какова бы ни была причина, он не отступит.

— Возьми деньги, Тэсс.

Она встала и подошла к нему. Губы ее дрожали, скулы были напряжены.

— Что-то не так?

Его синие глаза были почти безжизненными и апатичными.

— Что ты имеешь в виду?

— Несколько часов назад ты был со мной.

— Все меняется, — сказал он сухо.

— Что именно изменилось? Ну же, я пойму, не школьница, мы оба это прекрасно понимаем.

Он опустил глаза и направился к двери.

— Мне нужно вернуться в дом. Но ты должна помнить, что бульдозеры приедут завтра. В восемь утра.

— Что? — спросила она вслед.

— В восемь утра, — повторил он, выходя.

Она вышла вслед за ним на прохладный дневной воздух.

— Я слышала во сколько, Дэмьен.

— Они хотели все сделать быстро, Тэсс.

Вдруг до нее дошло. Какая же она глупая, что позволила заманить себя в сказку без счастливого конца. Снос дома был его целью с самого первого дня. Заставить ее построить мечту — прекрасную семью, дом, потом растоптать все это — и при этом разорвать в клочья ту девчонку, которая причинила ему столько страданий.

Дэмьен садился в автомобиль, когда она закричала:

— Остановись сейчас же!

Он остановился, потом повернулся и бесстрастно посмотрел на нее, пока она шла к нему.

— Ты замерзнешь. Вернись внутрь.

Она стояла лицом к лицу с ним, чувствуя только острое желание ударить его кулаком.

— С самого начала ты знал, что этот дом, возможно, снесут, не так ли?

— Было много возможностей.

— И ты заставил меня выбрать самые красивые материалы... — Она покачала головой. — Вынудив представить, как будто я делаю это для себя.

Он прислонился к открытой дверце:

— Я хотел, чтобы ты почувствовала, каково это, когда у тебя что-то отнимают.

Она посмотрела на него, не веря своим ушам:

— О, Дэмьен. Ты действительно думаешь, что снос этого дома станет для меня ударом?

Он не ответил, но на скулах заиграли желваки.

— Ты не понял, да? — сказала она.

От ее теплого дыхания в воздухе возникли маленькие облачка пара.

— Что не понял? — пробормотал он.

— В чем заключается вся соль этой мести. Ты действительно причинил мне боль, Дэмьен. Здесь ты не ошибся — ты преуспел. Истинная месть в том, что я действительно поверила в наше настоящее. И считала, что мы достаточно взрослые, чтобы преодолеть власть прошлого и начать то, что было настолько удивительно.

Тэсс почувствовала комок в горле, но не заплакала. Она не позволит ему это увидеть.

— Помнишь, я говорила тебе, что с Генри исчезли последние капли моей веры и надежды?

Он не ответил, и она продолжала:

— За эти недели я обрела это снова. У меня появилась вера в нас. И я, дура, снова была готова отдать свое сердце не тому человеку. — И не дав ему времени на ответ, она добавила: — Я надеюсь, что когда-нибудь ты сможешь наконец оставить то, что было в прошлом, чтобы пойти дальше. Возможно, это случится, когда этот дом превратится в бетонную пыль... Не знаю. Но с меня хватит. Я иду домой.

И с этими словами она повернулась и пошла упаковывать свои вещи, чтобы оставить красный дом, сладкие воспоминания и несбывшиеся мечты. Навсегда.

ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ

 Рождество, как предполагалось, было самым счастливым временем года для большинства людей. Подарки, елки и Санта-Клаус, счастливые пары и первые праздничные платьица для малышей. Как можно было не улыбаться соседу и не подпевать хору «Колокольчики звенят»! Но Тэсс хотелось убежать из офиса после работы, сесть в автомобиль и поехать домой — спрятаться в постели, пока не закончится праздник.

Она вовсе не была Скруджем или кем-нибудь подобным. Она хотела улыбаться и петь, но сейчас на душе скребли кошки.

Четыре дня назад она оставила Трибьют, маленький красный дом и человека, которого снова полюбила. Сегодня Сочельник, и дом, наверное, уже снесен бульдозером, а мужчина ее мечты отдыхает в солнечной Калифорнии.

С папкой под мышкой Тэсс проходила мимо кабинета Мэри.

Мэри заметила ее и окликнула:

— Эй, Тэсс. Зайди-ка на секунду.

Они с Итаном уже вернулись после медового месяца, и теперь Мэри порхала по офису так, будто она до сих пор была на седьмом небе.

Тэсс вошла и села напротив подруги. На ее письменном столе стоял улыбающийся Санта, и Тэсс едва сдержалась, чтобы не сбросить его на пол.

— В чем дело? Меня ждут...

— О, это не займет много времени. — Мэри отбросила за плечи свои светлые волосы и улыбнулась. — Тебе придется кое над чем подумать.

— Слушаю тебя внимательно.

— Ты любишь детей, правильно?

Тэсс рассмеялась:

— Конечно. Мэри, о чем ты?

— Я хочу, чтобы ты была крестной матерью моего ребенка.

Странная печаль нахлынула на Тэсс. Ей льстило, что Мэри считала ее такой близкой подругой. Но сейчас ее слова лишь напомнили Тэсс о семье, которой у нее самой никогда не будет.

Сделав над собой усилие, она улыбнулась Мэри:

— Спасибо за предложение. Это — честь для меня и большая ответственность. Мне нужно подумать об этом, хорошо?

— Конечно. — Мэри лучезарно улыбнулась ей в ответ. — После праздников и поговорим.

Тэсс кивнула:

— Да, пожалуй, после праздников самое подходящее время.

Она собралась уходить, когда вошла Оливия.

— О, как хорошо, что я тебя встретила, Тэсс, ты мне как раз и нужна.

Если Оливия беременна и ей тоже нужна крестная мать, тупо думала Тэсс, то она опоздала.

Но крастотка-брюнетка хотела видеть ее по-другому поводу.

— Твой... клиент, — сказала она с полуулыбкой, — послал оплату за услуги, но не написал обратный адрес. Мы не можем выслать квитанцию.

Тэсс спросила:

— Что это за клиент?

— Господин Сауэр.

Ее сердце упало.

— Он прислал оплату?

— Довольно внушительную.

Мэри посмотрела на нее:

— Вы повысили плату, не сказав нам?

— Нет. — Она повернулась к Оливии: — Послушай, я не хочу брать эти деньги. Отошли их обратно.

— Я не могу.

— Тогда порви и выброси.

Мэри обошла вокруг стола и коснулась ее руки:

— Тэсс, что случилось? О чем это ты?

— Я догадывалась, что он подлец, — сказала Оливия, пристально глядя в лицо Тэсс. Потом она посмотрела на Мэри и пояснила: — Этот клиент был также ее бывшим другом, который, очевидно, обманул ее.

Мэри взяла Тэсс за руку и обратилась к Оливии:

— Разорви чек, Оливия.

Оливия кивнула:

— Все, что захочешь, детка.

Тэсс глубоко вздохнула:

— Спасибо, но со мной все будет в порядке.

Это случится в следующем месяце или в следующем году, но она станет счастливой снова.

— Я пойду, — сказала она женщинам. — Меня ждет клиент.

Мэри сжала ее руку, прежде чем отпустить ее:

— В таком случае иди, поговорим позже.

Тэсс вошла в свой кабинет и села за стол. Она отметила, что сидящий напротив мужчина был симпатичным. Но по-юношески. В его синих глазах не было никакого гнева, никакого высокомерия, никакой страсти.

Она была почти благодарна ему за это:

— Господин Самнер, я — Тэсс Йорк. Чем могу быть полезна?

Он хмуро сказал:

— Я обещал матери, что женюсь накануне нового года.

— И, догадываюсь, вы еще не женились.

Он покачал головой:

— Нет еще.

— У вас есть подруга? Кого вы могли бы попросить об этом?

Он покачал головой.

— А какая помощь вам нужна от меня?

— Вы можете быть моей фиктивной невестой?

Она улыбнулась:

— Нет, но я помогу вам найти в себе мужество сказать матери правду.

Он побледнел:

— Сколько это будет мне стоить?

Тэсс рассмеялась и почувствовала себя хорошо:

— Ни цента.

Он попросил день на раздумья. Скорее всего, сделка не состоится. И он сам сумеет решить проблему. Возможно, это ему и было нужно.

Близился полдень, а Дэмьен все еще сидел перед красным домом, как забастовщик, только без плаката, уставившись на стоявшие в снегу неподалеку бульдозеры. Они были там уже много дней, и он не позволил им подъехать ближе. Потому что не знал, что с ним происходит. Он должен быть в Калифорнии, чтобы вернуться к работе и стоять на пути исцеления. А не сидеть задницей в снегу и витать в облаках.

Проклятая Тэсс Йорк. Она снова разбила ему сердце.

Пикап с предосторожностями катил по ледяной дороге — и остановился прямо перед проходом.

Дэмьен знал, что это лишь вопрос времени. Она появится.

Одетая в костюм Санты, чтобы повеселить приходящих в ее магазин детей, Ванда вышла из пикапа и крикнула:

— У меня нет времени, Дэмьен! Сейчас Сочельник.

— Знаю, — сухо ответил Дэмьен. — Надо ведь кому-то помогать одеваться и катать его на салазках?

Она прищурилась, подошла к нему и села на ступеньки:

— Не умничай, Дэмьен Сауэр.

— Извини.

— Хорошо. Что, черт возьми, ты делаешь? Ведешь себя как осел. Четыре дня прошло с тех пор, как ты остановил бульдозер...

— Да...

Ее голос стал тише и мягче:

— Делай дело, Дэмьен.

— Не могу.

— Почему? — спросила она. — Избавься от нее и от всего этого.

— Проблема в том, что снос этого дома не уберет ее из моей жизни.

— А что тогда?

— Понятия не имею.

— Здесь подмораживает. — Она прищелкнула языком. — Это хорошая сделка. Это чертовски много денег.

— У меня достаточно денег.

Она фыркнула:

— Пожалуйста, не говори.

— Но у меня нет ее. — Он покосился на нее: — Ты — сплошной сарказм, Ванда.

— Чертовски правильно. Скажи, что тебе не хватило глупости влюбиться в нее снова.

— Думаю, я не прекращал любить ее. — Первый раз он признался в этом вслух самому себе.

Ванда выругалась.

— Что ты будешь делать сегодня? — спросил он ее.

— Я должна отдать тебе кое-что, — сказала она, вручая ему небольшую коричневую коробку. — Вот.

— Что это?

— Подарок.

— Ванда, не нужно.

— Это не от меня. Это от нее. Она заказала рождественский подарок несколько дней назад у Реми. — Ванда нахмурилась. — Он просил меня передать его тебе.

Сердце Дэмьена екнуло, и ему захотелось протаранить кулаком стену. После всего что у них было, после его слов, она преподнесла ему рождественский подарок.

Он открыл пакет, и его сердце упало. Это был стеклянный снежный шар с моделью красного дома внутри. В доме горел свет, была рождественская елка и подарки и двое людей у огня.

Он посмотрел на открытку. Там было написано: «Чтобы ты всегда знал, где ты начинал, где ты закончил и где ты всегда любим. Тэсс».

— Ты можешь вышибить им окно, — усмехнулась Ванда. — Запусти в него шаром.

Дэмьен повернулся и уставился на нее:

— Отчего ты так злишься? Всегда ожидаешь худшего, надеешься на худшее. Что это? Кто-то оставил тебя с разбитым сердцем и тоже бросил?

— Да.

Она сжала губы, в ее глазах была печаль и боль потерянной любви. Дэмьен знал, что она чувствует, и впервые понял, какой будет его жизнь, его будущее, если у него останется такая же горечь, как у Ванды. Это была некрасивая картина. Он хотел того же, что увидел в снежном шаре. Он хотел ее. Он опустил руку на плечи Ванды:

— Что будем делать?

— Не мы. — Она повернулась к нему. На ее глазах блестели слезы. — Я слишком стара, чтобы прощать, а ты нет.

Он повернулся и еще раз посмотрел на бульдозеры.

— Да. Я еще не старый. Рождество нужно проводить с семьей.

* * *

Если они и начинали свой бизнес как партнеры, то за последние несколько месяцев крепко сдружились. Было утро, и все трое уехали из дома, оставив там своих кошек и спящих женихов и мужей, и приехали в офис, чтобы съесть французскую халу Оливии и открыть подарки от Санты. Несколько дней назад они вытащили жребий, кому из партнеров дарить подарок. Они сидели вокруг рождественской елки как одна семья.

Оливия вытащила имя Мэри. Взяв маленькую коробку, та с замиранием сердца, как в детстве, открыла ее. И тут же радостно взвизгнула, увидев сережки из жемчуга с бриллиантом посередине.

— Какая прелесть, Лив! — проговорила Мэри, обрадованно улыбаясь подруге. — Спасибо.

— Жемчуг — камень, соответствующий знаку зодиака твоего будущего ребенка, — объяснила Оливия. — А бриллиант подходит тебе.

— Так и должно быть. — Мэри рассмеялась. — Спасибо тебе!

— Я вытащила твое имя, Оливия. — Тэсс встала и подвинула огромную коробку к взволнованной подруге: — Это для тебя.

— Ничего себе, спасибо. Из нее кто-нибудь выскакивает?

— Да, Маку это понравилось бы, — пошутила Тэсс.

Усмехнувшись, Оливия порвала упаковочную бумагу Санты, затем остановилась и уставилась на то, что было внутри. Для кулинарного эксперта фирмы, коим она являлась, лучшего сюрприза, чем то, что она увидела в коробке, придумать было просто невозможно. Там было двенадцать бутылок лучшего, по мнению Оливии, сицилийского оливкового масла.

— О боже, где ты его раздобыла?

— Один из моих клиентов в этом году — итальянский импортер.

— Не могу поверить! — Оливия потрясенно взглянула на обеих, не обращая внимания на их улыбки. — Дюжина бутылок! С чего начать? Ну, первое — это салат панцанелла, потом основной томатный соус, потом конечно...

— Полегче, шеф, — произнесла Мэри со смехом. — Кулинарные шедевры пять минут могут подождать. Теперь — очередь Тэсс.

Щеки Оливии стали розовыми.

— Конечно, извини, Тэсс.

— Никаких проблем, Лив. — Тэсс с улыбкой взяла коробку, которую ей протягивала Мэри.

— Надеюсь, что правильно выбрала размер, — пробормотала Мэри.

Упаковочная бумага оторвалась легко, и Тэсс точно знала, что Мэри купила ей туфли. Но когда она открыла коробку и увидела супердорогие красные лодочки на шпильке от Джимми Чоу, то чуть не упала. Они были потрясающи. Она никогда не позволила бы такие, хотя и мечтала о них.

— Спасибо, Мэри. Они ошеломляющи. И мой размер.

— Они как рубиновые шлепанцы, — сказала Мэри, потом, не сводя глаз с Тэсс, произнесла: — Везде хорошо, а дома лучше, знаешь? Я просто хочу, чтобы ты всегда чувствовала себя здесь с нами как дома. Что бы ни случилось, независимо от прошлого, я, ты и Оливия — мы всегда будем семьей.

Горло Тэсс сжалось. Она не хотела показывать эмоции, но было слишком поздно. Она смахнула слезы с глаз и покачала головой.

— Черт, из-за вас я плачу, — сказала она, смеясь. — И спасибо. Пять лет назад, когда я вошла в этот бизнес, то никогда не думала, что приобрету в нем двух лучших подруг.

Оливия схватила ее за руку:

— Я тоже.

— Давайте сделаем это традицией, — предложила Мэри. — Каждое рождественское утро.

Тэсс кивнула:

— Я поддерживаю предложение.

— Я тоже, — сказала Оливия, поднимая обрывки упаковочной бумаги, чтобы выбросить в мусорное ведро. Но, проходя мимо елки, она остановилась: — Эй, здесь есть кое-что еще. — Она достала длинный конверт. — На нем твое имя, Тэсс.

— От кого это? — Тэсс посмотрела на Мэри.

Она пожала плечами:

— Не от меня.

Оливия вслед за ней отрицательно покачала головой.

— Не от меня.

Потом Мэри снова посмотрела на конверт:

— На нем написано: «Тэсс, продолжай верить. С любовью, Санта».

Оливия снова подняла глаза:

— Что это значит?

Страх, тепло и удивление смешались у Тэсс внутри. Она знала точно, от кого был конверт. Но что там внутри — радость или печаль? Обе подруги уже подталкивали ее.

— Открой его, — убеждала Мэри.

Оливия поддержала ее и сунула конверт растерянной девушке в руку:

— Да, Тэсс. Давай.

Тэсс сглотнула комок в горле и открыла конверт. Она вынула листок и стала читать первую страницу. Ее пульс участился, и голова закружилась. Это были документы на маленький красный дом, который Дэмьен записал на ее имя. Он не разрушил его, а подарил ей.

— Что это? — тихо спросила Оливия.

«Не знаю», — с наворачивающимися слезами подумала Тэсс, отчаянно стараясь не разрыдаться вслух. Что это? Извинение? Прощение? Окончательное прощание? Тэсс посмотрела на них обоих и, проглотив слезы, улыбнулась:

— Похоже, это предложение о перемирии.

Оливия удивленно приподняла брови:

— От экс-клиента, экс-бойфренда?

Тэсс кивнула. Мэри посмотрела на них обоих:

— И это вся информация? Может, посвятите меня уже во всю эту историю?

Оливия рассмеялась:

— Конечно. Но вот только Тэсс нужно уйти прямо сейчас.

Быстро улыбнувшись им обоим, Тэсс схватила свое пальто и кошелек и по пути к двери услышала, как Оливия объясняла:

— Помнишь того супергорячего парня с синими глазами на твоей вечеринке по поводу помолвки? Ты и не должна была его запомнить, потому что смотрела на Итана, но этого мужчину трудно было не заметить. Оказывается, он и Тэсс раньше встречались...

Через два с половиной часа Тэсс добралась до Трибьюта. Ее сердце отчаянно билось, когда она съехала с автострады и направила машину по дороге в город. Но, повернув на главную улицу, а потом в такой знакомый переулок Ярр, ей вдруг стало страшно. Что она найдет, добравшись туда? Был ли дом в том же состоянии, в каком она оставила его, или бульдозеры добрались до него? А что она увидит внутри него?

И, помоги ей Бог, что скажет ей Дэмьен?

Ответы на некоторые ее вопросы пришли быстро, когда она выехала на дорогу и увидела свой милый маленький дом в целости и сохранности. Там даже мерцали огоньки лампочек, висящих на столбах и крыше. Она выключила двигатель и вышла из автомобиля.

Около двери ее встретил аромат запеченной индейки. Не зная, что делать, она нерешительно постучала.

Дверь открыл Дэмьен, и его синие глаза заблестели, когда он увидел ее.

— Привет.

Она кивнула:

— Привет.

— Добро пожаловать домой.

Его слова и теплота в голосе просились проникнуть в ее душу. Но она боялась надеяться, боялась задаться вопросом, что он думал и чувствовал.

Она вошла, прошла мимо него.

— С Рождеством Христовым, — сказала она, замечая, что все в доме осталось без изменений, за исключением голубой ели в углу, как-то нелепо украшенной синими лампочками, бумажными кольцами и гирляндой из сосновых шишек и земляники.

Эта беспорядочная самодельная смесь рассмешила Тэсс. Ясно, что это сделал Дэмьен.

Она посмотрела на него:

— Я думала, ты сейчас в Калифорнии.

— И скучаю по снегу на Рождество? Ни в коем случае. Между прочим, спасибо за стеклянный шар. Это было... великолепно, именно то, что нужно. — Он уставился на нее пристальным тоскливым взглядом. — Ты хорошо смотришься в этом доме.

Она соблазнительно улыбнулась:

— Ты тоже.

— Ты получила документы?

— Да. — Она не хотела спрашивать, но пришлось: — Это еще один способ избавиться от меня и моего прошлого?

Его глаза искали ее взгляда.

— Прошлого — да. Но не тебя.

Он взял ее за руку и поцеловал ее ладонь:

— Мне так жаль, Тэсс. Я был таким идиотом.

Она могла лишь смотреть на него и ждать, пока он скажет все, что должен был сказать.

— Страх заставляет людей совершать сумасшедшие вещи, — сказал он. — Я думал, что мне нужно причинить тебе боль, чтобы самому стало легче. И это только груз — все же я должен был сказать это самому себе, чтобы перестать желать тебя. — Он не отводил от нее искреннего пристального взгляда. — Я сделал все настолько неправильно, Тэсс, что чуть не потерял тебя во второй раз из-за этого. — Мускул дернулся на его лице, и голос зазвучал глухо. — Скажи мне, что у меня есть еще один шанс все исправить.

Его извинение, его понимание происходящего ошеломило и поразило ее. Но она все еще боялась верить...

— Дэмьен, я никогда не смогу исправить то, что я сделала...

— О, милая, я не прошу тебя. Это уже прошло. Не имеет значения. Имеет значение то, что есть сейчас. Имеет значение то, что я люблю тебя.

Она уставилась на него, открыв рот.

— Ты любишь меня?

Он кивнул и обнял ее:

— Тогда, теперь и всегда. — Он поцеловал ее шею, прошептал ей в ухо: — Скажи мне, что ты любишь меня тоже, пока я совсем не сошел с ума.

Она улыбнулась:

— Я люблю тебя, Дэмьен. Ты даже понятия не имеешь, как.

— Я хочу знать. — Он смотрел на нее. — Будь моей женой, Тэсс? Выходи за меня замуж и рожай мне детей. Позволь мне дать тебе семью, которую ты всегда хотела.

Ее сердце взлетело от счастья. Она не могла поверить тому, что слышит. Никогда в жизни она бы не подумала, что этот мужчина будет ее любить. Она кивнула.

— Это — да? — спросил он со смехом.

Она встала на цыпочки и поцеловала его прямо в губы.

— Как насчет того, чтобы сделать это прямо сейчас!

Она улыбнулась:

— Да, Дэмьен Сауэр, я выйду за тебя замуж.

Он потянул ее к себе и нежно поцеловал. Потом взял ее за руку:

— Открывай свои подарки.

— У меня уже есть все, чего можно было пожелать. Ты и наш небольшой красный дом.

— Любимая, у меня есть еще кое-что для тебя.

Он подвел ее к елке:

— Как ты уже наверняка заметила, у меня не очень хорошо получилось ее нарядить. Но одной вещью, находящейся прямо перед тобой, я весьма горжусь.

Тэсс посмотрела на ветку, торчавшую перед ней, и у нее перехватило дыхание. На ветке висело прекрасное кольцо с бриллиантом.

Дэмьен снял его с ветки и надел ей на палец.

Тэсс уставилась на свою руку:

— Это так красиво.

— Это ты красива.

Она почувствовала себя так, как будто летит на облаке. Она не могла поверить в этот день, в это прекрасное Рождество.

Праздник, который начался без надежды, превратился в благословенный водопад счастья.

Дэмьен привлек ее к себе, пока они стояли у елки.

— Все, чтобы ты ни пожелала, — твое.

— Все, что я желаю, это твою любовь, — страстно ответила она.

— У тебя есть это, Тэсс.

И он поцеловал ее снова. Не мягко и сладко, а так глубоко и страстно, что у нее подкосились ноги и сжалось сердце.

— Дэмьен, — сказала она.

— Хм-м?

— Ты сказал, что у меня может быть все, что я захочу...

— Да, моя любовь. Конечно. Что это?

— Семья, о которой ты говорил, — прошептала она.

— Да?

Она усмехнулась, потерлась губами о его губы:

— Мы можем начать делать это прямо сейчас? Дэмьен поднял ее на руки.

— Да, моя любовь, — сказал он, относя ее в спальню. — Прямо сейчас.

ЭПИЛОГ

В розовом платье подружки невесты, Мэри осмотрела комнату.

— Сердца, цветы и шоколад.

— О боже, — со смехом подхватила Оливия. Они втроем сидели за круглым столом, наблюдая свадебные танцы гостей на белой мраморной танцевальной дорожке. Танцзал в гостинице «Ле Гранд» в центре Миннеаполиса был похож на бутоньерку, розово-красно-белую из-за огромного количества лент, роз, сердец и вуали. Женщина, которую Тэсс наняла, чтобы та украсила зал к свадьбе, слегка переборщила с любовной темой, но Тэсс это не волновало. Был День святого Валентина. У нее было потрясающее белое платье, нарядные друзья вокруг, удивительный мужчина, который любил ее, и, впервые в жизни, радужные надежды по поводу своего будущего.

— Это сумасшедшая свадьба, Тэсс, — заметила Оливия, указывая на ледяную скульптуру купидона.

— Мне нравится такое сумасшествие, — ответила Тэсс, усмехаясь. — Я просто дождаться не могла, когда же это случится!

Пока из усилителей лилась теплая и знакомая мелодия «Мы — семья», Тэсс счастливо улыбнулась своим девчонкам:

— Нет, я действительно не смогла бы дождаться.

— Что ты имеешь в виду? — недоуменно спросила Мэри.

Тэсс коснулась своего живота и прокричала, чтобы ее не заглушала музыка:

— Булочка в духовке. Я имею в виду, маленький Сауэр в духовке.

Оливия взвизгнула и обняла Тэсс. Мэри улыбнулась и покачала головой:

— Жаль, я слишком большая и мне неудобно наклоняться.

— У тебя только шесть месяцев беременности, Мэри, — сказала Оливия, смеясь.

Мэри впилась в нее взглядом:

— А ты отстаешь.

Оливия усмехнулась, сверкнув карими глазами:

— Мы подождем. По крайней мере, некоторое время. Я хочу, чтобы мой мужчина достался только мне.

— Понятно. — Тэсс рассмеялась. — Вон твой мужчина... и наши тоже.

— Что? — спросила Оливия, нахмурив свои темные брови.

— Вон они идут.

Все три повернулись. Через танцплощадку к ним шли высокие, симпатичные Итан, Мак и Дэмьен. Мэри присвистнула. Оливия пробормотала:

— Ничего себе.

— Как нам повезло!

— Очень. — Тэсс засмеялась. — Но, с другой стороны, им тоже очень повезло.

Они переглянулись и улыбнулись. Они поняли теперь, что навсегда связаны не только приобретенной дружбой и историями прошлого. Их связывал молчаливый обет. Они были семьей, партнерами друг для друга навсегда. Для Тэсс это был не просто счастливый свадебный день, этот день был полон надежды — для всех их. 

Будущее казалось очень заманчивым.

Внимание!

Текст предназначен только для предварительного ознакомительного чтения.

После ознакомления с содержанием данной книги Вам следует незамедлительно ее удалить. Сохраняя данный текст Вы несете ответственность в соответствии с законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме предварительного ознакомления запрещено. Публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Эта книга способствует профессиональному росту читателей и является рекламой бумажных изданий.

Все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам.