/ Language: Русский / Genre:sf,

Непрочный Фундамент

Леонид Резник


Резник Леонид

Непрочный фундамент

Леонид Резник

(Ленинград)

Непрочный фундамент

В конце столетия, которое большинство людей почему-то называло двадцатым, жил на свете выдающийся ученый Грегори Лэмб. По некоторым сведениям, широта охвата и глубина проникновения в предмет могли поставить его в ряд таких универсальных гениев, как Ибн Сина, Леонардо да Винчи и Михаил Ломоносов. Наибольших успехов Грегори Лэмб добился в математике, химии и биологии. Никто из окружающих не сомневался, что имеет дело с гением. Именно это и затрудняло отношения ученого с остальными людьми. Тяжелый характер и стечение обстоятельств привели к тому, что в сорок пять лет, не получив ни одной из Нобелевских премий, Грегори Лэмб перешел на работу в криминалистическую лабораторию. Неплохой заработок в сочетании с каверзными задачками, время от времени выплывающими из омутов преступного мира, скрашивали жизнь гения, не понятого человечеством. В глубине души Лэмб убеждал себя, что не таит зла и даже готов облагодетельствовать это самое человечество, если подвернется подходящий случай.

Долго ждать не пришлось. Вызов самолюбию ученого бросили не грабители банков, торговцы наркотиками или уличные громилы, олицетворяющие преступность в глазах большинства обывателей. Внимание Лэмба привлекли фальшивомонетчики. Они сильно расширили свое дело, проявив при этом недюжинную изобретательность. Появившиеся в огромном количестве фальшивые деньги было практически невозможно отличить от настоящих.

Нет, Грегори Лэмб не стал мелочиться, придумывая новые методы анализов. Он взялся за искоренение фальшивых денег вообще. Как считали многие авторитеты, для достижения этой цели необходимо было уничтожить сами деньги. Из-за неприемлемости такого решения, затея Лэмба представлялась абсолютно бесперспективной. Но ведь гении и существуют для того, чтобы справляться с безнадежными задачами!

Лэмб решил развязать против фальшивомонетчиков "бактериологическую войну". Если точнее, - не против фальшивомонетчиков, а против самих фальшивых денег. Не так уж трудно вывести вирус, паразитирующий на бумаге и превращающий ее в труху. Но как научить его отличать деньги от остальной бумаги, а фальшивые деньги от настоящих? Именно здесь пригодилась широта научных познаний Лэмба. Теория информации, генетика, химия, физика... Гениальный мозг ученого использовал и результаты новейших исследований, и давно известные, но забытые факты из этих и других наук. Вирусы, скромно названные Лэмбом Л-вирусами, оказались хорошими учениками. Они быстро усвоили различие между ложной и истинной информацией. Кроме фальшивых денег, малютки могли с успехом поедать поддельные чеки и кредитные карточки.

Но для того, чтобы "бактериологическое оружие" действовало достаточно эффективно, необходимо было огромное количество новых блюстителей порядка и не в каком-то одном месте, а во всем мире. Что касается количества, то пищи у Лэмба хватало, и численность вирусов росла с головокружительной скоростью. Труднее было с распространением. Ради дела Лэмб не пожалел собственных средств, рассылая во все концы света знакомым, малознакомым и совсем незнакомым людям письма и открытки, зараженные Л-вирусами. Он подумывал даже о том, чтобы раскошелиться на кругосветное путешествие, но это не понадобилось. Когда по концентрации в окружающей среде Л-вирусы обогнали своих дальних родственников, ответственных за эпидемии гриппа, Лэмб успокоился. Месяц спустя фальшивые деньги практически исчезли из употребления. Полиция отнесла это на счет своей доблестной деятельности. Что думали гангстеры- неизвестно. Грегори Лэмб радовался. Успех приятно щекотал его самолюбие, давно забывшее о победах.

После уничтожения фальшивых денег Л-вирусы продолжали плодиться и размножаться. Они могли питаться обычной бумагой, но потребляя при этом не более одного процента бумажной массы. Десяток критериев истинности информации сдерживали их аппетит. Лэмб понимал, что внезапное исчезновение бумаги способно принести человечеству ненамного меньше бедствий, чем мировая война. Картины городов, лишенных электроэнергии (изоляция в большинстве силовых кабелей - из бумаги), очень живо рисовались его богатым воображением. Другие, менее впечатляющие последствия исчезновения бумаги тоже могли и по отдельности, и в совокупности дать крайне неприятные результаты.

Лэмб предусмотрел, что фальшивомонетчики могут каким-нибудь неожиданным способом изменить тактику, и наделил своих питомцев способностью к самообучению. Если каждый Л-вирус сам по себе был абсолютно неразумным созданием, то их многомиллионный коллектив представлял из себя Разум. Он учился, поглощал информацию, оценивал ее, делал выводы.

К сожалению, выводы учеников не всегда доставляют радость учителям.

Одной из первых жертв Л-вирусов стала реклама. Действительно, если очень хочешь продать товар, то как его не перехвалить? Кто-то приврет чуть-чуть, а кто-то напишет абсолютную ложь... И Л-вирусы, ознакомившись с положением дел, принялись за работу. Газеты и журналы, с дырками на месте рекламных объявлений, потрясли людей. Новоявленные цензоры были вездесущи и не щадили никого. В первые дни многие заподозрили происки конкурентов, но когда стало ясно, что на вопрос "кому выгодно?" нет ответа, недоумению не было границ.

Л-вирусы обнаружили очень скоро, но их генетический код не поддавался расшифровке. К тому же, они были везде. Что заставляло их уничтожать именно рекламные объявления? Ответ знал только Грегори Лэмб, Он не расстроился из-за действий своих правдолюбивых подопечных. Скорее, даже обрадовался. "Пусть торгаши поменьше врут и продают хорошие вещи", - говорил Лэмб своим немногочисленным знакомым.

Благодеяние для человечества оказалось намного более масштабным.

Реклама держалась не более двух недель. Следующей ареной битвы за истину стала политика. Действительно, много ли правды в предвыборных обещаниях и у правящей, и у оппозиционной партии? Избирательная кампания, благодаря стараниям вирусов, оказалась под угрозой срыва. Кандидаты остались без плакатов и, что намного важнее, без шпаргалок. Они даже не могли набросать проект речи для заучивания наизусть. Меньше чем за минуту микроскопические присяжные выносили вердикт: "Виновен во лжи".

Почувствовали на себе жестокую цензуру Л-вирусов и всемирно известные телеграфные агентства, и падкая на сенсации бульварная пресса. Редакции газет и журналов закрывались. Зачем тратить силы и средства, если в результате всех трудов получаются лишь бумажные лохмотья? Начали осваивать вместо бумаги пластмассу, но все это было делом времени, а вирусы развивали наступление...

* * *

Поздним вечером, в неуютном полумраке своей холостяцкой квартиры, Грегори Лэмб жаловался на несчастливую судьбу своему менее талантливому, но куда более удачливому брату.

- Ты знаешь, Генри, никто, кроме меня, не понимает поведения этих бестий. Никто, кроме меня, не может предсказать, чем все кончится. А я могу - и боюсь. Мне стыдно: ведь на века мое имя будет покрыто позором. Люди будут говорить: "Грегори Лэмб? Это тот, кто уничтожил человеческую культуру и цивилизацию?" Словно я виноват, что краеугольный камень человеческой культуры - ложь.

- Не расстраивайся, Грег. Что такое бумага? Уже давным-давно идет речь о том, чтобы использовать вместо нее пластмассу, отказаться от книг, газет и журналов, заменив их микрофильмами, телевидением, видеомагнитофонами. Твои вирусы дадут толчок. Ты войдешь в историю как человек, спасший для людей леса, переводимые па макулатуру.

- Ах, Генри, Генри! Вот оно, ваше незнание. Если вирусы настроены на искоренение лжи, то их не остановит смена материала, на котором эта ложь записана. Они со спокойной совестью, если я не забыл им ее вложить, будут есть пластмассу, фотопленку, магнитную ленту и что-нибудь еще. Да хоть на камне выбивай - они уничтожат и скалу. Дай только время.

- Может, это и так, Грег, но мне кажется, ты перегнул палку насчет краеугольного камня. В мире не так уж много лжи, как тебе кажется. Что тебя перепугало? Вирусы взялись за фантастическую литературу? Бог с ней. Так и быть, смиримся с этой жертвой. Реклама, политика, новости, фантастика - это все. Больше им не за что цепляться. Люди, в глубине души, - реалисты.

- Я - наивный человек, возомнивший, что десятью заповедями мне удастся разделить информацию па ложную и истинную. Воздвигнуть между правдой и ложью стенку всего из десяти кирпичей! Какая глупость! Но ты, Генри, наивнее меня. Ты забыл, что человеческое понятие о лжи отличается от понятия моих микро-монстров. Ложь, вымысел, правда... Ты задумывался, что это такое и в чем различие? Они уничтожили фантастику. Очень жаль. Но это далеко не последняя потеря. Сейчас поздний вечер. Неужели ты не догадываешься, что сулит нам завтрашнее утро? А день? Неужели ты думаешь, что эти проклятые вирусы поверят рассказам о приключениях Одиссея, Геракла? И ты уверен, что жили на свете Золушка, мистер Пиквик и Анна Каренина? Неужели вирусы не пройдут мимо такой неприкрытой лжи? Вспомни слова поэта о глазах своей возлюбленной, бездонных, как небо. Видел ты в действительности такие глаза? Как там у Байрона: "Она идет красой подобна ночи..." Бедный Байрон... Бедные мои люди... Но литература - это еще не все. Ее хватит вирусам на пару дней. Потом придет очередь науки.

- Грег! Ты переутомился. Судя по твоим словам, туго придется гуманитариям, но ведь есть же такой термин "точные науки". Точные, Грег!

- Мой бедный Генри, бедный, глупый Генри. Ты слишком мало знаешь. Это создает иллюзию точности. Да ведь нет такого ученого, который смог бы с абсолютной уверенностью сказать, как устроен атом, как устроена клетка, как устроен человек. А что такое электричество, гравитация? Ты думаешь, они долго будут терпеть наши учебники? Ошибаешься. И Пи не равно 3,14. И вся механика Ньютона - упрощенный вариант релятивистской механики, в которой тоже, кстати, многие сомневаются до сих пор. Никто не знает, в какой Вселенной мы живем: Евклида, Лобачевского, Римана?... Да мало ли... Никто и никогда не знал, а теперь и не узнают правду. Хотя... Может быть, её знают эти помешавшиеся на истине вирусы? Может быть...